Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 264
Зарегистрирован: 01.07.09
Репутация: 34
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.11.09 23:34. Заголовок: Автор: Rыська. Мини-фики


Всем привет!)
Вот я и дописалась до своего первого миника.

Огромная просьба не судить строго и не принимать меня всерьез.

Буду рада видеть вас здесь!


Спасибо: 12 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 2 [только новые]







Сообщение: 265
Зарегистрирован: 01.07.09
Репутация: 34
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.11.09 23:35. Заголовок: Автор: Rыська Бета:..


Автор: Rыська
Бета: Торопулька
Название: Горько?
Рейтинг: PG -13
Жанр: Romance, Angst, POV, OOC
Статус: окончен
Размер: мини (состоит из двух частей)
Дисклеймер: Не имею никаких прав. Сплошные обязанности. Все события произошли в параллельной реальности и никакого отношения к сериалу «Ранетки» не имеют.

От автора: И уходя навсегда, обещала постараться скорей всё забыть.
Не звонить Ему ночью с вокзала, когда хочется волком выть.
Улыбаться до боли в скулах, без причины и просто так.
И бродить до утра в переулках, говоря себе: «Это пустяк».
Не разглядывать зал на концертах, ища взглядом того, кого нет.
И не мерить любовь в процентах, не курить дорогих сигарет.
Целовать безразлично-устало чьи-то губы в спасительной тьме.
Не кричать в голос: «Всё, достало!». Не долбить кулаком по стене.
Быть свободной от чуждых мнений, постараться себе не врать.
Никому не дарить откровений, научиться опять летать.
Не цедить алкоголь в гримерках, чтоб залить раскаленный жар.
У судьбы не ходить в «шестерках» и учиться держать удар.
Умирать тихо на рассвете, чтобы к вечеру вновь ожить.
Никогда, никого на свете, как Его ни за что не любить.
Не сжигать то, что написала, и не прятать растерянный взгляд.
Уходя навсегда, обещала, что однажды вернется назад…
(с) Я

***

- Кулемина, но почему?!
Я философски пожала плечами, прекрасно помня еще из школьной программы, что отвечать на риторические вопросы совсем не обязательно. Лерка, как обычно, топнула ногой и скорчила страдальческую гримасу. Обычно в такие моменты она всегда напоминала мне крокодильчика, но не сегодня. Наверное, невесты обладают какой-то мистической способностью становиться красавицами, едва натягивают на себя белое платье и возводят на голове Пизанскую башню. Интересно, а истеричность, это тоже симптом настоящей невесты или врожденное качество моей школьной подруги? Несколько лет назад наши пути с ней значительно разошлись, и я уже успела позабыть, какой упертой бывает Валерия Новикова, пытаясь добиться желаемого.
- Лена, - надув губки, Новикова глядела на меня таким умоляющим взглядом, что я должна была, как минимум, расплавиться, как Снегурочка на солнцепеке, и стечь на ковер лужицей. Правда, одновременно с этим Лерка умудрялась коситься в зеркало, проверяя безупречность нанесенного тонального крема, и эффект получился довольно смазанным – я смогла удержаться на ногах и даже ни разу не пошатнулась. – Пойми, от тебя сейчас зависит мое счастье.
- Я думала, что твое счастье зависит от того, явится ли женишок сегодня на церемонию или опомнится и сбежит к какой-нибудь престарелой тетке в Магадан, – мстительно заявила я.
- Ты жестокая, - констатировала Лерка и в четвертый раз принялась мазать губы малиновым блеском. По моим скромным подсчетам, она израсходовала уже половину тюбика за последние десять минут. - Как же получилось, что именно ты стала моей свидетельницей?
- Ты сама меня заставила.
Возможно, «заставила» сказано немного громко, но Лерка действительно явилась ко мне с этим грандиозным предложением прямо домой, оккупировала кухню, напрочь отказываясь принимать хоть какой-то ответ, кроме банального «да». Мы с Ранетками только вернулись с изматывающих гастролей по бескрайней Родине, и я довольно быстро сдалась на милость Лерке, очень смутно представляя какие тяготы и лишения опустились на мои плечи. В тот момент мне казалось единственно важным делом поскорее избавиться от дражайшей подруги, забраться в какой-нибудь темный уголок и никого не видеть пару суток, так что последствия разразившейся катастрофы я осознала гораздо позже. Повернуть все обратно уже не получилось, и следующие две недели показались мне спринтерским забегом по чистилищу. Никогда раньше не думала, что от свадеб столько сложностей! Мало того, что мне пришлось носиться с невестой по всем существующим свадебном салонам в поисках то новомодной фаты с живыми розочками (когда мы нашли сие произведение искусства, в восьмом по счету салоне, Новикова внезапно решила, что невеста без фаты будет смотреться намного оригинальнее), то свадебных туфель со вставками из итальянских кружев (увидев ценник, приколотый к этим чудо-туфелькам, мы с невестой единогласно решили, что ее обычные белые «лодочки» подойдут гораздо лучше, а сэкономленных средств вполне хватит на покупку еще, как минимум, десяти пар разнообразной обуви). Когда внешний вид невесты был утвержден, одобрен и зафиксирован, мне поручили украшение банкетного зала. Лерка роняя прозрачные слезинки размером с горошину, уверяла, что кроме меня поручить это ответственное дело просто некому. Вот если была бы жива ее мама… На этом месте Новикова всхлипнула так трагично, что мне не оставалось ничего другого, кроме как взяться за надувание шариков и обсуждение праздничного меню. Потом был забег по Москве в поисках лент для почетных свидетелей - Лерке захотелось, чтобы они были непременно розового цвета, и я потратила почти два дня на выполнение этого маленького каприза, едва удержавшись от желания приобрести черные и придушить ими невесту. За рисование праздничных плакатов я посадила группу Ранетки в полном составе и, быстро написав на своем ватмане «Поздравляем!» кроваво-красной гуашью, отправилась покупать маленьких керамических уродцев, которые должны были стать призами в многочисленных свадебных конкурсах, скаченных мною накануне из Интернета. Лишенные всякого контроля «яблочки» принялись ваять шедевр за шедевром. Женька ограничилась лаконичным «Пису пис! Свадьба – forever!», Нюта изобразила натюрморт из марсианских фруктов, вечно несчастная Прокопьева вместо жизнеутверждающего «Желаем счастья» вывела надпись «Вышла замуж – помоги подругам!» и лишь одна Наташа, так ничего и не придумав, оставила свой лист девственно чистым. Оглядев труды их творчества, я осознала, что свадьба будет просто незабываемой, а мне еще долго будут сниться кошмарные сны.
Едва пережив эти сумасшедшие свадебные приготовления, я наконец-то очутилась на финишной прямой, но Лерке, похоже, мои мучения доставляли ни с чем не сравнимое удовольствие, и она продолжала фонтанировать новыми бредовыми затеями.
- Ну, Лееен…
- Нет!
- Ну, пожалуйста!
- Я сказала – нет.
- Леееееночка... – никто на свете больше не умел ныть таким противно-сладеньким тоном, как Новикова. Мне казалось, что эти звуки проникают в мою черепную коробку и разжижают ее содержимое.
- …
- Я дам тебе поносить свои розовые сапожки.
- Ни за что!!!
- А если ты не согласишься, я тебе их подарю!

***
Он появился именно в тот момент, когда я выглядела как огородное пугало, разукрашенная гримом во все цвета радуги, и вещала со стула глупое предсказание молодым. Проще говоря, я была свадебным попугайчиком-говоруном – продуктом воспаленного воображения невесты. Вдобавок ко всему, он был под ручку с какой-то белобрысой вешалкой, одетой в такое мини, что я без труда могла пересчитать все ее выпирающие ребра. Даже кулаки зачесались от нестерпимого желания заняться этим прямо сейчас, но я умудрилась сдержаться. Никогда не представляла себе, как должна была произойти наша встреча, спустя целых четыре года молчания, а вот сейчас почему-то захотелось, чтобы это был непременно Париж. Самое начало сентября, когда осень незримо вступает в свои права, слегка золотя макушки деревьев, придавая небу ни с чем несравнимый цвет расплавленного свинца, и наполняет воздух горьковатым привкусом хризантемы. Я бы выходила из ярко-красного Феррари, одетая в легкий плащик по последней французской моде, как происходит во всех этих чертовых европейских фильмах: «Дверца машины распахивается, и из нее появляются длинные ноги на высоких шпильках – сперва одна, потом вторая. Камера медленно переводит ракурс, и вот уже на мостовой стоит высокая хрупкая блондинка в темных очках. Очки – не дань моде и не способ защититься от ультрафиолета, просто она слегка устала от внимания прессы и настойчивости поклонников. Она - звезда…». Я бы прошла мимо него, размерено цокая каблучками по мостовой, и… не узнала бы. Вот только жаль, что я совсем не ношу шпилек, а банкетный зал мало напоминает Елисейские поля.
Я судорожно огляделась по сторонам в поисках призрачной надежды на спасение. Вокруг меня веселилась толпа пьяных гостей, и помощи ждать было совершенно неоткуда. Вот черт, где же носит Васю, когда он мне так нужен? Это уже становится печальной закономерностью: всякий раз, когда я тянусь к нему за поддержкой, то наталкиваюсь лишь на пустоту. И в чужом незнакомом городе, и в толпе беснующихся фанатов, и в собственной квартире, когда меня настигает страшная весть о дедушке, и вот сейчас… Наверняка, у него снова нашлось более важное занятие, чем мои проблемы, только странно, что меня это все еще удивляет.
Я резво покинула свой пьедестал, ища пути к отступлению, и, разумеется, пропустила тот момент, когда побег еще имел какой-то смысл.
- Лен, привет, - мне показалось или его голос прозвучал слегка вопросительно? Может быть, у меня еще есть шанс заявить, что он обознался, и убраться куда-нибудь подальше от него и от его пассии, которую мой любимый притащил на этот праздник жизни. Причем, мало того, что притащил, так еще и не отпускает от себя ни на секунду. Или это она вцепилась в его локоть, как клещ, так что никакой «Фумитокс» не спасет? Пришлось отвести глаза от его начищенных ботинок, чтобы самостоятельно выяснить этот вопрос. Я взглянула на него только раз и уже, будто бы законченная наркоманка, не смогла оторваться, изучая каждую черточку его образа, безупречную стрижку, выглаженный пиджак, морщинки в уголках глаз, успевшие размножиться за последние четыре года, горькую складочку у губ…
- Лена? – теперь это точно был вопрос, а он наверняка считал меня совсем ненормальной. И его крашенная мымра, наверняка, тоже, что было намного обиднее.
- Здрасьте, Виктор Михайлович, - почему-то ответила я и смущенно улыбнулась. Действительно, как-то глупо обращаться к своему первому мужчине по имени-отчеству, пусть он и был когда-то твоим учителем физкультуры. Глупо и нелепо – кажется, эти слова стали моим девизом на сегодняшний день. Он едва заметно поморщился, видимо, мое обращение ему было не слишком приятно. – А мы тут свадьбу отмечаем.
Я с грохотом сомкнула челюсти, чтобы не родить на свет очередную глупость, и отвела взгляд от Степнова, чувствуя себя очень неловко. И чего это я так смущаюсь, интересно? Ведь это я его тогда бросила.
- Я уже заметил, - едва слышно хмыкнул Витя, разглядывая меня с заметным сочувствием.
- Виктор Михайлович, вы все-таки приехали! – расталкивая гостей, молодая жена бросилась на шею к бывшему учителю, ловко отстранив его вешалку в сторонку, чем вызвала в моей душе прилив огромной любви к старинной подруге. – Я так боялась, что вы не успеете!
- Новикова, ты что, с ума сошла? Как я мог пропустить такое грандиозное событие, как твоя свадьба?
- Уже три часа как не Новикова! – похвасталась Лерка, тыкая Степнову в лицо растопыренные пальцы с подтверждением своего нового статуса.
- Да? Так где же молодой муж? Хочу выразить ему свое сочувствие и оказать психологическую поддержку.
- А, где-то там… - Лерка неопределенно махнула рукой в сторону накрытого стола. – Заливает свое горе апельсиновым соком. А вы уже пообщались с Леной, да? Думаю, вам есть что обсудить, так что не буду мешать.
Бывшая Новикова по-лисьи прищурилась и упорхнула обниматься с очередными гостями, оставив меня мучительно краснеть, мечтая оставить ее безутешного мужа счастливым вдовцом.
- Пожалуй, я тоже не буду мешать, развлекайтесь, - промямлила я, пятясь в сторону выхода. – А у меня еще столько дел: конкурсы, розыгрыши, убийство новобрачной…

***

Уворачиваясь от танцующих парочек, я добралась до коридора и, почти не дыша, залетела в первую попавшуюся дверь. Оказалось, что я попала почти правильно, вот только вместо женской, меня занесло в мужскую комнату, о чем свидетельствовал целый ряд писсуаров у стены. К счастью, никем не занятых. Сердце стучало, как сумасшедший барабанщик на любимой барабанной установке, а в горле предательски пересохло. Сразу почему-то вспомнилась Кулемина-школьница, выползающая из спортзала и благодарящая небо, звезды и даже немножко Борзову, за то, что за штанинами не видно как дрожат коленки. Надо же, вроде девочка выросла, а подавлять свои эмоции так и не научилась. Я заглянула в огромное зеркало, висящее во всю стену уборной, и криво усмехнулась – лихорадочно блестящие глаза на раскрашенном лице казались чужеродными элементами. Отмотав пару бумажных полотенец, я принялась остервенело оттирать жирный грим со лба, щек, подбородка, оставляя на лице ярко-малиновые полосы. Жаль, что нельзя так же просто вытравить из сердца сожаление, боль и, чего уж там скрывать, надоедливую ревность. Когда-то давно, мне казалось, что я поступаю совершенно правильно, оставляя Степнова с дурацкой формулировкой «давай останемся друзьями» и выбирая то, что считала простотой и легкостью бытия. По наивности и глупости мне казалось тогда, что он просто душит меня своей любовью, не дает расти, развиваться, заниматься любимым делом - не отдавая себе отчета в том, что любовь не способна убивать, просто ей необходима подпитка с обеих сторон, чтобы она не черствела и не раздирала душу в клочья. Намного позднее, я неосознанно искала такую любовь в других отношениях, но натыкалась лишь на иллюзию и дешевый суррогат. Так человек всю сознательную жизнь слушавший Шопена корчится в судорогах при звуках музыки «Ласкового Мая». А что теперь? У Степнова, кажется, все хорошо, эта белобрысая смотрит на него оленьими глазами и заглядывает в рот. А у меня… Я сдержала готовый вырваться из горла всхлип. Все равно уже ничего не изменишь, у меня больше нет возможности подойти к нему в переполненном зале и тихо сказать: «Я вас люблю». Потому что я сама обесценила эти слова, превратив их в банальность. Остались только песни.
Я прислонилась лбом к холодному мрамору, стараясь не слышать громкий шум всеобщего веселья, прорывающийся сюда сквозь хлипкие стенки. Впрочем, звуки доносились не только из зала. В туалетной кабинке, возле которой я изливала свое горе, какой-то парочке, судя по звукам, охам и всем прочим вздохам, было очень хорошо и они, не скрываясь, наслаждались в полный голос. Чувствуя, что краснею, я на цыпочках стала пробираться к двери, не понимая, как раньше не заметила их интересного занятия – то ли они шумели тогда в полсилы, то ли я была слишком увлечена жалостью к самой себе. Я уже собралась открыть дверь и убраться отсюда по добру, по здорову, но один из голосов в кабинке показался мне очень знакомым. Определенно я уже где-то слышала это: «О, да, детка», причем не один раз. Пришлось преодолеть природную стеснительность, стянуть с себя балетки и, забравшись ногами на раковину, заглянуть в кабинку.
Сперва, я не почувствовала ничего, кроме удивления, а потом захотелось глупо захихикать и подбодрить Васю добрым словом, но он был слишком занят, трудясь на какой-то брюнетке.
Неизвестно, сколько бы длилось это шоковое состояние, возможно, я все-таки дала своему бой-френду пару дельных советов, если бы не узнала в стонущей под ним брюнетке одну из своих подруг. Да что там – подруг! Иногда мне начинало казаться, что мы с Ранетками почти сестры, правда, это случалось в перерывах между желанием прибить, по меньшей мере, половину из них. Чувствуя себя так, словно меня огрели по голове чем-то тяжелым, я медленно слезла с раковины и вышла из комнаты, бережно прижимая к груди балетки.


Спасибо: 38 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 276
Зарегистрирован: 01.07.09
Репутация: 36
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.11.09 21:53. Заголовок: Вторая часть, она же..


Скрытый текст


***

Выбравшись из душного ресторана, я нащупала в единственном кармане пачку сигарет с зажигалкой и отстраненно закурила, совершенно не представляя, что мне теперь делать. Весь сегодняшний день казался глубоким сумасшествием, начиная с появления на торжестве Степнова и заканчивая сценой в туалете. Хотя, можно смело брать за точку отсчета ту самую минуту, когда я согласилась быть свидетелем на свадьбе у Леры. Как чувствовала, что о спокойной жизни придется забыть! Дверь за моей спиной распахнулась, на мгновение, оглушив чужим весельем, и выпуская на волю еще одну мятущуюся душу. Кажется, я узнала его за мгновение до того, как обернулась.
- Ты?
Я не удивилась бы, начни он сейчас разглагольствовать о вреде курения и о его неблагоприятном воздействии на женский организм или читать мне лекцию о здоровом образе жизни, но, похоже, эти годы изменили не только меня.
- Сигаретки не найдется?
Я словно зачарованная наблюдала, как Степнов прикуривает сигарету и выпускает в по-вечернему сумрачное небо первую струйку дыма. Моему воспаленному рассудку казалось, что в этом действии присутствует нечто сакральное, а он вернул мне зажигалку и усмехнулся, даже не подозревая, что чуть не открыл мне тайну мироздания только что.
- Ну, привет.
- Привет.
- Как жизнь?
- Да так, живется потихоньку, - пожала я плечами, разглядывая плотный поток машин, несущийся мимо нас.
- Как Вася? Вы еще вместе? Что-то я его сегодня не видел среди гостей.
- Он там, просто сейчас немного занят. Но когда он освободиться, у вас будет время немного поболтать, - сообщила я и, наткнувшись на непонимающий взгляд Степнова, пояснила тем же безразличным тоном. – Он развлекается с Нютой в туалетной кабинке… Не думаю, что это займет у него весь вечер. По моему опыту - еще минут десять-пятнадцать, не больше.
Степнов громко закашлялся, наверное, наглотавшись сигаретного дыма, а может годы изменили его не настолько сильно, как мне показалось вначале.
- Ты очень спокойно об этом говоришь, - восстановив дыхание, удивленно сказал он.
- Потому что всё это не важно.
- А что тогда важно?
Я выпустила в небо практически идеально ровное колечко дыма и задумалась. А действительно, что? Возможно, этот июньский прохладный вечер, размеренная беседа, будто не было четырех лет полного забвения, и он, такой родной, близкий и навсегда потерянный для меня человек. Потому что я больше не школьница и слова «я вас люблю» будут звучать, по меньшей мере, неуместно. Я стала старше на целую жизнь и больше не могу позволить себе такую глупость. А объяснять, что наша встреча задела и взволновала меня намного больше, чем измена собственного парня, я не хотела.
- А как ты сам думаешь? – пришлось банально перевести стрелки, отвечая вопросом на вопрос.
- Мирослав Николаевич умер, - внезапно сказал Степнов и сделал еще одну затяжку.
- Что? Но… как? Он же был еще совсем молодой! – глупо произнесла я. Мне всегда нравился Милославский. Спокойный, слегка неуверенный в себе человек, но в тоже время очень добрый и отзывчивый. Поэт. При взгляде на него казалось, что он просто родился не в то время и не в том веке.
- Сердце. Так иногда случается, - скупо ответил Виктор Михайлович и, немного помолчав, продолжил, - Я был на похоронах. Знаешь, Светочка будто постарела сразу лет на тридцать, глаза пустые, уже даже плакать не может, только говорит все время. Без остановки. Очень жалеет, что они с Мирославом упустили столько времени зря. Помнишь, как они бегали друг от друга в разные стороны, прежде чем, наконец, поженились? И тогда я глубоко задумался о… обо всем. Жизни, смерти, любви. И тут вдруг Лерка со своим приглашением. Ты все еще хочешь знать, что на самом деле важно?
Я быстро кивнула, даже не успев задуматься над его вопросом, совсем не ощущая, как дрожит в пальцах забытая сигарета.
- Важно, Ленка, что ты есть. Пусть даже где-то далеко, не со мной, главное, чтобы у тебя все было хорошо. Потому что, если тебя не станет, все остальное откажется бессмысленным и ненужным, понимаешь?
Кажется, я понимала, даже больше чем хотелось. Смогла бы я жить, зная, что его просто нет, и уже никогда не будет? От одной только мысли все внутри сжималось в тугой комок, а глаза противно щипало.
- Я люблю тебя, Лен. И буду любить всегда, - сказал он, не отводя взгляда. – Потому что без тебя, меня просто не существует.
- Но как же… - начала было я, но Степнов уверено закрыл мне рот ладонью, не дав договорить.
- Я знаю, что ты мне сейчас хочешь сказать. Наверняка, что очень хорошо ко мне относишься, но былого не вернешь и так далее. Но я не собираюсь тебя ни к чему принуждать или портить твою жизнь ненужным чувством. Просто хочу, чтобы ты знала. Вдруг, у меня больше никогда не будет возможности сказать тебе это, глядя прямо в глаза.
Я почувствовала, как он отнял ладонь от моих губ, проводя ей по щеке, и с неким удивлением осознала, что плачу, как глупая школьница.
- А если это очень нужное мне чувство? – хотела сказать с уверенностью в голосе, а получилось невыносимо жалобно. Я облизнула сухие губы и едва слышно добавила. – Мне было так горько без тебя…
Я так и не поняла, кто первый из нас потянулся друг другу навстречу, и мир внезапно качнулся, словно потеряв последнюю точку опоры. Легкий привкус никотина на родных губах и ощущение безграничного восторга окутало с ног до головы, заставляя теряться во времени и пространстве. Меня даже нисколько не волновало, кто та белобрысая вешалка, которая его сегодня сопровождала. Ну, почти.

***

Когда мы, наконец, оторвались друг от друга, и приток воздуха был восстановлен, Степнов чмокнул меня куда-то в район подбородка и сообщил:
- Ты постой тут пока, а я скоро вернусь.
- Куда это ты собрался? – я схватила любимого за рукав, предчувствуя неладное. Неужели, собрался навестить свою крашеную? Нет, я, конечно, верю, что он любит только меня, и теперь мы целую вечность будем вместе, но пусть лучше всю эту вечность он проводит на моих глазах, а то мало ли чего.
- Начистить морду твоему Васе, - жизнерадостно ответил Витя.
- Ты с ума сошел? – рявкнула я, тащась за Степновым на буксире и стараясь хоть как-то замедлить его движение. Это было равносильно попытке остановить КамАЗ, несущийся на полной скорости. – Лерка нас прибьет, если мы испортим ее свадьбу!
- Она нам только спасибо скажет, - уверенно заявил мой мужчина, уже открывая дверь в заведение. – Какая ж свадьба без хорошей драки?
Прикинув, каким визгом для моих ушей обернется это ее «спасибо», я применила неожиданный прием из разряда запрещенных:
- А может ну этого Васю, а? Я что-то так устала… Засыпаю на ходу. Может, поймаем такси и поедем домой?
- Домой? - Степнов оставил дверь в покое и оглянулся, чтобы заглянуть мне в глаза.
- Да… я ведь уже четыре года не была дома.

***
- Я уже говорила, какая умная тебе досталась жена? - прервав очередной горячий поцелуй, заявила Валерия Гуцулова. – Ленка со Степновым мило воркуют на ступеньках ресторана.
- А ты откуда знаешь? Ты же все время в зале была, – удивленно спросил Игорь, пытаясь перекричать крики «Горько!», доносящиеся из всех углов.
- У меня просто нюх на такие дела, - довольно сообщила Лерка и тут же раскололась. – Я попросила Наташку немного пошпионить. Похоже, у ребят теперь все будет нормально, а то я уже устала смотреть на несчастную Ленку.
- Если честно, когда ты предложила эту безумную идею, я не верил, что у тебя сможет получиться, - признался Гуцул, чмокая молодую жену в нос. – Мне казалось, ты даже Кулемину не уговоришь быть свидетельницей, не говоря уже о приезде Степнова…
- Просто у меня есть на них скрытые рычаги воздействия, - хитро улыбнулась Лерка. – А еще, я знаю, насколько глубоко они любят друг друга. Возможно, я знаю это даже лучше, чем они сами…

Конец.

Скрытый текст



Спасибо: 33 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 595
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 74 месте в рейтинге
Текстовая версия