Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 18
Зарегистрирован: 16.01.09
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.01.09 20:32. Заголовок: Автор: Лана. Мини-фики




Спасибо: 7 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 5 [только новые]







Сообщение: 19
Зарегистрирован: 16.01.09
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.01.09 20:33. Заголовок: Автор: Лана Названи..


Автор: Лана
Название: Секунды, минуты, часы...
Рейтинг: G
Жанр: Angst, Deathfic.
Статус: закончен.

Вот, решила написать небольшой фик. В нем будет 3 части - эта 1. Большая просьба не кусаться! Жду критику!

Ещё теплый летний ветерок проникал в комнату и теребил края воздушных занавесок. Полуденное солнце уже скрылось за высокими деревьям и бросало лишь редкие блики на стекло.
Тихо скрипнула дверь. Молодой мужчина осторожно прошел по пушистому ковру к окну и замер, смотря, как закатные лучи скользят по тяжелой дубовой мебели, отражаясь солнечными зайчиками на натертом до блеска паркете. В залитой алыми лучами просторной комнате царила тишина, лишь негромко тикали часики на полке у камина. Секунды, минуты, часы… Мужчина, словно загипнотизированный следил за неохотно передвигающимися стрелками. Все-таки еще рано. Никого. Впрочем, так и должно быть. Придется подождать. Он никогда не умел ждать. Пожалуй, терпение единственная вещь, которой он так и не смог научиться.
Мужчина отвел глаза, словно очнувшись от внезапного забвения, но ни один мускул не дрогнул на его лице, ни слова не вырвалось из плотно сжатых губ. Яркий солнечный свет, льющийся из окна, тотчас ослепил его, но он не заметил этого, приняв вспыхнувшую в глазах боль за старинную боль памяти, оставленную ему на много лет вперед.
Вспоминая те времена, он усмехался. Это было так давно, что он даже не мог вспомнить, когда именно… Не хотел вспоминать. В потемневших, почти черных глазах мелькнуло что-то похожее на грусть. Но даже грусть в этих глазах теперь радовала, так как и это чувство было в них редким гостем. Все чувства умерли вместе с его сердцем.
В дверь постучали. Мужчина, примерно одного возраста с хозяином комнаты появился на пороге.
- Виктор, пора…
- Нет, Игорь, еще не время. Придется подождать
Рассказов вопросительно взглянул на Степнова. Лицо мужчины было бесстрастно и спокойно. Только глаза приобрели невиданный до этого темно-серый оттенок. Мужчина знаком предложил Игорю присесть. Вновь установилась давящая тишина. Рассказов постарался поймать взгляд друга, но потерпел неудачу.
Виктор смотрел своим тяжелым взглядом поверх его плеча, точно видел Лену, тихо шедшую через комнату к двери. Игорю на секунду показалось, что и его коснулись шуршащие юбки мягкой лаской последнего «прости». Он смотрел глазами Виктора, как уходит из жизни не девушка, а легенда, - кроткая, незаметная, но несгибаемая девочка, которой они доверили хранить свой очаг, и в чьи гордые, но любящие объятия они неизменно возвращались после всех побед и поражений.
И вот ее не стало, а вместе с ней ушла и та сила, на которую несколько лет, сам того не понимая, опирался известный тренер Виктор Степнов. Властный, несдержанный, сильный, богатый мужчина никогда не задумывался, что в его собственном доме лишь одному голосу, негромкому голосу Ленки подчинялись все и вся. Что ее стройная фигурка всегда стояла между ним и всем миром, давая самую надежную защиту. Лена всегда стояла рядом, стояла неназойливо, словно тень, любя его, сражаясь за них со слепой, страстной преданностью, сражаясь со страхом, одиночеством, общественным мнением и даже со своими любимыми друзьями.
Да и все кто знал Ленку, всегда цеплялись за ее юбки. Все, кроме Виктора, стоявшего рядом с ней. Любивший ее, понимавший, готовый помочь. И сейчас он потерял не подругу, не невесту, а весь мир. Весь мир… В Бездну этот мир, если он стоит ЕЁ жизни…
Мужчины долго сидели не шевелясь. Виктору все казалось, что сейчас послышатся торопливые шаги, тихо зашуршит одежда, повеет запахом сирени, и Лена стремительно вбежит в эту комнату, и как всегда мягко, но настойчиво коснется его руки…

***

А в соседней комнате молодая женщина металась из угла в угол, словно раненый зверь.
Елена умерла…
Эти слова за прошедшие два дня она слышала сотни раз, но каждый раз вздрагивала, словно от удара кнута.
Нет, только не она! Не ОНА!
Аня, тяжело дыша, рухнула в кресло, чувствуя, как жесткий корсаж траурного костюма впивается в грудь, мешая дышать.
- Аня, успокойся! – высокомерный голос вывел ее из ступора, заставив вспомнить, что в комнате ни одна. Она сидит рядом, вытянувшись напряженной тетивой, пальцы нервно теребят кружевной платочек, на бескровном лице ни кровинки, но глаза сухие, горячие.
- Лера, да как ты можешь быть такой спокойной? - Аня вновь вскочила на ноги. - Мы дружили шесть лет, а ты не проронила ни слезинки!
- Знаю, ты не понимаешь меня, - Лера, устало пожала плечами. - Едва ли на земле найдется человек, способный на это. А я так устала от одиночества!
Аня резко остановилась, словно налетела на невидимую стену. Откинула со лба прядь темных волос, глубоко вздохнула и заговорила мягким успокаивающим тоном:
- Ты не одинока, Лерка. У тебя прекрасный муж, дети, друзья…
- Да… - ее голос дрогнул. - Но иногда подруги бывают ближе, чем семья. Она понимала меня, только она. Конечно, мы с ней и разговаривали-то мало. В основном ругались. Но я знала, что она понимает меня, как никто другой.
Аня закрыла лицо руками.
«-Что ей мешало сказать это все Лене, пару дней назад? Почему о самом сокровенном мы всегда стараемся умолчать, словно стыдясь своих чувств? Недосказали, недолюбили, недоцеловали… Лера и Лена…Столько лет вместе, ругались, мирились, все напоказ! А Лерка привязалась к ней. Если бы она хотя бы раз сказала об этом раньше… Лена была бы счастлива».
За стеной слышны тяжелые шаги. Кто-то нервно ходит по комнате не находя себе места, кто - Рассказов или Виктор? Лера вопросительно посмотрела на подругу.
- Игорь… - Аня безошибочно определила звуки шагов мужа.
Лера устало поднялась.
- Пойдем, нужно Витю как-то поддержать…
Аня кивает и медленно, словно каждое движение причиняет ей боль, приоткрывает тяжелую дубовую дверь и осторожно входит в комнату.
Дверь с тихим шорохом закрылась, отрезая молодых женщин от внешнего мира.
Закатное солнце заливало комнату багряным светом и силуэты двух мужчин казались темными трафаретами. Игорь замер при виде жены, Виктор, сидящий в кресле даже не вздрогнул. Его лицо было скрыто вуалью полумрака, лишь пальцы нервно отстукивали лениво проплывающие мгновенья. Секунды, минуты, часы…
Аня почувствовала, как в груди что-то лопнуло… Слезы застилали глаза, мысли потеряли четкость. Сама не понимая, что делает, девушка вцепилась в волосы и глухо застонала, до крови прикусив губу.
Чувство невыразимого отвращение к самой себе, к неспособности сделать что-либо, к чёртовым раздутым принципам, которые в детстве казались незыблемыми, а на деле - рассыпались, едва она сломался, переполняли Аню.
Пальцы невесомо вплелись в волосы, выпутывая из них ее собственные, притянули голову на чужое плечо. Руки сжали, спеленали в объятиях так крепко, что дышать удавалось с трудом. Голос был тихим, нежным и очень усталым.
- Перестань, родная…Не сейчас…
Мысли постепенно прояснялись, руки Игоря успокаивали.
В кресле напротив почувствовалось какое-то движение. Виктор, затянув сигаретой, равнодушно смотрел на обнимающуюся пару. К черту спорт, к черту режим, к черту жизнь…Хочется схватить нож и прекратить это жалкое существование.
Но мужчина не двигает не одним мускулом - ради нее. В синих глазах, из которых исчезли уже даже отчаяние и боль, все еще светится любовь к ней. Его Ленки нет, а любовь еще жива. Иначе он не смог так бы бездеятельно сидеть…

***
- Виктор, пора, - тихий шепот Лерки нарушил царящую в комнате мертвую тишину.
- Да, я сейчас… - прерывистый шепот и вновь поглощающая тишина рассмеялась им в лицо, а холодный ветер ворвался в комнату, словно кто-то открыл где-то внизу дверь. Синие глаза так и не посмотрели на друзей печальным взглядом, в котором они увидели бы слезы… Слезы, которые он прячет даже от самого себя…
Но Степнова поняли правильно. Послышались шаги, и негромкий скрип двери. Наконец-то он один. Один…
Ленка!!!
Прижав руку к губам, Виктор судорожно вздохнул и закрыл глаза, стараясь сдержать рвущийся изнутри крик. Перед глазами мелькали картинки, они словно черно-белое кино заставляли дрожать всем телом, чувствуя, как леденящие оковы ужаса стискивают тело, смеясь и наслаждаясь его беспомощностью…
Распахнутое окно призывно манило развевающимися на ветру занавесками. Ноги почти не слушались мужчину, в то время как он подходил все ближе и ближе к подоконнику, куда угодно, лишь бы подальше от этого удушающего места. Яростный порыв ветра ударил в лицо, ветки деревьев словно стонали, роняя на землю первые в этом году золотистые листья. Ветер подхватывал их на лету и уносил куда-то в даль, все дальше и дальше…Все дальше в бездну, погружая мужчину в какой-то водоворот отчаяния. И мысли, пугающие мысли все больше стягивались в большой и запутанный клубок.
Мир кружился перед глазами Виктора, в горле все пересохло, и ветер причинял невероятную боль. Холодная рука ужаса сковала, словно заледеневшее, сердце мужчины, чьи взлохмаченные от ветра волосы то и дело падали на бледное лицо. Дикий, безудержный стон сорвался с губ Виктора. Но этот ужас, сорвавшийся с его губ, был поглощен криком испуганных птиц и яростным порывом ветра, подхватившего их и унесшего куда-то ввысь. Всего шаг…Один шаг…
- Папа! Папочка!
Резко остановившись, мужчина застыл как вкопанный, и опустил голову, тупо глядя себе под ноги…
Широко раскрытые глаза, казалось, были сотканы из отчаяния и боли, их поглощающая темнота упивалась собственной беспомощностью, а хриплое дыхание пугало своей опустошенностью.
По щекам больше не текут слезы, с губ не срываются проклятия, а мир не кружится в калейдоскопе красок.
- Почему? Разве я много хотел? Только любить. Любить тебя! – сдавленный, почти не слышный шепот.
- Папа! – Виктор, наконец, обернулся и медленно слез с подоконника, протягивая руки к стоящему поодаль насмерть перепуганному ребенку.
Голубоглазая малышка с длинными золотистыми волосами доверчиво прижалась к нему…
***
Когда Виктор решил уехать из страны, Игорь не стал останавливать его. Он знала, что это бесполезно. Часть его умерла, а против смерти все бессильно. Виктор всегда боялся воспоминаний. Увы, у него их было слишком много.
С тех пор Рассказов так ни разу и не видел Виктора Степнова. Говорили, что он отправился в далекое путешествие, и вряд ли вернется. Он никогда не странствовал. Возможно, сейчас его душа в этом неистово нуждалась. Но Игорь всё еще надеялся, что однажды он найдет то место на земле, где он будет по-настоящему счастлив. Виктор заслужил это. Как никто другой.
Конец.


Спасибо: 16 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 20
Зарегистрирован: 16.01.09
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.01.09 20:35. Заголовок: Автор: Лана Названи..


Автор: Лана
Название: Рубашка.
Рейтинг: G
Жанр: Виньетка
Статус: закончен.

Холодно…На улице, в душе, в одинокой квартире…Пальцы немеют и слегка покалывают, автоматически поглаживая обложку старой книги. На улице деревья сгибаются под порывами пронизывающего ветра, а редкие прохожие, подняв повыше воротники пальто, стараются поскорее вернутся в свои уютные квартиры.
Надо бы достать свитер потеплее, но он на самой дальней полке, где обычно складируются ненужные вещи. Пальцы натыкаются на что-то мягкое…Рубашка. Простая, насышенно-бирюзового цвета. Я купила ее несколько лет назад, холодной осенью, поразившись, как этот цвет гармонирует с цветом его глаз.
Рубашка пропиталась терпким мужским одеколоном и его запахом. Той осенью, просыпаясь с ним в одной постели, я накидывала эту рубашку на голое тело и бежала варить кофе…Это единственная вещь, которую я оставила себе, когда все закончилось.
Я сижу на полу посреди разбросанных вещей. Не просто вещи – воспоминания. Вот футболка, в которой я впервые выступала с девчонками. А это платье было на мне на выпускном… Телефон отключен и стоящую в доме тишину не нарушит нежеланный звонок. Мысли скачут как солнечные зайчики по потолку в ясный августовский день.
Где ты сейчас? Счастлив ли ты? Вспоминаешь ли меня? Мысль о тебе согревает приятным теплом. Я будто чувствую твое незримое присутствие здесь в этот момент. Как если бы ты стоял у меня за плечом. Как же давно я не думала о тебе. Не потому что забыла…Нет, это невозможно. Просто в один прекрасный момент, поняла, что или я научусь жить без тебя, или не смогу быть счастлива уже никогда. Оборвала все связи с прошлым, все – ушла из группы, бросила занятия спортом, сменила квартиру...
Я не говорю о тебе. Скорее всего, причина в нежелании вспоминать, как мне было трудно в то время. Если какие-то события в жизни неотрывно связанно с чем-то темным, мрачным, об этом стараешься не упоминать вслух.
Но я скучаю. Несмотря ни на что.
Все тогда посчитали, что я не поняла твоего чувства. Но мы же знаем, что это не так. Ведь был же тот наш разговор перед моим последним концертом, помнишь? Я знаю, знаю, что ты ко мне испытывал. К сожалению. А к сожалению ли? Да, мне грустно сознавать это. Да, меня порой гложет чувство вины. Но, если задуматься… Не люблю гадать о несбывшемся. Почему-то во рту и в душе горечь. Не сложилось - не вышло. Значит, и сожалеть не стоит.
Расставаясь, ты обещал не забывать меня. Теперь я понимаю, что тоже никогда не забуду тебя. Не только из-за того, что ты был мне больше чем другом. Не только из-за того, что ты любил меня. Не только из-за того, как ты помог мне. Но и из-за того, что ты сделал для меня - как ни парадоксально, я буду помнить тебя из-за того, что ты ушел.
Ты ушел ради меня, ради моего спокойствия, не пытаясь изменить положение вещей. Проклятая разница в возрасте…
Ты сказал что я буду счастлива…И я счастлива, но не ради себя, а ради тебя. Мне хочется прожить жизнь так, чтобы уже на краю могилы сказать: - Я любила. Единственный раз в жизни, я любила самого непонятного, но самого родного человека.
Я не делаю попыток найти тебя, потому что понимаю – нельзя. У тебя остались номера моего мобильника, который я никогда не сменю, аськи и электронной почты – но ты вот уж который год не торопишься отыскать меня. Значит так надо. Но…У меня осталась одна тайна, которую я не раскрыла тебе. Да, возможно, тебе и не нужно ее знать.
Автоматически собираю вещи, так и не найдя свитера, накидываю на тонкую кофточку твою рубашку и словно по волшебству, тепло окутывает тело, согревая, убаюкивая…
Громко хлопает дверь, звонкий мальчишеский голос кричит из прихожей:
- Мам, я по физре 5 получил!
Хороший мой…Мальчик мой…Поворачиваюсь и крепко обнимаю растрепанного темноволосого мальчугана, с глазами цвета бирюзы. Я не знаю, с кем ты, Виктор, а я не одна. Со мной твой сын – Витя.
С губ срывается ласковый шепот, который слышит мой сын, но предназначен он для человека, которого я не видела уже долгих восемь лет.
- Я очень люблю тебя, Витя.


Спасибо: 17 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 22
Зарегистрирован: 16.01.09
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.01.09 20:38. Заголовок: Автор: Лана Названи..


Автор: Лана
Название: Наверное, было у каждой…
Рейтинг: G
Жанр: Виньетка, POV.
Статус: закончен.

Ну, вот и все. Он ушел. Внезапно и как-то торопливо. Сердце противно заныло, на глаза навернулись слезы. В голове пронеслась картина – бутылка красного вина, шоколад и утешающие подруги. Появилось какое-то непонятное облегчение. Лечь на диван, натянуть на голые ноги плед, наслаждаясь его мягкостью и удалить из мобильника номер его телефона. Так, простая демонстрация, ведь этот разрозненный набор цифр я знаю наизусть. Хочется проспать несколько дней кряду, набраться сил, спрятаться подальше от любопытных взглядов, которые начнут преследовать, стоит появится завтра с синяками под глазами и убитым видом. Но нет, расслабляться нельзя, завтра трудный день...
Ты появился в моей жизни неожиданно, и сперва твои неловкие знаки внимания я воспринимала как неудачную шутку. Что может быть между нами общего? Да, я спортсменка, но не комсомолка, и уж точно не красавица. По крайней мере, в общепризнанные стандарты красоты точно не вписываюсь…
Расстались…Мне всегда было интересно, что испытывают героини мыльных опер, когда отчаянно рыдают в подушку…Узнала…
Вроде все хорошо, а ощущение, будто кто-то делает тебе прямой массаж сердца. Влезла в грудную клетку чужая рука и ритмично сдавливает бедное сердечко. Под вечер совсем не остается сил, когда сползает с лица сияющая улыбка, остается чувство вселенской усталости…
«Придет время, и ты поверишь, что все закончилось. Именно тогда все и начнется…»
…Не знаю, кто это сказал, но смысл этих слов я поняла только сейчас.
Все возвратится на круги своя, та рана, которая кровоточит неопределенное количество времени, наконец, затянется. Но шрам останется… Шрам не на теле, с этим можно смириться, а на душе. Толстый свежий рубец, который саднит при неосторожном упоминании имен, но не вызывает чувств, а лишь раздражение на саму себя. Как ребенок сосредоточенно ковыряет разбитую коленку, стремясь сорвать огрубевшую кожу, так и я старательно пытаюсь скинуть с себя тот панцирь, который вырос помимо моей воли, но которому я сама позволила появиться. Я так ждала этого момента – момента, когда мне, наконец, станет все равно. Дождалась. Не грусти, не тоски, не щемящей боли в груди, ни тихого вздоха украдкой. Только спокойствие, равнодушие и одна и та же улыбка, которую все почему-то упорно считают веселой. Я хорошая актриса, или они все идиоты?
Как все приелось. Игра на грани фола. Интриги. Тонкие хитросплетения лжи. Манипулирования. Приелся чистый непорочный образ. Приелась наивность окружающих.
Как люди доверчивы! Неужели резких слов, циничной усмешки, в совокупности с наигранно детским взглядом и при необходимости надутыми губками хватает, что бы надежно спрятать себя настоящую, и со временем самой поверить, что ты такая, и некогда не была другой. При этом очень легко манипулировать. Чуть приподнимешь брови, саркастически усмехнешься, пара эгоистично-насмешливых фраз в чей-нибудь адрес – и готово, тебя считают настоящей стервой. Обижено опустишь глаза, чуть выпятишь нижнюю губу, покорно сложишь руки на очередном учебнике и - готово! Наивная маленькая девочка, которой надо помогать и оберегать. Распустишь волосы, обвесишься украшениями, добавишь мелодичности в голос и картина стремительно меняется… Слезы, лесть, праведная ярость, теплые, холодные, веселые, злые, насмешливые улыбки, острые, наблюдательные, спокойные, равнодушные, восхищенные, язвительные взгляды… А сколько еще уловок, маленьких хитростей используется ежедневно, лишь бы не показывать себя настоящую. Всегда говорит, что думаешь, умело, скрывая главное.
Давно я не чувствую волнения при общении с людьми. Всегда точно знаю что сказать, как посмотреть, кому улыбнуться… Давно не сжимаю зубы, стараясь унять дрожь и не контролирую голос, скрывая радостное возбуждение. И твержу, твержу без остановки, стараясь сама поверить в то, что говорю: «- Человек не тот, кого он показывает, а тот, кто он есть на самом деле».


Спасибо: 14 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 99
Зарегистрирован: 16.01.09
Репутация: 21
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.04.09 21:09. Заголовок: Автор: Лана Название..


Автор: Лана
Название: Боль
Рейтинг: G
Жанр:Виньетка
Статус: закончен.
Примечание: это просто мысли вслух

Боль…Четыре буквы и мягкий знак. Простое слово, в нем даже дети редко делают ошибки. Потому что это не просто слово. Это – чувство.
Женщина и боль вещи не разделимые. Мы всю жизнь гоняемся за «счастьем», мечтаем о нем, но кто нам сказал, что оно будет? Кто сказал, что мы его достойны?
Женщина, грешна от рождения, наказана Всевышним. Нет в нас святости, нет чистоты. Нас не носят за алтарь, мы недостойны. Мы ругаем мужчин, забывая и пренебрегая своими обязанностями, описанными в Священном писании – быть верной помощницей и соратницей своему мужчине, стоять не впереди, а рядом. Почему же мы несемся вперед, размахивая феминистским флагом, топчем мужчин, а, нарываясь на грубость в ответ, лишний раз утверждаемся: «Все они одинаковые» Они… Они – это наши сыновья, наша кровь, которую мы воспитали. Не уберегли, не уследили, не почувствовали беды.. Да не они одинаковые, а мы…Все как на подбор с наглым блеском аккуратно подведенных глаз и брюках, напрочь вытеснивших элегантные платья. Не склонимся, не промолчим, как же, время такое, когда слово «стерва» - это лучший комплемент. Забыли о силе заключенной в наших сердцах, силе, из-за которой религиозные фанатики разожгли костры инквизиции, из-за которой состоялись сотни дуэлей, которая заставляла трепетать мужчин…
Испугались боли, которая преследует женщин от колыбели до могилы. Первое чувство испытываемое при рождении, когда резкий, холодный воздух заставляет легкие расправляться и новорожденная девочка делает вдох, она вдыхает боль, становящуюся с этой самой минуты частью ее самой. Месячные – больно, первый раз – больно, рожать – ой, мама дорогая, как больно…Жить – больно. Наш удел – сострадать, помогать, разделять чужую беду…Не выдержали, сломались. Не поняли, что через эту боль, очищаемся, отмаливаем свой первородный грех. Мы виновны изначально.
Мама с детства полушутливо-полусерьезно говорит мне: «Запомни, все войны мира начинались из-за женщин». Ох, мамочка, где же эти женщины? Спокойно и насмешливо, они смотрят на нас со старинных портретов, книг, скульптур, словно ведя с нами безмолвный диалог:
«- Не буду сама рожать, это больно…Лучше кесарево…
- Для кого лучше? Для тебя или для твоего малыша? А я в поле рожала и ничего…»
«- Он козел и сволочь! Просто животное! Хорошо тебе, за графом замужем была…
- Да уж, отдана этому графу в возрасте пятнадцати лет, а к двадцати уже троих родила. И за всю жизнь ни слова упрека не сказала…»
«- О…Это кошмар, а не экзамен! Ну, кто придумал сдавать французскую литературу? Лучше б в клуб пошла, ты там на балах…
- Да, и, между прочим, прекрасно танцую все танцы, а еще музицирую, пою и свободно говорю на французском и английском языках…И твою французскую литературу читаю в подлинниках, а не в кратком содержании…»
Конечно, сейчас легче. Всегда легче, когда позиция – моя хата с краю. Не хочу рожать – пойдем и сделаем аборт, не хочу замуж – а зачем, у меня три любовника, не хочу любить, не хочу страдать, не хочу терпеть…
Мы не отмоемся никогда, пока женщина не поймет свою роль в этом сумасшедшем мире, пока не научится принимать боль как очищение. Потому что если кто-то сверху надумал сгубить наш мир, доведя до такого мировоззрения Женщину, то он практически добился своего.


Спасибо: 25 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 163
Зарегистрирован: 16.01.09
Репутация: 38
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.08.09 00:11. Заголовок: Автор: Лана Названи..


Автор: Лана
Название: Тупик
Рейтинг: G
Жанр: Виньетка
Статус: закончен.


Все началось тихо, незаметно. Исподволь.
Раз задержалась на тренировке. Два. Это нормально, скоро соревнования. Передергивала плечами на замечания деда:
- Леночка, ну как же так, нельзя так поздно возвращаться, пусть тебя Степнов проводит.
Ну пусть. Я, собственно, не возражаю…Провожал, болтали, много смеялись. Все нормально, ничего особенного – он мой тренер, я его ученица, все в рамках приличия. Слухи ходят по школе? Ну и пусть себе ходят, мне-то какое до этого дело?
Не насторожилась, когда однажды, проводив до дома, мужчина протянул мне листок, с набором цифр и немного смущаясь, произнес:
- Это моя аська. Захочешь – пиши.
Кивнула, улыбнулась и засунула листок в карман куртки. Писать не собирала, но в тот же вечер скачала эту чертову аську и руководство к ней. Читала, осваивала, думала…Через неделю впервые написала. Потом еще раз. И еще…Многочасовые беседы, продолжающиеся даже далеко за полночь… Сейчас удивляюсь – о чем можно было говорить каждый день?
Однажды он написал:
«- Вот как это назвать?»
«- Называть что?»
«- Треп препода с ученицей в пол 3 ночи?!»
«- Да никак. И лучше никому не говорить…»
"- И не думать", - добавила про себя. Пусть все будет как есть.
Наступили летние каникулы, Степнов уехал к себе на родину. Неделю металась, не зная, куда себя деть, пугало привычное отсутствие собеседника в аське. Лерка, наблюдавшая за мной, ехидно спросила:
- Лен, а как звали мою маму?
- Что? – я замерла, рука чуть дрогнула, чай разлился по белизне скатерти.
- Как звали мою маму?
Она моя подруга. Мы дружим много лет. Я знаю про нее все. Почему же в голове непробиваемая стена?
- Я…Я не помню…
- А как зовут маму Виктора?
- Альбина…
Лера чуть прищурилась:
- Ты влюблена в него?
- Лерк, ты с ума сошла? – моему возмущению не было предела. – Он мой преподаватель. И все. Точка.
- Угу, преподаватель, говоришь…На что у меня аллергия?
- Да откуда я знаю? – сделала каменное лицо, уже зная, каким будет следующий вопрос.
- А у Степного?
- Понятия не имею, - повернулась к раковине, намереваясь вымыть чашки. Тихо, чтобы Новикова не услышала, пробубнила себе под нос: - На кардамон и корицу…
За спиной раздалось сдавленное хихиканье…
Через десять дней телефон тренькнул, смс-ка с незнакомого номера. Прочитала и земля ушла из под ног. Виктор Михайлович… Простое, незатейливое сообщение…Написала ответ. Так завязалась еще одна переписка…
День, два, месяц, полгода, год…Кто я для тебя? Больше чем ученица, это точно… У меня на компьютере наша переписка, а в телефоне куча смс-к. В шкафах твои подарки – на день рождения, Новый год, 14 февраля, 8 марта…Встречам нет числа. Но нет ответа на вопрос – кто мы друг для друга. Я называю тебя на «вы» и по имени-отчеству, а ты… Ты стал избегать меня. Потому что это тупик. Мы духовно близки настолько, насколько это вообще возможно. Следующий шаг – физическая близость. Но ты этот шаг не сделаешь никогда. Потому что по-детски веришь, что я смогу найти себе кого-то, более подходящего мне, чем ты, а я не знаю, как поколебать эту уверенность…
Вновь тренькнет телефон, и я увижу на дисплее твой номер…Что это? Дружба? Любовь? Привязанность? Нет, это – Тупик.


Спасибо: 38 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 202
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 88 месте в рейтинге
Текстовая версия