Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Галлюцинация





Сообщение: 4
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.07.11 15:07. Заголовок: Автор: Галлюцинация

Спасибо: 25 
Профиль
Ответов - 90 , стр: 1 2 3 4 5 All [только новые]


Галлюцинация





Сообщение: 351
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 46
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.10.11 13:09. Заголовок: Большое "мерси&#..


Большое "мерси" за "спасибо" и комментарии!

Вернулись мы вовремя. После мощного выброса адреналина, подкрепленного достаточно обильной трапезой в кафе, меня слегка разморило. Если бы могла, отправилась бы сразу спать. Но дело прежде всего.
Открывшая дверь Лера изумленно оглядела нас с Виктором, приоткрыла рот, чтобы что-то спросить, но потом просто мотнула головой, приглашая войти. Правда, я себя надеждами на то, что так легко отделаюсь, не тешила: Новикова точно устроит мне перед сном допрос, возможно, даже с пытками.
Есть не хотелось, поэтому я расположилась с кружкой чая на своем излюбленном месте – кухонном подоконнике, остальные расселились вокруг стола. Стас, жующий какой-то пирожок, начал свой доклад. По добытым им сведениям картина складывалась следующая: прежнюю школу, которую возглавляла Разина, закрыли на капитальный ремонт. Учеников и педагогический состав расформировали по другим учебным заведениям, поэтому Калерия и оказалась всего лишь учительницей географии. Однако были и другие факты: родители нескольких учеников из выпускных классов обратились в милицию с жалобами, что педагоги требуют деньги за хорошие отметки. Было проведено расследование, по результатам которого был арестован некто Смирнов Владимир Николаевич, исполняющий обязанности завуча. Доказать причастность самой Разиной к взяткам не удалось, а школу закрыли – якобы на ремонт – чтобы избежать скандала.
Вот так вот и выходило, что из всех возможных кандидатур преступников, Калерия Викторовна была самой подходящей. Решено было, что продолжаем следить за ней, не упуская и других из виду. В виду появившейся возможности задерживаться в школе допоздна, на нас с Новиковой была возложена задача в ближайшее время проникнуть в кабинет географички и проверить его на содержание улик. На мой взгляд, это было глупо: учитывая профессионализм Разиной в прошлой школе, вряд ли обыск ее рабочего места что-то даст. Что ни говори, а женщиной она была умной. Или, по крайней мере, хитрой.
В этот раз Комаров все-таки остался ночевать, так что я неожиданно спаслась от расспросов Новиковой. Правда, судя по взгляду Леры, которым она проводила пожелавшую всем спокойной ночи меня, это ненадолго.
Едва моя голова коснулась подушки, я сразу провалилась в сон. Неудивительно, что после такого дня мне снились гонки, только вот на финише меня встречал улыбающийся Степнов. К чему бы это?

На следующий день будить Лерку в школу я не стала: они со Стасом вчера до полночи смотрели какой-то ужастик и сейчас мирно спали в обнимку на узком диване. После такого Комаров, как честный человек, обязан будет жениться! Виктора дома тоже не оказалось, поэтому я с чистой совестью пренебрегла завтраком – всегда ненавидела этот прием пищи, но под пристальным взглядом Степнова ежедневно приходилось глотать какую-нибудь мерзкую кашу – и отправилась в школу в гордом одиночестве.
Без Новиковой на уроках было скучно, да и между ними тоже. На большой перемене я, от нечего делать, пошла в столовую, где меня тут же позвала Женя Алехина. Заняв свободный стул, снова заскучала: «ранетки» продолжали щебетать о чем-то своем, поэтому я просто рассеянно глазела по сторонам. В самом углу столовой приютился Степнов, что-то довольно бурно рассказывающий нашему историку. Я невольно засмотрелась на его жесты и мимику, никогда прежде не видела его таким эмоциональным. Тут боковое зрение подало тревожный сигнал: на занятый мужчинами столик прямым курсом двигался крейсер «Светлана Уткина», гордо неся поднос с тарелкой борща и неизменными пирожками. Ничего, сейчас мы из этого крейсера подлодку сделаем!
Я оглядела стол в поисках нужных предметов. Есть! Бумажная салфетка мгновенно была свернута в небольшой шарик и уютно устроилась в углублении ложки. Вспомним древние катапульты! Прицел… Скорость продвижения объекта… Скорость ветра, а точнее сквозняка, создаваемого постоянно хлопающими дверьми… Взять на заметку возможные помехи…
СТРАЙК!!!
Метко угодивший библиотекарше прямо в глаз «снаряд» (тут я мысленно погладила себя по голове и похвалила собственный глазомер) заставил женщину потерять равновесие, и она, покачавшись несколько секунд для приличия, рухнула на сидящих за ближайшим столиком людей. Самое смешное, что ими оказались Разина и наш информатик. Борщ, который так заботливо несла наша Светочка, стремительно перекочевал на светлую блузку географички, а пирожки оставили свою глазурь на темных брюках Рязанцева. Эта неумная рыжая женщина, сразу принявшаяся причитать из-за своей неловкости, еще и стряхивать с них крошки начала! Какой тут крик поднялся!!! Разина верещала из-за испорченной блузки, информатик старался избавиться от цепких ручек библиотекарши, Светочка пыталась извиниться и уже начала громко шмыгать носом, не отпуская, тем не менее, штанину Сергея Ивановича. Все присутствующие в столовой уже просто лежали - кто на столах, а кто и под – от смеха. Да, Новикова бы мной гордилась!

Я не стала задерживаться на «месте преступления». До звонка оставалось еще минут двадцать, поэтому я решила просто пошататься по школе. В одном из пустынных коридорах заметила приткнувшегося в углу окна Гуцула. Не знаю, может, я старею, но стало как-то не по себе: из «звезды» злобные блондинки превратили мальчика чуть ли не в изгоя. Остановиться и подумать – это не про меня, поэтому через несколько секунд я оказалась рядом с парнем.
- Привет! – улыбнулась достаточно приветливо. - Ты так и будешь теперь меня шугаться? – добавила после того, как Игорек чуть не свалился с подоконника.
Он покачал головой, не сводя настороженного взгляда с моего лица. Нет, я точно изверг! Так мальчонку запугала…
- Слушай, - я, не раздумывая, присела рядом с ним, – наше знакомство началось, да и продолжилось, не самым лучшим образом. Но ты и сам в этом виноват.
- Не отрицаю.
- Есть предложение: начнем все сначала. Я Лена, - протянула ему раскрытую ладонь.
- Игорь, можно просто Гуцул, - улыбнулся карими глазами.
- Вот и познакомились, - довольным тоном заключила я. – Значит так, Гуцул, у меня к тебе просьба: ты же баскетболист? –Он утвердительно кивнул. – Научи меня, а?
- Зачем?
- Понимаешь, мне парень один нравится, а он кроме баскетбола ничем не увлекается. Хочу хоть так привлечь его внимание.
- Ну, можно попробовать, - взглянув на часы, согласился Игорь. – Давай, пока перемена не кончилась, проверим, стоит ли начинать.
Мы оба соскочили с подоконника и направились в спортзал. Хочу сразу предупредить: все, что я сказала Гуцулу, полное вранье! В баскетбол я играю с детства и очень даже неплохо, а этот обман понадобился, чтобы хоть как-то расшевелить парня, показать ему, что есть дело, в котором он молодец, и что не стоит замарачиваться исключительно на своей репутации в школе. И с чего я стала такой доброй?
Первые минуты нашей «тренировки» я всячески изображала из себя неумеху, хотя давалось мне это ох как нелегко. Постепенно Игорь увлекся и не обратил внимания, что мои броски стали гораздо более меткими, а процент попадания в кольцо неуклонно повышался. К концу перемены мы уже носились по всему залу и играли на полном серьезе. Техника у него оказалась, и правда, весьма впечатляющей, но все-таки я его «сделала».
- А ты совсем не любишь соврать! – тяжело дыша, Гуцул опустился прямо на пол, я же уселась рядом на скамейку. – Парень-то хоть существует?
- Неа, - я помотала головой.
- Ну и зачем тогда?
- Захотелось поиграть, а учитывая мои прошлые «заслуги», ты вряд ли бы согласился.
Игорь почесал макушку, молчаливо соглашаясь с моими словами, а потом нерешительно спросил:
- А ты научишь меня тому финту? Ну, под кольцом?
Вот так у меня появился новый друг в школе № 345, с которым мы весь оставшийся учебный день обсуждали различные баскетбольные темы, не обращая внимания на изумленные взгляды одноклассников.


Спасибо: 20 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 353
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 46
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.10.11 13:12. Заголовок: Следующая неделя про..


Следующая неделя пролетела, как одно мгновение. Мне катастрофически не хватало времени, зато никогда еще моя жизнь не была такой насыщенной, как сейчас. В школе пришлось не просто хлопать глазками, но и учиться, так что мы теперь с Лерой по вечерам, как примерные девочки, делали домашнее задание. Правда, Новикова – коза, подлизалась к Стасу, и он печатал за нее все рефераты и доклады. Я же решила проявить гордость – ну, или упрямство, это же с какой стороны посмотреть – и корпела над учебниками сама. Помимо этого были еще репетиции с «Ранетками», на которых мы исполняли в основном их песни, но иногда добирались и до наших с Леркой. Вот тогда начинался настоящий кайф! Пару раз я садилась за барабаны, после чего девчонки стали смотреть на меня чуть ли ни как на музыкального гения.
После репетиций, когда все нормальные школьники уже были дома, я оставалась на тренировку с Гуцулом. Мы довольно быстро подружились, и почти все время в школе я проводила именно с ним. Да и после занятий мы частенько шли в кафе, где Игорь работал барменом. Я садилась за стойку и всячески его отвлекала. Ну а что? Он такие забавные рожицы корчил, когда пытался выполнять свою работу под мои ехидные замечания! Новикова первое время дулась, а потом стала доставать меня вопросами, когда мы уже с Гуцулом станем ходить за ручку, когда планируется наша свадьба и можно ли ей быть крестной наших детей. Сначала я отшучивалась, что несовершеннолетних не совращаю, но когда она меня окончательно взбесила, пригрозила ночью перекрасить ее в брюнетку. Сначала Лера обиделась, но после того, как мы с ней съели огромнейший вкуснейший торт на двоих в нашей любимой кондитерской, все разногласия были забыты (я поклялась никому не говорить, но… Я съела всего два кусочка!..)
Конечно, не забывали мы и о деле. Как-то вечером, когда репетиция закончилась позже обычного и уставшие девчонки разбежались по домам, а мы с Новиковой как тимуровки остались «помочь Виктору Михайловичу убрать инструменты», кабинет Разиной подвергся тщательному досмотру. Как я и предполагала, ничего мы не нашли. Если честно, я бы очень удивилась, если бы результат был обратный. А вот Лерка явно расстроилась. Видимо, ей хочется свалить из этой школы пораньше, отношения с точными науками у нее не складывались еще во времена нашего среднего обучения, не сложились и сейчас. Так что, если на следующий день в расписании стояла алгебра, геометрия, химия, физика – а, вполне понятно, что-то из этого всегда присутствовало – наша квартира наполнялась стенаниями и вздохами.
Чем больше мы наблюдали за Разиной, тем сильнее становилось убеждение, что она наш клиент. Уж слишком дорого выглядела эта дамочка, зарплаты простого преподавателя географии на такие наряды и походы по салонам красоты точно не хватит. Разве что, если есть богатый ухажер. Но тут все тоже было не складно: она явно имели отношения с нашим информатиком. Кстати, только у него в весьма скудном школьном автопарке, который я не раз имела счастье разглядывать в ожидании девчонок или Гуцула, была иномарка. Да еще какая – Lexus! И откуда деньжата? Стас на такой вопрос тут же стал вопить, что любой уважающий себя компьютерщик может заработать миллион за один день. На вполне резонное замечание, что же он себя так не уважает, что до сих пор передвигается на метро, наш гений обиделся и оттаял лишь после двухчасовых комплиментов от Лерочки.
Таким образом, пока ничего конкретного добыть нам не удалось. К концу недели появилось сразу две новости: 1) в школе мы больше репетировать не могли, так как Борзова, страстно выступающая против нашей якобы рок-группы, что-то наплела в министерстве, так что мы переезжали в кафе Женькиной мамы, кстати, в нем же и работал Гуцул. Как тесен мир! 2) в субботу у нас намечался первый концерт в каком-то клубе. Это Наташин отец, крутой чел из шоу-бизнеса, решил немного поспособствовать карьере дочери. Ну, и ее подруг заодно. Если честно, меня слегка потряхивало. Одно дело распевать свои песенки в спортзале или на школьных праздниках, другое – стоять с гитарой на настоящей сцене. Хотя, если мы и опозоримся, большого ущерба для нас с Лерой я не вижу, свою нишу в этой жизни мы уже нашли.
Итак, я стояла в школьном дворе, как всегда собравшаяся раньше всех, и ждала, когда ко мне присоединятся девчонки. Степнов и Рассказов – наши верные помощники в деле транспортировки инструментов – уже уехали в кафе, куда в скором (очень на это надеюсь!) времени должны были подтянуться и мы. Было достаточно поздно, ученики и преподаватели разбегались по домам. Я уже откровенно злилась на этих капуш и поглядывала на часы, когда мое внимание привлек необычный звук. По крайней мере, здесь я его точно не должна была слышать. Не веря своим ушам, развернулась к источнику, и тут уж настал момент сомневаться в своем зрении! Может, у меня уже глюки?! Но если нет, то в нашем деле наметился интересный поворот!
- Ленка, чего стоишь? Мы уже опаздываем! – рядом стояла Новикова и возмущенно теребила меня за рукав. Я так задумалась, что пропустила появление девчонок. На автомате кивнула и пошла вслед за ними, не переставая размышлять, к чему может привести неожиданно полученная новая информация. Хотя, ее такой даже сложно назвать, нужно все проверить. На этом я и остановилась: сначала во всем разберусь сама, а потом уже поделюсь с Виктором.
Репетиция прошла под бесконечные обсуждения предстоящего концерта, как впрочем, и следующий, короткий по случаю субботы, учебный день.

Клуб оказался весьма неплохим, на мой вкус. Не слишком пафосный, достаточно уютный. Небольшая сцена, на которой удобно расположились наши инструменты, танцпол, по углам столики с мягкими диванчиками, в общем, как обычно. И, конечно, барная стойка, за которой вовсю трудился довольно симпатичный бармен. Это наша Лерочка успела мне шепнуть, пока я настраивала гитару, а Новикова «настраивала» себя перед выступлением. Видимо, отсутствие Стаса имело некоторые побочные эффекты. Хотя, смотреть-то ведь никто не запрещает.
Концерт прошел «на ура», я даже не ожидала, что нас так тепло встретят. Наверное, мы и правда талантливые? После наши художественные руководители поздравили нас с триумфом, Рассказов даже произнес пламенную речь, что в скором времени мы покорим «Лужники», а потом и все мировые площадки. Мы, естественно, согласно покивали. Получили каждая по букетику, отчего девчонки засмущались, а мы с Леркой в наглую заявили, что это, конечно, хорошо, но цветами сыт не будешь и, вообще, пора развлекаться! Следуя такому указанию, все разбрелись по залу. Мы с Новиковой, пользуясь отсутствием поблизости несовершеннолетних «ранеток», заказали себе по легкому коктейлю и теперь отрывались на танцполе. В скором времени к нам присоединились остальные участницы нашего коллектива, вечер набирал обороты.
Внезапно Лера бросила взгляд в сторону барной стойки, рассмеялась и ткнула меня локтем в бок.
- Кулемина, спасай физрука!
Я посмотрела туда же и увидела Степнова в компании какой-то симпатичной брюнетки, которая явно с ним флиртовала.
- И от чего мне его спасать?
- А то ты не видишь, какое несчастное у него выражение лица?!
Да, она была права. Виктор что-то не проявлял восторга по поводу нового знакомства. В принципе, если бы хотел, мог сам ее отшить. Или так вжился в роль душки-физрука?
- А почему я? – вполне резонный вопрос.
- Да у тебя на лице написано, что ты уже придумала, что сотворить!
И снова в точку! С одной стороны, мне жутко хотелось претворить свой план в действие, с другой – он же типа мой учитель… «Ранетки» уже давно замерли на месте, жадно вслушиваясь в наш разговор. По их глазам было видно, что они полностью поддерживают Новикову. Еще бы, такое шоу намечается!.. Да гори все синим пламенем!
Я решительно двинулась в сторону так заинтересовавшей нас парочки. Признаюсь, походка у меня в тот момент была такая, что парни, мимо которых я проходила, застывали с открытым ртом. Ну, да, я и так умею, только в «мирной» жизни этим не пользуюсь. Иначе слишком много жертв получится!
Очень скоро я добралась до пункта назначения, слегка отодвинула брюнетку в сторону и, не замедляясь ни на секунду, ухватилась за крепкую шею Виктора, подпрыгнула и обвила его талию ногами. Надо сказать, он как-то слишком быстро сориентировался (или это просто рефлекс?), обхватывая меня руками чуть пониже спины и прижимая к себе. По телу невольно пробежались мурашки. Но представление еще только начинается! Я преувеличенно громко чмокнула его в губы, потом намеренно медленно сползла по телу мужчины вниз и развернулась к находящейся на грани шока женщине, задержав свои ладони на широкой груди Степнова. Взгляд мой явно не предвещал ничего хорошего, так что брюнетка невольно передернула плечами.
- Вы что-то хотели? – это было бы достаточно вежливо, если бы не тон с неприкрытыми нотками угрозы. – Видите ли, этот молодой человек не пьет, не курит и с ЧУЖИМИ женщинами не танцует! Что-нибудь еще?
Растерявшаяся перед таким напором дамочка быстро ретировалась, а я повернулась к Виктору, в глазах которого вовсю веселились чертенята.
- И что это было?
- Выполнение товарищеского долга, - совершенно невинным голосочком отозвалась я. – Поручение собрания молодых и талантливых, которые боятся потерять такого перспективного худрука.
Я уже собралась возвращаться к девчонкам, которые наверняка выпали в осадок от моих действий, когда почувствовала, что мою ладонь сжала более крепкая и потянула на себя. С непониманием взглянула на все так же улыбающегося Степнова.
- Что?
- Я танцевать хочу.
- И?
- Ну, я же не танцую с ЧУЖИМИ женщинами…
И что теперь делать? Ладно, колебалась я недолго. Виктор, видимо, всёе понял по моему молчанию и властно притянул меня к себе уже полностью, продолжая держать мою правую ладонь в своей, а свою левую руку удобно устроил на моей спине в районе лопаток. Только тут я заметила, что играет какая-то медленная композиция. Никогда особо не любила такие танцы, но тут все оказалось по-другому. Наверное, сказывался немалый опыт Степнова, потому что мне осталось только довериться его направляющим движениям и, как в тупом анекдоте, получать удовольствие. Что я и делала в течение четырех с половиной минут. Даже успела пожалеть, что песня такая короткая. Когда я добралась, наконец, до девчонок, то глаза у всех четверых были не то что по пять копеек, а вполне тянули на бумажный червонец.
- Что-то случилось? – наивно хлопая ресницами, поинтересовалась умница Кулемина.
Все тут же отчаянно замотали головой.
- Ну, вот и отлично! Развлекаемся дальше!
Только вот я сама же этого делать не стала. Удостоверившись, что все отрываются на танцполе, я ушла в темный коридор, где устроилась на поддоннике и стала приводить мысли в порядок. А точнее, в моей голове уже складывался план действий. Пора заканчивать с этим делом! И начну я это уже в понедельник.


Спасибо: 22 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 355
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 46
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.10.11 15:27. Заголовок: Все пошло, как задум..


Все пошло, как задумывалось. Уже к среде я была уверена, что встала на правильный путь в поимке преступника. Или преступников. По крайней мере, у меня складывалось именно такое впечатление. Мне удалось скрыть свои действия от нашей компании, так как Лерка активно начала «обрабатывать» Стаса и делала весьма значительные успехи на этом поприще, например, они уже успели сходить два раза в кинотеатр, так что ей было не до подруги. А когда Степнов интересовался, как обстоят дела, я отвечала просто: «Работаем». И ведь не врала же! Изнутри меня уже так и распирала гордость, когда я представляла, как на очередном совещании выложу свои козыри и как на это отреагируют остальные.
В среду последним уроком была физкультура. После недолгой разминки Степнов дал указание разделиться и играть в баскетбол. Переглянувшись, мы с Гуцулом пристроились в одну команду. Естественно, игрой это было сложно назвать; наши противники взвыли, что «так нечестно», уже через десять минут.
Виктор перехватил мяч из-под кольца и встал перед остановившимися парнями.
- Значит, хотите честную игру? И какая она, по-вашему?
- Один на один! – выкрикнул кто-то особо находчивый.
- Отлично. Тогда кто хочет сыграть? Со мной.
Тут же тихой волной пронесся невнятный гул. Рисковать никто не собирался: если проиграешь – что наиболее вероятно – будешь потом объектом шуточек, а если вдруг выиграешь, мало ли, как преподаватель к этому отнесётся.
- Я сыграю! – я кожей чувствовала на себя прожигающие взгляды одноклассников, когда приблизилась к Степнову и нагло выхватила у него из рук мяч, начиная перекидывать его с одной руки на другую. – Только просто так играть не интересно…
- На желание? – в голубых глазах веселились уже не чертенята, а вполне взрослые бесы.
- Согласна. Но еще одно условие, - неужели он думал, что я испугаюсь?! – после каждого забитого мяча, пропустивший снимает одну деталь своего гардероба. – В спортзале немедленно установилась гробовая тишина. Мне не нужно было оглядываться, чтобы увидеть выпученные глаза, упавшие на пол челюсти и другие признаки шокового состояния у своих одноклассников. Я просто ждала ответа.
- Согласен!
Мы кивнули друг другу и жестами определили, какое кольцо кому принадлежит. Парни ринулись на скамейки, потеснив девчонок, которые в игре не принимали участия, но сейчас ни за что на свете не ушли бы из зала. Хорошо, что Степнов запрещает брать мобильные на урок, иначе наша «схватка» непременно стала бы достоянием Интернета. Успела заметить удивленные и восхищенные глаза Новиковой, а также ее жест, что, мол, она держит за меня кулачки. Наивная, я никогда не буду спорить или играть на желание, если не уверена в своей победе. Виктор – сильный соперник, но если я в чем-то и могу одержать над ним верх, то это баскетбол.
Так и получилось. Конечно, наша игра не шла ни в какое сравнение с той, что была раньше. Мы летали по площадке, как молнии, мяч посекундно менял хозяина, правда, результативность была не ахти, но это и отличает профессионалов: думать не только о нападении, но и о защите.
Первым расстался с олимпийкой Степнов. Как он сдернул ее с себя и швырнул в сторону скамейки! Я думала, девчонки сейчас завизжат, прямо как на мужском стриптизе. К тому времени о тишине и речи не было: класс разделился на два лагеря, кто-то поддерживал меня, кто-то Виктора, преимущественно, конечно, по половому признаку. Не знаю, солидарность ли это или желание увидеть обнажение противника?
Потом пропустила гол я. Моя олимпийка мягко опустилась на пол где-то за пределами площадки, а я стала внимательнее. Итог: минус у Степнова. Я чуть не расхохоталась, когда он снял кроссовки и стал играть в носках. Потом ему пришлось расстаться и ними. Мой промах – и я тоже играю без обуви. Я забиваю. Футболка Степнова летит в меня. Еле успела пригнуться, чтобы она пролетела мимо. Я ведь уже говорила, что Виктор не показывался нам с Лерой даже в полуобнаженном виде? Так вот, мы многое потеряли. При виде накаченного пресса физрука женская половина класса испустила томный вздох, я явственно различила и новиковское придыхание. Да что там Лера! Я сама на несколько мгновений вышла из строя, за что и поплатилась моими любимыми серенькими носочками.
Напряжение достигло своего максимума, следующий гол приведет уже к серьезным для каждого последствиям. Как же хочется выиграть!..
- ЧТО ЗДЕСЬ ТВОРИТСЯ?!?!.. – такого ультразвука я в жизни не слышала. Хотя я понимала стоящую в дверях спортзала, багровую от негодования Борзову. Картинка явно была не для слабонервных: полураздетый физрук обнимает посреди площадки лишь немногим более одетую ученицу на глазах у всего класса… Здесь следует немного пояснить: Степнов пытался отобрать у меня мяч, я же завела его себе за спину, чтобы сохранить у себя, ну и…
- В баскетбол играем, - ничуть не смущаясь, сказала я правду.
- А таком виде?! – казалось, из ушей завуча сейчас повалит дым.
- Так ведь жарко…
- Да, душно очень,- прорезался голос и у Степнова. При этом мы оба стояли с таким невозмутимым видом, что я уже стала беспокоиться за самочувствие Людмилы Федоровны, уж больно нездоровым был цвет ее лица. Остальные притихли на скамейках, старательно прикидываясь обоями, которых в спортзале отродясь не было.
- Немедленно оба в кабинет директора! Только приведите себя хоть в мало-мальски приличный вид! – Борзова презрительно и в тоже время возмущенно фыркнула и вышла, оглушительно хлопнув дверью. Мы с Виктором переглянулись и… рассмеялись. Как могли быстро, отыскали разбросанную одежду, натянули на себя и, под гул (с каждым мгновением все нарастающий) обсуждающих произошедшее на занятии «А-шников», отправились «на ковер».

Что именно происходило в кабинете директора, описывать нет смысла. Борзова успела расписать все в мрачных красках, но Савченко, видя наши честные лица и слыша не спотыкательно-оправдывающиеся речи, а простое и ясное объяснение, мол, вентиляция засорилась, а играть-то хочется, отпустил нас с миром, взяв обещание, что в следующий раз будем просто открывать окна. В спортзал вернулись мы героями. Особенно я. Счет-то был в мою пользу!
Уже дома, когда впечатленная до кончиков волос Новикова рассказала все Стасу, они втроем допытывались у меня, каково будет мое желание. Я же ответила, что про «срок годности» уговора не было, так что - как только придумаю что-нибудь стоящее, так и узнаете. Тем вечером я уснула крайне довольная собой. К тому же, завтра я решила поделиться с остальными полученными сведениями. Даже успела набросать примерный план своей речи, прежде чем окончательно стала потерянной для общества на эту ночь.


Спасибо: 25 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 357
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 46
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.10.11 18:31. Заголовок: На следующий день вс..


На следующий день все как-то не задалось с самого утра: я пролила чай на любимые джинсы, потом оказалось, что вторые, чуть менее любимые, тоже грязные, пришлось надеть подсунутые Леркой – голубые, в обтяжку и с вышивкой по карманам. Жесть полная! На уроках скука была несусветная. Я чуть ли не клевала носом, презрев ценность электромагнитных волн для человечества и всю философскую глубину поэтов Серебряного века. Ни тренировки, ни репетиции, в общем, чем себя занять до вечера, когда я собиралась в торжественной обстановке шокировать «коллег» своей гениальностью, неизвестно. Новикова сразу после занятий рванула по магазинам, потому что «Стас сказал, что у меня красивые ноги, а все юбки, которые есть в моем гардеробе, всего лишь на двадцать сантиметров выше колен! Это же просто монашеская одежда!». Естественно, я тут же изобразила жуткую занятость, потому что ходить с Лерой по магазинам – это самая изощренная версия самоубийства.
Из школы я вышла, едва переставляя ноги, когда сзади послышался знакомый веселый голос:
- Ленок, куда так спешишь? Может, составишь мне компанию?
- А это зависит от того, куда ты меня позовешь, Игоряшка!
- Лен, ну что за прозвище? – Гуцул сделал вид, что обиделся.
- Что заслужил, то и получил! Какая я тебе «Ленок»? Для тебя я – Елена Никитична.
- Ох, ну простите своего непутевого слугу, мадемуазель! – Игорь шутливо поклонился. – Так вы соблаговолите пройти со мной или поплететесь дальше?
- А куда идем? – мы уже вышли за территорию школы и остановились на перекрестке.
- Я-то на работу, куда и тебя приглашаю. Там должны какие-то музыканты приехать, возможно, будут у нас выступать попеременно с вами. Не хочешь «заценить» конкурентов?
Я самодовольно хмыкнула, мол, мы все равно самые крутые, но с радостью приняла его предложение. Появился неплохой шанс весело «убить время».

Ребята-музыканты оказались просто классными. Мы как-то быстро разговорились, оказалось, что они видели наш концерт в том клубе, и сейчас весьма лестно отзывались о нашей группе. Их творчество мне тоже понравилось, я даже стала подпевать, после чего меня затащили на сцену и сунули в руки микрофон. Зря они это сделали! Я стала так над ними прикалываться, что играть больше никто не смог, а только ржали и грозились засунуть меня в холодильник. Хорошо, что хозяев кафе на тот момент не было, а немногочисленные посетители были настроены благожелательно и лишь смеялись над нашими выходками. Время пролетело незаметно. Случайно взглянув на часы, я поняла, что уже пора отчаливать. Близился час моего триумфа. Попрощалась с новыми знакомыми и Гуцулом, который пообещал звать меня всякий раз, когда им понадобится клоун, после чего быстренько смылся, крикнув, что у него куча дел. Ничего, встретимся еще на узкой дорожке!
Выходя из кафе и напевая под нос только что выученную песню, услышала позади себя топот.
- Ленка, подожди!
Оглянулась. Передо мной стояла запыхавшаяся Прокопьева.
- Ань, ты что тут делаешь? – надо сказать, я удивилась.
- Тебя ищу, - чуть отдышавшись, ринулась в атаку «ранетка». – Хорошо, что Женька видела, как ты с Гуцулом ушла. Мне нужна твоя помощь!
- И в чем?
- Лен, это ведь ты написала почти все тексты к тем песням, которые вы с Лерой иногда поете? – я кивнула, не понимая, к чему этот вопрос. – Мне очень нужна твоя консультация! Я хочу написать новую песню, но все время получается как-то по-детски, но ты и сама это знаешь. А у тебя так необычно всегда фразы построены, аж мурашки пробегают.
- Эх, Прокопьева! Ты где так льстить научилась? – я усмехнулась. – Ладно, пойдем, поглядим, что ты написать успела. Только недолго, меня дома уже, наверное, ждут.
Это «недолго» растянулось до полуночи: сначала я познакомилась с родителями Ани, потом мы пили чай с вкуснейшими плюшками, испеченными тетей Ирой, на уютной кухне, наконец, Прокопьева утащила меня в свою комнату, где мы с головой погрузились в муки творчества. Когда я очнулась, идти куда-то не было смысла, да и Анины предки заявили, что никуда меня не отпустят. Честно говоря, я и сама устала, поэтому не стала отказываться от предложения переночевать у Прокопьевых. Хотела позвонить Лере, но телефон оказался разряжен и не подавал признаков жизни. Ну и ладно, завтра все расскажу.
Умывшись перед сном, я натянула любезно предоставленную мне в качестве ночнушки футболку и нырнула под одеяло рядом с Аней. Только собралась заняться своим любимым делом, но нашу ритм-гитаристку «пробило» поговорить. Сначала я слушала ее в пол уха, только изредка поддакивая, но одна промелькнувшая в ее болтовне фраза прогнала всю сонливость. Осторожно, кусочек за кусочком, я вытянула из Ани интересующую меня информацию. Подружка уже видела пятый сон, а я все размышляла, как же неожиданно все обернулось. Да, в нашем деле появились новые подробности. Я решила не ждать завтра до вечера, а рассказать все Виктору прямо в школе. Может, он что-то придумает «не отходя от кассы».

Я торопилась в школу, как никогда прежде. И вовсе не потому, что так хотелось поделиться со Степновым информацией, а потому, что как раз застать его там оставалось все меньше шансов. У Виктора сегодня уроки были только с первой смены, а мы с семейством Прокопьевых бессовестно проспали, так что Анька вообще осталась дома, а я неслась по улице, стремясь оказаться в родных стенах хотя бы к последнему уроку.
- Кулемина, ну ты и бегать! – рядом непонятным образом очутился Гуцул. Пришлось притормозить. – У тебя в роду кенийских бегунов не было?
- Ага, троюродный племянник сводного брата моей пятиюродной бабушки по отцовской линии, - на полном серьезе ответила я. Игорь принялся обдумывать мою тираду, даже морщинка на лбу появилась. – Да пошутила я! Ты чего-то с утра совсем не в теме!
- Да я в ночную смену остался, проспал все на свете, даже свое имя с трудом вспомнил, когда у охранника в журнале расписывался. А ты куда так летишь?
- Встретиться кое с кем надо, а – как видишь – у меня тоже разногласия с часами вышли.
- Вот и я по той же причине в школу потащился, мне Платон обещал камеру дать погонять. Мы с парнями из скейт-парка решили трюки свои заснять и спонсорам показать. Может, кто заинтересуется.
- Типа, станешь звездой, а я потом буду всем рассказывать, как учила тебя мячик в кольцо забрасывать?
- Нет, за такой компромат я для тебя киллера найму!
Вот так мило переговариваясь, мы добрались до школы, где разбежались каждый в свою сторону. Меня ноги сразу понесли в спортзал. Открыв дверь в вотчину Степнова, я увидела его самого в обществе незабвенной Светланы Михайловны. Кажется, она усиленно навязывала ему свою стряпню.
- Виктор Михайлович! Мне нужно срочно с вами поговорить!
Уткина смерила меня уничижающим взглядом, но мне было на нее плевать. А вот то, что произошло дальше, потрясло до глубины души! Виктор, холодно и презрительно окинув меня взглядом, процедил сквозь зубы:
- Кулемина, если твоим приятелям все равно, как ты ведешь себя, то в компании приличных людей будь добра соблюдать простейшие правила. Хотя бы не вмешивайся, когда старшие заняты. Наверное, тебе стоит вернуться туда, где ты провела весь учебный день. Или не только день. – Он еще раз пронзил меня насквозь ледяным взглядом, после чего с милой улыбкой развернулся к хлопающей ресницами библиотекарше. – Светочка, может, мы попьем чай с вашими чудесными пирожками? Лучше всего, у вас в библиотеке…
Я не стала дожидаться ответа этой рыжей курицы, просто выскочила из зала и от души хлопнула дверью. Еще никогда я не была такой злой! Да как он посмел так со мной разговаривать?! Да кто он такой?! Решение пришло мгновенно. Уже во второй раз за этот день я бежала по улице, только уже домой. Вернее, в квартиру, где мы жили с Лерой и этим козлом!
Взлетев на свой этаж, трясущимися от возбуждения руками с трудом открыла замок и, не разуваясь, проскочила в комнату, где стала скидывать свои вещи в большую спортивную сумку. Когда-то с ней я въехала сюда, с ней же и уйду. Оставаться под одной крышей с этим я не намерена!

- Кулемина, ну наконец-то! Я уже хотела в розыск тебя объявлять! – хлопнула входная дверь, и на пороге появилась веселая Новикова. Но выражение ее лица тут же поменялось, когда она увидела, чем я занимаюсь. – Ленка, что происходит?!
- Я уезжаю, - отрывисто бросила я, пытаясь закрыть молнию на сумке, что было довольно проблематично, так как вещи я спихала, как попало.
- Куда?
- Возвращаюсь к деду.
- Почему? Лен, да что случилось?!
- Случилось то, что я не могу находиться рядом с человеком, который так со мной разговаривает!!!
- Ты про Виктора? – Лера как-то сразу успокоилась и посерьезнела. Она прошла в комнату и присела на диван. Я тоже остановилась, как будто предчувствуя, что разговор будет тяжелым. – И что он сказал?
- Да просто смешал меня с грязью и дал понять, что считает меня чуть ли не проституткой!
- Лен, не пори горячку. Он просто ревнует. Остынет и сам придет прощения просить.
- Он что делает?! – кажется, мой мозг взорвался или, наоборот, заморозился, потому что способность адекватно мыслить исчезла напрочь.
- Так полшколы видело, что ты ушла и пришла с Гуцулом, а дома ты не появлялась, телефон отключен. Вот он и придумал себе невесть что, отчего и взбесился. Это же я знаю, что Игорь для тебя только друг, а Степнов, видимо, посчитал его соперником. – Я все еще изображала статую и, похоже, весьма шокированную, потому что Новикова как-то с опаской и слегка недоверчиво на меня посмотрела. – Лен, ты что, на самом деле все это время не видела, что Степнов по тебе с ума сходит? Я думала, ты притворяешься…
- Лер, о чем ты говоришь?! – наконец-то я смогла извлечь из своего горла хоть какие-то звуки.
- О том, что видно невооруженным взглядом! Не удивлюсь, если все это наше «агентство» было придумано только для того, чтобы ты была рядом. Уж фокус с квартирой и пунктом договора, что мы должны здесь жить, точно не просто так случился!
- Ты хочешь сказать, что он создал «Профи» только для того, чтобы затащить меня в койку?!
- Не передергивай! – Лера поморщилась. – Сама понимаешь, если бы ему было нужно только это, то ты уже давно оказалась бы в его постели. И без таких трудностей.
Я отказывалась верить ее словам, но в глубине своего Я понимала, что Лера права: если бы Степнов стал меня соблазнять, я вряд ли бы устояла. Видели, как он это делает. Мозг тут же ухватился за эту лазейку.
- Это все бред! – слишком громко закричала, но по-другому уже не могла. Эмоции перехлестывали через край. – А как же все его бабы? Ты же сама их видела!
- А он нормальный взрослый мужик! – спокойно парировала Новикова. – Ты тоже вовсе не монашкой жила. А теперь вспомни, когда ты в последний раз видела рядом с ним женщину?
Память тут же подкинула ответ: полгода назад. Как раз тогда, когда я дала «отставку» Артему. И с тех пор ни у меня, ни у него… Если бы могла, закричала бы в голос. Все, во что я верила, чем жила эти два года, оказалось ложью…
- А ты? – подняла на Леру измученный взгляд. – Почему ты мне ничего не сказала раньше?
- Нет, это ваши отношения. Я не буду в них лезть.
- Отношения? – горькая усмешка и спокойный голос. Как же я устала! – Ты считаешь, это слово здесь уместно? Хотя, это уже не важно… И ты уже по уши во всем этом, так что… - я не договорила. Просто взяла сумку и ушла. Не стала слушать, что пыталась сказать мне Новикова, бросила ключи от квартиры на тумбочку в коридоре и ушла.

Дед несказанно удивился, когда увидел меня на пороге. Наскоро наплела, что «нашу» с Лерой квартиру затопило, и нам придется на какое-то время вернуться в отчий дом. Дедуля обрадовался, хотел напоить меня чаем, но после всех событий даже от мысли о еде тошнило. Отговорилась, что жутко болит голова, даже выпила заботливо принесенную таблетку анальгина и закрылась в своей комнате. Сумку бросила на пол, а сама рухнула на диван. Признаюсь, слезы хлынули сразу. Не знаю, сколько я так пролежала, но потом стало легче, вернулась способность думать и рассуждать. Было ясно одно: туда я не вернусь. Закончу это дело, благо информации у меня достаточно, чтобы довести его до конца даже в одиночку, сдам преступника Степнову и исчезну из его жизни. Или он из моей. Какое-то время ждала, что Виктор или Лера позвонят, а потом вспомнила, что телефон так и остался не заряжен. Что ж, это и к лучшему. Все равно я не знаю, что им сказать.
До самой ночи сидела в своей комнате и вертела в руках баскетбольный мяч. Мне подарил его на прощание один из самых дорогих мне людей. Мой первый друг, моя первая любовь, мой первый мужчина… Он был старше на пять лет. Не такая уж большая разница, но когда мы встретились, мне было одиннадцать. Не знаю, что его тогда во мне привлекло, наверное, чересчур дерзкий язык, но он проводил со мной все свободное время. Научил играть в баскетбол. Не помню когда, но однажды я поняла, что дружбы мне мало. Оказалось, что мои чувства взаимны. Все было так светло и наивно. Он никогда ничего от меня не требовал, не просил, только отдавал. Мне было шестнадцать, когда он сказал, что должен уехать. Навсегда. Он объяснил почему, и я понимала, что это правильно. Но боль от этого меньше не стала. Я видела, что ему тоже тяжело, но мы никак не могли разделить эту боль друг с другом. Каждый старался казаться для другого сильнее. Я пришла к нему ночью накануне отъезда. Как же он сопротивлялся! Говорил, что мне не надо торопиться, что у меня еще будет мужчина, который будет любить меня, а я его, и тогда… Я не хотела ничего слушать. Да, именно я стала инициатором нашей близости. Да что там! Бессовестно его соблазнила! О чем не жалею до сих пор. Он уехал, я больше никогда о нем не слышала. Потом у меня было еще пару ничего не значащих романов, но его я никогда не забывала. Я уже не любила, могу сказать со стопроцентной уверенностью, но даже простое воспоминание о нем придавало сил и уверенности, что все будет хорошо. Так я и уснула в обнимку с баскетбольным мячом, погрузившись в свое прошлое. А с настоящим я буду разбираться завтра!


Спасибо: 23 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 360
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 46
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.10.11 06:44. Заголовок: Было как-то странно ..


Было как-то странно проснуться на своем старом диване, прошлепав по коридору, умываться, глядя в зеркало, которое помнит меня еще ребенком, а потом завтракать, выслушивая очередную идею деда для нового романа. Оказывается, я совсем от этого отвыкла. В какой-то момент пришла мысль, что я вернулась в прошлое и сейчас пойду в свою прежнюю школу, видимо, гены фантаста все-таки дают о себе знать.
Так как особым аппетитом с утра я никогда не отличалась, то после проглоченного второпях чая быстро распрощалась с дедом и покинула отчий дом. Самое смешное, что теперь мне не нужно было ехать, достаточно всего лишь пройти в умеренном темпе минут двадцать-тридцать. По мере приближения к обители знаний шаги мои замедлялись, а когда я увидела компанию на крыльце, то чуть было не повернула в обратную сторону. Вовремя одернула себя и, хоть и медленно, но подошла к Степнову и Рассказову, окруженных «ранетками». Леры поблизости не было. Уже находясь достаточно близко, услышала, как Аня восторженно рассказывает о новой песне, которую «мы с Леной писали позавчера всю ночь». Безумно хотелось взглянуть в этот момент на Виктора, но я сдержалась. Просто поздоровалась в воздух со всеми и ни с кем и зашла в здание. В раздевалке меня догнала неугомонная Прокопьева и протараторила, что репетиции будут ежедневно, потому что во вторник должна приехать какая-то комиссия из министерства образования и нам поручили впечатлить ее членов на планируемом праздничном концерте. Я безразлично кивнула, хотя в другое время эта новость могла бы вызвать более яркие эмоции. Не люблю показуху. Помнится, n-ное количество лет назад на подобное указание мы с Новиковой приготовили номер, целиком состоящих из матерных частушек. Фурор, конечно, мы произвели неслабый. Как нас только не выгнали? Зато в таком авторитете были даже среди старшеклассников! Ну, вот, опять Лера. Хотя, что удивительного? Она же часть моя жизни. Или стоит добавить «была»?..
Первым по расписанию был английский. Войдя в класс, тут же наткнулась на настороженно-несчастный взгляд Новиковой. Молча отвела глаза и прошла мимо нашей парты, усаживаясь на последнюю в крайнем ряду справа, у самого окна. Я уже не злилась на Леру, но общаться с ней сейчас не только не хотела, но даже физически не могла. Вздрогнула, когда рядом с шумом приземлился Гуцул. Отчего-то стало светлее на душе. Хорошо все-таки, когда есть люди, которым ты небезразлична.
День прошел, как в тумане. Мой мозг наделен одной особенностью, которая порой меня жутко раздражает: получив новую информацию, он тут же начинает подбирать факты, подтверждающие или опровергающие ее. Так и сегодня. Почти все уроки я вспоминала Виктора и то, что нас с ним связывало, убеждаясь с каждой минутой, что Лера была права насчет его интереса ко мне. Особенно это стало заметно в последние дни, как раз на этом задании: поездка на машине, танец, игра… Внезапно я поняла, что уже где-то в глубине души скучаю по Степнову, что он мне нравится и как человек, и как мужчина. Но сделать вид, что все ОК и два года обмана для меня ничего не значат – нет, этого я точно не смогу! В общем, запуталась я окончательно и, в конце концов, решила сосредоточиться на работе. И очень вовремя.
Учебный день практически закончился, и девчонки перед последним уроком щебетали, что надо поскорее пойти в кафе, чтобы выбрать репертуар для концерта. Кафе! Как я могла забыть! Мы же теперь репетируем не в школе, а мне, чтобы найти недостающие доказательства, нужно получить доступ в нашу alma-mater и, желательно, именно на выходных, когда кроме нас и охранника там никого не будет. И откуда у меня столько красноречия? Наверное, стресс подействовал. Сейчас я даже не вспомню, что точно наболтала «ранеткам» и Савченко, единственное, там мелькало что-то про «надо выбрать те песни, которые максимально подходят к акустике актового зала, иначе половина звукового эффекта пропадет». Бред ведь, правда? Но подействовало. Инструменты из кафе были перевезены обратно в школу, и нам даже разрешили репетировать в актовом зале, а не спортзале, что не могло меня не радовать. Мне и так хватило мимолетной встречи со Степновым в коридоре сегодня днем.
Я спешила на следующий урок, когда столкнулась с кем-то высоким и крепким. Вообще, сегодня я старалась передвигаться по «открытой» местности максимально быстро, проводя большую часть времени в кабинетах, чтобы избежать ситуации, в которую сейчас неосмотрительно попала. В кого именно я врезалась, поняла сразу, поэтому извиняться не стала, а сразу шагнула в сторону. Но мне не дали.
- Лена, - Степнов схватил меня за плечи, стараясь затормозить, но избавиться от такого захвата было проще простого. Обеими руками изнутри наружу по его предплечьям и – здравствуй, свобода!
- Виктор Михайлович, вас очень ждут в библиотеке! – так и не глядя на него, включила третью скорость и продолжила свой маршрут. Знаю, глупо, но могу же я хоть иногда?!
Отрепетировали мы неплохо, правда, девчонки слегка поспорили, какие именно песни лучше всего исполнить на концерте. Я, естественно, в этом разговоре не участвовала. Удовлетворенность комиссии меня волновала в последнюю очередь. Наконец, репертуар был утвержден, мы прогнали его раза три, после чего стали расходиться по домам. Инструменты нам разрешили оставить прямо на сцене, все равно кроме нас никого в зал пускать не собирались. Проходя мимо Леры, я бросила в ее сторону вполголоса, чтобы не слышали остальные: «Дай мне время». Сразу почувствовала ее благодарный взгляд, да и самой стало легче. Я ведь знаю, что прощу ее, так пусть и она не мучается.

Последующие дни были заполнены работой: репетиции, мои изыскания, которые увенчались полным успехом, так что я даже сама удивилась такой удаче, проведенные потом без сна ночи за компьютером (спасибо Стасу!), приходилось еще выполнять кое-что по дому, да и от домашнего задания нас почему-то не освободили. В общем, я должна была устать, но напротив – чувствовала себя на подъеме. Наверное, оттого, что все получалось. У меня уже сложилась конкретная картинка моих действий. Время «ХЕ» было запланировано на последний урок в среду, если вы помните, это физкультура. Естественно, ни на нее, ни на ОБЖ, которые преподавал Степнов, я не ходила. Так что, все было просчитано до миллиметра. А пока я настраивалась отыграть наш концерт.
Мы с девчонками уже стояли на сцене, скрытые от зрителей занавесом. По слухам, которые мгновенно разнесла по школе наш завхоз, комиссии очень понравился организованный в честь нее прием, так что мы не
должны были подвести. «Ранетки» волновались, а я всеми мыслями была в завтрашнем дне. Если честно, стало подтряхивать. Не переоценила ли я свои силы?
Слава Богу, нас, наконец, представили, и мне пришлось сосредоточиться на игре. Все посторонние мысли благополучно отступили, я даже снова стала получать удовольствие от выступления и реакции зала на него. Ровно до того момента, когда увидела сидящих рядом Степнова и Уткину. Она что-то ему опять чирикала практически на ухо, а он рассеянно кивал. Причем даже не смотрел на сцену.
Скучала. Как же я по нему скучала! Глупо обманывать саму себя, да я никогда подобным недугом и не страдала, так что – когда остыла после перепалки с Новиковой – со всей ясностью поняла, что этот мужчина значит для меня гораздо больше, чем я готова признать. И он, и Лера, и даже Стас не раз мне звонили за эти дни (да, я, наконец-то, зарядила телефон, но после этих – так и неотвеченных – звонков опять его выключила). А сейчас он сидит с этим недоразумением и даже не смотрит в мою сторону. И тут меня накрыло!
Воспользовавшись тем, что выступление уже подошло к концу, и Аня уже что-то вещала про то, как мы благодарны школе, я взяла ее гитару, присела на комбик, придвинула микрофон поближе и запела. Надо сказать, ошарашены были все, даже Лера. Она - потому что песня была новая, я написала ее уже после ухода, а остальные – тем, что я вообще открыла рот. Никто никогда не слышал, как я пою, даже Виктор. Больше повезло Гуцулу, но тогда в кафе я просто прикалывалась, а сегодня настрой у меня был самый серьезный. Я знаю, какое действие мой голос оказывает на слушателей, поэтому не часто прибегаю к этому «оружию массового поражения», как смеялась еще во время нашей учебы Новикова. Вот и сейчас весь зал замер при первой же фразе, все сидели, как зачарованные, а Степнов, казалось, вообще, жил одними глазами, которые теперь не отрывались от сцены. Ну, если хотите большей конкретики, от меня. Я же только мельком на него взглянула в самом начале, а потом сосредоточилась на песне, обращая взгляд куда-то внутрь себя. Так легче…

«Этот ливень разорвал небо в клочья.
Этот город безнадежно простужен.
Между мной и непогодой стекло…
Ты мне нужен.
Светофоры - городские гирлянды.
Эту скорость смелость не разрешала.
Ты не хочешь в мою жизнь, так не надо мешать.
Я сбежала.

Мы несовпадения.
Мы невозможное.
Судьба нам не даст на любовь разрешения…
Мы не совпадения…
Мы несовпадения…

По дороге, словно зеркало, скользкой
Под колеса мне бросаются лужи.
А вопрос: «Ну почему на осколки любовь?»
И не нужен.
Пролетаю близнецы-перекрестки,
В сотый раз автоответчик проверю.
Ты когда-нибудь захочешь вернуть это все…
Не поверю.

Мы несовпадения.
Мы невозможное.
Судьба нам не даст на любовь разрешения…
Мы не совпадения…
Мы несовпадения…

Мы несовпадения.
Мы невозможное.
Судьба нам не даст на любовь разрешения…
Мы не совпадения…
Мы несовпадения…»*
Скрытый текст


Последний аккорд уже замер, но все по-прежнему молчали. Я спокойно отставила гитару в сторону, встала и ушла за кулисы. Послышались первые несмелые хлопки, которые быстро переросли в настоящие овации. Раздались крики «браво», девчонок поздравляли с грандиозным успехом, а я все дальше уходила от актового зала. Потом вышла на крыльцо, вдохнула воздух полной грудью и улыбнулась. Все, что ни делается, к лучшему!
- Ну, ты даешь! – рядом опять возник Гуцул.
- Поменьше восхищения, - предупредила я его. – Если надумаешь влюбиться, голову откручу!
- Обижаешь, - деланно проворчал Игорь. – У меня вкус получше.
- Ах, ты! – шутливо дала ему подзатыльник.
- Тебя проводить?
- Спасибо, но я хочу побыть одна. – Уже спустилась по ступенькам, когда Гуцул окликнул меня непривычно серьезным тоном.
- Лен, если что, я всегда рядом.
Я обернулась, просто посмотрела ему в глаза и кивнула.

Домой шла такими окружными путями, что после – даже под пытками – не смогла бы нарисовать точный маршрут. Снова думала обо всем сразу. И обо всех. Как бы то ни было, скоро моя жизнь изменится.


Спасибо: 22 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 361
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 46
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.10.11 06:46. Заголовок: Трясти меня начало с..


Трясти меня начало с самого утра. Как ни старалась, не смогла проглотить ни глотка, поэтому пошла в школу на голодный желудок. Все уроки просидела, как в тумане, несколько раз порывалась плюнуть на все и пойти к Степнову, чтобы все рассказать, но потом сама себя останавливала, уговаривая, что я сильная и со всем справлюсь. Дура!
Краем глаза замечала, что Гуцул посматривает на меня с явным недоумением и старается держаться весь день рядом. Что ни говори, а друг он хороший. Здорово, что наши отношения не закончились на той сцене в столовой. «Ранетки» пытались с утра высказать свое восхищение моим вчерашним выступлением, но я быстро избавилась от их компании. Девчонки, простите, но не до вас сегодня, ох, не до вас.
Наконец, я перестала бояться. А смысл? Я уже сидела в кабинете в ожидании того, кого мы искали. Шел шестой урок, весь мой класс, кроме меня, был на физкультуре. Надеюсь, я правильно все рассчитала. От волнения в горле пересохло, к тому же очень вовремя пришла мысль, что я с утра так и не выпила ни капли. Представляю, как смешно будет разоблачать кого-либо сиплым от сухости во рту голосом! Что мне нравилось в этой школе, так это забота об учителях. В каждом классе был графин с водой, чтобы преподаватель мог промочить горло, рассказывая ту или иную тему. Только интересно, а не боятся они, что особо добрые ученики подсыплют чего-нибудь или, на крайний случай, плюнут? Отвлекая себя подобными идиотскими мыслями, я осушила полный бокал, и сразу стало легче.
- Скучаешь? – от двери раздался приятный мужской голос. Я резко развернулась. Сердце начало стучать, как сумасшедшее. Да уж, такой выброс адреналина, как будто я снова за рулем и на спидометре 200 км/ч. Блин, если бы я и правда была бы где-нибудь подальше отсюда!.. Так, Кулёмина, соберись! Ты самая крутая блондинка в этом городе, что бы ни говорила Новикова! – Я получил твою записку. И зачем я тебе понадобился? Надеюсь, ты не собираешься признаваться мне в любви? Прости, ты, конечно, девочка симпатичная, но не в моем вкусе.
Он когда-нибудь заткнётся?! Ага, в любви я ему буду признаваться, мачо недоделанному! Он себя в зеркало видел?! Хотя, да, он внешне ничего, но скотина та еще! Зато, благодаря его словам, страх исчез полностью, осталось только желание ткнуть этого сноба носом в… Ну, вы понимаете. Я ослепительно улыбнулась и села на первую парту, чуть не положив ногу на ногу, но вовремя одумалась. Не люблю пошлость!
- Ну, что вы, Михаил Юрьевич! У меня к вам чисто профессиональный интерес.
- И какой же? – химик растянулся в ответной улыбке, от которой меня внутри всю передернуло. Думает, я не видела, каким взглядом он прошелся по моим ногам? Наверное, уже и позабыл про свой пресловутый «вкус».
- Мне очень любопытно, где вы купили такую замечательную машину?
- А что с ней не так? – улыбка не исчезла, но превратилась в какой-то хищный оскал, взгляд стал не просто холодным, а ледяным. Мне снова стало страшно, но отступать уже некуда. – Обычная подержанная «десятка».
- Угу, - кивнула я. – С мотором от «Вольво». Да и салон тянет на не одну сотню тысяч. Не рублей, естественно.
- Ты лазила в мою машину? – если бы могла, я бы уже валялась кучей осколков от его взгляда.
- Заглянула одним глазком.
- Интересно, девушка, разбирающаяся в автомобилях, - он приблизился и обошел вокруг парты, на которой я сидела, останавливаясь потом напротив меня. Огромным усилием воли я заставила себя сидеть, не двигаясь, хотя желание вскочить, удрать в другой конец класса и забаррикадироваться было практически неодолимым.
- Еще интереснее, откуда у вас деньги, - удивительно, но мой голос даже не дрожал.
- Поделишься? – Он смотрел на меня, усмехаясь, но в глазах мелькало что-то даже вроде уважения.
- Ну, самое первое, что приходит на ум – взятки. Причем просто брать их с родителей учеников опасно, а вот выбрать из личных дел тех, кто побогаче и кому десять-пятнадцать тысяч ничего не стоит… Дать им номер счета, на который можно переводить n-ную сумму денег, якобы на исследования несуществующего химического центра…
- Почему же? Центр существует. Только финансируется он из государственной казны.
- Не суть важно. Главное, что все это оформлено вполне официально и милиция не сможет найти доказательств. Тем более что даже искать не будет. Ведь рядом есть коллеги, которые ранее были замечены в «нечистых» делах и подозрение направлено в первую очередь на них.
- И? – кажется, ему было очень интересно слушать мои рассуждения.
- Но такой доход весьма сомнительный и непостоянный. А вот производство синтетических наркотиков на базе школьной лаборатории… Кстати, разве такое вообще возможно?
- В нашем мире возможно все, - химик усмехнулся и присел на преподавательский стол. – Можешь не верить, но я действительно хороший специалист в своем деле. Нетрудно убедить доверчивого директора, что нам необходимы те или реактивы… Или настоять на некоторой модернизации лаборатории… А то, что конечный продукт далек по своему качеству от настоящего… Разве наркоманам не все равно, от чего травиться?
- А вы сволочь! – и я не жалею, что у меня это вырвалось!
- А только такие сейчас и живут, - он по-доброму ухмыльнулся. По-доброму?!.. – Кстати, как ты себя чувствуешь? – И тон такой заботливый! А вопросик явно задан не зря. Я уже минут пять пыталась не обращать внимания на звон в ушах, но он нарастал с каждой секундой. Картинка перед глазами становилась все более расплывчатой.
- Наверное, не очень хорошо. - Я уже не видела его, только смутные очертания фигуры. И голос становился все тише. – Вкусная водичка была? Не волнуйся, я же хороший специалист. Поверь, тебе даже не будет больно, ты просто потеряешь сознание. А через два-три часа вещество в твоей крови полностью распадется. И никто… ничего… не узнает…
Окружающий мир практически перестал для меня существовать, когда – как сквозь вату – я услышала глухие удары и крики, а потом меня подхватили чьи-то руки. Такие сильные… такие крепкие… такие… родные…
Темнота…


Спасибо: 22 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 363
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 46
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.10.11 11:49. Заголовок: Очнулась я, естестве..


Очнулась я, естественно, в больнице. Как потом выяснилось, через три дня. Вообще, обо всех событиях, последовавших после моей отключки, мне рассказала Лера. Конечно, уже после того, как всласть на меня наоралась, мол, какая же я ненормальная и чтоб больше так не делала. Но – обо всем по порядку.
Итак, все началось с того, что во время достопамятного ожидания «ранеток» я услышала гул мотора машины, которой ни у кого из наших преподавателей не было. Сначала решила, что это кто-то из родителей заехал за дитем, но, обернувшись, увидела, что этот ласкающий мои уши звук издает «десятка» нашего химика. Никогда раньше я не видела, как он покидал школу, потому что этот «трудяга» вечно уходил самым последним, а вот тогда мне и повезло. Естественно, все это было очень подозрительным, а после того, как я заглянула внутрь (вскрыть салон, учитывая мои навыки, было несложно), практически уверилась, что Михаил Юрьевич именно тот, кого мы ищем. Но все оказалось гораздо сложнее. Ночью, когда я была в гостях у Прокопьевых, Анька, восторженно рассказывающая о своем парне, первом хулигане в школе и имевшим к тому же некоторое уголовное прошлое, вскользь упомянула, что он как-то говорил, мол, в школе можно купить наркотики. Наивная гитаристка не поверила, а я ухватилась за эту ниточку и потом поближе пообщалась с ее парнем. Он сначала отнекивался, а потом рассказал, что химик в прошлом году практически полностью переоборудовал школьную лабораторию и сейчас почти ночует там, то ли проводя какие-то опыты, то ли производя какую-то продукцию. Причем Степан сделал такое ударение на последнем слове, что не догадаться о природе этой «продукции» было невозможно. Дальнейшее было делом техники, на просторах интернета можно найти какую угодно информацию, в том числе и о том, возможно ли производство наркотиков в школе. Чего я только не начиталась! Насчет взяток было сложнее, честно говоря, вся моя речь о счете и химическом центре была чистейшим экспромтом, но, как оказалось, попала точно в цель.
Теперь осталось объяснить, что же случилось в кабинете и почему я до сих пор жива. Вы помните, какой был тогда урок? Правильно, физкультура. И то, что на нее строго-настрого запрещено брать с собой телефоны? Так вот, я знаю одну блондинку, которая даже под угрозой смертной казни не расстанется со своим мобильным. Как только Никитин появился в кабинете, я сразу нажала кнопку вызова на спрятанном в кармане телефоне. Лерка, услышав первые фразы нашего разговора, немедленно включила громкую связь, так что наш с химиком диалог слышал не только Виктор, но и весь класс. Представляете, какой у всех был шок?! Теперь недостатка в свидетелях точно не будет!
Как только речь зашла о моем отравлении, напряженно вслушивающийся до этого Степнов сорвался с места. Новикова потом пыталась мне описать, что он сделал с неудавшимся убийцей, но из-за ее чрезмерной эмоциональности я ничего не поняла. Только то, что его отправили не сразу в следственный изолятор, а в тюремную больницу.
А вот кого мне стоит действительно благодарить за свое спасение, так это Гуцула. Он единственный из слышавших догадался вызвать «скорую». Лечащий врач говорил, еще бы полчаса и… Когда Игорь пришел меня навестить, первые пять минут сокрушался, что я, оказывается, старуха. Конечно, я пообещала ему уши оборвать за такие разговоры. Мы посмеялись, а потом он на полном серьезе заявил, что вряд ли я буду общаться теперь с таким малолеткой. Вот тут я и обиделась! Сначала сказала, что он непроходимый идиот, раз считает, что я выбираю себе друзей по возрастному признаку, а потом отвернулась к стене и не реагировала на его извинения. Простить, конечно, все равно пришлось, так как этот хитроглазый скейтер притащил строго запрещенное, но пламенно мною любимое мороженое. Правда, попробовать мне его не удалось, так как именно в этот момент в палате появился Степнов, и мы с Гуцулом выслушали о себе много интересного. В основном, конечно, Игорь. Я же больная.
Ну, вот мы и подошли к самой серьезной теме… Первым, кого я увидела, открыв глаза в палате, был именно Виктор. При этом он сидел на полу возле моей кровати и спал, уронив голову на одеяло, практически касаясь моих ног. Никогда не была сентиментальной, но от этой картины что-то внутри защемило и захотелось плакать. Не знаю, как долго я на него смотрела, почему-то совсем не надоедало разглядывать его брови, удивляться пушистости ресниц и изучать четкий контур губ. Наверное, он почувствовал мой пристальный взгляд, так как совершенно внезапно для меня открыл глаза. Ну и… Наши взгляды встретились. Впервые я поняла, как можно общаться без слов. Все недоразумения, размолвки, обиды ушли на второй план. Осталась только одна мысль: он рядом.
Сама не понимаю, как осмелилась, но протянула руку, провела по его щеке. Он перехватил мою ладонь, задерживая у своего лица. Потянула на себя. Виктор приподнялся и осторожно опустился на кровать. Так мы и лежали друг напротив друга, на боку, соприкасаясь только ладонями. И «разговаривали» глазами. Пока, как всегда очень вовремя, в палату не ворвался ураган по имени «Лера». Она влетела в комнату, потом резко остановилась, так что следующий за ней Стас врезался ей в спину и пробормотал что-то нецензурное, минуты две разглядывала нас, как восьмое чудо света, потом ойкнула и на той же скорости выскочила из палаты, подпинывая впереди себя Комарова. Как только за ними захлопнулась дверь, мы со Степновым засмеялись в голос, одновременно уткнувшись лицом в подушку. Следующий визит Новиковой состоялся через полчаса, правда, на этой раз она предусмотрительно постучалась и зашла после тщательного осмотра местности путем подглядывания через едва видимую щель. Виктор поспешил покинуть помещение, я, к сожалению, последовать его примеру не могла, поэтому и выслушала все, что имела мне сказать мадемуазель Валерия. Ну, про то, что я ненормальная и так далее.
В больнице я пролежала недолго, так как дезинтоксикация прошла успешно, и надо было только дождаться контрольных анализов, чтобы убедиться, что яд не повлиял на жизненно важные органы. За это время я успела дать несколько раз показания, повторить свой рассказ Лере, Степнову, Стасу, Гуцулу, потом заявились «ранетки», и свою историю мы с Новиковой рассказывали уже вдвоем. В общем, никогда еще я не была столь популярна.
День выписки стал событием сезона, по крайней мере, для меня. Удивило, правда, что приехал за мной только Виктор, но я подумала, что Новикова просто решила устроить мне сюрприз. И ведь угадала! Только сюрприз оказался совсем другим. Когда мы со Степновым вошли в квартиру, нас встретила полная тишина. Ни громких воплей «С возвращением!», ни фейерверка из конфетти, ни живого оркестра. Честно говоря, я удивилась. Повернулась к зеркалу и обомлела. Милая Лерочка оставила на нем записку, не пожалев любимой помады. Дословно: «Уехала к Стасу на три дня. Развлекайтесь!» Не успела придумать какой-нибудь подходящий эпитет, как товарищ Степнов решил воплотить призыв в жизнь. Большие теплые ладони уютно устроились на моей талии, а шею сзади обожгло горячее дыхание. Оно быстро сменилось нежным и чувственным прикосновением губ. Разум ушел в загул, а тело воспользовалось предоставленным шансом: я откинула голову назад, открывая больший доступ. Надо отдать должное Виктору, намек он понял. Его губы, казалось, оставляли после себя настоящие ожоги. Но этого мне было мало. Резко развернулась и сама первая поцеловала его «по-настоящему». И снова все хорошо – нежно, трепетно, ласково, но вот хотелось мне сейчас совершенно другого. Прикусила слегка его губу и поняла, что… нарвалась. Степнов рыкнул, приподнял меня над полом, усаживая на тумбочку и превращая вполне невинный поцелуй во что-то умопомрачительное. Где-то на задворках сознания мелькнула мысль, что Леркино художество осталось на моей любимой футболке, но это последнее, что отпечаталось в моей памяти. Дальнейшие события помню отрывочно и уж точно делиться ими с кем бы то ни было, не стану. Скажу только, что тумбочка попалась какая-то хлипкая, мы чуть ее не сломали, поэтому решили перебраться на кровать в комнате Виктора. Вернее, он решил, а я и не думала сопротивляться. Вот там к мебели у нас не было никаких претензий!..
Проснулась я на следующее утро часам к одиннадцати и поняла, что жутко хочу есть. Как-то за весь вчерашний день, потом вечер и большую часть ночи выбраться на кухню не получилось. Да и не хотелось. А вот сейчас обиженный желудок грозил устроить мировую революцию. Осторожно соскользнула с невероятно удобной постели (умеет же выбирать!), завернулась в какую-то простынку и пошлепала к заветной цели. Проходя мимо входной двери, услышала скрежет в замке, остановилась. Далее последовала немая сцена: стоит полуголая Кулёмина, напротив нее на лестничной клетке, разглядывая ее через распахнутую настежь дверь, Новикова и Комаров! Все явно не ожидали! Пока судорожно соображала, что делать, куда бежать, опять почувствовала знакомые руки на талии. Что-то тут не то! Откуда такая привычка подкрадываться? Хотя, безумно приятные ощущения… Степнов, ничуть не смущаясь, чмокнул меня куда-то в районе уха и мило поздоровался. Парочка напротив отмерла, промекала «Привет!» и тут же быстро распрощалась. Пока дверь закрывалась, я услышала возглас Леры: «Я же говорила! А ты – «надо проверить», «мало ли что…» Я даже не
успела посочувствовать Стасу, потому что именно в этот момент кое-кто поинтересовался, бессовестно разворачивая мою простыню, словно обертку подарка:
- И куда ты от меня сбежала?
- Есть хочу! – нет, а что мне скрывать?
- Правда? Мне кажется, хочешь, но совсем не есть…
Что сказать? Аргументы у него были весьма убедительные. Но ужина в постель я все-таки добилась!


Спасибо: 24 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 365
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 46
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.10.11 17:19. Заголовок: Удивительно, как быс..


Удивительно, как быстро и незаметно летит время, когда ты счастлив. Прошло уже полтора месяца, как я выписалась из больницы, а кажется, что только вчера. Новикова вернулась, как и предупреждала, через три дня, но сбежала снова. Как она объяснила причины: а) мы со Степновым озабоченные извращенцы; б) она скоро удавится от зависти. Так что теперь мы жили вполне семейно: Виктор и я в его квартире, Лера и Стас у Комарова.
Примерно через неделю после моей выписки всей компанией наведались в школу. Встреча прошла на высшем уровне, правда, настроение у встречающих было порой диаметрально противоположным: кто-то смотрел на нас с неподдельным восхищением, кто-то с испугом, кто-то с недоумением… Уткина, увидев Степнова, изобразила на своем лице такую гамму чувств, что я даже испугалась за трезвость ее рассудка. По-моему, Светлана Михайловна уже поставила его в один ряд с Джеймсом Бондом и представляла, как эффектно она будет смотреться рядом с ним в своем жутком леопардовом платье где-нибудь посреди дымящихся развалин какого-нибудь замка. Мрак, одним словом. Сначала захотелось сделать что-нибудь гадкое в ее адрес, а потом пришла мысль: пусть потешится в своих фантазиях. Вряд ли что-то будет в ее жизни более захватывающее, чем воспоминания о том, что когда-то рядом с ней работал практически «агент под прикрытием». А вот если она решится на конкретные действия – в чем я сильно сомневаюсь – то узнает, почему с Леной Кулеминой связываться не надо.
Больше всего мне было жаль директора, он очень близко к сердцу принял все произошедшее (и я его понимаю!), даже хотел уволиться, но объединенными усилиями учеников и родителей его уговорили остаться. Никитина осудили, надо было видеть, с какой ненавистью он смотрел на меня в зале суда. Но когда огласили приговор, сразу стал каким-то жалким и невзрачным, будто подменили того лощеного хлыща, каким он был за час до этого. Учитывая тяжесть преступления и имеющиеся связи в милицейских кругах, ему не помогли даже дорогие адвокаты. Оставшиеся не у дел Калерия и информатик тоже получили свое. Оказалось, что у Рязанцева была еще одна любовница, так она каким-то образом узнала про соперницу, заявилась в школу и устроила такой скандал, что обоим пришлось уволиться. Умница Платонов уже не расставался с камерой, так что поделился со мной этим шедевром документального кино, который мы посмотрели всей дружной компанией под чипсы и поп-корн. Было весело. По счастью, неожиданно быстро нашли замену всем ушедшим учителям, в том числе и преподавателю физической культуры (правда, я еще долго настаивала на том, чтобы «Виктор Михайлович продолжил свою головокружительную карьеру»).
Я все так же продолжала общаться с Гуцулом, он даже стал учить меня кататься на скейте, правда, в строжайшей тайне, потому что кое-кто точно оторвал бы Игорю кое-что ценное. Степнов вообще, будь его воля, не выпускал бы меня на улицу. Только удержать меня в четырех стенах не удавалось еще никому! Тем более что я просто изнывала от скуки. Виктор и Стас начали какое-то дело, куда нам с Лерой вход был строго-настрого запрещен. Сказали, что задание очень серьезное, и потому сугубо мужское. На что, естественно, мы презрительно фыркнули и ушли в любимую кулинарию, где несколько часов поглощали сладости и жаловались друг другу, какие мужики неблагодарные, черствые и отвратительно твердолобые существа. Хотя, когда эти чудовища появились, чтобы нас забрать и развести по домам, сопротивляться не стали. Про себя могу даже сказать, что тогда я впервые практически изнасиловала Степнова. Ему понравилось!
Так вот, в деле мы не участвовали, зато нашли себе другое занятие: запись альбома. «Ранетки» где-то отыскали продюсера, который, недолго думая, организовал аренду звукозаписывающей студии. Естественно, встал вопрос, кто будет играть на басу и барабанах. Девчонки обратились за помощью к нам с Лерой, так как поиски других музыкантов еще продолжались, а мы вроде уже сыгрались. К тому же, время – деньги, на аренду студии уходит немало средств. Мы с радостью согласились, особенно Новикова, ведь она выступала еще и как солистка в большинстве песен. Таким образом, все оказались при деле и довольны.

В тот день запись закончилась достаточно поздно. Я шла одна, так как Лера направилась домой, у нее было очень ответственное мероприятие: представить Стаса полковнику Новикову уже в официальном статусе ее молодого человека. Да, там все оказалось серьезно, я-то видела, как загораются глаза моей подруги при виде свадебных салонов. Думаю, Комаров скоро - вполне возможно, даже незаметно для себя – сделает предложение.
Я так задумалась об отношениях своих друзей, что совершенно не смотрела по сторонам, поэтому заметила их уже поздно. До последнего надеялась, что пятеро следующих за мной молодых людей просто попутчики, но внутренний сигнал опасности верещал не своим голосом.
- И не страшно такой красивой девушке ходить одной? – нНу, началось. И ведь что бы ни сказала или не сказала – все равно найдут, к чему придраться.
- Да как-то не очень, - остановилась и нахально взглянула в глаза говорившему.
- Борзая, - усмехнулся другой, пониже и пошире в плечах. – Степнова знаешь?
Твою ж за ногу! Дело пахнет керосином. Не спеша, чтобы не привлекать внимания, начинаю отступать, стараясь повернуться спиной к стене.
- Допустим.
- Хорош прикидываться! – первому надоело со мной общаться. – Ты же его телка! Так вот, у нас к нему послание. И ты его передашь!
- Уже готова записывать, только вы помедленней!
- Не стоит утруждаться. - Ох, и гаденькая у него ухмылка! – Мы сами справимся…
Удар в челюсть я перехватила легко и, вывернув руку нападавшего, пинком отправила его подальше. Следующий столкнулся носом с кирпичной стеной, которая охраняла мой тыл. В принципе, если бы их было двое-трое, я бы справилась. Но их было пятеро… Наступил момент, когда меня просто сбили на землю и стали пинать ногами, не задумываясь над тем, что я девушка и все такое. Разозлила я их не по-детски. Сопротивляться уже не было смысла, только лежала и закрывала голову. В голове уже шумел Атлантический океан, а в глазах стояла темная пелена, когда послышался вой сирены. Удары прекратились, зато раздался топот убегающих ног. Поясницу пронзила резкая боль, неужели, почки отбили? Уже за секунду до полной отключки вспомнилась похожая ситуация, только родных рук не было. Говорят, темнота – друг молодежи. Ну что ж, здравствуй, дружище!..


Спасибо: 15 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 366
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 46
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.10.11 17:21. Заголовок: Похоже, у меня вош..


Похоже, у меня вошло в дурную привычку очухиваться в комнате с белыми стенами и потолком. А ведь всегда ненавидела больницы. Только сейчас все было иначе, чем в прошлый раз. Болело все тело, даже те его части, о существовании которых я временами забывала. Интересно, я долго здесь провалялась?
За дверью слышится шум, уже по доносящимся оттуда голосам понимаю, кто пришел. Хочу улыбнуться, но не получается. Лицо тоже болит, надеюсь, хоть челюсть мне не сломали? Не хочется питаться протертой пищей.
Наконец, дверь открывается, и появляются они, самые близкие мне люди. Первой заходит заплаканная Лера. Почему? Что-то случилось? Неужели так переживала из-за меня? Эй, Новикова, ты же знаешь, на мне все заживает, как на кошке! Или там про собаку было? Следом - бледный Стас. Что-то мне это совсем не нравится. Хмурый Степнов. Да что происходит, черт возьми?!
Столпились у двери, ко мне не подходят, хотя видят, что я очнулась. Последним буквально вкатился смешной толстенький мужичок, сильно смахивающий на Колобка. Представился. А, понятно, мой лечащий врач. Что-то начинает говорить, но я его не слушаю. Смотрю на Леру и все сильнее волнуюсь. Почему она отводит глаза? Начинает шмыгать носом…
Доктор все распинается, надо сосредоточиться и все-таки послушать.
Ребенок?.. Какой ребенок?
Не удалось спасти?.. О чем он говорит? Мой ребенок?.. Что за бред?! Я же не была ...?

Пусто… Очень пусто и холодно…
Врач ушел. Лера сидит на моей постели, держит меня за руку и что-то говорит. Я ее не слышу. Потому что не слушаю. Я смотрю на Виктора.
А он на меня не смотрит. Стоит у окна, уставившись в стекло, и теребит край жалюзи. А на меня не смотрит. Я не нужна ему. Такая…
Пусто…
Закрываю глаза. Лера зовет меня, потом Стас, но я делаю вид, что уснула. Они все тихо выходят из палаты. Он тоже. Не позвал. Потому что не нужна. Стало невыносимо больно, тело само свернулось в клубок, как будто стремясь спрятать душу от всего мира. А слез нет. Не нужна…
Вдруг захотелось позвать маму. А потом пришло понимание, что ей я тоже не нужна, причем очень давно, с самого детства. Я одна. Совсем. Даже ребенка у меня теперь нет…
Чувствую, как по щеке осторожно сползает слеза. Надо же, я все еще могу чувствовать…

*****

Я провела в больнице почти три недели. Удивительно, но переломов не было, только сильные ушибы, ссадины, трещина в ребре и сотрясение мозга. Гораздо сильнее физической оболочки моего врача волновало мое душевное состояние, а оно оставляло желать лучшего. После самого первого дня я больше не плакала, не ела, практически не разговаривала, плохо спала. Моя добровольная голодовка закончилась после грандиозной истерики Леры, во время которой я пообещала ей съесть хоть зажаренного мамонта, если только она его найдёт; лишь таким способом я смогла ее успокоить. Новикова приходила ко мне каждый день, Стас – через день. Виктор не пришел ни разу. Не скажу, что мне было от этого больно. Просто пусто где-то внутри. Как будто душа умерла. Но ведь это не так, правда? Иначе фиг бы Лера своими слезами заставила меня есть!
В первую неделю, в связи со строгим постельным режимом, я изучила все трещинки на потолке. Много думала, в том числе и о неродившемся ребенке. Почему-то была уверена, что это был мальчик. Я бы назвала его Максимом, мне с детства нравилось это имя. Часто представляла его лицо, ручки, улыбку. Рассказывала потом об этом Лере, а она принималась плакать. А я улыбалась и утешала ее. Не знаю, как меня тогда не сдали в психушку. А я просто чувствовала, что мой Максим не обижается на меня, что не смогла подарить ему жизнь. Я же не виновата. Я бы никогда его не бросила!

Лера не раз пыталась завести со мной разговор о Викторе, мол, он тоже очень переживает, но я ее останавливала. Он ушел. Ушел тогда, когда был очень мне нужен. Не позвал.
До сих пор помню разговор, который состоялся-таки перед самой выпиской. Как только Новикова вошла в палату в тот день, я сразу поняла, что сегодня с живой она с меня не слезет, уж слишком решительным был ее вид. Начала она без предисловий:
- Кулемина, хоть ты и не хочешь, но нам надо поговорить о ваших отношениях со Степновым!
- Лера, а тебе не кажется странным, что я говорю об этом с тобой, а не с ним?
- Есть немного. Но и ситуация здесь непростая. Он же винит во всем себя, понимаешь? Поэтому и не может прийти, боится, что ты тоже начнешь его обвинять.
- Боится? Лера, мы точно сейчас об одном и том же Степнове говорим? – я не дала ей возразить. – Не надо. Я понимаю, что ты хочешь сказать. Понимаю, что для нас обоих новость о ребенке стала полной неожиданностью, а затем еще и сразу сообщение о его гибели. С этим практически невозможно смириться. И я не виню его в том, что произошло, ни в коем случае. Но и принять его, по крайней мере - сейчас, не могу. Да он и не торопится вернуться.
- Но вместе вам было бы проще пережить все это, он же любит тебя, Ленка!
- Не уверена, - не выдержала и отвернулась от Новиковой.
- Кулёмина, похоже, тебя ударили по голове сильнее, чем я думала! Ты что несешь?!
- Он никогда не говорил мне, что любит, - я повернулась обратно и прямо в глаза Лере повторила. – Никогда.
Сказать, что она была ошарашена, значит недооценить ситуацию. Да я и сама впервые задумалась, какие же чувства испытывал ко мне Виктор. В том, что они были, нисколько не сомневалась, но вот что это было? Симпатия? Страсть? Забота? Влечение? Влюбленность? Ведь если это была любовь, то не могло же все закончиться ТАК?! А у нас, по всей видимости, финал.
Лера тогда так больше ничего и не сказала, только обняла меня на прощание гораздо крепче обычного.

Дня выписки я ждала примерно с тем же нетерпением, с которым дети ждут Нового года. Забирать меня приехали всей компанией, в том числе и Степнов. Он только поздоровался, мельком взглянув на меня, и понес вещи к машине. Я все же успела заметить, что он осунулся, черты лица как будто стали острее и тверже, а в глазах не осталось даже тени улыбки.
Лера и Стас вручили мне букет, огромный торт, да еще и устрашающих размеров плюшевого медведя. Ну, точно, Новый год. Или День рождения. Хотя, последнее не далеко от истины. В машине уселись с Лерой и медведем сзади, разговаривала исключительно Новикова, наверное, хотела сгладить своей болтовнёй сложившуюся ситуацию. Я слушала ее в пол уха, иногда чему-то поддакивая, а сама пыталась украдкой поймать взгляд Степнова в зеркале заднего вида. Только ничего из этого не получилось, я для него как будто не существовала. Стало горько. Похоже, про финал я поняла верно.
В квартире устроили небольшие посиделки за столом, правда, Виктор через десять минут куда-то ушел, сказав про неотложные дела. Кто бы сомневался! После его ухода я вздохнула с облегчением, разговор стал куда более оживленным и спустя полчаса мы уже весело смеялись над Стасом, который рассказывал, как однажды он взломал засекреченный сайт, а потом месяц не мог избавиться от вывалившейся на него рекламы.
К моему великому счастью, Новикова осталась ночевать со мной. На следующий день она перевезла свои вещи от Комарова, и все стало по-прежнему. По крайней мере, внешне. Я не говорила Лере, но, думаю, она и сама понимала, как я ей благодарна за возможность не оставаться со Степновым наедине. Мысль вернуться
к деду почему-то даже не пришла мне в голову. Наверное, во мне все же присутствуют черты мазохиста. Было больно сталкиваться с Виктором в коридоре, молча кивать друг другу и расходиться в разные стороны. Кажется, мы за неделю не сказали друг другу ни слова. Жить так дальше стало невыносимо. Наверное, я бы все-таки сорвалась и что-нибудь натворила, но тут Степнов неожиданно уехал в командировку. На две недели, в Питер. Я в который раз вздохнула с облегчением. Надеюсь, за это время я смогу хоть что-то понять и принять, наконец, решение.



Спасибо: 21 
Профиль
Галлюцинация





Сообщение: 368
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 46
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.10.11 17:33. Заголовок: Спасибо всем, кто чи..


Скрытый текст


Оказалось, радовалась я рано. Если жить с Виктором было невыносимо, то без него – и вовсе невозможно. В первый день, устроив глобальную уборку и стирку, я еще как-то продержалась, даже отправила Новикову к Стасу, мотивируя это тем, что ей пора вплотную заняться личной жизнью, а со мной все будет в порядке. А вот к концу вторых суток я уже реально сходила с ума. Слонялась по квартире, бессмысленно переставляя вещи с места на место, пять раз за час вскипятила воду в чайнике, но так и не заварила чай. Да что там, вообще не прикоснулась к еде! Единственным помещением, куда я не заходила, была комната Степнова. Еще совсем недавно - наша с ним комната. Однозначно, думать мне противопоказано! К вечеру я накрутила себя так, что когда пискнул телефон, уже всерьез рассматривала перспективу прогуляться по крыше. Оказалось, что пришло MMS. Недолго думая, открыла и – так и села на пол, не сводя взгляда с фотографии. На небольшом экране красовалась набережная речки с перекинутыми через нее мостами. Я сразу ее узнала – Фонтанка. Питер. Неужели?
В ту же секунду раздался звонок. Зажмурившись, чтобы не видеть имя звонящего, нажала кнопку приема. Он не поздоровался, не спросил, как дела… Сразу начал говорить.
- Знаешь, Фонтанка вытекает из Невы у Летнего сада и впадает в нее почти у самого Финского залива, пересекая центральную часть города на протяжении шести километров. В первые годы строительства Петербурга она представляла собой болотистую речку и называлась Безымянным ериком. Смешное название, правда? А на самом деле ериком называется любой проток, отходящий от реки и вновь в нее впадающий. После того как через реку были перекинуты трубы, питавшие водой из Литовского канала фонтаны Летнего сада, петербуржцы стали называть ее Фонтанной рекой, а потом просто Фонтанкой. Долгое время река служила границей Петербурга, поэтому в XVIII веке несколько раз расчищалась и углублялась…
Он говорил не менее часа, а я просто слушала. Его слова, его голос, его интонации. Очень хотелось плакать. От того, что он, единственный раз - еще тогда, после безумной поездки вдвоем по трассе - услышав от меня сокровенную мечту поехать в Питер, помнил об этом и сейчас давал мне возможность прогуляться по улицам незнакомого мне города. Виктор не стал прощаться, просто повесил трубку. Я посидела на полу в прихожей еще минут десять, а потом ушла спать. В НАШУ комнату. Впервые за долгое время я спала так спокойно.
Последующие дни были похожи один на другой, как близнецы. Я весь день занималась своими делами: ходила по магазинам, делала уборку, навещала деда, болталась с Гуцулом или «Ранетками», но подсознательно ждала вечера. И как только раздавалась знакомая трель, хватала телефон и слушала. Мы как будто гуляли вместе по улицам вечернего, а порой и ночного Санкт-Петербурга, каждый раз я узнавала что-то новое для себя, улыбалась или грустила. Но молчала. Было безумно страшно сказать хоть что-то и разрушить ту сказку, которую Виктор создал для меня. Время его командировки подходило к концу. Я уже выучила назубок день приезда, номер поезда и вагона. И боялась.
Последний вечер перед его приездом. Последняя «прогулка» по Питеру. Его последние слова: «Я скучаю…»

Дура, дура, дура!!! А может, нет? Я смотрела на толпу людей, нагруженных неподъемными сумками, куда-то спешащих и огрызающихся на всех вокруг. Зачем я здесь? Может, развернуться и уйти, пока не поздно? Нет, уже поздно…
Он вышел из вагона первым, неся на плече небольшую дорожную сумку, подал руку женщине лет тридцати, помогая ей спуститься со ступенек, и выгрузил ее багаж. К ним тут же подошли мужчина лет сорока и маленькая девочка, немедленно повисшая на шее незнакомки, видимо, матери. Они разговорились, похоже, мужчина благодарил Степнова, а я жадно его разглядывала. Что ж, сейчас должно быть следующее (как пишут в романах): «его словно поразил разряд молнии, он стремительно оглянулся и сразу увидел ее, прекрасную и трепетную лань, нетерпеливо ждущую своего охотника. Не отрывая друг от друга пылающих огнем желания взглядов, они кинулись навстречу счастью, соединив свои губы в страстном поцелуе…» Тьфу ты! И где я набралась этой гадости?! Надо сокращать время общения с Новиковой!
И тут мне стало не смешно. Виктор резко повернулся, безошибочно найдя меня в толпе взглядом. Не уверена насчет молнии, но тряхануло меня порядком! Ноги сразу стали ватными, кажется, я вообще забыла, как нужно дышать, пока он спокойно шел ко мне. Даже не притормозив, взял меня за руку и повел. Мне было все равно куда, но никакого криминала – вскоре мы очутились на стоянке такси. Не торгуясь, сели в первую попавшуюся машину. Наверное, водитель посчитал нас парочкой ненормальных. Еще бы! Сидели на заднем сидении, не прикасаясь друг к другу, и упорно смотрели прямо перед собой. Стоит ли говорить, что вся дорога прошла в полной тишине? Таксист так и не осмелился включить радио! Добравшись до дома, Виктор расплатился, все так же молча взял меня за руку, и мы вошли в подъезд.
Лифт. Дверь нашей квартиры. Четкие движения ключа в замке. Хлопок за спиной. И…
Тумбочку в прихожей мы все-таки сломали!..

Уже под утро, когда сил не осталось даже чтобы просто шевелиться, один голубоглазый брюнет прижал меня к своему телу и, уткнувшись лицом в волосы и погружаясь в сон, пробормотал: «Как же я люблю тебя, Ленка…» Вот сволочь! И как мне теперь уснуть после этого?!..

КОНЕЦ!



Спасибо: 22 
Профиль
Ответов - 90 , стр: 1 2 3 4 5 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 348
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия