Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 37
Зарегистрирован: 14.05.09
Откуда: Россия, Волгоград
Репутация: 8

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: операторНовогодний ОвцеОскар: За волю к победе
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.05.09 12:08. Заголовок: Автор: АгатА. Мини-фанфики. Вариации на тему...


Автор: АгатА
Название: ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ «ПЕРВЫЙ ПОЦЕЛУЙ КВМ»
Жанр: Romance, Виньетка
Рейтинг: PG
Статус: в процессе


От автора:

Ну, вот! Решила я, так сказать, позабавиться! Знаете ли, чего-то мне не понравилось, какой у КВМ первый поцелуй получился. А для чего мы здесь собрались?! Правильно! Чтобы ПЕРЕписать, ДОписать или НАписать историю любви этих двух, кхм-кхм, товарищей! Вот и пришла ко мне в голову идея сделать этакие «вариации на тему первого поцелуя». Усложнила я себе задачу тем, что это должны быть совершенно разные фики, завершающиеся одним и тем же действием… но и «действие» должно быть разным.
Но для настояшего творца - чем сложнее, тем лучше!
Вот, выставляю на ваш суд! Жду комментариев!

Вариация 1. Под грибом
Вариация 2. Слушай сердце
Вариация 3. Только три слова
Вариация 4. Целоваться запрещено
Вариация 5. Может мы и не ангелы, но…
Вариация 6. Только глаза напротив, или Разговоры в зале №4
Вариация 7. Ночь мыльных пузырей
Вариация 8. Все будет хорошо … я узнавал.

Ангел. Посвящение.


Гостей принимаю по этому адрессу

Итак... как же это могло случиться...


Спасибо: 10 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 11 [только новые]







Сообщение: 38
Зарегистрирован: 14.05.09
Откуда: Россия, Волгоград
Репутация: 8

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: операторНовогодний ОвцеОскар: За волю к победе
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.05.09 12:09. Заголовок: Вариация 1 Под гри..


Автор: АгатА
Название: Вариация 1. Под грибом
Жанр: Romance, Виньетка
Рейтинг: PG
Статус: Окончен
От автора: ... может быть, в детской песочнице...



Небо, как и положено ему в безветренный майский день, было яркого голубого цвета. Облака объемными скалами неощутимо медленно двигались по синей глади. Солнце отражалось в окнах серых домов, и озаряло улицы тройным светом. В такой день хотелось петь просто так. И она пела. Мелодия крутилась в голове с самого утра и теперь, когда первый экзамен был позади, Ленка бежала по улице и в полголоса пела.
Ей хотелось скорее сообщить всему свету, что ей хорошо, что она счастлива, что еще немного, и он будет рядом. После окончания школы уже точно не отвертится!
ОН… ОН… ОН… В ее мыслях сейчас витали его слова, перед глазами стояли его глаза, а руки вспоминали его прикосновения! Еще немного потерпеть! Еще совсем чуть-чуть!
Девушка сама не заметила, как оказалась у дома Виктора. Видно, от счастья голова окончательно отключилась, а ноги сами принесли ее именно сюда!
– Интересно, где он сейчас?! – шепотом обратилась она к голубям, чинно выхаживающим по детской площадке.
– Курл, курл… – большая раздутая птица так и эдак вертелась перед маленькой изящной голубкой. «Кавалер» то и дело догонял «даму», пытался преградить ей путь, распушал хвост и курлыкал на весь двор. А голубка пыталась уйти от нападков и уворачивалась от его наступательных шагов.
– Эх, все вы мужики такие! Расфуфыритесь и начнете плясать! Нет, что бы просто взять и сказать, что любишь. Без всяких там «но»… Короче, дураки вы!
И девушка топнула ногой, прогоняя птиц.
И то ли небо разгневалось не Ленку, то ли погода решила просто подпортить девушке настроение, чтобы не пела больше таких веселых песен… Но что-то все таки произошло, потому что с, еще секунду назад чистого неба, полилась вода. В первую секунду, Лена даже не поняла, что это дождь и подняла голову, чтобы накричать на шутника, который решил с балкона облить ее водой. Но дом был слишком далеко, а крупные хлесткие струи летели с огромной высоты, разбиваясь о разгоряченный асфальт. Солнце скрылось, недовольное таким нежданным гостем, и двор погрузился в сумрачную тоскливую и неприязненную атмосферу последнего весеннего дождя.
Домой бежать не было смысла. Лена огляделась и увидела песочницу, которую своей шляпкой накрывал красный жестяной мухомор. Ветра не было, дождь лил прямо, и песочница была единственным местом, где сейчас можно было спастись от ливня. Девушка села прямо на песок и прислонилась спиной к ножке гриба.

Он стоял у окна и смотрел во двор. Лена гоняла голубей и смеялась! Как же он все-таки любит этот ее смех! Зачем она здесь?! Случайно?! Какая же она красивая, лучше конфетки Новикой, амазонки Кристины и белки Светочки! Лучше всех! И еще немного, еще совсем чуть-чуть! Уже скоро он сможет сказать ей все, что давно таится в душе!
Виктор вздрогнул от неожиданности, когда с неба хлестнул дождь. Девушка растеряно повертелась и спряталась в песочнице под грибом. Степнову стало так страшно и даже, наверное, стыдно, что вот он стоит здесь в сухой, защищенной квартире, а она там одна, под дождем. Так хотелось ее защитить, обнять, сказать что-то важное!
Не давая себе одуматься, он обулся и выскочил под дождь. Запрыгнув под жестяной зонтик Виктор увидел закрытые глаза девушки, почувствовал ее мерное дыхание, решил, что она заснула. Степнов улыбнулся и прислонился к ножке гриба с другой стороны. Как же приятно вот так сидеть и знать, что Лена рядом, так близко, что дух захватывает. Он тоже закрыл глаза и улыбнулся. Через несколько секунд на своих губах Виктор почувствовал легкое прикосновение. Вздрогнул и, открыв глаза, увидел ее. Она так и не подняв веки, целовала его, нежно и легко. От неожиданности он даже не ответил на ее прикосновение. Девушка отвернулась и села, как сидела до этого!
– Лена, – только и смог выговорить Степнов.
– Дождь… И солнца нет. Мне так тоскливо было без тебя! А ты пришел! Так здорово! Спасибо тебе…
Договорить она не успела. Виктор повернул ее к себе и встряхнул.
– Лена!
– Чего?! – Девушке пришлось открыть глаза.
Ему не хватало слов, Степнов просто прижал ее к себе и поцеловал в макушку. Потом в висок.
– Да что это такое?! – Лена взяла мужское лицо, полное нежности и трепета, в свои ладошки и притянула его губы свои губам.

Солнце, не выдержав от любопытства, выглянуло из-за облака, что бы увидеть их первый настоящий поцелуй. Тут же его лучи озарили двор, и над грибом раскинулась радуга. Большая, объемная и яркая. Но двоим людям, под грибом, было уже не до этого.


Спасибо: 41 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 42
Зарегистрирован: 14.05.09
Откуда: Россия, Волгоград
Репутация: 9

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: операторНовогодний ОвцеОскар: За волю к победе
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.05.09 09:03. Заголовок: Автор: AгатA Назван..


Автор: AгатA
Название: Вариация 2. Слушай сердце
Рейтинг: РG
Жанр: Виньетка
Статус: закончен
Пейринг: КВМ
От автора: … или на крыше…



– Лен, стой! Я сейчас все объясню!..
– Зачем, Виктор Михалыч?! Я Вам не сват, не брат и даже не жена, чтобы Вы мне что-то объясняли.
– Но…
– Не запрягли еще, чтобы «НОкать». Перестаньте унижаться! Вон, «ваша», на нас так смотрит, что мне страшно, не съест ли она Вас, когда я уйду! А я уйду! Запомните раз и навсегда, мы с вами две совершенно параллельные прямые, как брусья. Мы не пересечемся НИКОГДА! – Она повернулась и ушла. Ушла не к Гуцулу и даже не домой. Она просто ушла, чтобы не видеть его, такого высокого, грустного и любимого. Не видеть ярко-красной губной помады на его лице, чтобы вообще ничего не видеть.
– Кто это, Витюшенька? – женщина мило улыбнулась и чмокнула Степнова в нос, добавляя еще одну красную отметину.
– Это она… – Виктор оторвал взгляд от спины Лены и закрыл глаза руками. – Не могу так больше… Выходи за меня?!
– О, боже! Я больше года ждала этой фразы, оказывается, тебе всего лишь нужно было увидеть свою «бывшую»! А она ничего… Что ж, я согласна. Заметь, Степнов, это ты первый предложил, я тебя за язык не тянула.
– Да, я знаю. – Он оглянулся, но Лены уже нигде не было видно.
Вдруг что-то щелкнуло в голове (ЗАЧЕМ?), потом замерло сумасшедшее сердце (ЗАЧЕМ?!), захотелось скорее куда-то бежать, что-то изменить (ЗАЧЕМ?!!).
Мимо университета (все равно на первую пару опоздала), мимо дома (там дед, а он не должен видеть ее слез), мимо кафе (Гуцул не поймет, обидится, а он хороший, он лучше Степнова, лучше девчонок, он лучше всех, потому что всегда понимал, а теперь не поймет), мимо женькиного дома (Стоп! Там во втором подъезде открыт люк на чердак).
– Забудь все, что между нами было. Это ошибка, понимаешь, – Виктор взял спутницу за плечи и стал трясти. Она освободилась и возмущенно фыркнула.
– Степнов, ты рехнулся?! Пять минут назад ты звал меня замуж, или это у меня что-то с головой?!
– Я болван, понимаешь, идиот и кретин…
– Рада, что ты столь самокритичен, но я все равно не понимаю, как же я? Как наша работа?!
– Я люблю ее, больше тебя, больше любой работы, больше жизни! ПОНИМАЕШЬ?!?!?!?! А она…
– Да она девчонка совсем!!!
– Она самая лучшая в мире девчонка! Я должен ей сказать, долж… – Он схватился за сердце.
– Что?!
– Неважно! – Глаза заволокло дымкой, и Виктор, не прощаясь, повернулся и сорвался с места так быстро, как только смог.

На крыше было ветрено. Кончалось бабье лето. Лена чиркала строчки в тетради, потом отрывала листок, мяла, бросала вниз. Почему-то в голову пришла глупая мысль: «Скорость свободного падения равна где-то десяти метрам в секунду». Оторвала еще один листок и, бросив вниз досчитала до пяти, прежде чем комок опустился рядом с еще десяткой предшественников. «Метров пятьдесят, может, меньше, но все равно высоковато».
Еще одно стихотворенье отправилось вниз на крыльях бумажного самолета.
Виктор не знал, куда идти. В кафе Лены не было, он заглянул туда, поймал непонимающий взгляд Гуцула и вышел. В университет? Нет. Домой? Тоже нет. КУДА?!
Он бесцельно пошел во дворы. Тут прямо в руки мужчины попал бумажный самолетик. Степнов хотел уже ругануться, но заметил на крыле слово «погубит», написанное таким знакомым, четким, слегка округленным подчерком. Развернул, прочитал:
«…Оттого, что он старше её,
Оттого, что она слишком любит,
Оттого, что над этой землей
Птица феникс себя вдруг погубит…»
– Ленка, - почти шепотом крикнул он, голос пропал, ноги сами понесли на крышу.
Она села на край, свесив ноги. Руки положила на нижнюю перекладину перил. Слезы капали вниз, через секунду пропадая из вида. Лена всегда плакала крупными, тяжелыми слезами, но молча. Это, наверное, потому, что за всю жизнь она по-настоящему плакала всего пару раз.
«Лети, лети, и ты узнаешь…» – крутилась голове любимая мелодия.
Вдруг в её безмолвное одиночество ворвались сильные руки, которые обхватили ее сзади и оттащили от края.
– Ты с ума сошла?! – Кричал Виктор, повернув ее лицом к себе.
– Вы о чем?!
– Ты же хотела, ХОТЕЛА?!!!...
– Все, что я хотела – это остаться одна. Зачем вы здесь, Виктор Михалыч? Как вы вообще узнали?!
Степнов посмотрел на нее так пристально, что Лена поежилась.
– Вы чего?
– Не смей, никогда не смей!.. Если ты из-за меня, то я уеду, навсегда, клянусь.
– Уедите? – ее охватил азарт. – Ну, что ж, уезжайте (неужели, правда, уедет?).
– Хорошо. – Виктор закрыл глаза, сердце опять заныло. – Только это я заберу с собой. Он показал бывший самолетик.
– Нет. Отдайте, это мое... – у нее больше не оставалось путей к отступлению и возможности к оправданию. Слишком много было на этом клочке бумаги.
– Я люблю тебя, Лен, ты же знаешь, почему ты так жестока?
– …
– Прощай…
– …
Она закрыла глаза, чтобы не видеть его удаляющуюся спину.
«Так надо…» – убеждала себя Лена, повторяя эту фразу в тысячный раз.
Сильные руки обхватили ее плечи, она не успела открыть глаза, а губы уже обжег поцелуй. Ей показалось, что еще секунду назад она падала в пропасть, а сейчас, раскрыв широкие крылья, летит к теплому осеннему солнцу.
– Стой, – она отстранила его. Виктор чего-то испугался и не отпустил ее, а лишь немного ослабил хватку.
– Я люблю тебя, – она закинула руки ему за шею и поцеловала. Снова полет, снова ощущение счастья и тепла.
«Вот тебе и параллельные,» – подумал Степнов, поднимая и кружа любимую.


Спасибо: 41 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 59
Зарегистрирован: 14.05.09
Откуда: Россия, Волгоград
Репутация: 9

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: операторНовогодний ОвцеОскар: За волю к победе
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.05.09 15:00. Заголовок: Автор: AгатA Назван..


Автор: AгатA
Название: Вариация 3. Только три слова
Рейтинг: РG
Жанр: Виньетка
Статус: закончен
Пейринг: КВМ
От автора: … когда-то очень давно…



– Не молчи.
– …
– Пожалуйста, не молчи!
– Я пойду.
– Нет, Лена. Скажи что-нибудь!
– Потом, все потом…
Зеленая дверь пострадала от неистового удара кулаком. Девушка быстро оглянулась и увидела сжавшего от боли зубы физрука, смотрящего ей вслед. Вздохнула глубоко. И припустила еще быстрее.
«Он сказал… Он сказал это! Пусть как-то по-детски: «нравишься ты мне»… Пусть с какой-то глупой коробкой конфет… Пусть как-то тихо и не решительно. Пусть, пусть, пусть… Но ведь он сказал!»

После удара рука ныла, хотелось лелеять ее, как маленького ребенка, но он наслаждался этой болью, поглощал ее всем своим существом, чтобы не чувствовать другой – душевной боли.
– Лена…

Не обернулась, хотя расслышала из-за гула машин свое имя.
«Сказал. А что теперь?! Как же она ответит?! Что сказать или сделать, чтобы он понял, что тоже люблю… Лучше, конечно, решиться и ответить напрямую, но нет! Не хватит ни духу, ни слов! Разве можно все ее чувство уместить в эти три слова…»

Девушка совсем скрылась из вида, хотя он почти физически чувствовал, что думает она сейчас о нем. «Раз Яна сказала, что у нее что-то ко мне есть, значит, так и есть! Но нужно что-то срочно предпринять, иначе все это превратится в дешевую мелодраму. Сначала Лена начнет от меня бегать, перестанет ходить на уроки, потом я, конечно, благородно предложу забыть этот разговор и остаться друзьями. Но через какое-то время не выдержу и сорвусь! Произойдет что-то непоправимое, и мне придется уйти из школы. Она еще больше станет бояться меня и не подпустит ближе, чем на сто метров. Потом, естественно, все утрясется, и она даже, возможно, ответит взаимностью. Но тогда испугаюсь я. Испугаюсь того, что она младше и может пожалеть обо всем. Нет! Определенно, нужно действовать именно сейчас! Иначе это все будет слишком банально и пошло! Все могут исправить три слова! Три настоящих искренних слова…»

– Лена! – Он догнал ее у самых ворот в школу. – Лен! Прости меня! Я совсем не то сказал!
Сердце ухнуло вниз.
«Как не то?! Я что, ему не нравлюсь… Как же так?!»
– Лен, ты не просто мне нравишься… Я люблю тебя!
Глаза заволокло слезами. И она впервые увидела ЕГО слезы. А Виктор боялся, что эта вторая попытка может обрушиться так же, как и первая.
– И я… – робко сказала девушка, понимая, что сейчас хватит и этих двух слов. Лена прижалась к груди Степнова, в ухо ударила звучная волна его сердцебиения.
«Как же он бежал, как же он хотел сказать… Как же он мог подумать, что я не отвечу ему… Как же я его люблю!»
«Как же она близко… Как же она тихо дышит... Как же она крепко обнимает… Как же я люблю ее!»
– Я не ослышался, Лен?!
– Нет!
– И что мы будем теперь делать? – Глупый вопрос в такой ситуации, но именно он слетел с губ Виктора. А Ленке стало смешно.
– Целоваться! – И тут же подтянула его к себе за лацканы куртки.
А он, почувствовав ее губы, тут же отстранился.
– Эй, ты чего! Мы же в школе почти… А если кто увидит?!
– «Почти» не считается, – надула губки Лена и поднялась на носочки.
Теперь уже поцелуй был настоящий, длинный, тягучий, в несколько подходов, чтобы дать легким на секунду обзавестись новой порцией воздуха.
И отрываться не хотелось, потому что знали! Сорок минут друг без друга – это теперь вечность!


Спасибо: 41 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 90
Зарегистрирован: 14.05.09
Откуда: Россия, Волгоград
Репутация: 10

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: операторНовогодний ОвцеОскар: За волю к победе
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.06.09 17:49. Заголовок: ВСЕМ ПРИВЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ..


Автор: AгатA
Название: Вариация 4. Целоваться запрещено
Рейтинг: РG
Жанр: Виньетка
Статус: закончен
Пейринг: КВМ
От автора: … а может было потеряно слишком много времени…



Скрытый текст



По серому полу вокзального фойе стучали тонкие изящные шпильки. За ними мягко катились резиновые колесики легкого походного чемодана. Стройные ножки спешили на посадку, поезд отходил через полчаса, но находиться в этом городе высокой, стройной, но очень усталой женщине было не выносимо. Слишком много воспоминаний, слишком много разочарований, слишком много неосуществившихся желаний связывали ее с Москвой.
Светлые, до плеч волосы были аккуратно уложены и украшены небольшой, но достаточно дорогой заколкой, подаренной очень давно самым любимым в ее жизни человеком. Обтягивающие бриджи подчеркивали стройность ног, зеленая туника была выбрана в тон глазам. А глаза… Глаза были такими грустными, что, казалось, в них уже много лет не было ни блеска, ни света, а только тоска и безысходность.
– Лена?!
Женщина застыла на секунду, но потом продолжила свой путь.
– Лена, Кулемина!
Высокий мужчина буквально подлетел к ней и схватил за локоть. Его волосы были тронуты сединой, глаза уже не горели ярким голубым цветом, а лишь тускло мерцали выцветшими радужками. Неужели это она?! Через столько лет он все-таки нашел ее. Уже разуверился, перестал надеяться, а теперь просто встретил на этом вокзале. Женщина развернулась и на ломаном русском языке сказала:
– Ви ошиблись! – Голос предательски дрогнул.
– Простите, – мужчина уже хотел отойти, но взгляд упал на заколку. Улыбка заиграла на губах. – Лен, ты не узнала меня? Это же я, Виктор Михалыч!
Отпираться уже не было смысла. И женщина, отвернувшись, пряча глаза, ответила:
– Здравствуйте. Теперь узнала.
– Где ты?! Как ты?! Какими судьбами в Москве?!
– Где я и как, Вы наверняка знаете. А в Москву я приехала на похороны отца.
– Прости, я не знал.
– Ничего. Я уже уезжаю.
– Торопишься?! – Виктор посмотрел на электронную таблицу расписания поездов. – До твоего поезда еще есть время. Может, поболтаем?
– О чем?!
– Не знаю. Я соскучился! Сколько мы не виделись?! Лет пятнадцать?!
– Двадцать два года, – невесело улыбнулась она.
– Столько много?! Лена, сколько же всего произошло за это время! Расскажи, ведь я все знаю только из газет…
– Что я могу вам рассказать за двадцать минут?! Лучше Вы мне скажите, как здесь оказались?! Кто Вам сказал, что я в Москве?!
– Ты будешь смеяться, но я здесь случайно. Точнее не совсем случайно, я встречаю дочь.
– Дочь?! – В голосе заиграли нотки издевки и разочарования.
– Да. Дочь.
Он улыбнулся, вспоминая короткие растрепанные светлые волосы, светящийся юношеский взгляд. Нэлли была самым дорогим человеком в его жизни вот уже на протяжении многих лет.
– Хм. Светочка?!
– В смысле?! – не понял Виктор, отвлекаясь от мыслей.
– Вы все-таки женились на Уткиной?!
– Да, было дело. Но мы прожили не больше двух лет.
– М… А что так?!
– Света, добившись своего, быстро остыла. Ей захотелось новых ощущений. Ну, и мы решили разойтись. Сейчас общаемся иногда.
– А как же дочь?! С кем она живет?
– Нелли?! Что ты, у Светочки катастрофическая боязнь детей. А моя девочка… Она… – Виктор снова улыбнулся. – Она из детдома. Десять лет назад Рассказов, он же сейчас директор в нашей школе, устроил благотворительную акцию. Мы пришли в детский дом, и там я увидел ее.

Воспоминания всплыли и охватили все существо. Маленькая зеленоглазая девчонка, с дерзким взглядом и звонким заливистым смехом. Такая самостоятельная и такая беззащитная. С первого взгляда она притянула его к себе, заняла мысли, поглотила чувства. Несколько месяцев он каждый день приходил к ней, играл, гулял, разговаривал. И девятилетняя девочка стала его самой родной и близкой душой. Да, он понимал, что непроизвольно перекладывает свои былые чувства на эту малышку, но приходить домой и встречать там любящий и преданный взгляд родного человека стало уже не желанием, а потребностью. Через полгода после первого знакомства Элеонора стала его любимой дочкой Нелли (каким-то чудом имя она носила очень близкое к имени «Лена»). И вот уже десять лет называла его папой.

– Хм… ясно!
–Ты-то как?! Я знаю только то, что ты продолжала какое-то время петь! А потом… Знаешь, вести из-за границы идут долго, да и хотелось бы узнать из первых уст.
– А что я могу вам рассказать?! После окончания университета я вышла замуж и уехала в Великобританию. Там мы с Лерой больше пяти лет пели дуэтом, потом она начала сольную карьеру. Потому что мне пришлось пропасть на пару лет. У меня были осложнения после первых родов. Теперь мы живем втроем – я, мой сын, сейчас ему уже семнадцать и маленькая дочь.
Муж погиб в прошлом году, дед – семь лет назад, мама в начале зимы, а вот теперь и папа… Знаете, я только теперь начала понимать, как же тяжело терять родных и любимых людей! И столько всего не успела сделать и сказать. Вот, приехала сюда и поняла, что много лет назад навсегда потеряла что-то большое и важное. А что, до сих пор не пойму.
Женщина посмотрела на время и вздохнула.
– Я пойду… Скоро уже поезд отправляется.
– Подожди… Скажи… ты не вернешься?!
– Куда, сюда?! Нет. Зачем?! У меня никого не осталось в Москве. Родители умерли, девчонки все по миру разбросаны…
– А я?! – Он подошел вплотную.
– В смысле?! – женщина отступила назад.
– Я для тебя ничего не значу?! Неужели, ничего не осталось…
– «Не осталось» от чего?!
– От наших … чувств.
Ей нужно было спешить, но просто уйти не было сил.
– Давайте не будем об этом. Слишком много времени прошло! Слишком поздно что-то менять!
– Думаешь?! – мужчина притянул ее к себе и пристально посмотрел в широко распахнутые зеленые глаза. Там, где-то очень глубоко, проснулась семнадцатилетняя девчонка, когда-то, очень давно, осмелившаяся влюбиться в своего учителя. Секунда и губы уже были покрыты горячим поцелуем. И кто кого целовал было трудно сказать. Они оба наслаждались этими прикосновениями, такими желанными и такими долгожданными. Этот поцелуй был первым ИХ поцелуем.
Столько лет Виктор, целуя в лобик спящую дочь, вспоминал свою ученицу.
Столько лет Лена смотря на своего мужа, убеждалась, что это совсем не то, чего она так давно желала. И свою дочь она назвала Виктория, чтобы иметь рядом хоть какое-то напоминание о прошлой жизни. А что у нее есть теперь?! Двое детей, большой дом, много лет тоски позади и неизвестность в будущем. Может быть, эта встреча не случайна?!
– Эй! Товарищи! – поцелуй прервала пожилая женщина, буквально расталкивая пару, так давно искавшую воссоединения. – Вы что, не видели знак?!

На стене, действительно, висела белая табличка с перечеркнутой целующейся парой.
– Между прочим, – гневная старушка продолжала тираду, снизу вверх смотря на влюбленных людей, – за это штраф полагается!
Виктор достал бумажник и, вложив в сморщенную руку бабульки сторублевую бумажку, повернулся к Лене.
– Оставайся! Все равно, поезд уже отходит!
– Нет, – она улыбнулась. – Еще пять минут до отправления.
– Ты снова уедешь?!
– Да.
– Но, ты вернешься?!
– Зачем?!
– Не зачем, а куда… Ко мне! Бери детей и приезжай, я буду ждать!
И чтобы она не сомневалась больше в его любви, он еще раз поцеловал ее. Требовательные губы и ласкали, и терзали, а Лена просто таяла в его объятьях.
– Я вернусь. Правда, вернусь. Только… ты не сказал…
– Что, люблю тебя?! А разве ты еще не поняла этого?!
– Поняла. Я пойду. У тебя номер не изменился?!
– Нет. Я буду ждать!
И по серому полу вокзала застучали легкие девичьи каблучки, стройные ножки быстро летели, спеша вперед, чтобы как можно скорее вернуться, а резиновые колесики весело подпрыгивали на выемках и бугорках пола.

– Привет пап! – Девятнадцатилетняя девушка обняла улыбающегося Виктора и чмокнула его в щеку. – А кто это?! Вы так целовались! М…
– Нелли, это наша мама…






Спасибо: 39 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 132
Зарегистрирован: 14.05.09
Откуда: Россия, Волгоград
Репутация: 13

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: операторНовогодний ОвцеОскар: За волю к победе
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.06.09 01:18. Заголовок: Автор: AгатA Назван..


Автор: AгатA
Название: Вариация 5. Может мы и не ангелы, но…
Рейтинг: РG
Жанр: Виньетка
Статус: закончен
Пейринг: КВМ
От автора: … может быть, первый поцелуй «случился» прямо на уроке…



Ленка, как всегда, переоделась быстро и теперь, отперевшись спиной о стену раздевалки, смотрела на копающихся подруг. Аня пыталась натянуть штаны, не снимая кроссовок, Женя мучилась, протискивая кудрявую голову в узкую горловину футболки, Наташа меланхолично рассматривала себя в зеркало и пыталась пригладить растрепавшиеся волосы. А вот с Лерой было все намного сложнее. На ней до сих пор была розовая, с синей шнуровкой, корсетная блуза и короткая джинсовая юбка. Девушка уже несколько минут пыталась развязать шнурок на корсете, но еще больше запутала его.
– Ой, Лер, – Лена решила подколоть подругу. – В такие моменты я сильно сомневаюсь, что у тебя «все было»…
– В смысле?! – девушка продолжала дергать ниточки и даже не подняла глаз.
– Ну, в деле раздевания, по твоим умопомрачительным рассказам, ты должна быть более… кхм… опытнее, расторопнее, что ли!
– Ой, Кулема, кто бы говорил! Ты же у нас ангел!
– Угу, – вклинилась в разговор Аня, наконец справившаяся с правой штаниной, и напела мелодию своей любимой песни. – Ведь мы не ангелы, живем мы на земле…
– Дождем растаяли… – начала подпевать Лера.
– Стоп! – Ленка насмешливо посмотрела на подруг, сама не зная, на какие неприятности нарывается. – Нет, ты мне все-таки скажи, как же ты перед парнями-то раздеваешься, если уже десять минут не можешь с одним шнурком справится?!
– Ха, – Лерка лукаво взглянула на подругу. – А они меня сами раздевают, не то что твой…
– Кто мой?! – Опешила девушка. На данный момент парня у нее не было, с Семеновым она не провстречалась и двух недель. Правда, подкатывал Гуцул, но то, что Ленка пару раз посидела у его барной стойки и поболтала о том, о сем, – ничего не значит. Тогда о ком это Лера?!
– Кто, кто… Физрук! Он же тебя только глазами и ест. А чтобы решится на что-то такое!.. Тряпка, одним словом.
Лена вспыхнула и, сама не зная, зачем, стала защищать Виктора Михайловича.
– Ничего он не тряпка! Нормальный мужик.
– А ты проверяла?! – Лерка, наконец, переоделась и, подойдя к подруге, высоко приподняла тонко выщипанную бровь.
Лене стало еще обиднее. Со Степновым она дружит уже очень давно, ей приятно видеть его рядом в трудные минуты, она считает его своим идеалом мужчины. Да, идеалом! Потому часто сравнивает своих парней с ним и когда понимает, что «не дотягивают», без зазрения совести дает бойфренду от ворот поворот! Да, идеал, но… у нее никогда не возникало желания испробовать этот идеал на себе. Не потому, что не хотелось разочаровываться, просто не возникало такой мысли, тем более, он ее учитель! Любимый учитель любимой физической культуры.
– Не проверяла! Да я и так знаю! Он такой… – Ленке очень хотелось рассказать девчонкам, что Виктор Михайлович настоящий, что он и есть истинный… такой, которому только коня и шпаги до принца не хватает! Но, увидев издевательскую улыбку Новиковой, поняла, что крепко влипла.
– А я говорю, что он тряпка и даже целоваться не умеет! Разве что с козлами!
Лена и Лера стояли посреди раздевалки и пристально смотрели друг на друга. Остальные «Ранетки» наблюдали со стороны. Девочки давно привыкли к словесным перепалкам Кулеминой и Новиковой. Первая – девочка-ромашка – всегда и всем доказывала, что мир – белое и пушистое облако! Вторая утверждала противоположное! «В жизнь нужно вгрызаться, цепляться за нее когтями!» – парировала обычно Лерка. И между тем, это были две лучшие подруги. Вот что значит, противоположности притягиваются!
Но еще через минуту девочки поняли, что словами на этот раз все не окончится!
– Умеет! – Ленка поняла, что ляпнула не то, но слов назад было не вернуть.
– Да?! А я не верю, чем докажешь?! Слабо поцеловаться с ним прямо на уроке?!
– А не слабо!
– Ну, пошли…
– Ну, пойдем.

Виктор Михалыч стоял с журналом и думал о Ленке. Каждый раз, пробегая взглядом по фамилиям 11 «А», он непроизвольно задерживался на острой буковке «К» в начале дорогой сердцу фамилии.
Классы построились, но пятерых девушек он не наблюдал.
Сегодня оба 11-е «А» и «Б» были собраны на урок физкультуры, дабы выявить лучших спортсменов для городских соревнований. А чего, собственно, отбирать?! Кулемина, Гуцулов, Белута, Савельев, Ржевская, ну, и так еще, по мелочи! Но Савченко сказал, что ему нужны официальные результаты сдачи нормативов. Ну, что ж, нужно, так нужно! Будем проверять!
Наконец в спортзал вбежали опоздавшие. Лера стрельнула глазами в сторону физрука и толкнула локтем подругу!
– Ну, и как ты собираешься ЭТО сделать?! Но только отказы не принимаются!
Лена нахмурила брови.
– Да я не собиралась! Сейчас что-нибудь придумаю.
– Итак… – Громогласно начал перекличку Степнов.

После пробежки и разминки Виктор Михалыч приступил к нормативам. Прыжки в длину, бег, подтягивание…
– Лен! Ну, ты когда собираешься?! Скоро конец урока! Или не уверена в своем физруке?! Или сама испугалась?!
Девушка кинула презрительный взгляд на подругу: «Я?! Испугалась? Ну-ну!»
Пришло время, тянуть дальше было нельзя! Коварный план, наконец, сложился в голове!
– Виктор Михалыч, – шагнула вперед девушка, давя в себе все, что сейчас удерживало ее на месте. – А почему парни в висе подтягиваются, а девчонки в упоре?!
– Ну, Кулемина, у тебя и вопросики! Потому что слабый пол вы! И нагрузки у вас меньше, и вообще… – Степнов нервно сглотнул, увидев КАК Лена на него смотрит. Хитрые зеленые, немного взволнованные (как ему показалось) глаза из-под длинной челки, изящная шея, сильные крутые плечи, руки с длинными нежными пальцами… Ниже Виктор побоялся опускать глаза и вновь вернулся к лицу. Но и там его ожидали не менее мучительная история.
Ленка нервно облизала внезапно пересохшие губы, и они заблестели в электрическом свете ламп огромного спортзала. А Виктору сейчас казалось, что в этом помещении с высоким потолком и достаточно ярким светом все потемнело, и осталась только Ленка, и блик на ее влажных губах!
– А я не считаю себя слабым полом! – с вызовом сказала Ленка и шагнула еще ближе. – Можно я в висе попробую?
– Ну, попробуй, – улыбнулся Степнов, предвкушая что-то приятное, ведь девушку нужно было подсадить на турник. Но Ленка, не подав ему на вытянутую ладонь свою руку, быстро забралась на перекладину по шведской стенке. Пока не время для прикосновений. Пусть уж лучше все сразу. Виктор протянул руки по обе стороны Ленкиного повисшего тела, ограничивая ее движения со стороны живота и спины.
– Ну, пожалуйста…
Ленка с легкостью подтянулась четыре раза, еще два с небольшой паузой, еще один… Учитель в восторге считал подтягивания и, совсем было, забыл, что чувствовал минуту назад к этой девушке. Теперь у него перед глазами была великолепная спортсменка.
– Давай, Кулемина, давай еще разок… – почти умолял он, но Ленка, наконец, совсем обессилев, взмолилась.
– Ой, не могу, ща сорвусь… – и тут же разжала пальцы, падая в услужливо подставленные объятья физрука. Он нежно поставил Лену на пол, смотря прямо в ее наивные блестящие глаза. Девушка зажала свое правое запястье в левой ладони и опустила руки на его шею. «Твой шаг, Витенька, ну же… Ты должен доказать им всем…» – Думала девушка, глядя ему прямо в глаза. Но только мужчина хотел отвести взгляд, как она применила последнее оружие. Облизнув губы, она шаловливо прикусила белоснежным клыком нижнюю губу и томно прикрыла глаза. Виктор Михайлович содрогнулся и, не выдержав, нарастающего внутри волнения, притянул к себе девушку и нервно прикоснулся своими губам к ее!
«Есть!» – подумала Ленка и начала свою игру с его губами!
Оба одиннадцатых класса сначала на четверть секунды погрузились в гробовое молчание, а потом взвыли пожарной сиреной!
– УУУУУУУУУ!!!
А Лерка стояла и молча, ошалело пялилась на целующуюся парочку. Когда она говорила с Ленкой об ЭТОМ, то думала, что они просто пошутят и все, а тут…

Тут им стало совершенно наплевать на вой сорока подростков, на звенящий где-то в недрах школы звонок, на все вокруг, кроме друг друга. Горячо, страстно, быстро, а потом чуть теплее, чуть нежнее, чуть спокойнее. И не хотелось отрываться друг от друга, потому что нужно будет что-то кому-то объяснять, что-то делать, как-то выкручиваться. И поэтому поцелуй затянулся на неприлично долгое время, а когда они, наконец, оторвались друг от друга, то поняли, никому ничего объяснять не нужно!
Хитрая Новика быстро вывела всех из спортзала. Пригрозив, чтобы никто даже не пытался сплетничать…

А друг другу они могли все объяснить и взглядами!


Спасибо: 41 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 146
Зарегистрирован: 14.05.09
Откуда: Россия, Волгоград
Репутация: 15

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: операторНовогодний ОвцеОскар: За волю к победе
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.06.09 20:37. Заголовок: Всем привет! Рада, ч..


Всем привет! Рада, что еще не забросили читать мои ерундовики!
Идея фика приперлась откуда не ждали! Просто ехала мимо ЗАГСА, увидела, как молодожены в машину садятся... вот и ударило в голову!
Очень надеюсь, что эта вариация вам понравилась! ОЧЕНЬ СТАСТАРАЛАСЬ! обещаю, что в середине рассказа будете удивлены!
Очень требуются ваши комментарии! А то я совсем заскучала! Еще эта сессия! ЖУТЬ!
Итак, не буду вас больше задерживать, читаем!


ААААААА! Самое главное! Посвящаю этот рассказик моим любимым Kristеnke, GalinKe и ИРИШКЕ!
Девочки, я вас очень люблю! Вы - самое дорогое, что у меня есть!


Автор: АгатА
Название: Вариация 6. Только глаза напротив, или Разговоры в зале №4
Главные герои: КВМ
Жанр: Romance, Виньетка
Рейтинг: PG
Статус: окончен
От автора: … А, может быть, на свадьбе?!..



Ленка нервно одергивала свою юбку, поправляла длинные до локтя перчатки и беспрестанно смотрелась в зеркало.
– Так, Кулемина! Если ты сейчас не перестанешь вертеться, мне придется не только фату заново перекалывать, но и прическу тебе переделывать! – сказала нервной подруге Аня.
– Нет! Только этого мне не хватало! Скоро там?! Боже! Еще целых полчаса! Я умру! Когда же они приедут?!
Девушки всей неразлучной пятеркой сидели в комнате невесты и пытались успокоить главную виновницу торжества. Лера скептически осмотрела белоснежный наряд подруги. Переливающаяся в свете настольной лампы прямая, совсем чуть-чуть расходящаяся к низу шелковая юбка, кружевной, украшенный бисером корсет, открывающий нужный вид на соблазнительную грудь, белые лайкровые перчатки с мелкими бусинами, обвивающими средние пальцы рук, легкая короткая полупрозрачная фата, едва доходящая Ленке до плеч.
Как же она сейчас не похожа на ту Кулемину, которую они все знали в школе! Там она была веселая, прямая, удивительно искренняя и легкая. Сейчас же их подруга напряжена до предела, нервничает, то встает, то садится, то бегает по квартире, пытаясь вспомнить, что же она еще не сделала.
– Ты успокоишься или нет?! – не спросила, а почти потребовала Женя. – Еще минута твоих метаний, и в ЗАГС ты не попадешь… Я просто тебя нокаутирую!
– Только попробуй! – неожиданно грубо ответила Лена. – Я этого слишком долго ждала! Не хватало мне не явиться на собственную свадьбу!
– Лен! Ты чего такая… Я же пошутила! Нет, Кулемина! Степнов ужасно на тебя влияет!
– Он здесь не причем!
– Ну, да! – Наташа усмехнулась.
Женька ткнула подругу в бок и тихо сказала: «Перестань, это ее выбор. Мы уже ей сказали все, что можно! Если она так решила, то ее уже никто не переубедит!»
– Сколько там еще до выхода?! – нервно посмотрела на настенные часы невеста.
– Лен, – Лерка усадила подругу на диван. – Успокойся! Последний раз подумай, и поедем! Тебе это точно нужно?! Ты уверена, что хочешь стать его женой?
– Заткнись! – Ленка вскочила и спрятала взгляд. – Я уже сто раз объясняла! Я люблю его, он любит меня! Что еще нужно?! А ты, Лер… Я от тебя не ожидала! Ты же свидетельница! Нашла, блин, время отговаривать!

***
Практически в соседнем доме происходил очень похожий разговор, только сомневался на этот раз Степнов.
– Игорь, – физрук трясся, как осиновый лист. – Я не знаю, нужно ли это все… стоит ли?! Может, я все неправильно делаю?!
– Вить, – Рассказов спокойно взирал на метающегося из угла в угол друга. – Ты же так этого хотел! Столько вынашивал эту идею! Ты же любишь ее, и она и, по всей видимости, взаимно, так что тебя останавливает?! Ты должен сделать этот шаг, иначе то, что между вами происходит, не прекратится никогда!
– А что происходит?!
– Беганье друг от друга! Вечные придирки и споры. Когда, наконец, вы будете вместе, то я, наверное, на радостях напьюсь! Не могу больше на вас смотреть!
– Ой, Рассказов! ТЫ… НАПЬЕШЬСЯ?! Не смеши мои шнурки! – и Виктор посмотрел на свою обувь. Привычных кроссовок там как не бывало. Стопу обтягивала лакированная блестящая черная обувь, серебристо-серый костюм сидел идеально, и черная шелковая рубашка приятно холодила тело. Сейчас любая бы девушка согласилась бы выйти за Степнова замуж, но ему не нужна любая. Ему нужна только она!

***

Лена стояла перед закрытыми дверьми зала №4.
Самая не любимая цифра. Еще со школы. Три – понятно, ничего выдающегося, знаешь предмет, но не очень хорошо. Пять – все здорово, урок выучен и беспокоится нечего. А вот четыре – унизительная оценка. Ленка всегда чувствовала себя немного оскорбленной, когда получала ее. Если четверка тяготела к «удовлетворительно», то казалось, что тебе делают одолжение, дабы не портить успеваемость. Если же «хорошо» больше близилось к «отлично», то было жутко обидно, что «не дотянула». И вот теперь, стоя в здании ЗАГСа, она смотрела на эту цифру и чувствовала, что что-то уж очень ей не хочется «бракосочетаться» именно в зале №4. Может, подруги правы, и она делает ошибку? Но увидев его нежные глаза, его ослепительную улыбку, девушка успокоилась. Они любят друг друга, а на остальных им наплевать. Жених светился счастьем и прижимал невесту, обнимая за плечо, как это всегда бывало в школе. Дружеское такое объятие. Как же это все давно было… Школа, спортзал… его пасы, улыбки… Так не верится теперь, что он станет ее законным мужем.
В зал №4 запустили гостей, жених и невеста остались в фойе одни, дожидаясь вызова.
– Лен, – он склонился к ее уху. – Ты самая красивая невеста на всем свете!
– Спасибо, милый!
Она хотела сказать что-то еще, но до них донеслись нежные звуки скрипок, возвещавшие, что паре пора бы показаться на синей дорожке, ведущий к высокой женщине-регистраторше.
– Дорогие жених и невеста, гости и родственники…
И началась торжественная бурда, которая мало волновала девушку, она почти не слушала, просто смотрела сквозь пространство и молилась, чтобы скорее это все кончилось.
По правую руку от нее стояла Новикова, с красной лентой с надписью «почетный свидетель», и внимательно смотрела на подругу. «Ах, Ленка, Ленка, как же ты ошибаешься! Зачем он тебе?!» С другой стороны стоял Стас, с такой же лентой. Этот субъект, в отличие от своей «напарницы», блестел, как начищенный таз!
Наконец регистраторша, получив согласие от жениха, спросила, согласна ли невеста стать женой. Ленка уже было набрала в грудь воздуха, чтобы выпалить заветное «да», но тут закрытые двери зала №4 с грохотом распахнулись, а на пороге стоял высокий голубоглазый мужчина, он мгновенно увидел ту, к которой несся через всю Москву.

***
Проклиная пробки вечно шумного мегаполиса, которые задержали его надолго до банальности. Наконец, добравшись до бежево-кремового здания дворца бракосочетаний, по мнению физрука очень уж смахивающего на торт, он оставил машину внизу, а сам помчался по ступенькам туда, где сейчас уже точно «все началось».
Тайфун по фамилии Степнов влетел в приоткрытую дверь и кинулся к дежурной.
– Кулемина! – назвал он дорогую сердцу фамилию.
– Что?! – не поняла молодая женщина.
– Где проходит регистрация Кулеминой и Гуцулова?!
– А… – Девушка углубилась в изучение списка. – Зал № 4. – Констатировала она, но подняв глаза, уже не увидела перед собой никого.
Вот они, двери… Еще секунда сомнений… Но нет, раз уж пришел, раз уж доехал, значит нужно действовать! Он толкнул створки, и они неожиданно легко поддались, возвестив о прибытии нежданного гостя. Тут же он поймал ЕЕ встревоженный взгляд. И начался немой разговор, которого они оба так ждали.
– ТЫ?!
– Я!
– Зачем ты здесь?!
– А ты не догадываешься?!
– Догадываюсь, но все это зря!
– Нет, не зря! Зачем тебе это все?!
– Это мое решение.
– Это твоя ошибка.
– О чем ты думал раньше?!
– О тебе.
– Неправда. Ты всегда думаешь только о себе!
Разговор двух пар глаз прервало восклицание регистраторши.
– ОЙ! А вот и опоздавшие гости. Вы, мужчина, проходите, не волнуйтесь, самое главное впереди, мы ждем ответа нашей невесты. Итак, Елена, вы согласны стать женой Игоря Гуцулова?!
– НЕТ! – взмолились голубые глаза.
Но Лена уже не увидела этого крика. Она обернулась и, сжав кулаки, сказала: «да».
Два сердца, замершие секунду назад, пустились вскачь. Одно – сердце молодого парня, стоящего по левую руку от невесты радостно прыгало в груди, и злорадно хихикало над другим, почти обреченно глухо стучащим сердцем голубоглазого брюнета.
Когда в зале появился Степнов, Игорь даже испугался, но когда Лена сказала свое «да», он совсем успокоился, ведь вместе они были уже больше полугода. Да и свадьба – это ее инициатива. Значит, все будет хорошо.
– Дорогие молодожены, подойдите и оставьте свои подписи. – Продолжала женщина. Виновники торжества тронулись с места, но тут зал №4 огласил срывающийся мужской голос:
– Лена!
Девушка вздрогнула. Степнов растолкал гостей и подошел к паре. Путь ему преградил Игорь.
– Вам лучше уйти.
– Нет, я не уйду, мне нужно поговорить с ней.
– Вам не о чем с ней говорить!
Оркестр замолк, гости, те, кто был посвящен в историю треугольника, замерли в ожидании, те же, кто не знал об этой истории, тоже замерли, но уже от удивления.
Регистраторша смотрела на разыгравшуюся сцену свысока, пыталась призвать к порядку, но почувствовала на своем запястье чью-то руку, посмотрела на Леру, которая согласно кивнула, прося не вмешиваться, и успокоилась.
А невеста мягко коснулась плеча будущего мужа.
– Подожди, Игорь, я хочу услышать, что же он хочет мне сказать!
Парень посмотрел в ее решительное лицо и немного отошел, чтобы «если что» встать на защиту своей любимой.
– Лен, – Виктор был рад, что ему дают высказаться, но радость тут же пропала, потому что слов не оказалось. Ведь уже почти все решено, главные слова сказаны, она согласна выйти замуж за другого. Что тогда здесь делает он?!
Все, что Виктор готовил эти несколько дней, как только узнал о свадьбе, улетучилось из пульсирующего пустотой мозга. Все зря! Все это действительно было зря, ведь он хотел поговорить с ней «до»… А теперь получалось, что пришел в самый неподходящий момент. Или в самый что ни на есть подходящий?
– Лен…
– Вы что, язык проглотили?! Виктор Михалыч?! У нас, между прочим, здесь не собеседование, я не собираюсь слушать вас вечно!
– Лена, не надо…
– Что не надо?!
– Не делай этого, ты будешь жалеть…
Игорь хотел шагнуть на Степнова, но Лена его отстранила.
– Подожди, любимый…
Последнее слово резануло Виктора по сердцу, но он решил идти до конца.
– Все это ошибка… Ты слышишь, я люблю тебя!
– Да?! – девушка недоверчиво усмехнулась. Она кивнула на Гуцулова. – А он меня тоже любит. Вот попробуйте мне привести хотя бы один довод, что вы чем-то лучше него, тогда я обещаю вам, что этой свадьбы не будет.
Игорь снова рванулся, но уже в сторону Лены. Теперь его порыв остановил Стас.
– Подумай сам, – шептал он на ухо другу. – Что он может сейчас ей сказать?! Да и вообще, ты же не тащил ее сюда, она сама пришла, так что бояться нечего. Пусть поговорят. В последний раз. Пусть.
– Ты… не любишь его, – только и нашелся Степнов.
– Ха! Во-первых, вы не можете этого знать, – парировала Лена, нагло смотря в его глаза, пытаясь понять, чего она сама добивается. – Во-вторых, это не аргумент. Потому что принижение достоинств противника, не есть увеличение своих достоинств. Этот трагический фарс затянулся! Еще попытки будут?
Виктор судорожно перебирал все возможные варианты, но так и не нашел, что сказать. Тогда у него оставался последний шанс. Он стремительно шагнул ближе к невесте, горячо выдохнул ей прямо в лицо: «будут» и… Лена сама не поняла, как она оказалась в его крепких, почти стальных, но вместе с тем безумно нежных объятьях. Губы встретились так неожиданно, что девушка не успела отстраниться, но через секунду она и думать забыла об этом. Ей было тепло, даже горячо от его пульсирующей нежности, от его беспрекословной дерзости! Еще бы! Осмелиться поцеловать невесту, не будучи женихом. Все гости, мягко говоря, были в шоке, регистраторша готова была грохнуться в обморок, а Лерка улыбнулась и переглянулась с девчонками, кажется, все налаживается, может быть, если Ленка решится, то все будет хорошо.
Игорь находился в шоке, он не то что с места сойти, он вздохнуть не мог!
Наконец, первый в их жизни, такой спонтанный, такой неадекватный, такой свежий и необходимый им обоим поцелуй закончился! Лена оторвалась от него и посмотрела в такие близкие глаза. А он утонул в ее взгляде. И снова немой диалог.
– Ну, и что?!
– Аргумент принят?
– Да.
– И что теперь?!
– Бежим отсюда, а иначе тут сейчас такое начнется…
– Бежим…
Степнов подхватил на руки самую прекрасную невесту и вылетел из зала бракосочетаний №4. Во дворе их уже ждала машина. За рулем сидел Рассказов и улыбался до ушей!
– Ну, что, украл невесту?!
Степнов ничего не ответил, ему было не до этого, он снова целовал ее. Свою любимую, свою дорогую, родную и бесценную. А Ленка поначалу смущалась, еще бы, в машине два учителя (пусть и бывших), а она целуется с одним из них…
Как же долго она об этом мечтала!

***
Машина катила по ночной Москве, сзади сидели двое влюбленных, а за рулем уже немного раздраженный историк. Виктор и Лена потребовали от него быть сегодня для них пусть не шафером, так хотя бы шофером. Уже не стесняясь, Ленка расшнуровала корсет и теперь прижималась к любимому человеку, и дышала его спокойствием. Как ни странно, ничего не хотелось. Хотелось вот так сидеть всю жизнь и чувствовать его рядом, и смотреть в окно, где бегут мимо деревья, здания, секунды, минуты, года…
– Эй! Влюбленные… – Рассказов обернулся. – Может вас домой отвезти…
– Не надо, Игорь Ильич… давайте еще покатаемся… – Лена вздохнула. – Не хочу домой… А ты, – она тыкнула пальцем в грудь любимого. – Ты мне еще свадьбу должен! Знаешь, как я настраивалась долго, так хотелось праздника!..
– Да хоть завтра! Лен! Выходи за меня…
– ОЙ… Нет.. давай не завтра… Давай…
Но договорить она не успела. Рассказов в очередной раз пытался спрятать глаза, отвлечься на дорогу!
Ну, вот, опять целуются! Им что, больше делать нечего?! Да уж! У влюбленных все сводится к одному

Спасибо: 41 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 160
Зарегистрирован: 14.05.09
Откуда: Россия, Волгоград
Репутация: 15

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: операторНовогодний ОвцеОскар: За волю к победе
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.07.09 22:36. Заголовок: Название: Вариация ..


Воть! Я опять пришла! Сессия наконец, закончилась! Работа навалилась всей своей мощью, но я нашала свободную минутку, чтобы вас порадовать!
Как всегда, большое спс Kristеnke!
Всем приятного прочтения моей новой вариации

Название: Вариация 7. Ночь мыльных пузырей
Автор: Aгата
Жанр: Romance
Рейтинг: PG
Пейринг: КВМ
Статус: Закончен
От автора: … поздно ночью…



Мыльные пузыри – это кусочек детства.
Когда их пускают малыши, испытываешь море умиления! Вот и сейчас во дворе Кулеминых дети гоняются за ароматными переливчатыми шарами, лопают их и снова надувают.
Ленка в детстве тоже любила эту шалость, но вот ей уже семнадцать, и стоять посреди улицы с флакончиком душистой мыльной воды и палочкой было как-то неадекватно.
Лерка подошла к грустящей подруге и положила руку на плечо.
– Ты чего такая?!
– М?! – девушка отвлеклась от своих раздумий. Она вспоминала свое детство, улыбки родителей, бодрый смех дедушки, любовь всех близких. А теперь?! Что у нее есть теперь?! Родители постоянно в разъездах, она и не помнит, когда в последний раз видела мамину улыбку, а не усталые чуть приподнятые уголки губ. Вместо смеха в их с дедом квартире все чаще раздавался кашель и охи. А любовь?! Зачем ей вся эта любовь, если одну, которую она так ждет, так желает, у нее отнимают.
– Ленк, ты чего такая загруженная-то?!
– Да, нет, ничего. Просто думала, что вот кончится детство, кончится школа, кончится и проблемы.
– А что?! Все не так?!
– Совсем не так… ЕГЭ я сдала неважно, да и поступать никуда не хочется, знаешь, руки буквально опускаются.
– Да, что случилось-то?! Подруга, на тебе лица нет! Завтра же выпускной! Всю ночь гулять будем! Подумай лучше об этом! А про экзамены потом! Сейчас главное что…
– Что?!
– Оторваться на выпускном по полной! Он же один раз в жизни бывает! Тем более, вы завтра играете! Лен, а ты споешь?!
– Что?!
– Ну, помнишь, ты мне играла…
– «Последний шанс»?! Нет, что ты! Он же все поймет!
– А тебе что еще надо?!
– Лер! Я не хочу! Я… боюсь!
– Чего, Ленка, чего ты боишься?! Ведь это действительно твой последний шанс! Ты прекрасно знаешь, что вы с ним две половинки одного целого.
– А Светочка… Она же не переживет! Да и Виктор Михалыч не сможет с ней так поступить… он же благородный!
– Что Светочка, что Светочка?! Ты думаешь, она будет счастлива жить с человеком, который ее не любит? Да он не благородно поступает, а глупо! Как ты этого не понимаешь?!
– Это ты не понимаешь! – Ленка дернула плечом и отошла от окна. – Я не хочу идти завтра на выпускной.
– В смысле?!
– Нет, я пойду, конечно, чтобы девчонок не подводить! Но после концерта сразу уйду. Мне больно! Понимаешь ты?! Больно! Я не могу ему ничего сказать! НЕ-МО-ГУ!
– Не можешь – научим, не хочешь – заставим! – Строго сказала Лерка и вышла из комнаты.

***
Ленка стояла на сцене и пыталась спрятать глаза. Длинная челка надежно скрывала их лихорадочный блеск, тонкая нитка жемчуга холодила пылающую шею. Было жарко и очень неудобно в этом платье.
И вот, наконец, песни кончились, и девочки уже собрались спускаться со сцены. Но тут к ним подлетела Лера и что-то шепнула на ухо Аньке. Та кивнула. Лена не успела ничего сообразить, как на сцене остались только они с Лерой и стул…
– Дорогие выпускники, родители, учителя… – Лера взяла за руку подругу, собравшуюся по-тихому слинять. – Сегодня день особенный! Для всех нас! Точнее уже, конечно, ночь, но это не помешает двум влюбленным заметить друг друга в толпе! Тем более под такую замечательную песню! Сегодня у многих из нас есть последний шанс сказать друг другу что-то важное, правда, Лен?!
Кулемина нервно кивнула, понимая, к чему ведет подруга, но уходить сейчас было глупо, значит, придется играть.
Она присела на стул и закрыла глаза. Будь что будет. Вместо своей басовой гитары в руках у девушки появилась черная акустическая, это, кажется, Лера постаралась. Первые аккорды девушка взяла неровно, как-то нервно, но потом глубоко вздохнула и запела чуть дрожащим голосом.
– Последний шанс забыть тебя –
Влюбиться по уши!
И ничего вернуть нельзя
Охрипшим голосом…
(Действительно, что она хочет вернуть?! И зачем?! Зачем это все?! Он же сейчас все поймет… И ему будет еще больнее!)
Кому нужны теперь слова:
«Я не всегда была права!»
Ну, как же мне поверить вновь
В ту безупречную любовь.
(Да, я неправа, я во всем неправа! В том, что вот сейчас пою, в том, что молчала слишком долго, в том, что позволила ему сделать эту ошибку. И все из-за этой чертовой любви!)
Зачем, зачем, зачем…
На этих словах Ленка открыла глаза, почувствовав на своей щеке холод. Это к ее разгоряченной смущением и волнением коже прикоснулся мыльный пузырь. И еще один! Интересно, откуда их здесь столько?!
Ленке показалось, что это ливень пузырей ароматных мелких и крупных, переливающихся радугой несется прямо с неба.
Свет софитов слепил глаза, и она не видела его взгляда. Голубого пристального взгляда.
Песня закончилась. Ленка встала, на ватных ногах поклонилась, сошла со сцены. Из глаз брызнули слезы, хотелось скорее уйти, убежать, скрыться от всех! Потому что она знала, половина зала прекрасно поняла, о ком была эта песня. И он понял… И ей так не хотелось видеть его извиняющееся лицо, его вытянутые в грустную улыбку губы и глубокие, полные тоски и безысходности глаза. Он ничего не может изменить, он дал слово… дал не ей. Но если он это слово нарушит, Ленка первая перестанет его уважать.

Месяц прошел так быстро, что Лена и сама не поняла, что после выпускного она не видела никого из подруг. Поначалу она просто сбрасывала звонки, а потом про нее все забыли. У каждой были свои проблемы, и никому не хотелось заниматься глупой любовью теперь уже выпускницы и бывшего физрука.
Лерка уехала к себе в колледж, написав прощальную sms. Девочки готовились к поступлению, а Гуцул готовился к свадьбе с Полиной. Недавно Ленка нашла в почтовом ящике маленькой розовое приглашение на завтрашний день, хотелось поздравить друга, но не хотелось видеть все эти извиняющиеся и сочувственные лица. Она решила не ходить. Бессонными ночами у нее появилось новое занятие. Она выходила на улицу и, садясь на жаркий, пышущий зноем асфальт, дула мыльные пузыри. Они опускалась на серую гладь мостовой и лопались, даря прохладные брызги.
– Привет.
Лена вздрогнула. Подняла голову и увидела его светлую улыбку.
– Можно?! – Он не дождался ответа и присел рядышком. – Ты чего тут сидишь?! Первый час уже!
– Не спится. – Она отвела взгляд и спрятала мыльные пузыри.
– Дай, попробовать! – Виктор протянул руку за баночкой и заглянул под челку в зеленые глаза, наполненные то ли страхом, то ли удивлением.
– Я тебя долго искал… После выпускного…
– Зачем?
– Лен… – Он выпустил стайку пузырей прямо на нее. – Я люблю тебя! И если ты захочешь…
–А если не захочу? – Девушка от неожиданности выпустила колючки.
Он молча ухмыльнулся и поставил баночку на асфальт, и присел перед ней на колени.
–А как же Светлана?..
– Черт с ней…
И Виктор подтянул Лену к себе, коснувшись губами ее щеки, почувствовал соленую слезу.
– Ты чего?!
Девушка только покачала головой и всхлипнула.
– Любимая моя…
И он уже более смело прикоснулся к ее лицу, прикрыл глаза, нашел губами ее губы и постарался вложить в этот поцелуй всю нежность, которая у него была к этой девушке. А она сначала нехотя, потом уже более страстно стала отвечать.
– Витя… – еще раз и еще раз… поцелуй за поцелуем. И лишь несколько секунд на то, чтобы перевести дух и посмотреть друг другу в глаза.

– И все-таки… Как же Светлана Михайловна?!
Ленка сидела у него на коленях и дула мыльные пузыри, выпуская их большие стайки в ночной густой летний воздух.
– Лен, не поверишь… – Он провел по ее щеке тыльной стороной ладони и тоже дунул в кружочек, покрытый переливчатой пленкой, превращая её в волшебные шарики счастья. – Она оказалась моей сестрой!
– Да?! – Девушку начал разбирать смех. – Ну надо же!
– Вот так… По отцу… А ты идешь на свадьбу к Гуцулу…
– Только с тобой!
– Вместе! А что будем дарить?!
– Мыльные пузыри! МНОГО- МНОГО!
И она снова нежно подула, вытянув губы трубочкой. А Виктор поймал их своими губами, целуя уже совсем смело, чувствуя полное на это право!


Спасибо: 28 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 167
Зарегистрирован: 14.05.09
Откуда: Россия, Волгоград
Репутация: 17

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: операторНовогодний ОвцеОскар: За волю к победе
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.07.09 20:21. Заголовок: Все будет хорошо... Я узнавал!


Название: Вариация 8. Все будет хорошо … я узнавал.
Автор: Aгата
Жанр: Angst, Deathfic, POV
Рейтинг: PG
Пейринг: КВМ
Статус: Окончен
От автора:… Может быть, первый поцелуй стал последним…

Предупреждения:
Этот фик кардинально отличается от всего моего творчества.
Во-первых, я впервые пробую писать в этих жанрах, так что не гарантирую чего-то сверхъестественного. Просто пришло чего-то на ум… точнее, на сердце!
Во-вторых, все, кто привык к моим розовым сахарным соплям, могут спокойно пролистывать этот фик. Он писался очень тяжело, да и читать, я думаю, его будет непросто.
В-третьих, фик достаточно маленький, так что продок будет всего две. Сегодня и завтра.

Что ж, тем, кто еще здесь, желаю приятного прочтения… Если это возможно в жанре Deathfic.
Всегда ваша Агаша!



У этого фика появился замечательный стих-эпиграф,
за что ОГРОМНОЕ СПАСИБО Танечке!

Komarova
пишет:

 цитата:
Ты защитил меня, а я спрошу: "Зачем?"
Ты сам погиб, мне жизнь мою оставив.
Ну почему так дороги мы тем,
Без кого мира просто не представить?!

Как жить теперь мне без тебя, скажи?
Как по земле ходить, когда тебя нет рядом,
А в глубине израненной души
Убитая любовь бесщадно травит ядом?

Ведь без тебя меня самой не стало,
Исчезли боль, эмоции, страданья.
И всё, что мне теперь осталось -
Существовать, храня воспоминанья.

Мне не забыть тех ярко-синих глаз,
Что с нежностью и добротой всегда смотрели,
Что взглядом согревали сотни раз,
Что о любви сказать мне лишь успели.

Мне не забыть твою улыбку счастья,
Что жизни мне дорогу освещала,
Что уносила прочь мои ненастья,
Что от ночных рыданий защищала.

Мне не забыть твои прикосновенья,
И голос твой, что нежности был полон,
Что мог развеять все мои сомненья...
Твой образ навсегда ко мне прикован.

Ты жизнь мне подарил когда-то вновь,
И не вернёшься больше никогда.
Но я клянусь, я сохраню любовь,
И пронесу её через года!



Спасибо: 6 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 168
Зарегистрирован: 14.05.09
Откуда: Россия, Волгоград
Репутация: 17

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: операторНовогодний ОвцеОскар: За волю к победе
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.07.09 20:22. Заголовок: Посвящается всем жер..



        Посвящается всем жертвам терроризма.
        Светлая память героям, заслонившим ребенка Беслана.
        Вечное уважение и скорбь по погибшим защитникам
        Родины и справедливости.


Пролог
Он в последний раз улыбнулся ей и тихо сказал: «Все будет хорошо, я узнавал. Ты только главное не отчаивайся, не лезь на рожон. Все… Физкульт-привет, Куле...». Договорить сил не хватило. Закрыл глаза. Тяжело выдохнул.
– Виктор Михалыч, подождите! Не уходите… ПОЖАЛУЙСТА, НЕТ! – По щекам потекли слезы. Девушка нагнулась к его лицу и стала что-то шептать. Потом нежно коснулась его губ своими губами. Но ответа не последовало. Поняв, ЧТО случилось, светловолосая девушка распахнула свои зеленые глаза и прошептала: «Вы убили его!».
Ее слова были услышаны высоким человеком, затянутым в камуфляж.
– А ты что думала, мы здесь в игрушки играем? – Зло хмыкнул он ей в ответ из-под черной маски.
Девушка спокойно опустила со своих колен тело учителя, последний раз провела ладонью по дорогому лицу от виска до ключицы, оставляя тонкую рдяную полоску.
– Вы убили его! – Она повысила голос. Но девушку уже никто не слушал. Ее глаза потемнели и налились яростью. Лена, не понимая, что делает, вскочила и молнией метнулась к приземистому человеку, отвернувшемуся и на минуту потерявшему бдительность. Белая футболка, руки и голубые джинсы девушки были выпачканы в красном. Это кровь. ЕГО кровь! Теплая, липкая, пахнущая им, хранящая еще его тепло, его нежность и любовь, его жизнь, упорхнувшую неизвестно куда. Жизнь человека, которого она любит больше всего на свете. ДА! Любит! И будет любить всегда! А что теперь стоит ее собственная жизнь?… Жизнь без него!
Никто не ожидал от маленькой девочки такой прыти. Это дало Лене фору в пару секунд. Она яростно налетела на того, кто минуту назад спустил курок, отбирая у нее смысл жизни. Мощный удар в висок, подсечка… Выстрел. Они почти одновременно оказались на полу. Жестокий мужчина и храбрая девочка.


Часть 1
С самого детства мне было очень интересно, как это – «умереть». Когда погиб отец, мне было четыре года. Мать тогда просто сказала, что он умер, ничего не добавляла. А я не понимал, что это такое, улыбнулся и спросил, когда же он вернется. Но мама только горько заплакала. Проходили дни, недели, месяцы, а я все ждал отца, думая, что он опять уехал в длительную командировку. Мать начала пить и ничего мне не объясняла. Наконец, во дворе кто-то из мальчишек по-простому, по дворовому объяснил мне, что такое «умереть». Я в ужасе прибежал к матери, а она только хрипло плакала и роняла на мою желтую футболку крупные слезы, пахнущие водкой.
Я начал бояться ее, точнее бояться, что она тоже может «хлоп и нету!». Поэтому начал убегать из дома. Мне было страшно оставаться с ней наедине.
Только когда пошел в школу, этот страх понемногу начал проходить. Учительница физкультуры, Инна Геннадиевна, взяла надо мною шефство. Она и стала для меня второй мамой, объяснив, что умирая, человек переходит в лучший мир. Она еще очень много объяснила мне. А все после того случая, как я чуть не прыгнул из окна.
Кажется, это был первый класс. Я стоял на втором этаже, недалеко от спортзала. Зима набирала обороты, снег валил большими хлопьями и покрывал двор белоснежной пеленой.
«Интересно, – думал я. – А если я упаду, то умру сразу, или мне будет сначала больно?!»
Решил проверить. С трудом залез на подоконник. Долго с интересом отрывал бумагу, которой были «утеплены» створки окон. До сих пор не понимаю, как люди проходили мимо и не обращали внимания на семилетнего пацаненка, стоящего на подоконнике! Наконец, мои старания увенчались успехом. Щеколды были отодвинуты. В коридор ворвался вихрь снежинок, а я уже наклонился над бездной и думал, как лучше прыгать – просто шагнуть или «нырнуть», или, может быть, просто сильнее нагнуться, чтобы тело перевесило. Но сзади меня обхватили горячие сильные руки. Высокая женщина в спортивной форме стянула меня с моего эшафота и быстро закрыла окно.
– Ты чего, малыш? – Она встревожено и серьезно посмотрела мне в лицо.
– Прыгнуть хотел, – честно признался я.
Женщина схватила меня за руку и отвела в инвентарную, посадила на козла и приказала сидеть, никуда не двигаться.
Наверное, с того самого дня я полюбил этих тренировочных «животных». Десять минут я ловко управлял своим конем. А когда вернулась Инна Геннадиевна вместе директором и моим классным руководителем, уж и думать забыл о своих экспериментах.
С тех пор я все чаще бывал в спортзале. Стал оставаться на секции и кружки. Потом мы пили чай, говорили. Я рассказывал моей спасительнице о том, как мы живем с мамой, а она угощала меня вкусными пирогами. Школа стала для меня вторым домом, а Инна Геннадиевна – первым самым родным человеком. Когда я выпустился из физкультурной академии, то вернулся в родную школу и начал преподавать физкультуру. Дети стали называть меня Виктор Михайлович.

Часть 2
А она?.. Она погибла, переходя дорогу. Какой-то водитель сел за руль далеко в нетрезвом состоянии и сбил сорокалетнюю преподавательницу физкультуры, идущую по «зебре»!
Тогда я во второй раз хотел что-то сделать с собой. Но уже не из любопытства. Мне было так больно, что хотелось скорее прекратить эту муку. Мне было двадцать, а жить не хотелось! Но на третью ночь после похорон Инна Геннадиевна пришла ко мне во сне, долго и весело отчитывала.
– Степнов! Это что за штучки такие?! Я, значит, тебя растила, пирожками кормила! А кого, получается, вырастила?! Мямлю-суицидника?! Ну, ты, Витюш, даешь! Чтобы даже мыслей таких больше не было!!! Ты у меня кто?! Мужик. Вот и будь мужиком! Как же мать? Да и ребята в школе тебя любят, как они отреагируют, подумай… тебе жить нужно!
Да, она была уникальной женщиной. Она научила меня любить всех вокруг, даже мать-пьяницу, научила улыбаться широко и открыто, смеяться громко и весело, помогать без желания получить что-то взамен. Любить мне нравилось больше всего. Искренне и сильно. Я любил ее как мать, а она меня как сына. Она часто говорила, что моей девушке очень повезет, что свою жену я сделаю самой счастливой на свете. Оставалось только найти ту, которая будет моей Единственной. И я нашел…
Ей всего шестнадцать, но я люблю ее больше жизни. Она моя ученица, но я не могу смотреть на нее только как на ребенка. Она внучка моего друга, но я не представляю другую рядом с собой. У нас с ней разница в восемнадцать лет, но я чувствую себя самым счастливым человеком на Земле, когда она мне улыбается. Пусть она ничего не знает о моих чувствах, но пока рано… Пусть закончит школу, тогда и разберемся. А пока пусть просто улыбается мне, приглашая на чай от имени деда, и смеется, попадая баскетбольным мячом прямиком в корзину. Пусть все будет так, как есть…


Спасибо: 23 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 172
Зарегистрирован: 14.05.09
Откуда: Россия, Волгоград
Репутация: 18

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: операторНовогодний ОвцеОскар: За волю к победе
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.07.09 10:35. Заголовок: Часть 3 Сегодня у ме..


Часть 3
Сегодня у меня по расписанию первый урок в ее классе. Никогда в жизни так не торопился на работу. Будильник не разбудил, видно, села батарейка, поэтому проснулся за час до начала урока. А нужно еще одеться, приготовить холостяцкий завтрак из яичницы и кофе. Но все как будто настроилось против меня. У любимой рубашки оторвана пуговица, поленился вчера пришить, придется одевать футболку. В ванной разбил стаканчик с бритвенными принадлежностями. Когда собирал осколки, порезал палец. Быстро обработал, заклеил пластырем. Левой рукой бриться получилось не совсем красиво. Снова порезался, но теперь пострадала щека. Завтрак пришлось сократить только до чашки кофе. Второпях разлил половину на джинсы. Снова пришлось переодеваться. Выбежал из подъезда за десять минут до начала урока, благо, живу около школы.
Залетаю в спортзал со звонком, кивком ловлю веселое и дружное: «ЗДРАВСТВУЙТЕ, ВИКТОР МИХАЛЫЧ!». Отдышавшись, окидываю взглядом класс, вот она, моя Лена Кулемина. Высокая блондинка с зелеными глазами. Улыбается и смотрит на меня из-под длинной челки.
– Ну, что стоим, что смотрим?! – Громыхаю на весь зал. – Десять кругов по…
Договорить не успеваю. Дверь открывается, и в помещение залетают четверо мужчин в камуфляже с автоматами.
Плохо соображаю, что происходит, но по приказу, вслед за ребятами ложусь на пол. Это что за шутки?! Боже! Что за утро-то такое!
Нет, не шутка и не розыгрыш. Еще двое мужчин заводят в зал еще полторы сотни человек. Это наши ученики и учителя. Вот жмется к стенке завуч Людмила Федоровна, рядом прячется за спины старшеклассников маленький «колобок» литератор Милославский. Ирина Ренатовна, химичка и невеста моего друга историка Игоря Ильича смотрит в мою сторону и пытается сдержать слезы. А где же сам Рассказов?! Черт! Так у него же сегодня нет двух первых уроков! И директора тоже нет. Он обычно появляется к девяти часам.

Часть 4

Заложники – это звучит страшно.
Прошло уже четыре часа.
Школу оцепили части милиционеров, ОМОНа и прочие вооруженные силы. Но с террористами они не могут найти общего языка. В окнах спортзала стоят ученики. Это для того, чтобы снайперы не смогли просмотреть здание. Среди ребят есть и мои ученики. Наташа Липатова, грустно опустив голову, смотрит во внутренний двор школы и от усталости может только дрожать всем телом, мне все время кажется, что она сейчас упадет, двигаюсь ближе к ней, чтобы успеть поймать, если что. Стас Комаров стоит, не шелохнется, напряженная спина в красной рубашке выделяется на фоне тусклого грозового неба за окном. Он волнуется. И в первую очередь не за себя, а за свою девушку – Леру Новикову, которая тоже здесь, внизу. Я знаю это точно, потому что мои мысли тоже сейчас занимает в первую очередь не моя жизнь, а жизнь моей любимой.
Лена сидит чуть в стороне, я не могу к ней подобраться, поэтому только переглядываюсь, периодически ловя на себе ее взгляд, пытаюсь как-то подбодрить! Все будет хорошо, Кулемина! Я узнавал!
В рации зашуршал голос начальника одного из подразделений. Он в очередной раз пытается уговорить террористов сдаться, но все безуспешно. Я огляделся. Да уж! В зале шестеро мужчин в черных масках с автоматами, пистолетами, другими боеприпасами. Так и вспоминается 1 сентября в Беслане. Очень надеюсь, что сегодня все кончится более оптимистично. Эх! Был бы здесь Рассказов… А так… Что я могу сделать против шестерых здоровых мужиков? Кто со мной?! На Милославского рассчитывать не приходиться, а все более-менее нормальные парни стоят на подоконниках. Четко они все рассчитали. Ленка смотри на меня и почти плачет. Волнуется за деда. Он у нее писатель, впечатлительная натура, да и еще к тому же сердечник. Эх! Петр Никонорыч! Не подведите! Вот, выберемся, сразу к вам на чай с малиновой вареньем, только дождитесь.
Главарь – приземистый мужчина лет сорока. Начал что-то громко говорить на своем языке. Послушав ответы с разных сторон зала от своих людей, он включил рацию и с акцентом сказал грубо и беспрекословно:
– Если задержка продлится еще десять минут, мы начнем расстреливать заложников.
Что-то кольнуло меня прямо в сердце. Не может быть, чтобы нашим военным жизнь людей стала дороже, чем какие-то деньги… Да, эти уроды просили деньги и, кажется, освобождения каких-то своих сообщников из мест не столь отдаленных.
Пошли томительные минуты. Ответа так и не последовало. Мужик указал на четверых девчонок и приказал им встать. Я оглянулся, сердце на секунду замерло. Палец в черной кожаной митенке указал на Леру Новикову, Риту Лужину, Таню Авдееву и … Лену… Мою Лену! В горле встал комок. Девочки не двинулись с места. Только Она, смело, с вызовом во взгляде, поднялась с пола и пошла вперед.

Часть 5
В глазах помутнело. Я ничего не вижу, кроме медленно, но уверенно двигающейся Лены. Поднялся. Быстрым шагом преградил ей путь, встал между девушкой и террористом.
– Не трогайте детей, изверги! – Вырвалось у меня слишком грубо. Руки, расставленные в стороны, немного дрожат. Я стараюсь унять эту дрожь, но слишком уж хорошо понимаю, к чему это может привести.
– УЙДИ! – Приказывает мне этот страшный человек. А я чувствую ее взгляд на своей спине и не трогаюсь с места.
– Если вам нужно кого-то убить, стреляйте в меня!
– Глупый! – Я не вижу из-за маски, но понимаю, что он ухмыляется. – Неужели ты не понимаешь, что если я убью тебя, то ничто мне не помешает через секунду перестрелять половину этого зала.
Он обвел ребят дулом автомата. «Дурья твоя голова! Я все прекрасно знаю, представляю, на что иду! Но зачем об этом говорить. Ведь ты пугаешь! Пугаешь всех, а в первую очередь – ее. Ту, ради которой я сейчас готов на все!»
– Уйди! – Повторил он.
– Нет.
– Виктор Михалыч… – ее шепот резанул ухо. Голос дрожит, в нем слышатся слезы. Я боюсь обернуться, мне нельзя видеть ее слез. – Не надо… уйдите…
– Лен, – я не поворачиваюсь, но повышаю голос. – Сядь на место!
– Стой, девочка! – Крикнул взбешенный террорист. Автомат нацелился мне в живот. Страшно?! Не совсем. Просто так и не объяснишь, что я сейчас чувствую.
– Стреляй! – Кричу я с вызовом, потому что молчать нет сил. Нервное напряжение сводит с ума.
Хлопок. Не автоматная очередь, а именно холопок. Как будто кто-то дернул за нитку новогоднюю хлопушку. В животе поселилась шаровая молния. Она мгновенно вспыхнула и сожгла все, что там было. Пуля, кажется, вошла чуть ниже солнечного сплетения и застряла внутри, пуская болезненную пульсацию по всему телу. Огонь разлился от раны, каждая клеточка взвыла от боли. В пальцы ног и рук ударил гром. Больно! По инерции отошел пару шагов назад. Молча, стиснув зубы, смотрю в глаза тому, кто стрелял. Это был не главарь, а один из его подручных. Ни я, ни главный террорист не заметили, как он подошел и выстрелил в меня почти в упор.
Почувствовал ее руки, они обхватили меня, и я без сил упал в них. Она аккуратно опустилась на пол и положила меня на свои колени. Боль из груди резким рывком дошла до мозга и резко отключила все чувства. Это болевой шок, я знаю, но так страшно, когда так резко становится НЕ БОЛЬНО! Да и не просто «не больно»! Я перестал чувствовать хоть что-то! Не могу пошевелиться, вижу ее глаза, они расширены от ужаса. Боже! Леночка, как же ты испугалась. Девочка моя! Как же тебя успокоить?! Нельзя, чтобы ты видела, как я сейчас… Нельзя, чтобы ты знала, что это из-за тебя. НЕЛЬЗЯ! Ведь я тебя слишком хорошо знаю! Ты будешь винить себя! Я слишком тебя люблю тебя, чтобы заставить страдать! Что же сказать тебе, милая?! Чтобы навсегда запомнила меня…Улыбаюсь…
– Все будет хорошо, я узнавал. – Усилие над собой. – Ты только, главное, не отчаивайся, не лезь на рожон. – Вот и все. Голос срывается. Но я еще не все сказал… Леночка, я не могу тебе признаться, потому что не хочу причинять боль. – Все… Физкульт-привет, Куле... – губы не слушаются! Глаза! Нужно закрыть глаза, чтобы ей не пришлось это делать после того, как они остекленеют.
Сквозь заложенные уши слышу ее шепот: «Виктор Михалыч, подождите! Не уходите… ПОЖАЛУЙСТА, НЕТ!».
Наклоняется ближе, я уже почти не слышу ничего… только дыхание совсем близко.
– Виктор Михалыч, миленький! Ну, послушайте! Не умирайте! Я же не смогу без вас! Я люблю, люблю, люблю! Простите, что раньше не говорила! Я вас безумно люблю! Только не уходите от меня.
Последнее, что я чувствую – это прикосновение ее губ. Она ловит мое последнее дыхание, срывая его с застывшей на моем лице улыбки.

Эпилог
– Сколько это может продолжаться! Лен! – Лера тронула подругу за плечо.
– О чем ты?! – грустная светловолосая женщина встала с колен и отряхнула с черных джинс могильную землю.
– Ну, вот, твои похождения сюда.
– А что, ты хочешь, чтобы я забыла все?!
– Лена! Прошло столько лет…
– Лер! Знаешь, о чем я подумала. А ведь ему тогда было столько же лет, сколько мне сегодня… – девушка посмотрела на дату рождения, обозначенную на памятнике.
– И?
– Я бы не смогла.
– Что?!
– Я бы не смогла, как он, защитить, заслонить, встать под автомат!
Ветер шелохнул волосы, женщина пригладила их и остановила руку на шее.


Я стою рядом со своей любимой. Только здесь, на погосте, где жизнь и смерть совсем рядом, я могу дотронуться до нее. Всем кажется, что это просто ветер перебирает ее локоны, но мы-то с ней знаем, что это я пытаюсь сказать, что всегда рядом.
В небесной канцелярии есть закон. Тот, кто ловит последнее дыхание мученика, становится вечным его должником. Я – «мученик»… подумать только! Когда я узнал, что у меня есть выбор – отправиться в вечность, в рай, в эдем, кому как больше нравится, или остаться здесь, охранять мою девочку, я, ни капли не сомневаясь, выбрал второе.
Это стало моим маленьким счастьем. Теперь я всюду следую за ней! Прошло много лет. А она почти не изменилась. Только вот в одном я согласен с Лерой. Не стоит так мучить себя.
– Лена, любимая моя… Ты меня не слышишь… но чувствуешь, я знаю.
Наклоняюсь к самому уху и в очередной раз, как и много лет подряд, каждый месяц двадцатого числа, когда она приходит на мою могилу, шепчу: «Отпусти… отпусти себя… Будь счастлива! Прошу тебя!»

Девушка подошла к куску гранита, называемому памятником, и погладила его улыбающемуся лицу любимого.
– Я не могу… Не могу без тебя!
– Лен, не сходи с ума, прошло восемнадцать лет! А ты до сих пор как тень!
– Тень?! Да… тень. Я его тень! Навсегда…
– А как же Игорь?! Он так любит тебя… Никитке уже десять лет! Неужели ты все это время думала только о нем?!
– О нем… – эхом отзывалась Лена, пытаясь прикоснуться к воспоминаниям того дня. Сразу после удара о пол девушка почувствовала жгущую боль на щеке. Пуля только царапнула скулу. Это было случайностью? Нет. Она почти физически ощутила ЕГО руку, которая отвела маленькую убийцу от ее тела. Еще через несколько секунд, в здание ворвался ОМОН, началась сумятица, новые выстрелы, но в тот день погиб только один человек. Один. Тот, которого так не хотелось терять.
– О нем… – повторила Лена. – И сына хотела Виктором назвать, но Игорь не разрешил.
Елена Гуцулова присела на корточки и протерла от пыли подножье памятника. И открылись последние строчки: Виктору Степнову – герою, защитнику и самому любимому человеку на свете.
Лена обернулась и почти почувствовала его прикосновение к щеке. Накрыла его ладонь своею.
– Все будет хорошо, Лер… Я узнавала.


Спасибо: 33 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 517
Настроение: Ожидательное...
Зарегистрирован: 14.05.09
Откуда: Россия, Волгоград
Репутация: 61

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: операторНовогодний ОвцеОскар: За волю к победе
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.02.10 21:17. Заголовок: Автор: Aгата Названи..


Автор: Aгата
Название: Ангел
Рейтинг: PG
Пейринг: КВМ… или ВАЛТ… кому как больше нравиться.
Жанр: Виньетка, Сонгфик, Все события вымышлены.
Статус: окончен
Посвящение:
Вот и день Святого Валентина. Все влюбленные празднуют его как профессиональный праздник. А я влюблена в овечество…

Этот фик посвящаю трем людям, без которых свою жизнь теперь вообще не представляю.


Ириш, ты – мое большое солнце. Просыпаюсь утром и мысленно желаю тебе доброго дня. Ты знаешь, как мне важно, чтобы у тебя все было хорошо. Хочется видеть тебя как можно чаще, и лучше всего, если ты будешь улыбаться! Все самое лучшее в жизни у меня связано с тобой, помни это!

Дашик… Ох, даже не знаю, что и сказать, ведь ты и так знаешь, кто ты для меня! Если я не вижу и не слышу тебя очень долго, то начинается ломка в прямом смысле этого слова. Хожу, кричу на всех, раздражаюсь и жду твоего появления. Нельзя так привязываться к людям, тем более к тем, кто находится так далеко от тебя, но я не виновата, это как-то само получается… просто в один прекрасный день я поняла, что жизнь прекрасна, если судьба познакомила меня с таким человеком, как ты!

Леночка. А ты всегда для меня была и остаешься безумно талантливым, необыкновенно ярким, самым теплым и родным человеком на свете!!! Я безумно горда, что могу называть тебя своей любимой мамочкой! Хоть слышимся и видимся реже, чем хотелось бы, но ты для меня – свет в окошке, который каждый раз, появляясь, дарит любовь и тепло!

Девочки, я вас ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ! И очень хочу, чтоб вы это знали. По-другому выразить свои чувства не сумею и не имею возможности, просто помните, что если вы пропадете из моей жизни, то и весь ее смысл пропадет. Будьте счастливы, тогда и я смогу… Вы ведь научите?!

Саммари:
Наутилус Помпилиус — «Крылья»
Скачать
Послушать


Ты снимаешь вечернее платье,
Стоя лицом к стене.
И я вижу свежие шрамы
На гладкой, как бархат, спине.
Мне хочется плакать от боли
Или забыться во сне.
Где твои крылья,
Которые так нравились мне?..

Обложка от Ne_первой

Спасибо, Солнышко!!!

Ангел

Каждый день он видел ее, каждый день называл по имени, каждый день улыбался своими голубыми огоньками, мерцающими в глазах, каждый вечер молился о том, чтобы завтра подарило ему новый день рядом с ней.
Каждый день она ловила его взгляды, каждый день отводила глаза, каждый день старалась ничем не показать, что он для нее больше, чем просто человек.
С каждым днем они становились все ближе друг к другу, несмотря на все предрассудки и косые взгляды. С каждым словом, брошенным, казалось, невзначай, влюблялись в голос, интонации, глаза, даже дыхание друг друга. С каждым новым взглядом они срастались душами. И уже ничто и никогда не смогло бы разлучить две идеальные половинки одного целого.
Это было их испытание. Быть рядом и знать, что они никогда не будут вместе, быть рядом, несмотря ни на что, и быть такими, какими хотят их видеть окружающие. Стараться скрывать чувства, порой превозмогая нереальное. Но все это было выше их сил.
И вот настал этот день, когда уже никто не сможет их осудить. Первый ИХ день. И пусть продолжают смотреть исподлобья, пусть ворчат и ругаются… У них теперь вся жизнь впереди. Вся жизнь, как на ладони. Вся жизнь, которую можно делить только на двоих.
Любовь?! Нет, что-то больше. Что-то важнее. Что-то искреннее, чище и ярче. Их двое во всей вселенной.
Самые близкие рады за них, желают счастья. Завистники шипят по углам, продолжают осуждать и придумывают, как навредить. А им все равно. Это их день. День на двоих. Он шумный, яркий, полный неожиданностей, счастья, слез и солнца.
Она плачет украдкой, скрывает от него бриллианты слезинок. Он и не догадывается, как много она отдает, чтобы быть счастливой с ним.
Он улыбается. Не может не улыбаться, глядя на свою любимую девочку. Он всегда про себя называл ее своей. Своей девочкой, своим солнышком, своим ангелом. И даже не представлял, насколько близко был к правде. Теперь он может говорить это вслух.
– Моя любимая… Моя хорошая… Моя родная… Моя, моя, моя…
А она просто улыбается, неловко поправляя складки на платье.
Как же он не привык видеть ее в таком шикарном одеянии. Эта девчонка всегда была для него пацанкой в порванных джинсах и растянутой футболке. Такую он ее и полюбил. Полюбил до такой степени, что готов был отдать полмира за один только ее взгляд, отдать всю жизнь за один только поцелуй. А теперь… теперь она его. Навсегда его!!!
Становится тише, и гости расходятся. Время за полночь, а они все никак не могут оторваться друг от друга. Пусть этот день навсегда останется в памяти…
А ночь? Ночь еще предстоит. Она станет лучшей в их жизни. Для нее – самая первая и незабываемая, для него – самая счастливая и желанная.
Она стоит лицом к стене и медленно тянет маленький потайной замочек вниз. А он подходит вплотную и целует тонкую белую шею.
– Позволь я…
Поворачивает лицом к себе, нежно касается губами горячей нежной кожи. Щеки, глаза, губы… Шея, плечи, кончики пальцев… Снова губы, теплые, соленые слезы…
– Не плачь, любимая…
– Я просто счастлива… И не могу не плакать, ведь рядом ты. Теперь навсегда.
Медленно расстегивает замочек, платье падает вниз. Ладони медленно, будто охотящиеся леопарды, движутся по спине от плечей к талии…
– Что это? – с ужасом спрашивает он, нащупывая две длинных, тонких, еще кровоточащих раны на лопатках девушки.
– Еще вчера там были крылья, – улыбается она…


Спасибо: 32 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 38
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 88 месте в рейтинге
Текстовая версия