Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
шунтик





Сообщение: 143
Настроение: когда уже будет тепло и выглянет солнышко???
Зарегистрирован: 31.01.11
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 16
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.11 19:36. Заголовок: Автор: шунтик

Спасибо: 7 
Профиль
Ответов - 6 [только новые]


шунтик





Сообщение: 144
Настроение: когда уже будет тепло и выглянет солнышко???
Зарегистрирован: 31.01.11
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 16
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.11 19:36. Заголовок: Пролог 21 августа 2..


Автор: шунтик
Название: Месть до последнего вздоха
Рейтинг: R
Бета: Straus
Жанр: Romance, Angst, OOC, AU, Action, POV
Пейринг: КВМ
Статус: окончен


Примечания:
1. Все события и персонажи выдуманы и являются плодом воображения автора.
2. Все награды, звания, приемы и технические особенности – фантазия автора.
3. В фанфике присутствует жестокость.
4. Все совпадения с другими фанфиками, как по сюжету, так и по описанию, задумке, фразам и тому подобное,– случайны. Оригинальная идея принадлежит evriada (Юлия).
Скрытый текст


тема с комментариями

СПАСИБО БОЛЬШОЕ forget-me-not и Kristenka за помощь в прохождении премодерации!


Пролог

21 августа 2065 года. Где-то в Подмосковье. Загородный дом Степновых.

В этот день, ровно пять лет назад, мой дорогой и любимый муж умер. Ему было восемьдесят лет. Тогда умерла и я. Я перестала чувствовать вкус жизни, радоваться, улыбаться, дышать. Я забыла, как это - вдыхать полной грудью, и каждый вздох отдавался во мне вибрацией, которая приносила немыслимую боль. Я хотела умереть в тот же день, но муж запретил думать об этом. Велел жить за нас двоих, воспитывать внуков, радовать детей и даже дождаться правнуков. Я выполнила обещание… Теперь остается дописать последнюю главу моей книги. Она рассказывает о нашей жизни, любви, жестокости окружающего нас мира, несправедливости, разочарованиях, обидах и боли. Я пишу уже пять лет. Год за годом я описываю события, которые мы пережили порознь, вместе, с детьми, внуками, правнуками.
Я точно знаю, что сегодня уйду из жизни.
Открываю ноутбук и начинаю стучать по клавишам, в голове роятся последние мысли, наконец-то я открою детям тайну нашего прошлого. Никогда мы не говорили им, чем занимались в той жизни, когда не знали друг друга, когда произошла наша встреча. Теперь же они узнают правду. Может быть, они осудят нас, может быть, поймут и примут. Тяжело было говорить им о написании книги. Пять лет они засыпали меня вопросами, просили, требовали, но я так и не смогла сказать все как есть. Сейчас уже не страшно.
Последние строчки, слова, буквы дописаны. Я отправляю своим детям книгу и прощальное письмо.
За окном сумерки. Тучи закрыли небо. Через несколько минут грянет гром. В воздухе витает запах бури.
Отодвигаю занавеску, ставлю кресло рядом с окном - любимое кресло мужа. Наливаю зеленый чай с клубникой – его любимый чай. Сажусь, спокойно пью напиток, наслаждаясь разыгравшейся в ночном небе стихией. Я подготовила себя. Сердце радостно стучит в предвкушении встречи с моим желанным, любимым, несравненным и единственным. Чай закончился, я закутываюсь в плед, откидываюсь на спинку кресла, закрываю глаза. Последний раз вспоминаю всю свою жизнь.


Спасибо: 10 
Профиль
шунтик





Сообщение: 145
Настроение: когда уже будет тепло и выглянет солнышко???
Зарегистрирован: 31.01.11
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 16
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.11 19:36. Заголовок: Глава 1. «Предыстори..


Глава 1. «Предыстория»

21 августа 1995 года. Спальный район Москвы.

- Ленка, собирай игрушки и бегом домой, пора ужинать, - прокричала мама из окна и помахала рукой.
Я рванула домой. Сегодня утром мама и папа обещали мне, что вечером пойдут со мной на карусели в парк.

Я радостно бежала по лестнице, размахивая ведерком. Мама всегда открывала мне дверь. Вот и теперь я протиснулась в щель, тихонько ступила в коридор и на цыпочках прокралась в кухню. Картина, представшая моим глазам, повергла в ужас. Мой папа сидел, привязанный к стулу, по его лицу текла кровь. Мама, моя любимая мама, лежала на полу, а над ней высился мужчина с ножом в руке. Что он с ней делал, я не поняла, но в стороны летела ее одежда, а папа рычал как раненый зверь. Увидев меня, он кивнул в сторону коридора, показывая тем самым, чтобы я бежала отсюда. Ноги приросли к полу и не слушались, я смогла только спрятаться за дверь. Через пару минут возня прекратилась, послышались командные крики, и несколько мужчин выбежало из квартиры. Тот самый, который стоял с ножом, в последний момент повернулся, и его улыбка, больше похожая на оскал волка, отпечаталась в моей памяти навсегда.
Выбравшись из укрытия, я ступила на кухню. Шок и страх сковали мое тело. Я стояла посреди кухни и смотрела на моих родителей. Папины ярко-зеленые глаза выглядели стеклянными, боль застыла в них. А мама лежала неподвижно на полу, в луже крови, с тем самым ножом в груди. Я не слышала, как зашла соседка, к которой я часто ходила в гости, как пришли милиционеры, какие-то дяденьки бегали по квартире. А я все стояла, смотрела на родителей и не понимала, почему они не скажут, что пошутили, не подхватят меня на руки и не поведут в парк. Я очнулась, когда их тела стали накрывать какой-то темной тканью. Бросилась к маме и стала стучать кулаками по полу, целовала ее лицо, просила подняться, накормить меня вкусными блинчиками, я рыдала и не замечала этого. Только когда меня схватили и оттащили от мамы, я поняла, что родителей больше нет.
Следующую неделю я жила у той самой соседки. Папин брат, приехавший из Мурманска, организовал похороны, ходил со мной в милицию. Мне пытались объяснить, что я единственная видела убийц моих родителей. Постоянные расспросы, попытки что-то выяснить у меня, лица противных людей, которых мне показывали. Потом вроде кого-то нашли, и я молча кивнула, хоть знала, что это не тот человек. Я устала, мне хотелось лечь в постель, обнять моего мишку, мама подарила его мне на День рождения - за три дня до их смерти мне исполнилось пять лет, и тоже умереть.
Следующие два года я пребывала в коконе заботы дяди Андрея, его жены и сына.
Первая четверть в школе закончилась для меня плохо. В учебе я преуспевала, всегда получала одни пятерки, так мне казалось, что мои родители радуются за меня на небесах, а вот с одноклассниками были проблемы. Ребята невзлюбили меня с первого дня знакомства. Они не понимали моей замкнутости, отстраненности, явного нежелания общаться. Итогом всего этого стали синяки на моем теле, сломанное ребро и расспросы у директора школы: «Откуда взялись побои?». Как я могла сказать, что озлобленные маленькие детишки решили проучить меня за отказ дать списать домашнее задание?
После месяца, проведенного в больнице, я приехала домой с четко сформировавшимся желанием научиться защищать себя. Именно тогда в моей светлой голове родилась мысль, что в будущем я обязательно найду этого мерзкого человека и сделаю с ним то, что он сделал с моими родителями.

Полгода тренировок в секции рукопашного боя не прошли даром. Все мальчики, которые тогда издевались надо мной, теперь получали сдачи, стали уважать меня и бояться. Девочки же просто не подходили ко мне. Сухие приветствия, кивки головами и полное молчание с обеих сторон.
Среди представителей мужчин в классе я дружила только с одним. Леша – спокойный, уравновешенный ребенок в школе превращался в шебутного и неподконтрольного на улице. Он единственный знал, что моих родителей больше нет, тогда как все остальные считали моим отцом дядю Андрея.
Почему мы сошлись именно с Лешей? Я долго задавала себе этот вопрос. И пришла к выводу, что люди, обделенные живым общением с близкими и родными, лишенные ласки и настоящего материнского внимания, тянутся друг к другу. Леша рос в неполной семье, у него не было матери, она умерла, но только не от ножа, а при родах. Естественно, постоянно меняющиеся женщины его отца не могли заменить ему мать.
Наша дружба началась в середине третьей четверти. Однажды я стала свидетелем издевательств над Лешей. Мальчики из параллельного класса пинали Алексея ногами, обзывая его и его маму. Во мне в ту же минуту поднялась неконтролируемая злость и обида. Встав на его защиту, я не подумала о том, как Леша будет выглядеть в глазах одноклассников. После этого случая мы стали изгоями класса. Лешу считали слабаком, а меня ненормальной.
Прошло время, отзвенел школьный звонок, были сданы экзамены в институт. Привыкшие друг к другу настолько, что и дня не могли прожить порознь, мы с Лешкой, не сговариваясь, подали документы в один и тот же ВУЗ, на физкультурный факультет. Забыла сказать, мой поступок заставил Лешу посмотреть на мир по-другому. Он стал ходить со мной на борьбу, также мы записались на стендовую стрельбу. В итоге к концу учебы в школе мы стали мастерами спорта в обоих видах, поэтому с выбором института проблем не было, нас брали практически без экзаменов.

К сожалению, проучились там мы всего год. Лешка влюбился в девушку с параллельного потока, жил только мыслями о ней. Ее звали Оксана. На мой девятнадцатый день рождения Лешка, выпив немного, начал приставать к ней, намекая на переход ко взрослым отношениям в полном смысле этого слова. Ее отказ разочаровал молодого человека, и он решил добиваться своего всеми доступными способами. Я пыталась отговорить Лешку от необдуманных поступков, но любовь настолько вскружила ему голову, что он превратился в одержимого человека. Не знаю, что произошло на самом деле, он тщательно скрывал от меня эту информацию, но его отчислили из института благодаря папочке Оксаны и отправили в армию. Что творилось с нами в тот момент, не передать словами. Я ощущала себя, как в день смерти родителей, брошенной, оторванной от мира, мира под названием Алексей. Многие подумают, что я его безумно любила как мужчину. Но это ошибочное мнение. Мы любили друг друга, как только брат может любить сестру, и наоборот.
Прощание далось нам очень тяжело. Я не представляла, как прожить без Лешки. Год разлуки – это так много. Что кривить душой, я боялась остаться одна. Боялась, что мои мысли сведут меня с ума.
Неделю я приходила в себя. Забросила учебу, тренировки, просто сидела дома и смотрела в окно.
Я любила дождь, молнии, гром. Так я общалась с родителями. Небеса плакали о том, чего я была лишена в детстве и юности. Таким образом моя мамочка оплакивала тот день, когда ушла от меня навсегда. А раскаты грома я представляла голосом отца. Он всегда шумно и весело рассказывал мне сказки и интересные истории.

Со временем я привыкла к одиночеству, к пустой квартире родителей, в которой я жила с восемнадцати лет, точнее мы жили с Алексеем. Я уговорила дядю Андрея не продавать жилплощадь, сделать там ремонт и оставить квартиру мне. Он, сдавшись под напором моих просьб и слез, сделал все, как я хотела.
По прошествии месяца одиночества я, листая странички в Интернете, наткнулась на объявление о наборе учеников в спецшколу с профильным уклоном. Открыв сайт, я ахнула! В школе предлагали такое количество разнообразных видов единоборств, стрельбу из различных видов оружия, метание ножей, что я, не задумываясь, набрала номер телефона с сайта.

Предупредила Алексея, что теперь я учусь в спецшколе, собрала вещи и села в поезд, уносящий меня к моей мечте. Я сразу поняла, что это не просто школа, а место подготовки профессиональных убийц, знающих не только технику боя или владения оружием, но и тактику проникновения в здания, слежки и прочих премудростей настоящего киллера.
Леша кричал на меня, что я со своей местью сошла с ума, что пора все забыть и жить дальше. Он никогда не испытывал восторга от моего желания отомстить. Но и перечить не мог, лишь глубоко вздыхал с грустью и слушал мои рассказы о том, как я найду этого человека и убью. Перед отъездом обратно в Мурманск дядя Андрей оставил мне копии материалов уголовного дела. Я берегла эти бумажки как зеницу ока, сдувала с них пыль, зачитывала выписки судмедэкспертизы, материалы дела. Я была уверена, что когда-нибудь именно они помогут мне докопаться до истины. Сейчас я не была наивной дурочкой, думающей, что маму и папу убили плохие дяди. Я четко знала, почему моих родителей нет на этой земле. Чертов бизнес, такой популярный в сумбурные девяностые, отнял у меня семью. Шанс обучиться мастерству убивать, чтобы отомстить, приятно грел душу. Я прекрасно знала, что, скорее всего, после обучения меня не отпустят в свободное плавание, а будут использовать в своих мерзких целях, возможно, когда я стану им не нужна, меня уберут. Но также я знала, что мне надо продержаться только до тех пор, пока я не найду убийцу моих родителей.
Долой грустные мысли, начинается новый виток моего существования.

Поезд остановился на станции «Подберезовка», где-то на окраине Московской области, или, может, уже Тверской, я не вдавалась в подробности. Для меня важным было то, что я с каждой секундой все больше приближалась к своей заветной мечте.

На перроне, держа в руках табличку «СПЕЦШКОЛА», стоял высокий мужик.
Ну, вот и все! Прощай, старая жизнь… Здравствуй, полная опасностей и приключений мечта!


Спасибо: 10 
Профиль
шунтик





Сообщение: 146
Настроение: когда уже будет тепло и выглянет солнышко???
Зарегистрирован: 31.01.11
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 16
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.11 19:37. Заголовок: Глава 2. «Начало» В..


Глава 2. «Начало»

Все претенденты на обучение в спецшколе, а нас было не так уж и много, примерно человек двадцать, сидели в актовом зале, а попросту - в большой просторной комнате, в центре которой находился татами. Началась перекличка. Все тот же высокий мужик называл наши имена, а мы отчитывались о присутствии. На моей фамилии он как-то слишком странно сделал акцент, пристально посмотрел мне в глаза, наверное, хотел разглядеть там страх, но, не найдя, отвернулся. Девушек не было вообще, если не считать меня. Видимо, это и сыграло решающую роль во взгляде этого Виктора.
Именно так он представился:
- Виктор Степнов, учитель по рукопашному бою, - и тут же добавил, — хотя, знаю и умею я намного больше!
Что творилось потом, трудно описать литературными словами, это можно было назвать месивом, мордобоем и тому подобное, но только не профессиональным спаррингом. Я, конечно же, понимала, что по телефону трудно оценить мастерство ведения боя у претендентов, но на что рассчитывали люди, которые, совершенно не умея драться, шли учиться на киллеров? Наконец-то дошла очередь до меня. В партнеры мне достался щупленький мальчишка лет семнадцати. «Прости», - мысленно сказала я, кожей ощущая, какие синяки останутся у него на теле. Свисток возвестил о начале нашей схватки. Первую минуту мы ходили по кругу, присматриваясь и примеряясь для удара. Первым не выдержал Илья, именно так звали моего противника. Он провел быстрый выброс и удар с правой. Как я могла так ошибиться? Явно недооценивая противника из-за его внешнего вида, я пропустила довольно мощный удар по ребрам. Хорошо, что моя реакция меня не подвела, и я успела немного перевести корпус, таким образом удар прошел вскользь, лишь несильно задев мой бок. Далее события развивались еще интереснее. Град профессиональных ударов осыпал то мое, то его тело. Мы пребывали в каком-то состоянии эйфории от противоборства, пока громкий свисток не остановил нас.
Обведя зал взглядом, я увидела в глазах собравшихся и удивление, и восхищение, и заинтересованность моей персоной. Среди них был и наш новый преподаватель, Виктор. Его взгляд выражал не только удивление и ранее описанные чувства, но и некоторое снисхождение. Он считает, что Илья дрался вполсилы?! Такая наглость не укладывалась в моей голове. Но сразу же мой мозг подкинул мне картинку из прошлого, и я постаралась успокоиться. Мне во что бы то ни стало необходимо остаться здесь. И, если понадобится, я стану покорной и послушной.

