Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Monita



Не зарегистрирован
Зарегистрирован: 01.01.70
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.02.09 23:31. Заголовок: Автор: Monita

Спасибо: 37 
Ответов - 160 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All [только новые]


Monita





Сообщение: 268
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 20
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.03.09 22:29. Заголовок: Приветики всем!!!!!!..


Приветики всем!!!!!!!!!!!!!!!!! огромное спасибо всем, кто читал, спасибил и комментил этот фик! я вас очень люблю!!!)))))))))) а вот и заключительная продка:

Абдулов сел в машину, подождал пару минут, и, когда прочёл заветное «Я дома=)», улыбнулся, и завёл машину. Отправил Третьяковой: «Я заеду за тобой в одиннадцать, без меня не уезжай))», и направился домой.

Поднявшись домой, Третьякова, обессиленная таким насыщенным днём, практически сразу уснула, умудрившись своим поздним появлением даже не разбудить ни маму, ни брата.
Проснувшись в десять часов утра, первым её чувством было – нет, не желание покурить, - а чувство полноты, будто она нашла что-то, что давно искала. И уже второе, что она почувствовала – это закономерное и вполне оправданное желание выкурить утреннюю сигарету. Лена вышла на кухню. Мама уже была на работе, брат – в университете. Третьякова приоткрыла окно и уселась в привычной позе на подоконник, доставая сигарету.
Получив необходимую дозу никотина, она направилась в душ, прокручивая в голове события сегодняшней ночи. Или утра. Не важно. Сейчас, на свежую голову, ей казалось нереальным всё то, что произошло между ней и Абдуловым, и она боялась, что сегодня всё улетучится, и они снова вернутся на прежний уровень своих отношений. Выйдя из душа и бросив взгляд на часы, она начала собираться быстрее – через сорок минут должен был заехать Абдулов. Чёрные штаны, белая футболка – всё, как всегда. Но, взглянув на себя в зеркало, Третьякова поняла, что что-то изменилось, только вот она никак не могла понять, что.
Раздался звонок в дверь. Лена ещё раз взглянула на часы – для Абдулова вроде рановато. Теребя пальцами только что высушенные волосы, Третьякова пошла открывать.
- Физкультпривет, Третьякова, - с привычной ухмылкой поприветствовал её Абдулов.
- Какие люди, - улыбнулась Лена, чувствуя, как внутри всё сжалось, - ей начитало казаться, что всё то, что было вчера в клубе и сегодня на крыше, ей просто-напросто приснилось. – Что-то ты рано, - оглядела она его с головы до ног. – Не спится?
- Уснёшь тут, - улыбнулся Абдулов уже какой-то другой, обворожительной улыбкой, и у Третьяковой сразу отлегло от сердца, - когда знаешь, что такая девушка так далеко.
- Какая «такая»? – хитро прищурилась Лена, отвечая ему искренней улыбкой.
- Самая лучшая, - внимательно глядя ей в глаза, ответил с улыбкой Виталий, наблюдая, как Третьякова складывает руки на груди и отводит взгляд чуть в сторону, не переставая улыбаться. Налюбовавшись, он сказал:
- Так, давай спускаться, нам ещё ехать по пробкам.
- Эээм… хорошо, - ответила Третьякова, сняла куртку с крючка. Одевшись, она вышла вслед за Виталием, и они спустились к машине.
Как только Лена подошла к машине, Абдулов вдруг резко вспомнил о том, ради чего он сегодня объездил четыре цветочных магазина.
- Погоди, - жестом остановил её он, и открыл дверь машины, доставая оттуда букет восхитительных розовых роз.
- Да, кстати, это тебе.
Лена не ожидала такого поворота, и, взяв в руки букет, улыбаясь глазами, посмотрела на Абдулова и ответила:
- Спасибо, - наклонила голову чуть вбок, подумав секунду, - А это типа конфетно-букетный период? – ещё шире улыбнулась она.
- Это типа пока только букетный, - усмехнулся Абдулов, - конфеты будут вечером, а если точнее, не конфеты, а ужин. В ресторане. – Улыбнулся он.
- А ты уже всё рассчитал, да? – усмехнулась Лена, - а если я откажусь? – казалось, шире улыбаться было уже некуда.
- Ну, тогда, видимо, придётся вернуться на крышу… - закатил глаза Абдулов. – Только уже с другой целью, - притворно обречённо вздохнул он.
На что Третьякова ответила:
- Ладно уж, пойду, а то потом ещё в свидетели загребут, - сделала снисходительное выражение лица она.
- Вот, то-то же, - довольно улыбнулся Абдулов. – Давай, садись, - открыл перед ней дверь, а потом сам пошёл на своё место.

Добравшись до школы, они вышли из машины, и Третьякова спохватилась:
- Ой, а что с цветами делать-то?
Абдулов посмотрел на неё, задумчиво перевёл взгляд на букет и ответил:
- В воду поставить, наверное.
- Ага, где? В школе? Интересно будет посмотреть на лица девчонок, когда они увидят букет, - улыбнулась она.
- А что такого в том, что мужчина дарит цветы любимой девушке? – удивлённо поднял брови Абдулов, долю секунды спустя поняв, что сказал. Посмотрел на Лену, ожидая её реакции. Она стояла как громом поражённая со смущённой улыбкой на лице. «Странно видеть её такой, - улыбнулся про себя Абдулов, - Влюблённой?»
- Да вроде ничего такого, - ответила Ленка, засовывая руки в карманы джинсов, и продолжила: - в том, что девушка принимает цветы от любимого мужчины. – И уверенно взглянула ему в глаза.
Абдулов, почувствовав, как внутри сначала всё похолодело, а потом будто взорвалось и разлетелось на тысячи обжигающих осколков, подошёл к ней, обнял и нежно провел губами по её губам, стараясь вложить в этот поцелуй всю свою нерастраченную нежность, которая до сегодняшнего дня была ему просто незнакома и даже несвойственна.
Отпустив её, он уже каким-то другим, спокойным голосом произнёс:
- Пойдём, Ленка, нас уже там наверное заждались, - улыбнулся он, и они двинулись в сторону школы. Абдулов придерживал Третьякову за талию, не желая отпускать сокровище, которое приобрёл и не собирался терять.

Перед гримёркой они остановились, и, Третьякова, решив, что должна сама поговорить с девчонками, сказала, что она сама выдержит «допрос», улыбнулась ему и вошла. Абдулов, постояв секунду, пошёл на съёмочную площадку.

- Ленка! – чуть ли не хором воскликнули «ранетки», увидев вошедшую басистку.
- Блин, Третьякова! Я тебе вчера раз десять названивала! Почему телефон был выключен? Три часа ночи, а она неизвестно где, неизвестно с кем! – начала возмущаться в своей привычной манере Козлова.
- Ну почему же неизвестно? Известно где. Известно с кем, - ответила, усмехнувшись Ленка.
- И где же? И с кем же? – не унималась возмущенная Лера.
- На крыше небоскрёба с Абдуловым, - спокойным голосом выдала Третьякова.
- Чееего? У тебя с головой всё норм? – осторожно прикоснулась к Ленкиной голове Козлова. Остальные «ранетки» стояли с недоумевающими лицами.
- Всё у меня с головой норм, - засмеялась Лена.
- Не, ты явно слишком много куришь, - покачала головой Лера. – Надо бы изъять у тебя все твои «запасы»!
- Ну вот, я же ему говорила, а он не верил, - усмехнулась Третьякова.
- Кому говорила? Кто не верил? – у Рудневой явно не укладывались в голове непонятные Ленкины пояснения.
- Абдулову, - снова усмехнулась Лена.
Девчонки переглянулись, и, решив, что добиваться более внятных объяснений попросту бессмысленно, спросили:
- А цветочки-то от кого? Тоже от Абдулова? – недоверчиво прищурилась Лерка.
- От него, - посмотрела на цветы Третьякова, посерьезнев.
Лица «ранеток» вытянулись ещё больше.
- Ну, наконец-то, - выдала Козлова, довольно ухмыляясь.
Третьякова только смущённо улыбнулась в ответ.
- А знаешь, что означают розовые розы на языке цветов? – наклонила голову чуть вбок Наташа, обращаясь к Лене.
Третьякова удивленно взглянула на Щёлкову, и спросила:
- И что же?
- «Поверь мне», - ответила Наташа и улыбнулась.
«Уже поверила», - подумала про себя Третьякова, надеясь, что её вера не ослабнет никогда.

***КОНЕЦ***

очень жду вас тут! ---> http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000364-000-60-0

Спасибо: 62 
Профиль
Monita





Сообщение: 285
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 22
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.03.09 03:05. Заголовок: Простая истина


Автор: Monita
Название: Простая истина
Рейтинг: PG
Жанр: Romance, совсем немного Action
Статус: в процессе
Примечание автора: это мой самый первый фик, писался он ещё в декабре, до серии с первыми соревнованиями по стритболу.
Приятного прочтения!=)

Спасибо: 16 
Профиль
Monita





Сообщение: 286
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 22
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.03.09 03:09. Заголовок: Лена сидела за барно..


Лена сидела за барной стойкой и с интересом поглядывала на то, как молодой бармен ловко управляется со всеми бутылками, стаканами и прочей ерундой, как профессионально замешивает коктейли и ослепительно улыбается симпатичным посетительницам.
- Ленок, подождешь еще минут десять? Я сдам «вахту» Толику и вместе пойдём домой, о’кей? – спросил у Ленки этот самый бармен.
- Да, конечно, - с легкой улыбкой отозвалась она. Парень улыбнулся в ответ и повернулся к очередному клиенту, - Игорь, - позвала Ленка, и парень снова повернулся к ней с немного удивлённым выражением лица – он не привык, чтобы сверстники обращались к нему по имени, - Классно смотришься. – Лена снова ослепительно улыбнулась.
- А ты - еще лучше, - подмигнул он.
Лена вздохнула, посмотрела на новых посетителей, вошедших в кафе, и подумала, что давно ей не было так легко и уютно, с тех самых времён, как… нет, о «тех самых временах» она решительно не хотела думать, ибо из-за этого на неё накатывала новая волна напряжения и мыслей, из-за которых голова шла кругом. Он так заботился о ней, не бросил её семью в беде, он делал всё, чтобы она, Ленка, чувствовала себя уютно и по-семейному, даже тогда, когда от этой семьи оставались одни рожки да ножки – дед был в больнице, родители с братом были и до сих пор находятся в Швейцарии, а она валялась вся в синяках и ссадинах у себя дома. Никто тогда так не поддержал её, как он. Её учитель физкультуры. Виктор Михалыч. Её любимый учитель, тренер, её друг. И всё шло превосходно до недавних пор, точнее, до тех пор, пока Кулёмина не осознала, что влюбилась в своего учителя. Как же трудно ей было признать это! Как упорствовал разум, но как кричали чувства! И вот, он, наконец, сказал ей. Сказал, что она ему небезразлична. А что она? А она испугалась. Просто испугалась, как маленькая девочка! «Хотя, если задуматься, ты и есть маленькая глупая девочка, Кулёмина!» - подумала Лена про себя. Но она не хотела даже думать, что её учитель так не считает, что он считает её вполне самостоятельной, установившейся личностью, что он гордится ею и относится к ней с огромным уважением. Она сама не понимала, чего боится: общественного мнения? Да, определенно. Хотя ей часто было глубоко наплевать, что думают другие, а тут… «Странно всё это. Наверное, я просто не готова», - думала она и отвлекалась от своих проблем с помощью музыки и спорта.
- О чём задумалась, спортсменка? – оторвал её от мыслей Гуцул, стоявший возле Лены, благополучно «сдавший вахту» Толику, другому бармену.
- А? Да так, о соревнованиях, - соврала Ленка и спросила: - На тренировку-то идём?
- Конечно, идём, раз Степнов уж прям сам подстроился под мой график работы и сделал нам тренировку в восемь вечера. Некрасиво будет не прийти. – Ответил Гуцул и подал руку Кулёминой, помогая ей слезть с высокого стула, - Ну, погнали? – улыбнулся он.
- Погнали, - с легкой усмешкой ответила Лена.

В спортзале было пусто, не считая одинокого Степнова, разделявшего своё одиночество с полудюжиной козлов, заполнявшего последний на этот день журнал 8 «Б», который не успел заполнить перед только что закончившейся тренировкой волейболистов.
- Виктор Михалыч, а вот и мы! – бодрым голосом произнёс Гуцул, пропуская перед собой Кулёмину. - Не ждали?
- Ну почему же не ждал, еще как ждал! – таким же бодрым голосом отозвался физрук, хотя его слух неприятно резануло это слово «Мы». Он взял баскетбольный мяч и бросил его парню, тот ловко поймал его и отдал пас Кулёминой. Лена поймала, подпрыгнула и забила свой коронный трехочковый.
- Опа, молодец, Кулёмина! – улыбнулся Степнов.
- Ленок, как всегда, по-королевски, - приобнял её за плечи Гуцул. Степнов только хотел дать свисток к началу игры, как чуть им же не подавился, увидев этот Гуцулов жест.
А Ленка, захваленная и довольная, как ни в чём ни бывало, подняла мяч с пола и начала ведение.
Гуцул пару раз удачно перехватил мяч, за что получил от Ленки пару комплиментов своему умению играть, и это было последней каплей для физрука. Он ни с того ни с сего сказал:
- Ну, Гуцулов, ну у девчонки любой дурак может мяч отнять!
Кулёмина резко развернулась и непонимающим взглядом уставилась на преподавателя.
- Что, Виктор Михалыч? Как вы меня назвали? – для неё с детства было оскорбительно слышать про себя «девчонка». И она, вспомнив детские неприязни, вдруг завелась.
- Ну, ты это, Ленок, извини, не сдержался, - примирительно улыбнулся Степнов, - Просто я хотел сказать, что не так уж и хороша техника нашего «бойца», - продолжил он, посмотрев на Гуцула.
Лена успокоилась, хотя это слово - «девчонка», до сих пор не выходило у неё из головы.
- Ну, так научите меня, Виктор Михалыч. – Немного с вызовом произнёс Гуцул, ему не понравилась резкая нападка физрука в свою сторону.
- Ладно. Сядь, Кулёмина, посмотри, как играют настоящие мужчины. – Усмехнулся Степнов, отчего Ленка надула губы, села и с неприязнью уставилась на то, «как играют настоящие мужчины».



Спасибо: 52 
Профиль
Monita





Сообщение: 287
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 22
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.03.09 03:14. Заголовок: ваших комментариев ж..


ваших комментариев жду здесь ---> http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-40-00000364-000-100-0-1238193692

Спасибо: 10 
Профиль
Monita





Сообщение: 289
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 22
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.03.09 23:02. Заголовок: - Значит так, Игорёк..


- Значит так, Игорёк, - усмехнулся Степнов, - я веду мяч, пытаюсь прорваться к кольцу. Ты меня блокируешь, отнимаешь мяч, выводишь за трехочковую линию и забиваешь. Сечёшь?
- Секу, - буркнул Гуцул.
Степнов взял в руки мяч, и начал ведение. Прямо под кольцом перед ним неизвестно откуда вырос Гуцул, высоко поднимая руку, блокируя бросок.
Но Степнов, пользуясь всем своим мастерством, забивает-таки два очка, и, довольный, отходит к скамейке, на которой сидит Лена.
- Виктор Михалыч, теперь моя очередь, - напомнил ему Гуцул и поднял мяч с пола.
- А, да, точно, ну давай, орёл, покажи, что умеешь, - так и не дойдя до скамьи, Степнов повернул в обратную сторону.
Лена сидела с легкой полуулыбкой наблюдала за этой битвой. «На павлинов похожи», - усмехнулась она про себя, - «Хвосты свои тут пораспустили, чей пышнее», - и снова усмехнулась.
Гуцул не терял времени даром, и, пользуясь временным замешательсвом противника, который бросил взгляд на улыбающуюся Кулёмину, забил свой мяч.
- Тааак… Гуцулов. Ну, давай еще раз. – Степнов не смог смириться с поражением, но даже мимолётный взгляд на Ленку стоил этого поражения.
Наблюдая за этим зрелищем, Ленка уже не могла сдержать смех. Уморительно было наблюдать, как эти двое выпендриваются и поглядывают на её реакцию.
И, когда она в очередной раз засмеялась, когда Степнов вёл в счёте с довольно большим отрывом, а Гуцул пытался сократить этот отрыв, используя всё своё мастерство, физрук остановился и возмущённо спросил:
- Тааак… Кулёмина! Что смешного??
Гуцул тоже с недоумением смотрел на Лену. А она всё никак не могла остановить смех, и, собирая все силы на то, чтобы, наконец, успокоиться, ответила:
- Ничего, Виктор Михалыч. Вы сейчас Игоря загоняете совсем, у него сил на соревнования не останется! – и улыбнулась.
Гуцул недовольно повёл плечами – она сомневается в его силах! Степнову снова резануло слух. Только другое слово – Игорь. Он никогда еще не слышал, чтобы кто-нибудь кроме преподавателей так называл Гуцулова.
- Ну, пусть посидит твой «Игорь», - с плохо скрываемым раздражением предложил физрук. – Сейчас тебя потренируем!
До Лены постепенно доходил смысл его слов – он же ревнует! Её начало забавлять такое поведение учителя, и она, с вызовом в глазах, ответила:
- А потренируйте! – И встала со скамьи.


Степнов давно не видел её такой дерзкой. Ну что ж, она хочет – она получит! Степнов решил не поддаваться в игре. Но каких усилий ему это стоило! Он видел, что Лена начинает уставать от их безумной беготни, и сдался. Он замедлил темп, позволяя ей обвести себя и забить мяч. Гуцул на скамье начал аплодировать. Лена, довольная своим успехом, с новыми силами ринулась «в бой». Когда они играли вот так, полностью отдавая себя игре, Лена забывала о том, что чувствует к нему, о том, что он чувствует к ней. Она видела перед собой только соперника, а не предмет своих постоянных размышлений. «Ну вот, поддался. Ни во что меня не ставит» - подумала она, когда снова забила. «Ну ничего, я ему покажу!» - Лена, не переставая чеканить мячом об пол, резко остановилась, переводя дыхание, и не думала двигаться дальше. Физрук тоже остановился. Подумал, что она устала. Но когда пауза затянулась, он догадался, что она решила закончить игру, и подошёл к ней. Но тут Кулёмина сделала резкий рывок, продолжила ведение, и, подпрыгнув, «крюком» забила мяч. Приземлилась. Неудачно.
- Чёрт, - выругалась Лена, потирая ушибленную щиколотку.
- Ленок, что такое? Где болит? – озабоченно осведомился тут же подбежавший Степнов.
Гуцул тоже вскочил со скамьи, и в считанные секунды оказался рядом с Леной.
- Ленка, что болит?
- Да отстаньте вы, просто ногу чуть-чуть подвернула, - отмахнулась Лена, и попыталась начать движение в сторону скамейки. Не получилось.
- Лен, я помогу. – Начал Степнов.
- Не надо, я сама. – Ответила Лена.
- Кулёмина, я не спрашиваю, я утверждаю! Я помогу. – Он бережно взял её под руку, помогая дойти.
Как только она села на скамейку, физрук тут же присел перед ней и приподнял край спортивных штанов, осматривая ушибленную ногу.
Гуцул наблюдал за этой «умилительной» сценой.
- Что стоишь, Гуцулов?? Неси аптечку, она у меня в подсобке, на третьей полке в шкафу возле письменного стола! – привычным полукриком отдал приказ Степнов.
Парень поплёлся в подсобку.
- Не надо аптечку, всё нормально, - оставшись наедине с Виктором Михалычем, Лена почувствовала себя уже не так уверенно как полминуты назад, когда рядом был Игорь. Она слышала свой голос и не понимала, почему он стал таким тихим, даже каким-то вкрадчивым. Никогда еще она не чувствовала себя так глупо. Довыпендривалась.
- Молчи уж, Кулёмина. – С легкой усмешкой ответил Степнов, он прекрасно знал, что с Ленкиной ногой всё нормально, и можно обойтись и без апечки. Но он не мог отказать себе в возможности побыть с ней так близко, держа в своей ладони её тонкую щиколотку.
Она подняла взгляд, и уставилась куда-то мимо Степнова, она боялась смотреть ему в глаза наедине.
- Я тебя провожу сегодня, - как-то невпопад произнес физрук.
- Не надо, меня Игорь проводит.
- Не проводит. – Угрюмо ответил Степнов.
- Это ещё почему? – Лена удивлённо подняла брови.
- Потому что это сделаю я.
- Мда. Исчерпывающий ответ. – Лену начинало раздражать то, что Степнов так гнул свою линию, будто она, Лена, была его собственностью. – Если я сказала, что пойду с Игорем, значит, я пойду с Игорем. – Твёрдо заявила Кулёмина, и взглянула наконец-таки в глаза учителю.
- Да делайте вы со своим Игорем, что хотите! – с раздражением в голосе ответил Степнов.
Лена была готова поклясться, что в эту минуту кроме раздражения она слышала в его голосе плохо скрываемую горечь.

вам сюда ---> http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-40-00000364-000-100-0-1238193692


Спасибо: 52 
Профиль
Monita





Сообщение: 290
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 23
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.03.09 21:14. Заголовок: мда...судя по отсутс..


мда...судя по отсутствию комментов и количеству спасибов - вам не нравится... ну что ж, проду всё равно выложу. я в принципе ожидала подобной реакции, это же рейтинг PG, поэтому понимаю.

ну, читаем.

- Да уж, загонял он тебя сегодня по полной… - сказала Лена, идя домой рядом с Гуцулом. Наверное интуитивно, но они выбрали самую длинную дорогу, ведущую к Лене домой, через сквер.
- А я не удивляюсь.
- Почему? – вопросительно посмотрела на него Лена.
- Да это же и дураку понятно.
- Правда? Значит, я не дура, раз мне не понятно. Хоть это радует, - усмехнулась Кулёмина.
- Да не в этом дело, - так же усмехнулся Гуцул.
- А в чём же?
- Да ревнует твой Степнов, вот и всё! – выпалил парень.
- Глупости, - возмутилась Ленка, отметив про себя, что ей очень приятно слышать это от постороннего человека. Значит это заметно…
- Да что я, слепой, что ли? Не вижу, как он на тебя смотрит? Эх ты, Ленка, Ленка. А ты ведь мне нравишься. – Сказал Гуцул, и посмотрел на свои кроссовки, - Вот, пришли уже. Вот и подъезд твой. Пойду я, завтра в школе увидимся, - Гуцул подмигнул Ленке, по-дружески поцеловал её в щёку, и пошёл в другую сторону от её дома.
- Гуцул! Игорь, - окликнула его Лена.
Парень обернулся.
- Ты мне тоже нравишься. – Улыбнулась она.
Игорь усмехнулся, но почувствовал себя счастливым, хотя и был уверен, что есть человек, который нравится Кулёминой гораздо больше, чем он…

- Дедуль, я дома, - громко сказала Лена, закрывая входную дверь изнутри.
- О, Ленок. Что ж ты так долго? Тренировка-то давно закончилась! – Дед хитро посмотрел на внучку.
- Да не так уж и давно, дедуль. Ну, мы с одноклассником погуляли чуть-чуть. – На лице Лены появилась немного загадочная улыбка.
- С одноклассником, говоришь? – Дед как-то странно отреагировал на Ленину прогулку с одноклассником, обычно он не реагировал так на то, что она с кем-то там гуляет, но его Ленка так загадочно улыбалась…
- Дед, а откуда ты знаешь, когда закончилась тренировка? – полюбопытствовала Лена.
- Так тренер-то твой уже здесь! – улыбнулся Пётр Никанорович.
- Что? Степнов здесь? – в глазах у Кулёминой внезапно появился какой-то едва уловимый страх, что не укрылось от чуткого и умудренного опытом деда.
- Что-то не так, Лен? – дед увидел, как изменилась в лице внучка, и понял, что что-то произошло.
- Да нет, всё нормально. Я буду у себя, уроки делать. – Быстро ответила Лена и скрылась в своей комнате.

- Ленка уже пришла, - пояснил дед Степнову, закрывая дверь в гостиную, - Только вот она какая-то странная…
- Мда, еще бы. Пообщается с этим… еще не такая странная будет. – Сосредоточенно ответил Степнов.
- С кем?
- Да с одноклассником её новым, Гуцуловым. Дурак, сам виноват, сам взял его в команду, да ещё сказанул, что пару Ленке нашёл! Дёрнул же меня чёрт! – потирая руки, отвечал Степнов.
- О, Виктор, ты, не иначе, как ревнуешь? – с улыбкой осведомился Пётр Никанорович.
- Да что вы…как я могу…да. Я ревную, чёрт побери! И что теперь делать? Не нужен я ей, Пётр Никанорович. Так что можете быть спокойны, нашла ваша внучка себе парня по возрасту. И парень-то, кстати, неплохой, зря я его так сегодня гонял, аж как-то стыдно немного, - с грустной полуулыбкой ответил физрук и вздохнул, - Ладно, я пойду, наверное, шестую главу завтра допишем. Ну, или послезавтра. – Степнов засобирался домой.
- Какое еще «завтра»? какое «послезавтра»? – возмутился Пётр Никанорович.- У меня сроки поджимают, а он тут мокроту разводит! Виктор, ну что ты как маленький, ей-богу. Я же вижу, что небезразличен ты Ленке. Просто не дави ты на неё, она сама решить должна, она моя внучка, я ей только лучшего желаю. Но и ты мне небезразличен, ты мне как сын, понимаешь?
- Вот именно. Вам – как сын. Ей, следовательно, как отец. – Степнов опустил голову, на секунду о чём-то задумался, и продолжил:
- Ладно. Шестую главу допишем сегодня. На чём мы там остановились?

Лена сидела у себя в комнате и понимала, что ведёт себя глупо и по-детски. Ну что она бегает от него, как ошпаренная? Они ведь обо всём договорились – она его ученица, он – её учитель и тренер, и, как максимум, друг. Чаю что ли им предложить?

- …Ну и тогда, Виктор возвращается на борт корабля, и узнаёт, что…
- Что его невеста полюбила другого. – Закончил за Петром Никаноровичем Степнов.
- Ну что так пессимистично, Виктор? – дед уже не мог смотреть на то, как изводит себя Виктор Михайлович.
- Пётр Никанорович, это не пессимизм, это правда жизни.
В дверь постучали. Дверь открылась, и в проёме показалась голова Ленки:
- Чай пить будем или как?
- Будем, внучка, будем! – с улыбкой отозвался дед.
- Ещё как, - ответил немного воодушевлённый Степнов.
- Ну, тогда на кухню милости прошу, - легко улыбнулась Ленка и прикрыла за собой дверь.
Вскоре писатели-фантасты появились на кухне, Лена уже колдовала над заваркой.


- Чай? Кофе? – спросила Лена.
- Какой кофе, Кулёмина? Одиннадцать ночи! Ты ж спортсменка, должна знать, что кофе на ночь пить нельзя, - пояснил физрук с важным видом.
- Да нам-то с дедом может и нельзя, а вам не помешало бы, - ответила Лена.
- Это ещё почему? – удивился Степнов.
- А говорят, кофе настроение поднимает, стресс и напряжение снимает…
- А кто тебе сказал, Кулёмина, что у меня плохое настроение? – начиная понимать, к чему она клонит, осведомился Степнов.
- Та вы сегодня как с цепи сорвались, Виктор Михалыч - Игоря загоняли до посинения, вели себя очень напряжённо. Может, у вас что-то случилось? – Лена как будто издевалась над ним.
Дед сидел и просто наблюдал за этим разговором, пытаясь разобраться, что же чувствует Ленка к Степнову на самом деле, неужели и правда ей так понравился этот новенький мальчик?
- Ничего у меня не случилось, просто день напряжённый был. – Нехотя попытался Степнов найти оправдание своей сегодняшней «беспричинной» злости.
Степнов думал - неужели она не понимает, отчего он так себя ведёт? Да всё она прекрасно понимает. Просто ей трудно сделать выбор. Ну, пусть выбирает на здоровье, он ей мешать не будет. «Надо будет завтра с Гуцуловым и правда помягче, а то она действительно подумает, что я ей сцены ревности закатываю, идиот», - подумал Степнов, и отхлебнул чаю из кружки, которую Лена только что перед ним поставила.
- Чёрт! Кулёмина, ты чего не предупредила, что чай – кипяток?? Блин, - Степнов прикоснулся к обожжённой губе и скривился. Всегда так, вечно что-то идёт не так.
- Виктор Михалыч, ну я же не знала, что вы прям сразу его отхлебнёте как слон, - Ленка почувствовала себя немного виноватой, слегка улыбнулась, чуть нагнулась, и её рука замерла над лицом Степнова – он поднял на неё глаза. Если бы он этого не сделал, она могла бы совершить большую ошибку, уж Лена в этом не сомневалась:«Вот дура! Что я только что чуть не сделала?? Идиотка. Мало мне было той неловкости, когда я его по щеке погладила, когда у него лицо в ссадинах было, а тут еще полезла рассматривать, что там у него с губой, да ещё на глазах у деда! Дура, дура, дууура…»
- Я… это… кружку забрать хотела, водой холодной разбавить. Ленка резко схватила кружку Степнова и долила туда прохладной воды. Ей было жутко неловко, но остаток вечера прошёл без приключений. Степнов снова засобирался домой, но теперь уже вполне заслуженно – чай был выпит, шестая глава дописана, и пора было уже и «на боковую».
- До свидания, Виктор Михалыч, - сказала Лена, и поспешила уйти к себе в комнату.
- Пока, Кулёмина! Ты меня точно когда-нибудь, да убьёшь, - весело отозвался Степнов, всё еще радостный от инцидента на кухне, как бы Кулёмина ни оправдывалась, а он всё-таки заметил, как она потянулась к его лицу, а потом резко смутилась, ему это было безумно приятно, и грело душу.
Дед тоже всё понял, и, прощаясь со Степновым, сказал, усмехнувшись:
- Ну, до завтра, Виктор. А ты говорил, «правда жизни»…
Степнов лишь улыбнулся, и закрыл за собой дверь.

если кто-нибудь всё ещё читает, то милости прошу)) ---> http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-40-00000364-000-100-0-1238193692

Спасибо: 50 
Профиль
Monita





Сообщение: 293
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 24
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.04.09 00:56. Заголовок: Приветик всем!)) а в..


Приветик всем!)) а вот и продка:

Звонок будильника разрушил остатки сна. Кулёмина приподнялась на локтях и взглянула в окно, за которым, несмотря на 7 часов утра, было довольно темно. Вспомнила вчерашний вечер. Двое мужчин показывали, на что они способны, чтобы удивить Ленку. До чего же ей было приятно! Потом - забота Степнова… Потом - признание Гуцула… Потом… а что потом? А ничего! Это всё ничего не значило, и не значит.
Жаль, что этот вечер так быстро закончился.
Сегодня день обещал быть интересным, и Ленка в предвкушении начала собираться в школу. Сегодня - последняя тренировка перед соревнованиями и концерт в кафе, а завтра - сами соревнования. Приведя себя в порядок, одевшись и позавтракав, Кулёмина вышла из дома в приподнятом настроении.


- Привет, Лен, - улыбнулся Гуцул.
- О, Кулёмина, здорова! – бодро поприветствовал её Степнов, - а я тут мимо проходил, и…вот.
- Так ну проходили бы дальше, чего задержались-то? – подколола его Ленка.
- Ну, я… это, Гуцулова тут увидел, подошёл поздороваться… - начал было оправдываться Степнов, но, внезапно подумав о том, почему это он, собственно, обязан перед ней отчитываться, возмутился: - Таак, Кулёмина! Ты чего это мне допрос устраиваешь с утра пораньше?? А ну, марш в школу!
Гуцул молча наблюдал за их разговором, отмечая про себя, что Кулёмина получает удовольствие, заставляя физрука выходить из себя – чего стоила только эта её хитрая улыбка и искорки, плясавшие в её глазах, когда она смотрела в глаза своему учителю.
Но Гуцула радовал тот факт, что и при взгляде на него самого у Лены появлялась заинтересованная и немного смущенная улыбка, и он понимал, что у него всё же есть шанс.
- Ну что мы стоим-то? Пойдёмте в школу, что ли, - в который раз улыбнулась Ленка, и бодро зашагала впереди своих попутчиков.
- Ленок, у вас же сегодня концерт в кафе, да? – Как бы между прочим поинтересовался Гуцул.
- Тааак, концерт, говоришь? А я почему об этом ни сном, ни духом? – удивленно осведомился Степнов.
- Ну, вы, Виктор Михалыч, вообще перестали интересоваться группой, - заметила Лена.
- А вот это, Кулёмина, сущая неправда. Просто обстоятельства такие сложились, мы ведь к соревнованиям готовимся, забыла? Вот у меня этим только мысли и заняты, - пояснил Степнов, отметив про себя, что уже по привычке снова начинает перед ней оправдываться, и, опять же по привычке, начинал злиться сам на себя, и заодно на неё, за то, что она так откровенно его на это провоцирует. Замкнутый круг!
- Ну, если хотите, приходите сегодня, - великодушно предложила Ленка, - Игорь вот придет, правда же? – продолжила она и взглянула на Гуцула.
- Конечно, Лен, о чем вопрос, как я могу пропустить, - с улыбкой ответил он.
- Всё это конечно очень хорошо и здорово, но не забудьте, что перед выступлением у вас сегодня «генеральная репетиция» перед завтрашней игрой, так что в три часа по московскому времени милости прошу в мою скромную обитель, - хмыкнул Степнов, обгоняя своих учеников, подходя к школьному крыльцу.
- Мда, я б не назвал скромной «обитель» площадью в 100 с лишним квадратных метров, - усмехнулся Гуцул, нагловато глядя на физрука.
- Поговори мне ещё, - немного шутливым тоном ответил Степнов, и зашёл в школу, оставляя на крыльце свою любимую ученицу и её новоявленного поклонника. На входе он обернулся, «посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не оглянулся ли он». Не оглянулась. «Фу, дурацкая песня, терпеть не могу», - подумал Степнов и, возненавидев эту песню еще больше, зашагал в сторону спортзала.

Лена с Гуцулом зашли в класс. Он пошёл за свою парту, она – за свою. Но, как только он сел на своё место, сразу повернул голову в сторону Ленки и улыбнулся одной из своих самых ослепительных улыбок. Что-что, а этого таланта Гуцулу было не занимать. Ленка не преминула ответить улыбкой на улыбку. Ей нравился Игорь, с ним было очень легко, не приходилось заморачиваться насчёт того, правильно ли он поймёт какие-то её слова или действия, не приходилось много думать, прежде чем что-нибудь сказать. А вот со Степновым было всё иначе. Раньше она позволяла себе совершать необдуманные действия, говорить необдуманные фразы. Но так было раньше, до того, как ОН ЕЙ СКАЗАЛ. Этот момент, а точнее, эти четыре слова «нравишься ты мне, понимаешь?» перевернули всё с ног на голову. Жизнь сразу стала намного сложнее.
- Оооо, Кулёооомина… - повернулась к ней Новикова, хитрым взглядом смотря на Ленку, - У тебя похоже поклооонник объявился? – и нагло улыбнулась во все тридцать два.
- Да отстань ты, Лерка, - ослепительно улыбнулась в ответ Лена, заметив про себя, что в последнее время её очень многие вещи заставляют улыбаться, и продолжила: - Мы с ним, между прочим, в одной команде по стритболу, и общаемся на почве общих спортивных интересов, - и, склонила голову набок, отчего длинная чёлка почти совсем спрятала её глаза от подруг.
- Да знаю я эти твои «спортивные интересы»! – засмеялась Новикова, - Всегда тебя тянет на всё, что связано со спортзалом!
- Дура ты, Лерка, - отмахнулась от неё Кулёмина, и подумала: «А она в чём-то права»…
- Ну, дура не дура, а уж не слепая, это точно! – съехидничала Лерка напоследок, и отвернулась, так как в класс уже зашла Каримова.
Химия прошла для Кулёминой незаметно, так как об уроке Ленка не думала ни минуты. Все сорок минут её мысли занимали только предстоящий концерт в кафе Женькиной мамы и тренировка по стритболу, которая, между прочим, была уже не за горами.
Последним уроком была литература.
- Итак, Чехов вложил в «Вишнёвый сад» всего себя, он раскрыл… - Мирослав Николаевич, как всегда, был в ударе, и увлечённо рассказывал новый материал 11-му «А».
- Наташ, - тихо позвала Лена подругу.
- Что, Лен?
- Вы с Анькой помирились?
- Нет. Пусть мирится сама, я с ней первая не заговорю.
- Ну что ты, Наташ, в самом-то деле? Сегодня же концерт. Не хватало еще облажаться, как в прошлый раз! Мы из-за ваших разногласий уже однажды лоханулись, давайте не будем повторять прошлые ошибки?
- Ладно, Лен, уговорила, я поговорю с ней. Но это только ради группы.
- Спасиб, Наташ, я знала что ты - свой человек, - улыбнулась Ленка и дружески потрепала подругу за плечо.

Прозвенел звонок.
Ленка встала с места, Гуцул подошёл к ней, и сказал:
- Ну что, напарник, готова побегать?
- Еще как готова, - улыбнулась Лена, и они вместе вышли из кабинета, направляясь в сторону спортзала.
- Ну всё, пошла Кулёмина любоваться на своих спортсменов, знаю я, как зовут эти её «спортивные интересы» - Витенька и Игорёк, - вполголоса сказала Лера Наташе, она усмехнулась, и они тоже покинули кабинет литературы.

очень-очень надеюсь на ваши комментарии тут!!! ---> http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-40-00000364-000-100-0-1238193692

Спасибо: 41 
Профиль
Monita





Сообщение: 295
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 24
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.04.09 01:19. Заголовок: Привет всем! вот и п..


Привет всем! вот и прода для тех, кто всё ещё читает))

- О, вот и спортсмены наши пожаловали, заждались тут вас уже все, - поприветствовал физрук вошедших Гуцула и Ленку.
- Кулёмина, примерь форму новую, тебе прям специально заказали, одна девушка в команде, как-никак, - с гордым выражением лица отметил Степнов.
- Ага, вы еще скажите «девчонка», - не преминула подколоть его Ленка, она всё ещё не могла забыть ту его насмешливую фразу на вчерашней тренировке.
- Ну, Ленок, ну что ты придираешься, иди уже давай, не заставляй команду ждать! – Степнов немного смутился, вспоминая свою вчерашнюю сцену, но старался этого не показывать.
Лена пошла в раздевалку, переодеться в форму, а Гуцул остался в спортзале и взял в руки мяч. Команда была уже в сборе, и всем не терпелось начать тренировку, в жилах пульсировала кровь, - это сказывалось волнение перед завтрашним матчем.
- Ну что, орлы? Побегать готовы? Тогда нале-во! Бегом марш! Для разминочки - четыре кружочка вокруг спортзала! – свистнул в свой обожаемый свисток Степнов.
В спортзал зашла Кулёмина с явно недовольным лицом.
- Что такая кислая, Кулёмина? Форма не подошла? Вроде бы сидит идеально, - сказал Степнов, с удовольствием глядя на Ленку, которой форма невероятно шла. Всё-таки не так часто встретишь девушку, которой так безумно идёт любая спортивная форма! Или это только Степнову так казалось? Он и сам не мог понять.
- Да сидит-то, Виктор Михалыч, вроде ничего, только вот неграмотно как-то! – Лена сделала немного обиженное лицо.
- В смысле неграмотно? – удивился Степнов.
- В том смысле, что написано «Кулемина». А я – Ку-лё-ми-на! Вот. – Выдала Ленка.
- Ну, ты, Ленка, даёшь! – Виктор усмехнулся, - Я-то думал там проблема, ушить где-то надо, или наоборот. А она тут из-за буквы губы надула! Ты же спортсменка, Кулёмина, тебя не должны волновать такие глупости!
- Ах, значит, глупости? А если я вам на футболке напишу «Стёпнов», вам тоже будет всё равно, да, Виктор Михайлович? – возмутилась Ленка. Честно сказать, она даже и не собиралась обижаться на эту ерунду, но она не могла остановить свои препирания с физруком, что-то упорно мешало ей это сделать.
- Да пиши, если тебя это успокоит! – возмущенно воскликнул Степнов.
- Вы серьёзно, Виктор Михайлович?
- Серьезней некуда, Кулёмина, - твердо сказал физрук и протянул ей свою красную гелевую ручку. – Пиши.

Ленка оторопело уставилась на преподавателя, и её рука сама потянулась за ручкой.
Степнов, не отрываясь, смотрел на неё, ожидая её дальшейших действий.
Бегущая команда замедлила темп бега, с интересом наблюдая за сценой, которая разыгрывалась возле скамейки, Гуцул не был исключением.
- Ну, что вы стоите, Виктор Михалыч? Снимайте олимпийку. – Насмешливо уставилась на него осмелевшая Кулёмина.
Степнов спокойно снял олимпийку, оставшись в одной белой футболке.
- Вот, прям даже цвет майки подходящий, Виктор Михалыч, надпись заметна будет, - не без удовольствия отметила Ленка.
- Если ты от этого перестанешь чувствовать себя униженной и оскорблённой, то я готов, - с такой же усмешкой отозвался физрук.
- Вы сами это сказали, - предупредила Кулёмина, и подошла к учителю с красной ручкой в руках. Она медленно приблизилась к нему, команда баскетболистов и вовсе остановилась, с открытыми ртами уставившись на эту непонятную сцену. Гуцул был в замешательстве – что она делает?
Степнов смотрел на Ленку внимательно, внешне он казался непоколебимо спокойным. Но как колотилось сердце! Как у мальчишки, честное слово! Степнов ругал себя за то, что не может сдержать этот бешеный ритм, отбиваемый его сердцем, опасаясь, что Ленка почувствует его.
Лена чувствовала себя не лучше. «Вот дура, что я прицепилась к нему с этой надписью?? Ё-моё, ну что я делаю?!» Но поворачивать назад было поздно, и она решила закончить начатое. Она подошла к Степнову вплотную, положила левую ладонь к нему на грудь, придерживая ткань майки, чтобы та не сползла, когда Ленка начнёт выводить на ней надпись. Прикосновение. Разряд. Лена начала жутко волноваться, но руку не убрала. Ладони резко вспотели. Она начала медленно выводить букву за буквой, и, наконец, завершающий штрих: две жирные насмешливые точки над буквой «е» в надписи, и Ленка, с довольной и немного смущённой улыбкой, отстранилась от преподавателя. Но Степнов, повинуясь секундному порыву, не выдержал, прикоснулся своей ладонью к её руке, которую она еще не успела убрать с его груди. Ещё разряд! Лена, будто испугавшись чего-то, отдёрнула руку, метнула взгляд в глаза Степнову, а потом в сторону застывшей на месте баскетбольной команды. Тот понял, что сорвался, причём так глупо, так открыто, что по коже пробежали мурашки. Он повернул голову в ту сторону, где стояла баскетбольная команда, очумело уставившаяся на учителя и Кулёмину. «Идиот!» - прокричал про себя Степнов, и удивился, как сдержался чтобы не прокричать это вслух. Его просто переполняли эмоции, и он, не в силах их больше сдерживать, громче обычного крикнул:
- Чего стоите, бегемоты?? Мячи в руки и вперёд! – и оглушительно свистнул в свисток.
Лена всё еще не могла прийти в себя после всего произошедшего.
«Блин! ну и дууура… что подумает Игорь? Что подумает команда? Что подумает Степнов?? Чёрт, да какая разница, что они подумают! Но как это всё понимать? Что я вытворяю? Что ОН вытворяет? Ну и влипла…а ведь сегодня концерт». Руки всё ещё тряслись, и Ленка не представляла, как через пару часов будет держать в руках свою бас-гитару, а уж тем более играть на ней.

«Мда, Ленка, видимо я был прав. А жаль». - Подумал про себя Гуцул, наблюдая за тем, как нервничает Лена, стоящая напротив Степнова, и о чём-то спорящая с ним.
До него донеслось лишь:
- Вы серьёзно, Виктор Михайлович?
И он увидел, как Степнов протягивает ей свою ручку и что-то говорит.
А потом Гуцул и вовсе опешил: Ленка взяла ручку и подошла к преподавателю, так близко, положила ладонь ему на грудь и начала что-то писать прямо на футболке!
«Ничего не понимаю! Что она вытворяет?..» - видимо то же самое подумала и вся баскетбольная команда, прекратив свой бег, и застыв с таким же удивленным выражением лица, что и Гуцул.
- Кулёмина, как всегда, отжигает. На них со Степновым смотреть – одно удовольствие, вечно что-нибудь эдакое вытворяют! Я вот однажды видел, как она ему в морду дала, а он на маты упал, нос ему походу нехило пришибла! – сказал кто-то из команды.
Гуцул повернулся к тому, кто это сказал.
- И когда же это ты видел такое, интересно? – удивленно поинтересовался Игорь.
- Та уже довольно давно, месяца два назад, может полтора. Я за журналом зайти хотел, открываю дверь, а там они, - махнул головой в сторону физрука и Лены рассказчик, - дерутся. Ну, я не стал мешать, подумал – милые бранятся – только тешатся! – засмеялся парень, а с ним и вся команда.
Гуцул выдохнул, и спросил:
- И давно это у них?
На что ему ответили:
- Ну, не знаю, вся школа об этом болтает уже год точно! А что, Гуцул, запал на нашу Кулёмину? – хитро улыбнулся Андрей, полузащитник.
- А даже если и так? – нагло отозвался Гуцул.
- Ну, удачи тебе, попробуй потягаться с нашим Степновым, вдруг и правда повезёт? – хмыкнул в ответ Андрей, а потом снова открыл рот от удивления: Степнов положил свою руку поверх руки Кулёминой и она каким-то странным взглядом посмотрела на него, тут же отдёрнула руку.
- Ну вот, а я что говорил? – победно заключил Андрей.
Гуцул был в замешательстве.

- Лен, извини.
- Потом поговорим, Виктор Михалыч. Давайте тренироваться. – Взволнованно ответила Лена, отворачиваясь от Степнова, направившись к баскетбольной команде, она боялась, что он заметит её волнение, и поспешила закончить разговор, так его и не начав.
Игра не клеилась. Руки тряслись уже меньше, но координация оставляла желать лучшего.
Степнов заметил это и прокричал:
- Кулёмина, соберись, что ты как пельмень, давай, приём потвёрже сделай! – а на душе было неспокойно. Он знал, что это он виноват в резком изменении Ленкиной игры, натворил дел, идиот, а команда может завтра проиграть! Степнов корил себя, не задумываясь над тем, что Лена сама спровоцировала его на этот жест, он чувствовал, как она волновалась, подойдя к нему.
«Потом поговорим…» - не понравилось это Степнову. Кто-кто, а Лена больше сама не вернется к этому разговору, он был в этом уверен.
Тренировка явно была загублена, и физрук решил больше не напрягать своих «орлов», и отправил их по домам, отдыхать перед завтрашней игрой.

Лена не знала, как смотреть в глаза Гуцулу, после того, что он увидел в спортзале. Хотя, может быть, это не выглядело так ужасно, как она думала? «Ну, узнаем. Посмотрю на его реакцию – если его отношение изменится, я пойму, что он догадался. Хотя о чём тут догадываться? Между нами со Степновым ничего нет! Нужно просто расслабиться и успокоиться», - настраивала себя Лена.
- Ленок, что-то ты вяленько как-то играла, устала, наверное? – поинтересовался Гуцул, делая вид, что сегодня в этом зале не было ничего такого, на что стоило бы обратить внимание.
- Да, есть немного… *Уфф, пронесло* - слегка улыбнувшись, ответила Лена.
- Ну, тогда надеюсь, на сегодняшнем концерте ты зажжёшь по полной, - подмигнул ей Игорь, направляясь в раздевалку.

по прежнему жду ваших комментов здесь ---> http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-40-00000364-000-100-0-1238193692

Спасибо: 42 
Профиль
Monita





Сообщение: 296
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 24
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.04.09 22:21. Заголовок: Вечер. Кафе. Ранетки..


Вечер. Кафе. Ранетки настраивают инструменты, в зал постепенно начали подтягиваться поклонники, надеявшиеся, что уж сегодня их обожаемые Ранетки не облажаются.
Наташа с Аней помирились, что стоило им больших усилий, но ради группы они всё-таки решили забыть свои разногласия.
Лена чувствовала себя уже совершенно спокойно, уверенно держала в руках гитару, быстро перебирая пальцами струны, проверяя звучание. Ну вот, вроде всё нормально, звук не должен подвести, главное теперь – нормально сыграть.
Лена подняла голову, оглядела зал, и, не увидев знакомых лиц, заметно погрустнела.
- Лееен, что-то случилось? – поинтересовалась Женька.
- Нет, Женьк, всё в порядке, - выдавила из себя улыбку Лена.
- Ну вот, всё супер – девчонки помирились, фанаты снова с нами! – радостно сказала Женя.
- Ага, только что-то не вижу наших самых главных фанатов – Игоря Ильича и Витеньку, - всматриваясь в посетителей, констатировала Новикова.
- Вот же они, - указала пальцем Прокопьева, - Ой, а у Витеньки такой букет красивый в руках, - улыбнулась Анька, многозначительно посмотрев на Лену. Но Лена этого взгляда не заметила, она смотрела туда, куда Прокопьева показывала.
Невесть откуда появился Гуцул, подошёл к сцене, и легонько дернул Ленку за штанину.
Кулёмина резко опустила взгляд и, увидев Гуцула с тремя белыми розами в руках, расплылась в улыбке. «Глупо выгляжу, наверное, - подумала она, - а, плевать!» и присела, чтобы хоть как-то поравняться с Игорем.
- Это тебе, - протянул ей розы Гуцул, - самой крутой бас-гитаристке и бас-кетболистке, - усмехнувшись, продолжил он.
- Спасибо, очень красивые, - смущённо улыбнулась ему Лена, и, собравшись выпрямиться во весь рост, подняла взгляд чуть выше головы Гуцула. Лучше бы она этого не делала. Подняв глаза, она столкнулась с парой синих глаз, смотревших в упор на неё. Лена выдохнула. Гуцул повернул голову:
- О, Виктор Михалыч, и вы здесь. А я вот тут подошёл Ленке удачи пожелать, - чуть твёрже, чем надо, произнёс он.
- Как ни странно, я тоже. – Не менее твёрдо отозвался Степнов. – Но, я смотрю, удачи ей и так хватает, - он бросил взгляд на цветы, которые Лена держала в руках.
Лене стало некомфортно от его колючего взгляда, и она поспешила встать и подойти к девчонкам на сцене. Она положила розы на край сцены, и взяла в руки гитару.
- Раз, два, раз, два, три, четыре! – завопила Лерка, и начала бить в барабаны, - Вчера летели, как ракетыыы…


Когда Степнов зашёл в кафе вместе с Рассказовым, он сразу же увидел девчонок, настраивающих гитары на сцене. Из трёх гитар волновала только одна. И, скорее даже не гитара, а девушка, которая быстро перебирала пальцами четыре железные струны. Он извинится перед ней ещё раз, он не хочет, чтобы она злилась на него и переживала. Цветы купил вот, пусть это будет выглядеть странно со стороны, но Ленка заслуживала столько цветов, сколько нет во всем мире. Он объяснит, она поймёт. Или нет… - мысли физрука прервал голос Рассказова:
- А, похоже, что у нас в классе назревает еще одна парочка, - улыбнулся историк.
- В смысле, «ещё одна»? – удивленно повернулся к нему Степнов.
- Ну, сначала Новикова с Комаровым, теперь вот Кулёмина с Гуцуловым, - не без удовольствия отметил Рассказов.
- С чего ты взял? – раздражённо спросил у друга Степнов.
- Ну ты сам посмотри – как он на неё смотрит, как она ему улыбается, они неплохо смотрятся вместе, - махнул головой в сторону сцены Игорь Ильич, Степнов сразу же направил взгляд в ту же сторону, и невольно двинулся поближе к сцене.
Лена его заметила. Он подошёл еще ближе, увидел у неё в руках цветы. Раздражение и злость закипали в нём. Но злость не на неё, не на этого парня, а на самого себя. Цветы купил, дурак! Да нужны ей твои цветы? Ей вон, видимо, и помимо тебя есть кому цветы дарить! Глупый ты, Степнов.
Почувствовав себя полным идиотом, он снова не сдержался и снова нагрубил Гуцулову. Ну как маленький пацан, ей-богу. Так и не отдав Ленке цветы, Степнов отправился на поиски Рассказова, затерявшегося в толпе.

Завершала сегодняшнее выступление песня «Лети», Ленкина песня.
Кулёмина сама не понимала, почему ей так хотелось её петь. А главное, она не понимала -КОМУ она будет сегодня её петь.
Послышались первые аккорды, пора начинать.
- Нет пустых эмоций… Значит нет простых побед, - пела Лена, подсознательно выискивая взглядом в толпе синие глаза. Или карие? Наверное, и те, и другие. Карие она нашла первыми. Они смотрели на неё с интересом и, можно сказать, восхищением. Да, Гуцул умел так смотреть, и Кулёминой это безумно нравилось.
Но как только она запела припев, её так и подмывало встретиться взглядом с бездонными синими глазами, ей казалось, что эта песня не будет иметь смысла без их зрительного контакта, она напряжённо вглядывалась в толпу, повторяя строки:
- Лети за мной, лети, и ты узнаешь, я люблю тебя. – Искала и не могла найти. Внутри появилось какое-то отчаяние, её как будто что-то разрывало изнутри, заставляя раз за разом пробегать взглядом по всем лицам в зале. Снова карие глаза. Не задержала взгляд, просто не смогла сфокусироваться.
А синие глаза сейчас разглядывали зонтик в коктейле. Мысли обладателя этих синих глаз были заняты чем-то, что мешало ему адекватно воспринимать действительность. Но разум постепенно возвращался, и слух Степнова уловил слова припева Ленкиной песни. Он уже слышал эту песню, но не вслушался тогда в слова. Похоже, зря… Виктор посмотрел в сторону сцены, и увидел бегающие Ленкины глаза, как будто ищущие чего-то, или кого-то. Он встал с высокого стула, и подошёл поближе, слился с толпой, и смотрел на то, как Лена напряжённо сверлит взглядом каждое лицо в толпе.
- Лети за мной, лети…
Нашла! Лене показалось, что она прокричала это вслух, и удивилась, как не проворонила начало нового куплета.
- Мы разбиваем стены взглядом,
Не снаружи, а внутри.
Мне больше ничего не надо,
Не молчи, не говори…
Степнов стоял, не имея возможности оторвать взгляд от Кулёминой, и ему было уже всё равно, любит ли она его или этого подростка, он просто ловил момент, когда их взгляды стали одним целым. Он давно не чувствовал ничего подобного. Улыбнулся. Она улыбнулась в ответ, он увидел в её глазах какой-то огонёк, искорку, которой не было, когда она обегала взглядом толпу.
Но как всё хорошее, эта песня быстро закончилась. С последними аккордами Лена оторвала-таки взгляд и поклонилась вместе с девчонками, при этом чувствуя себя немного неловко из-за такого откровенного разглядывания, которое она устроила Степнову всего минуту назад. «Это был минутный порыв, вряд ли это повторится», - подумала про себя Ленка.
Степнов же подумал иначе, и кое-что решил для себя.

очень жду! http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-40-00000364-000-100-0-1238193692


Спасибо: 40 
Профиль
Monita





Сообщение: 298
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 24
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.09 23:17. Заголовок: Привет всем! вот и ..


Привет всем! вот и прода для тех, кто все ещё читает...

- Ну что, Ленка, ты домой? – спросил Гуцул, когда Лена укладывала гитару в чехол.
- Конечно, куда же еще? Еще выспаться надо перед завтрашними соревнованиями, завтра денёк не из лёгких, - устало улыбнулась Лена, и поставила гитару в чехле, оперев её на сцену.
- Я тебя провожу? – по лицу Гуцула можно было понять, что этот вопрос был риторическим, он был уверен, что Лена не откажется.
- Конечно, - снова улыбнулась Лена, и подумала: «С ним легко. Наверное, потому что мы чем-то похожи. Только вот чем? Наверное, в первую очередь, возрастом» - и оборвала мысли, понимая, что снова начинает сравнивать Игоря со Степновым.
Отнеся гитару в подсобку кафе, где хранились все инструменты Ранеток, Лена с Гуцулом вышли из кафе. Там уже стояли Рассказов, Степнов и Лера с Наташей.
- О, а вы нас ждёте? – удивлённо спросила Кулёмина, увидев топчущуюся на месте компашку.
- А кого же еще, Кулёмина? – бодренько ответил физрук, к своему неудовольствию отмечая, что Гуцул старается держаться поближе к Лене, как бы дразня его. «А вам так нельзя!» - как будто говорили за него его действия.
- Ну вот, Виктор Михалыч, Игорь Ильич, я же говорила, что не стоит их ждать, они и без нас вдвоём преотличненько доберутся до дома! – пробурчала недовольная и порядком замёрзшая Новикова.
- Таак, Новикова, отставить разговорчики, - учительским тоном шутливо приказал Степнов, стараясь не показывать своё внезапно нахлынувшее раздражение, вызванное этим «невинным» комментарием Новиковой. Умеет же настроение подпортить! Но вслух сказал: - Игорь Ильич, проводите девчонок по домам, а мне еще к Кулёмину Петру Никаноровичу наведаться надо, так что, составлю этим двоим компанию, - пояснил он, ловя на себе понимающие взгляды Новиковой и Липатовой.
- Ревнует, - констатировала Лерка шёпотом, так, чтобы слышала только Наташка.
- Контролирует, - добавила Липатова, хмыкнув, и, взявшись под руки, девчонки зашагали домой рядом с Рассказовым.

Несмотря на непозднее время, на улицах Москвы было довольно пустынно. По одной из этих улиц сейчас шли трое, и что удивительно, они шли в абсолютной тишине. Никто из них не решался эту пустоту нарушить, или просто боялся сделать это. И каждый думал о своём.
«Серьёзно он ей увлечён, - думал Гуцул, - раз даже боится оставлять её со мной наедине, прям как ревнивый муж».
«Блин, я, наверное, сейчас выгляжу, как ревнивый муж. Но всё ж это лучше, чем оставлять её с ним наедине», - думал Степнов.
«Мда, попала я», - думала Кулёмина. Она даже представить себе не могла, как будет наедине со Степновым подниматься в подъезде, особенно после сегодняшнего концерта и контакта двух напряжённых взглядов сквозь толпу. И Лена пыталась оттянуть этот момент, шагая нарочито медленно. Но они неумолимо приближались к подъезду, и Гуцул заговорил первым:
- Ну что, Ленк, завтра у нас важный день, выспись хорошенько, отдохни, ты мне завтра бодрая и полная сил нужна, напарник! – улыбнувшись, сказал он.
- Договорились, напарник! – усмехнулась Ленка, глазами умоляя Игоря притормозить и не оставлять её наедине с учителем.
- До свидания, Виктор Михалыч, - попрощался с физруком Гулул.
- До завтра, Гуцулов, чтобы завтра после уроков как штык в спортзале был! – напомнил Степнов.
- До завтра, - Гуцул приблизился к ней и поцеловал её в щёку. Ленка улыбнулась.
- До завтра.

Степнов, стиснув зубы, наблюдал за этой сценой прощания, ему так хотелось схватить Гуцулова за капюшон и оттянуть от Ленки, но он сдержал себя. Как мило она ему улыбается! А вот ему, Степнову, она давно уже ТАК не улыбалась. Хотя, впрочем, он сам был в этом виноват.
- Ну что, Кулёмина, пойдём, что ли, - отвлёк Степнов Лену от каких-то мыслей. Степнов понял это по тому, как Лена встрепенулась, и ответила:
- Что? А, да, пойдёмте, Виктор Михалыч.
Он открыл перед ней дверь. Лена вошла в тёмный подъезд. Ну что за непруха! Ну почему именно тогда, когда она идёт домой со Степновым, в подъезде перегорает лампочка?
Степнов тоже вошёл в подъезд. Лена чувствовала витавшее в воздухе напряжение.
Ступенька, еще ступенька. Еще два лестничных пролёта. И по-прежнему тишина. «Как-то непривычно», - подумала Лена, они со Степновым всегда могли найти о чём поговорить, а тут…
«Хорошо, что пошёл её проводить, а то в подъезде так темно, мало ли что…» - пронеслось в голове у Степнова.
Так как они шли в полной тишине, им не составило труда уловить какой-то странный шорох, который доносился сверху. Была слышна какая-то возня, будто кто-то перебирает связку ключей, вставляя каждый из них по очереди в замочную скважину. Лена, шедшая впереди, услышала этот звук первая, и повернулась к Степнову, и хотела что-то ему сказать, открыла рот, но так и не произнесла не звука – физрук зажал ей рот ладонью, и прижал к стене. Тихо, почти неслышно, в самое ухо прошептал:
- Молчи, Кулёмина. – Волосы на виске Лены приятно защекотало теплое дыхание Степнова.
Она испуганно посмотрела на него, не понимая, зачем он прижимает её к стене и не даёт ни слова сказать. Он увидел её оторопевший взгляд и опять в самое ухо произнёс:
- Ленка, там кто-то есть. И похоже, этот «кто-то» явно не званый гость. Тихо, по стеночке, отходи в проём, где мусоропровод, спрячься за него. Я разберусь, что там такое. – И отпустил её. Лена подчинилась, и на ощупь, по стене, отошла туда, куда сказал Степнов.

Она ждала. Ждала, пока сверху донесется хотя бы один звук, её напрягало то, что Степнов остался там один. Мало ли какой псих там возится с ключами! А ухо, в которое всего минуту назад шептал «Молчи, Кулёмина» физрук, просто пылало, и Лена не могла объяснить своё внезапно сбившееся дыхание и мурашки, бегавшие по коже. Она предпочитала думать, что это от страха. Но она прекрасно понимала, что кто-кто, а она не станет бояться каких-то там квартирных воров, она запросто наваляет им по первое число, ей казалось, что страшнее, чем борьба на ринге, ничего и быть не может. По крайней мере, для неё. Оказалось, может, - страшнее было ждать, и гадать, как там Степнов, и переживать за него.
Она выглянула из проёма – чёрт, ничего не видно. Она спряталась обратно.

Степнов медленно, почти неслышно, преодолел лестничный пролёт, отделявший его от злополучной двери и «незваного гостя». Нет, это была дверь не Ленкиной квартиры, а всего-навсего соседней.
Тот, кто усердно пытался подобрать правильный ключ из пары десятков, болтавшихся на серебристом кольце, чертыхнулся.
- Что-то потеряли? – уверенно спросил Степнов, подойдя к незадачливому домушнику.
Мужчина резко обернулся, испуганно посмотрел на Степнова, и, подумав, что он – хозяин квартиры, метнулся вниз по лестнице. Рассмотреть Степнова он не успел, равно как и Степнов его. Но физрук железной хваткой вцепился в рукав вора, удержав его от спасительного рывка, заломил руку за спину. Мужчина заметался, и с размаху влепил Степнову куда-то в глаз свободной рукой, вор и сам толком не понял, куда попал, но Степнов уже разжал руку, отпуская руку вора, и открывая тем самым путь к бегству.
- Блин! Козёл! – выругался физрук, ему казалось, что глаз раздувался до умопомрачительных размеров, но ничего не мог с собой поделать, рука, державшая руку вора, разжалась сама собой.
Пользуясь болевым шоком Степнова, мужик улепётывал со всех ног, преодолев весь лестничный проём буквально за секунду, но споткнулся обо что-то и упал лицом прямо на мусоропровод. В глазах заискрило, и мужик потерял сознание.

Кулёмина стояла и прислушивалась. Раздался голос Степнова: «Что-то потеряли?», Ленка напряглась. Раздался какой-то шум, снова какая-то возня, крик Степнова: «Блин! Козёл!», - сердце трепыхнулось в груди, и в голове запульсировала кровь, Лена поняла, что что-то не так. Она вышла из проёма, и увидела приближавшееся тело бегущего со всех ног мужика-вора. Подножка. Кулёмина умеет делать её красиво, спасибо баскетболу, где умение ставить подножки – целая наука. Но сейчас было не до красоты, Ленка быстро сообразила, что делать, когда, споткнувшись о её ногу, мужик потерял равновесие и упал прямо физиономией на мусоропровод. Она подбежала к нему, чтобы задержать, но мужик уже потерял сознание.
«Виктор Михалыч», - пронеслось у неё в голове, и она молниеносно оказалась на пролёт выше.
- Виктор Михалыч, с вами всё в порядке? – обеспокоено спросила она.
- Кулёмина, ну ты Рембо! – присвистнул Степнов, всё еще держась за глаз, - в милицию звони, со мной потом разберёмся.
Они спустились на площадку, где без чувств лежал незадачливый домушник.
Лена вытащила мобильник.
- Дай, я сам, - сказал Степнов, забирая телефон и набирая «02». – Здравствуйте. Попытка ограбления, вор-домушник попытался проникнуть в запертую квартиру. – И назвал адрес, потом замолчал, и через несколько секунд продолжил: - Да, ждём.

Они стояли возле мужика, лежавшего на полу, чтобы он, не дай Бог, не убежал, когда оклемается.
Лена, уже почти отошедшая от того, что произошло, вспомнила, что у Степнова что-то с глазом, и воскликнула:
- Ой, Виктор Михалыч, у вас же с глазом что-то, дайте я посмотрю, вдруг что-то серьёзное? – и подошла к нему.
- Тут же темно, Кулёмина, ты всё равно ничего не уви… - но её рука уже лежала на его щеке, и Ленка усиленно всматривалась в его лицо. В этот момент у неё даже и в мыслях не было, что ей должно быть не ловко, она ни на секунду не чувствовала смущения, ведь у Степнова и правда что-то с глазом, это было заметно даже в тёмном подъезде. И от переживаний она не думала, что делает что-то не то.
Степнов замер. Он не мог пошевелиться, да и не хотел. В его голове билась только одна мысль: «Как же хорошо, что я не дал ей одной пойти домой. Кто знает, чем всё это могло бы закончиться? Боже, что она делает?..»
Лена подошла ещё ближе, присматриваясь к его лицу, её ладонь всё еще была на его щеке, Ленка провела большим пальцем этой ладони под его глазом, чуть надавила. Степнов вздрогнул то ли от боли, то ли еще от какого-то чувства.
Лене пришёл на ум только первый вариант.
- Больно? – догадалась она.
- Ну, есть немного, - чуть заторможенно отозвался физрук, - Но, думаю, жить буду, - он усмехнулся, старая снять напряжение.
Лена поняла, что перестаралась, убрала руку с его лица, и сказала уже бодрее:
- Виктор Михалыч, ну вы герой. Вы заслужили чашку горячего чая с бубликами, - усмехнулась в ответ она, разгоняя остатки напряжения. Степнов хмыкнул:
- Дорого же ты ценишь моё геройство, Кулёмина.
Тут подоспел наряд милиции, преступника благополучно увезли в КПЗ, а Степнову с Ленкой объявили благодарность.
Они поднялись на третий этаж и вошли в квартиру Кулёминых.

если вам есть, что сказать, жду вас ---> http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-40-00000364-000-120-0

Спасибо: 40 
Профиль
Monita





Сообщение: 299
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 24
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.04.09 01:22. Заголовок: - Дед, мы дома, - к..


- Дед, мы дома, - крикнула Ленка, снимая куртку.
«Блин, что-то не то, слишком по-семейному звучит», - подумала Лена.
Степнов, сам того не замечая, глуповато улыбнулся, подумав: «Здорово звучит, как-то по семейному что ли».
Он стоял за Ленкиной спиной, Лена вешала куртку, когда из комнаты показался Пётр Никанорыч.
Как только Степнов поднял голову, сняв левый ботинок, Кулёмин схватился за сердце:
- Виктор, что с тобой? Что случилось? Что у тебя с лицом? – и испуганно посмотрел на физрука.
Степнов вспомнил, что у него наверняка сейчас не самый лучший видок.
Лена, видимо, тоже об этом вспомнила, и повернулась, чтобы уже при свете посмотреть на «травму» своего учителя.
- Мда…всё гораздо хуже, чем я ожидала. – Констатировала Ленка и продолжила: - Проходите в комнату, сейчас что-нибудь придумаем.
Степнов посмотрел в зеркало – вокруг глаза красовался огромный синяк.
- Да, видок, конечно, еще тот, - произнёс он вслух.
- А что случилось-то? – Кулёмин всё еще выглядел взволнованным.
- Да ничего особенного, успокойтесь, Пётр Никанорыч. Просто мы с Ленкой сейчас вора задержали, он тут соседнюю квартиру ограбить хотел. – Будничным тоном пояснил Виктор.
- Ничего себе! А вы говорите – ничего особенного! Такое под самым носом творится, а мы и не замечаем… - глубокомысленно заметил фантаст.
- Да ладно вам, Пётр Никанорыч, всё уже нормально, давайте лучше чаю выпьем, а то мне Ленка тут пообещала. С бубликами. – Хмыкнул Степнов, и поправил волосы на макушке.
- Ну, с бубликами, так с бубликами, - засмеялся Кулёмин, и проводил Степнова в комнату.

Лена на кухне перебирала содержимое аптечки, высыпав его на стол. Она искала ту мазь, которой сама пользовалась тогда, после нокаута на ринге, когда Виктор Михалыч её спас и ухаживал за ней… «Ну всё, понеслась душа в рай! Кулёмина, остановись! Лучше вспоминай, как мазь называется!» - настраивала сама себя Ленка, и наконец-то нашла. Лена сложила все остальные лекарства обратно в аптечку, взяла мазь, и пошла в гостиную, где сидели Степнов и Кулёмин, как ни в чём ни бывало, обсуждая составление сценария своего прошлого романа, который они писали, чтобы режиссер мог снять по их роману фильм.
- А вот и я, - буркнула Лена, заходя в комнату.
- Так, Кулёмина, а где бублики?? – привычным шутливым полукриком осведомился Степнов.
- К-какие бублики? – оторопело уставилась на него Ленка.
- Ну ты же обещала! Ну вот, а я, дурак, поверил, - сделал вид, что обиделся, физрук.
До Ленки наконец дошло. Она усмехнулась и ответила:
- Бублики на кухне. Вот обработаем вашу «травму» и пойдём пить чай. Будут вам ваши бублики.
Кулёмин, смотря на этот бессмысленный и такой умилительный спор, сказал:
- Ладно, я пойду, чай заварю, я позову, как чайник закипит, - предупредил он, и вышел из комнаты, прекрасно понимая, что он тут явно лишний.
Виктор полубоком сидел на диване и смеющимися глазами смотрел на Кулёмину, а она, с немного недовольным выражением лица, подошла к нему и, поставив одно колено на диван, чтобы удобнее было обрабатывать «боевое ранение», выдавила из тюбика мазь на свою ладонь.
Смех в глазах Степнова тут же исчез, он смотрел на неё уже как-то настороженно, боясь спугнуть, и изо всех сил старался сейчас ничего не чувствовать.

- Виктор Михалыч, запрокиньте голову. – Уверенно сказала Лена.
- Что? – Виктор бал слишком занят мыслями, и до него не сразу доходил смысл Ленкиных слов.
- Голову запрокиньте, говорю, - уже тише сказала Кулёмина.
- Зачем?
- Нет, Виктор Михалыч, ну вы чего? Я вам сейчас синяк буду мазью обрабатывать! – удивленно посмотрела на него Лена.
- Лен, давай, я лучше сам? – неуверенно посмотрел на нее Степнов, боясь, что она снова смутится, и он снова почувствует себя идиотом.
- Ну что вы как маленький? «сам»! удобнее же будет, если я сама обработаю. – Ответила Лена тоном, не приемлющим возражений.
- Не уверен, - очень тихо отозвался Степнов.
- Что? – Лена не расслышала его последней фразы.
- Да нет, ничего. Обрабатывай уже, а то что-то больно бубликов захотелось, - ответил он, запрокидывая голову назад, закрывая глаза, чтобы не видеть лица Кулёминой. Он подумал, что иначе просто не выдержит и обнимет её. Или еще хуже – поцелует. Он решительно отогнал от себя все эти мысли.
Лена склонилась над ним, и начала наносить мазь на его лицо. Едва касаясь, она провела ладонью по щеке, аккуратно нанося мазь на синяк. Другой рукой она придерживала его голову за подбородок.
Степнова захлестнули эмоции. Он не выдержал этого напряжения и сказал:
- Кулёмина, ну что ты прям как младенца умываешь, втирай уже, а то эта твоя мазня пользы никакой не принесёт, - он неосознанно положил свою ладонь на её ладонь, и чуть надавил, показывая, как надо втирать.
Ленку как током ударило. В её взгляде появилась какая-то неуверенность, она только и смогла произнести:
- Виктор Михалыч, что вы делаете?..
Степнов замялся, убрал руку, и сказал:
- Я это…ну, учу тебя, как мазь втирать надо. А то ты не втираешь, а размазываешь по лицу, - чуть улыбнулся он.
Но Ленке было не до улыбок. Что-то в поведении Степнова словно отрезвило её, и она сказала:
- Вы были правы. Лучше бы вы сами это сделали. – И она убрала свою руку с его лица.
- Ну, Кулёмина, здрасьте-приехали. Начала – так уж доделывай! Кто из нас тут раненый – ты или я? – изо всех сил пытался разрядить обстановку Степнов, снова дружески улыбнувшись.
- Ну, вы. – Согласилась Лена, и начала быстро втирать мазь в кожу, но, похоже, перестаралась.
- Ленка! Ты чего? Ты что, меня добить хочешь, что ли? – от резкой боли Степнов слегка дёрнулся.
- Извините. – Лена, сама не понимая, что делает, просто встала и вышла из комнаты.

Степнов понял, что в сотый, нет, в тысячный раз, совершил ошибку. И снова её спугнул. Ну почему он не умеет держать себя в руках? Да знает он, почему! Потому что любит. Как трудно ему было решиться признать это, а уж признаться ей – так тем более… Но он ведь решился. И как только он сделал это, то сразу же разрушил всё, что создавал эти полтора года довольно близкого общения с Кулёминой.
Лена сидела перед зеркалом в своей комнате. Вот такая она – высокая, спортивная девчонка, со спадающей на глаза чёлкой и немного мальчишечьим характером. Что он в ней нашёл? И почему она так боится этой своей симпатии к учителю? Она знала ответ на второй вопрос – всё, что мешало ей расслабиться и просто плыть по течению – это общественное мнение, разница в возрасте, боязнь того, что он не отнесётся к ней всерьёз, страх совершить ошибку. Мысли кружились в голове, и почему-то Кулёмина была уверена – завтра всё решится. Завтра она сделает выбор. И это пугало её больше всего. Но интуиция упорно отстаивала свои позиции и настаивала на том, что завтрашний день будет особенным, Ленка очень хотела в это верить, ведь она и сама уже порядком устала от всей этой неизвестности и недосказанности.
Тем временем, Степнов засобирался домой, и его не мог задержать даже Кулёмин, настаивающий на том, чтобы его соавтор остался на чай. Но Виктор был непреклонен, он решил, что хватит уже изводить Кулёмину своим постоянным присутствием и дать ей передышку. Она ведь еще такая юная, у неё вся жизнь впереди, пусть решит для себя – что ей нужно. Это её право и её выбор, и он не будет давить на неё.
Но что-то упорно подсказывало Степнову, что завтра что-то для него прояснится, и Виктор, доверяя внутреннему голосу, с нетерпением ждал наступления завтрашнего дня.
- До свидания, Пётр Никанорович, - попрощался Степнов с Кулёминым.
Лена услышала, что физрук уже уходит, нацепила маску спокойствия и вышла из своей комнаты и, подойдя к деду, стала возле него, сложила руки на груди и произнесла:
- До завтра, Виктор Михайлович.
- Пока, Ленок, не забудь про завтрашнюю игру, - зачем-то напомнил Степнов, и вышел из квартиры Кулёминых, закрыв за собой дверь.

Утром Ленка проснулась не от звука будильника, а от телефонного звонка.
- Алло, - сонным голосом ответила она.
- Кулёмина, чё за дела?? Где тебя носит?? – прокричал голос на том конце провода.
- Виктор Михайлович, это вы? Что случилось? – сон как рукой сняло.
- Ленка, ты что, спишь ещё? Ты время видела?? Ноги в руки и бегом в школу! – Степнов явно был в шоке.
Лена взглянула на часы – пол-одиннадцатого утра! Она вскочила с кровати и быстро крикнула в трубку:
- Хорошо, я скоро буду!

Чёрт, проспала! В такой день! Еще ни разу в жизни не просыпала, а именно сегодня проспала! Мда, денёк с утра, что называется, не задался.
Кулёмина быстро собралась, не позавтракав и даже не выпив чаю, и начала обувать кроссовки.
«А где дед? - подумала про себя она, - почему меня не разбудил, знал ведь, что в школу опаздываю!»
Она быстро заглянула в гостиную. В кресле сидя спал Кулёмин.
«Опять до утра работал над сценарием», - подумала Ленка, - и вышла из квартиры, тихо закрыв за собой дверь.
Она неслась в школу на всех парах, она знала, что через час им с Игорем нужно быть в спортзале, чтобы отправляться на соревнования.
Когда Ленка подбегала к школе, она заметила, что перед крыльцом её ждут Гуцул и Степнов, нервно переступающий с ноги на ногу.
- Кулёмина! С добрым утром! – возмущенно поприветствовал её физрук.
- Виктор Михалыч, извините, я случайно проспала! – оправдывалась Лена.
- Ещё бы ты проспала специально! – продолжал возмущаться Степнов.
- Ленок, когда я просил тебя выспаться, я имел в виду – лечь пораньше, а не встать попозже, - улыбнулся Гуцул.
- Да знаю я, - ослепительно улыбнулась в ответ Ленка, эта доброжелательная улыбка Игоря сняла всё её напряжение. – Виктор Михалыч, а что это вы так рано спохватились, ещё ведь уроки идут, я ведь только через час должна была в спортзал прийти.
- Та вот захожу я в кабинет истории, хотел вас с Гуцуловым отпросить пораньше, чтобы в последний раз перед игрой с вами технику отработать, повторить. А Рассказов мне заявляет, что тебя в школе нет! Ну, я и подумал, что, наверное, что-то случилось. – Объяснил Степнов.
- Ааа, понятно, ну что, пойдёмте уже технику отрабатывать? – предложила Лена, которой надоело уже топтаться на одном месте, - Я что, зря в такую рань вставала, что ли? – улыбнулась она.
- Эх, Кулёмина, Кулёмина, - вздохнул, глядя на неё, Степнов.
И троица двинулась в направлении спортзала.

Тренировались они недолго, повторили несколько основных комбинаций, и в зал начали потихоньку подтягиваться остальные члены команды, у которых уже закончились уроки. В зал вошли и остальные Ранетки.
- Физкультпривет звёздам стритбола, или как там ваш этот вид спорта называется, - поприветствовала Новикова Ленку с Гуцулом.
- Именно так, - ответила Ленка, - Вы придете сегодня за нас поболеть?
- А то, еще как придем, с группой поддержки – мы и Стас с Платонычем, и, наверное, фанаты будут, после нашего вчерашнего выступления они любезно согласились прийти и поддержать нашу спортивную ранетку! – гордо ответила Женька.
Подошёл Степнов.
- Ну что, двигаем? – бодренько спросил физрук, приобнимая за плечи Аньку и Наташку.
- Двигаем, Виктор Михалыч, - ответила Новикова, и дружной толпой команда и «группа поддержки» направились к выходу.

жду вас по-прежнему тут ---> http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-40-00000364-000-120-0

Спасибо: 31 
Профиль
Monita





Сообщение: 302
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 24
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.04.09 00:10. Заголовок: Приветики всем! Воть..


Приветики всем! Воть, решила выложить проду побольше))

Дорога до 119 школы была не долгой, но даже за это короткое время настроение Степнова неумолимо ухудшалось со скоростью света.
За всю дорогу Ленка ни разу на него не оглянулась, всё время шла вместе с Ранетками и Гуцуловым, и мило улыбалась.
Ленка шла, ей безумно хотелось оглянуться, но она пыталась сдержать себя, да и Игорь постоянно мешал ей это сделать, постоянно шутя, привлекал её внимание к своей персоне.
Она чувствовала, что кто-то буквально буравит взглядом её спину, и она могла догадываться, кто.
Холодно. Поёжилась. Игорь заметил это, спросил:
- Ленка, замёрзла?
- Да, есть немного, - задумчиво ответила она.
Игорь приобнял её за плечи:
- Так теплее? – с хитрой улыбкой поинтересовался он.
- Гораздо, - так же улыбнувшись, ответила Кулёмина, но где-то в глубине зародилась мысль: «Ему, наверное, неприятно» - подумала она о реакции Степнова. Стало как-то не по себе, но Игоря она не оттолкнула, побоялась обидеть, тем более что ей действительно стало теплее в его «объятьях».
Вот и 119 школа, быстро пришли. Сегодня исторический день – вот уже 4 года подряд 119 школа становилась чемпионом в районных соревнованиях по стритболу, и Ленке не терпелось показать соперникам, где раки зимуют. А еще было какое-то смутное, едва уловимое желание показать Степнову всё, на что она способна, заставить его гордиться ей.
Вся толпа из 345-й школы завалилась в холл, смеясь и волнуясь перед предстоящей игрой. В холле уже стояли фанаты Ранеток, предупрежденные о том, что здесь будут проходить соревнования. Они радостно кинулись к Ранеткам, окружили их, просили автографы, но девчонки предупредили, что все автографы – после игры, а сейчас они очень торопятся.
Дойдя все вместе до спортзала, компании пришлось разделиться – Ленка с Гуцулом пошли переодеваться в спортивную форму.

Когда форма была надета, а болельщики рассажены по местам, Лена и Гуцул зашли в спортзал. К ним тут же подлетел Степнов:
- Так, ребят. Соберитесь, играйте уверенно, твёрдо, вы нападающие, а, следовательно – вы – сердце команды. Считай, Кулёмина, что ты – правый желудочек, а ты, Гуцулов – левый.
- А откуда у вас такие глубокие познания в анатомии? – попыталась подколоть его Ленка.
- А почему это как я – так сразу левый?? – притворно возмутился Гуцул.
- Гуцулов, не придирайся. – Отмахнулся от него Степнов. – Ленка, покажи всё, на что ты способна. Я знаю, ты способна на многое, и жду от тебя сногсшибательной игры. Только не увлекайся «сногсшибанием», за это и штрафные назначить могут, - усмехнулся физрук.
- Хорошо, - улыбнулась Ленка, - ей понравилось, как по-доброму пошутил Степнов, стараясь поднять ей настроение.
Гуцул хмыкнул – ему не понравилась эта Ленкина улыбка. Точнее, сама улыбка-то ему, конечно, понравилась, не понравилось только то, кому она была адресована.
- Давайте, идите, присоединяйтесь к команде. Им я уже дал все необходимые рекомендации, - сказал Степнов.
Лена и Гуцул направились в сторону стоящей в другом конце зала команды.
- Лен.
Лена обернулась:
- Да, Виктор Михалыч?
- Удиви меня. – Улыбнулся он.
- Сделаю всё возможное, - улыбнулась она в ответ, и трусцой направилась к своей команде.

Раздался свисток, игра началась. Степнов сидел на скамье, и нервно тряс ногой. Долго сидеть он не выдержал, и буквально через минуту после начала игры вскочил с места, и стоял, сложив руки на груди.
Сильная команда у этой 119-й. Степнов знал, что победу придётся буквально вырывать из рук противника. Но он не думал, что игра будет такой жёсткой с самого начала – команда соперника играла очень жёстко, при этом на удивление не нарушала правил. Лену толкнули, довольно открыто. Она устояла на ногах. Судья не дал свистка. Странно. Нарушение правил налицо! Но на первый раз Степнов промолчал, сдержался, не хватало еще на первых минутах зарекомендовать себя как истеричного болвана.

Игра длилась уже десять минут, осталось пять минут до конца первого тайма. Счёт 13-8, команда 119-й впереди, они опережали 345-ю на один трехочковый и один двухочковый бросок. Было заметно, что Лена как-то вяло бегает. Степнов понял её тактику: бережёт силы, он знал, что Ленка понимает, что надрываться изо всех сил в первом тайме бессмысленно. Он сам жутко переживал, ему безумно хотелось, чтобы его команда выиграла, и понимал, что этого можно добиться, только если выложиться на все двести процентов.
Вот, Ленка забивает трехочковый! Умница! Степнов не прятал восхищенного взгляда на свою ученицу, и его порадовало то, что как только мяч проскользнул сквозь сетку в баскетбольном кольце, Ленка повернулась к нему и взмахнула головой, как бы спрашивая: «Ну, как?». Степнов поднял вверх большой палец, показывая, что всё отлично, Лена удовлетворенно улыбнулась, и повернулась к Гуцулову, который тоже улыбался, поздравляя с удачным броском.

Ленка была в ударе. Она носилась по полю как заведённая, и умудрилась вырвать у команды соперника преимущество в два очка.
К концу первого тайма счёт был 19-17, и команды 345-й, уставшая, но довольная, поплелась на перерыв.
- Ленка, ну ты энерджайзер! – во весь рот улыбался Степнов, он не ожидал, что уже в первом тайме они смогут получить преимущество в счёте.
- Ну, ведь вы же просили удивить, - хитро улыбнулась Кулёмина.
- Признаюсь, у тебя это получилось, - улыбка Степнова стала еще шире. Ему так хотелось обнять её, показать, как он ей гордится! Но нельзя. А Гуцулову можно. Что, к слову, Игорь и сделал, как только подошёл к Кулёминой и физруку.
- Ну, ты, Ленка, боец. Уважаю! – кивнул головой Гуцул, и улыбнулся ей. Степнов стиснул зубы.
- Это я еще так, разминаюсь, - усмехнулась Ленка в ответ, и отошла в сторону, взяв бутылку с минералкой.

Свисток возвестил о начале второго тайма, команды вышли на поле.
Темп второго тайма был еще быстрее. Лена заметно подустала, да и остальные члены команды явно выглядели немного вымотанными.
Вторая пятнадцатиминутка закончилась в пользу 119-й. Причём разрыв в счёте был довольно приличный – 41:34. Во время перерыва Степнов подошёл к команде и сказал:
- Так. Не падать духом, бойцы! Я понимаю, устали. Соберитесь, поднажмите.
Начался третий тайм. 345-я играла уже чуть активнее, стараясь не подвести своего тренера. Гуцул забил два раза, сокращая разрыв. 119-я начала открыто фолить.
Кривощапова, полузащитника, буквально повалили на пол. Раздался свисток. Два штрафных. 345-я должна пробивать штрафные. Вопрос в том, кто будет пробивать. Лена, порядком подуставшая, предложила, чтобы это сделал Игорь. Он согласился.
Бросок – попал. Бросок – попал. Ещё плюс два очка.
«Уже лучше», - подумал Степнов, теперь 345-я уступала 119-й всего одно очко.
Но раздался свисток, возвестивший о конце третьего тайма. Команда пошла к скамейке, на отдых.
Степнов сказал:
- Лен, можно тебя на минутку?
Лена недоуменно посмотрела на него, но всё-таки пошла за ним.
- Виктор Михалыч, вы что-то хотите сказать?
- Да, Ленок. Я вижу, что ты устала, если хочешь, я поставлю тебе замену, мне кажется, ты не выдержишь еще один тайм.
Лена изменилась в лице – он в ней сомневается! Она была крайне возмущена, и холодно ответила:
- Креститься надо, когда кажется, Виктор Михайлович.
Степнов удивился её дерзкому ответу, он ведь прежде всего о ней заботится!
- Как хочешь, Лен. Только смотри, не подведи тогда.
Лена отвернулась, и быстро зашагала к команде. Она была зла. Зла на Степнова. И в ней разгорелось безумное желание доказать ему, что он не имеет права сомневаться в её силах.

Степнов искренне не понимал, в чём дело. Но, когда он увидел, что Ленка, как заведённая, носится по полю, до него, кажется, дошло. Он обидел её, усомнившись в её силах, и теперь она пытается доказать ему, что он был неправ. Да он и сам уже это понял, лишь бы она глупостей не натворила! Степнов чувствовал, что этот ей спринтерский забег по полю ничем хорошим не закончится, и оказался прав.
Лена очень задели слова учителя: «…мне кажется, ты не выдержишь еще один тайм». Как же! Не выдержит! Ещё как выдержит! И она изо всех сил носилась по полю, отбирая мяч у противника, и забила уже два мяча. Преимущество в счёте было уже 3 очка, но она не собиралась останавливаться на достигнутом. Прошло всего 3 минуты с начала четвёртого, последнего, тайма, но Лена поняла, что перестаралась - силы постепенно покидали её. Она не заметила умело подставленной подножки. Упала, потеряла мяч. Раздался свисток.
- Ленка! Ты как? Сильно ушиблась? – невесть откуда взявшийся Степнов помог ей подняться.
- Да, Виктор Михалыч, всё нормально. Немного ногу ушибла, но жива. – Немного грустно ответила Лена. Какой дурой она себя чувствовала сейчас! Ну, зачем надо было выпендриваться и пытаться что-то ему доказать? В итоге она только оправдала его сомнения. Глупо и по-детски. Лена не могла себе простить эту тупую и бессмысленную ошибку.
- Лен, иди, сядь. – Уверенным, но мягким голосом сказал физрук. – Григорьев, на место Кулёминой!
Лена чувствовала себя раздавленной, идя в сторону скамейки запасных.
Раздался свисток, Степнов подошёл к ней:
- Сильно болит?
- Нет, уже не почти не болит. Извините меня, Виктор Михалыч, вы были правы. – Опустив глаза, сказала Лена.
- По поводу? – сделал вид, что не понял, Степнов.
- Ну, когда сказали, что я не справлюсь.
- Я этого не говорил, Кулёмина. Я сказал, что мне кажется, что ты устала, и тебе нужно отдохнуть, иначе ты не выдержишь такого темпа. Ты очень активно играла.
- Ну да. В общем, извините. Вы начальник, я дурак. – Извиняющимся тоном произнесла Ленка.
- Сиди уж, - усмехнулся в ответ Степнов. И Лена поняла, что он больше не обижается на неё из-за её глупого поведения.

До конца игры оставалось три минуты. Лена не могла спокойно наблюдать за происходящим - её команда начала проигрывать. Счёт был уже 68:67, в пользу 119-й. Степнов что-то кричал команде, давал какие-то указания. Гуцул играл вроде неплохо, но было заметно, что он тоже уже устал. И, когда команда 119-й снова забила, Лена не выдержала.
- Виктор Михалыч, выпустите меня на поле! – попросила она.
- Сиди, Кулёмина, у тебя травма. – Степнов и слышать про это ничего не хотел.
- Ну Виктор Михалыч! Там же наши проигрывают! А нога у меня уже прошла, честное слово, я не подведу! – просящим взглядом посмотрела на него Лена.
- Да знаю я, что ты не подведёшь! Травма у тебя, Кулёмина, ты меня слышишь или нет? – полукриком отозвался до предела взволнованный Степнов.
- Опять сомневаетесь, да?! – снова начинала злиться она.
- Кулёмина! Ну что ты, как маленькая?!
- Виктор Михалыч!
- Что?
- Если я забъю…
- То что? – заинтересованно отозвался физрук.
- Ничего. – Лена испугалась тому, что только что чуть не сказала. В мыслях пронеслось: «…то я вас поцелую…тьфу, Кулёмина! На что ты только можешь пойти, лишь бы на поле выйти», - думала она, ужаснувшись собственным мыслям.
- Не понял. – Уставился на неё Степнов.
- А я и не сомневалась. – Зло сверкнула глазами Ленка.
- Кулёмина! Ты чего мне мозги пудришь? Сказал нет, значит - нет! – Степнов был непреклонен.
Гуцул наблюдал за этой сценой. Он не слышал, о чем они спорят, но был уверен, что Ленка пытается уговорить физрука выпустить её на поле. И Гуцул решился. Он пробежал несколько шагов, и сделал вид, что подвернул ногу. Сделал мученическое лицо. Степнов поверил, и ужаснулся. Что теперь делать?! У него больше нет запасных нападающих! Он обернулся.
- Точно не болит?
- Точно, - обрадованно заявила Ленка, поняв, что настал её звёздный час.
- Выходи, Кулёмина. Только осторожно. Гуцулов, иди садись! – позвал Степнов, и Гуцул, поняв, что добился своего, прихрамывая, пошёл на скамейку запасных.
Оставалось полторы минуты до конца игры. 345-я отставала на 3 очка.
- Я смогу. – Сказала себе Лена, в данный момент её мысли были заняты только тем, что она просто обязана добыть для своей команды как минимум 4 очка.
Свисток. Лена ринулась в атаку. Прыжок. Легко перехватила мяч, обвела противника, двинулась к кольцу соперника. Вошла в штрафную зону, два шага – бросок. Два очка добыто.
Команда 119-й запаниковала, теперь 345-я отставала всего на одно очко, и всего 20 секунд отделяли команду 119-й школы от желанной победы.
Степнов заворожено следил за игрой, ему не верилось, что от победы их отделяет всего два очка, но он был уверен, что Ленка добьётся своего, в её движениях можно было разглядеть порывистость, азарт, и острое желание победы, и Степнов надеялся, что ничто не помешает Ленке стать сегодня звездой матча. Ранетки и фанаты дружно скандировали: «Ленка! Ленка! Кулёооомина, вперед!»
Десять секунд. Снова кольцо, и мяч в руках Кулёминой, и толпа защитников на её пути. Трёхочковая линия, дальше не пройти, путь загораживают амбалы из 119-й, снова прыжок, снова бросок. Степнову показалось, что время замерло. Желудок сделал сальто, и буря эмоций захлестнула физрука. Кулёмина забила, его девочка забила! Два очка преимущества и 3 секунды до конца игры! Раздался финальный свисток. Фанаты дико завизжали, и толпа болельщиков кинулась поздравлять своих героев. Впервые за 4 года полоса неудач была прервана. Степнов всё еще не мог прийти в себя, и он ошалело смотрел, как Кулёмина несётся в его сторону, огибая преграды, в виде болельщиков, на своём пути. Так и не затормозив, она кинулась на шею физруку, и так и повисла на нём, всё еще не приходя в себя от радости. Степнов обхватил её, крепко прижал к себе, и быстро закружил, чувствуя себя самым счастливым на свете.
- Лееенка! Ты моя радость! – воскликнул он.
Гуцула, наблюдавшего за этой сценой, передёрнуло.
- Виктор Михалыч, у меня получилось! Я же вам говорила! – радостно прокричала Ленка, расцепив кольцо рук, обвивавших шею физрука. Он в одиночку продолжал её удерживать, и, когда она подняла свою голову с его плеча и чуть отстранилась, глядя ему в глаза, увидела в них столько нежности и благодарности, что ей стало немного не по себе.
- Ты лучшая, Лен. Прости, что усомнился в тебе. – Тихо, даже как-то вкрадчиво, произнёс Степнов, глядя в её глаза.
- Забудем. – Ответила она, и снова положила руки ему на плечи.

ваших комментов с огромным нетерпением жду здесь: http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-40-00000364-000-120-0


Спасибо: 33 
Профиль
Monita





Сообщение: 304
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 24
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.04.09 01:03. Заголовок: Приветик) вот прода ..


Приветик) вот прода для тех, кто всё ещё читает)

Лена неосознанно провела ладонями по плечам Степнова, приближая их к шее. Он не мог оторвать взгляд, да и не хотел. Ленка же хотела, но всё равно не могла. Она понимала, что на них странно и удивлённо смотрят, но ничего не могла с собой поделать.
- Леееенка!!! Ты звезда!!! – заорала Новикова, приближаясь к Кулёминой и Степнову. За ней бежали все остальные Ранетки и толпа фанатов.
Лена, почувствовав себя безумно неловко, попыталась вырваться из объятий Виктора, но он слишком крепко прижимал её к себе.
- Ой, а я гляжу, вы уже празднуете, - не удержалась от ехидного замечания Лерка.
Степнов понял, как со стороны смотрятся их объятия, и тут же поставил Лену на пол. Лена отвела глаза, что-то у неё внутри перевернулось, она почувствовала себя по-настоящему свободной после этих объятий, она почувствовала, что если захочет, может горы свернуть. Фанаты тут же бросились к ней с поздравлениями, начали просить автограф. Лена устало поставила пару подписей, сказала, что остальное – потом.
К ней подошёл Игорь:
- Поздравляю, Ленок, ты реально звезда!
- Спасибо, - легко улыбнувшись, ответила она, - Но если бы не твоя нога, я бы так и сидела на скамейке, - продолжила Лена, - Степнов не хотел выпускать меня на поле.
- Я знаю, что не хотел, я видел. Поэтому и пришлось пойти на небольшую хитрость. – Он подмигнул Ленке.
- То есть… - до Лены потихоньку доходили смысл слов Гуцула, она удивленно подняла брови, и широко распахнула глаза.
- Ага, - не дав ей закончить свой вопрос, ответил Игорь, - не подворачивал я никакую ногу.
- Ну, ты даёшь! Спасибо тебе, - обняла его Ленка, всё ещё находясь под впечатлением от победы.
Степнов обернулся. Увидел, как Лена обнимает Гуцулова. Внутри всё перевернулось. Он всё понял. Эти её объятия ничего для неё не значили, а он, дурак, подумал, что она, наконец, решила! Ну что ж, Гуцулов, так Гуцулов. У Степнова опустились руки. Он просто устал тешить себя надеждой, что когда-нибудь Лена сможет показать ему, Степнову, свои чувства. Или этих чувств и вовсе нет? Хотя, Яна же сказала ему, что Лена сама призналась ей, что неравнодушна к Степнову. Но с тех пор ведь могло всё измениться, ведь тогда не было Гуцулова. А теперь есть он, и Степнов ей не нужен со своей ненормальной, противоестественной любовью. Виктор потёр руки, сделал безразличное лицо, принял все поздравления от болельщиков, и направился к выходу, поняв, что здесь ему больше ничего не светит.

Лена увидела, что Степнов как-то погрустнел, и, потерев руки, посмотрел куда-то сквозь толпу, и двинулся к выходу. Что-то заставило её пойти за ним, она не хотела, чтобы он уходил вот так, даже не попрощавшись.

Степнов вышел из школы. Чувствовал он себя подавленно, как будто вырвали кусок сердца. Он остановился на крыльце, вдохнул холодный воздух, и обернулся, не зная, зачем. Но, оказалось, обернулся не зря – из школы быстро вышла Кулёмина, в одной спортивной форме, без куртки.
- Кулёмина, ты чего? Быстро зайди обратно, холодно же. - Как-то сухо сказал он, но в его голосе Лена всё же уловила тревожные нотки.
- Виктор Михалыч, вы уже уходите? А почему не попрощались даже? – спросила она.
- Дела у меня, - ответил он, он не хотел тешить себя пустыми надеждами, - Пока, Кулёмина, - и двинулся вниз по лестнице, покидая школьное крыльцо.
- Даже не проводите? – удивленно, но как-то с сожалением спросила Лена.
- Думаю, тебя есть кому проводить, - спокойно, без эмоций ответил Степнов, и уверенной походкой направился к воротам школы.

Лене не понравился тон, которым Степнов сказал эти слова. Лучше бы он кричал, сцену устроил, что ли! Но он ТАК спокойно говорил, что Лена поняла – она добила его. Она никогда ещё не видела Степнова таким сухо-спокойным, впервые за всё то время, которое она его знает, в его голосе практически отсутствовали эмоции. Это взволновало Кулёмину.

Лена вернулась в спортзал, чувствовала она себя подавленно, как будто вырвали кусок сердца. Ей казалось, что она потеряла что-то очень важное. Нет, САМОЕ важное! Она потеряла друга, и.… А что дальше за этим «и», Кулёмина и сама не могла понять. Её размышления прервали девчонки:
- Ленка, ну что? Отмечать будем? – радостно завопила Лерка.
- Да, давайте в «Муху» пойдём, там Женькина мама нам устроит праздник! – предложила Аня.
Лена уже хотела было возразить, но не хотела портить девчонкам и Игорю праздник. Они так радовались победе, что у неё просто язык не повернулся сказать, что у неё нет настроения.
- В «Муху», так в «Муху». – Лена пожала плечами, и, чтобы девчонки не заметили резкой перемены её настроения и не стали доставать её расспросами, она улыбнулась.
Гуцул и Ленка переоделись и присоединились к дружной компании, которая, болтая и смеясь, выходила из школы.
Когда вся компания завалилась в кафе, там было полно народу, но, благодаря усилиям Женькиной мамы, один столик был свободен специально для них. Все уселись за стол, Лена и Гуцул устало откинулись на спинки стульев. Игорь заметил, что Лена нехотя пошла вместе со всеми, он видел, что её хотелось отдохнуть, а не проводить время в шумной толпе. Он наклонился к её уху и вполголоса произнёс:
- Посидим тут чуть-чуть, выпьем за победу, и сбежим, а то уже голова трещит. Как думаешь?
- Обеими руками «за», - кивнула Ленка, устало улыбнувшись, ей действительно сейчас был не по нутру весь этот шум и суета, потому что мысли были заняты абсолютно другим.

Прошло около двадцати минут с тех пор, как они начали отмечать победу Ленки и Гуцула, успели произнести уже несколько тостов, и Лена подумала, что пора бы уже покинуть дружный коллектив. Словно прочитав её мысли, Гуцул незаметно взял её за руку и легонько сжал, показывая тем самым, что пора бы уже прощаться. Лена поняла его жест, и, медленно вставая, произнесла:
- Народ, мы с Игорем, наверное, пойдём.
- Так рааано? – удивилась Анька, - Мы ведь только пришли!
- Ребят, мы немного подустали, и, к тому же, у Ленки с ногой проблемы, так что нам пора, - тоном, не терпящим возражений, заявил Гуцул.
- А, точно, мы совсем забыли, Лен, извини, конечно, идите. А мы тут за вас ещё выпьем, если вы не против, - улыбнулась Лера.
- Разрешаю, - ответила, усмехнувшись, Лена, и вышла из-за стола. Гуцул помог её надеть куртку, и они вышли из кафе.
Они медленно шли по улицам Москвы, и, отчасти потому, что Ленкина травма всё же давала о себе знать. Болтали об игре, о том, как на последней минуте Ленка красиво забила из-за трехочковой линии. Лена улыбалась, вспоминая счастливые моменты. Вот он, бросок, попадание, финальный свисток. Вот она, Ленка, бежит, сломя голову, чтобы поделиться радостью с дорогим ей человеком. Вот они, его объятья, в которых она почувствовала себя по-настоящему счастливой. А потом объятия Гуцула. И ЕГО обида. Но ничего этого не было бы – ни счастья, ни горечи, если бы не жертва Гуцула. Лена была ему благодарна, за то, что он подарил ей шанс выйти на поле и показать Степнову, что она на многое способна.
Они дошли до Лениного дома.

Гуцул шёл рядом с Леной, чувствуя себя лишним. Она явно думала о чём-то своём, и Гуцула это немного смущало. Он видел, что она старается проявить интерес к тому, что он говорит, а иногда она действительно с интересом вливалась в разговор. Но всё же, большую часть дороги он чувствовал, что разговаривает сам с собой. Что же так повлияло на её настроение? Гуцул, кажется, знал ответ на этот вопрос, но всё же для уверенности решил проверить. К тому же, ему хотелось понять, есть ли у него шанс на то, что Лена когда-нибудь перейдёт за черту дружбы в отношениях с ним. И он знал, что нужно сделать для того, чтобы получить ответы на все свои вопросы.

Дойдя до Ленкиного подъезда, Кулёмина и Гуцул остановились, Лена подняла взгляд на окна.
Игорь подумал, что «момент истины» настал.
- Ну что, Ленок, пока, - сказал Гуцул.
- Пока, - улыбнулась Лена.
Игорь наклонился к ней, приблизив своё лицо к её, Лена поняла, что он хочет сделать, и вовремя его остановила, чуть отстранившись.
- Игорь, прости. – Устало сказала она, - Ты мне правда нравишься, просто…
- …Просто есть тот, кто нравится сильнее. – Закончил за неё Гуцул, на мгновение опустив взгляд на свои кроссовки, вздохнул. Он и так давно всё понял, но теперь все ответы окончательно получены.
Лена засунула руки в карманы джинсов, посмотрела куда-то в сторону, и на выдохе произнесла:
- Да. – Качнулась с пятки на носок. Вот. Сказала. Теперь кроме Яны Ивановны знает и Игорь. Но не знает Степнов, думала она. А как ему сказать, и нужно ли вообще это делать, Лена понятия не имела, и её пугала эта неизвестность. Ведь в этой ситуации ей никто не мог посоветовать наверняка.
- Ладно, Ленок, я пойду тогда, - улыбнулся Гуцул. **От автора: Ну вот, уже с третьей Ранеткой не везёт парню! Эх!** - Тогда друзья? – уточнил на всякий случай он.
- Друзья, - улыбнулась в ответ Ленка. Уф, пронесло, кажется не обиделся. Лена ужасно не хотела обижать Игоря, он ведь был ей очень симпатичен как человек, да и как парень. Но, как сказал сам же Гуцул, «есть тот, кто нравится сильнее».
Гуцул улыбнулся напоследок, и, повернувшись на сто восемьдесят градусов, пошёл домой. Лена посмотрела ему вслед, и тоже зашла в свой подъезд.

пишите, не забывайте ===> http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-40-00000364-000-120-0


Спасибо: 35 
Профиль
Monita





Сообщение: 305
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 24
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.04.09 23:10. Заголовок: Привет! Ну, вот и фи..


Привет! Ну, вот и финишная прямая. Желаю приятного прочтения и всё ещё скромно надеюсь на ваши отзывы тут: http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-40-00000364-000-120-0

- Дедуль, я дома! – крикнула Лена, войдя в квартиру.
- О, Леночка, как раз к ужину успела! Рано ты сегодня, - улыбнулся дед.
- Мы победили! А потом пошли отмечать, но что-то я очень устала, и мы с Игорем ушли пораньше. – Пояснила Лена, вешая куртку на вешалку и проходя по коридору на кухню. Пройдя, она села на скамейку, протянула ноги вперед и облокотилась на стену.
- С Игорем? – переспросил Пётр Никанорыч.
- Ага, это мой друг, мы с ним в одной баскетбольной команде играем, за школу, - объяснила Лена.
- Ясно. А как там Виктор Михайлович? Что-то он ко мне не зашёл сегодня, хотя обещал. – Обеспокоенно спросил Кулёмин.
- Не знаю, позвони, спроси, - как-то сухо ответила внучка, и старый фантаст понял, что что-то произошло.
Он решил последовать опрометчивому совету внучки и на самом деле позвонил Виктору.
- Вить, ну ты где ходишь? Договорились ведь в полпятого, а уже полшестого, а тебя всё нет. – Пётр Никанорыч замолчал. – Что? Почему не придёшь? – фантаст снова замолчал, вслушиваясь в глосс на том конце провода. – Нет, ну это не причина! Ну что за ребячество? Так, чтобы через полчаса был у меня, нам ведь сценарий сдавать надо, пока режиссёр не передумал! – изо всех сил убеждал Степнова Пётр Никанорыч. – Всё, жду. – С удовлетворенным выражением лица Кулёмин положил трубку.
Лена слышала обрывки разговора. Ну, вот. Он придет. Что она ему скажет? Ничего. Просто закроется в своей комнате и будет сидеть там до его ухода, будто её и вовсе не существует.
Дед зашёл на кухню и сел напротив неё, смотря на то, как она ест. Лена чуть не поперхнулась, подняла глаза, и возмущенно сказала деду:
- Дед, ну не смотри ты так, терпеть не могу, когда ешь, а на тебя смотрят, как ты жуёшь! – как-то по-детски это прозвучало из её уст, на что Кулёмин в ответ лишь рассмеялся и ответил:
- Ленка, ну что ты возмущаешься, я же по тебе скучаю, вижу раз в пятилетку! Ты то на тренировках, то на репетициях своих, то гуляешь, и я о тебе ничего не знаю, и о том, что в твоей жизни происходит, тоже. Уважила бы старика, рассказала что да как. – Немного просящее посмотрел на Ленку дед.
-Да нечего особо-то и рассказывать, - пожала плечами Лена, жуя бутерброд, - Последнюю неделю мы усиленно тренировались, готовились к соревнованиям, сегодня вот победили. Вчера выступали в кафе, выступили очень хорошо, фанаты снова к нам вернулись.
- А Игорь этот? – как бы между прочим поинтересовался Пётр Никанорыч.
- А что Игорь? – удивилась его вопросу Ленка, а потом поняла, чего хочет от неё дед, и с хитрой улыбкой спросила: - Ты хочешь знать, как мы с ним общаемся?
- Ну… - дед понял, что его раскусили.
- Расслабься, мы просто друзья, - с улыбкой заверила его Лена.
- О, ну друзья – это хорошо, - улыбнулся в ответ Кулёмин.
- Лучше некуда, - пробурчала себе под нос Кулёмина.
- Что?
- Да нет, ничего.
Раздался звонок в дверь. Лена уже было подорвалась встать и бежать в свою комнату, но вдруг остановилась, подумав, что ведёт себя как ребёнок. Дед же расценил этот жест по-своему, ответив:
- Сиди, я сам открою.

Лена отхлебнула чаю из кружки. Послышался щелчок дверного замка.
- О, Виктор, проходи, проходи. Мы тут с Ленкой как раз чай пьём.
- А она разве что, уже дома? – удивленно вполголоса поинетересовался Степнов.
- Да, я уже дома. – Из кухни послышался голос Кулёминой.
Чёрт, она слышала! Как глупо. Степнов снова старался стать пуленепробиваемым, снова нацепил на себя маску безразличия и, повесив куртку на вешалку, зашёл в гостиную. Лена сидела на кухне и думала, стоит ли ей тоже войти в гостиную, как бы между прочим? Посмотреть на его реакцию, что ли. Обижается ли он на неё до сих пор, или нет. Лена тихонько поднялась с табуретки. Так же тихонько прошла по коридору, неслышно подошла к дверному проёму, и, облокотившись на дверной косяк, стала наблюдать за тем, как работают два писателя. Но почему-то взгляд упорно останавливался только на одном из них. Кажется, он почувствовал на себе её взгляд, осторожно поднял глаза, стараясь не выдать свою заинтересованность. Лена меньше секунды удерживала этот взгляд, после чего устало вздохнула и ушла к себе в комнату.

Кулёмин и Степнов продолжали обсуждать сценарий, который им необходимо было сдать уже через неделю. Но тут Пётр Никанорыч не выдержал и сказал Степнову:
- Виктор, что случилось-то? Почему и ты, и Ленка ходите, как в воду опущенные?
- Да? Странно. Мне казалось, она счастлива, - грустно усмехнувшись, ответил физрук.
- С чего ты взял? – удивился Кулёмин.
- Ну, по-моему, у неё много поводов быть счастливой – удачный концерт, победа в соревнованиях, неплохой молодой человек. – Закончил Степнов.
- А…вот значит в чём дело, - улыбнулся Кулёмин, - ревнуешь, Виктор? Не стыдно? Беспочвенно ведь.
- Ага, как же, беспочвенно. Ещё как почвенно! – чуть повысил тон физрук, но, боясь, что Лена услышит, продолжил уже тише: - Домой провожает, обнимает, в щёку на прощание целует, цветы дарит… Это называется – беспочвенно?
- А она? Она отвечает взаимностью? Ты в этом уверен?
- А почему я должен быть в этом не уверен? – возмущенно продолжал Степнов.
- Ну, возможно, потому, что она мне сегодня сама сказала, что они просто друзья, и ничего более. – Поднял подбородок Пётр Никанорыч. В глазах Степнова тут же появилась какая-то искра. Кулёмин заметил это, и, поняв, что его миссия на сегодня завершена, предложил продолжить работу над сценарием.
Они просидели еще около полутора часов, Лена уже устала сидеть в своей комнате, и даже сделала три урока на завтра. Осталась одна литература. «Унесённые ветром» - что ж, прикольно, всё равно делать нечего. И Лена решила почитать. Кулёмина ужасно не любила все эти любовные романы, но ей почему-то запала в душу главная героиня этой книги. Такая сильная, и в то же время, женственная, она вызвала у Лены невольное восхищение. Вот Лене не удавалось быть такой. В ней чаще пересиливала первая черта, а вторая проявлялась крайне редко. Кулёмина не заметила, как заснула. Когда она проснулась, то поняла, что уже три часа ночи, Степнов уже давно ушёл, а дед мирно спал на диване под пледом.
Она отложила книгу в сторону, расстелила постель и тут же заснула, успев только поставить будильник на привычные 7:30 утра.

Обычное, ничем не примечательное утро превратилось для Кулёминой в сущий балаган – подойдя к школе, она поняла, что уже вся школа знает об их победе на соревнованиях. Все, включая фанатов, привычно крутившихся возле школы, начали приставать с поздравлениями.
Лена приняла поздравления, и зашла в школу.
Как назло, сегодня была физкультура, Лена подумала, что не пойдёт, у неё ведь есть отговорка – больная нога. Сама нога-то, конечно, уже не болела, но Степнов-то этого не знал. С одной стороны, ей хотелось пойти на урок, понаблюдать за ним, понять, до сих пор ли он на неё обижен. Но другая, более слабая сторона Кулёминой, пересиливала – она не могла решиться на то, чтобы пойти и просидеть рядом с ним весь урок на скамейке. Заниматься ведь он всё равно не разрешит, помня о её вчерашнем падении. Но до физкультуры еще далеко, и Лена решила больше не думать об этом. Первым уроком была география, Калёрия Викторовна не давала им скучать, как всегда прогоняя по всему изученному материалу, но Лене было плевать на географичку и её предмет, а заодно и на тест, который она им дала. Ленка, что называется, «от фонаря» ставила галочки рядом с вариантами ответов, не волнуясь о результатах этого теста. Ей сейчас было не до него. Мысли Кулёминой занимало только то, как заставить Степнова снова общаться с ней как раньше, чтобы сухость в его голосе пропала, чтобы появились прежние эмоции, ведь он привлекал её как раз своей эмоциональностью в повседневной жизни и удивительным спокойствием в трудных ситуациях. Он такой надёжный, за ним – как за каменной стеной. С Виктором Михалычем ей ничего не страшно. И её так хотелось сказать ему, что ей с ним хорошо, что она не хочет его терять. Она уже пыталась сделать это раньше – но тогда он сам заставил её замолчать и предложил, чтобы у них всё стало как раньше, будто бы его признания и не было. И, что греха таить, Лена немного жалела об этом упущенном моменте. Прозвенел звонок, все сдали свои тесты и вышли из класса. Следующим уроком была литература, к ней Кулёмина, как раз-таки, великолепно подготовилась, прочитав целых четыре главы из «Унесённых ветром», которые им нужно было проанализировать в классе.
Впервые за несколько месяцев Кулёмина сама подняла руку, желая ответить на вопрос учителя насчёт характеристики главной героини.
Милославский немного удивился, но вызвал-таки Кулёмину. Лера с Наташей тоже немного удивлённо уставились на подругу, а Ленка, как ни в чём ни бывало, встала и направилась к доске.
- Итак, Лена. Как, на твой взгляд, можно охарактеризовать главную героиню романа, Скарлетт О’Харра? – спросил Мирослав Николаевич.
- Скарлетт О’Харра на удивление сильная женщина, сумевшая преодолеть множество трудностей, которые преподносила ей жизнь. – Лена подробно охарактеризовала личность главной героини, она рассказывала довольно долго, Лера с Наташей смотрели на Ленку с лёгким удивлением, им было странно даже то, что Лена вообще «отяготила» себя прочтением этой книги, ведь романы – это явно не её жанр.
- А главное, на мой взгляд, в этой женщине было то, что она стойко переносила тяготы жизни, то, что она умела жить настоящим, не пытаясь предугадать, что будет в будущем и какие последствия вызовут её сегодняшние поступки. – Закончила свой рассказ Кулёмина.
- Дааа, Лена, ты абсолютно права, - легко улыбнулся Милославский, - её коронная фраза стала крылатой, кстати, не напомнишь всем нам эту фразу? – немного прищурился преподаватель, ему было интересно, знает ли Кулёмина ответ на этот вопрос.
- Да, конечно. – Так же легко улыбнулась Лена, и ответила: - Она была смелой, независимой и не отягощала себя тем, как остальные отнесутся к её поступкам. Её коронная фраза: «Я подумаю над этим завтра».
- Исчерпывающий ответ, Кулёмина, садись, «пять». – С довольным видом произнёс преподаватель.
Лена, нисколько не удивившись этой отметке, села на своё место. «А в этом что-то есть», - осторожно подумала она, размышляя, конечно, не об оценке, а о том, что не зря эта фраза Скарлетт стала крылатой.
- Кулёмина, жжёшь! – с удивлённым лицом повернулась к ней Лерка, - Чего это ты вдруг романами зачиталась?
- Та делать вчера было нечего, настроение фиговое было, вот решила уроки сделать. – Усмехнулась в ответ Лена.
- Не, ну уроки ты и так обычно делаешь, но в первый раз вижу такой энтузиазм с твоей стороны, - улыбнулась Новикова, и отвернулась.
«Всё когда-нибудь бывает в первый раз», - подумала Лена, и окончательно всё для себя решила.

Третий урок, физкультура. Гуцул переоделся, и первым вошёл в спортзал. Взял мяч, и с каким-то безразличным видом начал чеканить его об пол. Услышал, как хлопнула дверь подсобки, обернулся – в зал вышел Степнов, держа в руках журнал 11 «А».
- О, Гуцулов. Быстро ты переоделся, метеор. – Поприветствовал его Степнов.
- И вам, Виктор Михалыч, доброе утро. – Безразличным голосом ответил Гуцул.
- Ну, утро добрым не бывает, - усмехнулся физрук, садясь на скамейку и открывая журнал.
- Это уж точно.
- Что такое, Гуцулов? Что за упадническое настроение? – удивленно поднял глаза физрук, оторвавшись от журнала. Он, впрочем, чувствовал себя не позитивнее Гуцулова.
- Да это неважно, главное, что теперь вы можете быть абсолютно спокойным. – Ответил ему Игорь.
- В смысле? – настороженно осведомился Степнов, снова подняв взгляд на своего ученика.
- В том смысле, что Ленка меня отшила, можете быть спокойны, - ответил с нагловатым видом Гуцул.
- А с чего ты взял, что мне есть до этого дело? – У Степнова всё перевернулось внутри, но он старался не подавать виду, и он, пытаясь скрыть одновременно радость от услышанной новости и страх разоблачения, снова открыл журнал, чуть не упустив его на пол.
- А что, разве нет? – ухмыльнулся Гуцул, Степнов собрался что-то ответить, но в зал уже стали подтягиваться ученики, и он решил больше не возвращаться к этой теме.

11 «А» построился. Кого-то не хватало, и Степнов сразу понял, кого. Что ж, он в принципе, мог бы догадаться, что она не придёт. Но он ошибся – в зал залетела Ленка, извиняясь на бегу за опоздание.

После урока литературы Лена всё-таки решила, что пойдёт на физру. Пойдёт, и не позволит своим страхам и нерешительности взять над ней верх. Как сказала когда-то Ритка Лужина: «Если бежать от проблемы – она сама собой не решится». При этом Рита сказала, что этому её научила она, Лена. Забежав в спортивный зал, она стала в строй. Степнов отметил отсутствующих и дал команду «Нале-во, бегом марш». Как и ожидала Кулёмина, когда она собралась бежать вместе со всеми, Степнов сразу же возмутился:
- Кулёёмина! Ты куда это намылилась? У тебя травма, посиди вон на скамейке. – Указал он, за видимым равнодушием внутри у физрука творилось что-то невероятное. Он так хотел показать ей свои чувства, но они уже давно решили всё по поводу своих отношений. И то, что она не ответила Гуцулу взаимностью, вовсе не означает, что она ответит взаимностью ему, Степнову.
- Виктор Михалыч, у меня уже все в порядке с ногой, - ответила Ленка, упрямо глядя на него, - я хочу тоже побегать! – ей безумно не хотелось сидеть с ним весь урок на скамье молча. А она была уверена, что они будут сидеть молча – она видела, что Степнов ещё не оттаял, и будет нем, как рыба.
Физрук не стал препираться, и ответил:
- Беги уж.
Лена трусцой подтянулась к остальным ребятам. Урок тянулся медленно, но уже подходил к концу, и у Кулёминой желудок сводило при мысли, что скоро звонок. Но звонок всё-таки прозвенел, и класс побрёл в раздевалку.
Степнов весь урок наблюдал за Леной, ему казалось, что она ведёт себя как обычно, только вот глаза у неё были какие-то другие…он и сам не мог понять, какие. Затуманенные что ли. Отстраненные, задумчивые. Как будто весь урок она находится не здесь, а где-то в другом месте. А когда прозвенел звонок – она как-то испуганно вздрогнула, будто это был не звонок с урока, а пожарная тревога.
Как только класс начал своё движение в сторону выхода из спортзала, Степнов двинулся к подсобке. Но его кто-то окликнул.
Степнов вздрогнул от неожиданности, обернулся. Лена выглядела взволнованной, но от этого она нравилась Степнову ещё больше. Он не понимал, в чём дело, почему она задержалась и, более того, позвала его.
- Кулёмина, ты что-то хотела? – изо всех стараясь казаться равнодушным, поинтересовался физрук.
- Да, Виктор Михалыч. Поговорить. Давайте присядем? – неуверенно начала Ленка, садясь на скамейку.
- Ну, давай присядем. – Повторил её фразу Степнов, подойдя к ней, задержался на долю секунды, и сел рядом. Он не понимал, о чём она собирается разговаривать, и его пугала эта неизвестность.
Лена не знала с чего начать, и начала сразу с самого главного:
- Виктор Михалыч, помните, вы сказали, что вам... – Лена судорожно вздохнула, - …нравлюсь?
- Помню конечно, такое забудешь, - уставился глазами в пол Степнов, всё еще с волнением ожидая, к чему она завела весь этот разговор.
Лена на секунду замолчала, словно собираясь с мыслями. Эта секунда показалась Степнову вечностью. Лена продолжила:
- В общем, Виктор Михалыч… я вас тоже… то есть, вы мне тоже… то есть, я тоже… к вам неравнодушна, - выдохнув, закончила Лена.
Степнов подумал, что ослышался, и, не веря своим ушам, поднял взгляд на неё – теперь Ленка смотрела в пол.
- Что ты сказала, Лен?.. – ошеломленно спросил он.
- Я сказала, - Кулёмина, отрывая взгляд от пола, и направляя его прямо в глаза учителю: - сказала, что я тоже к вам неравнодушна, вы тоже нравитесь мне, Виктор Михалыч, - затихающим голосом повторила она. Степнов смотрел ей в глаза, и не мог поверить, что это КУЛЁМИНА ему говорит. Лена не знала, куда деть глаза, и, повинуясь секундному порыву, решилась.
Мысли в голове Степнова смешались, он хотел что-то произнести, но не успел – он почувствовал на своих губах теплые Ленкины губы. Он испугался того, что ему всё это просто снится, и прикоснулся к её щеке, притягивая её лицо чуть ближе, отвечая на поцелуй. И понял, что это не сон.
Лена чувствовала, что именно этого ей не хватало всё это время, она подалась навстречу учителю, кладя руку ему на шею, нежно прикасаясь своими губами к его губам.
Разум Степнова пытался достучаться до своего хозяина, и ему постепенно это удалось. Степнов нежно отстранился от Лены, глядя пронзительным взглядом на её лицо, её глаза блестели, и он чувствовал, что она так же счастлива, как и он. Степнов, собирая остатки разума в кучу, виновато улыбнувшись, спросил:
- Ленка, что теперь будет?.. – взволнованно посмотрел на неё Виктор.
- Мы подумаем над этим завтра, - с улыбкой ответила Лена, и положила голову ему на плечо, чувствуя, как он, обнимая, гладит её руку.


***КОНЕЦ***

Спасибо: 42 
Профиль
Monita





Сообщение: 306
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 24
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.04.09 23:13. Заголовок: ссылка на тему комме..


ссылка на тему комментов ещё раз: http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-40-00000364-000-120-0

Спасибо: 6 
Профиль
Monita





Сообщение: 310
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 25
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.05.09 13:03. Заголовок: Мохито


Автор: Monita
Название: Мохито
Рейтинг: PG-13
Пэйринг: ВАЛТ
Жанр: RPF, Romance
Статус: закончен
Все события данного фика являются плодами больной фантазии автора=)

P.S. этот фан-фик уже давно выложен мной на другом сайте. Но после долгих сомнений всё-таки решила его выложить и сюда. Очень жду ваших комментариев!
Приятного прочтения!:)

спасибочки Сашуле (Fimerry) за такую волшебную обложку...




Спасибо: 23 
Профиль
Monita





Сообщение: 312
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 25
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.05.09 13:09. Заголовок: Добрый день всем!)))..


Добрый день всем!)))) Вот, решила всё-таки выложить этот фик здесь. Очень жду ваших отзывов!:)

- Ну, ты и придурок, - в очередной раз закатила глаза Третьякова, пытаясь собраться и перестать беситься от нового ляпа, который они допустили благодаря Абдулову.
- Сама такая, - буркнул в ответ Виталий, засовывая руки в карманы брюк. Вот уже четвёртый дубль по его милости благополучно запоролся, и злая на весь мир Третьякова снова инстинктивно хлопает себя по карманам в поисках пачки сигарет.
- Виталик, да соберись же ты, - устало протянул Арланов, сидящий в своём кресле с мегафоном в руках. – Ну что ты мямлишь? Я понимаю, конец рабочего дня, все устали, и девчонки тоже. Но Ленка-то не порет мне дубли по десять раз! Так почему ты порешь? – уже с раздражением продолжил режиссёр, заметив, как на лице Абдулова появилось пренебрежение.
- Серёг, я не в духе сегодня. Не могу я кричать, у меня сил не хватает! Как вы меня все достали, - со злостью в голосе отчеканил Абдулов, расхаживая по съёмочной площадке взад-вперёд. Третьякова сделала насмешливое выражение лица:
- Блин, Виталик, давай отыграем, и поедешь домой, силы восстанавливать. Ты меня достал не меньше, уж поверь мне. – Сложила руки на груди она, уставшая от постоянных препираний с Абдуловым – ну, не сошлись они характерами, но что тут поделаешь? Не то чтобы они друг друга ненавидели – просто никак не могли поладить – ну ничего у них общего совсем нет – абсолютно чужие люди. Чужие, безразличные друг другу и явно не горящие желанием затягивать продолжительность своего общения.
«Вот, блин, олень, – не прекращала повторять про себя Третьякова, - вечно ему всё не так. Великий актёр, блин – то, видите ли, я переигрываю, то я, видите ли, не доигрываю! А сам-то?! Хорош перец, что тут сказать», - рассматривая ногти на правой руке, она не уставала мысленно поливать Абдулова на чём свет стоит – ведь по его милости она уже катастрофически опаздывает на встречу с Максом. Вот невезение – ну почему у этого придурка именно сегодня резко «пропали силы»?! Когда Абдулов, наконец, перестал пререкаться с Арлановым, они снова заняли свои места.
- Камера. Мотор! – скомандовал режиссёр, и съёмка началась.

- Кулёмина! Я тебя ищу как дурак, а ты где ходишь?! Дед весь извёлся, названивает мне каждые пять минут! Ты опять с Гуцуловым где-то пропадала? – наконец, собравшись с силами, прокричал Абдулов, бурно жестикулируя перед своей экранной «ученицей».
- А это, Виктор Михалыч, уже не ваше дело! – безапелляционно заявила Лена, изображая на своём лице возмущение, - С кем хочу, с тем и пропадаю! Вам-то какое дело? Я вот, например, не спрашиваю у вас, куда вы со своей Кристиной ходите по вечерам? – Степнов не успел и заикнуться, как Лена взахлёб продолжила осыпать его упрёками: - Вот и вы не лезьте в мою личную жизнь. Вы мне – никто. Впрочем, как и я вам. Так что извините, мне домой пора. Сами сказали – дед волнуется. – С неподдельной обидой в глазах закончила Кулёмина, и, отвернувшись, зашагала к своему подъезду.
- Блин, идиот, - досадливо поморщившись, Степнов дёрнул головой, и зашагал в обратную сторону.

- Стоп! Снято! – облегченно вздохнул Арланов, - Ну, наконец-то! Всё, все свободны.

Выйдя обратно из подъезда, Лена решила, не переодеваясь, направиться прямиком в бар, где её уже наверняка поджидал Макс – её близкий друг. Даже ОЧЕНЬ близкий.
- Алло, Макс? Иду уже, иду. – Со вздохом ответила Лена в телефонную трубку, всего полминуты назад трезвонившую во все динамики. – Нас Арланов задержал. Скоро буду. И я тебя.
- «И я тебя», - переиначил её фразу голос, доносившийся откуда-то сзади.
Обернувшись, Третьякова увидела ухмыляющегося Абдулова, который, по-видимому, решил поквитаться с ней за «придурка».
- Иди, куда шёл, - пренебрежительно бросила ему Третьякова, ускоряя шаг.
- Так я туда и иду. У меня встреча в кафе, тут недалеко. – Беспечно отозвался Виталий, продолжая шагать наравне с Леной, которой явно было не по душе его общество.
- Надо же, какое совпадение, - равнодушно отозвалась Третьякова, - у меня тоже.
- И кто же он? – Снова ухмыльнулся Виталий. - Или она? – С наглым выражением лица поинтересовался он, стараясь вывести Третьякову из себя – было так забавно наблюдать за тем, как она пытается сдерживать гнев. Но сейчас, она, кажется, на самом деле была абсолютно спокойна.
Продолжая так же энергично шагать по асфальтированной дорожке, Лена ответила, даже не повернув головы в его сторону:
- Знаешь, Виталик, мы с тобой такие разные. Но кое в чём мы всё-таки похожи.
- И в чём же? – полюбопытствовал мужчина, чуть приподняв брови.
- Мы оба предпочитаем мужчин. – Невозмутимо ответила Третьякова, доставая из кармана куртки не распечатанную ещё пачку зелёненьких «Vogue» с ментолом. Как ни прискорбно, но «Парламент» в ближайшем к съёмочной площадке магазине закончился, и она была вынуждена на денёк изменить своим привычным пристрастиям.
- Ой, какие мы остроумные, - не придал значения её колкости Абдулов, заметив в её руках непривычную бело-зелёную пачку, вместо привычной сине-белой. – А что это мы, решили перейти на сигаретки погламурнее? – просюсюкал он, когда Третьякова уже поднесла к губам тоненькую сигарету.
- А что это мы, обращаем внимание на чужие сигареты? – в тон ему отозвалась Лена, поджигая кончик сигареты. - В свою тарелку смотри, Абдулов, а не в чужую. – Так же спокойно продолжила она и выпустила струйку дыма в морозный февральский воздух.
Вдалеке показалась вывеска бара, в который направлялась сладкая парочка, и Третьякова поспешила затянуться – надо было успеть докурить, прежде чем они доберутся до кафе.
Перед самым входом Третьякова выбросила в урну ещё не дотлевшую сигарету и вошла в помещение, не обращая внимание на идущего следом Абдулова. Видать, на свиданку припёрся. К очередной бабе. Третьякова хмыкнула – вот почему не бывает таких мужчин, как Степнов? Почему все такие замороченные, гордые и напыщенные? И Абдулов такой же. Да и Макс не лучше. Но Макс хотя бы делает вид, что влюблён в неё. А большего ей и не надо – Третьякова уже давно не верила в любовь. Особенно в ответную. Просто не довелось ей ещё ни разу повстречать человека, который смог бы вызвать в ней желание присмотреться к нему поближе, узнать его настолько, насколько никто другой узнать кроме неё не сможет. Лене казалось, что ни один мужчина не способен на благородный поступок ради женщины – все они какие-то ненастоящие, неискренние. Делают вид, что ради тебя горы свернут, а на самом деле – всё, на что они способны – это расстёгивать пуговицы на женских кофточках. Или не только кофточках.
Заметив в глубине зала Макса, она увидела, как он машет ей рукой, улыбнулась.
- Привет, - присела она на соседний стульчик. – Молодой человек тут же притянул её к себе и запечатлел на её губах собственнический поцелуй.
- Привет, принцесса, - чуть приподнял правую бровь Макс и улыбнулся.
Третьякова поморщилась. Опять он за своё.
- Максим, я же просила тебя. Никаких «принцесс», о’кей? – умоляюще посмотрела на него она, открывая меню.
- О’кей, солнце. – Согласно кивнул парень и взял второе меню, взглянув поверх него на девушку, сосредоточенно рассматривающую меню за соседним столиком.
- Ну вот, другое дело, - протянула, чуть приподняв один уголок губ, Лена, искоса проследив направление взгляда своего спутника – этого следовало ожидать. Видимо, Макс, как Костя (её предыдущий «парень»), долго не продержится, раз уже глазёнками стреляет по сторонам.
Случайно приподняв взгляд от меню, Третьякова заметила за барной стойкой Абдулова с его очаровательной спутницей. Очередной. Третьякова уже сбилась со счёту, сколько вот таких вот «очаровательных спутниц» сменил Абдулов за время их совместной работы. А впрочем, никогда и не считала. Очень надо.
В меню почему-то не оказалось любимого мохито, и, удивившись этому, Лена, бросив Максу: «Я сейчас», встала со стула и направилась к барной стойке, заказать любимый коктейль.

вам сюда:) ---> http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-60-00000364-000-140-0-1240652775

Спасибо: 68 
Профиль
Monita





Сообщение: 318
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 26
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.05.09 22:47. Заголовок: Приветки всем!:))) а..


Приветки всем!:))) а вот и прода) большаая)))


- Мохито, пожалуйста, - чуть хрипловатым голосом заказала Лена, присаживаясь на высокий стул, ожидая, когда выполнят её заказ. Абдулов, что-то увлечённо обсуждающий с высокой брюнеткой в другом конце барной стойки, услышав её голос, повернул голову в её сторону. Состроив удивлённое лицо, он подошёл к ней, извинившись перед своей спутницей.
- Ты чего это тут, пьянствовать собралась? – сделал нравоучительное лицо он, опираясь локтем о барную стойку, и устремив свой взгляд в лицо спортивной блондинке, которая с недовольным видом метнула ему в лицо свой коронный снисходительный взгляд:
- Слушай, чего ты ко мне прицепился? – недоумевающе осведомилась она, опираясь локтями о стойку бара и ожидая, пока бармен, с интересом поглядывающий на неё и Абдулова, наконец соизволит приготовит ей её коктейль.
- К кому хочу, к тому и цепляюсь, - беззаботно ответил Абдулов, сам не понимая, что заставило его сейчас подойти к ней и начать атаку. Вроде бы злость за «придурка» уже сошла на нет, но всё равно хотелось как-то подстегнуть эту спокойную как танк Третьякову.
- Ты прям как зараза – цепляешься, куда только можно, - продолжала сверлить взглядом Лена спину неторопливого бармена, который явно не спешил угостить её коктейлем.
- Нет, Третьякова, только туда, куда нужно. – Не торопился злиться Абдулов, всем сердцем желая довести Третьякову раньше, чем она доведёт его. Просто сегодняшнее её олимпийское спокойствие почему-то не давало ему покоя. Бросив взгляд в сторону сидящего за дальним столиком темно-русого рослого парня, стреляющего глазами во все стороны, где могли были быть замечены какие-нибудь соблазнительные округлости, Абдулов хмыкнул, махнув головой в его сторону.
- Этот с тобой? – с пренебрежением в голосе осведомился он. Лена обернулась, посмотрела на Макса, и, едва заметно усмехнувшись, ответила:
- Со мной. Красавчик, правда? – насмешливо взглянула она из-под чёлки на Абдулова, который всё так же беспечно опирался локтем о барную стойку и вглядывался в полутьму бара.
- Ага, просто секси, - усмехнулся Абдулов, иронично приподняв брови и бросив мимолётный взгляд в смеющиеся глаза Третьяковой.
- Я знала, что ты меня поймёшь, подруга, - со смешком отозвалась Лена, «по-дружески» хлопнув Абдулова по плечу, отчего тот лишь усмехнулся, но промолчал.
- Эй, ну скоро там? – устало протянула Третьякова, обращаясь к бармену, всё ещё мешающему злополучный коктейль.
- Да, уже готово, - повернулся молодой человек с двумя бокалами в руках.
- Я заказывала один. – Недоуменно взглянула Третьякова на молодого бармена. Неудивительно, что он перепутал. Совсем мальчишка ещё. В школе, скорее всего, учится. Лена решила не наезжать на работящего школьника, поэтому говорила с ним вполне спокойно.
- А это для вашего спутника, - поставил бокал с мохито перед Абдуловым бармен.
- Спасибо, но я не люблю мохито. – Отказался Абдулов, чуть отодвигая стакан от себя.
- За счёт заведения, - умоляюще посмотрел на него юнец и Аблулов решил не отказывать парню в просьбе. Видно было, что он работает тут совсем недавно и ему не терпится узнать мнение посетителей о своей «стряпне».
- Что, на халяву и маргарин – сливки, да? – с усмешкой поинтересовалась Третьякова, прищуриваясь и чуть отпивая из своего стакана.
- А то, - усмехнулся в ответ Абдулов, следуя примеру Третьяковой и отпивая из своего стакана.
Странный паренёк-бармен почему-то пристально смотрел на них – то на Третьякову, беспечно попивающую свой коктейль, то на Абдулова, который, морщась, потягивал глоточек за глоточком, постепенно входя во вкус.
Лена, отпив ещё глоток в полной тишине, наставшей между ней и Абдуловым, вспомнила о Максе, который всё ещё сидел за своим столиком и покорно ждал её.
- Ладно, я пошла. Меня там ждут, - прокомментировала свои действия Третьякова, вставая со стула.
- Иди-иди, передай привет своему сладенькому, - елейным голоском прощебетал Абдулов, отчего Третьякова проглотила судорожный смешок – а у него неплохо получилось бы сыграть парня с «нетрадиционной» ориентацией – у него явно природный талант к голосовым пародиям.
Абдулов, проводив фигуру девушки сосредоточенным взглядом, тряхнул головой, будто приходя в себя, и повернулся лицом к бармену. Тот всё ещё изучал взглядом то удаляющуюся Третьякову, то допивающего свой коктейль Абдулова.
Допив свой напиток, Абдулов положил деньги за коктейль на стойку, и отошёл от неё, разыскивая глазами Киру, ту самую брюнетку, с которой болтал минут десять назад.

«Не получилось», - с досадой подумал парень, стоя за барной стойкой и протирая бокалы. Опять ему не повезло.

Лена уже допила свой мохито, попутно разговаривая с Максом о всякой ерунде. Становилось скучно, противно покалывало в висках – переутомление давало о себе знать. Вечные гастроли, съёмки и репетиции выжимали из Лены все соки. Поэтому, решив закончить свидание раньше, чем предполагалось, Третьякова устало сказала Максиму:
- Макс, я, наверное, домой.
- Ленусь, ну как домой? А как же я? Давай в бильярд съездим, как ты любишь, а? – протянул Максим, разочаровываясь в сегодняшнем вечере всё больше и больше – по ходу дела, его и сегодня ждёт облом. Однако неприступная эта Третьякова! Никак к ней не подгребёшь, постоянно отдаляется. Интересно, она со всеми так, или только с ним?
- Нет, я устала очень, ты же знаешь – у меня режим сумасшедший. Давай в другой раз, а? Я побежала, - легонько чмокнула его на прощание Третьякова, и, встав из-за столика, направилась к выходу, оставляя парня в полном недоумении сидеть посреди зала.

Выйдя на улицу, Третьякова почувствовала, что ноги подкашиваются – и это не на шутку её перепугало. Сомневаясь в том, что она сможет самостоятельно добраться до дома, Лена, опираясь ладонью о стену здания, пошла в сторону желтеньких такси, стоящих неподалёку от кафе.
Заглянув в окно водителя, она спросила уже порядком заплетающимся языком:
- Марьино, триста.
- Садитесь, - пробурчал в ответ водитель, дожёвывая остывший пирожок и откладывая в сторону замасленный кусок папиросной бумаги.
Третьякова залезла на заднее сиденье и почувствовала, как разум окончательно отключается.

- Лен, вставай! – сквозь сон услышала Третьякова, чуть приоткрывая глаза. Чёрт, вспомнить бы, как она вчера до дома добралась. То, что она села в такси – она помнила. А вот то, как оказалась дома – это её очень интересовало. Полностью открыв глаза, она уставилась в потолок – вроде бы знакомый, а вроде бы и не совсем. «Странно», - пронеслось в её голове, и она привстала на кровати – оглядев комнату, Лена осознала, где она находится. Не знала она только одного – что это значит?..
Абдулов безуспешно пытался найти Киру в зале бара, но она будто куда-то испарилась. Однако через десять минут у Абдулова отпало всякое желание искать её – голова как-то потяжелела, мысли спутались, и казалось, что в висках пульсирует гейзер. Дойдя до мужской уборной, Виталий подошёл к раковине и умылся холодной водой – легче не стало. Абдулов не мог понять, что с ним происходит, однако прежде чем его разум окончательно отключился, в его мозгу успела промелькнуть всего одна мысль: «гребаный мохито».

- Лен! Ну поднимайся ты, наконец! Или ты опоздать хочешь? – снова послышался голос сквозь приоткрытую дверь спальни.
«Точно! Я же на съёмки опаздываю!» - с ужасом подумала Третьякова, вскакивая с постели и в полном недоумении осматривая комнату, в которой проснулась. Блин, знать бы, как она здесь оказалась?! – она ещё раз оглядела спальню, взгляд Третьяковой невольно задержался на фотографии летящей чайки. «Ага, сороковая серия, - пронеслось в голове у Лены, - Лети за мной, лети… Глупая влюблённая Кулёмина», - всё ещё ничего не понимая, она взглянула в зеркало, и очумелыми глазами уставилась на своё отражение – она была в пижаме! Причём не в своей, а в Кулёминской!
- Блин, что за фигня? – вслух пробормотала она, всё ещё пялясь на собственное отражение в зеркале. Через секунду в дверном проёме показалась голова Ивана Алексеевича – её экранного «дедушки», актёра, исполняющего роль Петра Никаноровича Кулёмина.
- Ленок, ну ты скоро? В школу ведь опоздаешь, - с легкой укоризной в голосе произнёс «дед», и тогда у Третьяковой окончательно не выдержали нервы:
- Иван Алексеич, а что вы тут делаете? Что я тут делаю? Я что, прям на съёмочной площадке уснула? А почему я в пижаме? Я не помню, чтобы мы вчера снимали что-то подобное… А в школу я успею, у нас ведь сегодня по сценарию только две сцены в школе, и то с двенадцати часов, - скороговоркой проговорила Третьякова, полностью теряя ориентацию во времени в пространстве. «Что за?!..» - подумала она, когда почуяла носом запах свежеподжаренных гренок из кухни. Печка ведь не работает, она даже не подключена, эта квартира вообще нежилая, её только для съёмок используют…
«Дед» посмотрел на неё с огромным недоумением и озабоченно осведомился:
- Леночка, ты не заболела? Меня вроде бы с рождения Петром Никаноровичем зовут… Ты совсем со своим баскетболом и музыкой заработалась. Давай, иди скорее, позавтракаешь, и в школу. А то опять эта ваша Борзова устроит тебе неприятности, если опоздаешь. – И, бросив ещё один осторожный взгляд в сторону Лены, смотревшей на него как на пальму в тундре и явно собирающейся что-то сказать, закрыл дверь с другой стороны.
- Тааак… разберёмся, - с отрешённым взглядом сама себе сказала Третьякова и открыла шкаф, надеясь найти хоть что-нибудь, во что можно переодеться из этой полосатой бело-голубой пижамы.
Удивительно, но шкаф был полон одежды – причём всей той одежды, в которой она когда-либо снималась в образе Кулёминой. Пожав плечами, Лена натянула на себя джинсы и красную футболку и вышла из комнаты в кухню.
«Дед» уже сидел на стуле и попивал кофе из большой синей кружки с ромашками. «А, путешествующая кружка», - усмехнулась про себя Третьякова, вспомнив, что эта кружка с ромашками постоянно «путешествует» по съёмочной площадке – то в библиотеку школы, то в подсобку завхоза, но учительскую, то вот сюда, в Кулёминскую квартиру.
- Иван Алексеевич, я, правда, ничего не понимаю, - недоумевающе сказала Лена, садясь за накрытый стол.
- Лен, это я ничего не понимаю, - чуть не поперхнулся пожилой мужчина, услышав снова «Иван Алексеевич», - Ты что, имя родного деда забыла? Может быть, ты и фамилию свою заодно забыла? – прищурился он, поглядывая на девушку поверх поднесенной ко рту кружки.
- Нет, фамилию я как раз таки помню, - усмехнулась Третьякова, беря в руку вилку. – Я не помню только того, как я здесь вообще оказалась, - отрезала кусочек яичницы она.
- Здрасте, приехали! – Возмутился дед, - Ты вчера после тренировки домой пришла и улеглась спать.
- После какой ещё тренировки? – теперь настала очередь Лены поперхнуться, - Я вчера в клубе была. – И, стукнув ладонью по столу, спохватившись, произнесла: - Блин, я ж вчера домой не пришла, мама, наверное, волнуется, надо ей позвонить, - и по инерции похлопала себя по карманам, ища мобильник.
- Лен, ты чего? Ты меня пугаешь, - не на шутку разволновался дед, настороженный странным поведением внучки, поставив чашку на стол, он внимательно посмотрел на неё: - Мама в Швейцарии, и в клубе ты вчера ни в каком не была, и домой явилась вовремя! – он упорно не понимал, что за околесицу несет Лена.
- Это шутка, да? Розыгрыш? – уже нервно воскликнула она, ей порядком надоела вся эта чушь, которая творится с самого утра. И тут её поразила неожиданная догадка: - Это Абдулов подстроил, да? Вот урод, ну я ему устрою! – стукнула кулаком по столешнице Третьякова, окончательно выходя из себя. Резко поднявшись со стула, она, так и не позавтракав, удалилась из кухни, оставив недоумевающего и взволнованного деда сидеть за накрытым столом.
Наспех одевшись, она рванула в школу, впопыхах схватив сумку, лежащую на кресле.
Ей определенно не нравилось начало этого дня. Мало того, что этот урод постоянно пытается вывести её из себя, так ещё и такую подлянку устроил! Наверняка подсыпал ей чего-нибудь в коктейль вчера и потом под шумок увёз в «квартиру Кулёминых». Странно только, что Иван Алексеевич согласился ему подыграть, Лена совсем не ожидала от этого милого и мудрого пожилого человека, что он согласится участвовать в афере этого идиота. Ну ничего, она ещё отыграется. С такими сумбурными мыслями она ввалилась в школу. Было тихо.
- Кулёмина, чего опаздываем? – возмущенно спросил «дядя Петя», стоящий на боевом посту. – Уроки уже начались, между прочим!
Третьякова обалдело уставилась на мужчину, недоумевая по поводу того, что Абдулов смог завлечь в свой фокус и его тоже. Ничего, однако, не ответив ему, она просто пробежала мимо, направляясь в ту сторону, где по идее должна была находиться гримёрка. Вот сейчас она ему устроит! Ох, устроит!
Рывком открыв заветную дверь, Лена ворвалась в помещение, на ходу расстёгивая куртку. Но, только переступив порог, она замерла на месте: на неё смотрели тридцать пар детских глаз и одна пара возмущенных глаз учителя, сидящего за учительским столом.
- Лена, ты что-то хотела? – удивлённо спросила Зоя Семёновна, учитель биологии, которая в данный момент вела урок у седьмых классов.
- Ой, извините, а вы не знаете, где Абдулов?.. – запинаясь от неожиданности, пролепетала Лена, у которой напрочь пропало понимание всего происходящего. Третьякова оглядела класс – дети сидели за учебниками и удивленно посматривали на запыхавшуюся Лену.
- Кто? – удивлённо спросила Зоя Семёновна, приподнимая изящные брови. – Я не знаю никого под такой фамилией. Кулёмина, иди-ка лучше на урок, а то Людмила Фёдоровна будет возмущаться, - снисходительно посоветовала ей женщина.
Снова услышав это «Кулёмина», Лена опустила руки – всё происходящее уже мало было назвать странным. Это было просто невероятным. Конечно, каким бы подлым и задиристым не был Абдулов, - вряд ли он смог бы устроить такой масштабный спектакль. Задумчиво пробормотав: «Извините», она покинула кабинет и вышла в холл, раздумывая над тем, что творится с ней и со всеми остальными, и что теперь со всем этим делать. Присев на скамейку в коридоре, она решила подождать кого-нибудь из девчонок, чтобы убедиться, что она не сошла с ума окончательно. Уж кто-кто, а ранетки ей врать не станут. Ни за какие коврижки Абдулов не мог бы их заставить участвовать в этом коварном плане по «сносу крыши Третьяковой».

очень жду вас здесь! ---> http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-60-00000364-000-140-0-1240652775

Спасибо: 64 
Профиль
Monita





Сообщение: 321
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 28
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.05.09 21:25. Заголовок: Добрый вечер, овечеч..


Добрый вечер, овечечки:-* А вот и продка:

Свет, пробивающийся сквозь щели в жалюзи, висящих на окнах, заставил Абдулова открыть глаза. Подняв голову, он с удивлением обнаружил, что заснул сидя. Сидя за столом. За письменным столом. Бред какой-то. Абдулов огляделся: «Ещё лучше…» Он заснул посреди инвентарной Степнова! Лежащие вокруг маты и обожаемые экранным физруком козлы позволили Абдулову безошибочно определить своё местонахождение.
Одного он только не мог понять – что он здесь делает с утра пораньше?? Припоминая события вчерашнего вечера, он вспомнил, что зашёл в уборную, умылся… Вспомнил, как раскалывалась на кусочки голова… а потом полный провал. Радовало только одно – то, что не нужно ехать на съёмочную площадку – он и так здесь. Только вот почему?..
- Виктор Михалыч! – открылась дверь в подсобку, и оттуда показалась голова сериального «завхоза», - Вы мне почему вчера не оставили ключи от спортзала? Вы их домой что ли забирали? А то я прихожу – а ключей нет, - скороговоркой прощебетала женщина, привычным укоряющим взглядом буравя Абдулова.
- Эмм… Виталий Зинурович. – На автомате поправил Абдулов, удивившись такому обращению к себе со стороны Анны Нестеровой *(пусть эту актрису так будут звать, окей?:) а то я не знаю, как на самом деле зовут актрису, которая Елену Петровну играет)*.
- Эт кто ещё такой? Это он ключи от спортзала забрал? – непонимающе уставилась на Абдулова «Елена Петровна», уперев руки в бока.
- Виталий Абдулов – это я, - усмехнулся по привычке Виталий, оценив шутку Нестеровой. – Анна Романовна, неужто, забыли?
- О Господи, совсем со своими козлами свихнулся, - пробормотала «Петровна» и уже чуть громче ответила: - Виктор Михалыч, я к вам серьёзно, а вы! Между прочим, Савченко мне строго-настрого наказал, чтобы я все ключи у себя держала.
- Блин, ну что вы заладили «Виктор Михалыч, Виктор Михалыч»? Я шутку уже оценил, давайте на этом остановимся, - сделал снисходительное выражение лица Абдулов, вставая из-за стола. – Кстати, Арланов уже пришёл? А то мне ещё сегодня сцену с Третьяковой снимать, поскорее бы отстреляться, - сделал мученическое лицо он, подходя ближе к стоящей в дверях рыжеволосой женщине.
- Нет, ну, точно свихнулся, - уже громче повторила поставленный диагноз Елена Петровна и продолжила: - Виктор Михалыч, я, конечно, понимаю, нагрузка там, постоянные сверхурочные часы, дополнительные секции… но вы-то… это… отдохнули бы, - осторожно предложила она, зная крутой нрав физрука, боясь, что он сейчас может закипеть от «проявленной заботы».
- Да какие ещё секции? – нервно отозвался Абдулов, который не понимал смысла затеянной игры, - Съёмки у меня, говорю! Где Арланов? Где Третьякова? И вообще, что я здесь делаю?! – последний вопрос Абдулов уже задал скорее сам себе, нежели Елене Петровне. До него вдруг начало доходить, что он неизвестно по какой причине и неизвестно каким образом оказался здесь. Во всей хронологии событий, начиная со вчерашнего вечера, отсутствовало одно очень важное звено – способ и время его прибытия сюда. Да ещё это странно поведение Нестеровой… Виктор Михалыч. Ерунда какая-то! Савченко… Ему послышалось, или Нестерова действительно сказала «Савченко строго-настрого наказал…»? Теперь Абдулов запутался окончательно и бесповоротно.
- Виктор Михалыч, возьмите выходной! А то с этими соревнованиями вы совсем выдохлись, - опасливо взглянула на него поверх очков «Елена Петровна», и прикрыла за собой дверь, оставив Абдулова в одиночестве наедине с чувством полного недоумения.
Это что, какой-то розыгрыш? При мысли о розыгрыше Абдулова посетила одна, как ему казалось, гениальная догадка – это всё проделки Третьяковой! Это она, наверное, вчера подсыпала ему что-то в коктейль! Или подговорила бармена сделать это. Не зря же он так настаивал, чтобы он выпил его! А потом, под шумок, привезла его сюда, попросила Нестерову подыграть ей и разыграть Абдулова. Ну, Третьякова, ну, зараза! Ну, ничего, он ей ещё покажет, где раки зимуют. Абдулов был практически на сто процентов уверен, что это Третьякова решила поквитаться с ним за вчерашние придирки в её адрес и в адрес её бойфренда. Выйдя из инвентарной, он направился в сторону режиссёрской, с твёрдым намерением узнать, когда появится Третьякова, чтобы он смог с чистой совестью придушить её собственными руками.
Выйдя в школьный коридор, Абдулов понял, что ещё почти никто из актёров не приехал на съёмки – в коридоре было пусто и тихо.
Открыв дверь в помещение, он шагнул внутрь.
- Ооо, Виктор Михайлович, - поприветствовал его Савченко. – А что это вы тут? У вас разве не урок сейчас? Или у вас «окно»? – поинтересовался директор, сидя в своём кресле и дружелюбно глядя на потерянного «физрука».
- Валер, и ты туда же? Достали уже своим Виктором Михалычем! – ошалело посмотрел на «директора» Абдулов. Но Баринов, казалось, был удивлён ещё больше.
- Вить, ты чего? Ну а как же мне тебя называть? По фамилии что ли? – удивлённо взглянул на Виталия поверх очков «Савченко».
- Да хоть по фамилии! «Абдулов» и то лучше звучит! – возмутился Виталий, складывая руки на груди.
- Что ещё за Абдулов? – совсем запутался Савченко, искренне не понимая, что творится с физруком.
- Блин, вы что все, издеваетесь?! – разомкнул руки Абдулов и начал нервно мерить шагами директорский кабинет. – Абдулов – это МОЯ фамилия! Валер, у тебя что, тоже в памяти провалы? – в отчаянии воскликнул Абдулов, начиная нервничать ещё больше – что-то ему совсем не нравилось складывающееся положение вещей.
- Виктор Михайлович, вы что же, замуж вышли? – усмехнулся Савченко, полагая, что Степнов разыгрывает его с утра пораньше. – Фамилию, гляжу, сменили.
- Да ничего я не менял! Как родился Абдуловым, так им и помру, - буркнул Абдулов, понимая, что спорить бесполезно – в его душу начало закрадываться предположение, что мир сошёл с ума. Или он сам сошёл с ума. И кто же на самом деле сошёл с ума – это и предстояло выяснить.
- Вот и я, как родился Николаем Павловичем, так им и помру, - усмехнулся в ответ Савченко. – А то ты меня уже «Валерой» окрестил, - хмыкнул он, начиная что-то писать на листе бумаги, лежащим перед ним в папке.
Абдулов, окончательно перестав что-либо понимать, молча покинул кабинет и направился в сторону вахты – поболтать с «дядей Петей», чтобы хоть как-то разобраться в сложившейся ситуации. Однако в одном Абдулов уже успел убедиться - вряд ли в его злоключениях виновата Третьякова. Сомнительно, что Баринов повёлся бы на её провокацию. Не тот он человек, чтобы в подобных аферах участвовать.
Прозвенел звонок – Абдулов уже почти дошёл до вахты, как увидел направляющихся куда-то Щёлкову с Козловой. Проследив направление их движения, он замер – на лавке сидела Третьякова с понурым и недоумевающим видом. Она резко поднялась, завидев девчонок, и направилась к ним.

Третьякова сидела и думала, что делать. Но составить конкретный план действий можно было, только поговорив с девчонками и убедившись, что это не какой-нибудь глупый розыгрыш. На горизонте показались Лерка с Наташей, бурно обсуждающие что-то на ходу. Вскочив со скамьи, она подбежала к ним.
- Привет, девчонки, - взволнованно начала она.
- О, Кулёмина, здорОво, а ты чего на алгебре не была? Терминатор как обычно начала гнать, что у тебя только спорт в голове и глупый рок, что ты совсем страх потеряла ну, и так далее, - звонко прощебетала Лерка, широко улыбаясь, поправляя складки на полосатой кофточке.
Услышав фразу Козловой, Лена с ужасом осознала, что говорит сейчас не с Козловой, а с Новиковой. Вот засада. Неужели, правда, мир сошёл с ума?! Это не розыгрыш. И теперь, чтобы её не сочли умалишённой, как Зоя Семёновна и дед некоторое время назад, она решила вжиться в роль. Чтобы удобнее было обдумывать план выпутывания из этой безумной ситуации и не вызывать подозрений по поводу своей адекватности.
Решив для себя предварительную тактику действий, Третьякова, а точнее, теперь Кулёмина, повернула голову и заметила на себе пристальный взгляд голубых глаз, наблюдавших за ней со стороны вахты охранника.
«Ага, Степнов. СТЕПНОВ. Ну что ж, может быть, в этой ситуации есть свои плюсы», - задумчиво посмотрела на него Лена, и, махнув ему рукой в знак приветствия, чтобы не вызывать лишних подозрений, и направилась с девчонками на следующий урок.


Хм, Третьякова ведёт себя вполне адекватно. Тьфу ты, какая Третьякова! – это же Кулёмина. Махнула ему рукой, прямо как в сценарии, видимо, она чувствует себя вполне в своей тарелке. Блин, неужели он один тут как пальма в тундре?! Ничего не понимающий Абдулов решил не добивать вопросами дядю Петю и, так ничего у него не спросив, направился прямиков в спортзал – на своё «новое» рабочее место. Как ни крути, а придётся изображать из себя физрука, чтобы никто не решил, что у него нелады с головой, чтобы выиграть время для обдумывания того, как ему выбраться из всей этой мути, которая творилась сегодня с утра. И помочь ему в этом может только один человек – Саша Стефанцов. Тьфу, блин, Рассказов. Твёрдо пообещав себе поговорить с ним, как только тот прибудет на «место работы», Абдулов всё-таки направился в спортзал. Проходя по коридору, он невольно бросил взгляд на стенд с расписанием и тут же хлопнул себя по голове – надо же узнать, какие у него сегодня уроки. «Блин, ну какие могут быть ещё уроки?! Какой из меня физрук? – с досадой подумал Абдулов, начиная нервничать, - Хотя, за полтора года съёмок в этой роли в принципе можно что-нибудь придумать». Остановившись возле расписания, он поневоле поискал одиннадцатые классы – всё-таки у других классов он не привык «вести уроки» - сценарий не предусматривал подобных сцен.
Да и вообще интересно, какое сегодня число? Месяц? Аблулов ещё раз чертыхнулся про себя и уже собрался уходить, как услышал за спиной такой необходимый сейчас голос:
- О, привет, Вить! – с вечной улыбкой на лице поздоровался с ним Рассказов, по привычке держа руки в карманах широких брюк. – Что-то ты неважно выглядишь, устало, небось вчера допоздна Кулёмину с Гуцуловым тренировал?
«Вот блин. Видимо, я реально попал. Или у меня с головой проблемы, или все вокруг явно вчера чего-то курнули, - с досадой и окончательным разочарованием подумал Абдулов, - Но Третьякова тут определенно не при чём. Стефанцов не стал бы так его подставлять. – И что теперь делать?!»
- Ага, - буркнул в ответ Абдулов, стараясь сделать обыденное лицо, чтобы ничем не выдать своё внутреннее замешательство.
- Ты говорил, что у вас соревнования двадцать пятого? – спросил Рассказов, смотря своё расписание.
- Угу, - снова промычал Абдулов, и, догадавшись, как можно выяснить сегодняшнюю дату, сказал: - Через три дня, - нерешительно посмотрел он на Рассказова, мысленно раздумывая – угадал или нет?
- Послезавтра, Вить, сегодня же двадцать третье декабря, - снисходительно посмотрел на него Рассказов, - Ты бы отдохнул что ли, совсем ориентироваться во времени перестал. – И, хлопнув друга по плечу, направился в сторону кабинета истории.
«Эх, знал бы ты, насколько ты сейчас угадал», - с досадой подумал Абдулов и посмотрел в расписание:
- Так, значит, сегодня вторник. Ну, что там у нас следующим уроком?... – сам себе под нос пробормотал Абдулов, стараясь свыкнуться с вынужденной ролью.
Чёрт! В одиннадцатом «А» вторым уроком физкультура. И что теперь делать? Как общаться с «Ранетками»? Как с Третьяковой общаться? Точнее, с Кулёминой. Но в этом-то и вся соль – если в жизни они с Третьяковой собачатся, то в сериале они с Кулёминой вполне дружелюбно общаются... и, кхем, влюблены друг в друга. От этой мысли Абдулова резко передёрнуло – вот попал-то! И как теперь вести себя на уроке? Устав ломать голову над кучей резко навалившихся проблем, он решил просто плыть по течению, изо всех сил пытаясь добросовестно выполнять свою роль.
Засунув руки в карманы спортивных штанов, Абдулов, а точнее, теперь уже Степнов, направился в спортивный зал, учить «деток».

- А куда мы идём? – осторожно спросила Лена, которой хотелось бы узнать, какой урок им предстоит. Она ведь ни уроков не делала, ни тетрадей с собой не брала… «Чёрт, Третьякова, какие уроки? Какие тетради?! – тут же перебила она свои дурацкие мысли, - Это вообще бред какой-то! Что я вообще здесь делаю? И как выбраться из всего этого сумасшествия? Стоп. Может быть, это сон?» - Третьякова насколько возможно больнее ущипнула себя за руку. Нет, не сон – под кожей тут же пробежала болевая волна, и Лена невольно поморщилась.
Заметив выражение лица подруги, Новикова с ухмылкой осведомилась:
- Эт ты что, так на физру идти не хочешь, что ли?
- Что? Какая ещё физра? – оторопело уставилась на неё Лена, - у меня формы с собой нет! – внутри всё перевернулось – ну теперь точно все догадаются, что у неё нелады с головой, она же не подтягивалась уже сто лет! Да и не отжималась. Сейчас запорет пару-тройку нормативов, и все сто пудов начнут докапываться, что случилось. А больше всех, естественно, Степнов. При мыслях о Степнове у Третьяковой в голове промелькнула одна сумасшедшая мысль, но она тут же отбросила её в сторону.
- Ленк, я тебя не узнаю, - удивленно посмотрела на неё Лера, - ты не взяла форму? Ты забыла про физкультуру?
- Кхм, да нет… - замялась Лена, судорожно пытаясь придумать отмазку, - Просто я её постирала, - неуверенно предположила она, взглянув на Леру, которая продолжала ухмыляться.
- Кулёмина, зная тебя и твой гардероб, могу с уверенностью сказать, что у тебя любая вещь тождественна спортивной форме, - усмехнулась Новикова, - Так ты что же, все шмотки постирала?
- Слушай, Новикова, отстань, - отмахнулась Лена, стараясь вести как можно естественней, и усмехнулась. Видимо, Лера не заметила никаких перемен в поведении басистки и ответила Лене:
- Ну, в любом случае, кому-кому, а тебе не страшно спортивную форму забыть, - прищурилась она, - Витенька тебе все пригрешения простит, - и, одарив Кулёмину очередной ослепительной улыбкой, продолжила движение в направлении спортзала.
«Надеюсь, - подумала про себя Третьякова, - Ну что, Третьякова, хотела настоящего мужчину – получай! Степнов – просто идеал какой-то. Жаль, что в реальности таких не бывает… Эх был бы Степнов знаком с Абдуловым – сразу бы ему в морду дал!», - и, невольно усмехнувшись своим бредовым мыслям, направилась вслед за Леркой и молчаливой Наташей на злополучную физкультуру.

очень надеюсь на ваши комментарии! ---> http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-60-00000364-000-160-0

Спасибо: 59 
Профиль
Monita





Сообщение: 327
Зарегистрирован: 17.02.09
Откуда: Россия, Ростов-на-Дону
Репутация: 29
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.05.09 22:02. Заголовок: Привки))))))))))))) ..


Привки))))))))))))) ПОЗДРАВЛЯЮ ВСЕХ ОВЕЧЕК С МЕЖДУНАРОДНЫМ ОВЕЧЬИМ ДНЁМ!!! Желаю много-много любви, поцелуев, ну..и т.д.=)) после такой серии грех не выложить проду=))))))))))))))

- Класс, стройся! – прогремел Абдулов, засовывая руки в карманы широких спортивных штанов. Вроде бы получилось убедительно – класс и впрямь выстроился в считанные секунды. Среди одноклассников в строю стояли две вполне довольные жизнью ранетки и одна задумчивая Кулёмина. Успев за остаток перемены найти классный журнал 11 «А», Абдулов, чувствуя себя просто-напросто сумасшедшим, начал перекличку. Закончив перекличку, он отошёл к скамейке и присел, склонившись над журналом – записать тему занятия – прыжки в длину с места. Больше ничего умного ему на ум не приходило. Пока он заполнял журнал, ученики о чем-то болтали, валяли дурака посреди зала. Ранетки в неполном составе – Новикова, Кулёмина и Липатова - стояли неподалёку от баскетбольного кольца и что-то обсуждали. Видимо, тема была интересна только одной Новиковой, потому что Лена и Наташа молчали.
Так странно было чувствовать себя физруком на самом деле – раньше обычно было так: десять-пятнадцать минут – и можно пойти на перекур, стать снова Виталием Абдуловым, а потом, во время съёмки новой сцены, снова на пару десятков минут вернуться в образ Степнова. Теперь же у него не было выбора – кем быть. Здесь он Степнов. И волей-неволей придётся вести себя так, как подобает добропорядочному рыцарю-физруку.
Абдулову, конечно, нравился его герой – такой весь из себя положительный, порядочный, совестливый. Влюблённый. Готовый ради счастья своей возлюбленной даже отказаться от возможности быть с ней. Именно последнее качество Степнова и смущало Абдулова – актёр считал, что его герою не хватает решительности, ведь за такую девушку, как Кулёмина, можно, а главное – нужно бороться. Виталию нравилась и Кулёмина – такая волевая, взрослая, сильная, стойкая, с обострённым чувством справедливости. И в то же время – ребёнок, нуждающийся в элементарной заботе и нежности, которой она была лишена из-за отсутствия рядом родителей. Конечно, её дед делал всё, что мог. Но этого было явно мало – Кулёмина выросла одиночкой по жизни – даже в компании девчонок-ранеток она не смогла полностью открыть свою душу кому-либо из них. Хотя нет. В 75 серии открыла – Наташе, дав ей понять, что любит своего учителя. Но, судя по всему, эти события здесь ещё не наступили. И это было Абдулову на руку – ведь он мог находиться в школе сколько угодно, пока его отсюда не выперли – здесь он надеялся найти ответ на такое странное событие, приключившееся с ним сегодня. Ещё раз взглянув на Кулёмину, которая оглядывала зал, будто ища в нём какие-то новые для себя вещи, Абдулов невольно задумался – а ведь Третьякова похожа на Кулёмину только внешне. Внутренне она какая-то колючая, и, кажется, совсем не способная полюбить. Полюбить так, как полюбила её героиня. Залюбовавшись такой положительной Кулёминой, Абдулов резко тряхнул головой, стараясь согнать внезапно охватившее всё его существо напряжение. Видимо, она это заметила, и немного смеющимся взглядом оглядела его с головы до ног. Абдулов смутился – только бы она не сочла его сумасшедшим. Ладно Третьякова, но Кулёминой он просто обязан понравиться. «Блин, что за мысли?! – в панике одёрнул себя Абдулов, понимая, что его явно заносит не в ту сторону, - Это всего лишь героиня подросткового сериальчика, выдуманный персонаж! Ну и что, что такой идеальный и привлекательный, но ведь выдуманный же! Интересно, а что будет, если я не буду следовать сценарию? – невольно подумал Абдулов, продолжая скользить взглядом по фигуре девушки, которая уже откровенно над ним смеялась, на её лице можно было различить нагловатую ухмылочку. – Блин, прямо как Третьякова ухмыляется!» - проносились в беспорядочном потоке мысли в его голове. Блин, совсем крыша едет. «Кулёмина ухмыляется как Третьякова – но Кулёмину-то и играет Третьякова! Но здесь-то Кулёмина - не Третьякова, а Кулёмина!», - Абдулов сжал ладонями виски – казалось, что голова сейчас взорвётся, в ней творился какой-то полнейший бедлам. Ну что за ерунда творится?! Может быть, у него шизофрения? Может быть, он чего-то наглотался? Абдулов ещё раз попытался собрать мысли в кучу и отложил журнал в сторону, встал со скамейки.
- Итак, бегемоты, сейчас будем прыгать в длину с места. – Вспомнив любимое степновское словечко «бегемоты», Абдулов решил его применить, чтобы казаться ещё более реалистичным.
- Ууу… - пронелось нестройным эхом по залу.
- Не «ууу», а «так точно, товарищ преподаватель»! – привычным учительским тоном скомандовал Абдулов, изобразив крайнее возмущение.
Класс нехотя поплёлся на упражнение. Весь, кроме Кулёминой. Абдулов нервно сглотнул – как-то не по себе было разговаривать с ней один на один.
- Виктор Михалыч, - с едва уловимым смешком обратилась к нему Кулёмина, подойдя ближе, - Я не могу заниматься сегодня, я форму забыла.
- Эмм, ну, значит, на скамейке посиди… - неуверенно отозвался Абдулов. Сейчас он, как никогда, понимал, почему его герой «жуёт сопли». Язык как-то сам по себе отказывался шевелиться, произнося слова. Кулёмина удивлённо на него посмотрела, сложила руки на груди и отставила в сторону правую ногу, выражая заинтересованность.
- Правда?
- Кривда. Конечно правда, Кулёмина. Иди садись. – Выдавил из себя Абдулов, чувствуя себя почему-то очень некомфортно.
Лена пожала плечами, немного странно взглянула на него и поплелась к скамейке.

«Хм, всё-таки Степнов - лапочка. Такой нерешительный, но любящий до безумия, готовый любому глотку за меня порвать. Тьфу, блин, не за меня, а за Кулёмину, - поправила сама себя Третьякова, рассматривая Степнова, заполняющего журнал. - Он ведь влюблён? Значит, я в данный момент – объект его любви? Это становится интересным», - Третьякова усмехнулась про себя, совершенно не слушая, о чём там щебечет Лерка. Наташа молчит, и вполне понятно, почему. Видимо, смерть Юры здесь уже была, но Кулёмина с Наташкой уже помирились. Только вот, судя по всему, ещё не было соревнований по стритболу – Степнов же ещё работает в школе. Значит, то время, в котором она находится в данный момент – промежуток между 72 и 75 сериями… ну что ж, так уже легче. Хоть какая-то ориентация во времени. Поймав на себе задумчивый взгляд Степнова, Лена многозначительно взглянула на него в ответ. Интересно, как он отреагирует? Дернул головой, типа он не при делах – он такой смешной. Третьякова улыбнулась – всё-таки, этот мужчина просто идеал какой-то. Заботливый, любящий, сильный, мужественный, и, что греха таить, красивый. Но, если последнее качество неразрывно связано с личностью Абдулова, так как именно он исполняет в сериале эту роль, то остальные качества уж точно не присущи реальному актёру. Какой-то мутный этот Абдулов. Вот уже сколько времени она с ним работает – и вечно они грызутся, так и не сумев найти общий язык… Интересно, а почему так происходит? Лена задумалась над тем, что так и не может найти причину такого поведения Абдулова за все месяцы, которые знакома с этим человеком. Просто, наверное, он не может полюбить по-настоящему. Полюбить так, как полюбил его герой – преданно, беззаветно и искренне. Степнов ведь – выдуманный, идеальный персонаж. Но какой же привлекательный, чёрт возьми! Третьякова увидела, как он встал, дал команду приступить к упражнениям. Ну, видимо, сейчас пора признаться, что у неё нет с собой формы.
Лене почему-то стало как-то не по себе от мысли, что сейчас она будет говорить с мужчиной своей мечты. Пускай выдуманным, но всё же. Как-то всё это было дико и бессмысленно – Третьякова сейчас была готова просто биться головой о стену – всё происходящее совсем запутало её и без того беспорядочные мысли. Эта странная, ненормальная ситуация, эта школа, этот урок, этот мужчина – всё было настолько реальным, что Третьякова задумалась – а может быть, у неё шизофрения? Галлюцинации? «Больше никогда не буду пить мохито», - мысленно пообещала себе она и направилась в сторону преподавателя.
Он, казалось, был взволнован не меньше её. Столкнувшись с ним взглядом, Третьякова почувствовала чуть ощутимую дрожь в коленях, отчего была готова сама себя стукнуть чем-нибудь по голове – ну прямо как маленькая, ей-богу! Увидев, как он замялся, заметив её приближение, Лена невольно усмехнулась – ну Степнов есть Степнов – явно сейчас думает совсем не об уроке.
- Виктор Михалыч, - подойдя к нему ближе, не смогла сдержать усмешки Лена, - Я не могу заниматься сегодня, я форму забыла.
- Эмм, ну, значит, на скамейке посиди… - неуверенно отозвался Степнов.
Странно. Почему он так легко согласился? Да ещё как-то совсем заторможено себя ведёт.
- Правда? – не скрывая удивления, спросила Третьякова.
- Кривда. Конечно правда, Кулёмина. Иди садись. – Степнов, казалось, был чем-то встревожен. Ей не послышалось? Он назвал её «Кулёмина»? Он уже сто лет так её не называл… в последнее время Третьякова заметила, что во всех сценах он к ней обращается исключительно по имени. Лена бросила ещё один осторожный взгляд в лицо учителю и послушно поплелась к скамейке.

Урок прошёл как-то скомканно. То и дело ловя на себе взгляды Степнова, Лена молча сидела на скамейке и впала в какую-то хандру – безысходность сложившейся ситуации давила на неё и противно сжимала виски. Третьякова сидела и думала все сорок минут урока. Но так и не смогла надумать ничего умного – всё происходящее по-прежнему оставалось для неё загадкой. Интересно, а тренировка по стритболу сегодня будет? По сценарию вроде должна…
«Блин. – Пронеслось в голове, - Тренировка. Стритбол. Гуцул». Как она могла забыть? Ведь у них же в сериале теперь любовный треугольник! Вспомнив про ещё одного воздыхателя Кулёминой, Третьякова закатила глаза – дааа, вечерок обещает быть весёлым.
Прозвеневший звонок как-то встряхнул Третьякову, и она поднялась со скамьи.

Абдулов наблюдал за бегущей толпой школьников и иногда искоса поглядывал на расслабленно вытянувшую ноги Кулёмину, сидящую на скамейке. Интересно, о чём она сейчас думает? Или о ком? Как только эта мысль проскользнула у него в мозгу, он вдруг вспомнил ещё одну «ложку дёгтя» во всем этом спектакле – «третий лишний»… Гуцул. Или не лишний? Ведь по сценарию совсем скоро у Кулёминой с ним завяжется роман… от этой мысли Аблулов чуть не поперхнулся свистком, по привычке зажатым между губами.
Странно, но внутри так и клокотало какое-то необъяснимое чувство собственности – ведь Кулёмина принадлежит только Степнову! И любит только его! А этот сопляк вообще… припёрся в эту школу и внёс разлад в их и без того путаные отношения.
Абдулов и сам не заметил, что начал думать, как Степнов. И его это очень настораживало – главное – не заиграться. А ведь сегодня по сценарию должна быть тренировка по стритболу. Мда, веселёнький намечается вечерок…
Прозвенел звонок с урока, и, дав финальный свисток, оповещающий учеников о том, что они могут расходиться, он заметил, что Кулёмина встала и собралась уходить.

- Лен, стой, - крикнул ей Абдулов, - Сегодня тренировка… Эмм… в пять.
- Я помню, - её лёгкая улыбка в ответ через плечо.
- Ну, значит, не опаздывать. И Гуцулова предупреди, - нехотя добавил Абдулов, но ничего не поделаешь – сценарий есть сценарий…ведь неизвестно, что может произойти, если он его нарушит. Поэтому Абдулов решил пока не искушать судьбу. Кулёмина всё так же через плечо ответила, но уже без улыбки:
- Я думаю, он тоже в курсе. Но я ему передам. – И, больше не сказав ничего, направилась к выходу из спортзала.

«Блин, а без Гуцула никак нельзя?!» - с досадой подумала Третьякова. Впервые в жизни ей предоставился шанс попытать счастья с таким идеальным мужчиной, а тут блин тоже свои заморочки! Но – сценарий ведь есть сценарий, и она не знала, что может произойти, если его нарушить. Поэтому Третьякова решила не искушать судьбу. ПОКА не искушать.


ваших комментариев жду всё там же---> http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-60-00000364-000-160-0

Спасибо: 56 
Профиль
Ответов - 160 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 105
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 100 месте в рейтинге
Текстовая версия