Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Ирина и К





Сообщение: 286
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 18

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.10.09 15:30. Заголовок: Автор: Ирина и К

Спасибо: 53 
Профиль
Ответов - 104 , стр: 1 2 3 4 5 6 All [только новые]


Ирина и К





Сообщение: 1669
Настроение: Я снова творю ночами...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.05.10 13:22. Заголовок: Девочки, милый, нет ..


Девочки, милый, нет сил больше проду держать. Самое сладкое по рейтингу, вроде, не проходит, ждем одобрения. Как только все будет нормально,сразу выложу. Обещаю.


До выходных, а точнее до пятницы после обеда, Ленка держала дистанцию со Степновым. Ну, как дистанцию, просто во время поцелуев не позволяла себе ничего лишнего. Но как только за ее мужчиной закрывалась дверь, сразу лезла в Интернет и открывала закладку с тщательно выбранным в меру своей неопытности и просвещенности пособием. Как оно называлось, ей даже вслух произносить стыдно было. Но вот от той информации, которую она там черпала, она краснеть не стеснялась. Потому что изучала это в абсолютном одиночестве и при плотно закрытой двери.
Виктор тоже времени зря не терял. Пособия у них может были и разными, но вот тема одна. Он, конечно, не краснел, как непорочная Кулемина, но нового оттуда позаимствовал много. У него только глаза становились шире по мере того, как он листал странички с иллюстрациямии выходил из-за компьютера водички попить или просто умыться. Готовился. Почему-то он скучал по этим ее невинным провокациям и натиску. Без ее шалостей их отношения, совсем недолгие отношения, стали терять свою изюминку. Свой задор. Но зато он с удовольствием отмечал, как Ленка вела себя с противоположным полом. Урок вынесла, мораль усвоила. Гуцул с Рассказовым заметили в ней изменения. Повзрослела что ли. Конечно, за несколько дней это невозможно, но прогресс был на лицо. Может, она просто решила соответствовать своему мужчине?
Так вот. Пятница, после обеда. У Кулеминой было всего три урока, и поэтому она уже несколько часов хлопотала по дому, чтобы освободить выходные и целиком и полностью провести их со Степновым. Большинство знакомых разъезжалось по дачам, поэтому был вариант, что они, наконец-то, смогут выйти на улицу и где-нибудь невинно погулять. Дома сидеть в такую погоду не хотелось. Дед все так же стучал по клавиатуре, а она махала тряпкой, вытирая пыль в его комнате, что-то напевая себе под нос. Погода на улице стояла отменная, поистине июльская жара, хотя лето наступит только через неделю.
В дверь позвонили.
- Дед, ты кого-нибудь ждешь?
- Да нет. Василий Данилыч на даче.
Звук повторился.
- Лен, ну может, откроешь уже, наконец? – раздраженно сказал фантаст.
Она слезла с табуретки и пошла открывать дверь.
- Витя? – На пороге мялся Степнов, виновато посматривая на любимую. – А ты чего так рано?
- Ленок, тут такое дело. Короче, Игорь Ильич позвал на дачу на выходные.
- Ура! Круто! Когда выезжаем? Блин, офигеть! А я так не хотела дома сидеть, когда на улице плюс тридцать! Дед, дед, представляешь, мы с Витей едем загород!
- Виктор! Ты меня просто выручишь, если заберешь эту ягозу хоть на несколько дней. А то она мне тут всех муз распугает своей уборкой и постоянным шнырянием.
Степнов стоял и не знал, что сказать. Все так радовались этой поездке, вот только они не знали, что пригласили его одного. А Ленка уже кидала шмотки в сумку. Степнов, пожав руку писателю, зашел к ней в комнату и тихо позвал.
- Лен, видишь ли, - он посмотрел в ее горящие радостью глаза, и сердце сжалось, - Рассказов пригласил только меня.
- Как? А я?..
- Ну…
- Маленькая еще, да?
- Ну, Лен, ну что ты такое говоришь? – Коснулся руки, но она ее выдернула.
- Когда выезжаете?
- Через час.
- Счастливого пути. Удачно вам повеселиться. – Пнула ногой сумку и вышла из комнаты.
Мужчина немного посидел, не зная, что делать, а потом встал и пошел за ней.
Ленка сидела на краю ванны, теребя в руках тряпку, которой только что вытирала пыль.
Блин, отлично выходные начались. Прикольно придумано – он на дачу с Рассказовым отдыхать, а я одна в душной Москве кисни. Никуда не ходи, с мальчиками не общайся. А чем мне здесь заниматься? «Ранетки» все разъехались, даже репы не замутишь. Дед вон весь в писанине. А мне что делать?
- Лен, Ленка… - раздалось по ту сторону двери. – Ну, хочешь, я никуда не поеду?
- Да ну что Вы, Виктор Михалыч, зачем же такие жертвы!
- Кулемина, прекращай вести себя как ребенок. Сказал не поеду, значит, не поеду. – И набрал номер друга. – Але, Рассказов, еще раз привет. Игорь, я не могу поехать… Ну как я тут Ленку одну оставлю?.. Так чего ты мне сразу-то не сказал?! Все, жди, скоро будем. – И отключился. – Кулемина, у тебя пятнадцать минут на сборы!
Дверь ванной распахнулась и Ленка повисла у него на шее, порывисто целуя в губы.
- Я мухой! – И ускакала в комнату.
Старый Кулемин облегченно вздохнул.
- Ну что, все нормально? – спросил он, когда в дверном проеме появился Степнов.
- Ага. Это я не понял, что Игорь нас двоих приглашает. Не привыкну я еще к этому. Вернее, я-то привык, но то, что нас парой воспринимают…
- Виктор, любви все возрасты покорны.
- Да я-то это знаю, просто понимающих людей не так уж и много.
- А Игорь это Игорь Ильич? Ленкин классный руководитель?
- Да. Он тоже, кстати, с девушкой встречается, которая немного старше Ленки, а на вид так вообще младше кажется. Она у них химию преподает.
- Ну, тогда все отлично. Я спокоен.
- Петр Никанорыч, ну что Вы, Ленку никто не обидит.
- Да верю я, Виктор, я тебе полностью доверяю. – И как-то странно на него посмотрел, что Степнова пот прошиб. Холодный. Только сейчас он сообразил, что они наконец-то с ней куда-то вдвоем выбираются. И скрываться ни от кого не надо будет.
- Ну, я готова! – Поравнялась со своим мужчиной.
- Тогда хорошо вам отдохнуть!
- А тебе поработать! – пожелала внучка.
- Леночка, слушайся Витю.
- Конечно, дед, я ж еще несовершеннолетняя. – Хохотнула и, подхватив Степнова под руку, потащила к двери. – Все, пойдем, а то Рассказов без нас уедет.
- До свидания, Петр Никанорыч.
Пока ехали до места, поняли, что компания получилась отменная. Уже после получаса подколов Степнова по поводу того, что он не сообразил, что его приглашают с Ленкой, и дружно хохоча над его оправданиями, Кулемина поняла, что она такой же желанный гость, как и Степнов, и что их воспринимают не по отдельности, а как пару. Как парня и девушку, которых связывают нежные чувства и серьезные отношения. Даже Игорь Ильич сказал, что если она хочет, то может называть его просто Игорь. На что Ленка ответила, даже не смутившись, что по имени отчеству ей называть его привычнее. Она даже «Витю» так иногда по привычке называет. А вот с Софьей Сергеевной все оказалось проще. Ее она легко называла Сонечкой. Кстати, Сонечка выступила к Степнову с предложением положить его с Ленкой в одну комнату. На что он сделал большие глаза, такие, как будто приведение увидел, и строго на строго запретил ей это делать. Соня потом весь вечер голову ломала, почему он так отреагировал на ее предложение, ведь они с Ленкой никого не стесняясь, ну разве что совсем чуть-чуть, целовались, дурачились, так трогательно друг о друге заботились. И не знай она всей этой истории, которую и поведал ей профессиональный историк, она бы дала руку на отсечение, что они уже давно вместе. Причем полноценно. Но хозяин-барин. Ленку с Виктором расселили по разным комнатам, благо особняк родителей Софьи позволял. Кстати, на дачу они поехали не к Рассказову, как изначально думал Степнов, а к Соне. Поэтому и удобств, и комнат в родовом особняке потомственных химиков было больше, чем в обычном деревенском домике историка.
По приезду девушки принялись за готовку, а мужчины организовывали место для пикника в саду. Соня не затрагивала темы отношений учителя с ученицей, беседуя с Ленкой на отдаленные темы, совершенно на обычные, после чего сделала вывод, что она взрослее своих сверстников и абсолютно соответствует взрослому мужчине.
Вечером жарили сосиски на гриле и спорили на исторические темы, так как Рассказов преподносил это в обыденном варианте, разбавляя никому неизвестными фактами, касающихся и химии, и спорта, и музыки. Поэтому было весело и интересно каждому. Разошлись поздно. Как оказалось, комната хозяев на первом этаже, а Ленкина и Витина на втором. Напротив друг друга. Долго и сладко прощались, не решаясь расстаться на сон. Вот теперь они оценили весь кайф открытых отношений. Как будто шагнули на новую ступень, новый уровень. Общение стало простым и естественно нежным. Глаза светились, руки не расцеплялись, губы пухли от постоянных поцелуев. Сердце рвалось из груди и хотелось кричать о своей любви. Для полного счастья не хватало только одного…
- Все, Лен, иди спать. А то нам рано с Рассказовым на рыбалку. – Степнов лукавил. Идти надо было не потому, что на рыбалку рано, а потому, что еще чуть-чуть, и спать он совсем не ляжет. Вернее ляжет, но не в своей кровати, а в комнате напротив. Хотя можно и в своей – тут без разницы, главное, что не один.
- Так не хочется…
- Мне тоже… Но надо. А то я завтра и червяка на крючок не надену.
- Ладно, иди, рыбак. – Притянула, чтобы поцеловать. – Если поймаешь завтра золотую рыбку, загадай ей, чтобы выпускной поскорее наступил. – Потом смачно поцеловала и скрылась за своей дверью.
Степнова это ее заявление прошибло насквозь. Он бы и сам без ее подсказки загадал это желание. Короче, ночь обещала быть бессонной. Да и как ты уснешь, когда всего в нескольких шагах спит та, с которой бы ты хотел сейчас быть рядом больше всего. Но… До выпускного. Он сам это сказал.
Выходя на рассвете из своей комнаты, заглянул в ту, что напротив. Ленка спала как ангелочек, мило улыбаясь чему-то во сне. Майка задралась до самой груди, а шорты были настолько маленькими, что и на трусы-то с трудом тянули. Виктор сглотнул и закрыл дверь. Наваждение… Где там эта золотая рыбка?..
Рыба у Виктора клевала отменно. Хотите верьте, хотите нет, но каждый раз подтягивая к себе удочку с добычей, он искренне надеялся, что вот сейчас, ну вот сейчас он вытащит, и на крючке блеснет чешуей золотая рыбка. Но…
- Вить, а почему ты отказался с Ленкой в одной комнате спать?
У Степнова даже банка с червями выпала.
- Рассказов, это точно ты? Ты чего вообще такое говоришь?!
- А что я такого сказал?
- Игорь, да она же еще пока моя ученица!
- И что? Почему ты в первую очередь видишь в ней свою ученицу?
- Вот как окончит школу, так и перестану. Сразу ее к себе заберу.
- Да почему только после выпускного? Какая разница. Неделей позже, неделей раньше. Или от этого что-то изменится?
- Игорь, да она еще ребенок совсем! – Вскочил со стульчика.
- Тихо-тихо, не кричи, а то рыбу распугаешь. – Степнов сел. – Вот ты мне скажи, мы все вместе вчера сидели, общались, и даже я забыл, что она и моя ученица, кстати. Она не такая, как все. Она взрослее. И желания у нее тоже взрослые.
- Ага. И напор не детский. У меня крышу только от поцелуя сносит.
- Вот видишь! И чего ты тянешь?
- Так она совсем не опытная!
- А откуда она, по-твоему, опыта этого набраться должна?!
- Нет, ну это понятно. Просто я боюсь как-то пока…
- Ну, бойся-бойся. Дождешься, не дотерпит она до выпускного и уйдет к тому, кто посмелее.
- Да ты чего такое говоришь?!
- Вить, мой тебе совет: не затягивай. Ну, или дай ей хотя бы понять, что она желанна.
- Да она и так знает.
- О, значит не все так плохо.
- Плохо, друг, плохо. Я ей обещал научить там всему, ну перед ТЕМ САМЫМ, а сам даже представить себе этого не могу. Может быть, ей книжку какую купить? Я в Интернете много таких, со смыслом, нашел.
- Книжку она себе и сама купит. И в Интернете что надо найдет. Ей ощущения нужны. Настоящие. Понимаешь?
- Да понимаю. И как мне эти ощущения ей преподнести? Зайти к ней в комнату и сказать: Лен, готовься, сейчас я тебя учить буду. Так что ли?
- Ой, Степнов, - хохотал историк, - да она к тебе сама придет. Ты просто не тормози. Позволь дойти ей до чего она сама захочет.
- А если я не сдержусь? Если она до конца дойти захочет?
- Ну и что?!
- Нет, до конца только после выпускного. Я ей сказал. Все. Это не обсуждается.
- Смотри, не сгори до выпускного. Ленка – девушка не промах. Поупертей тебя будет!
- Чегооо?
- Ну ладно, одинаково упертые. Только навряд ли тебе от этого легче станет.
- Ой, не говори…
Девушки проснулись к обеду. После утреннего туалета Ленка спустилась на кухню, где Соня уже колдовала над тортом.
- Ого! А что у нас за праздник?
- У Игоря сегодня день рождения.
- Вот это да… А Витя ничего не сказал.
- Да Игорь не любит это афишировать. А Виктор просто забыл, наверное. Что не удивительно. – Многозначительно посмотрела на Ленку, отчего та смутилась. – Поможешь мне с ужином?
- Да без проблем.
Только девушки отправили в духовку торт, как на пороге появились полусонные рыбаки с немалым уловом. Соня заглянула в ведро с рыбой и воскликнула:
- Ого сколько!
- Это все Виктор Михалыч! Одну за одной тягал. Как будто Золотую рыбку поймать хотел, – вдохновенно рассказывал историк.
Ленка хохотнула в кулак, кинув смеющийся взгляд на своего мужчину. Тот ей взглядом дал понять, что смех у нее хреновый.
- Ну все, девушки, мы спать. А то еле дошли, – сказал именинник, широко зевнув.
- Да, мы пойдем, а вы тут с рыбой разберитесь. Софья Сергеевна, Вы проследите, чтобы Кулемина не отлынивала. Она так рыбки хотела. Вот пусть и чистит ее.
Ленка только задохнулась от возмущения, но потом улыбнулась и сказала:
- Конечно-конечно, Виктор Михалыч. Как Вам будет угодно.
- Как мне будет угодно, я тебе потом скажу. - Потом подошел и поцеловал в губы. – Здравствуй, любимая.
Кулемина растаяла, позабыв про заготовленную колкость.
- Сладких снов, любимый… - Посмотрела в глаза. Она первый раз его так назвала. А он так был счастлив этим словам, что выразить это мог только поцелуем. Завел Ленку за угол и так поцеловал, что она чуть не упала от слабости в ногах.
- Я пошел, – выдохнул в губы.
- Ага. – Все, на что хватило сил.
Ленка сама села чистить рыбу, на что Соня довольно улыбнулась. А потом и сама к ней присоединилась – все-таки улов был большой.
- Лен, а почему Виктор вчера отказался от того, чтобы я вас в одну комнату положила? У вас уже что-то было?
- Неа, – спокойно ответила Кулемина, счищая чешую. – И не будет. До выпускного.
- А почему до выпускного? – удивилась учительница.
- Витя так решил.
- А ты?
- А что я?
- Ты согласна ждать до выпускного?
- А у меня есть выбор? Степновское слово крепче стали.
- Вот как. То есть ты смирилась?
- Ну… почти. Он сказал, что нам до этого надо узнать друг друга, привыкнуть…
- А я думала, вы давно с ним знакомы. Да и впечатление складывается, что вы не первый месяц вместе.
- Да он не про это. Ну, узнать в плане желаний, пристрастий, чего-то там еще.
- А! Вот оно что! Ну и как он это собрался делать? Спя в разных комнатах?
- Да не знаю я. Дома у меня нельзя – дед, у него тоже – боится, что не сдержится…
- А у нас? По-моему, оптимальный вариант.
- Да и на это отговорку найдет. Скажет, что типа вы здесь, поэтому нельзя.
- Да что за бред?! Тут такая звукоизоляция, что если ты кричать будешь, мы не услышим.
Ленка даже нож выронила.
- Кричать… - как в бреду повторила Кулемина.
- А хочешь, мы сегодня с Игорем из дома уйдем на сеновал ночевать! А что?! Устрою ему романтическую ночь! А вы тут! И отмазаться он не сможет. Ты как на это смотришь?
- Да не знаю я, сомневаюсь, что из этого что-то выйдет.
- Пока не попробуешь, не узнаешь. Ну так что?
- А давай!
- Вот и отлично!
Далее разговор пошел по нужному руслу. Соня рассказывала Ленке некоторые премудрости, а девушка краснела, но советам внемлила.
Мужчины проснулись почти одновременно. Степнов, как и предполагалось, забыл, что у друга день рождения, поэтому долго извинялся, а потом ругался, что Рассказов его не предупредил. Но так, по-дружески. Потом они отправились на улицу жарить шашлык и рыбу, а их половинки ушли наводить марафет. У Ленки выбор был небольшой. Одни джинсы, правда, нарядные, и пару маек, из сего множества она выбрала ту, что пособлазнительней – черненькая, с глубоким вырезом, завязывалась вверху на шее и внизу на пояснице. Короче, спина полностью оголена. Обычно под нее она надевала широкую полоску-топ, но сегодня не стала. Пусть Степнов попереживает.
Вечер был замечательным. Всем было хорошо и весело. Ну, если не считать физрука, который то и дело просил Ленку одеться, а то ее комары покусают или она замерзнет. На что та отвечала, что от комаров она намазалась, а если она вдруг замерзнет, то он ее согреет.
Не обращая внимания на возражения Виктора, Ленке наливали вино, от которого кровь играла и хотелось приключений. Причем конкретных. Степнов крепился, как мог. Но от поцелуев не отказывался. Да он ни за что бы в жизни от них не отказался!
Когда со стола все было убрано, а захмелевшая Ленка о чем-то весело шушукалась с новой подругой, Рассказов подошел к озабоченному Степнову и сказал:
- А Ленка-то не промах. Не знаю, как ты еще держишься.
Степнов одарил его несчастным взглядом.
- Кстати, вы сегодня в доме одни ночуете.
- Как одни? А вы куда?
- А мы с Соней на сеновал. Сюрприз мне устроила. – Довольно-мечтательно улыбнулся историк. А Степнов чуть не завыл в голос.
Тут к ним подошла Соня.
- Ну что, пойдем? – Загадочно улыбнулась любимому.
- Пойдем. – Протянул ей руку, она взяла ее, и они вышли, оставив влюбленных наедине со своими желаниями.
- Спать? – спросил Степнов, демонстративно зевая.
Ленка жест оценила. Ну спать, так спать.
- Пойдем, – быстро согласилась девушка.
У ее двери они поцеловались. Так, на скорую руку. И разошлись по своим комнатам. После душа Степнов ворочался в своей кровати. Было ощущение, что что-то не так. Мысли роились, и из этого клубка выбрать одну здравую было невозможно. В ушах эхом отдавались слова Рассказова, но решиться он не мог. Дверь тихо отворилась и на пороге появилась она. Не говоря ни слова, закрыла на ключ дверь и подошла к кровати. Степнов остолбенел. Эта майка и «почти трусики». Тело быстро отреагировало. Она села на кровать, решительно посмотрела на ошарашенного мужчину, а потом уверено сказала:
- Сегодня я сплю здесь. И даже не думайте меня прогонять.
Вот и все…


Спасибо: 90 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1674
Настроение: Я снова творю ночами...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.05.10 14:32. Заголовок: А вот и обещенное сл..


А вот и обещенное сладенькое... Даша


- Сегодня я сплю здесь. И даже не думайте меня прогонять.
Вот и все…
Забралась с ногами на кровать, села прямо напротив него, потом заглянула в глаза и успела только облизнуть губы. Степнов буквально набросился на нее. Поцелуй был жестким и требовательным, а она податливой и готовой идти дальше, не останавливаясь. Первая коснулась ладонями его груди. Виктор вздрогнул и издал нетерпеливый рык. Она прервала поцелуй и, наблюдая, как меняется его лицо, скользнула теплыми ладошками вниз к животу. Чем ниже она спускалась, тем тяжелее становилось его дыхание и напряженнее лицо. Когда она, немного собравшись с мыслями, опустилась на выпуклость его боксеров, сердце ее зашлось таким ритмом, что ей пришлось сглотнуть, чтоб оно не вылетело через глотку. Но потом пришлось сглотнуть еще раз, когда Степнов, открыв черные от желания глаза, накрыл своей рукой ее, покоящуюся у него на трусах, и сказал:
- Сегодня тебе можно все.
Девушку заколотило. Степнов прижал ее к себе, а потом поцеловал. Глубоко и страстно. Потом, оторвавшись от припухших губ, пошел поцелуями по скулам, шее, ключице, не пропуская ни одной впадинки, плечи… Бретельки, сопровождаемые обжигающими поцелуями, медленно ползли вниз. Останови меня, когда захочешь… - горячий шепот опалил ухо. Глаза закрылись от приятно-щекочущих ощущений. Внизу сладко заныло. Снова поцелуи на другом плече и уже эта бретелька ползет вниз. Но не так, как хотелось бы мужчине. Снова жаркое дыхание в волосах:
- Давай ее снимем…
Ответа на это не требовалось. Если она согласна, то просто позволит ее снять. И она позволила, податливо подняв руки вверх. В свете луны Ленка была великолепна. Ее белый цвет кожи и розовые ореолы юных грудей сорвали последние тормоза у Степнова. Трусы трещали от возбуждения. Не обращая внимания на смущенный взгляд «ученицы», Степнов сначала, не скрывая восхищения, обвел взглядом все это великолепие, а потом провел подушечками пальцев по округлостям, слегка задев соски. Ленку как будто током пронзило, и что-то дернулось в паху. Немного расслабляющий поцелуй, и его руки, мягко перебирающие пальцами упругие груди.
- Прислушивайся к своему телу…
Взгляд в глаза и она ощущает прохладную простынь спиной. Он нависает над ней. Снова поцелуй. Дурманящий, распаляющий, а потом его губы на возбужденной груди. Воздуха катастрофически не хватало. Соски реагировали на его язык и пальцы, посылая мощные импульсы к сосредоточению ее желания. Он провел пальцем по намокшей ткани трусов. Девушка инстинктивно сжала ноги, но он убедился, в чем хотел. Эта рука пошла вверх к груди, а губы стали спускаться ниже. Ленка втянула живот максимально возможно. Он спустился немного шершавыми ладонями по ее бокам. Было как-то по-особенному щекотно. Схватился за края трусов и уже собрался потянуть их вниз, но почувствовал, что она поднялась. Поднял глаза и встретился с ее испуганными. Сказать она не могла, но по взгляду и без слов все стало ясно. Виктор отпустил трусы и потянулся за поцелуем. Хотел ее снова уложить, но она не далась. Потом оторвалась от губ и сказала:
- Можно теперь я?..
Он повалился на спину и положил руки под голову. Ленка села сверху, чуть выше причинного места. Стала водить, едва касаясь, ладонями по широкой груди, путаясь пальчиками в черных завитках. Виктор с интересом наблюдал за ней. Она действительно познавала. Нагнулась, чтобы коснуться губами соска, предварительно поиграв с ним пальцами, но было неудобно. Поползла бедрами вниз, но наткнулась на препятствие, кричащее о сильном мужском возбуждении. Виктор стиснул зубы и прикрыл глаза. Она это оценила. Чуть приподнялась и опустилась прямо на возбужденную плоть. Да так, что Степнов даже через ткань своих трусов чувствовал ее влажность. Это был край.
- Лен, не надо так делать.
И опустил ее чуть ниже, к основанию. Девушка не возражала. Так даже удобнее. Но фишку просекла. Снова наклонилась к соску. Обвела его языком, а потом прикусила. Степнов сдавленно простонал. Она наклонилась к другому, раззадоренная его реакцией, и проделала тоже самое. Еще один стон. Но уже менее сдержанный и отчаянный. Потянулась за поцелуем. Аккуратно касалась его губ, втягивая по очереди каждую, слегка прикусывая. Степнов держался из последних сил. Снова почувствовал жар ее лона там, где сейчас готов был взорваться вулкан Везувий. Не отдавая себе отчета, положил свои руки ей на талию и задал движение. И она не сопротивлялась, так как ей тоже было приятно, потому, что стимулировалась ее самая эрогенная точка, порождая новые ощущения, увлекающие в мир ни с чем не сравнимого удовольствия. Ленка закрыла глаза, забыв как дышать, и сильно прикусила губу. Мужчина протяжно простонал, а она почувствовала под собой пульсацию.
Степнов откинулся на подушку и прикрыл руками глаза. Ленка выпрямилась и посмотрела ему на живот. Ей все стало ясно. Вот только как на это реагировать, она не знала. Это хорошо? Или нет? Виктор посмотрел на ее работу, потом снова откинулся, прикрыв глаза. Было стыдно. Он не сдержался.
- Прости.
- За что? – не понимая.
- За то, что не сдержался.
- За то, что ты кончил?
- Ну, да.
- А разве ты не должен был?
- Ну, не хотелось бы.
- Ты не хотел кончить? Я думала, все мужчины только к этому и стремятся.
- Это эгоисты к этому стремятся, а нормальные мужчины в первую очередь думают об удовольствии партнерши.
- Так мне было хорошо.
Виктор сел и тихо рассмеялся.
- Глупышка, - взял ее лицо в ладони, - а должно быть еще лучше. – Поцеловал в губы.
- Еще?! Ну ни финты ж себе! А ты мне покажешь, как это еще лучше?
- Обязательно. Но только в следующий раз. На сегодня хватит. А теперь можно я в душ схожу?.. – извиняющееся посмотрел на нее.
- Иди, конечно. Но только я спать все равно тут останусь.
- Хорошо, - уже у двери. - Только майку надень.
- Да на хрена она теперь нужна! – сказала сама себе и нырнула под одеяло, удобно устраиваясь на его подушке. Сон сморил в секунду.








Спасибо: 95 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1705
Настроение: Я снова творю ночами...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.05.10 16:40. Заголовок: А вот и я! Скажем др..


А вот и я! Скажем дружно спасибо Насте за пинки и Даше за оперативность! каждую!


Виктор в душе чуть ли не танцевал от счастья, от такого безмерного и невозможного счастья. Вот я дурак!!! Ведь сам отказался! И какой черт меня дернул за язык с этим выпускным?! Я умру до него! Или меня Кондратий хватит. Она ж теперь не успокоится. Да и я навряд ли. Да как тут успокоиться, когда она ничего не боится и столько хочет?! И хочет-то по-взрослому. А что она творит!!! До сих пор ток по венам. Воду надо похолодней сделать…И откуда она этому набралась? Неужели Гуцул… Нет, не может быть. Она ведь сказала, что ничего не было. Да у нас-то, в принципе, тоже не было. Ну, как такового. Так, здесь надо поподробнее узнать. А мне ведь с ней еще спать в одной кровати… Вот черт!!! Где тут кран с холодной водой? Я, пожалуй, еще постою.
Виктор вошел в комнату в одном полотенце. Как я забыл про белье? Надо было сразу взять. Фух, слава богу, спит. По-армейски переоделся и нырнул под одеяло. Девушка во сне повернулась и легла ему на грудь. Степнова как будто шокером долбануло. А где майка?.. Ленка тихо посапывала, обжигая телом кожу мужчины. А он спать уже не мог. От не проходящего возбуждения, спровоцированного ее непосредственной близостью и всплывающими воспоминаниями прошедших событий. И уйти не мог – слишком хорошо было вот так обнимать ее обнаженное тело, чувствовать ее нежную кожу своей, да просто быть настолько близко. Сон сморил уже на рассвете.
Проснулся Виктор первым. Потому что перестал ощущать тяжесть ее тела на своем. А Ленка просто перевернулась и легла на спину. Он хотел накрыть ее, чтобы хоть чуть-чуть отойти от наваждения, созерцая ее соблазнительную грудь во всей красе и не только грудь, но стоило ему отпустить одеяло, как она сморщила носик и снова откинула его. А потом, поворочавшись, и вовсе проснулась. Открыла глаза и встретилась с его голубыми. Улыбнулась и тихо прохрипела:
- Доброе утро…
- Доброе утро… - Тоже улыбнулся. Степнов старался не смотреть на ее тело, только в глаза. – Как спалось?
- Замечательно. – Потянулась. Вот тут она и поняла, что сейчас лежит в одних трусах. – Вот блин! – ужаснулась девушка и порывисто прикрылась одеялом.
Степнов хохотнул. Такая она смешная! Вчера смелая была до безобразия, ничего не стеснялась, а сегодня краснеет и прикрывается.
- Чего смешного? – тоже хохоча.
- А чего ты прикрываешься? Вчера такая смелая была! – дразнил ее Виктор.
- А чего это была! Я и сейчас смелая! Только замерзла… - отмазалась.
- А! Ну-ну…
- Витяяя… - Толкнула в плечо.
А он притянул ее и сказал:
- Иди, погрею.
Кулемина придвинулась, но одеяло не отпустила. Виктор наклонил голову, желая сорвать утренний поцелуй с ее прекрасных губ, а она попыталась отвернуться.
- Я еще зубы не чистила, - сказала она, когда он поймал ее за подбородок.
- Я тоже. – И все-таки поцеловал. Но она всего лишь быстро чмокнула и отвернулась.
- Кулемина! – возмутился неудовлетворенный Степнов.
- Я не могу так… - тоже возмутилась, протестуя своим поцелуям с ним.
- Ох… - вздохнул и, не вставая с кровати, потянулся к штанам, пошарил в кармане и выудил оттуда леденец. – На, держи. – Подставил ей раскрытую ладонь.
- Барбарис… - Расплылась в довольной улыбке и потянулась за конфетой. Но Степнов быстро закрыл ладонь, потом коварно посмотрел в ее непонимающие прикола глаза и на этих самых глазах развернул конфету и картинно отправил ее в рот. К себе в рот.
- А мне?.. - Жалостливо сдвинула бровки.
- А ты отними. – Зажал в зубах леденец, как приманку.
- Ну, Виктор Михалыч, держитесь… - Порывисто прижалась к губам, желая сходу завладеть сладко-кислым освежителем дыхания, но не тут-то было. Может выдержка у Степнова и хромает на обе ноги, но не реакция. Его реакции рысь позавидует. Поэтому Ленке пришлось приложить немало усилий и силы, чтобы конфета очутилась у неё во рту. Но из борьбы это превратилось в игру. Леденец кочевал то к одному, то к другому, гоняемый виртуозными языками, и разжигая огонь внутри каждого из спортсменов. Один на двоих огонь.
- Он у меня! – Выпрямилась во весь рост, сидя на возбужденном мужчине. Она радовалась своей победе, как ребенок. Ну, откуда ей было знать, что он поддался.
Виктор откровенно смотрел на нее. Не контролируя себя, коснулся ее груди, чуть-чуть, прям едва-едва. Вершины стали острыми, а кожа гусиной. Ленка смотрела на его лицо, как завороженная. Внизу сводило болезненно-щекочущими спазмами, а тело немного потряхивало. Он провел рукой от полушарий вдоль ее стана до пупочной впадинки, обрисовал ее шершавым пальцем, чем вызвал новую волну возбуждения. Провел по резинке ее трусов. Дрожь стала крупной, а во взгляде проскакивал испуг. Но останавливаться она не собиралась. Наклонилась и просто коснулась его губ. Робко так. Как будто в первый раз. Но Степнов уже с трудом сдерживался. Сел, не меняя расположения их тел, и не дал касанию остаться просто касанием. И вот уже она с удовольствием отвечает на поцелуй, обвивая руками его шею и тесно прижимаясь к нему всем телом. А Виктор уже гладил ее спину, мимоходом задевая краешки полушарий. Поцелуй стал страстно-угрожающим. Степнов уложил ее на спину, не прерывая этой ласки, и навис над ней. Теперь его руки уже ласкали ее грудь, заставляя девушку задыхаться и тихо постанывать. У мужчины крыша снова ползла вниз, не имея преград. Разум, похоже, еще спал. Чем занималась его выдержка в этот момент, история умалчивает. Стоны становились громче по мере того, как и чего он касался. Девушка хваталась за его мощные плечи, не помня себя и не ощущая пространства. Что-то оценивать и анализировать было лень, все было хорошо и приятно. ОЧЕНЬ хорошо и ОЧЕНЬ приятно. Каждое касание, каждый поцелуй, каждое движение.
- Лен, - в самые губы, - я думаю, пора остановиться. – Жалостливо посмотрел в глаза. Остался всего один предохранитель, и если она сейчас скажет, что хочет продолжения, то и этот сгорит.
- Почему? – попыталась сглотнуть, но ничего не вышло, во рту все пересохло.
- Лена… Я больше не могу себя контролировать, понимаешь? Не могу!
- Понимаю… - выдохнула она, отвернув расстроенный взгляд в сторону.
- Леночка, девочка моя, ну, пойми меня, пожалуйста. - Повернул ее лицо.
- Да, понимаю я, понимаю. - Улыбнулась. – До выпускного, я помню.
- Ленка… - уткнулся своим лбом в ее, широко улыбаясь. Какая же она все-таки взрослая…
- Вставать, наверное, надо, да?
- Ага.
- Чур, я первая в душ. – Прищурила один глаз.
- Ладно. – Улыбнулся.
- Ну, я пойду? – находясь все еще в плену его тела.
- Ну, иди. – Выпустил ее из-под себя, а сам облокотился на спинку кровати, наблюдая, как она соблазнительно потягивается, сидя к нему спиной на краю кровати.
- Ленка. Иди в душ, - прорычал он. Предохранитель начал коротить.
- А что такое, Виктор Михалыч? - Повернулась в пол-оборота и невинно похлопала глазками.
- Кулемина! – еще один рык, а глаза уже чернее ночи.
- Ну все, иду уже.
Вот лучше бы она сидела. Встала и пошла всей голой Леной к двери, призывно виляя бедрами в веселых трусах.
- Кулемина, - простонал, - может, все-таки сначала я в душ? – умоляюще.
- А может вместе? Ну, для экономии времени. Я Вам спинку потру… - коварно улыбнулась.
В нее полетела ее же майка.
- Майку надень, Лолита!
Ленка, хохоча, натянула майку и, послав ему воздушный поцелуй, скрылась за дверью.
- Господи! – взмолился Виктор, откидываясь на подушки. – Дай мне терпения, выдержать все это!!!
Потом соскочил с кровати, натянул шорты пошире и направился на кухню, выпить чего-нибудь остужающего. Хотя честно сомневался, что это поможет. Его сомнения оправдались, когда он проходил мимо ванной, где шумела вода и раздавался ее голос: «Лети за мной, лети, и ты узнаешь, как люблю тебя…» Засунул обе руки в карманы и молил бога, чтобы не встретить никого на своем пути.
Заглянул на кухню и облегченно вздохнул – никого. Открыл холодильник, извлек оттуда холодную минералку в стекле. Хорошо…
- О, Витя! А я думал, вы еще спите, – раздался за спиной голос Рассказова, а потом зашумела вода.
Степнов от неожиданности чуть не подавился.
- Рассказов, ты на свежем воздухе переспал что ли, ты чего это ко мне на Вы? – смеялся физрук.
- Виктор, вы – это ты и Ленка.
- А с чего ты взял, что мы вместе спали? – немного испуганно спросил он.
- Я в это искренне верю. Так вместе?
- Вместе… - счастливо выдохнул, присаживаясь за стол.
- Кофе будешь?
- Чай.
- Чай так чай. Так значит, выпускной отменяется? Ну, в смысле у вас с Ленкой.
- Неа. Все в силе.
- Так что, ничего не было?! – удивился историк.
- Ну, того, про что ты спрашиваешь, не было, но было столько всего…
- А! Ну хоть что-то…
- Что-то?! – возмутился. - Игорь, это было нечто! Я даже в какой-то момент засомневался в ее невинности, представляешь? Кстати, может, ты Софью Сергеевну попросишь, чтобы она у Ленки узнала, вдруг у нее уже был подобный опыт?
- Степнов, ты параноик! Да с кем?
- Ну, с Гуцулом, например, – предположил он, сам в это с трудом веря.
- Да прекрати. У них было все совсем невинно. Да и Ленка изменилась вот только сейчас, когда вы вместе стали. Нет, я сомневаюсь.
- Да я тоже. Но, Рассказов, ты бы знал… - восторженно вещал счастливый физрук.
- Хорошо-хорошо, я все понял, я скажу Сонечке о твоих сомнениях. На, чаю попей.
На пороге материализовалась Ленка с мокрыми волосами, румяными щеками, блестящими глазами и ослепительно счастливой улыбкой.
- Доброе утро, Игорь Ильич! – бодро поздоровалась она.
- Доброе, Леночка! Чай будешь? Или кофе?
- А есть что-нибудь посерьезнее? Так кушать хочется… - Села рядом со Степновым, отпивая обжигающего напитка из его кружки. Рассказов довольно улыбнулся этой картине и ее аппетиту, а потом добавил:
- Сейчас что-нибудь сварганим на скорую руку. Ты как насчет омлета с помидорами и луком?
- Положительно. И еще колбаски туда докторской. Главное, чтоб не гречка. – Показала язык любимому, любителю этой самой гречки.
- Игорь, может, я завтрак сделаю? – Сверкнул заговорщицки глазами.
Кулемина его задумку поняла.
- А Вы, Виктор Михалыч, вроде в душ собирались? – Отпила чая, косясь на него. – Он свободный.
- Ну, Кулемина, все равно я тебя научу ее любить.
- Научите-научите. – Все так же не отрываясь от чашки.
Виктор наклонился к ее уху и жарко выдохнул:
- Вот только переедешь ко мне… - И вышел из-за стола, сопровождаемый ее растерянным взглядом.
За завтраком все весело разговаривали, а наши влюбленные вели себя абсолютно расковано, не испытывая какой-то неловкости или еще чего-то такого подобного в связи с прошедшей ночью. Уже к полудню градусник показывал тридцать по Цельсию. От хозяйки поступило предложение пойти на озеро искупаться. Предложение было одобрено единогласно, но уже в следующую минуту Кулемина грустно сообщила, что у нее нет купальника. Тут на помощь пришла Соня, которая сказала, что у нее их несколько. Ростом хоть они и отличаются, но размер почти одинаковый. Короче, через час все уже были готовы выдвинуться на местный пляж. Нашли место, где поменьше людей, хотя их и так было не много, и стали расстилать большое покрывало. Пока Степнов очищал прилежащую территорию от коряг и мусора, Ленка наблюдала, как трогательно ее педагоги намазывали друг друга кремом от загара.
- Вить, намажь Ленку тоже, а то обгорит сразу. Вон она какая бледненькая. – Сунул ему флакон. – Мы купаться. – И, взяв за руку свою избранницу, утянул ее в прохладный водоем.
- Кулемина, раздевайся! – скомандовал он.
- Что, совсем?!
- Кулемина! – Грозно посмотрел на нее.
- Все-все. Больше не буду.
А больше и не надо. Достаточно было увидеть ее в открытом купальнике, чтобы мозг поплыл по течению неуемного желания. Степнов яростно боролся со своей слабостью перед ее обнаженным (в рамках пляжного этикета) телом. Девушка села к нему спиной.
- Мажьте.
- Лен, - севшим голосом начал он, - убери волосы.
- Вот так? – она подняла их и обеими руками зафиксировала на затылке.
- Ага… - сглотнул. Его взору предстала спина идеальной трапециевидной формы с кожей цвета топленого молока. Тоненькая веревочка чуть ниже лопаток манила нелепым бантиком, чтобы одним движением освободить ее от ненужной (как бы хотелось ему) тряпочки.
- Вить, ну ты чего там? Руки затекают.
- Да-да, мажу.
Налил на ладонь густого белого крема и стал размазывать его двумя руками. Но не как это делают обычно, быстро и с силой, а по-особенному, медленно, ласкающе, как будто гладил. А он и, правда, гладил. Потому что хотелось. Скользнул по бокам, а потом на живот. Ленка прижалась к его груди спиной, не в силах больше держать осанку. Тело слабело с каждым прикосновением. Степнов коснулся губами венки на шее, а потом нашел ее губы. Жаждущий поцелуй, но неимоверно нежный.
- Кулемина, что ж ты со мной делаешь… - простонал в губы. Спину уже напекло.
Ленка лишь довольно заурчала, потеревшись щекой о его горячее плечо.
- Тебя тоже помазать надо. – Не открывая глаз.
- Ты меня в гроб загнать хочешь, да? – обреченно.
- Ну, я аккуратненько. – Смеющимся взглядом посмотрела на него, уже хватаясь за тюбик.
Степнов недоверчиво глянул на нее, но все-таки подставил спину. Девушка осторожничала, как могла. Только от этой самой осторожности мужчина закипал.
- Все, Кулемина, дальше я сам. - Вскочил с покрывала и стал быстро намазываться. – Я готов, пошли купаться.
- Сейчас, только ноги помажу. – Если бы Виктор знал, он бы сразу в воду нырнул. Эта чертовка встала в полный рост и давай намазывать ноги по всей их длине. От этих ее наклонов у мужчины горели предохранители.
- Господи! – взмолился он и отвернулся.
- Я все. – Подскочила к нему.
- Ну, наконец-то! – Схватил за руку и потянул в воду.
Было очень весело. Они брызгались, играли в салки, ныряли, Виктор бросал Ленку, потом они с Рассказовым в паре подкидывали своих девушек, которые красиво входили в воду с грацией русалки.
Когда Соня с Игорем Ильичом вылезли на берег, Ленка с Виктором пристроились на мелководье. Легли рядышком, облокачиваясь на локти, и смотрели вдаль на колыхающуюся гладь.
- Так в город возвращаться не хочется… - грустно резюмировала девушка.
- Ага. Но надо. Тебе экзамены сдавать еще, а к ним подготовиться надо.
- Да хрен бы с этими экзаменами. Мы ж теперь опять прятаться будем…
- Лен, ну потерпи чуть-чуть, - навис над ней, заглядывая в грустные глаза, - скоро все будет по-другому.
- До этого «скоро» еще дожить надо. А я сейчас хочу. Вот уедем отсюда и все. А тут так хорошо было…
- Правда?
- Очень… - улыбнулась, слегка покраснев. – И ЭТОГО тоже теперь не будет…
- А тебе еще хочется, да? – коварный искуситель.
- А тебе нет? – подколола учителя.
- Ну, так мы же еще не уехали. – Многообещающе. И утянул ее в заводь, за кусты, подальше от любопытных глаз.
Там было неглубоко. Прижал ее к себе так, что с верхней части купальника вода выжалась, и поцеловал. Глубоко и сильно, опуская свои руки с лопаток до поясницы. Ленка тоже теряться не стала. Обвила его шею руками и закинула ноги на талию.
- Кулемина, - простонал грозно физрук сквозь поцелуй.
- Ну, ведь все равно уезжаем, - привела весомый аргумент.
- Ну, ты сама напросилась. - И потянул за веревочки.
Ленка порывисто прижалась, дабы не растерять того, что держали эти самые веревочки, а потом посмотрела в смеющиеся глаза своего мужчины и сделала ход конем. Всего одно движение, и верх купальника повис на ветке ивы. Степнов задохнулся.
- Ты сумасшедшая… - выдохнул он, уже теряя рассудок.
- Ну, если только чуть-чуть… - в самые губы, затевая игривый поцелуй, который только своим первым витком распалил мужчину до взрывоопасного состояния.
Девушка это ощущала в полной мере, но останавливаться не желала. Там в Москве этого не будет. Она льнула к нему, сходя с ума от удовольствия ощущать его. Вот такого страстного, возбужденного и напористого. В низу живота уже сладко тянуло, подгоняя ритм сердца, а стоны сдерживать становилось все сложнее и сложнее. Виктор понимал, что ему будет потом тяжело придти в себя, но когда она так провоцирует, устоять просто невозможно. Его руки уже давно переместились на ее грудь, а ее бедра сильнее сжимали его талию, когда его пальцы сжимали ее острые вершины, посылая мощные импульсы к сосредоточению ее желания. Ленка откинула голову и прикусила губу, подходя к грани дозволенного, как…
- Лена! Виктор Михалыч! Нам пора! Вылезайте уже! – поставленный голос историка ворвался в их пылающее пространство.
- Дам… - только и смог сказать Степнов, осознавая, что до запретного оставалось всего ничего.
Помог надеть ей купальник и выпроводил на берег, а сам сказал, что сейчас еще сплавает недалеко и тоже выйдет.
С озера влюбленные возвращались молча, держась за руки. Ленке было очень грустно уезжать отсюда, а Виктору было больно на нее смотреть. И почему все так сложно?..Вернувшись в особняк, пообедали на скорую руку сваренным куриным супом-лапшой и свежим салатиком из покупных овощей. Но зелень уже была своя. Потом, быстро собравшись, выдвинулись в путь. Девушка все грустила, сидя в объятиях любимого, ставшего за эти несколько дней таким близким и необходимым. Когда они теперь еще вот так вот вдоволь насладятся их отношениями?..


Спасибо: 109 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1738
Настроение: Я снова творю ночами...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.05.10 08:17. Заголовок: Всем привет! Прода, ..


Всем привет! Прода, так скажем, преддесертная, поэтому многого от нее не ждите. Вообще она планировалась более содержательной, но по объемам это была бы мегопрода. Поэтому пока вот так, а все остально в следующей. Да, прода снова не бетиная. У моей Дашечки интервью, поэтому загружать не буду - знаю, что это такое. Пусть это время посвятит лучше общением с интервьюирами. Даша


Учебная неделя, последняя учебная неделя началась с разборок у Степнова в подсобке. Спорили горячо и рьяно из-за экзамена.
- Лен, ну зачем тебе сдавать физкультуру, если ты все равно в физкультурный не идешь? – кричал Степнов, до сих пор не смирившийся с выбранным Ленкой училищем.
- Ну а чего мне еще сдавать? Сегодня последний день, когда заявить можно! Ну не сдавать же мне химию?!
- Нет, ну ты представляешь, я из-за тебя одной должен такой материал подготовить!
- А я помогу. Мне ж все равно готовиться.
- Вот если бы ты поступала в физкультурный…
- Вить, ну все уже решено. Я ничего менять не собираюсь. Тебе сложно принять у любимой девушки экзамен?
- Вот именно. Тебе не кажется, что это как-то странно выглядит?! Зачем нам лишние подозрения? Если бы ты не одна сдавала, то другое дело было бы.
- Все с Вами ясно, Виктор Михалыч. Спасибо, что не отказали. Пойду лучше к Игорю Ильичу схожу, он-то не будет привередничать, - и вышла из подсобки, громко хлопнув дверью.
- Кулемина, мать твою, стой! – вышел вслед за ней.
Ленка остановилась уже почти около выхода.
- Лен, ну чего ты психуешь? Ну, вот найди еще хотя бы одного, вон, из параллели может, кто захочет, тогда у Савченко вопросов не возникнет.
- Блин, как мне надоели эти шифровки! Ладно, я поспрашиваю.
- Давай тогда до большой перемены.
- Хорошо. – Развернулась и пошла.
- А поцеловать?
- Мы же в школе. Вдруг кто увидит. – Кинула через плечо и вышла из спортзала.
А Степнов остался стоять ошарашенный ее заявлением. Понятно, конечно, что это она из-за злости так сказала. Раньше ей это не мешало. Но он ведь пошел ей на уступки, а она так его против шерсти. Так дело не пойдет. Если подобное будет продолжаться, то в скором времени сладу с ней вообще не будет.
На следующей перемене Ленка влетела в подсобку.
- Я нашла! Со мной Гуцул сдавать будет!
- Кулемина, а теперь выйди и зайди, как положено ученице входить в кабинет учителя, – ровно сказал мужчина, не отрываясь от заполнения журнала.
- Вить, ты чего? – не понимала она происходящего.
- Виктор Михалыч.
- И что это значит?
- А то и значит, что в школе установлены правила поведения, вот их и придерживайтесь. – Поднял на нее глаза, подтверждая сказанное и убеждая ее в том, что он не шутит.
- Как скажете, Виктор Михалыч, - последнее выделила. – Можно идти? – с определенной степенью наглости и неприязни спросила выпускница.
- Иди, Кулемина, – снова заполняя журнал.
Девушка, тяжело сопя, вышла из спортзала, а зайдя в класс, плюхнулась за парту.
- Лен, ты у Степнова была? – спросил взволнованный Гуцул, как никак его судьба тоже решается.
- У него самого.
- Чего, не разрешил?
- Да куда он денется.
- А чего тогда такая сидишь?
- Да ну его! Я иногда его смену настроения не понимаю.
Прозвенел звонок.
- Так он примет?
- Должен. Если сам не скажет, я после этого урока еще раз к нему схожу.
- Надеюсь, в этот раз удачнее.
На большой перемене в столовой Ленка с Игорем стояли в очереди за положенной порцией, когда к ним подошел Степнов и без особых эмоций сказал:
- Кулемина, после того, как поешь, зайди ко мне за билетами. Их отксерокопировать надо.
- А я сейчас возьму, можно? – весело подорвалась она, хватая сумку с занятого ей стула.
- Я сказал, как поешь. Спортсмен должен хорошо питаться. – Грозно посмотрел на нее, давая понять, что он не преклонен.
- Как скажете, Виктор Михалыч, - еле сдержалась она, чтобы не ударить его чем-нибудь по башке. Демонстративно взяла поднос и села за столик. Степнов окинул ее довольным взглядом и вышел из столовой.
- Ну, и что за кошка между вами пробежала? - поставил свой поднос рядом.
- Не знаю, но выясню.
- Смотри, а то запорет тебе экзамен. И мне за компанию.
- Да нет, не посмеет. Он, конечно, истерит периодически, но на подлость не способен. Ладно, Игорь, я пойду. Все равно аппетита нет.
- Удачи, коллега.
- Спасибо!
Степнов собирал мячи, когда Ленка с обиженным видом вошла в спортзал.
- Виктор Михалыч, - окликнула она его, - я за билетами пришла.
- Да, конечно. Возьми на столе в подсобке, - не уделяя ей привычного внимания. – За урок управитесь?
- Управимся.
- Тогда занесете кто-нибудь на следующей перемене. Если меня не будет, то тут на столе оставьте.
- Хорошо. – Грустно и тихо сказала она, понимая, что привлечь его внимание ей не удается. Значит, что-то все-таки случилось. Сейчас это Ленка выяснять не решилась. Еще раз посмотрела на него, заходящего в подсобку и закрывающего за собой дверь, а потом вышла, шаркая ногами.
Снимать копию отправила Гуцула. Во-первых, настроение совсем упало, а во-вторых, ксерокс стоял у Уткиной в библиотеке, а туда ходить она пока не решалась. Не хотелось попадаться лишний раз на глаза несостоявшейся невесте. Весь урок Кулемина просидела в собственных размышлениях на тему: что съел Степнов, если так на нее реагирует. Вернее, не реагирует.
Все было хорошо. Ну, да, если не считать того, что мы с самого утра ругаться начали. Но ведь это же так, не серьезно. Может, я опять чего не так сделала? Да нет, вроде. Никто меня не трогал, Гуцул уже давно не конкурент, это не обсуждается. Может, я чего не так сказала? Да я много чего говорила, пойди, разберись, чего из этого не так! Дам, видимо, так я не пойму, надо у него самого спрашивать.
- Гуцул, я билеты сама отнесу.
Парень только плечами пожал.
Как только прозвенел звонок, Ленка направилась в спортзал. Пока шла по коридору, перед глазами вставал его безразличный взгляд, а в ушах эхом отдавался его ровный голос, без единого намека на особое отношение. Стало как-то пусто и неуютно от этой холодности. Она уже привыкла к теплу его глаз, к нежности его губ, к ласкающему слух голосу. А сейчас сплошной металл и холод. И она почему-то почувствовала себя виноватой, даже не задаваясь вопросом, в чем именно. Просто ощущение такое.
Дверь в подсобку была открыта. Робко постучала.
- Виктор Михалыч, можно?
У Степнова от ее голоса что-то сильно кольнуло в груди. Посмотрев на ее, мягко говоря, расстроенный вид, внутри все сжалось, но виду он не показал, потому как так надо, исключительно в целях воспитания.
- А, Лена. Да, проходи. Ты билеты принесла?
- Да, спасибо.
- Да не за что. – Просмотрел листы.
Ленка стояла у стола, надеясь, что он сам все ей объяснит.
- Ты что-то еще хотела? – вопросительно посмотрел на нее. – Что-то в билетах не понятно?
- Нет, все понятно, – соврала она, потому как их вообще не смотрела. – Вить, что происходит? – устало спросила она, жалостливо заглядывая ему в глаза. Степнов еле выдержал этот взгляд.
- А что происходит?
- А разве ничего не происходит?! – Девушка начала раздражаться. – Ты себя ведешь со мной так, как будто я тебе чужая, вон, как Зеленова, - повысила голос.
- А ты так себя и ведешь! Вот точь-в-точь, как она! Капризничаешь, командуешь, как будто все должны вокруг тебя плясать! Так вот, не на того напала! Я тебе не мальчик на побегушках! Если я сказал, что попробую, значит, не могу ничего обещать. Не все от меня зависит. Ты думаешь, мне легко из-за того, что надо вот так скрывать наши с тобой отношения?! Да будь моя воля, я бы на каждом углу кричал, что люблю Лену Кулемину больше жизни и что я самый счастливый мужчина на свете, потому что она - моя девушка!
Сердце у старшеклассницы грохотало в груди как набат, а на лице сама собой растягивалась счастливая улыбка.
- Я, правда, себя веду как Зеленка? – робко, смеясь, спросила девушка.
- Правда. – Выпустив пар, сказал Степнов, присаживаясь на стул.
- Вить, я больше не буду. – Подошла ближе.
- И я, конечно, должен тебе поверить? – Посмотрел на нее из-под бровей.
- А у тебя есть выбор? – подошла вплотную.
- Есть.
- И какой?
- Вот лишу тебя «сладкого» до выпускного.
- Не посмеешь.
- Хочешь проверить?
Потянулась за поцелуем, а он отвернулся, уверено глядя в глаза. Она еще раз попробовала, но Степнов был непоколебим.
- Верю. – Смирилась Кулемина. – Буду кроткой и покорной. Ни каких каприз и закидонов. Как скажешь, так и будет.
- Что-то с трудом верится. – Подозрительно посмотрел на нее, прищурив один глаз.
- Ну, я буду очень стараться. – Сделала ангельское личико. – А теперь можно мне хотя бы «конфетку». Маленькую-маленькую.
Виктор слегка коснулся ее губ и отстранился.
- Виктор Михалыч, таких маленьких конфет не бывает.
- Иди сюда, сладкоежка, - и впечатал поцелуй в ее губы, усадив на колени. «Только бы никто не зашел…» - пронеслось в голове у мужчины, когда его ладонь скользнула ей под майку, в то время как ее проворные ладошки еже гладили его спину под футболкой в районе лопаток, попав туда через горловину. А поцелуй между тем набирал обороты, и если бы не пресловутый, а для кого-то и спасительный звонок, то вряд ли бы они на этом остановились.
- Иди на урок, а то диатез выскочит, - посмеялся он.
- Уже выскочил, - посмотрела на восставшую грудь, проступающую через тонкую ткань майки.
- И как ты пойдешь? – озаботился мужчина.
- В раздевалку за ветровкой зайду.
- Ну, беги тогда, - последний раз коснулся губ и выпустил из объятий.
Увидев сияющую Ленку, опоздавшую на урок, Гуцул даже спрашивать не стал, как прошли переговоры.
И тут все завертелось… Бесконечные репетиции, то с «Ранетками», то с классом, консультации, всякие собрания, сдача книг. Кулемина уже была не рада тому, что выбрала экзаменом физкультуру. Теперь любимого она видела только на переменах и то мельком, потому как он носился со всей этой документацией и штудировал билеты, как будто это ни они сдают, а он. Дома у нее он появился только вечером в четверг, перед самым последним звонком. Было уже поздно, когда позвонили в дверь. Ленка шныряла в пижаме, свеженькая после душа. На дверце гардероба висела вешалка с наглаженными брюками и белой рубашечкой. Дед был у Данилыча, должен был как раз придти. Без задней мысли пошла открывать дверь.
- Витя… - довольно протянула она.
- Кулемина, вот ты мне скажи, кто я тебе? – начал прямо с порога, заходя в квартиру и проходя прямо в ее комнату, предварительно заглянув в комнату деда.
- Как кто? – ничего не понимая. – Ну, мой молодой человек. Да в чем дело-то?
- Так почему этот молодой человек узнает в последнюю очередь о том, что его девушка на несколько дней уезжает куда-то за город, и при чем узнает он это не от нее, а от совершенно постороннего ей человека.
- Ты про поездку в этот пионерский лагерь?
- Про нее. Лен, почему мне об этом говорит Рассказов, а не ты? Ты вообще собиралась меня в курс ставить?
- А ты разве не едешь с нами?
- Я вообще сначала отказался, думал, что только ваша параллель едет, но когда мне Игорь сказал, что и его класс тоже едет, то тут без вариантов. Пришлось снова идти к Борзовой и говорить, что я передумал. Такую ахинею ей наговорил!
- Извини, - подошла к нему, обхватив за талию, - я просто закрутилась вся, да и мы с тобой не пересекались. Мне казалось, что уже вся школа в курсе.
- Вся да не вся. – Стал сговорчивее.
- Вить, я соскучилась…
- Я тоже, - коснулся губ нежнейшим поцелуем. – А дед где?
- К Василь Данилычу пошел. Сказал, что будет поздно… - зазывно, прикусывая нижнюю губу любимого.
- Так уже поздно. – Попытка остановить жаждущую ласк девушку. – Значит скоро придет.
- А вот ничего это не значит. И вообще, он же еще не пришел. Степнов, не сопротивляйся, - усаживая его на разобранный диван, и забираясь сверху.
- Господи, я уж и слова-то такого не знаю… - Ответил на поцелуй, насквозь пропитанный необузданным желанием, поднимаясь ладонями по бокам от талии вверх, попутно задирая безбожно мешающуюся майку. Но снять ее не решился. Девушка углубила поцелуй, и заставила его облокотиться на стену. Его руки по хозяйски исследовали ее спину, иногда спускаясь на упругие ягодицы, от них по натренированным бедрам, и в обратном порядке. Девушка млела и выгибалась навстречу. Как же она скучала… За эти дни, лишенные столь необходимых касаний, она вспомнила все моменты, когда он был настолько близко и настолько ее, только ее. Вспомнила момент, когда прибежала к нему и буквально зубами вырвала свое счастье из загребущих рук библиотекарши. Вспомнила первый поцелуй и тот КВН, который они целиком так и не посмотрели. Но самым ярким воспоминанием были прошлые выходные. Сколько там было открытий! И вот сейчас она снова утопает в ощущениях, совсем недавно познанных. Но хочется большего. Сама тянет майку вверх, открывая доступ к груди. Виктор тихо умирает в муках совести, не желая отказываться от ее предложения. Ловким маневром укладывает ее на лопатки и осыпает тело от пупа поцелуями, поднимаясь вверх к заветным вершинам. Он не торопится, дразня и распаляя девушку искусными руками. Лена тихо постанывает. В ушах звенит, а живот сводит сладкой судорогой. И вот его губы накрывают одну вершину. Она еле сдержала громкий стон. Он поочередно ласкал ее груди, подводя любимую к грани безумия. Вот он уже тянет веревочки на ее штанах и прихватывает их резинку, не имея и намека на сопротивление со стороны их хозяйки, как в затуманенное сознание врывается звон падающих на подъездный кафель ключей.
- Дед… - расстроено констатировала она. – Похоже не трезвый.
- С чего ты взяла? – поправляя штаны и подавая ей майку.
- У него всегда в таком состоянии с замком трудно.
- Пойду, открою ему дверь. – Натянул майку и успокаивающе коснулся губ.
- Как ты пойдешь? – указала смеющимся взглядом на район ширинки.
- Ну, не тебе же, - протянул ей зеркало.
- Дам, видок тот еще. Ну, иди уже. – Хохотнула.
Степнов встал, поправил рубашку и вышел в коридор. Ленка четко слышала неразборчивую речь деда, а потом топот до его комнаты. Легла в кровать и накрылась одеялом. В комнату вошел Виктор.
- Ну, все, я его уложил. И ты ложись, тебе давно уже спать пора. Завтра ответственный день.
- Может, ты со мной останешься, дед все равно спит как убитый? – робкая надежда на продолжение.
- И что будет? – серьезно посмотрел в глаза.
- Не знаю… - пожала плечами.
- Вот и я не знаю. Давай, я лучше домой пойду. А ты постарайся успокоиться и уснуть. – Чмокнул в лоб. – Не провожай, я дверь захлопну. – Коснулся ладонью щеки и поцеловал в губы. – Спокойной ночи.
- Спокойной ночи. – Нежно улыбнулась и проводила взглядом до самой двери.
Когда хлопнула входная дверь, коснулась своих распухших губ ладошкой и завалилась на подушку, ликуя оттого, что получила необходимую порцию «сладкого». Вот теперь можно спать спокойно…



Спасибо: 92 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1812
Настроение: Я снова творю ночами...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.05.10 09:01. Заголовок: Вот. Как и обещала. ..


Вот. Как и обещала.


В школу Ленка пришла цветущей и благоухающей. Степнов носился по школе, подбивая документацию и контролируя подготовку актового зала к торжеству. Выпускники шныряли по коридорам, рябя в глазах «белым верхом и черным низом». Хорошо хоть банты не заставили надевать. Выцепить любимого Кулеминой для того, чтобы просто поздороваться, так и не получилось. Встретились они только на прогоне перед концертом. И то исключительно взглядами. В полупрозрачной блузке и обтягивающих атласных брюках девушка была ну очень соблазнительной. Степнов слюной изошел, пялясь на нее потемневшими от желания глазами. Рассказов его еле из транса вывел, пока никто, кроме хихикающей Кулеминой, это не заметил.
В то время как все пошли встречать своих родителей и рассаживать их по местам, наш влюбленный физрук уличил момент, когда его любимая выпускница зашла в гримерку проверить инструменты, и волевым решением направился ей помогать. Ну, мало ли что…
- Кулемина! – громыхнуло над ухом.
Она резко развернулась и встретилась с коварным взглядом странно улыбающегося учителя физкультуры.
- Это что за блузка на тебе?! – Нависая над ней, стал наступать. Девушка пятилась, ощущая легкую дрожь от видимого превосходства мужчины. Но это была очень интересная дрожь, не от страха, а от желания испугаться и сдаться.
- А что с ней? – дрожащим от непонятно-приятного волнения голосом спросила, улыбаясь, ученица.
- Так ты специально ее надела, да?
- Ну, как Вам сказать, Виктор Михалыч… - делано задумалась, пряча смеющийся взгляд.
- Ох, и доиграешься ты у меня, Кулемина, - покачал головой, загоняя ее в угол.
- Боюсь-боюсь, Виктор Михалыч… - Последнее сказала в губы, уперевшись в стену и ощущая тяжесть его тела.
- Правильно боишься.
Облокотился рукой о стену и страстно поцеловал, как будто не делал этого вечность. Этот поцелуй и то, что ему предшествовало, настолько ввели Лену в состояние не стояния, ну, в смысле неустояния, что голова шла кругом, а внизу как будто тянул кто-то, вот как Старик невод из моря тянул в «Золотой рыбке». Девушка оседала, чувствуя слабость в ногах. Виктор отстранился, блеснув смеющимся взглядом, и Ленка сползла по стене вниз, не имея сил даже пальцем пошевелить. Прижала колени к груди и положила на них голову.
- Лен, тебе плохо? – не на шутку встревожился Степнов.
- Мне?.. – в коленки. – Ну, как тебе сказать… - Подняла на него одурманенный взгляд. Он все понял. – Вить, может ну его, этот выпускной?.. – посмотрела, умоляя.
- Ох, Ленка-Ленка… - убрал прядь волос за ухо. – Ты же знаешь, я слов на ветер не бросаю.
- И кто тебя этому научил?.. – встала с трудом, но от стены не оторвалась.
- Лен, ну чуть-чуть совсем осталось, - виновато.
- Чуть-чуть… - горько усмехнулась. – Ладно, я пойду, вон уже народ подтягивается. – Оторвала пятую точку от опоры и двинулась к выходу.
- Ну, Лен, - поймал ее за руку.
- Блин, на даче так прикольно было…
Взял ее личико в ладони:
- Ну, я попробую что-нибудь придумать. – Заглянул в глаза, обнадеживая.
- Обещаешь? – вспыхнула надеждой.
- Обещаю. – Улыбнулся. – Вот сдашь первый экзамен, и мы обязательно куда-нибудь выберемся. – Погладил большим пальцем румянец на щеке.
В коридоре послышались голоса, девчачьи визги.
- Что там такое? – посмотрел на дверь.
- Не знаю, пойдем, посмотрим.
Они вышли в коридор, где «Ранетки» окружили кого-то и повисли все разом на этом человеке.
- Лерка!!!
- Ленка!!!
Подруги кинулись друг к другу и стали обниматься. Виктор понял, что он здесь лишний и тихо ушел, искренне радуясь за свою любимую, у которой радостей в этой жизни стало на одну больше. А может и не на одну.
Весь концерт он не сводил с нее глаз, а она смущенно улыбалась и строила глазки. Обалдеть… Чуть меньше, чем через месяц, она уйдет из школы и придет в мой дом…
После концерта он с трудом отыскал ее в толпе черно-белых инкубаторов, и то это ему удалось благодаря Лерке, которая звонко над чем-то смеялась, в окружении бывших коллег по группе. Он понял, что этим кумушкам друг друга очень не хватало. Подошел к девчонкам, сияя как начищенный самовар:
- Ну, что, вас можно поздравить? Новикова, рад тебя видеть. – Искренне улыбнулся. Она улыбнулась в ответ. Видимо, Ленка ей кое-что уже поведала.
- Спасибо, Виктор Михалыч! Как же Вы теперь без нас? – нашлась Прокопьева.
- Ох, даже не знаю… - наигранно расстроился. – Но мы ведь еще не совсем расстаемся. Кстати, а вы чего за вещами-то не идете?
- Точно! Чего мы сидим! Лер, ты с нами? – Липатова.
- Ну, если возьмете… - непривычно заскромничала блондинка.
- Виктор Михалыч, мы Лерку же возьмем? – задала вопрос Кулемина, ехидно на него поглядывая и как-то странно улыбаясь.
- Ну, это же ваш праздник, так что вам и решать. А мне без разницы, одной больше, одной меньше. Я ж только присматривать еду. Ну, чтоб вас никто не обидел.
- Тогда домой за вещами? – быстро спросила Алехина.
- Давайте. И чтобы не опаздывали! – кричал вслед убегающим «Ранеткам».
Ленка вдруг остановилась, попросила Леру ее подождать и подошла к Степнову.
- Виктор Михалыч, а Вы, правда, туда только из-за того, что Вас попросили, едете?
- Кулемина, не говори ерунды, ты ведь прекрасно сама все знаешь.
- Ну да. Просто ты так это сказал… Ну, как будто тебе действительно все равно. – Опустила глаза.
- Кулемина, не провоцируй меня… - прошептал грозно физрук, дабы не выдать своего желания. – Иди уже, а то опоздаешь. Я с тобой потом поговорю. – Пригрозил.
- Поговорите-поговорите. Виктор Михалыч. – Улыбнулась, заигрывая, и развернулась в сторону подруги.
- Лен, - окликнул ее. Она повернулась на пятках в надежде услышать что-то такое, чего в стенах этой школы произносить нельзя. – У тебя сумка тяжелая? Может, за тобой зайти?
- Нет, я сама. – Довольно улыбнулась. Это, конечно не то, что она хотела бы услышать, но все равно безумно приятно. – Сумка-то не тяжелая, просто в нее потом загрузят то, о чем вам знать, как присматривающему, не стоит. Но я Вам ничего не говорила. – Подмигнула.
- Это что еще такое, о чем мне знать не стоит?!
- Все! Я убежала, – и стартанула к ожидающей подруге.
- Кулемина! Я с тобой еще не закончил! – кричал мужчина.
- Виктор Михалыч, я опаздываю! – и скрылась за поворотом.
До того, как Ленка появилась на горизонте с сумкой на плече, Степнов себе места не находил. Что это еще такое, о чем ему знать не стоит? Из всех предположенных им вариантов алкоголь был самым невинным. Заприметив ее, он быстро кинулся к ней, отозвав ее от недавно приехавшей подруги.
- Лена, ты можешь мне сказать, что у тебя в сумке? – он смотрел на нее таким переживающим взглядом, что у нее сердце оборвалось.
- А что случилось? – испугано спросила она.
- Лен, просто скажи. Я должен знать.
- Да вино там.
- И все?! – облегченно-удивленно.
- Да нет, ну трусы мои, футболка, сланцы…
- Кулемина!
- Что?
- Давай без подробностей.
- Ну, Вы сами спросили.
- Лен, ну не про трусы же я твои спрашивал. – Засмущался.
- А зря. Они очень эротичные… - отвела глаза в сторону.
- Кулемина!!! – прорычал Виктор, чувствуя просыпающееся возбуждение. И это только оттого, что она ему сказала, что у нее в сумке трусы эротичные! – Давай, грузись иди.
- Да я-то пойду.
- Иди, а я пойду, Рассказову помогу с коробками. – Кинув на нее последний предупреждающий взгляд, направился к историку.
- Иди-иди, - тихо, глядя ему вслед, - там-то ты от меня никуда не денешься…
В автобусе ехали дружной веселой компанией двумя параллелями. Ленкин класс ехал на первом этаже, а параллель на втором, но «Ранетки» в полном составе и Лера ехали вместе внизу. Еще в школе педсоставом было решено, что контролировать свой класс будет классный руководитель с приданными силами. Таким образом, они тоже разделились на два лагеря: в первом был Рассказов со Степновым и с Софочкой, а во втором – чета Шинских и Милославский с Уткиной. Присутствие на этом празднике жизни несостоявшейся невесты любимого Кулемину как-то не очень заботило, потому что этот факт перекрывался другим, более приятным, а именно тем, что ее мужчина вместе с теперь уже и ее друзьями будет контролировать именно их класс. Поэтому, скорее всего, всегда будет в поле зрения. Да и она себя как-то пораскованнее чувствует, когда сам «контроль» не напрягает. Девочки весело о чем-то расспрашивали Леру, а Степнов с сотоварищами бурно что-то обсуждали. Только изредка их взгляды встречались, говоря о том, как сейчас каждый из них хотел быть ближе. Но…
По приезду первым делом стали расселять по комнатам. Они, конечно, и были старшеклассниками, но такие еще дети. Как и полагается детям в том возрасте, в котором ездят вот в такие лагеря, обе параллели, правда, каждый в своем крыле, шумно расселялись по комнатам. «Ранетки», конечно, договорились быть все вместе. Комнаты были рассчитаны на шесть человек, поэтому и бывшей Ранетке койка-место тоже нашлось. Но к Ленке подошел Игорь Ильич и попросил ее перебраться к Софье Сергеевне в вожатскую, чтобы у Борзовой было меньше поводов бывать в этом крыле. Похоже, их пара у нее тоже на особом счету. Ленка отказать не могла, да и не хотела. Она же там только спать будет. А с Леркой они и так натрещаться. Да и кто ей запретит тусить со своими. Ее ж насильно никто туда не загонит. Не говоря уже о том, что они ей совершенно не чужие люди и столько для них с Витей сделали, что отказать им было бы чистейшим свинством. Девочки немного расстроились, но она привела весомый аргумент, придуманный ей самой – чтобы с химичкой не поселили Уткину. Этого было достаточно. После этой суматохи все дружно выдвинулись в столовую, где уже были накрыты столы. Они стояли буквой П, что было весьма удобно. Зал украшали композиции из воздушных шаров, была танцплощадка и небольшая сцена, на которой восседал симпатичный парнишка ди-джей. Учителя как-то абсолютно не мешали. У них был свой стол, и они сами старались не обращать внимания на то, что происходит у их учеников. Алкоголь на столах тоже присутствовал, но не в таком количестве, как хотелось бы выпускникам. Но у последних имелись и свои запасы. Праздник был уже в самом разгаре, когда Шинский, дабы проконтролировать кондицию детей, призвал всех танцевать. Кондиция была как раз самое то для танцев, поэтому площадка заполнилась людьми мгновенно. Вот тут адские муки Степнова и начались. Сначала он пыхтел от злости, когда была быстрая композиция. Он не знал, сколько она выпила, но то, что пила – это точно. Потому как Кулемина-трезвая ТАК танцевать не будет. Ленка находилась по центру круга и конкретно отрывалась под пресловутого Билана. Ее бедра выдавали такие маневры, что Степнову хотелось их пригвоздить к стене, чтобы они и пошевелиться не могли. А руки?! Что делали ее руки, он вообще видеть не хотел. Они трогали ее грудь, медленно спускаясь к бедрам, скользя то вверх, то вниз. Потом к ней присоединилась Лерка, видимо, тоже не совсем вменяемая, и прижалась к ее спине своей. Они вместе приседали, вырисовывая восьмерку пятой точкой, потом игриво убирали мешающие волосы и задорно смеялись. Пару раз к ним протягивал руки мало вменяемый Семенов, отчего Виктор скрипел зубами так, что это слышал даже Рассказов, но его действиям давался профессиональный отпор и он убирался восвояси. Тут грозный физрук немного расслаблялся. Пьяная-пьяная, а заповедь помнит. Еще одна быстрая композиция, но уже более клубная. Тут отрыв шел по-полной. К двум блондинкам присоединились остальные «Ранетки» и такое забабахали… Но Виктор видел только ее, Ленку. Она качала бедрами из стороны в сторону вместе с остальными, но ее движения были более пластичными, что разжигало в физруке необъяснимую страсть. Вот вроде ничего не делает, а все равно. Конец мая, жара под тридцать, ясное дело, что все вспотели. Волосы липли к лицу, шее, а она все смеялась, убирая их с лица. Глаза лихорадочно блестели, и она постоянно облизывала губы. А вот следующая композиция была медленной. Подруги, не сговариваясь, пошли приглашать педагогов. Но их опередили мальчишки, пригласив женскую часть строгого коллектива. Белута Борзову, тут без вариантов, Гуцул к Софочке подсуетился, а Семенову досталась Уткина. Девчонки разобрали кавалеров: Лена пригласила Рассказова, Лера вытянула Степнова, Шинский был приглашен дочерью, а Милослаский Анюткой. Рассказов старался быть осторожным, периодически ловя на себе грозный взгляд физкультурника, а Ленка дерзила всем своим видом, ехидно улыбаясь возлюбленному. Лера тихо посмеивалась и старалась привлечь внимание преподавателя какими-то разговорами. Это не имело действия, поэтому историк, устав потеть от пытливого взгляда коллеги, поменялся парами с ним, передавая в его руки хрупкое белокурое создание и перенимая более хрупкое из его. Вот такого поворота Ленка не ожидала. Теперь Лера смеялась над ней, а Игорь Ильич вздохнул с облегчением.
- Ну что, Кулемина, доплясалась? – не смотря на нее, сквозь зубы спросил мужчина.
- А что я такого сделала? – робко спросила она, еще не решив, уже можно бояться, или самое страшное еще впереди.
- Ты-то?! Да ничего. Твое счастье, что Людмила Федоровна здесь и уходить не собирается.
- Да чтобы ты мне сделал?! – Посмотрела смеющимся, зло смеющимся взглядом в глаза.
- Праздник у тебя сегодня. – Еле сдержался от перепалки Виктор.
- Вот именно. Подарки дарить надо. – Кинула разочарованный взгляд на физрука и ушла в толпу, не оглядываясь.
- Будет тебе подарок. – Сказал в слух, абсолютно уверенный, что она не услышит. И она не услышала.
Далее как по сценарию. Ученики стали по несколько человек бегать в номера догоняться, а потом и вовсе разбрелись по комнатам. Ленка, отсидев с «Ранетками», уже порядком протрезвевшая от зажигательных танцев и поднятых нервов, направилась в свой номер. Софочка уже лежала в пижаме с книжкой в руках. Ленка предупредила ее, что пойдет в душ, расположенный в вожатском боксе, который был один на двоих, вернее на две комнаты. Вернулась она уже, когда свет был выключен. Не сразу сориентировалась в темноте, поэтому, чертыхаясь, собрала несколько углов. Развесила на стуле полотенце и одежду и направилась к кроватям. А вот там ее ждал сюрприз. Или подарок. Хотя нет, одаривать ее будут чуть позже. Степнов лежал, парясь под одеялом, накрывшись с головой. Вид силуэта любимой в тонкой маленькой обтягивающей пижаме было невыносимо. Но так рано выдать он себя не мог. Девушка, не глядя, откинула одеяло:
- Витя?! – воскликнула она.
- Ага. А ты кого ожидала здесь увидеть? – грозно спросил он, изначально решив поиздеваться.
- Вот именно здесь – никого, а на соседней кровати… - повернулась. – А где Соня?
- А мы с ней кроватями поменялись. Сегодня я сплю здесь. – Широко улыбнулся.
Ленка тоже решила подразниться.
- С кем, говоришь, кроватями поменялся? С Софьей Сергеевной? Так она на соседней спит. – Встала в позу «руки в боки».
- Так, Кулемина, а ну прекращай тут мне фигней заниматься. Ты спать думаешь ложиться?
- Да куда ложиться-то?! Тут мы вдвоем точно не поместимся.
- Ох, горе мне с тобой. – Порывисто встал и легким движением сдвинул кровати. – Так пойдет? – начал заводиться физрук.
- Пойдет. – Расплылась в довольной улыбке. – Ты с какого края спать будешь? С этого или с этого? – забавлялась девушка.
- По серединке. – Сгреб ее в охапку и жадно поцеловал. Руки сразу потянули края майки вверх, желая немедленно от нее избавиться.
- Это нам сегодня не пригодиться. – Произнес загадочно мужчина, вновь припадая к сладко-дурманящим губам.
Ленка ничего не понимала. Все делала как под гипнозом. Наверное, просто не знала чего ожидать от такого решительного Степнова. Ну, именно в этом вопросе. Спиной ощутила прохладу казенных простыней, но сейчас они казались ей нежнее шелка. Странное ощущение предвкушения будоражило мозг, а за ним и тело. Было даже страшно подумать, что сегодня может все случиться. Но интерес взял свое, гоняя адреналин по молодой крови. Умелые руки терзали грудь, в то время как его зубы переменно рвали губы, прикусывали мочку уха, постепенно спускаясь вниз по шее к острым вершинам. И вот по мере того, как он спускался, его руки спускали и оставшуюся на ней одежду, но в порядке живой очереди и мучительно медленно. Он оторвался от ее губ, чтобы стянуть с длинных ног малюсенькие шорты от пижамы. Девушка смотрела на него во все глаза, борясь с крупной дрожью. Аккуратно положив их рядом, прошелся руками по всей длине ног, прокладывая свой путь с внешней стороны к внутренней, устраиваясь между ними. Ленка не отпускала взгляда. Медленно приблизился к тому месту, где сходятся ноги, слегка дотронувшись до влажных трусиков. Девушка инстинктивно дернулась, пытаясь свести ноги, это было невозможно. Виктор переместил руки выше, проводя ими по приятному кружеву. Изучил его взглядом, сопровождая движения рук, потом поднял на нее глаза и сказал:
- Красивые, – а потом нагнулся, чтобы быть ближе, и смотря прямо в испуганные глаза, прошептал, - и очень эротичные…
От этого шепота девушку прошибла такая дрожь, что удерживать туловище в приподнятом состоянии стало просто нереально, и она рухнула на кровать, прикрыв глаза. Виктор лукаво улыбнулся, а потом снова потянулся к груди, собираясь поиграть в заводную игру с ее сосками. Лена закусывала губу и цеплялась за простынь, не позволяя стонам слететь с губ, но в те моменты, когда он слегка прикусывал сосок, они все-таки слетали. Возбуждение девушки клокотало в горле, не пропуская кислород в легкие. Она прогибалась в спине, навстречу ласкам, которые тут же получала, но их все равно было мало. Внизу все полыхало и чего-то требовало. И только когда Виктор накрыл горячим поцелуем ее губы, она поняла, чего оно требовало, когда его твердая плоть оказалась ровно в том месте, где мокли трусики. Виктор сам сходил с ума от этого касания, но сегодня у него была другая цель. Оторвался от губ и вошел поцелуями вниз, к заветному кружеву. Всего на секунду, нет, на долю секунды в ее глазах отразился страх, когда он потянул мягкую ткань вниз, но его глаза подпитывали такой уверенностью, что страх потонул в этом море надежности. Сердце Виктора колотилось в груди как сумасшедшее. Она позволила! Она не испугалась! Теперь главное сдержаться. Снова приблизился к губам и одарил их успокаивающим поцелуем. Потом отстранился и нежно сказал:
- Ничего не бойся. Просто расслабься. – Потом снова поцеловал, но уже глубоко, так, чтобы сомнений не осталось, и пошел крупными шагами из поцелуев к низу, к самому заветному девичьему месту. Задержавшись на груди, слегка прикусил сосок, от чего Лена прогнулась в спине, и в этот самый момент, когда она совсем чуть-чуть подалась вперед, он осторожно вошел в нее… пальцами, а потом медленно вышел, нежно лаская влажные лепестки. В тот момент, когда она почувствовала что-то в себе, что-то внутри лопнуло, вот как будто воздушный шар с водой. Все тело обдало жаром и захотелось еще. В следующую секунду она ощутила его губы на животе, потом его язык поиграл с пупочной впадинкой и снова это ощущение ядерного взрыва, но следом за ним последовал еще один и еще, потом снова провал и его губы там, в самом низу. А дальше фейерверк ощущений, периодически прерываемый все теми же вспышками. Хотелось кричать и биться в истерике, но где-то там, на задворках сознания примерная девочка Лена сидела и как мантру повторяла: «Только не кричи… Только не кричи». И когда уже воздуха конкретно не хватало, он накрыл ее губы болезненным поцелуем и простонал вместе с ней. Вот такой вот совместный оргазм без полового акта. Вот такой вот подарок.
В себя Лена приходила достаточно долго. Они оба лежали, тяжело дыша, глядя отсутствующим взглядом в потолок.
- Что это было?.. – глотая пересохшим горлом необходимый глоток воздуха.
- Оргазм. – Так же трудно ответил мужчина.
- Ну ни финты ж себе… - восторженно произнесла девушка, расплываясь в довольной улыбке. Виктор кожей это почувствовал, поэтому тоже довольно улыбнулись.
Так они пролежали еще какое-то время, приводя свои тела в чувства.
- В душ бы надо… - лениво изрек удовлетворенный физрук.
- Ты иди, я после тебя.
Виктор даже спорить не стал. Молча встал и прошлепал босыми ногами в душ. А Ленка осталась лежать, прислушиваясь к ощущениям. Такая легкость в теле, что хочется летать, но в тоже время даже пальцем пошевелить лень.
- Оргазм… - выдохнула в воздух, широко улыбаясь.
Степнов вышел в полотенце, так как сменное белье у него осталось в той комнате, и лег рядом. Ленка повернула к нему голову, и он по лицу прочитал, что все было зашибенски. Просто супер-пупер зашибенски. Коснулся ее губ и заботливо произнес:
- Иди. – Она только кивнула и нехотя встала с кровати. Ноги были ватными. Взяла со стула полотенце и собрала пижаму, а потом еле доковыляла до душа.
А Степнов в это время под шум воды медленно умирал от счастья. Как же это приятно доставлять любимой девушке удовольствие…


Спасибо: 92 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1871
Настроение: Я снова творю ночами...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.05.10 02:32. Заголовок: А вот и я, гулящая. ..


А вот и я, гулящая. Выкладываю проду, но сильно переживаю за рейтинг. Продка небольшая, но насыщеная, хотя планировалась, как проходящая. Но что-то мне подсказывает, что в этом фике проходящих не будет . Короче, всем, кто ждал, приятного прочтения. Всегда ваша Ирина и К.

Ленка зашла в душевую кабину, кинув вещи на пол, и опустилась на дно, орошаемая теплой водой. Все мысли были легкими, как пух, и медленно кружились в светлой голове девушки. Сейчас к ней пришло осознание, что вообще произошло. Там, в его объятиях она просто плыла по течению, утопая в новых ощущениях и купаясь в удовольствии. Только что она поняла, что все это было с родни половому акту, тому, которого она так ждет, но не совсем он. Что-то приблизительно такое она читала в Интернете. Но тогда ей показалось это не интересным и скучным. И уж ни как не ожидала, что это будет настолько приятно. Тело снова задрожало, вспоминая те волшебные ощущения, порождаемые его откровенными ласками. Черт! Он же видел меня голой! Абсолютно голой! В голове чуть устаканилось. Но вот стыда от этого не появилось. Как-то это все естественно произошло. Грызла только одна несправедливость – она-то его не видела во всей, так сказать, красе. Но зато чувствовала. И от этого будоражащего воспоминания снова сладко заныло внизу. И вот вроде они дошли до логического конца, до того, к которому стремятся, но все равно не то. Но хорошо. Безумно хорошо. Посидела еще немного, приводя мысли в порядок, сполоснулась и пошла обратно в комнату.
Степнов лежал и нервничал, почему ее так долго нет. Четко слышал, как перестала шуметь вода в душе, а потом скрипнула дверь в комнату.
- Ленка, ты чего там так долго? Ты в порядке?
Она молча прошла к кровати и плюхнулась на нее, сложив руки на животе.
- Со мной все хорошо. – Выдохнула, повернулась к нему, убеждая улыбкой, а потом снова посмотрела в потолок и спросила: - Вить, а что дальше?
- В смысле?
- Ну, вот смотри. Мне было очень-очень-очень хорошо.
- Мне тоже. – Довольно улыбнулся мужчина.
- Не перебивай. У меня был оргазм. Это ведь предел, правильно? После оргазма же ничего нет.
- Нет.
- То есть больше ничего не будет? Это и есть самое приятное, что может быть в сексе?
- Нет, ты немного не права. Да, оргазм действительно является конечным результатом, но не в нем заключается смысл. Ты очень приземлено об этом думаешь. Плоско. Вот как в книжках страницы. Черным по белому. Хорошо, если картинки попадаются. То, что сейчас между нами было, это не совсем секс.
- А что это? – Повернулась на него.
- По большей части это был петтинг. Ну, это по-книжному. А по-жизненному просто ласки.
- Просто ласки?! – удивлено-возмущенно.
- Ну, не просто ласки. А по сути, вернее, по определению «стимуляция эрогенных зон без полового контакта». Ну, непосредственного. – Закашлялся.
- Чего-то я совсем запуталась. Что тогда прикольного в сексе, если оргазм можно получить и без него?
- Кулемина, я порой теряюсь от твоей прямолинейности, - ошарашено заявил мужчина. – Просто тут на любителя. Кто-то получает удовольствие от самого процесса, а кому-то нужен только оргазм. Секс – это не просто физическое слияние двух тел. Тут тоже доля здоровой философии присутствует. Когда с любимым – это одно, а когда не совсем, то как-то опосредованно. Тут идут уже игры разума. Это не просто галочка в твоем списке того, что надо в жизни попробовать. Это неотъемлемая часть ее и только тебе решать, важная она или нет. Лен, ты пойми, это надо делать только тогда, когда ты действительно хочешь. И не телом, а всем своим существом, понимаешь?
- Ну, сложно как-то…
- Ну, то есть секс не должен быть для тебя тупо средством удовлетворения животных потребностей и желаний, или просто интересом. Когда это единение не только тел, но и душ, это совсем другое. Знаю, звучит как-то слишком высокопарно, но это все на уровне чувств и ощущений. Тут уже не физиология. И вообще, когда люди любят друг друга, у них одна цель, а когда это просто секс, то она у каждого своя. Но есть и исключения. Они везде есть.
- А у нас?
- Что у нас?
- У нас как будет?
Степнов смотрел на ее серьезно-любознательный взгляд и не знал, что ответить. Он понял, что она спрашивает, но сказать ей что-то утвердительное и конкретное язык не поворачивался. Для него это однозначно будет секс с любимой женщиной, единственной и на всю жизнь, а вот у нее… Она, конечно, говорила, что любит его, но верить в это и надеяться он боялся. А если это просто слова? Она ведь еще маленькая, у нее интереса во всех действиях больше, чем здоровой мотивации. Да, у них был сложный и тернистый путь друг к другу, да, это она не дала совершить ему самую большую ошибку в его жизни, при чем она это делала не для него, как бы поступил друг, а в первую очередь для себя, борясь за свое счастье. Да и вообще, может у нее это просто влюбленность. Подростки в этом возрасте и в это время года очень влюбчивы. Но с другой стороны, он у нее первый, и как не крути, а показать, как это бывает с любимым, только в его возможностях. И, коли она сама сейчас верит в то, что любит его, то дело только за ним. Все в его руках.
- А у нас с тобой все будет волшебно, - нежно коснулся ее губ, - потому что я тебя люблю, - снова поцелуй, глубокий, всепоглощающий, исполненный его любовью.
- И я тебя люблю, - убедительно-утверждающе заявила, оторвавшись от губ.
Тут, конечно, восприятие двоякое. Это было искренне, открыто и действительно убедительно, но с другой стороны, все-таки его грыз червячок, что это просто для самоубеждения, что у них действительно все взаимно, а значит и секс будет соответствующим.
Видимо, пауза слишком затянулась, а взгляд его был слишком растерянным, нежели радостным, как полагалось бы, и девушка не смогла не задать наводящий вопрос, который поставил его в еще больший тупик, чем заявление:
- Ты мне не веришь?
Степнов тщательно подбирал слова.
- Верю, – утвердительно, но все-таки с нотками сомнения, - просто я думаю, что то, что мы с тобой в него вкладываем, вот в это слово, это совсем разное. Ну, может не совсем, но…
- Ты считаешь, что я не знаю, что такое любовь, потому что еще маленькая, поэтому принимаю одно за другое. – Спокойно и очень серьезно. Виктор даже испугался. И что тут скажешь…
- Лен, просто у тебя опыта-то совсем почти нет…
- А у тебя есть. И богатый, наверное, да? – язвительно, начиная заводиться.
- Есть! – Тоже повышая голос. - Не такой богатый, как ты себе, возможно, вообразила, но сравнить есть с чем, и я могу с полной уверенностью тебе заявить, что я никогда и ни к кому такого не чувствовал, более того, никогда и никому не признавался в любви. Для меня это не просто слово, которое надо сказать в нужный момент, для меня это раз и навсегда, эксклюзив, так сказать.
- А я, значит, легкомысленная девчонка, которая разбрасывается этим налево и направо?!
- Этого я не говорил, просто ты можешь легко принять влюбленность за любовь, а это разные вещи.
- Так вот будет вам известно, Виктор Михалыч, что разницу этим понятиям я знаю, более того, я ее ощутила на себе. Может, опыт у меня и не богатый, но существенный. И чтобы сказать Вам такое, я тоже не сразу решилась. Долго думала, много думала, надеялась, что вот это как раз и влюбленность, что пройдет, стоит влюбиться в другого. Влюбилась. Встречались. Было хорошо. – На этих словах мужчина поднял злой взгляд, пропитанный болью. Она его выдержала. – Но не было чувства полета, такого, когда я чувствую твой взгляд на себе, не хотелось снова и снова целоваться с ним, не хотелось постоянно быть рядом, не хотелось податься с ним во все тяжкие, да даже не больно было, когда он за моей спиной Наденьку соблазнял! А вот когда ты сказал, что женишься на Уткиной, я чуть не умерла. Так пусто стало внутри и вокруг… Все потеряло смысл, понимаешь? Все…
Дальше договорить ей не удалось, потому что он заткнул ей рот поцелуем и так прижал к себе, что косточки хрустели. И вот от этого микса бушующих чувств желание именно сейчас дойти до конца просто зашкалило! Снова вся ее одежда полетела в разные стороны, не встречая препятствий, снова его руки и губы исследуют каждый кусочек ее тела, снова она глушит вырывающиеся стоны, закусывая край простыни. И вот когда ее рука почти сдернула с него полотенце, мужчина взвыл и ударил кулаком по матрасу, опустив голову ей на плечо.
- Кулемина, что же ты со мной делаешь?.. – посмотрел жалостливым взглядом на нее, таким, которым даже Кот из «Шрэка» не умеет. А она закусила губу, соединив согнутые колени, и покачивала ими из стороны в сторону, смотря на него смеющимися глазами. - Все, я в душ. - Соскочил с кровати и глубоко вздохнул.
- А я? – соблазняя.
- А ты спи! – в шутливой манере пригрозил ей кулаком и вышел из комнаты.
Девушка беззвучно посмеялась, а потом вскочила с кровати, быстро натянув пижаму, двинулась за ним. Зачем, она и сама не знала. Просто порыв. На ее удивление, дверь санузла легко поддалась и старшекласснице предстала живописная картина. Ее мужчина без ничего стоял в душевой кабине спиной к ней, но на звук открывающейся двери повернулся в профиль всем своим возбужденным телом. Ленка даже рот открыла. И ведь не отворачивается. Стоит и наглеет глазами.
- Кулемина, мать твою! – гаркнул любимый и желанный.
- Все-все, ухожу-ухожу, - пропела девушка, сверкнув восхищенными глазами.
Теперь Степнову на холодный душ пришлось потратить в два раза больше времени, но зато девушка уснула легко, с довольной улыбкой на лице.
Виктор тихо зашел в комнату, посмотрел на улыбающуюся любимую ученицу, а потом, довольно хмыкнув, лег рядом и тоже провалился в счастливый сон.
Утро было ранним и веселым. Ленка проснулась первая и тихонечко, дабы не разбудить мирно посапывающего любимого, удалилась в ванну, чтобы почистить зубы и встретить его свежим поцелуем. Сделав намеренное, решила, что можно и душ принять – мало ли во что обернется утреннее приветствие. Да, Лена у нас девушка практичная, поэтому и заглядывает далеко вперед. Зашла в кабинку, и сразу вспомнились события вчерашнего вечера, те, самые последние. Кулемина запоздало залилась краской от ярко нарисовавшейся в памяти картинки ее мужчины и ЕГО в рабочем состоянии. Нет, ну она пару раз видела фильмы определенного содержания, где ничего не скрывалось, но когда ты видишь своего мужчину в таком состоянии, и когда у вас еще ничего не было (ну, почти ничего), это совсем другое. Ощущать, трогать – это не то, а вот видеть при свете… Вот это да… Фантазия подкинула возможные варианты развития событий, и тело быстро среагировало, заставив девушку обреченно простонать от нарастающего желания. Вдруг шторка распахнулась, и в поддон запрыгнул Степнов в полном неглиже. Их безумные взгляды встретились, предварительно смерив и оценив степень одетости, а у кого-то и утреннего возбуждения, и сказать что-либо как-то стало невозможным. Первым нашелся Виктор:
- Ты чего не закрываешься! – возмущенно воскликнул он.
- Чем? – непонимающе спросила девушка, пребывая в состоянии легкого шока от происходящего.
- Лен, я про замок на двери.
Только она что-то хотела громко возмутиться, как за дверью послышался голос завуча, зовущий Степнова и Рассказова. Он зажал Кулеминой рот рукой и, прижав к себе, открыл кран с водой. Ленка только зажмурилась от внезапно хлынувшей на нее холодной воды, втянув воздух. Потом пришло понимание того, что они стоят нагишом, тесно прижавшись друг к другу, а его возбужденная плоть находится как раз между ними и приятно-будоражеще жжет ей живот. Трясущимися от волнения руками, неосознанно обняла его за талию, скользнув вверх до лопаток и обратно. Степнов, все это время пристально наблюдающий за дверью и прислушивающийся к голосам, раздававшихся в тамбуре, посмотрел на нее и встретился с робким девичьим взглядом. Убрал ладонь со рта и приподнял ее за подбородок, нежно улыбаясь.
- Доброе утро, любимая… - сказал и коснулся губ. Едва-едва.
Ленка в миг расслабилась, и напряжение ушло. Его руки легли на талию, плавно спустившись с плеч. Потом одну ладонь переместил на ее шею, а второй прижал теснее, а потом поцеловал захватывающе и убедительно, подбавляя с каждым витком страсти. Не намерено, а по наитию. Девушка же не решалась что-либо сделать. Зато его руки были везде и всюду по возможности, скользя по изгибам и выпуклостям приятно влажного юного тела. Сейчас она была где-то между небом и землей, на границе сна и яви.
Оторвавшись от сладких губ с привкусом все той же вишни – Ленка, как истинная школьница, имела в арсенале детскую зубную пасту с фруктовым вкусом, и нежно так, на выдохе, прошептал:
- Видела бы нас сейчас Борзова…
Кулемина прыснула заразительным смехом, на что Виктор не смог не среагировать.
- Виктор Михалыч, поберегите ее психику, у нее дочь моя ровесница.
- Э нет, Нюта, по сравнению с тобой, божий одуванчик. Даже не смотря на свое детдомовское прошлое. – Посмеивался над ней Степнов.
- Вы меня тоже когда-то такой считали. – Прищурилась, улыбаясь уголком губ.
- Знал бы я тогда…
- То что бы? – выразительно посмотрела на него.
- То никогда бы про выпускной не заикнулся… - прошептал в самое ухо.
По Ленке толпой стройным маршем прошагали мурашки.
- Тебе спинку потереть? – вывел из транса смеющийся голос любимого.
- Потереть. – В тон ему ответила девушка.
Вот тут Степнов отрывался. Тер с переменной усердностью, доводя Кулемину до состояния срыва, так еще и на спине решил не останавливаться. Прошелся по грудям, глядя ей задорно в глаза, плечи, ключица, ягодицы, едва коснулся нежных лепестков, от чего она прикрыла глаза, закусив губу, но затеваться не стал, боялся последствий этой невинной игры, поэтому всучил Ленке мочалку, скрипя зубами от нескрываемого желания. Ленка же, искренне надеющаяся на продолжение, решила отомстить. Молча налила геля на мочалку, и елейным голосом почти пропела:
- Вить, а давай я тебе тоже спинку потру.
Виктор недоверчиво на нее посмотрел, но противиться не стал. Ну, что будет с его спиной? И снова, если бы он знал… То выскочил бы с душа, не мывшись, как только она предложила. Эта чертовка тоже не ограничилась широкой спиной, причем не ограничилась она еще на спине, как бы невзначай задевая короткими ноготками область поясницы. А когда Степнов прогнулся в спине, оперевшись руками о кафель, откинул голову, не в силах терпеть такие муки, она скользнула губкой к его груди, а потом спустилась ниже, туда, куда до сих пор не решалась. Свободной ладошкой обхватила мужское достоинство и задохнулась от восторга. Такой твердый и… и… сильный. Степнов не смог бы ее остановить, даже если бы захотел, а он даже пытаться не стал, потому что с этой девушкой сдерживаться было очень сложно. Он аккуратно обхватил ее ладошку своей и направил движение. Всего пару обучающих действий и она это делает с таким умением, что у него голова кружилась от ощущений, а потом он испытал такое невозможно- приятное облегчение, освободившись от напряжения, мучавшего его еще с ночи, и трогательную благодарность к этому невинному созданию с внешностью ангела и замашками искусной грешницы-соблазнительницы.
Ленка все еще ощущала пульсацию в своих руках, когда его ладонь снова легла на ее и мягко заставила расцепить пальцы, выпуская ЕГО на свободу. Виктор повернулся, не выпуская ее руки, и заглянул в отсвечивающие лихорадочным блеском глаза.
- Спасибо. – Искренне, с придыханием. Девушка залилась краской до кончиков ушей и опустила смущающийся взгляд. – За мной должок. – На ухо, прикусывая мочку. Стыд пропал, как будто его и не было, нахально посмотрела на него и угрожающе сказала:
- Ловлю на слове.
В следующий момент оказалась прижатой к стене и, не имея возможности сопротивляться, просто захлебывалась мстительным поцелуем. Дальнейшее совместное принятие душа иначе как баловство назвать было сложно. И не было им дело до остальных обитателей их бокса, которые по очереди дергали дверь, желая воспользоваться туалетом.
Вдоволь назабавляясь, влюбленные мелкими перебежками покинули недавнее пристанище, не желая скрывать довольных улыбок.
Позавтракав, выпускники лениво собирались домой. И только четверо: три учителя и ученица, светились как начищенные самовары и были бодры, веселы и, не при детях будет сказано, удовлетворены.
В автобусе Ленка снова сидела с подругами, и все время улыбалась. А когда ловила на себе провокационный взгляд любимого преподавателя, кокетливо дергала бровью и загадочно-соблазнительно улыбалась. На что мужчина глубоко вздыхал и снова вникал в беседу. Но до дома он ее все-таки проводил. Правда, до своего, потому что ей надо было еще к Лерке зайти. А вечером им встретиться не удалось, так как когда он пришел, она сладко спала, сложив ладошки под щекой. Будить он ее не стал, пусть спит, скоро ей будет не до сна…


Спасибо: 93 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1944
Настроение: Я снова творю ночами...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.06.10 15:28. Заголовок: А вот и я http://www..


А вот и я Чего только не пережила эта прода, чтобы предстать вам в окончательном варианте, но хочу сказать просто ОГРОМНОЕ спасибо Дашечке просто за все. И вам, девочки, за понимание и терпение. Приятного прочтения. Но от проды многого не ждите. Сладкого в частности. Оно сюда не влезло.


На первое июня был назначен первый экзамен. Математика. Степнов приходил максимум на час и приносил с собой плитку дорогого темного шоколада. Потом они все вместе, включая деда тоже шли на кухню, где Кулемины под бдительным присмотром друга семьи сначала ели, а потом пили чай со сладким. Дед сетовал на то, чтобы Виктор бывал почаще и побольше, а то он весь в творческом процессе, и не до еды ему. Да и Леночке нужно обязательно хорошо питаться. Он бы хоть присмотрел. Но Виктор наотрез отказывался, ссылаясь на свою занятость с практикантами и каким-никаким, но экзаменом. На самом деле причина столь ярого отказа была проста – он боялся, что если он будет бывать у них чаще, то Ленка не подготовится ни к каким экзаменам вообще. А этого он допустить не мог. Да и сама она это понимала. Поэтому и не настаивала. А еще просто верила в то, что когда она сдаст этот треклятый экзамен, Степнов увезет ее в какое-нибудь уединенное место, где они снова будут просто парнем и девушкой, так нежно любящими друг друга. И ни какой разницы в возрасте и общественного мнения.
Настал этот день. Виктор очень нервничал. Даже больше, чем она. Но когда увидел ее в окне, поднимающуюся по ступенькам в здание школы, он собрал всю свою волю в кулак и, заняв небрежную позу, встречал нервничающих «Ранеток» на входе.
- О, девчонки! А чего такие невеселые? На экзамен надо идти, как на праздник! – балагурил педагог.
- Ага, Вам легко говорить, Виктор Михалыч! – возмутилась клавишница.
- Алехина, я вот вообще не понимаю, чего ты переживаешь? Ты ж на медаль идешь!
- Вот именно. Завалю сейчас ЕГЭ, и будет мне медаль. – Горько улыбнулась одной стороной губ.
- А я вот вообще не нервничаю. – Просияв широкой улыбкой, бодро заявила Кулемина.
- Вот, молодец, Кулемина! Выучила, небось, все?
- Ну, все не все, но на троечку решу.
- Никаких троечек! А то без сладкого останешься! – встрепенулся учитель.
- А она сладкое не любит! – Встала на защиту Аня.
- Да ты что?! – Делано удивился, кинув смеющийся взгляд на любимую. Ленка оценила опасность момента и решила не рисковать.
- Ань, Виктор Михалыч имел в виду малиновое варенье. Ты ж знаешь, как я его люблю. – Укоризненно посмотрела на него. А потом добавила: – Помнится, Вы мне обещали баночку за первый сданный экзамен. Я не забыла. – Подтверждающе посмотрела на него.
- Я тоже, Ленок. Баночка уже готова. Ждет только тебя. Ты ж знаешь, я человек слова.
- Серьезно?! – обрадовано. Ведь они только знают, о каком варенье идет речь.
- Серьезней некуда. – Кивнул довольный физрук.
- Ну, тогда мы пойдем, а то нам еще регистрироваться! Я буду очень стараться, Виктор Михалыч!
- Ну, конечно, Кулемина! Удачи вам, девчонки!
- Спасибо! – хором ответили одноклассницы.
Всю эту неделю Степнов ломал голову, куда бы им с Ленкой вырваться, чтобы и скрываться не надо было, и время с пользой провести. По совету Рассказова отыскал парковую зону с катанием на лошадях, лодках, квадрациклах, пейнт-болом, еще кучей всяких новомодных развлечений. Он забронировал номер в уютной гостинице, но бронь пока не подтверждал. Надо еще как-то об этом Петру Никанорычу сообщить. В тот раз он сам Ленку с ним отправил, а тут уже инициатива Степнова. Мало ли что он подумает.
Находится в школе он не мог, поэтому пошел домой, где то и дело смотрел на часы и пил остывший чай. Периодически хватался за телефон, но тут же его откладывал – на экзамен они его отключают. Время шло к обеду. До конца экзамена осталось около часа. Виктор еще немного побродил по квартире, пощелкал каналы, покрутил переключатель на радио и снова стал гипнотизировать мобильный. Спустя минуту он ожил, завибрировав на кухонном столе. Быстро схватил его и прочитал: «Я уже все. Скоро буду дома. Очень хочется варенья)))». Он радовался смске, как ребенок. А потом быстро вскочил и выбежал из квартиры, чтобы поскорее оказаться у Кулеминых и там встретить свою любимую ученицу. По дороге продумывал, как сказать ее деду, что он увезет его внучку за город на несколько дней. И представлял себе, как она этому обрадуется. Но всему этому не суждено было сбыться.
- О, Витя, ты как раз вовремя! Проходи, сейчас Леночка придет, будем чай пить. Радостная такая была по телефону! – И сразу пошел на кухню.
Виктор тоже прошагал за ним. Почему-то ему было не так радостно. И Ленке, похоже, тоже так скоро будет. Прошел и молча сел на кухонный уголок, пряча расстроенный взгляд от фантаста. Но тот все равно заметил.
- Вить, у тебя что-то случилось? – вкрадчиво поинтересовался он.
- Случилось…- тяжело выдохнул.
- Расскажешь?
- Да чего тут рассказывать… Я Ленке сюрприз готовил, хотел ее загород вывести. Хорошее место, много развлечений.
- Так это ж здорово! Леночке нужен отдых, а то она всю неделю из дома не выходила. Она будет очень рада.
- Была бы рада… - Фантаст непонимающе посмотрел на него. – Все отменяется. Мне надо ехать в деревню к тетке. Она на юбилей там к кому-то уезжает на несколько дней, надо за домом присмотреть, за скотиной тоже. Куры там, утки, цесарки, собака. И отказать ей нельзя, я ж у нее все детство свое провел. Она мне как мать.
- Да, ситуация.
- А я ведь Ленке обещал.
Хлопнула входная дверь, оба мужчины повернулись на вход, туда, где вот-вот должна была появиться она.
Девушка вбежала в кухню, легкая и счастливая.
- Первый экзамен позади! – Кинулась на шею деду. – Теперь я свободна! – Села на колени к любимому и обняла его за шею. – Ну что, какие у нас планы? Куда рванем? Вы меня, Виктор Михалыч, прям заинтриговали сегодня с утра?
Виктор сидел ни жив, ни мертв. Сейчас ей надо сказать то, отчего радость от сданного экзамена уйдет в небытие.
- Ой, чего я стою? Я ж за тортом собирался! Вы тут пока стол накройте, а я быстренько в магазин сбегаю. – Снял фартук и поспешно вышел из кухни, оставляя влюбленных одних. Им предстоял трудный разговор. По дороге в магазин он подумал, что не надо было их оставлять, мало ли что. Может, пришлось бы громоотводом побыть, нрав обоих он хорошо знал, но почему-то интуиция ему подсказала, что он все правильно сделал.
А в это время на кухне разворачивалась драма, и у кого из присутствующих будет плохой конец, оставалось интригой.
- Лен, тут такое дело… - начал Степнов, с трудом подбирая слова. А они все не подбирались.
- Тааак, - протянула девушка, понимая, что все не так радужно, как казалось с утра, - мы никуда не едем, я так понимаю? - констатировала без былой радости.
- Лен, прости. Но все отменяется. – Посмотрел на нее глазами виноватого первоклассника.
- Понятно. – Ее лицо сразу стало хмурым, глаза прищурены, а губы сложились в узкую полосочку.
Встала с его колен, посмотрела в окно, потом сложила руки на груди, отставив одну ногу в сторону, и металлическим голосом спросила:
- Что на этот раз?
- Мне надо уехать. В деревню. К тетке.
- А меня с собой взять нельзя?
- Лен, ты сама-то понимаешь, о чем ты говоришь?!
- Ах ну да, о чем я… Как это ты меня с собой притащишь?! Это ж надо меня как-то представлять. Ученицей – странно, девушкой – тоже. Не доросла еще!
- Кулемина, что ты такое несешь?!
- Да ничего, Виктор Михалыч, просто мысли вслух. Я пойду прилягу, наверное, что-то устала я после экзамена. Чай пейте без меня. – Развернулась и тяжелой поступью прошагала в свою комнату.
- Ну, за что мне это?! – взмолился мужчина, а потом встал и пошел вслед за ней.
Ленка зашла в комнату и подошла сразу к окну. Открыла фрамугу и ощутила теплый ветерок на своем лице. Закрыла глаза, мысленно желая вернуться в сегодняшнее утро, чтобы не было никакого обещания, не было этого ощущения предвкушения, не было этого бесконтрольного желания задушить его в объятиях потому, что он самый лучший, а еще больше всего на свете хотелось, чтобы вот этого разговора не было. Пол дня на сплошном позитиве, а тут на тебе…
- Лен, – позвал ее вкрадчивый голос виноватого мужчины.
- Вить, уйди, - не поворачиваясь.
- Лен, ну, я не могу ей отказать, понимаешь? У нее роднее меня нет ни кого. – Тихо подошел и положил руки на плечи.
Ленка зажмурилась. Сейчас она совершенно четко понимала состояние этой женщины. Ей вот сейчас как раз самый родной человек отказал, и ей очень плохо. Рухнули все ее планы, все мечты, а она ведь только ими и жила.
- Езжай. Ты ей, наверное, очень нужен. Помочь, наверное, надо. Она соскучилась по тебе. Плохо ей там одной.
- Да она на юбилей к кому-то уезжает, ее там даже не будет. Просто за домом присмотреть некому в ее отсутствие. Да и за хозяйством.
Ленка резко повернулась и уставилась на него выпученными глазами.
- Тогда почему я не могу поехать?! – задыхаясь от возмущения.
- Ну, как ты там будешь? Там же цивилизации никакой. Там же условия походные: туалет на улице, душ тоже, телевизор показывает два канала, связь через раз ловит, да и дом на особняк совсем не похож. А еще комары и скотина. За водой в колодец ходить. Хорошо хоть газ в баллонах есть.
- И ты только из-за этого не хочешь меня с собой брать?! Да какая мне разница, куда в туалет ходить и какой водой умываться?! Главное, что ты со мной, рядом, что я могу просто идти по улице и держать тебя за руку.
У Виктора в груди закололо, а сердце сжалось в приступе неимоверной нежности к этой девушке, которая в свои семнадцать правильно расставила приоритеты.
- Лен, а экзамены? Мы ж вернемся не раньше воскресенья, когда готовиться?
- Ой, ну вот это вообще не проблема. У меня следующий иностранный. Это не сложно. Разговорная практика есть, а остальное надо только повторить.
- Ну вот!
- Нет, я могла бы взять учебники, но правда, какая разница, где заниматься: в душной Москве или на свежем воздухе?
- А ты обещаешь, что будешь заниматься?
- В душной Москве-то? Ну, перспективы уехать за город больше нет, так что остается только одно: учиться, учиться и еще раз учиться, пока кто-то наслаждается единением с природой.
- Кулемина! – рявкнул грозный физрук, поняв, что она над ним просто издевается.
- А я что? Я ничего.
- Еще полчаса пререканий, и поезд уедет без нас. – Констатировал мужчина, с удовольствием сдавшись ее умелым уговорам.
- Да я вроде как и не еду никуда... Или что?
- Так, короче, ты сумку сама соберешь или мне помочь? – Она довольно улыбнулась, ликуя своей маленькой, но такой значимой победе. – Но ты мне должна пообещать, что будешь продуктивно готовиться к экзамену. – Грозно, не шутя, посмотрел на нее.
- Обещаю. Честное-причестное! – Кинулась на шею. – Я буду самой прилежной ученицей, правда-правда! – заглянула в глаза, заверяя.
- Ну, смотри, Кулемина. – Обхватил ее за талию, прижимая к себе. – Ты обещала!
Она порывисто поцеловала его, а потом снова прижалась к губам, требуя ответа. И он ответил. А как тут не ответить, когда такая девушка так настойчиво требует.
- А мы спать вместе будем? – сквозь поцелуй спросила она, чувствуя, что он уже в ее власти.
- Кулемина, - прорычал он, прижимая ее к себе еще плотнее.
- Ну ладно, на месте разберемся, – деловито заявила она.
- Ох, что-то мне подсказывает, что я пожалею об этом, - обреченно выдохнул физрук.
- А я надеюсь, что нет. – Хитро посмотрела в глаза, дразня дьявольской улыбкой, и прошмыгнула ладошками под футболку любимого, мягко надавливая на напряженные мышцы спины.
Глаза вмиг стали синими и зловещими, но ее это не пугало. Ей нравилось, когда он такой. Понял, что она специально дразнится, но сдаваться в этот раз не собирался. Одним движением подсадил ее на подоконник, наплевав на срывающиеся занавески, и перекрыл ей кислород угнетающе-властным поцелуем. Резко раздвинул ей колени и устроился между ними, рывком притянул к себе вплотную и стал активно расстегивать ей пуговки на блузке. Такого напора Лена не ожидала. Ей охватила какая-то непонятно откуда взявшаяся дрожь после того, как она попыталась отшутиться, что надо собираться, и отпрянула от него, но тут же была прижата обратно и чуть не проглочена, а его руки уже расстегивали тоненький ремешок на брюках.
- Витя, что ты делаешь? – посмотрела испуганными глазами на него.
- Помогаю тебе раздеться. – Все тем же голосом властелина положения спокойно сказал он, глядя ей прямо в глаза и проводя по оборочкам лифа указательным пальцем. Весь его вид говорил о том, что у него серьезные намерения.
- А дед? – дрожащим голосом проблеяла она. – Он же скоро вернется.
- Ну и что. – Коснулся мочки уха, слегка ее прикусив. – Он сюда не войдет. – Шепнул прямо в ухо.
- А как же выпускной?.. – последний аргумент.
- Вот и я говорю. Если я тебе сейчас не помогу раздеться, то ты точно это до выпускного будешь делать. – Посмотрел смеющимся взглядом на растерянную Кулемину, а когда до нее все-таки дошел смысл его действий и слов, он получил ощутимый, между прочим профессиональный удар в плечо от хохочущей девушки, а потом и указание, поправить оторванные занавески. Сама она спрыгнула с подоконника и принялась паковать вещи, обещая Степнову отомстить.
Дед пришел как раз вовремя. Еще в коридоре он услышал задорный смех внучки и веселые возмущения мужчины, пытающегося контролировать процесс сбора сумки. Чай пили по-армейски быстро, так как внизу уже ждало такси. Еле успели на поезд, куда взяли последние билеты. Ехали плацкартом чуть больше трех часов. Уже здесь она почувствовала эту волю, которую можно было дать чувствам, сидя в его объятиях все это недолгое время. Они даже особо и не разговаривали. Просто сидели и смотрели в окно на мелькающий пейзаж загородной природы.
На месте были в восемь вечера. Жилище Виктор открыл своим ключом и зашел первым. Ленка зашла следом. Дом был обыкновенным, бревенчатым. Но уютным. Внутри было все убрано, на столе в первой комнате, которая была и кухней, и столовой, и гостиной, стоял большой круглый стол, накрытый белой кружевной скатертью, холодильник «ЗИЛ» первой модели, за занавеской была печка, настоящая, русская с лежанкой, раковина с умывальником и двухкомфорочная газовая плитка. На стенах висели старые фотографии, а в углу были образы. Около печки стояла тахта. Видимо, на ней и спит Степновская родственница. Из этой комнаты одна единственная дверь, не считая входной, вела в большую просторную и очень светлую комнату, где стояли металлические кровати с большими набалдашниками на спинках и подушками в несколько ярусов, накрытыми такими же салфетками, что и стол. Между двумя окнами стоял старинный сервант, который Степнов называл буфет, с разноцветными витражами и красивой посудой. А у входа слева и справа стояли этажерки с книгами и старыми журналами. По середине комнаты расположился стол с телевизором, достаточно современным, и всего лишь один стул. Еще был большой платяной шкаф с зеркалом по центру.
- Ну что, на какой кровати будешь спать? – весело поинтересовался Степнов.
- На твоей. – Оглядываясь по сторонам, абсолютно спокойно отозвалась она, как будто это было само собой разумеющееся.
- Да, вопрос был глупым. Согласен, – выдохнул Степнов, унимая учащенное сердцебиение. – Тогда я предлагаю вот эту. Она и шире и телевизор с нее лучше видно.
- Мне все равно, – сказала она, не отрываясь от изучения журналов на этажерке.
- Ну, тогда располагайся, а я пойду скотину проверю и посмотрю, что там на ужин сообразить можно.
- Ага.


Разочарованных и не только жду в темке...

Спасибо: 99 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1975
Настроение: Я снова творю ночами...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.06.10 09:54. Заголовок: Всем привет! И Хорош..


Всем привет! И Хорошего дня! Ну, и выходных, естественно. Эту проду адресую Лизе Лизок, у которой завтра день рожденийе! Родная, прости, что заранее, но я уезжаю, буду завтра очень поздно. Тогда и поздравления. А подарок вот сегодня. Ну, и приятного прочтения всем!!!
Надеюсь, не разочаровала...

Скотина была на месте, двери заперты. Проверил холодильник: молоко, сметана, творог, яички – все свое. Заглянул в морозильную камеру – полуфабрикаты. Не, ну кусок мяса есть, конечно. А еще сало. Красивое такое, с прослоечками.
- Лен, ты есть сильно хочешь? – крикнул так, чтобы она услышала.
- Неа, так перекусила бы что-нибудь. А еще чая хочу. С вареньем, - донеслось из комнаты.
Виктор улыбнулся. Такая она милая в своих естественных потребностях. Кстати, о потребностях. Вот именно сейчас ему захотелось прижаться к ней со спины и вдохнуть ее запах. И ничто ему не мешало сейчас это сделать. Поднялся с корточек и направился к любимой. Тихо подкрался и остановился в дверях. Лена сидела на кровати, уже переодетая в майку и с наполовину надетыми спортивными штанами. Она была увлечена старым журналом. Смешная такая, в ободке, задранной майке и спущенных штанах.
- Лен, - позвал ее нежно-заботливо.
- А, - отвлеклась она, подняв на него свои заинтересованные печатным изданием глаза.
- Ты б оделась сначала нормально, а потом читала.
Девушка оглядела себя, а потом игриво посмотрела на него и таким елейным голосом спросила:
- А что не так?
- Ле-на. – Посмотрел на нее укоризненно. А как еще, он ведь не железный.
- А может, я вообще голышом ходить буду. – Дерзнула взглядом, вздернув носик. – А что? Меня здесь никто не знает, забор глухой, да и за пределы участка я выходить не собираюсь. А дома… так сам бог велел! Жара вон какая!
- Бог-то, может, и велел, а я вот нет. Оденься, кому говорю, а то я сам тебя одену! – ни одной шутливой нотки в голосе, как только представил ее разгуливающую в нижнем белье.
- Лучше бы раздел. – Тихо, себе под нос, обижено сопя и натягивая штаны.
- Что ты сказала? – переспросил мужчина.
- Хорошо, говорю, Виктор Михалыч. Как скажете. – Натянула фальшивую улыбку.
Подошел к ней, помогая завязывать веревочки на штанах.
- А раздеть я тебя еще успею, - не смотря на нее.
Она оторвалась от наблюдения, как он ловко завязывает красивый бантик, и уставилась на него глуповато-счастливым взглядом. Он тоже поднял глаза и улыбнулся.
- Яичницу на сале будешь? Все свое, натуральное, без консервантов.
- Буду. – Искренне улыбнулась.
- Тогда бери книжку и пойдем. Я буду готовить, а ты заниматься.
- Вить, а можно я сегодня не буду ничего делать, отдохну? – канючила выпускница.
- Так, Кулемина, ты мне обещала, забыла уже? – Строго посмотрел на нее.
- Ну, Виктор Михалыч… Ну я же только сегодня экзамен сдала. Моему мозгу отдохнуть надо. – Не отводила умоляющего взгляда.
- Ну, ладно. Но только сегодня.
- Спасибо! – Счастливая кинулась на шею, а потом убежала на кухню, приземляясь за столом на скамейке у окна. Но журнальчик с собой прихватила.
На сковородке шкварчала ароматная яичница, а на столе ловкими руками Степнова стругался салат. Лена же была увлечена чтением этого издания.
- Кулемина, ты чего там такое читаешь?
- Я? – Посмотрела на обложку, которой не было. – Да хрен его знает. Журнал какой-то.
- Ну, а про что хоть?
- Про олимпиаду нашу. Ту, которая в восьмидесятых была. Тут даже фотки есть.
- А! Интересно?
- Ага.
- Ну, читай-читай.
- А что, помочь надо, да?
- Да нет, в принципе, уже все. Осталось только салат помешать и яичницу на тарелки положить.
- Вить, а давай я помешаю, а ты положишь? – Участливо улыбнулась.
- А давай, – согласился учитель.
И так это было по-семейному, что даже говорить не хотелось ничего. Ели весело, шутя и дурачась. Кормили друг друга салатом. Она пихала ему помидоры, а он заталкивал ей в рот огурцы. Чай пили с задором и размахом. Ленка шумно отхлебывала из блюдечка горячий напиток, а Степнов, в то время как ее руки были заняты, кормил с ложечки вареньем. Малинового не было, но вишневое тоже сошло. Часы с кукушкой где-то в глубине спальни пробили девять раз.
- Ну что, после ужина растрястись надо, прогуляться. Ты как на это смотришь?
- Я не против, даже за. А куда пойдем?
- Пойдем… а куда-нибудь.
- Куда-нибудь, так куда-нибудь, - хохотала девушка, вставая с лавки.
Степнов уговорил надеть ее куртку, но разрешил не застегиваться. Нежно взял ее за руку и вывел за калитку. Ленке сначала казалось, что сейчас кто-то выйдет из знакомых и обязательно скажет какую-нибудь гадость про них, а Степнов, наоборот, был спокоен и счастлив, как будто его снова научили дышать. Он вел ее по проселочной дороге, крепко держа за руку с гордо поднятой головой. И от осознания того, что он, кого бы осуждали больше, чем ее, идет и ничего не боится, тоже заставило расслабиться, распрямить плечи и посмотреть на мир смелым взглядом. Тема для разговора была затронута Леной. Она попросила рассказать Степнова о своем детстве, которое, как оказалось, он провел здесь. Он в захлеб рассказывал про их компанию, про их проделки и шалости, про постукалочки, про то, как они воровали яблоки и клубнику у своих же бабушек и дедушек. Рассказал, что здесь он первый раз поцеловался, а потом в подтверждение отвел ее к пруду и показал куст орешника, в котором все это и произошло.
- Смотри-ка, цел еще. Только разросся. А внутри, погляди, вытоптано. Неужели, кто-то здесь еще бывает.
- А может, это место так и осталось неизменно для поцелуев.
- Все может быть.
- Ну, тогда, может, и мы его опробуем? А то как-то не правильно, быть здесь и не поцеловаться. Пусть я буду последней девушкой, с которой Вы поцелуетесь. – Обняла его за талию, когда они оказались посередине куста.
- Символично. – Изобразил задумчивость преподаватель.
- Ну, тогда целуйте меня, Виктор Михалыч… - на распев растянула она, подставляя ему приоткрытые губы.
- Ну, Кулемина, ну, лиса… - Широко улыбнулся и приник к губам, упиваясь открытым поцелуем в таком романтичном орешнике.
И ведь на самом деле этот поцелуй стал чем-то большим, чем-то значимым, как обещание быть всегда вместе. Как клятва. Как знамение.
Домой вернулись уже на закате. Рыже-красные лучи проникали в комнату через маленькие окошки, располосовав помещение на зоны. Виктор зашторил все возможные источники уличного света, руководствуясь, в первую очередь, необходимостью спрятать красавицу от посторонних глаз, ведь еще свежо было в памяти ее желание ходить дома нагишом.
Лена вернулась из туалета за полотенцем, чтобы в душ сходить, и застала мужчину, разглаживающим складки на простыни.
- Вить, ты чего там делаешь? – хрипло хохотнула девушка. – Ты мне там, случаем, горошину не подложил?
- Ха-ха-ха. Как смешно. – Скорчил рожицу. – Принцесса.
- А чем не принцесса? – Вздернула бровь. – По-моему, вполне. Даже очень. – Покрутилась перед зеркалом.
- Давай спать ложись, королевна ты моя.
- Я в душ сначала. Ты мне полотенце дашь? – подошла вплотную, приподнялась на носочках, заглядывая в глаза.
- Сейчас, - обхватил за талию и коснулся губ, - вот прям сейчас, - еще раз, - уже даю, - последнее. – Отпустил любимую и выудил из шкафа большое махровое полотенце. – Держи. – Протянул любимой.
Она, забирая из рук ярко зеленую мягкую ткань, сверкнула озорными глазами и спросила:
- А ты не хочешь присоединиться?
Виктор намек понял. Хотя какой, к черту, намек, она открытым текстом спросила. Одной рукой притянул ее к себе и, глядя в коварные глаза, сказал:
- Я бы с удовольствием, но боюсь, что воды хватит только намылиться. Давай, по очереди. Ты только не задерживайся. И не увлекайся. Смотри, какая перина нас дожидается.
- Я быстро. – Лена тоже все поняла. За ним же еще должок.
Многообещающий поцелуй и тихое «жду».
Душ был замечательно прохладным и бодряще-вдохновляющим. Переоделась в пижаму, ту, что попрохладнее, ну в Витину любимую, и пошлепала в мокрых вьетнамках по тропинке к своему мужчине. Шла и кайфовала. Такое ощущение было, что все тело дышит, вот каждая клеточка. Степнов ждал ее с полотенцем на шее в одних трениках, уставившись в телевизор. Отвлекся, когда она встала рядом. Смерил жадным взглядом самую родную и желанную и со словами «я скоро» умчался в душ. Ленка, довольно хмыкнув, проводила его веселым взглядом и, утонув в перине, тоже собралась было посмотреть юмористическую передачу с любимыми Ургантом и двумя бывшими КВНщиками, но как только голова ее коснулась подушки, пахнущей дурманящей свежестью, утомленный организм, получив изрядную долю чистейшего кислорода, погрузился в глубокий сон, не желая тратить силы даже на диафильмы подсознания. У Степнова, вернувшегося из душа полного сил и неистового желания, рука не поднялась даже подвинуть ее, это милое создание, предел его мечтаний и грез. Стал накрывать, а она перевернулась, предоставляя возможность лечь и ему. Что он, собственно, и сделал. Она интуитивно положила ему голову на грудь, а руку на живот и смешно посапывала, улыбаясь во сне. И такая невозможная нежность накрыла мужчину, что захотелось вот так вот умереть. От счастья. От нереального счастья быть с любимой, быть любимым и любить самому. Убавил громкость телевизора, а потом и вовсе его выключил. Прикрыл глаза и упивался сладостью момента.
Лена проснулась от того, что стало жарко и ужасно хотелось пить. Сало. Кинула взгляд на улыбающегося Степнова и пожалела о том, что уснула. Вот он так близко, совсем рядом. Когда еще так будет. Ну, не считая еще одной ночи. Но ей хотелось с пользой и в удовольствие потратить каждую минутку этих райских выходных. Но будить его было бы кощунством. Аккуратно перешагнула и неслышно прошла на кухню, чтобы попить. А Виктор, наоборот, проснулся от холода, потому что там, где ее кожа раньше касалась его, он больше не чувствовал жара, который, казалось, поддерживал жизнеобеспечивающую температуру его тела. Огляделся, а потом услышал звуки металла по металлу, доносящиеся со стороны входа. Лена зачерпнула эмалированным ковшиком из ведерка колодезной воды и, не заморачиваясь поиском кружки, решила попить так, по-босяцки, оперевшись пятой точкой на край стола и поглядывая на звездное небо, которое здесь было необъятным и сплошным – никаких многоэтажек, фонарей и башен. А еще оно было идеальным, потому что не затянуто смогом, как в Москве. И это завораживало и манило.
- Ты чего тут гремишь, домовенок? – раздалось хрипло-мужское над ухом. Рука дернулась, и содержимое ковшика оказалось на пижаме. От и до.
- Блин… - Оглядела себя. – Ты чего так пугаешь? – Укоризненно посмотрела на него, а потом снова на себя.
- А ты чего так пугаешься? – вопросом на вопрос парировал сонный педагог.
- А ты чего подкрадываешься?
- А чего шуметь-то? Ночь на дворе. Спят все.
- Ага. А мне теперь в чем спать?.. – расстроено.
Виктор посмотрел на прорисовавшиеся соблазнительные груди с заостренными вершинами и еле сдержался, чтобы не коснуться их. Возбуждение стало очевидным.
- Я думаю, без ничего. – Встал перед ней, прижимая ее к столу.
Жаждущий взгляд на полушария, потом ей в глаза. Ее сердце уже выдавало правильный ритм, подбираясь к горлу, а в животе и немного ниже сладко заныло. Он наклонился к лицу, давая понять о своих намерениях, а потом едва ощутимо коснулся губ, ждущих много большего и готовых на не меньшее. Не переняла инициативу, а с волнением ждала его действий. Взял ее лицо в ладони у основания и углубил поцелуй до опустошения мозга. Тело дрожало в предвкушении, а в глазах была абсолютная покорность. Стянул мокрую майку и настойчивыми поцелуями от шеи и вниз уложил ее спиной на прохладную поверхность стола. Но сейчас эта прохлада была приятной и особенно возбуждающей. Гнулась навстречу подчиняющим рукам и обжигающим губам. Было ощущение, что они оставляли на ее теле кратеры действующих вулканов в конкретно помеченных местах. Она цеплялась за него, когда он вновь и вновь как бы случайно касался этих участков ее тела, поднимая волну дикого желания, превышающую по силе разрушительности преград цунами. Когда избавлялся от нижней части спального комплекта, она была уже где-то далеко, поэтому на предложение переместиться на кровать ответила что-то невнятное, но разборчивое, с тем смыслом, что ей все равно, но сама она не дойдет. Ну, Виктор и не стал настаивать, а просто продолжил свой путь к ее удовольствию. Слегка шершавыми пальцами находил такие точки на ее ногах, при касании которых искрило в глазах, а живот сводило сладкой судорогой. Особо чувствительной к его губам оказалась внутренняя сторона бедра и сгиб. Им он уделил особое внимание, подбираясь к самому сокровенному. Все его действия были тягучими как мед, и чем ближе к сердцевине, тем слаще. Но он не спешил. Испивал ее до дна, как дорогой коньяк, а потом ждал, когда остатки стекут со стенок, и слизывал их, не желая оставлять ни грамма. С последней каплей Лена взорвалась громко и сильно, до слез. А он успокаивающе гладил ее тело и убирал мокрые волосы с лица. А потом подхватил на руки и отнес на кровать, где поцеловал в лоб и вышел на улицу.
Когда вернулся, Лена не спала. Она только совсем недавно вернулась из небытия и сейчас удерживала остатки неописуемого удовольствия. Было немного стыдно за слезы, но как-то так, не сильно. Когда Виктор лег, она прильнула к нему и преданным псом посмотрела в лицо, не в силах убрать с лица улыбку.
- Вить, спасибо, – сказала она без смущения и прочих девичьих слабостей.
- Не за что. – Улыбнулся, убирая с ее глаз челку.
- Ни фига себе не за что! Да я даже представить себе не могла, что может быть вот так…
- Как? – заинтересовано.
- До слез… - смутилась, но ответила.
- Я тоже не думал.
- Правда? – удивилась.
- Ага, – кивнул.
- Но так ведь не честно?
- Почему?
- Ну… а ты?
- А у меня тоже все хорошо.
- То есть ты сам?
- Ленка, господи… - закатил глаза, в который раз поражаясь ее прямолинейности.
- Все-все, молчу. – Секунда тишины. – А девочки тоже сами могут? – не сдержалась.
- Могут. Но надеюсь, тебе никогда не придется к этому прибегать. – Серьезно заявил он.
- Это еще почему? – возмущенно.
Притянул ее лицо ладонями и утвердительно убедил:
- Потому что для этого у тебя буду я.
- А! Ну тогда ладно. – Растянула довольную улыбку.
- Ну, Кулемина… - притянул ближе и поцеловал, на что получил ответом сладко-удушающие объятия.
- Все, давай спать. Ты, кстати, одеться не хочешь?
- А думаешь надо?
- Необходимо!!! А то я не усну.
- Будем считать, что уговорил. – Сжалилась и пошла за футболкой.


Ну вот как-то так...

Спасибо: 91 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1983
Настроение: Я снова творю ночами...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.06.10 10:52. Заголовок: Только сильно не руг..


Только сильно не ругайте...


Утро было ранним и недобрым для Лены. Проснулась она от звука, похожего на скрип колеса, который как будто был записан на диске и все время заедал. И так беспрерывно и монотонно на протяжении пятнадцати минут. Это было невозможно для ее музыкального уха. А Виктор спал, как младенец. Ленка не стала его будить, а просто спрятала голову под подушкой. Но и это не помогло. Она ворочалась-ворочалась, но это было просто невыносимо. Села на кровати.
- Ты чего? – С трудом открыл глаза, разбуженный мощным толчком в бок.
- Что это? – недовольно спросила не выспавшаяся девушка.
- Где? – не понимал еще не до конца проснувшийся педагог.
- Не знаю. На улице, наверное. Ты не слышишь, что ли?
Виктор прислушался.
- Это цесарки, – спокойно, заваливаясь опять на подушку, собираясь продолжить спать.
- Кто?! – удивленно.
- Цесарки. Птица такая домашняя.
- А чего она орет-то так?!
- Есть, наверное, хочет, - не открывая глаз. – Черт. – Подскочил. – Сколько времени?
- Рань несусветная. Семи еще нет.
- Проспал. – Спрыгнул с кровати и стал быстро одеваться.
- Чего проспал? Ты куда? – недоумевала девушка.
- Скотину кормить проспал. Вот она и орет. Ты спи, а я пойду, управлюсь. – Быстро чмокнул ее в губы и вышел из дома.
Лена проводила его растерянным взглядом, а потом упала на подушку и накрылась одеялом с головой. До ее слуха донеслось Степновское «ципа-ципа-ципа», что заставило улыбнуться и даже похихикать, и как только неприятные вопли цесарки прекратились, девушка провалилась в сладкий утренний сон.
Проснулась от аромата чего-то вкусного, щекотавшего нос. Желудок среагировал сразу, подав признаки жизни, голодной жизни. Сладко потянулась и встала с кровати. Босая прошлепала на кухню и встала в дверях, сложив руки на груди. Мужчина, весь испачкавшийся в муке, что-то взбивал в миске. Широко улыбнулась этой невозможно домашней картине.
- О, а ты чего молчишь, что проснулась? – Оторвался от своего занятия, поставил миску и перевернул готовящиеся на сковородке сырники. – Иди умывайся и завтракать.
- Я бы сначала поела. Так пахнет вкусно, что живот сводит, – хриплым ото сна голосом сказала она.
- Ну, тогда оденься хоть. – Кинул быстрый нервный взгляд на нее.
- Да ладно, Вить, чего такого? Мы ж дома. – Прошлепала за стол. На ней были веселые трусы и короткая футболка.
- Кулемина, я не понял, так ты хочешь есть или нет? – ехидно спросил он.
- Хочу. – Не поняла, к чему он клонит.
- Тогда оденься.
- А если не оденусь? – все еще не понимая. Но упираясь.
Степнов подошел к ней вплотную, облокотился руками о стол, обвел ее желающим взглядом и четко произнес:
- А если ты не оденешься, то мы с тобой еще не скоро позавтракаем. – И убедительно посмотрел в глаза.
Ленка сглотнула, вспомнив недавние события, и едва удержалась, чтобы не схватиться за тот район, где сейчас что-то дернулось, отдаваясь сладко-тянущем эхом в живот. Ее этот вариант тоже устраивал, но голод не тетка, да и при свете дня как-то это немного пугало, в темноте или хотя бы в полумраке было как-то привычнее.
- Ладно, – покорно сказала она, чем удивила Степнова. – Пойду, оденусь. – И встала из-за стола.
Проводил ее недоверчивым взглядом и вернулся к шипящей сковородке. Спустя минуту она уже сидела за столом все в той же футболке, но уже в штанах. Виктор выдохнул. Он почему-то ждал подвоха. Но все было вполне прилично. Пока не приступили к трапезе. Ленка так уплетала сырники с домашней сметаной, которая от избытка на маленькой лепешке оставалась на губах, а потом слизывалась Кулеминой, прикрывая от удовольствия глаза. Степнов как завороженный наблюдал за этим представлением ничего не подозревающей девушки, периодически сглатывая.
- Ммм… Я ничего вкусней в жизни не ела… - Не поднимая век, отправила еще одну порцию ароматных сырников, смачно сдобренных сметаной. – А ты чего не ешь? – Непонимающе посмотрела на странного Степнова.
- Да как-то не хочется. Ты ешь, а я пока пойду в душ воды наберу. – Отставил пустую тарелку и вышел из-за стола.
Лена слизала остатки сметаны с блюдечка, запила молоком и отправилась мыть посуду. Закончив наводить порядок, умылась и вышла на улицу. Виктор пыхтел на крыше строения под названием душ. Да-да, именно под названием. А как еще назвать строение, где три стенки наскоро сделаны из досок разного размера, четвертая стенка - клеенчатая дверь, да и крыша у чудо-душа весьма условна. Она представляла собой тот самый бочонок, который с усердием наполнял ругающийся Степнов.
- Твою ж дивизию! – роптал мужчина на то и дело выскальзывающий шланг.
- Тебе помочь? – Подошла девушка, придерживая лестницу.
- Да чего тут помогать?! Новый делать надо, этот вон совсем сгнил, того и гляди развалится, или бочка на голову чего хуже рухнет.
- Да, сооружение хрупкое. - Качнула его рукой, отчего Степнов схватился за опору.
- Эй, ты чего делаешь? Я ж упаду отсюда сейчас.
Кулемина хохотнула. Такой он смешной, когда испуганный. Виктор слез со стремянки и еще раз оглядел душ.
- Не, надо новый тетке сделать. А то, не дай бог…
- И как ты его собрался делать? – уперла руку в бок, другой все еще облокачиваясь на деревянную стенку этого раритета.
- Да просто. Надо только на пилораму сходить, материал приобрести. И все. Каркас из уголков сварганю, я там, в сарае видел как раз. Прям вокруг этого построить и все. И новый делается и этот фунциклирует.
- А она далеко?
- Кто?
- Ну пилорама?
- Нет. На краю деревни. Просто надо еще найти, кто привезти поможет.
- И как ты найдешь?
- Есть у меня здесь один друг детства. Никогда не отказывал еще. Да и бабу Машу мою уважает очень. К нему и обращусь.
- Ну, чего мы тогда стоим, пошли скорее к нему!
- Тихо-тихо, притормози. Пойду я, а ты будешь к экзамену готовиться.
- Ну, Вить, ну, пожалуйста. Мы же ведь быстро!
- Этого я гарантировать не могу. Да и ты мне обещала. – Строго.
- Обещала… - Грустно выдохнула, опустив взгляд вниз.
- Ну, вот и договорились. – Победно улыбнулся. – Давай, шуруй за книжкой и приступай. Хочешь дома, хочешь вон, в гамаке.
Приподнял за подбородок и умиротворяюще улыбнулся.
- Я быстро. – Заглянул в глаза. – Ты даже соскучиться не успеешь.
- Я уже скучаю. – Надула губки.
Ну и как тут перед ними устоять?! Сгреб в охапку и поцеловал. Глубоко и с нетерпением. А ей только этого и надо было. Обвила его шею руками и повисла на нем, контролируя продолжительность поцелуя, заканчивать который, между прочим, не хотелось ни тому, ни другому.
Виктор ушел, а Лена села за учебник. Сначала посидела дома, потом решила выйти на улицу и там позаниматься. Было жарко, и Кулемину посетила гениальная идея совместить приятное с полезным, то есть надеть купальник и позагорать, не отрываясь от подготовки к экзаменам. Так и поступила. Убрала волосы в хвост, а челку зафиксировала ободком и в маленьком бикини устроилась в гамаке.
- Вот это отдых, вот это я понимаю…
Лена переворачивалась, лежа на плотной парусине, чтобы загар был ровным. На свежем воздухе нудный английский шел на ура. Время близилось к обеду. Степнова все не было, и Кулемина откровенно заскучала. Вдруг скрипнула калитка. Она радостно подскочила и быстренько, виляя бедрами, пошла навстречу любимому. Но тут ее ждало разочарование. Это был какой-то парень, примерно ее одногодка, но сто процентов местный, потому что был в сапогах, закатанных камуфлированных штанах и явно не своей тельняшке. Ну, брата там или отца.
- Ты кто? – С недоверием посмотрела на него москвичка.
- Андрюха. А ты тоже с дядей Витей в гости сюда приехала?
- Ну, типа того. А ты чего хотел?
- Да папка мой с ним уехал куда-то, мамка обедать зовет. Сказала, чтобы я здесь его посмотрел.
- Нету их еще. Не вернулись.
- А можно я его здесь подожду, а то мамка еще куда-нибудь пошлет?
- Ну, подожди, – позволила как хозяйка.
- Спасибо. – Улыбнулся парень. – А попить не дашь, а то жарко невозможно?
- Дам. – Безразлично пожала плечами и зашла в дом.
Парень проводил ее довольным взглядом, оценив Ленкины прелести.
- А ты тоже с Москвы, да? – отхлебнув приятно-прохладной воды, спросил парнишка.
- С Москвы, – ответила не заинтересовано.
- А тут надолго? – пытался увлечь собеседницу.
- Неа, завтра уезжаем.
- Ну, тогда сегодня приходи к нам в клуб на дискач. Там прикольно. Ден вчера новые треки привез, тоже, кстати, из столицы, вообще улет, говорит.
Ленка расхохоталась. Так он открыто кадрился к ней.
- Чего ты смеешься?
- Да так, веселый ты!
- Да, я такой. – Расплылся в довольной улыбке заправского ловеласа. – Ну что, придешь на дискотеку?
- Да не, мне к экзаменам готовиться надо. – Дружелюбно улыбнулась девушка.
- Ну, ты все-таки подумай. Со мной тебя никто не тронет. Я тут авторитет, – гордо заявил он.
- Хорошо, я подумаю. – Подыграла ему, делая благосклонный вид.
А дальше беседа пошла совершенно непринужденно, и к тому времени, как на горизонте показалась повозка с досками, парень с девушкой уже были корешами и весело хохотали над приколами и шутками друг друга.
Виктор как истинный самец шестым чувством учуял соперника. Но когда он увидел оголенную Ленку, задорно хохочущую с конкурентом, глаза налились кровью, а дыхание стало огненным. А наша принцесса как будто этого не замечала. С Виктором они перекинулись парой не обязывающих слов и снова занялись каждый своим делом: он разгружал доски, а она хохотала над распинающимся парнем. Когда стройматериал был аккуратно сложен на заднем дворе, друг детства еле утянул от девушки своего сорванца, который все-таки напоследок добил Степнова:
- А ты клевая! – Подмигнул ей, веря в то, что он ее покорил.
- Ты тоже ничего. – Посмеялась девушка, не заметив испепеляющего взгляда любимого.
Степнов гремел на кухне посудой, когда туда вошла она. Понаблюдав за ним с минуту, поняла, что он в бешенстве. Но не сдержалась:
- Вить, ты чего такой? – спросила она, не подозревая причину этому.
- Она еще и спрашивает, - хмыкнул он, с грохотом закрыв древний холодильник.
- Да что происходит?
- Это я у тебя спросить должен, Лена, что происходит? Что это вообще все значит?
- Ты про что, Вить?
- Я про что?! А что это сейчас было? Тебе вообще не стыдно было у меня на глазах ворковать с этим пацаном? Да еще в таком виде! Ты считаешь это нормальным?!
- А что такого? Он просто пришел за отцом. А купальник… Ну жарко на улице, вот я и разделась.
- Да ты не видела, что ли, как он тебя откровенно раздевал?
- Тебе показалось! Мы просто разговаривали?
- Ну и как? Понравилось?
- Да нормально. А что в этом такого?
- В этом – ничего, если бы ты одета нормально была. Там уже с конца деревни ребята подтягиваться стали на оголенную москвичку посмотреть. Ты, кстати, другу своему новому не сообщила, наверное, кто я тебе?
- А зачем? Какая ему разница?
- Действительно, зачем ему знать, что ты не свободна, когда ты себя так ведешь!
- Да как я себя веду?! – уже срывалась девушка.
- Как распущенная девка! Вот как! Позови он тебя с собой, ты бы даже и спрашивать не стала, пошла с ним!
- Ну, знаете, Виктор Михалыч, распущенной девкой меня еще никто не называл. Все. С меня хватит. Счастливо оставаться. – Развернулась и зашла в комнату. Схватила свою сумку и стала кидать туда вещи.
- Кулемина, стой! Я с тобой еще не договорил!
- А я договорила. Я не желаю больше слушать в свой адрес то, чего я не достойна, я это не заслужила.
- То есть ты считаешь это нормально, имея парня, улыбаться полуголой другому?
- Да что в этом такого?! Я ж ему ничего не обещала! Я была просто приветливой!
- Допустим. А в купальнике почему? Что, одеться в падлу было? – зверел мужчина, выплевывая ей в лицо каждое слово.
- О, господи! – закатила глаза. – Да я как-то сообразить не успела, что накинуть надо что-нибудь. На пляже ходят так все и ничего страшного. Ты меня на пляже тоже в паранджу укутаешь?
- Укутаю, если понадобится!
- Да Вам лечиться надо, Виктор Михалыч! – рассмеялась в лицо.
- Кулемина, следи за языком!
- Да наследилась уже, хватит! Теперь как-нибудь без меня. Я уже устала доказывать, что я не верблюд. Я вот удивляюсь, как ты еще ему по морде-то не двинул. – Сказала и тут же пожалела, но виду не подала.
- Ты… - Схватил за плечи, скрипя зубами.
- Что я? – На пролом, до последней капли крови. А в глазах вызов.
В душе она ждала всего, чего угодно, но только не этого. Степнов рывком притянул ее к себе и поцеловал, причиняя сладкую боль девичьим губам. От шока голова перестала соображать, и вся злость и непонимание испарились, не оставив и следа, лишь тяжелое дыхание и учащенное сердцебиение.
- Что же ты со мной делаешь… - сквозь поцелуй прорычал мужчина, дергая за веревочки купальника и переходя на шею. Два кусочка тряпочки летят в сторону, и она уже задыхается от накрывшего возбуждения. Трусы ползут вниз, открывая ему доступ к самому сокровенному, куда его руки незамедлительно добираются, убивая последние остатки разума и здравомыслия в незагромажденной мыслями голове девушки. – Скажи, что только моя. Что тебе никто больше не нужен, – прикусывая нежную кожу юных грудей требовал мужчина, не оставляя ей права выбора. Только утвердительный вариант.
- Д…дда. Только ты… Никто не нужен… - Захлебывалась его страстью и напором. – А… а… ааа! - Бесконтрольные стоны сорвались с губ от грубого вторжения его пальцев в пылающее лоно. Чуть не рухнула на пол, но, вовремя подхваченная ощутила мягкую поверхность покрывала и провалилась в нирвану, подбрасываемая вспышками неописуемых ощущений, доставляющих умелыми руками страстно желающего мужчины. Выгибалась как кошка, рвала ворсистую ткань, закусывала губы. К черту все, пусть будет так всегда…Степнов как будто замыкал контакты, увеличивая силу посылаемых импульсов. Сдерживаться уже было невозможно, и она взорвалась мощно и неистово, опустошая запасы терпения и выдержки, поймав на краю сознания последнюю мысль – лишь бы не умереть.
Утолив свою жажду в желании убедиться в ее подконтрольности, рухнул рядом с ней, не желая анализировать произошедшее, потому что сейчас он с трудом верил, что сдержался бы и не дошел до конца, ведь штаны он уже расстегнул. А Ленка свернулась калачиком и засопела, уткнувшись носиком ему в плечо. Он же, пролежав еще немного, тяжело поднялся и вышел из комнаты. И только там, сидя в тишине и прохладе кухни, понял, как он был не прав в своей ревности, грубости и несдержанности. Но ярость, спровоцированная ее поведением, тогда контролю не поддавалась. Да и вообще все, что касалось ее, контролю не поддавалось. Но он такой, и с этим ничего не поделаешь.


Темка с комментами теперь здесь http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000739-000-0-1

Спасибо: 104 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1991
Настроение: Я снова творю ночами...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.06.10 22:45. Заголовок: прощу прощение за за..


прощу прощение за задержку, но это уже не в моих силах. Прода без редакции, поэтому на ошибки закрываем глазки))) Всегда ваша Ирина и К*


Степнов уловил движения в соседней комнате и направился туда. Ему было стыдно за свое поведение и мог только надеяться на ее прощение. Но девушка, едва увидев его, улыбнулась и, как только он сел рядом на кровати, она тоже села и, все также улыбаясь, смотрела на него, как будто не верила, что он живой. Ее улыбка обезоруживала, а разбросанные по комнате маленькие части купальника и ее обнаженное тело, небрежно прикрытое им простыней, отвлекало от серьезного настроя, и даже самый решающий разговор угрожал закончиться их сладким сумасшествием. Взглянул на нее терзающимся взглядом, уставился в пол и сказал:
- Лен, нам надо поговорить. Ты оденься, я тебя на кухне подожду. – Поднялся, не смотря на нее, и вышел из комнаты.
Улыбка сползла с лица Кулеминой, а рвущиеся наружу безмерная любовь, благодарность и нежность, объединились в один объем и обернулись ужасающей тревогой, убивающей надежду на хорошее в зародыше. Но думать и предполагать исход разговора, а так же его причину и содержание было еще страшнее, поэтому, быстро надев спортивный костюм поверх ее Евиного, направилась к мужчине.
Степнов сидел за круглым столом, подпирая голову руками, а перед ним стояла бутылка с мутной жидкостью и граненый стакан. Увидев это, Лена похолодела. Все намного серьезнее, чем она себе предполагала. Встала в дверях, не решаясь войти. Виктор поднял голову и взглядом доказал ей еще раз, что в этот раз как обычно поцелуем не закончится.
- Лен, сядь. В ногах правды нет, - тяжело выдохнул он.
Девушка покорно села рядом, но так, чтобы не касаться его. Она боялось, что если она дотронется, ему будет больно, как будто он сам был зияющей раной. И это все по ее вине. В том, что во всей этой ситуации виновата она, Кулемина даже не сомневалась. Просто она не думала, что все так серьезно. Но вот чтобы попросить прощения…Нет, не то, чтобы ей это было сложно или она не собиралась этого делать, просто сейчас слова не подбирались. Все, что вертелось на языке, было банально и не содержательно.
- Так больше продолжаться не может. – Твердо сказал Степнов, посмотрев прямо перед собой.
- Что не может? – еле слышно спросила она. Сердце ее забилось в дальний угол и как будто остановилось. Перед глазами стали мелькать картинки ярких моментов их недолгих, но насыщенных отношений. Сейчас все это казалось бесценным.
- Лен, мы с тобой одновременно доказываем друг другу совершенно противоположные вещи, не желая приходить к общему знаменателю.
- Вить, но я сегодня действительно была виновата! – эмоционально заявила она.
- Вот именно. Но ты ведь не согласилась, не признала свою вину, а стала отстаивать то, что сама считала неправильным. Вот просто так, из-за принципа.
- Ну, потому что я же это не специально сделала. Так получилось. – Виновато опустила глаза.
- Вот! Вот оно! Я ведь тоже понимал, что ты это не специально. Ты просто такая. Непосредственная и открытая. И все равно не сдержался. Не смог погасить в себе это животное чувство. А в итоге все закончилось вон как, - тихо. Девушка улыбнулась. – А ведь могло быть хуже! – Выразительно посмотрел на нее.
- Хуже??? – ее глаза стали огромными.
- Да в таком состоянии я мог…- Встал из-за стола и стал нервно расхаживать по помещению. – Я мог тебя… Я бы дошел до конца! Понимаешь? У нас бы все было!
У девушки отлегло. И даже потеплело во всем теле.
- Вить, ну ты же знаешь, как я хочу вот этого «до конца», - соблазнительно.
- Господи, Лена, ты не понимаешь! Суть не в том, дошли бы или нет, суть в том, что я себя не контролировал. Я хотел тебя себе подчинить. Я набросился на тебя!
- И что в этом страшного? Мне понравилось, - довольно улыбнулась.
- Кулемина, с тобой нельзя серьезно разговаривать! – взвился физрук.
- Да почему нельзя?! – В тон ему ответила девушка. – Я все поняла. Мы просто не можем придти к общему решению, потому что ни один из нас не хочет уступать. Вот тупо из-за принципа, хотя понимает, что не прав. Мы оба упрямые и упертые. А гасится наш весь конфликт просто – поцелуем. - - Но ты считаешь это не правильным. Так?
- Так, – оторопело.
- И в чем, по-твоему, здесь причина? Что нужно сделать, чтобы так не было?
- Я не знаю… - устало опустился на лавку рядом с ней, запуская руки в волосы.
- А я знаю, - заявила уверено. Виктор поднял на нее изумленные глаза. – Я просто буду внимательнее следить за своим поведением.
Виктор усмехнулся.
- Это твое естественное поведение, в твоем возрасте это нормально. Дело в том, что я это вроде как понимаю, но смириться с этим не могу. Я же не могу запретить другим обращать на тебя внимание, не могу запретить им делать тебе комплименты и облизываться на твои формы. Я должен быть уверен, что ты только моя. И вот в этом твоей вины нет. Я сам себя загнал в рамки и отступиться не могу. А сегодня чуть не сделал это.
Ей не надо было говорить, что «это». В животе зажгло и волной поднялось к горлу, защекотав там.
- Так может ну их, эти рамки. И все будут жить спокойно. – Призывно улыбнулась.
- Ох, Кулемина… - Предостерегающая улыбка. – Нет, Лен, это физическое ощущение, и не факт, что с ним придет осознание этого вообще. Сегодня было от безысходности, потому что я в тот момент не видел другого способа. Мне кажется, что к этому мы должны придти вместе. Что-то ты должна изменить в себе, а что-то должен принять я. Тебя ведь тоже во мне что-то не устраивает. – Посмотрел ей в глаза.
- Ну, - задумалась рисовано, - если откинуть то, что мы должны исправить вместе, то остается только твое это проклятое слово, которое ты всем даешь, а потом о нем жалеешь.
Виктор расхохотался, так легко и искренне.
- Хорошо. Я буду над этим работать. Хотя ты абсолютно права, я в последнее время частенько об этом жалею.
- Витя… - обняла крепко-крепко. Обнял ее в ответ. – Я больше так не буду, правда. Мне только ты нужен.
- Я верю. – Зажмурился от счастья. – Обедать будем? Я бульончик уже поставил. Сейчас овощей с вермишелькой закинем, и будет куриная лапша.
- Будем. – Расплылась в улыбке. – И салатик. Только сегодня, чур, я его делаю. – Прищурилась.
- Договорились. Зелень на огороде, найдешь? – Она кивнула. – Ну, беги тогда.
- Ага, сейчас только оденусь.
- Кулемина, не утрируй.
- Да нет, просто без трусов как-то неуютно себя чувствую.
- Все, иди, - подтолкнут ее, все равно что красной тряпкой у быка перед глазами помахала. Она хихикнула, но встала. В дверном проеме развернулась и протянула:
- А еще…
- Иди, чертовка. – Швырнул в нее полотенцем. Она скрылась за дверью, а спустя минуту продефилировала на улицу.
Салат вышел отменным и расхваливался мужчиной до покраснения Ленкиных щек. А потом, полежав с полчаса за просмотром какой-то передачи про животных, по всеобщему решению пошли на улицу, чтобы заняться каждый своим делом. Лена заняла исходную позицию в гамаке, кстати, в купальнике, с книжкой в руках, а Виктор, по ее настоянию, облачился в плавки и принялся за сооружения нового душа. Английский ей наскучил быстро, потому что был уже заучен основательно, и она стала наблюдать за тем, как профессионально подошел к строительству ее мужчина. Его действия были отлажены до автоматизма, а руки уверено вколачивали гвоздь с двух точных ударов. На руках его она остановилась поподробнее. Кожа покрылась легким загаром и блестела от пота. Мускулы завораживали, а кисти будоражили воображение. Оно подкидывало такие слайды, что жарко становилось не от палящего солнца, а от дикого желания, душившего сейчас Кулемину. Ниже пояса глаза она даже опускать не решилась. Посчитала кубики на прессе, а потом в обратном порядке. Вспомнились его слова: «Сегодня я бы дошел до конца. У нас было бы все!». От последнего слова она даже зажмурилась и чуть слышно завыла. Как же ей хотелось этого «все»… Внизу затянулся тугой узел. И терпеть его стало не выносимо.
- Все! Ленка, принимай работу!
- Уже иду! – «Боже, как же вовремя» - подумала она и спрыгнула со своего лежака.
Зашла в душевую и открыла кран. Вода была приятно теплой и необходимо остужающей.
- Кулемина, я вообще-то само помещение делал, а не воду в бочок наливал, - возмутился, улыбаясь, Степнов.
- Вить, да я уже оценила. Жарко просто. Очень. – Подставила лицо упругим струям, прогоняя жар.
- Да, жара июльская прям. А в Москве, небось, вообще задыхаются все. Ну-ка, Кулемина, подвинься. Дай я тоже ополоснусь.
Не успела она и подумать, как ее уже остывшей спины коснулась горячая грудь ее мужчины. Жар снова поднялся вверх, заставив ее развернуться. Струи извилистыми дорожками бежали вниз, оставляя за собой яркий след свежего загара. И все это так близко, что не сдержалась и прикоснулась, прошлась по бокам и сомкнула руки на его пояснице.
- Кулемина, - протянул предостерегающе, - не провоцируй.
- Вить, я хочу. - Решительно сказала она.
- Чего ты хочешь? – возился в своих волосах, пытаясь вымыть оттуда опилки.
- Все хочу.
- Лен, выражайся конкретнее. – Не обращая на нее особого внимания.
- Я хочу, чтобы у нас все было, - глядя ему прямо в лицо.
Степнов замер, переваривая услышанное, потом опустил мечущийся взгляд на девушку и тихо сказал:
- Лен, ну, мы же договорились.
- Я не хочу больше ждать.
- Леночка, солнышко. - Обрамил ее лицо, коснулся губ. - Ну, ты же знаешь… - Снова поцелуй, глубокий, ее. - Черт! Люблю тебя, больше жизни люблю!
Страстный сжигающий поцелуй, отпускающий тормоза и толкающий их в пропасть собственного желания. Прижимается к нему, захлебывается своим возбуждением, ощущая его. Руками скользит по плавным изгибам, останавливается на ягодицах и приподнимает ее. Она обвивает его ногами, сгорая в нетерпении. Но преграды в виде его плавок и ее купальника не позволяют осуществить ей задуманное. Но она останавливаться не собирается. Новый поцелуй, исполненный похотью, и у него не остается выбора. Дергает за завязочки удобного купального комплекта, аккуратно избавляет от него тело девушки, но со своими плавками не торопится. Настаивает, прикусывая его губы, и вот он уже тянется к последнему сдерживающему фактору.
- Степнов! Витек! – слышится со двора.
- Да что ж такое! – вырывается отчаянное у Кулеминой.
- Не судьба. – Уперся в ее ключицу лбом и аккуратно поставил ее на пол.
- Вить, ты где? – зычный мужской голос прогоняет последние ее надежды.
- Иди, тебя зовут, - расстроено.
Сказать ему нечего. Обернулся полотенцем, чтоб хоть как-то скрыть признаки недавнего сумасшествия, и вышел из кабинки. Через дом прошел к калитке. Там, повиснув на заборе, его ждал тот самый друг детства, сын которого утром кадрился к его Ленке.
- О! Я, наверно, помешал, - улыбнулся, указав смеющимся взглядом на полотенце.
- Да нет, я в душе был. Опробовал, так сказать.
- И как?
- Тетке понравится.
- Вить, я чего пришел-то. Я там баньку растопил, не хотели бы вы с Ленкой к нам вечерком придти. Посидим, поболтаем, попаримся. У меня венички свеженькие. Ух, хороши!
- Виталь, я бы с удовольствием, надо у Ленки только спросить.
- Я всеми руками и ногами за. – Улыбнулась приветливо, подходя к Степнову, одетая в спортивный костюм. – Я никогда не была в бане. – Широко улыбнулась, убеждая любимого, что все в порядке.
- Вот и отлично! Жду вас к семи.
-Так это же уже через час, – удивился Виктор.
- Ну, да.
- Мы придем, - ответила Лена.
- Все. Жду. Килты я вам организую. И тапочки. – И ушел.
Войдя в дом, Степнов притянул девушку к себе и виновато сказал:
- Извини.
- Да все нормально. Видно, правда, не судьба.
- Все будет, Ленок, я тебе обещаю.
- Эх, дождаться бы. – Мечтательно подняла глаза.
Когда они пришли в гости, Кулемина уже знала, что Виталий старше Виктора на четыре года. Рано обзавелся семьей и ребенком. Здесь у него хозяйство. Он преуспевающий фермер. Дом ей очень понравился: большой, просторный, светлый. Два этажа, большая терраса, резные наличники. Все строения на участке были одним ансамблем - рубленные постройки из золотистого бревна. Прекрасный сад с цветами в чугунках, старинных колесах от гужевых телег и плетенные заборы в некоторых местах для декорации. Баня Лену поразила сразу. Большое крыльцо с дубовым столом и лавками говорило о гостеприимстве, а внутреннее убранство о золотых руках хозяина и вкусе хозяйки. Все, естественно было из дерева: лавки, вешалки, ведра, ковши, даже градусник с часами. Но больше всего ее привлек так называемый душ. На креплениях было подвешено деревянное ведерко, к которому была прикреплена цепь. Дергаешь за нее, и на тебя выливается десять литров холодной воды одним махом. Но вся эта конструкция легко трансформировалась в чудо современной сантехники – душ. Нужно было просто снять емкость, которая, кстати, тоже наполнялась посредством водопровода.
- Ну, что, гости дорогие, прошу. Вы первые. Вот вам килты – тот, что поменьше, для мальчиков, а тот, что побольше, для девочек - тапочки в коробке, шапки на вешалке. Веник я уже запарил, в парилке стоит. Как и чего, думаю, разберетесь.
- Разберемся, спасибо. – Забрал сложенные льняные одеяния.
- А я пока на стол накрою.
Зашли в предбанник.
- Держи. – Протянул ей ее килт.
- А как это одевается? – оглядела большой прямоугольник с липучкой.
- Ох, Кулемина. Раздевайся. – Приказал шутливо.
- Что, совсем?
- Совсем.
Ленка скинула всю свою одежду на лавку, оставшись только в трусах. Виктор аккуратно обернут ее льняной тряпицей и зафиксировал край липучкой на груди.
- Все?!
- Да. Только трусы тоже сними. Они там тебе ни к чему. – Отвернулся от нее и стал сам раздеваться.
Облачившись в свой килт, подтолкнул Кулемину к парилке. Она зашла и нерешительно села на нижний ярус лежаков.
- Забирайся выше, когда станет уже трудно жар выдерживать, тогда пониже спустишься.
Она подчинилась. Тело стало приятно покалывать, и на коже выступил первый пот. Еще немного спустя, капли стали крупнее и побежали вниз. Сидели в тишине, мозг тоже расслаблялся. Было такое ощущение, как будто жар пробирался через кожу к самому центру ее тела. И вот когда он достиг своей цели, она встала и вышла. Виктор вышел за ней.
- Ты как? – встревожено.
- Хорошо. Сейчас ополоснусь и еще пойду.
- Лен, может не стоит усердствовать в первый раз?
- Не, все нормально. Мне понравилось. А ты меня веничком побьешь?
- Побью. – Улыбнулся. – Только ополоснусь.
Ленка легла на живот на верху.
- Кулемина, тряпочку-то скинь. – Посмеялся, доставая из воды веник.
Посмотрела на него косо, но килт сняла. Виктор погонял горячий воздух над ее спиной, а потом нерешительно хлестнул белую кожу. Ленка чуть дернулась. Потряс над ней мокрой листвой и еще раз хлестнул. Расслабилась. Прошелся, поглаживая ветками от макушки до пяток, и пошлепал по конечностям, несколько ударов посильнее, а потом снова поглаживания.
- Переворачивайся.
- Что? – откуда-то с затворок сознания.
- Ляг на спину.
Она покорно перевернулась.
- Бить будешь? – спросила, улыбаясь, не открывая глаз.
- Буду. – Тоже просиял. – Грудь только прикрой.
- Только грудь? – улыбка стала коварной.
Проследил за ее рукой, ползущей к низу живота, наклонился к лицу и выдохнул в губы, не касаясь их, поднимаясь ладонью по внутренней стороне бедра до места, куда устремилась ее рука:
- Тут, - окунул пальцы в горячее лоно. Прикусила губу, - я буду осторожным. – Убрал ее руку и устроил ее на груди, вторую она прикрыла сама.
Снова огненный воздух опаляет нежную кожу, листья прилипают к животу, а она едва жмурится от несильных ударов. Какое-то странное ощущение собственного возбуждения наполнило ее тело. Когда удары прекратились, села на лежанке, спустив ступни на нижний ярус, и раздвинула ноги, откинув голову назад. Степнов не сдержался неосознанного призыва и встал между ее коленей, устремив свои руки по мокрой коже вверх, к основанию ног. Лена открыла глаза и посмотрела на него одурманенным взглядом. И тут он понял, что она на пределе. Мягко вошел и всего парой движений подвел ее к разрядке. Отдышавшись, коснулась его губ, и, захватив нижнюю, потянула липучку килта. Намокшая ткань легко поддалась, и она ловко ухватилась ладошкой за его гордость. Виктор отследил ее действия и поддался молчаливым уговорам. Зарядил поцелуй и поплыл по течению удовольствия, в заданном ею темпе. Ему тоже много не понадобилось, чтобы освободиться от тягостного напряжения, за что она и получила благодарный поцелуй. Из парилки вышли красные, легкие и довольные. На столе стоял самовар расписной и полюбившиеся Ленкой чашки с блюдцами. Конфетница пестрила сладостями, любимое малиновое варенье заняло почетное место рядом с плошкой меда. Мужчинам предложили холодного пива с сычужным сыром и вяленой рыбой.
- Ну как? – спросил Виталий, оценивая довольные физиономии гостей.
- Сказка… - отхлебнув пенного напитка, выдохнул физрук.
- Круто! – восхитилась Кулемина. – А вы пойдете?
- Да, чуть позже, - ответила хозяйка, - я жар не люблю.
Вечер прошел в дружеской обстановке за веселой беседой. Люди оказались очень милыми и простыми. Не интересовались их отношениями как чем-то запретным, а абсолютно спокойно отнеслись к Ленкиному возрасту. Звали в гости в отпуск. Влюбленные еще несколько раз сходили в баню, а потом, намывшись, около десяти вернулись домой. Рухнули на кровать и уснули здоровым сном.


Пока есть возможность, буду здесь до последнего)))

Спасибо: 97 
Профиль
Шато Марго



Сообщение: 540
Настроение: Хвилюватися немає причин...
Зарегистрирован: 26.08.09
Откуда: город над вольной Невой
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.06.10 09:41. Заголовок: Надеюсь, глава подар..


Скрытый текст


Виктор на удивление встал сам, без будильника, когда солнышко заглянуло в окошко. Аккуратно вытащил руку, на которой сладко посапывало его счастье и, взяв в охапку свои вещи, вышел из комнаты. Часы показывали без десяти шесть. Потянулся и хлебнул воды из ведерка. Голова была светлой, что очень порадовало. Настроение поднималось вместе со светилом. Покормив живность, не успевшую толком проснуться, вернулся в дом. Спать не хотелось. Да и Ленку будить в такую рань тоже. А просто так лежать с этой жутко сексуальной девушкой он точно не смог бы. Взял ведро и пошел к колодцу. Погода обещала быть жаркой. По возвращению наполнил бак в душе, попутно вспоминая события вчерашнего дня, спустился по лестнице и сел на нижнюю ступеньку. Его вдруг посетила мысль о собственном эгоизме. Он, следуя никому ненужному слову, издевается над Ленкой и над самим собой. Ну, вот ради чего он терпит, чего ждет? Она ему сейчас уже роднее всех родных, ближе всех самых близких. Если ждать, пока он узнает ее до конца, то тогда уже будет не интересно, нечего будет дальше познавать. Она… Она тоже много знает, а чего не знает, спрашивает. Да и вообще, в данный момент это тянет как минимум на отговорку, как максимум на предлог, чтобы оттянуть секс. А в чем смысл этого? Конечно, тогда он всего боялся. Разве мог он предположить, что она такая хорошая ученица. Хотя нет, мог. Даже должен был! Он ведь ее столько знает… Они прошли огонь и воду, и медные трубы. Уже ждать больше нечего. Но он ждет. Вот только чего?! Что за рубеж такой, этот выпускной? Что за дата? Вчера в душе все вполне могло случиться. Да, место не подходящее, но момент самое то. Вот если бы не Виталик… То сейчас бы он не сидел тут, а уже покрывал ее тело самыми нежными поцелуями и томился в нетерпении насладиться ее нежным сочным лоном. А еще он упивался ее стонами. Такими сдержанными, но когда они все-таки срывались, это было высшей наградой и благодарностью. Как говорится, лучше не скажешь. Ленка… Она для него все. Такую бурю чувств и эмоций, сдобренных хорошей порцией необъяснимо-приятных ощущений, он еще никогда не переживал. Более того, он не думал, что может кого-то так ревновать. В буквальном смысле к столбу. Но все остальное, пережитое с ней, ради нее, из-за нее, стоит этого. Лена особенная девушка. Она ЕГО девушка. И скоро станет его ЖЕНЩИНОЙ. От этой мысли в паху стало невыносимо жарко, а на душе так же невыносимо тоскливо от отчаяния, вызванного данным им словом. Вот кому оно нужно?!
Взял топор и пошел колоть дрова.
Девушка проснулась ближе к обеду. Так хорошо она еще не спала. Встала и пошла на поиски любимого. Настроение было отличным. Вышла на задний двор, даже не удосужившись одеться. Белая футболка до середины бедра, больше похожая на мужскую, чем на женскую, приятно льнула к телу, прибиваемая теплым ветерком. Степнова она обнаружила на огороде, поливающего грядки из шланга. Он уже вовсю загорал, обнажившись по пояс и закатав штаны до колена. Тихо подкралась и обняла со спины.
- Доброе утро, - промурлыкала, потеревшись щекой о горячую спину, закрыв от удовольствия глаза и довольно улыбаясь.
- Ну ты и спишь, Кулемина, - усмехнулся мужчина, чуть дернувшись от неожиданности.
- Ой, да ладно тебе. Я и дольше могу. – Обошла его вокруг, чтобы быть к нему лицом.
- Не сомневаюсь. - Потрепал за нос. – Завтракать будешь? Или уже скорее обедать?
- Все равно, я кушать хочу. – Расплылась в обезоруживающей улыбке.
- Ладно. Тогда я сейчас дополиваю, мне тут вот кусочек осталось, и приготовлю тебе завтрак.
- Ммм, - возмутилась девушка, - давай, я дополиваю, пока ты готовишь нам кушать. Очень есть хочется.
- Ну, давай так. Я не против. – Потянулся за поцелуем, а она увернулась.
- Я еще не умывалась. – Оправдывается.
- Ладно. Я потом с процентами возьму. – Расцепил объятья и пошел в дом.
Минут через пятнадцать Виктор вышел и направился в огород.
- Что, уже все готово? – нетерпеливо поинтересовалась Кулемина, распрыскивая красивым переливающимся веером воду из шланга.
- Почти. Сейчас зелени в салат покрошу, и можешь идти есть, - сообщил Степнов, наклоняясь к грядке.
Ленку его поза навела на определенные мысли. Она, коварно улыбнувшись, дернула рукой и окрапила его загорелую спину холодной водой.
- Э! Ты чего делаешь?! – Резко повернулся.
- Я? Я ничего, поливаю вот.
- Ох, Кулемина. - Прищурил глаз, а потом, опасаясь, снова принялся за зелень.
Ленка еще раз дернула рукой и снова его спина покрылась мурашками.
- Кулемина, - прищурившись, протянул голубоглазый.
Ленка мечтательно отвернула голову. Типа, не я. Он опять нагнулся, но уже был на стороже. Но девушка очень хорошо его знала, поэтому в этот раз направила полноценную струю прямо на него. Вот этого он не ожидал. Но задуманное осуществил. Превозмогая достаточно сильный напор, быстро сократил расстояние и поймал девушку в кольцо своих рук. Она заливисто смеялась и даже не пыталась вырываться. Но идея была не в том, чтобы просто поймать ее, надо было ей отомстить. Виктор выхватил из ее рук шланг и направил прямо на нее. Так, чтобы она намокла с головы до ног. Ленка же, не ожидая такого поворота событий, принялась голосить на всю округу, поэтому ему пришлось заткнуть ей рот, естественно, поцелуем. Она билась до последнего, но потом, чуть успокоившись, ответила ему. Шланг выпал из рук, а двое влюбленных самозабвенно целовались, стоя меж грядок с клубникой. Утолив свою жажду, Виктор отстранился и заглянул ей в глаза с такой любовью, что солнце померкло для нее, только его лучистый взгляд и непомерная нежность.
- Я же зубы не чистила, - застеснялась она.
- Зато клубники наелась. - Улыбнулся в ответ.
- Ага. Но есть все равно хочу.
- Пойдем, проглот мой.
- Твой… - Расплылась в довольной улыбке.
Но только она сделала шаг, как у Степнова сердце понеслось галопом, а во рту пересохло. Ее футболка была насквозь мокрой и сейчас прилипла к телу, очертив его контуры. И это было только сзади. А что было спереди… Он молил Бога, чтобы она только не поворачивалась, но он его не услышал.
- Вить, а во сколько мы домой поедем? – Развернулась она, представ его взору красивую грудь с темными ореолами.
Степнов сглотнул.
- Не знаю… - невнятно ответил он, жадно пожирая девушку глазами.
Этот взгляд ей был знаком. Смерила себя, оценив видок, и успела только охнуть, как снова оказалась в его объятиях и чуть не задохнулась от жаждущего поцелуя. Виктор церемониться не стал, его руки терзали ее грудь, сжимая соски и наминая полушария. Кулемину забавляло и распаляло такое его бесконтрольное состояние, да и приятно было до дрожи в коленках. Последовала его примеру и запустила проворную ладошку к нему в штаны. Она успела только оценить степень его возбуждения и слегка погладить. В следующий момент все ее действия были пресечены его сильной рукой.
- Так, успокоились и пошли есть. – Собрав всю волю в кулак, выдохнул мужчина.
- Степнов... – возмутилась она.
- Лена, мы с тобой на улице, ты не заметила?!
- Так давай домой зайдем?! В чем проблема?!
- Кулемина, ты становишься зависимой. – Довольно улыбнулся, стараясь держать себя в руках, показывая своим видом, что наваждение отошло.
- А ты нет??? – задала каверзный вопрос, ухмыляясь.
- Больше чем ты, Леночка. – Обнял ее за талию и повел в дом. – Давай, переодевайся, а я пока на стол накрою.
Ленка одарила его красноречивым взглядом, говорящим о том, что еще настанет ее час, и скрылась в дверном проеме.
- Нет, Степнов, с этим надо уже что-то делать… - заключил спортсмен, доставая трясущимися руками тарелки с сушилки.
Завтрак прошел в странно интригующей атмосфере. Ленка была загадочной, что очень настораживало мужчину. Но до отъезда сюрпризов не было. Даже уезжали без сожаления, потому что оба знали, что их ждет еще более интересное времяпрепровождение. И они жили этой надеждой.
По приезду нежно попрощались в ее коридоре, договорившись, что встретятся завтра.
Во вторник Лена шла на экзамен абсолютно спокойной. А чего ей собственно волноваться, если ее уровень разговорного английского почти такой же, как и у экзаменатора. Поэтому ни одна нервная клетка не потратилась. Ни до, ни после, ни во время. Получив предварительную заслуженную пятерку, вышла из класса и прямиком пошла к любимому хвалиться оценкой. Виктор протирал козлы, когда она вошла и закрыла ему глаза. Он резко убрал ее руки, хотел отругать за такую неосмотрительность, но ослепленный ее улыбкой смог только выдохнуть, притягивая ее к себе:
- Ну, ты чего творишь? Вдруг кто зайдет.
- А ты?
- А я… больше не могу. - Коснулся губ. – Пять? – между поцелуями.
- Ага, - довольно, только больше от ласки, чем от оценки.
- Умница моя. – Смакуя терпкий вкус вишни.
- И по математике, - напрашивается на поощрение.
- Уже известно? – чуть удивленно.
- Вчера вывесили.
- Да ты что?! А чего все молчали? – возмущенно, прервав поцелуй.
- Ой, да ладно. Какая разница. Главное, что сдала. А на что, это уже не важно, все равно в Снегинку без экзаменов берут.
- Но это не значит, что надо расслабляться. Сегодня отдыхаешь, а завтра снова за учебники. У вас по литературе объем большой.
- Да ладно, ладно. Но сегодня я гуляю. – Лениво потянулась.
- Гулена, - обрамил лицо девушки.
Послышались приближающиеся шаги. Влюбленные отскочили друг от друга и испугано уставились на дверь. В проеме появился общий друг Рассказов.
- Ленка, дай руку пожму, - просиял классный руководитель, - был приятно удивлен. Молодчинка! Так держать!
- Спасибо, Игорь Ильич, - принимала поздравления, слегка смущаясь.
- Это дело надо отметить, вы как? Надумали уже чего? – Переводил заинтересованный взгляд с одного на другого.
- Да нет… - замялся Степнов, почесывая затылок. - Я как-то не продумал заранее, а сейчас ничего в голову не приходит. Можно было бы в кафе сходить, но нам ведь светиться нельзя.
- Вот и не мучай свою голову, когда другие уже свою напрягли. Предлагаю посидеть у меня. Вернее у НАС. – Довольно улыбнулся.
- У НАС??? – переспросил удивлено-радостно коллега.
- Да, - гордо, - у нас. Вчера Софья Сергеевна переехала ко мне.
- Круто! – Порадовалась за друзей-педагогов ученица.
- Поздравляю! – дружеское рукопожатие.
- Так что нам тоже есть, что отметить. Ну так что, вы придете?
- Конечно, придем! – громко воскликнул физрук.
- Ну все, тогда жду. Ой, не так. ЖДЕМ вас к семи.
- Мы будем.
Радости влюбленных не было передела. Их отношения становились более реальными, когда они имели возможность общаться с людьми, которые принимали их пару. Для которых это не было неправильным или запретным. И вот в такие моменты счастье было в разы ощутимее, даже чем в моменты, когда они оставались одни и могли придаваться самым откровенным ласкам. Чувство свободы раскрепощало и облегчало, как будто сбрасывали оковы, отягощающие жизнь.
Но идти все равно пришлось врозь. Но такая мелочь не смогла омрачить приятный вечер. Ленка, любуясь на счастливую пару, крепко сжимала широкую ладонь любимого двумя руками, окунаясь в эту атмосферу тепла и уюта, и тихо мечтала, что совсем скоро их друзья тоже так же смогут придти к НИМ в дом и провести незабываемый вечер за веселыми посиделками. Она будет накрывать на стол, а Виктор встречать гостей. А когда все разойдутся, вместе уберут со стола и помоют посуду. А потом пойдут спать… Тут Ленка очнулась, ведь тогда у них уже точно ВСЕ будет. Вот на это пока ее фантазии не хватало.
Домой возвращались поздно, уже за полночь, поэтому можно было держаться за руки. На улице было тепло и тихо. Они даже не говорили, каждый был в своих мыслях, находясь под впечатлением теплой обстановки в доме друзей, насквозь пропитанной их собственным счастьем, которым они только что поделились с ними, как бы передавая им эстафету. И Виктор поймал себя на мысли, что ему этого хочется больше, чем выпускного и наметившегося на него события. Но вслух этого говорить не стал, потому что Ленка именно этого и ждет.
- Эх, Ленка, везет же им. – Развернулся к ней лицом, подойдя к подъезду.
- Ага, - выдохнула.
- Ничего, еще немного осталось, всего полторы недели и они придут к НАМ в гости.
Девичье сердце затрепыхалось в груди, отдаваясь в каждой венке. Так волнительно стало от его желания, а желание показалось таким искренним, что сомнений в том, что так и будет, даже не возникло. Мало того, появилось ощущение, что полторы недели - это так мало. Хоть приходи и сумку начинай собирать. Но зайдя домой, завалилась на заранее разобранный диван и со счастливой улыбкой на губах уставилась в потолок, размышляя и фантазируя о том, как это ЖИТЬ ВМЕСТЕ…



Спасибо: 90 
Профиль
Шато Марго



Сообщение: 567
Настроение: Хвилюватися немає причин...
Зарегистрирован: 26.08.09
Откуда: город над вольной Невой
Репутация: 57
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.06.10 09:14. Заголовок: Подготовка к русско..



Подготовка к русскому языку на поверку оказалась сложнее, чем ранее предполагала Ленка. Затяжные ежедневные консультации, огромный объем материала, плюс задания на дом, которые необходимо было сделать к следующему дню. Да и вообще ей тяжело давался этот предмет. Но после похвалы классного руководителя в грязь лицом она упасть не могла. Спортсменка. Пятерка навряд ли, но четверка вполне реальна. Но для этого надо потрудиться. Вот она и трудилась, прерываясь только на короткое общение с любимым, который очень за нее переживал. Об успеваемости Кулеминой он был в курсе всегда, с самого начала их дружбы. Ему, как тренеру, не хотелось, чтобы спорт как-то отразился на других предметах, поэтому и знал, что четверка по русскому доставалась ей нелегко. Но это же Кулемина! Она везде выкладывалась по максимуму. Сидя на кухне с ее дедом, тихо шушукались об ее усердии и четко поставленной цели. Оба переживали за здоровье, поэтому по очереди заглядывали в комнату и призывали передохнуть, поесть или выйти подышать воздухом. Дед в большинстве случаев мягко отшивался, а вот Виктору она отказать не могла. Поэтому он ходил к ним как на работу с определенной миссией. Короче, все втроем ждали рокового дня в постоянном нервном напряжении.
На экзамен он отвел ее сам, не думая о том, что это может навести кого-то на определенные мысли. Было все равно, ведь ей это было необходимо. Хотел подождать его окончания, но она строго-настрого запретила, отправив в школу – у него ведь работа. Это, конечно, не аргумент, но ее взгляд другого варианта не принимал. Пришлось вопреки желанию идти в триста сорок пятую и там изводить всех в ожидании.
Виктор сидел в подсобке, бессмысленно перекладывая мячи с полки на полку, сортируя их по назначению, по размеру, по цвету, по новизне. Дверь открылась, и на пороге появился директор со странно знакомой брюнеткой.
- Виктор Михалыч, вы не сильно заняты? – поинтересовался Савченко, пропуская вперед себя девушку.
- Да нет, в принципе. - Растеряно переводя взгляд с начальника на его спутницу. – А что случилось?
- Да ничего не случилось! – поспешил успокоить. – Я вот Вам здесь девушку привел, она наблюдателем будет на экзамене у Вас, надо ее в курс ввести, ну, и с материалом, наверное, ознакомить. Как у вас бывает, я не знаю. Да, кстати, это Маргарита Сергеевна. Кошкина. Из триста сорок седьмой.
- А мы знакомы. – Улыбнулась девушка.
- Вот как?! – удивился директор.
- Ритка?! – воскликнул Степнов. – А я думаю, на кого ты похожа?
- На саму себя. – Просияла.
- Николай Палыч, это моя сокурсница. Мы с ней вместе физкультурный заканчивали! В группе в одной были! Вот так встреча…
- Вот и отлично! Тогда я вас оставляю, а то у меня еще дел не в проворот. – И удалился.
- Рит, да ты садись, рассказывай, как, чего, наших давно видела?
- Да чего рассказывать? Преподаю в соседней физкультуру у младших классов. Второй учитель на больничном, поэтому я его замещаю. Так-то он должен был к вам на экзамен придти. Я в этом не очень. Пришла узнать, что делать надо. Ты мне дашь хотя бы посмотреть вопросы?
- Дам, конечно! И вопросы, и ответы! Ты не переживай! У меня их всего двое сдают. Хорошие ребята, мои подопечные. Со спортом на ты, не одну победу нашей школе принесли. Даже отпускать жалко.
- Ну, тогда я придираться не буду, – пошутила.
- А что, могла бы? – поддержал.
- Ну, вполне возможно. – Заулыбалась, сверкая карими глазами. – А ты совсем не изменился. Женат?
- Нет! Бог отвел, - шепотом.
- Это как?
- Долгая история.
- Расскажешь?
- Не хочу вспоминать.
- Ну, раз не хочешь, то настаивать не буду.
- А ты? Ой, что же это я?! Такого гостя и чаем не угощаю! – Подскочил, включая чайник и доставая намытые Ленкой чашки.
- За чай спасибо. Не откажусь. – Заулыбалась еще шире. – А я замужем. Детей пока нет. Муж в командировках часто бывает, пока не до этого. - Наблюдала, как сокурсник кружит по подсобке, выуживая из разных шкафчиков убранство для стола.
- Вот черт! Забыл. Рит, я материал весь ученикам на подготовку отдал. Они там какие-то вопросы не нашли, я им свои отксерокопировать дал.
- Ой, да не беда. Давай я потом как-нибудь заберу. Завтра, например.
- Знаешь, давай так. Я домой пойду сегодня и зайду за ними…
- А я зайду к тебе вечерком, и ты мне их отдашь.
- А тебе удобно?
- Конечно! Диктуй адрес.
Виктору тоже так было удобнее, завтра можно будет сделать себе выходной и провести его целиком и полностью с Ленкой. Тем более что Петр Никанорович там куда-то собирался уезжать на целых два дня. И одну ночь. Еще вчера, когда от нервного напряжения сон не шел, он перелопатил все воспоминания и пришел к выводу, что у них с Ленкой уже было больше, чем секс. У них единение душ, желаний и интересов. А секс в непосредственном своем исполнении теперь не представляет собой чего-то особенного, не имеет значимости такой, как предполагается. Разве только потому, что это будет первый ее раз. Это просто другой вид выражения своей любви и страсти. Другие движения и ощущения. Не больше. Это не ступень к сближению, это вариант развития. Жить вместе лучше начать после выпускного, чтобы избежать лишних пересудов, а вот секс… В этом уже нет смысла, чтобы его откладывать. И если она до выпускного будет готова дойти до конца, то он дойдет. Если она только захочет…
- Ну ладно, мне пора. Еще тренировка сегодня. Была рада встретить тебя, вспомнить студенческие годы.
- Да… Весело тогда было.
- Ну что, до вечера?
- Да, заходи! Ты только позвони предварительно, а то вдруг я отойду куда. Ну, мало ли что.
- Да, конечно! – Поднялась со стула. – Ой.
- Что такое?
- Ой-ой-ой, в шею вступило, повернуть не могу.
- Тихо, не шевелись, сейчас я помогу. Надо мышцу помять. – Аккуратно одной рукой стал массировать шею, а второй пальцами зафиксировал подбородок. Потом медленно повернул голову, поглаживая шейные мышцы. – Ну как?
- Хорошо… - выдохнула в губы, улыбаясь, глядя прямо в обеспокоенные глаза.
Ленка бежала в родную школу, сбросив тяжелый груз накопленных знаний в другой. Очень хотелось увидеть Витю, вдохнуть полной грудью его аромат и утащить домой, чтобы в полной мере насладиться дозволенной близостью. У входа в спортзал встретила Рассказова, который тоже имел цель увидеть друга. Вошли вместе и увидели. Любимого и друга, держащего в ладонях счастливое лицо милой девушки со светящимися карими глазами. Обоих посетила одна и та же мысль: «целовались». Только друг усомнился, а вот Кулемина ни на секунду не засомневалась. Сумка выпала из рук, чем обратила внимание на нежданных гостей. Степнов с девушкой повернулись на звук. Повисло молчание.
Сокурсница опустила смущенно глаза, не переставая довольно улыбаться, и вышла из помещения, извинившись перед визитерами. Ленка проводила ее уничтожающим взглядом, а потом посмотрела на Степнова. Тот, оценив ситуацию, дернулся к ней.
- Лен, ты все неправильно поняла.
- Да ты что?! – язвительно, с показным удивлением. – Расскажешь это Игорю Ильичу, - грубо. Развернулась и быстрым шагом вышла из спортзала.
- Игорь… - Растеряно посмотрел на друга. – Ничего не было.
- А я так не подумал, – сказал утвердительно.
- Я тебе правду говорю, – не зная, как еще доказать.
- Если так, то я на твоей стороне, а если нет…
- Рассказов! – воскликнул.
- Ладно-ладно. Я ж тебя не первый день знаю. Хотя после Светочки, уже ничему не удивлюсь. – Криво усмехнулся.
- Ленка… Она же тоже так думает, да?
Историк сжал губы и утвердительно покачал головой.
- Что же делать? – Сел на стул, запустив пальцы в волосы.
- Пока ничего. Дай ей время остыть. И на людях не разбирайтесь. Домой к ней приди, там и объяснишь. Я, правда, не знаю, как ты ей докажешь обратное, потому что мы с ней видели одно и то же. И поверь, красочнее картинки не придумаешь.
- Воодушевляющее, – горько усмехнулся.
- Другого варианта нет. А кто, кстати, эта девушка?
- Да сокурсница моя, на Ленкином экзамене присутствовать будет. За материалом пришла. Мы чай пили, болтали, а у нее шею свело. Вот я ей и помог.
- Ну звучит убедительно. Я поверил.
- А Ленка? – Поднял измученные глаза.
- Будем надеяться, что тоже. У вас с ней свои методы убеждения. – Хихикнул.
Ленка вышла из школы злая и убитая. Хотелось рвать и метать. А лучше что-нибудь сломать или попортить. Например, физиономию этой мымре. Как-то в вине Степнова она сомневалась, но это где-то глубоко внутри. А вот что эта девушка имеет виды на ее мужчину, красноречиво сказала ее улыбка и знакомый блеск глаз.
- Лен, - окликнула ее химичка, когда встретила на крыльце.
- А?
- Ты чего такая? С экзаменом проблемы?
- Да нет. Личное. – Отвернулась от проницательного взгляда дружественного педагога.
- Степнов?
- Он самый.
- Пойдем ко мне, расскажешь.
- Не, не хочу в школу.
- Ну давай тогда вон на лавочке посидим.
Кулемина безразлично дернула плечами, но с Софочкой пошла. Ей и, правда, нужен был совет. Ну никак не укладывалось у нее в голове, что Степнов может быть с кем-то другим. Поведала взрослой подруге свою историю, и злость сошла. Осталось только чувство отчаяния и нежелание верить, что был с кем-то еще. Соня, будучи мудрой женщиной, посоветовала не рубить с плеча, а дать ему возможность объяснить.
- Лен, Виктор очень открытый и доверчивый, люди этим пользуются. Он не сможет тебе соврать. Я на сто процентов уверена, что это какое-то недоразумение, стечение обстоятельств.
- Сонь, я такое тоже допускаю. Было и у меня подобное. Поэтому и сомневаюсь. Но ты бы видела ее довольную улыбку.
- Да при чем здесь она?! Лена, она в вашей ситуации третий ненужный. Ты просто не знаешь еще, какими подлыми бывают женщины. И очень надеюсь, что не узнаешь. Витя святой. И даже если что-то было, то не по его инициативе. – Ленка испугано посмотрела на нее. – Ну я это так, просто. – Поспешила успокоить. - Я уверена, что ничего не было. Не накручивай себя. Выслушай его, а потом сделаешь вывод. Только не руби с плеча. Вы созданы друг для друга. – Накрыла ее ладонь своей, слегка сжав.
- Спасибо тебе, Сонь. Мне ведь даже поделиться не с кем, никто ж не знает. Ну, кроме Лерки. А у нее тоже любовные переживания, хлеще моих будут. Не деду же мне плакаться. - Улыбнулась.
- Вот видишь, уже улыбаешься. Иди домой и жди. Он сам к тебе придет.
- Думаешь? – с надеждой.
- Знаю. А я, если что узнаю, позвоню тебе.
- Спасибо.
- Да не за что.
Дома сухо сказала деду, что написала экзамен и, сославшись на усталость, ушла в свою комнату. Ей очень хотелось верить в то, что Соня права, что это злые шутки судьбы и что он придет и все объяснит. А она поверит. Потому что очень хочет ему верить. И быть с ним хочет. Потому что любит. И никто ей больше не нужен. И вообще, из цепких лап Уткиной она его вырвала, и с этой кареглазой справится. С такими мыслями и уснула, сломленная нервным напряжением и сильными переживаниями.
Виктор пришел к Кулеминым около шести вечера. Узнал у деда, что она спит, и не стал будить. Фантасту сказал, что приходил за срочно понадобившейся методичкой, которую дал Ленке для подготовки к экзамену. По сути так оно и было. Маргарите он обещал дать именно этот материал, но о том, что это не главная цель его визита, сообщать не стал, так как понял, что пожилой человек не в курсе их «ссоры». Пообещал зайти попозже, когда она проснется.


Спасибо: 92 
Профиль
Шато Марго



Сообщение: 570
Настроение: Хвилюватися немає причин...
Зарегистрирован: 26.08.09
Откуда: город над вольной Невой
Репутация: 60
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.06.10 09:02. Заголовок: Не успел он выйти и..


Не успел он выйти из Кулеминского подъезда, как телефон в кармане известил о том, что кто-то его хочет слышать. Посмотрел на дисплей и ответил.
- Да, Рит, я через минут двадцать буду… Через полчаса? Отлично. Жду. – Отключился. До дома шел пешком. На душе было паршиво-препаршиво.
Зашел в квартиру и вспомнил, что коллеге ему и отдавать-то нечего. Методичку у Ленки он так и не забрал. Успел только разуться, как за спиной раздался звонок в дверь. Быстро открыл и немного растерялся. На пороге стояла все та же одногруппница, только не в спортивном костюме, а на каблуках и в легком платье. Губы блестели ярко-розовой помадой, а в руках была коробка, видимо, с тортом.
- Привет! – просияла.
- Привет. Рит, ты извини, я не смог забрать методичку. Давай я тебе завтра ее занесу в школу.
- Жаль, конечно, но раз я уже пришла, то, может, в гости пригласишь. Я вот и тортик купила. Посидим, молодость вспомним. Я тебя не отвлекаю?
- Да нет, проходи, - безразлично.
Зашла, изящно скинув босоножки.
- А у тебя миленько, по-мужски так. Один живешь?
- Да, я же тебе говорил.
- А, извини, забыла.
- Проходи на кухню.
Пока Степнов накрывал на стол, девушка завела непринужденную беседу о студенческом общем прошлом, чем отвлекла его от мрачных мыслей. Спустя полчаса приятно-веселых разговоров Виктор уже улыбался и почти забыл произошедшее сегодня в школе. Сердце билось в привычном ритме, а время летело незаметно.
Ленка проснулась от грохота посуды на кухне. Встала и лениво пошла проверить источник шума. Дед что-то кашеварил, громыхая кастрюлей и половником. Заглянула в раковину – две кружки. Сердечко екнуло.
- Дед, а у нас гости были?
- А, да, Витя приходил. Ты как раз спала. Ему там методичка какая-то очень срочно понадобилась, забрать хотел. Но будить тебя не стал. Попозже обещал зайти.
Девушка расцвела в миг. Приходил! Он приходил! Методичка – это предлог, не стал деда расстраивать, что поругались. Я же тоже ему не сказала. Все будет хорошо, я знаю.
- Дедуль, налей мне чаю, я сейчас приду.
Зашла в комнату и набрала Софье. Срывающимся от радости голосом сообщила ей, что он приходил, что хотел поговорить, а та, уличив паузу в ее эмоциональной речи, выдала свою информацию, поведанную Рассказовым. Ленка совсем ожила, прыгала по комнате и постоянно улыбалась так, что зубы сохли. Ведь НИЧЕГО НЕ БЫЛО!!!
Весело щебетала с дедом, попивая чай на кухне с вареньем, а потом коротала время в ожидании любимого. Ей уже не обязательно было его слушать, хотелось просто кинуться ему на шею и сказать, как она его любит. Она перемыла посуду, доварила начатый дедом суп, убралась в комнате, натерла зеркала, а его все нет. На часах уже начало девятого. Ждать сил больше не было. Схватила брошюру.
- Дед, я пойду Вите отнесу методичку. Он там закрутился, наверное, и забыл. А ты сказал, она ему очень нужна.
- Иди, конечно.
До дома почти бежала, постоянно повторяя и вслух, и про себя номер квартиры. Уже представляла, как он обрадуется, когда она сама к нему придет, как заключит в объятия и одарит самым сладким поцелуем, как она ему скажет, что не обижается, что все-все знает.
Нажала на звонок и стала ждать. Хотела сделать серьезный вид, но не смогла – слишком близко было счастье. Дверь открылась, и она не сдержалась. Кинулась ему на шею и сильно стиснула в объятиях.
- Прости меня, пожалуйста, что не стала тебя слушать. Я все знаю. Соня рассказала. Я наступила на твои же грабли, - шептала нежно-виновато, щурясь от дурманящего запаха и тепла его тела.
- Хорошая моя. - Гладил по спине. - Я так переживал, что ты не поверишь.
- Как я могу тебе не верить! Ты же святой! – выдохнула в губы.
- Ленка… - Расплылся в улыбке.
На лестничной клетке щелкнул замок соседней двери, и влюбленные скрылись в прихожей его квартиры. Виктор от счастья напрочь забыл о гостье. В темноте и незнакомой обстановке Кулемина споткнулась обо что-то. Рукой нащупала предмет, виновник ее неуклюжести, определив на ощупь, что это обувь, но далеко не мужская, так как схватилась она прямо за тонкий каблук высотой как минимум сантиметров десять. В том, что Степнов такие не носит, она была уверена. Вся радость куда-то делась, не оставив и следа, теперь ей руководил интерес выяснить, что происходит.
- Ты чего там?
- Споткнулась.
- Ох, Кулемина.
Завернули за угол, оказавшись прямо напротив кухни, и оба дернулись от неожиданности. У Степнова просто из головы вылетело, что он в квартире не один, а Ленка и представить не могла, что он может быть не один. Но то, что не один, это полбеды. Резануло то, что компанию ему составила именно та кареглазая брюнетка, которая была сегодня в спортзале. Только вид у нее был сейчас такой, как будто она на свидании. Выпускница окинула стол сканирующим взглядом, натыкаясь на чашки и блюдца с объедками торта, воссоздавая картинку. Так вот почему он не стал меня будить! Ему невыгодно было. У него встреча запланирована была. Вон и тортик купил. Кавалер хренов. А эта?! Сидит тут, как будто не в гостях, а дома. На меня смотрит, как на мешающую занозу. А Витя хорош. Для него это, наверное, нормально, женщин дома у себя чаем поить, когда его девушка дома спит и ему не мешает. А чего, удобно. Вот почему он меня к себе еще ни разу не пригласил. А может он с ней того… Ну, чего со мной не позволяет?.. От последней мысли холодок прошел по телу.
- Рит, познакомься. - Решил исправлять ситуацию. Надо было выкрутиться перед коллегой, чтобы она ничего не заподозрила про Ленку, а то экзамен может не состояться. - Это Лена - лучшая спортсменка школы. Это у нее мы будем экзамен принимать. Лен, а это Маргарита Сергеевна, она моя коллега и сокурсница, - наслышана, - будет присутствовать на вашем экзамене. – Вот оно что?! Если бы я увидела ее на экзамене, то и не подумала бы ничего криминального, была и была. А тут застала их в располагающей обстановке, а еще сцена в спортзале… Да, Степнов, а ты не такой уж и святой…
- Очень приятно. - Натянуто улыбнулась ученица, хотя самой хотелось глаза ей выцарапать.
- Вить, - резануло обращение к любимому, - а ты говорил, что их двое.
- Да, еще Игорь Гуцулов, парень Лены. - Нашелся мужчина.
Ленка тут чуть вообще не задохнулась. Парень, значит. Как скажете, Виктор Михалыч. Смерила его ненавидящим взглядом.
- Ну, это, думаю, Маргарите Сергеевне не интересно, – мило сказала девушка, стараясь не показывать своего настоящего состояния атомного взрыва.
- Очень интересно, Леночка. Мы вот с Витей тоже в студенческие годы парой были. – Ленка еле сдержалась, чтоб за сердце не схватиться.
- Ну, это на первом курсе еще, да и недолго совсем. Ты меня тогда из-за второкурсника бросила. – Поспешил реабилитироваться Степнов, молящий Бога о том, чтобы не грянул гром в лице разъяренной Кулеминой.
- А я вот до сих пор помню, как ты целуешься. - Хитро улыбнулась. Больше Ленка ТАКИХ подробностей не выдержала.
- С вами безумно интересно, но мне пора, меня ПАРЕНЬ мой ждет. – Зыркнула на Степнова. – Свидание. – Улыбнулась учительнице. – Я Вам методичку принесла. - Достала издание из заднего кармана бесформенных брюк. – Спасибо большое. И до свидания. - Всучила ее Степнову и развернулась на выход.
- Лен, может чаю? У нас торт вкусный. – Попытался ее задержать.
- Нет, спасибо, у меня аллергия на сладкое. – Уже обуваясь.
- Рит, я провожу ее.
- Да, конечно.
В коридоре заключил ее в объятия и заглянул в глаза.
- Лен, все в порядке?
- В полном порядке.
- Ты на меня не обижаешься?
- Да ну что ты такое говоришь?!
- Она за методичкой пришла. - Кто бы сомневался! - Не выгонять же мне ее.
- Я все понимаю, Вить. Все хорошо, правда. Иди к гостье, а то она вдруг что подумает. – Быстро чмокнула в губы и вышла из квартиры.
Степнов, ничего не подозревая, вернулся на кухню.
- Вот, Рит, держи. – Протянул ей тоненькую книжицу. – Тут есть все, что тебе надо знать к экзамену.
- Ты меня прогоняешь уже? – расстроено-кокетливо.
Вообще-то, Виктор был бы рад, если бы она уже ушла, но открытым текстом он это сказать не мог.
- Ну, я думал, что ты именно за материалом пришла… - немного растерялся.
Женщина встала и подошла к стоящему в проходе мужчине.
- Степнов, неужели ты все еще такой же наивный, как и на первом курсе? – Пошло прошлась пальчиками по прессу снизу вверх, в конце пути устроила свои руки на сильных мужских плечах, чуть приоткрыла губы в призыве и томно заглянула в глаза.
Виктор сначала немного опешил, но скоро пришел в себя и прочувствовал ситуацию. А она была из ряда вон выходящая для него. Но его убило поведение ЗАМУЖНЕЙ сокурсницы. Это просто невозможно.
- Рит, - разочаровано улыбнулся, - что ты делаешь? Ты же замужем. - Спокойно, убирая ее руки с плеч.
- Не знала, что вам, мужикам, это мешает. – Криво усмехнулась.
- Уж не знаю, про каких ты сейчас мужиков говоришь, но я бы не хотел оказаться на месте твоего мужа.
- А ты и не на его месте. - Обвила талию, не желая отступать. Степнова простыми уговорами не возьмешь. – И я абсолютно не против. – Прошлась по поясу джинс, остановившись на пряжке ремня.
Перехватил ее руки, убрал с ремня, но не отпустил.
- А тебе не приходило в голову, что я не свободен.
- У тебя кто-то есть?
- Есть.
- Хотя да, я бы удивилась, если бы у такого мужика, как ты, Степнов, никого не было. Да и невесту ты свою ради кого-то бросил же. Но от не обязывающего секса еще ни один мужик не отказывался. – Еще один довод.
- Тебе точно не те мужики попадались.
- Да, похоже, ты из вымирающего вида настоящих мужчин. – Высвободила руки и взяла сумочку. – Тебя бы в Красную книгу. Повезет твоей жене. Не провожай.
Виктор слышал, как захлопнулась дверь. Разочаровано окинул стол и наткнулся на брошюрку, которую принесла Ленка.
- Ленка! – Захотелось сейчас поговорить с самым родным человеком.
Контраст невинной Кулеминой хоть и с замашками нимфоманки на фоне неверной жены, без зазрения совести пользующейся отсутствием мужа и не обращающей внимания на статус занятого мужчины объекта своей похоти, бросался в глаза. Хотя Ленка тоже забила на то, что Степнов жениться собрался, когда пришла в спортзал и всего одним поцелуем расстроила его свадьбу. Но так то другое дело, и сравнивать бессмысленно. Схватил сотовый, а он разряжен. Набрал домашний. Петр Никанорыч сообщил, что она позвонила и сказала, что к Лере зашла и возможно у нее останется ночевать. Степнов позвонил Новиковой, но никто не ответил. Тогда он набрал ее отца, который сообщил ему, что девочки закрылись и никого в комнату не пускают, сидят секретничают. Тогда немного нервного физрука посетила догадка, что они решают Леркины сердечные дела, потому что совсем недавно его Ленка обмолвилась, что там все не очень гладко, чего-то там снова со Стасом решают. Виктор немного успокоился, побродил по квартире, убрал со стола, помыл посуду, вспоминая неприятные моменты визита сокурсницы. Кинул взгляд на часы. Начало одиннадцатого. Набрал на сотовый, но он был отключен. Конкретно засели. Включил телевизор и не заметил, как уснул.

А вот Ленке в эту ночь не очень спалось. Выйдя из его квартиры, быстро сбежала по лестнице и села на лавке у подъезда, не понимая, что происходит. С одной стороны, она его не застала с ней в постели, но с другой - в их со Степновым ситуации уже наличие посторонней женщины в его квартире было изменой. Он ведь ее туда еще ни разу не пригласил, даже более того, сказал, что до выпускного не хотел, чтобы она там появилась. Причину этому высказал сомнительную, но допустимую. Вот только теперь при данных обстоятельствах эта причина казалась обидной ложью. Сердце сжалось, причиняя боль, острую и колючую, что даже дышать трудно стало. Верить не хотелось, но все вело к одному. Домой идти не хотелось, а сидеть у его подъезда и караулить, когда его дом покинет эта кареглазая… А вдруг она не уйдет? Ленка этого точно не переживет. Достала телефон и набрала подруге, которая только обрадовалась ее визиту. Ну откуда ей было знать причину?.. Но на то они и друзья, что поддержат и в радости, и в горести. В последнем особенно необходимо. Вот и Лера подставила плечо и предоставила ночлег. Когда Ленка только зашла в комнату, улыбки и след простыл. Устало опустилась на диван и в буквальном смысле завяла. Лера испугано села перед ней на колени и заглянула в глаза, в которых было столько боли, сколько она не видела в них с момента взятия ее родителей в заложники. Первым делом поинтересовалась про них и деда, и когда получила отрицательный ответ в форме мотания головой, остался только один вариант – Степнов. Озвучила и получила утвердительный ответ в той же бессловесной форме и сильные объятия, как будто она была ее последней надеждой на правду, на ту правду, в которую хотелось верить. Лера, заметно повзрослев в Туманном Альбионе, до последнего приводила доводы, что все не так, как выглядело, что это просто общение сокурсников, хотя сама слабо в это верила. Но зато верила в правильного Степнова. Но когда Лена привела последний факт из интимной стороны их отношений, что до выпускного нельзя и в квартиру к нему тоже, вспомнился Бизон, который ее папе пообещал не «трогать» ее, Леру, поэтому удовлетворял свои потребности с секретаршей или с кем там, не важно, то все ее доводы в оправдание физрука закончились. Лена подняла испуганные глаза и встретилась с Леркиными разочарованными. Это было последней соломинкой, которая с треском сломалась. Лера долго перебирала пряди белокурых волос подруги, голова которой покоилась на ее коленях, а потом аккуратно переложила ее на подушку и вышла на кухню, чтобы заварить себе успокаивающего чая. Хоть часы и показывали за полночь, но было непреодолимое желание набрать Степнову и сказать все, что она о нем думала в этот момент. И только чудом она этого не сделала. Но и уснуть ей в эту ночь тоже не удалось. Ленке снились кошмары. Она пару раз просыпалась и рассказывала, что видела будто наяву, как ЕЕ Витя занимается сексом с этой женщиной, могла пересказать позы и его ласки, а еще перед глазами стояла ее физиономия с довольно-блаженной улыбкой, и громким эхом в ушах отдавались ее стоны. От этих рассказов у Леры сжималось сердце, а на глаза наворачивались слезы потому, что она не могла прекратить этот ужас, терзающий сон подруги. И попросить ее не рассказывать это она тоже не могла, ведь такие сны надо рассказывать, чтобы они не стали явью. Страшной явью жизни влюбленного подростка. Когда Лена засыпала, Лера уходила на кухню и пила чай, снова и снова прокручивая в голове события этих кошмаров. Лена их так подробно пересказывала, что Лерка с ужасом представляла, какое кино смотрит сейчас ее подруга.
Так она и просидела до утра за кухонным столом. Кулемина вошла в кухню безликим ребенком, который только что осиротел. У Лерки даже слезы навернулись.
- Чай будешь? – надломленным голосом спросила она.
- Не откажусь, - хрипло.
- Может, яичницу? Или бутерброд?
- Нет, я не завтракаю.
- Ты как? – обеспокоено.
- Такое ощущение, что душу вынули, вытряхнули, а потом обратно затолкали.
- Бедненькая. – Обняла и погладила по плечам. – Что делать будешь?
- Не знаю. Домой пойду. Дед уже уехал.
- Может, у меня останешься? Или хочешь, я к тебе переберусь. Вдвоем веселее будет, - участливо.
- Да нет, тебе к экзамену готовиться. Я сама.
- А со Степновым что делать будешь? Он ведь наверняка придет.
- Вот придет, и поговорим. Но я так больше не хочу. Да и не смогу после его вранья.
- Лен, я вот тут ночью думала… Может, между ними нет ничего? Как-то не верится, что Виктор Михалыч на такое способен.
- Ты знаешь, Лер, я вот тоже раньше не думала, что он на ТАКОЕ способен, а когда узнала, совсем по-другому на него посмотрела. И вот с той стороны, с которой я на него стала смотреть, как мы стали вместе, он вполне мог. Но с другой стороны, он ведь столько из-за меня пережил, неужели это ничего не значит?..
- Вот и я про то! Не мог он так просто все это перечеркнуть!
- А врать мне мог?! Что не хочет, чтобы я к нему домой приходила, потому что сдержаться не смог бы?! А с ней и сдерживать себя не надо! Там уже все можно, что хочется! Ей-то он слова не давал!
Лера не знала, что на это возразить, да и Ленка уже порядочно завелась, чтобы что-то адекватно воспринимать, но и все это было логично и могло бы быть. У нее, по крайней мере, все именно так и было.
Дома Кулемина была к обеду. По состоянию сама себе напоминала разбитое корыто. В квартире было тихо и пусто, но каждый предмет мебели напоминал о нем. О том, о ком вспоминать было больно. Налила ванную с огромным количеством пены и погрузилась в мыльные пузырьки. Леркин чай подействовал, и старшеклассница забылась легким сном.
Проснулась она от безостановочного звонка в дверь. Еще толком не проснувшись, накинула халат на мокрое тело и пошла открывать дверь. Ничуть не удивилась, увидев на пороге Виктора. Молча пропустила и прошла в ванную, спустить воду. Степнов в отличие от нее светился и был безумно рад ее видеть, но ее холодность его насторожила.
- Лен, что-нибудь случилось? – осторожно, входя за ней в комнату.
- Случилось, - сухо. – Вить, скажи мне, что вчера у тебя делала эта девушка?
- Ты про Риту? – Утвердительный кивок головой. – Ну, она за методичкой приходила.
- За методичкой?! И ты для этого торт купил? – Прищурила глаз.
- Торт это она принесла.
- Вот как?! Интересно. Ну и как?
- Что «как»?
- Взяла методичку? – Скрестила руки на груди, ожидая ответа.
- Неа. – Виновато опустил глаза.
- Понятно.
- Лен, ничего не было, правда.
- Конечно, не было! А кто говорит, что было?! – ерничала Кулемина.
- Так значит, ты мне веришь? – Воодушевился мужчина.
- НЕТ! – В лицо. – И никогда больше не поверю! Потому что слушать тебя больше не буду! Уходи! – Голос срывался, но она держалась.
- Лен, Леночка, ну ты чего?
- Уходи, Степнов, не хочу тебя больше видеть!
- Да что произошло-то?! – взвился физрук, не понимая, в чем он перед ней провинился.
- И ты еще спрашиваешь, что произошло?! Степнов, я тебе поражаюсь. Ты говоришь, что мне нельзя к тебе, потому что боишься не сдержаться, а сам к себе домой баб водишь! Меня, свою девушку, не приглашаешь, а с другими чаи с тортом распиваешь! По-твоему, это нормально?!
- Но я же тебе говорил, что она сама пришла!
- Да какая разница?! Сама, не сама! Я уже умолчу о том, что она твоя бывшая девушка!
- Ну и что?! Это ж давно было!
- Вот только она до сих пор помнит, как ты целовался!
- Лен, она замужем!
- Замужем?! И спокойно распивает чаи в квартире своего бывшего парня?! Извините, Виктор Михалыч, но это уже наводит на определенные мысли. – К глазам подступили слезы от собственных умозаключений.
- Лен, ну, Лен, ну поверь, ничего не было, - взмолился мужчина, считая всю эту ситуацию абсурдом.
- Не могу, - дрожащим голосом сказала она. – Уходи.
- Леночка. - Протянул к ней руки, желая обнять.
- Не трогай меня. – Выставила свои, не подпуская его к себе на опасно близкое расстояние. Для кого оно было опасным, она сказать не могла: то ли для него, так как могла не сдержаться и врезать ему, то ли для нее, боясь оказаться в кольце его рук и потерять над собой контроль и самообладание. – Уходи… - почти шепотом.
Виктор видел стоящие в ее глазах слезы. От этого у самого сердце сжалось. Сейчас ее лучше не трогать, а просто дать ей успокоиться. Он придет завтра, и они поговорят. Все будет хорошо, он ведь ни в чем не виноват. Когда дверь захлопнулась, Лена опустилась на пол и разрыдалась, как еще никогда в жизни. Это был конец…


Спасибо: 88 
Профиль
Шато Марго



Сообщение: 574
Настроение: Хвилюватися немає причин...
Зарегистрирован: 26.08.09
Откуда: город над вольной Невой
Репутация: 60
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.06.10 16:21. Заголовок: Часть может и неболь..


Скрытый текст

Но на следующий день, и еще на следующий он слышал только одну фразу в свой адрес: «УХОДИ», а потом перед ним закрывали дверь. На третий день, получив от ворот поворот, решил, что не мальчик, и такого обращения с собой не потерпит. Он ведь ни в чем не виноват. Но терпения хватило ненадолго, а именно до консультации, которая была назначена на субботнее утро.
- Гуцулов, а где Кулемина? – строго спросил Степнов.
- У нее температура, – сухо ответил парень, находящийся в курсе происшедшего у горе-влюбленных.
- Настоящая? – испуганно.
- А Вы как думаете? – хмыкнул старшеклассник.
- Так, Гуцулов, у тебя вопросы есть?
- Есть, но не по экзамену.
- Тогда консультация окончена. Жду вас в понедельник. – Схватил олимпийку и вышел из спортзала.
Дверь ему открыл озабоченный фантаст. Пригласил войти, но жестом попросил не шуметь.
- Петр Никанорыч, как она? Что врачи говорят? – обеспокоено.
- Плохо, тридцать девять и пять. Врачи сказали, что это на нервной почве, но обещали, что завтра уже все будет в норме. – Потом посмотрел на него из-под бровей и спросил: - Поругались?
- Поругались, - виновато. – Петр Никанорыч, она мне не верит. А я не знаю, как доказать, что ни в чем не виноват.
- Что опять натворил?
- Да вроде ничего. Просто она думает, что я ее не приглашаю к себе домой, потому что вожу туда других женщин.
- Витя?! – Ужаснулся писатель.
- Да нет такого!
- А с чего она взяла тогда?
- Понимаете, она пришла ко мне, когда методичку принесла, а у меня однокурсница была. Вот и напридумывала себе. Думает, что я именно поэтому ее не трогаю, что с другими потребности удовлетворяю. А я ведь только ее люблю, и никто мне не нужен. Я ей пообещал, что только после выпускного она ко мне переедет.
- Да?! Ну, спасибо, что хоть в курс поставили.
- Петр Никанорыч, да не собирались мы в обход Вас, просто должен я был как-то Ленке рамки поставить.
- Да нет, Вить, я не против, просто неожиданно как-то. Я понимаю, что время сейчас такое, да и Леночка взрослая уже, через неделю совершеннолетняя будет, тогда не возразишь. А когда она с тобой, все поспокойнее.
- Спасибо, конечно, вот только она теперь меня ни видеть, ни слышать не хочет.
- Ну подожди, может, наладится все. Ситуация сложная, но не безвыходная. Вы ж любите друг друга, как ненормальные, а такая любовь так просто не проходит.
- Эх, Петр Никанорыч, это у Вас в книжках все, что угодно переписать можно, а тут уже, похоже, ничего не сделаешь. – Встал и вышел из кухни. Даже после разговора с мудрым фантастом легче не стало. Как-то не верил он, что можно что-то исправить. Тут либо верит, либо не верит.
До самого понедельника Виктор каждые два часа созванивался с Кулеминым и узнавал, как себя чувствует его внучка. Как и говорили врачи, к вечеру воскресенья температура отступила совсем, так же внезапно, как и появилась. Но времени готовиться к экзамену уже не было. И Степнов это предвидел.
На экзамен Ленка с Гуцулом пришли вместе. Девушка надеялась на авось, но показывать это не собиралась. Всем видом убеждала, что у нее все хорошо и что она в себе уверена. Но как только вытянула билет, заметно занервничала. Тут Виктор понял, что дело труба.
Наблюдатель в лице Маргариты Сергеевны с самого утра напоминала собой кактус, такой же зеленый и безжизненный. И как только начался экзамен, она, извинившись перед физруком, стремительно выбежала в туалет.
- Лен, ты готова? – спросил он, в надежде принять у нее экзамен, пока не вернулась коллега. Но Ленка отрицательно помотала головой.
Виктор прошелся по классу. Гуцул строчил так, что ручка дымилась, а у Ленки был чистый лист. Сел за стол и стал писать. Через десять минут положил ей исписанный лист форматом А4 и сказал:
- Готовься. – Потом прошел на свое место и вызвал Гуцула.
Гуцул быстро ответил, воспользовавшись отсутствием преподавателя с другой школы, а вот Кулеминой подфартило меньше. Как только она села отвечать, в класс вернулась Кошкина. Но ей было глубоко до ответа выпускницы, поэтому ни вопросов, ни замечаний она не имела, а просто положилась на Виктора, который поставил обоим по пятерке.
Ленке стало стыдно. Она не хотела быть ему обязанной, но и завалить экзамен только из-за гордыни было бы глупо. Но это ведь еще не конец. Остались практические задания. Ленке достался челночный бег, а другу прыжки через козла. У последнего был недочет, но Степнов закрыл на это глаза в надежде, что его коллега не заметит. И она не заметила. А вот Ленка такого результата не ожидала от себя. Из-за болезни, которая ее подкосила, не дав полноценно подготовиться и забрав необходимые силы, свое задание она выполнила в лучшем случае на троечку, но когда ее преподаватель огласил результат, она так на него посмотрела, как будто он только что унизил ее прилюдно. Это было не справедливо. Маргарита, едва расписавшись в ведомости под отлично сданным обоими учениками экзаменом, сразу удалилась. Степнов произнес душещипательную речь с напутствием, пожал руку Гуцулу, после чего последний удалился, а Виктор направился собирать билеты, разложенные на столе. Ленка смотрела на его спину, а потом все-таки сказала то, что ее мучило весь экзамен:
- Виктор Михалыч, почему Вы мне помогли? Вы мне ничем не обязаны.
Он обижено посмотрел на нее, а потом отвернулся и принялся снова за свое занятие.
- Виктор Михалыч, - настаивала выпускница.
- Ты не подготовилась из-за болезни, а это уважительная причина. А то, что ты бегаешь на отлично, я и так знаю. Так что можешь быть спокойна, твоя пятерка абсолютно заслужена.
Ленке снова стало не по себе. Ведь он был прав, и коснись это не ее, а Гуцула, он бы поступил точно так же. А она это приняла за корысть. Было ужасно стыдно за свои домыслы, поэтому она, не прощаясь, вышла из класса. Виктор проводил ее тяжелым взглядом, потом опустился на стул и запустил пальцы в волосы. Надежда таяла одна за одной.
Ленка вбежала в туалет, раздосадованная происходящим. Все должно быть не так! Она должна его ненавидеть, а он не должен делать ей поблажки. Пусть даже оправданные, но они ей не нужны. Но у нее не получалось его ненавидеть.
В кабинке послышались всхлипы. Ленка аккуратно приоткрыла незапертую дверь. На полу над унитазом сидела Кошкина.
- Маргарита Сергеевна, Вам плохо?
- Я еще пока не решила. - Облокотилась на перегородку.
- Может, Вам помочь чем? Вы отравились?
- Отравилась? Навряд ли. Похоже, я беременна. И, скорее всего, не от мужа… - Обреченно.
- Степнов…
- Что?
- Отец ребенка Виктор Михалыч?
Женщина рассмеялась.
- Нет, что ты. Это точно не он.
- Почему такая уверенность?
- Поверь, девочка, никто кроме женщины не сможет этого утверждать. С Виктором у нас ничего не было. Да и не могло быть. Он уникум. Таких больше нет.
- А тогда, в его квартире? Я думала, вы вместе. – Пошла ва-банк.
- Нет. Мы просто разговаривали. Не буду отрицать, что я хотела, но Степнов… Он бы даже, если я на столе голой станцевала, не повелся. Я таких даже не встречала. Повезет его жене.
- Почему Вы мне все это рассказываете?
- Ну, во-первых, ты спросила. А во-вторых, он хоть и бывший твой учитель, но я не могу допустить, чтобы из-за моего неправильного поведения ты думала о нем плохо.
Ленка виновато опустила глаза.
- А ты думала, да? – заключила по ее виду учительница. Ленка утвердительно качнула головой. – Зря. Помоги встать, пожалуйста.
Кулемина протянула руку, а потом проводила ее до учительской.
Теперь у нее на душе скреблись кошки. Она мало того, что обидела его своим недоверием, так еще и обвинила в том, чего в принципе не могло быть, и она об этом знала. Но самое страшное было то, что она не захотела его слушать. И как теперь быть?..
Прибежала к Лерке и выложила все, как на духу.
- Я же говорила, что он не может! – воскликнула Новикова. – Ну, Виктор Михалыч, ну, мужик! – восхищалась кудрявая.
- А мне что делать? – тревожно.
- Не дрефь, подруга, что-нибудь придумаем! – Приобняла ее за плечи, уже доставая сотовый телефон.


Спасибо: 83 
Профиль
Шато Марго



Сообщение: 576
Настроение: Хвилюватися немає причин...
Зарегистрирован: 26.08.09
Откуда: город над вольной Невой
Репутация: 61
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.06.10 20:33. Заголовок: Ну и еще она на сон..


Скрытый текст

Степнов сидел все за тем же столом и складывал из билетов слово «конец». Конец его счастливой жизни, их недолгим отношениям с Ленкой, и вообще конец. Не успел доложить последнюю букву потому, что в спортзал вихрем влетел его друг историк и затараторил, как заведенный.
- Вить, собирайся, мы идем в поход.
- Какой еще поход? И кто это – мы?
- В обыкновенный такой поход, на природу. А мы – это я, ты, Софья Сергеевна, «Ранетки» полным составом, включая Леру, ну, и их кавалеры.
- Ленка идет?
- Да.
- Тогда я не иду.
- Вить, да ты чего?
- Да не могу я быть с ней рядом, но не быть вместе! Игорь, пожалей меня… - Посмотрел несчастным взглядом на друга так, что у того сердце оборвалось.
- Вить, ну погоди ты. Все еще наладится. Может, как раз там, на свежем воздухе вы поговорите и все выясните.
- А нечего выяснять, понимаешь? Нечего!
- Вить, ну, пожалуйста, ну хотя бы ради девчонок. Они очень просили.
- Только ради «Ранеток».
- Вот и отлично! Через два часа у моего дома.
Виктор нехотя складывал вещи в рюкзак, не имея особого настроения для этого похода. Во-первых, ему будет тяжело быть рядом с Ленкой, а во-вторых, ей навряд ли будет приятно видеть его в таком родном коллективе. Но был и плюс. Компания большая, а значит затеряться в ней можно легко. Вот он и затерялся. Сразу сел к Рассказову в машину, чтобы не ехать в микроавтобусе Шинского с «Ранетками», но Ленка попросилась к ним. План был запущен в действие. Но уже перед самым отправлением к авто с учителями и Кулеминой подбежала Анюта и попросила Степнова уступить ей пассажирское место рядом с водителем, потому что ее укачивает, а в той машине уже эти места заняты. Виктор без слов вышел из машины и пересел в другую. Ленка расстроилась – первый пункт плана провалился. Вторым пунктом были палатки. Степнову выделили отдельную, но ее благополучно забыли в городе, поэтому ему пришлось ютиться с ребятами.
Место было выбрано сказочное. С трассы свернули в лес, а проехав через него насквозь, выехали на поляну на берегу лесного озера. Красота неописуемая! Воздух наичистейший! Птички поют, кузнечики стрекочут! Одним словом – сказка!
Расставили палатки, смастерили стол и лавки, развели костер. Платонов с Рассказовым вызвались ловить рыбу на уху, Степнова определили дежурным по кухне, а остальные под присмотром Софьи Сергеевны пошли купаться. Ленка быстро окунулась и на берег.
- Я пойду Виктору Михалычу помогу, - шепнула на ушко дружественному педагогу.
- Удачи, - искренне.
Кулемина вытерлась полотенцем и накинула на плечи футболку.
- Виктор Михалыч, Вам помочь?
- Нет, Лен, спасибо, я справляюсь. Ты иди, купайся. Когда еще такая возможность представится.
- Да не удобно как-то, мы выпускаемся, должны отходную сделать, а вы все на нас горбатитесь.
- Лен, мне не сложно, правда.
- А я настаиваю.
- Ну, раз настаиваешь, то на вот, салат нарежь. - Дал ей нож с доской и указал на миску, в которой были овощи и зелень.
Виктор как будто не замечал Ленкиного стремления быть рядом с ним, чтобы иметь возможность поговорить, потому что у него в голове билась только одна мысль – не оставаться с ней наедине. Это было для него пыткой.
На горизонте нарисовался Платонов, направляющийся к пищеблоку. Ленка стиснула зубы.
- Платон, ты чего? – поспешила установить причину, чтобы отправить его побыстрее обратно.
- Да не клюет ни хрена вообще.
- А вы подкармливали? – заинтересовался Степнов.
- Да я вообще в этом ничего не понимаю, первый раз я.
- Ох, рыбаки, - усмехнулся педагог.
- Может Вы, Виктор Михалыч, попробуете? – нашелся ученик.
- Да легко! – Встрепенулся. Вот оно! Спасительное пространство. – Тогда ты старший по кухне.
- Не вопрос! – оживился Платонов.
Степнов передал «переходящий» фартук и в ускоренном темпе пошел на рыбное место.
Ленка, раздосадованная таким поворотом событий, отставила таз с недорезанным салатом и направилась к Соне.
- Ну что? – спросила участливо химичка, когда рядом с ней приземлилась Кулемина.
- Ничего. Ушел к Игорю Ильичу рыбу ловить. У меня складывается впечатление, что все против меня.
- Да прекрати. Сейчас все устроим. – Достала сотовый и набрала своему мужчине. – Але, Игорь, ты бы не мог придти сюда, посидеть, а то я искупаться хочу?.. Вот и отлично. Жду. – Отключила и победно улыбнулась. – Вот и все. Сейчас Игорь придет сюда, а Виктор там останется один. Да и поблизости никого не будет. Так что сможете спокойно поговорить.
- Соня, спасибо! – Порывисто обняла.
- Да не за что. Вы только про рыбу не забудьте, Рассказов обещал ухой накормить по фирменному рецепту.
А Ленка уже бежала по тропинке к тому самому месту рыбалки. По дороге встретила Рассказова с уловом, пожелавшего ей удачи и, как знак, наткнулась на целующихся Леру и Стаса. Сжала кулачки и прошла дальше.
Тихо подкралась, дабы не спугнуть рыбу.
- Можно? – шепотом, намереваясь сесть рядом с Виктором на бревно.
- А рыбу Рассказов уже забрал, - быстро выпалил мужчина, боясь потерять самообладание с такой близкой Ленкой.
- А я не за рыбой, - уверено, прямо в глаза.
Сердце у Степнова спотыкнулось, но не остановилось. Только замедлило бег в ожидании ее слов. А там будет видно: вскачь от счастья или отказать в жизнеобеспечении от горя.
Он подвинулся и уставился на поплавок.
- Виктор Михалыч, Вить, - его сердце пропустило удар, а потом грохотнуло где-то в горле. – В общем, я извиниться пришла.
- Лен, не стоит, я, правда, не обижаюсь. Ты все правильно восприняла, по-спортивному. Но и ты меня пойми, я тебя не один год знаю, это я делал из тебя спортсменку. Да я каждый твой результат сейчас по памяти сказать смогу. Если бы была возможность перенести экзамен, я бы так и сделал. Но это уже не в моих силах. Ты заслужила эту оценку. Поверь.
Ленка счастливо улыбалась. Все-таки права была Кошкина, Степнов – уникум.
- Да я не за экзамен, хотя за него тоже стоит.
- А за что тогда? – Растеряно посмотрел ей в глаза.
- За недоверие, - не отводя взгляда. Внутри все тряслось и колотилось, руки безбожно дрожали, теребя край длинной футболки.
Степнов совсем потерялся. Хотел спросить, за какое недоверие, но слова застряли в горле. Ленку его молчание стало пугать. Неужели не простит? Хотя… имеет полное право.
- Я не могу без тебя… - прохрипела дрожащим голосом, усилием воли борясь со слезами.
- Ленка… - Отшвырнул удочку и притянул ее к себе, находясь на седьмом небе от счастья. – Девочка моя, – шептал на ухо, сильнее сжимая в объятиях.
- Ты меня простишь? – Зажмурилась, прогоняя слезы.
- Господи, ну конечно! Ну конечно, прощу! И ты меня прости.
- Тебя-то за что?!
- За то, что дал повод во мне усомниться.
- Если бы я не пошла к тебе домой, то ничего бы не было.
- Нет, ты правильно сделала, что пошла. Мой дом – твой дом. НАШ дом. И ты абсолютно права, негоже несвободному мужчине принимать у себя дома женщин, пусть даже и замужних.
- Кстати, она, похоже, беременна.
- Кто? Рита? – удивленно.
- Ага. - Улыбаясь.
- Лен, я тут не причем, - испугано. – Я могу тебе слово дать, что это не мой ребенок.
Кулемина расхохоталась.
- Да я и не говорю, что он твой. Он просто есть. И слова твоего мне для этого не надо. И вообще, ты мне обещал, что будешь над этим работать.
- Ты, правда, не думаешь, что я отец этого ребенка?! – недоверчиво.
- Я в этом уверена. Он – не твой. И даже, скорее всего, не мужа.
- А ты откуда знаешь?
- Из первоисточника, - убедительно. – Да Бог с ними со всеми. Степнов, поцелуй меня уже скорее! Я так соскучилась…
- Ленка…
И к черту все удочки. И вообще, ВСЕ К ЧЕРТУ!
Но рыбы они все-таки наловили. Причем, прилично наловили. Как ни странно, но везло сегодня обоим. За полчаса на три удочки клюнуло около тридцати карасиков с ладошку. А сколько их сорвалось, пока влюбленные самозабвенно целовались!
- Лен, только давай пока не будем афишировать, что мы вместе, - серьезно, но вкрадчиво.
- Господи… Теперь-то чего?
- Да насмотрятся сейчас на нас на всех…
- На кого на всех?!
- А то не на кого?! Вон, Рассказов с Софочкой совсем никого не стесняются, а педагоги. А тут еще и мы с тобой. Представляешь, что будет?!
- Что?!
- Разврат сплошной!
- Витя, так они уже без пяти минут студенты и почти совершеннолетние!
- Вот как будут студентами, так пускай и творят, что хотят, а пока они под моей ответственностью – ни-ни.
- Степнов, ты неисправим, - сквозь смех констатировала Кулемина, вставая с бревна и направляясь в лагерь.
- Поговори мне еще! – игриво-строго.
Ленка веселилась. По дороге они встретили целующихся Новикову и Комарова.
- Так, это что тут такое?! – прогремел на всю поляну голос физрука. Ленка стояла позади и еле сдерживала смех, зажимая рот ладошкой. Эти выпускники стояли как первоклашки перед завучем, которых отчитывали за то, что они бегали по школе. – Совсем стыд потеряли!
Стас отвернулся, не собираясь даже возражать, а Лерка виновато опустила голову и искоса посматривала на хихикающую Кулемину. Ну, значит все у них в порядке – прежний Степнов и все та же Ленка. Да пусть хоть горло себе раздерет, лишь бы счастлив был!
Вам сюда<\/u><\/a>

Спасибо: 90 
Профиль
Шато Марго



Сообщение: 577
Настроение: Хвилюватися немає причин...
Зарегистрирован: 26.08.09
Откуда: город над вольной Невой
Репутация: 61
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.06.10 15:51. Заголовок: Теперь все было вдво..


Теперь все было вдвойне приятнее. Ни одного взгляда мимо, ни одного случайного касания, ни одной обыкновенной улыбки – все было для него и для нее. Все делали вместе: мыли ли руки, ставили ли посуду, играли ли в мяч, но строго не рядом. Ленка с грустью смотрела на обнимающиеся парочки возле костра, нежно держащие друг друга за руки. Даже Гуцул с Анечкой, хоть и не были вместе, но все равно сидели в обнимочку. Рассказов жестами уговаривал Степнова сесть рядом с Ленкой и обнять ее, но тот был непреклонен. Ленка, наблюдая, как рьяно он отказывается от ее общества, встала и ушла. Было обидно. Почему она тоже не может как все сидеть и наслаждаться объятьями своего любимого? Чем она хуже???
Виктор нагнал ее уже почти у озера.
- Лен, ты чего ушла? Тут же холодно.
- А мне и там холодно.
- Почему? – не понимая.
- Потому что не греет никто, - обижено.
- Леночка, - приобнял сзади за плечи, - ну как это будет выглядеть?
- Обыкновенно.
- Ну как «обыкновенно»?! Я учитель, ты ученица.
- Я уже не ученица! – Повернулась, чтобы быть к нему лицом.
- Все равно. А остальные?
- Вить, мы же сюда не классом приехали, а своей компанией. Они все наши друзья.
- Лен, потерпи, выпускной уже послезавтра.
- Да он мне уже поперек горла этот выпускной! Что за дата-то такая?! – Скинула его руки с плеч и пошагала в сторону лагеря.
Не пошла ко всем, а села чуть поодаль, чтобы не привлекать к себе внимание, настроение было ни к черту. Но Лерка сразу все поняла. Мило улыбнувшись вновь приобретенному парню, встала и подошла к Кулеминой.
- Лен, ты чего? Опять поругались?
- Да ну его.
- Что на этот раз? Все ж хорошо было.
- Да ерунда, не бери в голову.
- Лен.
- Просто я хочу как все. Чтоб вот так, в обнимочку у костра.
- Так чего вам мешает.
- Мне вот ничего, а Степнову – вы.
- Мы?!
- Ага. Думает, что вы сейчас все вылупитесь и будете на нас пальцем показывать и говорить, как это аморально учитель обнимает свою ученицу.
- Бред. Тут, конечно, не каждый в курсе, но, учитывая вашу предысторию, навряд ли кто удивится.
- Вот и я про то же. А он опять с этим выпускным шарманку затянул.
- Может, с ним поговорить?
- Не надо. Он если сам не дойдет, то один хрен никого не послушает.
- А вот и он. И, похоже, сюда. Удачи, подруга. – Встала и вернулась на место.
Виктор подошел и сел рядом.
- Лен, ну прекращай дуться. Ну не могу я.
- Конечно, не можете, Виктор Михалыч. У Вас хорошо только слово давать получается. – Вскочила и направилась к костру.
Взяла у Аньки гитару и забацала свою любимую.
Нет пустых эмоций,
Значит нет простых побед,
Ты ничего не бойся,
Не всегда «да» это «нет».
Лети за мной, лети,
И ты узнаешь, как люблю тебя,
Лети за мной, лети,
И ты узнаешь, я люблю тебя.
Лети, лети, лети.
Лети, лети, лети.
Мы разбиваем стены взглядом
Не снаружи, а внутри.
Мне больше ничего не надо,
Не молчи, не говори…
Припев исполняли дружным хором, и теперь только глупый бы не понял, кому посвящается эта песня. Степнов же метался, не зная, как себя вести. Ему тоже хотелось туда, к коллективу, и чтобы как все, с любимой в объятиях. И решиться на это помог ему открытый призыв все того же припева, исполненного в форме речитатива, глядя прямо ему в глаза. И каждый из сидящих мысленно гадал, поймет он это или нет. А он понял! Встал и под пристальным взглядом всех собравшихся, затаивших дыхание, подошел и сел рядом с Ленкой, опустив на плечи ей свою гимнастерку, ненадолго задержав ладонь на ее плече. Девушка доверчиво посмотрела ему в глаза, а потом еще раз забацала припев, только уже с другим настроем и ей подпели все, даже Степнов. А потом грянули аплодисменты. Только Степнов не знал, что по большей части они в его честь.
- Ну, Виктор Михалыч, - выдохнул Степан, – я уж думал, Вы никогда на это не решитесь.

Спасибо: 92 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 2042
Настроение: Я снова творю ночами...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.06.10 11:20. Заголовок: Всем привет! http://..


Всем привет!

- Белута, ты это о чем сейчас?
- Я о Ленке. Замерзла бедная уже, а Вы все мнетесь. Не надо нас стеснятся, Виктор Михалыч, мы тут все только порадуемся вашему счастью. Я разве не прав? – Окинул взглядом шумную компанию.
Все радостно загалдели в подтверждение его слов. Степнов с Ленкой переглянулись, улыбаясь тому, что у них такие друзья, а Анька взяла гитару и как тост произнесла:
- По такому случаю предлагаю спеть «Чемпионы любви»! – Послышались одобрительные возгласы. – Лерка, запевай!
И снова дружный хор подпевал припев бывшей солистке, а Степнов крепко сжимал в объятиях свое счастье.
Все разбрелись по палаткам, но предварительно долго и нежно попрощавшись. Теперь грозный физрук не орал дурниной на самозабвенно целующиеся парочки, которые сейчас были повсюду. Он просто держал в руках теплые ладошки любимой и виновато смотрел ей в глаза – обнимать одно, а вот целовать на глазах у всех, когда не знаешь меры… Да и поцелуи у них уже давно не такие невинные, как у этих детишек. Но все равно он чувствовал себя виноватым.
- Лен, ты не обижайся только, ладно. – Осторожно заглянул в глаза.
- На что? – удивленно.
- Ну… - указал взглядом на целующуюся поблизости парочку.
Ленка отследила его взгляд.
- Не, ну что ты! – Улыбнулась. Жестом позвала его и на ушко прошептала: - Мне самой, если честно, еще пока как-то не по себе на людях целоваться, вот при сверстниках. Стремно как-то. А учитывая тот факт, сколько мы с тобой не целовались, пока в ссоре были, то я еще боюсь и не сдержаться… – Скромно улыбнулась. Но взгляд скромностью даже не отблескивал.
Виктор повторил ее жест, подозвав, чтобы шепнуть на ушко:
- Я, если честно, тоже этого боюсь.
И обоим сразу захотелось того, чего они так боялись.
- Вить, а может мы того? Сбежим? – хитро прищурилась, питая надежду.
- Кулемина! – шутливо-укоризненно, но с определенной степенью серьезности.
- Эх, Виктор Михалыч, никакой в Вас авантюры. – Наиграно-тяжело выдохнула.
- Зато в тебе ее, хоть отбавляй, - хмыкнул, улыбаясь.
Переглянулись и тихо посмеялись сами над собой.
Виктор ворочался-ворочался, так уснуть и не смог. Вышел на улицу. Было свежо и мокро. Близился рассвет. У него было такое ощущение, что жизнь начинается заново. Вот с сегодняшнего дня все, абсолютно все будет по-другому.
Заря уже потихоньку занималась, дразня чуть багряным светом из-за холма по ту сторону озера. Подделал кострище, собрал мусор, повесил котелок с водой кипятиться – очень хотелось чаю с сушками. Налил кружку побольше, насыпал в карман баранок и пошел к воде, чтобы в полной мере насладиться этим чарующим зрелищем.
Ленка внезапно проснулась, сама не зная от чего. Пару минут поворочалась, притягивая сон за уши, а он не шел. Ужасно хотелось пить.
Вылезла осторожно из палатки, чтобы не разбудить остальных. Хотела набрать воды из котелка, а она горячей оказалась.
- Не поняла…
Огляделась по сторонам. Что-то не так. Посмотрела в сторону водоема. Кто-то сидит. Не думая ни о чем, пошла. Когда осталось совсем немного, метров десять, распознала родную олимпийку и любимый силуэт. Тихо подошла и села рядом на бревно.
- Красиво… - восхитилась.
- Ага…
Первые лучи коснулись земли, а потом окрасили темную гладь воды.
- Ты чего не спишь?
Пожала плечами.
- А ты? – Посмотрела на его профиль, открыто любуясь.
Повернулся, встретились взглядами.
- Иди ко мне. – Взял «под крыло».
Прижалась, обхватив его за туловище. Потом взяла у него кружку и отхлебнула. И так по очереди.
Половина диска уже показалась из-за горизонта. Виктор отставил пустую кружку, повернулся к Ленке, поблуждал взглядом по ее лицу, как бы любуясь, а потом приподнял за подбородок и сказал:
- Я люблю тебя…
- А я тебя…
Нежный поцелуй, становившийся сильнее и крепче, как будто подпитываемый лучами рассветного солнца.
Остальные обитатели лагеря, разбуженные вездесущей Новиковой встречать рассвет, тихо умирали от этой всеобъемлющей любви в объятиях своих половинок.
- А пойдем купаться? – ошарашила его внезапным желанием.
- Кулемина. - Прищурился укоризненно.
- Нет, мы просто поплаваем, - серьезно, убеждая в приличности намерений.
- Точно? – Все еще не веря.
- Точнее некуда. Но зарекаться не буду. – Вскочила с бревна и стала быстро скидывать с себя вещи. Хорошо, что футболка черная, как раз под цвет белья.
- Вот этого я и боюсь… - Проводил взглядом, наблюдая, как она мягко вошла в воду, нырнув с берега, а потом последовал ее примеру.
Пока старшеклассники любовались этой картиной, Новикова прошмыгнула в палатку и переоделась в купальник. Прошлепала мимо них босыми ногами по росе, укутавшись в полотенце, и направилась к озеру.
- Молодец, Лерка! Софья Сергеевна, Вы со мной? – Призывно посмотрел на возлюбленную, которая ни за что в жизни не отказалась бы от такой романтики.
- Одну минуточку, Игорь Ильич, только купальник надену.
Все остальные, переглянувшись, разбежались по палаткам и, облачившись в купальные костюмы, присоединились к уже купающимся, с криками и визгами спрыгивая и заныривая в воду.
Вдоволь накупавшись, грелись у костра и пили горячий чай, а потом дружно завалились спать. Раскачались только к обеду. Степнов с Рассказовым, так как проснулись первыми, уже успели наловить рыбы и приготовить обед, в который входила вчерашняя уха, салат, печеная картошка и жареные караси. Следующей проснулась Кулемина, которая и помогла с салатом. Остальные выползали из палаток на запах пищи.
Отобедав, чуть растряслись, играя в мяч, а потом снова в воду, потому как солнышко пекло мама не горюй. В районе шести стали собираться домой. Попили чая с кондитерскими изделиями, затушили костер, собрали мусор. Как раз подъехал Шинский на минивене. Быстро погрузили вещи и двинулись в путь. В этот раз Ленка со Степновым ехали в одной машине, уютно устроившись в объятиях друг друга.
Москва встретила пробками и духотой. Намечалась гроза.
Было уже начало десятого, когда влюбленных выгрузили у дома Степнова. Они планировали занести его сумку домой, а потом направиться к Кулеминым, лично сказать деду, что все у них ХОРОШО.
Только они зашли в подъезд, как ураганный ветер поднял пыль, срывая еще молодую листву с кустов и деревьев, а окна парадной затряслись от внезапно грянувшего грома. Лифт не работал. Пока поднялись на нужный этаж, прогремело еще пару раскатов, а как только вошли в квартиру, начался ливень.
- Вот это да… - протянула девушка, подойдя к окну на кухне. – Ничего не видно.
- Дам… А ведь ничего не предвещало грозу. Лен, позвони деду и скажи, что мы дождь у меня переждем и придем. А то волнуется, небось.
- Да. А у него сердце. Дай домашний, пожалуйста.
Виктор протянул ей трубку. Набрала, а он не отвечает. Еще раз набрала. Ничего.
Степнов, наблюдавший за встревоженной не на шутку Ленкой, сам сильно переживал.
- Позвони на сотовый, - серьезно, сдвинув брови.
Гудок, еще гудок.
- Але, Леночка!
- Дед, ты чего так пугаешь! Почему домашний не берешь? – эмоционально говорила внучка, отчитывая непослушного деда.
- А я не дома. Я у Василия Данилыча.
- А домой как? Ты видел, что на улице творится?
- Видел, милая, видел. А ты кстати, где?
- Да я у Вити. Звоню тебе сказать, что мы дождь у него переждем и домой придем.
- Помирились?! – радостно.
- Ага. – Улыбнулась, посмотрев на любимого.
- Вот и хорошо! Вот и отлично! Очень за вас рад! Лен, а дай мне, пожалуйста, Виктора.
- Не вопрос.
- Да, Петр Никанорыч?
- Витя, как я рад за вас!
- Спасибо, Петр Никанорыч.
- Слушай, Виктор, а можно Лена у тебя сегодня останется? А то у Данилыча тут компания такая… Да и выпил я уже немного. А Леночка ругаться будет. А так я тут останусь. Да и погода вон какая. Не факт, что к ночи утихомирится. Вообще штормовое предупреждение передавали. А вы все равно после выпускного вместе жить собирались. Так пусть это будет вам моим благословением.
- Спасибо, Петр Никанорыч. Приятного Вам вечера.
- Вот спасибо, выручил. И дай Леночку, пожалуйста.
- Да, дед.
- Лен, ты переночуй сегодня у Виктора, нечего в такую погоду по улице ходить. А я у Васи останусь. А завтра приходите к нам, я торт по дороге куплю.
- Дед, ты серьезно? - растеряно.
- Серьезно, Леночка, серьезно.
- Ну, тогда давай. Долго не засиживайтесь. И никакого коньяка! – строго.
- Лен, ну конечно! У меня же сердце. Спокойной вам ночи. – И отключился.
Ленка убрала от уха трубку и посмотрела на Виктора, с интересом и спокойствием наблюдавшим за ней.
- Дед сказал, чтобы я у тебя на ночь оставалась.
- Я знаю.
- Ты не против?
- Лен, ты чего?!
- Ну, просто ты раньше говорил…
- Кулемина, - подошел к ней, положил руки на талию и убедительно заглянул в глаза, - забудь то, что было раньше. Теперь все будет по-другому. Днем раньше, днем позже. Теперь это и твой дом. Считай, что ты уже переехала ко мне жить. – Ленка расплылась в довольной улыбке.
- А как же дед?
- А он не против, сказал, что благословляет нас.
- Вот это да… Даже как-то не верится.
Ленка заходилась восторгом, когда после душа чистила зубы в его ванной, утонув в его безразмерной футболке. От волос и тела пахло мужской косметикой, а загоревшее на природе лицо помазала детским кремом, непонятно для чего валяющимся у него на полке под зеркалом. От тапочек сорок четвертого размера отказалась наотрез – она дома-то в своих не очень ходит, а тут как. И вообще можно и попривередничать. Хотя Степнов сказал, что завтра ей по размеру купит.
- Кулемина, освобождай помещение, ты тут не одна живешь, - раздалось за дверью. Ленка улыбнулась с щеткой во рту, но все-таки поспешила.
Степнов встретил ее на выходе с полотенцем на плечах.
- Ну, Кулемина! – Покачал головой.
- Ну… - обижено стесняясь.
- Иди ложись, - широко улыбнувшись, заглянул в глаза, приподняв за подбородок, – я быстро. – Легкий поцелуй в губы.
Зашла в комнату, ту, что гордо называлась спальней. Пока она была только в ней и кухне. Гостиную проходила мимо – незачем. В комнате, где они будут спать, было как-то по-особому уютно. Большое окно прямо напротив входа, диван, который сейчас был разобран и заправлен, шкаф-купе, но не большой. А еще была плазма, которая висела по центру, следом за шкафом. И от этого так и просился еще один точно такой же шкаф, для симметрии. Ленка уже прикинула, что там будут ее вещи. Улыбнулась чуть наглым мыслям и подошла к дивану. Комнату освещал только торшер, создавая приятно-расслабляющий интим. Ленка провела рукой по идеально выглаженному белью.
Интересно, а с какой стороны спит Степнов? – озадачила пустую голову глупым вопросом. Ведь Степнов здесь спит один! И когда она пришла к этому выводу, то сама над собой посмеялась, но все равно решила без него спать не ложиться – как-то было не по себе.
На цыпочках прошмыгнула на кухню и села за стол, уставившись в телевизор.
Виктор вышел из душа весь в мечтах, что наконец-то он сейчас войдет в СВОЮ спальню и увидит в СВОЕЙ кровати ЕГО Ленку. Сколько он об этом мечтал… Но пока его мечте не суждено было сбыться.
- Кулемина, я чего-то не понял, ты почему еще не в кровати? А ну марш спать! У тебя завтра ответственный день, выспаться надо!
- Не день, а вечер! – Хрипло посмеялась, отключая телевизор и вставая из-за стола. Подошла к нему, стоящему в дверном проеме в одних боксерах. Заглянула по-шенячьи в глаза: - А мы что, правда, спать будем?
- Будем-будем! – все тем же бодрым тоном. – А ты что думала?
- А я думала, разврат устроим.
- Кулемина!
- Да шучу я, Виктор Михалыч, шучу.
Зашла и встала перед ложем, не решаясь выбрать сторону, с которой будет спать.
- Лен, ты чего? – Подошел сзади. В голосе проскакивали нотки беспокойства. Может, рано ей еще?
- А ты с какой стороны будешь спать? – стесняясь.
- С твоей. – Улыбнулся.
- Вить, я серьезно. – Смущенно улыбнулась.
- Ленка, - стиснул в объятиях, - мне все равно, главное, что с тобой.
- А можно я тогда там лягу, со стороны окна?
- Ну конечно, можно!
Девушка, радостно улыбнувшись, невесомо прошла к своему краю и аккуратно, как будто старалась не помять постельное белье, легла под одеяло.
Виктор, позабавившись ее действиям, тоже лег. Не так аккуратно, конечно, но по-мужски грациозно.
- Телевизор включить?
- Не, надоел уже.
- Иди сюда. – Притянул, заключая в объятия.
Кулемина млела от счастья.
- Так клево… - довольно протянула.
- Чего?
- Вот так спать с тобой.
- Так мы ж с тобой спали уже. И у Рассказова, и у тетки в деревне.
- Не, то другое. То где-то, у кого-то. А это у тебя и абсолютно легально.
- Ну, если с этой стороны, то да. – Тоже улыбнулся. Счастье накрыло с головой, а ему все не верится. – Все, спи давай. Завтра дел много. Спокойной ночи. – Чмокнул в макушку – так безопаснее.
- Спокойной ночи.
С несколько минут полежали спокойно. Потом Ленка стала ворочаться.
- Лен, ты чего?
- Я так не могу. – Села на кровати.
- Чего ты не можешь?
- Ну как это? Мы с тобой вместе, никого нет, и спим?!
- Ох, Кулемина, - улыбнулся, - иди ко мне, - притянул и прижал к телу, - только завтра не ной, что не выспалась. - И поцеловал нежно, распаляюще.
- А ты спать хочешь, да? – Виновато улыбаясь.
- Я вот уже сомневаюсь, что с тобой это вообще возможно, - одобрительно. Резким движением уложил ее на лопатки, нависая над ней голодным зверем.

Спасибо: 96 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 2047
Настроение: Я снова творю ночами...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.06.10 19:54. Заголовок: Простите за размер....


Простите за размер...

- Я вот уже сомневаюсь, что с тобой это вообще возможно, - одобрительно. Резким движением уложил ее на лопатки, нависая над ней голодным зверем.
Уже с первым поцелуем крышу снесло обоим. Ласки Виктора были жадными и какими-то собственническими. Может потому, что он был дома?.. А Ленка заходилась такой дрожью от каждого его прикосновения, что казалось, будто кровать вибрирует от этого. Не прекращая поцелуя, он гладил ее тело там, где было доступно, так как почти лежал на ней. Но ощущать ее мешала футболка.
Кулемина, сними ее, - грозно-жаждущим голосом прорычал он, задрав ткань до подмышек.
- Ленка же, пребывая в своей эйфории, не сразу сообразила, что от нее требуют.
- Что?
- Аййй! - Приподнял девушку и сам сдернул ненужную вещь. И с удовольствием заметил, что трусов на ней не было.
Задержался взглядом на самой желанной части тела, как будто решаясь на что-то. Решил пока не делать того, о чем задумался. Прошелся по всему телу и остановился на глазах, выражавших интерес к происходящему. Но отвечать на немой вопрос не стал, снова придавив ее тело, припадая к ее губам. И не было в поцелуе нежности ни на грамм. Ее ощущения были сродни сумасшедшему восторгу, который кружил голову и выбивал все мысли, заполняя только одной – БЛИЖЕ! Ленка мокла безбожно. И Виктор, находившийся точно между ее ног прекрасно это ощущал даже через ткань боксеров. Захотелось их снять, чтобы ощущать ее желание своим, что он и сделал, не отрываясь от ласк. Поэтому она этого и не заметила, пока ее горячее, истекающее соком лоно не ощутило его твердую плоть. У девушки перехватило дыхание. Раньше он такого не делал. Новые ощущения накрыли с головой, открывая мир непознанного. Все, что было до этого, померкло перед этим захватывающим БЛИЖЕ. Виктор сам на мгновение забыл, как дышать. Но только на мгновение, потому что решил не испытывать судьбу, хотя уже очень хотелось. Девушка даже разочаровалась, когда он отстранился. Он оторвался от губ и уделил внимание другим ее не менее, а может, и более чувствительным частям тела, одаривая их нежными поцелуями и приятно-щекочущими касаниями. Кулемина поймала себя на мысли, что снова хочет того ощущения, ощущения его силы и желания в контакте со своим. И Виктор, как будто прочитав ее мысли, накрыл ее губы, упираясь своим достоинством, поистине достоинством, как отметила Кулемина, где она этого страстно желала. Она даже застонала от удовольствия. Виктора это раззадорило, и он, без предупреждения, но с умыслом, не отрывая от нее заинтересованного взгляда, слегка коснулся гладкой головкой ее плоти. Ленка даже глаза открыла. Это ощущение ей понравилось больше. Видимо, потому, что соприкасались нежнейшие ткани человеческого тела. Взглядом выпрашивала, нет, вымаливала повторения. И Виктор не смог ей в этом отказать. Только в этот раз он сделал это нарочито медленно и вошел чуть глубже. Ленка сходила с ума. Хотелось кричать и биться в истерике, требуя повтора. А он повторил, но теперь уже ради своего удовольствия. Даже глаза прикрыл. И это было его ошибкой, потому что контролировать свой организм, разрывающийся от желания быть внутри, стало невозможным.
- К черту выпускной, больше не могу. – Несколько поступательно-примерительных движений, а потом решительный до конца. Ленка лишь раз сдавлено вскрикнула, но это скорее от неожиданности, чем от незначительной, но все-таки резкой боли. Но ему хватило всего нескольких движений, которые для девушки были не очень приятными, и он покинул ее так же внезапно, как и ворвался, окрапив ее животик продуктом только своего удовольствия.
Рухнул рядом с ней, закрыв лицо руками. Было стыдно до смерти.
- Лен, прости.
- И это все?! – куда-то в потолок.
- Мне, правда, очень стыдно. Господи, какой же я идиот!
- Это и есть секс???
Виктор даже ладони с лица убрал и навис над ней, чтобы видеть выражение ее лица. А оно было, мягко говоря, разочаровано-возмущенным.
- Стыдно сказать, но да, – как-то не понимая происходящего, а в частности ее реакции, на автомате ответил Степнов.
- И чего я его так ждала и хотела?! Петтинг в сто раз круче, - не сводя расстроенного взгляда с потолка.
- Ленка… - Уткнулся ей в плечо, тихо посмеиваясь, испытывая огромное облегчение. – Это моя вина. Я не сдержался. На самом деле, все должно было быть не так.
- А как?
- Ну, то есть не совсем так. Болевые ощущения по-любому бы были, потому что рвется девственная плева. Кстати, ты как? Болит?
- Да нет, не очень. Да и сразу не сильно больно было. Так, комар укусил. И крови, - посмотрела на простыню под собой, - нет.
- Это значит, что у тебя эта самая плева эластичная, надрыв небольшой. Вот и крови мало. Она есть, поверь. И боль несущественная. Ты ж спортсменка, у тебя растяжка. – Улыбнулся тепло, положив руку на живот.
- Ленка повернулась на него заинтересованным взглядом.
- А в чем же твоя вина?
- Ну, во-первых, в том, что я не позаботился о контрацепции, поэтому и пришлось… - Указал взглядом на ее живот. – А во-вторых, в том, что все так быстро закончилось. Просто я так долго сдерживал себя, что когда все случилось, я уже был на пределе. – Виновато-смущенно посмотрел в ее искрящиеся нежностью глаза. – Ой, прости. – Достал из-под кровати коробку с салфетками и вытер ей живот. – Может в душ?
- Хорошо бы. – Улыбнулась.
- Давай провожу.
- Да что ж я, инвалид, что ли какой?! – хихикнула девушка.
- Слава Богу, нет. – Степнов тоже посмеялся.
Проводил ее взглядом, все еще чувствуя вину. А когда за ней закрылась дверь, понял, что надо исправлять положение никчемного любовника и показать девочке… стоп, уже ЖЕНЩИНЕ прелести секса насколько это позволит ее состояние. Соскочил с кровати и достал из недр шкафа заветный целлофан и сунул его под подушку. Вода больше не шумела, и он подошел к ванной дожидаться, когда оттуда выйдет Кулемина.
Ленка, стоя под упругими струями воды, до последнего не верила, что все уже произошло. Вот не верила и все. Столько об этом говорили, столько обещали, а как пугали-то!!! А в итоге: комариный укус вместо раздирающей боли, три капли крови вместо лужи и никакого удовольствия. Тогда чего в этом такого сверхъестественного, что это сделали культом? Ее на мгновение посетила мысль, что может просто Степнов плохой любовник, но ее она прогнала поганой метлой потому, что знала, как с ним бывает хорошо. А из головы не входило новое ощущение ЕГО внутри, такое захватывающее и всепоглощающее, и его хотелось еще и еще. С этими мыслями она вышла из душа.
Виктор караулил ее у двери.
- Ты как? – Сходу заключил ее в объятия и преданным щенком заглянул в глаза.
- Нормально. Вообще ничего не болит, - ответила она, сама удивляясь этому.
- Вот и хорошо. Ты иди, ложись, а я сейчас. – Как-то по-особенному обещающе-обнадеживающе коснулся губ и зашел туда, откуда только что вышла она.
Ленка подозрительно посмотрела ему вслед, пожала плечами, но сделала, как он сказал.
- А ты чего оделась-то? – удивленно-пораженно, глядя на лежащую в футболке девушку, которая о чем-то серьезно задумалась.
- А что? – удивленно.
- Должен же я реабилитироваться, - на полном серьезе заявил он, отчего у Кулеминой мурашки побежали. Она только рот открыла, приподнявшись на локтях.
Степнов рысью очутился на кровати и навис над ней, угнетая ее страх и непонимание поцелуем. Тем, от которого забываешь кто ты. В мгновение ока избавил ее от одежды, попутно откидывая свое полотенце, и сразу же акцентировал свое внимание на ее ногах, раздвигая их, проводя ладонями по внутренней стороне бедра и устраиваясь между. Тело обдало горячей волной, а внизу стало невыносимо жарко. Виктор всего лишь слегка коснулся ладошкой бугорка страсти, задев пальчиком влажные губки, а у Лены дыхание сперло так, как будто воздух кончился. Мужчина улыбнулся сквозь поцелуй. Уже можно. Но торопиться не будем. Переместил руку на ее грудь, опираясь другой, и устроился меж ее ног, не соприкасаясь с жаждущим лоном. А Ленка хотела именно этого касания. Вот только Виктор ее дразнил, распаляя желание до взрывоопасного момента. Рука с груди перемещалась на талию, потом ягодицы, чуть сжимая их напряженными пальцами, на внутреннюю сторону бедра, намерено минуя влажных лепестков, обходя их по самому краю. Ленка уже стонала. А он все целовал ее и целовал. И когда она издала стон, похожий на плач, Виктор аккуратно, но уверенно вошел в нее, наблюдая за ее лицом – а вдруг все еще больно? Но она лишь на мгновение поморщилась, а потом лицо разгладилось, выказывая блаженство. Новое движение, и она улыбается. Степнов расслабился и отпустил мешающее получать удовольствие беспокойство. Сорвал поцелуй, одновременно входя глубже. Она выгнулась. Потом еще глубже. Стон слетел с девичьих губ. Виктор вошел в раж. Придавил руками ее талию к кровати и стал дразниться, не погружаясь на полную длину. Но от этого ощущения только усилились. Трение ЕГО о заветный бугорок подводило девушку к пику наслаждения, в которое ее и отправил партнер мощным толчком и с рыком взорвался внутри.
Теперь Лена знала, что такое настоящий секс.
Не успев даже отдышаться, Ленка выпалила:
- Степнов, и чего ты тянул-то столько?!
- Понравилось? – Расплылся в улыбке.
- Ты издеваешься???!!! Если бы мне кто-нибудь рассказал, я бы не поверила. Это нереально круто! – Восхищенно выдохнула.
После совместного душа, тела расслабились, и влюбленных сморил сон. Такой же сладкий, как и недавние события.
И только ночь знает, что когда все случилось, день выпускного уже наступил...


Надеюсь, ни у кого ничего не слиплось
Новая темка для комментов http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000765-000-0-1-1277956653<\/u><\/a>

Спасибо: 98 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 2101
Настроение: Я снова творю ночами...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.07.10 17:08. Заголовок: Вот как-то так... ht..


Вот как-то так...

Осознание происшедшего накрыло обоих утром. Виктор проснулся раньше Ленки. И его посетило разочарование в самом себе. Не так все должно было произойти, не такого он хотел для нее. Тогда, до ссоры, он уже строил планы, как все должно было быть. Хотелось особенной атмосферы, только их праздника, личного интима. А вышло все банально и неуклюже – не сдержался. Как подросток, ей богу. Но грела только одна мысль, что теперь она его полностью, без остатка. И не дай Бог кому-нибудь покуситься на то, что безраздельно принадлежит ему. Вспышками памяти перед глазами вставали картинки ее лица, искаженного сначала резкой болью, а потом неподдельным удовольствием, в ушах стоял ее страстный хрип. Она как будто повзрослела в его руках. И от осознания этого он почувствовал то тепло, которое не смогло прорваться сквозь пелену страсти, расшитую долго сдерживаемым желанием. Он был с любимой женщиной! С любимой! И теперь больше не было сомнений, что она любит. Захотелось мир перевернуть ради той, которая сейчас лежала рядом и счастливо улыбалась чему-то во сне. Нежность поперла через край. Желание сделать для нее что-то разрывало и бодрило. Аккуратно вылез из-под одеяла, натянул белье и, схватив в охапку сложенную с вечера одежду, вышел из комнаты, а немного спустя и из квартиры.
На улице было волшебно. О вчерашней стихии напоминали только поломанные ветки деревьев, торчавшие на стриженном газоне, как ее растрепанные и взъерошенные им в порыве страсти волосы, и не до конца просохшие лужи, напомнившие испарины на ее теле. Воздух был свеж и приятен, точь-в-точь как ее неповторимый аромат, аромат желанной женщины. Солнышко слепило, словно это она улыбалась, а ветер напоминал ее голос. Улыбка не сходила с его лица. Женщина в цветочном магазине купилась на нее и отдала за пол цены ему самый нежный и безумно красивый букет, этому влюбленному мальчишке, которого сейчас напоминал голубоглазый брюнет, улыбающийся всему миру. Так она поступила только потому, что ей захотелось сделать приятное той девушке, которая сделала настолько счастливым этого мужчину.
Ленка проснулась от хлопка входной двери, но глаз не открыла. Почувствовала, как кто-то заглянул в комнату, а когда повернулась, уже никого не было. Натянула простыню по самый подбородок и предалась воспоминаниям. На кухне зашкварчала сковородка. Дома. Она вспомнила все: каждую мелочь, каждую незначительную деталь, каждый его вздох, каждое слово, каждое движение. И то, самое первое проникновение, с которым она стала его. Целиком и полностью. И не важно, как это бывает с нелюбимым, она знает, КАК это бывает с любимым. Он как будто именную печать поставил, да так, что на века. Привязал к себе титановой цепью по обоюдному желанию. И ей ужасно хотелось, чтобы он никогда, никогда-никогда ее от себя не отпускал даже на расстояние вытянутой руки. Только теперь она поняла его превосходство над ней, как мужчины над женщиной. Посетило безумное желание потакать ему, подчиняться, смотреть ему в рот, что там еще делают женщины перед мужчиной, которому они принадлежат? Она поняла, как недопустимо вела себя с ним тогда, в теперь уже далеком детстве, которое осталось позади. Стало стыдно за выходки там, у нее на квартире, когда почти открытым текстом предлагала ему себя. За дерзкий выпад в спортзале на уроке на глазах у всего класса. Да просто за то, что когда-либо повышала на него голос и плохо думала о нем, в то время как он ее любил и не желал ей зла. Она его уважала только потому, что он - мужчина. И теперь она - его женщина. Только его. А он ее.
В коридоре послышались приближающиеся шаги. Ленка быстро сделала вид, что спит. Виктор тихо вошел в комнату, поставил сервировочный столик на кровать и на цыпочках вышел из комнаты, чтобы потом зайти и наполнить ее ароматом благоухающих цветов. Невесомо сел на кровать и коснулся ее припухших алых губ своими. Поцелуй был настолько нежным, насколько это было возможно. Девушка скромно улыбнулась. Ресницы дрогнули, а потом распахнулись в нерешительности. Было как-то странно и немного стыдно обоим.
- Доброе утро, - тихим дрожащим голосом сказал мужчина, виновато смотря на нее.
- Доброе утро, - так же тихо, смущаясь, крепко сжимая в кулачке уголок покрывала.
- Ты как? - обеспокоено.
- Нормально. - Покраснела.
- Это тебе. - Протянул ей букет, в котором она и поспешила спрятать пурпурные щеки.
- Спасибо, - тихо, улыбаясь в букет, не решаясь посмотреть в глаза.
Виктор подсел ближе и, взяв ее ладонь, заставил посмотреть ее в глаза.
- Ты жалеешь?
Не стала ничего говорить, отложила букет в сторону и просто коснулась его губ. Легко и невесомо, но настолько убедительно, что Степнов не смог отказать себе в удовольствии этим воспользоваться. Перехватил инициативу и крепко прижал к себе, доказывая, что теперь все будет по-другому, по-новому.
- Это означает, что нет? - сквозь поцелуй, не сомневаясь в положительном ответе, спросил он.
- Ну почему ты все время сомневаешься в очевидном? - поддержала его настроение.
- Не знаю. - Пожал плечами. - Просто, Лен... - с трудом подбирал слова, - не такого я желал для тебя.
- Не такого??? - удивилась.
- Ну, свечи там, цветы, прочая романтическая мишура... - замялся, стыдливо поглядывая на нее из-под бровей.
- Вот именно, что мишура. Главное же не где, а с кем. - Взяла его руки в свои и заглянула в глаза. - У нас с тобой было столько вариантов дойти до конца, причем мы этого оба хотели и были готовы, и, вспомни, ни один из этих вариантов не произошел бы в той обстановке, которую ты сейчас описал. Все случилось именно так, как и должно было случиться. И откуда ты этого набрался?! Я вообще даже представления не имела, как это должно произойти. И опять же, не важно как, а важно, что это значит... - последнее произнесла на выдохе с кричащей любовью в глазах.
- Ленка... - Порывисто притянул ладонями ее лицо и с секунду смотрел в глаза, удивляясь ее мудрости, а потом поцеловал, не желая больше слушать. Хотелось чувствовать то, что она говорит. И он не ошибся. Ее губы сказали больше, а его отвечали, доказывая, что он полностью с ней согласен. И поцелуй был преисполнен любви, а не страсти, нежности, а не желания.
А потом они завтракали холодным омлетом и пили остывший чай. И не было до этого им дела, особенно в те моменты, когда этим омлетом кормит тебя твоя любимая, поцелуем убирая крошки с лица.
По очереди сходили в душ, в промежутках при столкновении одаривая друг друга обожающим взглядом.
По дороге к деду шли рядом, близко-близко, испытывая нестерпимое желание взяться за руки, но не решаясь — люди ведь вокруг. Но даже если бы им сейчас встретился кто-либо из знакомых, то ни на секунду бы не усомнился, что они безумно влюблены и непомерно счастливы. На это указывало все: улыбка, взгляд, походка. Им даже говорить не хотелось, только впитывать то тепло, ту положительную энергию, которая исходила от идущей рядом половинки. А в том, что они половинки одного целого тоже сомневаться не приходится, ведь у них мысли даже были одинаковые — поскорее бы оказаться дома и не выпускать свое счастье из объятий ровно до того момента, когда то станет просто необходимо.
- Лен, - озабочено, - а что у тебя с платьем?
- С каким? - витая где-то в облаках. Хотя все мы знаем, в каких именно.
- С выпускным?
- Ничего.
- Что значит «ничего»?
- То и значит — нет его, - улыбаясь, как будто ее это совсем не волнует.
- А в чем ты пойдешь?
- Ну, не знаю. Надо в гардеробе порыться. Брюки надену какие-нибудь и рубашку. Чего выряжаться. Да и платья — это совсем не мое.
- Откуда ты знаешь?!
- Да я их не носила с детского садика.
- Вот именно! Не хочешь попробовать?
- Виктор Михалыч, - серьезно и уже не улыбаясь, - я, конечно, все понимаю, но я Вас очень прошу, не надо мне навязывать то, что я не хочу надевать.
Виктор немного обиделся ее реакции.
- Вить, ну правда, ну не ношу я такое. Я понимаю, что тебе не нравится мой стиль, но я тоже не могу так сразу взять и все выкинуть из гардероба, а вместо этого забить его всякими рюшечками и розовыми пеньюарами. - С надеждой на понимание заглянула в глаза.
- Лен, я ж не про это, хотя когда вижу тебя в этих жутких джинсах с отвисшей... то у меня появляется только одно желание — как можно скорее с тебя их сорвать.
- Ну, я думаю, что это не из-за того, что они тебе не нравятся, - кокетливо.
- Кулемина, - грозно-шутливо, обрубая провокацию. - Просто выпускной... Ну, так положено, Лен. Да и я, откровенно говоря, мечтаю увидеть тебя в платье.
- И на каблуках, - грустно заключила выпускница, разглядывая потрепанные кеды.
- Да нет, можно и без них.
- Босиком, что ли? - развеселилась девушка.
- Так, Кулемина, не вгоняй меня в краску. Ну, не знаю я, как у вас обувь называется по видам и предназначению.
- Ладно-ладно, не буду. - Улыбнулась. - Если бы не Новикова, я бы тоже кроме кроссовок, кед и борцовок ничего не знала.
- Значит, и от Новиковой тоже польза есть?! - съехидничал мужчина.
- О! Еще какая!
- Так, давай без подробностей.
- А зря, Виктор Михалыч, Вы бы много узнали о способностях свой ученицы.
- Бывшей ученицы. И если они, эти ее способности, не связаны со спортом, то я предпочитаю о них не знать.
- Эх... - Наиграно тяжело вздохнула и прошмыгнула в открытую им дверь подъезда.
В лифте первым делом взялись за руки и все стало по-другому.
Дома были встречены сияющим дедом и сейчас могли бы потягаться с ним счастьем. Он не стал заострять внимания на проведенной ими ночи, а сразу перешел к рассказу о том, с какой чудесной женщиной познакомился и каким ценным собеседником она оказалась. И, как в итоге выяснилось, у него сегодня с ней свидание. Проницательная внучка заключила, шепнув любимому на ухо, что эта «роковая женщина» претендует на место музы-вдохновительницы ее талантливого деда.
- Ленкааа, - шлепнул себя ладошкой по блестящему лбу, - вот я пень старый! Тебе ж посылка от родителей!
- Серьезно? - встрепенулась девушка.
- Ну, конечно! Я ее тебе в комнату отнес.
- Вить, я пойду, посмотрю.
- Ну, конечно, иди.
Радостная Кулемина почти выпрыгнула из-за стола и побежала в свою комнату. На полу прямо посередине стояла огромная высокая коробка. Она опустилась перед ней на колени и аккуратно дрожащими руками сняла крышку. Сверху на упаковочной ткани лежал конверт. Ленка сразу открыла его и достала небольшой листочек, сложенный пополам. Развернула, и сердце радостно забилось, когда она увидела знакомый мамин почерк.
«Доченька. Знаю, мы не те родители, о которых стоит мечтать, но мы тебя очень любим. И надеемся, что ты не держишь на нас зла, потому что мы не можем приехать в такой важный для тебя день. Папа приготовил тебе подарок, но его ты получишь чуть позже. А в этой коробке мой. Я знаю, как ты не любишь платья, и даже уверена, что ты не купила его себе на выпускной, поэтому позаботилась об этом сама. Я не настаиваю, и уж тем более не навязываю тебе его, но мне было бы очень приятно, если бы ты в этот день была самой красивой. Здесь все: платье, белье, чулки. С обувью не рискнула экспериментировать, поэтому с аксессуарами и туфлями ты уж сама. Только пусть тебе кто-нибудь поможет. Девочка моя, мы тебя очень любим и желаем только добра и счастья. А счастливой ты обязательно будешь — это у нас семейное. Твоя мама.»
Лена отложила листок, смахнув слезу, и медленно развернула упаковочную ткань.
Потом достала телефон и набрала подруге.
- Новикова, беги скорей ко мне, вопрос жизни и смерти.
На кухню она вернулась загадочно улыбаясь и не привлекая внимания, ну, на сколько это было возможно, села за стол. Виктор не решил лезть к ней с расспросами, подумав, что это слишком личное. И если бы она хотела, то непременно ему уже обо всем рассказала. Ну откуда ему было знать, что его ждет сюрприз?! Ему было важно, чтобы вот это счастье, которым сейчас она вся светилась, не меркло ни днем, ни ночью. Не прошло и пяти минут, как девушка вернулась к мило беседующим мужчинам, в дверь раздался звонок. Она подорвалась, кинув на бегу «это ко мне» и скрылась в полумраке коридора. Виктор слышал только запыхавшийся испуганный голос подруги его девушки, а потом обе скрылись за дверью комнаты Ленки.
- Кулемина, да скажешь ты, наконец, в чем дело?! - возмущалась кареглазая.
Ленка же без слов обошла коробку и, встав лицом к Новиковой, двумя пальчиками вытащила из ее недр то чудо, которое ей предстоит надеть на выпускной. Лерка от шока, смешанного с удивлением и восторгом, сначала открыла рот, а потом прикрыла его ладошкой. Ленка довольно улыбнулась ее реакции — Новикова знает толк в тряпках.
- Ленка... - Протянула робко руки, чтобы потрогать пышную юбку. - К нему балетки золотистые и такого же цвета клачь. Прическа, макияж, и с тобой даже я бы соперничать не решилась, а Зеленову так сразу в отстой. Степнов офигеет...
- Вот это мне будет приятнее всего, а с Зеленкой вы сами разбирайтесь. Вот только ему об этом пока знать не стоит.
- А ты меня для чего звала-то?
- Чтобы ты мне как раз и помогла со всем, что к этому платью должно прилагаться.
- Тогда не будем терять времени. Собирайся и пойдем в торговый центр. Там все купим, ну а с прической и макияжем я тебе сама помогу. - Деловито сложила руки на груди.
Не хотелось врать Вите, но врать и не пришлось. Находчивая Лерка сказала, что это ей требуются Ленкины услуги в выборе наряда и поэтому она ее похитит у них на некоторое время. Степнов немного расстроился, а потом как будто вспомнил об очень важном деле и, попрощавшись с Петром Никаноровичем до вечера, проводил девушек до входа в торговый центр и направился в противоположную сторону.


Спасибо: 85 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 2112
Настроение: Я снова творю ночами...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.07.10 12:00. Заголовок: Небольшой кусочек, н..


Небольшой кусочек, но мы с бетой так решили

В торговом центре на удивление Кулеминой все прошло без приключений и прочих эксцессов. С ходу зашли в обувной и нашли те самые балетки — туфельки для нашей Золушки, которые так шли к ее платью. И, как говориться, не отходя от кассы приобрели клатч в тон обуви. Это заняло всего тридцать минут их драгоценного времени. Счастливые и довольные расположились в ресторанном дворике, чтобы обмыть покупку тремя шариками вкуснейшего итальянского мороженного. Лерка наметанным глазом сразу заметила изменения в подруге.
- Лен, а ты ничего не хочешь мне рассказать? - покосилась она, засовывая ложку с апельсиновым сорбетом в рот.
- Новикова, вот знаешь за что я тебя люблю? - Кареглазая прищурилась, ожидая колкость в свой адрес. - За твою проницательность. Вот как ты догадалась? - Ленка улыбалась во все зубы и ощущала себя самым счастливым человеком на свете, ведь кроме того, что у нее уже ВСЕ было, ей еще есть с кем этим поделиться. А поделиться ой как хотелось...
- Так значит интуиция меня не подвела. Я ведь, когда тебе вчера после похода звонила, у вас дома никто трубку не брал. А время уже позднее было. Я еще тогда подумала, что ты со Степновым.
- Я была У СТЕПНОВА. - Лера смотрела во все глаза, ожидая более развернутого и подробного рассказа. - Я у него ночевала. - Ленке было не очень легко такое говорить, потому что с каждым упоминанием прошедшего вечера где-то в низу живота сладко тянуло. А Лера кивала, чтобы она рассказывала дальше. - И у нас все было, - выпалила девушка и закрыла лицо ладонями.
Новикова даже рот открыла, хотя именно этого она и ждала. Но на лице ее было столько радости, что она с трудом сдержалась, чтобы не завизжать. И дабы не сорваться, закрыла рот обеими ладошками.
Ленка робко посмотрела на подругу.
- Новикова, ты меня пугаешь. Я уже и не помню, когда ты так долго молчала, - съехидничала подруга.
- Да я буквально-таки дар речи потеряла, - проглотив ком, сказала блондинка, хватаясь за стакан свежевыжатого сока. Отпив приличное количество, отставила в сторону и уставилась на подругу радостно-серьезным взглядом. – А вот теперь рассказывай. – Улыбнулась.
И Ленка рассказала. Без подробностей и прочей точности, акцентировав внимание не на процессе, а на восприятии.
- Лер, я себя чувствовать по-другому стала. Как будто повзрослела. Как будто поняла что-то такое, о чем раньше не задумывалась. Вот как прозрение на меня сошло.
- Лен, ну ты и так среди нас была самой взрослой и рассудительной. Никаких эмоциональных поступков.
- Это пока не поняла, что Степнова люблю. Я ж тебе рассказывала, как вела себя, и к чему это привело.
- Ну, это да. Типичная влюбленная самка. – Обе посмеялись.
- Ага. А тут другой уровень. Другие отношения. У меня ж перед глазами были только вы: ты со своими многочисленными мужчинами и серьезными намерениями на их счет и остальные Ранетки, нежно влюбленные и тихо страдающие по мальчикам-ровесникам. Мне все это было не интересным. Казалось, что вот всего парой слов можно сделать их счастливыми. Просто подойти, например, Женьке к Платонову и сказать: «Коля, ты мне нравишься». И все. Анька, так та вообще своими тайнами только запутывала сама все больше. Чего история с Тохой только стоила. Вот единственное Наташке серьезные испытания выпали. Врагу не пожелаешь.
- А Гуцул?
- А что Гуцул? Знаешь, я тогда на весь мир, наверное, обиделась. Захотелось кардинально поменять жизнь. Надоело быть взрослой. Вот захотелось как все, чтоб ни забот, ни хлопот. И ведь вроде все хорошо было, даже где-то весело. Но Степнов… Он не отпускал. Даже когда избегал встречи со мной, было ощущение, что он в затылок дышит. Я даже оборачивалась иногда, когда с Гуцулом домой шла. Сначала сама глушила тоску по нему. Вот вспомню про него что-то хорошее, а потом опомнюсь, скажу: «Стоп, Кулемина, он же парня твоего ударил, он плохой» и все. Тема закрыта. А чуть позже увидела его выходящим из нашего подъезда. И тут меня такая жаба задушила – ОН приходит к НАМ, а Я даже НЕ знаю об этом. Гуцул тогда еще в чем-то там меня заподозрил, приревновал типа, но мне тогда, вот именно тогда, стало как-то наплевать на него. Пришла домой и сразу устроила деду допрос с пристрастием. Даже РАЗРЕШИЛА, чтобы он к нам приходил в любое время, а не тогда, когда меня нет, аргументировав это тем, что мне все равно. А сама потом старалась домой прийти внезапно, надеясь встретить там его. Наверное, поэтому, когда узнала, что Гуцул за моей спиной Наденьку соблазнял, мне было обидно, а не больно. А вот за то, что было дальше, мне сейчас жутко стыдно. Перед Витей стыдно. Вот еще несколькими неделями назад, да даже до вчерашнего вечера было не стыдно, а сейчас даже вспоминать это стыдно. Я его и ревновала, и обвиняла, и грубила, да как я его только не обижала! А он не заслужил и маленькой части этого. И знаешь, Лер, как бы хорошо с Гуцулом не было, у меня бы даже в мыслях не возникло сказать ему, что я его ЛЮБЛЮ. А со Степновым я только об этом и думаю. Даже слова-синонима подобрать не могу, только ЛЮБЛЮ, не меньше.
- А я вот сегодня за тобой наблюдаю, и ты совсем другая. Вот вроде та же Ленка, но какая-то новая. У тебя взгляд целенаправленный, как будто ты точно знаешь, чего хочешь.
- От девушки моего возраста это, наверное, прозвучит странно, но я действительно знаю, чего хочу. А хочу я быть со Степновым. Всю жизнь. И мне даже плевать, если кто-то будет этому против. Это, знаешь как? Вот как будто есть ты и еще кто-то, а все остальное – декорации. А еще, я впервые за всю свою сознательную жизнь хочу кому-то подчиниться. Раньше я делала только то, что считала нужным и правильным, а сейчас готова делать все, что он мне скажет.
- Что же он с тобой сделал за ночь, что ты так кардинально изменилась? – ехидно улыбнулась.
- Тебе такое даже и не снилось. – Показала язык, дразнясь.
- Не сомневаюсь! Эротические сны с участием нашего Витеньки меня не посещали. Я б такое запомнила.
- Новикова! – Протянула руки и сомкнула пальцы на ее шее, как бы душа. – И не мечтай!
Обе звонко рассмеялись.
- Так, это, конечно, все хорошо, но времени у нас в обрез. Давай домой, в душ, а потом я жду тебя у себя дома с вещами, - деловито заявила кареглазая, вкладывая купюру в папочку с расчетом.
- Да. Сегодня мечта Степнова осуществится.
Виктор поднимался на уже родной этаж с отличным настроением. Он очень хотел, чтобы они вместе пришли на выпускной. Этим он намеревался показать ей, что больше не собирается прятаться и даже не будет ждать окончания праздника – они вместе и ничего криминального в этом нет. Кричать об этом он, конечно, не собирался, хотя очень хотелось, но делать вид, что они просто бывшие учитель и ученица он не будет. Они любят друг друга. Что в этом такого?
Но он не знал, что его ждет разочарование по поводу его планов. Кулемин-старший сообщил ему, что внучка покинула дом несколькими часами раньше и сказала, чтобы не ждал ее, она придет с Лерой. Поэтому он обрадовался Вите – не придется идти одному. А мужчина расстроился. Сказал, что подождет фантаста на улице, спустился к подъезду и сел на излюбленную лавочку. Достал из кармана бархатный футляр, а потом набрал номер любимой. Длинные гудки, а потом голос, родной и любимый.
- Але, Витя, - радостно.
- Лен, а ты где?
- У Лерки. А что? – встревожено.
- Да я вот хотел с тобой пойти в школу, зашел, а тебя нет.
- Витя… - протянула девушка, испытывая невозможную нежность с разочарованием, но от плана отступаться нельзя. – Я с Леркой приду. Так надо, правда.
- Ну, раз надо… - грустно.
- Вить, ну это сюрприз. И я очень надеюсь, что он тебе понравится. – Улыбнулась.
- Мне?! Сюрприз?! – оживился. – Ну, конечно, понравится! Тогда… встретимся в школе?
- Ага, - радостно.
- У меня тоже для тебя кое-что есть, - посмотрел на коробочку и широко улыбнулся. – Я люблю тебя, - так, что не поверить просто невозможно.
- И я тебя, - выдохнула в трубку, прикрыв глаза. Теперь это слово звучало для нее с особым, только их смыслом.
Как только Степнов пересек порог школы и передал Петра Никаноровича в руки Шинского для личной беседы, тут же занял место на проходной и не сводил взгляда с окна, делая вид, что просто мило беседует с дядей Петей. Но все-таки момент появления двух прелестных дам он пропустил, так как чуть ли не силком был утянут Савченко проверять аппаратуру и решать какую-то глобальную проблему со столами во внутреннем дворике школы. Когда смог вырваться, то первым делом бросился на поиски возлюбленной. Обошел всю школу, но даже признаков ее присутствия не было. Сделал круг вокруг школы, но и тут его постигла неудача. Зашел в уже опустевшее здание и где-то в глубине рекреации услышал знакомые голоса. Поспешил к ним и увидел Ранеток в полном составе, нарядных и веселых. Вот только Ленки среди них он не разглядел. Все есть, даже Лерка, а ее нет.
Степнов подошел к подругам:
- Девчонки, привет! Какие вы все сегодня красивые! – Подруги все хором поблагодарили любимого художественного руководителя. – А вы Лену Кулемину не видели?

Спасибо: 85 
Профиль
Ответов - 104 , стр: 1 2 3 4 5 6 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 625
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 100 месте в рейтинге
Текстовая версия