Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 305
Настроение: есть :)
Зарегистрирован: 14.05.09
Откуда: Питер :)
Репутация: 19
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.01.10 01:12. Заголовок: Автор: Валентинка. Мини-фики.

Спасибо: 20 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 2 [только новые]







Сообщение: 306
Настроение: есть :)
Зарегистрирован: 14.05.09
Откуда: Питер :)
Репутация: 19
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.01.10 01:29. Заголовок: Автор: Валентинка Н..


Автор: Валентинка
Название: От судьбы не уйдешь…
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance, Angst, POV, ООС, AU
Бета: All-a A
Муза: Nastysha
Статус: окончен
Готовность к рецензиям: да

1. Этот миник - подарок для одного замечательного человечка, у которого сегодня День Рождения! Настёнка, я тебя очень люблю и желаю исполнения заветной мечты!
2. Миник будет в двух частях.

Я хочу поблагодарить свою бету. Алл, если бы не ты и твоя постоянная поддержка, я бы никогда на это не решилась!
Огромное спасибо модератору Kristenka за помощь в прохождении премодерации.

Огромное спасибо Ксюше Буяна за иллюстрацию к минику



Теперь у меня даже две обложки, за вторую спасибо Маше Morikvendi







«Оставь хоть что-нибудь на память о себе»
Светлана Сурганова

Скрытый текст



Я стояла в здании аэропорта, уткнувшись лбом в огромные стеклянные двери, и, как завороженная, провожала взглядом удаляющуюся спину Виктора. Перед тем как окончательно скрыться из вида, он обернулся, и на миг мне показалось, что он хочет сказать что-то важное. Но он только взмахнул рукой на прощание и широко улыбнулся.
Я растянула губы в ответ, хотя глаза уже предательски блестели непрошеными слезами. «Нет, только не здесь!» Резко развернулась и направилась к выходу. Вся моя показная веселость постепенно исчезала, но сил бороться с этим уже не осталось. По щекам покатились первые соленые капли. «Ну и пусть! Да, я обещала ему не плакать, но, в конце концов, Он уже меня не видит!»
В слабой попытке зацепиться за действительность я вглядывалась в лица окружающих. Кто-то встречал родных и друзей, а они, загорелые и отдохнувшие, радостно махали руками в знак приветствия из зоны ожидания багажа. Кто-то, наоборот, исполненный надежды и предвкушения от предстоящего отпуска, направлялся в сторону паспортного контроля. Чужая жизнь продолжалась… а мне невыносимо захотелось остаться одной.
Выскочив на улицу, я совершенно неожиданно оказалась под дождем. Хотя, судя по всему, неожиданностью он стал только для меня – автомобильная стоянка перед аэропортом пестрела разноцветными зонтами, но у меня его, конечно же, не было. Я вообще не люблю носить с собой зонт, а летом особенно. Дождь для меня уже давно превратился в обязательный атрибут питерского лета, осени, а иногда и зимы, и в каком-то смысле я даже научилась его любить. Сейчас эта любовь вырастала в разы. Прохладные капли будто ласкали мою воспаленную кожу, смывали соленые дорожки на щеках, успокаивали и отпускали…
В задумчивости я брела вдоль парковки, а «природа плакала вместе с ней…». Словно услышав мои мысли, дождь усилился, и пока неуемная жалость к себе не затопила все вокруг, я решила хоть как-то отвлечься, например, поиграть в «дождливые» приметы. «В дождь хорошо уезжать» - я с грустью обернулась на здание аэропорта и внутренне порадовалась за Виктора. «Если во время свадьбы пошел дождь, то семейная жизнь будет удачной»… - горько усмехнулась! Все это уже походило на издевку, зато слезы прекратились. Осталось только найти свою машину и добраться до дома на другой конец города. Я решила жить мини-задачами: не строить планов на будущее, а просто попытаться вернуть свою жизнь в привычное русло, будто в ней и не было этих двух недель…

***

Мы познакомились примерно шесть лет назад на каком-то франкоязычном форуме. Все началось после поездки нашей музыкальной группы на молодежный фестиваль во Францию. Мы пробыли там чуть более недели, и то ли парижский воздух оказался для меня исключительно заразным, то ли на меня так повлияла особая атмосфера романтики и раскованности, но я влюбилась! Влюбилась в этот удивительный город, волшебную страну, ее ласковый язык, влюбилась со всей страстностью и порывистостью своих девятнадцати лет. Я буквально не могла надышаться Парижем: все свободное время бродила по узеньким мощеным улочкам, по набережным, утыканным букинистическими лавочками, заходила в кафе выпить черный кофе у стойки и передохнуть, и снова по улочкам, мостам и проспектам. Мне казалось, я вообще не спала, и за одну эту неделю прошла пешком больше, чем за весь предыдущий год! Время пролетело как один день, и, поднимаясь по трапу самолета, я дала себе обещание выучить французский, чтобы вернуться в эту замечательную страну и познать ее изнутри, окунувшись в полной мере в ее атмосферу.

Мне повезло - я быстро нашла достаточно толкового репетитора. Нам хватило трех месяцев занятий в плотном режиме, чтобы я освоила необходимые азы грамматики и лексики и уже сама смогла пуститься в свободное плавание по французским сайтам. Так я попала на тот самый форум, где познакомилась с Виктором.
До сих пор для меня загадка, как два человека могут найти и почувствовать друг друга в этой многомиллиардной паутине виртуального общения! Я сейчас даже не вспомню его ник и с чего все началось, но уже буквально через неделю мы ежедневно обменивались объемными письмами по электронке.
Виктор - француз, у его родителей дом в Нормандии, а сам он с семнадцати лет живет в Париже. Все, что он рассказывал о себе и своей стране, было невероятно интересно! Но больше всего подкупало его отношение ко мне: ни намека на какую-то сексуальную заинтересованность, никаких столь раздражающих меня вопросов о цвете глаз, волос, наличии у меня бойфренда и просьб прислать фотографию, чем обычно заканчивались девяносто процентов моих других знакомств. Ему, как и мне, было важно именно наше общение.
Он неплохо понимал русский - его бабушка родилась в семье эмигрантов. В наследство от нее Виктор и получил свое имя, детскую любовь к сказкам Пушкина и огромное желание побывать в нашей стране.
В то время ему было около двадцати пяти. Он работал в каком-то парижском институте (к моему стыду, я смутно помню, где и кем), увлекался спортом и жил альпинизмом. Самые потрясающие и искренние рассказы были именно про горы. А выложенные в Интернете фотоотчеты об их поездках и восхождениях своей красотой и масштабностью не могли оставить равнодушным даже самого закоснелого циника, что уж говорить обо мне!
Каждый раз, получив от него новые фотографии, я с нескрываемым интересом рассматривала лица ребят, пытаясь угадать, кто же из них мой виртуальный друг. Действительность превзошла все мои робкие ожидания: Виктор оказался очень привлекательным высоким брюнетом спортивного телосложения, с открытым взглядом и искренней улыбкой. Вообще-то, внешность мужчины никогда не была для меня определяющим критерием, но что уж лукавить – иметь такого друга было чертовски приятно… хотя друга ли?
Так мы общались несколько месяцев: большими письмами по электронной почте и маленькими живыми сообщениями в аське. Мы делились своими успехами и достижениями, обсуждали события и фильмы, а еще очень любили представлять, как когда-нибудь приедем друг к другу в гости. Роль первого визитера по какой-то негласной договоренности отводилась мне, и мы даже шутя строили планы на ближайшее лето.
Однако жизнь внесла свои коррективы… Он уехал на месяц в горы… а у меня случилась любовь! Нет, безусловно, это не было моим первым увлечением, но на этот раз все оказалось действительно серьезно. Мне до сих пор тяжело объяснить свое отношение к Максу, но одно верно на сто процентов: я буквально одурела от собственного счастья - таким безграничным оно мне казалось! Само собой, прошлая жизнь со всеми ее планами и мечтами сильно померкла перед сумасшествием настоящего и радужной перспективой будущего. О существовании Виктора я вспомнила, только получив от него восторженное письмо-отчет об их восхождении. Долго размышляла, как сообщить ему о своих переменах, неделю сочиняла эмоциональный опус, а в результате отправила коротенькое письмо. Он, видимо, все понял, порадовался за меня и обещал взять ответственность за нашу переписку в свои руки. Она продолжилась еще какое-то время, скорее по инерции, и в итоге свелась к поздравлениям с праздниками.

***

«Резюме» последних пяти лет моей жизни краткостью и циничностью поражает даже меня саму. Эйфория прошла довольно быстро, хотя первый год мы с Максом смотрелись настоящей влюбленной парой. Потом он устроился на работу со всеми вытекающими: новые интересы, новые знакомства, новые «взрослые» проблемы. Времени на прежнее беззаботное общение катастрофически не хватало, и Макс предложил жить вместе.
Сейчас я уже относительно спокойно называю эти три года нашей совместной жизни «приобретением опыта». Выражаясь биологическим языком, симбиоза у нас не получилось - одно лишь паразитирование, и в какой-то момент я решилась не предавать больше «идеалы настоящей любви». Но не учла одного: хоть за четыре года общения мы так и не научились слышать, понимать и уступать, это не помешало нам корнями врасти друг в друга, и разрывать эти связи оказалось настолько больно, что я сто раз пожалела о своем решении! Макс вообще не понял и не принял его, усугубив мое и без того гадкое состояние чувством тотальной вины.
За этот год я научилась выживать, с успехом пряча под бурной рабочей деятельностью навалившуюся на меня эмоциональную апатию и заполняя внутреннюю пустоту новыми хаотичными знакомствами. Количество, естественно, не переросло в качество, зато я поняла, что же мне нужно в этой жизни.
А недавно я случайно встретила Максима… и с трудом узнала его: внешне он почти не изменился, но что-то неуловимое изнутри делало его совершенно другим человеком. Он, оказывается, женился и с гордостью сообщил мне, что через пять месяцев станет папой. Меня кольнула обида: «Быстро же ты утешился!» Но когда Макс упоминал о своей жене, его глаза светились такой искренней любовью и нежностью, что я в первый раз порадовалась принятому тогда решению. Я, видимо, задумалась, повисла неловкая пауза, и будто в подтверждение моих мыслей, он взял меня за руку и сказал: «Спасибо тебе, Лен, за все! И прости меня, я тогда повел себя как… последний идиот – наговорил тебе такого!!! А у тебя все еще будет, обязательно!»
Еще полдня после этой встречи я приводила в порядок растрепанные чувства и собирала мысли воедино. Но одно было неоспоримо: после его «прощения-благословления» мне стало легче дышать, а в душу робко возвращались давно забытые вера и надежда.


Именно в этом состоянии меня и застало последнее письмо Виктора. Он собирался на две недели в Санкт-Петербург, просил подыскать ему недорогую гостиницу, а заодно интересовался, не хочу ли я побыть его персональным гидом.
Все складывалось на удивление удачно: он собирался приехать в начале июля, а я как раз размышляла о планах на отпуск. «Небольшое романтическое приключение с обаятельным французом – то, что доктор прописал, особенно в моей ситуации!» Настроение резко улучшилось, и я тут же отправила кокетливый ответ: «Безумно буду рада тебя видеть! В июле у меня отпуск, а гостиницу можно не бронировать: я живу одна в двухкомнатной квартире, и ты меня нисколько не стеснишь. Надеюсь, теперь уже до скорой встречи! Целую, Лена».
Если бы я знала тогда, чем закончится для меня это «небольшое романтическое приключение», то сбежала бы первым рейсом в Египет, а лучше сразу на Кубу. Хотя… нет, я ни о чем не жалею, потому что нельзя жалеть о любви!

продолжение следует...


Спасибо: 41 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 314
Зарегистрирован: 14.05.09
Откуда: Питер :)
Репутация: 25
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.02.10 20:07. Заголовок: "Не прошло и год..


Скрытый текст



Задумавшись, я чуть не проехала свой поворот с Кольцевой. Было самое время взять себя в руки и внимательнее следить за дорогой. Я добралась до дома и без сил опустилась на диван в обнимку с подаренным Виктором большим плюшевым медведем.
Как я буду жить дальше без него - я не знала… да и знать не хотела! По крайней мере, решать что-то сейчас у меня не было ни сил, ни желания, а услужливые воспоминания уже вовсю затягивали меня в наше недавнее общее прошлое…
Вот он появился на пороге моей квартиры, смущенно улыбаясь. Внешне он практически не изменился - такой же, как на той старой фотографии, только взгляд стал жёстче.
Мы быстро нашли общий язык, как будто и не было этих пяти лет без общения. У нас оказались схожие представления о гостеприимстве: не опекать гостя чрезмерной заботой и вниманием, а предоставить ему возможность чувствовать себя как дома в полном смысле этого слова. Виктор охотно помогал мне в домашних делах, и я впервые за всю свою жизнь почувствовала удовольствие от занятия хозяйством. Когда мы жили с Максом, это было для меня неприятной женской повинностью, потом, уже одна, я убирала, готовила и мыла посуду исключительно по необходимости. Сейчас же это казалось таким естественным: ухаживать за мужчиной, и получать такую же заботу в ответ.
Я прекрасно знаю, какими мужчины бывают чуткими и внимательными в момент влюбленности, но это был совершенно не тот случай. Виктор абсолютно не старался мне угодить и произвести на меня впечатление – он просто жил так, как привык, а главное мне не мешал делать то же самое.
Я чувствовала, что нравлюсь Виктору, точнее ему приятно находиться со мной рядом, случайно прикасаться или просто сидеть в обнимку - но все это абсолютно по-дружески, и переводить наши отношения в другое русло он совершенно не спешил, хотя я пару раз намекала, что совсем не против…

С улыбкой вспоминаю один случай. Это был наш третий совместный вечер. Виктор приготовил невероятно вкусное мясо с овощами, и мы, довольные и объевшиеся, валялись на диване в гостиной и смотрели какой-то старый фильм, лениво переговариваясь. Я уютно устроилась у него на плече, вплотную прижавшись к мужскому телу, а он спокойно перебирал мои волосы. Его кажущаяся невозмутимость выводила меня из себя, и я решила демонстративно уснуть прямо на нем. Рано утром обнаружила себя на том же самом диване, в той же одежде, укрытую пледом. Виктора я нашла довольно быстро: он сладко спал на моей кровати в спальне. Удивление, возмущение, умиление хаотично сменяли друг друга, пока не уступили место одной единственной мысли: мне все больше и больше нравился этот необычный мужчина.

Буквально через несколько дней представился замечательный шанс «растормошить» моего чересчур невозмутимого друга. Мои родители пригласили нас в ресторан отметить юбилей своей свадьбы, и это был отличный повод показать себя во всей красе.
Мы договорились, что Виктор заедет за мной в салон. Прежде чем выйти к нему, я в последний раз взглянула в зеркало и довольно улыбнулась: убранные в свободный «пучок» волосы открывали длинную шею, «случайно» выбившаяся тонкая прядь касалась щеки, полуоткрытые губы нежно мерцали… Искусно созданная небрежность прически необычайно гармонировала с фасоном моего платья, что придавало естественность всему образу. Но что потрясло меня больше всего – это мои глаза. Я уже и забыла, когда в последний раз они так блестели… при мысли о мужчине!
Я поспешила навстречу к своему неприступному принцу. Его реакция в полной мере вознаградила меня за труды: Виктор откровенно любовался мной, не скрывая своего восхищения. Бережно обнял за плечи и коснулся щеки легким поцелуем. В душе я ликовала: я все же нравилась ему, причем нравилась именно как женщина, и, судя по всему, уже давно!
Вечер протекал в непринужденной беседе. Приятная музыка, свечи на столах, роскошный вид на Финский залив через стеклянные стены загородного ресторана, да и сам повод встречи - казалось, все вокруг неуловимо создает атмосферу романтики и волшебства. Я, уже не скрываясь, смотрела на Виктора сияющим взглядом и ждала…
Заиграл пронзительный блюз, и Виктор пригласил меня танцевать. Он нежно привлёк меня к себе, и я позволила себе расслабиться, отдавшись головокружительным ощущениям от нашей близости. К концу танца я уже еле сдерживалась – чувства захлестнули меня... Виктор лучше контролировал себя, но и ему это давалось с трудом. Внезапно он остановился, наклонился ко мне и, глядя в глаза, заговорил: «Лена, ты удивительная женщина: красивая, волнующая… настоящая! И, поверь, не нужно особых перевоплощений, чтобы все это разглядеть…» На миг он задумался. «И ты мне нравишься, очень нравишься… но я бы предпочел оставить все как есть». Это прозвучало не как просьба или пожелание - он просто произнес свое решение, судя по всему, принятое уже давно. Я растерялась: ледяной душ его слов резко контрастировал с ощущением жара от его ладони на моей обнаженной спине. Внезапная догадка ошеломила: «У тебя там есть девушка… невеста?» Он отрицательно покачал головой, и, предугадывая мой следующий вопрос, добавил: «Лен, у меня есть обстоятельства, но я не хотел бы это обсуждать. Если для сохранения наших прежних отношений тебе проще считать, что у меня есть невеста – пожалуйста». Он улыбнулся и осторожно повел меня в медленном танце.

****

Мне ничего не оставалось, как подчиниться его решению – и в самом деле у нас было слишком мало времени, чтобы тратить его на никому не нужное выяснение отношений. Удивительно, но наше общение ничуть не осложнилось, а даже, наоборот, стало более непринужденным. Я перестала провоцировать Виктора, а он, будто расслабившись, начал проявлять ко мне гораздо больше внимания. Между нами возникла своеобразная игра в «отношения», которых на самом деле не было.

У нас оставался последний совместный вечер, и провести его решили дома: красное французское вино, вкуснейшая пицца «Куатро Формаджи» и подборка из любимых фильмов. «Хороший Год» пролетел под разговоры о виноделии и в воспоминаниях о забавных случаях на дегустациях. Следующей на очереди была «Реальная любовь» - фильм, который я могу пересматривать бесконечно. Мужчины, как правило, более сдержаны в его восприятии, и Виктор был не исключением. Но одна история взволновала и его. Мы разговорились про семейные взаимоотношения, про любовь и привычку, про детей… Неожиданно я спросила: «Вик, а почему ты не женат?» «Вот как-то не сложилось…» Он немного подумал, прежде чем продолжить: «Понимаешь, Лен, это ведь большое испытание – быть женой альпиниста! Постоянные тренировки, сборы, поездки… отпуск порознь или «под горой», в ожидании и волнении. Мы женимся, в основном, на «боевых подругах», с которыми нас больше связывает любовь к горам, чем друг к другу. А я так не могу! Я хочу быть с человеком ради него самого и любить его безоглядно и чтобы меня любили так же! Разумеется, у меня были девушки, были и серьезные отношения, но, судя по всему, сами чувства оказалась не настолько сильны, раз не выдержали обстоятельств».
Я задумалась. Разговор явно скатился на минорный лад, и чтобы сменить тему, я лукаво спросила: «Вик, и что же тебя, такого заядлого альпиниста, заставило провести целых две недели в прогулках по Питеру?» На миг его лицо исказила гримаса, но он быстро совладал с собой, и, опустив взгляд на руки, глухо заговорил: «Зимой, во время последнего восхождения, я получил серьезную травму - мне вообще повезло, что я остался жив и не стал калекой, но…» Виктор рассказывал долго... о том, как все произошло, как ребята, соорудив импровизированные носилки, на руках несли его до нижнего лагеря, как он месяц провалялся в больнице, не зная, сможет ли снова стать полноценным человеком. И он смог! Но врачи вынесли ему неутешительный вердикт: никаких серьезных длительных нагрузок, а это означало никакого альпинизма до конца жизни! «Нет, безусловно, я бы мог стать тренером или инструктором для новичков… но это было бы совсем не то!» А потом добавил: «Понимаешь, мне нужно или все, или ничего, во всяком случае пока!»
Я слушала, а мое сердце сжималось от боли и страха: «Подумать только, ведь я могла так никогда его и не увидеть! Потерять его, так и не найдя!!!» Сама мысль об этом показалась мне настолько нелепой, что я в знак протеста замотала головой. Чтобы скинуть с себя это страшное наваждение, взяла его за руку… и невольно залюбовалась: в напряжении длинных красивых пальцев угадывалась скрытая мужская сила. Я с нежностью разглядывала его ладонь, и, повинуясь неконтролируемому порыву, прижалась к ней губами. Виктор замолчал на полуслове, как-то отчаянно посмотрел, и, притянув меня к себе, поцеловал. Он задержался на мгновение, едва касаясь губ, словно давал мне время опомниться, но я сама раскрылась ему навстречу. Мы целовались, вжимаясь друг в друга с пронзительностью обреченных. Мысли куда-то исчезли, а тело стало гибким и податливым в его руках. Его поцелуй действовал как приворотное зелье. Я никого никогда не хотела так, как его в этот момент! Но в то же время вдруг поняла, что наша близость сотрет последние границы моих и так едва сдерживаемых чувств, а я больше не смогу собрать себя по кусочкам, если он уедет… а ведь он уедет!!!
Я оторвалась от его губ и уткнулась в плечо, крепко обняв за шею. Я дрожала и тихо повторяла: «Прости, я не могу… прости-прости!» Его еще минуту назад столь жаркие объятия в миг превратились в ласковые, почти отеческие. Виктор подождал, пока я успокоюсь, нежно приподнял мое лицо и внимательно посмотрел в глаза, будто ища ответ. «Судя по всему… теперь мне тоже нужно или все, или ничего…» - я произнесла это слишком спокойно, даже немного обреченно, без тени лукавства и без желания что-то объяснить. Я просто отчетливо поняла, что с этого момента мое восприятие любви сильно изменилось…
Эту ночь мы провели вместе – но не как любовники. Я просто физически не могла остаться одна в тот момент, а, может, это было необходимо нам обоим. Виктор уже давно спал, и я, пригревшись под тяжестью его руки, расслабилась и успокоилась, с осторожностью пробуя на вкус незнакомые доселе ощущения. Сомнения и страхи отступали, вытесняемые чем-то невероятно большим и радужным. И это чувство было настолько всеобъемлющим, настолько реальным, что мне стало безумно хорошо. Нет, я не сошла с ума. Не потеряла связь с действительностью. Да и вообще ничего не изменилось… кроме одного. «Может это и есть настоящая любовь?.. Ну что за глупости: разве любовь бывает НЕ настоящей, разве можно любить не всерьез?». Я даже усмехнулась: всю сознательную жизнь я наивно полагала, что любовь - она именно такая, как описывают в книгах, как показывают в кино. Я возвела ее на пьедестал и мечтала. А теперь поняла, что у каждого она своя. Кто-то способен любить «огромным небом», а кто-то своим маленьким сердцем, но и это невероятно много.
Ощущение абсолютно реального счастья переполняло меня. Казалось, что я могу его потрогать, переложить, даже взвесить – и это было так ново… и так странно… Разум лениво напоминал мне, что это временно. Через несколько часов Он улетит, все исчезнет, и будет плохо – гораздо хуже, чем когда либо. Но мне было все равно. Да просто невозможно заставить себя бояться будущего, когда тебе ТАК хорошо в настоящем! Сейчас он был рядом - самый что ни на есть реальный и самый любимый… Я прижималась к нему, впитывая и запоминая каждой клеточкой ощущение нашей близости, и благодарила Небеса, что мне довелось это испытать.
Интересно, что страшнее: понять, что счастье было, уже потеряв его, или вообще не познать это чувство? Мне теперь не грозило ни то, ни другое. И чтобы там ни было дальше, я точно знала: этот момент я запомню на всю жизнь.

Я сижу на диване, в обнимку с моим плюшевым другом и не могу поверить, что это было только вчера! Ну почему любовь так изменчива? Как можно всего за двенадцать часов раскрасить мир во все цвета радуги, а потом обесцветить его, оставив серую пустоту?! Нет, я лукавлю – я все знаю… просто сейчас слишком больно... практически невыносимо…

Боль нахлынула внезапно. Он собирал чемодан, аккуратно складывая вещи. Рядом на столе уже лежала упакованная зубная щетка, бритва, гель; в пакете на полу – обувь. Он просто был аккуратен, но мне в этом мерещилась чудовищная методичность, с которой он забирал не только вещи, но и все наши воспоминания, ощущения, чувства… мои чувства!!! Я беспомощно наблюдала за ним и вдруг произнесла удрученно: «Ты что, даже ничего не забудешь?» Он растерялся. В его взгляде читалось раздумье, сомнение… и такая же боль. Но жизнь – это не математика, и боль на боль радости не дает.
Уже выходя из квартиры, Виктор замешкался и молча протянул мне авторучку. «Считать, что забыл?» - уточнила я. Он только кивнул. Я грустно улыбнулась. Мы оба знали, что это не то. Что нужны слова. Совершенно определенные слова. Но я свои уже сказала… а он… он просто не привык бросать их на ветер.

Я сижу одна в полумраке пустой квартиры и боюсь… Боюсь зайти в ванную и увидеть мою осиротевшую зубную щетку… Боюсь открыть шкаф, где зияет пустотой его полка.
Тоскливую тишину разорвал телефонный звонок. Собравшись с силами, отвечаю:
- Да.
- Привет! Я долетел.
Позавидовав его бодрому голосу:
- Я рада…
- Как дела?
Мысленно взорвалась: «Это что особая форма эгоизма или мужской близорукости? Как дела? Как дела?!! Тошно мне, вот как дела!!!» Но справившись с собой, иронично:
- Нормально… наконец-то хожу по квартире голышом - никто же не видит, ем всякую фастфудовскую гадость – никто не укоряет. В ванной на полочках опять много свободного места.
Он, видимо, понял, потому что тихо ответил:
- Лен, я тоже скучаю… очень!
На глаза моментально навернулись слезы. Молчание. Я жду… и слышу, как секундная стрелка тикает в моем сердце: «Скажешь?..»
- Ну, пока?..
Мое осипшее «пока» он уже не услышал, оно захлебнулось в рыданиях, и я нажала отбой.

Проревелась – стало чуточку легче. По крайней мере, ко мне вернулась способность мыслить и чувствовать что-то еще, кроме опустошающей боли. И я чувствую, нет, не просто чувствую – знаю, что он меня любит! Но ему нужно время. Время понять, осознать и поверить, что это та самая любовь, взаимная, безоглядная. А мне, мне нужна надежда-мелочь-знак, да что угодно, чтобы продолжать жить… и ждать.
Меня отвлек звук полученного смс. На экране под его именем высветилось: «Я забыл у тебя свой любимый костюм :)»…




Скрытый текст



Спасибо: 48 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 213
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 88 месте в рейтинге
Текстовая версия