Весь оставшийся день мы осваивались и обустраивали свои комнаты. Мне, как девушке, никто не уступил, поэтому пришлось спать в одной комнате с Ильей. Я сама выбрала его в «негласные напарники», потому что привыкла быть с мужчинами на равных. Не люблю, когда на меня пялятся. Я вообще стала ненавидеть практически весь мужской род, когда в пятнадцать лет поняла, что делал убийца с моей мамой перед тем, как убить ее. Осознание того, что пришлось пережить отцу, больно впивалось в мозг, парализуя и изгоняя из моей души позывы стать настоящей женщиной и родить детей. А Илья не проявлял никакого интереса ко мне. Видимо, он рассматривал меня только как «хорошего спарринг-партнера», «своего в доску» и не более. Предвидя вопросы о моем странном поведении - я часто просыпалась среди ночи от собственных криков - в первый же день нашего общего проживания я сообщила ему об этом.
Первый месяц мы занимались так усиленно, что приходилось просто доползать до кровати и проваливаться в пустоту. Слава Богу, никакие кошмары мне не снились. Дикая усталость в мышцах и потянутый на тренировке голеностоп отдавались в теле неприятной пульсацией каждый вечер.
Со временем нагрузки не воспринимались чем-то непосильным, и уже казалось, что можно и прибавить.
Нас обучали всему: рукопашке, метанию ножей и дротиков, стрельбе из всевозможных видов оружия, которое было в наличии, учили убивать только прикосновением к болевым точкам на теле человека, уникальной слежке, возможности испариться на любой территории и многому другому. Я пребывала в восторге, но мою радость омрачали лишь взгляды нашего инструктора Степнова. Несмотря на то, что он был старше большинства из нас на десять лет, обращались мы к нему по имени. Его статная фигура каждодневно возвышалась над нами, пока мы отрабатывали удары, подсечки, устраивали спарринги и просто дурачились. Почему он так пронзительно смотрел на меня, оставалось загадкой. Этот взгляд не раздражал меня, а будил какие-то странные ощущения. Внутри сводило все мышцы, начинало тянуть солнечное сплетение, хотелось ударить его по лицу, чтобы он не смотрел так. Я никогда не разглядывала его, даже не думала об этом. Но один случай изменил все.

В тот день мы проводили стандартную тренировку, после которой нам объявили бои. Я встала в пару с Ильей, но тренер решил по-другому. Вместо Ильи ко мне подошел он сам. Его взгляд был заряжен такой энергией и мощью, что невольно мне стало не по себе. Ни разу в жизни я не видела человека, у которого на лице было бы написано «Я убью тебя». После первого же удара я отлетела метра на два и, неудачно приземлившись, потянула этот чертов голеностоп. К сожалению, встать на ногу я так и не смогла. Дикая боль разрывала сознание, в глазах кружили звездочки. Я уже хотела попросить Илью помочь мне, как рядом со мной оказался Виктор и, молча взяв меня на руки, понес к врачу. Эти сто метров, которые он нес меня, я запомнила на всю жизнь! На таком близком расстоянии я смогла рассмотреть его лицо, глаза и почувствовать запах настоящего мужчины. Сейчас он казался совсем обычным человеком, с какой-то грустинкой во взгляде, устремленном в пустоту; мелкие морщинки в уголках глаз, складка на лбу выдавали его нервное напряжение. Уже сидя в кабинете и ожидая врача, он задал вопрос, который поверг меня в шок:
- Лена, скажи, зачем ты отправилась в эту школу?
- Я хочу стать профессиональным киллером и убить человека, который растоптал мою жизнь! – четко поставленным голосом отчеканила я, хотя в душе все металось.
- Даже самый плохой человек заслуживает прощения, - произнес тренер и опустил глаза.
Его фраза не укладывалась в моей голове. Как человек, который неоднократно убивал, который слыл самым жестоким убийцей нашей школы, мог говорить такие вещи?
- Не вам судить, жить этому мерзавцу или умереть. Он заслуживает таких мучений, что инквизиция позавидовала бы! – Злость захлестнула меня с головой. Он такой же, как та сволочь, что убила моих родителей, хладнокровный убийца, насильник, мучающий своих жертв. А я должна спокойно реагировать на его слова о всепрощении!
- Возможно, этот человек и заслуживает наказания, я не спорю, но зачем тебе брать на душу такой страшный грех? Убийство человека настолько разрывает душу, что избавиться от этого очень трудно. Пойми ты, наконец, глупая, что нельзя убийством смыть след от другого преступления! – всегда спокойный тренер так шипел, что становилось страшно. Его глаза смотрели теперь холодно и отчужденно. Это вселяло какой-то нечеловеческий ужас.
- Вы сами убиваете ни в чем не повинных людей, издеваетесь над ними, насилуете и наслаждаетесь своей властью! Вам наплевать, что вы забираете жизни людей, у которых остаются семьи, дети, родители. А все вы, кто сильнее и у кого больше денег и власти, давите заведомо слабых и беззащитных! – меня прорвало, я уже слабо контролировала свои эмоции. - Такие, как ТЫ, - я умышленно ткнула пальцем ему в грудь, - убивают людей. Такой, как ты, убил моих родителей у меня на глазах! Он насиловал мою маму, смакуя ее крики и крики моего отца, который не мог остановить это безумие! А потом он хладнокровно вонзил нож сначала в мать, а потом и в отца! И после этого ты говоришь, что каждый имеет право на прощение? Я доучусь в этой поганой школе, найду его и применю все полученные знания, чтобы его смерть была настоящим адом! – Я хотела еще что-то крикнуть, но внезапно появившийся доктор прервал мой монолог. Виктор в двух словах описал, как и когда я получила травму, попрощался с врачом, затем повернулся ко мне и проговорил с теплотой в голосе:
- Если все же надумаешь убивать этого человека, приди ко мне, я помогу тебе в некоторых вопросах, - развернулся и вышел.
Меня поразило его спокойствие при последних словах, его предложение, его взгляд - поразило все. Почему он так настойчиво уговаривал меня отказаться от моей мечты? Почему так смотрел и продолжает смотреть? Одни вопросы, и нет ни одного ответа. Это настораживало и раззадоривало любопытство, подогретое всеми его действиями и поступками.
Во время вынужденного «отпуска» мне на неделю запретили заниматься и вообще стоять на ноге. В это время я анализировала, думала, пыталась собрать все воедино… Странным выглядели все поступки Степнова. Раньше я не замечала этого. Теперь же все его движения, взгляды, интонации я разбирала, раскладывала по полочкам и пришла к выводу, что Степнов что-то очень умело скрывает. Его причастность к убийству моих родителей я отмела сразу. В пятнадцать лет на такое вряд ли хватит сил и умений. Да и совсем он не был похож на того самого убийцу. Чем больше я думала о Викторе, тем ярче вырисовывался у меня его образ. Синие глаза с хитринкой, статность фигуры, безупречный пресс и правильной формы руки, длинные пальцы, стройные и длинные ноги – все смешалось в моей голове. С ужасом я поняла, что испытываю к тренеру чувства. Какие, я понять пока не могла. Но факт - одно его присутствие добавляло мне сил, заставляло сердце заходиться в бешеном танце, его голос порождал толпы мурашек по всему телу, пугал меня. Я отказывалась понимать, что происходит, пока не проснулась среди ночи от странного сна. Виктор гладил мое тело, целовал губы, снимал одежду и продолжал ласкать меня. Окончательно проснувшись, я почувствовала странные ощущения во всем теле. Непонятная истома, легкое подрагивание рук, спазмы внизу живота навели меня на мысли, что я ХОЧУ нашего тренера. Такое открытие взбесило! Как я могла захотеть человека, который убивает всех подряд, не задумываясь ни на секунду? Почему именно Виктор? После недолгих размышлений, я осознала одну простую вещь: «Я ВЛЮБИЛАСЬ!» Я четко для себя решила, что никогда и ни при каких обстоятельствах не скажу ему о своих чувствах. Они могли помешать поставленной задаче, а я совсем не хотела отступаться от своей мечты.

Теперь каждая тренировка больше походила на пытку. Я украдкой любовалась его красивым профилем, жесткими губами, безумно красивыми глазами и прекрасной фигурой. И чем больше времени проходило, тем сильнее становились мои чувства. Наверное, он замечал мой заинтересованный взгляд, и я надеялась, что списывает мое любопытство лишь на желание заниматься с ним дополнительно.
По другим предметам также наметились успехи. С моим званием мастера спорта по стендовой стрельбе я оказалась крепким середнячком, не дотягивающим до профессионала. Ежедневные тренировки только улучшали показатели, и после трех месяцев обучения я стреляла даже лучше нашего инструктора по стрельбе. Однажды я осталась пострелять в свое удовольствие по мишеням, когда в тире появился Степнов. Спрятавшись за колонну, стала наблюдать за его действиями. Никогда раньше я не видела такого мастерства владения оружием. Это был Бог стрельбы. Выходя из тира, Виктор резко остановился и произнес с усмешкой:
- Подглядывать нехорошо!
Я уже собралась подойти к Степнову и попросить научить меня всему, что умеет он сам, - если Виктор согласится, то я буду ближе к нему, хотя бы на время - как вдруг в тир зашли еще несколько человек. Мое укрытие скрывало меня от них, зато я видела все превосходно. Крик ужаса чуть не сорвался с моих губ, когда в одном из руководителей нашей школы я признала человека, сломавшего всю мою жизнь. Зажав рот руками, я пыталась услышать хоть слово из их разговора. Но тихий, будоражащий сознание шепот не давал возможности различить фразы, только некоторые слова: «задание», «крот», «предатель» и самое последнее, что заставило сердце бешено стучать - «проверить Степнова».

Я летела в комнату Виктора. Без стука ворвавшись в его апартаменты, я застыла на месте. Мой, в смысле наш, тренер стоял у большого зеркала в одном полотенце, по его телу стекали капли воды, а сам он мазал лицо каким-то лосьоном, видимо, после бритья. Даю голову на отсечение, он сразу же почувствовал мое присутствие, но не отказал себе в удовольствии рассмотреть меня в зеркале, чуть повернув голову. Представляю, как он забавлялся, увидев мое отражение.
Глаза всегда меня выдавали. И сейчас Виктор мог спокойно, словно открытую книгу, прочитать все мои мысли. Чувства, бушующие у меня внутри: страх, волнение, шок – сменялись радостью и растерянностью.
Показалось, что прошла вечность, пока он развернулся ко мне и с улыбкой произнес:
- Дама изъявила желание позаниматься индивидуально?
Последнее слово он выделил такой интонацией, что мои щеки непроизвольно запылали.
- Ну, и что ты залилась краской, как кисейная барышня? – с сарказмом спросил Виктор, а мне захотелось придушить его.
- Ваш внешний вид не соответствует серьезному разговору, который нам предстоит, я выйду, а вы оденьтесь, тогда мы сможем поговорить. - Я уже хотела развернуться и покинуть комнату, как властная рука схватила меня за запястье.
- Нет необходимости выходить, я могу переодеться и в душе, располагайся. — Он указал на стул, а сам скрылся за дверью.
Рассматривала его холостяцкое «жилище» - комнату, размером три на шесть метров – и мне казалось, что я без разрешения вторглась на закрытую территорию и пыталась разнюхать все секреты. Не усидев на месте, я прошлась от одного угла до другого. Жесткая постель без намека на матрац, темные занавески на окне, маленький шкаф, в самом углу – тумба с телевизором и плеером, стул, на котором я сидела, стол небольшого размера, и в самом центре комнаты на растяжках висела боксерская груша. Чтобы как-то снять напряжение, я ударила пару раз по ней и уселась на стул.
Степнов появился минут через пять, а казалось, прошла целая вечность, в своей коронной футболке черного цвета и таких же спортивных брюках. Присев на край кровати, он устремил свой вопросительный взгляд на меня.
- Понимаете, сегодня в тире, после того как вы ушли, я стала свидетелем разговора наших начальников… И… - я сделала паузу, тщательно подбирая слова. — Знаете, у меня такое чувство, что они что-то про вас не знают и хотят разузнать. Дословно фраза была такой: «Проверить Степнова», а еще… - Я запнулась. Как сказать, что один из начальников и есть тот самый убийца? – Один из наших с вами руководителей, он… Он… - Глубоко вдохнула, зажмурила глаза и, надеясь, что не пожалею о сказанном, скороговоркой произнесла. - ОН убийца моих родителей!


Спасибо: 10 
Профиль
шунтик





Сообщение: 147
Настроение: когда уже будет тепло и выглянет солнышко???
Зарегистрирован: 31.01.11
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 16
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.06.11 18:56. Заголовок: Глава 3. «Тренировки..


Глава 3. «Тренировки»

Воцарившаяся тишина давила на барабанные перепонки. Я медленно открыла глаза и посмотрела на Степнова. На его лице играла улыбка, глаза светились неподдельным счастьем, а пальцы сжались в кулаки. Такая реакция была непонятна. Я уже собралась высказать свое отношение к этому безжалостному, расчетливому выродку, убившему моих родителей, как Виктор вскочил, схватил меня на руки и стал кружить. Шепотом, практически касаясь моего уха губами, он повторял, как сумасшедший: «УРА! Попался! Он попался!»

Я, упершись руками в грудь Виктора, пыталась вырваться и, когда мне это удалось, уже замахнулась для удара, как Степнов заговорил:
- Лена, спасибо, ты добыла для меня очень важную информацию, в благодарность я могу заниматься с тобой стрельбой и метанием ножей, если ты, конечно же, захочешь. — Все еще находясь под впечатлением от его действий, я лишь кивнула.
- Вот и отлично, тогда жду тебя около своей комнаты в восемь вечера. - И, не дав мне снова кивнуть, выставил за дверь.

Мой мозг отказывался работать после таких выкрутасов тренера. С опозданием я поняла, что теперь мне придется видеться с Виктором еще чаще, и от этой мысли свело желудок.
Ровно в восемь я стояла перед дверью его комнаты, не решаясь постучать. В конце коридора послышался шум, из-за поворота вышел как раз тот самый начальник. Меня охватила паника. Я же сейчас могу его прихлопнуть. Только надо сделать одно движение. Но я не смогла даже посмотреть на него. Подойдя ко мне совсем близко, он оценил мой внешний вид и с сальной улыбкой спросил:
- Что такая милая девушка делает в столь позднее время одна в безлюдном коридоре? – Его рука уже дернулась в мою сторону, как дверь комнаты открылась, и оттуда вышел Виктор.
Быстро оценив ситуацию, он поприветствовал начальника и сказал:
- Эта девушка одна из самых одаренных новобранцев школы, у нее великолепные данные для киллера. Я решил тренировать ее внеурочно для закрепления пройденного материала. Все на благо школы, Алексей Владимирович.
Больно схватив за руку, Виктор потянул меня к выходу с этажа.
Я не решилась говорить что-либо, так как прекрасно понимала, что все мои слова разобьются о равнодушие Виктора. Только оказавшись в тире, он, наконец, отпустил меня и спросил:
- Это он?
Я кивнула.
- Не смей даже близко подходить к нему! Ясно тебе? – Его слова больно задели.
- Это еще почему? – Вызов в интонации, видимо, разозлил Степнова.
- ТЫ когда поймешь одну простую вещь? Все, что ты задумаешь, сразу же раскроют! Здесь везде камеры понатыканы. — Увидев мое побледневшее лицо, уточнил: - Кроме тира и ванных комнат. И потом, такие вопросы не решаются спонтанно! У тебя сейчас есть главный козырь в рукаве: ты знаешь, кто он, а он пока не догадывается о тебе. Если ты сделаешь хоть один неверный шаг, они тебя разоблачат в два счета! Ты понимаешь? – Громкость его голоса росла с каждым сказанным словом, и к концу своего монолога Виктор почти кричал. Глубоко вздохнув, продолжил уже спокойнее:
- Я могу тебе помочь, но и ты поможешь мне. Идет? – И сразу, предвосхитив мой вопрос, поспешно сказал: - О твоей роли я расскажу позже. А теперь давай тренироваться.

Переваривая полученную информацию, я пришла к выводу, что Степнов прав. Убить Алексея Владимировича я смогу всегда, пока учусь в школе. Сейчас же светиться нельзя ни в коем случае. Если он поймет, кто я, то меня, скорее всего, ждет такая же участь, что и моих родителей.
Как ни странно, Виктор с радостью помогал мне в освоении различных приемов, техник и тактик. Забыла сказать, что основным профилем нашей школы была как раз рукопашка. Все ученики должны были уметь убивать голыми руками.

Наши индивидуальные занятия продолжались уже полтора месяца. За это время многое произошло. Я стала обращаться к Виктору на «ты», точнее он сам предложил такую форму общения, и я согласилась. Но это единственная хорошая новость. Степнов менялся на глазах. Он стал дерганным, постоянно находящимся на грани срыва. Любой неверный шаг строго наказывался дополнительными кругами вокруг школы. С нашим и так маленьким отрядом произошли кардинальные изменения. Из десяти человек оставили только пятерых, в числе которых были я и Илья. Что стало с остальными, нам не сказали. Просто в один из дней на построении мы не обнаружили их. Неприятные догадки закрадывались в сознание. Ну не могли их так просто отпустить. Не могли. Еще одним неприятным событием стали частые визиты Алексея Владимировича к нам на занятия, как на основные, так и на дополнительные. В эти моменты Виктор становился зверем. Его грозные окрики носили скорее официальный характер, но иногда его едкие замечания больно ударяли по сердцу. Я старалась привыкнуть к постоянному присутствию начальства. Потушить в себе ненависть и отвращение, желание растерзать этого мерзавца на куски получалось слабо, поэтому моей новой подругой, ко всему прочему, стала боксерская груша. С каждым днем я чувствовала больше уверенности в себе, что сказывалось на умении управлять эмоциями, подавлять волнение, делать равнодушное лицо. Всему этому меня учил Степнов. Он оказался кладезем полезной информации. Откуда он столько знал, оставалось загадкой. В нашей школе не готовили профессионалов такого класса. А большинство учителей и тренеров были «своими». В голове стали все чаще проскакивать мысли, что Степнов пришел в школу сам или по чьей-то указке. Зачем он пришел сюда? Кому это было нужно? Эти вопросы оставались без ответа. Задать их напрямую я не могла.
Погруженная в свои мысли, каждодневные тренировки, дополнительные занятия я не заметила, как подошла к концу наша учеба.
Нас опять собрали в актовом зале. Алексей Владимирович разъяснял, какие «профильные направления» можно выбрать:
- Их три: слежка и устранение объекта при вступлении в контакт; устранение объекта с помощью оружия; работа в тандеме для добычи информации. В последнем случае использование оружия в качестве средства устранения запрещено. Наши агенты захватывают объект, добывают информацию и только потом его устраняют. - На этих словах он посмотрел сначала на меня, а потом на Виктора. Мне показалось, что его последние адресованы были именно нам.
- Что вы выберете, решать вам, но я настоятельно рекомендую Степнову и Елене создать пару. Вы отлично смотритесь вместе и вполне сойдете за супругов или любовников. — Опять сальная улыбка появилась на его губах.
Он продолжал что-то говорить, активно жестикулируя руками, а я судорожно соображала, что делать дальше. Его намеки меня особо не напрягали, пусть думает что хочет. Наши отношения со Степновым так и не вышли за рамки, чему я, с одной стороны, радовалась, а с другой, дико расстраивалась. Виктор не смотрел на меня, как на женщину. Я была дрессированной собачкой, которую он натаскивал для «выставки» или «выхода в свет». Ни разу за все время я не заметила в его глазах и намека на особое отношение, которое так хотелось увидеть. Складывалось впечатление, что Алексей Владимирович что-то знает о нас, причем настолько компрометирующее или разоблачающее, что его взгляды были пронизаны превосходством и победой.
Вечером я, по обыкновению, отправилась на дополнительные занятия. Спустившись в тир, я увидела Алексея Владимировича. Как только его взгляд наткнулся на меня, он заговорил:
- Леночка, девочка, ты что-нибудь знаешь о Степнове? – Его вопрос был неожиданным. Интересно, что он хочет узнать?
- Конечно, знаю: полное имя – Степнов Виктор Михайлович, ему тридцать лет, значит, он 1980 года рождения, точную дату не уточняла, он владеет искусством рукопашного боя, стреляет из разных видов оружия, метает ножи, хорошо ориентируется на местности. Кажется, все. – Я произнесла фразу с улыбкой. «Как же, даже если бы и знала, никогда не рассказала бы тебе, тварь!»
- Ты, деточка, заигрываешься. Или ты решила, раз женщина, мы тебе ничего не сделаем?! Ошибаешься. Давай я расскажу тебе одну сказку. Хочешь? – И, не дожидаясь моего согласия, продолжил. - Однажды приехали ко мне в школу двадцать болванов, которые мечтали о славе и больших деньгах, и лишь немногие знали, куда идут на самом деле. Так вот, те, кого мы отсеяли сразу, спокойненько вернулись домой, а вот те, кто остался здесь, подписали себе смертный приговор. И знаешь почему? Просто так уйти отсюда нельзя. Ты хоть представляешь себе, если кто-то проболтается? Поэтому все и живут здесь. Как только человек «выходит на пенсию», он либо становится преподавателем, либо умирает. А вы со Степновым тут шашни крутите. Мне не нужны лишние проблемы. Или ты берешь себя в руки и перестаешь смотреть на него как влюбленная дурочка и четко выполняешь работу, или я тебя оставлю себе в качестве приза! И поверь, «сладкой жизни» тебе будет по горло! Ты все поняла? – с улыбкой спросил он, хватая меня за подбородок.
Я лишь кивнула. На большее не хватило сил. Его присутствие убивало. Во мне боролись две противоположности: одна из них хотела убить немедленно, а другая говорила: «Составь план, попроси помощи у Виктора».
Он, отпустив меня и сильно толкнув, удалился, а я осела на пол. Слезы хлынули из глаз. Ненависть вперемешку со страхом навалились огромной скалой. Он угрожал мне, сказал открытым текстом, что затащит меня в постель в случае неповиновения. Да что там мне, он угрожал Степнову! В том, что Виктор давно уже был в тире, я не сомневалась, просто чувствовала. Стоял где-нибудь за колонной и ждал, когда Алексей выйдет. Словно в подтверждение этих мыслей, сильные руки подняли меня с пола и прижали к себе.
- Все, успокойся. - Виктор гладил меня по голове, плечам, спине, стараясь унять мои рыдания. - Маленькая, все хорошо! Мы выберемся с тобой отсюда, я обещаю!
- К-как? – Я начала заикаться от волнения.
- Неважно как! Сегодня Алексей Владимирович вызывал меня к себе и говорил про задание, которое должны выполнить мы с тобой. Как только все будет сделано, я вытащу тебя отсюда навсегда. - Он поцеловал меня в макушку, взял за руку и повел на выход из тира.
Уже ночью, лежа в постели, я поняла, что Виктор меня поцеловал, пусть не в губы, но поцеловал. Это открытие разлилось по телу приятными волнами. Сегодня я прижималась к нему, чувствовала его дыхание и биение сердца. Я никогда не забуду эти ощущения. Его «Маленькая» эхом отдавалось в голове.

Наутро меня вызвали в кабинет к начальству.



Спасибо: 10 
Профиль
шунтик





Сообщение: 148
Настроение: когда уже будет тепло и выглянет солнышко???
Зарегистрирован: 31.01.11
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 16
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.06.11 18:56. Заголовок: Глава 4. «Задание» ..


Глава 4. «Задание»

Наше задание состояло из двух частей. Во-первых, мы должны были собрать информацию об одном олигархе, который не захотел сотрудничать с организацией по трансплантации органов. В чем именно заключалось сотрудничество - догадаться было нетрудно. Господин Кашин не захотел помогать с транспортировкой органов нелегально за границу. У него были возможности, так как он был совладельцем компании «Полеты с комфортом». Его партнер по бизнесу согласился помочь мошенникам, а вот Кашин – ни в какую. Поставленная задача была до невозможности проста: заставить подписать Кашина бумаги о передаче своего пакета акций его компаньону, а потом ликвидировать объект, то есть Кашина. Во-вторых, привезти бумаги в указанное место и передать их нашему человеку.
Подготовка заняла у нас со Степновым около трех недель. Мы следили за авиамагнатом, по крупицам собирали информацию о его коллеге, бизнесе, семье, родственниках. Ощущение какой-то недосказанности тревожило. Я не могла понять, в чем дело. Поделившись своими мыслями с Виктором, я получила довольно неожиданный ответ.
- Это будет твое первое и последнее задание. Я все сделаю сам. Ты должна будешь просто находиться рядом. Как только мы передадим документы, нас заберут мои люди.
- Какие люди? Кто они? Чем занимаются? А как же моя месть Алексею? – Озвучила я крутившиеся в моей голове вопросы. Последний из них волновал меня больше всего. «Он все-таки не из школы. Тогда откуда? Мне кажется, что он все-таки не относится к числу таких же бандитов, как наши руководители. Тогда кто он? Как же я смогу отомстить, если буду находиться вне школы?»
- Все вопросы потом. В свое время я расскажу тебе обо всем. Просто верь мне. Ты ведь веришь? – От его тона мурашки прошли по телу. «Как ты мог сомневаться, что я верю? Ты же для меня все!»
- Конечно, верю. Если бы не верила, не рассказала бы про родителей. – Я искренне ему улыбнулась, наверное, впервые.
- Вот и хорошо.
День Х приближался со скоростью света. Странная тревога не отпускала. Мне снились кошмары: нас убивали, подставляли, бросали в камеру, этот мерзавец узнавал во мне образ моей мамы и насиловал меня. Просыпаясь каждую ночь в холодном поту, я так и не решилась прийти к Степнову и рассказать об этих дурных снах, еще станет считать меня слабохарактерной и нервной.
Утром перед нашим отъездом у меня в комнате появился Алексей Владимирович. Как он вошел, я не слышала, поскольку была в душе. Я стояла посреди комнаты, обернутая в полотенце, и смотрела на него. Шок от происходящего парализовал работу мозга. Он медленно, словно наслаждаясь моей растерянностью, подошел. Притянул меня за руку к себе и прошептал почти в губы:
- Какая ты красивая. Жаль отпускать такое сокровище на задание, вдруг ты не вернешься. – Что-то еле уловимое было в его тоне, какой-то намек, подтверждающий мои тревоги. – У тебя прекрасное тело, жаль, что оно не мое.
И, словно в опровержение своих слов, он потянул края полотенца в стороны. Я, очнувшись, сделала резкий выпад и ударила его ребром ладони по горлу, не сильно, так, чтобы он не отключился, но и в полной мере ощутил боль. Его слабые попытки увернуться от моих ударов потерпели фиаско, поэтому еще несколько точных попаданий сразили его. Поднявшись с пола и отплевываясь кровью, он со злобным шипением выкрикнул мне в лицо:
- Ты пожалеешь об этом, мелкая соплячка! – и выскочил из комнаты, наткнувшись на Степнова.
- И что это сейчас было? – со злостью спросил Виктор.
- А что было? – как ни в чем не бывало, повторила я. – Начальство пришло пожелать мне удачи. Поцеловать на прощание. Так сказать, на ощупь определить степень моей готовности к заданию. – Мои нервы стали сдавать, и голос срывался до хрипоты. Стараясь изо всех сил сдерживать слезы, подошла к шкафу и начала выбирать одежду.
- Ну и как, понравилось с ним целоваться-то? – этот вопрос окончательно выбил почву из-под ног.
- Конечно, понравилось! Я же всю жизнь мечтала об этом! Спала и видела, как убийца моих родителей затащит меня в постель. – Нервы сдали окончательно, и я уже слабо контролировала себя. Мой крик, наверное, было слышно на всю школу. – Что молчишь? Нечего сказать? Или считаешь мои поступки аморальными? Я тебе расскажу, как все было на самом деле. – Глубоко вздохнув, продолжила более спокойно: - Если ты не заметил, это не первый раз, когда он ко мне подкатывает. Алексей просто хочет увидеть меня в своей постели, вот и играется, как кошка с мышкой: взгляды похотливые бросает, словами задевает. Только он не знает, что его фокусы на меня не действуют. Я его не перевариваю, ненавижу, презираю. Вот сегодня пришел якобы пожелать мне удачи, а сам начал распускать руки. Он и до этого часто зажимал меня по углам, пытался поцеловать, разговорить, про тебя спрашивал. Я, естественно, уворачивалась, да и о тебе мне нечего было рассказывать.
- И часто он обо мне спрашивал? – уже спокойно спросил Виктор.
- Да всего один раз. Он тогда еще рассказал мне, что либо мы все работаем на них, либо нас уберут.
- Нас не уберут. Я же говорил тебе, что после задания мы исчезнем, так что не переживай, жить будешь. – усмехнулся он.
- А зачем мне жить? Я не хочу скрываться и в один прекрасный день получить пулю в лоб. Я хочу отомстить ему. Растоптать его в порошок, чтобы ему дышать было больно и он просил о пощаде, умолял меня не мучить его. Я не успокоюсь, пока эта тварь не исчезнет с лица земли. – Во мне говорило накопленное напряжение, дикая усталость и плохое предчувствие. Мне все время казалось, что Виктору что-то угрожает. И, хоть я не говорила ему о своих чувствах, переживать меньше за него я не стала. Я не боялась умереть сама, но хотела одного - чтобы Степнов жил. Нашел себе хорошую девушку, женился, воспитал детей и был счастлив. Я четко для себя решила вернуться в школу после задания и убить Алексея. А дальше пусть делают со мной что хотят. Я была готова умереть. В этой жизни меня не держало ничего, кроме любви к Степнову и Лешки. Как я по нему скучаю. Обязательно позвоню попрощаться. Очень хочется, чтобы он нашел себя в этой жизни.
- Не говори ерунды, найдешь себе приличного молодого человека, поженитесь, детей нарожаете, и выкинь все мысли из головы, тебе надо думать о задании и о том, как убежать после. Ясно тебе? – Сказал все так уверенно, что я на минуту забыла о своих планах и опять машинально кивнула. – Одевайся, через десять минут выезжаем.

С первой частью задания мы справились довольно быстро. Странным показалось только одно: почему Кашин даже не сопротивлялся, а протянутые Виктором бумаги сразу были подписаны. Виктор попросил меня выйти из комнаты и закрыть за собой дверь. Через несколько секунд Степнов появился и скомандовал идти к машине. За его спиной я увидела труп Кашина, откинувшегося в кресле. Голова неестественно закинута назад, руки повисли плетьми вдоль тела.
Мы ехали к месту назначения, и я из любопытства залезла в конверт с теми самыми документами. Каково же было мое удивление, когда я обнаружила там совершенно другие бланки.
- Виктор, почему здесь другие бумаги? Тебе не показалось странным, что Кашин слишком быстро согласился на все? – Единственное, что меня волновало в данный момент.
- Нет, не показалось, – грубо оборвал Степнов. Было видно, что слова даются ему с трудом. – Могу сказать только одно, я не профессиональный наемник, я агент под прикрытием и работаю на правительство. За бандой начальника школы, больше известного как Висельник, наша организация следила с середины девяностых годов. Как раз после смерти твоих родителей его начали активно искать спецслужбы. В тот день он не только убил твоих близких, но и забрал важные бумаги, в которых содержались сведения о разных наркотических препаратах. Твои родители, прикрываясь бизнесом, работали на государство, помогали разрабатывать разные вакцины и медикаменты для военных.
Я была потрясена этим известием. Сердце бушевало в груди. Как Виктор мог скрывать от меня всю информацию в течение нескольких месяцев? Как он мог использовать меня в своих личных целях? Но, немного поразмыслив, я пришла к выводу, что он прав. Во всем прав. Потому что реакция озлобленной девчонки, которой я была, испортила бы ему все планы. Теперь понятно, что он скрывал, почему так радовался, почему занимался со мной. Он готовил меня к захвату всей школы. Уже тогда он разглядел во мне союзника, иначе не стал бы со мной возиться. Слишком велик был риск. А моя ненависть к Висельнику придала Виктору уверенности в правильном выборе. Теперь стали понятны его заинтересованные взгляды. Он узнал меня, даже не по фамилии, а по внешнему виду. Наверняка, он не один раз видел фотографии моих родителей. Волосы, лицо, фигура и жесты у меня были мамины, а вот глаза цвета зеленой травы достались от отца.
- Лен, что ты молчишь? Ты злишься? Прости, я не мог всего рассказать тебе. Как только мы выберемся из лап Висельника и исчезнем, я все подробно тебе расскажу. Обещаю… - Виктор прервался, так как мы подъехали к месту назначения.
Выйдя из машины, я начала осматриваться. Не нравился мне этот завод. Для такого профессионала, как Виктор, мои доводы о подставе покажутся детскими, но моя интуиция кричала и мигала красным светом об опасности. Заброшенное здание, практически разрушенные стены которого могли послужить отличным местом расположения снайпера. Этот факт давил на меня. Степнов разговаривал с кем-то по телефону, видимо, со своими бойцами из правительства. Напрягало еще и то, что оружия как такового у нас не было. Задание было: проникнуть, подписать, убрать без шума и пыли. Следовательно, ничего кроме ножей у нас не было по приказу все того же Висельника. Единственным стоящим предметом был дамский пистолет, привязанный к моей щиколотке. Его-то я и достала. Степнов приближался ко мне. Подойдя совсем близко, он сказал:
- Через десять минут подъедут мои ребята и разойдутся по периметру завода. Только что-то люди из школы задерживаются. Скажи, зачем тебе это пугач? Собралась убить меня? – Его лицо озарила солнечная, теплая улыбка.
Краем уха я уловила странный тихий звук. Повернувшись, я наконец-то увидела что искала - на уровне третьего этажа сидел снайпер. Я признала в нем одного из выпускников школы. Так вот в чем дело, видимо, Висельник раскрыл Степнова. Теперь стали понятны его намеки, слова и действия. Он посчитал, что Степнов вербовал меня, настраивал против школы. В голове мелькнула мысль: «Целыми и невредимыми мы отсюда не выберемся».
В этот самый момент я увидела легкое шевеление в проеме третьего этажа. Сделала пару шагов назад и специально встала перед Степновым таким образом, чтобы закрыть его. Не было времени говорить о подставе, приехали люди Висельника.
Я приготовилась. Пистолет был аккуратно спрятан в рукав куртки. Я считала секунды, как учили в школе. Одна, две, три. Человек из машины приближался к нам. Четыре, пять, шесть. Виктор передал конверт. Семь, восемь, девять. Человек сел в машину. Десять, одиннадцать, двенадцать. Машина с визгом уехала. В этот самый момент я развернулась, прижалась спиной к груди Степнова и, стараясь прицелиться как можно точнее, выстрелила по проему несколько раз. До моего слуха донесся только свист разрезаемого пулей воздуха, потом резкая боль в области груди заставила напрячься все тело. Еще одна пуля попала в живот. Сквозь туман увидела снайпера, который выпал с третьего этажа. Услышала голос Виктора, который о чем-то меня спрашивал. Нет сил ответить. Я, собрав остатки разума, сказала ему о своей любви и провалилась в такую долгожданную темноту, где нет боли, страха, эмоций – нет ничего. Пустота…


Спасибо: 10 
Профиль
шунтик





Сообщение: 149
Настроение: когда уже будет тепло и выглянет солнышко???
Зарегистрирован: 31.01.11
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 16
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.06.11 18:57. Заголовок: Глава 5. «Решение» ..


Глава 5. «Решение»

Как красиво! Возглас удивления вырвался из моих уст совершенно непроизвольно. Я стояла посреди большой комнаты, по периметру которой были расставлены вазоны с диковинными цветами. Яркие бутоны напоминали радужные блики после дождя, сочные листья светились изумрудными оттенками. Вдруг в стене появилась дверь, через которую зашел странный человек с крыльями за спиной. «Ангел», - пронеслось у меня в голове. Где-то в глубине души я поняла – это за мной. Но так не хотелось покидать такую дивную комнату. Я осторожно подошла к нему и спросила:
- Ты пришел за мной?
Ангел молча кивнул.
- Но я не хочу уходить. – Я хотела остаться здесь навсегда.
- Ты должна увидеть то, что поможет тебе принять решение. – Он протянул мне руку, и мы оказались в темном подвале.
Я увидела Виктора. Он стоял с пистолетом в руках. На полу перед ним лежал Алексей Владимирович. Я с трудом узнала его. Лицо выглядело ужасно: кровоподтеки, ссадины, порезы, синяки. Виктор замахнулся и нанес ему сокрушительный удар по ребрам. Послышался характерный хруст ломающихся костей. Висельник взвыл от боли, и в этот момент Степнов выстрелил ему в голову, потом еще раз, еще и так пока не выпустил всю обойму. Я никогда не видела его таким ожесточенным. Рядом опять возник Ангел и спросил:
- Хочешь услышать его мысли и почувствовать его эмоции?
Я молча кивнула. Раз уж есть такая возможность, почему бы ею не воспользоваться. В эту же секунду сильная волна ударила меня в грудь.
«Ах, ты, мерзавец, как ты посмел отнять ее у меня! Я ненавижу таких, как ты! Тебе не место среди нормальных людей! Я отомщу за нее, за ее родителей! Отомщу за тех, кого ты убил, над кем издевался!»
Как же больно! Мне казалось, что сердце разорвется на части от того водоворота эмоций, что я испытала. Я чувствовала его боль. Он оплакивал меня. Я чувствовала его любовь. Он любил меня. Я чувствовала всепоглощающую ненависть. Он презирал Висельника и мысленно прокручивал в голове только что совершенное убийство.
Медленно Виктор произнес: «Ленка, только выживи. Я без тебя никто». И опять боль.
Ангел протянул мне руку, и мы оказались в больничной палате. В худом, мертвенно-белом теле, лежащем на постели, я узнала себя. Куча трубочек торчала из моего тела. У кровати сидел Виктор и держал меня за руку. По его лицу текли слезы. Он молился. Человек, который совершил жестокое убийство, отомстил за меня, за себя и за всех убитых Висельником людей, молился. Он просил Господа сохранить мне жизнь, просил вылечить меня, умолял забрать его и вернуть жизнь мне, рассказывал, как он меня любит. На мои глаза навернулись слезы. Он любит меня. Он готов на все ради меня. От этого признания часто забилось сердце. Я почувствовала сильное притяжение. Меня куда-то уносило, с силой выталкивая из палаты. Опять рядом возник Ангел и спросил:
- Ты хочешь вернуться к нему и снова испытывать боль, разочарования и горечь потерь? Или же ты останешься со мной и с высоты будешь наблюдать за своими близкими?
Мне не нужно было думать. Я знала ответ на этот вопрос. Я знала, что Ангел спросит именно об этом.
Ни секунды не сомневаясь, я ответила:
- Я хочу вернуться к Виктору. Только с ним я буду счастлива. Я готова разделить с ним все беды, горести и боль. Я очень сильно его люблю. Я готова простить ему все грехи, начать все заново. На все готова.
Ангел лишь кивнул, и я опять почувствовала притяжение. Складывалось впечатление, что из меня вытягивают жилы. Адская боль пронзила все тело. Легкие завибрировали от попавшего в них кислорода. Мысли стали проясняться. Я открыла глаза, и яркий свет ослепил меня. Непроизвольно потекли слезы. Я поняла, что снова вернулась на землю к Виктору.


Глава 6. «Хорошие новости»

Как только глаза привыкли к свету, я огляделась. Палата была одноместной. В углу стояли диван и стол. Рядом с окном тихо урчал холодильник. На тумбочке рядом с моей кроватью я краем глаза увидела какие-то цветы. Что там стояло, не смогла разобрать, но, судя по запаху, это были лилии. Я попыталась привстать, но жгучая боль в области левого плеча, плавно переходя под ребра, пронзила мое тело. Сдавленно ойкнув, я легла обратно на подушку. Видимо, ранения были серьезными. Я стала пытаться шевелить пальцами на руках. Попытка опять оказалась неудачной. Кисти рук были привязаны к кровати. В голове смутно пронеслась мысль, что так делают всегда, когда человек находится без сознания, чтобы очнувшись, он не смог выдернуть все трубки из носа и рта. Смирившись со своим положением, стала ждать, когда в палату хоть кто-нибудь зайдет.
Я успела задремать, когда тихо отворилась дверь. Приоткрыв глаза, я увидела Виктора, вернее то, что осталось от сильного и смелого человека с волевым взглядом, идеальной осанкой и статью. Степнов походил больше на кентервильское приведение, только что не гремел костями. Осунувшееся лицо, впалые щеки, темные круги под глазами, сутулая спина, нестриженые волосы, довольно длинная борода – все это выдавало в нем смертельно уставшего, измученного человека, который не спал целую вечность.
Он по-хозяйски прошел к холодильнику, убрал туда какую-то бутылку с белой жидкостью, взял стул, сел рядом со мной и взял за руку.
Я не смогла сдержаться и открыла глаза. Надеялась, что он сейчас посмотрит на меня, улыбнется, обнимет. Но Виктор сидел неподвижно. Его взгляд был устремлен в никуда. Стала пристально всматриваться в его лицо. Появилась большая складка на лбу. Мелкие морщинки испещрили кожу вокруг глаз. Губы зажаты в тонкую полоску. Бледность лица граничила с мертвенной.
Вдоволь налюбовавшись им, я попыталась высвободить свои пальцы. Видимо, почувствовав шевеление в своей руке, Витя (думаю, теперь я могу называть его так) посмотрел на меня. Смешно наблюдать за человеком, который увидел восьмое чудо света. Его глаза расширились и стали напоминать те самые блюдца из детской сказки про огниво, рот безостановочно приоткрывался, руки нервно тискали мою руку. Наконец, когда шок прошел, он смог выдавить из себя:
- Ленка, Леночка, солнышко, девочка моя, любимая моя, как я скучал по тебе, как боялся, что ты не придешь в себя! Как ты? Где болит? Позвать доктора? Давно ты очнулась? Что ты молчишь? Ты не можешь говорить? – Бесконечное количество вопросов посыпалось на меня с такой скоростью, что любая старушка-сплетница позавидовала бы.
С трудом заставив себя говорить, произнесла:
- Если ты помолчишь, я все скажу. – Хотела говорить громко, чтобы он услышал, но получилось лишь прошептать. Воздух, попадая в легкие, вырывал из груди не только слова, но и сильный кашель. Немного отдышавшись, попросила позвать доктора.
Казалось, осмотр длился вечно. Постоянные вопросы врача, замер давления, температуры, какие-то тесты, забор крови для анализов, горсть таблеток, сунутая мне в рот – все это вымотало сильнее двенадцатичасового рабочего дня. Я чувствовала себя очень плохо. Мне рассказали, что я две недели пролежала в коме. Теперь мне требовался уход и покой, хорошее питание, положительные эмоции и никаких стрессов. Мне дали снотворное, и я провалилась в такой спасительный сон.
Во время осмотра Витя успел сбегать в магазин и приготовить мне обед. Когда я открыла глаза, Степнов уже сидел рядом и гладил меня по руке.
- Привет… – хрипло сказала я и опять закашлялась.
- Не надо ничего говорить, лежи и наслаждайся едой. Я сам буду рассказывать тебе новости. – Он встал и, разогрев суп, начал меня кормить. Сейчас, несмотря на мое положение, невозможность рассказать о своей любви ему, я все равно была самой счастливой на свете.
Покормив меня, Витя стал рассказывать, что произошло. Оказалось, его начальники долгое время выслеживали Висельника. Но все попытки арестовать главаря разбивались о его честный бизнес по продаже сырков.
Витя был внедрен в группу к Висельнику. Степнов постепенно втерся в доверие к начальству, стал преподавать в школе, а сам отслеживал его махинации, добывал информацию для своих. В течение десяти лет правительство пыталось разоблачить Висельника и нейтрализовать его. Все шло хорошо, пока я не заявила о своем намерении мстить. Или, может, начальство школы заподозрило Виктора, когда тот начал тренировать меня внеурочно. В итоге Висельник раскрыл Степнова и навел обо мне справки, выяснив, что я дочь убитых Кулеминых. Именно поэтому он настоял на совместном выполнении задания, на отсутствии оружия, на этой нелепой передаче документов. Благодаря организованному покушению на меня и Виктора правительство схватило банду Висельника. Виктор не хотел рассказывать, что стало с нашим общим врагом, но я настояла. Я прекрасно помнила свое видение, встречу с Ангелом, но рассказывать Вите об этом пока не собиралась. Позже я все ему расскажу. А сейчас я хотела услышать все от него. На глазах навернулись слезы от понимания того, что моего врага больше нет. Нет той мрази, которая убила моих родителей, убила других неповинных людей.
- Ну, все, моя хорошая, не плачь. Все позади. Никто больше не обидит тебя, я обещаю. – Привстал со стула и легко поцеловал меня в губы. От этого прикосновения снесло крышу. Я никогда не испытывала ничего подобного. Раньше я считала, что нет ничего слаще радости победы. А теперь я знаю, что есть.
Отстранившись от меня, Витя посмотрел в мои глаза. Не знаю, что он увидел там, но улыбка озарила его лицо.
- Девочка моя, если ты позволишь мне быть рядом с тобой, я буду самым счастливым человеком на свете. – Его голубые глаза смотрели с надеждой и верой.
- Конечно, позволю… - Опять этот проклятый кашель помешал сказать о самом главном. - Я так тебя люблю, люблю с первого взгляда, с первой минуты, как увидела тебя.
- Все, не говори ничего. Теперь мы вместе, и никто нас не разлучит. – Его поцелуй подтвердил сказанные слова.
Через два месяца Витя забрал меня из больницы в новый дом. Мы продали наши квартиры и купили одну большую.

Первое время я привыкала жить с любимым мужчиной. Несмотря на тот факт, что я довольно долго жила с Лешкой под одной крышей, привыкать к заботе, любви и счастью было довольно трудно.
Никогда не забуду нашу первую ночь. Витя был таким нежным, сдержанным, ласковым, медленным, что я чуть не перегорела. Но потом он показал мне, что такое любовь. Я плавилась под его умелыми руками, таяла от поцелуев, умирала от ласк, воскресала от удовольствия. С ним все было волшебно. Каждое его прикосновение я помню. Каждое его ласковое слово навсегда отпечаталось в моей памяти. Сердце уловило и запечатало в душе каждый взгляд, каждое движение его тела, рук, головы, каждую его интонацию, печаль, сожаление, грусть.

Потом были долгие разговоры с Лешкой. Подробный рассказ о наших с Витей приключениях. Наша свадьба, на которой мой лучший друг нашел свою любовь. Поездки к родителям Виктора. Отдых на море, поездки по самым красивым местам планеты. Наши с Витей задания от правительства, кстати, я тоже стала на них работать. Через несколько лет я родила первого ребенка – Анечку. Как-то сразу появился второй – сын Андрюша. Заработав на жизнь, мы вышли в отставку и посвятили себя мирным делам. Дети выросли, появились внуки. Мы радовались, не вспоминая тех ужасных событий, которые произошли в нашей молодости.
Подводя итог своей жизни, могу сказать, что я жалею только об одном: я так и не смогла разделить с Витей грех за убийство Висельника. Но думаю, что мой знакомый Ангел замолвит за нас словечко. Прощаюсь с вами и ухожу в вечность.


Эпилог

Я открываю глаза. Смотрю в окно. Дождь почти закончился. Грустно расставаться со своими детьми и внуками, но я все решила. Моя жизнь прожита достойно, красиво и полно. Пора уступить дорогу остальным. Набираю номер дочери и прощаюсь с ней, потом с сыном. Прошу их приехать завтра утром. Сообщаю об оставленной записке на кухонном столе. Всё: последние шаги пройдены, последние слова сказаны, последние вздохи сделаны. Теперь только пустота и объятия любимого мужа. Закрываю глаза в последний раз.
Прощай, старая жизнь… Здравствуй, полная любви и тепла вечность!
Тихо произношу:
- Здравствуй, Витя…


Спасибо: 10 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 200
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия