Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Оксана



Не зарегистрирован
Зарегистрирован: 01.01.70
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.01.09 11:00. Заголовок: Автор: Оксана

Спасибо: 10 
Ответов - 47 , стр: 1 2 3 All [только новые]


Оксана



Сообщение: 41
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.02.09 02:38. Заголовок: Часть №26 Рассевши..


Часть №26

Рассевшись по машинам, все молниеносно повернули ключ в замке зажигания, и по взмаху розового шарфика, который вскоре, ровно устилал темный асфальт, все рванули с места. Восемь машин, стартовали со стремительной скоростью и буквально, за несколько секунд, преодолели больше десяти метров. Судя по всему, борьба предстояла не легкой и довольно жаркой. Надавив на газ, Лена вышла наравне с Данилом. Тактика многих, была ясна сразу. Примерно пятьдесят процентов, не пытались выбиться вперед, экономя силы автомобиля на обратный путь, когда все остальные лидирующие партии, будут исходить на нет, те вырвутся вперед и постараются придти первыми. Но, зная внутренности своей машины и помня прошлый опыт гонки на Бугатти, Третьякова не особо волновалась, что ее машина может сдохнуть на полпути и задымиться, как дымовая шашка.
Выехав на Каширское шоссе, девушка заметила, что машин, действительно было раз-два и обчелся. Вся трасса принадлежала им, и не нужно было прижиматься друг к другу, в попытке проехать и обогнать своего противника. Посмотрев по сторонам, Лена обратила внимание, что сейчас, словно по невидимой линии, связывающая друг с другом, выстроились четыре машины: Ламборджини, Бугатти, Феррари и Астон Мартин. Все четыре машины, претендовали на звание лучшего из лучших. Но это была только треть гонки и только последние десять метров, решат кто из них или тех, кто остался позади, станут победителями. Надавив на педаль, мотор резко зарычал, затем перешел в новый режим скорости, плавно перетекая с бешеного рычания, на естественный звук мотора, ласкающий слух, подобно чарующей песни сирены. Вырываясь вперед, она с надеждой посмотрела в зеркало бокового вида, но ужаснулась тому, что Ламборджини, настигает ее и мчится с более ускоренной силой, чем передвигалась Третьякова. Подобно ракете, Данила промчался мимо нее на такой скорости, что сильный порыв ветра, ощутимо качнул ее машину, не смотрят на то, что она сама передвигалась достаточно быстро. Услышав позади себя работу турбин и то, как загудела Феррари, Лена поняла, что следующий игрок, решил стартовать и настигнуть выбившегося лидера и помешать взять ему первенство. Что бы не сдавать своих позиций и не выбиваться из четверки, девушка надавила на педель газа. Стрелка на спидометре, как сумасшедшая, рванула на немыслимые цифры триста десять километров в час. Но именно это, доставляло огромное возбуждение. Со стремительной скоростью, девушка постепенно начала наступать на пятки оранжевой Ламборджини и вскоре, наравне с Феррари, они втроем выстроились в ряд. Но, судя по дальнейшим шагам Данилы, он не хотел уступать своим соперникам и еще сильнее надавил на педаль, пытаясь сделать большой разрыв между гонщиками. Ему, то и дело, удавалось оторваться и вырваться вперед, но Феррари, каждый раз наступала на пятки и выбивалась вперед. Когда Феррари окончательно поравнялась силами с Ламборджини, она поняла, что сдала свои позиции и сейчас, едет наравне с Астон Мартином. Сдаваться не хотелось. Переключив скорость, Лена надавила на педаль и вырвалась вперед, оставляя позади себя черного Мартина. Вскоре три машины, борющихся за первое место, снова выстроились в ряд, следуя по прямой.
- Кто не рискует, - переключив на следующую передачу, Лена надавила на газ. Ее машина, с ревом двинулась вперед, обгоняя своих соперников. Передвигаться еще быстрее было не возможно, машина и так, подобно ракете, летела на бешеной скорости, выжимая из себя последние соки. Когда расстояние между ними стало не метр или два, а больше пяти, Ламборджини, как огненная молния, соответствуя своему рисунку на капоте, метнулась вперед, настигая Лену. Она не успела повернуть голову, как Ламборджини поравнялось с ней, и со звуком бьющегося стекла, зеркало бокового вида на Бугатти, отскочило от двери и взлетело вверх. Проскользнув по крыше автомобиля, оно со стремительной скоростью влетело в лобовое стекло Феррари. От сильнейшего удара, машина маневренно завиляла по трассе, а на лобовом стекле, красовалась огромная трещина, подобно извилистой ветки, разветвляясь в разные стороны, - Ты псих, - выдохнула Лена.
Шок, постепенно ослабил свои объятия, и девушка могла сделать глубокий вдох. Бросив взгляд на боковое зеркало, точнее на отсутствие такового, она поняла, что отрезана от левого вида и больше не сможет наблюдать, кто пытается обогнать ее по левому борту.
Но обращать внимание на эту «мелочь» Лена не стала. Это уже не первые выкрутасы Данилы, который он устраивает на трассе. Видимо вот в чем, заключается их подстава — кто кого больше покалечит, тот и герой. Ну, хорошо, не сейчас, но после, она покажет ему кузькину мать.
Вся оставшаяся дорога до Коробово, прошла гладко, без всяких травм для остальных машин и тех, кто уже неоднократно пострадал, потеряв зеркало бокового вида, и заполучил несколько трещин на лобовом стекле. Но, судя по тому, как Данила расслабился за рулем и позволил Бугатти и Мартину выбиться вперед, то он явно, что-то придумал, а если нет, то его мозг, судорожно плетет свою паутину, в поисках оригинального решения — как убрать своего соперника и стать чемпионом этой гонки.

Преодолев половину пути, все отстающие машины, вступили в игру и сейчас, началась настоящая гонка. Чем ближе казался город, тем больше и больше оживали машины. Обгоняя одно-второго-третьего, они оставляли позади своих соперников, каждый раз пресекая попытки обогнать друг друга, маневренной ездой из стороны в сторону, не давая шанса выбиться вперед. Но к счастью, Ленке не пришлось это проходить, по причине, что три машины: Ламборджини, Бугатти и Феррари, мчались на всех парусах впереди и вероятнее всего, кто-то из них, станет победителем. Но исход игра, решит последний метр.

Каждый из них, пытался урвать победу всевозможными способами, прижимая друг друга к обочине или пытаясь загнать машину в угол, что бы выкрасть долю секунды и вырваться вперед. Это еще больше разжигало в Третьяковой борьбу за первое место. Сейчас и она, не щадя машину, пыталась атаковать сбоку, прижимая то Феррари, то Ламборджини, заставляя их уходить в сторону. Когда до ее слуха донесся скрежет металла от соприкосновения дверей Бугатти и Феррари, Лена резко крутанула руль и двинулась в сторону Данила. Но больше всего девушку удивило то, что Феррари, по какой-то причине оставалась позади, не пытаясь обогнать ее или отомстить за попытку сместить своего соперника. Что именно послужило этому, она не стала вникать, а приступила к атаке Ламборджини. Но от гремящего гудка, разрывающий воздух, Третьякова посмотрела вперед и ее сердце замерло. Они с Данилой, выехали на встречную полосу. Как она не заметила этого, Лена не понимала, видима азарт, адреналин и жажда победы, затмила разум. Но сейчас, нужно было быстро соображать, что делать. Два огромных грузовика, надвигались на них на огромной скорости, а уж о скорости передвижения Третьяковой и Данилы можно было не говорить. Они неслись, подобно двум ракетам, стремящимся на поражение. Страх и напряжение сковала ее тело. Она моментально вспомнила свой сон, который приснился ей в первый день приезда в Москву. Все было так четко: грузовик, точнее два грузовика огромных размеров и ярко светящиеся фары, ослепляющие ее. Каждая секунда была на счету. Но мозг, словно заблокировал все на свете и она мчалась прямо на них, на скорости триста пятьдесят километров в час, приближаясь с каждая секунда все ближе и ближе. Но к счастью, рычание мотора и звук турбин вернули ее к реальности и дали отчетливо понять, что нужно действовать, как можно быстрее, иначе ее букашку, придется отскребать от грузовика вместе с ней.
Взглянув на Ламборджини, зрачки расширились от ужаса. Данила, вместо того, что бы пытаться свернуть, он надавил на педаль газа и стремительно помчался вперед на грузовики. От этого, девушка перестала дышать. Наблюдая за его действиями, она напрочь забыла, что сама находится за рулем и на нее надвигаются два мощных грузовика, сигналящие в два раза сильнее, в попытки дать понять, что все басто, пора прекращать эти игры с жизнью и смертью. От предстоящего ужаса, девушка зажмурилась, что бы не стать свидетелем жуткой аварии, но сама, машинально повернула руль и ее машина, в нескольких сантиметрах обогнула грузовик, но на встречу мчалась иномарка, явно не ожидающая встретить на своем пути какую-то преграду. Как та машина и Бугатти, попытались разминуться и резко разъехались в разные стороны. Из-за маневренной езды, Ниссан и Феррари, чуть не столкнулись друг с другом, но к счастью, оба лихача-водителя, разъехались, оставляя за собой скрип колес и рычание взбунтовавшегося мотора. Все это проходило за несколько секунд. В голове девушки, пульсировала кровь, в горле все пересохло и дышать было невыносимо тяжело, воздух казался сухим и обжигающим. А любое движение, было невозможным из-за скованности в руках и ногах от страха. Вцепившись в руль, Лена попыталась выехать на свою полосу, но неожиданно ее подрезала Ламборджини, выскочившая между двух грузовиков. От этого, девушка вскрикнула и вместо того, что бы ударить по тормозам, она с силой вдавила в пол педель газа и с такой же силой, толкнула Ламборджини, что та развернулась вокруг своей оси и позволила Ленке проехать вперед. Не растерявшись, Данил нажал на газ и начал настигать Третьякову. До финиша осталось от силы двадцать метров. Сейчас все походило на что-то нереальное, все что она могла слышать - это шум колес, звук турбин и мотора. Последние метры: четыре, три, два, один. С визгом тормозов, обе машины остановились. По цепной реакции, из под капота Ламборджини стал пробиваться дым, застилая лобовое стекло дымовой завесой.
Двое пришли одновременно. Все остальные подкатили через несколько минут. Когда те подъехали, то Данила пытался остудить свою дымящуюся машину, а Лена, сидела на асфальте, опираясь спиной о дверь автомобиля. Откинув голову назад, она ловила холодный воздух губами, а сердце колотилось в груди словно отбойный молоток.
- Хорошо прокатились, - когда Ламборджини перестала дымиться, Данила подошел к девушке и присел рядом. Выдернув пачку сигарет из ее рук, он закурил.
- Не то слово, - выдохнула Лена, - И часто у вас так?
- Не очень, но бывает. Сейчас было не особо сложно, бывало и покруче.
- Ты псих.
- Я знаю, - улыбнулся мужчина и сделал глубокую затяжку.
- Да, - протянула девушка, - Наши машины потрясающе выглядят, - как выглядела ее машина, Третьякова могла представить, хотя до сих пор не видела ее нынешнее состояние. Как только Лена выбралась из машины, она моментально приземлилась на асфальт. Но ей хватило одного вида разбитой Ламборджини, что бы представить, что же стало с ее машиной.
- Завтра будут как новенькие. Эвакуатор приедет и заберет их. Кстати, желание участвовать в гонках не пропало?
- Нет, - помотала головой девушка.
- Как насчет завтра?
- Отлично.

Так продлилось больше, чем три недели. Лена, то и дело, гоняла по ночному городу. Сейчас, ей не нужна была карта, она наизусть знала, где какой поворот, какая улица и какой перекресток. Так же, в ее арсенале было предостаточно побед, когда она всевозможными ухищрениями обгоняла Данила и приходила на финиш первой. Вскоре, гонки перешли на денежную основу и когда девушка в очередной раз выиграла заезд, то поняла что, то что она выигрывала на заездах во время гонок на мотоциклах, была дешевая пародия на соревнования и заработок. Теперь можно было понять, откуда у стритрейсеров такие клевые тачки.

Спасибо: 50 
Профиль
Оксана



Сообщение: 44
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 8
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.02.09 14:55. Заголовок: Часть№27 Сегодняшн..


Часть№27

Сегодняшняя гонка к сожалению оборвалась. Данила, с самого утра позвонил Третьяковой и сообщил, что на время уезжает в Германию и два дня, гонок не будет. И это время, она может использовать как отдых на восстановление сил. Чем девушка и занялась с утра пораньше.
- Что ты тут делаешь? - после принятия утреннего душа, Лена вышла в комнату.
- Принимала душ, - ответила девушка.
- Почему в моей комнате? - все три недели, Лена и Виталий вели молчаливый образ жизни. Оба молчали как рыбы, хотя и говорить было некогда: она спала до пяти вечера, и уезжала после того, как просыпалась и возвращалась домой после семи часов утра. И то, в те минуты, когда они по нелепой случайности сталкивались в доме, обходили друг друга стороной. Кто именно затеял игру в молчанку было не известно, это получилось само собой. Да и ни один не воспротивился этому действию и воспринимал, как должное.
- В моей на этот раз и вправду сломался душ. Только холодная вода идет, горячей нет, - ответила девушка. Сейчас она действительно думала, что Виталия не было дома и она воспользовалась услугами его ванной комнаты, - Ооо.. Ты со мной разговариваешь? - Лена не могла сказать, что его молчание задевало ее, но в этом было что-то такое, что заставляло ее злиться и обижаться на него. Раньше он уделял ей гораздо больше внимания, а сейчас, она его совершенно не интересовала и он не пытался выяснить где она, с кем и не случилось ли что-то, - Это нонсенс какой-то.
- Я и не молчал, просто мы живем по разному времени, - ответил Абдулов, - Да и о чем говорить?
- Ну, не знаю, - пожала плечами девушка, - О чем-нибудь.
- О чем-нибудь, это о чем? - поинтересовался Виталий.
- Ну... не знаю, - снова пожала плечами девушка.
- Если ты не знаешь, то откуда я это должен знать? - спросил мужчина. Он явно злился на нее, это слышалось по его голосу, - К тому же, у тебя нет особого желания со мной говорить.
- Кто тебе это сказал?
- Твой автоответчик выключенного телефона. Мне надоело слушать ее голос. И вообще не понимаю, зачем тебе телефон, если он у тебя вечно отключен? - заметил мужчина.
- В последние две недели, когда меня не было дома, ты мне не звонил, - «Боже! Как первоклассница!». Лена действительно ощущала себя ребенком в этой ситуации. Сейчас, она стояла и отчитывалась перед ним, за какой-то поступок, а он не хотел ее слушать, не веря ни одному ее слову.
- Зачем мне звонить, если все равно натыкаюсь на автоответчик? К тому же, ты уже не ребенок. Возникнут проблемы, сама позвонишь, если конечно будешь в состоянии набрать мой номер.
- Виталь, - сделав шаг вперед, она подошла к нему, - Ты на меня злишься? Да?
- Нет, с чего бы это? - все его тело напряглось, как стальная струна.
- Виталик, пожалуйста не злись, хорошо? - сделав еще шаг вперед, она вплотную подошла к мужчине и ощутила как все ее тело окунулось в тепло исходящее от мужчины. Коснувшись ладонью его груди, Лена осторожно скользнула вверх, пытаясь обнять его, но он на ходу остановил руку девушки и слегка сжал ее кисть.
- Лен, не надо, - опустив ее руку, он отошел в сторону окна, - У нас с тобой разные дороги, разные жизни, и даже разные часовые пояса, не смотря на то, что оба обитаем в Москве. К тому же, сейчас у меня налаживаются отношения с Таней. Она хороший человек.
- Ага, если только очень сильно приглядеться и то с помощью лупы, которая увеличивает в миллион раз, тогда вероятно можно что-то разглядеть в ней хорошего, - с сарказмом произнесла Третьякова и подошла к мужчине.
- Лен, ты так говоришь, словно лучше ее, - резко повернувшись к девушке, Лена отшатнулась от неожиданности. В его глазах не было того, что она привыкла видеть. Словно перед ней находился совершенно другой человек, которого она не знала, - Да она по сравнению с тобой ангел. Так что оставь свои оскорбления при себе. Да и как мне помнится, ты привыкла быть одна, так будь одна, чем ты сейчас не довольна? У тебя полная свобода, тебя никто не контролирует, чего хотела того и добилась. Сейчас-то что не так? Чего на этот раз ты хочешь? Или у тебя маниакальная болезнь портить все хорошее? Или ты не можешь смириться с тем, что кто-то счастлив, а ты нет? - эти слова задели ее за живое. Она никогда не жаловалась на свою одинокую жизнь. Она действительно хотела этого и у нее это было. Но проблема встала ребром. Ей ничего не нужно было, когда она находилась рядом с машиной. Но стоило ей остаться одной, как девушка ощущала себя самым одиноким существом в мире, и ей безумно хотелось, что бы кто-то оказался рядом, и кто-то это был - Виталий. Он перевернул ее жизнь, он заставил ее понять насколько она одинока, насколько ей не хватает сильного плеча, которое не будет спасать ее из каждой новой переделки, а именно то, на которое она может положиться в трудную минуту и понять, что бы ни случилось она не одна, - А Лен?
- Обними меня, - не поднимая глаз, прошептала Третьякова.
- Нет, - это слово вонзилось в ее сердце тупым предметом, и оно с каждой секундой все сильнее и сильнее кровоточило, истекая кровью, причиняя невыносимую боль, - Наобнимались уже. Период безумия и схождения с ума по тебе, прошел. Так что у тебя есть запасной вариант, это Максим или тот твой байкер.
На его ответ, Лена не нашла ни одного слова, что бы ответить. Отведя взгляд в сторону, Лена хотела что-то сказать или спросить, но так и не решилось. Говорить не было смысла, он сказал за двоих. Развернувшись, девушка беззвучно удалилась из комнаты и пошла в свою спальню.

Эти два дня были убийственными. Ей было, как никогда одиноко, а рядом никого не было. Что за жизнь такая? Когда не хочется ничего, то на, бери пожалуйста, а когда хочется ощутить себя в нежных и теплых объятиях мужчины, то тебя отшивают, как не нужную вещь. А возможно, она это действительно заслужила...

К счастью два невыносимых дня-одиночества закончились и она снова ощутила себя счастливым человеком. Приехав в гараж, Лена обратила внимание на три новеньких машины, стоящих на втором ярусе.
- Купил? - поинтересовалась Третьякова.
- Две купили на выигранные деньги, а третью выиграли на гонках в Германии.
- Прикольно, - улыбнулась Лена, - Сегодня гонки будут?
- Нет, завтра начнем соревнования. Сегодня у всех законный выходной.
- Значит, зря приехала, - тяжело вздохнула девушка. Неужели ей предстоит провести еще одну ночь одиночества и отсутствие адреналина в крови, - Надеюсь, мое такси не далеко уехало, - достав мобильный, она хотела набрать номер, но Данила остановил ее.
- Можешь взять себе какую-нибудь машину, а то все деньги изведешь на такси, - улыбнулся мужчина.
- Данил, я не могу, - его предложение стало самым величайшим подарком за последнее время. Но взять его, было не по себе.
- Когда купишь себя новую тачку, вернешь ее, - подмигнул мужчина, - Я ее на временное пользование даю. Только... - его слова перебил звонок мобильного телефона, - Только не угрохай машину, хорошо, - ответив на звонок, он отошел в сторону и попросил того, кто был на другой стороне провода подождать секундочку, что бы договорить с Третьяковой, - Лен, мне пора, у меня дела. Ключи возьмешь у Дениса. Пока, до завтра, - помахав рукой, он стремительно вылетел из гаража, садясь к кому-то в машину.
Попрощавшись с Данилой, перед Ленкой встала нерешаемая задача — какой из автомобиле ей выбрать. Но на что бы она не смотрела, ее взгляд, подобно магниту, падал именно на новые машинки. Лена не смогла устоять и спросила разрешение взять новую Феррари черного цвета, сверкающую при свете ламп. И услышала ответ - «Да», хотя, Денис, долго обдумывал свое решения одолжить именно эту машину, но дар убеждения, в очередной раз сослужил великолепную службу. Взяв ключи, девушка села за руль нового автомобиля и двинулась с места. Надеюсь, Данила, не будет против, что она позаимствовала новый автомобиль.
Проезжая по городу, Лена наслаждалась запахом новизны. Никакой другой запах, не действовал на нее так сильно, как этот. Сейчас, безумно хотелось испытать ее в деле, но скорее всего, эту малышку не успели нашпиговать всевозможным арсеналом средств для скоростного передвижения. Да и эта машина, служила для перемещения от дома до гаража и здесь не была нужна скорость, хотя именно это было необходимо для ее жизни.
- Э, ребята, - проезжая по городу, ее машину тормознули менты. Первая мысль промелькнула в ее мозгу - надавить на газ и дать деру. Но сейчас, верным решением было остановиться. К тому же, если ее поймают во время побега, то они не обнаружат при ней ни доверенности, ни прав, ни документов, удостоверяющие личность. На такие мероприятия как гонки, она не брала ненужные вещи. Они попросту были не нужны, - Я даже не нарушила ни одно правила дорожного движения, учитывая, что это первое, в чем меня обвиняют,- проговорила себе под нос девушка.
- Можно ваши документы, - опустив стекло, Лена мила улыбнулась мужчине в форме, когда тот подошел к ее машине и потребовал от нее права.
- Понимаете, как вам сказать, у меня их сейчас... с собой нет. Как назло, второпях выехала из дома и не взяла ни права, ни доверенность на машину, а сейчас возвращаюсь домой от подруги. Ее молодой человек бросил, ей нужна была поддержка, - на ходу придумывала Лена, - Я даже специально ехала меньше ста километров в час, что бы не привлекать ваше внимание. Я же ничего не нарушила или вы любите дорогие машинки ручной сборки? - Третьякова ослепила его своей белоснежной улыбкой.
- Очень познавательная история, - как не странно, ее ангельская улыбка не подействовала на мужчину, - Выходите из машины.
- Зачем? - сжав пальцы на руле, она ощутила, как екнуло сердце.
- Поговорим, - ответил мужчина. Он хотел еще что-то добавить, но второй мужчина в форме, подошел и между ними завязался небольшой разговор: она? - она! - Так милочка, давай выматывайся из машины, - после его короткого разговора, он изменил свое обращение к девушке, не в дружелюбную сторону.
- А, что случилось? - сейчас она начала паниковать. Это не США, где она достала мобильный телефон, позвонила папе, и он прилетел выручать свою дочку, притягивающую одни неприятности на свою голову.
- Выходи, - приказным тоном произнес мужчина.
- А если не выйду?
- Тогда я тебе помогу, - резко открыв дверь, мужчина силой выдернул Третьякову из машины.
- Ай, больно же! - вскрикнула девушка, - Что вам надо от меня? Я ничего не нарушала! Или вы решили, что я на крутой тачке, и с меня можно срубить бабосов? Так что ли? А как насчет того, если кто-то случайно узнает, что вы берете взятки в огромном размере? Не волнуетесь? - съязвила Третьякова. Она начала возвращаться в свою стезю и вести себя в своем репертуаре.
- Волноваться нужно тебе, не мне светит тюрьма за угон автомобиля, - процедил мужчина в форме.
- Я не угоняла, мне ее одолжили, - нервно выкрикнула ему в лицо девушка, - Доверенность дома осталась, я же сказала.
- Интересно, а владелец машины по собственному желанию выписал тебе доверенность или ты держала его на прицеле?
- Нет, - возмутилась Третьякова. Таких тупых ментов, она еще не встречала, - Сам дал машину и доверенность на нее.
- Ага, - промычал он, - Сначала дал доверенность, а потом сообщил об угоне, - в язвительном тоне продолжил говорить мужчина, - Всегда бы так.
- В смысле? - сейчас Лена совершенно не понимала, о чем шла речь и не могла уловить смысла между машиной, доверенностью, угоном и владельцем, который заявил об угоне своего автомобиля. Данил, конечно дорожный маньяк-камикадзе, но не псих, что бы одолжить машину и обратиться за помощью к «друзьям», заявляя, что его машину угнали. Что-то не срасталось, одной частички пазла, явно не хватало, что бы воспроизвести всю картину и понять, о чем идет речь.
- В том смысле, что эта машина, больше двух дней находится в розыске по всем странам. Начиная с Германии и заканчивая Владивостоком.
- Не поняла, - помотала головой девушка.
- Интересно, как у тебя хватил ума угнать такую тачку, если ты такая тупая? Русским языком говорю, эта тачка числится в угоне. А если еще проще, то ты ехала в украденном автомобиле и тебе светит приличное количество годиков за решеткой.
- Как? Как... ук... украденная... - заикаясь, выговорила девушка, - Как? Я...
- Угнала, а теперь делает невинное лицо. Или думала, что владельцы таких машин объявят розыск только в своей стране? Облом вышел. Так что пошли милочка.
- Куда?
- В участок, - спокойно ответил мужчина.
- Зачем? - взволнованно спросила девушка.
- Будем восстанавливать твою личность и заводить уголовное дело.
- Никуда я не пойду, - заявила Лена. Но это мало кого волновало. Мужчина схватил ее за руку и, не обращая внимания, на то, что девушка упиралась руками и ногами, он втолкнул Третьякову в свою машину. Через полчаса, Лена сидела в камере предварительного заключения.

Спасибо: 56 
Профиль
Оксана



Сообщение: 48
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 9
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.09 00:44. Заголовок: Часть №28 Понеслас..


Часть №28

Понеслась душа в рай... только в Нью-Йорке, камеры как-то получше выглядят и пахнут. Господи, и нужно было ей вляпаться в такое? Но больше всего, у нее не укладывалась в голове - угон автомобилей... как такое может быть? Тогда получается, что все машины, которые находятся в гараже — ворованные. Или действительно купленные и выигранные на гонках? Хотя после этого случая, она не может быть уверенной ни в чем.
- Верните мне мой телефон, - крикнула Третьякова проходящему мимо мужчине, - Вы не имеете права меня держать в клетке! Выпустите меня и верните мой телефон. Я позвоню своему адвокату и он, вас, ко всем чертям собачьим, разнесет по первое число, мало вам не покажется, я вам обещаю, - но ее слова остались не услышанными, - Эй, ты, хрен ходячий, быстро подошел ко мне и вернул телефон на базу, а то я начну иначе говорить.
- Заткнулась бы лучше, - подойдя к ее камере, мужчина схватил ее за воротник куртки и притянул девушку к себе. Ее счастье, что их разделяли железные прутья камеры, - Пока не выяснят кто ты такая, ты будишь сидеть без телефона, еды и воды. Тебе понятно?
- Да, - ядовито процедила девушка и с силой ударила его по руке. Освободившись от него, она плюнула мужчине в лицо, - Пошел ты...
- Сейчас ты сама пойдешь, - вытащив ключи от камеры, где находилась Лена, он попытался открыть дверь и войти внутрь, но в судьбу девушки, вмешался какой-то мужчина в форме, явно выше этого оболтуса по рангу. Подойдя к камере, он отогнал ее потенциального убийцу и заговорил с Третьяковой.
- Слушай девочка, ты не в том положении, что бы вести себя так. Ты угнала машину, тебе этого мало? Еще неприятностей надо? Так можем устроить, если хочешь. Без проблем, ты только скажи, - спокойно заговорил мужчина.
- Я не угоняла машину! - эмоционально выкрикнула Третьякова.
- Да, она сама силой тебя посадила внутрь салона и угнала сама себя, взяв тебя в заложники.
- Я серьезно говорю, это не моя машина, мне ее одолжили, - настаивала на своем девушка.
- Все вы так говорите, когда вас прижимают к стенке. Так, пока мы выясняем, кто ты такая, то сиди и молчи. Договорились?
- Я сама могу сказать кто я и досье с пеленок рассказать, только верните мне телефон, дайте позвонить! Прошу вас, - почти умоляющим голосом простонала Лена.
- Сиди спокойно, - отходя от камеры он направился к двери.
- Я Третьякова, - девушка крикнула ему вслед, - Елена Третьякова, родилась в Москве двадцать третьего декабря, тысяча девятьсот восемьдесят восьмого года, а последние шесть лет, жила в Нью-Йорке. Верните мне телефон! - но ее слова вновь остались без ответа, - Черт бы вас всех побрал! - ударив рукой по железным прутьям камеры, девушка вскрикнула от причиненной боли.

Прошло больше пяти часов, а она как находилось в подземелье, так и продолжала там находиться. За окном уже начало светлеть, но этого она не увидит, ей остается только догадываться об этом. Спустя еще час, в животе начало урчать и ужасно тошнить от недостатка пищи и отвратительно запаха. Да и ноги отказывались держать ее. За все время пребывания в камере, она не присела ни на минуту, а ходила из стороны в сторону. И еще бы пару минут зловещей тишины, и она без сил рухнула посреди камеры, но к ее счастью, до слуха донеслись звуки открывающейся двери и, к ней стремительно продвигался мужчина, с которым она говорила последний раз.
- Так, Елена Третьякова, что вы мне скажете? - уставился на нее мужчина.
- Пожалуйста, дайте телефон позвонить. Я же не прошу ничего сверхъестественного, а только телефон, - жалобно простонала Третьякова, - Вы же сказали, как узнаете, кто я, то вернете его.
- Да, - строго произнес мужчина в форме, - Знаешь, прочитали мы твое досье. Я смотрю, Нью-Йоркская полиция особо любит иметь с тобой дело. Что, из страны выперли за особо хорошее поведение? Теперь решила тут учудить?
- Дайте мне телефон, - Лена повторяла одни и те же слова, как заезженная пластинка, - Я не угоняла машину, она не моя, а то, что было в Америке, то было давно, я уже не такая как была, я исправилась, - ее голос заглушало рычание в животе, - Не знаю, как вас звать, но уверена, вы хороший человек и отдадите мне мой телефон, а иначе, я прям здесь умру с голода и от ужасного запаха. Пожалуйста.
- На, держи, - бросив недовольный взгляд, он протянул ее телефон. Буквально выхватив его из рук, она включила мобильный. Набрав номер, Лена с радостью прислонила телефон к уху, но услышав голос автоответчика, ее улыбку исчезла с лица. Как назло на телефоне закончились деньги. Как всегда некстати...
- Господи, да что же это такое!
- Что случилось? - смотря на бледнеющую девушку, он заволновался. Вид у нее был не особо хороший.
- Деньги закончились на телефоне, - присев на корточки, Лена запустила пальцы в волосы и крепко сжала голову.
- На, звони, - достав из своего кармана мобильный телефон, он протянул его Третьяковой, - Хотя тебе это не поможет. Даже самый крутой адвокат, в ближайшие сутки, не вытащит тебя отсюда.
- Спасибо, - набрав номер, она с замиранием сердца ожидала, когда кто-то ответит на ее звонок. И только тогда, когда девушка услышала голос Виталика, она стала дышать полной грудью, - Виталик, помоги мне, пожалуйста, - еле сдерживая слезы, Лена простонала в телефон, - Я в тюрьме. Пожалуйста, забери меня отсюда.
- Где ты находишься? В какой именно тюрьме?
- Я не знаю, - протянув телефон владельцу, она умоляюще взглянула на него, - Скажите ему, где я нахожусь.
Взяв мобильный, он продиктовал адрес и отключил телефон, удаляясь из вида, оставляя девушку наедине с сырыми стенами. Только бы Виталий поскорее приехал за ней, вот только вдруг, он не сможет ничего сделать. Тогда что? Ей придется провести остаток своих дней в камере? Или что будет дальше? А если милиции рассказать о такой личности, как Данила, то что будет после? Может ее отпустят и даже наградят за помощь в ловле угонщиков автомобилей. А если он решит отомстить ей, тогда что делать? Черт возьми, и что за жизнь такая? Она действительно ходячий магнит для неприятностей. Нет бы ей притягивать сказочных принцев на белоснежных конях, а не плохих мальчиков на дорогих тачках, от которых возникают не маленькие проблемы.

- Давай выходи, - когда Третьякова в очередной раз услышала скрип двери, то она уже не надеялась услышать таких слов. Сейчас, она мечтала только о том, что бы поесть и поспать.
- Уже? - она не верила своим ушам или вероятно ей это снилось, девушка не совсем хорошо соображала. Она всю ночь провела стоя, голодная, ее тошнило от всевозможных запахов, а последние силы покинули ее уже давным-давно, так еще обвиняют в краже автомобиля. Это был перебор.
- Да, уже. Тебе повезло.
Выйдя, Лена увидела Виталика. Если бы у нее были силы, она бросилась к нему в объятия, но она была не в том состоянии, что бы быстро передвигаться.
- Спасибо, что ты пришел, - подойдя к нему, она взглянула на мужчину. О чем он сейчас думал, было сложно сказать, но он явно волновался за девушку, - Я уже и не надеялась, - ведь с того момента, как она позвонила, прошло больше трех часов, которые показались вечностью, - Спасибо, - прошептала девушка и крепко обняла его. Сейчас ей было все равно, оттолкнет он ее или придушить своими же руками, но ей было необходимо его тепло, необходимо ощутить его рядом и находиться в его объятиях и понимать, что самое страшное уже позади.
- С тобой все хорошо? - крепко обняв ее, он осторожно провел ладонью по ее волосам, - Никто ничего тебе не сделал?
- Нет, все хорошо, - вдыхая аромат его тела, Третьякова совершенно позабыла, что находится в стенах тюрьмы, - Это только я пыталась разнести тут всех, - прошептала девушка и уткнулась лицом в его плечо, - Спасибо, что пришел за мной.
- Поехали лучше домой.
Всю дорогу до машины, Виталий молчал, но его мышцы были заметно напряжены. Та нежность, что была в тюрьме, слетела подобно маске, стоило им выйти за пределы этих стен. И дома, ее явно ждет не особо приятный разговор.
Сев в машину, Виталий больше двух минут сидел молча и не заводил машину. Он явно хотел что-то сказать, но его что-то сдерживало. Но на последних минутах, его нервы сдали, и он заговорил:
- Зачем ты угнала машину?! - Виталий не стал поворачиваться в ее сторону. В нем и так бушевала необузданная стихия и если он взглянет в ее бесстыжие глаза, он взорвется.
- Я не угоняла машину, - эти слова она выучила наизусть, именно их, она сегодня повторяла из минуты в минуту, пытаясь добиться хоть чего-то, но все усилия были напрасны.
- Не ври, - чего и опасался Виталий. Он предполагал, что девушка начнет отпираться и убеждать его в свое невиновности, но он не ожидал, что отреагирует так эмоционально на ее слова, ведь именно к ним, он готовился все эти минуты.
- Я говорю правду, - от его крика, девушка вздрогнула, - И прекрати на меня кричать.
- Слушай Третьякова, тебе что мало мелких неприятностей, что ты решила устроить глобальные перемены в своей жизни? - мужчина попытался взять себя в руки, - Или ты решила, если тебе в США все дозволено, то и тут ты можешь гульнуть на широкую ногу? Извини, но я не твой отец, - Виталий снова начал переходить на крик. Он до сих пор не мог придти в себя от слов Третьяковой, когда она позвонила ему и сообщила, что находится в тюрьме, - И я не собираюсь играть с тобой в твои игры. Как только все прояснится, и если дело закончится в твою пользу, то я тебя сам отвезу к твоему отцу, что бы быть уверенным, что больше тебя никогда не увижу, и ты не свалишься мне на голову с очередной проблемой.
- Виталь, Виталик, - она пыталась вставить хоть слово в его тираду, но он не слушал ее, - Да черт возьми! - крикнула Лена, - Выслушай меня наконец!
- Я даже слушать тебя не хочу, - вставив ключ в замок зажигания, Абдулов резко съехал с места.
Всю дорогу оба молчали. Лена не хотела нарываться на очередной скандал, да и что она ему скажет? Он все равно ей не поверит.

Доехав до дома, Лена вышла из машины. Его молчание добивало ее, ей и так было тошно от самой себя, так еще и он молча ненавидит ее. Лучше было бы, если он закричал, отчитал ее в очередной раз, затряхнул, придушил, да что угодно, но хоть что-то сделал.
- Виталик, - неуверенно обратилась к нему девушка. Внутри все сжалось от страха и волнения.
- Иди в свою комнату, - нервно прорычал Виталий, - И что бы я тебя больше не видел сегодня. И будь добра, постарайся не найти новых приключений в своей комнате, из них, я не буду тебя вытаскивать.
- Виталь, я правда не угоняла машину.
- Тогда откуда она у тебя? - рявкнул мужчина.
- Мне ее одолжили, - большего, она точно не скажет. Если Данила действительно не так чист, как кажется, то любое сказанное слово, может повлечь за собой еще более нерешаемые проблемы.
- Кто?
- Друг, - да, лучше ответа она не могла придумать.
- Хорошие, однако ж, у тебя друзья, - усмехнулся мужчина, - Подстать себе выбираешь?
- Нет, я сама в шоке от того, что она числится в угоне. Он наверное сам не в курсе, - «чем дальше, тем все интереснее и интереснее. Умнее ничего не могла придумать?»
- Ага. Слушай Лен, иди спать ради бога. Я тебя видеть не хочу. У меня до сих пор не укладывается в голове это, - прогресс был виден на лицо, Виталий старался не кричать, хотя это удавалось ему с большим трудом, - Ты хоть понимаешь, что натворила? Или нет? - но не дожидаясь, что скажет Лена в свое оправдание, он сам ответил на свой вопрос, - Хотя, как ты можешь понимать, если у тебя проблем-то не было, точнее были, но их решали за тебя. И была бы моя воля, и если бы не твой отец, и мое отношение к нему, то я и пальцем не пошевелил, что бы вытащить твою задницу из тюрьмы.
- Виталик, - девушка в очередной раз попыталась вставить хотя бы пару слов, но он перебивал ее каждый раз.
- Лен, ты понимаешь, что будет дальше? Ладно, сейчас я заплатил, что бы тебя выпустили, и то мне стоило это таких трудов, что тебе не представить. Извини, ты не шоколадку сперла в магазине, а машину и заметь не просто машину, а Феррари ручной сборки и ты хоть знаешь, сколько она стоит?
- Предполагаю, - не поднимая на него глаз, она ответила хоть на один вопрос.
- Предполагает она, - передразнил ее мужчина, - Тебя выпустили с огромным списком условий. Первое, это то, что в ближайшее время ты не укатишь за границу, пока все не устаканится и не определят, что делать: расследовать преступление или сразу засадить тебя или дождаться владельца машины и уже с ним решить твою судьбу. А я думаю, что этот вариант не самый хороший, он сам тебя заживо похоронит в тюрьме за свою машину. Второе... черт возьми Третьякова, - сев на диван, он схватился за голову, упираясь локтями в колени, - Я не знаю, что делать дальше. Не знаю. Я найму тебе адвоката. Он мой хороший друг, пока что не проиграл не одного дела, только боюсь, что ты будешь первый клиент, который не войдет в его список удач, - подняв голову, он взглянул на девушку стоящую посреди гостиной — сама невинность, - Лен, для чего ты угнала машину? - Виталий спокойно повторил вопрос.
- Я не угнала эту машину!
- Если ты продолжишь в том же духе, то тебе точно никто не поможет, - поднявшись с дивана, он направился в сторону лестницы. Сколько можно пытаться выяснить у нее причины угона, если она на отрез отказывается говорить правду.

Спасибо: 59 
Профиль
Оксана



Сообщение: 50
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 10
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.02.09 00:13. Заголовок: Часть №29 - Виталь..


Часть №29

- Виталь, - догнав его, она схватила мужчину за руку, - Виталь, выслушай меня, прошу!
- Третьякова, - развернувшись, он сделал глубокий вдох, стараясь сбалансировать внутри противоречия, разрывающие изнутри, - Если ты хочешь поговорить, то давай мы отложим эту процедуру до завтра. А сегодня уйди с глаз долой, я хочу оставшийся день провести спокойно и попытаться придти в себя, - он говорил как можно спокойнее, что бы не переходить на крик, но в нем то и дело, просыпалось желание закричать от безысходности, которая подобно трясине утягивала его на самое дно. Это же надо было вытворить такое.
- Виталик, я правда не угоняла эту машину. Прошу, выслушай меня. Я тебе все объясню, - умоляюще взглянула девушка.
- Слушай, иди отдохни, - слушать Третьякову не было желания, ему нужен был отдых, что бы привести свои мозги в порядок и понять, что делать дальше и насколько серьезно влипла эта несносная особа.
- Виталик, - схватив его за руку в очередной раз, она попыталась остановить его, - Виталик, но выслушай меня.
- Слушай Третьякова, - выдернув свою руку, он смерил ее грозным взглядом, от чего подкосились колени. Он хотел продолжить свою речь, но промолчал. Все равно ничего умного не приходило в голову. Одно, чего ему безумно хотелось сделать, так это придушить девчонку, которая внесла в его спокойную жизнь предостаточно неприятностей и головной боли. Но то, что произошло сегодня, превзошло все, что могла вытворить Третьякова, - Иди лучше спать, - взглянув еще раз на девушку, он возобновил свои попытки подняться вверх по лестнице, но Лена последовала за ним и снова остановила его, продолжая свои попытки поговорить с ним, - Третьякова, отстань от меня ради бога. Я тебя сейчас видеть не могу или ты хочешь, что бы мы оба сидела за решеткой? - Эмоции бурлили внутри и от каждого слова еще больше закипала кровь, - Ты за угон автомобиля, а я за попытку убийства молодой девушки? Ты этого добиваешься? - еще одно слово и он действительно придушит ее. Он и так был зол на нее за содеянное, так она еще больше подливала масла в огонь, пытаясь объяснить и оправдаться за совершенный поступок.
Не обращая внимания на следующие попытки поговорить с ним, он поднялся по лестнице и направился в спальню. Но Лена, следуя за ним, не отставала от него ни на шаг, но на этот раз молча.
- Виталик, остановись, пожалуйста, - попытав счастье, она обошла его и перегородила путь в спальню, - Выслушай меня, а потом можешь меня придушить. Просто выслушай, я все объясню тебе.
- Чего оправдываться, когда ты уже что-то сделала. Раньше надо было думать, - терпение было на границе извержения вулкана.
- Я ничего не сделала, меня подставили, я не угоняла эту чертову машину, - да она вляпалась по самое некуда, но не ужели он не может дать ей шанс. Или просто выслушать, понять ее, разобраться в том, что случилось и поддержать. Она и раньше влипала в разные ситуации, но они не были такими серьезными. Однажды она уже связалась с компанией, толкающих наркотики и в один прекрасный день, они испугались, что эта молодая особа, может сдать их с поличным, и подставили ее. Но тогда дело было в Америке, и там был ее отец, который решал все ее проблемы и, с помощью одного звонка, урегулировал все неприятности. Но сейчас была иная ситуация. Она находилась на другой территории, и если Лена позвонит своему отцу, то легче от этого не станет. Он не сможет помочь, тут у него нет никаких связей. И чтобы он ни делал, ничего не изменится, - Выслушай меня как все было. И ты поймешь, что я не виновата.
- Третьякова, - держать себя в руках становилось все сложнее и сложнее, - Я тебе не верю. Ты помнишь, как-то мне сказала, что в твоем арсенале, приключений больше, чем у особо опасного преступника. Ты ради развлекухи разбивала стекла в супермаркетах, воровала ради кайфа и адреналина, торговала наркотиками, ради чего не известно, и твое излюбленное место обитания была тюрьма Нью-Йорка. Так почему бы тебе и сейчас не угнать клевую тачку ради прикола, адреналина, кайфа, учитывая, что твоя страсть - это клевые тачки, ты только о них и бредешь. И если человек состоит из воды на восемьдесят процентов, то ты, на все сто процентов состоишь из топлива или бензина. Так почему, я должен тебе верить, что тебя подставили? Объясни? - мужчина начал переходить на крик, - Ты сама создала такую репутацию для себя, а сейчас пытаешься прикинуться невинной овечкой. Я тебе просто-напросто не верю и не хочу верить.
- Но почему? Почему не хочешь верить? Виталь, я правда изменилась, я сейчас не разбиваю стекла, не ворую в магазинах. Ведь у тебя за мое время пребывания в Москве, не было неприятностей из-за меня. Я не встревала ни в какие истории.
- А откуда мне знать встревала ты или нет? Может тебя еще не поймали на месте преступления, а вот сейчас попалась. Откуда я знаю, чем ты занимаешься по ночам. Может именно в это время суток, ты воруешь машины, кто тебя знает. У тебя же откуда-то появлялись деньги. Так откуда мне быть уверенным в твоих словах. Да и сейчас нет смысла отпираться или оправдываться передо мной. Завтра придет адвокат, вот и будешь с ним говорить и рассказывать сказки, угоняла ты или нет. А сейчас, оставь меня в покое.
- Нет, не оставлю, - Абдулов попытался зайти в свою комнату, но Лена остановила его, - Виталь, я совершенно одна, у меня никого нет. Мне ужасно плохо. Мне нужно, что бы хоть кто-то был на моей стороне, я ведь действительно не угоняла эту машину. Пожалуйста, поверь мне, - его слова ранили в самое сердце.
- Слушай, ты какой-то странный человек, то ты хочешь быть одна и тебе никто не нужен, то вдруг понадобился. Ты хоть сама-то определись, чего хочешь, - мужчина попытался спокойно говорить, но это оказалось достаточно сложно для него. Ему было безумно жалко девушку, он видел ее глаза, видел, что ей плохо, но в нем было столько злости, что он не мог успокоиться и утешить ее, обнять и сказать, что все будет хорошо. Да и он не хотел ее жалеть. Ведь если он поддержит ее, то она так ничему и не научится.
- Я хочу только одного, что бы ты поверил мне, - прошептала девушка. Слезы предательски подбирались к глазам, - Больше ничего не надо.
- В ближайшее время, я точно тебе не поверю, пока у меня не будет доказательств, что ты невиновна. А пока что все факты говорят против тебя. И знаешь почему? Потому что на машине кроме твоих отпечатков пальцев, больше нет ни одного. Понимаешь, НИ ОДНОГО! - мужчина по слогам произнес последние слова.
- Я не угоняла ее, - Третьякова держалась из последних сил, что бы не расплакаться как ребенок. Еще одно обвинение и осознание, что она влипла еще больше, и слезы хлынут из глаз, - Меня подставили. Почему ты не веришь мне? Я разве заслужила это? Почему так происходит? Даже тогда, когда меня подставили в Америке, отец не поверил мне. Ведь я правда не была виновата, ну почти не виновата и я сама никогда бы не попалась, меня свои же подставили. Они боялись, что я могу сдать их полиции, и они избавились от меня таким способом. И отец, до сих пор мне не верит. Да я знаю, у меня слишком много поступков и большинство из них не поддаются каким-то объяснениям, но это было тогда, до приезда в Москву, сейчас я изменилась, я нашла другой способ достижения адреналина - более безобидный способ.
- Ага, - усмехнулся мужчина, - Угон автомобилей. Очень безобидный способ.
- Не угоняла я, - едва слышно произнесла девушка. Глаза начало резать от подступающих слез, а сердце защемило еще больше. Неужели она обречена на то, что ей никогда никто не поверит, - И сейчас меня подставили. Мне просто одолжили эту машину, я поехала на ней домой. Меня менты остановили и только тогда, я узнала, что она краденная, я правда не угоняла, я не знаю, как доказать тебе это, но я не угоняла. Пожалуйста, поверь мне. Мне это необходимо, умоляю Виталь, - почти одними губами прошептала Третьякова.
- Вот скажи, как я могу тебе верить, если все факты и доказательства указывают только на тебя. Вот как? Объясни!?
- А что говорит твой внутренний голос и сердце? Ведь ты знаешь, какая я на самом деле.
- Все, угомонись Третьякова, оставь меня в покое на сегодня, завтра поговорим. Дай я отдохну от сегодняшних событий. И учитывая то, что я знаю, какая ты на самом деле, поэтому мой голос и сердце солидарны с моим разумом.
- Виталик, - от его последних слов, первая слезинка скользнула по ее щеке, оставляя огненный ожег, - Я не знаю, что еще сказать в свое оправдание, но я правда не угоняла машину. Я правда не хотела встревать в какие-то неприятности. Я не хотела кого-то впутывать в свою жизнь и свои проблемы, но я правда сейчас не виновата. Да, я из-за любви к экстриму, совершаю нелепые поступки и да, я разбила однажды твою машину, потом украла диск, но это самое страшное, что я сделала в Москве, - всхлипнув, слезы еще сильнее покатились по ее лицу. Попадая на губы, она ощутила соленый привкус во рту, - Я не угоняла машину. Я уже устала это повторять... устала. Я не знаю, что меня ждет и возможно все закончится не в мою пользу и, возможно меня посадят, может это будет мне урок в дальнейшем, но я правда не виновата. И я не хочу, что бы ты считал меня виноватой. Я оставлю тебя в покое, но только скажи, что ты мне веришь. У меня ведь больше никого нет, кроме тебя.
- Лен, - подойдя к ней, он крепко прижал к себе девушку, - Успокойся. Давай ты пойдешь в свою комнату отдохнешь, а завтра мы с тобой поговорим. Сегодня произошло слишком много событий, как для тебя, так и для меня. И сейчас успокойся, еще не хватало твоих слез.
Не произнеся ни слова, Лена крепко обняла мужчину и уткнулась лицом в его плечо. Ей было безумно больно, что слезы непроизвольно скатывались по щекам, падая на мягкую ткань его кофты. Она действительно изменилась, она больше не совершала неадекватных поступков, а только жила в свое удовольствие. И это удовольствие перевернуло все, да с такой страшной силой, что сейчас она балансировала над пропастью и любое дуновение ветра, могло стать для нее роковым. А рядом никого нет, кто мог бы протянуть руку и помочь ей, поддержать в трудную минуту. И даже Виталий, который всегда оказывался рядом, стал самым далеким человеком, и его объятия были не такими, как обычно, даже не такими, как в тюрьме, когда она впервые за сутки увидела его. Сейчас, в нем было что-то холодное и отталкивающее. Лена чувствовала его злость и напряжение, и она могла понять его чувства, все было обосновано и правильно, но ей было так плохо, что хотелось ощутить кого-то рядом. И не смотря на то, что она находится в его объятиях, она все так же остается одинока...
- Лен, давай успокаивайся. Все будет хорошо, - сердце перестало биться, когда первая слеза скользнула по ее щеке. Он знал только одну Лену Третьякову — вздорную, непослушную девчонку, уверенную в себе и живущею по своим придуманным правилам, наплевав на всех остальных. А сейчас, перед ним находилась совершенна другая Лена, неуверенная в себе и разбитая напрочь, рыдающая в голос на его плече.
- Не будет хорошо, - сквозь слезы проговорила девушка.
- Лен... Лен, посмотри на меня, - взяв ее лицо в свои ладони, он поднял ее голову и взглянул в заплаканные глаза, - Все будет хорошо. У тебя будет самый лучший адвокат, он сделает все что сможет. Успокойся, мы сделаем все, что в наших силах. Лен, прекрати плакать, - почти шепотом произнес мужчина, - Теперь я тебя умоляю.
- Не могу, - ее ресницы дрогнули и слезы с новой силой потекли по ее щекам.
- Прекрати реветь, - прижав девушку к себе, он нежно провел рукой по волосам, - Лен, слезами горю не поможешь. Сейчас тебе нужно успокоиться, поспать, а завтра начнем разбираться во всей сложившейся ситуации. Только перестань плакать, - с каждой новой слезинкой, его сердце замедляло свой ход. Что же ему делать? - Лен, давай ты ляжешь спать, а я пойду посмотрю на кухне какое-нибудь успокоительное. Тебе сейчас нужно успокоиться.
- Я не хочу спать, не смотря на то, что еле держусь на ногах и смертельно устала.
- Ну вот, а ты говоришь не хочешь спать, - подхватив девушку на руки, он понес ее в спальню. Толкнув ногой дверь, та распахнулась и мужчина вошел в спальню. Опустив ее на кровать, он присел рядом, - Лен, я сейчас вернусь, посмотрю, что у меня есть, а ты постарайся успокоиться.
Девушка только помотала головой. Сейчас ей было не то что плохо, а она не знала, как описать те ощущения, что испытывала. Наверное, единственное, о чем она мечтала, так это о том, что бы перестать дышать. Ведь каждый вдох, причинял еще больше боли.
Удалившись из комнаты, Виталий быстро спустился вниз по лестнице. Все усилия найти хоть что-то из успокоительного, прошли в пустую. Хотя для чего ему держать дома такие таблетки, как снотворное или успокоительное? До того, как Лена вмешалась в его жизнь, он не знал, что существуют какие-то проблемы, которые он не может решить и устранить сам. Хотя ему стоило задуматься о том, что бы их приобрести, когда этот дьявол поселился в стенах этого дома.
- Лен, - зайдя в ее комнату, он подошел ближе к кровати, - Ты хоть немного успокоилась? - присев рядом, он осторожно положил свою руку на ее плечо. Но от его прикосновения, она не повернулась к нему, а только в очередной раз всхлипнула и шмыгнула носом, - Лен, попей хотя бы воды. Я не нашел успокоительного, - виновато произнес мужчина. «Но, по-моему, его стоит уже приобрести», - Лен, посмотри на меня.
- Не хочу, - сквозь слезы произнесла девушка.
- Тогда постарайся уснуть. Хорошо? - поставив стакан с водой на прикроватную тумбочку, мужчина поднялся с кровати и направился к двери. Сейчас возникла такая ситуация, когда он впервые, не мог даже для самого себя решить чего хочет. Единственное, он мечтал только об одном, что бы девушка успокоилась и уснула, а завтра, они вместе решат, что делать. Но сейчас, он не может смотреть, как она страдает, и в тоже время, он совершенно не знает, что делать и как ей помочь.
- Виталь, - прошептала девушка, - Не уходи, пожалуйста, - поднявшись на кровати, она взглянула на мужчину, но сквозь пелену слез, она могла различить только его силуэт, - Останься со мной, я не хочу быть одна. Пожалуйста.
- Хорошо, я останусь, - подойдя к кровати, он опустился на нее и взглянул на девушку, - Лен, только обещай, что сейчас ляжешь и поспишь. Тебе надо отдохнуть. Ты обещаешь?
- Обещаю, только не уходи.
- Я останусь с тобой, не волнуйся, - коснувшись ладонью ее щеки, он нежно провел рукой по ее лицу, вытирая слезы, - И еще, я останусь при одном условии, если ты перестанешь плакать. Хорошо?
- Хорошо, - приблизившись к нему, она крепко обняла Виталия, - Спасибо.
- А теперь давай ложись спать, - скользнув ладонью по ее гладким волосам, он едва ощутима коснулся губами ее виска.
Выпустив мужчину из крепких объятий она прилегла на кровать. Лена не хотела просить его о чем-то большем, он и так многое для нее сделал. Но мужчина, словно прочитав ее мысли, через мгновение прилег рядом. Притягивая девушку к себе, он крепко обнял ее. За последнее время, она впервые ощутила, что все будет хорошо. Рядом находится человек, который сделает для нее все, что бы вытащить из этой передряги.

Как Лена и обещала, она перестала плакать, хотя в ближайшее время всхлипывала каждую минуты, но это были всего лишь последствия ее недавних слез. Но вскоре, царство Морфея начало манить ее разум и тело в свой мир.
- Ты мне веришь? - сквозь сон прошептала Третьякова.
- Да, я тебе верю, - едва слышно произнес мужчина. Слышала ли его девушка или уже спала, возможно, она во сне задала этот вопрос. Она его повторила сегодня столько раз, что он стал неотъемлемой частью ее существования, - И если ты правда виновата, то я все равно верю в твою невиновность, я не могу иначе, потому что я люблю тебя, - коснувшись губами ее шелковых волос, он еще крепче обнял девушку, - И я не могу без тебя, ты нужна мне как воздух.

Спасибо: 67 
Профиль
Оксана



Сообщение: 52
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 11
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.02.09 01:08. Заголовок: Часть №30 Весь ден..


Часть №30

Весь день и всю ночь Лена спала как убитая. Ей еще никогда не было так хорошо в объятиях мужчины. И не смотря на все проблемы, она была самой счастливой. Не хотела думать о том, что будет завтра и что будет с ней, когда приедет настоящий владелец Феррари. И если, судьба распорядится так, что ей придется предстать перед судом и после очередного удара молотком судьи, ее признают виновной и ей придется заплатить за все, что она когда-либо сделала. То пусть так и будет, но она сможет сказать с уверенностью, что была счастливой в этой жизни. И сейчас все проблемы не имели никакого значения. У нее было только одно желание - не просыпаться и как можно дольше находиться в том раю, в котором она обитала и растворялась всей душой и телом.

С первыми лучами нового дня, Лена открыла глаза. Ощущая на себе тяжелую руку мужчины, она осторожно повернула голову в его сторону. Это действительно был не сон и всю ночь, она провела в объятиях этого человека. И ускользать из них не хотелось и это было самой мучительной пыткой в жизни, было только одно желание, что бы это длилось, как можно дольше. Но она должна найти в себе силы и уйти. Уйти не потому что привыкла быть одна, или делить с кем-то свою постель было не в ее правилах, или боялась открыть свои чувства и стать такой, какая она есть в глубине душе, а она должна уйти по другой причине, по причине того, что бы найти способ спасти саму себя и никого не вмешивать в эту историю, которую она сама заварила по своей глупости и любви к адреналину.
Убрав его руку, Лена как можно осторожнее и тише встала с кровати, пытаясь не разбудить Виталия своими движениями. К счастью, она спала в одежде и ей не пришлось тратить время на поиски чего надеть и это было одним из преимуществ уйти незамеченной и не разбудив мужчину. Выскользнув из спальни, она быстро спустилась по лестнице вниз. Взяв ключи от Рено, Лена дошла до гаража и так же тихо, пыталась открыть массивную дверь. Ведь окна ее спальни, выходили именно сюда, и не смотря на то, что стеклопакеты изолировали любой звук, но при хорошем слухе, все равно можно было различить любой звук, особенно звук мотора.
Сей в машину, девушка выехала за пределы дома. Ее путь был давным-давно спланирован и она направлялась в гараж к Данилу. Лена не знала наверняка, поможет это или спасет ее, а возможно усугубит всю ситуацию, но как говорит Данила — кто не рискует, тот не пьет шампанское. Возможно, он сможет чем-то помочь ей, ведь если ее посадят, то терять будет нечего и она потащит его за собой. А вряд ли он захочет такой жизни. Он привык к роскошным тачкам, свободе, супермоделям и менять такой образ жизни, на тюремную камеру с грязными стенами и неудобными кроватями, он явно не захочет. Но теперь осталось самое сложно — придти к нему и выяснить от А до Я.
- Ты сукин сын! - Лена не ожидала такой реакции, когда увидела Данилу. Она собиралась поговорить с ним, как цивилизованные люди, но стоило ей зайти в гараж, как в ней вспыхнул огонь ненависти и злости, и она буквально двумя шагами преодолела огромное пространство разделяющие их, - Как ты мог? - мужчина не успел среагировать, как Третьякова схватила его за воротник рубашки и развернула к себе с такой силой, что шелковая ткань, с треском разошлась по шву возле воротника.
- Ты что сдурела? - Данила оттолкнул девушку, что Лена попятилась назад и еле устояла на ногах, - Что в тебя вселилось? Или с цепи сорвалась?
- Да это ты сдурел! - Третьякова так заорала, что если бы в округе находились стеклянные предметы, то они разлетелись в разные стороны мелкими осколками, - Выходит, что все эти машины ворованные!? Ты все их угнал! Да какое право ты имеешь на это, тебе место за решеткой.
- Лен, ты как, хорошо себя чувствуешь? С головой все в порядке? - он говорил так спокойно, словно она обвинила его не в угоне самых крутых и дорогих машин в мире, а в убийстве комара, - Или все-таки нет? - Данила попытался подойти к девушке, но Лена оттолкнула его.
- Даже не метр не приближайся ко мне ублюдок. А со мной, кстати, все хорошо, за исключением того, что прошлая ночь у меня прошла в тюрьме и знаешь, - подходя к нему, она каждый раз толкала его в грудь, - Почему я там оказалась? За угон автомобиля, который я взяла у тебя. Видите ли ты его выиграл в Германии, - еще сильнее толкнула его девушка и заорала так громко, насколько позволял ей голос, - А не хочешь, что угнал его в Германии! Ты не гонщик, ты просто-напросто трус и лжешь на каждом шагу. Мне говорили, что с тобой лучше не связываться, но я не послушала, идиотка просто. Думала ты порядочный человек и так же как и я, любишь скорость и адреналин, но я очень ошиблась в тебе.
- Интересно, кто это у нас такой умный? - в очередной раз, когда она хотела толкнуть его, он схватил ее руки и крепко сжал, - Сережа? Или может твоя подруга — Лера? Или ее дружок - неудачный байкер? Или кто-то еще?
- Отпусти меня, - прошипела Лена, - Нет, ты не угадал, - процедила сквозь зубы Третьякова, - Не они, а совершенно другой человек.
- Интересно, кто же тогда? - резко отпустив ее руки, он отошел на шаг назад и взглянул на девушку, - Мне бы хотелось знать своего обвинителя в лицо.
- Тебе всегда хочется, только не значит, что ты это получишь. И Данила учти, - подойдя к нему как можно ближе, она схватила его за воротник, но уже не с такой силой как прежде, и почти губами в губы прошептала, - Если ты хоть раз появишься на горизонте и не дай бог, меня посадят из-за тебя, то учти, я потяну тебя и всю твою поганую свору за собой. Так что милый мой молись, что бы со мной было все хорошо, - отпустив его, она начала вытирать свою руку о его плечо, словно испачкалась в грязи, - И мне противно оттого, что я вообще имела какое-то дело с тобой. Жаль, что я сразу не поняла, какое ты ничтожество и дерьмо, - обойдя его, она направилась к выходу.
Внутри все сжималось и вибрировало от страха. Она была уверенна на все сто процентов, что он помчится за ней и как минимум попытается остановить ее, пытаясь объяснить что-то, или начнет угрожать ей или в самом худшем истечением обстоятельств, на следующее утро ее найдут в канаве без башки, как говорила Лера. Но он стоял, как мраморная статуя, наблюдая за тем, как она ускользает из виду.

- Денис, Денис, - еще громче крикнул Данила, - Денис, твою мать, - во весь голос заорал мужчина.
- Чего? - нервно выкрикнул Денис, - Ты словно не знаешь что... - молодой человек не успел договорить, что был занят разборкой нового автомобиля, как Данила со всего размаха заехал кулаком ему по лицу, а когда тот схватился за разбитый нос, пытаясь остановить кровь, Данила несколько раз ударил его кулаком в живот. И стоило мужчине согнуться от ужасной боли, как Данила с силой ударил коленом под дых, и тот повалился на холодный пол. Но, не успев подняться, как заработал очередной удар в живот, но уже ногой, - Ты что сдурел! - вытирая кровь на губах, он попытался подняться, но Данила схватил его за волосы и наклонился к нему.
- Какого черта ты дал ей краденую Феррари?
- Я думал, ты все документы сделал и все сведения о том что она угнанная удалил, - коснувшись пальцами своего рта, он ощутил, что кровь запачкала почти весь подбородок, - Я же не знал этого. И тогда на кой черт, ты поставил ее в зал? Это не только моя вин... - Денис не договорил, как Данила толкнул его на пол и в очередной раз ударил ногой в живот.
- Тебе повезло, что я сегодня добрый, но не дай бог эта сучка расскажет о нас ментам, - перешагнув через него, он бросил злющий взгляд на Дениса, валяющегося на холодном бетонном полу, скорчившись от боли, - То тебя долго будут собирать по кусочкам, поверь мне, - достав мобильный телефон из кармана он набрал номер, - Кирилл, - как только гудки прекратились и из трубки донесся мужской голос, Данил заговорил, - Узнай где живет эта сучка... А то ты не знаешь какая! - заорал мужчина, когда Кирилл уточнил, какая именно из них, - Лена которая. Узнай где живет и позвони мне, - отключив телефон, он только убрал мобильный в карман джинс, как вновь достал и набрал номер Кирилла, - Да, и еще, узнай где живет и обитает ее подруга, Лера, вроде как. На всякий случай, что бы наша Леночка, была более сговорчивой.
Отключив телефон, он достал ключи от своей тачки и сел в Ламборджини. Нажав на педаль газа он стартовал с места на ста двадцати километров в час.

Спасибо: 57 
Профиль
Оксана



Сообщение: 54
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 11
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.02.09 02:31. Заголовок: Часть №31 - Где ты..


Часть №31

- Где ты была? - Лена предполагала, что после ее исчезновения, Виталий вскоре проснется, ведь он не может спать вечность.
- По делам ездила, - виновато ответила девушка.
- По каким еще делам? - мужчина начал повышать голос на Третьякову.
- По своим, - недовольно кинула девушка ему в ответ. От его тона все теплые чувства, что она испытывала сегодня с ним на кровати, когда он крепко обнимал ее, исчезли восвояси, стоило ему начать качать права, - У меня что своих дел не может быть?
- Какие еще дела? Ты что совершенно не понимаешь, что происходит? - спустившись вниз по лестнице, он подошел к девушке, - Или все, страх прошел? И теперь ты решила по-новому вляпаться в очередную историю?
- Да, что я сделала такого? - огрызнулась девушка. «И нужно было тебе все испортить, идиот!», - Я всего-то выехала в город...
- Ага, она выехала в город без прав, - взяв девушку за руку, он притянул ее к себе, - Лен, ты что совершенно не понимаешь, что такое неприятности? Я с трудом вытащил тебя из тюряги и обещал, что ты будешь под моим наблюдением. И это я обещал не твоему отцу, а совершенно другим людям, которые с большим удовольствием засадят тебя в тюрьму, как можно надольше. Я тебя предупреждаю, если ты еще хоть раз уйдешь, а особенно если уедешь на машине сама, то я сам отведу тебя в тюрьму и попрошу, что бы тебя подержали там до суда.
- Да что ты говоришь, - передразнила его Третьякова, - Ну, давай, бери и веди меня в тюрьму, раз я тебе так надоела. Чем быстрее отведешь меня, тем скорее сможешь вздохнуть полной грудью и насладиться своей никчемной жизнью, от которой нет никакого толку.
- Господи, какая ты упрямая девчонка. Я о тебе забочусь, - Виталий хотел обнять девушку, но она оттолкнула его.
- Тогда возьми и запри меня в моей комнате, - съязвила Лена, - Но это не факт, что я там и останусь. Я найду способ, как выбраться из дома. Уж поверь мне, - ядовито заметила Третьякова.
- Уж поверь, верю...
Поднявшись вверх по лестнице, Лена закрылась в своей комнате, пытаясь скрыться от всего внешнего мира. Подойдя к кровати, девушка рухнула на нее без сил. Казалось, что постель, до сих пор хранила тепло и запах его тела, который сводил с ума. Вот зачем он все испортил своими нотациями, неужели нельзя было обойтись без этого, ведь все было прекрасно до определенного момента. До этого момента, она проявила свою слабость и дала возможность кому-то защитить себя, и самой почувствовать чью-то заботу, внимание и нежность. До этого, она не позволяла этого делать, да и самой себе, она не позволяла дать слабину своим чувствам, что ее сердце начало биться не ради самой себя, а ради кого-то другого. Но он все испортил... неужели, он не может понять одного — она кошка, которая живет сама по себе, по своим правилам и своим желаниям, и приручить ее очень сложно, она не приемлет никаких попыток заставить измениться и стать послушной. Этого никогда не будит, пока она сама не захочет измениться ради любимого человека.

В ближайшее время, Лена решила не испытывать судьбу и Виталия. Действительно ездить без прав, да и еще человеку, который находится под подозрением в угоне Феррари, это такой риск, на который сама Третьякова, не решилась бы никогда, в попытке испытать свою судьбу. И ее верным решением стало остаться дома. Не смотря на то, что было сложно привыкнуть к тишине и спокойной жизни без адреналина, она смогла пересилить себя, да и нет ничего не решаемого. И некий тайм аут пойдет ей на пользу. Она впервые в жизни отоспится за все свои двадцать лет, наберется сил и почувствует себя живым человеком без вмешательства инородных тел, как закиси азота, бензина и груды металла, доставляющего удовольствие во время езды и всплеска адреналина в крови. Но звонок из прокуратуры, заставил Лену вернуться на грешную землю. И ощутить всю жестокость реального мира.
- Звонили из прокуратуры, - когда Виталий вернулся домой, до Лены, донесся звук мотора и она спустилась вниз, что бы поговорить с мужчиной.
- Господи, - умеет же Третьякова радовать прямо с порога, - Что сказали? - еще тише спросил Абдулов. До этого момента все было хорошо, даже учитывая ее характер отъявленной стервы.
- Сказали, что через неделю приезжает владелец автомобиля, и сказали, что бы я не уезжала за пределы Москвы.
- Это хорошо, что у нас есть время. Ты как? - подойдя к Лене, он только подумал обнять ее, как девушка сделала шаг назад, словно прочитав его мысли, - Нормально?
- Пока ничего страшного не произошло, - произнесла девушка, - Так что чего сейчас беспокоиться, - она хотела быть сильной и не показывать своего страха, но Виталию были не важны слова, что бы понять, что происходит внутри нее, - Когда произойдет, тогда и нужно будет переживать, а сейчас хочется насладиться свободной жизнью, пока есть возможность.
- Лен, - когда девушка ступила ногой на первую ступень, Виталий остановил ее, - Постой, - развернувшись к нему, она оказалась на уровне его глаз, в них она прочитала волнение и беспокойство за нее, - Лен, я знаю, что сейчас происходит внутри тебя и как тебе тяжело, - держа ее за запястье, он скользнул ниже по руке и взял ладонь девушки в свою и нежно сжал ее, - Ведь ты можешь поговорить со мной, сказать что тебе плохо и страшно. Я пойму тебя.
- Все хорошо, я не хочу говорить об этом, к тому же сейчас. Зачем омрачать мою последнюю неделю.
- Лен, это не последняя неделя, все будет хорошо, - хотя он сам не верил своим словам. Но других слов он не хотел говорить, он сделает все, что в его руках, что бы помочь Третьяковой.
- Ты в это веришь? - улыбка едва коснулась ее губ, - Лично я уже нет. Я смирилась с тем, какой приговор меня ждет через неделю и давай не будем говорить об этом. Хорошо? Я хочу ощутить последние дни свободы во всем смысле этого слова.
- Лен, не говори так. Ты же всегда была сильной и умела бороться за себя. Ты ведь всегда знала на все ответы, у тебя всегда все просто и хорошо, куда ты дела эту Лену? Что ты с ней сделала?
- Наверное, она умерла в тот момент, когда оказалась в стенах камеры предварительного заключения, - прошептала Третьякова.
- Лен, - приблизившись к ней, он прикоснулся к ее губам, - Если она умерла, то значит, ты должна бороться и не опускать руки. Только не сейчас.
- Виталь, смирись с этим и перестань призывать к какой-то другой Лене, которой нет и которой больше не будет никогда. И через неделю, ты забудешь о моем существовании и я перестану омрачать твои будни и ты сможешь жить так же как и жил до моего появления в твоей жизни. У тебя будет возможность вернуться к Тане и начать все заново. Возможно, жениться на ней и у вас будут дети. И я не буду какой-то причиной очередных ваших ссор. Но сейчас у меня есть одна просьба и, наверное, я больше ничего не попрошу. Поцелуй меня.
Не сказав ни слова, Виталий снова коснулся ее приоткрытых губ. После ее слов хотелось только одного — крепко обнять и сказать с уверенность, что все будет хорошо. Но он знал, что если он их произнесет, она только разозлиться, но лучше ей и ему от этого не станет. И остается только выполнить ее просьбу.
Как можно нежнее он целовал ее губы, и сейчас ему не нужно было играть какую-то роль или пытаться сдерживать себя. Он целовал ее так, как хотел поцеловать уже давно, со всей нежностью и всей любовью, которую он испытывал к этой девушке. Поцеловать так, что бы все стало ясно без слов.
Подхватив девушку на руки, он поднялся по лестнице и вошел в свою спальню. Опустив девушку на кровать он взглянул в ее прекрасные глаза. В омуте бездонных глаз можно было утонуть. И стоило повнимательнее приглядеться, как попадал в необыкновенный рай ее прозрачных глаз. Но он не успел насладиться этим моментам, как девушка дернула его за воротник рубашки и притянула к себе. Сейчас, она хотела чувствовать каждым миллиметриком своего тела его тепло, которое дарило невероятно много нежности, заботы и любви. Ей было все равно, что будет дальше, сейчас существовал маленький мир, в котором они были вдвоем. Все остальное было не важно. Эти минуты были посвящены только им, и никто не может ворваться к ним и разрушить их идиллию. Время остановилось для них. И у них появился шанс насладиться этим моментом, подаренным судьбой.
Его губы не отрывались от ее сладких и нежных губ. Виталий целовал ее так, словно это действительно был последний раз. Он вкладывал в него все свои чувства. И стоило ему вспомнить последние слова девушки, как поцелуй переставал быть сладким как мед, и приобретал легкий привкус горечи.
Сняв с девушки кофту, он нежно покрывал ее бархатную кожу поцелуями. От них не было жарка и на коже не оставались огненные ожоги страсти, сейчас это были самые незабываемые поцелуи в ее жизни. От них, в груди начинало трепетать сердце и наступала весна. Лед тронулся с места и все осколки льда растаяли, позволяя ощутить все нежность, которую дарил ей этот мужчина.
От каждого прикосновения, кружилась голова и все происходящие казалось сказочным сном. Все эмоции и ощущения, в один прекрасный миг, перестали быть прежними и все что она испытывала, казалось новым. Для нее это было в первый раз, до этого моменты ни один мужчина не мог заставить ее ощутить все чувства одним поцелуем и одним прикосновением.

Спасибо: 63 
Профиль
Оксана



Сообщение: 56
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 14
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.09 00:56. Заголовок: Часть №32 - Мне пл..


Часть №32

- Мне плохо и ужасно больно, - первая слезинка скользнула по ее виску вниз и нашла свой приют на белоснежной подушке.
- Извини, - приподнявшись, он взглянул на девушку, - Я не хотел сделать тебе больно.
- Не ты, - повернув голову в сторону, девушка закрыла глаза, но слезы не перестали стекать из-под ресниц, - У меня все болит, а особенно душа. Мне очень больно и в этом виновата только я, никто-то другой... только я.
- От чего? Почему? Что вообще случилось? - коснувшись теплыми губами ее щеки, он ощутил соленый привкус во рту от ее слез.
- Не знаю... больно от всего, что происходит со мной.
- Лен, все будет хорошо. Мы вместе справимся с этим.
- Нет, - положив свою горячую ладонь на его грудь, она умоляюще взглянула на мужчину, - Пожалуйста, дай мне уйти, пока я не умерла от боли. Умоляю тебя. Прям сейчас. Прошу, - ее ресницы дрогнули и две слезинки скатились по ее лицу, - Не заставляй меня причинять тебе боль.
Приподнявшись, Виталий перебрался на другую половину кровати, освобождая девушке путь.
- Спасибо, - наклонившись, Третьякова подняла его рубашку с пола и накинула ее на обнаженное тело. Разве такое может быть, что обычная ткань, может хранить так долго тепло и необычайно приятный аромат его тела, который согревал наравне с его нежностью и любовью. Но как бы ей не было тяжело, она должна поставить на этом точку. У них нет будущего. Нет, и не будет уже никогда...
- Лен, постой не уходи. Нам нужно поговорить... - но слова Виталия встретила пустая тишина и закрытая наглухо дверь.
- Нет, - прислонившись к гладкой поверхности двери, девушка подняла голову вверх, что бы хоть как-то предотвратить этот предательский поток соленых и обжигающих слез, - Нет ни нас, ни нам и ни мы. Нет таких слов, теперь есть только Лена и Виталий, нас никогда не было, нет, и не будет.

Закрывшись в своей спальне, Лена укрылась одеялом, пытаясь спрятаться от внешнего мира. Но даже под ним, ее не оставляла боль, которая сжигала все изнутри. Чем сильнее Лена пыталась избавиться от нее, тем сильнее она становилась. Физическая боль по сравнению с душевной не вставала ни в какое сравнение. Причиняя себе физическую боль, пытаясь заглушить другую, она опять возвращалась к тому, с чего начинала. Боль в нижней губе от сильного укуса постепенно угасала, а душевная еще больше разжигала огонь отчаяния и безысходности. Она уверена на все сто процентов, что на суде ее не оправдают и ей придется смириться со своей участью. И хочет она этого или нет, ей придется заставить себя забыть все чувства, что сумел разбудить в ней Виталий. В тюрьме они явно не пригодится и не спасут ее, а он вряд ли будет ждать того момента, когда истечет срок ее приговора. И если он что-то испытывает к ней сейчас, то это со временем угаснет и в скором времени он не вспомнит о ее существовании, у него будут другие заботы и новая жизнь. А сейчас привыкать к нему и открыть все свои чувства, было самым жестоким поступком в мире. Она прекрасно знает, чем это закончится и она не мазохистка, что бы усугублять еще больше свое положение. Ей и так будет не сладко первые дни, так еще и вспыхнувшие чувства будут мешать, ей дышать и жить дальше... конечно если это можно будет назвать жизнью. Скорее это будет походить на выживание и борьбу за свою жизнь каждый день.

- Леш, привет, - Лена приняла для себя решение, что лучше ей подальше держаться от Виталика. Зачем причинять себе еще больше боли. Ей и этого хватало. Но данная ситуация, действовала на нее с такой силой, что если она не поделится хоть с кем-то своими проблемами, то весь груз, раздавит ее под своей тяжестью, - Я знаю, вы, наверное, знать меня не хотите. И я вас понимаю, но сейчас я совершенно одна и мне даже не с кем поговорить. А Лера не отвечает на мои звонки, не знаю где она.
- Она со мной, - после долгого молчания, мужчина ответил Лене.
- Леш, вы меня извините. Блин... - тяжело вздохнув, она выдержала небольшую паузу и заговорила, - Я не знаю, что сказать. Мне ни занимать в красноречии и убеждении, но я совершенно не умею извиняться. Я никогда этого не делала.
- Все приходит со временем, - монотонно произнес Лешка, - Что у тебя стряслось, что ты вдруг вспомнила о нашем существовании? Что, стритрейсеры не оправдали твоих надежд?
- Леш, извини, я тогда наговорила множество гадостей и тебе и Лерки и вы имеете право на меня злиться, я это заслужила.
- Лен, каждый может наговорить сгоряча, но ты говорила искренне, и это были не гадости, а правда, твои чувства, твои мысли и эмоции. Я вот только одного не понимаю, чего тебе нужно сейчас? Я не из тех, кто верит в реинкарнацию и в то, что человек может по-настоящему измениться, а не фальшивить. Так что сразу говори, что тебе надо, - его монотонный голос жалил как оса и смертоносный яд начинал действовать ежесекундно, расползаясь по всему телу.
- Леш, через неделю я, скорее всего, окажусь за решеткой, не столь важно по какой причине. Но сейчас мне херова, не знаю что делать и за что хвататься.
- Да уж... - его голос оставался таким же монотонным, но уже чувствовалась нотка жалости, - Не повезло...
- Слушай, достал сопли развозить по телефону, - из трубки донесся женский голос, принадлежащий Лерке, - Так, Третьякова, - сейчас Лена слышала ее отчетливо, - На кой черт ты звонишь моему парню? У тебя, что своих мало? Или глаза лишние есть, что эти потерять не боишься? - такую Козлову, Ленка еще не знала. Словно они поменялись местами. Сейчас ее было не узнать. Она хоть и была еще той оторвой, но до Третьяковой ей было далеко, но на этот раз она переплюнула ее.
- Лер, твои парни мне не нужны, поверь...
- Тогда какого хрена звонишь Лешке? - перебила ее девушка.
- Я звоню, потому что осталась совершенно одна и мне ужасно плохо, и я хочу с кем-то хотя бы поговорить, - ответила Третьякова, но что-то подсказывало, что ее слова никаким способом не повлияют на Козлову. Она стала как неприступная скала, хотя ее мотивы были ясны девушке.
- Ха-ха-ха, - наигранно рассмеялась Лера, - Нашла, чем удивить, она одна, ну матушка, насмешила мои пятки. Ты всю жизнь была одна, мы попытались стать частью твоей жизни, но ты нас откровенно послала и смешала с грязью. Так что детка, чао! - пропела Козлова, - И не нужно нас беспокоить по мелочам, нас это не интересует. Да и если что, у тебя есть новые друзья, - с сарказмом произнесла Лера, - Они гораздо лучше, чем мы, так вот и веди с ними высокоинтеллектуальные беседы. Так что не отнимай у нас время милашка. Бай-бай! - отключив телефон, Лена услышала тишину.
Этого следовало ожидать. Но в Третьяковой теплилась надежда, что Лера хотя бы выслушает ее, вот только она не стала вовсе слушать, а открытым текстом послала ее далеко и надолго. И что делать дальше, было сложно сказать. Осталось мирно и тихо, ждать, когда истечет эта неделя и она предстанет перед судом, обвинителями, защитниками, после чего услышит свой смертельный приговор.

Время ускользало как песок. Каждая секунда, подобно маленькой песчинки, сокращала ее время перед приговором. И каждое утро, когда Третьякова открывала глаза, она была готова проклинать этот день за то, что она проснулась. Ей безумно хотелось в один прекрасный момент, однажды не проснуться и наконец-то стать свободной, как она и мечтала. Но каждый вдох-выдох и каждый стук сердца, который она отчетливо слышала в своей груди, заставляли ненавидеть жизнь за ее многогранность личности. Почему все плохое преподносится в шикарной упаковке, от которой невозможно оторваться, но стоит вскрыть ее, как попадаешь в самый настоящий ад на земле. И если бы она не была столь падкой до красоты, то с ней никогда ничего не произошло бы. И уж тем более, через пару дней ей не светил срок отсидки в тюрьме.

- Лен, я не понимаю, почему ты так ведешь себя, - всю неделю перед судом, Лена провела в обществе адвоката. Но все что он говорил, делал, встречалось едким молчанием или наглой усмешкой и короткими фразами, которые кидала Третьякова ему в ответ, - Я стараюсь помочь тебе и объясняю все, что нужно будет говорить и что делать, но ты на себя-то взгляни, посмотри, как ты себя ведешь.
- А, как я себя веду? - Третьякова действительно вела себя точно так, как впервые дни приезда в Москву. Что или кто в нее вселился, было не ясно. Конечно, все можно было списать на предстоящий суд, ее волнение и переживание. Но при таких обстоятельствах, еще, ни один человек, не отказывался от помощи.
- Да как последняя сволочь, - присев рядом он взглянул в ее глаза. Либо она первоклассная актриса, либо действительно ей было все равно, словно это касалось не ее, а кого-то другого.
- Слушайте, я устала уже от ваших слов, от слов Виталика. Я устала от всех вас и от этого мира, - откинувшись на спинку стула, она уставилась на адвоката и буквально сверлила его взглядом, - Вам самим-то не надоело со мной возиться? Я же сволочь, как вы говорите.
- Лен, я понимаю, ты напугана и тебя можно понять, да и в конце концов, это моя работа, - более мягче начал говорить мужчина, но в его голосе было что-то натянутое, - Да и я хочу помочь своему другу. Лен, понимаешь, твое дело довольно сложное. И если ты будешь усугублять ситуацию еще больше, то я точно не смогу ничего изменить. Понимаешь, у нас есть три варианта: первый - это пытаться бороться за твою невиновность всеми способами и доказать, что ты действительно не угоняла эту злосчастную машину, а тебя подставили, но для этого тебе нужно рассказать все с точностью до соринки. Сказать кто, где, когда и при каких обстоятельствах подставил тебя.
- А может вам еще рассказать какого цвета у меня трусы и с кем я сегодня переспала или может еще что-нибудь поинтереснее?
- Лена, - адвокат нервно произнес ее имя, - Я сейчас встану и уйду. Меня держит только одно...
- Да, да, знаю, Виталик вас держит, - не дала договорить Третьякова и закончила его фразу сама.
- Второй вариант, - пытаясь не обращать внимания на ее слова, мужчина продолжил говорить, - Если ты решила играть роль партизана, то тебе нужно придти в суд, признаться, что ты действительно угнала Феррари и сказать, что признаешь свою вину. Возможно, суд сжалится над тобой и даст меньше срок, а пока ты немного посидишь за решеткой, мы найдем способ вытащить тебя оттуда, и если не получится с помощью закона, то с помощью денег. А третий вариант, мы забьем на все, и пусть тебя посадят за решетку, хоть на всю оставшуюся жизнь. Четвертого варианта не дано. Я посоветовал выбрать первый вариант, он самый удачный. И будь добра, давай поговорим откровенно.
- Вы все-таки хотите узнать, с кем я провела эту ночь? - удивленно спросила Третьякова.
- Да черт возьми! - подскочив на стуле, мужчина с силой хлопнул кулаком по столу, - Ты идиотка или как?
- Это как в анекдоте про «или как». Знаете такой? - Третьякова продолжала вести беседу в том же духе.
- Лен, ответь на один вопрос, и я от тебя отстану, - взяв себя в руки, адвокат взглянул на девушку, а затем вернулся в сидячее положение.
- Если я отвечу, то вы оставите меня в покое? - поинтересовалась девушка.
- Да, - кивнул мужчина.
- И уйдете?
- Да, - еще раз кивнул ей в ответ.
- Хорошо, задавайте, - скрестив руки на груди, она уставилась на мужчину в ожидании вопроса.
- Тебе что совершенно все равно, что скажет суд? Признает он тебя виновной или нет? Тебе что свобода не дорога?
- Знаете, - выслушав его вопрос, она начала говорить, но замолчала на полуслове. Поднявшись со стула, она встала возле стола, за котором сидел адвокат, - Вы задали не один вопрос, а целых три, - согнув два пальца, она наглядно пересчитала три отогнутых пальца, что бы наверняка доказать мужчине, что он обманул ее, сказав об одном вопросе, - Но ладно, так и быть, я отвечу на них, - улыбнулась девушка, - Дорожить нужно тем, что у тебя есть. А когда этого нет, то какой смысл в этом? Да, мне все равно, что скажет суд, потому что я знаю ответ. Мне не нужно было заканчивать юридический и читать нужную литературы, что бы стать дипломированным адвокатом, юристом или судьей в конце концов. И уж тем более не надо, что бы понять и трезво оценить ситуацию. Или возможно я одна единственная, кто не верит в сказки о сером бычке и живет не в розовых очках, а в реальности среди серых людей. Вы, как никто другой, в курсе всего дела и вам известно, что на машине кроме моих отпечатков пальцев, никаких других нет. Меня менты поймали в тот момент, когда я ехала по городу в краденой машине. И теперь потрудитесь мне объяснить, каким именно образом, суд признаете меня невиновной? У вас нет доказательства, что в момент кражи Феррари я была на Гаити или на Марсе. У вас нет ничего, что бы предоставить суду и сказать, вот это доказывает, что она невиновна. У вас этого нет. У вас ничего нет, кроме меня, угнанной машины и моих отпечатков пальцев. Так объясните мне, каким макаром или не макаром, вы будите пытаться защищать меня? Если вы, как говорят, лучший адвокат по всей Москве, то вы в первую очередь должны знать, что это дело проигрышное, как не крути. И какого хрена, вы тут сидите и распинаетесь передо мной? - девушка начала повышать голос. Сейчас ее настоящие эмоции и чувства начали выплывать на поверхность из-под надетой маски, которую она натянула на себя, что бы казаться непробиваемой и непоколебимой, - Неужели вам не хочется отдохнуть от всего этого? Не легче ли придти на суд и просто быть моим адвокатом и действовать, как получится. У вас нет доказательств моей невиновности. Только мои слова, - усмехнулась девушка, но в ее усмешки проскользнула горечь безысходности.
- Если ты их не предоставишь, то их не будет, и тогда мне сложно будет защищать тебя, но я сделаю все возможное, - все сказанные слова были с точностью до миллиметра точными и расчетливыми. И постепенно он понял, почему Лена так ведет себя, она смирилась с тем, что суд признает ее виновной и ей придется заплатить сполна. Она опустила руки и не хочет бороться, она решила плыть по течение, а не сопротивляться ему.
- А что я должна вам сказать?
- Все то, что ты знаешь, короче правду. Ведь ты не угнала эту машину, это ясно с первого взгляда, даже с того момента, как ты была против моего прихода. Разве человек, который угнал машину не попытался, бы доказать обратное? Он наоборот, бился из последних сил, что бы остаться на свободе, а ты настолько не уверена в нашей победе, что готова прямо сейчас встать и пойти в суд и сказать - да я виновата, арестуйте меня. Кого ты прикрываешь? - неожиданно для всех, мужчина задал этот вопрос.
- Человека, - начала говорить Третьякова.
- Кто этот человек? - неужели его слова, прошибли непробиваемую стену, которую возвела между ними Третьякова.
- Мой друг, - продолжила говорить девушка, - Точнее знакомый. Мы с ним были знакомы еще в США, встретились по случайности в Москве, оба были удивлены этой встречи. А, как известно, я падкая до машин. Мы с ним разговорились, и он предложил мне свои услуги. Сказал, что у него в Германии есть хороший друг, который занимается сборкой машин. Вроде как у него там, так сказать подпольный бизнес. Он выкупает на свалке машины, из которых хоть что-то можно сделать и собирает новые модели. И продает, кому, конечно, не знаю, - пожала плечами Третьякова, - В тот момент меня это не интересовало. И так же сказал, что он по дешевке перекупает машины у дилеров, только единственное - подделки. Он сказал, сколько будет стоить машина и сколько нужно заплатить за растаможку. Ну, я и согласилась. Я же не думала, что он угоняет их. Возможно, Илья сам не знал этого, он стал такой же жертвой обмана, как и я, - тяжело вздохнула девушка, - Вообщем вот и все. Остальное вы уже знаете, - повернув голову в сторону, Лена скользнула взглядом по стеллажам в кабинете Виталика.
- Как найти этого друга?
- Как найти не знаю, могу сказать номер телефона. Но я не даю гарантии, что у него этот номер остался. Мне легче фоторобот составить и по базе данных, наверное выяснить, кто он такой и где обитает.
На удивление Третьяковой, адвокат поверил ее придуманной истории. Хотя она это преподнесла так красочно и правдоподобно, что усомниться в ее словах, было сложно.
Сходив в комнату за своим мобильным телефоном, она продиктовала номер телефона, который не существовал уже больше года.

Спасибо: 53 
Профиль
Оксана



Сообщение: 60
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 14
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.09 20:37. Заголовок: Часть №33 Что долж..


Часть №33

Что должен испытывать человек, который знает, что через двое суток его постоянным другом станет одиночество, серые стены и железные прутья вместо дверей и окон. Что делать в такой момент, когда осознаешь, что все, чем ты дорожил, через какое-то мгновение превратиться в пыль и останется одно воспоминание о той жизни, которая сейчас казалась каким-то нереальным сном, где было все: радость, адреналин, эмоции, чувства, азарт, ненависть, любовь. Все это создавало невероятный букет, казавшийся совершенно чужой жизнью. Жизнью, о которой оставалось только мечтать и грезить во снах. И как сложно расстаться со всем этим, вот так вот просто взять и опустить руки, боясь начать какую-то войну. А может, стоит рискнуть, ведь чего терять, если уже и так все потеряно и нет возможности вернуться назад и покрепче ухватиться за все былое и остаться в прошлом, и никогда-никогда не возвращаться сюда, откуда стремительно рвется душа.

Не зря говорят понедельник тяжелый день, но к счастью была только суббота и есть два дня, которые позволят почувствовать свободу в последний раз. Как не хотелось это осознавать, но волей неволей пришлось это сделать. Лена не верила в то, что суд ее оправдает. Все что угодно, но не это и плевать на то, что с ней самый лучший адвокат. Он не сможет помочь ей, а, рассказав правду о Даниле, тем самым она подвергнет свою жизнь опасности еще больше. Но она, ладно, ее можно вычеркнуть из списка живых, она лишь останется жива для тех, кто ее любит, а для всех остальных, она станет горьким воспоминанием, которое вскоре сотрется из памяти... А если из-за нее пострадают близкие люди — папа, Виталик, Лера, Лешка, что с ними будет, если она расскажет в суде, все как было на самом деле, скажет все координаты его местонахождения и что дальше? Сколько будет жертв и что произойдет после его ареста? Скорее всего, она это не узнаете... по крайней мере, не сейчас...

Все выходные Лена провела в своей комнате. Ей не хотелось ни спать, ни есть, ни говорить, не хотелось ничего, она лежала в постели и смотрела в потолок. В голове не было ни одной мысли, не о чем было думать. За последнее время в ее голове разворачивались Наполеоновские планы, и сейчас не было никаких сил о чем-то думать... Было спокойно, тихо, одиноко и зябко, не смотря на душную комнату, в которой она стала заложницей по своей воле...
Закрыв глаза, Лена сделала глубокий вдох, воздух казался сухим и безжалостно обжигал губы и легкие. Почему так происходит, через день, она услышит свой приговор, а внутри пустота, нет ни страха, ни обиды, ничего, сплошная черная дыра. Куда подевались все эмоции и чувства, осталось загадкой, не было даже слез. Хотя они, наверное, иссякли в тот момент, когда последняя слезинка скользнула по ее щеке, осознавая, что она обречена на то, что бы сжать до боли сердце и вырвать из груди все чувства, что смог разбудить в ней Виталий. С того момента, она перестала что-то чувствовать. Только равномерный стук в груди, напоминал ей о том, что она все еще жива и ее сердце бьется в надежде на маленькое счастье, которое возможно может свершиться. Ведь если верить, то это непременно сбудется...

- Лен, - зайдя в ее комнату, Виталий устремил свой взгляд к окну. В полумраке и в нежно голубом свете луны, стояла девушка, вглядываясь куда-то за горизонт, где переплетались тени ночи и дня в волшебном танце. Завораживая своей красотой и манящее за собой далеко-далеко, где заканчивается реальность, плавно переходящая во что-то, что было невидно человеческому глазу, но было совершенным и безумно притягательным, и хотелось оставаться там как можно дольше. Там не было ни боли, ни чувств, сводящих с ума, там была только одна свобода. Свобода... Увидев ее, он не решился нарушить сказочное молчание своими словами. К чему слова? Сейчас они не нужны, от них не становится легче и они не в силах что-то изменить или повернуть время вспять.
Подойдя к ней, он осторожно опустил свои теплые ладони на ее плечи и крепко прижал к себе. По всему телу девушки пробежала легкая дрожь. Она не мазохистка, но она может позволить себе в последний раз ощутить его крепкие и в тоже время самые нежные объятия в мире. Ей безумно будет не хватать его теплых рук, его нежных губ, его обжигающего дыхания, ей будет не хватать его как друга, как мужчины, как самого дорогого человека на земле.
Скользнув одной ладонью по ее руке, он коснулся ее талии, следом последовала вторая рука и нашла свой приют рядом со второй ладонью. Для него, как и для Лены, возможно, это были последние объятия. Он верил, он старался верить в то, что они выиграют суд, но ее отчаяние было настолько сильным, что оно вселяло в него неуверенность и казалось, что они обречены и нет никакого запасного выхода, и нет света в конце туннеля... нет ничего, за что можно было зацепиться и не сорваться в пропасть... не было ничего, кроме отчаяния, повисшего в воздухе причиняющего боль.
Так можно было стоять вечность, но всему есть свои временные пределы, но сейчас можно все и даже время может остановиться для них двоих, что бы они могли провести эту ночь вместе и подарить последние мгновения незабываемой нежности и любви...

Воскресенье — последний день ее жизни. Отсчет начался...
Не смотря на то, что она провела всю ночь в объятиях мужчины, внутри была пустота, пустота причиняющая боль, и терзающая душу, как беспощадное животное в поисках выжить в этом мире, где есть место только сильнейшим. И сквозь этот полумрак, один маленький лучик света, незаметно скользит по всему пространству, освещая самые укромные уголки жизни. Но, увы, не каждому суждено обрести шанс прикоснуться к нему и стать самым счастливым, все вернуть на круги своя и стать живым человеком, чувствовать радость, горечь и счастье, но только не терзающую боль, которая была самой смертельной пыткой для двух любящих сердец...

- Лен, - время еще никогда не бежало так быстро, как сейчас. А стоило Третьяковой взять телефон в руки, что бы прочитать высветившееся имя на дисплее, как земля ускользнула из-под ног и она медленно, но верно, мчалась вниз на самое дно бездны и, наверное, она будет первая, кто окажется близка к тому, что бы достигнуть недр земли и оказаться в самом жарком эпицентре ада, - Я надеюсь, ты дома? - конечно, ей повезло, в ее защиту достался адвокат с отменным чувством юмора. Задавать такой вопрос меньше, чем за сутки до приговора, это очень оригинально.
- А, где же мне еще быть? - у нее не было сил, что бы съязвить и как-то ответить на его издевательские слова, а они именно таковыми и казались для нее в данную ситуацию.
- Я тогда скоро приеду, - Лена не совсем поняла, договорил ли он фразу или на половине оборвал свой разговор. Но это она сможет узнать, когда он явится к ним в дом.
Убрав телефон на свое место, она присела на край кровати. Внутри все начало сжиматься, а сердце чередовало свои удары, напоминая не синхронное движение отбойного молотка, который сбился с ритма и продолжал свою работу так, как ему заблагорассудится.
- Привет, - зайдя в дом, двое мужчин обменялись крепкими рукопожатиями.
- На какое? - Лена преподнесла стакан с холодной водой к губам. В последнее время, ей было сложно говорить, во рту, то и дело, постоянно пересыхало и каждое слово давалось с трудом, - Время мне назначили явиться в суд? - сделав еще один глоток, она устремила свой взгляд на мужчину в ожидании ответа, который станет для нее роковым.
- Ни на какое, - спокойно ответил мужчина и улыбнулся ей в ответ.
- В смысле? - не поняв ответа, Третьякова помотала головой, пытаясь как-то собраться с мыслями.
- В том смысле, что суда не будет, - произнес мужчина.
- На какой день тогда перенесли?
- Лен, - подойдя к ней на пару шагов ближе, он улыбнулся, - Ни завтра, ни послезавтра, ни после-после завтра, ни через год, ни через десять лет не будет суда, вообще его не будет.
- Но... как? - перед глазами промелькнула вся жизнь от самого младенчества, до момента, как она стоит посреди гостиной и из ее рук выскальзывает стакан и разбивается об пол, разлетаясь мелкими осколками и сверкающими брызгами воды в разные стороны, устилая пол подобно крохотным бриллиантам.
- Нашелся настоящий преступник, он сам явился с поличным, признался, рассказал, все как было. Даже рассказал такие подробности своего воровства, что у тебя не хватило фантазии такое придумать, что бы соврать на суде. Так что Лен, радуйся. Завтра не будет суда, и ты остаешься на свободе. Видишь, а ты не верила, - Третьякова, как стояла, не двигаясь подобно мраморной статуи, так и продолжала стоять. Смотря сквозь адвоката, девушка на глазах, с каждой секундой становилась бледнее, и где она только находила силы стоять на ногах, хотя давно, так и хотелось рухнуть вслед за осколками разбившегося стакана с водой.
- Как так? Кто он такой? - шепотом прохрипела девушка.
- Может твой Илья, а может тот, кто действительно угонял машины и перепродавал Илье, я не знаю, меня это не столь интересовало, я, когда узнал об этом, первым делом рванул к тебе сообщить новость. Только я смотрю ты ей как-то не особо рада.
- Я... в шоке... такое разве бывает? У вас такое уже было?
- У меня не было, но теперь есть и значит, бывает, - подойдя к ней, он опустил свою руку на ее плечо, - Ты хоть жива? - ее глаза напоминали осколок холодного льда, в них не было жизни, была сплошная пустота и безжизненность.
- Да, - кивнула Третьякова.
- Понятно, - улыбнулся мужчина, - Благо жива и дышит и сердце бьется, а остальное вернется в норму, когда шок пройдет, - подойдя к Виталию, он еще шире улыбнулся, - Ну, я пошел, теперь я думаю, вы не нуждаетесь в моей помощи. А о ней ты позаботишься сам. Удачи...

Спасибо: 59 
Профиль
Оксана



Сообщение: 63
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 14
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.02.09 01:55. Заголовок: Часть №34 Все обош..


Часть №34

Все обошлось, но на душе была какая-то тяжесть. Или Лена до сих пор не могла поверить во все то, что происходило вокруг. Минуту назад она была приговорена к прыжку в пропасть и эта мысль, долгое время не выходила из головы и перед самым главным и ответственным прыжком, ей сообщают, что все это шутка.
- Лен, - подойдя к Третьяковой, Виталий крепко обнял девушку, но она не придала этому значению. Как стояла, не двигаясь, так продолжала стоять, - Все хорошо, все обошлось. Теперь не нужно ни о чем беспокоиться. Можно продолжать жить дальше. И забыть все это как ужасный сон, - коснувшись губами ее волос, он нежно поцеловал девушку в висок, - Лен, с тобой все хорошо?
- Не совсем, - прошептала девушка, - Я хочу выпить, а потом лечь спать. Сейчас я не в состоянии сказать что-то вразумительное. И вообще... мне не хватает воздуха и тут очень душно. И голова кружится, - высвободившись из его объятий, Лена отошла в сторону. Пытаться дышать полной грудью, было равносильно тому, что бы вдыхать воздух в воде. С каждой секундой становилось еще жарче, из-за жуткой нехватка воздуха перед глазами все поплыло и каждый звук, становился глухим и отдалялся, убегая куда-то вдаль, пытаясь исчезнуть вовсе, - Воздуха не хватает, - оттянув воротник кофты, что бы свободнее дышать, но и это не помогало.
- Лен, - Виталий вовремя подскочил к Третьяковой, что бы поймать ее на лету, когда у девушки закружилась голова и она потеряла сознание.
Подхватив ее на руки, мужчина отнес ее в комнату. Уложив девушку на кровать, он сам спустился вниз на кухню. Налив стакан холодной воды, Виталий вернулся в комнату. Лена все так же лежала без сознания и все попытки привести девушку в чувства, обернулись крахом. Вызвав скорую помощь, они моментально приехали. К счастью ничего страшного не оказалось. Но все, же для успокоения души, врачи забрали девушку в больницу.
Через пару часов Третьякова открыла глаза и вместо привычных светло персиковых обоев, она увидела белоснежные стены. Глаза еще не совсем привыкли к темноте, но она четко разглядела две кровати с железными спинками. Одна стояла перпендикулярно ее кровати, а вторая в нескольких метрах от нее. Пытаясь вспомнить последние минуты своей жизни, она постепенно начала понимать, что, скорее всего, она находится в больнице. Все же это место не особо походило на тюрьму, ну и уж точно, была совершенно не похожа на ее комнату. Осознав, что все хорошо, на душе стало гораздо спокойнее, а сердце перестало учащенно биться в груди, готовясь к огромному прыжку в длину.

Что бы придти в себя и осознать, что наконец-то все наладилось, и она может не беспокоиться о том, что кто-то захочет засадить ее за решетку в очередной раз. Или свернуть шею, что бы она ни смогла сболтнуть лишнего, потребовалось не так много времени, да и Виталий всегда был рядом, но что-то было не так. Что именно пугало ее сейчас, она не могла объяснить. Возможно, ее пугала - она сама. Она не привыкла к такой Лене, которой стала. Вся эта история с угоном автомобиля, сильно надломила ее и фактически насильно заставила измениться, начать жить по-новому. И привыкнуть к новому образу жизни, было сложно и нужно было время. К счастью, Абдулов понимал это и старался не давить на нее. Ей нужно было время, и он был готов дать столько времени, сколько ей понадобиться. Сейчас ей необходимо свыкнуться и привыкнуть к тому, к чему она пришла, а это не так-то просто. Но он готов ждать столько, сколько нужно... эта девушка стала слишком дорога для него, и потерять ее он не позволит себе.

- Лер, постой, - после череды смутных событий, Лена возобновила учебу. Не смотря на то, что она забросила университет довольно давно и многое пропустила, Лена быстро нагнала своих однокурсников и влилась в студенческую жизнь, как и было прежде, - Выслушай меня хотя бы, - после первой пары высшей математики, Лена попыталась поговорить с Козловой, но та, на отрез отказывалась от любой попытке Третьяковой, - Лера, да черт тебя возьми, остановись! - схватив ее за руку, она резко развернула девушку к себе лицом, - Тебе, что так сложно остановиться и выслушать меня?
- Я не хочу с тобой говорить, неужели до тебя это так туго доходит? - огрызнулась Лера.
- Лер, я уже извинилась за все те слова, что наговорила, неужели ты будешь и дальше злиться на меня? - что осталась прежнего в Третьяковой, так это ее настойчивость. Она приложит все усилия, что бы добиться своего и заставить Леру выслушать ее.
- Если понадобиться, то я всю жизнь буду злиться, - остановившись, она скинула руку Третьяковой со своего плеча, - А сейчас, ради бога отстань от меня.
- Лер, выслушай меня, и я обещаю, сразу же отстану от тебя.
- Хорошо, - от безысходности, она сделала глубокий вдох и посмотрела на Третьякову, - Давай говори. У тебя есть десять минут до следующей пары.
- Только пойдем, выйдем на улицу, я заодно покурю и поговорим.
Кивнув ей в ответ, Козлова направилась к лестнице. Другого выбора у нее не было, если только перебраться в другой город, где Третьякова ее недостанет. Но лучше выбрать самый простой вариант — выслушать ее и тогда, возможно душа Ленки будет спокойна. И она прекратит свои отчаянные попытки поговорить с ней.
Выйдя на улицу, Лера накинула на себя зимнюю куртку. Все же не май месяц, а декабрь, не так жарко, хотя и на зиму было не особо похоже. Без снега, асфальт казался еще более серым и хмурым, а небо, словно вторило ему, становясь с каждым часом все темнее и темнее. И вся эта серость не придавала новогоднего настроения, а в душе была какая-то апатия, и не хотелось ничего. А наряду с этим, высокая влажность пробиралась до костей и становилось совсем зябка. Хотелось свернуться в клубочек и ощутить тепло любимых рук.
- Ну, так что в этот раз ты хотела мне поведать? - проходя вдоль стен университета, они добрались до курилки.
- Хотела сказать, что у каждого человека должен быть второй шанс...
- Третьякова, - перебила ее Козлова, - Ты для меня являешься исключением. Я не собираюсь давать тебе какой-то шанс, потому что знаю, чем это закончится, а ты уж извини, меня не привлекают неприятности.
- Лер, я теперь завязала с неприятностями, с меня хватило.
- Лен, - взмахнув руками, она начала махать ими в воздухе, словно отмахиваясь от назойливых мух, - Все, хватит мне парить мозги, ты хочешь общаться? Давай общаться, но в стенах этого здания, не больше. Извини, но в нашей компании тебе нет места, тебя там никто не ждет, - договорив, Лера направилась к входу, надеясь, что такой ответ удовлетворит Третьякову. Козлова уже сама не понимала, что испытывает, находясь рядом с Ленкой. Поначалу, она злилась и искоса поглядывала в ее сторону, вспоминая все слова, что она успела сказать в их последнюю встречу, но сейчас злость исчезла, наверное, даже у злости есть свой срок действия. Сейчас ей было все равно, что будет дальше. Она отвыкла от прежнего общения, совместных походов по магазинам и по тому, как они часами сидела в парке, распивая пиво, а вечером, они с Лешкой болели за нее на гонках. Все это осталось в памяти. Третьякова переступила черту их дружбы, прошлого не вернуть, но и начинать заново не хотелось. Хотя кто знает, может они вскоре станут лучшими подругами, время все-таки лечит и стирает все плохие воспоминания, оставляя только самое хорошее.
- Лер... - девушка кинула сигарету в сторону и хотела догнать Козлову, что бы наверняка убедиться в ее словах, но боковым зрением увидела промелькнувшее Пежо. Резко повернувшись к дороге, она посмотрела по сторонам, скорее всего это нервное или просто-напросто показалось, - Лер, погоди, - еще раз взглянув на полупустую дорогу, она в очередной раз убедилась, что никакой машины даже слегка похожей на Пежо, не было. Сделав глубокий вдох, холодный воздух коснулся ее легких, но как не странно, от этого стало легче дышать, - Лер, - крикнула девушка, пытаясь остановить Козлову в дверях университета, - Погоди меня, я еще хотела...
- Что ты еще хотела? - не дождавшись ее ответа, Лера сама обратилась к ней, но она как мраморная статуя застыла на месте, - Лен, - окликнула ее Козлова, но Лена, как стояла на месте, так и не шелохнулась, только холодный порыв ветра небрежно растрепал ее волосы, - Замерзла что ли? - недовольно крикнула Лера. Ей и так было холодно от влажного воздуха, который становился еще морознее, - Лен, да черт тебя возьми!
Но, чтобы Козлова, ни говорила, она ее не слышала. Догоняя Лерку, Лена уверенно шла вперед, но стоило ей дойти до мощных колонн, держащих навес у центрального входа в университет, как она застыла на месте. У двух колонн, друг против друга, стояли Кирилл и Андрей, спокойно вдыхая никотин и так же спокойно, выпускали дым изо рта. Увидев их, сердце перестало биться, к горлу подкатила тошнота, а перед глазами проскользнула последняя гонка, когда они втроем, наравне мчались на бешеной скорости, но Лена, воспользовавшись моментом, вырвалась вперед и урвала победу. Она никогда не забудет их лица. Лица каждого, кто когда-то участвовал с ней в гонках и тех, кто хоть какое-то отношение имел к Данилу. Они впились в разум, как кусок раскаленного железа, выжигая их имена и лица в ее сознании. Вспоминая их, она переставала дышать, а страх сковывал по рукам и ногам, не давая возможности двинуться с места.
- Ты идешь или нет? - крикнула Лера.
- Иду, - еле дыша, произнесла Третьякова. Взглянув на мужчин в последний раз, она сглотнула огромный комок в горле и зашагала вперед.

Спасибо: 55 
Профиль
Оксана



Сообщение: 65
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.02.09 22:01. Заголовок: Часть №35 Первый в..


Часть №35

Часть №35

Первый вопрос — что они тут делают? Уж явно не учатся, поздновато будет, да и бессмысленно. И первый ответ — неужели вместо нее посадили настоящего преступника, а его шайка решила устроить ей вендетту. Помотав головой, девушка попыталась отогнать мысли, которые красочно описывали всевозможные действия ожидающие ее. Называется не было печали, вот на пожалуйста, получайте. Не ждали?
- Лен, - Козлова первая подошла к Третьяковой после очередной пары лекций, - Что с тобой? - за все время урока по истории мировых цивилизаций, учитель трижды обращался к Лене, но она явно присутствовала на уроке только телом, а разум был за окном, в которое девушка пялилась все полтора часа, - Все нормально? - ее состояние встревожило даже Лерку, которая отталкивала все попытки Третьяковой помириться с ней.
- Все нормально, - собрав учебники, Лена встала из-за парты, направляясь к выходу на автопилоте.
- Третьякова, ты что спятила? - Лера крикнула ей вслед, - У нас еще две пары в этой аудитории, ты куда намылилась?
Обернувшись к Козловой, Лена мысленно повторила слова Леры. И правда, в этот день, у них все лекции проходит в одной аудитории. «Третьякова, соберись с мыслями и соберись в кучу, а то, как размазня растеклась по полу. Они тебе ничего не сделают, если бы хотели что-то сделать, то уже давно сделали, ты, будто не знаешь этого. Так что веди себя как нормальный человек». Но самовнушение не помогло, ни на грамм.
- Лер, я домой, - постояв в дверях, Третьякова решила не испытывать свою нервную систему и чем скорее она окажется дома за огромным забором, подальше от этих людей, тем ей будет спокойнее за свою жизнь, - Как-то не хорошо мне, - договорив, девушка исчезла в коридоре.
Выйдя на улицу, Лена осмотрелась по сторонам. Слава богу, возле тех колонн, где стояли двое, была пустота. Дорога была чиста, и она могла спокойно продвигаться дальше. И с каких это пор она стала трусихой? Что вдруг с ней приключилось? Где та, уверенная Ленка, шурующая прямо в пасть неприятностей, адреналина и экстрима, с высоко поднятой головой? Куда все делось? Что произошло?
Добравшись до машины, она первым делом открыла капот и взглянула на достопримечательность машины. К счастью с мотором и тормозами все было в порядке, и лишних предметов под капотом она не обнаружила — это хороший знак. Наклонившись, она заглянула под машину. Все было отлично. «Лен, это попахивает сумасшествием». Но, осознавая это, не становилось легче. Стоило ей увидеть эту парочку, как маниакальная одержимость овладела ею. Но с этим действительно нужно что-то делать, это не нормально. Выпрямившись во весь рост, Третьякова крепко сжала кулаки, пытаясь унять нервную дрожь, блуждающую по всему телу. Когда девушка справилась с непонятным страхом, она села в салон автомобиля. Через мгновение, мотор заработал, и машина двинулась с места. Выехав на дорогу, Лена поправила зеркало заднего вида. И что за паранойя овладела ею? Ей нужно исправляться и начинать походить на нормального человека, а не на зайца, который сидит в укрытии под огромным листом лопуха и трясется от страха. С этим нужно что-то делать, а иначе так и свихнуться не долго.
Надавив на педаль газа, стрелка спидометра метнулась в сторону ста шестидесяти километров в час. К счастью дорога была полупустой и никакая преграда не возникла на ее пути. Ощутив скорость, страх постепенно начал отпускать ее и она почувствовала полную свободу в руках и ногах. Надавив еще сильнее на педаль газа, мотор машины зарычал как зверь, сигнализирую о том, что на большее она не способна, это все, на что хозяйка может претендовать в данном случае. Боже, неужели она вернулась? Стала прежним человеком и больше не ощущала этой отягощающей одержимости, которая постепенно сводила ее с ума. Сколько можно бояться того, чего нет.
Взглянув в зеркало заднего вида, улыбка моментально коснулась ее губ. Какое же счастье ощущать себя свободным человеком и не чувствовать тех оков, в которые заточил ее страх.
- Господи! - как только Лена успела надавить на тормоз.
Пока Лена отвлеклась на доли секунд, с одной стороны и с другой, выскочили «Пежо» и «Феррари», перегородив ей дорогу. Еще один сантиметрик и она впилилась бы прямо в левое крыло «Пежо». Сердце по цепной реакции забилось как сумасшедшее. В ушах стоял скрип тормозов, а в висках пульсировала кровь. Все тело сковал такой ужас, что перед глазами проскользнула вся жизнь, а внутри, что-то защемило, что ближайшую минуту она не могла дышать.
- Привет, - постучав в окно, мужчина улыбнулся. По его губам, Лена примерно догадалась, что произнес Кирилл, когда подошел к ее машине, - Может опустишь стеклышко?
Деваться было некуда. Вперед она точно не сможет двигаться из-за двух машин, которые стояли друг к другу почти вплотную прижимаясь носами, образуя небольшой треугольник.
- Что надо? - опустив немного стекло, она попыталась взять себя в руки, боясь выдать свой страх, но это было бессмысленно, ее со всеми потрохами выдал дрожащий голос.
- Поздороваться решили, - улыбнулся Кирилл. Бросив искоса взгляд на «Пежо», она увидела, как второй архаровец вышел ему на подмогу. Но вместо того, чтобы подойти к нему, он обошел Ленкину машину и хотел открыть соседнюю дверь, как Лена резко заблокировала их, - А я смотрю ты не рада нас видеть.
- Что вам надо? - повторила вопрос Лена. Его милая улыбка начала раздражать ее.
- Я же говорю, поговорить хотим.
- О чем?
- О погоде, - его терпение явно было на исходе, - Лен выйди из машины, поговорим как цивилизованные люди.
- Вы — цивилизованные люди? - вскрикнула Третьякова от возмущения, - Да вас всех пересажать нужно. Цивилизованные они, - фыркнула Лена, - Уберите свои чертовы калымаги и дайте мне проехать, - опустив руки на руль, она сняла машину со скорости и надавила на газ. Машина начала угрожающе рычать, - Я сейчас поставлю на нейтралку и сниму ногу со сцепления.
- Это ты нам угрожаешь? - усмехнулся новоприбывший друг.
- Нет, это я ставлю вас перед фактом, - окончательно взяв себя в руки, Лена бросила ненавистный взгляд на двоих мужчин, - Что вам надо? - повторила еще раз девушка. Хоть она и держалась уверенно, но таранить их машины она точно не собиралась. По крайней мере, в данный момент, это не входило в ее планы.
- Сегодня вечером гонки, не хочешь придти?
- Гонки? - усмехнулась Третьякова, - Вы что издеваетесь? Я вас видеть не хочу после всего, что произошло со мной, а вы говорите участвовать в гонках. Пошли вы к черту!
- Кстати, Данила ждет тебя, - добавил второй и уставился на девушку, наблюдая за ее реакцией на слова.
- Передайте своему Даниле, что бы он со своими гонками катился ко всем чертям, они его уже давно заждались, - отпустив сцепление, Лена нажала на газ и машина дала задний ход. Отъехав на небольшое расстояние, она резко повернула руль и ударила со всей силы по педали газа. Машина со скрипом рванула с места, оставляя на асфальте черные полосы...
Выходит Данила на свободе. Тогда кто за решеткой? Хотя чему она удивляется, Данила это еще та, темная лошадка и он мог подставить кого угодно. Хотя тут была небольшая нестыковочка. Почему человек так рьяно вызвался и во всеуслышание заявил, что это он угнал машину. И уж точно это ни один из его шайки. Зачем он будет подставлять тех, с кем совершает свои дела бок обок. Хотя какая ей разница кто сидит вместо нее. Может, в этом Данил вовсе не замешен, кто может знать.

Следующие два дня не предвещали никакой проблемы. Но вот с понедельника все как с цепи сорвались.
- Алло, - во время лекции, на дисплее телефона высветился неизвестный номер. Выбежав в коридор, она ответила на звонок, - Алло, я вас слушаю? - не смотря на то, что в помещение, где она находилась, была полная тишина, она закрыла ладонью второе ухо, пытаясь хоть что-то расслышать в молчании, - Вы говорить будите или нет? - не дождавшись ответа, девушка отключила телефон. Но, не успев дотянуться до ручки двери, ведущей в кабинет, как телефон вновь зазвонил, но в ответ была та же немая тишина. После третьего раза Лена сама набрала номер, - Что вам надо? Хватит звонить и молчать, если уж звоните, то говорите. А если вам нечего делать, то найдите себе занятие, а иначе я найду его вам.
- Было бы очень хорошо, если ты нашла мне занятие. А может мне заняться тобой? - этот голос она узнает из миллиона. На другом конце провода находился Данила.
- Что тебе надо? - по позвоночнику пробежал ледяной холодок.
- Мне сказали, что ты послала меня ко всем чертям. Вот хотел поделиться впечатлением после общения с ними, - на его лице не дрогнул ни один мускул, он так спокойно и расчетливо говорил, что по коже пробежал электрический разряд в двести двадцать вольт, оставляя за собой немеющее ощущение во всем теле
- Меня это не интересует, - в данную минуту, спокойствие было не ее конек.
- А я думаю, ты меня с большим удовольствием выслушаешь, когда прибежишь ко мне сама.
- Этого никогда не будет, поверь мне. Я не бросаю слов на ветер. Я наелась вашими гонками и сыта по горло. Мне тошно только от одного твоего голоса, - прошипела Лена, - И что бы больше никогда не звонил мне. Ты понял? - в ее голосе слышался вызов, - А если твои дружки снова появятся на моем пути, то поверь, им будет не сладко,- сбросив звонок, она села на подоконник. Что-то внутри подсказывало, что это не последний звонок и не последний визит его дружков.
Она не ошиблась...
Возвращаясь домой после вечерних занятий, Лена затормозила перед тремя машинами, перегородившие всю дорогу. Неужели они не оставят ее в покое, пока она жива? Сжав посильнее руки на руле, она постаралась унять неприятное ощущение в теле, не позволяя страху овладеть ею и стараясь мыслить рационально, не впадая в панику. Убрав ногу с педали, она попыталась вглядеться в темноту. Вперед пути не было, оставалось только включить заднюю передачу и поехать назад, но еще три машины, с выключенными фарами, подъехали сзади, перегораживая дорогу. Сейчас она оказалась в западне. Куда бы Третьякова ни двинулась, кругом стояли черные машины. Она едва различала их в темноте. Еще крепче сжав пальцы на руле, она почувствовала, как они начали неметь. Выключив фары, Лена заблокировала двери. Внимательно наблюдая за черными фигурами, стоящих возле машин, она пыталась разглядеть их лица, ведь все эти автомобили она видела впервые. И не смотря на все усилия, ей так и не удалось узнать хотя бы одного из них. На какое-то время, она забыла, что находится в окружении машин, но сильный удар в боковое стекло, вернул девушку в реальность. Взвизгнув от испуга, она прижалась к своей двери, наблюдая, как стекла разлетаются в разные стороны по салону «Рено». Как только путь был свободен, чья-то рука быстро открыла дверь, но Лена вовремя сообразила, что делать и, буквально за считанные минуты выскочила через свою дверь, но не тут-то было. Еще один поджидал ее возле машины. Прижав Третьякову спиной к «Рено», он схватил девушку за шею, его сильные пальцы, начали сдавливать ее горло.
- Куда это мы так торопимся? - в ответ на его вопрос, мужчина услышал только сдавленное дыхание своей жертвы, - Что не справиться? - усмехнулся мужчина.
- Справиться! - вспомнив приемы самообороны, она с силой ударила локтем по его руке. Освободившись от душителя, Лена с силой ударила мужчину в пах. Как только тот согнулся от боли, Третьякова схватила его за волосы и с силой ударила его голову об свое колена, и дала деру, что было сил.

Спасибо: 50 
Профиль
Оксана



Сообщение: 69
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.02.09 01:32. Заголовок: Часть №36 Оставало..


Часть №36

Часть №36

Оставалось бежать только прямо, в гущу деревьев и сосен. С остальных сторон ее окружали незнакомые люди, и они явно не желали вести с ней мирные переговоры. К тому же, она видела их впервые. Вбежав на территорию высоких деревьев, Лена сиганула что было сил. Если бы она могла обернуться назад то, наверное, увидела, как из-под ног летят искры. Но сейчас для нее было важнее убежать как можно дальше, пытаясь оторваться от погони. Она уже не чувствовала своих ног. Кроссовки, то и дело натирали ногу, и надо было ей именно сегодня, так плохо зашнуровать их. Хотя кто мог предположить, что на нее объявят «охоту», как на беззащитное животное.
Третьякова бежала из последних сил, дыхание давно сбилось, ноги дрожали от усталости, а легкие, казалось, дышали не воздухом, а едким дымом. Сердце колотилось, как никогда в жизни и грозило вот-вот выпрыгнуть из груди. Силы иссякли, каждый вдох обжигал горло и легкие, становилось труднее дышать. Если Лена могла остановиться и хотя бы на мгновение перевести дух для восстановления сил, то она побежала быстрее, но на это не было времени. Девушка то и дело слышала чьи-то крики сквозь шумящий ветер в ушах. Сейчас выиграет тот, у кого хватит силы бежать дальше. У них было преимущество перед Ленкой. Они были более выносливее, чем она. Третьякова чаще проводит время, сидя за рулем, чем пробегая кроссы. Но в данный момент все зависело от ее способности бежать дальше, невзирая на адскую боль в ногах, и на то, что бок закололо так, словно в нее вонзили какой-то тупой предмет. Как на долго ее хватит было не известно, но останавливаться и сдаться без боя, она не собиралась, она привыкла бороться и она будет бежать до тех пор, пока не рухнет на землю от бессилия. А сейчас она должна, даже обязана оторваться от них и попытаться скрыться где-то в деревьях. У нее было единственное преимущество перед ними — это темнота и густые ветви деревьев и мохнатые сосны, которые не позволяли ни одному лучику света проникнуть в свои владения, заставляя двигаться на ощупь.
- Черт, - споткнувшись обо что-то, Лена едва устояла на ногах. Адская боль в ступне, заставила на секунду остановиться. Но услышав сквозь учащенное дыхание и отбойный стук сердца, крики не отстающих «охотников», она сделала глубокий вдох и побежала вперед.
Лена не понимала, где находится, казалось, что она пробежала больше километра. Деревья становились чаще и тонкие прутья веток, и мохнатые кисти сосен хлестали по лицу. Ноги не слушались, но по инерции передвигались вперед. И мысли о том, что она должна бежать, скользили подобно бегущей строки в ее голове. На мгновение ей показалось, что она перестала слышать голоса, хотя возможно этот шум ветра вперемешку с ритмичным биением сердца и, пульсирующей крови в висках, затмевали любые крики, но лучше не рисковать и бежать дальше.
Не успев вскрикнуть, девушка в мгновение ока повалилась на спине и ужасная боль в груди сдавила с такой силой, что сделать вздох было невыносимо больно. А от сильного удара в грудную клетку потемнело в глазах и слезы боли брызнули подобно бриллиантам. Схватившись за грудь, она попыталась встать, но когда в глазах наступило прояснение, Третьякова разглядела силуэт мужчины выходящего из-за массивного дерева.
- Попалась, - его голос прозвучал как-то угрожающе. Но страх был не долгим. Мужчина как коршун подлетел к ней и сильнейшим ударом вырубил девушку, и Лена без сознания рухнула обратно на землю.

- Извини, они еще не совсем научились, как нужно обращаться с девушками. До тебя они занимались только мужчинами, - от чего именно Лена начала приходить в себя, было сложно сказать. Толи от немеющего ощущения в области нижней челюсти или от того, как онемели ее руки и ноги, находясь в неудобном положении или от знакомого мужского голоса. - Ну, наконец-то ты пришла в сознание, я думал, не дождусь этого момента, - перед глазами была кромешная темнота, но постепенно зрение начало возвращаться и она увидела перед собой Данила. - Эээ, осторожнее, - Лена дернулась в сторону, но поняла, что ее руки связаны за спиной, а ноги привязаны к ножкам стула, - Осторожней, так и без рук остаться можно. Сейчас я тебя развяжу, это так, мои ребята для твоей же безопасности связали, - подойдя к Третьяковой, он начал отвязывать правую ногу, но стоило ей ощутить свободу, как она попыталась ударить посильнее или по возможности хотя бы пнуть его, но Данила успел увернуться от удара. - Хотя, может тебе лучше так посидеть, а то ты не адекватно себя ведешь.
- Ты - сукин сын! - заорала Лена и попыталась освободить свои руки, но веревки были крепко связаны, - Отвежи меня! Что тебе надо от меня ублюдок?!
- Что ты орешь, как истеричка? Тебе еще никто ничего плохого не сделал, а если будешь орать, то заклею рот скотчем. Я люблю рев мотора, но не женские истерики.
- Ублюдок, отпусти меня! - еще раз дернувшись, Лена не рассчитала своих сил, и стул повалился в сторону.
- Ну и чего ты добилась? - подойдя к ней, он взглянул на девушку сверху вниз.
- Отвежи меня!
- При одном условии, что ты не будишь заниматься рукоприкладством, - присев на корточки, он осторожно убрал прядь волос с ее лица, - Такая милая девушка, а так ведет себя. Тебе это не идет.
- Отвяжи меня! - процедила сквозь зубы Третьякова и сверкнула глазами, как молниями.
- Хорошо, - подняв ее стул, он отвязал вторую ногу и после развязал девушке руки, - А где благодарность?
- Вот моя благодарность, - Лена с размаху ударила его по лицу.
- Не хило, - потерев ладонью место удара, он взглянул на девушку, - Молодец, драться умеешь, да и не хило ты погоняла моих ребят.
- Что тебе надо?
- Ладно, раз комплименты не хочешь принимать, то давай сразу к делу.
- Да подавись ты своими комплиментами, - как у нее чесались руки, что бы придушить это чудовище, - Что тебе надо?
- Хорошо, присядь, - Данила кивнул в сторону стула.
- Спасибо, чуть не насиделась, - сузив глаза, она окинула ледяным взглядом мужчину.
- Да ладно тебе злиться, подумаешь, с кем не бывает, - пожал плечами Данила, - Всякое может приключиться.
- Ах всякое, - Лена несколькими шагами преодолела то пространство, что разделяло их. Схватив его за воротник кожаной куртки, она хотела приблизить его к себе, но он бесцеремонно толкнул ее так, что девушка от сильного толчка приземлилась на бетонный пол гаража.
- Это ты вот так вот благодаришь за то, что я спас твою задницу. И благодаря мне, ты сейчас на свободе, - подойдя к ней, он наклонился над девушкой.
- Именно благодаря тебе, я чуть не попала за решетку. Так что мне благодарить тебя не за что, - взглянув на него, она попыталась встать, но мужчина надавил на ее плечо, и Лена опустилась на пол, - Кого ты вместо меня засадил за решетку?
- Человека, которому нечего терять в этой жизни и в тюрьме ему будет гораздо уютнее, чем на улице, - усмехнулся Данила и отошел в сторону.
- Кто тебе дал право распоряжаться чужой жизнью? - поднявшись с пола, она обратилась к нему уже в более спокойной форме.
- Я сам себе дал на это право.
- Ты себя кем возомнил вообще? - усмехнулась Третьякова.
- Слушай, может, мы перейдем ближе к делу, а то тошно слушать твои изречения о правах. С каких это пор ты стала такая зануда?
- Говори, - монотонно произнесла девушка.
- Ты первоклассная гонщица, да ты и сама это знаешь. Ты можешь спокойно обогнать меня, в истории такого еще не было. Ты первая, кому удалось это сделать...
- Я не буду участвовать в гонках, - Лена поняла, к чему он клонит, - Я не собираюсь играть в твои игры, ты меня слышишь?
- Сначала выслушай меня. Ты мне нужна, мне нужно, что бы ты участвовала в гонках, и не в наших, а самых настоящих гонках. И я предлагаю тебе такой вариант — ты участвуешь, а выигрыш делим пополам. Как тебе? - уставившись на девушку, он ожидал ее ответа.
- Я тебе уже ответила, - прошипела Третьякова, - Я не собираюсь участвовать в гонках. Уясни это раз и навсегда, - договорив, девушка направилась к выходу.
- Куда пошла!? - схватив Лену за руку, он развернул ее лицом к себе, - А раз тебя не устраивает такой вариант, то тогда ты будишь беспрекословно в них участвовать, а если тебе не нужен выигрыш, то ты его и не получишь.
- Отпусти меня, - попытавшись высвободить свою руку, она дернулась в сторону, - Ты что тупой? Отпусти, я сказала.
- А если не отпущу, тогда что?
- Тогда вот что, - собрав все силы в кулак, она размахнулась для удара, но Данила налету схватил ее руку.
Почувствовав сильную боль в руке, она вскрикнула. Но, не растерявшись, Лена с силой ударила мужчину по ноге. Ощутив долгожданную свободу, девушка рванула к двери, но она оказалась заперта. Дернув ручку еще несколько раз, Третьякова намеревалась побежать к другой двери ведущую в соседнее здание, но Данила толкнул ее, прижимая лицом к стене. Заведя одну руку за спину, он всем телом навалился на девушку, прижимая ее к бетонной стене предотвращая очередную попытку побега. Но когда Третьякова попыталась высвободиться, она ощутила нечто холодное, что упиралось в ее спину.
- А как насчет такого варианта, как участвовать в гонках в обмен на свою жизнь. И какой вариант я сейчас услышу? - холодное дуло пистолета еще сильнее уперлось в ее спину.
- Я... - ее голос дрогнул, - Я не буду играть в твои игры, - страх сковывал все ее тело.
- Ты хорошо подумала? - на ухо прошептал мужчина, - А если в твоем животе будет зиять огромная дыра, тогда что будешь делать? У тебя нет выбора Третьякова.
- Выбор есть всегда, - через боль, девушка повернулась к мужчине и с силой ударила по руке, тем самым выбив оружие. Откуда у нее взялось столько сил, она сама не знала. Видимо адреналин вперемешку со страхом, предали какую-то уверенность, или она перестала понимать, что происходить вокруг нее. Лена не осознавала, что ее движения могут повлечь за собой более печальные последствия. И, к сожалению, ее свобода не продлилась слишком долго. Догнав девушку, Данила толкнул ее так, что она повалилась вперед. Успев выставить руки перед собой, Третьякова упала на колени, опираясь руками об холодный бетон. Через секунду, Лена ощутила, как Данила обхватил ее шею рукой, и у горла красовалось острое лезвие.
- А я думаю, у тебя его нет, если ты... - звонок мобильника перебил его слова. Вытащив из кармана куртки телефон девушки, он взглянул на дисплей, - Виталий. Кто он?
- Он сдает мне комнату в доме, - едва дыша, произнесла девушка.
- Ответь ему, скажи что ты у друзей и сегодня не придешь, - вложив мобильный в ее руки, он посильнее надавил острием ножа на горло, но девушка не сделала никаких действий, - Говори, - выхватив телефон, мужчина включил его и поднес к уху Третьяковой.
- Привет... я у друзей... - она старалась не выдавать своего страха, но ее голос все равно дрожал, - Нет, все хорошо, я у друзей, вышла на балкон... на улицы очень холодно. Я, скорее всего сегодня не приду домой, - коснувшись губами второго уха девушки, Данила прошептал, что бы она завязывала с разговором, - Пока.
Выхватив мобильный, он выпрямился во весь рост и уставился на Третьякову, стоящую на коленях.
- Все зависит только от твоего решения. Одного положительного ответа «да» и все будет хорошо.
- Нет, - прошептала Лена.
- Что ты сказала? - переспросил мужчина, - Скажи громче, что бы я это слышал.
- Я сказала, нет, - чуть громче произнесла девушка.
- Еще громче! - рявкнул Данила. От неожиданности, Третьякова вздрогнула, и сердце забилось еще сильнее. Он точно псих...
- Нет, - выкрикнула девушка и зажмурила глаза боясь взглянуть на мужчину. Ее голос прозвучал так громко, что в ушах до сих пор проносилось эхо.
- Ну, что ж, - минутное молчание показалось для нее вечностью, - Ты хочешь поиграть, - подойдя к ней, он подхватил ее под руку и резко дернул вверх, - Во взрослые игры. Ну, давай, сыграем, - открыв дверь, он силой выставил девушку на улицу, - Посмотрим, как ты прибежишь ко мне, что бы сказать только одно слово «да», - договорив, Данил захлопнул дверь перед носом Третьяковой.

Спасибо: 51 
Профиль
Оксана



Сообщение: 71
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.02.09 22:42. Заголовок: Часть №37 Сев в та..


Часть №37

Сев в такси, Лена доехала до дома. Внутри все еще тряслось от страха, а сердце, стоило ей вспомнить минувшие события, учащенно колотилось. Она была одной ногой в пропасти и могла заработать пулю прямо в лоб. Только сейчас до нее начинало доходить насколько опасную игру она ведет с Данилой. Хотелось узнать, что именно затеял Данил. Возможно, он будет преследовать ее по пятам или его наемники будут каждый вечер похищать ее, или ее засыпет угрожающими письмами. Какую именно тактику он выберет для того, что бы девушка побежала к нему и умоляла об участие в гонках? Что ее ждет в будущем? И с какой стороны ждать нападения, что бы быть готовой к очередной схватке не на жизнь, а насмерть.
- Ты же сказала, что не придешь сегодня, - и вот чего ему не спится в четыре часа утра?
- А я решила придти домой, - проходя мимо Виталия, она направилась к лестнице, пытаясь не смотреть в его сторону, боясь столкнуться взглядом.
- Чего без настроения? - в последнее время Лена и так не радовала его своей ослепительной улыбкой. Чаще, она ходила, молча и любое его прикосновения губами к ее коже, встречалось какой-то напряженностью в теле. А сейчас, если бы он не заговорил первый, то она прямиком прошла мимо него, не обратив внимания, на сидящего Виталия в кожаном диване.
- Устала, - словно пытаясь отделаться от него, она кинула свой ответ, продолжая идти дальше.
- Лен, - догнав ее возле лестнице, Виталий остановил Третьякову, - Что с тобой происходит в последнее время? Ты сама на себя не похожа.
- Я же сказала - устала.
- Лен, посмотри на меня, что происходит? - развернув к себе девушку, он взглянул в ее глаза, - Ты снова во что-то ввязалась?
Неужели он не может просто оставить ее в покое и дать отдохнуть, обязательно нужно устраивать допрос. Вот чего он хочет? Хочет услышать громкое ДА, что она вляпалась в очередную авантюру. Только на этот раз не по своей воле и не из-за любви к экстриму, а оттого, что она не хотела больше ввязываться во что-то криминальное. Однажды ей повезло, второго раза может не быть. Хотя если она доживет до следующего дня.
- Лен, постой, - не ответив мужчине, она высвободила свою руку, пытаясь продолжить свой путь, но Виталий остановил ее, - Поговори со мной, скажи, что происходит в твоей жизни, я не посторонний человек. Может я смогу помочь чем-то.
- Если ты хочешь мне помочь, то отвяжись от меня и дай я пойду, лягу спать, я устала.
- Лен...
- Да что? - развернувшись, Третьякова так рявкнула, что сама себя оглушила своим криком.
- Что с тобой?
- Критические дни, - резко ответив, девушка взбежала по лестнице. Забежав в комнату, Лена закрыла дверь на ключ, во избежание, попадания Виталия в ее личное пространство, где она могла скрыться от всех проблем, которые душили ее и преследовали по пятам. Неужели ему так трудно отстать от нее? К черту все это понимание и разговоры по душам. Она самой себе боится признаться, что возможно завтра, она не сможет открыть глаза и увидеть первые лучи солнца и его лицо, голубые глаза, в которых она тонула, когда вглядывалась в них. А уж говорить о том, что происходит в ее жизни, какому-то другому человеку, это было еще рискованнее для ее собственной жизнь и для жизни Виталия. И зачем он вечно вмешивается в ее жизнь, он прекрасно знает, что она не скажет ни слова. Он должен был привыкнуть к этому, но изо дня в день, он пытается выяснить, что с ней. Ей и так не до этого, она чудом только что избежала смерти. И впереди ее ожидает череда неприятных событий, а он пытается заниматься психоанализом. Не слишком ли для одного дня.

Идти за Третьяковой Виталий не решился. От его действий, девушка вряд ли обрадуется и скажет спасибо. Он скорее услышит от нее пару ласковых слов, так еще получит оплеуху, как и пару дней назад, когда пытался поговорить с ней, а она наотрез старалась уйти от разговора. Останавливая ее каждый раз по дороге, в надежде, что девушка образумится и заговорит, он заполучил свою порцию пощечин от Лены. Что с ней происходило, он мог только догадываться. Хотя возможно всему виной, стала ситуация с угоном. После случившегося, она кардинально изменилась. Сначала он не мог узнать в ней ту Ленку, которая заставила влюбиться в нее. В то время, он старался разглядеть в ней девушку, с ранимой душой, ждущую помощи от сильного плеча, но он не думал, что может случиться такое, что она опустит руки и буквально заживо себя похоронит. Но после того, как нашли настоящего преступника, она медленно, но верна, стала возвращаться к прежней жизни, и так же, как в самом начале их знакомства мешалась под ногами, когда он играл в бильярд, каждый раз соблазняя его. А посреди ночи, она тайком пробиралась в его комнату и будила соблазнительными поцелуями. Но снова что-то произошло, что она стала нервная, вспыльчивая, вечно недовольная чем-то и кричащая с поводом и без. Конечно, может и та причина, которую назвала девушка, была верной, но не могло быть так, что эти дни затянулись, аж на три недели. Чисто физиологически это не реально...

Зайдя в комнату, Лена рухнула на кровать. Скинув кроссовки, она попыталась расслабиться. Только сейчас, Третьякова ощутила, как по всему телу пробегают нотки усталости и ноющее чувство страха, все это время держало ее тело в напряжении. Сейчас ей лучше поспать, отдохнуть и забыть на время, что произошло с ней. Но стоило ей закрыть глаза, как она ощущала возле своего горло холодное лезвие ножа, которое, то и дело еще сильнее упирался в ее нежную кожу.
Присев на кровати, она притянула к себе ноги, обхватив их руками, уперлась подбородком в колени. Что на этот раз придумает Данила? Тюрьма? Этот вариант отпадал сразу, если она туда попадет, то вытащить ее будет относительно сложно, даже если она в первую минуту своего заточение позвонит ему и скажет, что согласна участвовать в настоящих гонках. Что же он собирается делать? К счастью этот вопрос недолго мучил ее разум. Вскоре, стоило ей лечь на подушку и закрыть глаза, как сквозь ужасные воспоминания, она начала проваливаться в сон. Но даже в нем, девушка не смогла расслабиться и отдохнуть от сегодняшних событий. Перед глазами, вновь и вновь всплывали картинки, как она бежит по темному лесу, а за ней гонится толпа вооруженных людей. А когда она понимает, что оторвалась от них, из темноты, то и дело выплывали мужские силуэты, держащие в руках острый нож, лезвие которого блестело при свете луны. Она старалась оббежать их, скрыться от них, но они каждый раз настигали ее, где бы она ни была. Когда ей оставалось всего два шага до дома, перед ней, подобно могучему дереву, выросшему из-под земли, появился Данила и вонзил острый нож прямо в живот девушке. Внезапная боль обожгла все изнутри, распространяясь по всему телу, заполняя самые укромные уголки. От всего этого ужаса, Лена открыла глаза. Дыхание было учащенным, словно она бежала кросс, а сердце готовилось выпрыгнуть из груди. Не успев оклематься ото сна, как девушка увидела черную фигуру, стоящую у стены, держа в руках острый нож. Лезвие, как и улыбка мужчины, сверкало при свете луны. Что было сил, девушка закричала. Буквально за секунду она прижалась к спинке кровати, пытаясь закрыть лицо руками в надежде, что через мгновение он исчезнет. В голове все перемешалось. Она не понимала, толи она все еще кричит или это отголоски эха скользят в ее голове. Или это крик Виталия, который пытался открыть дверь в ее комнату. Все превратилось в какой-то жуткий кошмар. Сон перерастал в реальность, все что происходило, казалось, что происходило не с ней. Сердце бешено колотилось, а слезы, водопадом скатывались по щекам. Но стоило ей ощутить крепкие объятия мужчины, как сердце, почувствовав приближающее спасение, пыталось успокоиться.
- Все хорошо, Лен успокойся, - поднимаясь в свою спальню, мужчина услышал крик девушки и моментально рванул к ее комнате. Дверь оказалась заперта с той стороны и кроме как, выбить ее, у него не оставалось других вариантов. Оказавшись в ее комнате, он увидел напуганную девушку, сидящую на кровати, пытающую спрятаться от кого-то. Подбежав к ней, он крепко обнял Третьякову, - Все хорошо, - осторожно проведя ладонью по ее волосам, он коснулся губами ее влажного виска, - Лен это всего лишь сон, все хорошо, - другого варианта предположений, что могло вызвать ее крик, не было.
- Это не сон, - едва дыша, прошептала девушка сквозь слезы, - Тут кто-то был, я видела его, он стоял у стены.
- Кто был? Кого ты видела?
- Мужчина, он стоял вон там, - указав на стену, где она видела этот черный силуэт.
- Лен, - почувствовав, как девушка дрожит, он еще крепче обнял девушку, - Ты одна в комнате, - услышав его слова, она покосилась в сторону, где видела мужчину, который только что хотел убить ее.
- Он был тут, я его видела, - оттолкнув Виталия, она оглядела комнату. Слезы застилали глаза и сквозь них, она видела, как расплываются предметы интерьера. Вытерев слезы рукавами кофты, она вновь оглядела свою комнату. Она действительно была пуста, - Но, он правда был здесь.
- Лен, он не мог тут быть. Окна заперты, а твоя дверь была закрыта, ты ее сама закрыла, тебе приснился сон и всего лишь. Лен, успокойся, - дотянувшись до ее щеки, он коснулся лица девушки, - Лен все хорошо, все позади, это был только сон.
- Виталь, я не сумасшедшая, - помотала головой девушка, - Я видела его.
- Лен, я знаю, что ты не сумасшедшая, и я верю, что ты видела его, но не в реальности, а во сне. Ты слишком устала и слишком много пережила, тебе нужен отдых, - попытавшись обнять ее, Третьякова остановила мужчину.
- Ты считаешь, что я спятила? - недоверчиво взглянула на него девушка.
- Нет, я считаю, что тебе нужен отдых и то, что сегодня ты будешь спать не одна, а в моей компании, хочешь ты этого или нет. А иначе...
- Тсс, - прислонив указательный палец к его губам, она приблизилась к нему. - Я не против твоей компании, только одно условие, мы будем спать в твоей комнате, но не тут, - коснувшись губами его губ, он запечатлела легкий поцелуй благодарности за свое спасение, даже пусть он спас ее от ужасного сна, но все же он спас ее.
- Иначе ты сведешь меня с ума, - не отрываясь от ее губ, прошептал Виталий, - Хотя ты уже свела меня с ума...

Спасибо: 54 
Профиль
Оксана



Сообщение: 72
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.02.09 23:41. Заголовок: Часть № 38 Еще нем..


Часть № 38

Еще немного и она сойдет с ума...
Каждый шорох, звук, стук, заставлял подпрыгивать на месте. Дошло до того, что она боялась спать в своей комнате наедине с темнотой. Выходить на улицу было чем-то не реальным для нее. Она как одержимая, оборачивалась назад, боясь, что кто-то может следить за ней. Косилась из стороны в сторону, вглядываясь в лица прохожих людей, пытаясь, узнать в них наемников Данилы или его дружков с гонок. Это какое-то сумасшествие. Ей не помогал никотин, алкоголь, даже крепкие объятия Виталия.
Последняя ночь показалась пыткой. Она как обычно, спала в его комнате, он нежно обнимал ее. Но это сумасшествие не давало покоя, она не сомкнула глаз ни на минуту. Всю ночь пролежала, в одном положении смотря в потолок. Это было невыносимо... так жить нельзя...

- Лен, что происходит? - возвращаясь, домой, Виталий обнаружил возле двери два чемодана, - Почему тут стоят чемоданы?
- Я уезжаю, - девушка сидела на кожаном диване и не взглянула на мужчину, когда тот задал ей вопрос.
- Куда? - сердце перестало биться в груди.
- Домой, в Нью-Йорк, - Лена кидала ответы в надежде, что он перестанет задавать ненужные вопросы и потеряет интерес в них, ведь Лена нехотя отвечает на них, с каким-то надрывом.
- Почему? - подойдя к ней, он присел на корточки перед девушкой. Пытаясь заглянуть в ее глаза, но Лена отвела взгляд в сторону.
- Я устала от такой жизни. Я схожу с ума тут. Тут мне не места, я не могу тут жить. Мне плохо, мне ужасно плохо, - встав с дивана, она обошла мужчину и встала возле своих чемоданов, - Отвези меня в аэропорт, - тихо прошептала девушка. «Прошу, не задавай мне вопросы, они ранят меня как острие бритвы. Это самая ужасная пытка в мире. Пожалуйста, отвези меня в аэропорт и на этом все закончится», - Ты же когда-то хотел избавиться от меня, вот тебе и подфартило наконец-то.
- Я никогда не хотел от тебя избавиться, - подойдя к ней, он взял ее за руку, но девушка небольшим рывком выдернула свою ладонь из его.
- Так будет лучше, - девушка снова отвела взгляд в сторону. Ей безумно не хотелось столкнуться взглядом с Виталием, иначе она не выдержит. Она сорвется, и слезы градом польются по щекам, - Для тебя и для меня.
- Может быть для тебя, но не для меня, - он не знал, что ее беспокоит, она молчала как партизан на протяжении всего времени. Но явно что-то было, что сводило с ней счеты. Но что, он так и не смог узнать, - Лен, не уезжай, - мужчина попытался обнять Третьякову, но она увернулась от него.
- Не трогай меня, - от безвыходного положения, она взглянула в его глаза. Сколько же боли было в них, - Отстань от меня. Я сказала, отвези меня в аэропорт, - она хотела сказать это со злостью, но получилось так жалостливо, что ее саму передернуло от этого. Выпрямив плечи, она встала уверенно и уставилась на Виталия леденящим взглядом. Сейчас она не должна показывать свою слабость, - Отвези меня в аэропорт, а иначе я вызову такси, - повторила девушка, но уже белее увереннее.
- Я не повезу тебя никуда.
- Хорошо, - Лена направилась к телефону, что бы вызвать такси, Виталий попытался остановить ее, но Третьякова оттолкнула его, - Не трогай меня! - в глазах вспыхнул огонь. Она должна немедленно поставить точку, что бы спасти себя и всех остальных, кто находится рядом, кому может угрожать опасность из-за нее. А Данила, скорее всего, в скором будущем узнает, что она вернулась домой и у него не будет надобности искать ее и запугивать. Да и у него, наверное, схватит мозгов, что бы остаться в Москве и не ехать за ней в США. Там чужая территория и там он может влипнуть по полной и Лена, конечно же, этому поспособствует, - Ты, что совсем не понимаешь, что я говорю? С момента моего приезда, ты только и делаешь, что слушаешь самого себя и делаешь, что хочешь ты. А желания, мысли и чувства других тебя не волнуют. Я сказала, я уезжаю, значит так и будет! Я устала от всего, от России, от вашего дурацкого климата, в конце концов, от этой ужасной сырости, я уже не знаю, сколько тюбиков геля смазала на свои волосы, что бы они были прямыми. И устала от вашей серой жизни, устала от тебя, - чуть тише остальных слов, проговорила Третьякова, - Понимаешь... устала. И оставь меня в покое. Все, переспали пару раз, все баста. Теперь у тебя будет что вспомнить, - пока девушка говорила всю свою тираду, она набирала номер такси, - Девушка можно такси, - продиктовав адрес, она попрощалась с оператором, - Ты понял меня?
- Что я должен был понять? - ее слова укололи его сердце, что он забыл, что вообще происходит.
- Понять, что все закончилось. У всего есть свой срок годности. Сейчас, он истек, теперь мне нужен кто-то другой. Я не привыкла быть постоянно с кем-то. К тому же, это только секс и все, ничего серьезного, - пожала плечами девушка, - Для меня ничего серьезно нет, не было и не будет. Это был только секс, - сердце обливалось кровью от собственных слов. Но другого выхода нет. Иначе он не отпустит ее, а это равносильно тому, что в ближайшее время она сойдет здесь с ума. «Господи... Виталь, я надеюсь, ты меня когда-нибудь простишь».
После ее слов, Виталий не знал, что сказать, да и чего было говорить, она сказала за двоих. Он лишь взглянул последний раз в ее глаза, но встретил лютый холод. Все что она говорила, скорее всего, была правда, ведь она могла быть уверенной в себе, но глаза всегда выдавали ее. Сейчас они вторили ее словам, были такие же ледяные, как все сказанное ею.
- Пока, - тихо произнес Абдулов и направился к лестнице. Находиться рядом с ней было невыносимо больно.
- Прощай, - взяв чемоданы, она вышла на улицу. Прислонившись к двери, она подняла взгляд в небо. Снег. Как же долго она его ждала, она так хотела увидеть за последние шесть лет настоящий снег. Такой мягкий, пушистый, белоснежный и такой холодный.
Кружась в воздухе, снежинки постепенно устилали черный асфальт и замершую землю. Как это красиво, она уже давно забыла, как это бывает.
Выставив ладонь вперед, множество легких снежинок опустились на ее ладонь, но моментально превратились в капельки воды, в капельки прозрачных слез, точно такие слезы, которые медленно стекали по ее щекам, перемешиваясь с легкими снежинками и падая вниз на землю...

Такси подъехало. Сказав адрес аэропорта, она откинулась на спинку сидения, сжимая кулаки до адской боли, что бы унять ту боль, что сжала ее сердце. Уставившись в окно, Третьякова смотрела, как мохнатые снежинки все сильнее и сильнее спускаются на землю белоснежным покрывалом. Как это красиво и как же больно от всего, что происходит. Обернувшись назад, Лена увидела на дороге, устланной снегом, черные полосы от колес машины, в которой мчалась в аэропорт.

Регистрация, самолет, взлет и мягкая посадка. Как вырвать эту боль из ее сердца. Как? Это не возможно, она сама полоснула острым лезвием свое несчастное сердце, и сейчас оно истекало кровью, как раненный зверь. Она сама выбрала этот путь, но не по своей воле, а из-за тех обстоятельств, что кружили вокруг нее плотным кольцом. Иначе было нельзя. Она сделала правильный выбор, она смогла пожертвовать своим сердцем взамен на жизни любимых людей.

Спустя три месяца она могла спокойно дышать и не просыпаться последи ночи от кошмаров. Ее подушка не была влажной от слез, а машина, уже больше месяца стояла в гараже нетронутой после того, как Лена чуть не въехала на огромной скорости в грузовик. Однажды сев за руль, слезы предательски стекали по ее лицу, перед глазами все поплыло, и ничего не было видно. Все огни встречных машин, сливались с огнями фонарей и с мерцающими вывесками супермаркетов, клубов и казино. Как она съехала на встречную полосу, она не заметила. Если бы девушка вовремя не услышала сигнал грузовика, то сейчас ее не было бы в живых.

Забыть Виталия не получалось, но она смогла заглушить невыносимую боль в груди. Сейчас было проще жить, не так опасно и не так больно. Удалив все, что напоминало о жизни в Москве, она старалась жить дальше. Ведь жизнь не стояла на месте, и она не должна замирать и жить в прошлом.

- Пап, - зайдя в кабинет отца, Лена села в его кресло, - Я разбирала шкаф и нашла фотографии, - положив ее на стол, она придвинула ее на другой конец стола, к своему отцу, - Это ведь моя мама на фотографии? - последний раз она видела ее, когда ей было пять лет. После она исчезла из ее жизни, оставив свою дочь с отцом. С тех пор прошло предостаточно времени, но какие-то черты ее лица вырисовывались в памяти, когда она вспоминала ее. Хотя это было достаточно редко.
- Да, - взглянув на фотографию, он отодвинул ее в сторону.
- Почему она ушла от нас? - она никогда не задавала этого вопроса даже тогда, когда ей исполнилось шесть лет и в ее день рождение, рядом не было мамы. А когда повзрослела, ей было не до этого. Она развлекалась, сходила с ума с друзьями, и этот вопрос не интересовал ее. А сейчас, разбирая шкаф, она отрыла эту фотографию, где были изображены на студенческой скамье ее отец, молодая девушка и Виталий. Тогда отец и ее мать, получали второе высшее образование и именно тогда они стали хорошими друзьями с Виталием
- Да... - присев, он взглянул на свою дочь, - Не думал, что ты вообще о ней заговоришь. И мне казалось, что я выбросил все ее фотографии, но, наверное, о ней я забыл. Странно, - мужчина словно говорил сам с собой, - Она ушла... потому что мы не сошлись в интересах и мнениях. Она не понимала, что после замужества, она должна вести другой образ жизни, у нее была дочь, а вместо того, что бы заботится о тебе, она предпочла разгульный образ жизни. Первые три года это было нормально, она хоть что-то делала, но когда за тобой уже не нужен был такой тщательный уход, она, то и дела пропадала в ночных клубах. И у тебя от нее любовь к неприятностям и дорогим машинам, - усмехнулся мужчина, - Ее хлебом не корми, дай прокатиться с ветерком. А ведь раньше это было иначе, чем сейчас. Вот вместо того, что бы сидеть дома с тобой, я каждый день вытаскивал ее с неприятностей. Но после того как она учудила со своими дружками. Устроив гонку по центральным улицам Москвы, их поймали менты и каждому светил огромный срок, они, видите ли, решили повеселиться, но не кому не пришло в голову, что брать чужие автомобили это преступление и в, то время, довольно опасное мероприятие. По их словам они хотели вернуть машины после того, как развлекаться. В общем, в итоге я вытащил ее задницу еще из одной неприятности, - слушая рассказ отца, Третьякова сглотнула огромный ком, застрявший в горле, - Сказал, выбирай либо я и дочь, либо неприятности. Она выбрала нас, но через месяц сказала, что не может так жить. Она ощущает себя животным, загнанным в клетку. Ей нужна была свобода, она не хотела никого видеть рядом, кто сковывал ее какими-то обязанностями, чувствами и заставлял плясать под свою дудку. Она ушла, я не стал удержать ее. Она... - сделав глубокий вдох, мужчина продолжил говорить, - Сделала свой выбор.
- Но, ты, же до сих пор ее любишь? Ведь так? - почти шепотом произнесла девушка, боюсь нарушить тишину, витающую в воздухе, - Ведь прошло столько времени, но ты чувствуешь к ней что-то?
- Да... Она все-таки мать моего ребенка, конечно же, я к ней до сих пор что-то испытываю.
- Почему ты не пытался вернуть ее? - задала вопрос девушка.
- Пытался, но не получилось, она не могла так жить. А после, уже ты выросла и внесла в мою жизнь очередные неприятности, уже не было времени думать, как вернуть твою мать. В принципе вот и вся история.
- И ты сейчас не общаешься с ней? Сейчас у тебя не возникает желания с ней встретиться, увидеть ее, поговорить, обсудить ваше прошлое. Что бы она увидела меня. Рассказать, как я росла и сколько неприятностей добавила тебе.
- Она каждый год звонила, узнавала как твои дела, а когда мы переехали в Нью-Йорк, она редко стала звонит и интересоваться тобой.
- Но ведь ты все равно поддерживаешь с ней связь. Ведь ты, наверное, знаешь, где она живет сейчас, что делает, чем занимается, - сказав эти слова, она с замиранием сердце ждала его ответа.
- Знаю, - спустя минутное молчание, ее отец произнес только одно слово.
- И где она? - ее ладошки вспотели от волнения.
- Там где ее уже давно все заждались.
- Не поняла, - помотала головой Третьякова, - Она... что умерла?
- Нет, она в тюрьме.
- Как? Давно? За что? - при одном этом слове, ее бросило в дрожь, а по позвоночнику проскользнул электрический разряд тока.
- Насколько давно не знаю, но около полгода назад, как-то так. Видите ли, ей даже в своем возрасте не усидеть на месте и не искать приключений. Видимо люди не меняются с возрастом. Какие были, такие и остаются, - все, что говорит ее отец до этого, звучало с некой нежностью, а сейчас, он словно презирал ее за все совершенные поступки.
- Что она сделала?
- Угнала автомобиль. Причем России ей стало мало, она решила заняться угоном в Германии, - ударив кулаком по столу, мужчина поднялся, - Может сейчас, она успокоится. Давно пора было ею засадить за решетку.
- Феррари? - едва слышно произнесла девушка.
- Что, Феррари? - переспросил отец Третьяковой.
- Она Феррари угнала? - повторила Лена.
- Не помню, но вроде как да, Феррари.

Спасибо: 52 
Профиль
Оксана



Сообщение: 76
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 15
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.09 20:05. Заголовок: Часть №39 Что это?..


Часть №39

Что это? Ирония судьбы или чистой воды совпадение? Возможно Москва - большой город и еще кто-то в то же время мог угнать одну Феррари из Германии, за которую ее чуть не посадили в тюрьму и в один прекрасный момент, оказалось, что с нее сняли все обвинения. Кто-то сам признался в угоне. Неужели в тюрьме вместо нее, сидит ее собственная мать?

Поднявшись с кресла она, молча, вышла из кабинета направляюсь в свою комнату. Открыв дверцу шкафа, она начала оттуда выгребать свои вещи, закидав их, как попало в чемодан. Параллельно вызывая такси к своему дому.
- Куда ты?
- В Москву...

Вот что означали последние слова Данилы - «Ты еще прибежишь, и будешь умолять меня об участие в гонках». Она была уверена, что он не хотел убивать ее, зачем она ему мертвая, если девушка не сможет сесть за руль и выиграть гонку. И он не собирался ее преследовать или запугивать. Он просчитал каждый ход девушки. Он знал, что она не выдержит напряжение и поняв его последние слова как угрозу, она начнет сходить с ума. У нее не будет другого выбора, как уехать домой. Там ей будет казаться, что она находится в безопасности и из-за нее никто не пострадает. И самый лучший и безобидный вариант вернуть ее к нему и заставить участвовать в гонках, это подкинуть фотографию в ее шкаф. Ведь не зря ее отец был удивлен, когда увидел это фото. С того момента, как ее родители окончательно расстались, отец удалил все воспоминания о существование своей жены. И Данила знал наверняка, наткнувшись на нее, у Ленки возникнут вопросы о своей матери. А отец не будет скрывать от нее правду. К тому же, ему было известно о том, что произошло с его бывшей женой. Этого он тоже не скроет от дочери. И ему не придется прибегать к каким-то методам насилия или угрозам, что бы Лена сама собрала свой чемодан и явилась в Москву выручать свою мать. Ведь она не оставит это дело так просто. Из-за ее неосторожности пострадал невиновный человек и этот человек - оказалась ее матерью. Пусть она толком не знала ее, но Третьякова не останется равнодушной, и не будет стоять в стороне. Тогда выходит, что Данила был в ее дома, был здесь, рядом с ней. Значит, вот как он решил заставить ее сдаться ему.

Как хорошо, что в США все гораздо проще. Купив билет на ближайший рейс, Лена уже больше трех часов летела в Москву. Скоро она вновь ощутит эту жуткую влажность и ее волосам придется терпеть массу геля. Но это ее волновало не так, как то, что она будет делать дальше.
Приземлившись, девушка спустилась по трапу. Не смотря на то, что была глубокая ночь, и недавно прошел дождь, воздух был теплым, а ветер не казался таким холодным и мокрым. Все-таки дождь это нормальное явление в конце апреля. Да и вряд ли погода будет радовать ее в ближайшее время.
Оказавшись в Москве, ей некуда было идти. Обратиться к Лерке? Это подобно самоубийству. Третьякова так внезапно исчезла из ее жизни, не попрощавшись, а сейчас, посреди ночи заявится к ней и скажет, здравствуйте, я ваша тетя. Виталий? Не думаю, что он может ее ждать. Да и после ее слов, он вряд ли захочет ее видеть. Данила? Ну да, если только для того чтобы пустить ему пулю в лоб и избавить человечество от чудовища двадцать первого века.

- Мам, - всю ночь, Лена провела в аэропорту. А как только метро начало работать, она доехала до гостиницы. Оставив в номере свои вещи, Третьякова первым делом отправилась в тюрьму на встречу со своей матерью. Договориться о встречи, особенно если в твоем кармане завалялось сто долларов, гораздо проще, чем вести интеллектуальную беседу, - Мама, - зайдя в комнату свиданий с заключенными, слезы застыли в глазах, как только она увидела свою мать. Стоило ее ресницам дрогнуть, как слезы скатились по ее щекам, - Мамочка, - бросившись на встречу, друг другу, двое крепко обнялись, словно не было этого расставания, и всю жизнь они провели бок обок.
- Лен, - крепко обнимая свою дочь, женщина не верила своему счастью. Прошло столько лет с тех пор, как они расстались. И она мечтала о том, что когда-нибудь они встретятся, но только не при таких обстоятельствах.
- Мам, я знаю, что тебя заставили придти и признаться в том, что ты не совершала...
- Лен, - перебила ее женщина, - Постой, я сперва хочу попросить прощения за то, что я бросила вас. Особенно тебя, когда ты нуждалась во мне, и я надеюсь, что ты меня когда-нибудь сможешь простить.
- Мам, я уже давно простила, я не злюсь на тебя. А особенно, когда узнала причины твоего ухода, я поняла тебя еще лучше, потому что точно такая же искательница приключений и любительница адреналина. Мам, - снова обняв женщину, Ленка расплакалась как ребенок, - Я думала, что никогда не увижу и не узнаю тебя. И как только узнала где ты и за что тебя посадили, сразу рванула в Россию.
- Леночка, успокойся, - женщина нежно гладила по волосам свою дочь и пыталась говорить утешающие слова, но пока слезы не высохнут, она не успокоиться, - Ленка, ну тоже мне. Такая взрослая девочка и так рыдает.
- Мам, - шмыгнув носом, она попыталась улыбнуться.
- Ленка, какая ты красивая у меня, - увидев улыбку дочери, в душе стало тепло, - Наверное, всех мужиков с ума свела. Как ты вообще? Как жила? Как отец реагировал на твои выходки? - на этот раз слезы потекли у женщины, - Господи, - засмеялась она, - Ленка, это явно заразно, - вытирая слезы, она обняла свою дочь. Она не могла поверить в свое счастье. И сейчас была благодарна судьбе, что эти события свели их вместе.
- Мне столько всего нужно тебе рассказать, даже не знаю с чего начать.
- Ленка, а кто-нибудь нашелся, кто смог покорить твое сердечко? - увидев, как легкий румянец вспыхнул на ее щеках, женщина улыбнулась. - Значит, есть, да? - коснувшись ее щеки, она приподняла ее подбородок. - Боже, - отойдя в сторону, женщина едва слышно всхлипнула, и дрожащие плечи выдавали ее, что она вновь заплакала.
- Мам, что случилось? - подойдя к ней, она крепко обняла женщину и прислонилась щекой к ее плечу. Как же ей не хватала этого тепла, почему она раньше не задумывалась о том, что где-то живет ее мать. Почему именно при таких обстоятельствах, им пришлось узнать друг друга. Почему жизнь так не справедлива, - Мам, не плачь, я найду способ вытащить тебя отсюда, я обязательно найду, я обещаю, - Лена еще сильнее прижалась к плечу матери, словно это было последнее прикосновение к самому родному человеку на свете.
- Лен, не в том дело, вытащишь или нет. Дело в другом. Я часто жалела о том, что ушла из семьи, но у меня не было другого выбора. Я была молодой, энергичной, любила дорогие машины, роскошную жизнь. Это все мог дать твой отец, но совершенно другой ценой, вкалывая с утра до вечера, а я так не хотела. Я знаю, это звучит глупо, но тогда я была молодой и не думала, ни о чем серьезном. У меня в голове были только одни мысли о приключениях, машинах, скорости и экстриме. Но сейчас увидев тебя здесь, я чувствую себя ничтожеством. Я слышала, как ты плакала в первый раз, когда появилась на свет, я видела, как ты сделала первые шаги, и даже твое первое слово было машинки, - слеза скользнула по щеке женщины, - Ты не любила куклы, тебе только машинки интересовали. Потом ты пошла в садик, и я слышала, как ты что-то быстро-быстро рассказывала мне на своем придуманном языке, когда была маленькая и только научилась говорить. Но все остальное время меня не было рядом. Я бы все отдала за то, что бы увидеть, как ты выросла, как влюбилась в первый раз. Как мы вместе сидели и плакали ночами, когда ты рассказывала о том, как ужасна, бывает первая любовь. То, как ты пошла в школу и то, как стала взрослой девушкой. Я все это пропустила, я ненавижу себя за это. А когда узнала, что вы уехали в Америку, я хотела поехать за вами, начать новую жизнь со своей семьей, но не смогла. Я боялась, что вы меня не ждете, что я вам не нужна. И что самое смешное, я не боюсь ничего, кроме своих собственных чувств, поэтому я решила поставить на этом крест. Но когда Данил явился ко мне и рассказал, в какую историю ты влипла, я не раздумывала не над чем. Я взяла всю твою вину на себя, надеясь, что хоть этим я смогу искупить вину перед тобой. Хоть что-то сделаю для тебя.
- Он сказал, что я угнала автомобиль?
- Да, - кивнула девушка.
- Вот он - сукин сын! - Лена с такой силой ударила по железному столу, что рука вспыхнула огнем и заныла от боли, - Это он угнал машину, и по нелепой случайности я взяла ее, меня остановили менты, и тогда я только узнала, что она угнанная. Поэтому я чуть и не загремела за решетку из-за него, а он решил вон, как вывернуть всю историю. Ему не то, что место в тюрьме, ему место под землей. И вообще, откуда ты его знаешь?
- Я знала его отца. Он был самым лучшим гонщиком во всей стране в наше время. Все девчонки сходили по нему с ума. По ночам рыдали в подушку, что он не предпочел их, а выбрал кого-то другого. Ради него они одевались, красились, теряли девственность с первым встречным, лишь бы стать хорошей любовницей и тогда возможно он обратил бы на них внимание. Конечно же, он был потрясающе сексуальный мужчина, от него исходило столько энергии, и если бы эту энергию, да в мирных целях, то света хватило на всю оставшуюся жизнь. Это в нем и притягивало как магнит, но тогда я была знакома с твоим отцом. И он был в бешенстве, когда я вышла замуж за твоего отца. Он рвал и метал, угрожал, что не даст нам спокойно жить. А потом узнал, что у него есть сын, и вроде как остепенился. Говорили даже, что он предпочел семейный быт экстриму. А после стало известно, что Данила пошел по стопам отца. Яблоко от яблони не далеко падает. Вот так вот мы и оказались знакомы. Господи Ленка, надо же тебе было ввязаться в такую авантюру, - печально вздохнула женщина, - Ты хоть сейчас держишь подальше от них. В наше время стритрейсеры были, сорвиголова, но не такие опасные, как сейчас, тогда, они хоть как-то соблюдали законы, и была какая-то ответственность перед ними, а сейчас, они не перед чем ни остановятся.
- Мам, не волнуйся, я уже обрела голову на своих плечах

Спасибо: 52 
Профиль
Оксана



Сообщение: 82
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 15
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.02.09 14:10. Заголовок: Часть №40 Какой ну..


Часть №40


Какой нужно быть сволочью, что бы подставить одновременно несколько невиновных человек. Да сделать это так умело, что никто не усомнился в его невиновности. Внутри все кипело от злости, если бы Третьякова могла, то прям сейчас убила его голыми руками, но у нее не было для этого возможности. Как он смеет распоряжаться чужой жизнью? Кто дал ему на это право? Его место за решеткой и она приложит все усилия, что бы он там оказался, но вот только как? Сперва, ей нужно вытащить свою мать из тюрьмы. А потом браться за все остальное.
- Ооо, какие люди? - увидев Третьякову, Данил издал восторженный крик, - Я приятно удивлен твоему визиту.
- Большой театр потерял великого актера, - опираясь плечом о дверной проем, она сверлила его взглядом, - Браво, - похлопав в ладони, Лена зашагала к нему, - И не надо делать такое удивленное лицо, словно ты не ожидал меня увидеть. Интересно и долго ты продумывал свой план? Наверное, ни одну ночь ломал голову над мыслью о том, как заполучить меня в свои ряды, не причиняя вреда мне и себе, - подойдя к пустой бутылке из-под пива, валявшейся посреди огромного гаража. Лена со всей силы пнула ее, что металлическая банка взлетела в воздух и приземлилась рядом с Данилой, - Как ты все четко распланировал, и как все сыграло тебе на руку. Ты еще тот сукин сын, - подойдя к нему, она схватила мужчину за воротник куртки и посильнее встряхнула его, - Твое коварство не знает границ, ты страшный человек, но в тоже время ты ничтожество.
- А я смотрю, ты-то как рада меня видеть, - откинув руки девушки, он отступил назад.
- Ты даже не представляешь, как я рада тебя видеть. Днями и ночами мечтала об этой встречи.
- Ооо, как, - восторженно вскрикнул мужчина, - И чем же я обязан твоему визиту ко мне? Или одумалась?
- Нет, не одумалась. Я пришла сказать только одну вещь. Если ты не вытащишь мою мать из тюрьмы в ближайшее время, то сам попадешь туда, я сдохну, но я уничтожу тебя. Ты это понял?! - прорычала Третьякова.
- Сколько в тебе агрессии и самопожертвовании ради благого дела. Раз ты мне ставишь условия, то тогда и я воспользуюсь своим правом голоса, - его тон начал походить на угрожающий, - Я вытаскиваю твою мать из тюрьмы, а ты пожизненно участвуешь в гонках, пока не сдохнешь.
- У тебя есть ровно неделя, - подойдя к нему как можно ближе, она уставилась в его глаза, - Для того, что бы вытащить мою мать из тюрьмы. Иначе, я иду в милицию и сообщаю о такой личности как Данила. И поверь, у меня есть множество доказательств, что бы засадить тебя на столько, сколько длиться целая вечность. К тому же, - вытащив из кармана записывающее устройство, она покрутила им в воздухе, - У меня есть прямое доказательство о предложении участвовать в гонках, еще я знаю, где находится гараж, и знаю всю вашу подноготную. А убить, ты не убьешь, ведь ты так пламенно хотел меня вытащить из Нью-Йорка, что подкинул фотографию с моей матерью.
- Если я вытащу твою мать из тюряги, я так понимаю, что ты не будешь участвовать в гонках. Так зачем ты нужна мне в живых? - Данила старался не выдать свою панику. Кто бы мог подумать, что встреча с матерью укрепит ее волю и дух, что она не раскиснет и не обернет его игру против самого себя.
- Тогда, - достав из кармана тонкую перчатку, она надела ее на руку. Вытащив его пистолет, она вложила его в руку Данила, - Можешь прямо сейчас стрелять. К тому же, я тебе упрощаю задачу, - повернувшись к нему спиной, она направилась к выходу. То, что происходило в этот момент внутри Третьяковой, мог описать только тот, кто находился на волоске от смерти. Но она держалась из последних сил, что бы Данила ни смог раскусить ее блеф.

Вернувшись в гостиницу, Лена рухнула на кровать. Внутри все ходило ходуном, сердце учащенно бились, руки тряслись от страха, а ноги напоминали куски ваты. Что ее ждет дальше? Что теперь предпримет Данила? Она четко дала понять, что отказывается играть по его правилам, а хочет заставить играть его на ее территории по ее установленным правилам. Теперь у него ничего не остается, кроме как пойти на ее уговор, либо заставить ее молчать на всю оставшуюся жизнь. Но Третьякова дала ему такую возможность, но он не воспользовался этим шансом. Хотя, если он решит убрать ее с дороги, то сделает это не в городе, а за его пределами и так, что бы все походило на самоубийство или на нелепую случайность.

Спустя неделю, деньги начали иссякать с неимоверной скоростью, и Третьяковой не оставалась ничего делать, как пойти к Лерке. Восстанавливать учебу она не собиралась, не было возможности, да и нужды в этом. Как только Лена добьется освобождения своей матери, то вместе с ней покинет Россию и вернется домой к отцу. Тут ей не место. Она привыкла к другой жизни, в другой стране. Но сейчас, ей нужно было где-то перекантоваться.
- Лер, привет, - открывая дверь, Козлова увидела нежданного гостя, и захлопнула ее обратно, но Третьякова поставила ногу не позволяя закрыть ее, - Мне негде жить, мне нужно где-то перекантоваться пару недель.
- Но, только не здесь, - сказала девушка, - Если ты вернулась, это неспроста. Ты так неожиданно исчезла и так же появилась здесь. Я не хочу вникать не во что. Понятно?
- Лер, у меня почти не осталось денег, мне негде остановиться. Не на вокзале же, - от отчаяния слезы наворачивались на глаза, - Пожалуйста.
- Хорошо, сейчас, - пройдя в комнату, она через пару минут вернулась к Третьяковой, - Вот телефон, - Лера протянула клочок бумажки, - Позвони по нему, скажи, что ты знакомая Леры Козловой. И будь добра, не появляйся здесь больше, когда ты рядом, от тебя одни проблемы.
- Спасибо.
- Не за что, - ответив Третьяковой, она захлопнула дверь перед ее носом.

Выйдя на улицу, Лена уселась на скамейку возле университета. Достав мобильный, она набрала написанный номер и стала ждать ответа. Через пару гудков, девушка услышала женский голос. Объяснив всю ситуацию, Лена договорилась о встрече и через пару часов, Третьякова лежала на кровати съемной квартиры. Но так долго она не протянет. Если ее не убьет Данила, то она умрет с голода.
Позвонив папе, она попросила перевести деньги на ее карточку. На любые вопросы отца, она отвечала уклончиво. Он, конечно догадывался, что ее внезапный уезд в Москву был связан с ее матерью, но большей информацией он не располагал.
На полученные деньги, Лена первым делом взяла машину в прокат, без четырех колес, руля и мотора, она не могла существовать. Это было неотъемлемой частью ее сущности. И передвигаться с помощью ног, было ужасно неудобно, медленно и она ничего не успевала сделать, времени катастрофически не хватало. Да и столпотворение в метро в час пик, чуть не закончилось тем, что она была готова устроить прямо там разборки с какой-то девушкой, которая по нелепой случайности ударила ее локтем в живот, а после наступила на ногу. И Третьяковой было плевать, нарочно она это сделала или по неосторожности. В ней было столько злости, что ей было все равно, кто, что и почему. А вечно наваливающая толпа людей сзади, угнетала ее. А ощущая чье-то дыхание на своем затылке, вызывало отвратительное ощущение, хотелось развернуться и нахамить.

Спустя неделю, Лена встретилась со своей матерью. По ее словам, никто к ней не приходил и, никто ничего не говорил и уж о досрочном выходе из тюрьмы или освобождении и снятие всяких обвинений, не было и речи. Значит, Данила и пальцем не пошевелил, что бы выполнить ее указание. Или он действительно уверен, что она не заявится в милицию и не сдаст его с потрохами. Хотя это действительно были крайние меры. Лена прекрасно понимало, что могло случиться после того, как она заявится в ментовку и расскажет о такой темной личности как Данила. Но она изо всех сил, постаралась доказать, что не боится его и пойдет на все, лишь бы освободить свою мать, даже ценой своей жизни.
- Неделя прошла, чего-то ничего не сдвинулось с места, ты случайно не в курсе дела? - заявиться еще раз в гараж, было рискованно. Поэтому девушка решила набрать его старый номер, вдруг повезет, и он не изменился за время ее отсутствия в России.
- А что должно было сдвинуться с места? - как ни в чем не бывало, говорил мужчина.
- Ты не забыл, что я могу твоим «друзьям» рассказать о таком интересном человеке, как ты.
- Лен, прекрати свои угрозы, меня они не пугают. Что ты можешь им сказать? - усмехнулся Данил, - Твоя паршивая запись, да там толком ничего не поймешь, если не знаешь всей ситуации. Так что менты только посмеются над тобой. А если ты явишься с этой сворой голодных собак в гараж, то ты обнаружишь пустующее здание, где кроме сырости и плесени ничего нет. Тогда как, ты будешь выкручиваться из ситуации? А если скажешь про меня, то тебе не поверят. Такая личность, как Данил, миролюбивый гражданин, помогающий бабушкам переходить дорогу на зеленый свет, спасающий бездомных животных и живущий по закону. Если интересно, то загляни в базу данных. А еще, у меня есть люди, кто подтвердит мои слова, у ментов на меня ничего нет. А вот на тебя голубушка, предостаточно. Бери, не хочу. У тебя потрясающее резюме. Так что сама решай, кому надо бояться: тебе или мне.
- Тогда давай посмотрим, кому из нас поверят.
- Третьякова, да иди, проверяй. Мне все равно, - его голос не дрогнул ни на одном слове, - Не я себе рою яму, а ты роешь ее мне. А я надеюсь, ты знаешь поговорку: не рой другому яму — сам в нее попадешь. Ты лучше согласись на мои условия и все будет хорошо. И заметь, я тебе не угрожаю, не преследую тебя и, не пытаюсь угробить на каждом шагу. Я предлагаю участвовать в гонках, зарабатывать отличные деньги, получать кайф от скоростной игры и победы и все.
- Я тебе уже ответила «нет» на твое предложение. Хочешь, участвуй сам, но не втягивай меня в свои авантюры и я даю тебе еще один шанс. После, я сдержу свое слово.

Блефовал ли Данила, говоря о своей личности, Лена не знала наверняка. И вряд ли узнает, пока не заявит на него куда следует. Вот только что она будет делать, если он действительно со своей бандой перегонит все свои машины в другое место, не оставив и следа о существовании такой уголовщины. И тогда что она скажет в свое оправдание? Мало того, что она не сможет спасти свою мать, так и сама может попасть в немилость этим людям. И нужно было ей вляпаться в такие неприятности.

Спасибо: 53 
Профиль
Оксана



Сообщение: 84
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 16
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.02.09 22:29. Заголовок: Часть №41 - Черт, ..


Часть №41

- Черт, - набирая каждый раз номер Козловой, она то и дело слышала голос автоответчика, - Да когда ты станешь доступной? - набрав очередной раз ее номер, она наткнулась на те же слова, что и ранее, - Лера, возьми трубку, - повторяла Третьякова, словно это могло сотворить чудеса. И она была готова поверить в чудеса, лишь бы она ответила на ее телефонный звонок. Ей нужно было немедленно поговорить с Лерой, что бы узнать, как Сергей смог вырваться из всей этой ситуации. А заявиться в их тесную компанию байкеров, было рискованным занятием. Ведь Козлова четко дала понять, что ее там никто не ждет и ей там не место, - Ты что испарилась? - набрав ее номер через час, Третьякова недовольно закатила глаза, - Сколько можно быть недоступной в двадцать первом веке?
Попытавшись еще раз позвонить Козловой, Лена в очередной раз услышала автоответчик. Конечно, был такой вариант, что Лера сменила номер, что бы Третьякова ни донимала ее по пустякам, но она точно не станет менять свой адрес.
Сев в машину, Лена направилась к общежитию. Поднявшись на нужный этаж, она несколько раз постучала в дверь. Но в ответ была тишина, тогда девушка посильнее ударила ладонью по двери, но в ответ услышала, то же самое.
- Да, черт возьми, Козлова. Открой дверь! - крикнув, она, ударив со всей силы ногой по двери.
- Ты чего сдурела ? - неугомонная соседка Леры, выбежала на площадку в одном халате и бигудями в волосах, - Сейчас вызову ментов, а то ишь, припрутся тут всякие, в нетрезвом виде и давай двери ломать.
- Я пока что еще в трезвом виде, - нервно кинула Третьякова, - Где Лера?
- Я-то откуда знаю, не слежу за ее перемещениями, - недовольно фыркнула девушка, - Наверное, у своего дружка в гостях, развлекается, - соседка не удержалась от едкого комментария в адрес Козловой, - Ее со вчерашнего вечера не было дома. Да и чего ей тут делать.
Не сказав ни слова, Третьякова, подобно пули побежала к лестнице.
- Вот тебе ни здрасти, ни до свидание, - недовольно произнесла девушка, - Коза...
Сев в машину, Лена с силой надавила на газ и рванула с места. Не дай бог, ее предположения окажутся верными. Буквально за минут двадцать, она добралась до Лешкиного дома, но и там никого не оказалось. И нужно было ему сменить номер телефона. Что за дурацкая манера менять симки каждый божий день. А потом ищи свищи, где хочешь. Вернувшись в салон автомобиля, Третьякова сиганула в то место, где обычно проходили гонки, в надежде, что сможет найти там Лешку вместе с Лерой. Ведь они часто ездили туда днем, что бы покататься и остаться наедине друг с другом.

Не смотря на то, что в последнее пару дней, погода совершенно не радовала. Все время лил дождь, то сейчас, невзирая на прохладный майский ветерок, ей казалось, что на улице больше сорока градусов тепла, как за бортом, так и в салоне машины. Ее не спасал даже кондиционер, включенный на всю мощь. Девушка, как коршун вцепилась в руль и не могла расслабить руки. Все тело было в таком напряжении, что если бы она выехала на встречную полосу, то не смогла избежать аварии. В таком состоянии ей противопоказано садиться за руль. Она скорее доберется домой без происшествий в нетрезвом виде, чем в напряжении и со стеклянными глазами.
- Леш, - «слава богу, он здесь». Подбежав к нему, она схватилась его за воротник кожаной куртки, - Где Лера?
- Привет, - Алексей не сразу среагировал на ее эффектное появление. Девушка на такой скорости ворвалась на их площадку, что чуть не снесла всех взрывной волной, - Не ожидал тебя встретить.
- Где Лера? - повторила Третьякова.
- Не знаю, дома, наверное, - Леша непонимающим взглядом смотрел на девушку, - А что?
- Когда ты в последний раз видел ее? - Лена еще крепче сжала воротник куртки.
- Да, успокойся ты, - отцепив ее руки от своего воротника, он взглянул на взъерошенную девушку, - У тебя такой вид, будто ты в аду побывала.
- Я примерно оттуда и пришла. Когда ты в последний раз видел Леру?
- Да что происходит Лен?
- Где Лера?! - Третьякова начала выходить из себя.
- Вчера вечером была со мной. Я участвовал в гонке, она ушла раньше, потому что плохо себя чувствовала. А что Третьякова?
- У нее телефон не отвечает, и дома ее не было со вчерашнего вечера, - переведя дух, она уставилась на Лешку.
- А где она?
- Вот это я и хочу узнать у тебя, - с сарказмом вскрикнула девушка.
- Где она? - наконец-то до него начало доходить хоть что-то. На этот раз Лешка схватил Третьякову за руки и притянул к себе, - Что ты с ней сделала?
- Я ничего с ней не делала, - отмахнулась Ленка от Алексея и отбежала в сторону, когда увидела Сергея, - Сереж, - остановив его, она вцепилась в его руку, - Скажи, как ты выбрался из всей этой историей со стритрейсерами? - постепенно ее голос становился прерывистым и в горле, то и дело пересыхало, - Что вообще произошло?
- Я участвовал в гонке и не успел затормозить, въехал в бетонную перегородку. Данил выставил счет за повреждения. Сказал, что я буду участвовать в гонках и отдавать ему деньги, пока полностью не оплачу всю машину и вложенные в меня деньги.
- И? - Лена не могла устоять на месте.
- После этого я участвовал в гонке и выиграл заезд. Но, я не получил никаких денег за победу, потому что Данила опередил меня и сказал, что эти деньги принадлежат ему, а я еще ни разу не рассчитался с ним. После второго и третьего раза, была та же история. Я выигрывал, но он забирал деньги и говорил, что я еще не расплатился с долгами, а время тикает и с каждым днем ставки растут. А когда я сказал, что пойду в ментовку, то Данила подстроил аварию. Я чуть не улетел в кювет, когда возвращался в город. После встречи с ним, он сказал, что мне лучше этого не делать, а иначе, я вряд ли останусь в живых. У меня не было другого выхода. Я взял кредит на очень приличную сумму, что-то занял у друзей, и расплатился с ним. На удивление, он оставил меня в покое. К счастью подвернулся Лешка и я начал участвовать в гонках на мотоциклах. В скором будущем расплатился с кредитом и друзьями. С тех пор, не хочу смотреть в сторону автомобилей и находиться в одном помещении с этим ублюдком. Противно даже думать о том, что дышишь одним воздухом с ним, но что делать, пока он жив, нам придется это делать, - вздохнул Сергей, - А ты какую тачку у него разфигачела?
- Никакую, - шепотом произнесла девушка, - Никакую...
История с Сережей, была замешена только в деньгах. Он разбил — он заплатил. Но с ней была другая ситуация. Она была нужна ему, только зачем? Ведь он и так первоклассный гонщик. Или он хочет залечь на дно и в очередной раз подставить ее, а не свою задницу.
- Тогда, что вас связывает?
- Не... знаю, - Лена не успела договорить, как услышала знакомый звук мотора. Повернувшись в сторону въезда, она увидела, как на территорию заехала оранжевая Ламборджини со своей свитой для гламура, как и в первую встречу, - Но, чувствую, сейчас узнаю...
Данил еще не успел затормозить, как Лена направилась к нему, рассекая воздух.
- Выходи! - дернув за ручку, Лена распахнула дверь и крикнула приказным тоном на Данила, - Поднимай свою задницу и выматывайся из машины! - заорала Третьякова.
- Вышел, - выйдя из машины, Данила оперся спиной о свою тачку, - Чего кипятимся?
- Где Лера? - Лена только хотела схватить его за излюбленную часть одежды, как он перехватил ее руки и сжал в области запястья.
- Допустим у меня, - самодовольно произнес мужчина.
- Ах, ты - сукин сын! - Лена дернулась в сторону, но Данила крепко держал ее за руки, - Если ты тронешь ее, хоть пальцем, я тебя урою!
- А допустим, если я ее уже тронул. Тогда что?
- Тогда я урою тебя, - Алексей оттолкнул Третьякову и схватил Данила за воротник куртки. Лешка оказался чуть выше его, это было небольшое преимущество над Данилой. От злости, что бушевала в нем, он со всей силы встряхнул его, - Где Лера?
- В надежном месте, а ты убери свои руки, а то лишиться их можешь, - пригрозил мужчина. - Смотри ты чего-нибудь не лишись. Если с ее головы упадет, хоть один волос, я из тебя смятку сделаю. Ты понял?
- Сейчас ты поймешь, - толкнув Алексея, он со всей силы ударил кулаком по его лицу.
- Стоять, - успев встать посреди мужчин, Лена развела руки в разные стороны, пытаясь предотвратить драку, с не очень хорошим концом, - Леш, с Лерой все будет хорошо, я ручаюсь за это, - Лена не была уверена в своих словах, но пыталась успокоить Лешку и саму себя, - Что ты хочешь? - обратилась девушка к Даниле.
- Одна гонка и Лера с вами. По рукам?
- Все по честному? - хотя кому она задает этот вопрос.
- Конечно же, - усмехнулся Данила, - А как же иначе.
- Хорошо, где состоится гонка и когда?
- Да прям сейчас, а где? Я думаю, вряд ли, ты знаешь это место, его нет на карте, но там частенько проходят экстремальные гонки. Экстрим, потому что очень много поворотов, но с этим ты справишься. Так что сейчас следуйте за нами. Твоя машина будет тебя ждать у старта.
- Если я выиграю, ты освободишь Леру и отстанешь от меня?
- Как только ты приедешь, я ее отпущу. Пусть посмотрит, как ты пытаешься вырвать у меня победу, спасая ее. И если выиграешь, то да, отстану. Устал я играть с тобой в кошки мышки. Не хочешь денег, твои проблемы.
- Что будет, если проиграю?
- А там посмотрим по обстоятельствам, - улыбнулся Данил.
- Я не буду участвовать, пока ты не скажешь, что будет, если я проиграю.
- Ну, ты же хочешь спасти свою подругу, а не получить ее по почте и собрать пазл по имени Лера Козлова.
Другого выбора не было. Он всегда был на шаг впереди нее. Он мог подстроить ситуацию так, что у нее не было никакого выбора, как пойти на его условия игры и сделать то, что он скажет. Ей пришлось последовать за ним. Она не может позволить, что бы из-за нее пострадали другие люди, которые совершенно не виноваты в этом. Сев на мотоцикл с Лешкой, они направились за стритрейсерами. Через полтора часа, они оказались у забора заброшенной автострады, где когда-то проходили гонки. Дорога действительно была извилистая, как и сказал Данил. И явно предназначена для картов. Дорога слишком узкая, на ней едва могло уместиться два ряда машин. И то, если встать наравне, то о боковых зеркалах можно будет позабыть. Заполучить несколько царапин на дверях автомобиля, даже помять боковое крыло от столкновения на высокой скорости.
Заехав на территорию, Лена увидела машину, на которой всегда участвовала в гонках. Когда-то были времена, когда она не думала о гонках, как о каторге. Сейчас, только от одной мысли, что она проиграет, бросало в дрожь. Исчезновение Леры, выбило ее из своей уверенности, внутри все тряслось от страха. Да и после истории Сергея, она перестала быть уверенной в том, что сможет сейчас увидеть Лерку в живых. Но все к счастью обошлось. Когда все прибывшие вышли из машин и слезли с мотоциклов, на территорию заехала Феррари и на медленном ходу, Лерка открыла дверь, пытаясь выпрыгнуть из машины. Когда скорость стала еще меньше, и они передвигались подобно черепахе, Козлова выскочила из машины и рванула в сторону Лешки. Добежав до него, она крепко обняла его.

- С тобой все хорошо? - подошла Третьякова к ней.
- Да, - дрожащим голосом ответила девушка, - Я тебя предупреждала. Теперь ты всех потянула за собой. Я тебя ненавижу за это Третьякова, ненавижу.
- Ооо, как, - усмехнулся Данила, - Ленка, вот скажи, тебе нужно рисковать своей жизнью, ради человека, который тебя ненавидит и вряд ли оценит твою жертву.
- Да, мне это нужно. Пусть буду одна я замешана в твоей авантюре, но не те люди, которые в этом совершенно не виноваты.
- Какое самопожертвование. Ну, да ладно, это твоя жизнь. Давай по машинам и поехали.
Данила сел в свою машину и подъехал к Бугатти, стоящей на старте.
- Поехали, - дойдя до автомобиля, Лена первым делом решила открыть капот и посмотреть, не устроил ли Данила очередную подлянку. Дернув несколько раз капот, Лена не смогла открыть его, - Что ты сделал с машиной? - ядовито процедила девушка.
- Лично я ничего, я все время был с тобой.
- Почему капот не открывается?
- Я-то откуда знаю. Давай садись в машину, и поехали.
- Я не поеду, пока не откроешь капот, ты наверняка что-то сделал с мотором, - Третьякова еще больше начала нервничать.
- В конце концов, - мужчина закатил глаза, - Кто не рискует, тот не пьет шампанское. Чем быстрее сядешь в машину, тем скорее узнаешь, что же в ней неисправно.
- Лен, - крикнула Козлова, - Не надо этого делать. Не садись в машину. Даже если ты выиграешь, нас не оставят в покое. Так что не надо усугублять всю ситуацию.
Лена только посмотрела в ее сторону, но ничего не сказала. Сев в машину, Третьякова завела мотор. По звукам все было в порядке. Возможно, машина была в целости и сохранности, только они решили подлить масла в огонь, для наведения пущего страха, чтобы она не смогла преодолеть психологический барьер и не давить на педаль газа со всей силы.
По взмаху розового шарфика, гонка началась. Проехав несколько кругов, лидером никто пока еще не стал. Они поочередно обгоняли друг друга, заезжая на грунтовую дорогу, боясь зацепиться машинами. Преодолеть свой страх, было довольно сложно, но убедившись, что с ее машиной все в порядке, Лена надавила на газ и вырвалась вперед. Дорога была идеально гладкая, только на резких поворотах было сложнее обгонять друг друга. А иногда машины заносило в бок, от резкого поворота. Но оба, были заядлые гонщики, асы в своем дели и с таким препятствием на дороге, она справлялись легким движением.

Спасибо: 57 
Профиль
Оксана



Сообщение: 90
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 18
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.02.09 22:20. Заголовок: Часть №42 Оставалс..


Часть №42


Оставался последний круг. Лена сильнее вдавила педаль в пол. Закись азота начала поступать в двигатель, увеличивая мощность. Осталось совсем немного, и она выиграет. Но, то, что Данил с каждым метром сбавлял обороты, и скорость падала, начало беспокоить ее. Еще десять метров и финиш. А зная его, он не упустит ни малейшего шанса, что бы обогнать ее и придти первым. Но сейчас, он словно поддавался, или знал больше, чем она. Надавив на тормоз, Лена поняла, в чем была причина. Тормоза - неисправны... давя каждый раз на педаль, машина не переставала двигаться вперед. Как теперь она остановится, разогнавшись до такой скорости? Сердце перестало биться. С этого момента ее можно вычеркнуть из списка живых. Продолжая ехать по дороге, она преодолевала повороты, продолжая двигаться дальше. То, что Лена отчаянно пыталась остановить машину, этого было не достаточно для него. Он развернул Ламборджини и поехал вдоль дороги, заезжая на грунт, пытаясь догнать ее. Когда Данила добрался до девушки, он резко выехал и подрезал ее. Третьякова не справилась с управлением, руль буквально выскользнул из рук, когда машина закрутилась на одном месте. Выскочив на грунтовую дорогу, автомобиль на огромной скорости, встретил преграду в виде ограничительного столба. От сильного удара, задние колеса оторвались от земли, и машина по инерции перевернулась в воздухе. Приземлившись на крышу, Бугатти продолжила кувыркаться вперед, пока не встретила бетонную стену. Огромный бетонный забор, предотвратил ее дальнейший ход. Машина беспомощно лежала вверх тормашками, колеса продолжали крутиться и жужжать. Мотор рычал, а из-под капота огромными клубами повалил дым.
Все это время девушка находилась в салоне автомобиля. К ее счастью, она успела пристегнуть ремень безопасности перед столкновением, и он чудом спас ее от такой жуткой аварии. Перед глазами пролетела вся жизнь. Пока машина кувыркалась, девушка то и дело, пыталась ухватиться за что-нибудь, что бы зафиксироваться и ее больше не мотало из стороны в сторону. Но все было бесполезно. Когда пред глазами наконец-то прояснилось, она с трудом отстегнула ремень безопасности. Правую руку, Лена почти не чувствовала, скорее всего — вывих. Голова раскалывалась, и девушка ощущала, как по ее виску течет теплая, липкая кровь. Отстегнувшись, Третьякова попыталась выдернуть осколки стекла, торчащие из двери разбитой машины. Выбравшись из окна, она отползла от автомобиля на безопасное расстояние.
- Как ты? - Лера с Лешкой подбежали к девушке и оттащили ее подальше от дымящейся машины.
- О, Третьякова, - подошел к ней Данила, - Хорошо же ты летела, я не думал, что ты вообще живой останешься. Эффектно было, - достав из ее кармана зажигалку, он покрутил ее в воздухе, - А это для эффектного продолжения, - подойдя к разбитой машине, которая вовсю дымилась, и вокруг пахло бензином. Открыв зажигалку, он кинул ее вперед. Сухая и только что пробивающаяся трава вспыхнула, как факел. Всю машину охватил огонь, и через минуту она взорвалась огромным фейерверком. Все отдельные запчасти разлетелись в разные стороны. Детали машины, покрышки, горящие колеса, с грохотом приземлялись на землю. А от огромного костра веяло жуткое пекло, напоминающее ад. Воздух был обжигающе горячим, - Теперь все свободны. А ты Лен... жду тебя у себя в гараже, когда залечишь свои раны, - взглянув на ее разбитый висок и правую руку, за которую она держалась все это время.
- Я тебе ничего не должна, ты подставил меня, - заговорила девушка. Проговорив, она отвела взгляд в сторону горевшего автомобиля. Яркие языки пламени обнимали груду железа, лаская в своих объятиях.
- Твои друзья ничего не должны, благодаря им, я заполучил то, что мне было необходимо — тебя. Так что никуда ты не денешься. За тобой должок красотка.
- Я засажу тебя ублюдок!
- Давай, действуй, - рассевшись по машинам, все начали поочередно выезжать за пределы территории, - Да и лучше поскорее валите отсюда, менты на подходе. Не думаю, что вам нужны новые проблемы. Особенно тебе, Лен.
После такой аварии, было не понятно, как она вообще осталась жива. Девушка чудом избежала смерти. Но теперь предстояло самое страшное. Она разбила машину, у него есть за что зацепиться. Он не оставит ее в покое. Но она должна идти до последнего.

- Виталик привет, - неожиданный звонок Ленкиного отца, встревожил мирное существование Абдулова, как только он услышал знакомый голос, - Как там дела у Ленки?
- У какой? - он не сразу понял о ком именно шла речь. Ведь какой смысл, спрашивать о Третьяковой, если она в США.
- У какой, - усмехнулся мужчина, - У меня только одна Ленка есть - моя дочь.
- Мне-то откуда знать, как у нее дела, - сухо произнес Виталий. Он явно над ним издевался. Он последний раз видел Третьякову в декабре, а сейчас на дворе начало мая. Откуда ему знать как она. Да и она явно дала понять, что он ей не нужен.
- Она же у тебя живет, - замешкался Ленкин отец, - По крайней мере, она так сказала. Она не с тобой?
- Со мной, - «значит она в России...». Эти мысли вспыхнули огнем в его разуме, - Точнее сейчас не со мной, где-то в городе с друзьями. Пару дней не видел, а так все ок. Как придет, я скажу, что бы она позвонила тебе, - зачем он врет? Вот зачем? Наверное, иначе не может. Он месяцами старался выбросить ее из головы, вырвать все чувства из сердца, каждый раз вспоминая ее последние слова «ты мне не нужен, это был просто секс». У него начало получаться, но этот звонок перечеркнул все его старания. «Черт бы тебя побрал, Третьякова! Опять ввязалась в неприятности».

Спустя пару дней после дикой аварии, Лена постепенно пришла в себя. Рука начала спокойно двигаться, а разбитый висок медленно, но верно заживал и шел на поправку. Возвращаться в США нельзя. Данила может причинить вред ее близким, и она должна освободить свою маму из тюрьмы и постараться засадить туда этого сукиного сына. Чтобы быть уверенной в завтрашнем дне и чтобы больше никто не попался на его удочку. Но вот только каким способом, она нанесет ему ответный удар. Как?
Было и так сложно решиться на что-то, принять какие-то действия или составить план, так еще его звонки и напоминания о том, что она должна ему крупную сумму, выбивали из колии. Сейчас и так сложно о чем-то думать, кроме своей безопасности.

- Лер, - зайдя в университет, Лена встретила Козлову, - Я тебя умоляю, уезжайте куда-нибудь с Лешкой, на некоторое время, это ради вашей безопасности. Пожалуйста.
- Третьякова, они с тобой сводят счеты, а не с нами. Так что успокойся, мы в безопасности.
- Ты их не знаешь, - Лена попыталась призвать ее к разуму, но бесполезно.
- Если бы послушалась меня, то и ты бы не узнала их. Слушай Третьякова, отвели от меня. Оставь меня в покое. От тебя одни неприятности.
- Хорошо отстану, только уезжай, прошу. На неделю умоляю.
- Отвали, я сказала...

Да что она за упертая девчонка, она пытается спасти ее жизнь, а она упирается изо всех сил.
Выйдя из университета, девушка встала возле колонн, пытаясь закурить сигарету. Никотин в ее жизни, побил все рекорды мира. Она в час скуривала великое множество сигарет. Ей едва хватало пачки на пару часов. Лена курила сигарету за сигаретой, пытаясь успокоиться, но никотин не действовал на нее.
- Привет лапуль, - сигарет вывалилась из рук, когда Лена увидела перед собой Кирилла и еще одного неизвестного. - Курить вредно, - подойдя к девушке, он подхватил ее под руку и шепнул на ушко, - Давай-ка отойдем в сторонку, мило побеседуем, а то тут свидетелей много, - улыбнувшись какой-то девушке, которая то и дело пялилась, то на Третьякову, то на него, - Пойдем.
Лена не стала сопротивляться, все равно не справиться. Да и при свете дня, они ничего ей не сделают. По крайней мере, не убьют. Обогнув университет, они зашли в небольшую нишу, образовавшуюся между кирпичными стенами здания. Обведя взглядом достопримечательность, девушка подумала об обратном, и если она окажет сопротивление, то мало ей не покажется. На эту сторону не выходило ни одного окна, и стояла мертвая тишина. Тут она может переораться, ее никто не услышит.
- Что надо?
- Ты про долг не забывай, - напомнил мужчина, - Тебя Данила заждался, успел соскучиться. Да и на носу гонки в Германии. А точнее через месяц, нужно бы к ним подготовиться, погонять по городу. Развлечься, - подмигнул он.
- Я сказала, не буду участвовать, я вам ничего не должна, - попытавшись уйти, Кирилл остановил ее.
- Должна и еще как должна. До конца своих дней ты будешь отрабатывать свои деньги. Конечно, может, ты ему надоешь, и он избавится от тебя гораздо раньше. Но сейчас, ты пойдешь с нами.
- Никуда я не пойду, - выдернув свою руку, она направилась в другую сторону, но Кирилл резко развернул ее и с силой ударил в живот. От такого удара, искры полетели из глаз.
- А сейчас пойдешь?
- Нет, - выкрикнула Лена.
- Тогда, - мужчина схватил ее за руку и выпрямил во весь рост. Стоило девушке встретиться с его глазами, как она плюнула ему в лицо, - Ах ты, сучка малолетняя! - почувствовав удар по лицу, Лена вскрикнула от неожиданности и боли, ощущая железный привкус крови.

Спасибо: 58 
Профиль
Оксана



Сообщение: 98
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 18
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.02.09 20:45. Заголовок: Часть №43 - Отпусти..


Часть №43

- Отпустите девушку, - услышав этот голоса, от самых кончиков пальцев, по телу пробежалась сладкая дрожь. Виталий...
- Ты вообще кто такой?
- Не столь важно кто. Но тот, из-за кого у вас могут быть проблемы.
- Слушай, валил бы отсюда по-хорошему, - в разговор вмешался второй приятель Данилы, которого Лена видела впервые.
- А если я не понимаю по-хорошему, тогда что?
- Тогда, - незнакомец рьяно подбираясь к нему стремительными шагами, собираясь посильнее размахнуться и вырубить Виталия, но он перехватил его руку в воздухе, предотвращая удар, и сам врезал по его самодовольной физиономии так, что от неожиданности и боли, он отшатнулся назад.
Тем временем, пока двое вели рукопашный бой, Кирилл крепко схватил Третьякову, чтобы та не воспользовалась моментом и не ускользнула от него. Пока велась борьба не на жизнь, а на смерть, Лена с широко раскрытыми глазами, наблюдала за этим поединком. Она знала, что Виталий способен на многое, но чтобы так умело драться, это было для нее нонсенс. Хотя в последнее время ей не приходится ничему удивляться. Третьякова за время своих столичных каникул, ввязалась в такую авантюру, что можно было кино снимать. Иногда ей самой начинало казаться, что она по случайности, стала одной из героинь, какого-то блокбастера и вот сейчас, режиссер скажет заветные слова «стоп снять» и все образумится, и она продолжит жить нормальной жизнью. Без таких экстримальных условий обитания и существования, как сейчас. Сможет гулять по ночному городу, не озираясь по сторонам, боясь, что кто-то, может выскочить и пустить пулю в спину.
Последний удар нанес Виталий. Его противник рухнул на землю огромной бездвижной массой.
- Отпусти девушку, иначе, следующим, будешь лежать ты.
- Иди, сучка! - толкнув Третьякову в спину так, что она едва устояла на ногах, когда споткнулась о какую-то торчащую из асфальта трубу.
Поймав девушку налету, Виталий крепко прижал ее к себе. Прижавшись к его груди, она крепко обняла мужчину. Боже... она слушала родное биение сердца. Это стоило того. Она готова встревать в истории хоть каждый день, готова испытывать боль от ударов, лишь бы слышать этот стук сердца ласкающий слух.
- Чтобы близко не подходил к Ленке, тебе понятно? - угрожающе произнес мужчина.
- Лучше валите поскорее, пока у обоих голова на плечах.
- Сейчас у тебя головы не станет, - Виталий только рванулся в бой, как Лена остановила его и прижалась еще сильнее к нему.
- Виталь, прошу, давай уйдем отсюда. Умоляю, - в ее глазах было столько мольбы, что ослушаться не было никаких сил.
- Хорошо, - Виталий крепче приобнял девушку. - А ты, - уставившись на Кирилла, мужчина смерил его ненавистным взглядом. - Если еще раз ее тронете, вы все, будите иметь дело со мной.

После ярких событий, оба сидели, молча в машине. Повернув ключ зажигания, машина двинулся с места. На протяжении всей дороге они продолжали молчать. Лена боялась заговорить первой, зная наверняка, что Виталий начнет задавать множество вопросов, а она не сможет найти на них ответа. Да и после их последнего разговора, он вряд ли захочет с ней иметь какое-то дело. Наверное, он ее ненавидит сейчас. И эта мысль волновала ее больше, чем то, что она вовремя не сможет найти нужного ответа. А Виталий молчал, не зная с чего начать разговор. Он знал, что Лена не ответит на вопросы, которые его интересовали. Она лучше соврет, придумает всевозможную быль, лишь бы увильнуть от правды. Да и после последнего разговора, как только он увидел девушку, сердце начало истекать кровью, стоило потревожить его старую рану. Ему не было так больно, когда она говорила те слова перед отъездом, как сейчас. Тишина начинала давить, и в салоне автомобиля становилось с каждой минутой жарче. Нужно было что-то делать, иначе окружающая атмосфера раздавит их своей тяжестью.
Заметив краем глаза, как девушка, то и дело трет руку, где ее схватил тот амбал. Виталий не выдержал и заговорил:
- Очень больно?
- Нет, терпимо, скоро все пройдет. Не волнуйся, - как-то неуверенно прошептала девушка. Наверное от страха, что она может более громким голосом заставить его начать расспросы, на которые, она пока что, не нашла ответа. А сказать правду, о том, что она вляпалась в очередную переделку — лучше умереть. Да и ей было неловко за свои последние слова.
- Хорошо, - наступило тугое молчание. От этого, в машине вновь нарастало напряжение, которое постепенно начало ломить все тело. - Черт возьми, Лена! - не выдержав, Виталий ударил по рулю и повернулся к девушке. - На этот раз, в какую историю ты влипла по самые уши?
- Ты лучше смотри не на меня, а на дорогу, - произнесла девушка и пальцем указала на мчащуюся машину по той полосе, по которой ехал Виталик. - Я пока что жить хочу. И превратиться всмятку, у меня нет особого желания. Особенно сейчас.
- Вот черт, - повернув голову на дорогу, он понял, что Лена была права, и машина выехала на встречную полосу. И прямо на них надвигался Ниссан, который больше пары секунд сигналил, чтобы тот убрался с его пути. Повернув руль, Виталий перестроился на свою полосу, а затем выехал на обочину. Заглушив мотор, мужчина включил в салоне автомобиля свет, не смотря на то, что на улице было предостаточно светло и повернулся к девушке, - Так может ты все же расскажешь, во что вляпалась?
- А как ты узнал, где меня искать? - выключив свет, девушку взглянула на Виталия.
- Звонил твой отец, сказал, что ты в Москве, и я понял, что могу найти тебя в универе с Леркой. У центрального входа поинтересовался о твоей персоне у девушки, она сказала, что ты ушла куда-то с мужчинами. Третьякова, ты мне зубы не заговаривай, что происходит?
- Интересно, где ты научился так водить автомобиль? - Лена не нашла, что сказать ему в ответ.
- А мне интересно знать, где ты научилась так потрясающе находить проблемы на свою голову. Что произошло и кто эти люди?
- Да не важно. Это мои проблемы.
- Это не только твои проблемы. Теперь и мои тоже. Я только что избил человека непонятно за что. Может он был прав, когда выкручивал тебе руки. А ты говоришь, меня это не касается, - Виталий резко развернул ее лицо к себе. Девушка наотрез отказывалась смотреть ему в глаза, отводя взгляд в сторону. - К тому же, я обещал твоему отцу следить за тобой и пресекать любую попытку найти неприятности.
- И спать со мной моему отцу ты тоже обещал? - глаза девушки сверкнули голубим пламенем злости. - Извини, - убрав его руки от своего лица, она вновь отвернулась в сторону, пытаясь вглядываться в пустоту.
- Как же с тобой сложно.
- А никто и не говорил, что будет легко, - Третьякова не могла уняться. Злость раздирала ее на части. Она ненавидела себя за то, что вляпалась сама, и втянула в эту историю всех своих близких. А теперь втащила в эту глубокую трясину, из которой было невозможно выбраться, Виталика.
- Может, ты все-таки поделишься со мной, что это были за люди и что им от тебя было нужно? - настаивал на своем Абдулов.
- Ну, допустим, он мой бой-френд, которого я бросила. А он теперь мстит мне. Такой ответ пойдет? - сказав, Лена уставилась на мужчину в ожидании реакции на ее слова.
- Нет, - буркнул Виталик, - но чувствую, что говорить с тобой бесполезно.
- Я рада, что ты это понял, - Лена попыталась улыбнуться, но ее новая приобретенная ссадина на губе дала о себе знать. - Черт, - коснувшись пальцами своих губ, она ощутила, как кровь начала сочиться из ранки.
- Не трогай, - убрав ее руку от лица, он взглянул на ее разбитую губу, - сейчас доедем до дома и обработаем рану.
Надавив на газ, он съехал с места. Вскоре они оказались дома. Как она соскучилась по этому дому, по этим стенам. Она так давно не была тут, но все как было, так и осталось. Казалось, что даже его летние ботинки стояли на том же самом месте.
- Идем на кухню, - пока Лена крутила головой из стороны в сторону, пытаясь воспроизвести все события своей жизни, что она пережила здесь. Виталий схватил ее за руку, и потащил за собой. - Нужно обработать твою рану, - отвернувшись от нее, он направился к двери холодильника. Достав перекись, он обернулся к девушке. Та уже взгромоздилась на кухонный стол.
- Да не надо, все хорошо.
- Нет уж, - подойдя к ней, он смочил ватку перекисью и отставил пузырек с жидкостью на стол.
- Ай, больно, - как только перекись коснулась ее ранки, моментально защипало, и девушка отклонилась в сторону.
- Потерпи немного, - заботливо обратился к ней Виталий.
- Не могу, больно и очень сильно щипет, - Третьякова состроила такую гримасу, что она заставила улыбнуться Виталия. «Прям как ребенок».
- Ты прям как маленький ребенок, - сказал вслух свои мысли. - Давай хоть подую, может легче станет, - слегка подув на ее разбитую губу, он улыбнулся, - детский сад.
- Ага, группа ясельки, - хихикнула девушка и встряхнула головой, пытаясь поправить растрепанные волосы.
- Лен, - убрав ее челку, Виталий обратил внимание на заживающую ссадину. Ей от силы была неделя, если не меньше. - Откуда это у тебя? Это они сделали?
- Нет, я с мотоцикла упала. Стала тормозить, и не удачно, вот, - указав на свой висок, - результат на лицо.
- Ты опять врешь.
- Нет, сейчас я говорю правду. Ай, блин, больно же, - Лена ударила его по руке, когда Виталий снова приложил влажную ватку с перекисью к ее губе, как только та начала кровоточить.
- Опять подуть надо?
- Ага, - улыбнулась Лена.

Спасибо: 61 
Профиль
Оксана



Сообщение: 101
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 18
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.09 23:38. Заголовок: Часть №44 Закрыв г..


Часть №44

Закрыв глаза, она замерла в ожидании теплого дыхания касающегося ее губ. Но он почему-то замешкался и по той тени, что стала приближаться к ее лицу, она поняла, что мужчина наклонился к ней и находится на расстоянии нескольких сантиметров. И если девушка приоткроет глаза, то они встретятся взглядом. От предвкушения чего-то особенного, от лица отхлынула кровь, а внизу живота появилось тянущее ощущение. Через мгновение, она ощутила его теплые и нежные губы на своих губах. Застонав от приятного прикосновения, девушка слегка приоткрыла рот и ощутила как его губы, начали нежно целовать ее. От поцелуя, огромной волной нахлынули воспоминания об их бессонных ночах, которые они проводили вместе. Как она скучала по его губам, его нежным объятиям, по нему самому. Ей безумно не хватало всего этого одинокими ночами и ранним утром, когда просыпалась одна в холодной постели. Лена, конечно, смогла справиться с чувствами, но не смогла заставить забыть свое тело о его прикосновениях. А сейчас, все вспыхнуло прежним огнем. Его поцелуй причинял боль из-за разбитой губы, но эта боль была самой сладкой на свете. Как она могла жить без этого мужчины все эти долгие месяцы? Как она сумела пережить все это? Сейчас, казалось это немыслимо, чем-то нереальным. Разве только один поцелуй может вызывать такие бурные эмоции, от которых хотелось парить в воздухе. И не смотря на то, что сердце металось в груди, отстукивая бешеный ритм, казалось, что сейчас оно остановится и легкое дыхание коснется ее губ, и больше никогда, она не сможет ощущать это блаженство.
От одного прикосновения к ее губам, Виталий лишился остатка разума. В голове все перемешалось, а сердце, подобно птице, рвалось на волю. Он до сих пор не мог поверить в то, что он целует не какую-то девушку, а именно Ленку. Ленку, которая ворвалась в его жизнь подобно тайфуну сметающего все на своем пути. Она свела его с ума, заставила проводить множество бессонных ночей в раздумьях, что девушка находится так близко, но он не может прикоснуться к ней, когда ему вздумается. Она была неприступная как скала и своенравной девчонкой. И эта девчонка перевернула всю его жизнь. А после последних слов, что она сказала ему на прощание, он был готов умереть от той боли, что схватила его сердце в безжалостные тиски. Он перестал жить, он лишь существовал без нее. Но со временем, Виталий преодолел эту слабость. А сейчас, оказавшись рядом с ней, все вернулась на круги своя. Все что он строил, рухнуло, как карточный домик, от легкого дуновения ветра. Сейчас, целуя ее мягкие губы, вдыхая ее нежный аромат, он постепенно терял рассудок. И слегка соленоватый привкус крови, казался самым сладким и самым любимым.
Скользнув губами по ее щеке, он коснулся ее уха:
- Мне тебя очень не хватало.
- Ага, - что означал ее ответ, Виталия не интересовало. Она была рядом, остальное было не важно.
Ощутив его губы на своей шее, Лена едва слышно застонала. По телу проскользнули искорки желания. От его губ, по всему телу растекался возбуждающий жар. Даже тогда, когда он коснулся губами тонкой ткани футболки, она ощутила, как ее кожу обожгло его прикосновения. Все что происходило, походила на что-то потустороннее, все казалось волшебным сном.
Поднимая низ футболки, он миллиметр за миллиметром покрывал поцелуями ее кожу. Когда футболка перестала быть помехой, он прижался губами к ее груди, нежно покрывая ее поцелуями. От новой волны обжигающего чувства, Лена выгнулась, а тонкие пальчики скользнули в волну его шелковых волос. Еще один стон сорвался с ее губ, но последующие, становились более хриплыми. В горле все пересохло, словно она вдохнула обжигающий воздух Сахары. Облизнув пересохшие губы, девушка прикусила нижнюю губу, пытаясь сдержать последующий сдавленный стон от его откровенных ласк. Терпеть было невыносимо. Все тело обхватил огонь, внизу живота ныло и причиняло нестерпимую боль желания. Если бы она стояла, то ее колени подкосились, и она рухнула вниз. От каждого нового прикосновения ее тело начинало трясти от возбуждения.
- Я больше не могу... - голова то и дело кружилась, а с губ слетали хриплые стоны. Дотянувшись до его рубашки, Лена, дрожащими руками начала расстегивать первую пуговицу, но все было без толку. Ее руки дрожали, и она не могла сделать элементарного.
- Лен, погоди, - взяв ее за руки, мужчина коснулся губами кончиков ее пальцев. Начиная расстегивать пуговицы, он сдернул рубашку и откинул следом за футболкой Третьяковой. Ощутив, как теплая ладонь Лены скользнула по его груди, он обнял девушку за талию и приблизил к себе. Обхватив еще крепче его бедра ногами, Лена нежно впилась ногтями в его плечо, оставляя от своих ногтей, ровный след желания.
Приподняв ее над столом, Виталий сделал шаг назад и прислонил девушку спиной к стене.
- Лен... Лена, - желание затуманило ее разум. Девушка не понимала что происходит, она еще крепче обняла его, боясь, что силы иссякнут, и она рухнет на пол, - Лен, - опустив девушку на ноги, он взял двумя ладонями лицо Третьяковой, - Ты можешь идти?
- Нет... нет... не нужно никуда идти, - едва дыша, простонала Третьякова. - Я не могу... я хочу тебя... безумно... давай останемся здесь, - ноги становились ватными, колени подкашивались каждую секунду. Если бы не руки Виталия на ее талии, она сползла по стене и рухнула на пол.
- Хорошо, - отойдя в сторону, мужчина хотел расстелить свою рубашку на полу, что бы кафельная плитка, не казалось такой холодной, прикасаясь к обнаженной кожи девушки. Но стоило ему сделать шаг назад, как Лена начала сползать по стене, - Стоять, не падать, - подхватив ее, он прижал девушку к себе, - Присядь лучше, - осторожно взяв ее за руку, он усадил Третьякову на стул. Так будет безопаснее для нее.
Расстелив свою рубашку, он приблизился к девушке. Ее дыхание было прерывистым и ему казалось, что он слышал, как ритмично бьется ее сердце, отстукивая бешеный ритм.
- Лен, - присев напротив нее, он опустил свои ладони на ее колени. От его прикосновения по всему телу вспыхнул огонь. И даже плотная ткань джинс не спасала ее от пожара, оставляющий смертельные ожоги, - Как ты?
- Все хорошо, - вытолкнув из-под себя стул, она встала на колени и коснулась губ Виталия, - Но если ты не утолишь мою жажду, то я воспламенюсь и превращусь в горстку пепла.
Дотянувшись до расстеленной рубашки, Виталий раскинул ее позади девушки и опустил ее на пол. Взглянув в ее глаза, он наблюдал, как маленькие кристаллики страсти, блестели в ее зрачках, а щеки вспыхнули огнем, предавая ей легкий румянец. Расстегнув ремень на ее джинсах, он приступил к пуговице и змейке. Лене показалось, что мужчина одним движением сорвал с нее джинсы, и она оказалась обнаженной. Ее тело охватил огонь, и холодный пол не имел никакого значения. Ей было все равно, она хотела только одного — утолить свою жажду, которая сжигала все изнутри. Его не было рядом так долго, она так сильно скучала по нему...
Все что происходило, казалось сном. Его откровенные ласки сжигали ее тело в плену страсти. Срывающиеся стоны с ее губ, приглушались нежными поцелуями Виталия. Каждое движение привносило незабываемое ощущение, кружа в вихре соблазна и желания. Все было именно так, как она мечтала. Их тела обхватил огонь, отступать было некуда, оставалось смело прыгнуть в пожар обжигающей страсти и раствориться в нем, как две вспыхнувшие свечи.

Спасибо: 63 
Профиль
Оксана



Сообщение: 111
Зарегистрирован: 17.01.09
Откуда: Россия, ВН
Репутация: 21
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.03.09 00:21. Заголовок: Часть №45 Наконец-..


Часть №45

Наконец-то сердце успокоилось и не грозило вырваться на свободу, а дыхание стало ровным и спокойным. Находясь рядом с Виталием, все проблемы, что нависали над ней огромной, темной тучей, вмиг испарились и перестали существовать. Сейчас они были вдвоем, и их маленький мир никто не мог нарушить.
- Лен, почему ты уехала тогда? - проведя ладонью по влажным волосам девушки, Виталий скользнул рукой к ее щеке, а затем осторожно коснулся большим пальцем ее нежных губ, обводя их контур.
Все что происходило с ней мгновение назад, было самым трогательным эпизод в ее жизни, но он все перечеркнул своим вопросом. Она была самой счастливой на всей планете. Но его вопрос коснулся ее самой кровоточащей раны.
- Ты больше ничего не хочешь спросить? - девушка оперлась на руки и взглянула на Абдулова.
- Я много чего хочу сказать, спросить и рассказать.
- Тогда спрашивай, говори, рассказывай, но не задавай глупые вопросы, - если бы Лена и захотела поведать причины ее отъезда в штаты, то уж явно не в такой момент как сейчас.
- Глупые вопросы? - на этот раз Виталий оперся на руки и уставился на Третьякову. - Ты сказала, что я тебе не нужен, что я тебе надоел, но вот сейчас, ты доказала обратное. Как все это понимать?
- Как хочет, так и понимай. Это не мои проблемы. У нас слава богу, на дворе двадцать первый век и полная свобода действия. Чтобы переспать с кем-то, не нужно объяснять, почему ты это сделала, - от негодования, в ней вспыхнула злость. Она была готова убить его за то, что он испортил такой момент. Неужели он не мог задать этот вопрос завтра, но не сейчас.
- Значит это для тебя только секс, ради удовлетворения твоих потребностей? Или спортивный интерес?
- Ну, давай мы это назовем именно так — спортивный интерес ради удовлетворения моих жизненных потребностей.
Что это за человек - Лена Третьякова? Сначала она врывается в его жизнь, переворачивает ее с ног на голову, сводит его с ума, доводит до того, что он теряет рассудок. Затем сбегает, наговорив всяких гадостей. После разлуки снова врывается в его жизнь. Но уже совершенно другая. Он чувствовал, как она полностью отдавалась ему, позволяла делать то, что он хотел, она шла ему на встречу пытаясь ощутить еще больше ласки и тепла. А сейчас, в ее глазах горит огонь, но уже не страсти и желания, а злости. И тот леденящий взгляд, как и в их последнюю встречу, скользил по его обнаженному телу. Как это называется? Или она настолько искусно пользуется своими женскими чарами и актерским талантом от природы. Завлекая мужчину в свои сети, заставляя терять голову, а после обливает холодной водой, возвращая к реальности, давая понять, что та сказка, в которой он существовал, завершилась и ему нужно продолжать жить на этой грешной земле, где нет места для маленького островка рая, в котором он находился самые блаженные минуты жизни.
- И нужно тебе быть такой стервой? - в Третьяковой проскользали нотки эгоизма, но чтобы настолько, Виталий даже не предполагал.
- Это просто-напросто женская сучья натура, - поднявшись с пола, она дернула за рукав его рубашку, пытаясь надеть ее на обнаженное тело. - Давай, слезай с нее, - дернув посильнее, она не поддалась. Девушка кинула на Виталия свой пронзающий взгляд. Ему не нужны были слова, чтобы понять девушку и ее желания. Мужчина нехотя переместившись на другое место, и Лена накинула на себя рубашку, поочередно застегивая все пуговицы.
- Куда ты пошла? - обратился к ней мужчина.
- В свою комнату, - выйдя из кухни, она лоб в лоб столкнулась с Максимом.
- О, Третьякова, какими судьбами? И снова голая. Ты всегда так ходишь или это мне только ТАК везет? Ты смотри, я ж не железный.
- А ты смотри, чтобы я тебя не лишена твоего достоинства, - прошипела девушка. - Не дорос еще.
Проигнорировав ее едкое замечание, Максим усмехнулся и развернулся в противоположную сторону. Заходить на кухню расхотелось, наблюдать там своего дядю в обнаженном виде, ему, ой как не хотелось.
- И вообще, - вернувшись на кухню, она закрыла дверь. - С какой стати, я должна иди в свою комнату? И она вовсе не моя. У меня есть своя квартира, вот туда я и пойду, - бросив взгляд на одевающегося мужчину, она поймала себя на мысли, что безумно хочет ощутить его крепкие руки на свой талии. Сделав глубокий вдох, Лена постаралась взять себя в руки и перевела свой взор на стул, где аккуратно сложенные джинсы и футболка, висели на спинке стула.
- Лен, ты никуда не пойдешь. По крайней мере, я тебя никуда не отпущу, - наконец-то застегнув ширинку и пуговицу на штанах, он прислонился спиной к холодной двери холодильника и скрестил руки на груди. От этого, его мышцы стали заметней и придавали ему еще больше сексуальности и мужественности. - И верни мне мою рубашку.
- На, держи, - расстегнув все застегнутые пуговицы, Лена слегка скинула рубашку, и мягкая ткань скользнула по плечам и слетела с ее тела, падая к ногам. От вида обнаженного тела девушки, пересохло во рту. Все-таки, какая она красивая. И не смотря на все то, что она делает и говорит, она не может убить те чувства, которые он испытывает к ней. Хоть они и стали со временем слабее, но сегодня, в нем начали зарождаться угасшие чувства.
Одевшись, Лена уселась на стул. Задвинув его за стол, девушка опустила руки на прохладную поверхность столешницы.
- Раз я остаюсь здесь, то может ты что-нибудь приготовишь поесть, а то я умирая с голода.
- Ты умираешь, вот бери сама и готовь, - пройдя мимо нее, он удалился из кухни, оставляя Третьякову наедине со своими мыслями. Сколько можно плясать под ее дудку. Пусть хоть один раз она сама ощутит на себе частичку боли отвергнутых чувств и слов.

Спасибо: 60 
Профиль
Ответов - 47 , стр: 1 2 3 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 270
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 98 месте в рейтинге
Текстовая версия