Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Dulce





Сообщение: 3
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 3

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.06.10 18:02. Заголовок: Автор: Dulce

Спасибо: 26 
Профиль
Ответов - 45 , стр: 1 2 3 All [только новые]


Dulce





Сообщение: 73
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 16

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.06.10 14:30. Заголовок: 20


Продолжаются нудненькие главы...))
Глава 59
А дальше понеслись трудовые будни, вернее два дня. Немного громко сказано, если учесть то, что как таковой работы не было, что у Лены, что у Степнова.
Виктор всё больше и больше стал задумываться над тем, чтобы уйти из школы и причиной тому было мужское самолюбие. Если раньше он жил абсолютно один, то теперь в его жизни зажглось солнышко по имени Лена, которое он хотел почаще баловать и ни в чём ей не отказывать… А зарплата учителя, не для кого не будет секретом, не самая большая. Одновременно хотелось и любимым делом заниматься и при этом ещё получать прилично…
А Лена... Лена всё больше и больше стала погружаться в тот мир, который раньше она могла лицезреть лишь по телевизору. Однако теперь это была жизнь, пускай хоть и временная, он её. Влад рассказывал ей о тонкостях поведения в их компании, посвящал её в планы действий при определённых ситуациях. Это было на тот случай, если всё же что-то пойдёт не так, и Лене придётся кого-нибудь одарить тяжёлым ударом... За прошедшие два дня она узнала достаточно для того, чтобы приступить к работе.
Было ясно, что всё то окружение, в которое она сейчас должна будет окунуться – это преимущественно люди, которые уже давно переступили черту закона, но при помощи денег с лёгкостью отмываются от необходимости протирать штаны на нарах. Это люди, с которыми лучше не связываться, а ей это и не надо, она всего лишь хочет отомстить, доказать одному подонку, что его действия не сойдут ему так просто с рук. Найти, отомстить и уйти. Вот цель, которой она сможет легко достигнуть благодаря такому понятию, как испытательный срок. Влад ей поставил условие, что если по истечении недели они оба будут довольны, то она может приступить к своим обязанностям.
Невооруженным глазом Кулёмина видела, что и Влад весьма не чист, но это нисколько не смущало, потому что он – единственная сейчас дверь, ведущая к намеченной цели. Да и к тому же он был с ней весьма галантен и обходителен, что не могло не подкупать.
Влад был владельцем того самого казино, возле которого его встретила Лена. Через несколько дней там намечается очередное «собрание своих», поэтому сегодня Влад провёл её по всем помещениям своего заведения, показывая как основную игровую зону, а так же комнаты более приватного назначенья: огромный кабинет, пара спален, ванная комната. Предметы личного пользования говорили о том, что эти помещения служат своему хозяину вторым домом. Не возможно не заметить общей стилистики самого казино, которая напоминала по духу США 60-х годов. Этот дух авантюризма пропитывал собой с ног до головы. Красивое, сложное сочетание темных и светлых цветов. Чётные силуэты на белом фоне. У Лены тут же возникли ассоциации с американскими фильмами, рассказывающими о том времени, о мафии, револьверах и многом и многом другом…
То, что здесь происходило сегодня днём, навело её на странные мысли… Ближе к обеду, в кабинете Влада, собралось около десятка-полутора мужчин. Все экстравагантные, уверенные в себе, дерзкие.
- Так, прошу любить и жаловать, Елена, моя спутница, - Влад, нежно обняв Лену за плечи, представил её мужчинам. - Так, и предупреждаю сразу, - он поднял указательный палец вверх, - мою красотку не обижать и не приставать к ней с разговорами, типа «объясни мне строение женских мозгов»! - он зло посмотрел на высокого парня, сидящего в самом углу кабинета, а тот лишь виновато улыбнулся, вспомнив, что он, когда перебирает со спиртным, всегда начинает вести душещипательные, а так же и интеллектуальные беседы, с лицами противоположного пола, причём всегда без какого-либо намёка на интим. - Так что, - продолжил он, - кто её обидит, оторву голову. Всем понятно? – в ответ все положительно замычали и закивали головой, а Лена чуть робко улыбнулась мужчинам. Стало немного приятно от того, как её представили, но волей-неволей, она всё же старалась глазами найти того самого… Нет, не узнала, может он и есть среди них… Она его не запомнила, было слишком темно…
А дальше было какое-то совещание, Лена не слышала, о чём они говорили, потому что её культурно попросили подождать в соседней комнате, но краем глаза она, проходя по коридору мимо кабинета, видела… Полуобнажённые(!) мужчины, поочерёдно взвешивались и измеряли свой рост, после чего записывали данные в какой-то блокнот… Слышала, как за соседней стенкой велись какие-то разговоры, споры, по интонации можно было уловить то насмешливый тон, то серьёзный…
«Куда я ввязалась?» - думала Кулёмина, прогуливаясь по спальне, которая была поделена на две зоны небольшой перегородкой, отделяющей приёмную зону от более дальней – спальной. Интерьер этой спальни был выдержан в том же стиле, что и все остальные помещения казино. А в целом, конечно, она боялась предположить, сколько денег ушло на всё это, потому что интерьер смотрелся шикарно и очень необычно. Таинственная атмосфера авантюризма явно заряжала энергией.
«И как тут можно спать? Я бы не смогла, - тут же подумала Ленка, но в одну секунду, усмехнувшись, одумалась, - хотя… Зачем ему спать? Владу эта комната явно ведь не для сна нужна».
Не желая бороться с сильнейшим приступом любопытства, Лена быстро, но аккуратно, просмотрела всё содержимое ящиков, шкафов, даже за картины на наличие тайника заглянула, но ничего интересного и криминального так и не нашла. Ну, разве только что последний выпуск Playboy.
Долго ей скучать не пришлось…. И уже часа через два, Лена услышала шорохи, говорящие ей о том, что «посиделки» заканчиваются. Подойдя к окну, она видела, как дорогие машины, одна за другой, начинают уезжать со стоянки. Спустя пару минут, в комнату вошёл Влад. По его виду, можно было сказать, что он явно устал, но, тем не менее, всё же искренне улыбался.
- Уф, наконец-то, - он расслабленно опустился в кресло напротив дивана, где в это время сидела Лена.
- И что будет дальше? – спросила она.
- Всё как и договаривались, - он усмехнулся и потянулся к бутылке виски, налив «горячую» жидкость в стеклянную ёмкость, начал медленно потягивать сей напиток. - Да, кстати, тебе алкоголь запрещён, - строго предупредил её, по-прежнему улыбаясь карими глазами.
- А я и не собиралась, - тут же ответила ему.
- И ещё, как там дома дела? Ругали за собаку? – поинтересовался явно с интересом.
- Аа, - Лена забегала глазами, явно не зная, что ответить, - а мои ещё не в курсе, - на ходу соврала она, даже не предполагая, кого она имеет ввиду под словом «мои». - Так что пока всё в порядке.
- Ну и замечательно, - он поднялся с кресла и подошёл к двери, медленно её приоткрывая. - У меня для тебя сюрприз.
Тихий скрип двери, легкий цокот семенящих лап… В комнату, неуклюже перебирая пухленькими лапками, забежал маленький щенок. Далматинцу на вид было всего несколько месяцев, а небольшие чёрные пятнышки неравномерно покрывали его белоснежную шёрстку.
- Так, Лена, это тебе, - Влад, взял щенка на руки.
На лице Лены в этот момент появилась глупая улыбка, она была просто шокирована, её челюсть медленно опускалась вниз.
- И ты заходи, - сказал кому-то за дверью, - что на пороге мнёшься?
Хрум! Стук! Кулёминская челюсть на полу! В комнату вошёл… Степнов.



Глава 60
"Блин, вот теперь главное перед Ленкой не спалиться... Потому что если она узнает, куда я из-за неё ввязался... - Виктор устало потер виски, но тут же замер, обдумывая новую мысль. - А действительно, что будет? Как она отреагирует? Может, она вообще хочет всё это забыть, как страшный сон, а я ей только лишний раз об этом напомню? Черт! Столько вопросов! А ответы знает только Она! Но не буду же я у нее это спрашивать...".
- Ну что, приятель, - Степнов присел на корточки, потрепав за ухом маленького далматинца, - скоро у тебя будет хозяйка. Небось, одна из этих фиф, - он прищурился и недовольно поморщил нос, пёс последовал его примеру. - Ты, друг, не удивляйся, если однажды проснешься в розовой пижамке для собак и с педикюром, но... - он улыбнулся, желая приободрить пса. – Но, в любом случае, тебе, хоть и мужику, даже в розовой тряпке будет намного лучше, чем на улице, так что, не переживай, я уверен, ты прорвешься! - щенок жалобно заскулил. - Эх, а у тебя же даже и имени нету... - он бросил взгляд на часы и, взяв собаку на руки, вышел из дома. - Ну что, друг, нам пора, сегодня вечером ты уже будешь дома, - в ответ щенок лишь беспомощно забегал тёмными озорными глазками, осматривая унылые стены подъезда и понимая, что его вновь куда-то уносят...

Когда позавчера вечером Виктору позвонил Лёха и сказал, что у него есть новая информация, он, тут же, не задумываясь, помчался к нему, не забыв на прощание поцеловать спящую Ленку в носик. Какое-то шестое чувство ему подсказывало, что именно сегодня всё его расследование повернется в нужное русло... И он не ошибся... Ему в руки попало множество информации, которую он тут же стал бегло просматривать, ища какую-нибудь зацепку... Быстро бегая по тексту глазами, пересматривая фотографии... Три полосы, перечеркнутые четвертой под углом на чьей-то бледной коже... У Лены ведь точно такие же шрамы... Стало холодно... Пусто и холодно. Руки задрожали и затряслись от злости, дыхание резко участилось... Кто? Неизвестно. Два мужчины, возраст до тридцати... А больше никакой информации о них и не было… Практически не было.
С тех пор прошло почти два дня... Нужные суммы, нужные люди, бюджет в минус... Просьба о приёме на работу, прошедшая через пару остановок, достигла адресата. Поэтому он здесь, у него теперь тоже что-то наподобие испытательного срока. Сейчас он просто мальчик на побегушках у Влада, а по совместительству и охранник в этом самом казино. Хотя нет, не всё было просто так, не такую уж и большую роль сыграли связи. Ведь у Степнова прекрасные физические данные, он занимается многими видами спорта, очень хорошо владеет техникой рукопашного боя и не только, далее можно сказать о его внешности: высокий рост, крепкое телосложение, весьма приятные черты лица, одновременно мягкие и суровые - всё это сыграло для Виктора не самую последнюю роль. С такими данными при удачном раскладе дел, он сможет себе пробить дорогу в высь по карьерной лестнице.
Вчера у него была краткая обзорная экскурсия, примерно такая же, что была немного ранее и у Лены. Влад объяснил, что со всеми тонкостями работы он уже ознакомится на практике, а в плане теории его перед выходом в смену проконсультируют коллеги... И вот первое небольшое и вполне выполнимое задание - найти и привести в нужное место и в нужный час щенка. И именно далматинца, что по сути своей Степнова волновало мало, потому что он всего лишь исполнял поручение.
Мысль за мыслью, шаг за шагом, ещё пару минут... Спокойно стоит в коридоре, возле стены, скрестив руки на груди и нервно постукивая пальцами по своему плечу. Рядом с ним, удобно устроившись возле его ног, маленький далматинчик тихо поскуливал, выражая своё недовольство по поводу сего места и по поводу того, что его поводок привязан к дверной ручке, тем самым лишая его молодой организм нужной для него сейчас свободы.
Практически минута в минуту, как и обещал Влад, он приоткрыл дверь своего кабинета и, кивнув Степнову в знак приветствия, быстро и ловко справился с узлом на поводке и позволил щенку пройти внутрь, чтобы познакомиться со своей новой хозяйкой. Чуть нехотя, пёс всё же просеменил в большое и уютное помещение…
- Так, Лена, это тебе, - Виктор краем глаза лишь видел, как Влад взял щенка на руки. Немного резануло слух обращение «Лена», но он постарался не заострять на этом внимание, поскольку ведь это имя носят ещё тысячи девушек, помимо его Кулёминой.
- И ты заходи, - Влад вновь показался в дверном проёме, - что на пороге мнёшься?
Твердым и уверенным шагом, нацепив на лицо серьёзное выражение, он прошёл внутрь… Тысячи девушек… Тысячи! Но почему там, в этой самой треклятой комнате, свободно усевшись на диване, находилась Кулёмина? Почему? А главное как она здесь оказалась?
- Знакомьтесь, Лена – Виктор, Виктор – Лена, - Влад поочерёдно кивнул головой то на одного, то на другого, явно не понимая, почему эти двое замерли так, будто перед ними чума предстала.
Каменно-серьёзное лицо Виктора тут же приобрело непонимающий взгляд, голубые глаза застелила пелена злости, превращая их в синие, которые казалось, готовы были разорвать в клочья юную особу, нервно сидевшую на диване. Захотелось накричать на неё, захотелось выяснить, что она тут вообще делает и что забыла, а ещё… захотелось схватить Лену в охапку и унести её подальше от посторонних глаз, возникло дикое желание спрятать её от всего окружающего мира, а всё по одной причине: Он не хочет, что бы ей вновь было больно… Единственные слова, которые он прокручивал у себя сейчас в голове, это было: «Сначала поговори с ней… Поговори… Выводы оставь на потом…» - клятвенно умолял себя не кипятиться, не делать поспешных выводов, знал же ведь, что в состоянии разрастающейся внутри него агрессии, он может сделать и сказать много чего необдуманного, а обижать Ленку в его планы явно не входило.
Сидит сейчас перед ним, а во взгляде явно прочитывается плохо прикрытый ужас… Пытается спрятать глаза, будто бы боится, что Виктор может прочитать в них что-то, что ему сейчас явно не стоит знать. Внутренне напряглась, что тут же перешло наружу: она нервно поднялась с дивана, бегая глазами по не менее ошарашенному, чем сама она, Степнову, а так же изучая нового героя – маленький щеночек, вызывающий лишь улыбку умиления, который в это время усиленно пытался вырваться из цепких объятий Влада:
- Да бога ради, - не выдержал он, - гуляй себе на здоровье! – кареглазый мужчина поставил далматинца на пол и начал стряхивать с лацканов своего пиджака белую шерсть собаки. Через минуту обратил внимание на всё ещё стоящих в закаменевшей позе Лену и Виктора. – Эй, ребят, вы чего? – его громкий голос тут же вывел из оцепенения пару.
- Ничего, - тут же синхронно ответили вдвоём. Ещё немного, и они бы уже своим странным поведением могли вызвать подозрение, но настойчивый лай собаки перевёл всё внимание Влада на себя.
- А как его зовут? – быстро сориентировалась Лена, пытаясь увести мысли обоих мужчин в это русло.
- Он же твой, - ответил ей Влад, - сама придумай, - тут он немного нахмурился. - Что, не нравится мой сюрприз?
- Нет, почему же, нравится, - она натянула на лицо очень милую и убедительную улыбку, - просто… Неожиданно как-то, - она присела на корточки возле щенка и потрепала его по мягкой шёрстке. - Такой милый, - довольная Лена оглянулась на Степнова, пытаясь понять, о чём он сейчас думает, но всё было тщетно: непробиваемая синева родных глаз искусно скрывала чувства своего хозяина.
Звонок мобильного телефона заставил Влада отвлечься теперь уже на телефон. Хотел было попросить ребят оставить его одного, чтобы он смог спокойно поговорить, но быстро понял, что будет проще самому выйти из комнаты:
- Я сейчас, - бросил через плечо дежурную фразу и удалился из помещения…




Глава 61
Как в замедленной съёмке, статная фигура Влада плавно развернулась, он стремительно направился к выходу, после чего послышался лишь лёгкий хлопок двери… Лена резко расширила глаза, понимая, что сейчас что-то будет, она побаивалась оставаться наедине со Степновым, хотела ведь дождаться пока он остынет, а тут звонок этот как ни к стати… Какое-то щекочущее ощущение засело внутри груди, сопровождаемое легким подрагиванием коленок. Лена чуть вздёрнула уголок своих губ, мысленно нервно усмехнувшись тому, что она, как жертва, оказалась в лапах, жаждущих расправы над ней.
А Виктор будто только этого и ждал того момента, когда у них с Леной появится хоть какая-то возможность выяснить отношения…
- Какого чёрта всё это значит? – не медля больше рассвирепел он, но, тем не менее, старался говорить шёпотом. В одну долю секунды он оказался рядом Леной и схватил её за локоть. Она же, стараясь не подать виду, что ей сейчас хоть немного страшно, уставилась на сильную руку Степнова, который держал её мёртвой хваткой. Гипнотизируя его руку уже второй десяток секунд, она вскоре почувствовала, как это «объятие» слабеет. Лена отдёрнула свой локоть и отошла на безопасное расстояние. – Я ещё раз спрашиваю у тебя, Лена, ты что тут делаешь? – девушке показалось, что Виктор произнёс эту фразу по слогам, настолько заметно было, что он изо всех сил старается не закричать на неё.
- Могу тебе задать такой же вопрос! – быстро сориентировалась Кулёмина, помня о том, что лучшая защита – это нападение
- Ты сейчас что, ещё издеваться здесь будешь? – он нахмурил лицо. – Я последний раз тебя спрашиваю, какого чёрта ты тут делаешь? – в ответ Лена лишь молчала, пытаясь сообразить, как же помягче преподнести Степнову новость о своей новой должности. - Ты хоть понимаешь, куда ты ввязалась? – как-то обречённо спросил это уже после того, как вспомнил, что ему вчера говорил Влад по поводу того, кому он собирается подарить этого далматинца. – Значит, ты и есть та самая, - усмехнулся он, а Кулёмина всё по-прежнему молчала, в напряжении сложив руки на груди. - Добро пожаловать, коллега, - он натянул на лицо милую доброжелательную улыбку и протянул Лене руку.
- А… - только и смогла воспроизвести Лена из всего того потока мыслей, которые сейчас хаотично пробегали в её голове. Сердце лихорадочно стучало от необъяснимого страха, но, стараясь не обращать внимание на дрожь в теле, Лена протянула свою руку вперёд. Виктор только этого и хотел…
- Ещё раз, добро пожаловать, - лёгкое прикосновение мужской руки, - и запомни, - прошипел он, с силой сжимая её ладонь, - ты здесь больше не появишься, иначе…
Не успел он закончить начатую фразу, как дверь в помещении вновь открылась, и в комнату вошёл Влад:
- А вы, как я погляжу, уже познакомились, - воспользовавшись секундным замешательством Степнова, Лена тут же выдернула свою руку из его, которая от силы сжатия мужской ладони уже немного покраснела.
Воспользовавшись тем, что Влад отвернулся и направился к письменному столу, Лена, подняв на Виктора глаза, тихим шёпотом выразительными движениями губ прошептал:
- Это МОЯ обида, - с какой-то неимоверной злобой и отстранённостью во взгляде была произнесена эта фраза, что Виктору, который правильно понял всё значение это фразы, стало не по себе от того, насколько же сильно Она замкнулась в себе…
- НЕ ТВОЯ, - ещё резче, чем обычно, ощущая в душе тяжесть ситуации, с ещё большей злобой ответил он, отрицательным кивком головы давая Лене понять, что это не только Её обида, а их общая, за которую он, так же как и она, не может не ответить…
Открыв один из ящиков письменного стола, Влад достал оттуда ключи и кинул их Виктору, - так, давай-ка подтяни нашу красавицу.
-Что? – не понял Степнов.
- Говорю, в спортзал её веди, пускай разомнётся, посмотри, что она умеет, приёмы ей покажи. Девчонка-то толковая, - подмигнул Лене, что явно не понравилось Степнову. - У неё знаешь удар какой, - рассмеялся и закатил глаза, - мне самому уже не слабо досталось, - рукой он показал на свой нос, на котором красовалась небольшая ссадина. Виктор чуть улыбнулся, мысленно гордясь своей Ленкой.
- Мне кажется, что это не самая удачная идея. Глупо это, предлагать девчонке такую работу, - высказал Степнов своё мнение, на что Влад лишь дерзко усмехнулся.
- А я тебя и не спрашивал, хорошая это идея или нет, тем более, Лена – это теперь мои вторые глаза, чуть что, сразу мне должна будет сообщить, а вот спортзал и приёмчики, это скорее для экстренного случая, пусть не расслабляется.
Не в силах ничего сделать, Виктор лишь вдохнул глубже воздух, желая привести мысли в порядок. Надо как-то по-тихому выводить Ленку из всего этого, пока она вновь не влипла по самые уши… Здесь надо действовать исподтишка, чтобы никто ничего не заподозрил… Тяжело дыша, Степнов начал усиленно соображать, что же ему делать дальше…. Думай – не думай, а ведь всё равно в итоге придётся действовать по обстоятельствам… Вот что она за девчонка такая неусидчивая! Успевает создавать столько проблем, количество которых явно не пропорционально числу решаемых. В итоге получается, что проблема за проблемой, накапливаясь, создают целый клубок, распутывать который ведь Ленка в одиночку не станет…. Хотя бы потому, что Степнов ей это не позволит…
Нервно теребя край своей майки, длина которой едва лишь могла достигнуть середины её плоского живота, Лена последовала за Виктором прямо в тренажерный зал…


Спасибо: 19 
Профиль
Dulce





Сообщение: 76
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 16

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.06.10 15:59. Заголовок: 21


Глава 62
Тихие шаги... Более уверенные принадлежали высокому мужчине, который шёл впереди девушки, его же спутница в свою очередь проделывала тот же самый путь, но совсем неуверенно... Звон ключей... Щелчок замка... Прохладный поток воздуха, скользнувший из открывшейся двери, прошелся по оголенному животу девушки, заставляя её невольно поёжиться...
Помещение спортивной комнаты, чуть продолговатое и немного тёмное, вдоль одной стены которого стояли около десятка различных тренажеров, около другой стены висели две боксерские груши. Вдоль обеих стен непрерывно тянулись высокие зеркала. Пройдя в конец помещения, Виктор так и не повернулся лицом к девушке. Она стояла в центре комнаты, смотря на его спину, и робко переминалась с ноги на ногу, решая, что ей делать дальше...
«И вот куда она ТАК разоделась? – мысленно негодовал Степнов, со злостью сминая кулак левой руки правой ладонью, в который раз возмущаясь по поводу внешнего вида своей любимой. – Майка эта… Неужели Ленка действительно думает, что, тот факт, что эта тряпка прикрывает ей грудь, позволяет ей такое носить? Да и глаза размалевала! Нет, спору нет, ей очень идёт… Идёт, но только в том случае, когда я рядом! Для меня она так может одеваться и для меня она может так краситься! Все остальные случаи не в счет! Она же тут только специально всех дразнить будет! Здесь же столько всяких кобелей носом водит! - не успел он закончить начатую гневную тираду, как, вдруг, за спиной услышал какой-то шорох. Повернул голову немного в сторону, так и есть, его предположения оправдались: из угла комнаты в самый её центр, на свободную от тренажеров площадь, Ленка потихоньку вытаскивала маты. – Ну, неужели она думает, что я и вправду буду её тренировать?! Наивная моя…» - медленно развернувшись к девушке лицом, он неожиданно даже для себя произнёс:
- Люблю, когда ты спишь, - встретив немой вопрос зелёных глаз, он, прищурив глаза и нахмурив брови, продолжил. - Проблем от тебя меньше!
- Знаю, - немного подумав над таким заявлением, Ленка всё же согласилась с правдивостью фразы, однако, не смотря ни на что, всё же предпочитала гнуть свою линию. - Значит, твоя задача сейчас такова, - встала в расслабленную и чуть неряшливую позу, расставив ноги на ширине плеч, - тебе надо здесь и сейчас довести меня до такого состояния, чтобы я спала потом как можно дольше, - дерзко ему улыбнулась и указала рукой на пыльные маты, на которых Степнов, видимо, и должен был выполнить свой долг.
Всё-таки не смог противостоять её искреннему тону, и уголки его плотно сжатых губ скользнули немного вверх, выдавая тем самым одобрение своего хозяина шутливому тону девушки.
- Ну же, Виктор Михалыч, - звонко рассмеялась Ленка, - давайте как в старые добрые, - подмигнула ему...
Как же быстро она может его уговорить... Степнов, немного успокоившись, сжал руки в кулаки и поднял их на уровне лица. Кивнул Ленке с особым намеком, она улыбнулась, правильно понимая его жесты, и тоже подняла сжатые в ладонях руки для защиты. И только сейчас он обратил внимание... На тонких белоснежных ручках, на запястьях, красовались два зеленых кусочка ткани... Ленка уже когда-то успела отыскать эту маленькую коробочку с напульсниками в их доме... Нашла и вновь носит... Непонятно лишь только, зачем она их вообще снимала... А Лена явно ведь предполагала, что больше не вернется в больницу, специально ведь оставила его подарок и попросила потом передать Степнову... Хотела ему сделать больно? Да, было больно... Но причина не в том... Она не возвращала подарок, она лишь отдала его хозяину на время, что бы потом забрать... Отдала, как залог того, что она обязательно скоро вернется... Напульсники - это их символ... Символ немой договоренности двух избитых сердец...
- Бей! – громким шёпотом мужчина, сам того не понимая, заставил Ленку ухмыльнуться внезапно промчавшемуся в голове яркой вспышкой воспоминанию из её недавнего прошлого…

Всматриваясь в светло-голубую небесную гладь за окном, Лена ритмично постукивала пальцами по твёрдой поверхности кушетки, ожидая возвращения своего врача. Не заставив себя долго ждать, женщина скоро вновь появилась, привычным движением села за свой стол и, положив на него пару каких-то матерчатых свёртков, пододвинула их к краю стола.
- Ты знаешь, Лен, говорят, что часто в трудной ситуации человеку помогает не столько то, что он может кому-то души излить, а выход негативной энергии, которая в тебе именно сейчас и скопилась, наружу в некой физической оболочке, – за несколько дней общения с белокурой девушкой женщина отметила для себя такой факт, что с Леной ни в коем случае нельзя общаться на своём излюбленном специализированном языке. Ещё при первой их встрече она заметила, как Лена резко и с большой неприязнью реагировала на медицинскую терминологию. Вот и сейчас, стараясь строить предложения более простыми словами, она предложила Лене провести своеобразный тренинг. - Тебе сейчас просто необходима разрядка именно тела, понимаешь?
- Не глупая, - зло буркнула Лена, - в американских фильмах часто эту фигню показывают, как надувными битами злобу вымещают.
- Вот видишь, - довольно улыбнулась женщина, - ты и сама об этом знаешь. Никто не говорит, что проблем от этого станет у тебя меньше, но их груз перестанет столь сильно тебя «ломать». Я не заставляю тебя сейчас мне что-либо рассказывать, просто попробуй сама себе помочь. Вот там, видишь, - она кивнула на полосу выступающей стены, на которой была закреплена панель оргалита с мягкой обивкой из красного материала, - эта наша своеобразная боксёрская груша. Ты сейчас просто обмотай себе ладони бинтами и попробуй ударить. Я уверена, что дальше тебе уже не захочется останавливаться. Просто попробуй, - взглядом пыталась уговорить Лену, видя, что она действительно задумалась над этим и, возможно, последует совету.
Сделав глубокий вдох, Лена встала с кушетки, поморщив лицо от всё ещё саднящих ран на своём теле, прошла чуть в сторону, направляясь к той самой импровизированной боксёрской груше, на которую ей так навязчиво указала женщина. Заворожено проведя по обивке кончиками пальцев, почувствовала, как к горлу подступает тяжёлый ком. Неимоверно сильно захотелось выплеснуть свою обиду наружу, заглушить разрывающую изнутри злобу физической разрядкой тела. Захотелось предаться агонии в попытке вернуть себя прежнюю.
- Ну же, не бойся, бей, - тихий женский голос сзади заставил Лену повернуть голову в сторону, посмотрев свому врачу прямо в глаза. Молча переведя свой взгляд обратно на красную ткань, Лена невольно взглянула на напульсники, подаренные ей позавчера Виктором. Его, когда Он так нужен, сейчас рядом нет… Хочется выплеснуть эмоции наружу, пусть хоть таким и примитивным способом, но лишь бы стало после этого на душе легче. Ей хотелось бы, чтобы в этот момент, момент её некой слабости, рядом был именно Он и никто другой, потому что только Он сможет до конца прочувствовать её состояние, только Он сможет поддержать её так, чтобы она действительно это ощутила… Но не она, не та, которую Лена знает от силы лишь несколько дней, которая для неё посторонний человек, ничего не значащий в её жизни.
- Не хочу, - единственная сухая и безжизненная фраза, которую Лена бросила перед тем, как покинуть стены больничного кабинета…

Сейчас же, чувствуя под ногами лишь упругий мат, Лена поняла, что такой ситуации ей не хватало. Она не сможет Ему рассказать, но постарается это показать, «общаясь» лишь жестами тела… Следила за движениями своего персонального тренера, следила и хитрыми глазами предугадывала его дальнейшие действия... Все его советы тут же принимала к сведению... Концентрировала всю агрессию и мощь в своей ладони и, сжимая её в кулак, выплескивала негативную энергию наружу... Совсем не обращала внимания на резкую щиплющую боль в руках, которая разливалась по телу неприятным жжением... Сверкала глазами, как львица, будучи на охоте... Двигалась уверенно и смело... Дралась так, будто от этого зависела её жизнь... Четко наносила удары... Удар за ударом, вкладывая в бой всю свою злобу... Бой, как истерика тела, сводящая с ума сознание... Не думать, лишь помнить... Выдать тот поток силы, которую она не смогла освободить в Ту ночь... Бить, пока можешь... Костяшки ладоней в кровь... А боли нет... Лишь бессилие и злость... Злость на саму себя...
Хорошо хоть большинство ударов досталось боксерской груше... Ей необходима была разрядка... Периодически удерживая на своём месте спортивный агрегат, который то и дело под действием сильных Кулёминских ударов отклонялся чуть в сторону, Он был рядом, поддерживал Её морально. Чтобы почувствовать Её жизнь, не обязательно это пережить... Никогда он не видел её такой беспомощной, аж в груди что-то защемило от обиды за свою девочку... Она дралась так, будто бы в последний раз... Совершенно не жалела себя и своих рук, она просто об этом не думала. Всё физические чувства ушли на второй план, это был выплеск её души... Удар за ударом... Пока не стали кончаться силы, и она, полностью не обессилев, не рухнула на маты, глотая стоящий в горле ком, вызванный потоком слёз, которые тут же высохли, так и не найдя выхода…

Тусклый свет ночника плохо освещал комнату... За окном уже давно наступила ночь... Тихое посапывание девушки нарушало звенящую тишину... Родной силуэт... Спит... Совсем вымоталась... Как она и хотела: он вымотал её так, что та даже не помнит пути домой... Наблюдая за крепким сном девушки, Степнов снял с себя рубашку и брюки. Выключив свет, он пристроился рядом со своей маленькой горе-каратисткой... А в ногах девушки, видя уже, наверное, седьмой сон, безмятежно спал далматинец...




Глава 63
Доверять не проверяя... Доверять человеку, которого знаешь около двух недель, только потому, что так чувствуешь... Это не мало, это дорогого стоит...
Яркие лучи полуденного солнца, отражаясь от глянцевых стен, вновь, так же нещадно, как и раньше, слепили глаза, заставляя то и дело щуриться. Лена вновь пришла в ту самую больницу, в которой она пережила и испытала многое, пока была её обитательницей. Цель её сегодняшнего визита - проведать свою бывшую соседку по палате, носящей на своей двери табличку с весьма символичным шестым номером.
Оксана... Странная девчонка, немного дерзкая и пошлая, но, вместе с тем, такая милая и общительная... Ленке она быстро запала в душу... Сама себе на уме, без капли стеснения, в глазах Кулёминой она предстала как самодостаточная сильная личность. Она знает, чего хочет в этой жизни, а это не может не восхищать. Ещё тогда, когда Лена обидела Степнова и он не навещал её три дня, Оксана очень поддержала девушку, не дала ей скучать, много разговаривала с ней, пытаясь отвлечь от своих грустных мыслей... А совсем недавно они вдвоем пережили небольшое приключеньице... В итоге стали лишь ближе...
Стены коридора уже не имели над девушкой такой угнетающей и довлеющей силы, как раньше, по одной простой причине, что они более не являлись её домом. Пусть Лена хоть и жила в больнице недолго и этот "дом" был лишь временный, но эта обстановка буквально за первые несколько дней её пребывания здесь смогла пропитать насквозь своим духом уголки сознания девушки. Волей-неволей, но она уже привыкла к больнице... Изуродованное состояние души, ослабшее тело, полная отчужденность реальности... Это уже в прошлом, тогда, пару недель назад, она будто бы попала в новое измерение, которое раньше ей было неведомо. Старая, кажущаяся такой беззаботной и даже нереальной, жизнь не осталась в прошлом, нет, она её прекрасно помнит и всеми силами будет стараться вернуть тот непринужденный настрой жизни... Просто пока что... сегодня, завтра... неизвестно, сколько на это уйдет времени... ей надо ещё во многом разобраться...
Знакомая медсестра интересовалась её самочувствием и хм… душевным состоянием, на что Лена улыбнулась и ответила, что поживает она просто замечательно, и нет ничего лучше, чем очутиться дома...
На цыпочках прошла в свою бывшую палату, но Оксаны там не обнаружила. Исследовав территорию коридора, Лена нашла свою подругу мирно сидящей за столом в игровой зоне. Опираясь лицом на свою руку, она со скучающим видом листала журнал. Бесчувственный взгляд карих глаз блуждал по потёртому глянцу прошлогоднего издания, совершенно не всматриваясь в содержание страниц...
- Вот ты где, - довольная Ленка тут же подскочила к подруге, - а я тебя уже потерять успела.
- Ты давно здесь? - растянулась в милой улыбке Оксана, явно довольная приходом блондинки.
- Только пришла, зашла в палату, а тебя нет, - Лена присела на скрипучий табурет, напротив своей собеседницы.
Непринужденная беседа, сводящаяся к обсуждению того, как Кулёмина попала в новое окружение, как нашла общий язык с Владом, и прочее и прочее... А также Лена подняла вопрос, касающийся Оксаниного пребывания в этой больнице... Ну не укладывался никак в Ленкиной блондинистой голове тот факт, почему её подруга остается здесь, почему она не хочет выписываться...
- Я понять не могу, что ты тут сидишь? - в который раз возмущалась Кулёмина.
- Не сижу, а пребываю... Скоро, Лен, скоро выпишусь... Но пока рано. Рано.
- Я, наверное, действительно блондинка, раз не понимаю таких, как тебе кажется, простых вещей, - поставила себе диагноз Лена. - Вот будь бы я на твоём месте, уже давно, не задумываясь, отсюда смылась и даже не оглянулась бы.
- Леен, - устало проскулила Оксана, - то ты, а то я. Вот в этом и заключается вся разница. Потом... Не сейчас. Ты лучше мне расскажи, как там у тебя Степнов отнесся к появлению щенка.
Ленка невольно усмехнулась, а лицо растянулось в довольной улыбке при воспоминании о лохматом друге.
- Пёс потихоньку обживается, вот только я ещё не разговаривала со Степновым по поводу того, чтобы его оставить. Но я думаю, он не будет против, потому что... - и тут Ленка состроила совершенно очаровательное личико, во вполне успешной попытке изобразить умиление, а голос из чуть хрипловатого превратился в приторно-сладкий. - Он такой лапочка, такой милый и пушистый, - Ленка рассмеялась, вспоминая своего мохнатого друга. - Правда вот только... Сегодня утром Витька на него наорал маленько за то, что тот мне не дал поспать.
- Что, сильно ругался? - Оксана сморщила носик, сочувствуя бедному псу, попавшему под Степновскую раздачу "пряников".
- Да не то чтобы, просто шикнул на него несколько раз, а он испугался, да за диваном, бедняжка, спрятался. Правда, потом, когда я мороженое есть стала, он тут же ко мне рядом пристроился. Вот так вот мы с ним и позавтракали. А Степнов, естественно, не удержался и вставил свои пять копеек: "Мороженое - это не еда, давай питайся нормально!" - она передразнила мужчину.
- А сам он как? - поинтересовалась Оксана.
- Кто? Степнов, что ли? - получив утвердительный кивок в ответ, она продолжила. - А что он? В порядке вроде бы. Живём с ним потихоньку...
- Ну… - Оксана немного замялась, пытаясь найти слова. - Жить можно по-разному… Как вы вообще, нормально общаетесь?
- Смотря что понимать под словом «нормально»… Сама понимаешь, не всё так легко и просто, как хотелось бы изначально… И можно хоть биться головой об стену… - её голос становился всё тише и тише, на доли секунды вообще замирал и пропадал в нервном молчании. - Я не знаю, как тебе объяснить это состояние… - она придвинулась к Оксане поближе, боясь, что их разговор может кто-нибудь услышать. - Мне с Ним очень хорошо и спокойно, я могу ему доверять, как самой себе…
- А в чём тогда проблема? – в мгновении повисшей тишины Оксана решилась задать тревожащий её сознание вопрос.
- Просто… - Лена нервно потёрла переносицу, пытаясь прогнать минутное наваждение. - Если начать сначала, то… понимаешь, у меня ведь до Него никого не было, - обречённо произнесла Кулёмина, - и это не пугает меня, пугает то, что… были Они. Вот о чём я должна думать, когда мы с Ним будем…Чёрт! Самое обидное, что я понимаю, что… всё ведь уже хорошо, всё в прошлом, всё самое страшное позади… Но вот только я не понимаю того, почему прошлое не просто меня не отпускает, оно же ведь ещё и напоминает о себе в самые ответственные моменты…
- А… Что за моменты?
- Когда я думала, что мы дошли с ним до переломного момента, до новой, ключевой стадии, после которой я бы уже вновь смогла бы спокойно дышать, то случилось кое-что… Понимаешь, меня будто бы током ударило, а перед глазами тут же поплыли фрагменты воспоминаний одним за одним, я уже даже Его не видела и не слышала…
- А почему так вышло, что… - не успела Оксана закончить начатую фразу, как Лена вновь продолжила свою мысль, не обращая внимая на вопрос подруги.
- Он же ведь ничего такого не делал, просто хотел сделать приятно… А меня будто ледяной водой окатило… Стало страшно... Очень… Я понимаю, что все мои страхи не имеют под собой никакой основы, но вот только в эти самые моменты страха я смотрю на всё по-другому… Такое чувство, что это как во сне: многие вещи просто приобретают другой смысл, который по сути своей неверен, но ты воспринимаешь его как истину и тупо идёшь на поводу этого дикого страха, впадая в оцепенение… Хочется залезть на стену… - она ненадолго замолчала, удивляясь своему откровению и пытаясь совладать с чувствами. – Хочу, но не могу… Я не хочу, чтобы наш с ним первый раз был как из-под палки, по моему внутреннему принуждению… я хочу, чтобы это было в какой-то степени необыкновенным, чтобы от вихря эмоций снесло голову… причём не только мне, но и Ему… Я тоже не хочу, чтобы Он думал…
- И всего-то? – немного шутливо спросила кареглазая девушка. – Тогда вам, друзья мои, поможет старый и всем известный способ. Взять, и просто напиться!
- Доля правды в этом есть, - согласилась Лена, - но я вот так, напившись, не хочу… Выпить может немного, буквально пару капель, чтобы… смелее быть… Но не более. Не хочу нажираться в его присутствии специально для того, что бы лечь с Ним в постель…
- Тоже верно. А то, не дай Бог, он ещё подумает, что тебе даже с Ним не приятно…
- Может, и правда напиться… Да и его споить… И тогда уж точно думать ни о чём не будем…
- Так, Кулёмина, не кидайся в крайность, я же ведь только ради хохмы предложила, а ты сразу за чистую монету всё воспринимаешь! Дай мне свою руку! – попросила она.
- Зачем? – немного напряглась Кулёмина.
- Сейчас будем с тобой тренинг проводить. Ты не бойся…
- А что, мне стоит чего-то бояться? – Ленка дерзко дёрнула одной бровью вверх, цепляясь за слова подруги.
- В том-то и дело, что нет, - улыбнулась Оксана, - но, просто, раз уж я спросила, значит, есть то, что может насторожить… - честно призналась Оксана, но тут же поспешила успокоить Лену. - Тут нет ничего противоестественного, всё строится на психике и восприятии определённых вещей… Просто хочу тебе помочь, не хочу, чтобы ты вот так мучилась с этим… Потому что такая вещь, как секс, а уж тем более с любимым человеком, должна вызывать лишь положительные эмоции, а не то, что у тебя на практике выходит.
- Да, я знаю, в теории всё именно так, но на практике ведь всё выходит иначе и мне трудно что-либо с собой поделать… - Лена вздохнула и прищурила зелёные глаза, погружая сознание в недалёкие воспоминания. - Ведь всего несколько дней назад я была полна решимости… Тогда, когда сбежала от сюда к Нему… Не знаю, что со мной произошло такого, что я стала такой дёрганой… Может, это из-за того, что те пара дней были слишком перенасыщены событиями, чтобы обращать внимание на этот страх… Я просто поставила цель и пёрла к ней, как танк, но я ведь совершенно не понимала, КАКУЮ я цель перед собой поставила… А теперь видимо дошло…
- Всё у тебя будет хорошо, Лен, - Оксана улыбнулась и погладила Ленкину руку. - Значит так, слушай меня внимательно, - она пересела ближе к Кулёминой, чтобы обеим было удобней, - ты сейчас закрываешь глаза, я буду держать тебя за руку, но не просто так, я буду водить её вверх-вниз, вправо-влево, куда мне захочется. А твоя главная задача мне не сопротивляться и не помогать, просто расслабься и доверься моему движению.
- Понятно, - Лена немного смутилась, не понимая, к чему всё это, но всё же любопытство брало верх, и она не стала что-то ещё спрашивать по поводу того, зачем они проводят этот так называемый тренинг. - Мне надо молчать?
- Не совсем, если хочешь, можешь со мной иногда разговаривать, я у тебя периодически буду спрашивать, что ты чувствуешь.
Две молодые девушки сидели друг напротив друга, блондинка - с закрытыми глазами, в то время как вторая девушка производила совершенно нехитрые манипуляции с рукой своей подруги… Ленина ладонь поверх Оксаниной… Вверх… В сторону… Иногда переговариваясь друг с другом на какие-то отвлечённые темы… Иногда Оксана спрашивала о том, что чувствует Лена… Та отвечала односложно, что всё так же , как и было… Но вот только совсем она не заметила того, как стала просто-напросто пропускать вопросы… Вернее перестала их слышать вовсе… Не заметила она и того, как спустя десяток минут после начала тренинга пьянящее тепло окутало её с ног до головы и, как бы то парадоксально не было, просто заморозило её… Остановило процесс мышления на время… Как будто она сейчас выпала из общего потока времени… Существовала… Но где-то вне… И именно там происходило то, о правде чего она так и не узнает до конца… Оно останется с ней… И Лена даже мысленно скажет спасибо, но это всё потом… А сейчас…. Она медленно открыла глаза… Сквозь тень пелены, Лена расслышала слабые отголоски Оксаниного голоса… Но так всё не ясно…
- Слышишь меня? – тихий вопрос, не требующий ответа…
Пытаясь вернуть свой рассудок в привычное, здравое, состояние, Лена тряхнула головой и нахмурила брови, однако толку от этого было немного. С возвращением относительно нормального мышления Кулёмина всё меньше и меньше понимала суть происходящего.
- Я что, уснула? - наконец спросила Лена.
- Вопрос, достойный блондинки, - усмехнулась Оксана, отпуская Ленину руку. - Я же сказала, это тренинг такой, - да вот только не знала Ленка, что слово тренинг её подруга мысленно закавычила, имея в виду совсем не банальное упражнение... Про себя Оксана так же отметила тот факт, что Лена гипнабельна, а это, несомненно, сыграло решающую роль... Это было не просто так, это не игра, с этим не шутят... Это нечто большее... Это отметина в глубине подсознания... Ничего плохого не произошло, это помощь. Помощь безвозмездная и пусть она на данный момент не ощутима... Лена этого сейчас не почувствует и не поймет... Осознает это, но позже, когда наступит момент Х...






Спасибо: 17 
Профиль
Dulce





Сообщение: 77
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 16

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.06.10 16:01. Заголовок: 22


Глава 64
- Так, я не понял! Это что сейчас такое было?
В большую просторную комнату, освещаемую лишь тусклым розовым светом вечернего солнца, влетел высокий красивый мужчина в гладко выглаженном тёмном костюме, волоча за собой девушку, цепко ухватившись за её ладонь.
- Да что такое, чёрт возьми? - никак не могла добиться от него ответа девушка. - Что ты в меня как клещ вцепился?
- Лена, я тебя ещё раз спрашиваю, это что такое было? - сквозь зубы процедил Степнов, разворачивая Кулёмину к себе лицом. - И вот только не надо мне сейчас втирать, что, мол, мне всё показалось, и что вообще это была не ты! - голубые глаза в один миг застелила синева злобы.
- Да я понятия не имею, о чём ты говоришь! - невинно захлопала глазками Ленка, решив прикинуться невинной овечкой и делая вид, что она и понятия не имеет, что произошло десять минут назад.
Вот только актриса из Кулёминой сейчас явно не вышла. Уж лучше бы она спокойно и с расстановкой ему ответила, как это оно так вышло, потому что Виктор явно не поверил в непричастность девушки и разозлился ещё больше, начиная от нахлынувшего потока гнева дышать громче и чаще. Лене показалось, что Виктор уже находится в пограничном состоянии и вот-вот сорвется и просто-напросто её прибьет. А всё это из-за маленькой оплошности, которую она практически допустила на его глазах. Всё-таки надо было иметь ввиду тот факт, что Степнов глаз с нее не сводит... Как можно было так глупо спалиться?.

Ранее...
Как бы не сопротивлялся Степнов и сколько бы весомых и значительных на его взгляд аргументов он не приводил, Лена в итоге одержала победу в той словесной борьбе, которую начал сегодня с утра пораньше её мужчина... Не только слушала его, но и слышала, принимала к сведению его слова, мысленно даже с ним соглашалась, но вот только поступать она решила по-своему... слишком сильно было задето её собственное Я, очень жестоко была истоптана её душа, за Эту печать в душе и на теле она собирается отплатить своей монетой... Пусть не знает, как и когда это произойдет, но она это сделает... И вот, можно сказать, наступил первый рабочий день. Чей-то коттедж: красивое двухэтажное здание, облицованное снаружи диким камнем и деревянными балками. Внутри – прованс: множество кованой мебели, натуральные материалы, дерево, меха, камень, настенные росписи с изображением европейских пейзажей...
"Матерь Божья! - разинула от удивления рот Кулёмина, когда только вошла внутрь особняка. - Это же сколько тут деньжищ похерили?".
Потом уже вечер постепенно переходил в нужное русло, подтягивались нужные люди. Светский раут? Нет, это скорее просто дружеская вечеринка в тесном - человек так на пятьдесят! - кругу со всеми вытекающими... Вырядился кто во что горазд, вот только смотрелось вся эта посиделка более-менее уютно. А Ленка, как это уже стало привычным и обыденным для соблазнительных карих глаз Влада, оделась в своём репертуаре: оголенный живот, ярко подведённые глаза… Просто подчеркнула свои достоинства, не более того.
Стрелки часов уже дружно перебежали к девятичасовой отметке, за окном, приближаясь к линии горизонта, солнце позволяло совершить планете под названием Земля свой привычный каждодневный обход вокруг яркого светила... И вроде всё ничего, да вот только Степнов весь вечер не сводил с Кулёминой пристального взора, что удавалось ему не так-то уж просто, если учесть то, что он стоял возле входа, встречая вновь прибывших гостей… Отсеялись несколько человек, собравшись в небольшом кругу, тесной компанией, включающую в себя нескольких мужчин, парочку женщин и Влада, обнявшего Лену за плечи, что неустанно мозолило глаза Виктору… Полностью привыкнув к обстановке, Лена даже немного расслабилась и позволила себе несколько заслушаться очередной увлекательной историей из жизни одного из мужчин… И тут понеслось…
- Где у тебя здесь поблизости есть пепельница? – обладатель грубоватого мужского голоса достал из кармана своих джинс пачку сигарет…
Это больше походило на какой-то обряд или ритуал, когда он, взяв из небольшой коробочки заветную сигарету, кинул пачку дальше другому мужчине, сидящему как раз напротив… и так далее, по кругу… Уже знакомые не понаслышке Лене «Capitan Black» последовали из рук в руки, пролетая каждый раз у неё перед глазами, а затем пачка сигарет очутилась и у неё в руках… Может, Степнов и не заострил бы на этом внимание, но Ленку-то он знает ведь не первый день… Ему было видно, что она явно задумалась и как-то по-свойски при этом держала в своих эти треклятые сигареты… А так же, он заметил и то, как в её зелёных глазах загорелся какой-то крошечный огонёк радости… Радости перед получением дозы никотина…
Спустя секунду, она подняла свой взгляд вверх и столкнулась с непонимающими глазами Виктора. Огонь её глаз в одно мгновение потух, оставляя после себя еле заметный страх, а улыбка, так приятно озарявшая лицо, тут же исчезла. Но, не желая вызвать подозрение своего любимого, она тут же перебросила злосчастные сигареты дальше по кругу и пожала плечами, мысленно подразумевая: «Понятия не имею… Я тут вообще новичок и не при делах»… И тут, прям как «по заявке», перед носом блондинки что-то щёлкнуло и вспыхнуло… Это всего лишь Влад решил проявить заботу своей «девушке» и, будучи увлечённым беседой, даже не смотря на Лену, он отвёл руку в сторону и зажёг зажигалку, чтобы девушка прикурила… Этот жест окончательно вывел Степнова из себя: его брови поползли вверх, в безуспешной попытке согнуться в два знака вопроса, глаза тут же налились злостью, он стал нервно озираться по сторонам… Спустя несколько минут, которые Степнову показались как час, у него появилась возможность отвести Лену в одну из комнат и разобраться с ней наедине…

Сейчас…
Отскакивая от стен спальной комнаты слова, казалось, хлестали девушку по щекам…
- Чёрт возьми, Лена, да я бы был только рад, если бы мне всё это померещилось, - прорычал он практически Кулёминой на ухо, - да вот только неувязочка есть одна! Ладно там остальные не знали, что ты не куришь, но Влад-то, будь он не ладен! Ведь он, чёрт его побери, с такой неимоверной уверенностью проделал это грёбаное движение, когда давал тебе прикурить, будто это уже не первый и даже не второй подобный случай! Лена, это ведь твоё здоровьё! Ты что творишь?!
- Так, - Лена выдернула свою руку, - вот только не надо мне здесь сейчас лекции читать! И без тебя всё знаю! И не курю я… а просто балуюсь… – она пришла к выводу, что глупо с её стороны будет и дальше отпираться от того факта, что она курит, хоть это и происходит нерегулярно, но, чем дальше в лес…
- Это сейчас ты так говоришь, что балуешься, а потом уже, когда привыкнешь, кто за тебя бросать будет?
- Ой, не нуди только! – сморщилась Лена, усаживаясь на кровать. – Мне надо будет, я брошу! – не сразу поняла, что сморозила глупость…
- Ага, если «надо будет»! – процитировал её Степнов. – То есть сейчас можно с уверенностью сказать, что это надо только мне! Замечательно! – махнул он рукой. – Потом сама об этом пожалеешь, когда тебе не удастся так легко бросить курить, как ты сейчас думаешь, да с ног до головы обклеишься антиникотиновыми пластырями! Вот увидишь, именно так и будет!
- Не обклеюсь, - усмехнулась Лена, вспоминая события несколькодневной давности…
Они с Оксаной тогда только возвращались со своего ночного путешествия на такси и уже в центре города решали дальнейшую «участь» каждой. Отдав Лене все деньги, что у неё были, а именно сто рублей, Оксана хотела уже было отправиться в сторону метро, как вдруг заметила, что Кулёмина направляется к сигаретному киоску. Темноволосая девушка тут же подлетела к подруге с явным намерением узнать, что происходит, но самой вразумительной фразой, звучавшей от Лены в своё оправдание, была: «Мне надо что-нибудь эдакое! Хочу успокоиться, иначе у меня действительно крыша поедет!». Отговорить Лену так и не удалось, она лишь отшучивалась (чем, кстати, очень себе сейчас напомнила Степнова), что, если вдруг её затянет, она обклеится антиникотиновым пластырем, чтобы избавиться от этой пагубной зависимости. На что тут же получила от Оксаны развернутый и немного шокировавший своей правдой ответ, который поспешила сейчас кратко изложить Виктору:
- Капля никотина, Виктор Михалыч, убивает не только лошадь, но и человека. А если я облеплю себя пластырями, то просто в скором времени коньки отброшу, потому что это не-ка-ти-но-вые пластыри, - проговорив слово по слогам, она сделала акцент на отсутствие в нём частички «анти». - А кожа человека, особенно на некоторых участках, имеет свойство с большой скоростью впитывать те вещества, которые на неё попадают, а в частности тот самый никотин, который в этих пластырях и содержится. Они дают лишь только ложное чувство того, что курить уже не хочется. Пластыри придуманы для того, что бы отучить себя от привычки держать в руках сигарету. Вот и всё, - в некой триумфальной и вместе с тем даже детской манере вскинула вверх брови, наслаждаясь тем, что Степнов несколько «подзавис», обрабатывая полученную информацию.
- Ага, это ты сейчас так решила поиздеваться? Что, думаешь, ты тут самая умная? Сидит мне тут лыбится! – с долей лёгкого расстройства, констатировал факт и нахмурил лоб.
- Да ладно тебе, - улыбнулась ему Лена, - что ты тут прям трагедию целую устроил?
- А же за тебя волнуюсь! – перебил тут же Виктор девушку. – Не думай даже и дальше своё здоровье портить этой гадостью! – подошёл к ней почти вплотную и внимательно посмотрел её в глаза.
- Я знаю это, правда, - она всё по-прежнему улыбалась, желая растопить лёд голубых глаз, - я знаю, что ты за меня волнуешься, - она потянула его за галстук, медленно приближая к себе. - Я честно постараюсь больше так не делать, - хитро сверкнула глазами и закусила нижнюю губу.
- Хитрая ты… зараза, – всё, что он успел сказать, перед тем как оказался поваленным на мягкую кровать, прижимая Лену своим телом к шёлковой поверхности покрывала…




Глава 65
Что-то сегодня изменилось… Что-то сломалось внутри Неё… Виктор это почувствовал, ощутил всем своим телом… Она с полной отдачей выгибалась ему на встречу… Он реагировал в ответ сбитым жарким дыханием… Сначала немного робко, затем уже более уверенно и смело… Его ладони, найдя тонкие женские пальчики, переплетаясь, соединялись с ними воедино и отводили их вверх так, что руки были у Лены над головой… Чувствуя под руками приятную прохладу шёлка, Лена полностью доверилась своему мужчине, чувствуя приятную тяжесть сильного тела… Целовала в ответ, дико возбуждалась от нетерпеливых игр языков…
Оба знали, что сейчас не будет ровным счётом ничего более интимного… Но, чёрт побери, как же Виктору было трудно оторваться от трепещущего желанием тела его любимой… Хотя он пока даже и не собирался этого делать… С каким-то диким остервенением ласкал её мягкие губы своими, иногда с жадностью покусывая их и чувствуя в этот момент ответную реакцию со стороны Лены, которая в такие сладостные моменты головокружительной боли слегка постанывала… Помнить о том, что сейчас ничего не будет…
Не ощущал, как это бывало раньше, той дрожи её тела, выдававшей со всеми потрохами её даже минимальный страх. А сейчас… Сейчас осталась лишь страсть, желание удовлетворить как физическую, так и духовную потребность своего тела… Когда она успела перестать бояться его откровенных ласк? Когда наступил тот переломный момент, в результате чего она не думала и даже не вспоминала о той роковой ночи?
Два сбившихся дыхания… Тихий шёпот мужского голоса, охрипшего за несколько минут непрерывных поцелуев приятно ласкал ей ухо:
- Как же я сильно тебя люблю, - вдохнул глубоко в себя запах её волос, - ты себе даже не представляешь, как…
- Ммм, - сладко промычала Лена, прикрыв глаза, - пускай не представляю, но… - приподняв свои бёдра немного вверх, она добавила. - Но зато прекрасно могу это почувствовать, - соприкоснулась с его телом, которое весьма сильно выдавало естество мужчины во всей его красе…
- Да, - Виктор улыбнулся, - именно так, - нежно провёл ладонью по бархатной коже Лениных щёк, теплота которых, проникая через кончики пальцев, била крошечными разрядами тока. Невольно залюбовался искрящимися зелёными огоньками любимых глаз, которые то и дело бились в немой истерике, требуя огня. Ореол немного взлохмаченных жадными прикосновениями мужчины волос неравномерно рассыпался вокруг головы Лены. Искренняя счастливая улыбка любимой - как бальзам на измученную переживаниями душу Степнова…
- Что такое произошло? – вдруг спросил у неё, она же, немного смутившись, улыбнулась ещё шире, склонила голову вбок и повела плечом, как бы говоря, что не знает ответа на его вопрос. А не знает ли? Вряд ли. Что-то сегодня щелкнуло в её маленькой светлой головке, куда-то подевались в один миг и её страхи, и её опасения, и её скованность. Она просто перестала об этом думать так часто, как это обычно происходило раньше, а даже, если она и вспоминала, то почему-то сами ощущения от испытанного перестали так едко пропитывать душу своим поганым естеством, теперь осталась лишь ощущение сырости и не более того… С каждым новым нежным прикосновением мужчины, на душе становилось всё теплее и теплее… Это ничем необъяснимое чувство, которое даровало ей свободу…
- Тебе же ведь нравится, - утверждала с полной уверенностью.
Минут пять сладких поцелуев… А больше пока ничего и не надо…

Вечер прошёл немного скомкано и, как показалось, во сне. Какие-то совершенно непонятные люди, расплывчатые образы.... Ничего не значащие фразы, двусмысленные взгляды… И тут в голове Лены совершенно случайно, абсолютно незаметно для её подсознания промелькнула мысль, что, а может стоит махнуть рукой на это всё, уйти отсюда, пока можно, а то из-за неё и Степнов ведь ввязался в эту авантюру. Захотелось обычного тихого семейного счастья, захотелось вновь, как раньше, встречаться с подругами, ходить на репетиции… Об этом ведь стоит задуматься, потому что в глубине своей души Лена прекрасно понимала, что даже если она и отомстит за свою обиду, даже если она и докажет тому уроду, что его выходка так просто ему с рук не сошла… она же ведь целее от этого не станет ни морально, ни физически, а что было, то уже прошло… Возник вопрос: а стоят ли их усилия со Степновым того результата, которого они в итоге добьются?.. Может да, а может и нет… Как бы то там ни было, свой испытательный недельный срок Лена пробудет так, как надо, стараясь никуда не впутываться и не обращать к себе дополнительное внимание, и только потом уже можно со спокойной совестью думать о заслуженном отдыхе её души, настрадавшейся за такой короткий период времени…
Невольно стала и сама посматривать в сторону Степнова, который то и дело старался ей улыбнуться или подмигнуть. Подкараулив её проходящей мимо кухни, он, держа в руках горячую чашку с ароматным терпким напитком, именуемым кофе, поспешил передать её Лене, она в ответ немного несдержанно растянулась в улыбке, отмечая про себя, что именно кофе ей в последние минут тридцать так нестерпимо хотелось. Такой милый жест его ухаживания трогал в самое сердце, а ведь об этом она только недавно думала, о тихом семейном счастье…

- Лен, да оставь ты его в покое! – Степнов наморщил лоб, показывая своё неодобрение. – Сколько можно тискать бедного пса!
- И ничего я не тискаю! Смотри, - она кивнула на далматинца, который, блаженно прикрыв глазки, от приятного Ленкиного почёсывания его животика растянулся на диване с довольным видом, - он только рад! – почесала его за ушком, пёс мило заскулил, а Ленка улыбнулась ещё шире. – Правда, он прелесть?
- Собака как собака, - недовольно фыркнул в сторону мужчина. - Да и вообще, нечего ему на диване делать! – он тут же оказался рядом и попытался спихнуть щенка на пол.
- Эй, ну вот что ты творишь? – на её лице промелькнула досада, она сразу подхватила пса на руки и уселась с ним на диван, укачивая его из стороны в сторону. – Он же маленький ещё! Успеешь ещё воспитать, дай мне хоть наиграться!
Виктор рассмеялся, эта девчонка его до безумия радовала, особенно когда становилась на защиту пса.
- А почему он у нас до сих пор без имени? – поинтересовался он, присев рядом с Кулёминой.
- Да я вот всё думала-думала… - она поджала губы и немного нахмурила брови. - Я, если честно даже и не знаю, как его назвать, у меня вот лично никогда не было собаки…
- Смотри, - Степнов переложил головку щенка с Ленкиного колена на своё и указал ей на мордочку, - вот видишь, у него вокруг левого глаза чёрное пятно, так что нам с тобой бандит достался, - мужчина усмехнулся и потрепал пса по макушке… От чего-то вся эта ситуация забралась к нему прямо в самое сердце и разожгла там небольшой огонёк умиротворённости и необъяснимого тепла, которое согревало его душу. Вдвоём держат на руках щенка… и, что самое приятное и душещипательное, придумывают ему имя… Нянчатся с щенком, как с ребёнком…
- Да он у нас вообще симпатяга тот ещё, - согласилась Кулёмина, не подозревая даже, о чём уже мечтает её мужчина.
- Ну так! Это же ведь я старался, выбирал, - не упустил возможности похвастаться Степнов своей заслугой.
- Смотри, он засыпает, - умилялась Кулёмина лохматому чуду и, немного наклонившись вперед и коснувшись своим носиком макушки собаки, она довольно промурлыкала. - Какая же он всё-таки прелесть.
- Так! Всё! Хватит! - на каждое слово Степнов громко хлопнул в ладоши. - Почему ты уделяешь ему столько внимания?! - от громкого голоса возмущающегося мужчины, щенок тут же встрепенулся и, спрыгнув на пол, засеменил к выходу из комнаты. - Вот, так-то лучше, - добавил он более спокойным голосом.
- Мне так нравится, как его ноготки по ламинату цокают, - Ленка даже не обратила внимания на тон Степнова, объясняя себе его поведение банальной и глупой ревностью, - значит, чтоб созвучно было, назову его Люцик.
- А для меня это созвучно с Люцифером, - усмехнулся Виктор и наткнулся глазами на нахмурившуюся девушку, - ну ладно, пусть будет Люцик, твоё желание для меня закон, - притянул Лену к себе и нежно поцеловал её в висок, зарываясь носом в её шелковые волосы...




Без курсива)), думаю, и так всё ясно и в лишних акцентах не нуждается
Глава 66
Ночь тихо, незаметно подкрадывалась, опускаясь на город и проникая через окна внутрь московских домов... Абсолютная тишина, нарушаемая лишь мирным сопением собаки, свернувшейся в клубок в углу дивана... Ни шум телевизора, ни звон гремящей посуды, ни людские разговоры - ничего не могло сильно отвлечь слух... В темной трёхкомнатной квартире лишь только тонкий лучик электрического света пробивался из-под двери ванной комнаты, освещая собой лишь небольшой участок пола... Сидя на табурете в кухне и держа в подрагивающих от приятного предвкушения руках чашку уже остывшего крепкого кофе, Виктор то и дело гипнотизировал этот участок освещенной горизонтальной поверхности, периодически замечая, как на ней мелькают еле заметные тени, падающие от ног находящейся в ванной комнате девушки...
Вышла из душа, специально одев уже столь любимую Его голубую рубашку, застегнутую лишь на несколько пуговиц посередине, под тонкой материей лишь нижнее белье... Маленькие капельки воды, стекая с влажных волос девушки, нагло исследовали молодое тело, оставляя после себя на шее редкие мокрые дорожки, исчезающие на груди... Бросив лишь косой взгляд в сторону, Лена медленно прошла мимо, почти бесшумно передвигаясь по полу...
Послышался звук поставленной на стол кружки, что заставило Лену внутренне напрячься в ожидании чего-то непредсказуемого, чего-то нового, необъяснимый трепет охватил всё её тело… Мужчина быстро настигнул девушку сзади, которая даже не успела дойти до комнаты, обхватил руками её за талию и притянул к себе, прижимаясь своим мужским естеством к её упругим ягодицам, ещё хранившим тепло после принятия горячей получасовой ванны. Она же невольно, практически беззвучно рассмеялась, чувствуя, как попадает в такую сейчас желанную власть мужских рук, которые робко, но всё же уверенно держали её возле себя, даря взамен её тепла своё...
Делая небольшие шаги по прохладному полу, Виктор подталкивал Лену вперед, ей же лишь оставалось послушно следовать заданному направлению... Руками уперлась в стену... Мужские ладони, приятно лаская кончиками пальцев нежную кожу Лениных ног, задирали вверх рубашку, лишь немого оголяя манящие своей притягательностью бедра... Вспыхнувшая волна ноющего кайфа, берущая своё начало внизу живота, набирая всё большую и большую скорость, практически сбивала с ног своей силой, поглощала в себя своей чувственностью, накрывала с головой своей резкостью... Его руки проследовали чуть выше и, перебравшись на талию, ловко заставили повернуться девушку на сто восемьдесят градусов... Озорные огоньки зеленых глаз напротив искрящихся голубых...
Ослабев от головокружительного желания, она почувствовала, что вот-вот скользнет по стене, однако по инерции по-прежнему держалась на ногах. Не сводя глаз с Виктора, она упивалась жарким пламенем, полыхавшем в его взгляде. Он нагнул голову чуть вправо, она невольно замерла, ожидая действий с его стороны. Мужчина тут же приблизился к её губам, растворяя в жаркой волне своего огня её секундное замешательство. Его язык медленно прошелся по контуру её губ, смакуя их сладковатый естественный вкус. Так любитель вин задерживает первый глоток во рту, чтобы прочувствовать тонкий вкус аромата, прежде чем сполна насладится напитком...
Как только он прикоснулся к её губам, она унеслась в волшебный мир, где нет ни времени, ни пространства и где нет нужды в здравых мыслях. Её словно окутывало облако блаженства и она уже была не в состоянии сдержать тихий, едва заметный стон... Его поцелуй, всё такой же медленный и чувственный, стал более страстным. Почувствовав настойчивые движения языка, Лена невольно вздрогнула и раскрыла губы шире, позволяя своему мужчине более откровенную игру. Она уже не сознавала, что её руки пылко обнимают его за шею, под пальцами ладоней отчетливо вырисовывались литые мускулы, а тело предательски льнёт к мужчине в мучительно-сладком томлении.
Начавшийся с легкого прикосновения, поцелуй становился всё глубже, пьянил, заставлял отключить сознание и забыть обо всём. Лена ничего не слышала, кроме неровного дыхания мужчины, не улавливала в ночном воздухе никаких ароматов, кроме восхитительного мужского запаха... Все приземленные ощущения отступили на второй план.
Легкий поток свежего уличного воздуха, идущего из приоткрытой форточки через всю комнату, приятно пощекотал две пары ног, которые, тесно соприкасаясь друг с другом, затеяли своеобразный танец, стараясь перебраться в спальню... Через окно, переливаясь сияющими оттенками, ярко светила Луна, которая сегодня казалась необыкновенно большой и магически притягательной.
Степнов зарылся пальцами в её мокрые волосы, осыпая лихорадочными поцелуями её лицо, чем приводил Лену в состояние лёгкой эйфории. Прежде чем приступить к более открытым и откровенным ласкам, он хотел до безумия довести её своими дразнящими, нежными, немного воздушными поцелуями. Опустив её на кровать, он грубо и быстро дёрнул в сторону край её рубашки, заставляя пуговицы в один миг расстегнуться. Лену не возмутил его натиск, поскольку в этот момент она была охвачена таким же диким пожаром страсти. В эти головокружительные моменты перед первой близостью с любимым мужчиной она забыла обо всём на свете и хотела лишь одного – быть с ним… Быть с ним как в первый раз… и как в последний…
В воздухе царила немного непривычная, магическая атмосфера, которую нужно было списать на яркое светило, сияющее на ночном небосклоне. Полная Луна имела необъяснимое воздействие, пробуждая плотские, даже первобытные инстинкты, заставляла проснуться дикое естество своего как мужского, так и женского Я. Это сводило с ума, уносило крышу, казалось, что даже природа была настроена на романтический лад…
Мужчина водил руками по её телу, откровенно изучая её длинные ноги, плоский животик… поднимал руки выше и, проведя пальцами по любимым ключицам, он начал оголять её плечи, опуская с них голубую ткань… Отвечая на ласки, Лена обхватила бёдра мужчины своими ногами, соприкасаясь с ним самыми интимными и чувствительными участками…
- Какого чёрта на тебе джинсы? – донёсся тихий и севший шёпот до ушей Виктора и он тут же, стараясь исполнить каждый каприз любимой, вмиг избавился от неуместного сейчас предмета одежды с завидной скоростью.
Лихорадочно блестя глазами, он вновь навис над ней и устроившись между Лениных ног, припал к её губам в жарком поцелуе, двигая языком в такт бёдрам… Трепещущая желанием мужская плоть напряглась ещё больше… Чувствуя, как с каждым новым невинным толчком, с каждым новым движением море страсти всё больше и больше поглощает своей бездной. Лена, закрыв глаза, полностью отдалась этой вполне безобидной игре, руками блуждая по сильной и широкой спине своего мужчины… Она и не думала, что сможет с такой откровенной отдачей упиваться его волнующими прикосновениями, наслаждаясь сладостными, чудесными моментами близости…
Лаская упругую грудь через жёсткую материю, он губами ловил слетающие с желанных губ лёгкие постанывания… Проскользив пальцами немного вверх, он проник пальцами под бретельку и начал спускать её с плеча, отодвигая бельё вниз и получая более открытый доступ к груди… Отрываясь от её губ, он тут же спускался ниже, начиная покрывать страстными поцелуями её тело… И только на утро они заметят чуть проступающие на её изящной шее лёгкие синяки…
Губами теребил её набухшие от желания соски, иногда чуть покусывая их… Спускался ниже… И зубами со звериным рыком стаскивал с неё трусики, отмечая про себя, что его ещё больше заводит, когда нижнее бельё наполовину снято… когда грудь так небрежно и неаккуратно прикрыта матерью, оставляя открытыми некоторые участки…
В какой-то момент, Лена смогла совладать с трепещущей дрожью, бьющей её изнутри мелкими разрядами тока, и ловко уложила Степнова на лопатки, оказавшись сверху. Нежно впиваясь маленькими ногтями в его торс, она чувствовала, как Его руки всё сильнее и настойчивее прижимают её к своему телу. Начала освобождать их от остатков одежды… Многочисленные страстные поцелуи… откровенные изучения тел… хриплые стоны… тяжёлое дыхание… Сгорающие в огне желания тела… Жаркие прикосновения бёдер, скользящие и откровенные, они доставляли незабываемые ощущения… Озорно подмигивая голубоглазому мужчине, Лена потянулась за лежащим на прикроватной тумбочке презервативом и, чем немного удивила Степнова, самостоятельно использовала это средство защиты, аккуратно, но страстно, сжимая в руках возбуждённую плоть мужчины…
Виктор, не в состоянии больше иметь такой ограниченный доступ к любимому телу, перевернулся вместе с Леной… И вновь он сверху… Её голова лежала прямо на самом краю кровати, даря девушке возможность немного откинуть её назад… Взлохмаченные волосы ореолом рассыпались по постели… Попросил её открыть глаза… Они оба так долго удерживали своё желание, так упорно мучили друг друга соблазнительными любовными прелюдиями, что момент соития оказался пронзительно сладким и приятным… Это что-то невероятное, невообразимое… Она почувствовала, как её наполнила твердая теплота… Он наслаждался какой-то своей внутренней маленькой победой: он видел её глаза в тот момент, как он оказался внутри неё, видел, как при этом её зрачки расширились ещё больше, ощущая новый прилив ни с чем не сравнимого кайфа… Она жадно глотала воздух, сжимала пальцами кожу его спины, стонала в порывах дикой страсти, когда он всё глубже и резче проникал внутрь, желая насытить жажду их тел… Глубокое и частое дыхание девушки заставляло голову кружиться от наслаждения, тут же, как следствие, в ответ появилось невообразимо приятное покалывание в ногах, дающее чувство незабываемой эйфории… Его хрипловатый бархатный голос ласкал её слух, тёплое дыхание касалось лица, шёпот отдавался в сознании громовыми раскатами:
- Какая же ты сейчас красивая, - как в бреду прошептал он, носом втягивая аромат её волос. Лена впервые видела его во власти собственной страсти… Он искал и находил на её теле всё новые и новые чувствительные точки. Лена подавалась всем телом вперёд, двигая в такт бёдрами, набирая нужную скорость…
Они слишком долго ждали этого, за время близкого присутствия второй половинки рядом, каждый испытывал немало искушений… Но только сейчас, когда все препятствия оказались позади, они смогли больше не сдерживать своих желаний, теперь остались лишь страстные стоны, откровенные поцелуи, дикая страсть… Тысячи покалываний пробежались по рукам и ногам, глаза застелила пелена экстаза... Жар невероятно сильными волнами разливался по телам, заставляя их обладателей шумно глотать воздух, в попытке восстановить дыхание и утихомирить бешено бьющиеся сердца... Миллионы несуществующих бабочек, будто находившись в адском и невероятно долгом заточении, вырвались с особой жаждой на свободу, разлетаясь в разные стороны, самыми кончиками своих прозрачных, нежных крыльев лаская изнутри всё тело и заставляя его биться в сладостных конвульсиях...
Ей никогда не забыть высокую яркую Луну, широкие плечи любимого мужчины и огонь в его глазах, который, как и эта Луна на ночном небе, начал угасать лишь под утро, когда в комнату просочился тусклый рассвет…


Спасибо: 17 
Профиль
Dulce





Сообщение: 90
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 16

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.06.10 14:18. Заголовок: 23


Глава 67
- Эй, Ленка, - Оксана помахала руками перед затуманенными глазами подруги, стараясь рассеять её задумчивость и вернуть в здравомыслящее состояние, - я говорю тебе, зачем звонила?
- А… Привет, - как-то неохотно вырываясь из пелены своих воспоминаний, Лена тряхнула головой, отгоняя от себя на время сладкие мысли, - я хотела попросить… Совета, наверное.
- А что тебя конкретно интересует? – уточнила Оксана. – Ты просто учти, что я отпросилась всего на пару часиков.
Сегодня рано утром Лена разбудила Оксану своим неожиданным звонком и попросила подругу о встрече. Ожидая Оксану за одним из столиков кафе на солнечной улице, она даже и заметить не успела, как полностью погрузилась в плен сладостных воспоминаний … Лена даже не понимала, что в окаменевшем состоянии она провела уже добрую треть часа, а её мороженое уже успело превратиться в молочный коктейль… И только настойчивый знакомый голос подруги вывел её из поглощающего своей силой оцепенения…
- Это относительно Влада… Просто понимаешь, Оксан, тут раньше речь шла о вполне привычной обстановке, но дальше у меня возникают некоторые сомнения по поводу моего вида, - блондинка как-то недовольно поморщила носик и, поводив чайной ложкой по так называемому мороженому, продолжила. - Я могла себе позволить одевать джинсы, короткие майки. Но это всё лишь только потому, что обстановка располагала, а тут скоро ведь надо будет показываться с ним в более вечерней обстановке.
- Да, Кулёмина, там дамочки те ещё приезжают, - согласилась Оксана, - но это не значит, что ты тоже должна напялить на себя платье и шпильки, - поспешила успокоить подругу. - Тут просто надо тебя немного… облагородить. И я не я буду, Кулёмина, если не помогу тебе в этом, - задорно рассмеялась Оксана, беря подругу под локоть, жестом давая понять, что бы та встала.
И вот опять – прошло буквально пару минут, а Ленка вновь зависла. Шла, можно сказать, на автомате, дышала и моргала по инерции, по старой привычке… Оксана, конечно же, сразу заметила эти изменения подруги, ещё даже только увидев её за столиком кафе, она без труда определила причины такого невменяемого состояния подруги, а вернее, одну причину, но такую важную – это любимый мужчина. Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы догадаться, ЧТО произошло между ними. И в какой-то степени Оксана чувствовала себя неким спасательным кругом в этой сфере отношений Степнова и Лены. Да, конечно, рано или поздно у них дело, конечно, дошло бы до постели, но что-то подсказывало темноволосой девушке, что оно бы произошло немного не так, как этого должно быть в первый раз между влюблёнными… Оказала помощь? Может, да, а, может, и нет. Оксана этого не узнает ни сейчас, и даже ни потом, но тут ведь дело не в факте помощи, ей не нужна ничья благодарность, она всего лишь хотела видеть на лице Лены счастливую и, пускай даже глупую, улыбку.
- Мне нравится эта фраза, - наконец вынырнула из транса Кулёмина, - я буду не я… - медленно протянула она, всматриваясь куда-то вдаль. - Так вот и я буду не я, если не отомщу… Это не передать словами… Оно сильнее разума и здравой логики…
- А это уже мой промах, - тихо произнесла Оксана, признавая свою слабость, - я просто не смогла промолчать... Сама толкнула тебя туда, куда ввязываться не стоит. Лен, я честно не собиралась тебе говорить правду...
- Оксан, не оправдывайся! - пресекла Кулёмина поток бессмысленных на данный момент слов. - Я же тебе не о том сейчас говорю... Да если бы не ты, я бы так и оставалась в неведении!
- Зато была бы в безопасности.
- Безопасность ценой бездействия? Нет уж, спасибо... Я не жалею о своих поступках. До сих пор не могу слова подобрать этому чувству... - продолжила Лена свою начатую мысль. - Это сравнимо с тем, когда знаешь о возможной опасности, но всё равно, несмотря ни на что, шагаешь вперед... Меня обидели... Вытерли об мою душу грязные ноги... Пускай я позволила это сделать тогда, но теперь я не оставлю это просто так... Я знаю, где искать справедливость и, чёрт возьми, я буду не я, если не доведу это дело до конца...
Оксана даже и слова не смела вставить, она, наверное, впервые видела Лену в настолько странном состоянии. На лице гримаса ненависти, перемешанная с жаждой внутренней свободы, её зеленые глаза пылали недобрым огнем, в результате чего казались сейчас даже дьявольскими... Но как это больно... Лена сейчас просто машет кулаками после драки, она хочет выиграть последнее сражение, даже несмотря на то, что войну она уже давно проиграла... Гонг, возвещающий об окончании поединка, прозвенел, да, она проиграла, но она ещё сведет свои личные счеты с обидчиком... Как жаль, что по иронии судьбы один противник уже получил по заслугам... Жаль, потому что не успела Лена ему плюнуть в лицо перед тем, как он подох...
- Я хочу тебе даже спасибо сказать, - пустым взглядом попыталась выразить благодарность, - ты дала мне шанс. Шанс получить веру в то, что в этой жизни есть справедливость. И более того, я хочу видеть рожу этого урода, когда он поймет, кто я такая. Хочу заехать ему со всей силы по его "достоинству", - презренно сощурив глаза, она приподняла руки чуть вверх, движениями пальцев закавычивая нужное слово.
- Лен, ты, главное, будь осторожна и старайся быть на глазах у Степнова, - попытка достучаться до затуманенного злостью разума.
- Я это знаю... На это и делаю главную ставку... Только важно, чтобы никто ничего не успел понять. А уж тем более Влад.
- На самом деле вот это уже будет не так страшно. Я знаю Влада, с ним можно по-хорошему договориться, главное, не идти против него.
- А ты давно его знаешь?
- Порядочно для того, чтобы заявлять такие вещи, ведь именно он когда-то давно мне очень сильно помог...
- То есть? - не поняла Кулёмина.
- Ты же ведь помнишь, что я говорила тебе, что работаю с самого детства? - Лена утвердительно кивнула головой. - Я же ведь росла сиротой, улица была моим домом. Я настолько была самостоятельна, что даже и не успела заметить, как уже воспитательницы из детдома дружно махнули на меня рукой... Да, отрицать не буду, я вела воровской образ жизни пару лет, несколько раз ловили даже с поличным, да вот только я умудрялась сбегать... Я много путешествовала... Поездами, на попутках, пешком... Это была моя школа жизни, в которой на тот момент я так и не успела найти свой путь... - Лена, затаив дыхание, внимательно слушала свою подругу. - А в один вечер многое изменилось. Я мелкая тогда была, лет восемь, вновь зайцем куда-то ехала... Был уже вечер, у нас была остановка минут на десять, я вышла на перрон, а там ко мне подошел Влад. Спрашивал, где мои родители, почему я одна гуляю, а я, смотря прямо ему в глаза, отвечала то, что он не рассчитывал услышать. Нет у меня родителей, что тут ещё можно было сказать... А потом слово за слово... Он тогда мне сказал, что во мне есть потенциал... И это было действительно так, поскольку я уже знала, что эта за жестокая штука – жизнь... С тех самых пор я стала работать вместе с ним, он меня многому научил, он вытащил меня из этой ямы, в которой я, будучи ещё совсем маленькой девчонкой, погрязла по самые уши.
- Так выходит, ты давно уже знаешь Влада? - расширила от удивления глаза Лена. - А как же то, что ты говорила, что это твой парень тебя познакомил с этой компанией?
- Немного слукавила, - призналась Оксана в своей лжи, - но мы с ним именно там и познакомились. А вот что касается Влада, то да, мы уже давно знаем друг друга. Просто не стала тебя знакомить с ним через себя, это было бы слишком опрометчиво с моей стороны.
- А сколько ему лет? - вдруг спросила Лена.
- Тридцать шесть, - ответила Оксана, мысленно смакуя реакцию подруги на её ответ, поскольку, что ни говори, а Влад выглядел крайне хорошо для этих лет.
- Ничего тебе, - не скрывала своего удивления Лена, - я бы ему лет тридцать могла бы дать, но не более...
- Да, красавчик тот ещё.
- Оксан, - Лена вдруг притормозила, приковав свой ледяной взгляд к тёмным глазам подруги, - ты что, до сих пор занимаешься кражами? – она, конечно, имела ввиду не банальное мелкое мошенничество, а более крупные махинации.
- Конечно же нет, я не занимаюсь этим с тех самых пор, как Влада встретила, - Кулёмина облегченно вздохнула, что не скрылось от Оксаниного взгляда. - А чего ты так напряглась-то? - рассмеялась она. – Просто я нахожусь на неком попечении у Влада.
- Ты… с ним спишь? – тут же спросила Лена.
- Нет, - уверенно ответила Оксана, - просто так вышло, что я была всё это время рядом, время шло, и ничего не менялось.
- Оксан, - обратилась Лена к подруге, направляясь вместе с ней по солнечной улице вдоль аллеи, - я вот, если честно, то не до конца поняла...
- Что именно?
- Как ты оказалась со мной в палате? - Лена действительно не понимала этого и только теперь захотела это спросить.
- Если серьезно и откровенно, то мне просто захотелось ото всех спрятаться, хотя в больницу позвонили мои соседи, ссылаясь на мое неадекватное поведение, и именно под их ответственность меня и положили в больницу. Только потом уже, спустя недели две, то есть совсем недавно, мне сказали, что, мол, моё внутреннее состояние нормализовалось и я могу быть свободна и бла-бла-бла... Бред всё это конечно. Им просто многого не понять, но я и не стремилась никому ничего объяснить. Мне это не надо. Да вот только я попросила меня ещё немого подержать в больнице, чтобы, так сказать, закрепить результат лечения. Да, я могла бы и сама уйти, просто это было бы сделать не очень легко, проще дождаться того момента, когда тебя выпишут, - казалось, слова отскакивали от зубов, как заученный школьный стишок.
В её словах Лена нашла ответы на свои вопросы, но... чёрт возьми, почему же в её блондинистой голове до сих пор не может сложиться нужная картина, почему до сих пор эта девушка кажется ей сплошной загадкой? Хотя... такие вещи, как установка, приступ паники Лена явно не может нормально осмысливать в силу того, что ей это просто раньше не было знакомо. Так может, и не стоит пытаться до конца понять то, что твой мозг не сможет усвоить? Скорее нет, чем да... Просто, как всегда, на это необходимо время...
- Лен, - вывел Кулёмину из задумчивого состояния голос подруги, - а что же ты? Почему тебя оставили в больнице? Почему Степнов не забрал тебя оттуда сразу же?
- А в моей истории всё гораздо проще. Когда меня на скорой привезли в больницу, я была не в самом лучшем физическом состоянии... - Лена невольно опустила взгляд на свои руки... Что-то неприятно защипало внутри... Пришлось потереть пальцами переносицу, чтобы отогнать от себя это тоскливое чувство... - У меня было много ран и ссадин, к тому же я была практически без сознания и под действием какой-то наркотической дряни, поэтому ближайшие пару дней, я так думаю, меня бы в любом случае продержали бы для стабилизации состояния, для проведения анализов... Это хорошо ещё, что в кровь никакая зараза не попала... И отвезли то меня в эту больницу, потому что сразу подумали, что я наркоманка, только потом выяснилось, как было на самом деле… И даже не сразу мне поверили, только потом уже, поле того, как у меня кровь на анализ брали, поняли, что я наркотики не принимаю. Но это ведь одна из причин. А было ещё две, одна из них - это то, что я вообще не могла никого видеть и со Степновым поссорилась... У меня даже и мысли не было, чтобы кому-то позвонить, попросить, чтобы меня забрали, у меня бы просто язык не повернулся бы рассказать об этом кому-то из знакомых. Да и Степнов узнал только потому, что надо было кого-то из моих близких поставить в известность… А последняя, и самая главная, причина - это ведь мой поход в душ... Я бы, наверняка, уже через пару-тройку дней после всего случившегося была свободна. Про душ я вообще не хочу говорить, а уж тем более вспоминать, - немного холодно продолжила Лена, - просто на меня медсестра нажаловалась, она заявила, что я хотела покончить с собой, хотя этого не было, это глупое стечение обстоятельств...
Между девушками повисла напряженная тишина, нарушаемая лишь гулом прохожих и шумом проезжающих по дороге авто. Ни одна из девушек не собиралась сейчас ничего говорить. Оксана – она вела какую-то свою игру, понятную лишь ей одной. Может, Лена этого пока не осознала, но настанет ведь тот час, когда она поймет, что из себя представляет её подруга... А Лена... Лена предпочла сейчас заняться более приятной вещью, которая в тягостные времена, проведенные ею в больнице, не позволяла впасть в депрессию - это воспоминания, тёплые и сладкие... Буквально вчера утром она, закутанная в мятые простыни, проснулась после первой ночи, проведенной со своим любимым мужчиной... Лена этого не забудет, да и Виктор тоже будет всегда хранить в памяти этот светлый момент...



Глава 68
Тепло... Очень тепло... Будто продрогшая до мозга костей внутренняя сущность была наконец согрета от того уничтожающего и пронизывающего холода одной роковой ночи, которая своей силой смогла оставить пожизненный след в душе молодой девушки...
Смуглые крепкие руки уверенно обнимают бледные плечи блондинки, голова которой мирно покоится на плече мужчины... Ни один из них уже не спал, но всё же тщательно пытался скрыть сей факт в немой попытке продлить этот сладостный момент тихого и безмолвного счастья... Ни хотелось ничего, абсолютно ничего, просто лежать вот так в объятиях своей второй половинки и желательно вечно... Однако, всё хорошее, ровно так же как и плохое, имеет одно свойство - рано или поздно заканчиваться... Виктор уже и сам не заметил, как его ладони стали нежно и практически невесомо ласкать Ленины плечи. Она в ответ невольно улыбнулась, прижавшись к Степнову ещё ближе.
- Давно не спишь? - тихо прошептала она, начиная выводить тонкими пальчиками замысловатые узоры, очерчивая невидимыми линиями кубики мужского пресса.
- Не очень, - хрипло отозвался Виктор, повернув голову в сторону. - Ждал, когда ты проснешься, - поцеловал девушку в макушку.
- Это кто ещё кого ждал, - тихая усмешка в грудь мужчины...
Это сладкое чувство... Их любовь... Она такая магическая, такая сильная и опьяняющая... Она настолько проста, но вместе с тем она не поддаётся объяснению… Каждый новый шаг – как погружение в пропасть – затягивает с невероятной силой и не хочет отпускать… Не известно, сколько продлится эта любовь, но сейчас лучше её нет ничего на свете. Надо ценить этот момент хотя бы потому, что он может закончиться…
- Значит, тоже не спишь, партизанка, - ни капли укора в голосе, только лишь лёгкая усмешка, - а я вот лежу, между прочим, жду, когда ты проснёшься...
- Зачем? - всё так же тихо шепчет она.
- Если честно, то не знаю, - аккуратно вытащив из-под Лениной головы немного затекшую руку, Виктор чуть спустился вниз, чтоб иметь возможность быть с девушкой на одном уровне, - а может, я просто хотел посмотреть тебе в глаза и сказать, что очень сильно тебя люблю, - почти беззвучно сказал он, заглядывая в зелёные глаза.
- А что, ночью не насмотрелся? - хитро приподняла брови.
- Нет, - хмыкнул он, вспоминая о том, как в эту самую, их первую, ночь он попросил её открыть глаза... Эта просьба была на уровне инстинкта и оба это прекрасно понимали, правда вот только для Лены это было нечто большее, оно означало одно - Он не думал о той ночи, не вспоминал, что тогда произошло... Просто любил её до ярости…
- А, знаешь что… - она сморщила брови и чуть прищурила глаза. - Я бы не отказалась от кофе.
- Конечно, всё что угодно, - по-прежнему тихо шепчет ей, заглядывая в самую вглубь её выразительных глаз. Поцеловал в висок, шепнул, что любит…
Приготовил для своей любимой кофе и подал горячий напиток прямо в постель… Такого больше не будет… Эта была их первая ночь, они лишь только смогут её повторить… Ну и пускай Он тут же пошёл выгуливать пса, не это столь важно… Поступки не имеют тут как таковой силы, потому что ощущения заполняют всё сознание, они как ничто другое, как ни одно действие, способны врезаться в память сердца и оставить там глубокий след… Наверное, не и существует более сладостного «ранения», чем это…
- Так, Кулёмина! - сквозь нахлынувшее ощущение сна, Лена услышала громкий командный голос Степнова. - Я не понял, ты почему ещё в постели?
- Ммм, - разочарованно протянула Лена, - ну что ты мне поспать не даешь? - Лена натянула одеяло на голову и, согнув ноги в коленях, притянула их к груди.
- Я же тебе кофе сделал, думал, сейчас с Люциком прогуляюсь, вернусь - а ты уже на ногах, - Виктор присел сбоку от девушки и потянул за край одеяла, стягивая его с сонного лица девушки.
- Да выпила я твой кофе, - отозвалась Лена, - и более того, даже умыться успела, - и, ухватившись за одеяло, вновь "выключила свет".
- Ну и чего ты, Ленка? - мужчина чуть заметно усмехнулся. - Не сбивай себе режим.
- Опять ты с этим режимом... Иди лучше ко мне, - чуть приоткрыв один глаз, она позвала мужчину... А ему дважды повторять не надо...
Тут же прошмыгнул к ней под одеяло, прижимая к себе её горячее тело, она быстро нашла его губы своими и начала их терзать, иногда нетерпеливо покусывая... Перевернула мужчину на лопатки, беря инициативу в свои руки. Проводя руками по груди мужчины, она добралась до живота и стала приподнимать футболку Степнова вверх, оголяя его торс... Он хрипло втянул воздух, переместив ладони на упругие ягодицы девушки... Соприкасаясь обнаженными участками тел... Как разряд тока - окунает в другую реальность...
- А теперь можно дальше спать, - растянувшись в довольной улыбке, Лена в прямом смысле слова сползла с ничего не понимающего Степнова и, удобно пристроившись рядом, закрыла глаза. Через мимолетную долю секунды она услышала, как пространство комнаты наполнилось звонким смехом мужчины. Лена и сама уже еле удерживала смешок, который так и просил свободы - а всё-таки, что ни говори, она каждый раз, каким бы боком ситуация к ней не вставала, поворачивает её под себя, идя наповоду у своих каких-то необоснованных логически желаний. За последние пару недель она сделала всё, что бы довести Степнова до белого каления... Пусть и делала она это не намеренно, даже не подозревала о результатах своих поступков и действий, но в такие моменты в её душе веселился маленький чертёнок, который, казалось, и не пропадал вовсе...
- Это не честно, - практически прорычал Виктор и, развернув уже смеющуюся Ленку к себе лицом, навис над ней, - спать я тебе всё равно не дам!..
...То утро не было единственным, но оно было первым...




Глава 69
Тихий вздох, резкий поворот головы в сторону окна - темные тучи грозно нависли над Москвой, готовые вот-вот разразиться сильным ливнем. Направление взгляда в другую сторону - и Лена обнаружила, что на часах уже три часа дня. Матерь божья! Ненасытные ночи в объятиях любимого мужчины не проходили бесследно: Лена засыпала лишь под утро, вдоволь насытив свой сексуальный голод, который просыпался весьма резко от настойчивых прикосновений мужчины, от его бурных ласк и так любимого хриплого дыхания...
А теперь же блондинка, скинув с тебя белоснежное смятое одеяло, начала бегать по квартире, пытаясь как можно быстрее привести себя в порядок. "Опять Степнов куда-то запропастился! Хоть разбудил бы меня, что ли!" - Лена обязательно сказала бы это вслух, да погромче, и, желательно, сопровождая всё это нецензурными выражениями, да вот только во рту у нее была зубная паста и щётка...
Наспех собравшись, Лена быстро выскочила из дома и направилась в сторону метро. Через каких-то тридцать минут она уже натягивала на свои пыльные кроссовки сине-зеленые бахилы... Часы посещения больных Лена, конечно же, проспала, но всё же надеялась, что ей сегодня удастся встретиться с Оксаной.
Не то чтобы Лена так сильно горела желанием увидеть подругу, она бы просто могла отложить визит к Оксане на следующий день, но причиной такой внезапной спешки служило одно - сегодняшним ранним утром, около пяти утра, когда её сознание вкупе с измученным телом готово было погрузиться в сладостное и желанное царство Морфея, до её мозга внезапно дошёл один простой факт, которому она ранее просто не придавала должного значения, принимая его за пустяк - ведь ей тогда не показалось! она не уснула! это не плод её воображения!
Несколько дней назад, после того как Лена виделась с Оксаной в больнице, произошло то, что Кулёмина списала на состояние легкой сонливости и расслабленности. Но сегодня, прокрутив в голове ещё раз ту ситуацию и их разговор, Лена поняла, что истинное название Оксаниного так называемого тренинга - гипноз... Она не знала, как он на неё подействовал сейчас, ей это было не важно, а на главный план сейчас вышел вопрос - а что будет после? Совсем недавно Лена своими глазами видела, до чего могут довести Оксанины игры с подсознанием. И что теперь будет с ней?
Догадка о гипнозе проскользнула в блондинистой голове совершенно случайно, но, только появившись, она заняла главенствующее положение и была признана единственно верной. Стало невыносимо дико. Дико, как будто это было что-то невероятное и невообразимое, - будто это был холодный ветер в теплый день, или луч солнца в ночи, или хлопья снега, падающие на зеленую листву деревьев... Редко, но метко - определение этому странному и дикому чувству... Лена знала, что гипноз существует, но, вместе с тем, он ещё никогда не был частью её жизни, а то, что нам неведомо, вызывает не только любопытство, но также и страх...
Несмотря на то, что Степнов этой ночью вместе с Ленкой "не спал" и готов был уже дать своему организму заслуженный отдых, он заметил, что по Лениной спине пробежала странная дрожь, которую девушка предпочла списать на легкий холод... Несомненно, Кулёмина почувствовала себя гораздо уютней, когда Виктор, укутавшись вместе с ней получше в одеяло, прижался к ней своим горячим телом, желая поделиться теплом... А вот собственные опасения Лена решила оставить при тебе до тех пор, пока она во всем не разберется сама...

- А она выписалась сегодня утром, - беззаботно ответила медсестра на Ленин вопрос о том, может ли она повидаться с Оксаной.
- То есть как это? - не могла сориентироваться Кулёмина в этой, казалось бы, простой фразе.
- Как? - немного смутилась женщина, поправляя чуть съехавшие с удобного положения очки. - Да просто сходила к своему врачу, поговорила... Ей уже неделю назад говорили, что уже можно выписаться.
- Это я понимаю, - немного грубо сказала Лена, - я просто одного понять не могу, почему я об этом ничего не знаю?! - вопрос скорее носил риторический характер, но сорокалетняя женщина в белом халате всерьёз задумалась над ответом. - Хотя... - задумчиво протянула Лена, - может, она и звонила мне, - всё в такой же отрешенной форме Кулёмина закончила свою фразу, предполагая, что она могла просто пропустить звонок подруги. - Ладно, не обращайте внимания, я, пожалуй, пойду тогда, - скупо попрощавшись с медсестрой, имя которой Лена помнила весьма смутно, она хотела уже покинуть "любимые" стены своего бывшего пристанища.
- Постой, - окликнула женщина Лену, - а ты же ведь помнишь Кирилла?
- Да, - чуть хрипло ответила блондинка, в душе признаваясь самой себе, что она была бы весьма и весьма не прочь получить очередной всплеск эмоций и выброс адреналина в кровь...
- Парень-то совсем молодой ещё был, и двадцати пяти даже не исполнилось, - запричитала медсестра, - а тут сердце не выдержало... Представляешь, оно просто остановилось, - посмотрела на Лену чуть влажными глазами.
А день становился всё интересней и интересней... Лена не хотела верить собственным ушам, однако сделать это пришлось... Кажется, женщина продолжала что-то говорить, только Лена её уже не слышала, потому что главное она успела услышать, а остальное не имело особого значения... Чёрт! Вокруг что-то происходит, эпицентр событий находится прямо перед носом, а вот что именно творится, Лена так и не понимала... Не понимала, пока не стала собирать воедино все свои воспоминания, связанные с её странной соседкой по палате... Как маленькие осколки пазла, фразы проносились в голове, постепенно выстраиваясь в правильном порядке и приобретая истинные очертания...
Лена медленно шла по коридору... За окном сверкнула молния... Нашла спиной опору в виде стены и съехала вниз, усаживаясь на корточки... Как же ей сейчас хотелось, чтоб все её выводы оказались лишь совпадением или случайным недоразумением...


Спасибо: 17 
Профиль
Dulce





Сообщение: 96
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 17

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.06.10 07:53. Заголовок: 24


Глава 70
Прищурив глаза и нахмурив лоб, Лена пыталась сфокусировать зрение, чтобы получше увидеть картины прошлого, которые сейчас мелькали с невероятной скоростью, будто бы она сейчас каталась на карусели. Стараясь собрать звенья одной цепи, она начинала всё тяжелее дышать. Воздуха будто не хватало, лёгкие сдавливала какая-то непонятная пустота. Страх осознания сковал ноги, сердце заколотилось невыносимо быстро, Лене начало казаться, что её сейчас лихорадочно трясёт, хотя со стороны это было скорее похоже на сильный ступор…

Вспомнила свои же мысли:
…«Нууу, картина маслом, как говорится, хотя, что-то мне всё это кажется каким-то знакомым, только вот не могу вспомнить…»
- Ну и, позволь спросить, чем ты сейчас занимаешься?
- Понимаешь, я не хочу сейчас быть одна, мне нужно, чтобы за мной присматривали. Вот у тебя есть человек, который навещает тебя, беспокоится. А теперь и я буду под присмотром… Это ненадолго… До тех пор, когда Он не придет… А я знаю, это будет скоро…»…

- Чёрт! - тихо выразилась Лена, стукнув кулаком по стене.
«И как я сразу этого не вспомнила?! Вот ведь идиотка! Несколько лет назад ведь я смотрела фильм, где главная героиня сходила с ума… Парень однажды застал её, когда она вырезала из журналов фотографии с глазами и расклеивала их на стене… И почему я сразу об этом не вспомнила? Она же ведь просто играла на публику, понимала ведь, что это увидят»…

Эта девчонка, смотря прямо в глаза и совершенно не задумываясь врала, врала так, что Лена не сомневалась в её словах. Она давала какие-то наводящие фразы, которые только теперь Лена удосуживалась собрать в единую картину…

…« - Сознание – такая вещь, которую очень легко обмануть…»…

Одно понято точно: Оксана явно играла как со своим сознанием, так и сделала попытку сделать это с Ленкиным, что сейчас волновало девушку не так сильно в связи с тем, что новые воспоминания сложились в ещё более шокирующую мысль…

…« - Дай мне свою руку!
- Зачем?
- Сейчас будем с тобой тренинг проводить. Ты не бойся…
- А что, мне стоит чего-то бояться?
- В том-то и дело, что нет, но, просто, раз уж я спросила, значит, есть то, что может насторожить…»…

«И почему я позволила ей этот тренинг грёбаный? Зачем? Зачем я ей так доверяла? Чёрт! А если это как-то и на моём состоянии отразится? Я же ведь глазами своими видела, к чему оно может привести. И о чём я тогда в тот момент думала?» - одно звено за другим, выстраиваясь в правильную последовательность, постепенно выдавали общую картину происходящего, однако, чем длиннее эта цепочка становилась, там тяжелее становился невидимый груз с неимоверной силой давящий сейчас на сердце.

…« - А мой рассказ будет еще короче: мне девятнадцать, и я – актриса театра под названием «жизнь»…
- Только не вздумай ко мне подойти!...
Блефует или нет?.. Кровь брали? Брали. Она ведь и действительно могла потерять сознание. А что если это только игра?
- Что ты там за цирк устроила?
- И не цирк это вовсе! Это, между прочим, искусство, которому тоже надо учиться, причем не один день.
- А нельзя это было как-то попроще провернуть? Зачем надо было кровь сдавать? А потом падать якобы в обморок?..
Она всегда, незаметно уходит от этого разговора, меняя тему. Порой даже казалось, что она специально где-то училась искусству «вешанья лапши на уши», эта девчонка врала не краснея, придумывая на ходу правдоподобную историю во всех красках и подробностях…
- А ты умеешь взламывать замки?
- … умею. Там, между обналичкой и самой дверью, есть почти сантиметровый зазор, а, поскольку замки автоматические, то дверь легко будет открыть пластиковой картой…»…

«Да какое нафиг искусство? Это просто бред какой-то! Такое чувство, что я оказалась в каком-то малобюджетном фильме. Она просто издевалась над окружающими и в душе смеялась! Ладно там остальные, но я-то ей что такого плохого сделала, что она так меня подло обманывала? Я-то думала, от куда знает всё то, что мне казалось таким далёким и неестественным…» - Лена медленно спустилась ещё ниже и теперь сидела на прохладном полу, поджимая к груди ноги и продолжая вспоминать…

…« - Я работаю с восьми лет… Я же ведь росла сиротой, улица была моим домом… Да, отрицать не буду, я вела воровской образ жизни пару лет, несколько раз ловили даже с поличным, да вот только я умудрялась сбегать... Я много путешествовала... А в один вечер многое изменилось. Я мелкая тогда была, лет восемь, вновь зайцем куда-то ехала... Был уже вечер, у нас была остановка минут на десять, я вышла на перрон, а там ко мне подошел Влад…А потом слово за слово... Он тогда мне сказал, что во мне есть потенциал... И это было действительно так, поскольку я уже знала, что эта за жестокая штука – жизнь... С тех самых пор я стала работать вместе с ним, он меня многому научил, он вытащил меня из этой ямы, в которой я, будучи ещё совсем маленькой девчонкой, погрязла по самые уши.
- Оксан, ты что, до сих пор занимаешься кражами?
- Конечно же нет, я не занимаюсь этим с тех самых пор, как Влада встретила…»…

«Какая же я идиотка? Ну это надо же было мне ляпнуть такое? Меня настолько затянуло в собственные мечты, что даже и не обратила внимания на такую мелочь… Не спросила ведь, чем она занимается! Если не воровство, то что? И как я сразу этого не поняла, ведь всё было так логично, вопрос сам собой напрашивался, но я его так и не задала…» - а новые части пазла, мелькающие в воображении пугали догадкой, на которую они наводили. Ведь если собрать в одну кучу всё то, что говорила Оксана…

…« - Капля никотина, убивает не только лошадь, но и человека. А, если облепить себя пластырями, то просто в скором времени можно коньки отбросить, потому что это не-ка-ти-но-вые пластыри, - акцент на отсутствие в этом слове частички «анти», - а кожа человека, особенно на некоторых участках, имеет свойство с большой скоростью впитывать те вещества, которые на неё попадают, а в частности тот самый никотин, который и содержится в сигаретах…
…- …Труп – это ещё нормально, но труп на стадии разложения – это уже сильно!
- Я даже и трупов-то толком никогда не видела….
- Что серьёзно?..
…- Я ведь была уверена…
- Ты о чём
- Я готова была поклясться, что Его там нет…
…- Именно поэтому, зная этих людей, я не верила, что Он умер... И я практически уверена, что остановка сердца не была случайной...
- Думаешь, они его убили? Но ты же сама говорила, что у него был сердечный приступ!
- Наивная ты, Ленка, есть тысяча и один способ убить человека так, чтобы никто и подумать не смел, что это подстроено…»

Тогда, по дороге с кладбища, Лена даже и не заметила, как Оксана удивилась тому, что та, за всю свою жизнь не видела трупов… И именно тогда она не спроста думала, что раскопав могилу своего бывшего она никого там не найдёт, однако, убедившись в обратном, её голову посетила другая более правильная мысль – его убили…
«Она же мне прям так и сказала, что знает о том, как убить человека так, чтобы никто этого не заметил… Да взять ту же историю с никотином – это ведь реально один из способов! Сердце просто остановится и никто не поймёт от чего, потому что это будет выглядеть, как естественная смерть!»
- Чёрт! – одними губами выругалась Лена, совершенно не обращая внимания на то, что на неё уже начинают косо поглядывать. Пальцы обеих ладоней начали немного нервно тарабанить по полу, отбивая понятный лишь только им ритм, а носом девушка всё чаще и сильнее втягивала воздух, пропитанный больничным запахом…

…« - Киириилл, ну да, симпатичный… А как же твоя неземная любовь? Или ты Его уже не ждешь?
- А любви нет, не было и не будет по определению. Просто тут другое…
…- Да... Ну как тут, в больнице заметили твое отсутствие?
- Нет, Кирилл помог.
- А я думала, что он сволочь конченая! Он у нас ещё оказывается и помогать умеет.
- Сволочь не сволочь, но он меня прикрыл... Хотя я с тобой согласна... Сволочь.
…- Я понять не могу, что ты тут сидишь?
- Не сижу, а пребываю... Скоро, Лен, скоро выпишусь... Но пока рано. Рано.
- Я, наверное, действительно блондинка, раз не понимаю таких, как тебе кажется, простых вещей, вот будь бы я на твоём месте, уже давно, не задумываясь, отсюда смылась и даже не оглянулась бы.
- Леен, то ты, а то я. Вот в этом и заключается вся разница. Потом... Не сейчас.
…- Если серьезно и откровенно, то мне просто захотелось ото всех спрятаться… А вот что касается Влада, то да, мы уже давно знаем друг друга. Просто не стала тебя знакомить с ним через себя, это было бы слишком опрометчиво с моей стороны….»…

- Ёкарны бабай и зайцы!... – Лена тут же оторвала свою пятую точку от пыльного пола, по инерции отряхиваясь руками… Без спроса вошла к медсестре в кабинет и спросила адрес Оксаны…
«А ведь она не отрицала того факта, что Кирилл сволочь та ещё, она ведь соглашалась со мной… И вот сейчас… Она выписалась сейчас, когда Кирилла не стало… Сердце? У него остановилось сердце?» - казалось, что и Ленино сердце сейчас готово остановиться. В груди образовался какой-то непонятный ком, который готов был вырваться наружу… Девушка ускорила шаг, направляясь на улицу… В воздухе витал раскалённый запах дождя, приятно бьющий по рецепторам… Ленины глаза были невероятно тёмными, подобно синим тучам, грозно нависающими у неё над головой, - и те, и другие уже готовы были выплеснуть наружу то, что переполняло сейчас внутреннее существование, но этого не происходило… Рано пока…




Глава 71
Пронизывающий до самых костей прохладный северный ветер набирал всё большую скорость, дерзко перебирал своими потоками светлые волосы девушки, развивая их то в одну, то в другую сторону. Серые тучи, плотно затянувшие голубое небо, отражались в зелёных глазах, делая их гораздо темнее, чем они есть на самом деле, что придавало образу девушки зловещее настроение. Плотно сжатые кулаки подрагивали от нервного напряжения. Неясный затуманенный взгляд, устремлённый куда-то вдаль, невольные покусывания губ и полная отрешённость от окружающего мира. Всё остальное отходило на второй план вследствие существования необъяснимых чувств, которые просто захватили мозг молодой девушки. Не обращая внимания на поднявшийся ветер и тёмные тучи, грозно нависающие над головой, Лена продолжала спокойно идти по дороге, прямо к намеченной цели. Сверив номер на железной табличке дома с цифрами, наспех записанными на клочке пожелтевшей бумаги, Лена, минув железную дверь с домофоном и несколько этажей, остановилась перед нужной дверью и, задумавшись на секунду, попыталась взвесить все «за» и «против», а затем робко протянула руку к звонку. Всего каких-то пара мгновений, и на пороге показалась Оксана, немного удивлённая появлением Лены, однако, быстро переборов секундный ступор, она отступила на шаг назад, пропуская Лену в свою квартиру.
- Привет, - тихо поздоровалась она.
Бросив прямой и быстрый взгляд в глаза цвета тёмного шоколада, Кулёмина, ничего не ответив на приветствие, прошла внутрь помещения, нарочно задев своим плечом Оксану, от чего та немного дёрнулась.
- Ты чего? Случилось что-то? – не поняла Лениного поведения Оксана. Сразу почему-то возникла мысль, что у неё появились какие-то проблемы с Владом. Лена же, пройдя внутрь, бегло оценила всю обстановку трёхкомнатной квартиры, которая находилась в центре Москвы. Хороший качественный ремонт и со вкусом подобранная мебель – девчонки с детдома так не живут…
- Одна здесь живёшь? – неясно почему спросила Кулёмина.
- Одна, - немного подумав, ответила Оксана, по-прежнему теряясь в догадках о причинах столь странного поведения подруги.
- Слушай, Оксан, а я вот тут подумала… Может это была моя ошибка, но ведь тогда, когда ты говорила про свою работу, я стормозила очень сильно и сейчас это хотела бы исправить… А кем ты работаешь? - темноволосая девушка, скрестив руки на груди, про себя усмехнулась тому, сколько Ленке понадобилось времени для того, чтобы здраво осмыслить. – Я, кажется, задала тебе вопрос! – громко напомнила Лена, скрестив руки на груди, так же, как и её собеседница.
- А что ты хочешь услышать? – может, Лена и успела бы вставить ответ, сказав, что ей нужна правда, однако Оксана тут же продолжила. – В любом случае я тебе этого не скажу, уж извини, но это моё личное дело. Я бы могла поделиться этим с тобой, но, зная тебя, могу с уверенностью сказать, что ты меня поймёшь, - на красивом лице Оксаны появилась какая-то дерзкая улыбка, говорящая о моральном превосходстве её хозяйки над другой девушкой.
- Хм, - Лена отшатнулась немного назад, щёлкнув языком по зубам и расплылась в довольной улыбке, устремив свой взгляд вниз, куда-то в область своих смешных кроссовок, так как знала, что сейчас она сможет сбить спесь с этой девчонки. Даже пусть она и не была уверена в правдивости своих домыслов, но что-то подсказывало ей, что она знает все Оксанины карты. – Да, кстати, а ты слышала про Кирилла? – нет, тему не меняла, просто решила попробовать другой подход.
- Да, я знаю, - без тени эмоций тут же ответила она.
- Да… - Лена подняла глаза вверх, впиваясь ими в лицо Оксаны. - И я знаю, что это ты его убила, - левая бровь Оксаны чуть заметно дёрнулась, что и выдало её удивление, которое она хотела скрыть. – И скажу даже больше. Ты именно из этого и оказалась в больнице. И не вздумай сейчас мне солгать и сказать, что я не права и что мне всё это померещилось, я не идиотка, которую можно просто так водить за нос.
- А я никогда и не считала тебя такой, - поспешила не согласиться Оксана в том, что действительно было неправдой, - именно поэтому ты знаешь обо мне и моей жизни гораздо больше, чем следовало, а всё потому, что ты стала мне дорога, - всё так же, без выражения эмоций, сказала Оксана. И лишь только странный блеск успел проскочить в карих глазах. Блеск, подобный молнии, сверкающей за окном, был так же предвестником назревающей непогоды.
- Чёрт возьми, Оксан! – кажется, у Лены уже потихоньку сдают нервы. Сердце начинает биться с удвоенной силой, а где-то в груди появился странный комок, который неприятно тянул вниз… - Ты можешь мне человеческим языком объяснить, что происходит?!! Потому что того, что я уже успела понять, мне явно недостаточно, чтобы спать спокойно! Объясни мне, что происходит! – чётко попросила Лена, намереваясь узнать все подробности.
- А что тут объяснять-то, ты и сама всё сказала, - спокойно пояснила девушка, всё ещё держа руки у себя на груди – своеобразный жест защиты, который обеспечивал небольшой процент спокойствия в душе.
Первый шаг сделан – нить оборвана. Именно этого Лена и хотела меньше всего – оказаться правой в своих догадках. В глубине души она всё же надеялась, что её домыслы лишь чистой воды проделки её бурной фантазии, ан нет – оно так, как оно есть.
- Как?.. – почти беззвучно прошептала Лена, пребывая в небольшом шоке. – Это что, разве нормально? – голос от тихого становился всё громче и эмоциональней. – Объясни мне, пожалуйста, как это так получилось, потому что оно не хочет укладываться у меня в голове!!! Я лишь смогла собрать в кучу все обрывки твоих фраз и понять, что ты за человек такой, но вот только мне всё это очень и очень непонятно!
- Что тебе непонятно? – нет, даже не пыталась скрыть правды, просто не знала, с чего начать и как об этом можно рассказать человеку, который в этой теме практически полный ноль.
- Я ещё раз спрашиваю! Как?!! И зачем? – было слышно, как на улице, гром сотрясал небо всё громче и сильнее, из окна виднелись ветвистые молнии, рассекающие небесный сумрак яркими линиями. – И, чёрт возьми, почему у меня в голове возникает тот момент, когда ты мне сказала, что существует целая тьма способов, при помощи которых человека можно убить так, чтобы об этом никто не догадался? – небольшая подсказка для Оксаны, теперь она хоть знает, от чего ей можно сейчас оттолкнуться.
- Именно так оно и делается, никто даже не смеет подумать о том, что человек умер не собственной смертью, - Лена сейчас не могла поверить собственным ушам, весь этот вечер походил на сон, страшный сон, – именно этим я и занимаюсь и этим же зарабатываю себе на жизнь.
- Ты что сейчас несёшь?!! – рассвирепела Лена. – Ты мне так спокойно заявляешь, что убиваешь людей? Да ты вообще понимаешь, что ты творишь?!! Они же… Это же… ЛЮДИ! – наконец смогла подобрать слово, которое смогло бы вместить в себя понятие человечности.
- Не кричи так! – резко оборвала её Оксана.
- Что, боишься, что соседи услышат? – ещё громче воскликнула Лена.
- Хм, нет, у меня звукоизоляция хорошая, - она стояла такая спокойная, раньше Лене казалось, что она знает её. Пусть даже и не знает о ней подробностей, но она всегда считала её хорошим и положительным человеком, а тут такое… - Ты не понимаешь главных и основополагающих вещей, без которых спешишь делать выводы. Эти самые люди, они помечены! Они кому-то перешли дорогу! И их заказывают! Просят за определённую плату сделать это по тихому и естественно, чтобы никто не догадался об истинной причине смерти! И этих самых людей по любому, кто-нибудь да уберёт! Не я, так кто-то ещё!
- Да какая разница, что их всё равно не станет? Сейчас речь идёт о тебе!!! – казалось, она так давно уже не кричала… - Тебе вообще как, нормально по ночам спится?!! Совесть не мучает?!! Ты хотя бы задумывалась над тем, что ты убиваешь не просто человека, а весь его мир?!! Да ты хотя думала о том, что творилось с близкими и родными, как они переживали?!!
- Не надо так эмоционально это всё воспринимать! И вот что касается Кирилла, то тут всё предельно просто! Думаешь, он не пользовался тем, что работал в клинике? Вот как раз таки пользовался, причём на полную катушку! По своим каналам доставал наркотики и распространял их среди наркоманов. Неудивительно, что он в скором времени привлёк внимание… Он просто отнимал у других дополнительный доход и его решили убрать. И так происходит часто! Просто такие люди как ты, живущие в идеальном мире, ничего об этом и знать не знают, хотя оно происходит прямо у вас перед носом! – Оксана нахмурила брови. - Ты ничего не знаешь ни обо мне, ни о моей жизни! – и вот именно так в жизни и происходит: если на тебя кто-то кричит, то ты в ответ начинаешь повышать голос. – Извини, что уж мне в жизни с родителями повезло меньше, чем тебе! Я выросла на улице! А там законы жестокие! Если ты не ползёшь наверх, тебя скидывают на самое дно пропасти! Ты не знаешь ведь, сколько моих знакомых девчонок из детдома после совершеннолетия оказались на панели! Ты не знаешь, сколько закончили свою жизнь с иглой в руке! А я живу так, как могу!!!
- Гоооосподи! Ты! Убиваешь! Людей! – членораздельно и громко Лена ещё раз расставила точки над «i». – И этому нельзя найти оправдания! Не нужно мне сейчас рассказывать сказку о бедной и несчастной девочке из детдома, потому что я её уже сыта по горло! Ты думаешь, что у тебя есть оправдание перед своей совестью! Но, чёрт возьми! Как же сильно ты ошибаешься!
- А я для себя, Лена, уже давно всё решила! Это мой образ жизни! И я ни о чём не жалею! Жизнь она и так короткая, поэтому я хочу жить так, чтобы мне это нравилось! Да, я получаю удовольствие от того, что веду двойную игру, когда устраиваю спектакль одного актёра, я втираюсь людям в доверие, а они даже не подозревают, зачем… А ты! Да ты настолько была забита рамками «нормального» общества, что чуть было не потеряла свою любовь! Как же, видите ли она в препода влюбилась! А там ведь к тому же и целых семь лет разницы в возрасте! – неприкрытый сарказм чутко бил по мишеням Лениных уязвимых сторон. – А я живу так, как живу! Ни на кого не оглядываюсь, и никого не слушаю!!!
- Это всё неправильно… Вот только, когда ты это поймёшь и осознаешь, будет слишком поздно!- Лена помотала головой из стороны в сторону, понимая, что даже имея главные козыри на руках, она начинает проигрывать этот бой…
- А то что? Боженька меня накажет?!! Ну-ну! Пускай дерзает, а я на это посмотрю! В Бога верят лишь те, кто морально слаб, кто ищет ответы в Его существовании на необъяснимые вопросы и на такие же необъяснимые явления! Или верят те, кто думает, что встречался с ним по ту сторону реальности! Но это всё бред!.. А я, Лена, личность, со своими принципами и моральными устоями, и не тебе меня учить! И Богом меня тут пугать не надо!
- Я знаю одно, как бы жизнь с тобой не обходилась, не стоит идти на крайние меры… - она отошла на несколько шагов назад, приближаясь к входной двери. – Вот только зачем тебе я нужна была? – она не стала обсуждать то, что её психические отклонённости были всего лишь актёрской игрой, это и так было ясно. Сейчас захотелось лишь понять, зачем было нужно их общение.
- А ты что думаешь, что я не человек что ли? Что у меня нет чувств, и я не могу общаться с людьми только лишь ради самого этого общения?
- Вот в том-то всё и дело, я не знаю, как мне с тобой вообще теперь общаться, - отрешённость и пустота зелёных глаз, ещё два шага назад. А за окном вновь гремит гром…
- Ты просто пойми… - Оксана сделала несколько шагов вперёд.
- Не смей ко мне подходить!!! Не приближайся!!! Я вообще не желаю тебя больше видеть!!! Никогда!!!
- Да что ты шугаешься меня как чумы?! Ты можешь адекватно оценивать ситуацию?!
- О чём ты сейчас говоришь? Ты вообще себя хоть со стороны слышишь?
- Если ты считаешь, что я для тебя опасна, то что уж тогда говорить про Влада… - чуть сбавив тон, сказала Оксана.
Внутри лишь только чувство абсолютного негодования. Лене казалось, что её сон всё больше и больше походит на боевик или триллер. Было такое ощущение, что ей просто всадили нож в спину… Этого и следовало ожидать. Влад – мужчина опасный, и это видно даже со стороны, вот только Лена об этом раньше предпочитала не задумываться…
- А он тебе не говорил ещё, что в тебе есть потенциал? – загадочно спросила Оксана, понимая, что ставит Лену в полнейший тупик.
- А ты не боишься, что я сейчас просто пойду в милицию и… - не успела она договорить, как тут же была перебита звонким и искренним смехом Оксаны.
- А вот в том-то всё и дело, Леночка! Это моя работа! Сделать своё дело, замести следы и исчезнуть, будто бы меня никогда и не было! Всё чисто! Нет никаких зацепок и доказательств.
Лена – просто слабая мелкая рыбёшка, плавающая в огромном океане среди пираний и акул… И надо быстрее спасаться… Бегство – лучшее, что она сейчас смогла сделать… Развивая немыслимую скорость, преодолевая лестничные пролёты в несколько прыжков… Спасительные глотки чистого воздуха, который, наполняя своим естеством лёгкие девушки, просто не дал ей сломаться…
Тучи так плотно затянули всё небо, что не было ни единого просвета… Может сейчас его нет, но потом он обязательно появится и Лена непременно воспользуется этим…
А пока… Пока лишь только дождь…
А в той самой квартире, которую так стремительно поспешила покинуть Лена, кареглазая девушка, закусив нижнюю губу, пыталась сдержать поток просящихся наружу слёз, застилающих грустные глаза…



Спасибо: 18 
Профиль
Dulce





Сообщение: 98
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 17

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.06.10 08:00. Заголовок: 25


Глава 72
- Ленка! Да что такое случилось!? – уже в который раз спрашивал у Лены Степнов. Всего несколько минут назад она ворвалась в их квартиру и, ничего не объясняя, завалилась на кровать лицом вниз, даже не удосужившись снять с ног мокрые и грязные кроссовки. Притянув к себе одну из подушек, Лена со всей силы сжала её ладонями. Намокшие под потоками проливного дождя светлые волосы беспорядочно и хаотично рассыпались по белоснежному одеялу. Продрогшая, как казалось Виктору, от непогоды, Лена сотрясалась всем телом, подавляя в себе бесполезные попытки сухих слёз вырваться на свободу. Она не собиралась сейчас закатывать истерик, а уж тем более при Степнове, тут дело было в другом…
Сейчас она хотела лишь одного – чтобы пропало это странное и уничтожающее своим давлением чувство, имя которому предательство. Именно предательство и ничто другое заставило Лену почувствовать себя дико в этом мире. А так ведь часто происходит – ты встречаешь человека, находишь с ним общий язык, доверяешь ему, пускай и не как самому себе, но всё же очень сильно, а потом он в один из прекрасных солнечных дней берёт в свои руки остро заточенный кинжал и вонзает его тебе меж лопаток, заставляя твою душу истекать потоками красной жгучей крови. И не было бы оно так страшно, да вот только удар был сделан со спины… Оксана… она по большой сути ведь просто воспользовалась тем, что Лена ей сильно доверяла. Им довелось познакомиться в такой период Лениной жизни, когда та была на грани, причём даже неизвестно и непонятно, на грани чего… Лена открыла ей душу, не побоялась рассказать о своих чувствах, страхах, не постеснялась показаться слабой… А её просто предали… Как молоточком, отстукивая глухие удары, в голове звучали последние слова Оксаны: «Я ведь тебе ничего плохого не сделала»…
Кому она доверилась? С кем она всё это время общалась? Возникло такое чувство, будто весь прошедший месяц, вместо общения с Оксаной, Лена выплёскивала эмоции просто в никуда, а теперь лишь в душе осталась разъедающая пустота. Обидно до боли, хочется кричать… но это ведь будет бесполезно… И пускай Оксанино предательство – это не самое страшное, что случилось за последний месяц в Кулёминской жизни, но это не уменьшает боли от обиды…
- Лена, умоляю тебя, скажи, что произошло! – Степнов действительно уже не знал, что ему думать, страх за безопасность его маленькой родной девочки заставлял его сердце биться в груди со страшной скоростью, в голове тут же возникали ужасающие картины, от которых кровь застывала в жилах. Пусть она скажет ему, что всё хорошо… Ему сейчас больше ничего не надо… Хочет лишь знать, что с ней ничего плохого не случилось и она в порядке… А она, хоть и не специально, но скоро доведёт его до сердечного приступа… - Ленка, прошу тебя, посмотри на меня, - он вытащил из её дрожащих рук уже смятую подушку, и Лена медленно подняла взгляд на обеспокоенного мужчину. - Что произошло?
Лёгкий укол в самое сердце – он ведь сейчас боится…
- Всё в порядке, честно, - тут же поспешила его успокоить, - просто мне сейчас очень неприятно, - она сжала свою ладошку в кулак и приложила его к груди, - будто в душу плюнули… Это так противно… - даже не говорила это вслух, просто шептала, двигая искусанными от злости губами, которые чуть заметно пощипывали… - Я… с Оксаной… поругалась…
- Что такое случилось? – после её слов даже дышать легче стало, самое главное, что она цела и невредима, а уж с остальными невзгодами они точно вместе могут справиться. – Леночка… - заметил, что она снова опустила лицо вниз, пряча свои глаза. – Ну поругались и поругались, - постарался утешить её, что было однако не очень успешно, - помиритесь ещё, вот увидишь, Ленка, всё будет хорошо, всё наладится.
- Не помиримся, - может эта фраза и прозвучала немного резко, но Степнов на это даже внимания не обратил, сейчас же его больше всего беспокоило Ленкино состояние, потому что такой опустошённой он видел её тогда, когда ей было действительно плохо. Стало необъяснимо страшно от того, что она может упасть в эту пропасть, вновь попытается замкнуться в своём одиночестве… Нет, он этого точно не допустит. Что бы там не произошло между девчонками, он сейчас этого выяснять не станет, важно сейчас вывести Ленку побыстрее из этого состояния… Совсем пустые глаза, на поверхности которых неподвижно застыли хрустальные блики… Тихо дышит в подушку, которую всё-таки вновь притянула к своему лицу…
- Ленка, ты же вымокла, - провёл рукой по её спине, прохладу которой можно было прочувствовать даже сквозь плотную ткань её мокрой кофты, - не хватало ещё, что бы ты простудилась.... Давай поднимайся скорее и бегом в душ греется! – попытался вспомнить он старые добрые времена, прикрикнув на неё, как истинный физрук. А она вот даже и не шелохнулась…
- Не трогай меня сейчас… Я хочу подумать… - попытка не пытка… Медленно прикрыла веки, хотя прекрасно понимала, что Степнов так просто от неё не отстанет, и уже через несколько секунд она убедилась в этом, потому что почувствовала, как его сильные и крепкие руки, обнимая её самым наглым образом вокруг талии, притянули к себе. Поставив Лену прямо перед собой на пол, Виктор начал стягивать с неё мокрую одежду – кофту, кроссовки, джинсы… Нельзя ему сейчас думать о том, что она стоит передним в одном нижнем белье, ей же ведь сейчас очень тяжело и плохо… Нельзя… Но он думает именно об этом. Приятный бархат её нежной кожи сводил с ума… Практически обнаженное идеальное тело не могло не притягивать голодный взгляд тёмных от резко нахлынувшей волны возбуждения голубых глаз… Но чёрт возьми! Она сейчас совсем потерянная!..
Вдох-выдох… Совладал с собой… Аккуратно поднял своё бесценное сокровище на руки и понёс в направлении ванной комнаты, в надежде на то, что тёплый душ поможет Лене не только согреться, но и смыть все свои переживания, отправляя их в канализацию далеко и безвозвратно… Он будет с ней рядом, даже если она и попросит его об обратном, он её ни за что не оставит… Чувствовал как тревожно бьётся в её груди сердце, от чего ему становилось ещё больше не по себе… В конце-то концов, кто такая эта Оксана, чтобы заставлять Ленку так переживать?!.. С горем пополам включив в небольшом помещении свет, Степнов занес девушку внутрь и поставил её на холодную поверхность ванной, оставшись по другую сторону бортика.
- Сама справишься? – заботливо щёлкнул её по носу, чем вызвал у девушки каплю смущения.
- А что если нет? – правый уголок её губ лукаво пополз вверх… А ведь и правда – Оксана ей никто, не стоит так сильно из-за неё переживать, ведь самый важный человек в её жизни с ней рядом, любит её и переживает за неё. Он рядом, а больше ничего и не надо…
- Ну… Ээ… - чуть растерялся Степнов, не ожидая, что Ленка так быстро обмякнет.
- Что «ну… ээ…»? – перекривляла его. – Давай согревай, раз предложил. Чего стоишь, как не родной? – и только глупый сейчас бы не понял, к чему она клонила…
Не теряя не секунды, вмиг сбрасывая одежду, переступил бортик ванной…
Тёплые струи воды… Обжигающий холодом кафель…
Прижимая к себе всё ближе и ближе, Виктор чувствовал, что Ленке сейчас явно уже не холодно… Но он согреет её, на всякий случай… Согреет не только тело, согреет не только для того, чтоб ей больше не было холодно, а согреет потому, что ему так хочется, согреет, что бы подарить её душе новую капельку своего безграничного тепла… Частичка за частичкой – и он отдаёт ей всего себя, отдаёт так, как он умеет, так, как она этого хочет…
Как струи воды, стекающие вниз к ногам, так и огненный жар, берущий своё начало на кончиках губ, распространялся сладостной негой по всему телу… Эйфория, давящая мозг, захватывает весь мыслительный процесс и убивает сознание… Это такой момент, когда думать вообще не имеет смысла, любая мысль совершенно лишняя…Это такой момент, когда Его руки исследуют все участки любимого тела так, как будто это происходит впервые – ненасытные и жадные поглаживания на кончиках пальцев, как мелкие разряды тока, поражали в самую душу, заставляя запомнить эти ощущения, зафиксировать их в памяти своих рецепторов, чтобы потом признавать только Его прикосновения… И ничьи больше… Дарит себя всего без остатка, позволяя делать с собой всё, что только ей заблагорассудится… Отдаёт в её руки своё сердце, и она его забирает, пускай хоть и неуверенно, пускай хоть её руки и трясутся… И чёрт возьми, отдаёт своё сердце в столь слабые руки и знает, что она в любой момент может его уронить, разбив вдребезги… Но он доверяет ей, доверяет как самому себе и ничуть об этом не жалеет, ни сколько не боится…
Её хриплое дыхание – только для него… Тянулась к губам, наслаждаясь его лёгкой робостью, с уверенностью невесомыми движениями касалась его губ, доводя мужчину до состояния беспамятства… Мягкие, медленные, но такие нетерпеливые поцелуи под струями тёплых потоков воды… Разум уже давно в стороне, мысли витают где-то далеко… Его родные руки проводят вверх вдоль живота, поднимаясь выше… И вот уже лёгкий стон срывается с её губ в ответ на его прикосновения к груди… Приближаясь к ней всё ближе и ближе, напирая своим телом, оттесняет её к кафельной стене, которая обжигала нежную кожу своим холодом, даря незабываемые и острые ощущения…
Разве у него когда-нибудь такое было? Нет… Нет… То, что происходило рядом с ней не поддавалась никакому объяснению… Ярче лучей солнца, сильнее бушующей во время шторма волны, краснее бурлящей в жилах крови… Обладать ею, чувствовать своим телом её тепло изнутри и медленно, но верно, сходить с ума от ощущения безграничного счастья… Заставлял её каждой клеточкой спины чувствовать все неровности на стене, входя в неё всё глубже и глубже, исследуя её всю… Каждое новое движение – как взмах крыльев птицы перед полётом в небо. Всё сильнее и резче, движение за движением – а затем полёт… Полёт в бесконечность, сладкий полёт в никуда…
Вечерний розовый закат за окном, в зале тихо работает телевизор, молодая пара вместе готовит ужин, иногда даря друг другу лёгкие поцелуи… И это вновь белая полоса… Закон жизни и не им его менять, не всегда над горизонтом будет стоять солнце, не всегда… На место белого рано или поздно приходит чёрное…




Глава 73
- Чш-ш, - шикнул Виктор на пса, который, завидев движение со стороны спальни, тут же вскочил на лапы и засеменил к мужчине, торопливо виляя хвостиком в разные стороны в знак приветствия и радости. – Ленку мне не разбуди! А то тебе мало не покажется! – немного шутливо, но с недовольными нотками в голосе Степнов поспешил утихомирить собаку.
Часы уже показывали 17.00… Что такое день и что такое ночь Степнов явно уже забыл, хотя этот факт его нисколько не расстраивал, если учитывать то, из-за чего так сильно сбился его дневной режим. Вот только сегодня, когда он проснулся рядом с Ленкой, он в очередной раз задумался над уже избитой мыслью своего мозга – ну не может он так сильно рисковать своей Ленкой, не может! В конце концов, они оба ввязались в никому не понятную авантюру и с каждым днём погрязают там всё больше и больше, постепенно лишая себя возможности безболезненного выхода... Хотя, может ещё не всё потеряно? Может, им стоит переждать всего ничего, дожить до конца своего испытательного срока и уйти по-тихому, уйти пока могут… По-тихому? Хотелось бы в это верить… Да вот только где можно взять гарантию того, что ничего не случится… И как же становится страшно за Ленку… Она же ведь… только отмылась от всей той грязи, которая налипла на неё в ту самую страшную ночь… Как бы Ленка не пыталась убедить Степнова, что с ней всё будет в порядке, как бы часто она не кидалась тем аргументом, что он за ней может всегда следить и наблюдать, а, в случае форс-мажора, он сможет придти на помощь… Но… Но! Ну не позволит он ей больше туда сунуться, не позволит! Не знал, как это объяснить не ей, не кому бы то ни было… Просто он не позволит… И всё тут. Точка.
Собирался как можно тише, стараясь не делать лишних движений, стараясь даже меньше дышать, чтобы, не дай Бог, Ленка не проснулась. Затянул галстук, провёл рукой по волосам, пара капель одеколона – и он готов. Снова бросил взгляд на часы – рано. Рано, но он уйдёт сейчас, захватив при этом и свои, и Ленкины ключи…. Поставит мобильный на беззвучный режим, проведёт лишние пару часов на воздухе, но таким образом он подойдёт к своей цели – Ленка останется дома… Пускай это подло вот так вот поступать с ней и пускай она даже обидится, но это ведь всё такие мелочи по сравнению с тем, что она, его Леночка, будет в безопасности…
Смятые простыни, в голове лишь сладостное чувство ото сна и ничего больше… Как же это приятно, просыпаться в постели любимого человека. А этот самый любимый наверняка сейчас что-нибудь готовит для них на кухне и вот-вот явится на пороге с чашкой свежезаваренного кофе в руках, но вот уже сон окончательно отступил, и Лена отчётливо уже разбирает всё то, что творится у них в квартире, а то есть ничего. Никаких шорохов, телодвижений, никакого шума, только тишина… Лена приподнялась на локтях, прищурив глаза и напрягая уши, стараясь услышать то, чего нет вовсе. Какое-то странное чувство сомнения и даже предательства появилось в душе. Стараясь себя не накручивать раньше времени, Лена быстро скинула с себя край одеяла и быстро прошлась по квартире в поисках Степнова, однако его нигде не было и этот факт смущал слишком сильно. Можно назвать это предчувствием или интуицией, но Кулёмина своей пятой точкой понимала, что что-то не так, как должно быть на самом деле, что-то либо уже произошло, либо в ближайшее время произойдёт и эта самая неизвестность своим едким естеством просто разрушала оставшиеся нервы…
- Чёрт! Неужели так трудно заводить будильник?! – Ленка уже успела заметить, что всего через час ей уже надо быть у Влада и сейчас необходимо как можно быстрее собраться….
Зубной щёткой нечаянно десну поранила, чуть не задавила Люцика, пока бегала по квартире в поисках блузки, с горем пополам накрасила глаза, хоть и тряслись руки с неимоверной силой… Определённо что-то не так…
Что-то не так, но от этого не больно… Что-то не так, но от этого не пусто… Что-то не так… Ну и пускай, это ведь всего лишь предчувствие, интуиция и не более того. Разъедающее нервы кислотное чувство ведь не имеет никакого чёткого объяснения…
Нервный смех, раздавшийся на всё помещение квартиры – это всего лишь Лена обнаружила отсутствие связки ключей на полке перед зеркалом, в серебристой глади которого ей тут же подмигнула красивая блондинка, как две капли воды похожая на неё саму. Именно этого она и ожидала, правда, если положить руку на сердце, то такой подвох она думала ощутить ещё раньше, предполагая, что не пройдёт и нескольких совместных дней проживания со Степновым под одной крышей, как у того просто напросто сдадут нервы и он запретит ей выходить из дома… А тут всё оказалось проще – он всего лишь забрал ключи от квартиры, не оставляя Лене право выбора… Вернее он так думал… Наивный…
А Ленка была даже приятно удивлена тем, что Степнов протянул чуть больше недели, не ограничивая её свободу чрезмерными нравоучениями, безмерной опекой и заботой… Не в коем случае не держит на него обиду, прекрасно понимая его опасения и, чего уж там, разделяет его позицию, но вот только… ЭТО - её и ничьё больше, она не может позволить разбираться и копаться в ЭТОМ кому бы то ни было, даже Степнову. ЭТО – её обида, её унижение… Это ЕЁ душа измазана грязью и это ЕЁ тело было самым грязным и похабным способом использовано… Та ночь – как поход в магазин, в котором товар – это она, а какие-то недоноски, не спрашивая разрешения и согласия, не понимая простых моральных норм, будто прочитав невидимую инструкцию, использовали товар по назначению… Грязно и пошло? Да… Использовали совершенно не отдавая себе отчёта в том, что у этой самой девочки есть душа… Вся её жизнь протекала со знаком «плюс» до того самого момента, а после – лишь жирный «минус» и крест на всю оставшуюся жизнь, основную тяжесть которого она будет ощущать лишь только на своих плечах и никто не сможет ей помочь в этом… В ту самую ночь возненавидела себя, возненавидела всеми фибрами своей души за то, что сама того не желая смогла привлечь голодные взгляды этих извращенцев… Прокляла свою спортивную фигуру, которая, подчиняясь законам женской привлекательности, уже давно обрела округлые притягательные формы…
Наркотики… Прозрачная внутривенная жидкость, которая стоит не малых денег и… И как же неприятно осознавать то, что за эти несчастные миллилитры кайфа добрая половина девушек лёгкого поведения, каждодневно выгуливающих своё тело на «точке», не долго думая раздвинули бы ноги перед этими ублюдками… А Она… Что она такого плохого сделала, что судьба сыграла с ней столь жестокую шутку? А шутку ли?.. Да, именно шутку, жестокий оскал которой ещё долго будет преследовать её в ночных кошмарах…
Тихо переступая по полу, Лена прошла вглубь спальни и, выдвинув нижний ящик комода, просунула руку в дальний угол. На ощупь нашла небольшой металлический предмет, ледяная сталь которого словно предупреждала о том, что возможно игра не стоит свеч… Но кто об этом сейчас будет думать? Лена, которая с каждым днём подходит всё ближе и ближе к заветной цели и которая уже жадно потирает руки, предвкушая скорое возмездие? Или же Виктор, которому по ходу уже вообще снесло крышу от слепой и безграничной ненависти и ярости? Ни один, ни второй не задумывался над тем, чтобы оставить сейчас всё так, как оно есть, потому что цель уже маячит на горизонте…
- Обидно, но я не обижусь, - протянула как давно заученную песню, прекрасно понимая, что Степнов хотел лишь как лучше, и обижаться на него нет никакого смысла, - глупенький ты, Степнов, - оттенок грусти пронзил тишину комнаты, и Лена, в очередной раз взглянув на своё отражение в зеркале, набрала на клавиатуре мобильного незамысловатый номер службы такси.
Небрежно сидящие на бёдрах шорты в чёрно-белую шотландскую клетку больше смахивали на юбку, белая блузка с глубоким вырезом, чёрные летние сапожки, вечерний тёмный макияж и взлохмаченные светлые волосы – в таком виде она в метро уж точно не поедет… И это Степнов её ещё не видел… А ведь если бы в его голове не возникла эта подлая идея с изъятием ключей и он бы вместе с Ленкой в этот вечер пошёл на работу, то он явно не разрешил ей ТАК одеваться… Благими намерениями, как говорится, вымощена дорога в ад…
И вот сердце уже начинает с противным звоном отбивать бешеный ритм, норовя выскочить из встревоженной сомнениями груди, которая под действием сильного волнения поднималась и опускалась всё чаще и чаще. Её наряд, казино, Влад и даже её любимый далматинец – всё это настолько глупо и необоснованно, настолько жалко и слабо с её стороны, настолько рискованно и… подло. Подло не только по отношению к Виктору, но и в первую очередь конечно же к себе, к своей душе, которую она только недавно воскресила из разряда мёртвых, а теперь вновь рискует ей…




Глава 74
Приятный августовский вечер, нежно-розовый закат, отдающий тёплым оттенком в облака, которые нависали большой тенью над многоэтажным зданием, всего минуту назад к главному входу которого подъехала желто-оранжевая машина с шашкой на крыше… Нервно оглядываясь по сторонам, Лена вышла из автомобиля и, расплатившись с услужливым таксистом, побрела в сторону красноватого сияния, исходящего слабыми волнами от неоновой вывески…
Минув помещение тамбура, спустилась по ступеням вниз и, сделав глубокий вдох, вошла в центральное помещение самого казино, прекрасно понимая, что сейчас ей не удастся избежать встречи со Степновым. Вот по идее, это она же ведь должна разозлиться и держать обиду, но на практике всё выходит иначе, и обидчик в лице Степнова может превратиться в обиженного...
Тихо вошла, и тут же наткнулась взглядом на голубые глаза, которые с небольшой искрой беззаботности смотрели вглубь зала, совершенно не подозревая о том, что за ним уже наблюдает Она.
- Привет, - чуть невесомо дотронулась кончиками пальцев его плеча и почувствовала, как он внезапно напрягся, слыша за спиной до боли знакомые нотки бархатного женского голоса.
- Привет, - как-то уж чересчур неуверенно прозвучало его приветствие, когда он, искренне веря в то, что это слуховые галлюцинации, резко обернулся к девушке лицом и тут же в прах развеял свои глупые надежды. - Ааа, - нахмурил лоб, пытаясь собраться с мыслями, - а ты что здесь делаешь?
- Как это что? – улыбнулась Ленка. – На работу, между прочим, пришла. Или ты уже забыл, что мы с тобой коллеги? – и не слова про ключ…
- Так, Лен…
- Не надо мне этих «Лен»! – тут же остановила его речь, заранее зная, в какое русло он хочет завести разговор. – Мне пора идти, - уже было хотела пойти на поиски Влада, как обернулась к Степнову и, разжав левую ладонь, протянула её вперёд. - У меня карманов нету, можешь к себе положить?
Бледная разжатая ладошка, на которой красовались её мобильник и маленький брелок с ключом от их дома… Что ж, этого Степнов не ожидал – а ведь Ленка получается заранее предвидела сложившуюся ситуацию и уже успела сделать себе дубликат ключей. А теперь и ведёт себя сейчас как ни в чём ни бывало, смотрит ему в глаза, знает при этом правду и всё равно молчит. Если она так решила, то пусть остаётся всё на своих местах… А в следующий раз Степнову надо быть просто умнее… И пристегнуть Её наручниками к батарее…
- Хотя, нет, - нахмурилась Ленка, - сотовый я оставлю на всякий случай, а вот ключи можешь пока что забрать, - двусмысленно протянула она, намекая на то, что потом он должен будет ей их вернуть.
- Как скажешь, – сухо отозвался на её просьбу, забирая брелок с её ладони. - Что руки-то такие холодные? – тут же его голос приобрёл немного возмущённый и вместе с тем заботливый оттенок.
- Нормальные у меня руки, - в резкой манере попыталась оправдаться она, однако руку свою не отдёрнула, позволяя мужчине своими горячими губами передать ей частичку тепла…
Проводив грустным взглядом любимый силуэт девушки, которая буквально уже через десять секунд скрылась за поворотом, Степнов, подбросив вверх брелок с ключом и ловко поймав его в воздухе, положил не единожды проклятый маленький кусок металла в карман.
- Чего грустишь? - мягкий приятный женский голос заставил Виктора повернуть голову в сторону. Так и есть. Оксана. Девушка с большими тёмными глазами мило улыбалась, опираясь плечом о дверной косяк.
- А ты-то уж тут что делаешь? - удивился Степнов, вынужденный во второй раз за последние несколько минут задать подобный вопрос.
- Вот не поверишь! Понятия не имею! - она обреченно развела руками в стороны и звонко рассмеялась. - Сама толком понять не успела. Хотя, по сути, я пришла к тебе.
- Ты, наверное, по поводу Лены? - предположил Степнов, испытывая сейчас какое-то двоякое чувство, которое явно было вызвано его неосведомленностью по отношению к тому, из-за чего Лена с ней поссорилась.
- Можно и так сказать, хотя, я ведь пришла именно к тебе, чтобы просто указать направление, потому что Лена... Она ведь его не вспомнила...
- Его? Их же двое! - Виктор тут же понял, про кого говорит Оксана, а также понял и то, что эта девушка появилась здесь не случайно.
- А... - Оксана прищурилась, стараясь быстро оценить ситуацию. - Понятно, она тебе ничего не сказала, - сказала это скорее для самой себя, нежели для Степнова.
- Чего не сказала? - уже в который раз Виктор за сегодняшний день почувствовал, что он многого не знает.
- Судя по твоему обескураженному выражению лица, вы с ней вообще на эту тему не говорите, так ведь? Я права? - Степнов лишь положительно кивнул головой, поджав губы. - Ну тогда слушай, - она вновь улыбнулась, - всё дело в том, что я чисто случайно знаю, кого именно вы с ней ищете, потому что раньше здесь... работала. И, всё по той же случайности, я знала их... Поэтому... Мне стоит лишь только пальцем указать, - протянула последнюю фразу Оксана, ясно давая понять, что именно в этот вечер Степнов, наконец, узнает, кто это был...
- Ты знаешь?!! - ошарашено спросил Степнов, не в силах скрывать свое удивление. - Тогда какого, спрашивается, черта был весь этот цирк с Леной?!!
- Цирк - не цирк… Это уже не столь важно, я же ведь реально думала, что она по лицу его узнать сможет, - попыталась оправдать свои действия Оксана.
- Так, хорошо, допустим, а почему один?!
- Да потому, что второй пока ещё жив! А так, вообще было бы ноль...
- "Пока"? Что значит "пока"? - и ведь с каждой минутой их разговора этих вопросов становилось всё больше и больше...
- А то и значит, что "пока". Первого убрали как раз перед тем, как меня в больницу положили, и второго тоже по идее скоро уберут, так что... Степнов, пока не стало действительно поздно, пока один из них ещё жив, у тебя есть возможность разобраться с ним лично.
- Тогда почему ты раньше-то молчала? Почему ещё в больнице не подошла ко мне, не сказала, что знаешь обо всём?!! Почему ты дотянула всё это до такого состояния? Да и, в конце концов, зачем Ленке рассказала, где их можно найти? - какое-то приятное жжение разлилось по всему телу, беря начало откуда-то из области груди и заканчиваясь на кончиках пальцев его ладоней, которые уже не терпелось сжать в кулаки и сделать то, ради чего он тут появился...
- Прекрати уже возмущаться! - шикнула на него Оксана. - Я хоть и замечала её шрамы на ногах, но далеко не сразу узнала, откуда они появились... И об этих шрамах... - она понизила голос, немного побаиваясь реакции мужчины, который и так был на грани. - Эти шрамы они делали всем... Это для них был как ритуал что ли какой-то, они таким образом «расписывались» на своих жертвах... – видела, как голубые глаза Степнова потемнели от злости, но всё равно продолжала. - Я даже как-то слышала, что они каким-то образом потом проверяют базы данных и узнают, кто писал заявление в милицию, а кто нет. И дальше, узнавая имена своих жертв, которые всё же обратились за помощью в милицию, они выходили на них и... всё повторялось вновь...
- Господи, - Виктор тяжело вздохнул, прижимая свои пальцы к пульсирующим вискам, - а я же ведь предлагал заявление написать...
- Слушай, ты извини, что я рассказала Ленке... Я и сама потом пожалела об этом, ведь прекрасно понимала, что это может быть опасно. Просто не смогла молчать. Знала, в чём дело, знала так же, где можно искать справедливости… А Ленка… она хотела казаться сильной. Всегда. Правда вот только это у неё слишком плохо получалось. И я не сдержалась. Ленка ведь смирилась со всем, собиралась продолжать жить дальше, а я… Прости, пожалуйста, я не подумала, что Ленке от этого станет только хуже.
- Ладно, не надо тут извиняться, толку от этого никакого, - схватив девушку за руку, Виктор повел её по коридору. - Идём, лучше покажешь мне того, для которого этот вечер станет переломным в его поганой жизни...


Спасибо: 20 
Профиль
Dulce





Сообщение: 107
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 18

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.06.10 07:14. Заголовок: 26


Глава 75
Быстро проведя по большому помещению сканирующим взглядом, Лена тут же нашла знакомую мужественную фигуру Влада и сразу же направилась в его сторону.
- Опаздываешь, - вместо приветствия лёгкий подкол с его стороны, сопровождаемый усмешкой его глубоких и дерзких карих глаз.
Не успела Лена сообразить, что ответить, как седовласый мужчина лет сорока-сорока пяти, стоящий по правую от Влада сторону, натянув широкую улыбку, успел вставить свои пять копеек:
- Это же девушка, - рассмеялся он, - им позволено опаздывать, а уж тем более таким очаровательным, - галантно протянув Лене руку, он запечатлел на её ладошке поцелуй, чем немного смутил не привыкшую к подобным знакам внимания Кулёмину, щёки которой покрылись чуть заметным румянцем.
- Да я и не возмущаюсь вроде, - улыбнулся Влад, забирая Ленину руку в свою. - Пойдем за тот столик, - взглядом указал на ряд столиков, стоящих возле стены и, не дождавшись ответа, повёл за собой девушку.
- А твой знакомый всех так приветствует? - не удержалась от вопроса всё ещё смущенная Лена.
- А что такое? - удивился Влад. - Неприятно?
- Да нет, отчего же...
- Тогда почему бы мужчине не поцеловать руку девушке, которая сегодня выглядит очень сногсшибательно и сексуально?
- Это типа комплимент что ли? - рассмеялась Лена, из-под спадающей в сторону чёлки покосившись на мужчину.
- Не «типа», а комплимент, - согласился он, усаживаясь вместе с Леной на жесткий, но удобный диван. - Тем более это правда, и я ничуть не лукавлю.
- Ну тогда спасибо, - искренне улыбнулась Лена. - Я уточнить у тебя кое-что хотела, - начала издалека она.
- Конечно, спрашивай, может, отвечу, - это его самое "может" тут же резануло девушке слух, и она поняла, что он может ожидать от неё таких вопросов, на которые он явно отвечать не собирается... Вот оно ещё одно доказательство того, что тут всё далекое не невинно и нечисто...
- А что мне сейчас делать? Как себя вести? - задала интересующий её вопрос Лена.
- Веди себя как обычно и будь очень внимательной, вот и всё, - тут же разъяснил он. - Если что покажется подозрительным, сразу докладывай мне.
- Угу, - утвердительно промычала в ответ Кулёмина и, опираясь локтями о край стола, поставила подбородок на ладони. - А у тебя тут, должно быть, очень интересно, - прищурившись, предположила она, наблюдая за ближайшим столом, где проходила игра в покер.
- Может быть, - усмехнулся в ответ Влад, доставая из кармана своего пиджака пачку дорогих сигарет. - Составишь компанию?
- А где же коронный "Парламент"? - рассмеялась Лена.
- Ну, вообще-то эти у меня коронные, но сигареты - это такая вещь, имеющая противное свойство заканчиваться, поэтому, когда такое происходит, мне приходится курить то, что в данный момент доступно.
- Я, если честно, никогда не курила дорогих сигарет, - произнесла она, однако всё же взяла одну.
- Ну, значит, сейчас и попробуешь, - улыбнулся в ответ мужчина, - оно того стоит, уж поверь, разница ощутимая.
- А ты не пробовал сигаретами запасаться заранее, чтобы потом не приходилось курить что попало?
- Пробовал, - признался Влад, - только у меня это плохо получается. А потом и приходится обманывать свой организм при помощи дешевой подделки под сигареты.
- А почему обманывать?
- А потому. У тебя никогда не было такого, чего бы ты очень хотела, но оно тебе сейчас недоступно? Но тебе этого хочется настолько сильно, что приходится обманывать себя тем, что отдаленно напоминает то, что тебе так сильно нужно. Понимаешь, о чем я?
- Прекрасно понимаю, - грустно сказала Лена, - вот и у меня сейчас так же: я гонюсь за мнимым чувством свободы и справедливости, чтобы хоть как-то оправдаться перед своей совестью, а мозгами-то понимаю, что этой самой справедливости уже никогда не будет...
Прежде чем Влад успел что-либо сказать, Лена поспешила встать и, взяв из рук ничего не понимающего мужчины зажигалку, бросила ему поспешное "Я скоро вернусь" и скрылась из его поля зрения, удаляясь в сторону служебного туалета...

Пройти несколько шагов, несколько последних шагов перед затяжным прыжком через пропасть. Проследить холодным взглядом голубых глаз по направлению указывающей влево женской руки. В итоге, имея этот десятисекундный пробег перед стартом, выясняется, что ты совсем не был готов к тому, ради чего здесь оказался... Несколько дней назад, во время знакомства, они пожимали друг другу руки, смотрели своему собеседнику в глаза... Почему этот чуть звериный оскал и нездоровый блеск в глазах не навел Его на правильные, единственно верные мысли?.. И как Он мог в тот момент не понять, не почувствовать?.. Может, оттого, что вокруг него было ещё около десятка амбалов, на которых он так часто бросал полный подозрения и пока необоснованной ненависти взгляд?.. Лишний раз Он убедился в том, что его интуиция ему не подруга, и очень часто его подводит, подводит именно в те самые моменты, когда она ему больше всего нужна... Не поддаться чувству агрессии - молча, скрепя от злости зубами, выждать подходящий момент, чтобы отомстить...




Глава 76
Неважно, что, возможно, Он за ней следил... Неважно, что, возможно, Он видел в Её подрагивающих пальцах сигарету с зажигалкой... Неважно, что, возможно, Он проследит за ней и, застукав Её на месте преступления, отчитает, как первоклассницу... Всё неважно... У неё уже просто не осталось сил на то, чтобы слушать советы и уж тем более не осталось ни капли силы на их выполнение... Холодная пластиковая поверхность опущенной крышки унитаза под пятой точкой и сигарета в руках. Пусть смешно и глупо это смотрится со стороны. Пусть… Ей и на это, совершенно определённо, плевать. Даже дверь кабинки за собой не закрыла…
Прикурив зажатую между пальцев сигарету, Лена втянула терпкий дым глубоко в лёгкие, стараясь в полной мере прочувствовать всю суть этой сигареты…
- Сигарета как сигарета, - неопределённо протянула Кулёмина, выпуская несколько прозрачно-серых колец дыма в воздух, пропитанный запахом морского бриза, - хотя… что-то в них определённо есть, - затягиваясь ещё раз, она прищурила глаза и расслабила плечи в удачной попытке «прогнать» порцию никотина вдоль позвоночника до самого его низа.
Ещё несколько затяжек – и вот, долгожданная свобода бунтующей в голове мысли… Надо делать ноги!.. Пока не поздно… И катись оно всё к чертям! Не будет больше никакого Влада, никакой Оксаны, не будет ненужного пустого вранья… Не будет ничего… Она же ведь так и не узнала того самого человека, из-за которого здесь и появилась. Не узнала и вряд ли сможет узнать… Просто не помнит… Не помнит того, как он выглядел, не помнит его голоса… Вместо этого лишь чёрное пятно, пустота… Так зачем же она так сильно жаждет заполнить это самое многоточие буквами? Своей местью она добьётся для себя того, что запомнит его ещё лучше, чем следует, добьётся она так же и того, что завидев на улице мужчину со схожими чертами лица, она будет невольно шарахаться от него в сторону… А её ночные кошмары могут стать более реальными… Разве к этому она стремится?..
И ещё несколько затяжек… Надо с этим покончить раз и навсегда. Только этот вечер и всё!.. Затушив сигарету о стенку кабинки, она бросила окурок прямо на пол, не утруждая себя даже тем, чтобы повернуть голову влево и обнаружить там мусорную корзину.
Прошло буквально несколько сотых доли секунды, как входная дверь открылась, и в помещение кто-то вошёл… Минус именно этого служебного туалета в том, что он не разделяется половыми ограничениями, хотя бы потому, что при наличии исключительно мужского персонала, это и не требовалось… По тяжёлым шагам Лена поняла, что зашёл именно мужчина, что не было удивительным, но…
- Здесь есть кто? – осторожный голос заставил Лену несколько напрячься… Она промолчала…
Взгляд мужчины оценивающе прошёлся по дверцам из пяти кабинок. Отойдя на метр дальше, к самой стене, он чуть нагнулся, дабы проверить «чистоту» помещения… Будто чуя подвох, Лена быстро и, насколько это было возможно, практически бесшумно, подтянула ноги вверх, сгибая их в коленях и прижимая к груди…
«Тук-тук! Тук-тук. Тук-тук… Тук… Тук…» - и даже её сердце стало биться реже и теше, будто боялось, что его ненавязчивый стук может кто-то расслышать… Почему-то стало противно. Противно и страшно. А когда Лена отчётливо могла расслышать звук защёлкивающегося замка, стало вообще не по себе. Внезапный резкий холод, невесть откуда взявшийся, пробежался по нагим участкам тела, окуная тело в ледяную неизвестность… Послышался какой-то шорох, непонятный хруст, равномерное постукивание… Спустя несколько минут Лена, так и не совладав с ноющим чувством любопытства, прислонила голову к правой стенке, желая хоть краем глаза разглядеть то, что происходит за тонкой преградой в виде чуть приоткрытой дверцы… Отчётливо увидев обтянутый чёрными брюками мужской зад, обладатель которого склонился над столешницей рядом с раковиной, она не сразу поняла, что происходит…
Шумный вдох носом… Мужчина тут же выпрямился, продолжая уже более активно шмыгать… И тут Лена заметила кое-что необычное в нескольких метрах от своих глаз – несколько кристально белых продолговатых дорожек порошка… Не надо быть гением, чтобы догадаться, что данные дорожки целиком и полностью состоят из известного ныне всем кокаина…
Он? Или всё же нет?.. Неизвестно… Но вот только почему Ленино сердце, ненадолго притихнув, забилось вновь, причём с утроенной силой, отбивая лихорадочной пульсацией в висках невообразимый ритм. Захотелось провалится сквозь землю… От одной только мысли, что она сейчас находится в небольшом запертом помещении с мужчиной, который в данный момент балует себя наркотой, ей становилось, как минимум, не по себе…
Концентрируясь исключительно на чёткости своих движений, Лена аккуратно взяла в руки свой мобильный телефон. Равномерно нажимая на кнопки аппаратуры, спустя всего минуту, которая показалась ей слишком долгой ввиду напряжённого состояния, она смогла отправить сообщение Владу…
«Здесь в туалете кто-то нюхает кокаин. Он меня не видит, но я не знаю, что мне делать. Да и дверь он закрыл…», - доля секунды – и сообщение доставлено адресату.
Лишний раз поблагодарив себя за своевременную сообразительность, заключившуюся в отключении всех сигналов телефона, Лена без лишнего шума получила ответное СМС.
«Подмога уже в пути. Спасибо за наводку. Я не ошибся в своих предположениях, когда подумал, что в тебе явно есть потенциал».
Увидев на горящем экране заветную фразу «в тебе явно есть потенциал», Лена невольно вспомнила последний их разговор с Оксаной… Это как раз то, о чём она ей говорила… Хотя, дословность этой фразы с Оксаниной стороны, теперь в Лениных глазах смотрелась как искусно скрытое предупреждение… Предупреждение о том, что, ввязываясь во все эти игры, не стоит слишком заигрываться... И, наверняка ведь, Оксана сама когда-то давно начинала с подобных мелочей, втягиваясь в этот криминальный мир всё больше и больше, при помощи руки Влада, постепенно ведущего молодую девчонку к определённой цели, преследуя свои мотивы и желая получить в свою «команду» нового надёжного «бойца»…
А тем временем незнакомый мужчина за пределами Кулёминской временной «обители», неторопливо расхаживал вдоль комнаты, разминая мышцы шеи и рук. Затем, вдоволь насмотревшись на своё отражение в зеркальной поверхности, мужчина принялся за вторую дозу белого порошка… Отвлёк его от столь увлекательного занятия звук поворачивающегося в замке ключа…




Глава 77
Интересно, стоит ли доверять своей интуиции, когда та подвела тебя в один из весьма ответственных моментов? Можно доверять, а можно и нет… Не в этом ведь дело, дело сейчас в том, что Степнов уже около пятнадцати минут не мог найти Ленку. Девушка куда-то пропала, и это начинало его беспокоить. И ведь даже позвонить он ей не может, а всё по простой и глупой причине – забыл зарядить телефон, экран которого сейчас быстро потух в его ладонях, так нервно теребящих аппарат… Хотя, во время своих быстрых сборов он думал совершенно о другом… Виктор уже ненавидел это место именно за то, что он не может вести себя так, как хотелось бы, а хочется ему сейчас ой как многого. Например, сгрести Ленку в охапку, уйти отсюда и никогда не появляться в этом злосчастном месте. И вот сейчас, когда у поста в дверях главного входа, его сменил напарник, он усиленно искал глазами объект своего беспокойства…
- Виктор, подойди-ка на пару слов, - голос Влада заставил Степнова повернуться на сто восемьдесят градусов вокруг своей оси.
- Что такое? – уставшим голосом спросил мужчина, понимая, что позвали его сейчас не просто так, а ради какой-то просьбы, которую сейчас ему, Степнову, не хотелось выполнять, поскольку он по-прежнему так и не выяснил, куда запропастилась его Ленка…
- Держи, вот тебе ключ, - Влад, протягивая маленькую связку с зелёным брелоком и небольшим куском металла, заметил некую усталость и немую злобу в напряжённых движениях своего подчинённого, однако, он предпочёл не заострять на этом своё внимание. - Этот ключ от служебного туалета, - пояснил он и дальше начал излагать суть дела. - Я не знаю, кто там, я не знаю, сколько их там, хотя, кажется, один, но ты сейчас пойдёшь туда и приведёшь мне всех, кто там будет. Ясно?
- Ясно, - забирая из рук Влада ключ, Степнов утвердительно кивнул головой, хотя на самом же деле, он мало уяснил сути этого поручения, однако спрашивать об этом и уточнять он не стал, желая поскорее с этим разобраться…
Быстрые шаги, такой же быстрый поворот ключа…. Его мало волновало, кто будет за этой дверью, и так же его не заботило и то, что там происходит… Да вот только его интуиция упорно связывала Ленкино отсутствие с этой маленькой комнаткой, в которую он уже через долю секунды войдёт и, может, увидит Её... И именно это его ой как сильно волновало… Испытывая чувство ноющей тревоги в области ключиц, он резко распахнул дверь… Опять интуиция подводит?.. Может быть… Единственный, кого Виктор увидел - был ОН! Он – тот самый. Тот самый, с кем он уже в течение прошедшего получаса жаждал встретиться в тёмном и узком переулке… На столешнице перед раковиной рассыпаны две ровные небольшие дорожки кокаина… Наркотики… И почему это явление нисколько не удивляет Степнова?..
- Ну, здравствуй, - скрестив руки на груди, он встал возле двери, которая с громким стуком только что захлопнулась.
Две пары глаз, встретившись друг с другом, казалось, начали вести какую-то немую беседу… Бездушные и блёклые серые глаза выдавали какую-то нелепую порцию усмешки и превосходства в ответ на разгневанный взгляд голубых глаз…
- Ты чего здесь забыл? – брезгливо и чуть ли не по слогам спросил Виктор, мысленно умоляя себя не поддаваться своим эмоциям, которые уже готовы были одержать победу над разумом… Но сейчас нельзя… Нельзя давать выход энергии, только не здесь и не сейчас, иначе это всё может иметь ряд нежелательных последствий… Позже, когда появится возможность, но не сейчас…
- Хм, - уголок губ мужчины скользнул вверх, изображая надменность, - а тебе-то что? Ты мне не начальник, - спокойно отозвался тот и вновь склонился над столешницей, желая продолжить уже было начатый, но так жестоко прерванный, любимый ритуал... один из самых любимых…
- До тебя что, с первого раза суть вопроса не дошла? – всё так же скрестив руки на уровне груди, Степов мысленно недоумевал, как же он раньше не мог заметить этого урода в толпе остальных.
- Слушай, мальчик, - он снисходительно кинул на Виктора недобрый взгляд, - шёл бы ты лучше гулять! Хотя… - он на секунду призадумался и вновь глазами просканировал Степнова, на этот раз изучая своего собеседника более подробно. – Если хочешь, можешь присоединится, тут как раз на нас двоих хватит, - вполне дружелюбным тоном закончил мужчина свою мысль.
- Нет уж, спасибо, я как-нибудь обойдусь, - процедил сквозь зубы Степнов. - Ты бы сворачивался лучше по-хорошему, - предупредил его Виктор, так и не сменив положения.
- Это что, типа угроза? – сощурив глаза в презрительной усмешке, он невольно усмехнулся.
- Да, именно угроза, - согласился Степнов, однако мысленно он понимал, что наличие или отсутствие угрозы как таковой никак не повлияет на план его действий…

- Тааак, - Влад недоуменно развёл руками в разные стороны, заметив приближающуюся к нему Лену, которая явно была немного напугана, и это очень хорошо читалось в её глазах, - я не понял, а где Степнов? А где придурок этот, которого я просил мне привести?
- Ааа… Как? – Лена удивлённо расширила глаза и начала лихорадочно соображать, куда делся Степнов, ведь она отчётливо помнит, как после его появления в том туалете, после недолгого разговора, Степнов чуть ли не силком увёл куда-то мужчину, имя которого Лена так и не узнала. – Я думала, что он здесь… - ошарашенная Кулёмина начала нервно теребить край своей рубашки. – Я вышла только спустя, наверное, минут пять, как они ушли…
- Куда они пошли? – Влад чуть повысил голос, однако в целом он был весьма спокоен.
- Да я откуда могу знать? – нервно буркнула Лена, начиная оглядываться по сторонам.
Волнительная дробь испанской гитары жёсткими волнами из динамиков распространялась по помещению с такой же большой скоростью, что и Ленин взгляд скользил из стороны в сторону… Мягкий, но такой тихий и практически беззвучный голос девушки, поющей что-то на иностранном языке, заставлял атмосферу воздуха пропитаться какой-то необъяснимой и таинственной ноткой, оседающей тонким слоем тревоги на душе… Так и не найдя Степнова, она уже начала расспрашивать охранников и бармена за стойкой в конце зала…
Фишки, карты, рулетка… Как узнать, за каким столом тебе повезёт? Делая очередную ставку, ты мысленно возлагаешь все надежды на свой возможный выигрыш, умоляя небольшой мячик скакать по кругу рулетки именно в нужном тебе направлении и всё так же мысленно просишь его остановится именно на твоей метке… А несколько карт тщательно перетасованной колоды дают тебе лишь первый толчок, шаги необходимо будет уже делать самому… Шаг вправо или влево – любое действие приведёт к какому-то своему исходу… Но как дойти до цели с минимальными потерями и выиграть в нечестной схватке? Как?.. Лена не знала ответа на этот вопрос…
И всего-то прошло около десяти минут, как неуверенные догадки и предположения случайных свидетелей привели Лену сюда… Поспешно нажав кнопку лифта с полусотенной цифрой, Лена поднялась на самый верхний этаж и, выбравшись через отверстие люка, оказалась на крыше…
Вокруг неё, словно углы правильного треугольника, располагались трое человек. Сидя на корточках и посмотрев вперёд себя, она заметила встревоженные голубые глаза любимого мужчины, которые так и кричали ей о том, чтобы она немедленно бежала отсюда, пока это возможно. Посмотрев строго влево она заметила такие же обеспокоенные Оксанины тёмные и бездонные карие глаза, от одного взгляда в которые неприятно защипала переносица… Чувствуя спиной наличие третьего человека, Лена быстро оглянулась назад… В тёмно-оранжевом ярком сумраке надвигающейся ночи, розовое сияние заходящего за горизонт солнца освещало третью фигуру сзади, невольно отбрасывая на его лицо тень… По-прежнему не вставая на ноги и смотря на незнакомого мужчину снизу вверх, Лена поняла, что он ей отнюдь не незнакомец… Они уже как-то встретились однажды на жизненном пути, дорога которого оказалась слишком узкой для того, чтобы на ней не произошла авария, которая таки унесла в своей катастрофе жизнь одной человеческой души… Именно в таком положении она и была – внизу… Именно таким было одно из тех лиц – со зловещей тенью на нём…


Спасибо: 20 
Профиль
Dulce





Сообщение: 112
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 18

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.06.10 19:12. Заголовок: 27


Глава 78
Не делая не единой попытки подняться, Лена продолжала сверлить взглядом знакомый силуэт, желая его испепелить гневом своих глаз... Резкий шорох сзади, который, как она знала, ничем опасным ей не грозил, всё же заставил её инстинктивно обернуться назад. Встретившись взглядом со Степновым, она тут же почувствовала, как руки того самого "незнакомца" силком оттащили её назад. Нагло обвив рукой белоснежную шею девушки, мужчина прижал Лену к себе спиной. Зажав большим пальцем правой руки участок шеи, где под давлением животного страха ненасытно пульсировала подкожная жилка, он почувствовал, как девушка невольно отвернула голову вправо и всё под той же силой прижалась к плечу самого главного кошмара её ночных снов... Волна непонимания от быстротечной смены картин скоро уже сменилась осознанием того, что она вновь находится в тех самых лапах, которые так сильно её держали в своих объятиях всего несколько недель назад...
Когда только Лена появилась на этой злосчастной крыше, Степнов, успев лишь только оценить всю критичность ситуации, заметил, как к Ленке сзади направляется тот, кого он ещё по какой-то нелепой случайности почему-то не грохнул... Не успел всего лишь на секунду, не успел - и теперь она вновь в лапах противника...
- Куда, голубушка, собралась? - прошипел "незнакомец" Ленке в левое ухо, мигом доставая из кармана своих брюк складной нож и отточенным движением большого пальца выдвинул лезвие, одновременно с тем стараясь продолжать следить взглядом за парочкой своих знакомых, благодаря которым он и очутился на этой крыше...
- Лена! - Степнов тут же отреагировал на появление в руках "незнакомца" блестящего куска металла с красной рукояткой...
- Тихо, тихо! Не стоит тебе этого делать!.. - приложив к шее девушки лезвие ножа, мужчина этим своим действием остановил приближающегося к нему Виктора. - Ежели не хочешь, чтобы я исполосовал ей шею!
- Слушай, по хорошему тебя сейчас прошу, давай ты её сейчас отпустишь, и мы все мирно и по-тихому разойдёмся, - видя как Лена тихо замерла в руках этого ублюдка, Степнов быстро пошёл на попятную, предложив мировую своему врагу номер один. Как бы он сейчас хотел в открытую и голыми руками отстоять этот бой, но видимо по-честному сейчас не получится...
- О, как из-за своей девки-то застремался! - мужчина невольно засмеялся, видя как резко вдруг замер Степнов, который явно ведь испугался за сохранность своей девушки...
- Так, поиграл и хватит уже! Отпусти её! - наконец и Оксана уже подала свой голос, пытаясь сделать ещё одну попытку к заключению мирного договора.
- Вот уж тебя я наверное забыл спросить! - гаркнул тот, ещё сильнее сжимая правой рукой Ленину шею, чтобы она даже и не посмела сделать малейшей попытки вырваться.
- Тебя же ведь по-хорошему просят! Если жизнь твоя дорога, то... - продолжала настаивать Оксана, когда вновь была перебита её давним знакомым.
- Не смеши меня, ладно!? Про цену жизни она мне ещё будет заливать! - и вновь коварная усмешка на сухих губах. - Ты себя-то со стороны вообще видела? Да ты же уже труп ходячий! - последняя фраза заставила Лену ещё сильнее сжаться от появления невольной волны страха... - Я не знаю, как ты сегодня попала сюда, но я больше, чем уверен, что обратно ты уже спуститься не сможешь! Да тебя уже как месяц ищут! И, будь уверена, как только тебя увидят, мокрого места не оставят!
- Это ты мне сейчас активно пытаешься намекнуть на то, что меня сегодня грохнут? - с явной иронией в бархатном голосе спросила Оксана, чуть наиграно улыбнувшись собеседнику.
- Какая догадливая девочка!
- Ага... - не сдержав вырвавшийся наружу смешок, Оксана продолжила свою мысль. - А на последок я скажу тебе, что ТЫ уже не жилец. Я и тебя должна была завалить... - всё как она и думала... Лена, услышав последнюю фразу «и тебя должна была», уже было попыталась повернуть голову в её сторону, да вот только цепкая мужская хватка не дала ей этого сделать, вновь сжав её шею. Лена поняла, в чём заключалась загвоздка, она, найдя стыки, соединила свои мысли в правильную картину... Того, первого, убила она, Оксана... Совсем плохо скрытый намёк не ускользнул от её внимания... И страшная догадка тут же проскочила в её голове - Оксана наверняка и первого до поры до времени оставила бы в живых, если бы только вовремя поняла, что может подарить подруге возможность отомстить. Как и всегда, любое слово, сказанное Оксаной, было обдумано: она знала, как донести до Лены суть того, что происходит вокруг, но сделать это так, чтобы Виктор ничего не понял. – А ты здесь, целый, невредимый! Но ты не переживай! До тебя рано или поздно очередь дойдёт... И это скорее будет рано, нежели поздно! - не отрывая своего взгляда от мужчины, Оксана высказалась до конца.
- Всё? Вы всё выяснили?! - не удержался Степнов, которому уже надоело слушать перепалку двух знакомых, сути которой он не понимал. - А сейчас, - он направил горящий взгляд исключительно на мужчину, - отпусти её, и мы разойдёмся, - чётко и с расстановкой Степнов уже не предлагал, а искренне просил, с каждой секундой ощущая всё сильнее приливающее к вискам чувство тревоги, нервно отбивающее нарастающий ритм.
- С какой это стати? - усмехнулся тот, ощущая всем своим телом, что девушку в его руках начинает немного потряхивать, отчего чувство собственного превосходства не позволило ему так рано закончить начатую игру. - Ну уж нет... - он сделал несколько шагов назад, отводя за собой и Лену на более дальнее от Степнова расстояние. - Разве СВОИХ девушек так просто отпускают? - ядовитое шипение, несущее в себе явный подтекст...
Тёмно-серое шершавое покрытие крыши звонким стуком лишний раз напоминало Виктору о том, что ситуация приобретает всё более и более стремительные и нежелательные обороты, а Лена, находясь в мерзких лапах противника, отдаляется всё дальше.
- Повторяю в последний раз! - сделав глубокий вдох, Виктор попытался уравновесить внутреннюю чашу весов своей выдержки и нарастающего с неимоверной скоростью гнева, которые, будто находясь на ветру, колебались в разные стороны, позволяя то одной, то другой чаше приобрести более значимый вес. - Отпусти её сейчас же! Иначе я на тебе живого места не оставлю! - не смог уже удерживать прямую угрозу, так просившуюся сорваться с его языка в последние несколько минут, которые явно шли уже не по плану... А, может, не у него одного был план? Или хотя бы было банальное и подлое намерение сделать пакость?..
- Бааа... Какие мы грозные! - с напускным удивлением протянул "незнакомец", мысленно смакуя будущую реакцию Степнова. - А где же ты был, когда твою девку в подвале отымели?
Ожидания оправдали результат, даже сверх того... Сжав ладони в крепкие кулаки, Степнов с восхитительной реакцией спортсмена, уже не мог просто стоять в стороне, видя, как у его Ленки невольно подкосились ноги...
- Стоять! - всё тот же до боли противный голос... И всё то же холодное лезвие ножа ещё сильнее вжалось в бледную кожу девушки. Казалось, ещё немного, всего одно крошечное усилие - и её кровь невольно найдет выход из поглощенного агонией хрупкого тела... – Ответь мне, где ты в это время был?
- Ты сам себе могилу вырыл! Я тебя в эту пропасть не толкал! – так и не рискнув сделать попытку нападения, он остановился и теперь же, сверкая холодным взглядом голубых глаз, Виктор с некой нервозностью обнажил в коварной улыбке ровный ряд зубов, ослабив своеобразную петлю на своей шее, снял галстук. Скинув с плеч свой пиджак, он поспешил расстегнуть пуговицы на запястьях рубашки, после чего до локтей закатал рукава, готовясь к бою.
- А интересно, насколько это приятно, когда твою девку лишают девственности два мужика в первой же подворотне? А? Ответишь мне? - с каждым сказанным словом, которые отравляли, подобно желчи, улыбка "незнакомца" становилась всё смелее и шире.
- Чего она тебе плохого сделала? Отпусти же ты её наконец! - риторический вопрос и вновь та же самая просьба... И первое, и второе ушло в пустоту, оставляя отправителя стоять с бешено колотящимся от страха сердцем в груди.
- И даже независимо от обстоятельств, ты своим поганым существом вновь подписал себе смертный приговор, - уверенная усмешка с Оксаниной стороны донеслась откуда-то сбоку.
- Тааак! А ты куда направилась?! Стой, где стоишь! - всё ещё держа Лену возле себя, мужчина приказным тоном попытался проконтролировать действия Оксаны, которая медленными шагами, заходя мужчине чуть за спину, отступала к краю крыши. Вновь впившись серыми глазами в голубые, он елейным голосом продолжил свою заготовленную речь. - А какая у нее мягкая бархатная кожа... - контролируя свою жертву тесным прикосновением ножа к шее, зная, что она не посмеет даже сглотнуть, уже не говоря о попытке вырваться, он опустил правую руку вниз, жадно проводя ею по напряженному телу девушки. - Такая нежная... - искренне получал удовольствие, видя, как Степнов начал тяжело дышать от собственного бессилия. Лена же вовсе замерла в руках своего противника, чувствуя, как меж рёбер появляется непонятный комок тревожного жара. Жгучее давление в висках и ключицах появилось именно тогда, когда наглые руки Чужого мужчины ненасытно исследовали молодое тело. Чужой мужчина… Не Её… Это не Его прикосновения… - Нууу, - недовольно протянул он, добравшись рукой до края Лениных шорт, - это ещё что такое? А в прошлый раз ты умницей была, когда в платьице посреди ночи шлялась!
- Хватит... - наконец решилась подать голос Лена, вжимаясь в плечо своего врага ещё сильнее, желая хотя бы ослабить немного напор острого лезвия. Понимала, что продлись это ещё несколько минут, она попросту не выдержит. Уже сердце отстукивает рваный ритм всё сильнее и сильнее, будто в панике стараясь предупредить о чём-то. - Не надо больше... Пожалуйста... - тихим, практически беззвучным голосом попросила она. Даже не попросила... скорее умоляла... Умоляла не рассказывать... Если раньше она успокаивала себя тем, что единственной свидетельницей той ночи была темнота, то теперь же, когда она поняла, что она не одна помнит, что тогда произошло, она действительно испугалась...
- Упс, а что такое? По-моему, мы к самому интересному подбираемся... - не отрывая взгляда от голубой пылающей гневом бездны мужских глаз, "незнакомец", продолжая правой рукой ласкать соблазнительное тело, упивался своей властью, контролируя чужие действия, чужие дыхания и одну чужую жизнь... - Ты под кайфом такая горячая была! А ты, - опять обратился к Степнову, - ты-то хоть знаешь, как мне было приятно, когда твоя ненаглядная обколотая девочка кончила? А я был внутри и всё чувствовал! Чувствовал, как сокращаются её мышцы...
Громкий хлопок с Оксаниной стороны заставил двух мужчин повернуть головы на источник звука. Стоя боком за низким железным ограждением, у самого края крыши, та, подмигнув Виктору, сделала шаг в пропасть... Шаг в пропасть - и "незнакомец" под действием шока дернулся в сторону и немного ослабил свою хватку, подарив Виктору возможность двумя ловкими ударами освободить Лену от чужого "объятия".
Сделав два жадных вдоха, попыталась сконцентрироваться на своих ощущениях, вернее даже на совладении с ними. Колкая темнота паники, поволокой застелившая ранее всё вокруг в её глазах стала медленно рассасываться. Так и не поняв, что сейчас только что произошло, она ссутулилась, продолжая жадно глотать воздух, который живительными потоками возвращал девушку в прежнее состояние, уничтожая начавшую проявляться дрожь паники и приступа…
Интересно, чувствовала ли она себя когда-нибудь более гадко, чем сейчас, когда был озвучен тот маленький секрет, который она пыталась скрыть даже от самой тебя...
Наблюдая за тем, как Степнов сбивает с ног её обидчика, видя, с какой яростью он наносит удары, Лена, чувствуя невыносимую слабость в ногах, ударившись коленями о шершавую поверхность крыши, медленно опустилась вниз... И ниже уже теперь некуда...




Тяжко мне эта глава далась... Не такая, как остальные, в этом и есть её прелесть...
Глава 79. No pares nunca de soñar… / Никогда не переставай мечтать…
Нет... Этого Он не должен был узнать!.. Она поклялась себе всем самым дорогим, что у неё только есть в этой жизни, что никогда Ему об этом не расскажет... Ведь всё уже было хорошо... Всё стало налаживаться в её жизни после тех самых отвратительных событий, так нещадно избивших до полубессознательного состояния её, как оказалось в жестокой реальности, хрупкую душу...
Зачем сейчас прозвучали эти слова?.. А она ведь старалась даже саму себя убедить в том, что этого не было... Так часто в бешеном неконтролируемом потоке мыслей пыталась ссылаться на то, что ей это показалось, что всё закончилось иначе... Но нет... Что ни говори... Что ни думай... ЭТО она помнит... Помнит ту ночь, страшнее которой в её жизни не было ничего на свете...

Та ночь... Как будто сон, новое измерение, другая реальность. Жестокая и до безумия страшная, но это реальность... Бьющий по рецепторам запах пыли и сырости... Грязные ступени подвала, ведущие вниз, на самое дно жизни… убивая святую веру в чистоту этого мира... разрушая невинную и столь хрупкую структуру души... оскверняя вешнее тело...
Острые грани ступеней в одно мгновение резкой болью отозвались в шее и спине, проходя вдоль позвоночника... Две пары чужих и грязных рук, насильно прижимая к бетонной поверхности, откровенно лапали красивое стройное тело... опуская вниз лямки её некогда белоснежного платья, не забывая при этом приспустить и бретельки её кружевного нижнего белья...
Резкий и сильный зажим руки в области плеча... Прозрачная жидкость, проделывая свой треклятый путь через тонкий стержень металла, просачивалась внутрь и без особого напряжения растекалась по жилам, смешиваясь с бурлящей и огненной кровью, чувствуя её страх и зашкаливающий за пределы средней отметки адреналин...
Всё то, что могло на трезвую голову показаться сплошным бредом, стало таким живым и ощутимым, оно стало частью её души... Как только дурманящее разум вещество попало в кровь и разнесло наркотическое опьянение по всему телу, сразу же вместе с этим затуманенное сознание, получив своеобразный "билет", отправилось в необычное путешествие, конечной остановкой которого стала вполне уже реальная палата с шестым номером...
...Остановка номер один. "Провал"...
Противный скрежет гудящих труб растворился кислым железом в тяжёлом звоне пустоты... Хриплые мужские грубые слова в один миг сломались и, приобретая зыбкое состояние, превратились в непонятный клубок грязи, который, набирая всё большую и большую скорость, рассекая темноту поперёк, рассыпался по Её телу множеством нитей мельчайших острых осколков, тут же просочившихся под тонкую грань разума, внутрь её существа...
Желтые концентрические круги, сжимаясь вокруг синих кровеносных сосудов, практически перекрывали пути доступа кислорода, заставляя мозг задыхаться от безысходности и бессилия... Опьяненная фантазия вырисовывает перед занавесом закрытых век её же руки, постоянно меняющие свои пропорции, становясь то больше, то меньше... Будто движение лупы - ход её фантазии... Что-то неясное... Сумасшедшей силы волны эйфории - в венах... Невероятно холодные и тугие цепи, стягивающие до помутнения сознания - на теле... Провал... Громкий щелчок... Провал вглубь пропасти...
...Остановка номер два. "Граница"...
Потоки воздуха свистящей бесконечности ласкают нагие участки тела... Нет, не так... Неправильно... Это не воздух... Мерзкие лапы изощрённых мужчин играли на Её теле, как на рояле, две партии... Противно и мерзко... Но как же трудно - именно сейчас оценить масштаб того разрушения, которое происходит в эти самые минуты... Лихорадочная тряска отторжения - как стрела, пронзающая всё тело откуда-то из области колен до самого горла...
А падение всё ниже и ниже...

Абсолютно полное неприятие чужих касаний... Настойчивое дыхание внутрь всё глубже и глубже... Веки всё тяжелее и тяжелее... Под неоспоримой силой действия наркотика любое маломальское движение для Неё - подвиг... Но в этой войне она уже не борец... Как же тяжело и страшно... И ведь прекрасно же понимала, что с её тела уже давным-давно стянуто всё белье... И, черт возьми, ощущала каждой клеткой своего естества, с какой силой терзается её плоть... Как же неприятно осознавать и то, что остановить этот процесс уже просто невозможно... Наркотическая эйфория уже давно парализовала всё тело, вплоть до самых кончиков пальцев на ногах, то и дело подрагивающих от силы очередного потока внутрь…
Переломный момент... Граница... А за ней - страшная безысходность...

…Остановка номер три. «Бесконечность со знаком минус»…
И вот оно – самое дно… Дно той пропасти, которая казалась бесконечной… А может и это иллюзия?.. Под чувствительной кожей непослушного, но вместе с тем такого родного, Её тела – тяжёлая преграда, имеющая жёсткий чёрный каркас активных линий, вмиг остановила падение, разнося от столкновения со своей сущностью десятки разрядов боли на каждый рецептор этого нежного тела…
Невообразимо быстрая барабанная дробь сотрясающегося углекислого газа так стремительно исходила из центра Её лёгких, которые в ближайшую минуту так и не получили новой порции живительного кислорода, довольствуясь в данный момент лишь воспоминанием о нём… Резкая приторная судорога, завладевшая мышцами живота, заставила Её собрать все оставшиеся у неё силы для того, чтобы попытаться приподнять спину от бетонной поверхности в нелепой попытке сжаться в комок сплошного непонимания… А сил хватит только на то, чтобы всего лишь попытаться… и не более того…
На миг показавшаяся прочной, основа, только начавшая поддерживать Её тело, в считанные доли секунды рассыпалась в поглощающей темноте, завлекая за собой вдаль…
Сокращающиеся мышцы вблизи источника поступательной силы заставили кровь циркулировать по венам с невообразимой скоростью, будто желая избавится от едкого бесцветного наркотика, из-за которого Она не смогла сдержать животные позывы своего одурманенного тела, которое, не реагируя на активно посылаемые тревожные импульсы мозга, поддалось желанию достичь желаемого пика грязной страсти…
Вновь пропасть – но нет падения, лишь зыбучая невесомость… Когда тело утолило своё бессознательное желание и уступило главенствующее место опьянённому, однако способному здраво оценивать всю критичность ситуации мозгу, такое положительное в трезвой реальности вожделенное чувство, сейчас имело в своём существовании лишь отрицательный эффект… Грязный полёт… Бесконечность со знаком «минус»…
…Остановка номер четыре. «Клеймо»…
Затянувшее в самую глубь пропасти головокружение совсем не хотело рассеиваться… Не имея ни капли силы на то, чтобы хоть что-то сделать, она продолжала плыть по течению, которое уже давно унесло её в неверном направлении... Почему так тяжело сделать банальный глоток воздуха?.. Она поняла, зачем в её венах по-свойски гуляет наркотик... Их цель - её невольная ответная реакция тела, которая, найдя выход в пульсирующей эйфории, чёрным пятном изгадила душу... Изгадила душу так, что теперь до конца своей жизни Она не получит возможности её отмыть...
Ноги... Настойчивой касание холодного металла, пронзая тонкую кожу, проникало внутрь, пуская наружу тёмную кровь... Невообразимый силы желание согнуть ноги в коленях и притянуть их к своей груди пропало там же, где и появилось... Нет сил. Ни на что нет сил... Она проиграла этот бой... Причём проиграла его дважды...
Теперь и руки... Цепкий захват хищника, желающего добить свою жертву, завладел тонкими запястьями... Не открывая глаз, мечтала лишь о том, чтобы настал конец... причём неважно в какой форме... Чувствовала, как пьяная кровь постепенно, капля за каплей, получает так нужную ей свободу, оставляя после себя лишь пустой холод... Чтобы оставить след в душе, не обязательно в качестве тени воспоминания клеймить тело... Не обязательно... Она и так слишком часто будет об этом вспоминать...
...Остановка номер пять. "Кварцевый луч света"...
Случайная мысль - поток воздуха в лёгкие... Давно ли она уже не дышала? Она уже ничего знает... и даже не пытается сфокусировать внимание на чём-либо, чтобы что-то осмыслить... Чувство полнейшего бессилия вперемешку с периодическим, но таким навязчивым, беспамятством никак не хотело исчезать...
Вдох... Выдох... А мысли всё равно врассыпную бегут прочь...
Вдох... Выдох... Сглотнула стоящий прожигающей болью комок неприязни к собственному существованию... Вновь вдох... Открыла глаза, с неимоверным усилием подняв тяжёлые веки, и направила взгляд в сторону чуть приоткрытой двери, из-под которой прозрачным потоком лёгкого света струилась надежда, которая, материализуясь в мысль, проникала внутрь Её сознания... Она чувствует!.. Чувствует боль, страх, непонимание, разочарование и... желание принять данное, как факт, для того, чтобы быть одной из тех самых птиц, которые, упав на землю, могут с ранеными крыльями подняться в самую высь, оценивая по достоинству всю прелесть вновь обретенного полета... Чувство, умеющее ловко подчинить под свою власть рассудок, заслуживает уважения из-за бесспорной огромной силы... Контраст белого и черного - взамен отсутствие убивающего способность по максимуму оценивать жизнь серого... Поднимется... Поклялась: поднимется и встанет... И не смотря ни на что, найдет способ согреться...
Подсохшие полосы некогда чистой крови ныли страшным жжением, ровно как и несколько свежих шрамов на позвоночнике, оставленных от соприкосновения со ступенями, которые до сих пор давали о себе знать...
Вытянула руку вперед и провела ладонью по бетонной поверхности... Провела вновь... И вновь... Собрав израненной ладонью горсть сухой земли, она, приподняв руку немного вверх, находя опору локтем, тонкой струйкой начала высыпать песок... Песочные часы... Невольно новой единицей времени измеряя минуты, ждала... Гипнотизируя безжизненным взглядом, Она наблюдала, как песчинка за песчинкой, струясь невесомой нитью, поддавались чуть заметному потоку сквозняка, в очередной раз заставляя девушку забыться в этой карусели... Сбившись с точки отсчета, Она опять засекает время на своих «часах»...
Слишком сильно хочется тепла... Появившийся под дверным проемом робкий лучик света прошёл сквозь очередную порцию светлой земли, рассеиваясь при выходе едким потоком, так настойчиво давшим надежду на возможное появление тепла... Лети... Невольный хрип души...
...Остановка номер шесть. "Осторожно! Двери открываются"...
Лети... Когда-то Она это пела Ему... Совсем недавно, взявшись за руки, они шли... Шли, желая разогнаться перед головокружительным полетом в счастье... Лети... Перед полётом в счастье…
И сейчас - физический полёт тела... Истошный вопль сине-красных огней... Песок покидает вконец ослабшую руку, струясь прозрачной дорожкой надежды вниз... Пьяные провалы в бессознательность сменялись один за другим... Такие ненужные слова - ...сладкая... горячая... мокрая... - позади, сейчас же до сознания доносятся другие голоса - ...порезы неглубокие... царапины... просто обработать... ещё и обколота… не по нашей части... - подобно молоточку, сколачивающему гвоздями друг с другом нужные части, картинка происходящего дополнилась определяющими суть словами... "...Наркотики... изнасилование..." - как приговор, который для Неё прозвучал неясным эхом... Ей всего лишь навсего захотят оказать помощь...
Звук останавливающегося двигателя... Двери открыты... Конечная...

Она помнит... Она помнит всё это... И никогда не забудет ту ночь, события которой, засев в самой глубине сердца, будут часто напоминать о себе тяжестью души...



Спасибо: 18 
Профиль
Dulce





Сообщение: 115
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 18

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.06.10 20:15. Заголовок: 28


Глава 80
Секунда – и солнце уже полностью зашло за горизонт, оставляя после себя на «засыпающем» небе лишь прозрачный лёгкий розовый след, как напоминание о том, что недавно был день… А впереди – ночь, тёмная и долгая…
Крупная дрожь, сотрясающая в своей агонии хрупкое женское тело, давно не оставляла девушке возможности что-либо сделать. Настолько сильно боялась показаться слабой, из последних сил уже сдерживала те слёзы, которые, ярко сверкая на зелёных глазах, с немой мольбой требовали выхода… А сердце с обречённой тяжестью отбивало в груди тревожный ритм, будто боясь чего-то, хоть и наступило уже осознание реальности и того, что теперь уже бояться точно нечего.
Совсем недавно, прижатая спиной к телу Чужого мужчины, Лена поняла, что произошло… Когда по её телу заскользили ненавистные руки, она чётко ощутила зарождающееся в её теле чувство. Страх и отвращение были само собой разумеющимися, но так же на их ряду возникло и что-то другое, доселе незнакомое и ни с чем несравнимое. Тут же вспомнился тот недалёкий день, когда Лена стала свидетельницей Оксаниного приступа, и тут же вспомнилось всё то, что она рассказывала о своих ощущениях. Как следствие, вспомнился тот злосчастный тренинг, истинная суть которого осозналась позднее, и теперь Лена отчётливо понимала, что пока она находилась в неосознанном состоянии гипноза, Оксана в это время сказала что-то такое, что засело в Лениной голове той самой истиной и правдой, внешнее противоречие которой почти довело её до приступа. Стоя на крыше, Лену похотливо лапал Чужой, не Её, мужчина и всё тот же Чужой ядовитым голосом громко шептал на ухо ласковые слова. Но ведь это был не Любимый мужчина …
Родные тёплые руки Виктора, обнимая её за плечи, направляли куда-то вдоль коридоров, постоянно сворачивая то вправо, то влево… Присев на упругий и одновременно мягкий матрас кровати, Лена, нахмурив брови, покосила взгляд в сторону, делая вид, что смотрит на тумбочку, однако на деле же, она просто боялась встретиться с Его взглядом. Было стыдно, было неимоверно стыдно даже находится на данный момент с Ним рядом. Отчётливо понимала, насколько Ему сейчас больно и тяжело, но так трудно было сделать хоть что-то, что могло бы оказать Ему поддержку, пускай хоть и непрочную, но, тем не менее, за неимением лучшего, любое действие с Её стороны означало бы её моральное присутствие рядом. А сейчас же она Степнову казалось слишком потерянной и даже неестественной, что заставляло сердце в очередной раз обливаться кровью.
- Эй, Ленка, - Виктор, присев перед девушкой на корточки, робко протянул свои руки к её ладоням, - сильно замёрзла, да? – спросил он, в то время как один уголок его губ скользнул вверх, выражая какую-то непонятную Ленке усмешку.
- Нет, - немного подумав, ответила она, позволяя мужчине взять свои ладони. - Чего ты улыбаешься? – обречённая нотка в тихом голосе не могла ускользнуть от внимательно слуха мужчины.
- Да так, ничего, - вот и второй уголок губ скользнул вверх. - Сильно же ведь замёрзла, - подтвердил он свои слова и скользнул глазами вниз, останавливаясь на уровне, находящимся чуть ниже выреза Лениной рубашки. Недолго думая, он протянул руку вперёд, практически невесомо касаясь к груди, очертания которой после получасового пребывания на крыше очень навязчиво и чётко проступали пот тонкой тканью рубашки, одетой на голое тело.
Опустив глаза чуть вниз по известной траектории, Лена поняла, что заинтересовало Виктора… Натолкнувшись на чуть смеющийся взгляд, Лена, в знак одобрения, выдавила их себя слабую улыбку, устало вздохнув. Уже даже не осталось сил на то, чтобы стесняться или же чувствовать себя неловко.
- Давай я тебе сейчас сделаю горячий кофе, - Виктор, встав на ноги, взял с широкого пуфика мягкий плед и, расправив его, тут же накрыл им Ленины плечи. - Ты посиди тут немного, а я скоро вернусь, - заботливо пояснил он, уже собираясь направится в сторону выхода, как был остановлен слабым касанием Лены к его руке.
- Постой, - неуверенно попросила она, - у тебя же все руки в крови, - перевернув одну из его ладоней внутренней стороной вниз, Лениному взгляду в полной красе открылись ещё совсем свежие раны, из которых очень медленно продолжала сочиться кровь, тут же начиная высыхать тёмным слоем.
- Да всё в порядке, Лен, - пытаясь убедить девушку, что ему совсем не больно от её прикосновений, он, чувствуя сильное жжение на костяшках обеих рук, всё же освободил свои руки и, наклонившись чуть вперёд, поцеловал Лену в макушку, вдыхая тонкий сладковатый запах её волос. - Я скоро вернусь.
- Ты же со мной? – неожиданно спросила она с явной дрожью в голосе, приковав взгляд к случайно выбранной точке на стене.
Напряжённые доселе плечи мужчины в один миг расслабились от досады, больно ударившей в самое сердце, когда прозвучал её вопрос. Тут же вновь опустившись перед ней, Виктор вновь взял Ленины холодные ладошки, поднося к своим губам.
- Не говори больше так, - с укором попросил он, понимая, что именно она сейчас у него спрашивает. Как бы то ни было, но по девушке отчётливо было видно, что она не знает ответа на заданный ею вопрос и, более того, морально готова даже к отрицательному ответу. - Конечно, Лен, - со всей только искренностью, на которую он способен, произнёс Виктор, не понимая, как она могла подумать иначе, - конечно же, я с тобой. Ты же, Кулёмина, зараза, - мягко усмехнулся он, сжимая кулачок её ладони и притягивая его к своей груди, - и сидишь у меня теперь в самом сердце на правах полноправной хозяйки.
Лена, так ничего не ответив, почувствовала, как тяжёлый груз, тянувший сердце вниз, теперь исчез, оставляя взамен облегчение от его слов. Громко выдохнув, она наклонилась вперёд, уткнувшись лбом в такое ей сейчас нужное Его плечо. Не только опора, не только поддержка… Он ей нужен, очень сильно… Доверять ему себя, взамен дарить любовь. Такую любовь, какую ему больше никто дать не сможет… Сто процентов из ста, что он слышал о подробностях той ночи, и сто процентов из ста, что поверил этому, прекрасно видя её невольную реакцию на это откровение… Но Он здесь, Он готов дать ей заботу и ласку, ни разу не напомнив о её вынужденной унизительной слабости… Знать, что ни смотря ни на что, он останется с Нею и получить полную уверенность в силе Его чувств и незыблемости их отношений. Он сказал «я с тобой», а больше ей ничего не надо…



Глава 81
Мягкое сияние светлой Луны ложилось на оголённые хрупкие плечи белёсой тенью надежды. Накормив голодного пса, Виктор вот уже в который раз подходил к Ленке в комнату, проверяя, спокойно ли спит девушка. Робко прикоснувшись к нежной коже спины и почувствовав лёгкую прохладу на кончиках своих пальцев, он поправил немного сползшее одеяло и вновь аккуратно укутал девушку, мягкое и равномерное дыхание которой в очередной раз успокоило его часто бьющуюся сердечную мышцу. Лёгкий щелчок выключателя в прихожей, и свет окончательно перестал поступать в спальню. Сняв с себя брюки и рубашку, Степнов, откинув край одеяла, лёг рядом с Леной, осторожно обнимая её за плечи.
Чувствуя каждым сантиметром своей кожи Его горячее дыхание, Лена по-прежнему притворялась спящей, что, как ей казалось, освобождает её от обязанности что-то говорить или делать. Единственное, что ей сейчас было нужно – это возможность побыть наедине с самой собой, не физически, а именно морально, позволяя себе окунуться в хаотичные мысли и оценить то, что происходит за гранью её разума. Всё хорошо… Всё будет хорошо… Она уже давно это для себя решила, а сейчас же надо всего лишь переждать это самое время, когда обострившая ситуация перестанет заставлять о себе думать круглыми сутками… А обидно сейчас оттого, что она вообще ввязалась во всю эту авантюру, подвергая себя несомненной опасности. Взамен получила лишь мешок новых ненужных ей эмоций и воспоминаний, которые часто ведь будут напоминать о том, как ей вновь плюнули в душу…
А Он… А Он – самый лучший. И это она теперь знает точно. Он даже ничего ей не сказал. Не стал возмущаться по поводу её внешнего вида, не стал ругать за то, что она ослушалась его немого указания остаться дома. Он всего лишь сказал, что он рядом, что он, вопреки её необоснованным на его взгляд опасениям, её не оставит. Она отчётливо помнит, как сквозь дрожащую пелену застилающих её глаза слёз, она, опустившись от собственного бессилия на колени, просто наблюдала за тем, как Виктор наносит всё новые и новые удары своему противнику, который не единожды пытался подняться на ноги, однако, был вновь свален на землю. Оба мужчины физически были практически в равном положении, да вот только особой и отдельной заслуги достойна ярость Виктора, которая, скопившись за три недели в огромный ком, почувствовав, что час выхода настал, вышла наружу. Она видела, с какой невообразимой яростью Он замахивался вновь, видела, сколько оказывается в нём было злости, о которой она совершенно ничего не знала. Говорят, что мужчины не наносят друг другу удары в пах, то ли из-за какой-то мужской солидарности, а то ли оттого, что это не совсем честно… Но в этом бою никаких правил не существовало, все границы дозволенного были стёрты напрочь, оставляя лишь безграничную жестокость…
Но, а как ещё он мог драться? Как, если его любимого человечка унизили и растоптали, использовав самым грязным способом? Он всего лишь постарался отплатить той же монетой, однако всё равно остался ещё в большом долгу… На тот момент он уже мало что соображал, поддаваясь лишь своим чувствам, потому что то, в какой ситуации оказалась Лена, было совсем нечестно. Она для него всегда была олицетворением чистоты и невинности, он сам боялся к ней притронуться, будто она могла куда-то испариться от его страсти. Он считал себя слишком недостойным для того, чтобы прикасаться к ней… Вешняя… Как только что выпавший первый снег, который способен ослепить своей чистотой… Такой была и она… А кто-то, даже не спросив разрешения, нагло изгадил всё грязью… С ней этого не должно было случится. Он до сих пор не понимает, как мог допустить подобное, но что бы сейчас ни было, он ни за что не станет Лене об этом напоминать.

Тогда, когда Лена молча дожидалась в спальне Влада возвращения Степнова с обещанным горячим кофе, она даже не хотела обращать внимания на факт долгого отсутствия мужчины… А в это самое время, тот в свою очередь по полочкам разъяснял Владу ситуацию…
- Ты вообще нормальный мужик? – с неким призрением спросил Влад, доставая из нагрудного кармана тёмного пиджака пачку сигарет.
- Да как ты не понимаешь, не мог я иначе! – продолжал Степнов сотрясать своим голосом стены кабинета, пытаясь пояснить мотивы своих действий. - Я хотел найти этого…
- Я не об этом! – резко прервал его речь мужчина. - То есть ты, зная, что с ней произошло, просто решил избить его? И всё? – выслушав Виктора, он в очередной раз не мог понять, почему Степнов решил обойтись малым.
- Я ему как минимум обеспечил возможность ближайшие лет десять питаться с ложечки! – очередная попытка оправдаться и доказать свою правоту подкреплялась в его голове тем, что сейчас вместо человека там, на крыше, лежит неоднородное кровавое месиво. - Убить? Могу! – тут же не раздумывая продолжил он, прекрасно понимая, о чём сейчас говорит Влад. - Но опускаться до его уровня я не собираюсь!
- Пуля в лоб – меньше проблем, - отрезал Влад, понимая, что Степнов относится к разряду тех людей, которые ещё сто раз подумают, прежде чем пойти на убийство; после чего он, положив обратно в карман пачку сигарет, открыл ключом нижний ящик стола и достал из него пистолет…
- Ты же ему только одолжение сделаешь! – отголоски здравого разума в голове голубоглазого мужчины…
- Да, - согласился тот, заправляя оружие за пояс брюк, - а ты подумай лучше о том, что, останься он сейчас в живых, ни тебе это так просто с рук не сойдёт, ни твоей Ленке! И что меня волнует ещё больше, так это то, что все шишки сейчас посыпятся на меня, потому что я в этой ситуации крайний! Я тебя сюда притащил! И тебя, и её! – Влад применял именно те аргументы, против которых Степнов не мог и слова сказать. - Всё, разговор закрыт! Забирай её, пока можешь, и забудь, что ты здесь вообще когда-либо был, - в качестве прощания добавил мужчина, направляясь к двери.
- Ты это… Извини, наверное, что мы тут всё это устроили, просто так вышло… - немного неуверенно попытался извиниться Степнов в качестве благодарности за проявленное понимание.
- Вы там с ней хоть периодически разговаривали бы что ли, - развернувшись, добавил Влад с ухмылкой на губах, - а то на деле оба чуть в дураках не остались…

Да, разговоры ещё никто не отменял, но эту тему они, пожалуй, оставят в разделе запретных, поскольку ничего уже изменить нельзя, а попросту мутить воду не стоит…
А сейчас, чувствуя своим телом, как бьётся её сердце, Виктор прижимается к её спине ещё сильней, желая показать ей, что он рядом с ней. Неважно, что она сейчас спит, и этого не ощутит, он всего лишь будет рядом сегодня, завтра и, по возможности, всегда.
И кто-то, верно глупый, сказал, что мужчины не плачут. Ложь, глупое враньё, пустой миф… Он это знает точно. Опустив веки вниз, в бездонной темноте он вновь видит, как настойчиво прорисовывается Её силуэт… Её обречённый выдох, Её потерянные глаза, Её беззвучное сожаление… и безграничный стыд…
Нежно касаясь носом волос девушки, вдыхая родной запах, мужчина опустился чуть вниз… Один затянувшийся рубец у основания шеи, второй – между лопаток, и третий внизу спины… Нежно проводя губами по царапинам, оставшимися от соприкосновения с бетонными ступенями, целовал шрамы… Скоро они заживут и, он на это сильно надеется, затянутся и кровоточащие раны в её душе…
А пока лишь только солёные капли, стекающие по носу мужчины на бледную кожу спины, согревают девушку своей поддержкой и любовью. Лена, сделав вид, что просто ворочается во сне, поморщила нос, развернулась к мужчине и уткнулась носом ему в грудь, обнимая его за талию… Рядом… Вместе…





Глава 82
Мягкая поверхность простыней, приятная нега полудрёма давали лживое ощущение спокойствия… Беспокойный сон после тяжёлых переживаний так и не дал возможности измученному поспешным ходом событий мозгу отдохнуть. Проспав всего около часа, Виктор вздрогнул от сотрясшей тело тревоги и поспешно открыл глаза. Убедившись, что Она рядом и тихо посапывает на его плече, Виктор вновь закрыл глаза, думая о том, что его громко стучащее сердце может Её разбудить… Перебирая пальцами прядки светлых волос, лежал с закрытыми глазами. И вновь невольно, в несуразном потоке хаотичных мыслей и тревог ярким белым пятном в бесконечной темноте вырисовывался Её образ. Неимоверное опустошение в душе – как доказательство собственной слабости и беспомощности перед угнетающей силой сложившихся обстоятельств. Хотел отомстить – отомстил. Да вот только легче от этого почему-то не стало. Хотя, если же призадуматься, поступить как-то иначе он попросту не мог…
Улыбнувшись собственной мысли, так внезапно промелькнувшей в голове, мужчина аккуратно повернулся на бок, по прежнему прижимая Лену к себе. Нежно проведя ладонью по нежной щеке, он поцеловал Лену в нос, предвкушая события ближайших недель.
- М-м-м? - вопросительно промычала Лена сквозь сон, в который только недавно погрузилась.
- М-м-м, - ещё сильней улыбнувшись, отозвался Степнов. Спустя миг Лена, пересилив себя, с трудом открыла грустные заспанные глаза. – Поехали отсюда?
- Что? – сквозь ещё не рассеявшуюся пелену Лена так и не поняла, к чему был задан этот вопрос.
- Лен, помнишь, я предлагал тебе вдвоём куда-нибудь поехать отдыхать? – Лена лишь неуверенно кивнула, ещё не до конца соображая, что происходит. – Давай уедем, - опять кивок от ничего не понимающей Ленки. – Значит, едем? – обрадовался Виктор.
- Едем, - тихим эхом отозвалась Лена, медленно закрывая глаза и вновь погружаясь в сладостный сон… А Виктор, начиная обдумывать, куда бы они могли поехать, сам и не заметил, как уснул…

Утро же не было столь радостным для Степнова, который проснулся в постели совершенно один. Быстро одевшись, он направился в кухню, откуда доносились тихие шорохи. Остановившись в дверном проёме, он увидел Ленку, лениво что-то помешивающую в маленькой кастрюльке.
- Доброе утро, - произнёс мужчина, нарушая тишину.
- Привет, - не оборачиваясь, ответила Лена. – Завтракать будешь?
- Буду, - неуверенно протянул Степнов, приглядываясь к Лене и к её поведению. Странным показалось не только то, что она впервые за всё время их пусть и недолгого, но всё же совместного проживания на ночь одела не его голубую рубашку, которую девушка действительно полюбила, а домашние штаны и майку. И, что самое главное, смутила сейчас та интонация, с которой она разговаривала с ним – сухая, ничего не выражающая.
Быстро умывшись, он тут же вернулся на кухню, где Лена уже ставила на стол тарелки с разогретым супом:
- Знаю: завтрак, но время-то уже полвторого, - тихо пояснила Лена. – Надо уже возвращаться к прежнему режиму… Так ведь, товарищ-спортсмен? – попыталась Лена разрядить обстановку.
- Режиму? Или же всё-таки жизни? – напрямую спросил он, встретившись с Лениным потерянным взглядом.
- Не придирайся, - тут же ответила Лена всем своим видом показывая, что разговаривать она на эту тему не собирается…
Степнову же ничего не оставалось, как составить угрюмой Ленке компанию за поеданием так называемого завтрака…

На протяжении всего дня Виктор продолжал наблюдать за Кулёминой, которая то и дело находила себе новое занятие: то пыль протирала по всей квартире, то испекла яблочный пирог, который сама же даже пробовать не стала, то решила помыть посуду, хотя обычно это занятие она внаглую оставляла на Виктора… Лена делала всё возможное, чтобы изобразить занятость или хотя бы её видимость, а всё для того, чтобы у неё было как можно меньше возможностей действительно серьёзного разговора с Ним. Ведь куда проще отослать Его в магазин за яблоками, нежели признаться, что душа рвётся на части…
Оставив на плите горячий, только вынутый из духовки, пирог, Лена, облокотившись руками на стол, сделала несколько глубоких вдохов, затем, запрокинув голову вверх, потёрла пальцами переносицу – верный признак того, что она вот-вот заплачет… Помотав головой, будто желая избавиться от этого наваждения, Лена отправилась в ванную комнату, где наполнив ванну почти до краёв горячей водой, быстро разделась. Погрузившись в обволакивающую горячей оболочкой воду, Лена откинулась на бортик ванной. Крепко обхватив себя руками за плечи, она сфокусировала взгляд на горящем плафоне, висящем на стене прямо за полупрозрачной шторкой. Сквозь застилающую хрустальную пелену слёз долго смотрела на мерцающие блики лампочки, практически не моргая…
Сама не знала, сколько времени провела в таком положении, но уже остывшая вода давала понять, что времени прошло не менее часа. Не желая ни то что вылезти из ванны, а даже шелохнуться, Лена продолжала в ней находиться, чувствуя, как отдельные участки кожи покрываются мурашками. И лишь только Виктор, кротко постучавшись и чуть приоткрыв дверь, невольно смог вывести девушку из состояния абсолютной пассивности.
- Всё в порядке? – его тихий вопрос показался Лене слишком громким во всей этой тишине.
- Да, уже собиралась выходить, - дернув головой, она согнула в коленях ноги, притягивая их ближе к себе и ещё больше скрестила руки на груди, будто испугавшись того, что Он через маленькую дверную щёлочку будет рассматривать её обнажённое тело…
- Хорошо, - всё так же тихо и неуверенно ответил Виктор, тут же добавив, - я буду ждать…
Повернув голову в сторону, откуда доносился голос любимого мужчины, Лена почувствовала, как по щеке и виску скользнула так и не удержавшаяся на глазах одна-единственная слеза, которая тут же солёной каплей попала в воду, растворяясь в ней…


Спасибо: 20 
Профиль
Dulce





Сообщение: 138
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 19

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.06.10 09:47. Заголовок: 29


Глава 83
Дожидаясь, когда Лена выйдет из ванной, Виктор вскипятил чайник и заварил две кружки чая с лимоном. Зашедшая в кухню Лена присела на стул и робко потянулась к своей кружке. Ощутив горячее тепло в своих ладонях, девушка аккуратно отхлебнула из кружки.
- С лёгким паром, - тихо произнёс Виктор, любуясь, как Лена, чуть улыбнувшись, отрицательно махнула головой.
- Холодно, - прошептала Ленка, вставая из-за стола, - и чай у тебя совсем несладкий, - всё с той же милой улыбкой на лице, она развернулась и поставила кружку на столешницу кухонного гарнитура. Взяв в руки сахарницу и насыпав себе в кружку чайную ложку, стала размешивать сахар.
Подошедший сзади Виктор, обнял девушку, прижимая к свой груди:
- Так теплее? – спросил он и поцеловал Лену в плечо.
- Угу, - согласилась она, наслаждаясь теплом Виктора. – Я устала, - честно призналась она, не находя других слов для описания своего внутреннего состояния.
- Расслабься, - прошептал ей на ухо, ощущая чуть заметную дрожь её тела, - я тебя держу, - обхватив Лену за плечи ещё сильнее, он почувствовал, как она выдохнула и, чуть расслабившись, обмякла в его руках.
Откинув голову на плечо Виктора, Лена прикрыла глаза, пытаясь понять, что с ней сейчас происходит: слишком неоднозначным было это чувство…
- А ты помнишь, на что ты согласилась этой ночью? – загадочно спросил Виктор, чуть покачивая Ленку из стороны в сторону на своих руках.
- Нет, - после недолгого раздумья, призналась она, пытаясь сейчас вспомнить, о чём говорит Степнов.
- Согласилась со мной в ближайшее время куда-нибудь поехать, - стараясь переключить Ленины мысли на что-то позитивное, он специально именно сейчас напомнил ей об этом.
- А, это… - тут же в голове девушки будто бы эхом прозвучало собственное ночное «едем». - А я то думаю, о чём это ты… Так я, Виктор Михалыч, давно уже согласилась, - тяжело вздохнув, Лена вновь уверенно встала на ноги и протянула руки к ёмкости с чаем. Повернувшись лицом к Виктору, хотела было уже его обойти, но он забрал из её рук горячую кружку и поставил на стол рядом со своей. Оперевшись обеими руками о края столешницы, заключая девушку в своеобразные объятия, Виктор посмотрел Лене прямо в глаза, сокращая расстояние между их лицами до минимума. Лена же, бросив мимолётный взгляд на мужчину, тут же смутилась и опустила глаза вниз.
- Лена, - тихо позвал девушку Виктор, - а поцелуй меня, - попросил её, чувствуя насколько сильно бьётся в его груди сердце, он с волнением для себя наблюдал, как Лена чуть нахмурила брови и тяжело выдохнула:
- Не хочу, - призналась она.
- Почему? – Виктор нежно прикоснулся своим носом к её. – Просто поцелуй, я же не прошу о чём-то ещё… Лен, мне это очень сильно нужно.
- Почему? – теперь уже задала этот вопрос. – Почему нужно?
- Потому что душа болит, - он взял в свои руки её ладошку и положил её себе на грудь, туда, где отчаянно бьётся сердце, - ты же знаешь… - с какой-то долей упрёка поговорил он.
- Помню, - согласилась Лена…

Тот день, когда Виктор подарил Лене напульсники, стал отправным моментом в их нынешних отношениях. Держа в объятиях и укачивая плачущую Ленку, Виктор осознавал, что не смотря на всю ту эмоцию чувств, тревог и переживаний – это всё мелочь по сравнению с тем, что сейчас приходиться выносить Ей, но вместе с тем, Степнов так же понимал и тот факт, что Она и понятия не имеет, насколько сейчас тяжело ему. Видеть, насколько больно твоему родному человечку, понимать, что мог всё исправить, если бы успел, и чувствовать себя в эти моменты совершенно ненужным Ей…
Бережно стирая с Лениного лица каждую новую слезинку, он ни о чём с ней не говорил, даже не пытался что-либо произнести, понимая, насколько пустой и невесомой будет любая сказанная им фраза. А вместо слов – лишь действия: просто будет рядом, чтобы она не только знала о Его поддержке на словах, но чтобы это почувствовала…
Небо, затянутое тучами, создавало в палате особый полумрак, позволяя каждому из присутствующих наслаждаться этим пусть и нелёгким моментом безмолвного единения душ… В тот день Виктор просидел с Леной как можно дольше, пока медсестра не сообщила ему о том, что пора уходить, хотя ему и так позволили остаться дольше положенного. Когда мужчина аккуратно стал перекладывать почти спящую Ленку со своей груди на кровать, Кулёмина тут же открыла глаза и как-то странно посмотрела на Виктора, так ничего и не сказав.
- Я завтра к тебе приду, - присев рядом с кроватью на корточки, мягко прошептал он, целуя на прощание Ленину ладошку. – Будешь меня ждать?
Лена медленно моргнула, чуть кивнув головой в знак согласия, но сделала это настолько неуверенно, что Виктору показалось, будто бы она согласилась с ним, чтобы не спорить и не отпираться.
- До встречи, - мужчина, неуверенными шагами проследовал к двери и, бросив на Ленку прощальный взгляд, покинул палату.
А у неё даже и мысли не было о том, чтобы отказаться от Его общества. Не осталось сил на то, чтобы противиться, ведь Он ничего плохого не сделает. Тот момент, когда надо было и когда она действительно пыталась сопротивляться происходящему, уже прошёл, оставив после себя лишь ощущение собственного бессилия и чувство полного опустошения внутри… Оглядевшись по сторонам пустого помещения, Лена приподнялась на кровати и, превозмогая боль в теле, встала с неё. Тут же выйдя в коридор, она заметила, как Виктор уже подходит к концу коридора.
- Постой, - хрипло выкрикнула девушка.
Виктор даже сперва не поверил в реальность происходящего, когда позади себя услышал её голос. Вмиг обернувшись, он увидел стоящую в дверном проёме Лену, которая одной рукой опиралась о дверной косяк, и направился в её сторону.
- Ты же правда придёшь? – спросила она, чувствуя, как на глазах выступают слёзы. Даже не смотря на то, что Он последние два дня твердит ей о том, что будет рядом, даже если она будет против, то сейчас же Кулёмина усомнилась в честности его слов, боясь, что он попросту может передумать.
- Лена… - на выдохе произнёс мужчина. – Пойдём, - он аккуратно приобнял девушку за плечи, ведя её обратно в палату. Её напуганные глаза с какой-то недоверчивой опаской смотрели на Степнова, что, конечно же, тот не мог не заметить, чувствуя, как сердце вновь обливается кровью. Затянувшиеся ссадины и отдающие фиолетовым оттенком синяки на её лице заставили мужчину в очередной раз нахмурить брови. Закрыв за собой дверь в помещение, Виктор остановил Лену, притягивая её к себе совсем близко, и заключил слабое тело в свои крепкие объятия. – Зачем ты это спрашиваешь? Почему? – всё таким же тихим голосом, как и ранее, спросил он.
- Если ты не захочешь ко мне приходить, ты просто скажи мне об этом, - слыша, как собственный голос начинает дрожать от страха того, что всё может оказаться именно так, она из последних сил удерживала рвущиеся наружу слёзы, - скажи, а я тебя пойму… правда пойму…
- Дай мне руку, - мягко отстранив Лену от себя, Виктор сам взял её дрожащую ладошку в свои руки и приложил её к своей груди. – Слышишь? Слышишь, как оно бьётся?
- Угу, - шмыгая носом, невнятно ответила Лена.
- Моё сердце сейчас готово наружу вырваться от той боли, которая заставляет его так колотиться. Я уже даже не могу спать, потому что постоянно внутри меня гложет это ноющее чувство. И ты мне нужна, понимаешь? Очень нужна... - прижимая Ленину ладонь к своей груди ещё сильнее, пытался заглянуть девушке в глаза. Одной рукой поправил в сторону её чёлку и аккуратно провёл по щеке. - Пожалуйста, поцелуй меня, - попросил он.
- Я не хочу, чтобы ты меня жалел…
- Я не жалею тебя. Но, Лен, если тебе не нужна жалость, то мне она нужна, понимаешь? Мне!.. Пожалуйста, прошу тебя, мне это очень надо… просто поцелуй… Поцелуй меня, чтобы оно так не болело, - стукнув её ладошкой по своей груди, искренне просил он, – чтобы сердце перестало ныть… Поцелуй…
Лена, подняв на Степнова свои глаза, судорожно втянула воздух. Высвободив свою ладонь, она обвила руками его за шею, впервые за последние дни прижимаясь к нему сама. Уткнувшись носом в шею Виктора, попыталась перебороть в себе желание вновь расплакаться. Уже с закрытыми глазами, проведя губами по его щеке, осторожно прикоснулась к его губам, ненадолго замерев, после чего совсем нежно продолжила поцелуй, от которого по телу разливалось приятное ощущение тепла, собственной нужности и надежды на то, что всё ещё наладится… Всего несколько лёгких прикосновений, которые закончились спустя несколько секунд… но, чёрт возьми, как же сильно Он благодарен этим коротким мгновениям, которые Она сумела ему подарить…

- Ленка, - Виктор вновь коснулся носа девушки своим, - ну чего ты замолчала? – спросил он после минутной тишины.
Кулёмина, лишь подняв на Виктора взгляд, тут же немного приподнялась на носочках и притянулась к губам мужчины. Не такой невинный поцелуй, как в больнице, он разжигал внутри огонь желания, а нежные соприкосновения языков и вовсе сводили с ума. С силой притягивая к себе девушку, Виктор отвечал на поцелуй, вместе с тем ощущая, как тревога отлегла от сердца. Оторвавшись от её губ, он переместился на шею, где после нескольких настойчивых поцелуев остались лёгкие покраснения. Хрипло выдохнув, Лена, по-прежнему удерживаемая в объятиях мужчины, услышала его голос:
- Моя Ленка…




Глава 84
- Мне кажется, или он от нас скоро сбежит? – кивнула Ленка на мирно сидящего в углу далматинца.
- Почему? – улыбнулся Виктор, отставляя в сторону кружку всё ещё горячего чая.
- А ты бы что сделал, если бы тебя кормили через раз, да выгуливали, когда вспомнят о твоём существовании? – по-доброму усмехнулась Ленка, любуясь тем, как Люцик с интересом наблюдает за ней и за Степновым, постоянно перебегая тёмными озорными глазками то на одного, то на другого.
- Я за ним присматриваю, - поспешил Степнов успокоить Ленку, – так что никуда он от нас не денется.
- Хорошо… - медленно произнесла Лена и, ненадолго задумавшись, чтобы подобрать нужные слова, спросила у мужчины. – А что там делала Оксана?
Виктор, уловив неясный огонёк в Лениных глазах, даже не знал, что сейчас ответить. Солгать – подло, но а как можно сказать правду, когда ты и сам не до конца понял, что же произошло?.. Лена же, приковав свой взгляд к своей тарелке, собирала чайной ложкой крошки от яблочного пирога, пытаясь обыденностью действий не выдавать своего интереса.
- Так получилось. Думаю, ты в этой ситуации знаешь гораздо больше, чем я, потому что лично я очень многого не понимаю, - уклончиво ответил Виктор, внимательно наблюдая за Лениным лицом, - не понимаю и даже не знаю почему… А она ведь прыгнула, - наконец он произнёс эту заветную фразу, а у самого в этот момент сердце сжалось, предчувствуя, что Лена не сможет на это спокойно отреагировать. До сих пор перед глазами стоял тот неясный образ, когда на фоне постепенно темнеющего неба, Оксана сорвалась вниз…
Кулёмина, поднимая взгляд на Виктора, лишь нахмурила брови:
- В смысле?
- В прямом. Просто взяла и прыгнула, - Виктор даже замер, боясь выдать ещё хоть какую-то дополнительную информацию случайным движением или взглядом.
- Куда? – по-прежнему не понимала Лена.
- Вниз, - осторожно ответил Степнов.
- А… - задумалась лишь на долю секунды, как вновь последовал новый вопрос. – Откуда?
- С крыши, - всё так же осторожно отвечал мужчина на наводящие вопросы, поскольку сам не в силах был разъяснить Кулёминой ситуацию.
- Чего? – рассмеялась Лена, не понимая того, что Виктор действительно не шутит.
- Того, - чуть дёрнув головой в бок и сощурив глаза, в тон ей ответил Степнов. Ленина улыбка исчезла так же резко, как и появилась.
- Нет, - вновь несмело улыбнулась Кулёмина, хотя мысли её уже были не столь чёткими. – В смысле… То есть… Нет! Да бред всё это! – вдруг воскликнула она, повышая голос, собираясь уже встать из-за стола, но рука Степнова, сжавшая Ленину ладонь, удержала девушку на месте.
- Лен, да я сам видел! Своими же глазами, пойми ты это! Она прыгнула с крыши! – пытаясь достучаться до Лениного сознания, так же прокричал, как она.
- Нет, - осмыслив все прозвучавшие слова, Лена тут же успокоилась. Хоть сердце в груди и продолжало отбивать неровный ритм, она уверенно произнесла. – Не поверю... Не поверю, пока сама в этом не буду уверена, - скинув руку Виктора со своей, Кулёмина медленно поднялась со стула. – И знаешь что? Если ты не узнаешь, где она, то это сделаю я, - поставив ультиматум, твёрдо произнесла она, направляясь к выходу и оставляя Виктора наедине с самим собой…
Задумчиво смотря на экран своего мобильно телефона, который он уже минут пять теребил в руках, Виктор всё же решился сделать несколько звонков…

На протяжении всего пути Виктор наблюдал за Леной. Та в свою очередь, отвернувшись к боковому окошку, с угрюмым лицом изучала мелькающие на улице пейзажи. Спустя ещё один десяток минут машина остановилась у обочины, и Виктор поспешил расплатиться с таксистом. Взяв Лену за руку, он повёл её вдоль обочины дороги. Мягкие лучи утреннего солнца совсем не согревали, а порывы холодного ветра заставляли девушку в очередной раз поёжиться.
Вчера вечером Виктор, сделав несколько звонков, один из которых был адресован Владу, в очередной раз убедился в своей правоте и попытался собрать свои силы для разговора с Леной. Рассказав девушке о том, что Оксанино тело, вернее то кровавое месиво, что было тем же вечером собранно по частям, тем же самым вечером отвезли в морг, Виктор так же упомянул и о том, куда её отвезли. Лена же, лишь спросила, от кого именно он это всё знает и, услышав имя своего бывшего работодателя, вновь скептически усмехнулась: «А вот завтра и проверим». Больше Степнов в тот день от Ленки ничего не слышал. Видел, что не смотря на то, с какой уверенностью она заявляет о том, что этого не может быть, Кулёмина всё же в глубине души сомневалась и переживала не меньше самого Степнова.
А наутро парочка лишь молча собрались и вызвали себе такси, чтобы доехать до пригорода Москвы по нужному адресу…
Самое обычное на первый взгляд трёхэтажное здание не показывало своего истинного предназначения. Лишь вывеска у входа и небольшой магазинчик ритуальных услуг, стоящий поодаль, говорили о другом…
- Я не пойду туда! - резко отдёрнула Лена свою руку в сторону, тут же встретившись с обеспокоенным взглядом голубых глаз. – Можешь один сходить? – встревожено попросила она, чувствуя, что коленки её уже практически не держат.
- Хорошо, Лен, - прочитав просьбу в зелёных глазах, Степнов лишь поцеловал девушку в висок. – Я скоро приду, - поправив рукой несколько непослушных прядок светлых волос, Виктор зашёл в здание…
Лена, стоя спиной к двери, лишь слышала только, как та захлопнулась. В этот же самый момент Кулёмина медленно осела на каменные ступени, глубоко вдыхая свежий утренний воздух. Готова была самой себе поклясться, что в нос ударил навязчивый запах формалина, хотя на деле виновато было только её разыгравшееся воображение. Нервная дрожь, сотрясающая всё тело, а в особенности руки и ноги, не давала Лене ни малейшей надежды на то, что эта тряска скоро исчезнет. В такт ей – в груди колотится сердце… И невыносимо хочется закричать, лишь бы только избавиться от этого наваждения, искренне веря в то, что за физическим криком последует тишина мысли.
- Я же уверена, что её там нет… Она не могла… - шептала Лена одни и те же фразы, обхватив свои плечи руками. – Её там нет…
А когда Оксана думала, что Он жив, она тоже была слишком в этом уверенна; никак не хотел вязаться образ двуличного и лживого, но такого родного человечка с таким словом, как «смерть»... Проведя две недели в окружении пусть и не психов, но людей с явными психическими расстройствами, Лена сама не заметила того, как стала совершать не совсем логичные поступки, будто руководствуясь в их совершении лишь мимолётными эмоциональными порывами, но никак не разумом и здравым смыслом. Сейчас же перед Лениными глазами будто пронеслись все события того сумасшедшего дня, когда она даже сама не осознавала, на какой шаг идёт. Полным безумием было и появление лопат в руках обеих девушек… Будто не видя грани дозволенного, не замечая черты, преступив которую, рискуешь никогда не понять себя, лезвия лопат поочерёдно вонзались в землю, копая всё глубже и глубже, желая добраться до истины, к сути которой готовым было быть попросту невозможно… Желание шаткой теории утвердиться в собственной действительности застилало трезвый разум, который окончательно прояснился в тот момент, когда было уже поздно, и когда запах гниющих останков некогда живого человека резко ударил по рецепторам, заставляя рефлекторно справляться с рвотными позывами, глубоко и часто втягивая в лёгкие сырой воздух…

Еле совладав со слабостью в ногах, Лена поднялась со ступенек и трусцой побежала по тротуару, направляясь к случайному прохожему мужчине. «Стрельнув» у него пару сигарет и спички, она направилась обратно к ступеням. Желая утихомирить не на шутку разбушевавшееся сердце, девушка тут же прикурила одну из сигарет. С силой втягивая в себя дым дешёвых сигарет, Лена не могла не отметить, что уже через несколько затяжек ей действительно стало легче. Немеющее чувство страха временно отступило на второй план, позволяя Лене вспомнить о том дне, когда всё это началось…





Последние воспоминания о больнице разделю на две главы... Тут даже меня ностальгия пробрала с этим сливочным маслом... Хорошие были времена.
Глава 85
И совсем недавно казалось, что всё хорошо, а вчерашний день засел в душе, как нечто сладостное и неповторимое. Два кусочка нежно-зелёной ткани, которые Кулёмина даже не решилась снять, после того, как Виктор ей вчера их одел, постоянно напоминали о том, что Он рядом, Он с ней, чтобы не случилось… Нежный поцелуй на сухих губах до сих пор хранил свою сладость и приятную безысходность…
Состояние приятного спокойствия в душе было так нещадно уничтожено всего одним лишь действием совершенно постороннего человека…
Стремительно забежав в свою палату, Лена тут же присела на одну из кроватей. Осмотревшись по сторонам, она запустила руку под одеяло. Расстегнув молнию на матрасе, она достала оттуда бумажную упаковку тех самых таблеток, которые хранились здесь с предыдущей ночи. Испытывая необъяснимое чувство злобы и обиды, Кулёмина со слезами на глазах начала быстро извлекать из неё таблетки: «Ненавижу! Как же я её ненавижу! Мразота…».
Таблетки одна за одной падали на белый пододеяльник, а Лена тут же собирала их в ладошку, зажимая в кулак, после чего ровно пять таблеток последовали в карман, а опустошённая наполовину упаковка вернулась на своё прежнее место, в матрас.
Переведя дыхание, Лена вышла в коридор. Будто не зная, куда можно выплеснуть негативную энергию, она ходила от одного конца коридора в другой. Всё сильнее сжимая от досады кулаки, Лена про себя повторяла одни и те же фразы: «Не знаю как, но я это сделаю… Просто возьму и доведу её до такого состояния, чтобы она хоть понимала, о чём она говорит! И плевать как!.. Пусть для этого даже придётся их насильно в неё впихнуть! – и вновь очередной обход по коридору. На несколько секунд остановилась возле проёма в стене размером с окно, закрытого сейчас деревянными ставнями. Вчера, получая свой обед через это окошко, Лена видела, как её врач приходила за чаем… - Подсыплю! Не знаю как и при каких обстоятельствах, но подсыплю!..».
Уже даже не осознавая того, что она собирается сделать, она всё так же продолжала ходить по коридору, готовая сорваться сейчас на любого, лишь бы был повод… Всего около часа назад Кулёмина как ошпаренная вылетела из кабинета своего так называемого врача. При первой встрече с этой женщиной Кулёмина даже толком на неё внимания не обращала; отсиживала положенное время лишь для галочки, отвечала на нейтральные вопросы. А сегодня случилось нечто такое, что заставило Лену невольно возненавидеть эту женщину. Когда разговор коснулся того, что произошло, а в особенности Лениного похода в душ, женщина, не сумев скрыть проступающей на лице улыбки, ехидно подметила: «И не надо своё поведение списывать на наркотики».
Именно эта фраза заставила Кулёмину обратить на себя своё внимание. Пропуская мимо ушей всё остальное сказанное этой женщиной, она попросту не могла не зацепиться за это предложение. Будто хлёсткая пощёчина по лицу заставила Лену внутренне содрогнуться. «А если списать на наркотики своё поведение нельзя, то можно ли списать реакцию? Тоже нет! Так что ли!» - первая мысль, промелькнувшая в её голове сразу же, как прозвучали те слова. Для Лены же эти самые слова и вовсе стали обвинением… Обвинением в том, что было всего лишь глупой и нелепой случайностью…
Твёрдо решила для себя, что отомстит, как бы то не выглядело глупо. Нестерпимо захотелось что-то доказать, хотя и сама не до конца понимала, что именно. А главное хотелось показать, что же это за состояние такое, когда в твоём теле «гуляет» наркотик, а ты попросту бессильна перед своими действиями, мыслями и чувствами. Да, таблетки не дадут сильного эффекта, но другого варианта попросту не было, ведь так захотелось увидеть обескураженное лицо того человека, который, возможно, сам того не подозревая, высмеял то, что для Лены являлось больным и уязвимым…
Бесцельно промотавшись по коридору, Кулёмина увидела, как пациенты начали потихоньку подтягиваться к ужину. И вроде бы с виду все нормальные люди, с первого взгляда даже и не скажешь, что у кого-то из них какие-то проблемы. Знает Лена, что есть несколько девочек, которые тут находятся после изнасилования. Когда была возможность, Кулёмина даже приглядывалась к ним, стараясь рассмотреть повнимательнее. Конечно же сравнивала с собой… Сравнивала и приходила к выводу, что она сильнее и, вероятно, сильнее потому, что те девчонки попали в несколько иную ситуацию, нежели она. Под действием наркотиков ведь уже даже сил не осталось на сопротивление, не оставалось сил так же и для того, чтобы осмыслить, что и к чему… Ей ведь тогда уже было всё равно. А эти девочки прочувствовали всё «от» и «до» с трезвым рассудком и животным страхом…
Так же Лена уже успела узнать, кто здесь находится после попытки самоубийства. У них даже по лицам можно было прочесть, кто жалеет о своём поступке, а кто нет; кто находится здесь для того, чтобы получить помощь и вернуть радость к жизни, а кто-то, оказавшись здесь, замыкается внутри себя ото всех, а в особенности от тех, кто когда-то был близок…
И, конечно же, третья составляющая, которая была чем-то близка к Лениной ситуации – наркоманы. Тяжёлых случаев Лена не наблюдала ещё ни разу, да и было там их всего несколько человек. Но даже того, что она уже видела, ей хватило надолго для того, чтобы понять, что делают с человеком и его организмом эти губительные вещества. Прекрасно помнит, как столкнулась в коридоре с одним пареньком, из уст которого вырвался какой-то неясный стон, после чего последовал ужасающий звук скрипящих друг о друга зубов…
Получив свою тарелку с уже привычной кашей, Лена последовала за стол, присаживаясь с самого его края. Не успев даже приступить к еде, она обратила внимание на девочку, которую привела за руку медсестра. И всё та же медсестра вручила ей порцию с её едой. В глаза стазу же бросила болезненная и неестественная худоба девчонки. Сразу же стало ясно – анорексия. Наблюдая за этими двумя, Лена видела, с какой неохотой девчонка садится за стол и с каким отвращением смотрит на то, что у неё лежит в тарелке. А потом она закатила чуть ли не целую истерику, потому что ей в кашу положили кусок сливочного масла. И хлеб её тоже был намазан всё тем же сливочным маслом… Сперва медсестра старалась мирным способом уговорить её поужинать, но после того, как хлеб с уже упомянутым сливочным маслом полетел на пол, появился Кирилл…
Долго церемонится с ней он не стал, практически сразу указал ей в направлении её палаты. Лена помнит, как на лице той девчонки появилось лёгкая улыбка, а плечи, находившиеся в нервном напряжении, тут же расслабленно опустились… Когда пациентка ушла к себе в палату, Лена приступила к своему ужину, почему-то вспомнив слова Степнова о том, что горячая еда очень полезна для желудка, а уж тем более каша… Доев свою порцию, Кулёмина отнесла свою тарелку всё к тому же окошку. Заметила Кирилла, который в руках держал непонятную тонкую трубку, стеклянную бутылку, наполненную чем-то белым и ещё что-то, что Лена не успела рассмотреть.
Задержалась лишь на секунду возле стола дежурной медсестры для того, чтобы принять какие-то витамины. После чего Кулёмина, не справившись с появившимся интересом, проследовала по коридору в сторону той палаты, куда недавно направился Кирилл…


Спасибо: 20 
Профиль
Dulce





Сообщение: 140
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 19

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.06.10 09:37. Заголовок: 30


Глава 86
Делая медленные шаги к достижению заветной двери, Лена прислушивалась к тому, что творилась в той комнате. Глухие выкрики слышались уже за пару десятков метров, и становилось понятно, что рот той самой девушки сейчас зажимает чужая ладонь. Подойдя уже к самой двери, Кулёмина воровато оглянулась по сторонам, после чего аккуратно приподнялась на носочках и заглянула в комнату, рассматривая данную сцену через стеклянную вставку вверху двери…
Кирилл в своих руках удерживал брыкающуюся девчонку, на полу валялся уже использованный шприц. Спустя какое-то время девушка стала сопротивляться всё более вяло, а вскоре и вовсе обмякла, лишь только часто вздымающаяся грудь и редкие слёзы говорили о том, что та в сознании. Посадив пациентку на кровать, Кирилл навис над ней, чуть ли не усевшись сверху. Прижав своими коленями руки девчонки к кровати, он взял в свои руки ту самую тонкую трубку и уверенными движениями стал вводить её в нос девочки. Та лишь только морщилась и всхлипывала, не в силах больше сопротивляться.
Ужаснувшись представшей картине, Лена скривила своё лицо, догадавшись, что за этим последует. Как в подтверждение её догадкам, стеклянная бутылка была подсоединена к трубке, после чего мутная жидкость, протекая по тонкому проводнику попадала внутрь к пациентке. Та в ответ лишь издавала тихие стоны вперемешку с периодическим кашлем, а с глаз одна за другой срывались слёзы. Кирилл же в это самое время ещё больше подливал масла в огонь, рассказывая о том, сколько же калорий содержится в этой порции...
Лена всего с несколько минут смогла наблюдать за данной картиной, после чего отвела свой изучающий взгляд в сторону. Не только на девочку она обратила внимание, но так же и на самого Кирилла. Стало отчего-то его жалко. За всей этой напускной жестокостью чётко прослеживались человеческие эмоции. Лена пришла к выводу, что этот парень попросту не умеет общаться иначе: если что-то идёт не так, как он того хочет, или же кто-то говорит ему что-либо наперекор, он не знает, как правильно реагировать. Попросту не умеет быть отзывчивым, не способен на то, чтобы быть чутким. Понять может, но объяснить – нет. И удел таких людей – одиночество. Ощущая собственное моральное бессилие перед ситуаций, он попросту решает проблему своими способами, сохраняя при этом на лице маску ледяного спокойствия… Ему так удобней: не переступая через своё Я, лишний раз пытается самоутвердится в этой жизни, где он никому не нужен…
Просидев на кушетке в конце коридора уже около двадцати минут, Лена невольно вздрагивала от каждого нового всхлипа, доносившегося из палаты. Когда Кирилл, наконец, вышел в коридор, Кулёмина тут же отвела взгляд в сторону, будто бы она ничего не слышала и не поняла. Пройдя возле Кулеминой, парень зашёл в служебный туалет, громко хлопнув дверью, после чего та вновь открылась настежь, звонко ударившись о кафель стены.
Пасмурные тучи на дождливом небе отбрасывали сильную тень внутрь помещения. Попытка зажечь свет закончилась тем, что лампочка внутри плафона, не успев даже вспыхнуть, известила о своей непригодность громким хлопком, на который и среагировала Лена, резким движением повернув голову в сторону источника звуковой вспышки. Кирилл, устало усевшись на подоконник, кинул на Кулёмину вопросительный взгляд:
- Ну и что щеришься? – грубо спросил тот, шаря руками по своим карманам.
Ничего не ответив, Лена тут же отвела свой взгляд в сторону, однако с кушетки она так и не встала, чувствуя, как необъяснимый страх начинает сковывать её ноги.
Санитар лишь усмехнулся и облокотился на раковину, включая холодную воду. Уже заученными движениями быстро прикурил сигарету, втягивая глубоко в себя терпкий дым. Держа руку вблизи от крана, Кирилл выдыхал потоки сизого дыма в раковину, чтобы льющаяся вода смогла «прибить» запах сигарет.
Поведя носом, Кулёмина принюхалась и вновь повернулась в сторону настежь открытой двери. Еле уловимый запах сигаретного дыма и странный блеск в карих глазах парня надолго врезались в Ленину помять… Поспешила вновь отвести взгляд, будто играла в «кошки-мышки», однако её движения не остались незамеченными. Явная насмешка над этим миром и его проблемами скользила в этих глазах. Как в доказательство своим ощущениям, он вальяжно откинулся назад, спиной упираясь в прохладное стекло, и лишь изредка наклонялся вперёд, выдыхая сигаретный дым в раковину. Кирилл лишь прошептал:
- Понятно…
«Наглая, - промелькнуло в его голове, - и, помню, голос прокуренный». Лёгкая усмешка коснулась его губ, когда он вытащил из пачки две сигареты и положил их на подоконник возле себя, туда же приземлилась и зажигалка. Решил, что девушка тоже курит, а сейчас же, находясь в больнице, лишена этой привычки, оттого, видимо, и не уходит. Докурив сигарету, Кирилл ещё с минуту сидел на подоконнике, прикрыв глаза, будто наслаждаясь этими секундами.
- Там свободно, - тихо проговорил он, проходя мимо отвернувшейся Ленки.
Взглянула она на него лишь тогда, когда он уже стал удаляться вдоль коридора. Сперва даже не поняла, к чему он это произнёс, продолжая наблюдать за парнем, который уже полностью переключил своё внимание на молоденькую медсестру…
Закрыв за собой дверь на хлипкий шпингалет, Лена неуверенно последовала к окну. Присев на подоконник, она даже не особо задумывалась над своими действиями, лишь просто повторяла всё то, что до неё проделывал Кирилл. Холодная вода, стекающая по ржавой поверхности, приятно ласкала слух и даже немного расслабляла. Впервые ощутив внутри себя губительный дым, Лена даже не закашлялась, однако дёрнулась оттого, что после затяжки она почувствовала резко появившийся комок возбуждения внизу живота. Вкус запретного плода дурманил сознание, находя отклик в невольном, пусть и слабом, желании. Осторожно втягивала в себя дым, знакомясь с этим нехитрым процессом. Заворожено наблюдала, как тонкие струйки дыма, выдыхаемые через рот, частично сбивались потоком воды. Не успев выкурить и половину сигареты, девушка почувствовала, как в груди буквально парализовало все те чувства, которые её тревожили на протяжении всего дня, не отпуская ни на секунду. Теперь же приятная немеющая лёгкость медленно завладевала телом, разливаясь по жилам от груди до самых кончиков пальцев на руках. Расслабившись и опустив голову вниз, Лена начала усиленно дышать, втягивая в лёгкие воздух и иногда новую порцию никотина. Приложив ладошку к своей груди, Кулёмина тихо всхлипнула. Бросив почти докуренную сигарету в раковину, она согнула колени и съехала вниз, усаживаясь на пол. Уткнув голову в свои колени, Лена задышала всё чаще и чаще. А вскоре почувствовала, как на как колени стали влажными от собственных слёз… Невольно рассмеялась тому, что совсем недавно она со стопроцентной уверенностью готова была совершить глупость. Кому собралась мстить?.. Как же это глупо… Отыгрываться на человеке, который совершенно не имеет причастности к тому, что с тобой происходит. Злоба, непонимание и желание добиться справедливости настолько переполняли изнутри сущность, что было уже неважно, на ком отыгрываться…
И снова тихий смех слетел с Лениных губ. Вновь поднявшись на ноги, она несколько раз ополоснула лицо холодной водой, смывая с кожи солёные слёзы. Тут же достала из кармана штанов те самые пять таблеток, которые совсем недавно с неимоверной злобой извлекала их упаковки, и выбросила их в раковину, наблюдая за тем, как они постепенно растворяются.
Вскоре была выкурена и вторая сигарета…
Просто смирилась… Смирилась с тем, что никто не виноват в том, что с ней произошло. Так сложились обстоятельства, она – всего лишь жертва, средство в достижении чужих целей. Она – не как Они, и опускаться до их уровня не станет, лишь только для того, чтобы отыгрываться за свою истерзанную душу на ком-то другом...
Может и не сдержалась, дала слабину, зато нашла способ, как утихомирить своё сердце, давая ему передышку на короткий срок… А Кирилл останется в её памяти тем, кто невольно, сам того не осознавая, стал для её измученной души спасением от разъедающей тоски… И именно тогда Лена поняла, что и для него этот неестественный способ расслабления тоже является выходом...





Глава 87
- Ну зачем ты? – с укором спросил присевший на корточки Виктор, аккуратно дотронувшись до Ленкиной ладони, которая в тот самый момент стряхивала пепел уже со второй по счёту сигареты.
- Не могу… Волнуюсь, - посмотрела прямо ему в глаза, даже не боясь того, что он может сейчас на неё накричать.
Вздохнув, Степнов забрал у неё сигарету и, не отрывая взгляда от Лены, сделал одну затяжку и тут же закашлялся, чем вызвал у девушки невольную улыбку.
- Гадость-то какая! – выбрасывая сигарету в сторону, воскликнул он, когда приступ кашля его, наконец, отпустил.
- Ну что? – тяжёлым голосом спросила Лена, всё так же пристально смотря на мужчину.
- Не знаю, - после паузы, неуверенно произнёс Виктор. – Не знаю я, Лен.
- Слушай, Степнов, давай вот без этого! – уже даже как-то грубо отозвалась Лена. – Мне что, опять из тебя по слову вытягивать надо? Скажи сразу как есть и не трепи мне лишний раз нервы!
- Да я и говорю как есть! Не знаю я! Думаешь мне хоть что-то это дало?! – он рукой указал на здание. – Есть там тело, Лена!!! Оно там есть! И у меня даже сейчас поджилки трясутся от увиденного! Но чёрт!.. Там совсем неясно. Лица попросту нету, потому что раздолбано всё!
- И? – тихо отозвалась Лена, нахмурив брови, против своей воли представив ту картину, что довелось лицезреть Виктору.
- Что «и»? Я понятия не имею… - обречённо заключил Степнов.
Лена лишь поднялась со ступенек, отряхнула джинсы и направилась вдоль по тротуару, удаляясь от здания.
- Ты идёшь? – обернулась на мужчину, который задумчивым взглядом смотрел вниз, что-то обдумывая в голове. Молча подошёл к девушке и, приобняв за плечи, повёл её вперёд, подальше от этого места.

- Лен, ты чего этим хочешь добиться? – недоумевал Виктор, когда они оказались в центре города. Очередная поездка на такси, маршрут которой сменила Лена за несколько минут до прибытия к их дому, привела к уже знакомому месту.
- Ничего, - буркнула Лена, оглядываясь по сторонам, после чего последовала к входу какой-то фирмы.
Стараясь ни с кем не сталкиваться и избежать лишних вопросов по поводу ихнего нахождения здесь, Лена, ведя за собой и Степнова, уверенным шагом направлялась в сторону лифта. Проделывая уже знакомый маршрут, девушка поняла, насколько ей сейчас тяжело подняться на эту злосчастную крышу вместе с Ним. Место их совместного унижения и кульминации всем их попыткам добиться хоть какой-то справедливости… Пытаясь не зацикливаться на этом, Лена аккуратно выбралась на крышу через люк. Спустя минуту там же был и мужчина. Остановившись в центре, он с замиранием сердца наблюдал за Леной, которая медленно приближалась к тому самому краю, где тогда стояла Оксана. За пару метров до конца, когда Виктор уже хотел было крикнуть Лене, чтобы она была осторожнее, та сама пригнулась и плавно опустилась на колени, продолжая свой путь. Дотронувшись рукой до металлического ограждения, она лишь на несколько секунд прикрыла глаза, после чего резко их распахнула. Выдох облегчения и искренний смех тут же вырвались изнутри. Виктор, удивлённый Лениной реакцией, тут же оказался рядом, так же, как и Кулёмина, опустившись на колени. А после он понял и причину Лениного смеха и сам уже не мог сдержать своей улыбки.
- Я же говорила, - смеясь, проговорила Ленка, - я же говорила, что она не могла! Она заранее это знала!
- Обалдеть, - единственное, что смог вымолвить мужчина. Когда минутное замешательство рассеялось, он с завидной ловкостью спортсмена перепрыгнул через ограждение вниз, тут же приземляясь ниже на карниз, выступающий в ширину примерно метра на полтора. Лена, расширив от ужаса глаза, мёртвой хваткой вцепилась в руку мужчине.
- Эй-эй! Ты что? Совсем сдурел?! – лихорадочно притянула его ближе к себе.
- Да тихо ты, - рассмеялся Степнов, выпрямив ноги после прыжка. – Я просто посмотрю, - звонко чмокнул Кулёмину в нос. – Отпусти.
Лена неуверенно разомкнула подрагивающие пальцы, освобождая руку Виктора. Тот опустился на корточки и аккуратно лёг на живот у самого края.
- Слушай, прекрати, а! У меня сердце замирает! – в испуге выкрикивала Лена, боясь, что нечаянный порыв ветра может привести к непоправимому. – Пожалуйста!
- Да всё уже, прекрати, - Степнов поднялся на ноги и приблизился к Кулёминой. Чуть приподнявшись на носочках, он прикоснулся к её губам, нежно и уверенно их лаская. Отвечая на поцелуй, Лена нагнулась ещё ниже, чтобы быть ближе к Степнову и, схватив его мёртвой хваткой за воротник рубашки, боялась отпустить. – Там дальше идёт остекление, поэтому я думаю, что, она попросту тут отсиживалась, - сказал он, прервав поцелуй.
- Не удивлюсь, - усмехнулась Ленка.
- Ну что, успокоилась, наконец? – улыбнулся Степнов, потрепав Ленкину чёлку.
- Успокоюсь, - сдунула сбившуюся на лицо прядь волос в сторону. - Успокоюсь тогда, когда ты, наконец, уже вылезешь оттуда!
Подтянувшись, Виктор вновь оказался на крыше, покидая злосчастный карниз. Прилив адреналина, вызванный высотой, давал о себе знать игривым настроением. Повалив Кулёмину на спину, он опустился на неё сверху и, отведя Ленины ладони вверх, вновь приник к её губам.
- Ты дурак! – резко отвернув голову в сторону, она обижено засопела. – Я же испугалась…
- Верю, - прошептал ей в самое ухо. – Спасибо тебе… - мягкий поцелуй в щёку. Отпустив одну руку девушки, он нежно провёл кончиками пальцев вдоль по руке до самой ключицы, приятно щекоча нежную кожу. Пара ловких движений и Степнов перекатился на спину, сильно прижимая девушку к себе, а она в ответ счастливо засмеялась, чувствуя на своей шее дорожку настойчивых поцелуев любимого мужчины…


Спасибо: 21 
Профиль
Dulce





Сообщение: 142
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 19

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.06.10 07:17. Заголовок: 31


Глава 88
Три недели спустя…
Частые капли сильного ливня стучали по железному карнизу уже не первый час, заглушая своеобразной музыкой и без того тихие стоны… Приятное опьянение разума от переполняющих чувств и нескольких бокалов красного вина заставляло дышать всё глубже и глубже. Ласкающие волны эйфории, раскатываясь по всему телу, заставляют кончики пальцев неметь от этого безумного наслаждения. Прижимая девушку к себе спиной всё сильнее, не мог отказать в удовольствии укусить её за шею и почувствовать, как на его укус внутренне содрогается всё её тело, а с губ слетает несдержанный стон. Подстраиваясь под такт движений, она сжимала в своих кулачках давно сбившуюся простынь. Мужчина, проведя носом по спине девушки, втянул в себя аромат её кожи, пахнущей нежной ванилью. Когда сладостная темнота начала застилась его глаза, он опустил свою руку ниже, очерчивая ладонью изгибы любимого тела. Лишь на долю секунды замешкавшись, будто решаясь, скользнул рукой между её ног, даря девушке новые, более сильные ощущения. В такт совместным поступательным движениям нежно ласкал плоть лишь кончиками пальцев, сам же вместе с тем медленно, но верно, сходил с ума от безумного напряжения, которое спустя несколько секунд разлилось приятными судорогами как и в его теле, так и в её…
Не пытаясь больше удерживаться, Виктор плавно опустился вниз, прижимая Лену собой к кровати. Она лишь судорожно втягивала в себя воздух, чувствуя тело своего мужчины, тяжесть которого доставляла ещё больше удовольствия…
Нехотя, собрав остатки сил, Виктор поднялся с постели. Лена, повернув голову в сторону, наблюдала за мужчиной, который, отойдя в сторону, стянул с себя презерватив… Нащупав рукой мужскую рубашку, скинутую с его тела в сладострастном порыве несколькими часами ранее, Кулёмина накинула её себе на плечи, не застёгивая пуговиц, а лишь запахнувшись её краями. Виктор с улыбкой для себя отметил, что Лена по-прежнему стесняется быть перед ним полностью обнажённой, исключая, конечно же, интимные аспекты их жизни, когда о наготе думаешь в последнюю очередь…
- Какая предосторожность, - усмехнулась Лена, подмигнув Степнову.
- Ничего, пускай. Так хоть мне спокойнее, - оправдывался он, забираясь под одеяло. Обвив рукой Ленину талию, он притянул сидящую девушку к себе ближе.
- Я думаю, что круче уже невозможно! – наконец, рассмеялась Ленка, уставившись на край стола, с которого свисал использованный презерватив.
- О, Кулёмина, я так понял, что тебе смешно! Что же ты тогда-то не смеялась? – поддерживая шутливый тон, не удержался от доброй насмешки.
- Да… Тогда мне реально было не до смеха! Думала, что сквозь землю от стыда провалюсь!
- Ты, кстати, родителям ещё не звонила?
- Нет, пускай ещё чуть помучаются, заодно подстынут. У нас с тобой, между прочим, ещё есть целая неделя перед началом сентября, так что пусть и они подумают над всей этой ситуацией.
- Верно мыслишь, Кулёмина, - заговорщически нахмурил брови. – Пусть привыкают, что ты уже не маленькая и что за тебя есть кому постоять. Тем более… - хитро прищурившись, Виктор приподнял край рубашки, звонко поцеловав Лену в поясницу. – Я тебя им больше не отдам, - после уже тихим голосом добавил. - Да и обижать не позволю…

Двумя неделями ранее…

Вот уже пару дней Лена ночевала у себя дома, как прилежная дочка своих родителей, поскольку те обещали приехать со дня на день в отпуск. Сегодняшним утром, едва успев открыть глаза, Кулёмина тут же резко подскочила с дивана, уставившись на настенные часы, которые показывали уже начало девятого.
- Чёрт! – выругалась сиплым шёпотом. – Степнов! – всё так же тихо стала звать мужчину, толкая его в плечи, на что тот лишь поморщился и в знак протеста что-то невнятно промычал. – Витя, родной мой, пожалуйста, просыпайся! – взмолилась девушка и для большей действенности пару раз укусила мужчину в шею, невольно вспомнив, как это любит делать он, показывая свою страсть…
- Ну ты чего, Ленка? – чуть приоткрыв глаза, спросил Виктор. – В кой-то века ты проснулась раньше меня, а я так спать хочу… - конец фразы уже еле договаривал, вновь проваливаясь в сладкий сон.
- Степнов, ты что сейчас надо мною издеваешься? Быстро вставай! – поднявшись с дивана, Кулёмина укуталась в одеяло, оставляя Степнова лежать лишь в одних плавках. – Утро уже наступило!
- Как утро? – тут же распахнул глаза, поднимаясь на локтях. Сперва посмотрел на взлохмаченную Ленку, после перевёл заспанный взгляд ей за спину, где меж плотных штор в комнату пробивались белёсые лучи утреннего солнца. – Всё-таки заснули! – тут же дошла до него причина Ленкиной тревоги, и он быстро начал натягивать на себя смятую одежду, разбросанную по полу.
- Утро доброе! – облегчённо выдохнула Ленка, всплеснув руками. Быстро чмокнув Виктора в щёку, уже и сама начала приводить себя в порядок, доставая из шкафа свежие вещи.
Спустя пять минут торопливых сборов, Виктор оглянулся по сторонам:
- Так, вроде бы всё… - медленно протянул он, ещё раз всё осматривая.
- Кажется, - разговаривала шёпотом, боясь, что дед может в любой момент проснуться и застать с весьма помятым внешним видом вчерашнего гостя, «проводить» которого взялась Лена. Засидевшись за чаепитием в приятной компании допоздна, Виктор попрощался с пожилым мужчиной, намереваясь уже отправиться в полном одиночестве к себе домой… Только вот с Ленкой он проститься так и не смог. Полностью разделяя отсутствие желания прощаться, девушка приложила тоненький пальчик к губам мужчины и нарочно громко хлопнула входной дверью, после чего быстрыми шагами просеменила к своей комнате, пропуская Степнова вперёд. Оказавшись наедине, Ленка указала ему взглядом на стул, чтобы тот подпёр им дверь. Сама же в этот момент включила музыкальный центр, оставляя негромко играть одну из радиостанций. Популярная музыка заглушала собой тихие шорохи и два сбившихся дыхания…
- Пойдём, я тебя быстренько выведу…. Вроде бы дед не проснулся ещё, - взяв Степнова за руку, она открыла дверь и вывела вслед за собой мужчину в коридор. Тот, хлопнув себя по лбу, втянул Ленку обратно в комнату. - Что ещё? – выжидательно вздёрнула брови вверх.
- А где презерватив? – стал растерянно перебирать руками всё пастельное бельё в поисках средства предохранения. Ночью, достигнув точки расслабления, пообещал себе, что лишь ненадолго приляжет рядом с почти уже спящей Ленкой, после чего начнёт собираться домой… Уснул. Уснул и куда бросил этот треклятый презерватив он и понятия не имел.
- Этого ещё не хватало! Куда ты мог его кинуть? – хотела и сама присоединиться к поискам, но сразу одумалась. – Оставь, я сама его поищу!
Аккуратными шагами ступая по полу, две пары ног бесшумно продвигались по коридору, направляясь к заветной двери. Быстро проводив Виктора, Лена облегчённо выдохнула и направилась в комнату заметать следы вчерашней ночи. Потратив около пятнадцати минут на поиски пропажи, Лена начла паниковать, когда поняла, что нигде её не может найти. Уже в пятый раз она на коленях исползала все полы, исследовала всю поверхность дивана, даже отодвигала его от стены, предполагая, что пропажа могла попросту туда завалиться.
Не успела заметить, как летит время, услышала, что дед уже поднялся. Быстрый взгляд на часы – чёрт, уже совсем немного времени осталось… Обречённым взглядом ещё раз осмотрела всю комнату, после, так и не найдя искомой вещицы, решила отвлечься и пошла в ванную умываться и приводить себя в порядок. Приезд родителей не заставил себя долго ждать, и вот уже спустя пару десятков минут Лена, с неподдельной улыбкой счастья на лице, обнимала своих родителей и уже заметно подросшего братишку. А долгое чаепитие на кухне и вовсе заставило Кулёмину окончательно переключить все свои мысли на родителей. Разговор, медленно перетекая от одной темы к другой, казалось, становился всё более душевным и занимательным…
Когда уставшие от перелёта родители устроились в зале на отдых, Ленка, лишь что-то невнятно промычав, удалилась в свою комнату. Стала быстро стягивать с дивана одеяло и простынь и, комкая их, тут же пихала во внутреннее отделение дивана. Занятая делом, не сразу заметила, как в спальню вошла мама. Что-то говорила о том, что очень рада за неё, за свою родную доченьку, которая в этом году окончила школу; говорила, как они с отцом по ней тосковали. Запихнув и подушки внутрь, Лена отвела свои пристальный и встревоженный взгляд от матери и принялась собирать диван. Не могла не отметить про себя, что нигде не видно пропажи, что, несомненно, её сейчас радовало.
- Лена, это ещё что такое? – обескураженным голосом произнесла женщина, после чего Ленка повернула голову в её строну, заметив, как та в руках держит… то самое. За сбором несчастного дивана она совсем не заметила того, как мама, желая ей немного помочь, стала аккуратно складывать в ровную стопку её смятую одежду, лежащую неоднородным комом на стуле. И именно в одной из складок её кофты каким-то образом оказался этот презерватив. А, что самое неприятно в этой ситуации – это то, что тот был использованный…
Лена прекрасно видела, как побледнела женщина, как она застыла в немом ступоре на несколько мгновений, держа в своих руках эту вещицу, но у самой же в этот момент внутри творилось нечто необъяснимое. Какое-то невыносимое жжение страха пронзило ключицы, отдаваясь бешеным ритмом сердца.
- Я думаю… ты и сама всё прекрасно поняла, - наконец, выдавила из себя девушка, стараясь сохранять видимое спокойствие и непоколебимость.
То, что происходило уже дальше, для Лены было как во сне: заплаканные глаза матери, громкие крики отца, напуганный дед, быстрая СМС-ка Степнову, где Кулёмина грозилась оторвать ему его меткие руки и скормить их Люцику… А когда же разъярённый отец, стуча себя в грудь крепко сжатым кулаком, поклялся, что засудит и надолго упечёт за решётку того «подлеца» и «молокососа», который посмел прикоснуться к его ещё несовершеннолетней дочери, Лена не смогла себя сдержать, чувствуя горечь обиды оттого, что Он как раз к её девственности совсем не причастен... Так и не сказав ни слова в своё оправдание, со слезами на глазах выскочила из квартиры, еле прорвав оборону отца, который упорно не хотел её выпускать. Уже сбегая по лестнице, слышала пропитанные горечью его выкрики о том, что она сейчас ведёт себя как "последняя подстилка", сбегая к своему «хмырю»…




Глава 89
Придя домой, Степнов, не зная, чем себя ещё занять, включил Ленкин ноутбук. Открыв свой почтовый ящик, он скачал Word-овский документ на рабочий стол. Ведь уже не первый неделю Кулёмина ему напоминала о том, что он обещал ей дать почитать черновик своего романа. Ненадолго задумался над тем, что сейчас он воспринимает написанное им несколько иначе, чем раньше. И он даже знал почему: многие взгляды на жизнь явно изменились под действием сложившихся обстоятельств. Однако тут же решил, что менять основные мысли не станет. Пусть его работа будет с неким налётом наивности и веры в то, что добро всегда побеждает зло… Что-то несбыточное и нереальное – это ведь и есть фантастика…
После уделил уже своё внимание Люцику, который резво всё это время бегал возле Степнова. Получив от Кулёминой СМС-ку немного странного содержания, потрепал щенка за ухо:
- Тебе привет от Ленки.
Когда запыхавшаяся девушка стремительно забежала в квартиру, он даже не успел опомниться, как она кинулась к нему, с силой прижимаясь своим дрожащим телом и, обвивая своими ручками его шею, уткнулась носом в его плечо, периодически всхлипывая.
- Лена, Лена, Лена, - отстраняя от себя девушку, чуть встряхнул её, - что случилось?
- Родители… - тут же начала говорить Ленка, хоть и воздуха не хватало, но прекрасно понимала, что сейчас её состояние может очень напугать Виктора, поэтому поспешила всё ему рассказать. – Мама случайно нашла этот грёбаный презерватив. Там такой скандал был! Думала отец меня прибьёт…
- Серьёзно? – нахмурился Степнов, правда спустя мгновение уже не смог удержать невольной усмешки оттого, что уж слишком красочно в его воображении представилась та сцена, когда было обнаружено его упущение…
- Угу, - снова всхлипнула Ленка.
- Ленка, ну чего ты так расстроилась? – мягко спросил он. – Не стоит оно того, чтобы плакать. Ну, солнышко моё, прекращай. Всё будет хорошо, - шептал ей, целуя её влажные щёки. – Рано или поздно они должны были всё узнать. Пусть и не так, но всё же…
- Просто так обидно!.. Столько гадостей выслушала, - чуть успокоившись, произнесла она.
- Ленка, не принимай это близко к сердцу. Я уверен, что всё это было сказано на эмоциях, дай им немного времени свыкнуться со всем этим…
Так приятно было осознавать, что Она сразу же прибежала к нему. Пусть и проблема возникла, по сути, из-за его рассеянности, но настолько хорошо и уютно он себя почувствовал, когда плачущая Ленка кинулась ему в объятия, будто ища утешения и защиты, позволила ему почувствовать всю свою значимость, дала разрешение заботиться о себе.
- А ещё папа сказал, что ты молокосос, - окончательно успокоившись в надёжных объятиях Виктора, вспомнила Кулёмина.
- Много нового о себе узнаю, - улыбнулся мужчина. – Ну что ж, знакомиться скоро будем.
- Нет, - испугано посмотрела в голубые глаза, - не надо!
- Как это не надо? – удивился Степнов.
- Ну ты… Ты не понимаешь! – не могла подобрать слов, чтобы описать своё состояние, а так же не могла привести действительно весомых аргументов своему протесту. – Моя мама в руках держала презерватив, которым пользовались ты и я! Ты себе вообще хорошо представляешь эту картину?! И ты мне сейчас предлагаешь тебя привести к себе домой, чтобы с родителями познакомить? Может, тогда ещё цветы-конфетки прихватим для полного счастья?
- Да, Лена! Да, чёрт возьми! Именно это я и предлагаю! – искренне, с недоумевающей интонацией, возмутился Виктор. - И иначе тут никак, потому что, как ни крути, а это твои родители.
Кулёмина сознавала верность данной мысли не хуже самого Степнова, но становилось дурно при одной только мысли о том, что, когда она приведёт Его знакомить к своим родителям, все: и она с Виктором, и мама с папой, да и даже дед – будут думать лишь об этом инциденте и из-за чего состоялась эта вынужденная встреча.
Опустив взгляд вниз, Лена прислонилась спиной к стене, изредка недовольно посапывая. А вот Степнов, похоже, только сейчас осознал истинные размеры всей комичности сложившейся ситуации и даже хмурый Ленкин вид не мог препятствовать его искреннему смеху. Целую минуту Лена удерживала себя, как могла, поджимая губы, которые уже явно выдавали несдержанную улыбку, после чего присоединилась к заразительному мужскому смеху…
Последовавшее на следующий день знакомство с родителями не было столь удачным, как это в своём воображении рисовал Степнов. Ленкина своеобразная издёвка по поводу цветов и конфет всё же имела в себе толику здравого смысла. Путь в несколько лестничных пролётов до квартиры Кулёминых, проходимый обычно за минуту, казался вечным. Притормаживая чуть ли не на каждой ступеньке, ни Степнов, ни Лена не находили в себе моральных сил для того, чтобы подняться на нужный этаж, чувствуя себя нашкодившими первоклассниками. Дрожащие от непонятного волнения руки мужчины уже давно замусолили гофрированную обёртку цветов, а Лена же и вовсе пару раз роняла небольшую коробку конфет.
Дверь им открыла мама Лены. Как бы то девушке странным не показалось, но та вела себя вполне непринуждённо, пригласив переминающуюся с ноги на ногу пару на кухню. Всего несколько минут скудной беседы закончились тем, что Лена и Виктор остались в помещении одни. Ленин папа и вовсе зашёл на кухню лишь на несколько секунд, чтобы поздороваться. Ожидавшая от этой встречи криков и даже мордобоя, Ленка под действием шока только непонимающе смотрела на Степнова. Обоим точно стало ясно одно: такое спокойное поведение родителей обусловлено не тем, что они смирились с взрослением своей дочурки, а тем, что тут явно вставил своё слово Ленин дедушка, повлияв на них… И уже спустя десяток минут Лена и Виктор спешно покинули квартиру, поскольку находиться в постоянном напряжении и ожидании было весьма тяжело, а практически полное игнорирование со стороны родителей и даже деда уже попросту было неприятно…
Зато весь вечер для Лены прошёл в приятных сборах, в то время как Степнов ездил за билетами. А полученная со знакомого номера СМС-ка не могла не поднять Ленкиного настроения. «Всё же приятно, что ты за меня волновалась» - единственная и последняя весточка, полученная от Оксаны… Не желая, чтобы Виктор сильно тратился, для совместного и долгожданного отдыха Ленка выбрала излюбленный туристами Крым. Скулящий щенок, нагло оставленный Виктором на попечение своего лучшего друга Рассказова, и вовсе не понимал, что происходит, но тут же принял осваиваться на новом месте, обнюхивая жилище своего временного хозяина.
Снятая практически на месяц крохотная однокомнатная квартирка в первые две недели отдыха практически пустовала, поскольку влюблённая парочка целые дни проводила либо же на море, либо на очередной прогулке в изучении местности. Правда вот после погода значительно изменилась, на место палящему солнцу пришли бесконечные дожди, вот только ни Лену, ни Виктора это совсем не расстраивало.
Степнов с каждым днём всё больше и больше с радостью и неким спокойствием наблюдал за Ленкиным хорошим настроением. Она так искренне радовалась этой поездке, что в душе мужчины начинало приятно щекотать от счастья. Бывало даже, что он по нескольку минут не мог отвести от Ленки взгляда, стараясь как можно лучше и чётче запомнить эти минуты безмятежного и неподдельного счастья…
А Ленка и вовсе старалась ни о чём не думать, а лишь ценила каждую минуту, проведённую в этом сказочном мире. Та жизнь, где страхи и обстоятельства имели слишком большую силу, осталась в шумной Москве, взамен же пришло желание получить от отдыха как можно больше положительных эмоций, что она и делала, полностью отдаваясь во власть своих чувств…


- Вот вернёмся с тобой обратно в Москву, тогда и буду с родителями нормально разговаривать, а все эти телефонные разговоры ничего хорошего не дадут, - глубоко втянув в лёгкие воздух, окончательно расслабилась, откинувшись спиной назад, устраиваясь поудобнее в тёплых объятиях любимого мужчины.
- Мне кажется, что они уже поняли, что у нас с тобой не просто так, а всё серьёзно.
- Да… Я это знаю, - согласилась Лена, однако чуть уловимая тоска всё же проскользнула в её голосе. - Просто мне жаль того, что почти половину их приезда я буду вдали от них, ведь мы и так совсем мало видимся.
- Лен, - Виктор приподнялся на локте, заглядывая в зелёные глаза, - ну ты же знаешь, одно твоё слово – и мы сразу же поедем домой.
- Нет. Ни в коем случае, - тут же улыбнулась девушка. – Наоборот хочется продлить эти дни до бесконечности… Мне никогда ещё не было так хорошо, - сказала это так серьёзно, что Виктор даже затаил дыхание, ловя каждое движение её губ. - И тут ведь дело даже не в этом месте, а в тебе… и ещё в том, что у нас есть возможность проводить время так, как нам бы этого хотелось…
Не удержавшись, наклонился вниз и нежно, практически невесомо коснулся Лениных губ.
- Как думаешь, он ещё долго будет идти? – спустя минуты спросил Степнов, кивнув головой в стону окна, за двойным стеклом которого, не убавляя своей силы, шёл дождь.
- Не знаю, но мне сейчас это абсолютно всё равно. И если я сказала, что хочу гулять, то дождь мне не помеха, - поведя плечом, вновь улыбнулась.
- А я? – ладонь Виктора, отодвинув тонкую ткань рубашки, опустилась на Ленин живот, мягко лаская нежную кожу. – Я могу быть помехой? – уж очень ему не хотелось гулять под проливным дождём, так же не хотелось, чтобы один из них ещё умудрился простыть.
- Ты был помехой час назад, - рассмеявшись, Ленка высвободилась из настойчивых объятий, - а сейчас мне уже попросту сил не хватит!..

Мелодичный ритм дождя, отстукивающего музыку о поверхность зонта, создавал особое настроение. Звуки, сочетаясь с душевным настроением и зрительным восприятием, врезались в Ленино сознание волшебным воспоминанием. Тёплые капли дождя, отскакивая от земли, попадали на кожу ног идущей вместе пары. Узкие, выложенные из камней, тротуары небольшого парка заставляли Лену прижиматься ближе к своему мужчине, наслаждаясь теплом его тела и совсем не замечая попадающих на кожу капель влаги. Виктор, прижимая в себе Лену одной рукой за талию, во второй руке держал зонт жёлтого цвета в виде трости. Свет, просачиваясь через ткань зонта, падал на счастливые лица тёплым оттенком и, не смотря на пасмурную погоду, создавал стойкое ощущение согревающего солнца над головой…

Спасибо: 19 
Профиль
Dulce





Сообщение: 244
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 28
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.08.10 02:06. Заголовок: Эпилог. "Может б..


Эпилог. "Может быть... А может и нет..."
Может быть, я наконец перестану смотреть на них... А ты так и не будешь знать, что оно вообще имело место в моей жизни. И ты даже не будешь иметь ни малейшего представления о том, насколько сильным оно было...
Как по заезженной привычке, я уже второй час отмокаю в ванной. Небольшой напор тёплой воды, так настойчиво струящийся из крана, поддерживает нужную мне температуру и создаёт звуковой фон... Я знаю, что сейчас ты скоро будешь ставить кипятиться чайник, чтобы потом, когда я таки выйду из ванной, встретить меня с горячей кружкой свежезаваренного кофе и, как ты любишь это делать, потреплешь меня по мокрым прядям волос, говоря, как вкусно от меня пахнет... И, как всегда, с пошловатым озорным блеском в глазах спросишь меня о том, чем же это таким можно заниматься в ванной целых два часа... Я, конечно же, посмеюсь над этим вместе с тобой...
И не в этом всё дело... Спроси меня, в чём - я и сама не смогу дать тебе точного ответа... Я буду знать этот ответ, но все мои действия и закончатся лишь только на том, что я просто буду знать... А как я могу рассказать тебе о том, что часть моей души рассыпалась на мелкие осколки? Как мне рассказать тебе об этом? Да рассказать это так, чтобы ты меня ни о чём не спрашивал и чтобы, не приведи Господь, не начал меня жалеть... Ведь совсем недавно всё было практически идеально…».


«Ты такая смешная, что я порой даже слов не нахожу… Искренне думаешь, что события прошлых месяцев как-то смогли повлиять на моё отношение к тебе. Ты почему-то сомневаешься в том, насколько сильно я тебя люблю. Я не пытаюсь убедить тебя в обратном и не стану этого делать даже в будущем, я просто буду рядом. Буду рядом, чтобы не словом, а действием доказать тебе всю серьёзность своего чувства. И, может быть, через несколько лет, у тебя даже и мысли не будет во мне усомниться. Может быть, а может…
А может, ты и вовсе не хочешь верить в то, что всё будет хорошо?.. Я знаю: ты ждёшь подвоха. Порой мне чуть ли не до слёз обидно оттого, что ты в столь юном возрасте тебе пришлось так сильно повзрослеть… Это совсем нечестно».


«Порой мне снятся сны, после которых трудно вновь открывать глаза и пытаться смотреть на окружающий меня мир. Контраст слепит своей силой, мне тяжело дышать… Но, моргнув несколько раз, я начинаю вновь ко всему привыкать и оно уже не так сильно сводит меня с ума… И, когда действительно начинается новый день, когда меня окружают друзья, когда я чем-нибудь занята… или когда Ты рядом – в эти моменты я и вовсе забываю про все свои проблемы…».

«Иногда ты дрожишь и вовсе не от холода… Но старательно пытаешься делать вид, что ничего не происходит. Мне же остаётся лишь просто тебя обнять и дать позволить ощутить, что ты не одна. Знаю, что тебя это задевает: в моём проявлении чувств, ты видишь жалость. Понимай это, как хочешь, но мне это попросту необходимо… Зато по ночам, когда во сне тебя начинает бить нервная дрожь, я с силой прижимаю тебя к себе, а ты своими ладошками тут же обхватываешь меня, будто ища во мне спасение, и вскоре успокаиваешься… Именно в такие моменты ты бессознательно доверяешься мне, позволяя почувствовать себя нужным…».

«Сейчас, оставшись наедине с самой собой, мне остаётся лишь плакать под шум воды от собственного бессилия перед этой слабостью, которая никак не оставляет моё сердце, отчего теперь оно постоянно ноет со страшной силой…
Мне больно… Я никого в этом не виню и не собираюсь этого делать. Просто так вышло, и что с этим делать, я не знаю. На душе порой становится так тяжело, что от этого ужасно обидно. Хотя, со мной это продолжается ведь всего ничего, месяца три, если мне не изменяет память, с того самого момента, когда всё это и началось… А ты, будто почувствовав мои тревоги, недавно говорил мне о том, что время лечит… Вот вроде бы и обычный разговор, а мне стало от этого немного легче…
Прислонив лицо к прохладной поверхности ванны, я часто невольно начинаю смотреть на свои запястья, вены которых несколько месяцев назад были порезаны… И сама того не желая, вспоминаю о том, о чём мне следует забыть… Неимоверная пустота разъедает душу… От меня ты ничего не услышишь по этому поводу, я охраняю эти воспоминания, как какой-то секрет… Может это и глупо с моей стороны, но ещё более глупо рассказать тебе это от своего лица… Ты и так слишком много знаешь… даже гораздо больше, чем следовало бы… И я знаю, что тебе от этого тоже больно… Но мы же справимся… Я поплачу и перестану, ведь с каждым разом шрамы на моих руках затягиваются всё больше и больше, отчего я могу сделать вывод, что и с моими воспоминаниями произойдёт то же самое. Во всяком случае, я на это возлагаю большие надежды… И, может быть, я перестану так упорно на них смотреть… а может и нет…».


«Совсем недавно, когда мы с тобой ностальгировали по школьным временам, у нас зашёл разговор о воспоминаниях и о том, насколько чётко наш мозг при желании воспроизведёт те или иные моменты жизни. Мы вспоминали о нашем первом поцелуе, но в какой-то момент я понял, почему ты так сильно задумалась… А ведь время и вправду постепенно размывает чёткость картин в нашей памяти, позволяя забыть какие-то детали, а так же и позволяя всё меньше и меньше об этом думать. Определённо, время лечит».

«А пока… Пока ты меня не видишь в таком откровенно жалком состоянии, я могу позволить себе небольшую истерику… Сквозь прозрачную шторку я почему-то подолгу задерживаю свой взгляд на светильнике. Яркий свет лампочки даже через стекло плафона будто гипнотизирует меня. И я даже не моргаю, поскольку из глаз то и дело текут слёзы. Немного странный способ выхода негативных эмоций – сдерживать всхлипы, кусая свою ладошку… Но этот способ лучший…
Попытаюсь вновь уменьшить красноватость и припухлость век струями ледяной воды… И ты ничего не заметишь… А может, и заметишь, но явно ведь промолчишь… А может, и давно уже это заметил…
Я выключу воду, и всё то, что тяжёлым осадком накипает на сердце, отправится в канализацию…».


«Знаю, что ты уже скоро выйдешь из ванной, поэтому ставлю на плиту чайник. Посещает странное, но приятное чувство: при всей кажущейся замкнутости, я понимаю тебя, лишь только на миг столкнувшись с твоим взглядом. Ты мне не рассказываешь о том, что тебя тревожат прежние страхи, но своим видом и, главное, взглядом ты никогда этого и не отрицаешь. И всё по-прежнему носишь на своих руках подаренные мною напульсники…».

А сейчас… Открыв дверь в тёмный коридор, босыми ногами ступая по прохладному полу, Она бросит свой взгляд в сторону кухни, где горит приглушённый свет. Кусочек надежды в этой темноте…
Лёгкая и искренняя улыбкой на лице зеленоглазой девушки, когда Он, усмехнувшись и поцеловав Её в висок, потреплет её по мокрым волосам. Видя чуть заметную припухлость любимых глаз, Он протягивает Ей в руки кофе, и через кружку, в которую он налит, Она вновь почувствует тепло Его безграничной заботы… и Он вновь подарит Ей надежду на то, что, может быть, в следующий раз, она наконец на них даже и не подумает посмотреть… Может быть… А может и нет…

...Конец...
С уважением, Dulce...


Очень хотелось, что вы ко мне заглянули на прощание сказать несколько слов о моём творчестве, буду благодарна и отзывам, и критике http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000565-000-0-0-1280742668<\/u><\/a>

Спасибо: 21 
Профиль
Dulce





Сообщение: 330
Настроение: Если я пишу, значит это кому-нибудь нужно...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 37
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.12.10 11:05. Заголовок: С новым счастьем


Название: С новым счастьем
Автор: Dulce
Бета: freedom
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance, Humour, AU
Размер: midi
Статус: окончен
Примечание: новогодняя сказка, лёгкая и местами смешная. События происходят в некоем малонаселённом городке Московской области.
От автора: немного странно писать фик с элементами юмористического жанра, но искренне надеюсь, что читателю понравится;
фик по размеру будет небольшой, планирую написать его за зимние каникулы, когда дома ещё будет стоять наряженная ёлка и пока есть новогоднее настроение.

Kristenka

Подарочек от nadink6, большое спасибо, очень приятно))
<\/u><\/a>

Vies, Юленька, ты просто золотце)))
<\/u><\/a>

Спасибо: 30 
Профиль
Dulce





Сообщение: 331
Настроение: Если я пишу, значит это кому-нибудь нужно...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 37
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.12.10 11:07. Заголовок: Глава 1 На улице уж..


Глава 1
На улице уже давно стемнело, и в окна стучится холодный западный ветер, жалобно завывая непонятную мелодию. А за стеной уже второй час подряд безжалостно скрипела кровать, ритмично ударяясь деревянной спинкой о несчастную стену, разделяющую квартиры некогда любящих друг друга людей. Пытаясь уснуть, Лена ворочалась с боку на бок, проклиная самыми злостными и нецензурными словами этого «гадкого» Степнова, который сейчас развлекался с какой-то бабой.
«Господи, зачем же так кричать? - вновь промелькнуло в голове на доносящиеся из соседней квартиры громкие женские стоны. – И вот что он там с ней вытворяет?» – и опять же вопрос, только ответа ей знать совсем не хочется. Очередной резкий и сильный толчок в стену – маленький плюшевый медвежонок с узкой тумбочки падает на пол, успев перекувырнуться в воздухе во время своего неожиданного полёта.
- А вот это уже хамство! – выругавшись вслух, девушка стукнула кулаком в стену, на что похоже в соседней квартире никто не обратил внимания. Как в подтверждение данному, стоны и вовсе постепенно превращались в выкрики.
Кулёмина вылезла из-под тёплого одеяла и подняла белую игрушку с пола, отряхивая искусственную шёрстку от пыли. А ведь когда-то, чуть больше полугода назад, этот самый «гадкий» Степнов и подарил Лене мягкого белоснежного медведя. А теперь кажется, что это было в другой жизни и даже вовсе не с ней…
Потратив несколько минут на поиски тёплой кофты и домашних тапочек, Лена вышла на лестничную клетку и тут же стала звонить в соседнюю квартиру, не отрывая пальца от кнопки звонка. Если бы в её маленькой «однушке» было бы где спрятаться от этого грохота, она бы сейчас спокойно переждала там… Лишь спустя три долгих минуты на пороге появился виновник Лениной бессонницы – «гадкий» Степнов. В наспех одетых на голое разгорячённое тело джинсах, с растрёпанными волосами, Виктор нагло улыбался.
- Какого лешего? – процедила сквозь зубы Лена, впиваясь взглядом в потемневшие от страсти глаза мужчины.
- Что такое? – будто не понимая, в чём дело, он опёрся спиной о дверной косяк.
- Сейчас тридцатое декабря, Новый год, чёрт возьми! На часах уже три часа ночи, а спать мне осталось в лучшем случае четыре часа! И всё потому, что в холодильнике у меня мышь повесилась, и с самого утра мне надо ещё переделать целый список дел! И я ещё раз у тебя спрошу: какого лешего? – злостно выговорила Лена громким шёпотом, сжимая ладони в кулаки.
- Кулёмина, и что ж ты такая злая? Тебе бы напряжение снять надо, а то ещё чуть-чуть, и на людей кидаться будешь, - с долей ехидства на улыбающихся губах – казалось, издевался над Леной, упиваясь и наслаждаясь своим превосходством. – Сейчас чайку сладенького выпью, силы восстановлю и могу зайти к тебе. Я же знаю, ты хочешь, - сделал акцент на последнем слове и подмигнул девушке, лицо которой краснело то ли от ярости, то ли от стыда.
- Фу, какой же ты гадкий! – уже не скрывая эмоций, скривилась Лена. – Значит так: либо ты сейчас же прекращаешь долбиться в мою стену, либо я позвоню в милицию! – она достала из кармана кофты мобильный телефон и с победной ухмылкой повертела им в руках.
- Звони! – уверенным взмахом выбил из женской ладошки телефон и, спрятав его за спиной, продолжил:
- Давай, звони!
На долю секунды девушка нахмурилась, однако она не двинулась и с места.
- Ты же знаешь, у меня есть домашний телефон, - спокойно произнесла Кулёмина, наблюдая, как меркнет довольная улыбка мужчины. Протянула руку вперёд, ожидая, когда Степнов вернёт мобильный.
- Ладно, «долбиться в стену» я перестану, - примирительно улыбнулся, однако в глазах читалось явное озорство. – До встречи, - медленно развернулся и всё так же медленно стал закрывать за собой дверь.
- А мобильный? – ногой ступила вперёд, не позволяя двери захлопнуться перед самым носом.
- А ты отбери. Да и к тому же, как ты там сказала? Домашний у тебя есть? Тебе хватит, всё равно ни тем, ни другим не пользуешься, - уже почти смеялся, сдерживая себя из последних сил, когда Лена ринулась вперёд. А Виктор, заводя руку с заветным трофеем за спину, уворачивался, как только мог. Нечаянно ткнувшись носом в мужское плечо, Лена почувствовала себя неловко: видеть полуобнажённого Степнова – полбеды, а касаться… Эта физическая тяга для девушки была сродни болезни. Болезни хронической, неизлечимой…
С горем пополам Кулёмина вырвала мобильный из цепкой хватки и кинулась обратно в свою квартиру. Вслед ей лишь доносился издевательский крик мужчины:
- А ты ведь точно хочешь!..
После этого ни одного шороха из квартиры соседа Лена больше не услышала. Со спокойной душой легла в уже успевшую остыть за время её отсутствия кровать. Погружаясь в сон, слышала, как большие хлопья снега неистово ударялись об окно. «Наверное, к утру снега много выпадет», - последняя и такая верная мысль засыпающего мозга. И только утром девушка узнает, насколько сильно она была права…

oksanahobbit, ит из спэшл фоР ю

Глава 2
Утро для Лены наступило чуть раньше, чем она полагала. Проснулась девушка совсем не от звона будильника, а от холода, ощутимого даже через ватное одеяло. Еле разлепив покрасневшие от недосыпания глаза, села на постели, сонно оглядываясь по сторонам. Тут же тишину маленькой квартирки нарушил неожиданный звонок в дверь. Съёжившись от холода и зевая, Лена вышла в прихожую. Нежданным гостем оказался всё тот же Степнов, что вчера так нещадно не позволял Кулёминой нормально уснуть. Сейчас же он вовсе и не казался "гадким". В тёплом свитере и спортивных штанах, неуверенно переминаясь с ноги на ногу, он тихо поздоровался:
- Привет.
- Здравствуй, - недоумевая протянула Кулёмина, ещё толком не отошедшая ото сна.
- А можно мне от тебя позвонить?
- У тебя же мобильный есть, - сощурила зелёные глаза, вспоминая подробности их ночной перебранки.
- Да в такую погоду сеть совсем уже не ловит... Можно?
- Да пожалуйста, я не жадная, - оставив входную дверь приоткрытой, вернулась в комнату.
Пока из прихожей доносились тихие шорохи и приглушённый шёпот мужчины, Лена стянула с постели одеяло и спешно в него укуталась. Медленно подошла к окну и тут же замерла, не в силах поверить увиденному. Рукой отодвинула в сторону тюль и облокотилась о подоконник. Мелкими витиеватыми узорами было изрисовано всё стекло, а за ним виднелись большие сугробы. Ещё вчера Кулёмина с трудом добралась до дома с работы, добрых полчаса "пробуксовав" в снегу на своих двоих. Давно она уже не видела столько снега, подобное было разве что, пожалуй, в далёком добром детстве, когда такие капризы погоды вызывали дикий восторг.
Но сейчас же снега было не просто много. С высоты второго этажа Лена отчётливо могла осознавать масштабы ночного снегопада. Белым искрящимся покровом было усыпано всё вокруг: дороги, тротуары, скамейки, карусель в центре двора и, в конце концов, редкие легковушки, ещё вчера мирно стоявшие возле подъездов своих обладателей - теперь не было видно ничего, лишь одно сплошное девственно-белоснежное пространство, не тронутое ни следом чьих-либо ног, ни техникой. Хотя с техникой в их маленьком городке и вовсе было худо.
Понимая, что сегодня надо хотя бы добраться до продовольственного магазина, Лена с ужасом разглядывала это снежное безобразие. Лишь по прямоугольным выступающим вершинам - как подумала Лена, то были крыши машин - засыпало их «некисло». Сильный ветер расшатывал из стороны в сторону кроны деревьев, немного сметая снег с веток. Взглянув на термометр, прикреплённый по ту сторону окна, Кулёмина взметнула брови вверх, ошарашено всматриваясь в цифру, находящуюся значительно ниже отметки «ноль» - двадцать семь градусов. В предыдущие годы, конечно, были морозы, но таких сильных Лена ещё не помнила. Как правило, ниже минус десяти градусов температура опускалась редко, оттого и в гардеробе девушки самой тёплой вещью являлся пуховик, длиной еле доходящий до колен.
- Лен, - тихо позвал девушку мужской голос, - спасибо за телефон. Позвонил я в ЖКХ, они толком ничего не ответили. Путано что-то объясняли про то, что не были они готовы к такому резкому и сильному похолоданию.
- Что? Ты о чём? – развернулась лицом к Степнову, пытаясь уловить смысл его слов.
- Как о чём? – искренне удивился. – Ты что, не чувствуешь, что дом уже остывает? Отопление нам отключили. Воды тоже нет и в ближайшее время не будет. Из-за сильного мороза у них там какая-то авария произошла. Когда всё наладят – неизвестно, потому что живём мы в богом забытой дыре.
- И что теперь делать?
- А ничего не надо делать, осталось лишь только ждать, когда воду с отоплением дадут, - как маленькой разъяснял очевидную суть.
- А как же Новый год? – ещё крепче укуталась в одеяло, удерживая возле себя, как казалось, остатки тепла.
- Как? С шампанским и под ёлкой, - попытался пошутить Виктор, однако растерянные глаза Лены не могли не тронуть оставленные в уголке души важные чувства.
- И как же теперь без воды? У меня только в чайнике немного осталось… и всё, - Ленины напускное спокойствие и самостоятельность, которые в последние месяцы приходилось наблюдать Степнову, сейчас куда-то исчезли. Укутанная в одеяло, в каких-то нелепых разноцветных носках, Лена растерянно, с детской наивностью хлопала глазами, будто ожидала, что сейчас, как в сказке, любимый мужчина в одночасье решит все проблемы.
- А знаешь, Кулёмина, я тоже не жадный. Утром, когда умывался, вода еле шла. Так я и набрал быстренько сколько успел. За искреннее «спасибо» могу и поделиться запасами, - подмигнул с улыбкой на губах, направляясь к двери.
Как только дверь за мужчиной захлопнулась, Лена направилась на кухню. Когда чайник вскипел и когда был заварен ароматный чай с васильками, она поняла, что даже горячим напитком согреться крайне трудно…




Спасибо: 60 
Профиль
Dulce





Сообщение: 343
Настроение: Если я пишу, значит это кому-нибудь нужно...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 37
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.12.10 14:06. Заголовок: Глава 3...


Глава 3
Две пары штанов и, как казалось раньше, тёплые джинсы промокли уже спустя десять минут с того момента, как Лена начала покорять снежные просторы близлежащих дворов…
Чувствовала себя эдаким колобком, надев целый ворох одежды и практически выкатившись из подъезда. Сперва было крайне трудно справиться с дверью из-за большого количества снега, лежащего по ту сторону, а после, когда деревянная преграда с десятой попытки была преодолена, Кулёмина попросту рухнула в сугроб, не ожидая, что идти будет так тяжело. Сквозь плотные тучи пробивались яркие лучи солнца, разноцветным мерцанием переливаясь на снежных сугробах, где виднелись редкие следы тех храбрецов, что всё же решились в такую непогоду выйти из своих домов. Лена же была одной из них, смело, даже с каким-то спортивным азартом пробираясь через доходящий до пояса пушистый снег в сторону магазина, который находился всего-навсего через два дома. Помогая разгребать руками снег, стараясь полагаться на память своего тела, девушка ступала там, где под снежной толщей должен находиться тротуар.
Разочарование наступило быстро, стоило лишь добраться до магазина. Ничего удивительного, что в такую погоду он не работал. В заледеневших варежках ладони давно сжалась в кулаки от холода. Попытавшись почесать нос, Лена двинулась обратно, не испытывая ни капли желания и дальше бродить по посёлку в поисках работающего магазина. Однако стоило лишь вернуться по своим следам обратно во двор, как в глаза бросилось двухэтажное здание больницы, стоящее в небольшом отдалении как раз напротив её дома. Прекрасно помня о том, что есть у них продуктовый «закуток», Кулёмина с вновь обретённым азартом побрела уже в сторону больницы…

С Виктором Лена встречалась совсем непродолжительный период, начавшийся практически сразу, стоило лишь девушке поселиться в маленькой квартирке, доставшейся ей в наследство от бабушки. Роман соседей развивался столь бурно, что в ближайших планах они хотели сыграть свадьбу. Но сперва же решили определиться с жильём, поскольку никто не желал оставаться в этом захолустье, где население составляло всего несколько тысяч человек, да и к тому же добираться до работы в Москву было крайне проблематично. А новенькая машина Степнова и вовсе оказалась ненужной, поскольку общественный транспорт исключал возможность простоять несколько часов в пробке. Собирались будущие молодожёны продать свои квартиры и дополнительно взять кредит, а на общие деньги подыскать жильё во всё той же Москве. Свадебные хлопоты тут же отошли на второй план, а вскоре и вовсе были забыты. А вот причиной расставания и стал именно квартирный вопрос. Лена настаивала на том, что лучше всего жить будет в центе города, даже если придётся купить квартиру меньшей площадью, чем они хотели. А вот мнение мужчины было совсем противоположным: заветная «трёшка» где-нибудь на окраине города. И чтобы рядом непременно были детский сад, школа и какой-нибудь парк. Вот только о последнем Виктор предпочитал умалчивать: вопрос совместных детей они с Леной не затрагивали даже в шутку. Однако в глубине души Степнов с нетерпением ждал семейной жизни. И именно с Леной…
Когда в спорах никто из двоих не собирался уступать, когда простое разногласие приобрело ярлык «скандал», эти двое не заметили, как перешли на взаимные упрёки и оскорбления. Лена назвала Степнова жадным, поскольку тот неоднократно зарекался, что никогда не купит такую дорогую квартиру, а уж тем более несчастную крошечную «однушку», лишь только оттого, что она будет находиться в центре. Виктор же в ответ на подобные восклицания называл Лену корыстной. А потом невзначай упомянул о том, что кредит, как ни крути, а будет оформляться на его имя, так что решающее слово всё равно будет за ним. После этого ни один уже не мог остановиться. Леной руководила искренняя, но детская обида из-за денежного упрёка, а вот Виктором - отчаяние и осознание того, что любимая женщина совершенно не хочет его понять.
Глупая ссора и, как следствие, абсолютно нелепое расставание. После крупнейшего скандала, когда Лена со всей силы хлопнула вслед за собой дверью, Степнов решил, что первым на примирение он больше не пойдёт. Всегда ему приходилось бегать за Кулёминой и просить прощения, но теперь же мужчина видел лишь один выход: ждать. Ждать, когда Лена поймёт, что ей нужно, а вернее кто. Каждый день Степнов надеялся и верил, что Лена придёт. Пусть даже и не с извинениями, а просто придёт. И тогда бы он зацеловал её до полубессознательного состояния. Но по истечении нескольких месяцев, когда на смену жаркому лету пришла осень, до Виктора дошло горькое понимание того, что Лене он не нужен…
Что же касается самой Лены, то она попросту для себя решила, что, видимо, не судьба, и всё, что ни делается, всё к лучшему. И не суть, что любимого человека нет рядом. Не суть… Если они вот так глупо расстались, если они не помирились, значит и будущего у них просто нет. Просто? Лене хотелось в это верить, а так же и в то, что однажды, всё так же с упоминанием злосчастного слова «просто», всё у неё будет хорошо, нужно только время. Как выяснилось, много времени…

А совсем недавно Виктор решил, что дальше так продолжать жить он совершенно не хочет. Скоро ведь Новый год – самый тёплый и семейный праздник, тот день, когда можно без оглядки на прошлое быть абсолютно счастливым лишь только оттого, что рядом находится вторая половинка. Подойти к Лене и поцеловать – первая мысль, которая, к сожалению, была тут же отвергнута. Уж слишком сильно боялся Степнов, что Лена его оттолкнёт, а вероятность такого исхода была крайне велика. И тут в голову пришла, как казалось, гениальная идея – вывести Кулёмину на эмоции. Да и к тому же, так мужчина сможет понять, остались ли у Лены по отношению к нему хоть какие-то чувства.
Чистой воды провокацией стала ночная выходка с кроватью. Найдя в интернете фильм определённого содержания, сделал громкость побольше и принялся за «дело». Сперва пытался прыгать на кровати, но от этой затеи отказался весьма быстро из-за своего немаленького роста и из-за того, что каждый второй прыжок сопровождался ударом головы о потолок. После принялся раскачиваться на кровати из стороны в сторону. Поначалу всё шло хорошо, но потом Степнов выяснил, что занятие это весьма утомительное, особенно для мышц живота. Используя разные позы, грубо эксплуатировал свою кровать, а когда прошёл час подобных усилий, мужчине начало казаться, что, возможно, Лены нет дома. Постарался об этом не думать, а размышлял лишь о том, что за прошедшие полгода ни разу не довелось ему видеть его бывшую девушку в компании другого мужчины – несомненно, это грело душу. Перебрался на пол и уже лёжа толкал ногами кровать, удивляясь про себя, как он раньше до этого не додумался, ведь именно так спинка кровати наиболее сильно ударялась о стену. Женские стоны, пошлой мелодией льющиеся из колонок, уже начинали резать слух. И не только слух. Оттого изначальная затея с поцелуем уже не казалась такой бредовой… Когда силы мужчины уже были на исходе, а грязные мысли всё так же успешно атаковывали мозг, раздался долгожданный звонок в дверь…
До безумия был счастлив от одного вида озлобленной Лены – настолько она была милой, что Виктору хотелось задушить её в объятиях. Задушить не получилось, однако нечаянные касания врезались в память томительно-сладким ощущением неминуемо приближающегося счастья.
Теперь же он точно знал, что сделает всё для того, чтобы Лена была рядом с ним. Для начала - хотя бы в Новый год. В первый раз за все тридцать лет жизни хотелось поверить в нелепое суеверие, гласящее о том, что как Новый год встретишь, так его и проведёшь. А когда наступило утро, Степнов и вовсе поверил, что чудеса таки бывают. Будто сама судьба – опять же, очередной людской вымысел – способствует его сближению с Леной при помощи этого снежного наваждения.
Включив все пять конфорок газовой плиты, Степнов надел на себя второй свитер. Грея над оранжево-синеватым огнём руки, боковым зрением случайно зацепился за тёмную точку во дворе. Приглядевшись, убедился в своих опасениях – то была Лена, активно ныряющая по глубоким сугробам. С поразительной скоростью стал одеваться в уличную одежду и выбежал из квартиры, не удосужившись даже закрыть за собой дверь…



Глава 4
Оказавшись на промёрзшей улице, тут же ощутил поток холодного ветра, резко хлестнувшего снежной крупицей прямо в лицо, отчего мужчина на несколько секунд даже закашлялся, не в силах сделать и глотка воздуха, после же поспешил навстречу Лене. А та, в свою очередь, весьма неуверенно и неуклюже продвигалась по тому пути, где ещё вчера была видна тропинка, как раз где-то между разноцветной скрипящей каруселью и скамейкой. Издалека Степнов всё не мог понять, почему Кулёмина там так долго возится, совершая какие-то загадочные манипуляции. Вот что его всегда раздражало в Лене, так это её самостоятельность, причём не всегда разумная и обоснованная. И вот сейчас – неужели так трудно попросить помощи, неужели просьба банально поделиться едой противоречит всем принципам девушки? Или же думает, что Степнов в каком-то нечеловеческом ехидном порыве ей бы отказал? Глупости… Сущие глупости, коими как раз Лена и могла забить себе голову.
Стоило Виктору тихой поступью подобраться ближе к ссутуленной в весьма комичной позе Кулёминой и понять, что происходит, как дико захотелось рассмеяться. Что-то невнятно бормоча себе под нос, Лена отчаянно рылась в снегу, на руках у неё висели по два назойливо шуршащих пакета типа «маечка», набитых продовольствием. И вот из одной из этих самых «маечек», через небольшую дыру, один за одним в снег падали искусственного окраса мандарины. Изо всех сил стараясь достать со дна снежной толщи ярко-оранжевые фрукты, Лена не заметила, как рядом возник человек, которого она желала бы видеть сейчас меньше всего…
Как она и надеялась, больничный «закуток» всё же работал, а пожилая продавщица, удерживая руками шерстяную шаль на плечах, с удовольствием снабдила девушку едой. То ли от голода, то ли от злости на всех и вся вокруг, Кулёмина скупала всё, на что только хватало денег, и даже не подумала о том, как в одиночку будет пробираться через снежные заносы с четырьмя не самыми лёгкими пакетами. Последние дни рабочей недели и так дались ей с большим трудом, когда она пыталась свести концы с концами и вовремя отчитаться перед начальством, а домой приходила настолько вымотанная и уставшая, что было попросту не до походов в магазин. Несмотря на то, что на кухне лежали ещё полпачки макарон и два яйца сомнительной давности, встречать Новый год хотелось, как минимум, имея на столе банальные бутылку шампанского, «Оливье» и мандарины. И вот теперь, когда до заветного подъезда оставалось несколько десятков метров, на этом финишном участке тонкий пакет, видимо, не выдержав постоянного трения о снег, всё же порвался, и эти самые мандарины стали падать вниз. От холода у девушки уже тряслись руки и зуб на зуб не попадал, но из-за природного упрямства она решила собрать злосчастные новогодние фрукты. Однако эта затея осуществлялась с таким большим трудом, что от обиды на глаза невольно набегали слёзы…
А тут ещё этот «гадкий» Степнов со своей кривой улыбкой! Девушке в одно мгновение длиной не более секунды, стоило ей лишь заметить Виктора, стало дико стыдно от нелепости сложившейся ситуации, когда она, выставив вверх «пятую точку», обвешанная этими дурацкими пакетами, окуналась в снег за мандаринами. Первая слезинка скатилась по холодной щеке - Лена резко развернулась и, замахнувшись, кинула в стоящего невдалеке мужчину один из только что найденных мандаринов. Степнов лишь чуть напрягся, но рыжий снаряд так и не достиг своей цели, пролетев от силы метра полтора. Это собственное бессилие начинало раздражать Кулёмину ещё больше прежнего, оттого начало казаться, что руки её трясутся не от холода, а от невыносимой злости.
- В который раз поражаюсь тому, какая же ты, Кулёмина, глупая! – громко и чётко произносил каждое слово, заглядывая в любимые глаза, полные отчаяния.
- Отвали! – огрызнулась, отворачиваясь от насмешливого взгляда. Глубоко вдыхая морозный воздух, лишь обиженно сопела, пытаясь прогнать непрошенные слёзы. «Это всё от напряжения, от усталости», - повторяла про себя святую истину, в то время как Степнов большими шагами приближался к ней сзади.
- Давай сюда, - попросил уже мягким спокойным голосом, стягивая с её рук пакеты. Чуть подрагивающее тело девушки вызывало в душе Виктора чувство бесконечной заботы, он ведь даже и не заметил, что Лена была на грани истерики. И тут, как кстати, в воспоминаниях деталями одного пазла промелькнули картины сегодняшней ночи. Безусловно, короткая перепалка с любимой доставила ему одно сплошное удовольствие, внутренне он радовался, как маленький ребёнок при виде сладостей. А Лена для него была самым сладким искушением… И теперь искренне боялся верить в то, что он, Виктор, может являться прямой причиной удручённого состояния девушки.
- А не пошёл бы ты к чертям собачьим? – с надрывом в голосе чуть ли не кричала, вновь поворачиваясь к Степнову лицом, только лишь глаза уже были абсолютно сухими, без этих предательских слёз. Несмотря на всю показную ненависть, пакеты Лена всё же отдала, оправдывая для себя это тем, что руки её уже не слушаются.
- Обязательно пойду, Кулёмина, только дорогу будешь мне показывать, - бодро стал пробираться обратно к подъезду, однако, оглянувшись через плечо, понял, что Лена по-прежнему остаётся на месте. – Что ещё?
- Мандарины… - пробормотала всего лишь одно слово, непрерывно шмыгая носом.
У Степнова даже выбора не оставалось кроме как, вернувшись, опуститься рядом с Лениными ногами и на ощупь искать проклятые цитрусы. Покидав их в другой пакет, уже было хотел подняться, как растерянный Ленин голос его остановил:
- Их было больше…
От подобной наглости у Виктора даже на несколько секунд пропал дар речи. Тут же захотелось бросить эти несчастные пакеты в снег, да спокойно идти домой, где можно отогреться любимым чаем, но нет же, он – сущий кретин – сидит сейчас в снежной яме и пытается проявить заботу в отношении любимой девушки. Бросать пакеты он не стал, напротив, лишь сильнее сжал пальцами, а после нашёл в снегу ещё один мандарин и именно его со злостью бросил в девушку, задев плечо. Бледные губы дрогнули, и Лена быстро зашагала по проложенному мужчиной пути домой. Не оглядываясь, ускоряла шаг, думая лишь о том, что это не злость, это всего лишь холод, который успел пробраться до самых костей. Нужно согреться…
Смотря Лене вслед, Виктор тяжело вздохнул и вновь принялся за поиск недостающей части мандаринов…


Не, мандаринами угощать не буду, но, не смотря ни на что, буду ждать - http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000175-000-80-0-1294817988<\/u><\/a>
И поздравляю всех с наступающим Новым годом, счастья вам

Спасибо: 59 
Профиль
Dulce





Сообщение: 354
Настроение: Если я пишу, значит это кому-нибудь нужно...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 37
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.01.11 14:48. Заголовок: Глава 5...


Скрытый текст

Тем, кто рядом


Глава 5
Кто бы только знал, как сильно она ото всего устала! И мало того, что Новый год было не с кем встретить, так теперь и по квартире ветер гуляет. Ненавидящим взглядом Лена следила за тем, как кухонная штора чуть колышется от сильного ветра, бьющего в окно. Постепенно согреваясь в относительно тёплой квартире, стала стягивать с себя верхнюю пару штанов и другую уличную одежду. Вскоре услышала, как за спиной Степнов несмело входит в чуть приоткрытую дверь, шурша пакетами.
- Можешь пересчитать свои мандарины, - не упустил возможности съязвить. Поставил на пол пакеты и пальцами ощупал покрасневший нос, пытаясь его отогреть. Лена же промолчала, лишь покорно кивнув головой в знак благодарности за помощь. - А если не досчитаешься, скажи мне. Я тебе тогда маску с трубкой дам, будешь заниматься подснежным плаванием.
Губы его тронула, как показалось Лене, милая ухмылка. Пока пыталась понять, то ли Степнов так шутит, то ли по-прежнему над ней издевается, замерла посреди кухни и теребила в руках свитер, уже дважды сложив и развернув его обратно. Здравый смысл в её светлой головке всё же склонялся ко второму варианту, в очередной раз мысленно подчеркнув слово «гадкий» и поставив рядом с ним три восклицательных знака.
- Ладно, я, пожалуй, тогда пойду…
Так и не дождавшись от Лены и слова, он развернулся и медленно побрёл к выходу, надеясь понять, где и что он делает не так. Лишь на пороге квартиры выхватил в голове нужную мысль:
- И за водой можешь придти хоть сейчас.
- Да… - прошептала вслед закрывающейся двери, а на губах появилась грустная улыбка.
Разобрав покупки и переодевшись в мягкий домашний костюм, Лена укуталась в одеяло. Прослонялась по дому минут пять, после чего осознала, что до ночи она попросту не дотянет. Ещё вчера у неё был целый список дел, а теперь, в одиннадцать утра, ей даже нечем себя было занять. Поставив будильник на четыре часа дня, легла дальше спать, надеясь на то, что когда она проснётся, закончится вся эта череда неудач…
А вот Степнов, как только оказался у себя дома, всё ждал Лениного прихода. Сперва наполнил для неё кастрюлю воды, потом, немного задумавшись, прогнал её через фильтр и перелил в две пластиковых бутылки. Не найдя от них крышек, чертыхнулся и вылил воду обратно в кастрюлю. За этой столь увлекательной суетой, пока он носился с кастрюлями, бутылками, даже тазами и прочей тарой, не заметил, что прошло почти полчаса. «Наверное, сейчас придёт», - наивно улыбнулся сам себе и поспешил на кухню, где поставил чайник на огонь. Заварив крепкий чай, нетерпеливо ожидал прихода девушки, а та в это время спокойно посапывала в соседней квартире и даже не имела малейшего понятия, что Виктор её действительно ждёт, намереваясь устроить небольшой совместный отогрев…
Кулёмину дождаться он так и не смог, даже несмотря на все его попытки отвлечься и чем-то себя занять, поэтому, как только настенные часы пропищали о том, что уже три часа дня, Степнов взял в руки кастрюлю и направился к своей любимой соседке. К этому времени Виктор уже проклял всё своё благородство: оказалось просто невыносимым, отсчитывая минуту за минутой, ожидать звонка в дверь. В душе родилось противное ощущение дежавю, напоминая о том, что в прошлый раз, когда он всё так же свято верил, что Кулёмина одумается и вот-вот придёт, она, будто в очередной раз насмехаясь над его чувствами, показывала всё своё равнодушие.
На пороге его встретила уже второй раз на дню заспанная Лена, всё так же укутавшись в одеяло. «Да она же просто спала», - мысленно облегчённо выдохнул Степнов, ловя себя на том, что ему сейчас хочется чмокнуть эту соню в нос и ещё сильнее укутать, чтоб она больше не мёрзла…
- А я тебе воды принёс. Всё ждал, что сама придёшь… - И почему-то кастрюля в руках сейчас показалась непосильной ношей. Виктор как-то робко опустил глаза вниз, понимая, что уже давно он не ухаживал за девушками. А эта самая девушка даже толком проснуться не успела, не обращая ни грамма своего внимания на чуть дёрганые манеры мужчины.
- Угу, спасибо, - ответила не сразу, после чего забрала из рук Степнова жёлтую с цветочным орнаментом кастрюлю и захлопнула дверь.
А Виктор ещё две минуты стоял на лестничной клетке, изучая взглядом номерок на Лениной двери – «12». «Осталось ведь совсем чуть-чуть…» И лишь сердце предательски дрогнуло, не пытаясь скрыть своего волнения…

«И какой Новый год без ёлки будет считаться полноценным праздником?» - задался риторическим вопросом Виктор, доставая с антресолей потрепанную коробку, где хранилась старая, давно потерявшая свой истинный цвет ёлка. Прикрутив к крестообразному основанию ось, принялся поочерёдно надевать на неё искусственные ветки, согласуя лишь их размер с ещё уцелевшей схемой. И вновь грустная мысль одолевает душу: не раз представлял себе, как Их мальчуган, а может и девчонка, будет усердно, как и он сейчас, собирать пирамидку из разноцветных колец, выстраивая прямую геометрическую фигуру… И вот причина, по которой Степнов так и не смог лицезреть такую до боли в сердце ожидаемую сцену, сейчас звонила в дверь. Немного растеряна, слегка улыбается и, видно, что старалась подобрать слова:
- А-а… можно мне ещё немного воды?.. Буквально чуть-чуть, - уточнила, поджимая губы, которые уже успела тронуть широкая улыбка.
Уже было собирался ответить согласием, добродушно долив в кастрюлю ещё воды – благо утром успел набрать аж полванны – как вдруг заметил, что волосы Лены были хаотично взъерошены явно не после сна. То есть он тут с ней делится остатками (ну или почти остатками) ныне дефицитной воды, а она надумала мыться! Так и теперь ещё её наглость позволяет добавки просить. И не удивился бы он, если бы Лена этой добавкой вздумала цветы поливать… «А интересно, она это сейчас нарочно?» - мимолётная мысль, и, кажется, это уже не он пытается выводить Кулёмину на эмоции, а она его…
- Да запросто, Кулёмина, сколько душе твоей будет угодно! Значит так, выходишь сейчас на улицу, черпаешь кастрюлей снега, да побольше, и оставляешь при комнатной температуре. Спустя некоторое время чистейшая пресная вода будет готова к употреблению! – Скрестив руки на груди наблюдал за тем, как улыбка Лены сползает с лица.
- Знаешь что? - злобно нахмурила брови. - Вот сам и иди-ка за этим радиоактивным снегом, а мне дай немного нормальной воды! Нашей, родимой – с хлоркой и железом! - подавив в себе возрастающую злость, продолжила: - Ну так что?
Степнов молча забрал из Лениных рук кастрюлю и скрылся в квартире. Не прошло и минуты, как вернулся он с водой. Вернее, с кружкой воды, которую незамедлительно всучил Кулёминой в руки.
- Это что? – уже пожалела, что вообще пришла, сложилось такое ощущение, будто Степнов специально щекочет ей нервы, стараясь унизить любым способом.
- Вода, - с широчайшей улыбкой пояснял Степнов, - как ты и просила – немного. Надеюсь, что хоть эта найдёт толковое применение.
- Господи, какой же ты жмот! – рассердилась Лена, пытаясь вернуть кружку «щедрому» владельцу, на что тот лишь отмахнулся от неё. Рассчитал силы и искренне хотел, чтобы эта вода выплескалась на Лену. Так и вышло – мокрым пятном, жидкость расползлась по свитеру в области груди и живота. Швырнув кружку на пол, Лена мигом скрылась за дверью своего убежища…
Уже подметая осколки, Виктор вспоминал скандал полугодовалой давности. «Жадный», «корыстная»… Ему ни сколь не жалко было для Лены воды, просто не удержался, разозлился. Могла ведь попросить по-человечески, сказать «пожалуйста» - ему бы было приятно… А она ещё и вздумала на больные мозоли наступать…


Глава 6
«Ну подумаешь, решила немного помыться!.. Ему-то какое дело? Я же девушка, в конце концов. Да я лучше без обеда останусь, чем буду грязнулей ходить! – уже добрых десять минут Лена металась по квартире из одной комнаты в другую и обратно, всевозможными аргументами оправдывая свою чистоплотность. – И всё же он «гадкий»! Упивается своим всемогуществом, а на деле же лишь мандаринами закидал, да водой облил – рыцарь недоделанный! – Подошла к окну, отодвинула занавеску в сторону, всматриваясь в сугробы с печальным выражением лица. – А может и правда сходить за снегом? Может и правда он не такой химический, как об этом говорят?..»
Отметка термометра опустилась ещё на два деления ниже, и Лене казалось, что она чувствует, как быстро и в её доме уменьшается температура. Почему-то стало себя жаль, настолько одинокой она себя почувствовала. Даже несмотря на все погодные недоразумения, этот Новый год она планировала встретить в гордом одиночестве. Ни подруг, ни знакомых, ни даже какого-нибудь захудалого паренька, годящегося на роль горе-любовника, тоже у неё не было… Зато есть еда и алкоголь, которые она собиралась поглощать под нудную заезженную попсу «Голубого огонька» и наверняка под ритмичный стук в стену.
- И когда он успел любовницу завести? – пробормотала полушёпотом и вдруг осознала, что теперь, когда в его жизни появилась женщина, действительно наступил конец Их отношениям. Во время того, последнего, скандала никто не сказал прощальных слов, никто не ставил жирную точку в истории их любви – это грело надеждой. А сейчас – ни надежды, ни отопления.
- Лен, - тихо позвал сзади знакомый голос, - ты извини, что зашёл, у тебя дверь была открыта.
- Допустим. Дальше что? – повернулась к нему лицом, устало, но гордо подняв подбородок вверх.
- Я к тебе с белым флагом пришёл, в конце концов, не враги же мы друг другу. Предлагаю этот Новый год провести у меня, вместе приготовим что-нибудь, ёлку нарядим. Всё ж вдвоём веселее будет, чем поодиночке перед телевизором наедаться, - спокойным ровным голосом оглашал именно всё то, что и было у него запланировано. И пусть Лена не подозревает о его намерениях, это ничего не изменит. Видя, что Кулёмина задумалась над его приглашением, Степнов в качестве аргумента озвучил последний довод: – Да и к тому же, у меня значительно теплее.
- Ладно, - тяжело вздохнула, - возможно, так действительно будет лучше… Я скоро буду.

И уже спустя несколько минут, переодевшись в сухой свитер, она пришла в соседнюю квартиру. Стоило лишь сделать по прихожей несколько шагов, как почувствовала неестественно тёплые потоки воздуха, с удивлением для себя отмечая, насколько же здесь сейчас уютно. Проходя мимо зала, заметила работающий обогреватель. «Ну да, куда уж мне до такой роскоши…» А оказавшись на кухне, она поняла, почему у Степнова настолько тепло: работала газовая плита. Прокляла себя за несообразительность, поскольку с самого утра не знала, во что ей такое закутаться, лишь бы не замёрзнуть ещё сильнее, однако вслух предпочла сказать другое:
- А, я поняла: это ты тут газом надышался. А я-то думаю, с чего вдруг ты меня в гости позвал.
- Ехидничай, Кулёмина, - улыбался широко и искренне, - я знаю, что у меня тепло.
Улыбнулась и в знак согласия чуть кивнула головой, стягивая с себя колючий свитер и чувствуя, что, наконец, она отогревается.

Как и обещал Степнов, вместе готовили праздничный ужин. Пока Лена нарезала овощи для традиционного на новогоднем столе «Оливье», Виктор занимался приготовлением отбивных. На небольшой хорошо освещённой кухне так приятно было иногда сталкиваться, соприкасаться, когда кому-то из них двоих надо было или подойти к холодильнику, или достать из дальнего шкафчика посуду…
Погрузившись в мысли, Лена устроила себе небольшой перекус, дольку за долькой поедая один из тех мандаринов, которые достались ей сегодня с таким трудом. Хотела было уже съесть последнюю дольку, как в десяти сантиметрах от лица Виктор её перехватил своими губами, чуть задев Ленины пальцы. С невозмутимым видом он прошёл мимо девушки дальше, будто ничего не произошло, в то время как Кулёмина, кажется, на несколько секунд онемела, приковав взгляд к кончикам пальцев, которых сейчас коснулись чуть влажные мужские губы…
Стоило лишь девушке успокоить быстро бьющееся сердце и вновь приняться за готовку, как перед глазами опять возник Виктор, держа в руках бутылку вина и два бокала. Отвернувшись, Лена почувствовала, что ноги начинают подкашиваться от томительного волнения и что неплохо было бы сейчас сесть. Мужчина, молча разлив тёмно-красную пьянящую жидкость по бокалам, протянул один Лене. Сделав небольшой глоток сладкого вина, она ощутила, как позади неё прошёл Виктор. Чуть не выронила бокал из рук: протискиваясь между нею и столом, мужчина соприкоснулся с ней бедрами, задержавшись в таком положении на миг. Но уже и этой мимолётной секунды хватило для того, чтобы Ленину голову посетила мысль: «Он что, меня обхаживает?!» - Колени чуть дрогнули, и она отставила вино в сторону, оглянувшись на сидящего Степнова. Чуть прикрыв глаза и откинув голову, он тихо наслаждался приятным напитком. И следующей мыслью девушки было то, что ей, видимо, показалось, однако внутри всё предательски трепетало, твердя об обратном…



Спасибо: 55 
Профиль
Dulce





Сообщение: 369
Настроение: Если я пишу, значит это кому-нибудь нужно...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 40
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.01.11 14:53. Заголовок: Глава 4 Оказавшись н..


freedom, Лика, огромное-огромное спасибо за проверку

Глава 7
Когда основные блюда для праздничного ужина были приготовлены, Виктор позвал Лену наряжать выцветшую и совсем не пушистую красавицу-ёлку. Сидя на полу по-турецки, каждый наряжал свою сторону, вытягивая искрящиеся перламутром игрушки из общей коробки. Не особо думая о том, как будет лучше развесить игрушки, Виктор цеплял на пустые ветки первые попавшиеся под руку стеклянные фигурки. Сам же в это время внимательно наблюдал за Леной. И почему-то ему показалось, что она за эти полгода изменилась, слишком серьёзным стал её взгляд, да и сама она почти всё время молчит. Хотя последнее, возможно, происходит в данный период жизни оттого, что их отношения давно сошли на нет и осталось крайне мало тем для разговора.
- Лен, - тихо позвал девушку, когда та чуть подалась вперёд, наклоняясь к коробке, - а ты не знаешь, почему так получилось?
- Ты про что? – сделала вид, что не поняла сути вопроса, который для неё был слишком болезненным.
- Я про нас… Мы же хотели пожениться.
- Да… - Приятной теплотой в сердце забралось осознание того, что Виктор всё-таки над этим думал. Однако не понимала, к чему был задан этот вопрос, когда вся их совместная жизнь оказалась далеко в прошлом. Разбередить старые раны? Ей и без этого больно. – Если не поженились, значит, вот так вот мы этого хотели.
- Не знаю, может, ты и права.
- В любом случае, если всё это было несерьёзно и отношения бы в итоге закончились, лучше, когда это происходит как можно раньше. Так проще.
- А я всегда хотел детей, - вдруг озвучил то, о чём всегда боялся даже в шутку упомянуть. Видимо, Ленины слова о «несерьёзном» задели нужные струны его души, вызывая невольное желание доказать обратное, пусть и только на словах.
- Понятно. По всей видимости, именно эту оплошность ты и исправлял сегодняшней ночью. Да так усердно, что думала, стену проломишь, - в хриплом голосе неприкрытые нотки сарказма, являющимися всего-навсего защитной реакцией. И лишь дрогнувший голос сорвался на последних словах, выдавая истинную горечь Лениных мыслей. – Так, ладно, уже полдесятого, я пойду домой, хоть немного приведу себя в порядок, а ты закончи тут без меня.
Нарочно не глядя на Степнова, она поднялась с пола, отряхнула штаны и под напряжённым взглядом любимых серо-голубых глаз направилась к себе…
По возвращении в свою холодную квартиру Лена занялась поиском одного из немногочисленных платьев, имевшихся в её гардеробе на случай тёплой погоды. Отутюживая складки на изрядно помявшейся ткани, задумалась над словами Степнова. Признаться, не только слова ставили её в тупик и вводили в нешуточное заблуждение. И если бы не определённые моменты, то смело можно было бы прийти к выводу, что Виктор пытается её вернуть. «Глупости! - твердила самой себе, вспоминая события прошедшего часа, когда она вместе со своим бывшим мужчиной наряжала ёлку за весьма странного содержания беседой. – Я сказала, а он на это промолчал, значит, согласился. Вот и всё…» Запретила себе мечтать и строить иллюзии, но в голове то и дело звучали его слова: «я всегда хотел детей». Обидно, но они никогда не поднимали данный вопрос, ведь она, даже не задумываясь, ответила б согласием…
А за стеной Виктор как раз завершал последние штрихи, немного прибравшись в квартире. Окрылённый планами и надеждой он даже не заметил, как быстро пролетели эти полтора часа, пока Лена пребывала на своей территории. Надо отметить, что в последние полгода вся его жизнь сводилась к банальному «дом-работа-дом» с примесью бытовых хлопот по дому. И в этой серой суете обыденности трудно было понять, насколько быстротечным оказалось время, а сегодня же ощутил себя очнувшимся от многомесячной спячки, чувствуя, как жизнь начинает потихоньку трепетать в его жилах.
Ровно в двадцать три часа Лена вновь оказалась в тёплой квартире соседа, как раз когда Виктор накрывал на стол. Праздничные блюда в красивой посуде, грамотно сервированный стол и переливающаяся разноцветными огнями ёлка.
- Прошу обратить внимание, - Степнов в официальном жесте склонился в сторону включенного телевизора, - из-за такой погоды звука практически нет, зато изображение вполне себе сносное. Но, - широко улыбнулся, доставая из-за спины небольшой приёмник, - я поймал «Первый» по радио, так что этой ночью нас будет развлекать почти полноценный телевизор.
- Оригинально, - усмехнулась, в очередной раз отмечая, что, видимо, на этом последствия капризов природы ещё не кончились.
Вскоре Виктор с Леной уселись за стол. Вернее столик - небольшой, чуть низкий, но широкий, он как раз подходил для двух персон. И на редкость был крепким – уж Лена это помнила хорошо и теперь, под давлением некоторых воспоминаний прошлой жизни, чувствовала себя не совсем комфортно. Но если она думает о том, чем в прошлый раз закончилось весеннее мытьё окон, когда она в одной футболке стояла на этом столе, дразня своим видом лежащего на кровати Степнова, то это ещё не значит, что Виктор вспоминает о том же… Однако стоило лишь проводить старый год ложкой салата и бокалом вина, как первое смущение тут же прошло.
Очередная поп-группа, полураздетая, в костюмах а-ля «Снегурочка», отчаянно кривлялись на сцене и изображали подобие пения, открывая рот под фонограмму. А вскоре – нудная речь президента, бой курантов, игристое шампанское. И кажется, что на пороге топчется счастье…
Откинувшись на спинку дивана, они ещё около часа бесцельно пялились в телевизор, допивая вторую бутылку шампанского и поедая результаты своих трудов.
- Шампанское ещё есть? – сделав последний глоток, спросила Лена.
- Эта последняя, но есть вино. Кулёмина, может, тебе уже хватит? – сощурившись, игриво спросил Степнов, видя странную улыбку девушки.
- Не-е-ет. Степнов, - поддержала его манеру обращаться по фамилии, - я уже большая девочка.
Подогнув под себя одну ногу, Лена улыбнулась и развернулась к Виктору лицом, замечая, что его взгляд невольно скользнул вниз по участку шеи к вырезу платья на груди, после чего вновь поднялся вверх, выдавая желание блеском в глазах. Долгая разлука – как душевная, так и физическая, усталость от рутинной работы и какое-то необъяснимое отчаяние, залитые шампанским, превращались в невообразимую смесь. Рассудок и гордость в один миг обесценились на фоне желания.
- Значит, вина? – выдохнул, сдерживая своё напряжение.
- Ага. - Ему показалось, или это было больше похоже на стон?
Спустя ещё полторы бутылки вина Виктор понял, что и его разум начинает затуманиваться. С каким садистским наслаждением наблюдал за Леной, которая вытянула босые ножки вперёд, укладывая их на пуфик. Даже не удосужилась одёрнуть край платья вниз. И теперь, полностью расслабившись, рассказывала, какой же её начальник козёл, о тирании которого Степнов был уже наслышан в прошлой, счастливой, жизни. Допив ещё одну порцию алкоголя, Лена наклонилась к столу и поставила бокал. Не успела опуститься на пригретое место, как Виктор, руководствуясь секундным порывом, потянул девушку на себя, правда, к его сожалению, равновесие она удержала, даже несмотря на своё нетрезвое состояние. Вновь приковав взгляд к телевизору, Лена сделала вид, что ничего не произошло.
Щелчок – и вся квартира мгновенно погружается в темноту.
- Они там видимо решили, что народ Новый год уже встретил, а больше свет им и не нужен, - во внезапной тишине звонко рассмеялась Лена.
- А детей я хотел от тебя, - он говорит почти шёпотом, но Лена слышит. А потом прикасается к её губам своими, чувствуя на них лёгкую терпко-сладкую горечь. Начинает казаться, что не хватает воздуха, но это лишь трепещущая нежность своей силой душит изнутри, заставляя задыхаться. Несколько томительных секунд, длившихся то ли вечность, то ли всего мимолётное мгновение, заканчиваются так же неожиданно, как и начались.
Вновь щелчок, и под чуть шипящее звучание радио Лена открывает глаза. Комната озарена светом, и, повернув голову в сторону, девушка обнаруживает, что и Виктор, как прежде, сидит неподалёку в той же позе. Будто бы ничего не было, будто бы она и не отвечала на этот нежный поцелуй… И лишь горящие внутренним огнём страсти губы говорят об обратном. Кончики пальцев, невольно прикоснувшиеся к ним, не могут прохладой унять желания ощутить этот поцелуй вновь.
- Врёшь, - выдыхает ему в губы, но в противовес отчаянно прозвучавшему утверждению не может отказать себе в слабости. И вновь поцелуй – смелый, страстный…


Спасибо Назе, которая, сама того не подозревая, стала вдохновением к написанию эпилога

Эпилог
Горячая кружка приятно грела руки, а крепкий кофе спасал ото сна. А сон Виктору и не нужен, слишком он его боится в эту ночь. Ленка его поцеловала. Сама. И пусть инициатива полностью исходила от него, но ведь Лена поддержала эту игру. Заливая свой сон совсем не долгоиграющей кофейной бодростью, Виктор усмехался своему благородству. Никак не ожидал от себя подобного: когда поцелуй длился уже порядка десятка минут, когда разум, опьянённый алкоголем, стал затуманиваться ещё больше, но лишь от страсти, ему хватило сил отстраниться от своей мечты. Побоялся упрёков, которые могут прозвучать утром, побоялся Лениного сожаления… Они обязательно будут вместе (а он это знает точно), но не так. Давно он уже не ощущал любимый груз на своих руках и, добравшись до спальни, уложил в кровать девушку и укутал её в ватное одеяло. Она сопротивлялась, но неохотно, и уже вскоре её глаза закрылись под тяжестью сладкого сна. А мужчина, любуясь освещённым луной силуэтом девушки, почти до самого утра будет охранять её сон, как самое дорогое и бесценное, что у него только есть в этой жизни…
А утром, всего после пары часов спокойного сна, Виктор проснулся, будто внутренне чуя, что дальше нельзя спать. И не ошибся: Лена, отвернувшись, смотрела в окно. Стараясь не шуршать одеялом, Виктор встал на ноги и приблизился к девушке. А она, словно руководимая таким же, как и у него, внутренним предчувствием, тут же развернулась. Ничуть не помятая после сна, она казалась отдохнувшей и сияющей, наконец, позволив себе долгий сон.
- Доброе утро, - не растерялся, зарывшись пальцами в светлые, мягкие волосы, притянул девушку к себе и долгим поцелуем прижался к щеке.
- Доброе, - заливаясь румянцем, опустила глаза вниз. А он и забыл уже, как сжимается от нежности сердце, когда она вот так вот, чуть краснея, начинает смущаться.
Невыносимо хотелось сказать ей банальные три слова признания в любви, но сдержался: слишком это пафосно прозвучит. Лучше под непонимающим взглядом зелёных глаз будет целовать её ладони, так нежно и трепетно, как он только может. Зато она не выдержит и задаст волнующий вопрос:
- А что это за девушка у тебя была прошлой ночью? – И глаза вновь опускаются вниз.
- Я не покажу тебе, с каким усердием я прыгал на этой кровати, но мы с тобой обязательно вместе посмотрим тот фильм, под который я всё это вытворял.
Внезапное осознание происходящего верной истиной вспыхивает в голове, и Лена поднимает взгляд вверх, смотря прямо в искрящиеся голубые глаза Степнова.
- Какой же ты гадкий! – ударив ладонью ему в плечо, вдруг рассмеялась, признаваясь самой себе в том, что всё же она оказалась права: Виктор действительно её обхаживал, только началось это немного раньше, чем она себе могла предположить.
- С Новым годом тебя, Лена, - произносит полушёпотом, кончиками пальцев касаясь её ладони.
- С новым счастьем? – спрашивает так же тихо, ответным движением пальцев сплетая с Виктором руки в замок, а он несколько раз утвердительно кивает головой…
Повалив девушку на кровать, он ещё долго будет её целовать, наслаждаясь взаимными ласками. Со сладким чувством ожидания в течение дня будет исполнять роль садиста, поцелуями и ласками разжигая огонь страсти всё больше и больше, но не позволяя ему превратиться в пожар. И всё с тем же самым садизмом он, как, впрочем, и Лена, будет наслаждаться этим томлением, за которым стоит нечто большее, чем просто желание…
И этот новогодне-праздничный десяток дней заслуженных выходных они будут проводить лишь наедине друг с другом, будто восполняя пробелы жизни, проведённой порознь. Виктор, забравшись на крышу, откопает антенну и наладит её, в то время как Лена будет готовить обед, растапливая на небольшом огне целые литры снега. А как на улице станет чуть теплее, они непременно пойдут лепить снеговика, иногда закидывая друг друга снежками. И, конечно же, Виктор устроит для Лены обещанный вечерний сеанс взрослого кино…
А в будущем они обязательно поженятся и, найдя компромиссы во всевозможных разногласиях, переедут в столицу кирпичик за кирпичиком – выстраивать своё семейное счастье. Всё будет так, как они и хотели…

Конец


Спасибо Лике за проверку

Хотелось бы сказать, что мне жаль расставаться с этой историей, но врать не стану. По мере написания данного фика с каждой главой всё больше и больше разочаровывалась в этой затее. В голове моей есть соображения по поводу того, отчего оно так вышло, но... опустим излишние подробности: они ни к чему.
Хоть с историей этой мне прощаться и не жаль, однако могу уверенно сказать спасибо читателям за поддержку. Скромно буду надеяться, что пусть и не автору, но хоть кому-то из читателей этот фик понравился.
Если вдруг всё же у кого-то возникнет желание сказать пару слов, я всегда буду ждать - http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000175-000-140-0-1297201216<\/u><\/a>

Спасибо: 45 
Профиль
Dulce





Сообщение: 450
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 46
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.03.11 14:40. Заголовок: Предательница


Название: Предательница
Автор: Dulce
Пейринг: КВМ
Рейтинг: R
Жанр: Romance, Angst, Action, POV, AU, ООС
Статус: окончен
Саммари: сюжет совсем не нов, думаю, я не буду первой; непростая история от лица Степнова. Он – бандит, мафия, убийца, киллер. Кому как больше нравится. А она, Лена, всего лишь его жена…
Предупреждение: в фике присутствуют депрессивные мотивы, жестокость.

forget-me-not, благодарю за моментальную проверку

А комментарии здесь - http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000190-000-20-0-1298875677.
Я всегда жду



Спасибо: 26 
Профиль
Dulce





Сообщение: 451
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 46
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.03.11 14:41. Заголовок: Пролог Провожу пальц..


Часть 1
Пролог

Провожу пальцами по её обнажённой спине и кутаю нос в длинных прядках волос. Светлые и взлохмаченные, как у безгрешного ангелочка, они приятно щекочут лицо, а я с наслаждением вновь и вновь вдыхаю родной запах моей жены. Наша постель, где мы бессчетное количество раз самозабвенно занимались любовью, теперь не грела. А я, будто издеваясь над самим собой, притягиваюсь ближе к жене и думаю о том, что она, моя ненаглядная, моё солнышко по имени Лена, оказалась предательницей. Белокурые пряди ангела, светлые глаза и невинная улыбка. Вот так выглядит ложь. И не знаю, что больнее: то, что Она медленно меня отравляет изнутри своей подлостью, или же то, что я должен Её убить. Думаю, на этот вопрос я получу ответ позже.
А пока… Пока всё предельно просто: она – предательница, и я должен её убить.

Глава 1
Иду на кухню и завариваю себе крепкий кофе. Я наивно думаю, что хоть он поможет привести в порядок мои мысли. Уже который день подряд я пытаюсь понять, отчего всё так вышло. Когда мы встретились с Леной, она не имела и малейшего представления о том, чем я занимаюсь. Шло время, и наша взаимная (ох, и тут я мысленно спотыкаюсь: а взаимная ли?) симпатия перерастала в нечто большее, и на Ленины вопросы о том, чем же я занимаюсь да кем работаю, становилось отшучиваться всё труднее. А врать, что я какая-нибудь важная шишка и целые дни напролёт провожу за документами и обсуждением важных договоров, не хотелось. Лена всегда была со мной предельно искренна, её взгляд казался таким открытым, что язык не поворачивался ответить ложью. И только сейчас я понимаю, что ключевые слова моих ежедневных долгих размышлений строятся на основе условностей. Мне всё это казалось…
Несколько лет назад, одним тёплым вечером, когда на Ленином безымянном пальчике ещё не было кольца, мы лежали с ней на диване, переплетая руки, и она вновь спросила меня, затронув больную тему. А я вполне честно заявил:
- Если ты узнаешь, то не захочешь со мной даже разговаривать, - горькая правда меня кольнула в самое сердце, настолько неприятно было признавать данное.
- Да хоть киллером. – Вот так вот просто, с улыбкой на лице. Но она говорила честно, говорила то, что думала. Интересно, а она понимала, насколько это всё серьёзно?
И тогда я признался, что в какой-то степени она права… Мне не было стыдно об этом говорить. Я, как самый обычный человек, всего лишь боялся. Боялся, что Лена устроит скандал, будет биться в истерике и кричать, чтобы я держался от неё подальше. Этого, к моему удивлению и счастью, не было.
Лена Кулёмина появилась в моей жизни внезапно, и я думал, что надолго она не задержится. Разумно будет вспомнить о том, что я детдомовец, который никогда не знал родительской заботы и ласки. А дружба с такими же обездоленными, как и я, строилась на нелепом мушкетёрском принципе, из которого следовало, что все мы равны и должны друг за друга быть горой. Вот только суровая правда жизни не единожды доказывала обратное, и я убеждался: каждый сам за себя. Девушки – история отдельная. Это сейчас-то, приближаясь к тому, чтобы разменять четвёртый десяток, я понимаю, что был озлобленным, замкнутым подростком, оттого и общение с противоположным полом по большей части проходило в горизонтальном положении... А Лена меня зацепила.
Встретил я её в «нашем» клубе, угостил коктейлем, пригласил на танец. В ушах гремела зажигательная мелодия, мы двигались в такт ей. Вот только в течение всего танца я прижимал к себе девушку за талию, не стесняясь показать ей своё желание. Это было настолько безрассудно и откровенно, что до сих пор от воспоминания начинает бурлить кровь. Прежде чем провести совместную ночь, мы гуляли. Я на тот момент пропустил уже несколько порций алкоголя, но несмотря на то, что я был в состоянии сесть за руль, моя спутница отказалась от поездки на машине. Квартира была всего в получасе ходьбы, и за эти самые полчаса, пока мы с Ленкой взахлёб обсуждали всё на свете, я понял, что что-то ёкнуло в моей груди… В эту ночь мною руководили эмоции и впервые после секса я позволил девушке остаться в моей постели. Первый раз в жизни я любовался тем, как девушка спит…
Смеюсь над самим собой, потому что знаю, что, допив суррогат под названием «растворимый кофе», я вернусь в спальню и ещё какое-то время, пока меня не сморит сном, буду изучать черты до боли любимого лица моей жены. И только что-то невидимое будет сдавливать моё сердце всё сильнее, когда я буду в миллионный раз спрашивать у себя: как же я смогу её убить? Тут не только рука дрогнет – сердце разлетится на части. Но ведь Лена… она даже сейчас, во сне, отвернулась от меня. Предательница. Моя любимая… предательница.


Привычка убивать – наверное, это самое подходящее определение моей профессии. Началось это тогда, когда мне только стукнуло двадцать…
А перед этим были одиннадцать классов школы, которые я, как и многие мои собратья, окончил с горем пополам. На уроках я всегда внимательно слушал преподавателей, однако подготовкой домашнего задания никогда себя не утруждал, даже с учётом распорядка дня и специально отведённых под это часов. Времени всё равно не оставалось: это был массовый игнор! Все вокруг нам постоянно твердили о том, как важны общеобразовательные науки, говорили, что учиться надо, что это будет правильно. Правильно? А правильно ребёнку расти без родителей? Мы, детдомовцы, не знали, что такое правильно. С самого младенчества во мне растёт негодование к общепринятым моральным ценностям.
Собирался было закончить школу с девятью классами, а в последний решающий момент отчего-то передумал и остался ещё на два года. Единственным поистине любимым предметом была физкультура. Ах да, именно поэтому директор школы настаивал на том, чтобы я не уходил, – я же звезда соревнований. Наша школьная команда удерживалась в лидирующих позициях именно благодаря мне. Сразу после школы была армия, куда, приятно вспомнить, я рвался сам. Всё равно другой дороги не было. Отправили меня в Анадырь. Ладно, тут же подумал я, услышав незнакомое название города, пусть Анадырь. Хорошими знаниями по географии я не отличался, поэтому, когда на карте я увидел, где же находится этот чудо-город, я выпал в осадок, даже подумал о том, что это, вероятно, какая-то ошибка. Два года в условиях севера, постоянные морозы и безграничное ледяное Берингово море убедили меня в обратном. Единственное, что сейчас наиболее отчётливо всплывает в памяти об армейской жизни в снайперских войсках, так это то, что было непривычно холодно...
Там я обрёл брата по духу. Антон Киреев. Я же называл его просто Тоха. Он был моим соседом, спал как раз на соседней шконке. Прям как в детской песне, Тоха был рыжим, весь в веснушках – смешной. Приехал тоже издалека, только в отличие от меня, он специально просился куда-нибудь подальше: стремился сбежать от вечно пьяной матери и бездельника отца. Парадоксально для меня звучали Тохины заявления о том, что лучше бы его при рождении сбагрили в госучреждение… Его родным городом была Тула. Помню, я этому тогда обрадовался, мне хотелось общаться с ним и после армии. Так и получилось. Нашим совместным решением была служба по контракту. Не знаю, чем мы руководствовались, выбирая такую судьбу.
Дальше был Кавказ и никому не нужная война. Я не был силён в территориальной и национальной политике, но точно знал одно: было страшно. За двадцать лет жизни никогда не мог подумать о том, что мне надо будет убивать. «Надо» и «убивать» никак не хотели укладывать в моей голове. Первое «надо» у меня было во втором бою. Какой-то чернявый мальчишка, напуганный ещё больше меня. А я просто защищался, всадил ему нож прямо в живот, куда-то меж рёбер. До сих пор помню его тёмно-карие глаза, когда он падал на землю. Они были по-искреннему удивлённые и наивные, мне казалось, что паренёк вот-вот спросит у меня, за что я так с ним. Я стоял в полнейшем ступоре, не в силах понять происходящее. Вот тут меня и подстрелили в ногу. Голень – не смертельно, просто больно. Как следствие – трёхдневная госпитализация. Неумело удерживаясь на костылях, я вернулся в казарму, а там узнал, что прошлым вечером Тоха пропал. Ребята пробовали его искать, но все усилия были тщетны. Я в подробностях требовал мне отчитаться, что, как, где и когда. Костыли быстро натирали руки, а я, хромая, шёл искать друга. В двух километрах было небольшое озеро и там-то, среди редких камышей, увидел знакомую макушку с еле отросшими рыжими волосами.
- Тоха! – крикнул я и ускорил темп, радостно подбегая ближе. Сжавшись в комок, он держал кровавые руки у себя на груди, а лицо нещадно уродовала острым клювом чёрная птица… Шакалы! Выронив один костыль, я побежал. Больная нога нормально не сгибалась и, наверное, я был похож на трёхногого скакуна в лихорадке. Я бежал и впервые за лет десять-пятнадцать плакал, даже рыдал. Как-то сухо, но истерично, настолько сильно я испугался. Постоянно спотыкался, но бежал, не оглядываясь. Казалось, что если я обернусь, то снова увижу Тоху. Кто-то из местных убил его…
После этого мне уже не было страшно ничего. В детстве с детдомовскими ребятами мы играли в казаки-разбойники, прочих развлечений толком и не было. Всегда мечтал об игрушечных солдатиках, о танке для них и прочей ерунде. Так вот они – солдатики-то! С каким ярым рвением я исполнял свою работу! Грязное «надо» превратилось для меня в игру. Это была только моя игра.
Вот так и появилась моя привычка убивать. Плохая она или нет – я не задумывался. Когда кончился контракт, и я вернулся в Москву, податься было некуда. Не знал, чем себя занять и куда деть. Я отвык от этого мира и тяжело было заново к нему привыкать. Не прошло и нескольких недель, как мне позвонил напарник по кавказкой службе и предложил работу. При встрече он мне прямо заявил, что надо убивать. Что ж, признаю очевидное: обратились по адресу. Спустя год я уже знал все тонкости своего дела.
Вот так я попал в мафию. Дело это крайне грязное и подлое.

Дмитрий Баталов – мой главный начальник. Ему уже за сорок, есть жена и двое детей. Откровенно ему завидовал: супруга его всегда знала, кем на самом деле является её муж, и принимала это как должное. А потом и я встретил Лену…
Мне довелось пронаблюдать становление того, что есть сейчас. Нам нужен был легальный бизнес, и мы открыли ночной клуб. Дорогой, даже элитный, с полуобнажёнными танцовщицами. Не знаю, как так получилось, но вскоре я узнал, что любую из наших стриптизёрш можно заказать не только для приватного танца. С тех пор я дал им имя – куртизанки. Звучит красиво. А сути не меняет, как ни крути, а это уже была проституция. По накатанной, дальше мы связались с наркотиками – неотъемлемый спутник большинства наших куртизанок.
Недавно было одно дело с друзьями по бизнесу из Бишкека. Благословенна Чуйская долина! Именно оттуда нам переправили несколько партий «сувениров». Конопля, анаша, марихуана – одно и то же. Что в этой истории интересно, крайних посредников загребли менты, и с их склада были изъяты уже наши наркотики. Денег мы потеряли много, но вышли чистыми из воды. Взамен на молчание обещали напарникам нанять адвокатов. Так и было: над делом работали лучшие юристы, но изначально было ясно, что это самое дело - гиблое. Мужиков осудили буквально на днях…
И буквально на днях меня к себе в кабинет вызвал Баталов и показал одну видеозапись. Я не видел деталей, не хотел понимать. Моя Лена разговаривала за столом в окружении серых стен с незнакомым мне мужчиной в форме, показывала ему какие-то бумаги. Это Лена… Внешность, голос, ужимки и даже одежда – как бы я этого не желал, но это не могло быть ошибкой… Тогда я и узнал, что это Лена сдала нас с Чуйской долиной. И узнал, что внеплановая проверка нашего клуба – тоже её рук дело. И это ещё не конец. На плёнке она обещала вскоре добыть важные документы из сейфа Баталова. Действительно, с месяц назад Лена была застукана в кабинете самим же Баталовым. Она тогда поговорила с Дмитрием о чём-то пустом и неважном. И только потом у нас в руках появилась эта запись, расставляя всё по своим местам.
Предала. Молча, ничего мне не сказала. И по сей день ведь преданно смотрит в мои глаза, твердит, что любит, целует меня жадно, страстно отдаётся в постели. Я знаю, что она предательница, но ничего не могу поделать со своими чувствами. Пока у меня есть эта возможность, я буду наслаждаться ею…
После того просмотра плёнки мне Баталов заявил, что Лену надо убрать. Её обязательно убьют, она может даже не пытаться спрятаться, её достанут хоть из-под земли. Если её не убью я, это сделает кто-то другой. Мне приказали убить мою жену! При этом добавив, что я могу это сделать так, как душе моей будет угодно. То ли запущу ей пулю в голову, то ли отравлю, напоив таблетками, то ли и вовсе задушу подушкой во время секса… А моей душе никак не угодно! Никак! Моя привычка убивать мне не помощник! Каждый раз, целуя жену, я понимаю, что она обречена, но точно знаю одно: я не трону её и пальцем!..

Глава 2
Возвращаюсь в постель и смотрю на Лену. Обнажённая, прикрыты лишь бёдра. Шальная рука так и тянется стянуть одеяло с жены. А вместо этого я старательно укрываю её ноги и ложусь на свою половину. Ночник жёлтым светом играет на чуть загорелой коже Лены, отчего мне нестерпимо хочется погладить её спину… Так безмятежно спит. Кажется, сегодня я совсем её вымотал. Но иначе не могу; я, наверное, уже похож на фанатика. Ведь сколько ещё продлиться наше… вернее, моё счастье?.. В глубине души я не верю тому, что её, той самой, что лежит всего в паре сантиметров от меня, вдруг не станет. В голове не укладывается, что её тихое дыхание в один момент сойдёт на нет… Бред всё это!
А я ведь даже не решаюсь с ней поговорить, мне просто не хватает духа. Этот разбор полётов я буду оттягивать так долго, как только могу. Не хочу видеть Её глаз, полных раскаяния или ярости, не хочу слышать оправдательных или же обвинительных слов. И не хочу добивать своё сердце. Мне кажется, что я даже чувствую ту самую трещину, что не даёт ему спокойно биться. Знаю, скоро эта трещина разрастётся, станет больше – сердце вдребезги. И что будет тогда?.. Потом, видимо, проверю. Оно рано или поздно настанет: слишком уж много мы потеряли из-за Лены, в том числе и денег. Как же мы все там переполошились, поджимая хвосты, когда началась вся эта канитель. Сразу притихли, на дно осели. Взрослые дядьки, а испугались неслабо… Теперь за Леной следят, практически за каждым её шагом. И только дома мы одни: там за ней должен следить я. А я играю на два фронта – постоянно держу Лену возле себя, никуда не отпускаю, придумывая на то всякие нелепые причины. Стоит посмотреть правде в глаза: я просто боюсь, что если она уйдёт, ей не дадут шанса вернутся…
Лена не знает, кем она для меня стала, а ведь она – весь мой мир. Вся та фальшь и грязь, что каждый день меня окружает на работе, не оставляет в моей душе ровным счётом ничего, настолько оно безликое и бесполезное. Однако денежное и криминальное. А вот если Лены не станет, что я буду без неё делать, чем дышать и чем жить? Ведь все мои планы и мечты на будущее неразрывно связаны с ней. Слишком уж сильно я к ней привязан – это моя главная ошибка.
Взгляд на окно – светает. А я до сих пор не сплю, потому что меня бьёт дрожь. Это нервное возбуждение, которое не отпускает меня несколько дней. Порой всё же удаётся уснуть, но вскоре просыпаюсь оттого, что моя рука или нога вдруг дёрнется… Наверное, надо напиться.
- Ты почему не спишь?
Я даже чуть испугался: совсем не заметил, как Ленка проснулась. Сонная, немного щурится и, кажется, искренне интересуется моей бессонницей. А я решаю поиграть в наивность.
- Только проснулся, - улыбаюсь в ответ. – А ты в последнее время какая-то не такая. – Конечно, не такая. Предательница… - С тобой всё в порядке? - Нежно смотрю ей в глаза и мысленно молю… Пожалуйста, расскажи мне. Расскажи, я же ведь помогу тебе, я с тобой. Просто расскажи, доверься… Мне кажется, будто это последний шанс воскресить то светлое, что между нами было. А она молчит, и это убивает меня… - Лен?
- Я устала, - произносит так, что мне стало горько. В это самое «я устала» она вкладывает нечто большее… Чёрт возьми, я же муж тебе, а не дядя с подворотни! Ну же... я хочу знать, что происходит.
- Почему устала? – Мне даже не нужно стараться быть нежным: я по-другому с ней не умею. Вспомнил свадьбу и, напрягая память, попытался воспроизвести хоть какие-то обрывки наших общих фраз. – Помнишь, как когда-то обещали: в богатстве и в бедности… в горе и в радости…
- Да, в болезни и в здравии… Какое-то нехорошее предчувствие, - шепчет она и сжимает ладонь в кулак, поднося его к груди, - вот тут, - невесомо стучит по себе. А я её не понимаю, хоть и стараюсь изо всех сил.
- Что такое? – Перехватываю её кулачок в свою руку и касаюсь губами, неотрывно смотря ей в глаза. Она наклоняется и целует меня… Ты моя хорошая… Я тут же обвиваю руками её талию и тяну на себя. Ощущаю Лену всем телом – это до безумия приятно. Руками вожу по спине, спускаюсь ниже. И ещё ниже. Чувствую, как быстро и сильно она возбуждается, и сам схожу с ума. Она специально чуть приподнимается и, касаясь моего торса твёрдыми вершинками груди, начинает невзначай двигать бедрами… Да, за два года она успела изучить, что мне нравится. И это взаимно…
Полночи мы уже изводили друг друга ласками, поэтому сейчас, ранним утром, всё было быстро. Быстро и до невозможного качественно, даже покалывает во всём теле от удовольствия. Вскоре Ленка засыпает на моём плече, а в голове у меня вертится одна жуткая фраза: пока смерть не разлучит нас…


Пока смерть не разлучит нас… Чёрт, не могу об этом не думать! Лучше попытаться занять мысли чем-то другим, более приятным…
Нашу с Леной свадьбу я помню плохо, для меня тогдашние события были как в тумане. Я хоть и был счастлив, но волновался ужасно. Каким бы толстокожим я себе не казался, но женюсь ведь не каждый день. Со дня свадьбы прошло около полутора лет, но я до сих пор иногда вспоминаю, каким сладостным было первое время совместного проживания…
На тот момент Лена уже месяц значилась моей супругой, и месяц я ещё привыкал называть мою Кулёмину Степновой. В тот вечер Лена была в нашем клубе. Невообразимо красивая! В белой рубашке, верхние пуговицы которой намеренно не застёгивала, на шее свободно висел чёрный галстук, а коротенькая юбочка еле выглядывала из-под рубашки. По моей молоденькой жене – а Лена младше меня на целых восемь лет – пускали слюни все кому не лень. Я ревновал и гордился одновременно. Да, эта красавица – моя. Моя жена.
Так вот в тот вечер до открытия клуба оставался всего час, и наши полуголые куртизаночки репетировали на сцене. Приглушённый свет, громкая музыка и откровенные танцы – всё как обычно, только посетителей нет. Весь при параде, в дорогом костюме и с широкой улыбкой на лице, я шёл из кабинета. Выхожу к сцене и вижу в конце зала Лену. Сидя на широком пуфе, она чуть откинулась назад, опираясь на руки и закинув ногу на ногу, и пристальным взглядом наблюдала за танцовщицами… Убейте меня, но от данного зрелища я задышал вдвое чаще. Обошёл помещение по периметру, стараясь быть незамеченным Леной. Но смею отметить, что она смотрела исключительно на сцену. Подошёл к жене сзади и, губами коснувшись её волос, прошептал:
- Нравится? – Она, казалось, даже не дрогнула, не удивилась, будто только меня и ожидала.
- Красиво, - это прозвучало с вызовом, и я не мог не улыбнуться.
- Вот, значит, как, - вновь шепчу, но губами уже мягко ласкаю её шею. Лена наклонила голову в сторону и глубоко вздохнула.
- Знаешь, это как… - Заглянула мне в глаза. - Это как эротику смотреть. К девушкам не тянет, но всё равно…
- Возбуждаешься, - закончил я за неё фразу. Не знаю, что тогда заводило меня больше: то, что Лене нравилось смотреть стриптиз, или же то, что она мне сказала про эротику. Никогда не заставал её за просмотром таких фильмов, оттого это прозвучало как откровение. Я виду не подал, что меня это хоть сколько-то удивило, и продолжал губами ласкать шею жены, спускаясь всё ниже. Я сел рядом, и Лена чуть хохотнула, когда я перекидывал её ноги по другую сторону пуфа. Это было сделано не для того, чтобы она не смотрела на сцену, а для того, чтобы ни одна из куртизанок не могла видеть нас… Ничего особо-то и не было, мы просто ласкали друг друга через одежду. Наслаждались интимными прикосновениями и медленно целовались. Я притягивал Лену за галстук ближе к себе, я залазил рукой в вырез её рубашки и сжимал упругую грудь, я кончиками пальцев немного задирал юбку, под ладонью чувствовал кружево белья и… Лена была податливой, тихо стонала мне в губы и ласкала в ответ... Мы всего лишь поддавались искушению, а то, что мы здесь не одни, только добавляло остроты. Это было всего лишь прелюдией… пока я не утащил Лену к себе в кабинет.
Наверное, со стороны данное могло казаться развратным и пошлым. Но я знаю, что всё иначе. Это трудно объяснить… Лена – не мимолётное увлечение, не очередная в моей постели, Лена – моя жена, и всё, что между нами происходит, не может быть пошлым по определению. Я получаю удовольствие от того, что делаю ей приятно. Так и должно быть. Мы с ней не разговариваем во время секса, не обсуждаем его и после. Я смело могу утверждать, что мы изучаем друг друга на уровне чувств – в этом есть особая прелесть, так развивается чуткость. Помню, я как-то пару раз уточнял у неё, что ей нравится больше… Она отвечала, но так сильно краснела, что в такие моменты я начинал любить её ещё сильнее. Всё-таки она у меня ужасно стеснительная. Сочетание робости в словах и откровенности в действиях – это моя жена.


Спасибо: 51 
Профиль
Ответов - 45 , стр: 1 2 3 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 263
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия