Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 1
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.01.09 00:08. Заголовок: Автор: Михеэлла. Виньетки 3


В этой темке будут мои зарисовки, виньетки и мини-фанфики.
Как будет посещать муза и вдохновение.
По желанию можете поделиться своими впечатлениями от прочитанного у меня в темке. Вот здесь<\/u><\/a>.

Содержание темы:

Скрытый текст


Спасибо: 42 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 11 [только новые]







Сообщение: 6356
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.10.10 20:37. Заголовок: - Так, сегодня бу..


Автор: Михеэлла
Название: Любимые
Рейтинг: PG-13
Жанр: Angst, Romance
Бета: Рыбка-собачка
Пейринг: КВМ
Статус: окончен

Примечания:
1. В последнее время я от многих слышала о том, что им хотелось бы вновь погрузиться в тот невинный КВМ, что был раньше. В попытках вспомнить, как и что было, пересмотрела много понравившихся моментов и настолько увлеклась всем этим, что и самой захотелось чего-то такого, что было раньше.
Хочу посвятить этот рассказ все тем, кто уже начал забывать историю КВМ, кто забыл ее или кто, наоборот, только проникается ею и хорошо знает ее. Большой размер рассказа пусть вас не смущает, здесь основная часть всего взята из фильма (эти эпизоды будут выделены курсивом), я лишь некоторым моментам придала свою интерпретацию и свела к такому окончанию, которое увиделось мне в данной истории. Что из этого получилось, судить вам.
2. Мини был написан почти месяц назад, но в силу неких обстоятельств, выложить его могу только сейчас.
Выставлен рассказ будет в трех продах, но сразу. Надеюсь, что вы дочитаете его до конца.

Благодарности:
1. Хочу поблагодарить свою бету. Оксанка, спасибо тебе огромное за помощь. Все же мне с тобой очень повезло.
2. Спасибо Кристине - rozmarin, за помощь при прохождении премодерации.

Приятного прочтения.
И извините за такое длинное вступление.


- Але… Виктор Михалыч, здравствуйте! Это Лена Кулемина… А я… кажется… ключи от квартиры потеряла и… у вас же есть комплект?.. А вам не очень трудно будет прийти открыть мне дверь? Просто как-то неуютно ночевать в подъезде… Спасибо, я тогда жду.

- Привет…
- Привет!
- Где ты их могла потерять-то?
- Не знаю… Дома, наверное, оставила, а дверь захлопнулась, – в голосе появилось коварство, и он стал слегка хриплым, на лице засветилась мягкая улыбка. - Я в последнее время какая-то рассеянная…
Степнов не знал, что на это ответить, и поэтому просто смотрел на девушку, пока она, наконец, не отошла от двери, позволяя ее открыть. А уже после он пропустил Лену вперед и вошел следом, смотря ей в спину.
- Ну, что? Я… ключи тебе оставлю?
Словно ожидая этих слов и уже зная, как поведет себя в следующую минуту, Лена бросила свои ключи на тумбочку.
- Если только вместе с собой, - решительно и спокойно ответила она.
Мужчина обреченно вздохнул, словно получив подтверждение своим подозрениям и в тоже время не веря в то, что она его так провела, заманив к себе. Закрыл за собой дверь, подошел к шкафу и повесил на крючок свои ключи. Обернувшись, оказался перед Леной.
- Ну, хватит уже от меня бегать, в конце концов… Виктор Михалыч… я… люблю Вас. И я знаю то, что Вы тоже любите меня, а все эти отмазки «учитель-ученица», ну, это только для школы, а сейчас мы… не в школе.
- Лен… ты не понимаешь. Через два месяца…
- Это Вы меня не понимаете, Виктор Михалыч, два месяца ничего не изменят. Какая разница, буду я учиться в школе или закончу её? Вы всё равно будете считать меня ребёнком, а на самом деле… ребенок Вы, а не я.
- Лена, нам… Я не готов. Пока! Надо дождаться выпускного…
- Ну, опять эти гнилые отмазки. – Лена попыталась обнять его за шею.
- Слушай, прекрати! Зачем ты это делаешь? Так нельзя! – Виктор скинул руки девушки с себя, а голос превратился из мягкого и объясняющего в грубый и укоряющий.
- Что нельзя?! А как можно?! – не выдержав, она сорвалась на крик, пытаясь хоть так донести до мужчины свои желания.
- Я ж тебе говорил. Надо подождать выпускного, - слова давались с трудом, но по-другому он не мог сейчас поступить.
Раздраженная, Лена не могла говорить спокойно и, продолжая разговаривать на повышенных тонах, бросила:
- Вот и ждите своего выпускного, ясно? А теперь валите и на километр ко мне не подходите, – со злостью толкнув дверь, открыла ее, показывая, что разговор окончен, и, не желая смотреть на мужчину, отвернулась.

Виктор, терзаемый сомнениями, как верно поступить – уйти или остаться и серьезно поговорить, смотрел на Лену. Поняв, что человеческого разговора все равно не получится, так как оба на взводе, пошел к двери. Но, практически выйдя из квартиры, вернулся назад и, захлопнув дверь, повернулся к девушке.
- Лен… Леночка, ты пойми, - подошел к ней и положил ладони на хрупкие плечи.
- Что я должна понимать? – она окончательно вышла из себя и уже не могла следить за словами, которые срывались с языка. Скинув его руки, продолжила: - Вы ведете себя, как пацан! Даже хуже! Как красна девица, которая боится ступить шаг. Какого черта Вы мне в любви признавались, если теперь бегаете от меня? Или что, тогда Вас не заботило, что я еще школу не окончила? – Лена кричала и совсем не собиралась говорить тише. – Тогда что изменилось сейчас?
- Да ты сама от меня бегать начала! – завелся Степнов. – Кто говорил, что боится меня? Что между нами ничего быть не может?
- Да, говорила! А Вы бы себя повели по-другому на моем месте? Я запуталась в своих чувствах, мне нужно было время на то, чтобы разобраться в них.
- Тогда чему ты удивляешься сейчас? Я тоже прошу немного времени. Прошу дождаться выпускного.
- А после выпускного что? О чем попросите после?
Казалось, каждое новое предложение Степнова начинало злить Лену еще больше. И вместо того, чтобы начать успокаиваться, она заводилась все сильнее и сильнее.
- После выяснится, что я еще несовершеннолетняя, а значит надо подождать, пока мне исполнится восемнадцать, да? Или еще лучше - надо закончить институт! – в голосе появилась язвительность.
- Ну что ты такое говоришь? – поморщился Виктор.
- А то, что надо было думать над тем, к чему может привести Ваше признание. А то сказали это, а теперь что? Сами не знаете, что со мной делать?
- Да знаю я все! – снова завелся мужчина. – Прошу лишь подождать выпускного…
- Заело Вас что ли, со своим выпускным? – она зло сопела, не зная, что еще могла бы сказать. Поняла, что весь разговор бессмысленный - все равно мужчину не переубедить.
- Да Лена, ну что ты как маленькая? Неужели сложно понять, к чему именно могут привести наши отношения? А ведь ты еще моя ученица…
- Да к чему они могут привести? К чему? – казалось, что от крика Лены даже стены дрожали и стекла звенели, настолько ее охватила сейчас ярость. – Что Вы тут строите из себя святую невинность? Да если хотите знать, я уже давно не ребенок. И когда мы встречались с Гуцулом, у нас ВСЕ было. Ясно?
- Ты серьезно? – не веря словам девушки, тихо спросил Виктор.
- Серьезно! Хотите, спросите у него, если не верите, - грубо ответила она.

Степнов вглядывался в лицо Кулеминой, словно пытаясь увидеть в нем ответ на свой вопрос. Щеки девушки пылали, а глаза метали молнии, и казалось, что если бы этими светящимися искрами можно было бы убить, она бы это сделала сейчас не задумываясь. Ему не хотелось верить в то, что она говорит правду. Пусть лучше лжет.
- Я не верю тебе, - пытаясь поймать ее взгляд, наконец, сказал Витя.
- Да пошли Вы знаете куда со своей верой? – пренебрежительно бросила Лена, совсем не воспринимая сейчас мужчину как учителя, а значит, не подбирая слова. – Видеть Вас больше не хочу! – она быстро зашла в свою комнату и со всего размаха хлопнула за собой дверью. Затем съехала по ней спиной и опустилась на корточки.
Витя лишь вздрогнул от грохота и посмотрел на закрытую дверь. Кулаки непроизвольно сжались, а злость затопила настолько, что практически стало невозможно контролировать свои поступки и мысли. Поняв, что лучше как можно быстрее уйти отсюда от греха подальше, пока не натворил чего-нибудь, о чем будет жалеть потом, он вышел из квартиры, намеренно тихо закрывая за собой дверь, чтобы не хлопнуть ею, как до этого сделала Лена.
Но зато на подъездной двери он отыгрался по полной. Так швырнул ее, что у самого зазвенело в ушах. Тут же притормозил, еще полностью не придя в себя от слов Лены, и уже медленно спустился по ступенькам. Словно сила какая-то развернула его, и он посмотрел на столь знакомые окна.
Внутри снова поднялась волна гнева и безысходности.
«Неужели это правда? Неужели, пока я заботился о ней и оберегал ее, какой-то пацан просто воспользовался ее симпатией? Неужели у них, правда, все было?»
Он медленно брел по улице, не различая дороги и не думая о том, куда идет. Всего лишь несколько слов девушки настолько пошатнули его устойчивый мирок, что сейчас хотелось либо остаться где-нибудь одному, либо выместить на ком-нибудь свою ярость. И он прекрасно знал, на ком именно. Да и Ленку как следует сейчас бы встряхнул, чтобы на будущее думала, что и с кем делает.
Казалось, с каждым шагом он накручивал себя все больше и больше и как прийти в себя совсем не знал. Но где-то глубоко внутри теплилась надежда на то, что Лена ему солгала.
А девушка в это время сидела у двери, не находя в себе сил даже на то, чтобы раздеться. Ей казалось, что сейчас вместо той всепоглощающей любви, что она испытывала к Виктору Михаловичу еще несколько минут назад, не осталось и следа, и вместо нее пришли ненависть и злость на него. Лена не понимала, почему он ведет себя так и почему сбегает от нее постоянно. Куда девалась его любовь, в которой он не так давно столь часто ей признавался? Или все это было какой-то игрой? Или, может быть, все уже прошло?
Лена заводилась все больше и больше и вскоре начала убеждать себя в том, что выкинет все мысли о Степнове из головы.
«Но разве ты сможешь это сделать?» - в хаосе злых мыслей Лена услышала едва различимый голос сердца.
«Могу и сделаю», - зло ответил ему разум.
«Но любовь так быстро не проходит», - все так же тихо говорило сердце.
«У меня пройдет! Достал уже своей игрой в ромашку – люблю-не люблю!»
«Он заботится о тебе, вот и ведет себя так».
«Пусть засунет свою заботу куда подальше. Я выкину его из головы - и точка».
«Из головы, может быть, и выкинешь. А как же я?» - не понимало сердце.
«И из тебя тоже выкину», - разум был очень серьезен и непоколебим.
«Из меня не сможешь, я же живу только им», - спокойно ответило оно.
«Я сказал смогу, значит смогу! И вообще, заткнись, и без тебя тошно!»
Девушка не желала больше слушать этот внутренний спор. Не хотела убеждаться лишний раз в том, что она не может жить без Степнова.
На глаза навернулись слезы безысходности.

На следующий день Лене совсем не хотелось идти в школу. Слишком свежи были воспоминания о вчерашнем разговоре, и ей хотелось оттянуть встречу со Степновым. Но девчонкам отказать в репетиции она не могла, поэтому, убеждая себя в том, что все будет хорошо, отправилась в школу, а затем уже и в спортзал, где ее ждал неприятный сюрприз в виде сцепившихся Гуцула и Степнова.

- Эй, вы чего? А ну стоять! – подлетела к ним девушка.
Игорь, воспользовавшись заминкой, вырвался из рук Виктора и начал удаляться из зала. Задержавшись на секунду, обернулся и сказал девушке:
- Послушай, Лен, ты тут это... разберись со своим Отелло!
Парень ушел, оставив наедине молодых людей. Лена быстро выяснила причину, из-за которой учитель набросился на своего ученика. Возмущение от несправедливых догадок заставило закричать:
- Да не гуляла я с Гуцулом! Я деда забирала из больницы!
- Ну я же не знал!
- Может, тогда сначала надо было у меня спросить, а? Прежде чем руки распускать!
- Лен... прости... я думал...
- Да Вы посмотрите на себя со стороны! То Вы от меня бегаете, то с Гуцулом в драку лезете! Вам не надоело?
- Ты не понимаешь.
- Я все понимаю! Я вчера Вам столько наговорила, вот Вы и беситесь! Давайте уже играть в открытую, а?
- В смысле? Ты о чем?
- Я Вас люблю, и Вы меня любите! И Вы ревнуете! Это очевидно!
- Ладно... потом поговорим... позже...
- Когда потом?! – закричала девушка. - Через два месяца после выпускного?
- Позже, - бросил он тихо и вышел из зала.
Лена, злясь, запрыгнула на козла и только тут увидела, что в зале появились «Ранетки», и поняла, что именно из-за них Степнов сейчас и сбежал.

А вечером, когда Лена была уже дома, мысли вновь затащили ее в водоворот своего разнообразия. Она пыталась отгонять их от себя, но ничего не получалось, и вскоре из глаз хлынули слезы.
И пусть еще вчера она убеждала себя в том, что выбросит все мысли о Степнове из головы, сейчас она поняла, что ничего подобного сделать не получится. Слишком прочно он засел в ее голове и сердце, слишком сильно она его любит, и вся эта ситуация, которая так и не решена до конца, причиняет ей ужасную боль. Она понимала, что в свое время сама его прогнала, но ведь быстро одумалась. Вполне естественно, что поначалу было страшно, ведь он учитель, взрослый человек. А она девчонка, неопытная девчонка. Чего же он хотел от нее? Чтобы она сразу же кинулась ему в объятия? Ну, она же кинулась в итоге. Пусть не сразу, но все же. Так почему же он сейчас стал так вести себя? Почему не хочет принять ее чувства? Почему бегает от нее?
Захлебываясь слезами и прижимая к себе мяч, подаренный Степновым, Лена пообещала себе, что предпримет еще одну попытку сблизиться с Виктором Михалычем.
Только она еще не знала, что в это самое время Степнов переживает не меньше ее, но в отличие от нее он принял решение окончательно забыть девушку.

На следующий день в клубе проходил концерт, на котором выступали «Ранетки». Отыграв свою партию и наконец-то освободившись, девчонки разбрелись кто куда. А Лена, набравшись сил, подошла к Рассказову со Степновым, стоящим возле стойки и наблюдающим в качестве художественных руководителей за выступлением девчонок. Правда сейчас они могли расслабиться, девчонки больше на сцену подниматься не собирались.
- Виктор Михалыч, а… пойдемте танцевать? – останавливаясь напротив Степнова, сказала Лена.
- Нет, Лен, я сто лет не танцевал, разучился уже, - отмахнулся от нее он.
- Игорь Ильич, почему Виктор Михалыч отказывается танцевать со мной? – попросила она поддержки таким завуалированным образом у второго учителя.
- В самом деле, Виктор Михалыч, чего это Вы? Нехорошо отказывать девушке, тем более такой красавице, спортсменке.
- Да не буду я танцевать!
- А я говорю, иди!.. – но, поняв, что упрямца уговаривать бесполезно, Рассказов решил отстать от него. - Ладно, ну его, Лен. Пусть стоит, дуется. Пойдем, со мной потанцуем.
- Нет, Игорь Ильич, нельзя. Вы же мой учитель, а… я - Ваша ученица. Вы именно поэтому не хотите со мной танцевать, да Виктор Михайлович? – не дожидаясь ответа, девушка развернулась и поспешила затеряться в толпе.
- Вить, в самом деле, что ты как ребенок? Иди, поговори с ней, – попытался вразумить друга Игорь.
На что получил грубый ответ:
- Сам разберусь.

Степнов тоже предпочел исчезнуть в толпе, чтобы не слушать и дальше нравоучения Рассказова.
Лена была зла и погружена в свои мысли, поэтому совсем не удивилась, когда наткнулась на кого-то в толпе, сильно толкнув. Даже не желая смотреть с кем столкнулась, бросила сквозь зубы:
- Извините, - и попыталась пройти дальше.
- Ленка?!
Девушка обернулась посмотреть на того, кто ее окликнул. Голос показался знакомым, а когда она увидела парня, стоящего перед собой, удивленно сказала:
- Мишка, ты что ли? Вот это встреча!
- И не говори, - рассмеялся парень.
- Ты как здесь оказался?
- Да с друзьями встречался. Скоро домой поеду, если хочешь, подвезу тебя. Ну, если ты одна и некому это сделать.
- Некому.
Настроение у девушки неожиданно поднялось. Ей было очень приятно встретить старого приятеля. Он был старше ее на пять лет, но это не мешало им общаться. Они жили в соседних домах, а, учитывая, что Ленка больше общалась с пацанами, чем с девчонками, они быстро сдружились и много лет подряд гуляли в одной компании, до тех пор, пока Миша не начал встречаться с девушками. Это не обижало Лену, ведь она понимала, что он старше, а значит рано или поздно покинет их компанию. Но встретиться вот так неожиданно было забавно, захотелось сразу же узнать, чем живет ее бывший приятель, а тому хотелось все знать о бывшей подруге.
Вечер протекал очень плавно, Лена много смеялась, наслаждаясь компанией Михаила и радуясь тому, что хотя бы на время может выкинуть мысли о Степнове из головы. Она даже станцевала с Мишей пару медленных танцев. Правда поначалу из-за отсутствия танцевального опыта Лена чувствовала себя скованно, но Михаил был таким веселым, а обучение таким непринужденным, что вскоре девушка расслабилась и хохотала, кружась в объятиях молодого человека.
Она совсем не знала, что в это самое время за ними пристально наблюдает ее учитель физкультуры. Не знала, с какой злостью он смотрит на друга ее детства. Не знала, что он борется с собой, чтобы не сорваться, не подойти и не оттащить от нее молодого человека.
Степнов пытался напомнить себе, что решил отпустить ее, что его совершенно не должно волновать, что она делает и как ведет себя. Но слова о том, что у нее все было с Гуцулом, стучали в голове отбойным молотом. А то, что сейчас она так раскрепощено ведет себя в объятиях совершенно незнакомого человека, злило и задевало его еще больше.
Но он сам отказал ей в танце, чего же теперь удивляться тому, что кто-то пригласил ее вместо него. А может быть, она просто назло ему это делает? Да вот только ее улыбка была слишком естественной для притворства.
Увидев, что молодые люди засобирались домой и, не веря в то, что Лена уходит с кем-то, Виктор поспешил за ними. Просто посмотреть, что будет дальше, как он убеждал самого себя.
Девушка с парнем тем временем вышли из клуба и направились к черной иномарке, которая стояла совсем рядом.
Лена, почувствовав чей-то взгляд на себе, обернулась и увидела Степнова на крыльце. Лишь на мгновение задержав на нем взгляд, снова повернулась к Мише, который уже открыл перед ней дверцу машины. Стараясь ни о чем не думать, она быстро села, радуясь тому, что стекла в машине затонированные и что она скрылась от глаз Виктора Михайловича. Правда его она видела хорошо. Но севший в машину Миша начал что-то рассказывать, и Лена перевела взгляд на него. Настроение, конечно, у нее ухудшилось, но она старалась делать вид, что все хорошо.
Витя же хотел догнать девушку, вытащить ее и вправить мозги на место, чтобы не садилась в машину к незнакомцам. Но, практически приказав себе не делать этого, остался стоять на месте. Он понимал, что Лена не дура, но так же он понимал и то, что сейчас, злясь на него, она может сделать что угодно. Не зря же так любезничала с этим парнем. А тот тоже хорош, увлек ее, наверное, своей дорогой тачкой, а теперь вот везет…
На этом все мысли Степнова прерывались, потому что он даже думать не хотел о том, куда именно могли отвезти Лену и чем именно могли заниматься по приезду.
Все изнутри разрывалось от ревности, будто огромные кошки царапали его душу и сердце, причиняя боль. В глазах все начало расплываться, в ушах зазвенело, а ноги отказывались держать хозяина.
«Степнов, сам виноват», - убеждал он самого себя. – «Нечего было вести себя так, а теперь не смей даже подходить к ней!»
Сжав кулаки что было сил, отвернулся от машины и пошел в другую сторону.
«Я забуду ее… я забуду ее… я забуду ее…», - как молитву повторял он про себя.
Но когда машина начала медленно выезжать со стоянки, проезжая мимо него, он на всякий случай запомнил номера. Как бы сильно он ни хотел сейчас не думать о Лене, все же о ее безопасности он не забывал ни на миг.

- Лен, подожди. Поговорить надо.
- Ну, наконец-то, я думала, уже никогда не решитесь.
- Слушай, ты правда решила в музыкальном училище учиться?
- Что?! В училище?! Ну, собралась, а Вам какое дело?
- Как какое? Я беспокоюсь. У тебя ж такие спортивные данные, ты ж о совсем другом мечтала.
- Раньше о другом, сейчас об этом.
- Могла бы сначала у меня спросить.
- А с чего это я вообще должна с Вами советоваться? А? Вы мне кто? Кум, сват или брат? Чего Вы вообще лезете в мою жизнь и в жизнь моей семьи? Зачем Вы деду рассказали про Гущину? Он, между прочим, после этого пить начал. А ему волноваться нельзя!

- Я не думал, что мои слова могут привести к такому, - неуверенно сказал Степнов, отводя глаза.
- Да Вы вообще никогда не думаете об этом! - зло бросила Лена. - Вначале ляпнете что-нибудь, а после даже и не думаете над тем, что сделали. Для Вас уже нормой стало делать признания, а после забирать свои слова обратно, - намекая на его признание в любви, которое он после забрал, на его упорные попытки сначала сблизиться с ней, а затем такие же упорные попытки прекратить все общение, Кулемина кричала, совсем не обращая внимания на редких пробегающих мимо опаздывающих учеников.
А мужчина стоял, будто провинившийся ребенок, которого отчитывали за плохое поведение, и смущенно отводил глаза, оглядываясь по сторонам.
- От вас одни неприятности. А знаете почему? Да потому что Вы ведете себя, как пацан. Еще носом меня тычете в то, что я младше Вас.
Гневно сопя, девушка развернулась, стремясь поскорее уйти. Она больше не могла разговаривать со своим учителем, слишком тяжело ей это давалось, а ведь когда-то они были почти друзьями, понимали друг друга с полуслова, помогали друг другу. А что сейчас? Сейчас в их жизнь вмешалась любовь. И не просто любовь, а с кучей заморочек и проблем, которые казалось, совсем невозможно решить.
Степнов проводил девушку грустным взглядом. Его раздирали противоречивые чувства. С одной стороны он недоумевал, как Лена таким тоном посмела разговаривать с ним. С другой стороны, он ее прекрасно понимал – она всего лишь защищала деда. Как любящая внучка.
Тяжело вздохнув, Виктор пошел в спортзал.

Лена шла домой в растрепанных чувствах. Она так надеялась на то, что Виктор Михайлович наконец-то подойдет к ней и они смогут нормально поговорить. И пусть она давала себе обещание забыть его, но так хотелось, чтобы он сделал первый шаг. А он вместо этого подошел с каким-то нелепым вопросом про училище.
«Волнуется он, как же!»
Вбил себе в голову, что у нее спортивные данные и большие возможности в будущем, и не попытался даже посмотреть за пределы ее спортивных навыков.
«Надоел уже со своим спортом. Кроме него и не видит ничего вокруг! Все, хватит!»

Спасибо: 54 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 6357
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.10.10 20:39. Заголовок: - Так, сегодня бу..


- Так, сегодня будем отрабатывать бросок со средней дистанции. Лена вам покажет, как надо делать.
- А чего сразу я? Может, я не хочу!
- Лен, перестань. Ты же лучше всех играешь.
- И что? Я вообще со спортом завязала, в музыкальное поступаю.
- Поступай куда хочешь! А если педагог сказал, надо делать.
- Мы чего, в казарме? Я не обязана Вам подчиняться.
- Кулемина! Ты с кем разговариваешь? Прояви уважение к педагогу.
- Не вижу причин.
- Ну-ка, пошла вон из зала!


Лена вышла, не обернувшись. Ей было все равно, что о ней думает класс. Меньше всего она хотела сейчас находиться в спортзале и видеть Степнова, да и слышать его тоже не хотелось. До этого момента она сама не понимала, к чему может привести такая демонстрация ее решения завязать со спортом. Но сейчас ей совсем не было стыдно за свое поведение. Может быть, она специально хотела зацепить Степнова своими словами, а может быть, намеренно давала понять, что времена, когда она полностью подчинялась ему, миновали.
Виктора же от поведения Лены просто трясло от ярости. Он не мог поверить, что она могла себя так вести, ведь началось все с мелочи. Но ее не остановило даже присутствие одноклассников, которые сначала изумленно наблюдали за перепалкой учителя и ученицы, а затем с интересом ожидали, чем все это закончится. Будет удивительно, если после сегодняшнего урока о них с Кулеминой не пойдут слухи. Хотя, скорей всего, все уже давно догадались, что между ними что-то есть. Но сегодня Лена перешла все грани дозволенного. И что-то ему подсказывало, что это еще не конец. В последнее время поведение девушки не поддавалось никакому контролю, с ней стало невозможно нормально общаться. И нельзя было предугадать, какой фокус она выкинет в очередной раз. Надо было заканчивать весь этот цирк.
Вот только как это сделать?..
А вечером, в дружеской беседе с приятелем, решение пришло само. Оно казалось единственно верным, дающим возможность прекратить все общение с Леной.
Виктор считал, что так будет лучше им всем.

Следующий день, к удивлению девушки, прошел спокойно. Со Степновым она ни разу не встретилась. И факт этот с одной стороны не мог не радовать, а с другой – рождал чувство тревоги в душе. И даже репетиция в кафе не могла отвлечь от дурных мыслей, которые возникали так неожиданно, что Лена периодически теряла нить разговора и погружалась в свой мир. Правда, к вечеру девушка повеселела, слегка восстановив душевное равновесие, и домой шла в приподнятом настроении.
Но дома ее ждало известие, от которого ее казалось бы устойчивый мирок пошатнулся, а затем разлетелся на мелкие осколки. В глазах потемнело и защипало так, словно в них сыпанули песка, в голове зашумело, задрожали руки, а тело стало тяжелым и непослушным.

- Привет, дедуль, ты как?
- Да хорошо. Вот Степнов ко мне заходил. Посидели, поболтали, кофейку попили.
- Понятно. Ну… как у него дела?
- Да все нормально. Только усталый он какой-то. Правда, новостью поделился.
- Что за новость?
- Женится наш Степнов.
- Ой, да ладно! Слушай его больше. Знаешь, языком как трепать умеет?
- А вот и нет. Перешел он к решительным действиям и предложение уже сделал… этой… как ее… Светочке, библиотекарше вашей.
- А… о-о-о-н… тебе сам сказал?
- Ну, не я же такое придумал! Я хоть и фантаст, но не до такой же степени.
- Дед, я… пошла я… устала.


Девушка не помнила, как провела этот вечер. Боль настолько сковала ее изнутри, что не хотелось даже шевелиться. Слезы непроизвольно текли из глаз, и, как бы она не пыталась, не могла их остановить. Лена помнила, что еще пару дней назад пообещала себе забыть Степнова, просто выкинуть его из головы. Но тогда она и предположить не могла, что он может сделать предложение Светочке, совершив тем самым чудовищную ошибку. Сейчас же, когда Виктор Михайлович для нее потерян, будущая жизнь без него рисовалась бесцветной и безрадостной.
В очередной раз дав себе слово теперь уже поговорить со Степновым, Лена решила еще раз попытаться достучаться до его разума. Ведь не может же он не понимать, что женитьбой на Уткиной делает всем только хуже. А после этого, если ее попытка не приведет к положительным результатам, она окончательно поставит точку в их непонятных и путанных отношениях.
И пусть она не раз уже давала себе обещание прекратить со Степновым всяческие отношения, на этот раз она его выполнит. И лучше умрет, чем еще раз подойдет к нему. Лишь завтра… только завтра она позволит себе сделать это.

- Здравствуйте, Виктор Михалыч.
- Здравствуй, Лен. Прости, у меня урок, я очень тороплюсь. Звонок уже был.
- А я у Вас много времени не отниму. Я слышала, Вы женитесь. Это правда?
- Ишь ты, как земля слухами-то полнится. Да, это правда, а что?
- И давно Вы решили?
- Давно. Тебя это удивляет?
- Ну… а как же окончание школы?
- Ну, ты ж сама меня обвиняла в том, что я веду себя как маленький. Вот, решил повзрослеть.
- Но Вы же не от чистого сердца это делаете.
- Не тебе судить. Не надо лезть в мои взрослые отношения.

- Но вы же не любите ее! - пыталась достучаться до мужчины девушки. - Вы мне в любви признавались, - тихо дополнила она, пытаясь поймать его взгляд. - Так зачем Вы это делали? Это неправда? Для чего тогда говорили, что нужно подождать выпускного? - голос начал дрожать от подступающих слез. - Просто хотели отделаться от меня? Думали, пока я буду ждать его, сами успеете жениться?
- В момент, когда я предлагал дождаться выпуска, я не лгал. Свое решение поменял после.
- Вы... Вы... разлюбили меня? - голос дрогнул и сорвался.
- Я сделал предложение Свете и это главное, - не желая отвечать на вопрос девушки, мужчина предпочел закрыть эту тему. - И отменять его я не собираюсь, - поставил он точку в разговоре, даже не понимая, что тем самым только что похоронил их отношения.
- Но Вы же разрушаете наши жизни! - прошептала Лена, тщетно пытаясь говорить громко. - Мою, свою и Светланы Михайловны.
- Я не собираюсь это обсуждать. Впрочем как и всю ситуацию в целом, - прервал ее Виктор и, развернувшись, чтобы пройти в спортзал, закончил разговор: - Кстати, у меня урок и у тебя тоже.
Не дожидаясь ответа, мужчина ушел.
Девушка провожала его взглядом. На глаза навернулись слезы, сердце рвалось на части от обидных слов, затрудняя поступление воздуха в организм и вынуждая практически задыхаться.
Лена не помнила, как отучилась день. Правда, успела сорвать злость на Рассказове. Но зато когда они с девчонками добрались до кафе, где должен был проходить концерт, она быстро придумала, как именно можно забыть о Степнове. Пусть ненадолго, но хотя бы сейчас, чтобы немного притупить боль, попробовать стоило.
Лена, не задумываясь, взяла со стола бутылку коньяка и скрылась в подсобке. На все призывы девчонок не пить лишь отмахивалась. Она никогда раньше не принимала ничего крепче вина и как действует эта любимая дедом жидкость не знала. Зато через некоторое время неожиданно наступило облегчение и мысли о Степнове вылетели из головы.
Новые ощущения нравились девушке, и она неоднократно забегала в подсобку, чтобы принять очередную дозу «забывающей» жидкости.
В итоге забылась так, что пришла в себя лишь на следующий день в собственной постели. Голова раскалывалась, тошнило, а рядом на стуле спал Гуцул.
Событий вчерашнего вечера она почти не помнила, поэтому устроила Игорю форменный допрос, пытаясь прояснить события прошедшего вечера. Парень отвечал без подколов, понимая, что Ленке и без того плохо. Сомневаться в его словах не было смысла, Лена понимала, что он не лжет.
В школу собралась с трудом. Перед глазами все расплывалось, ноги держали нетвердо, тошнота подкатывала неожиданно и так же внезапно отходила. Хотелось лечь и не шевелиться. Тут в коридор вышел дед, пожелавший узнать, что происходит и почему у них ночевал Игорь. Отвечать на претензии не было сил, от громкого дедова голоса голова трещала, и это послужило причиной тому, что Ленка поторопилась уйти из дома, не подумав, что в школе шума будет больше. Сейчас хотелось одного – избежать объяснений с дедом.
А вскоре и мысли о Степнове заняли свое место. И стало еще противнее от всего этого. Мало того, что душевная боль никуда не делась, так к ней еще и физическая присоединилась, от вчерашнего возлияния.
День тянулся очень медленно. Лене уже стало казаться, что он никогда не закончится. Ужасно хотелось оказаться подальше от школы и хотя бы выспаться. Сейчас уже не пугал разговор с дедом. Да и что там такого может произойти, при этом разговоре?
Услышав звонок с последнего урока, девушка, облегченно вздохнув, направилась на выход из школы. На улице было свежо, легкий ветерок и теплое солнышко непроизвольно отвлекали от грустных мыслей.
Но тут ее ждал сюрприз. Так просто уйти из школы у нее не получилось. Потому что, едва она отошла от крыльца и завернула за угол, ее окликнул Степнов:
- Кулемина, стой! Подожди! Поговорить надо.
- Виктор Михалыч…
- Чего ты улыбаешься? Лена, передай своему деду, чтобы он больше не лез не в свои дела и не пытался нас мирить.
- Дед? А при чем тут дед? Вы о чем?
- Скажи ему пусть он сидит дома, и романы свои пишет. Пришел сегодня в школу и Светке наплел там с три короба.
- Да как Вы можете так говорить про моего деда?
- Скажи ему, видеть его больше не желаю, и пусть он оставит в покое и мою невесту.
- Вашу невесту…
- Да! Нечего лезть в мою жизнь!

- Да Вы для деда как сын стали, он добра Вам желает! - неожиданно в Лене всколыхнулась волна тепла к деду и столь же сильная волна непонимания в адрес Степнова. У нее не укладывалось в голове, как он сейчас мог говорить такое, ведь дед всегда был за него и искренне его любил. - Вот и попытался достучаться до Вас, наверное.
- Он нашел отличный способ, - с пренебрежением бросил Витя. - Интересно, какой реакции он хотел добиться от меня, сообщив о том, что сегодняшнюю ночь ты провела с Гуцулом? Думал, что на меня это должно повлиять так, что я побегу отменять свадьбу? Не дождется! А ты можешь делать все что хочешь. Спи с кем хочешь, ешь с кем хочешь, мне до тебя дела нет! Понятно? - бросил он, словно выплюнул.
- Что?.. - Лена стояла настолько шокированная, что даже не понимала, к чему именно относится ее сорвавшийся с губ вопрос.
- Что, удивлена, что я знаю, с кем ты провела эту ночь? - с долей ненависти и презрения спросил он, хотя в большей степени им сейчас двигали ревность и злость. - Это так-то ты мне в любви признавалась, да?
Лену трясло от оскорбительных обвинений, которые сыпал на нее Виктор Михайлович. Ей хотелось крикнуть, что у нее ничего не было с Игорем. Или еще лучше, проснуться и понять, что все происходящее - всего лишь сон, плохой сон. Но мужчина стоял перед ней и язвительно ухмылялся.
- Я призналась Вам в своих чувствах, потому что это правда. И у меня ничего не было с Игорем. А вот Вы мне всегда врали. Говорили, что любите, убеждали дождаться выпускного, а сами решили жениться. Считаете, что поступаете правильно? - горько хмыкнула девушка. - Думаете, после этого поступка мне должно стать легче? Или Вам должно стать легче? Или может быть Светочке, над которой Вы сейчас издеваетесь ни чуть не меньше, чем над нами? Что Вы вообще творите? - Лена с каждым словом заводилась все сильнее и сильнее. - Вы понимаете, к чему все это может привести? Не любите меня, скажите об этом прямо, к чему прибегать к женитьбе, чтобы показать это? Спутали любовь с заботой? Не разобрались с тем, что чувствуете? Могли бы мне все объяснить. Я бы поняла. А что делаете Вы? Что?
Лена, может быть, наговорила бы еще много чего-то, но поток ее слов прервал сигнал автомобиля, который остановился недалеко от них. Она одновременно со Степновым обернулась в ту сторону и увидела машину Миши. У нее совсем вылетело из головы, что он собирался сегодня заехать за ней.
Виктор, увидев знакомый черный автомобиль, не мог побороть в себе приступ вновь вспыхнувшей злости, а все слова Лены, которые он слышал несколькими секундами раньше и которые почти дошли до его воспаленного мозга, снова забылись.
- Не спала с Гуцулом, да? - с перекошенным от ярости лицом спрашивал он. - Оно и видно! А этот тогда что? - кивнул головой в сторону стоящей машины. - Просто так к тебе приехал? Видно Игорек всему очень хорошо научил, что этого придурка не останавливает даже то, что ты несовершеннолетняя. Хорошо постаралась в прошлый раз?..
Не дав возможности оскорбить ее еще больше, Лена остановила Степнова, влепив звонкую пощечину. Она никогда не думала, что может возненавидеть Виктора Михайловича, но сейчас ей казалось, что это уже произошло. Она не могла понять, как у него вообще язык поворачивается говорить такие вещи в ее адрес. Разве она заслужила это?
Мужчина рефлекторно ухватил девушку за запястье и притянул к себе. Со стороны могло показаться, что он готов дать сдачи, отвечая точно такой же оплеухой. Только Лена не боялась его грозного вида. Она даже не чувствовала боли от пальцев, впившихся в ее руку. Их лица были почти на одном уровне, дыхание смешивалось.
- Никогда, слышите, никогда не смейте мне больше говорить ничего подобного! Женитесь, рожайте детей, живите как хотите. Это Ваша жизнь! Знайте только, что любящий человек никогда не причинит боли любимому. Вы же меня в этой боли утопили. Может быть Вам и кажется моя любовь детской, но она чистая и искренняя в отличие от Вашей, - Лена произнесла почти всю речь на одном дыхании. Она не чувствовала, что по щекам бегут слезы, что голос срывается и дрожит. Сейчас ей было все равно, что о ней подумает Степнов, она просто торопилась высказаться и уйти. И когда она сказала все, что хотела, то вырвала свою руку из железных тисков оцепеневшего мужчины и, развернувшись, пошла к все еще ожидающей ее машине.
Сейчас Лене не хотелось даже видеть Степнова, который все так же истуканом стоял на тропинке, где она его оставила, и смотрел ей вслед.
Девушка была благодарна Михаилу, который не задавал лишних вопросов и не лез к ней в душу. И хотя она пыталась успокоиться, получалось плохо. Дома она закрылась в своей комнате, даже не желая ругаться с дедом из-за его сегодняшней выходки, а стремясь как можно скорее остаться в одиночестве.
Больше она не будет делать никаких шагов навстречу Виктору Михалычу. Ей все равно, что будет дальше, он зашел слишком далеко в своем поведении, действиях и словах. Он сделал свой выбор, а ей... ей остается только смириться с ним и принять его.

Степнов какое-то время смотрел вслед уехавшей машине, а в голове, словно мозаика, складывались в одно целое картинки его поведения. Будто пощечина, которую он заслужил, внесла ясность во все мысли и позволила увидеть то, чего он не видел раньше. Ведь он считал, что поступает правильно, женясь на Светочке и совсем не думал о том, как все это отражается на Лене. Вернее, он думал, что так будет лучше, и лучше, в первую очередь, для нее. А то, что своими поступками он причинял боль и ей, и себе, старался не думать. Смотрел на нее, а сердце кровью обливалось от понимания того, что у них ничего не может быть.
«Слово это дал, которое никому не нужно. А отменить его нельзя было, что ли? Да, было бы больно Светочке, но это лучше, чем мучить троих. И честнее».
Щека горела от пощечины, но ему казалось, что сейчас горит его сердце от несправедливых обвинений в адрес любимой, за которые ему еще предстояло вымаливать прощение и пытаться доказать, что все эти обидные слова говорили его злость и ревность. Но как ему убедить Лену, если до этого он постоянно срывался, не в состоянии контролировать свои эмоции? А ведь он старше, а значит должен быть мудрее и сдержаннее.
Что ж, пришла пора исправлять свои ошибки. Не теряя больше ни минуты, он направился в библиотеку для решительного разговора со Светочкой.
Там его ждал неприятный сюрприз. Света сидела за столом и обливалась слезами, и как ей в таком состоянии сказать о разрыве помолвки, Виктор не знал. Но образ плачущей Лены вернул решимость, и Степнов приступил к разговору.

- Не надо плакать. Что он сказал?
- Что Вы… что Вы Лену любите, - девушка всхлипнула. - Скажите… Скажите, только честно – это ведь не правда?

Мужчина глубоко вздохнул, словно перед прыжком в воду, а затем заговорил:
- Светлана Михайловна, нам надо поговорить. Серьезно поговорить. Понимаете...
Библиотекарша поняла, что сейчас скажет ее жених, поэтому разразилась слезами еще громче. Она не хотела слышать того, к чему была не готова.
Но учитель физкультуры был настроен очень решительно. Он и так уже наломал немало дров, пришла очередь все исправлять.
Из библиотеки Виктор вышел спустя какое-то время. На душе было погано, но винить кроме себя было некого. Он опять «отшил» Светочку. Только на сей раз знал, что это - окончательное решение. Больше никаких ошибок, никаких поступков «во благо». Он любит Лену и не хочет больше жить без нее. Не хочет мучить ее и мучиться сам. Осталось только помириться с девушкой.
Для начала пошел домой, чтобы остыть и все обдумать. Но, промаявшись до вечера и так ничего и не придумав, собрался и пошел к Кулеминым. Решил не изобретать велосипед, а просто поговорить, объяснить, и так до тех пор, пока она его не поймет и не простит.

Спасибо: 59 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 6359
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.10.10 20:43. Заголовок: Вначале предстояло и..


Вначале предстояло извиниться за свое поведение перед Петром Никаноровичем. Было очень стыдно, и, прекрасно осознавая, как сильно обидел старика, Виктор приготовился к длительному объяснению. Но разговор вышел коротким. Понимая, что молодой человек пришел не к нему, а к его внучке, Петр Никанорович с чистым сердцем простил его и не стал задерживать.
Витя встал и, смущаясь, сказал, что пойдет к Лене.
- С ней будет гораздо сложнее, чем со мной, - предостерег его дед. - Она видеть никого не хочет. Даже меня.
- Я знаю, - обреченно вздохнул мужчина. - В этом я виноват. Но я постараюсь все исправить.
Кулемин ничего не сказал, лишь проводил взглядом удаляющуюся фигуру Степнова.
А тот, подойдя к комнате девушки, осторожно постучал в дверь и стал ждать ответа. Но его не последовало. Он вновь постучал, и вновь тишина. Решив не ждать, когда Лена позволит войти, открыл дверь и вошел.
- Я не разрешала заходить! - зло бросила девушка. - Выйдите сейчас же!
- Не разрешала, да, - Виктор помедлил, а затем, прикрыв за собой дверь, прислонился к ней спиной. - Но я здесь и не уйду до тех пор, пока мы не поговорим.
- Я не собираюсь с Вами разговаривать, - не смотря на него, сказала Лена.
- А я собираюсь. - Мужчина не ждал, что девушка бросится к нему с объятиями, едва он переступит порог комнаты, но ее безразличие отнимало всякую надежду на примирение. Не зная, с чего начать разговор, Степнов подошел к дивану, на котором сидела Лена, и, немного помявшись, опустился на него недалеко от девушки.
Лена демонстративно отвернулась к стене, всем видом показывая, что ей наплевать на намерения и желания мужчины. Но ничего другого Виктор и не ожидал, поэтому покорно приготовился вести разговор со спиной девушки.
- Лен, я извиниться пришел... - споткнулся на начатом предложении, услышав, как девушка скептически хмыкнула. Но он не собирался останавливаться и, вздохнув полной грудью, продолжил: - Я знаю, что вел себя, как самый последний... - подобрать эпитет к своему поведению не получалось и он замолчал. Поняв, что ждать от Лены помощи бессмысленно, заговорил снова: - Ты была права, я своим безумным предложением вместо ожидаемого облегчения причинял боль нам всем. Я не знаю, как далеко все это могло бы зайти...
- Зато я знаю, - перебила его Лена. - Вы собрались жениться, вот и женитесь. Для Вас же это единственно верное решение!
- Лена, я... я отменил свадьбу, - на одном дыхании выдал он.
Девушка вздрогнула.
- И что? Я должна порадоваться этому? - с иронией спросила она. - Попрыгать до потолка и покричать, какой молодец Виктор Михалыч?!
- Лен, ну зачем ты так?
- А как я должна вести себя? Как? - девушка завелась и повысила голос. - Что я должна делать? Или Вы думали, что придете ко мне и я сразу все забуду?..
- Нет, я так совсем не думал, - перебил ее Степнов. - Я понимаю, что ты меня так просто не простишь...
- Да? Может быть, тогда Вы знаете, КАК я Вас прощу? - усмехнулась Лена и посмотрела на Виктора через плечо. - Да с чего Вы вообще взяли, что я прощу? Да и к чему это вообще? По-моему, Вы отказались от меня, так какого черта делаете здесь?
Мужчина увидел покрасневшие глаза девушки и сразу же понял, что это от слез. Лена же, поймав его взгляд, снова отвернулась, не желая, чтобы он видел ее заплаканное лицо.
- Лен, я... я люблю тебя...
Девушка наигранно рассмеялась:
- Очень хорошая шутка, Виктор Михалыч. А теперь, если цирк окончен, может быть, уйдете отсюда?
- Лен, я не лгу, - тихо сказал мужчина. - Я не знаю, как тебе все объяснить, просто поверь мне...
- Поверить? - не веря собственным ушам, переспросила Лена. - Поверить?! - снова повторила она. - Да почему я должна Вам верить? - она резко развернулась и посмотрела на Степнова. - Это Вы мне признавались в любви, а после отшили, как собачонку. Это Вы просили подождать выпускного, а после сделали предложение Светочке. А сейчас? Почему я должна верить Вам сейчас? Может быть, Вы не отменяли свадьбу? Или может быть, у Вас очередная игра началась, в которой на сей раз главная героиня я! А что, удобно! - она уже кричала, не думая о том, что ее может слышать дед. - Или в чем дело, захотелось узнать, чему именно меня научил Гуцул?
Мужчина дернулся, как от удара, а Лена, словно опомнившись, снова замолчала и отвернулась. Оба были на взводе, но Виктор понимал, что заслуживает сейчас все эти обвинения в свой адрес.
- Прости меня, - сказал он, но девушка промолчала. - Лен, я был не прав, наговорил тебе всяких гадостей и заслужил ту пощечину... Лен... - протянул руку и положил девушке на плечо. Но Лена дернулась и сбросила руку. Мужчина придвинулся к ней ближе и уже две ладони положил на хрупкие плечи: - Лена, послушай меня...
- Не трогайте меня! - закричала она и попыталась освободиться от его рук.
Степнов, ожидая такой реакции, крепче прижал девушку к себе, не позволяя вырваться. Сопротивление было недолгим. Лена зло сопела, недовольная тем, что проиграла. Правда и Виктор не чувствовал себя в выигрыше. Она вначале пыталась изредка дергаться, вырываясь, а после замерла, не шевелясь.
- Лена, я люблю тебя, - заговорил мужчина практически на ухо девушке. - Я никогда не лгал тебе в этом. Но когда признавался в любви, не подумал о том, что будет, если ты ответишь мне взаимностью. Ведь ты бегала от меня, и мне было достаточно просто наблюдать за тобой, знать, что ты все равно рядом. Изредка говорить о том, как я отношусь к тебе. А после... после ты мне призналась в ответных чувствах, и я растерялся. Я не знал, как вести себя, что теперь делать. Ведь одно дело просто осознавать свои чувства и другое - пытаться строить отношения с несовершеннолетней, к тому же моей ученицей. Я не знаю, чего ты от меня ожидала, но мне было сложно. Думаю, сложнее, чем тебе.
- Да неужели? - язвительно бросила Лена.
- А после твои слова о Гуцуле... - не обращая внимания на ее реплику, продолжил свою речь Виктор.
- Ну, конечно, это я во всем виновата!
- Да, Лена, почему ты!? - начал заводиться Витя, но вовремя одернул себя. - Мы оба хороши!
- Да это Вы жениться собрались, а не я! Это Вы решили сбежать от меня таким образом, в то время как я, дурочка, думала, как убедить Вас в своих чувствах еще до выпускного. А что в итоге? Слова о том, что я могу делать, что хочу, и спать, с кем хочу?
В голосе девушки чувствовалась боль, и в этом Виктор винил себя. Пальцы судорожно сжались на плечах Лены, от чего она дернулась. Витя ослабил хватку, но не выпустил ее из объятий.
- Лена, прости меня за это, - обреченно попросил мужчина.
- За что простить? За то, что ткнули меня лицом в правду? – подливала масла в огонь девушка. – Да ну что Вы, Виктор Михалыч, разве за это извиняются? – она язвила, но лишь для того, чтобы скрыть свою боль.
- Лена… Леночка… - Степнов быстро пересел на диване, придвинулся теснее к девушке и, обняв ее за плечи, притянул к себе. – Я не думаю так…
- Да пустите Вы меня! – снова попыталась вырваться она и снова безуспешно. Мужчина слишком крепко прижимал ее к себе.
- Я не думаю так, как сказал. Знаю, что мне нет прощения, но тогда я был так зол, что сорвался…
- И что? Я что, должна терпеть эти срывы постоянно? А если Вы в очередной раз жениться соберетесь, что тогда делать мне? Ждать, когда Вы поймете свою ошибку и придете извиняться?
- Одной ошибки было достаточно. Больше этого не повторится. Я хочу быть с тобой…
- Да неужели? А если я не хочу?
- Лена, ну зачем ты так? Я же знаю, что ты так не думаешь. Понимаю, что хочешь наказать меня. Ты имеешь на это полное право. Да я и не думаю, что ты так сразу простишь меня. Но неужели тебе будет легче, если я сейчас уйду, и мы сделаем вид, что этого разговора не было? Может быть, попытаемся выяснить все и сейчас?
- Да что выяснять? Уже все выяснили! – Кулемина в очередной раз попыталась высвободиться из объятий Степнова, но он лишь сильнее прижал ее к себе. – А теперь уйдите, я хочу остаться одна.
- Нет! – твердо сказал Виктор.
- Что-о-о? – изумленно переспросила Лена и, подняв голову, посмотрела ему в лицо.
- Я не уйду, пока мы все окончательно не решим.
- Да не буду я с Вами ничего решать! – девушка снова начала заводиться, что было понятно по повышенному голосу и попыткам отодвинуться. – Хватит, нарешали! – продолжая брыкаться, голосила она. – Сами сказали, надо подождать выпускного, вот и подождем! А пока ждать будем, я буду спать со всеми подряд, ясно Вам! А Вы думайте что хотите! Мне плевать на Вас, понятно?
Лена уже не обращала внимания на хлынувшие из глаз слезы, молотя кулаками по степновской груди. Правда, удары эти были слабыми, ведь девушка была измотана душевно и физически событиями прошедших суток.
Мужчина понимал, что эти слова задели ее сильнее всего, ведь он поставил под сомнение веру в нее, практически обвинил в том, что она спит со всеми подряд, и сам себя сейчас ненавидел за это. Он позволял Лене биться в своих объятиях, оставляя достаточно пространства для того, чтобы она выплеснула всю злость и успокоилась, но при этом окончательно не выпускал ее.
- Я ненавижу… ненавижу Вас… - из последних сил ударяя его, всхлипнула Лена.
Мужчина после этих слов притянул ее к себе и крепко обнял. Он понял, что все самое страшное осталось позади. Сейчас нужно было успокоить Лену, вот только как это сделать он совсем не знал. Он вообще терялся в общении с девушками, а если они при этом еще и плакали… Но сейчас все было гораздо сложнее. Ведь плакала его любимая девушка, и от этого его собственное сердце обливалось слезами.
- Прости меня… прости… - все крепче и крепче прижимал к себе девушку. Запустил пальцы ей в волосы, осторожно прижимая голову к своей груди и начал шептать на ухо мольбы о прощении. И делал это до тех пор, пока Лена в последний раз не всхлипнула и не расслабилась в его руках, прижимаясь к его груди и полностью доверяясь ему.
Какое-то время они сидели в молчании, а затем мужчина осторожно отстранился от девушки, чтобы увидеть ее лицо, все так же, не выпуская ее из рук. Она вначале отводила взгляд, а он заботливо водил кончиками пальцев по ее щекам, вытирая мокрые дорожки от слез. Потом, слегка приподняв ее голову за подбородок, посмотрел прямо в глаза:
- Я люблю тебя… - осторожно поцеловал ее в макушку и, не отрываясь от ее лица, начал осыпать его мелкими нежными поцелуями, обходя стороной лишь губы.
Лена замерла от неожиданности, не зная, как себя вести. Мужчина тоже сомневался в своих действиях, но отступать не собирался. Он целовал ее до тех пор, пока девушка не вздохнула прерывисто и не закрыла глаза. Лишь тогда осмелился прикоснуться к ее губам своими. Но это прикосновение сложно было назвать поцелуем. Скорее это напоминало прикосновение пролетевшей мимо бабочки, настолько оно было легким и почти невесомым. И очень нежным. Витя наблюдал за Леной, и когда она распахнула глаза, будто не веря, что все закончилось, он снова наклонил голову и накрыл ее губы своими. На сей раз это прикосновение больше походило на поцелуй. Вначале оно было осторожным, будто мужчина боялся причинить боль. К тому же, именно этот поцелуй был первым, настоящим, дарящим неведомое еще наслаждение. Ведь тот поцелуй в коридоре был больше демонстративным и неожиданным.
Сейчас в поцелуе не было ни грамма страсти, лишь легкость, нежность и любовь. Влюбленные дарили частичку себя друг другу через это прикосновение и получали от этого удовольствие. Наверное, со стороны они казались детьми, которые не умеют целоваться, но для них этого было достаточно и чего-то другого не требовалось.
Вскоре Витя снова прижал Лену к себе и облегченно вздохнул.
- Ты простила меня? – тихо спросил он.
- Простила, - так же тихо ответила она. – Только больше не причиняйте мне боли, - попросила Лена.
- Никогда! – дал Витя обещание не только Лене, но и себе. Он знал, что, нарушив это обещание, не сможет простить сам себя уже никогда.
Еще какое-то время они сидели молча, просто радуясь тому, что теперь они вместе, и привыкая к этому обстоятельству.
- Лен… - в голосе мужчины чувствовались смущение, нерешительность и вопрос.
- Я люблю… - тихо сказала Лена, будто поняв, что именно его беспокоит.
Степнов, совсем расслабившись и с довольной улыбкой на лице, поцеловал ее в макушку и начал слегка покачивать в своих объятиях.
Неожиданно раздался тихий стук в дверь. Лена попыталась выбраться из объятий Виктора, но тот не позволил этого сделать.
- Молодежь, - приоткрыл дверь Петр Никанорович. – Вы тут уже давно притихли, значит, все выяснили? – увидев внучку в объятиях молодого человека, понял, что вопрос был лишним.
- Да, Петр Никанорович, - ответил за двоих Виктор.
- А раз так, пойдемте к столу. Я уже все накрыл, будем ужинать.
Лена смущенно посмотрела на Степнова. Он улыбался и был явно не против предложения деда.
- Вы идите к столу, - наконец выбираясь из объятий Виктора и вставая с дивана, смущенно сказала Лена, - а я пойду умоюсь и присоединюсь к вам.
В глаза деду девушка смотреть стеснялась, наверное из-за того, что сама еще не свыклась с мыслью, что теперь они с Виктором Михайловичем вместе.
Приведя себя в порядок, Лена пришла на кухню, где Виктор сразу же вскочил и отодвинул для нее стул рядом с собой. Усевшись, он осторожно взял ее за руку под столом, легко сжимая нежную ладошку в своей горячей руке.
Есть одной рукой было неудобно, но рук молодые люди не разъединили. Разговор за столом поначалу не клеился, Лена и Виктор немного смущались пожилого человека, который их смущения не понимал и только радовался тому, что теперь они вместе. Вскоре влюбленные расслабились, беседа стала непринужденной, и за столом воцарилась атмосфера легкости и тепла, как когда-то, когда Виктор частенько оставался у них на чай.
Хотя нет. Одно поменялось. Раньше молодых людей объединяла дружба. Теперь же их соединяла любовь. И они знали, что это навсегда.

Конец.

Спасибо: 72 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 6927
Настроение: Люблю тебя, зайчона.))
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.02.11 16:38. Заголовок: Автор: Михеэлла Назв..


Автор: Михеэлла
Название: Родная
Рейтинг: R
Жанр: Angst, Romance, (может быть AU)
Бета: Рыбка-собачка
Пейринг: Он/Она (КВМ)
Статус: окончен

Оксана, спасибо тебе огромное за помощь.

Я посвящаю этот мини Танюше (Не такая). Зайчон, ты все сама прекрасно знаешь. Люблю тебя.

Думаю, уже никто не ждал меня с мини. А я в нем опять ударилась в свои любимые страдания. Не сильно, правда.

Особого смысла и логики в данном произведении прошу не искать, так как вряд ли они здесь будут. Кто-то осудит поведение героев, кто-то, может быть, поймет. В жизни такое происходит сплошь и рядом, просто кто-то об этом даже не догадывается, а кто-то делает вид, что не догадывается. В любом случае, далеко не все подобные истории заканчиваются так, как эта.


ОН был женат... ОНА была замужем...
ОНИ соединили свои жизни с нелюбимыми супругами, свято веря в то, что со временем все образуется и их семьи станут счастливыми. При этом ни один из них ни на минуту не забывал о другом. Они жили в сердцах друг друга и напоминали о себе тоской и болью.
ОН женился два года назад, будучи уверенным в том, что поступает правильно. Любил в тот момент свою ученицу, но твердо верил в то, что она его не любит. А когда она говорила о своей любви, убеждал себя, что это всего лишь подростковая влюбленность, которая скоро пройдет. Но когда она открыто стала проявлять свои чувства, делая прямые признания и откровенные предложения, он решил покончить с этим раз и навсегда. Опасался, что может не выдержать и сорваться, и срыв этот будет иметь катастрофические последствия прежде всего для нее. Поэтому предпочел жениться. На другой, которую не любил, но которая любила его, а от предложения была на седьмом небе от счастья. На все попытки любимой образумить его и остановить от нелепого шага, он отмахивался или грубил, делая все возможное, чтобы она больше не подходила. Он боялся, что передумает, а такого он себе позволить не мог. Решение было принято, и для него оно было единственно верным.
ОНА, поняв, что все попытки остановить любимого от необдуманного шага с треском провалились, поняла еще и то, что разлюбить ЕГО вряд ли когда-нибудь получится. Слишком сильным было чувство. И каждую ночь после его свадьбы сердце рвалось на части всего лишь от одной мысли о том, что в это самое время он лежит в одной постели с женой.
Поступление в училище и новые знакомства немного отвлекли от воспоминаний о НЕМ. Конечно, выбросить ЕГО из головы полностью не получилось, но приходилось учиться жить без него. Поэтому, когда их звуковик начал оказывать ей знаки внимания, она его не отшила, а попыталась забыться в новых отношениях. Молодой человек был настойчив в ухаживаниях и в стремлении сделать ее своей. А ОНА была столь же настойчива в своем желании забыть ЕГО. Все закончилось предложением пожениться. Она особо не раздумывала, стараясь не слушать собственное сердце, которое твердило "нет", и, руководствуясь только здравым смыслом, сказала свое "да". Было глупо думать о том, что может что-то измениться. ОН уже был женат год и развод в его планы совсем не входил. ОНА этот год пыталась жить без НЕГО и, вроде как, привыкла к будущему мужу. Нет, ОНА понимала, что времени прошло совсем немного, и можно было бы подождать еще, ведь, вполне возможно, она встретила бы того, кого могла бы полюбить. Но была твердо уверена, что этого все равно не произойдет. Вот и вышла замуж.

Впервые наедине ОНИ встретились у ЕЕ деда дома. ОНА пришла помочь пожилому человеку с уборкой, что делала регулярно. Да и вообще, здесь ОНА больше чувствовала себя дома, нежели в квартире супруга. А ОН пришел навестить бывшего соавтора и просто друга. Конечно, после его женитьбы у них с пожилым человеком были недомолвки и на какое-то время общение прекратилось, но потом обиды остались позади, и встречи возобновились. К тому же, старый писатель был связующим звеном между НИМИ. И хотя ОНИ делали вид, что это не так, каждый ИХ визит к старику не обходился без привычного вопроса: "Как ОН?"; "Как ОНА?"
А сегодня получилось так, что деда не было дома. Он уезжал к другу на дачу и должен был вот-вот вернуться.
ОНА, переодевшись в домашний костюм, в одиночестве занималась уборкой, когда пришел ОН, считая, что друг и соавтор уже вернулся домой.
Так ОНИ оказались на кухне за одним столом.
Разговор не клеился, как бы ОНИ его не пытались завести. Пытаясь исподтишка изучать друг друга, сталкивались взглядами и быстро отводили глаза в сторону, делая вид, что это случайность.
Тишину в комнате нарушил звонок мобильного телефона девушки. ОНА с поспешностью взяла трубку, а после разговора сообщила:
- Дед сегодня не приедет. Попросил извиниться перед Вами.
Так и получилось, что ОН засобирался домой. Правда, так велел его разум, в то время как сердце просило остаться, хотя бы для того, чтобы просто любоваться ЕЮ.
ОНА встала, чтобы проводить гостя, попутно убирая со стола чашки и нож, который выскользнул из рук, поранив палец девушки. ОНА вскрикнула, со звоном опустила посуду в раковину и схватилась за руку.
ОН тут же подлетел к ней, взял за запястье и внимательно оглядел порез. Не говоря ни слова, достал медикаменты - ОН знал, где они находились - и все так же молча обработал рану. Девушка дернулась, когда лечебная жидкость полилась на руку, но мужчина удержал ее и осторожно подул на палец. ОНА изумленно замерла в молчании, наблюдая за ним, а ОН ловко заклеил порез пластырем и, наконец, посмотрел ЕЙ в лицо.
Два безумных взгляда встретились, не в состоянии разойтись. ОН все так же держал ее за руку, в то время как напряжение в комнате нарастало. Все это настолько напоминало прошлые времена, что казалось они перенеслись назад, когда ОН постоянно ухаживал за ней и оберегал ЕЕ. А ОНА снова стала той невинной школьницей, которая любила ЕГО. Вот только прошлое, что так внезапно накатило на них, также внезапно отступило, возвращая в реальность и напоминая о том, что ОБА уже не свободны.
ОНИ видели в глазах друг друга калейдоскоп чувств, начиная от нежности и заканчивая яростью, злостью, гневом на судьбу, но в первую очередь на себя и друг друга.
Будто одновременно ОНИ представили друг друга в супружеских постелях, от чего взгляд стал жестоким, а в глазах появились искры недовольства.
А в следующую секунду ОН резко притянул ЕЕ к себе и впился в губы злым поцелуем. ОНА лишь вначале дернулась, то ли от неожиданности, то ли из желания вырваться, а затем ответила ЕМУ таким же злым поцелуем.
Неожиданно вся реальность куда-то отошла, словно оставляя молодых людей одних в целом мире. ОНИ перестали контролировать себя и свои действия. Словно обезумевшие, ОНИ одаривали друг друга грубыми и жадными поцелуями, желая хотя бы таким образом выплеснуть все, что было на душе. А вскоре к безумным поцелуям добавились столь же безумные ласки. Руки грубо изучали тела друг друга. Сначала через одежду, а затем резко срывая ее, обнажая желанные тела. Но неожиданно вспыхнувшая страсть не оставляла времени ни на что, кроме ее удовлетворения.
Мужчина вел себя как дикий зверь, с жестокостью сдергивая с девушки брюки вместе с трусиками. ОНА не отставала от него, яростно дергая дрожащими руками неподдающуюся молнию на его брюках. ОН помог ей, откинув от себя ее руки и расстегнув штаны. Тут же грубо толкнул ее к столу и усадил на него. Подхватив под колени, подтащил к себе и развел ноги девушки, тут же устраиваясь между них и с яростью, с одного движения вонзаясь в горячую глубину желанного тела.
ОНА вскрикнула, вцепилась пальцами ЕМУ в плечи, причиняя боль, и выгнулась ЕМУ навстречу. ОН, не останавливаясь ни на секунду, продолжал свои грубые толчки, сдавливая пальцами нежные бедра. Затем переместил руки на грудь девушки, с силой сжимая пальцами соски и сдавливая ладонями округлые полушария. ОНА не отставала от него, подавалась бедрами навстречу ЕГО движениям, царапая плечи и спину. Губы обоих горели от бешеных, жестоких поцелуев, а с мелких ранок от прикусов сочилась кровь.
ОНИ не думали о том, что будет дальше. И даже не задумывались над тем, что делают сейчас. Не было угрызений совести, мыслей о том, что нужно остановиться, что все это неправильно и что так нельзя. Просто слишком долго они убеждали самих себя, что ничего не чувствуют по отношению друг к другу, что все хорошо в их семьях. Взрыв неизбежно должен был произойти и именно сейчас он происходил, выражаясь в неконтролируемых движениях, несдержанных стонах, стремлении не только получать удовольствие, но и своего рода "мстить" болезненными ласками за все и в тоже время ни за что.
Развязка наступила неожиданно. Движения мужчины стали резче и еще быстрее, и ОНА почувствовала, как внутри нее разлилась горячая лава, в плечо болезненно вонзились зубы, а прямо в ухо ворвался рык удовлетворения. Тут же вскрикнула и сама, доходя до вершины блаженства, забилась в сильных руках мужчины в судорогах удовольствия, вонзаясь ногтями ему в плечи и оставляя на них отметины.
Тяжелое и хриплое дыхание обоих смешивалось, на лицах выступила испарина, по спинам струились тоненькие ручейки пота. Ни разу за время семейной жизни у них не было такой близости с супругами, и что с этим делать, ОНИ не знали. Лишь удовлетворенные тела все еще дрожали от болезненных ласк, в то время как упрямый разум ни в какую не соглашался возвращаться на место.
Наконец, девушка нашла в себе силы оттолкнуть мужчину. Тут же спрыгнула со стола, про себя поражаясь тому, что ноги, того и гляди, готовы были подогнуться. Такого острого блаженства она еще не чувствовала никогда.
Девушка решила, что выяснять отношения не имеет смысла, и поэтому сказала:
- Я в душ. Захлопни за собой дверь, когда будешь уходить.
ОНА ничего не объясняла. ОН ничего не спрашивал. Просто ОБА понимали, что так правильнее. ОНИ не думали о том, что только что изменили своим супругам. ОНИ не думали о том, что после этой близости придется возвращаться на супружеское ложе. ОНИ не думали и о том, какими будут ИХ отношения дальше. Сейчас просто жизненно необходимо было остаться наедине самим с собой, чтобы разобраться в том, что только что произошло.
Девушка так и не набралась сил в этот вечер отправиться домой и осталась на ночь в своей бывшей комнате.
А мужчине пришлось спать в футболке, делая вид, что он немного простыл, тем самым отлынивая и от супружеских обязанностей.
Конечно, вскоре пришлось вернуться к прежней жизни. Но как бы ОНИ не пытались во время близости сконцентрироваться на своих партнерах, перед глазами мелькали сцены из фильма их измены. Следующая встреча произошла через две недели, и опять на квартире Кулемина.. Старый фантаст пригласил внучку и своего друга к себе в гости, а когда ОНИ пришли, вспомнил, что оказывается к чаю ничего нет. На все предложения мужчины и девушки сбегать до магазина, категорически бросал "нет", мотивируя тем, что они у него в гостях. Хотя для них двоих эта квартира всегда была домом.
Пожилой человек ушел, а девушка, не в силах оставаться с мужчиной наедине, отправилась в ванную мыть руки. Правда делала она это так долго и тщательно, что мужчина пришел узнать, в чем дело.
Стоило только ИХ взглядам пересечься в зеркале, как по телам пробежала дрожь воспоминаний их прошлой встречи. Желание вновь испытать те чувства и эмоции захлестнуло с невероятной силой. Никто не понял, кто сделал первый шаг навстречу, но уже в следующее мгновении ОНИ были в объятиях друг друга.
И снова были бешеные поцелуи и дикое слияние тел. На сей раз ОНИ даже не разделись, лишь спустили брюки, а затем ОН развернул ЕЕ к себе спиной и ворвался в ждущую его плоть.
Эта близость была такой же бурной, как и в прошлый раз, и даже возможность появления в любой момент деда не останавливала ИХ.
ОН вышел из ванной за две минуты до того, как пожилой мужчина вошел в квартиру. А ОНА появилась на кухне спустя пять минут. Если Кулемин и заподозрил что-то, то не показал вида, несмотря на необычное поведение молодых людей и лихорадочный блеск их глаз.
В следующий раз пожилой человек опять одновременно пригласил ИХ в гости, и срочно ушел к другу, теперь уже намеренно оставляя ИХ наедине. Он хотел проверить свои догадки, поэтому не спешил возвращаться домой. А когда вернулся, то по раскрасневшимся лицам и блестящим глазам понял, что не ошибся в существовании ИХ связи.
Кулемин всегда осуждал тех супругов, кто ходил «на сторону», но в случае со своей внучкой и своим соавтором понимал, что ОНИ обзавелись семьями не от большой любви и что любят-то ОНИ друг друга. Но вот сделать что-то, чтобы изменить свою жизнь, ни один из них не решается. Поэтому и решил старый фантаст дать им возможность встречаться наедине, привыкнуть друг к другу и стать друг для друга необходимыми. И может быть, решиться на развод.
И он занялся осуществлением своего плана. Понимал, что поступает неправильно, но ради счастья близких ему людей, наплевал на свои принципы.
Сначала молодые люди не понимали поведения деда, а потом поняли, что он все знает и специально их сталкивает. Не хотелось делать деда соучастником ИХ измен, поэтому было решено все прекратить.
И мучительно потянулись дни, когда даже надежды на то, что ОНИ встретятся, не было никакой. От этого становилось больно, а их сумасшедшей близости не хватало обоим.
Спустя две недели ОН позвонил ЕЙ. С предложением встретиться. ОНА задумалась лишь на мгновение, а затем назвала свой адрес и время, когда ОНА ЕГО будет ждать. ОНА знала, что мужа не будет дома, к тому же тот всегда звонил узнать, где она, чтобы в случае необходимости заехать за ней.
ОН приехал к ней почти вовремя. ОНА открыла дверь, пропуская его вперед. ОН замялся на пороге, понимая, что сейчас стало все более серьезно. Ведь теперь они у нее дома, куда в любой момент может прийти ее муж.
Будто поняв, что ЕГО останавливает, ОНА сказала:
- Он будет не раньше семи.
У них было около двух часов, и ОН не собирался терять ни минуты. Быстро войдя в квартиру, захлопнул за собой дверь и сжал ЕЕ в объятиях.
ОНА сама схватила ЕГО за руку и увлекла за собой в комнату. Не в ту, которую делила с мужем, а в гостиную. И сделала это не потому, что в спальне была супружеская постель, которую не хотелось осквернять изменой, а потому что ей не хотелось заниматься сексом с НИМ там, где спит с мужем. ИХ отношения были отдельной историей и заслуживали отдельной постели, в которой не будет ни ЕГО жены, ни ЕЕ мужа.
Постепенно их встречи начали носить иной характер. ОН приглашал ее к себе и не раз, но ОНА всегда отказывалась. Лучше уж изменять у себя дома, чем у НЕГО. Ведь там была хозяйкой ЕГО жена, и туда не хотелось даже входить, не говоря уже о том, чтобы спать с НИМ. Может быть, ЕМУ так же неприятно было приходить к НЕЙ, но встречи уже стали необходимостью и отказываться от этих встреч ОНИ не собирались.
Только вот если в самом начале их близость была сродни животной страсти, то постепенно она стала приобретать другие окраски, переходя вначале в недолгие прелюдии, затем в долгие и изощренные ласки, сводящие с ума. И вот дикий и торопливый секс переродился в долгое и неспешное занятие любовью, где удовлетворение уже получали не только тела, но и души. В первую очередь души. Огорчало лишь то, что после подобной близости приходилось расставаться. Но о будущем пока молчали оба, не решаясь на откровенный разговор.
После каждой ИХ встречи все сложнее и сложнее было возвращаться к своим супругам. Душа и сердце рвались в ту маленькую комнатку, которая уже несколько месяцев была только ИХ. ОНИ жили от встречи до встречи, в остальное время играя на публику, делая вид, что у НИХ все в порядке. От супружеских обязанностей пытались отказываться, как могли, ведь все внутри противилось тому, чтобы спать с нелюбимыми.
Теперь ОН и ОНА большей изменой считали не ИХ собственные встречи, а ночи с теми, с кем были расписаны.
Помимо этого ИХ преследовали воспоминания, яркие и красочные, но от этого не менее болезненные и отравляющие. ОБА как наяву чувствовали прикосновения друг друга, слышали каждое произнесенное ими слово. Воспоминания эти накатывали внезапно, некстати, рассеивая внимание, и тогда становилось совсем плохо. Хотелось биться головой о стену или кого-нибудь растерзать, и покончить, наконец, со своей двойной жизнью, выбрав того, кто всех ближе и с кем хотелось прожить всю жизнь.
ОНИ встречались уже полгода. Лежа в постели у НЕЕ дома и уже отдыхая после только что завершившейся близости, услышали звонок ЕЕ мобильного. Звонил муж, предупреждая о своем скором возвращении.
Молодые люди не знали, подозревает он об измене жены или нет, но тот всегда предупреждал, когда выезжал с работы. Может быть, делал это по привычке, а может, не хотел, чтобы по возвращении домой его ждал неприятный сюрприз. Тогда логичен был бы вопрос, почему он ничего не пытается выяснить, чтобы знать наверняка? Но, видимо, он слишком боялся потерять жену. Как и ЕГО супруга, которая явно понимала, что что-то происходит. И хотя ОНИ всегда были осторожны в своих отношениях, иногда в разговорах с супругами настолько погружались в воспоминания, что теряли нить разговора, вызывая непонимание у собеседника.
Вот и сейчас, после звонка мужа, как уже бывало не раз до этого, ЕМУ нужно было встать и уйти. Но, увидев ЕЕ взгляд, порывисто притянул к себе и крепко обнял. ОНА тут же ухватилась за него, не желая разрывать объятия. ОНИ будто в последний раз были вместе и не могли надышаться друг другом. Внутри все разрывалось и выворачивалось наизнанку от режущей боли. ОНИ словно были одним целым, которое сейчас кто-то пытался разъединить, разорвать, а ОНИ цеплялись друг за друга, не желая поддаваться. Было настолько тяжело, что казалось, дыхания не хватает, горло сдавливало, не пропуская кислород, а внутри все щемило от предстоящей разлуки.
ОН постарался отстраниться, но ОНА не позволила этого сделать.
- Родная, мне пора... - прошептал ЕЙ на ухо.
И тут ЕЕ словно прорвало. Одного слова "родная" было достаточно для того, чтобы сорваться. Казалось бы, в нем нет ничего особенного, но для НЕЕ оно прозвучало сейчас громче всяких слов о любви. ОБА понимали, что та любовь, что жила в них еще в школьное время, жива и никуда не делась, но, несмотря на это, о ней никогда не говорилось. Ведь иногда слова бывают лишними, все и так бывает понятным. По этой же причине ОНИ никогда и ничего не обещали друг другу. Ведь говорить что-то просто так не было желания, а давать обещания ОНИ были не готовы.
И теперь это "родная", произнесенное так, будто ОНА одна единственная на всем свете, самая нужная и необходимая. Хотя для НЕГО это так и было.
- Я не могу так больше... - из глаз девушки брызнули слезы. ОНА еще сильнее прижалась к НЕМУ. - Не могу!..
ОН судорожно вздохнул, практически стиснул ЕЕ в объятиях, ловя каждый всхлип, запустил ладонь в волосы, осторожно прижимая ЕЕ голову к груди.
- Не могу жить от встречи до встречи! - плакала ОНА. - Не могу скрывать больше все это! Не могу ложиться с ним в постель! - повысила ОНА голос, будто пытаясь что-то донести до НЕГО. - Не могу!.. Не могу!..
ОНА больше ничего не говорила, а тихо плакала, в то время как ОН принимал решение. Два года назад ОН сам разрушил их жизни, сейчас ОН же должен все вернуть на свои места и сделать ЕЕ счастливой.
ОН гладил ЕЕ по волосам и спине, ожидая, когда она успокоится. А когда ЕЕ тело перестало вздрагивать от всхлипов, твердо сказал:
- Я поговорю со Светой сегодня. Все ей объясню. Больше мы жить с ней не будем. Я сам подам на развод, - ОН почувствовал, как ОНА замерла, будто не веря в то, что ОН говорит, а затем закончил:
- На тебя я давить не буду, решай сама, с кем хочешь остаться, - ОН осторожно освободился от объятий и начал поспешно одеваться. ОН понимал, что у НИХ осталось совсем мало времени и ему совсем не хотелось, чтобы ЕЕ муж застал их вместе. Не потому, что ОН боялся встречи с ним, а потому что хотел, чтобы ОНА сама все решила для себя и покончила с той жизнью, которая стала для нее обременительна.
ОН подошел к ней и поцеловал в макушку. Не отрываясь от волос, тихо сказал:
- Я люблю тебя, родная.
ОНА вздрогнула и изумленно посмотрела на него. "Люблю" и "родная" в одном предложении окончательно выбили ее из колеи, а учитывая его слова до этого...
- Я уже приняла решение! - практически ему вслед крикнула ОНА. - Вася сейчас придет, и я все скажу ему. Я сегодня же перееду обратно к деду.
ОН посмотрел на нее - долго и внимательно, а затем, ни слова не говоря, развернулся и вышел.
А у НЕЕ из глаз снова хлынули слезы. Правда на сей раз не только боли, но и некоторого облегчения. Конечно, еще все самое сложное было впереди, но главное было в том, что решение было принято. Мысль о том, что ОН мог солгать, даже в голову не приходила. ОНА верила ему и знала, что ОН сделает так, как сказал. Да и ОНА от своих слов отказываться не собиралась.

Спустя три дня в квартиру Кулеминых пришел молодой мужчина. ОН больше не прятал глаз, а выглядел так, будто помолодел, хотя и без того был молод. ОН словно излучал радость и счастье, и, увидев ЕГО, ОНА сама начала непроизвольно улыбаться.
- Начнем все сначала?! - протянул ей букет белоснежных роз, заранее зная ее ответ.
- Да, начнем, - тихо подтвердила ОНА и взяла цветы, зарываясь носиком в их середину.
Три дня назад ОНИ поговорили с супругами, сказали, что любят других, и пережили скандалы. Вчера были поданы последние документы на развод и, несмотря на то, что официальные бумаги будут готовы еще нескоро, ОБА знали, что с прошлой жизнью было покончено.
А впереди их ждала новая жизнь, в которой, они был уверены, все будет хорошо. Ведь их любовь уже была проверена и временем, и браком с нелюбимыми и, несмотря на это, была жива, даже казалось, стала еще сильнее.
Зато теперь они знали, что друг без друга не представляют своей жизни и готовы были беречь свою любовь и защищать ее.

Спасибо: 44 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 7129
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.05.12 23:07. Заголовок: Автор: Михеэлла Назв..


Автор: Михеэлла
Название: У меня ВСЕ было
Рейтинг: R
Жанр: Continuation
Пейринг: КВМ
Бета: Не такая
Статус: окончен

Девчонки! Так давно здесь не была, что даже как-то боязно выставлять что-то, будто и не писала раньше. Но на днях на меня нахлынула такая ностальгия, что я отправилась пересмотреть некоторые моменты КВМ. То, что из этого получилось – ниже. Не могу сказать, что придумала что-то новое. Просто взяла момент из фильма и дала ему свое развитие.

forget-me-not. Катя, спасибо за прохождение премодерации.

Не такая. Таня, спасибо за все-все-все.


- А чтоб вы поняли, что я уже не ребенок, я вам вот что скажу: Когда мы встречались с Гуцулом, у нас ВСЕ было. Ясно?
- Ты серьезно? – тихо спросил мужчина.
- Серьезно! Хотите - у него спросите, если не верите! – распалялась Лена, не обращая внимания на реакцию мужчины. И тут же воспользовавшись его замешательством, постаралась выставить его за дверь.
Для Степнова признание Кулеминой прозвучало как гром среди ясного неба. Раньше он старался не думать об этом, а если такие мысли и возникали, отгонял от себя. А сейчас Лена так просто призналась, что спала с кем-то, и Витя не мог понять собственных чувств. Было слишком больно. Только он еще не мог понять от чего именно: от того, что как дурак оберегал ее от самого себя и возможных взрослых отношений; или от того, что его Ленка уже не такая невинная девочка, которой была в его представлении все это время. В душе поднялась такая буря, что на Ленин толчок локтем ему в живот, он среагировал с точностью до наоборот. Схватив ее за руки, отодвинул от двери и захлопнул ее за собой, прижимая Лену к стене и удерживая так.
- Ты ведь лжешь! – все еще отказываясь верить девушке, отрывисто бросил мужчина.
Лена не понимала реакции Степнова и какое-то время удивленно смотрела на него. Затем, сообразив, что хоть что-то его задело настолько, что он остался и решил докопаться до истины, вместо правдивого ответа, решила поизводить его.
- Нет! – грубо бросила она. И в тот же миг увидела, как глаза мужчины вспыхнули яростью и злостью.
- Да как ты…
Неожиданно у Виктора пропала охота говорить хоть что-то, и, грубо придавив собой Лену к стене, он впился ей в губы жестким поцелуем. Ему казалось, что сейчас он не способен логически думать и о чем-то рассуждать. Внутри бушевала такая буря, которую уже никто не способен был остановить. А девчонка рядом, наоборот, лишь увеличивала ее размах и скорость. Но вместо того чтобы держаться от нее подальше, его будто что-то влекло к ней, заставляя, вынуждая не отпускать ее.
Лена, в очередной раз не поняв такого перехода, вначале изумленно стояла, боясь пошевелиться, и не понимала, что такого она сказала. Ведь если раньше говорила, что любит его, а он все равно предпочитал уйти, почему сейчас, когда сказала, что у нее уже был секс с другим, он остался и так странно себя ведет. Но долго думать она не могла, ведь и сама хотела оказаться в объятиях мужчины. К тому же он так жадно обнимал ее и целовал, что она не смогла отказать себе в удовольствие ответить ему тем же. Поэтому обняла мужчину за шею и со вздохом наслаждения начала отвечать на его поцелуй.
Такое поведение девушки еще больше разозлило Виктора и лишний раз убедило его в правдивости ее слов.
- Так значит, все было? – выдохнул прямо ей в лицо, с силой сдергивая с нее куртку и отбрасывая ее в сторону. Затем с такой же поспешностью стянул куртку с себя.
Притихшая Лена стояла и во все глаза смотрела на столь непривычного для нее Виктора Михайловича. Она понимала, что его таким сделало ее признание. Но отказываться от своих слов она не собиралась.
- И как? Тебе понравилось? – язвительно спросил мужчина.
- Вам-то какое дело?
- Раз спрашиваю, - вновь притягивая ее за талию к себе, - значит, есть дело! Так что?
- Понравилось! – зло ответила Лена и уперлась ладонями ему в грудь, пытаясь освободиться.
Но мужчина был сильнее и не дал этого сделать. Наоборот. С силой прижал ее к себе, лишая даже малейшей возможности вырваться. Оба тяжело дышали, а глаза метали молнии.
- Тогда и я тебя не разочарую!
Больше ни о чем не думая, впился ей в губы грубым поцелуем, намеренно причиняя боль. А руки, обвитые кольцом вокруг ее талии, сжались еще сильнее, так же причиняя боль.
- Так значит, говоришь, никого нет и дед в больнице? Что же, тем лучше! Никто не помешает!
Лена изумленно уставилась на него, а он вместо объяснений схватил ее за руку и потащил за собой в ее комнату. Там, не церемонясь, толкнул ее на кровать и тут же оказался рядом. Девушка не успела испугаться, только понимала, Виктор хоть и был сейчас не в себе, но таким он ей нравился. По крайней мере, не пытался сбежать от нее и не придумывал глупые отмазки для этого. О том, что будет дальше, она не думала, просто получала то многое, что он ей сейчас дарил.
Он целовал уже не только ее губы, а двигался по всему лицу, переходя на шею. Руки проворно скинули с нее кофту, оставляя в одной футболке, под которую тут же и нырнули, касаясь бархатистой кожи.
В голове мужчины не было ни одной мысли. Вместо того чтобы задуматься над тем, что он делает и остановиться, пока все не зашло слишком далеко, он от каждого вздоха Лены сходил все больше и больше с ума. И не просто от желания, хотя оно и было сильным. А скорее от злости на нее за то, что она умеет вести себя в постели, что не боится показывать свои эмоции и чувства, что без стеснения принимает его грубые ласки и так откровенно предлагает ему себя.
- Значит, он научил тебя всему, да? – не останавливаясь, шептал он. – Значит, знаешь, к чему все это приводит… - сдернул с нее футболку, оставляя в тонком лифчике, через который отчетливо была видна грудь. На мгновение замер, но тут же понял, что эта часть одежды ему мешает и, не обращая внимания на притихшую девушку, завел руки ей за спину и, быстро справившись с застежкой, расстегнул бюстгальтер и, сдернув его с нее, отбросил в сторону. Взгляд сразу же остановился на обнажившемся участке тела. Он громко сглотнул.
Молчавшая все это время девушка, увидев, как он смотрит на нее и поборов желание закрыться, резко бросила:
- Вы, я смотрю, тоже знаете, как надо обращаться с девушками?
- Да как ты смеешь?!
- Это как вы смеете? Что за цирк устроили? Что, не нравится, что кто-то опередил вас? – язвительно спросила Лена.
Этого вопроса хватило, чтобы подхлестнуть злость Виктора, и он снова набросился на девушку с жадным поцелуем. Руки грубо ласкали грудь. И хотя Лене не были противны действия мужчины, даже в какой-то степени приятны, ей не нравилось то, что он пытается ими сейчас что-то доказать. Поэтому она попыталась отстраниться от него. Но не тут-то было.
- Никуда не уйдешь! – не отрываясь от тела девушки, произнес Виктор. – Ты же этого хотела, когда в прошлый раз позвала меня к себе? И тебе не понравилось, что я ушел. Теперь не уйду!..
- У вас что, вообще съехала крыша? – изумленно спросила Кулемина.
- Съехала! – поспешно снимая с себя свитер и футболку, подтвердил Степнов. – Ты же этого добивалась все это время? – прижал ее к себе и на мгновение замер, впервые соприкоснувшись обнаженной кожей с ней. Ее твердые соски упирались ему в грудь, а блестящие глаза излучали молнии. – Добилась… - сглотнул мужчина и снова ее поцеловал.
А затем начались поспешные ласки. Они граничили с грубостью и болью, но Лена не пыталась остановить мужчину. Она понимала, к чему все идет, но не стремилась прекращать сладостные муки. Знала, что всего пара слов, и он остановится, но намеренно не произносила их. Ей нравился такой страстный и необычный Степнов. И пусть он был не похож на самого себя, но он все еще оставался ее любимым мужчиной.
Лена не заметила, когда он стащил с нее джинсы, оставляя лишь в тоненьких трусиках. Но, поняв это, начала слегка дрожать и посмотрела мужчине прямо в глаза. Она не знала, что хотела там увидеть, но вот он увидел что-то, что заставило его вновь спросить:
- Так все было?
И этот вопрос снова заставил Лену пойти против него и наплевать на будущее:
- Да!
Этого короткого слова хватило, чтобы мужчина отпустил все тормоза. Он больше ни о чем не думал. Поспешно прижал своим телом Лену к постели, а рука быстро спустилась с груди вниз, проникая под трусики, чувствуя ее влагу. Ничего не соображая, ввел пальцы в нее и тут же почувствовал, как она дернулась.
Ей не было больно, но это действие отличалось ото всех остальных. И пусть он и до этого ее ласкал грубо, сейчас ей стало неприятно. Неприятно внутри, там, где сейчас находились его пальцы. Когда же мужчина повторил действие, Лена дернулась сильнее, пытаясь отстраниться от него. До нее только сейчас дошло, к чему все это может привести и чем именно закончиться. Желание, неожиданно нахлынувшее на нее, так же неожиданно ушло и она оттолкнула Виктора.
Но мужчина к этому моменту и сам уже все понял, поэтому не удерживал ее силой.
Казалось, только их тела перестали соприкасаться, оба пришли в себя. Но это продолжалось недолго.
Мужчину охватила очередная вспышка злости на девушку. И если до этого он злился, что она уже с кем-то спала, то теперь он не мог справиться со злостью за ее ложь. Ведь не останови она его, последствия были бы ужасными.
- Какого черта ты врала? – он встал с кровати и надел футболку, стараясь не смотреть на практически обнаженную девушку.
Эти слова заставили Лену вспомнить о причине, из-за которой они оказались в одной постели. Зло взглянув на мужчину, она быстро вскочила и подошла к шкафу, из которого тут же вытащила длинную футболку. Когда хоть частично удалось скрыть свою наготу стало спокойнее. Она намеренно не оделась до конца.
- А какого черта вы устроили здесь? – пошла в наступление Лена.
- Да ты хоть понимаешь, к чему все это могло привести?
- Да достал ты меня! – закричала Лена, не обращая внимания на то, что перешла на «ты». – Определись уже! То в постель тащишь, то посылаешь!
- А ты прекращай врать! – не отставал от нее он.
- Это кто еще из нас врет? Сначала люблю, а после подожди два месяца, я не готов?! А слабо сказать, что нет любви?
- Да с чего ты это взяла?
- Да и, правда, с чего? Любил невинную девочку, а стоило узнать, что у нее уже были интимные отношения, так все, можно и самому туда же? Теперь ведь нечего оберегать!
- Да что ты такое говоришь! – он вскочил с кровати и остановился напротив нее.
- А то! Когда думали, что у меня ничего не было, бегали от меня! «Леночка - нельзя! Леночка - надо подождать!» - передразнила его девушка. - А стоило узнать, что я спала с Гуцулом, так все запреты ушли в раз? Можно больше не оберегать, можно грубостью взять, да?
- Да ты сама все это начала!
- Я?! – изумилась девушка. – Я сказала, что люблю, а ты?.. Ты играл со мной, как с игрушкой.
- Да ничего подобного! Я переживал за тебя, не хотел, чтобы в школе ходили слухи о нас. Старался уберечь тебя от самого себя.
- И что? Уберег? Стоило мне сказать одно неверное слово, как ты тут же применил силу. Это защита, да?
- А зачем ты соврала?
- А это что, так важно: было у меня уже все или нет? – не обращая внимания на его вопрос, задала свой Лена. – Или что, пока я виделась ребенком, нравилось представлять, что я когда-то стану твоей? А стоило узнать что я уже не ребенок, как стало противно и захотелось меня проучить? И что было бы, спи я уже с Гуцулом? Довел бы начатое до конца и забыл бы как меня звать? Вот значит какая твоя любовь? А кто меня заставил встречаться с этим самым Гуцулом? Не ты ли?
- Ты сама это решила, нечего сваливать все на меня!
- А по чьей вине я это решила? – закричала Лена. – Ты сам, то бегал за мной, то прогонял меня.
- Да ты сама вела себя не лучше! Не ты ли говорила, что у нас ничего не может быть? А теперь значит, любишь уже! Или что, просто секса захотелось?
Лена от шока и слово вымолвить не могла. Она никогда даже не показывала, что ей хочется близости, не говоря уже о том, чтобы сказать это. А тут он с такими обвинениями…
- Пошел вон! – она с трудом сдерживала себя, чтобы не набросится на Степнова и не применить на нем все те приемы, которым он когда-то учил ее.
Виктор сам понял, что погорячился, но сдаваться так просто не хотел:
- А что еще я должен думать, если вначале ты бегаешь от меня, после зовешь к себе, начинаешь виснуть на мне, говоришь, что никого нет дома?
После этих слов Лена перестала контролировать себя и, прежде чем Витя успел среагировать, дала ему звонкую пощечину. Внутри все клокотало от ярости, ей казалось, что сейчас она его ненавидит, до такой степени он ее бесил.
Хоть и с запозданием, Виктор схватил Лену за запястье и крепко сжал, причиняя легкую боль.
- Если считал, что я озабоченная малолетка, которой нужен только секс, чего же не бросил меня и кормил ожиданием выпускного? – не обращая внимания на боль, жестко бросила Лена.
Оба неожиданно успокоились. Как ушат холодной воды была пощечина для Виктора и грубые слова от него для Лены. Пришло понимание, что взаимными упреками лишь ухудшают положение. Слова, которые слетали с губ, уже давно перестали быть правдивыми и несли в себе лишь одно – причинить боль другому.
Мужчина внезапно разжал пальцы на запястье девушки и посмотрел на ее руку. Там отчетливо проступали следы от его пальцев. Понял что, скорее всего, там будут синяки, обозвал себя самыми последними словами, нагнул голову, при этом немного приподняв руку Лены и осторожными поцелуями прошелся по всему запястью. Эти поцелуи были не сравнимы с теми, которыми он осыпал ее совсем недавно. Те были грубые и жадные, а сейчас были нежные и легкие. Лена лишь заворожено смотрела на согнутую голову мужчины над ней.
Наконец выпрямившись, он посмотрел ей в лицо и тихо сказал:
- Прости меня. Я… я не знаю, что на меня нашло. – Слова давались с трудом. Мужчина и сам не знал, что мог сказать и, хотя оба были виноваты в сложившейся ситуации, он себя считал более виноватым. – Я никогда не думал о тебе так, как сказал.
- Не думал так, а сказал! Не хотел оказаться со мной в постели, а оказался! Вам не кажется, Виктор Михайлович, что какая-то несостыковочка получается? – Лена выдернула свою руку из его и отошла от мужчины к окну.
- Слушай, Лен, мы оба погорячились. Или я не прав? – посмотрел на нее. – Так давай без взаимных упреков просто поговорим.
Девушка посмотрела в лицо мужчины, но он отвел взгляд. Проследив за ним, заметила, что он смотрит на ее обнаженные ноги.
- А вы уверены, что сможете просто поговорить? – язвительно спросила она. – Или снова в постель меня потащите?
- А тебе сложно было одеться? – не сдержался Виктор.
Лена демонстративно вернулась к шкафу и достала домашние брюки. Смотря прямо на мужчину, надела их и развела руки, показывая этим, что выполнила то, что он хотел.
Оба молчали. Ни один, ни второй не знали, что нужно сказать.
- Зачем ты соврала? – тихо спросил Виктор.
- А для вас это имеет такое значение? Было или не было у меня уже это? – так же тихо спросила Лена.
- Нет.
- Тогда почему вы повели себя так?
- Твои слова прозвучали так неожиданно, что я не смог сдержаться. К тому же ты намеренно меня провоцировала, подливая масла в огонь.
- Да вы взбесились, как бык на корриде, и чтобы я не сказала, это вас не остановило бы.
- Ты сделала все возможное, чтобы я не остановился, - уточнил он.
- А я не жалею о том, что сделала и сказала, - неожиданно выдала девушка. – Или что, не смотря на то что произошло, вы снова начнете бегать от меня и твердить, чтобы подождала два месяца? – с подозрением посмотрела на него, будто ожидая увидеть подтверждение своим словам.
- Нет, - тихо сказал Витя и, подойдя вплотную к Лене, осторожно обнял ее за талию и притянул к себе. – Я больше не буду от тебя бегать. Но давай договоримся, что и ты не будешь больше намеренно меня заводить. Я знаю, что ты слышать ничего не хочешь о школе, но если у нас будут близкие отношения, мы не сможем это скрывать, будем срываться и показывать это окружающим, хоть и неосознанно. Мы будем вместе эти два месяца, но давай не будем торопиться. Пусть все идет своим ходом. Согласна?
- У меня есть выбор?
- Пойми, другого варианта нет. Мы ведь будем вместе, просто развиваться все будет постепенно. По-моему - это правильно.
- А вы значит очень правильный? – вновь начала заводится девушка.
- Лен! Ну, сколько можно? Я хочу как лучше! - возмутился Витя. – Или у тебя есть другие предложения? – выпустив ее из объятий, спросил он.
- Да нет у меня никаких предложений! Просто бесит, что до моих слов бегали от меня, а теперь вдруг пошли на уступки. Или что, вы испугались, что я могу еще что-нибудь придумать?
Неожиданно он снова ее обнял:
- Я был дурак. Самый настоящий дурак, - спокойно признался мужчина. – Я не знаю, что было бы за эти два месяца, но я рад, что проведу их не в попытках сбежать от тебя, с целью твоей же защиты от самого себя, а с тобой. Лен, я… люблю тебя. И пусть часто я поступал не правильно, но я хотел как лучше. Не понимал, что лучше будет с тобой, а не без тебя. Ты простишь меня? – с ожиданием посмотрел ей в глаза.
- И что, я больше не услышу, что надо подождать два месяца до выпускного? – с подозрением спросила девушка.
Мужчина неуверенно и как-то смущенно улыбнулся:
- Нет.
- И когда захочу поцеловать вас, вы не выставите меня за дверь? Не сбежите от меня? – задавала вопросы Лена.
- Нет.
- И всегда рядом будете?
Нагнувшись над Леной, выдохнул:
- Всегда!
А затем нашел ее губы и нежно поцеловал. Так, как еще никогда до этого. Сам.
И Лена поверила ему. И доверчиво обняв, со вздохом облегчения подалась ему навстречу, отвечая на поцелуй.

Конец.

Спасибо: 39 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 7212
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.11.15 16:20. Заголовок: Автор: Михеэлла Бета..


Автор: Михеэлла
Бета: Вика
Название: Выбор
Жанр: Angst, POV
Рейтинг: R
Пейринг: КВМ
Статус: закончен

Примечания:
1. Данный мини написан по фанфику Вики "Из-за меня". Действие происходят после событий в 36 части.
2. Я не присваиваю себе чужой сюжет. Все события, персонажи, их отношения и чувства, принадлежат Вике. Я лишь взяла конкретный момент и описала события, которые могли бы быть после него. А с задумкой оригинального автора нам еще предстоит познакомиться.

Особая благодарность:
Хочу сказать огромное спасибо Вике. Она является вдохновителем, музой, бетой и даже соавтором в одной из прод.
Вик, твои рассказы настолько проникают в душу и сердце, что не оставляют равнодушными. Иногда эмоции зашкаливают так, что справиться с ними невозможно. Как произошло в данном случае. Ведь после твоей очередной проды, я уже не могла наблюдать за твоими героями со стороны. Вот и получился такой "мини-макси" рассказ.
Спасибо большое за то, что поделилась частичкой себя и своего детища.

forget-me-not. Катя, спасибо за прохождение премодерации.


- Ты всё это сама начала, но закончить одной я тебе не позволю. Всё закончится, когда Я решу, когда Я захочу, когда МНЕ надоест!.. – В порыве гнева отшвыриваю её к стене, блокирую какие-либо движения. – А я хочу, чтобы всё продолжалось. И всё будет продолжаться! – Рву на ней рубашку, грубо целую. Кусается, пытается вырваться. Завязывается борьба. Хаотичная смесь страсти и гнева, желания и мести, ревности и агрессии. И вот она, словно загнанный зверёныш, оказывается в плену небольшого коридорчика. То ли от отчаяния, то ли от чего иного, но Ленка сопротивляется настолько, что, не побоюсь этого слова, драка выходит нешуточная.
Швыряю Ленку животом на угловую тумбу. Одной левой стаскиваю с девичьих бёдер джинсы и белье, правой крепко прижимаю к себе. Её животный вопль ржавым серпом врезается в моё сознание. И когда я только стал таким зверем?! Что она со мной творит? Сам себя не узнаю!.. Несколько голодно-грубых движений, и она уже не сопротивляется. Лишь жалобно, почти беззвучно стонет, стиснув зубы. Но. Я. Не могу. Так. С ней. Разворачиваю её и усаживаю на тумбу. В её мёртвых глазах ничего кроме ужаса. Боюсь, теперь она меня презирает. И она права. Но… я всё же убираю от её лица мокрые волосы, осушаю её скулы от слёз поцелуями. Снимаю с её груди бельё. Ласкаю, как ласкал бы впервые… Она словно каменное изваяние. Но я не оставляю настойчивых усилий всё исправить – продолжаю осыпать её кожу поцелуями.
Всё продолжается, но я уже люблю её, и в моей страсти нет ни капли мести…
Я сажусь в кресло и тяжело выдыхаю. Ленка опускается на пол и, чуть пошатнувшись, едва не валится, путаясь в спущенных штанинах. Натягивает джинсы, подхватывает с пола футболку и направляется в сторону ванной.
- Ты сама виновата, - кричу ей вдогонку.


Она замешкалась лишь на секунду, а затем обернулась ко мне. Бледное лицо, не высохшие слезы, остекленевшие глаза.
- Ты прав, я виновата. – Голос полон боли. Звучит тихо, едва слышно. Я замираю, боясь пропустить хоть слово. Внутри все обрывается от понимания того, ЧТО я только что сделал. – Виновата в том, что допустила все это. – На лице промелькнуло презрение к самой себе. Горечь, звучавшая в голосе, грозила утопить под собой. – Виновата в том, что влезла в твою семью. – Глаза заволокло пеленой слез. – Виновата, что изменила собственное поведение ради тебя. Что каждый раз наступаю на глотку самой себе и своим принципам, морали. И это все ради того, чтобы хотя бы несколько часов в неделю видеть тебя, чувствовать рядом с собой. – Голос сорвался, по комнате прошел свистящий хрип. – Я никогда не надеялась на что-то большее. Я сносила твои оскорбления и унижения. Лишь бы быть с тобой. Я вела себя так, как никогда и ни с кем не посмела бы. – По щекам потекли слезы. – Я на многое готова была закрыть глаза. Но то, что произошло сейчас… Ты этим поступком убил всё, - прошептала она. – Ты не послушал меня и не ушел сразу, как я предлагала. Возможно тогда можно было бы что-то спасти. Но не теперь. – Развернувшись, она пошла в нужную ей сторону.
Я сам не понял, как так быстро оказался рядом с Кулеминой. Поймав ее за руку, попытался удержать:
- Лен, постой…
- Отпусти меня! – не повышая голос, произнесла она. И это подействовало на меня сильнее, чем ее крик. Я послушался и отпустил руку. – И убирайся прочь!
- Подожди, я…
- Хватит! – Не сдержавшись, она все же повысила голос. – Все! Ты не понял, что я пыталась спасти ситуацию?! Ты примчался сюда доказывать свои права на меня! Рога тебе наставляют? Изменяют тебе? Твоя я? – голос зазвенел. – Я никогда не была твоей! Мне нравилось так думать, но это не было правдой. А тебе нравилось, что какая-то сопливая малолетка вешается на тебя и бегает за тобой. Еще бы! Это так льстит мужикам! – горькая усмешка и легкое качание головой из стороны в сторону, будто выражая так все презрение ко мне. – Ты прав, я сама для себя избрала место и роль в твоей жизни. А теперь точно так же я выбираю жизнь без тебя. Несколько часов счастья не стоят того, через что мне приходится проходить ради них.
- Ты никогда не говорила… что намеренно меняешь свое поведение ради меня, - урвав момент, когда она замолчала, вставил свое слово я.
- И я рада, что не говорила! Не хватало еще, чтобы ты меня и по этому поводу унижал.
- Да не унижал я тебя! – не сдержавшись, закричал я. – Ты сама вела себя так! Твое поведение говорило о чем угодно, но только не о том, что я нужен тебе.
- Значит я хорошая актриса, - хмыкнула она. – А теперь пошел вон! И забудь дорогу в этот дом! Возвращайся к своей жене, к своему сыну, живи как прежде, ведь я просто любовница. На время, пока не надоем тебе. Считай, что я надоела. Все кончено! – распахнув входную дверь, указала взглядом за нее, подгоняя меня.
Я перестал понимать ситуацию уже давно. Собственное поведение, Ленины слова, ее потрепанный вид, заплаканное лицо и частично порванная и съехавшая одежда… Все как в тумане, но четкое желание не уходить, а выяснить все здесь и сейчас.
Подошел к ней, на что она дернулась и отстранилась.
- Убирайся! – слово четко сорвалось с ее губ. Она практически выплюнула его мне в лицо. – И никогда не возвращайся! Все. Кончено. Навсегда!
Она дрожала. Голос был пропитан болью. Глаза не выражали ничего. На лице было полное безразличие. Казалось, что я действительно ее сломал. Убил. Только что. Проклял самого себя. И понял, что сейчас самое лучшее будет уйти.
Задержался на пороге, пытаясь уловить за маской безразличия хоть что-то от той Ленки, которой она была последние недели. От нее веяло холодом. Пустые глаза пугали. Ненавидя самого себя, вышел в подъезд. Начало казаться, что я умер в этой квартире вместе с ее хозяйкой несколько минут назад. Настолько больно и противно сейчас было. И словно захлопнувшаяся крышка гроба надо мной, прозвучал громкий хлопок двери позади меня.
Внутри растекалась пустота, заполняя собой каждый уголок. На смену ей пришла ненависть к самому себе, затягивая словно паутиной все светлое, что еще недавно было внутри меня.
Я не знал, как мне жить дальше.

Задумавшись, я не заметила, как мы подъехали к дому. В последние дни я часто уходила в себя, думая над тем, как буду жить дальше.
Непроизвольно взгляд скользнул на собственный живот. Ровно месяц назад там зародилась новая жизнь. Я об этом узнала лишь три дня назад. Когда случайно наткнулась на средства личной гигиены в ванной. Тогда словно током и шандарахнуло. Тогда же и поняла, почему у меня в последнее время не все в порядке со здоровьем. Сначала-то я все списывала на душевные переживания, недосыпание, переутомление. Но полторы недели задержки говорили о возможной беременности. А я, не желая сомневаться, сразу же рванула в аптеку, покупать тест. И вот тот заветный момент… И две полоски.
Шок, изумление, неверие… Бешеный стук сердца. Подкашивающиеся ноги. Шум в голове. Замершее дыхание. Навернувшиеся слезы. Я как сейчас помнила тот миг. Весь вечер просидела не шевелясь и смотря в одну точку. Мне казалось, что все происходящее всего лишь сон.
Как это могло случиться? Когда? Что делать дальше? Говорить ли отцу ребенка? И множество вопросов еще проносились в моей голове, как ураган.
Я так и легла спать, не приняв никакого решения. А наутро в гости пожаловал Мишка, и, увидев меня молчаливую и задумчивую, вытянул из меня все, что на тот момент меня так беспокоило.
Странно, но именно он поддержал меня и помог принять нужное решение. Рано или поздно я бы и сама со всем разобралась, но он придал мне уверенности, которой я в тот момент лишилась, и пообещал помогать в дальнейшем.
Он настоял на визите к врачу, чтобы наверняка во всем убедиться. Ведь тесты могли ошибаться. Я не стала противиться, и мы договорились, что на следующий день он меня сам отвезет в поликлинику. И вот сейчас мы возвращались из нее домой. Врач подтвердил мои предположения. Я на самом деле беременна. Уже месяц.
Мишка быстро выпрыгнул из машины и вскоре открыл дверцу с моей стороны.
- Давай-ка я тебе помогу, - подавая руку, помог выбраться из машины. А затем, обнимая и тем самым поддерживая за талию, повел в сторону подъезда.
- Я пока могу ходить сама, без поддержки, - улыбнулась я, представляя, что уже вскоре стану неуклюжей и неповоротливой. Но меня это не страшило.
- Я и не сомневаюсь. Но посмотри, какой гололед вокруг. Тут и здоровый человек может свернуть шею. А тебе теперь за двоих думать надо.
Он был прав. Да я и сама, несмотря на то, что совсем недавно узнала о беременности, стала вести себя очень осторожно. И чаще смотреть под ноги, чем по сторонам.
Мы почти подошли к подъезду, когда прямо передо мной возник Витя. Я была настолько ошеломлена, что ноги меня подвели и ослабли. Если бы не твердая рука Миши, я бы точно упала прямо здесь. Перед глазами все поплыло, и я непроизвольно облокотилась на поддерживающего меня парня.
- Лен, мы можем поговорить? – после недолгого молчания все же произнес Степнов.
Я видела, как изменился его взгляд, когда он увидел меня в объятиях Миши. Видела, как сжались кулаки, и как он их поспешно убрал в карманы куртки. Видела, насколько напряженным он был и с какой злостью смотрел на Мишку.
Я понимала, что не могу с ним сейчас остаться наедине. Что не готова к этому. И Миша, будто уловив мои мысли, решил все взять в свои руки. Я не стала влезать в разговор, но исподлобья наблюдала за Витей.
- Вы не можете поговорить. Лена МОЯ девушка, и я очень надеюсь, что впредь ваши встречи будут ограничиваться лишь учебным заведением.
- Это не тебе решать! – пытаясь испепелить его взглядом, прорычал Виктор.
- Теперь уже мне. Лена в положении, ей вредны всякие переживания. И я не допущу, чтобы она напрасно волновалась.
- Что?! – он смотрел прямо на меня, а мне казалось, что такого шока не испытывала даже я, когда увидела две полоски на тесте.
- У НАС будет ребенок. Поэтому не стоит больше приезжать сюда…
Я стояла рядом с Мишей, но не слышала ни слова из того, что он продолжал говорить дальше. Я не понимала саму себя. Передо мной стоял мужчина, ради которого я перешагивала через себя, лишь бы быть с ним, лишь бы какое-то время любить его. Я готова была на все ради него, настолько сильно любила. Я знала, что на время в его жизни, поэтому старалась оттянуть момент нашей разлуки, пытаясь наслаждаться тем, что получала от него. Понимала, что рано или поздно, он вернется в свою семью. А я снова останусь одна. И в редкие моменты жалости к самой себе я мечтала о том, чтобы Витя хоть однажды забыл об осторожности в постели. И тогда я осталась бы не одна, а с нашим ребенком. Мне этого было бы достаточно. Это был бы самый большой подарок от него мне. Но он всегда думал о средствах безопасности. За исключением последнего раза. Того раза, после которого все закончилось. Я же его тогда прогнала, и на тот момент считала это правильным. Не понимала, как он мог со мной так поступить. И пусть я была его любовницей, но я не заслуживала такого отношения к себе. Я отказывалась понимать его поведение.
Зато теперь я была благодарна ему так, как никогда раньше. Ведь именно благодаря тому поступку у меня теперь будет будущее, в котором я буду не одна. У меня останется частичка нашей любви.
Вчера я приняла решение не говорить Вите, что у него будет ребенок. Все что могло, у нас уже было, а влезать в его семью не просто как любовница, а беременная от него любовница, мне совсем не хотелось. Мне было бы противно от самой себя, если бы он решил, что я таким способом пытаюсь удержать его или развести с семьей. Или того хуже, подумал бы, что вру, что нагуляла от другого. А мог бы и вообще за шкирку оттащить к врачу, чтобы избавилась от малыша. Все-таки иногда его поведение выходило за разумные и известные мне рамки.
Взгляд скользнул по искаженному злостью и болью лицу Вити. Поверь, любимый, так будет лучше для нас двоих. Я же думаю не только о себе, но и о тебе. Ты не будешь чувствовать себя виноватым, возвращаясь домой к жене и сыну, зная о том, что нагулял ребенка с другой. Ведь чем для тебя были наши отношения? Просто интрижкой? Ты же пытался от них бежать. И вот теперь все закончилось. Ты сохранил семью, как и хотел. А я буду вынашивать и растить нашего ребенка, как хотела я. Ты забудешь меня и продолжишь жить так, как жил до меня. Я же навсегда останусь благодарна тебе за нашего малыша. И хотя у него не будет любимого и любящего папы, я буду любить его за двоих. Я буду купать его в любви, как мне не удалось искупать в ней тебя. Я смогу. Я сильная, я справлюсь.
Несмотря на ситуацию, именно присутствие Вити помогло мне прийти в себя и понять, как жить дальше. Стоило его увидеть, как вся мозаика сложилась воедино. Теперь я знаю, как буду вести себя. Я любила Витю сейчас ничуть не меньше, чем раньше. И именно эта любовь позволяла мне стать сильной. Именно она помогала мне сейчас держаться. И именно она заставляла меня не говорить правду и навсегда расстаться с Виктором.
Да, я всегда буду его любить, но сейчас для меня важнее наш ребенок. Я должна его сохранить и родить здоровым. И я все для этого сделаю.
Рука непроизвольно легла на живот. Я еще не ощущала жизнь внутри себя, но понимала, что теперь уже никогда не буду одна. Легкая улыбка скользнула по лицу. Я представила, насколько счастливой буду, когда мой малыш появится на свет.
Когда я подняла голову на мужчин, поняла, что они уже какое-то время молчат и смотрят на меня. На лице Мишки была обеспокоенность. Он переживал, что я не смогу подыграть ему, и Степнов все поймет. А Витя только этого и ждал. Он не верил, что я беременная, и надеялся, что я сейчас все опровергну. Но я этого не сделала.
- Прощай, - тихое слово, слетевшее с моих губ, было настоящим прощанием. Я сделала свой выбор. Я бы хотела, чтобы сейчас рядом со мной стоял он, чтобы обнимал меня он, и чтобы на приеме у врача вместе со мной был он. Но это не возможно. Поэтому я выбираю ребенка.
Я видела его потухшие глаза и побледневшее лицо. Не в силах смотреть на него больше, так как собственное сердце обливалось кровью, я повернулась к Мише и спрятала лицо у него на груди. Я почувствовала, как начали щипать глаза, но изо всех сил старалась сдержать слезы. Вцепилась в Мишку так, будто от него зависела моя дальнейшая жизнь. Он крепко прижимал меня к себе и что-то шептал на ухо.

Страшно, как в первый раз. Буду рада гостям.

Спасибо: 9 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 7213
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.11.15 16:31. Заголовок: Часть большая, но не..


Часть большая, но не хочется делить ее.

Я сам не понимал, какого черта делаю у дома Кулеминой. Эти две недели были похожи на ад. И если до этого я думал, что месяц с момента, как меня прогнала Ленка, до момента, как я узнал о ее беременности, был таковым, то я заблуждался. Адом было засыпать и просыпаться с мыслями о Ленке, и представлять ее в объятиях другого. Да не просто представлять, а знать, что она от него даже беременна. Сколько грубых слов в ее адрес за это время я перебрал в своей голове. Сколько раз говорил себе, что ненавижу ее. Сколько раз старался завалить себя работой, лишь бы не думать о ней. Сколько раз пытался сорваться к ней и все-таки поговорить.
Я до сих пор не верил в то, что она беременна. Точнее, не хотел верить. Хотя и знал, что это правда. Тот момент, когда она положила руку на свой живот и улыбнулась, хорошо отпечатался в моей памяти. Это невозможно сыграть. Она действительно была счастлива.
Но какого черта она спала с этим выскочкой Михаилом? Ей было мало меня?
Стоило подобным мыслям появиться в моей голове, я тут же одергивал себя. Потому что начинал сразу же заводиться, а злость еще никогда не шла мне на пользу.
Меня задевало то, что у Ленки был не только я. Что помимо меня она развлекалась с другим мужиком. Мне хотелось придушить их обоих. Но еще больше Ленку. Вытрясти из нее, как из тряпичной куклы, всю дурь.
Я бесился, не мог найти себе места. А Кристина, которая именно в этот момент пыталась заманить меня в постель, получила такого мужа, которого никогда не видела. Я пытался сексом заглушить всю боль, и почему-то вся ненависть к Кулеминой выливалась на Кристину. Позже на ее теле я увидел несколько синяков. Жена, если и была удивлена такому поведению, не сказала ни слова. Ведь такого неудержимого и необузданного мужа в постели она еще не знала.
Только после этого на душе стало еще противнее. Я разрывался в своих мыслях. Я понимал, что наше расставание с Леной рано или поздно произошло бы. Но я не был к нему готов! Мне не хватило того, что было! Эта чокнутая девчонка так увлекла меня, что я стал наркоманом. Мне всегда было мало. А когда отношения закончились окончательно, у меня началась настоящая ломка.
Я пытался начать жить обычной жизнью, уговаривал себя, что все к лучшему. Что так и должно было быть. Но ничего не получалось. Мне хотелось увидеть Ленку, поговорить с ней. Но при этом я даже не знал, о чем мог с ней разговаривать. Что я хотел узнать такого, чего еще не знал? В очередной раз поругаться? И что мне это даст? Или снова увидеть ее с тем пацаном? Чтобы стало еще противнее? Хотя куда уж больше?
Две недели терзаний снова привели меня к ее дому. Четырнадцать дней назад я точно так же, как и сейчас, не понимая самого себя, приехал сюда поговорить с ней. Тогда разговора не получилось. А получится ли он сейчас? Или сейчас меня огорошат свадьбой, как в прошлый раз огорошили беременностью?
Наверное, со стороны я походил на больного или пьяного. Меня шатало и заносило, настолько неуверенно я шел к подъезду. Я останавливался, одергивал себя и заставлял развернуться и уехать отсюда. Не лезть в ее жизнь. Но будучи ни в силах справиться с собственным разумом, сердце вело меня вперед. У подъезда остановился, давая себе последний шанс одуматься. Но тут дверь распахнулась, и какая-то девчонка с довольно лающей собачонкой вышла на улицу. Я придержал дверь и нырнул в подъезд. Отступать было поздно, и я бегом поднялся на нужный этаж.
Я, здоровый мужик, стоял сейчас под дверью Ленки и трясущейся рукой тянулся к дверному звонку. Стало противно от самого себя. Не мужик я что ли?! Будет еще какая-то девчонка так действовать на меня! Я ничего плохого не делаю, в конце концов!
Ну-ну!
Выглядеть идиотом - так до конца, решил я. Все равно не знаю, что сказать и как вести себя. Буду действовать по ситуации.
Приняв такое решение, нажал на кнопку. Услышал, как по квартире пронеслась трель звонка. Но никто не спешил открывать дверь. Такого я не ожидал. Хотя середина дня, с чего ей быть дома?
Привалился к стене рядом, думая о том, что, наверное, это знак. Что не стоило мне приезжать сюда. Значит, нужно собрать себя в кучу и забыть сюда дорогу. Но не успел я сделать и шага, как услышал, что дверь открывается. Повернувшись, удивленно посмотрел на Ленку.
Она явно не ожидала увидеть меня на пороге. Ее изумление было настолько сильным, что она ухватилась за дверную ручку.
- Я могу войти? – наконец я нарушил тишину.
- Зачем? – тихо спросила она.
Я не придумал ответа и неуверенно пожал плечами. Внимательно рассматривая Лену, я отметил ее измученный вид и излишнюю бледность. Казалось, что она с трудом держится на ногах. Не понимая, что происходит, озадаченно спросил:
- С тобой все в порядке?
- Нет. У меня жуткий токсикоз, - голос был хриплым, казалось, что слова ей даются с трудом. – Поэтому тебе лучше уйти.
А затем ее лицо исказилось, ладонь взметнулась ко рту, прикрывая его, она слегка пошатнулась и рванула в туалет. Через несколько секунд я услышал, что ее рвет.
Да, такого поворота событий я не ожидал. Одно дело предполагать разговор, и другое дело видеть едва держащуюся девушку на ногах. В таком ее состоянии точно не удастся поговорить. И что мне теперь делать? Послушать ее совета и убраться восвояси?
Посмотрев в ту сторону, где была Лена, понял, что не смогу уйти. Не смотря на то, что, по сути, я ей был никем, да и вообще не имел никакого права сейчас находиться здесь, я не мог ее оставить одну в таком состоянии. Не смотря на всю ненависть к ней, в которой я себя убеждал, на всю боль, обиду и злость, она была мне небезразлична. Я прекрасно понимал, что в любой момент сюда может войти Михаил, и ничем хорошим это не закончится. Но и выйти просто так из этой квартиры я не мог.
Тихо закрыв за собой дверь, разделся и пошел к Кулеминой. Она сидела на полу рядом с унитазом, прислонившись спиной к стене. Не нужно было приглядываться, чтобы понять, что она дрожит. На лице выступила испарина.
Не задумываясь над своими действиями, поднял ее на ноги:
- Тебе нужно умыться и лечь в постель.
- Я не успеваю дойти до постели. Тошнота подступает раньше. – Ее голос был настолько слаб, что я стал серьезно опасаться за ее здоровье.
Придерживая ее за талию, помог дойти до ванной. Комнатка была маленькой, но я стоял позади Лены продолжая придерживать ее. Она прополоскала рот, пошатнулась, когда нагнулась умыть лицо, но я вовремя среагировал и удержал ее.
Она присела на бортик ванны, вытираясь полотенцем, а я не выдержал и спросил:
- Давно у тебя это?
- Что – это?
- Этот жуткий токсикоз.
- Дней шесть. Но настолько сильный второй день. До этого было терпимо.
- Как ты выдерживаешь это? – я действительно был поражен. Ведь она показывала мне себя совсем с другой стороны. И я не мог подумать, что она готова будет терпеть подобное ради ребенка. Хотя кому я вру? Я и беременной ее представить не мог.
- Тебе не понять, - слабая улыбка скользнула по ее лицу. Она встала, собираясь выйти из ванной. Я тут же подхватил ее на руки и отнес в комнату. Она лишь удивленно выдохнула, но не стала требовать отпустить ее. Наверное, ей совсем было плохо.
Усадив ее на кровать, укрыл пледом.
- Тебе принести что-нибудь?
- Нет.
- Я понимаю, что еда вряд ли привлекает тебя сейчас, но пить ты хотя бы должна.
- Пить тоже не могу.
- Тебя что, вот так выворачивать будет все девять месяцев?
- Не девять. Полтора уже прошло. Осталось меньше. – Она снова слегла улыбнулась.
- Ты еще шутишь?! – я был изумлен.
- А что мне остается? – пожала она плечами.
- Можно избавиться от ребенка.
Едва я произнес это, как тут же понял, какую глупость только что сказал. Несмотря на то, что Лена была вымотана токсикозом, сейчас ее взгляд стал настолько жестоким, что казалось, она вот-вот испепелит меня им. Я заметил на ее лице даже промелькнувшую ненависть ко мне.
- Давай такие советы своей жене! И убивай своих детей, а не моих! – Ее голос был настолько тверд, а взгляд настолько пронзителен, что я почувствовал, как по спине прошел холодок.
- Ты не правильно поняла меня, - пытаясь хоть как-то загладить свои идиотские слова, я начал быстро пытаться объяснить Лене суть своего предложения. – Я просто знаю, что бывает несовместимость у матери и ребенка. И беременность может грозить жизни матери. Тогда врачи сами советуют… прервать беременность.
- У меня не такой случай, - зло бросила она. – Токсикоз - это нормальное явление при беременности. Многие через него проходят. Неужели у твоей жены было не так?
- Нет. – И ведь Лена права. Кристину подташнивало, особенно по утрам. Крайне редко рвало. Но в целом она нормально перенесла беременность.
- Значит, ей повезло.
- Твое такое состояние… оно, правда, нормальное? – все еще не веря в это, решил уточнить я.
- Нормальное. Если длится не очень долго.
- А можно как-то… уменьшить все это? Ты была у врача? Что он рекомендует?
- Была. Назначил мне травяной чай и противорвотные порошки.
- Не помогают?
- Не знаю, - как-то неуверенно сказала она. – Я не смогла дойти до аптеки.
- А благоверный твой где? – я был настолько возмущен, что едва сдерживал себя, чтобы не закричать.
После недолгого молчания, она все же ответила:
- Он на несколько дней уехал по делам.
- Черти что! Неужели ты никого не могла попросить купить тебе лекарства? Неужели вот так мучиться лучше?
- Хватит орать! – лишь слегка повысив голос, сказала Лена. А мне этого хватило, чтобы замолчать.
- Дай мне рецепт, я сам схожу в аптеку. – Слова так естественно сорвались с губ, что я даже не успел задумываться над ними. Но Лена никак не отреагировала на мое предложение. – Или ты предпочитаешь и дальше сидеть в обнимку с унитазом?
Я видел, что ей не хочется принимать от меня помощь, но мы оба понимали, что сейчас у нее нет выбора.
- На столе, в папке.
Я быстро нашел нужный листок со штампом. Помимо него увидел и медицинскую карту Лены. В ней, конечно же, разобрать хоть что-то было невозможно. Наверное, врачей помимо необходимых знаний, учат еще и писать особым почерком, чтобы никто и ничего не понял. Тут же я заметил и снимок узи. Если бы я не видел подобного при беременности Криситны, ни за что бы не понял, что на снимке небольшая затемненная точка, это и есть плод, который с каждый днем растет и развивается. Внутри что-то дрогнуло, неожиданно закружилась голова. Не желая больше изучать медицинские бумаги Лены, захлопнул папку и поспешил в коридор.
- А деньги? – услышал позади себя.
Проигнорировав ее вопрос, быстро оделся.
- Я возьму твои ключи.
Вылетев из квартиры, пустился по лестнице вниз. И только оказавшись на улице, позволил себе вдохнуть полной грудью.
Что только что было? Почему я ей помогаю? Почему переживаю за нее? На кой черт мне все это сдалось? Не лучше ли было, не появляться здесь и продолжать жить дальше так, как жил до Лены?
Словно в бреду, пошел в сторону аптеки. Она была за углом, и я решил не садиться за руль, а хоть слегла проветрить голову. Всю дорогу туда и обратно размышлял над тем, как вести себя с Леной. Раньше я и не задумывался о таком, а теперь боялся сказать лишнее слово, чувствовал себя будто на минном поле. И почему? Ладно бы это был мой ребенок! Тогда еще можно было бы понять мое поведение. Но здесь?!..
А если бы это был и, правда, мой ребенок?
Я остановился, как вкопанный. Сердце ушло в пятки.
Она сказала, что срок полтора месяца. Конечно, могла округлить. Или врачи могли ошибиться. Они допускают в этом вопросе погрешность в две недели. Но… Именно полтора месяца назад у нас был последний секс с Леной. И именно тогда я забыл о всякой осторожности. Но неужели она не сказала бы мне, если бы это был мой ребенок? Да и зачем Мише обманывать меня? Зачем ему мой малыш? Хотя он может на самом деле думать, что это его. Ведь Ленка могла обмануть и его. Тогда, что же получается, это мой ребенок? И… и… что мне с этим делать?
Так! Стоп! Хватит нести чушь! Лена не такая. Она сказала бы мне, если бы это был мой ребенок. Не стала бы врать. Да и полтора месяца назад она говорила что-то о том, что будет строить свою жизнь с Михаилом. Значит, уже на тот момент у них были отношения. Такой вариант событий было принимать сложнее и противнее. Куда приятнее было думать о том, что Лена беременна от меня.
Ребенок… Наш с Леной ребенок…
Степнов, окстись! Какой ребенок? Ты женат. У тебя уже есть сын. Выбрось подобные мысли из головы и даже не думай на эту тему! Он не может быть твоим ребенком! Все, точка!
А каким бы был наш малыш? На кого похожим? И кто это был бы? Мальчик или девочка?
Разозлившись на самого себе, прибавил темпа и уже вскоре открывал Ленкину квартиру.
Я застал ее спящую. Картина маслом. Не иначе. Измученная, но выглядевшая во сне вполне спокойной и здоровой. Она лежала на спине. Одна рука прикрывала живот. А вторая лежала на кошке, которая пристроилась рядом с хозяйкой. Дуська лишь лениво приподняла голову, когда я вошел в комнату, а после снова улеглась и замурчала.
Лена тихо дышала. А я стоял, не шевелясь, и наблюдал за ней. Сейчас я мог разглядывать ее и не бояться, что она выставит меня за дверь. Я не хотел признаваться самому себе, но я ужасно соскучился за эти полтора месяца. Мне не хватало ее. Я не хотел думать о том, что она уже не моя, что носит под сердцем чужого ребенка. Я смотрел сейчас на свою Ленку. На ту, которой она была со мной. Немного грубая, упрямая. Страстная, игривая. Не признающая поражения, добивающаяся своего. И меня она добилась. И только благодаря ей я узнал, что значит быть с ней. Что значит быть счастливым. Все-таки с ней я был по-настоящему счастлив. Хотя и не хотел этого признавать. Не позволял себе этого, прикрываясь семьей. Но Лена смогла затронуть что-то глубоко внутри меня. Те тонкие струны моей души, на которых она играла, когда еще была школьницей. Я же тогда любил ее. И люблю ее сейчас. Брыкаться и отрицать это чувство бесполезно. Я итак слишком долго сопротивлялся. Сейчас самому себе можно признаться, что вел я себя по-скотски. Я боялся принимать решение, пустил все на самотек. А все можно было бы изменить. И сейчас между нами не стоял бы ребенок от другого.
Хотя о чем я думаю? При чем тут ребенок?
Ленка… Грустно улыбнувшись, вышел из ее комнаты и прикрыл за собой дверь. Зашел на кухню и решил заварить для нее травы, которые принес из аптеки.
Поймал себя на мысли, что для Кристины уже давно не хотел ничего делать. Да даже в самом начале наших отношений, я скорее по интуиции делал для нее что-то, чем от желания это сделать. А сейчас для Лены, казалось бы, посторонней девушки, я готов заваривать травы, готовить обеды и поддерживать, когда ее тошнит. Хотя какая же она мне посторонняя? Она еще раньше Кристины стала мне близкой и нужной. Правда, после я смог загнать свои чувства к ней вглубь себя и не вспоминать о них. Но они никуда не делись, несмотря на годы. И когда Ленка в очередной раз попала в неприятности, я снова готов ей помогать.
Но почему же неприятности, одернул я себя. Ребенок это всегда счастье. Да, он не от меня. Да, Лена не со мной. Но разве она виновата в этом? Я столько раз ставил между нами свою семью, что рано или поздно все должно было закончиться. Хотя я не ожидал что так рано и таким образом.
А возможно ли все исправить? И нужно ли это ей? А мне?
Может быть, у них нормальные отношения с этим парнем Михаилом? Может быть, они счастливы вместе? А тут я… И с чем? С очередным предложением о сексе? Ведь я женат.
Женат…
Опустился на стул и устало закрыл глаза. В моей голове было столько мыслей, что сам черт ногу сломит среди них.
Я пытался построить с Кристиной нормальную семью. И мне казалось, что у меня неплохо получалось. Пока в моей жизни снова не появилась Лена. Я не желал мириться с ее присутствием, с ее попытками войти в мою жизнь. Но все было бесполезно. Я никогда не мог устоять перед ней. И пусть раньше я ее знал совсем другой, новая Лена лишь вначале меня пугала своей настойчивостью и утраченной моралью. А после, как-то незаметно для меня же самого, я снова выудил из глубины своей души ту любовь, которую когда-то запрятал туда. Я любил ее. Снова любил, как когда-то. Даже больше.
И что мне делать теперь? Снова как когда-то забыть о своей любви? Снова пытаться строить семью с нелюбимой женщиной? Снова убедить себя, что сын спасет нашу семью, и что ради него стоит терпеть всю жизнь ту, которая безразлична?
А разве есть другой вариант?
Я сам отталкивал Лену все это время. Теперь она беременна. И вроде бы у нее с отцом будущего ребенка все серьезно. Что я могу сделать? Последовать ее примеру и попытаться увести ее у другого? А разве в этом есть смысл? И смогу ли я принять чужого ребенка? Смогу ли растить и любить его? А в противном случае не стоит и пытаться что-то изменить. И какого это будет? Бросить собственного сына ради чужого. Растить чужого ребенка, в то время как свой будет расти без отца.
И почему жизнь настолько несправедлива? И как узнать, как поступить правильно? Хоть то, что признался самому себе, что люблю Ленку, уже радует. Хоть и больно, а дышать стало немного полегче. Теперь нужно решить, как вести себя дальше. Я не могу предлагать Лене ничего, пока не решу, как быть с женой. А решать нужно быстро. И заканчивать с семейной жизнью либо ради Лены, либо ради себя. В сложившихся обстоятельствах вряд ли я смогу уже жить с Кристиной. Но Владька… Он всегда стоял для меня на первом месте. Разве я смогу без него? Хотя, может быть, Кристина решит оставить его мне. Да только в нашем случае, скорее, можно предположить обратное. Она от злости будет биться за сына.
С другой стороны, я буду видеться с Владом так часто, как захочу. Этого она мне запретить не может. К тому же, она часто уезжает на гастроли. А значит, Владька все равно будет какое-то время жить со мной. Конечно, это не одно и тоже, что есть сейчас. Но это и не мало.
Осталось понять, чего я действительно хочу. И постараться добиться этого.
А пока же, написав Кулеминой записку, как принимать отвар, осторожно открыл дверь в ее комнату. Посмотрел на безмятежно спящую Ленку и почувствовал, как внутри меня разлилась теплая волна нежности к ней. Не важно, что она беременна от другого. Не важно, что этот другой очень хочет быть с ней. Не важно, что у нас нет никаких отношений. Важно то, что еще может быть. Раньше я не понимал этого, теперь же понимаю, что все зависит от меня. И в моих силах завоевать Лену. Не сделать ее своей любовницей, как было раньше. А превратить в любимую девушку.
Стараясь не шуметь, подошел к постели и, нагнувшись, легко поцеловал Лену в макушку. Она смешно наморщила носик во сне, и, повернув голову в другую сторону, продолжила спать.
Я вышел из ее квартиры, тихо прикрыв за собой дверь, прислушиваясь, сработал ли замок. Убедившись, что Лена заперта, спустился вниз. Я был уверен, что впереди меня ждала бессонная ночь.

Пришел домой, когда на улице уже стемнело. Кристина собиралась укладывать сына спать, а я, увидев их, непроизвольно остановился и замер, рассматривая свою семью. Мне нужно было понять, возможна ли моя жизнь без них? Или все-таки они для меня важнее Лены?
Тут же понял, насколько глуп вопрос. Да, мне нужен Владик. Но нет, мне не нужна жена. Эта жена.
Кристина была эффектной, ухоженной женщиной. Многие мужчины на нее засматривались. И я считал, что мне повезло с женой. У нас была неплохая семья. Я старался создать ее идеальной, но не всегда это получалось.
Я был благодарен Крис за сына. Наверное, я в него вложил всю любовь, которую не мог дать жене. Я ее любил. По-своему. Но не так, как я люблю и любил Ленку. Я бы мог жить и дальше с Кристиной, она не была мне неприятна и не вызывала негативных эмоций. Я бы мог и дальше продолжать изображать счастливую семью. Я знаю, что у меня получилось бы. Но больше не хочу. Устал. Устал делать вид благополучного семьянина.
Возможно, не появись Ленка в моей жизни, я бы и дальше жил так. Но теперь я знаю, что значит быть с любимой девушкой. И есть огромная разница между моей семейной жизнью и теми редкими встречами с Леной, которые у нас были.
- Давай я сам уложу сына, - подходя к ним, я подхватил на руки Владьку. Он весело рассмеялся. Посмотрев на Кристину, сказал: – А после того, как он уснет, нам нужно будет поговорить. – Заметив, как беззаботная улыбка сменилась на непонимание, решил настроить ее на нужную волну. – Серьезно поговорить.
Уложив сына в кровать, прочитал ему сказку. Он не хотел засыпать, а я наслаждался каждой минутой с ним, боясь, что дальше я уже не буду его так часто видеть, как сейчас. Как ни как я принял решение, и не отступлюсь от него. Когда Владька уснул, я еще какое-то время смотрел на него, пытаясь запомнить беззаботным и счастливым. Я не знал, как он будет относиться ко мне после того, как я уйду из семьи. Но очень надеялся, что у нас получится сохранить те отношения, которые были сейчас. Конечно, мне было страшно. Страшно менять жизнь, страшно потерять сына. Но я верил, что у меня все получится. И надеялся, что если не сейчас, то когда вырастит, сын поймет, почему я так поступил. Я не собирался от него отказываться и если придется, буду драться с Кристиной за право хотя бы иногда видеть его. Я не надеялся на то, что она позволит мне взять опеку над ним. Но попробовать добиться этого, я мог.
Когда я вышел из комнаты Владьки, увидел Кристину сидящей с чашкой кофе. Вид у нее был напряженный. Думаю, она понимала, о чем пойдет разговор. Я не стал ходить вокруг да около, а выложил все, как есть. Она ожидала этого. Мне было неприятно, что приходится причинять ей боль. Но по-другому расстаться у нас не получилось бы. Она пыталась удержать меня, но вскоре поняла, что ничего не получится.
Эту ночь я провел на диване в гостиной. Я уже давно не спал так крепко. Меня не мучили сновидения, не терзали сомнения. Да и дышать стало как-то легче. Раньше мне казалось, что самое сложное, это объясниться с женой. Теперь я понимал, что самое сложное, это объясниться с Леной. Я не мог прийти и сказать, что люблю ее. Вернее мог, но особого смысла это не имело бы. Мне нужно быть готовым к тому, что придется сражаться за нее. Она же сейчас не одна. Поэтому я не мог прийти к ней с пустыми руками.
Как бы мне не хотелось на следующий день рвануть к Ленке, я сдержал себя. Решил для начала подать документы на развод. Не занимаясь этим раньше, я и не думал, что все настолько сложно. Моя беготня по гос. учреждениям напоминала сказку про Иванушку-дурачка. В главной роли был я. А задача была такой: «Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что». Прежде чем добраться до заветной двери, мне нужно было посетить несколько разных кабинетов, разбросанных по всему городу. Все они работали в разное время и по определенным часам. А еще под каждой дверью была очередь!
Я был зол, как черт. У меня не получилось за день, как я надеялся, подать документы. Поэтому и визит к Ленке переносился на неопределённое время. Меня это совсем не радовало. К тому же я боялся, что ее Мишка уже вернулся и успел ей сделать предложение.
Бумажная волокита у меня заняла неделю. За это же время я успел съехать из нашей с Кристиной квартиры. Остановился у Машки. Она хоть и не понимала всего, что происходило, не стала промывать мне мозги по поводу возвращения в семью и примирения с женой. И за это я ей был благодарен.
И вот, наконец, я снова у заветной двери. Снова боюсь нажать на кнопку звонка. А от волнения даже ладони вспотели.
Надеясь, что в третий раз мне повезет больше, чем в предыдущие два, я собрался с силами, и постучал в дверь. Про себя подумал, что сейчас будет решаться мое будущее. А я стоял и не мог придумать, с чего начать разговор.
Наконец дверь открылась. На пороге стояла Лена. Девушка, ради которой я решил развестись. Девушка, которую я любил до безумия. Девушка, с которой я надеялся построить совместное будущее.


Спасибо: 7 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 7214
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.11.15 11:04. Заголовок: Часть огромная, но я..


Часть огромная, но я надеюсь, дочитаете до конца.
Написана в соавторстве с Викой. Вик, огромное спасибо за все.

- Степнов! Опять ты?! И что ты все ходишь сюда? Что тебе здесь нужно? – Не ожидая такого приема, даже остолбенел. А после решил воспользоваться ее вопросом и выложить все прямо на пороге.
- Ни что, а кто. Ты нужна.
- Ты ничего не попутал? Дверью, может, ошибся? – Она даже на секунду не задумалась. Следовательно, не поверила мне. Совсем не поверила.
- Много лет назад ошибся. Сейчас исправляю эту ошибку. Я развожусь с женой. И надеюсь, еще не поздно восстановить наши отношения. Я знаю, что ты с другим, знаю, что беременна от него. Но я не уступлю ему тебя так просто. Я буду бороться за тебя. Ты будешь моей. И ребенок этот будет моим. – Сказал, как отрезал. И даже сам себе удивился. Вот так просто все слова сложились воедино, и больше не было сомнений, что я делаю что-то не так. Теперь только вперед. Главное не отступить.
- Степнов, ты ни в магазине! – приподняв бровь, ухмыльнулась Лена.
- Я и не покупаю тебя. Я предлагаю общую жизнь для нас. Одну на двоих. – Войдя, наконец, в квартиру, скинул ботинки и избавился от куртки. Заметив ее изумленный взгляд, прошел в комнату и уселся на диван. Хоть я и пытался держаться уверенно, опасался, что в любой момент может выйти Михаил, и нашего разговора с Леной опять не состоится. Но вскоре понял, что его нет дома.
- Одну жизнь на двоих? Ладно, Кристина с Мишей, опустим этот момент. Владик, видимо, с матерью будет жить. А мой ребенок что, третий лишний? Мой ребенок как-то не вписывается в твои внезапные планы, я смотрю. – Ей ничего не оставалось, как закрыть дверь и последовать за мной. И вот сейчас она разозленная уселась в кресло напротив меня.
- Я уже сказал, твой ребенок будет моим. Точнее - нашим. Не важно, что я не его отец. Я воспитаю его как своего.
- У моего ребенка есть родной отец, и отчим ему ни к чему. Лучше для своего сына будь достойным отцом, как всегда и хотел. – Ну да, я всегда ставил Влада на первое место. И то, что она указывает мне на это, совсем не удивительно.
- Я буду для Владьки достойным отцом. Я не брошу его, я буду часто видеться с ним. И... твой малыш... я не буду против того, чтобы Миша навещал его. Если он сам этого будет хотеть. Ребенок будет только в выигрыше. У него будет два отца. Разве это плохо? – я не вдумывался в слова, которые говорил. А стоило бы. Возможно, тогда я не нес бы такую ересь.
- Ты сам слышишь, какой бред ты несешь? Ничего, что я сама хочу замуж за Мишку? Ничего, что он тебе ни женщину свою, ни ребенка своего не отдаст? У нас с Мишей и нашим ребенком будет семья – отвяжись. – Неожиданно сердце дрогнуло. Я понимал, что Лена не бросится мне на шею, едва я окажусь у нее. Но я и не ожидал, что она будет отстаивать их с Мишей отношения. А если она сейчас не лжет? Что, если она говорит правду? И держится вон вполне уверенно. Даже кажется, с каким-то безразличием смотрит за окно, ожидая, наверное, когда я наконец-то уйду.
- Посмотри на меня и скажи, что любишь его. Скажи, что хочешь за него замуж. Скажи, что я тебе безразличен. – Стараясь держаться и придать своему голосу уверенности, которой я уже лишился, я не опускал взгляда с Лены, ожидая ее реакции.
- Я тебя умоляю, Степнов, ты никак мексиканских сериалов насмотрелся? У нас семья, ты в мою жизнь теперь не вписываешься – свободен. – Вот так просто, с пренебрежительной улыбкой, она хмыкнула и снова отвернулась от меня.
- А я тебе не верю! Если тебе так нужен твой Мишка, чего же ты тогда спала со мной? – я чувствовал, что начинаю срываться. Пытался держать себя в руках, но получалось это плохо.
- Так, для разнообразия. Хорошо же было, согласись. – И ничего, кроме довольной улыбки не отразилось на ее лице.
- Значит, с ним не так хорошо? Раз в начале отношений уже спала с другим. – Я старался цепляться за любые слова, лишь бы добраться до истины.
- Хочешь честно? Я выбирала. – После этих слов стало настолько больно, что, не сдержавшись, я вскочил, но в последнюю секунду остановил себя и удержал на месте, не кинувшись к креслу. Но моих действий хватило, чтобы увидеть промелькнувший испуг на лице девушки.
- Лена! Следи за своим языком! Я, конечно, понимаю, у беременных гормональные всплески бывают, но всему есть предел! И моему терпению он тоже может наступить. Либо ты сейчас же прекращаешь лгать мне, либо я не знаю, что сделаю с тобой! – Да, я отказывался верить в то, что она говорит правду.
- Если я не угождаю твоим ожиданиям, это не значит, что я лгу. И, если хочешь честно, наши с Мишей отношения выросли из дружбы. И в более серьезные переросли значительно позже - тогда я уже сказала тебе о нашем с тобой разрыве. Так что Мишке можно сказать, я и не изменяла, а ты… ты всегда был для здоровья. Спасибо за приятно проведенное время - более не задерживаю.
- Что значит, ваши отношения переросли из дружбы в более близкие, после того, как ты мне сказала, что между нами все кончено? – Если воспринимать буквально ее слова, она спать с ним стала после того, как рассталась со мной. Значит, мне она не изменяла. Хоть что-то прояснилось.
- Господи, тебе по датам расписать, когда он мне цветы таскал и в рестораны водил? Когда я отдыхала вместе с его семьей? И когда таки он добился своего, я решила расстаться с тобой и согласилась стать его девушкой. Вскоре у нас случилась первая близость, после которой я забеременела, а он тут же сделал мне предложение и переехал ко мне от родителей. Ты действительно хочешь знать все это в подробностях?
- Нет, мне не нужно подробностей. – Знать о том, где, когда и чем занималась Лена с другим, мне совсем не хотелось. Я смотрел сейчас на нее и не понимал, имею ли я право и дальше доказывать свои чувства и мотивы? Или лучше будет развернуться и уйти? Но что-то в Ленке не давало мне покоя. Она слишком уверенно держалась сейчас. Руки, скрещенные на груди, ухмылка, не покидающая ее лицо. Все слова, которые она произнесла… И взгляд, который ни разу не встретился с моим. Что-то говорило мне о том, что она врет. И все ее колкости всего лишь попытка защитить себя. У меня будто второе дыхание открылось. И я снова кинулся доказывать свои чувства и намерения. А заодно выяснить и Ленины. - Лен, послушай, я понимаю, что уже, наверное, опоздал, что у тебя уже прочные отношения с Михаилом. Но я хочу, чтобы ты знала, я люблю тебя. Всегда любил. Просто не хотел этого признавать. Бежал от себя и от тебя. Если ты, правда, выходишь замуж за него, я уйду отсюда и больше никогда не вернусь. Но если мои чувства значат что-то для тебя, сейчас самое время сказать об этом. – Я увидел, как она вздрогнула, как опустила голову, прикрывая волосами лицо. Но я не мог выносить тишину в ответ, поэтому подойдя к ней, опустился на корточки, чтобы быть на уровне ее лица и видеть хоть какие-то эмоции. - Пожалуйста, не молчи, скажи все, как есть. Я знаю, что вел себя как последний дурак. Но если ты мне сейчас дашь шанс, я сделаю все возможное, чтобы ты не пожалела об этом. – Я положил ладони ей на плечи, пытаясь так привлечь внимание к себе. Но она продолжала молчать. И лишь после я увидел, что ее глаза блестят от влаги. Не сдержавшись, я порывисто обнял ее и прижал к себе. - Лен, я, правда, тебя люблю. Я понимаю, что в это сложно поверить. Я совершил много глупых поступков и наговорил много жестоких слов. Но мне нужна ты. Нужна настоящая. Со всеми своими заморочками и даже жутким токсикозом. – Улыбнулся я и слегка отстранился.
- Почему ты об этом говоришь только сейчас? – не двигаясь, спросила она. Голос звучал глухо. Из него ушла вся язвительность.
- Мне нужно было время, чтобы разобраться в себе, чтобы понять, чего я хочу. Ведь ты не давала мне думать, ты добивалась меня всеми известными способами. И я повелся на это. – Встав и отойдя от Лены, подошел к окну. Но взгляд от неё не отвел. - К моим словам не имеет отношения твое замужество. Хотя... возможно я пытаюсь уберечь тебя от ошибки всей твоей жизни. Я ведь уже проходил через это. Я думал, что поступаю правильно, а в итоге семья держалась только на моей любви к сыну. Я не хочу, чтобы ты проходила через это же. Я хочу для тебя счастья.
- Позволь мне самой решать, в чем мое счастье.
- Я и позволяю. Если ты скажешь, что твое счастье в Мише, я отступлю. – А действительно ли отступлю? Или буду и дальше пытаться увести ее у Михаила? Не отступлю, тут же понял я. Буду драться за нее.
- Послушай, Вить, будет две семьи. Оба ребенка будут расти со своими родителями, и все будут довольны. Прости, что влезла в твою семью, только сейчас я понимаю, как гадко себя вела, но все же можно исправить.
- Нет, исправить ничего нельзя. – Стоило представить картинки, о которых говорила Лена, как мне стало дурно. - Я ушел от жены. Ушел не к тебе. Ушел от нее. И обратно я уже не вернуть, не смотря на то, будешь ты со мной или нет. – И это было правдой.
- Ну, все же с моей подачи, и я чувствую за собой вину, ответственность... хотя... разумный человек - твой выбор. – Слегка пожала плечами она.
- Ты права, это мой выбор. И он был сделан не с твоей подачи.
- Так я тебе нужна, чтоб просто заполнить пустоту? Неважно кто, лишь бы кто-то вместо жены? Или важно, чтобы именно я?
Мне показалось, что Лена специально сменила тему, чтобы добить меня. Потому что другого объяснения ее нелепым словам придумать я не мог.
- Я никогда не думал, что беременность влияет и на разум девушки. Лен, я сказал, что развожусь, что ушел от жены. И что не вернусь к ней, даже если ты меня прогонишь. Я не хочу никого и никем заменять. Я хочу быть с тобой. Потому что люблю тебя. И либо я буду с тобой, либо я буду один. – Насколько мог, четко и точно сформулировал предложения, чтобы на сей раз у нее не было шанса все снова не так понять.
- Ты меня почти не знаешь, а привычная форма общения будет не доступна со мной долгое время. Зачем я тебе? – мне снова показалось, что она надо мной издевается. Но присмотревшись, понял, что ошибаюсь. Она пыталась, как и я, докопаться до сути.
- Потому что я люблю тебя. И раз какое-то время нам не будет доступна привычная форма общения, как ты выражаешься, у нас будет много времени, чтобы узнать друг друга за пределами постели.
- Домашнее насилие - это и есть твоя любовь? – снова задала провокационный вопрос она. А я почувствовал, как у меня онемели ноги. Меня будто окатили ледяной водой. Стало противно и неприятно от самого себя.
- Нет. Я обещаю тебе, что этого больше никогда не повторится. Я понимаю, что у тебя нет причин верить мне, кроме как положиться на мое слово. – Я старался говорить убедительно, но боялся, что у меня это плохо получается.
- Так значит против горького опыта у меня лишь твое слово?
Лишь обещание? Знаешь, когда-то ты обещал, что всегда будешь рядом. И только через шесть лет путем немыслимых усилий я узнала, что такое, когда ты рядом. – Горечь в ее голосе резанула мое сердце будто ножом. Я зажмурил глаза, проклиная самого себя.
- Я ненавижу сам себя за то, что сделал с тобой. Пожалуйста, позволь теперь по-настоящему всегда быть рядом с тобой. Заботиться о тебе, оберегать тебя, любить тебя, растить твоего ребенка, как нашего.
- Как нашего?!.. – Неожиданно Лена закричала, замотав головой, а из глаз потекли слезы. - Это НАШ ребёнок, НАШ!.. Да, у меня была угарная юность, но тебе я не изменяла, и после тебя не смогу ни с кем!
- Что?.. – с моих губ сорвался только шепот. Изумление было настолько велико, что я не мог связать и двух слов. - Наш?.. Этот... этот ребенок - мой? – хрип, переросший в свист, все же вырвался из легких. - Но как?.. Когда?.. – Я все еще пребывал в шоке и не мог здраво рассуждать. Лена беременна от меня. От меня! Я скоро буду отцом. Отцом нашего с Леной ребенка!
- Как?! Когда?! Животом на тумбочку когда! Я даже тогда поняла, насколько мы близки…
- Господи, Лена... – Сколько же боли я ей причинил! Сколько раз заставлял страдать и мучиться! - Почему ты мне сразу не сказала этого? Почему врала? – я не понимал ее поведения.
- Да потому что боялась, что на аборт отправишь!.. – Ее голос разорвал тишину криком боли и страха. - Зачем тебе проблемы - ребенок от левой бабы, когда ты в сыне души не чаешь. Мы с малышом можем помешать вашему семейному счастью. К тому же одного нашего ребенка ты уже убил. – Сказала, как выплюнула. А я ухватился за подоконник, не в силах стоять самостоятельно, но и не в силах отойти от окна.
- Что?!.. Но тогда была совсем другая ситуация! – возмутился я, не понимая, как она может сравнивать это. - Ты не была беременна, это была всего лишь предосторожность. Неужели ты, правда, думаешь, что я смог бы отправить тебя на аборт? Да, я люблю своего сына и я не знаю, как отреагировал бы на твою беременность раньше, но неужели ты считаешь меня таким чудовищем? Неужели думаешь, что я могу так поступить? – я не хотел верить, что Лена на самом деле так думает, и хотел услышать отрицательный ответ.
- В защиту счастья и благополучия своей семьи вполне мог бы. И был ребенок, не был, сейчас не узнать никак, но факт остается фактом - тебе не нужен мой малыш. Я молчала, я защищала своего ребенка как могла.
Будто от пощечины, я отшатнулся от Лены. Хотя и был на достаточном расстоянии от нее. На подгибающихся ногах подошел к дивану и опустился на него. Но даже это не помогло избавиться от дрожи в ногах и полной опустошенности внутри.
Каким же чудовищем я был, что настолько запугал Лену? Как я вел себя, если она даже поговорить со мной боится? И при этом я уверяю ее, что люблю ее? Все это время так любил, что превратил из уверенной в себе и стойкой девушки и запуганную и загнанную?
Я был сильным мужчиной и выносливым, но даже это не помогло мне сейчас сдержать слезы. Я чувствовал, как от них начало все расплываться перед глазами.
- Ответь мне лишь на один вопрос. Если я, по-твоему, такое ничтожество, почему ты решила сохранить моего ребенка? – тихо спросил я.
- Это мой ребенок, прежде всего. Я - мама этого малыша. Мама, а не убийца. И мы вдвоем, мы вместе, мы семья. С этим ребенком я не одна. Этот ребенок - мое будущее, моя жизнь, мое счастье. – Каждое слово, как пощечина мне. Но я не пытался увернуться.
- То есть ты видишь свое будущее только с ним? Ты не хочешь, чтобы рядом с ним был его настоящий отец? – хоть я и задал этот вопрос, но будь на месте Ленки, всеми возможными способами пытался бы бежать от себя. Я монстр.
- Возможно, со временем я буду готова к тому, чтобы вы общались. – Удивила меня Кулемина.
- Со временем? А сейчас выйдешь замуж за Мишу?
- Нет. Мы друзья и только. Он бы рад, но я не буду ему жизнь калечить. Этот весь театр, чтобы тебя убедить, что ты к отцовству не причастен. Чтобы ты и дальше спокойно жил в своей семье.
- Я нужен тебе? – так же неожиданно, как до этого она, сменил я тему. Я снова стал пытаться ухватиться за мизерный шанс быть с ней. - Ты так заботилась о моей семье, так не хотела ее разрушать. Значит, я небезразличен тебе?
- Да, нужен. – Склонив низко голову и спрятав глаза за челкой, сухим шепотом произнесла она. - Но я боюсь... Боюсь разочарований, боюсь новой боли, боюсь ненависти твоего сына, боюсь, что мы расстанемся. И мне важно твое счастье и благополучие.
- Раз тебе это важно, ты должна знать, что теперь мое счастье и благополучие зависят только от тебя. – Признание, которого я так хотел, было произнесено. Да вот только радости особой я пока не испытывал. Я понимал, что это далеко не конец. Мне еще предстоит убедить Ленку довериться мне. - Ты думаешь, мне не страшно? Думаешь, я не боюсь ни оправдать твоих ожиданий? Я, как и ты, переживаю за наше будущее. Но теперь я не буду отступать из-за своих страхов. Я поступил так однажды. Этого достаточно. Теперь я буду бороться за тебя, за нас. Теперь есть ради кого это делать. Я не знаю, что ждет нас впереди, но верю, что вместе мы со всем справимся. – И я действительно верил. А слова, которые я произносил, убеждали в этом не только Лену, но и меня самого.
- И... как ты планируешь бороться за нас? - неуверенно спросила она.
- Я не отпущу тебя больше. Я буду относиться к тебе так, как не относился раньше. Ведь ты совсем не знаешь, что значит, когда тебя любят. Я буду помогать тебе во всем. Оберегать. – От собственных слов даже улыбка появилась.
- Вить, твоя речь напоминает акцию самопиара. Мне пустослов не нужен, мне мужик нужен, который меня любит. – Будто пытаясь достучаться до меня, сказала Лена.
- Я еще не до конца пришел в себя от новости о том, что у нас будет ребенок. – Все еще улыбаясь, произнес я. - А ты считаешь, что я не люблю тебя? – удивился я.
- Ооо... какие оправдания... не пришел в себя.
- Лен, чего ты хочешь от меня? – настроение снова опустилось. Я не знал, что мне делать и говорить. Любые мои слова, которые шли на самом деле из глубины души, почему-то воспринимались Леной совсем не так, как хотелось бы. Она цеплялась к каждому слову, а чем чаще я говорил, что она нужна мне, тем больше она отдалялась от меня. - Что я должен сделать, чтобы ты поверила мне? Я не могу позвать тебя замуж, чтобы подтвердить серьезность своих намерений. Я официально еще не разведен. Но и доказывать свои чувства как то еще я уже не могу. Я честно признался тебе во всем. Я хочу быть с тобой и нашим ребенком. Но решение должна принять ты. Либо довериться мне, либо выставить за дверь.
- Продолжим разговор, когда ты разведешься официально, а пока смысла не вижу.
- Бумажная волокита может затянуться не на один месяц. Как мы будем жить это время? Я хочу находиться рядом с тобой. Хочу наблюдать, как растет наш малыш. – Странно, но я уже перестал надеяться хоть на что-то.
- Ааа... ты от жены ушел и тебе жить негде? Квартира большая, можешь оставаться. Я в комнате деда тебе постелю. А потом разведешься, и мы вернемся к этому разговору. А пока так – соседи. – Интересно, она на самом деле думала, что это выход из сложившейся ситуации?
- Я останусь здесь. Но не потому, что мне негде жить. А потому, что я не хочу оставлять тебя одну. – Это было правдой. Не смотря на то, что Лена пока не принимала меня, как своего будущего мужчину, я от нее не отказывался. Я хотел всегда быть рядом с ней.
- Я не одна, у меня есть друзья: Мишка и Машка. – Улыбнулась она. А голос зазвучал как-то тепло и благодарно. Интересно, сколько всего должен буду сделать я, чтобы и обо мне она так отозвалась?
- Друзья не сделают для тебя того, что могу сделать я. Я могу облегчить твою беременность. Вставать с тобой ночами, когда тебе плохо. Готовить тебе правильные завтраки и обеды. Бегать в магазин, когда начнутся странные предпочтения. Да и в целом будет лучше, если беременность будет протекать под чьим-то присмотром.
- Все, достаточно саморекламы! – Вот опять! Почему она считает, что я приукрашиваю свои желания и поступки? Почему не допускает мысли, что я на самом деле хочу все это делать? - Ты остаешься, и главное, чтобы я не пожалела об этом решении. Остальное время покажет. – Подвела она черту под всем разговором.
- Ты так и не скажешь, как относишься ко мне? – только когда я почувствовал ее изумленный взгляд на себе, понял, что произнес это вслух.
- Тебе недостаточно того, что я в свой дом тебя жить пускаю? Когда ты оформишь развод, станешь свободным мужчиной, мы обсудим наши отношения. Клятвенно обещаю, что разговор состоится. Что тебя не устраивает? – не понимала она.
- Не устраивает, что жить будем как соседи. – Честно ответил я.
- Обсудим это после развода. – Снова сказала она.
- Раньше тебя мое женатое состояние вообще никоим образом ни разу не смущало. – Не выдержал я и вспомнил, с каким усердием она добивалась меня, не обращая внимания на мое семейное положение.
- Раньше я была одна и думала только о своем удовольствии. А сейчас я будущая мама и должна думать, прежде всего, о благополучии своего ребенка. Мне необходимо быть уверенной, что папа моего ребенка готов стать реальным папой, а не воскресным.
- До сегодняшнего дня ты вообще не воспринимала меня как реального отца для этого малыша.
- Так вот цени то, что за одну беседу я настолько изменила отношение к тебе, что уже не прячу от тебя живот, а готова находиться под одной крышей. Это думаю, о многом говорит.
- Я должен рассыпаться в благодарности? За то, что позволяешь остаться с собственным ребенком? Спасибо тебе. Я действительно благодарен. - Я злился. Злился на Лену, злился на себя. Меня не устраивал весь этот разговор. Я хотел, чтобы меня либо приняли, либо выставили за дверь. А не давали такой призрачный шанс на возможное будущее. - Вернемся к этому разговору позже. А сейчас я поеду за своими вещами. – Я предпочел сбежать, чтобы не усугублять ситуацию. Я знал, что когда немного приду в себя, буду благодарить Ленку за то, что она не выгнала меня, что дала шанс показать себя с правильной стороны. Просто пока я не мог с этим смириться.
- Я буду ждать. И... возьми, пожалуйста, ключи. – Услышал я ее голос позади себя.
- Спасибо. За доверие. – Неожиданно мне расхотелось уходить. Охватило желание подойти к Лене, прижать к себе и держать в своих объятиях до тех пор, пока не поверит, что люблю ее больше жизни.
- Надеюсь, мне не придется тебя ждать еще шесть лет? – мне показалось, или ее голос на самом деле дрогнул?
- Не придется. – Я стоял в коридоре и не спешил одеваться. Сам не знаю, чего ждал. Но вскоре понял чего.
- Вить… не уходи. Пожалуйста, останься. – Когда я услышал эти слова, произнесенные сорвавшимся голосом, внутри что-то оборвалось. Я резко повернулся и посмотрел на Лену. Она стояла неуверенная и прятала от меня взгляд. Пальцы теребили край кофты, одетой на ней.

Спасибо: 8 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 7215
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.11.15 11:05. Заголовок: Не влезло в одну час..


Скрытый текст

- Лен, ты... ты не хочешь, чтобы я уходил?! - казалось изумление, которое я сейчас испытывал, звучало не только в моем голосе, но и исходило от всего меня. А после, словно сложив все воедино, ошарашенно спросил: - Ты боишься, что я не вернусь? - и тут я не знаю, что со мной произошло, но я понял, что все это время Лена проверяла меня. Она не хотела отпускать меня, но и не могла сразу довериться мне. А сейчас она боялась, что я могу не вернуться. И хотя она старательно скрывала свой страх, я все равно видел его. В тот же миг, больше ни о чем не думая, я подхватил ее на руки и, войдя в комнату, опустился на диван, усаживая ее к себе на колени. - Ленка, я никогда не уйду от тебя. Слышишь, никогда! - начал осыпать ее лицо безумными поцелуями, совсем не контролируя себя. Меня поглотила радость. - Моя семья теперь здесь. С тобой и малышом. - Я осторожно положил дрожащую руку Лене на живот. Будто боялся, что мое прикосновение может навредить ребенку. Я не мог ощущать его так, как чувствовала его Лена, но только сейчас, когда мне стало позволено прикоснуться к Лене, я начал окончательно осознавать, что скоро стану папой. Что у нас будет малыш. Наш с Ленкой малыш. Внутри все трепетало от нежности. Я все еще не мог поверить в то, что теперь мое будущее заключено в этой девушке. В ней и в малыше, который уже растет в ней. На глаза наворачивались слезы, от понимания того, что у моей любимой девушки будет ребенок от меня. У НАС будет ребенок. Переполненный счастьем, заключил ее лицо в ладони, и легко прикоснулся к ее губам своими, пытаясь вложить в этот поцелуй всю нежность и любовь к ней. Затем изловчившись, нагнулся и приложил голову к ее животу, придерживая Лену за поясницу рукой. - Спасибо тебе, - прошептал я. - За то, что разрешила не просто остаться рядом с вами, а остаться с тобой. И за малыша тоже спасибо. - На какое-то время замер, а затем выпрямился и прижал Лену к себе. Я не хотел сейчас продолжать разговор, но был вынужден это сделать. Ведь я упустил один важный момент, который может повлиять на наше будущее. - Лен, я должен с тобой обсудить еще кое-что важное. Теперь моя семья это ты и наш будущий малыш, не сомневайся в этом. Но Владька остается моим сыном, и от него я не откажусь. Я не сделаю этого ни при каких обстоятельствах. Но мы разводимся с Кристиной, и сын останется с кем-то из нас. Мы с тобой вместе должны решить, могу ли я наравне с Кристиной бороться за него и отстаивать свои права на него. Я хотел бы, чтобы он остался со мной, но теперь подобные решения мы будем принимать вместе. Я не хочу, чтобы Владька жил с нами, если ты будешь против этого. Но я хочу, чтобы ты понимала, насколько он важен мне. К тому же Кристина часто бывает в отъездах, и Владик все рано будет это время проводить с нами. Поэтому Лен, я очень хочу быть с тобой, но если ты не примешь моего сына, я не знаю, как мы сможем жить вместе. Я понимаю, что сейчас слишком рано обсуждать все это, но я должен понимать, могу ли я подавать документы на опеку. Ведь это нужно делать без промедления. И Лен, Владик не будет ненавидеть тебя, не бойся этого. Он хорошо к тебе относится. И я помогу ему принять тебя и нашего малыша. У нас все получится, но без усилий ничего не бывает. И здесь нам придется постараться. Нам всем. Пожалуйста, ответь, как ты воспринимаешь моего сына? Могу ли я бороться за него? - я сейчас снова был неуверенным. Я боялся ответа Лены, ведь он влиял на наше будущее. Поэтому сидел, почти задержав дыхание, и напряженно ждал слов Лены, будто от этого зависела моя жизнь.
- Как я воспринимаю твоего сына? С первой встречи мне жаль, что не я его мать. Я приму Влада. Ты, главное, спроси сына, чего он сам хочет. И поступай, как знаешь, я поддержу любое твое решение. – Посмотрев мне в глаза, она, без всякого сомнения, сказала то, что думала.
- Правда? Лен, ты... Ты... - не найдя нужных слов, стиснул ее в объятиях. С моей души будто груз свалился. Теперь все вопросы были решены, и я мог вздохнуть с облегчением.
- Но знаешь, он относится ко мне хорошо до тех пор, пока не поймет, что я украла его папу. Или пока его не настроят против меня. – Несмотря на то, что, казалось бы, мы решили все вопросы, Лена поделилась со мной своими страхами.
- Если он будет видеть, как ты к нему относишься, и если он будет жить с нами, никто его настраивать не будет. – Попытался убедить ее я. Хотя и понимал, что она может оказаться права.
- Он все равно будет общаться с матерью и твоими родителями. Я просто хочу, чтобы ты понимал все, на что идешь. Чтобы не жалел потом, чтобы меня не попрекал. – Я видел, что она обдумывает каждое слово, прежде чем сказать его. Видел, что она разрывается в своих чувствах.
- Я прекрасно понимаю, на что я иду. – Твердо сказал я. - Как понимаю и то, что первое время будет тяжело. Но думаю родители, да и Машка, поддержат меня. Конечно, им будет неприятно, что я развожусь. Но думаю, мое счастье для них важнее. И они в итоге смирятся с моим решением и примут в семью тебя и нашего малыша.
- А если нет? Я никогда не ставила и не поставлю тебя перед выбором, потому что знаю, что результат будет ни в мою пользу. – Голос сорвался. А я понял, что она на самом деле считает, что я могу выбрать не ее. Она пытается принять мои слова, что она для меня важнее, но все равно боится.
- Ты ошибаешься. – Заключив ее лицо в ладони, я смотрел ей в глаза, пытаясь хоть так убедить в правдивости своих слов. - Теперь ты на первом месте для меня. Я люблю свою семью, но если они не согласятся тебя принять, мне придется сократить с ними общение. Или вовсе прекратить. Я сделаю это. Со всеми, кроме сына. – Я видел, как ее глаза заблестели от слез. Но, не позволяя им скатиться по щекам, прижал Ленку к себе и крепко обнял. - Ты не будешь против, если я свои вещи заберу после? Не сегодня. Не хочу от тебя уезжать. – Прошептал ей на ухо. А она будто этого и ждала. Всхлипнув, обняла меня и уткнулась носом в шею.
Расслабившись, я откинулся на спинку дивана, придерживая Ленку и не позволяя ей отстраниться от себя даже на сантиметр. Я целовал ее в макушку и в висок. Гладил по голове и спине. Крепко прижимал к себе или, задержав дыхание, с осторожностью клал ладонь ей на живот. Мне было так хорошо, что даже шевелиться не хотелось.
- Вить, теперь ты мой? Правда, только мой? – нарушила тишину Лена. И хотя она понимала, что теперь я от нее никуда не денусь, услышать это еще раз была совсем не против.
- Твой, - улыбнулся я. - А ты?.. – я не собирался спрашивать ничего такого, но вопрос так естественно слетел с губ, что теперь я затаив дыхание ждал ответа на него.
- Я люблю тебя. Всегда любила. Всегда буду любить. Ты мне очень нужен. Только ты нужен. И я... мне страшно. Я боюсь, я сдохну, когда ты перестанешь быть моим или только моим. Или так никогда и не станешь моим. Мне страшно, что мы когда-нибудь расстанемся, страшно, что ты не будешь счастлив со мной, страшно, что ты пожалеешь, что бросил семью ради меня, что связался со мной. Страшно, что у нас ничего не получится. Мне очень страшно, что я так и не сделаю тебя счастливым, но честно - я очень-очень буду стараться. Ты мне очень нужен.
Радость и счастье, которые я сейчас испытывал, казалось, переполняли меня. Мне хотелось вскочить с Леной на руках и начать танцевать. Осыпать ее поцелуями, обещать золотые горы, на которые я непременно ее вознесу. Но вместо этого я с такой силой сжал ее в объятиях, что услышал невольный стон, сорвавшийся с ее губ. Тут же ослабив объятия, прижался своим лбом к ее лбу и четко, раздельно произнес:
- Я. Тебя. Люблю. Мне. Нужна. Только. Ты. И мне тоже очень страшно, я тоже боюсь, что не смогу сделать тебя счастливой, что я иду в комплекте два по цене одного. Но я не пожалею о том, что делаю сейчас. Я хочу быть только с тобой. И я буду делать все возможное и невозможное, чтобы создать с тобой счастливую семью.
- Я, наверное, тебя не заслужила, но я тебя никому не отдам. – Обнимая мою шею ладошками, Лена улыбнулась.
- Это я тебя не заслуживаю. Но сколько бы я от тебя не бегал, ты моя судьба. И дана мне, наверное, свыше.
- Угу, и за какие только грехи тебе такое наказание? – хмыкнула она.
- У нас совместные грехи, поэтому мы достойны друг друга. – Рассмеялся я в голос. Успокоившись, почувствовал, как все оковы, в которых совсем недавно было мое сердце и душа, начали рассыпаться. Сейчас я мог признаться себе, что боялся этого разговора с Леной. Что когда уже разговаривал с ней, несколько раз порывался уйти, не влезать в ее жизнь. Что, не смотря на все испытания и препятствия, мы все же вместе. Конечно, у нас, как и во всех семьях будут свои проблемы и трудности, но теперь они меня совсем не пугали. Я знал, что мы со всем справимся. Теперь у нас есть ради кого жить. Но даже если бы Лена не была беременна, я делал бы все, чтобы сделать ее счастливой, чтобы она не пожалела, что осталась со мной. Мне так хотелось жить и дышать полной грудью, показывать Лене свою любовь, дарить ей свою заботу и нежность, которых она все это время была лишена. - Ленка... наконец-то мы вместе, теперь мы можем ничего не бояться, ведь у нас вся жизнь впереди.
- Прости меня, Вить. – Удивила меня моя девочка.
- За что?
- За всё - просто прости. Пожалуйста, прости. – Прижимаясь ко мне еще ближе, произнесла она.
- Ленка, это ты меня прости. За то, что бросил школьницей, за то, что сделал своей любовницей, за все, что тебе пришлось вытерпеть от меня.
- Результат того стоит, правда?
- Теперь да. Жаль, что до этого результата мы потеряли столько времени. – Грустно отозвался я. - Но теперь дальше только вместе. – Я знал, что именно так и будет. И я не позволю Лене усомниться в этом.
На улицу уже давно опустился вечер. За окном было темно. Именно поэтому я понял, что наш разговор затянулся.
- Лен, тебе любые переживания сейчас вредны, а я тут с разборками к тебе пристал. Может ужин тебе приготовить? А ты отдохнешь пока.
- Я не хочу есть. Но я устала. Приляжешь со мной?
- Извини, я болван! – стукнув самого себя ладонью по лбу, не без труда поднялся с дивана, удерживая Лену на руках. - Давно нужно было уложить тебя в постель. И конечно, прилягу. Спрашиваешь еще! - пожурил ее я.
Оказавшись в ее комнате, уложил ее на диван и устроился рядом. Укрыл нас пледом, и обнял Лену. Теперь не хотелось выпускать ее из рук даже на минуту. Теперь я имел право обнимать ее, когда захочу и сколько хочу. Ведь теперь мы были вместе.
Она удобно устроилась на моей груди и обняла меня.
- В моей комнате будет наша спальня, а в комнате деда сделаем детскую для Владика. – Конечно, я был удивлен. Но вида не подал. Она приняла то, что мы вместе. Она доверяет мне. Она любит меня. Она не против моего сына. Она думает о нашем будущем. Разве я мог хотя бы мечтать о таком еще утром?
- А детская для нашего малыша? – не отставая в планах на будущее, поддержал я разговор. Такие темы мне нравились гораздо больше, чем выяснение отношений. Да и Лене такие разговоры полезнее.
- До его появления еще больше семи месяцев. Пока он маленький, будет с нами. А если мальчик, переедет к Владику. Если девочка… ну придумаем что-нибудь.
Придумаем, милая, обязательно придумаем.
Я чувствовал, как Лена окончательно расслабляется в моих объятиях, как слова все сложнее слетают с ее языка, как голос становится сонным, а дыхание ровным.
Прежде чем она уснула, я еще аккуратнее обнял ее, поцеловал в макушку и тихо прошептал:
- Люблю тебя…
Она судорожно вздохнула, а вскоре уснула. Почти сразу же и я последовал за ней в царство Морфея.
Мы начинали новую жизнь. Одну на двоих. И теперь она будет отличаться от тех редких встреч, что у нас были раньше. Теперь нас будет вести любовь. А испытания, которые нам пришлось пройти, помогут сохранить эту любовь. Мы сделали свой выбор, и не усомнимся в нем.


Конец.

Мне, и Вике, наверное, тоже, будет интересно узнать, что вы думаете о таком развитии событий?

Спасибо: 8 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 7226
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.01.16 12:07. Заголовок: Автор: Михеэлла Назв..


Автор: Михеэлла
Название: Интересный переход
Рейтинг: R
Жанр: Angst, Romance
Пейринг: КВМ
Бета: Вика, Elfa
Статус: в процессе

Вика, Оля. Девочки, спасибо вам большое за помощь.

forget-me-not. Катя, спасибо за помощь при прохождении премодерации.

Примечание: сериал закончился уже давно, но иногда такая ностальгия находит, что справиться с ней становится невозможным. Вот и рождаются новые, старые рассказы. Этот будет о том, как Степнов орал на Лену у школы, что дела ему до нее нет. Ну, а дальше мое развитие.
Момент заезженный, понимаю, но куда мы без их запоминающейся истории?


Не смотря на то, что на улицу уже опустился вечер, Степнов до сих пор не мог окончательно прийти в себя и успокоиться. Чертова Кулемина не выходила из головы, и каждую минуту бесила мужчину все больше и больше. Ее слова о том, что у них с Гуцулом все было, до сих пор звучали у него в ушах. А ее дед, который, не далее как утром притащился в школу, чтобы сообщить ему, что Игорь ночевал сегодня у Ленки, окончательно разозлил Виктора. Он больше ничего не хотел знать об этой чокнутой семейке и сейчас мечтал лишь об одном — все забыть.
Свернув за угол своего дома, и уже оказавшись во дворе недалеко от нужного подъезда, обратил внимание на драку каких-то малолеток. И хотя школьники часто выясняли отношения именно таким способом, в этой троице его внимание привлекло то, что парней было двое. Третьей была девушка. В следующую секунду пришла мысль о том, что она напоминает Ленку. И в этот же миг он понял, что не просто напоминает - это и есть Ленка.
Сам не понял, как оказался так быстро рядом с ними, но тут же схватил девушку за шиворот и оттащил от ребят:
- Кулемина, ты совсем рехнулась?! - заорал мужчина. - Ты что здесь устроила?!
Девушка, вначале не поняв, что произошло, и кто осмелился так неожиданно ее прервать, развернулась и наткнулась на пылающего гневом Степнова. Тут же и сама разозлилась:
- Чего надо? Ну-ка отпустите меня! – Вырвавшись из его рук, немного отошла. – А теперь проваливайте отсюда, пока и Вам не накостыляла.
Виктор, ошалевший от ее слов, не успел ничего ответить, так как в этот момент один из пацанов кинулся к Ленке. Но мужчина был проворнее, и уже в следующий миг, поймав сопляка за шкирку, откинул его в сторону. Он вообще не понимал сейчас происходящего и меньше всего думал, что окажется в центре драки школьников.
- Живо свалили отсюда! - прорычал Степнов в адрес пацанов. Те и не думали сопротивляться и сразу же решили исчезнуть.
Лене такой исход событий не понравился. Разъяренная, она подлетела к мужчине и кулаком ударила его в живот. Не ожидавший ничего подобного, Виктор не успел вовремя среагировать и взвыл от боли.
- Это за то, что лезете, куда вас не просят, - прошипела девушка, в душе радуясь, что удар получился сильным. – Шли мимо, вот и валили бы дальше!
- Кулемина, ты что, вообще охренела? – приходя в себя, закричал Степнов. – У тебя окончательно съехала крыша? – Схватив ее за плечо, подтащил к себе, гневно сопя и смотря ей в лицо. И тут же почувствовал запах алкоголя. Не веря самому себе, повел носом и изумленно выдал: - Ты что, еще и напилась?! – Увидев ее ухмылку, тряхнул за плечи, будто пытаясь привести в чувства, но понимая, что ничего подобного сделать не получится.
- Вам какое дело? – скидывая его руки с себя, продолжила и дальше развязно разговаривать девушка. – Что хочу, то и делаю. Хочу драку затеваю, хочу напиваюсь, хочу с пацанами тра… - Она вовремя замолчала, но продолжения и не требовалось. Она стояла, ухмыляясь, и прекрасно видела, что Степнов все понял.
На его лице заходили желваки, кулаки сжались, и сейчас уже он с радостью ударил бы Лену. Схватив ее за кофту, дернул на себя и прямо в лицо выдохнул:
- Еще слово…
Но девушка не дала ему договорить. Ударила ногой ему по голени и тут же с удовольствием почувствовала, как он отпустил ее и начал растирать руками больное место.
- Я сказала, не хрен меня трогать! – Она даже не пыталась удрать от мужчины. Была уверена, что он ей ничего не сделает, поэтому и стояла сейчас с видом победителя. К тому же алкоголь играл в крови и на время стирал все рамки и мысли.
- Ты сама напросилась! - выпрямившись, Виктор грубо схватил Ленку и потащил за собой к подъезду.
Она брыкалась, сопротивлялась, огрызалась, но мужчине все было нипочем. Он был сильнее ее, к тому же сейчас был так зол, что справиться с ней не составило ему никакого труда. Он только порадовался, что никто из соседей этого не видел.
Оказавшись в квартире, он отпустил девушку, прислонив ее в прихожей к стене.
- Ну и чё Вы меня сюда притащили? – Лена пылала яростью. Лицо раскраснелось, а глаза излучали молнии. – Мало на улице врезала? Могу добавить! Напомнить, где у мужиков самое больное место? – Она согнула ногу в колене, как бы показывая, что может сделать это в любой момент.
Виктор был в таком шоке с тех пор, как увидел Ленку у себя во дворе, что до сих пор не мог отойти от него. Во-первых, он никогда не видел ее пьяной. Во-вторых, он не думал, что она может вот так просто завязать драку. И в-третьих, он никогда не думал, что она, злясь, может еще и его ударить. И пусть била не в полную силу, ведь он прекрасно знал, на что она способна, сам тренировал ее, все же не думал, что она хоть когда-то начнет использовать его обучение против него же. Он был в такой ярости, что готов был придушить эту девчонку. Говорить с ней было бессмысленно. Выставить за дверь и отправить домой, тоже не мог. И вроде как дела ему до нее нет, а в таком состоянии выпускать на ночь глядя на улицу было опасно. Еще и вид у нее подходящий. Пьяная, одежда вся грязная, видно от того, что в драке падала на землю, да еще с разбитой губой и содранной кожей на костяшках пальцев на одной руке.
Резко опустив ладонью ее коленку, прижал девушку своим телом к стене, не позволяя даже задуматься об ударе, не говоря уже о его осуществлении.
- Еще слово, еще движение, и я сам тебе так врежу, что мало не покажется! - выдохнул ей в лицо, заставляя на мгновение замереть. А затем толкнул ее в комнату: - Позвони деду и придумай причину, по которой не придешь сегодня домой. А после ляг спать. И чтобы я до утра тебя не видел! Ясно? – Не дожидаясь ответа, захлопнул дверь и пошел на кухню.
Внутри все клокотало от гнева на эту глупую девчонку. Он сейчас не понимал самого себя. Ему одновременно хотелось вышвырнуть ее за дверь и прижать к себе.
Даже не успев сесть, услышал позади себя голос Кулеминой.
- Какого черта Вы вообще лезете в мою семью? – кричала она, стоя на пороге кухни. – Сами орали сегодня, что вам дела до нас нет! Вот и перлись бы на свидание к своей тупой невесте! – Раскрасневшееся лицо выражало все ее эмоции. Она чуть ли не плевалась словами, гнев рвался наружу. – И вообще! Я завтра пойду в полицию и напишу на Вас заявление. Скажу, что Вы притащили меня к себе силой. Наверняка и свидетели найдутся! А следы побоев у меня на теле можно найти без проблем.
- Что?.. – Мужчина был настолько изумлен словами девушки, что вся злость вмиг ушла. Он побледнел и сел на стул.
- К тому же обвиню Вас в попытке изнасилования, - продолжала Лена, явно входя в раж. – Хотя… впереди еще вся ночь. К утру может это будет уже само изнасилование, а не попытка, - ухмыльнувшись притихшему мужчине и радуясь произведенному эффекту, она развернулась и ушла в комнату, громко хлопнув за собой дверью.
Плюхнувшись на диван, тяжело вздохнула. Она понимала, что домой сегодня явно не попадет, поэтому решила последовать совету мужчины и позвонить деду. Достав телефон из кармана джинсов, с удивлением посмотрела на него. Он был цел! Она была уверена, что в момент драки его разбила, но нет, выжил родименький!
На ходу сочиняя более-менее правдоподобную причину своего отсутствия сегодня дома, убедила деда, что с ней все в порядке. Хотя он и пытался что-то сказать, у нее не было сил на разговор с ним. Поэтому, перебивая его, быстро попрощалась и отключила телефон.
Откинув голову на спинку дивана, закрыла глаза. Все, что происходило сегодня, казалось каким-то бредовым сном. Хотя нет. Со вчерашнего дня все казалось таким. С момента, как она узнала, что Степнов сделал предложение Светочке. Напилась как дура вчера, промучилась от этого полдня сегодня. После эти слова Степнова, что ему нет никакого дела до нее, как гром среди ясного неба. Снова полное отчаяние, и снова бутылка коньяка. На старые дрожжи, к тому же непривычному к алкоголю организму, потребовалось немного, чтобы вновь запьянеть. Временное помутнение рассудка. Попытка добраться до дома и встреча с какими-то пацанами, которые отозвались в ее адрес нелестными словами. Слово за слово, и вот уже вспыхнула драка. То ли Лена действительно была сильнее их, то ли настолько устала от запутанных отношений со Степновым, что решила выплеснуть все эмоции с помощью драки, но она справлялась с ними двумя, как с маленькими детьми. Это она их била, а не они ее. И не появись Степнов, она бы их уложила на лопатки.
Но он как обычно появлялся в самые неподходящие моменты в ее жизни. Когда нужен был – сбегал. Когда прекрасно обходилась без него – решал, что она нуждается в его помощи.
Она не жалела, что дважды ударила его. Не жалела, что наговорила ему всякой чепухи. Правда не понимала, зачем это сделала. Но не жалела. Наверное, хотела хоть каким-то способом зацепить его за живое. И пока была в таком состоянии, могла себе это позволить.
Только вот организм, который второй день потчевали алкоголем, решил взбунтоваться. Девушка чувствовала, как кружилась голова, как легкость, еще недавно наполняющая все тело воздушностью, теперь превратилась в тяжесть, мешая лишний раз пошевелиться. В животе все крутило, а затем внезапная обжигающая волна пошла вверх, к горлу.
Вскочив с дивана и пошатнувшись, закрыла рот ладонью и побежала из комнаты. Она ни разу не была в этой квартире и сейчас ориентировалась наугад. Открыв одну дверь, поняла, что эта ванная, и тут же ринулась в комнату рядом. Повезло, это было именно то, что она искала. Туалет. Успела в последний момент.
Единственный раз, когда ее рвало, был в четвертом классе. Она тогда отравилась, и ей было так плохо, что, казалось, она не переживет этого.
Внутри все раздирало, горло саднило и болело, слабость во всем теле вынуждала держаться за края унитаза.
Наконец, приступ рвоты закончился, и она, обессиленная, села на пол, опираясь спиной и головой о стену.
Услышала, как открылась дверь, и сипло бросила:
- Занято!
Она понимала, что мужчина знал, что она здесь. Но так же понимала, что не хочет, чтобы он видел ее такую. Вот и бросила это нелепое слово. Ей сейчас было так плохо, что хотелось умереть.
- Держи.
Лена открыла глаза и увидела перед собой стакан с водой. Не сразу его взяв, и даже не посмотрев на мужчину, отвернулась от него и прополоскала рот. Затем снова села так же, как сидела до этого, и поставила стакан на пол.
- Что, испугались моих угроз и решили поухаживать за мной? – и хотя Лене было сейчас плохо, она все равно не отказала себе в удовольствии зацепить лишний раз мужчину. – Чтобы передумала?
- Дура ты, - бросил Степнов.
Она ухмыльнулась, а затем, резко повернув голову, посмотрела Виктору прямо в лицо:
- Была бы умная, не влюбилась в такого придурка…
И совсем не требовалось называть имен. Оба понимали, что она говорит о нем. И даже оскорбления сейчас не причиняли боли. В душе больнее было от всего того, что уже произошло до этого.
Лена с трудом встала и, не прося мужчину отойти, вышла, толкнув его плечом. Тут же зашла в соседнюю комнату. И совсем не удивилась, когда в зеркале увидела отражение Виктора. Он снова встал у порога.
Не обращая на него внимания, пробежала глазами по полочке над раковиной и, выцепив взглядом зубную пасту, тут же взяла ее. Выдавив на палец немного мятной массы, отправила ее в рот, пытаясь хоть так почистить зубы и убрать изо рта ужасный привкус. И уже после прополоскала рот, умылась прохладной водой и села на край ванны. Стало немного лучше.
Виктор протянул ей полотенце, она без слов взяла его, но став вытирать лицо, поморщилась от боли, зацепив разбитую рану у губы. То же повторилось, когда она задела ссадину на руке.
Опять же молча мужчина подошел к шкафчику над раковиной и достал аптечку. Намочил вату в каком-то растворе и повернулся к девушке. Она на него не смотрела, поэтому он поднял ее голову за подбородок. Она попыталась отстраниться от него, но он сказал:
- Не дергайся. Нужно обработать раны. И потерпи. Будет больно.
Лена посмотрела ему в глаза. Они сейчас находились очень близко друг к другу. И она прекрасно видела неуверенность, которая плескалась в них. Алкоголь почти весь выветрился из нее еще в туалете. Сейчас она прекрасно понимала происходящее, не смотря на то, что и не была абсолютно трезвой.
Он сам прервал зрительный контакт. Неожиданно стало тяжело на душе, внутри что-то задрожало, переходя на руки. Он боялся, что она это почувствует. Разозлившись на себя, сильнее, чем требовалось, прижал ватку к ранке. Лена дернулась от боли. Не обращая на это внимания и стараясь как можно быстрее закончить начатое, продолжил обрабатывать рану. Он старался не смотреть ей в глаза, но прекрасно чувствовал ее взгляд на себе.
Вот что за чертова девчонка? Почему она так действовала на него?
Закончив с лицом, поменял вату, снова смочил ее в растворе и, подняв ее руку, начал обрабатывать пораненные пальцы.
- Я не безразлична Вам, - неожиданно сказала Лена.
И это не было вопросом. Это была констатация факта. А тихий голос, которым были произнесены эти слова, окончательно ввел Виктора в ступор. Он боялся поднять голову, боялся, что она прочитает по его лицу подтверждение своим словам.
- И можете жениться хоть на пяти Уткиных, это ничего не изменит. – Высвободив свою руку из его и, не дожидаясь ответа, встала с бортика ванны. – Я могу принять душ?
Степнов кивнул, убрал аптечку на место, замешкался в дверях, но вышел и прикрыл за собой дверь.
Лена тяжело вздохнула. Усталость разлилась по телу. Некоторые его участки начинали болеть. И она совсем не удивилась бы, обнаружив на себе синяки.
Сняв кофту и стащив с себя футболку, бросила вещи на стиральную машинку. Тут же увидела свое отражение в зеркале и расплывшийся синяк на боку. Не успев как следует рассмотреть область поражения, почувствовала, как тело обдало слабым ветерком, и в тот же миг поймала взгляд мужчины в зеркале. Она не закрыла дверь, была уверена, что он не войдет. А он принес полотенце, которое сейчас держал в руках. Но как показалось Лене, он забыл, зачем вообще сюда пришел. Ведь сейчас во все глаза рассматривал ее обнаженное тело. Она видела, как заблестели его глаза. Как они начали бегать по обнаженной груди. Как он тяжело вздохнул. Как громко сглотнул. Наверное, в другое время Лена не смогла бы вот так просто стоять перед ним, позволяя рассматривать себя. И уже давно закричала бы и прикрылась чем-нибудь. Но сегодня она была под действием алкоголя. И пусть он почти весь выветрился, и смущение она все же испытывала, спрятаться от его взгляда не спешила. Она наслаждалась производимым эффектом. А затем вновь решила его зацепить:
- Я же Вам безразлична, - тихо сказала она, будто громким голосом боялась спугнуть этот момент. – Вам плевать на меня. Что же Вы тогда так рассматриваете меня?
Мужчина поднял взгляд и встретился с ее глазами в зеркале. Слова были не нужны, слишком хорошо они понимали сейчас друг друга.
Резко развернувшись, поворачиваясь к Лене спиной, Витя протянул руку назад:
- Я принес тебе полотенце, - голос был таким хриплым, что он сам испугался его. Кашлянул, чтобы хоть чуть прочистить горло, и продолжил: - И футболку. Свои вещи брось в машинку. Их нужно постирать.
Витя все еще стоял с вытянутой рукой, ожидая, когда девушка заберет вещи. Он был слишком напряжен, поэтому упустил момент, когда Лена подошла к нему сзади. Уже в следующую секунду услышал рядом со своим ухом ее дерзкий шепот. Она не прижималась к нему полностью, лишь грудью упиралась в спину.
- Хочешь?.. – Она намеренно замолчала, давая время придумать мужчине множество вариантов на этот вопрос. Но была уверена, что он придумал лишь один. И даже знала, что ответ на него положительный. – Я тебе первому уступлю ванну? – продолжила она. – Ведь тебе сейчас не помешает холодный душ. А я могу подождать.
Она издевалась над ним. В голосе так и сквозили дерзость и усмешка. Она намеренно провоцировала его. Только вот чего хотела добиться, не понимала и сама.
Неожиданно он развернулся и с такой силой припечатал девушку к стене, что она от неожиданности и силы удара вскрикнула.
- Ну и чего ты хочешь добиться этим? – прорычал Виктор.
- Ничего, - быстро придя в себя, ответила Лена. Она совсем не боялась его и, несмотря на то, что была наполовину раздета, не чувствовала скованности. – К тому же Вы жениться собираетесь. Любите свою невесту. Разве я могу даже пытаться чего-то добиться? – Она издевалась. Да, продолжала издеваться над ним. – Вы человек слова. Не можете изменять своей невесте. – Продолжала она провоцировать мужчину. Она наслаждалась сейчас его злостью. И пусть весь вечер она его цепляет, только так она может его задеть за что-то живое, спрятанное под маской безразличия. И если только так можно достать оттуда того Степнова, которым он был раньше, она и дальше будет вести себя так.
Виктора бесила ее уверенность в себе, ее провокации и издевки над ним. Хотелось хоть как-то зацепить в ответ и ее, но в голову ничего не приходило. А затем неожиданно его ладонь скользнула вниз и, пробравшись между ее ног, устроилась на скрещенном шве ее джинсов.
- А ты уверена, что это так? – наблюдая за притихшей девушкой, ядовито спросил он. Наконец-то он нашел способ заткнуть ее.
Но Лена лишь в первое мгновение была ошарашена действием мужчины и поэтому вскоре вновь пришла в себя.
- Уверена, - прямо ему в лицо выдохнула девушка. На лице вновь появилась вызывающая улыбка.
Виктор от вновь охватившей его злости, треснул кулаком по стене. Он готов был прибить сейчас эту девчонку. Ведь прекрасно понимал, что она права и от этого бесился еще больше. Только вот останавливало его сейчас не то, что он собирался жениться на другой, а то, что Лена была нетрезвой. Он был настолько возбужден, что будь она сейчас в другом состоянии, не задумываясь, овладел бы ею прямо здесь. Но сейчас не мог этого сделать. И пусть она не сопротивлялась бы, судя по ее поведению, утро рано или поздно наступило бы. А значит, она проспалась бы и начала во всем винить его. Хотя в том, что он сейчас сходит с ума, виновата только она. Это она весь вечер провоцировала его.
Стараясь не накручивать себя еще больше, резко отстранился от Лены и вышел из ванной, громко хлопнув дверью. Хоть так вымещая часть ярости, бурлящей внутри него.
Лена судорожно вздохнула. Она была не так уверена в себе, как старалась показать мужчине. Она понимала, что специально его доводит и понимала, что его реакция могла быть неожиданной. Но почему-то была уверенна именно в том исходе разговора, в котором все и закончилось.
Она не понимала, как они вообще могли оказаться в такой ситуации, в которой были сейчас. Как любя друг друга, могут вот так доводить друг друга до ручки. Как вообще стали такими неуравновешенными, непохожими на самих себя.
Но сейчас Лена была настолько вымотана, что не способна была думать хоть о чем-то. Поэтому окончательно раздевшись, закинула свои вещи в машинку и, найдя нужную программу, запустила ее. Затем включила воду и с удовольствием встала под прохладные струи. Ей сейчас как никогда требовалось освежиться, поэтому, сколько времени она провела под душем, она не знала. Но в голове стало пустеть, все мысли начали исчезать, тело стало вялым, и она с трудом могла пошевелиться. Усталость давала о себе знать. Ей необходим был отдых. Поэтому выбравшись из ванны, быстро вытерлась и одела футболку Степнова. Ей она доходила до середины бедер и прикрывала все неприличные места. Тем не менее, она надела трусики и пошла в комнату, которую на сегодняшнюю ночь ей любезно предоставил мужчина.
Обрадовалась, когда не столкнулась в коридоре с ним. И удивилась, когда увидела, что диван был разобран и застлан бельем. С удовольствием нырнув под одеяло, вытянулась и с облегчением вздохнула. Безумный день подошел к концу, и теперь она могла спокойно погрузиться в сон, отдыхая. Что и сделала практически сразу же.
А Виктор еще долго не мог уснуть. Он не понимал самого себя. От желания к этой сопливой девчонке у него сносило крышу. Все его попытки отгородиться от нее, никаких результатов не принесли. Наоборот. Сделали еще хуже. Сейчас она лежала в соседней комнате, и он мог войти туда в любой момент и удовлетворить свое желание. Только понимал, что не сделает этого. Не мог он так. Любил ее больше всего на свете, и даже ее поведение сегодня вечером ничуть не уменьшило его любви. Наоборот. Казалось, он привязался к ней еще больше. Ведь до этого она пыталась как-то разумно, если можно так сказать, доказать свои чувства, а сегодня наоборот. Все выворачивала и преподносила так, что он начинал ненавидеть самого себя. За то, что издевался над ней. За то, что издевался над собой. За то, что вообще довел всю эту ситуацию до такого абсурда.
Не будет он больше ничего выдумать и изобретать никому не нужный новый велосипед. Завтра утром обо всем погорит с ней. Может и сам, в конце-то концов, успокоится. А то такими темпами и свихнуться недолго. С такими мыслями и уснул.

Спасибо: 8 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 7227
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.01.16 12:16. Заголовок: Лена проснулась..


Лена проснулась поздно. Поняла это по высоко светящему солнцу за окном. Сегодня был выходной, и это не могло ее не радовать. На удивление чувствовала она себя прекрасно. Хотя и сама не могла понять почему. Но видно все токсины из организма вышли еще вечером, а ночь спокойного сна окончательно восстановила силы.
Все события вечера ворвались в ее память одним воспоминанием. Она верила и не верила, что они со Степновым могли так вести себя. И если бы она сейчас не находилась в чужой комнате, скорее поверила бы в то, что ей все это приснилось. Усмехнулась своему поведению и поняла, что ни о чем не жалеет. Да, вела она себя вызывающе, но зато увидела мужчину не спокойным и рассудительным, каковым он старался казаться последнее время, а со всеми эмоциями, что ему были присущи раньше.
Встав с постели, потянулась. Она не знала, как именно пройдет их встреча с Виктором сейчас, после того, что было накануне. Но при этом совсем не боялась ее. И хотя сегодня она уже чувствовала себя в одной его футболке не так уверенно, как вчера, выходя из ванной, решив не обращать внимания на зародившееся смущение где-то внутри, вышла из комнаты. В ее планах было добраться до ванны и облачиться в свои вещи.
Но едва она вышла из комнаты, как в тот же миг из ванной показался Степнов. И хотя он прекрасно знал, что она находится у него дома, сейчас стоял перед ней в одном полотенце, обернутом вокруг бедер.
Лена судорожно вздохнула. Она никогда не видела его в таком виде. Даже когда он ночевал у них, он всегда был одет. А тут… стоял почти обнаженный и даже не пытался пройти дальше.
Девушка вообще никогда не видела обнаженных мужчин, и пусть сейчас на нем было узкое полотенце, он все равно почти весь был перед ее глазами. Она не могла оторвать от него взгляд. Сильное крепкое тело так и манило к себе. Хотелось провести по каждому мускулу, почувствовать под пальцами его кожу, запутаться в коротких волосках на его груди, провести по ним вниз, по той дорожке, что скрывалась за полотенцем.
Не в силах и дальше просто так стоять, прижалась спиной к стене. Как зачарованная она смотрела на редкие капельки, скатывающиеся с волос на тело мужчины и путешествующие по нему, оставляя за собой тонкие дорожки.
Дыхание сбилось. Лена не понимала, что с ней происходит, но где-то внизу живота зародился такой жар, что практически грозил спалить ее на своем пламени. Грудь неожиданно стала тяжелой, и девушка почувствовала, как затвердели соски. Она понимала, что мужчина сейчас за ней наблюдает и знает, что она его рассматривает. Но он тоже ее вчера рассматривал, и она ему не мешала. Но едва их глаза встретились, как мир перестал существовать. Остались только они. Вдвоем.
Виктор в два шага преодолел расстояние между ними и, с силой обняв ее за талию, прижал к себе. А в следующий миг его губы нашли ее и впились в них жадным поцелуем.
Они оба не понимали происходящего. Но стоило мужчине увидеть девушку, а затем поймать на себе ее изучающий взгляд, как все тормоза в раз отказали. Он не мог себя больше сдерживать. К тому же прекрасно видел желание в ее глазах. А значит, она тоже была не против. Поэтому сейчас он не пытался остановить себя. Наоборот. Хотел как можно скорее дойти до конца.
Все его поцелуи, ласки, прикосновения, носили двойной характер. Он стремился быстрее довести до крайней степени возбуждения девушку и в то же время не пытался быть особо нежным. Все это граничило с грубостью, ведь он именно сейчас вспомнил о том, как она вела себя вечером, как провоцировала его. Вспомнил, что спала с Гуцулом. И видя сейчас, с какой она страстью отдается ему, понимал, что она ничего не боится, что всему научена, и это почему-то злило его еще сильнее.
Он сходил с ума от желания. Рычал, шептал какой-то бред, в то время как руки гуляли по ее телу, находя самые чувствительные точки. Вскоре за ними отправились и губы. Вначале, словно издеваясь, он прикусил твёрдые вершинки грудей через футболку. Услышал ее стон и, ухмыльнувшись, тут же избавил ее от мешающей вещи. С удовольствием накрыл упругие полушария ладонями, вскоре сосредоточившись на самых вершинках. Затем опустился поцелуями по шее вниз, заменяя грубые пальцы на груди на упругие губы.
Лена сходила с ума от ласк мужчины. Она никогда не думала, что это может быть настолько приятным. Она растворялась в его руках, позволяя делать с собой все что угодно. Понимала, к чему все идет, и не хотела останавливать мужчину. Хотела, чтобы все случилось. Сейчас. Только вот какие-то крохи рассудка изредка выплывали из затуманенного страстью мозга, и требовали, чтобы она призналась Виктору в том, что все происходящее сейчас для нее впервые. В тон этому, сердце требовало послушаться разума. Ведь Лена любила Виктора и именно как любимому человеку должна была все сказать до того, как он это поймет сам. Но ей так не хотелось останавливать все это сладостное безумие. Теперь она могла позволить себе касаться его, обнимать его, целовать его. Она так давно хотела этого. И пусть ее ласки не были такими точными и уверенными, она прекрасно видела, как они заводят мужчину. Сама же от его прикосновений могла только тихо постанывать и, не прячась, получать всю ласку, которую ей сейчас дарил Виктор.
Но противный тоненький голосок, пробивающийся сквозь пелену желания, не давал в полной мере наслаждаться происходящим. И Лена решила прислушаться к нему. Понимала, что это действительно нужно сделать. Только вот зная Степнова, после ее признания он либо остановится, не смотря на то, что оба сходят с ума, либо просто не поверит ей. Поэтому решив подстраховаться, она произнесла:
- Обещай… - Голос был настолько хриплым, что Лена сама не поняла, получилось у нее сказать это слово, или это был всего лишь стон, сорвавшийся хрипом с губ. И вновь повторила: - Обещай…
Мужчина, казалось, не слышал ее. Или не хотел слышать. Не мог отвлекаться сейчас ни на какие обещания. Поэтому продолжал ласкать Лену дальше.
- Обещай… - Сил говорить не было. Ей уже не хотелось ни в чем признаваться. Хотелось как можно скорее потушить то пламя, что пылало в ней.
- Черт возьми! – разъяренно прорычал мужчина и треснул кулаком по стене. – Что тебе пообещать? – Посмотрел ей в лицо, но кроме затуманенных желанием глаз ничего не увидел.
- Что не остановишься…
Степнову показалось, что она опять издевается над ним. Как вообще ей могло прийти в голову, что в такой момент он может пойти на попятную? Да он с трудом сдерживает себя, чтобы в этот самый миг не сделать ее своей!
- А, по-твоему, я именно это сейчас собираюсь сделать? – Затем сдернул с себя полотенце и отбросил его в сторону, показывая девушке всю силу своего желания.
И пусть еще до того, как он это сделал, Лена отчетливо чувствовала напряженную мужскую плоть, вот так увидеть ее ничем не прикрытую, было совсем иным. Она расширившимися глазами смотрела на возбужденного мужчину и могла лишь дрожать, представляя, что почувствует, когда он окажется внутри нее. И пусть она хотела его сейчас так, как никогда и ничего, отголосок легкого страха зародился где-то в душе. Ведь для нее все впервые, и она мечтала, чтобы он все сделал правильно. К тому же его обнажившаяся часть тела слегка пугала своими размерами и, не смотря на желание почувствовать ее в себе, именно это вынуждало до конца признаться во всем.
Едва почувствовав, как он потащил ее трусики вниз, она на одном дыхании выпалила:
- Для меня это впервые…
Виктор не услышал ее слов. Он был слишком занят окончательным раздеванием Лены. Посадив ее на тумбочку в прихожей, сдернул с нее белье и отбросил его в сторону.
Затуманенными глазами смотрел на обнаженную девушку и уже практически чувствовал все то удовольствие, которое вот-вот испытает. Взявшись за колени, развел ее ноги и встал между ними.
- Это мой первый раз, - понимая, что прежние ее слова до мужчины не дошли, Лена вновь повторила это. Хотя сейчас ей уже не требовалось от него ответа. Она окончательно лишилась рассудка. Желание. Это единственное, что она сейчас чувствовала.
Он целовал ее грудь, когда она это сказала. И вначале не понял смысла ее слов. Но когда они окончательно дошли до его расплавленного желанием мозга, он резко дернулся и выпрямился. Все еще с трудом понимания происходящее, начал всматриваться в лицо девушки. Но кроме удовольствия он там ничего не видел.
- Это правда? – думая, что ослышался, хриплым голосом спросил он.
Лена попыталась сосредоточиться на лице мужчины, понимая, что ее слова дошли до него. Но ее совсем не радовало, что при этом все ласки прекратились.
- Да, - выдохнула она. А затем обняла его за шею и потянула на себя, - но ты обещал не останавливаться. – И будто пытаясь убедить его в своих словах, начала целовать.
Витя скорее интуитивно начал отвечать ей, в то время как в голове начала складываться непонятная цепочка, которая выстроившись в одну, все расставила по своим местам.
Ему показалось, что даже желание поубавилось, когда он понял, что у его любимой девочки еще никого не было. Что все, что сейчас происходит, для нее впервые. И именно из-за большой любви к ней, понял, что не может продолжить все тут же. Слишком неподходящая обстановка для их первого раза. В том, что после все это повторится еще ни один раз, он не сомневался. Внутри помимо бушующего желания зародилось что-то новое, волнующее. Захотелось осыпать Лену такими ласками, которых еще не было. Все те быстрые и грубые прикосновения, которыми он одаривал девушку совсем недавно, показались ему грязными. Захотелось искупать ее в любви.
Посмотрел в ее ожидающие глаза. Понял, что она боится, что он остановится. Про себя улыбнулся. Глупая, она не понимала, что это уже невозможно.
Подхватив на руки, отнес Лену в комнату. Осторожно положил на постель, которую еще не заправил с утра. И лег рядом, обнимая ее за талию. По ней пробегала легкая дрожь. Она все еще не понимала действий мужчины. А он, прежде чем снова начать все сначала, тихо спросил:
- Ты уверена, что хочешь этого? – И хотя он знал ее ответ, сейчас давал ей последнюю возможность принять окончательное решение. И если у нее была хоть небольшая неуверенность в происходящем, он позволил бы ей все остановить.
- Да! – твердо выдохнула девушка. И, несмотря на то, что совсем недавно позволяла делать с собой все что угодно и ничего не боялась, всего лишь от такого короткого слова, залилась краской смущения.
В мужчине почему-то от этого поднялась такая волна нежности, которую он тут же поспешил обрушить на Лену. Теперь он одаривал ее совсем другими ласками. Они отличались от тех, что были в коридоре. Сейчас каждое прикосновение несло в себе любовь и нежность. И пусть он от желания сходил с ума, пытался держаться изо всех сил, доводя Лену до таких волн возбуждения, на которых она никогда не бывала.
Девушка не понимала происходящего. Для нее уже давно перестал существовать внешний мир. Сейчас всем ее миром был Степнов, который творил с ней такое, от чего хотелось кричать, выражая хоть так всю степень возбуждения. Она сама развела ноги, призывая его не изводить ее больше и закончить это сладостное мучение. Он ненадолго замешкался, а затем сделал то, чего они так хотели.
Лена в тот же миг почувствовала острую боль, разлившуюся по всему телу. Закусила губу, пытаясь хоть так сдержать крик. Интуитивно дернулась, пытаясь отстраниться от мужчины, как от источника этой боли.
Но Витя не позволил ей этого сделать. Все понимая, дал ей время на то, чтобы она привыкла к ощущениям его внутри себя. И хотя хотел продолжить, терпеливо ждал, когда первая волна боли покинет девушку. В ожидании этого, целовал ее и в очередной раз шептал какой-то бред.
Наконец, острая боль прошла и Лена обняла мужчину за шею, как бы показывая, что ждет продолжения. Он все понял.
Движения были медленными и осторожными, позволяющими девушке окончательно привыкнуть к нему. Вскоре боль ушла совсем и Лена расслабилась, что не укрылось от мужчины. Теперь все было иначе. Движения набирали скорость, а девушка растворялась в необычных ощущениях, обнимая бедрами талию мужчины и желая прижать его к себе еще ближе.
Витя слишком долго сходил с ума от желания и сейчас понимал, что надолго его не хватит. И уже не пытался себя сдерживать. Кровь буквально бурлила в нем, раскаленной лавой проходя по венам. Из легких вырывался, обжигающий горло и нос, воздух. Испарина выступила на спине и лице. Тело в последний раз напряглось и тут же расслабилось. Из горла вырвался рык освобождения и наслаждения. Он упал на постель рядом с Леной, тяжело дыша и пытаясь прийти в себя от столь острых ощущений.
Девушка не расстроилась, что не смогла достичь тех же высот, что и мужчина. Понимала, что в первый раз это проблематично сделать. Она получала удовольствие от того, что было. Ведь ощущать его внутри себя… что может быть приятнее? От блаженства даже кончики пальцев немели. И пусть внизу живота разливалось какое-то необычное чувство неудовлетворенности, сопровождаемое отголосками боли, она все равно была рада.
Но Лена еще не успела как следует отдышаться и прийти в себя, как почувствовала на себе поцелуи мужчины. Она удивленно посмотрела на него, на что получила лишь загадочную улыбку. А затем и вовсе перестала думать о чем-либо.
Желание еще не успело отпустить ее из своих сетей, как Виктор вновь еще сильнее погрузил ее в них. Ей казалось, что все, что можно, она уже испытала, но сейчас мужчина доказывал ей обратное. Его не устраивало, что удовольствие получил только он, поэтому сейчас все усилия были направлены на то, чтобы и ей было хорошо. Его губы и руки гуляли по всему ее телу. Он заставлял кричать девушку от наслаждения. А когда его пальцы поползли от пупка вниз, находя там самое средоточие ее желаний, она выгнулась навстречу им и вцепилась руками мужчине в плечи. А он, желая дополнить ласку, переместился губами на грудь Лены, находя затвердевшие вершинки.
Уже вскоре девушка перестала чувствовать хоть что-то. Наслаждение затянуло ее в какой-то бушующий поток, в котором она никогда раньше не бывала. Она тонула в нем, но сейчас это было как раз тем, что ей требовалось. Ей не хотелось выплывать из этого огромного озера удовольствия. Ей нравилось плескаться на его волнах. И уже вскоре блаженство затянуло девушку на самое дно этого озера. А затем подбросило вверх, словно на фонтане кита. И в этом полете она испытала всю гамму неизведанных ранее ощущений. Тело стало невесомым, воздушным, устремляясь куда-то ввысь, словно шарик. Там оно оказалось под палящими лучами солнца, в результате чего и произошел взрыв яркими разноцветными искрами.
Когда Лена начала приходить в себя, первое что почувствовала, крепко сжатые руки, которые сжимали постельное белье. Тело слегка дрожало. Дышать получалось через раз. На всем теле чувствовалась легкая испарина. Витя лежал рядом. И, несмотря на то, что он удовольствие испытал задолго до нее, до сих пор тяжело дышал.
Девушка улыбнулась. Как бы он не упирался и не противился, доказывая, что ему дела нет до нее, это совсем не так. И сейчас он лишний раз доказал это.
Они лежали на спинах и смотрели в потолок, пытаясь прийти в себя. Оба еще до конца не осознавали того, что только что произошло.
Неожиданно Виктор сказал:
- Лен… - поняв, что привлек внимание девушки, продолжил: - А в полицию-то пойдешь? – И хотя он пытался сделать голос серьезным, в нем проскользнула улыбка. Он вспомнил, как она вчера грозила написать на него заявление. Сразу же после ее ухода в комнату он понял, что ничего подобного она не сделает, однако момент, когда она угрожала, запомнил хорошо.
Почувствовал, как Лена повернула к нему голову, и ответил точно таким же движением. Поймав ее взгляд, понял, что она не понимает, о чем он говорит. Поэтому добавил:
- Заявление на меня подавать. За изнасилование. – Он уже откровенно улыбался и ждал от нее реакции. – К тому же все улики имеются.
Лена хмыкнула и снова уставилась в потолок. Вспомнила свои вчерашние слова. "Да уж, напилась она хорошо!" Но зато из этой ситуации можно было сейчас вывести другую. Чем она и занялась.
- А ты все еще собираешься жениться на Уткиной? - Она догадывалась об ответе, но все равно было волнительно ожидать его. Да и голос дрогнул, хоть Лена и пыталась говорить спокойно. А может быть ей так только казалось?
- А при чем тут это? – не понял мужчина.
- При всем, - просто ответила она.
- Поясни, - все еще не понимая, попросил он.
- Ну, если собираешься, пойду и подам заявление, - все так же просто сказала девушка. На Виктора она не смотрела намеренно. Боялась выдать свои чувства. – А зная Уткину, она будет в таком шоке от обвинения в твой адрес, что тут же отменит свадьбу.
- И?.. – Мужчина уже увлекся рассуждениями Ленки и хотел услышать продолжение. В целом его весь этот разговор веселил.
- И значит, ты не женишься.
- И?..
- Я заберу заявление. Тебя выпустят.
- И?..
- Я встречу тебя и прямо там для начала так тресну по башке, чтобы все шарики с роликами встали на место и больше идиотских идей не приходило в голову.
- Для начала? – хмыкнул Витя. – А дальше что?
- А после съезжу между ног. - Лена с удовольствием произнесла эту фразу. А мужчина на это непроизвольно свел ноги и сглотнул.
- А туда-то за что?
- Чтоб не смотрел на баб и даже не думал о них.
Витя рассмеялся, оценив слова девушки. А затем, желая поддержать шутку, сказал:
- Что, совсем ни на каких смотреть нельзя?
- На одну только можно. – Лена понимала, что все, что сейчас говорит, больше походит на какую-то игру, но ей это нравилось. А спокойный и ровный голос добавлял азарта.
- И на какую же? – с интересом спросил Степнов. – Ты мне ее сама выберешь?
- Уже выбрала.
- И кто это?
- Я, – просто ответила Лена. Голос даже не дрогнул, а она как лежала спокойно на спине, так и продолжала лежать дальше. Ее утверждение не вызывало никаких сомнений. И оба это понимали.
Правда, мужчина от ее слов разразился смехом, а затем приподнялся на локте и уже сверху посмотрел на девушку.
- Я совсем не против такого расклада, - согласился он и, положив руку ей на живот, обнял ее.
- Еще бы ты был против, - она, наконец, повернула голову к нему и посмотрела в глаза.
А он снова рассмеялся и быстро поцеловал ее в губы.
Это было первое прикосновение, первое объятие, первый поцелуй после их близости. Именно этого им не хватало все это время. И хотя оба пытались вести себя естественно, небольшое смущение присутствовало. Правда, показывать его лишний раз не хотелось.
- Ну что, пошли в душ? – предложил мужчина.
- А может, я хочу одна пойти? - не от большого желания сделать именно так, а из попытки подразнить мужчину, сказала Лена.
- Нет. Пойдешь со мной. – Увидев, как она приподняла бровь, как бы спрашивая: «уверен в этом?», продолжил дальше: - Я покажу тебе, что принимать душ вдвоем куда приятнее, чем одной.
- Даже так? – хмыкнула она. – Ну-ну!
И несмотря на то, что совсем недавно им было слишком хорошо, всего лишь легкий намек на новую близость заставил вспомнить ласки друг друга и пожелать их испытать заново. Но именно сейчас Виктор мог задать вопрос, ответ на который уже давно мучил его:
- Лен, а ты как себя чувствуешь?
- В смысле? – Она правда не поняла его.
- Ну… ничего не болит? – и сдвинул ладонь на низ ее живота, как бы показывая, о чем именно он говорит.
Лена тут же все поняла. Вот только отвечать на подобный, казалось бы, простой вопрос, сейчас было почему-то более стыдно, чем даже провоцировать его и предаваться ласкам с ним. Поэтому выдавив из себя:
- Все нормально, - села на постели, а в следующий момент уже встала с нее. – Ну что, пошли в душ, ты собирался показать мне все прелести его принятия вдвоем! - Дразнить и провоцировать было гораздо безопаснее, и она именно к этому вернулась сейчас.
Но далеко от кровати отойти не успела. Виктор тут же вскочил с постели и, догнав ее, обнял со спины, прижимая к себе.
- А хочешь, теперь я тебе правда кое-что пообещаю? – прямо ей на ухо прошептал мужчина.
Лена от его близости и от этих слов почему-то задрожала. Но прерывать этот момент вовсе не собиралась. Слишком хорошо ей было. И пусть вот так обнаженной стоять в объятиях столь же обнаженного мужчины для нее было непривычным, удовольствие от этого момента перекрывало накатывающее смущение.
- И что же это? – тихо спросила она.
- Я покажу тебе, что такое настоящее удовольствие в постели, когда совсем не больно. – И он правда этого хотел. И от представления этого, лишь еще нежнее обнял ее и зарылся носом в ее волосы. Он так давно хотел, чтобы между ними больше не стояло никаких барьеров, так хотел вот так просто обнимать ее, целовать ее. И пусть все началось немножко не так, как должно было, сейчас он ни о чем не жалел.
- А то, что я испытывала, было не настоящим удовольствием? – подозрительно спросила Лена.
- Настоящим. Только это была малая часть того, что ты можешь испытывать.
- Хочешь сказать, будет еще лучше? – не поверила она и повернула к нему голову.
- Я не просто говорю это, я докажу тебе это. После. Когда боль пройдет. - Подобные разговоры были необычны не только для девушки, но и для мужчины. Поэтому он немного смутился и опустил глаза. Но вскоре вновь поднял их и, поймав ее взгляд, опустил голову и нежно поцеловал.
- Ну что же, - выдохнула Лена. – Будем считать, что я взяла с тебя это обещание, - и, отвернув от него голову, прижалась спиной к груди Виктора, нежась в его объятиях.
А Виктор вновь рассмеялся и поцеловал ее в макушку.
- Теперь мы можем идти? - улыбнулась девушка.
- Лен… - каким-то смущенным голосом произнес он. – Я люблю тебя. - Виктор мог не говорить этих слов, просто сейчас, когда ему было так хорошо рядом с ней, захотелось признаться в своих чувствах. Ведь внутри все так и пело от радости, что теперь они вместе. И ею хотелось поделиться с Леной.
Девушка замерла. Она знала, что он не лжет. Просто была удивлена, что он решил все же произнести эти слова вслух. Ведь она так давно мечтала их услышать и сейчас, когда услышала, испытала скорее облегчение, чем радость.
- Любишь? - переспросила она. Ей с трудом верилось в происходящее. Ведь она так долго добивалась признания именно в этом. И вот, когда уже опустила руки, произошло не только это, но и сказочное утро. Которое заранее определяло их дальнейшие жизни. Больше не будет беготни друг от друга. Она это знала.
- Да, - тихо подтвердил Виктор. Он понимал, что ей не верится в это признание.
- И давно ты это понял?
- Очень давно.
Каких-то еще слов не требовалось. Все и так было понятно.
Решив не поднимать больше больную тему, а она именно таковой и являлась, учитывая сколько боли они причинили друг другу, Лена не высвобождаясь из его объятий, сделала шаг вперед, увлекая и его за собой.
- Лен… - вновь остановил девушку Виктор.
- Ну?.. – Девушку уже стала забавлять вся эта ситуация. И хотя она старалась говорить серьёзным тоном, на лице появилась улыбка. Правда, мужчина этого не видел.
- А ты? - тихим, неуверенным голосом спросил он.
- Что - я? – И хотя она догадывалась, о чем именно спрашивает Виктор, решила помучить его. Со вчерашнего вечера это уже вошло в привычку. И почему-то понравилось ей.
- Любишь меня? - быстро спросил он, словно боялся, что его может услышать кто-то еще.
Лена резко повернула голову и посмотрела в лицо мужчины. Он стоял покрасневший, словно школьник. Только что не переминался с ноги на ногу. Усмехнулась про себя: «Степнов, ну и кто из нас ребенок? Стоит как первоклассник, впервые поцеловавший девочку».
- А ты как думаешь? - И пусть она понимала, что мучает его, не могла так сразу признаться во всем.
- Я не хочу думать, я хочу точно знать, - как капризный ребенок, заявил он.
Лена снова хмыкнула, а затем со смешком сказала:
- Да люблю я тебя. – А после подозрительно, даже с угрозой, добавила: - А ты что, сомневался? - прищурилась, будто уже обдумывая план мести, если ответ будет положительным.
- Нет, - довольно сказал Витя и осторожно повернул ее в объятиях к себе лицом. – Просто хотел услышать это. – А затем, не давая ей ничего сказать, поцеловал так нежно и ласково, что у Лены подкосились ноги. Ей пришлось ухватиться за шею мужчины, чтобы не упасть. Только ни одного, ни второго это сейчас не огорчало.
И пусть оба понимали, что весь вечер и утро они издевались друг над другом, так же они понимали, что это был всего лишь способ выяснить всю правду. И сейчас, когда они ее знали, они могли начать вести себя по-настоящему.

Конец.

Спасибо: 7 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 548
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия