Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Оладушка





Сообщение: 566
Настроение: К нам подходили, думали, что мы проститутки... (с)ЛТ
Зарегистрирован: 03.12.09
Откуда: Россия, Сыктывкар
Репутация: 75
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.10.10 19:12. Заголовок: Автор: Оладушка & ВаSистkа & Elfa

Спасибо: 36 
Профиль
Ответов - 8 [только новые]


Оладушка





Сообщение: 567
Настроение: К нам подходили, думали, что мы проститутки... (с)ЛТ
Зарегистрирован: 03.12.09
Откуда: Россия, Сыктывкар
Репутация: 75
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.10.10 19:17. Заголовок: Вранье - порок и кар..


Авторы: Оладушка (Надя) & ВаSистkа (Аня) & Elfa (Оля)
Название: Симулянтка
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance, Humour, POV, Action
Статус: окончен
От авторов: Судьба захотела, чтобы мы встретились. А мы захотели отблагодарить ее за нашу встречу этим фиком. Очень надеемся, что вам понравится.

От Оли: Я хочу поблагодарить девочек, Аню и Надю, за то, что они написали этот фик! Мы все очень быстро нашли общий язык и стали сплоченной командой. Анечка придумала очень необычный сюжет, который мне сразу же понравился, и в первые дни, как только стал вырисовываться план написания фика, я сделала первую обложку. А уж о видео... У Нади гениальная фантазия! Я всего лишь исполнитель её безумных идей. Я никогда не забуду, как мы сидели глубокой ночью и придумывали это видео! Спасибо вам, девочки!

От Нади: Лично мне очень нравится Анина идея, и я рада, что могу помочь ее реализовать. Также огромная благодарность Оле за то, что она смогла воплотить мои ночные бредни (вот уж безумные идеи, так безумные!) в отличное видео и сделала потрясающие обложки!!! Сумасшествие напало на меня недавно ночью 7 октября, а ведь ничто не предвещало беды!

От Ани: Идея мне пришла спонтанно, полгода назад, сил не было ее воплотить, и сейчас, благодаря Надюше, это вышло. Основные вложения ее, солнышка. Спасибо! Без тебя не смогла бы вообще ни строчки написать.

А вместе мы команда О.Н.А.!

Спасибо от нашей дружной компании forget-me-not за помощь в прохождении премодерации без проблем!

Трейлер к фику -> http://www.youtube.com/watch?v=fEQPIDz7THg<\/u><\/a>
Обложки от нашей Олечки Elfa
<\/u><\/a> <\/u><\/a>

Журнал учета посещаемости находится у заведующей библиотеки им. Е.Н.Третьяковой<\/u><\/a>


Вранье - порок и кара для любви,
И отношения нельзя начать со лжи,
Но мы сейчас расскажем вам об исключении
И о большой любви - не просто развлечении. (О.Н.А.)



Глава 1.
Миша Семенов печально вздыхал. Пять минут назад он вышел из кабинета директора, где «Шрек» снова его отчитал. На этот раз за разбитое окно. Николай Павлович грозился вызвать в школу Мишкину маму, Ларису Сергеевну, но, все-таки, решил дать юному хулигану очередной последний шанс, чтобы исправиться. По правде говоря, Семенов был ему за это очень благодарен, несмотря на то, что он был довольно смелым и уверенным парнем. Очень стыдно было смотреть в мамины глаза и слушать, как она тихим усталым голосом укоряет своего сына, единственную радость в жизни. Миша честно старался не расстраивать ее, потому что кроме него у нее никого не было. Отец расстался с Ларисой, когда Семенов был еще совсем маленьким, ничего не понимающим, но всё чувствующим парнишкой. Никита - так звали Мишкиного отца, которого он знал лишь по своему отчеству - не видел в Ларисе женщину, с которой хочется вместе прожить всю жизнь и умереть в один день. Это было мимолетное увлечение, кончившееся так, как это часто бывает, если у молодых гуляет ветер в голове. Скоро этот ветер для Ларисы перерос в пеленки и бессонные ночи, а для Никиты - в новую, на этот раз действительно большую любовь.
Но не с ней, а с другой женщиной - зеленоглазой подругой с его курса в университете.
Поэтому Мишка понимал, что для мамы он единственное счастье, радость, горечь и смысл в жизни, и ее ни в коем случае не стоит лишний раз тревожить подобными шалостями, которые возникают из-за лишней энергии и издержек воспитания. Вообще, Семенов не был трудным ребенком, однако каждый новый день - новая беда. Мелкая, большая, да, собственно говоря, любая. И так понятно - характер не дает парню спокойно учиться.

Миша вспомнил, как полторы недели назад в спортзале он умудрился сломать любимого козла физрука. Нет, в смысле не физрук был козлом, а спортинвентарь. У них был сдвоенный урок с одиннадцатым «б». Степнов куда-то вышел, и, пользуясь свободой, девчонки болтали, сидя на скамейках, а парни носились, как угорелые, похватали мячи из подсобки и принялись лупить ими по стенам, по полу, забрасывать в кольца. Миша оседлал «коня» и, возомнив себя джигитом, стал раскачиваться взад-вперед. Докачался. Громко хрустнули ножки спортивного снаряда, и Семенов слетел на пол, больно ударившись ногой. Оба класса застыли в изумлении, кто-то даже присвистнул. И только Кулемина Ленка из параллельного класса отбросила в сторону баскетбольный мяч, метнулась к пострадавшему и помогла встать. Потом довела до скамейки, постоянно спрашивая, больно ли ему и не надо ли приложить холод. Распускать нюни при девчонке было неудобно, да и стыдно было, что свалился, как куль, на глазах у всех, и Миша, мужественно сцепив зубы, вякнул:
- Тебе, че, больше всех надо? Отвали!
Ленка посерела лицом и хрипло прошипела:
- Между прочим, я как спортсменка знаю, что любое падение чревато травмой. Поэтому и спрашиваю. Мог бы и поблагодарить. Хотя... – она сверху вниз посмотрела на парня, - обойдусь! – и вернулась к баскетбольной сетке.
В этот момент в спортзал стремительно вошел Виктор Михайлович – преподаватель физической культуры и гроза всех лентяев школы. Бодренько подошел к почетному углу, где обычно пасся... то есть стоял его любимый козел, увидел обломки и сразу все понял:
- СЕМЕНОВ!!!
Миша хотел было встать, но Степнов сам подлетел к нему:
- Ты вконец охр... обалдел? - физрук был настолько зол, что с трудом подбирал приличные слова. - Ты что сделал? Ты что, я тебя спрашиваю, натворил? – и, схватив виновника происшествия за грудки, крепко тряханул его. Семенов было зажмурился, как вдруг раздался громкий голос:
- Это не он!
Степнов от неожиданности выпустил ученика и круто повернулся. Лена Кулемина стояла, уперев руки в бока, и пристально смотрела на физрука.
- Чт... Что?
- Миша не виноват. Это я вашего козла сломала.
Класс загудел.
- Тихо! – рявкнул Виктор. – Кулемина, зачем ты его выгораживаешь?
- Я не выгораживаю, - упрямо мотнула головой Лена. – Он ни при чем. Это я. Решила позаниматься в ваше отсутствие.
Степнов растерянно посмотрел на Лену, но ругать свою любимую спортсменку не стал.
- Это ты... Ну... Аккуратнее надо, Лен, - стал собирать обломки козла. Вдруг резко подошел к Кулеминой: - Ты, кстати, не ушиблась?
- Все нормально, - успокаивающе улыбнулась Ленка.
- Точно?
- Да все нормально, - заверила Кулемина.
- Ну, смотри, - Степнов вернулся к уборке.

Перед следующим уроком к Ленке подошел Миша:
- Слышь, Кулемина... – замялся парень, потому что было стыдно, а поблагодарить стоило. – Спасибо тебе... за...
- Не мычи, Семенов, - ухмыльнулась Ленка. – Не ради тебя шкуру рвала.
- А из-за кого? – изумился Миша, забыв про стеснение.
- Из-за матери твоей. Думаешь, я не знаю, как она из-за тебя слезы льет?
- Откуда ты...?
- Слышала, как она в коридоре возле кабинета директора рыдала. В следующий раз подумай о ней, прежде чем косячить, - прозвенел звонок, и Ленка ушла на урок.
- Ну, Кулемина! Молоток, девка! Свой чувак, - ободрительно произнес Миша, который не понимал, какое значение имеют эти слова для него на самом деле...

***
Любовь Кирилловна Гущина остервенело чистила картошку. Кожура летела во все стороны. А повар школы номер триста сорок пять негодовала: подумать только! Хотела сосватать свою доченьку Наденьку, свое солнышко, за физрука Степнова. А что? Мужик он видный – не пьет, не курит, по бабам не шляется. Золото, а не мужчина! Но пришлось обломиться. «А все Кулемина! Зараза малолетняя! Приперлась именно тогда, когда Надюша окучивала Михалыча. И ведь он почти согласился проводить ее до дома. А тут эта коза! «Ах, Виктор Михалыч! Давайте поговорим о соревнованиях!» Тьфу! Спортсменка фигова! Ясно все, как божий день – ухлестывает за ним. А он и рад – сразу Наденьку отбрил и за Кулеминой своей в спортзал поперся. И до дома он ее провожает, и сумки добровольно таскает, и чуть ли не с ложки ее кормит. Не пара ему эта дура, не пара. Что ж он без своей Леночки света-то белого не видит? Надо за ними последить, а вдруг они любовники? Недаром они уже неделю оба в школе не появляются. Ну, Кулемина, вот овца! Черт!» - давясь собственной злобой, Гущина порезала палец.

***
А Ленка Кулемина в этот момент действительно ела с ложки. Кашу. Гречневую. Ела и не морщилась – не в ее положении было сейчас выделываться. Виктор Михайлович и так носится с ней, как курица с яйцом, а по идее должен был убить на месте, когда про бои узнал. Он же оттуда полумертвую Ленку и вытащил. Вот что значит, настоящий друг! Он за ней ухаживает и за дедом в больнице следить успевает. «Хороший. Нет, даже самый лучший!»
Проглотив последнюю ложку, Ленка через силу улыбнулась, но тут же поморщилась от боли - разбитая губа давала о себе знать.
- Что, Ленка, не понравилась каша? – Виктор Михайлович рукой легонько смахнул крошки хлеба с уголка рта девушки.
- Нет, что вы, очень вкусно, - постаралась, чтобы звучало убедительно. Не поверил.
- Да ладно тебе, - усмехнулся. – А то я не знаю, как ты гречку ненавидишь. Но есть, Ленка, надо, она полезная. А пока, вот, молока выпей, - поставил поднос с пустой тарелкой в сторону и поднес кружку с подогретым молоком к Ленкиным губам. Заставил выпить, придерживая голову, сама держать тяжелую кружку Кулемина сейчас не могла – разбитые в кровь руки сильно тряслись. "Такие странные и необычные ощущения, когда за тобой ухаживают... Никогда не болела до такой степени, чтобы за мной следить приходилось, спортсменка как-никак, организм закаленный. Да и ухаживать-то было некому. За дедом самим глаз да глаз нужен, вон, как про бои узнал, да меня избитую увидел, сразу инфаркт словил. Интересно, ну, от чего же так приятно? Неужели просто от того, что о тебе беспокоятся, ухаживают? Или от того, КТО это делает?" - мысли неуловимыми стрелами носились в голове Лены, не давая девушке ни минуты покоя. Забота - это то, чего Лена с детства не знала. Для отца на первом месте была работа, для мамы - папа. А Ленка была неким быстротечным периодом в их жизни. В результате вся забота о ней легла на дедушку, которому самому уже давным-давно пора бы найти себе опеку.
- Виктор Михайлович! - говорить с болячкой на губе и с опухшей щекой было очень неудобно. - Вот вы скажите... А почему вы так заботитесь обо мне?
- Ну, Ленка, ну и вопросы! - в глазах всегда готового ко всему учителя промелькнула растерянность и испуг, но лишь на жалкие доли секунд. - Мы же друзья? А друзья не могут бросить друг друга в трудной ситуации! Да и мне совсем не тяжело. Даже приятно, - он щелкнул ученицу по носу, и Ленка улыбнулась. Как могла.

Спасибо: 78 
Профиль
BaSистkа





Сообщение: 442
Настроение: она смотрела дальше, чем другие, она смотрела мимо тех, кто был с ней...
Зарегистрирован: 11.09.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 48
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.10 15:19. Заголовок: Глава 2. Чудеса случ..


Глава 2.
Чудеса случаются - вот главный девиз Ленки Кулеминой. Сколько всего в жизни было? Проблемы, трудности. Но все всегда решалось каким-то волшебным образом. Она и так выкручивалась, и сяк, и наперекосяк, и враскоряку, а все раз - и решалось. И вот сейчас, казалось бы - бои. Нет денег. Дед в больнице. Неустойка. А все решило чудо... Вернее, чудесный учитель физкультуры. Деду стало легче и спокойнее, что его Лена в таких крепких и надёжных руках.
Деньги после боев появились и, к счастью, не испарились, как золото лепреконов. С боями Виктор Михайлович тоже все уладил, правда в подробности Лена не была посвящена, но на душе было некое умиротворение. Необычайно светло стало на горизонте ее жизни, но дело было вовсе не в проблемах. Ей было приятно, что у нее есть настоящий взрослый, добрый, сильный... друг.
Виктор мог вообще ничего не говорить, просто сидеть и смотреть в ее глаза, держать ее за руку, улыбаться, и Кулеминой уже ничего больше не было нужно. С ним она ощущала спокойствие и своего рода неловкость, какое-то чувство, совершенно незнакомое. Бросало то ли в жар, то ли в холод, рассудок мутнел. Еще бы - взрослый мужчина рядом, а общаются как одноклассники.
- Виктор Михайлович, не заставляйте меня есть кашу кастрюлями. Я же, в конце концов, избита, а не из блокады вернулась. - ее еще не зажившие губы тронула улыбка.
- Цыц, Цыпленок, - он часто называл ее так, потому что ее солнечный цвет волос в сочетании со светлой кожей и зелеными глазами вызывал у него ассоциацию с желтеньким пушистым комочком, о котором нужно было постоянно заботиться. И он заботился, словно ласковая мама-наседка. - Ты должна набираться сил, которые потратила, пока кулаками размахивала.
- А почему вы кашку не кушаете?
- Потому что, потому, все кончается на «у». Когда я кушаю, Кулемина?
- Я говорю и слушаю! - хриплый смех девушки рассеял неловкость в воздухе и вернул добрую и светлую обстановку на кухню, где сидели двое.
- Как там в школе дела? - Лене стало скучно просто ковыряться ложкой в ненавистной каше, и она решила поговорить.
- Да все как всегда. Новикова прогуляла, остальные еле бежали... Я вообще не знаю, что надо этим бегемотам крикнуть, чтобы они хотя бы изобразили интерес и старание!
- Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо!
- Смейся-смейся! А я серьезно говорю! Я ему кричу - обмани, повернись на триста шестьдесят, а потом нижняя подача! А он, представляешь...
Почему-то хотелось слушать это вечно. Вообще спорт - это не единственное, что связывало этих двоих. Они вот уже неделю жили вместе. Поначалу Лена сердилась, что он остается у нее, ведь она не без ног и рук. Но сейчас она даже представить не могла, как раньше обходилась дома без его помощи, его внимания. Настолько другая была эта новая жизнь, настолько интересная и приятная, что расставаться с ней вообще не хотелось. Забота, веселье, интересный досуг, уроки, помощь, дружба... Их будни были великолепными, тихими и веселыми. Он помогал ей во всем, главное - бескорыстно. Такого взаимопонимания даже с Лерой у них не было. Вообще сложно было даже представить кого-то кроме Степнова на этом месте. Все подобные мысли Кулемина старалась в голове не задерживать, просто наслаждалась. Надо решать проблемы по мере их поступления. А проблема пока в ее жизни была одна - она знала, что все это может скоро закончится. Лена была готова есть кашу не кастрюлями, а бочками. Она бы с удовольствием слушала все эти рассказы про слонов, бегемотов и прочих учеников, которые нерадиво относились к его предмету. И пусть она не лучшая по всем предметам, как Алехина, пусть она не умеет с легкостью писать стихи, как Прокопьева, и отец ее - не Боб Кантер... Но зато ей тоже есть, чем гордиться. Она - лучшая спортсменка школы, у нее есть группа и лучший друг Виктор Михайлович Степнов, который и воспитал в ней дух победителя. Пускай не рок-звезда, не эрудит мира, а обычный учитель физкультуры... Главное, что он всегда рядом, когда это нужно.

Спасибо: 71 
Профиль
Оладушка





Сообщение: 595
Настроение: К нам подходили, думали, что мы проститутки... (с)ЛТ
Зарегистрирован: 03.12.09
Откуда: Россия, Сыктывкар
Репутация: 77
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.11.10 18:02. Заголовок: И снова здравствуйте..


И снова здравствуйте те, кто ждал нашу Ленку-симулянтку! Спасибо за "спасибЫ", за комментарии, за оценку видео! Мы очень рады, что вам нравится! Ну, и сегодня, как я и обещала, следующая продка. Маленькая, да удаленькая! Так сказать, "революционный переворот"в голове решительной Кулеминой!


Глава 3.
Кулемина сидела на школьном подоконнике. Как всегда на перемене в коридоре было полно народа, все куда-то спешили. Было шумно. За то время, пока Ленка болела, она уже привыкла к тишине и покою. Виктор Михайлович (на этой мысли девушка смущенно зарделась) так трогательно ухаживал за ней, что болеть было в одно удовольствие. Лена прикрыла глаза, вспоминая нежные руки учителя, как он обрабатывал ей раны так, что она совсем не чувствовала боли, вспоминала, как он делал ей лечебный массаж, от которого почему-то было щекотно внизу живота... Виктор Михайлович всегда был рядом. Такой хороший, заботливый. Наверное, никогда не забудет Ленка его лицо, когда он принес ее домой после ринга. Весь бледный, дыхание сбившееся, руки трясутся, всего колотит от испуга (это потом он ей рассказал), а еще деда пытался успокоить. Кстати, про деда! Он еще и в больницу успевал ходить, писателя-фантаста навещать, а еще и за Ленкой глаз да глаз нужен. «Какой Виктор Михайлович молодец! И как приятно было чувствовать на себе его руки... Что-то я не то сказала», - смутилась Ленка. Хотя сама себе боялась признаться, что согласна была бы еще поболеть, только бы Виктор Михайлович продолжал за ней ухаживать. Степнов сказал, что не сегодня-завтра вернется к себе домой, потому что за Кулемину он больше не переживает. Плохо, конечно, так говорить, но жаль, что она уже поправляется. Но, черт возьми, как же не хочется отпускать Виктора Михайловича домой! «А так он со мной, рядом, заботится...»
Мимо подоконника, на котором сидела Ленка, продефилировала Новикова, но остановилась, заметив Ленку.
- О, Кулемина, ты чего тут сидишь?
- Да у меня освобождение от физры, - «Даже нелепо звучит из моих уст как-то», - усмехнулась про себя спортсменка. Барабанщица «Ранеток» тоже, очевидно, так подумала.
- Боже, от кого я это слышу! – притворно закатила глаза Лерка, но смеяться не стала, так как знала, что Ленка действительно провалялась больная долгое время.
- А ты чего с урока подорвалась? – спросила Ленка подругу.
- Да я наврала Витеньке, что у меня живот болит. Женские дела и все такое...
- Ты в своем репертуаре, - засмеялась Кулемина. Лерка еще ни разу толком не ходила на физру, вечно придумывая всякие отмазки. – Что Степнов сказал? Ты ж давно у него из доверия вышла.
- Сказал, что нос у меня скоро станет совсем длинный от бесконечного вранья, но домой отпустил, - показала довольная Новикова язык бас-гитаристке.
- Иди уже отсюда, - притворно замахнулась Лена на Лерку. – Вечно врешь, что что-то болит, Виктора Михайловича обманываешь. Симулянтка! – и в следующий момент сама Ленка чуть не свалилась с подоконника от внезапно осенившей ее мысли: «Точно! Это же то, что надо!»

На главной лестнице библиотеки им. Е.Н.Третьяковой ремонт, поэтому вход с двора!<\/u><\/a>

Спасибо: 57 
Профиль
BaSистkа





Сообщение: 448
Настроение: она смотрела дальше, чем другие, она смотрела мимо тех, кто был с ней...
Зарегистрирован: 11.09.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 49
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.11.10 21:02. Заголовок: А тем кто ждал мега-..


А тем кто ждал мега-большая порция 2-го сезона!!!)))
чтобы слиплись ваши глазенки


Глава 4

После физкультуры взмыленный 11 «а» поплелся на биологию. Туда же пошел и второй выпускной класс, в котором учились Женя Алехина и Аня Прокопьева – клавишница и ритм-гитаристка группы «Ранетки». Следующим у обоих классов был сдвоенный урок, поэтому, когда Зоя Семеновна Кац со звонком вошла в свой кабинет, там яблоку негде было упасть. Ребята встали, приветствуя учительницу, и стулья под ними приветственно заскрипели.
- Здравствуйте, садитесь, - поздоровалась с учениками биологичка и усмехнулась. – Да у нас сегодня аншлаг!
- Ой, Зоя Семеновна, мы так устали на физкультуре, что не можем писать! Вот лично у меня просто отваливаются пальцы! – донеслось до Кац с последней парты знакомое нытье.
- Ой, Семенов, только не начинай! – поморщилась учительница. - Во-первых, урок только начался, а во-вторых, не ври мне, что у вас сейчас была физическая культура! Я только что видела в учительской Виктора Михайловича, и он громко возмущался по поводу прогульщицы Новиковой. - Миша понял, что его ложь раскрыта, и умолк. – А теперь, если ты не против, Семенов, я могу продолжить урок?
Миша открыл было рот, чтобы что-то ответить, но не успел.
- Вопрос был риторическим, Семенов. Открываем тетради и записываем!

Лена Кулемина послушно строчила в тетради что-то про генетику, но мыслями была в том дне, когда Виктор Михайлович принес ее избитую домой. Она не могла понять, что происходит с ней, когда дело касается Степнова. Вот сейчас, например, Зоя Семеновна мельком упомянула имя Виктора Михайловича, а сердечко девушки тут же взволнованно затрепыхалось. С недавних пор так было всегда, ее интересовало все, что касалось ее... друга, и этот болезненный интерес здорово ее беспокоил. Например, она не понимала, зачем ей нужно, чтобы Виктор Михайлович оставался жить у нее как можно дольше, зачем она решила разыгрывать из себя травмированную или простывшую (еще разберется по ситуации). Она говорила себе, что собиралась придумать себе несуществующие болезни только затем, чтобы не жить одной. Это так скучно! Дед в больнице. А веселый и заботливый Степнов всегда рядом. Ну, точно! Ей просто надоело жить одной, хватит, теперь ей хотелось, чтобы о ней кто-то позаботился, пусть не просто так, а по необходимости. Она уже пожила самостоятельно...
- ...самостоятельно! – вырвал ее из раздумий голос Кац. Ленка вздрогнула: «О чем это она?» Кулемина писала на автомате и не слышала ни слова о том, что говорила учительница. - Вам предстоит разбиться на пары и самостоятельно провести опыт. Завтра я раздам вам специальные горшочки. Будете выращивать луковицы трех сортов, а результаты записывать в специальный дневник наблюдений.
- Луковицы? – вытянулось лицо у Семенова.
- Именно. Да, я не зря собрала оба класса вместе. Я решила, что вам стоит получше узнать ребят из параллельного класса, поэтому пары будут делиться так: ученик 11 «а» и 11 «б» составляют пару исследователей. Завтра каждая пара приносит мне луковицу, мы их вместе высаживаем, а дальше вы несете ее домой и делаете свою работу.
- У-у-у, - послышался недовольный гул, так как ни один класс не хотел работать с другим классом.
- Тихо! Кто готов добровольно распределиться на пары?
Оба одиннадцатых героически молчали.
- Отлично! Тогда я сама распределю пары! – и Кац начала зачитывать фамилии учеников.
В это время четыре «Ранетки» (до пятой было просто не достучаться) яростно совещались:
- Девчонки! – первой начала Женя. – Давайте, распределимся вместе? Смотрите, как классно получается! Я, например, с Наташей.
- Я не против. А то поставят меня с Зеленовой – мучайся потом, - тут же подхватила соло-гитаристка.
- А я с Леркой! – обрадовано воскликнула Аня. – Думаю, она не будет возражать. Только чтоб не со Стародубцевой. Зная Кац, это реально! Блин! – улыбка на лице девушки чуть погасла. – Что с Ленкой делать? Она без пары остается.
- Черт! Точно! Лен! Лена! – затеребили девушки Кулемину. Та нехотя повернулась в их сторону.
- Че вам?
- Ленка, мы начали распределяться, Женя с Наташей, а я с Леркой. Ты без пары остаешься! Что делать?
- Да мне все равно, - как-то апатично отозвалась спортсменка. – Пусть ставят с кем хотят, - и отвернулась.
- Странная она какая-то, - недоуменно пожали плечами девчонки, и тут же четыре руки взметнулись вверх.
- Зоя Семеновна! Мы пары распределили! Алехина-Липатова, Прокопьева-Новикова.
- Надо же! Молодцы! Ну, что ждать от «Ранеток»? Ставлю вас в пары. Вот, ребята, учитесь! А то пришлось составлять команды в добровольно-принудительном порядке. Остался «безхозным» один Семенов... и Кулемина. Лен!
- Что? – равнодушно посмотрела на учительницу Кулемина.
- Слушай, остался только Миша и ты. Придется из вас пару делать. Ты как?
- Мне все равно, Семенов, так Семенов.
- Отлично! – обрадовалась Кац. – Слышал, Семенов? Ты теперь будешь вести наблюдения вместе с Кулеминой! Уж она-то, наконец, привьет тебе любовь не только к биологии, но и к спорту. Будешь поражать Виктора Михайловича своими успехами!
- Ну вот, а че сразу я? На ОБЖ я, на биологии я... Козел отпущения, честное слово, - недовольно заворчал Миша.
- Давай, не ной! Урок окончен, я вас пораньше отпускаю. Жду ваших отчетов! – напомнила Зоя Семеновна, но ее уже никто не слышал. Отчасти недовольные распределением пар, отчасти радостные, что учебный день подошел к концу, одиннадцатиклассники толпой повалили из класса.

В коридоре обдумывающую коварный план по симуляции Лену нагнал вездесущий Семенов.
- Кулемина, стой!
- Ну? Миша, - девушка обратилась к парню по имени и даже сама поразилась, насколько легко это у нее вышло – никто никогда не называл его «Миша», а только «Семенов», – если ты по делу, то давай, а нет – так мне бежать надо.
- По делу, не волнуйся, Лен. - «Я назвал ее по имени?» - изумился про себя парень. – Когда начнем?
- А что тянуть? Завтра же и приступим.
- У тебя или у меня?
«Блин, если я хочу, чтобы Виктор Михайлович по-прежнему приходил ко мне, то нельзя, чтобы кто-нибудь это узнал!»
- У тебя, мне не совсем удобно сейчас приводить гостей. У меня... э-э-э... ремонт! – соврала девушка.
- Ладно, договорились. И оставь мне свой номер телефона, чтобы, если что...
- Да, конечно. - Лена продиктовала ему номер своего сотового и, на всякий случай, домашний.
- Я тогда вечером позвоню? - спросил парень.
- Ага. Ладно, извини, мне, правда, пора, - заторопилась девушка.
- Ну, беги, - Миша проводил взглядом высокую баскетболистку и подумал: «Ништяк поболтали!»

А Кулемина уже зашла в спортзал и теперь со страдальческим видом приближалась к подсобке. Она знала, что в это время Степнов обычно еще на работе. И точно, приблизившись к двери, она услышала:
- ...девяносто восемь... Девяносто девять... Сто...
Лена вошла внутрь, держась за бок.
- Здрасьте, Виктор Михайлович!
Взмокший от качания пресса физрук увидел бледное лицо Лены (если бы он знал, что это лишь пудра!) и мигом подорвался с пола.
- Лен! Что? Плохо?
- Ага, - еле слышно произнесла симулянтка. – Ребро болит! Меня сегодня Южин на перемене задел. - «Прости, Боря!»
- Ох уж мне этот Южин! – рассвирепел Степнов. – Будет отжиматься до потери пульса!
- Не трогайте его! Он Светлане Михайловне книжки помогал нести, - Ленка хваталась за бок, стискивала зубы якобы от нестерпимой боли и благодарила свой организм за то, что синяки еще не сошли, и на этом можно было здорово сыграть.
- Помогал Светлане Михайловне? – переспросил Виктор Михайлович. – Ладно, пусть живет пока. Его судьба уже и так наказала, - усмехнулся он и перевел взгляд на Ленку. – Слушай, в таком виде ты сама не дойдешь, я тебя провожу. Только подожди, вещи твои из раздевалки забрать надо. Где номерок?
- В сумке во внутреннем кармане, - тихо произнесла «умирающая».
Степнов запустил руку в недра кулеминской сумки и чуть ли не засунул туда нос, пытаясь рассмотреть притаившийся в углу маленький металлический жетончик. Под руку попалась какая-то непонятная штука, гладкая на ощупь.
- Кулемина, ты что, с собой пули носишь? - усмехнулся физрук и вытащил на свет... тампон «O.B.». Оба покраснели как раки.
- Давайте, я сама, - Ленка даже позабыла об «адской боли» и, выхватив «пулю» из рук смущенного Степнова, засунула ее обратно в карман сумки, по пути прихватив злосчастный номерок.
- Вот, держите, - протянула она его физруку, пряча глаза.
- Ага... Я... это... мигом вернусь. Сиди, не шевелись, - пунцовый Степнов выбежал из спортзала и первым делом забежал в мужской туалет, чтобы остудить пылающее лицо ледяной водой. Затем спустя пять минут (спортсмен же!) уже надевал на охающую притвору ее пиджак.
- Алло, девушка, а можно такси заказать?
- Виктор Михайлович, - возмутилась Ленка, - здесь же идти до дома семь минут!
- Ну-ка, цыц! Посмотри на себя! Ты не то, что идти, ты ползти-то не можешь! Так что я тебя до дому на такси доставлю! Давай, аккуратненько... Так... Пойдем, обопрись на меня, - и Степнов крепко сжал нежную руку девушки. Так они добрались до такси, Виктор Михайлович усадил Ленку на заднее сиденье автомобиля и примостился рядом. Они быстро доехали до Лениного дома, машина остановилась у подъезда, и Степнов, расплатившись с водителем, подхватил «больную» на руки и внес в подъезд. Ленка, счастливо жмурясь, прижималась к теплой груди Виктора Михайловича и слушала, как бьется его сердце. Дойдя до квартиры, Степнов осторожно опустил Кулемину на пол.
- Давай, Ленка, открывай дверь и заходи.
- А-а-а... вы разве не останетесь? – тут же спросила девушка, совсем не желая, чтобы ее учитель уходил.
- Да нет... зачем? – как-то растеряно произнес мужчина.
- О-о-о-ой! – тут же схватилась Ленка за бок. – Ой-ой-ой!
- Что, Лен? Опять? – моментально отреагировал физрук.
- Кажется, да-а-а... – старательно корчилась Кулемина.
- Так! Я остаюсь! – объявил Виктор Михайлович, открывая дверь в квартиру и заходя вместе с Леной внутрь.
«Йес!»
- Спасибо! – слабо улыбнулась Ленка. – Я, наверно, полежу?
- Иди-иди, Лен, - Виктор бережно, словно Кулемина была хрустальной, довел ее до ее комнаты и посадил на диван.
- Чего-нибудь хочешь? Ты только скажи, я мигом...
- Виктор Михайлович, принесите мне, пожалуйста, мою сумку. Она в коридоре на полу осталась, - попросила девушка.
- Ага, я сейчас, ты сиди, Лен. - Через полминуты Кулемина уже ковырялась в недрах своей сумки под бдительным взглядом учителя.
- Виктор Михайлович, я бы хотела полежать.
- А, да, конечно, ты лежи, Ленка, я пока пойду возьму аптечку, - Степнов скрылся в зале.
- Фух, - облегченно выдохнула Лена, потому что больше изображать мучительную боль у нее не было сил. Лучше притвориться спящей. Тем более, что она сегодня так устала. Кулемина закрыла глаза и незаметно заснула.
Через десять минут Степнов тихонько постучал в комнату к Лене и, не дождавшись ответа, рискнул войти. С нежностью посмотрел на спящую девушку. Лена была такой беззащитной, уязвимой. Хотелось обнять ее, прижать к себе крепко-крепко и никому никогда не отдавать. А еще поцеловать ее в такие мягкие губки. Виктор в отличие от Лены давно понял, что любит ее, такую храбрую, грубоватую, но в то же время такую слабую и нуждающуюся в защите. Понял и ждал, когда она сама осознает то, что между ними происходит, и откроет ему свое девичье сердечко. Но торопить он ее не будет. Всему свое время. Он просто всегда будет рядом. Виктор улыбнулся своим мыслям и тихонько прикрыл дверь...


Спасибо: 64 
Профиль
Оладушка





Сообщение: 611
Настроение: К нам подходили, думали, что мы проститутки... (с)ЛТ
Зарегистрирован: 03.12.09
Откуда: Россия, Сыктывкар
Репутация: 77
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.11.10 11:34. Заголовок: Всем здравствуйте! В..


Всем здравствуйте! В эфире поет и показывает Команда О.Н.А.! Что-то, граждане хорошие, комментарив маловато, спасибы, наверно, кончились... Как-то печально нам... Теряем пристутствие духа.


Глава 5.
Лена проспала до утра и, проснувшись от шумов на кухне, не сразу поняла, почему она одета. Вспомнив, покраснела от удовольствия и стыда. Она немного обманула Виктора Михайловича, но именно благодаря ее вранью он здесь. Интересно, что он сейчас делает? Лена встала с кровати и поспешила в ванную. Лучше привести себя в порядок, чем попасться Степнову на глаза неумытой и растрепанной. Девушка стояла в ванной, смотрела на себя в зеркало и не верила. Виктор Михайлович опять рядом! Пусть из-за того, что она «болеет», но он не ушел! Остался! С каждой минутой, проведенной вместо, Ленка чувствовала, что «просто дружба» перерастает в нечто большее. Когда она думает о Степнове, то ярко блестят глаза, волнительно стучит сердце и пылают щеки. Кулемина ясно видела, что физрук очень нежно к ней относился (особенно, когда она отлеживалась после боев). Она вспомнила, как пришла на кухню через день после случившегося. Степнов стоял в таком смешном желтом фартуке и готовил омлет. Увидев Ленку, начал ворчать, обозвал дурехой, но она не обиделась. Ведь он просто заботился о ней. И это его «дуреха» прозвучало так нежно, что Кулеминой захотелось прижаться к нему крепко-крепко, рассказать обо всем, о том, как дед проиграл в интернет-казино все деньги... А Виктор Михайлович обнял бы ее, гладил по голове, целовал в белокурую макушку... или в щеку... Ленка тогда еще, помнится, возмутилась, когда он предложил ей завтрак в постель. Возмутилась специально, а внутри почему-то от такого простого предложения все перевернулось. Захотелось срочно занять чем-то руки. И Ленка, пытаясь скрыть внезапно охватившее ее волнение, резко подорвалась с кухонного диванчика, намереваясь помыть посуду. Но совсем забыла о своих синяках, о сотрясении. В глазах все потемнело, в голове застучало, и она, как подкошенная рухнула... бы на пол, если бы Виктор Михайлович вовремя не подхватил ее, ослабевшую, и не посадил бы на колени. Лена пришла в себя и почувствовала на своей талии мужские горячие ладони, посмотрела вниз, словно не веря, а потом медленно перевела глаза на лицо Виктора Михайловича. Бегала взглядом, не решаясь остановиться на темно-синих глазах, пытливо и неотрывно смотрящих на нее. Сердце гулко стучало, и она боялась, что он услышит этот рваный ритм. Еле хватило сил сползти с колен Степнова и хоть как-то унять сбившееся дыхание...
Лена очнулась от своих мыслей, закрутила кран и, кое-как вытерев полотенцем лицо, поспешила на кухню. Степнов в неизменном желтом фартуке готовил овсяную кашу.
- Доброе утро, Ленок! – радостно поприветствовал он девушку.
- Привет, - несмело улыбнулась она, не зная, как он отреагирует на такое смелое обращение к нему.
Виктор сделал вид, что ничего не заметил, но душа запела, потому что он понял, что его Ленка пытается сделать шаг ему на встречу. Сейчас главное, не спугнуть.
- Садись, сейчас завтракать будем, - он расставил тарелки с кашей, положил на плоскую тарелку бутерброды и подал Ленке стакан с подогретым молоком. Как тогда. Кулемина улыбнулась воспоминаниям. А Виктор – ей.
Сели завтракать.
- Очень вкусно, Виктор Михайлович, - похвалила девушка, уписывая кашу.
- Да, главное, не гречневая, правда? – весело подмигнул учитель и обратил внимание на Ленкину щеку. – Лен, у тебя тут капли воды остались, - не думая, провел рукой по нежной девичьей щеке. Черт! Не спугнуть! Сам же себе говорил!
Ленка замерла, боясь пошевелиться. Господи! Сердце колотилось где-то в горле. Она не знала, что делать, как реагировать. Это было безумно приятно, долгожданно и в то же время неожиданно. Так бывает? С Виктором Михайловичем, видимо, да. Ну, что испугалась? Хотела же, чтобы ближе... Лена подбадривала себя. И, взяв ложку, принялась за кашу.
- Спасибо, - тихо сказала она, привычно пряча глаза за длинной челкой, но в то же время желая заглянуть ЕМУ в глаза. Но пока не осмеливалась на столь откровенные взгляды.
- Не за что, - так же тихо ответил он ей. В воздухе повисло напряжение, и, желая как-то разрядить обстановку, Степнов нарочито-бодро сказал:
- Я сегодня пойду деда твоего навещу. Привет передам.
- Ой, - оживилась Ленка, - а вы можете ему чистую водолазку с домашними брюками на смену взять, а те я постираю?
- Конечно, Ленок! – с готовностью откликнулся Виктор. Это же лишний шанс увидеть Ленку. Ради этого он бы и слона притащил! – Какие планы на день?
- Ну, сначала в школу, а потом меня парень в гости пригласил, - Кулемина осторожно, словно сапер, начала «прощупывать почву».
Мужские руки сжали стакан, на лице Степнова заходили желваки, участился пульс.
- Вот как? Кто такой? – он старался говорить ровным, спокойным голосом, но, кажется, это плохо получалось.
«Ревнует! Мамочки, точно ревнует!» - неизвестно чему обрадовалась Ленка. И решила бить прямо в лоб.
- Это Миша Семенов, - с удовольствием наблюдала, как вытягивается лицо ее учителя. – Мы вместе с ним делаем проект по биологии. Не ревнуйте, Виктор Михайлович, - усмехнулась и встала из-за стола, похлопав мужчину по плечу. - Ничего личного. Так... Лук сажаем, - и ушла одеваться.
- Лук? – растерянно переспросил Степнов в пустоту. Не дождавшись ответа, облегченно выдохнул. Фух, пусть хоть пальму, главное, у них «ничего личного»! А уж он, Виктор, позаботится о том, чтобы «личное» у нее было только с ним.
Допив чай, Степнов тоже поспешил одеваться. Он очень хотел пойти в школу вместе с Леной. А то мало ли, с кем ей еще какой проект готовить надо. Тут нужен глаз да глаз.


Неспешно беседуя, Ленка и Степнов дошли до школы. Попрощавшись у дверей спортзала и начисто игнорируя заинтересованные взгляды школьников, Кулемина прямиком направилась в класс, где учился Миша. Увидев Семенова, сидящего за последней партой подошла к нему.
- Привет, Миш, - поздоровалась она.
- Привет, - поприветствовал он «коллегу». – Луковицу принесла?
Только сейчас девушка вспомнила о просьбе Кац. Вчера она моментально вырубилась, а сегодня с этими воспоминаниями (Кулемина опять покраснела) было как-то не до того.
- Черт! Нет! А ты? – с надеждой спросила она у парня.
- Да, принес. Правда, мы сегодня с мамой повздорили, я пулей из дома выскочил, даже не завтракал.
- Ну, в столовой поешь. Деньги-то есть?
- Есть. Пойдем на большой перемене, булочек поедим? – неожиданно предложил Миша.
- А что? Пойдем! – легко согласилась Ленка.

Встретившись, как договаривались, Миша и Лена вымыли руки в раковинах у столовой, а затем поспешили внутрь, чтобы успеть встать в очередь, пока их не затоптали голодные школьники.
- Слушай, Миш, ты сегодня говорил, что с мамой поругался. Что опять? Пожалей мать-то. Я ж тебе уже когда-то это говорила, - перед ними стояло человек десять, и Лена решила убить время беседой.
- Да ничего особенного. У нас бывают мелкие ссоры. Хотя мне маму жалко. Одна она со мной мучается. На мужчин не смотрит. Дом-работа-дом. И так каждый день, - парень не знал, почему он так разоткровенничался. Возможно оттого, что Лена его когда-то выручила. А, может, оттого, что сейчас она смотрела на него внимательно, и было видно, что ей действительно интересно. Странная она, эта Кулемина. Другие заботятся о себе, только о своих проблемах, а на других людей внимания не обращают. А она вроде и сама по себе, а смотрит участливо, помочь пытается. Вечно своих Ранеток из всяких передряг вытаскивает. Вон, синяки на руке, наверное, дралась с кем-то. Новикову от поклонника отбивала, не иначе.
- Ну, ничего, она у тебя еще встретит своего мужчину. Никогда не знаешь, где тебя ждет любовь, - Ленка мечтательно улыбнулась. Наконец-то она откровенна сама с собой. Назвала свои чувства к Степнову любовью. Пусть еще первой, робкой, нерешительной, маленькой, но любовью. Интересно, он же тоже, наверно, что-то к ней испытывает? Вон, сегодня от ревности чуть молоком не подавился. Значит, чувства взаимны. Теперь нужно потихоньку идти к нему навстречу. Для Лены все было впервые, и она только вступила на призрачный путь любви...
- Лен! Ты меня слышишь? – щелкал пальцами перед лицом девушки Миша.
Лена очнулась. Оказывается, они уже подошли к раздаточной, и сейчас Гущина неодобрительно косилась на Семенова (как, впрочем, и на всех школьников), а уж затормозившую Лену и вовсе прожигала ненавидящим взглядом. На то у нее были весомые причины. Гущина до сих пор не простила «противной девке» того, что та «отбила» у Наденьки физрука.
- Ну, что встали? – заворчала она. – Людям нормальным поесть не дают! Здравствуйте, Николай Павлович, - елейным голоском заворковала она проходящему мимо директору, который уже пообедал и теперь нес поднос к столу с грязной посудой. Но как только директор вышел из столовой, Гущина тут же вновь превратилась в разъяренную фурию.
- Любовь Кирилловна, мне, пожалуйста, винегрет, три пирожка и чай, - как можно вежливее заказал Миша, зная дурной характер Гущиной.
- На! – противная повариха неаккуратно бухнула на тарелку винегрет, швырнула на блюдечко выпечку и, стукнув по стакану черпаком, налила туда темно-коричневую жидкость.
- А мне... – начала было Лена.
- Тебе чего? – еще пуще разъярилась Гущина.
Лена опешила от такой открытой враждебности.
- Мне тоже винегрет, булочку «Домашнюю» и сок томатный, - настороженно сказала она.
- Булку ей «Домашнюю»... – ворчала несносная тетка. – Вот дома бы и жрала! – и положила Лене на тарелку порцию винегрета вдвое меньше, чем Мише. Сока она налила в стакан тоже ровно наполовину меньше.
Кулемина почувствовала, как кровь бросилась ей в голову. Да что эта коза о себе возомнила?! Лена никогда не давала себя в обиду и тут решила не молчать:
- Знаете, что? Да вы... – но Лене опять не дали договорить.
- Да как вы смеете с ней так разговаривать? Что она вам сделала? – Лена не верила своим глазам. Миша???
Следующие пять минут она потрясенно смотрела на то, как Семенов защищал ее. «Никогда бы и подумать не могла, что Семенов такой борец за справедливость», - подумала девушка. Еле оттащила Мишу от кассы и силой усадила за стол.
- Миша, спасибо тебе большое, но, честно говоря, не ожидала от тебя такого, - с некоторой долей восхищения произнесла Кулемина.
- Ненавижу несправедливость, - авторитетно заявил Семенов. – Я не мог дать ей тебя оскорбить ни за что. Кстати, ты не знаешь, почему она к тебе так относится?
- Вообще без понятия. Она на других-то смотрит, как на ущербных. А на меня вообще огнем дышит с недавних пор, - недоуменно пожала плечами девушка.
- Действительно странно, - согласился Миша. – Слушай, уже звонок скоро. Давай, к Кац заглянем, луковицу отдадим?
- Погнали. Не хочу тут находиться. Тоже ненавижу несправедливость.

До конца учебного дня все одиннадцатиклассники посадили луковицы в специальные горшочки. После уроков Миша и Лена пошли к нему, чтобы начать заполнять дневник наблюдений. После первого же звонка дверь квартиры Семеновых сразу же открылась. На пороге стояла приятная женщина средних лет.
- Миша, что же ты... Здравствуйте, - удивилась она нежданной гостье.
- Мама, познакомься, это Лена. Мы вместе делаем проект по биологии. Лена, это моя мама Лариса Сергеевна.
- Очень приятно, - вежливо поздоровалась Лена.
- Ой, - всплеснула руками Мишина мама, - что же вы на пороге-то стоите? Проходите, - засуетилась она.
Кулемина прошла в прихожую, и Лариса Сергеевна выдала ей мягкие тапочки.
- Спасибо, - девушка повесила куртку на вешалку и спросила. – Извините, а где у вас можно руки вымыть?
- Давай, я покажу тебе, где ванная комната, - предложила женщина. – Мой Миша такой же. Только приходит с улицы, сразу идет в ванную руки мыть. Терпеть не может грязи. И даже помогает мне с уборкой всегда.
- Правда? – изумилась Лена. Безалаберный Семенов никак не производил впечатление маминого помощника. Оказывается, вон как... – Я тоже терпеть не могу грязь. И тоже всегда мою руки, - Кулемина улыбнулась и стала вытирать руки под пристальным взглядом женщины.
- Послушай, - тихонько сказала Лариса Сергеевна, оглядываясь в сторону коридора. – Я хочу тебе сказать, пока Миша не слышит.
- Да?
- Большое тебе спасибо, Лена.
- За что? – удивилась та. – Я же ничего не сделала.
- Это не так. Спасибо тебе за то, что ты помогаешь Мише. Он у меня всегда один. И в выходные и в праздники. Пусть он и говорит, что в школе у него много друзей, но я сердцем чувствую, что это не так. Он и хулиганит-то оттого, чтобы привлечь к себе внимание.
- Ну, в принципе, вы, наверно, правы, - согласилась Ленка, вспоминая Мишкины проказы.
- Ты не бросай его, Леночка. Он у меня хороший. И ты, я вижу, девочка добрая, отзывчивая, раз с моим шалопаем согласилась заниматься. Он вчера домой пришел радостный такой, глаза блестят. На все вопросы молчит, только попросил луковицу. Сейчас-то я понимаю, зачем.
- Не волнуйтесь, я Мишу не брошу. И в учебе буду помогать, если проблемы будут. Он у вас просто замечательный, - поспешила успокоить Лена растроганную женщину. – Вы знаете, он сегодня перед нашей поварихой за меня заступился, - не зная зачем, добавила девушка.
- Правда? Вот, какой он у меня молодец! Ой, идет руки мыть сюда, - всполошилась Лариса Сергеевна. – Ты уж о нашем разговоре не говори ему.
- Не скажу, - Лена вышла из ванной.

Спустя час после заполнения первых страниц дневника и водворения луковицы на почетное место в середине стола Лена и Миша пили чай с вишневым пирогом.
- Слушай, Миш, я дневник, наверно, себе заберу? А потом, как надо будет встретиться, принесу, ладно?
- Конечно, - легко согласился Семенов. С Леной ему почему-то не хотелось спорить.
- Очень вкусно, - похвалила Лена кулинарные способности Ларисы Сергеевны.
- Это Миша вчера пек! – поделилась женщина, с любовью глядя на своего сына.
- Мама, - укоризненно сказал Миша, - ну, чего ты?
Кулемина перевела изумленный взгляд на парня.
- Это твоих рук дело?
- Ну, да...
- Семенов, ну ты даешь! Да ты талант!
- Мама научила, - с благодарностью посмотрел Миша на свою маму. – Мы любим вишню. И пироги вишневые в том числе. Особенно я, - улыбнулся парень.
- Я тоже, - машинально сказала Лена. – Слушай, между нами столько общего, – в который раз она обратила внимание на схожесть их вкусов, интересов и привычек.
- И, правда, - рассмеялся Семенов. С Ленкой было легко и просто, не надо было вести себя, как клоун, пытаясь рассмешить одноклассников, заработать авторитет. Вот сейчас он сидит спокойно, и ему так здорово в Ленкином обществе. Она тоже спокойная, невозмутимая. Как он наедине с мамой...
А Лариса Сергеевна сидела и любовалась на детей. Оба высокие, стройные, сидят, разговаривают спокойно, словно тысячу лет друг друга знают. И есть между ними что-то общее, какая-то неуловимая схожесть. Сердце матери не обманешь...


После чая стали провожать Кулемину. Она поблагодарила их за гостеприимство и стала одеваться.
- Спасибо, что зашла, ждем тебя в гости еще, - Лариса Сергеевна подала девушке сумку.
- Конечно, - с намеком, что не забыла их разговор в ванной, Лена посмотрела на женщину. Та еле заметно кивнула. – Ладно, я пойду. До свидания! Пока, Миш!
- Пока, Лен, - так получилось, что Лена и Миша попрощались одновременно. Оба засмеялись.
Лариса Сергеевна, слушая похожие низковатые голоса, заметила уже вслух:
- Леночка, вы с Мишей просто два сапога пара!

Может, все-таки зайдёте?http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000016-000-60-0-1289057285<\/u><\/a>

Спасибо: 55 
Профиль
BaSистkа





Сообщение: 457
Настроение: меньше знаешь - крепче спишь.
Зарегистрирован: 11.09.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 51
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.11.10 21:41. Заголовок: Доброго всем времени..


Доброго всем времени суток!
странно, две главы выложили, а комментариев ноль.
очень грустно...
Кстати, это предпоследняя глава, остались лишь 7 глава и эпилог. Приглашаем вас все-таки в гости


Глава 6

По пути домой Кулемина позвонила Виктору Михайловичу.
- Алло, Виктор Михайлович? Я уже освободилась, иду от Миши домой.
- Лен, может, тебя встретить? У тебя ничего не болит?
Девушка прикусила губу, вспомнив, что сейчас ей опять придется разыгрывать из себя тяжелобольную.
- Да все нормально, а вы где?
- Вообще-то я у тебя, - смущенно признался Виктор. – Я тут подумал, что поживу пока у тебя, пока ты полностью не поправишься. Ты не против?
- Нет! – поспешно сказала Ленка. «Йес! Не надо придумывать предлог, чтобы его в гости позвать!»
- И еще, Лен, я тут подумал... может, пока я у тебя живу, на «ты» перейдем? Ну, ты не подумай чего! Просто я уже в школе от вас наслушался «Виктор Михайлович» да «Виктор Михайлович»!
«Ничего себе! Как же я смогу его... Витей называть? Но это же его шаг навстречу! Я же сама хотела... Значит, надо быть решительнее!»
- Я согласна, - даже через трубку Виктор почувствовал, что Лена улыбается. «Фух!..»
- Ладно, Ленок, жду тебя дома, - быстренько попрощался Степнов и положил трубку.
- Дома... – тепло разлилось по телу, и девушка прибавила шаг. Но все равно мысли ее сами собой вернулись к Мише и его маме.

Лена тихонько зашла к себе домой, полностью погруженная в свои мысли. Еще никогда ей не казалась таким странным их с Мишей схожесть. Вернее, она просто ее не замечала. Во-первых, в силу их общения - оно ограничивалось встречами только на уроках, которые проводились для двух классов сразу, а во-вторых, из-за того, что во внешности было много непохожего. У Миши были темные волосы, карие глаза. А у нее глаза и волосы были, как у мамы. Вера и Лена были зеленоглазыми блондинками. А Никита Кулемин был для девушки идеалом мужчины - голубоглазым шатеном. Этим он очень напоминал Степнова. Или Степнов напоминал ее отца. Действительно, мы выбираем себе вторую половину, похожую на одного из родителей. Правду говорят люди, что девушка выбирает себе молодого человека, который похож на ее папу, а парни ищут себе девушек, поразительно напоминающих им их мать.
В темноте прихожей Лена, задумавшись, оступилась. Что-то загрохотало, и зажегся свет.
- Ты чего крадешься, как лис на птицеферме?
- Твою же за ногу, Виктор Михайлович! Вы меня до смерти напугали, я не ожидала, что вы тут! - Степнов обратил внимание, что интонация и словечки ему очень напоминали его собственные, что вызвало у него усмешку.
- Кулёма, то ты «привет» говоришь, то выкаешь. Мы ж договорились в неформальной обстановке общаться, как друзья. Я живу у тебя здесь уже который день, завтраки готовлю, а ты все «вы» да «вы», - Виктор выжидающе смотрел на девушку. Все-таки подобный разговор по телефону - это одно, а чтобы так, прямо в глаза...
- Ну, тогда ТЫ можешь помочь мне снять куртку? А то о-о-очень не хочется делать резких движений, вдруг опять бок заболит... – Посмотрев на невинное выражение лица девушки, Виктор не смог отказать.
После того, как Степнов поухаживал за «больной», Лена удалилась в свою комнату, а Виктор на кухню. Кулёмина в прямом смысле слова ловила кайф от всего происходящего, искала любой повод сблизиться. Она больше не боялась, что все неправильно. Для Лены и Виктора на том уровне отношений, который был сейчас, случайное касание пальцев, взгляд глаза в глаза, - все это было интимным, будоражащим чувства, понятное только им двоим. Но никто из них пока об этом не говорил, боясь высказаться вслух и все испортить.
- Ленок!
- Да? - девушка наконец-то переоделась в домашнюю одежду и прошла на кухню.
- А давай сегодня в качестве ужина пирожки испечем? И твой нелюбимый творог станет вкусней, и пользы много.
- Ну, смотря какой пользы. - Виктор вопросительно посмотрел на ученицу. - Для фигуры-то вредно!
- Так, брось ты это! Ты у м... и так очень красивая! – еле совладал Степнов с собой. Оба поняли, что он хотел сказать, и смутились такой щекотливой и безумно приятной для обоих ситуации.

Пока делали тесто, постоянно баловались и смешили друг друга. Стояли все перепачканные мукой. Лена, сама от себя не ожидая, взяла и сунула одну ложку рассыпчатого творога Виктору в рот. Тот съел полезный продукт с большим удовольствием, а Ленка, в очередной раз смутившись своей смелости, решила занять себя чем-то. Нашла чем...
- У тебя все волосы в муке, - потрепала его... грязными руками. В результате волосы были не только в муке, но и в твороге, и в тесте... Этот жест был таким простым, домашним, полным нежности, что Виктору захотелось тут же обнять девушку и сладко-сладко поцеловать. Выкинув из головы подобные мысли, он поспешил сказать:
- Так, Лена, я пойду помоюсь, пока волосы не засохли, а ты ставь наше творение в духовку.
- Есть, сэр! – отсалютовала Ленка. А руки тряслись, и сердце билось быстро-быстро – сейчас, как никогда, она почувствовала, как здорово ей вместе с Витей. «Я назвала его Витей?» - поразилась Кулемина сама себе.

Виктор уже успел вымыть голову и сейчас чистил зубы после съеденного творога. Чистил и думал о том, что только что произошло. Казалось, как будто они уже вечность живут ВМЕСТЕ, не как учитель и ученица, а как... Как кто? Он без сомнения влюблен в нее. Нет. Любит, именно любит, как мужчина может любить женщину, зная, что ей он готов посвятить всю жизнь. Именно поэтому он сейчас тут. А еще потому что Лена больна. Тут в его голову пришла еще одна мысль - во время приготовления еды Лена была вполне подвижна, весела, и ничего не давало понять, что сейчас, прямо сейчас ей не очень хорошо, что у нее что-то болит, что Лене нужна помощь и уход. Он не успел додумать эту мысль, от нее его оторвал звонок в дверь, который повторялся раза три, но, видимо, Кулёмина не спешила открывать дверь. Придется самому. Степнов быстро вышел из ванной и, не посмотрев в глазок, открыл дверь. На пороге стоял Миша с какой-то тетрадкой в руках.
- Лен, ты дневник забы... Виктор Михайлович? – пару секунд Семенов обалдело смотрел на своего учителя, стоящего перед ним с мокрой головой, в домашней одежде и с щеткой во рту. Но парень быстро пришел в себя. – Э-э-э... Здрасьте, Виктор Михайлович. Можно Лену?
Степнов сам не ожидал увидеть здесь никого из школы, поэтому от неожиданности тоже «завис». В это время в коридоре появилась хозяйка квартиры. Она слышала звонки в дверь, но не могла подойти, так как мыла посуду, и руки были в пене.
- Миш... - красная как рак Лена улыбнулась Семенову. - Проходи на кухню, чай попьем. Ой, дневник принес? Молодец, а то я совсем про него забыла.
Миша, Лена и Степнов прошли на кухню.
- О-о-о, да вы тут плюшками балуетесь? – до Семенова донесся аромат из духовки, и голос Миши повеселел. - А чем вы тут еще занимаетесь? Никогда бы не подумал, что физрук подрабатывает поваром дома у учеников.
- Учитель физической культуры! - в один голос прокричали спортсмены и засмеялись.
- Да, в синхронности вам не откажешь, - Миша слышал о слухах, ходящих по школе по поводу отношений между Леной и физруком, но не принимал их всерьез. Видимо, зря... Но, узнав Лену получше за два дня, парень не стал зубоскалить по этому поводу, а попытался сделать вид, что все так и должно быть, и он ничего необычного не увидел.
Лена и Виктор видели, как Миша старается показать, что все нормально и в порядке вещей, и каждый оценил это. Кулемина еще больше зауважала Семенова, а Виктор пообещал себе, что поставит ему в четверти твердую пятерку.
Вскоре пирожки были готовы, и троица с удовольствием пила горячий вкусный чай, который привезли Ленкины родители из Швейцарии. Миша и Лена рассказали Виктору про задание по биологии, пообсуждали Борзову, Кулемина показала парню фотки родителей, и, когда Миша ушел, за окном было уже темно. Лена стала убирать со стола.
- Вот и еще один вечер прошел, Виктор Мих... Витя, - впервые назвала девушка по имени своего учителя.
- Да, и все хорошо, все живы-здоровы, да, Ленок? – пристально наблюдая за реакцией девушки, уточнил Степнов.
- Ну... да, - осторожно ответила Лена.
- И ничего не болит? – Виктор встал из-за стола и медленно подошел к девушке.
Та вжалась в угол кухни. Сердце быстро-быстро колотилось, как у загнанного зайца.
- Да вроде как-то прошло, знаешь, - Кулемина решила врать до последнего. Он же убьет, когда все узнает!
- Как бок? Зажил? – с силой надавил он на «больную» сторону тела.
- Ой, больно! – дернулась Лена и вписалась в раковину.
- Да ладно? – наигранно удивился Виктор. – А на ощупь вроде кости целы, гематом нет.
Лена испуганно бегала глазами по лицу Степнова, не зная, что сказать. В этот момент в зале заиграла мелодия.
- Ой, телефон, - обрадовалась Кулемина и убежала в комнату.
- Гляди-ка, - ухмыльнулся Степнов. – Как припустила!

Девушка схватила трубку.
- Да? Ой, мамка! Мамочка! Здравствуй! – воскликнула она. – У нас все хорошо! Дед? Он в больнице. Да, сердце... Ничего, все уже хорошо... Приедете? Класс! А когда? Завтра? Ура! Конечно, жду! – с ловкостью разведчика пробралась в свою комнату и закрыла дверь. Фух! Опасность миновала. Сюда Степнов не доберется.

Виктор слышал разговор Лены с мамой, а также слышал звук хлопнувшей двери. Вот хитрюга, заперлась у себя и думает, он ее не достанет. То ли еще будет, Ленка...

Утром Лена проснулась раньше обычного на целый час, быстро умылась и оделась, и, не завтракая, вышла из дома. Она не хотела встречаться с Витей. Он и так уже, похоже, понял, что она его обманула. Правда, Кулемина, зная характер Степнова, ожидала скандала, думала, что он станет ломиться к ней, но ничего такого не было. В квартире стояла тишина.
Ленка шла по улице. Вот вышла на свою голову рано, а теперь надо как-то убить хотя бы полчаса – в школе все равно еще один дядя Петя. Подумав немного, девушка решила зайти за Мишей. Сказано – сделано. Ребята уже подходили к школе, болтая о том, о сем, как Лена сказала:
- Миш, давай, сегодня в столовке вместе посидим, поболтаем?
- Я, Лен, тоже хотел тебе это предложить.
- Вот и отлично. До встречи.
Уроки шли как обычно. Лена сидела на русском и думала о сегодняшнем утре. Что-то дома было не так. Она не могла уловить, что. Но тут поняла. Надевая куртку, она сначала не обратила внимания, но сейчас точно вспомнила. На вешалке не было куртки Степнова! Это что же, он ночевал не у нее?
С трудом досидев до большой перемены, Лена устремилась в спортзал. Зайдя внутрь, Кулемина постучалась в дверь подсобки.
- Войдите, - послышался громкий голос физрука.
- Виктор Михайлович, где вы были? – Лена ворвалась внутрь.
Брови Степнова поползли вверх.
- Как где? Дома у тебя спал, а что такое? – усмехнулся он.
- Не врите, вас дома не было! Я знаю!
- Откуда? – Виктор подошел к взъерошенной девушке. «Хороша!»
- Вашей куртки не было сегодня утром, когда я одевалась. Признайтесь, соврали? Ну? – наседала на мужчину Лена, не обращая внимания на то, насколько близко он к ней подошел.
- Соврал. Но ты мне тоже соврала, признайся. Ты же уже поправилась, и ничего у тебя не болит, - он говорил это так уверенно, что отпираться больше не имело смысла.
- Да! Соврала! Что? Легче?
- Зачем?
- Да потому что хотела, чтобы ты всегда был рядом! Я не могу без тебя больше! – в запале выкрикнула Ленка, но потом испуганно зажала рот ладошкой. Круглые от страха глаза смотрели на ошеломленного мужчину.
- Что? Лен... – он неуверенно сделал еще шаг ей навстречу.
- Мне пора... – она опрометью кинулась вон из спортзала. Бежать! Куда угодно! Лена с трудом вспомнила, что в столовой ее ждет Миша. Быстро наша в толпе школьников знакомую темную макушку. Оказывается, он уже купил им поесть и теперь не пускал за столик никого постороннего.
- Лен, ну, что так долго? – слегка возмутился он, но, увидев бледную трясущуюся девушку, испугался. – Господи, Ленка, на тебе лица нет, что случилось?
- Миша, мне надо срочно уйти! – Кулемина постоянно оглядывалась на вход в столовую.
- Объясни нормально, что случилось? Поешь! Попей чая, в конце-концов, успокойся.
- К черту чай, Миша! Мне надо срочно домой!
- Так, - решительно схватил Лену за руку Семенов. – Идем! – и он потащил за собой Кулемину.
Ребята вышли из школы с черного входа. Парень остановился на ступенях и выжидательно посмотрел на Ленку.
- Рассказывай. И не надо врать, что у тебя дома сдох хомяк, и ты бежишь его хоронить. Это из-за Степнова?
- Ч... что? – Лена вытаращила глаза на Мишу. – С чего ты...
- Слушай, - перебил он девушку, - я не дурак и не вчера родился. Про вас слухи и так ходили, а, побывав у тебя вчера, я все понял. Лен, не станет простой учитель у ученицы голову мыть, зубы чистить и готовить. Ты скажи только, это из-за него?
Лена смогла только кивнуть.
- Он обидел тебя? – нахмурился парень.
- Нет! Что ты? – поспешила заверить его девушка. – Скорее, это я все испортила, - и девушка вкратце рассказала, что случилось вчера и сегодня в подсобке.
- Да-а-а, с вас только бразильские сериалы писать. Что ты боишься-то? Он же тоже тебя любит. Я вчера на вас смотрел, так он на тебя не налюбуется. «Лена, тебе чаю налить?», «Лена, пирожок хочешь?», «Лена, не дует с окна?» Да любая на твоем месте давно бы побежала к нему, сломя голову. Вон, за ним все молодые училки нашей школы носятся, а он тебя выбрал. Цени, Лен. Это настоящее. И не бойся, я вас не выдам. Я ничего не слышал, ты мне ничего не говорила. Будь спок! – улыбнулся он Кулеминой и протянул руку.
Ленка крепко, по-мужски пожала ладонь.
- Спасибо, Миш, ты настоящий друг. Ну, я пошла? А то сегодня родители приезжают, надо встретить дома вкусным обедом.
- Конечно, беги. И не бойся своей любви, Лен. За нее надо бороться, мне мама всегда так говорила! – крикнул ей вслед Миша и вернулся в школу.
Ни один из ребят не знал, что в открытое окно на первом этаже их разговор подслушала Гущина. Женщина плотоядно улыбнулась: «Теперь эта курица у меня попляшет! Я ей такую репутацию обеспечу, век от позора не отмоется. А на Виктора надавлю, он, как миленький, на Надюше моей женится!»


Спасибо: 58 
Профиль
Оладушка





Сообщение: 622
Настроение: К нам подходили, думали, что мы проститутки... (с)ЛТ
Зарегистрирован: 03.12.09
Откуда: Россия, Сыктывкар
Репутация: 78
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.11.10 18:03. Заголовок: И снова всем читающи..


И снова всем читающим и "подглядывающим" привет огромнейший! Между прочим, это ПОСЛЕДНЯЯ прода! На десерт останется только написанный Аней эпилог

Глава 7.
Лена дошла до квартиры деда, где сейчас жила, и, открыв ключом дверь, вошла в прихожую. Надо было успокоиться и все обдумать. Ясно, что теперь с Виктором у них все будет иначе. Она же призналась! Но быстро убежала и не выслушала даже. Трусиха. Обязательно надо с ним поговорить. Ну, же! Ленка! В тебе же дух этого... победителя! Витя сам его воспитал! Вот, куда не кинь, всюду он. Витя! Самый добрый, справедливый, заботливый, любимый... Лена улыбнулась, но тут же вздрогнула от громкого звонка сотового.
- Алло? Мама? Вы уже прилетели? А вы где? В аэропорту? В ШКОЛЕ??? А... вещи? – пролепетала девушка. «В школе же Витя, вдруг они встретятся?» - Оставили в нашей квартире? Ясно... Что с голосом? Все нормально, просто я соскучилась. Жду вас у деда на квартире! – выдавила из себя Лена и положила трубку. «Черт!» - судорожно стала набирать номер Степнова, но его трубка была выключена. И из дома не выйти, непонятно, когда придут родители, а она обещала ждать. Что же делать?


Вера и Никита Кулемины сидели в кабинете директора.
- Спасибо вам, Николай Павлович, - благодарили они Савченко, - что не оставляете нашу Лену без внимания. Даже странно это говорить...
- Ну, что вы, что вы! – поспешил ответить директор. – Ваша Лена чудесная девочка. Спортсменка, умница, красавица, все успевает. Да, успевает все... Сейчас вот, ученика одного на поруки взяла.
- Да вы что? – благодарно посмотрела на Николая Павловича Вера, а Никита молчал, но его распирала гордость за дочь.
- А хотите, пойдем в холл возле спортзала? Возле спортзала пойдем... Там у нас в специальном отделе стоят кубки, висят медали, грамоты. Большинство из них заработала ваша Леночка. Леночка заработала! Наша школа рада, что здесь учится такая ученица!
- Конечно, пойдемте! – обрадовано сказали Кулемины. Когда еще смогут они заглянуть в школу? Лена уже заканчивает одиннадцатый класс. Осталась какая-то пара месяцев и все.
Николай Павлович, оживленно жестикулируя, вел Веру и Никиту в нужную сторону и громко разговаривал.
- Сейчас мы сначала в учительскую пойдем... да, пойдем. Думаю, вам будет интересно побеседовать с учителями вашей дочери, поинтересоваться, так сказать, ее успехами, - директор так оживленно махал руками, что ненароком задел одного из учеников, но в запале даже не обратил на это внимания и повел Кулеминых в сторону учительской.
А ученик, которого случайно задел Савченко, внезапно остановился, как вкопанный, и проводил неверящим взглядом удаляющуюся семейную пару. Затем неожиданно сорвался с места и побежал в спортзал.

Пока Вера и Никита выслушивали похвалы в адрес дочери поочередно от всех учителей, Миша Семенов влетел в подсобку физрука.
- Виктор Михайлович, Ленкины родители здесь! – запыхавшимся голосом заявил парень.
Степнов подорвался было со стула, на котором сидел, но, опомнившись, попытался сделать вид, что ему все равно.
- И что? – как можно спокойнее спросил он.
- Виктор Михайлович, я все знаю про вас с Леной, так что можете не стараться делать вид, что вам наплевать.
- Откуда ты знаешь? – Виктор моментально понял, что Миша не врет.
- Мне Лена рассказала, что было вчера. А еще она рассказала о том, что любит вас. И вы ее любите, я знаю. Так? – не спросил, скорее, сказал Семенов.
- Так. Она, правда, сказала, что любит? – сердце Виктора радостно забилось.
- Да, и я думаю, вам нужно поговорить.
- Где она? – Степнов уже был готов выбежать из спортзала, но его осадил Миша.
- Стойте! Она сейчас дома, но вам не стоит к ней бежать. В школе ее родители, и они собираются сюда, на Ленкины грамоты любоваться.
- Что? Ну, тогда я просто обязан проявить себя с лучшей стороны, - улыбнулся парню Виктор. – Господи, кому я это говорю! – оба засмеялись от нелепости ситуации.
- Виктор Михайлович, я Ленке уже пообещал, что не выдам вас, так что с моей стороны обмана не ждите. Я за Ленку теперь сам порву. Она замечательная.
- Да, самая лучшая, - уверенно сказал Степнов и похлопал Мишу по плечу. – Спасибо тебе, Семенов. Ты настоящий мужик.
- Да не за что, - улыбнулся парень, глядя на физрука, самого своего нелюбимого учителя, но теперь, кажется, ставшего ему пусть не другом, но хотя бы не посторонним человеком. – Я пойду, а вы ждите Кулеминых.
Степнов проводил удаляющегося Семенова взглядом и подумал, что пятерка в четверти для него – это мало. «За год поставлю!»


Вдоволь наслушавшись похвал от учителей, Вера и Никита прошли вместе с директором в холл, чтобы, наконец, полюбоваться на Ленкины награды. Из спортзала вышел высокий мужчина и поприветствовал Савченко.
- Здравствуй-здравствуй, Витя! Познакомьтесь, это Степнов Виктор Михайлович, учитель физической культуры и по совместительству тренер вашей дочери. Все эти награды, - директор показал на медали и кубки, которые принадлежали Лене, - ваша дочь выиграла с его помощью.
- Спасибо вам, Виктор, что, так сказать, воспитали нашу дочь! – Кулемин с уважением пожал руку физруку, а Вера с благодарностью посмотрела на Степнова.
- Да не за что. Ваша дочь – самая замечательная девушка, умница, талант и красавица. Я ее очень люблю... как спортсменку! – нашелся Виктор, глядя, как округляются глаза Кулеминых.
- Мы вам очень благодарны за дочь, - еще раз повторила Вера. – С удовольствием поговорили бы с вами еще, но, к сожалению, нам уже пора.
- Ладно, вы меня извините, но у меня дела, - вдруг спохватился директор.
- Конечно, идите, мы тоже уже уходим. До свидания, Николай Павлович! До свидания. Виктор Михайлович, приятно было познакомиться, - директор и Кулемины ушли. Виктор долго смотрел последним вслед.
- Что-то мне подсказывает, что мы еще встретимся, - негромко сказал он сам себе.



Лена сидела дома в нервном ожидании. Совсем скоро должны придти родители. Она боялась этого момента. Нет, она, конечно, ждала и скучала по ним, но сегодня она собиралась рассказать им о Викторе, а это вряд ли их порадует, скорее, будет буча.
Раздался звонок в дверь, и Ленка подорвалась с дивана.
- Мама! Папа! Как я рада вас видеть! – по очереди целовала и обнимала она своих родителей.
- Доченька, здравствуй! Как ты выросла! Похорошела! – не могли налюбоваться на свою красавицу-дочь счастливые родители.
- А почему вы Сережку не привезли? – обеспокоенно спросила девушка. – С ним что-то случилось?
- Нет, не волнуйся, - поспешила заверить Вера Лену. – Мы просто оставили его на пару дней с няней.
- На пару дней? – погрустнела Лена. – Значит, вы послезавтра улетаете обратно?
- Да, Ленок, так получается, - погладил по голове дочку Никита. – Но мы тебя очень любим и скоро прилетим опять. А пока мы решили дедушку забрать в пансионат лечебный. Ты говорила, он в больнице? Что с ним?
- Мама, папа, нам нужно серьезно поговорить. Пойдемте в зал, - Лена вдруг стала очень собранной и серьезной.
Родители переглянулись и последовали за дочерью. Разговор, очевидно, предстоял очень тяжелый.
Следующий час они, не перебивая, слушали дочь. То восторгались, то ужасались, слушая про историю с боями, Вера заплакала, а Никита обнял жену и мужественно слушал дальше. Лена рассказала им все. Про то, как дед попал в зависимость от Интернета, про то, как закончились деньги, про то, как ей пришлось работать. Про то, как Виктор Михайлович (это, как припомнили Кулемины, Ленин учитель физкультуры) спас ее из лап маклеров, про то, как жил с ней вместе, как заботился, помогал. Рассказала про все, даже про случай с Гущиной в столовой. Лена была предельно откровенной. И вот, когда рассказ подошел к концу, она решилась:
- Вы знаете, Виктор Михайлович меня никогда не бросал. Он вырастил во мне дух победителя. Никогда не позволял сдаваться. Он самый хороший!
- Лен, - осторожно начала Вера. – Ты так нежно говоришь о своем учителе...
- Мам, я люблю его, - спокойно объяснила Лена ошеломленным родителям и вжалась в кресло.
- Ты знаешь, сегодня мы разговаривали с Виктором, - тихо начал Никита, незаметно поглядывая на Веру. Та еле заметно кивнула, и он продолжил. – И он с такой любовью отзывался о тебе, что это натолкнуло нас с мамой на определенные мысли. Теперь мы видим, что они подтвердились.
Лена напряженно ждала продолжения.
- Лен, расслабься, мы совершенно не собираемся тебя ругать или загонять в какие-то рамки. Мы с папой только сейчас, слушая твой рассказ, глядя на тебя, поняли, что ты у нас уже большая девочка. Конечно, нам тяжело смириться с вашими отношениями...
- Да нет у нас никаких отношений! – не выдержала Лена. Голос сорвался.
- Подожди, - положила Вера руку на плечо дочери. – Вам просто нужно поговорить с ним.
- И вы не будете устраивать скандал? Кричать? – непонимающе взглянула Лена на своих спокойных родителей.
- Зачем? – улыбнулась Вера. - Чтобы мы тебе запретили с ним общаться, а ты бы назло убежала из дома? Или поругалась с нами? Мы все понимаем. Конечно, нам нужно время, чтобы свыкнуться с мыслью о том, что ты уже цельная личность, готовая к жизненным трудностям. Но, как показала наша беседа, в твоей жизни уже хватило горя, и всегда был рядом Виктор. Так что мы в принципе спокойны за тебя, дорогая! – Вера поцеловала дочь.
- Мама! Папа! Я так рада, что вы все поняли! Господи, я так боялась вам рассказать! – облегченно вздохнула Лена.
- Это просто здорово, что ты в итоге оказалась такой смелой и не стала нас обманывать! – Никита обнял свою девочку и Веру.
- Да, все-таки, вы отличные родители! – засмеялась Лена.
- Но, - назидательно поднял вверх указательный палец Кулемин, - не делайте меня дедом раньше времени.
- Папа! – укоризненно произнесла Лена.
- Никита! – удивленно воскликнула Вера.
- А что? Мне пока рано становиться дедом. Но Виктор, все-таки, отличный мужик!


Любовь Кирилловна Гущина осторожно открыла дверь учительской. Ей повезло - там никого не было. Она подошла к полке с классными журналами и достала журнал 11«б» класса. Открыла страницу с адресами школьников и быстро нашла в списке Кулемину Е. Кроме основного адреса там был еще один, вписанный карандашом. И подпись «Дед». Гущина довольно прищелкнула языком. Ей было отлично известно, что ненавистная Кулемина Е. проживает именно там. Переписав адрес себе в блокнот, Любовь Кирилловна поспешила поставить журнал обратно на полку и выскользнула из учительской. Скандала осталось ждать совсем недолго. Через пятнадцать минут фигура в темном пальто поспешила по известному адресу.

Неизвестно, сколько бы сидели Кулемины, обнявшись, но их единение нарушил дверной звонок.
- Мы кого-то ждем? – спросил Никита Лену.
- Нет, - немного удивленно ответила она. – Хотя... это, наверно, Витя, - она смущенно покраснела.
- Ну, иди открывать! – успокаивающе улыбнулась Вера. – Будем знакомиться!
Однако за дверью стоял вовсе не Степнов.
- Что вы тут делаете? – спросила ошеломленная Лена. «Как эта мымра узнала мой адрес?»
- Я тебе щас покажу, что я тут делаю! А ну, дай пройти! – мощная фигура легко оттолкнула Лену в сторону и устремилась в комнату.
- Извините, вы кто? – Никита и Вера не ожидали такого наглого вторжения в квартиру, поэтому несколько растерялись.
- Я? Любовь Кирилловна Гущина я, повариха школьная. Я должна вам кое-что рассказать о вашей дочери, - упиваясь собственным превосходством, женщина начала: - Вы знаете, что ваша дочь сожительствует с одним из учителей?
- Вы, наверно, имеете ввиду Степнова Виктора Михайловича? – придя в себя, спросила Вера.
- Да, - растерялась Гущина. – Так вот. Они живут вместе! Грязный разврат! Они даже в школе запираются вместе в подсобке и занимаются там черти чем!
- Мама, папа... – начала было оправдываться Лена.
- Лена! – громко проговорила Вера, гневно глядя на дочь. – Это та женщина, которая оскорбила тебя в столовой?
- Да, это она.
- Ах вот что? – вскричала Повариха. – Ваша дочь вам еще и тут наврала? Вот дрянь! Да посмотрите, кого вы воспитали! Это ж не девка, а шалава!
В следующий момент мелькнула женская рука, и Гущина, пошатнувшись на месте, с криком схватилась за левую щеку.
- Никогда, - голос Веры звенел от гнева. – Никогда не смей оскорблять мою дочь, ты! Пошла вон из моего дома! Немедленно! И запомни, во-первых, моей дочери уже восемнадцать, а во-вторых, она имеет право общаться со своим будущим мужем, когда захочет! Уяснила? А теперь пошла вон!
Никита тут же вытолкал ошалевшую повариху за дверь.
А Лена уже несла матери успокоительное.
- Мамочка, пожалуйста, успокойся! – Кулемина-младшая сама здорово переволновалась, особенно услышав слова про будущего мужа. Ничего себе! Вот это мама! А папа, кажется, точно не против...


Под вечер Виктор рискнул пойти к Лене. Он больше не мог находиться в неизвестности. Позвонив в дверь, он стал ждать, когда ему откроют. На пороге появилась его девочка.
- Лен, я больше не могу молчать. Я люблю тебя! – с этими словами Виктор смело вошел внутрь.
- Знаешь, я тоже тебя люблю, - Лена притянула его за вороты плаща и неожиданно крепко поцеловала.
Виктор растерялся. Брови поползли вверх, и он не сразу понял, что ОНА ЕГО ЦЕЛУЕТ! А когда осознал, то сил сдерживаться больше не было, и он пылко ответил, крепко прижимая к себе свою Леночку, своего Цыпленка, свою солнечную девочку...
- Кхм-кхм, - раздалось в коридоре деликатное покашливание.
Лена и Степнов резко отпрянули друг от друга и увидели, что Никита и Вера с умилением смотрят на них.
- Все вопросы потом, - быстро шепнула девушка на ухо Вите. – А сейчас родители хотят познакомиться с моим будущим мужем!
- Что???


- Что??? Прямо так и сказали? – удивленно сказал Миша. Вот уже два часа он разговаривал с Ленкой по телефону, и та в красках описала ему события вчерашнего дня. – Ну, ничего себе у тебя, Лен, предки отпад! Ага! Ой, меня мама зовет, потом позвоню, - пообещал Миша и положил трубку.
- Мам, ты меня звала? – зашел он в комнату Ларисы Сергеевны.
- Да, ты что-то так бурно обсуждал по телефону, что мне стало интересно.
- Да мы с Ленкой Кулеминой болтали. Представляешь, она с нашим физруком встречается...
- Как ты сказал? Кулемина? – тихо переспросила женщина.
- Да, та, которая ко мне приходила насчет биологии. Помнишь? У нее родители приехали с Швейцарии. Они врачи, мир спасают.
- А как их зовут? – «Неужели это...?»
- Вера и Никита Петрович. Такие красивые. Ленка мне фотки показывала. Папа высокий голубоглазый брюнет, а мама – миловидная зеленоглазая блондинка. Да я сегодня еще в школе их видел, - Лариса Сергеевна побледнела. - Мам, тебе плохо? – забеспокоился Семенов.
- Мишенька, принеси мне, пожалуйста, воды, - попросила женщина.
- Да, сейчас, – сын мигом принес воды и подал матери.
Та уже успокоилась и теперь нежно смотрела на свою единственную радость.
- Миша, я тебя очень люблю, - неожиданно сказала она.
- Мам, я тебя тоже, - мать и сын крепко обнялись. Сейчас все было хорошо. Но никогда Лариса Сергеевна не скажет сыну, что сегодня он видел своего отца.

Ну теперь-то кто-нибудь, кроме трех - четырех наших постоянных читателей придет? http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000016-000-80-0-1289324891<\/u><\/a>

(ссылка опять какая-то странная. У вас она открывается?)

Спасибо: 56 
Профиль
BaSистkа





Сообщение: 459
Настроение: меньше знаешь - крепче спишь.
Зарегистрирован: 11.09.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 52
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.11.10 22:34. Заголовок: Эпилог Любая красив..


Эпилог

Любая красивая история о любви должна заканчиваться хэппи-эндом, но история ученицы и учителя не закончилась на нашем фанфике. Невозможно описать все их счастливые дни и пересчитать все улыбки, подаренные ими друг другу.
Говорят, что мужчина не может любить больше жизни. Зато мужчина может любить всю жизнь, пускай и по-своему, вкривь и вкось, немного странно... В общем, по-мужски, по-настоящему, точно зная, что именно с этой женщиной он разделит свой дом, свою жизнь и своих детей. Все это будет их общим, их любовью, крепкой и настоящей.

- Вить... - за окном стучал по подоконнику дождь, но это не омрачало вечер, - как ты считаешь, какое платье лучше одеть на выпускной?
- Платье? - Степнов повернул на подушке голову к Лене и удивленно посмотрел на нее. - Ты действительно решила одеть ПЛАТЬЕ?
Улыбка тронула губы девушки. Так невыносимо нежно щемило в душе... Ей очень захотелось выплеснуть как-нибудь эту нежность, и она склонилась над лежащим Виктором и почти невесомо поцеловала его в губы. Он ответил Лене, так же легко и нежно притянув ее полностью к себе. И пусть в ее жизни не самая знаменитая на свете рок-группа, не дом на Рублевке, не крутая машина, а простая двушка в спальном районе и дружный герлз-бенд. Главное, что каждое утро ОН ее целует. Для него она самая великолепная, со всеми своими странностями, а так же обидами. А он для нее самый настоящий, пусть и старше, пусть и такой импульсивный. Зато самый-самый для НЕЕ. И пусть она ему тогда наврала. Это некрасиво. Это неправильно. Но ей очень хотелось чтобы он был рядом, вместе с ней. И давайте, простим ей эту маленькую шалость. На первый раз.

КОНЕЦ

Очень жаль расстоваться с вами, фик, честно говоря нам дался не легко, совсем были завалены работой разной.
Но мы верим в то, что вам понравилось, и у нас все получилось!

ведь получилось?<\/u><\/a>

Спасибо: 56 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 234
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 83 месте в рейтинге
Текстовая версия