Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Вика





Сообщение: 44
Зарегистрирован: 12.02.09
Откуда: РФ, УР, Ижевск
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.02.09 15:53. Заголовок: Автор: Вика. Зарисовки.


Здравствуйте.

Зарисовки тут:



Комментарии :)<\/u><\/a>
Спасибо за внимание.


Спасибо: 13 
Профиль
Ответов - 25 , стр: 1 2 All [только новые]


Вика





Сообщение: 1462
Настроение: судьба)))
Зарегистрирован: 12.02.09
Откуда: РФ, 18 регион, город оружейников
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.09.10 08:29. Заголовок: Автор: Вика Бета: КИ..


Автор: Вика
Бета: КИВИ (+ сцена R)
Муза: Lady flame
Название: Хочу любить
Жанр: Angst, Romance, POV, Continuation, Songfic
Рейтинг: R
Статус: окончен (мини)
Саундтрек: "Сурганова и Оркестр" - Мураками
Примечание 1: дружно представляем, что Лена все-таки уехала в Америку с Васей.
Примечание 2: возможное продолжение двух предыдущих зарисовок
Отдельное спасибо: forget-me-not

Солнце выключают облака.
Ветер дунул - нет препятствий.
И текут издалека
вены по запястью?

Я люблю тебя всей душой.
Я хочу любить тебя руками…
Я люблю тебя всей душой.
Я хочу любить тебя руками…

Долгие застынут лица.
Мы изменимся нескоро.
Отражает мокрый город
самолетов вереницы.

Я люблю тебя во все глаза.
Я хочу любить тебя руками…
Я люблю тебя во все глаза.
Я хочу любить тебя руками…

Улетаешь?
Улетаешь?
над каштановым побегом,
в переплетах Мураками?
Я люблю тебя огромным небом!
Я хочу любить тебя руками…

Всё! Надоело! Довольно!.. Пора наконец-то прекратить мучить саму себя. Мне уже это всё осточертело: контракт, которым я повязана невидимыми путами по рукам и ногам; гражданский муж, который опротивел уже на второй год совместной жизни; чужбина… Да, бывают моменты, когда я уже буквально выть готова от тоски по Родине.
Но тяжелее всего справляться с другими чувствами… Я по Нему скучаю!.. Чувствую, что ничего не прошло, да и не могло такое бесследно пройти! Без него я загибаюсь! Либо сдохну скоро, либо с катушек слечу, и неизвестно, что из этого страшнее…
Вот сегодня вскочила с кровати посреди ночи в холодном поту – кошмар приснился. Вообще, сны давно уже не видела, а тут… кошмар. Будто по тёмной улице от неизвестного мне мужика убегаю и откуда-то знаю, что у него нож есть. Продолжаю бежать вперёд… а там, в свете фонаря, увидела силуэт высокого человека с опущенными плечами; он был в куртке нараспашку, руки были спрятаны в карманах брюк. Добегаю, а это Он! Одно движение сильной руки, и я скрываюсь за широкой спиной, а нож, который предназначался моей спине, оказался в его сердце. Господи, да если с ним что-то случится, я даже не узнаю!..
Уснуть я, понятное дело, уже не смогла. Проревела пару часов, стоя под душем, затем на автомате стала вещи собирать. Дура!.. Можно подумать, он сейчас сидит у окошка и меня ждёт!.. Тысячу раз дура!
С двумя огромными чемоданами и зачехленной акустикой приехала в банк к самому открытию. Сняв всю наличность со счёта, позвонила продюсеру. Чтобы покрыть неустойку, чёрт, не хватало совсем немного. Он пригласил своего юриста, и я переписала на него свой автомобиль. Я всё правильно сделала. Не следует оставлять в прошлом то, что может заставить тебя вернуться.
Восемь часов в зале ожидания аэропорта показались вечностью. И вот я уже лечу домой… к нему…
Я не знаю, имею ли я право на возвращение, имею ли право вновь появиться в его жизни… И что скажу ему при встрече, я не знаю…
***
По прибытию из здания аэропорта я позвонила ему домой. На том конце провода я услышала чужой голос, сообщивший, что «уже как три года эта квартира принадлежит им, и никаких лже-наследников они не потерпят». Я чуть слезами не захлебнулась. У меня самая настоящая истерика началась!.. Сотрудницы аэропорта меня валерьянкой и ещё какой-то мерзкой жидкостью отпаивали, уж было скорую помощь хотели вызвать…
Взяв себя в руки, вызвала такси. По непонятной мне самой причине, водителю назвала адрес кафе, где Он когда-то работал…

- О, Ленок! – улыбающийся Игорёк застыл на месте. – Какими судьбами?! – Подлетел, чмокнул в щёку, вещи взял и, судя по всему, отнёс их в подсобку. Я устало поплелась к барной стойке и только со второй попытки залезла на высокий стул, ибо перелёты мне всё-таки тяжело даются.
- Расскажи всё, что знаешь о Степнове, - на удивление Гуцула, я закурила.
- Ну, у меня есть номер его телефона. Может, позвонишь? – хитрый и довольный взгляд.
- Он что, живой?! – сделала глоток только что так заботливо приготовленного кофе.
- Живее многих!
- Рассказывай…
И я узнала о том, как он жил без меня, а жил он не дурно… Взял кредит на развитие малого бизнеса, открыл небольшую спортивную секцию. Инвесторов он нашёл быстро, так как благотворительность облагораживает, и это скорее они считали знакомство с ним большой удачей. На сегодняшний день он был владельцем частной спортивной школы, проживал в Подмосковье и весь без остатка принадлежал работе. Несмотря на вереницу случайных женщин, он был одинок.
- Дай телефон сюда! – В глазах Гуцула было что-то, чего раньше мне видеть не доводилось. Не насмешка, не осуждение, а… одобрение.
***
- Привет, Игорёк. Как жизнь молодая? – после томительных гудков в трубке наконец-то послышался до боли родной голос.
- Степнов, я в Москве!.. – глотая слёзы, проговорила по слогам - для пущей убедительности.
- Лена?!.. Ты?.. Ты где?!.. – Я сообщила адрес. - Понял, сейчас буду! – И короткие гудки…
***
- Лена, проснись! – Гуцул дёрнул меня за рукав кофты. В ожидании встречи, навалившись на столешницу стойки, я задремала.
- Что?..
- Степнов пришёл, - кинул взгляд на вход.
Когда я обернулась, он стоял уже совсем рядом.
- Прости!.. Прости меня, пожалуйста… если сможешь…
- Леночка, девочка моя…
Гладил по волосам, по лицу. А у самого лицо в морщинах, волосы с проседью… Господи, прости меня!..
Кинула блуждающий взгляд на дверь, ведущую в подсобку, в глазах друга прочла понимание, схватила Степнова за руку и потащила за собой. Господи, и когда я только с ума сойти успела?!..
- Лен, ты чего?! – небрежно кинул он.
- Я хочу тебя любить… - Если он даже меня ещё не простил, давно пора прекратить ему лгать. – Я хочу любить тебя руками…
- Ленка, - горячий шёпот на ухо. – Любя - люби, солнце ты моё…
И он, обняв меня, подарил мне поцелуй, полный любви, нежности. Его губы прикасались к моим… так нежно, что внутри всё затрепетало, а сердце усилило ритм.
Я хотела любить, и я любила. Как могла – любила. Мы растворялись друг в друге, окунались словно в иной мир, где только мы с ним, и ни к чему были страсть иль грубые ласки. Он нежно касался моей груди, рук, шеи… Я млела и закрывала глаза, наслаждаясь тем, что и мне дарят любовь…

- …Вить, - сама испугалась своего голоса и впервые заревела от удовольствия, от счастья… - ты позволишь мне вернуться? – Крепкий, жадный, горячий поцелуй.
- При одном условии… – тяжёлый вздох. - Бренчать на гитаре ты будешь только на моей кухне, на… нашей кухне.
Пока я одевалась и приводила себя в относительный порядок, Степнов унёс мои вещи в багажник автомобиля, а Игорь приготовил для нас кофе. Он искренне обрадовался за нас, даже в шутку попросился быть свидетелем на свадьбе.
Витя привёз меня в свой просторный дом, приготовил мне ужин и усадил за стол, и я послушно начала есть. Он сам разложил мои вещи по шкафам, бегал вокруг меня, суетился, заботился…
А потом я полночи пела посвященные ему песни, что были написаны в разлуке. Он пил сухое вино, курил и плакал… Впервые я видела, как плачет мужчина.
От стихов у меня и у самой сердце разрывалось, но я не могла замолчать. Он имел право знать всё.
Проснувшись следующим днём в его кровати, на своём пальце я обнаружила простое золотое кольцо. Выходит, он меня простил…


Спасибо: 35 
Профиль
Вика





Сообщение: 1545
Настроение: авантюристка)))
Зарегистрирован: 12.02.09
Откуда: РФ, 18 регион, город оружейников
Репутация: 74
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.10 10:30. Заголовок: В предверии Нового года!


Скрытый текст

Автор: Вика
Бета: КИВИ
Название: Воскресный папа
Рейтинг: PG-13
Пейринг: КВМ
Жанр: Romance, Angst (немного), AU, OOC, Continuation
Статус: окончен (мини)


Ёлка, сочельник, метель метёт… Снега на улице – горы!
Девочка смотрит в окно и ждёт. Мама повесила шторы,
Мама намазала кремом коржи – нет ничего вкуснее,
Мама решила иначе жить – утро опять мудренее.
Девочка ждёт, кулачки зажав. Мама молчит подолгу.
Папа приедет, он обещал… Взрослые врать не могут.
Как на верхушке горит звезда, как мандарины пахнут!
Платье у девочки – красота! Папа увидит - ахнет!
Ёлка, сочельник, блестят огни, медленно время тает.
Девочки в детстве совсем одни, просто никто не знает…
Ночь за окном, не видать ни зги. Слёзы к утру высыхают.
Спят в своих комнатах девочки.
Маленькая и большая.




Так уж вышло, что её воспитывала только мама. И сколько она себя помнит, все детство мечтала о папе. О папе, которым могла бы гордиться. Она почему-то представляла его высоким, красивым и непременно с глазами цвета летнего неба после дождя.
У матери же на то было своё мнение. Демонстративно посвящая всю себя дочери, она жила лишь ожиданием её неизбежного взросления. Приятельницы, кавалеры, карьера, самообразование, самолюбование – всё это вылилось в позднее замужество и исчезновение из жизни наконец-то повзрослевшей дочери.
Третий курс педагогического института днем, работа официанткой в кафе вечером и холодная квартира ночью… А это всё, что было у Неё, когда в её жизнь ворвался Он: высокий, красивый мужчина с ясными глазами цвета летнего неба после дождя. Он, казалось, был старше на триста жизней…
С первой их встречи она начала мечтать о дочери, о том, чтобы её отцом непременно стал он. Она представляла, как маленькая девочка будет гордиться этим сильным и мудрым мужчиной, как он будет баловать и оберегать свою дочь. Как вместе, заливаясь поистине самым счастливым смехом, они будут запускать воздушного змея, убегая вслед за южным ветром вдоль морского прибоя.
Говорят, будто ученые подсчитали, что любовь длится три года. Этим она и оправдала их разрыв. А что?.. Никто не бросал на ветер высокопарных слов, никто не ревел и не бился в конвульсиях ревности. Никто никому ничего не обязан. Да и не обещал же он ничего!.. И не скрывал, что сын подрастает, что жена тяжёло больна…
Он никогда не жаловался, а она сама все понимала – чувствовала его боль и просто была рядом. Она, исцеляя своей любовью, дарила надежду; отогревая своим теплом, дарила веру; обволакивая своей нежностью, дарила свет…
Они расстались под Новый год, позже была пара случайных встреч в преддверии весны, и… И она слишком поздно поняла, что уже не одна в этом мире, что находится на пути к мечте… В ожидании чуда…
Когда дочери исполнилось три годика, мама впервые повела её в театр на новогоднюю сказку. Перед началом спектакля долгое время не выключали свет. На сцену вышел мужчина и, представившись председателем благотворительного фонда, сообщил о том, что все средства, собранные с продажи билетов, будут перечислены в один из городских детских домов.
В этом мужчине она и узнала того, чья жена к тому моменту уже умерла, чей пятнадцатилетний сын учился за границей, чья невеста была успешной телерадиоведущей. В нём она узнала того, кто занимает уважаемые посты, кто пользуется непререкаемым авторитетом. Того, кто является отцом её доченьки.
Находясь в самом центре первого ряда, она вжалась в кресло, спрятала глаза под чёлкой и крепко-крепко прижала к себе своё сокровище. Так хотелось затеряться среди многих, слиться с залом, но она кожей чувствовала его тяжёлый, требовательный, прямой взгляд.
Спустя неделю, когда она, справившись с эмоциями, всё же заставила себя не думать о той случайной встрече, в дверь её квартиры негромко постучали. Три одиночных удара, три быстрых и вновь три одиночных. Это мог быть только Он.
- Привет, - выйдя на лестничную площадку и прикрыв за собой дверь, тихо прошептала молодая женщина. Её низкий голос с легкой хрипотцой под залпы предновогоднего салюта, доносившиеся из разбитого окна на первом этаже подъезда, звучал как-то особенно устало.
- Привет… - несвойственная ему растерянность. – Скажи, девочка на твоих коленях… она?..
- Как?! Как ты узнал? – На ресницах заблестели слезинки. – Ты бы ни за что не пришёл, не будучи уверенным!.. – Отчаянно начала ударять кулачками широкую грудь, защищаясь от подкравшегося неведомо откуда страха, что этот мужчина отнимет, отсудит, украдёт… её дочь.
- Да, всё верно. Сегодня утром я получил результаты генетической экспертизы. – Протянул конверт, повесив голову.
- И как ты это провернул?
- Неважно, Лен. Сейчас я хочу просто увидеть своего ребёнка.
- Степнов, запомни раз и навсегда: моя дочь – это только моя дочь! – закричала она, уже балансируя на грани истерики.
- Лена, не паникуй! – встряхнул за плечи. – У меня есть деньги, связи, возможности – всё, чтобы отнять у тебя дочь, но я никогда это не сделаю! Обещаю!.. – Фейерверк резко оборвался, и в неожиданно наступившей тишине его голос, отражаясь от стен, звенел холодным металлом. Она лишь устало сползла по стене.
***
- Где сейчас Надя? – после затянувшегося молчания, отогреваясь за кухонным столом чашкой ароматного чая, спросил мужчина о том, что волновало его больше всего.
- Спит в своей комнате.
- Лен, ты всегда меня понимала. – Прокашлялся, прогоняя наваждение из воспоминаний о прошлом. – Прошу, пойми и сейчас. Когда мы встречались, мне ни к чему было, чтобы эта информация стала достоянием общественности, вот и сегодняшняя ситуация недопустима огласке. – Кулёмина пристально вгляделась в его глаза, желая проникнуть в самые глубины его некогда такой родной души.
- Можешь быть спокойным! Шантажировать тебя в мои планы не входит!
- Знаешь, я ещё в нашу первую ночь понял, насколько это редкая удача, что меня полюбила такая замечательная девочка… - Мягко коснулся холодной ладони. – Ленка, я тебе всю жизнь испоганил: ни карьеру толком построить, ни замуж удачно выйти… Прости меня, Кулёмина.
- Степнов, с ума не сходи! Ты мне ребёнка подарил! Я за это должна на тебя всю жизнь Богу молиться, а ты у меня прощения просишь?
- Можно подумать, ты спала и видела себя матерью-одиночкой?
- Нет, но последние годы – самые счастливые в моей жизни… - поджала губы и опустила глаза.
- А тут я притопал со своими требованиями!.. – Виновато развёл руками.
- Да, картина Репина «Не ждали»… Ну, и чего ты хочешь?
- Видеться, общаться со своим ребёнком. Помогать вам…
- Помогать?! - едва начав успокаиваться, она вновь взорвалась. - Ладно, я! Я всё стерплю! Ты о дочери подумай! Наиграешься и бросишь! Ну, насколько тебя хватит?! На год, на два?! Потом что?.. Мне потом что делать с её надломленной психикой?
- Лен, послушай…
- И слушать не желаю! Не было отца и не надо! – Стерла предательские слезы и затихла. – И вообще, как ты это всё себе представляешь?
- Буду к вам в гости по воскресеньям приходить… - Услышав легкий смешок, продолжил. - Ну, или по субботам… Как вам самим будет удобно.
- Нам было очень удобно, пока час назад ты в дверь не постучал! Она ещё маленькая, но уже нет-нет, да и спрашивает, где её папа, и вообще, есть ли он.
- И кто я? Капитан дальнего плавания? – горькая обреченность в голосе и тусклый огонек надежды в усталых глазах.
- Тебя нет. Совсем нет. Я не знаю, что с тобой случилось: умер, испарился, в космос улетел… Тебя просто нет! – Мужские руки в эту минуту задрожали, на лбу залегла глубокая складка.
- Ты сейчас стараешься показаться жестокой и хладнокровной, но я знаю, что это не так. Просто моё появление оказалось неожиданным и тем самым выбило тебя из привычной колеи. – Её раздражала новая стратегия его поведения: официальный сухой тон, спокойное лицо, лишенное каких-либо эмоций, психологически грамотно выстроенные фразы. Она понимала, что, какой бы сильной ни была она, какой бы мудростью и хитростью ни отличался её волевой характер, его действия всё равно были быстрее, ловчее, изощреннее. Сейчас, забыв всё то светлое, что когда-то связывало их, в нём она видела исключительно врага. – Я дам тебе время остыть и обдумать сложившуюся ситуацию. – Вложил в ладонь собеседницы визитку. – Позвонишь сама, только не затягивай. И мой тебе совет: не забывай о том, что отступать я не намерен.
Проводив гостя, Лена завалилась в кровать и, стиснув зубы, прорыдала до самого утра. А утром начался новый день, похожий на предыдущий, как брат-близнец: подъем, энергичная зарядка, водные процедуры, вкусный и питательный завтрак, пробежка с дочерью на руках до садика и марш-бросок до школы, где Кулёмина трудилась психологом и подрабатывала педагогом-организатором на полставки.
Только с этого дня она сама изменилась. Из жизнерадостной, неунывающей девушки превратилась в нервную, рассеянную, мнительную особу… Да, он обещал, но она стала названивать по пять раз на дню воспитателям, чтобы удостовериться… Удостовериться в том, что с её дочкой всё в порядке.
А каждый раз под вечер начало появляться ощущение, что дочь она не видела целых триста жизней.
Наблюдая за ребёнком, она изо дня в день находила что-то общее со Степновым: и во внешности, и в характере. Например, если кто-нибудь в садике обидит, будет тихонько плакать, никому ничего не рассказав о произошедшем, потому что гордая не по годам; пытаться её обмануть – просто бесполезно. И эта малышка не ведется на хитрые уловки – даже конфетами её не подкупить. Ещё у неё есть на всё своё мнение – настоящий маленький критик. Её тёмные вьющиеся волосы собраны в два маленьких хвостика, и каждый раз, когда девчушка поворачивает головой, они забавно вздрагивают, будто колокольчики, в ответ на её лучезарную улыбку улыбаются все прохожие, и на мир она смотрит прекрасными голубенькими глазками, отражаясь в которых, сам мир окрашивается в цвет летнего неба после дождя…
Ну, и имеет ли она право вот так взять ребёнка и уехать, исчезнуть, затеряться?.. Будет потом постоянно находиться в нервном напряжении, от которого к тридцати поседеет, а в сорок начнет посещать больницы и лечить подсаженное успокоительными сердце. Да она просто не доживёт!.. Год, два… И уже не посмеет заглянуть в эти, пока ещё наивные, но пронизывающие насквозь душу глаза. И за что всё это им?!
Она позвонила ему накануне двадцать третьего февраля, рассчитывая, что, если не хватит решимости в одночасье изменить свою жизнь и жизнь своего ребёнка, то оправдается поздравлением. Ожидая ответа в телефонной трубке, она разглядывала склеенную детскими руками открытку и слышала, как за стеной плачет её маленькое солнышко – открытку попросту некому подарить, и от этого невообразимо обидно.
Он примчался через полтора часа с цветами, плюшевым бегемотом и огромным тортом. Весь такой запыхавшийся и взволнованный, смешной и домашний, будто и не уходил никуда…
Странно, но за это время ей удалось подготовить дочь к встрече. Решив попридержать саму новость об отце, сказала о приходе важного человека. Правда, девочка постеснялась брать подарок из рук незнакомца, она вообще мужчин остерегалась, а тут впервые в их доме какой-то дядя появился, да ещё и мама так долго и много о нём говорила.
Игрушка осталась сиротливо сидеть на спинке дивана, цветы одиноко легли на журнальный столик…
За столом Надюшка сидела тихо, изредка лишь кидала косой взгляд на гостя и о чём-то перешептывалась с мамой. Степнов же смотрел и не верил. Маленькая девочка так похожа на Лену, но ещё больше на него самого. Улыбается, скромничает, к матери ласкается… Как? Как ей сказать и чем оправдаться?.. Потом что? Привыкнет и куда он от неё? Куда он от них?..
Ну, он-то ладно, но зачем этой девочке приходящий отец?
За не очень весёлыми мыслями прошёл вечер, и, попрощавшись, Виктор собирался покинуть гостеприимный дом, как в сердце горячим клинком ворвался детский голос:
- Папа!
Надо же, отозвался!..
Подарила открытку и быстро спряталась за маму, прижимаясь к ноге.
- Спасибо…
Он стал приходить к ним два раза в месяц, был рад бы и чаще, но Кулёмина была непреклонна. После долгих споров Степнову удалось настоять на своей материальной помощи. Лена отчитывалась буквально за каждую копейку, что не могло не злить его. Со временем его визиты стали чаще. Он мог нагрянуть, не предупредив. Понимал, что при дочери Кулёмина его не прогонит, и пользовался этим.
Наденьку очень долго пришлось убеждать, что никому не надо ничего рассказывать об отце. Ей было так досадно! Больше всего на свете хотелось похвастаться таким папой в садике, а… нельзя!
Вскоре девочка начала привязываться к отцу и проявлять всю свою детскую нежность, без выхода которой очерствело бы сердце даже у такой малышки. Вместе они рисовали и читали по слогам книжки, он катал её на спине и на шее, потом они вместе ужинали и смотрели мультфильмы.
Он сам укладывал её спать, а после, захлопнув дверь, уходил в промозглую ночь.
К утру на Ленкиных щеках высыхали слезы…
Так продолжалось чуть меньше года. Всё изменилось тридцать первого декабря, когда он пришёл ближе к вечеру и сказал, что праздновать будет с ними, а ей почему-то послышалось, что… жить.
Он помогал готовить ужин, накрывать на стол. Вместе с дочерью нарядил ёлку, которую (он это отчётливо помнил) покупал вместе с Леной на их первый совместный Новый год.
Был тихий семейный праздник. Именно такой, о котором Кулёмина мечтала в далёком детстве. Даже мама позвонила откуда-то издалека и разбередила душу самыми банальными фразами.
Потом, устав от всего, она, не зажигая света, залезла на кухонный подоконник с ногами и, уткнувшись лбом о стекло, стала вглядываться в свет чужих окон.
Постепенно стихли все звуки, на животе из пустоты возникли жилистые крепкие руки, слезинку с виска сцеловали горячие губы, вкус которых она по-прежнему помнила.
- Ну, и чего ты издеваешься?
- Я скучаю по тебе, Ленка!.. – Отчаянный поцелуй в шею сквозь волосы. – По нам тоже скучаю…
- В душе холодно было – дочка отогрела, в постели тоже, что ли… заморозки? – усмешка. – Не поверю…
- Кулёмина, как же ты неисправима! Всё спорить да острить бы!
- Какая уж есть! А не нравлюсь – никто не держит, двери открыты! – Ощетинилась, поежилась, словно желая избавиться от объятий.
- Нравишься! Сама же знаешь, как сильно нравишься… - Притянул к себе, зарываясь носом в мягкие светлые волосы. – Ленка, я же устал без тебя, страшно устал… - выдохнул, будто пожаловался, отчего мурашки поползли по спине. И чего это он, когда она сама живёт от воскресенья до воскресенья, перебарывая каждый день желание позвонить.
- Я же права на тебя не имею. - Повернулась и провела по щеке холодной ладонью. - Сначала у жены тебя воровала, сейчас вот у невесты…
- Тебя это сильно напрягает? – Зажмурив глаза, отчаянно закачала в ответ головой. Обняла за шею и, уткнувшись в плечо, разрыдалась.
- А еще не хочу на те же грабли, в ту же реку… Не хочу!.. – Плечи тихо вздрагивали, огромные руки скользили по худой спине. Успокоилась. – Останься. Пожалуйста. - Сама целовать начала, рубашку расстегивать. – Хотя бы на сегодня…
И уже он исцелял её своей любовью, отогревая своим теплом, обволакивая своей нежностью… Вспоминая её, проклинал себя и всю свою никчемную жизнь, что была ещё вчера… Испив её всю до дна, пропитавшись ею, понял, что тогда – несколькими годами ранее – не любил её так, как сейчас…
Потом он ей рассказал, что уже как полгода не занимает никаких постов, а является простым предпринимателем. Его невесте такой жених оказался не комильфо, и они расстались, а на каникулы к ним в гости приедет его сын Митька, чтобы повидаться и познакомиться с новой папиной семьей.
Утро встретило Кулёмину оттепелью и сказочным сочетанием ароматов мандарина и шоколада. Босыми ногами она прошла по мягкому ковру и, спрятавшись за шторой, наблюдала из окна, как на улице лепили снеговика маленькая, красивая девочка и большой, сильный папа…

С любовью, ваша Вика.


Спасибо: 47 
Профиль
Вика





Сообщение: 1666
Зарегистрирован: 12.02.09
Откуда: РФ, 18 регион, город оружейников
Репутация: 83
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.01.11 20:25. Заголовок: Автор: Вика Бета: КИ..


Автор: Вика
Бета: КИВИ
Название: Три условия
Жанр: Romance, Angst, POV
Рейтинг: PG-13
Статус: окончен (мини)
От автора: Не увидела я ни смысла, ни логики в возвращении Степнова в школу. Давайте представим, что он не вернулся. Как бы оно всё тогда могло бы быть?..
Особая благодарность: Kristenka

Он говорит: «Только давай не будем сейчас о ней,
Просто не будем о ней ни слова, ни строчки.
Пусть она просто камень в саду камней,
И ничего, что тянет и ноет других сильней,
Словно то камень и в сердце, и в голове, и в почке».
Он говорит: «Мне без неё даже лучше теперь - смотри.
Это же столько крови ушло бы и столько силы,
Это же вечно взрываться на раз-два-три,
А у меня уже просто вымерзло всё внутри.
Да на неё никакой бы жизни, знаешь ли, не хватило».
Он говорит: «Я стар, мне достаточно было других,
Пусть теперь кто-то ещё каждый раз умирает
От этой дурацкой чёлки, от этих коленок худых,
От этого взгляда её, бьющего прямо под дых…»
И, задыхаясь от нежности, он вдруг лицо закрывает.




Нельзя с точностью сказать, когда семья Кулёминых стала для меня родной, но сблизились мы лет пять назад. Тогда я был обычным школьным физруком… Нет, не так! Я был преподавателем физической культуры и художественным руководителем школьного рок-квинтета. А сейчас я писатель-фантаст – продолжаю дело жизни моего наставника Петра Никаноровича Кулёмина.
К тому моменту, когда я удостоился чести познакомиться с этим необычайным человеком, кое-какое мнение о нём уже начало складываться. Оперировал я при этом информацией из самого что ни на есть достоверного источника, которым являлась Лена – внучка Кулёмина, рассказывающая о нём много и живо. Она была моей ученицей и… Да что там скрывать! Практически ближайшим другом. Говоря об этих людях, не могу не отметить объединяющее их качество – они друг за друга всегда были горой.
Чем чаще я становился желанным гостем в их приветливом доме, тем сильнее прикипал всей душой к этой семье. Вскоре Пётр Никанорович стал для меня кем-то вроде отца, а Лена… Э-э-эх, Ле-е-енка… По правде говоря, Кулёмина мне всю душу вымотала! Влюбился я в неё… ей-богу, как пацан зелёный!
Да ладно бы просто влюбился!.. Так я ещё столько при этом дров наломал, что вся наша дружба улетела в тартарары. После моего нелепого признания в симпатии к Лене у нас с ней, понятное дело, ничего как раньше быть уже не могло. Слава Богу, что хоть Кулёмин отнёсся ко мне с пониманием и доверием. Благодаря его вескому слову я не лишился возможности изредка их навещать. Только вот все эти визиты были сродни испытаниям.
Стиснув зубы, я испытывал свою же сдержанность, старался руководствоваться голосом благоразумия. Силы воли мне хватило бы надолго, но откровенные провокации всё-таки выбили из-под моих ног почву.
Я ударил ученика (да нет же – соперника!), тем самым Ленку напугал (вспоминаю её слова и никак в них не поверю, а вернее – понять-то толком их не могу!..), уволился из школы (можно сказать, сбежал), подался в сценаристы, ну а позже и в актеры – сейчас вот кручусь-верчусь во всей этой киноиндустрии.
С выходом первого фильма моя жизнь кардинально изменилась: новая работа, новое окружение, новая среда обитания… На первый взгляд, всё складывалось более чем благоприятно, но забыть Ленку было неподвластно даже моей закаленной спортом и жизнью воле. Однако же, руководствуясь мудростью «Стерпится – слюбится!», я сделал предложение партнерше по фильму, однако, как показало время, зря только паспорт марал.
Всё это происходило на глазах у Кулёминой, и я буквально сходил с ума от мысли, что, возможно, делаю Ленке больно, а ей… хоть бы что! Встречалась то с одноклассником, то со звуковиком «Ранеток», то снова с одноклассником!.. И как они только это терпели?..
Пребывая в неизбежном общении со мной, она кидалась из крайности в крайность – либо жесткий игнор, либо откровенный флирт! Понимала ли она, что вытворяла со мной? Сомневаюсь…
По окончании школы она вместе с подругами эмигрировала в Штаты. Перед отъездом Лена сама пришла ко мне и сказала, что «впредь мы не увидимся, и так будет лучше для всех».
Оставшись вдвоём, мы с Петром Никаноровичем продолжили писать. Под влиянием Кулёмина я поступил на заочное отделение факультета режиссуры. А вскоре получил новую роль в кино.
Мы настолько сроднились, что я практически переселился к нему, проводя всё свободное время в его квартире. Да и было недопустимо надолго оставлять старого фантаста одного дома – перенесённые в своё время два микроинфаркта давали о себе знать.
Я строго следил за тем, чтобы Пётр Никанорович тщательно соблюдал предписанный ему режим. Врачи делали всё возможное, но они не Боги – не им отмерять срок пребывания человека на нашей грешной земле. И эти лекарства, процедуры… Эх, всё не то!.. Порой не хватает родных людей, а старики к тому же народ до жути обидчивый и мнительный. Если за ними чужой человек ухаживает, когда где-то далеко есть собственные дети, то им втройне больней! И даже не на родственников они злятся, а сами на себя и на судьбу.
Я знал, что печальный финал неизбежен, и морально к нему готовился. После звонка из больницы незамедлительно приступил к организации обряда. Как бы ни было сильно чувство утраты, я взял себя в руки и достойно проводил Кулёмина в последний путь.
Однако в одном я всё-таки проявил слабость – не смог сам сообщить Ленке… Номер-то набрал и выждал череду гудков, но тут же сбросил вызов, как только услышал её голос. Не придумал ничего проще, чем переложить ответственность на чужие плечи – доктор (по моей просьбе) позвонил Кулёминым в Швейцарию. Позже мне перезвонил Никита и за разговором пообещал, что сам сообщит эту новость дочери.
Честно говоря, я до последнего сомневался, но уже утром следующего дня в Москву прибыл Кулёмин-младший. Кажется, он был не в себе – говорил о какой-то благодарности, о чувстве долга передо мной и вины перед отцом, и ещё о многом другом – растерянно и невпопад.
Затем я отлучился на несколько часов, дабы уладить кое-какие нюансы, а, возвратившись обратно, увидел дома… Лену. Сколько же лет я её не видел? Каких-то три года, а порой кажется, что вечность.
Она, облаченная во всё черное, с собранными в жиденький пучок волосами и с опущенными плечами, выглядела гораздо старше своих лет. Ни грамма косметики на лице, впалые щеки, красные, уставшие глаза, в глубине которых притаилась боль, шаткая поступь, резкие, прерывистые движения, дрожащие руки… Я ничем не мог помочь этой девочке, ничем!
Она изредка обменивалась с отцом парой дежурных фраз, а на меня ни разу не взглянула.
Я же видел всё: и то, как она горевала, и то, как тяготили её земные заботы, оставшиеся за океаном, а постоянные ночные звонки добивали её и без того вымотанную психику. Она фактически таяла на глазах! Все эти церемонии, соболезнования… В какой-то момент я испугался, что она не справится.
Мне хотелось послать всё к чертям и увезти её туда, где никто не найдет нас! Чтобы она просто поплакала у меня на плече, чтобы пожаловалась, чтобы помощи, в конце концов, попросила!..
После девятого дня Кулёмин уехал, Ленка же решила остаться на месяц. Мы ни о чем не разговаривали. Она ни разу не вышла из дома. Девушка целыми днями читала наши с дедом романы. Я приносил ей кофе, она машинально опустошала чашки. Накануне её отъезда раздался звонок из нотариальной конторы. Нас обоих попросили подъехать.
Выяснилось, что квартиру Петр Никанорович разделил между нами поровну, как и права на его труды. Лена лишь сказала, что приедет через пять месяцев, когда завещание вступит в силу, и подпишет необходимые документы, отказываясь от наследства в мою пользу.
Меня во всей этой ситуации обрадовало только одно – я вновь увижу Ленку, а эти полгода я как-нибудь выдержу.
***
Не прошло и месяца, как Кулёмина вернулась. Ничуть не удивившись моему нахождению в своей квартире, на все вопросы ответила просьбой расплатиться с таксистом и поднять её вещи. После я нашёл её спящей на моём диване. Мне ничего не оставалось, как переехать из её комнаты в спальню Петра Никаноровича.
Проспала Ленка чуть больше суток – должно быть, сказался перелёт, или она просто не желала кого-либо видеть и слышать. В понедельник утром Кулёмина разбудила меня в половине восьмого, пригласив на завтрак. На кухонном столе находились две чашки кофе и бутерброды. Снисходительно ухмыльнувшись, я начал готовить нормальную еду: гречку, творог и зелёный чай. Так-то лучше.
Когда поставил перед ней тарелку, она фыркнула и отвернулась к окну, как когда-то в одиннадцатом классе… Непростое было время, но хорошее.
Ну, ничего – проголодается и поест! Я её знаю. Только вот, что же послужило поводом к ее возвращению?.. Непонятно…
- Лен, что произошло? – уже успел пожалеть, что вообще рот раскрыл.
- Вот только не надо! – И откуда у этой девочки силы кричать?.. - Жалеть меня не надо! – И кто её обидел?.. - И не спрашивайте ни о чем! - Не буду. Сама потом расскажет, если захочет. - Пожалуйста…
После её крика души желание есть испарилось окончательно. Вымыл посуду и начал собираться по делам…
Несколько дней спустя, вернувшись из магазина, я застал её в истерике. Не будучи уверенным, верно ли поступаю, прижал её к себе и, покачивая, стал гладить по голове.
- Что?.. Что мне теперь делать? – Никогда раньше не видел её такой слабой, растерянной и разбитой. – В переходе на гитаре играть?!
- Ленка, ну ты чего нос повесила? Работа сама тебя найдет, а сейчас тебе нужен отдых. – На последнем слове она взвыла. – Лен, почему ты ушла из «Ранеток»? Расскажи – легче станет…
- Я бы не ушла… Они… нашли новую басистку. – Отстранилась. Вдохнула глубоко. Вытерла слезы. – Пока я тут была, ну, когда дед… - Снова слёзы. – В общем, они меня перед фактом поставили.
- И ничего не объяснили?
- Если бы!.. Девочки мне столько гадостей наговорили, что до сих пор на душе паршиво.
- Не ожидал от них.
- Ладно уж, сама заслужила… - Последний всхлип. И я понял, что она что-то не договаривает.
- Так дело в тебе? – Она закусила нижнюю губу и отвернулась. – Ни за что не поверю! Ты не способна на подлость! Скорее, им было выгоднее свалить все шишки на тебя. – Наступила тишина. Казалось, она собиралась с мыслями.
- Они обвиняли меня в том, что я, видите ли, «перетягивала одеяло на себя»: и песен-то у меня больше, и поклонники мои активнее, да и вообще… рейтинги зашкаливают! Они говорили о моей «звездной болезни» и о моём стремлении к лидерству. Упрекали в том, что, руководствуясь исключительно своими желаниями и капризами, я нередко подводила всю группу. Даже не постыдились приплести случай, когда я одна-единственная отказалась от съемок для мужского журнала! – Меня перекосило, как от зубной боли. - Радовались бы, что этой грязи избежали. Так нет же – им гонорары, пиар нужны были!.. – Небрежный смешок. – У меня ни сил, ни желания не было хоть что-то им возразить. Молчала, позволяя обливать себя помоями… Тряпка – одним словом!.. Виктор Михайлович, Вам, наверное, за меня стыдно?
- Нет. Ты всегда поступаешь верно.
- Думаете?.. – Вымученно улыбнулась. - А знаете, что самое обидное?.. Я понимаю, что продюсер расторгнул со мной контракт, потому что девочки его попросили, однако он указал на другую причину. По его словам, я трижды нарушила трудовую дисциплину: заболела ангиной, тем самым сорвала тур, слегла с аппендицитом – группу сняли с участия в одном серьезном конкурсе, ну и самовольно отлучилась в Москву, тем самым серьезно подставив команду.
- Ну, а твой парень? Звуковик ваш… м-м, не помню его имени…
- Вася?! Тот еще персонаж! Они с Прокопьевой почти год! Господи!!! Год! Как же это, чёрт возьми, много!.. – Да разве это много?.. – Десять месяцев беспроглядной лжи и фальши! Стоило мне отвернуться, как они, оказывается, целовались! И зачем он всё это мне рассказал?.. В подробностях, чуть ли не с датами… - Обоих бы разорвал на части, чтоб они испытали хоть часть той боли, что причинили Ленке. – Виктор Михайлович, скажите, я дура?.. Молчите?.. Сама знаю, что дура! Уехала! Куда?! ЗАЧЕМ?! Карьера, друзья, парень – вот, ради чего! А я здесь должна была быть. Здесь! Я деду была нужна и Вам!.. – Закусив нижнюю губу, спрятала глаза под чёлкой. - А сейчас ничего не вернуть и ничего не изменить!.. Дед умер, Вы женаты… - тяжело вздохнула. – Кстати, как Ваша жена терпела то, что всё своё время Вы проводили в компании чужого, больного старика?
- Не только это, но и многое другое терпеть она не стала… Чуть меньше года, как мы развелись. Слава Богу, детьми и собаками не обзавелись, поэтому все прошло тихо, мирно и без скандалов.
- Вы оставили ей свою квартиру? – Я лишь улыбнулся, осознавая, что Кулёмина знает меня, как облупленного. – Ну, можно разменять эту квартиру, площадь же позволяет… - Будто ножом полоснула. – Виктор Михайлович, не отказывайтесь от наследства! Дед бы обиделся… – Достал из кармана так и не снятого пальто связку ключей и вложил в её ладонь.
- Да Вы меня не так поняли! Виктор Михайлович, я не хотела Вас обидеть!.. – Отчаяние в зеленых глазах. – Не надо никуда уезжать, это Ваш дом!
- Мой дом?! А кому я здесь нужен?! Стенам или дивану, на котором мы сидим? Кому?! – потеряв самоконтроль, начал я психовать.
- Вы правы – никому! – Только Ленка может причинять мне настолько невыносимую боль. – И задерживать Вас я не собираюсь! – Кулёмина, Кулёмина… Девочка моя, что же ты творишь?.. – Живите где хотите и с кем хотите – мне до Вас дела нет! – Лицо её вмиг ожесточилась, а взгляд охладел. Скрестив руки на груди и закинув ногу на ногу, она вглядывалась в пустоту.
Всё то время, что я собирал свои вещи, в моей голове крутилась лишь одна мысль: «Всё, конец!» Уже ничего никогда не будет: никаких отношений, ни былой дружбы, ни простого общения! Ни-че-го! И я даже не старался понять смену её поведения и настроения, я думал только о её последних словах и с каждой секундой заставлял себя ненавидеть Кулёмину все сильнее.
Захлопнул дверь – до сих пор этот грохот в ушах стоит! Спустился, закурил, открыв форточку, набрал Рассказова. Хорошо, что он меня ещё помнил и по-прежнему оставался человеком, не обремененным семейными отношениями. Остановился у него. Спустя неделю переехал на съемную квартиру. Сему факту я обрадовался даже больше, чем Игорь. Я буквально спасался бегством от его заботы. Он не уставал каждый вечер читать мне мораль, благо сейчас я могу прервать разговор, бросив трубку, будучи уверенным, что он не обидится. С другом мне повезло.
Кстати, именно Рассказов свёл меня с владельцем одного очень уютного кафе, в котором состоялась презентация моего первого самостоятельного романа…
- Привет, Гуцул! – подошёл я к барной стойке за полчаса до начала мероприятия.
- И Вам не хворать, Виктор Михайлович! – Фальшивая улыбка – всегда сам себе на уме.
- А Кулёмина… м-м, что здесь делает?
- Работает, – едко ухмыльнулся, и мысли явно не о том. – Вам-то что?
- Да так… просто… - Ничего не просто! – Вы… вместе?
- Да… - Кто бы сомневался! – Работаем мы вместе. – Так и до инфаркта недалеко! – Живём порознь. Пока порознь…
- Здравствуйте, Виктор Михайлович! – Ленка… Улыбается, мне улыбается! - Поздравляю Вас с выходом романа.
- Рано ещё! Вдруг продажа не пойдет. – И почему всякий раз, когда её вижу, идиотом себя чувствую?..
- Один экземпляр уже купили. – Только сейчас смог перевести взгляд с лица Кулёминой на её руки.
- Зря ты это…Тебе бы я подарил.
Гуцулов смотрел на нас, честное слово, как на телевизор! И даже не пытался сдерживать эмоций – его смешки и цоканья были более чем неуместны.
- Виктор Михайлович, да Ваша щедрость не знает предела!
- Как и твоя наглость, Игорёк! – не остался я в долгу и направился к сцене.
- Степнов-то сегодня в ударе! – последняя реплика оппонента не осталась мною незамеченной.
Зал был переполнен журналистами, критиками, читателями, знакомыми, приятелями, бывшими и нынешними коллегами, друзьями…
Беседа на абстрактные темы была приятна. Но под финал презентации некоторые журналисты осмелели и начали задавать вопросы глубоко личного характера, ответить на которые я бы согласился разве что Рассказову, ну или Малаховой, поэтому, дав понять, что данный аспект закрыт, закончил интервью раньше предполагаемого времени.
Когда кафе опустело, я неспешно потягивал кофе, наблюдая за тем, как Ленка протирала столы. Да, не этого она хотела, не этого она заслуживала…
- Виктор Михайлович, проводите? – хитрый взгляд из-под чёлки и лукавая улыбка. Ну, разве я мог ей отказать?
- Подвезу! – подмигнул, а она, довольная, скрылась в подсобке.
А после того, когда Кулёмина, захлопнув дверь автомобиля, плюхнулась на пассажирское сидение рядом со мной, вдруг резко стало нечем дышать. Она, её запах, её тепло…
Сосредоточил свой взгляд на дороге и вдавил педаль в пол. Вскоре мы оказались в знакомом дворе.
- Спасибо. – Наконец-то она отвела свой пронзительный взгляд.
- Ленка, ты же знаешь, я всегда рядом. - И зачем я только вспомнил о том разговоре?..
- Знаю… Э-э… - Ну же, смелее, Кулёмина! – Виктор Михайлович, а не хотите подняться? – Должно быть, я весьма глупо выглядел с выпученными от удивления глазами. – Я вчера купила чай… Ваш любимый. А в кафе прихватила очень вкусное пирожное. Вы такое ещё точно не пробовали! – наклонив голову набок, облизнула губы. Знала бы она, как действует на меня её эта привычка, не стала бы так делать.
- Кулёмина, хоть ты и бывшая спортсменка, но всё же должна знать, что сладкое на ночь вредно! – теряя самообладание, попытался пошутить.
- Зато в утренние часы сложные углеводы очень полезны для организма! Возобновляют затраченную энергию! Заряжают бодростью!.. – Её взгляд лишь подтверждал недвусмысленные намёки.
- Ленка, ты вот так запросто приглашаешь меня на завтрак?!
- А что тут такого?! Зачем скрывать, что мы неравнодушны друг к другу?! Мы оба взрослые люди! И нас никто не ограничивает рамками «учитель-ученица»! – Выдохнул, мысленно со всем соглашаясь. – К тому же… я… давно не маленькая девочка…
- Прошу, избавь меня от подробностей! – не выдержал я откровенной провокации.
- Хм… Что, неприятно осознавать, что Ваш поезд давно ушёл? Понимаю!.. Знаете ли, мне было невыносимо больно, когда с Кристиной поженились… - Всхлипнула. – И сейчас мне жутко находиться в пустой квартире. Вспоминая школьные годы, я о многом сожалею. И ещё… ещё мне очень паршиво, когда я случайно натыкаюсь на Ваши фотографии в компании с какой-нибудь дамочкой!
- Лена…
- Вы обещали быть рядом! – отчаяние в её охрипшем голосе. – А сами где-то поблизости, но не рядом.
- А как же Игорь?
- Причём тут Гуцул?! Он Вам опять что-то наговорил, а Вы ему снова поверили?! – Гнев залил её глаза. – Да когда же Вы начнёте верить мне?
- Леночка, прости меня, пожалуйста…
- Вы всю жизнь обращаетесь со мной, как с хрустальной вазой, а я живая! – Словно в подтверждение сказанных слов, по её щекам одна за другой потекли крупные слёзы. – Я тепла хочу. Вашего тепла.
- Лена…
- Не перебивайте! Дайте сказать!.. Я так скучаю по тем временам, когда мы с Вами играли в баскетбол, когда Вы спали на скрипучем дедовом диване, когда заставляли меня на завтрак есть творог…
- Ленка…
- Когда я кормила Вас с ложки, Вы были таким домашним, таким родным! А когда Вы, перекатываясь с пятки на носок, с конфетами в руках признавались в своих чувствах ко мне, Вы были таким милым и забавным, но я всё равно почему-то испугалась. Это было настолько глупо с моей стороны бояться Вас… Простите меня … - мольба в голосе. - А потом я сама Вас поцеловала, но Вы меня оттолкнули…
- Леночка, девочка моя! – Прижал её к себе. – Прости, прости, прости меня… - Начал осыпать её солёное лицо невесомыми поцелуями.
- Вы останетесь?
- Останусь.
- У меня завтра выходной. Мы проснёмся, позавтракаем и съездим за Вашими вещами. – Отстранилась и пристально вгляделась в мое лицо. – Мы же перевезём завтра Ваши вещи?
- Перевезём.
- Виктор Михайлович, я знаю, что сама во многом виновата, но… - Её щеки покрылись лёгким румянцем. - Возьмите меня, пожалуйста, в жёны!
- Эх, Кулёмина, Кулёмина… Ты неисправима!.. – Щелкнул её по носу. - Пожалуй, я соглашусь, но только при трёх условиях! Первое – ты сию же минуту прекращаешь рыдать!
- Второе? – одарила меня своей фирменной улыбкой.
- Пообещай, что хотя бы к завтраку перестанешь называть меня по имени-отчеству!
- Хорошо, а третье?
- Ночь длинная – ещё придумаю…



Я вас как-бы жду, если что...

Спасибо: 38 
Профиль
Вика





Сообщение: 1685
Зарегистрирован: 12.02.09
Откуда: РФ, 18 регион, город оружейников
Репутация: 84
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.11 12:02. Заголовок: Автор: Вика Бета: КИ..


Автор: Вика
Бета: КИВИ, Матануи
Редактор: freedom
Название: Неоконченная повесть
(по мотивам фика "Фаталисты")
Жанр: Romance, AU, OOC, Songfic
Рейтинг: PG-13
Пейринг: КВМ
Статус: окончен
(большой мини в больших трёх частях)
Отдельное спасибо: Kristenka, rozmarin
Особая благодарность: freedom
Посвящается: buratinka, golfstream, little_stone, Letoile, Михеэлла

Девочки, с 8 Марта! Всего вам самого светлого!

Все было до меня: десятилетья
того, что счастьем называем мы.
Цвели деревья,
вырастали дети,
чередовались степи и холмы,
за ветровым стеклом рождались зори
очередного праздничного дня,—
был ветер,
берег,
дуб у лукоморья,
пир у друзей,—
все это без меня.
Моря и реки шли тебе навстречу,
ручной жар-птицей
в руки жизнь плыла...
А я плутала далеко-далече,
а я тогда и ни к чему была.
Ты без меня сквозь годы пробивался,
запутывался и сплеча рубил,
старался, добивался, любовался,
отпировал, отплакал, отлюбил...
Ты отдал все, что мог, любимой ради,
а я?—
всего глоток воды на дне,
сто скудных грамм в блокадном Ленинграде.
Завидуйте,
все любящие,
мне!
(В. Тушнова)

<\/u><\/a>



I


Светловолосая девушка пятнадцати лет, не открывая глаз, нащупала на прикроватной тумбочке мобильник и, нажав на «прием», сонно промычала в трубку:
- Алло…
- Доброе утро, цветочек, - заботливо разлился в ответ бархатистый мужской голос. – Проснулась?
- Угу.
- Глазки открыла?
- Угу… - Придерживая трубку плечом, она начала заправлять кровать. – Пап, слушай, а ты что, уже на работу уехал? И как мне до школы добираться?! - обрушила дочь гнев на отца. - Ты же знаешь…
- Марусь, успокойся! Иди в ванную и приведи себя в порядок. Внизу тебя ожидает новая гувернантка. Думаю, вдвоём вы разрешите эту проблему. - В спорных разговорах с дочерью он часто практиковал такую манеру общения. Действовало безотказно и продуктивно.
- Новая гувернантка?.. – недоумевала девушка.
- Марусь, если этот человек вызвал у меня доверие, то какие могут быть сомнения? Удачного дня! И на ужин сообразите что-нибудь, постараюсь к семи быть! Целую.
«Приехали… новая гувернантка!» - возмутилась она про себя.
***
- Доброе утро, - Риту поприветствовала молодая женщина приятной внешности: рост выше среднего, стройная, светлые волосы оформлены модной стрижкой, элегантные вещи в стиле «casual» придавали солидности и удачно завершали её образ. С первых минут ей удалось расположить к себе маленькую хозяйку дома.
- Доброе… - Маргарита присела за кухонный стол и принялась за завтрак. – Вкусно! Спасибо. М-м-м… а как Вас зовут?
- Елена… Никитична, - прозвучало как-то неуверенно.
- А где Вы раньше работали? – Новоиспеченная гувернантка отметила для себя, что характером девчонка явно пошла в отца.
- В студенчестве работала и в детском саду, и в школе. А последние три года трудилась ди-джеем на радиостанции «Арбат».
- Классно! А какое у Вас образование? - Все вопросы задавались с нескрываемым интересом.
- Два высших. Первое – преподаватель английского языка, второе – журналист-международник. - Смущенная улыбка стала красивым финалом в вынужденной саморекламе.
- Ну, теперь я понимаю, почему из сотни резюме папа выбрал именно Ваше, - взгрустнула девушка. - Его напрягает моя успеваемость в школе, поэтому требовать от нас он будет невозможного! Вот увидите! Дело в том, что у меня с языками проблемы. Ну не могу я понять и запомнить все эти правила, в них же нет никакой логики! Английский – это отдельная тема, особенно произношение! Скольким учителям я испортила нервы… самой стыдно!
- К каждому ученику нужен свой подход. Надеюсь, мне удастся привить тебе интерес к лингвистике.
- Может быть…
- Рит, а могу я поинтересоваться, по какой причине твой отец уволил предыдущую гувернантку? – боязливо спросила Кулёмина.
- Татьяна Анатольевна сама решила, что ей пора на пенсию. Она с самого моего рождения была моим «мамозаменителем», а сейчас, когда её старшая дочь сама стала матерью, она выбрала внука. Последняя из моих репетиторов была уволена в связи с тем, что стала проявлять нездоровый интерес к папе. У неё, очевидно, были на него свои виды. - Усмешка. – Надеюсь, Вы не тешите себя пустыми иллюзиями по этому поводу?
- Кто?! Я?! Нет конечно. - На тот момент Лена и сама была уверена в этом.
- Замечательно. Значит, нам ничто не помешает подружиться, - подмигнула и одарила собеседницу лучистой улыбкой.
Позже девушки продолжили свое знакомство в салоне автомобиля Кулёминой по дороге в элитную гимназию. Проводив подопечную и сверившись с расписанием, Лена отправилась по своим делам.
Около трех часов дня она встретила Риту у ворот школы. По возвращении домой девушку ожидал питательный обед, затем отдых в виде прогулки, которая впоследствии обернулась экскурсией для Кулёминой по приусадебным владениям. Позже Степнова делала домашнее задание под присмотром, как оказалось, строгой и требовательной гувернантки.
За ужином вопросы сыпались как из рога изобилия. Лена старалась отвечать открыто и честно. Если тема была ей неприятна, девушка виртуозно переводила разговор в иное русло.
Ближе к вечеру Маргарита начала откровенно клевать носом, что не могло укрыться от внимательного взгляда её отца. Он незамедлительно отправил девушку спать. Сам же продолжил свой вечер за приятной беседой в компании с Леной.
Теперь Кулёмина интересовалась его жизнью. Мужчина был рад такому вниманию со стороны столь симпатичной особы.
Он с легкостью рассказывал ей о любви всей своей жизни и о том, как, скрывая боль глубоко внутри, горевал, когда не стало его жены. Достав фотоальбом, поведал о том, что внешне Маруся абсолютная копия мамы. Виктор, словно с родным человеком, делился с Леной своими сомнениями в том, насколько правильно он воспитывает дочь. Та лишь поспешила заверить его, что он лучший отец, о каком многие дети могут лишь мечтать. Степнов же видел в этом исключительно заслуги прежней гувернантки. Мужчина говорил, что только благодаря живому примеру Татьяны Анатольевны научился терпению и пониманию. Всеми своими словами Виктор дал понять Кулёминой, что и в ней разглядел наличие незаурядного ума, житейской мудрости и теплого света, наполнявшего её душу.
Вскоре, помимо заботы о хозяйской дочери, Кулёмина, проявив инициативу, возложила на себя ответственность за хлопоты по всему дому. Серьезно утомляясь, девушка тщательнейшим образом скрывала это. Но Виктор все равно замечал, насколько сильно выматывает Кулёмину неблизкий путь. Неоднократно они с дочерью предлагали гувернантке остаться с ночевкой, та, лишь открыто улыбаясь, благодарила их за заботу, но всё же отказывалась, ссылаясь на некие неотложные дела, ожидавшие её дома.
Выходные у Степновых проходили однообразно и тоскливо – в ожидании новой рабочей недели. Пару раз, правда, им всё же удалось заманить Кулёмину в кино, и, каждый раз, прощаясь, мужчина ощущал, что в компании с этой девушкой ему дышится как-то необычайно легко… И солнце будто светило ярче, и воздух был гораздо свежее, и кровь в жилах текла быстрее.
А одним ясным осенним утром в квартире Кулёминой раздался звук обычно молчаливого дверного звонка.
- Доброе утро… Что-то случилось?.. – Пребывая в легком шоке и мысленно готовя себя к не самому приятному разговору, хозяйка пропустила гостя в прихожую.
- Утро доброе, - отозвался Степнов, с трудом сдерживая улыбку. – Да, собственно говоря, ничего. А что-то должно было случиться? – Лена отрицательно помотала головой и, сложив руки на груди, навалилась на стену.
- Я Вам не помешал? – чувства такта Виктору было не занимать.
- Не особо… Может, кофе?
- С удовольствием.
Кулёмина скрылась на кухне, а Виктор, сняв ботинки и пальто, прошёл в гостиную, где принялся рассматривать многочисленные фотографии в рамках.
- Спасибо, - принял он из рук хозяйки чашку с ароматным напитком. – Лена, а кто это? – указал он на снимок, с которого улыбалась кареглазая блондинка.
- Лерка Новикова. Моя школьная подруга. Стыдно признаться, но я десять лет её не видела. Ничего о ней не знаю…
- А хотели бы увидеться? – хитро улыбаясь, протянул Степнов.
- Ещё спрашиваете?! Конечно!
- Значит, встретитесь! – подмигнул. – Лен, я что приехал-то. Вот Вам весело одной сидеть в четырех стенах?
- Не очень… - Девушка явно пребывала в замешательстве.
- Переезжайте к нам! – выдал Степнов приказным тоном. – Плюсов в этом масса!..
- Я даже не знаю… - растеряно промямлила Кулёмина.
- Рита будет рада. Я буду очень рад! – улыбнулся и пристально вгляделся в лицо собеседницы. – Соглашайтесь!
- Хорошо… - прошептала она несмело.

Для Лены была отведена светлая просторная комната с панорамным окном, выходящим на восток. Из него открывался прекрасный вид на огромный участок Степновых с добротными постройками. Беседка, баня, а также небольшая конюшня с манежем, которую еще со вчерашнего утра обживали три лошади, ранее обитавшие на ближайшем конезаводе.
Комфортное место работы в одночасье превратилось в её дом: уютный, тёплый и светлый… Дом, в котором её всегда будут ждать (она в этом почему-то безоговорочно была уверена), и куда ей самой будет необычайно радостно возвращаться.
Изменив привычный уклад жизни Кулёминой, Степновы не перестали удивлять девушку. Вечером они организовали праздничный ужин в честь её переезда и даже преподнесли символичный подарок: домашние тапочки, кружку и брелок с комплектом ключей, чем растрогали её до глубины души, поскольку после смерти деда никто о ней не заботился настолько искренне.
Со следующего дня начались будни, окрашенные в цвет яркой осенней листвы. Они звучали смехом и были согреты душевными беседами у вечернего камина. Успеваемость Риты в школе безоговорочно устремилась вверх, Кулёмина закинула чтение книг в дальний угол, так как свободного времени, которое совсем недавно жалило сердце таким холодным словом «одиночество», к счастью, уже не было. А Виктор… Он спешил быстрее расквитаться со всеми делами, чтобы вновь оказаться дома. Мужчина старался не думать о своих чувствах к Лене, но что-то ему подсказывало, что она – не случайный человек в их доме, в их жизни…

Во время выходных в их доме царила особая атмосфера. На прогулках по лесу Степновы, будучи заядлыми грибниками, доходчиво объясняли Кулёминой, как различать съедобные грибы и их ложных двойников. Во время знакомства с лошадьми гувернантка с легкостью приручила строптивого и благородного коня Филина, названного так за оригинальный окрас. Заливаясь по-детски непосредственным и восторженным смехом, девушка угощала его с рук яблоками и морковью. В знак благодарности конь, забавно фыркая, прижимался к девушке, отчего становилось необычайно спокойно.
Конные прогулки стали неотъемлемой частью жизни не только Степновых, но и Кулёминой.
А Виктор, как бы ни спешил домой, не мог переложить всю ответственность на своего заместителя, да и командировки по-прежнему оставались неизбежными. Из поездок он возвращался изрядно уставшим, безумно истосковавшимся и… с подарками.
Однажды день его самого долгожданного возвращения совпал с двадцать седьмым днём рождения Лены. Воспользовавшись тем, что Рита (по предварительной договоренности) увела Кулёмину на прогулку по столице, Виктор тщательно спланировал праздничный ужин. За всю свою жизнь он научился готовить вполне сносно лишь одно торжественное блюдо – «Мясо по-французски», и то, исключительно благодаря кулинарным и воспитательным талантам Татьяны Анатольевны.
Празднование обернулось тихим домашним ужином. Виктор сосредоточено расставлял приборы, когда, присаживаясь на стул, восторженно охнула заметно вымотанная излишне эмоциональной прогулкой виновница торжества. Не проронив ни слова, она продолжила пристально наблюдать за каждым мужским движением. В её глазах плескалась нежность, а открытая улыбка излучала благодарность. На протяжении всего вечера Степнов ни на минуту не переставал суетиться около Лены. Впервые за многие годы забота, по сути, о чужом человеке доставляла ему ни с чем не сравнимое удовольствие. Эта девушка каждый день кропотливо создавала уют в их доме, да и в воспитание Маргариты вкладывала всю душу. Исключительно благодаря её усилиям взаимоотношения отца и дочери стали значительно доверительнее, а столь неизбежные ранее мелкие ссоры и перепалки вовсе остались в прошлом. Виктор был признателен ей не только за это, но и за искренность, душевность и отзывчивость. Помимо этого мужчину привлекало в девушке пленительное сочетание очарования и независимости. Своим вниманием он хотел продемонстрировать не только свою безоговорочную симпатию, но и то, насколько значима роль Лены в жизни семьи Степновых.
Кулёминой не могло не нравиться такое отношение и, не скрывая того, она не переставала удивляться собственным наблюдениям.
- Странно: вроде бы на работу устроилась совсем недавно, а ощущение, что семью обрела, покоя не дает… так неловко.
- Лен, пора бы привыкнуть, – настойчивый тон смягчила добродушная улыбка.
- Честно говоря, в этот дом я шла с некой опаской. Думала, что через неделю уволят или сама сбегу, - стушевалась. - А сейчас вижу, что с обязанностями справляюсь, и понимаю, что чувствовать себя так хорошо, как здесь, мне ещё нигде не приходилось.
- Думаю, всё у нас сложится… - многозначительно заключил Виктор.
- Пап, а спой для Лены, - протянула Маргарита. – Ты же всегда поешь, когда с друзьями за столом собираемся. - Одобрительный взгляд отца. – Поняла!.. Сейчас гитару принесу!
Девушка скрылась в недрах дома, а Степнов поставил на стол свечи в изящных подсвечниках и зажег их, после чего налил имениннице вина. Устроившись на стуле, он принял из рук дочери инструмент и завораживающе провёл пальцами по струнам. Рита очень любила слушать песни бардов в исполнении отца. Кулёминой же это предстояло впервые.
Ты могла бы первою<\/u><\/a>
Исполнение подействовало на девушку гипнотически, погрузив её в раздумья. С последним аккордом она перевела уставший взгляд со свечи на мужчину.
- Никто никогда не пел для меня песен!.. - То ли от вина, то ли ещё от чего-то щеки девушки покрылись ярким румянцем.
– Спасибо.
- А почему шёпотом? – чуть слышно прохрипел Степнов.
- Маруська уснула…
Виктор аккуратно отложил гитару на соседний стул и с нежностью взглянул на дочь, мирно сопящую на кухонном диванчике.
- Лен, - обратился он к засуетившейся Кулёминой, бережно беря на руки Маргариту, - помогите мне, пожалуйста.
Поняв всё без лишних слов, девушка направилась вперёд по направлению к детской, открывая и придерживая по дороге многочисленные двери. Расправила кровать и помогла проснувшейся девушке подготовиться ко сну.
- Спокойной ночи.
- Сладких снов.
Расстались они в коридоре.


Спасибо: 14 
Профиль
Вика





Сообщение: 1686
Зарегистрирован: 12.02.09
Откуда: РФ, 18 регион, город оружейников
Репутация: 84
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.11 13:07. Заголовок: II Тридцать первого ..


II


Тридцать первого декабря в доме Степновых царили шум и гам, потому что ранним утром Виктор подарил дочери щенка лабрадора. Радости Риты не было предела! Она носилась с Ириской (именно такое имя получила собака) по всему дому, не выпуская ту из рук. Играла с ней и сама резвилась, словно маленький ребёнок.
Остальные же тщательнейшим образом готовились к приему гостей, успевая при этом нервничать, ссориться и снова мириться, терять что-то важное и быстро это находить.
- Пап, ну скоро они уже приедут? – Наконец оставив засыпающего щенка в покое, Маргарита стащила кусок разрезанного пирога.
- Дочь, ты руки мыла? – расставляя приборы на праздничном столе, мужчина строгим тоном обратился к девушке.
- Конечно мыла! – невнятно прошамкала набитым ртом Степнова. – Пап, звонок!
- Так, я пойду встречу гостей, а ты ступай на кухню, поможешь там Лене.
Восторженно оглядывая всевозможные яства на кухонном столе, Рита слабо представляла, чем могла бы быть полезной Кулёминой с ее неоспоримым кулинарным талантом.
- Лен, чем я могу тебе помочь? – Да, к тому времени девушки уже перешли на «ты». Отношение Степновой к гувернантке грациозно балансировало на грани «подруга-наставница». Лене же с каждым днем становилось гораздо комфортнее в этом доме, а если быть точнее, то в этой семье.
- Ну, если ты так хочешь, можешь украсить зеленью салаты!
Услышав возню в прихожей и знакомые голоса, Рита поспешила закончить едва начатое дело, уж настолько сильно ей не терпелось увидеть гостей.
- Ленусь, я всё!
Получив легкий кивок в знак одобрения, ополоснула руки и кинулась в гостиную, куда уже успела перебраться большая компания.
- Мару-у-усенька! – Растрогавшись от переполняющих чувств, женщина элегантного возраста заключила Степнову в свои крепкие, но нежные объятия.
- Татьяна Анатольевна, - проговорила девушка, расплываясь в довольной улыбке, – как же хорошо, что Вы пришли! Я так скучала! – Женщина присела в кресло, на подлокотнике которого удобно устроилась Рита, обнимая свою бывшую няню.
- Всем здравствуйте! – Обвела гостей тёплым взглядом.
Андрей Васильевич, муж Татьяны Анатольевны, всегда казавшийся строгим, сейчас добродушно улыбался и шутил. Их старшая дочь Лера быстро и много говорила, впрочем, так было всегда. Её супруг Алексей развлекал всевозможными способами их любопытного сынишку Артёма. Только вот друга детства, младшего сына Новиковых, Рита, к своему сожалению, среди пришедших не наблюдала.
- Ну что, дождёмся Игорька, и к столу? – на правах главнокомандующего спросил Степнов.
- А Гоши не будет, - отозвалась кареглазая блондинка.
- Странно, он раньше никогда от коллектива не отбивался… – Весь вид Виктора выражал недоумение.
- А он сейчас в армии! – внёс ясность Алексей.
- Захочет - не отобьется!.. – вставила свои пять копеек Лера.
- И… давно его туда забрали?! – с неким возмущением во взгляде растерянно выдавила из себя Маргарита.
- Ну, мы с Лёшкой в Москву перебрались, - закатила глаза Лера, припоминая порядок последних событий. – Потом я родила, затем мама уволилась… А! Вспомнила! Мы сидели за столом по случаю месяца со дня рождения Тёмы, и Гоша, взволнованный до неприличия, встал и сообщил нам важную новость. Он же после школы так и не смог никуда поступить. Год проработал в кафе официантом, а в конце апреля его призвали.
- Ну ничего, следующей весной он уже вернётся! – снисходительно хмыкнул Алексей. – И мы с Андреем Васильевичем всерьез возьмемся за воспитание этого оболтуса!
- Да я думаю, Игорёк вернется взрослым мужчиной и сам найдёт свой путь в жизни! – заступился за отсутствующего Степнов. – Он же парень-то неглупый! Кстати, как ему служится?
- Ну, он пишет, что кормят вкусно и медицинское обслуживание на достаточно высоком уровне, - начала в общих чертах пересказывать суть писем сына Татьяна Анатольевна.
- И на этом всё хорошее кончается!.. – недовольно фыркнула Лера. – У них там дедовщина царит! Переживаю я за брата.
- Да, старослужащие, бывает, так руки распускают! – Степнов потёр переносицу. – По себе знаю…
- Они там что, нашего Гошу бьют?! – вскочив, возмущенно прокричала Рита. В её глазах плескался страх. Неожиданно для всех она выбежала из комнаты.
- Говорил же ей не смотреть криминальную хронику! – Виктор с досадой ударил себя по колену. - Сейчас опять что-нибудь себе придумает… - заключил он тихим голосом. – Пойду успокою её.
- И чего это Маруська так за нашего Гошу переживает? – Андрей Васильевич обвёл всех испепеляющим взглядом, когда Степнов уже удалился из гостиной.
- Пап, брось! Маргарита ещё совсем девочка! – запротестовала Новикова.
- Ой, не знаю, не знаю, - мужчина скептически пожал плечами. – Вспомни себя в её возрасте!
- Папочка, ну ты нашёл кого сравнивать! – закатив глаза, девушка несколько театрально усмехнулась. – Просто Рита – добрый и отзывчивый человечек! Да и с Игорьком они в детстве были лучшими друзьями, не разлей вода! – захлопала пушистыми ресницами для пущей убедительности.
***
- Марусь, ну ты чего убежала? – Степнов нашел дочь в своём кабинете. Отвернувшись от входа, она сидела в кресле за его письменным столом. – Ну не плачь, цветочек, - стёр тыльной стороной ладони влажные дорожки на её щеках.
- Пап, а если его там убьют?.. – на последнем слове тонкий голосок дрогнул, и слёзы полились с новой силой.
- Эх, Маруська… - мужчина громко выдохнул. – Знала бы ты, сколько раз мне нос в армии ломали, сколько раз я в госпитале лежал и сколько раз собирался туда!.. – на последнем слове взгляд мужчины устремился вверх. – Но, как видишь, жив и здоров, тебя родил и вырастил!.. – Легко поцеловал в макушку. – Так что, Игорь - не первый и не последний! – с неким сожалением констатировал факты Виктор. – Мы ещё на его свадьбе погуляем, вот увидишь!
- Он больше полугода служит, а до сих пор ни одного письма не прислал! Да какое письмо!.. Мы с ним почти полтора года не виделись! – с досадой прокричала Рита. – Игорь в последнее время совсем перестал к нам в гости заходить, только через Татьяну Анатольевну приветы передавал, а ещё друг называется!..
- Ну Марусь, пойми правильно, вы выросли и разошлись в разные стороны. К сожалению, так бывает… - обнял дочь. – Обещаю, в твоей жизни будут ещё настоящие верные друзья! – щёлкнул по носу.
- Спасибо… - прошептала та растроганно. – Пап, слушай, а ты Лене подарок-то хоть купил?! – выжидающий взгляд исподлобья.
- Обижаешь! Конечно! – возмутился мужчина. – Серьги с изумрудами! – достал из верхнего ящика стола бархатистую коробочку и раскрыл её.
- Пап, вот это прелесть! У меня слов нет! – восторженно защебетала девушка.
- Мне кажется, они выигрышно подчеркнут удивительный цвет её глаз.
Оставаясь незамеченной, Кулёмина стояла за дверью и слышала их беседу несколько последних минут. Её растрогала необычайная нежность в интонации Степнова в её адрес. Где-то глубоко в девичьей душе невесомой бабочкой встрепенулось тёплое, сладкое чувство.
- Виктор… Михайлович, - за спиной мужчины несмело раздался низкий женский голос. – В столовой всё готово, можете приступать к ужину.
- Лена, а Вы разве не с нами будете праздновать?..
- Думаю, это будет несколько неуместно, - стушевалась девушка. – Я буду либо в своей комнате, либо на кухне. Не хочу доставлять неудобство Вашим гостям своим присутствием.
- Лена, ну что Вы такое говорите?! – Степнов кинул на неё укоряющий взгляд. – К тому же, у меня для Вас сюрприз! – положив свои ладони на девичьи плечи, он повёл её в гостиную.
- Ленка?! Кулёмина!.. – увидев её, заверещала Новикова.
- Лерка!.. – обнимая школьную подругу, протянула Лена. – Вот сюрприз так сюрприз!
Вопросы во время праздничного ужина лились нескончаемым потоком, ответы на которые многое проясняли, складывая мысли в голове Степнова в красочный пазл…
Так уж получилось, что с самого рождения Лену воспитывал дедушка. Всю свою жизнь он проработал в одном из московских НИИ, благодаря чему ещё при советской власти получил двухкомнатную квартиру в столице. Судя по рассказам присутствующих, личностью он был незаурядной: его страстью было написание фантастических романов. Именно творчеству и воспитанию внучки посветил всю свою жизнь Петр Никанорович. Степнов отметил для себя, что немного сожалеет о проделках судьбы, поскольку лишен возможности общения с этим мудрым и интересным, но уже покинувшим этот мир человеком.

Кулёмина росла тихим и скромным ребёнком, что не стало открытием, поскольку с тех времен мало что изменилось. Разве что раскованности и уверенности в этой девушке стало значительно больше. И тут не обошлось без ярого воздействия на неё взбалмошной и излишне активной Новиковой. Будучи подростком, Лера доставляла немало хлопот не только родителям, но и школьным учителям. Последние не желали терпеть её выходки и, устав вызывать отца на ковёр, попросту отчисляли её из учебного заведения. Сменив не одну школу, девятый класс она начала, плюхнувшись на пустующий стул по соседству с Леной.
После выпускного бала подружки разлетелись в разные стороны. Не сразу, конечно, но всё же… Сначала они с сумасшедшими глазами бегали по столице в поисках ВУЗа, предначертанного им судьбой, но поняв, что интересы разнятся, испытывать терпение председателей приемной комиссии продолжили поодиночке. Спустя полтора месяца созвонились друг с другом, сообщив о долгожданном зачислении. Позже началась канитель, связанная со студенческой жизнью, которая целиком и полностью их поглотила. Вдобавок ко всему жених, с которым Лера встречалась последние два года, поставил девушку перед фактом: его повышают по службе, но с переводом в другой город. Так, получив отцовское благословение, Новикова перевелась в Питерский ВУЗ и, приняв предложение руки и сердца, переехала вместе с Алексеем в северную столицу на постоянное место жительства. И понеслось…
А Кулёмина… Она всё это время добросовестно выполняла указ дедушки Ленина: училась, училась и ещё раз училась. Параллельно не боялась работать с детьми, выезжать в Европу для совершенствования языка и жить при этом взрослой, самостоятельной, одинокой жизнью. Девушка одна похоронила своего деда, раздала его вещи соседям, как это полагается по обычаю, и приложила немало усилий, чтобы последний роман фантаста увидел свет. Нежданно-негаданно в её размеренную жизнь вихрем ворвался симпатичный и предприимчивый Максим Селезнёв, уверенный в себе до неприличия. От него веяло праздником и жаждой жизни. Именно с его легкой руки Лену приняли в штат сотрудников на радиостанции отца Максима. Когда интерес сына к девушке потух, Селезнёв-старший, не обращая должного внимания на трудовые заслуги Кулёминой, уволил её.
И Лену, изрядно уставшую от мира мультимедиа, вновь потянуло к детям. Лето она провела в одном из подмосковных лагерей, где трудилась в поте лица педагогом-организатором в течение всех трех смен. Решив начать новую жизнь с осени, кинулась на поиски работы и совершенно случайно наткнулась на объявление Степнова.
И жизнь потекла в новом русле…
Подруги ещё долго вспоминали и мечтали вслух. Лера рассказывала о том, как поначалу жутко ревновала маму к Ритке; как потом, после первой же встречи привязалась к малышке. Ещё они с Ленкой вспомнили, как вдвоём забирали Игоря из садика и отвозили его к Татьяне Анатольевне на работу в дом Степновых, которые тогда жили еще в Московской квартире, доставшейся Виктору в наследство от бабушки. А сами, пользуясь тем, что отец Новиковой находился на дежурстве, без спроса ходили на дискотеки, откуда их забирал Лёха.
- Лена, получается, мы - практически родственники! – восторженно протянул Степнов. – Мы давно знакомы, пусть и заочно, но пятнадцать лет – это срок! Лерка всегда, когда к нам домой ещё школьницей приходила, рассказывала, оказывается, о ваших совместных подвигах.
- Страшно подумать, что могла рассказать обо мне Новикова! С её-то фантазией… - покосилась на школьную подругу, которая увлеченно уплетала десерт.
- Кулёмина, молодец! Знатный тортик! – прошамкала та набитым ртом.
- Виктор, - вмешалась в беседу мудрая и проницательная мама-Новикова, – традицию нарушаем – не порядок!..
- Татьяна Анатольевна, я понял. Сейчас всё будет! – пообещал он, потянувшись за стоящей неподалеку гитарой.
Я приду к тебе<\/u><\/a>
Лера пригласила своего отца на танец, Рита – Алексея, а Татьяна Анатольевна с внуком на руках чувствовала себя несколько неловко от того, что являлась невольным свидетелем эмоционального диалога, который вели между собой Виктор и Лена одними лишь взглядами. С последним аккордом Кулёмина поспешно покинула столовую. Степнов нашёл её на кухне, где девушка умывала раскрасневшееся лицо ледяной водой.
- Елена, у меня для Вас небольшой сюрприз… э-э-э… - замялся он, держа руки за спиной. – Прошу, закройте глаза!
Девушка, едва сдерживая улыбку, послушно опустила веки. Дрожащими пальцами мужчина снял с мочек её ушей старые серьги и надел взамен их новые. От его горячего, сбившегося дыхания колыхалась челка и подкашивались коленки. А ещё было настолько жарко и душно, что сердце билось в завышенном ритме.
- Спасибо. У меня для Вас только галстук… - смущенно протянула небольшую красную коробочку.
- Это будет мой любимый галстук!..
- С Новым две тысячи десятым годом!
- С новым счастьем!..

***
Новогодние каникулы даже отдаленно не напоминали волшебную сказку. Скорее это была остросюжетная комедия, и никак иначе! Чего только стоит багаж, улетевший в противоположном направлении от пункта назначения. А о диком «восторге» Новиковой, обреченной терпеть на протяжении праздничной недели в своём доме «милейшее чудовище», в быту именуемое Ириской, Степновы ещё очень долго не могли забыть. Отдых на снежных склонах Швейцарии тоже подарил непередаваемые ощущения. Руки и ноги, слава Богу, остались целыми, а вот казённый спортинвентарь серьезно пострадал, так что непредвиденные расходы были обеспечены горе-туристам. Уложив первым делом в сумку зарядное устройство, сам фотоаппарат Кулёмина благополучно оставила покоиться на кухонном столе. Поэтому уже в гостинице путем открытого голосования было решено, что нужно в срочном порядке приобрести видеокамеру, однако прослужила она им верой и правдой ровно до того момента, пока Рита (ну совершенно случайно) не выпустила её из рук в свободный полёт, благодаря чему на дисплее образовалась высокохудожественная трещина. Успокаивало их всех лишь то, что карта памяти не повредилась, а значит, самые яркие моменты их отдыха можно будет прокручивать не только в воспоминаниях.
Однажды с ними произошел довольно-таки забавный казус. Когда после ужина они все вместе отдыхали в холе за просмотром выпуска новостей, к Степнову подошли два молодых человека. Парни обитали в соседнем номере, он здоровался с ними и даже беседовал на отвлеченные темы ранее, знал, что родом они из Питера.
- Виктор, мы с другом едем в город, в клуб, хотели бы пригласить Ваших дочерей! – переминаясь с ноги на ногу, заискивающе улыбались.
- Кого?! – возмущенно вскрикнул Степнов.
- Ваших дочек: Лену и Риту! Кажется, их так зовут! – собеседник покосился на девушек, сидящих на противоположенном диване.
- Они с вами никуда не поедут, – с напускным равнодушием отрезал мужчина.
- Почему Вы столь категоричны?..
- И чтобы я близко вас с ними не видел! – От гнева ноздри мужчины расширились, а глаза заблести от злости.
- Извините… - Друзья поспешили удалиться.
- Девочки, быстро за мной! – скомандовал Виктор, направляясь к лифту.

- Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи! Я ль на свете всех милее, всех румяней и белее? – будучи в номере, подтрунивала над отцом Марго, когда тот более пяти минут разглядывал свое отражение.
- Ты прекрасен! Спору нет!.. – заливаясь смехом, не отставала от неё Кулёмина.
- Смейтесь-смейтесь… - обиженно проворчал мужчина. – А вот питерцы приняли Лену за мою дочь! – В глазах его собеседниц застыло недоумение. – Неужели я настолько стар?
- Ну, если начали развиваться комплексы, то кризис сорока лет точно настал раньше времени! – усмехнулась Степнова. – Пап, сколько тебе нынче – тридцать восемь?
- Тридцать девять…
- Ну ещё не всё потеряно! – девушка театрально закатила глаза. – Папочка, не переживай ты так! С тобой всё нормально, просто Лена слишком молодо выглядит!..
- Вы обе слишком красивы, поэтому от меня ни ногой! Поняли? – обвел девушек требовательным взглядом. – Мало ли что у кого на уме!
- Пап, да ты за нас переживаешь, беспокоишься… - с нежностью промурлыкала Рита.
- Торжественно обещаем: будем перемещаться исключительно под Вашим присмотром, - подмигнула Кулёмина и одарила мужчину солнечной улыбкой.

Но все бытовые неурядицы чуть позже показались Степновым цветочками, так как в аэропорту был настоящий Армагеддон! На таможенном контроле выяснилось, что срок действия загранпаспорта Кулёминой истёк сутки назад. Девушку из страны даже выпускать отказывались. Виктор не на шутку испугался, что с ума сойдет, если сегодня же они все не окажутся дома. Взъерошенный, с лихорадочно блестящими глазами, он ввалился в кабинет начальника аэровокзала и обомлел! За столом сидел лысеющий мужчина средних лет в очках и клетчатом пиджаке. В нём он узнал своего школьного друга Игоря Рассказова. Степнов настолько обрадовался встрече, что за душевным разговором позабыл о цели своего визита. Когда же он опомнился, Рассказов театрально обиделся, мол, «Увиделись первый раз за двадцать лет, а ты и на рюмку чая не заглянешь!», посему было решено погостить ещё и у него. За это время Игорь свозил Кулёмину в посольство, где были улажены все бюрократические проблемы. Мужчина практический сразу проявил к девушке симпатию и, не тратя попусту время, приступил к активным действиям. Возвращаться домой, где их ожидали Степновы, они не торопились. Гуляли по центральным улицам и площадям города, не оставляя без внимания сувенирные лавки и уютные кофейни. Игорь увлеченно рассказывал девушке о культуре и истории страны в целом, да и любого встречающегося по пути здания в частности. Она с искренним восторгом слушала его, задавала вопросы и радовалась его милым шуткам. Рассказов решил, что не может отпустить её со Степновым, а потом всю жизнь жалеть, поэтому по возвращению домой вызвал его на откровенный разговор.
- Виктор, дружище, не сочти за грубость. Имеешь ли ты виды на Лену? – выжидающий взгляд.
- Ты вообще о чем?! – вскрикнул мужчина в ответ, словно вор, пойманный за руку. – Она же гувернантка моей дочери!
- Но вместе с тем она ещё и чудесная девушка!.. – мечтательно улыбаясь, протянул Игорь. – Привози-ка ты её ко мне в гости чаще!
- Это ещё зачем?! – рыкнул Степнов. – Я в свахи не нанимался! Да и к Лене прояви уважение!..
- Вить-Вить, ты чего это так разошёлся?! – усмехнулся Рассказов, поправляя очки. – Сам же сказал, что она всего лишь няня! Так чего тогда ведёшь себя как собака на сене? – Мужчина в ответ лишь низко опустил голову. – Я вот тут подумал, может, неспроста вы в аэропорту застряли? Может, это нас с ней судьба свела?..
- Неужели она настолько тебе понравилась, что решил завязать с жизнью холостяка? – кинул на собеседника пренебрежительный взгляд.
- Если и идти на подвиги, то ради такой женщины, как Лена!
- Думаешь, стоит рискнуть?.. – насторожился Виктор.
- Уверен!
- Ну, в таком случае, в борьбе за её сердце преимущество на моей стороне!
- Э-э-э… Степнов! – Рассказов погрозил собеседнику указательным пальцем. – Я же всегда говорил: «чтобы чего-то добиться, тебе необходимо присутствие достойного соперника!»
- Рассказов, так ты блефовал всё это время?!
- Нет, Лена мне действительно понравилась. Но разрушать ваше будущее - это низко и подло, - пожал плечами. – Вить, даю тебе фору – три года. Не поженитесь – украду!
- Рассказов… Дружище… - Степнов обнял Игоря и похлопал его по плечу. – Только смотри, ей - ни слова!
- Я - могила! – смеясь, поднял руки вверх.

Спустя несколько дней с искренними слезами на глазах и крепкими объятиями Игорь провожал их на самолёт. Домой они прибыли в понедельник, поэтому работу и школу в этот день было решено пропустить. И все они ещё очень долго вспоминали, как на кухне Рассказова Виктор пел печальную песню о дружбе…
Живут такие люди<\/u><\/a>
***
В последние месяцы зимы они облюбовали открытый каток в единственном в посёлке парке. По вечерам там играла восхитительная музыка, на снегу отражался свет от гирлянд, в палатках продавали горячий шоколад и глинтвейн. Они жили настоящим и опасались спугнуть возможное счастливое будущее.
Не только праздники, но и бытовая повседневная жизнь в доме Степновых была яркой и позитивной. Отец с дочерью и зимой, и летом увлекались подвижными общеукрепляющими видами спорта. И если поначалу Кулёминой удавалось отбиваться от коллектива оправданиями про домашние хлопоты, то немного позже Маргарите всё же удалось поставить Лену на роликовые коньки. Всю весну они катались на Воробьевых горах. Виктор, в свою очередь, обучил Кулёмину езде на велосипеде. Правда, без травм не обошлось. Содранные колени и локти были своеобразным приветом из далекого детства. Скатываясь с горы, Кулёмина не справилась с управлением и слетела в овраг. Как результат - ушиб колена. Степнов сам себе дал бессрочный отпуск. До тех пор, пока девушка окончательно не выздоровела, он не оставлял её без своего тщательнейшего ухода. Сам готовил еду и наводил относительный порядок в доме, Лену носил на руках, возил в больницу на процедуры. Всячески старался загладить свою надуманную вину, заказывая её любимые цветы и фильмы. В общем, как говорила сама Кулёмина, носился как курица с яйцом.

:)<\/u><\/a>

Неоконченная повесть, продолжение<\/u><\/a>

Спасибо: 17 
Профиль
Ответов - 25 , стр: 1 2 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 348
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия