Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Галлюцинация





Сообщение: 19
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.07.11 07:48. Заголовок: Автор: Галлюцинация. Мини-фики


Доброго времени суток! Рада приветствовать здесь всех, кто решил познакомиться с моими "детками"
Если захочется что-то сказать - http://kvmfan.f.qip.ru/?1-13-0-00000199-000-0-0

Спасибо: 29 
Профиль
Ответов - 55 , стр: 1 2 3 All [только новые]


Галлюцинация





Сообщение: 405
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 52
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.11.11 18:51. Заголовок: - Оригинально, - Вик..


- Оригинально, - Виктор не удержался и почесал затылок. – Никогда не слышал.
- Я тоже, - с авторитетным видом заявил Мирослав.
- Ну, я ещё не совсем взрослая, - Светик потупила глазки на крайних головах, но средняя пристально следила за всеми перемещениями мужчин, - поэтому пока не так известна, как мой папочка. – Она еле дотянулась короткой лапкой до медальона, висящего на шее, после чего предъявила его содержимое: - Это мой папа – Змей Горыныч, это мама – Змея Горыныч, и я – Змейка. – Она кокетливо хлопнула ресничками.
- С генеалогией разобрались, а какие у вас планы?
- Замуж хочу, - все шесть щёк покрылись нежным румянцем.
- Зачем? – Кащей решил пойти проторенным путем: расписать юной деве все ужасы замужества. – Это же придется с утра до вечера готовить…
- Обожаю! – воскликнула Змейка.
- Стирать…
- Я даже могу с функцией деликатного отжима!
- Убирать…
- О, это совсем легко: пару раз махну крыльями – и пыли как не бывало!
- Мужа ублажать…
- О-о-о-о, - впечатлительная натура закатила глаза. – Как давно я об этом мечтаю!
Виктор запаниковал: идеальный план оказался на грани провала. Но он не привык отступать.
- Светик, вы же уникальная девушка, просто-таки мечта поэта! Зачем вам этот старик с кучей жён и наложниц? Вы же с ним только растратите ваши лучшие годы, ваши молодость и красоту… - Он осёкся, заметив взгляд «Светика». Сказать, что он ему не понравился, значит, ОЧЕНЬ преуменьшить. От этого взгляда самого злодейского злодея прошиб холодный пот. Неужели…
- О, вы правы! Я выйду замуж за вас!
- Нет-нет-нет! Я…
Но Змейка его уже не слушала: топая, она начала совершать «круг почета», осматривая его со всех сторон. Закончив сие нелёгкое для её комплекции дело, она удовлетворённо заключила:
- Да, вы самый лучший кандидат!
Виктор бросил затравленный взгляд на своих спутников: Мирослав ехидно улыбался, а Пётр лишь стоял с открытым ртом. И надо же было так вляпаться! А что Ленка скажет?! О!..
- А у меня уже есть жена! – вскричал в последнем отчаянном порыве.
- Да? Ну, это пока, - Светик кокетливо стрельнула всеми глазками сразу.
«Придётся одежду менять», - подумал Кащей, почувствовав на спине ручеёк. Он снова вспотел при одной мысли о том, что ЭТО может сделать с Леной. Ему-то всё равно, правда, что с ним будет, если он окажется в центре костра, неизвестно, но уж всяко лучше, чем увидеть там любимую жену…

К исходу третьего часа знакомства со Змейкой Виктор проклял и «Светика», и шаха, и самого себя, для комплекта, за то, что вообще ввязался в это дело «по доброте душевной». Вот как знал, что добрые дела ни к чему хорошему не приведут!!! Сейчас ему больше всего хотелось вернуться к себе в замок, найти что-нибудь апокалиптическое и… А вместо этого приходится сидеть в пещере, где временно обосновалась Змейка, и слушать её мечты по поводу предстоящей свадьбы и – что было уж совсем невыносимо – совместной жизни. Кащей хранил скорбное молчание, зато его вполне заменили «подружки-болтушки», проявив при этом невиданную осведомлённость в плане праздничного меню, музыкального сопровождения и тому подобных ужасов для всякого нормального мужчины.
Внезапно у него в голове мелькнула мысль, правда, столь скоростная, что пришлось приложить немало усилий, чтобы по оставшемуся следу восстановить её содержание. Воспользовавшись увлечённостью странной троицы, Виктор незаметно выскользнул на свежий воздух. Там он, внимательно просканировав местность на предмет отсутствия подслушивающих, подсматривающих и вообще всяких, нарушающих личную жизнь, существ, достал из потайного кармана зеркальце. Достаточно продолжительное время поверхность сохраняла свою гладкость, несмотря на все мольбы несчастного злодея, он уж было подумал, что забрался слишком далеко, но тут – к неописуемой радости Кащея – появилось изображение недовольного лица Яги.
- Чего тебе?
- Милочка, милая! Спасай!
- Ты Лену нашёл, а она не оценила?
- Да нет, тут другое. Вернее, другая…
- Чего?! Кащей, ты ополоумел?! Ты Ленку на какую-то фифу променял?!
- Эй, что за грязные инсинуации?! Я мужчина верный: пока вдовцом не стану – ни-ни!
- И что тогда?
- Ленка у шаха в гареме…
- Что? Вот он самоубийца!!! – изображение Яги резко пропало, но её хохот был очень хорошо слышен.
- Прости, не могу к тебе присоединиться, - грустно отозвался Виктор.
- Это почему? – женщина снова появилась в поле зрения. – Что-то серьёзное?
- Угу. За меня замуж хотят.
- И что? Ты не знаешь, как отвязаться? Просто будь собой в течение получаса, думаю, этого будет вполне достаточно.
- Боюсь, здесь всё несколько сложнее… - Он в двух предложениях описал ситуацию.
- Змейка, говоришь… - Яга задумалась. – Знаешь, я, кажется, могу тебе помочь… - Кащей немедленно воспрял духом: если уж Мила сказала, что поможет, значит, можно не волноваться. – Слышала я, что один Змей Горыныч по соседству дочку несовершеннолетнюю потерял, попробую с ним связаться, не его ли…
Связь резко пропала, но настроение Виктора уже ничем нельзя было испортить. Насвистывая нечто весёлое, он вернулся в пещеру, где продолжались оживлённые споры, как лучше провести банкет: на воздухе или в шатре. Не прошло и получаса, как снаружи раздался дикий вой и хлопанье. Змейка побледнела, зато Кащей оживился:
- Ой, к нам, кажется, гости! – Он быстро выскочил, пока его новоявленная невеста не успела притвориться, что «никого нет дома». Правда, едва он оказался за пределами пещеры, пришлось затормозить: гость оказался весьма и весьма внушительных размеров: запрокидывать голову, чтобы посмотреть ему в глаза, пришлось не менее минуты. А вот глаз оказалось десять.
- Здравствуйте, - с обладателем пяти голов и явно не хиленького тельца поневоле хотелось быть вежливым.
- Где Светик?! – взревел обеспокоенный родитель. – Что ты сделал с моей крошкой?!!
- Папа! Не кричи на масика! – искомое детище появилось, наконец, из пещеры. – Он скоро станет твоим зятем.
- Светик, ну мы же уже говорили: тебе ещё рано...
- Хочу! Хочу! Хочу! – Змейка затопала, чем вызвала землетрясение, «всего-то» баллов на четыре-пять.
- Малыш, ну потерпи ещё пятьдесят годков…
На глазах Светика появились крупные слёзы, а через секунду она уже вовсю рыдала на плече у родителя.
- Ну всё, всё… Давай я тебе обезьянку принесу?
- Гориллочку?
- Да хоть десять! – обрадованный родитель был готов пообещать, что угодно. – Полетели, а? Там мама уже блинов напекла…
Светик смахнула последнюю слезинку и повернулась к Виктору:
- Прости, отрада моего сердца, но обстоятельства сильнее нас…
- Угу, прощай, звезда моя! – Кащей неистово закивал. Змей Горыныч взмыл вверх, его дочурка, неожиданно схватив Мирослава, последовала за ним.
- Эй! Куда?! Это что ж делается?! Эй! – «лучшая ниндзя», размахивая руками, кинулся в погоню. Виктор оторопело моргал, не в силах поверить своему счастью: мало того, что избавился от «невесты», так ещё и два этих болтуна испарились чудесным образом. И даже без всякого насилия с его стороны! «Ленка бы мной гордилась!.. Кстати, о Лене…»

Очередной взрыв разнёс вдребезги все вновь поставленные стёкла. Кащей, уже не особо удивляясь, застал шаха распростёртым на полу, правда, на этот раз причины оказались несколько иными…
- Забери её! – Джахан, увидев знакомое лицо, подполз на четвереньках и обхватил его колени.
- А что так? – картинно удивился Виктор. – Леночка вам не понравилась?
- Да я на ком угодно жениться, лишь бы не смотреть этот демоница! Она весь гарем против меня настроить! Я ни к одной жена подойти не мочь! Они требуют равноправия! Что это вообще такое?! И алименты, - последнее слово он произнёс по слогам. – Я не есть, не пить, не спать… Забери её! – Шах принялся совать ему в карманы драгоценности и золото.
- Ну, если ты так просишь… Где гарем?
Обрадованный Джахан указал направление. Быстро достигнув цели, Кащей ворвался в огромное помещение, пол которого был усыпан подушками. Не обращая внимания на поднявшийся визг, он стал осматривать комнату в поисках жены.
- Витька! – она налетела подобно урагану и повисла у него на шее.
- Привет, Ленок! Ты как, наигралась? Домой?
- Давай, - девушка согласно кивнула. Потом обернулась к притихшим наложницам. – Девчата, мне пора. А вы не забывайте: нет диктатуре мужчин! Нет сексуальному рабству!
Кащей захихикал и утащил жену, пока она опять не увлеклась пропагандой. Когда они уже летели на ковре-самолёте домой, он якобы невзначай поинтересовался:
- А с каких пор ты против сексуального рабства?
- Я? Да я не против, а очень даже за! – поймав хитрый взгляд мужа, девушка улыбнулась: - К тебе или ко мне?
- Думаю, лучше ко мне, а то во дворце стенки тонкие, звукоизоляции никакой…
- Да уж, я уже устала гадать, какой у бояр цвет лица нормальный: они при виде меня то бледнеют, то краснеют… - Ковёр послушно повернул к замку. – Кстати, твой портрет чуть-чуть испортился…

Конец


Спасибо: 34 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 417
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 53
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.12.11 18:29. Заголовок: Автор: Галлюцинация ..


Автор: Галлюцинация
Название: Послушник
Жанр: AU, OOC, Romance, совсем чуть-чуть Angst
Рейтинг: PG-13
Статус: окончен

forget-me-not, Катя, огромное спасибо!

- Вот оно - место, где я хотела бы встретить старость! – светловолосая девушка мечтательно потянулась. Её подруга, тоже блондинка, захихикала.
- Новикова, это же мужской монастырь!
- А я о чём? – невинно захлопала ресничками первая.
- Ох, ты неисправима! Только, может, пойдём уже отсюда, а? Рассказов нас точно по головке не погладит за то, что мы сюда залезли!
- Ленка, да перестань ты паниковать! Здесь ведь самое интересное! Зачем нам эти церкви? Их и в Москве полным-полно. А здесь настоящие монахи живут! Представляешь? Ни денег, ни женщин!
- Лер, вот чувствую: выйдет нам всё это боком!
В дальнем конце коридора, посреди которого препирались блондинки, послышались негромкие голоса.
- Сматываемся! – Новикова с немыслимой скоростью рванула назад, туда, откуда они только что пришли, а вот вторая девушка растерялась, заметалась и, наконец, шмыгнула в первую попавшуюся дверь. Глаза не смогли быстро адаптироваться к темноте, так что Лене пришлось осторожно двигаться практически на ощупь. Естественно, далеко она не продвинулась: наткнувшись на что-то твёрдое, стоящее у стены, она потеряла равновесие и начала падать. Встретиться с полом ей не пришлось: чьи-то сильные руки легко поймали и поставили её на ноги. Девушка удивлённо охнула, не до конца осознав только что произошедшее.
- Спасибо, - прошёптала едва слышно, пытаясь разглядеть в полумраке лицо спасителя, но оно было скрыто капюшоном рясы. В эту минуту раздался стук. Зелёные глаза в страхе расширились. - Не выдавайте меня, пожалуйста!
Мужчина молча подтолкнул её дальше в келью, сам же остался на прежнем месте.
- Брат, - спрятавшаяся за выступом стены Лена услышала низкий голос и затаила дыхание, - к нам проникли мирские. Ты что-нибудь знаешь об этом?
- Я никого не видел, - послышался хрипловатый ответ, произнесённый твёрдо и размеренно.
- Прости, брат, за беспокойство. – Спрашивающий удалился, Лена осторожно выбралась из укрытия и замерла около продолжающего стоять хозяина кельи.
- Извините, я не хотела… - Ответа не последовало. Девушка смутилась окончательно и, стараясь не задеть мужчину, «по стеночке» выбралась в коридор, оглянувшись на пороге: - Спасибо, я… я… - Она быстро развернулась и почти бегом направилась к выходу, координаты которого в таких экстремальных условиях вспомнились сами собой.

- И вот, только мы решили перейти к самому интересному, как открывается дверь… - Рассказ Новиковой прервался, когда блондинки зашли в холл школы. Обе кивнули в сторону охранника:
- Здрасти, дядь Пе…
- Ой! – первой свою ошибку поняла Лера, с удивлением глядя на совершенно незнакомого мужчину, занимающего место бессменного, казалось бы, Петра Степановича Сорокина, исполняющего почетные обязанности охранника 345-й школы. – А вы кто?
- Виктор Михайлович Степнов, - рядом непонятным образом материализовалась библиотекарь Светлана Уткина, которая смотрела на представляемого ею мужчину с неприкрытым восхищением. – Теперь он будет охранять нас вместе с Петром Степановичем. Посменно, конечно.
- Очень приятно! – Новикова широко улыбнулась новому сотруднику, даже не взглянув на Уткину. С ней у неугомонной блондинки была давняя вражда: когда-то, ещё в седьмом классе, Светлана Михайловна заставила её подклеивать кучу старых учебников за то, что она не сдала вовремя книгу. Стоящая рядом Лена последовала примеру подруги.
- А вы?.. – Виктор вопросительно взглянул на обеих.
- Это Лера Новикова и Лена Кулёмина, - недовольным тоном протянула библиотекарша: ей совсем не понравилось, что такой перспективный мужчина проявляет интерес к кому-то, кроме неё. – Обе из одиннадцатого «А».
- Рад познакомиться, - охранник улыбнулся, вызвав у эмоциональной Светланы томный вздох. – Ну, идите на урок, а то опоздаете.
Девушки переглянулись, одновременно хмыкнули и направились к раздевалке. Через секунду послышался возбуждённый шёпот Новиковой:
- Ты видела, какой симпатяшка? Фигура! Волосы! А глаза какие!..
- Лерка!
- А я что? Я ничего! Я только факты констатирую!
- Виктор Михайлович, - Уткина почти легла грудью на стойку, предоставляя шикарный обзор своего декольте, однако мужчина проявил полное равнодушие к столь щедрому подарку, глядя строго в глаза женщине, - вы не могли мне помочь? Мне срочно нужно переставить стеллажи в библиотеке… - Томный взгляд из-под ресниц, но жертва оказалась крайне непослушной.
- Простите, Светлана Михайловна, но я не могу покинуть пост.
- Ах, да! – Уткина расстроено вздохнула, но тут же нашла новый способ заинтересовать неподдающегося. – Так вы тогда и пообедать не сможете! Давайте я вам чай и пирожки сюда принесу!..
- Не стоит! - Виктор запротестовал, но было уже поздно: женщина, громко стуча каблуками, ринулась в направлении столовой. – Кажется, я влип…

- Чёрт! Чёрт! Чёрт! – Облезлая скамейка терпела удар за ударом.
- Что ты делаешь? – Спокойный голос со стороны крыльца заставил её вздрогнуть. Девушка развернулась.
- Тренируюсь, - буркнула и продолжила своё занятие.
- Замерзла? – Она удивлённо подняла голову. – Заходи. – Кивнул на дверь за спиной.
- А разве можно?
- Раз я говорю, значит можно. – Она посмотрела на «подругу»-скамейку, поёжилась, так как погода действительно оставляла желать лучшего, потом подхватила валяющуюся на земле сумку и поднялась на крыльцо. Он распахнул дверь, пропуская её вперёд. – Заходи. – Девушка послушно прошла внутрь, с удовольствием ощущая тёплый воздух на лице. – Почему ты здесь?
Сумка, совершив небольшой полёт, нашла приют на полу, а тонкая, не по сезону, куртка громко отозвалась звуком расстегивающейся «молнии»
- Лена, что-то случилось?
- Вы помните моё имя? – Светлые волосы взметнулись, так резко она повернулась к нему.
- А не должен?
- Я не знаю. Просто вы недавно тут работаете…
- У меня хорошая память на лица и имена.
- А как зовут рыжего мальчишку из восьмого «Б»?
- Иван Меньшиков. Ты решила проверку мне устроить?
- Простите, - она смутилась.
- Ничего, я понимаю. – Мужчина снисходительно усмехнулся. – Так почему ты не дома?
- Я ключи забыла сегодня, - сказала таким тоном, как будто это всё объясняло.
- А твои родные?
- Дед всегда по средам уходит с ночевкой к другу своему.
- А родители?
- Они работают заграницей. Уже давно.
- А подруги?
- Именно сегодня это не вариант. – В ответ на вопросительный взгляд она лишь отмахнулась: - Долго объяснять.
- Прости за этот допрос, - он тепло улыбнулся. – Просто я хотел понять, могу ли чем-то помочь.
- И поняли?
- Ты знаешь, да. – Он достал из тумбочки большую тарелку, накрытую салфеткой. – Почему-то мне кажется, что ты проголодалась…
- А что там? – Девушка с нескрываемым любопытством сдёрнула завесу, скрывающую яство, и протянула: - Пирожки…
- Прости, омаров сегодня не завезли.
- Поди ещё и от Светланы Михайловны? – Тёмные брови взметнулись вверх. – Я не мисс Марпл, просто наш библиотекарь других способов завоевания свободного мужского сердца не знает.
- А кто сказал, что оно свободно?
- У вас кольца нет. – Виктор едва заметно усмехнулся и повторил:
- А кто сказал, что оно свободно?
Лена смутилась и, чтобы скрыть это, взяла предложенный пирожок и начала усиленно жевать.
- Приятного аппетита.
- А вы? – девушка, проглотив кусок, подвинула тарелку ему.
- Я не хочу.
- Фигуру бережёте?
- Именно, - он снова улыбнулся. – Ты хоть присядь, стоя нельзя есть.
- Зато еды больше помещается! Между прочим, это доказанный медициной факт. – Однако она всё же села: просто запрыгнула на стойку и теперь жевала пирожок, болтая ногами в воздухе.
- Обязательно учту в дальнейшем. – Беседа прервалась, пока Кулёмина расправлялась ещё с двумя пирожками.
- Ладно, спасибо вам за приют и радость моего желудка! – Она собралась было спрыгнуть, но сильные руки удержали её на месте.
- Куда ты собралась? – Голубые глаза смотрели с неожиданной серьёзностью.
- Мне, наверно, пора… - Лена удивилась и слегка испугалась.
- Куда? На вокзале ночевать?
- Хотя бы, - девушка дёрнула плечом, сбрасывая его руку, и спрыгнула-таки со стойки. Отряхнулась и двинулась к двери.
- Останься, - голос прозвучал так тихо и хрипло, но она услышала. Медленно обернулась. – Я открою тебе спортзал, можешь спать на матах.
- Но это ведь, наверное, запрещено, - произнесла неуверенно. Сейчас уже и забылось, что минуту назад она хотела уйти, громко хлопнув дверью.
- Если ты никому не скажешь, то никто не узнает.
- А вы где спать будете?
- Я же на работе. – Лена недоверчиво хмыкнула, вспомнив, какие рулады выводил дядя Петя порой даже в дневное время. – Да я и вообще мало сплю. – Мужчина взял связку с ключами и пошёл по коридору в направлении спортзала. Кулёмина подобрала свою сумку и последовала за ним.
- А почему? Наверное, кошмары снятся? – Он даже не обернулся. – Что-то вроде бесконечной вереницы опаздывающих и ломящихся в дверь школьников без пропусков?
- Что-то вроде. – Он распахнул двери, снова пропуская её вперёд.
- Как-то здесь… неуютно… - Лена зябко поёжилась. Большое пустое помещение было погружено в полумрак, лишь дальний отсвет фонарей во дворе давал возможность разглядеть очертания предметов внутри.
- Ты боишься?
- Конечно, нет! – Она гордо вскинула голову и сделала первый шаг. Виктор потянулся к выключателю. – Не надо, так лучше. – Лена прошла ещё дальше, затем остановилась и, не оборачиваясь, прошептала: - А вы не можете?..
- Я буду здесь, пока ты не уснешь…
Девушка кивнула, дошла наконец до лежащих в дальнем углу матов и, бросив сумку рядом, легла. Спустя пару секунд на её свернувшееся калачиком тело опустился пиджак, а маты чуть прогнулись под тяжестью другого человека.
Прежде чем усталость и переживания сегодняшнего дня дали о себе знать, она успела прошептать:
- Спасибо…


Спасибо: 36 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 418
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 53
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.12.11 18:31. Заголовок: Наутро пришедший на ..


Наутро пришедший на смену Пётр Степанович был немало удивлён, встретив во дворе ученицу одиннадцатого «А», которая обычно приходила к самому звонку. Естественно, он поинтересовался причиной столь раннего прихода, на что получил короткий ответ, сопровождающийся невинным взглядом серо-зелёных, наивно распахнутых глаз: «Так получилось». Как ни странно, любознательный дядя Петя таким кратким изложением удовлетворился, кивнул девушке, чтобы следовала за ним, и поднялся на крыльцо. Дверь, как и было положено, была заперта, но отворилась спустя лишь пару секунд после его стука. Стоящий на пороге Степнов пропустил обоих в здание, передал под роспись все ключи и ушёл. Кулёмина же повесила куртку в совершенно пустой раздевалке и сообщила, что будет в рекреации повторять домашнее задание, раз уж рано пришла. После этого ничего запоминающегося в этот день не было, не считая того, что неисправимого Семенова из одиннадцатого «Б» снова вызвали к директору.
Школьные будни потекли своей чередой, никто и не заметил, как пролетела неделя, и вновь наступила среда. Сегодня опять дежурил Виктор, так как Пётр Степанович попросил поменяться: у него на вечер было запланировано свидание с прелестной, по его выражению, незнакомкой, хотя все ещё с утра знали, что под этим псевдонимом скрывается далеко не безызвестная Елена Петровна, о чём та сама и поведала всем, кому только могла. Мужчина уже закрыл здание за последним школьным обитателем и устроился на своём стуле, открыв книгу, как услышал стук. Подумав, что это ушедшая позже всех Борзова что-то забыла, он легко поднялся и подошёл к двери. К его искреннему удивлению, по ту сторону маячила знакомая фигура с огромным пакетом в руках.
- Только не говори, что ты снова забыла ключи. – В ответ данные предметы были предъявлены пред светлые очи спрашивающего. – Тогда я не очень понимаю, что ты здесь делаешь.
- Долг, как говорится, платежом красен.
- Ты же сама понимаешь, что ничего мне не должна, - он улыбнулся. Лена кивнула и стала быстро разбирать свой пакет. В скором времени на конторке уютно расположились пара запотевших контейнеров, термос и, в довершение, подушка. – Что это?
- Ужин. Не бойтесь, не отравленный. По крайней мере, я и дед ещё живы. – Она чуть замялась, но продолжила: - И подушка. Что бы вы ни говорили, а спать всё-таки нужно. Всё равно наша школа никакого интереса ни для кого явно не представляет. – Под пристальным и, как ей показалось, насмешливым взглядом девушка покраснела, однако изо всех сил старалась это скрыть, начав накрывать импровизированный стол.
- Спасибо. – От этого короткого слова её снова бросило в жар. Кашлянув, она всё же осмелилась поднять глаза.
- Когда поедите, тогда и скажете. – К её удивлению, мужчина подчинился беспрекословно, только поставил единственное условие: она поест вместе с ним. Жалкие попытки уверить, что она уже поела, были пресечены на корню, так что ей тоже пришлось устраиваться и брать в руки вилку. Салат и макароны с мясом ушли «на ура», при этом большую часть съела нервничающая Кулёмина, а потом они пили чай и просто разговаривали обо всём, что в голову приходило. Принесённые заботливой мадам Уткиной поднадоевшие пирожки были упакованы в мешочек, чтобы послужить хорошему делу – спасти несколько бездомных собак в окрестностях школы от голода. Уже поздно вечером, когда за окнами стемнело окончательно, Лена засобиралась домой, так как ещё раз ночевать в спортзале ей не очень хотелось. И тут возникло небольшое разногласие: девушка настаивала на том, что прекрасно добежит до дома, до которого тут «всего два шага», а Виктор твёрдо заявил, что иначе как на такси, она отсюда не уйдёт. Никакие доводы не помогали, в итоге Кулёмина садилась в машину недовольная до такой степени, что даже не попрощалась. Впрочем, это не помешало ей в следующую среду снова появиться на пороге школы с очередным пакетом в руках.

Такие посиделки вошли в привычку у обоих, хотя сама Лена, если бы спросили, зачем она это делает, ведь её «долг» был уже давно уплачен и сполна, не нашла бы ответа. Но Виктор подобные вопросы не задавал, а принимал её еженедельные приходы как нечто само собой разумеющееся. Сегодня она снова пришла, правда, без пакета, потому что не успела ничего приготовить – Новикова, на правах лучшей подруги, потребовала её непременного присутствия во время похода по магазинам, а это действо у Леры всегда занимало много времени. Дверь школы оказалась открытой, что вызвало небольшое беспокойство. Кулёмина осторожно вошла внутрь и увидела сидящего на стуле Степнова, неотрывно глядящего в телевизор. Видимо, он принёс его из кабинета иностранного языка, вкупе с DVD-проигрывателем. Мужчина был так увлечён происходящим на экране, что даже не заметил появления девушки. Она же, удивившись, так как подобного пристрастия за ним ранее не замечала, решила сначала узнать, что же он там смотрит. На экране была молодая женщина с приятными чертами лица и длинными тёмными волосами, одетая в лёгкое платье. На руках у неё был трёхлетний мальчик с такими пронзительно-синими глазами, что Лена вздрогнула.
- А теперь давай поздравим папу с днём рождения, - женщина засмеялась и сделала несколько шагов. В кадре появился улыбающийся мужчина, забравший у неё ребенка, при этом коротко поцеловав саму женщину, и закружил мальчика, подняв высоко на вытянутых руках. Малец в восторге заверещал, а счастливые родители ответили ему смехом.
- Вы здесь другой… - Лена сама не поняла, как эта фраза сорвалась с её губ. Виктор нажал на «паузу» и медленно обернулся, устремляя на неё полный грусти взгляд. – Такой счастливый… - Он снова повернулся к телевизору.
- Два года назад мы отдыхали на море и поехали на экскурсию. Автобус перевернулся… Я выжил.
Глаза девушки наполнились слезами при звуках хриплого, слишком безэмоционального голоса, она изо всех сил сжала губы, чтобы не проронить ни слова.
- Прости, я забыл, что ты должна прийти.
Лена мотнула головой, как будто он мог видеть её спиной, потом перевела взгляд снова на экран. Зелёные глаза на секунду расширились, а в следующее мгновение она уже выбежала на улицу.
- Лена? – Виктор вскочил с места, но девушка пропала из вида. Он постоял с минуту, глядя на закрытую дверь, потом опустился обратно и снова включил телевизор. Проматывал один и тот же эпизод, пока позади не раздался хлопок. Резко обернулся и замер на месте.
Она стояла, держа в одной руке одноразовую тарелку с кусочком торта, из которого торчала тонкая свечка, а в другой гордо рвался ввысь огромный яркий шарик с надписью «С Днём Рождения!».
- Откуда ты… - слова пропали и никак не хотели возвращаться.
- Там в углу есть дата, - девушка, слегка покраснев, кивнула на экран. Потом просто-напросто сунула ему в руки шарик, поставила тарелку на стойку и принялась хлопать по карманам куртки. Вскоре на свет появилась дешёвая зажигалка, которая была тут же использована по назначению.
- Мне стоит спрашивать, откуда у тебя это? – Виктор выразительно посмотрел на плоский прямоугольник.
- Не стоит, - опустив голову пониже, чуть виноватым тоном ответила Лена. Вновь взяла тарелку в руки и поднесла ближе, так что мерцающий огонёк оказался напротив его лица. – Загадывайте желание.
Он пристально взглянул ей в глаза, потом перевёл взгляд на свечу, задумался на секунду и резко выдохнул, гася пламя. После соблюдения ритуала шарик привязали к стулу, сами сели и принялись вместе есть торт, который оказался удивительно вкусным. Потом пытались смотреть какой-то сериал, раз уж телевизор оказался тут, но постоянно отвлекались либо на комментарии, либо кто-то вспоминал что-то интересное и спешил поделиться этим с другим. Лена не заметила, как задремала. В какой-то момент она вздрогнула и открыла глаза. Оказалось, что она лежит в спортзале на знакомых матах, при этом её голова покоилась на собственноручно принесённой подушке, а тело было снова укрыто знакомым пиджаком. Чуть перевела взгляд и увидела широкую спину сидящего рядом человека. Губы сами растянулись в улыбке, а глаза закрылись, после чего девушка снова погрузилась в сон.

«Новикова! Я тебя всё-таки убью!!!» - кроме этих мыслей, в голове у бегущей по коридору девушки билась ещё одна: куда бы спрятаться, иначе – в случае поимки – исключение из школы будет неминуемо. И дёрнуло же её поддаться на уговоры кудрявой подруги, утверждавшей, что самой Лене ничего не стоит проникнуть в учительскую и посмотреть, какие же оценки по физической культуре у Валерии Новиковой! Как будто и так не понятно, что в основном там присутствовали «энки», а отметки не превышали «удовлетворительно». Наказанием за эту неосмотрительность стала встреча с Борзовой. Вернее, не сама встреча, а высокая её вероятность. Лена вовремя услышала неподражаемый голос завуча, поэтому выскочила из учительской раньше, чем Людмила Фёдоровна появилась там, но оставила журнал своего класса раскрытым. Борзова оказалась очень сообразительной и сейчас преследовала преступницу буквально по пятам. Кулёмина пыталась оторваться, но у неё не получалось. Во время очередного поворота на высокой скорости девушка врезалась в кого-то и сдавленно охнула:
- Простите! – Подняла голову, серо-зелёные глаза вспыхнули надеждой. – Виктор Михайлович, помогите мне! Не выдавайте!
Мужчина недоумённо нахмурился. Поблизости послышался гневный вопль завуча, от которого Лена вздрогнула. В следующий миг она почувствовала лёгкий толчок, по инерции шагнула в нужном направлении и оказалась за выступом стены. И вовремя.
- Виктор Михайлович? – в голосе Борзовой послышалось удивление.
- Здравствуйте, Людмила Фёдоровна. Николай Павлович просил меня зайти сегодня, на смене Пётр Степанович.
- Значит, всё в порядке, - завуч успокоилась насчёт безопасности школы и вспомнила о более насущном вопросе. – Здесь должен был пробегать кое-кто из учеников, совершивший противоправный поступок…
- Я никого не видел, - абсолютно спокойно и твёрдо ответил мужчина. Так, что Людмила Фёдоровна ему безоговорочно поверила и направилась дальше в поисках злоумышленника. Виктор обернулся и наткнулся на настороженный взгляд.
- Лена?
- Это был ты? – хриплый, почти севший голос, казалось, принадлежал другому человеку. – Тогда, в монастыре?.. - В глазах напротив появилось понимание и грусть. – И ты пришёл сюда?! Ты… искал меня?!.. – Молчание. – Скажи, что я ошибаюсь… - почти мольба.
- Ты не ошибаешься.
Девушка мотнула головой. Он шагнул к ней, но Лена отшатнулась.
- Не приближайся ко мне! – Отступила ещё на два шага. – Даже не заговаривай со мной! Никогда! – Развернулась и бросилась бежать, через минуту покинув школу.

Он не подходил. Не разговаривал. Просто смотрел. И она чувствовала это. Когда проходила мимо, опустив голову, чтобы не встречаться с ним взглядами. Когда стояла с друзьями на том участке двора школы, который был виден из холла. Когда завхозу понадобилась помощь в украшении зала к очередному приезду очередной комиссии, а их группа как раз репетировала в актовом зале. И не могла объяснить деду, почему каждую среду готовит на одну порцию больше, чем нужно, а на следующее утро уносит её соседям для их собаки.

- Эх, и надо ж было такому случиться! А я такие планы назавтра строил, думал, мы с вами с театр сходим… У меня приятель есть, работает там охранником, обещал провести после звонка бесплатно. А теперь придётся ждать, пока Савченко замену не найдёт… - Жалобные стенания господина Сорокина были весьма невежливо прерваны взволнованным голосом.
- Какую замену? С Виктором Михайловичем что-то случилось? – Охранник и присутствующая тут же Елена Петровна удивлённо взглянули на спрашивающую.
- Случилось! – первой «отмерла» завхоз. – Уволился Степнов сегодня утром! Вот так вот, без предупреждения, пришёл к директору и написал заявление по собственному желанию! Ну ни какой совести у людей! Хоть бы спросил сначала…
Лена не стала слушать дальше, а ринулась в направлении учительской. Там, на счастье, оказался только вышеупомянутый директор.
- Никола Павлович! – едва продышавшись после спринтерского забега по лестницам. – Это правда?
- Что «правда», Кулёмина? «Правда» что?
- Что Степнов уволился?
- Что, уже вся школа знает? – Савченко потёр виски. – Ничего дольше двух секунд утаить невозможно! Да, Лена, уволился.
- А почему?
- Тебе-то это зачем?
- Я просто… - замялась с ответом.
- Раз просто, иди на занятия. Звонок уже был. – Она пошла к выходу, но тут же развернулась.
- А вы знаете адрес Виктора Михайловича?
- А это-то тебе зачем? – мужчина недоверчиво взглянул на неё поверх очков.
- Понимаете… Я одну вещь вчера потеряла… Очень важную для меня вещь… Подумала, что он мог её найти…
- Так спроси у Пётра Степановича.
- Я спрашивала! Он ничего не знает. Я хотела у Виктора Михайловича спросить…
- Ладно, ладно, - Савченко что-то быстро написал на небольшом клочке бумаги, потом протянул его девушке. – Вот его адрес. Только не вздумай прогуливать уроки!

Естественно, она не послушалась. Через двадцать минут Лена настойчиво нажимала на кнопку звонка в типовой шестнадцатиэтажке, однако результата не было. Дверь интересующей её квартиры оставалась неподвижной. Зато соседняя после трёхминутной безостановочной трели открылась, явив взгляду «стандартную» старушку, из тех, кто проводит целые дни, изучая жизнь соседей посредством окон и «глазков».
- А Витеньки нет, - сообщила она повернувшейся на звук Лене.
- А где он? – девушка постаралась улыбнуться, но претерпела неудачу.
- Уехал. Сказал, что ему надо вернуться туда, где он жил прежде…
Лена побледнела и, даже не поблагодарив неожиданную помощницу, побежала вниз по лестнице. Оказавшись на улице, ринулась к проезжей части, где чуть не попала под колеса первой же машины. Не слушая вполне естественные в данной ситуации возмущения, она подскочила к водителю.
- Пожалуйста, отвезите меня в Борисоглебский монастырь!
- Что?! – мужчина средних лет опешил и проглотил оставшиеся ругательства. – Девочка, ты с ума сошла?! Или у вас это такая новая форма развлечений?!
- Пожалуйста, - Лена уже выворачивала карманы куртки и сумки в поисках всех наличных денег. – Мне очень нужно! Вот, возьмите! – она начала совать смятые купюры и мелочь в руки водителю. – Я знаю, этого недостаточно, но я потом добавлю, честное слово! Отвезите меня!!!
Серо-зелёные глаза смотрели с такой мольбой, что мужчина сморгнул и ворчливо ответил:
- Садись уже. И деньги свои забери! – Оба сели в машину. – Где хоть этот твой монастырь?
- В Дмитрове.
- Ох, и во что я ввязался?!

Едва видимая калитка в огромных воротах чуть скрипнула, выпуская из обители высокого темноволосого мужчину. Он вышел, расправил плечи и глубоко вдохнул чистый воздух. Перевёл взгляд в сторону и вздрогнул. Прямо на земле, опираясь спиной на стену ограды, сидела девушка. Она смотрела прямо на него, пронизывая насквозь.
- Меня не пустили.
Он осторожно подошёл ближе.
- Сегодня не день экскурсий.
- Ты вернулся…
- Я вернулся, чтобы сказать настоятелю, что ушёл навсегда. Он был прав: я ещё не готов расстаться с миром.
- Но ты уволился! – Она поднялась и теперь стояла напротив него, по-прежнему не отводя глаз.
- Раз уж я решил остаться в Москве, надо найти себе более достойный заработок, чем зарплата охранника.
- Решил остаться… Зачем?
- Чтобы жить с тобой в одном городе. Чтобы дышать с тобой одним воздухом. Чтобы верить, что когда-нибудь случайно смогу увидеть тебя на улице…
- А если… - её голос дрогнул. – А если мне этого мало? – Шагнула, одним движением преодолевая расстояние между ними, и обхватила руками торс, прижимаясь к широкой груди. – Я боюсь…
Он улыбнулся, услышав этот сдавленный шёпот.
- Я тоже боялся, когда покидал мир, где я наконец-то обрёл покой, чтобы ещё раз увидеть светловолосую девушку, этот самый покой и нарушившую.
- Какие же мы с тобой, получается, трусы! – Шмыгнула носом. Аккуратно обхватил пальцами её подбородок и приподнял, чтобы заглянуть в глаза, из которых уже текли по щекам непослушные слёзы.
- Главное, что «мы с тобой», а остальное уже не важно…

Конец



Спасибо: 42 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 426
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 54
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.12.11 18:02. Заголовок: Автор: Галлюцинация ..


Автор: Галлюцинация
Название: Обещание
Жанр: AU, OOC, Romance
Рейтинг: PG-13
Статус: окончен

forget-me-not, Катя, как ты меня ещё терпишь?!

Он снова сидел на берегу, смотрел на опускающееся, казалось, в самую морскую пучину ярко-красное солнце и вспоминал прошлое. Прошлое, которому сегодня исполнялось одиннадцать лет…

- Привет. – Молодой парень в одних бриджах и веселой панаме, одолженной у кого-то из друзей, опустился на корточки перед маленькой светловолосой девочкой, что-то увлечённо чертящей на песке. Та подняла на него удивительно серьёзный взгляд, поразив неестественной зеленью глаз, а потом вернулась к своему занятию. – Почему ты молчишь?
Девочка чуть сдвинулась и рядом со своим рисунком начала что-то писать. Он присмотрелся и прочитал: «Мне нельзя разговаривать с незнакомыми». Улыбнувшись такой сообразительности, парень стянул панамку, отчего по плечам рассыпались длинные волнистые волосы, которые он отращивал последние пару лет, дабы окончательно войти в образ крутого музыканта, и протянул руку:
- Меня зовут Витя. А тебя?
Кроха, заворожённо глядя на тёмные завитки, протянула было руку, чтобы их потрогать, но тут же отдёрнула её и, насупившись, буркнула:
- Лена.
- А что ты здесь делаешь одна, Лена? – поинтересовался Виктор, оглядев безлюдный уголок пляжа, куда сам он забрёл в поисках вдохновения: одна голубоглазая красотка из их компании никак не поддавалась его обаянию и требовала написать песню лично для неё.
- Я заблудилась, - без малейших признаков паники ответила девочка и снова начала что-то чертить.
- Как? – задал совершенно глупый вопрос, тут же мысленно треснул себя по голове и поспешил исправиться: - А где ты живешь? С кем? Давай я тебя провожу!
- Не надо, - последовал полный достоинства ответ. – Я уже почти закончила. – Он так недоумённо посмотрел на неё, что девочка великодушно пояснила: - Это мой дом. – Пальчик ткнулся куда-то в середину рисунка. – Сегодня я пошла на север, по этой дороге, потом свернула на восток и… - Весь рассказ занял не больше минуты, после чего юная путешественница заявила: - Значит, чтобы вернуться домой, мне нужно идти туда, - она безошибочно указала направление рукой.
- Лен, а сколько тебе лет? – пробормотал донельзя впечатлённый Виктор.
- Девять. – Бесхитростный ответ заставил его смутиться и вспомнить, каким он был шалопаем в этом возрасте. Уж найти путь, руководствуясь сторонами света, точно не смог бы. – Ну, я пошла? – Зелёные глаза взглянули на него вопросительно.
- Давай я тебя всё-таки провожу! – Он решительно встал, натянул на белобрысую головку свою панаму, которая немедленно перекрыла весь обзор из-за своего размера и потому была сдвинута на затылок, и протянул руку. Лена подумала несколько секунд, потом поднялась, отряхнув шорты и майку, и взялась за его ладонь.
Как оказалось, их путь пролегал как раз мимо палаточного городка, в котором отдыхала и их группа «дикарей». Едва колоритная парочка появилась в поле зрения, поднялся гул, раздались свист и улюлюканье, кто-то крикнул «Витёк невесту себе нашёл!», этот вопль немедленно подхватили другие, и вскоре над пляжем неслось: «Тили-тили тесто, жених и невеста!». Лена, не вынимая своей руки из его ладони, остановилась, оглядела всю компанию и коротко заявила:
- Дураки.
Парни, старше ее лет на десять, разом замолчали с открытыми ртами, а девочка невозмутимо посмотрела в голубые глаза своего спутника:
- Мы уже почти пришли. – Честно старающийся не рассмеяться Виктор кивнул и последовал за ней.
Действительно, метров через двести началась небольшая улочка, Лена направилась к крайнему дому, из ворот которого тут же показался взволнованный пожилой мужчина.
- Леночка! Куда ж ты подевалась? Я так беспокоился!
- Дед, ну и чего ты встревожился? – недовольным тоном, видимо, оттого что уронили её авторитет в глазах нового знакомого, отозвалась внучка. – Что я, дорогу домой не найду?
Мужчина оставил возмущения девочки без ответа, обратив, наконец, внимание на её сопровождающего.
- Здравствуйте, молодой человек. А вы, простите, кто?
- Виктор Степнов, - улыбнулся тот. – Мы с друзьями отдыхаем здесь, в палатках на диком пляже. Вот, встретил Лену, она показала мне окрестности…
- Очень приятно, - кивнул в ответ мужчина. – Пётр Никанорович, дедушка этой непоседы. Вот все говорили, что должен был родиться мальчик, а родилась девочка – правда, характер что ни на есть пацанский!
- Дед!
- Молчу, молчу… Виктор, может, вы зайдёте к нам? Чайку попьём, познакомимся поближе? У нас тут так мало знакомых…
- Конечно, - согласился молодой человек. – Я с удовольствием.

Весь оставшийся отдых он провёл с Леной и её дедушкой, с ними ему неожиданно оказалось комфортнее, чем со своими сверстниками. Порой его безумно удивляли наивность взрослого мужчины и серьёзность маленькой девочки, но вместе они составляли по-настоящему гармоничную семью. Про родителей «златовласки», как Степнов называл свою новую знакомую, Пётр Никанорович упомянул лишь раз, и то вскользь, так что Виктор не стал развивать эту неприятную для пожилого человека тему. Оставшиеся не у дел приятели сначала подшучивали над ним, но быстро переключились на свои проблемы, лишь Инга, та самая неприступная красотка, некоторое время пыталась вернуть его расположение, а потом со злости назвала педофилом. От удара по лицу её спасла лишь принадлежность к женскому полу, а вскоре девушка уехала, пожелав несостоявшемуся возлюбленному обратиться к психиатру. Впрочем, этот эпизод омрачил его настроение ненадолго: стоило Лене позвать его поискать гнёзда чаек, как он забыл об Инге, внимательно слушая рассказ девочки о повадках птиц, знания о которых она почерпнула из энциклопедии, подаренной дедушкой накануне приезда сюда.
Расставались тяжело. Виктор сам не заметил, как привязался к этой маленькой семье, Пётр Никанорович грустно вздыхал, глядя на кусающую губу внучку, а Лена едва сдерживалась, чтобы не расплакаться. Степнов проводил их до аэропорта, где «златовласка» жестом попросила его наклониться, а потом крепко обняла за шею.
- Я не хочу уезжать без тебя!
- Лен, мы ещё обязательно встретимся, - он постарался придать своему голосу как можно больше убедительности. – Вот представь: пройдёт совсем немного времени, ты снова приедешь на море, а я буду здесь тебя ждать. И попрошу выйти за меня замуж! – Виктор щёлкнул девочку по носу.
- Фу, нет! Ты такой волосатый! – она смешно сморщилась. И тут же со свойственной ей практичностью задала вопрос: - А как ты меня узнаешь? Я ведь буду уже совсем большая!
- А чтобы я тебя сразу узнал, я подарю тебе этот кулон, - он снял висящий на шее шнурок с небольшой ракушкой. – Эта ракушка не простая, мне её привёз друг, она из самого Тихого океана. Не потеряй!
Лена помотала головой и крепко сжала подарок в руке. Нахмурила лоб и быстро, будто боялась передумать, другой рукой достала из своего рюкзака что-то, завёрнутое в платочек.
- Это тебе, - протянула платок Виктору. – Чтобы я тебя узнала.
Он развернул ткань, чтобы рассмотреть подарок. При виде маленького колечка с зелёным камушком Пётр Никанорович ахнул, а Лена добавила:
- Это мне мама подарила. Не потеряй! Я обязательно за ним приеду.
Он улыбнулся, понимая, что ничего достойного сказать не сможет. В это время объявили посадку на рейс до Москвы, Пётр Никанорович засуетился, взял внучку за руку, и вскоре они уже скрылись из виду, оставив Степнова одного, с колечком в руках.

Одиннадцать лет. Одиннадцать лет, как он возвращается сюда каждое лето, надеясь на встречу со своим прошлым. Одиннадцать лет, как простенькое кольцо с зелёным камнем висит на цепочке у него на шее. Шесть лет, как он перебрался из Екатеринбурга в Москву. Сначала надеялся, что там сможет что-нибудь узнать о своих пропавших знакомых, но ведь он даже не знал их фамилии. Пробовал расспросить хозяев дома, который они снимали тем летом, но те тоже не помнили их в череде бесконечных туристов. Поэтому ему только и оставалось, что приезжать сюда в надежде, что слова «Я обязательно за ним приеду» когда-нибудь исполнятся.
Он встал, чтобы вернуться в отель, и тут заметил женскую фигуру, неспешно идущую по самой кромке воды. Сердце забилось в бешеном темпе, когда глаза разглядели под лёгкой шляпкой светлые волосы. Ноги сами понесли его, добежав, несмело коснулся рукой оголённого плеча, охрипшим голосом произнёс: «Привет» - и тут же обжёгся о заинтересованный взгляд карих глаз. Незнакомка оглядела его с головы до ног и растянула губы в томной улыбке, явно рассчитывая на продолжение, но он уже поник, скомкано извинился и пошёл прочь с пляжа. «Всё-таки Игорь был прав и пора заканчивать это сумасшествие! Пора прекращать верить в сказки! Завтра же возвращаюсь в Москву и начинаю жить нормальной жизнью!»

Она пересчитала чаевые и улыбнулась: сегодня был удачный день. Сзади подлетела подруга, ещё одна официантка, заглянула через плечо и воскликнула:
- Опять наш кощей над златом чахнет!
- Новикова!
- Что, Кулёмина? – Карие глаза смотрели с невообразимой смесью наивности и ехидства. – Между прочим, это не я коплю деньги на то, чтобы поехать туда, где меня никто не ждёт!
- Ждёт, - тихо, но упрямо ответила девушка, взяв поднос.
- Лен, - перехватила подругу за руку, - я ведь это говорю не потому, что я такая злая, а чтобы тебя уберечь. Ты хоть представь, что будет, если ты соберёшь нужную сумму, приедешь – а там никого. Или того хуже – он там с женой и детьми отдыхает… Ты же уже на скелет похожа со своими «сбережениями»! В одних джинсах третий год ходишь!
- Спасибо, Лер, - она криво улыбнулась, вырвала руку и подошла к столику, за которым сидел о чём-то напряжённо размышляющий мужчина. – Что вы будете заказывать?
Он встряхнул головой, будто прогоняя какие-то навязчивые мысли.
-Мне, пожалуйста, кофе и черничный пирог.
- Хорошо. – Лена занесла заказ в блокнот и удалилась, чувствуя спиной пристальный взгляд. Быстро вернулась и начала переставлять чашки с подноса, всё так же ощущая внимание к своей персоне, что ей очень не нравилось. И вроде клиент-то не похож на тех, кто пристаёт к официанткам: лет тридцати, одёт дорого и со вкусом, небольшие залысины и очки в тонкой оправе придавали лицу интеллигентности. Наконец не вытерпела и прервала бесцеремонное разглядывание:
- Что-то не так?
- Кулон у вас интересный, - ничуть не смутившись, ответил мужчина. Девушка растерялась, рука сама метнулась к висящей на шее ракушке и скрыла её от посторонних глаз, а на щеках проступил румянец.
- Это подарок, - кое-как выдавила из себя и поспешила к другому столику. Мужчина проводил её взглядом, кивнул каким-то своим мыслям, одним махом выпил кофе и вышел из кафе, куда заскочил перекусить, даже не прикоснувшись к пирогу. Подойдя к своей машине, несколько секунд постоял около неё, а потом решительно достал телефон и набрал номер.
- Вить? Привет. Ты сегодня вечером свободен? Мне нужно тебе кое-что рассказать…

Лена торопливо шла по тёмным улицам, кутаясь в куртку, чтобы хоть как-то укрыться от холодного ветра, и злилась. Мало ей было неприятностей с утра, так ещё и Лера позвонила сейчас и сказала, что заболела, так что придётся вам, Елена Никитична, открывать кафе, снятое кем-то богатеньким на весь вечер, самой и весь вечер носиться между столиками одной. Точно, только этого ещё не хватало для полного счастья! Тут же вспомнилось, как вызывали в деканат в институте и ругали за «хвосты» по зачётам, многие из которых она пропустила из-за работы. Как пришла домой, а у деда опять случился приступ. Пришлось вызывать «скорую», а потом бежать в аптеку. И деньги, чтобы купить лекарства, опять взяла из «НЗ». Родители, с которыми удалось-таки связаться через электронную почту, туманно пообещали помочь, как только у них со свободными средствами станет «получше». Лена уже научилась понимать, что это означало - «выкручивайся сама». А значит… Значит, поездка на море снова откладывается на неопределённый срок. По-хорошему, надо бы найти работу на весь день, но тогда придётся бросить институт, а дед этого точно не переживёт. Может, Новикова права и пора выбросить из головы нелепые надежды? Правая рука нырнула за ворот куртки и нащупала ракушку. «Ладно, ещё немного помечтаю и всё! Буду жить нормальной жизнью, как и все остальные».
Кафе встретило тёмные окнами и запертыми дверями, даже охранника не было на месте. Зябко поёживаясь, то ли от холода, то ли оттого, что сейчас придётся зайти одной в пустое помещение, Лена открыла замок и потянула на себя тяжёлую дверь. Едва вошла, сразу потянулась к выключателю, но щёлканье туда-сюда никакого эффекта не дало: вокруг по-прежнему царила темнота.
- Ну вот, ещё и пробки выбило. – Сегодня точно не её день! Бросила сумку и на ощупь начала пробираться в сторону основного зала, из которого можно было попасть в подсобку, где находился электрический щиток. Через несколько шагов нога опустилась не на пол, а на что-то мягкое, сделала ещё шаг – то же самое. Наклонилась и провела рукой. Песок.
- Что за…? – И тут поняла, что темнота не настолько уж непроницаема: где-то впереди мерцал непонятный свет. Не понимая, что происходит, но уже более решительно пошла вперёд, с каждым шагом различая окружающие предметы всё отчётливее. На пороге зала замерла, не веря своим глазам: по периметру немаленького помещения стояли свечи, освещая своим неярким мерцанием пространство. Все столики и стулья были убраны, а пол засыпан песком. В хаотичном порядке лежали камни и ракушки, на специальных подставках стояли фонтанчики, а из скрытых колонок доносился шум прибоя и крики чаек. Лена медленно опустилась на песок и начала что-то бездумно на нём чертить.
- Привет. – Рядом с ней присел ещё кто-то, чьих шагов она даже не слышала. Подняла глаза.
Такой же. Повзрослел, возмужал, остриг волосы в короткий «ёжик», на лице, в основном в уголках глаз и на лбу, появились морщинки, но глаза остались прежними. Только в полумраке виделись не голубыми, а синими. Как море. Взгляд опустился ниже, и рука самовольно, не слушаясь приказов разума, потянулась и коснулась пальцами висящего на шее у мужчины детского колечка. Его ладонь накрыла её, не давая сдвинуться с места. Она снова подняла голову, встречаясь с ним взглядами.
- Так не бывает.
- Лен…
Девушка вырвала руку, вскочила и отбежала от него на несколько шагов. Зажмурилась.
- Так не бывает! Ты разве сам не понимаешь?! Нельзя встретиться после стольких лет и верить, что всё будет хорошо!!! Мы же чужие! Мы ничего не знаем друг о друге! Так не бывает!
Он понял. Почувствовал её страх, такой же, как у него, что та мечта, которой оба жили, просто разобьётся при встрече с реальностью, оставив после себя лишь горечь разочарования и сожаления о потраченном впустую времени. Шагнул к ней, обхватил за плечи, несильно встряхнул.
- Лена, посмотри на меня.
Она помотала головой, ещё сильнее зажмуриваясь.
- Посмотри на меня! – Произнёс ещё твёрже. Медленно, очень медленно открыла глаза, в одно мгновение превращаясь в девятилетнюю девочку в аэропорту.
- Давай попробуем?..
***
- Давай попробуем!
- Нет!
- Ну давай попробуем!
- Витя! – попыталась вывернуться из крепких объятий. – Я ведь тебе уже сто раз говорила: оно слишком маленькое! Мне даже на мизинец не налезет.
- Так есть ведь ещё пальцы и на ногах, - он не хотел отказываться от своей затеи, поэтому резким движением развернул сидящую на коленях девушку и взялся за осуществление своего плана. Над пустынным пляжем тут же раздался звонкий смех, через минуту сменившийся сдавленным оханьем.
- Сам виноват! – она пыталась отвести его руки, зажимающие пострадавший нос. – Знаешь ведь, что я щекотки боюсь. Да дай мне посмотреть! – Осмотр никаких сильных повреждений не выявил, лечение, состоявшее в целование переносицы, прошло успешно, и новоявленное светило медицины авторитетно заявило: - До свадьбы заживёт.
- А когда? – он тут же ухватился за предоставленную возможность. Девушка улыбнулась.
- Вот вернёмся, тогда и решим. Только ты ещё у дедушки попроси моей руки, ему приятно будет.
- Между прочим, мне ещё и у тебя придётся спрашивать. Ведь в первый раз ты мне отказала.
Она нахмурилась, вспоминая, когда же подобное было, потом несильно ударила по плечу:
- Будешь дразниться, в ЗАГСе отвечу то же самое!
Притянул поближе к себе, пару минут нежились в объятиях друг друга.
- Лен, а давай всё же попробуем?
- Степнов!..

Конец





Спасибо: 44 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 455
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 59
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.01.12 17:13. Заголовок: Автор: Галлюцинация ..


Автор: Галлюцинация
Название: семь грехов (сказка другой реальности)
Жанр: OOC, немного AU, fantasy
Рейтинг: почти R
Пейринг: В. Степнов и другие
Статус: окончен (в четырех частях)
От автора: 1) все тексты песен – Туана «Четвертое измерение». Благодаря этому альбому и появилась идея этого фика;
2) эта история была написана несколько месяцев назад, и только сейчас я набралась смелости перечитать ее на предмет исправления ошибок. Надеюсь, она найдет своих читателей.

forget-me-not, спасибо! С Рождеством!

Высокая скала без малейших признаков растительности. Где-то далеко внизу шум прибоя. На самом краю одинокая стройная фигура. Светлые волосы раздувает ветер, он же разметает полы длинного легкого платья, словно забавляясь с новой игрушкой. Только эта «игрушка» не обращает на него никакого внимания, на что стихия отвечает все более сильными порывами.

«Тысячи лет я ищу ответ.
Тысячи - «Да», сотни тысяч – «Нет».
Тысячи лет мается душа,
Тысячи лет вечный путь верша.
Не знаю
Кто скажет мне, где мой путь земной?
Сердце мое тайну мне открой.
Имя мое знает пустота.
Ветер поет с чистого листа.

Через ночь и ветер
Помолюсь в дорогу.
Через ночь и ветер
Я познаю Бога.
Через ночь и ветер
Голос неба слышу.
Через ночь и ветер
Мир любовью дышит.

Тысячи лет я ждала ответ.
Тысячи - «Да», сотни тысяч – «Нет».
Знает душа вечная моя:
Я – есть любовь, все вокруг - есть Я!

Через ночь и ветер
Помолюсь в дорогу.
Через ночь и ветер
Я познаю Бога.
Через ночь и ветер
Голос неба слышу.
Через ночь и ветер
Мир любовью дышит.

В этом мире любви без дорог,
Где отмерян идущему срок.
Белый ангел заплачет в тиши
О судьбе не рожденной души.
В этом мире любви и огня,
Где душа пожалеет меня,
Там отмерян идущему срок.
В этом мире любви без дорог…»

Появилась еще одна фигура. Тоже женская, но закутанная в плотный темный плащ, с накинутым на голову капюшоном, из-под которого виднеются длинные, абсолютно белые локоны. Она положила тонкую аристократичную ладонь на плечо поющей, прерывая ее.
- Пора.
Светловолосая кивнула и протянула вперед руку. От кончиков пальцев тут же как будто разбежались ручейки, изменяя пространство вокруг себя. Воздух пошел едва заметной рябью, образуя своеобразный экран, на котором с бешенной скоростью сменялись картинки. Будто птица, парившая в небе, ушла в крутое пике. Первоначальный вид огромного ночного города с миллионами огоньков быстро превратился в тихую улицу, затем дом, квартиру, комнату … Наконец, изображение замерло: на кровати лежал темноволосый мужчина, беспокойно ворочающийся во сне.
- Он.
- Выбор сделан, - женщина в плаще исчезла…


- Степнов! – Крепкий брюнет в спортивном костюме остановился и обернулся. – Ну, наконец-то! Я тебя с того конца коридора зову! – К нему подошел другой молодой человек в футболке с изображением какой-то смешной зверушки. – Ты что, не слышал?
- Нет, прости, Игорь.
- Вить, что с тобой? – обеспокоенно спросил, вглядываясь в лицо друга.- Бледный какой-то, круги под глазами. Заболел?
- Да нет, - отмахнулся Виктор. – Просто спал плохо. Всю ночь ворочался, вроде и снилось что-то, а что – никак вспомнить не могу. Голоса какие-то…
- Голоса? Тогда тебе к Яне!
- Спасибо, друг мой милый! Хорошо еще, что всего лишь к психологу отправил, а не сразу к психиатру! – брюнет скорчил гримасу. – Чего хотел-то?
- Точно, - его собеседник хлопнул себя по лбу. – У тебя же физкультура сейчас у моих? – дождавшись утвердительного кивка, продолжил: – Отпусти пару-тройку человек, а? Тут комиссия скоро, Борзова велела подготовить какой-нибудь номер…
- Кулемину не дам! – безапелляционно перебил его Степнов.
- Ну, Вить!..
- Рассказов, имей совесть! У нас скоро районные соревнования, а ты мою лучшую спортсменку совращаешь своей самодеятельностью! Сказал же, не дам!
- А если мы у нее спросим? - решил схитрить Игорь.
- Нет! – железобетонным голосом ответил брюнет и двинулся дальше по коридору.
- Деспот и тиран! – понеслось ему вслед.
- Зато не выпрашиваю ничего у других, - не удержался и на секунду оглянулся. Увидел не очень убедительную угрозу в виде скромного кулака историка триста сорок пятой школы, усмехнулся и направился в спортзал. Настроение начало повышаться.

Рабочий день прошел как обычно: нерадивые старшеклассники, ничего кроме прозвища «беременные бегемоты» не заслуживающие (за небольшим исключением в виде Елены Кулеминой и Игоря Гуцулова); томные взгляды школьного библиотекаря Светланы Михайловны Уткиной, которые настойчиво им игнорировались; «дельные» указания завуча Борзовой Л.Ф., также оставшиеся без внимания; якобы обидевшийся Рассказов, так и не дождавшийся одной из своих учениц… После тренировки по баскетболу в рамках подготовки к районным соревнованиям преподаватель физической культуры старших классов в школе № 345 Виктор Михайлович Степнов вернулся в свою однокомнатную квартиру, поужинал собственноручно приготовленной гречневой кашей, посмотрел пару часов спортивный канал и лег спать. С юных лет он усвоил истину, что самый здоровый сон до полуночи, поэтому в 22.30 уже погрузился в объятия Морфея. Некоторое время все было тихо, но вскоре мужчина забеспокоился, начал ворочаться с боку на бок, поминутно вздрагивая всем телом, дыхание участилось и стало прерывистым …

Темнота обступала со всех сторон, становясь все более плотной, затрудняя дыхание. Казалось, что она опутывает его подобно невидимой паутине, сковывая движения и затягивая туда, куда ему совсем не хотелось. Непреодолимое чувство опасности захватило все его существо. Откуда-то издалека послышался невнятный шепот, который с каждой секундой приближался, так что вскоре стали различимы слова. Песня… И голос… Он уже слышал его… Внезапно появилось ощущение падения в бездну. Никогда оно еще не было настолько реальным! Ужас проник в самое сердце, заставляя его биться с сумасшедшей скоростью. И голос, низкий женский голос сопровождал его падение…

«Птицею кружит память давняя.
Белое крыло – печаль моя.
Но печаль моя позабудется,
Что наворожу- то сбудется.

Заколдую ночь я лунной травой,
Окроплю росой, и будешь ты мой!

Белой птицей прокричу я имя.
Ты услышишь и придешь, любимый.
Я знаю,
Меня услышишь!
Через время протяни мне руку.
Мы забудем холод и разлуку.
Так дай,
Так дай мне руку!
Так дай мне скорее руку!

Где бы ни был ты, я тебя найду.
По твоим следам к тебе приду.
Только ты и я на краю земли.
Всю себя отдам я твоей любви.


Белой птицей прокричу я имя.
Ты услышишь и придешь, любимый.
Я знаю,
Меня услышишь!
Через время протяни мне руку.
Мы забудем холод и разлуку.
Так дай,
Так дай мне руку!
Так дай мне скорее руку!..»

Он очнулся лежащим на какой-то каменистой поверхности. Сел, огляделся по сторонам. Окружающее напоминало ночной кошмар: скала, на которой не было ни травинки, низкое свинцово-серое небо, неясный гул откуда-то снизу… И полное одиночество.
- Ты пришел.
Вскочил на ноги, обернулся. Недалеко от того места, где он лежал, на самом краю обрыва стояла к нему спиной высокая девушка в длинном светлом платье. Роскошные волосы цвета спелой пшеницы спускались до талии, являясь единственным ярким пятном в этом мрачном пейзаже.
- Странный сон, - собственный голос показался неестественно хриплым и каким-то чужим.
- Это не сон, - она так и не повернулась.
- А что же?- недоверчиво усмехнулся.
- Другая реальность.
- И что же я здесь делаю? – подошел ближе и остановился чуть сзади, скрестив руки на груди.
- Просто я хотела предупредить.
- О чем?
- О том, что скоро твоя жизнь изменится.
- И каким образом?
- Тебе предстоит испытание семью грехами.
- Что за бред? – взорвался и дернул ее за руку, разворачивая к себе. Взглянул на лицо и отшатнулся. – Ты…
- Слепа? Мне не нужны глаза, чтобы видеть. И это не бред. – Он не мог отвести взгляд от черной повязки на лице девушки. Да, сейчас, когда она стояла к нему лицом, он увидел, насколько она юна. – Я постараюсь тебе помочь, но основное ты должен сделать сам…
- Что?! Что сделать?!..


- Что сделать?!.. – он подскочил на своей кровати и недоуменно взглянул на разрывающийся будильник. С минуту соображал, кто он и где находится, после чего с силой провел руками по лицу.
- Сон. Это всего лишь сон.
Выключил будильник, заправил постель, выглянул в окно. Ежедневная пробежка, приносящая бодрость тела и духа, сейчас никакого энтузиазма не вызывала. Решил, что пропустить один раз – не смертельно. Голова разрывалась от непривычной боли, тело ломило как после тяжелой физической нагрузки, а мысли разбегались, как тараканы при включенном свете. В целом, состояние напоминало вчерашнее, но на этот раз он отчетливо помнил все детали необычного сна. После холодного душа стало лучше. Завалявшаяся в глубинах аптечки таблетка цитрамона приглушила головную боль. Решив, что уж гулять – так гулять, заварил себе кофе. Взял горячую кружку в руки… Громкий удар в окно заставил вздрогнуть, часть напитка выплеснулась на пол, а сердце забилось с утроенной силой. В смятении перевел взгляд. Голубь, всего лишь голубь. Белый.
- Степнов, а ведь Рассказов прав, тебе уже лечиться надо.
После обращения к самому себе же стало легче. Завтракать расхотелось, поэтому выплеснул, так и не попробовав, кофе в раковину, сполоснул кружку и стал собираться на работу. Придет раньше – ну и пусть, все равно хотел на неделе проверить волейбольные сетки, может, заменить какие надо…


Спасибо: 24 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 456
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 59
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.01.12 17:20. Заголовок: Привычная атмосфера ..


Привычная атмосфера школы отогнала все посторонние мысли, странный сон уже не вспоминался, а головная боль прошла, как будто ее и не было. Хорошее настроение, любимое занятие, Рассказов, позвавший на «чашечку шахмат»… Что еще нужно? Поэтому вызывавшая обычно не самые хорошие чувства Светочка Уткина со своим дежурным приглашением отведать ее кулинарные шедевры была встречена теплой улыбкой и протянутой рукой к румяным пирожкам, заманчиво разложенным на огромном блюде. Внезапно почувствовал дикий голод. Один пирожок, второй, третий… Светлана Михайловна стояла и только удивленно хлопала ресницами, глядя, как физрук с жадностью поглощает ее стряпню. Никогда на ее памяти приготовленное ею не пользовалось такой популярностью. Блюдо опустело в считанные секунды.
- Еще есть? – Степнов поднял на нее голодный взгляд.
- Да, у меня в библиотеке, - растерянно пробормотала женщина, а потом расплылась в довольной улыбке. – Виктор Михайлович, вы идите в столовую, чаю возьмите – что в сухомятку-то есть, - а я сейчас принесу!
Он последовал ее совету, с тоской обводя взглядом приготовленные для школьников салаты, каши и так далее. Сел за стол и стал ждать, пытаясь усмирить в себе неконтролируемое желание съесть все, что попадется под руку.
- Новикова, ты сумасшедшая! – донесся сбоку знакомый хрипловатый голос. Желая хоть немного отвлечься от сосущего чувства внутри, скосил глаза. Так и есть, за соседним столом расположились две его ученицы из одиннадцатого «А» Лена Кулемина и Лера Новикова. – Надо было дождаться Уткину и признаться!
- В том, что я уронила ее пирожки на пол? И кто из нас сумасшедший, Кулемина? Она же мне потом житья не даст! Буду до окончания школы книжки подклеивать да рефераты от руки переписывать, потому что к школьному интернету она меня и близко не подпустит! К тому же, быстро поднятое упавшим не считается! - кудрявая блондинка показала подруге язык.
- Лер, так ведь она эти пирожки по-любому кому-нибудь попробовать даст!
- Вот и посмотрим, кто у нас в школе самый лох! – не слушала увещеваний Новикова. Они немедленно замолчали, когда в столовой появился предмет их обсуждения, гордо неся те самые пирожки, и уткнулись в стол, избегая даже смотреть на библиотекаршу.
- А вот и я, - Светлана Михайловна поставила блюдо прямо перед Степновым, села рядом и принялась умильно его разглядывать. Тело тут же подало сигнал: «Хочу! Хочу! Хочу!», рука сама потянулась за пирожком…
«Вот и посмотрим, кто у нас в школе самый лох!» - явственно зазвучал в голове насмешливый голос. Он буквально чувствовал спиной пристальный взгляд двух пар – карих и серо-зеленых – глаз. Медленно опустил руку снова на стол. Казалось, внутри поселилась сама боль, ища место, куда бы приткнуться. Тело била мелкая дрожь, стиснутые зубы сводило судорогой, в голове будто стучали молотки. Виктор чувствовал, как по спине бегут струйки холодного пота.
- Почему вы не едите? – издалека раздался расстроенный голос Уткиной.
- Ой, простите! – Якобы случайно задетое проходящей мимо со стаканом чая Кулеминой блюдо с пирожками звучно приземлилось на пол. Наваждение будто рукой сняло. Степнов встрепенулся, подхватил начинающую всхлипывать Светочку и вылетел из столовой. За спиной услышал недовольный возглас Новиковой и ответную реплику Лены:
- Над Виктором Михайловичем издеваться не дам!

Проводив рыдающую Уткину до библиотеки, отменил вечернюю встречу с Рассказовым, отпросился с последнего урока у директора (благо внешний вид до сих пор оставлял желать лучшего) и ушел домой. На смену пережитому пришло чувство полного внутреннего опустошения, только съеденные – вернее, проглоченные – ранее пирожки комом встали в горле. Даже не пытался дать название тому, что сегодня произошло. Просто, не раздеваясь, завалился спать.

- Теперь ты веришь?
Открыв глаза, увидел сидящую рядом с ним девушку. На этот раз не было никакого ощущения падения или ужаса.
- Что это было?
-Gula. Обжорство. Один из смертных грехов.
- Бред. Бред! Какой же это бред! Этого не может быть со мной!!! - Она молча сидела рядом. – Почему я? – голос казался совсем глухим из-за охватившего его отчаяния.
- Потому что ты сможешь.
- А если нет?
- Ты умрешь…


Звук будильника. Подъем. Уборка постели.
« Ты умрешь…»
Умывание. Пробежка. Завтрак.
«Ты умрешь…»
Переодевание. Поворот ключа в замке. Дорога в школу.
«Ты умрешь…»
Дежурный кивок охраннику. Утренняя планерка в учительской. Учебный план.
«Ты умрешь…»

- Виктор! Да что с тобой происходит в последнее время?! – догнав в коридоре товарища, Рассказов с тревогой вглядывался в его лишенное всяких эмоций лицо.
- Ничего, Игорь. Все нормально, - благодарно хлопнул по плечу и пошел дальше.

« - Ты умрешь…
- Что?!
- Эти грехи не зря назвали смертными.
- Я не хочу! – сам понял, что этот возглас прозвучал по-детски глупо. – Зачем все это?
- Твой вопрос не имеет ответа. Зачем ты живешь? Зачем встаешь каждый день, ешь, дышишь?
- А ты? Кто ты?
- И на это я тоже не могу ответить. Это не имеет значения.
- А что имеет?
- Твоя жизнь. Твоя воля. Твой дух.
- Я не хочу… - обхватил голову руками. – Я не смогу…
- Ты сам не знаешь, насколько ты сильный. Просто верь себе и слушай.
- Что слушать?
- То, что вокруг тебя… Тебе пора, - предвосхитила его новый вопрос.
И снова темнота, обступившая со всех сторон…»


«Ты умрешь…»
Пусть так, но сначала мы еще поборемся! Чтобы победить, надо знать своего врага. Первым пунктом стало посещение школьной библиотеки, что привело Светлану Михайловну в неописуемый восторг, за которым последовало искреннее недоумение, когда ярый противник компьютерных технологий Степнов попросил «включить интернет» и показать, как пользоваться поисковой программой. После освоения простейших навыков, Уткина была отослана за подборкой методичек по здоровому образу жизни, а сам Виктор немедленно открыл страничку первой же ссылки по запросу «Семь смертных грехов». Глазами быстро пробежался по строчкам.
« Чревоугодие… Гордыня… Похоть…Гнев… Алчность… Зависть… Уныние…»
Осталось шесть…
- Виктор Михайлович, а по здоровому питанию нужно? – высунулась из-за стеллажа рыжая голова.
- Обязательно, - мгновенно закрыл «окно» и встал из-за компьютера. Подхватил внушительную стопку, вежливо поблагодарил якобы томно поглядывающую на него Уткину и покинул гостеприимное помещение.
« Шесть. Что же следующее?»

Ответ не заставил себя ждать: едва он начал занятие у одиннадцатого «Б», как в голове зазвучал незнакомый ехидный голос.
- Посмотри на них! Они молоды, у них впереди вся жизнь, столько возможностей, о которых ты и мечтать не можешь! Ты упустил свой шанс, и теперь до конца жизни будешь безвестным физруком, о котором вспомнят лишь под водку на каком-нибудь вечере встречи, да и то в виде анекдота!
Громкий смех привлек внимание: главный клоун триста сорок пятой школы, Миша Семенов, отпустил очередную шутку, которая был воспринята одноклассниками «на ура».
- Вот видишь! Они уже смеются над тобой! А ты даже ответить не можешь! Ты должен быть милым и добрым, чтобы не вылететь с работы, тогда как они могут творить, что хотят!
- Построились! – Звучный крик привел учеников в движение. Через полминуты все уже стояли, вытянувшись в нестройную шеренгу. – Смех, конечно, продлевает жизнь, но больше этому способствует спорт. Так что любителям пошутить двадцать кругов по спортзалу, а потом столько же отжиманий!
- Виктор Михайлович! – послышался недовольный возглас из заднего ряда.
- Тридцать! Выполнять! А за каждую новую реплику задание автоматически увеличивается на десять! Есть вопросы? – Класс молчал. – Налево! Бегом марш!
Ученики вяло отправились по периметру спортзала. Донельзя обострившийся слух уловил тихое «изверг». Ответ последовал немедленно:
- Сорок кругов!
Все оставшееся занятие прошло в относительной тишине: только пыхтение, топот ног да удар тела об пол, когда очередной ученик «сходил с дистанции» в отжиманиях. Степнов сидел на скамейке и заполнял журнал, изо всех сил стараясь не слушать невидимого собеседника.
- Зеленова. Вот же повезло девчонке: и родители богатые, и мордашкой вышла. Даже в рекламе «засветиться» успела. А про тебя никто не знает и не узнает никогда. Так надо использовать ту маленькую возможность потрепать этой мажорке нервы, какую дала тебе жизнь! Поставь ей «единицу»! Пусть побегает, поисправляет, может, и из объемного кошелечка ее родителей что-нибудь перепадет…
- Южин – отличник. А как отжиматься, даже на «тройку» не тянет! А ты ему все равно меньше «четверки» не поставишь. Потому что у мальчика будущее, ему в университет или академию какую поступать нужно. А ты закончил свой физкультурный – и сиди, помалкивай! Кого мнения физрука интересует? А ты поставь ему, чего заслужил, чтоб не кичился своей головой умной! Подумаешь, математику он хорошо знает!..

Так продолжалось весь урок. Голова разрывалась от невыносимой боли, не перестающий говорить гадости об учениках голос настойчиво звенел в ушах. От него невозможно было избавиться. Попытки игнорировать его высказывания ни к чему не привели. Рука практически автоматически вывела всему классу «двойки» и «тройки». Звонок с урока облегчения не принес.
- Вот, для них все кончилось, а ты так и будешь сидеть в этом спортзале! Они уже бегут счастливые по коридорам в свое беззаботное завтра, а ты один, впереди все та же работа и заполненные скукой будни. Если бы ты мог вернуться в свое детство!
Спасаясь от разрывающего уши шепота, Виктор выскочил из спортзала и широкими шагами направился в учительскую, надеясь встретить там Рассказова. Историк был на месте, что-то мило обсуждая с преподавательницей химии Ириной Ренатовной.
- Видишь, он появился здесь позже тебя, а его уже все любят, даже невесту себе нашел. А ты так и ходишь бобылем! Он твой одногодок, а уже кандидат наук. И за что ему такие почести? За то, что посидел несколько месяцев в грязи, которую он гордо именует раскопками? А попробовал бы он этих оболтусов к спорту приучить! Мотаться по разным соревнованиям, забывая про еду и сон! Это уж потруднее, чем раздумывать, как лучше разные черепки разложить в музее! А эта тоже хороша: все журнальчики свои читает, по салонам красоты бегает. Потом выскочит замуж и ручки сложит. Ей-то ведь не надо думать, где деньги на жизнь взять да как семью прокормить. На это ведь мужик есть!
Отшатнулся назад, но его уже заметили.
- Вить, как хорошо, что ты пришел! Мы как раз о тебе вспоминали. Хотели с Ириной с тобой посоветоваться, где лучше свадьбу справлять: в кафе или пароход снять?
- Они свадьбу планируют, а тебе и домой привести некого. Счастливые такие сидят, а о тебе даже не думают!
- Мне некогда, - буркнул и сбежал из учительской обратно в спортзал.
Весь день боролся с собой, чтобы не срываться на людей, которым мучительно завидовал. И директору (власть), и завхозу (делать ничего не надо, только ходи – на всех покрикивай), и охраннику (кроссворды разгадывай да зарплату получай)… Домой пришел - будто выпитый досуха. Есть не смог, так как изнутри жгло осознание того, что кто-то сейчас ужинает в семье, и не скромную яичницу, как у него, а различные деликатесы вроде омаров или икры. Спал тоже плохо: у кого-то и постель мягче, и квартира окнами не на улицу выходит, а кто-то вообще живет на далеких островах и наслаждается запахом моря!
Наутро голос не исчез и продолжал рассказывать ему, что есть люди, которым не надо тащиться на работу, чтобы после считать каждую копейку из полученной в конце месяца зарплаты; что не все пользуются общественным транспортом и существуют шикарные автомобили, ни один из которых ему даже потрогать не доведется; что та симпатичная девушка, прошедшая мимо, ни за что не взглянет на него, потому что есть нормальные мужики, могущие предложить ей больше, чем пропахший потом спортзал… Голову буквально распирало изнутри, тошнило, руки тряслись от неимоверного напряжения, приходилось изо всех сил сдерживать себя, чтобы не выплеснуть на окружающих свое негодование. У других все казалось лучше, интереснее, нужнее… С трудом отведя два урока, стараясь не поддаваться искушению и не наставить «двоек» «молодым и перспективным», закрылся у себя в подсобке и в кровь разбил кулаки о стену.
«Я не сдамся!»
« А что ты можешь мне противопоставить? Я всегда буду, пока жив род людской, потому что человек всегда будет желать то, что есть у другого и нет у него»
Едва успел обработать кровоточащие ссадины, как прозвенел звонок. Впереди было занятие у одиннадцатого «А». Уже выходил из подсобки, когда услышал тихое перешептывание.
- Ленка, ты слышала? Витенька наш совсем озверел, загонял всех до полусмерти. Вот завидую я тебе, Кулемина! Тебе-то его нагоняи, как с гуся вода! Выполнишь да еще скажешь, что это только разминка.
- Новикова, - раздался в ответ хрипловатый смех, – ты как скажешь! А вообще, Лер, мне дед как-то одну хорошую цитату привел: «Зависть бессмысленна. Если ты можешь получить то, чему завидуешь, так старайся этого добиться. А если не можешь – так зачем тратить время на зависть?»
«Ты слышал?! Слышал?!» - Виктор ликующе обратился к «внутреннему» голосу. – «Я не буду завидовать детям, потому уже никогда не смогу вернуть свои семнадцать лет и так же, как они, выбирать дальнейший путь в жизни. Я не буду завидовать Игорю, потому что могу, как и он, защитить диссертацию и получить ученую степень. Могу создать семью. Я не буду завидовать тем, кто богаче меня, потому что живу так, как мне нравится, занимаюсь тем делом, которое люблю, и всегда смогу заработать дополнительные средства, если в них возникнет надобность. Мне некому завидовать, потому что я и только я могу изменить свою жизнь!»
Он ждал ответа, но ничего не услышал. Внутри воцарились благословенная тишина и покой.
«Invidia… Осталось пять…»
Одиннадцатый «А» был ошеломлен сияющим видом преподавателя физической культуры и его предложением «просто поиграть в баскетбол». Впрочем, никто спорить не стал, а просидевшая все занятие на скамейке Новикова заявила в конце, что на «Витюшу» явно был поклеп.


Спасибо: 25 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 457
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 59
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.01.12 17:24. Заголовок: Несколько дней ничег..


Несколько дней ничего не происходило: никаких снов, необузданных желаний, внутренних голосов… Степнов облегченно выдохнул и влился обратно в школьную жизнь. Рассказов с головой погрузился в подготовку к приезду комиссии, затевая грандиозное представление, включающее спектакль на основе написанной самими учениками пьесы. Виктор поддакивал на его излияния, какая сегодня талантливая молодежь, но отпускать Кулемину отказывался до тех пор, пока девушка сама не подошла и не пообещала, что репетиции никак не скажутся на подготовке к районным соревнованиям. И слово сдержала, поэтому любой разговор двух приятелей обязательно содержал слова похвалы в адрес деятельной ученицы.
Выходные прошли спокойно, посвященные домашним делам, а понедельник начался с сюрприза. На утренней пятиминутке директор вместо обсуждения организационных вопросов встал и под удивленные взгляды учителей обратился к Степнову:
- Виктор Михайлович, сегодня из Министерства образования Москвы и Московской области пришло благодарственное письмо в ваш адрес. В связи с безупречной профессиональной деятельностью, высокими достижениями и выдающимися личными качествами было решено отправить вас на международный конкурс преподавателей физической культуры и вручить вам премию в размере месячного оклада. Коллеги, я думаю, стоит поздравить Виктора Михайловича!
Раздались вялые хлопки, среди которых явственно выделялись овации Рассказова. Начались перешептывания, Степнов даже уловил недоуменное «А разве есть такой конкурс?», но изначальную растерянность быстро сменило чувство гордости. Наконец-то его оценили по достоинству! Ведь всегда чувствовал, да что там – знал, что он лучший тренер Москвы, а может, и всей России. Да его ученики дадут жару даже олимпийским чемпионам!
Погруженный в мечты о будущих свершениях и последующих почестях, он проигнорировал подошедшего к нему после планерки Игоря и, гордо расправив плечи, королевской поступью двинулся по коридору. Что у него может быть общего с обычным школьным историком?
Войдя в спортзал, он досадливо поморщился: помещение явно не дотягивало до его уровня. Да любая комиссия, приехавшая сюда, ужаснется этой бедности и придет в восхищение, что даже в таких условиях он смог добиться всеобщего признания. Безусловно, об этом напечатают во всех спортивных журналах, он станет самой обсуждаемой персоной, а редакторы глянцевых изданий будут вставать в очередь, чтобы взять у него интервью по многочисленным просьбам своих читательниц. Естественно, ведь к тому времени он будет кумиром миллионов, постоянно мелькая на телеэкране, участвуя во всевозможных передачах, посвященных спорту и не только, ведь с его-то умом и образованием он прекрасно разбирается во всех вопросах и сможет дать компетентный совет на все случаи жизни. А его внешность? Да он легко сможет стать моделью или актером, если, конечно, его устроит предложение заинтересованных в нем агентов. Он ведь не станет участвовать в провальных проектах, которые смогут запятнать его великое имя! И как могло случиться, что столь выдающуюся личность заметили лишь недавно? Огромное упущение для человечества!
На уроках Виктор даже не выходил из подсобки: кому нужны эти сопляки, которые даже не знают, с какой стороны подходить к «козлу»? Да они не заслуживают такого учителя! Мелкие неудачники. Он слышал, как один класс сменялся другим, как дети сначала растерянно переговаривались, когда он не появлялся после звонка, потом скреблись в дверь и уходили, оставленные без ответа. Один самый наглый старшеклассник осмелился заглянуть к нему, но наткнулся на такой снисходительно-презрительный взгляд, что поспешил ретироваться и сообщить своим одноклассникам, что «его трогать не стоит». Видимо, эта новость быстро разлетелась по школе, потому что больше попыток не предпринималось.
Наконец, подошло время тренировки. Степнов величественно вышел в зал, где уже разминались его спортсмены. Да, и как он раньше не замечал, что они, хоть и выделяются на фоне остальных бездарей, но все же просто отнимают у него время? Им никогда не постичь той мудрости, которую он может им дать, никогда не научиться игре хоть в половину его мастерства, никогда не прославить отечественный спорт, как он!
- Виктор Михайлович, давайте начнем! – к тренеру подлетел Игорь Гуцулов, один из лучших спортсменов триста сорок пятой школы. В тандеме с Леной Кулеминой они участвовали во всех соревнованиях по стрит-болу, а также по обычному баскетболу, но уже как капитаны соответственно мужской и женской команд. Виктор всегда гордился своими учениками, принесшими школе немало побед, но сейчас один вид этого веселого растрепанного паренька, беззаботно крутящего в руках мяч, вызвал волну ярости.
- Как ты смеешь так разговаривать с тренером?! – он с силой ударил по мячу, выбивая его из рук ученика. Все присутствующие в зале ошарашено посмотрели на мужчину, уже сжимающего кулаки.
- А что я такого сказал? – удивился Игорь, не понимая причину такой агрессии со стороны тренера.
- Пора бы уже научиться правильно разговаривать с людьми, от которых ты зависишь! Или тебе безразлично твое будущее? – Виктор все больше выходил из себя. Этот мальчишка осмелился ему перечить! Он не считается с его авторитетом, унижает на глазах других подопечных! Да что он себе позволяет?!
- Завишу от вас? Вы нигде головой не ударились? Ах, да! Вы же у нас грозный повелитель журнальных отметок! – Гуцулов тоже не отличался сдержанностью и вскипел не хуже своего преподавателя. Только вот силы были неравными. Степнов схватил парня за ворот футболки и с силой припечатал к стене.
- Остроумный? Разговорчивый? Может, лишние зубы появились?! – Кровь пульсировала в висках, бешено бурля в сосудах. В глазах темнело: то ли от переизбытка кислорода за счет шумного частого дыхания, то ли от банального бешенства, что кто-то посмел бросить ему вызов. На периферии сознания он слышал слабые крики, вроде бы призывающие его опомниться и отпустить наглеца, но он видел только испуганные глаза Игоря, а в мозгу неистово билась одна мысль: «Убей! Размажь его! Он твой враг!». Пальцы сами сомкнулись на шее подростка…
Резкий толчок в бок отбросил его в сторону. Освобожденный из железный хватки Гуцулов рухнул на пол, судорожно пытаясь отдышаться. Степнов двинулся было к нему, но снова получил удар кроссовкой, на этот раз уже в грудь, заставивший его отшатнуться на пару шагов назад. Он помотал головой, кровавый туман перед глазами рассеялся, и мужчина увидел, что между ним и лежащим «противником» стоит Лена.

- Отойди! – это было больше похоже на рычание.
- Иначе что? – дерзко ответила ученица. В зеленых глазах напротив совершенно не было страха, только одна решимость. – Тоже ударите?
«Да!» - возопила темная сущность внутри. «Никогда!» - из последних сил сопротивлялось сознание. Никогда он не ударит женщину! Игорь уже поднялся и попытался заслонить собой девушку.
- Пошли вон! – выкрикнул им в лицо мужчина, понимая, что может не выдержать.
- С удовольствием, - еле слышно пробормотал Гуцулов, схватил Лену за руку и вытащил ее из спортзала. Степнов, чтобы хоть как-то выпустить из себя бурлившую в нем злость, со всей силы ударил кулаком в стену. Перевел взгляд на окровавленную руку и внезапно почувствовал полное опустошение. Как будто внутри ничего не осталось, под кожей остался только вакуум, так же как и в душе. Никаких чувств, эмоций, желаний. Мешком рухнул на скамейку, прикрывая глаза.
- Вить! Вить, ты что, уснул? – откуда-то издалека послышался голос взволнованного Рассказова. – Что у тебя с рукой?
С огромным трудом разлепил веки и на самом деле увидел друга, пытающегося его растолкать.
- Случайно. Поранился, - каждое слово давалось с неимоверным усилием.
- Надо обработать. Ты сходи в медпункт, он еще не закрылся.
- Обязательно. Но позже. Ты еще что-то хотел?
¬- Ах, да! Я чего пришел-то, - Игорь Ильич опустился на скамейку рядом с ним. – Понимаешь, тут из Министерства звонили. Там какая-то путаница с этим письмом вышла. Неизвестно, кто его послал, но на конкурс ты не едешь. Потому что этого конкурса вообще нет! Как выяснилось, там будет состязание между лучшими тренерами спортивных школ, сам догадываешься, что ты в эту категорию не попадаешь.
Виктор безразлично кивнул.
- Ты в порядке? – снова забеспокоился Рассказов. Не такой реакции он ожидал от всегда эмоционального, вспыльчивого друга.
- Да, Игорь. Все в порядке. Ты иди домой. Ну его, этот конкурс.
- Вот и правильно. «Оставайся, мальчик, с нами, будешь нашим королем», - пропел последнюю фразу историк, после чего поднялся. – Ты давай, зайди в медпункт и тоже домой. А то смотреть страшно, уставший такой!
Хлопнула дверь спортзала, но Степнов не сдвинулся с места. Он продолжал смотреть в одну точку, а в голове закружился хоровод новых мыслей.
«Что же я наделал? Я все испортил! Они теперь не придут, на соревнованиях случится скандал, имя школы будет опозорено, а я… Да меня просто уволят после такого! И правильно! Зачем им такой неудачник? Почти тридцать лет, а ни престижной профессии, ни семьи, ни уюта в доме. Даже родителям помочь не могу, потому что не зарплата, а копейки. Мечтал когда-то о машине, а теперь только любоваться могу на них, когда по улице иду. Спортсмен! На первом же серьезном соревновании получил травму – и прощай медали! Всего лишь физрук, над которым даже дети смеются. Зачем он вообще живет? Да разве это можно назвать жизнью? Он никто. Пустое место. Абсолютный нуль. Если его не станет, никто и не заметит. Это серое бесполезное существование никому не нужно. Он просто занимает чье-то место. Кого-то достойного, смелого, умного, сильного. Того, кем он никогда не был и не будет. Он…»
Сам не заметил, как стал думать о себе в третьем лице, а на последней фразе закружилась голова, перед глазами поплыли черные круги, и появилось знакомее чувство падения.

Ветер. Пронзительный ветер обдавал его тело холодом.
- Виктор? – голос над головой был пропитан тревогой и нежностью.
- Я никто. Я абсолютный нуль. В моей жизни не было, нет и не будет ничего хорошего. Я никто.
Он сжался в комок, пытаясь отгородиться от окружающего.
- Superbia… Ira… Acedia…Все слишком быстро…
- Вставай! – Он почувствовал рывок. Она оказалась удивительно сильной для девушки, так что ему пришлось подчиниться. – Жалеешь себя? Считаешь, что жить так невыносимо? Что тебе хуже всех? – На каждый вопрос он отвечал кивком. Стоящая напротив девушка покачала головой. – У тебя есть глаза, но ты не видишь. Потому что не хочешь видеть. Я помогу тебе.
Она провела впереди себя ладонью, и в воздухе, как на экране фрагменты фильма, стали появляться картинки из жизни.
Гуцулов… Вот он за стойкой бара выполняет заказы посетителей. Кафе закрывается в полночь, и ему приходится задерживаться еще на час, чтобы привести его в порядок. Возвращается домой уже ночью, без сил падает на кровать, чтобы утром, постоянно просыпая, стремительно собираться в школу, не успевая позавтракать, но обязательно целует на прощание мать, вырастившую их с младшим братом в одиночку, и отдает ей заработок. На уроках порой засыпает, но умудряется шутить даже над этим. Остается на тренировку по баскетболу, забегает в скейт - парк, чтобы хоть чуть-чуть времени уделить самому любимому занятию, а потом снова идет на работу…
Новикова… До поздней ночи ждет отца с работы, чтобы накормить его ужином, иногда засыпая за столом. Стирает, убирает, гладит, готовит. Со слезами на глазах стирает пыль с фотографии молодой женщины в самодельной рамочке, на которой детским почерком выведено «Любимой мамочке»…
Кулемина… Прибегает домой и первым делом мчится к компьютеру, проверяя почту. От родителей снова ничего. Вздыхает и идет в другую комнату, где на неразобранном диване спит прямо в одежде пожилой человек. Кое-как запихивает ему под голову подушку и укрывает пледом, собирает разбросанные по полу скомканные листы бумаги, чтобы потом выбросить их в стоящее рядом со столом мусорное ведро. Идет на кухню, где готовит обед на следующий день, попутно заглядывая в учебник истории. Старательно составляет список продуктов, которые нужно купить, пересчитывает деньги и, нахмурившись, вычеркивает пару пунктов. Бежит на зов, когда просыпается дед, и приносит ему таблетку, после чего тот опять засыпает, а девушка садится за уроки…
- Ты видишь? – он сморгнул, и все видения тут же исчезли. – Ты называешь их детьми. Получается, ребенок сильнее взрослого? Если они плачут, то так, чтобы никто не видел. Они идут вперед, преодолевая трудности на своем пути. Они не изменяют своей мечте. Ты предашь их?
- Нет, - он рухнул на землю. – Что со мной?
- Ты преодолел сразу три греха подряд. Неужели ты считаешь, что это пройдет бесследно?
- Мне даже дышать больно.
- Это пройдет. Пойдем со мной.
- Как? Я встать не могу!
- Ты снова отрицаешь свои возможности. Закрой глаза и возьми меня за руку.
Он подчинился. Внезапно все тело погрузилось в прохладную воду. Нежные прикосновения к голове, шее, плечам дарили наслаждение, расслабляя и одновременно заряжая энергией. Было так хорошо, что не хотелось открывать глаза. Он просто верил.
- Осталось всего два…


- Осталось всего два! – Раздался пронзительный вопль, вырвавший мужчину из объятий сна. – Как я, по-вашему, должна размещать высокий гостей, если у меня стульев не хватает?!
Теперь он узнал голос завхоза и усмехнулся. Несмотря на то, что ночевал он в не самой удобной позе на скамейке в спортзале, тело было бодрым, голова легкой и требовалось срочно применить свои силы на что-то благое. Но тут настроение омрачилось воспоминаниями о вчерашнем дне. Ждать сегодня своих спортсменов на соревнования было бессмысленно, сам бы он такого никогда не простил. Придется идти к директору и «сдаваться» добровольно. В коридоре он наткнулся на беседующих Гуцулова и Кулемину. Отвел глаза и хотел пройти мимо, как его окликнули.
- Виктор Михайлович! Нам во сколько подтянуться?
Он растерянно оглянулся, встречаясь взглядом с веселым прищуром Игоря.
- После третьего урока.
- Отлично! Будем вовремя.
Парень дернул девушку за рукав, и они оба направились в класс.
- Лена… - Она оглянулась.
- Будем считать, что вы просто перенервничали перед соревнованиями.
Он ошеломленно кивнул, глядя вслед удаляющимся ученикам.

Они выиграли с разгромным счетом. Болельщики триста сорок пятой школы ревели от восторга, герои соревнований – Лена и Игорь – тонули в аплодисментах и объятиях, а Степнов раздувался от гордости. На этот раз самой обычной. Наконец, организаторы объявили о начале церемонии награждения. Победителям вручили почетные грамоты и чек на достаточно внушительную сумму. Подоспевший Рассказов хлопнул друга по плечу:
- Ого! Пожалуй, я тоже начну преподавать физкультуру! Это нужно отметить! Заодно награду обмоем! Уже знаешь, на что потратишь? По моим прикидкам хватит на дворник от «Мазератти»!
В этот момент историка отвлекли, а Степнов задумался. «А что если, и правда, купить что-нибудь стоящее?» Только вот этих средств явно не хватит. Где же их взять? Он отмахнулся от предложения пойти в кафе – нечего зря деньги тратить! – и отправился домой. Пешком, несмотря на то, что школа, где они были на соревнованиях, находилась довольно далеко от его дома. Зато на проезде сэкономил.
С этого все и началось. Он считал каждый рубль, каждую копейку. Перестал заходить в магазин за продуктами, подъел дома все съестные запасы, состоящие из круп и макарон, а вместо чая пил воду из-под крана, но и здесь контролировал каждый глоток – ведь счетчики стоят! Зато в школе наступало раздолье: общественная, а значит, ничья вода, Светочка с ее вечным стремлением найти путь к его сердцу через желудок, добряк Рассказов, всегда готовый занять «до получки». Правда, последние, добытые путем попрошайничества средства нетронутыми доставлялись домой, где любовно пересчитывались и складывались в заветную шкатулочку, которая немедленно пряталась от посторонних глаз в хитро замаскированный тайник. Счета пылились неоплаченными, отжившие свое вещи не выбрасывались, а продавались, хоть и за копейки. Он осунулся, взгляд больше походил на прищур гиены, выискивающей, что бы еще утащить. Нестиранная, мятая одежда, небритость, грубость наконец-то сделали свое дело: Светлана Михайловна Уткина в одно прекрасное утро пришла в ужас от «любви всей своей жизни» и решила дать «зеленый свет» утонченному гурману, любителю поэзии и прекрасных муз, литератору Милославскому. Поэтому источник питания для Степнова неожиданно иссяк. Но даже подступивший голод не мог заставить его истратить хоть часть своих сбережений на продукты. Он уже и не вспоминал, что копит на что-то, смыслом существования стал сам процесс. Копить – копить – копить! Со дня злосчастных соревнований прошел месяц…

- Кулемина! Кто так играет?! Ты чего ногами по полу шаркаешь, как старая бабка?! Ну-ка, подойди!
Девушка, понурившись, исполнила приказ, все так же стараясь не отрывать подошвы от пола.
- Рассказывай!
- Что? – она подняла честный до наивности взгляд.
- Почему ты так сегодня играешь! Даже пятиклашки и то лучше с мячом управляются! Ты из-за своего шарканья все пасы пропускаешь, да и мяч у тебя отобрать проще, чем конфету у младенца!
- Да не могу я по-другому! – не выдержав упреков, сорвалась Лена.
- Почему? – Она смущенно отвернулась, не отрывая взгляда от пола. – Рассказывай!
- У меня кроссовки порвались, - прошептала еле слышно.
- Что? Говори громче.
- У меня порвались кроссовки, - послушно повторила на полтона выше.
- Экая беда! К следующей тренировке купи новые.
- Я лучше вообще не приду.
- Это еще что за новости?! – видя, что девушка отвечать не намерена, буквально взревел: – Кулемина!
- У нас только на продукты осталось, а пенсия у деда через две недели…
- Так у тебя денег нет? – он даже опешил. Тут же вспомнилось, что на улице уже весенняя слякоть, а в порванных кроссовках далеко по ней не ускачешь. А значит, скоро свалится его лучший нападающий, и дай Бог, если только с простудой. Тут же в голове созрело решение: мужчина быстрым шагом направился в подсобку и достал из кармана ключ от одного из ящиков стола.
«Не смей!» - немедленно завопил внутренний голос. – «Ты так долго собирал каждую копеечку, лишал себя всех радостей жизни, чтобы отдать все какой-то девчонке, которая даже спасибо не скажет?! Это твое. Только твое! Такое родное. Такое драгоценное. Такое нужное. Копи! Копи! Копи!»
Виктор встряхнул головой и с усилием выдвинул ящик, на дне которого была спрятана часть денег, полученных им по чеку с соревнований. Он взял их и вернулся в спортзал, где по-прежнему стояла Кулемина, уже уставшая гадать, что ее ожидает.
- Возьми, купишь кроссовки. Только хорошие! У нас скоро важная игра.
- Я… Я не могу… - девушка ошарашено смотрела на крупную купюру.
- Можешь. И даже не думай отказываться. Это деньги из приза за вашу победу. Я наконец-то обналичил чек. Так что бери и дуй в магазин. И Гуцулова позови! Мне нужно ему его долю отдать.
- Спасибо! – Лена расцвела и убежала искать Игоря, а физрук шумно выдохнул и без сил опустился на скамейку.
В этот вечер им был совершен набег на ближайший магазин, продавцы которого еще долго вспоминали странного покупателя, посетившего всего отделы и едва виднеющегося из-за горы пакетов. Легкий ужин после длительного голодания, теплая ванна без угрызений по поводу перерасхода воды и, расслабленный, он погрузился в сон.



Спасибо: 23 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 458
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 59
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.01.12 17:26. Заголовок: - Avaritia… Ты преод..


- Avaritia… Ты преодолел еще одно испытание.
Он оглянулся, услышав знакомый голос, и увидел ее. Почему-то сегодня она показалась немыслимо прекрасной: хрупкая, но удивительно женственная фигура, облаченная в легкое платье, волновала кровь. Блестящие волосы манили прикоснуться, чтобы проверить, такие ли они мягкие, какими кажутся. А губы… Они стали главным искушением. Красиво очерченные, с пухлой нижней губой, ярко-розовые и слегка влажные – они призывали, обещая наслаждение.
- Да, - охрипший голос не скрывал ноток возбуждения. – И мне полагается награда!
Он резко шагнул вперед, одной рукой обхватывая ее талию, а другой – шею и впился в ее губы. Ни капли нежности, только накрывающая с головой страсть, усилившаяся десятикратно, когда он почувствовал сопротивление. Поцелуй превратился в покусывания. Наконец, девушка оттолкнула его от себя, пытаясь отдышаться. Он еще раз оглядел ее хищным взглядом и усмехнулся.
- Так будет даже интереснее.
В следующую секунду он снова привлек ее к себе, крепко сжимая обеими руками тонкие запястья. Губы жадно изучали нежную кожу лица и шеи. Через несколько секунд он почувствовал, что она уже не пытается вырваться. Его ладони немедленно стали исследовать девичье тело, сминая платье. Он снова вернулся к губам и вдруг замер. Явственный соленый вкус заставил окаменеть. Отстранился и в смятении взглянул на ее лицо. Одинокая слезинка, прозрачная, как роса, выскользнула из-под темной повязки и прочертила дорожку по бархатной щеке. Он проводил ее завороженным взглядом, а потом отшатнулся, упал на колени и закрыл лицо руками. Мужское тело сотрясалось от беззвучных рыданий стыда и ненависти к себе.
Нежное прикосновение к его волосам заставило вздрогнуть.
- Уйди! Оставь меня! Я чудовище!
Женская ладонь скользнула ниже, обжигая прикосновением щеку. Он в смятении поднял взгляд:
- Что ты делаешь?..
- Т-с-с… - тонкий пальчик заставил его замолчать, а через секунду ее губы прикоснулись к его. По телу прошла волна тепла и нежности. Он, не задумываясь, ответил. Легкая ткань скользнула по коже, опускаясь на землю. То, чего он минуту назад пытался добиться силой, ему дарили…

«Обними мое тело
И согрей мою душу,
Чтоб она улетела,
Пела…
Чтобы вольные ветры
Ворвались в мои вены
И разрушили стены
Плена…

Огонь желания
Твое дыхание,
Мое дыхание…
Одно движение,
Руки касание,
Как заклинание…

Твои губы все ближе,
Я в глазах небо вижу.
Мы взлетаем все выше,
Выше…
Вдох и выдох – дыханье,
Вдох и выдох – желанье…
Мы едины в дыхании
Каждом…

Огонь желания
Твое дыхание,
Мое дыхание…
Одно движение,
Руки касание,
Как заклинание…»

- Ты больше не придешь сюда.
- Но я… Мы… Ты…
- Я есть в твоем мире. Просто узнай меня.


- Вить! Ты хоть меня слышишь? Совсем чудной в последнее время стал. Что случилось-то?
Он поднял тяжелый взгляд на стоящего рядом друга. «Милый Игорь, тебе оно надо? Знать, что Виктор Михайлович Степнов уже вторую неделю стремится только к одному – заснуть? Что иногда это получается, но результат совершенно не радует, потому что вместо желаемого он просто погружается в темноту, откуда «выныривает» утром совершенно разбитый и злой. А чаще всего он проводит ночь, ворочаясь в постели или мерно шагая из одного угла комнаты в другой, тщательно отгоняя от себя мысли напиться до полусмерти. Спортивный режим, черт его возьми! И что ты будешь делать с полученной информацией? А если тебе еще и сказать, почему я так хочу заснуть? Почему-то мне кажется, что этот разговор закончится в лучшем случае в кабинете у школьного психолога, при этом кое-кто будет судорожно вспоминать номер психиатрической помощи…»
- Все нормально, не выспался просто. А ты чего такой взвинченный?
- Да они меня достали просто! – Рассказов, обрадованный возможностью излить душу, тут же начал откровенничать. – Стоило один раз угодить комиссии, так теперь я стал козлом отпущения. Чуть какая-то проверка грядет – «Игорь Ильич, мы на вас надеемся!» Хорошо еще, что «Ранетки» всегда выручают. То концерт, то спектакль, а сейчас на мюзикл замахнулись, представляешь? Сами сочиняют, сами поют, сами танцуют. А я вроде художественного руководителя молодого талантливого коллектива. Пошли со мной на репетицию? Обалдеешь!
- Спасибо, Игорь. Что-то настроения нет.
- Вот там и появится! – Рассказов потянул не сильно упирающегося Степнова из учительской. – Пошли, говорю!
Они уже подходили к актовому залу, который, благодаря разрешению директора, был отдан в полное распоряжение репетирующих, когда раздались аккорды красивой медленной мелодии. Игорь приглашающим жестом распахнул дверь, так что первые слова песни, исполненные смутно знакомым низким голосом, застали Виктора прямо на пороге.

«За предел темноты в тишину шагов
Уходили следы в лабиринте снов.
На пути в никуда нам себя открыл
Опрокинутый мир.
За чертой пустоты превратился свет
В эйфорию мечты, где печали нет.
Там друг друга нашли, но сбылось потом
Предсказанье времен…

Сновиденья –
Только ощущенья,
Что бывали вместе иногда
Ты и я.
Сновиденья –
Это продолженье
Жизни под названьем
«никогда»…
Жизни под названьем
«никогда»…»

«Кувалдой по голове» - это про него. Он не мигая смотрел на светловолосую девушку с гитарой в руках, которая, прикрыв глаза, проникновенно пела, каждым новым словом разрывая ему душу.
«Я есть в твоем мире. Просто узнай меня…»

«Я пойду не спеша по обрыву дня,
Чтоб вернулась душа на круги своя.
Лишь из рук отпустить я опять боюсь
Угасающий пульс.
Слишком просто суметь потерять тебя.
Если только ты есть, мне не быть нельзя.
В это веришь и ты, принимая, что
Изменить не дано…

Сновиденья –
Только ощущенья,
Что бывали вместе иногда
Ты и я.
Сновиденья –
Это продолженье
Жизни под названьем
«никогда»…
Жизни под названьем
«никогда»…»

Он так давно знал ее… Его лучшая спортсменка… Его… ученица!
- Твою мать!!!
Девушка, вздрогнув, перестала играть, так же, как ее подруги, в шоке уставившись на преподавателя физкультуры. На заднем плане суетился Рассказов, пытаясь как-то сгладить неподобающее высказывание со стороны учителя, но ему было наплевать. Он не отрывал взгляда от ее лица и поэтому только он заметил, как растерянность и изумление в серо-зеленых прозрачных озерах на секунду сменилось лукавой усмешкой той, глаз которой он никогда не видел…

- Все-таки не утерпела и дала подсказку? – Сильные руки обвили талию, прижимая девичью спину к груди. – Между прочим, прямое нарушение правил.
- Точно такое же, как три греха подряд…
- А из уныния его вывела ты. Тоже нарушение!
Он развернул ее лицом к себе, заправляя длинный локон за ухо.
- Так подай на меня в Суд!
- Я найду более приятный способ с тобой «поквитаться»! – он наклонился, захватывая ее губы в плен, потом с неохотой отстранился и стянул темную повязку, встречаясь взглядом своих почти синих глаз с прищуром ее, серо-зеленых. – Тебе еще не надоел этот маскарад?
- Ты же знаешь, что по глазам они сразу нас узнают, - она потрепала его черные кудряшки. Он перехватил ее руку и поцеловал ладонь.
- Да уж. Конечно, иметь дело с Отражениями хорошо, хоть не приходится сходить с ума от ревности, - он пристально взглянул на нее, получив в ответ лучезарную улыбку. – Но с другой стороны, так скучно… Почему все так?
- Потому что таковы правила! - На скале появилась еще одна знакомая фигура в плотном плаще.
- О, а вот и Судья явилась!
- Я не Судья. Пока. Хотя… С вами я вряд ли когда-нибудь ею стану! – Откинутый капюшон явил на свет абсолютно белые волосы, обрамлявшие крайне недовольное личико, по виду чуть старше стоящей рядом с ним блондинки. Девушка огляделась и присела на камень. – Угораздило же меня именно с вами связаться! «Это поможет определить склонность к грехам во всех Отражаемых мирах…», «Мы сможем выяснить, насколько Отражения способны противостоять искушениям…» И ведь повелся кто-то!
- А твое Отражение в последнем мире было гораздо дружелюбнее!
Карие глаза угрожающе сузились.
- Четыре – семь.
- Да я просто поддавался, - он умело увернулся от подзатыльника зеленоглазой.
- Надеюсь, скоро станет четыре-десять, и я с вами распрощаюсь, - почти Судья встала и со всей силы хлопнула его по плечу. – Выбирай.
- Да я никуда не тороплюсь… - В лежащий рядом камень ударила молния. – Ладно-ладно, не нервничай!
Он, не глядя, ткнул пальцем в воздух. Тут же в этом месте появилось изображение светловолосой девушки, о чем-то оживленно беседующей с кем-то невидимым. – Она.
- Выбор сделан, - кареглазая исчезла.
- Пожелаешь мне удачи? – он успел задержать собирающуюся последовать за ней блондинку. Усмехнулся, прочитав ответ в ее глазах. - Я просто спросил! – Повертел в руках повязку. – Поможешь?..

Конец



Спасибо: 27 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 496
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 63
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.01.12 15:03. Заголовок: Автор: Галлюцинация ..


Автор: Галлюцинация
Название: Воспитанница
Жанр: AU, OOC, Fluff
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Виктор/Лена
Статус: окончен (три или четыре части)

forget-me-not, Катя, спасибо за быструю премодерацию!

Скрытый текст


Высокий голубоглазый брюнет в сильнейшем раздражении стоял перед дубовой дверью и нажимал на кнопку звонка. Когда же дверь распахнулась, он отодвинул хозяина в сторону и, не разуваясь, прошел в комнату, где развернулся и в негодовании посмотрел на семенившего позади друга.
- Какого черта, Игорь? Ты выдернул меня из клуба, толком ничего не объяснив, да еще и не открывал десять минут!
- Вить, я не мог, - его собеседник, молодой человек приятной наружности, с небольшими залысинами и умными глазами, виновато глядящими из-за линз модных очков, нервно теребил подол своей футболки. – Она испугалась звонка, пришлось успокаивать.
- Она? – Проследив за направлением взгляда друга, мужчина обернулся и замер. На шикарном диване, подогнув под себя ноги, сидела девушка с неровно остриженными светлыми волосами и с задумчивым видом ковырялась мизинцем у себя в носу. Через секунду она вытащила палец и стала изучающе его разглядывать. У наблюдавшего за ней Виктора брови сами собой пришли в движение, выбрав направление вверх. Он оглянулся: Игорь стоял и, умильно улыбаясь, смотрел на девушку. Виктор снова перевел взгляд. Незнакомка, видимо почувствовав повышенное внимание к своей персоне, подняла голову и ослепительно улыбнулась.
- Я Лена.
- Угу, - мужчина кивнул и, схватив Игоря за руку, ретировался с добычей на кухню. – Рассказов, немедленно объясни, что здесь происходит! Где ты нашел эту умалишенную?
- С чего ты взял, что она не в себе? – оскорбился Игорь. – Леночка замечательная девушка.
- Конечно, только о правилах приличия ничего не знает!
- Не только о них…
- Что?
- Вить, ты присядь, а?
- Рассказов, ты меня пугаешь, - настороженно глядя на смущенного друга, Виктор нащупал табурет и уселся на него, приготовившись слушать. Игорь пристроился на соседнем.
- Понимаешь, Лена - очень необычная девушка…
- Это я уже слышал, - нетерпеливо перебил брюнет.
- Степнов, сиди молча! Я и так слова с трудом подбираю, - возмутился хозяин квартиры. Он на несколько секунд замялся, а потом продолжил: – Ты же знаешь, что я ездил в командировку в Саратовскую область?
- Конечно, знаю. Ты же сегодня оттуда вернулся! Или ты еще где-то был?
- Нет, я никуда больше не ездил. Просто там мне предложили поучаствовать в охоте. Я согласился, но в процессе заблудился…
- Узнаю старину Рассказова! – Виктор от души рассмеялся.
- Ха-ха, - не поддержал его веселья Игорь. – Между прочим, мне тогда совсем не до смеха было. Меня перед самой охотой запугали, что там и волки, и медведи водятся! Это уже после мне рассказали, что так всех новичков пугают. А когда я понял, что отстал от группы и остался один-одинешенек в диком лесу…
- Ладно, я понял! Но где связь между твоей охотой и этой девочкой?
- Так я к тому и веду! Я заблудился, пошел по выбранному наугад направлению и нашел ее!
- Лену?
- Ну, и Лену тоже. Вообще-то, изначально я нашел избушку. Знаешь, такая развалюшка с допотопных времен. Наверное, в царской России там какой-нибудь егерь жил или кто-то подобный.
- Ну и?
- А когда я там оказался, там жила Лена.
- Как жила? Одна?
- Сказала, что нет. Что с ней там какая-то старушка была, но месяца два назад ей стало плохо, и она куда-то ушла. А Лене запретила идти с ней. Представляешь, она совсем неграмотная! Не знает ни про телевизор, ни про телефоны, вообще ничего не знает!
- Старушка?
- Черт, какая старушка?! Лена!
- Рассказов, ты меня разыграть решил? – Виктор устало посмотрел на возбужденного своей речью друга. – Хоть бы совесть имел. Уже полночь, завтра на работу, а я торчу у тебя на кухне и слушаю байки про современного Маугли.
- Вить, ты меня оскорбляешь, - Игорь стянул очки и стал нервно протирать их подвернувшимся полотенцем. – Я, как только приехал, сразу позвал тебя поделиться, а ты мне не веришь.
- Ну, прости, погорячился, - брюнет с извиняющимся выражением лица похлопал друга по плечу. – Сам понимаешь, не каждый день такое слышишь. Ладно, допустим, эта Лена действительно ничего не знает о благах цивилизации, не умеет ни читать, ни писать, ни – о, ужас! – пользоваться интернетом. Ну, и что с того? Тебе какая от этого польза? Что ты собираешься с ней делать?
- Я уже все придумал! – в глазах Рассказова зажегся азартный огонек. – Мы ее воспитаем!
- Что, прости? – Виктор решил, что ослышался и переспросил.
- Мы с тобой ее всему научим, - терпеливо пояснил свою мысль Игорь. – А потом представим обществу и расскажем ее историю! Представляешь, какой резонанс будет?!
- Рассказов, угомонись! Ты уже не ученый! Ты ушел с кафедры три года назад, чтобы заняться бизнесом и, как видишь, в этом преуспел. Зачем тебе ввязываться в это сомнительное дело?
- Вить, да ты только представь, что тогда начнется! О Лене и о нас не будет говорить только ленивый! Да о такой рекламе для нашей фирмы можно только мечтать!
- Может, в этом что-то есть… - мужчина задумался.
В этот момент из комнаты, где осталась девушка, раздался шум. Друзья, не сговариваясь, бросились туда. Увиденная картина заставила сердца забиться в ускоренном темпе: Лена стояла на подоконнике раскрытого окна, наполовину высунувшись наружу. Одно неверное движение – и девушка упадет с высоты восьмого этажа! Недолго думая, Виктор подскочил к окну и дернул блондинку на себя, при этом ловко поймав ее. Готовые сорваться ругательства испарились, когда его взгляд наткнулся на два огромных серо-зеленых озера, глядящих на него без малейшего страха, а только с неподдельным восхищением и неимоверной наивностью.
- Они такие красивые, - ворвался в сознание хрипловатый шепот.
- Кто? – сам не узнал свой осипший в одно мгновение голос.
- Огоньки. Их так много. Я никогда таких не видела.
Он кивнул и, только когда осторожно опускал девушку из своих объятий на пол, понял, что она говорит о неоновых вывесках рекламы. Стараясь не смотреть на уже увлеченно разглядывающую подвесной потолок гостью, подошел к так и стоящему у дверей Игорю и в полголоса проговорил:
- Я согласен. Но только под твою ответственность!

- Ну вот, Лена, это будет твоя комната, - Рассказов гостеприимно распахнул дверь, приглашая тем самым девушку внутрь. Гостья вошла и с любопытством стала оглядывать небольшое, но светлое и уютное помещение. Вся комната была отделана в светло-коричневых тонах, создавая непередаваемое ощущение тепла. Одну из стен почти полностью занимало огромное окно, открывающее вид на так понравившиеся девушке «огоньки». Лена немедленно подбежала к нему и залезла на подоконник, прилипнув к стеклу.
- Зато теперь понятно, чем ее можно занять, - Игорь улыбнулся. Мужчины остались стоять у двери.
- Ага, только учти, что этот фокус действует только в темное время суток. Вряд ли дневная Москва будет ей столь же интересна, - Виктор скептически ухмыльнулся. Рассказов скорчил ему гримасу и позвал девушку:
- Лена, оторвись на минутку.
Блондинка с готовностью обернулась.
- Смотри, это диван. Здесь ты будешь спать, - с этими словами мужчина одним движением превратил довольно узкий предмет мебели в шикарное ложе. Девушка ахнула и подбежала к нему, рухнула на колени (так, что хозяин квартиры даже вздрогнул) и стала разглядывать диван со всех сторон. – Что ты делаешь?
- А как он… так?
- А-а-а, ты про это? – Игорь снова собрал диван, вызвав новый всплеск восхищения в глазах девушки. Он проделал этот трюк еще пару раз, пока Виктор не ткнул его локтем в бок и настойчиво попросил «не выпендриваться». После этого Лене объяснили предназначение шкафа, лампы (еле оторвав ее после от захватывающего процесса нажимания кнопочки «вкл/выкл») и совместными усилиями застелили разложенный все же диван постельным бельем. К удивлению Степнова, девушка очень спокойно отреагировала на зеркало в полный рост, красовавшееся вместо одной из дверей шкафа. Она несколько раз прошла мимо, даже не обратив внимания на свое отражение. Мужчина пихнул друга и кивком головы указал на занимающий его предмет обстановки.
- Ну и что? – пользуясь тем, что Лена отвлеклась на разглядывание таинственных недр небольшого письменного стола рядом с окном, прошептал Игорь.
- Почему она его не боится?
- Степнов, ты совсем? С чего ей бояться зеркала?
- Ну, она же вроде Маугли.
- Угу, и воспитали ее пантера пополам с медведем. Вить, не тупи! В ее избушке было зеркало, и она прекрасно знает, что это и как с этим обращаться, - Рассказов укоризненно взглянул на пожавшего плечами товарища. – Так, надо ей еще показать ванную и кухню и отправляться спать. У меня уже глаза слипаются.
- Лена, а сколько тебе лет? – неожиданно окликнул девушку Степнов. Та подняла голову и недоуменно на него взглянула. – Семнадцать, восемнадцать?
- Не знаю,- она нахмурила лоб, задумавшись.
- Ладно, потом разберемся, - Игорь взял ее за руку и потянул в коридор. Виктор послушно последовал за ними.
Следующим пунктом импровизированной экскурсии стала ванная комната. Чистюля Рассказов никогда не экономил денег на всем, что касалось гигиены, потому достаточно просторное помещение сверкало чистотой. В одном углу стояла душевая кабина, в другом – вместительная ванная, на полочке возле которой поместился внушительный арсенал различных средств, начиная от пены и заканчивая коробочкой с лепестками роз. Степнов тут же вспомнил, как его друг хвастал, что эта часть его квартиры пользуется немалым успехом у женщин. Лена тоже принялась открывать всевозможные бутылочки и баночки. Игорь дал ей немного времени, а потом привлек ее внимание к душевой кабине.
- Лена, посмотри. Когда захочешь помыться, встаешь сюда, поворачиваешь вот этот кран. Сверху польется вода. В зависимости от того, в какую сторону повернешь кран, она будет холодная или горячая. Как только помоешься, закрываешь кран и выходишь. Поняла? - Девушка кивнула. – Ну, вот и отлично.
- Игорь, а зубы чистить ты тоже ее будешь учить?
- Степнов, ты чего ко мне пристал? Хочешь, я тебе доверю эту почетную обязанность? – уставший Рассказов был несколько взвинчен. Неожиданно со стороны душевой кабины послышался взвизг. Мужчины синхронно повернулись в том направлении и увидели промокшую насквозь Лену, хаотично поворачивающую кран в разные стороны.
- Господи, - простонал Виктор, вытащил девушку из душа и закрыл кран.
- Я только хотела попробовать, - шмыгая носом, Лена приглаживала мокрые волосы.
- Ничего страшного, ты быстро всему научишься, - успокоил ее Рассказов. Тут он заметил, что девушка вся дрожит, видимо, случайно принятый душ был по большей части холодным. – Так, тебе немедленно нужно раздеться, иначе заболеешь.
Лена подняла на него растерянный взгляд.
- Ну, чего стоишь? – прикрикнул на нее Виктор. – Раздевайся!
В следующее мгновение легкая кофта шмякнулась на пол мокрой тряпкой. У обоих мужчин глаза почти вылезли из орбит, а девушка невозмутимо взялась за края футболки и потянула ее наверх.
- Стой-стой-стой! – Степнов первым подскочил к Лене, удерживая ее руки.
- Я опять что-то делаю неправильно?
- Нет, Лен, все нормально, просто…
- Просто ты не должна раздеваться в нашем присутствии, - пришел на помощь к другу пришедший в себя Рассказов.
- Почему? – в серо-зеленом взгляде сквозило неприкрытое любопытство.
- Понимаешь, девушка…
- Может раздеваться только при том мужчине, который… Которого… Которому…
- Который является для нее самым близким человеком, - выпалил Виктор.
- Да! – с энтузиазмом поддержал его Игорь. – Ты его еще обязательно встретишь, но позже.
- И перед врачом, - неожиданно выдал Степнов. Поймав выразительный взгляд друга, он развел руками. – А вдруг она заболеет? Будешь тогда объяснять, что это и есть «самый близкий человек» и не важно, что их в больнице в каждом кабинете по штуке или даже по двое?
Рассказов махнул рукой и снова повернулся к гостье.
- Лен, сейчас мы с Виктором выйдем, а ты спокойно разденешься, если захочешь, можешь принять нормально душ, а потом наденешь… - он заскользил взглядом по стенам, – любой из этих халатов. Хорошо? – Девушка кивнула. – Ну, вот и отлично. – Подпихивая друг друга, друзья вывалились из ванной, оставив Лену в одиночестве.
- Мы придурки, - опершись о дверь спиной, произнес Степнов, даже не глядя на Игоря.
- Да уж, - отозвался тот.

- Значит, так: Лена будет жить у меня, - сидевшие на кухне в ожидании принимавшей водные процедуры девушки друзья разрабатывали план действий. – Дежурить будем по очереди – день я, день ты. У нас есть две недели, чтобы ее подготовить.
- Почему две недели?
- Потому что через две недели будет открытый благотворительный прием, на котором соберется весь цвет общества. Это будет своеобразный экзамен, пройдя который Лена сможет влиться в современную жизнь. Если на этом приеме никто не заподозрит, что она «не такая», то у нас все получилось и можно заявлять о нашем открытии!
- Две недели – это нереально! Некоторые за всю жизнь не могут этого добиться!
- У них не было таких гениальных педагогов, как мы!
- Какой же ты скромный, Игорек!
- Не скромнее тебя, - ответил Рассказов. – Так, со сроками мы определились. Завтра разработаем детальный план занятий. Но самое первое, что нужно сделать – собрать ей гардероб, так что с утра поедем по магазинам.
- Может, Машу попросим? – крайне несчастным голосом поинтересовался Степнов, надеясь переложить это ужасающее его занятие на хрупкие плечи их ответственной и безотказной секретарши.
- И как ты ей объяснишь появление и поведение Лены? – оставшись по понятным причинам без ответа, Игорь продолжил: – Так что едем вместе, и не увиливай! Все равно домой тебе уже ехать поздно, так что переночуешь у меня.
- Не сбежать, да? – хмуро пробормотал Виктор. – Обложил, садюга?
Рассказов зловеще хохотнул, а потом снова вернулся к насущным проблемам.
- Но ты затронул интересный аспект. Надо решить, что говорить про Лену, пока ее происхождение не раскроется. От соседей ведь ничего не утаишь.
- Скажем, что родственница, - Степнов пожал плечами. – Племянница, например. Твоя.
- Почему сразу моя? – вскинулся Игорь.
- А зачем моей племяннице жить у тебя в квартире? – с хитрым видом задал вопрос брюнет.
- Уел.
В этот момент из коридора раздалось шлепанье босых ног, а потом на пороге кухни появилась Лена, закутанная в мужской халат, который казался громоздким на ее фигуре.
- Я спать, - девушка зевнула, развернулась и зашлепала в сторону своей комнаты.
- Это же мой халат! – возмутился Виктор (ему не раз приходилось ночевать у друга, поэтому в квартире Рассказова уже обосновалось немало его вещей).
- Не жлобься!- Игорь хлопнул его по плечу и тоже покинул кухню. Надувшийся Степнов последовал за ним, направляясь в комнату, которая была закреплена за ним с тех пор, как Рассказов переехал в эту квартиру. Через десять минут все обитатели этого беспокойного с недавних времен жилища крепко спали.



Спасибо: 37 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 499
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 63
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.01.12 18:11. Заголовок: Утро для Виктора нач..


Утро для Виктора началось с наглых подергиваний его нежно любимых ушей, которые он тщательно оберегал от посягательств в обычное время, но сейчас был застигнут врасплох.
- Рассказов, убью! – даже сонный, Степнов точно знал, кто мог быть настолько коварным.
- Вить, просыпайся! Нам ехать надо. Мы с Леной уже встали, один ты дрыхнешь, как сурок!
Мужчина нехотя открыл глаза, но тут же сел в постели, пытаясь понять, не сон ли то, что он видит. Игорь проследил за его взглядом и вздохнул:
- Понимаю, но по-другому – никак. Никто из нас ведь не сообразил, что надо развесить вещи Лены, чтобы они высохли…
Слегка проснувшийся мозг уже начал обработку поступающей информации, так что спустя пять минут до Виктора дошло, что его друг имел в виду. Снятая девушкой вчера одежда, по-видимому, так и осталась лежать на полу в ванной и, следовательно, для ношения сейчас была не пригодна. Других вещей у дикарки не было, поэтому то, что Степнов видел перед собой, существовало на самом деле. Сама же Лена никакого дискомфорта не испытывала и уже вовсю интересовалась содержимым шкафов, так как до этой комнаты они вчера вечером не добрались.
- Ты так собираешься с ней на улицу выходить? – понизив голос до шепота, спросил брюнет.
- Ну, до машины добежим как-нибудь, потом до ближайшего магазина, а там и переоденется,- не намного громче ответил Рассказов. Виктор скептически ухмыльнулся, затем выгнал всех из комнаты, быстро переоделся и вышел. Его уже ждали в прихожей.
- А позавтракать?
- Некогда, на работе поешь. Сегодня же моя смена. – Мужчины понимающе переглянулись, потом Игорь взял Лену за руку, и вся троица покинула квартиру.

Степнов буквально спинным мозгом ощущал пристальные и удивленные взгляды, провожавшие их до припаркованного на стоянке перед домом Рассказова автомобиля. Еще бы, не каждый день увидишь молодую девушку, одетую в мужские брюки явно на несколько размеров больше, затянутые на талии ремнем так, что от них остались только складки, в мужскую же сорочку примерно того же размера, завязанную узлом под грудью, в тапочках на босу ногу, да еще при этом оживленно поворачивающей голову из стороны в сторону. Добавить к этому компанию двух респектабельно одетых мужчин – и сюжет под названием «Сумасшедшие на улицах нашего города» готов. Именно поэтому Виктор с каждым шагом увеличивал скорость, так что к машине они практически добежали. Лену посадили на заднее сидение, а мужчины устроились впереди и выдохнули с некоторым облегчением.
- Ну что, Игорек, поздравляю. Благодаря сегодняшнему променаду желающих познакомиться с твоей «племянницей» будет гораздо больше.
- Ничего, прорвемся. Цель оправдывает средства. А ты давай, заводи свою колымагу.
Степнов хотел уж напомнить, сколько стоила эта «колымага» на последнем аукционе, но потом решил, что нечего связываться с убогими, и рванул в ближайший торговый центр, который, несмотря на ранее время, был уже открыт. Лена тут же прилипла к окну и разглядывала проплывающие мимо здания, поминутно задавая вопросы, на которые отвечал Игорь, предоставив Виктору спокойно вести автомобиль.
На стоянке перед магазином ситуация повторилась, только на этот раз они оба держали девушку за руки, опасаясь, что в толпе она может потеряться. За спинами колоритной троицы немедленно начинались шепотки, смешки и разной степени пошлости высказывания. Поэтому первый же бутик с одеждой стал островком спасения в море людского любопытства. Продавщицы-консультанты презрительно оглядели Лену с ног до головы, но небрежное постукивание по кассе «золотой» кредитной картой тут же изменило их мнение о клиентке. Девушку окружили со всех сторон, наперебой предлагая всевозможные модные новинки, а она только морщила лоб и пыталась уловить хоть слово из назойливого щебетания. Наконец, блондинку утащили к находящимся поодаль кабинкам для переодевания, а мужчины заняли почетные места «для просмотра». Последующие два часа стали для Степнова пыткой, тогда как Рассказов явно почувствовал себя персонажем Ричарда Гира из небезызвестного фильма и то и дело отправлял девушку примерить новый наряд. Несмотря на крайне нестабильное состояние своей психики, Виктор все же не мог не отметить, что почти все, что примерила Лена, ей очень шло. Это объяснило количество пакетов, украшавших их руки, когда они покидали гостеприимный бутик, и размер улыбок продавщиц, которые смело могли закрываться, так как кассу на ближайшие два дня они уже сделали. Последнее, что услышал Степнов, - это завистливый шепот, выражавший недоумение, как такая замухрышка смогла захомутать двух таких перспективных мужиков. На миг захотелось вернуться, но любое оправдание в данной ситуации только послужило было косвенным доказательствам вины. К тому же впереди была еще одна нелегкая задача.
Перед отделом нижнего белья мужчины долго мялись (ведь одно дело покупать там продукцию для близкой в известной мере тебе женщины, а другое – почти для воспитанницы), краснели, потом просто впихнули туда растерянную Лену, а продавцам вручили кредитку, сопровождая это заветной фразой «ни в чем не отказывать», а сами остались ждать девушку снаружи. На этот раз все прошло довольно быстро, Лена появилась, держа в руке один соблазнительно розового цвета пакет, и все трое двинулись на выход, когда Рассказов тормознул около еще одного отдела.
- Игорь?
- Вить, нам и сюда надо.
- Зачем? У тебя крем для кожи вокруг глаз закончился?
- Очень смешно. Надо Лене что-нибудь купить.
- Еще чего! Она у нас девушка приличная, косметикой не пользуется.
- Степнов, ты того? Из какого века выполз? Я же не собираюсь ей сценический макияж наносить. Так, купим чего-нибудь для ухода или что там у них. – Видя не выражающее особого энтузиазма лицо Виктора, Рассказов добавил: – Ну, вот представь. Мы Лене ничего не покупаем. Она живет в городе, где смог, дым, разные химические осадки. Ее нежная чистая кожа ничем не защищена. Ну, в кого она превратится через десять лет?!
Обладавший достаточно живым воображением Степнов после тирады Игоря представил и содрогнулся. Поэтому без слов распахнул дверь перед девушкой. Лена тут же начала хватать всякие баночки и нюхать их содержимое, непременно давая понюхать и ее сопровождающим, так что вскоре все трое начали чихать. На помощь пришла симпатичная девушка-консультант, которая, выслушав от Рассказова пожелания, немедленно принялась за дело. Выбравшись из магазина, Степнов взял прямой курс на мигающие призывными огнями, указывающими выход, двери, но тут его нос учуял божественный аромат свежесваренного кофе, а желудок отозвался на это гневным – за пропущенный завтрак – урчанием. Уловив тоскливый взгляд друга, Рассказов покрепче ухватил Лену за руку и направился «по следу». Запах привел исследователей прямо к небольшому уютному кафе на первом этаже торгового центра. Пока мужчины выглядывали, имеется ли в наличие свободный столик, девушка стояла рядом и откровенно зевала. Внезапно внимание Виктора привлекла живописная сценка: мальчик лет шести очень вдумчиво вымазывал спинку сиденья вареньем, поданным к заказанным для него оладьям, а когда получил заслуженный подзатыльник, начал кричать и разбрасывать упомянутые выше оладьи по всему залу. Степнов перевел подозрительный взгляд на Лену, потом уловил такой же взгляд со стороны Рассказова. Они одновременно выдохнули «Закажем пиццу» и ринулись к выходу, таща за собой, как на буксире, блондинку.
На этот раз путь к припаркованной машине трудностей не вызвал, благо Лена переоделась еще в самом начале их шопинга и сейчас, одетая в простые джинсы и футболку, излишнего внимания к себе не привлекала. Загрузив пакеты в багажник, все устроились на сиденьях в том же порядке, что и с утра, после чего Виктор тронулся с места. Решено было, что он забросит Лену с Игорем домой к последнему, а сам поедет на работу.
- Это всегда так? – девушка неожиданно прервала беседу мужчин по поводу предстоящей на следующей неделе сделки.
- Что именно?
- Ну, так скучно, - Лена поморщилась. – Куча народу, все куда-то бегут, кричат, толкаются. И непонятные тетки пытаются натянуть на тебя какие-то чужие вещи. Если это и есть город, то я хочу обратно.
- Нет, Лен, - успокаивающе заговорил Рассказов.- Это всего лишь магазин. А есть еще парки, кинотеатры, музеи, театры и еще очень много всего интересного.
- И почти везде тоже куча бегущих и кричащих людей, - хмыкнул Виктор.
- Степнов!
- А я ничего, вон, машину веду, - для наглядности брюнет пару раз нажал на клаксон, чем вызвал у Лены неописуемый восторг.
- Тебе еще у нас понравится, - подытожил Игорь.

В квартиру ввалились с полным ворохом пакетов, Лена скинула тапочки и направилась в свою комнату. Рассказов проводил ее взглядом, потом повернулся к собирающемуся на работу другу.
- Ви-и-и-ть…
- Ой, что-то мне так не нравится твой тон, - с опаской отозвался Степнов.
- А мы кое-что забыли. - Брюнет в недоумении оглядел сваленные на полу пакеты, прикидывая, что еще можно было в них впихнуть. – Обувь.
- Нет, - Виктор тут же замотал головой.
- Ви-и-и-ть…
- Нет, и даже не смотри на меня!
- Витенька…
- Не-не-не-не!!!
- Степновичек, ты же хороший… добрый… заботливый… - каждое слово сопровождалось ласковым боданием лучшего друга в плечо.
- Ладно.
- Ты серьезно? – Рассказов с подозрением взглянул на рассматривающего потолок Виктора, по его мнению, слишком быстро капитулировавшего.
- Да, и отпусти меня, пока я не передумал.
- Без вопросов, давай, езжай.
Степнов вздохнул с облегчением, выбравшись из квартиры, и, насвистывая, припустил вниз по ступенькам, проигнорировав лифт. До офиса он добрался на удивление быстро, приветливо поздоровался с сотрудниками и подмигнул секретарше:
- Машкин-с, загляни ко мне через минутку.
Ровно через минуту в дверь кабинета постучали, а потом на пороге появилась верная помощница, уже держащая наготове блокнот и ручку.
- Машунь, у меня к тебе дело государственной важности, - с апломбом начал Виктор. Девушка привычно кивнула. – Нужно съездить в магазин и купить что-нибудь из обуви.
Секретарша еще раз кивнула и уточнила.
- Вам?
- Э, нет, - слегка замялся шеф. – Девушке.
Мария немедленно оторвала взгляд от блокнота.
- Размер? Модель? Цвет?
- Без понятия.
- Простите?
- Маш, я полностью полагаюсь на твой вкус.
- А ваша девушка?
- Моя девушка? А-а, девушка. Она тоже.
- Так какой же у нее размер?
- Да я как-то не разглядывал, - мужчина задумался. – Второй, наверное.
- Виктор Михайлович, - секретарша еле сдержала улыбку. – Я про размер ноги. – Выражение лица Степнова дало понять, что за этот вопрос миллион он не получит. – Ну, хорошо. Опишите ее. – Виктор сделал пару движений в воздухе, отдаленно напоминающие очертания женской фигуры. – Ну, хоть рост у нее какой?
- Повыше тебя на полголовы.
- Понятно, значит, сто семьдесят пять-сто семьдесят шесть . А размер – тридцать девять-сорок. Виктор Михайлович, я, конечно, попробую, но ничего обещать не могу. Давайте, я куплю что-нибудь вроде кед или кроссовок, их легче подобрать. Но с туфлями…
- И не надо! – вскричал обрадованный Степнов, заставив Марию вздрогнуть. – Кеды – это просто замечательно.
Он выдал девушке кредитную карту, уже изрядно «похудевшую» после утреннего шопинга, и с легким сердцем приступил к чтению очередного договора. Секретарша вышла из кабинета, размышляя про себя, что это за новая пассия появилась у шефа, если он покупает ей спортивную обувь да еще не знает размер груди. Что-то тут не так!

- Степнов, ну где ты ходишь? – недовольный Рассказов втянул друга в квартиру, едва тот успел нажать на кнопку звонка.
- Работаю я, - обиженно отозвался брюнет. – Ты еще помнишь, что означает сие загадочное слово?
- Ха-ха. Зато мы с Ленкой уже читать учимся, - Игорь сиял, как начищенный самовар.
- А она и этого не умеет?
- Не умела, - самодовольно поправил бывший историк. – Мы сегодня начали изучать алфавит и писать…
- Тогда лучше учи ее сразу печатать, - усмехнулся Виктор.
- И научу, - насупился Рассказов, обиженный, что его подвиги на педагогическом поприще остались недооцененными. – Ты обувь принес?
- Обижаешь, - Степнов гордо протянул фирменный пакет, от всей души надеясь, что друг не поинтересуется у него, что именно там находится. Приобретенные Машей вещи он даже не удосужился посмотреть.
- Хвалю! – Игорь энергично пожал ему руку и подтолкнул в направлении комнаты. – Леночка, Виктор вернулся. У него для тебя сюрприз.
- А чего сразу я? - Мужчина попытался возмутиться, но тут на пороге появилось милое создание в шортах и футболке, с перемазанными чернилами руками, с таким восхищенно-ожидающим выражением лица, что не улыбнуться было невозможно. – Привет.
Лена улыбнулась и с интересом посмотрела на пакет, который Виктор продолжал мять в руках.
- Присядь, пожалуйста. – Девушка с готовностью присела на удачно расположенный пуфик, а Степнов достал коробку. Через секунду он уже извлек из нее пару белоснежных кроссовок. – Это тебе. – Лена повертела обувь в руках и недоуменно взглянула на дарителя. За спиной злорадно хихикнул Рассказов. Виктор забрал кроссовки обратно и опустился на одно колено, осторожно взял ножку девушки и примерил обновку. На ум пришло неизбежное сравнение с известной сказкой. «Да уж, если бы принц вместо туфельки подобрал кроссовку, еще неизвестно, на ком бы ему жениться пришлось!» К счастью, Мария с размером не ошиблась: обувка подошла идеально, так что через минуту Лена радостно бегала по квартире в новых кроссовках, а Виктор «цвел» от похвал Игоря (не совсем заслуженных, конечно, но это с какой стороны посмотреть, это ведь он нашел исполнителя). Также в пакете оказалось две пары кед и балетки. Восхищению Рассказова не было предела, он даже забыл про свою обиду и потащил героя на кухню, где на столе красовался ужин.
- Игорек, а ты когда успел поваром стать? – только сейчас Виктор понял, что проголодался, и с аппетитом принялся за еду.
- А это не я.
- В ресторане заказал?
- Нет, - друг покачал головой. – Это Лена приготовила.
- Кто? – Степнов подавился и закашлялся. Игорь участливо похлопал его по спине.
- Лена. А чему ты удивляешься? Она ведь как-то жила в лесу, уж готовить-то всяко лучше нас умеет. А я просто показал ей, как управляться с плитой и что где у меня лежит.
- Да, что-то я ступил, - согласился Виктор.
- И не в первый раз, - не преминул съязвить Рассказов.
- Ну и где умелица наша? - продолжая трапезу, спросил мужчина. – Не тебя ведь мне благодарить.
- Учится, наверное, - пожал плечами хозяин квартиры. – Я ей дал задание написать сакраментальную фразу «Мама мыла раму».
- Изверг ты, Рассказов. Как был извергом в своей школе, так и остался. Тебе в кошмарах замученные ученики не снятся?
- Нет, Витюш, только ты!


Спасибо: 26 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 501
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 63
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.01.12 18:16. Заголовок: Очередное утро и оче..


Очередное утро и очередное подергивание за уши. Степнов недовольно замычал, заворочался в постели, пытаясь избавиться от приставаний, а когда понял, что это не срабатывает, пробурчал:
- Убью, зараза! – приоткрыл один глаз и наткнулся на бесхитростный взгляд цвета свежей травы. – Или нет… Ты что делаешь?
- Игорь Ильич сказал, что это «единственный эффективный метод разбудить этого суслика».
- Понятно. Разбудила – молодец! Теперь иди в свою комнату, я быстро оденусь, умоюсь и приду. – Девушка радостно улыбнулась и умчалась. Виктор немедленно вскочил, натянул джинсы и начал убирать постель, ворча: «Тоже мне, друг! Сдал все явки и пароли при первой же возможности!» Покончив с уборкой и прихватив футболку, он не спеша направился в ванную. Почистил зубы, читая написанное очень мелким шрифтом на одной из баночек Игоря и удивляясь, для кого вообще печатают эти непонятные слова, потом разделся и шагнул в душевую кабину. Наслаждаясь приятно-прохладными струйками, напевал себе под нос какую-то модную песенку, когда, повернувшись, внезапно заметил маячившую по ту сторону фигуру. Кто это был, догадался сразу.
- Лена, выйди! – отворачиваясь и прикрываясь мочалкой, хотя кабина была матовой и вряд ли девушка могла разглядеть что-то в подробностях.
- Почему? – донесся удивленный голос. – Ведь сейчас вы раздеты, а не я?
- Выйди! – заорал, теряя терпение. Ответа не услышал, только хлопнула дверь в ванную. Мгновенно смыл с себя гель, натянул на мокрое тело джинсы и футболку и выбежал вслед за девушкой.
Нашел ее сидящей в своей комнате на диване. Едва он зашел, отвернулась, обхватив колени руками. Вздохнул, обошел так, чтобы оказаться лицом к лицу, и присел на корточки, ловя ее взгляд. Так и есть, обиделась.
- Лен, прости, что накричал. Просто… Не надо так делать.
- Почему?
- Ну, помнишь, мы с Игорем… Ильичем рассказывали тебе, перед кем может раздеваться женщина? – Девушка кивнула. – Вот и мужчина так же!
- Только перед близким мужчиной?
Виктор закашлялся.
- Нет! Перед близкой… очень близкой женщиной.
- И перед врачом, - со знающим видом добавила блондинка.
- Точно, - улыбнулся ей Степнов и, не удержавшись, щелкнул ее по носу. – Пойдем завтракать, а потом я покажу тебе кое-что интересное…

- Ну, как вы тут без меня? – Рассказов спешил домой, как никогда, но квартира встретила его целыми окнами и стенами, а также довольным собой другом и ласкающими слух звуками, доносящимися с кухни и свидетельствующими о том, что они опять будут ужинать по-домашнему.
- Отлично! – Глядя на Степнова, можно было легко в это поверить, но Игорь знал его уже достаточно давно, поэтому первым делом прошел на кухню, где хозяйничала Лена, и задал тот же вопрос. Получив аналогичный ответ, он успокоился, наскоро умылся и сел за стол, нетерпеливо ожидая начала трапезы. Вместо этого он неожиданно почувствовал ощутимый удар по затылку. Обернувшись, с удивлением увидел улыбающуюся блондинку со сковородкой в руке.
- А почему звездочек нет? – разочарованно протянула девушка. Игорь потер саднящее место и красноречиво взглянул на Виктора, в миг нашедшего за окном что-то безумно интересное.
- Лена, а почему должны быть звездочки?
- Там всегда они появляются, если ударят по голове. А еще все смеются.
- Где «там»? – вместо ответа девушка взяла его за руку и потянула за собой. Разумеется, пришли они в большую комнату, где Лена указала на телевизор.
- Там.
- Понятно, - Рассказов мило улыбнулся, но тут же поморщился. – Леночка, посиди здесь немножко. Мне с Виктором Михайловичем поговорить надо. - Девушка беспрекословно подчинилась, а Игорь ринулся обратно.
- Степнов! Ты ей что, телевизор включал?!
- Так ведь ты же сам сказал: приучать ее к жизни в условиях цивилизации! – немедленно начал защищаться Виктор.
- Но я ведь не сказал включать ей этот рассадник насилия и порока!
- Да я всего лишь мультики…
- Да? А если в следующий раз она не сковородкой бить начнет, а газ включит и решит проверить, такой же забавный взрыв будет, как в мультике, или нет?!
- По-моему, ты драматизируешь, - Степнов начал осторожно обходить разъяренного друга, стараясь незаметно приблизиться к желанному выходу.
- Стоять! – его маневры не остались незамеченными. Никто не знает, чем это могло бы закончиться, но на пороге кухни появилась Лена.
- Я есть хочу.
- Да, Леночка, конечно, - Игорь сам усадил ее за стол и начал разливать приготовленный суп. С трудом подавив в себе желание опрокинуть тарелку с горячей жидкостью на голову провинившегося, он с грохотом опустил ее на стол и угрожающе прошептал:
- Еще только раз…
- Да понял я, понял! Больше никаких телевизоров, - покаянно отозвался Виктор, подмигнув Лене и принимаясь за еду.

На этот раз ночевал Виктор дома, поэтому с утра никаких сюрпризов – противный звонок будильника, который он уже в сотый раз торжественно поклялся себе же сменить, водные процедуры без свидетелей, кофе на завтрак и долгий путь на работу с неизбежным стоянием в пробках. У Рассказова он появился только вечером, уже в лифте предвкушая вкусный домашний ужин. Каково же было его разочарование, когда вместо аппетитных запахов его встретили рассеянный взгляд друга и хлесткая фраза: «Есть хочешь? Ну так, иди и готовь»! Ну конечно, они же с Леной таблицу умножения проходят! Как будто симпатичной девушке в современной Москве это поможет устроиться в жизни! Недовольно ворча, Степнов пожарил яичницу, в одиночестве съел ее и уехал домой, обиженный полным невниманием к его персоне. Ближе к ночи позвонил радостный Игорь, полчаса восторгавшийся достижениями Лены и напоследок брякнувший: «Ну, ты завтра не опаздывай!»
Естественно, после такого напутствия Виктор немилосердно проспал. Разбудила его настойчивая трель мобильного телефона. С трудом нашарив разрывающийся аппарат на прикроватной тумбочке, вякнул вялое «алло» и узнал о себе много интересного, на что ответил: «Сейчас буду», - и принялся судорожно собираться. Рассерженный Рассказов распахнул дверь, едва Степнов вышел из лифта, и втащил виновато улыбающегося друга в квартиру. Там, надевая ботинки, он дал указания, что можно и что нельзя, и умчался на работу. Виктор облегченно вздохнул, разделся-разулся в рамках приличия и прошел в комнату. Лена уже ждала его, сидя за письменным столом.
- Привет, - мужчина улыбнулся девушке. – Заждалась уже? Тогда начнем.
Далее последовало обучение азам арифметики, грамматики и иже с ними, что давалось Степнову гораздо труднее, чем его нечаянной ученице. Разбуженный не вовремя организм требовал «продолжения банкета», а скучные правила русского языка вызывали стойкую зевоту. После перерыва на обед Виктор дал Лене номера заданий, тщательно записанные перфекционистом Рассказовым, и отлучился из комнаты «на минуточку». Эта минуточка растянулась на два часа: включенный спортивный канал с прямой трансляцией боксерского матча мигом прогнал сонливость и всякие угрызения совести по поводу безалаберности новоиспеченного педагога. После бокса начался футбол, а это уж святое! Это даже Рассказов знает!
Виктор напряженно следил за ходом игры, когда неожиданно почувствовал, что находится в комнате не один. С опаской перевел взгляд на вход и увидел Лену, с интересом смотрящую на экран. В руках девушка держала тетрадь и ручку, видимо, хотела что-то спросить, но увлекалась и забыла.
- Лена, - осторожно позвал блондинку. – Ты что-то хотела?
- А что это? – она кивнула на экран, оставив его вопрос без внимания.
- Футбол.
- А что такое «футбол»? – девушка непринужденно села рядом с ним на диван.
- Игра такая. Тебе правда интересно?
- Очень.
- Тогда давай пока посмотрим, а через десять минут будет перерыв, и я тебе все объясню.
Едва началась реклама, так раздражающая обычно, Лена повернулась к нему.
- Футбол – это командная игра, - правильно поняв ее немой вопрос, пустился в пространные объяснения Виктор. – В каждой команде одиннадцать игроков, у каждого из которых свои функции. Вот, например, тот, что в воротах, вратарь или голкипер, должен не допустить, чтобы ему забили гол.
- Гол?
- Это когда мяч оказывается заброшенным в ворота. Правда, иногда это не засчитывают, но это уже нюансы. Есть еще защитники – это понятно, они защищают ворота.
- От кого?
- От противника. То есть от другой команды, которая изо всех сил стремится забить гол.
- А зачем?
- Чтобы выиграть.
- А зачем?
- Ну, победа – это же всегда приятно. Да и призы иногда бывают… А вообще, спорт – это полезно, вот!
- А почему они бегают?
- Что?
- Почему они бегают за мячом, а не ходят? Тогда они не теряли бы мяч так часто.
- Э-э-э… Понимаешь, Лена, бег гораздо полезнее, чем ходьба. Если хочешь быть здоровым – бегай!
- Вы тоже бегаете?
- Я?
- Ну, вы же хотите быть здоровым?
- Конечно. И да, я тоже бегаю. По утрам. Просто сейчас небольшой перерыв сделал…
- Я тоже хочу!
- Что ты хочешь?
- Бегать. И быть здоровой. Возьмете меня с собой?
- Э-э-э… - Восторженные огоньки в зеленых озерах напротив просто вынудили ответить: – Конечно! Завтра же и начнем.
- А кто там еще бегает по полю? Смешной такой, постоянно свистит и чем-то машет?..
Весь перерыв Виктор объяснял азы футбола, а с началом второго тайма они с Леной полностью погрузились в игру. Девушка на удивление внимательно смотрела, даже один раз поспорила с мужчиной, когда он стал возмущаться неправильным поведением судьи (после того, как он объяснил ей, что такое офсайд). В общем, время текло незаметно, про скучные упражнения никто и не вспоминал, а вернувшийся Рассказов застал весьма интересную картину: Лена с Виктором чокались стаканами, в которых плескалась светло-желтая жидкость, празднуя забитый гол.
- Степнов! – Гневный возглас с порога заставил вздрогнуть застигнутую врасплох парочку. Не давая опомниться, Игорь подлетел к девушке, выхватил из ее рук бокал и подозрительно принюхался.
- Да сок там, сок! – воскликнул брюнет, а про себя добавил: – Истеричка…
- Лена, иди к себе в комнату. Мне с Виктором Михайловичем поговорить надо.
- Опять, - блондинка вздохнула и вышла, не забыв прихватить с собой оставленные на кресле письменные принадлежности.
- Игорь, это всего лишь футбол! – Степнов решил прибегнуть к старой истине и действовать на опережение. – Или ты боишься, что Лена где-то раздобудет бутсы и устроит тебе жесткий подкат?
Поразмыслив, Рассказов был вынужден признать правоту друга и снял запрет на телевизор, но ограничил время «сеанса» и пригрозил лично отслеживать программу передач.
Поужинали мирно, Игорь еще пару часов позанимался с Леной, в то время как Виктор вел переговоры по телефону с возможными клиентами, планируя свой завтрашний рабочий день, а затем все улеглись спать по своим комнатам.

Утром хозяин квартиры проснулся от странных шорохов в коридоре. Зевая, выбрался из постели, проследовал на «место преступления» и замер в изумлении: его «племянница» и лучший друг, почему-то наряженный в какое-то доисторическое трико (давно надо разобрать антресоли!) и футболку, явно куда-то собирались.
- Не понял… Вы куда?
- Игорек, - чрезмерно бодрым голосом отозвался Степнов. – Мы на пробежку. – Видя по выражению лица Рассказова, что он на грани провала, брюнет быстро добавил: – Я же всегда по утрам бегаю!
- А, ну да, ну да! Удачи, спортсмены! – Рассказов ухмыльнулся.
С такой же ухмылкой он их и встретил. Лена сразу убежала в ванную, а Игорь наклонился к пытающемуся отдышаться Степнову:
- Ты хоть живой?
- Местами…
Совместный завтрак вернул мужчине силы, а также дал время на размышления, итогом которых стал вызов в кабинет преданной и задающей мало вопросов Марии.
- Машенций, купи мне приличный спортивный костюм и самые лучшие кроссовки для бега, - Виктор продиктовал заказ, не отрываясь от делового договора. – И абонемент в спортзал.
Секретарь внимательно оглядела находящегося в вполне приличной физической форме начальника и сделала свои выводы. Именно поэтому весь оставшийся день вся женская часть компании решала глобальную мировую проблему под названием «Новая баба Шефа: кто она?»

Виктор быстро привык к утренним пробежкам, но вот спортзал так ни разу и не посетил. Некогда было. Гораздо увлекательнее оказалось проводить время в компании Лены и – иногда – Рассказова. Игорь, вероятно, навсегда запомнил тот вечер, когда Степнов налетел на него еще в прихожей, не дав даже разуться.
- Это невероятно! Это просто потрясающе!
- Это ты о чем сейчас? – поинтересовался хозяин жилища, перебирая в уме предположения от «Наши победили!» до случайно увиденного по телевизору нового спортивного автомобиля, к которым его друг питал выраженную слабость.
- Она играет в шахматы!
- Кто? – Спустя несколько секунд «дошло». – Лена?!
- Ну, не то чтобы играет, - тут же поправился Виктор. – Но задатки у нее колоссальные! Я дал ей задание, как ты и велел, а сам от нечего делать начал расставлять фигуры на доске. Вот она и спросила, что это и зачем нужно. Я рассказал про фигуры, показал, как они могут ходить, и мы даже разыграли несколько партий. Она, конечно, еще путается, но один раз мы даже сыграли вничью!
Рассказов, который постоянно проигрывал, скептически осмотрел радостного друга с головы до ног.
- Это ты сейчас чему радуешься? Тому, что Лена такая способная, или что ты такой «великий педагог»?
- Всему понемножку!

Сам же Степнов был в восторге от воскресенья, в течение которого они совместно с Игорем пытались показать Елене основы этикета, а точнее, той его части, что касалась поведения за столом. Инициатива, как обычно, принадлежала Рассказову. Виктор же сразу заявил, что все это чушь и что сам он до сих пор не может запомнить назначение всех приборов, и вообще – это пережитки прошлого. На это заявление Игорь, многозначительно приподняв очки, ответил, что то, что прощается «очаровательному варвару», никогда не простят юной даме. После этого Степнов еще долго приставал к другу с требованиями сказать, кто именно его так называет. В итоге, они оба провели практически бессонную ночь за компьютером, читая правила «столового» этикета.
Занятие проводилось в торжественной обстановке за тщательно сервированным столом (пришлось сверяться с картинкой из интернета по каждой мелочи) до того момента, когда Игорь, следуя распространенному мнению, не взялся за зеленый горошек с помощью ножа и вилки. Первые десять минут, когда бывший историк гонял несчастную горошину по тарелке, Виктор и Лена еще сохраняли видимое спокойствие, но когда после особо неудачной попытки разрезать мелкий и вредный продукт, он, проделав немыслимый полет по кухне и отрикошетив от всех возможных поверхностей, все-таки приземлился где-то за холодильником, девушка не выдержала. Ее заразительный смех вызвал сначала улыбку на лице Степнова, а потом он и сам захохотал, причем громкость усилилась при взгляде на обиженно-недоуменное выражение лица Игоря. Последний пару мгновений переваривал «предательство» горошины, а затем присоединился к веселой компании. За столь приятным времяпрепровождением мужчины упустили тот момент, когда Лена взяла в руки вилку… В результате последующие полчаса девушка сидела на столе, болтая ногами (вдруг наступит, поскользнется и упадет?), в то время как оба друга ползали по кухне на четвереньках, пытаясь собрать разлетевшиеся по всей комнате горошины. После этого урок был закончен, и вся компания переместилась в зал, где весь вечер провела за просмотром футбольного матча. Бедный Рассказов снова остался в меньшинстве: Виктор и Лена болели за одну команду, которая и выиграла со счетом 3:1, а ему пришлось мыть посуду.



Спасибо: 24 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 502
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 63
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.01.12 18:22. Заголовок: Понедельник, по жреб..


Понедельник, по жребию, достался Степнову. На этот раз мужчина проснулся самостоятельно, быстро собрался и отправился на пробежку в компании очаровательной (со слов соседей, с которыми, впрочем, никто и не намеривался спорить) блондинки. После этого они вдвоем позавтракали, некоторое время отвели на занятие по «чтению - писанию – считанию», а потом уселись за шахматы. Лена с каждым разом играла все лучше, иногда делая очень неожиданные и интересные ходы, так что время летело незаметно. Однако через пару часов по обоюдному согласию было решено «немного посмотреть телевизор». На одном из каналов Виктор наткнулся на старый черно-белый фильм из голливудской классики и решил остановиться на нем, дабы «приобщиться к прекрасному». Лена, не отрываясь, следила за разворачивающейся на экране историей любви и разлуки, а Виктор исподтишка наблюдал за ней. С одной стороны было забавно видеть ее нахмуренные брови, или закушенную нижнюю губу, или радостную улыбку во время различных сцен, с другой – было в этом что-то особенное, пусть наивное, но удивительно чистое и светлое, от чего внутри становилось тепло. Неожиданно он почувствовал на себе пристальный взгляд. Оказалось, что фильм уже закончился, и теперь Лена в упор смотрела на него, а в следующую секунду… Едва почувствовав на своих губах несмелое прикосновение, он безотчетно поддался порыву и ответил, но спустя несколько мгновений отшатнулся от целующей его девушки.
- Лена… Что ты делаешь?!
- Она сказала, что он хороший, и что он очень ей дорог, а потом сделала так… Вы тоже очень хороший…
- Лен, - он смутился под бесхитростным взглядом серо-зеленых глаз. – Это неправильно. Ты не должна была…
Девушка, не дослушала, выбежала из комнаты. Виктор запустил руки в волосы, а затем несколько раз с силой дернул за пряди. В голове роилось бесчисленное множество мыслей, но на главный вопрос «Что сейчас делать?» ответа не было. Ясно одно – с ней нужно поговорить. Немедленно.
Перед дверью в комнату Лены потоптался в нерешительности, но все же пересилил постыдное желание «отложить». Девушка сидела, поджав колени, на диване лицом к окну. Он осторожно присел рядом. Едва заметные, почти высохшие дорожки на щечках привели в смятение.
- Лена, ты плакала?! Прости, я не хотел тебя обидеть! Я не должен был кричать.
- Не в этом дело, - девушка шмыгнула носом. – Просто я для вас ничего не значу.
Он опешил.
- Почему ты так решила?
- Мне нельзя видеть вас раздетым, нельзя поцеловать… Значит, я не являюсь вам близким человеком.
- Лена, это не так. Просто… - «А что просто? Сами ведь с Рассказовым вбили ей в голову эти «постулаты»! Но ведь это не так! Она…» - Лена, ты мне очень дорога, правда. Ты очень красивая, умная, забавная девушка и… У нас все будет, но в свое время. Постепенно… Правильно…
- Это как? – подняла на него заинтересованный взгляд.
- Сначала свидания – прогулки, кафе, кино. Потом поцелуи, потом… - он замялся, сообразив, что подразумевает это «потом», но, к счастью, она не обратила на это внимание.
- А когда?
- Да хоть завтра!
- Но завтра ведь день Игоря Ильича? – Он улыбнулся. «Хорошо, что хоть не Владимира Ильича!»
- А мы его уговорим! – Виктор взял руку девушки в свою и легонько сжал. – Ленка, ты мое маленькое чудо!

Разговор с Рассказовым оказался коротким и по существу:
- Игорь, давай завтра я с Леной останусь?
- Почему? – несказанно удивился тот инициативе друга, до этого как-то направленной на другие цели.
- Надо.
- Ну, надо, так надо, - пожал плечами.
Утром следующего дня после обязательной пробежки, завтрака и проводов «кормильца» на работу Виктор отправил Лену собираться, а сам еще раз обдумал план действий и проверил присутствие наличности в портмоне. Девушка появилась через пять минут, чем вызвала неподдельное восхищение и стойкое ощущение «мне повезло» с учетом имеющегося опыта подобных ожиданий «собирающейся» женщины. Оделась она просто: футболка, джинсовые шорты и кеды – но то ли одежда так ей шла, то ли сама она была на редкость мила и симпатична, в общем, итог был один – мужчина был чрезвычайно горд своей спутницей.
На общем собрании решили отказаться сегодня от машины, а воспользоваться общественным транспортом. Опытным путем было установлено, что автобусы – это «фу!», троллейбусы – «терпеть можно, но скучно», маршрутки - «быстро, но страшно», а вот метро понравилось Лене до такой степени, что пришлось пару раз проехаться по кольцевой, прежде чем удалось ее вытащить «на свет Божий». Куда вести девушку дальше, у Виктора не было никаких сомнений. На входе в парк они купили разовые билеты, открывающие доступ к любым аттракционам. После сего смелого шага началось форменное сумасшествие: Лена бегала от одной карусели к другой, Степнов едва поспевал за ней, но оба веселились на славу! Сколько было съедено мороженого и сладкой ваты, подсчету не подлежало, кое-как ему удалось затащить девушку в открытое кафе, чтобы хоть немного поесть нормальной еды в виде салата из свежих овощей и стакана сока, а потом они снова отправились покорять «Американские горки» и иже с ними. На колесе обозрения Лена вертелась из стороны в сторону, пытаясь показать ему все, что ее поразило (а этого было немало), так что в итоге Виктору, опасающемуся за ее сохранность, пришлось посадить блондинку к себе на колени. Возражений не последовало, поэтому оба со спокойной душой и в том же положении отправились на второй круг.
Уже шли в направлении выхода из парка, когда девушка замерла около небольшой, огороженной сеткой площадки, на которой компания парней играла в баскетбол. Лена провожала взглядом каждый пас, приоткрыв рот от восторга. Такое внимание не осталось незамеченным: сначала парни о чем-то переговорили между собой, а потом один из них – юркий, несколько вертлявый, растрепанный, как воробей, брюнет – подбежал к сетке.
- Привет, - парень обнажил зубы в белоснежной улыбке. – Нравится?
- Очень!
- Хочешь с нами? Меня, кстати, Игорь зовут, но обычно откликаюсь на «Гуцула».
- Лена, - девушка улыбнулась. – Но я не умею.
- А мы научим, - Игорь подмигнул и потащил ее за руку на площадку. Лена оглянулась на стоящего поодаль Виктора и, дождавшись его кивка, с радостью подчинилась. Гуцул взял в руки мяч, пару раз ударил его о землю, а потом точным движением отправил в ближнее кольцо.
- Видишь, как надо?
Блондинка кивнула и, получив мяч, легко повторила маневр. Только на этот раз покоренным оказалось дальнее кольцо. Парни восхищенно засвистели, а интерес в глазах Игоря возрос.
- Да ты молодец! Сможешь повторить?
Мяч снова оказался в руках блондинки, повторный бросок… Удар о щит, и мяч укатился под ноги какому-то рыжему парню.
- Ничего страшного, тебе просто нужно потренироваться, - успокоил девушку Гуцул. – Давай с нами!
- Спасибо, но меня ждут, - Лена еще раз оглянулась на Степнова, уже с выраженными признаками недовольства на лице.
- Жаль. Захочешь встретиться – я по вечерам всегда здесь! – Игорь галантно проводил ее к выходу с площадки и умчался играть дальше, а Лена подошла к Виктору.
- Куда дальше?
- Домой, - практически проворчал он, взял ее за руку и повел по аллее. Выйдя из парка, они повернули к метро, видимо, мужчина действительно вознамерился воплотить свои слова в действие. Да кто ж ему даст? Внезапно Виктор почувствовал, как маленькая ладошка в его руке рванулась на волю. Он остановился и взглянул на девушку. В серо-зеленых глазах было столько обиды, разочарования и недоумения, что он тут же мысленно раз десять ударил себя по голове чем-то очень тяжелым, а потом произнес заискивающим тоном:
- Еще погуляем?
Лена обрадовано кивнула, схватила его за руку покрепче и потянула подальше от входа в метро. Гуляли долго, при этом глазели по сторонам не хуже заезжих туристов, пару раз даже натыкались на группы в сопровождении экскурсоводов и слушали о достопримечательностях «на халяву». Солнце начинало садиться, когда они пересекали очередной мост. Девушка вырвала свою руку и легко забралась на перила, собираясь продолжить прогулку таким образом.
- Лена, слезь, пожалуйста, - Виктор отводил взгляд от возвышающейся над ним фигуры.
- Почему? Здесь же так здорово! – блондинка продолжала идти, будто по ровному тротуару, совершенно не глядя себе под ноги.
- И опасно! Спустись!
- А я знаю! – она замерла на месте. – Вы просто боитесь высоты! Так я вас мигом отучу.
Следующие пять минут она всеми правдами и неправдами уговаривала его забраться к ней на перила, а когда он все же сделал это, отбежала назад примерно шагов на пять, получив неслабый нагоняй, что движется спиной вперед. Затем последовал «основной курс»:
- А теперь смотрите на меня и идите. Просто идите мне навстречу. Видите? Вокруг никого нет, только вы и я. И вы просто идете мне навстречу. Потому что видите только меня…
«Видеть только ее» оказалось на удивление просто. Виктор уже не слушал, что именно она говорит, лишь двигался в ее направлении, не замечая, как она делает шаг за шагом, удаляясь на то же расстояние, на которое он приближался. И уже неважно, сколько метров до воды, как долго он будет падать в случае одного неверного движения, какой болезненный будет удар и останется ли он вообще жив… Есть только она… Наконец, девушка остановилась и протянула ему обе руки. Три шага, и вот его ладони накрывают ее, а глаза настойчиво вглядываются в серо-зеленое море напротив…
- Эй! – громкий возглас заставил вздрогнуть и взглянуть в направлении звука. Вспышка ослепила на мгновение обоих, и только спустя несколько мгновений Степнов смог разглядеть относительно молодого, чуть несуразного, в смешной кепке и замотанного в шарф, несмотря на впечатляющий летний зной, фотографа. Тот воспользовался случаем и сделал еще пару снимков, а потом подошел к уже спустившейся на землю паре. – Я Глеб. – С чувством встряхнул руку Виктора и поцеловал ладонь Лене, отчего та явно смутилась. – Это потрясающе! Это изумительно! Это…
- Можно конкретнее? – перебил его Степнов.
- То, что я сейчас видел, – это гениально! Так что я позволил себе сделать несколько снимков, оставьте мне адрес, чтобы я смог вам прислать фото, но я уже сейчас уверен, что это будет шедеврально! Так что прошу у вас разрешения использовать эти кадры на моей персональной выставке.
- Мы подумаем, - заверил его мужчина. – Но сначала нам все же нужно взглянуть на фотографии…
- Конечно, конечно! – засуетился фотограф. - Куда я могу их прислать?
Поразмыслив, Степнов дал адрес Рассказова, после чего они распрощались и вдвоем с Леной, усталые, но довольные, вернулись домой. К сожалению, удовлетворение от этого дня на хозяина квартиры, которого совершенно забыли предупредить, «где они шляются», не распространялось. Однако откровенно уставший вид девушки, к тому же поминутно зевающей, заставил отложить все «разборки» на завтра, а когда наступило утро, Виктор заблаговременно «смылся» на работу.
Рабочий день прошел плодотворно, к тому же воспоминания «о дне вчерашнем» приятно грели душу, так что дискуссии на тему «Все-таки баба у него есть!» в связи с невиданной ранее улыбчивостью шефа возобновились с новой силой. Вернувшись вечером в квартиру Рассказова, Степнов забежал на минутку в комнату к Лене, чтобы приветственно чмокнуть в щечку вновь корпевшую над учебниками девушку, а затем проследовал на кухню, где и нашел Игоря, рассматривающего какие-то листы.
- Чего смотрим? – брюнет взглянул через плечо друга и замер. На столе лежали их с Леной фотографии, уже присланные расторопным умельцем. Снимки действительно получились замечательные: вот на фоне заходящего солнца два силуэта – мужчины и девушки – идут навстречу друг другу по перилам моста, вот они остановились и держатся за руки, глядя друг на друга, а вот – уже в камеру, но взгляд еще полуотсутствующий, еще там , в друг друге… А на следующем снимке девушка уже слегка смущенно улыбается, чуть склонив светлую голову к груди мужчины, который – напротив - смотрит несколько сурово, будто сообщает целому миру, что она находится под его защитой… Фотографии приковывали к себе внимание, заставляя вглядываться в каждую деталь. Однако времени на это не было, так как Рассказов уже пристально смотрел на него.
- Вить, ты ничего не хочешь мне сказать?
- Нет.
- Ты же понимаешь…
- Я знаю, Игорь! Я все знаю!..

Следующий день по очереди снова принадлежал Степнову. Рассказов, уходя на работу, попрощался с Леной, а затем, глядя прямо в глаза другу, тихо и твердо произнес:
- Вить, я тебе верю.
Брюнет в ответ только благодарно сжал его плечо и кивнул. День прошел весело и легко: решили сделать перерыв в учебе, поэтому снова отправились на прогулку (правда, на этот раз без заходов в парк). Вернувшись домой, стали вместе готовить обед, причем ведущая роль принадлежала мужчине. Естественно, под чутким руководством Лены. Едва Виктор попробовал свою «стряпню», как тут же смутился: блюдо было изрядно пересолено, а значит, в соответствии с известной поговоркой… Но девушка съела все до последней крошки, ничем не выразив недовольства. От этого внутри стало невыразимо тепло и как-то щекотно. Уж не завелись ли у него пресловутые бабочки? Пока Степнов размышлял по этому поводу, блондинка умчалась в комнату, оставив его один на один с грязной посудой. Справившись с сим подвигом, мужчина почувствовал себя настоящим героем и отправился требовать награду. Нежный поцелуй с последующим мягким массажем головы под просмотр баскетбольного матча его вполне удовлетворили. Также он показал Лене фотографии, попутно пытаясь объяснить «на пальцах», как такое возможно. Девушка пришла в восторг от снимков, и они совместно решили дать разрешение на их публикацию. Чего такой красоте пропадать?
Вечер прошел как обычно, даже Рассказов проявлял невиданное благодушие, оставляя их почаще наедине. Зато пятница с самого утра началась с суматохи. Прежде всего, оба друга прогуляли работу. Вместо этого они потащили Лену в торговый центр (на всякий случай, в другой), где заставили ее перемерить целую кучу всевозможных платьев. Остановились на простеньком, но чрезвычайно выигрышно подчеркивающем ее фигуру коктейльном варианте. Затем последовал выбор подходящей обуви. Вот здесь пришлось помучиться: девушка категорически отказывалась от каблуков! Вернее, она примерила одни туфли на десятисантиметровой шпильке, сделала пару шагов и чуть не упала, благо, Виктор старался далеко от нее не отходить. После этого злосчастные туфли полетели в угол, а Лена села на пуфик и отрицательно мотала головой на любую показанную ей пару. Наконец, одну из консультантов осенило, и она принесла милые босоножки на танкетке со шнуровкой вокруг щиколоток. Блондинка сменила гнев на милость, с интересом примерила обувку, да так и не сняла. Вздохнувшие с облегчением мужчины отправились дальше: на очереди было посещение салона красоты, чтобы сделать Лене укладку и соответствующий макияж. Сдав девушку на руки профессионалам, друзья ринулись по магазинам, так как времени, чтобы самим принарядиться, оставалось катастрофически мало.
В итоге, на ежегодном благотворительном приеме они появились при полном параде, при этом Виктор держал Лену под руку и безмерно гордился своей спутницей (которую сам не сразу признал в выходящей из салона красоты обворожительной блондинке). Журналисты повсеместно брали интервью, щелкали затворы фотоаппаратов, разговоры, смех, позирование… Уже через пятнадцать минут Степнов почувствовал, как Лена крепче стиснула его руку. Он повернулся к девушке: она выглядела испуганно и неуверенно. Мужчина слегка наклонился:
- Давай сбежим? – Серо-зеленые глаза немедленно засверкали радостью. – Сейчас, только найдем Игоря и предупредим его.
Они двинулись сквозь толпу в поисках Рассказова, которого буквально с порога «похитила» роскошная брюнетка. Но уйти им не удалось…

- Ленка! Кулемина! – Звонкий возглас легко перекрыл стоящий гул и ударил по барабанным перепонкам. – Ты куда пропала? Я тебя уже третий день ищу! Хотела уже папу подключать!
Степнов повернулся на голос: к ним очень быстро проталкивалась кудрявая блондинка в эффектном мини. Судорожные жесты руками справа и чуть сзади от себя заметил не только он. Кудрявая резко затормозила, пискнула «Ой, извините! Я ошиблась!» и развернулась обратно…
- Стоять!
Девушка вздрогнула и медленно повернулась. Виктор пристально взглянул на обеих блондинок: и та, и другая резко опустили головы и захлопали ресницами.
- Чувствую, Игорю Ильичу будет безумно интересно кое-что узнать!..

Рассказов сидел и качал головой.
- Нет, это бесподобно! Поспорить, что блондинка сможет прожить десять дней, не пользуясь благами цивилизации?!.. Это ж надо было додуматься!
- Ну, и ничего такого, - кудрявая, представившаяся Лерой, пожала плечами. – Мы еще и не такое можем.
- Не сомневаюсь, - хмыкнул Степнов, не отрывая взгляда от Лены, внимательно изучающей органолептические свойства своего коктейля. Вся четверка комфортно расположилась за столиком подальше от толпы, где девушки смогли спокойно поведать свою историю.
- Так вот, - продолжила рассказ Лера. – Десять дней прошли, я приезжаю в эту избушку, а там никого нет. Телефон Ленкин не отвечает. У родных она не объявлялась. Я уже с ума начала сходить! Подняла всю округу на уши, а никто ничего не видел, не слышал и вообще не в курсе. А она, оказывается, в Москве живет и не бедствует!
- Между прочим, спор я выиграла! – вступила в разговор Лена.
- Это почему же? Договор был, что ты не будешь пользоваться плодами цивилизации!
- А я и не пользовалась бы, если бы меня оттуда не забрали и не стали «учить»!
- Вынужден признать, что Лена права, - поддержал свою «воспитанницу» Игорь. – Вела она себя так, как будто действительно в глаза всего этого не видела.
Лера поджала губы, а потом все же признала:
- Ладно, будет тебе твой приз… - Лена победно «затанцевала» на месте. Рассказов еще раз обвел блондинок взглядом.
- Девчонки, но это все равно потрясающе! Да вам в актрисы надо!
Девушки переглянулись и засмеялись:
- Да мы на актерском и учимся!
- В таком случае, как начнете сниматься – зовите. Стану продюсером вашего фильма! С такими талантами я миллионером стану!
Они еще некоторое время поболтали втроем, затем Лера убежала, чтобы не пропустить одного «очень важного человека». За ней поднялся и Игорь.
- Я тоже, пожалуй, пойду. Виктор?
- Нет, - брюнет поднял на него взгляд. – Я еще посижу.
Рассказов понимающе усмехнулся, подмигнул Лене и удалился. Блондинка некоторое время что-то чертила пальчиком по столу, а потом взглянула хитро из-под челки.
- Злишься на меня?
- Надо бы, но не получается. Как вспомню, как мило ты ковырялась в носу при первой встрече!..
Девушка заливисто рассмеялась.
- Да уж, по этому поводу мне комплиментов еще не делали!
- А шахматы?
- Отец в детстве научил. Юношеский разряд.
- Баскетбол?
- Капитан школьной команды.
- Футбол?
- Болею за ЦСК, иногда играем в ребятами во дворе.
- А тогда, в ванной? Ты просто подглядывала? – Девушка опустила голову.
- Мне просто очень хотелось… - снова лукавый взгляд. – Посмотреть…
Он не смог сдержать улыбки. Другая. Дерзкая, насмешливая, с чертовщинкой в глазах. И от этого еще более притягательная.
- А что за приз?
- Две недели на двоих на Мальдивах. А что?
- Да как-то давно у меня отпуска не было…
Казалось, все вокруг могли увидеть разряд при столкновении взглядов серо-зеленых и голубых глаз.
- Надо что-то предпринять…

КОНЕЦ


Спасибо: 31 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 516
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 64
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.02.12 19:08. Заголовок: Автор: Галлюцинация ..


Автор: Галлюцинация
Название: Плохая девочка
Жанр: AU, OOC, Humour и чуть Angst
Рейтинг: почти R
Пейринг: Лена/Виктор
Статус: окончен (наверное, в трех частях)

forget-me-not, Катя, спасибо! Скрытый текст


Он возвращался с тренировки, когда увидел распахнутые настежь двери подъезда, грузовую газель перед ними и снующих между этими двумя объектами рабочих с коробками.
- Любуешься? – рядом появился Игорь Рассказов, лучший друг и сосед по двору, в котором они и провели всё совместное детство.
- У нас новички?
- Да, говорят, женщина с ребенком. Вроде бы девочка. Кстати, у вас на этаже жить будут.
- О, вот повезло-то! Наверняка опять избалованная особа в розовых кружавчиках…
- На себя посмотри! – Он почувствовал ощутимый толчок в бок, опустил голову и встретился с гневным взглядом ярко-зелёных глаз, сверкающих из-под длинной светлой чёлки.
- Привет, малышка, - он натянуто улыбнулся. Девочка ещё раз толкнула его, уже с большей силой, подошла к машине, взяла одну из коробок и скрылась в подъезде.
- Вить, похоже, ты нажил себе кровного врага, - ухмыляющийся Рассказов хлопнул его по плечу.
- Спасибо, Игорёк, сам бы не догадался! – махнул рукой и пошёл домой. Поднимался по лестнице – так привычнее, да и лифт был занят грузчиками. Где-то между третьим и четвёртым этажами нагнал новую соседку.
- Давай помогу, - стараясь не засмеяться (уж больно забавно было наблюдать столь сосредоточенное выражение на детской мордашке), предложил он. В ответ получил такую порцию презрения во взгляде, что даже остановился. А она продолжила свой путь прямо-таки королевской поступью. Хмыкнул и двинулся следом, намеренно не обгоняя. Так, в молчании, и добрались до нужного этажа.
- Лена! - светловолосая женщина всплеснула руками. – Ты зачем сама коробки таскаешь?!
- Это мои вещи, - буркнула девочка и, оттеснив мать, зашла в квартиру. Женщина остановила свой взгляд на нём.
- Я Виктор, - представился. – Ваш сосед по этажу.
- Очень приятно, Вера Николаевна. А это Лена, моя дочь. – Девочка снова появилась и стала спускаться по лестнице, не обращая на них никакого внимания. – Извините, она немного грубовата.
- Ничего, думаю, мы подружимся…

- Вить, ты скоро?
- Да, Игорь, я уже выхожу! – он отключился, сунул телефон в карман и открыл входную дверь. – Вера?
Они были соседями уже три месяца, быстро нашли общий язык и даже перешли на «ты».
- Виктор, прости, что обращаюсь с такой просьбой к тебе, но… Не мог бы ты посидеть с Леной? Меня срочно вызвали на работу, а её не с кем оставить.
- Я бы с удовольствием, - он растерялся, - но…
Однако женщина, не дослушав, уже подтолкнула стоящую позади неё девочку.
- Лена, побудь с Витей и, умоляю, веди себя хорошо! Виктор, спасибо! – она схватила зазвонивший телефон, бросила в трубку: «Уже бегу!» и стала быстро спускаться по лестнице.
- Ну вот, мелочь, придётся нам побыть какое-то время вместе, - вздохнул парень.
- Меня такая перспектива тоже не радует, - Лена сморщила носик. – Ты куда собрался?
- Чёрт! Я же на тренировку опаздываю! – Виктор схватился за голову. – И что мне с тобой делать? Ты посидишь одна с обещанием ничего не трогать? – Поймав более чем красноречивый взгляд, с досадой произнёс: - Понял, не вариант. Ладно, пойдёшь со мной. Но так, чтобы я тебя не видел и не слышал!
Он взял её за руку, сделав вид, что не заметил её попытки вырваться, и потащил за собой.

- О, Степнов! Ты с новой девушкой? Познакомишь? Какая крошка! Вы в детском саду познакомились? – шуточки посыпались сразу же, как только они переступили порог спортивного комплекса. Лена немедленно насупилась, но прятаться за него не стала, наоборот – внимательно глядела на каждого, кто к ним подходил.
- Виктор, это ещё что такое?!
- Вадим Александрович, извините, это моя сестрёнка двоюродная. Не с кем оставить было, пришлось с собой взять, - он смотрел на тренера предельно честными глазами и молил Бога, чтобы Ленке не пришло в голову сказать правду. По счастью, девочка молчала, тщетно пытаясь вырвать свою ладошку из его руки. Казалось, ничто не могло отвлечь её от этого занятия. Однако едва тренер отошёл с наказом, чтобы девочка сидела в уголке и никому не мешала, она подняла на него насмешливый взгляд:
- Врун. – Он оторопел, а Лена, воспользовавшись его растерянностью, наконец-то освободилась и села на дальнюю скамейку, наблюдая за разминающимися ребятами.
- Вить, ты где бродишь? – к нему подлетел Игорь. Заметив странное выражение лица друга, проследил за его взглядом. – А она что здесь делает?
- Попросили присмотреть.
- Тебя? – Рассказов засмеялся.
- Её мать считает, что я порядочный и ответственный молодой человек.
- И надо же так ошибаться в людях!
- Ха-ха, - поддержал веселье друга Виктор. – Ты мне лучше скажи, что с ней делать? Я ведь даже не спросил у Веры, когда она вернётся. А вдруг это «счастье» на весь вечер? Чем я буду заниматься столько времени с восьмилетней девочкой?
- Ну, явно не вариантами «для взрослых»!
- Рассказов, ты жить хочешь? – Игорь кивнул. – Тогда лучше молчи! Нет, ну жил же девятнадцать лет спокойно – и на тебе!
- Так, голуби мои сизокрылые! – Их беседу прервал зычный голос тренера. – Вы сюда пришли языками чесать или всё же мячик в руки возьмете?
- Ну вот, от неё уже неприятности! – Виктор стиснул зубы, глянул в сторону Лены, которая смирно сидела на скамейке, и рванул в раздевалку.

Переодевшись, он снова оказался на площадке, быстро размялся и влился в игру. Однако прежнего удовлетворения общение с мячом не приносило, он то и дело косился в сторону белобрысой макушки, пропуская пасы, зато в полной мере получая нагоняи от тренера. Естественно, хорошего настроения это не прибавляло. Наконец Вадим Александрович объявил перерыв, и Степнов рухнул на скамейку, рядом присел Игорь.
- Вить, я тебя не узнаю! Что случилось?
- Ничего, просто я ещё никогда не присматривал за детьми. А особенно за девочками. Вот чего от неё ждать?
- Ну нет, друг, я тебе в этом не помощник.
- Вот именно. И спросить-то не у кого.
Тут раздался крик: «Малышка, не надорвись!» - и Виктор подскочил, вертя головой во все стороны. Нетрудно было догадаться, к кому была обращена эта фраза, а вскоре стала понятна и причина: Лена, воспользовавшись тем, что спортсмены ушли с площадки, взяла оставленный без присмотра мяч и пыталась его вести. Парни сразу загомонили, кто подшучивал, кто давал советы, а кто просто смеялся. Но девочка не обращала внимания на подколы, а упорно вела тяжёлый мячик к своей цели – на данный момент ей была баскетбольная корзина.
- А она упёртая, - с каким-то восхищением в голосе произнёс Игорь.
- Заткнулись все! – Степнов гаркнул на товарищей, и в зале воцарилась тишина. Совсем не потому, что он пользовался таким авторитетом в команде, а потому что Лена добралась до линии броска и взяла мяч в руки. Секунды текли медленно, казалось, что никто и не дышал. Тем оглушительнее показался дружный крик, когда мяч оказался в кольце. Первым возле девочки очутился капитан их команды, двухметровый Степан. Он подхватил её на руки и стал подбрасывать вверх. Другие тоже не заставили себя ждать – и девочка буквально пошла по рукам.
- А ну, отпустили её! – Виктор с трудом протолкался сквозь толпу тел и прижал Лену к себе.
- Степнов, не ревнуй! – тут же подначил Степан. – Никто твою кроху не уведёт. Ты её почаще приводи, мы из неё звезду баскетбола сделаем!
- Ага, размечтались! Надо будет, сам сделаю, - он присел на корточки и заглянул под длинную чёлку: - Ты в порядке?
- Со мной всё отлично, - процедила сквозь зубы, снова вырываясь из его рук. – Не надо со мной, как с маленькой!
- Ладно, большая! Ты где так научилась мячи забрасывать?
- Много будешь знать, скоро состаришься, - отрезала Лена. – Хотя тебе и так до пенсии недалеко.
Виктор кашлянул, чтобы не ляпнуть то, что так хотелось сказать этой малолетней заразе, глянул на Рассказова, который уже давился от хохота, потом снова перевёл взгляд на девочку, рассматривающую свои ботинки.
- Хорошо, иди, сядь на скамейку, мы ещё немного потренируемся, а потом пойдём домой.
Лена пожала плечами и послушно отошла.
- А ты великий педагог, Степнов!
- Заткнись, Игорёк. Кажется, сегодня я поседею…

- Мы здесь ненадолго, только купим пельмени и всё. – Лена скептически взглянула на него, взяла корзинку и пошла вдоль рядов. – И кому я это говорю? – Виктор прислонился лбом к полке. Оставшаяся часть тренировки прошла относительно спокойно, после – приняв душ и переодевшись – он забрал Лену из зала, и они вместе пошли домой. По пути позвонила Вера и, извинившись, сказала, что задержится, так что ему придётся ещё и кормить её дочку ужином. В принципе, подсознательно он уже был готов к такому повороту событий, поэтому долго раздумывать не стал, а просто повёл девочку в супермаркет. Он рассуждал как истинный мужчина: пельмени едят все.
- Вам плохо? – тоненький голосок по соседству заставил его поднять голову. Рядом стояла хорошенькая девушка примерно его возраста и кокетливо улыбалась.
- Нет, как раз сейчас мне полегчало, - Виктор расплылся в ответной улыбке, с удовольствием оглядывая стройную фигурку. – Правда, у меня есть одна проблема, и если вы не поможете мне её разрешить, мне снова станет плохо. Очень плохо.
- Я сделаю всё, что в моих силах.
- Понимаете, - он оглянулся, заметил белокурую головку рядом с витриной мороженого и указал на неё девушке, - у меня сегодня ответственное мероприятие: сижу с младшей сестрой, а вот чем её кормить – ума не приложу.
- Все врачи советуют, что детям лучше есть кашу.
- Ох, тогда моя сестрёнка останется голодной, - он скорчил жалобную рожицу. – Я совсем не умею варить кашу.
- Ну, я могла бы помочь, - девушка стрельнула глазками в его сторону. – Кстати, меня зовут Вероника.
- Очень приятно, Виктор, - он галантно поцеловал ей руку. – Вы моя спасительница. Лена!
Девочка подошла, недовольно взглянув сначала на него, а потом на девушку. Та наклонилась:
- Леночка, ты не против, если я поеду с тобой и твоим братом и приготовлю тебе кашку?
Увидев выражение лица и приподнявшиеся светлые брови, Виктор мгновенно присел и обнял девочку, прошептав ей на ухо:
- Подыграй мне – и получишь куклу!
- Какую куклу?!
- Ладно, чего ты там хочешь?
- «Грушу» и боксёрские перчатки!
- Ни финты себе! – он удивился выбору восьмилетней девочки. – Хорошо, будут тебе перчатки, только веди себя как примерная сестра. – Он выпрямился и сказал уже громче: - Ну что, едем?
- Конечно, братик! – Лена ослепительно улыбнулась и с явным удовольствием наступила ему на ногу, а потом взяла Веронику за руку и повела к выходу.

- Проходи, чувствуй себя, как дома, - Виктор пропустил девушку вперёд, а сам наклонился к Лене, стягивающей ботинки: - Помни, ты – примерная девочка!
- Да помню я, надоел уже, - она оттолкнула его и убежала на кухню, где сразу загремела ложками. – Хочу кушать!
- Проголодалась маленькая, - он обезоруживающе улыбнулся Веронике.
- Ничего, я быстро, - та, не разуваясь, прошествовала на кухню. – Сейчас мы будем кушать гречку.
Виктор не успел сесть на диванчик, чтобы наслаждаться видом хозяйничающей девушки, а вернее, задне-нижней её частью, как почувствовал, что его тянут за рукав футболки.
- Чего тебе? – прошептал ерзающей Лене.
- Я не люблю гречку.
- Потерпишь. – Зелёные глаза сузились, губы поджались, а потом она и вовсе от него отвернулась. Следующие минут пятнадцать разговаривали только Виктор и Вероника, Лена сидела насупившись и молча. Хотя, вскоре он уже готов был пообещать ей и железную дорогу, если захочет, лишь бы она открыла рот. Оказалось, что на Веронику гораздо приятнее смотреть, чем её слушать. Утешало то, что, когда Лену заберёт мать, можно будет перевести разговор в горизонтальную плоскость. Наконец на столе появилась тарелка с кашей. Лена сморщилась, но взяла ложку, поковырялась несколько секунд, глубоко вздохнула и сунула первую порцию в рот.
- Вкусно? – немедленно поинтересовалась Вероника и с ожиданием уставилась на девочку. Виктор последовал её примеру, правда, внутренне напрягся, опасаясь ответа. Лена тщательно пережевала и с непередаваемой интонацией произнесла:
- Неописуемо.
- Вот и славно! – Вероника едва не захлопала в ладоши. – Леночка, а расскажи про твоего братика! Ты кушай, кушай, - тут же нивелировала она свою просьбу, впрочем, её это не остановило. Девушка принялась сама расписывать предполагаемые достоинства молодого человека: - Он, наверное, умный, заботливый, нежный… - При этом она игриво поглядывала на Виктора, он отвечал тем же, так что стук ложки о стол стал полной неожиданностью для обоих. С удивлением посмотрели на Лену. Она же ткнула пальцем сначала в парня, потом в девушку:
- Он – врун, а ты – дура. И я ему не сестра. И каша у тебя мерзкая.
Вероника вскочила, отвесила Степнову полновесную пощечину и, цокая каблучками, выбежала из квартиры. Виктор, красный от гнева, повернулся к Лене.
- Ты… Ты… Ты - плохая девочка!
- Какой богатый словарный запас! – она хмыкнула. – Удивил.
Он замер в изумлении, и в этот момент раздался звонок в дверь. Лена по-хозяйски потопала в прихожую, тут же раздался её звонкий голос:
- Мама, наконец-то ты пришла!
Вера заглянула на кухню.
- Вить, спасибо тебе большое! Надеюсь, она хорошо себя вела?
- Просто отлично! – Воспользовавшись тем, что женщина отвернулась, он прошептал: - Никаких тебе перчаток!
Лена в ответ просто показала ему язык. Обе соседки ушли, а он решил попробовать кашу, но выплюнул первую же ложку. «Действительно, гадость! Но могла бы и потерпеть. Вот же вредная девчонка! А ведь ей всего восемь. Что же будет, когда она вырастет?»



Спасибо: 43 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 519
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 64
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.02.12 07:51. Заголовок: Виктор уже десять ми..


Виктор уже десять минут сканировал помещение зала ожидания, но всё равно пропустил момент появления Рассказова. Тот внезапно оказался рядом и огрел его дружеским хлопком по спине так, что он даже покачнулся.
- Так и знал, что ты долго без меня не протянешь!
- Ну, если семь лет для тебя не срок… - Оба рассмеялись и обнялись. – Я реально соскучился. – Игорь снял очки и картинно вытер абсолютно сухие глаза.
- Лучше скажи, ты надолго?
- Навсегда.
- Правда? – Рассказов даже остановился.
- Да, решил вернуться к корням.
На этом разговор прервался, они вышли на стоянку такси, быстро нашли свободную машину, сели, но из-за громко работающего радио поговорить так и не удалось. Всё время поездки Виктор вспоминал всё, что произошло с ним с тех пор, как он уехал из Москвы. Тогда их вместе с Игорем позвали за границу. Молодые и амбициозные, они рванули за лучшим будущим не раздумывая. Однако у судьбы были на них свои планы. Через два года Рассказов получил серьёзную травму, вследствие чего был вынужден уйти из спорта, да ещё заработал проблемы со зрением. Он вернулся в Россию, поступил в университет и сейчас работал в школе преподавателем истории. Кто бы мог подумать об этом, когда они паковали чемоданы девять лет назад? Степнов же продержался чуть дольше: травма колена во время ответственного матча приключилась «всего лишь» в прошлом году. Восстановился он достаточно быстро, но оказался уже не нужен в качестве игрока. Попробовал себя на тренерском поприще и даже имел успех, но теперь появилось гораздо больше свободного времени, и он затосковал. Поэтому неделю назад позвонил Игорю, с которым поддерживал связь
все эти годы, и обрадовал новостью о возвращении. Рассказов провернул колоссальную работу, прежде всего, освободил его квартиру от арендаторов и даже осуществил косметический ремонт. Так что сейчас он действительно возвращался домой.
Двор встретил их привычной суетой, казалось, что ничего и не изменилось. Только вышли из такси, как у Игоря зазвонил телефон. Тот посмотрел на дисплей и повернулся к Виктору с извиняющейся улыбкой:
- Друг, похоже, мне пора бежать. Директор уже два часа назад требовал моего присутствия, я кое-как отболтался, но сейчас не отвертеться.
- Ладно, беги. Вечером увидимся.
Рассказов махнул рукой, останавливая тронувшееся было такси, и уехал. Степнов же подхватил чемодан, зашёл в подъезд, поднялся на лифте на нужный этаж, а когда створки разъехались…
- Добро пожаловать домой! – мужчина расплылся в довольной улыбке, с наслаждением любуясь возникшими прямо у него перед глазами стройными ножками, правда, затянутыми в джинсы, но благодаря их фасону места для фантазии практически не оставалось. Уже значительно позже взгляд выхватил табуретку, на которой эти ножки стояли. В этот момент створки стали закрываться. Не желая лишаться такого зрелища, Виктор дёрнулся и задел не очень устойчивую конструкцию, в результате чего видимая лишь до пояса девушка начала падать. Прямо в его объятия.
- Привет, - томно прошептал в светлую макушку, но когда прекрасная (предположительно) незнакомка обожгла его взглядом ярко-зелёных глаз, чуть не выронил свою добычу. – Ленка?!
- Вот уж кого не ждали! – она легко выбралась из его ослабевших рук и демонстративно отряхнулась. Подняла и снова установила табуретку, а он так и стоял в ступоре, разглядывая соседку. После того первого и единственного его опыта в роли няньки они встретились, наверное, раза три во дворе, где нахальная малолетка гоняла в мяч вместе с мальчишками, а потом он уехал. Поэтому якобы одномоментное превращение девочки в девушку его шокировало. Да и девушка из неё получилась очень и очень даже. Стройность ног он уже оценил, остальная фигура тоже соответствовала, рваная стрижка выгодно обрамляла лицо, а кожа казалась изысканно-нежной. Единственное, что не изменилось, - длинная чёлка, прикрывающая глаза. А голос-то какой! Низкий, с хрипотцой. Эх, Ленка-Ленка!
- Лена?
- Слушай, я уже поняла, что ты помнишь моё имя! Что-то ещё?
- А что ты делаешь?
- Лампочку вкручиваю.
- А спасибо мне сказать не хочешь? – Виктор наконец пришёл в себя и занял удобную для наблюдения позицию, раз уж неугомонная девица снова залезла на табуретку и возобновила прерванную работу.
- За что?
- Я же тебя спас.
- После того, как сам же и сбил, - Лена хмыкнула. – Герой, ничего не скажешь!
Он не успел ответить, так как на площадке появилась мама девушки.
- Витя! – женщина всплеснула руками. – Ты вернулся! Какая радость!
- Здравствуйте, Вера Николаевна, - Степнов с изрядной долей смущения принял в свои объятия соседку. Называть, как прежде, по имени было уже как-то неудобно, особенно когда рядом была её взрослая дочь.
- Как жил? Надолго приехал?
- Насовсем вернулся, Вера Николаевна. Снова будем соседями.
- Вот и хорошо. Где же может быть лучше, чем дома? – ответа на свой явно риторический вопрос ждать не стала, обратившись к дочери: - Лена, ты ещё долго?
- Уже закончила, - девушка легко спрыгнула на пол, подхватила табуретку и скрылась в своей квартире, даже не взглянув на него.
- Вить, ты заходи! Посидим, чаю попьём, про свою жизнь заграницей расскажешь…
- Обязательно, Вера Николаевна, - он согласно кивал, уже доставая ключи. Оказавшись в квартире, пнул чемодан в дальний угол и первым делом позвонил родителям, которые, едва он окончил школу, переехали за город, оставив столичное жильё сыну в безраздельное владение. Поговорив с матерью и пообещав навестить их в самое ближайшее время, принял душ и завалился спать, благо заботливый Рассказов даже чистое бельё ему постелил. Вот он и дома. Молодой, красивый, холостой. Деньги пока есть, можно и погулять. С девушками симпатичными, например… Почему-то при мысли о симпатичных девушках перед глазами сами собой возникли ножки одной зеленоглазой блондинки. «Ну, Ленка!..»

Разбудил его стук в дверь, когда за окном было уже темно. Взглянул на телефон и увидел три пропущенных вызова от Игоря. Сделав нехитрые вычисления, решил, что как раз Рассказов и пришёл по его душу. Но на площадке стоял вовсе не он.
- Вить, прости, что в первый день и сразу с просьбой…
- Да что вы, Вера Николаевна, проходите, - он пригласил женщину в квартиру и выжидающе на неё посмотрел.
- Понимаешь, я волнуюсь за Лену.
- С ней что-то случилось? – встрепенулся и он.
- Нет, что ты! Просто Лена подрабатывает в одном кафе - деньги, сам понимаешь, в нашей семье никогда не лишние - и возвращается поздно. Раньше там же работал её одноклассник, они вместе и ходили, я хоть спокойна за неё была более-менее. А сейчас… Молодая девушка одна вечером на улице…
- Я понял, Вера Николаевна, давайте адрес.

Вообще-то он ожидал увидеть какое-нибудь скромное приличное заведение, но на указанной улице было только одно кафе. Вернее, спорт-бар. Войдя внутрь, он в растерянности огляделся, не представляя, где искать Лену. Однако искать её и не пришлось.
- Кулёмина! – Громогласный вопль заставил его подпрыгнуть на месте, но не произвёл ни малейшего впечатления на ту, к кому был обращён. – Ты опять в джинсах?! Когда уже будешь форму носить?!
Только тут Виктор обратил внимание, что все официантки наряжены в короткие шорты и рубашки, завязанные под грудью. Естественно, кроме одной известной ему особы, всё в тех же штанах и футболке, в которых он видел её несколько часов назад.
- Когда ею станут джинсы.
- А если я тебя уволю?
- И потеряешь половину клиентуры?
- Ох, выпороть бы тебя!
- Не озвучивай свои сексуальные фантазии вслух!
- Лена!!!
- Не обижай нашу малышку, - многочисленная компания за одним из столов зашумела.
- Всё-всё, - администратор примирительно поднял руки, - не трогаю я её.
Девушка ехидно улыбнулась и ушла выполнять заказ. Виктор занял свободный столик, к нему тут же подскочила одна из официанток, но он отказался от её услуг, поджидая вполне конкретную личность.
- Ты что здесь делаешь?! – Папка с меню пролетела буквально в миллиметре от его лица и рухнула на стол.
- Решил посидеть в хорошем месте, - он испытал настоящее удовольствие при виде выражения лица Лены. Правда, девушка быстро справилась с собой и наклонилась к нему:
- Скажи честно, тебя моя мама прислала?
- Возможно.
- Тогда можешь уходить: мне абсолютно ничего не угрожает.
- Такая уверенность? С чего бы это?
- Сам догадайся! – Она забрала меню и пошла прочь от его столика, но Виктор успел крикнуть вслед:
- Чашечку зелёного чая, пожалуйста!
Лена обернулась, смерила его презрительным взглядом и ушла. Через пару секунд за его столик приземлились два шкафоподобных товарища, выше его на голову и гораздо шире в плечах.
- Чего надо?
- Чаю зашёл попить, - ответил, придав голосу как можно больше миролюбивости.
- Ладно, спрошу конкретнее: чего тебе от Ленки надо?
- Ничего, меня просто попросили её проводить после работы. – Взгляды этих двоих буквально заставляли быть честным.
- Попросили, значит? – «шкафчики» переглянулись и в следующее мгновение подхватили его под руки, потащив к выходу.
- Эй, ребята, я правду говорю! – Однако его никто не слушал, и вскоре Виктор оказался на улице. Уже приготовился к «мужскому разговору», но его просто поставили на тротуар и ушли. Следующие четыре часа он слонялся поблизости, не выпуская из вида дверь бара и проклиная всё на свете, в первую очередь, конечно, зловредную «мелочь». Постепенно народ стал расходиться, а потом появилась и Лена. Она сразу же, не оглядываясь по сторонам, направилась к дому. Виктор пристроился следом, приноровившись к шагу девушки. Так и шли некоторое время, как вдруг она резко обернулась, оказавшись к нему лицом к лицу.
- Тебе заняться больше нечем?
- Слушай, иду себе спокойно и иду. Что тебя напрягает?
Лена фыркнула, развернулась и пошла дальше. Он тронулся за ней, ухмыльнувшись: его вполне устраивало такое положение вещей. Всё-таки часть тела, где спина переходила в ноги, у неё тоже удалась!

Едва Виктор зашёл в квартиру, как его телефон снова ожил. Рассказов.
- Игорь, привет! Ты так по мне соскучился, что до утра дожить не можешь?
- Вить, спасай!
- Что-то я слишком популярен сегодня, - он хмыкнул. – Ладно, что у тебя произошло?
- Долго рассказывать! Ты можешь завтра прийти к нам в школу? С утра.
- Вот до последнего предложения меня всё устраивало…
- Ви-и-и-и-ить…
- Да-да, я приду!
- Тогда до завтра! – Рассказов отключился, даже не поблагодарив. Степнов посмотрел на погасший экран, вздохнул, помянув несправедливость этого мира, и завалился спать. Всё-таки перелёт и смена часовых поясов не обошли его стороной. Ночь без сновидений дала необходимый отдых, так что утром он встал без особых проблем, принял душ, надел парадно-выходной костюм (мало ли зачем он Рассказову понадобился, надо быть во всеоружии) и, весело насвистывая, направился к обители знаний, в которой – в своё время – учился и сам.
Школа встретила его привычной суетой во дворе, а потом и в своих стенах. Игорь поджидал его прямо у стойки охранника.
- Вить, спасибо, что пришёл! И даже не опоздал.
- Для вас, mon cher ami, всё, что угодно!
- Весьма признателен, - Игорь шаркнул ногой. – Пойдём, Савченко тебя уже ждёт.
- Что? – спокойно шествующий по коридору Степнов резко затормозил. – Мы идём к директору? И ты меня не предупредил? Нет, мы так не договаривались!
- Вить, ну чего ты сполошился? Ты ведь уже не десятиклассник, пойманный за курением в туалете.
- Я тогда не курил! Я просто взял в руки сигарету с подоконника, а тут физрук нагрянул!
- Ладно-ладно, не будем ворошить прошлое. Просто сходим к Николаю Павловичу, вы с ним побеседуете…
- О чём это?
- Скоро узнаешь.
За этим разговором Виктор не заметил, как они оказались в приёмной директора. За столом секретарши сидела полноватая девушка в зелёной водолазке, обтягивающей её немалые телеса и придающей слегка нездоровый оттенок её лицу, особенно в сочетании с ярко-рыжими волосами, которые были уложены в странного вида причёску. Сие незаурядное создание низко склонилось над столом, явно читая что-то, спрятанное на коленях. Причём это что-то было настолько увлекательным, что девушка нещадно обгрызала ногти на правой руке и вот-вот должна была перейти на левую.
- Светочка, - обратился Рассказов к восьмому чуду света по версии В.М. Степнова, - мы к Николаю Павловичу. Он нас ждёт.
- Раз ждёт, идите, - безразлично отозвалась «Светочка», с громким шуршанием переворачивая страницу. – Так, а кто мы-то? – Она вдруг подняла голову, впиваясь взглядом в пришедших. Почти в ту же секунду выражение её лица изменилось на практически благоговейное. Виктор почувствовал себя крайне неуютно, передёрнулся всем телом, даже поозирался по сторонам, но всё-таки был вынужден признать, что именно он является причиной такой трансформации. Между тем Светочка застыла в одной позе, не подавая никаких признаков жизни. Он повернулся к Игорю с вопросом на губах, но тот только мотнул головой, мол, позже, и решительно потащил его в кабинет.
- Николай Павлович, можно?
Изрядно поседевший и полысевший с их последней встречи директор радостно вскочил, одновременно поправляя очки на носу.
- Игорь Ильич! А это, я полагаю, Виктор Степнов? Всегда рад видеть наших выпускников.
- Ну, вы тут пообщайтесь, а мне пора бежать, - Рассказов выскользнул из кабинета, проигнорировав умоляющий взгляд друга. Виктор мысленно высказал ему все возможные ругательства и развернулся с милой, хотя и слегка мученической улыбкой на губах.
- Николай Павлович!
- Вить, у меня к тебе дело… дело к тебе… вернее, просьба…
- Я весь внимание.
- Понимаешь, - Савченко снял очки и стал вертеть их в руках, - у нас форс-мажорные обстоятельства. Василий Егорович, педагог по физкультуре, ну, ты помнишь, наверное, уезжает. Всего на пару месяцев. Но мы ведь не можем оставить выпускников без физической культуры… А тут Игорь рассказал, что ты возвращаешься… Вить, это всего на два месяца…
- Стоп, стоп, стоп. То есть вы предлагаете мне место физрука?
- Ненадолго, буквально на чуть-чуть.
- Но у меня нет педагогического образования!
- Но ты же работал тренером! Это почти то же самое, даже легче… - Савченко продолжил увещевания, однако Степнов его уже не слушал. Всё его внимание было приковано к письменному столу, заваленному бумагами, на одной из которых он заметил знакомую фамилию. Как же он сразу не сообразил!
- Согласен. - Разливавшийся соловьём директор замер на полуслове. – Ваше предложение мне интересно. Когда приступать?
- Се… сегодня, - Савченко не мог поверить в свою удачу.
- Отлично. Я тогда пойду, познакомлюсь с коллективом? – дождавшись утвердительного жеста головой, Виктор вышел из кабинета. В приёмной он застал Светочку в той же позе и с тем же взглядом, правда, по известным причинам он был направлен сейчас на совершенно пустое место. Хмыкнув, Виктор прошёл в коридор, где тут же оказался лицом к лицу с Рассказовым. Тот с самым виноватым видом ожидал сурового вердикта, но получил лишь лучезарную улыбку и просьбу познакомить с преподавателями как с будущими коллегами. Игорь весь путь до учительской косился на подозрительно довольного друга, однако даже не мог представить себе, что именно привело того в столь хорошее расположение духа. Представление педагогическому коллективу произошло успешно, многие помнили Степнова ещё учеником, поэтому знакомство плавно перешло в воспоминания, покрытые различными по давности слоями пыли. Воспользовавшись тем, что про него как-то подзабыли за прениями, когда дети были более даровитыми и отзывчивыми, Степнов вытащил друга в коридор.
- Здесь всё понятно, пошли, покажешь мне мою на ближайшие два месяца вотчину.
Пока шли до спортзала, Виктор поглядывал по сторонам, но интересующую его личность так и не увидел.
- Игорь, скажи, а тебе нравится в школе?
- Да, - Рассказов почесал голову. – Никогда бы не подумал, что именно это моё призвание, но здесь я почувствовал себя по-настоящему нужным и счастливым.
- А как ученики? Много хлопот доставляют?
- А ты как думаешь? Вспомни хоть нас! Хотя, разные ведь бывают. Я же не только историк, но и классный руководитель в одиннадцатом «А», у меня там такие кадры есть! Одна Лена Кулёмина чего стоит!
Виктор сразу же навострил уши, но его любопытство так и не было удовлетворено: на столь животрепещущей теме Рассказова окликнула завхоз, а секундой позже ещё и уволокла его за собой под предлогом, что нужно выбрать место, куда повесить очередной плакат. Степнов пожал плечами, после чего в гордом одиночестве осмотрел вверенное ему помещение. В принципе, всё было довольно неплохо, видимо, недавно сделали ремонт и обновили материально-техническую базу, так что два месяца он точно здесь продержится. Пока обустраивался в подсобке, прозвенел звонок, и в зале послышались голоса. Ну вот, у него первый урок, а он даже не знает, у какого класса. Впрочем, можно ведь и познакомиться. Мысленно перекрестившись (мало ли что), он вышел в зал. И тут же замер на месте. На брусьях маячили до боли знакомые ноги и то место, где они сходились. Переведя взгляд ниже, он увидел и светлые волосы, которые чуть не касались пола, так как девушка висела вверх ногами. Преодолев в себе желание подойти и хлопнуть по определенной точке, он всего лишь хлопнул дверью подсобки. Галдевшие до этого ученики тут же построились в шеренгу, и только одна персона лениво перевернулась и села на перекладину. Впрочем, задержалась она там недолго: едва увидев нового педагога по физической культуре, девушка соскочила на пол и подошла ближе, недоумённо разглядывая его сверху до низу.
- Ты?!
- Вы, - подчёркнуто вежливо поправил он, замечая, как после этого вспыхнули глаза напротив. – Ваш новый преподаватель, Виктор Михайлович Степнов, - обратился он уже ко всему классу.
- Любить и жаловать можно? – донеслось из второго ряда. Мужчина улыбнулся:
- Не возбраняется.
- А вы к нам надолго? – кудрявая блондинка в первом ряду кокетливо стрельнула в него глазками, накручивая на пальчик локон.
- На два месяца, замещаю Василия Егоровича.
- То есть, потом ВЫ сгинете отсюда? – вопрос, озвученный хрипловатым голосом, заставил его повернуть голову.
- Можно и так выразиться. Ещё вопросы?
- А вы всегда физ-ру будете в таком прикиде вести? – чернявый растрёпанный парень удостоился за свою реплику поощрения в виде хохота всего класса.
- Не исключено, - он тоже улыбнулся. – Но это мы узнаем в скором времени, а сейчас давайте-ка всё же начнём. - Подростки недовольно загудели. – Предупреждаю сразу: саботажа не потерплю. Я прекрасно знаю все ваши уловки и приколы, сам не так давно школу окончил.
- Так-таки и все? – язвительная ухмылка по соседству.
- Если не все, то многие. А ты не хочешь присоединиться к одноклассникам? По-моему, нам будем гораздо удобнее общаться, если ты встанешь в строй.
- А с чего вы взяли, что я вообще хочу с вами общаться?
- Ну, ты же на моем уроке. Тебе некуда деваться.
- ОЙ! – глядя прямо ему в глаза, девушка вывернула стопу и приземлилась на пол. – Кажется, я подвернула ногу. Гуцул, проводи меня в медпункт.
Тот самый парень, что спрашивал его насчет костюма, вышел из строя, но нерешительно замер в двух шагах от них.
- Я сам тебя провожу. – Виктор легко подхватил её на руки, не обращая внимания на поднявшийся гул, и понёс к выходу.
- Поставь меня на пол, - немедленно раздалось шипение возле его уха.
- Как же? Тебе же так больно! Сама вряд ли дойдёшь.
Они уже вышли в коридор, и он стал вспоминать, где располагался медпункт, как на них налетела «разморозившаяся» Светочка.
- А-а-а… О-о-о… И-и-и… Э-э-э…
- Что?! – гаркнули они одновременно, не дожидаясь, пока секретарша перечислит все гласные русского алфавита.
- Кулёмину к директору! – тут же выпалила та.
- Зачем? – уже более спокойно поинтересовался Степнов, тем не менее, не торопясь спускать свою ношу с рук.
- Так она жевательную резинку учительнице географии в волосы выплюнула, - растерянно пробормотала Светочка.
- Ой, да это было на прошлой неделе! – возмутилась Лена, аккуратно становясь на ноги. – И вообще, это случайно получилось: меня толкнули. Хотя, она заслужила. – Девушка, даже не думая хромать, пошла по коридору в направлении кабинета директора.
- Кулёмина, как освободишься, возвращайся на урок! – крикнул он ей вслед.
- Я бы не стала её ждать, - любезно поделилась с ним Уткина, пожирая мужчину восхищённым взглядом. – Обычно это надолго затягивается.
Виктор взглянул на её лицо, нахмурился и вернулся в спортзал, где бурно обсуждающие происшедшее ученики даже не стали возмущаться непривычно интенсивным занятием. Кулёмина на уроке так и не появилась.


Спасибо: 39 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 520
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 64
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.02.12 15:48. Заголовок: Лика, спасибо за ком..


Лика, спасибо за комментарий! Уложилась

Весь день он высматривал белобрысую макушку, но занятие это успехом не увенчалось. Даже изучив расписание одиннадцатого «А» и заглянув во время шедшей у них истории, Лену он не увидел. От нечего делать сходил в отдел кадров, где немало удивился расторопности тамошних служащих: все документы были уже готовы, ему потребовалось лишь поставить свою подпись. Прогулка по школе с целью вспомнить местоположение различных служб неожиданно прервалась, когда ему в пятый раз встретилась Светочка. Конечно, можно было предположить, что это чисто случайно, но весь ее внешний вид и поведение твердили об обратном. Поэтому он решил посидеть у себя в подсобке, исключительно ради душевного равновесия. В конце дня отчитался у Савченко, заверил, что работа в школе – это то, что было ему необходимо, и вернулся домой.
Наскоро перекусив и переодевшись, прямым ходом направился в спорт-бар. Еще на пороге услышал знакомый голос и мгновенно успокоился, лениво сел за столик и стал ждать. Буквально через пару минут к нему подсели. Одного он уже видел вчера, а другой оказался новеньким.
- Мужик, ты чего вчера не понял? – на правах старого знакомого начал первый, но второй его перебил:
- Подожди, Серый. Что-то мне его лицо знакомо… У тебя как фамилия?
- Степнов, - Виктор пожал плечами.
- Ну, точно! Виктор Степнов. Слушай, как вы тогда, в Оттаве!.. Жаль, что у тебя с ногой так вышло. Слушай, а ты чего здесь, а не в Канаде?
- Дела, – кратко отозвался Виктор.
- Уж не решил ли нашу Ленку в подопечные взять? – засиял от «догадки» его собеседник. – А то ребята сказали, что какой-то мужик возле неё кругами ходит.
- Рассекретили вы меня, - усмехнулся Степнов.
- Так бы сразу и сказал, что тренер, а то «попросили проводить», - пробурчал «шкаф» и ушёл, а вот его коллега остался, продолжая донимать мужчину расспросами. Вскоре Виктор лишь рассеянно поддакивал его излияниям, а сам попивал кофе и поглядывал по сторонам. В основном, конечно, в сторону Кулёминой, которая исправно бегала от столиков к стойке и обратно. Вот это вот его и смущало: какая-то она слишком мирная. Наконец, его болтливый собеседник отвлёкся на телефонный разговор, и Степнов резво метнулся к стойке, где как раз находилась Лена.
- Как прошла беседа с директором?
- Офигительно. Как всегда, - девушка не удостоила его даже взглядом, подхватила поднос и ушла. Оглянувшись и увидев призывные взмахи обеими руками, он решил остаться здесь. Позволение обосноваться в баре – вещь, безусловно, хорошая, но не такой же ценой! Между тем место явно пользовалось популярностью, народ всё прибывал, скоро свободных мест не осталось. Ровно в девять вечера поднялся гул, послышались первые хлопки о столы, которые мгновенно переросли в настоящий грохот. Вышедший администратор тормознул Кулёмину, собственноручно отобрал у неё поднос и подтолкнул девушку к стойке. Виктор заинтересованно приподнял брови. Через несколько секунд последние заняли максимальную высоту: Лена уверено запрыгнула на стойку, села поудобнее и взяла протянутую ей барменом гитару. Посетители тут же притихли. Настроив инструмент, девушка прикрыла глаза, провела пальцами по струнам и заиграла.
«Один воздух разбавляет дым сигарет…» Он слушал, затаив дыхание. В приглушённом свете, будто окутанная звуками мелодии и слов Лена уже не выглядела дерзкой пацанкой, скорее, существом – загадочным, манящим – из другого мира…
Мини-концерт продолжался полчаса, после чего талантливую девушку наградили громом оваций. Кулёмина же снова отдала гитару и продолжила работу. Он нашёл взглядом разговорчивого фаната баскетбола, подошёл к их компании и, улучив момент, спросил:
- И часто у вас так?
- Да почти каждый вечер! Ты думаешь, почему Ленку до сих пор не выгнали? Сейчас ещё тихо, попривыкли, а раньше ведь почти каждый вечер потасовки из-за неё были. Зато благодаря её пению бар имеет неплохую выручку, поэтому хозяин и не хочет расставаться с «золотой курочкой».
- Спасибо за информацию, - Виктор пожал ему руку и вернулся за стойку, где просидел до самого закрытия, когда охранник настойчиво попросил его освободить помещение. Минут двадцать ожидания, и вот из дверей выскочила знакомая сутулая фигурка. Подняв воротник куртки, Лена быстро направилась в сторону дома. Догонять её и начинать разговор (а, скорее всего, это была бы ещё одна перепалка) не хотелось, поэтому он просто шёл сзади. Почти дошли до своего двора, как его окликнула подозрительная компания из пяти человек.
- Дядя, дай закурить!
В голове промелькнуло «Приплыли!». Быстро огляделся: ни одного прохожего, хорошо хоть Кулёмина уже скрылась из виду.
- Ребята, сам не курю и вам не советую.
- У-у-у, правильный, да?
- Поди ещё и спортсмен!
- Угадали, - он стал осторожно отступать к стене.
- А ты по какому спорту спортсмен? – шайка, почуяв добычу, начала окружать.
- Самбо, - не моргнув глазом, ответил мужчина, впрочем, не особо надеясь, что это их отпугнет.
- Кхм-кхм. – Виктор похолодел, узнав голос. Однако запаниковать он не успел, компания внезапно распалась, а главарь замямлил:
- Ой, Лен! Пр-р-ривет… А это какая улица? Чёрт!! Ребят, похоже, мы заблудились, это ж не наш район! Лен, мы пошли?
Девушка выслушивала всё это со скучающим выражением лица, скрестив руки на груди и разглядывая ногти, а на последней фразе просто кивнула, после чего они мгновенно остались в одиночестве.
- Чтоб такое сказать, чтоб не сматериться? – первым озвучил своё состояние мужчина. Кулёмина хмыкнула и развернулась в прежнем направлении, бросив через плечо:
- Думай на ходу. И не отставай, а то ещё кто-нибудь привяжется.
Весь оставшийся путь Степнов размышлял, не оскорбило ли заступничество Лены его мужское достоинство, но в итоге пришёл к выводу, что всё получилось даже забавно. Только вот кем стала маленькая соседка, если её даже хулиганы боятся?

Неделя прошла по тому же сценарию. Школа, где он столько всего наслушался о Кулёминой, но на его занятиях девушка вела себя просто безупречно, правда, не сказала ему ни слова. Это бесило, да ещё как. Он попытался бороться с таким безразличием к своей персоне путём усиления нагрузки для данного конкретного индивида, но она лишь одаряла его презрительным взглядом и выполняла задание на «пять с плюсом». Пришлось отказаться от этой затеи, а то и до травмы недалеко. После занятий следовал небольшой перерыв, а потом неизменное посещение спорт-бара, хотя об этом его никто уже не просил. Рассказов первое время пытался звать его куда-нибудь, намекал на интересные знакомства, но потом устал выслушивать разнообразные отговорки и оставил друга в покое. Почему-то рассказать правду Виктор не решался. Зато с удовольствием осуществлял вечерне-ночные прогулки в молчаливом обществе Лены.
В тот вечер он занял признанный «его местом» столик, поздоровался со знакомыми, коих набралось уже немалое количество, заказал неизменный кофе и стал оглядываться. Народу сегодня было явно меньше, чем обычно, да и изученная до миллиметра фигура не мелькала перед глазами. Наконец, чтобы не мучиться в догадках, поинтересовался у пробегавшей мимо официантки:
- А Кулёмина где?
- Так у неё сегодня выходной, - улыбнулась ему девушка.
- Понятно. – Он залпом выпил оставшийся кофе и пошёл домой. Во дворе нашёл взглядом светящиеся окна соседей, кивнул сам себе и поднялся в квартиру. Посмотрел телевизор и решил лечь спать пораньше. Когда в сон закрался посторонний звук, долго не мог понять, откуда тот исходит. Кое-как разлепив веки, он взглянул на часы.
- Два часа?!
В этот момент звук повторился. Теперь было ясно, что доносится он со стороны балкона. Поднявшись, Виктор осторожно приблизился к окну и отодвинул штору. Один взгляд – и он уже распахнул балконную дверь.
- Лена?!
- Ну наконец-то! Я думала, околею! – девушка зашла в комнату, отодвинув мужчину, и сразу направилась в прихожую.
- Ты как здесь оказалась?!
- Через балкон. Что тут непонятного?
- Седьмой этаж!
- Спасибо, просветил! Я могу идти?
- Куда? – он всё ещё не мог прийти в себя.
- Дела у меня. – С этими словами она выскользнула на площадку, оставив его одного. Около часа Виктор просидел на кровати, прокручивая в мыслях произошедшее, но так и не сделал никаких выводов. Решив, что утро вечера мудренее, завалился обратно спать. Казалось, прошла всего минута, когда его разбудил осторожный стук. Практически с закрытыми глазами прошлепал в прихожую, даже не поинтересовавшись, кого там принесло, открыл дверь. Сон немедленно улетучился.
- Опять ты?
- Ну ты странный! – Лена по-хозяйски зашла к нему. – Должна же я как-то вернуться домой!
- Опять через балкон?
- Естественно.
- А через дверь слабо?
- Не хочу маму разбудить, - девушка уже открывала балконную дверь.
- А когда здесь квартиранты жили, ты так же туда-сюда разгуливала?
- Нет, тогда я сразу спускалась по водосточной трубе.
- Это же опасно!
- Я уже говорила, что ты удивительно оригинален? – Лена усмехнулась и ловко перелезла через перила, несколько шагов по карнизу (во время этого путешествия он не дышал), и вот уже она оказалась у себя. Лёгкое движение штор – и девушка исчезла. Степнов тряхнул головой и вернулся в комнату. Часы.
- Шесть утра?! Ну, Кулёмина!!!
Вряд ли после столь экзотического пробуждения можно было вернуться в объятия Морфея; следующие полтора часа были посвящены мега-зарядке.

И снова всё вернулось на круги своя: школа, бар, прогулка. И никаких разговоров. Правда, следующим же вечером Виктор за чисто символическое вознаграждение узнал у администратора подробное расписание рабочих дней Кулёминой. Когда подошёл очередной выходной, мужчина с вечера настроился на бессонную ночь. Однако ни в час, ни в два, ни в три часа ночи его балконная дверь не шевельнулась. Изрядно нервничающий Степнов ходил кругами по комнате и мысленно, а затем и вслух обещал Кулёминой все муки Ада. Полчетвёртого, поняв, что ждать бессмысленно, улёгся спать, но сон не шёл из-за чересчур возбуждённой нервной системы. После полуторачасового переворачивания с боку на бок он всерьёз задумался о методе казни. Почему-то об этом легче думалось, когда он отжимался или наносил удары по «груше», которую недавно так кстати приобрёл.
Около семи утра, невыспавшийся, раздражённый и уставший от чрезмерной физической нагрузки, он уже будил доблестно спящего на посту охранника. Дядя Петя, бурча себе под нос «комплименты» некоторым слишком усердным педагогам, открыл двери, отдал ключи от спортзала и снова устроился в кресле, накрывшись неизменной газетой с кроссвордом. Степнов вошёл в свою вотчину, окинул взглядом полутёмное помещение и решительно прошёл в подсобку. Через десять минут по пустому залу разнёсся грохот мяча о баскетбольный щит… До самого первого урока он в одиночестве играл в игру, которая была смыслом его жизни. Когда-то – единственным.
По стечению обстоятельств первым было занятие как раз у одиннадцатого «А». Весь урок он настойчиво боролся со своим желанием сказать наглой блондинке с зелёными глазами пару слов, только гонял весь класс больше обычного, но, едва прозвенел звонок, сорвался. Схватив направляющуюся в раздевалку Лену за локоть, он рванул её к себе и, чуть не рассчитав громкость звука, прошипел:
- Кулёмина, ты где вчера была?! Я тебя всю ночь ждал!
Среди одноклассников пронёсся шёпот, а кое-кто даже присвистнул. Естественно, у всех немедленно появились причины не нестись переодеваться сломя голову, а задержаться в спортзале. Лена вырвала свою руку и ослепительно улыбнулась:
- Виктор Михайлович, вы меня с кем-то путаете. Я не хожу к преподавателям по ночам… Разве что в кошмарных снах!
Раздались сдавленные хихиканья, и подростки дружной толпой ринулись в раздевалку, оставив учителя наедине со своими мыслями. О чём точно он думал, сказать сложно, но в конце дня все последующие классы жаловались на озверевшего физрука.
В тот вечер он не пошёл в бар, а согласился, наконец, на предложение Рассказова «развеяться». Вернее, настоял на этом, чем немало удивил, а затем и обрадовал друга. Решено было пойти в один из самых известных и модных в столице клубов. Ещё на входе Виктор ощутил зверское желание оказаться сейчас в другом заведении, в другом квартале, но, сделав над собой усилие, последовал за довольным Игорем. Тот, не растеряв за годы умения знакомиться с девушками, даже напротив – поднаторев в этом непростом деле, быстро организовал им приятную компанию и сейчас разливался соловьём, перемежая байки с археологических раскопок с воспоминаниями о спортивном прошлом. Точно также они перемежали напитки и танцы. Однако всё это не помогало. Поэтому, спустя два часа мучений, Степнов попросил прощения у честной компании и распрощался. Домой добирался на такси; когда выходил из машины, увидел входящую во двор знакомую фигуру. Открыл подъездную дверь и дождался, пока Лена войдёт внутрь, затем зашёл сам. В полном молчании вызвал лифт, на котором поднялся до нужного этажа, а потом ждал у своей двери, когда появится Кулёмина, как всегда воспользовавшаяся лестницей. В квартиры вошли одновременно, так и не сказав друг другу ни слова.
Следующим вечером он сидел за «своим» столиком.

Незаметно приблизился день очередного выходного. С утра Степнов был полон решимости, собран и спокоен. Даже на физкультуре. Даже у одиннадцатого «А». Придя домой, поужинал, принял душ и сел в кресло ждать. Никаких отвлечений вроде книги или телевизора. Он просто сидел с включенной настольной лампой и ждал. Около часа ночи на балконе послышалось шебуршание, а затем в комнате появилась Лена.
- А ты в курсе, что у тебя балконная дверь нараспашку? Не лето на улице.
Он ничего не ответил, продолжая сидеть неподвижно, скрестив руки на груди. Девушка взглянула на него уже с явным недоумением, пожала плечами и пошла в прихожую. Через несколько секунд оттуда раздался её возмущённый голос:
- Эй! Что за фигня?! – Быстрые шаги, и она снова в комнате. – Почему дверь не открывается?
- Сегодня ты никуда не пойдёшь, - твёрдо ответил Виктор, не меняя своего положения.
- С чего бы это?
- Сегодня ты никуда не пойдёшь.
Зелёные глаза сузились, Лена хмыкнула и решительно направилась к балкону, но тут же оказалась в железной хватке мигом сорвавшегося с кресла мужчины. Девушка забилась в попытках вырваться, но Степнов - хоть и с немалым трудом – удерживал её.
- Отпусти меня! Ты не имеешь права! Ты… - далее последовал нецензурный перечень его основных качеств, впрочем, весьма скудный для гуляющей по ночам особы.
- Сегодня ты никуда не пойдёшь, - в третий раз повторил он и потащил сопротивляющуюся Кулёмину в ванную, где засунул её в кабинку и включил холодную воду. Девушка ещё некоторое время вырывалась, затем затихла. Он выпустил её из объятий и немного отошёл. Лена стояла под ледяным потоком, трясясь от холода и от негодования, сверля его гневным взглядом, но не сделала даже шага в сторону, чтобы избежать водяной пытки. Почти минуту они стояли в молчании, прежде чем прозвучало хриплое:
- Холодно же, придурок!
За секунду до того, как впиться в её губы болезненно-жадным поцелуем, он выдохнул:
- Я согрею…

Проснулся один, и лишь колыхание оконной занавески говорило, что всё, что случилось ночью, ему не привиделось. В отличном настроении отправился на пробежку, с удовольствием разглядывая городские пейзажи. Затем последовали водные процедуры, вызвавшие некоторые воспоминания и, как следствие, улыбку, плотный завтрак и дорога в школу. Первые три урока он поражал коллег и учеников добродушием и весёлостью, однако это мгновенно исчезло, едва он заметил на большой перемене брошенный в его сторону взгляд из-под длинной светлой чёлки. Недоумевая, не показалось ли ему, последовал за Рассказовым в столовую, но оказался крайне неблагодарным слушателем, постоянно отвлекаясь на разглядывание дальнего столика, вернее, сидящих за ним. Вероятно, почувствовав столь пристальное внимание к своей персоне, его одарили ещё одним взглядом, причём гораздо более красноречивым, чем первый. После такого аппетит пропал начисто, а вот желание разобраться, что случилось, появилось. Поэтому, дождавшись, когда интересующий его человек направится к выходу, сорвался с места, даже не извинившись перед Игорем. Нагнал Лену в коридоре и тронул за локоть.
- Поговорим?
- Поговорили уже! – Девушка буркнула, не глядя на него, и ускорила шаг, догоняя одноклассников, будто боялась остаться с ним наедине. Он замер на месте после такого неласкового приема. Из ступора его вывел Рассказов, решивший, что в одиночестве ему в столовой скучно.
- Вить, что с тобой? Куда ты пропал?
- Игорь, скажи, я дурак?
- Ну, бываешь иногда, - от растерянности друг выпалил первое, что пришло ему на ум.
- Спасибо за честность, - Степнов кивнул и спокойно пошёл по коридору в сторону спортзала.
- И что это было? – оставшийся не у дел Рассказов пожал плечами, но потом его отвлекли от размышлений подошедшие коллеги.

А вот избавиться от раздумий временному преподавателю физической культуры в школе №345 было не так легко. Он думал и во время уроков, и во время тренировки у волейболистов, и по дороге в бар. Можно было бы предположить, что то, что произошло, было против её воли и обидело её, если бы было один раз, но ведь это было… И она сама… На этом размышления обрывались, зато начинались воспоминания и, попутно, желание всё повторить. Сидя за кружкой пива – организм решил, что в связи с обстоятельствами можно позволить себе послабление режима, - он смотрел в стол, не поднимая головы, и делал глоток за глотком. Когда же подошло время концерта, встал и вышел из бара. Постояв немного на крыльце, вздохнул и направился домой, по дороге купив бутылку виски, которую и опустошил «в одного» в тёмной квартире, после чего отрубился прямо на полу.
На удивление, голова наутро не болела, зато настроение не радовало. Он уже предвидел, как пройдёт этот день. Ожидания полностью оправдались, правда, с одной поправкой – длилось это не день-два-три, а две недели: Кулёмина его избегала, даже не появлялась на его уроках, а в баре игнорировала его столик, предоставляя другим честь его обслуживания. Да, он продолжал ходить туда каждый день, только провожаний уже не было: девушка возвращалась домой исключительно в компании, по большей части состоящей из «шкафчиков». Зато из-за появившегося избытка свободного времени выяснил - когда окольными путями, а когда и прямыми вопросами – некоторые подробности жизни зеленоглазки. Например, почему её боятся хулиганы… Оказалось, что ничего особо криминального не было, свою роль сыграли именно знакомые Лены из бара, которые однажды, ещё в начале её трудовой деятельности, провожали девушку домой и наткнулись на подобную шайку. Пара сломанных челюстей, вывихи, гематомы и ссадины – этого оказалось достаточно, чтобы район стали обходить стороной. Ночные прогулки тоже нашли объяснение: не клубы, не пьяные вечеринки, не встречи с парнями, а «всего лишь» дежурства в больнице. Из разговора с Верой Николаевной, к которой он таки заглянул на чай, выяснилось, что Лена хочет поступать на медицинский факультет, по стопам дедушки – известного в прошлом кардиохирурга. Девушка завела знакомство с медсестрами и, если в ночную смену был какой-нибудь интересный случай, получала сообщение и уходила из дома. Несмотря на все предосторожности вроде кочевания с балкона на балкон, мать знала о вылазках дочери, но не говорила с ней. В конце концов, она делом занимается, а не шляется, где попало. Вот тебе и «плохая девочка»!

Тем вечером он снова сидел за своим столиком и размышлял, как жить дальше. Что-то сложившаяся ситуация, будто застывшая во времени (пресловутый День сурка какой-то!), начала его тяготить. Едва он перешёл к пункту «послать всё на фиг», над головой раздался приятный женский голос:
- У вас свободно? – Он поднял глаза и увидел симпатичную женщину, смотрящую на него с нескрываемым интересом.
- Конечно, присаживайтесь, - он мило улыбнулся, одновременно подвигая стул.
- Вы очень любезны. Меня зовут Лиза, - представление сопровождалось недвусмысленными взглядами и закручиванием локона на пальце. «Как же скучно!»
- Виктор, - опустил «Приятно познакомиться», так как врать не хотелось. Впрочем, Лизу это абсолютно не смутило. Она жестом подозвала официантку, коей – по иронии судьбы – оказалась Лена.
- Милочка, - от такого обращения брови у блондинки взметнулись вверх, - принесите нам, пожалуйста, бутылочку шампанского.
- Здесь спорт-бар, а не ресторан, - отрезала Кулёмина, даже не пошевелившись. Лиза поморщилась.
- Ладно, тогда что-нибудь из коктейлей. На ваш вкус.
Лена кивнула и ушла, Виктор проводил её обречённым взглядом.
- А здесь хуже, чем я думала. Часто тут бываете?
- Каждый день.
- Хотя, если приглядеться, здесь довольно мило, - тут же улыбнулась женщина, нервно потирая запястье. Явно корила себя сейчас за допущенную оплошность. – А чем вы занимаетесь?
В этот момент на стол между ними со стуком опустился поднос, а принёсшая его Лена пододвинула ещё один стул и села на него верхом, пристально уставившись на Лизу. Та взяла бокал с коктейлем и, стараясь игнорировать внимание, направленное в её сторону, предложила тост:
- За встречу!
Степнов её инициативу не поддержал, с интересом наблюдая за разворачивающимися событиями. Не получив ожидаемого ответа, Лиза отставила бокал и повернулась к Лене.
- Что? Почему ты так на меня смотришь?!
- По-моему, вам пора.
- Что?! Ты вообще кто такая?
- Я – его девушка. И очень ревнивая. Могу коктейль в лицо выплеснуть или поднос на голову опустить….
Лиза слушала её, всё больше округляя глаза, оглянулась на Виктора, ожидая от него поддержки, однако тот лишь пожал плечами. Женщина вскочила и практически выбежала из кафе. Он выжидающе посмотрел на продолжающую сидеть Кулёмину. Та настойчиво избегала встречаться с ним взглядами, кусала губы и топала ногой, наконец, поднялась и со злостью поставила перед ним пресловутый коктейль:
- За счёт заведения!
Она резко развернулась и направилась к стойке, оставив его улыбаться своим мыслям.

Эпилог.
- Не приставай ко мне, я уже сплю!
- Нет, не спишь, - мужчина продолжил свою «подрывную деятельность», а именно – поглаживание обнажённых ног лежащей рядом девушки, поднимаясь всё выше. – А ты в курсе, что Савченко догадывается, кто запустил вирус в школьные компьютеры?
- Вот лекций не надо! Ты мне уже не учитель!
- Я молчу, - он не стал спорить, а начал стягивать пижамные шорты. – Просто предупредил.
- О чём? У них нет доказательств. Да и дел там на пару часов, завтра всё восстановят.
- Мне вот интересно: зачем? Ты же была готова к контрольной? – Руки уже занялись майкой.
- Я да, а Новикова нет.
- Разбаловала ты их…
- Блин! Ну почему ты всегда такой медленный?!
- У нормальных людей это называется прелюдией.
- Я не хочу быть нормальной! Я тебя хочу…
Хм, а ведь девушке отказывать неприлично… Тем более своей.
Конец


Спасибо: 46 
Профиль
Ответов - 55 , стр: 1 2 3 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 199
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия