Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Аллочка





Сообщение: 112
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 7
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.04.09 16:17. Заголовок: Автор: Аллочка. Мини-фики.

Спасибо: 19 
Профиль
Ответов - 39 , стр: 1 2 All [только новые]


Аллочка





Сообщение: 113
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 7
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.04.09 16:23. Заголовок: Автор: Аллочка. Назв..


Автор: Аллочка.
Название: Такая простая привычка.
Рейтинг: PG.
Жанр: Angst, Виньетка, Romance, POV.
Статус: окончен.
Пейринг: КВМ.

Меня зовут Лена, мне 23 года. Я учусь на последнем курсе психологического факультета. Сама не знаю, как меня туда занесло. Наверное, это все из-за смерти деда. Сначала хотелось выть и закопать себя туда же, куда закопали его. Потом все это перешло в тихие истерики. Не было больше громких криков, слез, крушения всего подряд... Может быть, лучше были бы крики. Но все эмоции как-то поутихли и притупились, оставив только глухую ноющую боль где-то глубоко.
Я уже очень ко многому привыкла. Привыкла к тому, что общение с Ранетками сошло на «нет». Осталась только Лера, да и та, выскочив замуж, уехала в Америку. Привыкла к тому, что на меня как-то косо смотрят в универе. Наверное, это потому, что за пять лет учебы у меня здесь так и не появилось друзей. Знакомых полно, а друзей – ни одного. Я очень тяжело переживала разрыв с Ранетками. В тот момент, когда мне больше всего требовалась их поддержка: только что умер дед, отец в больнице, а мать приехать не может, они отвернулись от меня. Кроме Лерки. Остальные начали ворчать по поводу моего вечного уныния и говорить, что группа так развалится. Я их не простила. Новую бас-гитаристку они нашли быстро. Новикова уехала сразу после замужества, и с тех пор наведывалась урывками. Новую барабанщицу они искали дольше, но с новым составом группа просуществовала очень недолго.
Я привыкла к тому, что сердце болезненно сжимается при виде идущей счастливой компании друзей. Я привыкла к тому, что при доносящейся из радиоприемника песни «Ранеток», на глаза наворачиваются слезы. Я привыкла к тому, что до сих пор могу проснуться посреди ночи от кошмарного сна. Сны всегда разные, но итог один: просыпаюсь я в слезах. Я привыкла к тому, что, выбираясь из теплой постели, я всегда надеваю мягкую курточку. Привыкла к тому, что, когда сидишь ночью на подоконнике, очень сильно замерзают ноги. Поэтому рядом с мягкой курточкой у меня всегда лежат теплые носки. Впрочем, они не спасают. Я привыкла к тому, что, крикнув что-то в ночную пустоту сумасшедшего и равнодушного, но такого любимого города, я не слышу ответа. Может быть, никто не слышит, может быть, всем лень напрягать голосовые связки, а может быть, городу просто наплевать. Скорее, третье. А жаль. Я привыкла к пейзажу за окном. Он всегда одинаков. Здесь, совсем рядом с подъездной дверью, стоянка для машин, чуть подальше – лужайка, где иногда рано утром можно увидеть гуляющих собачников. Там, левее, - какой-то небольшой завод. Вдалеке видны самые обычные высотки, а посередине – светящееся здание МГУ. Закрыв глаза, я с легкостью могу представить себе эту картину.
Я привыкла к ощущению куда-то ускользающих ног и внезапной потери равновесия, когда я слезаю с подоконника и становлюсь на диван. Я привыкла к своему отражению в зеркале в ванной в такое время: покрасневший нос, бледные щеки с чуть влажными дорожками от слез, ярко-красные, будто накрашенные дешевой помадой, искусанные губы и влажные глаза со слипшимися мокрыми ресницами. Само очарование. Я привыкла к очень резкому ощущению холодной плитки под ногами на кухне. Привыкла к действиям, ставшим почти ритуалом: подойти к холодильнику, открыть его, взять йогурт, оглядеть оставшееся содержимое, закрыть холодильник. Я привыкла к легкому головокружению, возникающему, когда я сажусь на лавку за стол, – все же даже тихие истерики не проходят бесследно.
Но я никак не могу привыкнуть, что, когда я делаю первый глоток холодного безвкусного йогурта так, что на носу остается белая капля, в дверях комнаты появляешься ТЫ. Такой смешной, заспанный и ужасно милый. И до безумия любимый. Ты подходишь, сажаешь меня к себе на колени и ласково проводишь рукой по волосам. Потом целуешь меня в нос, слизывая капельку йогурта. Покрываешь поцелуями все мое лицо, постепенно приближаясь к губам, и, наконец, нежно-нежно целуешь меня в губы. Неохотно отрываешься и заботливо интересуешься:
- Что, опять кошмар?
- Ничего, Вить, все уже в порядке. Все хорошо...
И я жмурюсь от удовольствия. А потом мы находим занятие поинтереснее, чем распивание йогурта, сон и даже разговоры.
Ведь все это происходит почти регулярно, но мне по-прежнему непривычно. Наверное, боюсь, что в какую-нибудь очередную ночь на кухне ТЫ в дверях не появишься. Но ты всегда появляешься. И я точно знаю, что совсем скоро у меня действительно ВСЕ будет хорошо. Потому что ТЫ всегда будешь рядом. Пора бы уже привыкнуть.

Эпилог

Свой 25й день рождения Лена Кулемина, впервые после своего восемнадцатилетия, праздновала в кафе Жениной мамы, «Под мухой». Не без содействия мужа Лена помирилась с Ранетками. Аня была с новым парнем, Наташка – с мужем, а Женька была одна, так как только что рассталась с очередным принцем. Разрыв она особенно не переживала, и уже находилась в активных поисках очередного претендента. Кажется, она уже флиртовала с барменом. Еще была девушка Марина, которая из статуса «знакомая из университета» постепенно перешла в статус хорошей подруги. Лерочка приехала с мужем, сообщив при этом подругам потрясающую новость: она была на третьем месяце беременности! У самой Ленки уже было годовалое чудо по имени Лера (думаю, понятно, в честь кого). Психологический факультет был закончен с отличием, правда, психологом Лена пока становиться не собиралась. Еще до известия о беременности Лера решила навсегда перебраться с семьей в Россию. Группа воссоединилась, и вновь набирала популярность. Их репертуар был уже более зрелым, а порой и лирическим. Но они по-прежнему исполняли на каждом концерте «Мы – ранетки» и пару старых песен. И это не выглядело глупо или смешно. Новая история группы только начиналась, и у девчонок все еще было впереди.
И еще кое-что: Лене больше НИКОГДА не снились кошмары. А ночи были порой страстные, порой – уютные, порой – наполненные нежностью, но больше уже никогда – одинокие.

Тема для комментариев :)


Спасибо: 67 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 189
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 11
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.04.09 15:09. Заголовок: Автор: Аллочка. Назв..


Автор: Аллочка.
Название: Ты не я.
Рейтинг: PG-13.
Жанр: Songfic, Angst, Romance.
Статус: Окончен.
Пейринг: КВМ.
От автора: Во-первых, большое спасибо модераторам за исправление ошибок
ОЧЕНЬ советую сначала послушать песню Чтобы хотя бы мотивчик знать Песня Юты "Ты не я". Скачать можно здесь :)


Рук тепло, на лады

Лена сидела на полу в комнате и что-то тихо и проникновенно наигрывала на гитаре. С тех пор, как Лера уехала в Англию, поделиться переживаниями стало совсем не с кем. А ей тяжело. Тяжело оттого, что Степнов всюду появляется с этой Кристиной, а ей говорит, что дорога ему только она. Дорога! Как же?! Только маленькая слишком. И для поддержания имиджа не подходит.

Перебор нелепой фальши

Зачем так глупо врать?! Она зло усмехнулась и с силой ударила по струнам. Противоречивые желания просто разрывали ее изнутри. С одной стороны, хотелось высунуться в окно и что-то крикнуть. С другой – пойти к Степнову и... Вот тут было много вариаций: ударить за все ее долгие переживания и слезы по ночам, извиниться за свое глупое поведение, за то, что все время отталкивала его. Еще можно прийти и просто поцеловать.

Ты не я, я не ты

Тихонько прошла в ванную, стараясь не отвлекать деда от творческого процесса. Взглянула в зеркало. Да, до Кристины ей еще далеко. Но домой он провожал все-таки ее. Лена чуть прикусила губу и задумалась.

Расскажи, что будет дальше

А и правда, что дальше-то?! В их отношениях как будто кто-то нажал паузу. Но ведь так больше не может продолжаться. Своими постоянными подколами, своим нежеланием дать ему выговориться, своим решением не подпускать его ближе она только мучает саму себя. Да и его заставляет бросаться из огня да в полымя.

Если слышишь, если сможешь

Приняв для себя какое-то важное решение, Лена взяла телефон и набрала знакомый номер. Пошли монотонные гудки. Стоп. А что она ему скажет?! Сбросила. Вновь набрала. И снова сбросила. И так пять раз подряд. Лена разозлилась сама на себя: ну как ребенок, честное слово! На этот раз набрала с твердым намерением поговорить.

Подожди меня, я тоже
Стану проще


«Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети». Лена выругалась про себя, а на глазах появились слезы. Сама виновата, сама! Пыталась вести себя с ним так, будто играет в шахматы: продумывать каждый ход, каждое слово, каждое телодвижение, пытаясь предугать его реакцию. Зачем было все усложнять?! Ведь любить – это так просто!

Не похожа
На тебя, но все же


Лена, пожалуй, даже завидовала тем душевным силам, которые были в Викторе. Он нашел в себе силы, будучи ее учителем (!) физкультуры, признаться в своей симпатии, а потом и в любви. Даже увольняясь из школы и видя ее полный холода взгляд, вновь напомнил ей о том, что она ему дорога! И сейчас вот тоже... А она?! Нет, не посмеялась, конечно же, но полностью оправдывала сказанную ею же сдуру фразу, что «у их героев нет будущего». А если есть? Видимо, ей это узнать было не суждено. Звенящую тишину, прерываемую постукиванием печатной машинки, нарушил дверной звонок.
- Лен, открой!
Подошла к двери.

Что мне петь про мосты

И к чему глупые слова? В квартиру вошел Виктор с охапкой неупакованных роз и, робко глядя ей в глаза, сказал:
- Ты звонила...
Лена вмиг забыла все, в чем только что себя убедила. Вновь вернулась колючесть и стойкое недоверие всему, что он говорит. Она с раздражением проговорила:
- Да, и что?! Вы, правда, думаете, что это повод просто так приходить сюда, да еще и с букетом?!
Виктор молчал. Лена с ужасом поняла, что опять сказала что-то не то. Должна ведь была сказать что-то другое. И опять сорвалась. Чертова ревность! Она ревнует? Да, и еще как.

Ты глядишь и не уходишь

Он справедливо решил, что сейчас – лишнее что-то говорить и пытаться доказать. Лучше пока молча насладиться. Насладиться видом злой и чуть взъерошенной Ленки.
Виктор смотрел не отрываясь. Лена тоже замерла, завороженная ласковым взглядом синих глаз. Почему он не уходит?! Она ведь ему нагрубила, опять сорвалась, так какого черта он стоит здесь и смотрит так спокойно?!

Ты не я, я не ты

Вдруг Лена решительно тряхнула головой и посмотрела на Виктора уже с отчаянием. Ну, вот чего, чего он добивается?! Они ведь не могут быть вместе! Никак! Априори! Поэтому она и не хочет делать никаких шагов вперед, потому что понимает: не выйдет, так к чему лишняя боль?! Она ему не подходит! Слишком маленькая, слишком замкнутая, слишком грубая, слишком много этих «слишком»... А Кристина – вот это идеал девушки для Степнова. Так какого лешего он до сих пор торчит на пороге?!

Ну зачем, зачем ты хочешь
Быть ответом, долгим, странным


Она не может ответить ему ничего!!! Почему? Почему он вот так вот спокойно стоит на пороге и улыбается одними уголками губ?! Или, может быть, он уже ответил за нее на все вопросы? Или прочел ответ в ее глубоких серо-зеленых глазах?!
Степнов смотрел на Лену, пытаясь прочесть значение каждого дрогнувшего мускула. Но она смотрела на него с каким-то слепым отчаянием.
- Виктор Михайлович! А что вы здесь стоите?! Вы еще что-то хотели?!
Вот блин, опять не то. Такие необходимые, нужные им обоим слова, сразу вылетают из головы, стоит ей только открыть рот. Сказала первое слово – и все, «пошла Настасья по ненастьям».
- Лен, ты, правда, не хочешь, чтобы я здесь находился?
«Хочу, конечно же, хочу! Ну, подойди чуть ближе, обними меня, и все – я растаю!». Но Виктор остался стоять на месте.

Жечь рассветы, гнать туманы

Ну и что?! Что теперь-то?! Он не подошел. Ведь если бы приблизился хоть на шаг, все стало бы проще.
- Виктор Михайлович, вам лучше уйти!
И вновь не те слова. Мысль, ставшая за последние дни уже просто привычкой. Она никогда не соберется сказать нужные слова. Потому что это у нее не получается уже в сотый раз. Не получится и в сто первый.
- Ты меня гонишь?
Он выглядел до боли в сердце несчастным. И что мешает ей сказать: «Нет, оставайтесь!», а потом нежно поцеловать?! Да все мешает. Остается только развернуться и пойти в ванную, бросив через плечо:
- Да.

Слышать голос мой из ванной

Одним словом как будто перерубить все на корню. А, впрочем, это уже было сделано давно и до нее. Хотя нет, ею. А все из-за чертовой несостыковки мыслей и слов. Его последний вопрос, заданный уже в пустой коридор:
- Лен, я для тебя вообще никто?
И голубые глаза, наполненные неприкрытой дикой болью.

Голос мой желанный

Но во взгляде есть и надежда. Надежда услышать ее ответ. Надежда на то, что на этот раз она сможет сказать то, что хочет. Но из ванной не доносилось ни звука. Ничьего голоса в жизни Степнов не хотел услышать больше Ленкиного сейчас. Но Лена приняла решение сделать вид, будто ничего не услышала. А не то сейчас вот опять скажет какую-то спонтанную грубость, опять сделает больно самому... любимому? да, любимому... человеку. Она слышала, что он все еще не ушел.

Крушила, ворожила, разрушила

И чего только не делала. А он ее по-прежнему любит. И ждет. И верит ей, как никому. От этого самой Лене становилось еще хуже. Она своим, мягко говоря, глупым поведением, делает Ему больно. А какую она цель преследует? Чтобы он разлюбил? Так ведь тогда она сама загнется. Нет, сейчас она точно не скажет ничего умного. Разве что опять отпустит какую-то едкую и несправедливую колкость.
Глубоко вздохнув и чуть прикрыв глаза, Лена вышла из ванной.

И трогала тебя, и боль душила

Нерешительно подошла ко все еще отчаянно ожидающему ответа Степнову. Аккуратно, превозмогая желание прижаться к нему всем телом и не отпускать, взяла его за руку и мягко подтолкнула к двери.
- Виктор Михайлович, вам лучше уйти сейчас, правда.
Подняла на него свои умоляющие глаза. Она старалась делать все максимально нежно. Ведь сейчас она действительно совсем не хотела обидеть его. Просто понимала возможные последствия их разговора.
Под ее бережным, но твердым напором, он сдался и, оглянувшись на нее в последний раз, пожирая ее хрупкую фигурку и измученное лицо своим пронзительным взглядом, вышел.

И тело, и душа, и сердце стыло

Закрыв за Виктором дверь, Лена медленно с протяжным стоном сползла по стенке. Ну вот, опять прогнала! Опять не дала выговориться, что-то объяснить. Стало так невыносимо больно, что захотелось кричать с такой силой, чтобы слышно было в соседних домах. Но нельзя, в соседней комнате дед, еще переволнуется. И так, слава богу, не заметил прихода своего соавтора.
Практически на четвереньках, не в силах выпрямиться, Лена доползла до своей комнаты и уткнулась носом в подушку. Становится все тяжелее и тяжелее.

Любила и дышала, и любила

А что ей терять? Она ведь любит его. Ну и пусть он с Кристиной, почему бы не попытаться? Сколько уже таких первых шагов делал он, пора и ей шевелиться. Когда-то мама говорила ей, что для человека всегда очень важен выбор, и очень важно принять его самостоятельно. Что лучше: теплая, уютная, мягкая, но абсолютно бесперспективная постель или холодный, продуваемый всеми ветрами подоконник с потрясающим видом. И вот пришло ее время делать такой выбор. Главное – не выбрать правильное, а остаться уверенной в своем выборе.
Для начала нужно проверить, может ли она выпрямиться и встать. Спокойно, вдох-выдох-вдох-выдох-вдох-люблю-выдох-тебя-вдох-выдох-люблю-тебя. Ничего, идти можно.
- Дедуль, дай, пожалуйста, адрес квартиры Степнова, он там пару книг занести просил, а я забыла...
- На, Леночка, держи! И иди уже, не отвлекай меня, у меня вдохновение!
Лена со счастливой улыбкой сжала белый листик бумаги в руке и стремглав побежала вниз по лестнице.

День устал, мы на «ты»

На улице темнело, светловолосая девушка бежала по проспект с какой-то безумной улыбкой. Лене очень, ОЧЕНЬ хотелось все исправить. Если не поздно. Она точно знала, что на этот раз найдет слова, скажет их. И начнет она с «Я тебя люблю». Лена еще раз повторила про себя: «Я тебя люблю». И не так сложно. Главное, опять не начать говорить ерунду. Не в этот раз. В этот раз все будет по-другому. Так, как нужно. Так, как должно было быть с самого начала.

В дом пришла чужая почта

Четвертый этаж – это не так высоко. Если лететь по ступенькам, окрыленной какой-то идеей, то получается очень быстро. Чуть отдышавшись, Лена уверенно нажала на кнопку звонка. Через полминуты дверь распахнулась, а на пороге стояла... Кристина.
После появился недоумевающий, кто так поздно пришел, Степнов. Лена сначала просто потеряла все: дар речи, способность передвигаться и, наконец, надежду на их будущее. Не было никогда этого будущего.

Ты не я, я не ты

Кристина с любопытством оглядывала Лену. Виктор много о ней рассказывал, и все же она не такая, какой она себе ее представляла. Она-то думала: живая, веселая, жизнерадостная девчонка, а на пороге стояла девушка со стеклянными глазами, в которой не осталось ни одной эмоции. Может, показалось? В любом случае, они с женихом искренне желают им счастья.

И давай на этом точку

Лена с ненавистью и презрением посмотрела на Степнова. Все еще не в состоянии говорить, она, казалось, прожигала взглядом.
Виктор еще не пришел в себя. Что на пороге его квартиры делает Ленка?! Да еще с таким видом, будто нее никого не осталось. Сердце болезненно сжалось и пропустило глухой удар. Ну конечно! Кристина! Кто знает, что Ленка подумала?
Едва обретя способность говорить и двигаться, Лена с силой хлопнула дверью и рванула вниз по лестнице. Третий этаж- второй-первый, скамейка, асфальт, бетон, гравий, метро...

Что мне делать, что же значит
Кто-то в переходе плачет


Совершенно не нужные сейчас вопросы атаковали Лену, она задыхалась от усталости, боли, безысходности, но продолжала куда-то бежать. В переходе пронзительно плакал чей-то ребенок. Хотелось присоединиться к нему и разреветься, как маленькой. Но нельзя. Она должна быть сильной.

Не иначе как удача
Снова озадачит


В удачу и везение Лена никогда не верила. Для нее все это были пустые слова без особой смысловой подоплеки. Из перехода она выбежала, чуть сбавив скорость, и тут же налетела на кого-то. На автомате Лена буркнула извинения и развернулась, чтобы посмотреть, кого это она сбила. И в это же мгновение два крика сошлись в один:
- Лена!
- Степнов!

Крушила, ворожила, разрушила

- Чего ты от меня хочешь?!
- Зачем ты приходила?!
- Какая разница?! Как пришла, так и ушла!!!
- Для меня большая разница!
- А мне по барабану!
- Зачем ты мучаешь меня?!
- Я?! Это ты меня мучаешь!
- Лена! Прекрати! Что происходит? Почему мы все время ругаемся?
- О, ну я не знаю! Может потому, что ходишь ты ко мне, но Кристину к себе приводишь?!
- Да причем здесь она?! Она замуж через месяц выходит!
Внезапно лицо Лены исказилось. Замуж! Ну, вот и все.
- Желаю вам счастья!
- Лена, черт тебя подери, объясни мне!!! Кому вам???
- Вам и Кристине!
- При чем здесь я?!
Лена несколько опешила от такого вопроса, но быстро оправилась, и они продолжили кричать на всю улицу.
- Вы же женитесь на ней!
- Чтоо???
Степнов прекратил перепалку и уставился на Лену пораженными глазами. Через какое-то время его взгляд прояснился и даже стал почти счастливым. Он сбавил громкость голоса.
- Ленка, дурочка, ты ревновала, что ли?! У нас с ней не было ничего никогда! Только друзья, понимаешь?
- Кто ревновала? Я?! Не льсти себе!
Степнов, тем не менее, улыбнулся и счастливо прошептал:
- Ленка...

И трогала тебя, и боль душила

Он резко сократил разделяющее их расстояние, обнял ее, но целовать не стал: ему было жизненно необходимо узнать ее реакцию, не против ли она. Лена посмотрела на Виктора сияющими глазами и провела пальцами по его щеке, как тогда. Только теперь ее рука переместилась к нему на лоб, потом в кудрявые волосы, нежно перебирая их, пока Степновская выдержка не кончилась, и он не поцеловал ее щемяще нежным, но в то же время страстным поцелуем, стирая этим самым все их прошлое и начиная заново ИХ будущее.

И тело, и душа, и сердце стыло

Лена замерла, не веря в происходящее. Неужели может быть ТАК хорошо?! Это была не дань формальности, как с Гуцулом, это был порыв души, требующий немедленного ответа. И Ленка ответила. Она просто растворялась в таких родных, и в то же время в таких непривычных объятиях. Казалось, сердце замерло, никого вокруг не существует, как будто кто-то одним нажатием кнопки остановил всю Москву, оставив их одних целоваться.

Любила и дышала, и любила

Когда поцелуй прекратился, Лена вспомнила, зачем она бежала сломя голову к Степнову. И самое время сказать, наконец. Она внимательно посмотрела в его синие глаза, излучающие спокойствие и любовь.
- Как ты ко мне относишься?
- Что?
Степнов был несколько удивлен Ленкиным вопросом, он ведь не раз говорил ей об этом, намекал, да и этот поцелуй... Неужели ей недостаточно?!
- Ты можешь просто сказать? Пожалуйста!

И любила

Она с мольбой во взгляде посмотрела на Виктора, показывая, что ей это действительно очень нужно. Степнов неуверенно посмотрел на стоящую в его объятиях девушку и решился:
- Лен, я... Люблю тебя.
Лена улыбнулась ему так, как никому больше не улыбалась, и прошептала, боясь, что опять скажет что-то совсем другое:
- Я тоже тебя люблю.

И любила.

Степнов отстранил от себя Ленку и посмотрел на девушку серьезным взглядом. Для него было безумно важно это признание, и он не хотел, чтобы Лена его делала под влиянием момента.
- Лен, ты уверена в том, что говоришь?
Лена встретилась с ним взглядом и ответила:
- Конечно, уверена. Думаешь, зачем я мчалась к тебе домой?!
Виктор расплылся в самой счастливой улыбке, после чего крепко сжал девушку в своих объятиях.
- Ленка...
Не выдержав, он вновь приник к ее губам, на этот раз более уверенно, но все равно очень нежно. Двое людей стояли посреди улицы возле подземного перехода и самозабвенно целовались, не обращая ни малейшего внимания на окружающих. И они были точно уверены, что у них все еще будет. Потому что главное сказано и сделано. И потому что они научились, наконец, доверять друг другу.

И любила.



Тема для комментариев :)

Спасибо: 70 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 256
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 13
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.04.09 07:10. Заголовок: Автор: Аллочка. Назв..


Автор: Аллочка.
Название: Холодно. Тепло. Горячо.
Рейтинг: PG-13.
Жанр: Romance, RPF.
Статус: Окончен.
Пейринг: ВАЛТ.
Отдельное спасибо: Kristenka за поддержку при выкладывании

Предупреждение. Все события являются авторской выдумкой, любые совпадения случайны.


Холодно.

Когда понимаешь, что по достижении определенного возраста ты ничего, в сущности, не добилась. Нет, тебе, конечно, еще не стукнуло полвека. Да и двадцати толком нет. Всего семнадцать лет. Но именно в этот момент тебе кажется, что жизнь куда-то стремительно уносится, оставляя тебя ни с чем. Смешно, скажете, в семнадцать лет о таком задумываться. Но тебе совсем не смешно. Почему-то появляется стойкое ощущение, что пришла пора подводить какие-то предварительные итоги: детство осталось далеко позади, а взрослая жизнь маячит где-то уже совсем близко. Но итогов-то и нет. А что такого ты сделала?! Школа окончена безо всякого отличия. Со спортом пришлось завязать. Большая любовь на жизненном пути не попадалась. Какого-то особенного хобби нет. Абсолютно посредственный человек. Не имеющий, к тому же, никакой конкретной цели в жизни.

Тепло.

Когда совершенно случайно, еще не успев впасть в отчаяние в связи с диагнозом, перечеркивающим все спортивное будущее, натыкаешься на объявление в Интернете. «В начинающую группу требуется басистка». А что?! Брат ведь когда-то учил.
Проходит каких-то полгода, и появляются друзья. Настоящие. Да-да, те самые девчонки из начинающей группы. Теперь есть цель. И ты чего-то успела добиться. Появились, наконец, и предварительные итоги: группа постепенно раскручивается, набирает популярность. У них даже пару раз брали интервью. Но, самое главное, появились люди, для которых ты – не просто посредственный человек. Личность. Судьба которой им, к тому же, вовсе не безразлична.

Горячо.

Когда, придя на съемки сериала о них самих, впервые сталкиваешься с ним взглядом. Да-да, та самая начинающая группа раскрутилась настолько, что о них на одном из центральных каналов снимают сериал. И теперь в жизни есть не просто цель. Есть постоянная активность, непрекращаемое движение вперед, стремление к достижению все больших высот. А еще появилась, наконец, и любовь. Любовь с пронзительными синими глазами. И так до боли, до дрожи во всем теле приятно просто столкнуться с ним взглядом. Нет, не сделать шаг, не прикоснуться, а просто посмотреть. И сразу начинается какая-то безумная лихорадка, пляска чувств, эмоций, желаний, сводящихся, по сути, к одному: быть просто рядом, принадлежать ему и душой, и телом. И получать столь необходимую отдачу.

Холодно.

Когда приходит горькое осознание, что ты ему просто не нужна. Кто такая ты, в конце концов?! Ты видела его подруг? Видела его королев, которых он не устает менять и приводить с собой на съемки? И куда тебе до них? Подобная внешность и манера держать себя для тебя – недостижимая высота. Ты другая, для тебя это дико и чуждо. А ему нужны такие. Ну, а на тебя он способен только день изо дня орать, забрасывать упреками, учить жизни. И сразу почему-то становится неважно и то, что у тебя есть цель в жизни, и то, что ты много достигла, и то, что у тебя есть по-настоящему дорогие люди, которые искренне пытаются тебя поддержать. Остаются только холодные, не выражающие никаких эмоций, синие глаза. Это из-за них где-то глубоко внутри у тебя сосущая сухая пустота. Но ты ведь стараешься об этом не думать, так?

Тепло.

Когда вдруг узнаешь, что ты ему очень дорога. Как человек. Как ЧЕ-ЛО-ВЕК. Что он очень волнуется, когда ты надолго пропадаешь. Когда не отвечаешь ни на звонки, ни на смс-ки. Это делает его очень нервным. Он ценит тебя и по-своему любит. Он действительно готов променять армию своих королевен на одну твою искреннюю улыбку. Он поддерживает тебя, когда это так необходимо, когда больше просто некому. И ты не стыдишься показывать ему свои слезы и свою боль. А он не смеется и не рассказывает кому-то, а внимательно выслушивает и говорит что-то теплое-теплое, вызывающее мягкую и добрую улыбку. Он такой смешной, когда сердится. Глаза немного прищуриваются, губы сжимаются, а нос непроизвольно расширяется. И сразу хочется провести своим тонким пальчиком по его лицу, аккуратно разглаживая каждую морщинку.

Горячо.

Когда в первый раз ощущаешь его влажные требовательные губы на своих, теплых и податливых. От сумасшедшей, безграничной нежности кружится голова, и подгибаются ноги. Слабые руки ищут опоры, ты покорно утыкаешься ему в грудь, тихо дыша носом. И вроде бы все давно шло к этому, и ты этого хотела больше всего на свете, и все равно шок. Ты никак не можешь понять, что вообще только что произошло. Неужели это он тебя поцеловал?! Неужели это его сильные руки крепко прижимают тебя к нему?! Неужели это от него так опьяняюще пахнет чем-то древесным и табачным? Ну да, от него. И тебя захлестывает неконтролируемой волной счастья, оно накрывает с головой, не оставляя ни единого шанса скрыться, не оставляя времени на «подумать». А, впрочем, ты ведь давно все обдумала, так?

Холодно.

Когда просыпаешься ночью, а его рядом нет. Нет ни привычной руки, властно обнимающей твою талию, ни тихого дыхания где-то совсем близко, ни даже просто ставшего таким родным тепла. Ну и что, что ты всего лишь уехала на гастроли, и совсем скоро вернешься?! Ну и что, что от игры на концертах ты получаешь самое настоящее удовольствие?! И что, что с тобой действительно дорогие тебе люди?! Его же рядом нет. И еще целых девять дней не будет. В соседнем номере играет какая-то чересчур громкая музыка. Неприятно? Да нет, ты просто не обращаешь внимания. Это не имеет значения. Тебе сейчас просто необходимо, практически до физической боли, его увидеть, почувствовать, услышать...

Тепло.

Когда в добивающей тишине пустого гостиничного номера раздается телефонный звонок. И ты точно, абсолютно точно знаешь, кто звонит. Это ведь не может быть никто другой. Одно нажатие горящей в темноте кнопки – и ты уже можешь слышать Его голос. Ну и пусть за тысячу километров, сейчас, на одно мгновение, он здесь, рядом с тобой. Ты можешь, нисколько не сомневаясь, сказать, когда он улыбается, когда он хмурится, а когда – полушутя сердится. И становится абсолютно ясно, что ты выдержишь еще девять дней. Да все десять, лишь бы хотя бы иногда слышать его.
И вот, проходит девять дней, и ты уже оказываешься на знакомом шумном московском вокзале. Но ты не замечаешь ничего вокруг. И только сердце в один миг останавливается, когда ты вылавливаешь взглядом его лицо в толпе.

Горячо.

Когда уже забыто все на свете: и недавно прошедшие гастроли, и предстоящие съемочные дни, и привезенные сувениры, и остывший ужин на кухне. Из головы, одна за одной, повылетали все мысли и слова. Остались только его обжигающие кожу поцелуи. Он покрывает нежными, трепетными поцелуями щеки, глаза, спускается к тонкой чувствительной шее, потом возвращается к пересохшим от эмоционального напряжения и неописуемого удовольствия губам и приникает к ним, наконец, жадным поцелуем безумно скучавшего человека. Его руки блуждают по всему твоему телу, заставляя тебя стонать от охватившего желания. Ну, а дальше... Ты же ведь точно знаешь, что будет дальше, так?

Тема для комментариев :)

Спасибо: 57 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 380
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 20
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.05.09 13:51. Заголовок: Автор: Аллочка. Назв..


Автор: Аллочка.
Название: Пять чувств.
Рейтинг: PG-13.
Жанр: Romance, Angst, Deathfic, POV.
Статус: Окончен.
Пейринг: КВМ.
От автора: Предупреждение! Для тех, кто либо не любит драмы, либо просто не хочет сейчас читать что-то тяжелое НЕ НУЖНО читать скрытый текст В общем, выбор Ваш



Восприятие окружающего мира формируется на основе всей информации, которую головной мозг получает от основных органов чувств. Аристотель выделял пять чувств человека: зрение, слух, обоняние, вкус и осязание.


Видеть тебя.

Буквально пожирать глазами при каждой встрече. Робко выглядывать из-под челки и одним взглядом охватывать всего тебя, стараясь не пропустить ни одной черточки, запоминать и оставлять где-то на задворках памяти, чтобы потом ночью закрывать глаза и представлять тебя, такого реального и близкого. Боже, с каждым разом мне становится все тяжелее отказывать тебе, отдалять от себя. Как только я ловлю твой, полный ЛЮБВИ взгляд, я оказываюсь где-то далеко-далеко от земли, там, где можно быть с тобой, не обращая никакого внимания на общественное мнение. Но стоит мне перестать смотреть на тебя, вновь приходит и какая-то детская неуверенность, и слишком взрослая холодность. А, может быть, просто стоит не отрывать взгляд?!
Прошу, нет, даже умоляю, не слушай меня! Я глупая, а от твоего присутствия глупею еще больше. Не нужно уходить от меня, не нужно оставлять меня. Ты, может, и не знаешь, но от каждого твоего прихода у меня учащается пульс и пропадает способность вдыхать сухой грязный воздух. Но ничего! Подумаешь, не дышать! Это я пережить смогу, только я никак не смогу НЕ видеть тебя. Ты ведь умнее меня и взрослее, ты должен понять! Пожалуйста, не переставай приходить ко мне, а я буду все так же склонять голову набок и изредка поднимать на тебя взгляд. Это уже даже не необходимость, это зависимость. С которой я просто не хочу бороться, да и не смогла бы.

Слышать тебя.

Иногда смотреть на тебя становится слишком больно. Тогда я могу отвернуться или чуть прикрыть глаза. Но я, даже против воли, буду вслушиваться в твой голос. Бархатистый, нежный мягкий, иногда срывающийся. Знаешь, как часто ты меняешь интонацию? А я знаю. И я могу точно определить, в каком ты настроении, насколько для тебя важно то, что ты говоришь. Ничей голос я не знаю лучше твоего. Он приобретает особую окраску, когда ты злишься и кричишь, а когда ты так робко и неумело говоришь мне о своих чувствах, он внезапно становится тихим и едва различимым, но наполненным такой надеждой, что ее с лихвой хватило бы всем утопающим и смертельно больным. А я в который раз заставляю эту надежду погасать от одного-единственного моего слова. Думаешь, мне стыдно? Нет, скорее, страшно. Знаешь, как хочется дать этой надежде разгореться?! Но мешает так многое.
Но я точно знаю, даже не сомневаюсь, что когда-нибудь смогу услышать твой голос, наполненный ОТВЕТНОЙ любовью. Я ведь тоже не железная, совсем скоро не выдержу. Но очень боюсь услышать твой счастливый голос, полный любви к другой. Но пока я слышу в твоем голосе только знакомые хриплые из-за волнения нотки. И это заставляет мое сердце сжиматься в радостном предвкушении чего-то хорошего и теплого. Любви, наверное.

Чувствовать тебя.

Ты порой оказываешься слишком близко, чересчур. И тогда я могу услышать твое прерывистое дыхание, услышать стук твоего сердца и почувствовать твой, только твой запах. Смесь легкого и ненавязчивого цитруса с более тяжелым древесным ароматом и еще чем-то неуловимо знакомым, вот только не могу понять, чем. Ты, конечно же, не представляешь, как тяжело отстраняться, удерживать себя от того, чтобы просто прижаться крепко-крепко к тебе, такому милому, уютному и, чего уж скрывать, любимому, и никуда уже не уходить. Каждый раз, оказываясь в опасной близости с тобой, мне приходится сжимать зубы и собирать всю силу воли, чтобы не поцеловать тебя.
Ты просто гипнотизируешь меня, вводишь в какой-то ступор своими взглядами, неуловимыми прикосновениями и таким родным запахом. А, может быть, поддаться гипнозу и превратиться в твою личную марионетку? Хотя, я, наверное, уже в нее превратилась.

Целовать тебя.

Можно искусать губы до крови. Можно съесть десять банок меда. Можно выпить литры алкоголя. Можно тысячу раз обветрить губы. Можно истратить три тюбика ароматизированной гигиенической помады и еще парочку - обычной. Можно, наконец, поцеловать другого. И третьего, и четвертого. И все равно я никогда не смогу забыть вкус твоих губ. До сих пор, в сотый раз облизывая губы, я вспоминаю твои поцелуи так ярко и реалистично, будто это ты меня сейчас целуешь. Робко прикасаешься к нижней губе, нежно берешь за подбородок, осторожно проводишь языком по верхней губе и, наконец, страстно целуешь меня. И дальше я уже перестаю различать, где чьи губы и кто кого целует. Это, в конце концов, не самое важное. Я издаю тихий стон, когда ты отрываешься от меня, испытывая одновременно столько желаний, сколько я никогда не испытывала. А, когда мне становится явно мало одних поцелуев, ты мягко, но настойчиво выпроваживаешь меня, сжимая руки в кулаки, чтобы самому не сорваться. И вот сейчас, сидя на кровати, прижав колени к груди, я думаю: а смогу ли я теперь когда-нибудь жить без твоих поцелуев? Нет, наверное. Подумать только, а ведь раньше я была счастлива одному украденному взгляду.

Прикасаться к тебе.

Ну, надо же! А, оказывается, быть больной тобой – это гораздо хуже наркотической зависимости. И приятнее. Но дозу нужно все время, постоянно увеличивать, порой постепенно, порой резко, но ни в коем случае не уменьшать. А ты и не против. Всего какой-то месяц назад мне было достаточно просто смотреть на тебя и еще иногда ловить твой взгляд. После этого я сжималась от переполнявшего меня счастья и переставала воспринимать любые внешние раздражители. Но потом ты поцеловал меня. И мой личный, такой вроде бы знакомый и изученный мир в один миг взорвался и разлетелся на тысячи кусочков. Какие там робкие взгляды?! Мне хотелось при каждой встрече прижаться к тебе покрепче и никуда не уходить. И целовать до головной боли от нехватки воздуха, до припухших губ, к которым невозможно прикасаться, до полуобморочного состояния. А чуть позже, не обращая внимания на болезненные прикосновения к губам, вновь впиваться в тебя мучительно сладким поцелуем, шепча что-то о любви и вечности.
А потом была наша первая ночь. И этот самый взорвавшийся мир вдруг соединился вновь в один, только уже совсем другой. Все стало правильным и понятным. И ты думаешь, я успокоилась?! Как бы не так! Теперь я ощущаю физическую необходимость в тактильных ощущениях. Только завидев тебя, я хочу получить все и сразу: и оглядеть тебя всего, и поцеловать, не медля ни секунды, и медленно и нежно провести пальчиками по плечам, спине, накачанному торсу... Ты, конечно, не отстаешь от меня: стараешься не тратить зря ни единого мгновения нашего, общего времени. Вот такие вот два неизлечимых наркомана. А к чему лечиться?! Если можно просто получать ВСЕ от каждой секунды пребывания рядом с любимым. Чем не жизнь?!

Скрытый текст


Так спешила, что забыла про комменты По-прежнему очень вас жду
http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-20-00000541-000-100-0-1241121836

Спасибо: 38 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 463
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 26
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.05.09 14:50. Заголовок: Автор: Аллочка. Назв..


Автор: Аллочка.
Название: Плановые работы.
Рейтинг: R.
Жанр: Romance, Fluff, Виньетка, RPF.
Статус: Окончен.
Предупреждение: ВСЕ (или почти все) события фанфика являются плодом МОЕЙ фантазии, любые совпадения случайны!
Скрытый текст

Отдельное спасибо: Модераторам за правку В очередной раз поражаюсь Вашему терпению


11 мая 2009 года.

Третьякова устало прикрыла глаза и с облегчением прислонилась к стенке лифта. Стенка была устойчивой, приятно прохладной, а в данный момент вообще жизненно необходимой. Очень тяжелый и в эмоциональном, и в физическом плане съемочный день закончился в половине первого ночи, а до Марьино еще надо было доехать... Сейчас Лена чувствовала себя не то что выжатым лимоном, а вообще заплесневевшим помидором. Который, к тому же, дико хотел спать. Тяжело вздохнув, девушка бегло посмотрела на себя в зеркало и, состроив себе рожицу, уже собралась выходить в открывшиеся двери, как ее внимание привлекло ничем не примечательное объявление над зеркалом. Обычный белый листочек размером с половину А4 с крупными черными буквами, кем-то старательно напечатанными стандартным шрифтом. Лена на такие обычно и не смотрела. «УВАЖАЕМЫЕ ЖИЛЬЦЫ! В связи с плановыми работами с 12 мая по 25 мая 2009г. будет отключено горячее водоснабжение».
- Звездец! – мрачно изрекла Третьякова и бросила полный злости взгляд на несчастную бумажку.

12 мая 2009 года.

Утро, как и предполагалось, было веселее некуда. Еще с того момента, как противно запищал ярко-зеленый аппарат на прикроватной тумбочке, Лена поняла, что что-то не так. Вчера, в полубессознательном состоянии, она узнала что-то не слишком приятное. Но что, она, хоть убей, вспомнить не могла – чересчур она тогда спать хотела. Решительно наплевав на все предрассудки, Третьякова встала и направилась в душ. Где, собственно говоря, и вспомнила вчерашнее пренеприятнейшее известие. Стоя под ледяными струями воды и называя «нехорошими словами» всех, начиная от консьержа и кончая почему-то Арлановым.
Из-за отсутствия горячей воды волосы категорически отказывались не то что укладываться, но даже выпрямляться. Бутерброды Ленка делала одной рукой, второй же упрямо орудовала любимым утюжком, но получалось только хуже. Этот склад кератина вился в абсолютно произвольном порядке – где-то больше, где-то меньше, а те места, где никогда не сдающаяся Третьякова прошла утюжком, вообще как-то странно выпрямились и стали выдаваться вперед. Легкий макияж был наложен наспех, причем Третьякова при этом находилась в отвратительном настроении, а поэтому правый глаз был подведен гораздо жирнее левого, а на левом сверху остался нестертый след от туши, которой бьющаяся практически в истерике девушка орудовала почти как малярным валиком. На выходе из квартиры Лена столкнулась с соседкой Машей, которая при виде знакомой выпала в осадок и попыталась как-то выразить свое впечатление по поводу Ленкиного нового имиджа, но Третьякова ее грубо оборвала и рявкнула:
- Воду горячую отключили!!! Что еще непонятно?!
Если бы взглядом можно было прожигать, то объявление над зеркалом загорелось бы сразу же после появления Лены в лифте. Так как других способов выразить свою ярость, кроме как посмотреть на это творение консьержа, не было (порвать – другие жильцы не будут предупреждены, хотя с этим соблазном Третьякова боролась всю поездку), то Ленка не сводила с него взгляд до самого первого этажа.

Ее появление на площадке смело можно было назвать фееричным. Каждый подходивший с глупым вопросом или замечанием о внешнем виде получал одно и то же громкое сообщение о том, что «горячую воду отключили». Путь до гримерки этим утром казался особенно неблизким. Окончательно Лену добил Абдулов, выскочивший прямо перед заветной дверью и язвительно изрекший:
- Третьяко-ова, если ты думаешь, что своим видом повергнешь сценаристов в глубокий шок и заставишь их переписать сценарий и отменить поцелуи, то ты ошибаешься! Меня ты этим тоже не отвадишь!
Ухмыльнувшись, Виталик подмигнул быстро приближающейся к истерике Третьяковой и поспешил ретироваться, услышав брошенный уже в спину крик:
- Воду у меня горячую отключили!!! Что, не видно?!
Гримерша быстро привела в порядок Ленкин внешний вид, и Третьякова, все еще подрагивая от утренней встряски эмоций, отправилась на площадку.

- Стоп!!! Третьякова!!! Что ты его как будто в первый раз целуешь??? Сегодня Кулемина предпринимает попытку СОБЛАЗНИТЬ Степнова, а не усыпить!!! Лена, соберись!
Третьякова раздраженно закатила глаза и выставила вперед правую ногу.
- А если я его, - она показала рукой на стоящего рядом Абдулова, - соблазнять не хочу?!
Виталик даже поперхнулся минералкой, которую он сейчас пил, чтобы немного успокоиться от неумелых Ленкиных попыток соблазнения – все же его просто сводила с ума эта девчонка, от такого наглого заявления. Арланов стал красным, как машина пожарников, и выдал яростную тираду:
- Третьякова, черт тебя подери!!! Тебя никто не спрашивает! Это сценарий, понимаешь, сценарий!!! И ты обязана по нему играть!!! А по сценарию ты соблазняешь Виталика, - Арланов покраснел еще больше, - Ну, то есть Виктора!!! Что тебе еще непонятно?!
- Непонятно! – прокричала в ответ упрямо сжавшая губы Ленка, - Степнов что, девственник, что ли?! Почему я должна его соблазнять?!
- Не ты, а КУЛЕМИНА!!! Кулемина!!! – Арланов уже отчаялся что-либо объяснить и чуть не плакал от злости и возмущения, - Третьякова, ты седьмой дубль запарываешь!!! Быстро пошла вон отсюда курить, успокаиваться, и чтобы вместо тебя через двадцать минут сюда явилась соблазнительница-Кулемина, а не вдруг вспомнившая о нравственности Третьякова!!!
Абдулов хотел было вставить свое веское слово, но Третьякова подошла к нему вплотную, красноречиво клацнула зубами прямо перед носом и, рассмеявшись, убежала курить за школу.
На улице было пасмурно, а в воздухе пахло дождем. Вокруг не было ни единого человека: место и так было достаточно пустынным, а в преддверии дождя все попрятались по домам. Третьякова с удовольствием затянулась, ощущая, как во рту появляется горьковатый привкус, а организм наливается теплом, и задумалась. Задумалась о своем отношении к Абдулову. Да, одно время она его, бесспорно, любила... Но он просто уничтожил ее, превратил все надежды в сухой прах своим предложением «ни к чему не обязывающих отношений». Другими словами – секса. Но это было полгода назад. Она его возненавидела, стала откровенно презирать, вот только... Сердце все равно почему-то бьется чаще при его приближении. А уж при этих дурацких поцелуях... Лена со злостью отбросила окурок и зажгла вторую сигарету. Какие же глупые вопросы задает Арланов!!! «Почему она не может его соблазнить?!». Как – почему?! Что здесь непонятного?! Третьякова, правда, и для себя не могла дать никакого внятного ответа, но где-то в глубине души все равно знала его. И точно понимала, что НЕ может.
Раз за разом проклиная и сценаристов, и сериал, и Арланова с Абдуловым, Лена докуривала уже третью сигарету.
Весь перерыв Виталик тщетно пытался справиться с нахлынувшими эмоциями. Нет, он, конечно же, понимал, что хочет увидеть Арланов, но для него и эти невинные поцелуи были зажженной спичкой рядом с бочкой с порохом. Понимал, что вот-вот – и рванет. И тысячи раз благодарил Лену за то, что она пока не начала его соблазнять по-настоящему. Сорвался бы. И из жертвы превратился бы в охотника. Поддавшись порыву, он предложил Третьяковой полгода назад «повстречаться». Это сейчас он понимал, как глупо это звучало. Тогда ему почему-то казалось, что так он всенепременно избавится от наваждения под названием «Третьякова». И что?! Прошло больше полугода – и не избавился. А с ее стороны – ноль внимания, фунт презрения. От этого становилось больно. Ведь Абдулов вполне ясно понимал, что дело тут вовсе не в физическом влечении, хотя и оно имеет нереальные масштабы. А у Ленки и его нет. Виталий со вздохом допил свой кофе и отправился разыскивать Третьякову для продолжения съемок.
Лена вздрогнула и выронила сигарету от того, что кто-то легонько тронул ее сзади за плечо. И она точно знала, кто это.
- Чего тебе? – резко спросила она, не оборачиваясь.
- Лен, на площадку пора. – Абдулов уже развернулся и сделал пару шагов по направлению к школе, как внезапно затормозил и повернулся к Ленке, которая уже стояла лицом к нему.
- Ленка, что происходит? Почему ты не можешь сыграть именно эту сцену?! – Абдулов напряженно замер в ожидании ответа.
Третьякова уже хотела сказать что-нибудь язвительное, как прикусила язык и тихо сказала, почти прошептала:
- Я не знаю...
Виталик растерялся. Он ожидал чего угодно: ехидного ответа, язвительной тирады, грубости... Но не ЭТОГО.
- Ну... – он замялся, - А хочешь, порепетируем? – с надеждой предложил мужчина.
Виталик понимал, что за его предложением стоит вовсе не желание поскорее отыграть эту сцену, а просто желание сейчас, немедленно, ощутить ее губы на вкус, и от этого настойчивого желания ему становилось страшно.
- По...по...п...п...по-о-оре...порепетируем?! – опешила Третьякова, и, не успела она сказать и слова, как Виталик нежно, но настойчиво притянул ее к себе, обнял и, не раздумывая ни секунды, приник к ее губам. Она замерла от неожиданности, от потрясающих ощущений, от невозможности и отсутствии желания просто вздохнуть. Его губы прижимались все сильнее и сильнее, потом мягко раздвинули ее губы, их языки соприкоснулись, и Лена ошеломленно поняла, что совсем не хочет отрываться.
- Ленка... – хрипло прошептал Абдулов, покрывая поцелуями все лицо и спускаясь к манящей шее.
Внезапно Виталик оторвался от девушки, резко схватил ее за руку и потянул за собой в школу. Третьякова вообще ничего не соображала, все мысли улетучились из головы, как после пары бокалов шампанского, а ноги послушно шли за Виталиком. Он распахнул первый попавшийся темный класс и, закрыв предварительно дверь, усадил Ленку на парту. Затем он вновь с еще большим рвением принялся целовать ее, его руки поглаживали ее спину, плечи, талию, да и сама Ленка с удовольствием проводила пальцами по его груди под футболкой. Он прижимал девушку к себе все сильнее и сильнее, думая, что счастливее быть уже не может. Секунда – и ее белая футболка полетела на соседнюю парту. Лена стонала и целовала его со всей страстью, на которую была способна, но, когда мужские руки стали расстегивать лифчик, дернулась в его объятиях и уперлась ладонями в грудь, отдаляя его от себя.
До нее просто только сейчас стало доходить, что она делает. Она его любит. Все еще любит. Этот факт пришлось с горечью признать еще после первого его поцелуя. Все дело в ощущениях – таких зашкаливающих эмоций с нелюбимым не может быть, и она это прекрасно осознавала. Но ему нужен только секс. И ничего больше. И если сейчас, в классе, она отдастся ему, она просто не сможет больше смотреть ему в глаза. Будет дико больно и немного стыдно. А он получит то, что хотел. Неожиданно она почувствовала такую злость на Абдулова, что принялась говорить, абсолютно не думая, каждым словом вонзая кинжал в его сердце.
- Абдулов, да прекрати уже! Сказано ведь было полгода назад – НЕТ!!! Найди другую шл*ху! И с ней развлекайся!!! Тебе ведь без разницы, для тебя все бабы в темноте одинаковы!!! Только от меня отстань! Ну, что ты привязался?! Неужели мало твоих Барби, которых ты не устаешь приводить на съемки?! Или разнообразия захотелось?! Так ты сходи в специальное агентство, тебе подберут на любой вкус!!! Ну не лезь ты ко мне!!!
Быстро надев футболку, Лена вылетела из класса подальше от его поцелуев, подальше от того наслаждения, подальше от любви, подальше от него. Абдулов стоял все на том же месте как громом пораженный. Он и не думал никогда, что слова могут причинить СТОЛЬКО боли. За что она так с ним?! Что же такого нужно было сделать, чтобы заслужить ТАКУЮ тираду?!
Тряхнув головой, Виталик все же пошел на площадку, и так достаточно задержался, Арланов по головке не погладит.
Сцену Третьякова отыгрывала гениально: то ли стресс так сказался, то ли дикое желание вновь поцеловать его, только не робко, как она делала вначале, а так, как он целовал ее пятнадцать минут назад.

Виктор с трудом оторвался от ее губ и с болью сказал:
- Не надо, Лен...
- Но почему?! Что же вы трус-то такой?! Я вам все готова дать, а вы, наверное, просто не хотите!
Кулемина нервно передернула плечом и отвернулась.
- Лен... – голос Степнова был полон неподдельной боли, - за что ты так со мной?! Я же люблю тебя, а ты... А ты потом жалеть будешь! Ты просто сейчас не понимаешь этого...


«А и правда, за что я так с ним?!». Третьякова задумалась совсем не о сериальном персонаже, а о вполне реальном Виталике. «Ну и что, что не сказал, что любит?! Он и не обязан, он-то не виноват в том, что я влюбилась. Что я как ребенок?!».
Виталику очень тяжело далась эта сцена, к тому же, он видел в Ленкиных глазах что-то, похожее на раскаяние, но он не мог понять, то ли это Третьякова, то ли Кулемина. Все-таки актрисой Ленка была очень хорошей.
После заветных «Стоп! Снято!» и порций похвалы от режиссера Виталий отправился на площадку за школой – туда, где он совсем недавно целовал Третьякову... Ленка же отправилась в туалет – умываться и приходить в себя.

- Виталь...
Абдулов резко развернулся и уставился на переминающуюся Ленку как на привидение.
- Зачем ты?! Что ты... – он не мог внятно выговорить ни единого предложения и лишь пораженно смотрел на то, как девушка медленно к нему приближается, кладет руки на плечи и доверчиво заглядывает в глаза.
- Прости меня, – она выдохнула это, почти касаясь его губ, и нежно поцеловала.
Еще никогда она не испытывала такого влечения к мужчине и еще никогда не была так рада, когда он уступил ей. Виталий расслабился, сжал Ленку в своих объятиях и перехватил инициативу. За последующие долгие минуты Лена почувствовала на себе десятки самых разных поцелуев – от страстных, жадных и требовательных до легких, едва заметных прикосновений. Обезумевший от счастья Виталик целовал ее безудержно страстно и до боли нежно. От нахлынувших ощущений кружилась голова, на нее то накатывала волна удовольствия, то она ощущала какую-то невероятную слабость. Абдулов чуть отстранился умоляюще прошептал:
- Поехали ко мне...
Лена чуть смутилась и задала, пожалуй, самый глупый вопрос:
- Зачем?
Виталий хрипло рассмеялся и ответил:
- Как зачем?! У тебя же воду горячую отключили?
- И что? – Лена отказывалась понимать его логику.
- Как что? – Виталик довольно улыбнулся, - Душ у меня примешь!
- Д...душ? – шокировано произнесла Ленка.
Однако Абдулов, уже не дожидаясь ее ответа, а и так зная его, сгреб девушку в охапку и усадил к себе в машину. Всю дорогу Лена молчала, просто не зная, что сказать и что вообще нужно говорить. Виталий сидел рядом и прерывисто дышал, сжимая руками руль так, что даже костяшки побелели. Он еле удерживался от того, чтобы не наброситься на Третьякову прямо здесь, наплевав и на моральные принципы, и на правила дорожного движения.

Домой они ввалились, как два обезумевших после выпускного подростка. Одновременно целуясь и пытаясь снять с себя одежду, они, снеся все с ближайших полок, перешли в спальню. Абдулов повалил Ленку на кровать и начал всю покрывать поцелуями. Та отрицательно помахала головой и принялась яростно сдирать с него футболку. Виталик, не обращая внимания на ее протесты, продолжил ее целовать до боли в губах, спускаясь все ниже и ниже и постепенно стягивая злосчастную маечку. Он начал тщательно исследовать нежную поверхность ее живота и бедер, умело ласкать ее грудь и ловить каждый стон губами. Лена извивалась под ним от удовольствия, весь мир перестал для нее существовать, остались только его губы и руки. Стало абсолютно неважно, что он подумает, что она скажет и тому подобная ерунда, остался только этот момент, эта ночь и этот мужчина. Крики наслаждения заглушались его нетерпеливыми поцелуями, а их тела двигались в одном ритме – ритме любви.
Абдулов приподнялся на локте и с нежностью посмотрел на прикорнувшую на его груди девочку. ЕГО девочку.
- Лен?
- Ммм?
- Переезжай ко мне?
Ленка сонно улыбнулась и пролепетала:
- Как к тебе?
- Ну, у тебя же воду отключили! А у меня есть!
Ленка хихикнула и прижалась к Виталику еще ближе.
- Так ее же только на две недели отключили!
- Ну да, рассказывай мне! – Абдулов подавил смешок, - А в следующем году опять начнутся эти плановые работы! Так и будешь метаться? – он внимательно заглянул в ее сияющие глаза.
- Нууу... – протянула Третьякова, - это еще надо подумать, что хуже: холодный душ или ты!
Виталий нежно взъерошил ее волосы и чмокнул в нос.
- Ладно, согласная я! – девушка блаженно улыбнулась.
Он нежно поцеловал ее и, оторвавшись, прошептал:
- Я люблю тебя.
Весь сон как рукой сняло. Лена резко присела и уставилась на него широкими глазами.
- Это ты сейчас серьезно?!
Виталий перестал улыбаться и посмотрел на ждущую ответа Ленку. Он чуть придвинулся к ней, обнял за плечи и сказал:
- Лен, я люблю тебя еще с того момента, как предложил встречаться, как бы глупо это не звучало.
Ее глаза загорелись каким-то незнакомым ему блеском, она приблизилась к нему на максимальное расстояние, прикоснулась к губам, не давая ему целовать себя и уверенно прошептала:
- Я тоже люблю тебя.
Он рывком повалил ее на кровать и принялся целовать так, будто не видел ее как минимум год. Поцелуи были голодные, яростные и почти совсем не нежные, однако и Третьякова отвечала ему тем же. Лена вдруг оторвалась от него и капризно протянула:
- А как же обещанный душ?!
- А душ – попозже! – уверенно проговорил Виталий и продолжил покрывать любимую поцелуями.

13 мая 2009 года.

Лена счастливо улыбнулась и нажала на кнопочку нужного этажа. Как же это приятно – ехать за своими вещами, чтобы жить с ними у любимого мужчины. Отражение в зеркале тоже счастливо улыбалось и даже игриво подмигивало. Внезапно взгляд Третьяковой упал на то самое объявление. «УВАЖАЕМЫЕ ЖИЛЬЦЫ! В связи с плановыми работами с 12 мая по 25 мая 2009г. будет отключено горячее водоснабжение». Веселенькие плановые работы! Двери лифта открылись, приглашая девушку на ее этаж, однако она дерзко усмехнулась, нажала на кнопку для задержки дверей и начала рыться в сумке. Выудив оттуда ярко-розовую помаду, забытую Леркой в гримерке, Лена перед зеркалом жирно намазала себе губы этой ядовитой фуксией и с громким чмоком поставила «автограф» в углу объявления. Ну, вот. Так совсем хорошо!

Комментарии

Спасибо: 75 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 548
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 30
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.05.09 06:26. Заголовок: Автор: Аллочка. Назв..


Автор: Аллочка.
Название: День рождения: инструкция по применению.
Рейтинг: PG.
Жанр: Виньетка, Romance, Fluff.
Статус: Окончен.
От автора: Кристинка (Дерево))), с ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!!!

Лена проснулась за две минуты до того, как зазвенел заведенный с вечера будильник. Дед еще спал после бессонной ночи в обнимку с печатной машинкой. На улице была та погода, про которую говорят что-то вроде - «небольшая облачность без дождя»: небо было сероватым, дождевых туч не наблюдалось, воздух был прохладный, но очень душный. День начинался как-то глупо. Вспоминать о том, что завтра у нее день рождения, Кулемина не хотела еще в тот момент, когда только открывала глаза. Но почему-то именно с этого момента эта мысль никак не желала выходить из ее головы. Что она только ни делала: врубала музыку в наушниках на полную громкость, начинала перечислять всех учеников их параллели, вспоминала аккорды песен группы «Ранетки»... Все бесполезно! Складывалось ощущение, что кто-то повесил перед ее глазами плакат, видный только ей самой, с надписью жирными черными буквами «КУЛЕМИНА, У ТЕБЯ ЗАВТРА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ!!!» и маленькой припиской где-то снизу «и Степнова на нем не будет». Вот эти вот две мысли, одна противнее другой, Ленка и обмусоливала весь свой учебный день, не замечая никого и ничего вокруг.
С какой только стороны она ни пыталась на это посмотреть! На первых уроках были даже попытки порадоваться. Для этого приводилось море аргументов: «такой замечательный праздник», «опять посидим с дедом, как в старые времена, и поговорим о других галактиках и космических кораблях», «родители позвонят поздравить», «с девчонками в кафе весело отпразднуем», «салатики вкусные, наверное, будут»... Но все эти доводы, и даже неоспоримый факт о салатиках, с шумом и позором разбивались об эту маленькую приписку. Степнов ее не поздравит. Он вообще едва ли помнит, когда у нее день рождения, а после такой глупой ссоры, ее опрометчивых слов, его необоснованной грубости он, даже если и помнит, просто не придет поздравить. Гордость, или как там у них это называется. Забавно получилось. В тот момент, когда она его целовала в прихожей, у нее в голове одновременно не было ни единой мысли и было тысячи разных мыслей. Тогда она думала, что уж после этого-то у них наконец-то все будет хорошо. И уж точно никак не могла предположить, что свой день рождения она будет праздновать без него. Нет, не то чтобы она в тот момент вообще задумывалась о дне рождения, но это было как-то само собой разумеющимся, а потому не требующим обдумывания. А сейчас вот оно как.
На перемене после четвертого урока ее в коридоре отловил Виктор Михайлович. Это была пятница, а в этот день у ее класса не было физкультуры.
- Лен, - Степнов немного замялся, - А что ты завтра делаешь?
- Как - что? – Ленке вовсе не хотелось лишний раз напоминать физруку, что завтра у нее праздник, поэтому она попыталась его убедить в том, что она собирается провести свой самый обычный скучный день, - Как обычно: позавтракать, пойти в школу, порепетировать с девчонками и домой! Ничего особенного. - девушка вымученно улыбнулась.
- Ты уверена в том, что говоришь? – Степнов нахмурился и обвел Ленку недоуменным взглядом.
Лена же окончательно уверилась в том, что Виктор явно не помнит о том, что завтра у нее праздник, поэтому неопределенно повела плечами и равнодушно бросила:
- Ну, да, а что? – Лена прикусила губу и задумалась: а, может, все-таки помнит?
- Так ведь суббота завтра, какие уроки?
Лена нервно сглотнула и раз десять назвала себя «дурой», «полной дурой», «шляпой», «идиоткой» и другими нелестными словами. Зато теперь она точно знала, что Степнов не имеет ни малейшего понятия о том, что завтра ее день рождения.
- Да? – она истерично хихикнула, - А я и забыла! Ну, тогда точно ничего особенного! – скомкано попрощавшись, Лена быстрым шагом направилась в класс.
Виктор Михайлович проводил девушку задумчивым взглядом и тоже пошел на урок.
Когда Степнов пришел домой, к нему в голову пришла гениальная, как ему показалось, идея. Потерев руки и хитро улыбнувшись, мужчина решительным нажатием кнопки включил компьютер.
Домой Лена вернулась в чуть более хорошем настроении, чем уходила: они с девчонками отлично порепетировали, правда, пока никаких выступлений не предвиделось. Сделав себе и деду чай, Лена, грея почему-то замерзшие руки о чашку и слегка дуя на кипяток, зашла к себе в комнату и, недолго думая, включила ноутбук. Лениво прочитав сегодняшнюю сводку новостей и узнав погоду на завтра, которая, как будто отвечая Ленкиному настроению, должна была быть дождливой, она добралась, наконец, и до почты. Яндекс мигнул привычным логотипом и показал три новых письма. Одно предлагало увеличить кое-что, о чем не принято говорить вслух, другое рассказывало о новых преимуществах карты «Малина», а вот третье было от странного отправителя по имени «Судьба». Увеличивать кое-что Ленке не хотелось, да и нечего было, преимуществами Лена заинтересовалась, но ненадолго: ни в магазине косметики, ни в магазине ювелирных украшений она часто не бывала. В магию, экстрасенсов, гадалок, карму и прочую ерунду Кулемина не верила даже в самом нежном возрасте, поэтому она даже хотела пометить третье письмо, как спам, но что-то ее остановило и, повинуясь неизвестному порыву, она кликнула по этому письму.
«У Вас завтра день рождения, и Вы уверены, что он будет безнадежно испорчен?»
- Интересно! – пораженно протянула Ленка и уткнулась в монитор читать дальше.
«Вы наверняка не верите в магию и чудеса! Но что Вам, в конце концов, терять?! Возьмите чистый лист бумаги и напишите для судьбы инструкцию, что бы Вы хотели для того, чтобы Ваш день рождения стал идеальным! Положите перед сном инструкцию под подушку и будьте уверены: судьба Вас услышит!».
Пару секунд Лена удивленно хлопала ресницами и раз за разом перечитывала странное письмо. Адрес был ей незнаком. На первый взгляд, оно было похоже на ту рассылку по типу «Если ты не отправишь это письмо пяти своим друзьям, то...» (и дальше тысячи вариантов). Но, с другой стороны, Лена согласилась с этим неизвестным отправителем: терять ей было действительно нечего!
- Инструкция, говоришь? – хмыкнула девушка, - А что? Можно и инструкцию!
Взяв белый лист формата А4 и синюю гелиевую ручку, Лена плюхнулась на кровать и, задумчиво грызя колпачок, за полчаса набросала инструкцию, состоящую из тринадцати пунктов. Такое число ей решительно не понравилось и, подумав еще минут пять, она добавила четырнадцатый пункт.

1. Выспаться (Новикова, НЕ НАДО звонить мне в два часа ночи, стремясь первой поздравить с днем рождения!).
2. Вкусно позавтракать (дед, приготовь мои любимые блинчики с шоколадом, а? :) )
3. Услышать родителей.
4. Увидеть Степнова Встретиться с девчонками.
5. Выступить где-нибудь (эх, Судьба, знала бы ты, как я соскучилась по нашей публике!).
6. Увидеть Степнова.
7. Посидеть с ним в кафе (только не ссориться...).
8. Ну, еще желательно, чтобы он вспомнил, что за день сегодня.
9. Розы. Красные.
10. Помириться (мне надоело такое натянутое общение. Ну, соврала я ему насчет ВСЕГО с Гуцулом, и что?!).
11. Поехать к нему домой.
12. Чай. Вкусный-вкусный. Зеленый.
13. Услышать от него что-нибудь теплое и приятное. Пусть не «люблю», но...
14. Поцеловаться (только не как тогда, угу?).


Улыбнувшись от одного предположения, что ТАКОЕ может сбыться, Лена довольно быстро уснула, не забыв сложить «инструкцию» вчетверо и пихнуть ее под подушку.
Половина первого ночи. В квартиру, воспользовавшись своим комплектом ключей, тихо вошел Степнов. На цыпочках, не желая будить ни Ленку, ни Петра Никоноровича, он прошел в ее комнату. Невольно залюбовался спящим чудом: волосы чуть съехали, яркая футболка задралась, обнажая неприкрытое одеялом бедро, губы растянулись в сонной улыбке. Спохватившись, Виктор вспомнил, зачем он здесь. Аккуратно приподняв подушку и вытащив сложенную бумажку, он незаметно вышел из квартиры и повернул в двери ключ.
Сев на знакомую лавочку у подъезда, он стал вглядываться в Ленкин почерк и читать все написанное. После того, как первый пункт был изучен, Степнов бросил быстрый взгляд и чертыхнулся: «02:01». Виктор набрал дрожащими пальцами номер Лерки и затаил дыхание в ожидании ответа.
- Алло! – в трубке раздался веселый голос никогда не унывающей Новиковой.
- Лера! – Степнов с облегчением выдохнул, - Лер, ты Кулемину поздравляла уже?
- Еще не успела, как раз номер набирала, когда вы позвонили!
- Лер, не надо ей сейчас звонить!
- Ну почему?! – спросила Новикова капризным тоном, - Я всегда первой поздравляю!
- Лер, ну, она выспаться хочет! – взмолился физрук.
- А вы откуда знаете? – голос дочери полковника мгновенно стал подозрительным.
- Лера! – рыкнул Степнов.
- Хорошо, не буду! – заверила она его каким-то чересчур вежливым тоном, - Только с вас освобождение на физру! На месяц! – нагло заявила девушка.
- На неделю! – строго одернул ее Степнов.
- На две!
- Договорились!
Виктор шумно выдохнул и отключился. Достав из кармана ручку, он поставил жирный плюсик у второго пункта.
Насчет блинчиков он решил поговорить с Петром Никоноровичем попозже, с девчонками он договорится... С родителями сложнее, ну да это тоже к Кулемину-старшему. Выступление... У Виктора один хороший знакомый был владельцем небольшого клуба, с ним-то он завтра и свяжется. От своего имени в ее списке у него перехватило дыхание, а на губах невольно появилась улыбка. Ленка. Его Ленка, и только его. После прочтения следующих пунктов ему хотелось громко-громко закричать от счастья. Или попрыгать. Он крепко сжал в руках несчастную бумажку, стараясь справиться с волнением. Но после того, как он дочитал десятый пункт, у него появилось стойкое ощущение, что его только что огрели чем-то очень тяжелым по голове. Мужчина перечитал написанное в скобках раз десять, уже понимая смысл написанного, но все равно не осознавая его. Что значит – обманула?! Как так – не было?! Минут десять он приходил в себя. Пообещав, что обязательно проучит эту садистку-Кулемину, но уже после дня рождения, Степнов с колотящимся сердцем дочитал инструкцию. От последнего пункта его давление вновь подскочило, но уже через полчаса ходьбы домой он пришел в норму.

Лена лениво приоткрыла глаза и посмотрела на часы. Половина первого дня. Ну, ничего себе она проспала! Когда же она вчера легла? Восстанавливая по кусочкам вчерашний вечер, Кулемина дошла и до написания ею инструкции. Посмеявшись над своей глупостью, она засунула руку под подушку, но, пошарив, ничего не нашла. Минут через пять перевернутой оказалась вся постель, но чертового листочка нигде не было. Лена села на краешек кровати и пораженно покачала головой. Проверила телефон: ни одного пропущенного вызова. Как же ни одного?! А Лера, что, годовой ударилась?! Что это она ночью не позвонила. Вспомнив мельком, что это был первый пункт ее инструкции, Лена еще больше нахмурилась и медленно вышла из комнаты. В коридоре приятно пахло ее любимыми блинчиками. Дед стоял на кухне и выкладывал это чудо кулинарии на тарелку.
- Де-ед... – протянула Ленка, - А с чего это ты решил блинчики испечь?
- Как чего?! У тебя же день рождения сегодня! А ты их так любишь... – Кулемин мягко улыбнулся внучке и продолжил колдовать над сковородкой.
Лена недоверчиво хмыкнула и отправилась в ванную.
Когда Кулемина с крайне довольным видом дожевывала свой последний блинчик, в квартире зазвонил телефон. Полностью то, что она написала в инструкции, она не запомнила, поэтому только удивленно пожала плечами и взяла трубку. Из динамика раздался такой родной и любимый голос – мамин.
После разговора с родителями Лена пребывала в крайне веселом расположении духа, хотелось плясать, веселиться, петь песни... Немного поскакав по квартире под удивленным взглядом Петра Никоноровича, она, наконец, залетела к себе в комнату и, чмокнув мимолетом лежащего на кровати мишку, решительно распахнула шкаф. Хотелось чего-то озорного, веселого, праздничного и очень весеннего. Дождя на улице, несмотря на прогнозы, не наблюдалось, поэтому Ленка остановила свой выбор на любимых джинсовых бриджах с парой смешных нашивок и ярко-желтой футболке с не менее яркой оранжевой надписью «I’m happy! You are happy! WE’RE HAPPY!!!» (прим. авт. «Я счастлива! Ты счастлив! Мы счастливы!»). Распевая во все горло «Чемпионов любви», Ленка вылетела из комнаты, чтобы сварганить какой-нибудь коктейльчик из имеющихся в наличии соков, но была остановлена звонком в дверь. Не глядя в глазок, Кулемина распахнула дверь и чуть не упала от визга «С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!!!». В квартиру ввалились четыре девчонки, все обмотанные каким-то нереальным количеством шариков. У Женьки был еще торт, а Анька едва удерживала огромного плюшевого медведя почти с человеческий рост.
Уже через полчаса Ленка уверилась в том, что день рождения не так уж безнадежен, как ей казалось вчера. Степнова, конечно, все равно не хватало, и это было той самой «ложкой дегтя», но настроение было отличное, погода замечательная, подруги здесь... В общем, Кулемина была практически счастлива. Внезапно Лера, быстро посмотрев на часы, вскочила со стула, ойкнула и провизжала:
- Девчонки, нас же в клуб выступать пригласили!!! Побежали, а то опоздаем!
Не дав Ленке и пяти минут, чтобы переварить полученную информацию, все Ранетки встали и потащили подругу к выходу, позволив ей лишь на ходу натянуть кеды.
Клуб был очень уютным, публика была благодарная, акустика потрясающая... Лена с восторгом била по струнам, наслаждаясь почти уже забытыми ощущениями от игры на концерте. Только на «Лети» она позволила себе вновь вспомнить о том, что Виктор Михайлович ей сегодня точно не светит и, чуть взгрустнув, с еще большими эмоциями пропела в очередной раз припев. Однако на словах «мне больше ничего не надо» девушка почувствовала, что земля резко уходит из-под ног, гитару удерживать нет никаких сил, а текст и вовсе весь забыт. Допев песню на каком-то подсознательном уровне и сфальшивив на половине аккордов, Лена, пока Аня о чем-то весело рассказывала людям, моргнула и прищурилась, удостоверяясь, что стоящий в толпе Степнов ей не померещился. Да нет, точно стоит! В тонком темно-синем свитере и черных джинсах. Волшебство какое-то! Его же здесь вообще быть не должно!!! Все оставшиеся полчаса концерта Лена была очень задумчива, периодически била не по тем струнам и то и дело украдкой бросала взгляды на Виктора. Тот, казалось, ничего не замечал и внимательно смотрел на сцену.
В гримерке после выступления царила полная неразбериха: У Аньки куда-то делся медиатор, Лера посеяла свой любимый лак, Наташка никак не могла вспомнить, где оставила свою сумку, а Женя просто сидела на диване и раз в пару секунд издавала какие-то нечленораздельные восторженные звуки: она находилась под впечатлением от концерта. Кулемина же сидела в кресле в углу и пыталась смириться с тем, что он так и не пришел поздравить ее. Однако через полчаса дверь открылась, и к Ленке, мельком поздоровавшись с остальными девчонками, подошел Виктор с огромным букетом красных роз, обернутым вместо целлофана толстым и чуть помятым листом бумаги. Лена только при виде вошедшего Степнова чуть не упала с, на вид устойчивого, кресла, а уж когда он с мягкой и ласковой улыбкой поздравил ее с удачным выступлением и вручил цветы под восторженное аханье Новиковой, Кулемина вообще потеряла дар речи. Казалось, что у нее просто сели голосовые связки, а все мышцы резко атрофировались. Выдавив из себя через пару секунд искреннюю улыбку, Ленка взяла розы и встала, наконец, с кресла. Степнов, не дожидаясь, пока Кулемина полностью осознает происходящее, легонько дотронулся до ее руки и сказал:
- Лен, пойдем, в кафе посидим? Поговорим... – Виктор потупил взгляд и замер в ожидании ответа.
Лена продолжала переводить взгляд со Степнова на розы и обратно. В горле пересохло, а сердце стало стучать так громко, что ей казалось, будто его слышно Во всей гримерке. Конечно же, она была рада видеть Виктора. Несмотря на его грубость, непонимание, нелогичность, она его любила так, как любят только один раз. Неважно, что было раньше, сейчас перед ней стоял любимый мужчина, терпеливо ожидающий ее ответа.
- Конечно, - выдохнула она и смело посмотрела в его глаза.
Степнов широко улыбнулся и, не обращая внимания на Леркино посвистывание и удивленные взгляды остальных девчонок, увел Ленку за собой.


- Лен, прости меня, - Виктор с мольбой посмотрел в ее глаза и уткнулся взглядом в чашку с кофе, - И... С днем рождения!
Лена тихонько рассмеялась. Помнит! Все-таки помнит!!! Ну надо же, как денек складывается... Ожидала очередного тоскливого дня, наполненного разочарованием и плохо прикрытой болью, а сейчас сидит и просто сияет от счастья. Может, все же существует эта Судьба?! Сейчас девушка готова была поверить во что угодно.
- Спасибо... Вам! – Лена с признательностью и Любовью посмотрела на Степнова и еще раз проверила, на месте ли цветы.
- Может... Ко мне пойдем? – робко предложил мужчина, - Ты же ведь еще ни разу у меня не была! Посидим, чаю попьем?
Лена почувствовала, что она пропала. Насовсем. Нет, она давно подозревала, что не в силах устоять перед своим учителем, но сейчас осознала это со всей ясностью. Только страшно почему-то не было. Появилась непривычная легкость и пьянящее ощущение безграничного счастья. Смущенно кивнув, Ленка встала и робко улыбнулась Виктору.

На кухне царила атмосфера полного взаимопонимания. Давно уже они так тепло не общались со Степновым. Этому способствовал и безумно вкусный чай, и чуть приоткрытое окно, в котором можно было увидеть так красиво садящееся солнце, и просто какое-то внутреннее ощущение уюта. Лена поняла, что это и был идеальный день рождения, самый лучший и такой желанный. Исполнилось ВСЕ. Ну, или почти все. Лена иногда заглядывала в любимые синие глаза и встречала там такое тепло и нежность, что хотелось зажмуриться от удовольствия, а может быть, даже мурлыкнуть.
- Ленка, - Степнов встал из-за стола и взял девушку за руку, - Как же я рад, что все так хорошо... Я даже не ожидал, честно говоря. И я, - мужчина запнулся, будто раздумывая, стоит говорить или нет, но продолжил, - Люблю тебя. Я тебе уже это говорил, да ты и сама это прекрасно знаешь... Я вел себя очень глупо, прости.
Виктор наклонился к любимой, чтобы поцеловать ее, однако в тот момент, когда его губы практически коснулись ее, у него из кармана выпала сложенная вчетверо бумажка прямо Ленке на колени. Девушка отстранилась, смущенно прошептала «Прости!» и уже собралась отдать ему этот листик, как внезапно отдернула руку и развернула его. Ее дыхание резко участилось, в глазах появились слезы и дикая, просто нечеловеческая боль. Она прикусила губу, чтобы не разрыдаться прямо здесь. Лицо Виктора также исказилось от отчаяния и невозможности сейчас все толком объяснить. Лена вскочила со стула и, пристально посмотрев ему в глаза, холодно, но с надрывом сказала:
- А сейчас по плану поцелуй, да?! Сложно было исполнять, а?! – девушка грубо оттолкнула его плечом и практически выбежала из квартиры, не опустившись даже до того, чтобы хлопнуть дверью.
Лестница казалась слишком длинной. Голова была абсолютно пустой, зато в сердце отчаянно пульсировала боль. О том, что произошло, не хотелось ни думать, ни размышлять. Хотелось просто забиться куда-нибудь подальше и все-все забыть. Жаль только, что это невозможно.
У деда был очередной приступ вдохновения, поэтому он только кивнул вошедшей Ленке, не обратив никакого внимания на ее состояние. По щекам девушки катились слезы, губы дрожали, а ладони были в крови от впившихся в них ногтей. Лена села на кровать, включила ноутбук и, рыдая, написала короткое послание адресату «Судьба».
«В судьбу я как не верила, так и не верю. Зато я поверила в любовь. Только любовь в меня не верит».
Глотнув пару таблеток «Персена», Лена чуть успокоилась и уснула.
От полученного письма Степнов резко почувствовал себя очень плохо: он как будто ощутил всю Ленкину боль, прибавив ее к своей. Но он понимал, что был виноват, хотя и не был так жесток, как подумала Лена. Инструкцию он выполнял вовсе не из-за того, что хотел посмеяться или осчастливить ее хотя бы в день рождения. Он действительно любил эту девчонку и не намерен был оставлять очередные недосказанности.

Лена проснулась от нежного, но настойчивого поцелуя. Открыв глаза и увидев сияющие глаза Степнова, она от неожиданности грубо оттолкнула от себя мужчину. Потом до нее стало доходить, что происходит. Правда, легче не становилось.
- Вы... Ты... – Лена задыхалась, не в силах что-либо сказать, - Что?...
Но Степнов так и не дал ей договорить, а только вновь припал к ее губам, пробуя их на вкус, то отрываясь и покрывая их легкими поцелуями, то делая поцелуй чуть более жадным и страстным. Вскоре он ощутил, как сквозь поцелуй его Ленка улыбается. Девушка начала отвечать ему, обняла его за шею и прижалась покрепче. На глазах блеснули слезы счастья, а сердце стало биться в такт с его сердцем.

Знаете, как много можно сказать одним поцелуем?! Тут неважно место и время, главное – взаимное чувство и обоюдное желание. И тогда поцелуй расскажет Вам абсолютно обо всем и даже о том, что Вы никогда не сможете выразить словами богатого русского языка. Потому что любовь – это не просто шесть букв. Нет ничего более интимного и чувственного, чем поцелуй. Даже секс никогда не скажет вам о столь многом, о чем говорят губы и нежные руки любимого. От зашкаливающей эйфории и нереального счастья кажется, будто жизнь остановилась, подарив Вам эти бесценные минуты. Давайте учиться ценить этот подарок!
ЗЫ И никогда не переставайте верить в чудеса. Неважно, Новый год ли это, день рождения или просто обычный будний день. Если Вы хоть чуточку в них верите, то и они в Вас поверят и обязательно появятся!


Темка для комментариев :)

Спасибо: 72 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 593
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 33
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.05.09 08:46. Заголовок: Автор: Аллочка. Назв..


Автор: Аллочка.
Название: Nothing personal (ничего личного).
Рейтинг: R.
Жанр: Виньетка, Romance.
Статус: Окончен.


Лена быстрым шагом шла по коридору. Лицо было каким-то напряженным, губы сжаты, а руки были засунуты глубоко в карманы. Кончился третий урок, и на втором этаже, как и на третьем, никого не было – все убежали в столовую на большую перемену (целых полчаса!). Девушка совершенно точно знала, что будет дальше. Нет, страшно не было. Только немного волнительно и очень больно. Не физически, конечно же.
- Кулемина! – из какого-то класса вылетел взъерошенный Степнов и грубо остановил ученицу за руку.
- Что? – Лена испытующе посмотрела на Виктора.
- Ну... – мужчина замялся, - Пошли?!
- А если я не хочу?! – нахальным тоном спросила Кулемина, сложив руки на груди, однако сквозь эту напускную наглость сквозила глубокая тоска. Но Виктор этого не замечал.
- Лен... – было заметно, что Степнов растерялся, поэтому вместо каких-то глупых слов он просто посмотрел на Ленку умоляющим взглядом. И Кулемина не выдержала. В который уже раз?!
- Ладно, пошли! – Лена схватила его за рукав спортивной куртки и буквально втащила в тот класс, откуда он только что вылетел, не забыв закрыть дверь на ключ, вытащенный из кармана спортивных брюк Степнова.
Виктор тут же прижал девушку к стене, страстно целуя ее в губы. Она дрожала под его руками, даже не ощущая холода бетона. Когда он стал аккуратно, целуя ее плечи и шею, стягивать футболку, она застонала и начала сползать вниз по стенке, не в силах даже держаться на ногах. Мужчина схватил ее за плечи, попробовал поставить на ноги, не прекращая поцелуев, однако попытка не увенчалась успехом, и он, чуть слышно прорычав, отбросил в сторону майку и резким движением усадил Ленку на парту. Она, перехватив на себя инициативу, принялась нежно, но настойчиво поглаживать его грудь, плечи, пресс, постепенно подбираясь к краю футболки (куртка была отброшена еще в первые секунды). Быстро, но жадно поцеловав его в губы, она скинула тенниску и с удовольствием провела пальчиками по горячему торсу, отчего Степнов потерял последние остатки разума и, как дикий зверь, набросился на девушку с горячими поцелуями и жадными ласками. Дольше всего Ленке пришлось возиться с его ремнем. Черт, уже не в первый раз ведь, мог бы запомнить, что этот ремень надевать не стоит! Тонкие пальцы, дрожащие от зашкаливающего наслаждения и ставшего уже болезненным желания, никак не могли справиться с не такой уж и сложной системой металлической пряжки. Казалось бы, чего сложного: поднять крышечку, повернуть колесико, выдернуть ремень. Но мозг просто отказывался работать, а потому даже такая простейшая логическая цепочка никак не выстраивалась в голове. Наконец, с пряжкой было покончено не без помощи Виктора. После чего в глазах потемнело, все смешалось, осталось только несколько вполне четких ощущений: его губы, его руки и холодное дерево под ней. Все стоны и крики заглушались глубокими и долгими поцелуями, дыхание сбивалось, а сердце билось, как сумасшедшее. Лена уже не понимала, да и не хотела понимать, что она делает и зачем. Сейчас было не время для размышлений.
- Подай футболку, - наступившую пару минут назад в классе тишину прервал хриплый женский голос.
Было невыносимо больно. Смотреть в его глаза не хотелось, потому что Лена знала, что она там увидит. Давно прошло то время, когда эти глаза светились любовью к ней. Сколько: год, месяц?! Сейчас же там было равнодушие, капелька презрения и полное удовлетворение. И не было никаких сил видеть это.

У Степнова совсем сорвало крышу после ее слов о том, что у них с Гуцулом ВСЕ было. Однако после того, как он стал у нее первым, вместо ожидаемого шока, злости, боли или радости, появилось неведомое раньше чувство вседозволенности, когда все рамки и границы рухнули, оставив лишь ободранные чувства. Он любил ее, до сих пор любил, однако уже не мог, да и не хотел себя останавливать. Внутри что-то противно пищало о том, что это неправильно, но Виктор заглушал эти протесты. И тем не менее, он не мог представить себя и Ленку как пару. Вот такой вот парадокс. Втихаря заниматься сексом (это любовью даже язык не поворачивался назвать) в пустом классе – это было как-то дерзко, чувственно и болезненно необходимо, а вот признать, что они с Кулеминой встречаются – вот тут срабатывал молчавший ранее моральный барьер. И это только на первый взгляд нелогично. Наверное, дело было в том, что в классе они встречались тайно и выходили оттуда, как совершено чужие или малознакомые люди (скажете, глупо?! но так казалось правильнее), а вот строить самые настоящие отношения – это совсем другое. И поэтому Виктор тщательно старался забыть о своей любви к этой чертовке, понимая, что ни к чему хорошему это не приведет. Он полностью отдавал себя всепоглощающей страсти и не уставал мысленно, не решаясь произнести это вслух, благодарить его девочку за такое наслаждение. Было больно. И было непроходящее ощущение глупости происходящего. Но у него не было никаких сил прекратить.
Лена наблюдала за медленно выравнивающим дыхание мужчиной. Любимым мужчиной. Только любовь свою ей можно было засунуть в одно место, которое не принято называть вслух, и там и оставить. Потому что она никому не была нужна. Забыть ее не получалось. Хотелось рыдать или визжать, глядя на его абсолютно равнодушное лицо и отточенные движения. Он ведь делал ей так больно, как ей никто не делал за всю ее жизнь. Но она не могла остановиться. Она понимала, что это уже больше похоже на затянувшееся безумие или наркотическую зависимость, но она едва выдерживала выходные без его поцелуев и прикосновений. Лена с трудом могла объяснить, что с ней происходит. Казалось бы, просто любит. Просто?! Так, что готова броситься в ледяной омут с головой, лишь бы сделать ему приятно, что готова терпеть косые взгляды подруг, лишь бы иметь возможность видеть его, так, что готова причинять сама себе адскую боль, лишь бы не отказываться от него. Просто любит?! Пора бы уже прекращать.
Лена, взъерошив волосы, вышла из класса вместе со Степновым.
- Лен, ну, как всегда – ничего личного? – Лена молчала. Но она так испепеляющее смотрела на мужчину, что тот даже поежился и немного нахмурился.
- Ну, да, - проговорила Кулемина охрипшим голосом и невесело усмехнулась, - Как всегда – просто друзья! – она незаметно для Степнова с сожалением вгляделась в его лицо и, тихонько вздохнув, отправилась на историю с опозданием в пятнадцать минут.

На следующий день.

Лена внимательно смотрела на одевающегося мужчину. И вроде бы все как всегда: опоздание на четвертый урок, глубоко запрятанная боль, невыплаканные слезы, пропитанная Его запахом одежда и предстоящие вновь «ничего личного». Только вдруг до нее дошло, что она больше так не может. У нее просто не осталось эмоциональных сил, чтобы каждый вечер убеждать себя в том, что все будет хорошо и успокаиваться светлыми воспоминаниями десятого класса. Хватит уже, в конце концов! Между ними СЛИШКОМ много личного, чтобы говорить «ничего». Ленка по натуре всегда была максималисткой и сейчас вновь поняла, что либо все, либо ничего. Да и какие еще все?! Просто ничего. Потому что ему плевать на нее. Найдет другую куклу. А она так больше не выдержит. Просто сломается, если этого еще не произошло. У всего, кроме любви, есть сроки годности, и срок этих отношений истек. Да и отношениями происходившее назвать было нельзя. Просто она полностью доверилась любимому человеку, отдавая всю себя и получая вялую улыбку взамен. Достаточно. Без него будет тяжело, но с ним сейчас в сотни раз тяжелее.
- Лен... – в этот раз и Степнов сделал паузу, словно решая, а не послать ли все к чертовой матери, - Ничего личного? – выдавил он, наконец, не своим голосом.
- Да какие, к черту, «ничего личного»?! Ты вообще понимаешь, что говоришь?! Что это значит?! – вся скопившаяся боль стремилась вырваться наружу резкими словами и повышенным тоном, - То есть тебе все равно, с кем спать??? Вот и ищи другую!!! Не подходи ко мне больше!!! Никуда я с тобой больше не пойду!!! Все, хватит, наигрался!!! – Лена подошла к Степнову вплотную и проговорила ему прямо в лицо ядовитым голосом, - До свидания, Виктор Михайлович!
После ее ухода Виктора начали раздирать противоречивые чувства. С одной стороны, он ощутил невероятную опустошенность, как будто у него отняли что-то жизненно важное. Так оно, в сущности, и было. Но с другой стороны, он был очень рад, что этому бреду пришел конец. Вот только он понятия не имел, что делать дальше. Раньше он пытался упростить себе жизнь, обходясь действиями вместо слов, но пришло время разобраться, наконец, в себе и с ней. Как он будет без Ленки?! Он себе этого просто не представлял.


На следующий день после третьего урока Лену никто не остановил. Никто не рыкнул ни из какого кабинета, никто не обнял и не поцеловал. В какой-то момент Лена даже начала жалеть о своих словах: чересчур тяжело было вот уже целую неделю обходиться без Него. Нет, она видела его пару раз мельком, но на уроки физкультуры не ходила, боясь сорваться. До боли в груди хотелось увидеть его. И вновь ощутить его прикосновения. Она пыталась даже убедить себя в том, что это просто наваждение, а не любовь, но получалось плохо. Спустя неделю после тех слов Ленка по привычке прогуливалась по второму этажу после третьего урока. Идти в столовую со всеми не хотелось, а здесь каждый миллиметр стены был пропитан ее воспоминаниями. Вдруг где-то сзади послышался такой родной и желанный голос. Он не кричал, как обычно, не приказывал, не возмущался, а тихо просил.
- Лен, пойдем со мной... – казалось, что за эти семь дней Виктор постарел лет на десять: глаза потухли, уголки губ, обычно приподнятые, были опущены.
Абсолютно неосознанно Лене захотелось сделать ему как можно больнее, чтобы показать, как плохо ей было всю эту неделю, хотя больше всего на свете она хотела пойти с ним туда, куда он захочет.
- Никуда я с тобой не пойду!!! Кажется, сказала уже?! – Лена гордо вскинула подбородок.
- Ленка... – голос был очень тихим и срывающимся от тоски. Кулемина не выдержала и посмотрела ему прямо в глаза.
От той боли, которой были наполнены ее глаза, у нее подкосились ноги, а от светящейся в них безграничной любви, такой знакомой и давно забытой, в сердце что-то оборвалось. Лена всхлипнула и, быстро преодолев расстояние в пару шагов, разделявшее их, уткнулась мужчине в грудь, прижавшись к нему всем телом. Виктор сразу же крепко обнял девушку и нежно поцеловал в макушку, поглаживая светлые растрепавшиеся волосы. Лена обхватила его руками и вдохнула такой родной приятный аромат.
- Леночка... – Степнов перешел на шепот.
Приговаривая любимой что-то на ушко, он простоял так с ней минут пять. Внезапно Виктор подхватил хрупкую девушку на руки и занес в пустой класс, закрыв за собой дверь. От увиденного Лена ахнула и не упала только потому, что была в сильных руках Степнова. Все парты и стулья были сдвинут в угол, посередине стоял стол, а рядышком мягкий диванчик. На столе стояли бутылка шампанского, пачка сока, ананас, шоколадный торт и пара бокалов. На диване же с краю приютился огромный букет роз.
Степнов поставил Ленку на ноги и обнял ее за плечи. Вглядываясь прямо в ее глаза, он начал говорить:
- Лен, я люблю тебя. Я не могу без тебя, никак. Прости меня за все, я не знал, что мне делать, поэтому вел себя как... Я даже слово подобрать не могу! Прости! – Виктор взял в руку Ленкину ладошку и нежно поцеловал ее, - Я очень тебя люблю.
Лена отвернулась от него, пряча выступившие слезы. Однако он взял ее лицо в свои руки и посмотрел на нее.
- Ты плачешь? Лен? Леночка, ну, что такое?!
Лена, всхлипывая, села на диван и положила голову на плечо севшему рядом Степнову. Она никак не могла решиться сказать ему о своих чувствах, которые он недавно так грубо растоптал. Нужны ли они ему сейчас?! Лена заглянула ему в глаза, и все сомнения сразу же улетучились.
- Я тоже тебя люблю, - еле слышно прошептала девушка и не успела даже испугаться, как оказалась перевернутой на спину и прижатой к подлокотнику.
- Ленка... – выдохнул Виктор ей прямо в губы и тут же принялся ее целовать, пытаясь наверстать упущенное, только на этот раз вкладывая в поцелуй всю свою любовь.

Лена сидела на коленях у Степнова и с крайне довольным видом уминала шоколадный торт. Виктор, еще не оправившись после того, что только что произошло, дрожащими руками налил себе шампанское, а Ленке – апельсиновый сок.
- Эй! – шутливо возмутилась девушка, - А мне шампанское?!
- А тебе еще нельзя, - с улыбкой заявил Степнов и чмокнул любимую в нос.
- Ну, знаешь, мне тогда еще кое-что нельзя! – и Лена легонько шлепнула по его руке, поглаживающей ее коленку.
- Ладно, уговорила! – широко улыбнулся Виктор и поменял напиток.

На уроки Ленка сегодня больше не попала. На выходе из класса она резко остановила довольного до безобразия Степнова и с ухмылкой спросила:
- Ну, что, как всегда – ничего личного, просто друзья?! – после чего с воплями убегала по лестнице в опустевшей школе от бубнящего ей вслед угрозы физрука.

Поделитесь впечатлением?!

Спасибо: 87 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 608
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 33
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.05.09 15:22. Заголовок: Автор: Аллочка. Назв..


Автор: Аллочка.
Название: Совершенно.
Рейтинг: PG-13.
Жанр: Romance, Angst.
Статус: Окончен.
От автора: Подобный опыт уже был с песней Юты "Ты не я". Захотелось написать и на эту песню. Как и в прошлый раз, ОЧЕНЬ советую сначала послушать песню Песня группы "Чайф" "За годом год". http://www.moskva.fm/artist/чайф/song_1192130 На этом сайте можно прослушать :) Так как в ссылке присутствует русское слово, она не отображается полностью как гиперссылка, поэтому просто выделяем ее, копируем в адресную строку и нажимаем Enter


По теченью дней, не ведя им счет


Пять лет. Они не видели друг друга пять лет. Однако они знали друг о друге все, вплоть до того, на каком автобусе она ездит в университет и сколько ложек сахара он кладет себе в кофе. После его решения о женитьбе она не захотела больше иметь с ним что-то общее, в последний раз они встретились на выпускном. Хотя, «встретились» – это едва ли то слово, которым можно передать то, что произошло. Два месяца она избегала его, да и он не слишком стремился разговаривать с ней. И на выпускной они оба не выдержали. Взгляд со сцены, медленный танец, внезапное помутнение рассудка, страстные поцелуи, темная подсобка, первая боль, первое наслаждение и ночь – одна на двоих.

По теченью дней жизнь моя течет

Слишком много было недосказанностей. Слишком многого они друг другу не сказали. Слишком тихо прошептали «люблю». Слишком много было обид и слишком мало – веры в будущее. Слишком скоро была его свадьба. Они убежали подальше друг от друга, предпочли забыть все, что произошло.
Конечно же, забыть не получилось. Воспоминания подкрадывались в самые неожиданные моменты и заставляли до боли сжимать кулаки и в тысячный раз убеждать себя, что у них в любом случае не было шанса.

Так за годом год

Первые недели казались бесконечными. А потом вдруг прошел год. И второй, и третий... Проклиная себя за отсутствие силы воли, Виктор регулярно посещал детективное агентство, всегда подавая запрос на одного человека. Одну девушку. Любимую. До сих пор. Коря себя за слабость, Лена постоянно встречалась с его лучшим другом, ее бывшим классным руководителем, Игорем Ильичом Рассказовым. Была какая-то особенная сладость в раздирающей боли от того, что в этой жизни, о которой они знали все, они не вместе. А могли бы. Но и Виктор, и Лена не касались одной области. Личной жизни. Учеба, работа, друзья, быт, перемещения – об этом они знали все. Но ни Виктор, ни Лена не хотели ничего знать о личной жизни другого. Вернее, нет, очень, безумно хотели, но Лене было слишком больно узнавать, как Степнов счастлив в браке со Светочкой, а Виктору было чересчур больно слышать о ее парнях и увлечениях, а возможно, и о замужестве – не школьница ведь уже. Поэтому этой области они не касались. А зря. Он так и не смог жениться, а другие женщины его, естественно, не интересовали. Все его желания сконцентрировались на одной-единственной девушке. Но она его не простит. Нет, у него постоянно случались какие-то мимолетные связи... В общем-то, если смотреть правде в глаза, «мимолетные связи» - это очень красиво сказано, скорее, просто одноразовый секс. Он даже в глаза этим бабам смотреть не мог, появлялось какое-то отвращение и к ним, и к самому себе. У Ленки тоже никого не было. Вернее, на третьем курсе появился было парень, но от того презрения, которым она преисполнилась к себе после первого же поцелуя, она его бросила. Не могла она себе позволить использовать кого-то, чтобы забыть любовь. С этим она должна как-то справиться сама.

Иногда ее накрывает лед

Иногда становилось невыносимо холодно. Знаете, так ведь бывает? От простого отсутствия человеческого тепла, которое может подарить только любимый человек. Все-таки пять лет – это слишком долго. Становилось очень больно от ощущения собственной ненужности и еще от невозможности кому-либо подарить свое тепло. Ведь каждому человеку необходимо не только получать, но и отдавать. А Виктор с Леной не могли делать ни того, ни другого. И абсолютно бесполезными были поиски кого-нибудь, чтобы любить и быть любимыми. Потому что они уже любили, так сильно, как только умеют любить люди. И были любимыми, сами того не зная. Поэтому не одна ночь была проведена на подоконнике с сигаретой в руке. Просто курить и смотреть на Луну. На одну и ту же Луну.

Иногда она, как водоворот

От пустоты и одиночества было только одно спасение – углубиться в работу (учебу) и выжимать себя по максимуму. Дни растягивались и казались бесконечно длинными, суета затягивала и не давала думать еще о чем-то. Однако ночью все ощущения вновь обострялись, в голову приходили болезненные мысли, а все тело начинало ныть. И как эти двое ни пытались полностью абстрагироваться от прошлого и заглушить воспоминания напряженной интеллектуальной деятельностью, ни черта не выходило. Ощущение бессмысленности каждого прошедшего дня давило и лишало стимулов и сил для достижения целей.

Так за годом год

Для внесения в жизнь хоть какого-то разнообразия Виктор затеял ремонт. А Лена завела собаку. Однако на уровне подсознания, а, возможно, даже практически сознательно, выбирая мебель или цвет стен, Степнов представлял себе, как Ленка будет сидеть на этом диване, ходить по этому ламинату, таять от его поцелуев, прижимаясь к этой стене, или вот на этой кровати... В итоге процесс ремонта порой превращался в абсурд: он мог несколько часов подряд совсем ничего не делать, вспоминая, какой цвет ей больше нравился или о столе какой формы она когда-либо хотя бы мельком говорила или хвалила. Эти, на первый взгляд невинные попытки вспомнить, приводили Виктора к совсем другим мучительным воспоминаниям, от чего ремонт растягивался на все большее и большее время. Было еще настойчивое желания завести собаку для... уюта, что ли? Но что-то ему мешало.
А Кулемина, поддавшись порыву, завела у себя лабрадора. С ним ей было как-то спокойно и надежно. Абсолютно сознательно, однако постоянно упрекая себя за это, она дала ему кличку Вик. Никто, кроме Новиковой, ни о чем не догадался, и только иногда, задумчиво глядя в доверчивые карие глаза, Лена вспоминала выражение любимых синих в тот памятный выпускной.

Может быть, время горьких обид
Не пролетит для нас с тобою бесследно?


За эти пять лет Виктор остался прежним: сильным, благородным, влюбленным (хотя, нет, уже любящим) и красивым. Но в то же время он очень сильно изменился. Пропал светящийся блеск глубоких синих глаз. Он понял, насколько обостряется чувство одиночества, когда ты болеешь какой-нибудь простудой, и нет никого, кто мог бы укрыть теплым пледом или приготовить молоко с медом. Понял, что даже самые хорошие фильмы абсолютно бесполезны и бессмысленны при просмотре без любимого человека. Понял, что даже простой стук баскетбольного мяча об пол может вызвать учащенное сердцебиение и море нисколько не померкших образов. Понял, что стакан виски совсем не помогает и ни капельки не уменьшает пульсирующую боль, а уж второй и третий стаканы только рушат старательно воздвигнутую стену равнодушия и холодности и обнажают истинные чувства, которые причиняют только еще больше боли. Но ни на одну минуту он не прекращал верить в любовь.
Не изменила самой себе и Лена. Осталась такой же светлой, преданной, искренней. И все такой же максималисткой. Однако ей многое пришлось осознать и переосмыслить. Ушел тот огонек зеленых глаз, по которому все узнавали Кулемину. Поняла, что слишком поздно призналась ему в своей любви. Казалось бы, чего проще – в ответ на его признание столь же искренне сказать и ему о своих чувствах, задавив проклятую ревность. Там, в полутемной теплой кухне он бы поверил, а в таком же полутемном, но холодном коридоре ему это показалось игрой или просто неожиданно вырвавшимися словами. Поняла, насколько бесполезно пытаться убедить себя (хотя, другие верят) в том, что по ночам ей не спится из-за того, что пес ходит под дверью, или чья-то сигнализация воет за окнами. Собака крепко спала на своем месте, а на сигнализацию и прочие звуки на улице Лена давно приучилась не обращать внимания – Москва все-таки. Поняла, что вздрагивание и судорожный вздох не то что при произнесении фамилии «Степнов», но даже при окрике кого-то незнакомого «Виктор» - это не безумие, а реальность. Поняла, что кричащая в наушниках Арбенина только обостряет боль, а вечно позитивный «Чайф» кажется каким-то неестественным и неуместным. Но никогда она не прекращала верить в любовь.

Я привыкаю, и все меньше болит

Это прозвучит странно и как-то бесчеловечно, но для них обоих боль стала чем-то привычным и абсолютно неотъемлемым от обычной жизни. Нет, она не притуплялась, она становилась то слабее, то сильнее, но была какой-то уже почти родной и вызывающей ленивую усмешку и пару стихотворных строк по ночам. Да, порой она была невыносима. Но за пять лет они с ней так свыклись, что уже не представляли, как это – быть абсолютно счастливыми. Казалось, что если пропадет эта боль, то пропадет и единственная связующая между ними: любовь, по их мнению, была безответной, а больше (ну, кроме одного биологического вида) их ничего не роднило, уж они-то постарались порвать и разрушить все мосты. Поэтому часто эта боль оказывалась и сладкой: в голову приходили светлые воспоминания, которые, хотя и вызывали ощущение чего-то безвозвратно потерянного, но все равно были самым дорогим в их жизни. И это были ОБЩИЕ воспоминания, одни на двоих.

Но я без тебя не могу совершенно

Пусть они и не были вместе, они совершенно не представляли жизни друг без друга. Трепетно собирая любые обрывки из жизни другого, им казалось, что они проживают эти моменты вместе. В самом деле, это была до безумия приятная иллюзия! Узнавать о подробностях ее гастролей и представлять, как это он, а не кто-то другой, подходит после выступления к сцене, дарит огромный букет и заключает в объятия. Узнавать о его присутствии на дне рождении друга и представлять, как это она, а не законная жена, сидит, прижавшись к родному плечу, и что-то ласково шепчет на ушко. Конечно же, они не знали, что ее после выступления никто не обнимает и не целует, а он, мало того, что так и не обзавелся никакой законной женой, так еще и на том самом дне рождения напился, как свинья. И тем не менее, такими вот несбыточными, но очень милыми и приятными фантазиями они становились чуточку ближе друг к другу. И, как они ни убеждали себя, что спустя пять лет-то пора уже и прекращать заниматься такой «слежкой», они не могли лишиться такой важной части их жизни.

Ураган страстей и души полет


Особенно невыносимыми и особенно сладкими и томительными были ночи. Если днем они все же оказывались затянуты в житейскую суету, к тому же, постоянно отвлекало общение с десятками людей, то ночью они были одни. Ночью пропадали все границы, все принципы, все стены и все принятые решения. Оставались только он, она, привычный шум за окнами и накатывающие воспоминания о том единственном дне, когда они позволили себе не притворяться и жить одним мгновением. Ни на секунду они не жалели о тех нескольких часах, проведенных вместе. Вернее, нет, не так. ВМЕСТЕ. В тот момент ушли все страхи и сомнения, все обиды и все здравомыслие. Скопившееся напряжение просто не могло не выйти, слишком сильна была любовь, слишком долго они видели друг друга каждый день, но толком даже не разговаривали, слишком слабы оказались предубеждения и слишком велико – желание. Желание любить друг друга полностью, без остатка, отдавая и отдаваясь, доверяя и доверяясь.

Двух сердец дуэль каждый день идет

Знаете, как очень любят говорить люди? «Эти годы пролетели для меня, как один день...». Не только пошло, но и нереалистично. Даже если речь идет о таком святом времени, как школа. Ну, задумайтесь, если говорить без пафоса, неужели вам в каком-нибудь шестом-седьмом классе школа не казалась нескончаемым мучением?! А уж об этих пяти годах и говорить нечего. И Лена, и Виктор помнили чуть ли не каждый проведенный день. Порой это начинало походить на какое-то ужасно глупое соревнование. Нет, не кто больше любит, конечно же! А кто первым сорвется. Кто первым решится нарушить это дурацкое молчание, решится сделать хотя бы маленький шаг, кто сможет попрощаться со своим страхом разочарования и еще большей боли и, зажмурив глаза, встретиться и сказать хотя бы три слова. А, впрочем, можно и одно, только самое главное.

Так за годом год

И так пять лет. Пять лет постоянного ожидания, если не сознательного срыва, то хотя бы случайной встречи, подарка судьбы. Но даже предположения о личной жизни другого были настолько болезненными, что они старались об этом не думать, хотя мысли об обычных будничных подробностях жизни сами по себе ускользали в запретную область. Поэтому присутствовал огромный, просто нереальный страх перед реальностью. Они боялись с ней столкнуться. Этот страх был практически осязаемым, он сквозил в письмах детективу, в торопливых оговорках в беседе с Рассказовым, в задумчивом разглядывании новых фотографий: на этих торопливо сделанных изображениях взгляд непроизвольно вылавливал чужие руки, кусочек чьего-то лица, пуговицу от незнакомой рубашки. Но додумывать эти предположения до конца они не решались. А уж сталкиваться с действительностью, прощаясь с и так чересчур эфемерными надеждами, они попросту не хотели.

От пустых затей не уйти вперед

Как-то в один день, три года спустя после злополучного выпускного, Виктору в голову пришла, как ему казалось, гениальная мысль. Жениться. Создать свою ячейку в обществе. Найти человека, который каждое утро будет кормить его полноценным завтраком, каждый вечер – хорошо приготовленным ужином, который не будет доставать чрезмерными расспросами, смирится с его равнодушием (а кто знает? вдруг равнодушие сменится на симпатию) и попытается подарить хотя бы капельку своего тепла. На роль невесты была выбрана милая девушка по имени Катя (Светочка давным-давно была замужем за Милославским). Миниатюрная крашеная блондинка с искренней улыбкой, большими наивными карими глазами и так необходимой ему верой в него самого. Но, так и не начав с ней серьезных отношений, Степнов вдруг ощутил, что ему противно от собственных действий. Это ведь была замечательная девушка. Но он был совершенно не достоин ее. Он не имел никакого морального, да и просто человеческого права использовать такого вот ангела во плоти, заранее зная, что он никогда не сможет подарить ей и минуты счастья. Потому что каждая секунда его жизни была посвящена другой, и он ничего не мог изменить.
Правда, почти сразу ему пришла не менее гениальная идея: свести Катеньку и Рассказова.

От пустых затей снег и гололед

В тот же день и Лене пришла поистине светлая мысль. Завести ребенка. Наверное, сработал заложенный во всех девушек материнский инстинкт. Чтобы в ее жизни появился маленький человечек, который будет любить ее совсем ни за что, который будет нуждаться в ее тепле. Тепле, которого у нее за три года отсутствия Виктора в ее жизни, скопилось слишком много. Хотелось, чтобы этот родной и заранее любимый дитенок был всегда рядом, заставляя слезы испаряться, а надежду разгораться с новой силой. Была, правда, и одна странность: иметь отца в роли мужа она совсем не хотела. Ей совсем не хотелось каждый день наблюдать чужое и нелюбимое лицо, которое постепенно, вне зависимости от человеческих качеств этого парня, ей попросту опротивеет. Рядом с собой она видела только одного человека, человека, которого одновременно хотела и в то же время отчаянно боялась забыть на протяжении трех лет. Отцом она решила сделать того самого парня, который у нее появился на третьем курсе. Очень доброжелательный, невысокий и худой, но с красивыми блестящими каштановыми волосами и горящими темно-серыми глазами. Однако после первого же поцелуя Лена заставила себя остановиться. Во-первых, ей совсем не нравился этот парень, разве что как друг. А во-вторых, она не могла выливать свой стресс и нехватку тепла на ни в чем не повинного ребенка. Нельзя заводить ребенка только для того, чтобы как-то помочь самой себе. Беременность должна быть вполне осознанным решением, а не просто желанием появления кого-то, кто смог хотя бы немного уменьшить боль. К тому же, за исключением некоторых нестандартных ситуаций, ребенок все же должен рождаться в любящей семье, а не просто у девушки с отчаянной жаждой кого-то родного и любимого рядом.
Будто действуя синхронно со Степновым, Лена принялась сводить неугомонную Новикову с таким искренним и светлым Костей.

Так за годом год

За последующие два года какие только идеи не приходили в голову этим двоим: и радикально сменить профессию, и переехать в другую страну, и просто сменить имя и фамилию, исчезнув в безликой толпе москвичей. И все же, по их мнению, именно те идеи были самыми безумными и самыми безнравственными. Да так оно, в сущности, и было. Спустя год после провала тех затей они побывали на двух свадьбах: Рассказова с Катей и Лерки с Костиком. Но не встретились – на свою свадьбу Игорь Ильич, долго извиняясь, Ленку не пригласил, желая, чтобы или она, или он, сами решились сделать шаг навстречу друг другу, а не встретились из-за его приглашения на свадьбе. Ну, а Лера после выпускного так же, как и Лена, редко общалась с Виктором Михайловичем – как-то повода не было, да и он лишний раз с Ранетками не встречался, боясь увидеть вместе с ними и Лену.

Может быть, время горьких обид
Не пролетит для нас с тобою бесследно?

Все то же двадцать пятое июня. Только пять лет спустя. Очередная одинокая и темная, несмотря на миллионы, потраченные на городскую электросеть, ночь.
Виктор сидел на кухне за столом и мрачно усмехался, глядя на полную, как тогда, Луну. О, нет, он, к сожалению, не мог сказать, будто бы ему кажется, что это было только вчера. К счастью, не мог он и сказать, что с тех пор будто прошли десятки лет. С того дня прошло ровно пять лет. Ни днем больше и ни днем меньше. Только вот глупо это праздновать. Не то чтобы он сильно постарел за эти пять лет, просто исчезла та рвущаяся из него жизнерадостность, которой он раньше заряжал всех окружающих. Конечно, он многому научился за эти годы. Но так и не смог научиться обходиться без нее, как бы странно это ни звучало после пятилетней разлуки.
Лена лежала на кровати и стискивала в руках подаренный им баскетбольный мяч. Подаренный, когда еще не было ни удара, ни его ухода, ни ее ревности, ни поцелуя, ни того взаимного недоверия, ни выпускного, наконец. Тогда все было просто и понятно. Но от этого не менее приятно и тепло. Чего уж скрывать, она безумно скучала по тому времени. А еще скучала по его губам и прикосновениям. Но больше всего – по его синим глазам и их взгляду, так он смотрел только на нее. Вот так вот глупо все получилось. Сегодня ровно пять лет с их совместного помутнения рассудка.

Я привыкаю, и все меньше болит

Пусть боль и стала привычкой, все же надежда на счастье не угасала. Эта надежда была запрятана глубоко-глубоко, так, что они сами запрещали себе вспоминать о ней. Но надежда от этого не исчезала. Она существовала не потому, что ее подпитывали несбыточными мечтами и сладостными предположениями, не потому, что она сквозила в каждой фразе, в каждом жесте, не потому, что она была так бережно пронесена через все эти пять лет, а потому, что любовь была необыкновенно сильной. Настолько сильной, что они не винили друг друга совсем ни в чем. Только себя. И вот сейчас, находясь на разных концах одного и того же города и «празднуя» пятилетний юбилей выпускного, они оба чуть ли не молились, чтобы шестилетнего юбилея уже не состоялось.

Но я без тебя не могу совершенно

Вспышка. «Ну, хватит уже от меня бегать». Мимолетная улыбка на лицах обоих. Недолгое обдумывание и тут же принятое решение. Руки хватаются за телефон и набирают давным-давно заученный номер. Два человека напряженно кусают нижнюю губу в ожидании гудков. Занято. Разочарованный взгляд и непроизвольный вздох облегчения. Две абсолютно одинаковые мысли. «С кем это он болтает в три часа ночи?!». «С кем это она болтает в три часа ночи?!». Он допивает крепкий (даже чересчур) черный чай и решительно выключает телефон, чтобы вновь не сорваться. В следующий раз может быть и не занято. Конечно же, не успевает получить торопливо посланное ею смс. «Не могу так больше».

По теченью дней жизнь моя течет

На следующий день у нее должен был быть концерт с девчонками в каком-то известном клубе, не слишком гламурном, но очень серьезном. Шаг вперед был сделан одновременно. В тот самый момент, когда она дрожащими от волнения пальцами с силой жала на кнопочку «отправить», он, выключая телефон, твердо принял решение увидеть ее. И, по возможности, поговорить. Потому что больше так продолжаться не могло. В ожидании самого важного для нее ответа, Лена так и не уснула. Ворочаясь и считая секунды до того мгновения, когда он сможет хотя бы увидеть ее, Виктор силился заснуть, однако это было бесполезно.

Мы с тобой в реке не находим брод

Как только Степнов увидел Ее, надевающей свою бас-гитару и что-то весело говорящей залу, он резко остановился и попытался выровнять дыхание. Не получилось. Сказывалось пятилетнее отсутствие утренних пробежек, а может, и еще что-нибудь. Прислонившись к ближайшей колонне, он, найдя, наконец, опору, начал ловить каждое ее слово, движение, улыбку, не пропуская ни мига. Сейчас он с трудом осознавал, как он мог обходиться без нее целых пять лет. Было стойкое ощущение, что, если он сейчас хотя бы на секунду отведет взгляд, это будет самая большая потеря в его жизни. Конечно же, Ленка не могла не заметить такого пристального и буквально прожигающего насквозь взгляда. Не могла она и не узнать этот взгляд, еще до того, как она увидела Его, стоящего, прислонившись к колонне. Их взгляды встретились всего на мгновение, но этого оказалось достаточно, чтобы его дыхание вновь участилось, а Лена неправильно сыграла три аккорда подряд, провожаемая возмущенным Анькиным взглядом. Лена тут же отвела глаза, боясь, что, если она еще раз на него посмотрит, он испарится, а она так и не успеет насладиться моментом. Внезапно пришел ужас бесцельно прожитых пяти лет: как она могла без него?! Лена резко вздрогнула и еще пару раз слажала, чем вызвала искренне недоуменные взгляды девчонок.

Так за годом год

- Мы пять лет не виделись, почему я должна сейчас тебя слушать?! – Ленин голос звучал непривычно резко и очень холодно. Просто она хотела вложить в него всю пережитую боль, хотя где-то глубоко внутри понимала, что говорить ей сейчас надо совсем другие вещи.
Виктор отловил ее в коридоре после выступления и практически силой затащил в свободную гримерку, желая все же поговорить, и в то же время отчаянно боясь спугнуть ее.
- Лен, ты себе даже не представляешь, КАК мне больно от того, что прошло уже целых пять лет! – с надрывом в голосе произнес Степнов, внимательно вглядываясь в любимое лицо.
- Не представляю?! Я не представляю?! Я?! – от возмущения Лена начала задыхаться, - Да что ты знаешь обо мне?! Ты женат!!! Поздравляю, кстати! А то тогда, - она едко усмехнулась, - поздравить не успела. Ну, зачем ты опять появился в моей жизни?! – на глазах появились непрошеные слезы.

Без любви твоей сердце не поет

- Да не женился я, - отмахнулся Виктор, давно уже позабывший о том, что собирался жениться на Светочке (о Кате Кулемина попросту не могла знать), даже не подозревая, что только что поверг девушку в глубокий шок.
- Как не женился?! – голос внезапно охрип, глаза расширились от удивления, а все, что держало Ленку сейчас на ногах, - чувство собственного достоинства.
- А как я мог жениться?! – Степнов не понимал, отчего Ленка вдруг так побледнела и ухватилась за стоявший рядом стол, - Я же... Мы же с тобой... – он не мог договорить фразу, слишком больно было сейчас говорить о своих чувствах и слишком велико было желание подольше смотреть на ее лицо, - А ты замужем? – вопрос вырвался как-то сам, по инерции, сам Виктор вообще не хотел заводить разговор на эту тему – а вдруг, и, правда, замужем?!
- Нет, я тоже не могла... – тихо ответила Лена. Почему-то сейчас совсем не хотелось врать, изворачиваться и даже язвить. Оставалось только говорить правду.

Неужели все это не пройдет?

- Почему, Лен? – Степнов заметно напрягся и замер в ожидании ответа.
- А ты почему?! – глухо отозвалась Ленка, которая вовсе не горела желанием рассказывать ему сейчас, что она просто не могла изменить ему. Хоть они и не были вместе.
- Я... Потому что... Лен, я люблю тебя! И я давно это понял, еще до того, как признался тогда тебе. Только вот я не знал, не предполагал даже, что это не пройдет. Когда я уходил, я думал, что так будет лучше, - слова, наконец, полились из его уст, те слова, которые копились в нем на протяжении пяти лет, слова, которые он говорил ей только в своих мыслях и мечтах, слова, сейчас звучащие сбивчиво и невпопад, но зато искренне, - Лучше для тебя, в первую очередь! И... Я никак не думал, что буду думать о тебе каждый божий день, и каждый день жалеть о том, что тогда не попросил тебя остаться!

Так за годом год

Лена еще не успела отойти от шока после известия о том, что Виктор не женился, как на нее в следующее мгновение обрушилось столько информации сразу. Любит?! Думает?! Жалеет?! Как же хотелось во все это верить! Но, несмотря на то, что Лена слишком устала за эти пять лет БЕЗ него, она никак не могла довериться ему полностью: ведь по его вине она не жила, а существовала все пять лет! Не только по его, конечно, она тоже виновата, но в голове бился один-единственный вопрос: «Почему сейчас?! Почему не пять лет назад, не четыре с половиной?! Почему сейчас???».
- Почему сейчас? – озвучила она свои мысли.
Виктор испытал какое-то необъяснимое облегчение после того, как выговорился, ему казалось, что он наконец-то сделал то, ради чего приехал. Одновременно, он понимал, что его словами все не закончится, Лена может и не поверить, да и ему самому было крайне важно услышать о том, как она к нему относится.
- Почему не раньше, а сейчас?! – продолжила Ленка, не обращая внимания на растерянное выражение его лица.
- Я... Не... Я боялся, - выдохнул он, осознавая, что сейчас, наверное, должен был сказать что-то более романтичное или благородное, но вместо этого внезапно выдал правду, которую она услышать не ожидала.
- Уходи! – прошептала она. Лена и сама боялась, очень сильно боялась, и поэтому прекрасно понимала Виктора, но по не понятной ей самой причине ее реакция на его слова оказалась такой резкой, - Уходи, пожалуйста! – повторила она громче, - И не нужно больше появляться в моей жизни, ты в ней и так постоянно незримо присутствуешь, так хотя бы не делай мне еще больнее, - девушка сильно закусила губу, чтобы не расплакаться.

Может быть, время горьких обид
Не пролетит для нас с тобою бесследно?


Виктору было вполне достаточно и произнесенного шепотом «уходи». Уже от этого тихого слова подкосились ноги, и перехватило дыхание. После второго «уходи» он уже ничего не слышал, словно оглушенный, он, ссутулившись, подошел к двери и уже протянул к ней руку, как внезапно развернулся и, глядя Лене прямо в глаза, спросил:
- Неужели ты, и, правда, хочешь, чтобы мы увиделись еще через пять лет?! Или, может быть, никогда больше?! – воздух в легких кончился, а от слез, блеснувших в ее глазах, появилась острая боль в сердце.

Я привыкаю, и все меньше болит

Одна слезинка скатилась по ее щеке. Вторая, третья. Виктор едва сдерживал себя от настойчивого желания подойти и крепко-крепко обнять его любимую девочку. Лена всхлипнула и решилась посмотреть ему в глаза. Она покачала головой из стороны в сторону так, что несколько прядей прилипли к мокрым от слез скулам.
- Нет, - еще раз всхлипнула и качнула головой, - Не хочу. Надоело без тебя! Знаешь, я привыкла уже. Но... – она не смогла закончить фразу и вновь судорожно вздохнула со стоном.
- Но от вредных привычек избавляться нужно, - с широкой улыбкой закончил на нее мужчина и, чуть не подскочив на месте, подлетел к ней и нежно обнял, легонько, едва ощутимо поглаживая по волосам.

Но я без тебя не могу совершенно

- Прости меня! – поцелуй в макушку, - Я люблю тебя. Я не могу без тебя, - бережно взял ее лицо в руки и отвел намокшие пряди от лица, заглядывая в самые любимые на свете глаза.
И, как эхо, ее еле слышный от пропавшего голоса, но уверенный ответ:
- Не могу... Люблю... Прости...

Всегда очень Вас жду

Спасибо: 41 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 623
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 34
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.05.09 13:53. Заголовок: Автор: Аллочка. Назв..


Автор: Аллочка.
Название: Маленькая шалость.
Рейтинг: R.
Жанр: Parody, Fluff.
Статус: Окончен.
От автора: Думаете, крыша окончательно уехала, на прощание махнув шляпой?! Неет! Не стоит воспринимать это серьезно! Логику искать тоже бесполезно

Ранетки допели «Нет мира без тебя» и собрались расходиться: спортзал, конечно, обладает массой удобств и преимуществ перед очередными упреками родителей, но все же домой хотелось. Анины предки снова находились в ссоре: Ирина приревновала мужа к пришедшему электрику, который на поверку оказался вполне себе электричкой (женщиной-электриком, конечно же, а вовсе не ж/д транспортом). Поэтому Анюта оглядывала собирающихся девчонок тоскливым взглядом. У Жениных родителей была новая фишка: теперь они сообща запрещали дочери есть мучное, а особенно любимые ею макароны. Перед репетицией Алехина съела целых три тарелки «деликатеса» и теперь боялась, как бы дома никто ничего не заподозрил. Наташкин отец уехал в полугодовой тур по Германии, а мать вдруг начала каждый вечер напиваться. Так что с недавнего времени Наташа каждый вечер затаскивала с лестницы домой родное и любимое, но не такое уж легкое тело. Одна Лерка изо всех сил стремилась попасть домой: там ее уже ждал готовый вкусный ужин и любимый Леха. Гущины съехали, прихватив с собою и Жданова, и Стасика. После того как Новикова с радостью проводила уезжающий в глухомань автобус, ее чуть не сбил несущийся на всей скорости Лендровер, за рулем которого по счастливой случайности оказался Леха, куда-то подвозивший Степнова на заднем сидении.
- Девки, а куда это вы собрались? – Лена удивленно оглядела Ранеток, трое из которых после ее вопроса облегченно выдохнули: можно еще немного не возвращаться домой.
- А что?! – возмущенно спросила Новикова, всей душой стремящаяся как к Лешке, так и к стоящей в духовке телятине по-корейски.
- Как что?! На улице светло еще!!! – Лена рукой показала на окно, за которым еще действительно светило солнце. - А меня Степнов проводить должен!
- И? – хмыкнула Лерка.
- Что значит «и»?! Чтобы он меня проводил, надо, чтобы было темно, что непонятного-то???
- Ааа… - понимающе протянули все остальные, включая разочарованную Леру, и снова сели за инструменты.
Спустя полтора часа, когда все песни были прогнаны минимум по шесть раз, на улице, наконец, стемнело, и все Ранетки, кроме оставшейся в спортзале Лены, разошлись. Из подсобки, постукивая мячом об пол, вышел Степнов с довольной ухмылкой.
- Хорошо играли! – похвалил он, на что Ленка неопределенно пожала плечами. - Может, потренируемся немного?
- Виктор Михайлович! Вы видели, сколько времени?! За окном, вон, темно уже!!! – с нескрываемым торжеством сообщила Лена.
- А… - Виктор ненадолго растерялся, но быстро собрался с мыслями, - Тогда пошли, провожу?
- Додумался, блин! – Ленка иронично повела бровью и чмокнула Степнова в губы, после чего чуть ли не силком потащила на улицу.
- Ну, и какую погоду заказываем?
Степнов прижал Ленку к стене, впился ей в губы страстным поцелуем и только через пару минут соизволил попытаться ответить на вопрос.
- Так… - мужчина задумался. - Под дождем уже целовались, под снегом тоже… И в грозу, и в жару… Не знаю! – Степнов недоуменно пожал плечами и пристально посмотрел на Ленку, ища ответа в ее взгляде.
- Ладненько, тогда пусть будет ветрено, а откуда-то сверху немного накрапывает, - получив утвердительный кивок, Ленка потрепала скупую шевелюру заснувшего на посту Петра Степановича и выбежала из здания.
Степнов вышел вслед за ней, у самых ворот школы он схватил девушку сзади за талию и принялся жадно целовать, каждым поцелуем словно говоря «моя». Лена оторвалась от него и шепнула:
- Псих! Борзова засечет! – еще один долгий поцелуй в ответ.
- Не засечет, она на ээээ… кружке бальных танцев!
- Где? – Ленка расхохоталась и шутливо пихнула Степнова в бок.
- А что? Все имеют право приобщаться к прекрасному! – Степнов довольно усмехнулся и, предугадывая следующий вопрос, тут же добавил, - А Светочка у эээ… Рассказова, в шашки играет!
- А почему в шашки? – Лена чуть нахмурилась и испытующе покосилась на Виктора.
- Потому что в шахматы он играет только со мной!!! – мужчина нежно провел пальцами по щеке Ленки и, едва прикоснувшись губами к губам, прошептал, - Подозрительная ты моя…
До Лениного дома они шли, постоянно останавливаясь, чтобы поцеловаться, перешучиваясь, периодически Виктор брал любимую на руки и начинал кружить или подбрасывать вверх. Даже у постороннего они вызывали искреннюю улыбку и приветственный кивок.
Возле свежевыкрашенной в фиолетовый цвет, бывшей зеленой, двери они остановились. Степнов наклонился, чтобы поцеловать девушку на прощание, однако Лена внезапно выставила руки вперед и уперлась ими ему в грудь.
- Что такое? – спросил Виктор хриплым голосом.
- Эй, Степнов, ты что!!! – Лена нежно провела рукой по его волосам. - Мы сейчас поссориться должны!
- Да? – Виктор шумно выдохнул, отошел на пару шагов, а лицо моментально приобрело недовольный вид. - Ну, из-за чего на этот раз?!
- Я принимаю конструктивные предложения! – Ленка усмехнулась и положила одну руку на талию, другой поправляя волосы.
- Ну… - Степнов призадумался. - Гуцул?!
- Фу, как банально! – фыркнула Лена. - К тому же, они там с Зеленовой чуть ли не оргии на партах устраивают!
- Ну, тогда ты опять торопишь события, а мне нужно для начала серьезно поговорить!
- Кто тороплю?! Я??? – Лена невинно похлопала ресничками. Медленно и грациозно она подошла к Виктору и, положив указательный пальчик чуть повыше солнечного сплетения, стала аккуратно, едва заметно поглаживая, двигать его вниз. Виктор начал шумно и часто дышать, наконец, когда она добралась до пресса, он застонал от удовольствия и неудовлетворенного желания и притянул Ленку к себе. Когда его губы практически коснулись ее, она внезапно отскочила в сторону и тихонько рассмеялась.
- Это начет «события тороплю», - лукаво усмехнулась девушка. - Ну, а разговор…
Лена подошла к Виктору на максимально близкое расстояние и, посмотрев в такие знакомые синие глаза, проговорила:
- Я люблю тебя.
Степнов заключил ее в свои объятия и прошептал:
- Я тоже тебя люблю, - после чего, наконец, поцеловал такие манящие губы, однако, как только поцелуй стал углубляться, Лена вновь оттолкнула его от себя, недовольно покачав головой.
- Ссору еще никто не отменял, - она с сожалением пожала плечами. - Хотя… - Лена игриво улыбнулась, - я, кажется, придумала! Степнов! – голос вдруг стал грозным. - Ты на что в последний раз деньги пожертвовал?!
- Я?! – от такого заявления Виктор чуть не сел от неожиданности на асфальт. - Лен, я никуда ничего не жертвовал!
- А если подумать?! – Лена испепеляющее посмотрела на Степнова, - Ну?!
- Так… - Виктор сглотнул, собираясь с мыслями, - На китов же! Да, точно, на ммм… развитие популяции китов!
- Оу, проколем все презервативы для китов?! – Лена засмеялась, но потом ее голос вновь стал серьезным. - Как ты мог?! Ты же знаешь, что морских котиков я люблю больше!!!
- Ну… Так я… - Степнов растерялся от перепадов в ее настроении, поэтому для надежности прислонился к стене.
- Что ты??? Все, разговаривать с тобой не хочу, любитель китов, блин!!! – Лена, бросив на Степнова напоследок полный презрения взгляд, вошла в подъезд, гордо хлопнув фиолетовой дверью.
Только после того, как между ними встала бетонная стена и металлическая дверь, они смогли, наконец, дать волю своим эмоциям, от души рассмеявшись.

- Дед, я дома! – Лена в веселом расположении духа вбежала в квартиру.
Кулемин-старший стоял в гостиной и бросал какие-то вещи в приготовленную сумку.
- О, а ты куда? – с плохо скрытой иронией спросила Ленка.
- На слет писателей, в Петербург приглашают!
- Дед! – Ленка громко фыркнула. - Ну, просто очень оригинально! Ты либо на слет писателей, либо в санаторий в Швейцарии, либо в больницу с инфарктом!!! Еще варианты?!
- Ну… - писатель-фантаст призадумался и даже немного растерялся.
- Все, дедуль, ты едешь на соревнования по синхронному плаванию! – с победоносной улыбкой объявила Лена.
- Куда??? – Петр Никонорович осел на диван и схватился за сердце. - Леночка, мне же нельзя!
- Вот, и для сердца это очень полезно! Все, решено! – Лена широко улыбнулась и, напевая под нос «Оранжевое настроение», вприпрыжку унеслась к себе в комнату. Сегодня она явно была в ударе.

Утро началось как-то скучно и банально. Светочка вчера во время ответственной партии в шашки перепила какого-то странного чая с добавками и теперь пребывала в уверенности, что мир прекрасен, а вставать на работу раньше трех часов дня вовсе необязательно. Поэтому бегать Степнову пришлось в компании постоянно щебечущей о симпатичных мальчиках в студии Борзовой, которая была явно под впечатлением от первого занятия бальными танцами, и ей очень хотелось поделиться ими с настоящим спортсменом. Ленка, «обидевшаяся» на Виктора, решила не спасать его от такой компании, а сама пошла в школу с Матвеем, который собирался к ним сегодня в школу, чтобы отдать Анечке диск с фотографиями их с Евой свадьбы.
Репетиция закончилась так же поздно, как и вчера. Лера была особенно хмурой, потому что Леха сегодня задерживался на службе, и ужин ей предстояло готовить самостоятельно. Лера вообще редко приближалась к плите, но сегодня она была намерена соорудить фирменные Гущинские блинчики – уж после них-то ее благоверный больше никогда не попросит ее готовить ужин вместо него.
- Ладно, девчонки, всем пока! – Лена тепло попрощалась с подругами и без стука зашла в подсобку.
- Виктор Михайлович, - Лена робко улыбнулась, - проводите меня?
- Ты же со мной не разговариваешь, - недоверчиво протянул Виктор.
- Так у меня дед уехал, - Ленка наигранно всхлипнула.
- В санаторий? – понимающе хмыкнул физрук.
- Неа… - Лена энергично помотала головой.
- На слет?
- Нет, - Ленка обворожительно улыбнулась.
- Неужели инфаркт?! – Виктор картинно ахнул в притворном испуге.
- Эй! – Лена возмущенно ударила его по плечу, после чего, успокоившись, сказала, - он уехал на соревнования по синхронному плаванию.
Сказать, что Виктор был шокирован, - ничего не сказать.
- Куда??? – он потерял дар речи, после чего, немного отойдя от шока, закрыл лицо ладонями и начал, с трудом сдерживаясь, заразительно смеяться.
- Ну-ну, - весело проговорил он, - а от меня ты чего хочешь? Я синхронно плавать не умею!
- Я просто боюсь! – воскликнула Ленка.
- Темноты, - утвердительно и со скептической усмешкой сказал Степнов.
- Нет! Хомячков! – Ленка ляпнула первое, что в голову пришло: уж больно ей не нравилась версия с темнотой.
- Каких еще хомяков?! – Виктор прищурил глаза и чуть покачал головой.
- Так, они это… Из темноты у нас выползают всегда! Это... Не наши! Соседей, но выползают к нам!!! – Лена вполне осознавала, какую чушь несет, но остановиться уже не могла.
- Так что ж ты мне раньше не сказала, когда я у вас ночевал?! – Степнов резко побледнел и откинулся на спинку стула.
- А… - Ленка смешно нахмурилась и удивленно посмотрела на чего-то испугавшегося Степнова, - что?!
- Ну… - Виктор замялся, - я тоже не очень люблю хомяков, укусил меня один в детстве.
Лена искренне рассмеялась, чмокнула Виктора в нос и потащила за собой со словами:
- Пошли уже, покусанный! Пошутила я!

Как только за ними закрылась дверь квартиры, Степнов прижал Ленку к стене и, снеся с полки пару шарфов, стал жадно ее целовать, наверстывая целый упущенный день. Внезапно Ленка, сама уже чуть не сползшая вниз от острых ощущений, немного отстранилась и, хитро улыбнувшись, севшим голосом спросила:
- А помириться?
- Теперь всегда буду вкладывать деньги только в морских котиков! – пробормотал он и тут же продолжил покрывать Ленкино лицо поцелуями.
Перемещаясь с губ на шею и обратно, он довел Лену, да и самого себя тоже, до состояния, близкого к исступлению. Он подхватил девушку на руки и нашел в себе силы, чтобы спросить:
- Куда? В спальню?!
- Фу, как банально, - прошептала, тяжело дыша, Ленка. - Душ, стол, кресло и даже пол тоже не подходят – все это уже было!
- А под столом? – с надеждой спросил Степнов.
- И под столом было!
- В шкафу?
- Тоже где-то припоминаю… Сидели мы там вместе, а вот было ли у нас? О, придумала! – наклонившись к его уху, Лена что-то быстро прошептала и провоцирующе усмехнулась.
- Чего?! – Степнов был явно не очень доволен Ленкиным предложением, но еще дольше он не мог выдерживать, поэтому быстро понес ее на кухню. Одним движением руки скинув все стоящие вокруг чашки, мужчина усадил смеющуюся Лену прямо в раковину.
- Блин, Ленка, совсем охр*нела??? Ну, вот что тебе неймется?! – недовольно пробурчал он ей на ухо.
В ответ девушка только притянула его к себе поближе и сама начала целовать любимые губы. Куда-то на холодильник полетела его футболка, за духовку – ее майка, под стулья – джинсы и остальные ненужные детали одежды. В тот момент, когда Степнов уже практически вошел в нее, Ленка приблизила к себе его лицо и хрипло, со смешком, шепнула ему прямо в ухо:
- Сколько оргазмов будет на этот раз?!
Виктор в ответ прикусил ее губу в жестком поцелуе и прошипел сквозь зубы:
- Заткнись, Лена!
Буквально через пару мгновений Лена действительно была уже не в состоянии ни разговаривать, ни вообще что-либо соображать, она издавала только хриплые стоны и старалась быть все ближе и ближе к Виктору. Спустя несколько минут остроты ощущений добавила перекинувшаяся банка Фейри, которая через определенные промежутки времени стала капать холодным жидким средством Лене на обнаженное бедро. Она каждый раз вздрагивала и чуть сильнее постанывала. В конце концов, Виктор издал практически животный рык, вдавил Лену в стенку и перекинул-таки одну ближайшую чашку. Бережно и трепетно поцеловав девушку легким поцелуем в губы, он взял ее на руки и понес на кровать.
- Ну, Кулемина, ты нашла, конечно, место! Я думал, я там все разгромлю! – Степнов ласково посмотрел на лежащую в его объятиях Ленку и нежно погладил по волосам.
- Ну, какая я тебе Кулемина? – устало вздохнув, спросила она с улыбкой.
- Простите, госпожа Степнова! – саркастично произнес Виктор и мягко поцеловал жену в губы.
- Так, завтра у нас репетиция срывается, потому что Женькин отец… - начала говорить Ленка.
- Засек ее тайное поедание макарон и теперь следит за каждым куском, отправленным ею в рот! – продолжил за нее Степнов, - А дед…
- На горных велосипедах кататься поедет с такими же единомышленниками! – хмыкнула Ленка. - И в следующий раз мы все же попробуем в шкафу, - промурлыкала она ему на ухо.
- Садистка! – усмехнулся Степнов, после чего поцеловал Ленку в макушку и стал со смехом рассказывать ей, каких милых мальчиков встретила Борзова в своем кружке бальных танцев.


Если вы все же дочитали это до конца, зайдите на пару слов
http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000594-000-0-0-1243507197

Спасибо: 65 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 645
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 36
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.06.09 07:25. Заголовок: Автор: Аллочка. Назв..


Автор: Аллочка.
Название: Самая обаятельная и привлекательная.
Рейтинг: PG-13.
Жанр: RPF, Romance, Fluff.
Статус: Окончен.
От автора: Первый раз выкладываю без премодерации. Очень благодарна, конечно же, за оказанное доверие Но, честно говоря, волнуюсь: раньше "по ту сторону экрана" были замечательные люди, которые пресекали все мои речевые ляпы (за что им огромное спасибо ), сейчас вот попыталась заниматься этим самостоятельно

Мини будет выложен в трех частях, но сразу

Отдельное спасибо: А "спасибо" хочется сказать великому актеру Александру Абдулову Вы, наверное, знаете, что недавно у него был (ну, вернее, был бы) день рождения. Вот тогда я и пересмотрела "Самую обаятельную и привлекательную". По мере написания, я все больше удалялась от сюжета в кино, но название и какая-то основная идея взяты именно из этого фильма.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ Все события данного фика не имеют ничего (или почти ничего) общего с реальностью, все это - плод авторской фантазии

- Алле! О, Лерыч, привет!!!
- Третьякова! Тебя где носит?! Завтра уже съемки начинаются, а мы так и не встретились поговорить нормально! Я тебя уже полчаса жду!
- Лерка, ну я буду минут через пятнадцать...
- Скоооолько??? Все, Лена, ноги в руки, – и бегом!
Ленка никогда не отличалась особенной пунктуальностью. Опоздания на час-полтора были для нее вполне обычным делом, и подруги-Ранетки давно уже к этому привыкли, хотя и продолжали для вида возмущаться. Отпуск, длившийся два месяца, из которых один месяц был гастрольный, закончился, и пришло время продолжать съемки второго сезона сериала про их группу.
Третьякова вошла в полутемное кафе и огляделась. Все было оформлено в японском стиле (ну, конечно, в кафе какой еще кухни могли встречаться подруги?!), местами дизайнер явно переборщил, но в целом было довольно уютно. За одним столиком сидел какой-то хмурый бизнесмен, за другим – очаровательная брюнетка, то и дело поглядывавшая на часы. Наконец, взгляд выловил и знакомую белокурую макушку. Подойдя чуть ближе, Ленка чуть не ахнула от удивления: за тот месяц, что они не виделись, Козлова успела довольно сильно измениться. Волосы стали чуть светлее, видимо, выгорели на солнце, но она добавила чуть больше каштановых прядей, в результате чего смотрелась довольно необычно, но безумно мило. Кожа была приятно загоревшей, карие глаза блестели больше, чем обычно, открытый топ нисколько не скрывал, а только подчеркивал достоинства фигуры, а тонкие руки были усыпаны какими-то экзотическими серебряными кольцами.
- Ленка! – радостно завизжала подруга, - Ну, наконец-то!!! Как же я рада тебя видеть! – Лера вскочила с кожаного кресла и порывисто обняла Лену.
Когда подруги немного успокоились после встречи, они заказали любимые роллы и пару коктейлей.
- Лер, ты очень изменилась! Выглядишь просто супер! – искренне восхитилась Третьякова.
- Я с тааааким мальчиком познакомилась, - начала восторженно вещать Лера.
- О, ну тогда все понятно! – перебила ее бас-гитаристка и, усмехнувшись, принялась поедать принесенные роллы.
- А, знаешь, Лен, - задумчиво протянула Козлова, - Вот ты нисколечко не изменилась.
- И? – настороженно переспросила девушка, чувствуя, что подруга явно к чему-то клонит.
- Тебе нужно найти парня! – уверенно заявила она и тут же отпила глоток своего мохито, чуть подняв бокал в знак того, что пьет она именно за это.
- Ой, Лер, ну, я не знаю, - Третьякова недоверчиво скривилась и скептически уставилась на Лерку.
- Зато я знаю! – Лере ее идея показалась абсолютно очевидной, но от этого не менее гениальной, поэтому она решила, во что бы то ни стало, воплотить ее в жизнь. - Вот почему ты одна до сих пор?!
- Да... Как-то... – Лена замялась, - Знаешь, не предлагал никто... Не буду же я, в самом деле, подходить и каждого спрашивать «А не хотите быть моим парнем?!». – она горько усмехнулась и отправила в рот что-то очень подозрительного вида.
- Эх, Ленка, будем брать обаянием! – Лера игриво подмигнула и тоже приступила к обеду.

Встреча съемочной группы и актерского состава прошла очень шумно, суетно, но ни одной сцены снято не было: все здоровались друг с другом, делись впечатлением, рассказывали о любовных похождениях и просто радовались началу съемок. Все они успели стать друг другу почти родными людьми и даже не задумывались о том, что сериал может когда-нибудь закончиться.
После быстрого приветствия остальных Ранеток и теплых объятий Лерка с Леной отошли в сторону, нашли в углу небольшой столик, взяли себе две чашки кофе и устроились обсуждать свои планы. Лене по-прежнему не слишком импонировала Леркина идея, однако, зная, что подруга идет к цели, как танк, Лена решила, что сейчас лучшим выходом будет смириться и ждать удобного момента, чтобы доказать этой упрямице всю абсурдность ее мысли.
- Так, ну, для начала, нужно выбрать кандидата! – с энтузиазмом проговорила Козлова. - Думаю, выбирать надо кого-то из наших: и видеться чаще будете, и знаешь ты его получше какого-нибудь постороннего. - Лена как-то очень скептически хмыкнула, но продолжила слушать подругу.
- Что насчет... – Лера задумалась и принялась вглядываться в толпу в здании, - Тихонова (прим. авт. Гуцулов), м?
- Лер, - Ленка нервно засмеялась: до нее, наконец, дошло, что Козлова настроена вполне серьезно, - У него девушка есть.
- Отобьем! – беспечно хмыкнула барабанщица.
- Ну, нет!!! – Лена замахала руками и в ужасе посмотрела на коварную Козлову. Та смягчилась.
- Ладно, подумаем еще, - девушка широко улыбнулась. - А что думаешь о... Лыскове (прим. авт. Платонов), а?
- Ну... – Лена недовольно скривилась. - Как-то...
- И правильно! – оптимистично заявила Козлова. - Маленький слишком! К тому же, бесперспективный!
- Лер! – возмутилась Третьякова, - Ну, я же не поэтому! Просто не нравится он мне, и все!
- Ладно-ладно! – Лера шутливо отмахнулась от подруги и, сделав максимально серьезное лицо, гробовым голосом спросила, - А, может быть, Арланов?! – но, увидев расширяющиеся глаза Ленки, ее полуобморочное состояние и жалкие попытки, заикаясь, что-то возразить, она не выдержала и рассмеялась, хлопнув Третьякову по плечу.
- Ну, Козлова, блин! – еле-еле успокоилась Ленка.
- Ну, тогда остается самый очевидный, но от этого не менее привлекательный, - Лера с улыбкой стрельнула глазками, - вариант. Твой партнер, пижон и донжуан, Виталий Абдулов! – Леркино лицо застыло в победоносной улыбке.
- Лера, - голос внезапно стал осипшим, а руки, держащие чашку, непроизвольно задрожали. - Совсем того?! Ему под сорок!!!
- В самом расцвете сил! – не сдавалась Лера.
- Как Карлсон?! – Лена истерично захихикала и отпила большой глоток кофе, даже не замечая того, что он еще совсем горячий.
- Кто у нас, как Карлсон?! – к ним внезапно подлетел предмет их разговора и стал с улыбкой разглядывать девчонок. Абдулов замечательно провел отпуск сначала в обществе пышногрудой брюнетки Кати, потом в обществе миниатюрной рыжей Светы, а потому находился в прекрасном настроении и был полон сил.
- Даааа… Этоооо… - Третьякова опять хихикнула и уткнулась в чашку.
- Как кто?! Вини-Пух, конечно же! – абсолютно невозмутимо ответила Козлова, не замечая, что Лена уже билась в истерике. - Виталь, привет!
- Привет, девушки! – он подмигнул подругам. - Так и быть, не буду уточнять, о ком сплетничали… Как отдохнули?
- Супер! Я в отеле с таким мальчиком познакомилась, оказалось, тоже москвич! – начала вдохновенно вещать Козлова, постоянно сопровождая слова активной жестикуляцией. Виталий же в это время с огромным интересом разглядывал Третьякову, которая по-прежнему как-то глупо улыбалась и не поднимала на него свой взгляд. Абдулов с удивлением для себя отметил, что соскучился по ее зеленым глазам и лучезарной улыбке.
- Лен, ну, а ты как? Тоже, небось, с «тааааким мальчиком» познакомилась? – Виталик передразнил Лерку и весело улыбнулся.
- Я? – Лена встрепенулась и отвлеклась от своих гениальных планов по устранению дурацких мыслей из головы Козловой. - Да нет, что ты! Мы с братом хорошо время провели, с родителями пообщались, наконец…
Виталик с улыбкой кивнул в знак того, что услышал ее ответ, и куда-то удалился по зову Сашки Стефанцева.
- Вот! – Лера торжествующе подняла вверх указательный палец. - Он интересуется тобой! Значит, мы выбрали правильную цель!
- Мы?! – возмутилась Ленка. - Лера, я против!!! То, что ты задумала, - это бред какой-то!
- Что, совсем не хочется стать госпожой Абдуловой? – притворно жалобным голоском пропела Лера.
- Издеваешься?! Ты что, правда, веришь в то, что он мне предложение сделает?! Да уж скорее Тихонов свою девушку бросит!!!
- Да ты не переживай, захочешь, - и Тихонов бросит! – равнодушно отмахнулась от упреков Лерка и принялась обдумывать начало «операции».
- Лера, я не хочу иметь ничего общего с этим… Крокодилом Геной и Чебурашкой в одном флаконе!!!
- Дамы, что ж вы сегодня так по персонажам мультиков-то проходитесь?! – сзади вновь раздался голос Абдулова, - Это вы так одного человека обсуждаете или уже за другого принялись? – язвительно поинтересовался актер.
Лена опять принялась судорожно пить остывший кофе, собираясь с мыслями, а Козлова, нисколько не смущаясь, ответила:
- Это мы все про Винни-Пуха, Виталь!
- Ааа… Девушки, вас Арланов ждет! – Виталий хитро подмигнул и вновь растворился в толпе.
- Все, фантазерка, пошли, насяльника заждался! – Лена встала со стула и потянула за собой немного упирающуюся для вида Козлову.

Арланов сообщил всем, что очень рад их видеть и что съемки начнутся завтра в девять, а пока все могут разобрать сложенные на дальнем столике папки со сценарием и расходиться по домам. Все были приятно удивлены такой добротой: они-то ожидали работы уже сегодня. На самом деле, у Сергея просто были проблемы в семье, поэтому сегодняшний день он был намерен посвятить любимой жене.

На следующее утро все собрались в павильоне. Сейчас должны были быть съемки сцен с Абдуловым и Третьяковой, однако Лена вот уже сорок минут нервно пила кофе и дожидалась опаздывающего партнера. Все это время ее развлекал забавными историями Тихонов, однако настроение все равно не улучшалось.
- О, Темка, привет! – Ленка с радостным визгом бросилась на шею пришедшему Лыскову. Тема тоже соскучился по этой вечной зажигалочке, поэтому даже закружил девушку в своих объятиях, после чего отпустил и стал делиться впечатлениями о проведенном отпуске. Дима также не отставал, и в итоге, спустя еще десять минут, Ленка уже светилась от счастья и прекрасного настроения.
- Третьякова, ты что, тут гарем развела, что ли?! – Виталий был зол, раздражен и очень обижен на ту самую Свету, которая после его слов о том, что пора прекратить их отношения, устроила целую истерику с воплями и летящей вниз посудой. Утро выдалось не из лучших: мало того, что проспал, так еще и голова раскалывалась после этих визгов, а аспирина, как назло, не было.
- Не поняла?! – Третьякова ошарашенно обернулась и с возмущением посмотрела на Абдулова, - Ты, блин, опоздал на целый час, а теперь еще и возникаешь??? Виталь, следи хоть немного за дисциплиной?! Я, хотя и опаздываю по жизни, на работу приходить с опозданием себе не позволяю!!! И посмей хотя бы еще разок что-нибудь вякнуть – я наплюю и на профессиональную субординацию, и на уголовный кодекс!
Виталий раздраженно повел плечами и, засунув руки в карманы, поплелся на грим. Сразу после его ухода Лера подлетела к Третьяковой и, вырвав ее у Лыскова с Тихоновым, потащила в дальний угол.
- Ленка! Так мы его никогда не завоюем!!! – шепотом начала возмущаться барабанщица, - Не относись ты так рьяно к дисциплине, девушек это не красит! Относись к ней со здоровым пофигизмом! И вообще, извинись перед Виталькой за наезд!
- За что?! – проорала Ленка и тут же затихла, получив чувствительный пинок от Леры, - Хорошо! – неожиданно быстро согласилась Третьякова и хитро улыбнулась. Козловой уже было пора на грим, поэтому она не заметила ничего странного и, одобрительно кивнув, удалилась в гримерку.
У Ленки же в это время созрел свой план, как обвести Козлову вокруг пальца и ни в коем случае не завести никаких отношений с Абдуловым. Не то чтобы ей совсем не нравился Виталик, просто она с большим недоверием относилась к подобным бабником, а потому и сама увлекаться им не хотела. Правда, было уже поздно. Лена вполне осознавала, что ей даже слишком нравится Абдулов, и это придавало Леркиному плану особенный ужас. Однако и Третьякова обладала таким качеством, как сообразительность. Она решила строго следовать указаниям подруги, но… все делать в преувеличенном масштабе, гиперболизировать до невероятных размеров, чтобы любые действия вызывали только усмешку и раздражение.
Как только Виталик вышел из гримерки, Ленка тут же сорвалась с места и подбежала к нему. Лера стала с интересом наблюдать за происходящим.
- Виталик! Я ошибалась!!! – наигранно трагичным голосом, крича на весь павильон, начала говорить Третьякова, - Мне вообще плевать на дисциплину! Это даже очень круто, что ты опоздал, ну их всех к чертям!!! – порывисто обняв партнера, Лена смачно чмокнула его в щеку и убежала к своему «гарему», оставив Виталия в полуобморочном состоянии с бегающими глазами и в панике дрожащими руками.
Лера раздраженно цокнула и возмущенно посмотрела на подругу. Да, совсем не об этом она с ней говорила!!! Хотя, поцелуй в щечку – это совсем неплохой ход… Ленка же тем временем продолжала применять свои актерские способности.
- Димка! Ты сегодня тоже на целых десять минут опоздал! – она повисла у Тихонова на шее и поцеловала его куда-то в скулу, - Просто умничка!!!
Она отскочила от прибалдевшего Димы и начала душить в объятиях Лыскова.
- Темочка!!! А ты вообще на полчаса припозднился! – Ленка чмокнула Лыскова в нос, - Ну, ты просто мой герой!
Абдулов едва оправился от шока и тихо, бочком, придвинулся к метающей взглядом молнии Лерке.
- Что это с ней?! – недоуменно спросил Виталий, - Она что, кофе перепила?
- Знаешь, Виталь, - Козлова поняла, как она может хоть немного исправить ситуацию и склонить ее в сторону своего плана, - По-моему, ты ей нравишься!
- Кто, я?! Ну, нет! Уж скорее Тихонов или Лысков, вон, гляди, как на них виснет!
- Эх, Виталик, - Лера снисходительно улыбнулась, - Ну, ты как ребенок! Она в тебе ревность вызывает! – Лера картинно закатила глаза и мысленно похвалила себя за то, как прекрасно она выкрутилась из того бреда, который тут устроила Третьякова.
- Меня? – Виталя недоверчиво хмыкнул и перевел взгляд на хохочущую Ленку.
- Ну… А она тебе вообще нравится? – спросила коварная Лера.
Абдулов неожиданно тепло улыбнулся и правой рукой взъерошил свои волосы.
- Нравится. – уверенно заявил мужчина и, махнув рукой, отправился на площадку, где камеры были уже практически настроены.
В это время Димка с Артемом удивленно переглядывались и улыбались, как два идиота. Они были шокированы Ленкиным поведением, но, чего уж скрывать, приятно шокированы. Глядя на них, Студилина (прим. авт. Зеленова) чему-то усмехнулась и задумчиво оглядела Лыскова. Почему-то ей в голову пришла мысль, что Тема с Ленкой были бы хорошей парой. Вопросительно подняв брови, она еще раз внимательно посмотрела на стоящую перед камерой Третьякову и отправилась гримироваться.

- Ну, и что ты за концерт устроила?! – Лерка отловила Третьякову после съемок и начала отчитывать, уперев руки в бока. - Ты вообще понимаешь, что я едва выкрутилась?! Никакой благодарности!
- Лер, - Ленка извиняющее дотронулась до плеча подруги. - Просто мне кажется, это не лучшая затея. Ты же знаешь, Абдулов такой бабник! Ну, зачем он мне?!
- А ты в курсе, что лучшие мужья выходят из исправившихся бабников?!
- Первое: с чего ты взяла, что он исправится? – Лена старалась говорить максимально спокойным голосом, хотя ее так и подмывало наорать на настойчивую подругу. - Второе: да что ты заладила, муж да муж?! Не будет он на мне жениться!!!
- Заставим! – беспечно хмыкнула Козлова. – Лен, ты, главное, мне доверься, все будет тип-топ!
Конечно же, Леркины слова не убедили Третьякову, и она вовсе не собиралась охмурять Абдулова. Однако расстраивать подругу раньше времени не хотелось.
- Ладно, Лер, что дальше-то? Слушаюсь и повинуюсь! – Лена с улыбкой приложила ладонь к виску.
- Так, дальше… - Козлова задумалась и чуть прикусила губу. - Сегодня ты печешь вкусные пирожки или печенье, а завтра этим шедевром угощаешь Виталика!
- Без проблем! – Лена широко улыбнулась, уже представляя себе, сколько килограммов соли вбухает в эту «вкуснятину».
Подруги еще немного пообщались, после чего расстались и разъехались по домам.

- Виталичка! – Лена отловила Абдулова во время обеденного перерыва и практически насильно повела за собой.
Вот уже второй день Виталия весьма настораживало поведение Третьяковой. Она стала какой-то… неадекватной! Конечно, он допускал мысль, что Козлова права, и он ей просто нравится, однако полностью поверить в эту версию не мог, уж слишком это походило на что-то из области фантастики. Поэтому при Ленкином приближении он нервно сглотнул и стал внимательно следить за ее дальнейшими действиями. Следила за Ленкой и Козлова, которая с удовлетворением отметила, что печенье подруга притащила.
- Ладно, Лен, давай выкладывай побыстрее, что у тебя, я есть хочу! – с опаской погладывая на зажатый в ее правой руке белый пакет, проговорил Абдулов.
- О, милый! Так я как раз насчет еды!!! – растянувшись в довольной улыбке, прощебетала Ленка. – Я печенье испекла, угощайся! – натянув на лицо самое доброжелательное выражение, Третьякова чуть ли не силой впихнула Виталику в руки печенье.
- Ты?! – вот уже второй раз за два дня Лена повергла мужчину в эмоциональный шок. Виталий был практически прижат неугомонной бас-гитаристкой к стене в коридоре, поэтому шансов сбежать было ноль. Силясь понять, что же все-таки происходит, он с большим подозрением принялся оглядывать злосчастное печенье, - Третьякова, ты готовить умеешь?!
Готовить Лена умела. Даже очень хорошо – сказывалось длительное проживание в съемной квартире в одиночестве, плюс пара уроков кулинарии от любимого брата. И даже это шоколадное печенье у нее обычно превосходно получалось, это вообще было одно из любимых блюд. Однако Виталию это узнать было не суждено. Абдулов с довольной ухмылкой отправил в рот, на вид шоколадное, печенье, с каменным лицом проглотил его и…


Спасибо: 36 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 646
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 36
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.06.09 07:26. Заголовок: Абдулов с довольной ..


Абдулов с довольной ухмылкой отправил в рот, на вид шоколадное, печенье, с каменным лицом проглотил его и…
Разразился всеми известными ему ругательствами и проклятиями.
- Третьякова, блин!!! Совсем офигела??? Ты эту дрянь вообще пробовала?! Ты туда что, весь свой запас соли всыпала??? Как это вообще есть можно???
Лицо актера постепенно краснело, глаза угрожающе темнели, через какое-то время все слова закончились, и он начал судорожно глотать воздух, не в силах выразить свое возмущение. Больше всего его выводила из себя сама Ленка, которая тихо стояла рядышком, ковыряя носком кеда линолеум, и улыбалась, едва сдерживая рвущийся наружу смех. В тот момент, когда Абдулов уже развернулся, чтобы уйти в гримерку успокаиваться и пить воду, в коридор из-за поворота влетел Лысков и, не рассчитав траекторию, задел Ленку, которая мгновенно начала падать от сильного толчка. Реакция прослужившего в армии Виталия и в этот раз его не подвела. Мгновенный разворот, шаг вперед, задержать дыхание, и вот Ленка уже стоит в его объятиях, испуганно моргая и шумно вдыхая воздух.
Вся ярость резко вышла. Осталась только нежность, легкий испуг и… что-то еще. Лена сглотнула и хотела было провести язычком по пересохшим губам, но решила, что это будет чересчур похоже на провокацию. Оставалось только тонуть в глазах друг друга. Каждый читал во взгляде другого вполне отчетливое желание поцелуя, однако никто не мог совершить и малейшее движение. Виталик вовсе не хотел выпускать хрупкую девушку из своих объятий, а Ленка не горела желанием прощаться с его сильными руками и теплым телом. Дыхание становилось прерывистым, после вдоха далеко не всегда следовал выдох. Отвести взгляд не было никаких сил. Наконец, Виталий сделал едва уловимое движение вперед и замер у самых ее губ, не решаясь прикоснуться их. Лера, следящая за Третьяковой, после ее выходки с печеньем готова была сама выйти и попытаться как-то исправить ситуацию, однако сейчас, глядя на прижавшихся друг к другу мужчину с девушкой, только удовлетворенно хмыкнула и улыбнулась. До поцелуя оставался ровно миг. Лена чуть подалась вперед и выдохнула теплый воздух ему прямо в губы. Однако внезапно за их спинами раздался виноватый голос Лыскова:
- Ленка, извини, пожалуйста! С тобой все в порядке?!
Лена резко отскочила от Абдулова и сбивчиво ответила, что она не ушиблась. Если бы Тема верил в существование ауры, он мог бы с ней мысленно попрощаться: в ту секунду убить его были готовы сразу три человека.
- Темка, - хриплым от недавно пережитого голосом начала говорить Третьякова. – А ты печенье хочешь? Я сама пекла!
От скопившегося напряжения и Ленка, и Виталий, разразились заразительным, хотя и немного нервным, смехом, переглядываясь какими-то затравленными взглядами. Лысков решил, что сейчас ему, пожалуй, лучше будет удалиться: уж больно странная у этих двоих была реакция на невинный вопрос, ну, а печеньем он как-нибудь потом угостится. Свернув в ближайший поворот, он уже было понесся в кафешку обедать, как кто-то схватил его сзади за капюшон. Обернувшись, Артем увидел Лерку. Девушка была чем-то очень возмущена, глаза горели каким-то невероятным пламенем, а вторая ладонь постепенно сжималась в кулак.
- Э-э-э… Лер, ты чего?! – Тема не на шутку испугался Козловского грозного вида.
- Ничего, Темочка! – процедила Лера сквозь зубы. – Одна просьба: учись в нужные моменты молчать!!!
Растерянно кивнув, Артем спортивным шагом двинулся к выходу из павильона, не уставая удивляться то ли весеннему обострению, то ли резко подскочившему давлению у окружающих. Однако ему не суждено было дойти до кафе без приключений. На самом крыльце он был довольно грубо остановлен чем-то воодушевленной Яной Студилиной.
- Послушай, Темочка, - осторожно начала она, - Вот ты все один да один, тебе не кажется, что тебе пора завести девушку? – хитро улыбнувшись, Яна замерла в ожидании ответа.
- Ну… Допустим, ты к чему клонишь-то? – Лысков был намерен побыстрее закончить этот бессмысленный разговор и отправиться за вкусной отбивной с картошкой.
- А как тебе Ленка? Ну, Третьякова…
- Эм-м-м… Симпатичная. – лаконично ответил Тема и стал с намеком поглядывать на часы.
- То есть, она тебе нравится? – заключила Яночка.
- Ну, ничего так.
- Ты должен ее завоевать! – с победной улыбкой заявила Студилина.
- Слушай, Ян, я потом над этим подумаю, ладно? Я спешу! – Не дожидаясь ответа, Артем спрыгнул с крыльца и чуть ли не бегом направился к желанному обеду. Яна задумчиво хмыкнула и отправилась на грим.

- Лен, что происходит?! - как только Лысков убежал в неизвестном направлении, Виталий повернулся к Третьяковой и несильно тряхнул ее за плечи.
- А что происходит?! – Ленка решила, что безопаснее всего в данной ситуации будет косить под дурочку, поэтому невинно захлопала ресничками и обезоруживающе улыбнулась. Мимо грациозной походкой куда-то прошла Марлиони (прим. авт. Светочка).
- А вот об этом мы сейчас и поговорим, только не здесь!!! – рявкнул Виталик и, не дожидаясь никаких объяснений, утащил Третьякову в пустую гримерку, не забыв запереть дверь на ключ.
- Абдулов, ты совсем того?! – возмущенно ахнула Лена, увидев поворачивающийся в замке ключ. – Тебе чего?! – неприязненно спросила она.
- Это тебе – ЧЕГО?! – Виталик повысил голос и бессильно прислонился к холодной стене. – Вчера ты с бухты-барахты мне на шею бросаешься, сегодня этой гадостью кормишь!!! Лен, признайся, ты в отпуске с Козловой в карты играла и проспорила ей несколько желаний?! Так ты меня предупреди, сколько еще сюрпризов меня ожидает!!!
- Да ничего я никому не проспорила!!! Это просто порыв души! – оскорблено отозвалась Ленка и обиженно отвернулась.
- Я понимаю объятия, но соль тебя душа вынудила в шоколадное печенье сыпать???
- Виталь! – Ленка развернулась к нему лицом и хотела что-то возразить, однако слова растаяли в воздухе, так и не успев появиться.
Она не рассчитала расстояние, и потому оказалась чересчур близко к Виталию. И вновь было невозможно оторваться от его нежного взгляда. Лена перестала понимать, где она находится, сколько времени она вот так вот стоит, восхищенно оглядывая каждую черточку его лица. Первым на этот раз сорвался Абдулов. Он резко подался вперед, уверенно притянул девушку к себе за талию и, прошептав «Умоляю, только не говори ничего!», приник к ее губам. Они имели приятный вкус шоколада и недавно выпитого кофе. Лена попыталась сделать вдох, однако получилось у нее это не сразу. Все тело начинало ныть, низ живота сводило сладкой болью от неудовлетворенного желания, перед глазами все плыло, какое там «говорить», если дышать получалось с трудом! Однако в какой-то момент в Лене сработал «стоп-сигнал». В голове пронеслась одна четкая мысль: она же не собирается охмурять Виталика по Леркиному плану и женить его на себе, она вообще не должна им увлекаться. Сегодня он целует ее, а завтра – уже очередную модель из бесконечного списка! Не его вина, что она не смогла совладать со своими чувствами. И она должна, просто обязана уберечь Виталика от собственных же сцен ревности, а значит, они должны немедленно прекратить. Аккуратно положив руки ему на грудь, она легко отстранила Виталия от себя. Девушка отошла на пару шагов и, заметно нервничая, дрожащим голосом попросила открыть дверь.
- Так и не ответишь, что происходит? – глухим голосом спросил Абдулов. Его лицо, казалось, не выражало ни единой эмоции. Однако в душе бушевал целый ураган. Он отказывался понимать как поведение Третьяковой, так и то, почему она прервала поцелуй. Она ведь получала от него удовольствие, это он точно знал, вернее, чувствовал! Конечно же, он ощутил огромное разочарование, когда она отстранилась. Но, кроме разочарования, он почувствовал и мимолетную, но очень острую боль. И это его пугало.
В ответ Лена лишь покачала головой из стороны в сторону, тяжело вздохнув. Молча, не произнося ни единого слова, Виталий открыл дверь нараспашку и показал на нее рукой. Ленка медленно пошла к выходу. Возле Абдулова она, повинуясь внезапному порыву, остановилась и подняла на него свои глубокие зеленые глаза.
- Прости, - тихий шепот и легкий поцелуй в щеку. Когда Виталий опомнился, в воздухе витал лишь знакомый аромат грейпфрута и мяты. В это мгновение он вдруг понял, что же с ним происходит. Понял, почему вчера долго не мог прийти в себя после ее объятий, понял, почему так трепетно вслушивался в Лерины слова, понял, почему практически не спал ночью, понял, почему при поцелуе его охватывало такое пьянящее чувство полета. Он просто влюбился. Он, Виталий Абдулов, влюбился в Лену-ранетку. Звучало забавно. А вот Виталику было совсем не до смеха. Нужно было либо выводить Ленку на чистую воду, либо каким-то образом избавляться от этого чувства. Даже не пытаясь принять никакого решения, Абдулов нервно передернул плечами и вышел в коридор.

- Лена!!! Если бы не ваша трогательная сцена в коридоре, я бы тебя здесь на месте прибила!!! Ты же хорошо готовишь, че за фигня с солью?! – после очередного съемочного дня подруги шли вместе к метро: сегодня они решили добираться общественным транспортом, надвинув солнечные очки и кепки.
- А, может, я влюбилась?! – кокетливо спросила Ленка, немного поморгав глазками.
Лера в ответ только хихикнула и шутливо пихнула Третьякову локтем в бок.
Попрощавшись с Козловой, Лена села на свою ветку и расслабилась: ехать нужно было долго. Мысли то перемешивались в огромную кучу, то вихрем носились в голове, то просто в один миг исчезали без следа. Думать о том, что с ней происходит, Лена не хотела. Она, в общем-то, и так знала. Просто влюбилась. Только вот на деле все оказывалось не так просто. Виталий неплохой, даже очень хороший человек. И безумно красивый. Вот только один недостаток: бабник. Причем, несмотря на Леркины заверения, неисправимый. А поэтому Лена не хотела портить жизнь ни себе, ни ему. Нужно было просто держаться от него подальше, не подпускать так близко, как сегодня. Третьякова пока не очень понимала, как будет осуществлять задумку при том, что необходимо было еще делать вид, что она следует указаниям подруги, однако она твердо решила по возможности сторониться Виталика.

- Алло! Лена!!! – в трубке раздался знакомый звонкий голосочек барабанщицы группы «Ранетки».
- Да, Лер, чего?! – Третьякова только что проверила почту и как раз собиралась идти на кухню кушать чего-нибудь, как ее отвлек звонок подруги.
- Ты же не спишь еще?
- Издеваешься?! Времени двенадцать ночи, ну, когда я спала в такое время?! – четкими движениями нарезая картошку, Ленка искренне улыбнулась.
- Это хорошо! Я же тебе следующий шаг еще не сообщила! – Лена в ответ только раздраженно закатила глаза и приготовилась к очередной безумной затее.
- Значит, милая, - продолжала вещать Лера. – Завтра приходишь в новом образе! Ничего кардинально менять НЕ нужно, я знаю, что ты и не захочешь, но на всякий случай, - не смей! Одеваешь просто свои светлые приталенные джинсики вместо обычных безразмерных и что-нибудь в меру секси сверху. Ленка, не переборщи! Все, целую!
Лена в Леркин монолог не смогла вставить и слова, успев только попрощаться уже с короткими гудками. Менять образ Ленке совсем не улыбалось. Тем более, для Абдулова! Еще, не дай Бог, действительно впечатлится, опять поцелует, ну, и как она сможет после этого держаться от него подальше?! Хотя… Ленка хитро улыбнулась и с удовольствием рубанула ножом по беззащитной картошке. Отчего же не поменять?! «Не переборщить»?! Да, конечно! Завтра ее просто никто не узнает! Абдулов таких девиц насмотрелся уже, так что едва ли она произведет на него хоть какое-нибудь впечатление, ну, а Лере будет просто нечего предъявить!

Утром ради «благородных» целей пришлось встать пораньше. С душем и утюжком Лена расправилась очень быстро. Оставалось найти «наряд». На улице было очень тепло, так что можно было и рискнуть! Из шкафа была выужена джинсовая мини-юбка такой длины, что минимальнее уже некуда, подаренная Ленке братом со словами «Знаю-знаю: не оденешь! Но вдруг?!». Едва натянув этот кусок ткани на себя, Лена с наслаждением выпила кофе – он от стрессов помогает. Ходить было не слишком неудобно, но нужное место джинса обтягивала и подчеркивала просто превосходно, так что на этой юбке Ленка и остановилась. В качестве верха она взяла изумрудную шелковую рубашку с коротким рукавом. Пара расстегнутых пуговиц, – и еще одно очень нужное место умело подчеркнуто. Пошлепав босыми ногами по ламинату, Ленка прошествовала обратно на кухню, одним махом выпила еще одну чашку кофе и критически посмотрела на свое отражение. Лерка будет в восторге! А Абдулов либо презрительно хмыкнет, либо будет находиться в шоке. И тот, и другой варианты Третьякову вполне устраивали. С дальней полки на свет была вытащена пара блестящих лаковых ботильон на невысокой шпильке, когда-то подаренных любящей мамой, наивно надеявшейся на то, что дочь их будет носить. Макияж много времени не занял. Легкая куртка, пара «пшиков» любимых духов, - и Ленка вылетела на улицу, в панике оглядываясь в поисках водителя: она все-таки опоздала на пятнадцать минут.

Наверное, она должна была бы нервничать и волноваться перед тем, как появиться перед всеми в таком виде. Однако Третьяковой было просто глубоко плевать на реакцию окружающих, ей было важно убедить Леру в том, что она следует ее плану и при этом ни в коем случае не охмурять Абдулова. Лена очень надеялась, что все сделала правильно. На съемки она приехала с получасовым опозданием, но сначала все равно снимали ссору Ани с ее сериальной мамой, а потом должна была идти любовная сцена Огурцова-Лысков, так что у Ленки было время на то, чтобы показать Козловой свой внешний вид и успеть на грим.
Как только Козлова увидела Лену, она чуть не выронила свою банку с каким-то энергетиком. Сдавленно пискнув, она зажмурилась, ожидая представления, - рядом сидели Лысков с Тихоновым, а из-за угла к площадке уверенной походкой шел Абдулов. Первым оправился от шока Тихонов. Подбежав и отвесив шутливый реверанс, он попросил разрешения поцеловать ей ручку, после чего еще пару раз пошутил и восхищенно чмокнул Ленку в щеку. Затем действовать решил и Артем. Вспомнив слова Студилиной и придя к выводу, что идея, по сути, очень даже неплохая, он закружил Третьякову в своих объятиях, вызвав ее заразительный смех. Лера принялась с утроенным интересом рассматривать свои ногти, с тайным страхом ожидая действий всегда эмоционального Виталика. Абдулов молча, даже не поздоровавшись, отпихнул в сторону переминающегося в ожидании Ленкиного ответа Лыскова, перекинул из-за шока не слишком упирающуюся Третьякову через плечо и потащил ее все в ту же гримерку.
- Мамма мия… - простонала Лера и тяжело вздохнула. – Ну, Третьякова, сама нарвалась!

- От тебя просто пахнет сексом! И ты будешь продолжать утверждать, что ничего не происходит?! – хрипло прошептал Виталик, яростно целуя Ленку в районе шеи.
- Я вообще ничего не утверждаю! – выдохнула Третьякова и глухо простонала от настойчивых ласк мужчины. Виталий принялся покрывать поцелуями ключицу, шею, плечи, губы, наконец. Поцелуи становились все жестче, в них не было ни грамма вчерашней нежности. Виталик действительно разозлился на Третьякову из-за ее непоследовательности, однако отказать себе в удовольствии прикасаться к таким желанным губам не мог.
- Лен, или ты немедленно объясняешь, что с тобой случилось, или я больше к тебе не притронусь, - Абдулов с трудом оторвался от Лены и на всякий случай, чтобы вновь не поддаться соблазну, отошел на пару шагов. Ему было очень сложно произнести эти слова, однако и дальше находиться в неведении относительно перемен в Ленкином настроении он не собирался.
Лена напряженно прикусила припухшую нижнюю губу. Припухшую от его поцелуев. Что она может ему сказать?! Что влюбилась в него? Посмеется или не поверит, да и не готова была Ленка еще в этом признаваться. Что она следует продуманному плану подруги?! Ну, это уж совсем глупо. В конце концов, не Лерка говорила с ним целоваться с такой страстью и не Лерка говорила прерывать эти поцелуи и уходить без объяснений. Лена уже подумывала о том, чтобы сказать словами Степнова «Нравишься ты мне», но сочла, что тогда-то он уж точно все поймет. Виталий напряженно ждал ее ответа, больше всего на свете желая вновь целовать и ласкать ее. Лена посмотрела на него проникновенным взглядом, словно желая глазами сказать больше, чем словами. Едва слышно всхлипнув, она поправила съехавшую рубашку и, не произнеся ни единого слова, вышла из гримерки.


Спасибо: 41 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 647
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 36
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.06.09 07:29. Заголовок: На площадке снимали ..


На площадке снимали сцену разговора по поводу концерта между Леной, Анютой и Леркой. Лера с большим беспокойством поглядывала на Третьякову. Не заметить припухшие губы и горящий взгляд было просто невозможно. И стоящие в глазах невыплаканные слезы также не ускользнули от внимания Козловой. После третьего дубля Арланов распустил девушек, и Лера, не встретив вообще никакого сопротивления, потащила Ленку за руку в ближайшую кофейню.
- Ну, рассказывай! – Лера поставила перед Третьяковой чашку со свежесваренным кофе с шоколадом и сама поудобнее устроилась в кожаном кресле.
- А что рассказывать-то?! – Лена равнодушно отмахнулась и отпила большой глоток напитка, поморщившись от того, что обожгла язык.
Лера лаконично ответила прожигающим насквозь взглядом, и Лена, не выдержав, сдалась. Рассказала и про свое недовольство Леркиным планом, и про свое решение выполнять все указания с чрезмерным усердием, и про то, что произошло у них с Абдуловым за последние два дня. Лера дополняла повествование своими комментариями, порой серьезными, порой заключающими в себе обыкновенный стеб, но в итоге к концу Ленкиного рассказа обе подруги уже допивали вторую чашку кофе. Их сцены должны были снимать еще нескоро, поэтому девушки не слишком волновались по этому поводу. Вопрос у Леры возник только один:
- Лен, ты как к нему относишься?
- Лер, а что непонятного?! – Лена глубоко вздохнула. - Влюбилась я.
- И почему ты ему об этом сегодня не сказала?!
- Издеваешься?! Как ты себе это представляешь?!
Лера в ответ как-то неопределенно пожала плечами и сказала, что им, наверное, уже на площадку пора. Войдя в павильон, Лера унеслась отвечать на какой-то важный звонок, оставив Лену в одиночестве. Одиночество, правда, долго не продлилось: к Ленке с заговорщическим видом подошла Студилина и увела ее к кофейным автоматам.
- Лен, тебе же Абдулов нравится, да?
- А что сразу «нравится»?! – возмущенно спросила Третьякова, еще не отошедшая от разговора с Леркой, - Я, может, вообще за него замуж хочу!!! – с язвительной улыбкой выдала она.
- Лен, я знаешь, что думаю, - проникновенным голосом начала говорить Яна, - тебе же он не подходит совсем, а вот Лысков – совсем другое дело, да и он от тебя без ума!
- Так, Ян, я не хочу грубить, но, в общем, не лезь в это, пожалуйста, ок? Ни с тем, ни с другим у меня нет ничего и не будет! - Лена развернулась и пошла на площадку узнавать, как скоро будет ее сцена.

На ее удивление, на площадке собрался практически весь актерский состав сериала, а на высоком стульчике восседал сам Сергей Владимирович Арланов и что-то вещал с серьезной миной на лице. Постояв пару минут и послушав, Лена уяснила суть разговора: какие-то серьезные люди в Питере собирают материал про их сериал, поэтому необходимо найти трех добровольцев для двухдневной командировки, остальные же все два дня будут отдыхать. Именно ввиду перспективы двух лишних выходных, добровольцев пока не было. Наконец, Абдулов, прикинув что-то в своей голове, решил, что два дня в чужом городе – самое то, чтобы немного зализать сердечные раны и, возможно даже, завести краткосрочный роман, забыв о такой девушке, как Третьякова. Одновременно с ним и Тихонов, пару дней назад в пух и прах рассорившийся со своей подругой Викой, но не теряющий надежды на воссоединение, пришел к решению, что два дня отдыха друг от друга – это «то, что доктор прописал». В итоге практически в один момент появилось сразу двое желающих съездить в Санкт-Петербург на два дня. Арланов несколько удивился такому раскладу, однако уточнять ничего не стал и с радостью записал обоих в свой список.
- Так, господа, один человек нам еще нужен! – с энтузиазмом воскликнул режиссер. Он был очень доволен вызвавшимися кандидатами: Виталий – вообще центральный персонаж, да и Димка явно не проходной герой.
Лера отчаянно жестикулировала, пытаясь незаметно для остальных донести до Третьяковой ту мысль, что ей надо немедленно соглашаться ехать с Виталиком. Наконец, Ленка поняла, чего от нее хочет Лера, однако в ответ отрицательно помахала головой, вскинув для пущей наглядности руки. Она не была готова целых два дня и две ночи находиться с Абдуловым в одной гостинице. Чересчур тяжело. Боялась сорваться. Или просто эмоционального напряжения не выдержать. Однако Сергей, воодушевившийся успехом, воспринял ее жест несколько иначе, что, в принципе, было совсем логично.
- Третьякова! – радостно завопил Арланов. – Дай я тебя расцелую!!! Два центральных, самых популярных персонажа! Вы мои умнички, даже выходных не жалко! Ничего, я вам потом эти два дня восполню!
Ленка не успела и слова вставить, как и Абдулов, пришедший в ужас от одной мысли, что та, от кого он пытался убежать, поедет с ним. После того, как Сергей Владимирович всех от души поблагодарил и расписал возможности повышения рейтингов после этой встречи, Ленке уже было как-то неудобно отказываться, поэтому она лишь вежливо кивала, стараясь даже не думать о перспективе двух дней в обществе Виталия.
Внезапно со своего места вскочил Лысков, вспомнивший о своем намерении завести отношения с Ленкой, и принялся уговаривать Тихонова уступить ему свое «место». Димка, однако, вовсе не хотел терять возможность немного отдохнуть от ссор и скандалов, поэтому, при поддержке Абдулова и режиссера, отказал Темочке в его просьбе.
Лера же сидела на подоконнике и улыбалась самой довольной улыбкой, на которую была способна. Конечно же, она ни капли не сочувствовала Третьяковой, которая находилась на грани впадения в панику, Козлова тихо радовалась тому, как просто все получилось. Теперь ей оставалось только провести психологическое внушение.

- Блиииин… И что мне теперь делать? – простонала Ленка, едва они с Лерой оказались за пределами павильона.
- Жить и радоваться жизни! – оптимистично заявила подруга, за что получила шутливый удар по затылку. – Хотя, нет, тебе еще за этот вечер нужно вот это вот себе внушить, - Лера протянула Третьяковой бумажку с небольшим количеством написанного текста, - лучше наизусть выучи, тут учить-то нечего!
Лена быстро пробежалась взглядом по написанным строчкам и нервно рассмеялась.
- Лер, сама понимаешь, какой это идиотизм?!
- Так! – Лера постаралась говорить грозно. – Не отлынивать, я сказала! Через пару часиков позвоню, расскажешь мне все это с выражением и без бумажки!!!
Лена с улыбкой подняла руки вверх.
- Все, сдаюсь-сдаюсь! Будет сделано, шеф!
- Вот, так бы сразу! Жди звонка! – Козлова игриво подмигнула подруге на прощание.

Третьякова сидела в большом кресле в спальне, поджав ноги под себя и со скептической улыбкой заучивала Леркин текст. Учить там, и правда, было практически нечего, вот только уж больно пафосно и глупо звучали написанные слова. Спустя какое-то время домашний телефон затрезвонил противно мелодией. Лена бросила быстрый взгляд на часы и в очередной раз поразилась пунктуальности подруги. Подвинув чашку с кофе, он выудила трезвонящую трубку, нажала зеленую кнопочку и, не дожидаясь ответа, томным голосом, стараясь вложить в него максимум сексуальности, принялась цитировать заученное:
- Я самая обаятельная и привлекательная. Все мужики хотят меня, они оборачиваются и смотрят мне вслед. Я – само воплощение идеала женской красоты, и никто даже не посмеет в этом усомниться!
В трубке раздался до боли знакомый смех, после чего хриплый мужской голос окончательно добил стремительно краснеющую Ленку:
- Блин, Третьякова, ты всем так отвечаешь? Или у тебя тут подпольный секс по телефону?! Тогда я требую секса!!!
- Виталь, ласточка моя ненаглядная, иногда мысли надо уметь переключать с секса на что-нибудь другое! – язвительно прощебетала Третьякова в ответ.
- Иногда – надо. Только с этим «чем-то другим» все слишком сложно, а вот в сексе все, проще некуда. – с явным намеком заявил Абдулов и, сделав театральную паузу, продолжил. – Так, Лен, мы завтра собираемся в семь утра на Ленинградском, у памятника Ленина, андерстэнд?
- Андерстэнднее некуда! – мрачно буркнула Третьякова. – Все, пока, я звонка жду!
- Все-таки секс по телефону! – Лена практически физически почувствовала, как Абдулов довольно усмехнулся, а его глаза заискрились от маленьких смешинок. Отогнав от себя непрошеное видение, Третьякова отключилась и допила остывший кофе. Минут через пять позвонила Лера.
- Ну, что, ты выучила?! Я жду!
- Выучила. И больше цитировать не буду, нацитировалась уже!
- Ну-ка, ну-ка, - Лера явно заинтересовалась происходящим, - Кому ты уже выдала эту тираду?!
- Не поверишь – Абдулову! – Лена кашлянула и со злостью откусила кусок от приготовленной шоколадной плитки.
Лера в трубке громко засмеялась и, добившись некоторых подробностей, пообещала, что пару раз в день будет названивать ей в Питер и узнавать, как дела. Лена не слишком вдохновилась этой идеей, да и вообще вся поездка вызывала у нее далеко не чувство восторга, однако согласилась с подругой и, устало попрощавшись, побрела спать.

Решив, что вокзал – это не самое лучшее место, куда можно опоздать, Ленка встала пораньше и, быстро бросив в рюкзак все самое необходимое, оделась, накрасилась и выбежала из квартиры, не забыв предупредить родителей о кратковременном отъезде. У памятника Ленину она оказалась на пятнадцать минут позже назначенного, однако Абдулова еще не было. Третьякова тепло поприветствовала Димку и принялась расспрашивать его о Вике. Тихонов как-то обреченно отмахнулся, сказав, что за эти два дня постарается забыть о таком персонаже, как Вика, а уже потом будет разбираться с этими проблемами. В знак поддержки Ленка приобняла парня, чуть взъерошив его волосы.
- О, Димочка, я гляжу, ты уже нашел замену Вике? – ехидно поинтересовался подошедший Абдулов.
- Виталичка, - начала Третьякова наигранно слащавым голосом, - Дима, в отличие от некоторых, - она многозначительно стрельнула глазами в сторону Абдулова, - знает значение слова «любовь» и даже эту самую любовь встретил в лице Виктории, так что заменять он ее никем не собирается. – произнеся свою тираду, Лена облегченно выдохнула и повесила на плечо рюкзак.
Ленкин намек нельзя было не понять. Однако переубеждать Третьякову он не собирался: не может ведь он, в самом деле, посреди переполненного Ленинградского вокзала, признаться ей в любви, особенно учитывая ее абсолютно однозначный молчаливый вчерашний ответ.

Проводницей у них оказалась милая девушка лет двадцати пяти по имени Людмила, которой сразу очень приглянулся Тихонов. В купе они были втроем, что всех вполне устраивало. Димка ушел пить чай с Людочкой, оставив Виталия и Ленку в одном маленьком помещении наедине. Абдулов не смог это долго выдерживать, а потому бросил Ленке, спрыгивая с верхней полки, что он пойдет, подышит свежим воздухом в тамбуре. Не успела Ленка сообщить ему, что тамбур и свежий воздух – «две вещи несовместные», как мужчина уже скрылся за дверью. Лена откинулась на подушку и прикрыла глаза. Было немного больно, немного страшно и очень волнительно. Потому что она прекрасно понимала, что сейчас произойдет. Конечно, на уровне подсознания, Ленка изначально, собираясь вместе с ним в Питер, знала, что она сдастся. Вот только никак не предполагала, что так быстро. У нее просто не осталось сил выдерживать его тяжелые взгляды и мучиться вопросом «сказать или не сказать?». Ловко соскочив с соседней верхней полки, Лена, бросив мимолетный взгляд на зеркало, висящее на двери, уверенной походкой вышла из купе и направилась в тамбур. На ее удивление, Виталик действительно дышал свежим воздухом: в тамбуре не было ни одного курильщика, а сам Абдулов стоял, наполовину высунувшись в распахнутое окно. Лена тихонько подошла сзади и аккуратно тронула мужчину за плечо.
- Виталь, - Ленка закусила нижнюю губу и отошла, давай Абдулову возможность развернуться.
- Что? – он непонимающе смотрел на нее.
- Ты спрашивал, что происходит. Я… - Ленка запнулась, - я тогда сказала, что ничего не происходит.
- Ну? – Виталий скрестил руки на груди и стал ждать продолжения.
- И я соврала. Происходит. В общем, - Третьякова засунула руки в карманы и робко улыбнулась. - влюбилась я.
Пытливый взгляд ярко-синих глаз потяжелел, а глаза потухли. Ушла какая-то призрачная надежда на ее совсем другие слова. Влюбилась! В кого, в Лыскова, в Тихонова? Да неважно, по сути. Грудную клетку сильно сдавило что-то тяжелое.
- Ммм… - Лена несколько удивленно посмотрела на его каменное выражение лица. - Ничего сказать не хочешь?
- Желаю счастья в личной жизни. – буркнул Виталий и отвернулся к окну.
Лена недоуменно расширила глаза и возмущенно воскликнула, абсолютно не понимая нынешнего поведения Абдулова:
- А что ты мне его желаешь?! Ты его сам устраивать должен!!!
Повеяло мятой и грейпфрутом, хлопнула дверь в тамбур, и прошло еще несколько секунд, пока до Виталия дошел смысл сказанных ею слов. Не в силах поверить, что ему не показалось, Абдулов огляделся вокруг, с силой захлопнул окно и бросился в их купе объясняться с Ленкой. В купе, однако, уже сидел довольный жизнью Тихонов и пытался чего-то добиться от Третьяковой, которая в тот момент явно находилась в прострации.
- Лен, пойдем, свежим воздухом подышим!
Лена вздрогнула от звука его голоса и, не поворачиваясь в его сторону, сказала:
- Да мне и здесь не душно…
- Лен, - в голосе появилась знакомая железная настойчивость, - Я же вижу: тебе жарко, пошли подышим свежим воздухом!
Лена молча встала и пошла к выходу. Тихонов сидел в легком шоке от бессодержательного диалога, но на всякий случай решил уточнить:
- А где вы тут свежий воздух нашли?!
- В тамбуре! – в один голос ответили Виталий с Леной и с мрачными лицами вышли из купе.

- Лен! – Виталий нежно приобнял девушку за плечи и посмотрел ей в глаза. Лена не вырывалась, а была готова внимательно его слушать. Но и помогать не собиралась. – Я же подумал, ты не обо мне! Ну, как я мог догадаться?!
- Дурак! – коротко ответила Третьякова.
Виталий притянул Ленку к себе поближе, переместил руки с плеч на талию, мягко поцеловал в висок и уверенно прошептал у самого уха:
- Люблю тебя.
Лена посильнее прижалась к мужчине и, обвив своими руками его шею, сама поцеловала его, вкладывая в поцелуй и все сказанное, и все невысказанное. Когда от лихорадочных поцелуев ноги уже перестали держать девушку, она оторвалась от Виталика и прошептала «Потом». Виталий согласно кивнул и, подарив ей напоследок еще один поцелуй, пошел в купе, потянув за собой Ленку.

Спустя двое суток

- Ну, и как успехи на любовном фронте? – Ленка сидела, спиной прижавшись к груди Виталика, а он нежно перебирал ее светлые волосы.
- Да как-как?! Никак! – Димка возмущенно хмыкнул и откусил кусок заботливо приготовленного Третьяковой бутерброда. – Люблю я ее все-таки! Везде эта амазонка мерещится, придется мириться!
- Да ладно тебе, Дим, Вика, я уверена, сама по тебе соскучилась! – Ленка ободряюще погладила друга по плечу, за что сидящий сзади Абдулов прикусил ей мочку уха и прошептал что-то по поводу чрезмерных дружеских излияний. Уютно устроившись в его объятиях, Лена чуть ли не мурлыкала от удовольствия. В рюкзаке весело пискнул телефон. Ленка достала чудо техники из внешнего кармана и с интересом уставилась на экран. Смс-ка от Козловой с таинственным содержанием. «Нашла новую цель. Завтра полюбуешься на результат». Третьякова недоуменно хмыкнула и спрятала телефон обратно.

В павильон съемок Тихонов зашел абсолютно счастливый, довольный и влюбленный. Оказывается, его королевна Виктория откуда-то узнала номер поезда и преданно приехала встречать его на вокзал. Ленка тоже вся светилась изнутри, что сразу же отметила Козлова.
- Ну что, план работает?! – обняв подругу, с улыбкой спросила она.
- Ой, Лер, ну, какой план?! Просто любим мы друг друга, и все!
Лера лишь таинственно повела бровями и убежала на грим. Ленка пошла пить кофе, но в коридоре, на пути к автоматам, ее остановил Абдулов с весьма интригующим выражением лица и блуждающей улыбкой. Поцелуй лишил Лену способности мыслить логически, поэтому она лишь изумленно посмотрела на Виталика и безропотно последовала за ним. Виталий завел девушку в знакомую ей пустующую гримерку и, нежно поцеловав, нерешительно заговорил:
- Вот тут мы в первый раз поцеловались всего пять дней назад.
- Я помню! - Ленка искренне улыбнулась и легонько провела тыльной стороной ладони по его скуле. – Ты годовщину отметить решил? – она тихонько рассмеялась и выжидающе посмотрела на Виталика.
- Ты, конечно, можешь решить, что я слишком спешу, или что я еще не все осознал, но я очень, - он нежно приподнял пальцами ее подбородок и заглянул в любимые зеленые глаза, - ОЧЕНЬ хочу, чтобы ты стала моей женой. – Абдулов протянул Ленке открытую коробочку с тонким изящным золотым колечком. На кольце блестел небольшой бриллиантик, переливаясь от солнечных лучей из окна.
- Ты сдурел?! – изумленно спросила Третьякова
- Пока еще нет. – Виталий мягко улыбнулся.
- Шутишь. – Ленка прищурила глаза и сглотнула.
Виталик улыбнулся еще шире и отрицательно покачал головой. Лена переводила взгляд с кольца на Виталика и обратно, ища, но не находя никакого скрытого подвоха. Подойдя к Абдулову поближе, она обняла его, почти сразу почувствовав его руки на своей талии, приподнялась на цыпочки и шепнула:
- Конечно, согласна.
Потеревшись щекой о его щеку, она поцеловала его сначала в самый уголок губ, после чего Виталий сам перехватил инициативу, прильнув к ее губам нежным, полным любви, но одновременно и неприкрытой страсти поцелуем. Из гримерки, сияя счастливым лицом и поправляя растрепавшиеся пряди, Лена вылетела только через час. Найдя в толпе Козлову, она оттащила ее за тот самый столик, за которым они обсуждали выбор «кандидата».
- Лер, - взволнованно начала она, - Я замуж выхожу!
Лерка восторженно завизжала, бросилась подруге на шею, после чего, немного успокоившись, гордо заявила:
- Это мой рекорд! Меньше, чем за неделю!!!
Подруги расхохотались. Ленка опять попыталась сквозь смех доказать, что дело было не в плане, который она не выполняла, а в чувствах, однако Козлова отказывалась слышать эту «ересь» и гордо присуждала эту свадьбу к своим заслугам.
- Кстати, посмотри! – хитро шепнула Лерка Третьяковой на ухо и показала целующихся вдалеке Лыскова и Студилину. – Нет, все-таки я гений! – смеясь, заявила она. – Ленка, а ну повтори мантру, которую ты случайно Абдулову выдала!
Лена, абсолютно лишенная своим счастьем здравомыслия, сделав искусительную гримасу, начала говорить:
- Я самая обаятельная и привлекательная!
- Никто и не спорит! – раздался за Ленкиной спиной знакомый шепот, она тепло улыбнулась, игриво подмигнула Лерке, после чего Абдулов легким движением подхватил невесту на руки и понес… на площадку. КВМ снимать!

Вы же знаете, что я всегда вам безумно рада, с любыми комментами Заодно поругайте меня за незамеченные ляпы
http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-40-00000594-000-20-0-1243609009

Спасибо: 42 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 672
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 40
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.06.09 15:22. Заголовок: Автор: Аллочка. Назв..


Автор: Аллочка.
Название: Первый встречный.
Рейтинг: PG-13.
Жанр: Romance, AU, RPF.
Статус: Окончен.
От автора: Огромное спасибо всем, кто комментит Это очень вдохновляет

- Послушай, Лен… Тебе, наверное, не стоит задерживаться? – хриплый мужской голос звучал непривычно робко и мягко. Так Виталий уже давным-давно ни с кем не разговаривал.
Светлая голова взметнулась с подушки, на лице появилась немного горькая улыбка, Лена медленно встала с кровати и, натягивая вещи, начала говорить срывающимся голосом:
- Знаешь, я… Я ведь ничего не ожидала. Ты у меня был первый, я у тебя… Сотая, тысячная? Не знаю. Ты, наверное, думал, что я тебе сейчас истерику устрою или потребую чего-то? – Лена разговаривала со своим отражением в зеркале, натягивая правую штанину джинс, однако и тот, кому эти слова предназначались, ее прекрасно слышал. От ее готовности уйти Абдулов недоуменно повел бровью и стал внимательно слушать дальше. – Нет, что ты! Я тебе очень благодарна. Я же искала не спутника жизни, а… Просто у меня была дикая нехватка человеческого тепла. Я… так получилось, что с тобой у меня был не только первый раз, но и первый поцелуй. – Виталий привстал с постели и обвел девушку удивленным взглядом. Практически идеальная фигура, ноги от ушей, глаза, заставляющие самого известного юриста по бракоразводным процессам испытывать неведомые доселе чувства. Она что, шутит?!
- Ты что, серьезно сейчас? Сколько тебе? – он отказывался верить сказанному.
- Семнадцать. Серьезно. – Ленка едко усмехнулась и стала бороться с левой штаниной. – И я почувствовала, что если меня немедленно, в этот же день никто не обнимет и не прижмет к себе, я просто растворюсь, превращусь в воспоминание. А ты… ты был очень ласковым и заботливым… - Третьякова тепло улыбнулась и повернулась, наконец, к Виталию, одновременно поправляя футболку. – Не думала, что мне так повезет с первым встречным! – девушка весело подмигнула Абдулову и, быстро сунув ноги в кеды, выбежала из квартиры, оставив только легкий запах цитрусовых и мятной жвачки.
Виталий долго не мог прийти в себя. Встав с кровати, он налил себе виски, однако после первого же глотка вылил эту дрянь в раковину: напиваться сейчас было явно не время. Он и сам не понимал, что его сподвигло так поспешно и даже грубо выгнать девчонку. Обычно он просто не обращал внимания на женщин в своей постели, они сами к утру уходили. Но в Лене было что-то такое, чего он боялся. Он попросту испугался нахлынувших на него чувств. С Третьяковой он познакомился в баре, она допивала уже второй стакан мохито, но была абсолютно трезвой. Милая улыбка, недвусмысленные жесты…А дальше его накрыла такая страсть, какой он никогда, наверное, не испытывал. Девчонка, которая и с парнями-то никогда не целовалась, заставила его стонать и хрипеть от удовольствия.
Нет, Абдулов не верил в любовь. Да и как он мог в нее поверить?! Каждый день он видел, как люди, не так уж давно клявшиеся друг другу в вечной любви и обещавшие быть вместе до самой смерти, плевали ядом и чуть ли не душили друг друга из-за какого-то старинного торшера, или сарая на окраине города. Встречались ему и гораздо более страшные истории, вроде обмена ребенка на загородный дом, или нанесения увечий с целью захвата большей доли. Виталий был абсолютно уверен в том, что любовь – это лишь выдумка писателей и поэтов, заставляющая людей регулярно пополнять доход ЗАГСов, фотографов, модельеров и различных закусочных. Никак не способствовал укреплению его веры в любовь и шумный развод родителей. Тем не менее, он понимал, что никогда и ни к кому не испытывал того, что чувствует по отношению к этой смелой семнадцатилетней девушке. Вот только любовью он это называть не хотел.
Прошла неделя. Виталий оформил девять разводов. Он один раз выступил на телевидении в прямом эфире. Выпил три бутылки рома. Не переспал ни с одной девицей. Прочел две книги Ричарда Баха. Скачал «избранное» Битлов. В общей сложности проспал двадцать пять часов. И ни на одну секунду его голову не покидали мысли о девушке по имени Лена. Ее образ стоял перед глазами, иногда, после пары стаканов Havana Club, ему даже казалось, что он вновь ощущает ее нежную кожу и приятный аромат. Впрочем, вскоре все это оказывалось обыкновенной иллюзией. Через неделю Абдулов сдался. Впервые в жизни опустил руки. Он признал, что влюбился. Признал, что и сам испытал то чувство, в существование которого попросту не верил. Никому не понять, как тяжело ему далось это признание, пусть и самому себе. Тяжелее всего было смотреть на то, как ругаются супруги на бракоразводном процессе, и гадать, любили ли они вообще друг друга.
Впрочем, почти сразу пришло чувство облегчения. Абдулов, наконец, понял, чего он хочет, а вернее, кого. Связей у него было много, а потому найти в огромной Москве зеленоглазого ангела по имени Лена оказалось, на удивление, несложно. Третьякова Елена Николаевна, студентка второго курса театрального института. Виталий узнал о ней все, вплоть до клички любимого пса и дней рождения близких подруг. Вот только что делать дальше, он себе не представлял. Возможно, у нее появился парень. А, возможно, она просто не захочет его видеть после такого невежливого обращения. С одной стороны, стоило садиться в машину и срочно ехать к зданию этого института. С другой стороны, было, как никогда, страшно. Абдулов устроил сам себе выходной на работе и отправился гулять по Москве. Часто во время таких прогулок он принимал какое-то решение, почему-то на ходу ему легче думалось. Все мысли текли в одном, светловолосом и зеленоглазом направлении, однако ответа на вопрос «что делать?!» не было даже к вечеру. Наконец, Виталий свернул на знакомую улочку и вошел в уютное кафе. Заведение принадлежало хорошему другу его отца, поэтому его здесь все знали и всегда были рады видеть. В дверях мужчина резко замер и едва удержал себя от внезапного порыва развернуться и выбежать на улицу. За одним из столиков сидела Лена.
С их последней встречи она совсем не изменилась, разве что движения стали чуть более плавными, а глаза немного потускнели. Девушка сидела, попивая коктейль, и о чем-то рассказывала сидящей напротив подруге. Над своими действиями Виталий раздумывал недолго. Показав официанту, что пока к нему подходить не стоит, он сел за неприметный столик недалеко от Ленкиного и откинулся на кресло. Заметить сидящего мужчину было практически невозможно. Слышал Абдулов далеко не все, однако ему вполне хватило и тех услышанных обрывков фраз. Появилось покалывающее ощущение во всем теле, уровень адреналина в крови подскочил, будто бы он вторгался без спроса на чужую территорию. Так оно, в сущности, и было.
- Нет, Лер, блин, какой Антон?!
- Говорю же, не знаю!
- Да нет…
- Лера!
- Хорошо… Даже слишком.
- Зависть – плохое чувство!
- Да ничего я не просила!
- Совсем сдурела???
- Очень смешно!
- Влюбилась…
- И такое бывает!
- Да, в первого встречного!!!
От звуков ее голоса в сердце появилось приятное щемящее чувство, а от сказанных ею слов внезапно перехватило дыхание. Абдулов быстро вскочил со своего места и буквально выбежал芦на улицу, под проливной дождь. Противоречивые желания разрывали мужчину на несколько частей. Толи пойти обратно в кафе, схватить девчонку в охапку и привезти к себе, толи попытаться забыть ее: он для нее слишком старый, одиннадцать лет разницы, толи просто встать куда-нибудь и что-то громко-громко прокричать. Ощущение какого-то невероятного счастья переполняло Виталия, однако был и проблеск безнадежности их отношений. Но она влюбилась! Любит! Его! Он даже думать об этом не смел, а тут вот так вот просто взял и услышал.
В эту ночь адвокат, наконец, выспался. Снилось что-то приятное, легкое, необременяющее и незапоминающееся.
Лена с Леркой вышли из института и быстрым шагом пошли по направлению к метро. Однако не успели подруги отойти от ворот, как Лену кто-то грубо схватил за руку и развернул к себе. Ленка резко вдохнула воздух и расширенными от удивления глазами посмотрела на крайне довольно улыбающегося Абдулова.
- Ты??? – на большее Третьякова способна не была.
Козлова восхищенно присвистнула при виде Виталия и поспешила ретироваться, оставив подругу наедине с голубоглазым красавцем.
- Ты что здесь делаешь?! – дар речи постепенно возвращался к Ленке, однако она по-прежнему судорожно глотала воздух.
Виталий нежно обнял девушку за талию, приблизил ее к себе и уверенно сказал прямо в губы:
- Люблю тебя. – он нежно прикоснулся к ее губам, после чего, не в силах сдерживаться, прильнул к ним в страстном поцелуе, стирая все сомнения и возражения.

- Лен, - Виталий чуть привстал с кровати и аккуратно прикоснулся к обнаженному плечу Третьяковой. Ленка тут же присела и развернулась Виталику, сияя своими счастливыми глазами, - ты понимаешь, что тебе не я нужен?
Лена широко улыбнулась и молча отрицательно покачала головой.
- Ленка, мне двадцать восемь лет! Двадцать восемь, слышишь?! – девушка только тихо рассмеялась в ответ. – Я зажравшийся циник, который до твоего появления вообще в любовь не верил!!! – мужчина с отчаянием в глазах пытался достучаться до Ленки, однако она лишь еще раз мягко улыбнулась и с нежностью провела своей тоненькой рукой по его волосам. – Почему ты не понимаешь? – срывающимся голосом спросил он.
- Просто ты глупый. – рассмеявшись, ответила Ленка. От ее бесхитростного ответа Виталий даже оторопел. Да уж, вот глупым его еще никто никогда не называл – не осмеливались. А ей все можно. – Но, - Третьякова хитро прищурилась, - если ты еще немножечко со мной побудешь, то, может быть, чуточку поумнеешь.
Абдулов искренне улыбнулся. Все его теории вмиг рухнули, однако сам Виталий был этому только безмерно рад. Повалив девушку обратно на кровать, он перевернул ее на спину, навис над ней и хрипло прошептал:
- Будем умнеть?!


Комментарии

Спасибо: 79 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 685
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 42
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.06.09 14:58. Заголовок: Автор: Аллочка. Назв..


Автор: Аллочка.
Название: Падший ангел - сын греха.
Рейтинг: PG-13.
Жанр: RPF, Fluff.
Статус: Окончен.
Муза: Kristenka

От автора: Название позаимствовано у группы "Пикник" (песня "Падший ангел - сын греха"). Песня с мини ничего общего не имеет (ну, мне так кажется...).

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ Все события - авторская выдумка, не имеющая ничего (или почти ничего) общего с реальностью

Лена медленно подняла глаза на Степнова и застыла в нерешительности. Виктор нежно провел рукой по светлым волосам и чуть приподнял Ленкино лицо за подбородок. Кулемина нервно провела язычком по пересохшим губам и севшим голосом проговорила:
- Виктор… Михайлович, пойдемте уже.


- Стооооп!!! - Лена от неожиданности отскочила от своего партнера и злобно уставилась на орущего Арланова. – Третьякова!!! Третий дубль, да что же это такое-то?! Ты понимаешь, что говорить ты должна с волнительным придыханием, трепетом, а не так, как будто ты Виталика скушаешь сейчас, не подавившись!
- Как получается! – огрызнулась Лена, которой уже порядком надоело, что ее сначала обрывают на заключительной фразе, а потом обвиняют во всех смертных грехах. Посмотрела она на него не так, видите ли! Сказала не тем голосом!!! Господи, да что же кричать-то так?!
Арланов продолжал разрываться. Он припомнил ей и не отснятую (не по ее, между прочим, вине!) вчера сцену, и то, что скоро последний день съемок, и ее постоянные перекуры, и потрясающий актерский талант (сказано это было таким голосом, что на мысли о комплименте даже не наводило), который почему-то проявляется только в критических обстоятельствах. Лена стояла и смирно терпела нервный срыв дорогого режиссера. В груди клокотало чувство праведного возмущения из-за порой несправедливых обвинений, но Третьякова понимала, что сейчас не место и не время показывать свой характер. Тем не менее, девушка была уже на грани: еще чуть-чуть, – и все ее негативные эмоции с шумом выплеснутся на всех окружающих.
Наконец, Сергей Владимирович закончил свою тираду и устало опустился на стул.
- Все, Третьякова, запорешь еще один дубль, - доснимать будем ночью, мне Ранеток снимать надо! – режиссер уже даже не пытался повысить голос, он говорил так спокойно, как могут говорить только люди, только что наоравшие на ближнего своего.
Лена раздраженно выдохнула и окинула усталым взглядом площадку. Почему-то (впрочем, причина была ясна) хотелось прибить всех, начиная с хихикающих над чем-то девчонок-Ранеток и кончая ухмыляющимся Абдуловым. Хотя Виталик на самом деле вовсе не ухмылялся, а сочувственно улыбался и пытался взглядом поддержать Ленку. Терпение бас-гитаристки медленно, но верно испарялось.
- Да, Ленк, мне вот домой пораньше надо, а наша сцена, между прочим, еще двадцать минут назад должна была быть! – обиженно проговорила Женька и умоляюще посмотрела на Третьякову.
Огурцова ее окончательно добила. Вот умеют же люди доводить своего собрата по крови! Было непонятно, то ли они все сговорились, то ли день просто сегодня такой, что ей, Лене, так везет на наезды, но терпеть больше не оставалось никаких сил. Третьякова сдавленно зарычала и разразилась нецензурной бранью, изредка перемежаемой такими красноречивыми фразами, как «да вы…», «да я…», «да совсем уже…». Вся площадка испуганно затихла. Выговорившись, Лена сложила руки на груди и стала ждать реакции.
- Лена! – возмущенно начала Козлова, - Прекращай материться!!! Мы, в конце концов, не на стройке, почему мы должны это выслушивать?!
- Да, Лен, - робко поддержала Леру Наташка, - ну, хватит уже, свои мысли можно выразить и вполне литературным языком.
Прошипев себе под нос что-то глубоко литературное, Лена, взмахнув руками, унеслась в гримерку. Почти сразу за ней устремился Абдулов, успокаивающе кивнув стремительно краснеющему режиссеру.

Виталий влетел в комнату, закрыв за собой дверь на ключ.
- Что, тоже нотации читать будешь? – Ленка едко усмехнулась и выкинула в окно недокуренную сигарету.
В ответ Абдулов только расплылся в довольной улыбке. Подойдя поближе, он притянул к себе девушку за талию и принялся осыпать ее плечи, шею и ключицу быстрыми горячими поцелуями. Лена, мгновенно забыв обо всех своих конфликтах и амбициях, тихо застонала и отошла на шаг назад, прислонившись спиной к стене. Виталий тут же начал терзать ее губы, одновременно лаская спину, талию и чуть ниже. Лихорадочные поцелуи, сбивчивое дыхание, сдавленный шепот, стоны, срывающиеся с губ и заглушаемые губами же, блуждающие руки и абсолютно пустая голова.
Безумие закончилось так же неожиданно, как и началось. Абдулов нежно приподнял девушку и посадил ее на стоящий в углу диван.
- А теперь рассказывай, что случилось. – мягким голосом попросил актер.
- Да что-что?! Ничего! – буркнула Ленка, но, взглянув в искренне обеспокоенные синие глаза, продолжила, - Просто достали эти…!
Далее следовали обвинения в непонимании и несправедливости, сформулированные, в большинстве своем, далеко не литературной частью русского языка. Виталий поморщился и перебил Третьякову:
- Лен, не ругайся матом! – увидев, как угрожающе сверкнули зеленые глаза, он немного изменил тон и добавил, - Не люблю я, когда девушки матерятся.
Третьякова как-то недоверчиво хмыкнула и с хитрым прищуром посмотрела на Виталика.
- Ну и что? – беспечно спросила она. – Курящие тебе тоже не нравятся, а меня вот любишь! – уверенно заявила Ленка.
Виталий лениво улыбнулся.
- Люблю. – мужчина уверенно кивнул. – Но пообещай мне больше не материться.
- Чего?! – Лена нервно хихикнула. – Ничего я тебе не должна! И обещать ничего не буду!
Абдулов в один миг оказался рядом с девушкой на диване. Нежно поглаживая плечи и предплечья, он начал медленно целовать оголенную футболкой нежную кожу. Лена с силой закусила нижнюю губу, чтобы не застонать. Виталик то осыпал шею легкими, невесомыми поцелуями, то, дразня, прикусывал ее. Желание коснуться его губ стало непреодолимым, и Лена, чуть привстав, потянулась к ним, однако была мягко остановлена Виталием, который, наклонившись, прошептал ей на ухо:
- Обещаешь?
Лена отрицательно помотала головой, и Абдулов продолжил мучительные ласки. Наконец, Третьякова не выдержала и, простонав «обещаю», притянула Виталия к себе за футболку и с наслаждением впилась в его губы, стремясь отдать столько же, сколько только что получила.

Немного взъерошенные, но безумно счастливые, Лена с Виталием пришли обратно на площадку.
- Явились – не запылились! – язвительным голосом поприветствовал из Арланов. – Позвольте поинтересоваться, что вы делали в течение сорока минут вдвоем в гримерке? – обманчиво спокойным голосом прощебетал Сергей Владимирович.
- А… мы… - Ленка растерялась, покраснела и с силой вцепилась в руку Абдулова.
- Значит так! – рявкнул режиссер. – Мне абсолютно плевать на твою личную жизнь!!! Но, будь добра, устраивай ее не на съемочной площадке! Мы давным-давно должны были закончить эту проклятую сцену, и если ты сейчас не сделаешь проникновенное выражение лица и не проговоришь эту фразу голосом напуганной школьницы, я тебя больше ни на один перекур не отпущу! И ни одного опоздания не прощу!!!
- Значит так! – проорала в ответ Третьякова. Виталий предупредительно тронул ее за плечо, напоминая о данном обещании, Ленка же успокаивающе улыбнулась. Говорила она, постоянно запинаясь и периодически делая паузы для «подумать». - Ты совсем… утратил грань между реальностью и вымыслом, между тем, что можно и тем, что нельзя?! Ты считаешь нормальным удовлетворение своих амбиций путем прессинга своих подчиненных?! Ты понимаешь, что поступаешь, как последний… феодал и самодур?! Конечно, как же! Я не соответствую твоим… глупым качественным запросам?! Так давай, отменяй на… к… отменяй, преодолев все мыслимые и немыслимые барьеры, свой… любимый КВМ! А если не хочешь, то, будь добр, не орать на меня каждый день, а относиться по-человечески! Иди ты на… к… маме падшего ангела со своими поучениями!
На площадке воцарилась звенящая тишина. Арланов нервно заерзал на своем стульчике. Лера хихикнула, но тут же прикрыла рот рукой. Гримеры-операторы-осветители затаились в ожидании дальнейших действий. Спокойствие и хладнокровие сохраняли только два человека – Лена и нежно обнимающий ее за талию Виталий. Абдулов вообще был крайне доволен всем происходящим. Наконец, Сергей немного отошел от шока и произнес дрожащим голосом:
- Литературно… Одного, Третьякова, не понимаю: при чем здесь падший ангел?
- А падший ангел, Сергей, - это дьявол или черт! – с умным видом сообщил Виталик.
Третьякова хрипло засмеялась и с вызовом начала говорить, глядя Арланову прямо в глаза:
- Ты что, совсем…
- ЛЕНА!!! – перебил девушку нестройный хор из четырех Ранеток. Девчонки явно не хотели вновь выслушивать ненормативную лексику.
- Совсем в мифологии не разбираешься? – с наглой ухмылкой продолжила Ленка, за что получила одобрительный шепот Виталия над самым ухом.
- Умница моя.



Спасибо: 70 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 702
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 43
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.06.09 01:11. Заголовок: Автор: Аллочка. Назв..


Автор: Аллочка.
Название: А может быть, спросить у Лерки?
Рейтинг: PG.
Жанр: Romance, Виньетка.
Статус: Окончен.


- Слушай, ты Ленку не видела? – Прокопьева отловила в пестрой толпе Наташку и остановила ее.
- Да нет… - Ната недоуменно повела плечами. – Мы «Последний шанс» спели, и она убежала куда-то… А что, нужна?
- Да не то чтобы… Ну, пропала просто куда-то, я волнуюсь.
- А, может быть, спросить у Лерки? – предложила Липатова.
- А Лера-то откуда знает?
- Ой, ну ты даешь! – Наташка рассмеялась. – Лера всегда все и обо всех знает!




- Сонь, а ты Витю не видела? – обеспокоено спросил у невесты Рассказов.
- Степнова? Неа, не видела, а что?
- Да, - Игорь махнул рукой. – Пропал куда-то! Может быть, у Лерки спросить? Она тут за всеми следит, по-моему…
- Спроси. – Софья недоуменно повела плечами и стала выискивать фигуру Новиковой.



- Ты мне эту песню пела?! – Виктор подошел к Ленке вплотную и стал отчаянно вглядываться в ее зеленые глаза. Но глаза, как назло, не выражали ровным счетом ничего.
- Какую песню? – Лена дернула плечами и отошла от Виктора на безопасное расстояние.
- Которую ты пела!!! – Степнов, не в силах сдерживаться, повысил голос.
- Мы много чего пели! – Ленка вздернула подбородок и попыталась выйти из подсобки, в которую ее практически силком затащил охваченный нервным возбуждением Степнов.
- Про любовь! – не сдавался Виктор. Он схватил девушку за руку прямо у двери и втащил обратно.
Лена изумленно подняла на него свои глаза. Рука жгла сквозь рубашку. Приятно. До жути. До дрожи в коленях. И кто сказал, что дышать – это обязательно?! И так неплохо. Неплохо?! Обалденно. Опомнилась. Чуть прикрыла глаза, пытаясь скрыть разочарование своими же принципами. Вырвала руку и встала напротив, испытующе глядя из-под челки.
- Виктор Михайлович! – голос странный какой-то… Должен был быть гораздо более строгим. И грозным. А так – шепот практически. – Вы, как руководитель… - запнулась. На лице появилась гримаса боли и сожаления, но она в один миг прошла. – Бывший руководитель! Нашей группы в курсе должны быть, что у нас все песни про любовь!
Добила. Одним «бывшим» сказала в сотни раз больше, чем могла. Сглотнул. Сейчас не время расклеиваться. И так домямлился практически до свадьбы. Сейчас терпеть. А главное – узнать, добиться! Знает ведь, что для него, но от нее услышать хочет.
- Лена, ты знаешь, о чем я говорю! – отступать он был не намерен. Синие глаза стремительно темнели, напоминая штормящее море. Становилось страшновато. А что сказать-то?! Решила помолчать. Зря.
- Лена, черт возьми, мне ты ее пела или нет??? – Степнов сорвался. Сил ждать просто не оставалось. А эта упрямая девчонка могла еще долго молчать. Сделал два быстрых шага к ней, оказался на расстоянии короткого вдоха. Лена непроизвольно приоткрыла рот и пораженно посмотрела в практически черные глаза.
- Лена!!! – Виктор крепко схватил девушку за плечи и хорошенько тряхнул, не прерывая зрительного контакта. Растерянность в зеленых глазах постепенно проходила, уступая место злости и скрытой за яростью боли.
- Виктор Михайлович! – Лена уверенно встретила его пронизывающий взгляд. – Что вы вообще себе позволяете?! Отпустите немедленно!!!
Лена, как дикий зверь, рванулась в его объятиях, грубо сбросила руки с плеч и вновь отступила назад, уперевшись в холодную стену. Как только отступила, сразу поняла: что-то не так. Чего-то не хватала. Его рук. Никто даже представить не может, какое это наслаждение – ощущать его теплые сжимающиеся ладони на своих плечах и слышать каждый его судорожный вздох. Сама отказалась. Но ведь так тоже нельзя! Холод бетона она спиной даже не ощущала. Зато было отчетливое чувство пронизывающего холодка в тех местах, где только что были его руки. Попыталась отвлечься. Заглянула в его глаза. Не нужно было этого делать. ТАКОЙ взгляд она просто не могла выдерживать. Но внезапно нахлынули злость, раздражение и разочарование. Он чуть не женился. Он оттолкнул ее, и не раз. Он сам же говорил, что ему на нее абсолютно наплевать. Что ж, в таком случае, и ей наплевать.
- Нет! – ее уверенный голос прорезал звенящую тишину. Виктор моргнул, пытаясь осознать то, что она сейчас говорит. – Не вам я ее пела!
Глаза из черных внезапно превратились в бледно-серые. Стало очень душно. Лена старалась хладнокровно смотреть в любимые глаза. Но ей это плохо удавалось. Степнов издал какой-то сдавленный стон и, оперевшись одной рукой об стол, резко осел на стул. Шумно выдохнув, мужчина обнял голову руками и зарылся пальцами в темные кудри. Чуть взъерошив волосы, зарыл лицо в ладони и вновь глухо простонал. Любит. Не его. Он бы ей не поверил, даже если бы она сама ему сказала, что любит другого. Но песне было невозможно не поверить. Очень любит. И он теперь должен ей счастья пожелать.
Лена при виде такого отчаяния сама всхлипнула и начала сползать по стенке вниз. Господи, что же они делают?! А главное – зачем?!
- Не вам. – тихо повторила Кулемина, уткнувшись лицом в согнутые колени и закрыв голову руками. Потом подняла взгляд на него и не заметила никакой видимой реакции на свои слова. Только фигура, кажется, еще больше сгорбилась. – А тому Виктору Михайловичу, что был месяца три назад. Тому, который не собирался жениться на Светочке, который не был под властью глупых предрассудков. Которому было не все равно, с кем я ем и с кем сплю. Который любил. А не вам.
Степнов провел правой рукой по лицу, отгоняя наваждение. Но светловолосое наваждение продолжало сидеть на все том же месте и смотреть на него полным боли взглядом. До чего же он ее довел?! Ленку, девочку-солнышко, девочку, излучающую оптимизм и счастье, любимую девочку?! До того, что она сидит сейчас на полу в его подсобке и с каждой секундой теряет веру в любовь.
Он пока еще и слова, сказанные ею, осознать не успел. Только пару минут спустя, в сотый раз нежно целуя ее макушку, щеки и губы, бережно сжимая в своих объятиях сидящую на коленях девушку, Виктор вдруг понял, о чем говорила Ленка.
Кулемина сидела, положив голову на самую любимую грудь на свете, и жмурилась от удовольствия. Она и не знала, что можно за одно мгновение стать такой счастливой. Степнов пока ничего не сказал, но ей было достаточно и его мягких поцелуев. Внезапно его глаза резко переменились. В них появилась такая отчаянная, просто обезумевшая надежда, что Ленка даже испугалась.
- Не любишь его, да? – тихо спросил, затаив дыхание.
Лена улыбнулась и прошептала:
- Тебя люблю…
- Лен, я всегда, слышишь, всегда буду тебя любить! Даже если ты будешь не со мной. Но ты не обольщайся, - мужчина хитро улыбнулся. – теперь никуда не отпущу! И только попробуй есть и спать не со мной.
Ленка хрипло рассмеялась и обняла Степнова руками за шею, стремясь быть еще чуточку ближе.
- А с Гуцулом нас не было ничего.
Лена понимала, что он ее ни о чем не спрашивал, да и сказала она как-то «не в тему». Но просто миг назад в ее голове пронеслись мысли о том, что было бы, если бы Степнов не отменил свадьбу. От представления их брачного ложа сердце сковала ноющая боль. И она совсем не хотела, чтобы Степнов даже думал о ней с Гуцулом.
Виктор только еще раз неуловимо нежно коснулся ее губ, после чего внезапно встрепенулся.
- Слушай, Ленк, как думаешь, нас там не хватились еще?
- А, может быть, спросить у Лерки?
- А при чем здесь Новикова?
- Ну, НАС с тобой ВМЕСТЕ хватиться могла только она! – Ленка с Виктором тихонько рассмеялись.





Лера вышла, немного пошатываясь, из кабинета математики. О, да, это было великое кощунство! Платье съехало набок, волосы сбились в какую-то непонятную прическу, на шее красовалась парочка засосов, ноги дрожали и подгибались на высокой шпильке. Но на лице сияла самая счастливая улыбка. Следом вышел Комаров и, смачно поцеловав девушку в губы, повел ее ко всем в актовый зал. Но, не успела она оглядеться, как ее кто-то схватил за руку и оттащил в сторону. В то же мгновение ее обступила, как ей показалось, просто толпа народа. Причем одна пара внушала ей серьезные сомнения в том, происходит ли это на самом деле.
- Лера! – произнесли одновременно сразу шесть голосов. Внезапно обладатели этих голосов заметили друг друга и облегченно улыбнулись.
Новикова только стояла и отходила от шока. Чем-то обеспокоенные Анька с Наташей – это нормально и даже привычно. Над чем-то смеющиеся Софочка с Рассказовым – это довольно забавно. Но вот обнимающий сзади за талию Ленку Степнов, что-то шепчущий ей на ухо, - вот это было неожиданно. Даже слишком. Лера нервно улыбнулась и решила, что, пока она вроде бы никому из них не нужна, надо быстро сматываться.
- А… Вы знаете… Мы тут со Стасиком… Пойдем мы! – потащив за собой Комарова, Лера чуть ли не выбежала из зала.
- Да, Стас… По ходу, не одни мы времени зря не теряли!

Что-нибудь сказать


Спасибо: 84 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 728
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 46
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.06.09 18:02. Заголовок: Автор: Аллочка. Назв..


Автор: Аллочка.
Название: Да или нет?
Рейтинг: PG.
Жанр: Romance, Fluff, AU.
Статус: Окончен.
Пейринг: КВМ.

- Ну, все, Лен, - Новикова довольно хихикнула. – Выбирай посимпатичнее, - и вперед!
Лена одарила подругу самым презрительным взглядом из ее арсенала и недовольно насупилась.
- Лера! – хныкающим голосом воскликнула она. – Ты понимаешь, что это идиотизм?! Я не буду!
- Кулемина! – Новикова возмущенно взвизгнула и даже чуть подпрыгнула на месте. – Не надо было со мной в карты играть!!! Проиграла – выполняй!
- Нет, ну, звездец! Ты себе это как представляешь?!
- Уж получше тебя!!! Все, Лена, не ломайся!
Лера ослепительно улыбнулась и стала вглядываться в толпу прохожих.
- Так, это женщина какая-то… Очкарики нам не нужны… Жирдяи тоже… - пару минут Лена выслушивала мерное бормотание подруги под ухом, когда внезапно Лера оживилась и, пхнув Кулемину локтем в бок, заговорщически прошептала, - Во! Самое то! Погляди, красавец какой!!!
- Лера, ты смеешься?! Сколько ему лет?! Двадцать пять?! Тридцать?!
- Самое то, нашлась, тоже мне, малолетка! Давай-давай! – Лера толкнула подругу в спину и направила к идущему, напевая что-то на ходу, голубоглазому брюнету спортивного телосложения.
Лена выскочила на тротуар и перегородила мужчине дорогу.
- Здрасьте! – неуверенно проблеяла она, преданно заглядывая в кажущиеся самыми красивыми на свете глаза.
- Ну, привет! – брюнет улыбнулся, обнажив белоснежные зубы, и с нескрываемым любопытством посмотрел на стоящего прямо перед ним зеленоглазого ангела.
- Да или нет? – Ленка набралась, наконец, смелости и теперь со спокойствием и даже каким-то азартом изучала стоящего перед ней прохожего.
- Чего?! – мужчина немного оторопел и нахмурился.
- Просто скажите: «да» или «нет»?
- Ну… да! – брюнет недоуменно повел плечами.
Лена медленно кивнула, посмотрела боковым зрением на сияющую Лерку, перевела взгляд на мужчину и, неуверенно улыбнувшись, внезапно подалась вперед, обняла его своими руками за шею и прильнула в сладком поцелуе. Если известный издатель Виктор Степнов и удивился, то Ленка этого заметить не успела. Его ответ был страстным, жадным и для девушки абсолютно неожиданным. Она даже немного дернулась в его объятиях, однако потом расслабилась и сдалась на волю ощущениям. Когда дышать стало совсем нечем, губы начали болеть от долгого поцелуя, а где-то внизу живота появились неприятные ноющие ощущения, Лена отодвинулась от Степнова, подарила ему на прощание солнечную улыбку и быстрым шагом, схватив шокированную всем происходящим Новикову, вопящую без остановки «Лена! Лена!», пошла по направлению к метро.

Виктор, не моргая, смотрел ей вслед, после чего, расплывшись в немного удивленной, но безусловно довольной улыбке, достал телефон и набрал знакомый номер.
- Алле, Денис? Поднимай свою пятую точку с дивана, я к тебе еду! Будем составлять фоторобот очаровательной блондинки по имени Лена. И чтобы ты мне ее нашел!!!

Месяц Лена провела в состоянии сильной влюбленности. Даже слишком сильной. В человека, чьего имени она даже не знает. Лера не раз пыталась растормошить подругу, сводить в клуб, познакомить с кем-то. Но все мысли Кулеминой были заняты только высоким брюнетом и стремительным, но таким сладким поцелуем. Ранетки не знали ни о чем произошедшем, однако странности в поведении Ленки также отметили. Лена же только улыбалась и отводила затуманенный взгляд. В конце концов, сдалась даже Новикова, понадеявшись на то, что это, как и любое временное явление, пройдет.


Месяц Виктор провел в постоянных поисках. Его проснувшейся активности поражались все, об истинных причинах же знали только друг Сашка и знакомый детектив – Денис. Они решили не лезть в свое дело, хотя удивляться было чему: Степнов все реже появлялся на любимой работе, все чаще зависал в детективном агентстве у компьютеров и все сильнее становился похож на отчаявшегося зверя. Нет, надежды он не терял ни на один миг, но это очень сложно - найти в огромной Москве девушку по имени Лена, о которой неизвестно ровным счетом ничего. Однако команда профессионалов свое дело знали. Спустя месяц, вечером, Виктору прислали папку со всеми найденными данными.
Елена Кулемина, 21 год, учится в Щукинском, играет в девчачьей рок-группе «Ранетки». Живет одна, родители за границей. Свободно говорит на трех языках. В папке также лежало несколько фотографий Ленки. Везде с неизменной солнечной улыбкой и сияющим взглядом. Степнов невольно заулыбался и принялся с жадностью впитывать крупицы найденной информации. На одной фотографии она нежно обнимала какого-то парня. Виктор резко напрягся и ревниво посмотрел на Ленкину руку, лежащую на его плече. Облегченно выдохнул, прочитав, что это – брат Сергей. Из всего присланного, пожалуй, самым важным было то, что завтра вечером у группы «Ранетки» концерт в клубе «***».


Ленка совсем не нервничала перед концертом. Выступали они далеко не впервые, клуб был знакомым, публика – доброжелательной. К тому же, светлая головка была забита совсем другими мыслями. Едва она с девчонками вышла на сцену, в сердце что-то приятно кольнуло, она судорожно вздохнула и подарила залу ослепительную улыбку. Но на протяжении всего концерта ее преследовало чувство, будто сейчас что-то случится. Она старательно отгоняла от себя такие мысли и с удовольствием выкладывалась, играя свою партию. После трех выходов на «бис» Ранетки решили закончить выступление и, прощаясь с залом, стали медленно удаляться за кулисы. Лена немного задержалась, чтобы ответить на какой-то вопрос поклонницы, после чего, глотнув воды, тоже ушла.
В коридоре было темно, и только где-то вдалеке из-за приоткрытой двери гримерки пробивался свет и смех девчонок. Лена не успела сделать и пары шагов, как почувствовала знакомые мужские руки на своей талии сзади. Виктор наклонился, чуть отвел светлые волосы и нежно поцеловал Ленкину шею, от чего девушка резко вздрогнула. Чуть приподняв голову, Степнов хрипло прошептал Лене прямо на ушко:
- Да или нет?
Ленка счастливо улыбнулась, развернулась к мужчине лицом и, ответив одними взглядом зеленых глаз, в которых сверкнули слезы, прижалась к нему, обхватив своими руками его талию.
- Леночка…
Девушка чуть приподнялась на цыпочках и нежно поцеловала Виктора, губами чувствуя его довольную улыбку.

http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000594-000-100-0-1245242591

Спасибо: 70 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 743
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 48

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.06.09 09:40. Заголовок: Автор: Аллочка. Назв..


Автор: Аллочка.
Название: Им ничего не надо.
Рейтинг: PG.
Жанр: Romance, немнооожко (местами) POV.
Статус: Окончен.
От автора: Лучше прочитать, наверное
Скрытый текст




Лена привычным движением сняла с плеча гитару и с хорошо скрытым волнением оглядела зал. Его, конечно же, нашла сразу. А разве могло быть иначе?! Она всю песню с него глаз не сводила, и то место, где он стоит, могла бы даже с закрытыми глазами указать. Но нужно было проверить. Да и страшно было идти. А так – можно чуть-чуть повглядываться в толпу, поискать его глазами, в упор не замечая единственной выделяющейся на фоне других фигуры, да и вообще единственной фигуры, существовавшей для нее в тот момент. Глядишь, и пара минут пройдет. Можно еще немного подкопить решимости.
В голове, как огромные дикие птицы в клетке, бились слова Полины. Казалось бы, ничего нового не сказала. И в то же время всего несколькими фразами смогла дать ощутимый толчок и, что удивительно, надежду. …А почему несчастная? Он ведь тоже тебя любит!... Должна бороться за свое счастье…иди к нему… последний день…никогда в жизни его не увидеть… расстаться с любимым человеком навсегда… Какое «навсегда»?! Я не смогу навсегда! Нужно идти! Взгляду, наконец, было позволено остановиться на Степнове. Смешной такой… Нахмуренный, серьезный. А напряжен-то как! Кажется, вот-вот, - и сорвется с места. Стоит…
Ленка двинулась с места и медленно, очень медленно, подошла к Виктору. Стараясь скрыть все свои переживания за маской безразличия, встала рядом, чуть сзади, чтобы иметь возможность беспрепятственно смотреть на него. Нет, любоваться. На сцене появилась Лера и начала петь свою песню. Забавно, совсем недавно была одной из Ранеток. «Ранетки» – группа, образовавшаяся в этой самой школе. А на выпускном в школе выступает сольно. И не поймешь, радоваться или плакать. Растет, наверное. Однако Лене не было никакого дела до Новиковой. Когда она только подошла, Степнов чуть обернулся и проводил ее немного удивленным взглядом, но сейчас он старательно вглядывался в сцену, словно пытаясь занять ею и боковое зрение тоже, однако оно предательски ловило любимое лицо поодаль. Лена застыла с легкой полуулыбкой и с нескрываемой любовью оглядывала Виктора сзади. Красивый… Забавно, пытается понять, о чем Лерка поет. Кивает даже немного. Кулемина кинула быстрый взгляд на сцену, надеясь там сконцентрировать все свое внимание, однако в глазах от яркого света защипало, а голова сама, против воли, снова обернулась к Его лицу. Нужно было решаться и начинать говорить – Степнов был совсем не намерен делать какие-то шаги навстречу.
Подумай, что значит расстаться… навсегда… расстаться… Подумай! Подумала! Я попробую. Нужно попробовать. Но, черт, он в мою сторону даже не поворачивается… Лера, конечно, замечательно поет, вот только по его выражению лица не скажешь, что он слышит ее. А Виктор в это время пытался убедить самого себя в том, что белокурый ангел, стоящий позади – всего лишь мираж, который исчезнет, стоит ему обернуться. «Ангел», впрочем, даже не собирался поддерживать его гипотезу; Ленка просто прожигала его насквозь своим пристальным взглядом, заставляя колени взрослого мужчины подгибаться, а после и вовсе вынудила вздрогнуть, заговорив таким знакомым хриплым голосом. Нервничает.
- Виктор Михайлович! – Лена вновь с надеждой посмотрела на Степнова. Но он никак не отреагировал на ее реплику, только, кажется, губы сжались чуть сильнее. Да что же он, как истукан, стоит-то?! Замер… - Я… знаю, что вы женитесь, - Конечно, знаю. Помню. Каждый день, каждый час, каждую минуту вспоминаю. Знаю. На глазах выступили непрошеные слезы, но Лена на них, казалось, не обращала никакого внимания, - но для меня это ничего не меняет. – Лена посмотрела на Виктора с таким отчаянием, что тот нахмурился еще больше, а все лицо застыло в напряженной гримасе. Ну же, ну посмотрите вы хотя бы!!! – Я вас люблю и всегда буду любить, - Лена сделала резкий вдох, будто вынырнув из морских глубин. Сказала. Я сказала! – И я хочу, чтобы вы об этом знали. – Хочу. Чтобы знали. Да вы и так знаете, наверное? Но, если вы вдруг тогда не поверили, то уж сейчас-то знайте. И… Я приму любое ваше решение. Но вы только знайте.
Дальнейшее для обоих происходило, как в замедленной съемке. Виктор упорно продолжал молчать, однако вглядывавшаяся в его лицо Лена успела уловить движение. Степнов, наконец, не в силах сдерживаться, повернул голову в ее сторону и принялся с наслаждением, смакуя каждую секунду безмолвной пытки, разглядывать любимое лицо. В сердце болезненно закололо – заметил слезы в самых красивых глазах на свете. Лена вглядывалась в глаза Виктора. Как же она соскучилась по этому блеску! Такой блеск появлялся в синих глазах только при ее появлении, а в последнее время они постоянно были тусклыми и безжизненными. Значит, не все потеряно! Еще что-то осталось! Я же вижу, я же чувствую! Скажите что-нибудь! Хоть слово, а я за вас договорю. Двое стояли, не в силах оторвать друг от друга обезумевшие, наполненные нечеловеческой и даже немного бесчеловечной тоской взгляды. Сколько прошло? Секунда, час, день? Лера продолжала петь. Реальность незаконно и бесцеремонно вторгалась в их хрупкие мирки. Степнов, пряча боль, отвернулся и стал с остервенением разглядывать какую-то аппаратуру на сцене. На двигающейся Лере взгляд не фокусировался.
Ленка на миг удивленно приподняла брови, провожая грустным взглядом отворачивающегося от нее Виктора. Все, Лена, бежать! Бежать, и чем скорее и дальше, тем лучше!!! Нет, так нельзя… Не смогу вот так вот бросить.
- Ничего не скажете? – голос предательски дрогнул и сорвался. Руки немного затряслись. Лена, не моргая, следила за его выражением лица. Глаза начинали болеть. Внезапно губы шевельнулись. И снова. Виктор передернулся и с титаническими усилиями отогнал от себя желание сказать ВСЕ. Нельзя, он пообещал, он все решил, она не поймет, не простит, испугается… Ничего. Совсем ничего! Да он не поворачивается даже! Бежать! Вот сейчас – точно бежать!!! От него, но не от любви. От любви не выйдет. А может… Ладно, последний шанс! И уйду. Да и сказать мне больше нечего.
- Это… последний день, - то ли вздох, то ли всхлип. Глаза блестят от слез, а в горле стоит противный комок, грозящийся вот-вот перерасти во что-то большее. Нет. Не здесь и не сейчас, - и мы больше никогда не увидим друг друга. – Как не увидим? Неужели я это серьезно говорю? Как же я Его могу больше не увидеть?! Молчит. Почему вы все время молчите?!
Ленкины слова Степнова чуть не подкосили. Все рушится прямо у него на глазах, а он не может сделать совсем ничего! Его Ленка практически плачет, а он, и правда, может ее больше не увидеть. Как жить без Кулеминой, Виктор представлял себе еще хуже, чем как жить с ней.
Лена смотрела не него ТАКИМ взглядом, под которым заговорил бы даже немой. Ее взгляд был почти осязаемым, а мысли в голове – почти слышными. Но Степнов не был немым, зато обладал завидной силой воли.
Виктор медленно повернул голову в ее сторону, словно решаясь на что-то. Он с тихим отчаянием посмотрел в ее зеленые глаза и, сжав зубы, чтобы не застонать от нестерпимой боли, отвернулся, не оставляя ни малейшей надежды.
Ну, вот и все… Теперь действительно все. Лена сделала решительный шаг вперед, отрезая пути к отступлению, нервно облизала губы и, едва ощутимо толкнув находящегося в прострации Степнова, уверенно вышла из зала. Секунда, другая, третья, чужие, нелюбимые глаза, внезапный щелчок в голове, и Степнов уже унесся в том же направлении.
Из школы Лена вышла быстро и на автомате, просто по привычке заворачивая в нужном направлении. Голова гудела, постепенно ее начали охватывать злость, разочарование, апатия и просто доводящее до предела отчаяние. Едва она глотнула свежего воздуха, ноги вдруг перестали ее держать, а все силы и желание уйти испарились в неизвестном направлении вместе с маленькой, но такой сильной надеждой, которую у нее попросту отняли. Чуть покачивающейся походкой она, немного жмурясь и прикусывая до крови нижнюю губу, начала идти вперед, вот только куда ведет это «вперед», она не имела ни малейшего понятия. Справлюсь. Любовь, пусть и несчастная, - это любовь, и я должна быть безмерно благодарно кому-то там, наверху, что я ее испытала. Нет, испытываю.
Его она почувствовала. Не услышала, не увидела, а именно почувствовала. Не могла не почувствовать, это же Он. Он уверенным шагом направлялся прямиком к ней. Незаметно Ленка усмехнулась. Ну, Виктор Михайлович, что будете делать?! Встанете на колени и начнете просить прощения, или сразу поцелуете?! Все не то. Ну-ну… Лена нисколько не сбавила свой, и так медленный, темп, а лишь, затаив дыхание и едва заметно напрягшись, стала ждать его действий.
Виктор без труда ее нагнал и просто стал идти рядом с ней справа. А вот дальнейшее действительно повергло Ленку в шок. Степнов чуть наклонился вбок и неуверенно, робко, едва касаясь, взял ее за руку. Лену как током прошибло, столько эмоций в одно мгновение она никогда, наверное, не испытывала. Внезапно вспыхнувшая с новой силой надежда, безмерная любовь, страх, мучительное ожидание, счастье и отчаянное желание чего-то… Что я там должна была сделать?! Не простить?! Накричать?! Светочку вспомнить?! Оттолкнуть??? Вы что, правда, думаете, что могу не простить? Вас - и не простить? Или вы плохо слушали? Сказала же: всегда буду любить. А если люблю, то как же я могу не простить? А вы пришли, ко мне пришли, за мной…Мой! Только мой! Лена тепло улыбнулась и просунула свою холодную ладошку в его широкую руку, немного ободряюще пожав ее. Виктора охватил дикий восторг, он, еще не до конца веря в свое счастье, обхватил всей своей ладонью ее ручку и крепко-крепко сжал так, что его костяшки побелели. Лена только еще шире улыбнулась. Он чуть сместил руку и аккуратно, нежно погладил большим пальцем ее тонкое запястье. Его. Его! А чья же еще?...


Если захотите что-нибудь сказать, я всегда вам очень рада
http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000656-000-0-0-1245492177

Спасибо: 70 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 785
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 51

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.06.09 06:28. Заголовок: Автор: Аллочка. Назв..


Автор: Аллочка.
Название: Est-ce que vous aimez l’argent réellement? (Do you really love money?).
Рейтинг: R (в этот раз вот так вот получилось…).
Жанр: Romance, Angst.
Статус: Окончен.
От автора: Давайте представим, что на выпускном Степнов не пошел за Леной, и все закончилось его растерянным взглядом ей вслед
Муза: Послушать музу можно тут

- Лен, погоди! Останься! – отчаянная просьба в ярко-голубых глазах. Степнов даже привстал и схватил собирающуюся уйти ухоженную блондинку за руку. – Пожалуйста… - произнесено на выдохе. Лена, сдавшись, обернулась и с деланным безразличием посмотрела на сжавшего губы Виктора. Никто не знал, как же больно ей было от этого умоляющего взгляда. Никто не знал, что в этот миг она готова была пойти за ним на край света, лишь бы не лишать его такой светящейся надежды. Никто не знал, сколького ей стоило широко и даже почти искренне улыбнуться.
- Слушайте, я вроде бы обо всем спросила уже. Вы не волнуйтесь, материалы вам пришлют до выхода номера! Что еще?
Степнов незаметно облегченно выдохнул, видя, что Ленка больше не убегает. Нужно было как-то попробовать задержать ее.
- Лен, давай сядем, поговорим… - Виктор попытался тоже улыбнуться, но в этот раз актерский талант подвел его.
- Нам с вами не о чем говорить! – пожалуй, чересчур резко. Резче, чем стоило бы. Но Лена почти физически не могла выносить его присутствия рядом. Четыре года она терпела тянущую боль от отсутствия таких родных голубых глаз в ее жизни. Четыре года убеждала себя в том, что все пройдет, и это тоже. Четыре года заставляла себя пахать днями и ночами, добиваясь полного безразличия к окружающему миру и получая полное физическое опустошение. Четыре года обходила окольными путями тот район, где жила раньше. Четыре года бежала и от спорта, и от музыки, стремясь, чтобы ничто не могло о нем напомнить. С чем боролась, на то и напоролась.

Четыре года назад на выпускном Лена полностью открылась Степнову. Обнажила больную, израненную душу, наполненную сожалением, пониманием и безграничной любовью. Но она оказалась ему попросту не нужна. Нет, никакой обиды на Виктора не было, она простила ему все еще в то мгновение, когда уверенным шагом покидала актовый зал. Но была бесконечная, не дающая покоя, хотя и затихающая под кипой бумаг, и днем, и ночью, терзая юную голову противоречивыми мыслями от фантазий на тему вариаций «а если бы он вышел за ней…» и до эротических сновидений, боль. Лена от таких мыслей дико уставала, но в то же время расстаться с ними она бы не смогла, эти иллюзии помогали проживать каждый новый день.
Связав жизнь со спортом, Лена бы в сотни раз увеличила свой риск встретиться со Степновым. В музыке каждая строчка, каждое слово песни напоминало ей о нем, а уж с песнями Ранеток непроизвольно всплывали и мучительно сладкие воспоминания их репетиций в спортзале, школьных концертов. И дело было даже не в невыносимой боли, а в том, что стойкая, сильная Кулемина начинала плакать. А показывать свою слабость не хотелось, тем более, публике. От Снегинки она отказалась буквально в последний момент. И выбрала полярную, как ей казалось, область. Ленка поступила на журфак. Со второго курса пошла работать сначала в никому неизвестную газету, а постепенно, копя опыт, пришла и в известный журнал. Работа со временем ей даже понравилась, выкладывалась Лена по полной, сидела над статьями все ночи напролет, запрещая себе даже вспоминать о Степнове. Но не выходило. Да и не так уж она, на самом деле, хотела выбрасывать его из своего сердца. Потому что любила. И терять это чувство не хотела. Однако девушка не плакала, только взгляд часто становился ужасающе грустным. Заплакала один-единственный раз, когда начальник поручил написать статью о романах учитель-ученица, о том, какие учителя чаще всего оказываются в подобной ситуации, чем это грозит и во что выливается. Лена, захлебываясь слезами и даже не пытаясь пить успокоительные, дрожащими руками печатала всю ночь и еще половину дня. Статья получила несколько наград и огромное количество отзывов. Уходя в журналистику, Ленка была абсолютно уверена, что уж эта-то профессия никак не может столкнуть ее со своим прошлым. Но начальник отправил брать интервью у «известного актера Виктора Степнова». Кино Кулемина практически не смотрела, не было ни времени, ни желания, а статьи ее обычно больше касались психологии, нежели искусства, так что знания современного кинематографа от нее никто и не требовал. Надо сказать, что свой шок Лена скрыть сумела. И даже при встрече держалась холодно и безразлично, закапывая поглубже порывы просто повиснуть у Степнова на шее, осыпать его поцелуями и сказать, что все еще любит. И все бы прошло благополучно, если бы не его умоляющие синие глаза!
Четыре года назад Степнов совершил, пожалуй, самую огромную ошибку в своей жизни. Не принял, не поверил и предал самого дорогого человека на свете. И непонятно, что тому было виной: то ли слово, данное Уткиной, то ли ступор от сказанных Ленкой слов, то ли простая усталость от пережитых меньше чем за месяц эмоций… Предпочитая не вникать в такие дебри, Виктор логично винил во всем себя одного. Будучи абсолютно уверенным в том, что Лена его не простит он, не делая никаких попыток найти ее, жил в состоянии постоянного самоедства и глухой боли. В какой-то момент ему предложили вновь сниматься, сказав, что в провале фильма виноват только режиссер, а сам Степнов играл превосходно. И – закрутилось. К моменту интервью на счету Виктора было два голливудских фильма и достаточное количество российских. На славу и материальный достаток ему было откровенно наплевать, хотя и того, и другого было в избытке. Он просто выкладывался по полной в каждой своей роли, играя то, что не смог сделать в жизни. Мог ли он даже предположить, что интервью у него будет брать Ленка?! Не мог. Да и видеть ее, такой сдержанной и холодной, было непривычно и как-то по-особенному болезненно. Хотя даже это доставляло несомненное удовольствие. Он скучал. Очень скучал. И любил до боли сильно.


- Лен, пожалуйста! – Степнов стиснул зубы, чтобы не застонать от безысходности. – Мне очень нужно с тобой поговорить!!!
Лена раздраженно закатила глаза, передернула плечами, но села на стул. Интервью она брала в небольшом уютном кафе с круглыми столиками. Степнов, судорожно вздохнув от сковывавшего его напряжения, сел напротив.
- Лен… - робко начал он, нежно сжав ее руку в своей.
- Сто долларов. – сообщила девушка абсолютно ледяным тоном, предварительно выдернув свою руку и закусив губу от прошедшего из-за его прикосновения тока.
- Что «сто долларов»? – ошарашенно спросил Виктор.
- Столько стоит мое время, – намеренно растягивая слова, произнесла Лена. – Хочешь общаться со мной, - гони сто долларов за час.
Виктор напряженно вглядывался в каждую черточку такого знакомого лица. Все та же Ленка. И уже совсем другая. Это не та солнечная, искренняя, наивная девушку, в которую он был влюблен без памяти. Он даже не хотел думать о том, что ее так изменило, было страшно. Но он не был готов вот так просто опять потерять ее. Сто долларов – так сто долларов.
Степнов достал бумажник, выудил одну купюру зеленоватого цвета с портретом американского президента и положил ее прямо перед девушкой. Лена удивленно повела бровями, но купюру взяла, засунув ее в задний карман джинс.
- Ну, говори.
- Что говорить?
- Ты же поговорить хотел, - девушка равнодушно пожала плечами. – Вот и говори.
- Ну… - Степнов сделал глубокий вдох, пряча от всего мира ту боль, которую эта девчонка смогла причинить ему за пару фраз. – Как ты?
- Нормально.
- Учишься?
- Учусь.
- А… давно работаешь?
- Давно. Долго будем тут сидеть? – Лена недовольно поморщила носик.
- Тебя что-то не устраивает? – Виктор принял правила игры. Жестокость – значит, жестокость. Цинизм и продажность – значит, так.
- Бедновато как-то… - Кулемина фыркнула. – И совсем не пафосно.
- Я же заплатил, - Степнов как-то криво улыбнулся. – Значит, тут сидеть будем.
- Ммм… - безразлично протянула Ленка и принялась разглядывать свой маникюр.
- Почем именно ты у меня интервью поехала брать?
- Шеф сказал. – Ленка усмехнулась.
- И что думаешь? – Виктор испытующе заглянул в ее глаза.
- По поводу? – Кулемина непонимающе нахмурилась.
- Ну, я актером стал…
- Поздравляю. – хмыкнула она и отпила глоток от кофе.
- Замужем? – Степнов весь сжался и затаил дыхание.
- Нет. – Ленка покачала головой и снова отвернулась.
- А… У тебя был кто-нибудь после… после школы? – Виктор спросил, запинаясь и коря себя за неизвестно откуда взявшуюся робость.
- Не твое дело! – с лица тут же слетела маска равнодушия, а зеленые глаза загорелись таким знакомым огоньком праведного возмущения. – И вообще… Я в кино хочу, мне скучно!
- Ну… - Степнов опустил глаза, тяжело сглотнул, но смог справиться со своими эмоциями. – В кино, так в кино! Пошли, Кулемина! – он галантно подал девушке руку и, оплатив счет, повел ее в ближайший кинотеатр.

Неожиданно для Степнова Лена пожелала пойти на фильм с ним в главной роли, который как раз недавно вышел на экраны.
- Ну, потешу твое самолюбие! – она подмигнула бывшему учителю. – Мне не жалко…
С первой же минуты фильма Виктор сидел со сжатыми губами и очень напряженным взглядом. Как назло, Ленка выбрала самый мелодраматичный из снятых с его участием фильмов, в нем, кроме многочисленных поцелуев, в конце еще и постельная сцена была! А Степнов был совсем не уверен, что хочет, чтобы Лена это видела. Лена же, напротив, лениво развалилась в огромном кресле в VIP-зоне и с интересом смотрела на его актерскую игру. Правда, уже на двадцатой минуте фильма она поперхнулась колой и выронила из рук горсть поп-корна. На экране крупным планом было показано блаженное лицо Степнова, целующего какую-то молодую и, к Лениному неудовольствию, очень симпатичную партнершу.
- Виктор Михайлович, - Лена расплылась в едкой улыбке. – Сто долларов. – прошипела она сквозь зубы.
- Что?
- Час прошел! Сто долларов!!! – Лена, зло поглядывая на обнимающуюся парочку на экране, для убедительности пихнула мужчину в плечо.
Виктор с болью вгляделся в любимые глаза. В какую же ерунду он ввязался?! Но он не мог, физически не мог от нее отказаться, она была ему нужнее воздуха, еды и воды, вместе взятых, и если она захочет, чтобы он весь мир к ее ногам положил, то он, ни минуты не сомневаясь, положит. Еще одна купюра перекочевала в задний карман ее джинс. И все-таки сдержать рвущуюся наружу боль Степнов не смог.
- Интим тоже предлагаешь?! – язвительно прошептал он ей на ухо.
- Ага, только раз в пятьдесят дороже! – Лена отмахнулась от мужчины и показала ему выразительный жест среднего пальца.
Постельная сцена была впечатляющей. Степнов и сам не подозревал, что получится так откровенно – он просто четко следовал указаниям режиссера и операторов, не добавляя ни капли импровизации и даже эмоций. Партнерша не вызывала в нем никаких чувств, к тому же, была счастлива в браке. В темноте зала была совсем не видна Ленкина реакция, да и Виктор не питал никаких надежд по поводу ревности. Все то же безразличие во взгляде и методичное поедание поп-корна.
Выйдя из кинотеатра, Лена сразу же потащила Степнова в направлении находящегося поблизости ювелирного.
- Мне так это колечко нравится! Купишь? – Лена испытующе оглядела Виктора с ног до головы и уверенно улыбнулась.
- Куплю. – Виктор равнодушно повел плечами и безо всяких сомнений уже через пару минут вручил девушке красную бархатную коробочку.
Лена ослепительно улыбнулась и, решив немного поощрить бывшего учителя, чмокнула его в щеку. Но тут же отстранилась и не делала больше никаких попыток сближения.

Так прошло два месяца. Лена перестала понимать, что и зачем она делает, только каждый раз причиняя все большую боль Степнову и себе. Остановиться не было сил. Виктор же понимал, что этому рано или поздно должен прийти конец. И дело было не в деньгах, в которых он не нуждался, а в его собственных душевных силах, которые таяли с космической скоростью от такой нечеловеческой жестокости. Так и жили. Сто долларов в час, тысяча – если он брал с собой Ленку на целый день. В день как минимум по одному дорогому подарку. Виктор не понимал, что ею движет, но готов был осыпать ее бриллиантами и мехами, лишь бы она была рядом. Может, она за эти годы так полюбила деньги. А может – играла в известную только ей игру.
Но в какой-то день Виктор все же понял, что так продолжаться больше не может. Да, ему была очень необходима Ленка, но именно ЛЕНКА, а не бездушная кукла, с абсолютным равнодушием проводящая с ним время. Конечно, он был рад и этому. Потому что все же это была его Кулемина, и одно ее присутствие в его жизни делало его счастливым. Но без ее привычной солнечной улыбки было холодно и тоскливо. А без ее искренности – попросту больно. Так больно, что Степнов не выдержал.
- Алло, Лен? Надо поговорить. Давай в том кафе, где ты интервью брала!

Ту би континьюэд
Скрытый текст


Спасибо: 59 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 794
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 53

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.06.09 20:16. Заголовок: А вот и континьюэйшн..


А вот и континьюэйшн

- Алло, Лен? Надо поговорить. Давай в том кафе, где ты интервью брала!

- Ну, чего хотел? – недовольно скривилась Ленка, села на стул и бросила сумку на соседний. – Ты меня с пары сорвал!
- Лен, ты… другая стала. – Степнов поднял на девушку свои голубые глаза и стал внимательно на нее смотреть.
- Что ты имеешь в виду? – Лена подозрительно прищурилась и с неестественным остервенением принялась вертеть на пальце колечко.
- Ты помнишь, ты говорила мне, что будешь любить меня всегда? – он крепко сжал в руках чашку с чаем.
В Ленкиных глазах мелькнуло что-то, похожее на растерянность и почти животную боль, но заметить это было практически невозможно.
- Ну, говорила, – она мотнула головой. – Степнов, неужто тешишь себя иллюзией, что я люблю тебя до сих пор?! – Лена фыркнула и со злой иронией взглянула на поникшего мужчину.
- Лен, ты нужна мне. Очень нужна, – девушка вздрогнула от этих слов и до крови закусила губу. – Но не такая. – Степнов измученно выдохнул. – Я устал…
Лена изумленно вскинула вверх голову, с удивлением, смешанным с болью, посмотрела в его лицо и тут же проговорила наигранно веселым тоном:
- Ну и вали! Тебя никто не держит!!!
Виктор на пару секунд задержал взгляд на ее лице, прощаясь с ней навсегда, и подозвал официанта, чтобы оплатить счет.
- Вить… - тихо произнесла девушка, робко подняв на него свои зеленые глаза. В глазах были слезы, во взгляде – застывшая боль и немая просьба.
Степнов остановился и стал терпеливо ждать ее слов, глядя на Ленку с затаенной надеждой.
Лена блуждала взглядом от его глаз к губам и обратно, но продолжала молчать. Пауза затягивалась. Внезапно взгляд вновь, в одно мгновение, стал холодным, а Лена презрительно бросила:
- Сто долларов оставить не забудь!
Виктор поморщился, как от самого болезненного удара, вытащил бумажку и положил ее в протянутую Ленкой руку. Вот и попрощались. Быстро отвернувшись, мужчина вышел из кафе.
Сразу после того, как за ним закрылась дверь, Лена спрятала лицо в руках и упала локтями на стол. Послышался сдавленный стон, и она с силой взъерошила светлые волосы.
- Официант, - Кулемина подозвала ближайшего парня. – Ром принеси!
Получив сдержанный кивок, она зажмурилась и откинулась на спинку стула.

- Лера!!! – Кулемина, подержав палец пару секунд на звонке, принялась энергично и с неподдельным энтузиазмом пинать дверь. – Лер, ну, открывай!!!
Дверь неожиданно распахнулась, оттолкнув Ленку поближе к лифту, а на пороге возникла злая взъерошенная Новикова в одной длинной футболке.
- Кулемина, ты офигела в четыре часа утра вла… - начала она тут же возмущенным тоном, однако, оглядев подругу с ног до головы, остановилась на полуслове. – У-у-у… И давно мы в алкоголички заделались?! – ехидно поинтересовалась Лерка, но в квартиру девушку впустила.
- Лер, - Ленка тут же прекратила буянить и тихо всхлипнула. – Он сказал, что я ему не нужна. Представляешь, прямо так и сказал!
- Так, брысь на кухню, сейчас расскажешь все! – нежно обняв Ленку, Лера подпихнула ее в нужном направлении. – А я Стасика пока предупрежу!
- Ой, - Кулемина смутилась.- Лера, а вы… Прости!
- Да ничего уже… Иди-иди!

Через полчаса Лера сначала задумчиво хмыкнула. Потом подозрительно фыркнула. Нервно хихикнула. И, наконец, изрекла:
- Кулемина, ты дура!
- Я подозреваю. – Ленка хмуро кивнула. – Что дальше?!
- Лен, - Лера тихо вздохнула. – Я боюсь тебе что-то советовать. Потому что могу посоветовать не то, а в итоге жизнь тебе сломать. Ленка, ты… Не знаю… - она устало выдохнула. – Леночка, прости меня, я совсем не знаю, что тебе сказать!
- Ладно, Лер, не извиняйся! Спасибо тебе за поддержку. – Лена сжала руку подруги. – И… Можно я у тебя переночую?
- Да можно, конечно! Пойдем, в гостиной постелю…

Уже на следующий день, после несложного разговора с понимающим шефом, Лена ранним вечером паковала чемоданы. Лера все-таки смогла дать ей дельный совет: ей необходимо было поехать куда-нибудь отдохнуть, развеяться. Огромные переполненные пляжи с толпящимися потными толстыми тетками и извечными просроченными беляшами Лену совсем не прельщали, поэтому ее выбор пал на Прагу: тихий небольшой город, очень уютный и ставший за три поездки по одному месяцу пребывания практически родным. Там она может обрести, наконец, спокойствие и немного разобраться в самой себе. Самолет был уже через четыре часа, и скоро нужно было выходить. Процесс складирования вещей прервал настойчивый звонок в дверь. С Новиковой она уже попрощалась, деда предупредила, так что, решив, что незваный гость в любом случае скоро отвяжется, Лена продолжила сборы. Через какое-то время к звонку присоединился стук, однако девушка лишь поморщилась и захлопнула дверь своей комнаты, чтобы звуки стали потише.
Буквально через минуту дверь резко распахнулась, и в комнату влетел чем-то взбудораженный Степнов. Лена стояла в ступоре, не в силах сказать ни слова, только глядя расширившимися от шока глазами на мужчину.
- Ты… - ничего больше она произнести не смогла.
- Собралась куда-то?! – подняв правую брось, язвительно осведомился Виктор.
- Собралась. – Ленка кивнула на автомате и снова уставилась на Степнова.
Виктор же молча достал из кармана толстую пачку зеленых банкнот и точным движением бросил их на кресло.
- Что это?!
- Плата, – мрачно сообщил он и в одно мгновение оказался рядом с Ленкой.
- Что?! Я… Я… - Лена попыталась выразить все, что она по этому поводу думала, однако ее возмущение достигло своего предела, и вместо фраз она просто часто и беспомощно вдыхала воздух.
А Степнов, не теряя времени, тут же стал терзать ее рот в жестоком, безжалостном поцелуе, раздвигая своими губами ее губы, пока они не приоткрылись под настойчивым непрерывным натиском. Когда Лена отчаянно попыталась вырваться, его рука опустилась на ее затылок, не давая пошевелить головой. Слезы боли и унижения жгли веки, но бесконечный, мучительный поцелуй все продолжался. Наконец, Лена с силой оттолкнула от себя мужчину и сама сделала пару шагов назад.
- Ты же понимаешь, что я сильнее тебя, - с уверенной ухмылкой произнес Степнов.
- Что ты этим хочешь сказать?! – Лена еще даже не успела отойти от шока в связи с его неожиданным появлением, а уж поцелуй окончательно выбил ее из колеи.
- Сама подумай. Но – хорошо, я уйду. Только с одним условием.
- Уйдешь? – все произошедшее и сказанное очень медленно доходило до Ленкиного сознания, однако за слово «уйду» она зацепилась – его присутствие выводило ее из себя, к тому же, скоро у нее рейс. – Что тебе нужно?! Ты же уходил уже!!!
- Поцелуй на прощание.
- Так… Поцелуй, - и ты, наконец, уйдешь навсегда из моей жизни?!
От такой формулировки Степнов скривился, однако нашел в себе силы кивнуть.
- Именно.
- Я… - Ленка замялась, думая, а действительно ли она так хочет его исчезновения. – Согласна.
Виктор довольно улыбнулся и покосился на девушку.
- Ну? Я в твоем распоряжении! – нагло заявил он, прислонившись к стенке.
- Чего?! Ты хочешь, чтобы я сама тебя поцеловала??? Не дождешься! – Лена гордо вскинула голову и даже фыркнула для убедительности.
- А я предложил, - Виктор лукаво улыбнулся и в ту же секунду сжал девушку в своих объятиях.

Будем еще континьюэ
Скрытый текст


Спасибо: 62 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 797
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 53

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.06.09 13:25. Заголовок: Ну, вот и конец http..


Ну, вот и конец

- А я предложил, - Виктор лукаво улыбнулся и в ту же секунду сжал девушку в своих объятиях.

На этот раз поцелуй был до боли нежным, Лена ответила на него и с тихим стоном обняла Степнова за шею. Он быстро скинул чемодан и все лежащие на кровати вещи и принялся покрывать поцелуями ее лицо, шею, губы, постепенно спускаясь все ниже. Цветная футболка полетела куда-то в сторону двери, лифчика на Ленке не было, и Виктор получил доступ к такому сладкому телу. Под его умелыми ласками она извивалась и стонала, забывая о том, что он вторгся к ней без спроса, да еще и деньги за секс принес. Степнов сам потерял ощущение реальности происходящего, осталось только ее тело, ее запах, ее крики и ее поцелуи. Больше не существовало ничего ни в этой комнате, ни в целом мире. Доведя девушку до исступленного состояния, Степнов со сдавленным стоном вошел в нее, однако комнату тут же прорезал громкий крик боли. Все наслаждение в один миг испарилось, у Лены по щекам градом побежали слезы и она, в поисках утешения и поддержки, просто обняла Виктора и прижалась к нему покрепче, сквозь пелену боли слыша его хриплые проклятия.
- Лена, черт возьми, почему ты не сказала?!
Лена только всхлипнула и уткнулась в его широкую грудь. Рассеянно проведя по светлым волосам, Виктор постепенно начал понимать все произошедшее. Почему?! Как так получилось?! Да и что с ним вообще произошло, почему так нелепо сорвался, ведь еще пару минут потерпел бы, - и ей было бы не так больно?! Решив оставить все эти вопросы на потом, Степнов рывком поднялся с кровати и, не обращая внимания на тихий шепот Ленки, ушел набирать ванную. Подняв девушку на руки, он, нежно целуя ее щеки и губы, опустил ее в ванную. Когда боль, наконец, отступила, он бережно вытер ее идеальное тело и положил под одеяло, сам сев рядышком.
- Ленкааа… - простонал он. – Ну, почему не сказала?!
Кулемина покраснела и, отведя взгляд, тихо проговорила:
- Тогда не подумала. Вообще ни о чем не думала…
- Прости меня, слышишь, прости! Все по-другому должно было быть, и я… Лен, прости.
- Прекрати извиняться! – Лена тихо рассмеялась. – Ты не виноват. Ну, почти… И вообще, извинился бы лучше за то, что я в Прагу не попала!!!
- Ну, я надеюсь, что мои пять тысяч это покроют, - мужчина взглядом указал на лежащую на кресле пачку долларов.
Виктор и сам не знал, почему сказал именно так, просто это было первое, что в голову пришло. Он даже не задумался о том, как это может звучать, да и вообще мыслей в голове у него почти не было, наступило какое-то эмоциональное опустошение, и появилась пульсирующая боль в висках.
А вот Лена почувствовала себя самой настоящей продажной девицей. Как он вообще мог ей напомнить?! Или, правда, думает, что она с ним из-за денег переспать согласилась?! Кем он ее считает??? Искренние ли вот эти извинения?!
Девушка резко побледнела, взгляд мгновенно похолодел, она одним движением привстала с кровати и залепила Степнову пощечину.
- Вали! – прошипела она. – И никогда больше не появляйся!!! Видеть тебя не хочу, слышать! Бежать за тобой на край света я не буду! И вообще, - она обвела Степнова полным презрения взглядом, - Я тебе не по карману! Слишком дорогая шл*ха!
Виктор за одну минуту оделся и, бросив на Ленку последний, жадный взгляд, ушел, тихо прикрыв за собой дверь. А Лена… сразу же разревелась, как маленькая девочка, у которой отобрали что-то дорогое и любимое. Лере звонить она не стала. Хватит уже мешать личной жизни подруги. Лена просто проплакала часа полтора, после чего пришла к какому-то решению и позвонила в свою редакцию.

Адрес ей дали быстро и безо всяких вопросов, за что она и любила своего начальника. Немного успокоившись, она натянула любимые джинсы, майку, кеды, чуть взъерошила волосы и уже через час с лишним стояла на пороге квартиры Степнова.
- Зачем пришла? – хмуро осведомился он.
- Вернуть, - Ленка вздохнула, как-то виновато посмотрела в любимые глаза и уверенно прошла в какую-то комнату, судя по виду, спальню. Виктор молча проследовал за ней. – Мне все это не нужно.– На кровать посыпались коробки с драгоценностями, две шубы и несколько сумочек. Туда же последовала и перевязанная пачка, которую он ей бросал совсем недавно на кресло. Наконец, из заднего кармана она извлекла и огромную стопку немного помятых стодолларовых купюр – все, что она от него получила.
Лена задержалась скользящим взглядом на его лице, внимательно разглядела каждую черточку, каждую морщинку. После чего, немного тряхнув головой, направилась к выходу из комнаты.
- Лен! – Виктор остановил ее окликом. – А что тебе нужно?
- Что? – непонимающе переспросила она, вновь развернувшись к нему лицом.
- Ты говоришь, что это тебе не нужно, - она кивнула. – А что нужно?
Лена отвела взгляд, сглотнула, как-то неловко поправила майку и, подняв, наконец, глаза, тихо, едва слышно ответила:
- Ты нужен.
Лена, не задерживаясь ни на миг, вышла из комнаты и прошла в коридор, чтобы уйти из квартиры, а заодно и из его жизни навсегда.
- Да стой же ты! – Степнов схватил ее за руку и развернул к себе, - Зачем тогда уходишь? – внезапно он тепло улыбнулся той самой улыбкой, которую она у него в последний раз видела только в одиннадцатом классе, и то до всей ерунды с Гуцулом и Светочкой. Лена неожиданно, не сдержавшись, улыбнулась в ответ, с удовольствием наблюдая веселые огоньки в синих глазах. – Я люблю тебя.
Лена зажмурилась и помотала головой из стороны в сторону, отгоняя наваждение.
- Это правда. – Виктор мягко усмехнулся и приподнял ее голову за подбородок. – Простишь меня?
Лена привычным движением провела язычком по губам, заставив Степнова вздрогнуть.
- А ты – простишь? – Ленка всхлипнула и уткнулась лицом ему в грудь, руками обняв за талию. – Я тоже люблю.
Глаза Виктора мгновенно вспыхнули, и он прижал к себе девушку еще сильнее, осыпая нежными поцелуями ее лоб и макушку.

- А как ты в квартиру мою вошел? – спросила Ленка много позже, лежа на разобранном диване и нежно проводя пальчиками по его сильной груди.
Степнов немного смутился, но все же ответил:
- Я ключи сделал почти сразу после того, как тебя встретил, ну, на всякий случай… С твоих дубликат сделал. – Степнов решил сменить тему, - Очень жалеешь, что в Прагу не попала?
- Нет, - Ленка широко улыбнулась. – Я же от тебя бежала.
Виктор провел рукой по ее обнаженному плечу.
- Мы с тобой вместе обязательно съездим.
Лена просто зажмурилась от удовольствия. И как она могла подумать о нем плохо?! Он же у нее самый лучший!
Степнов с нескрываемым наслаждением смотрел на любимую девушку. Какая же она все-таки… Ленка!

Очень-очень хочется увидеть вас здесь

Спасибо: 68 
Профиль
Ответов - 39 , стр: 1 2 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 725
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 98 месте в рейтинге
Текстовая версия