Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Myrrtigra
Мурка всея КВМ




Сообщение: 1
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Украина, Донецк
Репутация: 0

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценаристНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Сценарий"Новогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Проект"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.01.09 22:00. Заголовок: Автор: Манюня & Myrrtigra

Спасибо: 31 
Профиль
Ответов - 129 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 All [только новые]


Myrrtigra
Мурка всея КВМ




Сообщение: 947
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Украина, Донецк
Репутация: 38

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценаристНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Сценарий"Новогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Проект"
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.09 16:37. Заголовок: Автор: Манюня & Myrrtigra


Автор: Манюня & Myrrtigra
Название: Любовь на спор
Жанр: RPF, Humor, Action
Рейтинг: PG-13
Пэйринг: ВАЛТ
Статус: в процессе
От авторов: все события вымышлены, все совпадения случайны.

МЫ ВЕРНУЛИСЬ!!!! И очень соскучились! так что с нетерпением ждем вас в темке с комментариями
http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000373-000-0-0-1237715383

Спасибо: 27 
Профиль
Манюня





Сообщение: 1394
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 51
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.09 16:38. Заголовок: Так уж повелось, чт..


Так уж повелось, что почти все гениальные мысли происходят в человеческую голову ночью. Иногда во сне, как Менделееву, иногда в мучительных раздумьях, как Пушкину. Чаще всего они абсолютно внезапны, неосознанны и беспричинны… на первый взгляд нелепы и неправильны… Но стоит лишь присмотреться… и…


Сергей Арланов нервно курил в постели. Уже четвертую сигарету за сегодняшнюю ночь. А сна как не было, так и нет. Только мысли, мысли, ворох мыслей и идей. Так и свихнуться можно в творческом порыве.
- Сергей! Сколько раз я просила тебя не курить в комнате! Воняет! – проворчала, сердито заворочавшись под боком мужчины, его любимая Оля.
- Да…да, - еле слышно отозвался режиссер.
- О чем думаешь? Блин… два часа ночи! Сценарий нового фильма прорисовываешь? Ранетки в университете? Или Кадеты на пенсии?
- Почти, - обернулся на шум Сергей, - Оль... Тут идея родилась... Полнометражку снять...
- Ну и?
- А вот... Думаю... По Ранеткам снимать будем... Запретная любовь и все такое...
- А что не по Кадетам? Там тоже запретная любовь... У тебя вообще везде запретная любовь... кроме Солдат… там любовь священная! К Родине!
- Не, Родина подождет… мне денег на Ранеток дают...
- Ну и в чем проблема-то?
- Да в Третьяковой... и в Абдулове...
- А что с ними не так, - зевнула Оля, старательно делая вид, что ей интересно. Если Сергей решил посреди ночи поговорить о работе – сопротивление бесполезно…
- Да нет между ними того, что требуется! Чувства, понимаешь! Они у нас типа «друзья»... А мне нужна страсть! Огонь! В фильме будут постельные сцены!
- Ничего себе! А Третьякова в курсе?
- Пока нет. Но ее продюссер уже подписал бумаги... Как ей он это объяснит – меня не волнует... Так вот... Я не хочу снимать фигню... Я хочу, чтобы зрителей в жар бросало, понимаешь? Чтоб искры летали!
- Искры... ну и садюга ты, Арланов… опыты с электричеством собрался проводить?
- Оль! Я серьезно, а ты ржешь! Мне нужна любовь в кадре! А она к нему как пионерка: «Привет, Виталя!»... Тошнит!
- Сереж... Ну так это ж в жизни... А на площадке изобразит тебе африканские страсти!
- Да ничего она не изобразит! – выскочил из теплой постели Сергей, - Не сможет! Это тяжело! А Третьякова совсем не актриса! А снимать будем не сериал, а настоящий фильм, понимаешь? Не сможет!
- Давай поспорим, - в отчаянии предложила Оля, желая поскорее угомонить своего мужчину. А то он всю улицу перебудит своими воплями.
- Что ты сказала? – Сергей аж подпрыгнул от неожиданно озарившей его мысли, - что ты сейчас сказала?
- Ничего... Сереж, давай спать, а?
- Нет! Это гениально! Олька! Олька!!!!
- Сережа, ты меня пугаешь. Что? Что гениально?
- Поспорить... Да! Я должен поспорить! С ней! Да! Ольга! Какая же ты у меня умница! – Арланов бросился радостно обнимать любимую.
- Стоп-стоп! Объясни нормально! Что ты решил делать?
- Поспорю я с Третьяковой, что она влюбит в себя Абдулова! Она начнет проявлять к нему интерес... и…
- И что? Да он ее пошлет!
- Не пошлет! Он в нее влюблен! Вот!
- Сереж! Что за бред!
- Ничего не бред! Он как-то напился и сказал мне об этом... Поэтому моя идея гениальна! О! Это будет нечто!
- Все? Теперь можно спать?
- Да, конечно, спи, моя хорошая. А я пойду все еще раз хорошенько обдумаю… Нет… ну надо же как осенило…

День первый. Классический
На следующий день с самого утра Арланов расхаживал по съемочной площадке с видом кота, съевшего чужую сметану. Причем целый бидон. Причем абсолютно безнаказанно. Увидев Третьякову, Сергей загадочно улыбнулся и подозвал её к себе:
- Третьякова, девочка моя, иди-ка сюда!
- Что? – подошла к режиссеру девушка.
- Лен, я не знаю, как начать, - Сергей нервно переминался с ноги на ногу, - ты про фильм слышала?
- Ага! У меня там главная роль, да?
- Да, главная, - кивнул мужчина, - только я сомневаюсь... Справишься ли ты... Ведь ты совсем девчонка! Пацанка!
- Что? – глаза Лены возмущенно округлились.
- Ну да, Лен, ты... – Арланов старательно прятал глаза, в которых мелькали бесенята - Ты же совсем не женственна! Не владеешь этими штучками...
- А ты-то откуда знаешь? Всем я владею, - обиженно уселась на диван Лена, чуть сгорбившись и облокотившись о собственные колени.
- Ну да, ну да… - скептически оглядел ее позу Сергей.
- Да ну тебя, - поморщилась девушка и поспешно выпрямила спину.
- Ой, ну спорим? Не сможешь! – легко уловил нужный для завершающего удара момент коварный режиссер.
- Спорим, - упрямо кивнула девушка, - на что? Условия? Сроки?
- Давай так! Ты... За десять дней… Нет, это много… За пять! влюбляешь в себя… да вот хоть Абдулова! Если у тебя это получается – с меня... пять дней отдыха, идет? А если нет – будешь без отпуска еще два месяца!
- Идет! – слишком быстро кивнула девушка, протягивая руку. Она даже не вслушивалась в условия. Надо же! Этот индюк усомнился в её очаровании и привлекательности.
- Смотри, Ленка, срок пять дней! И влюбленный Абдулов! – пряча довольную улыбку, напомнил Арланов.
- Готовь отпуск, - победно усмехнулась в ответ девушка.
Последняя фраза далась Лене очень не легко. Она блестяще разыграла перед Арлановым уверенность в своих силах, но на самом деле ее трясло от того, что ей придется очаровывать мужчину. Да еще какого! Взрослого, уверенного, искушенного. Да Абдулов обратит на неё внимание, только если на земле больше не останется больше ни одной девушки. Ну да ладно, прорвемся!
Третьякова уже четверть часа нервно расхаживала по гримерке и обдумывала своё незавидное положение, изредка бросая взгляды на сидящего здесь же Виталика.
- Третьякова, что ты как мельтешишь? – недовольно спросил Абдулов, - еще пару кругов, и меня укачает! Займись констуктивом: выучи текст хоть раз в жизни.
- А? Что? А... Виталенька, - Лена, глубоко вздохнув, приторно улыбнулась партнеру по сериалу, - а... А может, сходим куда-нибудь?
Мирно пьющий кофе Абдулов от последнего предложения поперхнулся, расплескал горячий напиток по рукам, вскрикнул и выронил пластиковый стаканчик себе на колени. Ого! Неожиданный эффект!
- ТРЕТЬЯКОВА!!!!! Что б тебя!
Ошпаренный Виталик пулей вскочил с дивана и принялся судорожно расстегивать мокрые джинсы.
- Ты че творишь? – в ужасе пролепетала Ленка. Очень неожиданный эффект!
- Помоги же мне! Больно! – орал мужчина, возясь с ремнем.
Лену не нужно было просить дважды – если кто-то оказался в беде, она всегда, как Чип и Дейл вместе взятые, спешила на помощь. Вдвоем они кое-как освободили Виталия от джинсов.
- Черт! Обжег! – мужчина рассматривал сильно покрасневшую кожу на ногах, - Больно-то как! И все из-за тебя!
- Надо чем-нибудь помазать, - тихо отозвалась Лена, старательно отворачиваясь от представшей перед её глазами сногсшибательной картины – забавных овечек, весело смотрящих на неё с трусов Виталика. Креативно, ничего не скажешь!
- Спасибо за помощь, но давай я сам! – рявкнул Абдулов, - мне страшно с тобой рядом находится! Отдай мне аптечку!
- Ну что ты как маленький! Я просто помогу, - настаивала Лена, роясь в аптечке в поиске мази от ожогов.
Зачем она делала это на старом и раздолбанном столе с неприкрученной крышкой – загадка. Вот только результат не заставил себя долго ждать. Одно неверное движение, и огромная столешница взмыла ввысь, осыпая удивленную Третьякову листками сценария, личными вещами съемочной группы и мелким реквизитом. Лена не удержала равновесие и, неуклюже взмахнув руками, рухнула на стоящего рядом Виталика.
- Абду..., - слова застряли в горле внезапно распахнувшего дверь Арланова.
На полу, барахтаясь среди кучи бумаги, лекарств, косметики и одежды, лежали Лена Третьякова и Виталий Абдулов. Все бы ничего, но Виталик был в трусах. А между прочим, еще даже получаса с момента спора не прошло!
- Ну, ты, Третьякова, даешь, - только и протянул режиссер, выходя из гримерки и аккуратно прикрывая за собой дверь.
.......

Спасибо: 151 
Профиль
Myrrtigra
Мурка всея КВМ




Сообщение: 978
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Украина, Донецк
Репутация: 39

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценаристНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Сценарий"Новогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Проект"
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.03.09 14:07. Заголовок: Девочки! Улыбаемся! ..


Девочки! Улыбаемся! Специально для вас портрет Виталика в "овечках" из вчерашней проды! За иллюстрацию огромное спасибо Dreamdiva
Выкладываю под скрытым текстом, чтоб особо впечатлительные овечки в обморок от такой красоты не упали
Скрытый текст


А вот и новая прода
Кое-как приведя в порядок гримерку, Лена удобно расположилась в курилке и принялась анализировать произошедшее. Она ругала себя за то, что вместо обольщения Виталика разозлила его. А так спор не выиграть. Что не говори, а проигрывать, да еще и Арланову, Лена совсем не хотела.
Громко хлопнув дверью, в курилку вошла злая донельзя Козлова.
- Что случилось? – протянула Лена.
- Да... Абдулов... Идиот! Придурок! Налетел на меня, наорал!
- Не обращай внимания, это я ему настроение испортила, - устало отозвалась Третьякова. И рассказала Лере про спор и про неуклюжую попытку очаровать мужчину.
- Лен, - прищурилась Лера, - а ты помнишь, что ты мне еще желание должна... ну после того вечера…
- Ну...
- Я его придумала, - Козлова хищно улыбнулась, - через пять дней, когда Виталик в тебя влюбится... А он влюбится, я тебе это обещаю... Прилюдно брось его, а?
- Лер! Ты офонарела? Зачем тебе это?
- Для твоего же блага, Лен... Иначе он тебя бросит, разобьет тебе сердце... А так ты будешь в дамках!
- Не, это мерзко... Я не буду этого делать!
- ТАК! Третьякова, ты не имеешь права отказываться! Ты должна мне желание! И мое желание такое! Или... или ты сама по нему сохнешь?
- Я? Ты точно сдвинулась! Это же Абдулов!
- Ну вот и отличненько, значит через пять дней... – довольно потирая руки, Лера пошла на площадку.
А Лена лишь тяжело вздохнула, посмотрев вслед подруге. Что за день сегодня такой? Луна в оппозиции к Марсу? И что теперь делать? Задание заметно усложнилось.
Девушка вынула блокнот из сумки и попыталась нарисовать схему. Чтобы выиграть у Арланова, ей необходимо влюбить в себя Виталика. Это раз. А чтобы отработать желание Козловой – прилюдно его бросить через пять дней... Это два. Очуметь. Лена видела только один выход – делать вид, что пытается влюбить в себя Абдулова, а на самом деле раздражать и доставать его, чтобы, когда она его бросит, он почувствовал облегчение. И все за пять дней! Да за это Оскара надо давать! Во влипла!
- Третьякова! Долго еще тебя ждать! – проворчал, заглянувший в курилку, помощник режиссера, - свет уже выставлен! Идем!
Съемки продолжались до самого вечера. Абдулов то и дело бросал на Лену разъяренные взгляды. Она смотрела на него проникновенно и нежно, в попытке извинится, чем несказанно радовала потиравшего руки в предвкушении интересного Арланова.
После съемок совместных сцен Лена поставила себе цель перехватить Абдулова у выхода из съемочного павильона. Там они будут вдали от бдительного режиссера, и у Лены появится возможность сделать Виталику что-нибудь гадкое, чтобы он убедился в ее сумасшествии. Но ее планам было не суждено сбыться. На улицу, как на зло, вышел Арланов и смерил Третьякову заговорщицким взглядом.
- Ну что, Ромео своего ждешь?
- Сергей, заткнись! Он может услышать, - поморщилась Лена.
- А что? Я ж по-доброму! Ну, ты это... поактивнее... Улыбайся. Если, конечно, выиграть хочешь...
- Всем пока! – выскочил из павильона Абдулов и на всех парах устремился к парковке.
- Виталь! Подожди! – попыталась остановить его Лена.
- Что? Что еще? – нехотя остановился мужчина.
Лена не знала, как его заинтересовать, и судорожно пыталась что-нибудь произнести.
- Ммм… э…
- Лен! Что? – начал терять терпение Виталик.
- Да, Лен, что? – голосом змея-искусителя спросил Сергей.
- А... Ви...Виталик.... А ты не хочешь поужинать? – выпалила девушка первую попавшуюся фразу. Не очень хорошая идея… Помнится последний раз подобное предложение закончилась плачевно… Для Виталика.
- Поужинать?
- Ну да... Вкусного поесть где-нибудь в ресторане, - обезоруживающе улыбнулась Третьякова своей самой приветливой улыбкой.
- Что? – все еще не верил происходящему Абдулов.
- Ну... Мясо. Или рыбу. Или курицу...
- Ты что, стюардесса в самолете? Она тоже мясо, курицу или рыбу предлагает... Ты что голодная? И тебя покормить некому?
- Некому, - детским голосом проворковала Лена.
- И ты хочешь, что бы это я сделал? Покормил тебя?
- Ага! – расплылась в улыбке Лена. Все идет как по маслу.
- Господи! – тяжело вздохнул Виталик, - ну, поехали!
Лена последовала за Виталиком. Садясь в машину, она победно взглянула на Сергея и показала ему язык. Получи, Арланов!
В машине Лена тут же сменила тактику и принялась что есть сил раздражать Виталика. Дурацкий план, ничего не скажешь. Но на безрыбье и…
- Можно, я переключу станцию? – наивно хлопая глазками, попросила она.
- Давай, - смилостивился Абдулов.
Третьякова долго пытала магнитолу, пока не наткнулась на альтернативную радиостанцию с креативной музыкой и высокими завываниями суперталантливых «певцов». Абдулов лишь удивленно пожал плечами, но ничего не сказал. Тогда Лена стала подпевать. Поскольку слов она, разумеется, не знала, результат получился уж очень альтернативный. Заметив, что Виталик начал на нее коситься, увеличила громкость. Но не радио, а свою собственную.
- Лен, можешь потише, - поморщившись, попросил мужчина, - голова очень болит...
- Да ты что? – тщательно изображала из себя дурочку Третьякова, - а давай я тебе массаж сделаю?
Не дождавшись ответа, Лена с силой сдавила виски Виталика. От аварии их спасла только пустая дорога, ибо Абдулов выпустил руль из рук и закричал. Матом. Громко.
- Ты офигела???
- Я тебе помочь хотела, - пряча глаза от неподдельного стыда и страха, призналась Лена. Кажется, немного переборщила. Бедный Виталик.
- Помочь? Разбиться? Или ты хотела, что бы мои глаза вывались из орбит на пол???
- У тебя же голова болела...
- Вот именно! Болела! Теперь вообще раскалывается! Все, приехали!
- Ты меня выгоняешь? – с надеждой в голосе спросила Лена.
- Нет. Вон там ресторан. Ты же есть хотела?
- А... ну да, хотела, - вздохнула девушка и поплелась следом за Виталиком в небольшой полуподвальный ресторанчик.
В ресторане они заняли столик в углу. Замечательное место. Уютное, тихое, с симпатичным интерьером и приятной музыкой. Подошел официант.
- Что это за тошниловка? – капризно спросила Лена, собрав всю волю в кулак.
- Что? – удивился Виталий. Третьякова сегодня вела себя до безобразия странно.
- Куда ты меня привез?
- Ресторан моего знакомого. Здесь хорошая кухня...
- Кухня? Ну... Может кухня здесь и красивая. Но мы есть будем на кухне или в зале? А на ремонт приличный в зале у него денег не хватило?
- Лена! Тут вполне прилично! Уютно! – возмутился Абдулов.
- Ну да, ну да... Для тебя – возможно. Ладно уж, дайте меню, - Лена нехотя, двумя пальчиками взяла кожаную папку.
Виталик уже испуганно смотрел на девушку. Он никак не ожидал от Лены такого поведения. А Третьякова, как ни в чем не бывало, морща носик, делала заказ:
- Цезарь с курицей... Его тяжело испортить... И сто грамм водки...
- Простите? А вам есть двадцать один год? – вежливо спросил официант.
- Лен? Какая водка? – испуганно вытаращил глаза Виталик.
- Ну... Я просто расслабиться хотела. Нет, так нет, - Лена с трудом сдерживала рвущийся наружу смех, - буду пиво!
Официант принял заказ и скрылся на кухне.
- Ну, - наклонилась Третьякова к Абдулову через стол, - рассказывай!
- Что? – опасливо отодвинулся от нее мужчина. Мало ли что ей в голову взбредет. Ленка сегодня бьет все рекорды по непредсказуемости.
- Чё нибудь, - девушка утерла нос рукавом свитера, - какие телки тебя прикалывают!
- Что? Ты имела ввиду, какие девушки мне нравятся?
- Ага! Точняк!
- Умные, Лен, - грустно посмотрел на нее мужчина. Что за бред? Кто ты? Верни обратно мою Третьякову!
- О! Круто! А еще с сиськами, да?
- Ну, - Виталик тяжело сглотнул и оттянул ворот свитера, - Я еще не встречал женщин без груди...
- Да ты чё! Ты просто Рудневу голой не видел! – захохотала Лена. А про себя подумала: «Видел бы меня Арланов. В жизни бы не сказал, что я плохая актриса. Вон как Виталик позеленел. Оскара мне! Оскара! Главное, чтоб не посмертно… Абдулов страшен в гневе. Он же меня убьет, когда узнает».
- Не видел, - согласился он, - и не планирую... Постельные сцены в фильме у нас с тобой...
- Да, бл...блин! И как будем снимать?
- Все как обычно. Под одеялом на тебе будут трусы... Так что не страшно...
- Трусы? А сверху? – Лена вдруг вышла из образа.
- А сверху, Лен, ничего не будет. Твою спину камера снимать будет. Голую спину по самую талию...
- И все увидят мою грудь? – в ужасе взвизгнула Третьякова.
- Не все. Только я. И съемочная гуппа...
- Приехали, - Лена горько вздохнула.
- Да ладно, это же просто фильм... Не расстраивайся! – Виталик с нежностью сжал Ленкину ладошку.
А Третьякову словно током ударило. Он такой хороший, поддерживает, а она издевается. Может прекратить все это? И согласится с тем, что она совершенно неженственная, неинтересная и несексуальная? Ну уж нет! Не дождетесь! Вот только… желание Козловой. Как же фамилию-то оправдывает!
- А я не парюсь, - заявила Ленка, нацепив на лицо подходящую по случаю улыбку, - наоборот, по приколу! Я давно хотела для какого-нибудь журнальчика топлесс сняться!
- Ты? – чуть не упал со стула Абдулов.
- Я! – гордо подтвердила девушка.
Виталик открыл было рот, чтоб прокомментировать очередную нелепость, сказанную Ленкой, но к столику подошел официант – принес салат и пиво.
- Тебя только за смертью посылать, - проворчала Лена, бросая откровенно голодные взгляды на тарелку с салатом. Конспирация конспирацией, а кушать хочется!
Официант быстро ретировался.
- Блин, пиво теплое! – отпила Лена, - ну как это можно пить?
- Давай ешь быстрее, - взглянул на часы Виталик, - у меня еще встреча сегодня...
- Ой! Как интересно! А с кем?
- С другом, - нехотя ответил мужчина, - а что?
- Ну, мне интересно! Мне все интересно! У тебя какой размер ноги?
- Ноги? Сорок третий, а что?
- Маленький, - хихикнула Лена, - ничего... Просто есть одна идея, что по размеру ноги можно судить...
- Какая ерунда, - перебил ее Виталик, - и где ты этот бред вычитала?
- В интернете! Ты думаешь бред? – Лена сделала наивные глазки.
- А ты хочешь точно знать? – иронично усмехнулся Абдулов.
Лена растерялась. С одной стороны она хотела вызвать у Виталия раздражение. Но она не хотела, что бы он считал ее сумасшедшей нимфоманкой. Поэтому она избрала наилучшую тактику - промолчать.
- Доела?
- Да, - кивнула девушка.
- Тогда пошли, я тебя до метро подброшу. Мне уже пора!
Лена мысленно еще раз переступила через себя. Ее глаза наполнились слезами.
- Что? Третьякова, что ты от меня хочешь? Ты чего ревешь?
- От...ве...зи меня-я-я-я домоооой!
- А чего реветь-то? Ленка! Ты меня сегодня пугаешь, ей богу! Просто попросить уже нельзя? Отвезу, отвезу!
В машине Лена уселась на сидение с ногами, вызвав явное, но молчаливое недовольство Виталика. Всю дорогу она показывала неприличные жесты проезжающим мимо машинам, кричала гадости прохожим, в общем, всячески старалась испорить Абдулову впечатление от проведенного с ней вечера.
Ей это бесспорно удалось, потому как, отъезжая, Виталик даже не попрощался – высадил ее у подъезда и на полной скорости скрылся на дороге. Отлично, кажется, с желанием Козловой проблем не будет. А Арланов? А что Арланов? Пусть готовит отпуск! Завтра будем обольщать! Гвардия умирает, но не сдается!


Спасибо: 133 
Профиль
Манюня





Сообщение: 1445
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 52
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.03.09 09:53. Заголовок: День 2. Гламурный С ..


День 2. Гламурный
С утра Лену перехватила Козлова. Съемки начинались во второй половине дня, но Лера приехала к Третьяковой в восемь.
- Чего тебе? – даже не пыталась изобразить вежливость Лена.
- Мне? Что за вопросы? Лена, ты, кажется, мне кое-что должна?
- Так через пять дней! Вернее, через четыре! Будет тебе полный отчет. Ты же знаешь, я слово держу.
- Ну, а я хочу помочь тебе влюбить в себя Виталика, иначе неинтересно будет! И потом, времени у нас в обрез! Каждая минута на счету!
У Лены внутри все похолодело – как Козлова могла раскусить ее план?
- М…может я сама, а? – попробовала отвертеться Лена.
- Нет уж! Я уже договорилась в салоне… И в магазинах тебе уже прогулы пишут! Считай, что это передача «Снимите это немедленно!»… И с вами я, ЛеРа! Перед нами классический вариант девушки, которая одевается по принципу – «удобно, и ладно!». Сегодня мы исправим это! Итак, мы отправляемся в магазин!
- Ты что, с ума сошла? В какой магазин, звезда недоделанная?
- Часто превращение из гадкого утенка в прекрасного лебедя происходит под крики и скандалы. Но ЛеРа не сдается – мы идем к цели! Поехали, Лен, у тебя нет выбора, ты же знаешь… я от тебя все равно не отстану.
- Вот блин, - выругалась Третьякова, - а я собиралась немного прибраться в квартире!
- Какие глупости! Встречи на твоей территории не планируются! Мужики в своей берлоге чувствуют себя увереннее, так что готовься к атаке на жилище Виталика. Но сейчас не об этом! Поехали!
Лера вытащила вяло сопротивляющуюся подругу на улицу. Девушки направились в торговый центр. Спустя час прогулок по магазинам и разглядывания всевозможных нарядов, Козлова запихнула Лену в примерочную с целым ворохом разнообразной одежды.
- Лен, ну ты долго там? Выходи!
- Я в этом не выйду!!!
- Лена! Что за бунт! Выходи немедленно!
Из примерочной кабинки, яростно вращая глазами, вылетела Третьякова. В платье. Да-да, в платье! Коротком черном платье. А что? С Козловой свяжешься и не на такое нарвешься.
- Ленка! Это фурор! Виталик офигеет!
- Не то слово… Ты знаешь, что в наше нестабильное время инфаркт молодеет?
- Третьякова, ты там умом тронулась в кабинке? Причем тут это?
- Если меня Абдулов увидит в платье – инфаркт ему обеспечен! А мы так не договаривались!
- Дурочка! Да он дар речи потеряет от такой красоты! А… насчет инфаркта, зря ты так… вот если бы оно было розовым…
- Убью, зараза!!! Я согласна только на брюки! Слышишь? Брюки!
Передразнив злющую Третьякову, Лера выудила из кучи ранее отобранных вещей черные классические брюки на бедрах.
- Ну, допустим, - нехотя разглядывала себя в зеркало Лена спустя пять минут.
- Не допустим, а то, что надо! Сейчас я к ним рубашку принесу! Видела где-то тут!
Лера, словно юла, убежала в торговый зал. Вернулась она со светло-голубой прозрачной блузкой. Простой, элегантной и невероятно сексуальной.
- Э…Нет, это совсем не мое, - попыталась сопротивляться Третьякова. То платье, то вот это…
- А я говорю - одевай!
Спорить с Козловой во второй раз Лена не решилась и послушно натянула на себя блузку. Взглянула в зеркало. На нее смотрела стройная, красивая и очень интересная девушка. Только взгляд усталый. Ну, это и немудрено. Шопинг, блин.
- Все? Довольна? – ехидно осведомилась Третьякова.
- Не совсем! Сейчас расплачиваемся и идем за обувью… Твои кеды совсем не гармонируют с этими брюками и рубашкой… По хорошему здесь туфли нужны! Но-но, без паники! Обойдемся мокасинами… Или ботиночками приличными! И бельё! Без приколов и более традиционного цвета! Эспешиал фо Виталик! И не смотри на меня так! Надо, Леночка! Надо! Эх, Ленка! Какая ты у меня красавица будешь! А платья все-таки тоже возьмем… Пригодиться…
Под веселое щебетание Козловой девушки отправились за обувью. На удивление Лены, они на самом деле нашли вполне приличные и симпатичные лаковые полуботинки на небольшом каблучке. В них она чувствовала себя вполне удобно, но Лере сообщать об этом не спешила. А то еще маме расскажет и все, прощайте кеды! В магазине нижнего белья Лена даже не спорила, не было ни сил, ни желания. Романтичное кружево? Да запросто! Суперсекси по словам Козловой. Бедный Виталик, в ход пошла тяжелая артиллерия. А может не надо? Остановится пока не поздно?
Лена нахмурилась от неприятных мыслей.
- Ну что ты за человек, Лен! Нет, чтобы пищать от радости – столько клеевых вещей накупили! А ты куксишься! Сейчас в салоне вмиг забудешь свое недовольство!
- ГДЕ???
- В салоне. Мы едем в салон красоты. Тебе сделают маникюр, педикюр… ну все такое…
- Козлова, ты забыла, что мне по контракту нельзя менять свою внешность?
- А кто тебе говорит про кардинальные перемены? Так, легкий тюнинг…
- Тюнинг, говоришь? – прищурилась Лена, - я тебе сейчас такой тюнинг устрою! Надолго запомнишь!
- Фу, Лен, какая ты грубая! Не сопротивляйся, я привыкла все до конца доводить! Поехали! Будем сегодня твоего Ромео с ума сводить!
- Я его уже вчера почти свела, - пробурчала себе под нос Лена.
В салоне на Лену накинулись сразу два мастера – один массировал руки и изображал маникюр на коротких ногтях гитаристки. Другой массировал ступни, и Третьякова даже под пытками бы не призналась, что это было божественно приятно. Разомлевшую от приятных процедур Лену подхватили под руки и повели в дальнее помещение. Лена непонимающим взглядом уставилась на Козлову:
- Лер, что еще?
- Лен, это сюрприз… Доверься профессионалам.
Лера хитренько улыбнулась и продолжила читать журнал. Неожиданно размеренную работу салона нарушил бешеный вопль. Лера зажмурилась. Так орать может только Третьякова!
- КОЗЛОВАААА!!!!!! Я тебя убью!!!!
- Лена! Лена! Стой! Спокойно! Только без рук! Тебе не понравилось иглоукалывание? Очень полезная процедура, между прочим!
- Ты бы мне еще пчелопокусывание предложила! Живодерка!
- Ой, да ладно тебе… Зато смотри, как ты взбодрилась! Просто пышешь энергией! Амазонка! Ей-богу! Легкий макияж, и Абдулов у твоих ног!
Лена вмиг прекратила сопротивление… Амазонка говоришь… Хм… И с удовольствием доверила свое лицо визажисту, в конце концов, даже самой интересно посмотреть на реакцию Виталика. Главное, чтоб не инфаркт. Остальное переживу.
В итоге из салона вышли две молодые красивые и, безусловно, гламурные девушки.
- Вот, Лер, объясни, ну нафига меня накрасили? Все равно сейчас мы приедем на съемки и будем гримироваться.
- Ты что, забыла? Вот балда! Сегодня перед съемками Ваня торт принесет – будем есть. У него сын родился – оператор проставляется! А ты будешь красавицей! Не забудь только кокетливо стрелять в Абдулова глазками…
- Так? – вытаращила глаза Лена и воинственно выпятила подбородок.
- Эй! Ты так его до кондрашки доведешь! Заикаться начнет! Я чуть не…
- Ой, тогда давай я просто буду сама собой! А?
- Ну уж нет! Ты должна быть гламурной девушкой! Хихикай, так… пальчиками пошевели – типа, привет! Ну?
Лена взмахнула пятерней, как Жириновский при приветствии своей партии.
- Лен! Ну что это? Гламурно!
Третьяковой с огромным удовольствием издевалась над Лерой. Её талант корчить рожи – пошел в разнос.
- Ладно, обойдемся без пальчиков, - проворчала Лера на пятой попытке, - а просто улыбнуться ты можешь?
- Конечно! – оскалилась Лена.
- И как с тобой Арланов справляется? – изумилась Козлова, - короче просто стой и молчи! Поняла меня? Говорить буду я!
- Лер! А скажи мне…. А тебе-то это зачем? – прищурилась Лена.
- Мне? Ну… Понимаешь, дорогая… я хочу отомстить ему!
- Абдулову? За что? Что он тебе сделал?
- При чем тут Абдулов? – возмутилась Козлова, - мужикам я хочу отомстить! Они, взрослые самодовольные мужики, думают, что они короли мира… блин, Лен, зла не хватает! Если мы проучим одного такого… я буду очень рада! Ой, Лен, ты же к нему ничего не чувствуешь? А то… А то я отменю свое желание…
- Большего бреда я и не слышала, - ёкнуло сердце у Лены, - пошли!
В павильон Лера и Лена вошли, оставляя позади себя шлейф модных духов и восторженные взгляды случайных свидетелей.
- Молодец, Третьякова! Сразу видно – выиграть хочешь, - шепнул ей Арланов.
- Проиграть с наименьшими потерями, - пробубнила себе под нос Лена.
- Девушка, а вы к нам откуда? – раздался за спиной у Лены знакомый голос.
Она резко обернулась и увидела, как челюсть Виталика буквально сползает вниз. Видимо все-таки не зря столько времени в магазине и в салоне убила. Блин, приятно-то как…
- Лена? – едва слышно произнес он.
- Виталик? – усмехнулась девушка, вполне довольная произведенным эффектом. Лена смерила его оценивающим взглядом (Абдулов уже переоделся в одежду для съемок), цокнула языком и, слегка вильнув бедром, скрылась в курилке.
- Ты меня каждый день удивляешь, - прошептал мужчина, глядя ей вслед. Вот это да! Ленка! Богиня!


Спасибо: 133 
Профиль
Манюня





Сообщение: 1453
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 54
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.03.09 23:11. Заголовок: Волнение было столь ..


Волнение было столь велико, что подкурить Третьякова смогла только с третьего раза. Она ругала себя последними словами. Как она могла? Зачем так открыто флиртовала с Виталиком? Это конечно на пользу спору с Арлановым, но… Лера… Ну что ей стоило сейчас выкинуть что-то гадкое, послать его… А она!
- Лен, вот ты где! – вбежала в курилку Аня Руднева, - ох ты! Вот это вид! В честь чего?
- Просто захотелось, - горько отозвалась Лена.
- Понятно… Слушай, Лен… Ты не поменяешься со мной сценами, а? Абдулов согласен.
- А в чем дело?
- Сегодня после общей сцены должны снимать меня и Белуту… А мне очень надо пораньше уехать! А ваша сцена со Степновым завтра. Давай поменяемся – сегодня вас отснимут, а нас завтра, а? Все согласны, только ты…
- Ладно, Ань… Мне все равно, - пожала плечами Лена.
- Лен, у тебя все в порядке? – вдруг спросила Аня, - ты выглядишь какой – то грустной…
- Не парься! Все нормально, - изобразила улыбку Третьякова.
- Если что – звони… Лен, правда, я постараюсь помочь, - Аня посмотрела на подругу своими огромными глазами.
- Спасибо. Ладно, пошла я переодеваться…
Девушка зашла в гримерку, где ее и застала Женя Огурцова.
- Лен! Ну ты что? Там все наши собрались! Сейчас торт будем есть! Ваня проставляется. И еще подарок дарить! Пошли!
Девушка быстро натянула Кулеминские джинсы и толстовку и вышла вместе с Женей в импровизированную учительскую. На столе стояло несколько тортов, шампанское, фрукты.
- Ваня! За пацана! – торжественно изрек Арланов и первым поднял пластиковый стаканчик с шампанским.
Лена сделала глоток и почувствовала на себе пристальный изучающий взгляд Абдулова. «С этим надо что-то делать… рановато он ко мне симпатией воспылал», - решила она и пропищала:
- Пузырики! Как смешно! Хи-хи-хи!
- Так, Третьяковой больше не наливать, - резюмировал Сергей.
Лена томно закатила глаза.
- Ты что творишь? – зло прошептала ей Лера, - ты должна обольщать Виталика!
- Ах, да! Забыла! – Лена обернулась к Виталику.
- Не смотри на меня так, - тут же попятился Абдулов, - я тебя боюсь…
- Как я смотрю? – хищно спросила девушка.
- Как паук на муху…
- Попавшую в сети? – под пристальным взглядом Арланова и Козловой, вовсю флиртовала Лена.
- Ты что, реально напилась? – все еще «ретировался задом» мужчина.
- Виталь, а может сегодня вечером опять съездим куда-нибудь?
- Мы же снимаемся? Почти до ночи…. Ту самую постельную сцену…
- Как? – мгновенно вышла из образа Лена, - мы же сейчас снимаем сериал, а не полнометражку…
- Мы все одновременно снимаем, - с улыбкой глядя на партнершу, пояснил Абдулов, - так что не думаю, что ты захочешь куда-то ехать…
- Почему?
- Обнаженку очень тяжело снимать… Сама убедишься.
Через пару часов, когда Лену, завернутую в простыню и дрожащую от холода, привели в павильон, изображавший спальню, она сполна в этом убедилась. Никогда не напрягавшая Лену съемочная группа сейчас внушала девушке животный ужас. Неужели нужно раздеться перед таким количеством народу? Под командирские вопли Арланова! Да еще и перед Виталиком! Нет. Это неправильно. Должно быть по-другому. Не зря же они с Козловой бель… Леееен… Откуда такие мысли? Не отвлекайся.
На диване уже лежал Виталик. Торс его был обнажен – только на уровне талии лежало сбитое одеяло. Абдулов явно нервничал. И все из-за Ленки. И что он нашел в этой Третьяковой? От неё же одни неприятности. Не девушка, тайфун.
- Так! Расслабились, - наставлял Арланов, он был уверен, что из сегодняшних съемок ничего не получится, Третьякова вон дрожит как осиновый лист, но это реальная возможность сблизить их, в прямом смысле это слова, - это первая обнаженка из пяти! Чем раньше отснимем – тем раньше разъедемся по домам.
- Из пяти? – ошарашено повторила Лена, - мы что, немецкое кино снимаем?
- Нет, расширяем возрастную категорию зрителей, - заученным текстом произнес Сергей, - Так! Никаких разговоров мне тут. Сейчас приглушаем свет. Лен, садишься на Виталика сверху, спиной к камере. И сними ты свое дурацкое полотенце. Здесь все свои. Поверь, зрители ничего лишнего не увидят. Все будет красиво! Вы только движениями изображайте, что занимаетесь любовью.
- О, боже! Нет! Я не буду! – закатила глаза девушка.
- Так, Лен, спокойно! – вмешался Виталий, - смотри, я в плавках. Видишь?
- О да… - Ленка тихонько хихикнула, - Виталик, а трусы с овечками тебе гораздо больше к лицу! Я всегда знала, что где-то в глубине души ты любишь наших поклонников. Но чтоб настолько глубоко…
- Третьякова! А я вижу, тебе уже полегчало? Вот и отлично. Приступим к работе. Тебе просто надо сесть на меня и как это… поелозить…
- Абдулов, ты сдурел? – вдруг истерично засмеялась Лена, то ли от волнения, то ли от абсурдности ситуации, то ли от осознания того, что прямо сейчас ей нужно будет... прикоснуться к Виталику совсем не по-дружески.
- Ну, подвигаться… Поработать мышцами…
- С ума сойти, - опустилась на стул Третьякова, - я в порнофильме сниматься не собираюсь!
- Ты же хотела сняться в мужском журнале, - напомнил Виталик.
- Я? – вскрикнула Лена.
- Она? – взвизгнул Арланов.
- Ладно, замнем, - усмехнулся Абдулов, - во-первых расслабься. Выдохни, Лен… Представь, что здесь никого нет!
- Ну ладно, допустим от этого стада я смогу отвлечься, - Лена махнула головой в сторону Арланова и компании, - а тебя куда девать?
- Ну… Представь что на моем месте самый желанный для тебя мужчина. Сбрасывай свое полотенце!
- Да не полотенце это, а простыня, - некстати подал голос режиссер.
- Блин! Арланов! Все ощущение пропало! Не буду раздеваться! Вот Мильниченко согласился, пусть он и раздевается! – недовольно пробурчала Третьякова.
Спустя еще час уговоров Лена все же сбросила с себя простыню, тут же юркнув под одеяло к Абдулову. В панике она натянула одеяло до самого носа и схватила Виталика за руку. Он нервно дернулся, но быстро справился с эмоциями и крепко сжал Ленкину руку в ответ.
- Леночка, ну не бойся…
- А я и не боюсь… Я вообще ничего не боюсь… Кроме иглоукалывания… просто мне немного неуютно и холодно… И вообще! Отдай одеяло, развалился тут как король!
Девушка резко дернула одеяло на себя и… Оно тут же съехало на пол… Вместе с Леной. Под оглушительный хохот съемочной группы. Даже испуганный внезапным исчезновением партнерши, Виталик не смог сдержать искренний смех, глядя на запутавшуюся в одеяле Ленку. Взъерошенная Третьякова хотела было что-нибудь ляпнуть, но не смогла. Абдулов смеялся так мило и искренне, что Ленка сама не заметила, как присоединилась к нему.
Как ни странно смех над собой помог, и она почти без капризов попыталась изобразить бурную страсть. Ну почти бурную… Ну почти страсть… Ладно. Без лукавства. Ужас. Тут и к Станиславскому не ходи…
- Ну что это! – завопил Сергей, - ну что ты творишь? Ты на лошади скачешь? Или любовью занимаешься?
- Слушай, если такой умный, вот сам и покажи! – огрызнулась Лена.
- Давай! – поймал кураж Сергей.
- Э! Нет! – бурно выразил протест Абдулов, - если ты приблизишься ко мне хоть на шаг… я за себя не ручаюсь!
- Виталий, ты – актер! – патетически воскликнул Сергей.
- Я актер! А не тяжеловоз! Твой вес я не выдержу! Вон, на стуле показывай!
- Ты себя со стулом сравниваешь, - хихикнул Арланов, - ладно уж… но показываю один раз.
Сергей оседлал стул и принялся двигаться, попутно объясняя Лене, как должны двигаться те или иные мышцы. На каком-то этапе он уж очень эротично выгнул спину, и от смеха вся съемочная площадка буквально легла на пол. Даже Лена совершенно забыла, что на ней из одежды только трусы – вместе со всеми смеялась до слез.
- Художник обидеть может каждый! Посмеялись? – проворчал уязвленный Сергей, - тогда за работу!
С семнадцатой попытки злосчастная сцена была отснята. Сергей, конечно же, не стал говорить измученной Третьяковой, что это была всего лишь проба пера. Ему просто необходимо было убедиться, что без его гениальной идеи никакого киношного секса у этих двоих не получится.
Переодеваясь, а вернее просто одеваясь в купленную утром одежду, Лена чувствовала полное отсутствие сил – обнаженный съемки действительно оказались намного тяжелее, чем она представляла.
У выхода из павильона ее ждал Виталик.
- Ну что, готова куда-нибудь ехать? – усмехнулся он, возясь с ключами от машины.
- О! Только домой, - протянула девушка, - сейчас машину поймаю и спать!
- Давай отвезу, - неожиданно предложил Абдулов.
У Лены не было сил сопротивляться или искать в его словах какой-то подвох. Она молча кивнула и забралась на переднее сиденье в машине…
- Лена! Приехали! – осторожно потряс девушку за плечо Виталик, - пора вставать!
- А? Что?
- Мы около твоего дома… Просыпайся, чудо… Продолжишь спать дома… – голос мужчины звучал чересчур нежно.
- Я что уснула... Извини, я пойду. Спокойной… ну в общем спасибо, - с трудом выбралась из машины полусонная девушка.
В лифте она досадливо поморщилась – сегодня у нее совсем не получилось заставить Виталика испытать к ней злость и раздражение. Может это и хорошо? Запуталась, окончательно и бесповоротно запуталась! А все Арланов!
-------------------------------------
комментарии здесь: http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000360-000-0-0-1237494988

Спасибо: 129 
Профиль
Манюня





Сообщение: 1463
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 56
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.03.09 15:52. Заголовок: День 3. Альтернативн..


День 3. Альтернативный
Проснулась Лена от звука входящей смс. От Виталика. С пожеланием доброго утра и смайлика в виде поцелуйчика. Блин, спор с Арлановым, похоже, можно считать практически выполненным. Абдулов, оказывается романтик. Как его, однако, вчерашние съемки растормошили. А вот что делать с Лерой? Заставлять Виталика страдать низко и бесчеловечно. Так что будем вызывать в нем чувство отвращения. Доведем его до белого каления своей назойливостью. А в голове, как на зло, ни одной мысли. Остается одно – звонить брату. И выпытывать у него, чего же не любят мужчины.
- Привет, сестренка, - отозвался любимый брат после двух гудков.
- Привет! Слушай, у меня вопрос. Что должна сделать девушка, что бы стать тебе противной?
- Ну и вопросики с утра пораньше… Переспать со мной?
- М… Ну… А другой вариант есть? Не такой альтернативный…
- Не знаю… Звонить мне каждые две минуты, постоянно трещать рядом, мешать смотреть футбол, планировать нашу семейную жизнь на второй встрече, спрашивать сколько я зарабатываю, рыгать в общественных местах, материться как сапожник, флиртовать с моими друзьями, закатывать истерики от ревности…
- Ого! – обрадовалась Лена, - списочек… Занятно!
- Все? Я могу дальше спать?
- Да, прости, что разбудила, - машинально отозвалась Лена, уже полностью погруженная в свои мысли.
Она решила испробовать на Виталике все. Ну, или почти все. Рыгать в общественных местах… это как-то… Перебор, одним словом. Сложность заключалась в том, что сделать это предстояло так, что бы ни Арланов, ни Лерка ничего не заподозрили.
Поэтому Лена в очередной раз поднесла к уху трубку телефона.
- Виталик? Доброе утро!
- Привет, Ленк! Что звонишь?
- Я спросить хотела, а ты меня на съемки не отвезешь?
- Что? – Абдулов явно поперхнулся от подобной наглости, - а…ам… Я, Лен, не успею за тобой заехать… Вся Москва стоит…
- Да? Ну ладно, - Лена, не прощаясь, положила трубку.
В ту же минуту раздался телефонный звонок и определитель высветил: «Абдулов».
- Да? – удивленно спросила Лена.
- Нас рассоединило что-то… Ладно, если это для тебя так важно, то я заеду за тобой, - неожиданно проговорил Виталик.
- Что? А? – Лена растерялась, - ну хорошо… Буду ждать…
И тут же Третьякова в панике уставилась на мобильный. В ее планах было вызвать у него раздражение, что угодно, но не желание за ней заезжать. Тем более она собиралась на своей машине ехать. Но дело сделано – скоро приедет Виталик.
Лена в очередной раз решила удивить его своим внешним видом. Она откопала в недрах шкафа настоящее сокровище для пункта приема металлолома - старые широкие джинсы с множеством заклепок и металлических цепочек и непонятного вида пеструю ковбойскую рубашку с бахромой. Чудаковатый образ завершила бейсболка со стразами и ярко-зеленые кроссовки.
Лена сомнительно оглядела себя в зеркало:
- Пугало огородное. Причем первосортное. Я бы с такой барышней в одну машину не села… - весело резюмировала она, но переодеваться не стала. На войне все средства хороши. Ты мне смс, а я тебе…. Э… детский сад какой-то. Лена, ты ведешь себя неадекватно.
Виталик подъехал спустя двадцать минут, Лена нацепила на нос солнцезащитные очки и вышла во двор.
- Оригинально, - оценил Абдулов ее внешний вид, - очень оригинально... Лен, ты в последнее время что-то зачастила со сменой имиджа… Это журнал Космополитен на тебя так влияет? Ну, чего стоишь, поехали?
- Виталь, я передумала, - сказала Третьякова голосом маленькой девочки, - я на своей поеду, ладно?
- А я тогда нафига приезжал? – обескуражено пробормотал мужчина.
- Ты? Не знаю, - абсолютно честно ответила Лена и направилась к своей машине, - подстрахуешь меня?
- Давай, - не осталось выбора у Виталика. Издевайся-издевайся… Я спокоен. Я абсолютно спокоен.
Лена села в машину, мысленно попросила у нее прощения и со всей дури - а как показывают последние два дня, этого добра у нее в избытке - дала по газам. Оглушительный лязг и скрежет металла. Упс…Лена «случайно» притерлась к машине Абдулова.
- ЛЕНА!!! Лена, черт тебя подери! Ты!!! Ты… Третьякова, ты права купила на распродаже? Да ты! Да я тебя! – размахивая руками, вылетел из пострадавшего авто бешеный Виталик.
Лена тоже вышла из машины. Все было так, как она и предполагала – небольшие повреждение краски, несколько царапин, но не более того. А Виталик орал так, как будто она раскурочила ему всю машину. Ну еще бы! Покусилась на святое! Лена закурила сигарету, оставаясь совершенно спокойной.
- Лена! Ты вообще в своем уме? Да как тебе можно садиться за руль вообще? Ладно, моя машина, но ты же сама запросто можешь попасть в аварию! Можешь пострадать… и кого-нибудь попутно угробить! Блин, маленькая моя… вся в царапинах… Ну, Третьякова! Ты ходячая катастрофа… Фууу… Я спокоен… Ладно, давай решим этот вопрос позже... Сейчас мы едем на съемки! На моей машине!
Лицо Третьяковой вытянулось – она ожидала всего, чего угодно, только не этого. Она даже предполагала, что он может полезть драться, будет рыдать... ну в смысле очень расстроится. Абдулов вообще достаточно ревностно относился к своей машине. Но тут, поорав даже меньше пяти минут, он приглашал её сесть в покореженное ею же авто.
- Ах ты! Рыцарь хренов! Прынц недоделанный… на коне пошкарябаном… – проворчала себе под нос Лена, - поехали!
Третьякова вальяжно села на переднее сиденье и попыталась закинуть ногу на ногу. Глупое телодвижение в машине. Да еще и на переднем сидении. Да еще и в широченных джинсах усеянных железяками, которые имеют свойство цепляться друг за друга.
- Лен, что у тебя с ногами? Что за поза эмбриона?
- Виталик… - Лена судорожно дернулась и покраснела до корней волос, - Меня… кажется, заклинило.
- Третьякова! Сдурела? Что за шутки?
- Виталик, миленький… Я меня джинсы зацепились… Я не могу пошевелиться.
- И откуда такое несчастье на мою голову? Давай сюда свою конечность!
Виталик аккуратно взял Ленкину ногу и дернул. Послышался треск рвущейся ткани. Хорошие были джинсы, оригинальные. Зато Ленка смогла двигаться. Девушка шумно выдохнула. И чего волноваться? Подумаешь, за коленку подержался… Блин, а приятно-то как…
- Ну вот, ты наконец-то спасена. Может, музыку послушаем? – спросил Абдулов, - у меня, кстати, для тебя подарок!
Мужчина достал из бардачка диск какой-то непонятной группы.
- Что это? – спросила Лена.
- Та группа, которая твоя любимая, помнишь? Ты ей в прошлый раз так убедительно подпевала!
- Ам... Ну да, - неопределенно кивнула девушка, - мне они разонравились... Нет в них нужного драйва… Я теперь люблю «Руки Вверх»!
- Да уж... А газеты еще что-то про Роллинг Стоунз пишут… Наивные. Вкусы у тебя меняются, однако… - резюмировал мужчина, - ну ищи свою волну...
- А ты что это в таком хорошем настроении?
- Просто так, - усмехнулся Виталик, смотря на дорогу.
- Виталик, а ты хочешь сына или дочь? – вдруг вспомнила Лена список брата. Надо остудить накаленную до предела ситуацию.
- Что? У меня уже есть дочь...
- Нет, ну если мы поженимся, ты хочешь, чтобы я родила тебе сына или дочь? Я вот близнецов хочу! Мальчиков! А потом еще девочку…
- Стоп-стоп-стоп… Мы... что сделаем? – испуганно переспросил Абдулов.
- Поженимся. Кстати, а в каком ЗАГСе ты хочешь регистрироваться?
- Что?
- О, да! А ты будешь в светлом костюме? Или в черном? А я платье хочу такое... Пышное. И букет белый!
- Лен! Притормози, а? О какой свадьбе ты говоришь?
Лена набрала в легкие побольше воздуха и запищала:
- Ну, Виталик. Я думала, что мы с тобой теперь вместе. Что у нас все серьезно. Что ты на мне женишься. И мы будем жить. У тебя, да? А потом я уйду из группы. Рожу тебе сына или дочь. Как назовем? Я буду сидеть дома. Ты устроишься на нормальную работу. Отпуск на даче. Посадим картошечки. Лучок. А на зиму я капустку квашенную сделаю. А мама делает отличное варенье.
- Лен, Лен, опомнись! – остановил ее Абдулов, - какая свадьба? Мы и не встречаемся-то с тобой! Даже в сериале не целовались!
- Как это? А... А мы же ездили ужинать. И ты меня домой отвез. И диск мне купил, а уж про то, что мы вчера на съемках вытворяли! Ты же меня практически голой видел! - перешла на ультравысокие частоты Лена.
- Так! Тихо-тихо! У меня голова раскалывается! Ты хочешь сказать, что мы с тобой встречаемся?
- Да! – утвердительно кивнула девушка.
- Офигеть… Что за игру ты затеяла, Третьякова? В могилу меня свести хочешь?
- Почему ты так говоришь, любимый? – деланно обиделась девушка.
- Потому что до сих пор не замечал за тобой хоть какую-то симпатию в мою сторону! Даже наоборот!
- Ну я же девушка приличная. Не могу на шею тебе вешаться! А теперь, когда мы ходили в ресторан... Ты просто обязан на мне жениться!
- Жениться? Лен! Вообще-то связать себя узами брака я пока не планировал!
- А как же иначе? – капризно протянула Третьякова.
- Ну... Давай просто повстречаемся, - расплылся в улыбке Виталий, - и все...
-------
Иллюстрация несравненной Dreamdiva как всегда под скрытом текстом от особо впечатлительных. Это нечто!
Скрытый текст


Спасибо: 118 
Профиль
Myrrtigra
Мурка всея КВМ




Сообщение: 992
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Украина, Донецк
Репутация: 44

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценаристНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Сценарий"Новогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Проект"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.09 12:37. Заголовок: Лена лихорадочно соо..


Лена лихорадочно соображала. С одной стороны весь ее план трещал по швам. Абдулов, вместо криков, ругани и матов глупо улыбался и, кажется, даже начал напевать. А с другой стороны… Он только что предложил ей встречаться!!! Вернее она сама напросилась, но это сути дела не меняет!!! А-А-А-А-А!!! Виталик… Виталик… Блин! Козлова!
- А сколько ты зарабатываешь? – вдруг спросила Лена.
- Я тебе все расскажу, - кивнул мужчина, - если для тебя это так важно...
- А то мне голодранец не нужен, - заявила Третьякова, - Виталь, а давай с нами будет жить моя мама?
- Твоя мама? А папа?
- Ну и папа тоже, - кивнула Лена.
- Ну... Если это тебе так уж необходимо... Давай. Пусть они живут с нами.
- И брат?
- Лен, ну у него своя жизнь. Я не думаю, что он захочет... если ты так хочешь большую компанию, можем еще собаку завести, - Виталику все больше и больше нравилась эта забавная игра.
- Ну да… ну да… Виталик, а ты купишь мне колечко?
- Зачем?
- Ну, мы же жених и невеста? А жених должен покупать невесте кольца!
- Абсурд, - проворчал мужчина, но, увидев расстроенный взгляд девушки, продолжил, - Ну... Если для тебя это так важно...
- Очень! – сложила руки на груди Третьякова и часто-часто захлопала ресницами.
- Фиг с тобой, - притормозил Виталик у обочины.
- А зачем мы остановились?
- Вон ювелирный! Пошли!
Лена растерянно пробормотала:
- Ты иди, а мне надо один звонок сделать!
Как только Виталик скрылся за стеклянными дверьми салона, Лена набрала номер брата:
- Что?
- Слушай! Ничего не действует! Помоги, а?
- А в чем дело? – усмехнулся юноша.
- Короче мне надо, чтобы один мужчина меня терпеть не мог. Чтобы его от меня воротило!
- А у него есть фетиш? Ну, в смысле он по чему-нибудь тащится?
- По своей машине. Но только я ее уже с утра поцарапала. Не прокатило.
- А намекни про свадьбу. Про квашеную капусту.
- Было. Не прошло. Он согласился, что бы с нами жила и мама, и папа... еще и на собаку согласен!
- А неприлично себя вести?
- Тоже пробовала!
- Тогда попроси его купить тебе что-нибудь дорогое... Кольцо золотое или сережки…
- Сейчас...
- Что сейчас?
- Он сейчас покупает!
- Вот уж задачку ты задала, сестренка... Он влюблен в тебя по уши!
- Да не неси чушь! Он просто воспитанный и добрый!
- Ага! Ленок, скажи мне, а как ты сама к нему относишься?
- Он такой… такой… При чем тут это вообще??? Ты мне совет дай!
- Совет вам да любовь, - хохотнул братик и отсоединился.
- Придурок! – выругалась Лена и направилась в салон.
В ювелирном Абдулова обхаживали две молоденькие продавщицы. Одна из них томно закатывала глаза и заискивающе улыбалась. Это что еще за новости! Нифига себе!!! Это мой мужик!
- Так, курицы, ну-ка быстро свалили от моего жениха, - походкой от бедра ввалилась в зал Лена, - где тут ваши дорогие побрякушки?
- А...
- Что блеешь, как коза? Я спрашиваю, где здесь цацки золотые? Или не врубаешься?
- Нам нужно кольцо, - усмехнувшись, уточнил Виталик, Ленка была похожа на разъяренную фурию… да еще и в порванных джинсах.
- Ах ты, гад! – тут же набросилась на него Третьякова, - Пока меня не было ты даже не сказал, зачем пришел! Лясы точил с этими курицами? Улыбался?
- Сказал-сказал, - поспешила остановить скандал более бойкая продавщица, - пойдемте, я вам покажу кольцо!
- Ну, давай, - нехотя согласилась Лена и направилась за девушкой.
Кольцо было великолепное. Из желтого и белого золота, с россыпью мелких камней.
- Оно просто… просто… - вырвался из уст Лены вздох восхищения.
- Берете?
- Да, берем, - подошел к девушке сзади Виталик, - я видел твои глаза, Лен! Тебе же оно понравилось?
- Ничё так, - отозвалась Лена и нацепила кольцо на руку, - я покурю... На улице!
На улице Третьякова смачно выругалась. Ну почему, почему Виталик такой хороший? Милый, добрый, красивый, веселый, замечательный... И глаза такие… Блин! Блин! Блин! Лена!!! Раскаяться, признаться ему во всем? Нет, она так не сможет. Это обидит его, это просто разрушит все их отношения. А только сейчас Лена стала понимать, что ей очень дороги отношения с Абдуловым.
- Вот кашу ты заварила, Леночка, - проворчала она, - что же делать? Как же быть?
- Ну вот и все! Колечко купили, - вышел из магазина Виталик.
- А почему ты так долго? Любезничал с продавщицами?
- Лен!
- Что? Почему ты задержался? Ты брал у них номера телефонов? Ты договаривался о свидании?
- Поехали уже, - вздохнул Абдулов, - нам на съемки, невеста!
В съемочном павильоне как обычно творилось что-то невообразимое – повсюду бегали гримерши, сновала туда сюда массовка, где-то вдалеке слышались творческие вопли Арланова.
- Что происходит? – поинтересовался Абдулов.
- Ничего. Сейчас отснимем Козлову и вас потом. Пошли на грим! – потянула Виталика гримерша.
Лена тяжело вздохнула и завопила:
- Куда ты его тянешь, выдра крашеная! Он, между прочим, мой жених!
- Да? Поздравляю, - усмехнулась девушка, - но мне надо поработать с его лицом!
- А с его телом ты не хочешь поработать?
- Лен! – попытался остановить ее Виталик.
- Третьякова! – закричала Женя Огурцова, - наконец ты пришла! Иди сюда! Нужно песню новую посмотреть! Бегом!
Лена бросила недовольный взгляд на гримершу и Виталика, показала им кулак на прощанье и пошла к Жене.
Чуть позже, через пару часов по дороге в гримерку, она случайно услышала кусок разговора Виталика и Саши Стефанцова.
- Меня так заводят ревнивые девушки, - делился Абдулов.
- И что, она прям истерику закатила?
- Да, не поверишь! В магазине. И здесь, на площадке. Налетела на гримершу. Огонь!
- Да уж… Не ожидал от Ленки… Она же такая спокойная…
- Вот и я о том же… А она такая… Саня… у меня голова кругом… Веришь, я не знаю, чего от неё ждать… Но мне это нравится. Я вообще с ума схожу… Даже женится готов… ну не прям сейчас… но в перспективе. Она необыкновенная…
Лена нечеловеческим усилием воли стерла с лица блаженную улыбку… Виталик… хоро… Блин… но я должна… должна… Чтобы ему не было больно. Третьякова расстроено пнула пустую урну и засобиралась домой. Она решила скрыться со съемок по-тихому, не привлекая внимания. Чтобы не встречаться с Абдуловым и не искушать судьбу.
Но у выхода с ехидной улыбочкой ее поймал вездесущий Арланов.
- Ну, как твои дела? Еще не надумала сдаться?
- Дела отлично. Можешь сам у Виталика спросить! Смотри, - Лена продемонстрировала ему кольцо, - мне он подарил. Может, засчитаем мне досрочную победу?
- Ну уж нет… Еще целых два дня. Там и посмотрим…
И Сергей, весело насвистывая песенку, скрылся в павильоне.
Лена же злобно посмотрела ему вслед и послала его очень далеко. Разумеется, про себя. Что же я делаю… Не простит… не простит…
___________________________________________________
Девочки, очередная умопомрачительная иллюстрация от Dreamdiva Арланов... на стуле...
Скрытый текст


Спасибо: 109 
Профиль
Myrrtigra
Мурка всея КВМ




Сообщение: 1008
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Украина, Донецк
Репутация: 45

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценаристНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Сценарий"Новогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Проект"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.09 19:39. Заголовок: День 4. Запретный На..


День 4. Запретный
На следующее утро Лена проснулась от звонка Козловой:
- Приветик! – весело прочирикала Лера.
- Ну?
- Ты что такая невеселая?
- Лер, что ты хотела?
- О! Ты не одна?
Лена огляделась по сторонам. Одна. К счастью. Вчера, после того, как она сбежала со съемок, Виталик звонил двадцать семь раз. Лене хватило духу поднять трубку только на двадцать восьмом звонке. Абдулов засыпал её ворохом обеспокоенных вопросов. Лена стиснула зубы и сослалась на головную боль. Но болела не голова. Ей просто было безумно стыдно перед ним. И страшно от того, что скоро придется его прилюдно послать. Унизить… Растоптать. Дрянь… Мелкая, расчетливая, бездушная дрянь… Виталик занял особое место в сердце Ленки, но она все еще не могла внятно объяснить, что же с ней происходит. Ей нравилось находиться с ним рядом, нравилось его внимание, его взгляды и прикосновения. И было безумно тяжело и неприятно врать ему... Мерзко.
- Алло! Третьякова! Ты там уснула? – завопила в трубку Лера.
- Почти, - нехотя отозвалась Лена.
- Слушай меня! Сегодня решающий день!
- Для кого? И для чего?
- Для тебя! Ты должна окончательно влюбить в себя Абдулова! Может, займешься с ним любовью?
- Да ты в своем уме??? Ты меня под него подкладываешь?! Ради удовлетворения своих амбиций! – Лена вскочила с кровати и принялась расхаживать по квартире.
- Ну, - Лера поняла, что перегнула палку.
- Баранки гну, - огрызнулась Третьякова, - противно, честное слово! Нафига я вообще в это ввязалась!
- А уж не втюрилась ли ты в него? – приторным голоском предположила Козлова.
- А уж головой ты не обо что тяжелое не ударялась?
- Ты такая злюка. Ладно, увидимся на съемках... Но подумай, если ты в него втюрилась – только скажи, я возьму свое желание назад...
- Иди ты, - бросила трубку Третьякова и пошла чистить зубы. Ничего не втюрилась! Он просто мне как человек симпатичен…
День явно не задался. Вместо зубной пасты Лена выдавила на щетку скраб для тела. Какой-то идиот придумал выпускать их в похожих тюбиках. В розовом и зеленом. Ну и где логика? Вдоволь поплевавшись и все-таки почистив зубы, Лена обнаружила, что на ее светлых джинсах большое жирное пятно. Пришлось гладить другие. Пока гладила, умудрилась сжечь яичницу и вылить на себя остатки кофе. С дикими матами достала из шкафа еще одну пару джинсов. Хорошо хоть, что в гардеробе Третьяковой джинсов всего на три пары меньше, чем носков. Пока одевалась, совсем не успела нормально высушить волосы, и они свернулись в спиральки, как у Жени.
- Кудряшка Сью, - прокомментировала свой вид Лена, - ну и черт с ним!
Сегодня у них по плану была важная съемка для сериала. А, значит, ее будут долго готовить гримеры.
На улице, у подъезда она увидела машину Виталика. Абдулов тут же выскочил ей на встречу с ослепительной улыбкой.
- Лена! – нежно приобнял обалдевшую от неожиданности девушку и легонько чмокнул в уголок губ. А что? Жених он, в конце-то концов, или не жених?
- Ч...что ты тут делаешь?
- Я заехал вот узнать... Малыш, как у тебя дела? Как голова?
- А..э... спасибо. Отлично.
- Поехали на съемки? – Виталик открыл дверь машины, приглашая Лену сесть внутрь.
- Ну, давай, - кивнула девушка.
Сказать, что Ленке было безумно приятно такое пристальное внимание со стороны Виталика, ничего не сказать. Похоже, что он и правда в неё вл… что она ему небезразлична. Малыш… Как мило… Но Лера! И ее проклятое желание! Черт… Опять придется ломать комедию. В машине Лена тщательно обдумывала план на сегодняшний день. И, кажется, придумала. Очередную чушь. Если Виталик выдержит, то… Очнись, Третьякова, он не такой идиот… Хорошо бы просто послал…
На съемочной площадке Леной спешно занялись гримеры – требовалось выпрямить волосы и накрасить ее. Она была чернее тучи. Масла в огонь подливали нагло улыбающаяся Козлова, напевающий дурацкий мотив Арланов и невероятно заботливый Абдулов, который уже дважды предлагал ей кофе, трижды чай, пригласил в кино, в ресторан и ненавязчиво интересовался собака какой породы Ленке наиболее симпатична. В какой-то момент Третьякова перехватила его взгляд в зеркале, ей вдруг резко захотелось плюнуть на все эти дурацкие споры, желания и… И что? Да вот хотя бы… А потом… Ладно, Лена, проехали. Марш на площадку.
Третьякова и Абдулов уже десять минут «репетировали» - стояли перед камерой без движения и проникновенно смотрели друг другу в глаза. Сердце у обоих стучало где-то в районе коленей, дыхание было прерывистым. В образе ребята, ох как в образе…
Сергей Арланов довольно смотрел на получающуюся картинку.
- Красота, - довольно потирал он руки, - смотрите, какая красота! Вот это любовь! Верю!!! Работаем!!! Ребята, а теперь с такими же глазками делаем мне поцелуй! Чтоб зрители пустили слезу восторга и умиления!
Лена резко встрепенулась, мысленно послала Арланова еще дальше, чем в прошлый раз, и с горечью вспомнила про свой идиотский план. Секунда, и она смотрела на Виталика совсем другими глазами, пытаясь поймать момент для нападения. И вот, «Степнов» по сценарию должен был сесть на стул.
Резкое движение ногой – стул выбит прямо из-под Виталика. Шум, грохот и Виталик валяется на полу, корчась от боли.
- Лена! – обиженно протянул Абдулов.
- С ума сошла? – заорал Арланов.
- Прости, - пожала плечами девушка и нагло уселась на поднятый кем-то стул. Могли бы и мат рядышком положить… а то мало ли какие травмы на производстве бывают.
- Блин, как спина-то болит, - проворчал Виталик, но не заорал. Лишь бросил на девушку сердитый взгляд. Достала… Я спокоен… это же Ленка… Моя Ленка… Леночка…
- Так, ладно! Спортсмен, ты живой? Тогда снимаем поцелуй! – призвал всех к порядку Сергей.
«Бойцы» заняли исходные позиции. Лена преданно смотрела в глаза своему учителю, а Виталик, именно Виталик, а не Степнов, вдруг резко прижал ее к себе и накрыл губы поцелуем. Совсем не киношным, а настоящим, чувственным, чувственным, срывающим крышу и останавливающим время…
Спор? План? Сопротивление? Да пошли вы… Витааалик… Вы знаете, как попасть на седьмое небо? Нет? Странно… А вот Третьякова похоже уже узнала. У девушки возникло ощущение, что где-то в легких распустился бутон и изнутри трогает ее своими лепестками. Непередаваемо…
- Стоп! Снято! Великолепно! – восторженным криком возвестил режиссер раньше, чем она успела прийти в себя, - теперь дальний план. Все то же самое!
Да что ж такое происходит? Совсем крышу унесло! Подумаешь, поцеловались… Теперь Третьякова твердо пообещала себе не терять голову. Сохранить ясный ум. Твердую память... только как это тяжело, когда целуешься с таким мужчиной, как Виталик.
В последний минуту ее отрезвил язык Виталика, который, словно нечаянно, коснулся ее губ. Времени на раздумья не было. Челюсть Лены сомкнулась, больно прикусив кончик языка Абдулова.
- Ой! Ё! А! – заорал мужчина.
- Что? Что ты с ним сделала? – подбежал к пострадавшему Арланов.
- А! Бл...ин, - прыгал на месте Виталик, - ты больная? Да?
- Что, милый? – приторным голосом осведомилась Лена.
- Ты психопатка! Не подходи ко мне! Ах, черт, как больно-то!
- Что она сделала? – смеясь, повторил вопрос Сергей.
- Укусила меня! – жалобно протянул Абдулов.
- Ну, Третьякова… а ты у нас, оказывается, страстная женщина, - с легкой завистью в голосе резюмировал режиссер, глядя вслед удаляющемуся из павильона злому Абдулову.
Лена закусила губу от отчаяния… Как же стыдно… Она метнула гневный взгляд на режиссера и решительно направилась за Виталиком. Абдулов стоял посреди гримерки и яростно размешивал сахар в чашке. Лена тихонько подошла к нему сзади и порывисто обняла. Прижалась к его спине, вдохнула его запах и тихонько прошептала:
- Виталь…
- Лена, я не хочу тебя видеть… уйди…
- Прости меня… я не знаю, что со мной происходит… я… не хотела…
Виталик резко развернулся к девушке лицом и схватил её за плечи.
- А чего ты хотела? А? Знаешь, мне иногда кажется, что ты меня ненавидишь… иногда, что соблазняешь… Мне уже осточертели эти игры! И вооб…
Он не успел договорить. Лена притянула его к себе и поцеловала. Абдулов не смог долго сопротивляться, и уже спустя пару мгновений они забыли обо всем.
- Хм…хм… - в дверях послышалось ехидное покашливание Козловой, - извините, что отрываю в столь ответственный момент, голубки… Леночка, солнце мое, а наш уговор касательно завтрашнего дня в силе? Помнишь, ты мне обещала… Ну если ты не можешь… или не хочешь…
- Лера! Я все помню! Все остается в силе! Ты же меня знаешь… Виталь, нам нужно в кадр… А то над нами и так вся съемочная группа смеется.
Да чтоб ты провалилась, Козлова! Я выполню твое чертово желание! Слышишь! Выполню! Придется вернуться к этому идиотскому плану… Прости, Виталик…
Вечером после съемок Лена деловой походкой подошла к Абдулову.
- Поехали к тебе! – тоном, не терпящим возражений, приказала она.
- Зачем?
- Ну должна же я посмотреть свое жилье!
- Только за этим? – нежно целуя Третьякову в макушку, спросил мужчина, - поехали!
Их провожала, казалось, вся съемочная группа. Под смех и шутки типа: «Лена очень горячая штучка! Ты с ней поосторожнее!» Виталя и Лена сели в машину.
- А ты и правда такая страстная, - эротичным шепотом произнес мужчина – только не перебарщивай больше, ладно?
- Я не могу тебе этого обещать. У меня в твоем присутствии напрочь сносит крышу…
- Это я уже заметил… А мы не спешим, Лен?
- Нет, - тоже шепотом отозвалась девушка и провела пальцем по колену Виталика, - быстрее же!
Абдулов до отказа вдавил педаль газа в пол. Сон. Самый яркий и желанный сон. Лена…


Спасибо: 125 
Профиль
Манюня





Сообщение: 1483
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 57
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.03.09 12:04. Заголовок: Целоваться Лена и Ви..


Целоваться Лена и Виталик начали еще в лифте. Все это время Третьякова вспоминала слова песен «Ранеток», имена всех бывших парней Леры, стихи, которые учила в детстве, таблицу умножения и дату Цусимского сражения – только бы не потерять самообладание.
Препятствие в виде двери было не без трудностей преодолено. Сладкая парочка ввалилась в пустую квартиру.
- Лена… - прошептал Виталик.
Девушка провела рукой по груди мужчины, снимая с него свитер.
- Л…Лена… - только и смог вымолвить он.
Но она не останавливалась. Запустила руку ему в волосы, слегка сжимая их.
- Я..тебя...хочу, - сквозь сбившееся дыхание проговорил мужчина.
Третьякова резко отстранилась. Нельзя, хороший мой, нельзя… Экзамен на силу воли она сдала на отлично.
- Лен, что? – спросил он.
- Я не хочу!
- Что!?
- Я не хочу! Я не такая! До свадьбы у нас ничего не будет!
- Что???? – как попугай повторял Абдулов.
- Я – девушка приличная. И у нас ничего такого до свадьбы не будет!
- Лен, - он попытался собрать мысли в кучу. Получалось с трудом.
- И не уговаривай!
- А... а как же я? – тяжело сглотнул Виталик.
- А ты, давай, по методу Степнова! Три круга вокруг парка! Я пока приберусь у тебя немного...
- Нет. Не надо прибираться. Давай лучше чаю попьем, - Виталик, казалось, уже пришел в себя.
Но Лене, для выполнения самых убойных пунктов ее плана, требовалось ненадолго удалить Абдулова из дома.
- Давай я ужин тебе приготовлю? Я умею! Правда! – предложила она.
- О! Ну давай, я голодный как волк! - подарил он ей свою фирменную улыбку.
Лена надела на себя веселенький фартук с пчелками и направилась на кухню, вытолкав при этом Виталика в комнату – смотреть телевизор. Чтоб не мешался. К приготовлению ужина девушка отнеслась творчески. Начало было практически традиционным. Лена почистила картошку, очень обильно ее посолила, поперчила, добавила кетчуп, майонез и горчицу и поставила жариться. Открыла холодильник и скептически осмотрела содержимое. Так… Что мы имеем…. Соленые огурцы, оливки, консервированные ананасы… Нехитрый набор продуктов отправился на сковородку вслед за картошкой. Немного погодя Третьякова понюхала содержимое и решила довести свое кулинарное творчество до «шедевра». В сковороду из, найденной на самой нижней полке холодильника, банки перекочевали консервированные шпроты. Ну и финальный штрих! Четыре столовые ложки сгущенного молока… Хотя… гулять так гулять – пять ложек!
- Виталь! – позвала она.
- Да? Что? – заглянул он на кухню и принюхался, - странный запах...
- Виталь, а ты не сходишь в магазин?
- Зачем?
- Чай купить!
- У меня много. И зеленый, и черный... Зачем куда-то идти?
- Того, который я пью, у тебя его нет...
- А какой ты пьешь?
- Каркадэ с ананасом, - объявила Третьякова, - а придешь – покушаем! Уже почти готово.
- А ты уверена, что такой чай бывает? – неуверенно топтался в прихожей мужчина.
- А ты позвони из магазина, - улыбнулась Лена, выпроваживая Виталика из его же квартиры.
Едва за Абдуловым закрылась дверь, в ход пошла тяжелая артиллерия. Девушка открыла сумку и достала пакетик с фантиками от конфет. Сегодня она весь день в гримерке разворачивала карамельки. Фантики феерично рассыпались по полу. Туда же полетела шелуха от семечек, добытая практически с боем у костюмерши. Но на достигнутом Лена решила не останавливаться. Мука, щедро рассыпалась на кухне, сахар – в комнате. Из шкафа девушка вывалила джинсы и рубашки, закинула носки и трусы на люстру.
- Красота, - оценила девушка феерический бардак и заметила любовно свернутый свитер. Мягкий, синий. Любимый свитер Абдулова. О нем ходили легенды. Лена быстро засунула его в сумку.
- Ч...что это? – застрял в дверях Виталик с букетом цветов.
- Я, - Лена вдруг резко потеряла способность говорить. Ромашки. Такие простые и милые… Мне… Цветы… а я…
Абдулов в ужасе осматривал свою квартиру… Лене стало страшно. Лицо Виталика не предвещала ничего хорошего. Ярко синие глаза практически почернели от ярости. Мужчина отбросил в сторону букет и подошел к шкафу.
- А... где мой любимый свитер?
- Я его случайно испортила, - зажмурившись, произнесла девушка.
- Господи! Да за что ты со мной так? Что я тебе сделал? Какого черта ты надо мной издеваешься? Я тебе что мальчик? Поприкалываться решила?
- Я...
- Не надо оправдываться! Я... я старался... Я хотел... Идиот!
- Виталь, прости... Я сейчас все уберу...
- Не надо ничего, - горько прошептал мужчина, - иди отсюда, ладно?
- Но... Подожди! Прости меня! Я не хотела. И твой свитер...
- Заткнись! Лена, уходи! Оставь меня в покое! Умоляю…
Лена молча оделась и вышла во двор. Еще никогда ей не было так плохо...
Где-то наверху распахнулось окно. Оттуда со свистом вылетела сковородка с кулинарным шедевром. Вечернюю тишину нарушил гневный вопль:
- Спасибо тебе, Леночка! Очень вкусно!
Лена зажала рот рукой, чтобы не разрыдаться. В голове, не переставая, стучали слова: «За что ты со мной так?».
- За то, что люблю, - одними губами произнесла девушка и сама испугалась своих слов.
-----------------------------------
Дорогие мои и любимые читатели!
Вынуждена вам сообщить, что по ряду определенных причин меня дальше некоторое время не будет с вами... Вернувшись, я обязательно почитаю ваши комментарии. Этот фанф до конца и следующий будет выкладывать Настя. Я вас очень люблю, вы - самые лучшие!

-------------------------------------
а комментарии теперь здесь: http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000373-000-0-0-1237714512

Спасибо: 125 
Профиль
Myrrtigra
Мурка всея КВМ




Сообщение: 1043
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Украина, Донецк
Репутация: 47

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценаристНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Сценарий"Новогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Проект"
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.03.09 20:59. Заголовок: Проснулась Лена с жу..


Проснулась Лена с жуткими муками совести. Ей было противно от того, что она обидела хорошего, искреннего, да и что там скрывать, любимого человека. Что она вела себя... как хамка и распоследняя сволочь.
- Ну ничего... Через какое-то время он сможет меня простить... Эти дурацкие споры улягутся и... и возможно он станет ко мне нормально относится, - рассматривая себя зеркало, проговорила девушка.
- Ври больше! Тебе на фиг не нужно его нормальное отношение, - ответило ей отражение, - тебе нужен он... и его любовь…
Девушка тяжело вздохнула и принялась одеваться. На площадку она приехала на своей машине.
- Лен, а где Абдулов? – спросил Сергей.
- Не знаю...
- Вы же вчера вместе уехали!
- И что? – огрызнулась Лена, - позвони и спроси! Мобильник давно изобрели!
- Что орать-то, - посмотрел ей вслед Сергей, - не с той ноги что ли встала... Или я гений. И она раскаивается в том, что водит его за нос? Потому что влюбилась... Значит скоро придет сдаваться... И откажется от отпуска... Блин! Я гений!
Приплясывая от счастья и осознания собственной значимости, Сергей пошел на площадку мучить Рудневу и Козлову. Удивительный день!
Лена сидела в гримерке одна. Плевать на все… На спор, на желание, на Козлову, на Арланова… Плевать…
- Ты одна? – вывел девушку из задумчивости тихий голос Виталика, - Лен... Давай поговорим...
- Виталь... Я хотела попросить у тебя прощения...
- Это я хотел. Я не должен был выгонять тебя. Ты... очень много для меня значишь. Просто этот свитер. Это подарок тети. И вообще...
Лена молча достала из сумки свитер и протянула его Виталику.
- Ты? Ты его не испортила? – удивленно осматривал свитер Абдулов.
- Нет, - горько улыбнулась Лена сквозь подступившие слезы.
- Блин! Лен! Леночка, прости меня! Я вел себя... Как скотина. Прости!
Лена тяжело вздохнула:
- Подожди. Дай мне все сказать!
И девушка начала говорить. Про спор с Арлановым, про желание Козловой, про свои чувства, про то, что она безумно расстроилась. Говорила быстро, иногда переходя на шепот.
И замолчала, сказав последние слова.
Виталик тоже молчал.
- Виталь, если сможешь – прости меня, ладно? – вытерла мокрое от слез лицо Третьякова и собралась выйти.
- Стой! – остановил ее мужчина.
Глаза в глаза. Молчание. Всего один шаг навстречу друг другу. И вот уже стена непонимания, взаимных упреков и обид с грохотом рухнула. Лена утонула в объятьях мужчины. Она подалась навстречу его губам.
Дверь в гримерку скрипнула и тут же закрылась.
Довольный до ужаса Сергей Арланов запел в голос в коридоре «А у любви, как у пташки крылья…».
- Лен? – на секунду отстранился Виталик, - давай им отомстим?
- Как? – загорелись глаза девушки.
- Сейчас все расскажу...
Спустя несколько часов, когда все съемки были закончены, Лена подошла к Арланову.
- Я выиграла? – спросила она, ухмыляясь.
- А... Ну да... Да, выиграла... Виталик влюблен по уши…
- То есть я могу поехать отдыхать?
- Ам... Отдыхать? Да, через годик – вполне... Вот закончим с фильмом…
- Сергей, - предостерегающе прорычала Лена.
- Ну мы же не договаривались, когда именно ты сможешь уехать, - развел руками мужчина, - завтра снимаем следующую постельную сцену с Виталиком... В душе… вы б это… потренировались…
- Без сопливых разберемся! Жаль, что с отпуском так получилось... Лера была бы рада...
- Козлова? Чему?
- Ну, если бы я уехала, то ты бы обратил на нее больше внимания... И тогда...
- Что ты несешь, Третьякова?
- Ты что, не знаешь, что Козлова влюблена в тебя как кошка? Я думала все знают...
- Ты ничего не путаешь? – растерянно покачал головой Арланов. Какой ужас! Что теперь делать?
- Ты не замечал, что она всегда теряется в твоем присутствии? Ладно, пойду я… девочки ждут…
И Лена, скрыв довольную улыбку, скрылась в курилке. Там ее уже ждал «сообщник».
- Как?
- Отлично, - кивнула Лена, - я гениальная актриса! А у тебя?
- Обижаешь! Ты бы видела лицо Козловой, когда она «подслушала» наш разговор с Сашей Стефанцовым...
- А Саша-то что? Не сильно удивился?
- Не. Он свой. Все понял! Ну что, пошли меня бросать? Прилюдно?
- Виталь, а ты уверен? Ну... Это не обязательно!
- Пошли, - потянул девушку за руку Абдулов, - мне самому уже смешно!
Лена и Виталик, держась за руки, вошли в комнату отдыха. Там собрались, кажется, все.
- Абдулов, - выставив вперед ногу и указав на него рукой, начала Лена, - Вы более не герой моего романа!
- Ах, - картинно всплеснул руками Виталик, - Как мне это пережить?
- Не надо слез! Все кончено!
- Прошу тебя, не надо! – Виталик был в ударе и рухнул на колени перед Леной.
- Вы что, новый сценарий репетируете? – спросила Аня Руднева.
- Комедию ломают, - недовольно встала с дивана Лера. Вот, Третьякова, вот зараза! Выкрутилась!
В дверях, Козлова столкнулась с Арлановым. Оба попятились, замычали, опустили глаза и прошмыгнули мимо друг друга под оглушительный хохот Виталика и Лены. Вот пусть теперь сами мучаются! Спорщики несчастные!!!
Вечером, сидя в небольшом уютном кафе, Виталик обнял Лену за плечи и тихо спросил на ухо:
- Лен, а давай я с тобой поспорю?
- Ну нет! Больше никаких споров! С меня хватит! – смеясь, запротестовала Лена.
- Это другой спор. В нем проигравших не будет…
- Ну?
- Я спорю с тобой, что никуда я теперь от тебя не денусь!
- А я спорю, что никуда тебя и не отпущу! Только… Виталь… а я это… капусту квасить… не умею…
- Я переживу… Ленка… я тебя люблю…

В этот момент режиссер сериала «Ранетки» стоял на улице возле окна кафе и смотрел на результат своих трудов, прижав к уху мобильный телефон:
- Я гениален, Оль! Я гений! Что? Фильм? Какой фильм? Да черт с ним, с этим фильмом! Олька! Хорошая моя!!! Они такие… такие счастливые!

КОНЕЦ
_________________________________________________
Девочки! Любимые наши! Огромное спасибо тем кто читал, ставил спасибки, и радовал нас своими комментариями! Мы вас очень любим!!!!! Ваши Манюня&Myrrtigra

Спасибо: 133 
Профиль
Myrrtigra
Мурка всея КВМ




Сообщение: 1060
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Украина, Донецк
Репутация: 48

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценаристНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Сценарий"Новогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Проект"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.03.09 16:04. Заголовок: Городская история


Автор: Манюня & Myrrtigra
Название: Городская история
Рейтинг: R
Жанр: POV, Continuation, RPF (возможно*), Angst*
Статус: в процессе
*, указанные в жанре обозначают, что данные жанры зависят от индивидуального восприятия читателя. Возможно, кому-то покажется, что это Angst и RPF, а кому-то нет…
От автора: Все события возможно вымышлены, все совпадения возможно случайны…
От автора: Дорогие читатели. Убедительно просим вас воспринимать данный фанфик не как часть нашего творчества, а как самостоятельную и отдельную историю. Мы осознаем, что он немного «на любителя» и поверьте, совершенно не обидимся, если вы решите его не читать.

Выражаем особую благодарность Аликс Солнышко, твоя помощь нам очень пригодилась!!!

Если есть, что сказать, то добро пожаловать сюда
http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000412-000-0-1

P.S. Размещение на других форумах без ведома авторов ЗАПРЕЩЕНО!

Спасибо: 28 
Профиль
Myrrtigra
Мурка всея КВМ




Сообщение: 1061
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Украина, Донецк
Репутация: 48

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценаристНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Сценарий"Новогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Проект"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.03.09 16:04. Заголовок: Привет… Простите, чт..


Привет… Простите, что отвлекаю… Просто не люблю сидеть вот так и молчать… Интересная книга? Про любовь? Хм… Я тоже знаю одну историю. О любви.
Меня зовут... Хотя при чем тут я, не правда ли? История совсем не про меня. Я лишь невольный свидетель… случайный прохожий… Нет. Наверное, все же стоит рассказать, как и почему я увидел ее. Что это? Судьба? Чудо? Случайность? И сам не знаю… Я обычный фотохудожник. Я вижу то, что видят все, но через объектив камеры. Заставить остановиться мгновение… Увидеть душу и суть. И показать её вам… Это моя работа. Кто-то из моих коллег любит снимать природные пейзажи, кто-то находит вдохновение в улыбке ребенка, кто-то умело играет пластикой обнаженного женского тела… А я… Я живу Городом. Наверное, родись я в Москве, Лондоне, Токио или Амстердаме, мне и в голову бы не пришло бродить по улицам, вооружившись фотоаппаратом, выискивать необычные ракурсы, вгрызаясь взглядом в потрясающую архитектуру… Но мне повезло. Я живу и работаю в Петербурге. Самом величественном, таинственном, магически очаровательном городе мира…
Я продаю красоту этого города: издательствам, туристическим агентствам, журналам, ценителям художественной фотографии и просто любителям Питера… Красоту. Настоящую, ускользающую от наглого и неискреннего взгляда, красоту и бессмертное величие… Без современного пиара и пафоса, без неоновых вывесок и толп нелепо одетых людей. Жду пока он довериться мне, приоткроет завесу своих тайн и секретов, разрешит прикоснуться к своей душе, высеченной из гранита. И фотографирую. Вот и тогда… Просто прогулка в поиске удачного ракурса… и встреча. Перевернувшая всю мою жизнь.
Известная туристическая фирма заказала серию незаезженных снимков. Смешные. Разве в Питере может быть что-то заезженное? Он бесподобен и неповторим. Удобные кроссовки, теплая непромокаемая куртка, фотоаппарат. Я готов.
Раннее утро… Сыро, туманно, тихо. Обычный день. Только не для меня… Я живу и дышу вместе с этим городом… а он всегда переменчив…
Захожу в метро… Нужно добраться до центра. Лучше конечно пешком… Сонный, растрепанный Питер особенно очарователен. Потрясающие кадры, непередаваемая словами атмосфера жизни… Но не сегодня. Ноги сами несут меня в вагон. Что-то обязательно случится… Люблю рассматривать лица своих случайных попутчиков. Так много можно узнать о человеке, лишь на секунду зафиксировав на нем взгляд. Физиогномика? Возможно. Наверное, это профессиональный навык. Вот студент… в первый раз читает конспект по экзаменационной дисциплине. Живет в общежитии, страдает гастритом, сутками безвылазно сидит в Интернете… Вот женщина лет тридцати, только что отвела в детский сад своего ребенка. Она мать одиночка, всю ночь плакала в подушку, утром нарисовала губной помадой на лице счастливую улыбку. Будь я простым человеком, я бы поверил. Но я фотограф. Мой фотоаппарат научил меня мгновенно распознавать и не терпеть фальшь… Лица, лица, лица… водоворот лиц. Быстро надоедает. Быстрей бы наверх. В объятия родного города. Пять углов – Фонтанка – Невский… Типично туристический маршрут. Или к Адмиралтейским верфям? Еще не знаю… город и вдохновение сами подскажут куда идти… Очередная станция. Очередной входящее-выходящий пассажиропоток. Нет ни друзей, ни знакомых.
Я бы должен чувствовать себя лишним здесь… Но я не чувствую. Мне одиноко, но не грустно… Мне одиноко, но я привык. Это Питер… он учит быть одиноким. Поднимаю взгляд, отрываясь от бессмысленного созерцания собственных пальцев. Яркие, пронзительные, печальные серо-зеленые глаза… Мельком вижу в них отражение собственных мыслей… Не может быть… показалось… Слишком красива, слишком молода, слишком независима, чтобы сидеть в душном вагоне метро и думать об одиночестве… Пытаюсь понять, кто она… Не могу. Загадка. Необыкновенная… Неземная… Непонятная… Нет сил отвести взгляд от удивительно красивого и гармоничного лица. А если в черно-белом? Без лишних красок. Только свет и тень. И ветер? Чугунный парапет и хрупкая фигура… Или фонтан… И она задумчиво смотрит на водяные брызги… Только она и Питер… Свобода и ветер. Гениально. Смешно встрепенулась. Выходит на следующей. Остановить? И что я ей скажу? «Девушка, стойте, я кажется, наконец-то, нашел свою музу…» Глупо и пошло… недостойно её. Нет! Не могу отпустить! Это судьба! Вот черт! Она уже вышла. Быстрее к выходу, только бы успеть выскочить, протиснуться сквозь толпу устремившихся в вагон вечно опаздывающих пассажиров. Только бы не потерять из виду. Судорожно расталкиваю входящих людей, пытаюсь запомнить её: высокая, худая, блондинка, волосы чуть ниже плеч, немного сутулится… спортивная куртка невнятного цвета. Чушь. Только белый. Она должна быть только в белом. И ветер… играет волосами.
- Смотри куда прёшь, придурок! – сильный удар в бок, аж потемнело в глазах. Противная тетка, озлобленная на весь мир. А я тут причем?
- Извините, я очень спешу! – и как она только в турникет-то протиснулась? Наверное, все служащие метрополитена помогали…
- Спешит он… Здесь все спешат! Пить надо меньше! И не спать на ходу. Как таких в метро-то пускают! Да чтоб тебе!
Ловко выныриваю из вагона. Фух… мне-то хорошо, я уже на перроне, а людям с этой дамой еще ехать и ехать. На целый день завелась, карга старая! Стоп. Где Она? Высокая, блондинка… Неужели ушла? Без паники, перехвачу на эскалаторе. Так. Станция - Невский проспект. Налево или направо. Быстрее. Каждая секунда может решить все! Налево или направо… Не знаю. Черт! Налево! Да. Налево. Подбегаю к эскалатору. Толпа. Люди, медленно ползущие на поверхность. В черном, красном, зеленом и фиолетовом… Шатены, брюнеты, рыжие… Студенты, туристы, мамаши с детьми, пенсионеры… Её нет. Нет. От бессильной злобы что есть мочи бью по поручню. Ошибся. Потерял. Женщина, стоящая впереди, испуганно оборачивается. Наверно тоже думает, что я пьяный. Или псих. Может и псих. Творческие люди всегда становятся психами, когда наконец-то встречают Музу. И теряют, так и не успев прикоснуться к ней.
Глупо, не правда ли? Но именно такие мысли судорожно бились тогда в моей голове… Наравне с одним единственным желанием – найти Её…
Я выхожу на улицу. Сыро. За то время, что я провел в метро, в Питере успела поменяться погода. Вот так нежданно и непредсказуемо. Серая пелена дождя накрыла мой любимый город. Мерзко и мокро. А он привык… И я привык. Я не спешу, не прячусь под зонт. Я, кажется, впервые в жизни не знаю, что мне делать. Она ушла. Возможно навсегда. И забрала с собой мою мечту. Куда теперь идти?


Спасибо: 86 
Профиль
Myrrtigra
Мурка всея КВМ




Сообщение: 1085
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Украина, Донецк
Репутация: 49

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценаристНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Сценарий"Новогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Проект"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.03.09 10:31. Заголовок: Нужно работать. Иска..


Нужно работать. Искать новые кадры. Пытаюсь сосредоточиться и найти вдохновение. Медленно меняются картины перед глазами: мостовая, дома, фонари, каналы, мосты, крыши, вода… Нет… Все не то… Пусто и незаконченно. Бессмысленно и одинаково. Безжизненно и скучно. Не могу. Домой. Да. Домой.
Целый день и всю ночь брожу по квартире. Я не могу фотографировать. Образ девушки из вагона метро слишком глубоко засел в моей голове.
Очень хорошо помню свое тогдашнее состояние. Глупое, болезненное. Усталость. Я устал пить кофе, я устал не спать, я устал от разыгравшегося воображения… от черно-белых картин и ощущений в собственной голове. Устал от состояния собственной беспомощности и желания выговорится. Беглый взгляд на часы. Зря. Все равно я не силен в географии. Телефон. Заветные цифры… томительное ожидание.
- Твою… и кому… там не спиться? – Марк. Злой, не выспавшийся. Мой лучший друг.
- Привет. Это я. Извини, я опять забыл про разницу во времени… - моё извинение бессмысленно. Я никогда не привыкну к тому, что он сейчас живет в Нью Йорке.
- Привет, дружище… что же с тобой делать? Географический кретинизм и незнание часовых поясов как-то лечится? Рассказывай, что стряслось… блин… так хорошо спалось… Ты кайфоломщик!
- Марк… ты не поверишь, я нашел её!
- И стоило из-за это… Старик! Ты наконец-то влюбился? И кто же эта счастливица?
- Да при чем тут это! Я нашел! Идею для персональной выставки! Помнишь, я говорил тебе про концепцию? Ну, про город, который не лезет тебе в душу и того же ждет от тебя… Только Питер и Она. Свет и Тень. Свобода и Ветер. Я нашел её, Марк! Нашел!
- Ох уж мне эти гении… Кого ты нашел? Объясни толком!
- Девушку! Потрясающей красоты! Она… она блондинка, высокая, хрупкая… а глаза… Марк, еще никогда я не видел таких пронзительных глаз…
- Поняяятно… И где ты её нашел? В каком модельном агентстве? У Альбинки?
- Она не модель. Ты же знаешь, как я не люблю работать с моделями. Они пустые. Она… Она необыкновенная. Она живая! Она…
- Ё-моё… что ж это за сокровище? Где ты её откопал?
- Видел в метро. И потерял. Она ушла, и я не знаю, что мне делать и где её искать. Я вижу эти картины, Марк… Она и Питер. Это гениально!
- Сам не похвалишь… Ладно-ладно, уж я-то знаю, что ты делаешь потрясающие фотографии. Ну что я могу тебе сказать? Сказать тебе - забудь? Так ты все равно не послушаешь… Брат, найди ее. Если она твоя муза…или как там она у вас называется! Я знаю, что ты ее найдешь, ты ж с детства везучий! Как только фото будут готовы, я займусь организацией выставки.
- Правда? Ты поможешь мне?
- Нет, блин, шучу я так! Я похож на клоуна? Конечно, помогу, дружище! О чем разговор?
- Марк… это... Я даже не знаю, как сказать… Я схожу с ума. Господи, это мечта.
- Да ладно тебе, я тебе давно обещал помочь… Притом это хорошее вложение денег…
- При чем здесь это? Я говорю про нее! Всю жизнь, шатаясь по улицам с камерой, я пытался найти девушку, которая сможет выглядеть на равных с этим городом… Слушай, а может я маньяк?
- Ты дурак! Ну или гений! Вас разберешь… Иди ищи свою Музу. И звони, не пропадай.
- Да, да. Ты прав! Я пойду. Пойду её искать. Спасибо! Пока!
У меня после этого разговора выросли крылья. Я как безумный носился по Питеру. Просто глазел по сторонам. Искал. В многотысячном городе я искал одного единственного человека. Я вижу скептицизм в ваших глазах. Бред? Наверное… Но я по-другому не мог! Эта погоня настолько захватила меня, что я не мог думать ни о чем другом. Я даже отключил телефон, чтоб в неподходящий момент не отвлечься на звонящий аппарат и не пропустить в толпе такой желанный силуэт. Две недели. Долгих четырнадцать дней. Бесцельного хождения по улицам, проспектам, набережным, площадям и тупикам… Сотни тысяч шагов. И ничего. Ничего. Она исчезла, испарилась. На смену восторженной эйфории и надежде пришло глухое отчаяние. Захотелось напиться. Я никогда не напивался. Тем более один. И вдруг такая острая необходимость забыться. Как это по-русски что ли…
Ноги сами несут меня в «Paradise Lost». Когда-то мы с Марком были здесь постоянными клиентами. Практически каждый вечер проводили в этом уютном месте. Непередаваемая атмосфера свободы, отдыха и творчества. Странно, но после того, как друг уехал из России, я перестал сюда ходить. Грустно и нелепо сидеть в таком месте в одиночку. А вот сейчас пошел. И не зря.


Спасибо: 71 
Профиль
Myrrtigra
Мурка всея КВМ




Сообщение: 1102
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Украина, Донецк
Репутация: 51

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценаристНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Сценарий"Новогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Проект"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.03.09 18:05. Заголовок: Любимый столик в угл..


Любимый столик в углу. Здесь практически ничего не изменилось… Темно, комфортно и музыкально. Я рассматриваю небольшую сцену неподалеку от себя… Высокий стул и микрофон. Необычно… Ни клавиш. Ни ударных… Моё внимание привлекает официант. Я его помню, кажется, Сергей. Да, точно. Хороший парень. Приветливый.
- Добрый вечер. Рад Вас видеть. Вы давно к нам не заглядывали.
- Здравствуйте. Да все дела… Дела. А здесь, я смотрю, все по-старому.
- А нам перемены ни к чему… Растеряем привычное очарование. Что будете заказывать?
- А чем сейчас напиваются?
- Странный вопрос. Тем же чем и всегда. Водкой.
- Тогда мне водки. Бутылку. Ну и на закуску чего-нибудь.
Легкий кивок головы, и уже через пять минут передо мной стоит слегка запотевшая бутылка водки, тарелка с немудреной закуской. Тонко и грамотно. Без кулинарных изысков. Я готов. Наверное. Интересно, мне хватит бутылки, чтоб выбросить из головы… мечту… Из-за этих печальных мыслей я отвлекаюсь от сцены. Легкий перебор гитарных струн возвращает меня на землю… Я очень хорошо знаю эту песню… Я даже знаком с… Поворачиваю голову в сторону сцены… И вижу… Ее. Я настолько перестал верить в то, что когда-то ее встречу, что сначала подумал, что она – фантом. Призрак, за которым я гонялся эти две недели. Но передо мной была она. Та самая блондинка. Она сидела на высоком стуле на сцене. Трепетно прижимала к себе гитару. Как ребенка. Черные свободные брюки, черная кофта, с глубоким вырезом. Красивая, неземная. Я подзываю официанта.
- Это кто? – спрашиваю, кажется хриплым от волнения голосом.
- Это? Лена, певица наша.
- Лена, - повторил я, пробуя ее имя на вкус.
Я люблю того, кто не придет.
Кто не сядет пить чай
за одним столом.
Кто никогда, никогда
не приходил в мой дом…

Ей бы подошло имя Кристина или Диана, но никак не Лена. Лена… Елена… Хотя… Не могу отвести взгляд от ее глаз – в них что-то…что-то непонятное. Боль? Одиночество? Вина? Загадка.
А мы с тобою уже далеко от земли.
Ты умеешь летать. Я умею любить.
Ты любишь мечтать. А я люблю петь.
И наши страны давно стали одной.
Hаши войны давно превратились в парад.
Ты так долго этого ждал. Почему ты не рад?

О, Господи… как она пела… Хриплым голосом, с надрывом, словно поет не ее голос, а душа. Как будто каждое слово вырвано из сердца…
Я люблю того, кто держит в руке
ключ от дверей, что всегда на замке,
кто знает маршруты ночных поездов
до дальних городов.

Она поет на разрыв, слегка закатывая глаза, как будто это последняя песня в ее жизни. Наверное, именно тогда я окончательно помутился рассудком. Она словно околдовала, приворожила, лишила способности ясно мыслить. Фотографирую. Кадр, еще… А если под другим углом? Сбоку, как будто из-за кулис.
- Простите, у нас нельзя фотографировать, - подходит официант.
Я люблю того, кто видит мой цвет,
кто рядом со мной, когда меня нет.
И слезы мои - его глаза, как соль на парусах.
А мы с тобою уже далеко от земли…..

Черт! Черт! Она мечта… Мне необходимо с ней поговорить! Кажется, от волнения у меня начинают дрожать руки… И песня… Почему она поет именно эту песню? Это же не просто заимствованный репертуар… Это жизнь… Любит? Да. Страдает? Да. Я совсем запутался…
Я пересаживаюсь за барную стойку, чтобы спросить о ней бармена.
- Лена? Она пришла к нам полгода назад… Странная такая, ни с кем не разговаривает… Себе на уме девушка… Кто-то из наших говорил, что она москвичка…
Москвичка? Не может быть! Она пропитана духом Питера… Нет, только не москвичка! Это нонсенс!
- А еще… Она здесь каждый вечер поет?
- Нет, четыре раза в неделю… Я слышал, она преподает детям игру на гитаре в соседней школе…
- Вы про Лену? – вмешался другой бармен, - она живет здесь недалеко… На крыше…
- На крыше? – я отказываюсь верить своим ушам… это же… это.
- Она снимает квартиру в старом доме… Чердак переоборудован в квартиру… Наши говорят, что она ходит по крыше… Больная!
Перед глазами мелькают опять мелькают кадры… темное парадное… холодные ступеньки… она устало прислонила голову к стене и закрыла глаза… Или нет… она опустила голову на колени и зарылась пальцами в свои волосы…
- Опять меня обсуждаете? – слышу я голос с хрипотцой позади себя.
Оборачиваюсь. Смотрит пристально. Прямо в глаза, не отводя взгляд. Надменно, но виновато. Маска, маска…. Одела маску и думает, что всех обманет…
Она что-то говорит бармену – не слышу, смотрю на нее. Движения резкие, уверенные. А взгляд как у испуганного ребенка. Она думает, что все верят в ее независимость. Она знает, что ее считают ненормальной. Поэтому совершает странные поступки. Пьет за барной стойкой в ресторане кефир. Кефир, представляете?
Вижу ее другой образ – милая, трогательная девочка в кондитерской... Стоит и смотрит на сладости горящими от восторга глазами… А потом поворачивается и с вызовом смотрит прямо в объектив… Не могу сдержаться – достаю фотоаппарат и делаю кадр.
- Эй, ты что, обалдел? – возмущенно кричит она.
- Привет, - только и могу произнести я.
Язык прилип к нёбу, говорить не могу. Муза. Ее надо фотографировать. Постоянно. Раньше я мог безостановочно фотографировать только город… А теперь… Она – как Питер. Величественная и равнодушная. Страстная и холодная. Я сошел с ума.
- Ну привет, - достает сигареты и закуривает.
- Я фотограф, - начинаю объяснять я, - я фотографирую город. И я хочу. Я вас. Хочу сфотографировать. На фоне города. На Лиговском. И в Таврическом саду. И на Поцелуевом мосту. И около Биржи. В белом плаще, очках. Нет, без очков, чтоб было видно глаза. И на каблуках... так более женственно…
О, я несу редкостную чушь. Про туфли и про очки. Зачем это? Почему меня тогда не вывели из заведения под белы ручки, до сих пор не пойму… Она пристально смотрит и молчит. Молчание длится слишком долго.
- Зачем?
Действительно, зачем это ей? Что я могу ей предложить взамен? Деньги? Нет. Славу? Бред. Что ее заинтересует? У меня есть только одна попытка – второй она не даст.
- А что ты хочешь? – спрашиваю я дрожащим голосом.
- Зачем. Это. Тебе? – с издевкой спрашивает она.
- Мне? Я фотограф. Я снимаю город. Ну знаешь, некоторые фотографируют животных, некоторые природу, некоторые людей… А я фотографирую Питер… Я уже очень давно вынашивал идею создать серию снимков… Диалог этого города и человека… Но никак не мог найти героя… ммм…. Героиню… Которая будет на равных с этим городом… Запутанно правда? Не знаю, как сказать… Вот представь, просто ты и Питер… Вы просто живете и существуете рядом… Он не лезет в душу к тебе, ты не лезешь в душу к нему. Вы на равных. Вы свободны.
Она молчит. Потом тихо произносит:
- Хорошо.
О, Боги! Она сказала – хорошо? Она согласна? Да? Правда? Мои молитвы услышаны! Я снова могу дышать!
_________________________________
В данной проде использованы слова песни "Люблю того, кто не придет" из репертуара группы Ночные Снайперы.

Спасибо: 67 
Профиль
Myrrtigra
Мурка всея КВМ




Сообщение: 1119
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Украина, Донецк
Репутация: 53

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценаристНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Сценарий"Новогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Проект"
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.03.09 16:09. Заголовок: Я сижу с глупой улыб..


Я сижу с глупой улыбкой и смотрю на нее. Она рассматривает свой бокал. Тонкие пальцы нежно рисуют замысловатые узоры та прозрачном стекле… Какая она красивая! Какая она… Другая.
- А что… Это интересно. Давай завтра здесь встретимся, - хрипловатым голосом говорит она, легко спрыгивает с барного стула и снова уходит, исчезает, испаряется… Но я знаю, что она вернется… Она приняла вызов.
Я даже забыл спросить, во сколько мы встречаемся. Но это не важно. Теперь я её ни за что не потеряю… Интересно, сколько раз вы уже подумали, что перед вами ненормальный? Ни разу? Странно… Значит, мне снова повезло.
Я прихожу к «Paradise Lost» к восьми утра. Её нет… странно, я думал, что она придет, она не из тех, кто спит до полудня. Она слишком трепетно относится к времени… Почему её нет? Долгих пятьдесят минут сравнялись по тяжести и бесконечности с вечностью.
Поворачиваю голову в сторону Московского вокзала. Лена. Елена Прекрасная. Она идет твердой, уверенной походкой. На ней белый плащ и модная кепка. Темные очки. Она словно подслушала мои мысли. Хотя… я же вчера столько ерунды ей наговорил... Наверное, и про плащ пару слов обронил… Боже, как хороша! Чистая, нежная, ослепительная. Улыбается отстраненно и чуточку печально… Она и Питер – идеальная пара.
- Привет! И куда пойдем? – она подходит ко мне почти вплотную.
Я молчу. Вот идиот! Я же даже не сказал своего имени… Хотя… ей это и не к чему. Я же просто сумасшедший фотограф, странный знакомый, ничего не значащий номер в памяти телефона…
- Алло! Ты разговаривать вообще умеешь? – Лена машет перед моим лицом рукой.
- Могу, конечно! Давай просто прогуляемся. А я буду фотографировать, ладно?
- То есть мне не надо тебе позировать? – удивляется она. Интересно, а как она улыбается? Искренне, без фальши… без маски.
- Нет. Просто иди. Делай то, что ты делаешь обычно. Смотри по сторонам, думай, рассматривай витрины, общайся с городом.
- Странно, - качает головой моя муза, и мы сворачиваем на Суворовский проспект. Она идет молча, старательно вымеряя шаги. Старается сохранять ровное выражение лица. Это неправильно. Все должно быть не так… Я хочу, чтобы она соответствовала этому проспекту… Просто слонялась без дела, как это делали жители города двести лет назад, наслаждалась прогулкой… Слонов здесь уже давно не водят, но атмосфера некой праздности и всеобщего удивления сохранилась… впиталась в камни. Лена смущена. Она боится, но не меня, а фотоаппарата, она не знает, что делать, чтоб понравиться ему. И ей некомфортно.
- Так не пойдет! – останавливаю я наш променад, - давай немного поговорим…
- Зачем это? – легкое недовольство в голосе. Тайна? Так я не лезу… Я просто хочу снять напряжение.
- Просто ты должна немного расслабиться, - объясняю я.
- Можно просто выпить, - иронизирует она. Вот уж она точно приняла меня за психа. Смешно…
- Ты не пьешь, - в этом я абсолютно уверен.
Лена смеется. Очаровательно мрачно. Мне даже на секундочку становится страшно. Почему она такая?
- Что ты хочешь знать? – наконец произносит Лена. С твердой решимостью, которая граничит с отчаянием…
- Все, - тихо говорю я, не могу долго смотреть ей в глаза, там столько боли, разочарования, насмешки… - что ты захочешь мне рассказать…
- А я не хочу, - она морщится, - я за этим и приехала в Питер. Чтобы никому! Слышишь! Никому и ничего не рассказывать!
Я молчу. Она не готова. Но… Пока она не раскроется – я не смогу сделать нужные мне снимки. Я, конечно, фотографирую. Чтобы она привыкла… Лена на бордюре, Лена как светлый ангел выходит из темного питерского переулка… Ангел… Лена… Лена и город. Город и Лена. Они удивительно сочетаются… Смотрят друг на друга с уважительного расстояния. Живут параллельно. Лена смотрит в небо, ветер разметал и без того взъерошенные волосы… Стремительно летящие вдаль грязные тучи… Щелчок. В черно-белом. Фантастика.
- Ладно, - вдруг говорит она, - я Лена. Прожила всю жизнь в Москве. Там у меня семья и друзья. Но я здесь. Играю на гитаре и пою. Иногда преподаю детям игру на гитаре… Я не люблю говорить о себе… да и зачем?
- Ты любишь Питер?
Лена удивленно смотрит по сторонам, пытается собрать воедино все свои ощущения:
- Не знаю… Но здесь я могу дышать!
- А в Москве не могла?
- А в Москве не могла…
Она замолкает и опять смотрит под ноги. Кусает губы, морщится. Что же с тобой произошло? Что же за вина тебя гложет? Что тебе не дает спать по ночам?
- А твои…друзья и родственники… Они тебя ждут?
- Жди меня, и я вернусь. Только очень жди, - горько шепчет Лена и улыбается, - возможно… Это все не важно, понимаешь? Я… Не смогу вернуться в Москву. Слушай, не лезь в душу, а? Ты хотел фотографировать – вот и фотографируй!
- Извини. Давай продолжим… Просто иди вперед и дыши… дыши в унисон с этим городом.
Она перестала обращать на меня внимания… Словно я её тень… Мы просто медленно идем по улицам… Нам безразлична людская толпа. Безразличны сочетания слов, сливающиеся в единый бессмысленный гул, едва различимые переплетения интонаций, призывные крики экскурсоводов, ругань пешеходов и таксистов, глупые признания в любви, банальные обсуждения шмоток. Она просто их не слышит. Она выше всего этого. Она легко балансирует на бордюре, возвышаясь над толпой. Она улыбается и что-то напевает себе под нос. Красивая. Да. Странная. Да. Прохожие оборачиваются, глядя ей вслед. Ну и что? Главное, что она свободна.
Наш путь закончился там же, где и начался. У ее кафе.
- Я пойду, - кивает она на дверь, - у меня работа…
- А завтра? Завтра ты придешь? Я бы хотел еще…сделать несколько кадров…
- Завтра утром я занимаюсь с детьми. Приходи к полудню в школу, - она указывает рукой на серое здание.
Я… Я не верю. Это сон. Какой-то сон. Она не отказала во встрече. Ладно я… Я одержим идеями… Но она? Что нашла она в беспорядочных прогулках по Питеру в моей компании? Завтра разберусь… Я обязательно с ней поговорю… Главное, это фотографии. У меня теперь есть самые главные, самые лучшие фотографии в моей жизни. Надо их распечатать. Надо подержать их в руках. Не смотрите на меня так. Да, я старомоден. На экране монитора – это одно, а вот на бумаге – совсем другое. Только на бумаге фотографии могут жить. Только на бумаге в них есть душа. Вы мне верите? Жаль…
Пересматривая все, что наснимал, я с удивлением понимаю, что мне удались все кадры. Каждый из них – произведение искусства. И не моего. Это слияние двух совершенств – природного и архитектурного. Лена подчеркивает изящность Питера, а Питер подчеркивает одиночество Лены. Среди фотографий нахожу одну. Она приводит в трепет. Она на фоне современного кинотеатра. Я не хотел акцентировать внимание на этом месте… Но её глаза… У Лены особенная боль в глазах на этом фото. Это боль потери… и невозможности все исправить.


Спасибо: 72 
Профиль
Myrrtigra
Мурка всея КВМ




Сообщение: 1130
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Украина, Донецк
Репутация: 53

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценаристНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Сценарий"Новогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Проект"
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.03.09 16:04. Заголовок: С утра я решаюсь на ..


С утра я решаюсь на некрасивый поступок… Я хочу узнать, зачем она ходит в сторону вокзала… Противно опускаться до банальной слежки… Но я должен узнать… Кому должен? Не знаю…
Восемь утра… Протяжный гудок локомотива… Идиот! Почему сразу не догадался? Красная стрела… Гордость Российской железной дороги… И мое проклятие. Москва-Питер. Она ждет. Остервенело вглядывается в толпу приезжающих… Знает, что бесполезно, но не может прекратить, остановиться, забыть. Она одна, совсем одна среди толпы, среди шума, среди жизни.
- Кого-то встречаешь? – я делаю шаг ей навстречу. Заставляю вырваться из мира грез и иллюзий.
- А… это ты… Нет, - рассеянно отвечает она, провожая взглядом последних выходящих из поезда, - просто привычка… Мне нужно в школу. Дети ждут.
Я достаю камеру. Не могу потерять такой кадр… Опущенные плечи и потерянный взгляд в сторону поезда… Она усмехается и резко срывается с места. Странная? Нет, что вы… Просто невыносимо несчастная.
Через час картинка изменилась до неузнаваемости… Музыкальная школа… Пятеро разновозрастных детишек. Лена сидит на стуле посреди зала. Здесь уютно и умиротворенно. Она улыбается. Немного грустно, но почти по-настоящему.
Щелчок. Лена и дети. Неожиданно для меня. Она была бы хорошей матерью.
Слышу обрывок ее разговора с девочкой лет двенадцати. Лена рассказывает, что у нее есть свои песни. Тогда почему их никто не слышит? Еще одна тайна?
Мы выходим на улицу. Сегодня тепло. Питер дышит полной грудью и наслаждается жизнью. Такое с ним тоже иногда случается. Она в черной вязаной кофте и светлых строгих брюках. Нервно прячет пальцы поглубже в рукава. Господи, я растворяюсь в ней без остатка…
- Ты отлично смотришься с детьми, - сообщаю ей я, - была бы хорошей мамой!
Серое. В один миг все стало серым. Ее лицо, ее настроение. Она словно вжалась в мостовую, растворилась в серости каменных стен, утонула в хладнокровных объятиях питерской осени. Солнце померкло… Питер мгновенно среагировал на перемену в ней… Удивительный симбиоз. Что я сказал? Дети? При чем тут дети? Она не любит детей?
- Прости, - я пытаюсь загладить свои слова, - я не… я не хотел тебя обидеть…
- А с чего ты взял, что смог? Меня нельзя обидеть! Я сильная!
Сама себя убеждает… А слезы… Слезы стоят в горле. Она не плачет. Почему?
- А когда ты плакала последний раз? – по-моему, сегодня я готов выиграть олимпиаду по задаванию тупых вопросов.
- Ты хочешь, что бы я расплакалась? Для твоих фото? Уверяю тебя, я отвратительно выгляжу! Мне слезы не идут, - мастерски уходит от ответа Лена.
Начинает накрапывать дождь. Почему опять дождь? Он мешает сосредоточиться… Мешает думать. Мне интересно спросить про ее песни, но не могу. Опять задам ненужный вопрос, боюсь сделать больно. Мы прячемся под зонтиком в кафе. Уличные кафе все еще работают. Через пару недель их сезон закончится, и они закроются до весны. А пока можно попытаться поймать уходящее ощущение лета. Мы садимся за столик, заказываем кофе. Лена курит и рассматривает содержимое своей чашки. В огромном окне ловлю её отражение и улицу. Потревоженный каким-то посторонним звуком, с тротуара лениво взлетает голубь… Как будто над ней. Удивительный ракурс…
- Что ты думаешь обо мне? – Лена вдруг поднимает на меня свои пронзительные зеленые глаза.
- Я? О тебе… Ты очень… красивая. Элегантная. Сочетаешься с городом. Я удивился, когда узнал, что ты москвичка. Питер – твой город. Ты такая же, как и он. Не надменная, не высокомерная, просто не лезешь в душу. Того же требуешь от других, понимаешь? У тебя есть тайна. И маска. Тебе нравится, что тебя считают чудачкой. Что тебя слегка побаиваются. Это…позволяет держать дистанцию. Ты боишься близости. Боишься жалости. Боишься дружбы и, наверное, боишься любви… Но это все штрихи… Чтобы узнать тебя – нужно заглянуть в глаза. Там – все. Там твоя душа.
- А почему другие ее не видят?
- Потому что я художник. Я вижу то, что скрыто от других глаз, - я улыбаюсь и допиваю кофе.
Лена растерянна. Она не ожидала такого услышать. Это все… Про нее.
- Возможно, ты прав… Я хочу выпить… давай закажем водки?
Выпить? Я слишком близок к разгадке?
- Я не пьянею, представляешь? – говорит она, рассматривая этикетку только что принесенной бутылки, - могу одна бутылку выпить. И не захмелею. Почему так?
- Особенность организма? – предполагаю я.
- Ни фига, - она наливает еще, - это… наказание. Ты знаешь, я раньше сама писала песни…
- Знаю… Почему ты их не поешь?
- Хм… Была такая группа… «Ранетки»… Яблоки такие. Сорт. Молодые, да ранние. Вот и мы такие были. Молодые, думали нам весь мир по колено. Думали, нас ждет мировая слава…Мои песни… Я писала песни для него. Для него… И не могу их петь. Не могу!
- А кто он? – пересохшими губами спрашиваю я.
- Он? Он… Я не знаю, что тебе про него рассказать… Все эти слова… это так искусственно… Его зовут Ви… Да, блин, не важно как его зовут! Хоть Вильям, хоть Виктор, хоть Виталий… Это совсем не имеет значения. Ви и я. Странная это история. Я – глупая девчонка, своенравная, упрямая, наивная. Он – взрослый мужчина. Сильный, благородный, надежный. Он был моим наставником. Во всем. Помогал мне, пылинки сдувал, представляешь? Учил меня всему. Жить, смеяться, любить… Он помогал мне понять, что белое – это белое. А черное – это черное. Он был рядом. Пока не сказал, что влюблен в меня. Какая же я была дура, а? Нет, ты послушай!
Я с удивлением понимаю, что мне неприятно это слушать. Это как тупым ножом по сердцу… Но мне нужно ее услышать! Это нужно ей. Быть услышанной, быть понятой. Ей нужно, чтобы кто-то отпустил ей грехи, убедил ее, что она ни в чем не виновата.
Почему я решил, что рассказ будет про ее вину? Потому что, только чувствуя свою вину, можно так кусать губы. Так смотреть. Так заламывать пальцы… И так петь.
- Я испугалась. Чего? Не знаю… Пять лет прошло… А я не знаю… Себя. Его. Говорю же – дура! Господи, да я бы сейчас полжизни отдала, что бы вернуться назад… Я вдруг отстранилась... А мы должны были пересекаться почти каждый день… Наши жизни шли рядом. И никак не расходились. А я над ним издевалась – перед его носом крутила романы с другими. С остервенением, с напускным равнодушием… Не спрашивай, зачем… И он меня забыл. Представляешь, просто вычеркнул меня из своей жизни. Привет – пока… Вот и все общение. Сюжет, как в плохом кино… Я чуть с ума не сошла – из кожи вон лезла, что бы он меня заметил. Поняла… что никто мне не нужен. И не хочу я никого… Однажды не выдержала… ночью пришла к нему домой. Спать не могла, есть не могла, дышать не могла, представляешь… Говорю же – больная! Так вот, я пришла к нему домой… И сказала, что никто мне кроме него не нужен…
Она молчит, рассматривает руки. Думает. Как же ей тяжело вспоминать… Я чувствую себя палачом…
- Лен, - зову я, - и что потом? Он не принял тебя?
- Почему же? – усмехается. Горько усмехается.
- А почему… Почему вы не вместе?
- Потому что… Потому что он меня принял, мы стали жить вместе. Мы проводили каждый день как во сне – ходили гулять… могли часами бродить по парку… и есть мороженное… могли просто сидеть на кухне и пить чай… и молчать… а секс… за гранью реальности…
Как пощечина. Да, Лена, не стесняйся, добей меня окончательно. Черт… да что со мной… почему меня это так задевает… Ревность? Да… пожалуй ревность… Абсолютно беспочвенно… Но это сильнее меня…
- У нас все было хорошо, я ездила на гастроли… он работал в кино. Потом мне… вернее нам, нашей группе предложили крутой тур. Но…он был против. Не хотел меня делить… А я выбрала группу. И ушла. А группа… Пшик… и развалилась на моих глазах. И я, как побитая собака, вернулась к нему…
- Он тебя не принял?
- Нет. Принял. Он опять меня принял. А я его опять предала, понимаешь?
- Что такого ты могла сделать? – я перестаю понимать эту безумную историю. Одержимость какая-то. Он, наверное, мазохист. Блин, да к чему я это говорю… разве бы я смог поступить иначе? Нет…
- Я… Я забеременела. Он радовался ребенку, как ненормальный. Светился ярче солнца… Носил меня на руках… С восторгом выбирал имя… Мечтал, как будет учить сына играть футбол… и… Купил всякие детские вещи… Плохая примета, да? А меня нашел один продюсер. И предложил работу. За границей. Большие гонорары… Интересная команда… И никаких обязательств… Я дрянь… Боже… какая я дрянь… Я… я сделала аборт и уехала. Аборт… Аборт…
Я не знаю, каким усилием воли мне удалось выдавить из себя хоть слово:
- А он?
- Не знаю, - выпила очередную стопку Лена, - я просто оставила ему записку и уехала… Струсила… Не захотела смотреть в глаза. А потом, когда все не срослось… я не смогла вернуться. Да и глупо это все. Он бы меня не принял. Никогда. Я убила его ребенка… Понимаешь? УБИЛА! Его ребенка… и себя… меня нет… есть только тело… вина… воспоминания… и любовь… Ты спрашивал, зачем я приехала сюда?… Я приехала для того, чтобы снова вспомнить, что значит – дышать. Приехала, когда в израненном сердце уже не осталось места для чего-либо еще…. Приехала, когда все не просто надоело – а когда ДОСТАЛО. Когда каждый вдох – боль, а каждый выдох – страдание… и когда сопереживание и внимание близких мне людей заставляет мучаться еще сильнее. Здесь легче… Здесь я одна… Никаких лишних мыслей… никаких разрывающих душу эмоций. Вот такая история.
Я должен сказать, что она ни в чем не виновата. Обязан. Но…не могу. Не могу… Я не имею права обвинять… но… Она пьет. Курит и молчит. Ей больно. Такое ощущение, что физически. Ангел. Она ангел, по своей глупости потерявший крылья. Ей по привычке хочется летать, но летать она уже не может. Мне страшно за неё…
- Иди домой, - просит она.
- А ты?
- А я… а что – я? Тебе до меня есть дело?
- Есть!
- Не надо, - просит она, - уходи. Прошу тебя…
Я ухожу. У-хо-жу.


Мы очень ждем
http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000401-000-0-0

Спасибо: 68 
Профиль
Myrrtigra
Мурка всея КВМ




Сообщение: 1154
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Украина, Донецк
Репутация: 53

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценаристНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Сценарий"Новогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Проект"
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.03.09 16:14. Заголовок: На утро жутко болит ..


На утро жутко болит голова. Я так и не смог сомкнуть глаз… В голове снова и снова звучит её чуть хриплый и взволнованный голос. Она совершенно случайно появилась в моей жизни, но вытеснила собой все. Да что там, я и не жил до этой роковой встречи по настоящему… Я всего лишь наблюдал… И это желание быть наблюдателем чужой жизни мешало мне самому просто жить.
Я понимаю, что должен с ней поговорить. Должен ей объяснить, что мне все равно, что было у нее в прошлом. Иду по городу. Я знаю, где она может быть… Ей дорого все, что хоть как-то напоминает о Москве… Словом… ощущением… Вокзал… магический портал для двух разных миров, единственная ниточка между ею и Москвой… Переполненный машинами, туристами, продавцами, художниками… шумный, суматошный, бурлящий Невский… Или Московская площадь… Я знаю, что найду её там… Чувствую… Она стоит на площади, разглядывая прохожих. Кормит голубей. Их так много, что асфальт перед ней похож на сплошной разноцветный пушистый ковер. Я просто подхожу ближе и молчу. Только фотографирую. Не могу по-другому.
- Скажи, а что будет с Питером, если отсюда убрать всех жителей? – вдруг спрашивает она у меня.
- В смысле убрать? О чем ты, Лен, я не понимаю.
- Вот ты говоришь, что он живой. Представь, что все жители города вдруг исчезли. Наводнением их смыло… или ураганом сдуло. Город остался, а нас нет. Что бы он почувствовал? Облегчение? Бессмертие? Москва бы наверняка вздохнула спокойно…
- Питер… Скорее… Ненужность. Полную ненужность. Питер – Наблюдатель. Он наблюдает за нами каждым камешком, каждым уголком, каждым фонариком. Наблюдает и не вмешивается.
- Не вмешивается… это хорошо… ты не лезешь в душу к нему, он не лезет в душу к тебе… Я поняла, что ты хочешь показать своими фотографиями… Он все понимает и молчит. Я рада, что приехала именно сюда.
Она так красива и так беззащитна. Я не знаю, что сказать… Я чувствую неловкость. Ведь я вчера залез к ней в душу. А она не просила. Не хотела. Я совсем запутался…
Еще несколько снимков. Лена с вызовом смотрит на толпу скейтеров. Лена отворачивается, словно пытается спрятаться от жизнерадостного, искрящегося фонтана… Сегодня она в длинной рубашке до середины бедра и джинсах. Она сняла каблуки и немного сутулится…
Сегодня опять будет дождь… Что-то необъяснимо дождливое витает в воздухе… Город молчит и покорно ждет.
Мы гуляем по площади, рассматривая прохожих.
- Видишь парня, - привлекаю я ее внимание, - он страдает от неразделенной любви!
- С чего ты взял? – не верит, насмешливо улыбается.
- Знаю. А вон та девушка еще не разобралась в себе. За ней ухаживают сразу двое, а она никак не может выбрать…
Лена вдруг останавливается и смотрит мне прямо в глаза. Что-то хочет сказать, но решает промолчать. Больно. Я уже знаю, что будет дальше… Город попытается помочь ей забыть боль… Вот уже летят вниз первые капли… смывая непонимание и недомолвки. Мы вмиг промокаем до нитки. Пытаемся забежать в кафе – но оно переполнено. Лена начинает смеяться. Она смеется как ненормальная, подставляя лицо холодным каплям дождя.
- Что?
- Идем, будет красиво, - она берет меня за руку и бежит. Бежит по улице, мимо домов и памятников. Мимо фонтанов и площадей. Мимо спешащих автомобилей и удивленных прохожих. Я только успеваю делать снимки. Бог мой! Она – на фоне стены из дождя. Это… это лучшее, что я когда-либо видел. Я не помню дороги… Первый раз в своей жизни я готов заблудится в городе, перемещаться по которому могу с закрытыми глазами… Мы выходим к Неве. Лена останавливается. И долго смотрит на эту живую, могучую, своенравную, недостижимую стихию. Любая другая потеряется на фоне величественности, неприступности и легендарности этой реки… Но только не Лена… Одежда прилипла к телу, с волос стекают струи воды. Она сама стихия… Она прекрасна.
- Мне холодно…
- Пошли греться, - говорю я. Я живу недалеко, всего двадцать минут быстрой ходьбы… Нам уже все равно после трехчасовой прогулки под проливным дождем…
Мой родной подъезд. Почему-то мне сейчас стыдно за исписанные стены и грязный пол. Неловко. Но Лена останавливается у разрисованной стены и рассматривает, читает надписи. Находит что-то и зовет меня.
«Ранетки»
- Что это? – голос предательски дрожит.
- Я…Я не знаю… Видимо, кто-то из местных подростков…
- Сфотографируй меня, - просит она, касаясь пальцами корявой надписи.
- Здесь?
- Да…
А что? Вполне… Грязь подъезда как нельзя лучше гармонирует с ее внутренней чистотой. Испачканной чистотой. Ну почему все так…
Мы молча заходим ко мне в квартиру. У меня трясутся руки. Она – у меня дома… Это… Это как приблизиться к мечте, к солнцу… «Не сотвори себе кумира» - учат нас. А я сотворил, сам поставил ее на пьедестал и не могу, не могу поверить, что она просто человек. Запутавшийся, испуганный и несчастный.
А между тем Лена осматривается, по-хозяйски подходит к моему платяному шкафу и что-то там ищет.
- Я возьму сухую одежду? – спрашивает она.
Я киваю. Понимаю, что она меня не видит. Кто я для её?
- Да. Бери.
- У тебя есть что-нибудь выпить?
- Найду, - обещаю я.
Если бы у меня в квартире не было ни грамма алкоголя – я все равно нашел бы его. Для неё… все что угодно… Но у меня есть коньяк.
Возвращаюсь в комнату. Лена уже в моей выходной рубашке и домашних брюках. Завязала галстук. Зачем? Чудачка…
- А галстук? Зачем?
- Такую рубашку нельзя носить без галстука, - объясняет она.
На самом деле! Как я сам не догадался! Ведь эту рубашку действительно нельзя носить без галстука.
Пьем коньяк. Тихо-тихо… только дождь стучит по стеклу, и чуть слышно, завораживающе тикают часы… И не нужно ничего говорить… Лена замечает гитару. Старую, расстроенную гитару моего брата. Берет в руки, долго вертит ее… Зачем я это вспоминаю… Зачем? Она играет… пронзительно… неистово… едва не разрывая струны… И вдруг начинает петь. Господи, она поет для меня. Но не обо мне. Просто не может больше молчать…

Ко мне ангел седой приходил по утру.
Он был болен, метался в горячем бреду.
Звал меня то ли в Ад, то ли в Рай
Все просил: 'Выбирай'.


Смотреть на неё и слушать эти слова невыносимо… Голова готова разорваться на мелкие кусочки…

Он обжег свои крылья в полете ко мне.
Схоронил свою душу в священной золе.
Равнодушие встречных глаз
Принимал за отказ.


Я просто стою у окна… Я хочу увидеть город… поделиться с ним болью… он скрыт… за тяжелой, проклятой пеленой дождя…

Он был добрым. Он плакал, встречаясь со злом
Он хотел меня взять и укутать теплом
Я ж пред ним не открыла застывшую дверь
Я сказала ему: 'Не теперь'.


Лена… не нужно… прошу тебя… я же тоже живой…

Говорили потом, что он быстро старел.
Черным стал, позабыв, что когда-то был бел,
Что из дома, где жил ангел мой,
Вышел черт вчера дикий и хромой.


Я хочу кричать, но не могу… Хочу закрыть уши… но это выше моих сил…

Он исчез в темноте, но твердила молва,
Что тащил по земле он два белых крыла.
И пред тем, как в ночи пропал,
Обернулся и захохотал.


Лена… зачем?

___________________________________________
В данной проде использованы слова песни "Ангел" из репертуара группы "Сурганова и оркестр"
Мы очень ждем ваши комментарии
http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000401-000-40-0


Спасибо: 67 
Профиль
Myrrtigra
Мурка всея КВМ




Сообщение: 1180
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Украина, Донецк
Репутация: 53

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценаристНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Сценарий"Новогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Проект"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.03.09 12:48. Заголовок: Она упрямо продолжае..


Она упрямо продолжает играть… гитара стонет в её руках… Лопаются струны… Я резко поворачиваюсь и вижу кровь на ее руках… Я в бреду. Я становлюсь на колени и целую ее ледяные пальцы, умоляя забыть боль. Я не могу больше смотреть на то, как она мучается… Она поднимает на меня свои глаза… усталые, потухшие... неживые:
- Не надо… не надо… потом будет только хуже…
- Мне уже все равно.
- Тогда поцелуй меня…
Я на краю пропасти… и я, не думая, шагаю вниз… мне не страшно упасть и разбиться… мне страшно так и не узнать, что значит летать. Я целую ее руки, ее глаза, ее лицо. Я не понимаю, как снимаю с нее свою рубашку. Руки не слушаются… Галстук. Галстук болтается на спинке стула. Она позволяет мне ласкать себя, дотрагиваться до ее тела… Она послушно выгибается навстречу… Я не верю… Так не бывает… Я прижимаюсь к ней, чтобы скрыть слезы на глазах. Чтобы она их не увидела. Она отстраняется и заглядывает мне в лицо. Нежным прикосновением горячих губ дотрагивается до катящейся по щеке слезинки. Мое сердце рухнуло… Голова идет кругом, руки дрожат. Она сама целует меня. Яростно... безумно… с горечью и отчаянием… Глаза закрыты, и я знаю, что на моем месте сейчас другой человек. Плевать. Дрожь. Дрожь по всему телу. Я готов сделать все, чтобы доставить ей удовольствие. Она что есть сил прижимается ко мне разгоряченным телом... я чувствую каждую её клеточку. Слышу сбившееся дыхание и сдавленный шепот:
- Я хочу… чтобы меня… любили… Слышишь… люби меня!
И в этих словах – все. Желание быть любимой, слабость…женственность. Боль, одиночество, чувство вины… Она сняла маску… Передо мной… И ей сейчас нужен именно я. Пусть как спасенье, пусть всего на одну ночь…Пусть… Люблю… а остальное не важно…
Я люблю ее. То нежно, то страстно. То приближая ее к пику наслажденья… то растягивая удовольствие. Ее волосы скомканы… она неистово кусает губы… Её руки лихорадочно блуждают по моей спине… Я чувствую как её тело напрягается… чувствую дрожь каждой жилки, каждого изгиба… глубокий протяжный стон… мир дрогнул... я счастлив…
Она рядом… такая близкая и такая далекая… тяжело дышит и дрожит… Хочу ее обнять, но она отстраняется. Прижимает к груди подушку и закрывает глаза.
Боже, как мне плохо… Нет, физически мне хорошо. Но… Ухожу на кухню… Нужно привести в порядок расстроенные нервы… Умом понимаю… С ее стороны это был шаг отчаяния, с моей – сумасшествие… Я болен. Болен ею.
Возвращаюсь в комнату. Лена спит. Красивая и расслабленная… Осторожно, боясь потревожить ее сон, ложусь рядом. Готов смотреть на нее вечность. Просто разглядывать ее руки, ее волосы… наслаждаться её теплом и размеренным дыханием…
Не зря говорят, что нельзя быть близко к солнцу – можно обжечься. Я проснулся в одиночестве… Ночь еще не закончилась… Темно и пусто. Холодная постель и мокрая от её слез подушка… Никогда в жизни одиночество не приносило мне столько физической боли. А я думал, что привык к нему, оно – часть меня самого… Маска. Моя маска, черт возьми! Я ненавижу одиночество. Она никогда не будет моей – она принадлежит другому человеку. И пусть телом она этой ночью была со мной, душой она навсегда отдана ему. Я ненавижу себя… Ненавижу свои руки за то, что они никогда до нее не дотронутся. Ненавижу свои глаза за то, что они ее не увидят…
Пять часов утра… Звенящая тишина давит на уши… Хожу по пустой квартире кругами. Квартира. Даже она опустела. Привычный бардак только раздражает… Вижу на подоконнике инородный предмет – чужой мобильный. Лена. Это ее телефон.
Записная книжка. Три номера. Три. Всего три номера. Так ничтожно мало… так одиноко. Странный набор… даже для неё.
Ангел.
Мама.
Ты.

Мама… ну с этим все ясно… Ангел… Это наверняка он… Она не смогла сжечь все мосты, раз каждый день ищет Его среди пассажиров Красной стрелы… Я непослушными пальцами нажимаю вызов… Зачем? Не знаю… просто хочу услышать его голос…
Меня оглушает музыка… Знакомая до безумия… Быстрая, стремительная, словно залитый солнцем июньский день, а после - громкая, тяжелая, напоминающая южную грозу… Вивальди. Лето. Звонит мой собственный мобильный. Что за черт… Как? Не понимаю… Я нажимаю отбой… Музыка прекращается так же внезапно, как и начинается… Еще раз… И снова Вивальди… Это… Господи, это мой телефон… Я Ангел… Она считает меня Ангелом… Я сошел с ума… неужели я так много для неё значу… неужели мне удалось хоть немного ей помочь…
Я плохо помню свои дальнейшие мысли и действия. Я тогда просто горел фанатичной решимостью. «Ты»… Длинный гудок… на часах пять утра. Плевать… Я должен. Я Ангел… Он взял трубку практически сразу:
- Лена?... Тебе еще есть, что мне сказать…
- Это не Лена.
- Кто ты? Откуда у тебя её телефон?
- Я её друг… она не знает, что я тебе звоню… Я и сам не знаю, зачем звоню… Я должен сказать… Я больше не могу видеть её боль и отчаяние… она не может жить без тебя… Она мучает, казнит, убивает себя за то, что сделала… она устала бежать от себя, от своих чувств… она… Она любит тебя, слышишь… действительно любит…
- Я не верю в её любовь. Хватит. Больше не смогу.
- Как знаешь… Я не в силах тебя уговаривать. Только ты должен знать. Она в Питере. Она поет по вечерам в ресторане «Paradize Lost». И каждый день встречает Красную стрелу…
- Скажи, зачем тебе все это?
- Люблю. Но это не важно. Она живет только тобой…
Он долго молчит… У меня раскалывается голова… И очень болит сердце… За что? Боже, за что? Ангел… Ангел… только без крыльев… Зачем только я услышал эту чертову мелодию… Зачем… Сквозь пелену боли и отчаяния я слышу смертельно усталый голос:
- Что мне делать?
- Я не знаю… правда… Просто она каждый день приходит на этот чертов вокзал… И ждет… Тебя.

http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000401-000-100-0

Спасибо: 70 
Профиль
Myrrtigra
Мурка всея КВМ




Сообщение: 1208
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Украина, Донецк
Репутация: 53

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценаристНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Сценарий"Новогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Проект"
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.03.09 11:16. Заголовок: Она вернулась. Она т..


Она вернулась. Она тихо вошла в незапертую дверь ровно через сутки. Я ждал… Рассматривал потолок и пил омерзительно холодный кофе… Было темно и пасмурно. Она принесла с собой запах осенней питерской сырости и новую волну отчаяния.
- Я забыла у тебя свой телефон… Верни, пожалуйста.
- Ты пришла… я ждал.
- Не надо, не говори ничего. Просто отдай мне телефон.
- Возьми. Лен… я…
- Молчи. Я не хочу делать тебе больно. Будет лучше, если я сейчас просто уйду… навсегда.
- Я все равно никогда не забуду…
- Прости меня… ты очень хороший… ты ангел… ты… ты достоин лучшего.
Обжигающее дыхание возле моего лица. Испуганный поцелуй в щеку. Виноватый взгляд изумрудных глаз. Тяжесть… Безысходность… Сквозь пелену боли едва различаю хлопок закрывающейся двери. Ушла. Вместо душераздирающего крика – плохо различимый хрип:
- Лена… Лена! ЛЕНА! Я не смогу без тебя…
Дождь… Опять это чертов дождь… Мерзкий, холодный, всепроникающий… Мокрой стеной навис над городом. Дождь упрямо барабанит по мостовой, смывая прочь пыль, шум и ненужных прохожих. А ей все равно. А мне и подавно. Я вижу только её расплывающийся в пелене дождя силуэт. Она идет вперед, изредка ускоряя шаг. Я иду следом. Это даже не влюбленность, это зависимость, это болезнь, это наваждение… Ничего больше нет. Только она и пульсирующая боль где-то в области сердца. Она ушла навсегда. А я не хочу отпускать! Не хочу! Дурак. Ведь вчера сам звонил ему и кричал, молил, был готов убить и растоптать себя, лишь бы она улыбнулась и вздохнула свободно… А сейчас…
Я знаю, куда она направляется. Московский вокзал… Красная Стрела прибудет через пять минут. Она никогда не опаздывает. Четыре минуты. Сложно вздохнуть от навалившейся откуда-то сверху неизбежности… Три минуты. Она не двигается, заворожено глядя на рельсы… Две минуты. Дождь практически прекратился. Сыро… Одна минута. Я не в силах стоять, и не в силах уйти. Это пытка. За что?
Я закрываю глаза… Не могу смотреть на приближающийся поезд… Просто чувствую… Оголенными нервами, истерзанным сердцем… Как на платформе суетятся люди, пробегая мимо со своими чемоданами, сумками и только что вылезшими из прибывшего поезда друзьями и родственниками... Слышу повсюду радостные крики, возгласы, оживленные разговоры...
Он приехал. Я был до последнего уверен, что не сможет… что не простит… что мое вчерашнее геройство было глупым, бесполезным и ненужным… Он приехал… потому что любит. Потому что хочет посмотреть в её глаза и увидеть там отражение своей души… Потому что ему тоже тяжело дышать в одиночку.
Мгновение… их глаза встретились… Шаг. Больно. Шаг. Страшно. Шаг. Еще не поздно. Ну же, Лена! Ты так ждала этого! Я заворожено смотрю на Них… нет её… нет его… они одно целое. Ангел?… пожалуй.
Мне нужно уходить, чтобы не завыть от боли и одиночества, чтобы не нарушить такое хрупкое и бесценное равновесие… но я не могу сдвинуться с места. Я вижу, как он нежно проводит рукой по её лицу… вытирает слезы… как она обнимает его за плечи с невероятной силой… так, что побелели костяшки пальцев… боится снова потерять, отпустить. Он не уйдет… он уже сделал самый трудный шаг… Финальный кадр… Мое последнее фото. Она и её Любовь. Вместе. Вот теперь точно пора. Шаг в пустоту… Последний взгляд в их сторону… Ярко синие глаза. Такие же усталые и пронзительные… и болезненно счастливые… Он узнал меня… просто почувствовал. А может, увидел мои слезы… «Спасибо»… его глаза говорят мне спасибо… не стоит… я сделал то, что должен был сделать… я тоже люблю… Ангел.
А теперь прочь отсюда! Прочь! Хватит… не могу больше… не могу… Я лишний здесь… в её жизни, на этом перроне, на этом вокзале, в этом городе, на этой планете… Я раздавлен, растоптан… я чужой… я умер… У меня больше ничего не осталось… Только фотоаппарат. А Питер… холодный, безмолвный, почти безупречный… я слишком мелок и жалок для его внимания… Я бегу, бегу вперед… хочу расплескать всю горечь, скопившуюся в груди… Помоги мне… молчит. Помоги… молчит. Я умоляю тебя… Молчит. Всегда молчит. Слишком гордый, надменный, высокомерный... Ему плевать на меня… впрочем, как и на всех остальных… Я всю жизнь барахтаюсь в его каменных объятиях… зря. Ему же все равно… он просто наблюдает. Холодно, тускло и беспристрастно. Я могу кричать, могу плакать, могу умереть. Ему все равно. Он вечен и одинок. Она была так близка с ним… она… не могу ходить по его улицам, дышать его воздухом, видеть её отражение в его печальных глазах… тяжело и горько… она отняла у меня все… я разучился понимать город… я больше не чувствую восхищения и трепета… Только раздражение и усталость. Вот такая история…….
Что? Выставка? Выставка… Черт бы её побрал… Она и Город. Свет и тень. Свобода и ветер.
Знаете, по иронии судьбы, она прошла успешно. Взрыв, фурор, восторженные критики, сладкие речи прессы, признание коллег. Вот только все это ни к чему! Пусто внутри и тяжело дышать. Очень тяжело. Сомнительное это удовольствие – исполнение мечты под аккомпанемент крушения надежд и похорон любви… Вот так вот глупо и пафосно, зато правдиво.
А я ведь хотел порвать все фотографии, уничтожить файлы, разломать аппарат. И не смог. Представляете, не смог. Слабак. Я просто сидел на полу в своей угрюмой и холодной квартире. Смотрел на дело всей своей жизни, которое оказалось всего лишь ворохом черно-белых фото. Просто глянцевые бумажки с проклятым городом и… Леной… Они идеальная пара.
В тот день, когда я был уверен, что никогда больше её не увижу, я очень хотел напиться. Не срослось. Зато, когда она действительно ушла из моей жизни, мне это удалось. Я буквально сроднился с водкой.

- Просто и без претензий. Так страдает настоящая русская интеллигенция, - скептически произнес Марк, пробираясь ко мне сквозь плотную шеренгу пустых бутылок. Он приехал. Так быстро, как только смог из своего долбанного Нью-Йорка. Почти сразу после моего звонка. Мой лучший друг. А потом мы пили вместе. Я молчал. Смешно, но он до сих пор не знает, что тогда со мной произошло. Он просто всегда рядом, когда мне плохо. Без лишних слов и эмоций. И я ему благодарен за это.
Марк долго перебирал эти злополучные фотографии. Вглядывался в мельчайшие детали, в каждую черточку её безупречного лица, в каждый камешек его булыжной мостовой. И только зло ухмыльнулся, увидев последний кадр. Единственный кадр, где не было Города. Где только она и её Любовь. Где нет места мне… А потом молча сгреб их в охапку и пропал на весь день. А уже через месяц у меня была персональная выставка в лучшей галерее Пи… Петербурга…
Простите, вы не слышали, только что объявили регистрацию на рейс до Нью-Йорка? Да? Что ж… Мне пора. Это мой самолет.
Извините, что вот так вывалил вам эту историю… Эффект попутчика? Возможно. В любом случае, спасибо. Вы очень мне помогли. Удачи вам.
Почему уезжаю?... Хочу быть счастливым. Поэтому бегу. Бегу от той, которую люблю. Бегу от того, что ненавижу. От дождя… От музыки Вивальди… От Питера.

КОНЕЦ
___________________________________________________________
Девочки, большое спасибо всем кто читал, ставил спасибки и поддерживал нас своими теплыми и искренними комментариями! Особое спасибо Dreamdiva за картинку для этой проды Мы вас очень любим и ценим!
Ваши Манюня и Myrrtigra
http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000412-000-0-1

Спасибо: 75 
Профиль
Манюня





Сообщение: 1635
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 69
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.04.09 13:01. Заголовок: Молчи, Женщина!


Авторы: Манюня & Myrrtigra
Название: Молчи, женщина!
Жанр: Humor, Action, AU, OOC
Рейтинг: PG-13

Статус: в процессе
Комментарии ждем тут: http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000520-000-0-0-1240417105

От авторов: Наши герои не совсем похожи на сериальных... Но очень надеемся, что вы примите их такими, какие они есть!
Местами сюжет заимствован у фильма "Чего хочет женщина?"

Спасибо: 24 
Профиль
Ответов - 129 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 339
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 98 месте в рейтинге
Текстовая версия