Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Манюня





Сообщение: 1572
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 63
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.09 11:36. Заголовок: Автор: Манюня. Мини-фанфики

Спасибо: 23 
Профиль
Ответов - 19 [только новые]


Манюня





Сообщение: 1573
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 63
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.09 11:37. Заголовок: Автор: Манюня Назван..


Автор: Манюня
Название: Автоответчики
Жанр: RPF, Continuation , Action
Рейтинг: PG-13
Под редакцией: forget-me-not
Статус: закончен

От автора: Все события вымышлены, любые совпадения случайны.
Комментарии: http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000445-000-0-0-1239261695


Автоответчик Виталия:
«У вас одно новое сообщение.
Виталь, приветик, слушай, я помню, что мы сегодня договаривались где-нибудь посидеть… Я нифига не успеваю… Давай в другой раз, ладно? Здесь еще дурацкая репетиция у нас… Новую фишку придумали. Я должна играть на гитаре, а грифом по барабану… Хотя, наверное, тебе это неинтересно… Скучаю. Целую. Пока»

Автоответчик Лены:
“У вас одно новое сообщение.
Ленка, привет! Никак не мог до тебя дозвониться, потом вспомнил, у тебя же сегодня концерт! Блин! Удачи тебе, я за тебя кулачки держу… А мы тут с Сашкой решили выпить немного… Лен, спасибо, что у меня ты есть. Честно. Я не знаю, как жил без тебя… Ты мне очень дорога, и я благодарю небеса, за то, что встретил тебя! Все, удачи, моя девочка! Целую. Позвони. Буду ждать!»

Автоответчик Виталия:
«У вас два новых сообщения.
Виталий, это мама. Перезвони.
Виталька, привет! Что это ты недоступен? Где ты? Я возвращаюсь с интервью. Хотела рассказать, что меня сегодня замучили вопросами про тебя… Вот журналисты, блин. Где ты, а? Я, вообще-то, свободна… Планировала встретиться, побыть вдвоем. Перезвони!»

Автоответчик Лены:
«У вас одно новое сообщение.
Ну вот, сама планировала со мной вечер провести, а сама телефон выключила… И где мне тебя искать? Лен, я просто был на кастинге… Вроде, я им подошел. Летом съемки. Вот. А ты где сейчас? Блин, Лен, ненавижу разговаривать с автоответчиком! Я его когда-нибудь выброшу! Будь добра, перезвони мне!»

Автоответчик Виталия:
«У вас одно новое сообщение.
Виталь, это Сергей Арланов. Не могу дозвониться до Третьяковой и до тебя. Где вас носит? Хотел предупредить, что завтра съемки с восьми утра переносим на семь. Будь добр сообщи Лене. И не опаздывайте! А то скажу сценаристам, и будет у нас Кулемина встречаться с дядей Петей, а ты с Еленой Петровной. Все, удачного вечера! Лене привет!»

Автоответчик Лены:
«У вас одно новое сообщение
Приветик, солнц! Спасибо за прошедшую ночь. Я очень рад, что ты провела ее со мной. Я тебя крепко целую».

Автоответчик Виталия:
«У вас одно новое сообщение.
Виталь, я опять нихрена не успеваю… Устала, как лошадь. Давай перенесем нашу встречу на завтра, ок? Целую, скучаю очень!»

Автоответчик Лены:
«У вас два новых сообщение.
Привет, ты меня не знаешь. Я твоя давняя поклонница. А ты, правда, Лена Третьякова? Ой, так здорово! Перезвони мне, пожалуйста! Так хочется с тобой пообщаться вживую! Я тебя обожаю! Мой телефон 8 900 000 00 00.
Привет, малыш! Я не могу во вторник – у меня дела, которые я никак не могу отменить. Давай в четверг, ладно? Тебе удобно? Скучаю по своей малышке очень-очень! Хочу тебя всю зацеловать!»

Автоответчик Виталика:
«У вас одно новое сообщение.
Абдулов, ты с дуба рухнул? Какой четверг? В четверг у меня, вообще-то, концерт! Мог бы и запомнить! Блин, вообще ничего не успеваю. Давай после концерта, ладно? Все, скучаю, люблю! Жду, когда же ты меня зацелуешь! Пока!»

Автоответчик Лены:
«У вас нет новых сообщений».

Автоответчик Виталика:
«У вас два новых сообщения.
И куда мы пропали? Виталь, до Кремля проще дозвониться, чем до тебя… Я что звоню-то… У меня завтра не получится пойти с тобой к Саше. Иди один.
Виталь, это опять я… Солнц, я забыла у тебя футболку, кажется… Зеленую, не поищешь? Она мне очень нужна… Если найдешь, принеси на съемки, ладно?»

Автоответчик Лены:
«У вас одно новое сообщение.
Третьякова! Мне это надоело! У тебя никогда нет времени! Может, у тебя и на меня нет времени? К чему этот фарс, если мы видимся только на съемках, да и то между делом?»

Автоответчик Виталия:
«У вас одно новое сообщение.
Виталь, извини, мы договорились встретиться, поговорить… У меня не получается. Правда. Прости… И… Виталь, ты мне, правда, дорог… Подожди, скоро пройдут гастроли – будет больше времени!»

Автоответчик Лены:
«У вас нет новых сообщений»

Автоответчик Виталика:
«У вас одно новое сообщение.
Абдулов, ты что, обиделся? Что ты как трус, даже поговорить не решаешься? Решил расставить все точки над i, валяй! Что не звонишь? Позвони… Я жду!»

Автоответчик Лены:
«У вас одно новое сообщение.
И что? Ждешь? Что телефон-то выключен? Я, кстати, не бегаю, просто у меня очень много дел… Ничего не успеваю. Ладно, Лен, давай созвонимся, когда чуть освободимся, ладно?»

Автоответчик Виталия:
«У вас нет новых сообщений…»

Автоответчик Лены:
«У вас нет новых сообщений…»
Конец!


Спасибо: 115 
Профиль
Манюня





Сообщение: 1666
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 70
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.09 17:04. Заголовок: Автор: Манюня Назван..


Автор: Манюня
Название: Сказка про Сценаристов
Жанр: Пародия, RPF
Рейтинг: PG-13
Под редакцией: forget-me-not
Статус: окончен

От автора: Все события и персонажи выдуманы.
Реакции Myrrtigra на серию посвящается!

Вечер. Бар. Три бутылки коньяка. 1 февраля 2008 года.
- Ну что, господа Сценаристы, - оглядел собравшихся Сценарист 1, - начинаем писать новый сценарий! Сага называется «Ранетки»! Вводную все читали?
- Да, - закивали головами еще два человека.
- Идеи есть?
- А давайте эту рыжую, отличницу, сведем с физруком? – подала голос Сценарист 2.
- Креативно, - оценили коллеги, - а эту… Аню?
- А Аня пусть живет с дедом – писателем!
- Отлично, - записывал Сценарист 1, - а Лена… Пусть у нее родители постоянно ругаются!
- Да! А сама она будет встречаться со взрослым парнем, от которого залетит, - потирал ручки Сценарист 3.
- А в физрука будет завуч влюблена, - фонтанировала Сценарист 2.
- Слушайте, сериальчик выходит – просто блеск!
- А эта… Женя… Пусть она будет в спорте никакая!
- А как же в нее физрук влюбится?
- А кто у нас там спортсменка?
- Кулемина, - сверившись с «вводной» проинформировал Сценарист 1.
- Ну, пусть тогда Кулемина влюбится!
- Это же меняет всю сюжетную линию, - закатила глаза Сценарист 2.
- Ща все поменяем!

Ночь. Квартира. Шесть бутылок водки (кризис). 12 апреля 2008 года.
- Так! Что у нас есть?
- Да я уже нифига не помню, - отозвалась Сценарист 2.
- Надо разнообразие добавить, - гладил лысину Сценарист 1, нервно затягиваясь сигаретой (спонсорскую помощь в виде необычных сигарет ему уже несколько месяцев доставлял странный курьер).
- Ладно, проехали… А давайте, Кулемину похитят!
- Было уже, - хмуро отозвался Сценарист 3.
- Может, Степнова похитят? – озарило Сценариста 2.
- А может… Его похитят, а Лена его спасет!
- Ага! И потом поцелует!
- Нет! Никаких поцелуев! Рано! Поцелуй запланирован на пятый сезон! В щеку, - поправилась Сценарист 2.
- Ну, - Сценарист 1 грыз карандаш, - пусть так. А кто? Дельцы?
- Гущина?
- Ева?
- А давайте дельцы, вместе с Гущиной и Евой, - озарило Сценаристку 2.
- А как они познакомятся все?
- А Гущина будет мамой одного из дельцов, - вовсю несло Сценариста 1.- А Ева – женой!
- Ева же с Матвеем!
- Матвеем? Кто это? – удивленно спросил Сценарист 1, - Аааа! Матвей! С ним тоже что-то надо придумать!
- Пусть он будет встречаться с Ириной Прокопьевой!
- А муж будет ревновать? Эврика! Здорово! Это же так интересно – отношения Прокопьевых!
- Знаете, - неуверенно начала Сценарист 2, - мне кажется, мы про Прокопьевых уже писали что-то такое… Я, конечно, не уверена…
- Не! Не может быть! Мы ж это только сейчас придумали! – возмутился Сценарист 1.
- Ну ладно, пусть будет, - кивнула женщина, - ну что? Придумали все? Садимся писАть?

Вдруг в дверь постучали, и вошла девушка с коробочкой в руках:
- Сигареты для сценаристов!
- Ура! – обрадовались все трое, разбирая содержимое коробки. Покурили они, покурили… И начали писать совсем другой сценарий.


Спасибо: 104 
Профиль
Манюня





Сообщение: 1790
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 86
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.04.09 01:31. Заголовок: Автор: Манюня Назва..


Автор: Манюня
Название: Ухожу!
Жанр: POV
Рейтинг: G
Под редакцией: forget-me-not
Статус: окончен


Я устал. Я ухожу! Тушите свет! Занавес! Я – нормальный мужик. Я и спортом с детства занимался, и внешне очень даже ничего! И ведь жил нормальной жизнью! А теперь! Фу! Тряпка! Безвольный слизняк! Противно! И стыдно за самого себя. Ведь она… Она девчонка! А вертит мной, как хочет! Улыбнется, поманит, а я, как щенок, бегу к ее ногам. Прыгаю, радуюсь, когда она одарит меня своим вниманием! Надоело! Ленка-Ленка! Я ж через себя переступаю! А ты словно издеваешься. И «нет» не говоришь… И своим «да» не сведешь меня с ума окончательно. Болезнь. Наваждение. Спасение только одно – забыть! Растоптать. Кто она? Обычная девчонка! Таких - толпы! Не самая яркая, не с самым легким характером. Не подарок, одним словом. Все, наигрался я в вашу любовь! Устал. Ухожу! Не оглядываясь. Сотру ее из памяти ее. Так будет легче. Мне – однозначно! А как там будет ей, мне все равно! У нее есть дед, подруги. Не пропадет!
А я не марионетка – не надо мной манипулировать. Ей я не нужен – ей все равно… Остыну и я. Так мне и надо! Слабак! Стыдно, как стыдно! Кому рассказать – не поверят! Но я был у ее ног. Я бы звезду ей с неба достал, бросил всех и вся! Пошел бы за ней, куда угодно. Банальности. Но я так чувствую. Только когда в моей жизни появилась она, я понял смысл этих фраз. Проклятье? Наказание? Чума? И я не знаю, куда бежать! Но все решено! Она больше для меня не существует. Хватит. Набегался, как мальчишка! Я мужчина! Найду себе сговорчивую женщину. Пусть идет эта Кулемина… лесом! Нам разными дорогами!

- Виктор Михайлович? – она. Не зря ждал.
- Привет, Ленок, - глупая улыбка на лице.
- А что вы тут делаете?
Какая она красивая. Светлая.
- А я мимо шел…
По-моему, не верит. Я несу какой-то бред! Как я мог идти мимо и стоять при этом на месте? А впрочем… Все она знает. И понимает. Даже если я скажу, что тут грядки сажаю…
- М-м-м, - многозначительный взгляд. Спрашивает взглядом: и что?
- Может, тебя проводить? – переминаюсь с ноги на ногу. Королевским жестом сбрасывает с плеча сумку. Подхватываю ее на лету, словно мантию. А уйти… Уйти я успею. Не в этот раз!


Спасибо: 95 
Профиль
Манюня





Сообщение: 1878
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 96
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.05.09 15:34. Заголовок: Автор: Манюня Назва..


Автор: Манюня
Название: Быть вместе...
Жанр: RPF, Romance
Рейтинг: G
Под редакцией: forget-me-not
Статус: окончен

От автора: Все события вымышлены, все совпадения случайны
Комментарии: http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000540-000-100-0-1241642837<\/u><\/a>
___________________________________________________________
Все изменилось после поцелуя. Романтичные отношения Виталика и Лены разлетелись на кусочки. Будь они сценаристами – ни за что бы не стали прописывать поцелуй. Рано. Их отношения к нему еще не готовы. Отношения реальных людей.
- Снято! – возвестил режиссер, и двух человек словно отбросило друг от друга.
Виталик пытался сделать вид, что ничего не произошло. Шутил. Исподлобья смотрел на Лену. Она снимала грим, даже, кажется, напевала. Но все изменилось.
- Отвезти домой? – спросил Абдулов.
- Я на машине, - ответила Третьякова.
Впервые за последние три месяца. У этих двоих уже вошло в привычку, что после съемок они на двух машинах едут до Ленкиного дома, не переставая болтать друг с другом по телефону. А целоваться им рано!
Виталик ощутил непривычную пустоту. Пытался вспомнить, что же он делал раньше, когда в его жизни не было белокурого ангела. Вспомнил и отправился в ночной клуб.
В клубе было прокурено и шумно. Абдулов сел за барную стойку – все не один.
- Коньяк! – попросил, а вернее потребовал он.
После третьей рюмки (и почему в барах коньяк всегда подают в рюмках?) мужчине стало веселее. Он разглядывал проходивших мимо полуголых красоток.
- Один? – подсела пепельная блондинка.
- Как это? – Абдулов поднял на нее хмельные глаза.- Вот скажи мне – я один или нет, когда мы с ней вместе, но врозь?
- О! Красавчик! Да ты хороший уже! Что, на голодный желудок пил?
- На голодный желудок и холодное сердце, - нелепо отмахнулся от девицы Виталик. - Уйди!
- А может, я твое одиночество скрасить хочу? – девушка недвусмысленно провела по ноге мужчины.
*** *** ***
Виталик мерил шагами квартиру. Похмельный синдром вкупе с чувством вины – не лучшее утро. С девушкой он распрощался еще в такси. Понял, что ничего он не хочет. И не потому, что блондинка была некрасива или что-то еще… Просто это – не та блондинка. Не Лена.
Вот странная штука – совесть. Виталик прекрасно помнил, что у него ничего с длинноногой из бара не было, а перед Ленкой все равно было стыдно. Хотя, если задуматься, ну кто она ему? Никто! И он ей никто! Каждый из них вправе поступать так, как хочется!
Абдулов задумчиво разглядывал свое отражение в зеркале, потом дотронулся до отражения своего носа и проговорил:
- Врешь, мой друг!
Телефон разрывался – Виталик, разумеется, опаздывал на съемки. И он помнил, что сегодня много общих сцен и что он подводит всех.
Поэтому, проклиная все на свете, он вышел из квартиры.

*** *** ***
Лене жутко надоели постоянные опоздания партнера. Она от них больше всех страдала. И если бы на месте Абдулова был другой человек, то ему бы уже было ой как несладко. Но на Виталика она не могла ругаться. Она вообще в его присутствии терялась. Она чувствовала, что нравится ему, и знала, что ей он небезразличен. Но вчерашний поцелуй все испортил.
- И где твоего Абдулова носит? – орал Арланов, расхаживая перед ее лицом, словно маятник.
- Он не мой, - огрызнулась Третьякова.
- Поэтому такая злая? – не остался в долгу режиссер и принялся с утроенной силой насиловать телефон.
- Ленка! – влетела вечно возбужденная Аня Руднева, - там торт принесли! Пойдем есть!
- Что-то не хочется, - криво и слишком неестественно улыбнулась Лена. Но Аня поверила и отстала.
- Так, Третьякова, если этот Ромео недоделанный не появится в течение пяти минут...
- То что? – влетел в гримерку Абдулов собственной персоной.
- Ваша светлость, - присел в шутовском поклоне режиссер, - вы осчастливили нас своим присутствием!
В это время у Лены зазвонил телефон. Звонок. Один звонок.
- Привет, солнышко мое, - проворковала Третьякова с несвойственной ей интонацией. - Что?.. Да! Да, скучаю… Что? Так плохо слышно, я сейчас выйду на улицу и перезвоню, ладно?
И под изумленные взгляды двух мужчин Лена вышла из гримерки, на ходу лишь кивнув Абдулову.
- Что это? – совсем забыл про опоздание актера Сергей. - У нее кто-то есть? Я думал, что у вас с ней…
- Да я сам думал, - растерянно пробормотал Виталик.
*** *** ***
Съемки шли своим чередом. Свет, камера, мотор. Лена и Виталий в кадре.
- Виктор Михайлович, объясните…
- Не надо, Лен, - голос твердый.
- Но…
- Извини, мне пора!
И уходит.
- Снято!
Актеры расслабляются, словно выдыхают из себя Кулемину и Степнова.
- Все на сегодня? – спрашивает Лена.
- Да. С вами все!
Третьякова поворачивается лицом к Абдулову.
- Какие планы?
Виталик вдруг не находит ответа. В голове вихрь мыслей: зачем ей это? Что она задумала? И главная мысль сегодняшнего дня: кто ей звонил?
Вдруг Лене приходит сообщение, и она, словно забыв о своем вопросе, устремляется глазами в телефон.
- Я пойду? – нерешительно интересуется Абдулов.
- А? Что? Да, иди, конечно! До завтра!
Виталик уходит, под тяжелым взглядом Лены Третьяковой…
*** *** ***
Вечером того же дня Лена гнала на предельно допустимой скорости по МКАДу. Ей всегда нравилось быстро ездить. Можно попытаться не думать об Абдулове, хотя с каждым днем это становилось все труднее.
- Вот такая фигня, - пожаловалась девушка своему отражению в зеркале.
И что бы она ни делала, какие планы бы ни строила – везде ее окружал Абдулов. Даже якобы случайно забытая фотография в бардачке. Она и Виталик.
И такие напоминания везде. На концертах, в поклонниках. Все связывает их.
Эта незримая связь нравилась Лене, но и напрягала ее. Ведь так много слов еще не сказано. Никакой ясности. Абдулов – это Абдулов. Со сложным характером, своими тараканами в голове. Категоричный, нетерпимый ко лжи, циничный... Такого Абдулова она узнала и полюбила. Да, полюбила, чего уж теперь... Со всеми его недостатками. Не желая его менять и переделывать.
Зазвонил телефон.
- Виталик? – удивленно констатировала Лена.
- Привет, Третьякова! Что делаешь?
- Еду домой. А ты?
Почему-то в разговорах появилась напряженность.
- Я... Ужинаю. Спать собираюсь!
- Прошлой ночью не выспался? – помимо воли вырвался вопрос.
- В смысле? – сделал вид, будто не понял скрытый намек.
- Я просто. Без смысла, - Лене было не по себе. Хотелось закончить разговор, но так не хотелось прощаться.
Оба молчат. Сказать что-то не хватает смелости. Не говорить – глупо.
- Лен, я... Нам надо поговорить, да?
- Не знаю, - Лена смотрит на дорогу.
*** *** ***
Так и не сказаны слова. Виталик смотрит в окно. Ночь. Только луна да несколько ярких звезд. Любить так просто. Просто любить. Но почему всегда хочется чего-то взамен? Может, это неправильная любовь? Не настоящая?
- Правильная, - вздохнул Абдулов.
Тяжело подобрать слова. Виталик чувствовал, что в отношениях с Леной он стал заложником своего героя, Степнова. Он, так же как и Виктор Михайлович, робел, смущался и терялся. Такая уж профессия.
Он сам ее выбрал.
Словно раненый тигр, Виталик хотел разорвать вклочья все, что сковывало его действия. Он не понимал, кто ей звонит. Сто раз прокручивал в голове вопросы: «У нее кто-то появился? Как? Почему? Неужели все это было игрой?»
*** *** ***
Лена долго ворочалась в кровати. И она знала, что именно не давало ей спать. Вернее, кто. Мужчина с синими глазами и доброй улыбкой. Сложный, но уже родной.
Она подошла к окну и закурила. Когда куришь - думать легче. Да и о чем думать-то? Есть Он. Есть Она. Ему нравится Она. Ей нравится Он. Все просто, как апельсин. Но почему так сложно?
Потому что думаем? Потому что слушаем советы других? Потому что боимся?
Лена пожала плечами. Она боялась, что все чувства Абдулова она выдумала сама. Он даже никак не прореагировал на звонок ее брата. А она так долго объясняла Сереге, почему она с ним так мило разговаривала и зачем скинула сообщение: «срочно перезвони». А ведь все говорят, что если небезразлична, то ревнует...
Не ревнует. Логика железная – безразлична.
Все выдумала сама. Сама придумала взгляды, которые проникают куда-то вглубь. Сама придумала особую интонацию, обращенную только к ней. А на подоконнике пальцем Лена рисует узоры. Завитушечки, ромбики. И сигарета давно выкурена, а мысли не дают пойти и лечь спать.
Горько. Как будто конец. Как будто опускаются руки. Любовь хороша только взаимная. И это все бред, что счастлив полюбивший... Счастлив полюбивший и любимый.
И все этот поцелуй! Ведь как все было просто до него. И разговоры по телефону до утра, и кафе-мороженое... И просмотр сериала. Вдвоем, со смехом и дурацкими комментариями. Все легко и понятно. А тут... Как гром среди ясного неба. И уже она прижимает его и впилась губами в его губы. А вокруг люди, все смотрят. Оценивают.
И вдруг. Как решение. Как спасение. Озарение. Откровение.
Зачем, к чему усложнять? Почему черное – не всегда черное? Почему труса иногда называют смельчаком? Пошлость – любовью?
Ведь все проще. Зажатый в руке телефон. Пять слов. «Абдулов, хватит играть в игры!» Кнопка «отправка». И ожидание.
*** *** ***
«Абдулов, хватит играть в игры!». Ни смайла. Ни вопроса. Виталик перечитал. Нажал «Ответить» и замер. Как ее понять? Что ответить? Написал. Стер. Опять написал. Подумал и стер. Нет слов. Нет нужных слов.
Позвонить. Услышать голос.
- Лена?
- М...м?
- Я... я тоже не хочу больше играть!
- И?
- Я не могу сказать... Могу, но не знаю, что именно. Ты... и я.
- Ты думаешь, надо что-то еще говорить? – еле слышно произнесла Лена.
- Ты и я. Все?
- Так просто?
*** *** ***
Все оказалось так просто. Глаза в глаза. Это так мало, но это так много. Улыбаться и плакать. Любить, дышать, жить, чувствовать. Ценить момент. Быть вместе...


Спасибо: 105 
Профиль
Манюня





Сообщение: 1909
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.05.09 09:39. Заголовок: Автор: Манюня Назван..


Автор: Манюня
Название: Я не такая!
Жанр: Angst, POV
Под редакцией: forget-me-not
Рейтинг: PG

От автора: все написанное – плод фантазии автора.
Комментарии тут: http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000577-000-0-0-1242317638


Улыбаться. Быть на позитиве. Кредо? Обязанность? Кому?
Как я попала в эту ловушку? И почему я, популярная, талантливая и красивая, сижу на балконе. Одна. Ночью. И курю одну за одной. Почему никто не должен видеть моих слез? Знать, что и мне бывает плохо?
Когда это началось?
Все пишут: «Лена – опора группы. Самая спокойная и рассудительная». Разве какая-то девушка может быть спокойной? Или рассудительной? Фальшь.
Когда в нее начали верить родные и друзья?
Почему ждут от меня только улыбок? «У тебя такая светлая улыбка, улыбайся!». А мне не хочется. Мне надоело.
Мне надоело говорить заученные фразы, быть со всеми милой и открытой... Дарить что-то... Позитив... НЕ ХОЧУ!
Но, видимо, я не имею на это права... Все ждут, что я буду дурачиться, подкалывать... Я это и делаю. Изо дня в день, вот уже несколько лет... Потом родные привыкли. «У Лены всегда все хорошо! Лена такая счастливая! Лена не совершит глупости, она такая серьезная!».
Фиг вам! Не такая я! Хочется крикнуть в лицо всем: «Вы что? Проснитесь! Вы ведь меня совсем не знаете!»
Никто не знает... А я такая же, как и все. Так же расстраиваюсь, переживаю, иногда не знаю, что делать и как поступить, иногда совершаю глупые ошибки... и тоже плачу. Представляете, я, Лена, плачу! Кто бы знал... А кому это надо знать? Кому есть дело? Нет, всем нравится видеть меня другой!
Друзья... Друзья нужны каждому. А кто такой, этот друг? Человек, который тебя понимает? С которым у вас общие интересы? Чушь! Бред! Друг – это тот, перед кем ты можешь быть сама собой. Не надевать маску, не играть... Смеяться, не думая, как ты выглядишь. Плакать без причины. Наверное, у меня нет друзей. Несчастна ли я от этого?
Не знаю.
Закуриваю новую сигарету. Трясет. Не от холода, а от мыслей.
Мне еще немного лет и у меня все впереди... А что?
Нужно ли мне это?
Я тоже человек, и, наверное, мне это нужно... Если все так. Если у меня есть шанс. Не затеряться в толпе, не раствориться в людском потоке... Что-то нести. Людям? Да. Теряя себя? Да.
Больно. До крови закусываю губу, а по щекам слезы. Глупая... Причин-то нет! Все живы, здоровы. А я тут плачу...
Любовь? Любовь к музыке... К родине? Любовь к мужчине. Можно ли окунуться в нее, оставшись собой? Не изображать из себя кого-то другого? Прижаться к родному плечу? Забыть о гордости и сделать первый шаг? Я же должна улыбаться. Я же всегда шучу. Всем смешно?
Так смейтесь!
Ха-ха-ха! Лена влюблена! Новый анекдот! Забавно? Сейчас они будут надевать друг другу на головы урны, ставить «рожки» на фотографиях, гоняться друг за другом по улице и бросаться снегом...
Глупо. Надоело. Хочется уйти. Куда-то, где нет никого и ничего...
Лена – романтик? Смешно! Нет, я же не такая! Я же рассудительная! Я же не плачу!
И мне совсем не обидно, что он смотрит на меня, только когда надо что-то спросить... Наплевать! Мне должно быть все равно. Потому что я – это не я. Это образ. Маска. Фальшь...
А кому нужны мои слезы, когда все привыкли слышать мой смех?
Кому я принадлежу? Не себе...
Хочу ли я что-то изменить? Нет. Страшно? Да. Чего боюсь? Пустоты. Я привыкла. Сама привыкла так жить... И... Не поймут меня.
К чему тогда этот разговор ночью на балконе с собой? Выговориться, объяснить себе... Оправдать себя. Пожалеть...
Всхлипываю. Грустно. Перегибаюсь через перила балкона и метким щелчком бросаю недокуренную сигарету. Хватит. Надо спать. Пройдет...
- Черт побери, руки косые? – орут снизу.
Показываю средний палец, но узнаю голос.
- Ты? Что... Почему?
- Сижу тут, думаю, никому не мешаю...
- А почему тут?
- Ты что-то имеешь против? Не на клумбе, не у тебя дома... Сижу на скамейке...
- В три утра? – ору в ответ.
- Заткнитесь! – по недовольным крикам соседки понимаю, что наш диалог слышит весь дом.
- Спускайся! – то ли просит, то ли приказывает он.
Я должна? Нет. Но... я хочу!
Несколько лестничных пролетов. Морозный утренний воздух.
- Ну, привет!
- Привет! Ты плакала?
- Тебя это удивляет? – мой голос хрипит.
- Нет.
- Почему? – мир перевернулся с ног на голову.
- Потому что ты человек...
- А почему ты тут?
- Потому что я тоже человек... А людям свойственны... Эмоциональные порывы... Когда отключается голова, а сердце начинает отдавать команды!
- Тебя привело сердце? – усмехаюсь.
- Не надо...
- Прости!
Что лучше всего сушит слезы? Мужская рука. Что лучше всего прогоняет грустные мысли? Исполнение желаний...


Спасибо: 85 
Профиль
Манюня





Сообщение: 1913
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.05.09 16:33. Заголовок: Автор: Манюня Назван..


Автор: Манюня
Название: Всему свое время
Под редакцией: forget-me-not
Жанр: RPF, Fluff, Romance
Рейтинг: PG-13
Статус: окончен

От автора: все события вымышлены, все совпадения случайны.
Желание LiЧерри: Фан Фик рейтинг R или PG-13… ВАЛТ… остальное неважно
Фанфик в Подарок просто так


Свеча. Ночь. Пятеро девушек с горящими глазами.
- Ну, Лерка, что там дальше? – толкает подругу в бок Наташа.
- Да тихо ты! – Лера вошла в образ заправской гадалки. - Дальняя дорога мне выпадает... И казенный дом.
- Ой, - пискнула Аня, - ты ничего не натворила, а?
- Спокойно, - успокаивает ее Козлова, - казенный дом, может, институт... Теперь очередь Ленки!
- Да ну вас, - морщится Третьякова, - не верю я в это!
- Давай, Лен, не отрывайся от коллектива, - шутя хлопает подругу по спине Женя.
- Ну, фиг с вами, - сдается девушка. Легче согласиться, чем спорить. Не зубы же ей дергать собрались.
Сняла карты левой рукой. Лера с видом мага разложила их веером.
- Мужчина. Старше тебя.
- Это мы и так знаем, - прыснула Аня, за что была вознаграждена тяжелым взглядом Лены.
- Тихо! – призвала всех к порядку «колдунья». - Дальше... Он брюнет...
- Ну, хоть это радует, - откровенно издевалась Лена.
- Прекрати! Не веришь – дай нам послушать! – возмутилась Аня.
- Молчу, молчу, - старательно спрятала улыбку Третьякова.
- Он рядом с тобой...
- ГДЕ ТЫ? – вскрикнула Лена, поднимая диванную подушку. - Э-эй, ты где?
Заглянула под кровать. Пожала плечами:
- Нет тут никого...
- Ну, это ж в переносном смысле, - объяснила, как маленькой, Аня.
- Правда что ли? – Третьякова была в ударе.
- Ну тебя, Лен, - возмутилась Лера, - не можешь ничего серьезно слушать... Давайте спать. Никакого настроения нет гадать!
- Ты так и не ответила, нас ждет оглушительный успех? Или мы так и останемся «гаражной» группой? – поинтересовалась Лена.
- Ждет! Будем мы и актрисами, и музыкантами. Мировой успех, гастроли, - рявкнула Лера, чтобы развеселившаяся басистка успокоилась.
И пятеро девушек заговорили на любимую тему. Про то, что они сделают, когда будут «крутыми и знаменитыми»...

То ли в роду Козловой были гадалки, то ли звезды так выстроились, но спустя полгода девушки начали сниматься в сериале «Ранетки», а спустя два года их не знали только пингвины на Северном полюсе.
Басистка, слегка изменившая имидж, спешила на вечеринку. Окончание съемок третьего сезона – значимое событие. Отснято больше ста пятидесяти серий, а интерес зрителя не утихает.
- Кулемина! – заорал с противоположного конца парковки ее партнер, неугомонный и охочий до выдумок Виталий Абдулов.
- Виктор Михайлович! – Лена подставила щеку для поцелуя.
- Куда топаем?
- В магазин, - в тон ответила девушка.
- А почему без авоськи?
- Забыла в раздевалке!
- Господи, какой бред, - прокомментировала случайная свидетельница их разговора – Аня Руднева.
- А ты беруши воткни, - посоветовал Виталик.
- Куда? – давясь смехом спросила Третьякова.
Виталик завращал глазами. Найти ответ, который не обидел бы Аню, он не мог.
- Пойдемте, - спасла его вопрошающая, - без нас все съедят и выпьют!
Троица вошла в клуб. Кинокомпания расщедрилась. Шикарные закуски, море выпивки. Нескончаемые речи создателей сериала.
Лена усиленно жевала клубнику, когда со сцены было произнесено:
- А теперь приглашаем самую популярную пару сериала. Он – брюнет, старше ее. Она – блондинка, школьница... Красиво? Во все времена... Кулемина, Степнов, ждем вас!
«Кулемина» недовольно поморщилась. Клубники на тарелки оставалось мало, а по хищным глазам Огурцовой становилось понятно, что к концу ее речи не останется вообще. Третьякова поступила в своем духе. Вышла на сцену, прижимая тарелку.
- Это мне? – пошутил Виталик, - спасибо, Леночка!
- Вот еще! Это я девушка! Все вкусности мне, - Третьякова нахально положила ягоду в рот.
- Кулемину на клубничку потянуло? – хохотнул кто-то из осветителей.
Зал дружно рассмеялся.
- Ну, что сказать вам, друзья, - отнял микрофон у партнерши Виталик, - мне повезло. Мне попалась самая красивая партнерша.
- Да? – удивилась Лена.
- Нет. Кикимора болотная, - съязвил Абдулов, - но так нельзя говорить... Вот и приходится сочинять на ходу!
- А мне тоже попался осел еще тот, - не осталась в долгу Лена. Почему-то пассаж про кикимору ее задел. Может, тому виной выпитый алкоголь?
- Не осел! – поправил Виталик, - а овец! Ты что, не выучила?
Зал в очередной раз грохнул в истерическом припадке смеха. Поклонники Лены и Виталика, а вернее Степнова и Кулеминой были самые преданные и организованные. В глубине души каждый актер завидовал «самой популярной парочке», но виду, разумеется, не подавал.
- Хватит дурачиться, - попросила Лена.
- Я всегда такой, - скорчил рожицу Абдулов.
- Придурок, - взбесилась Лена и спустилась со сцены.
- А в кадре у нас полная идиллия, - попытался исправить положение Виталик. Пожелав всем хорошо повеселиться, он спустился следом.
Лена стояла у барной стойки. Пила Пина-Колада.
- И что с тобой? ПМС? – спросил Абдулов.
- Виталь, тебе не надоел этот дебильный стеб?
- Нет. Тебе надоело? Мне казалось, что ты тоже получаешь от этого удовольствие...
- Уже нет, - покачала головой девушка.
- А от чего ты получаешь удовольствие, - все еще дурачась, Виталик нагнулся к самому уху партнерши и прошептал интимным шепотом, - не расскажешь?
Немного перейдя границы дозволенного, он коснулся губами мочки уха.
- Отвали, - грубо оттолкнула партнера Лена.
- Эй! – он остановил ее за руку, - прости! Я переборщил... правда, я не хотел тебя обидеть...
- Ты думал, что это смешно, - вдруг Лена сделала шаг вперед и встала вплотную к мужчине.
- Мы танцуем? – вдруг смутился он.
- Почему бы и нет, - хрипло засмеялась девушка, обвивая руками шею Виталика.
Он сомкнул руки на талии и поддался искушению спросить:
- А что с тобой? Что за перепады настроения?
- Новая игра, Абдулов! Поймешь правила?
- Конечно, - Виталика раздуло от гордости, - сколько мы всего делали...
Лена прыснула, вспомнив их «игры». И к началу каждого слова приставляли приставку «ля». Получался их собственный тарабарский язык. И ходили, как роботы. И обзывались грязными ругательствами. И вместо невинных сцен поцелуя пытались заниматься перед камерой сексом. Ну, разумеется, в пределах разумного. Они знали, что их остановят.
- А помнишь, как в Комсомолку отправили съемку, - захихикала Лена.
- А то! Сами сняли, сами отправили, - Виталик улыбнулся.
- Ну, не сами... Просили Лерку.
- Все равно весело было, - Абдулов прижал Лену теснее, - а сейчас что делаем?
- Танцуем.
- А вообще? Что ты задумала?
- Веселиться, - Лена загадочно улыбалась.
- Слушай, ты такая красивая, - вдруг сказал Виталик.
- О! Начинаешь въезжать...
- Нет. Я серьезно... Сейчас посмотрел на тебя...
- Ну, ладно, - глаза Лены блеснули озорным огоньком.
Девушка спустила руку с плеча мужчины по спине. Слегка нажимая пальцами на мышцы. Остановилось у ремня брюк.
- А дальше что? – с издевкой спросил Абдулов.
- Твой ход, - Лена обезоруживающе улыбнулась.
- Как скажешь, - он ухмыльнулся. Запустил руку в волосы Лены. Слегка потянул. Нежно, но безумно страстно, - ну?
- Баранки гну, - отозвалась девушка, запуская пальчик за ремень брюк.
- Лен! – ошеломленно прошептал Виталик.
- Шах. И мат. Ты проиграл, - улыбнулась, - вообще мне скучно. Я домой.
И небрежно накинув куртку, Лена вышла из клуба. Виталик стоял в растерянности ровно минуту и кинулся ее догонять.
На его счастье Третьякова никак не могла найти мобильник, чтобы вызвать такси.
- Куда Золушка сбегает? – приблизился он к ней.
- Домой. Скоро карета превратится в тыкву...
- Лен, ну не уходи! Мне без тебя скучно будет! – Виталик изобразил кота из Шрэка.
- Абдулов. Мне надоело дурачиться! Иди, развлекайся. А мне скучно.
- За мной ход, - вдруг тяжелым голосом проговорил мужчина, прижимая девушку к крылу собственной машины.
Когда спиной Лена почувствовала ровную поверхность автомобиля, она осмелилась взглянуть Виталику в глаза:
- Что ты хочешь?
- Всего один поцелуй, чтобы расколдовать Золушку...
- Ты сказки перепутал. Золушку заколдовала фея. А ты про Спящую царевну мне втираешь...
- Это важно? - он сделал шаг вперед, сокращая расстояние между ними до сантиметорв.
- Конечно. Спящую царевну усыпили отравленным яблоком. И по всей логике принц должен был уснуть от ее поцелуя...
- Пофиг! Усну, - прорычал Абдулов, хватая Лену за плечи.
Поцелуй требовательный. Жаркий. Ненасытный. Двое людей никак не могут оторваться.
- Все, - Лена первая отстраняется, прекращая это мученье, - ХВАТИТ!
Она со всей силы бросает зажигалку на пол и устремляется к оживленному шоссе.
- Лен! – опять догоняет ее «принц», - ну, ты что?
- Ничего.
- А куда ты уходишь?
- Домой.
- Лен, у тебя спина грязная...
- Смешно, - на лице не намека на улыбку.
- Правда. У меня машина пыльная... И когда я тебя прижал...
- Какой ты молодец, Абдулов! Прижал... Выиграл! Все! Я наигралась!
- Во что? – Виталик выглядит растерянным.
- Во все! В наши игры. В глупости!
- Третьякова... Я не играл, - чуть слышно ответил мужчина.
На улице, несмотря на май, холодно. Ветер растрепал волосы.
- Как это? – она оборачивается.
- Все эти игры... Это возможность быть ближе...
Лена смотрит ему в глаза. Молчит. Шаг вперед. Объятья двух людей, истосковавшихся по ласке и просто друг по другу.
Поцелуй. Уже нежный и долгожданный.
- Вернемся на вечеринку? – Виталик заглядывает в глаза.
- Да. Мы, кажется, речь не договорили...
- Как самая красивая пара сериала.
- Нет! Просто как самая красивая пара, - лицо Лены светится.
- И самая скромная...


Спасибо: 88 
Профиль
Манюня





Сообщение: 1919
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.05.09 17:02. Заголовок: Автор: Манюня Назван..


Автор: Манюня
Название: 17 лет
Жанр: Romance
Рейтинг: PG
Под редакцией: forget-me-not
От автора: Поговорим по-английски?


Is it a crime - to fall in love at seventeen years old? If yes, then who is innocent among us? Night. But she can’t fall asleep. She sits in the kitchen, she stares at one point. But she is trembling from a feeling of premonition. Spring. Spring is fault to everything. And he is…
- Lena? Why are you still awake? - the astonished voice and the silhouette that native to each detail. She keeps silent. It is terrible to make the first step, but the agonizing, wearying feeling attempts to come out. It is difficult to select the correct words when you are only seventeen.
- Worrying about your grand-dad?
- Yes, - a hoarse voice floats in the night. Certainly about the grandfather.
He sits down beside her. He is too close. But he is too far. And the centimeters, which divide them, are impregnated with tension. And small ants cover the skin.
- Everything will be good, - hand placed on the arm,- he is strong… We will overcome everything. You know.
- I know,- Lena nods . How hard it is to be strong! How desirable it is to incline head to his breast. To cuddle up. And to forget about everything. About prejudices, about responsibility for the entire world.
But how hard it is to be weak at seventeen!
- I go to sleep, - endeavor to break off. To leave. To forget. To hide. It is difficult. And only blood hammers in the temples. Only hands shake. Night. It is dark. And it is impossible to see anything
- Lena, - He stopped. Because he is strong. Because he understands everything.
- Yes? - and fear and hope are in the question.
- Nothing,- not now. She is too mistuned. So hard to love her when she is only seventeen.
She is gone. But he stayed.
Man fills a cup of coffee to himself. In the darkness. By feel of the touch. It is necessary to drink strong coffee. Nothing to say. Heart beats more rapidly. Because of coffee. Certainly, what else?! And it is a pity because he has done everything right.
Only someone's intent look will not let to cry, to moan frantically.
– Why are you not asleep? - recognized. Detected. In the darkness.
Why? Because how to fall asleep, when to you are seventeen, and spring is here? When in the breast first whether pain, or lightness… When it is desirable to sing, but your grand-dad in the hospital? When it is desirable to cry and to laugh? How to fall asleep, knowing that he is here…
- Drinking coffee?,- as an attempt.
- Want some?
She gives to him her favourite cup. Hands touch. Several centimeters of hot skin - and trembling throughout entire body. Mysticism. Eyes into the eyes. In the darkness. It is unmistakable.
- I… - he started.
- And I… - she continued.
It is absurd. But they are not turning away; they are not stopping the torture. Ring. The mug dropped on the floor. Sob. The mug does not matter. Sigh. Occasion to embrace.
- I am sorry,- she says. Probably, he knows what for. –
- Lenka, - he forgives.
It got warmer and comfortable. Strong hands. Hot breathe is on the neck. It is ticklish. Lips await kissing, and feet shake from this breathless expectation. He lingers. Is it easy to kiss her when she is only seventeen? Not to frighten, not to offend. But it became as if light in the kitchen.
Words? Words are not necessary. They only interfere with the conversation of two hearts. Especially because it is hard to pronounce something, when lips are occupied with kisses! When else to kiss if not at seventeen?



Скрытый текст




Спасибо: 103 
Профиль
Манюня





Сообщение: 1962
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 104
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.05.09 14:10. Заголовок: Автор: Манюня Назван..


Автор: Манюня
Название: 1:1
Редакция: forget-me-not
Жанр: Romance
Рейтинг: PG-13


комментарии по этому мини очень жду тут http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000577-000-100-0-1242815773


Сидя в светлой комнате, Лена смотрела в зеркало. Зеленые глаза, светлые волосы. Спокойная улыбка. Максиму нравилось, что Лена уравновешенна. Он сам говорил, что за нее не приходится краснеть. Лена размышляла о том, как часто ему, видимо, приходилось краснеть раньше.
Максим – восходящая звезда отечественного шоу-бизнеса. В этом году он заканчивал училище им. Снегина, куда Лена с подругами только поступили. Ну, вернее, не только, уже прошло целых восемь месяцев – апрель на дворе. Апрель...
Девушка вернулась к событиям прошлого года. Тогда в апреле до выпускного оставалось два месяца. И Степнов...
- Леночка, - вошел в квартиру Макс. Да, у него были свои ключи.
- Привет, - девушка лениво улыбнулась.
- О чем размечталась моя принцесса?
- Ни о чем, - Кулемина украдкой взглянула в зеркало. Смотрятся. Макс красивый, высокий. Артист. В ней появилась какая-то нежность...
- Ты видела, про вас в журнале написали? – радостно спросил Макс.
- Нет. Нютка что-то рассказывала, но я не вникала...
- Что-то ты в облаках летаешь! В чем дело-то?
- Ты можешь меня не допрашивать? - взвилась Лена.
- Ладно, ладно, успокойся! Неудачный день? Что кусаешься?
- Да нормальный день! Просто не люблю я эти телячьи нежности, ты же знаешь...
- Знаю, - Макс взял со стола фотографию в рамке. С выпускного. Лена со счастливой улыбкой.
- Ну, что сидим? - Кулемина поспешно забрала фотографию из рук парня. - Пойдем в кафе?
- Память у тебя дырявая! Мы сегодня идем на премьеру фильма. Там будет вся тусовка!
- Тусовка, - девушка презрительно скрючилась от этого слова.
- Ну, называй, как хочешь... смысл от этого не меняется! Ты прекрасно знаешь, что мы с тобой люди публичные... Нам надо светить лицом!


Виктор Михайлович Степнов сидел за столом в учительской. Заполнение журналов – обязанность любого учителя. В том числе и физрука.
- Софочка, ну что ты! – послышался из коридора смех Рассказова.
Степнов недовольно поморщился. Видеть счастливые влюбленные лица – каторга. Лица вместе с телами тут же появились в учительской.
- Ви-и-итя, - нараспев произнес Игорь Ильич, - ты что скучаешь?
- Я не скучаю, я журналы заполняю, - проворчал Виктор.
- Пойдем с нами гулять! Погода отличная, весна на улице! А ты тут... как сыч!
- Рассказов, - предостерегающе зарычал Степнов.
- Нет, Вить, так не пойдет! Ты мне друг вообще или нет? Я не могу смотреть, как мой друг уже почти год пребывает в таком состоянии!
- Не нравится – не смотри, - огрызнулся Виктор.
- Вить, ну правда, - вступила в разговор Софья, - пойдем с нами! Я позову подругу... Вот сейчас прям позвоню, чтобы у тебя не было возможности отказаться!
И хрупкая учительница химии, полная решимости, вышла из учительской.
- Вить, вправду... Хватит уже о ней думать! – тихо сказал Игорь.
- О подруге Софьи? Я ее и не видел никогда! – попытался отшутиться Степнов.
- Ты понимаешь, о ком я... О Лене... Ты так и не рассказал, что тогда между вами проиизошло? С выпускного вы уходили вместе...
- Игорь, я не готов сейчас к душеизлияниям!
- Да ты уже почти год не готов! Может, уже хватит? Расскажи, легче станет!
- Нет. Слушай, Рассказов, ты мне, конечно, друг! Но не лез бы ты, куда не просят! Моя личная жизнь никого не касается!
- Да нет у тебя никакой личной жизни!
Степнов устало опустил голову на руки и тяжело вздохнул.
- Не нужна она мне, Игорь... Понимаешь, мне никто кроме Лены не нужен...
- Почему ты ей это не скажешь?
- Потому что я совершил большую ошибку... Много ошибок...
- Ну, попробуй, поговори... Объясни ей все, попроси прощения, в конце концов...
- Игорь! Ты видел плакаты группы «Ранетки» по всему городу? Кто она и кто я? Я... Я сделал все правильно... Отношения со мной ее бы сейчас тяготили... Я читал тот журнал!
- Какой? – изобразил удивление Рассказов.
- Не притворяйся. Я видел, что вы тут все шушукались... Прятали от меня журнал под столом... Она сейчас встречается с этим парнишкой... Максимом... Он снимается в каком-то сериале...
- Ну, может, у них все не серьезно, - попробовал успокоить друга Игорь.
- Серьезно. Я знаю.
- Я позвонила, - влетела в учительскую Софья Сергеевна, - Алена ждет нас в парке! Пойдемте!


На премьере было скучно. Фильм Лена не поняла, но Максим бы, наверное, скорее удавился, чем позволил ей раньше уйти. Весь показ он сжимал ее руку. Ладонь у юноши была узкая, аккуратная. Немного нежная кожа... Не то, что у Степнова. Почему-то Лена постоянно их сравнивала. Резко дернув головой, словно отгоняя наваждение, она прильнула к Максиму.
- Я знаю, что чушь, - прошептал он ей на ухо, - но ты держись...
- Почему мы не можем просто уйти?
- Лен! Ну, ты что как маленькая? Зал полон важных людей... А уйти с премьеры... Уму непостижимо!
- Ладно, давай смотреть, - недовольно проворчала Лена и уставилась в экран.
А после фильма был банкет. Опять скучные разговоры, улыбки незнакомых людей. Среди разряженной толпы Лена заметила знакомое лицо – Кристину, партнершу Степнова по провальному фильму «Любовь и Звезды».
- Привет! – искренне улыбнулась Кристина.
- Привет! – Лена чувствовала себя немного не в своей тарелке.
- Как там Виктор?
- А, - и Лена задохнулась от сменяющихся в голове картинок, - я не знаю.
В голосе металл. Как будто и не она только что не могла дышать.
- Вы что, не вместе? – Кристина изумлена. - Как же?
- А вот так! – Лена почти была готова вернуться к Максиму.
- Я видела ваши плакаты... Вы популярны...
- Да, сейчас мы, вроде, более или менее начали выступать...
Кулемина чувствовала, что говорит невпопад. Но нахлынувшие воспоминания накрыли ее с головой.
- Извини, Кристина, я найду своего парня...
Лена поспешила вглубь тусовки – она точно знала, что найдет Макса именно там.
- А вот моя девушка, - улыбался юноша.
- О! Лена-Ранетка, правда? – узнал ее ведущий какого-то телешоу.
Еще бы! Сейчас их не узнавал только слепой – плакаты по всей Москве.
- Да, это она, - ответил Макс, обнимая Кулемину за талию.
- Лен, а не придете ко мне на передачу? – с ходу предложил журналист.
- Она эти вопросы не решает. Связывайтесь с ее продюсером, - отбил подачу юноша.
- Спасибо, - улыбнулась Лена.
- Да не за что! Мне не трудно!
Девушка кивнула. Максим хороший. С ним весело. И интересно. Но он не Степнов...
- Ну что? – сжал он руку Кулеминой. - Уходим?
- Да, пора бы уже... С утра на занятия...
- Лен, ну ты прям как маленькая... Поехали к тебе, - интимный шепот в самое ухо.
- Давай в другой раз, - просит Лена.
Сегодня все равно вечер воспоминаний. Они нахлынули и не желают отступать. Как будто саднят, расцарапывают только зажившие раны. Максим сегодня не в тему.


Виктор смотрел на горящие окна. Ее окна. Безумие. Но так, смотря на ее окна, он как будто разговаривал с ней. Был рядом. После отъезда Петра Никаноровича в Швейцарию и причин-то зайти не осталось. Хотя, даже будь Кулемин дома, он бы не зашел. Много дров наломано, много ненужных слов сказано, а нужных – не сказано. Получилось все глупо...
После выпускного они пошли к нему... Градус страсти повышался. Поцелуи перешли в горизонтальную плоскость. Он боялся ее обидеть, испугать... Каково же было его разочарование, когда он понял, что слова «у нас с Гуцулом все было» - не бравада, не способ ударить побольнее или доказать свою взрослость. Что у них на самом деле все было!
Тогда он едва смог сдержать стон разочарования. Вышел из спальни, а она закрылась в ванной. Сидела там долго, одна.
В это время он хотел выбить дверь, метался. Стало стыдно за себя. За свою так называемую «любовь». Как он мог? Почему? Любить не во имя, а вопреки... Любовь сильнее всего, сильнее ошибок. А он! Вместо того чтобы понять и принять, проявил свое мужское эго. Задело? Да. Обидело? Еще как. Но она, она понимает, что ошиблась. А кто он такой, чтобы не прощать? Если любовь уже простила! Любить ее идеальную – легко. А человека? Простого человека, с его прошлым. Любить, несмотря на то, что она оступилась... Просто любить...
Тогда он так и не добился того, чтобы Лена вышла из ванной. Она просидела в тесной комнатке до утра.
А утром в его голову пришла дурная мысль... Вернее, она всегда была в его голове...

Снимая макияж перед любимым зеркалом, Лена тихо разговаривала сама с собой:
- Почему мне так больно?
И разом подступили слезы. Захотелось выть. Прижала к груди согнутые в коленях ноги. Обнимая себя, Лена качалась в такт только ей слышной музыке. Отвлечься не получалось. Легла на диван, свернулась клубочком и закрыла глаза. Тогда, с Гуцулом... Одна ошибка. За одну ошибку даже самый злой учитель не ставит двоек. А Степнов выгнал ее из класса. В смысле, из жизни. Не простил. Знал бы он, что Лена и себе этого простить так и не смогла. Утром, когда она зареванная и обессиленная вышла из ванной, Виктор сделал вид, что ее не существует. Сидел на диване, отвернувшись к стене и всем видом давая понять, что ей лучше уйти.
Сгорая от стыда, Лена натянула выпускное платье. Подошла. Встала на колени, уткнулась ему в ладони...
Кулемина поморщилась. Тяжелые воспоминания.
Тогда она прошептала:
- Прости!
Он не шелохнулся. Больно. Внутри, в груди, словно что-то разорвалось, и образовалась рана. Рана кровоточила еще полгода. Только последние два месяца Лена перестала ждать. Его звонка или случайной встречи...
- Ты уже большая, - всхлипнула Лена, - и за ошибки надо платить...

Виктор не мог уснуть. Снова и снова прокручивал в голове картинки одного утра. Когда Лена опустилась перед ним на колени... Тогда его сердце чуть не остановилась. Он закусил губу до крови. Отвернулся, чтобы не видеть ее глаз. Нельзя. Он все решил. Так ей будет лучше. Не зря подруга-судьба подкинула повод. Нужно разрубить их связь, нужно ее отпустить... Потому как с ним она счастлива не будет... Училище имени Снегина, концерты, популярность... А он? Он физрук! Соответствует ли он ее статусу? Нет, конечно, нет! Рядом с ней должен быть кто-то молодой, перспективный. Не он. Если ей объяснить – не поверит. Найдет тысячу аргументов. Но он старше, мудрее, значит должен думать о ее счастье.
Степнов грустно улыбнулся. Ничего не прошло, ничего не остыло. Он ждал, что спустя месяц, ну три, ну пять все пройдет. Не прошло.
- Кулемина! – задорно прокричал он.
И перед ним, словно наяву, предстала она. Слегка наглый взгляд, непостижимым образом сочетающийся с нежной улыбкой.
- Ленка моя, ответь, я с ума схожу?
Ответом Виктору была тишина...


Лена взглянула на часы и положила в карман куртки газовый баллончик. Три утра – не время для прогулок. Но в квартире почти нечем дышать. А от мыслей лучше всего отвлекает бег. Так Степнов учил... Девушка с удивлением почувствовала, что в голове сидит мысль о том, что Макс бы не понял. О том, что Максим вообще ее не понимает. Ему нравится ее обертка, а что внутри он заглянуть не хочет. Все в этом мире возвращается! Так же было с Гуцулом. Ей нравилось в нем то, что она хотела в нем видеть. Но узнать его настоящего она не желала. Макс идет по той же дорожке. Ему нравится девушка-звезда. То, что с ней «не стыдно появиться на людях». Но ее саму он совсем не знает... Опять ошибка.
Откуда это? Почему ночью вдруг все становится ясно и банально?
Вышла в парк. На знакомую аллею. Слегка разогрелась и побежала. Быстрее, чем воспоминания – они плелись где-то в хвосте. Обгоняя собственные мысли – они следовали по пятам, но все же отставали. Просто бежала. Так быстро, что кровь стучала в висках...

Виктор понял, что он в парке не один. На противоположном конце аллеи показался чей-то силуэт.
- Какой еще придурок бегает в три утра? – проворчал Степнов.
Ворчание вошло в привычку.
Бегун приближался и спустя мгновение промчался мимо, кажется, даже не заметив его. А он заметил. Узнал. Сжался.

Лена бежала уже четвертый круг. Вдруг резко заколол бок. Остановилась, не смогла справиться с дыханием и рухнула без сил на траву. Тут же услышала шорох – к ней приближалась мужская фигура.
Лена не закричала, не попыталась встать и убежать. Лишь нащупала в кармане газовый баллончик и резким движением распылила его в сторону человека.

- Кулемина! – заорал человек родным голосом.
Девушка подбежала к пострадавшему. Так и есть, Степнов.
- Что вы тут делаете?
- Мы, кажется, уже перешли на «ты», - со злостью проговорил он. - Ленка, ты всегда порядочным людям в лицо газ выпускаешь?
- Я не видела порядочных людей, которые подкрадываются в три часа ночи к приличным девушкам!
- Приличные девушки в три часа ночи на траве не валяются! – заметил Виктор.
- Так и будем орать? – вдруг спокойно спросила Лена. - Вам глаза промыть надо...
- Да. Сейчас пойду домой и промою водой, - тихо отозвался Степнов, - приятно было... увидеться. Черт!
- Что?
- Не вижу ничего! Все плывет перед глазами! – Виктор выругался.
- Так, пойдемте, - Лена взяла мужчину под руку, - ко мне домой, там промоем ваши глаза... и не сопротивляйтесь! Одного я вас сейчас все равно не отпущу!
- Я и не пытался...

Переступив порог квартиры Кулеминых, Виктор стушевался. Все его планы, вся его уверенность в правильности своих действий летела в никуда.
Вымывая из глаз слезоточивый газ, он думал, оставит его Лена или прогонит. Он знал, что обидел ее. И знал, что ничего не изменилось – все только усилилось. Лена уже почти звезда, а он... он все еще физрук. И он не собирается менять свое призвание. Потому что нигде, кроме школы, он не чувствует себя спокойно, комфортно, как дома.
Выйдя из ванной, он увидел, что Лена сидит на кухне, пьет чай.
- Спасибо, Ленок.... Я домой...
- Стойте! – холодным голосом потребовала она.
- Лен... Не надо... Все почти прошло...
- Да? – брови удивленно взметнули вверх. – А объясните мне, Виктор Михайлович, что за урок вы мне преподали? Что нельзя никому верить? Что за любую ошибку приходится платить? Мне надоело плакать ночами в подушку... Давайте расставим все по местам... Один раз. Чтобы я хоть все понимала... У меня накопилось очень много вопросов...
- Лена, прекрати, - Степнова «прорвало», - я не железный! Ты, думаешь, я был рад, что так все сложилось? Я, по-твоему, кто? Мазохист?
- Это из-за Гуцула? Из-за того, что у нас с ним было? Если бы я могла что-то исправить! Вернуть время назад... Я была глупая, маленькая... Мне хотелось новых ощущений! Да, я ошиблась! Это повод меня изводить? Что мне сделать, чтобы вы меня простили?
- Глупая, - вздохнул Виктор, - я все понимаю... Любой может оступиться, и я... я принял тебя полностью... с твоим прошлым... Даже если бы ты была серийной убийцей... Любовь, она сильнее...
- И обо что она тогда разбилась? – хрипло проговорила Лена. - В чем тогда причина?
Степнов молчал.
- Да хватит уже говорить намеками! Давайте начистоту! Один раз!
- Лен... Ты что, не понимаешь? Вы... Вы вот-вот станете известными и знаменитыми... Перед вами уже сейчас раскрыты все двери... А я?
- А что – вы?
- Я кто?
- Мужчина, - Лена совсем не понимала, куда клонит Виктор.
- Лен! Прекрати! Я – физрук! И я люблю свою профессию! Это мое призвание! Мои ученики, соревнования! Понимаешь?
- Да. Понимаю... Я знаю об этом... Но не могу найти связь... Причем тут твоя работа и наши отношения?
- Как ты себе это представляешь? Ты будет популярной, потом начнешь меня стыдиться, тебе захочется соответствующий тебе антураж... А я не смогу тебе это дать!
- Ты! Ты, - Кулемина аж задохнулась от возмущения, - ты! Идиот!
- Лен, не надо! Я знаю, что я прав... И ты сама мне скажешь спасибо за это...
- Так! Скажи мне, ты принял меня такой, какая я есть? – Лена не мигая смотрела в глаза Виктора.
- Да. Ты же знаешь...
- А какого фига ты не даешь мне такой возможности! Почему ты все решил за меня? Никто меня не знает так, как ты! Никто не знает меня настоящую! Я думала, ты...
- Лен! Не надо... Это будет ошибкой...
- Нет. Ошибкой было то, что ты мне сразу ничего не объяснил! Ошибкой было то, что ты считал меня ребенком, не способным самостоятельно принимать решения! Ошибкой была... моя связь с Гуцулом... Мы совершили слишком много ошибок... Может, хватит?
- Ленка, ты заслуживаешь большего, - только и ответил Степнов.
- Ты тоже! И вообще, почему я должна сейчас тебя уговаивать? Не хочешь попытаться быть счастливым и сделать счастливой меня – вали! Иди отсюда! Уходи! Только больше никогда не возвращайся! Я уже почти привыкла на всех огрызаться и плакать по ночам! Но у тебя есть одна попытка! Пока счет по глупостям у нас 1:1. Ход за тобой. Либо заканчиваем эту игру... Или забей контрольный...
Степнов молчал. Смотрел на Лену. Не ребенок. Как так получилось, что, сказав всего несколько фраз, она расставила все по местам. Перевернула всю его теорию...
Окунуться в омут чувств, не думая о завтрашнем дне? Или уйти, дав ей свободу?
- Лен, ты пожалеешь, - сказал он, делая шаг навстречу.
- О чем? – сквозь улыбку спросила девушка.
- Тебе не я нужен... Кто-то другой... Ты думаешь, мне легко говорить тебе об этом?
- Степнов, - Лена слегка толкнула мужчину, - мне нужно любить. И быть любимой... Мы не безупречны. Оба насовершали ошибок... Но мы можем все исправить...
- Кулемина! Что ты со мной делаешь? – на выдохе простонал мужчина.
- Люблю... А любовь умеет прощать. Она спасает... Все объясняет... Она сильнее обстоятельств...
Глаза утонули в глазах... Каждый шаг навстречу друг другу разрушает стену. Руки ищут руки. Губы находят губы... И только кудрявый Купидон тяжело вздыхает. Намучился он с этой парой... Но теперь он может быть спокоен... Теперь у них все будет хорошо... Он это точно знает.





Спасибо: 128 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2029
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 112
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.05.09 18:29. Заголовок: Автор: Манюня Назв..


Автор: Манюня
Название: ---
Редакция: forget-me-not
Жанр: Angst
Рейтинг: PG-13

Комментарии: http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000595-000-40-0-1243340752



Он был старше ее, она была хороша... Как много историй начинается с этой фразы. И эта обычная и необычная история о том же...

Лена Кулемина шла по тротуару. Местами начинала выглядывать первая трава. Весна. Только где-то внутри, в сердце, она чувствовала безумную пульсацию. Только где-то в голове, прямо в центре, лежал тяжелый камень. Повернешь голову вправо – камень ударяется и напоминает о себе. И не привыкнуть, и не забыть о нем. Только нервы сплетены в тугой узел.
- Лен, ты меня не слушаешь? – привлек внимание Игорь.
- Конечно, слушаю, - улыбнулась Кулемина.
Она его не слушала. Потому что не интересно. Потому что он – не Степнов. Он в этом не виноват, не всем дано родиться Степновыми. На мгновение Лена в очередной раз подумала, что Гуцул – ошибка. Но тут же вспомнила, что Степнов женится. Если для него другая женщина – это по взрослому... что ж, тогда и она будет соответствовать.
Обернулась в сторону школы. Так и есть. Она всегда его чувствовала – из школы вышел Виктор Михайлович. С будущей женой.
Начался мелкий дождь, теплый, весенний.
- Ленок, побежали в подъезде переждем, - предложил Гуцул.
Лена злится на Игоря. На то, что он такой заботливый. Злится на капельки дождя. Злится на себя и немножко на Степнова. Но в подъезде прячется.
- Я покурю? – стесняясь, спрашивает Гуцул.
- Ты разве куришь?
- Иногда...
- Кури сколько влезет, - разрешила Кулемина.
Ей все равно. Пусть хоть на руках ходит. Хотя на руках он ходил.
- Зараза, - Игорь отбросил спички, - промокли...
Хлопнула дверь подъезда. Кто-то поднимался по лестнице. Впрочем, почему кто-то? Голос Светланы Михайловны Лена узнала сразу. В груди похолодело. Сковало. Так бывает на заморозке, когда часть лица онемела. Сейчас онемело что-то внутри, в груди.
- Гуцулов и Кулемина? – прищурился физрук, сопровождающий библиотекаршу.
- Мы не знали, что это ваш подъезд, - процедила Лена.
- Это не мой подъезд. А Светланы Михайловны. Она просила стол передвинуть.
Виктор понял, что оправдывается и добавил:
- Она же моя невеста!
Лена забыла, что надо дышать. В голове звучало только одно слово: «невеста».
- Да, мы знаем, - кивнул Игорь, - поздравляем!
- Спасибо, - сдержанно кивнул Степнов, а Светочка раздулась от гордости.
- А вы что по подъездам прячетесь? Дед гоняет? – в голосе Виктора неприкрытая ирония.
- Дождь, - с осуждением пояснила Лена.
- А пойдемте ко мне! Я вас чаем с вареньем напою, - предложила Светлана.
- Нет, спасибо, - покачал головой Гуцул.
- Это не лучшая идея, - одновременно с юношей заметил Степнов.
- А почему бы и нет! – в трио голосов лидировал голос Лены.

На кухне у Уткиной оказалось очень даже мило. Рюшечки, цветочки. Пока библиотекарша наливала чай, Лена представляла здесь Степнова. На этой кухне, в этой прихожей. В домашних тапочках и с влажными от душа волосами. Светочка, в домашнем халатике нежно прижимается к нему щекой.
Виктор напряженно перемешивал сахар в чашке. Лена равнодушно рассматривала интерьер, а он не мог отвести от нее взгляд. Как будто назло ему пришла сюда с Гуцулом.
- Вить, - Светочка мягко останавливает его судорожные попытки разбить чашку от постукивания ложкой.
- О, прости, задумался, - первое, что приходит в голову, - об экзаменах... Лен, ты физкультуру сдаешь?
- Да? – Лена словно очнулась. - Почему?
- Ты еще месяц назад выбрала, - напомнил Виктор, - помнишь, когда дедушка был в больнице. Ты сказала, что будешь сдавать то, что точно сдашь...
- А, помню, это во дворе было, да? – камень в голове перестал давить.
- Да. Мы еще тогда...
Виктор понял, что увлекся, поэтому продолжил уже другим, менее воодушевленным тоном:
- У тебя экзамен, Кулемина, а ты физкультуру пропускаешь!
- Да плевать я на вашу физ-ру хотела!
- Не физ-ру, а физическую культуру! Культуру, Кулемина! Хотя... это слово тебе незнакомо! – было ощущение, что изо рта Виктора капает яд.
- Вам тоже, Виктор Михайлович, очень много слов незнакомо!
- Лена, - одернул подругу Игорь.
- Витя, - Светочка положила ладошку на грудь мужчине.
Но поединок между Виктором и Леной продолжался. Они смотрели друг другу точно в глаза. А, может, даже куда-то глубже.
«Тебе же больно. Я вижу. Ты не хочешь жениться на ней!»
«Уже ничего нельзя изменить!»
«Можно».
«Так будет всем лучше»
«Кому?»
«Нам. Отпусти. Уйди сама. Нам не быть вместе!»
«Но почему?»
В ответ Степнов отвел глаза...
- Нам лучше уйти, - поднялась на ноги Лена, - спасибо за чай, Светлана Михайловна. Дождь кончился...
- А можно у вас спички взять? – попросил Гуцул.
- Спички? Зачем тебе спички? – нахмурился Степнов.
- Да наши намокли, - отозвалась вдруг Лена, - а курить охота... сил просто нет.
- Лена? Ты куришь?
Виктор изумленно смотрел на девушку.
- И сплю, с кем хочу, - бросила через плечо удаляющаяся фигура девушки.
Гуцул пожал плечами и последовал за подругой.

Вечером Лена вспомнила, что когда-то Новикова ей рассказывала, что вырезала из всех фотографий Бизона. И что ей стало легче, как будто она вырезала его из памяти. Кулемина достала фотоальбом, вооружилась ножницами. Раз, и Степнов исчез из фотографий их первого выступления. Его там не было. Два. И Степнова не было на школьной дискотеке. Три. Степнов не приходил в Скейт-парк.
Лена прислушалась к себе. Нет, не полегчало. Не помогает.
Ей так не хотелось больше плакать, но слезы сами подступали к глазам. Нос предательски покраснел, и соленая капелька упала на фотографию. Соревнования. Она и он. Вдвоем. Счастливы.
Необъяснимая волна злости подступила незаметно. Догадка – это он виноват! Он первый заговорил о любви. Они дружили, общались, смеялись. А вот теперь уже почти полгода она смеется только с сарказмом. Улыбается сквозь грусть...

Виктор лежал на диване и переключал каналы. Все раздражало. Он думал о Лене. О том, что только по одной ее улыбке он может рассказать о ней все. Как она спала, что она ела.
Любить больно. Он знал, что легче не любить. Не дышать. Не жить.
- Наши спортсмены всегда делают невозможное. Вот и на этих соревнованиях... – вещал телевизор.
Виктор поморщился. Он принял решение. И никто, и ничто, даже все комментаторы мира, не поставят его под сомнение. Он женится на Светлане. Потому что это правильно. Потому что он устал ждать, устал надеяться и верить. Хватит. Он не Дон-Кихот - драться с ветряными мельницами. Он и Лена – это невозможно. Неправильно.
Лена – девушка-мираж. Она есть, и ее нет. Сегодня в ее глазах он прочел то, о чем она говорила. Любовь и боль. Но Степнов знал, что боль пройдет, любовь выветрится. А еще Виктор знал, что мужчины не плачут. А слезинки в уголках глаз – так это от телевизора.

На следующий день, играя в кафе, Лена старалась не смотреть на угловой столик. Там сидели Степнов с будущей женой и Рассказов с Денисовой. Но все равно, сколько она ни старалась, её взгляд снова и снова натыкался на улыбающееся лицо Светочки. Кулемина понимала, что библиотекарша не виновата.
И песни словно вторили настроению Лены.
- Я уйду... Я словно мылом вымою любовь свою...
Только девушке хотелось ее выжечь. Любовь эту. Растворить в кислоте. Утопить в ванной. Потому что просто вымыть не получалось. Хотелось вырвать ее с кожей, до боли, до изодранных рук.
- Лен, - остановила ее Аня, - мы уже в третий раз эту песню играем... Может, что-то другое?
Лена украдкой взглянула на угловой столик. Встретились глаза. Кулемина перевела взгляд на Аню:
- Да, конечно... Давай «Наслаждайся»?
Прокопьева кивнула.

Виктор жевал мясо, но вкуса не чувствовал. Возможно, это была рыба или курица. А, может даже кусок ватмана. Под ухом что-то рассказывала Света. Прислушался. Про свадебное платье. Она на эту тему может говорить часами. Игорь задумчиво теребил в руках салфетку.
- Что, Игорёк, заскучал? Женские разговоры?
- Да нет... Слушаю, как девчонки наши, «Ранетки», поют.
- Да, ничего так, - Виктор будто откусил лимон.
Пела Лена. Он раньше никогда не знал, что она умеет так петь. Не голосом, а душой. Он слушал. Слушал голос, слова, музыку. Он слушал даже ее неровное дыхание между голосом и музыкой. И очень обрадовался, когда понравившаяся песня зазвучала снова.
- Третий раз решили исполнить? – удивился Рассказов.
- Уже третий? – в голосе Виктора теплота, которую он перечеркнул продолжением мысли. - Я не слушаю...
- А может, позовем их на свадьбе играть? – спросила наивная Светлана Михайловна.
- Не надо, - покачал головой Степнов, - они же еще девчонки совсем...
- Ну, Вить, тут ты не прав, - вмешался Игорь Ильич, - ты же прекрасно знаешь, что наши девчонки заткнут за пояс любую знаменитую группу!
- Рассказов, - холодно остановил хвалебную оду Виктор, - они уже не наши. Они уже сами по себе. Поступили в Снегинку свою. Сейчас их наверняка заметят, концерты, альбомы... А потом, в каком-нибудь интервью мы прочтем, что они начинали с каким-нибудь Пупкиным. Не потому что они нас забыли, а потому что наши фамилии и лица сотрутся из их памяти! Они вот-вот станут настоящими звездами... А мы так, пыль на подошвах их кроссовок!
Все удивленно уставились на возбужденного Виктора.
- Нет, Вить, ты не прав! Ты слишком плохо о них думаешь! Они искренние, настоящие... И нас они не забудут. Знаешь почему? Потому что они умеют чувствовать. По-настоящему. Если им больно, то до слез. Если любят, то как в последний раз... Без обмана. Без кокетства. Прямо и открыто.
- Игорь, ты лучше меня знаешь, как это временно. Любовь приходит и уходит. Особенно в таком возрасте.
Светочка и Софья не улавливали сути разговора и только кивали каждая в такт словам своего мужчины.
- А почему ты не допускаешь, что есть только один способ узнать об этом. Можно надумать себе что угодно. Подвести под свою теорию различные факты. История знает немало фактов, когда, казалось бы, логичный план одного человека приводил к настоящим катастрофам, - шептал Рассказов.
- Я все решил, - заявил Виктор.
И тут же подумал обо всей оставшейся жизни без Лены. Без ее ярких фразочек, без ее поддержки и ласкового взгляда. Без ее губ, которые так и не были им распробованны. Без ее рук, которые он ни разу не поцеловал...
Незаметно для Виктора Рассказов уже отвлекся на Сонечку, а Света требовательно вопрошала у официанта, когда уже ей принесут мороженое.
Обернулся на сцену. Пусто. Ушли. Ушла. Только сиротливый забытый листок на усилителе. Как будто ее не было. Пустая сцена. Занавес!
- Я сейчас подойду, - поднялся Степнов.
Света кивнула.

Он подошел к сцене.

Лена следила из-за угла. Она загадала себе – возьмет листок, значит, быть им вместе. Несмотря ни на что. Не возьмет – не быть. Хотя она знала, что если не возьмет, то она загадает на чем-то еще. На том, что после весны придет лето, на том, что в 21:00 по Первому каналу будут Новости, на чем угодно, только бы эта ее личная примета сошлась. Взял. И спрятал в нагрудный карман. Правильно, так ближе к сердцу.

Виктор ворвался в пустую квартиру. В очередной раз порадовался, что они решили со Светочкой до свадьбы жить отдельно. Сбросил ботинки. Не стал обувать тапочки, слишком нетерпелось прочитать что там, в листке. Почему он решил, что там что-то особенное?
Включил ночник.
«Ты кофе, а я молоко. Ты мяч, а я сетка. Мы разные. Но по отдельности мы не нужны в этом мире». И все.

Степнов взял чистый лист. Он знал, что он хочет написать. Вернее, он знал, что нужно написать.

Лена вспомнила, что Новикова ей говорила, что, когда она пыталась забыть Стаса, она занималась любимым делом. Тем, чем ей очень нравится заниматься, но не всегда удается.
Вода – страсть Лены. Многие любят наблюдать за огнем, кого-то успокаивает созерцание облаков и неба. А Кулемина любила воду. Любую. Ручей, лужа, река, море или океан. Для выезда к ближайшему водоему было слишком поздно, и девушка решила обойтись подручными средствами.
Закрыла щеколду в ванной комнате. Заткнула пробку, включила воду. Устроилась на полу, взяв в руки блокнот. Нарисовала разбитое сердце. Не помогло. Зачёркала рисунок. Написала его инициалы. Тоже не полегчало. Между тем, ванная уже наполнилась, вода чарующе бурлила.
Девушка всмотрелась. Вода успокаивает. И в то же время возбуждает. Очищает. Приносит ответы на все вопросы. Лена окунула руку в ванную.
Не помогло. Не получилось вытравить мысли о Степнове. От бессилия Лена опустила голову под воду. Охладить чувства, унять боль. Не помогло. Ничего не помогло.

Виктор снова и снова переписывал две строчки. Больно. Писал, как будто острым пером по сердцу. Он чувствовал себя жестоким. Он знал, что так надо. Он знал, что ей больно. И он верил, что поступает правильно. Каждый день, проведенный в разлуке с Леной, приносил боль. Грудную клетку сковали цепи и не дают ему дышать полной грудью. Сердце каменеет и становится глухим. Плевать. Так и надо. В этом мире надо быть жестоким. Надо быть циничным. Надо думать о себе. Потому что никто больше этим не займется. Только Степнов думал и думал о ней...

Лена не знала, как именно Степнов передаст ей ответ. То, что ответ будет, она знала. Оказалось все банально. Игорь Ильич задержал ее после урока:
- Кулемина! Лена! Тебе Виктор Михайлович просил методичку передать. Нормативы там и что-то такое...
- Спасибо, - девушка прижала к груди тоненькую книжку.
Бережно положила ее в сумку, как будто дорогой подарок. Никакую методичку она у Степнова не просила.

Виктор бросал мяч в кольцо. Даже это действие навевало ненужные воспоминания. Те, которые он гнал. А больше всего его пугало не прошлое, а будущее. Он вдруг понял, что двадцать, тридцать, сорок, а если повезет и пятьдесят лет ему предстоит жить без Лены. В том, что он не разлюбит, он не сомневался. Он однолюб, как когда-то сказала Ольга Липатова. Пятьдесят лет одиночества. За какие такие преступления у нас дают пятьдесят лет пытки?
Виктор смотрел на дверь снарядной. Дверь. В нее можно впустить и из нее можно выпустить. Совсем как сердце. В него можно впустить чью-то любовь, чье-то тепло... И можно выпустить свою любовь. Подарить, отдать. А можно закрыть дверь на ключ. И никто не войдет, и никто не выйдет. Заперто. На пятьдесят лет.
Степнов взглянул на ключ в руках. Повертел его и покачал головой.


Лена развернула листок бумаги, вложенный между страниц.
«Кофе вкусный и с лимоном. Молоко в чай наливают тоже. Мяч без сетки хорош, а сетка сгодится для ловли рыбы. Желаю счастья».
Удар. По животу. Двойной вдох. И долгий выдох. Отступиться? Забыть? Уйти? Решить нужно сейчас. Жить, страдать, ждать, но не делать ничего. Или бороться? Гордость кричит: «хватит!», «набегалась за ним». Но гордость сегодня на вторых ролях. Последняя попытка забыть. Так себе Лена загадала. Еще раз попробует забыть.

Гуцул рассматривал расписание в рекреации. Сзади его кто-то обнял.
- Лена? – брови парня взметнули вверх.
- Поцелуй меня, - потребовала девушка.
- Зачем?
- Я тебя прошу! Тебе сложно? Мы друзья?
- Друзья...
- Когда друзья просят... Сам знаешь...
Игорь попытался объяснить Лене, что друзья не целуются, но понял, что сейчас ей необходим именно поцелуй. А раз друг просит...
Лена почувствовала губы. Мягкие и нежные. Камень в голове начал биться изо всех сил. Девушка сжала кулаки. Игорь провел рукой по щеке. Не тронуло и не торкнуло. Никак.
- Совсем обнаглели? – прокомментировал проходящий мимо Степнов.
- Завидно? – дерзко парировала Лена. - Идите невесту свою целуйте! Нечего за другими подглядывать!
- И пойду, - отозвался учитель, действительно завернув в библиотеку.
- Лен, зачем ты это? – с осуждением покачал головой Гуцул.
- Что?
- Фигней зачем страдаешь? И меня еще впутываешь... Мне Михалыч нравится, а ты нас стравливаешь...
- Я? Да ему плевать! Так что не парься!
- Ленк, давай больше не будем целоваться, ладно? – попросил Игорь.
- Хорошо, - усмехнулась девушка.

Виктор обнял Светлану.
- Витя! Ты что делаешь? – притворно возмутилась она.
- Пришел поцеловать свою невесту!
- Витенька, - девушка обвила руками шею Степнова. Вытянула пухлые губы трубочкой навстречу мужчине.
Прижался губами. Знакомые действия, но почему-то приходится мозгу ими управлять. У Светочки очень смешное выражение лица, когда она целуется. Нелепое. Механические движения не создавали вибрации в пояснице, не отдавались вспышками в голове, не распускали цветов в осеннем сердце. Пустое. Он понял, что не сможет пятьдесят лет притворяться. Как там? «Наши спортсмены сделали невозможное...» Попробует и он!
- Свет, - оторвался Виктор, - давай поговорим...

Лена лежала на диване. Ноги упираются в стену, голова свисает. Любимая поза. Любовь и боль – синонимы? Сейчас бы она ответила, что да. Пальцы дрожат от водоворота мыслей. Нельзя. Не вместе. Женится. Не понял. Не верит. Не нужна. А она бы положила к его ногам звезды. Не поможет. И опять боль. И опять тяжелый камень в голове тянет к полу. Упасть. Лена поняла, что пора перестать думать о нем. Вычеркнуть его из жизни. Пора поверить, что мир жесток. Второй раз в жизни.
Когда Лене Кулеминой было восемь лет, умерла бабушка. Девочка не могла понять, почему все в доме плачут, почему дед вмиг осунулся и постарел. Почему никто с ней не играет. И что значат слова отца, что больше никогда она уже не увидит бабушку. Никогда – это сколько? Почему она не услышит продолжение сказки? А медведь, которому бабушка обещала пришить ухо? А как ей сейчас? Бабушке страшно? Или спокойно? Для нее это «никогда» уже наступило? Тогда, много лет назад, мама спокойно объяснила перепуганной Лене, что люди, которых мы любим иногда покидают нас.
Виктор живой. Но покидает. Навсегда. Веретено, плетущее нить, связывающую их, вот-вот остановится. Остался один шаг. Шаг, на который она должна сама решиться. Дать себе слово, что забудет. Отпустит.
Что будет жить. Улыбаться. И не верить в любовь. Играть роль. Роль счастливой Лены Кулеминой. Навсегда. Когда-то позже делать вид, что любит кого-то. Врать. Ложь претила Лене. И сейчас ей нужно было повернуть на другой путь. И жить другой, чужой жизнью. Оставить испуганную девочку, верящую в светлое и безупречное чувство, тут...

Степнов вошел в комнату Лены.
- Еще не поздно? – хриплым от волнения голосом спросил он.
- Для чего? – Лена не поменяла позы и, казалось, даже не удивилась тому, что он пришел.
- Я тебе книгу принес!
Протянул томик Пушкина.

Открыла. Выпал сложенный лист бумаги. Лена долго вертела его в руках, прежде чем открыть.
«Кофе вкусный с молоком, а баскетбол – лучшая игра».
- Спорно, - лист спланировал на пол.
- Для тебя?
- Многие с этим не согласятся...
- Мне неважно, что думают многие... Что думаешь ты?
- А тебе это нужно? – недовольный взгляд. Злость клокотала внутри. Захотелось ударить, заорать, отомстить за пролитые слезы. Съязвить поострее.
Но Виктор сдернул Лену с дивана. Усадил рядом, на полу. Схватил за плечи и резко тряхнул.
- Я тебя ненавижу, - прошептала девушка, - мне больно... Слышишь, мне очень больно!
- Я не ухожу! Прости меня! Прошу... Я идиот, слепец... Прости!
Горячее дыхание близко. Нервы сжаты в пружину.
Сплетенье рук, поцелуй. Жарко, требовательно. Едва успевает дыхание. Камень из головы куда-то исчез. Цепи отпустили. Свобода. Эйфория. Полет.
- А теперь уходи, - отстранилась Лена и тут же отвернулась, чтобы не видеть его глаз.
- Я останусь... Лет на пятьдесят. Даже если ты против!




Спасибо: 108 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2041
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 113
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.06.09 13:40. Заголовок: Автор: Манюня Назва..


Автор: Манюня
Название: Антисказка
Редакция : forget-me-not
Жанр: Angst
Рейтинг: PG-13


Настюш! Это моя версия того, что мы обсуждали! Жду твою!

Мне очень важно услышать мнение по этому мини: http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000595-000-40-0-1243340752



- Вить! Ну, сколько раз я просила! Неужели так трудно вымыть за собой посуду?
- Ленок, не сердись! Матч начинался, и я не успел, - крикнул из комнаты Степнов.
- А потом? По-моему, он закончился час назад! Почему я, приходя с работы, должна заниматься посудой? Ты полдня дома! – девушка начинала закипать.
- Потому что ты моя жена, - раздалось у Лены над самым ухом.
- Вить, ну я серьезно! Я очень устала. Сегодня были контрольные репетиции перед зачетным выступлением... Надо было прогнать всю программу.
Елена Степнова – самый молодой и самый значимый педагог в музыкальном училище им. Снегина. Учиться у Степновой – все равно что получить звездный статус. От учеников она требовала полной отдачи, но была готова сидеть с ними до полуночи. Да что там, до утра, если понадобится. При этом свои двое сыновей могли быть ненакормленны. Фанатка. Просто музыка после ее скандального ухода из группы «Ранетки» много для Лены значила.
- Мам! – вошел на кухню важный, как павлин, Максим, - а у меня кроссовки порвались!
Шесть лет. Он родился в очень тяжелый период для Лены. Тогда, почти семь лет назад, ей было всего двадцать. Впереди карьера, слава, известность. А на другой чаше весов Степнов. Неуверенный в ее чувствах, но полный решимости бороться. Родился Максим, через год Алеша. И потек семейный быт. Тихий и спокойный. Пробежки по утрам. С каждой зарплаты часть денег бережно откладывалась на машину. Потом на дачу. Сейчас на отпуск. И все как у людей...
- Макс, иди, поиграй в комнате, - словно почувствовав настроение жены, попросил Виктор.
- Вить, и ты иди, поиграй с мальчишками, ладно? – попросила Лена.
Степнов попытался поймать взгляд жены, чтобы понять – все в порядке. Не поймал, но ушел, оставил одну.
Лена включила телевизор, установила минимальную громкость, чтобы не слышали муж и дети, и уставилась в экран.
Ошиблись те злопыхатели, предрекающие скорый закат «Ранеток». До сих пор пять девушек, а уже молодых женщин, собирали полные стадионы.
У «Ранеток» брали интервью.
- Скажите, Женя, а как образовался ваш коллектив? – спросила журналистка.
- Начиналось все банально. В спортзале... Мы все учились в одной школе.
- Кажется, в начале вашего пути вы поменяли басистку?
Лена сжалась. Она уже миллион раз слышала ответ на этот вопрос, но каждый раз вздрагивала, когда его задавали.
- Да, - ответила Аня, - от нас ушла Лена, наша первая басистка. Просто так получилось, что наши планы разошлись... В тот период стоял вопрос о существовании группы, но, к счастью, Вика нас просто спасла.
Крупный кадр лица новой басистки. Хотя уже давно не новой. Вика. Чем-то неуловимо похожа на Лену – короткие светлые волосы, наглый взгляд.
Вдруг Лена обратила внимание на тишину в квартире. Ни визгов мальчиков, ни привычного ворчания мужа. Тихо, на носочках подошла к детской. Приоткрыла дверь.
Сыновья собирали конструктор. А Виктор сидел у телевизора и смотрел интервью с «Ранетками». Внутри у Лены все оборвалось. Внезапно накатило столько чувств, что она не могла сдержаться. Злость на Степнова за то, что именно по его вине ей пришлось оставить группу. И жалось к нему, что он винит в этом себя. И понимание того, что она жалеет об уходе. И вина перед сыновьями и мужем за то, что жалеет.
- Лена? – Виктор растерян, как пойманный на месте преступления. Пытается переключить канал, от нервов роняет пульт, чертыхается и выключает телевизор.
- Мама, посмотри, какой мы домик построили, - просит Алеша.
- Сейчас, дорогой, - сквозь подступившие слезы улыбается Лена и подходит к детям.
В эту ночь Лена спала на диване в зале...

Степнов был необычайно зол. Он гонял школьников уже сорок минут, ничуть не заботясь о том, что на следующий урок они пойдут мокрые и обессиленные.
- Вить, у тебя сейчас окно? – заглянул в спортзал Рассказов. - Пойдем в учительскую, чай попьем. Сонька печенье испекла.
Сонечка и Игорь поженились уже семь лет назад и до сих пор их глаза горели, когда они смотрели друг на друга. Степнову было всегда немного неуютно рядом с ними, как будто он им мешал. Но они неизменно усаживали его с собой в столовой, звали пить чай.
После дикой истории со Светой Уткиной многие коллеги сторонились Виктора. Да и сам Степнов сторонился их. Боялся осуждающих взглядов, боялся обвинений.
А винить его было в чем...
Тогда, накануне школьного выпускного, он, наконец, набрался смелости для разговора с невестой. Долго объяснял ей, что ничего между ними быть не может, что он ее не любит. Виктор старался говорить как можно мягче, но Светочка все равно расплакалась и прогнала его. Степнов чувствовал себя негодяем, подлецом, но ничего поделать не мог. По возвращении в школу в школу его ждал новый шок. Балагур и непоседа Белута первым пришел в библиотеку – сдавать книжки. И именно он наткнулся на лежащую в противоестественной позе библиотекаршу. Вены на руках перерезаны... И записка на столе: «В моей смерти винить Кулемину и Степнова». Умничка Степан, конечно, никому записку не показал, но пересуды все равно пошли. Да и Светочка, оказалось, всего лищь поцарапала себя и уже на следующий день поглощала фрукты, заботливо принесенные Милославским. Но в тот день, когда Светлану увезла карета «Скорой помощи», проходя мимо растерянного Степнова, Лена процедила сквозь зубы, словно выплюнула:
- Урод!
Чем тогда так накрыло Виктора – он объяснить не мог. Куда-то вмиг подевалось все благородство и гордость, все мысли о том, что они с Леной разные и не подходят друг другу. Тогда, в тот момент ему вдруг захотелось сделать что-то вопреки. Вопреки всему и всем: столпившимся учителям и ученикам, самой Лене и даже вопреки самому себе. Он с силой схватил Кулемину за тонкие запястья, прижал к стене школы и поцеловал. Лена не вырывалась, сразу как будто расслабившись от прикосновений его губ. Вот так, стоя посреди школьного двора, они поставили точку в затянувшейся полосе непонимания и взаимных обид. Целуясь, когда порядочному Степнову следовало ехать следом за вчерашней невестой, держать ее за руку и шептать, что все будет хорошо. Целуясь, когда гордой Кулеминой следовало заявлять подругам, что Виктор для нее перестал существовать...
Но, видимо, так и надо, без оглядки на то, кто ты есть и кто тебя окружает, просто проявлять чувства. Потому как сейчас Светлана гордо носила фамилию Милославская, была до неприличия счастлива и не вспоминала ту пору, когда была невестой Степнова.
В учительской Виктора и Игоря ждала Соня с обещанным печеньем и крепким чаем. Разговор не клеился.
- Как дела-то, Вить? – спрашивал Рассказов.
- Нормально.
- Как мальчишки?
- Хорошо.
- Как у Лены на работе?
- Нормально...
Игорь знал эту особенность друга – замыкаться в себе на некоторое время, а потом, когда прорвет, вываливать все, что накопилось, мешая мух с котлетами. Именно поэтому он старался разговорить его сейчас. Но спортивная выдержка есть спортивная выдержка – Виктор отвечал односложно, с неохотой и принуждением.
Ему всегда было неспокойно, когда между ним и Леной пробегал холодок. За годы совместной жизни он так и не научился мириться с грустинкой, иногда появляющейся в ее глазах...

Лена слушала, как ее самая любимая ученица распевается. Несомненно, она не прогадала, что взяла ее на свой курс. Потенциал был налицо. И снова где-то в глубине души проскальзывала мысль о том, что она тоже так смогла. Сцена, овации, автографы. Все это в прошлом. Ее настоящее – счета на оплату телефона, не вовремя разболевшийся Максим, надвигающийся отпуск и жареная картошка на ужин. А хотелось салата с креветками, поездку на модный курорт, гувернантку из Европы, и обязательно со знанием нескольких языков... Была ли Лена счастлива, замужем за Виктором? Она не знала. Скорее да, чем нет. Потому что она ему доверяла, потому что не могла даже представить себе, что может поцеловать другого мужчину...
В очередной раз Степнова подумала о том, что тогда, почти семь лет назад, он не давил на нее, а терпеливо ждал решения.
Тогда они уже год, как жили вместе. Группа набирала популярность, и все было хорошо. По вечерам они, завернувшись в один плед на двоих, часами разговаривали обо всем на свете. Куда это делось?
И как гром среди ясного неба – Лена ждет ребенка. Заранее любимого. Разумеется, встал выбор. Девушка не сомневалась: ее будущее – это Виктор. Свадьба и уход из «Ранеток». Девчонки не простили, не поняли. Каждая из них жертвовала личной жизнью во имя общего дела. А Лена не захотела. Не смогла. То ли ее любовь к Виктору оказалась сильнее, чем у остальных, но она ушла. Насовсем...
Степнова Елена Никитична славилась тем, что почти не брала на свой курс девушек. Никто не понимал почему. А Лена... Лена не хотела ставить их перед выбором. Пусть кто-то другой, не она...
Дома было непривычно тихо.
- Вить, а где мальчики? – крикнула из коридора Лена.
- У Рассказова!
- С ума сошел? У Максима простуда! Завтра Лешу в садик вести! Мне что, с утра через весь район пилить?
- Лен, - мужчина вышел в коридор, - не заводись...
Мягкий, почти бархатный голос мужа всегда действовал на нее успокаивающе.
Виктор коснулся губами виска Лены, освободил ее от обуви и уволок в зал. Осторожно, как самое главное сокровище, усадил жену на диван.
- К чему этот спектакль? – Лена была раздражена. Больше всего в жизни она не любила притворство, а поведение мужа напоминало ей фарс.
- Леночка, - взял за руку, - я хочу тебе кое-что сказать...
- Так говори, - в голосе беспокойство.
- Ты у меня еще молодая... и красивая... Я знаю, что тебе постоянно предлагают выступления... Лен, я тебя отпускаю...
- В смысле? – Лена поднялась на руке и заглянула мужу прямо в глаза.
- Я... я знаю, что ты не такой жизни хочешь... Мы с пацанами как-нибудь перекантуемся... А ты иди!
- Придурок! – звонкая пощечина и голос, как тогда, много лет назад.
Чем вдруг накрыло Виктора – он объяснить не мог. Куда-то вмиг подевалось все благородство и гордость, все мысли о том, что они с Леной разные и не подходят друг другу, что она достойна большего. В этот момент ему вдруг захотелось сделать что-то вопреки. Он с силой схватил Степнову за тонкие запястья, прижал к спинке дивана и поцеловал. Лена не вырывалась, сразу как будто расслабившись от прикосновений его губ. Вот так они поставили точку в затянувшейся полосе непонимания и взаимных обид. Целуясь, когда порядочному Степнову следовало собирать вещи и повторять себе, что все будет хорошо. Целуясь, когда гордой Степновой следовало заявлять своему отражению в зеркале, что Виктор для нее перестал существовать...
Спустя какое-то время, когда два изнеможённых человека, тесно прижавшись друг к другу, лежали на узеньком диване под одним пледом на двоих, Лена прошептала мужу:
- Не отпускай меня. Никогда.
- Не уходи никуда, если ты этого не хочешь...
И они говорили. Много и обо всем. И ни о чем.... Но это уже неважно.


Спасибо: 108 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2078
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 115
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.06.09 09:38. Заголовок: Автор: Манюня Назва..


Автор: Манюня
Название: Любовь без права на существование
Редакция: forget-me-not
Жанр: POV (Гуцул), Angst
Рейтинг: PG-13

Очень жду мнение по этому мини: http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000595-000-40-0-1243340752
_____________________________

Игорь Гуцулов.

Каждый раз, обнимая жену, я испытываю раздражение. Да что там, не раздражение, а настоящую ненависть! Я ненавижу ее волосы, ее запах, то, как она говорит, как она молчит... Я ненавижу ее. А на самом деле я ненавижу свою жизнь. Все вышло так по-дурацки, хотя могло сложиться по-другому. Или... не могло? Не знаю.
Сижу сейчас в офисе, все давно уже разошлись, и даже уборщица, чем-то похожая на школьную тетю Лиду, недовольно покачала головой, выметая мусор прямо из-под моих ног. Глупо. Курю уже третью сигарету, а не чувствую. Или... это от сигарет так щемит сердце? Лена... Четыре буквы, а сердце ухает. Я дочь назвал Леной. Полина не возражала. Она вообще не возражает. Не спорит со мной. Чем не мечта? Да любой мужчина мечтает о такой спутнице – тихая, податливая, красивая. А меня раздражает. Раздражает ее тупое молчание, ее поддержка и безропотное обожание. Хочется, чтобы она рявкнула, крикнула... Проявила какие-то эмоции, кроме страха того, что я уйду. Я слабак. Или негодяй. Я уходил от жены и двухлетней дочери. Я уходил от жены и шестилетней дочери. Могу уйти и сейчас, от жены и десятилетней Ленки. Хотя... Говорят, от детей не уходят. Не знаю, не хочу об этом думать, но дочь... Она очень похожа на мать.
Лена. Говорят, бывает любовь на всю жизнь. Может, это и есть она. Настоящая. Которая приходит один раз, и ты уже никогда не будешь таким, как раньше. Влюбиться в школе – что может быть банальнее? В одноклассницу. Смешно, ей-богу! Но я отчего-то не смеюсь, а ищу в заначке бутылку коньяка. Он-то мне сейчас и поможет. Как и вчера помог...
У Лены все хорошо. Она счастлива. Это самое важное для меня... Хотя, что я вру, прикрываюсь высокими материями? Нифига я не счастлив, потому что она не со мной. Да, я эгоист. Да, возможно, я чего-то и не понимаю. Но она... Она с ним. Наверное, он тоже любовь ее жизни. Самый главный и единственный мужчина. А я? Я верный друг. Игорек. Гуцул. Братишка. Ничего особенного. Да, я всегда был рядом. Все эти годы со школьной скамьи я веду ее – оберегаю от проблем, подставляю плечо. Сколько раз я срывался посреди ночи от одного ее звонка. Знает ли она, что я ее люблю? Не знаю, я никогда ей об этом не говорил. Хотелось бы верить, что не знает, иначе... Иначе она общается со мной из жалости, а мне удобнее верить хотя бы в искреннюю дружбу. Мне было больно. Раньше. Сейчас я уже привык. Миллион раз стирал ее номер из телефона, пытаясь разорвать эту ее власть надо мной. Глупо. Я его наизусть помню. Свой не помню! А ее помню…
Ну как может такой мужчина, такой парень, как я, так любить? Это забавно даже. Я не был особо разборчив в отношениях – брал все, что плыло в руки, и легко отказывался, почуяв сложности. Всегда веселый, беспроблемный... Я даже с ее подругами успел повстречаться. Вернее как... Ничего особенного. Выбирал. Искал лучшее. Видимо, нашел.
Началось все как обычно – дружба, одна жвачка на двоих. Попытки играть в отношения, изображать влюбленность. Ушла. Попытки доказать себе, что она одна из многих, что параллельно. Не вышло. Попытки вернуть... Не получилось. И одна большая попытка на протяжении многих лет что-то для нее значить, быть ближе, дышать с ней одним воздухом...
И что теперь?
Странно все это. Я знаю, что они – Лена и Степнов – созданы друг для друга. Что они понимают друг друга без слов, даже улыбаются одинаково. А верить не хочу. Если она и он созданы друг для друга, то, выходит, я вообще не для чего не создан, так? Для чего тогда жить?
Торможу. Что-то эти шальные мысли до добра не доведут. Я живу, чтобы вырастить дочь. Дать ей образование, потому что дал ей жизнь. Короче, мы в ответе за тех, кого прородили. Одна ошибка, один вечер в этой чертовой подсобке. А я ведь тогда просто хотел секса, а не детей. Хотя, не будь того вечера, не будь сейчас дочки – я бы и жил один. Что лучше – еще вопрос. Так меня хоть что-то удерживает. Ответственность за ребенка и Ленка...
У них со Степновым не все было гладко. В училище я провел много ночей рядом с ней, когда она плакала от его обид. Хотел его убить, но не за это... а за то, что, несмотря ни на что, она его любит.
Я его не ненавижу. Даже странно. Он мне параллелен. Иногда раздражает, иногда утомляет. И самое обидное, что и я ему параллелен. Он ничуть не ревнует свою Ленку ко мне. Совсем. Как бы я мечтал, чтобы он ревновал, изводился, кричал... Она бы тогда начала меня защищать... Нет. Он спокойно отпускает Лену со мной. И не потому что он к ней равнодушен, отнюдь. Просто верит. Просто любит. И ведь он имеет на все это право. Может поцеловать ни с того, ни с сего, может написать ей смс: «Я тебя люблю» или позвонить, чтобы сказать, что соскучился. А чем он лучше меня? Ничем. Просто... так получилось. Или так было предначертано.
К чему это все сейчас? К тому, что домой идти неохота, коньяк пить просто так грустно, а записывая свои мысли на обороте годовых отчетов... как будто говоришь с кем-то... От моего признания, крика души ничего не изменится. Она не перестанет его любить, потому что такая любовь остается даже после смерти. А я... А у меня никогда не хватит смелости разорвать нашу связь, прекратить общение и попытаться научиться жить. И никогда не хватит смелости... просто не хватит смелости.
Коньяк выпит, страница почти исписана... А мораль... А мораль проста – не дай Бог кому-нибудь испытать такую любовь... Любовь без права на существование.




Спасибо: 80 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2135
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 121
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.06.09 18:25. Заголовок: Автор: Манюня Назван..


Автор: Манюня
Название: Финал
Редакция: forget-me-not
Жанр: Angst
Рейтинг: PG
Статус: окончен
При участии: Myrrtigra

Комментарии: http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000595-000-120-0-1244664977


Она не теряет его в толпе одноклассников и учителей. Тяжело решиться... Тяжело решиться на первый шаг. Но и тяжело его не делать. Лена словно обреченно вздыхает. Пора поставить точку и уйти... Уйти с этого чужого праздника. Что она хочет? Ничего! Просто, чтобы знал. Чтобы понял. Простил... и помнил. Помнил, что она его любила...
Встала рядом. А язык не слушается. Так просто произнести и так сложно заставить себя сказать.

По спине мурашки и внутри от напряжения все дрожит....

Он весь выпускной не сводит с нее глаз. Она непривычно задумчивая, зеленые глаза не раз врезаются в его деланно-равнодушный взгляд. По-другому нельзя. Потому что он дал слово. Потому что он ее любит... и желает счастья. Встает рядом c ним, сбоку... Вмиг сердце Степнова совершает доселе неведомые ему кульбиты. Ухнуло, сжалось, отбило сумасшедший ритм и застучало медленно-медленно.
- Виктор Михайлович, - слышит он словно чужой голос.
Не поворачивается, смотрит прямо на сцену. Потому что взглянуть в ее глаза – утонуть. Потому что разум оставил его. Потому что одна-единственная мысль – взять ее в охапку и закружить. Не отпускать и не разжимать рук. Чтобы никогда она не смела грустить. Чтобы никогда в ее глазах не стояли слезы. Нельзя!
- Я вас люблю, - сквозь пелену слышит ее голос. С надрывом, хрипотцой.

Непонятная теплота и злость... на бессилие.

Лена пытается достучаться. Пытается увидеть в этом спокойном и даже равнодушном человеке своего Степнова. Сделать хоть что-то. Попытаться. А бороться... бороться она не будет. Это не нужно. Лишнее. Просто все ему сказать... Зачем? А вдруг... А вдруг не все еще потеряно? Вдруг он очнется, словно Кай от чар Снежной Королевы. Очнется, остановит, убедит, обнимет и никогда не выпустит. Она говорит, потому что глупо так просто уйти. Поставить точку и молча плакать в пустой комнате, сжимая подушку. Кусать губы. Закрывать глаза и слышать его голос. И знать, что могла что-то сделать, но не сделала.
- Вы так ничего и не скажете? – последняя попытка.
И слезы подступили к глазам. Вокруг все улыбаются – выпускной. Конец детства. Действительно, конец... Что ж, пыталась. Пробовала.

Дрожат руки.

Виктор провожает взглядом светлую макушку. Вот и все. Уходит. Так будет лучше. Ей. Она когда-то сама это поймет. Отчего сердце так и не начало биться? Будто чего-то ждет... И чей тяжелый взгляд сверлит?
Оглядывается и только с третьего раза видит перед собой Светочку. Чуть не спрашивает:
- А что вы тут делаете?
Вовремя вспоминает. Она же его невеста... Слово обожгло горло и оставило какой-то горький привкус. Фарс. Нужно спешить. Вдруг он понимает, что если Лена сейчас уйдет, то больше никогда... Никогда он не увидит ее глаз, не услышит ее голоса, не поговорит с ней, не улыбнется... А зачем тогда жить? Для чего?
Мужчина поспешил с чужого праздника, не обращая внимания на удивленное и разочарованное лицо невесты. Не важно. Это сейчас совсем не важно.

Успеть.

На аллее бредёт одинокая фигура. Опущены плечи, рука явно смахивает выступившие слезы.
Догнал. Решительно взял руку в свою. Дальше им вместе. Одной дорогой.
Идут молча, боясь нарушить тишину и сказать ненужные слова.
- Виктор Михайлович, а как же...
- Не важно, - перебивает и чуть сильнее сжимает руку.
Лена молчит. Поняла. Холодно, а ее бросило в жар. Так бывает? Это все по правде? Проводит пальцем по его ладони. Он. Не выдумала, не замечталась. Осязаемый.

Сжалось сердце в груди.

Светочка, едва сдерживая рыдания, прислонилась к школьной ограде. Предатели-фонари высвечивали на аллее два силуэта. Идут, словно заколдованные. Незаметно для себя она опустилась на корточки, сжимая решетку ограды, как спасательный круг.
- Светлана Михайловна, - раздался голос за спиной, - вам плохо?
- Уйдите, - сквозь слезы только и смогла произнести она.
Почувствовала, что Милославский не ушел. Сел рядом, обнял за плечи. И вдруг Светочке стало тепло и уютно в его руках. Захотелось прижаться и заплакать. А он бы гладил ее по голове, говорил хорошие слова... И она прижимается. Милославский словно замирает, а потом несмело проводит широкой теплой ладонью по ее голове, приговаривая:
- Все будет хорошо... Все будет хорошо...

Все будет хорошо...

А Лена и Виктор идут, не разбирая дороги. Рука в руке – несмелые касанья, которые они себе позволяют.
- Лен, - остановливает он, - прости меня...
- За что?
- Я просто дал слово...
- И что? – замерла, словно ожидая удара.
- И я запутался... Я думал, что поступаю правильно. Так, как будет лучше для тебя.
- Я, - Лена вмиг теряется в несказанных словах и скачущих мыслях, - я не знаю что сказать... Мне было больно... А что теперь? Вы на ней женитесь?
- Нет, - в голосе уверенность, - не смогу. Я завтра же с ней поговорю. Надеюсь, что когда-то она сможет меня простить и встретит еще того, кто полюбит ее.
- Вы нарушите слово? – неизвестно откуда в голосе появилась улыбка.
- Лен, - на выдохе произнес он, беря ее за руки. Сжал. Прислонил к своему лбу, словно спасенье, - для тебя... ради тебя...
- У нас все... не так, - улыбка из голоса Лены перекочевала на лицо.
- Прости меня. Прости и за это тоже... Что все не так... Но я не знаю, как надо, как правильно... Я попробую?
Подходит вплотную. Заглядывает в глаза, а она почти кокетливо отводит взгляд. Он усмехается, убирая со лба светлую прядку.
Лена не сразу понимает, что ее тело замерло – просто вдруг все ее конечности перестают слушаться в ожидании... поцелуя. Она уже знает, что сейчас, вот-вот... Сама подается навстречу. Взгляд бегает от глаз к его губам. Ближе. Ближе. Легкое соприкосновение и непередаваемые ощущения, когда он вот так, прижавшись губами, шепчет:
- Ленка моя...
- Виктор Мих... - он перехватывает ее губы своими губами.
Она чувствует его поцелуи. Уверенные, нежные и даже бережные. Ласковые. Степнов обнимает одной рукой, а другой гладит по щеке, словно не веря в ее реальность.
А в это время на звездном московском небе потухли две звезды... И зажглась одна, более яркая. Так всегда бывает, когда два человека находят друг друга...


Спасибо: 114 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2161
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 121
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.06.09 10:58. Заголовок: Автор: Манюня Под р..


Автор: Манюня
Под редакцией: forget-me-not
Название: Степнова
Жанр: Fluff
Рейтинг: G
Статус: Окончен

Комментарии: http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000595-000-40-0-1243340752
_______________________
Лена проснулась по звонку будильника и тут же блаженно улыбнулась. Это июльское утро совершенно особенное, да что там, это самое главное утро в ее жизни. День, когда она перестанет быть Кулеминой, а станет Степновой.
Свадьбу решили устроить сразу после ее окончания школы. Потому что были уверены друг в друге, потому что хотелось уже создать свою собственную ячейку общества. Тень легла на лицо Лены. Родители. Они не смогли вырваться и приехать. Дали свое напутствие по телефону. Ну что ж, пусть так. Ничто и никто не сумеет омрачить этот день.
- Ленка! – ворвалась в спальню Лера Новикова, - ты еще дрыхнешь? Смотри, что я принесла!
Белокурая фурия залезла в объемный пакет и извлекла коробку, перевязанную розовым бантом.
- Новикова, - улыбнулась Лена, отбрасывая одеяло и опуская ноги в тапочки, - какие подарки? Их же после регистрации дарят!
- А могу я подарить подарок своей, пока еще незамужней, подруге?
Кулемина на секунду задумалась и вырвала коробку из рук Новиковой. Внутри лежала потрясающей красоты ночная сорочка. Белая, достаточно простая, но в то же время необыкновенно изящная.
- Лерка! – Лена растроганно обняла Леру, - спасибо тебе! За все, что ты делаешь!
- Ну тебя! – отмахнулась девушка, - иди в душ, мы пока с твоим дедом займемся завтраком!

После завтрака дед удалился в свою комнату – передохнуть перед тяжелым днем. А Лера и Лена занялись приготовлениями. Волосы убраны назад, венок из белых мелких цветов, макияж, сделанный Лерой почти профессионально, и платье - длинное, белое, с открытой спиной и вырезом на груди.
- Ленка! – Лера отступила на шаг назад, чтобы полюбоваться невестой, - ты восхитительна!
- Правда? – Кулемина недоверчиво взглянула в зеркало. Так и есть. Она. Но другая. В глазах спокойствие и даже умиротворение. На губах улыбка и блеск. Она. Самая счастливая.
- А где туфли?
- Лер, не мельтеши! Тут они, на месте! – девушка достала коробку из-под дивана.
Белые туфельки, словно из сказки. Маленький аккуратный каблучок, замысловатое переплетение шнурков на щиколотке. Они, эти туфли, будто произведение обувного искусства.
В дверь настойчиво позвонили.
- Девчонки! – с паникой в голосе опомнилась Лера, - а я еще не готова! И Петра Никаноровича мы не разбудили! Ему тоже надо костюм надеть!
- Открой дверь, - спокойно остудила ее Лена.
- Ах, да, дверь!

В комнату веселой, гомонящей гурьбой вошли Аня, Нюта, Женя, Наташа и Софья Сергеевна. Остальные приглашенные должны были подъехать сразу к ЗАГСу.
Аня была в васильковом платье. Волосы, аккуратными кудряшками обрамляют восторженное лицо. Нюта в серебристом наряде под горло, но с открытыми плечами, куталась в прозрачную накидку. Женя одела зеленый сарафан с глубоким, «взрослым» вырезом. Девушка растерянно теребила сумку, не зная, куда деть руки. Наташа, напротив, выглядела как всегда спокойной. Атласные бордовые корсет и юбка делали ее слегка агрессивной, но в то же время, нежная улыбка рождала какую-то беззащитность. Спустя пару минут к компании «подружек невесты» присоединилась Новикова. В ярко-желтом платье до колен ее было видно издалека, как пошутила Аня, выбирая вместе с Лерой одежду на свадьбу. «Ранетки», бывшие и настоящие, крепко обнялись, стараясь не помять наряд невесты.
- А выкуп? – вспомнила Аня.
- Какой еще выкуп? Это пережитки прошлого! – скривилась Лена.
- Ну, уж нет! – покачала головой Лера, - Анька права! Сейчас быстро что-нибудь придумаем! Устроим Степнову настоящий выкуп!
- Новикова, признайся, - лукаво улыбнулась невеста, - ты традиции хочешь соблюсти или Степнову отомстить за годы физкультуры?
Лера ничего не ответила, лишь усмехнулась в ответ и отвела взгляд.

Виктор не находил себе места. Он уже измерил шагами всю свою квартиру. Прошел по диагонали. По периметру. Зиг-загом и даже эллипсом. В это утро он проснулся на два часа раньше будильника. Решил все же устроить себе пробежку, которую вчера сам же себе отменил. Вышел на улицу, полный решимости, но, поняв, что у него трясутся ноги, сократил свою дистанцию до малой аллеи. После душа оставалась все равно масса времени до того, как белые машины, украшенные шариками и цветами, подъедут к его подъезду. Много времени оставалось даже до момента, когда в его квартиру вломятся друзья и знакомые. Рассказов и пара институтских приятелей должны были скрасить минуты ожидания. Захотелось позвонить Ленке, но вовремя вспомнил, что вчера они договорились не созваниваться. Наконец, минутная стрелка подобралась к половине девятого, и Виктор облачился в костюм. Улыбнулся отражению.
Вскоре пришли ребята. Квартиру сразу наполнили голоса, шум, гам.
- Степнов! – позвал его Рассказов, - а где букеты? Невесты и свидетельницы?
- Я их в банку с водой поставил, - гордо заявил Виктор, - а то вручил мне букеты...
- Ты что? – Игорь рассмеялся, - они уже в капсуле. Там вода. Не надо их никуда ставить! Ладно, агроном-любитель, неси цветы, скоро выходить!

Свадебный кортеж, весело завывая сигналами, въехал во двор дома Кулеминых.
- Приехали! – тут же отрапортовал дежурящий у окон Петр Никанорович.
- Приехали!
- Приехали! – разнеслось по квартире.
Девушки, подхватывая листы с бумагой, краски, нитки и прочую дребедень, поспешили в подъезд – жениха встречать.
- Леночка, - дед погладил внучку по голове, - ты такая красивая. И счастливая...
- Спасибо, дедуль, - девушка прижала к щеке морщинистую руку, - спасибо, ты все это время помогал нам с Витей...
- Да что там, он давно уже мне как сын... Я очень за вас рад!
- А почему голос грустный? – удивилась невеста.
- Выросла ты уже, Ленка! Выросла... Ты взрослеешь, я старею!
- Отставить, дед, - слегка прикрикнула девушка, - стареет он! Скажи спасибо, что не твоя свадьба сегодня... Ты еще отжигаешь покруче нашего! Вот сегодня Агнесса Юрьевна в ресторане будет... Ты приглядись к ней!
Задорно подмигнув деду, Лена на цыпочках подошла к входной двери – послушать, что творится на лестничной площадке.

- ... и зачем сюда приехал? – закончила приветствие жениха со свитой Новикова.
- За невестой, - слегка растерянно отзвался Степнов.
- Это она? – Лера вытолкнула чуть вперед Женю Алехину.
- Новикова, ты с дуба рухнула? Или память потеряла? При чем тут Алехина? – ужаснулся Степнов.
- Витя, это выкуп, - зашептал на ухо другу Игорь Ильич.
- Ну, тогда покупаю, - видно было, что Степнову некомфортно, и он хочет как можно скорее увидеть Лену.
- Кого? Алехину? – вовсю веселилась толпа.
- Да при чем тут Алехина?
- А если ни при чем, опишите нам невесту! – вещала Лера, - может и отыщем такую!
- Ну, она умная, - ляпнул Виктор.
- Точно Женя, - согнулась от смеха Аня.
- Красивая. Спортивная. Добрая.
- Ладно-ладно, - остановила его Новикова, - допустим, есть у нас такая... И спортивная, и красивая... Только просто так мы ее тебе не отдадим... Спой-ка нам песенку!
- Что? – лицо Виктора вытянулось.
- А мы тебе поможем, - подмигнул Рассказов и затянул, - Говорят мы бяки-буки…
- Как выносит нас земля, - пропел товарищ Степнова по институту.
- Дайте что ли карты в руки, погадать на короля, - прочитал рэп Стас.
- Тру-ля-ля, тру-ля-ля, будем грабить короля, тру-ля-ля, тру-ля-ля, опа! – закончил Виктор изящным па.
- И петь он умеет, и танцевать умеет, - резюмировала Лера, - подходит нам такой жених?
Свита невесты загадочно переглянулась...
- Ну, если он нам нарисует свою невесту, может, мы и опознаем ее, - хихикая, Софья протянула Степнову альбом и фломастеры.
Виктор издал протяжный стон.
- Легко слишком? – улыбнулась Лера, - тогда завяжем глаза!
Под общее ликование Степнову завязали глаза, и он, пыхтя он напряжения, принялся рисовать.
- Вот! – гордо протянул он лист и стянул повязку.
- Та...а...аких у нас нет, - сдерживая рыданья от смеха, Лера продемонстрировала всем шедевр.

- Ну, я не художник, - оправдывался Степнов.
- Что же делать? – хихикнула Аня.
- А я придумал, - задорно подмигнул своей свите Виктор, - берем на абордаж!
И, размахивая невидимыми шпагами, они устремились в квартиру Кулеминых.
- А! – завопили девушки, - караул!
Но Степнова уже нельзя было остановить. Да и дверь квартиры Лены открылась ему навстречу.
В ореоле света на пороге стояла невеста, нежно улыбаясь жениху.
- Кулемина, - восхищенно прошептал Виктор, - какая ты...
- Уж не такая, - хихикнула Нюта, рассматривая рисунок Степнова.
- Пока все еще Кулемина, - поправила Лена, беря из рук жениха цветы, - и если мы не поторопимся в ЗАГС, так ей и останусь.
- По коням! – издал победный клич Игорь Ильич.
- Вперед! – заторопилась Аня.
- Быстрее!
И толпа друзей и знакомых, понукаемся криками друг друга, поспешила вниз, к машинам.
- Ленка, - Виктор провел по ее щеке, - какая ты... красивая...
- Ты тоже, - девушка дотронулась до декоративного цветка в петлице жениха.
Смотря друг другу в глаза, они не сразу услышали гневный окрик Леры:
- А женить мы кого будем? Меня и Рассказова?! Быстрее в машину, налюбуетесь еще друг на друга!

В ЗАГСе наряженная, словно новогодняя елка, женщина, произнесла торжественную речь. Прозвучал гимн Москвы, жених и невеста обменялись теплыми взглядами, кольцами и клятвами.
И вот она – Степнова. Ее рука в его руке, принадлежит ему. Ее губы, которые он целует, тоже его.

Катание по основным достопримечательностям города: Поклонная гора с Васильевским спуском, смотровая площадка МГУ, канатка на Воробьевых горах.
Костя, Наташин друг, а по совместительству фотограф свадьбы, шепнул Наташе:
- В первый раз вижу таких счастливых молодоженов... А я-то их видел немало...
- Они это заслужили, - как всегда, слегка философски ответила Наташа.

А в ресторане, как полагается, Елизовета Петровна встречала молодых с караваем.
Лена лукаво переглянулась с Виктором и откусила маленький кусочек, предоставив Степнову с этой минуты считаться главой в их семье.
Танцы, пляски, конкурсы, проводимые Варварой Никитичной. Там и здесь слышался веселый смех, бесконечные поздравления молодых, объятья и поцелуи.
Стрелка часов приближалась к двенадцати ночи, именно в это время должна была приехать машина и увезти мужа и жену по законному месту назначения. Домой.
- Лен, давай потанцуем еще, - аккуратно дотронулся до руки жены Виктор.
Девушка кивнула, поднимаясь из-за стола. Кружа в такт мелодии, она заглянула в синие глаза:
- Неужели? Мы поженились?
- И ты теперь Степнова, - мужчина коснулся губами мочки уха.
- Как долго я этого ждала...
- С первого класса? – усмехнулся Виктор.
- С рождения... И до своего рождения, - Лена говорила серьезно, - я знала, что есть ты...
- И вся жизнь моя была ожиданьем нашей встречи, - вторил ей Стенов, - как хорошо, что я разглядел тебя...
- Это я тебя разглядела, - засмеялась Лена.
А фоном их неспешного разговора звучал тост Савченко:
- Давайте выпьем за нас всех! За то, что мы с вами сразу разглядели в них настоящую любовь!


Спасибо: 105 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2194
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 126
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.07.09 19:21. Заголовок: Автор: Манюня Назван..


Автор: Манюня
Название: Какого цвета любовь?
Под редакцией: forget-me-not
Рейтинг:G
Жанр: Виньетка, Романс
Статус: окончен

Комментарии: тут




Лена сидела с дедом на плохо освещенной кухне и прихлебывала почти остывший чай.
- А как ты относишься к Степнову? – вдруг выдал Петр Никанорович.
Девушка от неожиданности поперхнулась напитком и закашлялась. Это дало ей возможность немного подумать.
- А какое это имеет значение? – она слегка раздраженно поморщилась. - Он меня намного старше, и он мой учитель...
- Но не вечно же он будет твоим учителем, - продолжал атаку Кулемин.
- Это не имеет никакого значения! Он меня старше, и эта разница в возрасте никуда не уйдет!
- Но если ты его любишь... - начал фантаст.
- Дед! – остановила его девушка, - а что такое любовь? Какая она? Какого цвета?
- Цвета? – Петр Никанорович немного опешил, - что значит «какого цвета»?
- Ну, все в жизни какого-то цвета... Я не знаю, как тебе это объяснить... А какого цвета любовь?
- Красного, наверное, - растерянно произнес дед, - цвет страсти...
- Понятно, - словно что-то решив для себя, Лена поднялась из-за стола и рассеяно кивнула, - мне уроки пора учить...

Через несколько дней, возвращаясь из школы с Наташей, Лена спросила:
- Наташ, а какого цвета любовь?
Липатова немного задумалась и достала из сумки дощечку.
«А почему ты спрашиваешь?»
Кулемина отрицательно покачала головой: забудь. Но Наташа настаивала:
«К кому?»
- У тебя к Юре, например, - чуть дрогнувшим голосом уточнила Лена.
Брюнетка немного повертела в руках карандаш и написала:
«Черного».
Кулемина понимающе кивнула. Ей стало стыдно за несвоевременный вопрос.

Прощаясь с Гуцулом около родного подъезда, Лена следила за тем, чтобы их не застали бдительные соседи или случайно гуляющие одноклассники. И хотя ничего плохого они не делали, девушка чувствовала какую-то неловкость. Игорь, словно почувствовав ее напряжение, немного отстранился и заглянул Лене в глаза:
- В чем дело?
- Не знаю... Просто мне пора домой!
- Ленок, ну ты что! Время еще детское, - юноша усмехнулся, - или «Спокойной ночи» боишься пропустить?
- Вот именно, - кивнула Лена, отводя взгляд.
Гуцул вдруг остановил ее:
- Лен, а как ты ко мне относишься? Ты никогда не смотришь мне в глаза... Избегаешь разговоров на эту тему...
Кулемина вдруг закусила губу и спросила, сверкнув глазами из-под густой челки:
- А какого цвета любовь?
- Что? – опешил Гуцул.
- Какого цвета?
- Алого, наверное... Ну, такого, бледно-красного... А что?
- Нет, ничего, все понятно... Ладно, Игорь, мне, правда, пора домой... Я пойду?
- Иди, - Гуцул не имел никаких прав, да и возможностей задерживать ее.

Дома дед вносил какие-то правки в роман.
- Дед, а к нам Степнов заходил? – с порога начала Лена.
- Да, заходил, а почему тебя это так волнует? - в глазах старого фантаста, как всегда, сидели две смешинки.
- Нет, не волнует, - тут же отреклась Лена, но любопытство пересилило, - а что ему надо было?
- Да по поводу романа решили поговорить... Я ему, кстати, задал твой вопрос...
- Какой? – спросила Лена, уже зная, какой именно.
- Какого цвета любовь...
- И какого же? – как можно равнодушнее поинтересовалась девушка.
- Зеленого... как глаза...
- Но у него же не зеленые глаза, а голубые, - не поняла Лена, но тут же осеклась, - а... понятно... Ну, мне уроки надо учить...
- Иди, учи, - усмехаясь, дед вернулся к роману.

Прощаясь с Лерой, Лене было тяжело на душе: закончился еще один этап в жизни. Что-то в последнее время слишком много этапов заканчивается. Дружба со Степновым, теперь группа...
Лера изображала радость от прощания, но Лену было тяжело обмануть. Она видела, что Новикова не в своей тарелке и с трудом сдерживает слезы.
- Лерка! – Аня обняла подругу.
- Не скучайте без меня, - Лера улыбалась, словно она уезжала на выходные к тете в Ярославль.
- Ленка, - отвела подругу чуть в сторону Новикова, - не тупи! Поговори со Степновым...
- Слушай, - вдруг решила спросить Лена, - а какого цвета любовь?
- Любовь? – Лера заметно оживилась, - она такая... Розовая, яркая... Или красная, глубокая...
- А почему?
- Ну... Красный – цвет страсти, цвет любви... Так считается, вроде, - Новикова пожала плечами.
- Ладно, Лер, тебе пора ехать....
- Пора, - грустно кивнула Новикова.

Лена шла домой не различая дороги. В глазах стояли слезы, и из-за них, а может и из-за чего-то еще, все плыло перед глазами. Степнов женится. Это звучало как приговор, как финальная точка почти полугодовой агонии. Кулемина случайно завернула в парк и остановилась у бордюра. Накатывавшая злоба требовала выхода, и девушка принялась изо всех сил топтать свежую траву. Белоснежные кеды стали зелеными. Случайные прохожие обходили ее стороной, словно сумасшедшую. А Лена, не замечая никого вокруг, с остервенением мяла траву, словно пытаясь растоптать все свои чувства. В какой-то момент злость пропала так же внезапно, как и появилась. Сил больше не осталось. Девушка опустилась на землю, обхватив руками колени, и посмотрела по сторонам, понимая, что сейчас она выглядит как минимум глупо и странно. Но редкие прохожие, едва увидев ее, отводили взгляд, будто ничего странного и не происходит. Лена усмехнулась. Так всегда в жизни. Люди спешат куда-то, погруженные в свои заботы и проблемы. Они идут навстречу другим людям, даже смотрят на них, пересекаются взглядами. Но зачастую, даже глядя в глаза другому человеку, в памяти не откладывается ничего из увиденного. Собственные проблемы и заботы превращают обмен взглядами в ничего не значащую игру света и тени. Только не с ним. Лена знала, что когда Степнов смотрит ей в глаза – он читает ее. Он чувствует, какое у нее настроение, какие мысли...
Девушка поднялась, оттряхнула прилипшие к джинсам стебельки и травинки и украдкой взглянула на растоптанную траву.
- Вот такого цвета моя любовь, - горько усмехнулась она, словно запоминая причудливое сочетание цветов: ярко-зеленый, перемешанный с черным...

Степнов ее боялся. Весь выпускной он старался держаться от Лены как можно дальше. Но в то же время он знал, что разговора избежать не удастся. Это не в характере Кулеминой. Она – боец, спортсмен. Он сам не понимал, как так вышло, что семнадцатилетняя девчонка имела полную власть над ним. Он в их странных, неясных и невидимых окружающим отношениях полностью зависел от нее. От ее настроения, от ее слов, ее желаний. И сейчас, решив разорвать эту тяжелую связь, ему было пусто и сыро на душе. Словно в старой, холодной квартире, которой требовались тепло и уют.
Она подошла. Он почувствовал ее спиной. Знал, что она сейчас неровно дышит и собирается мыслями. Чувствовал, что ей тяжело. Но на душе вдруг стало немного теплее. Только от того, что она рядом.
Сказала и ушла. В душу прокрался сквозняк, как будто кто-то ушел и забыл запереть за собой дверь. Дверь качалась на старых петлях, и ее скрип отчетливо отдавался в голове Степнова.
Пока пронзительный, разрушающий звук не разорвал голову Виктора изнутри, он огляделся.
На смену скрипу пришла мысль:
- Успеешь!
Почти побежал. Успел. Догнал. Взял ладошку в свою руку:
«Моя!».
Теплая рука, а даже не рука, а сама Лена, ответила бессловесным прикосновением:
«Мой...»
А любовь... Любовь в этот миг была для них одного цвета – цвета салюта, взлетающего над головами. Или салют цвета их любви...



Спасибо: 94 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2383
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.08.09 11:19. Заголовок: Автор: Манюня Редакт..


Автор: Манюня
Редактор: forget-me-not
Название: Прости...
Рейтинг: PG-13
Жанр: Angst, Deathfic, POV
Статус: закончен


Молчишь... Я хочу многое сказать. Послушай меня, просто послушай... Я скажу тебе все! И ты меня выслушаешь... Хотя слов-то у меня нет. Никакие слова не выразят мою любовь. Столько я всего делала неправильно. Не улыбалась, когда ты ждал. Вредничала, поступала тебе назло...
Помнишь... Ты купил мне «Наполеон», а я... стыдно. Я его выбросила, так и не притронувшись. Так вот, Вить... Это я тогда не на «Наполеон» обиделась. Просто я весь вечер тебя ждала с работы, а ты... опоздал. Мясо остыло. Хлеб зачерствел. Вить, я понимаю, тренировка... соревнования... Понимаю. Простишь меня? А еще... Когда мы поехали в магазин выбирать тебе свитер. Я же настояла на красном, хотя желтый тебе шел больше. А я не хотела... чтобы все на тебя любовались... Глупо? Просто я тебя очень сильно люблю...
Первая ночь, помнишь? Когда я боялась, а ты... ты тоже боялся. А потом я прижалась к твоей груди и уснула. А ты до самого утра не спал. Боялся... Я знаю, я никогда тебе не говорила... но я благодарна тебе. Самое большое счастье – засыпать на твоей груди. Вот я тебе сейчас говорю...
В школе, помнишь? Когда ты из-за меня ударил Игоря? Я тебе сказала, что боюсь тебя. Обидела... Не хотела, прости. Дура!
Ты все чувствовал? Я так хочу знать, что ты все чувствовал! Что я все это не со зла, что я... люблю!
Какая я глупая! Столько всего не сказала... Говорю. Когда твоя рука в моей руке, вот как сейчас... Тепло разливается по всему телу. А помнишь, ты называл меня «самой красивой улыбкой школы»? Я тебе не говорила, но мне было приятно. Ты так часто спрашивал, чего же я хочу... Ждал слов любви. А я не умею их говорить. Могу язвить, могу поставить на место.
Помнишь, в день нашей свадьбы... Мы были такие счастливые. Верили, что будет безоблачная жизнь...
А потом, через три дня я устроила скандал. Из-за чего? Я не помню... А ты, наверное, помнишь... Ты сам пришел мириться. Поцеловал меня в макушку. Я поворчала для приличия... Прости...
Вить, прости меня! За все, что я так и не сказала! За все... что я говорила... не так... Вить, слышишь, прости! Прости меня!
- Елена? – в темную комнату вошла женщина в белоснежном халате, - пора... вас ждут родные...
- Я хочу побыть с ним...
- Елена, в вашем положении...
Вить, ты меня простишь? Витя? Вить?
- Елена, отпустите его, - женщина мягко отводит в сторону.
- Витя!
- Елена, он умер!
- Витя...

Иду одна. Холод. Вить, ты же меня слышишь? Ты же меня не оставил? Как я теперь, одна? И... ты меня простил?



Спасибо: 73 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2414
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.09.09 02:36. Заголовок: Автор: Манюня Редакт..


Автор: Манюня
Редактор: forget-me-not
Название: Работа над ошибками
Рейтинг: PG
Жанр: POV, Angst, Romance, Continuation
Статус: окончен

Комментарии: http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000258-000-0-0-1251674081


Ты уходишь. Уходишь. Смотрю на чемодан, который ты вчера вечером собирал. Ты опять ждал меня в семь. А вернулась я в полночь. Ты сидел в темноте, смотря в одну точку. Руки сложил на груди, брови свел к переносице.
- Вить, пойми, - начала оправдываться я.
- Не надо, - ты покачал головой и очень спокойно встал с кресла. Слишком спокойно. Чудовищно спокойно. А потом достал чемодан.
- Вить? – я все еще надеялась услышать, что ты шутишь. Или уезжаешь в командировку. Или просто решил убрать ненужные вещи.
- Я поживу у себя дома. Так будет лучше.
- Наверное, ты прав, - ответила я вчера и ушла спать. И я, и ты понимали, что это – конец. Что ты не просто уедешь, чтобы дать мне и себе возможность забыть. Нет, ты пытаешься отвыкнуть, чуть-чуть облегчить ноющую боль расставания. Сказал и сам поверил. Никто же не говорил про расставание? Ты просто поживешь у себя... Утром, уходя на работу, ты сказал, что заберешь вещи вечером. Девять часов пытки. Далась тебе эта группа? Неужели ты не понимаешь, что я уже буду не я без «Ранеток»?

Первые нормальные отношения. Гуцул не в счет. Мы с ним и правда всегда были больше друзья, чем влюбленные. Первый мужчина. Первый общий быт. Первые проблемы... И первый разрыв. Больно. Может, и вправду нам не по пути? Может по отдельности мы перестанем мучить друг друга? Сможем вдохнуть полной грудью. Взгляд снова и снова натыкается на чемодан. Ужасная ирония – сегодня нет репетиций. Нечем себя занять. Не на что потратить время, нечего пустить в мысли. Поэтому снова и снова думаю о чемодане. Уйдешь, и будет легче дышать. Уйдешь, и я смогу не дергаться, когда вдруг на всю группу находит творческое вдохновение и мы играем до последнего. Уйдешь, и я перестану оглядываться, когда болтаю с Васей. Ты не поймешь, что он просто... просто Вася.
Любить просто так легко. Любить, как я люблю мороженое. Любить и не требовать от мороженого чего-то. Просто быть таким, каким я его привыкла есть: сладким, холодным. Не пытаться сделать эскимо вдруг острым или соленым. Кстати, недавно видела в супермаркете мороженое с перцем. Так вот, у меня есть выбор. Только люблю я обычное эскимо... Но у нас все сложнее. Почему-то мы снова и снова пытаемся друг друга переделать. А раньше, раньше же нас все устраивало. Я восхищалась тобой. Ты был моим учителем не только в школе, а по жизни. Сейчас твои наставления только раздражают... А еще, раньше ты радовался успехам в нашей группе чуть ли не больше, чем я. Сейчас все иначе. Когда все изменилось? Когда мы перестали замечать друг в друге только хорошее, а принялись с остервенением выискивать и подсчитывать недостатки?
Сижу на диване, перебирая в памяти светлые моменты нашей любви. Как их много! Твоя хитрая улыбка, когда ты принес мне цветы. Твой почти детский восторг, когда мы пошли в парк аттракционов. Наше лето... Как тяжело себя ломать. Практически невозможно. Отказаться от группы ради него? Легко, только что он захочет потом? Мне всего восемнадцать. Мне тяжело держаться с ним на равных, взваливать на свои плечи очередную ответственность. Хочется прижаться, отдать тебе в руки свою судьбу, свой путь. Только я не уверена, что ты поведешь наш корабль в нужном направлении. У нас слишком разное представление о будущем. Тебе видится семейный быт. А мне страшно. Страшно сделать шаг и не оступиться. Страшно жалеть о том, чего так и не сделала. Страшно упустить что-то важное. Страшно потерять себя. Ты очень умный. А я должна быть мудрой. Ты все знаешь, а я должна все чувствовать. Но, наверное, я не готова...
Чемодан. В нем вещи. Что взял с собой? Тихонько подхожу. Вещи, одежда. Ни фотографии, ни кружку, которую я тебе подарила... Только одежда. Стало горько. С ногами забираюсь на диван, прижимаю к животу диванную подушку. Обнимаю. Хочется кого-то обнять. Крепко. Обнимаю подушку. Рассматриваю свои ладони. Узор на одеяле. Смогу ли я без тебя? Есть ли еще где-то такие же глаза? Как у него? Буду ли я улыбаться? Смогу ли когда-то, лет через пять-семь, построить свою семью?
Хлопнула входная дверь. Пришел. И сердце часто забилось. Сказать? Остановить? Промолчать?
- Витя?
- Привет, - как-то глупо улыбнулся ты, - я за вещами...
- Я знаю, - кольнула гордость. Не буду. Пусть уходит. Я вздохну. Я смогу жить.
- Так вот, - берешь свой чемодан. Дурацкий чемодан. Не смотришь в глаза. - Лен, дверь закроешь?
А куда я денусь? Так и буду жить, распахнув двери? Ну уж нет! Запру на все замки! Выхожу, волоча ноги, в коридор. Ты не в своей тарелке. Суетливо теребишь замок чемодана. Я чувствую, что слезы подступают все ближе и ближе. Уходи. Уходи же!
Не выдерживаю, поднимаю взгляд. Ты в этот момент тоже решаешь запечатлеть в памяти меня. Секунда, и я крепко сжимаю тебя в объятиях. Не хочу отпускать. Не уходи. Нет! Ты мне нужен! И я тебе нужна! Витя! Умоляю! Не уходи! Разжимаю руки и отворачиваюсь. Не могу. Не могу смотреть, как он делает шаг от меня. Тот самый шаг. Хлопнула дверь. Ушел. Оборачиваюсь. А вдруг? Вдруг он остался? Нет. Запираю дверь на все замки уже из последних сил. Тут же, в коридоре, сажусь на корточки и, обхватив колени руками, рыдаю. Почему? Ушел... УШЕЛ!

Только спустя несколько тяжелых часов поднимаю себя, чтобы выпить чаю. Сил нет. Даже кружка кажется тяжеленной. Тем более когда она стоит рядом с твоей. Чертова кружка! Идиотская кружка! Какого черта ты тут стоишь?! Не будет Витя пить чай! Не тут! Швыряю бокал в мусорное ведро. Он не нужен! Даже не попрощались. Как всегда. Не сказали друг другу главных слов. Не попросили прощения за все обиды. Как люди расстаются? И как общаются потом, после любви? Смотрят друг другу в глаза? Рассказывают о собственных успехах?
Равнодушно включила радиоприемник. Что угодно, только не тишина.
- А сегодня тема нашего эфира – расставания, - бодро вещал ди-джей. Я усмехнулась сквозь слезы. И он туда же! – Звоните нам, рассказывайте вашу историю. Телефон прямого эфира 2222222. У нас звоночек. Здравствуйте!
- Здравствуйте, - раздался из динамиков голос, чем-то похожий на голос Виктора. Или мне сейчас все голоса похожи?
- Здравствуйте! Представьтесь и расскажите вашу историю, - ди-джей кипел энтузиазмом. И это в два часа ночи! Ненормальная работа.
- Меня зовут Виктор... Сегодня я ушел от любимой девушки. Потому что так и не смог ей объяснить, что люблю ее. Нет, не так. Мы не смогли понять друг друга. И я ее отпустил. Без меня ей будет легче. Я ей мешал, мешал ей жить, расти. Для нее всегда на первом месте окажется... призвание. А не я. Я могу только быть вторым. А я спортсмен, черт побери! Мне важно быть первым! И чтобы она думала обо мне, - вдруг Степнов, а я не сомневалась, что это именно он, сбавил тон, - хотя... Я сам хорош. Решил, что она теперь принадлежит только мне. Как дурак, сгорал от злости, когда ее не было рядом. Сам увязал в болоте, да и ее тянул следом... Надумал себе, что мне нужна она вся. А мне просто нужна она...
- А есть возможность вернуть все? – участливо спросил ведущий. Я закусила губу и сжалась, ожидая приговора. Можно, Витя! Можно! Да! Он молчал. Довольно долго, что ди-джей принялся «аллекать», думая, что пропала связь.
- Вы знаете, я многое за сегодняшний вечер понял... И решать ничего сам я не могу. Это решают двое. Если она захочет, если даст мне шанс начать сначала. Исправить все ошибки...

Где этот телефон? Где он? Скорее! Скорее, нельзя медлить ни минуты!
Я мечусь по квартире, разыскивая трубку радиотелефона. Как назло ее нигде нет. Обнаруживаю ее в ванной. Какой там номер?!
- Радио! Здравствуйте! – я дозвонилась. Я дозвонилась?! Я дозвонилась!
- Здравствуйте, меня зовут Лена. Я хочу рассказать свою историю. Он самый лучший! А я его не удержала...
- Погодите! Расскажете все это в эфире. Сейчас песня закончится, и вы будете говорить. Убавьте громкость радиоприемника, вы будете слышать ди-джея в трубке.
Томительные минуты ожидания. Сгрызенный ноготь... Я скажу все. Расскажу, что он мне нужен. Расскажу, как ошибалась. Как не хотела понять его. И он меня услышит. Я ему расскажу! Ему. Знаю, что он сейчас не может уснуть. Знаю, что он... И вдруг долгожданное:
- Здравствуйте, вы в эфире!

- ... наверное, я его неправильно любила. Наверное, надо не так. Я виновата и не могу найти нужных слов. Он много для меня значит. Много больше, чем что-либо и кто-либо. Я была такой дурой. Не слышала его, не понимала, как ему тяжело! Наверное, я это заслужила. Только если есть хоть один шанс из тысячи. Из миллиона. Что он вернется...
- Вы этого хотите? Ведь он запрещал заниматься любимым делом!
- Да не запрещал он! Он пытался меня удержать! А я не замечала. Я не хотела видеть его мучения. Но мы сможем! Мы поговорим и поймем друг друга!
- Откуда такая уверенность? – чуть насмешливо спрашивает ведущий.
- Потому что я его люблю... И он любит меня! И потому что он меня сейчас слышит...


Спасибо: 78 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2426
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.09.09 02:26. Заголовок: Автор: Манюня Редак..


Автор: Манюня
Редактор: forget-me-not
Название: Цветик-семицветик
Рейтинг: PG-13
Жанр: Angst, Romance, Continuation
Статус: окончен

Комментарии: тут

Виктор брел по пустынной аллее. На душе противно саднило. Так саднят руки, когда на бегу падаешь на асфальт и страхуешься ладонями. Вроде, раны не глубокие. А ничего сделать нельзя. Так и Степнов. Казалось, ничего непоправимого не произошло. Но как распутать клубок взаимных упреков и непонимания, он не знал. Лена в очередной раз взбрыкнула. Показала характер. Ушла ночевать к Лере. Как будто так можно что-то решить.
Виктор так задумался, что не сразу услышал крики в противоположном конце аллеи. Два высоких амбала перекидывали над собой сумку пожилой женщины.
- Эй, хулиганье! – Степнов нахмурился, - я вам сейчас руки пообломаю! Оставьте старушку в покое!
Едва мужчина принялся набирать скорость, парни бросили котомку на землю и дали стрекоча.
- Попадитесь мне только! – Виктор погрозил кулаком вслед убегающим юношам и обратился к старушке: - Вы в порядке?
- Спасибо, - пожилая женщина промокнула накрахмаленным кружевным платочком глаза, - я немного испугалась...
- Да не за что! Вот идиоты!
- Вы чем-то опечалены? – старушка водрузила на нос пенсне, внимательно вглядываясь в лицо мужчины.
- Да нет, все в порядке, - отмахнулся Степнов.
- Вы уверены, что я не смогу вам помочь?
- Вы?! – Виктор едва заметно усмехнулся, - нет... Не думаю.
- Хорошо, тогда возьмите это, - старушка протянула цветочек-семилистник.
- Что это? – Степнов не скрывал снисходительной улыбки.
- Сказку про Цветик-Семицветик читал?
- Лети-лети... Как там?
- Надо оторвать лепесток и сказать:
Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли -
Быть по-моему вели.
- И? Загадывать желание? – Виктор вдруг почувствовал себя семилетним мальчиком, верящим в чудеса.
- Загадывай, - старушка сама улыбалась, глядя на счастливое лицо Степнова.
- Ну-с, приступим, - мужчина оторвал зеленый лепесток и, слегка смущенно оглянувшись по сторонам, зашептал:
Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли -
Быть по-моему вели.
Вели, чтобы... Чтобы... Чтобы Лена не занималась музыкой!
Вмиг поднялся вихрь, унесший с собой странную старушку, небо посерело, начал накрапывать дождь.
По аллее, рассекая воздух, мчалась Ленка. Его Ленка.
- Ленок! – Виктор радостно улыбнулся. Ведь если у нее нет музыки... То у него нет причин на нее злиться.
- Витя, - девушка остановилась, но отчего-то не улыбалась.
- Ты чего такая хмурая?
- Я? Обычная. Такая же, как всегда, - серьезно ответила девушка, - а ты что такой странный? Дебильная улыбка!
- Какая? – челюсть Степнова непроизвольно вытянулась.
- Вить, не тупи! На носу чемпионат города. Мне надо тренироваться!
- А как же я? – Виктор обиженно обнял девушку за талию и притянул к себе.
Но Лена достаточно грубо оттолкнула мужчину:
- Мы же договорились! Оставь свои телячьи нежности! Хотя бы на время соревнований! И вообще! Не веди себя, как кисейная барышня! Мы спортсмены! Боевой дух! Сила воли!
- Лен, ну... ты, - Виктор пытался увидеть в этой девушке свою Лену, - может, устала?
- Ты такой странный сегодня, - Кулемина пожала плечами, - знаешь же, что я никогда не устаю... Ежедневные тренировки, правильное питание и режим дня.
- А я? У тебя в режиме есть место для меня? – вдруг Степнов пожалел о своем желании. Такая Лена ему совсем не нравилась. Вернее не так. Лена ему нравилась любой: спокойной и возбужденной, сонной и рассерженной. Особенно рассерженной... Но он никак не ожидал, что Лена без музыки будет такой холодной. Дисциплинированной. Не женственной. Чужой.
- Лен, а может, в кино?
- Вить, - Кулемина поморщилась, - давай глупостями не заниматься. Все эти цветочки-конфетки вон для Ранеток наших!
- Ранеток? – Степнов оживился, услышав знакомое слово из уст любимой.
- Ты головой на перекладине ударился? – Лена насмешливо закатила глаза. - Ранетки. Школьная рок-группа. Сейчас они учатся в Снегинке, поют песни про любовь-морковь.
- А тебе нравится, как они поют?
- Никогда об этом не думала... У меня нет времени на эти глупости. Мне надо тренироваться! – Лена покачала головой, стянула волосы в хвостик на затылке и продолжила бег.
- Хорошо желание! - Виктор покачал головой, смотря вслед Лене. – Нет, мне это не нравится. Нужно вернуть все как было!
Степнов достал цветочек и загадал:
- Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли -
Быть по-моему вели. Вели, чтобы Лена опять любила музыку и была в Ранетках.
Вновь поднявшийся вихрь уже не удивил мужчину. Что ж, два желания израсходованы. Осталось всего пять.
Виктор сел на скамейку и задумался. Если причина их ссор с Леной не в музыке, то в чем? Может, она его не любит? Или недостаточно любит? Степнов теребил в руках цветочек и, словно что-то решив, аккуратно отделил лепесток от сердцевины:
- Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли -
Быть по-моему вели. Вели, чтобы Ленка безумно меня любила. Очень. Сильно. Сильнее всего.
Привычный ветер, подхватывающий лепесток и уносящий его куда-то в небо. Виктор поднял голову, наблюдая, как где-то высоко все превращается в одну малюсенькую точку.
- Витя! Вот ты где! – ему навстречу бежала Лена. Волосы взлохмачены, глаза горят.
- Ленка! Леночка, - Степнов обнял девушку. Сердце бешено колотилось. Весь вид девушки говорил о том, что случилось что-то страшное. Вечно спокойная, Кулемина могла паниковать, только узнав о скором конце света. Да и то вряд ли.
- Витя! Витенька, - девушка сжала в кулак ткань его рубашки. Прижалась всем телом к нему. Степнов крепко обнял ее, но мелкая дрожь не отпускала его любимую.
- Девочка моя, хорошая моя! Что случилось? Что произошло?
- Я пришла домой, а тебя нет...
- И? – Виктор пытался, словно клещами, вытянуть из нее, что же такого ужасного случилось.
- И мне без тебя плохо, - Лена принялась покрывать лицо мужчины поцелуями.
- Погоди, Ленк, - Степнов отстранился, - это все? Ничего не произошло?
- А тебе этого не достаточно? – Лена теснее жалась к мужчине, не переставая его поглаживать.
- Ленка, тут люди, - Виктору стало не по себе.
- А мне плевать! Пусть смотрят! И завидуют, как мы друг друга любим! Я тебя очень люблю! Очень сильно!
- Тут дети! – Степнов усиленно пытался избежать совсем уж интимных ласк, - ЛЕН!
- Ты меня не любишь?! – вдруг лицо Кулеминой исказила гримаса боли, - нет! Нет, этого не может быть!
- Я тебя люблю. Очень!
- Неправда! Ты сказал это не так, как нужно! Ты гуляешь один по улице! Без меня! Ты должен все время проводить со мной! А не один!
- Ленка, я тебя люблю! – Степнов растерянно покачал головой.
Но Кулемина уже бежала по дорожке, утирая слезы.
- Ну нет. Верните мне нормальную Лену... Эту истеричку тяжело терпеть рядом... Неужели я так же странно выгляжу? Как там? – Степнов отделил еще один лепесток от цветка:
- Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли -
Быть по-моему вели. Вели, чтобы Ленка опять стала прежней!

Виктор уже больше часа бродил по аллее. Осталось всего три лепестка. И он не знал, как исправить их сложные отношения с Леной. У него в руках волшебный цветок. Он может пожелать все, что захочет. Но он не знает, что нужно сделать, чтобы и ему, и Лене стало легко друг с другом. Чтобы он перестал сомневаться. Чтобы она, как и прежде, начала улыбаться. Мужчина чувствовал, что тот самый клубок взаимных обид можно распутать, лишь дернув за веревочку. Но эта веревочка постоянно ускользала из его рук.
Ноги сами принесли его к Снегинке. Виктор притаился в густых зарослях сирени. Потому что на крыльце, подставив лицо осеннему солнцу, стояла его Ленка. Такая родная. Любящая музыку. И любящая его. Да, не до безумия. Но любящая. Что же не так? Где же он ошибается? Почему он не может сделать свою любимую счастливой? Почему вместо улыбки - слезы и хмурое выражение лица. Дома они едва разговаривают. Или кричат друг на друга. Зато тут, на крыльце училища, Лена улыбается. Легко и непринужденно. Но не ему. Другому парню.
Перед глазами Виктора встала серая пелена. Он не слышал голос разума. Только клокочущая злость, разливающаяся ледяными волнами по всему телу. Скулы свело.
- Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли -
Быть по-моему вели. Вели, чтобы этот парень никогда не узнал Лену! И она его не узнала!
Вихрь. В рассеявшемся облаке пыли, поднятой с земли, Степнов разглядел Лену.
Она стояла одна. И улыбалась словно своим мыслям. Даже пританцовывала.
- Ленок, - Виктор решил выглянуть из кустов.
- Ты?! Что тебе надо? Мы же уже все решили! – улыбка вмиг стерлась с лица девушки.
- Лен, нет, послушай!
- Это ты послушай, - девушка развернулась на месте и взглянула мужчине прямо в лицо, - ты мне шагу не даешь ступить! Ты мне дышать не даешь! Музыкой ты мне уже запретил заниматься! Группа развалилась! Из-за тебя! Что еще ты хочешь?
- Пойдем... в кино?
- Засунь себе это кино знаешь куда? – Кулемина перешла на свистящий шепот, - мне никуда не хочется. Вообще.
- Лен, ну тебе же раньше нравилось...
- Мне и музыка нравилась! И что?! Тебе вообще есть хоть какое-то дело до того, что мне нравится?
- Есть...
- Правда? Незаметно!
- Ну... Лен, ну я подумал... Отправляйтесь в тур с Бритни Спирз! Если для тебя это действительно ТАК важно... Для меня важно, чтобы ты была счастливой!
- С кем? – девушка хрипло рассмеялась, - а чего не с Мадонной? Витя, ау! Группа распалась! Мы никому не нужны! Я вообще не знаю, что мне делать! А ты мне на концерт Бритни предлагаешь сходить!
- Не сходить. Выступать там. На разогреве...
- Ага, так нас там и ждут! Иди, Степнов! Уйди, пожалуйста! Ты растоптал все, что было мне дорого! А теперь еще и издеваешься! Уходи! Я не могу тебя видеть!
- Лен, - по спине мужчины побежали мурашки, - а... я... прости, Лен!
- За что? За то, что перечеркнул всю мою жизнь?
- Да не музыка главное! Главное – это семья! Дом!
- Слышала, - Лена покачала головой, - только... Какая семья, когда тебе наплевать на то, чего я хочу?
- Значит... Это все? – ухнуло сердце.
- Это все, - девушка резко отвернулась, чтобы он не увидел блеснувшие в глазах слезы, - так будет лучше...
- Кому?
- Нам...
Виктор сжал кулаки. Больно. И сердце стучит как сумасшедшее. Неправильно! Глупо! Так не может быть! Они же любят друг друга. Он знает. Схватил цветок, оторвал лепесток и зашептал:
- Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли -
Быть по-моему вели. Вели, чтобы все было как раньше!
Вдруг он очутился в кустах. А Лена о чем-то переговаривалась с Васей у порога училища. Смотреть на это было невыносимо. Хотя он знал, что расставания не было... Тем не менее, сердце все еще стучало: бум-бум-бум. Нужно успокоиться.

Мужчина не заметил, как стемнело. Фонари горели теплым желтым светом. Машины, шумя, проезжали мимо. Когда Виктору было одиноко, ноги сами вели его в одно место. В школу.
На школьном дворе, среди качелек, сидела одинокая хрупкая фигура.
- Соня, - Виктор замер в нерешительности.
- Витя, - девушка слабо кивнула.
- Сонь, ты как? – Степнов положил ладонь на ее худое плечо, - держишься?
- Держусь, - бесцветным голосом отозвалась химичка.
- А что ты тут? Чего... домой не идешь? Там родные, всё легче...
- Не могу, - Соня растерянно развела руки в стороны, - они все утешают...
Виктор сел рядом. Они оба молчали.
- А знаешь что, Вить, – вдруг подняла на Степнова бездонные глаза девушка, - ведь это так... несправедливо! Он был такой молодой. Мы пожениться собирались...
- Да, вы были очень красивой парой. Казалось, что вы друг друга во всем понимаете...
- Просто мы доверяли друг другу. Я понимала его интересы. Ведь он так любил археологию. Он бы задохнулся без нее. А я хотела видеть его счастливым. После раскопок у него глаза горели. Ему так нравилось делиться со мной впечатлениями... А я ничего не понимала... но слушала. Потому что ему нужно было, чтобы я слушала. Ему важно, что я поддерживаю его... поддерживала... Это же так много значит, да? А еще я знала, что где бы он ни был... Он вернется ко мне. Потому что я его всегда поддержу. Вить, - Соня закрыла лицо руками, - это так... больно. Как будто меня ополовинили. Как я могу улыбаться?! Все говорят, что жизнь не остановилась! Она продолжается! Но для меня она остановилась там, во Франции.
- Сонь, - Степнов не знал, что сказать. Да и что можно сказать человеку, который потерял самого себя.
- Не говори ничего! Просто береги Ленку! Люби ее! Цени! И не разменивай время, отведенное вам, на мелочи!
Виктор содрогнулся. На секунду он вдруг подумал, как бы себя чувствовал на месте Софьи. Без Ленки. Один. Только пойти и утопиться.
Степнов тихонько встал. Софья, казалось, даже и не заметила, что он отошел. Она так же сидела на скамейке, обнимая себя за плечи и смотря прямо перед собой.
Степнов, не раздумывая, оторвал последний лепесток от цветка.
- Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли -
Быть по-моему вели. Вели, чтобы Софья еще была счастливой!

Вдруг среди ночи стало как будто светлее. Соня внезапно поднялась со скамейки, поправила платок на шее. Кивнула на прощание Виктору и поспешила куда-то. Скорее всего, домой.
И Виктору было пора домой. Ленка, наверное, уже заждалась. Он шел, рассматривая ночной город и крепко сжимая в руках ниточку, которая распутает сложный клубок их отношений...



Спасибо: 72 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2441
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.09.09 19:23. Заголовок: Автор: Манюня Редакц..


Автор: Манюня
Редакция : forget-me-not
Название: Шаг вперед
Рейтинг: R
Жанр: Fluff, Romance, Виньетка
Статус: окончен

Комментарии: тут жду




- Ну вот, здесь я и живу, - Виктор распахнул входную дверь перед своей девушкой.
- Мило... – Лена огляделась по сторонам. Типичная квартира холостяка. Не сочетающиеся между собой предметы интерьера. Но чисто. Даже черезчур чисто.
- Ну, сам... Как мог, - Степнов заметно нервничал и качался с пятки на носок. - Прости, я не знал, какие ты цветы любишь... Я купил на свой вкус...
Девушка перевела взгляд на букет, стоящий на столе в центре комнаты. Оранжево-красные розы в трехлитровой банке. В этом было столько нежности, столько искренности, что Кулемина спрятала счастливую улыбку в ладошке.
- Не нравится? – Виктор по-своему расценил улыбку девушки.
- Нет, очень, очень нравится! Они как... Как пожар, как огонь, - Лена дотронулась до бархатистых лепестков. Она смущалась. Их первое полноценное свидание с Виктором.
Степнов пришел с утра загадочный. Долго о чем-то шептался с дедом. А потом ушел, ничего ей не объяснив. Петр Никанорович весь день хитро поглядывал на внучку. И только вечером, когда Виктор пришел за ней на их ежевечернюю прогулку, таинственно сказал:
- До завтра!
- Что?! Почему? Как?
Вопрос ночевок у Степнова не раз обсуждался с дедом. В ход шли уговоры, шантаж, крики о том, что она уже взрослая. На все это Петр Никанорович находил новые и новые причины для отказа. Вот и приходилось Лене и Виктору довольствоваться вечерами и днями. Но сейчас что-то поменялось...
От собственных воспоминаний девушку оторвал запах чего-то вкусного.
- Пахнет? Чем?
- Ну, - потупил взгляд мужчина, - я приготовил нам ужин... Ты посмотри телевизор, я тебя позову!
- Вить, - Лена растроганно прижалась к любимому мужчине, - ты... не перестаешь меня удивлять! Зачем?
- Я хочу, чтобы этот вечер тебе запомнился.
Лена изумленно покачала головой и уселась в кресло смотреть матч.
И хотя играла ее любимая команда, мысли были где-то далеко. Как изменилось все. Прошел всего месяц с выпускного, и вот она уже дома у Виктора. На правах хозяйки. Он уже Виктор. Витя. А не Виктор Михайлович... Готовит для нее ужин, а не гоняет по стадиону. Девушка не могла поверить в происходящее, поверить в свою причастность к этой сказке. Она уже три недели ограничивала общение с подругами смс-ками и редкими звонками – не до них сейчас. Впервые в жизни Лене хотелось жить в свое удовольствие, не взваливая на себя чьи-то проблемы. Все ее малейшие неприятности тут же решал Виктор. Плохое настроение – он знал, что эскимо его поднимет. Болит голова – тишина и приглушенный свет, живот – массаж и крепкие объятья. Он знал о ней все. Между ними не было запретных тем. И ей хотелось насладиться всем этим в полной мере.
- Какой счет? - вышел из кухни Степнов.
Лена не смогла сдержать смеха. Ее любимый мужчина, смелый и сильный спортсмен, был в переднике в ромашку.
- Вить! Стильно!
- Я тебе сейчас дам – «стильно», - Виктор в шутку изобразил, что разозлен. Приблизился к девушке, резко подхватил ее с дивана и перекинул через плечо.
- Виииитя! Степнов! Поставь меня на место!
- А где твое место? – мужчина старательно валял дурака.
- Тут, рядом, - сдавленным голосом ответила Лена, - ну поставь же меня на пол! Я хочу кое-что спросить! Пока перерыв в матче!
Виктор аккуратно опустил Лену в кресло, а сам уселся рядом, на подлокотник.
- Почему дед дал добро на мою ночевку у тебя?
- Кулемина! Не порть сюрприз! – Степнов загадочно улыбнулся.
- Вить!
- Всему свое время! Все расскажу, - мужчина потрепал девушку по волосам. Он знал, что она этого не выносит.
- Степнов! Придушу! Своими руками! – Лена спихнула Виктора с подлокотника.
- Кулемина! Марш к директору!
- О! Николай Павлович тоже здесь?
Степнов скорчил лицо и вернулся на кухню. Лена в отместку за то, что он ушел, прибавила звук на полную громкость. Виктор загромыхал посудой. Лена запела, перекрикивая воодушевленного Гусева. Соседи застучали по батарее.
- Лен, - вошел в комнату согнувшийся от смеха Степнов.
Девушка хохотала. Вдоволь отсмеявшись, мужчина спросил:
- А что смеемся-то?
- А правда? – Лена изо всех сил старалась сохранить серьезное выражение лица.
- Ужин готов. Пойдем?

На кухне красиво, по тарелкам была разложена еда. В центре стола – поднос с фруктами.
- Вино? – Лена взяла в руки бокал.
- Ну... сегодня есть повод, - Виктор потупил взгляд.
- Расскажешь? – девушка заняла свое место за столом.
- Сейчас можно! Давай сначала выпьем! – мужчина поднял бокал.
- За что?
- За нас, любимая!
Лена кивнула. Звон бокалов. Она отпила совсем немного, но в голове сразу приятно зашумело. Любовь к мужчине заполнила ее всю. Настолько, что она боялась дышать, чтобы не выпустить с воздухом хоть капельку этого чувства.
Виктор с улыбкой смотрел на свою девочку. Щеки слегка раскраснелись, часто облизывает губы. Он не мог поверить, что впервые за долгое время он безупречно счастлив. Тихо, спокойно. И Лена рядом. Что еще надо? Виктор смотрел и не мог отвести взгляд.
- Вить, - девушка исподлобья стрельнула глазами, - ты чего так смотришь?
- Ты такая красивая...
- Ну тебя, Степнов, - Лена отмахнулась, но по заблестевшим глазам он понял, что ей приятно.
- Я не шучу... Ты очень красивая. Я глаз отвести не могу...
- Ну и смотри, мне не жалко, - Лена озорно показала язык и принялась есть, лишь изредка поднимая глаза, чтобы убедиться, что Виктор смотрит.
А Степнов и вправду не мог сейчас есть. Хрупко, как все хрупко было у них. Через столько всего пришлось пройти. Столько вынести, чтобы сейчас сказать: да, она его судьба! И только с ней он будет счастлив. И наплевать на все и на всех!
- Вить, подай хлеб, - попросила Лена.
Подал. Случайное прикосновение рук. И обоих обдало словно электрическим током. Заряд пробежал от кончиков пальцев, которым посчастливилось участвовать в соприкосновении, до ребер, где набрал особенную силу, словно взорвался, и волны от взрыва разлились уже плавно и медленно по всему телу.
- Лен, - хриплым, не своим голосом произнес мужчина.
- Вить, - вторила ему девушка.
- Как я соскучился...
- И я.
Лена не доела. Виктор и не притронулся к еде. Но какая еда, когда рука уже тянется к руке, чтобы притянуть, прижаться...
- Кулемина, что ты со мной делаешь, - на выдохе прошептал Виктор и прижался к любимой девушке губами.
Лена словно ждала его поцелуя вечность. Словно не вчера, стоя у ее подъезда, они целовались почти сорок минут. Он запустил ладонь в ее волосы, то гладя их, то нежно сжимая, управляя движениями ее головы. Лена хотела, чтобы он управлял ею. Во всем. Сейчас она готова раствориться без остатка.
Виктор прижал ее к косяку. Почувствовав спиной опору, девушка лишь крепче прижалась к своему любимому. Казалось, между ними нет ни миллиметра. И дышат в унисон. В унисон часто...
Сжал за талию, слегка приподнял над полом. Девушка в очередной раз подумала, какой он сильный. Обхватила его ногами и руками.
- Обезьянка моя, - Степнов поцеловал в нос. Потом в щеку. Разумеется, для симметрии в другую. В глаза тоже поцеловал. Когда целуешь в глаза, так смешно дрожат реснички. И в подбородок необходимо поцеловать...
Лена вдруг отстранилась и серьезно посмотрела в глаза любимому. Пристально. С вызовом.
Виктор опустил ее на пол. Понял немой вопрос. Или мольбу. Или ответ.
Она взяла его за руку. Как тогда, на выпускной. Он сжал ладошку. Несмело, словно стесняясь, посмотрели друг на друга.
- Пошли... телевизор смотреть, - хитро улыбнулась девушка.
- С удовольствием, - принял правила Виктор.
В комнате Лена подошла к столу, спрятала взгляд в пышном букете цветов.
Подошел. Обнял, уткнулся ей в макушку. По телу дрожь. Его руки крепко лежат на талии, слегка гладят живот. Каждое его прикосновение к телу оставляет жаркий след. Виктор наклонился, поцеловав в ухо. Нежно, невесомо, слегка прикусывая раковину.
От нежности хотелось закричать. Вся любовь, наполняющая Лену изнутри, требовала выхода. Девушка резко развернулась, обняла Виктора за шею, прижалась губами к его губам. И снова вспышки, как толчки судороги, сотрясают обоих.
Степнов чувствовал, как кровь тяжелым напором прилила к сердцу, заставляя его колотиться в бешеном ритме. Схватил почти грубо. Расстегнул молнию на кофте. Заглянул в глаза - ни страха, ни стеснения не увидел. Такой же сумасшедший взгляд, как, видимо, и у него.
Постепенно движения Лены осмелели. Когда оба освободились от одежды, она сделала то, о чем давно мечтала... прижалась к нему, соприкоснувшись разгоряченными телами. Каждой клеточкой.
- Моя... моя маленькая, - он прошептал ей на ухо, - я... люблю тебя.
Вместо ответа Лена сделала неуловимое движение ему навстречу.
- Моя, - Виктор задохнулся от нахлынувших чувств.
Такая податливая, такая мягкая. Так рядом. Он чувствовал, как растет его температура. Голова кружится и, кажется, существует в каком-то параллельном мире. В мире, где все летают в облаках, безмерно свободны и счастливы, где можно разучиться дышать от разрывающей пульсации изнутри. Огненно-красные розы добавляли ощущение пожара вокруг и внутри. Ее выдох – его вдох. Его. Только его. В груди все горит, пылает.
С ним она забыла обо всем. Сон? Крепкие руки... Он нужен ей. Весь. Без остатка. Лена чувствовала, как громко стучит ее сердце в ночной тишине. Хватает руками его крепче, боясь хоть на секунду отпустить. Нет его, нет ее. Есть они - переплетенные тела, переплетенные души, переплетенные судьбы... Жарко. Близко. Нежно и страстно. Кожа под его руками плавится. Девушка взглянула на оранжево-красные розы. Яркие, как огонь. Нервные окончания о чем-то активно сигнализировали, посылали пульсации, пока все тело не накрыла волна и дрожь.
<..........>
Лена сидела на широком подоконнике, рассматривая ночную мглу.
- Ты почему такая молчаливая, - принес ей чай.
- Я слишком тебя люблю?
- Любить нельзя слишком, - неуверенно отозвался Виктор.
- Красивая ночь?
- Лучшая ночь, - мужчина закопался в ее волосы, вдохнул родной запах.
Кулемина спустила ноги с подоконника, притянула Степнова к себе и крепко обняла.
- Девочка моя, - Виктор гладил ее по спине, по голове.
Нежно, мягко поцеловал. Прижал к окну, удерживая за спину.
Лена придвинулась ближе. Высота подоконника идеально подходила для того, чтобы ее глаза были на одном уровне с его глазами. Ее губы – с его губами...
Виктор стянул с нее наспех надетую час назад футболку.
Она развязала его халат.
Он боялся разжать руки, держа ее в объятьях.
Она водила пальцами по его груди.
Он крепко впился пальцами в ее спину, когда Она обвила его талию ногами.
Он задохнулся от ощущения опасности и вседозволенности...
Она кусала губы до крови от желания разлететься на тысячу кусочков, чтобы потом вновь соединиться воедино...
<..........>
Утром Виктор проснулся от чьего-то взгляда. Нехотя открыл глаза и уткнулся в зеленые, как мокрая трава, глаза.
- Проснулась уже? Мы вчера очень поздно уснули...
- Проснулась, - Лена грациозно потянулась.
- Давай еще поспим?
- Обязательно, - девушка улыбнулась, словно кошка, съевшая миску сметаны, - только ты мне вчера так и не рассказал про сюрприз!
- Забыл! – мужчина хлопнул себя по лбу.
- И? – Лена провела пальцем по груди Виктора. Степнов спрятал улыбку. Откуда, откуда в ней столько женственности? Где она спала раньше?
- Ты будешь жить у меня, - торжественным тоном объявил он.
- Что? Как?! – Ленка подскочила и только что не запрыгала на пружинах кровати, - как тебе удалось уговорить деда?
Виктор захохотал. Вот тебе и женственность. Совсем еще ребенок.
- А я и не уговаривал! Он сам предложил... Решил, что тебе пора устраивать свою жизнь!
- Витя! Я не верю! – Лена задыхалась от возбуждения, - правда? А как же он? Совсем один? Мы же будем его навещать?!
- Конечно!
- Ой! А давай тут перестановку сделаем?! И на кухне? Вить, ну что ты смеешься? Степнов! Хватит хохотать!
Тут на Виктора полетела подушка. Вслед за подушкой полетела и сама Ленка...
<.........>
Конец.





Спасибо: 123 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2455
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.09.09 02:46. Заголовок: Автор: Манюня Редакт..


Автор: Манюня
Редактор: forget-me-not
Название: Потеря
Жанр: Angst, хочу, чтоб AU
Рейтинг: PG-13

Комментарии: тут очень жду
От автора: этот миник влез без очереди. Я помню, что задолжала еще одну серию с «секретного канала», но она будет чуть попозже, а пока вот так все.



София. Полный, ревущий стадион. Лена, как всегда, переглянулась с подругами и заиграла финальную композицию.
Кулемина скользнула взглядом по толпе. Софиты скрывали лица, превращая десятки тысяч людей в сплошную желто-серую массу.
За кулисами Вася протянул пушистое полотенце.
- Спасибо, - девушка грустно улыбнулась.
- Девчонки! – звуковик не разделял настроение басистки, - а у меня для вас сюрприз!
- Какой еще? – поинтересовалась Женя.
- Давайте через час в ресторане отеля! И все сами узнаете, - Вася таинственно подмигнул.
Лена, переодеваясь в номере, ворчала себе под нос:
- Совсем нет настроения на все эти сюрпризы...
- Лен, а ты чего такая... никакая? – спросила Аня.
- Да Вите весь день дозвониться не могу, - девушка обняла себя за плечи, пытаясь унять мелкую дрожь, - я, наверное, никуда не пойду... Останусь в номере...
- Ленка-то у нас как жена декабриста, - хихикнула Женя.
- Лен, правда, Вася готовил нам что-то, - заныла Нюта.
- Тебе надо развлечься! – поддержала подруг Аня.
- Ладно, - Лена нехотя поднялась с кровати, - только ненадолго...

Внизу, в ресторане, подруг ждал красиво сервированный стол.
- Ужин? – Аня кокетливо улыбнулась. – Спаси-и-ибо!
- Васька, ты супер, - кивнула Лена.
- Девчонки, вы это заслужили! Такой концерт, такой успех! Да вы выступили не хуже Бритни! Это я вам как специалист заявляю!
- Ну ты скажешь, - Нюта счастливо зарделась.
- Давайте уже есть, я голодная! – Кулемина первая уселась за стол. Впрочем, остальные тоже не заставили себя долго ждать.
Девушка в очередной раз с грустью поймала себя на ощущении пустоты. Сердце ныло, руки не слушались. Она скучала по Виктору. Очень сильно. Настолько, что за ужином едва притронулась к еде.
- Лен, - наклонился к ней Вася, - ну съешь что-нибудь.
- Спасибо, Вась. Все очень здорово. И сюрприз отличный. Просто... Мне хочется побыть одной!
- Да не переживай ты так! Осталось два концерта, и мы вернемся в Москву. К твоему Отелло.
Лена вымученно улыбнулась. Как объяснить, что у нее нет сил ждать эти два дня? Как объяснить, что в каждом высоком брюнете она видит Виктора? Как объяснить, что им так тяжело вместе и совсем невозможно врознь?
- Не кисни! Выпей вина, оно потрясающее, - улыбнулся Вася.
- Хорошо, - Лена пододвинула к себе бокал.
- Может, потанцуем? – спросил звуковик.
- Вась, прости, я...
- Я все понимаю. Ань, пойдем танцевать? – тут же переключился парень.
- С удовольствием, - подскочила Прокопьева.
Лена выпила бокал. Вино и вправду оказалось вкусным. Внутренняя дрожь чуть отпустила. Рука, сжимающая ее сердце, ослабила хватку. Даже улыбка появилась почти искренняя.
- Еще вина? – спросил возникший словно ниоткуда Вася.
- Можно, - Лена улыбнулась поверх бокала. А что? Она симпатичная молодая девчонка. Приятно в этом лишний раз удостовериться.
Второй бокал девушка осушила еще быстрее, чем первый. Стало заметно веселее.
- Пойдем, потанцуем? – повторил попытку Вася.
Лена залпом выпила третий бокал и, к своему удивлению, обнаружила, что без твердой опоры в виде Васи ей некомфортно стоять на ногах.
- Когда ты успела так напиться? – проворчал звукорежиссер, ведя девушку на танцпол.
Это ворчание вдруг показалось Лене таким родным.
Вася обнял за талию и плавно повел Кулемину в такт музыке. Едва крепкие мужские руки дотронулись до Лены, ее тут же бросило в жар. Знакомые, безумно знакомые ощущения защищенности. Ощущение тепла, исходящего от мужских рук.
- Голова болит? – спросил Вася. Заботливо. Слишком заботливо.
Кулемина сделала шаг назад:
- Не надо!
- Что? В чем дело? – Вася мягко отпустил руки.
Лена сжала губы в тонкую линию и изо всех сил замотала головой.
- Лен, я понимаю, ты скучаешь по нему... Ну мы же просто танцуем. Ничего плохого не делаем!
- Я все равно лучше посижу... Потанцуй с девчонками...
Девушка вернулась за столик и запила сухость во рту бокалом вина. Попробовала дозвониться до Степнова, но металлический голос на том конце провода раз за разом равнодушно сообщал, что абонент находится вне зоны действия сети.
- Ленок, ну не грусти, - участливо улыбнулась Нюта, - наверняка Виктор Михайлович просто забыл зарядить телефон...
- А знаешь, наверное, ты права. Он сейчас на работе... Или еще где, а я тут извожусь вся!
- Вот и правильно, - Морозова растянула губы в улыбке, - расслабься, потанцуй!
- Вась, - Лена позвала звуковика, - пойдем танцевать?
- Ты уверена? Пойдем!

Качаясь в такт музыке, Лена сложила голову на плече Васи. Было спокойно. Звуковик очень крепко ее обнимал, прижимаясь всем телом. Лена даже слышала, как часто стучало его сердце.
- Ты в порядке? Вид такой потеряный, - Вася провел рукой по спине девушки.
- Я очень устала, - заплетающимся языком объяснила Лена.
- А девчонки в клуб собрались, - Артемов оглянулся на остальных «Ранеток», шумно объясняющих официанту, что именно они хотят.
- Да пусть едут куда хотят! А я спать хочу!
- Погоди, Лен, я тебя провожу в номер...
Вася подошел к официанту, быстро расплатился, кивнул «Ранеткам»:
- Ленка спать хочет, я в номер ее провожу... Да и сам пойду, наверное, завтра сложный день.
- Вась, а мы в клуб хотим, может, ты с нами? – предложила Аня. - Сейчас мы десерт доедим и двинемся!
- Да я тоже устал, - звуковик почесал затылок, - вы там осторожно! Если вдруг что – сразу звоните!

В лифте вдруг Лене показалось, что все плывет перед глазами. Она едва ухватилась за подставленную руку Васи. Юноша накрыл ладошку Лены своей теплой рукой. Тут же девушке показалось, что весь воздух из кабинки лифта куда-то испарился.
- Ну вот и умничка, - Артемов помог Кулеминой добраться до номера, - а ключ где?
- В ка-а-армане... В джинс... ик... как их там?
- Понятно, - Вася усмехнулся, засовывая руку в задний карман брюк Кулеминой.
- Щикотно! О! О... Ты трогаешь меня!
- Лен, не вертись! Я всего лишь достаю ключ.
- Де... делай, что хочешь, - вдруг совершенно бесцветным голосом проговорила девушка, повиснув всем телом на Васе.
- Спокойно, Леночка! Спокойно, сейчас! Сейчас!
Вася открыл дверь в номер и буквально втащил Лену внутрь.
- Где я?
- Все в порядке, ты в своем номере! Сейчас ляжешь отдыхать! – юноша довел девушку до неразобранной кровати и осторожно уложил.
Посмотрел на нее. Красивая. Очень красивая. Свет из коридора через открытую дверь падал ей на лицо. Правильные черты, спокойная улыбка, прикрытые, но дрожащие веки. Какая-та сила не давала ему уйти, он присел на краешек кровати, вглядываясь в ее лицо.
Лена лежала. В голове летали вертолеты, в душе было холодно и пусто. Виктор далеко, за несколько тысяч километров. А здесь она одна, ей одиноко. Никому не нужная, совершенно не нужная.
- Ва-а-а-сь, - позвала Лена, - а я тебе нужна? Я вообще кому-то нужна? Я звоню ему весь вечер, а он... У него телефон выключен...
- Конечно, Лен, ты мне очень нужна, - юноша провел пальцами по щеке девушки.
Лена почувствовала нежные прикосновения к собственной коже. Не ощутила привычного покалывания, как от рук Виктора. Не ощутила даже воздушного шарика в животе. Но было приятно, и на глаза навернулись слезы от того, что она не одна во всем мире, что рядом человек, которому она не безразлична.
- Обними меня, - попросила Лена.
Вася, казалось, только этого и ждал. Приподнял Лену и сжал в своих объятьях. Нежно гладил по спине, по голове, по шее.
Девушка вдруг расслабилась. Было так хорошо. Такое сладостное забытое чувство.
Юноша перешел к более решительным действиям.
Всего минуту спустя, словно помимо воли Лены, она уже целовалась с Васей. Механические движения губами, абсолютно лишенные какого-либо смысла. Вася – не Витя. Совершенно не похож. От Виктора всегда пахнет томатным соком и ментолом. Виктор сжимал ее в объятьях, и у нее кружилась голова.
- Вась, - девушка отстранилась.
- Не думай, Лена, не думай, - парень приспустил лямку ее майки, покрывая поцелуями шею и плечи.
Девушка взглянула из-под полуопущенных ресниц и увидела в дверном проеме силуэт.
- Витя? – его она узнала бы и в темноте с закрытыми глазами.
- Здравствуй, любимая, - на одной ноте ответил мужчина.
- Витя, ты не так все понял, - в одну секунду Лена подскочила к нему, - ты... я... И я... А потом... Витя! Выслушай меня!
- Цветы. Тебе, - Степнов вручил девушке букет.
- Вить! Витя, - Лена цеплялась за полы легкой куртки.
- Я спешу. Поезд, - Виктор взглянул на наручные часы, - извините... что помешал. И дверь закройте.
- Ви-и-итя! – крик утонул в тишине, оттолкнулся от стен и острыми иголками вернулся в самое сердце Лены.
Больно. Внутри все застыло и заледенело. И дышать нечем. Абсолютно нечем. Девушка опустилась на колени, потом, так и не почувствовав опоры, легла на пол, свернулась калачиком, все еще прижимая к груди розы.
Надо вдохнуть. Или выдохнуть. Лена изо всех сил гнала из головы любые мысли. Пустота. Нужна пустота. Что-то впилось в руку, причиняя боль. Расцарапывая ладонь до крови.
- Лен, - вдруг прямо над ухом раздался чей-то голос.
Девушка, мотая головой из стороны в сторону, подняла взгляд.
- Лен, встань с пола... Давай, я тебе кофе принесу. Или коньяк?
- УЙДИ! – вдруг захрипела девушка, как раненная медведица.
- Лен, тебе нельзя сейчас оставаться одной!
- Уйди! Свали! Исчезни!
- Я, - Вася запнулся, встретившись с абсолютно сумасшедшим взглядом девушки, - я буду в соседнем номере... Если понадоблюсь – зови.
Лена слышала, как скрипнула дверь.
Боль сковывала движения, не давала даже подняться на ноги и сделать несколько шагов до кровати. Лежа на полу, она мерно командовала себе: вдох, выдох, вдох... В голове пульсацией разливался яд. Ледяная судорога сводила все тело.
Единственный человек, которым она дорожила. Единственный человек, который по-настоящему ее любил...

Виктор спешил на вокзал. Поезд на Москву отходил всего через час. Вот и съездил в Софию. Вот и повидал Ленку. И стоило ехать, стоило занимать деньги у Шинского, чтобы...
Виктору было гадко. Противно. Грязно. Но, к своему удивлению, не больно. Словно за пару мгновений вся любовь к Лене куда-то испарилась. Высохла. Она, по сути, хорошая девчонка с очень красивой улыбкой. Только им не по пути. Ей нужен такой, как Вася...
Виктор усмехнулся. Хотел сделать сюрприз. Удивить. Ехал в Софию, мечтая, что увидит ее радостное лицо. В какой момент у них все пошло под откос?
Мужчины не плачут. Мужчины сжимают кулаки и, превозмогая боль, идут вперед. Упал, отряхнулся и вперед. Любит. Виктор ее все еще любит, но уже потерял.

Три года и три улыбки. Это возможно? Лена давно уже превратилась в пародию на саму себя. На автомате ест, спит, выходит на сцену. Дежурная, словно нарисованная, улыбка. Три раза за три года на душе слегка потеплело. Первый раз – когда младший братишка на концерте в Берне попросил автограф. Второй раз на свадьбе Леры. Она была очень рада за подругу. А третий... третий раз она ехала в метро и почувствовала от кого-то запах томатного сока и ментола. Губы непроизвольно расплылись в улыбке.
Нервы, как оголенные провода. Кто пробовал прикасаться, получал разряд. Колкости переходили границы разумного. Язвительность зашкаливала. Больно. Вдохнуть полной грудью так и не получалось. И день за днем, зажмуриваясь, она видела синие глаза. Она слышала окрик: «Ку-улемина!» Она пыталась молиться. Пыталась забыть. Пыталась окунуться в омут новых глаз. Пыталась... но ничего не получалось. Лена ненавидела себя. Потому что сама лишила себя счастья. Навсегда...
Сейчас, сидя в автобусе, на котором они исколесили полстраны, девушка украдкой, чтобы никто не видел, рисовала на запотевшем стекле его.
- Лен, ты плачешь? – подсела к ней сердобольная Аня.
- Нет, отстань!
- Лен, тебе надо выговориться, - Аня заботливо положилу руку на плечо подруге.
И вдруг Лена разрыдалась...


Степнов переключал каналы телевизора и думал. О Лене, конечно. Тогда, на перроне вокзала в Болгарии, он считал разлуку спасеньем. А разлука кого-то лечит, а кого-то оставляет без последней надежды. Вот такая у них любовь. Была. Жаль, что нельзя отменить ее по росчерку пера в каком-то небесном протоколе. Падение в пропасть длится уже долгих три года. Сразу оборвал все контакты, чтобы Лена не смогла его разыскать. Больно. Во всех он искал Лену. Ни в ком не находил.
- И важное происшествие. Сегодня на тридцать первом километре Ленинградского шоссе в аварию попал гастрольный автобус известной молодежной группы «Ранетки». Одна из участниц доставлена в Институт им. Склифософского в крайне тяжелом состоянии. Врачи делают все возможное...
- Какая?! Какая участница?
- ... а теперь к новостям спорта...
- Какого спорта?! Какая?! Кто именно? Черт!
Виктор схватил куртку и, как был, в домашнем трико и тапочках, выбежал на улицу.
Такси удалось остановить не сразу. Руки лихорадочно тряслись. «Только не Лена. Только не она. Пусть живет! Господи, сделай что-нибудь! Забери мою жизнь! Только Лена пусть живет! Пожалуйста!»
Перед приемным покоем уже толпились журналисты.
- Стервятники, - зло сжал руки Виктор, - пустите меня!
- Простите, нельзя, - остановил его какой-то мужчина.
- МНЕ НАДО!
- Приказ главврача.
- МНЕ НАДО! ПУСТИТЕ ЖЕ!
- Виктор? – вдруг услышал он чей-то голос.
Обернулся. Вася. Тут. А как иначе.
- Что с ней?! Как она? – накинулся на парня Степнов.
- Кто? Аня?
- Аня?
- Там Аня. И все девчонки... Ты из-за Лены, да?
- Да, - кивнул Виктор. Скрывать было глупо.
- Зайдешь? Ей будет... важно.
- А ты не против? – Виктор, конечно, не собирался зайти. Зачем?
- Я-то тут при чем? Слушай... Она тогда была пьяная.
- Это ничего не меняет.
- Многое меняет. Она выбрала тебя. Даже зная, что ты ее никогда не простишь, она выбрала тебя. Понимаешь?
- А ты?
- А я что? – Вася угрюмо покачал головой. - Я герой не ее романа... Мы сейчас вроде как с Аней...
- А Лена?
- Ты, конечно, мужик взрослый... Но, кажется, чего-то не понимаешь... Лена тебя любит. Никто ей не нужен. И никогда не был нужен. Она тебя искала. Везде. Она посвящала тебе песни. Она... Если бы меня хоть кто-то, хоть вполсилы от ее любви любил...
Виктор посмотрел в ночное небо. Ни облачка, даже звезды видны.
- Прости, у тебя там Аня, а я, - Степнов потупил взгляд.
- Нормально все с Аней уже. Ее Ленка-то и спасла. Облокотилась об Анькино плечо и, в общем... Все остались живы.
- Вась, - вылетела на улицу Кулемина и замерла.
Она, широко раскрыв глаза, не мигая, смотрела на Виктора.
- Здравствуйте! Я – Виктор! Виктор Степнов. А вы, кажется, Лена Кулемина? Из группы «Ранетки»?
Несколько секунд понадобилось девушке, чтобы осмыслить услышанное. То ли голос, который три года она слышала только во сне, вдруг вытолкнул всю пустоту изнутри... но она улыбнулась и ответила:
- Очень приятно.
- И мне. Очень...
- Очень.






Спасибо: 90 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 156
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 88 месте в рейтинге
Текстовая версия