Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 1572
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 63
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.09 11:36. Заголовок: Автор: Манюня. Мини-фанфики 2

Спасибо: 34 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 6 [только новые]







Сообщение: 2683
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.11.09 11:28. Заголовок: Автор: Манюня Редакц..


Автор: Манюня
Редакция: forget-me-not
Название: Секс в большом офисе
Рейтинг: R
Жанр: Fluff, Action, Виньетка, ООС, AU
Статус: окончен

Комментарии тутА
Предупреждение: я не умею писать R


Каждый день на протяжении всей жизни человек ежедневно сталкивается с разными людьми. Сталкивается взглядами. Иногда с равнодушными, иногда с заискивающими. Зачастую, потеряв визуальный контакт, эта встреча стирается из памяти как не несущая никакой информации. А бывает иначе...
Лена Кулемина дорожила местом ассистента в крупном рекламном агентстве. Взяли ее туда исключительно благодаря связям дяди, о чем ей не забывала ежедневно напоминать непосредственная начальница – строгая и консервативная женщина предпенсионного возраста.
Офис агентства располагался на восемнадцатом этаже делового центра – высотки из стекла и бетона, гордости взбесившегося архитектора. Здание было сконструировано диким образом, и абсолютно ненужный холл размером с приличный концертный зал был неизменным местом встреч всех работников пятидесятиэтажки.
Когда она в первый раз поймала на себе Его взгляд, Лена не помнила. Возможно, во время обеда в общем кафетерии. Возможно, в холле, когда, прижимая к груди огромное количество папок, скользила по полу. Дикие глаза. Взгляд, выворачивающий из души самое сокровенное и насмешливо кричащий о том, что он это может сделать. Ледяная голубизна была удивительно теплой. Лена с интересом исследовала безмолвного собеседника. Высокий, темноволосый, в модном свитере и джинсах.
Ориентировочно лет тридцать-тридцать пять.
Потом она постоянно чувствовала этот взгляд. Сама не отводила глаз – изучала.
Как-то раз брюнет подмигнул Лене. Лена улыбнулась в ответ.
Однажды, поглощая диетический салатик, Кулемина подняла взгляд. Яркие синие глаза спросили: «Все в порядке?»
Девушка усмехнулась и облизала пересохшие губы, медленно, кончиком языка, очерчивая контуры.
Мужчина оттянул ворот свитера – ему явно не хватало воздуха.
Лена, не теряя зрительного контакта, расстегнула пуговичку на блузке.
Незнакомец усмехнулся, одобрительно подняв брови.
Даже самой себе Кулемина не могла объяснить, почему эта игра глазами стала для нее так важна. Ни к чему не обязывающая, даже не флирт, но его взгляд она искала в толпе. В кафе пыталась занять место, с которого ей будет удобно наблюдать за ним.
Спустя пару дней начальница, устроив Кулеминой очередную взбучку, отправила ее вниз, встречать какого-то важного посетителя.
Проклиная дурацкий лифт, Лена снова и снова жала на кнопку вызова.
Лифт приехал и, громыхая, открылся. Пустой. Почти. Только Брюнет. Смотрел удивленно и ехидно одновременно. Немного отступил назад, приглашая войти.
Лена замешкалась на пару секунд и сделала шаг вперед.
Двери лифта закрылись, одновременно из кабинки исчез весь воздух. Легкое головокружение и покалывание в кончиках пальцев на ногах.
Девушка уставилась в пол, не в силах поднять глаза. По спине бежали мурашки, гул в ушах нарастал.
Не в силах справиться с желанием заглянуть в омут синих глаз, Лена вздернула голову и тут же у нее подкосились коленки. Помимо воли она задышала чаще...
Он задал вопрос. Глазами, едва дернув бровями. Она глазами ответила.
Не прерывая контакта, мужчина нащупал кнопку «стоп» и изо всей силы надавил на нее.
Лифт, дернувшись металлическими внутренностями, послушно остановился.
Шаг навстречу друг другу они сделали одновременно.
Он запустил руку ей в волосы, чуть сжал их у корней. Они впилась в его губы поцелуем. Безумным, распаляющим.
Незнакомец беззастенчиво расстегивал пуговицы на блузке.
Лена запустила руки под свитер, прикоснулась к горячей коже на спине. Чуть сжала пальцы. Прижалась крепче, вдыхая аромат парфюма.
Он сжал ее грудь, провел языком по шее, чуть прикусив мочку уха.
«Как будто знает меня много лет», - пронеслось где-то на краю сознания девушки. Невозможно было поверить, что они даже никогда не узнали бы друг друга, если бы не какой-то гость...
Брюнет мягко, но требовательно прислонил Лену к стене, плавно задирая юбку...
Словно Адам и Ева, с каким-то первобытным любопытством они исследовали друг друга... В голове Лены на высоких нотах что-то звенело, глаза тяжелели...
С каждым его движением примерная ассистентка рекламного агентства пыталась сдержать вырывающиеся наружу стоны, унять сводящую ее судорогу.
Девушка почувствовала, что меркнет сознание и слабеют ноги, подумав: «я сейчас умру...». Она почувствовала, как слабеют ноги, меркнет сознание, а крепкие руки удерживают ее в объятьях и подумала: «я живу...»

Так и не проронив ни слова, Незнакомец, правда уже более чем знакомый Лене, первым вышел из лифта, на прощанье обернувшись, и подмигнул девушке, находящейся в абсолютной прострации...

Несколько следующих дней начальница свирепствовала из-за того, что Кулемина тогда не встретила важного клиента. Лена соврала, что у нее прихватило живот, отчаянно краснея не то от собственной лжи, не то прокручивая в памяти воспоминания об эпизоде в лифте. В наказание девушку лишили обеденного перерыва, приходила она на час раньше коллег, уходила самой последней.
Где-то в груди поселилась ноющая тоска, ломка по синему взгляду. По нежности, накатывающей на нее с головой. По теплу, разливающемуся в животе. По его рукам, по запаху парфюма... Глупо, она даже не знала его имени...

В этот день Людоедовна, как про себя прозвала начальницу Лена, особо издевалась. Сначала отчитала ее при всем отделе, как маленькую. Потом Лена забыла сохранить важный документ, и ей пришлось его переделывать. В итоге, совершенно без сил, Кулемина практически выползла из офисного здания.
- Я тебя потерял, - услышала рядом знакомый голос. Именно знакомый, ей казалось, что именно такой голос был у принца из ее детских сказок.
- Простите?
- Мы на «вы»? – спросил Брюнет, насмешливо наблюдая за ее реакцией.
- Нет. Да. Не знаю...
- Виктор.
- Лена.
- Лена? Поехали ужинать, Лена!
- Что, вот так? Просто поехали? – Кулемина окончательно потеряла почву под ногами.
- Просто поехали! Ты же голодная? – Лена утвердительно кивнула. - Или... можем сначала на лифте покататься!
Под возмущенным взглядом Кулеминой, Виктор пошел на парковку, к машине. На полпути он обернулся:
- Ну чего ты? Я столик заказал, опоздаем же!
- Ты знал, что я соглашусь поехать с тобой ужинать? – Лена аж задохнулась от наглости.
- Конечно, знал!
- А вдруг не поеду?
- Поедешь...
И ведь поехала же...

Конец.


Спасибо: 128 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2739
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.12.09 11:16. Заголовок: Автор: Манюня Редакт..


Автор: Манюня
Редактор: forget-me-not
Название: Мой чужой мужчина
Жанр: романс, POV, AU, OOC
Рейтинг: PG-13
Статус: окончен

Поспорить: http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000418-000-0-1-1261124041


Я тебя увидела в первый раз у нас дома. Папа тогда сказал:
- Виктор, очень перспективный молодой человек!
Ты был совсем другой – глаза сверкали, будто в руках была невидимая шашка – готов к бою. Ты меня щелкнул по носу и предложил конфету, а я обиделась и просидела в комнате весь вечер.
Следующие три долгих года я тайно тебя любила. Любила так, как может любить начинающая взрослеть девочка молодого мужчину. Ты был безнадежно женат, твоя рыжеволосая жена раздражала меня. Твоя дочь была всего-то на девять лет меня младше – ровно на столько, на сколько ты старше. Я избегала тебя, чтобы ты не догадался о моих чувствах, шутила невпопад, выпендривалась, пыталась поразить и удивить. Родители тихо посмеивались, а ты, кажется, и правда не замечал.
Потом ты ушел из компании отца. Папа сказал, что тебе надо расти. Ты перестал бывать у нас дома, и я потихоньку убрала воспоминания о тебе в дальний угол сердца. Не забыла, нет. Просто перестала засыпать с мыслью о тебе, перестала строить планы, как ты уйдешь, наверняка, от нелюбимой жены и припадешь к моим ногам.
Судьба столкнула нас накануне моего выпускного. Ты приехал по своим, каким-то очень умным, делам к отцу. Оглядел меня удивленным взглядом, попытался вспомнить имя.
- Лена, - напомнила я.
- Виктор, - зачем-то представился ты.
- Я помню, - улыбнулась.
Какие-то чувства, тщательно запиханные в темный угол сердца, вдруг, как подушка безопасности при аварии, заполнили меня изнутри приятным теплом.
Встреча за встречей. Сначала случайные, помнишь? Несмелые взгляды, робкие касанья. Вместе выбирали институт, ты помогал мне готовиться к экзаменам.
Папа неодобрительно молчал, мама тяжело вздыхала и лишь иногда гладила меня по светлой голове.
Подвез в институт. Встретил. Заехали пообедать. Пригласил на ужин.
Я знала, что ты женат. Мы никогда это не обсуждали – табу. Ты красиво ухаживал, дарил цветы.
Почти год мы общались, прежде чем ты несмело меня поцеловал. В машине, перед моим домом. Я тогда испугалась, что нас могут увидеть, а ты смеялся как сумасшедший.
– А как же... – я так и не смогла произнести ее имя – Света.
- Лен, это мои проблемы, - ты властно прижал меня к себе.
Институт, водоворот лиц и событий. Новые подруги и интересные знакомства.
Первая ссора и ревность. Ты, когда ревнуешь, говоришь тихо-тихо, прищурив глаза. Ты считал, что имеешь право меня ревновать.
Лера говорила:
- Подумай, Кулемина! Он вообще-то женат! У него дочь-подросток! Кобели, они не меняются! Даже если он уйдет от жены, то лет через десять так же уйдет от тебя!
Я ее не слышала.
Аня широко распахивала глаза:
- Женат? И как же вы встречаетесь? Тебе не стыдно перед его женой?
Иногда у меня создавалось впечатление, что твоя Света все про нас знает. Ты никогда не говорил не звонить тебе по вечерам, напротив, иногда ты звонил мне, и мы говорили долго-долго, пока я не засыпала. Я не задавала вопрос, что в это время делают твои жена и дочь.
- А он разводиться не собирается? Тебе не обидно? – спрашивала Женя.
Ты не собирался, во всяком случае, никогда про это не говорил. Обидно мне было, иногда, гуляя в парке. Пятница – свадебный день. Красивые невесты, счастливые женихи. Клятва, одна на двоих.
Я тебя никогда не упрекала – это и мой выбор. Украла наши встречи, украла тебя... Украла, а живу от разлуки до разлуки. Каждый раз, целуя тебя на прощанье, где-то глубоко сидит мысль, что через час тебя она поцелует при встрече.
К окончанию института родители подарили мне квартиру. Мама горько проводила меня взглядом, отец делал вид, что ничего не происходит. Только про внуков не спрашивал...
Первый мужчина. Единственный мужчина. Ты стал моим учителем и моим экзаменатором. Ты научил меня любить, научил не бояться запретов, не стесняться того, чего меня с детства учили стесняться.
Между двумя любящими людьми разрешено все. Ты доводил меня до состояния, когда я хотела, чтобы мучительная пытка прекратилась, но в то же время и мечтала, чтобы время остановилось и миг не кончался никогда.

Твоя дочь набросилась на меня маленьким вихрем. Возраст такой. Она кричала, требовала оставить тебя в покое, ревела и пила чай на моей кухне. Нюта рассказала, что у вас с женой все отлично, что вы любите друг друга и что я мешаю вам всем. Я ей, конечно, не верила. В ее возрасте и на ее месте я бы поступила точно также.
- Ты оставишь моего папу в покое? – требовала от меня ответ девочка. У нее, кстати, твои глаза. И характер взрывной, как у тебя.
- Если он меня об этом попросит... – ответила я.
Нюта наговорила много слов. Я знаю, что не со зла. Ей, как и всем, хочется полноценную семью – маму и папу.
А мне хотелось кому-то все объяснить. Объяснить, что я не коварная разлучница, что я не стерва, мечтающая разрушить чужое счастье. Лере? И она пойдет с мечом к твоей жене. Ане? Она испугается, закроет уши и захлопает глазами. Жене? Она прочитает главу из учебника по психоанализу.
Так уж получилось, что на роль молчаливой жилетки из моих подруг могла претендовать только Наташа. Услышит и забудет. Конечно, ничего не посоветует, но мне просто хотелось поговорить.
Когда я вернулась в свою квартиру, ты спал на ступеньках. Спал в модном костюме, сидя на дипломате с важными бумагами, прислонившись к грязной стене подъезда.
- Вить, - я дотронулась до плеча. Ты крепко зажмурился, очухавшись ото сна.
Вскочил, сгреб в охапку, принялся судорожно целовать нос, глаза, уши. Я вырывалась, и ты никак не мог попасть в губы, оставлял тепло своих поцелуев везде, где успевал.
В квартире мы так и не поговорили. Слишком боялись друг друга потерять и слишком сильно хотели друг к другу прижаться.
Подруги, одна за другой, повыходили замуж. Как ни приказывала себе улыбаться на их свадьбах, едва я возвращалась домой, накатывали слезы.
Часто, ворочаясь перед сном, я думала о том, что сейчас с тобой твоя рыжеволосая жена. Что ей принадлежат все праздники, ей принадлежит твой утренний неспешный завтрак. Она готовит тебе кофе, стирает рубашки.
Отец так и не дождался внуков.
Ты был рядом со мной. Держал меня за руку, гладил по голове, усадил на коленки и качал. Вернуть бы время вспять. Найти бы тогда ответы и силы. Силы разорвать эту связь. Силы жить без твоих синих глаз. Возможно, тогда бы я встретила кого-то, кто пришелся мне по сердцу. Ну, хотя бы не был противен. Была бы счастливая мать, верная жена.
Я никогда тебе этого не говорила. А сейчас... сейчас я все это пишу, потому что в 21:09 поезд унесет меня в Германию. Новая работа, новые люди.
Прости.
Так будет лучше всем.


Белорусский вокзал. 21:11
Высокий, но уже не молодой мужчина тщетно бежал на перрон. Поезд набирал ход, скрываясь вдали красными огнями.
Мужчина со всей силы ударил по каменной стене. Закусил губу и поднял синие глаза в уже почти ночное небо.
Слишком поздно нашел письмо, слишком долго стоял в пробке, слишком медленно бежал.
Ледяная волна судорогой прошлась по всему телу – защемило сердце.
- Вить, - тихий, вкрадчивый голос.
Девушка стояла рядом, виновато опустив глаза.
- Я не смогла уехать.
Стоят, не в силах шелохнуться.
- Я сегодня развелся. Готовил тебе сюрприз.
- А Нюта?
- Нюта поймет меня. Не сейчас, но однажды, когда сама полюбит...
- Витя, - обняла, уткнулась лицом в грудь, захлюпала носом. - Поехали домой?
- К тебе? - спросил мужчина.
- К нам...



Спасибо: 114 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 182
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 42
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.12.09 05:13. Заголовок: Дорогие друзья! Машу..


Скрытый текст


Автор: Манюня
Название: Новый, 2010...
Жанр: RPF, angst, fluff
Рейтинг: G
Статус: окончен
Все события вымышлены, все совпадения случайны.


Угораздило же тебя простыть на Новый год. Ничего и никто не радовал, хотелось забраться в уютную постельку, укрыться с головой ватным одеялом, есть мандарины и пить горячий чай.
Вместо этого ты брела по заснеженой парковке, пытаясь угадать среди сугробиков свою машину.
Родителям сказала, что встретишь праздник с друзьями, друзьям – что со знакомыми, а знакомым ничего не стала объяснять. Почему-то тебе захотелось в этот праздик побыть одной. За те месяцы, что вы провели в туре, ты отвыкла от семейного тепла и от шумных друзей. Привыкла прижимать к груди мягкого зайца и засыпать.
Можно было остаться дома. Родители, семья. Заботливые вздохи, трогательные заглядывания в глаза.
Ты идешь по снегу. Прохожие спешат, прижимая к себе пакеты и сумки. Где-то их ждут близкие.
Ты вглядываешься в счастливые лица – что они ждут от нового года? А тебя ждут гастроли. Опять, очередные изматывающие недели, перерастающие в месяцы.
Ты забронировала номер в тихой гостинице на краю области. Три часа езды и ты там.
Откопала машину. Снег не прекращался, пушистыми хлопьями падая на землю. Зажмурилась. Высунула язык. Почувствовала холод прикосновения зимнего чуда. Загадала желание. Практически неосуществимое. Самое главное.
Включила печку и подставила руки теплым струям воздуха. Странная привычка – пока мотор не прогреется, из щелей веет холод, но тебе так спокойнее. Контролировать, как нагревается воздух, потихоньку впуская тепло в замерзшую машину.
Выехала на шоссе, с удивлением обнаружив там плотную пробку. Включила радио, прикурила сигарету.
От новомодных слов «депрессия» и «одиночество» сводило скулы. Нет, это не с тобой. Ты просто устала, ты просто хочешь побыть одна. Ну и что, что ты почти всегда одна? Находясь в толпе людей, ты сама по себе.
Можно поговорить с друзьями, попытаться объяснить им, что все достало. Что надоело бессмысленная гонка вперед. Что на финише? Скорее всего, обрыв. Но и об этом поговорить не с кем.
Не считать же за полноценных собеседников овец, смотрящих на нее своими пластмассовыми глазами? Разве они дадут совет, разве поймут? Они ненастоящие.
- ...И где бы вы ни были в этот Новогодний вечер – улыбнитесь случайному прохожему, подарите чужому ребенку мандарин, уступите дорогу тому, кто торопится! Творите добрые дела, и они обязательно к вам вернутся! – вещала девушка нарочито веселым голосом из радиоприемника.
Ты улыбнулась. Девушка работает в праздничный вечер, умудряясь фальшиво изображать радость. А ведь похоже! И у тебя получается похоже.
Замечаешь на обочине одинокую фигуру. Из-за снегопада непонятно, мужчина это или женщина. Видно только, что он замерз и прыгает на месте, чтобы согреться. Пытается поймать машину. Сумасшедший. Кто же в новогодний вечер остановится?
Ты вспоминаешь слова девушки из радио и паркуешься рядом с ним. Опускаешь стекло.
- Садитесь!
- Лена? – голос до боли знаком.
- Виталик?
- Третьякова, вот уж кого не ожидал увидеть, - он отстраняется. – Счастливого Нового года, Лен! Я доеду сам.
- Виталь, не глупи! Тебе куда?
- В аэропорт.
Немой вопрос в твоих глазах так и остался без ответа. Он сел в машину, принеся с собой запах праздника и снежинки в волосах и на демисезонной куртке.
Молчание было бы гнетущим, если бы не новогодние песенки из радиоприемника.
- Виталь, во сколько рейс? – ты с сомнением вглядываешься в бесконечную пробку.
Он смотрит на часы. Морщится.
- Через час заканчивается регистрация. Третьякова, а ты в гости не опоздаешь? Тебе же из аэропорта выбраться надо как-то.
- Я не тороплюсь.
- В половине одиннадцатого вечера тридцать первого декабря?
Ты пожимаешь плечами. Нужно ли что-то объяснять? Тогда объяснять придется слишком много...
Водители соседних машин начинают нервничать. Торопятся.
- Куда летишь? – как можно равнодушнее спрашиваешь ты.
- К черту на кулички.
- Новый год встретишь в самолете?
- Так получилось. А ты?
Молчишь. Делаешь вид, что смотришь на дорогу. Закуриваешь сигарету и, не поворачиваясь к собеседнику, отвечаешь:
- И у меня так получилось...
- Почему ты тогда не позвонила? – задает он вдруг вопрос. О чем он, знаете вы оба. Только вы двое.
- Не знаю.
Он молчит, сопит и смотрит тяжелым взглядом на панель.
По улице проходят толпы уже подвыпивших Снегурочек и дедов Морозов.
- Лен, я... Я чувствую, что что-то... глупо все это!
- Глупо, - соглашаешься ты.
- А чего бы ты хотела? Сейчас?
- Оказаться в уютном тихом номере в Богом забытой гостинице. Съесть мандарины, выпить коньяк, выкурить полпачки сигарет, завернуться в одеяло и уснуть.
- Ты хлюпаешь носом. Плачешь? – пытается заглянуть в лицо.
- Просто насморк. Простыла.
Ты умеешь улыбаться сквозь слезы. Ну же, улыбнись!
- А ты от чего убегаешь? – вдруг спрашиваешь ты.
- Не знаю. Не люблю эти глупые слова «одиночество», «депрессия». Это не со мной, я просто устал. Устал постоянно находиться на виду...
Улыбаешься, что он говорит твои же мысли. Смотришь на него внимательно.
Вдруг дорога освобождается, и вскоре ты паркуешься у аэропорта.
- Виталь, ты успеешь. Еще пятнадцать минут!
Он не выходит, лишь шумно вдыхает воздух.
- Виталь! – тормошишь. Заснул что ли?
- Лен, возьми меня с собой!
- Куда? – широко раскрыла глаза. Вот же наглость! И делай после этого добрые дела!
- Пить коньяк, курить сигареты и есть мандарины. А потом спать, закутавшись в одеяло.
- Тебя где-то ждут, - напоминаешь ты.
- Никто меня не ждет, - даже немного зло бросает он. – Возьмешь?
Поворачиваешь ключ в замке зажигания, и, моргнув фарами, машина уносит куда-то вдаль двух пассажиров, подтверждая, что желания иногда сбываются.
А в ночном городе пробили куранты, возвещая о том, что наступил новый, 2010 год!
Делайте добрые дела, подарите чужому ребенку мандаринку, уступите дорогу тому, кто торопится, улыбнитесь случайному прохожему, и только тогда счастье придет в дом каждого. С Новым Годом!


Скрытый текст


Спасибо: 95 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2785
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.01.10 21:28. Заголовок: Автор: Манюня Бета: ..


Автор: Манюня
Бета: Myrrtigra
Муза: Стэлла
Название: Шантаж
Жанр: Fluff, Action
Рейтинг: R

Комментарии: http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000418-000-0-0-1264179083
От автора: маленькая шалость. Привет Алке!


Степнов Виктор Михайлович, учитель физической культуры и ОБЖ, присвистывая и подкидывая в воздух мячик, шел в учительскую. Настроение было прекрасное и, казалось, что ничто не может его испортить.
Виктор тихонько приоткрыл дверь и удивленно замер. Прямо над одним из столов скрючилась знакомая фигура одиннадцатиклассницы – Лены Кулеминой. На цыпочках физрук подкрался к девушке и заглянул через плечо. Кулемина, высунув от напряжения кончик языка, старательно выводила в журнале вместо тройки по биологии аккуратную пятерку.
- Кхм-кхм, Кулемина, не мешаю, - тихо шепнул Степнов ей на ухо.
- А! – Лена вскрикнула от неожиданности и отбросила от себя и ручку и журнал.
Пряча ехидную улыбку, Виктор пружинистой походкой обошел стол, не говоря ни слова, поднял вещдоки и, не моргая, уставился на девушку.
Щеки Кулеминой стали пунцовыми, она опустила глаза и залепетала:
- Виктор Михайлович! Прошу вас! Пожалуйста, не говорите никому!
- С чего вдруг? – усмехнулся мужчина.
Лена почувствовала, что руки у нее заледенели от страха. Степнов славился тяжелым нравом и острым на колкости языком. Обозвать класс беременными бегемотами ? Да пожалуйста! Устроить сорок пять минут непрерывного бега перед дискотекой? Еще проще! О пощаде речи не шло.
- Просто родители меня за тройку убьют. Они биологи. Для них важны оценки по биологии. А они завтра проездом в Москве будут и наверняка придут в школу, - Лена понимала как нелепо звучат ее оправдания.
- Кулемина, а ты знаешь, что за подобное, вообще-то из школы могут исключить?
- Виктор Михайлович! Миленький! – девушка так испугалась, что схватила учителя за руки. - Пожалуйста, не говорите никому! Прошу вас! Я больше никогда-никогда!
- Лена-Лена! А еще лучшая спортсменка, - мужчина неодобрительно цокнул языком.
- Пожалуйста! Виктор Михайлович, пожалуйста, не говорите Николаю Павловичу! Никому не говорите!
- Я подумаю, Кулемина, - усмехнулся физрук и, развернувшись на месте на сто восемьдесят градусов, принялся что-то рассматривать в окне.
- А как же?! И что... А...
- Вот же ж! Кривощапов! Опять курит за школой! – мужчина импульсивно рванул на себя окно. – Кривощапов! Сейчас руки вырву и в уши засуну! Ну-ка выбрось сигарету! Не выростешь и потенции не будет! Будешь маленький, худой импотент! Кулемина, иди, чего встала!
Лена пробуравила взглядом затылок физрука, но тому, казалось, нет до этого никакого дела – он выискивал среди курильщиков своих спортсменов.

На следующий день Лена на негнущихся ногах шла в школу. Папа и мама весело болтали, то и дело обнимая дочь. В коридоре они столкнулись со Степновым.
- Добрый день! – приветствовал он Кулеминых.
- Здравствуйте, Виктор Михайлович, - промямлила Лена.
- Пришли поинтересоваться успехами дочери? – хищно улыбнулся физрук.
- Да, забежали. Знаете, у нас совсем нет времени на Леночку. Вот урывками в Москве бываем. Решили в школу заглянуть.
- Ленка у нас молодец! Почти круглая отличница! А уж биологичка как ее хвалит, - Степнов скорчил ехидную физиономию.
- Да?! Вы не представляете какой это бальзам на душу для нас с мужем, - Ленкина мама расцвела. – Мы же биологи.
- Вот и в Лене явные задатки биолога. И еще с рисованием у нее хорошо, - добавил Виктор Михайлович.
- С рисованием? – удивился отец Лены. – Я не думал, что в выпускных классах есть рисование!
Лена сравнялась по цвету с перезревшим помидором.
- Нету! А Лена факультативно! Правда, Лен? – Степнов улыбнулся девушке и незаметно для всех подмигнул. – До свидания! Всего хорошего!
Родители Лены радостно закивали, почти восторженно глядя на собственную дочь.

На большой перемене Лена с подругами сидела за любимым угловым столиком. Едва увидев вошедшего физрука, она вжала голову в плечи – только бы не заметил.
- Кулемина! – заорал он на всю столовую.
- Да? – подняла голову девушка. Заметил.
- Кулемина, а возьми мне салат и второе. Я буду вон за тем столиком!
- Я?!
- Ты, Кулемина, ты! Художница наша!
Лена, опустив голову, поднялась со стула. Огромная оголодавшая очередь давала однозначно понять, что свой обед она доесть не успеет.
После уроков старшеклассники толпились у входа в школу. Расходиться по домам не хотелась, школьники бурно решали что делать – завалиться в кафе или пойти в парк.
- Кулееемина! – зычный голос Виктора Михайловича прогремел как гром среди ясного неба.
- Да, Виктор Михайлович, - Лена устало обернулась.
- А ты куда собралась? Мне надо помочь нашей библиотекарше. Книги перенести. А ты их по алфавиту разложишь.
- Я?! Виктор Михайлович, но я не могу!
- Алфавит не знаешь? – усмехнулся физрук. – Ничего, напишем тебе на листочке.
- Я не хочу. У меня дела!
- Кулемина! – Степнов заглянул прямо в глаза и наклонился к ее уху. Почему-то от его близости Лену бросило в жар. – Ну как знаешь...
- Я могу, - проблеяла девушка.
- Лен, да ты свихнулась! – потянула Лену за рукав Новикова. – Пошли его куда подальше, да пойдем гулять.
- Не могу, - Кулемина виновато улыбнулась и поплелась вслед за учителем.

Заштопать куртку, сделать генеральную уборку в тренерской, следить за порядком в пятом классе – все это лишь малая доля того, что пришлось делать Лене за последние две недели. Одноклассники уже даже перестали крутить пальцем у виска – привыкли, что там, где появляется Кулемина, неизменно появляется и физрук.
А сама Лена с жадностью ловила минуты, проведенные вместе. Как-то он в приказном порядке сказал, что проводит ее домой. Потом насильно накормил шоколадными конфетами. А Лена брыкалась, ворчала, изображала, что ей тяжело, но постоянно боялась, что когда-то Степнову наскучит придумывать ей задания и он займется перевоспитанием Кривощапова или еще кого.

- Кулемина, идем в зал! Сетку вешать! – привычно прикрикнул Виктор Михайлович.
- А если не пойду? - дерзко улыбнулась девушка.
Степнов не мог не ответить на лучезарную улыбку. Щелкнул по носу.
- Как это – не пойдешь? Очень даже пойдешь! А то я все Николайпалычу расскажу! И Борзовой! И они тебя съедят!
- А я костлявая и невкусная! – Лена показала язык и поднялась с лавочки. – Идемте вашу сетку вешать.
В зале Лена взобралась на табурет, чтобы лучше натянуть волейбольную сетку.
- А зачем она? Мы в волейбол играть будем?
- Завтра. Любишь волейбол?
- Ага, люблю, - ответила девушка, балансируя на табурете. Едва не упав, она схватилась за плечо тренера.
- Осторожно! Еще тут сломанных ног и рук не хватало! – Степнов аккуратно придержал девушку за талию. Сердце забилось быстрее.
- Сейчас, угол натяну, - отозвалась Лена, не убирая руки физрука.
- Я тебя подстрахую, - Виктор крепче сомкнул объятья.
- А если кто-то войдет? Что они подумают? – сдавленно пробормотала Кулемина.
- Никто не войдет. Дверь-то заперта. – Виктор почувствовал, что Лена потянулась, окончательно потеряла равновесие и повисла в руках тренера.
- Я же говорил, что упадешь, - назидательно пробормотал учитель, не отводя глаз от Лены.
- С вами не страшно... Вы же меня поймали.., - Лена жадно переводила взгляд с глаз Степнов на его губы и обратно.
- Поймал... Кулемина, поцелуй меня!
Лена аккуратно дотронулась пальцами до мягких губ. Провела, очерчивая контур. Приложила ладонь к щетине. А потом, потом, закрыв глаза, поцеловала. Поцеловала, жадно пробуя на вкус его губы. Нежные, несмелые касания уступили место страстной пытке.
- Кулемина, - на выдохе прошептал Степнов, стаскивая через голову девушки ненужную кофту.
Лена забыла, что Кулемина – ее фамилия. Она забыла свое имя. В голове не было не одной мысли. Только желание, чтобы этот мужчина был ее. Только ее, ее каждым миллиметром тела. Жаркие прикосновения и сладостные поцелуи. Мягкие покусывания и тихое рычание в ухо. Скрип все-таки старого козла под тяжестью двух тел. Легкая дрожь в солнечном сплетении, разливающаяся судорожными волнами по всему телу.
- Ленка! Моя Ленка! – сжал еще крепче, хотя секунду назад казалось, что крепче некуда.
- Твоя, - прошептала прямо в ухо. – Только твоя...

Сетку Степнов повесил сам, пока Лена пила чай и ела неприкосновенный запас шоколада.
- Ничё так, - девушка скептически приподняла бровь. – Кривовато, конечно. И левый угол подвисает.
- Поговори мне, - физрук улыбался как школьник. - Сама вешать будешь.
- А я не против, - Лена потянулась, хитро усмехнувшись.
- Вставай! Домой тебя провожу! Поздно уже! А завтра я тебя в кино веду!
- С чего это? – девушка прищурилась.
- А ты хочешь, чтобы я рассказал Борзовой, как ты оценку подделывала?
- Нет, Виктор Михайлович, - Лена вовсю смеялась. – Сейчас вы меня проводите домой. А завтра ведете меня в кафе.
- С чего это? – Степнов радостно улыбнулся.
- А ты... вы хотите, что бы я Борзовой все рассказала? – Лена показала язык и расхохоталась.
- Куле-е-емина!


Спасибо: 115 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2855
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.03.10 15:25. Заголовок: Автор: Манюня Редак..


Автор: Манюня
Редактор: forget-me-not
Название: Коробка с воспоминаниями
Жанр: Angst
Рейтинг: R

Статус: в двух частях. в процессе
!Предупреждение!: в мини присутствует суицидальный эпизод
Потрясающая обложка от Dreamdiva:



Все начиналось с маленькой семечки, посаженой в благодатную почву ожидания любви и усталости от одиночества. Семечка дала тоненький, неокрепший росток. Дули ветра недоверия, сомнения и измен, но они не вырвали стебелек, напротив, приучили его стойко переносить капризы погоды. Один за другим появились листочки – диковинный цветок вдохнул жизнь и заявил о своем существовании. Наступила засуха, цветок почти не мог без живительной влаги – листья поникли, обмякли. Но он был уже слишком сильным, чтобы просто так завять, он пустил корни глубже, прорастая до воды. С каждым глотком он становился крепче, и, казалось, теперь его ничто и никто не сможет погубить...

Лена устало разбирала дорожную сумку. Очередные гастроли закончились, есть пара месяцев отдыха. Можно на неделю отправиться к морю, отоспаться... Одежда, косметика – все отправлялось по своим местам. Из шкафа, куда Кулемина безуспешно пыталась запихнуть очередные джинсы, выпала небольшая коробка. Девушка поморщилась, пытаясь вспомнить что же в ней. Память услужливо подсовывала различные догадки, а сердце вдруг кольнуло. Лена схватила коробку и уселась на пол, прямо среди горы неразобраной одежды. Кусая губы, открыла, словно ящик Пандоры. Так и есть... Ее собственная жизнь пронеслась перед глазами. Все, что было за последние семь лет. По одному Лена стала доставать предметы, каждый из которых впитал в себя частичку души...

Грамота за отличное окончание четверти.

- Леночка!
- Чудо-ребенок!
- Радость родителей!
- Спортсменка!
- Отличница!
- И красавица! – в один голос говорили соседи.
Умница, красавица, отрада родителей – Лена Кулемина. Кто лучше всех учится? Леночка! Кто быстрее всех пробежал эстафету? Леночка!
Все закончилось в один день. Леночка возвращалась домой после занятий с репетитором, которые были после занятий в секции, после репетиций и уроков.
- Кулемина! – прошипел Степа Белута.
- Белута! Ты что тут болтаешься? – Лена приветливо улыбнулась. – А завтра физика. Тебя же спросят!
- Какая ты скучная, Лена, - вздохнул Белута. Да, Леночку любили даже хулиганы.
- Скучная - не скучная, а физику у меня списывать будешь!
- Курить будешь? – Степа протянул Лене открытую пачку сигарет.
- Нет, - девушка покачала головой. – Спортсмены не курят!
- Мама заругает? – заржал парень.
- Даже если и так? – Кулемина внимательно смотрела на Белуту из-под длинной челки.
- Лен, не маленькая уже, - юноша по-свойски обнял девушку за плечи. – В жизни существует не только учеба...
- Степ, не учи меня жизни. Не думаю, что ты сможешь меня чему-то научить...
- Благополучная девочка, - зло усмехнулся Белута. – Улицы ты не видела... И все у тебя по плану. Школа, университет, работа. Удачно выйдешь замуж, нарожаешь детей... Состаришься.
- А как иначе?
- А иначе, Лен, целая жизнь, - парень аккуратно развернул Кулемину лицом к разношерстной компании. – Видишь парня? Он бросил школу. А вон та девчонка сбежала из дома.
- И что? Что дальше-то? Где они будут лет через пять? Что они сейчас делают? Пьют и курят? Вот здорово!
- Кулемина, у них жизнь! Настоящая! Они ловят кайф от сегодняшнего дня. Что там будет через пять лет? А завтра тебе кирпич на голову упадет и все, кирдык!
- Белута, не неси глупости!
- Глупости? – юноша засвистел, подзывая одного из парней. – Это Стас. Стас, как день?
- По кайфу! Все по кайфу, Степ! Жизнь прекрасна! – на лице парня блуждала улыбка.
- Слышишь, Кулемина, ему по кайфу! Он забил на пары в институте... И что? Кому от этого плохо?
Зазвонил мобильник. Лена прижала трубку к уху. Мама.
- Леночка! Ты где? Все в порядке? Мы волнуемся...
- Да, мам, уже иду, - рассеяно отозвалась девушка.
- Смотри, поздно уже. Папа, если что, встретит...
- Я иду! – с нажимом произнесла Лена.
- Иди, - Белута широко улыбался, - мамочка волнуется!
- Иди ты, - процедила Кулемина, разворачиваясь в сторону родного подъезда.
- Приходи! Мы тут собираемся в семь... Хотя да, у тебя же учеба!
Лена пришла... и неожиданно для себя окунулась с головой в новую, неизвестную ей жизнь.

Лена горько улыбнулась и погладила рукой пожелтевший лист. Грамота плавно упала из рук девушки на пол, страница в голове перелистнулась. Дрожащими руками Кулемина потянулась за серебристой зажигалкой.

- Лена?! Что творится? – кричала мать.
- Отвали, - девушка громче включила музыку.
- Нет! Ты мне сейчас же все объяснишь! Что происходит? Куда делась моя дочь и кто этот монстр?
- Отстань ты от меня! Тебе что, своей жизни не хватает? Вырастили, все! Спасибо! Дальше я как-нибудь сама!
- Лена, - предостерегающе цокнул языком дед.
- Ой, не лезь, ладно? Сто лет в обед, а туда же – учить!
- Как ты разговариваешь с дедом? – рука отца потянулась за ремнем.
- Ударишь? – Лена издевательски ухмыльнулась.
- Сердце, - прошептал Петр Никанорович, оседая на диван.
- Довольна? – заорала мать.
- Идите вы все! – девушка выбежала из квартиры, громко хлопнув дверью.
А тем самым вечером, на стройке за гаражами, Лена и ее новые друзья допивали очередную бутылку дешевого пива.
- Макс! Дай зубочистку, - пробасила девушка.
Парень протянул пачку и серебристую зажигалку. Прикурив, Кулемина высунулась из недостроенного окна.
- Свобода! Свобооооода! – закричала девушка.
- Кулема, тихо ты, - шикнул на нее один из парней. – Ментов зовешь?
- Блин, кайфово, - Лена подставила лицо навстречу теплому ветру.
- Кайфово не тут, - Макс со знанием дела посмотрел на огни ночного города. – Кайфово там, где бабло.
- И в чем проблема?
- У тебя батя олигарх? Кажется, вместе со всеми по полтосу скидывалась? Чего-то я не помню, чтобы ты с барского плеча сказала: «гуляем за мой счет!»
- Деньги можно заработать, - уже менее уверенно пролепетала Лена.
- Каким местом? Хотя вам, бабам, проще, - Макс смотел на девушку странным взглядом. – Слабо, Кулема?
- Что? Торговать телом ради твоего бухла? Слабо.
- Любви ждешь?
- Иди ты, - настроение у Лены испортилось.
- Пацаны! – ворвался на стройку взмыленный Степка. – Там наших мочат!
- Что?
- Кто?
- Где?
Все повскакивали с мест и помчались за Белутой. Лена, даром что девушка, не отставала от друзей.
Милиция приехала через три минуты после начала драки. Вот так, в первый раз, Никита Петрович Кулемин забирал свою дочь из отделения милиции.

Девушка поморщилась, от внезапно накатившей тоски и боли. Она видела все перед глазами так явно, словно это было вчера. Только картинки были как будто через затуманенное стекло – расплывчатые и мутные. И исправить ничего уже нельзя. Лица родителей стерлись из памяти, подсовывая вместо них изображение с фотографии. На фото улыбался дед, позади стояли отец и мать...

- Лена! Сегодня в школу пойдешь с отцом, - безапелляционно заявила Вера.
- Еще что?
- Пойдешь-пойдешь, - мать была непреклонна.
- Пусть он сам, куда хочет, идет, - девушка и не думала просыпаться.
- Лена! Да открой ты глаза, черт тебя побери! Собирайся в школу!
- Мам, иди... куда-нибудь. Отстань! Сгинь! Исчезни!
- Как ты с матерью разговариваешь?
- А ты мне кто вообще? С какого перепугу я должна с тобой как-то иначе говорить?
- Я твоя мать!
- Ну иди, напиши это на бумажке и подотрись ею, - Лена закрыла голову подушкой.
- Ах так! – Вера попыталась скрыть слезы в голосе. – Прекрасно! Просто прекрасно! Тогда ни шагу из квартиры! Поняла меня?
Лена не удостоила мать ответом. Много чести.

Весь день Кулемина слонялась по пустой квартире: дед не в счет, он ушел в нирвану, вернее, в свой новый роман. Ключей она так и не нашла.
- Дед, дай ключи, мне в школу надо, - решилась Лена.
- Не дам. Твоя мать запретила.
- Дед!
- Леночка, я не могу...
- Вы меня взаперти решили держать?
- Это для твоего же блага. Подумаешь, может, возьмешься за ум.
- Дед! Где ключи? – девушку почти трясло от злости.
- Леночка, мы тебя очень любим...
- Отстань со своей чушью. Ключи дай!
- Уйди! – старик горестно закрыл руками лицо и принял по-театральному трагичную позу.
- В жилетке? – Лена в два прыжка оказалась у легкой безрукавки и пошарила по карманам. Бинго! Желанная связка оказалась в девичьем кулачке.
- Оставь! Леночка! Положи ключи на место!
- Ага, вернусь и положу! Спасибо, дед! Ты настоящий друг! – девушка помахала рукой растерянному старику и выскочила из комнаты, а затем и из квартиры.

Вернувшись под утро, Лена узнала, что у деда случился сердечный приступ и он умер, не успев доехать до больницы...

Слезы, не останавливаясь, текли по щекам. Горло сжимал никак не выходящий наружу стон. Никто тогда не принял и не понял ее боль. Родители почти сразу подписали первый попавшийся контракт и уехали в другую страну. Подальше от монстра, которого они вырастили. Подальше от той зеленоглазой девочки, которая по документам считалась их дочерью. Забота ограничилась редкими телефонными звонками и стабильными переводами на карточку. «Живи как знаешь», - интонация слов отца до сих пор стояла в ушах гулким эхом.

Закончила школу всего с тремя четверками. Не приехали на выпускной.
Группа, поступление в Снегинку – все это немного отвлекало ее и никак не привлекало родителей. Они не верили или не хотели верить, что дочь изменилась.

Лена обняла свои колени, уткнувшись в них. Как будто вчера. Как будто вчера она, как ненормальная, ждала их звонка каждый день. Как будто вчера она боялась где-то забыть телефон... а вдруг позвонят? Дни сменяли недели, недели выстраивались в месяцы, а родители навсегда вычеркнули ее из своей жизни. Оно и понятно, Лена вспомнила, как сама себя хотела вычеркнуть...

Пустая упаковка из-под... (из этических соображений название препарата не приводится – прим. автора)

Ежедневная тоска. Раздражало все – довольные лица подруг, так и не высказанная обида, так и не полученное прощение. Каждый вечер Лена молила деда о нем, смотрела в темное небо... Каждую ночь ее не отпускала боль, впиваясь мелкими иголочками во все тело. Крепко обняв одеяло, девушка тяжело дышала, пыталась придумать себе мечту, но тут же понимала, что права на мечту она не имеет. Сама все разрушила, сама... и винить некого.
Очередной день рождения. Очередные поздравления подруг. Очередной мокрый снег. Очередная выкуренная у телефона пачка сигарет. В восемь вечера Лена поняла, что никто так и не позвонит. В девять она, нарядная, вместо именинного торта приняла пригоршню таблеток. В десять в нее влили лошадиную дозу марганцовки.

Перед глазами плыло. Одного из мужчин Лена смутно узнавала – историк из ее школы. Другой был незнаком.

Спустя несколько часов, уже лучше соображая, девушка спросила:
- А вы кто? И как сюда попали?
- Степнов Виктор Михайлович. Новый физрук в твоей бывшей школе. Мы с Игорем Ильичом зашли позвать вашу группу выступать... Дверь была открыта.
- Приятно познакомиться. Не могли завтра зайти... - Лена отвернулась к стенке.

Отбросила пустую упаковку. Глупость. Какая она была глупая. Слабая. Никто и нигде не воспевает слабых людей – всех учат быть сильными. Стойко переносить встречный ветер. Не жаловаться, не плакать. Лена научилась быть сильной. Виктор ее научил. Научил любить...


Продолжение следует...


Спасибо: 76 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2861
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.03.10 15:25. Заголовок: Наручные часы. Степ..


Наручные часы.
Степнов взял на себя роль ангела-хранителя. Ходил к Лене, как на работу. Готовил омлет, суп. Водил в кино. И никогда не вспоминал, как они познакомились. Девушка сначала сторонилась внезапного компаньона, но, привыкнув к нему, незаметно для себя привязалась.
Лена старалась не анализировать их отношения. Она не спрашивала мужчину о прошлом и не загадывала на будущее.
Возвращаясь домой из кино или с прогулки, он брал ее за руку... Становилось тепло в области сердца.
Засыпать стало легче. Только иногда становилось страшно. Страшно, что она не имеет права быть счастливой. Страшно, что когда-то разум возьмет верх. Страшно, что будет больно. И больно, что так страшно...
Мчались дни, недели, месяцы. Виктор был рядом, ничего не прося взамен.
- Ленка, а знаешь, почему когда мне хорошо, то светит солнце, а когда грустно – льет дождь и холодный ветер?
- Нет...
- Природа чувствует мое настроение.
- А может, это ты подстраиваешься под настроение природы?
- У нас гармония. И с тобой так, ты не заметила? Когда мне хорошо – ты улыбаешься, а когда грустно – хмуришься.
- Не замечала...
- А я замечал. Люблю я тебя, Лен.
«Люблю», - эхом повторилось в сердце. Заворочалось внутри. Прошлось по всем шрамам и отозвалось в каком-то уголке нервной вибрацией.
- А я не знаю...
Любить страшно. Любовь делает нас беспомощными. А потом те, кого мы любим, просто уедут. Не простят. Не забудут.
Подул холодный ветер.
- Не ври, Лен! Я же чувствую. Я же чувствую, что ты тоже любишь, - тормошил Виктор.
- Я не могу. Не умею. Я никого не любила. Никогда, - не то заплакала, не то застонала.
- Девочка моя, - обнял за плечи. Прижал. Прижал так крепко, что два сердца застучали, как вагон в метро.
Вдруг мужчина, улыбнувшись, принялся расстегивать ремешок часов.
- Ты чего это?
- Счастливые, Кулемина, часов не наблюдают. Хочу снять.
- Дай мне, - шмыгнув, дотронулась пальцами до металлического циферблата.
- Часы дарить – плохая примета. К расставанию.
- Не может быть. Не верю я в приметы. И в наше расставание не верю.
Впустила. Разрешила себе. Получила пусть незаконное, но право на мечту. Схватилась за нее, как за соломинку, и не собиралась отпускать.

Коробка была почти пустая. Блестнуло кольцо. Ее кольцо. Примерила. Впору. Повертела в руках и сняла. Кожа после соприкосновения с металлическим ободом будто горела. И внутри все горело. Захотелось прижаться щекой ко льду. Захотелось захлопнуть коробку, заклеить ее скотчем и больше никогда не открывать. Но, как мазохистка, Лена сжала золотое украшение в ладошках. А перед глазами поплыли самые сладкие воспоминания.
- Кулемина, тебе не надоела твоя фамилия? – проснувшись, спросил Витя.
- Я еще десять минуточек посплю, - не слыша, отозвалась Лена.
- Эй! Я тебе предложение, вообще-то, делаю...
- Что?
- Руку, сердце, что там еще прилагается? Могу даже свисток подарить!
- Вить! Повтори, что ты сказал... Мне, кажется, что-то приснилось...
- Лена, ты станешь моей женой?
- Ты... ты серьезно?
- Лена, не пугай меня! У тебя квадратные глаза! Ты не хочешь?
- Хочу! Очень хочу! Да, Витя! Да! Я согласна! У нас будет самая лучшая семья. Много любимых детей!
Степнов, усмехнувшись, достал из кармана куртки, удачно висевшей на стуле около кровати, бархатную коробочку.
- Чтобы все было по правилам, - и надел на руку кольцо.
- Витя, - обняла. Отбросив все тени сомнений, разрешила себе плакать. В первый раз слезы были от счастья. И казалось, что никто и никогда его не разрушит.

Глянцевый билет на концерт «Ранеток». Яркое фото, розовая надпись.
Отношения с продюсером напоминали отношения рабов с хозяином. Он требовал новых и новых концертов, грозя сдуру подписанным контрактом.
- Девчонки, единственный способ как-то избежать этого – уехать в Америку, - шептала Нюта подругам.
- Куда я уеду? А Степнов?
- Лен, а что ты тут со своим Витей делать будешь? У нас в день по два концерта. И так весь год.
- Девчонки, но он хотя бы тут... Рядом...
- Ты понимаешь, что сейчас нужно немного побыть в разлуке, чтобы потом все было хорошо? – убеждали ее подруги.
- Хорошо... Я с ним поговорю...

Разговор не получился.
- Я тебя никуда не отпущу, - Виктор серьезен как никогда.
- Вить, пойми, это ненадолго.
- Нет, Лен, об этом не может быть и речи! Я без тебя не смогу. Нет.
- И я без тебя не смогу... Но так надо.
- Нет! Это неправильно! Есть, должен быть другой выход...
- Витя, пойми же ты! Нет другого выхода! Только уехав мы сможем быть свободны.
- А я? – Степнов хмуро смотрел на любимое лицо.
- Вить, пойми...
- Я все понимаю...

Прямо перед самолетом их ждал продюсер. Кричал, пугал судом и расправой.
- Кто нас сдал? – шептали девочки, - откуда он узнал?
...
- Откуда он узнал? – бушевала Лена дома.
- Я ему рассказал, - спокойно сообщил Витя.
Он остался честным, даже совершив предательство...
- Что?! Ты? Почему?
- Лен, да послушай меня! Мы справимся! Только не уезжай никуда!
- Ты в своем уме? Ты подставил не только меня! Ты подставил нас всех!
- Лен, я просто тебя очень люблю!
- Что мне с твоей любовью делать? Что ты натворил? Зачем?
- Ленка, не заводись, - обнял за плечи, - зато мы вместе...
- Нет. Мы не вместе. Уходи, - высвободилась от его рук.
- Лена...
- Уходи!
- Лена, послушай меня! – схватил за руку.
- Я не могу, прости, - отворачивается, чтобы не видел слез.
- Лена!
- Уходи... Мне плевать! Мне не больно...
Никуда Виктор не ушел. Устроился спать в зале, на диване. Утром девушка равнодушно прошла мимо жениха.


Очередной концерт в отвратительном клубе. Лена еле перебирала струны, словно не играла на гитаре, а прикасалась к змее.
- Сейчас небольшая вечеринка и все свободны! – объявил продюсер.
- А можно я пораньше уеду? Голова болит, – Лене не хотелось оставаться.
- Нет, Лен, это обязательная часть. Придется...

В маленьком прокуренном помещении играла приятная музыка.
- Можно вас пригласить на танец? – рядом с Леной прозвучал голос.
- Нет, я не танцую...
- Детка-ранетка, ну же, соглашайся. Один танец, - юноша открыто улыбался.
Лена равнодушно пожала плечами. Что ж, один танец, это же не преступление. Может, действительно, станет легче.
Вася, так звали юношу, увлеченно рассказывал про музыку. Про свои любимые группы. Лена сквозь пелену раздражения и злобы обнаруживала схожесть в увлечениях. Протанцевав три песни, они с Васей сели на диванчик и продолжили разговор.
- Может, поедем ко мне? Музыку послушаем? – Вася недвусмысленно провел рукой по щеке девушки.
- А почему бы и нет, - вдруг улыбнулась Кулемина. Только так она сможет сделать ему больно. Только так.

Девушка знала, что осталось в коробке. Одна вещь, один эпизод. Сейчас, переворошив прошлое, можно было спокойно запихнуть все вещи обратно и спрятать коробку на дальнюю полку. Чтобы никогда не открывать. Можно и выкинуть, только из памяти вот так ничего не выкидывается.
Достала смятую записку. Расправила ребром ладони. Всего два слова.
Стало нечем дышать, Лена свернулась комочком, обняла себя за плечи. Больно, очень больно. Прижалась щекой к холодному зеркалу. Не помогло. Губы, помимо воли, зашептали то, что было выведено неровным подчерком:
- «Не уходи!»

Слегка пьяная и безумно виноватая, Кулемина лишь с третьего раза попала ключом в замочную скважину. Темно. Витя спит.
Не включая свет, словно вор в собственной квартире, Лена прошмыгнула на кухню. В свете фонаря через незашторенное окно разделась. На цыпочках пробралась в спальню, предвкушая, что прижмется щекой к спине Виктора. Простила.
Целуясь с Васей, Лена отпустила свою обиду и боль. Забыла предательство Виктора.
Постель пуста.
Лена пошарила рукой, удостоверяясь, что это не обман зрения. Пусто. Включила ночник.
- Доброй ночи, любимая! – произнес Степнов, сидя в удобном кресле напротив кровати и наблюдая за тем, как Ленино лицо вытягивается.
- Напугал, - констатировала факт Кулемина.
- Прости, - Виктор не перехватывал инициативу, заставляя Лену чувствовать себя неуверенно.
- Прекрати, Степнов! Я не обязана перед тобой отчитываться!
- Ты вообще мне ничем не обязана! Да, Лена, я совершил ошибку! Я совершил большую ошибку, но когда-то ты поймешь, что я сделал это ради нас с тобой! Прости, прошу тебя, прости меня!
- Уже простила, - Лена опустила глаза. Выдерживать принзительно-синий взгляд было невозможно.
- Ты все обдумала? – Обнял.
- Вить, я должна тебе кое-что сказать, - закусила губу, зажмурилась.
- Ленка! Леночка, подожди! – мужчина перебил и закружил любимую. - Теперь все будет хорошо, да?
- Не знаю...
- В чем дело? Не пугай меня? Мы справимся с вашим продюсером. Мы все исправим, решим. Я найду выход, найду деньги... Лен? Ты плачешь?
- Нет, все нормально. Я приму душ и лягу спать...
Прошмыгнула в ванную. Закрылась на щеколду. Включила воду.
Зачем? Зачем она сама все разрушила? Почему она не может смотреть ему в глаза? Что делать?

- Лен, кто такой Вася? – постучал в дверь Виктор.
- Что? – похолодело внутри.
- Кто. Такой. Вася.
- Никто... Просто... бывший одноклассник. А почему ты спрашиваешь?
- Он тебе написал сообщение. «Как доехала? Спасибо за великолепный вечер. Крепко целую».
- Ты читал мои сообщения? – распахнула дверь ванной. Столкнулась с холодным взглядом.
- Кто такой Вася?
- Прекрати, прошу тебя, - Лена зажала уши руками.
Лицо мужчины посерело. Он стоял, не веря своим глазам. Потом быстро ушел в спальню и принялся одеваться.
Лена побежала за ним:
- Витя, пожалуйста!
- Не трогай меня.
- Ты сам виноват! Витя, пожалуйста! Витя! Скажи что-нибудь!
- Мне надо уйти... Пока я не передумал. Будь счастлива, Лена, будь счастлива...
- Нет, прошу тебя, - зашептала. – Я не смогу. Пожалуйста. Витя, это нечестно! Не оставляй меня! Сделай что-нибудь! Ударь меня! Измени мне! Только не уходи! Не уходи...
Вышел из комнаты, даже не взглянув на нее.

Девушка, не видя ничего перед собой, садится на пол, прижимаясь щекой к холодному зеркалу шкафа. Боль заглушила тоску и пульсировала в висках. Закрыла глаза – легче стало только на миг, а перед глазами снова и снова все воспоминания, спрятанные под паролем в сердце. Вот и все. Март наступил для нее одной. Сама казнила любовь... Сама казнила себя. Нечем дышать.
- Не уходи! – стон израненной души. – Не уходи!!!
Несколько шагов в тишине.

Показалось, что Виктор вошел в комнату. Увидел, как она сидит, свернувшись в комок, как прижимается к стеклу, как судорожно обнимает себя за плечи, как губы что-то шепчут.
- Ленка! Лена... - кажется, сказал он.


Все начиналось с маленькой семечки, посаженой в благодатную почву ожидания любви и усталости от одиночества. Семечка дала тоненький, неокрепший росток. Дули ветра недоверия, сомнения и измен, но они не вырвали стебелек, напротив, приучили его стойко переносить капризы погоды. Один за другим появились листочки – диковинный цветок вдохнул жизнь и заявил о своем существовании. Наступила засуха, цветок почти не мог без живительной влаги – листья поникли, обмякли. Но он был уже слишком сильным, чтобы просто так завять, он пустил корни глубже, прорастая до воды. С каждым глотком он становился крепче, и, казалось, теперь его ничто и никто не сможет погубить...
Пусть каждый решит для себя – выжил цветок или нет: вернулся Виктор только в иллюзии, подсунутой памятью, или на самом деле. Вернулся в прошлом, или же он часть настоящего... Пусть каждый решит для себя, потому что ни у кого нельзя отнимать веру в Happy end.



Спасибо: 70 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 904
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 88 месте в рейтинге
Текстовая версия