Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Ирина и К





Сообщение: 286
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 18

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.10.09 15:30. Заголовок: Автор: Ирина и К

Спасибо: 53 
Профиль
Ответов - 104 , стр: 1 2 3 4 5 6 All [только новые]


Ирина и К





Сообщение: 480
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 33
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.11.09 13:40. Заголовок: Всем привет!!! Вот в..


Всем привет!!! Вот вам продку принесла. Надеюсь, равнодушными не останетесь...



Когда мы зашли в кафе, веселые и счастливые, нас уже ждали. Нет, мы не опоздали, просто работодатель пришел раньше. И сейчас его развлекал Гуцул.
Витя, не выпуская моей руки, подошел к мужчине.
- Здравствуйте, Игорь Николаевич, Вы давно меня ждете?
- Здравствуйте, Виктор! – мужчина был действительно рад Вите, - Ну, что Вы, я вот только зашел. – Он трепал двумя руками мощную Витину, и с восторгом смотрел на него. А я стояла и гордо улыбалась, крепко сжимая своей другую его руку.
Потом он перевел все тот же восторженный взгляд на меня и теперь с интересом разглядывал. Мне как-то стало не по себе.
- Виктор, а это Ваша…
- Это моя девушка Лена, - в его голосе можно было уловить интонацию, которая подчеркивала искренность его чувств ко мне. И я расслабилась. А мужчина смерил меня оценивающим взглядом и, видимо, поставив достаточно высокую оценку, пожал мне руку. Его взгляд меня немного смутил, но виду не подала.
- Очень приятно! – Расплылся в улыбке.
- Мне тоже, – скромно улыбнулась.
Рукопожатие слегка затянулось, и меня это стало напрягать. Но тут на помощь пришел Степнов.
- Ну, что тогда, может, перейдем сразу к делу? – его, видимо, тоже стало напрягать это рукопожатие.
- Да, конечно. – Оживился мужчина. – Лена, Вы с нами присядете? - с надеждой, а может даже просьбой, заглядывает в глаза. Чего прицепился?
- Нет, спасибо, я здесь Витю подожду, – мило улыбнулась мужчине, потом повернулась к Виктору и спросила, - хорошо? – А в глазах другой вопрос: так достаточно близко, чтобы чувствовать мою поддержку?
- Хорошо, – как-то умиротворенно. Я только улыбнулась. Мы друг друга поняли. – Игорек, не дашь Ленке заскучать? – доверяет. Теперь они друзья.
- Обижаешь, – протянул Гуцул, разводя руками.
- Я на тебя надеюсь. – Утвердительно. Улыбнулся и подмигнул. Такие они настоящие…
- Заказывать будете? – обратился Игорь к будущему шефу Вити.
- Мне, пожалуйста, капучино, - и перевел вопросительный взгляд на Степнова.
- А мне чай. Зеленый. Ну, ты знаешь. – Опять улыбнулся. Меня затягивала их игра. Переводила взгляд с одного на другого, глупо улыбаясь.
- Я скоро, - на ухо, и благодарный взгляд в глаза, а потом снова Игорю. – Угости девушку своим фирменным коктейлем. – Я недоуменно уставилась на парня, не веря своим ушам, а тут опять на ухо, - Ленка, это такая вещь! Ммм… - и удалился. А я уже почувствовала, как слюна стала заполнять ротовую полость.
- Так он же алкогольный… - Удивленно сказал Игорь. Витя только загадочно кивнул, уже присаживаясь за столик. Парень пожал плечами, - ну… клиенту виднее. – Я ничего не понимала. Развели тут интригу! Хуже баб, ей Богу. Но забавно так.
Я залезла на табурет, так, чтобы мне было видно их столик. Витя вообще сел ко мне лицом. Наши взгляды встретились. Я улыбнулась и кивнула головой, давая понять, что я с ним, я рядом. Он ответил глазами, в то время как лицо было серьезным.
Игорь принес коктейль.
- Держи. – С гордостью. – Но еще раз предупреждаю, он алкогольный. – Последнее слово почти по слогам.
- Гуцул, я уже совершеннолетняя, – с сарказмом.
- Я предупредил, – ехидно улыбнулся и поставил передо мной высокий бокал с мутно-голубой жидкостью немного густоватой консистенции с долькой апельсина на краю, - держи.
Я притянула поближе, не решаясь попробовать. Но он смотрел на меня выжидающе. И я сделала глоток через трубочку, слегка втянув ноздрями еле уловимый аромат спиртного и апельсина. На вкус оказалось очень интересно. Чуть горчило, чуть кислило, чуть сластило. Но приятно. Согревающая волна обожгла горло, продвигаясь в уже опустевший желудок. Стало тепло и комфортно. Пригубила еще раз. Стало еще лучше. Вопросительно подняла глаза на Гуцула, не отрывая губ от трубочки.
- Я назвал его "Текила Санрайз", – понял, что я оценила.
- А что в нем?
- Текила, пару ликеров и спрайт.
- Мне нравится, - это не лесть.
- А какой эффект… - куда-то в воротник, но я этому значения не придала, так как мне уже было великолепно.
Осознав то, что начинаю пьянеть, решила пока отставить коктейль и понаблюдать за мужчинами.
Витя прям бизнесмен. Бирюзовая рубашка, темно-синий кардиган на пуговицах, классические голубые джинсы. Уверенный, спокойный, в меру деловой, грамотный. Его собеседник приятно удивлен. Наверное, не ожидал. Отложил бумаги, уточнил некоторые нюансы. Мужчина понимающе кивнул. Вот он уже подписывает бумаги. Подпись у него, скажу вам, президентская. Размашистая, ровная, красивая. Подписал, один экземпляр оставил себе, другой Герасимов, это Игорь Николаевич, убрал в портфель. Еще раз, но уже с чувством выполненного долга, пожали друг другу руки и вышли из-за стола. Я повернулась к стойке и пригубила коктейль. От этого глотка уже зажгло в желудке. Тут подошли мужчины. Пришлось повернуться к ним и выразить свое почтение.
- Елена, рад был с Вами познакомиться, – так смотрит, как будто откусить хочет, - Виктор, у Вас замечательная девушка, кроткая, красивая, - за спиной фыркнул смешком Гуцул, - берегите ее, а то уведут, - и шутливо погрозил пальцем перед носом Вити. – Игорь, у Вас лучшее капучино! – Гуцул слегка поклонился. – До свидания, - и быстро посмотрел мне в глаза. Странный мужчина. – Виктор, Вы меня проводите?
- Да, конечно! – и они двинулись к выходу.
- Гуцул, это что сейчас было? - резко развернулась и с вызовом уставилась на парня. Он опять хохотнул.
- …Кроткая Кулемина… Я ушам не поверил! – я густо покраснела, а Игорь растеряно тихо добавил, - а теперь и глазам… Лен? – позвал, непонимающе заглядывая под челку в глаза.
- Игорь, я и сама себя не узнаю… Но это так ново, интересно! – чувство восторженной радости вырывалось из глубин, а бродящий по венам алкоголь только придавал краски.
- Ну, Степнов, ну, мужик, - он открыто восхищался, – укратил все-таки Кулемину! Уважаю.
- Ну, не такая я уж и безнадежная была. – Возмутилась я.
- Да, не в этом дело, Лен, вы просто не видели себя со стороны. Раньше он с тебя пылинки сдувал ходил, дай ему волю, с рук бы не спускал, от косого взгляда на тебя зверел, а ты капризничала и брыкалась, ставила свои условия. А теперь?! Пришли такие, счастливые и довольные. Любо-дорого смотреть! А ты меня вообще поразила. Вроде, все та же Ленка, но уже другая, - я вопросительно подняла взгляд, - повзрослевшая что ли… - От его слов мне стало приятно и радостно. – Степнов-то у меня на глазах менялся. Каким я его только не видел…
- Ему было плохо, да?.. – робко спросила я.
- Лен, он тебя очень любит, и поверь мне, я знаю, что такое боль, которую причиняет тебе любимый человек… - вкрадчиво, даже деликатно.
Внутри все сжалось, я ведь тоже видела его состояние, но тогда я не понимала, как это больно.
- Но теперь я вижу, что у вас все хорошо. – Он улыбнулся, чем восстановил равновесие в моей душе. Боль отступила.
- Дам… - счастливая улыбка и глоток приятного напитка. Стало жарко. Я расстегнула жилет. – А у тебя как дела? Слышала, у Вас там что-то с Лерой намечается? – приподняла бровь.
- Да я даже не знаю, так все запутано и сложно… - Он удрученно вздохнул, - но я буду бороться! – Вот так. Узнаю Гуцула.
Взяла дольку с фужера и поднесла к губам.
- Чего обсуждаем? – Так неожиданно. Витя. Рука дрогнула, долька упала на грудь и оставила приличное пятно на моем однотонном пуловере.
- Лен, это апельсин, надо сразу замыть, чтобы пятна не осталось. – Гуцулу не привыкать. – Иди в подсобку, там вода и мыло хозяйственное. – Я лишь качнула головой.
- Лен, тебе помочь? – с беспокойством. Чувствует свою вину.
- Да, нет, я сама справлюсь, – улыбнулась, давая понять, что не виню его в случившемся, - я быстро. – И убежала, оставив жилет на табурете.
Зашла в подсобку, намочила тряпочку и натерла ее мылом. Стала тереть. Теперь надо смыть. Но для этого надо снять вещицу. Потянула за края, но зацепилась за цепочку. Руки спутаны, на голове свитер. Пыхчу, кряхчу, а толку нет. И чего я от Витиной помощи отказалась?!
Слышу скрип двери.
- Лена… - замер. Только сейчас сообразила, в каком виде я снаружи. – Ты почему не закрылась? – охрип слегка.
- Вить… - ною, - я запуталась…
Подходит. Пару ловких движений, и я уже на воле. А Витя так смотрит, что пробирает до дрожи. Да и вид у меня соответствующий: щеки красные, волосы взъерошены, глаза блестят от выпитого, дыхание сбилось. Его руки скользят от плечей вниз к пояснице и притягивают меня к мужскому торсу. По телу толпой вниз ринулись мурашки. Какая-то дикая мысль закралась ко мне в голову и где-то там затерялась, спровоцировав желание. Витя, не отрываясь, смотрел в глаза. Провел пальцами от виска, по скуле, убирая с губ прилипшие волосы. Такое простое движение, а как возбуждает… Слегка коснулся подушечкой губ. Приятно. Прикрыла глаза, смочила губы и шумно выдохнула. В животе стало жарче, но не от алкоголя.
- Поцелуй меня…
И мгновенно почувствовала его теплые мягкие губы на своих. Легкий и нежный поцелуй, почти касание. Но сейчас меня это не устраивало. Мне хотелось большего. Ворвалась в его рот дерзко, не щадя языка, и закружила его в зажигательной румбе. Неудержимое желание накрыло нас обоих, увлекая в бурлящую пучину страсти. От одежды избавлялись нетерпеливо. Очнулась я, сидя на столе, только в нижнем белье. Витя стоял у меня между ног голый по пояс, но уже с расстегнутыми штанами. Держал мое лицо в ладонях и вглядывался в глаза. Чертики в его мне помахали копытцами.
- Витя, что мы творим? – понимая, что разум может вернуться ко мне с минуты на минуту, закрыл мне рот горячим поцелуем, затуманивая страстью мой светлеющий мозг. Его руки скользнули на спину к застежке бюста и ловко с ней справились. Я провела руками от плеч, по спине, через бока, далее кубики пресса и вверх, к груди. Витя напрягся. Улыбнулась уголками губ. Накрыл мою грудь рукой, а губами припал к пульсации на шее. Я выгнулась в спине, подавая грудь вперед. Витя незамедлительно воспользовался такой возможностью, и мягкие губы коснулись ореола, поглощая сосок, щекоча его языком. Не смогла сдержать стона. Разум ушел совсем. Осознавая, что терпеть становится все труднее, запустила руку в расстегнутые брюки, слегка поглаживая восставшую плоть, задыхаясь от восторга. От этого моего движения Витя углубляет поцелуй, делая его почти болезненным. Понимаю причину. Дотрагиваюсь до вершины через ткань, щекоча ноготком. Поцелуй резко прерывается, штаны ползут вниз, и только коварный взгляд в глаза. Я поддерживаю. Облокачиваюсь на руки. Отодвигает мешающую ткань и томительно медленно входит. От приятных ощущений кружится голова. Откидываю ее назад. Движения медленные и монотонные. Чувствую приближение развязки.
- Витя… - задыхаясь.
Движения стали глубже и быстрее. Еще… Вот-вот… Совсем чуть-чуть… Аааа! Пик блаженства покорен...
Еле держусь на руках. Опускает голову на грудь. Чуть восстановив дыхание, придерживая за лопатки, прижимает к себе и гладит по голове. Невинный поцелуй в макушку.
- Девочка моя…
- Витя, мы сумасшедшие… - улыбается.
- Держи.
Отстраняюсь. Протягивает мне салфетки, указывая виновато на живот. Ну, да, теперь средства контрацепции станут нашим неизменным спутником всегда и везде.
Закончив торопливо-ленивые сборы, так и не замыв пятно, вышли из подсобки. Витя предусмотрительно принес жилетку. Вид у обоих был аховый, что не укрылось от зоркого глаза Гуцулова.
- Ну, все друг, мы пойдем. Бывай, - пожал руку.
- Пока, Гуцул. – Пряча под челкой святящиеся глаза.
- Заходите еще! – да все он понял!
- Гуцул, - уже в дверях, - коктейль - во! – подняла вверх большой палец и широко улыбнулась. Он изобразил поклон.
Выйдя на улицу, вдохнули полной грудью свежего воздуха и довольные пошли домой.
А день ведь еще не закончился…


Изм.
Девчонки!!! Сегодня жду с нетерпением! Настроение . Спасибо за все!

Спасибо: 57 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 520
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 34
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.11.09 02:07. Заголовок: http://jpe.ru/gif/s..


А вот и я! Держите проду. Надеюсь, я не слишком припозднилась... Но там авансом мини шел.
Так что, получите , распишитесь.



По дороге домой просто наслаждались дивными сумерками и присутствием друг друга. Не рядом, а в жизни. Почему-то именно сейчас пришло осознание того, что больше поврозь мы не сможем. Только так – рука об руку. Перед глазами все еще всплывали картинки сегодняшнего безумства в кафе. От воспоминаний по телу бегали мурашки, а внизу живота появилась дергающая пульсация.
На подходе к дому Витя спросил:
- Ну, чем займемся?
- Не знаю. – Неопределенно ответила я, пожимая плечами. – А у тебя есть предложения? – игриво.
- С предложениями еще не определился, а вот причина определенно есть, - довольно улыбнулся.
- Да??? И какая же? – очень интересно…
- Лен, ну ты чего, - удивленно, - я же контракт заключил. Теперь я тренер юношеской команды по баскетболу клуба «Динамо».
- Вот блин!.. – Стало безумно стыдно. Совсем из головы вылетело. Хотя именно Степнов и стал этому причиной. От его ласк и властного взгляда я забываю обо всем. – Точно! Какие будут предложения?
- Ну, я думаю, это дело надо отметить! Может, ресторан?
- Ресторан?.. – Сделала глубоко задумчивое лицо, но альтернативный вариант пришел почти сразу. – Вить, а давай мы дома устроим праздник. Если честно, я немного устала. Зайдем в магазин, купим вина, а ужин закажем. Не хочу шумных помещений и лишнего присутствия. А дома только ты и я. Давай? – с надеждой заглядываю в глаза.
Витя расплывается в самой нежной улыбке. Как же от нее тепло…
- Давай… - Умиротворенно так. Толи потому, что дома и вдвоем, толи потому, что это я предложила. А может все в совокупности.
Взял за руки и с этой же улыбкой на лице потянул меня в сторону винного магазина.
Дома решили устроиться в зале. Накрыли журнальный столик, накидали на пол подушек. Приготовления были забавными, но какими-то домашне-семейными. Пока ждали ужин, а мы заказали суши и цыпленка табака в итальянском ресторане, Витя распределил обязанности: я режу салат, нарезку, а он занимается фруктами и сервировкой. Со своими обязанностями он справился значительно быстрее и предложил помощь мне. Но я отказалась решительно и бесповоротно. Во-первых, люблю начатое доводить до конца, а во-вторых, изначально это женское дело. А может просто хотелось ему показать, на сколько я готова к совместной жизни. Раньше почти всеми домашними хлопотами занимался Витя. Я только поддерживала чистоту в квартире. Но и это не составляло труда, так как Степнов очень аккуратный, никогда не разбрасывает вещи, а о грязных носках под кроватью или стулом и речи быть не может – сам стирал и ровненько, один к одному вешал на нижний уровень полотенцесушилки. Я по началу думала, что это он новые вывешивает, чтобы с утра теплые надеть. А потом случайно увидела всю эту процедуру. Трогательно как-то. Посуду за собой он тоже всегда сам моет, ну, если один кушает. А после совместного приема пищи, я спешила опередить его и говорила, что я помою посуду, так как видела его порыв. Но иногда, когда я сильно уставала после загруженного учебой, репетициями, выступлениями дня, он отправлял меня в душ, а сам мыл посуду. Один раз мы из-за этого поспорили, даже чуть не поругались. Глупо как-то вышло. День выдался прескверный, состояние взвинченное, а тут он стал уговаривать, чтобы он помыл посуду. А я так не люблю уговоры… Я, конечно, беспричинно вспылила, накричала на него, и он, как побитый пес, ушел с кухни. Но ввиду того, что истинная причина моего такого настроения была отнюдь не в этой злосчастной посуде, легче не стало. Пока мыла, пришло осознание того, что я опять просто так сорвалась на Степнова. Закончив с этим занятием, пошла зализываться. Вот тогда я и узнала, что такое «секс после ссоры». А уже на следующий день я посуду убирала в посудомоечную машину. Влажную уборку мы с ним делали вместе. Я вытирала пыль, а он пылесосил. Так здорово было.
Из воспоминаний меня вырвал звонок в дверь.
- Вить, открой, это, наверное, заказ доставили, - крикнула я, заканчивая раскладывать нарезку на тарелке.
Чувствую его присутствие. Поднимаю голову и млею… Степнов стоял в дверном проеме с букетом смешных ромашек с яркими вкраплениями крупных герберов. Скромно улыбается – боится не угодить.
- Витя… - восторженно выдыхаю я, переводя взгляд с букета на него и обратно.
Подходит ко мне вплотную и вкладывает цветы мне в руки. А я тону в его глазах.
- Спасибо. – Тихо, искренне, прямо в глаза.
- За что?.. – люблю…
- За твою поддержку, - поцелуй в лоб, - за то, что ты рядом, - поцелуй в нос, - за то, что ты есть у меня… - Легкое касание губ и взгляд, полный нежности, благодарности и любви.
И снова звонок в дверь. Это уже точно заказ.
- Откроешь?
- Открою…
Пока Витя получал заказ и расплачивался, я поставила тарелки на стол, цветы в вазе пристроила на газетнице. Быстро кинула Вите, что пойду, переоденусь, и скрылась в ванне. Надела домашние свободные штаны и нарядную маячку, итальянскую, на бретельках. Захожу в зал, а там… Полумрак, на столе мерцают свечи, аромат цветов разносится по комнате, а из динамиков льется тихая медленная музыка. Витя сидит на полу, весь такой домашний: мышиного цвета брюки свободного покроя и бирюзовая футболка – я подарила. Он ее еще ни разу не одевал. Босой.
Подошла. Степнов открывал бутылку. Присела. Раскупорил. Наливает. А я сижу и любуюсь. Мой... Поднимает бокал. Я поддерживает.
- Ну, за контракт? - Тост.
- За контракт. – Чокнулись.
- Вить, - пригубила, - а что вы там с Герасимовым обсуждали? – принялась за салат.
- Рабочие моменты. Хотя, достаточно важные.
- Ну, расскажи, мне же интересно. – Прошу.
- Обговаривали график работы, выходные. Договорились о пятидневной неделе, два выходных – суббота, воскресенье. Если соревнования попадают на выходной, то он не пропадает, потом отгул можно взять, или к отпуску.
- Круто! Значит, в выходные будем вместе! – с энтузиазмом заявила я.
- Вместе. – Улыбнулся, радуясь моей реакции. – Вот только с тобой еще определиться надо, - чуть серьезнее.
- В понедельник с Ранетками в Снегинку пойдем. Будем к Романовскому подмазываться, - слегка посмеялась я. – Как думаешь, он нас восстановит? – с надеждой посмотрела на него. Теперь его мнение для меня имеет огромный вес и большое значение.
- Думаю, да. Вы ведь немного пропустили. – Умеет поддержать!
- А ты со мной пойдешь? – робко.
Поднимает на меня серьезный взгляд и твердым голосом:
- Лен, я думаю, ты сама справишься. А то получится, что я тебя за ручку привел, - тут мы оба прыснули смехом.
- А как же я без твоей поддержки? – все еще смеясь, но это для меня действительно важно.
- Давай, я тебя провожу, дам установку, - хохочет, - а потом подожду тебя в кафе. Идет?
- Идет. – Быстро соглашаюсь я, заглатывая ролл.
- Витя, а когда ты на работу выходишь? – так, между прочим.
- Через неделю, в понедельник. Там сейчас старый тренер дорабатывает. А мне надо загранпаспорт сделать в обязательном порядке. Вот я этим и займусь. Да и вообще, мне есть, чем заняться, - и загадочно посмотрел на меня.
- А когда сборы, соревнования? – как-то от этого вопроса у самой внутри все похолодело.
- Первые сборы где-то в январе, потом после майских праздников. А выездные соревнования еще не назначали, но думаю, тоже ближе к лету.
- Как же я тут без тебя? - Есть что-то перехотелось…
- Леночка, - взял за руку, - ну не расстраивайся. Это же не более двух недель. – Жалобно так. Посмотрела в его глаза. Да ему самому не лучше! Ты же, Кулемина, сама его на это уговаривала. Он ведь тебя предупреждал, что меньше времени проводить вместе придется. А ты теперь сидишь тут и душу ему рвешь! Натянула улыбку и как можно увереннее сказала.
- Я думаю, нам такие недолгие разлуки только на пользу будут. А до января еще далеко. Не будем раньше времени тоску нагонять. – И широко улыбнулась.
- Ленка, как же я тебя люблю… Кстати, Лен, ты не слабо Игорь Сергеича зацепила, он мне там такие диферамбы пел, какая ты красивая, спортивная и милая.
Что-то внутри кольнуло от этих слов.
- Вить, да мы толком и не разговаривали, - почему-то стала оправдываться я.
- Я же без претензий, Лен, - взял мою похолодевшую руку и, слегка сжав, доверчиво заглянул в глаза, - мне наоборот приятно, когда моей девушкой восхищаются. – Улыбнулся.
- Правда? – с надеждой.
- Конечно.
Пододвинулся ко мне, обнял за плечи.
- Вить, а давай выпьем?
- За что?
- За нас.
- С удовольствием.
Чокаемся. Глаза в глаза. Допили до дна. Поцелуй необходим. Тянемся. Мягкие губы с терпким вкусом вина нежно касаются моих. Легкий, не обязывающий поцелуй, но в тоже время манящий. Голова идет кругом, но не от вина, кровь закипает. Через секунду становится ясно, что механизм уже запущен, и его не остановить. Отстраняется, убирает из рук фужеры и ставит их на стол. И снова дурманящий поцелуй, постепенно набирающий обороты. Руки тянутся к желанному телу. Вите доступна только спина и открытые плечи. Тянет на себя, усаживая на колени. Стягивает майку и припадает к груди. Ток проходит по телу. Вино сделало свое дело – расслабило организм, что значительно ускорило процесс возбуждения. Появилась нестерпимая потребность почувствовать его в себе. Быстро избавляю его от футболки и распускаю шнурки на поясе его брюк. Вопросительный взгляд в глаза.
- Хочу… - коротко и ясно.
Грациозно избавляемся от брюк и белья, и, не меняя позы, устраиваемся на диване. Секунду замираю в нерешительности, а потом плавно опускаюсь. Наблюдаю, как Витя откидывает голову на спинку дивана. Ему хорошо. Еще одно медленное движение вверх-вниз, и тяжелый вздох слетает с губ мужчины. Еще одно, и я прикрываю глаза, закусывая нижнюю губу. Чувствую его руки на груди. Приятно. Непроизвольно ускоряю темп. Его ласки становятся настойчивее. Когда я начинаю постанывать, приподнимает меня за талию и шепчет на ухо:
- Не спеши…
Находит своими губами мои и успокаивает поцелуем. Опускает к себе на колени так, что его твердая плоть соприкасается с моей чувствительной горошиной. Эффект неподражаем. Инстинктивно начинаю совершать движения, позволяющие тереться этим значимым частям наших тел. Стоны становятся похожи на визги, а волны наслаждения подкатывают, доводя до исступления.
- Лена… - рычит в ухо, приподнимая с колен и аккуратно, не торопясь, опускает, давая мне возможность отдышаться и слегка придти в себя. Теперь темп задает он. Медленно, уверенно, глубоко. Задыхаюсь. Впиваюсь в его плечи, оставляя кровавые подтеки. Рычит.
Слегка ускоряет темп, но тут же опять замедляется. Опрокидывает меня на спину, но удерживает на руках и коленях. Мощнее и глубже. Дотягивается до соска и прикусывает его. Мой громкий стон и его сдавленный рык. Это фееричный финал. Сил хватает на то, чтобы приподняться и упереться лбом в его плечо. Я в раю.
Придя в себя, но, не слезая с колен и собственно не меняя позы, отрываю голову от плеча и смотрю в глаза. Не могу подобрать слов благодарности. Понимает. Прижимает указательный палец к моим губам, потом проводит большим по ним. Поцелуй. Благодарный. Красноречивей слов. Но одно все-таки срывается с губ:
- Люблю…
- И я тебя, малыш…
Минут через пятнадцать, окончательно восстановив силы:
- Вить, еще только девять…
- Твои предложения?
- Давай… кино посмотрим. Комедию какую-нибудь. Нашу. – Так бодро, как будто второе дыхание открылось. Эх, Кулемина, твои бы силы да в мирное русло…
- А давай. Ты выбери из дисков, а я пока стол разберу. Чай будешь?
- Ага. С козинаками.
- Хорошо. – Смеется. Обожаю его грудной смех.
Смотрели «Операция Ы и другие приключения Шурика», хохотали, пили чай. На кухне шумела посудомоечная машинка. Хорошо…



Адрес новый, но ждут все также.

Спасибо: 64 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 557
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 34
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.11.09 01:36. Заголовок: Вот она... прода... ..


Вот она... прода...



Все воскресенье у нас с Витей прошло в приятных хлопотах. Встали рано, около девяти, позавтракали и принялись за уборку. Как всегда, она проходила у нас весело и забавно. Вот только атмосфера была совсем другая. Семейная, что ли. Хотя, мы были больше похожи на молодоженов, чем на уже прожившую годы семейную пару. Музыка гремела на всю квартиру. Витя подпевал Билану «Я ночной хулиган» и пританцовывал в такт. Смешной такой! Все те же домашние брюки, но закатанные до колен, и белая борцовка. Босой. Ну, вылитый Билан! Когда я ему об этом сказала, он что-то там похимичил с волосами и стал подражать известному мачо. Вот тут я чуть со стула не грохнулась от смеха. А следующей композицией была «Мулатка-шоколадка» все того же исполнителя. Я заразилась Степновским весельем и, быстро спрыгнув со стула, встала перед ним спиной к нему и стала выписывать круги бедрами, размахивая тряпкой, которой совсем недавно вытирала пыль. Тряпка улетела в коридор, а освободившиеся руки стали эротично скользить по моему телу. Лицо, грудь, живот, талия. Зазывно посмотрела на Степнова через плечо, соблазнительно облизнув губы и запустив свою пятерню в волосы. Его руки легли на аппетитную попу и стали совершать поглаживающе-круговые движения. Далее они переместились на талию и поползли вверх. Я подняла руки, не прекращая танцевать, давая простор для действий Вите. Он положил свою большую и горячую ладонь мне на живот, чуть-чуть проникая большим пальцем под майку, и прижал меня к себе вплотную. Наши тела слились воедино. Разряд. Вторая его рука скользнула по груди, далее вверх по руке и ухватилась за ладонь. Вторую свою руку я опустила поверх той, что покоилась у меня на животе. Витя стал вести, задавая темп и заставляя наши тела делать одно движение на двоих, тяжело дыша в ухо и блуждая горячей ладонью под моей майкой. Потом прокрутил меня в своих руках так, чтобы я оказалась к нему лицом. Ничего не изменилось, только его рука переместилась с живота ко мне на спину. Так хотелось целоваться, но Витя не давался – такие па выдавал, закачаешься.
- Виктор Михалыч, я и не знала, что вы так танцуете?! – удивленно-восхищенно.
- Эх, Кулемина! Ты еще многого обо мне не знаешь. Я в школе танцами чуть-чуть занимался, на выпускной номер готовили. – Вот это да…
Ритмичная музыка закончилась, и полилась моя любимая мелодия. «Стань для меня». Чуть-чуть отдышавшись от зажигательных танцев, я решила не выпускать из своих объятий мужчину и все-таки сорвать с губ столь желанный поцелуй, хотя тело уже хотело большего. И не только мое. Плавно, почти невесомо опустила руки на плечи и уперлась ему в лоб. Он обвил мою талию и крепко прижал к себе, не оставляя и миллиметра между соприкасающимися частями тела. Мелодия расслабляла и успокаивала. Мы медленно покачивались в такт музыке. Глаза в глаза. Одновременно потянулись за поцелуем. Мягкий, невесомый. Мы вложили в него всю свою нежность, всю любовь. Не было страсти и желания. Только легкое касание губ и тепло рук. И больше ничего не надо.
Отстранились немного, нехотя открывая глаза. Взгляд в глубину души – там истина.
- Ленка… Как же я люблю тебя…
- Витя… - обнимаю за шею, угрожая удушить, - я самая счастливая… - зажмуриваюсь, чтобы не расплакаться. Что-то в последнее время я стала слишком сентиментальна.
Постояли так немного, насладились близостью друг друга, но…
- Лен, надо убраться до конца, а то нас Петр Никанорыч к двум ждет. А уже почти двенадцать. – Вкрадчиво так, даже немного виновато.
- Блин… А я совсем забыла. – Порывисто отстраняюсь и уже на подъеме, - Витя, у нас совсем немного времени. Надо пошустрее. – Рванула за тряпкой в коридор и уже в следующую секунду возвышалась на стуле. А Степнов и сообразить ничего не успел, так и стоял в растерянности.
Я повернулась к нему и воскликнула:
- Степнов, ну ты чего стоишь?! Или Вам особое приглашение требуется, Виктор Михалыч??? – Лукаво улыбнулась, передразнивая его манеру физрука.
Подорвался, схватился за пылесос и протараторил:
- Я уже, Елена Никитична!
Я рассмеялась. Вот так всегда.
Закончили с уборкой, пришли к деду. Так забавно – я хожу в гости к собственному деду. Это же моя квартира, моя комната! А она, кстати, так нетронутая и осталась. Дед в нее даже не заходит. Все на своих местах. Провела пальцем по камоду. Пыль. Взяла тряпку и стала протирать все памятные мелочи. Добралась до рамок. На фото мои самые родные и любимые, самые близкие мне люди. Вот я с мамой и папой. Еще в школе. Счастливые такие. А я еще такой ребенок! Как же я по ним соскучилась… А вот мы с дедом на премьере фильма. Тут я немного нервничала, так как прямо перед тем, как сфотографироваться, ко мне подходила Кристина, и сказала, что они с Виктором просто друзья, и попросила поддержать его, так как фильм – отстой. Вот я и растерялась. А дед такой счастливый! И вообще, фото очень даже ничего получилось. А это я с Ранетками. Выпускной. Решили запечатлеть исторический факт – мы в платьях. Вот смотрю на себя, а сердце трепещется в груди. Как же мне тогда тяжело было. Но улыбка светлая и искренняя. Тогда я только что с Полиной поговорила. Она меня убедила в последний раз поговорить со Степновым. Дам, тот вечер я никогда не забуду… А вот эта моя самая любимая. У нее своя история. Мы со Степновым пришли в ателье на студенческий мне фотографию сделать, а там фотосессия проводилась. Нас попросили подождать. Вышли на улицу к фонтану. Было солнечно и жарко. А мы влюблены и безмерно счастливы. Стали дурачиться. Брызгались, смеялись, целовались. А в это время нас щелкал фотограф, который закончил свою работу и вышел нас позвать. Когда мы его заметили, то он немного замялся, сказал, что имел наглость сделать наши фотографии без разрешения. А потом взахлеб рассказывал, что мы очень гармоничная пара, камера нас любит, и у нас сильное чувство, перед которым он не смог устоять. Сказал, что готовит материал на выставку, и хотел бы, чтобы мы ему разрешили выставить и наши фото. Потом вспомнил, что мы их еще не видели, и поспешил похвастаться. Снимки получились отменными. Яркие, красочные, насыщенные и искренние. Нам с Витей очень понравились, и мы дали добро. Через два дня в этом же ателье мы забрали конверт с фотографиями. Сели у того же фонтана и обомлели. Я такого никогда не видела. Они были слегка отформатированы и доведены до совершенства. Я сразу определилась с той, которую я хотела видеть у себя на столе, где сейчас она и находится. На ней мы оба в профиль. Я смешно морщу носик и улыбаюсь, а Витя смотрит в глаза и тоже улыбается. Все это на фоне зелени и брызг воды. Причем, наши лица четкие, а фон размыт. И много-много солнца. Такая красота…
- Лен, ты куда пропала? – вкрадчивый голос Вити выдернул меня из воспоминаний.
- Да, вот, пыль решила протереть. А то скоро пшеницу сеять можно будет. – Слегка улыбнулась, ставя рамку на место.
Его ладони легли мне на талию, смыкаясь плавно на животе. Подбородок аккуратно опустился на мое плечо.
- Красивое фото… - тихо, но по легкой дрожи в голое заметно, что он тоже предался воспоминаниям.
Провернулась в объятьях, чтобы быть к нему лицом.
- Вить, а ты помнишь, как нам тогда хорошо было? - с надеждой заглядываю в глаза, по которым и так видно, что воспоминания более чем приятные.
- А сейчас что, плохо? – с тревогой.
- Нет, ну что ты, - спешу развеять сомнения, - сейчас еще лучше, - расплываюсь в улыбке и подтверждаю поцелуем. Витя крепче меня обнял. Такого доказательства ему хватило.
Такими вот самозабвенно целующимися нас и застал дед.
- Кх-кх. – Вежливое покашливание в репертуаре фантаста Кулемина.
Мы с Витей прекратили поцелуй, но не разорвали объятий, а просто повернулись к стоящему в дверях деду.
- Ну, и долго ты за нами подглядываешь? – строго спросила я, не скрывая улыбки. Я же знаю что ему мы как бальзам для его больного сердца.
- Ой, Леночка, даже и не знаю. Вот стоял бы и любовался вечно… – Вздох счастья.
Мы с Витей посмотрели друг на друга и обменялись нежными улыбками. Ведь так приятно, что от вашей любви не только вам двоим хорошо. От нее люди греются, как от камина, символа домашнего очага. У меня дома он обязательно будет.
- Вот дурак старый, я чего заходил то, - шлепнул себя по лбу, - пойдемте чай пить, я уже и на стол накрыл. – Как в старые добрые времена.
Чаепитие выдалось на славу. Дед рассказывал про то, как они с Василь Данилычем в пансионате отдыхали. Мы с Витей хохотали до упаду. Вспомнились наши посиделки того времени, когда я была неосознанно влюблена в своего учителя. Когда вот такие чаепития доставляли массу удовольствия, и настроение зашкаливало от одной мысли о нем. А сейчас мы просто вместе, пройдя столько испытаний.
От деда мы вернулись около восьми, так как решили не сразу идти домой, а прогуляться.
Утро выдалось неоднозначным. С одной стороны утро как утро, а с другой, сегодня должна решиться моя судьба, напрямую связанная с музыкой. С одной стороны я была спокойна – уверенность, что все будет хорошо, согревала и успокаивала. Это на подсознательном уровне. Интуиция. Но то, что я пойду туда без Вити, червячком грызло стену моего спокойствия, что отражалось в моих беспокойных взглядах.
- Лена, что происходит? – с тревогой в голосе.
- Вить, я не могу идти туда без тебя. – Захныкала.
- Лен, ну ты чего? – притянул меня к себе, а потом усадил на диван рядом с собой. – Леночка, посмотри на меня. – Голос стал серьезным. Я робко подняла голову. – Лена, ты взрослый человек и с этой проблемой разобраться самой в твоих силах. Я тебя не подбадриваю, нет, я знаю это. Вы ничего плохого не сделали, вам надо просто объяснить всю ситуацию Романовскому. А он должен либо понять и принять обратно, либо отказать вам, но дать аргументированный ответ. Ты прекрасно понимаешь, что девчонки нуждаются в тебе, ты их предводитель, пусть и негласный, но это так. Ты же знаешь, что будет с ними, если ты будешь дергаться.
- Вот в том-то и дело, чтобы не дергаться, мне нужен ты.
- Лена, тебе нужен не я, держащий тебя за руку в кабинете у директора, а моя поддержка. А в ней ты можешь не сомневаться – я всегда с тобой. Мы с тобой все обсудили, приняли решение, а действовать ты должна сама. Я уверен, ты сможешь. Помни, что от тебя зависит еще судьба и девчонок.
Я смотрела ему в глаза и понимала, что он прав. Я уже не ребенок, я не могу так капризничать.
- Нам уже пора выходить. – Уверенно, по-Кулемински.
- Пора. – Степнов покосился на меня, удовлетворяясь результатом.
- Но мы же до Снегинки вместе пойдем? Тебе все равно по пути. – Хитро прищурила глаз.
- Я же тебе обещал. – Его настрой меня определенно радовал.
До Снегинки шли, держась за руки, и разговаривали не о чем, просто радовались солнечному дню. Осень потихоньку вступала в права, одевая деревья в багряную парчу. С девчонками мы договорились встретиться около училища.
Мы стояли, крепко обнявшись, и просто наслаждались друг другом.
- Всем привет. – Дрожащий голос Анютки выдернул нас из уютного мира наших чувств. Мы повернулись. Ранетки стояли маленькой кучкой, плотно прижимаясь друг к другу и заметно нервничали. Поэтому наши спокойные улыбки их повергли в легкий шок.
- Привет, девчонки! – поздоровался Степнов.
- А вы чего такие испуганные? – Весело спросила я. Теперь-то я поняла, насколько был прав мой мудрый мужчина. Ну, вот как его не любить?!
- А если он нас не примет обратно? – робко, со слезливыми нотками в голосе ответила Нюта.
- Я уверен, что такими кадрами Юрий Аркадьевич не будет разбрасываться. – Так уверенно Витя это сказал, что я даже в этом не засомневалась.
- Нам бы Вашу уверенность, Виктор Михалыч, - еле слышно отозвалась Наташа.
- Ну, на всех у меня, боюсь, не хватит, но с Кулеминой я поделился. – Преобнял меня за талию, а я лишь подтверждающе закивала.
- Ну, тогда пойдем? А то от ожидания участи могу скончаться прям на месте. – С нервным смешком добавила Женя. Мы рассмеялись, тем самым слегка сняв напряжение.
- Удачи вам! – поддержал Витя девчонок, уже идущих к входу, давая нам возможность попрощаться наедине.
- Спасибо, Виктор Михалыч! – слаженным хором ответили они, и я поняла, как много он значит для нашей группы. Истинный худрук.
- Ты в кафе? – спрашиваю для порядка, но, не желая с ним расставаться.
- Да. Я тебя там подожду. – Заботливо убирает челку с глаз.
- Хорошо. Я думаю, мы не долго. – Улыбаюсь. Приникаю в неглубоком поцелуе. Знаю, что Ранетки за нами наблюдают. Сейчас решим вопрос с образованием, и я плотно займусь их воспитанием.
С неимоверным усилием воли прерываем поцелуй и глаза в глаза.
- У тебя все получится. – Утвердительно. Без вариантов.
- А я в этом уверена! – На все сто!
Отпускаю его ладонь и бегу к нетерпеливым Ранеткам, стоящим на крыльце нашей альма матер. Вот и настал наш час икс…



Девочки, спасибо всем большое, что ждете. И за комменты, и за СПАСИБО!

Спасибо: 52 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 570
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 34
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.11.09 05:09. Заголовок: Увлеклась и не замет..


Увлеклась и не заметила, как наступило утро...




Заходим всем стадом в кафе с отрешенным видом. Степнов, Шинский и Гуцул с Лерой, сидящие за барной стойкой, встревожено уставились на нас. Все молчат. Одни боятся спросить, другие сказать. Первой, как и ожидалось, в себя пришла Лера.
- Девчонки, что, все так плохо? – тихо, даже аккуратно спросила эксРанетка.
- Ага, – отозвалась Наташа.
- Ты даже не представляешь себе как… - грустно выдохнула Аня.
- Так, не раскисаем, на этом жизнь не заканчивается. – Решил приободрить нас Шинский.
- Да, девчонки, сейчас мы все вместе сядем и обмозгуем, - поддержал его Степнов.
- Без дела не останетесь! Вместе что-нибудь придумаем! – Гуцул как всегда на подъеме.
- Да нечего тут обмозговывать, - обреченно сказала Женя.
- Да и некогда… - отозвалась я.
- Мы завтра снова идем на пары!!! – Звонко выкрикнула Нюта.
Все в недоумении смотрели на нас, не произнося ни слова.
- Ну, вы чего, - удивилась я, - нас восстановили! – С энтузиазмом и огромным желанием быть услышанной громко сказала я. Ранетки весело закивали и заулюлюкали. И только тогда сидящие за барной стойкой наконец-то все поняли.
Лера кинулась нас обнимать, мужчины с облегчением вздохнули.
- Ну, Ранетки… - покачал головой Гуцулов. А потом улыбнулся. – Я вам! – погрозил тонким пальцем, прищуривая глаз.
- Поздравляю!!! – искренняя радость так и сквозила в голосе Степнова. А улыбка просто ослепляла.
- Ну, - потер руки бывший разведчик, - я думаю, это дело надо отметить. Все согласны? – обвел взглядом присутствующих.
Раздался хор согласных, и все стали суетиться. Я тихонечко протиснулась сквозь толпу снующих и подошла к тому, кем мои мысли были заняты постоянно, и который все так же восседал на барном табурете.
- Привет. – Как бы между прочим.
- Привет. – Поддержал провокацию, нагло ухмыляясь. Но глаза задорно заблестели.
- Виктор Михалыч, а почему вы не поздравляете свою девушку???
- Да?! А я, вроде, сказал, что поздравляю.
- А она ждет индивидуальных поздравлений. – Подошла вплотную, втиснулась между колен и положила руки на плечи.
- Вот я ее индивидуально и поздравлю. – Смотрит в глаза, желая уловить мой интерес. Но я его не показываю, лишь все так же выжидающе смотрю в глаза. – Дома. – Удовлетворил мое любопытство. И как теперь дожить до этого самого дома?!
- Многообещающе. – Добавила интимности в голос. – А сейчас может все-таки побалуете девушку поздравительным поцелуем?.. В качестве аванса?.. – Ну, пожалуйста…
- Ну, - делано задумывается, - если только в качестве аванса, - и быстро чмокает в приоткрытые губы, жаждущие явно не такого мимолетного прикосновения.
Широко распахнула глаза и открыла рот, выказывая свое возмущение фырканьем.
- Степнов!!! – почти с обидой, - так не честно… - надула губки, разворачиваясь, чтобы уйти.
Ловит за руку, осматриваясь по сторонам, и тащит в гардероб. Заворачивает за угол, прижимает всем телом к стене. Дышать становится труднее, но не от давления его тела на грудную клетку, а от его близости. Не говоря ни слова, жадно впивается в губы, причмокивая от удовольствия. Я таю под его прикосновениями, плавлюсь от его рук, нагло блуждающих под толстовкой. Его запах для меня как наркотик. Он – мой личный сорт героина.
Мои руки так и остались висеть плетьми вдоль тела. Сейчас я просто наслаждалась поцелуем. С большим трудом оторвался от моих губ, но только для того, чтобы посмотреть на мою довольную моську. А я даже глаза открывать не стала. Расплылась в улыбке, как кошка под действием валерьянки. Мне даже языком шевелить, для того, чтобы что-то сказать, было лень. Тело требовало поцелуев и прикосновений. Но их все не было. Поэтому пришлось все-таки открыть глаза. Смотрит и улыбается. А глаза просто кричат о любви. Провел большим пальцем по припухшим губам, и мягко коснулся своими губами лба.
- Я так соскучился… - выдохнул в волосы.
- Я тоже… - чмокнула в подбородок.
Обняла за талию, прижимаясь к широкой груди. Самый родной. Самый любимый. Единственный.
Так бы и стояли, если бы не…
- Лен, Ленка! Виктор Михалыч! – Вездесущая Прокопьева. – Ой, а чего это вы тут делаете? – Так может только наша Анечка.
- Много будешь знать, плохо будешь спать, - подразнилась я.
- Ну-ну. Вы сами-то хоть спите? – Вот язва.
- Анечка, я тебя предупреждала? – слегка прихватила нашу кнопку за загривок.
- Ай-ай-ай! Лееен, я больше не буду, - сквозь звонкий смех еле выдавила она.
- Лена, прекрати мучить ребенка. – Мягко убрал мою руку с шеи Ранетки и обнял за талию, отодвигая от нее.
- Спасибо, Виктор Михалыч! – бодро прокричала Анюта, отбегая от меня подальше и показывая язык. Вот засранка! Ну, я им еще всем покажу.
Гуцул встретил нас одобряющим взглядом, пряча смешок в кулаке. И он туда же. Хотя, представляю картину: сияющий Степнов тащит меня за руку, всю такую румяную, с припухшими губами и горящими глазами. Надеюсь, у других хватит такта не комментировать наш приход.
Но на нас никто внимания и не обратил: девчонки весело щебетали, а Виктор Львович подносил коктейли. Мы быстро адаптировались и уже через минуту участвовали в оживленной беседе. Лишь иногда я косилась на Прокопьеву, сидевшую напротив меня, и всем видом показывала ей, что когда-нибудь она у меня за все получит. А эта отвечала мне сморщенной мордашкой и трепещущим язычком.
- Ну, куда пойдем? – спросил Степнов, когда мы распрощались со всеми у входа в кафе.
- А пойдем в кино! – сходу предложила я.
- А пойдем! – в этой же манере ответил Витя. - А что смотреть будем?
- А… все равно! – он рассмеялся, потом обнял меня за плечи, и мы, такие все счастливые, потопали в кинотеатр.
Смотрели добрую комедию, от просмотра которой осталось лишь хорошее впечатление.
Всю дорогу домой вспоминали приколы, запомнившиеся из фильма, и хохотали в голос, иногда извиняясь перед оборачивающимися прохожими.
Дом встретил теплом и уютом.
- Кушать хочешь? – заботливо поинтересовался Витя.
- Неа. Я так попкорна налупилась, что сама скоро стану похожа на кукурузу. – Надула щеки и согнала глаза к переносице. Степнов рассмеялся.
- Тогда, в душ и спать? Тебе же завтра на учебу.
- Я, наверное, ванну приму. Что-то как-то хочется.
- С пеной?
- С пеной.
- Давай иди собирайся, а я пока тебе ванну наберу. – Легонько поддтолкнул меня в спальню, а сам скрылся за дверью в ванную.
Выбирая футболку, в которой буду спать, наткнулась на шелковую сорочку, недавно подаренную мамой. Красивая, изумрудного цвета, длинная в пол, по низу кружево, а между грудей от верха и до пупа прозрачная ткань с витиеватой вышивкой. Все это чудо было на тоненьких бретельках.
Послышался шум в коридоре, и я воровато запихнула ее обратно в шкаф, зная, что чуть позже я за ней вернусь.
- Лен, все готово. – В приоткрытой двери показался Степнов.
- Иду, - схватила махровый халат и вышла из комнаты.
Пока Степнов принимал душ, я быстренько погладила сорочку, распрямляя каждую складочку, превращая поверхность в идеальную гладь. Надела, посмотрела в зеркало – красота! Слегка надушилась, придавая образу некую легкость и свежесть. Подошла к окну. Диск луны был на полнеба, а звезды россыпью усеяли оставшееся пространство. Спиной почувствовала его присутствие и ощутила пожирающий взгляд. Но не повернулась. Подошел сзади, убрал волосы с плеча и слегка прикоснулся губами к коже.
- …Ммм… вкусная, - прикрыла глаза. Провел ладонями по талии, - приятная, - на ухо, - но чего-то не хватает.
Распахнула глаза, судорожно соображая, что я забыла сделать. Но не успела перебрать и пары вариантов, как на ложбинку чуть ниже шеи опустилась прохладная капелька. Дотронулась пальцами. Подвеска. Маленькая, кругленькая. Когда замок на цепочке был застегнут, повернулась к зеркалу. Круглый глазок с зеленым светящимся камешком на тоненьком жгутике сейчас красовался на моей тонкой шее, выгодно подчеркивая мои глаза и так кстати идущий к моей сорочке.
- Витя… - восторженно, - как красиво.
- Но не так, как ты, - легкое касание губами плеча, а потом открытой спины.
Повернулась, чтобы быть к нему лицом.
- Спасибо… - в самые губы. Снова нежное касание. Но теперь уже мое.
- Ты сегодня такая красивая. – Прошелся взглядом по всей длине, проводя рукой по вышивке.
Прикрыла глаза. Коснулся губами ключицы, плавно гладя по открытой спине, не доходя до ягодиц. Соски тут же отреагировали, четко прорисовываясь через ткань. Легкие, почти невесомые прикосновения пальцев к плечам, и я уже постанываю. Нервно облизнула пересохшие губы. Но Вите, видимо, показалось, что они не достаточно увлажнились, так как через долю секунды я почувствовала горячий поцелуй. Волной по телу прошло возбуждение. А когда одна его рука коснулась груди, накрывая ее, я задрожала. Но не от холода. Витя чуть приспустил лямки. Воздуха не хватало, ноги подкашивались. Схватилась за плечи, но сорочка мешала. Я опустила руки, и струящаяся ткань скользнула по телу, мягко приземляясь у ног.
- Какая замечательная вещь, - промурлыкал на ухо Степнов. Но, опустив взгляд ниже, был слегка поражен.
- А еще замечательнее, когда она отсутствует. – Подхватил на руки и отнес на кровать. Трусиков я сегодня не надела… Устроился рядом на кровати. Завел мои руки за голову, даря упоительный поцелуй. Спустился губами по шее, задержавшись на груди. Стон сдерживать не было смысла. Провел по бедру от коленки к основанию, призывая приоткрыться. Мне два раза намекать не надо. Сейчас покорность мой удел. Как только ноги мои разошлись, Степнов переместился и устроился между ними. Ощущения стали острее. Губы сменились руками. Мозг заволокло дымкой, желание пульсировало в животе, куда и переместились его губы. Ниже. Ниже. А дальше только наслаждение, подбрасывающее к небесам. Витя дарил мне самые незабываемые ощущения, лаская всюду и везде, уделяя особое внимание моему лону, больше всех жаждущему прикосновений. В этот раз я раскрылась перед ним полностью. Первый оргазм накрыл неожиданно и мощно. Мне кажется, я даже кричала. Но, чуть придя в себя, захотелось поделиться. Витя был сильно возбужден. Не удержалась и дотронулась. Вздрогнул. Терять время было нельзя. Быстро сократив расстояние между телами, благодарно, чтобы не переусердствовать, поцеловала в губы, и мягко опустилась на колени к сидящему мужчине, погружая его полностью в себя. Медленные движения, глаза в глаза, одно дыхание на двоих. Никто не торопится. Губы находят друг друга. Легкие касания. Спешить нельзя. Чувствует мой приближающийся финал. Не могу больше терпеть. Лишь луна и звезды были свидетелями столь сильного удовольствия. Чувствовала его пульсацию внутри. Почти одновременно. Обнялись. Я положила голову на его плечо и прикрыла глаза, качаясь на волнах блаженства. Он гладил мне спину.
- Лен…
- Я люблю тебя. – Обняла и улыбнулась.
- Девочка моя. – Чмокнул в макушку. – Спать, наверное, пора. Тебе завтра на занятия.
- Ага.
Аккуратно уложил меня, а потом лег сам. Через минуту мы уснули.


Изм.
Всем спасибо. Заходите на огонек.

Спасибо: 53 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 574
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 34
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.11.09 19:08. Заголовок: Всем привет! Как и о..


Всем привет! Как и обещала, вернулась с продой. Приятного прочтения.



И вот я снова студентка музыкального училища.
К учебе я стала относиться по-другому. Серьезнее, что ли. Впитывала как губка, с энтузиазмом и ответственностью подходила к заданиям. Пары не прогуливала, как бы Ранетки меня не соблазняли. Однажды они меня даже с Алехиной сравнили. Сказали, не хочу ли я второе образование получить? Тогда я их турнула, а, придя домой, всерьез об этом задумалась.
- Лен, ты чего такая загруженная? В училище что-нибудь случилось? – встревожено спросил Витя за ужином, наблюдая, как я, вот уже минут пятнадцать, вожу вилкой по тарелке, вырисовывая на остывшем пюре узоры.
- Вить, - чуть помедлив, сказала я, формулируя свои мысли в осознанную речь, - я не хочу всю жизнь заниматься музыкой.
Сказала. Но не так. Не правильно.
- Лен… - тихо, вкрадчиво, мне кажется, даже виновато. Он все не правильно понял.
- Вить, я, наверное, не так выразилась, - посмотрела на него, выказывая всю свою серьезность, - я не собираюсь бросать Снегинку, да и музыка будет моей спутницей по жизни. Просто… я не хочу посвятить этому всю жизнь. Это не серьезно и не дальновидно. Я это только недавно поняла.
- И что тебя на это навело? – Серьезно, с уважением и участием.
- Ранетки и навели. Понимаешь, мы ведь до этого держались все вместе, движимые одной идеей – вместе всегда. Но это стадное чувство себя не оправдывает. Да, мы боролись, прошли через столько испытаний, преодолели много трудностей, чтобы группа не распалась. Даже в Снегинку шли только вместе. Других вариантов не рассматривалось, конкретно мой физвоз и Женькин юридический. А что в итоге? Женька еле тянет два факультета, а я как примерная студентка грызу гранит науки. Но это по большей части от природной ответственности и спортивного духа победы. А морального удовлетворения нет. Музыка хороша как хобби, но не как профессия. Основная профессия. Да и закончится все в лучшем случае шоубизнессом. Вот только мне это как-то не комильфо. Я хочу приносить ощутимую пользу.
- Ты хочешь заниматься чем-то конкретным? Уже определилась? – Удовлетворенный. Вот только не знаю чем. То ли тем, что я серьезно задумалась о будущем, то ли тем, что он все-таки тогда был прав, когда говорил, что музыка – это не серьезно.
- Пока еще нет, - грустно выдохнула, откладывая вилку и отворачиваясь в окно.
Его теплая рука накрыла мою.
- Лен, ты пока не торопись, тебе только восемнадцать. Да и группа ваша еще не распадается, а наоборот, медленно, но уверенно восходит.
- Вить, от группы уже осталось одно название, кстати, красноречиво говорящее о нашей сущности – «Ранетки». Скороспелые, но маленькие, не вырастающие до размера полноценных представителей данного вида. Вот ты сам посмотри. Все, что у нас было – сильно, мощно, громко, но мы к этому не приложили никаких усилий. В этом нет нашей заслуги. Да и сейчас усилий по продвижению нашей группы мы ни каких не прилагаем. Не потому, что кто-то нас проталкивает, а по тому, что нам это не очень то и надо. Женька увлеклась продюсерским, Аня с Наташей просто пишут свои песни, но большую часть продают – они же здесь без родителей. Нюте нравится сам факт обучения, ей все интересно. А мне это как долг перед отечеством в роли Юрия Аркадьевича, так как он пошел нам на уступки и восстановил вопреки своим принципам и правилам. Но, как факт, за эту неделю у нас не было ни одной репетиции, ни одной новой песни, да даже предложения собраться не поступило. Нет места в расписании? Ну и ладно. Как-нибудь в следующий раз. Ничего страшного. И что самое интересно, всех это устраивает. И, не поверишь, меня в первую очередь.
- Лен, ну может не стоит торопиться с выводами, вы ведь только неделю, как учитесь. Надо же в процесс влиться, встать в колею, и тогда все пойдет по накатанной. Подожди немного. Все устаканется. Ты же сама сказала, что произошло много ярких событий, ну, не знаю, считай, что это легкая стадия звездной болезни. Через месяц симптомы пройдут, и вы опять будете жить только своей группой. Опять начнутся репетиции, у вас же по программе должны быть отчетные концерты. А тут, хочешь – не хочешь, а заниматься придется.
- Вот именно, ПРИДЕТСЯ. Потому что так надо, а не потому, что хочется, что это жизненно необходимо. Но с другой стороны ты прав. Надо, наверное, подождать. Может и правда что-то поменяется. Ведь когда-то наша группа была для нас всем.
- Ну, вот, совсем другое дело. Главное – не торопиться. Ты просто живи, как живешь. Жизнь сама все расставит на свои места. Ты только помни, что я тебя всегда поддержу. – Ощутимо сжал мою ладонь в своей. Его поддержка теперь стала составной частью моей решимости в принятии решений. В его мудрости я уже убеждалась ни раз. Как же все-таки хорошо, что он у меня есть…
- Спасибо. – Благодарная улыбка и щенячий взгляд в глаза. Только ОН способен понять, наставить, рассудить.
Вдруг проснулся аппетит. Грустно посмотрела на остывшую картошку, размазанную по тарелке и зверски растерзанную котлету, сейчас больше напоминающую фарш.
- Может, заменить блюдо? Там еще осталось, - указал взглядом на тарелку, не сдерживая улыбки.
Я лишь смущенно улыбнулась и закивала головой, подавая ему тарелку, напоминающую поле боя.
- Сейчас разогрею быстренько.
- Степнов, ты лучший мужчина на свете! Но самое главное – мой! – широко улыбнулась, наблюдая за суетившимся возле плиты мужчиной в переднике. Ответом мне был его смех.
Выходные мы провели вместе. Гуляли, просто сидели дома, смотря баскетбольный матч по телевизору, неистово болея за одну команду. Заходили к деду, но ему было не до нас – ушел с головой в новый роман. Не удивлюсь, если факты из нашей с Витей жизни и там найдут свое место. Возможно, даже почетное, так как дед, на вопрос о чем книга, лишь загадочно улыбнулся. А в воскресенье был запланированный поход в магазин. Надо было закупить продуктов на неделю, ведь с понедельника Витя выходит на работу. Я даже и подумать не могла тогда, чем мне это обернется…
Сначала ощутила «прелесть» всего этого, когда вышла на крыльцо Снегинки после занятий. Аня с Наташей опять убежали, едва закончилась пара. Нюта осталась разобрать материал, который не совсем поняла, у Жени были еще занятия. В принципе, все как всегда. Вот только меня ни кто не ждал у входа, переминаясь с ноги на ногу, высматривая среди выходящих студентов. А я, по привычке, стояла на крыльце и высматривала среди вечной толпы высокого брюнета с пронзительными голубыми глазами. Разум понимал, что это бесполезно, а сердце до последнего надеялось. Осознание пришло от звука входящего смс. От него. Уже лучше. Пишет, что скучает и жалеет о том, что не может встретить. Дома будет часа через полтора. Дома… Через полтора часа… Настроение вмиг поднялось – в голове созрела идея. Сорвалась с места и почти бегом понеслась в сторону дома. Надо было еще успеть забежать в магазин.
Влетела в квартиру, быстро скинула одежду, обувь, покидала ключи, сумку и кинулась к холодильнику. Фух. Охлажденная курица есть, в морозилку не убрали. Ну, Кулемина, вот и пришла пора продемонстрировать свои кулинарные способности. Да не просто так, а в праздничном формате. Так, главное взять себя в руки и вспомнить уроки Новиковой тогда, в десятом классе, когда готовили на ее день рождение.
Вроде, ничего сложного: помыла, натерла специями и в духовку. Потом овощи туда же отправить не забыть. Вот. Вроде все. Сейчас быстро в душ и в темпе вальса довершить сию процессию.
Ужин в духовке, стол накрыт, вино в холодильнике, дома порядок. Жду. Наряжаться не стала, оделась в домашнее, но милое. Звонок в дверь. Быстрый взгляд на часы – почти как обещал. Сегодня все будет для него…



Хочу знать ваше мнение.

Спасибо: 60 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 607
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 40
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.12.09 14:47. Заголовок: Я вернулась!!! http:..


Я вернулась!!! Прода претерпела некоторые изменения, но искренне надеюсь, что не разочарую.



Открыла дверь. Он. Любимый. Сердце защемило от нежности. Не удержалась. Кинулась на шею.
- Я так соскучилась… - почти шепотом, сильнее вжимаясь в него. Холодный.
- А я то как… - вдохнул аромат моего шампуня. – Так хотел тебя встретить после училища. Я даже почти успевал, но тут Герасимов пришел и решил поинтересоваться, как мой первый рабочий день прошел. И все… - тяжело вздохнул и выпустил меня из объятий, - ты на меня не обижаешься? – жалобный взгляд в глаза, и вопрос стал риторическим, так как передо мной появился букет из пяти кал, утопающих в гипсофиле, обрамленных какими-то экзотическими листьми-лопухами.
- Витя… - восторженный взгляд на букет, потом на мужчину и опять на цветы. Я люблю калы. Но он мне их еще никогда не дарил.
- А чем это у нас так вкусно пахнет? – наигранное удивление, но не поддельный интерес вперемешку с предвкушением занимательного ответа.
- А это сюрприз. – Так я вам все и рассказала, Виктор Михалыч! Вы сегодня главный виновник торжества!
- У меня день рождения?
- У тебя сегодня первый рабочий день! Так что, будем отмечать! – весело-задорно.
- Действительно, повод. – Одобрительно кивнул. – Ну, тогда я за вином в магазин быстренько.
- Виктор Михалыч, вы меня недооцениваете, – расплылась в довольной улыбке.
- Ну, Кулемина, - посмотрел на меня, как будто пытаясь узнать мои мысли, - сдается мне, что это не последний на сегодня сюрприз, которому я удивлюсь. – Прищурил глаз, ожидая моего подтверждения.
- А вы очень проницательны, Виктор Михалыч, - подошла ближе, слегка дразня легкими прикосновениями губ и щеки, чуть примурлыкивая на буквах Р.
- Главное, чтобы сюрпризы были приятными, - облизнулся как кот на сметану, - а то в моем возрасте вредно волноваться, - слегка коснулся губ.
- Только приятные. Я буду очень стараться. А в вашем возрасте ЭТО даже полезно, - подмигнула и отошла на шаг, не разрывая зрительного контакта. Сейчас столько было намешено в его взгляде, что подзадоривало с невообразимой силой.
- Какие будут указания? – смирился со своей неинформированностью.
- Указания?! Сегодня только мои предложения и Ваши пожелания. И первое из них, сходить в душ.
- Вместе??? – Кулемина, держаться, это провокация. У тебя свой сценарий. А как хочется-то!!!
- Нет, – быстро, даже резко, но в глазах все и так заметно, и Степнов все понял. Глухо рассмеялся. – Ты иди в душ, а я пока на стол накрою. – Глупая отмазка, ведь стол уже накрыт. Но он-то об этом не знает.
- Хорошо, - как-то странно на меня посмотрел, - я быстренько.
- Жду. – Быстро чмокнула в губы и убежала.
Залетела на кухню и залпом выпила стакан воды. Сердце ухало в груди как перед экзаменом. Послышался шум воды. Пора. Прошла в спальню и достала чистое полотенце, приятно пахнущее свежестью. Аккуратно сложенное, положила его на машинку поверх домашней одежды мужчины. Еле сдержала себя, чтобы не заглянуть за шторку. Только я вошла на кухню, как вода перестала шуметь. Нервная дрожь пробрала мое тело. Надо было отвлечься. Решила достать из духовки курицу с овощами. Достала, поставила на столешницу. Надо разделать. Но этого делать я не умею. И с какой стороны к ней подойти?! Мужская рука сначала накрыла мою ту, в которой была вилка, а потом вторая легла на ту, в которой был нож.
- Может, я?.. – Тихий шепот на ухо. Теплая успокаивающая волна разлилась по всему телу, затопляя котлованы беспокойства и нервозности. Стало как-то легче. Жалобно посмотрела в его глаза через плечо. Перевела взгляд на губы, потом опять на глаза.
- А я пока салат заправлю. – Невесомо убрала свои руки с приборов и покинула его объятия.
Пока заправляла салат, наблюдала за действиями и движениями мужчины, стоящего ко мне спиной. Мягкие, плавные, точные, уверенные, даже профессиональные. Такое ощущение, что он не птицу разделывает, а растаявшее масло на бутерброд намазывает. Правду говорят, что лучшие повара – это мужчины. А мой, так вообще прирожденный.
Закончил, поставил на стол. А на ней даже следов от разрезов не видно, как будто целиковая. Про себя восхитилась, а в слух сказала:
- Вино еще надо открыть…
- Сейчас откроем, Ленок! – Вот и все. Теперь все на своих местах, а смущение ушло в никуда. Это его «Ленок» просто разрядило обстановку, придавая всему происходящему повседневность.
Ужин прошел в расслабленной атмосфере. Мы с Виктором делились впечатлениями от прошедшего дня. Витя похвалил мою стрепню, и скажу вам, не без основательно – курица получилась что надо. Как и обещала, все на здоровье: запеченная курица с овощами, легкий салат из свежих овощей с оливковым маслом и красное вино. Скромненько, но со вкусом. Тем более, мы с Виктором не любители наедаться на ночь. А теперь ему так вообще надо форму поддерживать. Кстати, надо будет продумать меню по этому поводу.
Вино давало о себе знать. На щеках появился румянец, в настроение хулиганство, в поведении раскованность, а в крови блуждал адреналин, подогревая тягу к приключениям.
Решив, что трапезу пора уже завершить, вместе убрали со стола и, обнявшись, двинулись в спальню. Пока мы шли, Витя целовал мою шею и оголенные плечи. Руки поглаживали живот. Было безумно приятно, но сегодня хотелось не получать, а отдавать. Плана по удивлению Степнова в постели не было, поэтому решила действовать по обстановке.
Мою маячку повесили на ручку двери спальни, его футболка приземлилась на подоконник. Мои штаны упали сами, как только шнурки были развязаны, от своих Витя избавился сам. Целовались задорно, не настаивая на страсти. Легкие касания тел, пробуждающие еле уловимую дрожь и толпища мурашек. Его пальцы, еле касаясь, обводят контур моего тела по придуманной им траектории, потом запускает обе руки в волосы и целует с таким упоением и нежностью, что жить хочется только вот так, в его объятиях и его поцелуем. Постепенно поцелуй перерастает в более требовательный и страстный. Ноги подкашиваются, стоять становится затруднительно. Подсаживает меня к себе на талию. Теперь мои пальцы в его волосах, а на поцелуе настаиваю Я, затевая танец страсти с его языком. Мягко опускает меня спиной на кровать, не прерывая поцелуя и не меняя дислокации. Чувствую его жар. Но в голове пульсирует мысль – сегодня все должно быть для него.
- Вить… - слегка отстраняю, - ты же, наверное, устал с непривычки…
- Есть немного, но любимую женщину я без внимания не оставлю. Она же у меня самая красивая, - поцелуй в плечо, - самая желанная, - в другое, - самая талантливая, - в подбородок, - и, вообще, самая-самая!!! – Вкусный поцелуй в губы, а знаешь, как она готовит??? Ммм… - закатил в глаза, расплываясь в улыбке.
- Витя… - смущаюсь.
- Лен, я серьезно. Я, конечно, не сомневался, что ты готовить умеешь, но вот что так вкусно…
- А давай я тебе массаж сделаю? – глаза загорелись, - Я, знаешь, как деду делала?! У него сразу поясница проходила! – гордо.
- Поясница, говоришь. – Загадочно как-то, - а давай!
- Я быстро, только масло возьму, – и убежала.
Вернулась уже в майке, Витя меня ждал. Подошла.
- Ложись! – скомандовала я. Он только хмыкнул и лег лицом вниз.
Уселась сверху на упругую попку. Поерзала - удобно. Взглянула на фронт работы – широкая, подтянутая спина, идеально ровный позвоночник, мощные плечи…
- Лен, ты там не уснула?.. – куда-то в сторону.
- Нет. Залюбовалась.
- А… - Довольный.
Открыла тюбик с маслом и пустила тонюсенькую струйку ручейком по ложбинке позвоночника. Мягко касаясь, сначала пальчиками, предварительно смочив их в масле, вырисовывала узоры, потом ладонями их стирала, облачая смуглую кожу в блестящую
одежду, четко прорисовывая каждый бугорок, каждый позвонок, каждую мышцу.
Провела ладонью вдоль поясницы. Напрягся. Повторила. Перевернулся. Глаза в глаза. Слова не нужны. Немой разговор взглядов.
- Иди ко мне. – Протягивает руки.
Наклоняюсь. Поцелуй в знак благодарности, но с намеком на продолжение. А в голове одна мысль – сегодня все для него. Секундное колебание. Решено. Робко отрываюсь. Взгляд в глаза. Он все понял.
- Лен… - пытается остановить. А я хочу! Хочу для него, ради него... Потому, что люблю.
Приложила палец к губам. Уверенный взгляд:
- Я так хочу.
Ни одного продуманного действия – все на рефлексах и инстинктах.
- Лена… - мольба умирающего под пытками Степнова, - что же ты со мной делаешь… - не вопрос, а утверждение. Ладонями закрыл глаза.
- Вам не приятно, Виктор Михалыч? Вам не нравится? – ровно, не отрываясь от своего занятия. Реакция говорящая, но вот что делать дальше?..
- Кулемина! – прорычал, снова приподнимаясь на локтях. Посмотрела на него, слегка прикрыла глаза и облизнула губы, делано соблазнительно, выказывая свое удовольствие от происходящего.
- Тогда расслабьтесь и получайте удовольствие.
Далее импровизация. Руководством к действиям мне были глухие, сдержанные стоны мужчины. Мужчины, которого я ТАК еще не любила.
Почувствовав приближение финала, отстранилась. Вовремя. Степнов прогнулся в спине, сжимая в кулаках простынь. Протяжный стон вышел из груди. Вот это оргазм… Внутри разрасталась гордость от того, что до этого довела его я. И почему я раньше этого не делала?.. Дотянулась до салфеток и промокнула торс мужчины, собирая продукт моей ласки. Осторожно подобралась к лицу мужчины и встретилась с благодарным взглядом.
- Люблю тебя. – Притянул порывисто, мягко впиваясь поцелуем, красноречиво говорящем обо всем. Он благодарил, а я успокаивала. – Больше жизни люблю. – Снова поцелуй, ненасытный, упиваюшийся. Резкий рывок и я на спине в кольце крепких мужских рук. – Ну, Кулемина, теперь ты от меня не отделаешься… Ррр, - прямо в шею. Щекотно. Рассмеялась в голос. Дам, разрядка сейчас мне не помешает…
Такого секса у нас еще не было. Степнов умеет быть благодарным.



Хочу сказать большое, просто огромное спасибо всем тем, кто все это время был со смной, поддерживал и подбадривал. И отдельное спасибо тем, кто помагал. Для меня это очень много значит.
Особая благодарность администрации форума за то, что все-таки разрешила довести начатое до конца.

Спасибо: 61 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 619
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 40
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.12.09 14:21. Заголовок: Всем привет! Я тут с..


Всем привет! Я тут с продКОЙ . Сложная она. Не для меня, а для восприятия. Но надеюсь, что суть донесла. Приятного прочтения.



Проходили дни, недели, складываясь в месяцы…
Все постепенно вошло в норму. Просыпались вместе, пробежка, в душ шли тоже вместе, потом Витя готовил завтрак, а я собиралась в училище. Завтракали весело, наслаждаясь каждый раз. Потом вместе выходили из дома, держась за руки. Витя провожал меня до училища. Мы долго прощались, не решаясь разомкнуть объятий. На парах я погружалась с головой в учебу - так время пролетало быстрее. На переменах читала его смски, стоя у окна с мечтательной улыбкой. Группу мы решили пока не распускать, так как это необходимая часть учебного процесса, но все равно атмосфера уже не была такой, как прежде. В перерывах и вообще в моменты коллективного общения все говорили о своем, но никак не об общем – группе. Творческих планов на будущее не было никаких, иногда мне казалось, что этот вопрос беспокоит меня одну, потому что когда я его задавала, то приходили к консенсусу, что еще рано что-либо планировать. Для начала надо доучиться. Но с другой стороны, это на самом деле беспокоило только меня. Ведь у каждой из девчонок было другое занятие, которое на данный момент было основным, а группа – это увлечение. Не больше. Даже Женька, которая училась на продюсерском и в дальнейшем могла бы поспособствовать популярности нашей группы, не рассматривала ее даже как практикум. Не удивлюсь, что она тоже не видела нашего будущего в составе «Ранеток». Но об этом вслух не говорила. Но все это не мешало нам иногда давать концерты в клубах, барах, иногда дискотеках, но в основном школьных. Во время концертов мы были едины. Все было как прежде – настроение, чувство нужности и благодарная публика. Вот только возраст у нее был не выше семнадцати лет. Девочек это заметно не устраивало, а мне было все равно. Публика и публика. Тогда я и поняла, что и сами концерты для меня не важны. Я могу просто играть. А значит и группа как таковая мне не нужна.
Домой я приходила раньше Степнова, поэтому на мох плечах лежал ужин. Но меня это безумно вдохновляло. Я тщательно подходила к этому процессу. Мы стали правильно питаться в рамках спортивного режима. Мне это, конечно, было не обязательно, но в тоже время и не трудно. Да и Вите соблазнов меньше, хотя в силе воле ему можно только позавидовать. Не говоря уже о том, как питаются студенты. Вечера проходили в беседах о прошлом, о настоящем. О будущем говорили осторожно, боясь сглазить. А когда вспоминали прошлое, даже хорошие и приятные моменты, появлялось чувство недосказанности, а у меня еще и вины. Мы с Витей договорились строить отношения на доверии, и я его еще ни разу не подвела. О Степнове и речи быть не может – он святой. Но одна тайна, а вернее недосказанность, у меня все-таки была. Меня, честно говоря, она
не очень беспокоила, пока я не ставила себя на место Степнова. Я даже не представляю, что будет со мной, окажись я на его месте. Ты любишь, и любишь больше жизни, живешь только этим человеком. И тебе вроде говорят слова любви, но на самом деле это просто шторка, за которой иные чувства к другому человеку. Ты это, вроде как, понимаешь, надеешься, что пройдет, поэтому не говоришь об этом вслух. А это все не проходит. И вдруг, все вроде бы прошло, но ты не уверен, так как это только твои выводы. Твой любимый не признался в том, что это есть, и не сказал о том, что это прошло. На то, что ничего не было, надеется не приходится. И как верить человеку, который до конца не честен с тобой? Я понимала, что надо признаться в том, что я была увлечена Васей, в какой степени, я и сама не знала, но то, что это было, видели все, даже Витя. Мне кажется, что он ждет, когда я это озвучу, когда сама признаюсь во всем ему, выказывая абсолютное доверие ему. Веру на то, что поймет и простит. И я верю, но решиться не могу. И однажды по воле судьбы мне такой шанс представился. Все вышло само собой.
Когда у нас репетиции были или концерты, то Витя меня встречал. Мы вместе шли домой, наслаждаясь редкими прогулками и свежим зимним воздухом. И вот очередная репетиция, которая никак не хотела начинаться. У всех были свои дела. Я сидела одна в репетиционном зале, мягко перебирая струны на басу, размышляя о предстоящей встрече с любимым мужчиной. За своими мыслями не заметила, как забежала Нюта, а за ней и Женя.
- Лен, а где Наташа с Аней? – спросила Женя, видимо тоже куда-то торопясь.
- Скоро должны придти. – Кинула взгляд на часы. - А вот и Натаха… - протянула я, понижая тон с каждой буквой, осознавая, что Ани не будет.
- А где Аня? – спросила Нюта, крутя барабанные палочки в руках.
- А Аня не сможет придти. – Тихо, даже виновато ответила Ната.
- Что-то случилось? – обеспокоено спросила я, но понимала, что причина не уважительная.
- У нее дела. Личные. – Также тихо, боясь подробных расспросов. Все сразу стало понятно. Я в миг озверела, ноздри раздувались, а губы стали тонкой веревочкой.
- Наташа, какие могут быть личные дела важнее репетиции, если у нее здесь кроме нас никого нет?! – взревела я, срываясь на ни в чем не повинной Липатовой. Но уж слишком долго во мне это бродило. – Репетиция отменяется. Всем пока, - безразлично бросила я, хватая куртку и сумку и выходя из зала.
Моему негодованию не было предела. Вышла на улицу, на ходу наматывая шарф, глубоко вдохнула зимний воздух, охладила пыл и двинулась к Вите. Вот моя отдушина.
Пропустили без проблем, стоило назвать фамилию Степнова. Охранник уважительно улыбнулся. Стало приятно от того, что Виктор пользуется и здесь уважением. Хотя, как его не уважать, он же лучший! Он ЧЕЛОВЕК!
Зашла в здание. Как-то волнительно. Спортсмены в командных футболках, запах физических нагрузок и упорства. Где-то внутри всплыло родное, знакомое чувство, собственноручно похороненное больше полгода назад. Стало как-то горько.
У гардеробщицы спросила, где найти Степнова Виктора Михайловича. От его фамилии она расплылась в доброй улыбке. Да, его здесь все любят. Гордость щекотала горло, распирая грудь изнутри. Она мне, естественно, указала направление.
- Вон туда, - указала пальцем в сторону длинного коридора, - класс фитнеса, а следующая дверь его.
- Спасибо, - ответила улыбкой.
- Вы знаете, какой он у нас хороший, как его дети любят… - с восхищение добавила бабушка.
- Знаю. – Расплылась в удовлетворенной улыбке. И какой хороший, и как дети любят… Как хорошо, что здесь он мужскую команду тренирует.
Прошлась по коридору почти до конца. Задержалась у приоткрытой двери. Оттуда слышалась ритмичная музыка и детские голоса, иногда прерываемые звонким женским. Заглянула. Куча маленьких деток делали упражнения под музыку, чередуя их с танцевальными движениями. Милая подтянутая девушка в шутливой манере руководила процессом. Машинально сама стала повторять движения, тряся пятой точкой в такт мелодии. Что-то очень зажигательное. Девушка обратила на меня внимание, от чего я поспешила ретироваться. В ушах все еще была эта мелодия, и пока я шла до двери Степнова, то крутила попой, пританцовывая, выделывая незадачливые па, и напевая себе под нос заводной мотив. Витина дверь тоже была приоткрыта. Тихо показалась в проеме и замерла. Двое молодых людей, Витя и какая-то девушка, стояли около шведской стенки в глубине зала и мило беседовали. Не знаю, о чем именно, но то, что им было весело, это однозначно, так как оба смеялись. Внутри закипала ревность, удушливой волной поднимаясь к горлу. Все настроение ушло в минус. Чего мне сейчас хотелось больше, сказать трудно: выйти из этого зала, громко хлопнув дверью, или нарушить идиллию этим голубкам своим внезапным появлением. Но и то, и то показалось мне глупым, даже детским. Поэтому, проглотив колючий ком и натянув на лицо маску спокойствия, я двинулась к сладкой парочке. На подходе была замечена Виктором, который искренне был рад тому, что я пришла, хотя и немного удивлен. А девушка меня с интересом разглядывала, не переставая мило улыбаться. Так мило, что аж противно стало.
- Вика, познакомьтесь, это моя любимая девушка Лена. В прошлом спортсменка, а в настоящем музыкант, талантливый и перспективный, – обнял меня за плечи без излишней нежности, - а это Виктория, она тренер женской команды.
- Очень приятно, - все также улыбаясь, зыркнула на Степнова одобряющим взглядом. Типа оценила. – А почему в прошлом? Травма?
- Нет, просто Лене поступило выгодное предложение поступить всей группой в Снегинку, без экзаменов. Они очень перспективный коллектив, даже с Бритни Спирс выступали.
- «Ранетки» что ли? – удивленно вскинула брови, - забавные девчонки!
- Не то слово!!! – воскликнул Степнов.
Мне надоело, что обо мне говорят, минуя меня саму. Решила вставить свои пять копеек.
- А что это вы тут так весело обсуждали? – обратилась к Вите, показывая, что я в курсе.
- Да Виктория рассказывала смешные курьезы, произошедшие на сборах.
- Вот как, – делано удивилась, пряча раздражительность за улыбкой. Но от Виктории это не укрылось – женщина все-таки.
- Подготавливаю Виктора к скорым сборам, ввожу в курс дела, так сказать. – Хихикнула, намекая на «веселые» сборы.
- И когда они? – сказала я, чуть не выдав своей растерянности. Как-то я про них забыла…
- Наши сразу, после Рождества, а у Степнова сразу после нас. Мы уезжаем, а они приезжают. Будем с тобой вдвоем, Степнов, пьяных деток растаскивать по кроватям. – Подмигнула Вите и добавила, - ладно, мне пора, не буду вам мешать, - заглянула мне в глаза, ослепительно улыбаясь, - Лена, рада была с Вами познакомиться, до свидания. – И ушла, гордо и чинно, выказывая спортивную осанку.
Я проводила ее ненавидящим взглядом, а когда она скрылась за дверью, почувствовала крепкие мужские объятия. Вдохнул запах моих волос и на выдохе произнес:
- Ленкааа, я так соскучился.
- Соскучился, значит?! И когда успел??? По-моемому, тут без меня очень даже весело?! – вырвалась из объятий, развернулась лицом. Я только что не шипела как закипающий чайник. На лице четко читалась ярость.
- Значит, пьяных деток по кроватям растаскивать, да? – прищурилась, испепеляя взглядом. – А может и не растаскивать, а затаскивать? И не деток, а, например, их тренера? - Я уже брызгала слюной, сдерживать себя становилось сложнее, но все-таки остатки разума не давали устраивать грандиозный скандал, зная возможности моей глотки. Поэтому получалось сдавленно и в полголоса, что предавало какой-то театральности этому действию. Да и во мне, видимо, дремала актриса среднего класса.
- Лен, ты чего? – Степнов был в шоке.
- Я чего??? – от удивления глаза стали широкими, а лоб разрезали морщины. - Да видели бы вы себя со стороны!!! Стоят, хохочут, счастливые такие. – Развела руками, фыркнула, - ну прямо парочка Твикс! Сладкие, аж противно. – Театрально сплюнула.
- Лен, ты о чем сейчас??? – шок становился глубже, волосы на затылке шевелились.
- Не о чем, а о ком. Я о вас с Викторией, - последнее имя произнесла с наигранным пафосом, - хоть бы меня постеснялись! – презрительно.
- Лен, - мягкий, успокаивающий голос, склоняющий к примирению, - но мы же коллеги. Это нормально так общаться. Это обыкновенная корпоративная этика. У нас много общего. Мы делаем одно дело. Мы команда, Лен. Мне с Викторией легко и интересно общаться. Она мне во многом помогает. Мы просто друзья.
- Друзья?! Степнов, ты сам-то в это веришь??? Мужчина и женщина, и вдруг друзья. Смешно!!!
- Ну, ты же с Гуцулом дружишь?! – пошел в наступление.
- Неудачный пример. – Язвительно.
- Согласен. А Вася??? – прорвал оборону…
- Вот именно, Вася… - тихо, опустила голову так, что даже носа не было видно из-за свисающих волос.
Витя выжидающе молчал. Я поняла: или сейчас, или никогда. Сейчас…
- У нас с Васей тоже так начиналось. Много общего, одно дело. С ним было легко и комфортно. Ничего не напрягало. Он стал проявлять знаки внимания, и мне это нравилось. А когда ты с ним поговорил, и он ушел от нас, я поняла, что мне его не хватает. Возможно не его, а этого его внимания ко мне. Но тогда я думала, что влюбилась. – Сказала.
Повисла гробовая тишина. Внутри все сжалось, было такое ощущение, что сердце бьется прямо о грудную клетку. Я опять сделала больно близкому мне человеку. Слез не было, только пустота, вакуум.
- А сейчас? - его напряженный голос разрезал давящую тишину, самым острием врезаясь в сознание.
- Что «сейчас»? – удивленно, в полном непонимании подняла на него глаза.
Он стоял у шведской стенки, облокотившись на перекладину локтем. Голова была опущена. Я физически чувствовала его боль.
- Сейчас что ты к нему чувствуешь? – поднял взгляд, устремив его точно мне в глаза, заглядывая в самую душу. Настал момент истины. Не отводя взгляда и не моргая, имея целью только одно – убедить.
- Ничего. – Безопеляционно. Жду его реакции.
Тихо опустился на скамейку, запустив пальцы в волосы.
Подошла, присела перед ним на корточки.
- Прости… - с сожалением почти прошептала я.
- Ты мне не доверяешь? – глухо, не меняя позы.
- Доверяю, - уверенно.
- Тогда что это сейчас было? – поднял глаза, а в них только боль… Боже, Кулемина, ты чудовище!
- Просто эта ситуация напомнила мне мою. И я сделала выводы. Ведь получается, ты же не знал, что я тогда … - сделала паузу, не зная, стоит еще раз это озвучивать или нет. Но его взгляд говорил, что бы я продолжала, - чувствовала к Васе. А тут я ощутила себя на твоем месте, только с одним «но» – я знаю эти синдромы. Вот и прорвало. Это меня съедало изнутри, у меня было чувство, что я тебя обманываю. Ты этого не знал, но наверняка догадывался, - он еле заметно кивнул. – А когда мы решили начать все сначала, то договорились ничего друг от друга не скрывать. А я не смогла рассказать об этом. Ты ждал, а я не смогла. Вот мне и стали мерещиться всякие ужасы. Тапочки… - горько усмехнулась, - Как будто ты мне мстил. – Он отрицательно помотал головой из стороны в сторону. – Я знаю, - провела ладонью по щеке, там ее и оставила, - ты не такой. Ты чистый и открытый. А теперь вот Виктория. Чувствовала за собой грешок, а тут такая картина маслом. Приревновала, сопоставила, мозг отключился. Вот и устроила тут… Я же сама себя накрутила, ведомая своей тайной. Глупой и нелепой. Теперь я от нее избавилась – я перед тобой чиста. И от этого легче в первую очередь мне. – Он накрыл мою ладонь своей. Глаза в глаза. – Вить, я люблю тебя. Люблю больше жизни. Ты для меня все. Мне больше никто не нужен. Я хочу быть только с тобой. Всю жизнь. Да, я ошиблась, я признаю. И только благодаря этому я поняла, насколько ты мне дорог. Поняла, что люблю только тебя. Прошу тебя, поверь мне…
- Верю. Теперь верю. – Камень упал с души. Именно это он и хотел услышать. Ему необходимо было, чтобы я призналась в том, в чем можно было и не признаваться – он и так все знал, но когда произносишь это вслух, то это уже не тайна, ты как будто снимаешь с себя груз вины, получая взамен понимание и прощение. Теперь точно с чистого листа…
Нетерпеливый поцелуй, удушающие объятия. Слезы счастья блеснули в уголках моих глаз, но были тут же прогнаны.
- А ты почему не на репетиции? – грозно-шутливо.
- Долгая история, – печально опустила глаза.
- Расскажешь? По дороге? – участливо. Это не праздное любопытство, это …и в радости, и в горести…
- Расскажу. – Расплылась в счастливой умиротворенной улыбке. Кому еще, как не ему. Я ведь за этим и пришла, собственно.
Так как освободились оба сегодня рано, решили сходить в кафе, навестить друзей. По дороге я рассказала про несостоявшуюся репетицию. Витя пожурил меня за вспыльчивость, но и Аню не оправдал.
- Вить, а что там у вас детки делают в классе, по соседству с твоим залом?
- Тебе тоже понравилось? – он заметно встрепенулся и повеселел. От него так и веяло добротой и искренностью. Я помотала головой в знак согласия. – Это называется детский фитнес. Смутно понимаю его предназначение, типа зарядки, наверное, но так весело! Такие они забавные!
- Я тоже сегодня вместе с ними вытанцовывала! – заливисто засмеялась, отбегая от Степнова и показывая мои импровизированные па, выдавая мотив. Витя разразился задорным смехом. Потом подхватил мои несложные движения. Вот так мы и дошли до кафе. Сдав куртки и зайдя в зал, тут же натолкнулись на Аню с… Не поверите, Васей! Они делали заказ у барной стойки. Вася нежно обнимал ее за талию. Мы подошли к парочке.
- Привет! – радостно отозвался Вася, который, видимо, единственный был не в теме.
- Привет! – спокойно сказал Витя, решив не нагнетать обстановку.
Я разочаровано смотрела на Аню. Она кинула растеряно-виноватый взгляд на нас с Витей, а потом быстро выпалила:
- Здравствуйте, Виктор Михалыч. Лен, можно тебя на минутку?
Я безразлично дернула плечами, но все-таки с ней пошла.
- Лен, ты обижаешься на меня? – Посмотрела на меня своими блюдцами. Я отвела взгляд в сторону. Это означало, что да. – Я сама не знаю, как так получилось. Мы с Натахой обратились к нему за помощью, чтобы выгоднее продать песни, а потом как-то все само собой получилось… - и тут до меня дошло, за что она передо мной извиняется.
- Аня, при чем тут Вася??? – недоумевала я.
- А ты разве не из-за него… - она, видимо тоже поняла.
- Да какое мне дело до ваших отношений?! Я же, вроде, тебе все там, в Подмосковье еще объяснила. Мне кроме Степнова никто не нужен! Он мой кислород! – на эмоциях пыталась донести я. – У нас сегодня репетиция должна была быть, а ты не пришла. Это из-за Васи???
- Он завтра уезжает на неделю… - виновато.
- А как же группа? – Я ничего не понимаю.
- Лен, ну о чем ты?! Наша группа уже давно существует только формально. Ты сама это прекрасно знаешь. У каждого свои планы на будущее. Я после окончания планирую поехать к родителям, а там уже основательно займусь авторством. Я по ним очень скучаю… - почти плача.
Она права. Группы нет, а значит чем-то жертвовать - смысла нет. Зря я сегодня на них сорвалась…
- А Вася? У вас с ним серьезно? – сменила гнев на милость, искренне радуясь за подругу.
- Пока не знаю, но он мне очень дорог. Наверное, я его люблю. – Поднимает свои глазищи, а в них столько надежды на счастье. – Лен, извини, пожалуйста, что всегда тебя упрекали Виктором Михалычем. Я тогда не понимала, что значит любить и быть любимой. А может, просто завидовала. А теперь я точно знаю, что в жизни нет ничего важнее любви.
- И дружбы, – дополнила философский монолог Анюты, обнимая ее одной рукой. – Ты сегодня сделала правильный выбор – жертвовать надо ради любви, а не любовью. И ты права, у нашей группы нет будущего. – Горько вздохнула и добавила. – Пойдем, друг, а то мужчины нас, наверное, уже заждались. Напьются сейчас, а нам с тобой их домой тащи. – Рассмеялись. Вот и все. Конфликт исчерпан.
Пришли к столику и ни грамма не удивились, что наши мужчины решили объединиться. Заказ уже стоял на столе. Вечер прошел в веселой, добродушной и непринужденной обстановке. Потом к нам присоединился Гуцул и Виктор Львович. Сегодня все окончательно встало на свои места. Я задумалась о будущей своей профессии, а воображение услужливо подкидывало картинку, увиденную мной в спортивном комплексе…


Всем спасибо, кто еще со мной.
Отдельная благодарность Оле михеэлла за подсказки.

Спасибо: 58 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 644
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 45
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.12.09 18:37. Заголовок: Всем привет!!! Дико ..


Всем привет!!! Дико извиняюсь за столь долгое отсутствие, но не в моих силах что-либо изменить. Но я стараюсь! Поэтому, в честь моего ДР вот такая вот продка. Помоемому хватит всего... Всех люблю, целую!!! До НГ еще появлюсь!


После этого памятного вечера все встало на свои места. Мы много разговаривали. Больше не было той недоговоренности и тщательно скрываемого недоверия. Приближался Новый год. В училище уже чувствовалась предпраздничная атмосфера, в воздухе витал дух волшебства. Усердно готовились к новогоднему концерту, репетировали новые песни. Все шло своим чередом. Атмосфера в группе стала намного лучше. Спало напряжение во взаимоотношениях, а все потому, что однажды мы сели и поговорили серьезно о том, как кто видит свое будущее. Ни один из нас не связал его с группой. Поэтому, было принято окончательное решение доучиться, не распуская группу. А там у каждого своя дорога. Теперь музыка действительно стала нам в удовольствие, а не в обязанность. А репетиции напоминали школьные – беззаботные и веселые.
Степнов приходил домой и увлеченно рассказывал о своей команде, о каждом ее члене. Они для него стали как дети, а на работу он шел, как на праздник. Все говорило о том, что он нашел себя. А я завидовала белой завистью, но иногда и черной, ведь наша группа, хоть и все же возобновила регулярные репетиции и концерты, не приносила мне столько настоящих эмоций и душевного равновесия. Все чаще вспоминалась эйфория от победы на соревнованиях, этот адреналин, когда ты стоишь перед кольцом на последней минуте и реально осознаешь, что сейчас судьба твоей команды в твоих руках, вот она, в виде баскетбольного мяча. И решить ее можешь только ты, приложив к этому только свое усилие, но оно должно быть просчитано и продумано, чтобы итогом стала победа.
- Вить, я хочу вернуться в спорт, - с порога выдала я, как только зашла домой. Он аж опешил.
- Лен, ты чего?
- Да я шла сейчас домой, на улице свежо, хорошо. Воздух такой морозный. Знаешь, какие мысли светлые?!
- Примерно представляю, - осторожно, - но почему спорт?.. – аккуратно.
- У нас сегодня концерт был новогодний, нас так принимали хорошо, но прежних ощущений восторга у меня от этого не было. Играла и зажигала от души, но чисто для себя. Я даже не видела вокруг никого, была я и гитара. Отдельно ото всех. Вроде все отлично, но чего-то не хватает. Я даже на дискотеке не осталась, все думала и думала, что же мне нужно? Чего не хватает? Проходила мимо школы, и тут меня накрыло. Вспомнила наши соревнования, все эти ощущения от победы, острое желание быть лучшей, победить. Ведь тогда меня сломить нельзя было, мое стремление к победе было наиважнейшим. А самое главное знаешь что??? – посмотрела в его внимательное лицо. Ответ его мне не нужен был, вопрос был риторическим. – Команда! Мне не хватает этого командного духа. Мне нужны конкретные достижения, а не сомнительная слава и признание. Причем достижения не лично мои, а моей команды.
- И в качестве кого ты хотела бы туда вернуться? – вид заинтересованный, но сомневающийся. Как будто он ищет истину, хочет помочь, но не знает пока чем. Но он сделает все, чтобы выяснить первопричину и помочь.
- Не знаю… - грустно выдохнула я и обреченно упала в его объятия, уткнувшись носом в широкую грудь.
Его теплая ладонь легла мне на макушку и едва заметно погладила. Покрепче сжал объятия и тихонечко, по-отечески так, заботливо сказал:
- Я думаю, ты скоро поймешь, кем ты хочешь быть в этой жизни. Это будет как вспышка. А я тебе помогу. Помогу и поддержу. – Отодвинул меня, чтобы видеть мое лицо. Мило улыбнулся, вселяя тем самым в меня уверенность. – Спорт, значит спорт. А куда именно – по ходу разберемся. Спешить нам некуда, тебе еще полтора года учиться в Снегинке. – Молча кивнула. Он все правильно говорит. Рассудительный мой… - Пойдем, я тебя сейчас ужином накормлю, а потом мы с тобой побеседуем на эту тему подробненько. – Обнял за плечи и повел на кухню, откуда доносились очень приятные запахи.
Этот разговор мало что прояснил, но Витина заинтересованность и участие вселяли в меня уверенность в правильности моего решения и выбора. Но он сделал мне интересное предложение – приходить к нему в спорткомплекс и знакомиться с разными видами спорта и его интерпретациями. Просто находится в этой атмосфере. Но это мы решили пока отложить до того момента, как он вернется со сборов, на носу ведь Новый год и праздники, которые мы проведем вместе.
Встречать Новый год нам выпало только вдвоем: девчонки все, включая Леру, будут с родственниками, а дед еще на прошлый Новый год договорился встречать этот с Василием Даниловичем. Было предложение от Рассказова с Софьей Сергеевной, но Витя тактично отказался – ну, это их первый Новый год вместе, да и наш тоже. Как-то не хотелось делить его ни с кем. Поэтому, я согласилась с решением Степнова встречать Новый год вдвоем.
Я основательно подошла к этому вопросу: продумала меню, накупила украшений. Даже посуду поменяла. Хотелось только нашего праздника.
Елку и квартиру наряжали со Степновым. Было весело и забавно, как и все, что мы делаем вместе. Елка была живая и источала такой аромат, что даже дышалось как-то по-особенному. Витя достал коробку с игрушками, и я обомлела. Они были такими, старинными, как в мое детство, когда я была совсем маленькой. Стеклянные зверушки, сказочные персонажи, домики, обсыпанные блестками, Дед Мороз со Снегурочкой и всевозможные шарики, тоже из стекла. У нас уже давно таких игрушек нет – побились. А тут как будто в детство окунулась. Да, в моем исполнении это как-то смешно звучит. Мишурой украсили горшок, в котором стояла елка, а на ветки накидали немного дождика и припорошили искусственным снегом. Вышло просто замечательно. Включили огоньки и очутились в сказке. Стояли обнявшись и любовались как дети, мечтая каждый о своем, но, в сущности, об общем. На окнах были аппликации и снежинки. На подоконники разложила бусы и стеклянные капельки, поставила свечки в новогодних подсвечниках. Готовить много не стали, но от традиционных «Оливье» и «Селедки под шубой» не отреклись. И мандарины. Наши, абхазские. Только они пахнут Новым годом.
С нарядом было тяжеловато. Лера уговаривала на платье, но я себя не видела в нем - не мое. Решено было остановиться на брюках и блузке. Но и тут Лера на меня надавила. Но в итоге мне и самой понравилось. Узкие брюки-дудочки с простроченными стрелками, несомненно черного цвета, и свободная прозрачная блуза-туника красивого мышиного цвета, длиною до середины бедра, на талии стягиваемая поясом. Но под нее надо обязательно надевать майку. Лера раскрутила меня на сапожки замшевые без каблука тоже модного серого цвета, обсыпанные стразами. А еще я купила белое вязаное платье под горло с коротким рукавом. Почему-то перед новым годом мне захотелось перемен.
Настал день икс. Проснулась к обеду – необходимо было выспаться. Довела квартиру до идеала, подготовила праздничный наряд мне и Вите и принялась за приготовление ужина. Салаты заготовили с вечера. Осталось горячее. Решено было запекать рыбу. Моим делом было ее подготовить, что я успешно и сделала. Приготовила необходимые ингредиенты: нарезала лук, приготовила соус. Все остальное сделает Виктор. Быстрый взгляд на часы. Ага, уже шесть. Минут через сорок придет Витя. Быстренько справилась с нарезкой, обтянула полиэтиленовой пленкой и убрала в холодильник. Звонок в дверь.
Открыла и сходу кинулась на шею. Как же я соскучилась!!! Холодный, с мороза, но такой родной и любимый.
- Леночка, - сквозь смех, - ты меня задушишь! – А он даже обнять меня не может, так как руки заняты.
- Вить, я так соскучилась… - отстранилась и взглянула в любимые глаза.
- Я тоже, моя хорошая! – нежность во всем: в его взгляде, в его касании губ, в каждом его слове…
- Давай сумки… - тихо, не отрывая взгляда.
Отдал, разделся, а я стояла и смотрела. Он мне нужен каждую секунду!
Забрал сумки, и мы вместе прошли на кухню. Быстренько разобрали, проговаривая вслух, что надо будет сделать с теми или иными продуктами, разложили их по удобным местам: что-то ближе, что-то чуть подальше. Степнов у меня практичный!
- Ну, вот, вроде, и все, - заключил он, обнимая меня со спины.
- Тогда я сейчас в душ, а потом к Лерке. Она мне кое в чем помочь обещала. Справишься без меня? – развернулась, чтобы видеть его лицо.
- Ну-у-у… Я постараюсь, - игриво-задумчиво. А сам улыбку еле сдерживает.
- Ви-тя, - грозно, но в шутку.
- Лен, ну, конечно, справлюсь! – Поцелуй в лоб. – Я уже, правда, привык, что мы все делаем вместе, но тебе ведь действительно надо. – Щенячий взгляд в глаза.
- Ага, - улыбаюсь во все тридцать два.
- Ты главное к Новому Году вернись… - прямо в губы.
- Обещаю… - туда же.
Вот так бы всю жизнь…
Пока шла к Лерке, думала, что задохнусь от собственного счастья. Я чувствовала, что меня просто распирает изнутри это необходимое каждому чувство! Почему-то в последнее время именно тогда, когда я иду по улице одна, меня посещают светлые мысли. Только светлые! Может, это потому, что я безумно люблю такие вот зимние вечера, свежий и морозный воздух, это ясное звездное небо, всю эту искрящуюся красоту, а может потому, что я просто люблю?! Люблю и любима! А что еще для счастья надо?! Лично мне – ничего. Этого уже больше, чем достаточно.
- Кулемина, прекрати улыбаться, а то я сейчас ослепну! – смехом сказала Лера, когда помогала мне раздеться.
- Лерка, я такая счастливая!!! – чуть ли не визжа от восторга, сказала я, едва сдерживаясь, чтобы не закричать об этом.
- Скрывать у тебя этого не получается, - съязвила подруга. – Что, Степнов уже подарок сделал? – как бы между прочим.
- Нет еще, - не прекращая улыбаться.
- Видимо, ему это и не обязательно, чтобы ты вот так улыбалась. – Хихикнула. Лерка…
- Ты права, - мечтательно выдохнула я, плюхаясь на диван, - мне достаточно того, что он есть, что он рядом. Лер, разве такое бывает? – тихо спросила я, с надеждой заглядывая подруге в глаза.
- Если бы я не знала тебя, то с уверенностью сказала бы «нет». Я раньше так и думала, а теперь точно знаю, что ТАКОЕ бывает. – Теперь я сама могла ослепнуть от ее улыбки и светящегося взгляда, а в голосе было столько искренности, что сомнений не вызывало ни одно ее слово.
- Лерка… - на глазах навернулись слезы, и резко захотелось дружеских объятий. И, похоже, не мне одной.
- Лен, я так за вас рада. Вот честно-честно, - на последних словах чуть сильнее сжала объятья, - вы такая пара, - отстранилась, чтобы сказать, глядя в глаза, - у вас ТАКАЯ любовь, - с придыханием. – Лен, береги ее. Такое чувство дается один раз и не каждому. – Лерка… Она мне как мать! Я ее люблю!
- Теперь я это поняла. – Согласно кивнула, подписываясь под каждым ее словом.
- Ну, так что будем делать? – поспешила сменить тему подруга, смахивая скупую Новиковскую слезу.
- Красоту. – Сейчас мне было интересно и немного волнительно, но желание быть самой красивой для своего мужчины перекрыло все мои предрассудки.
Спустя полтора часа красота была наведена. Лерка была сегодня в ударе. Толи оттого, что, наконец-то, получила меня в качестве подопытного кролика, толи оттого, что настроение у нее было отличное, толи…
- Лерка… - протянула восхищенно я, рассматривая отражение в зеркале, смутно напоминающее Лену Кулемину полтора часа назад. Неброский, но праздничный макияж, подчеркивающий выразительность глаз, придавая взгляду некую таинственность, а лицу аристократичность, и ультрамодная прическа, полная противоположность основной: волосы слегка приподняты и зачесаны назад вместе с челкой, открывая широкий лоб и красивый изгиб бровей (кстати, тоже Леркин шедевр).
- Тебе нравится? – широко улыбаясь.
- Ага… - восторженно, - так необычно.
- Тебе идет, – искренне.
- Спасибо тебе, Лер! – Так и задушила бы в объятьях!
- Да не за что! – высвободилась, чтоб не задохнуться. – Это ты меня своими речами про любовь вдохновила. Мне самой захотелось сделать твоему Степнову приятное. Если ему понравиться, скажи, что это мой ему подарок на Новый год! – засмеялись обе. – Кстати, о подарках. – Отошла к шкафу и достала оттуда коробочку с бантиком. – Это тебе. Пообещай, что откроешь дома и обязательно воспользуешься.
- Обещаю! – торжественно. – А это от меня самой лучшей подруге! – протянула сверток в красочной фольге. – Самой настоящей подруге… - благодарностью были удушающие объятия. Вот так вот, перед самым Новым годом я и познала прелести настоящей дружбы, от чего праздник стал еще более волшебным и сказочным.
Домой вернулась в начале одиннадцатого. Звонить не стала, хотелось сделать сюрприз. Тихонечко пробралась в комнату. Переоделась, поражаясь тому, как гармоничен мой новый образ. Внимательно осмотрела себя с головы до ног и пришла к выводу, что чего-то не хватает. В глаза бросился, отражаясь в зеркале, блестящий бантик на подарке Леры. Если она сказала, открыть дома и обязательно воспользоваться, значит это не просто так. Открыв подарок, еще раз убедилась в том, что так знать меня не может никто. Только такой близкий человек, как Лера. Витя не в счет, такие мелочи ему знать не обязательно. Это был набор брендовой косметики. Только самое необходимое: тушь, помада и духи. Все это в миниатюрной косметичке с зеркальцем.
Подкрасила губы, мазанула духами в необходимых местах и только собралась выйти из комнаты, как телефон известил о входящем смс. Лерка. Если бы это было возможно, то можно было услышать, как именно она пищит от восторга от моего подарка, ведь это ее любимые духи, которые в России не купишь. За последнее время мы так сблизились с Лерой, что мне захотелось сделать ей самый желанный подарок. Поэтому я и заказала маме эти самые духи. А что может быть лучше, чем вот такая радость близкого тебе человека.
Быстро набрала ответ и вышла из комнаты, с волнением ожидая реакции на мой внешний вид того, для кого это все и делалось.
Пристроилась в проеме кухни, наблюдая за стоящим ко мне спиной мужчиной, колдующим над блюдом. Витя тоже уже переоделся, поэтому и был в переднике. Розовая рубашка и серые брюки в забавную клеточку. Мужчина-мечта! Не знаю почему, но я очень люблю его вот такого, в переднике. Он такой домашний… Быстро развернулся, затылком ощущая присутствие, и опять принялся за приготовление ужина.
- А я и не слышал, как ты вер…ну…лась…
Развернулся, как в замедленной съемке и застыл, часто моргая. Калейдоскоп моих чувств в это мгновение и описать невозможно. Его реакция была красноречивой, но не понятной. Но спустя то самое долгое мгновение на его лице появилась улыбка, настоящая, и неподдельный восторг.
- Ленка… - выдохнул с восхищением, отчего мое напряжение ушло.
Осмотрел с ног до головы и обратно несколько раз, жадно пожирая глазами. Подошел вплотную, рассматривая лицо, потом остановился на губах, чуть на них задержался и вернулся к глазам. – Ты…ты…ты… необыкновенная! – с трудом подобрал слова, это чувствуется.
- Тебе нравится?.. – робко.
- Спрашиваешь!!! – возмущенно. – Я и не знал, что ты можешь быть такой!
- Какой? – интересно…
- Такой женственной, загадочной и безумно сексуальной… - провел рукой вдоль тела, сопровождая движение взглядом.
Внутри меня разрасталось чувство собственного достоинства.
- Тогда считай, что это тебе Новогодний подарок от Новиковой! – улыбнулась я, уже плотно прижатая к телу мужчины.
- Новикова? – изумленно.
- Ну… по большей части.
- Я всегда знал, что ваш тандем меня когда-нибудь до инфаркта доведет. Правда, не знал, что вот таким образом.
- А может… как-нибудь без инфаркта?.. – вкрадчиво, даже слегка виновато.
- Ну… тогда нужна срочная реанимация в виде искусственного дыхания, – лукаво.
- Да без проблем!!! – и одарила его незаменимой панацеей в виде глубокого поцелуя.
Поцелуй стал угрожающим для торжества, поэтому мной с неимоверным усилием было принято решение прекратить это безумство.
- Витя…
- Я все понял. – Грустно улыбнулся и чмокнул в лоб. – Еще рано.
- Ага, – поддержала, - но вот с ужином стоит поторопиться. – Быстрый взгляд на часы. Действительно. Уже почти одиннадцать.
Далее, слаженной командой конвейером накрыли на стол, и под речь Президента уже с наполненными фужерами ждали курантов. Вдруг Степнов внимательно посмотрел на меня и сказал:
- Лен, ты такая сегодня красивая, но вот чего-то не хватает.
Судорожно начала вспоминать, что я не сделала, но тут он достал бархатную коробочку и протянул мне.
- С новым годом, любимая…
Пребывая еще в некоторой растерянности, робко взяла из его рук коробочку. Секунду сомневалась, а когда открыла, то даже толком не разглядела, так как глаза застилала пелена слез, которые я с трудом сдержала. Уж больно весь этот момент получился трогательным и неожиданным.
Подняла на него глаза.
- Витя…
- Лен, одень их. Они очень идут к твоему новому образу. – Нежная улыбка и искренность слов…
Мягко достала и надела это чудо. Маленькие сережки-гвоздики с такими же зелеными камешками, как в подаренной им же подвеске. Мне даже кажется, что они одного гарнитура. Снова взгляд на мужчину, но теперь слегка смущенный.
- Вот теперь все на месте. – И снова его улыбка.
Я и слова сказать не успела, как послышался бой курантов. Осознание реальности пришло мгновенно, поэтому, схватив фужеры, стали судорожно загадывать желания. Витя справился с этим первым и ждал меня с протянутым фужером. Через секунду к нему присоединилась и я.
- С Новым годом… - глядя ему в глаза.
- С Новым счастьем…
До дна. Последний бой курантов. И полный любви поцелуй… Как Новый год встретишь, так его и проведешь…
Оторвавшись от столь приятных поздравлений, решила, что пришла пора ответного подарка.
- А это тебе от меня. – Протянула коробку в праздничной упаковке, заранее припрятанную под елкой.
- А что там? – детский интерес.
- А ты открой.
Не знаю, у кого волнения было больше: у меня или у него, но когда увидела его восторженный взгляд, опять получила тоже удовлетворение, что и от смски Леры. Швейцарские часы. Настоящие. Опять спасибо маме. Она выбирала. Вернее, я ей сказала несколько вариантов на выбор, ну, какие будут. А тут перед самым Новым годом они выпустили новую коллекцию. Подороже, конечно, но мама сказала, что они с папой присоединились к моему подарку. Они тоже любят Витю и очень благодарны ему за нас с дедом. А как его не любить?!
- Лена… - а что с взглядом? Неужели не понравилось??? – Это же безумно дорого…
- Так же как и ты для меня. – Улыбнулась. – Степнов, это тебе от меня и мамы с папой. Они присоединились. Ты же знаешь, как они к тебе относятся. – Убедительно, но не очень. - Витя, это искренне… - по моемому, очень веский аргумент.
- Тогда я тоже хочу сделать им подарок! – встрепенулся.
- Да ради Бога! Хотя ты сам для них как подарок судьбы. – Рассмеялась.
- Я думаю, мой будет не менее приятным, – с уверенностью. Ну-ну…
- А меня посвятишь в свои планы?
- Неа. Вдруг проболтаешься.
- Витя-я-я… - обиженно.
- Любимая, скоро все сама узнаешь.
- Хорошо. Поверю тебе на слово, – игриво.
- А тебе ничего и не остается. – Дразниться. А мне и сказать нечего.
Вот в такой любовно игривой обстановке и прошел наш праздничный ужин. Потом мы просто смотрели Новогодние развлекательные программы, удобно устроившись на диване.
- Лен, знаешь, что я хочу уже весь вечер сделать? – непосредственно.
- И что же? – оторвалась от телевизора, чтобы видеть его лицо.
- Снять с тебя эту чертову блузку, которая не дает мне покоя, как только я тебя в ней увидел.
Все. Механизм сработал как часы. Швейцарские. Только от его слов и прожигающего взгляда меня мгновенно накрыло волной возбуждения. Сердце зашлось галопом, а дыхание стало затруднительным.
Больше слов не было. Желание было всепоглощающим и взаимным. Хватило одного взгляда на его губы, и я ощутила их на своих. Мягкие, почти пушистые, обволакивающие нежностью. Но поцелуй был терзающим и пьянящим. Голова кружилась, а мозг туманился. Придавил меня всем телом к жесткой спинке, нависая надо мной. Я физически ощущала его превосходство надо мной. Желание от этого становилось только сильнее. Я не сопротивлялась и не пыталась перенять инициативу. Сегодня его доминанта особо ощутима. Хочу быть просто покорной и отдаться ему телом и душой. Нам хватает одного взгляда, чтобы установить равновесие в желаниях. Его томный и мой покорный. Вот и все. Подхватил меня на руки и понес в спальню. Посадил на кровать и забрался на нее сам. Мы сидели друг напротив друга. Я не предпринимала ни каких действий. А он как будто просчитывал каждое свое движение. А я ждала, утопая в синеве его глаз. Его рука легла на мое полушарие, слегка поглаживая. Тело, томящееся в нестерпимом желании, отозвалось моментально. Тихий стон сорвался с моих губ. Откинула голову назад, прикусывая от удовольствия губу. Мучительно медленно расстегнул пуговицы, покрывая поцелуями оголяющиеся участки кожи. Дрожь в теле усиливалась. Его медлительность меня убивала. Стянул лямки майки, делая поверхность плеч идеально гладкой. Снова легкие поцелуи. Еле ощутимые касания груди, самой ее вершины. Касания невесомые, а эффект убийственный. От каждого касания тысячи иголок пронзали тело. Низ живота сводило судорогой. Мягко опрокинул на спину, ловко избавился от брюк. Тогда, видимо, и сам разделся. Снова навис надо мной в разжигающим страсть поцелуе. Опустился ниже, целуя, уделяя особое внимание груди и животу. Нежные поглаживания везде. Незаметно избавился от нижнего белья, погружая меня в невообразимые ощущения, граничащие с безумием. Мое состояние близко к бессознательному. Чувствует это и прекращает сладострастную муку, желая вместе утонуть в неописуемом удовольствии, взмывая в небеса и падая в неизвестность.
Проснулись далеко за полдень, почти в шесть. Кроме ощущения безграничного счастья было еще ощущение легкости. Витя еще спал, тихо посапывая на соседней подушке. Выбралась из его объятий, накинула халатик и подошла к зеркалу. Прическа, открывающая уши и лоб, еще немного держалась, поэтому, увидев изумрудное сияние в моих ушах, вспомнилась волнительность момента, момента, когда мой мужчина так красиво преподнес подарок. А в ложбинке, чуть ниже основания шеи, светился точно такой же огонек, создавая неизвестное ни кому созвездие. Созвездие нашей любви. Улыбнулась отражению и прошла в гостиную. Мы ведь вчера так со стола и не убрали…
Рассовала все в холодильник и поставила чайник. В дверном проеме показался заспанный Степнов в точно таком же халате.
- Привет… - расплылась в улыбке.
- Привет… - нежный поцелуй в губы. Глаза в глаза.
- Иди в душ, я пока чай заварю.
- А ты уже была?
- Нет, я позже пойду. Думаю, надо будет приложить немалые усилия, чтобы смыть весь лак с волос. Лерка очень старалась. – Мой грудной смех и его гортанный.
- Я быстро, – снова невесомый поцелуй.
Только за Витей закрылась дверь, как квартиру оглушил звонок домашнего телефона. Это Лера. Сказала, что зайдет через полтора часа, и мы все пойдем в «Элефант». Там сегодня празднуют Новый год все наши друзья. Типа закрытая вечеринка. Будет по-семейному просто и безумно весело. В этом я не сомневаюсь.
Когда Степнов вышел из душа, мы сели пить чай, за которым я и посвятила его в наши планы на сегодняшний вечер.
Когда дело дошло до наряда, выбор был уже предрешен. Витя надел голубые джинсы и белый пуловер под горло крупной вязки. Поэтому я надела плотные колготки с причудливым рисунком и белое вязаное платье.
- Лен, ты скоро? Там уже Лера пришла. – В приоткрытую дверь сообщил Степнов, но, увидев мой наряд, решил все-таки зайти в комнату. Обнял сзади, смотря на отражение в зеркале.
- Какая ты у меня красивая…
- А ты заметил, как мы с тобой вместе смотримся?
- Ага.
- Как???
- Идеально! – легкий поцелуй в макушку. – Пойдем, а то Новикова не любит ждать. – Взял меня за руку и вытянул в коридор.
- Кулемина, Виктор Михалыч… - восхищенно выдохнула Лера, - вы так гармонично смотритесь…
- Все, Лер, прекращай в краску вгонять. – Обрезала ее я.
- Ну, я же правду говорю… - обижено надула губки моя подруга.
- Лер, ну я знаю, просто… - замялась я.
- Я все знаю, Кулемина, не буду больше тебя смущать. Давайте, одевайтесь пошустрее и выходим. Нас только ждут.
Витя оделся первым и вышел на улицу, чтобы не создавать толпы. Я натянула сапоги и принялась надевать свою дутую куртку.
- Лен, ты чего, правда, собираешься вот в этом пойти? – брови Леры поползли вверх.
- А что такое? – не поняла сути вопроса я.
- Ну, эта куртка не подходит к твоему образу. – осторожно, но поучительно заключила подруга.
- Думаешь? – покрутилась перед зеркалом, не понимая, чем эта куртка не подходит. - Но у меня все спортивное… - расстроено.
- Так, Кулемина, не кисни. На, держи, – протянула мне свое серое пальто грубого покроя, с фальшпогонами, заклепками и бляхой на поясе, накладными карманами и воротником стоечкой.
Я не задумываясь, одела. Действительно, получилось офигенно.
- Ну, совсем другое дело! Вот чтобы ты без меня делала…
- Лер, спасибо. – Покрутилась перед зеркалом, оценивая разницу. - А ты как же? – слегка расстроено. Неудобно как-то…
- А мне и твоя подойдет! – весело ответила Новикова, натягивая мою куртку, которая действительно хорошо смотрелась с ее джинсами.
- Лерка! Ты лучшая!!! – восторженно. Настоящая подруга…
- Пойдем, - обняла меня одной рукой, а то твой мужчина замерзнет на улице. – И мы вышли.
Витя и, правда, уже порядком замерз. Увидев нас, он сначала осознал разницу между мной и Лерой, ну, чтобы не перепутать, потом обнял нас обоих, и сказал Лере:
- Новикова, ты как Фея-крестная! С моей Золушкой такие чудеса творишь!!! – задорно.
- Главное, чтобы Вам, Виктор Михалыч, нравилось! - в тон ему.
- А мне нравится, Лера! Ой, как нравится!!! – все в той же манере.
- Ну, вот и отлично! Вы, если что, обращайтесь! У меня особенно удачно свадебные наряды получаются! – подмигнула Вите.
- Буду иметь в виду… - наигранно тихо, только ей.
- Эй, я вам не мешаю?! – возмущенно, но, радуясь такому взаимопониманию и легкости общения бывшей ученицы и ее учителя, отношения которых раньше были далеко не дружелюбными.
Вот так, весело и шутя, мы дошли до кафе.
Зайдя внутрь, мы получили много искренних поздравлений и не менее искренних пожеланий счастья нашей паре. Это было очень приятно, так как люди говорили от чистого сердца, без официоза и остальной фальши и заученных поздравлений. А еще поступило много комплиментов конкретно в адрес меня, в которых особо отмечали мой новый образ. Это еще больше повысило мою самооценку и прибавило уверенности, так как провести этот вечер придется в кругу моих бывших учителей и других взрослых людей, перед которыми не хотелось выглядеть малолеткой. Витя меня, конечно, всегда поддержит, но я ведь тоже уже самостоятельная личность, которая, между прочим, уже чего-то добилась в жизни. Но как только мы сели за стол, никто ни разу и не вспомнил о моем недавнем статусе ученицы, особенно Витиной ученицы. Все были на равных, а Лера, Гуцул и Софья Сергеевна, в последствии Соня, совсем стерли возрастные и социальные границы всей компании. Вечер действительно выдался душевным и безумно веселым. Мы с Витей участвовали во всевозможных конкурсах, танцевали до упаду. Даже составили достойную конкуренцию Рассказову с Соней и Мирославу с Уткиной. Теперь умение танцевать зажигательные латиноамериканские танцы Степнова я оценила на деле. А еще я заметила весьма теплые, но совсем не дружеские отношения Леры и Гуцула. Но об этом я потом с ней поговорю. В общем, вечер удался на славу.




Спасибо: 56 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 649
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 46
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.01.10 20:31. Заголовок: Зайки мои, я тут к в..


Зайки мои, я тут к вам на минуточку, только проду выложить. Так сказать, в честь дня рождения мужа. Она на самом деле немного больше, но дописать не успела. Постораюсь завтра выложить вторую часть. Не в моих правилах интриговать, но так получилось. Я про вас не забыла, провда, просто отпуск... Устала я уже от него. Ну, да ладно, это мои тараканы, а вам те, что ниже. Приятного прочтения.



Все праздники мы ходили по гостям, только несколько дней провели вдвоем, дома. А после снова наступили будни. Витя ходил на работу, а я готовилась к приближающейся сессии. Это была первая моя сессия, поэтому небольшой нервоз все-таки присутствовал. Степнов мне очень помогал. Приходил с работы и тащил меня гулять, в кино, ну, хоть как-то развеяться. А тут еще эти его сборы… Сессия начиналась ровно тогда, когда уезжал Витя. Нет, я его не ревновала, и подозревать его в чем-то было глупо, я просто не знала, как я смогу быть здесь, когда он там. Последнюю неделю я так вообще старалась каждую минутку провести с ним. Отказывалась от встреч с Лерой, посиделок с Ранетками, репетиции заканчивала минуту в минуту. По Вите тоже было заметно, что ему с каждым днем все тяжелее и тяжелее от предстоящей разлуки. В первую очередь это отразилось на наших ночах, страстных и ненасытных. Нежных и незабываемых. Полных любви и романтики. Нам уже давно не надо говорить о своих чувствах вслух, все ясно по глазам. Каждое движение, каждый поступок, каждый взгляд – все говорило только о любви. Любви, единственной на миллион. Как только за нами закрывалась дверь спальни, мир вокруг нас, реальный мир, прекращал существовать. Мы жили в своем мире – сказке, граничащей с фантастикой.
Но как бы нам этого не хотелось, как бы мы не старались, но оттянуть день отъезда было не возможно.
Вот уже полчаса мы стояли у автобуса, просто обнявшись. Хотя нет, не просто обнявшись, а крепко сжимая друг друга в объятиях. Не знаю, как Вите, а мне хотелось как можно больше впитать его энергии, чтобы пополнить запасы его поддержки так, чтобы хватило на все экзамены. Ну, и просто хотелось быть с ним, ощущать его тепло, знать, что он рядом, такой родной и любимый. Самый-самый…
- Вить, нам бы тронуться уже, а то в самые пробки попадем, - ворвался в наш вакуум чувств вкрадчивый голос водителя.
- Да-да, я сейчас подойду. – Тихо, как будто в его объятиях ребенок, который только что успокоился после продолжительной истерики.
Сердце увеличило ритм, а руки отказывались разжимать объятия. Как я здесь без него…
- Лен…
- Я слышала…
Отстранилась, чтобы смотреть в его глаза, желая вновь и вновь убеждаться в искренности его чувств, в силе его любви. Нашей любви. И я успокоилась, найдя в синеве его глаз то, что мне было необходимо. Уверенность в себе и в нем росла с каждой секундой, ритм сердцебиения восстановился.
- Когда-то ты мне говорил, чтобы я относилась к разлуке, как к испытанию, испытанию наших чувств. Тогда так и было. И мы его с честью прошли. Сейчас точно такая же ситуация, вот только слагаемые поменялись местами. Но, как известно, от перестановки слагаемых сумма не меняется. К этой разлуке тоже можно было относиться как к испытанию. Но это уже не обязательно. Наше чувство уже давно не вызывает у меня сомнений, поэтому и проверять его не за чем, - чуть усмехнулась, - поэтому я просто буду ждать твоего возвращения.
- Лен…
- Подожди.- Опустила глаза, чтобы не зареветь. - Я знаю, что у тебя могут быть свои мысли на этот счет, но я хочу, чтобы ты знал, что ты единственный мужчина в моей жизни. Был и таковым останешься. – Подняла глаза и столкнулась с его удовлетворенной улыбкой.
- Леночка, - взял мое лицо в ладони, - какая ты у меня взрослая…
И так тепло стало от его слов, что я даже улыбнулась, первый раз за сегодняшний день.
- Вить, - конючу, - но я все равно буду по тебе скучать…
- Я тоже, моя хорошая, - легкое касание губ, - очень-очень… - вкрадчивый шепот прямо в губы и упивающийся поцелуй.
- Люблю, - быстро, глядя в глаза.
- И я тебя, - его бегающий взгляд по лицу, желая запомнить каждую черточку.
- Тебе пора… - Как же тяжело это говорить…
- Пора… - Как же тяжело это слышать…
Кое-как нашла в себе силы выпустить его из объятий. Сил говорить что-то еще не было – боялась сорваться водопадом слез. С трудом выпустила его руку из своих цепких пальцев, провожая его взглядом до автобуса. Уже когда он был на ступеньках автобуса, окрикнула. Он повернулся, не зная, чего ждать от меня. Видно было, что сам еле сдерживается. Осознание того, что он мужчина, а сейчас еще и тренер, на которого смотрят его подопечные, для которых он пример во всем, пришло мгновенно. Именно поэтому я сдержала свой порыв кинуться к нему, чем бы спровоцировала его на недопустимые эмоции, и просто сказала, выказывая улыбкой свою уверенность и спокойствие.
- Позвони, как доберетесь до места. – Все будет хорошо.
- Обещаю. – Тихо, но его улыбка громче слов сказала обо всем.
Теперь все так, как и должно было быть. Я стояла, пока автобус, увозящий частичку меня, не скрылся из виду. Но, как ни странно, чувство потери или утраты меня не посетило. На душе было спокойно. Более того, я уверена, что все будет хорошо. Просто замечательно!!!
Пока шла домой, не спеша, наслаждаясь умиротворенным зимним вечером, меня, как всегда, посетила замечательная идея, как не загнуться от скуки и тоски, а кучу свободного времени потратить с пользой, причем пользой для меня, но ради Вити. Но без помощи верного товарища мне не обойтись.
- Але, Лер, привет! – не скрывая восхищения собственной идеей, дразня загадками нетерпеливую подругу, пропела я. - У меня к тебе дело на миллион. Без твоей помощи ни как. Ты сейчас занята?
- …
- Ну, тогда я к тебе сейчас зайду. Ставь чайник, подруга!!! Грядут времена перемен!!! – и тут же отключилась, желая распалить известный всем Новиковский азарт.
Вдохнула полной грудью зимний воздух, и жизнь больше не казалась такой пустой. Пустой, потому что сейчас он не рядом. Но он со мной, он всегда со мной, в моем сердце, в моей душе, в моем теле…
Мысли о Лере привели меня к заключению, что и она очень дорога и близка мне. Не так, как Витя, по-своему, как друг. Настоящий друг. Как единомышленник. Ведь раньше моим другом, с которым я делилась всем – и хорошим, и плохим, был Витя. Да и тем, кроме спорта, музыки и учебы, а потом еще и моей семьи у нас не было. О парнях я тогда и не думала, а он, наверное, и мысли не допускал, что я в таком возрасте могу о них думать. Вот ведь как. Но после осознания наших истинных чувств друг к другу, дружить стало невозможным. Хотя, это было тогда. Сейчас он мне был и другом, и братом, и товарищем, и отцом, и любовником. И это еще не все его ипостаси. Но Лера – это другое. Теперь я осознала разницу между женской дружбой и дружбой между мужчиной и женщиной. Это, наверное, потому, что теперь я знаю мужчину и с другой, ранее не известной мне, стороны, в другом качестве. Вот иду и вспоминаю, как упрекала девчонок, когда они трещали о парнях. А сама сейчас и думать ни о чем, кроме моего мужчины не могу. И к Лерке иду именно за тем, что так или иначе касается него. Вот бы Ранетки поржали надо мной, узнай это.
Зашла в магазин за нашим любимым зефиром в шоколаде, чтобы задобрить изрядно понервничавшую подругу.
- Кулемина, что за тайны Мадридского двора?! Я тут чуть с ума не сошла от твоих загадок!!! - накинулась на меня с порога подруга.
- Тихо-тихо, Лера, ты чего так кричишь?! Дай мне хоть раздеться, и я тебе все расскажу. Обещаю! – сквозь смех сказала я, радуясь нетерпению подруги.
- Конечно, расскажешь!!! Куда ты от меня денешься!!! – фырчащая Новикова – это нечто. Давно я ее такой не видела. Лера у нас ведь мастер по разного рода планам и приключениям. Просто генератор идей! Но после Англии стала более сдержанной и серьезной. А вот сейчас я наблюдаю прежнюю, взбалмошную и взрывную Новикову, готовую пуститься в любую авантюру.
- На, держи, - протянула ей коробку с лакомством, - иди чай наливай.
- Ты не забыла… - с трогательным восторгом протянула Лера, превращаясь из взрывоопасной блондинки в белокурого ангела. – Ленка… - кинулась мне на шею, одаривая быстрыми объятиями, и унеслась на кухню. А я лишь в очередной раз подпиталась искренностью чувств.
Уже в процессе чаепития я изложила Лерке свою идею. От нее требовался план действий и практическая помощь. Ну, и духовная поддержка и понимание. И снова подруга меня не разочаровала.
- Значит так. Я заканчиваю в пять. Ты меня встречаешь, и мы идем в магазин. Ну, если в этом есть необходимость. А далее, по обстановке.
- Это как?
- Ну, это будет зависеть от того, что мы будем готовить.
- А! Понятно.
- Осталось только определиться с твоим расписанием.
- А чего с ним определяться?! Я с сегодняшнего дня на сессии. Все консультации, зачеты и экзамены с утра. К пяти я буду полностью в твоем распоряжении, – констатировала я, в заключении широко улыбнувшись.
- Это все хорошо, но как же репетиции и подготовка к экзаменам? – серьезно спросила Лера, в чем выявился ее педагог.
- Лер, ну, сама подумай, не могу же я целые сутки заниматься только подготовкой к экзаменам, так же ведь и свихнуться можно. Меня даже Степнов на прогулки силком вытаскивал.
- Ну, это да.
- А с репетициями, я думаю, мы разберемся – фанатиков среди нас больше нет, а экзаменационная программа уже готова, мы ее только шлифуем.
- Ну, тогда остался только один пункт плана, - с важностью полководца выдала Новикова, что меня безумно рассмешило.
- И какой? – в тон ей ответила я.
- Меню, - откинулась на спинку, деловито скрещивая руки на груди.
- Ну, это не проблема, - повторила ее действия я, - у меня уже все готово.
- Тогда, завтра и приступим! – улыбка чеширского кота появилась на милом личике блондинки. – Будем покорять с тобой вершины кулинарного искусства!!! – ну прям вождь пролетариата!
- Лерка… - девичий задорный хохот разразился на кухне.
А потом мы пили чай и секретничали. Оказывается, это весело, вот так вот запросто говорить обо всем, даже о самом сокровенном и интимном, превращая это в совершенно естественное. Я никогда не была скромницей, но и на показ не выставляла ни чувства, ни эмоции. А тут чувствуешь себя свободно, как в открытом море, но в тоже время ограниченном пространстве, потому что знаешь, что за пределы ничего не выйдет. Это называется полная уверенность и безграничное доверие. И все это относится к нам с Лерой. Странно, вот ведь как в жизни бывает, живешь-живешь рядом с человеком и не осознаешь, насколько он тебе близок. Хотя, в нашем с Лерой случае это скорее издержки возраста – мы ведь с ней как-то всегда были на одной волне, у нас с ней много общего, но и много своего, отличающего нас. Обе жили в неполноценной семье, заботились о тех, кто по сути дела должен был заботиться о нас - в силу возраста, и в силу статуса. Но… у нас все было с точностью до наоборот – о нас заботиться полноценно они не могли. Мы с ней обе сильные, но в разных параметрах. Хотя… физическая сила это скорее моя отличительная черта, но силой духа и упорством мы с ней как две капли воды. И в тоже время: она взбалмошная, я рассудительная; она эмоциональная, я сдержанная; она провоцирует, я принимаю обдуманные решения; она кокетка и ранетка, а я и думать об этом не думаю, но это было раньше, сейчас я вся в своем чувстве, а у нее никого нет… Стоп. Как нет???!!!
- Лер, а как у вас дела с Глебом? – начала я издалека. - Помниться, он за тобой ухаживал, - чуть прищурив глаз, запросто спросила я, зная, что мне она точно все расскажет – у нас с ней секретов друг от друга нет, если только один…
- Глеб?! – громко рассмеялась. – Да, Кулемина, вот что значит любить и не видеть ничего вокруг, - снова оглушающий смех, а я ничего понять не могу. – Лен, ты на Новом году в «Элефанте» ничего не заметила? Хотя, что я спрашиваю… - отмахнулась рукой, тихо хихикнув.
- Ле-ра, - угрожающе.
- Он с Наденькой моей уже давно серьезно встречается. – Направила взгляд в мои широко раскрытые глаза. - Кстати!!! Даже предложение сделал. Как раз на Новый год! – тут уже у меня отпала челюсть. А Лерка задорно хохотала.
- Быстро же у них… - еще немного офигевшая, но, постепенно приходя в себя, с трудом сказала я.
- А то ты Наденьку не знаешь?!
- Вот тут ты права. Подожди, а как же ты? Он же в тебя так влюблен был, - почему-то осторожно спросила я, даже видя то, что Леру это совсем не трогает.
- А от меня Гуцул всех ухажеров разогнал, – спокойно, помешивая чай в кружке.
- Что?! Гуцул?! – шок прогрессирует.
- Ага, - так же спокойно, засовывая чайную ложку в рот. А я, как дура, ничего не понимая, в нетерпении подробностей, наблюдаю за каждым ее действием, часто хлопая глазами.
Лера заметила мою реакцию и, борясь с искушением помучить меня неизвестностью, но, все-таки пожалев мои нервы, начала рассказывать:
- Я сама не поняла еще, с чего это началось. Да и он, похоже, тоже. Я с ним как-то и не пересекалась, пока с песней не помогла. Но он тогда по Зеленовой страдал, любил ведь по-настоящему. А когда он узнал о ее свадьбе, пустился во все тяжкие, а точнее, закрутил с Наденькой. Они у меня тут под боком свои страстные ночи проводили, - Лерка хмыкнула, - он на глазах менялся. Стал жестким каким-то, грубым, срывался без причины. Я ему тут тоже мозги вправляла на счет Наденьки. А потом мы со Степновым и Виктором Львовичем придумали, как его увлечь. Вернее, чем его увлечь.
- Со Степновым??? – уже какой раз за вечер дивилась я.
- Да, ты тогда в туре была. А Виктор Михалыч с ним вообще лучшими друзьями стали. Он то единственный, кто знает ситуацию изнутри и прекрасно понимает его, - на этих словах сердце больно кольнуло, - вот они с Шинским и придумали увлечь его музыкой. А я поспособствовала с приглашением на концерт, где мои ребята исполняли его «Весну». А потом он загорелся идеей создать группу. И пошло-поехало.
- А Наденька?
- А про нее он быстро забыл. Да и она не горевала, скоренько на Глеба вешаться начала. Он тогда еще за мной ухаживал, но Гуцул его отвадил. А когда группу набирал, я его уговорила Мишу взять, гитариста. Вот тут кино и началось. Как оказалось, Миша на меня тоже виды имел. Устроили петушиные бои, какие-то свои разборки. Я особо не вникала, но пригрозила им, что такого типа дележку терпеть не буду. Гуцул даже Мишу из группы выгонял. Тогда мне и пришлось с ним серьезно поговорить. – Она замолчала. Но мой интерес уже зашкаливал. Не выдержав и десяти секунд, спросила:
- И что он тебе сказал???
- Ну, сказал-то он мало, - ухмыльнулась весело, от чего и с меня напряжение сошло, -говорил, что я ему нравлюсь, тянет его ко мне, что хочет быть со мной, потом попытался поцеловать… - мои глаза стали еще больше.
- Вот это да… А ты?
- А что я?! – и так она на меня посмотрела, что мне стало стыдно оттого, что не была тогда рядом с ней, она ведь запуталась, ей совет нужен! – Я ему объяснила, что это он так просто пытается забыть Зеленову. Но, с другой стороны, ему надо разобраться в себе. – Опустила голову.
- А ты? – накрыла ее ладонь своей, - Ты к нему что-нибудь чувствуешь?
- Знаешь, Лен, - снова этот взгляд, ищущий поддержки, - до этого разговора я и не задумывалась – как-то я не очень верю мужчинам после Стаса. И по видимому мне просто льстило то, что за мной ухаживают, но серьезных отношений, да и вообще ничего кроме дружбы я с ними иметь не хотела. Они мне даже оба нравились. Поэтому и приравнивала их права, не выделяла. А после разговора что-то изменилось. Я стала более серьезно относиться к Гуцулу. А когда на празднике в школе мне Миша признался в своих чувствах, я совершенно спокойно сказала ему, что я его люблю, но только как друга. Не больше. И когда зашел Гуцул, мое сердечко заколотилось быстрее, - ее взгляд стал теплее, даже с искорками радости. Вот теперь я все поняла.
- А сейчас как? В кафе вы весьма неоднозначно смотрели друг на друга, - хитро улыбнулась, давая понять, что теперь секретов не потерплю. Лерка рассмеялась, ведь скрывать от меня ничего она и не собиралась.
- Мы Новый год встречали вместе.
- Знакомо… - в сторону.
- Нет, все не совсем так. Он шел на работу в кафе, почти в полночь. И забежал к нам поздравить – все равно по пути. А папа с Зоей Семеновной уговорили остаться на куранты. Игорь позвонил Шинскому, и тот был не против. Поэтому, я и сказала, что Новый Год мы встретили вместе, - снова ее улыбка. Такая умиротворенная…
- А я в кафе кое-что подглядела… - хитрющее посмотрела я на почти смущенную подругу.
- Ну, Кулемина… - разоблачено рассмеялась Новикова.
- Вы же целовались!!!
- Это был первый наш осознанный поцелуй! И ты стала его свидетелем! А что со свидетелями делают??? – угрожающе.
- С теми, что в ЗАГСе???
- Э, притормози, подруга! Мы решили не спешить с серьезными отношениями, а о ЗАГСе и речи пока быть не может. Пусть все развивается постепенно.
- Это правильно. Вы только ошибок наших не повторяйте.
- В смысле?
- Вы сейчас находитесь в том же положении, что и мы с Витей недавно. Ты учительница, а у него группа. И, как я посмотрю, неплохо поднимающаяся. Скоро начнутся гастроли, фанаты. Вы к этому готовы???
- Дам, как-то об этом я не подумала, - грустно сказала Лера, но тут же встрепенулась, - но я же знаю позицию Степнова на тот момент, и всю вашу ситуацию в принципе, поэтому, думаю, справимся. А ты мне, если что, подскажешь. Ты же у нас вон теперь какая мудрая стала, - мало, кто вот так с гордостью может восхищаться подругой. Лерка…
- Конечно, подруга, можешь на меня положиться!!!
Домой я возвращалась морально удовлетворенным человеком. У меня, казалось бы, есть все: любимый и любящий мужчина, лучше которого и быть не может, подруга, с которой полное единение душ и мыслей, остальные мелочи жизни, типа жилплощади, материального блага, профессия… Хорошая профессия, и мне по плечу… Но не по душе. Вот в чем загвоздка. Сейчас это оставалось последней ступенью к моему абсолютному счастью. Поэтому, придя домой, я снова принялась за поиски, обратившись ко всезнающему Интернету.
Не успела я просмотреть и пары ссылок, как мой телефон разразился знакомой сердцу мелодией.
- Алё, - с замиранием сердца ждала такого родного голоса.
- Леночка, любимая, - собеседник тоже видимо получал удовольствие от желанных звуков голоса.
- Витя… - удовлетворенно, - вы уже приехали? Устроились?
- Да, вещи разбираю. Не знаю, получиться ли еще сегодня позвонить, потому как наши обалдуи уже суетятся во всю, думаю, скоро я ощущу все прелести заезда.
- Ну, а как ты хотел. Они же не роботы, и возраст у них самый озорной. И я думаю, они осознают, что завтра у них начнутся трудовые будни.
- Да я все это понимаю, и запрещать не собираюсь, хотя очень хочется, просто смотреть за ними придется не отвлекаясь. Да и нас с Викторией всего лишь двое, а их…
- Степнов, я тебя не узнаю!!! И давно ты стал перед трудностями пасовать?!
- Кулемина, осторожней на поворотах, - голос стал стальным, указывая мне мое место женщины, - я не пасую, просто объясняю тебе, почему не смогу позвонить, чтобы ты там себе ничего не придумала.
- Степнов, - в тон ему ответила я, - я себе уже давно ничего не придумываю. И не придумаю, если ты повода не дашь.
- Не дам, - уже спокойнее, но все также твердо.
- Значит, конфликт исчерпан, - не давая слабинки.
- Вот и отлично, - твердо, - А как твои дела? – уже обыкновенно, даже заботливо, - Чем занималась?
- А я, как тебя проводила, к Лерке зашла. Чаи с ней погоняли, потрепались так душевненько! - Переполняемая положительными эмоциями проговорила я, окончательно развеяв дух недавнего конфликта. – Я тут узнала, что у них с Гуцулом уже не дружба.
- Я почему-то не удивляюсь. – Как-то слишком спокойно.
- Ты знал?! – не скрывая возмущения, удивилась я.
- Нет, видел. Вернее, наблюдал.
- Ах, да, ты же в кафе работал.
- Ага, с Гуцулом в паре. Кое-что он рассказывал, кое-чему я был свидетелем, а кое в чем я и сам разбираюсь.
- И в чем это ты разбираешься???
- В чувствах, милая, в чувствах. – Ехидно так.
- Да, по части чувственности ты у меня мастер… - провокация.
- Лена… - грозно.
- Все, больше не буду. – И правда, не стоит, а то сама не засну.
- Чем заниматься собираешься? – тихо, чувствуется грусть в голосе.
- Не знаю, - грустно, - хотела в Интернете полазить, но что-то уже не хочется. Приму ванну и почитаю что-нибудь – завтра в десять консультация.
- Правильный распорядок, одобряю, - бодренько сказал Витя, не желая провоцировать меня на грустные мысли.
- А я твой нет, но смириться видимо придется. Радует одно, что ты у меня будешь в трезвом уме.
- Тут без вариантов. – На том конце телефона послышался его громкий смех. – Кстати, о трезвости… мне пора, Лен, а то потом ситуация будет не поправима.
- Да, конечно, - грустно.
- Лен, ну не грусти, малыш, мне и так не легко здесь, без тебя, зная, что ты там одна, да еще и в то время, когда тебе необходима поддержка, - я даже слышала, как сердце его сжалось.
- Да, все нормально, Вить. И я здесь не одна, у меня знаешь какая подруга! Все будет хорошо, не переживай, – подбодряю, ему тоже киснуть нельзя.
- Обещаешь?
- Обещаю!
- Я люблю тебя…
- И я тебя…
Через секунду стало как-то грустно и одиноко, когда слух стали резать короткие гудки. Уже даже в ванну не хотелось. Свернулась калачиком, обнимая подушку, и погрузилась в собственные мысли, наполненные только ИМ. Так и уснула.
Проснулась рано, в шесть часов. Дам, в одежде спать не удобно. Скинула этот жуткий панцирь и отправилась в ванну. Пока ванна заполнялась, нашла свой телефон. Смска. От него.
«Спокойной ночи, любимая. Я ужасно по тебе скучаю»
Тепло от испытываемой нежности разлилось по телу. День начинается хорошо. У меня. Пусть и у него начнется также. Набрала смску с пожеланием доброго утра. Перечитала и отправила. Стало еще лучше.
Хоть и подъем был ранним, но из дома я выбегала, боясь опоздать. После консультации включила телефон, который сразу же оповестил о входящем смс. От него. Сердце радостно забилось.
«Доброе утро, моя хорошая. Я смотрю, тебе там без меня не спиться. Я Виктории передал твой плеер, зайди сегодня забери. Мне он ни к чему – я зарядку забыл. Они к трем должны приехать на спорткомплекс. Целую, любимая. Освобожусь, позвоню»
Быстро набрала ответ и направилась домой. Надо было подготовиться к Леркиному приходу.
Дома определилась с блюдом – сегодня решено запекать рыбу. Проверила наличие в холодильнике ингредиентов. Все почти есть, только зелень свежую купить надо. Ну, это мы с Лерой осилим. Туда-сюда, и уже пора бежать на спорткомплекс.
Там мне сообщили, что команда еще не приехала. Решила подождать – время-то есть. Стоя у гардероба, краем уха уловила знакомый заводной мотивчик. Как мышь на сыр, двинулась на звуки музыки. Знакомый кабинет, детские голоса. Заглянула. Детки хаотично бегали по залу, выполняя произвольные па. Занятие еще не начиналось.
- Девушка, вы что-то хотели? – Где-то сзади.
Я от неожиданности дернулась, а, повернувшись, наткнулась на милую улыбку девушки-тренера.
- Да нет, я вообще-то Викторию жду, - растеряно.
- Викторию? Они задерживаются, но уже скоро будут, - все так же улыбаясь.
- Спасибо, - наконец-то и я изобразила подобие улыбки, - я пойду.
- Простите, а Вы случайно не Лена? – неожиданно спросила она.
- Лена… - удивилась я.
- Девушка Виктора?
- Степнова…
- Может, Вы тогда Вику у меня в классе подождете, она сюда сразу зайдет – по дочке соскучилась. И Вам не скучно будет. Они у меня, знаете, какие озорные, но дисциплинированные, - доброжелательно так.
- А можно? – с детской надеждой во взгляде.
- Вам – можно. – Она все поняла.
Пропустила меня вперед и усадила на лавку, откуда мне было очень удобно за всем этим наблюдать. Сначала я просто с интересом смотрела, как эти маленькие бесенята, еще недавно мелькавшие перед глазами, бегая друг за другом, выстроились в ровные ряды и принялись выполнять упражнения, послушно внемля каждому слову тренера. Потом с физических упражнений они перешли на танцевальные движения, в связи со сменой музыкальной композиции. Вот тут мой интерес сменился азартом, и я начала ерзать на лавке, дергаясь в такт музыке, пытаясь сидя повторять движения. Вы не представляете, насколько это увлекательно! И эта их детская непосредственность… Они ведь приходят сюда не килограммы лишние скидывать, для них это тот же самый спорт, только в начальной его стадии. Подготовка, так сказать, организма для покорения спортивных вершин. Но больше всего привлекает их искренность, открытость, присущая только им, детям, которых еще не испортил наш взрослый мир со своими проблемами и заботами. Они настоящие. У них даже восприятие особенное. Наивное, что ли. И именно этим оно цепляет. Я определенно люблю детей!
- Лена, а Вы не хотите присоединиться к нам? – ворвался в мои мысли тонкий голосок тренера.
- Я?! – нет, блин, тут еще Лен рядом с тобой на скамейке полно.
- Иди к нам, - помахала ручкой маленькая светленькая девочка с голубыми-голубыми глазами. Ну, как тут откажешь?! Я тоже себе такую голубоглазку хочу!!!
Семеня, пристроилась в круг, оглядывая всех участников танца.
- Повторяй за мной, - с важным видом мастера дела сказал мне темненький мальчик с большими карими глазами, стоящий по другую руку от меня.
- Это Игорь, местный ловелас, - махнула пухленькой ручкой блондинистая голубоглазка, - он у нас тут уже почти со всеми девочками целовался. Но я ему не далась, я с Витей дружу. Он мой жених.
- Понятно, - проговорила я, делая серьезный вид, но еле сдерживая смех. И откуда они такие слова-то знают?!
А дальше я погрузилась с головой в атмосферу этого праздника жизни. Мы танцевали, даже немного подпевали. Разбивались на пары, делились по половому признаку, когда этого требовала игровая ситуация. Снова возвращались к физическим упражнениям. А в конце все дружно сказали спасибо Елене Сергеевне и Лене, то есть мне. После чего шумной толпой помчались в раздевалку.
- Спасибо Вам, Елена Сергеевна, - переполняемая каким-то неизвестным мне до этого видом радости сказала я.
- Можно просто Лена, я не намного тебя старше.
- Хорошо, - улыбнулась я, слегка смущаясь от упоминания моего возраста.
- А тебя дети любят.
- Мне тоже с ними понравилось! – с восторгом заявила я.
- Я заметила, - добро рассмеялась девушка, веселясь моим реакциям.
- Лена?! – знакомый женский голос. Как не странно, повернулись мы обе.
Это была Виктория. Вся запыхавшаяся, видимо бежала. Быстро поздоровавшись и расцеловавшись с моей тезкой, обратилась ко мне.
- Боялась не застать тебя. Вот, держи, - протянула бархатный мешочек с плеером, - моя зарядка не подошла. – Я лишь кивнула в знак согласия.
- Мамочка!!! – звонкий детский голос эхом разлетелся по классу.
- Леночка, солнышко!
Моя знакомая голубоглазка кинулась на руки к Виктории.
- Мама, а Лена с нами занималась. – Серьезно сказала малышка.
- Да?! – перевела удивленный взгляд с дочери на меня.
- У нее неплохо получается, - со знанием дела заключила она, - вот только движения подучить надо.
Мы с Викторией рассмеялись. И больше не было между нами выдуманного мной конфликта. Леночка поведала нам о своих отношениях с Витей, с которым она сегодня танцевала в паре, а потом он за руку довел ее до раздевалки. Но с ним они еще не целовались. И еще кучу всего интересного, что твориться в ее пока еще беззаботной жизни. Уже на выходе из комплекса, Виктория сказала мне:
- Лен, мне тут Витя сказал, что ты хочешь вернуться в спорт, но пока еще не определилась с назначением.
- Ну, да, - не понимая, к чему она ведет.
- Ты не хочешь пока походить на детский фитнес? Второй тренер на больничном, а Леночке тоже пока тяжело, она у нас совсем недавно. Помощница ей бы не помешала.
- Но я ведь ничего не умею, да и, наверное, навыки какие-нибудь специальные нужны, образование.
- Навыки навыками, и образование, конечно, тоже не лишнее, но с детьми главное найти общий язык, а у тебя, как я поняла, это с первого раза получилось – этому ни в одном институте не научат. С музыкой ты дружишь, да и в спорте наверняка заслуги имеешь.
- У меня разряд по баскетболу.
- Вот и отлично. Этого вполне достаточно для помощника. Это для тренера необходимо педагогическое образование и хотя бы курсы по фитнесу. В идеале физфак пединститута. Ну, и практика не помешает. Так ты согласна?
- Ну, я попробую, - засмущалась я, сжираемая изнутри интересом к новому делу.
- Тогда завтра в это же время. Сменку с собой не забудь.
- Хорошо, - смущенно улыбнулась.
- И еще, Лен, - ее взгляд стал мягче и нежнее, - Виктор тебя очень любит. У тебя нет причин для ревности.
- А я и не ревную, - поспешила оправдаться я.
- Я так и поняла, - подмигнула мне, - до завтра.
- До завтра… - тихо ей вслед, краснея от намека о нашем знакомстве. Быстрый взгляд на часы – половина пятого. – Черт, меня же Лерка ждать будет! – и опрометью бросилась на встречу к подруге.
К воротам родной школы добежала в начале шестого. Не обнаружив там ждущей меня Новиковой, стала уже прикидывать в голове возможные восклицания в мой адрес, причем не самого приятного характера, так как вдобавок ко всему мой телефон оказался разряженным. Присела на лавочку, чтобы отдышаться и обдумать дальнейший план действий, как из-за спины послышался до боли знакомый голос, но почему-то виноватый…
- Ленка, ты давно ждешь? Мне тут задержаться пришлось – надо было девчонкам с песней помочь. У них завтра срок, а песня не клеиться. Мелодия не идет и все. Мотив интересный, а на слова не ложиться…
- Лер, Лер, успокойся, - развеселенная ее оправданиями и осознанием своей невиновности, поспешила утихомирить тороторившую подругу, - я сама только пришла.
- Да? – вмиг успокоившись, перешла к допросу, - А где ты была? – грозно посмотрела на меня, понимая то, что я тоже опоздала. И если бы не ее задержка, то ей бы пришлось ждать меня. А ждать Новикова ох как не любит!
- Пойдем скорее в магазин, я тебе по дороге расскажу, - задорно хохоча, подхватила ее под руку и потянула прочь от школы, - ты еще не забыла, что мы с тобой сегодня кулинарим?
- Не забыла! – хитро прищурилась, - но причину твоего опоздания я бы знать хотела прямо сейчас!
- Лерка… - восторженно, - ты не представляешь, чем я сегодня занималась…
И я ей выложила все, как на духу, захлебываясь эмоциями. Но видели бы вы ее глаза, когда она слушала! Было такое ощущение, что она тоже сейчас была там и видела все то и так, как видела это я.
- Ленка… Я давно не слышала, чтобы ты так о чем-то увлеченно рассказывала! Разве что о Степнове, - хихикнула, - тебе ведь это интересно, да? – осторожно.
- Очень, Лер! Причем, я это только что поняла, когда тебе рассказывала.
- А как ты все будешь успевать? – заботится…
- Ну, сегодня же успела!
- Почти…
- Ну, если бы не Виктория, я бы не опоздала.
- А твоя сессия? Экзамены ведь могут и поздно заканчиваться. – Вот за что люблю Новикову, так за то, что она всегда помнит все нюансы и мелочи, о которых забывать не стоит.
- Ты права, - вмиг озадачившись, но настолько я была пропитана этим своим новым увлечением, что сейчас все трудности казались решаемыми, поэтому и эта проблемка оказалась не такой уж и страшной, - а я буду в первых рядах ходить сдавать! Так что весь экзамен у меня займет не более часа. Я все успею, Лера!
- Ну, тогда удачи тебе, подруга! – искренне радуясь. – Но это будет завтра, а сейчас у нас тоже есть не менее важная миссия. У тебя все готово для твоего кулинарного шедевра?
- Да, нужно только зелень свежую купить.
- Тогда вперед! – сказала Лера, пропуская меня на входе в супермаркет.
Я еще раз по памяти пересказала ей рецепт, после чего она положила в корзину еще пару необходимых по ее мнению ингредиентов.
Весь процесс приготовление происходил шумно, весело, но познавательно. Лера рассказала про особенности запекания рыбы и зачем поливать ее лимонным соком, а так же рассказала секреты ее мамы, как отмыть посуду от запаха рыбы. И еще кучу всяких важных мелочей, именуемых кулинарными хитростями.
Когда до полной готовности блюда осталось совсем чуть-чуть, стали накрывать на стол. Тут тоже Лерка блеснула знанием этикета – все-таки в Англии жила. Зазвонил ее телефон. Гуцул. Она выходить не стала, так как объясняла ему, что не может с ним сейчас встретиться, потому что занята со мной. Но по ее глазам читалось нетерпение увидеть его. Я никогда не была против, поэтому и сказала Лере, чтобы она позвала его к нам.
- Нам же нужен независимый эксперт для дегустации! Пусть только в кондитерскую за десертом зайдет! – и как-то от осознания того, что я сейчас поспособствовала встрече двух влюбленных, не говоря о том, что это мои лучшие друзья, на душе стало тепло и радостно. Радостно за них, и радостно за меня, что они у меня есть.
Дегустация прошла в прямом смысле на ура – умяли все до кусочка! Было действительно вкусно. Но еще и компания сказалась. Я уже давно так не отдыхала в компании близких мне людей. Мы шутили, вспоминали былое, говорили о серьезных вещах, строили планы на будущее. Когда убирали со стола для чаепития по-английски, у меня зазвонил телефон, и я без труда поняла, кто это. Сердечко прыгало внутри как солнечный зайчик.
- Алё, - нетерпеливо.
- Привет, - нежная улыбка.
- Как дела? – вот так просто…
- Хорошо, – ровно, - А у тебя как?
- Вроде даже очень ничего, но когда услышала твой голос, поняла, что мне тебя очень не хватает… - повернула голову, наблюдая, как милуются Лера с Гуцулом.
- Мне тебя тоже, малыш…- грустно. – Я весь день как белка в колесе. Ни свободной минутки. Столько работы! Я раньше и мечтать о таком не мог. --- Полно моральное удовлетворение. А как только распустил всех, так захотелось услышать тебя… - голос стал теплее. - У нас гости?
- Да, Лера с Гуцулом зашли, - снова повернулась на них, - такие они влюбленные! Прям как мы с тобой в первые месяцы…
- Привет им передавай, - улыбнулся. – Я очень рад за Игоря.
- А я за Лерку, она ж уже не верила в искренность чувств, а сейчас как влюбленная школьница!
Хохочет.
- Лен, так она и есть школьница – вы ж только полгода, как ее закончили.
Я и сама расхохоталась от нелепости сравнения.
- Вить… я очень скучаю, - сердце рвется к нему.
- Я тоже, Лен, но надо потерпеть. Ты, кстати, забрала у Виктории плеер?
- Ага.
- Я там тебе на диктофон наговорил кое-чего, тогда перед сном послушаешь. – Улыбается.
- Витя!!! – чуть не завизжала от радости.
- Только перед сном!
- Хорошо.
- Когда зачет?
- Завтра.
- Готова?
- Ага.
- Молодец! – вот что необходимо для удачной сдачи!
- Вить, а я теперь еще и помощник тренера по детскому фитнесу… - Гордо. Жду его реакции.
- Это как? – шок.
- А вот так! – дразнюсь. – Мне сегодня Виктория предложила помочь вашему тренеру, а то ей пока тяжеловато.
- А как сессия? – грозно.
- Я уже все просчитала! Я успеваю! Буду ходить на экзамены первая. – Удовлетворенно.
- Ну, Ленка!!! – гордо. – А ты справишься? – он не сомневается, а провоцирует меня на упорство. Он знает мою спортивную натуру.
- Думаю, да. Я буду очень стараться!
- Ну, вот в этом я не сомневаюсь!
- Вить, я люблю тебя! Особенно за то, что не сомневаешься…
- А я тебя еще больше! За то, что не даешь повода сомневаться… - тепло, очень тепло. – Иди к гостям, а то не удобно.
- Хорошо, - улыбаюсь.
- Не забудь про плеер, - тихо.
- Не забуду. Перед сном…
- Перед сном…
- Целую…
- И я тебя…
И большего счастья не надо.
Вернулась к гостям с блестящими глазами и сердцем, переполненном любовью.
Приняв душ и прочитав последний раз конспекты, достала плеер. Одела большие наушники и нашла нужную запись. Нажала на воспроизведение и закрыла глаза, желая раствориться в его голосе…


Спасибо: 52 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 650
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 47
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.01.10 16:16. Заголовок: Вот и я, вчера до ин..


Вот и я, вчера до интернета не добралась... Не получилось. Поэтому сегодня...


«Привет, любимая. Ты же знаешь, я не умею признаваться в любви, но сейчас, чтобы выразить все мои чувства к тебе простого ЛЮБЛЮ мало. И в двух словах этого тоже не скажешь. Ты стала для меня всем. Вся моя жизнь вертится вокруг тебя. Если тебя вдруг не станет в моей жизни, я просто умру. Зачахну. Сейчас тебя просто нет рядом, а я уже выть готов. Ты вошла в мою жизнь постепенно, неосознанно, а я ворвался в твою ураганом, разрушая все на своем пути, все твои представления о любви и нежных отношениях, уничтожив так необходимую тебе дружбу, лишая поддержки и уверенности. После того, как осознал, что люблю, не просто как лучшую ученицу и девочку-солнышко, а сильно и по-настоящему, жизнь моя стала похожа на круги ада, которые я наворачивал изо дня в день. Сначала мучил себя, а потом и тебя, признавшись в симпатии. Я перестал что-либо понимать. Ты говорила одно, а глаза кричали о другом. И я не знал, как себя с тобой вести. Хотел, чтобы ты стала только моим солнышком, улыбалась только мне. Я был жутким эгоистом только по тому, что любил тебя, как ни кого в жизни. А ты испугалась не только меня, но и своих чувств ко мне. И это стало тупиком. Но я принял это за судьбу. Поэтому, когда ты сказала, что между нами ничего не может быть, я повинился року, уволился из школы и покинул твою жизнь. Пытался забыть тебя, но все тщетно. Только твой дед верил в наше чувство, именно в его взаимность. А потом случайные встречи… Я так боялся сорваться, что насильно задвигал свои чувства в самый дальний угол. Я хотел тебе только счастья. Я даже готов был оберегать тебя на расстоянии, но рассчитывать на взаимность не мог, прикрываясь неправильностью этого чувства. А потом ты сама стала появляться везде, напоминая мне о былом. Ты взрослела, но меня это пугало. Я все еще думал, что это неправильно, я не тот, кто должен быть с тобой. Я не верил, что ты что-то ко мне чувствуешь. И отправным моментом стала история с захватом Липатовых. Ты тогда была так близко… И твое беспокойство за меня… Оно снова вынула мое чувство оттуда, куда я его так упрямо запихивал, и заставило надеяться. Но пока я мог позволить себе только дружбу. Ты стала теплее и приветливее, но я не мог надеяться, просто не разрешал. А дальше все напоминало страшный сон, кошмар, после того, как однажды я снова не сдержался и сказал тебе о своих чувствах, которые к тому времени стали еще сильнее. Но твоя реакция повергла меня в шок. Я запутался. Ты не оттолкнула меня и не отвергла, а просто указала на несуществующие обязательства, в которые я поверил. Я пытался со всем этим разобраться, но это было сложно, так как ничего не было. А когда ты позвонила мне и сказала, что твой дед в больнице, я снова ощутил то чувство нужности тебе, необходимости. Как я мог отказать тебе в поддержке! Ты была такая беззащитная. Поэтому твой напор и испугал меня. Я думал, что так ты просто боишься остаться одна. А ты напирала. По детски, но ставя взрослые цели. Я не узнавал тебя, ты стала не моей Ленкой, и в этом я винил себя. Но отказаться от тебя не мог, хоть и осознавал, что это все не правильно, не так это должно быть. Но донести до тебя это я не смог… Ты терзала меня своими провокациями, резала по живому. А те твои слова про то, что у вас с Гуцулом все было… Я не знал, чему верить… И снова рок – меня возвращают в школу. Я так этого хотел, но и представить себе не мог того, чем это обернулось. Я просто умирал заживо. Все твои выходки и провокации доводили меня до истерики, убеждая в том, что нам нельзя быть вместе. Я терзал сам себя, изводя окружающих. А Светочка… Я понимал, что это глупо, но другого выхода не видел. Хотя и это на выход слабо тянуло. Я просто уперся, отгородился ото всех и вся. Я ничего и слышать не хотел – жил своей полоумной идеей. А когда прозрел, пути назад не было. Ты представляешь, я – взрослый мужик, так считал! Смешно, неправда ли?.. Но самым моим глупым оправданием было это мое слово. Как оказалось, оно и не нужно было никому. Это уже давно не аргумент. На вашем экзамене с Гуцулом я понял, что обречен. Ты такая веселая была, радовалась жизни. А мне и радоваться нечему было, потому что жизни без тебя у меня не было бы… Мне осталось только пожелать тебе счастья. Что я и сделал. Не поверишь, но я ужасно боялся вашего выпускного. Тогда я в последний раз мог видеть тебя, твои глаза… твою улыбку. Слышать твой голос… Меня разрывало изнутри. Я понимал, что это последний шанс все изменить, но решиться не мог. Я просто не верил в возможность быть вместе. Но эта твоя песня… Я только тогда понял ее смысл, потому что ты пела ее мне. Сердце надорвалось, но я не смог… Зато ты смогла. Маленькая, неопытная, но такая решительная и упертая девочка смогла. И я ведь до последнего не верил… Не верил своим ушам. Поэтому и не смог тебе ответить на твой вопрос. А когда ты сорвалась с места и ушла, я понял, что судьба просто настаивает, тычет меня носом в то, что уже давно стало очевидным. И я тебя догнал, не желая отпускать больше никогда. И я ведь так и сделал. Я приковал тебя к себе на эти два месяца, запер в золотой клетке. И в этом была моя ошибка. Я просто наслаждался тем, что есть, совершенно не задумываясь о будущем. Все произошло слишком быстро. Как говориться, все и сразу. Первый поцелуй, первая ночь… Потом мы стали жить вместе. Ты получала то, что хотела, без ограничений, а я не мог поверить своему счастью. Я был слеп, потому что был влюблен как юнец. Я потакал всем твоим прихотям, но в тоже время ограничивал твою свободу. Я хотел быть с тобой всегда и везде. А когда началась твоя учеба, я и не заметил, как все стало не так. Что-то изменилось, но вот что, я не мог понять, потому как был собственником. Любил тебя до безумия. А потом появился Вася. И тут меня как ледяной водой из ушата… Лен, я все видел и все понимал, но сначала не хотел в это верить, а потом… вспомнил о твоем возрасте и о твоем опыте, который заключался в Гуцуле и мне. Я показал тебе все прелести секса, не задумываясь о том, что ты захочешь попробовать его еще с кем-то. Но рад, что ты этого не сделала… Да, дело даже не в сексе! Дело в отношениях… Я хотел, как лучше, но, не спрашивая тебя, а лучше ли так? Я был уверен, что я знаю, как лучше для тебя, забывая о том, что ты – человек творческий, что ты живая, в конце концов!!! Но остановить рушащийся мир я был уже не в силах… Только когда ты ушла к Лере и я впервые за столько времени оказался длинной ночью без тебя, я как будто прозрел в кромешной тьме. Я понял, что где-то ошибся, но вот только где?.. И я прожил каждый момент НАШЕЙ жизни заново, только теперь как бы наблюдая со стороны и анализируя. Тогда я много понял и уяснил для себя. Я стал другим. Решил начать все с чистого листа… Где-то мне приходилось наступать себе на горло, где-то терпеть, где-то быть мягким, а где-то жестким, но самым тяжелым было работать с тобой… Ты же у меня как самый дорогой алмаз, дикий, своенравный, но в тоже время хрупкий, требующий максимально аккуратной огранки. Я сначала испугался. Думал, что не справлюсь. Сорвусь. Но ты оказалась податливой глиной. Ты пошла навстречу. И это придало мне уверенности и напористости. Я решил, что не отступлю от намеченной цели. И ты стала меняться на глазах. Мне даже показалось, что ты сама этого хочешь. Эти почти полгода стали для нас с тобой экзаменом с предварительной подготовкой. Мы вновь познавали уже знакомые нам вещи, мы детально разбирали какие-то вопросы, но самое главное, мы познали истину, в которой заключается основа отношений, настоящих отношений - доверие. Мы вывели их на новый уровень. Мы!!! И вот сейчас я абсолютно счастлив. Находясь вынуждено вдали, я понял, что больше никогда не смогу без тебя. Ты – мой кислород… Лен, выходи за меня?..»
… Контрольный в голову… Сердце застряло в горле, а слезы хлынули новым потоком из все еще закрытых глаз.
Я не могла сообразить, что мне делать: хватать телефон и кричать в трубку, что я согласна, или сорваться и поехать к нему, чтобы сказать это в глаза.
Еще немного полежав, восстанавливая душевное равновесие, дотянулась до телефона и набрала короткое смс: «Я люблю тебя». А потом отослала еще одно всего лишь с одним словом. И настал мир во всем мире.
Эта исповедь стала для меня откровением немого, потому как Вите трудно выражать свои чувства словами, ему проще сделать это же действиями. Прослушав всего один раз, я знала ее наизусть. Каждое слово, каждую эмоцию, каждую нотку его голоса… Но я ее спрятала туда же, глубоко-глубоко, откуда достал ее Витя. Решила, что возвращаться к этому и обсуждать мы не будем. В ней был всего лишь один вопрос, и я на него ответила. А остальное… слишком личное и сокровенное, пусть таким и останется.
Утром я встала совсем другим человеком. Как будто окрыленным. Все у меня получалось, все спорилось. Первый зачет я сдала на ура, как и первый экзамен. Второй зачет, а заочно и экзамен, я получила автоматом. Поэтому мне остался лишь коллективный практикум, то есть песня группы «Ранетки». Но с этим проблем никогда не было. С Лерой на пару мы освоили кучу рецептов полезной и здоровой пищи, а мой эксперимент с детским фитнесом оказался более чем удачным. Я быстро переняла необходимые знания и так увлеклась, что это стало моим делом жизни. Я получала колоссальное удовольствие. Многие из заслуженных спортсменов комплекса сказали, что это мое призвание, но мне для полной уверенности не хватало мнения только одного, самого главного спортсмена моей жизни.
После очередной тренировки, Виктория обмолвилась, что надо как-то передать Вите на базу пакет с документами по командировке. Но пока не с кем.
- Вик, а давай я ему отвезу! – вспыхнула я.
- А как же твоя сессия? – хитро покосилась на меня, понимая истинную причину моего порыва.
- У меня завтра в двенадцать сдача практикума и я свободна, - от осознания реальной возможности я только что не прыгала, чего не могу сказать о своем сердце.
- Соскучилась? – хитрость сменилась искренностью и пониманием.
- Очень…
- Тогда пойдем, я тебе отдам конверт и все расскажу – сделаем Вите сюрприз.
Домой я летела. У Лерки сегодня был факультатив, поэтому кулинарного урока не предвиделось. Вследствие чего весь вечер я решила посвятить подготовке к предстоящей поездке. Как примерная жена, первым делом решила побаловать своего мужчину домашней пищей. Поэтому быстро нафаршировала перец и поставила его тушиться. Свежие овощи было запланировано взять утром. Покидав в сумку самое необходимое, так так до конца командировки осталось всего три дня, решила уделить время и себе. Навести красоту, так сказать.
К десяти вечера я была в полной боевой готовности. Вот только выезжать надо было в четыре часа следующего дня… Лежа в кровати, представляла нашу встречу, Витино удивление. Расчет должен быть точным: в семь, начале восьмого я на месте, там меня встретит директор школы олимпийского резерва по игровым видам спорта, где и располагалась тренировочная база. Он меня провожает в комнату к Степнову, о чем с ним договорилась Виктория, и я во всей красе жду его с работы. Картинки представлялись самые разнообразные. Спать совсем не хотелось, но надо – сдача практикума требовала сосредоточенности, чего можно было достичь, только основательно отдохнув. Долго проворочавшись, я все-таки уснула.
К моему удивлению, я выспалась. Проделав все привычные утренние процедуры, быстро сходила в магазин, чтобы купить свежих овощей, фруктов и сыра. Вернувшись, аккуратно сложила в заранее приготовленную сумку. Еще раз проверила ее укомплектованность, закинула на плечо и вышла из дома.
На сдаче наше выступление по списку было примерно в середине, но по моим расчетам я по любому успевала на автобус. И все-таки перестраховаться не помешало бы. Нашла старосту, предупредила об автомате по последнему экзамену, сообщив, что Алехина передаст ей мою зачетку. А так же узнала, что за практикум оценки объявляют сразу. Облегченно вздохнув, направилась к своему коллективу, чтобы настроиться на нужный лад.
Как и предполагалось, нервничали все, кроме меня. Поэтому я не стала предупреждать о том, что после сдачи сразу уеду. Решила сделать это потом, чтобы больше не нервировать.
В экзаменационной комиссии сидел Романовский и пара преподавателей музыкального класса нашей школы. Настраивая бас, я про себя усмехнулась, что в следующий раз место одного из них может занять Лерка. Моя Лерка! Вернее, Новикова Валерия Андреевна, педагог по вокалу.
Так как оценивали коллектив, оценка была одна на всех. И естественно, самая высокая. Но Юрий Аркадьевич отметил мою непосредственность. Эх, Юрий Аркадьевич, знали бы Вы…
Выйдя счастливыми из актового зала, я поспешила сообщить Ранеткам, что уезжаю и не смогу пойти с ними в кафе. Они меня немного поуговаривали, но, поняв, что я не сломлюсь, отпустили, взяв с меня обещание, обязательно присутствовать на коллективном сабантуе по поводу сдачи сессии. Я согласилась, ведь последний экзамен совпадал с нашим возвращением.
И вот я на месте. Поселок Серебряные Пруды Московской области. Загородом я была всего несколько раз и в основном в дачных поселках, поэтому и представить не могла, что райцентр в области может отличаться от города всего лишь высотой домой, отсутствием круглосуточных магазинов и невероятной белизной снега. Всего остального хватало вполне: и людей, и машин, и магазинов. Только все было проще и спокойнее. И честно скажу вам, мне даже понравилось.
Приятный мужчина лет сорока пяти встретил меня на автовокзале и доставил на базу, проводив в комнату Степнова. У него была небольшая, но вполне уютная комната со своим санузлом. Две кровати, письменный стол, шкаф, кресло, холодильник с микроволновкой и даже телевизор. Заглянула в шкаф. Его. Все вещи аккуратно сложены. Не удержалась, и положила рядом свои. Остальное содержимое сумки предназначалось для холодильника. Открыла и ахнула – кроме молока и кефира там ничего не было. Заняла пустые полки привезенной провизией, мысленно ругая Степнова.
Кровати стояли по отдельности, у противоположных стенок, что меня сначала порадовало, а потом смутило – я не смогу спать с ним на разных кроватях. Поэтому, следующим моим решением было немного переставить мебель. Стол из центра от окна переместился к одной из стенок, у которой стоял шкаф, а сдвинутые кровати заняли почетное место по центру. Расправила покрывало. Оглядела все хозяйским глазом – очень даже ничего, почти по-домашнему. Не хватает только самого хозяина и горячего ужина на столе. Села в кресло и уставилась в телевизор, нетерпеливо переключая каналы. Тихо открылась дверь, и в проеме показался Витя. Немного уставший и замученный, но все такой же родной и любимый. Быстро окинул комнату взглядом, взглянул на меня, а потом извинился и вышел. Я и сказать ничего не успела. Но через секунду дверь снова открылась. Витя смотрел только на меня, не замечая ничего вокруг. Мое сердце грохотало в груди. Я встала с кресла и отложила пульт. Витя вмиг сократил расстояние между нами и заключил меня в объятия, которых мне так не хватало все это время. А я пережила целый калейдоскоп эмоций.
- Ленка… - тихий шепот в ухо.
- Ага, - довольно улыбаясь.
- А я думал, что дверью ошибся и у меня галлюцинации. Но слишком желанные галлюцинации, - отстранился, и, взяв мое лицо еще в холодные ладони, но, согревая одним взглядом, сказал, - поэтому и вернулся, решил убедиться в натуральности.
- Я очень соскучилась…
А дальше только его губы и сильные мужские объятия. Как же я скучала…Милый мой, хороший. Люблю.
- Степнов, а что это с твоим холодильником? – с трудом оторвавшись от него, задала волнующий меня вопрос.
- А что с ним? – непонимающе.
- Витя!!! Он пустой! – возмущенно. – Ты тут вообще ешь?
- А! Вот ты про что! – рассмеялся. – Не переживай, нас тут отлично кормят. В соседнем кафе, рядом со спорткомплексом. Кстати, если поторопимся, то успеем на ужин. Там и тебя накормят.
- Ну, уж нет, - выбралась из крепких объятий, - сегодня я тебя буду кормить.
- Вот как?! – удивлен.
- Вот так!!! – передразнила, - Иди в душ, а я пока разогрею.
- Ну, как скажете. – Странно покосился на меня и скрылся за дверью ванной.
Уже после ужина, лежа на приличных размеров кровати и смотря какой-то фильм, я вспомнила про конверт.
- Ну, что? Будем ложиться спать? – глядя на часы, которые показывали уже половину одиннадцатого, спросил Витя.
- Будем, - хитро улыбнулась, - только я сначала в душ. Дашь полотенце?
- Конечно.
Из душа я вышла в пижаме и сразу же нырнула под одеяло, уютно устраиваясь под теплый бочок к любимому мужчине. Как только наши оголенные участки кожи соприкоснулись, надежда на спокойную ночь покончила жизнь самоубийством. Нам хватила всего лишь взгляда…
Нависая надо мной, почти в губы:
- Только, Лен, здесь такая слышимость…
- Все понял, шеф, - сквозь тихий хохот, - я буду стараться.
И я старалась… Очень старалась, с трудом сдерживая желание закричать от удовольствия. Хорошо хоть кровать не скрипела…
А следующие два дня были действительно отдыхом. Пока Витя был на тренировке, я ходила в тренажерку, бассейн, а после мы гуляли по поселку, катались на катке. Степнов всем представлял меня как свою невесту. Я просто парила в облаках. А перед уездом нас пригласили в баню. Настоящую деревенскую баню с веником и валянием в снегу. Вот это было здорово!
Уже сидя в автобусе:
- Лен, у меня отпуск две недели. Я билеты забронировал на вторник, тебе, мне и Петру Никонорычу. Съездим на недельку в Швейцарию, твоих повидаем. Ты только ничего им не говори заранее, я хочу им ответный подарок за часы сделать.
- Витя!!! – кинулась на шею, - Ты у меня самый лучший!!!


Коментов совсем мало, наверное, совсем не интересно. Ну, да ладно...


Спасибо: 53 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 677
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 49
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.01.10 16:57. Заголовок: А вот и я! http://jp..


А вот и я! Спасибо всем, кто ждал, надеялся и верил. Я тут вам продку принесла на ваш суд... Очень волнуюсь...

Сидя в самолете у иллюминатора, наслаждалась видом безграничной свободы, которая захватывала дух. Вот только в жизни моей сейчас все по-другому… Раньше для меня самым главным и наипервейшим условием во всем была свобода. В действиях ли, в решениях ли, в отношениях ли… Но свобода. Полная и неприкосновенная. Зависеть я ни от кого не зависела. Ни учителя, ни дед, ни друзья воздействия на меня ни какого не имели. Да не очень-то и пытались. Да чего уж тут, не за чем было – переходный возраст протекал плавно, без эмоциональных всплесков и зашкаливающего максимализма. А после истории с боями все вообще перестали считать меня ребенком. Лишь только Степнов… Интересно, почему? Может, считал меня беззащитной из-за родителей, вернее, их отсутствия? Дед-сердечник не в счет. А может, это уже тогда была наша с ним духовная сложноорганизованная связь? Во загнула… Но он единственный, кто с первого взгляда мог разглядеть мое действительное настроение. А может поэтому я и чувствовала себя свободной, так как его забота обо мне была незримой. И мне ой как не хотелось, чтобы эту свободу кто-то ограничивал. Но Степнов все-таки попытался, правда, уже на правах собственника. Вот тут-то все и началось. Как будто запоздавший переходный возраст. Я делала все с точностью до наоборот. Причем специально. Иногда мне казалось, что я повышаю свою самооценку, выводя из себя взрослого мужчину. Как будто черти разжигали меня изнутри. Мои поступки стали эмоциональными и неуправляемыми. Это теперь я осознаю, насколько это было жестоко по отношению к нему, как было больно… А тогда я просто защищалась. Ну, как мне это казалось. А на самом деле нападала, целенаправленно причиняя боль. Да я ни одного нашего конфликта, ни одной нашей ссоры не погасила!!! Как упертая дура, шла на пролом, растаптывая и круша все мосты и соломинки. А он терпел… Как мог терпел. Ведь я прекрасно знала его взрывную натуру, его плохо управляемый гнев, и все равно провоцировала. Да так намерено, что если бы он не заметил, я бы сама ему на это указала! Вот зачем мне это надо было?! А Вася ни в чем не ограничивал, даже не пытался. Вот я к нему и потянулась. Удобно ведь. И вот на этом контрасте я и осознала, что на самом деле мне необходимо, чтобы меня ограничивали, чтобы я от кого-то зависела, чтобы кто-то обо мне заботился и принимал за меня решения. Мне нужен мужчина, который бы смог мною управлять. Мне хотелось тупо подчиняться! Я читала, что ко многим, кому свойственны такие перемены в мироощущении, все это приходит гораздо позже, когда они «нагуляются» и вдоволь насытятся этой самой свободой. Но моя сознательная жизнь такого плана началась, видимо, раньше, чем у этих многих. Вот поэтому в свои восемнадцать я и поняла, что такая свобода мне и даром не нужна. Только с ним и за ним. Хотя, может это просто Степнов мой такой. Смог убедить меня в этом. Да даже если и так, что это он меня к этому подвел, а не я сама дошла. Это ведь еще уметь надо так себя преподнести и поставить, чтобы женщина безропотно тебя слушала. Учитывая то, что я его знаю давно, но о том, что он может быть таким, даже и подумать не могла. И это тоже до сих пор является для меня загадкой. Но разгадывать я ее не спешу. У нас еще вся жизнь впереди…
С такими мыслями провалилась в сон.
В аэропорту нас встретил папа, на редкость добродушный и в хорошем расположении духа. Мама с Серегой ждали нас дома. Очень странны мне были и теплые дружеские объятия его и Вити. Нет, он, конечно, после долгой беседы с дедом, одобрил наши отношения, но о том, что мы живем вместе, знала только мама. И когда он только проникся таким уважением к взрослому ухажеру своей маленькой дочери, хоть и совершеннолетней??? Ну, да ладно, с этим я потом разберусь. По отношению ко мне никакого укора не заметила, только безграничная радость.
В машине ехали тоже интересно: мы с дедом сидели сзади и разглядывали мелькающие за окном пейзажи. Картинка завораживала, но я краем глаза все-таки наблюдала за мужчинами, сидящими спереди, то есть папой и Витей, которые вели оживленную и непременно дружескую беседу. Как будто они тысячу лет знакомы!
Машина остановилась у заснеженного двух-уровнего домика, занесенного по самую крышу. Зима в Швейцарии в этом году выдалась снежной, в отличие от московской, что меня откровенно порадовало. Мужчины, те, что по моложе, забрали сумки, а я у деда забрала ноутбук. Дом с улицы мне определенно нравился. Весь верхний этаж был мансардой, но по периметру достаточно большой. Причудливые окошки, декоративные балки контрастировали с основным фоном дома. Большое крыльцо и широкая входная дверь.
В дом я заходила последней. Но это не помешало оказаться в маминых объятиях первой. Встреча была трогательной. Больше всех внимания досталось, конечно, Вите. Все вокруг него прыгали, как будто он самый долгожданный гость. Даже о моих делах спрашивали у него. Вот блин. Сначала меня это слегка обидело, а потом я увлеклась игрой с Сережкой и забыла про это нелепое чувство. У меня еще все впереди. А Витя должен влиться в семью. Хотя… куда уж больше.
Когда все более-менее успокоились, мама увлекла меня на кухню, якобы в помощь, а Серегу оставила на мужчин, которые пошли смотреть дом.
И вот настал момент истины.
- Мама, а что это с папой?! Я думала, он все-таки с Витей осторожничать будет, а тут… Любовь-морковь и все такое… - взгляд у меня был действительно ничего не понимающий. Наверное, поэтому мама и не стала скрывать от меня сию причину.
- Леночка, да ты не переживай, - тихо расхохоталась мама, - тут никакого подвоха нет. Просто когда я казала ему, что вы не просто встречаетесь, а живете вместе, он решил серьезно поговорить с Виктором. Уж не знаю, о чем они там разговаривали, но вернулся он спустя час довольный как слон. Лег на кровать и молча смотрел в потолок, но с очень серьезным видом. Я даже спросить что-либо не решалась. Ты же знаешь, такая смена настроений нашему папе не свойственна. А потом он вдруг произнес: «Какой же мужик этот Виктор! Нашей Ленке очень повезло». А только недавно я узнала, что они периодически созваниваются. Оказывается, твой папа через Виктора узнавал, как у вас с дедом дела, потому как вы всегда все скрываете. А на Виктора, видите ли, можно положиться. И как оказалось не зря. – Мама широко улыбнулась и потрепала меня по волосам, слегка их взъерошив.
- Вот это новости… - наконец отошла от шока я.
- Скажу тебе больше, папа сам Виктору часы выбирал. Меня даже не подпустил.
- Ну, ни фига себе…
- Лена. – Она укоризненно посмотрела на меня.
- Ой, мам, извини, - ну не любит она этого молодежного сленга.
- Давай на стол накрывать, а то мужики, наверное, кушать хотят, - и принялась расставлять посуду.
Я ей тоже помогала, пытаясь запомнить и эти премудрости. Почему-то сервировка стола, именно вот такая основательная, ассоциировалась у меня с большим домом, дружной семьей. Мама рассказывала мне про Сережку, как он растет, что уже умеет делать, а я ей рассказала про своих детей, с которыми я занимаюсь. И вы знаете, мама меня поняла. И естественно одобрила мой интерес, но все равно спросила, что по этому поводу думает Виктор. Ну, тут я с гордостью сообщила ей, что он сказал, что поддержит меня в любом случае. А ввиду того, что он спортсмен, будет мне во всем помогать. Но к моему выбору он не имеет никакого отношения, вернее, он не оказывал на меня влияния и давления. Это только мое решение. Так же я ей рассказала о возможностях и перспективах моего нового занятия, и естественно о плюсах. Ведь я буду работать вместе с Витей. На этот плюс мама коварно улыбнулась.
- Лен, а ты уверена, что ты действительно хочешь работать вместе с ним? Ведь вы тогда двадцать четыре часа в сутки будете вместе. Не боитесь, что надоедите друг другу?
- Мам, да мне и двадцати четырех часов мало, когда я рядом с ним! – непонимающе возразила я.
- Лен, ну, это пока. Люди устают друг от друга. – Вкрадчиво, чтобы не спровоцировать снова моей такой реакции.
- Вот когда устанем, тогда и посмотрим. Мы будем решать проблемы по мере их поступления. – Как-то слишком резко заявила я.
- Это тоже правильно. Но все-таки…
- Мамуль, да все будет хорошо… - подошла, обняла ее нежно-нежно, положила голову на плечо, - мы столько пережили, через столько прошли, что теперь я уже ничего не боюсь, - заглянула ей в глаза, на которых уже наворачивались крупные материнские слезы. – И вообще, у нас не будет возможности часто пересекаться, только в перерывах, которые не факт, что совпадут. Мам, я тоже об этом думала. Но самое главное в этом то, что мы делаем одно дело, у нас общий интерес – чтобы наши воспитанники достигали самых высоких результатов и вели наш спортклуб на вершину пьедестала. Мы ведь не конкуренты. Нас объединяет идея, но не деятельность. И поэтому нам будет о чем поговорить дома за семейным ужином. – Я уже во всю улыбалась.
- Семейным ужином?.. – мама внимательно посмотрела на меня, прищурив один глаз, но не скрывая интригующей и знающей улыбки. – У вас есть планы на будущее???
Я смущенно опустила глаза, но скрыть счастливой улыбки не смогла…
- Ле-на.
- Мам, - подняла голову, - мне Витя предложение сделал…
- И? – уголки ее губ поползли вверх.
- И я согласилась… - тихо ответила я, слегка пораженная реакцией мамы.
- Ну, слава Богу!
- ???
- Лена, твой Витя замечательный! Ты ведь знаешь, с категорией каких людей мы работаем, так что ты зря считаешь нас старомодными и не современными. Просто ты наша дочь, поэтому мы и беспокоимся. Но папа правильно заметил, что на Витю можно положиться. Он взрослый, опытный и мудрый. И эта ваша разница в возрасте… Для тебя это только плюс. Ну, ты понимаешь, о чем я. – На этих словах я залилась краской до кончиков ушей. – Вот ведь как. Я каждый день только это и обсуждаю со своими пациентами, а с дочерью не могу. Лен, ты просто поверь, и с точки зрения физиология, и с точки зрения разума, взрослые мужчины лучше ровесников.
- Мам, он лучший, - все еще смущаясь.
- А что, есть с кем сравнивать? – удивленно, но в тоже время неодобрительно. - Насколько я понимаю, он у тебя первый и… единственный.
- Да, – утвердительно, - просто…
- Девушки, ваши мужчины проголодались. – В дверном проеме показался веселый папа.
- А у нас уже все готово! – так же весело ответила мама. А папа, улыбнувшись, скрылся за дверью.
- Ладно, потом как-нибудь расскажу.
- Обязательно. – Добро, по-матерински, улыбнулась.
Ужин проходил в необычайно домашней обстановке. Ни сколько не праздничной, а совершенно необыкновенной. Каждый говорил о своем, но как об общем. И воспринималось это точно так же. И, действительно, у нас всех было много общего: у Вити с дедом роман; у папы с ним же спорт, ведь, как оказалось, он стал ярым болельщиком команды, которую тренирует Витя; мама выспрашивала у Степнова про меня, так как он еще давно заменил мне ее – контролировал успеваемость в школе, отслеживал успехи группы, ну, и вообще. А всех нас объединяла любовь…
Сидели долго и весело. Сережа уснул, играясь, поэтому мы с мамой пошли его уложить. А когда возвращались, мама показала мне нашу с Витей спальню.
- Лен, вот ваша комната. Кровать я уже застелила, полотенца в комоде, а халаты я положила на кровать. – И она открыла дверь одной из двух комнат мансарды.
И тут моя фантазия зашла в тупик, когда предо мной предстал предел моих мечтаний. Комната была более чем просторной. По центру стояла двуспальная высокая кровать, покрытая бордовым покрывалом, прикроватные тумбочки, комод темного дерева. На стене висела приличных размеров плазма. Но это мелочи, по сравнению с видом, открывающимся из огромного мансардного окна во всю стену, перед которым стояла козетка. Окно с широким подоконником в нашей московской квартире не идет с этим ни в какое сравнение. И еще одно окно было в крыше, почти над самой кроватью.
- Ни фига себе… - не смогла сдержать своего восхищения я. Мама решила опустить замечание, лишь довольно улыбнулась.
- Вещи можете разложить вот здесь, - мама указала на неприметный встроенный шкаф.
- Мам, какая красотища… - подошла к окну.
- Я знала, что тебе понравится. Это твоя комната. Мы с папой до последнего надеялись, что ты приедешь к нам жить.
- Мамулечка! Любимая! - кинулась на шею, желая задушить в объятиях.
- Да все хорошо. – Засмеялась. – Если бы ты сюда приехала, то может не было у тебя сейчас такого Виктора.
- Спасибо, мам.
- Да за что?!
- За понимание. Я так вас с папой люблю.
- Ну, все, - высвобождаясь из моих объятий, успокаивающе поглаживая по спине, - пойдем. А то наши мужчины там совсем без нас соскучатся.
Спустились вниз.
- А вот и наши дамы! – воскликнул дед.
- Мы уже по вам соскучились, - констатировал папа, уже слегка захмелев.
- Я же тебе говорила, - тихо шепнула на ушко мама.
- А я поймала любящий взгляд своего мужчины.
Уселись на места. Витя вдруг взял мою руку и слегка сжал. Я поняла, что он немного нервничает. Вот только в чем причина…
- Никита Петрович, - зафиксировал ожидающий взгляд отца, - Вера Николаевна, - поймал одобрительный мамин, - Петр Никанорыч… - подкрепился поддерживающим деда. - Спасибо вам за такой теплый прием и безграничное доверие. – Повернулся ко мне, чтобы в чем-то убедить и убедиться. - Я очень люблю вашу дочь и внучку, - перевел дыхание, заметно нервничая, - поэтому не буду изобретать велосипед, а просто скажу, что здесь и сейчас я хочу попросить у вас руки Лены…


Вот как-то так... Жду на прежнем месте...

Спасибо: 50 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 744
Настроение: А жизнь-то налаживается!;)))
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 53
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.02.10 22:59. Заголовок: Извините засранку за..


Извините засранку за задержку... Дина, как заказывала!
Отдельная и специальная благодарность моей беточке! Алиска, ты настоящий друг и соратник!



Сказать, что для меня это было неожиданно, ничего не сказать. Так, похоже, я была единственная, которая пребывала слегка в шоковом состоянии от этой новости, потому как на их лицах я удивления не увидела. Мама сдержано улыбалась, чтобы не разрыдаться от счастья, дед уже подпрыгивал на стуле, а папа как будто производил в уме какие-то сложные математические действия. Но было понятно одно – все ждут отмашки папы Никиты. Я обвела всех ошарашенным взглядом и остановилась на Викторе, который сейчас держал меня слегка влажной ладонью за руку, но выжидающе смотрел на главу семейства.
Закончив «вычисления», папа поднял глаза от тарелки, которую сверлил взглядом, обвел всех присутствующих, как бы интересуясь их мнением, но, понимая, что решение принимает он. Все затаили дыхание. Сейчас на папу смотрели четыре пары глаз. Пауза затянулась. Прочтя в наших глазах только согласие и одобрение, сменил строгую маску на добрый взгляд и широкую улыбку.
- Ну, что вы на меня все так смотрите, как будто я тиран какой-то?! – весело встрепенулся папа. - Пап, сходи за шампанским! Будем отмечать это событие! – деду два раза повторять не надо было.
- А я фужеры достану! – взметнулась мама, озаряя все вокруг своей улыбкой.
Витя все еще молча смотрел на отца, сжимая мою руку. А я боялась дышать, все еще ожидая конкретного ответа. Видимо, плохо верила в происходящее.
- Никита Петрович, - робко начал Степнов, - это значит, что вы согласны на наш с Леной брак? – уже более требовательно, но спокойно. В это время мама ставила фужеры, а дед ковырялся с пробкой.
- Пап, давай я, - взял у деда бутылку и стал откупоривать шампанское. – Это значит, совет вам да любовь! – торжественно произнес мой папа и выстрелил пробкой, что отрезвило и нас, выводя из состояния шока. Вот она – эйфория…
Наши взгляды встретились, блеснув новым огоньком манящего будущего. Нежная улыбка и тихое люблю. И снова сердца в унисон…
- Вот только мы не знаем Леночкиного ответа. – Хитро прищурив один глаз, спросил Никита Петрович, разливая шампанское по фужерам.
Я обвела взглядом сидящих за столом родственников, которые с интересом ждали моего ответа, потом посмотрела на Витю, который с такой любовью смотрел на меня, что хотелось кричать на весь мир, как я счастлива. А он нежно улыбнулся и проникновенно, так, что все мои внутренние органы на время прекратили свою работу, сказал:
- Лена, ты выйдешь за меня замуж?
- Да. – Тихо, но без капли сомнений.
И снова глаза в глаза… рука в руке… сердце к сердцу…
- За будущую ячейку общества! – торжественно произнес папа, протягивая фужер с шипучим напитком к центру стола.
Дружно чокнулись и отхлебнули по глотку.
- Горько! – Выдал дед, слегка поморщившись.
На мое удивление, его все поддержали. И даже папа. Но мы решили аккуратно, чтобы ни кого не смутить. Легкое касание мужских губ женских, слегка придерживая за подбородок. Счастливый взгляд в глаза и только губами:
- Люблю…
- И я тебя…
Во время ужина разговаривали обо всем. Сначала обговорили основные моменты нашего совместного будущего: когда свадьба, где жить будем, когда детей планируем. Витя принял удар на себя, я только лишь кивала. Похоже, он знает моего папу лучше меня. Потому как, видимо удовлетворившись ответами, мы снова просто разговаривали.
Когда ужин подошел к концу, папа с Виктором пошли проводить захмелевшего деда до его комнаты, а мы с мамой принялись убирать со стола.
Уложив деда, папа забежал за фужерами под коньяк, сообщив, что они с Витей в гостиной. Им что-то надо обсудить. Мы с мамой понимающе улыбнулись.
- Лен, ты мне рассказать обещала… - осторожно, но заинтересовано спросила мама Вера.
- Про то, с кем я Витю успела сравнить… - горько усмехнулась я. Подняла затравленный взгляд на маму. – Ты действительно хочешь это знать? – меня все еще одолевали сомнения, стоит ли еще кому-то рассказывать о своей глупости. А уж тем более маме.
- Лен, ты – моя дочь. То, что я была далеко в то время, вовсе не означает, что я не хотела участвовать в твоей жизни. Ты думаешь, меня не мучила совесть, что я не с тобой, что не могу уберечь, посоветовать?
- Мам, да не в этом дело! Просто мне тяжело признавать свои ошибки, да и еще такие глупые!
- Ну, этим ты вся в папу Никиту. – Обняла за плечи. Я положила голову к ней на плечо и захныкала.
- Мам, я ведь чуть его не потеряла… - ее ладонь легла мне на макушку и опустилась на загривок.
- Лен, расскажи. Я ведь ничего не знаю.
- Да чего тут рассказывать. Я по собственной глупости чуть не отказалась от счастья. – Закрыла лицо руками и уткнулась в мамину грудь.
- Может вина? – Я согласно закивала.
Вскоре мы уже сидели за столом и потягивали коллекционное французское вино.
- Мы с Витей долго и тяжело шли к полному взаимопониманию. Если бы не дед, который не был против, то мы бы так и не дошли. Глушили все в себе. А дед со своим романом открыл нам глаза. Но и после этого легче не стало. Мам, ты даже представить себе не можешь, что ему вытерпеть пришлось. Я же невыносимая была!
- Лен, - осторожно, - а как вы вообще поняли, что вы не безразличны друг другу?
- Наверное, после боев. Ну, ты знаешь, - мама кивнула. - У меня же парней не было, да и не интересовали они меня, только как члены команды и просто люди. А тут… Толи этот его поступок, толи его забота и ухаживания, когда я лежала побитая. А может и все вместе. Я его увидела совсем в другом свете. Как мужчину, понимаешь. И сама этого испугалась. Поэтому и спрятала далеко и глубоко. До лучших времен. Пока не приревновала его к журналистке. Даже психологу сказала. А на следующий день он сказал, что я ему нравлюсь.
- Так и сказал?
- Так и сказал. И конфеты вручил. А я его прогнала. И сама стала его избегать. А потом он предложить забыть об этом инциденте и вернуть все на свои места. Чтоб как раньше «учитель-ученица». И вот только сейчас поняла, что слова его эти пророческими были, потому что мне даже дружить с ним сложно было. А мне без его дружбы вилы. Как оказалось, он меня тогда уже сильно любил, но ради меня решил просто ждать. А тут к нам новенький пришел. Игорь Гуцулов. Гуцул. Витя нас с ним в пару поставил. А тот за мной ухаживать стал. Но я ему сказала, что мне дружба дороже, чем ТАКИЕ отношения. Он вроде немного угомонился. Но на соревнования поцеловал меня на глазах у Степнова. Что было, я сама не видела, но знаю, что Игорь спровоцировал Витю и тот ударил его. Своего ученика. Я тогда была на грани. Я не знала, кто прав, да, наверное, и знать не хотела. Конечно, скандал, и Витя увольняется по собственному желанию. Напоследок объясняется со мной, и я говорю ему, что я его боюсь, поэтому между нами ничего быть не может. И он ушел. А я начинала жить снова. Без него. Мы вообще не встречались. Только на Новый год он передал мне подарок. И сердце мое вновь отреагировало на его близость. Мам, он как будто часть меня. Но в тот день мне это не помешало принять предложение Гуцула.
- Какое предложение? – слегка испугано. У меня складывалось такое впечатление, что мама с каждым моим словом влюбляется в будущего зятя.
- Стать его девушкой. – Я тихо посмеялась, а мама облегченно вздохнула. – И знаешь, мам, что самое обидное? Что тогда и состоялся мой первый поцелуй. Мне, конечно, понравилось, но я все-таки жалею, что он был не с Витей. И тут меня увлекли эти новые для меня отношения. Но не более. Мне было интересно, но Степнов не выходил из головы. Он к нам приходил инкогнито, чтобы только со мной не встречаться. Но однажды ему это сделать все-таки пришлось, так как он занимался экранизацией их с дедом романа, а по совместительству был еще и исполнителем главной роли. Его не устраивала партнерша и он пришел предложить мне эту роль, так как образ героини писался с меня. Меня долго уговаривали, и я решилась. Пришла на кастинг. Но меня не взяли сразу, так как требовалась совершеннолетняя актриса. Но с этого дня жизнь моя снова перевернулась с ног на голову. Степнов стал все чаще всплывать в памяти, напоминал о себе дома, приходил в школу. А потом меня предали. Друзья и мой парень. – На мамином лице отразилась тревога и боль. На глазах навернулись слезы. – Вот тут у меня глаза и открылись. Я ведь думала, что взрослые мужчины – взрослые отношения, а я к этому не готова была. Вот и решила попробовать со сверстником. А он меня предал ради там какого-то розыгрыша или что-то типа того. И я поняла, что взрослые таких детских безответственных поступков не совершают. Да и Лерка кое-что рассказала. И я снова вспомнила Степнова. В тот момент хотелось именно его поддержки. Но моя гордость…
- И это у тебя тоже от папы.
- Наверное. Короче, я уже неосознанно хотела этих отношений. Но сама придти не могла. И тут я стала верить в случайности. Вернее, в неслучайности. Сначала Витя пришел к нам на физ-ру и поговорил со мной, сообщив, что я всегда могу на него положиться. Потом похищение Липатовых, где он закрыл меня собой от… - Я прервалась, ведь мама не знает об этом ничего. Вот пусть и дальше не знает. Не за чем. – … от падающей балки. И я поняла, насколько он мне дорог. А когда он снова признался мне, но уже в любви… Мам, я думала, умру от счастья! Но все равно претензии предъявила. Хотя, с другой стороны все же не отвергла, а дала надежду. Я тогда думала, что у него отношения с партнершей по площадке. И они мне дружно доказывали потом, что ничего нет и не было. Вот тут мне надо было бы переступить через свою гордость. И я даже смогла, но попала не на то настроение. И он меня не понял. Но помог случай. Правда, не хороший – дед попал в больницу. А кроме, как к Степнову, мне обратиться было не к кому. Тут и оголились мои чувства к нему. И я еще раз убедилась, что без него мне труба. Он мне нужен. И вот здесь начался мой штурм, так как Витя принял мои чувства за беспомощность, и не воспользовался этим. Вот я и взяла все в свои нетерпеливые руки. Напирала, провоцировала, в любви призналась, даже поцеловала. А он твердил, что не так все должно быть. И тогда я сделала большую, но не самую, глупость в своей жизни. Я подумала, что он просто считает меня еще маленькой, ребенком, поэтому и не решается. Вот я и решила подтолкнуть его, соврав, что у меня уже все было. Ну, ты понимаешь, о чем я. А потом его вернули в школу. Не тая обиды, я дерзила ему везде и всегда, а после того, как я это сделала на его уроке, да еще и при всем классе… Он меня выгнал с этого урока. А потом я узнала, что он женится на нашей библиотекарше. Что со мной тогда было… Я даже напилась, представляешь, мам? Я – лучшая спортсменка школы! Правда, кроме Ранеток и Гуцула об этом никто не знал. Игорь привел меня домой и сидел со мной до утра. А утром дед подумал, что я спала со своим бывшим, о чем поспешил сообщить Вите. Вот в этот момент он и решил меня окончательно вычеркнуть из своей жизни. И я его поняла. Но не поняла, зачем он деда обидел. Но с дедом они помирились раньше, чем мы. До выпускного у нас со Степновым была холодная война: он избегал меня, я старалась не встречаться с ним. Мне было очень плохо. Жизнь постепенно теряла смысл. Но я держалась и ничего этого не показывала. И если бы не Гуцул, то я бы не выдержала. Кстати, мы с ним до сих пор дружим. И Витя тоже. Он теперь друг семьи! Дед предложил сдавать физкультуру, и я согласилась. Ну, не зря же я столько лет спорту отдала! Игорь боялся, что Витя его завалит, а он наоборот, закрыл глаза на его ошибку. И перед комиссией отмазал. Короче, поставил он нам по пятерке и дал напутствие перед взрослой жизнью. Пожелал, чтобы мы были счастливы. Мам, для меня мир в тот момент рухнул. Я задержалась, мы остались вдвоем, и он попросил у меня прощения. Я поняла – это конец. Решила, что надо смириться и отпустить. А перед выпускным ко мне пришел Гуцул и сказал, что любит другую. Мам, с меня такой груз свалился. Я даже не стала отрицать, что Степнова люблю. Поэтому, на выпускной я пришла с легким сердцем. И если бы не Полина, девушка Игоря, я бы и ушла с таким же. Но она убедила меня использовать последний шанс и поговорить с ним. Я так и сделала. Вот только говорила я, а он молчал. Последние надежды умерли, ведь он так и не сказал ни слова. И я ушла. Совсем. Но он меня догнал! Взял за руку и, ни слова не говоря, мы ушли с этого праздника. Чтобы просто быть рядом. Потом были два месяца безмерного счастья. И, как ты верно заметила, Витя стал моим первым и единственным.
- Но…
- Да, я помню. Потом в сентябре мы пошли в институт, и мое счастье закончилось. Мне все было интересно, много новых знакомых, репетиции, посиделки. А Витя хотел, чтобы я сидела дома. С ним. Меня это стало не устраивать. А тут у нас появился звуковик. Вася. Стал ко мне интерес проявлять. Он мне казался близким по духу. Меня к нему тянуло. Мне нравились его ухаживания. Мне даже казалось, что я влюбилась. – Подняла глаза на маму и встретилась с ее, наполненными слезами и ужасом. – Но ничего не произошло. Опять же благодаря Вите. Сначала он поговорил с Васей и тот ушел из группы. Я была в бешенстве. Меня это определенно не устраивало. И ни как Лену-Ранетку, а как Лену Кулемину. И я в категорической форме заставила Степнова вернуть Васю в группу. И он вернул. И вот тут меня переклинило. Мам, у меня в голове не укладывалось, что вообще происходит. Мне нравится Вася, а я прошу человека, который любит меня, вернуть того, кто нравится мне. Проще говоря, заставляю Витю устроить мою личную жизнь. Я же тогда хотела отношений с Васей. И ни разу не задумалась, что будет с Витей. Я эгоистка!
- Нет, дочь, это просто юношеский максимализм, - вытирая распухший нос и потоки слез бумажными салфетками, слегка гундося, проговорила мама. - Хотя, он в первую очередь и включает в себя приличную долю эгоизма. Но ты ведь, как я понимаю, с Васей не встречалась?
- Бог отвел. В этот день мы шли с Витей домой, и я спросила, что такого он сказал Васе, что тот вернулся. Я же понимала, что они говорили обо мне. Вот тут все и встало на свои места в моей дурной голове. Он ему сказал, что я для него все, я его кислород. И если не будет меня… - говорить дальше я не могла, к горлу подступил ком, а из глаз хлынули потоком жгучие слезы.
Мама порывисто притянула меня, и мы с ней вместе содрогались в рыданиях.
- Мам, меня так больше никто любить не будет, понимаешь?
- Понимаю. А ты?
- Что я?
- Ты тоже его любишь?
Я уставилась широко раскрытыми глазами на маму, не веря тому, что она вообще могла так подумать.
- Мам, да ты что! Я ж без него просто умру! Он для меня все… - тихо.
- Вот теперь я уверена на сто процентов, что моя дочь – самая счастливая на свете. – Ее глаза все еще блестели от слез, но лицо озарила улыбка. Фирменная Кулеминская улыбка.
- Мамка… - я бросилась на шею к человеку, который за эти несколько часов стал настолько близким, каким не был за всю мою жизнь. – Мамулечка…
- Ну, все, давай, успокаивайся, иди, умойся, а я пока тебе отварчик сделаю, чтобы мужчины и не подумали, что мы с тобой тут всемирный потоп устроили.
- Спасибо тебе, мам. Ты у меня самая лучшая в мире мама.
Вернулась я через несколько минут. Мама уже разлила по чашкам успокаивающего снадобья, а в блюдце лежали ватные тампоны, чтобы снять красноту и припухлость с глаз. Помогло моментально.
- Мам, а ты правда думала, что я не люблю Виктора? – осторожно спросила я, боясь разрушить только что появившееся понимание.
- Знаешь, Лен, - она аккуратно улыбнулась, - когда я узнала, что моя дочь, хоть и совершеннолетняя, но все же еще маленькая, вступила во взрослую жизнь, да и еще со взрослым мужчиной, меня это как мать насторожило. Но препятствовать и поучать я не смела, так как я не участвовала в твоей жизни, в твоем становлении. А Петр Никанорович распинался, что вы созданы друг для друга. Но я должна была это, как минимум, услышать от тебя, а в лучшем случае увидеть. И сейчас я благодарна Виктору, что он вас сюда привез. Лен, вашу любовь видно издалека и невооруженным взглядом. Вы действительно созданы друг для друга. А твой Витя просто замечательный. И поверь мне, как женщине, если ты сама не спровоцируешь, он тебя никогда не обидит. Леночка, дочка моя, ты уже извлекла урок из своих ошибок и сделала выводы. Положись на Витю, он тебе всегда поможет. Ну, и не забывай про нас с папой, мы в любом случае всегда будем на твоей стороне. Ты только не руби с плеча.
- Я поняла. – Благодарно улыбнулась, допивая содержимое кружки. – Мам, я, наверное, пойду. А то перелет, эмоции…
- Да, иди, конечно.
- Спокойной ночи, мам…
- Спокойной ночи, дочь…
- Ты тогда Витю проводи до комнаты, а то мне не хочется их с папой прерывать.
- Хорошо.
Я уже выходила из кухни, когда меня окрикнула мама.
- Лен, в душевой за зеркалом аптечка. Там все есть.
- Спасибо.
Взяла халат с кровати и поплелась в душ. Сейчас мне нужна была эта панацея. Полазила по отсекам шкафчика и наткнулась на аптечку. Хм, действительно все есть. Среди лекарств, бинтов и пластырей красовалась коробочка с резиновой контрацепцией. Мама…
Скинула шмотки горкой и залезла в душевую кабинку. Открыла воду и включила радио. Из динамиков лилась какая-то лиричная музыка. Воспоминания снова накрыли с головой. Господи, какая же я была дура! Ну, откуда взялся этот Вася?! Вот ведь беспардонный! Знал, что у меня есть Витя, и все равно подбивал ко мне клинья! А я и уши развесила. Господи, спасибо тебе за Витю! За его мудрость и понимание. Ведь если бы не он…
Слезы снова подступили, застилая глаза. Я включила верхний душ и опустилась на дно, подняв голову к потокам воды. Закрыла глаза и сидела, смывая таким образом горькие воспоминания. Кабинка наполнилась душистым паром и приятными звуками. Воспоминания отступили. Тело расслабилось и обмякло.
- Лен, а ты чего тут сидишь? Тебе плохо? – встревоженный голос любимого мужчины ворвался в затуманенный выдержанным вином мозг.
- Нет, я медитирую, - видимо от горячего пара меня здесь и разморило. Встала со дна и принялась намыливаться, не обращая внимания на открытые створки кабины.
Почувствовала, что поток прохладного воздуха прекратился, кабинка снова заполнилась обжигающим паром. Витя, видимо, закрыл створки. Не успела об этом подумать, как предмет моих мыслей материализовался из пара, прижимаясь со спины ко мне всем телом и хвастаясь своим возбуждением. Его руки, едва сойдясь на животе, разошлись – одна поползла вверх, к груди, а вторая скользнула вниз к самой сердцевине. Больше ему делать ничего не пришлось.
- Степнов, ты сумасшедший… - выдохнула я, поглощенная терпким желанием.
- И таким делаешь меня ты… - эротично, прямо в ухо, слегка прикусив мочку.
Секунда и он во мне. Мягко, плавно, аккуратно. До конца. Моя женская сущность наполнялась им, посылая импульсы удовольствия в каждую клетку. Руки обводили контуры тела, заставляя выгибаться в нужной ему траектории. Он меня как будто ваял. Замкнутое пространство создавало ощущение вакуума. Вакуума, заполненного нами. Стенки кабинки и шум воды глушили плохо сдерживаемые стоны, предвещавшие мой финал. И когда оргазм уже подступал к горлу, его горячий шепот обжег ухо:
- Ты только моя. Навсегда. – И мощным толчком отправил меня в нирвану, крепко прижимая к себе.
Выйдя из душа в одинаковых халатах, рухнули на кровать и провалились в сладкий сон. Столько алкоголя наши спортивные организмы еще не видели…


Девочки, не ленимся, еще чуть-чуть осталось.

Спасибо: 53 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 820
Настроение: А жизнь-то налаживается!;)))
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 60
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.10 22:07. Заголовок: Вот и подошла к конц..


Вот и подошла к концу и эта история. Скажу честно, очень тяжело ставить точку. Это была моя отдушина, моя вторая жизнь. Счастливая и беззаботная. Но все хорошее всегда заканчивается. Надеюсь, не разочарую концовкой. Спасибо всем, кто был со мной на протяжении этой эппопеи, как говориться, и радости и в горести, спасибо за поддержку и искреннюю радость. Всем кто ждал, пинал и правил. Приятного прочтения.


Утро началось ближе к обеду. Нас никто не трогал, да и планов у нас не было. Поэтому, проснувшись, мы просто валялись в кровати, смотря по телевизору семейную комедию.
- Ну, что? Может, все-таки спустимся вниз? – спросил Степнов, когда пошли титры.
- С кровати-то? – пошутила я.
- Нет, с этажа! – грамотно парировал он.
- Думаешь, стоит? Тут так хорошо… - сладко потянулась в его объятиях.
- Лен, мне как-то неудобно… - смущаясь.
- Ах, ну да, я и забыла, ты же у нас теперь новоиспеченный зять! Тебе сейчас надо зарекомендовать себя с положительной стороны, как хорошего семьянина, а не сексуального террориста. – Не дожидаясь его реакции, соскочила с кровати и, схватив халат, заявила, еле сдерживая смех:
- Я первая в душ!
- Кулемина! – прорычал возмущенно.
- Пока еще Кулемина! – подмигнула, широко улыбаясь, и скрылась за дверью. Но я слышала, как он хохотал.
Спустились мы как раз к столу. Мама уже накрывала, поэтому, быстро расцеловав всех присутствующих, пошла ей помогать. Витя остался с мужчинами, обсуждать последние новости.
- Как спалось на новом месте? – добро спросила мама.
- Замечательно! – день только начался, а меня счастье уже переполняет.
Мама рассказала, как вчера еле разогнала мужчин. Папа потом полночи, пока не заснул, рассказывал маме, какой Виктор замечательный. На его доводы, приводимые сейчас мамой, я просто ухахатывалась. Я ведь папу таким и не знаю. Вот если бы они жили в Москве, то я бы не удивилась, если они со Степновым были лучшими друзьями, и папа сам нас сватал, причем, не обращая ни малейшего внимания на возраст.
За обедом решено было поехать в торговый центр. Папа хотел купить деду новый ноутбук, а мама просто пройтись со мной по магазинам. Поэтому, оставив дома деда с Сережкой, мы выдвинулись за покупками. Уже в магазине, предварительно договорившись встретиться в местном ресторане, мы разделились на две группы по половому признаку и разошлись в разные стороны. Мы с мамой накупили кучу всяких вещей: я в основном джинсы, футболки, не смогла пройти мимо офигенной пары кед. Мама немного возмущалась, но не настаивала и ничего не навязывала, пока мы не зашли в магазин с нижним бельем. Здесь она разошлась не на шутку. Я, в принципе, тоже люблю нижнее белье, но в основном спортивного фасона, хебешечки, а мама смотрела только на кружево и гладкий атлас. Признаюсь честно, я тоже на них засматривалась, представляя, как Виктор с меня его снимает, но маме я об этом сказать не могу. Поэтому я упорно выбирала спортивные комплекты. Выбрала. Но мама все-таки навязала мне пару комплектов явно «не для спорта». Ну, навязала, это я так, для мамы. Если бы я была без нее, я бы их и сама купила. Но на этом она не остановилась.
- Лен, а ты в чем спишь?
- В смысле? – сплю-то я без всего, но ложусь строго в пижаме.
- Ну, пижама, комбинация?
- А! Ну, вот, в пижамах. – Я подола к вешалке опять же с хебешными пижамами, умиляясь на веселый рисунок.
- Вот в таких?! – чему она удивляется???
- Да, – растеряно ответила я.
- А Витя??? – А что Витя?! Какая ему разница, что с меня снимать!!!
На мой немой вопрос мама ничего не ответила, а просто подошла к вешалке с шелковыми изделиями и протянула мне что-то нежно-фиалкового цвета.
- Примерь.
- Мам…
- Лен, ты просто примерь и все.
Ей было сложно отказать, она обладала необычайной убедительностью. И это ее «примерь и все» в моем случае всегда заканчивалось покупкой.
Зайдя в примерочную, я сильно сомневалась, стоит ли вообще это мерить, но, вспомнив эффект от маминой сорочки, интерес все-таки взял верх. Это был комплект из трех предметов: штаны, майка на тонких лямках и коротенький халатик-кимоно. Фиалковый шелк в сочетании с черным кружевом… Когда я это примерила, то не узнала своего отражения в зеркале. На меня смотрела юная девушка невероятной сексуальности. Брюки мягко струились вдоль длинных ног, создавая эффект водопада, а черные кружевные лампасы по бокам добавляли эротизма, дразня кусочком резинки трусиков. «Сюда подойдут те кружевные, с тонкой резинкой, которые висели на вешалке рядом с маминым комплектом» - прикинула я в уме, уже не сомневаясь, что эта пижама займет почетное место в моем гардеробе, - «а вот тапочки с мишками придется заменить». Верх пижамы был не менее интересным. Лиф был того же черного кружева с тонкой подкладкой, что делало его таинственным, ведь одно тонкое кружево без этой подкладки смотрелось бы вульгарно, а здесь все в меру. Ниже, под грудью, шла узкая полоска шелка, играющая роль пояса. А вот ниже было только кружево, которое дразнило, как бы говоря, что если бы не было подкладки на лифе, то ты также мог созерцать и грудь, как сейчас созерцаешь живот. Я даже представила Виктора, восхищенного и нетерпеливого. Внизу сладко тянуло – мое богатое воображение сделало свое дело. Я поспешила накинуть третий предмет сего туалета, чтобы напрочь прогнать наваждение. Но и эта деталь заслуживает внимания и восхищения. Все тот же струящийся шелк, очень приятный к телу, черное кружево обрамляет края запаха, и такие же лампасы от ворота по всей длине рукава, соблазняя красивой линией плеч.
- Ленка, какая же ты у меня взрослая… - растроганная до слез мама появилась в отражении. – Берем, - утвердительно. И скрылась за шторкой.
- Берем… - довольно и мечтательно.
Домой вернулись уставшие, но удовлетворенные. Сережка спал, папа принялся объяснять деду примочки «новой пишущей машинки», мама уединилась на кухне, а я в сопровождении Вити поднялась к нам в комнату. Завалилась на кровать, раскинув руки, устало прикрыла глаза.
- Устала? – присел на краешек кровати.
- Немного. Моя мама – шопоголик. – Тихо рассмеялась.
- Ну, ты тут полежи, отдохни.
- А ты?
- А я пойду, помогу твоей маме-шопоголику на кухне, - смущаясь.
- Ах, ну да, иди-иди, тещу надо задобрить и расположить. – Не открывая глаз, подтрунивала я, получая от этого огромное удовольствие.
- Кулемина! – прорычал, развернувшись в дверях.
Я подняла вверх указательный палец и торжествующе важно произнесла:
- Пока еще Кулемина.
Виктор тихо посмеялся и пошел помогать будущей теще. А я провалилась в сон.
За обедом выяснилось, что папа, мама и дед уезжают в гости к какому-то известному швейцарскому фантасту. Типа по обмену опытом. Хотели и Сережку с собой взять, но Степнов убедил всех, что мы в силах справиться с двухлетним ребенком. Всех это устроило. Поэтому после продолжительных ЦУ и обещаний звонить, если что, мы остались втроем.
Наблюдая, как играют Витя с Сережей, я совершенно точно для себя решила, что детей у нас будет как минимумом двое. Витя будет хорошим отцом. Я видела, что ему не в тягость возиться с неугомонным, но сообразительным Сережей, который в силу своего развития задавал много вопросов, прежде чем ответить на которые, нужно было понять, о чем идет речь. И, как ни странно, у Степнова это получалось превосходно. Сейчас, любуясь этой идиллией, я представила, как мы с Витей вот также играем со своими детьми. Мальчиком и девочкой. В камине горит огонь, тихо работает телевизор. Детский смех, вперемешку с взрослыми голосами раздается в комнате, наполняя ее радостью и счастьем…
Столь приятные мысли прервал звонок телефона. Это была мама. Она сказала, что им придется задержаться допоздна, поэтому мыть, кормить и укладывать Сережку придется нам с Витей. Все это оказалось на удивление совсем не сложным. Мыться Серега любил. Плескался как утка. А я снова не могла оторвать глаз, наблюдая, как мой любимый, а теперь уже и будущий муж, с ослепляющим блеском в глазах заразительно хохочет вместе с заливающимся звонким детским смехом ребенком. Весь обряд приема ванны прошел без моего участия, я только полотенце держала. Ну и вытирала потом, после чего смазала кремом. Кормили вместе, сидя за большим столом. Ну, прямо семья. Насытясь, Сережа стал баловаться едой, чем развеселил нас до коликов в животе. Но самым приятным и волнительно-трогательным оказался ритуал укладывания спать. Мы с Витей легли на кровать, положив мальчика между нами, включили ночник в виде месяца. Сережа принес книжку и попросил почитать. Это была «Дюймовочка». Мы с Витей быстро сориентировались и стали читать произведение по ролям. Сережа внимательно слушал, разглядывая красочные картинки. Минут через пятнадцать он повернулся на бочок и засопел, уткнувшись носом в бок Виктора. Вы бы видели его глаза! У меня самой слезы навернулись от трогательности момента. Справившись со своей сентиментальностью, жестами показала Вите, что надо уходить. Он мне так же безмолвно сказал, чтобы я шла, а он чуть позже придет, подождет, пока сон станет крепче. Я спорить не стала, решила просто уйти. Но, уже вставая с кровати, мысленно поблагодарила Степнова за это, потому как хотелось без него разобрать покупки.
Дойдя до пакета с нижним бельем, захотелось примерить его содержимое. Но сначала в душ. Выйдя из душа, запрыгнула на кровать и нетерпеливо высыпала на нее все, что в нем было. Каково же было мое удивление, когда предметов одежды там было немного больше, чем ожидалось. Кроме того, что я уже видела и мерила, я нашла спальный комплект, состоящий из маечки с шортиками, шелково-гипюровый цвета шампанского. А еще в отдельном маленьком пакетике обнаружилась бесстыдно прозрачная комбинация, отлично подходящая к комплекту, который выбрала мама. Но пока даже примерить я ее постеснялась. А вот снова ощутить приятный шелк фиалковой пижамы захотелось. Рывком скинув полотенце, аккуратно облачилась в светящуюся ткань и подошла к зеркалу. Мама, спасибо… Снимать не хотелось. Поддавшись какому-то порыву, подошла к панорамному окну и застыла. Из окна открывался завораживающий вид. Пушистые сугробы снега мерцали в звездной ночи. Луна манила и звала.
В какой-то момент почувствовала его руки на плечах. Вздрогнула, приходя в себя. Витя, поняв, что напугал меня, обнял за талию и прижался всем телом ко мне, пристроив свой подбородок на моем плече.
- Красиво… - выдохнул в волосы.
- Ага…
- Ночь такая волшебная. Хоть желания загадывай.
- И чего же ты хочешь?
Развернул к себе лицом и проникновенно сказал:
- Чтобы ты всегда была рядом…
Слов было не надо, он все и так знал.
- Лен, - достал что-то из кармана, - я это должен был сделать еще вчера, но… - смущенно-виновато опустил глаза и протянул мне бархатную коробочку.
Руки затряслись, ведь я примерно догадывалась, что там. Открыла и обомлела. На меня, мерцая и переливаясь, смотрело кольцо с зеленым камнем между двух дуг. Подняла на него вмиг повлажневшие глаза.
- Витя… - только и смогла выдавить я.
Забрал у меня коробочку, извлек колечко и аккуратно, гладя в глаза, надел мне его на палец. Вот сейчас, в этот самый момент появилось ощущение волшебства, какого-то нереального счастья. И окончательной и бесповоротной принадлежности ему, этому замечательному мужчине. Опустила руки. Аккуратно, как фарфоровую куклу притянул к себе, легко коснулся губ. Чуть прихватил пальцами ворот халата и медленно спустился до нижнего края, не разжимая пальцев, как будто читая орнамент на кружеве. Встретив преграду на своем пути в виде пояса, потянул за один конец. Полы распахнулись сами. Слегка поддел ворот, приспуская струящуюся ткань с плеч. Халат мягко скользнул и приземлился на ковролин. Глаза Виктора стали черными, как мое кружево. Прошелся обжигающим взглядом сверху вниз и обратно, потом приблизился, провел пальцем от виска к подбородку, по мягким губам, заглянул в глаза и тихонечко прошептал:
- Ты самая красивая и женственная девушка, которую я когда-либо встречал… - и накрыл мои губы своими. Сердце зашлось бешеным ритмом. Обвила шею руками и почувствовала, как земля уходит из-под ног. Витя приподнял меня над полом и поставил на козетку, как будто на пьедестал. Его личный пьедестал. Снова оценивающе-восхищенный взгляд, заставляющий краснеть. Меня краснеть! После всего, что между нами было! Подошел ближе, прошелся шершавыми ладонями снизу вверх по кружевным лампасам, слегка собирая ткань. Взгляд остановился на шелковых шнурочках на поясе пижамных штанов. Невесомо потянул их в стороны, распуская не хитрый бант. Отпустил концы, и штаны оборванным занавесом упали к ногам. Снова пожирающий взгляд, сводящий с ума своей загадочностью. На мне еще остались трусики и маечка, но сейчас я себя ощущала полностью обнаженной. Витя отошел к кровати, бесшумно стянул с себя футболку и избавился от штанов. Передо мной предстал Апполон. Желание подступило к горлу. Захотелось скорее коснуться его кожи, пройтись пальчиками по кубикам пресса. Противостоять этому желанию и его призывному взгляду я больше не могла, да и не пыталась. Перешагнула через покоящиеся у ног брюки, слезая с козетки, мягкой поступью приблизилась к нему и взглядом потребовала поцелуя. Упоительно нежный, поглощающее властный, заставляющий сгорать от желания. Рухнули на кровать. Находясь сверху, не чувствовала власти над мужчиной. Не долго наслаждалась сомнительным первенством. Без усилий уложил на лопатки и навис надо мной глыбой страсти. Прямой взгляд в глаза и установочный тон:
- Моя.
Снова убивающий сомнения поцелуй. Сейчас я себя чувствовала маленькой мышкой во власти всемогущего коршуна. Острые соски рвали кружево, а тело желало немедленно избавиться от этого уже ненужного предметы одежды. Хотелось полного контакта тел и душ. Потянула за края вверх.
- Зачем? – легкое недоумение с нотками разочарования, - Мне нравится?
- А мне мешает. – Швырнула куда-то на пол и рывком притянула его к себе, сливаясь телами.
Когда его руки коснулись уже освобожденной груди, стон облегчения сорвался с губ. А когда его язык, обведя ореол, дерзко тронул острый сосок, крик удовольствия пронзил ночь насквозь. Горячий рот терзал упругие полушария, руки исследовали бедра, дразня и распаляя, слегка проникая в истекающее соком любви лоно. Разум отделялся от тела с каждым таким проникновением. Еще одно и вспышка – больше не выдержу. Резкий рывок и мягкое погружение, заставляющее задыхаться от восторга и захлебываться в ощущениях. С каждым движением все выше и выше, с каждым поцелуем все ближе и ближе… Так чувствовать друг друга невозможно. Вместе и навсегда…



Эпилог.
- Витя, зачем ты меня сюда привез? – спросила белокурая девушка с изумрудными глазами, выходя из машины мужа и поправляя задравшуюся кофточку на уже округлившемся животике.
- Лен, ну, подожди еще немного, это сюрприз.
- Витя, у меня через полчаса занятия, а детки ждать не будут.
- Ну, Леночка, это всего несколько минут займет, да и до фитнессцентра здесь недалеко. Всего 10 минут пешком. А мы уже пришли.
Позвонили в дверь двухэтажного коттеджа с мансардой. Им открыла милая девушка и без лишних вопросов пригласила войти.
- Степнов, что мы тут делаем? – тихо спросила Лена, вцепившись в руку мужа.
Он погладил ее по кисти и обратился к агенту.
- А можно нам сразу посмотреть гостиную и столовую с мансардой?
- Да, конечно!
Вся троица зашла в просторную комнату с камином. Лена растеряно восхищалась, не понимая сути происходящего. Потом прошли в столовую, одна стена которой была полностью из стекла и выходила на открытую террасу сзади дома, представляя взору замысловатый ландшафтный дизайн заднего дворика. Далее поднялись на мансарду, которая напомнила девушке ту, швейцарскую: панорамное окно, окно в крыше и завораживающий вид сверху и вдаль.
Витя что-то обсуждал с агентом по недвижимости, а его жена прилипла к окну, погрузившись в воспоминания. Сейчас перед глазами пролетела вся ее счастливая жизнь, связанная с самым любимым на свете мужчиной за последние пять лет. Вспомнился выпускной, два месяца счастья, потом осознание истинных чувств, томление в разлуке, сначала в ее туре, потом во время его ежегодных сборов, поездка к родителям, предложение, свадьба, медовый месяц. Семейная жизнь была сплошным удовольствием. Выпуск в Снегинке, прощание с группой, поступление на физфак. И везде он, самый родной и любимый, самый близкий и необходимый. Ярким пятном всплыл момент, когда она сообщила ему, что скоро у них будет ребенок. Ради этого стоит жить!!! И вот сейчас она стоит в этом доме и ощущает его уют и тепло. Это то, о чем она мечтала. Ощутила тепло его тела и нежные объятия.
- Тебе нравится?
- Очень.
- Теперь это наш дом.
Повернулась в объятиях, желая удостовериться в действительности услышанного. Удостоверилась. Но сомнения все еще терзали, не давая чувству эйфории завладеть разумом.
- Витя, мы не потянем. Это дорого для нас, – расстроено.
- Уже нет, – широко улыбнулся, вселяя надежду, - сегодня утром на общем собрании директоров единогласным решением меня назначили директором филиала нашего комплекса, расположенного в этом районе. Теперь я твой начальник! – задрал торжествующе голову.
- Степнов!!! – кинулась на шею, визжа от привалившего одним махом счастья.
Уже сидя в машине.
- Я самый счастливый человек на свете! У меня есть все, о чем я мечтала: самый лучший муж в мире, настоящие друзья, любимая работа, я жду такого желанного ребенка и теперь вот еще буду жить в своем доме с камином и панорамным окном. О чем еще можно мечтать?!
- Как о чем, Лен?! О втором ребенке!
- Об этом мы будем мечтать вместе…


КОНЕЦ.



И на последок пару слов автору можно оставить вот здесь http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000511-000-60-0-1266340617

Спасибо: 59 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 997
Настроение: Балабама - это вещь!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 80
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.03.10 22:48. Заголовок: История одних отношений


Автор: Ирина и К
Название: История одних отношений
Рейтинг: R
Жанр: Romance, Action, RPF, humour, POV
Пэйринг: ВАЛТ
Бета: Еlenik и alisas
Статус: окончен
Все события фанфика ничего общего с реальностью не имеют и являются целиком плодом авторской фантазии.

Примечание: автор достоверной информацией о жизни этой пары обладает по минимому, поэтому не ищите совпадений. Вся история - исключительно мой вымысел.
И по содержанию. Представьте себе, что девушка села писать свою историю. Просто так. Захотелось ей. Думала разобраться, понять что-то. Поэтому повествование идет от первого лица, а то, что от третьего, это воспоминания, которые она не озвучивает и не записывает. По ходу, думаю, разберетесь.
Таким способом пишу впервые, немного переживаю. А свои отзывы и комментарии можете оставить здесь http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000616-000-0-1-1269157261 Тут, как всегда, всем рады.

Спасибо: 33 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 998
Настроение: Балабама - это вещь!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 80
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.03.10 22:51. Заголовок: Ну, что, поехали... ..


Ну, что, поехали...

Это история одних отношений. Да-да, именно отношений, так как любовью я это не могу назвать. Но только потому, что сама еще в этом не уверена. А все началось так.
Мы встретились на съемках всем известного сериала. Он исполнял роль моего учителя и по совместительству тренера по баскетболу. Ничего особенного, чисто партнерские отношения. Я поначалу стеснялась, была скованной. Он, естественно, это заметил. Ну, профессионал все-таки. Кстати, забыла сказать. Он – это Виталий Абдулов. Известный в узких кругах (раньше) актер и весьма обаятельный и привлекательный мужчина. Почти вдвое меня старше. Но, кстати, не зазвездившийся. Так вот. Я из-за своей неопытности срывала дубль за дублем. Как вы понимаете, съемки занимали времени больше, чем могли бы. Это мешало другим проектам Виталика. Поэтому он стал искать подходы ко мне, ну, чтобы раскрепостить. И для начала он мне сообщил, что мы будем репетировать, а потом только снимать. Причем репетировать не только одну сцену, а все, что есть на этот съемочный день. Я посчитала это правильным и поэтому на съемочную площадку всегда приезжала первой. Как только получала сценарий, сразу принималась его усердно читать. Про себя. Однажды Виталик меня застал за этим занятием. Вздохнул, улыбнулся добро-добро, присел на корточки передо мной и сказал, что надо не учить реплики, а проговаривать, подбирать правильную интонацию, работать с мимикой и жестами. У Абдулова персонаж очень эмоциональный, совсем не похож на него самого. Но он перевоплощался просто гениально. Я тогда им восхищалась. После этого, приехав заранее, я искала класс в школе, где проходили съемки, и репетировала сама с собой. А только потом шла к своему партнеру.
Сдвиг в положительную сторону был ощутим. У меня многое получалось. До одного момента. У нас был по сценарию дружеский разговор по душам. Ничего особенного. Надо было сесть на скамейку в спортзале рядышком и поговорить. А я не могу. Вот тут я первый раз его таким видела…


- Лен, ну, в чем дело? – крик разнесся по залу. - Это же так просто. Ты ведь намного сложнее сцены играла. А какой-то дружеский разговор стопоришься, – уже тише, понимая, что сорвался.
Девушка сидела на низкой скамейке, виновато опустив голову. Абдулов понял, что всплеском своих эмоций довел девочку до слез. Она ведь совсем еще ребенок. Она даже не по своей воле здесь. Она – музыкант, а не актриса. Да может, ей вообще все это не нравится.
Виталик аккуратно взял ее за подбородок и заглянул в глаза. В них не было ни слезинки. Она держится, как стойкий оловянный солдатик.
- Лен, прости меня. Я не должен был срываться. – Она смотрела на него глазами маленького котенка. Доброго, ласкового и наивного котенка.
- Лен, что тебе мешает открыться мне?
- По жизни или в сериале?
- А есть разница?
- Есть, - твердо, - хотя нет. Твой возраст. Ваш со Степновым возраст. – Чуть смущаясь, но прямо в глаза.
Абдулов ожидал чего угодно, но не этого. Он всегда помнил свой возраст, но не придавал ему значения. Всегда общался с молодежью на равных, даже по отчеству его никто никогда не называл. Разве что в прикол. Да его пока выговоришь, язык сломаешь. А она ведь права. В неформальной обстановке, то есть за пределами съемочной площадки они ни разу не общались. Да и в ее пределах только по работе. Ничего личного. Значит, надо исправляться.
- Я все понял, Ленок! Будем исправляться! – и ушел.
Вернулся через пятнадцать минут.
- Сейчас отснимем то, что получается, а разговор оставим на завтра. Сегодня я тебя развлекаю. Ты куда хочешь пойти? Хотя нет, потом решим.




Спасибо: 80 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1007
Настроение: Балабама - это вещь!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 80
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.10 10:09. Заголовок: Как и обещала. В т..


Как и обещала.


В тот день мы сначала пошли в суши-бар, где меня развезло от бокала их фирменного пива. Больше Абдулов мне не позволил. Да и на это согласился только из благих намерений, заказав заранее чай – ну, чтобы потом алкоголь нейтрализовать. Я болтала без умолку. Виталик лишь изредка задавал вопросы и беспрерывно смеялся над моими невероятными историями из детства. Которое еще, кстати, не закончилось. Потом мы просто гуляли по парку в Марьино, выветривая мое пиво. В тот день он о себе мало что рассказывал. Только то, что знают все: разведен, дочь Алиса, живет один. Зато я выложила все. Ну, почти все. Рассказала, что серьезно занималась футболом, что в «Ранетки» попала случайно. Интерес в его глазах сменялся удивлением. Меня от этого распирало еще больше, и я говорила, говорила, говорила…
А на следующий день сцену дружеского разговора я сыграла с такой легкостью, как будто и правда всю жизнь Абдулов был моим лучшим другом. Ой, Степнов. Хотя, какая разница…
Теперь даже репетиции проходили легче и проще. Иногда мы просто разговаривали. Так, о ерунде всякой. Смеялись над приколами в мобильном. Я тогда такой еще девчонкой была. Приколы друг над другом вошли в привычку. А его щелчок по носу стал визитной карточкой физрука Степнова. Ой, извините, преподавателя физической культуры Степнова Виктора Михайловича. Вот ведь. Сейчас пишу и думаю, кем тогда мы были друг для друга? Друзьями? Нет. В понятие «друг» я вкладываю больше смысла, чем имели тогда наши отношения с Абдуловым. Наверное, приятели. Или хорошие знакомые. Нам было весело вместе, но потребности в постоянном общении не было. Тогда о нас говорили, что мы сработались. И, действительно, работать было легко и в удовольствие. Очень помогало обоюдное чувство юмора. Мы все время друг над другом подтрунивали. Правда, эти приколы-импровизации в кадре срывали дубль, так как вся съемочная группа прыскала от смеха, когда я там или тут вставляла свои, третьяковские, пять копеек или когда Абдулов указывал на то, что мне чему-то надо научиться у Кулеминой. Арланов сильно ругался в такие моменты, но потом подходил к Виталику, толкал его в бок локтем и говорил: « Ну, что, Абдулов? Как она тебя!» - и, не дожидаясь ответа, подмигивал мне и быстренько терялся в толпе. А я наблюдала за растерянно-разъяренным лицом партнера. Но он не срывался. А лишь хитро прищуривался и говорил: «Ну, Третьякова, когда-нибудь я тебе отомщу». И ведь отомстил! Правда, я до сих пор думаю, кто кому. А дело было так. После очередных съемок мы пошли в какой-то бар, расположенный неподалеку. Отмечали общий выходной. Он был незапланированным, поэтому и планов на вечер ни у кого не было. Завтра дела, а сегодня можно и отдохнуть. А там отмечали какой-то праздник. Ну, не знаю, пусть будет День жестянщика. Мы уже выпили по кружке пива. Мне было весело и легко. К нашему столику подошла ведущая и сказала, что ей для конкурса нужна пара, которая вместе хотя бы месяц. Арланов – доброй души человек - указал на нас с Виталиком. Я, честно говоря, была немного шокирована. Но Абдулов… Стервец. Сказал, что МЫ согласны, даже не уточнив условий конкурса. Я попробовала запротестовать, но его взгляд говорил только об одном – «Третьякова, тебе слабо?!». А Третьяковой никогда не слабо. Такого просто быть не может. А уж Третьяковой под градусом и тем более. Короче, вышли мы в центр, к сцене. Стояли еще две пары. Все по кругу представились. Слава Богу, что мы тогда были еще не так популярны, чтобы нас узнавали. Так вот. Заполнили какие-то анкеты. Ну, там номер телефона, размер обуви, цвет глаз. И снова разошлись по парам. Начались испытания. Сначала надо было парой прыгнуть в скакалку. Мы с Виталиком ей обмотались, так и не оторвавшись от земли. Потом нас по очереди опросили по анкете партнера. Ничего проще, как оказалось, и придумать нельзя. Мы с Абдуловым справились на ура. Одни. Единственное, что меня удивило, это откуда он знает наизусть мой номер телефона. Я-то понятно – сто раз ему смски набирала, чтобы он приходил репетировать. Визуально запомнила. А вот он… Но это не суть. Потом Виталик накидывал кольца на бутылку с шампанским. Попал один раз. Кстати, на один больше, чем остальные. Пришла пора женщинам держать ответ. Вот тут я и поплатилась. Надо было показать условный стриптиз для любимого. Виталик ликовал. А я мысленно проклинала Арланова за такую подставу. Каждой раздали пять резиночек. Ну, такие, в которые мы в детстве прыгали. От трусов. Так вот одна была типа трусами, вторая лифчиком, две другие – перчатки и последняя - подвязкой. Стеснения не было ни грамма – это же просто шутка, прикол. Сейчас моей целью было не оплошать перед Абдуловым. Как танцевать стриптиз для кого-то, если он тебе даже не друг? А две другие пары были действительно парами. Вот тут меня мандраж и пробрал. Но как только вышла первая девушка, волнение отступило, подкрепляя уверенность и повышая самооценку. Девушка была ни о чем. И танцевала так же. Какие-то пошлые движения а-ля «Американский пирог», небрежность исполнения, ну и вообще. На слабую троечку. По десятибалльной шкале. Потом вышла вторая девушка. Я вздохнула с облегчением, что я буду выступать последней. Эта тоже не поразила оригинальностью. Да какой там оригинальностью!!! Зажалась внутри. Наверное, мало выпила. Музыку не чувствует, ритм не держит, сексуальности никакой. Короче, амеба. Но красивая. Я еще повысила свою самооценку, ведь у меня за плечами три года в «Буратино», я музыкант, а значит, музыку чувствую, как себя. Да и вообще, я очень люблю танцевать. Футбол и танцы – это моя страсть, к тому же значительная часть моей жизни, хоть и прошлой. Но, как говорится, мастерство не пропьешь. Настал мой черед. Когда вышла в центр, чуть затряслись руки. Но когда зазвучала музыка, все пришло в норму. Плавные движения, косые взгляды – не на Абдулова, а на публику. А когда я поймала на себе заинтересованные взгляды других мужчин, вот тут меня понесло. Перед выходом я сделала одну хитрость – ту резиночку, которая гордо именовалась бюстгальтером, я надела на себя поверх футболки, которая была под пиджаком. И теперь это была моя фишка. Я, нарочито медленно, придавая лицу похотливые выражение, слегка приоткрыв губы, стала расстегивать пуговичку за пуговичкой. Интерес мужской половины рос. Грациозно стащив пиджак, швырнула его в стоявшего в стороне Абдулова. Он этого не ожидал, поэтому поймал его уже почти у лица. Да, кидаю я метко. Потом в ход пошли «перчатки». С «бюстом» я справилась на раз, под аплодисменты. Делала я это, стоя спиной к зрителям. С «трусиками» заморачиваться не стала – я их просто порвала, что вызвало бурю эмоций у мужской половины зала. Коронным номером стало избавление от последней части моего сценического наряда – подвязки. Еще перед выходом я обратила внимание на стул, и идея родилась моментом. Я грациозно подошла к стулу, положила руку на спинку, а ногу с «подвязкой» аккуратно взгромоздила на сиденье. Стул стоял как раз с той стороны сцены, где находился Абдулов. Глядя ему прямо в глаза, прошлась ладонью сначала по всей длине ног снизу вверх и потом, зацепив подвязку, медленно потащила ее вниз к ступне. Виталик не моргал, но глаза его стали темными. Я тогда еще не знала, что это значит. Стащив эту резинку с ноги, я стрельнула ей в моего «партнера». Только тогда он моргнул. Шквал аплодисментов. Я, широко улыбаясь, поклонилась и подошла к Абдулову. Тот все еще прижимал мой скомканный пиджак к груди. Тут к нам подбежала ведущая, вытянула нас на середину и объявила результаты. Мы не первые, но и не последние, как оказалось, именно благодаря моему фееричному выступлению. Короче, нам дали приз зрительских симпатий – ужин в этом заведении на двоих. Победно улыбнувшись, я направилась к столику. А Виталик пошел за мной. Видимо, шок еще не прошел. Я села за стол рядом с Козловой, а следом приземлился Абдулов. Лера, как всегда, визжа, кинулась меня поздравлять, рассыпая восторженные дифирамбы по поводу моего танца. Я ей ответила, что три года в нашем ансамбле не прошли даром. И Лерка принялась взахлеб рассказывать незнающим, что мы с ней танцевали в одном ансамбле в одно время, а сами этого и не знали. В это время я повернулась к Виталику, чтобы забрать у него пиджак. Он посмотрел на меня так внимательно, мне показалось, даже как-то заинтересованно, а потом нагнулся к самому уху и тихо спросил то, о чем я сейчас вспоминаю, а у самой от ощущений мурашки бегают…


- Третьякова, откуда ты этого набралась?..
- Виталик, не набралась, а научилась. Ты бы лучше Лерку послушал, она сейчас как раз об этом рассказывает.
- И ты хочешь сказать, что вас там, маленьких деток, стриптиз учили танцевать?
- Нас там учили пластике, ритмике, а все остальное – моя фантазия. Абдулов, мне восемнадцать лет, и в мои годы каждая хоть раз, да видела стриптиз. Это не запрещено. И вообще, многие в мои годы уже матерями становятся, а я еще и не… - договаривать не стала, просто посмотрела ему в глаза, как бы подтверждая его догадки. Сейчас внутри она себя ругала за то, что само собой сорвалось с языка. Но пути назад не было, придется держать марку.
Сказать, что мужчина был в шоке, значит не сказать ничего. Но внимание Третьяковой привлекла ее подруга, сидевшая по другую руку, и теперь они уже в два горла вещали о том, на каких конкурсах им привелось побывать в составе детского танцевального ансамбля «Буратино».
А Абдулов тем временем переваривал информацию, потягивая темное пиво. Доза алкоголя расслабила мужчину и он, опять же на ушко, чтобы никто не слышал, показывая тем самым, что эта тайна девушки уйдет с ним в могилу, восхищенно сказал:
- Ленка, да ты героиня нашего времени!
Третьякова, не отрываясь от кружки, покосилась на него и гордо кивнула, а потом добавила:
- Кому расскажешь, убью. – Натянутая улыбка подтвердила серьезность ее намерений.
Виталик приложил руку к сердцу и понимающе кивнул. А Ленка отвернулась и снова пригубила хмельного напитка. И только она знала, чего ей стоила такая выдержка, чтобы не покраснеть и не застесняться. Все-таки актерского мастерства она за время съемок набралась.


Спасибо: 83 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1022
Настроение: Балабама - это вещь!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 81
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.03.10 02:06. Заголовок: Не удержалась... htt..


Не удержалась...

Надо поблагодарить Виталика за то, что он действительно похоронил мою тайну и больше никогда не напоминал или намекал мне об этом. Правда, стал немного ближе, открытей что ли, со мной. Иногда делился чем-то достаточно личным, но не значимым. Тогда самым близким другом для него был Стефанцов, ну, Игорь Ильич, Рассказов. А, и Арланов. Но у того из-за сериала совсем времени не было на дружеские посиделки. Да что уж там, на личную жизнь. Как-то Виталик пришел на съемки очень расстроенным. Причем, прилично опоздав. Я сначала не придала этому значения. Ну, мало ли что. Он ведь человек занятой, творческий. Надо успевать все. Да пробки, в конце концов. Когда он зашел на грим, я из гримирующихся там была одна. Сценарий учить надоело, и я сидела, развалившись на диване, и играла в телефоне. Черная туча по имени Виталий Абдулов вплыла в комнату и тяжело плюхнулась в кресло, устало прикрыв глаза. Он меня даже не заметил. Я удивилась. Мог бы и поздороваться. Но, оценив ситуацию, решила его не трогать – таким я его еще не видела. Значит, что-то случилось. А лезть в душу к взрослым дяденькам не в моих правилах. Пока накладывался грим, я тихо сидела и не подавала признаков жизни. Продолжала играть. А когда гример закончила приводить его в порядок, я уже собралась было с ним заговорить, но у него зазвонил телефон и он стремительно вышел из помещения. Мы с Ириной, гримером, переглянулись, пожали плечами и, ничего не сказав, занялись каждый своим делом. Через минуту заглянул помощник режиссера и пригласил меня на площадку. Я без разговоров выдвинулась на мое рабочее место. Но уже после двух минут съемки всем стало ясно, что из Абдулова сегодня работник никакой. Серега, не выдержав халтуры от друга, видимо, зная этому причину, сказал, что на сегодня съемки нашей пары отменяются. Мы свободны. Я не знала, радоваться этому или нет. С одной стороны, я уже к шести вечера буду дома. Смогу растянуться на диване и полазить в Интернете. Но с другой стороны, причина моего отдыха как-то меня напрягала. За время съемок он стал мне действительно близким человеком. И теперь мне просто душу рвало на части, когда я видела его такие глаза. Грустные-грустные. Без единой искорки. Прозрачно голубые. Вспомнив эти два озера, домой уже не хотелось. Мне не хотелось радоваться жизни, когда у него такие глаза. Я вышла из школы и медленно побрела по улице, уже никуда не торопясь. Из головы не выходил он. Такой потерянный и незнакомый. Мимо пролетела его иномарка, слегка обрызгав меня из неизвестно откуда взявшейся лужи. Я даже ругаться на него сейчас не могла. Проехав метров сто, машина резко остановилась и с визгом сдала назад, притормозив точно около меня…

- Лен, ты сильно спешишь? – тихий голос, но с такой надеждой на общение.
- Да, в общем-то, нет. – В тон ему ответила девушка, чуть дернув плечами.
- А ты не хочешь воспользоваться нашим призом? – улыбка чуть тронула его губы.
- Ты это про ужин на двоих в том баре? – тоже улыбнулась, уже не сомневаясь, что ответ будет положительным.
- Ага.
- Ну, давай, я как раз проголодалась, – уже садясь в машину.
До бара ехали молча. Он еще был не готов к тому, чтобы излить горькую правду жизни еще совсем ребенку, а она хотела помочь, но понимала, что он еще не готов.
В баре сели за самый дальний столик, чтобы ни посетители, ни громкая музыка не мешали. Заказали горячего и по коктейлю. У Абдулова был какой-то убийственно крепкий напиток, а у Третьяковой полегче. Выпив две порции, мужчина прервал тишину:
- Я тебя сегодня подвел, да? – виноватым взглядом посмотрел на девушку.
- Да нормально все, планов моих ты не нарушил. – Добро улыбнулась.
- Ты уж меня прости, просто сегодня день такой… - Виталик не мог подобрать слова, чтобы выразить тяжелую сущность сегодняшних событий.
- Виталь, может, расскажешь, что у тебя случилось? – с опаской заглянула в глаза.
- А тебе это надо?
- Тебе надо.
- Эх, Ленка, такая маленькая, а в людях разбираешься. – Улыбнулся, зная, что она права.
- Да уж не лох. – Тонко пошутила.
- А я лох. Такой взрослый, и лох. Мне почти сорок, а в людях так и не научился разбираться.
- Что, женщины?
- Ага. Они самые. И ведь что самое интересное, верят всему, чему угодно, но не мне.
- Все зло от баб, - важно заключила девушка, - и я не исключение.
Мужчина улыбнулся, оголяя зубы, а потом растрепал идеально причесанные волосы партнерши и мягко сказал:
- Эх, Третьякова, вот были бы все такие женщины самокритичные, как ты.
- И мы бы сейчас с тобой работали до полуночи.
Мужчина уже хохотал. Собеседника он себе выбрал самое то.
Принесли горячее. Заказали еще по коктейлю. Абдулова прорвало. Он рассказал, что к нему на каникулы должна была приехать дочь, но сегодня позвонила его бывшая жена и сообщила, что Алиса не приедет. Вернее, она ее не пустит, так как ее папа гуляка и развратник. От этих слов Лена вздрогнула. Она, конечно, знала, что Абдулов тот еще ловелас, и что в женском внимании у него дефицита никогда не было, но вот чтобы гуляка и развратник… Этого она бы о нем никогда не сказала. Как оказалось, женщина просто начиталась бульварное прессы, которая кишит всякими неправдивыми историями, и теперь и слушать не хочет Абдулова. А он себя в грудь колотит, что он не такой. Что он женщин даже боится. Никогда ни с кем не знакомится, потому что боится, что его пошлют. Да и сейчас у него никого нет. И Ленка ему поверила. А жена нет. Девушка, которая знает его без году неделю, поверила, а женщина, которая прожила с ним столько лет, нет. Как такое может быть? Короче, заказали еще по коктейлю и перемыли косточке его жене.
- Лен, а можно вопрос? – как-то осторожно спросил Абдулов.
- Валяй. – Раз пошла такая пьянка… Но Ленка все-таки догадывалась, о чем он хочет спросить.
- А почему ты все еще… ну это… - в самый раз было ему покраснеть.
- Девственница? – договорила за него Третьякова без капли смущения. А чего тут смущаться, когда они уже такие личные темы обсудили. – Ну, наверное, потому, что не встретила достойного.
- Достойного, это какого?
- Ну, не знаю. Вот чтобы мне захотелось! – мечтательно.
- Чтобы по любви? Романтика, все такое… - заинтересовано.
- Не знаю. – Пожала плечами. – Вот как встречу такого, я тебе первому скажу.
- Ловлю на слове! – Хитро прищурился Абдулов.
- Базара ноль. Третьякова сказала, Третьякова сделала.
- Ну что, нам, наверное, пора.
- Ну да, мне еще домой добираться.
- Ну ты, Третьякова, даешь! Ты, что, правда, думаешь, что я тебя домой на метро пущу?
- Почему на метро? На попутке.
- Чтобы я от тебя больше слова попутка не слышал! – сказал, как отрезал. Больше не услышит. – Пойдем, попутчица, сегодня я тебя домой везу.
Уже на выходе:
- Виталь, а ты, правда, нас, женщин, боишься?
- Женщин – да, тебя – нет.
- То есть я не женщина?!
- Ты – еще нет. – Прямо в ухо, усаживая ее в машину.
- Ах, ну, да, – усмехнулась. - Тогда ладно.



Спасибо: 67 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1048
Настроение: Балабама - это вещь!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 82
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.03.10 11:03. Заголовок: С того момента мы ст..


С того момента мы стали не разлей вода. Меня даже Лерка ревновала. Но всему хорошему скоро приходит конец, и это неизбежно коснулось и наших отношений с Абдуловым. Заканчивались съемки первого сезона. Нам тонко намекнули, что, возможно, будет второй сезон, но что и как, а главное, когда, нам не сказали. Эта тайна была покрыта мраком.
На вечеринке по случаю окончания съемок мы с девчонками решили оторваться. Серега, который наш продюсер, после выступления дал нам зеленый свет и не стал контролировать количество выпитых фужеров с шампанским. Но у меня, как оказалось, был свой контролер…


- Эй, леди, а не многовато вам на сегодня шампанского? Уже четвертый фужер опрокидываешь. Женский алкоголизм неизлечим.
- Да-да, я знаю: пьяница мать - горе в семье. Ну, так я же еще не женщина.
- Еще один фужер, и ты не вспомнишь завтра утром, как ей стала.
- Абдулов, ты это чего сказать этим хочешь?
- Что хотел, то и сказал. Твою тайну знаю только я. Ну, я надеюсь…
- Ну?
- А остальные думают, что ты вполне уже взрослая и не откажешься развлечься. Ну, в постели.
- Ты хочешь сказать, что меня считают доступной.
- Не тебя конкретно, а девушку, находящуюся в подпитом состоянии.
- Ну, тогда это не про меня. Я-то еще ого-го!
- Ох, Третьякова, какой ты у меня еще ребенок… - умилялся мужчина.
- А вот сейчас напьюсь, - схватилась за пластиковый фужер, - и уже не буду ребенком. – Поднесла его ко рту, выискивая глазами в толпе потенциальную жертву. – Как думаешь, вон тот вот чернявенький подойдет для первого раза?
- Э-э, мать, притормози. – Забрал у нее фужер. – Сегодня никакого первого раза не будет. И вообще, Третьякова. Для первого раза нужен мужчина опытный.
- Как ты что ли?
- Как я что ли.
- Слу-ушай, Абдулов, а давай ты будешь моим первым мужчиной. А что? Взрослый, опытный, и ты сам сказал, что меня не боишься.
- Вот ты, Ленка, даешь! По-моему, тебе и трех фужеров достаточно. Мы ж с тобой партнеры, нам нельзя. Как потом работать вместе будем?
- Да, точно. Нельзя. Да и староват ты для меня.
- Вот это да! Значит, для Кулеминой Степнов в самый раз. А я для тебя староват?!
- Так у них-то разница в десять лет, а у нас-то больше.
- Ладно, «дочь», пойдем, потанцуем.
- Виталик, тебе не с кем, что ли больше? Дай мне хоть раз нормально расслабиться. Такую работу завершили! – канючила Третьякова, не желая далеко отходить от стола. Сейчас должна была Женька подойти с какими-то ребятами.
- А я вот с тобой хочу! – мужчина уже силой тянул ее на импровизированный танцпол, чтобы только увести ее подальше от спиртного. Эта девочка сегодня настроена решительно.
- С чего вдруг такая честь?
- Ты моя лучшая партнерша, друг, и вообще, Третьякова, что, я не могу пригласить тебя потанцевать?
- Почему? Можешь. Только странно это как-то. Подвохом попахивает.
- Лен, это моя туалетная вода.
- Ха-ха-ха. – Криво усмехнулась, уже устраивая свои руки у него на плечах.
А мужчина как-то слишком нежно, но в тоже время собственнически притянул ее к себе, аккуратно обняв двумя руками ее тонкую детскую талию.
Девушка хитро прищурилась и спросила:
- Абдулов, вот ты мне скажи, ты будешь хоть по мне скучать?
- Конечно, Ленок! – в манере физрука Степнова ответил мужчина.
- Понятно. – Криво улыбнулась и отвернулась обижено.
- Лен, - тихо позвал сквозь улыбку, - Ленка, - повернул за подбородок, чтобы поверила, - ну, конечно, буду. Ты ж для меня друг, товарищ и брат. Ну, как я без тебя. Совсем ведь один остаюсь. Стефанцов на съемки куда-то к черту на кулички уезжает, где даже телефон не ловит, Серега вечно занят. Мне даже поговорить не с кем.
- Так ты звони, если чего! Может, помогу чем. Советом мудрым там, или еще чем.
Абдулов расхохотался.
- Ну, спасибо, Ленок, особенно за мудрость. Вот обязательно обращусь.
- Обращайся-обращайся.
- Ну, и ты тоже. Не забывай старика. Звони.
- Даже не сомневайся!


В этот вечер мы с Абдуловым практически и не расставались. Смеялись, шутили, танцевали, вспоминали самые яркие моменты за время совместной работы. Короче было весело. Как он и хотел, я больше не пила - и так хорошо было. И вот только сейчас я понимаю, что чувства потери, расставания в тот момент не было. Видимо, уже тогда было решено, что мы снова встретимся на этом поприще.
Попрощались мы тепло - крепкими дружескими объятиями. Виталик дал указание Мильниченко, чтобы тот доставил меня точно по адресу и «чтобы никаких попуток!». Я, естественно, ему и это пообещала. А также то, что обязательно сообщу, когда встречу «того самого». Это уже стало нашей с ним фишкой.
Но за те два месяца, что мы не виделись (а съемки второго сезона начались уже через два месяца) он мне так ни разу и не позвонил. Да и я тоже. Незачем было. Да и некогда. Жизнь кипела, бурлила и жгла. Популярность нашей группы росла. Во многом благодаря сериалу. А когда мы снова оказались на съемочной площадке, я узнала шокирующую новость – у нас с Абдуловым, то есть у наших героев будет любовь. Вот и как это играть?
Виталик появился только через пять дней. Мы уже успели отснять достаточное количество сцен с другими актерами. Остались только наши с ним. Как сейчас помню эту нашу с ним встречу…


Спасибо: 72 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1063
Настроение: Балабама - это вещь!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 83
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.03.10 21:54. Заголовок: По просьбам трудящих..


По просьбам трудящихся


Ленка сидела на подоконнике в комнате отдыха и смотрела на стекающие по стеклу капли дождя. Новый сценарий не давал ей покоя. Если в предыдущем сезоне было все просто – дружба до гроба и полное взаимопонимание, то этот сезон был полон новыми, неизвестными даже Третьяковой, эмоциями. Туда напихали все: дружба, любовь, ревность, ссоры, даже бои на ринге. Как это все исполнять, она сейчас не представляла. Одна надежда была на Абдулова – он поможет! Научит и подскажет. Он же профессионал!
- Физкульт-привет, Кулемина! – раздался такой долгожданный голос.
- Виталик!!! – девушка спрыгнула с подоконника и с разбегу запрыгнула на мужчину, угрожая задушить его в объятиях, обхватывая своими длинными ногами его талию.
- Ого! Третьякова, я и не думал, что ты будешь так рада меня видеть!
- Абдулов, ты где был! Я тут уже с ума схожу! – спрыгнув с мужчины, с силой ударила его кулачком в грудь. – Ты уже видел сценарий???
- Еще нет, но Серега мне вкратце рассказал фронт работы. У нас с тобой любовь, - на распев протянул мужчина, откровенно подтрунивая над растерянной девушкой.
- Вот именно ЛЮБОВЬ! Я-то слова такого не знаю, а тут это еще и перед камерой сыграть надо. – Ленкины глаза выражали такой испуг, такие сомнения, что Абдулову даже показалось, что она может сейчас заплакать.
- Ленок, ну, ты чего? Я тебя не узнаю! Куда делся твой спортивный дух! – Он нежно схватил ее за плечи и заглянул в глаза, уже готовые пролить слезы отчаяния .
- Это не мой, это Кулеминский… - уже дрожащим голосом сказала девушка, с трудом удерживая слезы.
Мужчина, понимая всю соль ситуации, порывисто прижал ее тельце к широкой груди и крепко стиснул в объятиях. Девушке показалось, что ей именно это и нужно было. Слезы отступили, и она улыбнулась, вдыхая такой знакомый запах.
- Ленка, у тебя все получится. Вот увидишь. Ты же у меня молодец! А я тебе, если что, помогу.
- Обещаешь? – она отстранилась от его груди, не желая покидать такие умиротворяющие объятия, посмотрела в его озера-глаза. А ей, похоже, их не хватало.
- Честное пионерское! – подкрепил установившееся равновесие улыбкой. Она улыбнулась в ответ. А потом деловито поправила прическу и, не отпуская взгляда, коронным смехом прохрипела:
- Пойдем, партнер, на площадку. А то мы так и до вечера не отснимем. А у меня сегодня еще свидание.
- Свидание, Третьякова? Я чего-то пропустил? – удивленный взгляд мужчины чуть смутил Ленку. Но рассказать придется, они ведь друзья. Надо снова восстанавливать ту легкость и непосредственность в общении, так будет легче работать.
- Совсем немного.
- А ну-ка, давай, выкладывай. Обнял ее за плечи, направляясь на место съемок. – Кто он? Вы уже целовались? Он «тот самый»? Третьякова, я тебе не прощу, если ты не сдержала своего обещания. – Прищурился.
- Эй, Третьякова что обещает, всегда выполняет.
- Ну, смотри у меня. Так кто он?
- Парень.
- Уже хорошо. А поподробнее? Я ж не отстану.
- Просто парень. Зовут Денис. Девятнадцать лет. Увлекается футболом. Кстати, офигенно целуется. – Посмотрела на мужчину, как бы говоря, что все, но его вопросительно-заинтересованный взгляд говорил, что еще не все, что она не ответила на главный его вопрос. Девушка это уловила. Сначала хотела его подразнить, но потом почему-то передумала, поэтому просто ответила:
- И у нас ничего не было.
- Да ты, Третьякова, влюбилась! Поздравляю…
- Неа. Мне просто нравится с ним целоваться. Я прям оторваться не могу – за уши не оттащишь. – На последних словах понизила тон, так как они уже дошли до места.
Она быстро зашла, встала на исходную позицию, чтобы отрепетировать предстоящую сцену, а Абдулов, со сценарием в руках, смотрел на нее и осознавал, что девочка-то выросла. И что-то внутри кольнуло, когда он вспомнил о ее предстоящем свидании. Специально ли, или он, правда, снова вживался в образ, но из-за сорванных им дублей Ленкино свидание не состоялось…


Спасибо: 67 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1068
Настроение: Балабама - это вещь!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 83
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.03.10 11:40. Заголовок: Всем удачных выходны..


Всем удачных выходных!

В тот день он повез меня домой. Типа таким образом заглаживая вину. Но меня, кстати, это совсем не обломало. Мы в тот день с Денисом собирались пойти куда-то на вечеринку к его друзьям, которых я вообще не переваривала. А терпеть весь вечер шайку недоразвитых идиотов ради пары поцелуев мне как-то не комильфо. Тем более на следующий день надо было рано вставать. Съемки были после обеда, а с утра пораньше Серега нас собирал на репетиционной базе в Доме Культуры, чтобы отрепетировать песню, которую я по сценарию должна буду написать, как бы посвящая ее Степнову. Поэтому, я с удовольствием ехала домой в иномарке Абдулова, который взахлеб рассказывал, как он провел эти два месяца. Оказывается, он сам полетел к дочери в Иркутск и был там с ней две недели. А потом плодотворно занимался новым проектом. Про меня почти ничего не спрашивал. Ему, видимо, и правда, поговорить не с кем было. Мы потом еще у дома с полчаса стояли, пока он распинался о своих приключениях. Зато прощание было таким искренним и… новым, что ли. Он проводил меня до подъезда. Мы еще немного постояли, не зная, как разойтись, а потом он сказал, что очень рад был сегодня нашей встрече, что он понял, что именно этого нашего с ним общения ему и не хватало, ну и поблагодарил за «свободные уши». А потом произошло то, чего я ну никак не ожидала…

- Лен, ты меня прости, что из-за меня сорвалось твое свидание… - голосом виноватого ребенка сказал Абдулов.
- Да забей, Виталь, - искренне улыбнулась девушка, умиляясь такой картине, - я не очень-то на него и хотела. Уединиться бы не удалось, - на этих словах у мужчины опять что-то кольнуло в районе груди, - а ради пары поцелуев слушать бред недалеких придурков, о футболе знающих только со слов комментатора, мне не в радость. Оно того не стоит. Так, что Абдулов, все нормально. Можешь спать спокойно, – широко улыбнулась.
- Правда? Ты не обижаешься?
- Нет. – Ленка уже смеялась. Такой он лапочка, когда переживает!
- Ну, тогда до завтра. – Наклонился и смачно чмокнул в щеку. – Это тебе компенсация.
Девушка была немного в шоке. А мужчина зачем-то наблюдал за ее реакцией. На автомате произнесла «до завтра» и скромно улыбнулась, слегка покраснев. Виталик сделал шаг назад, а потом развернулся и направился к машине, напоминая сейчас самому себе школьника на первом свидании. В его времена. Ощущения были точно такими же.

Я тогда особого значения этому не предала. Да и думала об этом, только когда в лифте на пятый этаж поднималась, а потом и совсем забыла. Да и на следующий день все было как всегда. Я, правда, опоздала – долго по телефону объясняла обиженному парню, почему я вчера не пришла. Я ведь даже звонить ему не стала. Так была рада видеть Виталика, что омрачать приятное впечатление от вечера объяснялками с бойфрендом не хотелось. Он бы сто процентов закатил истерику. Детский сад, ей богу. Ну, так вот. Я опоздала. Задыхаясь от бега, влетела в гримерку, где на диване ждал меня хмурый Абдулов…

- Третьякова, где тебя носит? Нам через пятнадцать минут на площадку, а ты еще без грима. Когда репетировать будем?
Девушка сложила ладошки вместе, сделала умоляющее выражение лица и ангельским голосом протараторила:
- Виталечка, миленький, ну, прости, пожалуйста. Это все дела сердечные. Я ж вчера провинилась, теперь надо вину заглаживать. А с гримом мы сейчас быстренько, да, Ириш? – бегло кинула взгляд на гримера, которая ей согласно кивнула, - И я вся твоя. – Улыбнулась.
Мужчина растаял. Но тот факт, что она сегодня будет «заглаживать вину» все-таки задел. Его это определенно не устраивало. Вот только почему? Но, в общем, прощение она заслужила.
- Ладно, уговорила. Сегодня вроде ничего сложного нет. Общие эпизоды. Считай, что ты прощена.
- Спасибо, о, мой господин. – И расцеловала его на расстоянии. Потом плюхнулась в кресло и предоставила лицо мастеру.
Абдулова развеселил этот ее жест, и он напрочь забыл о том, что его тревожило еще совсем недавно.
А потом он еще и вызвался подвести ее на «свидание» с этим Денисом, где стал свидетелем, как она самозабвенно «заглаживает вину». Вот тут его накрыло странное чувство зависти к этому парню. Даже на расстоянии он отметил, что девушка отлично целуется. Просто умопомрачительно! Так, что слюнки текут…

Новый сценарий оказался сложным не только для меня, но и для остальных Ранеток. Поэтому мы очень часто стали задерживаться допоздна. Наши с Виталиком сцены снимали в последнюю очередь, так как акцент сезона делался именно на нашу пару. Мы, в принципе, справлялись, пока не дошли до «зарождения чувств». Эпизоды, где он за мной ухаживал после боев, еще куда ни шло, а вот сцена поцелуя…



Спасибо: 70 
Профиль
Ответов - 104 , стр: 1 2 3 4 5 6 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 296
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия