Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Ирина и К





Сообщение: 286
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 18

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.10.09 15:30. Заголовок: Автор: Ирина и К

Спасибо: 53 
Профиль
Новых ответов нет , стр: 1 2 3 4 5 6 All [см. все]


Ирина и К





Сообщение: 286
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 18

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.10.09 15:30. Заголовок: Домой... или Я изменилась


Автор: Ирина и К
Название: Домой… или Я изменилась
Рейтинг: R
Жанр: Романтика, Continuation, POV, PWP
Статус: окончен
Пейринг: КВМ

От автора: Этот фик вышел из моего мини "Домой...", к которому я писала продолжение. Просто с объемом переусердствовала. Поэтому, считаю логичным начать повествование именно с него. Сам фанфик будет небольшой, но выкладывать проды постораюсь ежедневно. История легкая и непринужденная, все выстроено исключительно на позитиве. Хеппи энд гарантирую.
С замечаниями, предложениями и пожеланиями жду здесь http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000511-000-60-0-1266245705
Буду очень рада всем.


Спасибо: 51 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 287
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 18

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.10.09 15:34. Заголовок: - Лен, извини, что о..


Забудь про него и падай, падай…
Я твой, ты моя, навсегда.
И нет никого, ты падай, падай…
И нет никого, кроме нас.
Рома Кенга «Падай»


- Лен, извини, что опять спрашиваю… Вы завтра все равно уезжаете, может быть, ты не пойдешь сегодня к Лере?… Может… домой?
Опустила голову: «Какой же он ребенок… Но такой милый…»
- Пойдем домой…

* * * * * * * * *
Домой шли, держась за руки, Витя о чем-то увлеченно рассказывал, спрашивал о Лере, о группе, а я отвечала невпопад, потому что мои мысли были сейчас заняты размышлениями о том, почему Вася ко мне так охладел, где прежнее внимание??? Что же ему такого наговорил Степнов, что он не только на меня забил, так еще, я посмотрю, у них со Степновым взаимное понимание нарисовалось? И тут я не сдержалась:
- Вить, а что ты такого Васе сказал, что он вернулся? – начала я издалека.
- Да ничего в принципе… Просто сказал, что он вам нужен, КАК СПЕЦИАЛИСТ, что он не имеет права отступаться от своей мечты. А делить нам с ним нечего! Он же, в принципе, нормальный парень. Сказал, что для него это действительно важно и меня тоже понимает… - опустил глаза.
- А почему тогда ушел от нас сначала??? – не унималась я. Правда, мне кажется, вышло как-то слишком эмоционально. И Витя, по ходу дела, это заметил. Так, надо выкручиваться. - Ты же ведь его об этом не просил? – Отлично! Опять сделала его виноватым. Что же я все время его обижаю?!
Витя испуганно помотал головой. Дитё!
- Почему он бросил нас прямо перед самой решающей репетицией, он ведь знал, что для нас это тоже важно!!! Да еще отмазался нелепо – личные обстоятельства у него! Какие, интересно мне, у него личные обстоятельства? Он тебе не сказал??? – я вопросительно посмотрела ему прямо в глаза, которые сейчас метались, не зная, сказать мне правду или нет. Но я-то знаю, что врать мне он не сможет. И… Вуаля!
- Он мне, конечно, прямым текстом не сказал, но и отрицать не стал, что ты ему нравишься… - Вот это да… Так хотела это услышать, а, услышав, не знаю, что с этим делать. Он мне, по ходу дела, тоже нравится, только до конца я еще сама не разобралась. Получается, это взаимно?.. А как же Витя?..
- А что ты ему еще сказал?.. – уже спокойнее спросила я.
- Сказал, что он сможет найти себе другую, а для меня никого, кроме тебя, не существует… Что я вообще не вижу смысла без тебя жить. - Боже, как же хорошо!..
А он так искренне и пронзительно смотрит в глаза… Я тону. Вот она, ЧИСТАЯ И ИСКРЕННЯЯ ЛЮБОВЬ. Лена, что же ты делаешь?! И тебе этого мало?! Захотелось новых ощущений?! Да тебя никто и никогда ВОТ ТАК любить не будет! Так искренне и безнадежно. А ты хочешь все это растоптать?! Ради чего?!
Взяла его за руки и, не отрывая глаз, сказала. Нет, это сказало мое сердце:
- И я не смогу без тебя.
Если бы вы видели ту детскую радость в его глазах, которая сейчас выплескивалась из его глаз слезами счастья… Но я вам этого не говорила! Ведь всем известно, что МУЖЧИНЫ НЕ ПЛАЧУТ!
Он притянул меня к себе, поднял за подбородок, взглянул в мои глаза и прямо в губы прошептал:
- Ленка, как же я тебя люблю…- Поцеловал нежно-нежно, еле касаясь губ. - Все у нас будет хорошо…
- Верю… - также тихо сказала я и сама потянулась за поцелуем, который и скрепил вековой печатью наши слова.
Потом он отстранился, посмотрел мне в глаза с такой любовью, что я в ней чуть не захлебнулась, убрал прядь волос с глаз и сказал:
- Пойдем домой.
- Пойдем, – твердо и без всяких сомнений.
Сейчас я чувствовала себя ребенком, которому необходимо, чтобы о нем вот так вот заботились, вот так вот грели в своих объятьях, вот так вот смотрели в его глаза, вот так вот убирали мешающие волосы с глаз… Мне это необходимо как воздух!!!
Мы развернулись, но обниматься не перестали, и направились в сторону дома.
А дома меня ждал сюрприз... Пока это лучший сюрприз в моей жизни, но я уверена, что будут еще.
В лифте мы так обнимались, что даже я не смогла бы найти границу наших тел. И ни единого слова, только чувства, любовь, доверие и тепло его тела. У двери он немного замешкался, но я сделала вид, что не заметила этого. Он нервничал, но как-то по-детски, боясь за то, что мне может что-то не понравиться. Какое-то чувство предвкушения чего-то приятного проскользнуло мне под майку, и сердце стало выдавать ритм, похожий на тот, когда мы в первый раз открывали друг друга. Я это очень хорошо помню. И я поняла, что если сейчас переступлю порог этой квартиры, то все станет совершенно иначе. Все будет хорошо.
Замок наконец-то щелкнул. Я даже перестала дышать. Он потянулся к ручке двери, а я сжала его ладонь своей. Он немного опешил, но все понял и улыбнулся мне. А я ему. Не смогла устоять. И все страхи и сомнения отступили, оставаясь за порогом НАШЕЙ квартиры в полумраке подъезда. Дома. Я ДОМА! Как же хорошшшшшо…
Пока Витя включал свет, разувался, снимал куртку, я стояла с закрытыми глазами и вдыхала запах, стараясь занять всю грудь. Дома.
Свежо. Проветривал. Ждал, наверное. В носу щекотал еще какой-то еле уловимый запах, нежный такой и приятный.
- Лен, ты чего? С тобой все в порядке? – Беспокоится.
- Теперь да… - Улыбнулась, не открывая глаз.
Подошел, положил руки на талию, невесомо так. Открыла глаза. Вот он, такой родной и любимый. Глаза. Его глаза. Голубые-голубые! Смотрит, не моргая, как будто в глубину меня заглядывает, в самую душу. И знаете, там что-то остается. Тепло, наверное. Когда-нибудь я в них утону.
- Так и будешь тут стоять? – Улыбается. Боже, как он улыбается!!! Люблю его улыбку.
- Вииить…
- Что? – Прищурился. Знает меня. Выучил.
- Я кушать хочу… - Делаю виноватый вид, надеясь, что он сам предложит приготовить ужин. Сейчас мне хочется, чтобы было так.
Хохочет. Да так заливисто. Я залюбовалась.
- Ленка… - Прижимает сильно-сильно. - Какая же ты у меня… - Отодвигает, смотрит в глаза, а сам весь светится. – Давай, раздевайся, - помогает снять куртку, сажает на пуф и стягивает кеды, - иди в душ, - поднимает глаза, - вещи собрать надо?
- Неа, они все у Лерки, сумку не разбирала. Завтра заеду и заберу.
- Ну, вот и отлично! Тогда ты в душ, а я пока на кухне ужин приготовлю. –Поднимает с пуфа. – Сама дойдешь? Или проводить?.. – Опять прищуривается, а голос уже подрагивает, зрачки темнеют. Я желанна. Боже, как же хорош-ш-шо!
- Дойду. А то голодная останусь! – Теперь уже я заливаюсь. Такой милый, смущается.
- Все. Тогда я побежал. И ты не задерживайся! У меня сюрприз… - И убежал в кухню. Закрыл дверь, и сразу зазвенела посуда.
А я так и осталась стоять, пребывая в шоковом состоянии. Сюрприз, значит.


Спасибо: 101 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 290
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 20

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.10.09 12:29. Заголовок: Зашла в ванную. Зерк..


Зашла в ванную. Зеркало. Полочка. Все на своих местах. Как будто и не уходила…
Разделась. Залезла в душ. Упругие струи воды пронзали тело. Хорош-ш-шо … Расслабилась. Пахнуло холодом. Улыбнулась.
- Лен. Тебе спинку не потереть??? – улыбается. Хоть и не вижу, но чувствую.
- Не-а. Кушать очень хочется! – Вот засранец! Знает ведь как подразнить!
Слышу глухой смешок. Дверь закрылась. Остался лишь тот легкий аромат, который еще в прихожей нос щекотал. А я так и не перестала улыбаться. Счастья и спокойствия становилось все больше и больше.
Закрыла воду, отодвинула занавеску и обомлела. На стиральной машинке лежало большое махровое полотенце и такой же халат. Новенький. Мягкий-мягкий. Все аккуратно сложено. А венчает все это белая роза. Как будто только что с куста. Глаза вмиг стали влажными, но это от переполняющей нежности. Взяла цветок, вдохнула аромат. Витя… Ты необыкновенный! Потом быстренько обтерлась, одела халат. Как в его объятиях… Люблю. Посмотрела в зеркало: вся такая румяная, волосы мокрые, в художественном беспорядке. Но такая домашняя… Эх!
Вышла из ванной. В руках цветок. На кухне дверь закрыта, от вкусного запаха, разносившегося по всей квартире, заурчало в животе. Я тихо подкралась, приоткрыла дверь и залюбовалась. Мой мужчина в переднике, пританцовывая, что-то высматривал в духовке, при этом напевая мою песню! «Лети за мной, лети…» Это его песня. Это НАША песня. Повернулся. Заметил меня.
- Ты уже все? – засмущался.
- Спасибо, – все также улыбаясь, в обнимку с цветком, облокотившись на косяк.
- За что? – Неужели удивился?
- За цветок, - сделала шаг, - за халат, - еще один, - за то, что ты у меня есть, – обвила шею руками и притянула ближе, чтобы выразить поцелуем хоть маленькую толику моей благодарности этому сказочному мужчине. – И заранее за ужин! – Посмотрела через плечо. Он засмеялся.
- Ленка! Ты такая голодная? У меня уже все готово. На стол поможешь накрыть? –Заглянул в глаза.
- Конечно! Хотя я могу и из сковородки!
Опять смеется. Какой же у него смех! Добрый и заразительный. В последнее время я очень редко его слышала.
Быстренько расставила тарелки, разложила приборы, салфетки. Зазвонил телефон.
- Я сейчас, – и быстренько выбежала из кухни. Схватила телефон. Лера.
Ничего интересного, просто спросила, как дела, и сказала, что вещи мои собрала. Можно просто заехать и забрать. Но только сегодня я этого делать не буду.
Вернулась на кухню, а там… сюрприз. На столе свечи, в вазе маленький нежный букетик и много всего вкусного. Как я люблю.
- Витя… - выдыхаю я. – Ты когда все это успел?
- Заранее приготовил. Тебе не нравится?.. – Такая надежда во взгляде, что плакать хочется.
- Ну что ты такое говоришь?! – Подошла, обняла крепко-крепко, как только могла, заглянула в глаза. А там… Любовь и нежность. Жадно впился в мои губы, стиснул в объятиях и доказал, что можно было и не доказывать. Когда воздуха стало не хватать, поцелуй пришлось прервать. Но отпускать его так не хотелось. Я обняла его за шею, как дите после разлуке с матерью:
- Люблю тебя. Слышишь? Люблю! – Самое время заплакать. Но не буду. Ведь все хорошо.
- И я тебя, солнышко! Ты моя жизнь. – Я в раю.
- Лен, - тихо и заботливо, - давай ужинать, а то остынет. Или ты поразишь меня голодным обмороком.
Посмеялись и расселись по местам.
Посмотрела на фужеры:
- Жалко, что вина нет… - вздохнула я.
Тут из-под стола Витя достал бутылку красного полусладкого, моего любимого. Ну, не мужчина, а мечта.
Откупорил, разлил по бокалам. Не могла сдержать своего заинтересованного взгляда.
- За что выпьем? – спросил он, поднимая бокал. Вот и настал черед выразить мою благодарность этому чудесному мужчине.
- Вить… - я мямлю, или мне кажется? – Я бы хотела выпить за тебя. – Поднимаю глаза, а он смотрит и не понимает. А может... просто не верит? Как в первом классе на первом уроке, блин.
- Лен, давай выпьем за нас, за хороший вечер, просто за то, что есть МЫ.
А я сижу и не верю своим ушам. Мужчина, которого я совсем недавно считала недалеким, не способным понять меня, говорит то, что я не могу сформулировать в слова. Ну, вот как это называется?! Я поднимаю глаза, и говорить ничего не приходится. Нам все ясно без слов.
Выпили, поели. Еще выпили. Теперь без тоста. А потом трещали, как заправские кореша: о работе, учебе, друзьях, общих знакомых. Я еще никогда так уютно себя не чувствовала. Легко и комфортно.
Доели. Вместе решили, что пора и отдохнуть. Завтра еще день, а вечером в путь. Вспомнив этот факт, погрустнели оба. Посуду быстренько убрали в посудомоечную машинку и двинулись в спальню…
Тут меня ждал еще один сюрприз.
Когда я зашла в комнату, то обомлела. На подоконниках, туалетном столике, прикроватных тумбочках были свечи. На туалетном столике стоял огромный букет все тех же ароматных белых роз. Я повернулась к Виктору, изумленным взглядом спрашивая у него, что это?..
- Витя… Халат, ужин, теперь вот это… Ты был уверен, что я приду?.. – Боже, что я несу?!
- Нет, Лен. С тобой быть в чем-то уверенным нельзя! – Он улыбнулся. Фух. – Я просто на это надеялся. А может, почувствовал. С самого утра. – Какой же он…
- Прости, Вить. Я такую чушь несу, – действительно.
- Лен, я тебя ни к чему такой обстановкой не принуждаю, ты не думай. Это все как-то само собой получилось. От души.
Смотрю на него и не понимаю, ну за что мне такое счастье??? Подхожу, беру за руку, смотрю в глаза.
- Витя, я до сих пор не понимаю, за что мне такое счастье… Ты необыкновенный. Я не заслуживаю тебя…
- Лена…
- Не перебивай. Витя, я хочу попросить у тебя прощения, сейчас, здесь, за то, что принесла тебе столько боли и страданий. Я больше так не могу. Если ты не против, то давай начнем все с чистого листа. Я, конечно, понимаю, что ты можешь не захотеть, но тогда я хочу, чтобы ты знал: Я БЕЗ ТЕБЯ НЕ СМОГУ. – И опустила глаза.
Некоторое время мы молчали. Потом он взял меня за подбородок и уверено произнес:
- Лена, ты мне нужна. Ты мне просто необходима. И запомни: я от тебя ДОБРОВОЛЬНО никогда не откажусь. Ты для меня все. – И поцеловал так, что я и сомневаться не решилась в его словах.
Поцелуй сначала был нежным, легким, потом становился все уверенней и настойчивей. Я задыхалась от переполнявших меня чувств. Ноги подкашивались, а тело обмякло в объятиях этого властного мужчины. Да, теперь он вот такой. Если раньше он спрашивал разрешения, то сейчас он просто брал и властвовал. Лишь иногда мне казалось, что он ждет моего сигнала, но это только казалось и только иногда.

Всем спасибо за СПАСИБО . Мне очень приятно. И отдельно за коменты.

Спасибо: 99 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 300
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 21
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.10.09 13:04. Заголовок: Привет всем, кто чит..


Привет всем, кто читает! Спасибо за поддержку и теплые слова! И, конечно, за СПАСИБО. Приятного прочтения. Еще раз обращаю внимание на рейтинг в шапке.

Он провел своей рукой от волос, дальше по лицу, шея, ключица. Я прикрыла глаза. Мурашки не отступали. Дальше вниз, задержался на груди. Сначала поиграл с соском пальцами. Я затаила дыхание. Стон сорвался с губ, когда он зажал сосок между большим и указательным пальцами. Мои глаза широко распахнулись от этого действия, и я увидела его затуманенные страстью глаза. Мои были ни чуть не хуже, и когда наши взгляды встретились, мне показалось, что посыпались молнии. А он как будто посмеивался надо мной. Я реально ощущала его власть. На мгновение мне стало страшно, что я так от него завишу. Я потянулась к его рубашке, но он мне не позволил даже дотронуться до него. Где-то глубоко внутри я запаниковала. А он тем временем продолжил свой путь. Он как будто заново изучал меня. Ребра, живот, ниже… Я перестала дышать. Он накрыл треугольник темных волос горячей ладонью.
- Закрой глаза. – Властно и безапелляционно.
Я беспрекословно подчинилась. Эта игра меня затягивала. Его пальцы скользнули вниз к ложбинке. Сдержать стон я не смогла. Осторожно раздвинув плоть, они проникли в самое естество. Я выгнулась. Несколько движений навстречу, и я уже плохо контролирую себя.
- Витя, пожалуйста… - голос срывается, говорить очень трудно, только на выдохе или вздохе. – Я хочу чувствовать тебя…
- Леночка, милая, еще рано. – Голос странный, даже незнакомый.
- Но я хочу трогать тебя, ощущать жар твоего тела. Разденься, пожалуйста…
- Хорошо, - прозвучало как-то таинственно.
- Нет! – Резко распахнула глаза, - можно я тебе помогу?.. – я не узнаю свой голос. Рабыня.
- Хорошо, – все тот же незнакомый голос.
Я приподнимаюсь. Руки дрожат безбожно. Тело потряхивает от желания, глаза блестят, а губы сохнут бесконечно. Смотрю в его глаза, а он все тот же повелитель, надменен и неприступен. Губы вмиг пересыхают. Я их инстинктивно облизываю и замечаю, как его вытягиваются в узкую полосочку, а глаза загораются адским пламенем. «Ага, вот оно его слабое место. Сам уже на пределе». Но не успеваю я додумать, как он впивается в меня болезненным поцелуем. Он недолго терзает мои губы, доводя меня тем самым до крайности, потом отстраняется и совсем чужим голосом спрашивает:
- Так ты поможешь мне раздеться или нет?
Меня тут же сковывает страх, но от этого адреналина в крови заметно прибавилось.
- Д-да, – робко отвечаю я и снова тянусь к рубашке.
Как только я коснулась первой пуговицы, он прикрыл глаза, а сердце мое стало биться еще быстрее. На третьей пуговице руки мои дрогнули. Он резко открыл глаза и как-то злорадно посмотрел на меня. Я просто перестала соображать.
- Лена. – Я вздрогнула. – Так ты будешь мне помогать? Или мне тебе помочь?.. – Я не знаю, что ему ответить. Вернее, просто не могу – слова застряли в горле.
Он берет мою руку и кладет мне на грудь. Я, не отрываясь, смотрю в его дьявольские глаза. Он издевается. Свою ладонь он тоже переместил мне на грудь. Я прикрываю блаженно глаза. Эта ласка длилась недолго. Медленно, но настойчиво, она движется к цели, не пропуская живот и внутреннюю сторону бедра. Его пальцы там. А я уже где-то далеко. Еще чуть-чуть, и меня просто не будет. Я перестала чувствовать его пальцы внутри и запаниковала. Глаза моментально распахнулись, и я уставилась на него прожигающим страстью взглядом. Наши взгляды встретились, в этой битве победа была за мной. Теперь уже я терзала его губы страстным поцелуем, но не забывая при этом о главной миссии. Через сравнительно небольшой промежуток времени мы с Виктором были на равных, то есть без одежды. Но мое ликование было недолгим. Вот я снова лежу. Снова приказ закрыть глаза, который я все также безропотно выполняю. И снова его губы терзают мои в жадном поцелуе. Совсем недолго я ощущала жар его тела и чувствовала его восставшую плоть. Потом я потеряла его губы, которые переместились на мое тело, прокладывая влажный путь к центру сосредоточения моих чувств. Вспышка. И нет сил больше сдерживаться. Протяжный крик пронзает ночную тишину. А его язык вытворяет такое, от чего я начинаю ненавидеть себя за слабость, неумение терпеть такие сладостные муки. Я резко поднимаюсь, смотрю ему прямо в глаза и нетерпящим возражений тоном говорю:
- Если ты сейчас не прекратишь это, то я просто умру!
А он даже и не отреагировал. И опять его властный взгляд. Опустив меня на лопатки, ровно сказал:
- Когда я посчитаю это нужным, тогда и прекращу.
А мне ничего не оставалось делать, как подчиниться. Я извивалась на кровати, рвала простыни, кричала, но он был несокрушим. И вот когда я уже была на грани, я почувствовала его влажный рот сначала на груди, потом на шее, а потом он накрыл мой рот. И вот он внутри меня. Мир разбился вдребезги. Последнее, что я помню, это его звериный рык мне на ухо. А дальше полный провал.
Очнулась я на его груди, когда легкие волны неописуемого наивысшего наслаждения все еще разливались по моему бренному телу. Дыхание наше уже восстановилось.
- Вить.
- Лен, - перебил он меня, - я думаю, что сейчас слова ни к чему.
- А я все-таки скажу, - приподнялась я над ним и посмотрела в глаза.
- Ну, тогда говори, – он улыбнулся, становясь опять покладистым.
- Витя. Ты самый близкий и дорогой для меня человек. Я не смогу прожить без тебя. Просто не смогу. И этот тур…
- Лен, этот вопрос мы уже решили – я не против.
- Нет, ты не понимаешь. И я раньше не понимала. Он мне не нужен. Если бы не девчонки, я бы ни за что в жизни не поехала. Он просто прощальный, и возможно после него наша группа перестанет существовать.
- Но я надеюсь, ты не перестанешь заниматься музыкой??? – вопрос прозвучал серьезно, но на губах играла улыбка.
- Конечно, нет! У меня уже песня в голове вертится.
- Ленка… - Притянул ее к себе, крепко сжал в объятиях. – Как же я тебя люблю!!!
- А я тебя, – поцелуй, набирающий обороты.
- Все… - Отстранился, переводя дыхание. – Давай спи, а то тебе завтра в дорогу.
- Но это же завтра…
- Лена, уже четыре часа утра. Спать ты будешь как минимум до четырех вечера. А на все про все тебе останется еще четыре. А ты же знаешь, что просто так я тебя не отпущу. – Навис над ней, опять становясь властелином положения. – Так что на все про все у тебя останется ну где-то около двух часов.
- Вот так вот значит. Хорошо.
- Ты согласилась??? – удивлению не было предела.
- А у меня есть выбор???
- Нет, конечно.
- Ну, вот и все. Я на все согласна.
- Тогда закрывай глазки и спи.
- Как скажете, о, мой повелитель.
И громкий мужской смех разбередил тишину.
- Вить…
- Что?
- А мне понравилось…
- Что понравилось?
- Ну, это…
- Что?
- Быть твоей рабыней.
- Правда?
- Ага.
- Ну, тогда завтра…
- Мамочки, я уже боюсь… - И с головой спряталась под одеялом.
Опять его смех.
- Все, рабыня, давай спать. – Чмокнул в макушку.
- Давай, - и оба провалились в сладкий сон.
А следующий день, как и предполагалось, прошел по схеме: пробуждение в 15:45 по полудню, он повелитель, она его рабыня, потом полтора часа на водные процедуры (для экономии времени пошли по отдельности), завтрак, наведение марафета. Быстренько заскочили к Лере за вещами и на автобус. У автобуса долго прощались, обещая часто-часто звонить. Легкий поцелуй на прощание, и она уже в автобусе. Дверь закрылась, а Лена еще долго смотрела в окно, не отпуская ни на мгновения до боли родной силуэт. Почти месяц в разлуке. Как это пережить???
- Лен, привет! – Кто-то поймал ее за руку.
- Привет. – Без всяких эмоций.
- Садись со мной, а то мне скучно…
- Нет, Вась, ты извини, но я к девчонкам.
И ушла. Ни грамма интереса.
- Ленка!.. – воскликнула Анюта, - ты прям вся светишься!..
- Ага, я просто счастлива…



Спасибо: 94 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 302
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 22
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.10.09 16:58. Заголовок: «Этот мир без тебя..


Спасибо всем, кто ставит плюсики в углу и за редкие коменты. Я все равно всех люблю.
С этой проды начинается то мое продолжение, которому не суждено было оказаться в мини. Вот как-то так...

«Этот мир без тебя мне не нужен.
Ты не верь, не пройдет, будет хуже.
Каждый день без тебя станет ночью.
Уходи, убегай, если хочешь…»
Рома Кенга «Этот мир без тебя»

Всю дорогу до гостиницы я трепалась с девчонками обо всем и ни о чем. Было весело. И как-то беззаботно. Каждые полчаса, а может и чаще, смотрела на экран мобильного – ждала звонка от Вити. А он не звонил. Витя… При мысли о нем по телу пробегали мурашки, а внутри разливалось приятное тепло. Только потом мне Женька шепнула, что я периодически зависала, глупо улыбаясь и, прикрыв глаза, погружалась в свои мысли. А я густо покраснела, от чего Женька еще больше удивилась, ведь прежней Кулеминой это не свойственно. Да, прежней. Теперь я стала другой. Я изменилась.
Только мы вышли из автобуса, как в кармане завибрировал телефон. Я дернулась, руки затряслись. Бросила сумки, чтобы быстрее достать это чудо техники. Сердце бухало в груди. Достала. Посмотрела на дисплей. «Витя». Выдохнула. А сердце защемило от радости.
- Алё… - Улыбка во все зубы, а голос липкий, как после коньяка.
- Привет, родная… - Улыбается.
- Я соскучилась… - Голос дрогнул, а на глазах навернулись слезы. Я изменилась.
- Ну, ты чего?.. – Заметил.
- Вить, я хочу к тебе… Мне тебя очень не хватает. Как я тут без тебя?.. – И откуда столько детскости в поведении?..
- Леночка, солнышко… Мне тоже без тебя плохо. Но ты должна собраться. Не раскисай. У вас очень ответственная работа и ты должна к ней отнестись серьезно.
- Я знаю… - Все понимаю сама. Какой же он…
- Вы где есть?
- Уже к гостинице подъехали. Сейчас заселяться будем.
- Вот и отлично. Давай заселяйся, в душ, а когда будешь спать ложиться, позвони.
- Спокойной ночи пожелаешь? – Улыбнулась.
- Пожелаю, – улыбается…
- Я позвоню. Обязательно.
- Жду. Сумку не таскай, пусть Вася поможет.
- Вася??? Ах, да, Вася…
- Что?
- А ее уже кто-то унес.
- Вот и отлично. Беги в гостиницу, а то ночевать в холле останешься, – шутит. Хороший мой.
- Уже бегу!
- Беги!
- Вить.
- Да, родная?
- Я люблю тебя…
- И я тебя, Лен. Не скучай.
Вот так вот уже легче.
Зашла в холл. На диване приметила знакомую сумку. Моя. А рядом… Вася. Как-то выжидающе смотрит. Чего смотрит?.. Подошла.
- Спасибо за сумку.
- Да не за что.
- Где девчонки?
- Уже по комнатам пошли.
- А ты чего сидишь?
- Тебя жду.
- Зачем? – удивляюсь. А раньше бы даже и не подумала. Изменилась.
- У нас комнаты рядом. Да и ты не в курсе, куда идти. – Разумно.
- Понятно. Ну, что, пошли тогда? – и потянулась к сумке. Но он меня опередил. Пожала плечами. Встал. Поднялись по лестнице.
- Вот, Лен, эта - твоя, - указал на дверь, - держи, - вложил в мою ладонь ключи.
- Спасибо, - улыбнулась, быстро открыла дверь и зашла.
- Лен…
- Да? – высунулась в коридор.
- Спокойной ночи… - как-то слишком тихо.
- Спокойной ночи, Вась, - и поспешила обратно в номер.
Огляделась. Ничего особенного. Обыкновенный номер в обыкновенной гостинице. Стандартный набор: кровать, две тумбочки, шкаф, телевизор, зеркало. На тумбочке поднос с кувшином и двумя фужерами. Правда, комфортабельнее. И санузел в комнате. Все-таки с мировой звездой в тур едем. Уточню, что это частный отель где-то в Подмосковье. Здесь мы пробудем несколько дней, будем усиленно репетировать, потом концерт в Москве, и в дорогу. Правда, обещали, что после концерта отдохнем денек, а потом в путь.
Посмотрела на часы – половина первого ночи. Витя!
Скинула кеды, достала туалетные принадлежности и мухой побежала в душ.
Закончила водные процедуры, завернулась в полотенце. Хорошо. Упала на кровать. Закрыла глаза и раскинула руки. Витя… Улыбнулась. Нащупала телефон и нажала на вызов – последний в любом случае его был.
Гудки. Длинные. Долго.
Запаниковала. Открыла глаза. А вдруг не ответит?..
- Да, любимая… - Наконец-то! Любимая… Хорошо. Опять закрыла глаза, и блаженная улыбка расползлась по лицу.
- Витя… - протянула я.
- Леночка… - так ласково даже у деда не получается.
- Ты уже душ приняла?! – удивляется.
- Ага.
- Шустро ты! – веселится, - А ты меня не обманываешь???
- Ни-ког-да. – Больше никогда. Теперь я другая.
- Верю… - верит…
- А ты почему так долго трубку не брал??? – подозрительно-шутливо.
- А я тоже в душе был. Вот только вышел. Даже не вытерся толком. – В душе… Только вышел… Не вытерся…
Сразу четко представила его только с полотенцем на бедрах, маленьким таким, что даже рукой держать необходимо, чтобы не свалилось. И больше ничего. Только забавные капли воды, стекая с черных как смоль волос на лицо, продолжают свой влажный путь по его натренированному с бронзовым оттенком телу, а прекращают свое существование в полотенце, так и не достигнув самой желанной цели…Ммммм… В миг повлажнев, сжала коленки и подтянула их к груди. Перевернулась на бок. Внизу живота сладко тянуло. И то, что я открыла глаза, не спасло меня от наваждения.
- Витя… - жалобно, - я хочу к тебе… - хнычу.
- Ну, Леночка, ну, потерпи, – успокаивает.
- Потерпеть?! – взревела. Вот что бывает, когда женщина сексуально не удовлетворена. – Витя! Месяц! Это же пытка!!! – пауза, - я не смогу без тебя… - еле слышно.
- Леночка, любимая, я тоже без тебя места себе не нахожу. Но мы ведь все выдержим!!! Считай, что это испытание, которое нам необходимо пройти. И мы его пройдем!!! Не сомневайся, милая… - нежно-нежно. – И вообще, Кулемина, что за настрой?! – улыбаюсь. Узнаю Степнова-физрука. – Чтобы я от тебя такого больше не слышал! Вот приедешь домой и получишь у меня за все!!! Мало тебе не покажется, ты уж мне поверь… - смеется. А голос такой таинственный. Ну, вот зачем он так дразнится?!
- Да! Да, Витя! Хочу!!! – не слишком громко?..
Смеется.
- Милая, я тебя не узнаю…
- А это все ты! Вот зачем такой СЮРПРИЗ устроил??? Я теперь на меньшее не согласна! И чем больше, тем лучше, - и снова легко и спокойно.
- Ленка! – хохочет, - какая же ты у меня ненасытная!!! – вот заливается!
- А Вас что-то не устраивает, Виктор Михалыч???
- Ну, что ты, Ленок! Меня все устраивает. Даже больше тебе скажу – это хорошо, что ты в тур уехала.
- Это еще почему??? – не поняла…
- Ну, как это?! Отдохнешь… от физических нагрузок. Сил наберешься. Ты там главное терпение и выдержку тренируй. – Вот засранец!
- Хорошо-хорошо, Виктор Михалыч. И Вы там навыки не растеряйте… - прищурилась.
- Как скажешь, Леночка. Я тут тоже мастерство наработаю.
- Главное, чтоб без практики! – угрожаю.
- Лен, ну ты чего?..
- Я пока предупреждаю. Но если что узнаю… Ух, Степнов, я тогда тебе не завидую…
Хохочет. И мне весело. Но о возможности этого все равно задумалась.
- Ты ж моя ревнивица!!!
- Какая есть…
- А я вот тебе доверяю. Полностью. – Мягко так, что стало стыдно.
- Вить, ну я же шучу. Я тоже тебе доверяю. Как я могу в тебе сомневаться?.. Ты же у меня самый-самый!!! Я просто тебя очень люблю, вот и ревную.
- Вот и хорошо. В любви, Леночка, без доверия нельзя, – мудро.
- Это точно.
- Ну, все, Лен, давай ложись спать. А то у вас завтра день не из легких. Тебе выспаться надо.
- Как я без тебя?..
- Зато выспишься. Я сомневаюсь, что, будь я сейчас рядом, ты бы раньше четырех утра заснула.
- А я согласна! Человеку, чтобы выспаться, и трех часов достаточно! – Нашлась я.
- Ах ты, хитрюга. Потом пощады не проси! – Вот я влипла… Ну и что!
- Все, Степнов, хватит! А то я и без тебя не усну! – что-то опять фантазия разыгралась.
- Ладно-ладно.
- Вот так-то лучше.
Немая тишина.
- Спокойной ночи, любимая… - Голос нежный, но грустный.
- Спокойной ночи, любимый… - И нет сил, прервать разговор. Но надо. Вот они, короткие гудки…
Прикрыла глаза, при этом счастливо улыбаясь в потолок. Так и уснула.


Спасибо: 93 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 312
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 23
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.10.09 14:21. Заголовок: Всем привет! Сегодня..


Всем привет! Сегодня день начался просто отлично - заглянула в темку с комментами, а там... Короче, я сегодня добрая и счастливая, и все это благодаря вам, мои любимые. Огромное спасибо за внимание! Мне безумно приятно! Держите продочку... И заходите в гости!


Проснулась еще до будильника. Выспалась. Как-то легко и спокойно. Через не зашторенное окно сочился солнечный свет. Бодрящий такой!
Потянулась за телефоном, взглянула на часы. 7:55. В девять сбор, потом завтрак и трудовой день до седьмого пота. Подошла к окну. Потянулась. Как же хорошо. Но чего-то не хватает…
На тумбочке завибрировал телефон. Я дернулась, а сердце увеличило ритм. Оно уже знало, кто мой собеседник.
- Алё… - протянула я.
- Доброе утро, родная. – Улыбается, я знаю.
- Доброе… - Я в раю.
- Как спалось?
- Плохо…
- Почему? – Такая родительская забота…
- Потому что без тебя. – Канючу.
- Малыш, мне тоже без тебя плохо, но…
- Знаю-знаю. Надо потерпеть.
- Вот именно. Какие планы на день?
- Скучать без тебя, потом опять скучать без тебя, а на вечер, я думаю, можно и погрустить, потому что без тебя… - Хорошо сказала.
- А если серьезно? – смеется, но как-то грустно.
- А я абсолютно серьезно. – Мне весело. Вот так, с ним, не о чем.
- Лена! – Какой грозный дядечка.
- Ладно-ладно. Больше не буду. – Смеюсь. – В девять сбор, завтракаем и за дело. Чем конкретно заниматься будем, я еще не знаю, но думаю, что не кроссворды отгадывать. – Смеемся. Люблю его смех.
- А у тебя какие планы?
- Еще пока не знаю. Думаю, может у Виктора Львовича на две ставки устроиться.
- Зачем? – Действительно, зачем.
- Ну, Лен, ты представляешь, я буду целый день ходить и думать о тебе.
- А что в этом плохого? – Что-то я совсем не втыкаю.
- Плохого, конечно, ничего, но мне тоже тяжело вдали от тебя. Загнусь ведь от тоски! – Смеется. Но понимаю, что он прав.
- Этого я допустить не могу!
- Ну, вот видишь. Значит, мне надо, чтобы у меня было как можно меньше времени на грустные мысли. Да и лишние деньги не помешают.
- А вдруг у тебя вообще свободного времени не будет? Даже чтобы мне смсочку набрать? Вот тогда уже я этого не переживу! – Это не капризы, это жизненно необходимо.
- Я думаю, что это будет главным пунктом в моем трудовом договоре.
- Смотри мне. – Угрожаю.
- Леночка, я сам не смогу без этого. – Верю.
- Ну, хорошо.
- Каждые полчаса не обещаю, но вот раз в час вполне возможно.
- Ловлю на слове! – А теперь попробуй отвертеться.
- Ну, ты у меня и хитрюга! – Смеется.
- А то. Ваша ученица, Виктор Михалыч.
- Ага, самая прилежная. – Улыбается. Вот так нежно только у него получается.
- Вить. Я буду скучать. – Грустно.
- Я тоже, Лен. Очень. – Ему тоже не легко. – Иди, собирайся, а то голодная останешься. А тебе сейчас нужно хорошо питаться. – Заботится.
- Хорошо. Я тогда тебе позвоню, как у нас большой перерыв будет.
- Обязательно! А я смски буду писать регулярно. – Обещает.
- Люблю тебя… - Грустно, но улыбаюсь. Люблю.
- И я тебя, малыш. – Сколько же нежности в этих словах!
И вот опять эти короткие гудки…
Посмотрела в окно, улыбнулась солнцу и поняла, чего мне не хватало – его «Доброе утро, родная…».
Быстренько побежала в душ, привела себя в порядок. Через пятнадцать минут я уже была готова к трудовому дню. И откуда во мне вдруг столько энергии?!
Решила пойти разбудить Ранеток. Перед выходом взглянула в зеркало. И, скажу честно, та девушка, которую я там увидела, была счастлива. Искренняя улыбка, светящиеся глаза, здоровый румянец и добрый настрой.
Выходя из комнаты, наткнулась на Васю, который, по-видимому, пришел меня будить.
- О, Лен, а ты уже встала? – Удивился?!
- Да, а что тебя так удивляет? – Как будто он со мной живет и знает, что я люблю поспать.
- Просто девчонки еще, похоже, спят… - замялся он.
- Ну, это мы сейчас исправим! – И двинулась к комнатам, где по моим расчетам и должны были расселить моих коллег по цеху. Но тут я вспомнила про Васю, который все еще стоял около моей комнаты и с каким-то недоумением смотрел сейчас на меня.
- А ты чего приходил-то? – поинтересовалась я. Действительно, интересно.
- Думал, разбужу тебя. Хотел первым пожелать тебе дорого утра… - Мне кажется, или он мямлит? Да, Василий, а раньше мне казалось, что ты более уверен в себе.
- Спасибо за заботу, но свою порцию пожеланий доброго утра я уже получила. Извини. – Пожала плечами и, не раздумывая, ворвалась в первую комнату. Как оказалось, это была комната Ани и Жени.
- Подъем! – Завопила я. И это возымело такой эффект, на который я, честно говоря, и не рассчитывала. Девчонки повскакивали с кровати, стали хаотично натягивать на себя одежду.
Я уже смеялась в полный голос. Аня на пижамные штаны натягивала джинсы, Женя натягивала свитер, но это у нее плохо получалось: руки и голова никак не попадали в нужные им отверстия. На мой гогот уже прибежали Вася и Наташа с Нютой. И вот мы уже все умираем со смеху. Когда Аня с Женей поняли, в чем дело, то тоже завалились на кровать и смеялись. А потом я еле увернулась от подушки, которую направила точно мне в голову Женя. Подушка попала в Нюту, а я не удержалась на ногах и почти упала. Если бы не Вася. Он меня поймал со спины за талию. Но даже когда я уже твердо стояла на ногах, рук он не убрал. Я почувствовала себя как-то не уютно, мне были неприятны его прикосновения. Вернее, они не были приятны, как раньше. Почему? Что изменилось? Я.
- Вась… - тихо сказала я, кладя свои руки поверх его. Чужие, не ЕГО.
- А? – как будто очнулся.
- Я уже не падаю, спасибо. – Чуть повернула голову в его сторону и неловко улыбнулась.
- А… ну… да… - он как-то нехотя убрал свои руки с моей талии, опустил голову и вышел из комнаты. Обиделся?
Я проводила его непонимающим взглядом. Но непонимание у меня было не только во взгляде. Что я сделала не так? Когда все это началось? Неужели, я дала ему повод? А может надежду? Может, надо с ним поговорить??? Ладно, позже. Как-нибудь потом. Сейчас есть дела поважнее.
- Девчонки, угомонитесь, – сквозь смех сказала я, наблюдая, как мои Ранетки устроили бойню подушками, хохоча и повизгивая в процессе. В меня опять полетела подушка, которую, в этот раз, я поймала. – У вас на все про все есть полчаса. Вы же не хотите начать первый рабочий день с опоздания??? – Я знала, что это подействует. Они же у меня дисциплинированные.
- Я первая в душ! – сорвалась с кровати Женя и уже захлопывала за собой дверь, когда Аня поняла, что ей на сборы времени останется в два раза меньше.
Нюта с Наташей переглянулись и с визгами сорвались с места, чуть не снеся меня со своего пути. Мы с Анютой рассмеялись.
- Кулемина, а ты чего это так рано и уже при параде??? – прищурившись, посмотрела на меня Аня. Ее неподдельный интерес угадывался в интонации.
- Спортивный режим, Анечка! – широко улыбаясь, ответила я.
- Да ты что?! А не Виктор ли Михалыч зовут твой режим??? – с сарказмом спросила Аня.
Я подошла к ней, села рядом на кровать, притянула ее к себе и потрепала по волосам.
- И откуда ты все знаешь???
- Да ты себя в зеркало видела??? – недоумевала подруга. – Да ты вся сияешь, как начищенный самовар! – Ее огромные глаза сейчас источали искреннюю радость.
- Блин, Анька, - я отпустила ее и завалилась на спину, раскинув руки, - я такая счастливая…
- Надеюсь, причина этому Степнов??? – Она оперлась о локоть и пристально смотрела на меня. Ответ явно был ей интересен.
- А кто же еще?! Он необыкновенный…
- А… как же… Вася?.. – робко спросила она.
Я приподнялась на локтях.
- Знаешь, Ань, я только два дня назад поняла, что для меня значит Степнов. И что значу для него я. Мы две половинки одного целого. Мы не сможем поврозь. А Вася… - действительно, что с Васей? Кто он для меня? – А с Васей не так. Слишком легко и беззаботно. Слишком! Сначала именно это мне в нем и нравилось. Но я поняла, что это не серьезно, это не надолго. Наверное, просто навалилось все как-то разом. Он не скрывал, что я ему нравлюсь. Да и он мне нравился. А когда он от нас ушел, мне стало не хватать этого внимания. Я даже Витю заставила вернуть его нам. А когда он мне сказал, что он знает, что я нравлюсь Васе… - я запнулась, определяя свои чувства в тот момент. – Знаешь, Ань, я хотела это услышать, но когда услышала, не почувствовала желаемого удовлетворения. А вот когда Витя сказал, что он не представляет своей жизни без меня… - Я опустила глаза, а когда подняла, то натолкнулась на ее заинтересованный и удивленный взгляд. – Вот тут я и поняла всю искренность его чувства. И осознала свои. Аня, я не представляю своей жизни без него. Он не то, что часть ее, он и есть моя жизнь! – я это сказала так, что Аня чуть не захлебнулась от восторга. Она кинулась мне на шею.
- Ленка… Я так за тебя рада! – она ослабила объятья и посмотрела мне в глаза. – Вася, конечно, прикольный, но вы с Виктором Михалычем столько пережили, через столько прошли. И все это ради вашей любви.
- Теперь ты понимаешь, что я могла все это разрушить. – Я виноватым взглядом посмотрела на нее, а Анюта лишь потрясла своей шевелюрой в знак согласия. – Я как представлю, что могла его потерять… Меня аж дрожь пробирает. Мне так его не хватает сейчас… - Тут скрипнула входная дверь, и мы повернулись в ту сторону, но там никого не было. «Вася» - пронеслось у меня в голове.
- Анька, ванна свободна! – из душа вышла Женя с полотенцем.
- Уже бегу! – Прокопьева сорвалась с места и рванула в ванную комнату.
- Жень, я вас внизу подожду, - сказала я, не отводя глаз от двери.
Выйдя из комнаты, я направилась вниз. Что-то не давало мне покоя. В холле я увидела Васю, сидящего на диване. Я подошла и села рядом.
- Ты чего тут сидишь? – спросила я, нарушая тишину и, видимо, прерывая его мысли.
- Всех жду. – Как-то слишком безжизненно.
- Понятно, - выдохнула я.
- Лен, ты извини, но я случайно слышал ваш разговор с Аней и… - он замолчал.
- И? – напряглась я.
- И… я все понял. Виктор очень тебя любит. И я не имел права лезть в ваши отношения. Я тогда не думал, что у вас все так серьезно. Ты тогда все время такая убитая ходила, вечно на взводе, вот я и подумал, что ты просто устала от этих отношений… - он опять замолчал.
- Я и сама тогда так думала. – Констатировала я факт.
- Лен, давай сделаем вид, что ничего не было.
- А ничего и не было. – Возразила я.
- Ну, да. Я просто не хочу, чтобы это как-то отразилось на нашей работе.
- Конечно!
- Тогда… друзья? – такая щенячья надежда плескалась в его глазах, что я невольно улыбнулась и тоже протянула ему руку для ДРУЖЕСКОГО рукопожатия.
- Друзья. – Выдохнула с облегчением.
В этот момент как раз подошли остальные Ранетки.
- По какому поводу спор? Можно я разобью? – спросила Женя.
- Мы тут с Леной поспорили, кто из вас первый спустится, – нашелся Вася.
- Ага. А вы все вместе пришли. Значит, спор не состоялся, - отреагировала я на его импровизацию.
- Все уже в сборе?! Молодцы! – прервал нас Дмитрий Геннадьевич, - тогда завтракаем, я вам рассказываю план на день, и приступаем к его реализации, - и мы без слов двинулись за ним.




Спасибо: 79 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 315
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 23
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.10.09 12:19. Заголовок: Привет! Проду сегодн..


Привет! Проду сегодня выкладываю пораньше, пока мое сокровище спит, и побольше. Как бы авансом. Получится ли завтра выложить, еще не знаю, но буду очень стараться. Если не будет, то не обижайтесь пожалуйста, просто не смогла добраться до интернета. Я потом обязательно компенсирую. И всем огромное спасибо. За все!


Позавтракав, прослушав план, мы отправились на студию, где прорепетировали до обеда. Мне все это жутко нравилось. Я отдавалась вся и не чувствовала ни грамма усталости. А вот девчонки заметно подустали. Витя, как и обещал, каждый час присылал мне смски. Ничего особенного, простое «Я тебя люблю, милая. Удачи» или «Я скучаю, родная. Люблю тебя». Отвечать мне было некогда, поэтому я с нетерпением ждала перерыва.
И вот, долгожданное:
- Так, всем спасибо, перерыв, - сказал наш продюсер, - сейчас обедаем, потом часа два-три отдыхаем, а потом опять за работу.
Ранетки побежали в ресторан, а я устроилась на лавочке у бассейна и стала набирать такой родной номер. В трубке опять послышались длинные гудки, но отвечать никто не спешил. Я сразу расстроилась. Нет, я не думала о том, что могло что-то случиться или еще что-нибудь из оперы про ревность, мне просто очень хотелось услышать его голос. Длинные гудки сменились короткими. Я сбросила вызов и откинулась на спинку лавочки, запрокинув голову. Небо. Голубое-голубое. Как его глаза, когда он смотрит на меня. Как мне их не хватает! Как мне его не хватает!
- А-а-а! – Крик отчаяния вырвался непроизвольно.
Тут у меня в руках завибрировал телефон. Я вся встрепенулась и, посмотрев на дисплей, быстро ответила:
- Витя! Ты почему трубку не брал? Я так соскучилась!!!
- Леночка, девочка моя, я вышел прямо на секундочку, а телефон остался на барной стойке. Вернулся, а там твой пропущенный. Я сразу перезвонил. Я тоже очень соскучился, родная… - Боже, сколько нежности… Как же я его люблю! – Как вы там?
- У нас все хорошо. Трудимся.
- Молодцы!
- Знаешь, Вить, у меня столько энергии! А девчонки уже вымотались.
- Ну, ты же у меня спортсменка! Выносливая. – Как-то с гордостью заявил он.
- Нет, Витя, спорт здесь не причем, - лукаво заявила я, - это все ты.
- Я? – удивился. Прям, вижу, как вздернулись его брови.
- Ты, Степнов, ты. Это я после того, как ты мне пожелал доброго утра, такая, - с гордостью заявила я. Да, вот такой у меня мужчина.
- Вот как?! Тогда я просто обязан это делать каждое утро.
- А ты не собирался?! – удивляюсь, но не в серьез. Это наша игра.
- Я пока еще об этом думал. – Вот козявка!
- Виктор Михалыч!
- Шучу-шучу, Леночка!
- Вот так-то лучше, - победно улыбаюсь.
- Лен, да я сам не смогу, если с утра не услышу твой голос. И не засну, если ты не пожелаешь мне спокойной ночи. – Очень искренне.
- Я тоже. – Как же мне его не хватает…
- Лен, иди обедать, а то у нас через пятнадцать минут сбор в холле, - это Аня.
- Сейчас, иду, - крикнула я ей, осознавая, что столь приятный разговор придется прервать.
- А ты еще не обедала? – Строгий твердый голос.
- Ну… я хотела сначала с тобой поговорить… - виновато.
- Кулемина, вот вернешься, и я возьмусь за твое воспитание! – Все так же строго, но уже шутливо.
- Ой, боюсь-боюсь! – Смеюсь.
- Лена, я серьезно. На одном добром утре ты не протянешь. Работать придется много, поэтому и питаться надо хорошо. Ты меня поняла??? – Грозно.
- Поняла, Виктор Михалыч! Я уже бегу!
- Вот то-то же!
- Вить, я очень соскучилась… - Нежно и грустно.
- Я тоже, Лен, - грустно.
- Я тебе позвоню вечером.
- Обязательно!
- Но от смсок я тебя не освобождаю – мне без них грустно будет…
- Я буду исправно писать! Беги, давай, а то голодная останешься.
- Хорошо. Я люблю тебя. – Тихо. Я уже скучаю.
- Я тоже тебя, малыш… - Как же грустно!
Быстро пообедав, вбежала в холл, где уже сидели Ранетки и Вася. Не хватало только меня и Дмитрия Геннадьевича. Но и он не заставил себя ждать. Быстренько сказал, что еще на сегодня у нас запланировано и отправил отдыхать. В четыре часа у нас опять сбор. Я зашла в номер, легла на кровать, прикрыла глаза и уснула, не успев ни о чем подумать. Только о Вите…
Мой безмятежный сон нарушил чей-то голос. А потом я почувствовала, что меня кто-то трясет за плечо. Я открыла глаза и увидела Васю.
- Лен, вставай. Там уже все собрались.
Я, ни слова не говоря, встала, подошла к зеркалу, поправила волосы. Уже собиралась выйти, как вспомнила про Васю. Повернулась в его сторону и с недоумением посмотрела, как бы спрашивая, чего он стоит:
- Ты идешь? – как бы поинтересовалась я.
- Иду. – У меня сложилось такое впечатление, что я его ввожу в ступор своим поведением. Но это уже его проблемы.
Мы спустились вниз. Я приземлилась в кресло, еще не совсем отойдя ото сна. Достала телефон и увидела напоминание о двух входящих смс. Витя… Сразу стало так легко. Прочитав его короткие послания, нежность приятной волной разлилась по всему телу. Я глупо улыбалась, делая вид, что слушаю. Получив ЦУ, мы опять отправились репетировать. Вечером, после ужина, уставшая, но довольная, я добралась до своей комнаты. Приняв душ и переодевшись в пижаму, я забралась под одеяло в предвкушении приятного и сердцу и душе разговора. Набрала номер.
- Привет… - тихо сказала я, улыбаясь во весь рот.
- Привет… - он тоже улыбается, я знаю.
Мы говорили обо всем и ни о чем. Смеялись, шутили, дурачились. Иногда прерывались на серьезные темы, не упуская возможность обменяться нежностями. А потом долго прощались, не находя в себе сил нажать отбой.
В таком ритме прошел еще один день. А следующим вечером мы закончили раньше, так как надо было хорошо отдохнуть перед концертом. Дмитрий Геннадьевич после репетиции собрал нас в холле, чтобы что-то сказать.
- Так, дорогие мои, - начал он, как только мы устроились на своих местах, - я очень доволен проделанной работой. Молодцы. Сейчас мы все идем отдыхать. Завтра у нас ответственный день. Я думаю, вы все это прекрасно понимаете. Вот, держите. – Он протянул каждому по билету. – Можете пригласить кого хотите. Это все. Всем спокойной ночи. – И ушел.
Все девчонки, весело щебеча, убежали звонить тем, кому выпала честь сходить по этим билетам на концерт, а я так и осталась сидеть в кресле с совсем не веселым лицом, крутя в руках этот чертов билет. Дело в том, что я Лере пообещала, что этот билет я отдам ей. Тогда мы с Виктором были в ссоре, и я не хотела, чтобы он там был. Тогда он был против и тура, и вообще музыки. А сейчас… Мне очень хотелось, чтобы он пришел. Для меня это действительно важно. Мне необходима его поддержка там, в зале. Но и Лерке я обещала…
- Лен, а ты чего такая сидишь тут? Почему Виктору не звонишь? Ему же завтра надо пораньше приехать, чтобы билет забрать, - сказал Вася, подходя ко мне.
- А ему и не надо приезжать, - грустно ответила я.
- Почему? – недоумевал парень.
- Я этот билет обещала Лере, поэтому Виктора на концерте не будет.
- Так это не проблема. Возьми мой, ты же знаешь, что мне его некому отдать. – Мне кажется, или его доброта искренна?!
Я с надеждой поднимаю на него глаза. Мне действительно нужен этот билет. Мне он необходим. Я не имею права упускать такую возможность.
- Спасибо, Вась. Ты даже не представляешь, как это для меня важно. – Моей щенячьей радости нет предела. Я беру билет (пока не передумал) и обнимаю его. Я действительно ему благодарна.
- Беги, звони уже!
Такую детскую радость я уже и не помню, когда последний раз испытывала. Наверное, когда первый раз встретилась с Дедом Морозом. А Вася проводил меня взглядом, улыбаясь моей непосредственности. Все-таки он хороший. Друг.
Первому я позвонила Вите:
- Вить, привет. – Я старалась говорить спокойнее, чтобы не выдать себя, но от безумно счастливой улыбки я избавиться не смогла. Поэтому я сейчас стояла и улыбалась так, что зубы сохли.
- Привет, родная, - очень-очень нежно, - вы уже закончили?
- Ага. Надо перед концертом отдохнуть хорошо, набраться сил и все такое. А ты что завтра делать будешь? – Терпение мое уже на пределе, но надо выдержать.
- Виктор Львович мне дал выходной, - как-то грустно, - я еще не придумал, чем себя занять, но ваш концерт обязательно посмотрю! По телевизору, – сообщил он. Что-то в его голосе не то.
- Зачем?
- Что зачем? – удивляется.
- Зачем по телевизору? – больше не могу терпеть.
- А как еще? – удивляется, но как-то наигранно.
- Витя! – Все. – Ты можешь придти к нам на концерт! – я просто кричу.
- Как это, Лен??? – вот теперь удивление настоящее.
- По билету, Витя, по билету! – не удержалась и съязвила я.
- Но у меня его нет.
- Будет! – не унималась я. Сейчас мне нравилось над ним издеваться.
- Откуда??? – его терпение на пределе.
Я выдержала театральную паузу, а потом спокойным тоном произнесла, тоже как-то театрально:
- Я тебе его дам, - и широко улыбнулась, предчувствуя, что за этим последует.
Витя тоже выдержал паузу, видимо приводя свои мысли и поднятые мною нервы в порядок, еще раз прокрутил мои слова в голове, а потом грозным голосом сказал:
- Значит так, Кулемина. – Люблю, когда он такой, грозный и страшный серый волк. Меня это развеселило еще больше. – Сейчас ты мне все объясняешь, но без своих шуточек и подколов. Иначе я сейчас приеду к вам и поговорю с тобой серьезно. – Он сказал это ровно, но на последних словах уже чувствовались задорные нотки и его улыбка.
- Да, Витя, да! – крикнула я. – Через сколько тебя ждать??? – не смогла удержаться я. Ну и язва ты, Кулемина…
- Ле-на. – И опять я испытываю его терпение.
- Все-все. Больше не буду, - сказала я, пытаясь унять свое веселье.
- Я жду.
- Витя, ты к нам придешь на концерт по билету, который я тебе дам. Тебе его надо будет только у меня завтра с утра забрать. Я думаю, что часов в десять-одиннадцать мы уже будем в Олимпийском. Ты к этому времени туда подъедешь, и я тебе его отдам. Потом у меня возможности уже не будет – подготовка, саундчек и все такое.
- А как же Лера? – как-то виновато спросил он.
- А Лера тоже будет. У меня два билета! – радостно заявила я.
- Это, за какие такие заслуги, Кулемина???
- Мне Вася свой отдал. – Сначала для меня это было естественным, но потом я поняла, что Вите надо все объяснить в подробностях, а главное честно. – Ему пригласить некого, а он знает, что для меня важно, чтобы ты там тоже был. Но и Лерке я обещала. Вот он и отдал его мне.
- Лен, я знаю, как для тебя это важно, так что я бы нашел, как попасть к вам на концерт.
- Как?! Билетов уже давно нет ни в кассах, ни у перекупщиков! – Мне так хотелось доказать ему, что это невозможно, что это шанс, подаренный судьбой, а он сейчас так спокойно на это реагирует?! Я просто недоумевала.
- Так и есть, Лен, но я бы любым способом попал на этот концерт. Я уже проверил все возможные варианты, уже отчаялся даже, а тут звонит Рассказов и говорит, что его знакомая не может пойти на ваш концерт, поэтому ищет, кому бы продать билет. Я даже не спрашивал ни цену, ни ряд, сразу сказал, что беру. Судьба к нам благосклонна!
- Да, Вить, я тоже так подумала. – Теперь я действительно все поняла и осознала. – А как теперь быть с тем билетом?
- Может, Рассказов себе его возьмет? Он вроде что-то такое говорил, я, правда, плохо помню, так как был уже в состоянии эйфории…
- Как же я тебя люблю… - выдохнула я, понимая, что вот так радоваться возможности попасть на мой концерт, не сможет ни один фанат.
- Я тоже тебя, Лен… Я так соскучился… - Я прикрыла глаза, пытаясь удержать слезы счастья. – А ты Лерке уже звонила? У нее же занятия.
- Лерка… Чуть про нее не забыла, – опомнилась я.
- Если что, я могу забрать ее билет и завезти ей в школу. Мне не сложно. Да и время надо будет как-то убивать до концерта.
- Хорошо, Вить, я ей передам.
- Тогда звони Лере, а потом, когда будешь ложиться спать, позвонишь мне.
- Обязательно!
- Целую.
- И я тебя.
Леру устроил вариант Вити, поэтому быстренько с ней распрощавшись, я побежала готовиться к завтрашнему дню. Признаюсь честно, я больше ждала встречи с Виктором, чем самого концерта. Наверное, именно поэтому я не нервничала, как остальные Ранетки, при одном только упоминании о нем.



Спасибо: 70 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 317
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 24
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.10.09 13:31. Заголовок: Всем привет! Еще раз..


Всем привет! Еще раз извиняюсь за отсутствие, но в области проблемно интернет найти. А теперь я снова с вами! И вот на ваш суд долгожданная встреча...


И вот настал этот долгожданный день. Утро было ранним, но в суматохе и суете время пролетело незаметно. Вот мы уже подъезжаем к Олимпийскому. Девчонки что-то восхищенно говорили, радостно и нервно выкрикивали, не веря в происходящее, а я уставилась на людей около входа, пытаясь выхватить взглядом высокую фигуру голубоглазого брюнета. Моего брюнета. Когда я в очередной раз пробегала по толпе глазами, я заметила на практически однотонном фоне яркое пятно, очевидно цветы, улыбнулась, но взгляд не задержала. А вот сердце среагировало. Я тут же вернулась к букету и чуть не задохнулась от счастья. Мой самый любимый, мой самый родной мужчина стоял позади всех и нетерпеливо теребил ворот пальто. Вот только теперь я увидела его ярко-голубые глаза, к которым так шел этот нежный букетик. Я первой подошла к двери автобуса и так вцепилась в ручку, что если бы даже кто-то очень захотел выйти вперед меня, у него бы не вышло. Вот автобус остановился. Вот к нему ринулась толпа фанатов, поклонников, друзей, родных, не знаю, кого там еще, а Витя остался стоять на месте. Сначала я немного запаниковала, подумала, что он не ждал этой встречи так же сильно, как и я, но верить в это не хотела. Еле дождалась, пока откроется дверь автобуса. Едва услышав характерный звук и почувствовав поток свежего воздуха, я, преодолев препятствие в виде толпы, со всех ног кинулась к нему. Секунда, и я уже в его сильных объятьях отрываюсь от земли. Как я его только не задушила?..
- Ленка… - выдыхает мне прямо в ухо с таким облегчением, как будто на это имя у него было вековое табу. А я еще сильнее зажмурилась, чтобы не разрыдаться от счастья.
- Я ничего не хочу. Ни этого концерта, ни тура – ничего. Только быть с тобой. Причем ни сантиметром дальше, чем сейчас, - и еще сильнее сжимаю объятия. Тут же слышу его тихий смех.
- Ты меня удушишь, - сквозь смех, а сам объятья не ослабил.
- Нет, еще рано. Нам еще столько надо успеть, - интригующе говорю я, заранее зная, что он за это зацепится.
Виктор ставит меня на землю, слегка отстраняется от меня так, чтобы видеть мое лицо, но из объятий не выпускает. Да я бы и не позволила. Смотрит на меня, прищурив один глаз, и так лукаво спрашивает, вроде как, предугадывая ответ, но в тоже время до конца в этом не уверен.
- Что это значит, Елена Никитична?
- А то и значит, Виктор Михалыч, что на Вас у меня далеко идущие планы, - в тон ему отвечаю я.
- Вот как?! А можно поинтересоваться, какие именно?
- Можно. Но это мы обсудим потом.
- Когда потом? – не унимался Витя.
- Когда-нибудь. А сейчас я собираюсь выполнить первый пункт моего Наполеоновского плана.
- Какой?
- А вот такой.
Я опять обвиваю его шею и притягиваю его к себе. Секунду смотрим друг другу в глаза, потом, не сговариваясь, опускаемся на губы и еще через мгновение мы жадно впиваемся в них. Я так по ним соскучилась! Так мы целовались впервые. Сначала мы просто прижимались губами, потом их легонько по очереди нежно-нежно брали в рот. Нежность, ничего больше. А вот когда как бы случайно наши языки встретились, вот тогда мы и ощутили, КАК мы соскучились по ласкам друг друга. Нас как током шибануло. Мы одновременно открыли глаза и сразу все поняли. Поволока страсти затянула наши зрачки, но не разум.
- Лен… - прямо в губы.
- Да… - этого хватило.
И вот наш поцелуй снова нежный, легкий и почти невинный.
- Кх-кх… - вот так всегда…
Мы уже знали, кто это был, поэтому смущения не испытали. Но решили все-таки прерваться. Улыбнувшись столь нежелательному вмешательству, мы повернулись в сторону Ранеток. Не знаю, сколько они за нами наблюдали, но на их лицах были блаженные улыбки, а в глазах белая зависть. Они стояли маленькой кучкой, обнявшись, друг с другом. Ну, прям овечки, ей Богу!
- Лен, там нас уже зовут… - робко и виновато начала Женя.
- Ну, мы пока тут все занесем, проконтролируем, а вы еще пообщайтесь. Только не долго, - добавила Анюта.
- Как скажете, - посмеялась я.
- Ну, все, мы ушли, - сказала Женя, и все весело зашагали в сторону автобуса.
Я опять повернулась к Вите и стала разглядывать его лицо. Такое родное, такое любимое. Его нос, глаза, брови, скулы, губы… Он, видимо, занимался тем же самым. Потом наши блуждающие взгляды встретились и разговорились. Его говорил, как любит меня, как тоскует, говорил о нежности и ласке. А мой отвечал взаимностью чувств и глубокой тоской по его рукам, тепла и поддержки которых так не хватает.
- Вот только сейчас понял, насколько сильно я по тебе скучаю. Теперь я не знаю, как я проживу этот месяц.
- Витя-я-я, - хнычу, - я сейчас уже уходить не хочу, а что будет после концерта? Да мне все это вместе с музыкой без тебя не нужно. – Это абсолютно серьезно.
После этих слов взгляд Вити изменился. Если до этого он смотрел на меня с безмерной тоской и грустью, то теперь он осознал, что дал слабину. Он не должен был этого говорить. Сейчас его взгляд стал опять серьезным и внушающим.
- Лена, ты не должна так говорить. Музыка – это твоя жизнь. Ты же пережила эти три дня без меня? Это только по тому, что ты полностью отдалась музыке.
- Витя! Моя жизнь это ты! А эти дни я жила от звонка до звонка. В перерывах я даже не думала и не вспоминала о музыке. Я вставала и засыпала с мыслью о тебе. – Я это говорила очень эмоционально, смотря ему прямо в глаза. Сначала он выглядел виноватым, а потом его глаза просто заискрились радостью. Когда я закончила свою тираду, он еще мгновение смотрел на меня, а потом расплылся в улыбке, сгреб меня в охапку и так сжал в объятьях, что мне дышать трудно было.
- Ленка, как же я тебя люблю! – Мне показалось, или его голос дрогнул?
- Я больше. – Только и смогла выдавить я. Объятья ослабились, и я вдохнула полной грудью.
- Ой, извини, Ленок, чуть не задушил. – Улыбается.
- Ага. – И мне полегчало.
- Лен! – Это Нюта. Пора.
- Иду! – крикнула я, потом повернулась к Вите и затараторила, - значит так. Вот билеты. Это VIP-ложе. У нас у всех билеты туда, поэтому знакомых будет полно. Начало в семь, но запускать будут с шести. Что и как будет дальше, я не знаю. Я позвоню еще, - быстро поцеловала и побежала. Но, кое о чем вспомнив, развернулась и спросила:
- Вить, а цветы кому? – указала взглядом на букет. Такой он у меня забавный!
- Вот я растяпа! – бьет себя ладошкой по лбу, подбегает и вручает мне это чудо – маленький букетик из разнообразных цветов с явным преобладанием голубого оттенка. – Это тебе, милая, - легкое касание губ и глаза в глаза, - удачи! – И нет сил уйти.
- Лен! – Наташа…
- Беги, любимая, - нежно.
- Я позвоню… - одними губами, пятясь назад. Нет сил даже глаза отвести.
Чувствую чью-то руку на запястье. Женская. И, вот, я уже стремительно влетаю в Олимпийский, а сердце остается где-то там, за стеклянным коридором. Но это не надолго. Все будет. Моя интуиция мне подсказывает, что сегодняшний день будет фееричным.
Подготовка, саундчек, прогон – все как в тумане. Вот уже начинают запускать зрителей. Девчонки стали заметно нервничать, а я ни чего такого не испытываю. Как-то это все не правильно. Не по настоящему. Это же не наш концерт, не наши фанаты. И пришли они не нас слушать. Я вообще не понимаю, какого хрена мы здесь делаем?! У нас даже стили разные, причем, не только в одежде. Она – звезда мирового масштаба, а мы – никто. Да большая часть зала о нас даже и не слышала. Ну, подумаешь, был у нас один концерт в Лужниках, и что?! Как это ни грустно звучит, но он тоже не наш. Нами опять заткнули дырку. И здесь мы на разогреве... Фу, как пошло! Но настроения мне это не испортит. Из-за этого тура я чуть не потеряла Витю, но и именно здесь я поняла, что он для меня значит. И вот я сейчас сижу и думаю о нем, а не о предстоящем выступлении. Я должна его увидеть. Хочу!
- Ленка! Вон Виктор Михалыч с Леркой и Рассказов с ними! – воскликнула Женька, которая вот уже минут пятнадцать наблюдала за тем, как наполняется зал.
- Где??? – я подлетела к ней и стала нетерпеливым взглядом шарить по трибунам.
- Вон там. Видишь блондинку? Это Лерка. Справа Ильич, а слева твой Витенька, - дразнилась Женька. Она знала, что мне не нравится, когда его так называют, но сейчас я этого даже не заметила.
- Вижу… - выдохнула я и расплылась в улыбке. Сразу стало так легко. Вот только сердце ускорило ритм. Внутри появился холодок. Хочу туда! К нему!
Я стала нервно расхаживать по гримерке, раздражая всех и сея панику в наших и так нервно неустойчивых рядах. Натаха, спокойная до этого, не выдержала:
- Лен, остановись, пожалуйста! Я сейчас разрыдаюсь от волнения! Я раньше только и успокаивала себя твоим спокойствием и уверенностью, а теперь… - Ее глаза вмиг наполнялись слезами отчаяния.
Вася понимал, что если я не успокоюсь, то наше выступление рискует не состоятся. А это уже чревато последствиями в виде катастрофы мирового масштаба. Он быстро схватил меня за руку, чтобы остановить, и, глядя в глаза непонимающим взглядом, спросил:
- Лен, что происходит? Что с тобой? Ты же только что была абсолютно спокойной? – в голосе действительно звучала тревога.
- Мне надо туда, - незамедлительно ответила я.
- Куда? – все также не понимая спросил он.
- К нему, - быстро сказала я, а потом умоляющим взглядом посмотрела на него и добавила, - Вась, пожалуйста, сделай что-нибудь, я ведь не смогу выйти на сцену, пока не почувствую его поддержку…
- Он здесь? – уже ровным и уверенным тоном быстро спросил он. Я только закивала головой. Тогда он потянул меня за руку и сказал, - идем, - а Ранеткам добавил, - так, всем без паники, мы сейчас с Леной отойдем на пять минут и вернемся, а вы пока соберитесь и поправьте макияж, - и вытащил меня в коридор.
Почти бегом протащил меня по каким-то коридорам, и вот я уже у заветной цели. Глаза блестят, сердце бухает в груди, а ноги не идут.
- Лен, у тебя две минуты.
Я повернулась к нему всего на мгновение, чтобы подтвердить кивком, что я понимаю, и опять отвернулась, чтобы буравить взглядом спину самого дорогого мне человека, не решаясь подойти. Но этого делать и не пришлось. Он, как будто ощутив мой прожигающий взгляд, повернулся, и его изумленные глаза встретился с моими безумными. Сердце мое остановилось. Я даже дышать перестала. А он быстро преодолел то малое расстояние, которое нас разделяло, сопровождаемый моим жадным взглядом. Как только он оказался в пределах досягаемости, я незамедлительно кинулась к нему на шею, прижимаясь к его телу как можно сильнее и рискуя перекрыть своими объятьями ему доступ кислорода. Он не сразу сообразил, что происходит, а потом обнял меня нежно и успокаивающе погладил по спине. Все напряжение как рукой сняло! В прямом смысле. Я расслабилась и, прикрыв глаза, улыбнулась. Сейчас я будто подпитывалась от него энергией, спокойствием и уверенностью. Большего мне не надо.
- Леночка… - он нежно за талию отстранил меня, чтобы видеть мое лицо. А я его. Сейчас его глаза просто светились любовью и нежностью, сдержано улыбался. А моя улыбка была просто глупой от счастья.
- Вить, я без этого просто не смогла бы на сцену выйти, - это я говорила не только ему, но и подтверждала самой себе необходимость в нем, единственном.
Меня ослепила его улыбка и лучики искренности чувств в его глазах. А я просто подпитывалась этим откровенно. Потом его взгляд переместился мне за плечо. Вася.
- Тебе пора. – Последний глоток необходимой энергии срываю с губ и быстро покидаю сие ложе.
И вот опять темные коридоры, и мы уже в гримерке. Девчонки встретили нас растерянными взглядами, полными паники и отчаяния. Вот только сейчас я поняла, что своим неадекватным поведением, которого от меня никто не ожидал, я чуть не сорвала нашей группе выступление, а, как следствие, и не только им. Пришла пора исправлять ситуацию.
- Так, я не поняла, - грозным голосом и с таким же выражением лица спросила я, - что за траурные лица?! Нам через пять минут на сцену выходить, а вы тут панику мне развели. Минуту вам поправить макияж. Мы должны завести зал!!! Мы же для этого здесь, я так понимаю? – Вопрос был риторическим. – Может, кому для храбрости сто грамм коньячка плеснуть??? – уже с задором спросила я.
- Ленка! – вскрикнула Аня, уже ища глазами пластиковые стаканчики. Остальные тоже не стеснялись. Все напряжение сошло, осталось только легкое волнение. А Вася лишь восхищенно смотрел и улыбался, не осознавая еще того, что в этом по большей части его заслуга.


Как всегда, всем спасибо за спасибо и за внимание! Заходите в гости - адрес прежний.

Спасибо: 75 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 329
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 25
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.09 14:51. Заголовок: Всем доброго времени..


Всем доброго времени суток. Продка сегодня небольшая, но этого требует содержание. Ни чего личного.



Выступление прошло на ура, как нам показалось. По крайней мере, мы отработали без халтуры. Мы отчетливо понимали, что публика не наша, но и она не осталась равнодушной. Нас тепло принимали. Мы пели только зажигательные песни, одной из которых была «Лети». Я себя чувствовала уверенно, ощущая его поддержку. Поэтому не давала и Ранеткам расслабляться.
Вот мы уже за кулисами, все поздравляют, нахваливают. Мне кажется, даже искренне. Вижу мальчика с букетом бело-зеленых роз. Такие же. Мальчик подошел ко мне и протянул цветы:
- Вам просили передать. – Он. Даже сомневаться нет смысла.
Взяла букет, прижала к себе, вдохнула аромат и почувствовала его тепло. Сквозь пелену нежных чувств, в сознание ворвались слова продюсера, что оставшуюся часть концерта мы можем провести в VIP-ложе, и я уже бежала по известному маршруту. Увидев любимую фигуру все на том же месте, улыбнулась, подошла, обняла сзади и на ухо прошептала:
- Спасибо за цветы…
Он повернулся, наши глаза встретились. Как же хорошо… Я аккуратно села рядом и удобно устроилась в его объятьях. Вот так вот, без слов, но в своих мыслях, мы и просидели до конца концерта. Лично я его даже не помню.
Когда все стали выходить, мы не торопились. Упершись своим лбом в его, я боялась потерять это ощущение близости.
- Лен, Виктор Михалыч! Идемте скорее! Мы только вас ждем! – как гром среди ясного неба ворвалась в наш мирок Аня.
Мы без слов, с грустью осознавая то, что скоро нам опять придется расстаться, пошли за почти бегущей Прокопьевой, крепко держась за руки. Замедляя ход перед автобусом, я запаниковала. Витя это почувствовал и стал успокаивающе поглаживать большим пальцем тыльную сторону моей ладони.
- Ну, что вы там плететесь, спортсмены, блин! Вы с нами едете или нет?! – торжествующе спросила Аня, радуясь тому, что до последнего смогла сохранить интригу, стоя уже на нижней ступеньке автобуса. Мы с Виктором переглянулись и, осознав, что расставание придется отложить, быстренько вбежали в автобус.
Скрыть счастья не получилось, да и не за чем было, но по лицам подруг я поняла, что они знают что-то, чего не знаю я. Ранетки, а с ними и Лера, выжидающе смотрели на меня, показывая всем своим видом, что могут удовлетворить мое любопытство, но так просто это не сделают. Но я тоже не лыком сшита. Пока Виктор о чем-то беседовал с Рассказовым, я наклонилась к Васе и, не сводя глаз с подруг, спросила, ехидно им улыбаясь и замечая, как сходит с их лиц весь сарказм:
- Вась, мне кажется или я что-то пропустила???
- А тебе девчонки еще не сказали?! – удивляется он.
- Нет. И видимо не собираются, - все также не сводя с них глаз, сказала я.
Вася тоже посмотрел на их заговорщицкие моськи и, улыбнувшись, сказал:
- Лен, тура не будет, - тихо и размеренно, зная, что это для меня сейчас самая желанная новость.
Я перевела взгляд на Васю, не веря своим ушам.
- Как это? – спросила я, не зная, радоваться этому или нет.
- Ну, организаторы тура посчитали не актуальным, что русская неизвестная рок-группа должна представлять в зарубежном турне иностранную поп-звезду.
- Мне, честно говоря, тоже это покоя не давало. И что теперь будет? – искренне поинтересовалась я.
- Пока еще не знаю.
- Тогда куда мы сейчас едем?
- На репетиционную базу. Будем отмечать сие событие!!! У нас там все равно еще на два дня вперед все оплачено! – Ему действительно все это нравится.
- Круто. А мы всем автобусом туда едем??? – Личный интерес.
Вася понял все. Поэтому только довольно кивнул головой.
- Круто, - протянула я. Чувство восторга меня уже переполняло.
- Надеюсь, Виктор эти два дня свободен? – прищурив глаз, добродушно спросил он.
- Почему-то я в этом уверенна, - широко улыбаясь, подмигнула я. Мне не терпелось сообщить такую приятную новость Вите, но я решила с этим подождать. И так все хорошо. Заметив, что они о чем-то оживленно беседуют с Игорем Ильичом, я решила сначала разобраться с интриганками.
- Ну, что, подружки, долго вы меня собирались мучить, прежде чем сообщили бы такую новость??? – спросила я, плюхаясь рядом с ними на заднее сиденье автобуса, при этом не смотря на них, и закинула ногу на ногу.
- Ну… - протянула Аня, поднимая глаза вверх.
- Значит так, козявки, сейчас я вас трогать не буду, но при первой же возможности отобью у вас такую охоту, - весело сказала я, еле сдерживая себя, чтобы не стиснуть их всех вместе в объятьях. Сейчас меня просто разрывало от счастья.
- Мы больше не будем… - заблеяли жалобным голосом Ранетки, а Лера задорно хихикала.
- Так и быть. Сегодня ваш день. – Улыбнулась во весь рот и пошагала к Виктору. Вот сейчас воцарилась гармония.
Степнов все так же разговаривал с Рассказовым, и я решила им не мешать. Я села на сидение позади Вити и обняла его сзади. Сейчас мне хотелось просто вот так сидеть и слушать его голос, жить его интересами. Раньше у меня такого желания не возникало. Я изменилась. Вот так мы и доехали до пункта назначения.
Выйдя из автобуса первым и подождав, пока выгрузятся все, Дмитрий Геннадьевич предложил сразу решить организационные вопросы.
- Я предлагаю самым активным и серьезным решить вопрос с организацией банкета. У кого есть желание этим заняться?
Вызвались Лера, Игорь Ильич, Женькины родители и Шинский Виктор Львович с Людмилой Федоровной.
- Отлично, - продолжил Розовский, - я вам помогу. А все остальные могут идти по своим делам, - он довольно потер руки. – Вась, помоги всем разместиться.
- Без проблем! – весело сказал парень. Первым он подошел к нам, - вам нужна моя помощь??? – шутя, спросил он.
- Неа, - прищурив оба глаза, и улыбнувшись натянуто, сказала я. Шутку оценила.
- Я так и понял, - подмигнув Виктору, он удалился осуществлять свою миссию.
А мы с Виктором направились в мои апартаменты, которые на эти два дня станут НАШИМИ.


Спасибо за СПАСИБО и теплые слова в темке. Жду с нетерпением!

Спасибо: 64 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 337
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 26
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.11.09 11:36. Заголовок: Упс, накладочка вышл..


Упс, накладочка вышла... Обещала большую проду, а она оказалась еще меньше предыдущей... Но зато с огоньком! Простите, пожалуйста за обман , я больше так не буду...
Вечером посмотрю, что там у меня с продами, может еще одну выложу.


Но удивить Витю мне не удалось, Игорь Ильич сделал это первым.
Едва я зашла в комнату, как тут же ощутила его властные руки на своей талии. Все внутри меня затрепетало. Я почувствовала легкое возбуждение. Притянул меня к себе, вдохнул запах волос и прошептал уже заметно подсевшим голосом:
- Ленка… Я так соскучился…
Зажмурилась. Я согласна слышать это всю жизнь! Развернулась, пробежалась по его лицу глазами и одними губами сказала:
- Я тоже…
А дальше был поцелуй. Страстный, но в то же время щемящее-нежный. Только сейчас я поняла, насколько он меня желал. Его руки уже гладили мою спину под футболкой, и я вдруг вспомнила, что не мешало бы принять душ.
- Вить… - А что с голосом? Хотя… глупый вопрос. – Мне бы в душ… - я умоляюще посмотрела ему в глаза.
- Мне бы тоже холодный не помешал, - улыбнулся он, упершись своим лбом в мой.
Я дразняще улыбнулась и нехотя высвободилась из его объятий. Он проводил меня страстным взглядом, пока я не скрылась за дверью ванной.
Душ не помог избавиться мне от возбуждения, и я решила пойти на хитрость.
- Витя, Вить, там, на кровати полотенце лежит, ты мне его не принесешь?.. – елейным голосом попросила я. Номер двуместный, поэтому и полотенца два. А другое я предусмотрительно намочила. Ни халата, ни белья в ванну я тоже не взяла…
- Держи, родная… - он так и замер. Я стояла спиной к нему, а лицом к зеркалу. В совершенном неглиже. В зеркале я увидела его реакцию, что меня откровенно порадовало. А кому не нравится ощущать себя желанной?! Лукаво улыбнулась. Виктор откровенно пожирал меня глазами. От этого я возбудилась еще больше.
- Поможешь мне вытереться? – эротично спросила я, разворачиваясь к нему лицом. Виктор сглотнул. Я стала медленно приближать свое лицо к его, подставляя его взору свою восставшую грудь.
- Конечно, - загадочно улыбнувшись, посмотрел мне в глаза. Здесь вся моя решимость куда-то подевалась… Я опять почувствовала его абсолютную власть над собой. Абсолютную! Наигралась…
Заметив смятение в моих глазах, он все сразу понял. Теперь инициатива перешла полностью к нему. Взяв махровое полотенце в руки и растянув его, он осторожно, нарочито медленно стал меня промокать. Не вытирать, а промокать. От этих щекочущих прикосновений волокон ткани я почувствовала новый прилив возбуждения. А когда его руки через ткань коснулись груди, соски приятно защипало. Дыхание сбилось, а поднять веки я не решилась. Его изучающий властный взгляд я чувствовала и так. Мне стало жутко и приятно одновременно. Я откинула голову назад, давая простор для действий. Но он не торопился. Я запаниковала и резко распахнула глаза. И тут же встретилась с адским пламенем страсти в его глазах. Близко. Очень близко. Так близко, что я ощущала его дыхание на своих губах. Его улыбка была зловещей. Это все равно, что находиться под властью дьявола. Я опять прикрыла глаза, чтобы мой рассудок совсем не помутился. Теперь я ощущала его дыхание везде. Это непередаваемые ощущения. Сначала он обдал им мое лицо, ухо, потом опустился по шее к ключице. Я перестала ощущать полотенце. Меня прошибла мелкая дрожь. Внизу живота затягивался тугой узел. Вот его рука уже мягко мнет одну из моих грудей, а на второй я чувствую его щекочущее горячее дыхание. Иногда мимолетные прикосновения. Видимо, нос. Я уже на грани. Я жду прикосновения его губ к своей возбужденной груди… Я чувствую, что уже скоро… В предвкушении такой желанной ласки приоткрываю рот, жадно хватая воздух, которого сейчас катастрофически не хватает… И тут раздается стук в дверь. Но мы на него не реагируем. Лишь на мгновение все его действия остановились, но потом все приятные ощущения вернулись на свои места.
Я чувствую его губы на плечах… От влажных следов на обнаженной коже становится зябко. Меня опять трясет. И как я еще стою??? Но вдруг я опять лишилась его прикосновений. Я его не чувствую. Испуганно открываю глаза и вижу, что Витя читает смску. Я вне себя от бешенства. Я готова разбить этот чертов телефон, сорвать с него одежду и заняться с ним любовью прямо на полу в ванной. Меня не волнует!!! Он робко поднимает глаза и натыкается на мой, мечущий молнии негодования, взгляд. Мои ноздри раздуваются, а губы сжаты в узкую полоску.
- Лен, это Рассказов. Они нас там потеряли. Без нас не начнут.
- Чёрт!!! – взревела я, - ну почему так всегда… - Сажусь на корточки и предплечьями закрываю лицо.
Чувствую его успокаивающие поглаживания по голове и махровое полотенце на спине.
- Леночка, иди, одевайся, - тихо-тихо.
Поднимаю на него глаза, понимаю, что он прав, встаю с корточек и с опущенной головой выхожу из ванны. Он провел там еще некоторое время, за которое я успела одеться, и подошел ко мне.
- Ну что, идем? – тихо спросил он.
- Идем… - вздохнула я обреченно. Сейчас мне праздника совсем не хотелось.
Когда спускались вниз, он протянул мне очки. Сначала я не поняла, зачем, а когда проходила мимо зеркала и, увидев свое отражение в нем, то поняла, что они мне необходимы – все мое сексуальное неудовлетворение сейчас читалось по глазам.

Изм.
Спасибо всем! Мне очень нравится с вами общаться!

Спасибо: 67 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 345
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 26
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.11.09 22:12. Заголовок: Еще раз здравствуйте..


Еще раз здравствуйте!
Я сегодня виноватая, а потому щедрая. В качестве извинений примите проду. Надеюсь на коментарии.


Как только мы вышли, то торжество сразу началось. Витя всегда был рядом, обнимал, поддерживал. Только настроения совсем не было. Но я умело его изображала. Вот только Витя хорошо знает, когда я притворяюсь, а когда нет. Вдруг так захотелось напиться… И вот, когда я подошла к столу за очередной порцией алкоголя, меня кто-то обнял за талию, а пока я соображала, что происходит, этот кто-то уже вытащил фужер из моей руки.
- Леночка, не стоит так усердствовать со спиртным, - как-то угрожающе и интригующе одновременно, - ты мне нужна живая, - Витя опять затевал свою игру.
- Это еще зачем? – серьезно спросила я, повернувшись к нему лицом.
Он приблизился вплотную к моим губам, но, сделав обманный маневр, сказал на ушко:
- У меня большие планы на эту ночь. – Джеймс Бонд, твою мать. И отошел от меня, попивая мое шампанское. А я так и осталась стоять, определяя свои ощущения.
Настроение после этого у меня заметно повысилось. Я смеялась, шутила, веселилась и танцевала с девчонками. А когда заиграла медленная композиция, Степнов нашел меня сам. И этот танец стал для меня не менее интригующим.
Первым делом он снял с меня очки. На мой вопросительный взгляд он спокойно ответил:
- Я хочу видеть твои глаза.
Я не сопротивлялась. Я уже давно ему не сопротивляюсь. Я изменилась.
Музыка была ненавязчивой и не диктовала какие-то определенные движения. Мы легко покачивались из стороны в сторону. Витя одной рукой держал меня за талию, а другой нежно гладил по лицу. Сейчас он просто смотрел на меня и любовался. А я заворожено наблюдала за ним. Его глаза. Я сейчас их видела как будто впервые. Нежные и манящие, они завораживали, затягивали в пучину безмерного счастья. Его губы. Мне кажется, что вот так близко я их еще никогда не видела. Яркие и мягкие. Сейчас они чуть-чуть улыбались. Мы просто впитывали нежность друг друга. Мое сексуальное напряжение прошло, и сейчас я не чувствовала необходимости в такого рода близости. Мне хотелось просто наслаждаться тем, что он рядом, что чувствует меня и понимает, как никто другой. Хотелось просто побыть вдвоем.
- Лен, пойдем, погуляем, - спросил он после того, как закончилась музыка, - я так по тебе соскучился. – Он читает мои мысли! - Я думаю, мы уже достаточно побыли на публике, как ты думаешь? – в голосе уже звучат игривые нотки.
- Будь моя воля, я бы вообще не пошла, - принимаю его игру, - и тебя бы не пустила!
Он заливисто рассмеялся.
- Ленка… - стиснул меня в объятьях, когда мы уже шли в сторону парка, - тебе бы все…
Так вот, обнявшись и веселясь, мы дошли до качелей. Усевшись на них, поняли, что мы, вроде как, и одни, но в тоже время и со всеми. Дело в том, что наши качели находились в тени деревьев, но лицом к площадке, где сейчас и проходил праздник.
Мы уютно устроились и стали наблюдать за происходящим. Но нас там ничего не привлекало. Я закинула ноги к Вите на колени и обняла его за шею. Он развернулся ко мне лицом и проникновенно посмотрел в глаза. Это было так романтично…
- Сейчас бы еще бутылку шампанского… - протянула я, прикрывая глаза и мечтательно улыбаясь.
- Сейчас все будет, моя королева! – сорвался с места и, спустя какое-то мизерное количество времени, он уже опять приземлялся на качели, держа в руках бутылку Асти Мартини и два высоких фужера на тоненьких ножках.
- Ого, вот это скорость! – откровенно восхитилась я.
- А то! Держи, - отдал мне фужеры, мягко присаживаясь на качели.
Мы уютно устроились в объятьях друг друга. Витя сидел с краю, а я, полулежа, боком к нему, у него на коленях. Так здорово! Виктор раскупорил шампанское. Оно выстрелило и разлилось водопадом задорных пузырьков. Я подставила бокалы, чтобы их наполнить. Отдала один Виктору, а второй поднесла к носу и вдохнула. Защекотало в ноздрях. Я непроизвольно поморщила нос и рассмеялась. Стало так легко и спокойно.
- За что выпьем? – спросил Виктор. Игриво так. Я умиляюсь.
- Я предлагаю… - сделала задумчивый вид, а потом быстро проговорила, - за обстоятельства, которые не позволили нам разлучится так надолго.
- Хороший тост! Поддерживаю, - и протянул бокал.
Мы чокнулись и отпили по глотку. Я снова устроилась на его коленях и уставилась в небо. Говорить почему-то не хотелось. Да и думать тоже. Я просто любовалась ночным небом. И его близостью. За этим занятием не заметила, как осушила бокал. Все-таки вкусное это шампанское. Очнулась, когда Витя снова наполнял бокалы.
- Вить, а давай на брудершафт? – вскочила, садясь с ногами на качели и разворачиваясь к нему лицом. Это было больше похоже на вызов, чем на вопрос. Он недоверчиво посмотрел на меня. – За любовь. – Весомый аргумент. Молодец, Кулемина!
- А давай! – соглашается. Но меня это настораживает. – Только целуемся по-настоящему. – Что-то задумал. Ну, ладно.
- Хорошо. – Недоверчиво. Но азарт уже зародился.
- За любовь? – он поднял бокал, чтобы чокнуться. А в глазах уже что-то изменилось.
- За любовь! – подтвердила я, ударяя своим фужером по его и переплетая руки.
- До дна, - напоминает он, распаляя мое любопытство.
- До дна, - робко подтверждаю я.
Выпили. Я потянулась за поцелуем, как того и требует сия процедура, а он не торопился. Уставилась на него вопросительным взглядом. Он лукаво улыбнулся, но движение начал. Я прикрыла глаза и приоткрыла губы в ожидании поцелуя, как взрослая, но ничего не ощутила. Опять открыла глаза и наткнулась на его сияющие. Они были очень близко. И такие странные. Они хаотично бегали по моему лицу. Я секунду смотрела в них, но, побоявшись утонуть в этой синей пучине, опять их прикрыла, давая понять мужчине, что я готова исполнить данный ритуал. Дело только за ним. Мгновение, и вот он, долгожданный поцелуй. Сладкий, пьянящий. Он заводил, возбуждал. Сначала это было просто нежное прикосновение, но уже от него что-то изменилось. Захотелось большего. Вот как он так делает?! Потом, проникнув своим языком внутрь, он начал медленные движения. Я в себе возмущалась, мне хотелось еще. Но Витя не торопился. Он опять со мной играл. Я попыталась увеличить темп, но он его не поддержал. Мое нетерпение росло, возбуждение набирало обороты. А он, как будто, не реагировал. Спокойный такой. Напоследок втянул мою нижнюю губу и завершил поцелуй. А я осталась в растрепанных чувствах. Откинулся на спинку, делая безразличный вид, и уставился в небо. Я с недоумение смотрела на него, не понимая, что происходит. Сколько я так просидела, сказать не могу. Но когда ко мне вернулось сознание, решение пришло моментально. Я схватилась за бутылку и сказала:
- Вить, а давай еще выпьем. – Он тихо, но искренне рассмеялся. А что я такого сказала?!
- На брудершафт?! – спросил он, веселясь.
- На брудершафт! – ответила я с таким видом, как будто больше никак не пьют.
- Целуемся по-настоящему???
- По- настоящему… - что-то тут не так. Опять что-то задумал.
- Хорошо, - соглашается, - но тогда без рук. – Смотрит на меня из-под бровей и улыбается. Люцифер, по любому.
- Это как??? – видимо, мой мозг как-то туго соображает в связи с неудовлетворенностью.
- Целуемся, но руками друг друга не трогаем, - сообщил мне как само собой разумеющееся.
- Что, даже обниматься нельзя??? – как-то по-детски спрашиваю я.
- Неа. – Мое состояние его определенно веселит.
- Хорошо, - соглашаюсь я, до конца не осознавая, чем мне это грозит.
- Наливай!
Я разливаю шампанское. Бутылка пуста. Вот тебе и брудершафт… А дальше все по той же схеме. Вот только теперь Витя не выжидает, а сразу отвечает на поцелуй. Он быстро набирает обороты, кружа мне голову. Вистибюлярный аппарат дает сбои, и я пытаюсь ухватиться за Витю. Он прерывает поцелуй, но не отстраняется.
- Лен, без рук, - напоминает он мне.
- Я для равновесия, - глупо оправдываюсь я.
- А ты за спинку держись! – Пять балов. Но не мне.
Мне ничего не остается, как вцепиться в спинку качелей. Поцелуй возобновляется. Сначала нежный, потом дразнящий. Мой мозг отключается. Далее по спирали. Я возбуждена как мартовская кошка. Сил терпеть эту муку, больше нет. Хочу его обнять, прижаться к нему, но он, предугадав мои действия, не позволяет этого сделать, удерживая мою руку на спинке. Пытка продолжается. Я даже не думала, что можно так возбудиться от поцелуя. Предел не далеко, мне начинает не хватать воздуха. С неохотой отрываюсь от его губ, но он снова их накрывает своими, не позволяя разорвать контакта.
- Витя, я больше не могу… - сквозь поцелуй еле выговариваю я.
- Можешь, Лена, можешь. – И опять водоворот пьянящих ощущений. Хотя, куда еще больше.
- Витя… - отстранилась я от него, пытаясь отдышаться, - я больше не могу… - умоляю я.
- Девочка моя, потерпи, - и снова накрывает мои губы.
Я опять отстраняюсь.
- Витя, я не могу больше терпеть, я хочу тебя… - мольба, - я соскучилась по тебе, по твоим ласкам, поцелуям…
- Ну, мы же целуемся! – Действительно.
- Да я сейчас уже взорвусь, а ты даже трогать не разрешаешь! Может, в номер пойдем??? – в надежде на положительный ответ заглядываю в его глаза. А там языки дьявольского пламени.
- А ты думаешь, я дома тебе это разрешу? – изумленно спрашивает он. А я не знаю, что ответить… У меня не укладывается в голове, как это он не разрешит мне себя обнять?! Как это?! Я же соскучилась!
- А как же праздник??? – ждет ответа, хотя он очевиден.
- Да к черту этот праздник!!! – срываюсь я. А он только рассмеялся, закидывая голову назад. Потом встал и потянул меня.
- Пойдем. – Спокойно и ровно, но в голосе еще эхом отдается смех.
- Куда? – изумленно спрашиваю я.
- В номер, ты же сама просила, - все так же спокойно.
- Ага, – только и смогла выдавить я. Но ноги не идут.
- Ты идти-то можешь? – с насмешкой спрашивает он.
- Могу! – передразниваю, - только не быстро.
Выходя на свет, я стала жмуриться и фокусировать взгляд.
- Лен, надень очки, - на ушко сказал он, давая понять, что я уже сопротивляться не в силах.
Сейчас я больше всего боялась, что со мной кто-нибудь заговорит. Я ведь от пережитых эмоций ничего вразумительного ответить не смогу. Хотя, все уже и сами неадекватные. Вот у них только средство другое.
Степнов тащил меня за руку, а я еле плелась. Ноги были ватными и совсем меня не слушались. Последние ступеньки и мы у заветной цели.


Спасибо за СПАСИБО! Темка адрес не сменила.

Спасибо: 66 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 355
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 26
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.11.09 13:34. Заголовок: Вот, держите. Долгож..


Вот, держите. Долгожданная...


- - Лен, давай ключи, - попросил он, отпуская мою руку.
Я молча достала, он открыл дверь. Взял меня нежно на руки и вошел в номер. Если честно, я такого не ожидала. Он смотрел мне в глаза, но теперь они были другими. Нежными и любящими. И светились заботой и добротой. Я не отводила взгляда.
Опустил аккуратно на кровать и, не разгибаясь, спросил:
- Ты чего-нибудь хочешь?
- Тебя…
Он расплылся в улыбке, а потом нагнулся и нежно-нежно поцеловал меня в губы.
Я решила воспользоваться этим и переняла инициативу, углубляя и выводя поцелуй на уровень страсти. Он удивился одними глазами. Не давая ему опомниться, стянула с себя толстовку и быстро избавила его от пальто. Перешла к рубашке, но он убрал мои руки с воротника, отстранил меня, посмотрел в мои изумленные глаза и сказал:
- Лен, не торопись.
- Витя, я больше не могу, я соскучилась, - хныкала я, - давай ты сегодня не будешь меня мучить? – умоляла я.
- Хорошо, сегодня не буду, - гортанно рассмеялся он, когда увидел процесс перехода моих глаз из разряда умоляющих в разряд радостных.
Я порывисто притянула его к себе и впилась в губы жадным поцелуем. Но он опять убрал мои руки и на ухо прошептал:
- Но чуть-чуть потерпеть все-таки придется. – Опять этот дразнящий голос. – Я быстро.
Я так и сидела в ступоре, провожая его непонимающим взглядом в ванну. Когда дверь захлопнулась, я вышла из транса. Послышался шум воды. И такое отчаяние от собственного бессилия на меня накатило, что я повалилась на спину, схватила подушку, приложила ее к лицу и все мое нетерпение выплеснула на нее звериным полукриком-полурыком. Стало немного легче. Откинула подушку и обреченным взглядом уставилась в потолок. Я даже не заметила, как перестала шуметь вода. Очнулась от лучика света, отразившегося на потолке. Поднялась на локтях и задохнулась от восторга. В горле встал ком, а глаза бесстыдно пожирали обнаженное мужское тело. Дежавю. Витя после душа, капельки воды стекают по телу, и маленькое полотенце на бедрах. Мама дорогая… Он подходит к кровати, а я глаз не могу оторвать.
- Ну что, детка, продолжим?.. – издевается.
Я поднимаю на него глаза, а он, нависая надо мной, припадает к моим приоткрытым губам в чувственном поцелуе. Неимоверное возбуждение мгновенно наполняет все мое тело, каждую его клеточку. Я забываю, как дышать. Постепенно поцелуй становится требовательным. Я отдаюсь ему без остатка. Просто кусок податливой глины – делай со мной все, что хочешь. Он это чувствует. Снимает с меня футболку, лишь на мгновение прервав поцелуй. Бюст я сегодня не одела. Заводит над моей головой мои же руки, и легко касается моих губ. От такого прикосновения воздуха резко не хватает, а низ живота уже полыхает огнем страсти. Я на пределе. Он чувствует меня. Начинает медленно покрывать мое тело безумно возбуждающими поцелуями, постепенно опускаясь к джинсам, намеренно минуя грудь. Сквозь тяжелую ткань чувствую его руки. Этого я вынести не могу. В истерике цепляюсь за его плечи в попытке притянуть его и прекратить это безумие. Но он возвращает мои руки на прежнее место, удерживая их в таком положении. Целует живот, опуская постепенно руки, проводя по внутренней стороне моих подушечками пальцев. Плечи, ключица… И, наконец, грудь. От этой ласки я начинаю стонать. Отрывается от живота и глушит мои стоны поцелуем.
- Тише, родная…
Пользуясь моментом, обвиваю его шею и притягиваю как можно ближе. Не отпущу!
Но он опять отстраняется.
- Витя, я больше не выдержу… - умоляю.
- Я тебе помогу, - успокаивающе целует и заводит мне руки за голову. Он меня привязывает?! Я в панике, а в глазах ужас.
- Верь мне и ничего не бойся. – И я верю. Легко целует, забирая страх и даря спокойствие. Я расслабляюсь и отдаюсь в полную власть его ласкам.
Снова чувствую горячие губы, а руки быстро избавляют меня от тесной одежды. Он покрывает поцелуями мои ступни, поднимаясь выше. Цунами возбуждения поглощает мой разум. Я умерла. Он снова опускается, целует мою пульсирующую горошину, и эта пульсация отдается эхом в моем горле. Больше не могу…
- Витя… - мечусь я в сладостных муках, - умоляю… - кричу, но голос срывается.
- Родная… - сквозь густой туман слышу его хриплый голос, и он мощно входит в меня. Я проваливаюсь в неизвестность, как будто падаю с высоты, и тону в пучине страсти и блаженства.
Ритмичные движения, его хрипы, мои стоны - все это разлетается по комнате песней любви и страсти и, ударяясь о стены, образует вакуум. Последние движения и я взлетаю к звездам, а следом и Виктор. Эйфория. Чувствую тяжесть его потного тела на себе. Лучше просто не бывает… Неосознанно, нежно глажу его по волосам. «И когда он меня отвязал?..» - проносится в голове, не предавая этому значения.


Исп.
Спасибо за "+". Сейчас мне особенно интересно ваше мнение...

Спасибо: 76 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 368
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 27
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.11.09 12:05. Заголовок: Привет! Я сегодня ра..


Привет! Я сегодня рано - скучно как-то.... . Прода сегодня диалоговая, но содержательная. Надеюсь, вам понравится.



Восстановив дыхание и слегка придя в себя, Витя ложится рядом и притягивает меня к себе. Но я все еще качаюсь на волнах блаженства, так щедро подаренного им.
- Лен… - Я прикрыла глаза, впитывая его нежность, - Ленка, - приподнимается, чтобы удостовериться, что со мной все в порядке.
А я лениво расплываюсь в блаженной улыбке, не открывая глаз.
- Да! - Как же сложно сейчас делать какие-либо движения.
- Что да??? – подтрунивает.
- Для тебя все – да! – все так же лениво и блаженно.
- Даже если я предложу тебе выйти за меня замуж?! - удивленно, но с нескрываемым интересом.
- Даже если… - подтверждаю я, не меняя выражения лица.
- А если серьезно??? – голос подрагивает.
Знаю, что нервничает и сомневается, но я уже давно все решила. Приподнимаюсь на локте, чтобы непосредственно смотреть ему в глаза.
- Витя, сейчас я абсолютна серьезна. Я не представляю себе никого другого в роли своего мужа. Замуж я согласна выйти только за тебя. И если ты сейчас всерьез делаешь мне предложение, то я отвечаю «Да». Я согласна выйти за тебя замуж, когда ты только пожелаешь. – Это я сказала уверено и абсолютно спокойно.
Мы смотрели друг другу в глаза, выискивая там каждый свое. И найдя ответы на интересующие вопросы, облегченно вздохнули. Витя сорвался первым.
- Леночка, любимая, - он резко притянул меня к себе и стиснул в объятиях, - я, вообще-то, не это хотел спросить, но твой вариант мне нравиться больше. – Шутит.
Я рассмеялась его искренней детской радости.
- Но с официальным предложением мы пока подождем. – Его настроение при этом не изменилось, а вот меня как ледяной водой окатило. Хотя, он имеет на это полное право. С моим-то поведением…Я напряглась в его объятьях, и он это заметил.
- Зая, ну ты чего? – нежно отстраняет и заглядывает в глаза. А я их опускаю, ведь знаю, что виновата перед ним – столько боли причинила.
Молчу, не знаю что сказать.
Он приподнимает мое лицо за подбородок. Все-таки решаюсь посмотреть в глаза, тем самым признавая свои ошибки. А вижу там только любовь, нежность и понимание.
- Девочка моя, мы обязательно с тобой поженимся, но только попозже. – Вроде, развеял мои сомнения, чем зародил зерно надежды в моей душе на счастливое будущее, но вот это его попозже…
- А почему попозже?.. – робко спрашиваю я, все еще боясь услышать нежелательный ответ.
- Ну, смотри, Лен, ваш тур отменяется, в Снегинке вас не ждут, да и у меня нет постоянной работы и приличного заработка. Как с таким списком можно просить твоей руки у твоих родителей. – Камень упал с моей души. – Сейчас разберемся с этим, потом еще раз все хорошо обдумаем, и примем окончательное решение. – Он приподнял мое лицо за подбородок и проникновенно посмотрел мне в глаза, - Лен, я очень хочу, чтобы ты стала моей женой, - нежно касается губ, - и я тоже не вижу никого другого в этом качестве, кроме тебя. – Улыбается.
- А что же делать? – робко спрашиваю я.
- Для начала решим вопрос с твоим обучением, а потом по возрастающей.
- А как мы решим этот вопрос? Ну, с моим обучением?
- Сначала вам надо сходить к Романовскому и объяснить суть дела. Я думаю, что он вас поймет и примет обратно. – Он действительно в этом уверен.
- А с твоей работой что мы будем делать? – Мне нравится вместе решать общие проблемы.
- Около полумесяца назад я получил предложение тренировать очень перспективную баскетбольную команду. Обещали приличную зарплату. Я сначала отказался, но они попросили не торопиться с решением, советовали подумать хорошо и дать ответ в течение месяца. – Он посмотрел на меня, ища поддержки в моих глазах. Он хочет знать мое мнение.
- Витя… - восхищенно выдыхаю я, - это же новый уровень! Это такие перспективы! Такой шанс выпадает не всем, но ты его заслуживаешь. – Гордость. Он у меня самый лучший. – А как они на тебя вышли?
- Как я понял, они обратили внимание на нашу команду на каких-то соревнованиях около года назад. Потом отслеживали наши достижения, узнавали про тренера, а когда пришли в школу, то узнали, что я там больше не работаю. Им оказалось это только на руку, а Савченко любезно сообщил, где меня найти.
- Витя, я не знаю, какое ты примешь решение, но я считаю, что надо соглашаться. Такой шанс упускать нельзя.
- Но ведь тогда я буду очень много работать, постоянные командировки, сборы, выездные игры… Мы будем меньше проводить времени вместе… - тихо и разочарованно.
Я тоже утратила прежний энтузиазм. Эту сторону медали я как-то не увидела. Что же делать, ведь для меня самой станет все это пыткой. Но сейчас наши отношения перешли на новый уровень, значит, надо им соответствовать. Он не должен жить только мной, пора бы начать считаться и с его интересами. Тем более что от этого зависит наше совместное будущее. Он все еще сомневается во мне, боится оставлять меня без присмотра. И я его понимаю. Еще совсем немного времени прошло, чтобы он стал доверять мне как раньше. Но я сделаю все, чтобы вернуть прежнее доверие. И это будет основой наших отношений. Поэтому сейчас я должна развеять все его сомнения.
- Это, конечно, будет тяжело, но мы не должны пасовать перед трудностями. Ты же сам сказал, что чтобы осуществить наши планы по созданию новой ячейки общества, необходимо установить стабильность. Так давай ее устанавливать! – я улыбнулась, сейчас все зависит от меня. – Я буду учиться и получать профессию, а соответственно, и у меня времени свободного будет не очень. Может, репетиторством займусь, буду детишек игре на гитаре учить. А ты будешь заниматься любимым делом на благо нашей семьи. – После последней фразы его глаза наполнились неизмеримой нежностью и надеждой. – Мы должны попробовать, Вить, - уже тихо, но внушая уверенность.
- Ты, наверное, права. – Он грустно опустил глаза. Не совсем это он хотел услышать.
- Витя, - робко начинаю я, - я понимаю, что главной причиной всех твоих сомнений являюсь я, вернее, мое поведение в твое отсутствие, - беру его руку, чтобы он посмотрел на меня, - но я сделаю все, чтобы вернуть твое доверие. – Выжидаю паузу, ища одобрения в его глазах. – Ты смысл моей жизни…
Всматриваюсь в его лицо - так хочется, чтобы он поверил…
Пауза затягивается, мои надежды не оправдываются. На глаза наворачиваются слезы отчаяния. Опускаю голову, чтобы не показать своего бессилия. Закрываю глаза и чувствую влагу на щеках. Убираю свою руку, выпуская его, но он накрывает сверху своей и успокаивающе поглаживает. Я не могу поднять глаз. А он все понимает.
- Иди ко мне, - тянет меня на себя.
Я не сопротивляюсь и прижимаюсь к его груди. Он успокаивающе гладит меня по голове. Чувствую его тепло и ласку. И любовь. Сейчас она для меня как маяк, который указывает мне правильное направление к берегам нашего счастья.
- Леночка, любимая, мы обязательно попробуем. Но и мое доверие мы будем возвращать вместе.
Тихо всхлипываю в его объятьях, а он улыбается нашему взаимопониманию. Не сдерживаю порыва, поднимаю голову, чтобы найти в его глазах поддержки. И нахожу! Нежность накрывает с головой, пробуждая неудержимую страсть. Сейчас хочется быть с ним, быть в нем, быть им… Знать, что мы – единое целое. Чувствовать и ощущать это всем своим существом.
Это желание взаимно, поэтому, потянувшись друг к другу, мы встречаемся в обжигающем поцелуе. Сейчас слова не нужны. Все желания взаимны. В этот раз мы занимались любовью. Искренне и самозабвенно. Сейчас балом чувств правила нежность.
Всепоглощающая и превращающая жизнь в сказку. Их сказку со счастливым концом.
Уставшие, но счастливые, обнявшись, прижимаясь друг к другу как можно теснее, мы провалились в волшебное царство Морфея.


Плюсиков поубавилось , но все равно всем спасибо. Заходите, если что...



Спасибо: 73 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 382
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 27
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.11.09 11:53. Заголовок: Всем привет. Я к вам..


Всем привет. Я к вам с продой. Спасибо Akustikafy, просто большущее-пребольшущее! Благодаря ей у моего фика теперь есть обложка! Правда, пока в другой темке, но я ее чуть позже перенесу. Женечка, эта прода для тебя.

Проснулась я уже ближе к полудню от шума воды. Потянувшись, ощупала кровать, но никого не обнаружила. Тело сладко ломило от физических нагрузок, но это совсем не огорчало, а наоборот, напоминало о волшебной ночи любви и единения. Картинки ночной сказки всплывали перед глазами, пробуждая желание. Мучить себя я не собиралась, поэтому и направилась в сторону ванны, волоча за собой шлейф из одеяла.
Как только я открыла дверь, на меня пахнуло паром с ароматом лемонграсса. Я люблю этот запах. Прикрыла глаза, наслаждаясь ощущениями. Запах ЕГО и дома. Расслабила руки, и одеяло безвольно рухнуло к ногам. Не медля ни секунды, залезла в душ. А Виктор даже не заметил. В моих глазах уже полыхало знакомое пламя, едва я разглядела в облаке пара столь желанную фигуру. Он Бог! Влажный, загорелый, идеальной формы ягодицы, спина… Все, больше не могу терпеть! Хочу касаться его, взбивать гель для душа в пену и наносить ее на его идеальное тело.
Приблизилась и скользящим движением прошлась руками от спины по ребрам и сомкнула их на животе, с огромным усилием сдерживая себя, чтобы не опустить их ниже… Закрыла глаза и вновь ощутила прилив желания, желания слиться с этим лучшим мужчиной раз и навсегда. По телу прошлась крупная дрожь, когда я почувствовала, как напряглось его тело. Он развернулся ко мне лицом, и в тот же миг я почувствовала спиной прохладную и мокрую поверхность гостиничного кафеля. Витя навис надо мной, пристально смотря в глаза. А я растерялась. В прочем, как всегда. Он коварно улыбался, а глаза странно блестели. Но этот блеск мне знаком.
- Я так понимаю, ты пришла мне спинку потереть? – От этого его голоса меня просто заколотило. Сказать я ничего не смогла, хотя сомневаюсь, что он ждал ответа. Я всего лишь помотала головой в знак согласия.
- - Я думал, - он усмехнулся, - что ты с утра будешь не в состоянии после этой ночи, - прижался ко мне всем телом, выказывая степень его возбуждения, обдавая горячим дыханием ухо, шею. После я почувствовала там его губы. Казалось бы, я в душе, и кожа моя уже мокрая, но влажные следы губ ощущаются еще четче и горячее. От этих ласк перехватило дыхание, низ живота сковало мучительным желанием. Я безвольно прикрыла глаза и расслаблено опустила руки.
- Вот только, Лен, я уже помылся, - он опять ехидно улыбался. Я запаниковала, что все сейчас закончится, так и не начавшись, так же, как вчера. – Но вот тебя, я думаю, мы помоем. – Где-то внутри меня только что из кокона вырвалась бабочка и устремилась вверх, щекоча крылышками все внутри, в конце пути застряла в горле нахлынувшим возбуждением, не позволяя не вздохнуть, не выдохнуть. – Ты не против? - Смотрит на меня. Ему нравится наблюдать за мной, когда я в таком состоянии. А я лишь быстро помотала головой, давая ему понять, что затягивать не стоит.
Он налил тоненькой струйкой на мое горячее тело холодный гель. Мурашки побежали по всему телу. Я зажмурилась. А потом его руки нежными ласкающими движениями стали выводить круги на моем теле, успокаивая и расслабляя меня. От этих прикосновений я приближалась к краю пропасти моего терпения. Витя это чувствовал тонко, поэтому, не давал мне сорваться. Слегка проникая вглубь меня, ни на секунду не забывал про самую чувствительную точку моего тела. Мои стоны становятся громче, ведь я уже на грани, еще чуть-чуть и я сорвусь. Он берет душ и направляет поток прямо в меня, туда, где сейчас сосредоточено все мое желание. Секунда. Вспышка. И я взрываюсь. Громко и неистово. И улетаю в небо, где тону в облаках моего блаженства. Открываю глаза и вижу, что он тоже на грани. Обхватываю его ногой, а он легонько подсаживает меня за ягодицы. Медленно и мягко входит в меня, прикрывая блаженно веки, слегка сдвигая брови. Губы чуть-чуть приоткрыты. Откуда-то изнутри вырывается мужской стон. Мои ощущения неописуемы. Мне кажется, что я ждала этого вечность. Притягиваю его одной рукой за шею и впиваюсь жадным поцелуем. Стоны облегчения и удовольствия срываются с наших губ, образуя единый звук. Я опускаю свою голову ему на плечо, а он бережно ставит меня на дно душевой кабины, не переставая придерживать. Потом мы обессилено опускаемся на дно, сливаясь в благодарном поцелуе. Такое вот у нас было впервые.
Мы немного посидели под расслабляющими струями воды. Я сидела в объятьях Вити, спиной к нему, откинув голову назад ему на плечо.
- Любимая, может, хватит на сегодня водных процедур? – нежно спросил он, все так же улыбаясь.
- Ммм… - блаженно протянула я, - я сейчас усну здесь, - улыбаюсь.
- Вот и я про то же, - нежно гладит по плечам, иногда сопровождая прикосновения поцелуем.
- Я не дойду, - уверенно заключаю я.
- Я тебе помогу, солнышко. – Я расплываюсь в счастливой улыбке. Он просто золото.
Витя аккуратно вылезает из ванны, обматывается полотенцем, потом легонечко приподнимает меня.
- Лен, подними руки, я тебя заверну.
Я безвольно поднимаю свои ватные руки, он обматывает меня мягким полотенцем. Когда он закончил его закреплять у меня на груди, опустила руки к нему на плечи и мягко коснулась его губ. Поцелуй без подтекста. Отрываюсь от губ и вглядываюсь в глаза.
- Витя, ты у меня самый лучший. Я тебя очень люблю.
Он улыбается.
- И я тебя, Лен. Очень-очень. – Еще секунду смотрим в глаза, а потом он подхватывает меня на руки и несет на кровать, я успеваю только ахнуть.
Опускает на кровать и ложится рядом. Прижимаюсь к нему, впитывая его нежность, а он гладит меня по мокрым волосам, как ребенка. Прикрываю глаза и проваливаюсь в безмятежный сон.


Изм.
Понимаю, что годая эрочка, но может кому есть, что сказать... Адрес в шапке(изменен)
Скрытый текст



Спасибо: 66 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 399
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 27
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.11.09 10:54. Заголовок: А вот и продка. Ниче..


А вот и продка. Ничего особенного. Немного веселая, немного... Ну, это вы потом сами мне скажете, если будет желание Приятного прочтения.



Проснулась я оттого, что ужасно хотелось кушать. Еще бы, ни завтрака, ни обеда, а потом еще и водные процедуры, сопряженные с физическими нагрузками. Интересно, сколько сейчас времени? Взглянула на часы. Ни фига себе! Половина шестого вечера. Чуть ужин не проспали! Посмотрела на спящего Витю. Такой он милый… Подложил одну ладошку под щеку, а вторую мне на талию. Улыбается во сне. Так жалко его будить… Но надо. Он же мужчина, еще и спортсмен, еще и девушка у него молодая – силы надо пополнять регулярно. Повернулась к нему лицом, уперев локтем голову, и невольно залюбовалась. Люблю. Больше жизни люблю. Как никого и никогда. Мой.
- Вить, Витя… - тихонечко потрепала за плечо.
- Ммм? – сонно промычал он.
- Витя, вставай, пожалуйста, а то мы на ужин не попадем. А мне так кушать хочется. – По-детски трубочкой вытянула губки.
Он, не открывая глаз, улыбнулся самой доброй улыбкой и сказал:
- Ты ж моя голодная, - притянул меня к себе и нежно обнял. – Ужин – это хорошо. Не мешало бы подкрепиться. Сил набраться, так сказать. У нас ведь еще целая ночь впереди.
- Витя, - в шутку умоляю сжалиться, в то время как внутри спираль желания уже начинает вращательные движения.
- Нет, ну если ты, конечно, не хочешь… - издевается.
Не успевает закончить, как я уже душу его подушкой. Он со мной ловко справляется, кладет на лопатки, выкидывает подушку, нависает надо мной, угрожая поцелуем. Как же хорошо. Жду исполнения угрозы, но тут нас прерывает звонок моего телефона. Нехотя беру трубку. Такой момент обломали!..
- Алё.
- Лен, вы там как, живы? – с беспокойством и иронией интересуется Аня.
- Живы, Анют, живы, – улыбаюсь, наблюдая как Витя одевается.
- Вы к ужину то выйдете из своего сексубежища? А то умрете от истощения, что мы тогда делать будем? – Руднева откровенно стебалась.
- Анечка, а ты не завидуй. – Я торжествую.
- А я и не завидую, потому, как питаюсь регулярно, - не унималась Прокопьева.
- Вот только не в коня корм. – Еле сдерживаю смех.
- Ну, Кулемина, я тебе это припомню. – Угрожает. Но знаю, что не обиделась.
- Обязательно, Анечка, обязательно.
- Все, давайте, спускайтесь. Мы вас ждем, - и отключилась, не дождавшись ответа.
Витя уже собрался и согнал меня, чтобы заправить постель.
- Нас уже потеряли? - спросил он, когда я стала ему помогать.
- Ага. Ждут, когда мы выползем из своего сексубежища.
- Вот как?! Тогда беги скорее, одевайся, я сам здесь справлюсь.
- Угу, – сказала я и послала ему воздушный поцелуй. Такой он у меня хороший.
Быстренько умылась. Забрала волосы в хвост, одела ободок. Посмотрела в зеркало. Глаза блестят, губы припухли. Все естественно и не безобразно. Пару раз мазнула тушью по ресницам, прозрачно-розовый блеск для губ, нежные румяна. Я готова.
Зашла в комнату за вещами. Витя разговаривал по телефону, повернувшись к окну. Прошмыгнула тихо, чтобы не мешать. Он даже не заметил. Зато я услышала обрывок разговора, из которого поняла, что он разговаривает с новым работодателем. И судя по тому, что обсуждались организационные вопросы, могу сделать вывод, что он все-таки принял это перспективное предложение. И я искренне этому рада.
Когда я вышла уже при параде, Витя задумчиво сидел на кровати, крутя в руках телефон. Я подошла и села с ним рядом, положив ему руку на колено.
- Вить, что-то случилось? – участливо спросила я.
Он поднял на меня неуверенный взгляд, решаясь на что-то. А когда увидел в моем неподдельный интерес и желание участвовать в его жизни, тихо сказал, глядя прямо в глаза, не желая упустить ни секунды моей реакции:
- Лен, я согласился на их предложение. Со следующей недели я тренирую их команду. – Он ждет моих действий.
- Витя! Это же здорово! – искренне радуюсь я. Именно этого он ждал от меня. – Я тобой горжусь! – Крепко обнимаю его, слегка покачиваясь из стороны в сторону. – Мой будущий муж перспективный тренер! Я крута… - отстраняюсь от него и, прищурив один глаз, говорю, - меня, правда, и физрук устраивал, и актер, и против бармена я ничего не имела. Но такой шанс упускать грех. Ты все правильно сделал, Вить, не сомневайся. Теперь все у нас будет просто замечательно. Ты будешь ходить на работу, а я после училища ждать тебя дома с ужином. – Я нежно улыбнулась. И он заразился моей радостью.
- Ленка, я так тебя люблю. – Очень искренне, а глаза так и светятся. – Давай только пока это будет нашей тайной?
- И про свадьбу тоже?
- И про свадьбу тоже. – Добро улыбается мне, нежно берет мое лицо в ладошки и притягивает.
- Хорошо. – Уже прямо в губы. И нежный, легкий поцелуй.
В моем животе заурчало. Витя прервал поцелуй и по-отечески сказал:
- Твой животик кушать хочет. – Я лишь согласно закивала головой. Он улыбнулся моей непосредственности. – Пойдем, Кулемина, буду тебя кормить. – Взял меня за руку и потянул с кровати.
- Пока еще Кулемина, - буркнула я. Но он услышал и весело рассмеялся. Я тоже улыбнулась. Он обнял меня за талию и повел.
- Пойдем, «пока еще Кулемина».
Когда мы спустились в холл, все уже были там. Ну, те, кто остался. Ранетки опять о чем-то весело щебетали, Лера с Васей увлеченно разговаривали, а те, кто повзрослее, вели светскую беседу.
- Ну, наконец-то! – воскликнула Прокопьева. – А я уж думала, не дождемся!
- Анечка, - прищурилась, - что-то ты сегодня очень активна…
- О, все в сборе! Тогда, может, ужинать? – потирал руки продюсер, ожидая согласия. Все дружненько сорвались с мест и направились в ресторан.
Мы с Витей шли последними, обнимаясь и мило любезничая. Сейчас между нами была гармония и сплошное понимание. За столом мы с Витей сели между Шинским и Прокопьевой. Последняя сидела рядом со мной.
- Анечка, - наклонилась прямо к уху, - только из-за того, что у меня хорошее настроение, трогать я тебя не буду.
- Я так понимаю, спасибо за это я должна сказать Виктору Михалычу? – она вопросительно посмотрела на меня, перенимая мое шутливое настроение. Я покачала головой в подтверждение ее догадки.
- Спасибо, Виктор Михалыч! – на полном серьезе сказала Анюта, обращаясь к Вите.
- За что? – удивился он.
- За Ленку! – она широко улыбнулась, чем стала похожа на чеширского кота.
- А! – подмигнул мне, - всегда, пожалуйста, обращайся, если что! – ответно улыбнулся. А я вытаращила на него глаза, пребывая в недоумении. Это заговор?! А в уме уже прикидываю, чем это мне грозит. Анечка победно похлопала меня по плечу и так непосредственно добавила:
- Вот я на тебя, Леночка, управу и нашла. – Потом посмотрела на меня своими блюдцами и добавила. – Ты кушай, Лен, кушай, - и широко улыбнулась. А я притянула ее к себе и чуть-чуть потрепала по волосам.
А потом мы болтали, ели, пили, вспоминали вчерашний день, вечер, строили планы на будущее, смеялись. И только я знала тайну, которая грела мне душу и заставляла сердце радостно биться.



Спасибо всем за СПАСИБО и за добрые слова в коментах.

Спасибо: 58 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 416
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 27
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.11.09 12:07. Заголовок: Всем доброго дня. Ещ..


Всем доброго дня. Еще одна прода на ваш суд.



Витя в основном разговаривал с Виктором Львовичем, периодически сжимая мою ладонь в своей и заглядывая в мои глаза, как бы спрашивая, все ли в порядке. А я лишь улыбалась самой милой улыбкой. Иногда к ним присоединялись Вася и Дмитрий Геннадьевич, а Лера поддерживала беседу в обоих лагерях, так как сидела прямо напротив меня.
Вот так вот, весело и не принужденно прошел вечер. Мне было легко и спокойно, ведь рядом был он – самый родной человек на свете. И, как ни странно, Витя тоже чувствовал себя абсолютно комфортно. Вот действительно, гармония. Часов в десять самые стойкие, но все-таки изрядно захмелевшие, мы перебрались в гостиную к камину. Кто-то его предусмотрительно разжег, наверное, обслуживающий персонал. Поэтому комната нас встретила теплом и уютом и мерцающими отблесками пламени на стенах, полу и потолке. Я затормозила в дверном проеме в виде арки, залюбовавшись игрой ярко-оранжевых языков огня в нише камина. Это завораживает. Камин был большой, в старинном стиле, выложен декоративным камнем. Метрах в трех перед ним стоял угловой диван, а перед ним на полу лежало множество подушек, которые предназначались именно для того, чтобы на них сидели. Справа от дивана находилось кресло-качалка и сервировочный столик. На нем сейчас были легкие закуски и фрукты, а внизу расположился мини-бар с нехитрым набором спиртного. Сзади меня кто-то обнял, но кто это был, догадаться не трудно. Ну, вот почему в его объятьях так уютно?!
- Чего стоишь? – шепот прямо в ухо. Стало щекотно, и тепло разлилось по всему телу.
- Любуюсь, – в тон ему ответила я.
- А с тобой можно? – все также тихо спросил он.
- Конечно. – Улыбнулась я, а он только сильнее прижался ко мне.
- Вить, - позвала его спустя какое-то время, вырывая из чарующего забытья.
- Да, любимая, - отозвался он.
- Я хочу, чтобы у нас был свой дом с камином, - спокойно сказала я, а сердце ускорило бег в ожидании ответа.
Спиной почувствовала, как он напрягся. Секунду думал, а потом тихо, но очень серьезно позвал меня:
- Лен, - я не шевелилась, - посмотри на меня.
Я робко поворачиваюсь в пол оборота и встречаюсь с его серьезным взглядом, горящим желанием выяснить все здесь и сейчас. Сначала он всматривается в глаза, ища там истину, а потом в лоб спрашивает:
- Лен, ты действительно этого хочешь? – очень серьезно. Я только киваю. – Ты действительно хочешь стать моей женой, прожить со мной всю жизнь, растить наших детей? – он приподнимает брови.
- Хочу, - тихо отвечаю я, но абсолютно уверенно.
- Лена, я больше не позволю с собой играть. – Звучит угрожающе. Эти его слова больно резанули по сердцу. Но я это заслужила.
- Я больше не буду. – Стыдно. Опускаю глаза. Минута на оценку моих слов и принятия решения. Берет меня за подбородок и приподнимает лицо, чтобы заглянуть в глаза.
- Леночка, ты сейчас должна принять для себя решение. Если ты решишь войти в мою жизнь, то только для того, чтобы остаться там навсегда. Но предупреждаю, если вдруг ты захочешь уйти от меня, из моей жизни, я тебя отпущу, но обратно не приму, как бы сильно не любил. Поэтому, если ты не готова дать мне ответ сейчас, то не торопись, не надо принимать необдуманных решений. Я подожду. Мы ведь никуда не торопимся? – он, наконец, улыбнулся. Я немного расслабилась.
- Витя, я действительно этого хочу! – На глазах навернулись слезы. Ну что мне сделать, чтобы он поверил?!
Он прижимает меня к себе и успокаивающе гладит по волосам. Я не плачу, нет, просто слезы не контролируются. Что же я натворила?..
- Лен, давай мы пока забудем с тобой этот разговор. И вообще забудем все. Попробуем построить отношения с чистого листа, где не будет лжи и обиды. Будем только ты, я и наши чувства. – Вытирает мокрые дорожки на щеках. – Ты согласна?
Моя надежда на светлое и счастливое будущее дала росток. Теперь я буду его лелеять.
Я часто киваю головой, не давая ни секунды, чтобы во мне усомниться. Кидаюсь ему на шею и крепко-крепко обнимаю:
- Люблю, - шепчу я, переполняемая этим светлым чувством, - люблю больше жизни.
- А ты и есть моя жизнь. – Отстраняет меня, - и расставаться с тобой я не намерен! – шутливо машет пальцем.
- Не дождешься! – уже улыбаясь, говорю я, чувствуя облегчение и стерильную чистоту на душе.
- Лен, иди к нам! – это Женя. – Виктор Михалыч, ну отпустите ее, потом наобнимаетесь! – жалобно просит рыжая ранетка.
- Все-все, Женечка, она вся ваша! – поднимает руки вверх.
- Лен, беги скорее!!! – на перебой кричат Аня и Нюта.
- Уже бегу! – снова поворачиваюсь к Вите. Смотрим друг другу в глаза. Берет меня за руки.
- Беги, а то они меня возненавидят. – Улыбается.
- Они тебя любят! – уверяю я.
- А я тебя… - нежно целует в губы. Боже, как же хорошо…
- Беги, – тихо-тихо. А я отойти не могу.
- Лееен, ну, Лееен, - канючит Аня.
С трудом отпускаю его руки и делаю шаг в сторону Ранеток, которые стадом расположились у подножия дивана. Потом разворачиваюсь, смотрю из-под челки на Витю, который так и стоит в проеме арки, облокотившись на «косяк».
- С чистого листа? – Хочу удостовериться.
- С чистого листа. - Удостоверилась.
Улыбаюсь самой счастливой улыбкой и направляюсь к Ранеткам.
Мы с девчонками сидели на полу, пили вино, секретничали, смеялись. За всю историю группы «Ранетки» такого взаимопонимания между нами не было. Витя общался с мужчинами. Как на большом семейном празднике – девочки отдельно, мальчики отдельно.
Камин согревал, вино разогревало. Было тепло, легко и весело. Повернула голову и увидела Витю, сидящего в кресле-качалке. Он, не моргая, смотрел на огонь, потягивая из пухлого фужера коньяк.
- Лер, я отойду к Вите. – На ушко.
В ответ она одобрительно кивнула.
Подошла к нему и мягко опустилась на колени, обвивая шею рукой.
- Виктор Михалыч, Вы бы поаккуратнее со спиртным. – С сарказмом.
- А то что? – так же.
- А то разморит Вас здесь у огня, так и уснете в кресле.
- Ну, ты же меня одного здесь не бросишь? – Прищуривается и отпивает еще глоток тягучей жидкости. Наблюдаю за движением и непроизвольно сглатываю.
- А может все-таки на кровать? Там удобнее. Мягче, и места больше. – Свой голос я уже не узнаю, а его парализует мой разум.
- А нам с тобой много места и не понадобиться, - в самое ухо, а раскрытой ладонью прошелся по позвоночнику сверху вниз, как бы сгоняя мое возбуждение в эпицентр.
Вот и все. Простое движение, и я в забытье. Инстинктивно прижимаю ухо к плечу и выгибаю спину. Как я только не застонала?..
- Вить, может, мы все-таки в номер пойдем? Так спать хочется… - Картинно зеваю я, оглядываясь по сторонам. Витя глухо рассмеялся.
- Ну, Ленка, ну ты и актриса! – хрипло хохочет. – А со мной ты тоже претворяешься? – прищуривается.
- С Вами, Виктор Михалыч, все по-настоящему. – Хотя, раньше и сама не верила, что может быть вот так. Пристально смотрю в глаза, не давая ему усомниться. – Ну, так что, мы идем? – Встаю с его колен и тяну за собой.
- А как же остальные?
- Витя, им до нас нет ни какого дела. – И чего он так сопротивляется?!
- Ну, хорошо, пойдем. А то я, и, правда, уже засыпаю. – Похлопывает себя по зевающему рту.
- Ты это сейчас серьезно? - Удивленно, но разочарованно. Как маленький ребенок, который только что узнал, что его обманули.
- А ты как думаешь? – лукаво улыбается. – Порцию сна мы с тобой сегодня одинаковую получили. – Подмигивает.
- А я и забыла про Ваше актерское прошлое…
- Ай-ай-ай, Елена, - качает головой.
- Все, теперь тихо, не привлекая к себе внимания. – Строго. А Витя опять только тихо рассмеялся.
Мы вышли из гостинной незамеченными, быстренько поднялись по лестнице, держась за руки, вошли в комнату. Витя включил свет.
- Кто первый в душ? – повседневно спросил он.
- Давай ты, а я пока постель разберу. – Ну, прям жена.
- Я быстро. - Чмокает в губы и удаляется в ванную.
Витя, как я и думала, управился быстро. Я тоже не затягивала с этим процессом. Уж очень хотелось поскорее оказаться в его объятьях. А, выйдя из ванны, все мои надежды на бурную ночь рухнули. Я даже сначала расстроилась. Витя спал. Но когда я подошла поближе, села на кровать, то стало совсем не важно, в каком темпе пройдет эта ночь, ведь она пройдет с ним. Я опять залюбовалась. Так странно. Сколько же я о нем не знала! Он разный в соответствии с ситуацией. Но так четко чувствует, когда и как нужно себя вести. Он тоже изменился. Раньше он всегда и во всем потакал мне, а теперь учит, обучает и наставляет. Раньше я была маленькой девочкой под его опекой, а теперь я взрослая самостоятельная женщина под его защитой. Да, именно самостоятельная, потому что он дает возможность принять серьезное решение самой, не ограничивает моей свободы, но предостерегает от ошибок, последствия которых могут быть весьма серьезными. Но вместе с этим мы равноправны в вопросах НАШЕГО будущего. Я всегда себя считала достаточно мудрой, но сейчас осознаю, что Виктор мудрее и опытнее. Может быть, это у него тактика такая? Сначала дал свободу, выявляя мои слабости и вольности, а потом занялся воспитанием, искореняя мои пороки и вредные привычки, выбивая дурь из моей башки. Вот действительно, воспитание кнутом и пряником. Но, что самое интересное, я хочу, чтобы он меня воспитывал. Мне это нравится! Раньше я подстраивала его под себя, и что из этого вышло?! Истеричный и слабовольный Степнов, который быстро стал мне не интересен. А сейчас он диктует мне условия, и они, как не странно, меня абсолютно устраивают. Я на все согласна, лишь бы быть с ним! И пусть он из меня веревки вьет! Лишь бы с ним, лишь бы рядом…
Провела ладошкой по щеке. Улыбнулся. Такой милый. Дотронулась до губ, а он схватил меня за ладонь и легонечко поцеловал подушечки пальцев. Открыл глаза, оказывается, он и не спал.



Спасибо.

Спасибо: 59 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 431
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 27
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.11.09 12:35. Заголовок: Всем привет! Сегодня..


Всем привет! Сегодня я припозднилась, но, сами понимаете, выходные... Приятного прочтения.


- А вы правдоподобно притворяетесь, Виктор Михалыч, - улыбаясь, подметила я.
- Ты опять забыла о моем актерском прошлом? – Открыто подтрунивал надо мной.
- Мне кажется, не такое уж оно и прошлое, - теперь пришла моя очередь издеваться.
- Нет, больше я на это не пойду, - смеясь, сказал он и повалил меня на кровать, притягивая к себе.
- Даже если я буду твоей партнершей?! – заглядываю в глаза, не пряча интереса.
- Ну, если только в этом случае. – Соглашается.
- Смотри у меня! – угрожающе машу пальчиком.
Он притягивает меня к себе так, что наши лица находятся в нескольких сантиметрах.
- А у нас с тобой будут постельные сцены? – а в глазах уже огонь.
- Обязательно… - выдыхаю в губы и тону в страстном поцелуе. Разум отступил назад, предоставляя пространство страсти и безумию.
Не прерывая поцелуя, но, сбавляя темп, Витя аккуратно перекладывает меня на спину и нависает надо мной. Я тянусь, чтобы выключить ночник, но Витя меня останавливает. Я открываю глаза, а он, предугадав вопрос, дает исчерпывающий ответ:
- Я хочу тобой любоваться… - А в глазах только нежность и ласка.
Я смутилась, а на щеках появился румянец. Но почему я так отреагировала? Это же Витя! Мой Витя! Хотя… нет, такого Витю я не знала.
Увидев мое смущение, его глаза сразу изменились. Они стали темно-синими и какими-то дьявольскими. От его взгляда по телу прошла крупная дрожь. Мне кажется, что его возбуждает чувство превосходства надо мной. И, похоже, меня тоже…
Не отводя взгляда, в котором чертовщины было больше, чем всего остального, он слегка отодвинул ворот махрового халата, оголяя плечо, и тыльной стороной пальцев, слегка прикасаясь, провел от ключицы, потом плечо, дразня желанными ласками и без того возбужденную грудь. От восторга и нетерпения прикрыла глаза и подалась вперед, предлагая ему увеличить масштабы его безумно возбуждающих действий. Осторожно отодвинул ворот с другой стороны. Теперь я ощутила мягкие подушечки его пальцев на своих губах, позволяя им проникнуть не глубоко в рот. Он дразнит меня, выводя окружности у подножия холмов, поднимаясь вверх до ореолов, но, не трогая вершины. Мне иногда казалось, что если он до них дотронется, то сработает детонатор, и произойдет взрыв пугающих масштабов. А он, видимо, понимая это, не прикасался к ним. Потом его руки скользнули вниз, под пояс, и у меня перехватило дыхание, но Витя быстро вернул свои руки обратно на живот. Мне казалось, что ему мешает пояс.
- Развяжи его… - попросила я.
- Еще рано, – твердо сказал он.
- Но он же мешает… - задыхаясь от ощущений прошептала я.
- Чему мешает? – с интересом.
Я растерялась. Он застал меня врасплох. Я не знала, что ему ответить. Нет, я, конечно, знала ответ на этот вопрос. Но озвучить его не решалась – слишком интимно.
- Лен, я жду ответа, - он перестал что-либо делать. Этой пытки я не выдержу. Я должна чувствовать его постоянно. Этому доводу противостоять мое стеснение не смогло, но природная находчивость пришла ему на помощь.
- …Делать со мной все, что ты захочешь… - зажмурившись, выдохнула я. Я даже знаю, как вздернулись его брови, когда он получил ответ, вот только не тот, который ожидал. Сейчас перед ним стоял выбор: подчинить меня себе полностью или удовлетвориться весьма абстрактным ответом. Секунду ничего не происходило. А потом… Я пожалела, что не дала ожидаемый ответ, в моем случае правильный.
- А я хочу делать вот это… - опять этот загадочный тон, заставляющий усомниться в своих действиях, вернее, в их разумности, ведь все равно будет по его.
Витя медленно провел рукой от щиколотки до моего центра по внутренней стороне бедра. Я простонала в полголоса и выгнулась, подаваясь на встречу желанной ласки. Но он резко убрал свою руку и зловещим голосом сказал:
- А сейчас я хочу… ничего не делать. – Могу поклясться, сейчас он улыбается одной стороной губ и, выжидающе, с вызовом во взгляде, смотрит на меня. Открываю глаза – так оно и есть. В эту игру мы еще не играли, но ясно одно – правила диктует он.
- Витя… Ну, пожалуйста… - прошу я.
- Что, Лен? – Удивленно. Действительно, а что? Я молчу. Он проделывает тоже самое с другой ногой. И, едва не достигнув цели, опять резко убирает руку.
- Аааа! – Я в отчаянии. Чего он от меня хочет, чего добивается?
- Любимая, что с тобой? Может, ты чего-то хотела попросить у меня? Может, ты хочешь, чтобы я чего-нибудь сделал? – Я быстро согласно мотаю головой.
- И что же я должен сделать? – Он явно собой доволен. – Ты только скажи, я сразу все исполню! – А вот и момент истины. Он хочет, чтобы я сама попросила его о ласках…
Видит мое смятение, но он-то точно отступать не собирается. Легко дотрагивается до острия коленки. Разряд. И у меня нет другого выхода. Закрываю ладошками глаза и еле слышно говорю:
- Я хочу, чтобы ты ласкал меня… там. – Сказала. Но почему он ничего не делает?!
Меня начинает трясти от волнения. Что же он медлит?.. Вдруг чувствую его теплое дыхание на своих ладонях, а его пальцы на запястьях. Он медленно открывает мое лицо, а я зажмуриваюсь.
- Лен, - просит, - открой глаза. – Нежно. Успокаивающе.
Открываю. На щеках легкий румянец смущения, а в глазах надежда. Его лицо очень близко. Сначала увидела его губы, сложенные в самой нежной улыбке. Опустила глаза на подбородок.
- Лен… - тихо-тихо.
Секунду сомневаюсь, а потом поднимаю глаза и тону в его синем омуте нежности и любви. Он как будто говорит: «Доверься мне и своим ощущениям». И я верю. А новые ощущения завораживают.
- Скажи. – Утвердительно, но не приказ.
Прикрываю глаза.
- Я хочу, чтобы ты меня ласкал… везде… - Какое-то эйфорийное блаженство. Даже сравнить не с чем…
Опускает руку на бедро и движется к моей возбужденной сердцевине. Дыхание перехватывает. Прогибаюсь навстречу удовольствию, еще чуть-чуть…
- Я хочу видеть твои глаза… - страстно-нежно, прямо в ухо, - скажи, Лен…
Медленно открываю затуманенные поволокой страсти глаза, пьяная от желания, и… не узнаю свой голос:
- Я. Хочу. Чтобы. Ты. Ласкал. Меня. – Четко и уверено каждое слово. И томный взгляд чертовки из-под челки.
Пока он был под впечатлением и пожинал свои плоды, рывком притянула одной рукой его за шею и выплеснула все свое напряжение посредством нетерпеливого и страстного поцелуя. Он сначала опешил, но быстро перенял мое настроение и стал не менее страстно отвечать. Его руки уверенными движениями доводили до совершенства все мои ощущения, поднимая меня к небесам и подготавливая к последнему рывку перед финишной прямой. Я захлебываюсь ощущениями, крича от восторга. Витя, как может, глушит мои стоны. Слышу его прерывистое дыхание и упиваюсь нетерпеливыми поцелуями. Мы оба на грани. Мечусь по кровати. Его руки поднимаются вверх, а за ними губы, скользя по влажному телу. Чувствую тяжесть мужского тела и горячее дыхание на шее. Инстинктивно развожу ноги, приглашая его стать единым целым, слиться в танце предков и достичь наивысших вершин блаженства. Опять медлит. Набирается терпения и выдержки. Его что-то еще беспокоит. Открываю глаза. Смотрит.
- Леночка, любимая… - легкий поцелуй, - хочу видеть твои глаза… - Да все что угодно!!!
Пронзительный взгляд моих изумрудных, и он во мне. На миг прикрываю глаза, наслаждаясь слиянием наших тел. Лениво поднимаю веки, и тону в его синеве. Сейчас есть только я и он… От ощущений кружится голова. А может, это комната??? Подхватываю ритм. Чувствую его приближающийся финал. Сама еле сдерживаюсь. Последний стон срывается с губ. Мы рядом. Мы вместе. Где-то, где всегда легко и сладко. Вот так бы всю жизнь… Нахожу себя в его объятьях, крепко прижатую к мужскому телу. Хочу, чтобы так было всегда!
- Витя. А можно вопрос? – в нерешительности начинаю я.
- Конечно, родная, - обнимает еще крепче, а голос такой уверенный. Как будто он уже знает, о чем я хочу его спросить.
- А зачем тебе надо было видеть мои глаза? – Хочу видеть его реакцию. Но он лишь довольно улыбается. Угадал.
- Чтобы знать правду. – Спокойно так.
- Какую? – О чем он сейчас???
- Твою. – Отлично. Спросила – ответил. Вот только понимание не посетило.
Пауза, видимо, затянулась, поэтому он решил объяснить доходчиво.
- Леночка, ты же знаешь, что глаза не врут. А в такие моменты они особенно искренни. Тело может притворяться, а вот глаза не умеют. Там истинные чувства.
- Ты во мне сомневался? Думал, что я притворяюсь? – Какой-то мерзкий червячок буравил мою душу.
- Нет, Лен, - он глухо рассмеялся, - я уже давно научился чувствовать тебя – так что, врать не советую! – Шутливо-грозно. – Мне просто нужно было, чтобы ты открылась передо мной…
- Куда уж больше… - пробубнила я. Он опять рассмеялся, но уже звонче. Мое напряжение спало.
- Ну, да, - продолжил он, - мне было важно знать, насколько ты мне доверяешь.
- То есть, это я должна была увидеть в твоих глазах то, что позволило бы мне довериться тебе. – Больше утверждаю, чем спрашиваю.
- Если тебе так удобнее, то да.
- Хм, - изумилась я, - а ведь сработало.
- Вот только не пойму, в чем причина твоей скованности?
- Сама не знаю. Как-то все ново, неизведанно.
- Ну, значит, будем постигать. – И с таким энтузиазмом он это сказал, что мне стало интересно, что же еще меня ждет, чего я еще не знаю?..
- Виктор Михалыч, Вы лучший мужчина в моей жизни!
- А что, есть с кем сравнивать? – достаточно серьезно, но все-таки шутя.
- Ну… - сделала задумчивый вид, но его пронизывающий насквозь взгляд как-то обдавал холодом. – Вить, ну ты чего, ты у меня единственный. Был, есть, и таковым останешься.
- Надеюсь… - как-то грустно.
- А я в этом уверена. – Абсолютно. И опечатала поцелуем, чтобы не сомневался.
Еще немного поболтали о том, о сем, и не заметили, как погрузились в сладостный мир сновидений.



Изм.
Выражаю благодарность за СПАСИБО и коментарии.

Спасибо: 62 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 444
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 29
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.11.09 13:02. Заголовок: Доброго дня! Эта про..


Доброго дня! Эта прода специально для михеэллы. Оля, надеюсь, что понравится...
Всем приятного прочтения...



Первой сегодня проснулась я. Потянулась сладко, приподнялась на локтях. Тихо. Все еще спят. Значит рано. Посмотрела на часы – еще и восьми нет. А я уже выспалась. Чем же заняться?.. Повернула голову и улыбнулась. Витя… Такой хороший! Спит. Чему-то улыбается во сне. Одна рука под головой, другая на животе поверх одеяла. Дотронулась ее. Не пошевелился. Скользнула вниз и… Ого!!! Что же ему такое сниться?! Еще раз погладила. Едва различимый стон слетел с Витиных губ, но он не проснулся, лишь слегка накрыл мою руку, задавая направление движению. Ну, Степнов, держись, теперь командовать парадом буду я…
План действий созрел моментально, и, принимая облик похотливой кошки, я ловко залезла под одеяло. Свое восхождение к вершине, которую мне предстояло покорить, я начла с… коленок. Смешные такие! Мужские. Поднялась, слегка тревожа волоски, по внутренней стороне его бедер ладошками. Нетерпеливые мурашки проделали тот же путь. Слегка касаясь подушечками пальцев, пошагово измерила. Ого! Впечатляет… Пододвинулась ближе. Дыхание перехватило, глаза загорелись дьявольским пламенем, возбуждение вмиг достигло предела. Так близко я его еще не видела. Странно, но за всю нашу недолгую совместную жизнь, которая с разницей в неделю, была предельно близкой в плане постели (я не смогла долго сдерживать себя), я в основном получала. Витя все делал сам, а я только брала. Поэтому, для меня сейчас все впервые. Жадно схватила вожделенный предмет руками. И так сжала, что Витя застонал, а я ощутила его пульсацию в руках. Сердце зашлось в бешенном ритме. Не поверите, но я первый раз его вот так в руках держала. Нет, ну, я его, конечно, трогала, гладила, но вот чтобы так… Такого я себе не позволяла. Стеснялась сильно. Хотя Витя знает меня всю целиком. Для него не осталось ни одного потаенного уголочка на моем теле. Да, что там теле! Он знает про меня все, он чувствует меня фибрами души! Я думала, что такого не бывает, а теперь знаю, что это приключилось со мной.
Я не могла оторвать глаз. Смотрела и не моргала. Перехватила руки. Но тут раздался разочарованный стон Виктора, призывающий не останавливаться. Ему приятно! Я делаю ЕМУ приятно!!! Азарт спортсменки меня не подвел, и я продолжила начатое. Витя опять застонал. По ту сторону одеяла четко определилось движение, и через мгновение меня ослепил яркий свет. Витя скинул с меня одеяло, взял за плечи и подтянул к себе, чтобы наши лица были на одном уровне. Мои глаза лихорадочно блестели, а губы высохли напрочь. Облизнула губы.
- Лена, - укоризненно-страстно посмотрел на меня, давая понять, что терпению его приходит конец, - что ты творишь?..
- Я?! – изумленно вздергиваю бровь. – А тебе не нравится? – наигранно-разочарованно.
- Нравится, - утвердительно, но видно, что еле сдерживается. Я опускаю руку к его сущности и слегка дотрагиваюсь до головки, смотря ему прямо в глаза. Витя вздрагивает, а голос срывается, - но я терпеть больше не могу… - А в глазах немая просьба о пощаде. Нет, даже мольба! А я завожусь с большей силой.
- Хорошо. - Во мне проснулась куртизанка. Смотрит мне прямо в глаза. А там чертята устроили бесовские пляски. Сегодня ты, Степнов, в моей власти и все будет так, как захочу я.
Тянет меня вперед, помогая удобно устроиться сверху. Только вот незадача – я все время промахиваюсь… Терпение мужчины заканчивается, и он с силой прижимает меня к своему телу. Вспышка, и вот уже мое терпение на пределе. Вижу торжество в глазах Вити. Но проигранная битва, это еще не проигранная война. Я, с грацией пумы, приподнимаюсь и застываю в миллиметрах от заветной цели. С вызовом смотрю на Степнова. Сейчас идет поединок между нашими взглядами. Но Витя берет меня за талию и резко усаживает сверху, попадая точно в цель. Он издает животный рык вожделения, а с моих губ слетает стон желания. Мы слились, стали одним целым. Чувствовать его внутри, находясь сверху – это совсем другие ощущения. Ты чувствуешь свою власть, чувствуешь себя королевой. Чувствую, что Степнов приближается к финишу. И вот, настал черед моего реванша. Не позволяя ему достич вершины, я приподнимаюсь так, чтобы он полностью вышел из меня. Витя поднимает голову и вопросительно смотрит на меня. А я лишь ехидно улыбаюсь. Он обреченно валится на подушку, отказываясь от сопротивления. Пантерой приближаюсь к его губам, проводя кончиком языка по нижней. Витя вздрагивает. Приникаю к его губам, давая надежду на фееричный финал. Он подхватывает поцелуй, делая его безумно страстным и возбуждающим. Меня начинает потрясывать от сексуального напряжения, но в мозгу бьется одна единственная мысль – эту войну выиграю я.
Отрываюсь от губ и медленно опускаюсь, постепенно погружая его в горячую пучину. Витя блаженно прикрывает глаза в ожидании финала. Но… Опять встаю, освобождая себя от его присутствия во мне. Опять вздох разочарования и мой шепот на ухо:
- Не торопись, милый, скоро все будет…
Вот только зря я это сказала… Все равно, что помахала красной тряпкой перед мордой быка.
Витя давит на талию, пытаясь усадить, а я лишь дразнюсь. Слышу забавное хлюпанье, которое меня раззадоривает. Расслабилась. Пользуется моментом и ловко опрокидывает меня на спину. Я успела только растеряно ахнуть. И вот он уже навис надо мной, победно улыбаясь.
- Ну, что, Кулемина, доигралась… - и резко входит, что аж в глазах потемнело. Запрокидывает голову в предвкушении финала. Но не забывает про меня. И мы вместе взмываем к небесам. Лучше не бывает. После этого утреннего секса мы долго приходили в себя.
Опомнившись и вернувшись на землю, мы тихо дышали в унисон. Витя так и лежал на мне, удобно устроившись меж грудей.
Открываю глаза и наталкиваюсь на его безумно нежный взгляд с вызывающей ухмылкой.
- Леночка, солнышко мое, а что это сейчас было? – уже привычная помпезность властелина.
- Ты это о чем? – непонимающе, хотя, чего тут понимать.
- Лен, ты прекрасно понимаешь, о чем я. Что тебя сподвигло на такие действия? – уже серьезно, без сарказма, и как-то жалобно-нежно.
- Ну… - заливаюсь краской, стараясь не смотреть в его глаза.
- Лен, только честно и прямо в глаза, - уже уверенно. Улыбается, чем опять вызывает у меня безграничное доверие. Поднимаю глаза и не знаю, с чего начать.
- Ну, я просто проснулась рано, а ты так сладко спал, - с такой детской наивностью я это сказала, что он уткнулся лицом в мою грудь и рассмеялся. Потом поднял на меня глаза и опять серьезно спросил:
- И именно поэтому ты решила ко мне пристать. – Утвердительно.
- Нет, – коротко, не меняя выражения лица.
- Да?! – наигранно удивляется, - а что же тогда? – да он меня разводит опять на откровенность! Ну, что ж, Витенька, ты сам этого хотел. Набралась наглости и прямо, открытым текстом все и выложила:
- А у тебя такая эрекция была, что грех было не воспользоваться. А вот ждать, пока ты проснешься, не хотелось. Вот я и решила сама.
Он в голос расхохотался, потом перекатился на спину, избавляя меня от тяжести своего тела, лег рядом и стиснул в объятьях.
- Ох, Ленка, Ленка… Какая же ты смешная! И такая маленькая…
- Ни чего себе маленькая?! – возмутилась я.
- Тихо-тихо. Я же в хорошем смысле. Ты же все еще стесняешься меня… - как-то по отечески.
- Нет. Уже нет. – Немного смущенно и обиженно.
- Тогда скажи, какие чувства руководили тобой в этот момент?
Я задумалась. Чувства я помню хорошо, вот только стоит ли об этом рассказывать Вите?.. Но, думаю, надо, ему это важно.
- Ну, сначала был интерес, - я задумалась, - потом азарт, хотелось пошалить, поиграть, - он смотрел на меня и вслушивался в каждое слово, - а вот когда я увидела ЕГО… - мои глаза вновь вспыхнули восторгом. А Витя опять рассмеялся, да так искренне, что я расслабилась и продолжила с глупой улыбкой на лице.
- Витя, ОН такой! Я как его увидела, думала съем! – меня уже забавляла эта наша откровенность. Вроде и шуткой, но о серьезном. – Руки сами к нему потянулись! И вот тут у меня башню конкретно снесло. Мне захотелось тебе отомстить за все мои томления. Все делала чисто на инстинктах. Но это так… так здорово! Я чувствовала власть над тобой. Реально! Но больше всего мне хотелось, - я сделала серьезный вид и очень проникновенно сказала, - чтобы тебе было хорошо, - заглянула в глаза, - и чтобы это сделала я. Сама. – По его бегающему восторженному взгляду я поняла, что это ему больше всего понравилось, даже больше комплимента о размере его главного органа. Я сейчас не про мозг.
- Тебе понравилось? – а в глазах счастье.
- Ага! – Восторженно. Потом соображаю, что я такое сказала, и смущенно прикрываю рот ладошкой. – Ой…
Витя опять рассмеялся. Сегодня я впереди в этом виде спорта. Кулемина балагурит.
- Ну, я имела в виду, что мне понравилось… - Слегка призадумалась, переосмысливая то, что собиралась сказать, а потом легко и спокойно, как будто это совершенно обыденно, - а ты знаешь, мне все понравилось: и вид, и размер, и процесс. Но больше всего результат. И мои ощущения от этого.
Замечаю его одобрительный взгляд. Размышляет, как закрепить эффект.
- Значит ли это, что я могу надеяться на повтор этого фееричного действа? – смотрит, не отводя глаз. Как детектор лжи.
- Безусловно. – Делаю довольный вид и гордо соглашаюсь.
- Многообещающе. – Провоцирует.
- Вот домой вернемся, и я примусь за совершенствование этих навыков. – Уверенно. Меня так это все забавляет!
- Купишь книгу «Искусство куртизанки»? – подтрунивает.
- Ну, а как же без теории! – Развожу руками. А потом делаю взгляд роковой женщины и выдаю, - А вообще, Виктор Михайлович, я рассчитывала на ваши практические занятия. Вы же поможете начинающей куртизанке достичь совершенства? – смотрю в окно, наматывая прядь на палец.
Витя принимает мою игру, но в его интонации чувствуется серьезность.
- При условии, что эти навыки будут применяться только по отношению ко мне. Исключительно.
- Договорились! – Деловито, не желая слышать подтекста. Уверенный взгляд в глаза. – Теперь я ваша личная куртизанка, мой учитель. – Вот ведь ирония судьбы. Всю жизнь меня учить будет.
А он не сомневается, просто не принимает другого варианта.
- Может, прямо сейчас и приступим??? – интригующе.
- Я бы с радостью, - быстрый взгляд на часы, потом разочарованно поджимаю губы и развожу руками, - только нам номер скоро освобождать. А еще собраться надо…
- Блин, я совсем забыл, - хлопает ладошкой по лбу, - мы же сегодня уезжаем.
- Вот именно. Так что, - соскакиваю с кровати, на ходу подхватываю полотенце и халат, - я в душ. Одна.- Иначе не успеем.
- Как скажете, мадам. – Он игриво улыбается, а я скрываюсь в ванне.
Ровно в десять вышли из комнаты. Бодренькие и веселые. Не успели мы дойти до лестницы, как в коридор высыпали мои скороспелые подруги, подгоняемые Лерой. Все помятые и измученные. Такие смешные! Еле таща свои чемоданы. Мы с Витей над ними посмеялись.
- Девчонки, что за вид?! – издевалась я.
- Ха-ха-ха. – Скорчила недовольную гримасу Прокопьева.
- Вот сразу видно без зарядки. – Присоединился ко мне Степнов.
- Ну, куда уж нам до вас, спортсменов! – не сдержалась Прокопьева. Вот ведь зараза! Но счастья не спрячешь…
- Ничего, Анечка, будет и на твоей улице Олимпиада, – Довольно сказала я, похлопывая по плечу миниатюрную брюнетку, - помочь?
- Ну, помоги, - протягивает мне ручку чемодана, - тебе все равно энергию девать не куда. – Натягивает ехидную улыбку. Я отвечаю такой же.
- Лен, - окликает Витя, предлагая помощь. У него на плече только моя спортивная сумка.
- Все нормально, Вить, он на колесиках, - принимаю его заботу благодарно, - ты вон Нюте с Женькой помоги, у них приличные баулы.
Все опять засуетились и всей толпой двинулись вниз по лестнице. В холле нас уже ждали Виктор Львович, Вася и Розовский. Расхватав чемоданы, кто чей, мы погрузились в автобус и выдвинулись в город. Домой…

Изм.
Спасибо за плюсики в углу и коментарии в темке

Спасибо: 69 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 462
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 30
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.11.09 03:08. Заголовок: Доброй ночи! Я вот с..


Доброй ночи! Я вот сегодня совсем рано. Так как скоро уезжаю, а вернусь только в среду. Этой продой закрепляем результат предыдущей.
И еще, это последнее, что было готово. Далее будет писаться и выкладываться сразу. Ежедневных прод не обещаю, но зато принимаю пожелания и предложения на дальнейшее развитие событий. Спасибо за внимание.



Дом, милый дом… Стою перед подъездом, всматриваясь в родные окна. А Витя форточку не закрыл… Ну и что, не страшно. Он же не знал.
- Лен, - окликнул меня, уже придерживая открытую дверь подъезда и приглашая войти.
Шустренько забегаю, ныряя ему под подмышку.
Подошли к двери. Как-то все волнительно и нетерпеливо одновременно. Витя копается с ключами. А у меня в голове бегущей строкой только одно – с чистого листа.
Наконец, дверь распахнулась, и я зашла первой. Сердце опять трепетало в груди.
Витя зашел следом, включил свет. Пока разувался и скидывал мою сумку, я разделась. Повесила куртку и нагнулась за тапочками. Так я и застыла. Стояло две пары: одна Витина, а вторая чужая. Но женская. А моих вообще не было! Не знаю, чего во мне тогда было больше: ужаса или отчаяния, но жить точно не хотелось. Я медленно разогнулась и отошла к противоположной стене, не сводя безразличного взгляда с тапочек. Витя непонимающе посмотрел на меня, потом перевел взгляд туда, куда был устремлен мой. Но ничего не понял. Потом еще раз проделал тоже самое, но ситуация не изменилась. Тогда, приблизительно оценив мое состояние, подлетел ко мне и с силой встряхнул.
- Лен, - позвал меня, но я молчала. Колючий ком застрял в горле. – Леночка, не молчи, что случилось?!
Я поднимаю на него бесцветные глаза и всматриваюсь в его встревоженные, как бы пытаясь ему сказать. Слезы просто текут из глаз, точно так же, как вода выливается из переполненной емкости. Как же больно…
- Лена, ну не молчи же, - держа меня за плечи, - скажи хоть что-нибудь?!
- Тапочки… - еле выдавливаю из себя.
Виктор повернулся, посмотрел на обувь, а потом опять непонимающе уставился на меня.
- Что с ними, Леночка??? – а в глазах такая тревога, что сердце сжалось.
- Тапочки… они…
Он опять повернулся, всматриваясь в нехитрый предмет одежды, и снова уставился на меня.
- Лен, они тебе не нравятся??? - все так же ничего не понимая.
Теперь пришла моя очередь изумляться.
- Витя, они не мои!.. – оголенное отчаяние.
Он долго смотрел на меня, переваривая информацию, а потом вздохнул с облегчением и притянул меня к себе, обнял. Но я все еще напряжена и ничего не понимаю.
- Лен, они твои. Я их тебе купил, так как твои уже совсем износились. А эти тебе понравились. Помнишь? Когда мы с тобой гуляли по супермаркету?
В памяти всплывают картинки той прогулки. Мы тогда счастливыми такими были. Это была наша первая совместная прогулка на людях. Как-то сначала было не по себе, неудобно, а когда поняли, что до нас никому и дела нет, расслабились. Сразу стало легко и комфортно. И перестали замечать кого-либо вокруг нас. Мы ели мороженное, играли, дурачились. Так, по детски. Много смеялись. А потом пошли в кино на последний сеанс. Билеты, естественно, на дальний ряд. Кино мы так тогда и не посмотрели… А когда возвращались домой по пустынному магазину, в одной из витрин я и увидела эти мохнатые тапочки с милым мишкой-бомжом… И вот сейчас, они стоят и ждут меня, а я… Черт, Кулемина, да ты параноик! Сама чуть не предала, и теперь видишь везде подвох, интриги, измены вон уже мерещатся. Да ты посмотри на него! Он же святой! Сначала любил тебя хрен знает сколько платонической любовью, потом ты на него откровенно вешалась, а он лишь говорил, что так не может, что готов подождать, прекрасно понимал твой юношеский максимализм. Да возьми даже эту ситуацию со свадьбой. Они с Уткиной, даже после подачи заявления, жили порознь и обращались друг к другу на Вы. А ты сейчас чуть не обвинила его в измене! Подумала, что он, в то время как у вас все просто замечательно, приводил в ВАШ дом какую-то женщину, не важно для чего, так еще и тапочки ей персональные выделил! Это уже попахивает шизофренией. С этим надо что-то делать.
Обнимаю порывисто и куда-то в ворот рубашки:
- Вить, прости меня, - почти шепотом, - я такая дура…
От его успокаивающих поглаживаний начинаю дрожать, видимо сказалось напряжение.
- Девочка моя, - берет мое лицо в ладони и большими пальцами вытирает влагу со щек, - ты вся дрожишь, - столько тревоги в глазах! – Ты у меня не заболела?
- Если только на голову… - улыбаюсь.
Слышу его грудной смех. Опять притягивает и сжимает в объятьях:
- Какая же ты у меня маленькая…
Отстраняюсь и вполне серьезно:
- Я не маленькая, я просто женщина.
- О, еще какая! – смеется. – Я сегодняшнее утро еще не скоро забуду! – смотрит с вызовом. Мол, раз не маленькая, то и принимай взрослые комплименты достойно.
Вообще, логично было бы засмущаться, но не в моих это правилах не отвечать на вызов. Поэтому, всего на секунду смущенно опустила глаза, а потом резко подняла взгляд и загадочно посмотрела. Он такого не ожидал, что подстегнуло меня еще больше.
- Забудешь. – Улыбнулась уголками губ. Он удивленно вздернул брови. Я потянулась к уху, - Потому что будет еще лучше. – Посмотрела на лицо, чтобы увидеть реакцию. Она превзошла мои ожидания. Его рот был приоткрыт в полуулыбке, а в глазах растерянность. Аккуратно высвободилась из его объятий и, почти виляя бедрами, прошелестела на кухню, довольная произведенным эффектом. Витя проводил меня изумленным взглядом, и последовал за мной.
Я деловито зашла на кухню, открыла холодильник, а там пусто. Закрыла, налила чайник, включила. Чувствую его взгляд. Поворачиваюсь. Витя сидит на стуле, облокотившись на спинку, руки на груди сложены. А в глазах загадка. Взгляд пронизывает насквозь. Даже не знаю, чего и ожидать. Сейчас главное держать марку, не сломаться. Изображая спокойствие, выдерживаю его взгляд.
- Лена, ты меня прям поражаешь сегодня целый день. – Даже не моргает.
- Ну, еще и обеда не было. – Улыбаюсь одной стороной и приподнимаю бровь.
- Многообещающе.
Я лишь вздернула брови, показывая свою уверенность.
- А обещания надо исполнять. – Провоцирует. Принимаю.
- А никто и не отказывается. – Дерзко улыбаюсь.
Отрываю свою пятую точку от столешницы и медленно подхожу к нему. А он взгляда не отводит. Весь в ожидании таинственной неизвестности. Мягко сажусь к нему на колени лицом к лицу. Моя улыбка провоцирует. Кладу выпрямленные руки ему на плечи, не прерывая визуального контакта. Чуть-чуть, еле ощутимо продвигаю бедра вперед. Зрачки темнеют на глазах, превращаясь в темно-синие омуты. Его теплые ладони ложатся мне на талию, скользят под футболку и плавно перемещаются на поясницу, продолжая свой путь вверх по спине до лопаток. Инстинктивно прогибаюсь. Мой мозг дает сбои, что отражается на моей выдержке. Но спортивная натура не позволяет так легко сдаться. Запускаю руки в смоляные кудри и слегка оттягиваю его голову назад, делая губы доступными для поцелуя. Перевожу взгляд на губы, потом опять на глаза, и припадаю в чувственном поцелуе. Витя ждал, но не такого. Слегка опешил от моей провокации, но быстро нашелся, подгоняемый желанием. Его руки переместились на мою грудь. Губы бродили везде, где не было ткани. Разряд электричества захватывающей волной прокатывал по всему телу и концентрировался бешенным возбуждением в районе желудка. Как будто колючие частички двигались по окружности, постепенно сжимая сферу до мизерного пучка, а потом опять увеличивали ее в размере, но каждый раз больше и больше. Я скоро взорвусь. Но Витя не торопится. Вижу, что ему уже сдерживать себя все тяжелее. Но он не сдается. А чем я хуже? У меня есть еще козырь в рукаве. Берусь за края футболки и медленно стягиваю, аккуратно роняя ее на пол. При этом как бы невзначай, даже обыкновенно, двигаю бедрами, слегка приподнимаясь. Витя тяжело вздыхает. С силой надавливает на бедра. Тут во мне опять проснулась коварная соблазнительница. Смотрю страстным взглядом в глаза Вити, а руками мучительно медленно расстегиваю пуговицы на рубашке. Его дыхание утяжеляется, а глаза наливаются кровью. Страсть зашкаливает. Запускаю руки под ворот и, едва касаясь ладонями кожи, спускаю рубашку с плеч. Она, тихо шурша, падает на пол. Витя держится из последних сил. Коротеньким ноготком провожу по груди, как бы случайно задевая сосок. Детонатор сработал. Виктор с силой сжал мои ягодицы, что я даже вскрикнула, потом притянул одной рукой за шею и просто впился жадным поцелуем, сладко терзая мои губы. Это было последней каплей в нашем кипящем желании.
- Если ты сейчас же не прекратишь, то все закончится, так и не начавшись, - рычит в губы. Я его сделала!!!
- А если прекращу? – а вот теперь действуйте, Виктор Михалыч.
- Тогда держись, Кулемина! – Резко встает вместе со мной, я даже опомниться не успела, как оказалась усаженной на кухонный стол. Рывком снял с меня джинсы, попутно освобождаясь от своих. Откинулась назад, облокачиваясь на руки. Но Виктор все переиграл. Притянул, впился в губы болезненным поцелуем, проглатывая мой стон. Чувствую, что разум меня покидает. Слышу его рычание, так как сдерживается из последних сил. Резко перевернул, и нас больше ничего не разделяет. Кричу, испытывая и боль, и невероятное наслаждение одновременно. Выгибаюсь в спине, предоставляя грудь для ласк. И … держусь. Вспышка. Яркий свет, а потом темнота. Лишь неописуемый экстаз теплыми волнами накрывает с головой. Последнее, что сигнальной лампой маячило в памяти, это его: «Ты только моя». Спустя какое-то время подхватил мое обмякшее тело и отнес в спальню, чтобы бережно уложить на кровать.
Через пол часа я почти полностью пришла в себя, когда тело уже воспринимало пощипывания и поглаживания. Лениво открываю глаза, а такое ощущение, что лежу на надувном матрасе в море, покачивает так приятно. И дышится легко. Поворачиваю голову на Виктора, а он лежит, любуется и мило улыбается.
- Ну, ты как? – поглаживает по животу.
- Лучше не бывает, – улыбаюсь. Сейчас хочу его поцелуя.
Тянусь к губам. Вот оно, счастье.
Нежные касания, легкие объятья.
- Спасибо… - прямо в губы.
- За что? – не верю своим ушам.
- За сегодняшний день.
- Так он еще не закончился! – растягиваю довольную улыбку.
- А что, еще что-то будет? – смеется.
- А ты не хочешь? – удивленно-зазывающе.
- Я тебя всегда хочу! Ты для меня – самая желанная в мире женщина! – торжественно. - Но сегодня эта женщина меня просто поражает!
Я довольно смеюсь, мне откровенно льстят эти слова. Витя нависает надо мной, оставляя на губах нежный поцелуй. И, как всегда… телефон. Теперь Витин.
- Да, я Вас слушаю. – Не знает, кто звонит? – Узнал, конечно! Здравствуйте. – Кто бы это мог быть? – Сегодня, в пять? Могу. А где? – Встреча?! – Хорошо. Я буду. Это не далеко. – Очень интересно… - До встречи.
Я вопросительно посмотрела на него, а он, проигнорировав меня, спросил:
- Сколько времени?
- Без пятнадцати час, – растеряно отвечаю я.
- Тогда, время еще есть. На чем мы там остановились? – тянется за поцелуем. Я в растерянности, поэтому отвечаю. Но вяло. А интерес нарастает.
Я отстраняю его от себя и серьезно спрашиваю:
- Может, объяснишь, куда это ты собрался? И кто звонил?
- Это допрос? – шутит.
- Витя! – не выдерживаю.
- Все-все! Это мой новый шеф. В пять часов в «Элефанте» мы с ним подписываем контракт, – победно улыбается.
- Витька!!! – с придыханием и визгами. Бросаюсь ему на шею. Я так за него рада! Он у меня очень перспективный. – Я так тебя люблю! – ослабляю объятия. – А что мы будем до этого делать?
- А чтобы ты хотела?
- Я кушать хочу, Вить… А холодильник пустой… - делаю жалобное личико и надуваю уже припухшие от поцелуев губки. Витя умиляется.
- Тогда давай так. Сейчас быстренько в душ, собираемся и в супермаркет за продуктами. По дороге где-нибудь перекусим.
- А в душ мы вместе пойдем? – игриво.
Притягивает к себе и в моей же манере:
- А ты как хочешь?
- Я хочу с тобой, но быстренько.
- Быстренько, так быстренько.
Закидывает меня, завернутую в одеяло, на плечо и удаляется в ванную.
БЫСТРЕНЬКО приняв душ, довольные и удовлетворенные, а также чистые и раскрасневшиеся, стали собираться. Витя сушил мне волосы феном, я застегивала ему пуговицы на рубашке, он натягивал на меня толстовку. Все это сопровождалось нежными поцелуями.



Изм.
это за плюсики, а это за комменты.

Спасибо: 62 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 467
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 33
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.11.09 04:21. Заголовок: Привет всем, кто жда..


Привет всем, кто ждал. А вот и я! Да не одна... Прода домашне-хозяйственная, надеюсь что понравится...



Перекусили в пиццерии. Далее по плану супермаркет. Это был первый наш совместный поход за продуктами. Такая естественная вещь, а у нас впервые. Мне все время было некогда. А когда с дедом жила, то либо делала это в впопыхах, главное, чтобы ничего не забыть, либо это делал дед. Вот только когда была эта история с виртуальным казино, мне пришлось больше времени и внимания уделить покупкам продуктов, а в частности ценникам, ведь денег хватало только на самое необходимое. Вспомнив эту неприятную историю, я немного погрустнела. И от Вити это не укрылось.
- Ленок, ты чего? Что случилось? – с заботой заглядывает в глаза.
- Да ничего, просто вспомнила, - и натянула улыбку. Так не хотелось его огорчать.
- Что-то плохое? – а в глазах участие.
- Вспомнила, как мы с дедом бедствовали, когда он проигрался в этом чертовом казино.
- последнее я сказала с надрывом.
Он порывисто притянул меня к себе и сжал в объятьях. Я как-то не подумала, что для него это тоже оставило свой отпечаток. На обоих горькой волной нахлынули воспоминания о боях…
- Лен, все это уже позади… - тихо так.
- Я знаю… - выдохнула в грудь, куда-то в район солнечного сплетения, - просто нахлынуло…
Отстранился, не выпуская из объятий. Я тоже посмотрела на него.
- Ты скоро все это забудешь, как страшный сон, - улыбается и гладит по волосам, как маленькую.
- Нет, я не смогу это забыть. Не хочу. Никогда.
- Лен, не говори так. – Сколько же боли в глазах…
- Вить, ты меня не правильно понял. – Беру его лицо в руки и спешу выгнать эту боль из глаз.
- Витя, любимый, это часть нашей жизни, часть нашей истории любви. – Улыбаюсь, в надежде на его улыбку. И он улыбается, но как-то робко. – Если бы не эти бои, я бы не осознала, насколько ты мне дорог. Только тогда я поняла, что то, что я чувствовала к тебе, это уже вышло за рамки дружеской заботы и участия. Не говоря уже о том, что на отношения учителя и ученицы наше общение перестало быть похожим.
Его глаза заискрились. И опять как-то странно получается, мы столько уже вместе, но никогда так открыто не говорили о чувствах, с чего все началось. Если говорили, то только о настоящем. Боялись спугнуть или сглазить. А может, тогда наши отношения носили другой характер, порывистый что ли. А сейчас стали более рассудительными.
- Лен, а я и не знал… - как-то стушевался он.
- А ты думаешь, я сразу это поняла?! – вернулась к шуточной манере, дабы разрядить обстановку.
И вот я слышу его приглушенный смех. Отлегло. Обнимает меня одной рукой за плечо, и тянет к входу в магазин. Я тоже расслабляюсь.
- Вить, а ты когда понял, что я тебе не безразлична? – веселясь, а в душе все так и трепещет. И почему меня это раньше не интересовало? Это так волнительно…
- Точного момента я, наверное, не скажу. Я сразу к тебе проникся и стал выделять из толпы безликих школьников. Я стал замечать излишний интерес к тебе, но всегда примерял к нему разные термины: дружба, забота, участие, опека – все, что угодно, но не любовь. Я этого боялся, поэтому и прикрывался всем, чем только можно. Мне даже сначала не нужно было от тебя взаимности, просто любить тебя и заботиться, быть всегда рядом. Но ты все-таки права, что те бои и стали отправной точкой нашей любви, как уже сформировавшегося, но еще не до конца осознанному чувству. – Он остановился перед самыми турникетами, развернулся, чтобы быть ко мне лицом и тихо произнес, - знаешь, Лен, когда ты тогда трогала мой шрам, я чуть не сорвался. У меня земля ушла из-под ног. А в твоих глазах немой вопрос или просьба, до сих пор не знаю, что там было…
- …мне нужен был твой поцелуй, но попросить вслух я не могла. – Тихо, как бы продолжая его монолог, глядя в глаза. А в носу уже щекочет и пощипывает уголки глаз. Только не реветь.
- А я борол в себе это желание, просто душил, - он горько усмехнулся.
- У меня тогда и щелкнуло в мозгу, что я смотрю на тебя, как на мужчину. Меня это одновременно и пугало и манило. Мозг туманило по страшному. Но я с собой боролась. Считала это неправильным, – опустила голову вниз. Стало почему-то стыдно. Почему я считала это неправильным? Даже литература знает реальные примеры подобных случаев и считает это естественным, когда ученики влюбляются в своих учителей. А девочки этому вообще подвержены больше, чем мальчики. Да я уверена, что есть даже такие примеры, когда вышеупомянутые отношения доходили до ЗАГСа и переходили в счастливую семейную жизнь. А через лет пять разница в возрасте стирается окончательно. Конечно, есть педагогическая этика, и в этом отношении Вите досталось больше, чем мне, но он никогда меня не компрометировал. Только защищал, оберегал и поддерживал. А я… только и делала, что обижала его. Такие глупости говорила. Но мы все это пережили и приняли. Чего нам это стоило…
- Лен, - берет меня за руки, - почему мы раньше с тобой об этом не говорили? – с сожалением.
- Не знаю. Некогда было, наверное. – Мне в первую очередь. – Но мы еще поговорим, я тебе обещаю. – Улыбаюсь. Он отвечает тем же. – Пойдем?
- Пойдем, - не размыкая рук.
Взяли тележку и подошли к стеллажам. Начали затариваться в быстром темпе, так как время неумолимо подходило к часу икс. И как-то это было по-особенному, трогательно, что ли. Весело и интересно. Витя оказался очень практичным, в отличие от меня. Я брала, что попало, а он читал надписи на упаковках, что-то пояснял мне. Я брала уже готовую нарезку, а он показывал на целиковый кусок колбасы или сыра и просил нарезать. Я брала рис в целлофане, фасованный по полкило, а он брал в коробке уже порционный. Говорил, что так удобнее рассчитывать и получается безотходно. Тютелька в тютельку. На полуфабрикаты категорично мотал головой, поясняя, что завтра сходим на рынок, купим там мяса и сами накрутим фарш, налепим пельменей.
- Виктор Михалыч, а я и не знала, что Вы умеете делать пельмени, - удивленно-восхищенно, но с долей сарказма.
- А еще манты, чебуреки, и немного пироги. - Он серьезно?
- А торты не печете??? – подтруниваю.
- Торты пока нет, но думаю, это блюдо мы с тобой освоим вместе. – Спокойно, не отвлекаясь от выбора подсолнечного масла.
Вот это его МЫ так грело душу, что хотелось кричать о том, что это мой мужчина и как я его люблю.
С бытовой химией решили сегодня не затеваться. Сначала надо определиться, что из этого закончилось, чего с избытком, а чего вообще не было. А только после этого идти в магазин. Это мне тоже Витя пояснил. Я то могу за одним шампунем сходить, когда он закончится, не задумываясь о том, что бальзама осталось только на завтра. А бумаги туалетной только полметра.
Я и не знала, что Степнов такой практичный. Не удивлюсь, если он еще и бухгалтерию ведет.
Домой вернулись слегка уставшими, но довольными. На кухне тоже вместе разбирали пакеты. Я подавала, а Витя аккуратно располагал все на полочках, попутно поясняя мне, что нужно хранить в холодильнике, а что не обязательно.
- Лен, давай мне сначала то, чем не часто пользуемся, о потом продукты часто используемые.
Я растеряно посмотрела на него:
- Это как?
- Посмотри на стол и отставь в одну сторону то, что ты каждый день достаешь из этого шкафа.
Я перевела глаза на стол. Осознание сказанного пришло почти моментально. Я быстро отставила сахар и заварку. В кучке остались кофе и запас сладостей. Я сладкое почти не ем, а Витя больше варенье любит.
- Ну вот, - как бы одобряя, - давай то, что осталось.
Теперь уже с деловым видом передала все в утвержденном порядке.
Разобравшись с продуктами, он притянул меня к себе за талию и довольно протянул:
- Хозяюшка моя…
Я засмущалась.
- До Вас, Виктор Михалыч, мне еще далеко, Вы у нас как домовой – все по полочкам, все на своих местах, - попыталась изобразить всю важность процедуры, размахивая руками. Витя рассмеялся.
- А ты, Кулемина, как думала, порядок должен быть во всем!
- Ага, как в спортзале: мячики к мячикам, козлы к козлам… - Тут уже смеялись оба.
- Ладно, Лен, сколько там у нас времени, не опоздать бы?
Я посмотрела на часы. Почти четыре. До «Элефанта» минут двадцать ходьбы.
- Тебе уже скоро выходить.
- Тебе? – как-то грустно переспросил он. – А ты со мной разве не пойдешь? – такая надежда в голосе, что даже если бы я и не собиралась, то согласилась не раздумывая. Но я зачем-то спросила.
- А ты хочешь, чтобы я с тобой пошла? – робко.
- А ты не хочешь? – понимает причину моей робости и опять выводит на открытый диалог.
- Хочу. – Уверенно, - просто у вас же будут практически деловые переговоры, я буду только отвлекать. Да и работодатель неизвестно, как на это отреагирует.
- В этом ты права. – Он со мной соглашается, придавая мне уверенности и давая понять, что мое мнение им воспринимается в серьез, а доводы тянут на вполне взрослые. Мы на равных. Учимся принимать решения вместе. – Но я все равно хочу, чтобы ты пошла со мной. Это не только мое, это наше будущее. И касается тебя непосредственно. Но и мне важно, чтобы ты была рядом. Я тоже хочу чувствовать твою поддержку. – Это звучит как внушение. Меня цепляет до глубины души. Чувствую свою нужность. – За столом переговоров тебе присутствовать необязательно, может даже, действительно, не стоит, но ты можешь посидеть за барной стойкой, пока я все улажу. Думаю, много времени это не займет, мы уже все по телефону обсудили. – Выжидает моего мнения по такому серьезному вопросу.
- Хорошо, я с удовольствие, – утвердительно улыбаюсь я. Витя доволен. – Тогда собираемся?
- Да.
Сборы много времени не заняли. Сначала решили не переодеваться. Но мне вдруг захотелось быть подстать Вите и не выглядеть вчерашней школьницей перед шефом моего будущего мужа. Мало ли что…
Одела узкие джинсы почти белого цвета – на Вите были голубые, кеды поаккуратнее, теплый пуловер под горло (Витя настоял) цвета фуксии и дутую белую жилетку. Последний раз посмотрелась в зеркало и выбежала уже в распахнутую дверь в подъезд. Витя одобрительно кивнул. Мне нравится ему угождать! Тем более не в ущерб себе.



Спасибо за внимание. Щелкните, пожалуйста, в уголке.

Спасибо: 62 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 480
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 33
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.11.09 13:40. Заголовок: Всем привет!!! Вот в..


Всем привет!!! Вот вам продку принесла. Надеюсь, равнодушными не останетесь...



Когда мы зашли в кафе, веселые и счастливые, нас уже ждали. Нет, мы не опоздали, просто работодатель пришел раньше. И сейчас его развлекал Гуцул.
Витя, не выпуская моей руки, подошел к мужчине.
- Здравствуйте, Игорь Николаевич, Вы давно меня ждете?
- Здравствуйте, Виктор! – мужчина был действительно рад Вите, - Ну, что Вы, я вот только зашел. – Он трепал двумя руками мощную Витину, и с восторгом смотрел на него. А я стояла и гордо улыбалась, крепко сжимая своей другую его руку.
Потом он перевел все тот же восторженный взгляд на меня и теперь с интересом разглядывал. Мне как-то стало не по себе.
- Виктор, а это Ваша…
- Это моя девушка Лена, - в его голосе можно было уловить интонацию, которая подчеркивала искренность его чувств ко мне. И я расслабилась. А мужчина смерил меня оценивающим взглядом и, видимо, поставив достаточно высокую оценку, пожал мне руку. Его взгляд меня немного смутил, но виду не подала.
- Очень приятно! – Расплылся в улыбке.
- Мне тоже, – скромно улыбнулась.
Рукопожатие слегка затянулось, и меня это стало напрягать. Но тут на помощь пришел Степнов.
- Ну, что тогда, может, перейдем сразу к делу? – его, видимо, тоже стало напрягать это рукопожатие.
- Да, конечно. – Оживился мужчина. – Лена, Вы с нами присядете? - с надеждой, а может даже просьбой, заглядывает в глаза. Чего прицепился?
- Нет, спасибо, я здесь Витю подожду, – мило улыбнулась мужчине, потом повернулась к Виктору и спросила, - хорошо? – А в глазах другой вопрос: так достаточно близко, чтобы чувствовать мою поддержку?
- Хорошо, – как-то умиротворенно. Я только улыбнулась. Мы друг друга поняли. – Игорек, не дашь Ленке заскучать? – доверяет. Теперь они друзья.
- Обижаешь, – протянул Гуцул, разводя руками.
- Я на тебя надеюсь. – Утвердительно. Улыбнулся и подмигнул. Такие они настоящие…
- Заказывать будете? – обратился Игорь к будущему шефу Вити.
- Мне, пожалуйста, капучино, - и перевел вопросительный взгляд на Степнова.
- А мне чай. Зеленый. Ну, ты знаешь. – Опять улыбнулся. Меня затягивала их игра. Переводила взгляд с одного на другого, глупо улыбаясь.
- Я скоро, - на ухо, и благодарный взгляд в глаза, а потом снова Игорю. – Угости девушку своим фирменным коктейлем. – Я недоуменно уставилась на парня, не веря своим ушам, а тут опять на ухо, - Ленка, это такая вещь! Ммм… - и удалился. А я уже почувствовала, как слюна стала заполнять ротовую полость.
- Так он же алкогольный… - Удивленно сказал Игорь. Витя только загадочно кивнул, уже присаживаясь за столик. Парень пожал плечами, - ну… клиенту виднее. – Я ничего не понимала. Развели тут интригу! Хуже баб, ей Богу. Но забавно так.
Я залезла на табурет, так, чтобы мне было видно их столик. Витя вообще сел ко мне лицом. Наши взгляды встретились. Я улыбнулась и кивнула головой, давая понять, что я с ним, я рядом. Он ответил глазами, в то время как лицо было серьезным.
Игорь принес коктейль.
- Держи. – С гордостью. – Но еще раз предупреждаю, он алкогольный. – Последнее слово почти по слогам.
- Гуцул, я уже совершеннолетняя, – с сарказмом.
- Я предупредил, – ехидно улыбнулся и поставил передо мной высокий бокал с мутно-голубой жидкостью немного густоватой консистенции с долькой апельсина на краю, - держи.
Я притянула поближе, не решаясь попробовать. Но он смотрел на меня выжидающе. И я сделала глоток через трубочку, слегка втянув ноздрями еле уловимый аромат спиртного и апельсина. На вкус оказалось очень интересно. Чуть горчило, чуть кислило, чуть сластило. Но приятно. Согревающая волна обожгла горло, продвигаясь в уже опустевший желудок. Стало тепло и комфортно. Пригубила еще раз. Стало еще лучше. Вопросительно подняла глаза на Гуцула, не отрывая губ от трубочки.
- Я назвал его "Текила Санрайз", – понял, что я оценила.
- А что в нем?
- Текила, пару ликеров и спрайт.
- Мне нравится, - это не лесть.
- А какой эффект… - куда-то в воротник, но я этому значения не придала, так как мне уже было великолепно.
Осознав то, что начинаю пьянеть, решила пока отставить коктейль и понаблюдать за мужчинами.
Витя прям бизнесмен. Бирюзовая рубашка, темно-синий кардиган на пуговицах, классические голубые джинсы. Уверенный, спокойный, в меру деловой, грамотный. Его собеседник приятно удивлен. Наверное, не ожидал. Отложил бумаги, уточнил некоторые нюансы. Мужчина понимающе кивнул. Вот он уже подписывает бумаги. Подпись у него, скажу вам, президентская. Размашистая, ровная, красивая. Подписал, один экземпляр оставил себе, другой Герасимов, это Игорь Николаевич, убрал в портфель. Еще раз, но уже с чувством выполненного долга, пожали друг другу руки и вышли из-за стола. Я повернулась к стойке и пригубила коктейль. От этого глотка уже зажгло в желудке. Тут подошли мужчины. Пришлось повернуться к ним и выразить свое почтение.
- Елена, рад был с Вами познакомиться, – так смотрит, как будто откусить хочет, - Виктор, у Вас замечательная девушка, кроткая, красивая, - за спиной фыркнул смешком Гуцул, - берегите ее, а то уведут, - и шутливо погрозил пальцем перед носом Вити. – Игорь, у Вас лучшее капучино! – Гуцул слегка поклонился. – До свидания, - и быстро посмотрел мне в глаза. Странный мужчина. – Виктор, Вы меня проводите?
- Да, конечно! – и они двинулись к выходу.
- Гуцул, это что сейчас было? - резко развернулась и с вызовом уставилась на парня. Он опять хохотнул.
- …Кроткая Кулемина… Я ушам не поверил! – я густо покраснела, а Игорь растеряно тихо добавил, - а теперь и глазам… Лен? – позвал, непонимающе заглядывая под челку в глаза.
- Игорь, я и сама себя не узнаю… Но это так ново, интересно! – чувство восторженной радости вырывалось из глубин, а бродящий по венам алкоголь только придавал краски.
- Ну, Степнов, ну, мужик, - он открыто восхищался, – укратил все-таки Кулемину! Уважаю.
- Ну, не такая я уж и безнадежная была. – Возмутилась я.
- Да, не в этом дело, Лен, вы просто не видели себя со стороны. Раньше он с тебя пылинки сдувал ходил, дай ему волю, с рук бы не спускал, от косого взгляда на тебя зверел, а ты капризничала и брыкалась, ставила свои условия. А теперь?! Пришли такие, счастливые и довольные. Любо-дорого смотреть! А ты меня вообще поразила. Вроде, все та же Ленка, но уже другая, - я вопросительно подняла взгляд, - повзрослевшая что ли… - От его слов мне стало приятно и радостно. – Степнов-то у меня на глазах менялся. Каким я его только не видел…
- Ему было плохо, да?.. – робко спросила я.
- Лен, он тебя очень любит, и поверь мне, я знаю, что такое боль, которую причиняет тебе любимый человек… - вкрадчиво, даже деликатно.
Внутри все сжалось, я ведь тоже видела его состояние, но тогда я не понимала, как это больно.
- Но теперь я вижу, что у вас все хорошо. – Он улыбнулся, чем восстановил равновесие в моей душе. Боль отступила.
- Дам… - счастливая улыбка и глоток приятного напитка. Стало жарко. Я расстегнула жилет. – А у тебя как дела? Слышала, у Вас там что-то с Лерой намечается? – приподняла бровь.
- Да я даже не знаю, так все запутано и сложно… - Он удрученно вздохнул, - но я буду бороться! – Вот так. Узнаю Гуцула.
Взяла дольку с фужера и поднесла к губам.
- Чего обсуждаем? – Так неожиданно. Витя. Рука дрогнула, долька упала на грудь и оставила приличное пятно на моем однотонном пуловере.
- Лен, это апельсин, надо сразу замыть, чтобы пятна не осталось. – Гуцулу не привыкать. – Иди в подсобку, там вода и мыло хозяйственное. – Я лишь качнула головой.
- Лен, тебе помочь? – с беспокойством. Чувствует свою вину.
- Да, нет, я сама справлюсь, – улыбнулась, давая понять, что не виню его в случившемся, - я быстро. – И убежала, оставив жилет на табурете.
Зашла в подсобку, намочила тряпочку и натерла ее мылом. Стала тереть. Теперь надо смыть. Но для этого надо снять вещицу. Потянула за края, но зацепилась за цепочку. Руки спутаны, на голове свитер. Пыхчу, кряхчу, а толку нет. И чего я от Витиной помощи отказалась?!
Слышу скрип двери.
- Лена… - замер. Только сейчас сообразила, в каком виде я снаружи. – Ты почему не закрылась? – охрип слегка.
- Вить… - ною, - я запуталась…
Подходит. Пару ловких движений, и я уже на воле. А Витя так смотрит, что пробирает до дрожи. Да и вид у меня соответствующий: щеки красные, волосы взъерошены, глаза блестят от выпитого, дыхание сбилось. Его руки скользят от плечей вниз к пояснице и притягивают меня к мужскому торсу. По телу толпой вниз ринулись мурашки. Какая-то дикая мысль закралась ко мне в голову и где-то там затерялась, спровоцировав желание. Витя, не отрываясь, смотрел в глаза. Провел пальцами от виска, по скуле, убирая с губ прилипшие волосы. Такое простое движение, а как возбуждает… Слегка коснулся подушечкой губ. Приятно. Прикрыла глаза, смочила губы и шумно выдохнула. В животе стало жарче, но не от алкоголя.
- Поцелуй меня…
И мгновенно почувствовала его теплые мягкие губы на своих. Легкий и нежный поцелуй, почти касание. Но сейчас меня это не устраивало. Мне хотелось большего. Ворвалась в его рот дерзко, не щадя языка, и закружила его в зажигательной румбе. Неудержимое желание накрыло нас обоих, увлекая в бурлящую пучину страсти. От одежды избавлялись нетерпеливо. Очнулась я, сидя на столе, только в нижнем белье. Витя стоял у меня между ног голый по пояс, но уже с расстегнутыми штанами. Держал мое лицо в ладонях и вглядывался в глаза. Чертики в его мне помахали копытцами.
- Витя, что мы творим? – понимая, что разум может вернуться ко мне с минуты на минуту, закрыл мне рот горячим поцелуем, затуманивая страстью мой светлеющий мозг. Его руки скользнули на спину к застежке бюста и ловко с ней справились. Я провела руками от плеч, по спине, через бока, далее кубики пресса и вверх, к груди. Витя напрягся. Улыбнулась уголками губ. Накрыл мою грудь рукой, а губами припал к пульсации на шее. Я выгнулась в спине, подавая грудь вперед. Витя незамедлительно воспользовался такой возможностью, и мягкие губы коснулись ореола, поглощая сосок, щекоча его языком. Не смогла сдержать стона. Разум ушел совсем. Осознавая, что терпеть становится все труднее, запустила руку в расстегнутые брюки, слегка поглаживая восставшую плоть, задыхаясь от восторга. От этого моего движения Витя углубляет поцелуй, делая его почти болезненным. Понимаю причину. Дотрагиваюсь до вершины через ткань, щекоча ноготком. Поцелуй резко прерывается, штаны ползут вниз, и только коварный взгляд в глаза. Я поддерживаю. Облокачиваюсь на руки. Отодвигает мешающую ткань и томительно медленно входит. От приятных ощущений кружится голова. Откидываю ее назад. Движения медленные и монотонные. Чувствую приближение развязки.
- Витя… - задыхаясь.
Движения стали глубже и быстрее. Еще… Вот-вот… Совсем чуть-чуть… Аааа! Пик блаженства покорен...
Еле держусь на руках. Опускает голову на грудь. Чуть восстановив дыхание, придерживая за лопатки, прижимает к себе и гладит по голове. Невинный поцелуй в макушку.
- Девочка моя…
- Витя, мы сумасшедшие… - улыбается.
- Держи.
Отстраняюсь. Протягивает мне салфетки, указывая виновато на живот. Ну, да, теперь средства контрацепции станут нашим неизменным спутником всегда и везде.
Закончив торопливо-ленивые сборы, так и не замыв пятно, вышли из подсобки. Витя предусмотрительно принес жилетку. Вид у обоих был аховый, что не укрылось от зоркого глаза Гуцулова.
- Ну, все друг, мы пойдем. Бывай, - пожал руку.
- Пока, Гуцул. – Пряча под челкой святящиеся глаза.
- Заходите еще! – да все он понял!
- Гуцул, - уже в дверях, - коктейль - во! – подняла вверх большой палец и широко улыбнулась. Он изобразил поклон.
Выйдя на улицу, вдохнули полной грудью свежего воздуха и довольные пошли домой.
А день ведь еще не закончился…


Изм.
Девчонки!!! Сегодня жду с нетерпением! Настроение . Спасибо за все!

Спасибо: 57 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 520
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 34
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.11.09 02:07. Заголовок: http://jpe.ru/gif/s..


А вот и я! Держите проду. Надеюсь, я не слишком припозднилась... Но там авансом мини шел.
Так что, получите , распишитесь.



По дороге домой просто наслаждались дивными сумерками и присутствием друг друга. Не рядом, а в жизни. Почему-то именно сейчас пришло осознание того, что больше поврозь мы не сможем. Только так – рука об руку. Перед глазами все еще всплывали картинки сегодняшнего безумства в кафе. От воспоминаний по телу бегали мурашки, а внизу живота появилась дергающая пульсация.
На подходе к дому Витя спросил:
- Ну, чем займемся?
- Не знаю. – Неопределенно ответила я, пожимая плечами. – А у тебя есть предложения? – игриво.
- С предложениями еще не определился, а вот причина определенно есть, - довольно улыбнулся.
- Да??? И какая же? – очень интересно…
- Лен, ну ты чего, - удивленно, - я же контракт заключил. Теперь я тренер юношеской команды по баскетболу клуба «Динамо».
- Вот блин!.. – Стало безумно стыдно. Совсем из головы вылетело. Хотя именно Степнов и стал этому причиной. От его ласк и властного взгляда я забываю обо всем. – Точно! Какие будут предложения?
- Ну, я думаю, это дело надо отметить! Может, ресторан?
- Ресторан?.. – Сделала глубоко задумчивое лицо, но альтернативный вариант пришел почти сразу. – Вить, а давай мы дома устроим праздник. Если честно, я немного устала. Зайдем в магазин, купим вина, а ужин закажем. Не хочу шумных помещений и лишнего присутствия. А дома только ты и я. Давай? – с надеждой заглядываю в глаза.
Витя расплывается в самой нежной улыбке. Как же от нее тепло…
- Давай… - Умиротворенно так. Толи потому, что дома и вдвоем, толи потому, что это я предложила. А может все в совокупности.
Взял за руки и с этой же улыбкой на лице потянул меня в сторону винного магазина.
Дома решили устроиться в зале. Накрыли журнальный столик, накидали на пол подушек. Приготовления были забавными, но какими-то домашне-семейными. Пока ждали ужин, а мы заказали суши и цыпленка табака в итальянском ресторане, Витя распределил обязанности: я режу салат, нарезку, а он занимается фруктами и сервировкой. Со своими обязанностями он справился значительно быстрее и предложил помощь мне. Но я отказалась решительно и бесповоротно. Во-первых, люблю начатое доводить до конца, а во-вторых, изначально это женское дело. А может просто хотелось ему показать, на сколько я готова к совместной жизни. Раньше почти всеми домашними хлопотами занимался Витя. Я только поддерживала чистоту в квартире. Но и это не составляло труда, так как Степнов очень аккуратный, никогда не разбрасывает вещи, а о грязных носках под кроватью или стулом и речи быть не может – сам стирал и ровненько, один к одному вешал на нижний уровень полотенцесушилки. Я по началу думала, что это он новые вывешивает, чтобы с утра теплые надеть. А потом случайно увидела всю эту процедуру. Трогательно как-то. Посуду за собой он тоже всегда сам моет, ну, если один кушает. А после совместного приема пищи, я спешила опередить его и говорила, что я помою посуду, так как видела его порыв. Но иногда, когда я сильно уставала после загруженного учебой, репетициями, выступлениями дня, он отправлял меня в душ, а сам мыл посуду. Один раз мы из-за этого поспорили, даже чуть не поругались. Глупо как-то вышло. День выдался прескверный, состояние взвинченное, а тут он стал уговаривать, чтобы он помыл посуду. А я так не люблю уговоры… Я, конечно, беспричинно вспылила, накричала на него, и он, как побитый пес, ушел с кухни. Но ввиду того, что истинная причина моего такого настроения была отнюдь не в этой злосчастной посуде, легче не стало. Пока мыла, пришло осознание того, что я опять просто так сорвалась на Степнова. Закончив с этим занятием, пошла зализываться. Вот тогда я и узнала, что такое «секс после ссоры». А уже на следующий день я посуду убирала в посудомоечную машину. Влажную уборку мы с ним делали вместе. Я вытирала пыль, а он пылесосил. Так здорово было.
Из воспоминаний меня вырвал звонок в дверь.
- Вить, открой, это, наверное, заказ доставили, - крикнула я, заканчивая раскладывать нарезку на тарелке.
Чувствую его присутствие. Поднимаю голову и млею… Степнов стоял в дверном проеме с букетом смешных ромашек с яркими вкраплениями крупных герберов. Скромно улыбается – боится не угодить.
- Витя… - восторженно выдыхаю я, переводя взгляд с букета на него и обратно.
Подходит ко мне вплотную и вкладывает цветы мне в руки. А я тону в его глазах.
- Спасибо. – Тихо, искренне, прямо в глаза.
- За что?.. – люблю…
- За твою поддержку, - поцелуй в лоб, - за то, что ты рядом, - поцелуй в нос, - за то, что ты есть у меня… - Легкое касание губ и взгляд, полный нежности, благодарности и любви.
И снова звонок в дверь. Это уже точно заказ.
- Откроешь?
- Открою…
Пока Витя получал заказ и расплачивался, я поставила тарелки на стол, цветы в вазе пристроила на газетнице. Быстро кинула Вите, что пойду, переоденусь, и скрылась в ванне. Надела домашние свободные штаны и нарядную маячку, итальянскую, на бретельках. Захожу в зал, а там… Полумрак, на столе мерцают свечи, аромат цветов разносится по комнате, а из динамиков льется тихая медленная музыка. Витя сидит на полу, весь такой домашний: мышиного цвета брюки свободного покроя и бирюзовая футболка – я подарила. Он ее еще ни разу не одевал. Босой.
Подошла. Степнов открывал бутылку. Присела. Раскупорил. Наливает. А я сижу и любуюсь. Мой... Поднимает бокал. Я поддерживает.
- Ну, за контракт? - Тост.
- За контракт. – Чокнулись.
- Вить, - пригубила, - а что вы там с Герасимовым обсуждали? – принялась за салат.
- Рабочие моменты. Хотя, достаточно важные.
- Ну, расскажи, мне же интересно. – Прошу.
- Обговаривали график работы, выходные. Договорились о пятидневной неделе, два выходных – суббота, воскресенье. Если соревнования попадают на выходной, то он не пропадает, потом отгул можно взять, или к отпуску.
- Круто! Значит, в выходные будем вместе! – с энтузиазмом заявила я.
- Вместе. – Улыбнулся, радуясь моей реакции. – Вот только с тобой еще определиться надо, - чуть серьезнее.
- В понедельник с Ранетками в Снегинку пойдем. Будем к Романовскому подмазываться, - слегка посмеялась я. – Как думаешь, он нас восстановит? – с надеждой посмотрела на него. Теперь его мнение для меня имеет огромный вес и большое значение.
- Думаю, да. Вы ведь немного пропустили. – Умеет поддержать!
- А ты со мной пойдешь? – робко.
Поднимает на меня серьезный взгляд и твердым голосом:
- Лен, я думаю, ты сама справишься. А то получится, что я тебя за ручку привел, - тут мы оба прыснули смехом.
- А как же я без твоей поддержки? – все еще смеясь, но это для меня действительно важно.
- Давай, я тебя провожу, дам установку, - хохочет, - а потом подожду тебя в кафе. Идет?
- Идет. – Быстро соглашаюсь я, заглатывая ролл.
- Витя, а когда ты на работу выходишь? – так, между прочим.
- Через неделю, в понедельник. Там сейчас старый тренер дорабатывает. А мне надо загранпаспорт сделать в обязательном порядке. Вот я этим и займусь. Да и вообще, мне есть, чем заняться, - и загадочно посмотрел на меня.
- А когда сборы, соревнования? – как-то от этого вопроса у самой внутри все похолодело.
- Первые сборы где-то в январе, потом после майских праздников. А выездные соревнования еще не назначали, но думаю, тоже ближе к лету.
- Как же я тут без тебя? - Есть что-то перехотелось…
- Леночка, - взял за руку, - ну не расстраивайся. Это же не более двух недель. – Жалобно так. Посмотрела в его глаза. Да ему самому не лучше! Ты же, Кулемина, сама его на это уговаривала. Он ведь тебя предупреждал, что меньше времени проводить вместе придется. А ты теперь сидишь тут и душу ему рвешь! Натянула улыбку и как можно увереннее сказала.
- Я думаю, нам такие недолгие разлуки только на пользу будут. А до января еще далеко. Не будем раньше времени тоску нагонять. – И широко улыбнулась.
- Ленка, как же я тебя люблю… Кстати, Лен, ты не слабо Игорь Сергеича зацепила, он мне там такие диферамбы пел, какая ты красивая, спортивная и милая.
Что-то внутри кольнуло от этих слов.
- Вить, да мы толком и не разговаривали, - почему-то стала оправдываться я.
- Я же без претензий, Лен, - взял мою похолодевшую руку и, слегка сжав, доверчиво заглянул в глаза, - мне наоборот приятно, когда моей девушкой восхищаются. – Улыбнулся.
- Правда? – с надеждой.
- Конечно.
Пододвинулся ко мне, обнял за плечи.
- Вить, а давай выпьем?
- За что?
- За нас.
- С удовольствием.
Чокаемся. Глаза в глаза. Допили до дна. Поцелуй необходим. Тянемся. Мягкие губы с терпким вкусом вина нежно касаются моих. Легкий, не обязывающий поцелуй, но в тоже время манящий. Голова идет кругом, но не от вина, кровь закипает. Через секунду становится ясно, что механизм уже запущен, и его не остановить. Отстраняется, убирает из рук фужеры и ставит их на стол. И снова дурманящий поцелуй, постепенно набирающий обороты. Руки тянутся к желанному телу. Вите доступна только спина и открытые плечи. Тянет на себя, усаживая на колени. Стягивает майку и припадает к груди. Ток проходит по телу. Вино сделало свое дело – расслабило организм, что значительно ускорило процесс возбуждения. Появилась нестерпимая потребность почувствовать его в себе. Быстро избавляю его от футболки и распускаю шнурки на поясе его брюк. Вопросительный взгляд в глаза.
- Хочу… - коротко и ясно.
Грациозно избавляемся от брюк и белья, и, не меняя позы, устраиваемся на диване. Секунду замираю в нерешительности, а потом плавно опускаюсь. Наблюдаю, как Витя откидывает голову на спинку дивана. Ему хорошо. Еще одно медленное движение вверх-вниз, и тяжелый вздох слетает с губ мужчины. Еще одно, и я прикрываю глаза, закусывая нижнюю губу. Чувствую его руки на груди. Приятно. Непроизвольно ускоряю темп. Его ласки становятся настойчивее. Когда я начинаю постанывать, приподнимает меня за талию и шепчет на ухо:
- Не спеши…
Находит своими губами мои и успокаивает поцелуем. Опускает к себе на колени так, что его твердая плоть соприкасается с моей чувствительной горошиной. Эффект неподражаем. Инстинктивно начинаю совершать движения, позволяющие тереться этим значимым частям наших тел. Стоны становятся похожи на визги, а волны наслаждения подкатывают, доводя до исступления.
- Лена… - рычит в ухо, приподнимая с колен и аккуратно, не торопясь, опускает, давая мне возможность отдышаться и слегка придти в себя. Теперь темп задает он. Медленно, уверенно, глубоко. Задыхаюсь. Впиваюсь в его плечи, оставляя кровавые подтеки. Рычит.
Слегка ускоряет темп, но тут же опять замедляется. Опрокидывает меня на спину, но удерживает на руках и коленях. Мощнее и глубже. Дотягивается до соска и прикусывает его. Мой громкий стон и его сдавленный рык. Это фееричный финал. Сил хватает на то, чтобы приподняться и упереться лбом в его плечо. Я в раю.
Придя в себя, но, не слезая с колен и собственно не меняя позы, отрываю голову от плеча и смотрю в глаза. Не могу подобрать слов благодарности. Понимает. Прижимает указательный палец к моим губам, потом проводит большим по ним. Поцелуй. Благодарный. Красноречивей слов. Но одно все-таки срывается с губ:
- Люблю…
- И я тебя, малыш…
Минут через пятнадцать, окончательно восстановив силы:
- Вить, еще только девять…
- Твои предложения?
- Давай… кино посмотрим. Комедию какую-нибудь. Нашу. – Так бодро, как будто второе дыхание открылось. Эх, Кулемина, твои бы силы да в мирное русло…
- А давай. Ты выбери из дисков, а я пока стол разберу. Чай будешь?
- Ага. С козинаками.
- Хорошо. – Смеется. Обожаю его грудной смех.
Смотрели «Операция Ы и другие приключения Шурика», хохотали, пили чай. На кухне шумела посудомоечная машинка. Хорошо…



Адрес новый, но ждут все также.

Спасибо: 64 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 557
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 34
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.11.09 01:36. Заголовок: Вот она... прода... ..


Вот она... прода...



Все воскресенье у нас с Витей прошло в приятных хлопотах. Встали рано, около девяти, позавтракали и принялись за уборку. Как всегда, она проходила у нас весело и забавно. Вот только атмосфера была совсем другая. Семейная, что ли. Хотя, мы были больше похожи на молодоженов, чем на уже прожившую годы семейную пару. Музыка гремела на всю квартиру. Витя подпевал Билану «Я ночной хулиган» и пританцовывал в такт. Смешной такой! Все те же домашние брюки, но закатанные до колен, и белая борцовка. Босой. Ну, вылитый Билан! Когда я ему об этом сказала, он что-то там похимичил с волосами и стал подражать известному мачо. Вот тут я чуть со стула не грохнулась от смеха. А следующей композицией была «Мулатка-шоколадка» все того же исполнителя. Я заразилась Степновским весельем и, быстро спрыгнув со стула, встала перед ним спиной к нему и стала выписывать круги бедрами, размахивая тряпкой, которой совсем недавно вытирала пыль. Тряпка улетела в коридор, а освободившиеся руки стали эротично скользить по моему телу. Лицо, грудь, живот, талия. Зазывно посмотрела на Степнова через плечо, соблазнительно облизнув губы и запустив свою пятерню в волосы. Его руки легли на аппетитную попу и стали совершать поглаживающе-круговые движения. Далее они переместились на талию и поползли вверх. Я подняла руки, не прекращая танцевать, давая простор для действий Вите. Он положил свою большую и горячую ладонь мне на живот, чуть-чуть проникая большим пальцем под майку, и прижал меня к себе вплотную. Наши тела слились воедино. Разряд. Вторая его рука скользнула по груди, далее вверх по руке и ухватилась за ладонь. Вторую свою руку я опустила поверх той, что покоилась у меня на животе. Витя стал вести, задавая темп и заставляя наши тела делать одно движение на двоих, тяжело дыша в ухо и блуждая горячей ладонью под моей майкой. Потом прокрутил меня в своих руках так, чтобы я оказалась к нему лицом. Ничего не изменилось, только его рука переместилась с живота ко мне на спину. Так хотелось целоваться, но Витя не давался – такие па выдавал, закачаешься.
- Виктор Михалыч, я и не знала, что вы так танцуете?! – удивленно-восхищенно.
- Эх, Кулемина! Ты еще многого обо мне не знаешь. Я в школе танцами чуть-чуть занимался, на выпускной номер готовили. – Вот это да…
Ритмичная музыка закончилась, и полилась моя любимая мелодия. «Стань для меня». Чуть-чуть отдышавшись от зажигательных танцев, я решила не выпускать из своих объятий мужчину и все-таки сорвать с губ столь желанный поцелуй, хотя тело уже хотело большего. И не только мое. Плавно, почти невесомо опустила руки на плечи и уперлась ему в лоб. Он обвил мою талию и крепко прижал к себе, не оставляя и миллиметра между соприкасающимися частями тела. Мелодия расслабляла и успокаивала. Мы медленно покачивались в такт музыке. Глаза в глаза. Одновременно потянулись за поцелуем. Мягкий, невесомый. Мы вложили в него всю свою нежность, всю любовь. Не было страсти и желания. Только легкое касание губ и тепло рук. И больше ничего не надо.
Отстранились немного, нехотя открывая глаза. Взгляд в глубину души – там истина.
- Ленка… Как же я люблю тебя…
- Витя… - обнимаю за шею, угрожая удушить, - я самая счастливая… - зажмуриваюсь, чтобы не расплакаться. Что-то в последнее время я стала слишком сентиментальна.
Постояли так немного, насладились близостью друг друга, но…
- Лен, надо убраться до конца, а то нас Петр Никанорыч к двум ждет. А уже почти двенадцать. – Вкрадчиво так, даже немного виновато.
- Блин… А я совсем забыла. – Порывисто отстраняюсь и уже на подъеме, - Витя, у нас совсем немного времени. Надо пошустрее. – Рванула за тряпкой в коридор и уже в следующую секунду возвышалась на стуле. А Степнов и сообразить ничего не успел, так и стоял в растерянности.
Я повернулась к нему и воскликнула:
- Степнов, ну ты чего стоишь?! Или Вам особое приглашение требуется, Виктор Михалыч??? – Лукаво улыбнулась, передразнивая его манеру физрука.
Подорвался, схватился за пылесос и протараторил:
- Я уже, Елена Никитична!
Я рассмеялась. Вот так всегда.
Закончили с уборкой, пришли к деду. Так забавно – я хожу в гости к собственному деду. Это же моя квартира, моя комната! А она, кстати, так нетронутая и осталась. Дед в нее даже не заходит. Все на своих местах. Провела пальцем по камоду. Пыль. Взяла тряпку и стала протирать все памятные мелочи. Добралась до рамок. На фото мои самые родные и любимые, самые близкие мне люди. Вот я с мамой и папой. Еще в школе. Счастливые такие. А я еще такой ребенок! Как же я по ним соскучилась… А вот мы с дедом на премьере фильма. Тут я немного нервничала, так как прямо перед тем, как сфотографироваться, ко мне подходила Кристина, и сказала, что они с Виктором просто друзья, и попросила поддержать его, так как фильм – отстой. Вот я и растерялась. А дед такой счастливый! И вообще, фото очень даже ничего получилось. А это я с Ранетками. Выпускной. Решили запечатлеть исторический факт – мы в платьях. Вот смотрю на себя, а сердце трепещется в груди. Как же мне тогда тяжело было. Но улыбка светлая и искренняя. Тогда я только что с Полиной поговорила. Она меня убедила в последний раз поговорить со Степновым. Дам, тот вечер я никогда не забуду… А вот эта моя самая любимая. У нее своя история. Мы со Степновым пришли в ателье на студенческий мне фотографию сделать, а там фотосессия проводилась. Нас попросили подождать. Вышли на улицу к фонтану. Было солнечно и жарко. А мы влюблены и безмерно счастливы. Стали дурачиться. Брызгались, смеялись, целовались. А в это время нас щелкал фотограф, который закончил свою работу и вышел нас позвать. Когда мы его заметили, то он немного замялся, сказал, что имел наглость сделать наши фотографии без разрешения. А потом взахлеб рассказывал, что мы очень гармоничная пара, камера нас любит, и у нас сильное чувство, перед которым он не смог устоять. Сказал, что готовит материал на выставку, и хотел бы, чтобы мы ему разрешили выставить и наши фото. Потом вспомнил, что мы их еще не видели, и поспешил похвастаться. Снимки получились отменными. Яркие, красочные, насыщенные и искренние. Нам с Витей очень понравились, и мы дали добро. Через два дня в этом же ателье мы забрали конверт с фотографиями. Сели у того же фонтана и обомлели. Я такого никогда не видела. Они были слегка отформатированы и доведены до совершенства. Я сразу определилась с той, которую я хотела видеть у себя на столе, где сейчас она и находится. На ней мы оба в профиль. Я смешно морщу носик и улыбаюсь, а Витя смотрит в глаза и тоже улыбается. Все это на фоне зелени и брызг воды. Причем, наши лица четкие, а фон размыт. И много-много солнца. Такая красота…
- Лен, ты куда пропала? – вкрадчивый голос Вити выдернул меня из воспоминаний.
- Да, вот, пыль решила протереть. А то скоро пшеницу сеять можно будет. – Слегка улыбнулась, ставя рамку на место.
Его ладони легли мне на талию, смыкаясь плавно на животе. Подбородок аккуратно опустился на мое плечо.
- Красивое фото… - тихо, но по легкой дрожи в голое заметно, что он тоже предался воспоминаниям.
Провернулась в объятьях, чтобы быть к нему лицом.
- Вить, а ты помнишь, как нам тогда хорошо было? - с надеждой заглядываю в глаза, по которым и так видно, что воспоминания более чем приятные.
- А сейчас что, плохо? – с тревогой.
- Нет, ну что ты, - спешу развеять сомнения, - сейчас еще лучше, - расплываюсь в улыбке и подтверждаю поцелуем. Витя крепче меня обнял. Такого доказательства ему хватило.
Такими вот самозабвенно целующимися нас и застал дед.
- Кх-кх. – Вежливое покашливание в репертуаре фантаста Кулемина.
Мы с Витей прекратили поцелуй, но не разорвали объятий, а просто повернулись к стоящему в дверях деду.
- Ну, и долго ты за нами подглядываешь? – строго спросила я, не скрывая улыбки. Я же знаю что ему мы как бальзам для его больного сердца.
- Ой, Леночка, даже и не знаю. Вот стоял бы и любовался вечно… – Вздох счастья.
Мы с Витей посмотрели друг на друга и обменялись нежными улыбками. Ведь так приятно, что от вашей любви не только вам двоим хорошо. От нее люди греются, как от камина, символа домашнего очага. У меня дома он обязательно будет.
- Вот дурак старый, я чего заходил то, - шлепнул себя по лбу, - пойдемте чай пить, я уже и на стол накрыл. – Как в старые добрые времена.
Чаепитие выдалось на славу. Дед рассказывал про то, как они с Василь Данилычем в пансионате отдыхали. Мы с Витей хохотали до упаду. Вспомнились наши посиделки того времени, когда я была неосознанно влюблена в своего учителя. Когда вот такие чаепития доставляли массу удовольствия, и настроение зашкаливало от одной мысли о нем. А сейчас мы просто вместе, пройдя столько испытаний.
От деда мы вернулись около восьми, так как решили не сразу идти домой, а прогуляться.
Утро выдалось неоднозначным. С одной стороны утро как утро, а с другой, сегодня должна решиться моя судьба, напрямую связанная с музыкой. С одной стороны я была спокойна – уверенность, что все будет хорошо, согревала и успокаивала. Это на подсознательном уровне. Интуиция. Но то, что я пойду туда без Вити, червячком грызло стену моего спокойствия, что отражалось в моих беспокойных взглядах.
- Лена, что происходит? – с тревогой в голосе.
- Вить, я не могу идти туда без тебя. – Захныкала.
- Лен, ну ты чего? – притянул меня к себе, а потом усадил на диван рядом с собой. – Леночка, посмотри на меня. – Голос стал серьезным. Я робко подняла голову. – Лена, ты взрослый человек и с этой проблемой разобраться самой в твоих силах. Я тебя не подбадриваю, нет, я знаю это. Вы ничего плохого не сделали, вам надо просто объяснить всю ситуацию Романовскому. А он должен либо понять и принять обратно, либо отказать вам, но дать аргументированный ответ. Ты прекрасно понимаешь, что девчонки нуждаются в тебе, ты их предводитель, пусть и негласный, но это так. Ты же знаешь, что будет с ними, если ты будешь дергаться.
- Вот в том-то и дело, чтобы не дергаться, мне нужен ты.
- Лена, тебе нужен не я, держащий тебя за руку в кабинете у директора, а моя поддержка. А в ней ты можешь не сомневаться – я всегда с тобой. Мы с тобой все обсудили, приняли решение, а действовать ты должна сама. Я уверен, ты сможешь. Помни, что от тебя зависит еще судьба и девчонок.
Я смотрела ему в глаза и понимала, что он прав. Я уже не ребенок, я не могу так капризничать.
- Нам уже пора выходить. – Уверенно, по-Кулемински.
- Пора. – Степнов покосился на меня, удовлетворяясь результатом.
- Но мы же до Снегинки вместе пойдем? Тебе все равно по пути. – Хитро прищурила глаз.
- Я же тебе обещал. – Его настрой меня определенно радовал.
До Снегинки шли, держась за руки, и разговаривали не о чем, просто радовались солнечному дню. Осень потихоньку вступала в права, одевая деревья в багряную парчу. С девчонками мы договорились встретиться около училища.
Мы стояли, крепко обнявшись, и просто наслаждались друг другом.
- Всем привет. – Дрожащий голос Анютки выдернул нас из уютного мира наших чувств. Мы повернулись. Ранетки стояли маленькой кучкой, плотно прижимаясь друг к другу и заметно нервничали. Поэтому наши спокойные улыбки их повергли в легкий шок.
- Привет, девчонки! – поздоровался Степнов.
- А вы чего такие испуганные? – Весело спросила я. Теперь-то я поняла, насколько был прав мой мудрый мужчина. Ну, вот как его не любить?!
- А если он нас не примет обратно? – робко, со слезливыми нотками в голосе ответила Нюта.
- Я уверен, что такими кадрами Юрий Аркадьевич не будет разбрасываться. – Так уверенно Витя это сказал, что я даже в этом не засомневалась.
- Нам бы Вашу уверенность, Виктор Михалыч, - еле слышно отозвалась Наташа.
- Ну, на всех у меня, боюсь, не хватит, но с Кулеминой я поделился. – Преобнял меня за талию, а я лишь подтверждающе закивала.
- Ну, тогда пойдем? А то от ожидания участи могу скончаться прям на месте. – С нервным смешком добавила Женя. Мы рассмеялись, тем самым слегка сняв напряжение.
- Удачи вам! – поддержал Витя девчонок, уже идущих к входу, давая нам возможность попрощаться наедине.
- Спасибо, Виктор Михалыч! – слаженным хором ответили они, и я поняла, как много он значит для нашей группы. Истинный худрук.
- Ты в кафе? – спрашиваю для порядка, но, не желая с ним расставаться.
- Да. Я тебя там подожду. – Заботливо убирает челку с глаз.
- Хорошо. Я думаю, мы не долго. – Улыбаюсь. Приникаю в неглубоком поцелуе. Знаю, что Ранетки за нами наблюдают. Сейчас решим вопрос с образованием, и я плотно займусь их воспитанием.
С неимоверным усилием воли прерываем поцелуй и глаза в глаза.
- У тебя все получится. – Утвердительно. Без вариантов.
- А я в этом уверена! – На все сто!
Отпускаю его ладонь и бегу к нетерпеливым Ранеткам, стоящим на крыльце нашей альма матер. Вот и настал наш час икс…



Девочки, спасибо всем большое, что ждете. И за комменты, и за СПАСИБО!

Спасибо: 52 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 570
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 34
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.11.09 05:09. Заголовок: Увлеклась и не замет..


Увлеклась и не заметила, как наступило утро...




Заходим всем стадом в кафе с отрешенным видом. Степнов, Шинский и Гуцул с Лерой, сидящие за барной стойкой, встревожено уставились на нас. Все молчат. Одни боятся спросить, другие сказать. Первой, как и ожидалось, в себя пришла Лера.
- Девчонки, что, все так плохо? – тихо, даже аккуратно спросила эксРанетка.
- Ага, – отозвалась Наташа.
- Ты даже не представляешь себе как… - грустно выдохнула Аня.
- Так, не раскисаем, на этом жизнь не заканчивается. – Решил приободрить нас Шинский.
- Да, девчонки, сейчас мы все вместе сядем и обмозгуем, - поддержал его Степнов.
- Без дела не останетесь! Вместе что-нибудь придумаем! – Гуцул как всегда на подъеме.
- Да нечего тут обмозговывать, - обреченно сказала Женя.
- Да и некогда… - отозвалась я.
- Мы завтра снова идем на пары!!! – Звонко выкрикнула Нюта.
Все в недоумении смотрели на нас, не произнося ни слова.
- Ну, вы чего, - удивилась я, - нас восстановили! – С энтузиазмом и огромным желанием быть услышанной громко сказала я. Ранетки весело закивали и заулюлюкали. И только тогда сидящие за барной стойкой наконец-то все поняли.
Лера кинулась нас обнимать, мужчины с облегчением вздохнули.
- Ну, Ранетки… - покачал головой Гуцулов. А потом улыбнулся. – Я вам! – погрозил тонким пальцем, прищуривая глаз.
- Поздравляю!!! – искренняя радость так и сквозила в голосе Степнова. А улыбка просто ослепляла.
- Ну, - потер руки бывший разведчик, - я думаю, это дело надо отметить. Все согласны? – обвел взглядом присутствующих.
Раздался хор согласных, и все стали суетиться. Я тихонечко протиснулась сквозь толпу снующих и подошла к тому, кем мои мысли были заняты постоянно, и который все так же восседал на барном табурете.
- Привет. – Как бы между прочим.
- Привет. – Поддержал провокацию, нагло ухмыляясь. Но глаза задорно заблестели.
- Виктор Михалыч, а почему вы не поздравляете свою девушку???
- Да?! А я, вроде, сказал, что поздравляю.
- А она ждет индивидуальных поздравлений. – Подошла вплотную, втиснулась между колен и положила руки на плечи.
- Вот я ее индивидуально и поздравлю. – Смотрит в глаза, желая уловить мой интерес. Но я его не показываю, лишь все так же выжидающе смотрю в глаза. – Дома. – Удовлетворил мое любопытство. И как теперь дожить до этого самого дома?!
- Многообещающе. – Добавила интимности в голос. – А сейчас может все-таки побалуете девушку поздравительным поцелуем?.. В качестве аванса?.. – Ну, пожалуйста…
- Ну, - делано задумывается, - если только в качестве аванса, - и быстро чмокает в приоткрытые губы, жаждущие явно не такого мимолетного прикосновения.
Широко распахнула глаза и открыла рот, выказывая свое возмущение фырканьем.
- Степнов!!! – почти с обидой, - так не честно… - надула губки, разворачиваясь, чтобы уйти.
Ловит за руку, осматриваясь по сторонам, и тащит в гардероб. Заворачивает за угол, прижимает всем телом к стене. Дышать становится труднее, но не от давления его тела на грудную клетку, а от его близости. Не говоря ни слова, жадно впивается в губы, причмокивая от удовольствия. Я таю под его прикосновениями, плавлюсь от его рук, нагло блуждающих под толстовкой. Его запах для меня как наркотик. Он – мой личный сорт героина.
Мои руки так и остались висеть плетьми вдоль тела. Сейчас я просто наслаждалась поцелуем. С большим трудом оторвался от моих губ, но только для того, чтобы посмотреть на мою довольную моську. А я даже глаза открывать не стала. Расплылась в улыбке, как кошка под действием валерьянки. Мне даже языком шевелить, для того, чтобы что-то сказать, было лень. Тело требовало поцелуев и прикосновений. Но их все не было. Поэтому пришлось все-таки открыть глаза. Смотрит и улыбается. А глаза просто кричат о любви. Провел большим пальцем по припухшим губам, и мягко коснулся своими губами лба.
- Я так соскучился… - выдохнул в волосы.
- Я тоже… - чмокнула в подбородок.
Обняла за талию, прижимаясь к широкой груди. Самый родной. Самый любимый. Единственный.
Так бы и стояли, если бы не…
- Лен, Ленка! Виктор Михалыч! – Вездесущая Прокопьева. – Ой, а чего это вы тут делаете? – Так может только наша Анечка.
- Много будешь знать, плохо будешь спать, - подразнилась я.
- Ну-ну. Вы сами-то хоть спите? – Вот язва.
- Анечка, я тебя предупреждала? – слегка прихватила нашу кнопку за загривок.
- Ай-ай-ай! Лееен, я больше не буду, - сквозь звонкий смех еле выдавила она.
- Лена, прекрати мучить ребенка. – Мягко убрал мою руку с шеи Ранетки и обнял за талию, отодвигая от нее.
- Спасибо, Виктор Михалыч! – бодро прокричала Анюта, отбегая от меня подальше и показывая язык. Вот засранка! Ну, я им еще всем покажу.
Гуцул встретил нас одобряющим взглядом, пряча смешок в кулаке. И он туда же. Хотя, представляю картину: сияющий Степнов тащит меня за руку, всю такую румяную, с припухшими губами и горящими глазами. Надеюсь, у других хватит такта не комментировать наш приход.
Но на нас никто внимания и не обратил: девчонки весело щебетали, а Виктор Львович подносил коктейли. Мы быстро адаптировались и уже через минуту участвовали в оживленной беседе. Лишь иногда я косилась на Прокопьеву, сидевшую напротив меня, и всем видом показывала ей, что когда-нибудь она у меня за все получит. А эта отвечала мне сморщенной мордашкой и трепещущим язычком.
- Ну, куда пойдем? – спросил Степнов, когда мы распрощались со всеми у входа в кафе.
- А пойдем в кино! – сходу предложила я.
- А пойдем! – в этой же манере ответил Витя. - А что смотреть будем?
- А… все равно! – он рассмеялся, потом обнял меня за плечи, и мы, такие все счастливые, потопали в кинотеатр.
Смотрели добрую комедию, от просмотра которой осталось лишь хорошее впечатление.
Всю дорогу домой вспоминали приколы, запомнившиеся из фильма, и хохотали в голос, иногда извиняясь перед оборачивающимися прохожими.
Дом встретил теплом и уютом.
- Кушать хочешь? – заботливо поинтересовался Витя.
- Неа. Я так попкорна налупилась, что сама скоро стану похожа на кукурузу. – Надула щеки и согнала глаза к переносице. Степнов рассмеялся.
- Тогда, в душ и спать? Тебе же завтра на учебу.
- Я, наверное, ванну приму. Что-то как-то хочется.
- С пеной?
- С пеной.
- Давай иди собирайся, а я пока тебе ванну наберу. – Легонько поддтолкнул меня в спальню, а сам скрылся за дверью в ванную.
Выбирая футболку, в которой буду спать, наткнулась на шелковую сорочку, недавно подаренную мамой. Красивая, изумрудного цвета, длинная в пол, по низу кружево, а между грудей от верха и до пупа прозрачная ткань с витиеватой вышивкой. Все это чудо было на тоненьких бретельках.
Послышался шум в коридоре, и я воровато запихнула ее обратно в шкаф, зная, что чуть позже я за ней вернусь.
- Лен, все готово. – В приоткрытой двери показался Степнов.
- Иду, - схватила махровый халат и вышла из комнаты.
Пока Степнов принимал душ, я быстренько погладила сорочку, распрямляя каждую складочку, превращая поверхность в идеальную гладь. Надела, посмотрела в зеркало – красота! Слегка надушилась, придавая образу некую легкость и свежесть. Подошла к окну. Диск луны был на полнеба, а звезды россыпью усеяли оставшееся пространство. Спиной почувствовала его присутствие и ощутила пожирающий взгляд. Но не повернулась. Подошел сзади, убрал волосы с плеча и слегка прикоснулся губами к коже.
- …Ммм… вкусная, - прикрыла глаза. Провел ладонями по талии, - приятная, - на ухо, - но чего-то не хватает.
Распахнула глаза, судорожно соображая, что я забыла сделать. Но не успела перебрать и пары вариантов, как на ложбинку чуть ниже шеи опустилась прохладная капелька. Дотронулась пальцами. Подвеска. Маленькая, кругленькая. Когда замок на цепочке был застегнут, повернулась к зеркалу. Круглый глазок с зеленым светящимся камешком на тоненьком жгутике сейчас красовался на моей тонкой шее, выгодно подчеркивая мои глаза и так кстати идущий к моей сорочке.
- Витя… - восторженно, - как красиво.
- Но не так, как ты, - легкое касание губами плеча, а потом открытой спины.
Повернулась, чтобы быть к нему лицом.
- Спасибо… - в самые губы. Снова нежное касание. Но теперь уже мое.
- Ты сегодня такая красивая. – Прошелся взглядом по всей длине, проводя рукой по вышивке.
Прикрыла глаза. Коснулся губами ключицы, плавно гладя по открытой спине, не доходя до ягодиц. Соски тут же отреагировали, четко прорисовываясь через ткань. Легкие, почти невесомые прикосновения пальцев к плечам, и я уже постанываю. Нервно облизнула пересохшие губы. Но Вите, видимо, показалось, что они не достаточно увлажнились, так как через долю секунды я почувствовала горячий поцелуй. Волной по телу прошло возбуждение. А когда одна его рука коснулась груди, накрывая ее, я задрожала. Но не от холода. Витя чуть приспустил лямки. Воздуха не хватало, ноги подкашивались. Схватилась за плечи, но сорочка мешала. Я опустила руки, и струящаяся ткань скользнула по телу, мягко приземляясь у ног.
- Какая замечательная вещь, - промурлыкал на ухо Степнов. Но, опустив взгляд ниже, был слегка поражен.
- А еще замечательнее, когда она отсутствует. – Подхватил на руки и отнес на кровать. Трусиков я сегодня не надела… Устроился рядом на кровати. Завел мои руки за голову, даря упоительный поцелуй. Спустился губами по шее, задержавшись на груди. Стон сдерживать не было смысла. Провел по бедру от коленки к основанию, призывая приоткрыться. Мне два раза намекать не надо. Сейчас покорность мой удел. Как только ноги мои разошлись, Степнов переместился и устроился между ними. Ощущения стали острее. Губы сменились руками. Мозг заволокло дымкой, желание пульсировало в животе, куда и переместились его губы. Ниже. Ниже. А дальше только наслаждение, подбрасывающее к небесам. Витя дарил мне самые незабываемые ощущения, лаская всюду и везде, уделяя особое внимание моему лону, больше всех жаждущему прикосновений. В этот раз я раскрылась перед ним полностью. Первый оргазм накрыл неожиданно и мощно. Мне кажется, я даже кричала. Но, чуть придя в себя, захотелось поделиться. Витя был сильно возбужден. Не удержалась и дотронулась. Вздрогнул. Терять время было нельзя. Быстро сократив расстояние между телами, благодарно, чтобы не переусердствовать, поцеловала в губы, и мягко опустилась на колени к сидящему мужчине, погружая его полностью в себя. Медленные движения, глаза в глаза, одно дыхание на двоих. Никто не торопится. Губы находят друг друга. Легкие касания. Спешить нельзя. Чувствует мой приближающийся финал. Не могу больше терпеть. Лишь луна и звезды были свидетелями столь сильного удовольствия. Чувствовала его пульсацию внутри. Почти одновременно. Обнялись. Я положила голову на его плечо и прикрыла глаза, качаясь на волнах блаженства. Он гладил мне спину.
- Лен…
- Я люблю тебя. – Обняла и улыбнулась.
- Девочка моя. – Чмокнул в макушку. – Спать, наверное, пора. Тебе завтра на занятия.
- Ага.
Аккуратно уложил меня, а потом лег сам. Через минуту мы уснули.


Изм.
Всем спасибо. Заходите на огонек.

Спасибо: 53 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 574
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 34
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.11.09 19:08. Заголовок: Всем привет! Как и о..


Всем привет! Как и обещала, вернулась с продой. Приятного прочтения.



И вот я снова студентка музыкального училища.
К учебе я стала относиться по-другому. Серьезнее, что ли. Впитывала как губка, с энтузиазмом и ответственностью подходила к заданиям. Пары не прогуливала, как бы Ранетки меня не соблазняли. Однажды они меня даже с Алехиной сравнили. Сказали, не хочу ли я второе образование получить? Тогда я их турнула, а, придя домой, всерьез об этом задумалась.
- Лен, ты чего такая загруженная? В училище что-нибудь случилось? – встревожено спросил Витя за ужином, наблюдая, как я, вот уже минут пятнадцать, вожу вилкой по тарелке, вырисовывая на остывшем пюре узоры.
- Вить, - чуть помедлив, сказала я, формулируя свои мысли в осознанную речь, - я не хочу всю жизнь заниматься музыкой.
Сказала. Но не так. Не правильно.
- Лен… - тихо, вкрадчиво, мне кажется, даже виновато. Он все не правильно понял.
- Вить, я, наверное, не так выразилась, - посмотрела на него, выказывая всю свою серьезность, - я не собираюсь бросать Снегинку, да и музыка будет моей спутницей по жизни. Просто… я не хочу посвятить этому всю жизнь. Это не серьезно и не дальновидно. Я это только недавно поняла.
- И что тебя на это навело? – Серьезно, с уважением и участием.
- Ранетки и навели. Понимаешь, мы ведь до этого держались все вместе, движимые одной идеей – вместе всегда. Но это стадное чувство себя не оправдывает. Да, мы боролись, прошли через столько испытаний, преодолели много трудностей, чтобы группа не распалась. Даже в Снегинку шли только вместе. Других вариантов не рассматривалось, конкретно мой физвоз и Женькин юридический. А что в итоге? Женька еле тянет два факультета, а я как примерная студентка грызу гранит науки. Но это по большей части от природной ответственности и спортивного духа победы. А морального удовлетворения нет. Музыка хороша как хобби, но не как профессия. Основная профессия. Да и закончится все в лучшем случае шоубизнессом. Вот только мне это как-то не комильфо. Я хочу приносить ощутимую пользу.
- Ты хочешь заниматься чем-то конкретным? Уже определилась? – Удовлетворенный. Вот только не знаю чем. То ли тем, что я серьезно задумалась о будущем, то ли тем, что он все-таки тогда был прав, когда говорил, что музыка – это не серьезно.
- Пока еще нет, - грустно выдохнула, откладывая вилку и отворачиваясь в окно.
Его теплая рука накрыла мою.
- Лен, ты пока не торопись, тебе только восемнадцать. Да и группа ваша еще не распадается, а наоборот, медленно, но уверенно восходит.
- Вить, от группы уже осталось одно название, кстати, красноречиво говорящее о нашей сущности – «Ранетки». Скороспелые, но маленькие, не вырастающие до размера полноценных представителей данного вида. Вот ты сам посмотри. Все, что у нас было – сильно, мощно, громко, но мы к этому не приложили никаких усилий. В этом нет нашей заслуги. Да и сейчас усилий по продвижению нашей группы мы ни каких не прилагаем. Не потому, что кто-то нас проталкивает, а по тому, что нам это не очень то и надо. Женька увлеклась продюсерским, Аня с Наташей просто пишут свои песни, но большую часть продают – они же здесь без родителей. Нюте нравится сам факт обучения, ей все интересно. А мне это как долг перед отечеством в роли Юрия Аркадьевича, так как он пошел нам на уступки и восстановил вопреки своим принципам и правилам. Но, как факт, за эту неделю у нас не было ни одной репетиции, ни одной новой песни, да даже предложения собраться не поступило. Нет места в расписании? Ну и ладно. Как-нибудь в следующий раз. Ничего страшного. И что самое интересно, всех это устраивает. И, не поверишь, меня в первую очередь.
- Лен, ну может не стоит торопиться с выводами, вы ведь только неделю, как учитесь. Надо же в процесс влиться, встать в колею, и тогда все пойдет по накатанной. Подожди немного. Все устаканется. Ты же сама сказала, что произошло много ярких событий, ну, не знаю, считай, что это легкая стадия звездной болезни. Через месяц симптомы пройдут, и вы опять будете жить только своей группой. Опять начнутся репетиции, у вас же по программе должны быть отчетные концерты. А тут, хочешь – не хочешь, а заниматься придется.
- Вот именно, ПРИДЕТСЯ. Потому что так надо, а не потому, что хочется, что это жизненно необходимо. Но с другой стороны ты прав. Надо, наверное, подождать. Может и правда что-то поменяется. Ведь когда-то наша группа была для нас всем.
- Ну, вот, совсем другое дело. Главное – не торопиться. Ты просто живи, как живешь. Жизнь сама все расставит на свои места. Ты только помни, что я тебя всегда поддержу. – Ощутимо сжал мою ладонь в своей. Его поддержка теперь стала составной частью моей решимости в принятии решений. В его мудрости я уже убеждалась ни раз. Как же все-таки хорошо, что он у меня есть…
- Спасибо. – Благодарная улыбка и щенячий взгляд в глаза. Только ОН способен понять, наставить, рассудить.
Вдруг проснулся аппетит. Грустно посмотрела на остывшую картошку, размазанную по тарелке и зверски растерзанную котлету, сейчас больше напоминающую фарш.
- Может, заменить блюдо? Там еще осталось, - указал взглядом на тарелку, не сдерживая улыбки.
Я лишь смущенно улыбнулась и закивала головой, подавая ему тарелку, напоминающую поле боя.
- Сейчас разогрею быстренько.
- Степнов, ты лучший мужчина на свете! Но самое главное – мой! – широко улыбнулась, наблюдая за суетившимся возле плиты мужчиной в переднике. Ответом мне был его смех.
Выходные мы провели вместе. Гуляли, просто сидели дома, смотря баскетбольный матч по телевизору, неистово болея за одну команду. Заходили к деду, но ему было не до нас – ушел с головой в новый роман. Не удивлюсь, если факты из нашей с Витей жизни и там найдут свое место. Возможно, даже почетное, так как дед, на вопрос о чем книга, лишь загадочно улыбнулся. А в воскресенье был запланированный поход в магазин. Надо было закупить продуктов на неделю, ведь с понедельника Витя выходит на работу. Я даже и подумать не могла тогда, чем мне это обернется…
Сначала ощутила «прелесть» всего этого, когда вышла на крыльцо Снегинки после занятий. Аня с Наташей опять убежали, едва закончилась пара. Нюта осталась разобрать материал, который не совсем поняла, у Жени были еще занятия. В принципе, все как всегда. Вот только меня ни кто не ждал у входа, переминаясь с ноги на ногу, высматривая среди выходящих студентов. А я, по привычке, стояла на крыльце и высматривала среди вечной толпы высокого брюнета с пронзительными голубыми глазами. Разум понимал, что это бесполезно, а сердце до последнего надеялось. Осознание пришло от звука входящего смс. От него. Уже лучше. Пишет, что скучает и жалеет о том, что не может встретить. Дома будет часа через полтора. Дома… Через полтора часа… Настроение вмиг поднялось – в голове созрела идея. Сорвалась с места и почти бегом понеслась в сторону дома. Надо было еще успеть забежать в магазин.
Влетела в квартиру, быстро скинула одежду, обувь, покидала ключи, сумку и кинулась к холодильнику. Фух. Охлажденная курица есть, в морозилку не убрали. Ну, Кулемина, вот и пришла пора продемонстрировать свои кулинарные способности. Да не просто так, а в праздничном формате. Так, главное взять себя в руки и вспомнить уроки Новиковой тогда, в десятом классе, когда готовили на ее день рождение.
Вроде, ничего сложного: помыла, натерла специями и в духовку. Потом овощи туда же отправить не забыть. Вот. Вроде все. Сейчас быстро в душ и в темпе вальса довершить сию процессию.
Ужин в духовке, стол накрыт, вино в холодильнике, дома порядок. Жду. Наряжаться не стала, оделась в домашнее, но милое. Звонок в дверь. Быстрый взгляд на часы – почти как обещал. Сегодня все будет для него…



Хочу знать ваше мнение.

Спасибо: 60 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 607
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 40
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.12.09 14:47. Заголовок: Я вернулась!!! http:..


Я вернулась!!! Прода претерпела некоторые изменения, но искренне надеюсь, что не разочарую.



Открыла дверь. Он. Любимый. Сердце защемило от нежности. Не удержалась. Кинулась на шею.
- Я так соскучилась… - почти шепотом, сильнее вжимаясь в него. Холодный.
- А я то как… - вдохнул аромат моего шампуня. – Так хотел тебя встретить после училища. Я даже почти успевал, но тут Герасимов пришел и решил поинтересоваться, как мой первый рабочий день прошел. И все… - тяжело вздохнул и выпустил меня из объятий, - ты на меня не обижаешься? – жалобный взгляд в глаза, и вопрос стал риторическим, так как передо мной появился букет из пяти кал, утопающих в гипсофиле, обрамленных какими-то экзотическими листьми-лопухами.
- Витя… - восторженный взгляд на букет, потом на мужчину и опять на цветы. Я люблю калы. Но он мне их еще никогда не дарил.
- А чем это у нас так вкусно пахнет? – наигранное удивление, но не поддельный интерес вперемешку с предвкушением занимательного ответа.
- А это сюрприз. – Так я вам все и рассказала, Виктор Михалыч! Вы сегодня главный виновник торжества!
- У меня день рождения?
- У тебя сегодня первый рабочий день! Так что, будем отмечать! – весело-задорно.
- Действительно, повод. – Одобрительно кивнул. – Ну, тогда я за вином в магазин быстренько.
- Виктор Михалыч, вы меня недооцениваете, – расплылась в довольной улыбке.
- Ну, Кулемина, - посмотрел на меня, как будто пытаясь узнать мои мысли, - сдается мне, что это не последний на сегодня сюрприз, которому я удивлюсь. – Прищурил глаз, ожидая моего подтверждения.
- А вы очень проницательны, Виктор Михалыч, - подошла ближе, слегка дразня легкими прикосновениями губ и щеки, чуть примурлыкивая на буквах Р.
- Главное, чтобы сюрпризы были приятными, - облизнулся как кот на сметану, - а то в моем возрасте вредно волноваться, - слегка коснулся губ.
- Только приятные. Я буду очень стараться. А в вашем возрасте ЭТО даже полезно, - подмигнула и отошла на шаг, не разрывая зрительного контакта. Сейчас столько было намешено в его взгляде, что подзадоривало с невообразимой силой.
- Какие будут указания? – смирился со своей неинформированностью.
- Указания?! Сегодня только мои предложения и Ваши пожелания. И первое из них, сходить в душ.
- Вместе??? – Кулемина, держаться, это провокация. У тебя свой сценарий. А как хочется-то!!!
- Нет, – быстро, даже резко, но в глазах все и так заметно, и Степнов все понял. Глухо рассмеялся. – Ты иди в душ, а я пока на стол накрою. – Глупая отмазка, ведь стол уже накрыт. Но он-то об этом не знает.
- Хорошо, - как-то странно на меня посмотрел, - я быстренько.
- Жду. – Быстро чмокнула в губы и убежала.
Залетела на кухню и залпом выпила стакан воды. Сердце ухало в груди как перед экзаменом. Послышался шум воды. Пора. Прошла в спальню и достала чистое полотенце, приятно пахнущее свежестью. Аккуратно сложенное, положила его на машинку поверх домашней одежды мужчины. Еле сдержала себя, чтобы не заглянуть за шторку. Только я вошла на кухню, как вода перестала шуметь. Нервная дрожь пробрала мое тело. Надо было отвлечься. Решила достать из духовки курицу с овощами. Достала, поставила на столешницу. Надо разделать. Но этого делать я не умею. И с какой стороны к ней подойти?! Мужская рука сначала накрыла мою ту, в которой была вилка, а потом вторая легла на ту, в которой был нож.
- Может, я?.. – Тихий шепот на ухо. Теплая успокаивающая волна разлилась по всему телу, затопляя котлованы беспокойства и нервозности. Стало как-то легче. Жалобно посмотрела в его глаза через плечо. Перевела взгляд на губы, потом опять на глаза.
- А я пока салат заправлю. – Невесомо убрала свои руки с приборов и покинула его объятия.
Пока заправляла салат, наблюдала за действиями и движениями мужчины, стоящего ко мне спиной. Мягкие, плавные, точные, уверенные, даже профессиональные. Такое ощущение, что он не птицу разделывает, а растаявшее масло на бутерброд намазывает. Правду говорят, что лучшие повара – это мужчины. А мой, так вообще прирожденный.
Закончил, поставил на стол. А на ней даже следов от разрезов не видно, как будто целиковая. Про себя восхитилась, а в слух сказала:
- Вино еще надо открыть…
- Сейчас откроем, Ленок! – Вот и все. Теперь все на своих местах, а смущение ушло в никуда. Это его «Ленок» просто разрядило обстановку, придавая всему происходящему повседневность.
Ужин прошел в расслабленной атмосфере. Мы с Виктором делились впечатлениями от прошедшего дня. Витя похвалил мою стрепню, и скажу вам, не без основательно – курица получилась что надо. Как и обещала, все на здоровье: запеченная курица с овощами, легкий салат из свежих овощей с оливковым маслом и красное вино. Скромненько, но со вкусом. Тем более, мы с Виктором не любители наедаться на ночь. А теперь ему так вообще надо форму поддерживать. Кстати, надо будет продумать меню по этому поводу.
Вино давало о себе знать. На щеках появился румянец, в настроение хулиганство, в поведении раскованность, а в крови блуждал адреналин, подогревая тягу к приключениям.
Решив, что трапезу пора уже завершить, вместе убрали со стола и, обнявшись, двинулись в спальню. Пока мы шли, Витя целовал мою шею и оголенные плечи. Руки поглаживали живот. Было безумно приятно, но сегодня хотелось не получать, а отдавать. Плана по удивлению Степнова в постели не было, поэтому решила действовать по обстановке.
Мою маячку повесили на ручку двери спальни, его футболка приземлилась на подоконник. Мои штаны упали сами, как только шнурки были развязаны, от своих Витя избавился сам. Целовались задорно, не настаивая на страсти. Легкие касания тел, пробуждающие еле уловимую дрожь и толпища мурашек. Его пальцы, еле касаясь, обводят контур моего тела по придуманной им траектории, потом запускает обе руки в волосы и целует с таким упоением и нежностью, что жить хочется только вот так, в его объятиях и его поцелуем. Постепенно поцелуй перерастает в более требовательный и страстный. Ноги подкашиваются, стоять становится затруднительно. Подсаживает меня к себе на талию. Теперь мои пальцы в его волосах, а на поцелуе настаиваю Я, затевая танец страсти с его языком. Мягко опускает меня спиной на кровать, не прерывая поцелуя и не меняя дислокации. Чувствую его жар. Но в голове пульсирует мысль – сегодня все должно быть для него.
- Вить… - слегка отстраняю, - ты же, наверное, устал с непривычки…
- Есть немного, но любимую женщину я без внимания не оставлю. Она же у меня самая красивая, - поцелуй в плечо, - самая желанная, - в другое, - самая талантливая, - в подбородок, - и, вообще, самая-самая!!! – Вкусный поцелуй в губы, а знаешь, как она готовит??? Ммм… - закатил в глаза, расплываясь в улыбке.
- Витя… - смущаюсь.
- Лен, я серьезно. Я, конечно, не сомневался, что ты готовить умеешь, но вот что так вкусно…
- А давай я тебе массаж сделаю? – глаза загорелись, - Я, знаешь, как деду делала?! У него сразу поясница проходила! – гордо.
- Поясница, говоришь. – Загадочно как-то, - а давай!
- Я быстро, только масло возьму, – и убежала.
Вернулась уже в майке, Витя меня ждал. Подошла.
- Ложись! – скомандовала я. Он только хмыкнул и лег лицом вниз.
Уселась сверху на упругую попку. Поерзала - удобно. Взглянула на фронт работы – широкая, подтянутая спина, идеально ровный позвоночник, мощные плечи…
- Лен, ты там не уснула?.. – куда-то в сторону.
- Нет. Залюбовалась.
- А… - Довольный.
Открыла тюбик с маслом и пустила тонюсенькую струйку ручейком по ложбинке позвоночника. Мягко касаясь, сначала пальчиками, предварительно смочив их в масле, вырисовывала узоры, потом ладонями их стирала, облачая смуглую кожу в блестящую
одежду, четко прорисовывая каждый бугорок, каждый позвонок, каждую мышцу.
Провела ладонью вдоль поясницы. Напрягся. Повторила. Перевернулся. Глаза в глаза. Слова не нужны. Немой разговор взглядов.
- Иди ко мне. – Протягивает руки.
Наклоняюсь. Поцелуй в знак благодарности, но с намеком на продолжение. А в голове одна мысль – сегодня все для него. Секундное колебание. Решено. Робко отрываюсь. Взгляд в глаза. Он все понял.
- Лен… - пытается остановить. А я хочу! Хочу для него, ради него... Потому, что люблю.
Приложила палец к губам. Уверенный взгляд:
- Я так хочу.
Ни одного продуманного действия – все на рефлексах и инстинктах.
- Лена… - мольба умирающего под пытками Степнова, - что же ты со мной делаешь… - не вопрос, а утверждение. Ладонями закрыл глаза.
- Вам не приятно, Виктор Михалыч? Вам не нравится? – ровно, не отрываясь от своего занятия. Реакция говорящая, но вот что делать дальше?..
- Кулемина! – прорычал, снова приподнимаясь на локтях. Посмотрела на него, слегка прикрыла глаза и облизнула губы, делано соблазнительно, выказывая свое удовольствие от происходящего.
- Тогда расслабьтесь и получайте удовольствие.
Далее импровизация. Руководством к действиям мне были глухие, сдержанные стоны мужчины. Мужчины, которого я ТАК еще не любила.
Почувствовав приближение финала, отстранилась. Вовремя. Степнов прогнулся в спине, сжимая в кулаках простынь. Протяжный стон вышел из груди. Вот это оргазм… Внутри разрасталась гордость от того, что до этого довела его я. И почему я раньше этого не делала?.. Дотянулась до салфеток и промокнула торс мужчины, собирая продукт моей ласки. Осторожно подобралась к лицу мужчины и встретилась с благодарным взглядом.
- Люблю тебя. – Притянул порывисто, мягко впиваясь поцелуем, красноречиво говорящем обо всем. Он благодарил, а я успокаивала. – Больше жизни люблю. – Снова поцелуй, ненасытный, упиваюшийся. Резкий рывок и я на спине в кольце крепких мужских рук. – Ну, Кулемина, теперь ты от меня не отделаешься… Ррр, - прямо в шею. Щекотно. Рассмеялась в голос. Дам, разрядка сейчас мне не помешает…
Такого секса у нас еще не было. Степнов умеет быть благодарным.



Хочу сказать большое, просто огромное спасибо всем тем, кто все это время был со смной, поддерживал и подбадривал. И отдельное спасибо тем, кто помагал. Для меня это очень много значит.
Особая благодарность администрации форума за то, что все-таки разрешила довести начатое до конца.

Спасибо: 61 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 619
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 40
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.12.09 14:21. Заголовок: Всем привет! Я тут с..


Всем привет! Я тут с продКОЙ . Сложная она. Не для меня, а для восприятия. Но надеюсь, что суть донесла. Приятного прочтения.



Проходили дни, недели, складываясь в месяцы…
Все постепенно вошло в норму. Просыпались вместе, пробежка, в душ шли тоже вместе, потом Витя готовил завтрак, а я собиралась в училище. Завтракали весело, наслаждаясь каждый раз. Потом вместе выходили из дома, держась за руки. Витя провожал меня до училища. Мы долго прощались, не решаясь разомкнуть объятий. На парах я погружалась с головой в учебу - так время пролетало быстрее. На переменах читала его смски, стоя у окна с мечтательной улыбкой. Группу мы решили пока не распускать, так как это необходимая часть учебного процесса, но все равно атмосфера уже не была такой, как прежде. В перерывах и вообще в моменты коллективного общения все говорили о своем, но никак не об общем – группе. Творческих планов на будущее не было никаких, иногда мне казалось, что этот вопрос беспокоит меня одну, потому что когда я его задавала, то приходили к консенсусу, что еще рано что-либо планировать. Для начала надо доучиться. Но с другой стороны, это на самом деле беспокоило только меня. Ведь у каждой из девчонок было другое занятие, которое на данный момент было основным, а группа – это увлечение. Не больше. Даже Женька, которая училась на продюсерском и в дальнейшем могла бы поспособствовать популярности нашей группы, не рассматривала ее даже как практикум. Не удивлюсь, что она тоже не видела нашего будущего в составе «Ранеток». Но об этом вслух не говорила. Но все это не мешало нам иногда давать концерты в клубах, барах, иногда дискотеках, но в основном школьных. Во время концертов мы были едины. Все было как прежде – настроение, чувство нужности и благодарная публика. Вот только возраст у нее был не выше семнадцати лет. Девочек это заметно не устраивало, а мне было все равно. Публика и публика. Тогда я и поняла, что и сами концерты для меня не важны. Я могу просто играть. А значит и группа как таковая мне не нужна.
Домой я приходила раньше Степнова, поэтому на мох плечах лежал ужин. Но меня это безумно вдохновляло. Я тщательно подходила к этому процессу. Мы стали правильно питаться в рамках спортивного режима. Мне это, конечно, было не обязательно, но в тоже время и не трудно. Да и Вите соблазнов меньше, хотя в силе воле ему можно только позавидовать. Не говоря уже о том, как питаются студенты. Вечера проходили в беседах о прошлом, о настоящем. О будущем говорили осторожно, боясь сглазить. А когда вспоминали прошлое, даже хорошие и приятные моменты, появлялось чувство недосказанности, а у меня еще и вины. Мы с Витей договорились строить отношения на доверии, и я его еще ни разу не подвела. О Степнове и речи быть не может – он святой. Но одна тайна, а вернее недосказанность, у меня все-таки была. Меня, честно говоря, она
не очень беспокоила, пока я не ставила себя на место Степнова. Я даже не представляю, что будет со мной, окажись я на его месте. Ты любишь, и любишь больше жизни, живешь только этим человеком. И тебе вроде говорят слова любви, но на самом деле это просто шторка, за которой иные чувства к другому человеку. Ты это, вроде как, понимаешь, надеешься, что пройдет, поэтому не говоришь об этом вслух. А это все не проходит. И вдруг, все вроде бы прошло, но ты не уверен, так как это только твои выводы. Твой любимый не признался в том, что это есть, и не сказал о том, что это прошло. На то, что ничего не было, надеется не приходится. И как верить человеку, который до конца не честен с тобой? Я понимала, что надо признаться в том, что я была увлечена Васей, в какой степени, я и сама не знала, но то, что это было, видели все, даже Витя. Мне кажется, что он ждет, когда я это озвучу, когда сама признаюсь во всем ему, выказывая абсолютное доверие ему. Веру на то, что поймет и простит. И я верю, но решиться не могу. И однажды по воле судьбы мне такой шанс представился. Все вышло само собой.
Когда у нас репетиции были или концерты, то Витя меня встречал. Мы вместе шли домой, наслаждаясь редкими прогулками и свежим зимним воздухом. И вот очередная репетиция, которая никак не хотела начинаться. У всех были свои дела. Я сидела одна в репетиционном зале, мягко перебирая струны на басу, размышляя о предстоящей встрече с любимым мужчиной. За своими мыслями не заметила, как забежала Нюта, а за ней и Женя.
- Лен, а где Наташа с Аней? – спросила Женя, видимо тоже куда-то торопясь.
- Скоро должны придти. – Кинула взгляд на часы. - А вот и Натаха… - протянула я, понижая тон с каждой буквой, осознавая, что Ани не будет.
- А где Аня? – спросила Нюта, крутя барабанные палочки в руках.
- А Аня не сможет придти. – Тихо, даже виновато ответила Ната.
- Что-то случилось? – обеспокоено спросила я, но понимала, что причина не уважительная.
- У нее дела. Личные. – Также тихо, боясь подробных расспросов. Все сразу стало понятно. Я в миг озверела, ноздри раздувались, а губы стали тонкой веревочкой.
- Наташа, какие могут быть личные дела важнее репетиции, если у нее здесь кроме нас никого нет?! – взревела я, срываясь на ни в чем не повинной Липатовой. Но уж слишком долго во мне это бродило. – Репетиция отменяется. Всем пока, - безразлично бросила я, хватая куртку и сумку и выходя из зала.
Моему негодованию не было предела. Вышла на улицу, на ходу наматывая шарф, глубоко вдохнула зимний воздух, охладила пыл и двинулась к Вите. Вот моя отдушина.
Пропустили без проблем, стоило назвать фамилию Степнова. Охранник уважительно улыбнулся. Стало приятно от того, что Виктор пользуется и здесь уважением. Хотя, как его не уважать, он же лучший! Он ЧЕЛОВЕК!
Зашла в здание. Как-то волнительно. Спортсмены в командных футболках, запах физических нагрузок и упорства. Где-то внутри всплыло родное, знакомое чувство, собственноручно похороненное больше полгода назад. Стало как-то горько.
У гардеробщицы спросила, где найти Степнова Виктора Михайловича. От его фамилии она расплылась в доброй улыбке. Да, его здесь все любят. Гордость щекотала горло, распирая грудь изнутри. Она мне, естественно, указала направление.
- Вон туда, - указала пальцем в сторону длинного коридора, - класс фитнеса, а следующая дверь его.
- Спасибо, - ответила улыбкой.
- Вы знаете, какой он у нас хороший, как его дети любят… - с восхищение добавила бабушка.
- Знаю. – Расплылась в удовлетворенной улыбке. И какой хороший, и как дети любят… Как хорошо, что здесь он мужскую команду тренирует.
Прошлась по коридору почти до конца. Задержалась у приоткрытой двери. Оттуда слышалась ритмичная музыка и детские голоса, иногда прерываемые звонким женским. Заглянула. Куча маленьких деток делали упражнения под музыку, чередуя их с танцевальными движениями. Милая подтянутая девушка в шутливой манере руководила процессом. Машинально сама стала повторять движения, тряся пятой точкой в такт мелодии. Что-то очень зажигательное. Девушка обратила на меня внимание, от чего я поспешила ретироваться. В ушах все еще была эта мелодия, и пока я шла до двери Степнова, то крутила попой, пританцовывая, выделывая незадачливые па, и напевая себе под нос заводной мотив. Витина дверь тоже была приоткрыта. Тихо показалась в проеме и замерла. Двое молодых людей, Витя и какая-то девушка, стояли около шведской стенки в глубине зала и мило беседовали. Не знаю, о чем именно, но то, что им было весело, это однозначно, так как оба смеялись. Внутри закипала ревность, удушливой волной поднимаясь к горлу. Все настроение ушло в минус. Чего мне сейчас хотелось больше, сказать трудно: выйти из этого зала, громко хлопнув дверью, или нарушить идиллию этим голубкам своим внезапным появлением. Но и то, и то показалось мне глупым, даже детским. Поэтому, проглотив колючий ком и натянув на лицо маску спокойствия, я двинулась к сладкой парочке. На подходе была замечена Виктором, который искренне был рад тому, что я пришла, хотя и немного удивлен. А девушка меня с интересом разглядывала, не переставая мило улыбаться. Так мило, что аж противно стало.
- Вика, познакомьтесь, это моя любимая девушка Лена. В прошлом спортсменка, а в настоящем музыкант, талантливый и перспективный, – обнял меня за плечи без излишней нежности, - а это Виктория, она тренер женской команды.
- Очень приятно, - все также улыбаясь, зыркнула на Степнова одобряющим взглядом. Типа оценила. – А почему в прошлом? Травма?
- Нет, просто Лене поступило выгодное предложение поступить всей группой в Снегинку, без экзаменов. Они очень перспективный коллектив, даже с Бритни Спирс выступали.
- «Ранетки» что ли? – удивленно вскинула брови, - забавные девчонки!
- Не то слово!!! – воскликнул Степнов.
Мне надоело, что обо мне говорят, минуя меня саму. Решила вставить свои пять копеек.
- А что это вы тут так весело обсуждали? – обратилась к Вите, показывая, что я в курсе.
- Да Виктория рассказывала смешные курьезы, произошедшие на сборах.
- Вот как, – делано удивилась, пряча раздражительность за улыбкой. Но от Виктории это не укрылось – женщина все-таки.
- Подготавливаю Виктора к скорым сборам, ввожу в курс дела, так сказать. – Хихикнула, намекая на «веселые» сборы.
- И когда они? – сказала я, чуть не выдав своей растерянности. Как-то я про них забыла…
- Наши сразу, после Рождества, а у Степнова сразу после нас. Мы уезжаем, а они приезжают. Будем с тобой вдвоем, Степнов, пьяных деток растаскивать по кроватям. – Подмигнула Вите и добавила, - ладно, мне пора, не буду вам мешать, - заглянула мне в глаза, ослепительно улыбаясь, - Лена, рада была с Вами познакомиться, до свидания. – И ушла, гордо и чинно, выказывая спортивную осанку.
Я проводила ее ненавидящим взглядом, а когда она скрылась за дверью, почувствовала крепкие мужские объятия. Вдохнул запах моих волос и на выдохе произнес:
- Ленкааа, я так соскучился.
- Соскучился, значит?! И когда успел??? По-моемому, тут без меня очень даже весело?! – вырвалась из объятий, развернулась лицом. Я только что не шипела как закипающий чайник. На лице четко читалась ярость.
- Значит, пьяных деток по кроватям растаскивать, да? – прищурилась, испепеляя взглядом. – А может и не растаскивать, а затаскивать? И не деток, а, например, их тренера? - Я уже брызгала слюной, сдерживать себя становилось сложнее, но все-таки остатки разума не давали устраивать грандиозный скандал, зная возможности моей глотки. Поэтому получалось сдавленно и в полголоса, что предавало какой-то театральности этому действию. Да и во мне, видимо, дремала актриса среднего класса.
- Лен, ты чего? – Степнов был в шоке.
- Я чего??? – от удивления глаза стали широкими, а лоб разрезали морщины. - Да видели бы вы себя со стороны!!! Стоят, хохочут, счастливые такие. – Развела руками, фыркнула, - ну прямо парочка Твикс! Сладкие, аж противно. – Театрально сплюнула.
- Лен, ты о чем сейчас??? – шок становился глубже, волосы на затылке шевелились.
- Не о чем, а о ком. Я о вас с Викторией, - последнее имя произнесла с наигранным пафосом, - хоть бы меня постеснялись! – презрительно.
- Лен, - мягкий, успокаивающий голос, склоняющий к примирению, - но мы же коллеги. Это нормально так общаться. Это обыкновенная корпоративная этика. У нас много общего. Мы делаем одно дело. Мы команда, Лен. Мне с Викторией легко и интересно общаться. Она мне во многом помогает. Мы просто друзья.
- Друзья?! Степнов, ты сам-то в это веришь??? Мужчина и женщина, и вдруг друзья. Смешно!!!
- Ну, ты же с Гуцулом дружишь?! – пошел в наступление.
- Неудачный пример. – Язвительно.
- Согласен. А Вася??? – прорвал оборону…
- Вот именно, Вася… - тихо, опустила голову так, что даже носа не было видно из-за свисающих волос.
Витя выжидающе молчал. Я поняла: или сейчас, или никогда. Сейчас…
- У нас с Васей тоже так начиналось. Много общего, одно дело. С ним было легко и комфортно. Ничего не напрягало. Он стал проявлять знаки внимания, и мне это нравилось. А когда ты с ним поговорил, и он ушел от нас, я поняла, что мне его не хватает. Возможно не его, а этого его внимания ко мне. Но тогда я думала, что влюбилась. – Сказала.
Повисла гробовая тишина. Внутри все сжалось, было такое ощущение, что сердце бьется прямо о грудную клетку. Я опять сделала больно близкому мне человеку. Слез не было, только пустота, вакуум.
- А сейчас? - его напряженный голос разрезал давящую тишину, самым острием врезаясь в сознание.
- Что «сейчас»? – удивленно, в полном непонимании подняла на него глаза.
Он стоял у шведской стенки, облокотившись на перекладину локтем. Голова была опущена. Я физически чувствовала его боль.
- Сейчас что ты к нему чувствуешь? – поднял взгляд, устремив его точно мне в глаза, заглядывая в самую душу. Настал момент истины. Не отводя взгляда и не моргая, имея целью только одно – убедить.
- Ничего. – Безопеляционно. Жду его реакции.
Тихо опустился на скамейку, запустив пальцы в волосы.
Подошла, присела перед ним на корточки.
- Прости… - с сожалением почти прошептала я.
- Ты мне не доверяешь? – глухо, не меняя позы.
- Доверяю, - уверенно.
- Тогда что это сейчас было? – поднял глаза, а в них только боль… Боже, Кулемина, ты чудовище!
- Просто эта ситуация напомнила мне мою. И я сделала выводы. Ведь получается, ты же не знал, что я тогда … - сделала паузу, не зная, стоит еще раз это озвучивать или нет. Но его взгляд говорил, что бы я продолжала, - чувствовала к Васе. А тут я ощутила себя на твоем месте, только с одним «но» – я знаю эти синдромы. Вот и прорвало. Это меня съедало изнутри, у меня было чувство, что я тебя обманываю. Ты этого не знал, но наверняка догадывался, - он еле заметно кивнул. – А когда мы решили начать все сначала, то договорились ничего друг от друга не скрывать. А я не смогла рассказать об этом. Ты ждал, а я не смогла. Вот мне и стали мерещиться всякие ужасы. Тапочки… - горько усмехнулась, - Как будто ты мне мстил. – Он отрицательно помотал головой из стороны в сторону. – Я знаю, - провела ладонью по щеке, там ее и оставила, - ты не такой. Ты чистый и открытый. А теперь вот Виктория. Чувствовала за собой грешок, а тут такая картина маслом. Приревновала, сопоставила, мозг отключился. Вот и устроила тут… Я же сама себя накрутила, ведомая своей тайной. Глупой и нелепой. Теперь я от нее избавилась – я перед тобой чиста. И от этого легче в первую очередь мне. – Он накрыл мою ладонь своей. Глаза в глаза. – Вить, я люблю тебя. Люблю больше жизни. Ты для меня все. Мне больше никто не нужен. Я хочу быть только с тобой. Всю жизнь. Да, я ошиблась, я признаю. И только благодаря этому я поняла, насколько ты мне дорог. Поняла, что люблю только тебя. Прошу тебя, поверь мне…
- Верю. Теперь верю. – Камень упал с души. Именно это он и хотел услышать. Ему необходимо было, чтобы я призналась в том, в чем можно было и не признаваться – он и так все знал, но когда произносишь это вслух, то это уже не тайна, ты как будто снимаешь с себя груз вины, получая взамен понимание и прощение. Теперь точно с чистого листа…
Нетерпеливый поцелуй, удушающие объятия. Слезы счастья блеснули в уголках моих глаз, но были тут же прогнаны.
- А ты почему не на репетиции? – грозно-шутливо.
- Долгая история, – печально опустила глаза.
- Расскажешь? По дороге? – участливо. Это не праздное любопытство, это …и в радости, и в горести…
- Расскажу. – Расплылась в счастливой умиротворенной улыбке. Кому еще, как не ему. Я ведь за этим и пришла, собственно.
Так как освободились оба сегодня рано, решили сходить в кафе, навестить друзей. По дороге я рассказала про несостоявшуюся репетицию. Витя пожурил меня за вспыльчивость, но и Аню не оправдал.
- Вить, а что там у вас детки делают в классе, по соседству с твоим залом?
- Тебе тоже понравилось? – он заметно встрепенулся и повеселел. От него так и веяло добротой и искренностью. Я помотала головой в знак согласия. – Это называется детский фитнес. Смутно понимаю его предназначение, типа зарядки, наверное, но так весело! Такие они забавные!
- Я тоже сегодня вместе с ними вытанцовывала! – заливисто засмеялась, отбегая от Степнова и показывая мои импровизированные па, выдавая мотив. Витя разразился задорным смехом. Потом подхватил мои несложные движения. Вот так мы и дошли до кафе. Сдав куртки и зайдя в зал, тут же натолкнулись на Аню с… Не поверите, Васей! Они делали заказ у барной стойки. Вася нежно обнимал ее за талию. Мы подошли к парочке.
- Привет! – радостно отозвался Вася, который, видимо, единственный был не в теме.
- Привет! – спокойно сказал Витя, решив не нагнетать обстановку.
Я разочаровано смотрела на Аню. Она кинула растеряно-виноватый взгляд на нас с Витей, а потом быстро выпалила:
- Здравствуйте, Виктор Михалыч. Лен, можно тебя на минутку?
Я безразлично дернула плечами, но все-таки с ней пошла.
- Лен, ты обижаешься на меня? – Посмотрела на меня своими блюдцами. Я отвела взгляд в сторону. Это означало, что да. – Я сама не знаю, как так получилось. Мы с Натахой обратились к нему за помощью, чтобы выгоднее продать песни, а потом как-то все само собой получилось… - и тут до меня дошло, за что она передо мной извиняется.
- Аня, при чем тут Вася??? – недоумевала я.
- А ты разве не из-за него… - она, видимо тоже поняла.
- Да какое мне дело до ваших отношений?! Я же, вроде, тебе все там, в Подмосковье еще объяснила. Мне кроме Степнова никто не нужен! Он мой кислород! – на эмоциях пыталась донести я. – У нас сегодня репетиция должна была быть, а ты не пришла. Это из-за Васи???
- Он завтра уезжает на неделю… - виновато.
- А как же группа? – Я ничего не понимаю.
- Лен, ну о чем ты?! Наша группа уже давно существует только формально. Ты сама это прекрасно знаешь. У каждого свои планы на будущее. Я после окончания планирую поехать к родителям, а там уже основательно займусь авторством. Я по ним очень скучаю… - почти плача.
Она права. Группы нет, а значит чем-то жертвовать - смысла нет. Зря я сегодня на них сорвалась…
- А Вася? У вас с ним серьезно? – сменила гнев на милость, искренне радуясь за подругу.
- Пока не знаю, но он мне очень дорог. Наверное, я его люблю. – Поднимает свои глазищи, а в них столько надежды на счастье. – Лен, извини, пожалуйста, что всегда тебя упрекали Виктором Михалычем. Я тогда не понимала, что значит любить и быть любимой. А может, просто завидовала. А теперь я точно знаю, что в жизни нет ничего важнее любви.
- И дружбы, – дополнила философский монолог Анюты, обнимая ее одной рукой. – Ты сегодня сделала правильный выбор – жертвовать надо ради любви, а не любовью. И ты права, у нашей группы нет будущего. – Горько вздохнула и добавила. – Пойдем, друг, а то мужчины нас, наверное, уже заждались. Напьются сейчас, а нам с тобой их домой тащи. – Рассмеялись. Вот и все. Конфликт исчерпан.
Пришли к столику и ни грамма не удивились, что наши мужчины решили объединиться. Заказ уже стоял на столе. Вечер прошел в веселой, добродушной и непринужденной обстановке. Потом к нам присоединился Гуцул и Виктор Львович. Сегодня все окончательно встало на свои места. Я задумалась о будущей своей профессии, а воображение услужливо подкидывало картинку, увиденную мной в спортивном комплексе…


Всем спасибо, кто еще со мной.
Отдельная благодарность Оле михеэлла за подсказки.

Спасибо: 58 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 644
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 45
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.12.09 18:37. Заголовок: Всем привет!!! Дико ..


Всем привет!!! Дико извиняюсь за столь долгое отсутствие, но не в моих силах что-либо изменить. Но я стараюсь! Поэтому, в честь моего ДР вот такая вот продка. Помоемому хватит всего... Всех люблю, целую!!! До НГ еще появлюсь!


После этого памятного вечера все встало на свои места. Мы много разговаривали. Больше не было той недоговоренности и тщательно скрываемого недоверия. Приближался Новый год. В училище уже чувствовалась предпраздничная атмосфера, в воздухе витал дух волшебства. Усердно готовились к новогоднему концерту, репетировали новые песни. Все шло своим чередом. Атмосфера в группе стала намного лучше. Спало напряжение во взаимоотношениях, а все потому, что однажды мы сели и поговорили серьезно о том, как кто видит свое будущее. Ни один из нас не связал его с группой. Поэтому, было принято окончательное решение доучиться, не распуская группу. А там у каждого своя дорога. Теперь музыка действительно стала нам в удовольствие, а не в обязанность. А репетиции напоминали школьные – беззаботные и веселые.
Степнов приходил домой и увлеченно рассказывал о своей команде, о каждом ее члене. Они для него стали как дети, а на работу он шел, как на праздник. Все говорило о том, что он нашел себя. А я завидовала белой завистью, но иногда и черной, ведь наша группа, хоть и все же возобновила регулярные репетиции и концерты, не приносила мне столько настоящих эмоций и душевного равновесия. Все чаще вспоминалась эйфория от победы на соревнованиях, этот адреналин, когда ты стоишь перед кольцом на последней минуте и реально осознаешь, что сейчас судьба твоей команды в твоих руках, вот она, в виде баскетбольного мяча. И решить ее можешь только ты, приложив к этому только свое усилие, но оно должно быть просчитано и продумано, чтобы итогом стала победа.
- Вить, я хочу вернуться в спорт, - с порога выдала я, как только зашла домой. Он аж опешил.
- Лен, ты чего?
- Да я шла сейчас домой, на улице свежо, хорошо. Воздух такой морозный. Знаешь, какие мысли светлые?!
- Примерно представляю, - осторожно, - но почему спорт?.. – аккуратно.
- У нас сегодня концерт был новогодний, нас так принимали хорошо, но прежних ощущений восторга у меня от этого не было. Играла и зажигала от души, но чисто для себя. Я даже не видела вокруг никого, была я и гитара. Отдельно ото всех. Вроде все отлично, но чего-то не хватает. Я даже на дискотеке не осталась, все думала и думала, что же мне нужно? Чего не хватает? Проходила мимо школы, и тут меня накрыло. Вспомнила наши соревнования, все эти ощущения от победы, острое желание быть лучшей, победить. Ведь тогда меня сломить нельзя было, мое стремление к победе было наиважнейшим. А самое главное знаешь что??? – посмотрела в его внимательное лицо. Ответ его мне не нужен был, вопрос был риторическим. – Команда! Мне не хватает этого командного духа. Мне нужны конкретные достижения, а не сомнительная слава и признание. Причем достижения не лично мои, а моей команды.
- И в качестве кого ты хотела бы туда вернуться? – вид заинтересованный, но сомневающийся. Как будто он ищет истину, хочет помочь, но не знает пока чем. Но он сделает все, чтобы выяснить первопричину и помочь.
- Не знаю… - грустно выдохнула я и обреченно упала в его объятия, уткнувшись носом в широкую грудь.
Его теплая ладонь легла мне на макушку и едва заметно погладила. Покрепче сжал объятия и тихонечко, по-отечески так, заботливо сказал:
- Я думаю, ты скоро поймешь, кем ты хочешь быть в этой жизни. Это будет как вспышка. А я тебе помогу. Помогу и поддержу. – Отодвинул меня, чтобы видеть мое лицо. Мило улыбнулся, вселяя тем самым в меня уверенность. – Спорт, значит спорт. А куда именно – по ходу разберемся. Спешить нам некуда, тебе еще полтора года учиться в Снегинке. – Молча кивнула. Он все правильно говорит. Рассудительный мой… - Пойдем, я тебя сейчас ужином накормлю, а потом мы с тобой побеседуем на эту тему подробненько. – Обнял за плечи и повел на кухню, откуда доносились очень приятные запахи.
Этот разговор мало что прояснил, но Витина заинтересованность и участие вселяли в меня уверенность в правильности моего решения и выбора. Но он сделал мне интересное предложение – приходить к нему в спорткомплекс и знакомиться с разными видами спорта и его интерпретациями. Просто находится в этой атмосфере. Но это мы решили пока отложить до того момента, как он вернется со сборов, на носу ведь Новый год и праздники, которые мы проведем вместе.
Встречать Новый год нам выпало только вдвоем: девчонки все, включая Леру, будут с родственниками, а дед еще на прошлый Новый год договорился встречать этот с Василием Даниловичем. Было предложение от Рассказова с Софьей Сергеевной, но Витя тактично отказался – ну, это их первый Новый год вместе, да и наш тоже. Как-то не хотелось делить его ни с кем. Поэтому, я согласилась с решением Степнова встречать Новый год вдвоем.
Я основательно подошла к этому вопросу: продумала меню, накупила украшений. Даже посуду поменяла. Хотелось только нашего праздника.
Елку и квартиру наряжали со Степновым. Было весело и забавно, как и все, что мы делаем вместе. Елка была живая и источала такой аромат, что даже дышалось как-то по-особенному. Витя достал коробку с игрушками, и я обомлела. Они были такими, старинными, как в мое детство, когда я была совсем маленькой. Стеклянные зверушки, сказочные персонажи, домики, обсыпанные блестками, Дед Мороз со Снегурочкой и всевозможные шарики, тоже из стекла. У нас уже давно таких игрушек нет – побились. А тут как будто в детство окунулась. Да, в моем исполнении это как-то смешно звучит. Мишурой украсили горшок, в котором стояла елка, а на ветки накидали немного дождика и припорошили искусственным снегом. Вышло просто замечательно. Включили огоньки и очутились в сказке. Стояли обнявшись и любовались как дети, мечтая каждый о своем, но, в сущности, об общем. На окнах были аппликации и снежинки. На подоконники разложила бусы и стеклянные капельки, поставила свечки в новогодних подсвечниках. Готовить много не стали, но от традиционных «Оливье» и «Селедки под шубой» не отреклись. И мандарины. Наши, абхазские. Только они пахнут Новым годом.
С нарядом было тяжеловато. Лера уговаривала на платье, но я себя не видела в нем - не мое. Решено было остановиться на брюках и блузке. Но и тут Лера на меня надавила. Но в итоге мне и самой понравилось. Узкие брюки-дудочки с простроченными стрелками, несомненно черного цвета, и свободная прозрачная блуза-туника красивого мышиного цвета, длиною до середины бедра, на талии стягиваемая поясом. Но под нее надо обязательно надевать майку. Лера раскрутила меня на сапожки замшевые без каблука тоже модного серого цвета, обсыпанные стразами. А еще я купила белое вязаное платье под горло с коротким рукавом. Почему-то перед новым годом мне захотелось перемен.
Настал день икс. Проснулась к обеду – необходимо было выспаться. Довела квартиру до идеала, подготовила праздничный наряд мне и Вите и принялась за приготовление ужина. Салаты заготовили с вечера. Осталось горячее. Решено было запекать рыбу. Моим делом было ее подготовить, что я успешно и сделала. Приготовила необходимые ингредиенты: нарезала лук, приготовила соус. Все остальное сделает Виктор. Быстрый взгляд на часы. Ага, уже шесть. Минут через сорок придет Витя. Быстренько справилась с нарезкой, обтянула полиэтиленовой пленкой и убрала в холодильник. Звонок в дверь.
Открыла и сходу кинулась на шею. Как же я соскучилась!!! Холодный, с мороза, но такой родной и любимый.
- Леночка, - сквозь смех, - ты меня задушишь! – А он даже обнять меня не может, так как руки заняты.
- Вить, я так соскучилась… - отстранилась и взглянула в любимые глаза.
- Я тоже, моя хорошая! – нежность во всем: в его взгляде, в его касании губ, в каждом его слове…
- Давай сумки… - тихо, не отрывая взгляда.
Отдал, разделся, а я стояла и смотрела. Он мне нужен каждую секунду!
Забрал сумки, и мы вместе прошли на кухню. Быстренько разобрали, проговаривая вслух, что надо будет сделать с теми или иными продуктами, разложили их по удобным местам: что-то ближе, что-то чуть подальше. Степнов у меня практичный!
- Ну, вот, вроде, и все, - заключил он, обнимая меня со спины.
- Тогда я сейчас в душ, а потом к Лерке. Она мне кое в чем помочь обещала. Справишься без меня? – развернулась, чтобы видеть его лицо.
- Ну-у-у… Я постараюсь, - игриво-задумчиво. А сам улыбку еле сдерживает.
- Ви-тя, - грозно, но в шутку.
- Лен, ну, конечно, справлюсь! – Поцелуй в лоб. – Я уже, правда, привык, что мы все делаем вместе, но тебе ведь действительно надо. – Щенячий взгляд в глаза.
- Ага, - улыбаюсь во все тридцать два.
- Ты главное к Новому Году вернись… - прямо в губы.
- Обещаю… - туда же.
Вот так бы всю жизнь…
Пока шла к Лерке, думала, что задохнусь от собственного счастья. Я чувствовала, что меня просто распирает изнутри это необходимое каждому чувство! Почему-то в последнее время именно тогда, когда я иду по улице одна, меня посещают светлые мысли. Только светлые! Может, это потому, что я безумно люблю такие вот зимние вечера, свежий и морозный воздух, это ясное звездное небо, всю эту искрящуюся красоту, а может потому, что я просто люблю?! Люблю и любима! А что еще для счастья надо?! Лично мне – ничего. Этого уже больше, чем достаточно.
- Кулемина, прекрати улыбаться, а то я сейчас ослепну! – смехом сказала Лера, когда помогала мне раздеться.
- Лерка, я такая счастливая!!! – чуть ли не визжа от восторга, сказала я, едва сдерживаясь, чтобы не закричать об этом.
- Скрывать у тебя этого не получается, - съязвила подруга. – Что, Степнов уже подарок сделал? – как бы между прочим.
- Нет еще, - не прекращая улыбаться.
- Видимо, ему это и не обязательно, чтобы ты вот так улыбалась. – Хихикнула. Лерка…
- Ты права, - мечтательно выдохнула я, плюхаясь на диван, - мне достаточно того, что он есть, что он рядом. Лер, разве такое бывает? – тихо спросила я, с надеждой заглядывая подруге в глаза.
- Если бы я не знала тебя, то с уверенностью сказала бы «нет». Я раньше так и думала, а теперь точно знаю, что ТАКОЕ бывает. – Теперь я сама могла ослепнуть от ее улыбки и светящегося взгляда, а в голосе было столько искренности, что сомнений не вызывало ни одно ее слово.
- Лерка… - на глазах навернулись слезы, и резко захотелось дружеских объятий. И, похоже, не мне одной.
- Лен, я так за вас рада. Вот честно-честно, - на последних словах чуть сильнее сжала объятья, - вы такая пара, - отстранилась, чтобы сказать, глядя в глаза, - у вас ТАКАЯ любовь, - с придыханием. – Лен, береги ее. Такое чувство дается один раз и не каждому. – Лерка… Она мне как мать! Я ее люблю!
- Теперь я это поняла. – Согласно кивнула, подписываясь под каждым ее словом.
- Ну, так что будем делать? – поспешила сменить тему подруга, смахивая скупую Новиковскую слезу.
- Красоту. – Сейчас мне было интересно и немного волнительно, но желание быть самой красивой для своего мужчины перекрыло все мои предрассудки.
Спустя полтора часа красота была наведена. Лерка была сегодня в ударе. Толи оттого, что, наконец-то, получила меня в качестве подопытного кролика, толи оттого, что настроение у нее было отличное, толи…
- Лерка… - протянула восхищенно я, рассматривая отражение в зеркале, смутно напоминающее Лену Кулемину полтора часа назад. Неброский, но праздничный макияж, подчеркивающий выразительность глаз, придавая взгляду некую таинственность, а лицу аристократичность, и ультрамодная прическа, полная противоположность основной: волосы слегка приподняты и зачесаны назад вместе с челкой, открывая широкий лоб и красивый изгиб бровей (кстати, тоже Леркин шедевр).
- Тебе нравится? – широко улыбаясь.
- Ага… - восторженно, - так необычно.
- Тебе идет, – искренне.
- Спасибо тебе, Лер! – Так и задушила бы в объятьях!
- Да не за что! – высвободилась, чтоб не задохнуться. – Это ты меня своими речами про любовь вдохновила. Мне самой захотелось сделать твоему Степнову приятное. Если ему понравиться, скажи, что это мой ему подарок на Новый год! – засмеялись обе. – Кстати, о подарках. – Отошла к шкафу и достала оттуда коробочку с бантиком. – Это тебе. Пообещай, что откроешь дома и обязательно воспользуешься.
- Обещаю! – торжественно. – А это от меня самой лучшей подруге! – протянула сверток в красочной фольге. – Самой настоящей подруге… - благодарностью были удушающие объятия. Вот так вот, перед самым Новым годом я и познала прелести настоящей дружбы, от чего праздник стал еще более волшебным и сказочным.
Домой вернулась в начале одиннадцатого. Звонить не стала, хотелось сделать сюрприз. Тихонечко пробралась в комнату. Переоделась, поражаясь тому, как гармоничен мой новый образ. Внимательно осмотрела себя с головы до ног и пришла к выводу, что чего-то не хватает. В глаза бросился, отражаясь в зеркале, блестящий бантик на подарке Леры. Если она сказала, открыть дома и обязательно воспользоваться, значит это не просто так. Открыв подарок, еще раз убедилась в том, что так знать меня не может никто. Только такой близкий человек, как Лера. Витя не в счет, такие мелочи ему знать не обязательно. Это был набор брендовой косметики. Только самое необходимое: тушь, помада и духи. Все это в миниатюрной косметичке с зеркальцем.
Подкрасила губы, мазанула духами в необходимых местах и только собралась выйти из комнаты, как телефон известил о входящем смс. Лерка. Если бы это было возможно, то можно было услышать, как именно она пищит от восторга от моего подарка, ведь это ее любимые духи, которые в России не купишь. За последнее время мы так сблизились с Лерой, что мне захотелось сделать ей самый желанный подарок. Поэтому я и заказала маме эти самые духи. А что может быть лучше, чем вот такая радость близкого тебе человека.
Быстро набрала ответ и вышла из комнаты, с волнением ожидая реакции на мой внешний вид того, для кого это все и делалось.
Пристроилась в проеме кухни, наблюдая за стоящим ко мне спиной мужчиной, колдующим над блюдом. Витя тоже уже переоделся, поэтому и был в переднике. Розовая рубашка и серые брюки в забавную клеточку. Мужчина-мечта! Не знаю почему, но я очень люблю его вот такого, в переднике. Он такой домашний… Быстро развернулся, затылком ощущая присутствие, и опять принялся за приготовление ужина.
- А я и не слышал, как ты вер…ну…лась…
Развернулся, как в замедленной съемке и застыл, часто моргая. Калейдоскоп моих чувств в это мгновение и описать невозможно. Его реакция была красноречивой, но не понятной. Но спустя то самое долгое мгновение на его лице появилась улыбка, настоящая, и неподдельный восторг.
- Ленка… - выдохнул с восхищением, отчего мое напряжение ушло.
Осмотрел с ног до головы и обратно несколько раз, жадно пожирая глазами. Подошел вплотную, рассматривая лицо, потом остановился на губах, чуть на них задержался и вернулся к глазам. – Ты…ты…ты… необыкновенная! – с трудом подобрал слова, это чувствуется.
- Тебе нравится?.. – робко.
- Спрашиваешь!!! – возмущенно. – Я и не знал, что ты можешь быть такой!
- Какой? – интересно…
- Такой женственной, загадочной и безумно сексуальной… - провел рукой вдоль тела, сопровождая движение взглядом.
Внутри меня разрасталось чувство собственного достоинства.
- Тогда считай, что это тебе Новогодний подарок от Новиковой! – улыбнулась я, уже плотно прижатая к телу мужчины.
- Новикова? – изумленно.
- Ну… по большей части.
- Я всегда знал, что ваш тандем меня когда-нибудь до инфаркта доведет. Правда, не знал, что вот таким образом.
- А может… как-нибудь без инфаркта?.. – вкрадчиво, даже слегка виновато.
- Ну… тогда нужна срочная реанимация в виде искусственного дыхания, – лукаво.
- Да без проблем!!! – и одарила его незаменимой панацеей в виде глубокого поцелуя.
Поцелуй стал угрожающим для торжества, поэтому мной с неимоверным усилием было принято решение прекратить это безумство.
- Витя…
- Я все понял. – Грустно улыбнулся и чмокнул в лоб. – Еще рано.
- Ага, – поддержала, - но вот с ужином стоит поторопиться. – Быстрый взгляд на часы. Действительно. Уже почти одиннадцать.
Далее, слаженной командой конвейером накрыли на стол, и под речь Президента уже с наполненными фужерами ждали курантов. Вдруг Степнов внимательно посмотрел на меня и сказал:
- Лен, ты такая сегодня красивая, но вот чего-то не хватает.
Судорожно начала вспоминать, что я не сделала, но тут он достал бархатную коробочку и протянул мне.
- С новым годом, любимая…
Пребывая еще в некоторой растерянности, робко взяла из его рук коробочку. Секунду сомневалась, а когда открыла, то даже толком не разглядела, так как глаза застилала пелена слез, которые я с трудом сдержала. Уж больно весь этот момент получился трогательным и неожиданным.
Подняла на него глаза.
- Витя…
- Лен, одень их. Они очень идут к твоему новому образу. – Нежная улыбка и искренность слов…
Мягко достала и надела это чудо. Маленькие сережки-гвоздики с такими же зелеными камешками, как в подаренной им же подвеске. Мне даже кажется, что они одного гарнитура. Снова взгляд на мужчину, но теперь слегка смущенный.
- Вот теперь все на месте. – И снова его улыбка.
Я и слова сказать не успела, как послышался бой курантов. Осознание реальности пришло мгновенно, поэтому, схватив фужеры, стали судорожно загадывать желания. Витя справился с этим первым и ждал меня с протянутым фужером. Через секунду к нему присоединилась и я.
- С Новым годом… - глядя ему в глаза.
- С Новым счастьем…
До дна. Последний бой курантов. И полный любви поцелуй… Как Новый год встретишь, так его и проведешь…
Оторвавшись от столь приятных поздравлений, решила, что пришла пора ответного подарка.
- А это тебе от меня. – Протянула коробку в праздничной упаковке, заранее припрятанную под елкой.
- А что там? – детский интерес.
- А ты открой.
Не знаю, у кого волнения было больше: у меня или у него, но когда увидела его восторженный взгляд, опять получила тоже удовлетворение, что и от смски Леры. Швейцарские часы. Настоящие. Опять спасибо маме. Она выбирала. Вернее, я ей сказала несколько вариантов на выбор, ну, какие будут. А тут перед самым Новым годом они выпустили новую коллекцию. Подороже, конечно, но мама сказала, что они с папой присоединились к моему подарку. Они тоже любят Витю и очень благодарны ему за нас с дедом. А как его не любить?!
- Лена… - а что с взглядом? Неужели не понравилось??? – Это же безумно дорого…
- Так же как и ты для меня. – Улыбнулась. – Степнов, это тебе от меня и мамы с папой. Они присоединились. Ты же знаешь, как они к тебе относятся. – Убедительно, но не очень. - Витя, это искренне… - по моемому, очень веский аргумент.
- Тогда я тоже хочу сделать им подарок! – встрепенулся.
- Да ради Бога! Хотя ты сам для них как подарок судьбы. – Рассмеялась.
- Я думаю, мой будет не менее приятным, – с уверенностью. Ну-ну…
- А меня посвятишь в свои планы?
- Неа. Вдруг проболтаешься.
- Витя-я-я… - обиженно.
- Любимая, скоро все сама узнаешь.
- Хорошо. Поверю тебе на слово, – игриво.
- А тебе ничего и не остается. – Дразниться. А мне и сказать нечего.
Вот в такой любовно игривой обстановке и прошел наш праздничный ужин. Потом мы просто смотрели Новогодние развлекательные программы, удобно устроившись на диване.
- Лен, знаешь, что я хочу уже весь вечер сделать? – непосредственно.
- И что же? – оторвалась от телевизора, чтобы видеть его лицо.
- Снять с тебя эту чертову блузку, которая не дает мне покоя, как только я тебя в ней увидел.
Все. Механизм сработал как часы. Швейцарские. Только от его слов и прожигающего взгляда меня мгновенно накрыло волной возбуждения. Сердце зашлось галопом, а дыхание стало затруднительным.
Больше слов не было. Желание было всепоглощающим и взаимным. Хватило одного взгляда на его губы, и я ощутила их на своих. Мягкие, почти пушистые, обволакивающие нежностью. Но поцелуй был терзающим и пьянящим. Голова кружилась, а мозг туманился. Придавил меня всем телом к жесткой спинке, нависая надо мной. Я физически ощущала его превосходство надо мной. Желание от этого становилось только сильнее. Я не сопротивлялась и не пыталась перенять инициативу. Сегодня его доминанта особо ощутима. Хочу быть просто покорной и отдаться ему телом и душой. Нам хватает одного взгляда, чтобы установить равновесие в желаниях. Его томный и мой покорный. Вот и все. Подхватил меня на руки и понес в спальню. Посадил на кровать и забрался на нее сам. Мы сидели друг напротив друга. Я не предпринимала ни каких действий. А он как будто просчитывал каждое свое движение. А я ждала, утопая в синеве его глаз. Его рука легла на мое полушарие, слегка поглаживая. Тело, томящееся в нестерпимом желании, отозвалось моментально. Тихий стон сорвался с моих губ. Откинула голову назад, прикусывая от удовольствия губу. Мучительно медленно расстегнул пуговицы, покрывая поцелуями оголяющиеся участки кожи. Дрожь в теле усиливалась. Его медлительность меня убивала. Стянул лямки майки, делая поверхность плеч идеально гладкой. Снова легкие поцелуи. Еле ощутимые касания груди, самой ее вершины. Касания невесомые, а эффект убийственный. От каждого касания тысячи иголок пронзали тело. Низ живота сводило судорогой. Мягко опрокинул на спину, ловко избавился от брюк. Тогда, видимо, и сам разделся. Снова навис надо мной в разжигающим страсть поцелуе. Опустился ниже, целуя, уделяя особое внимание груди и животу. Нежные поглаживания везде. Незаметно избавился от нижнего белья, погружая меня в невообразимые ощущения, граничащие с безумием. Мое состояние близко к бессознательному. Чувствует это и прекращает сладострастную муку, желая вместе утонуть в неописуемом удовольствии, взмывая в небеса и падая в неизвестность.
Проснулись далеко за полдень, почти в шесть. Кроме ощущения безграничного счастья было еще ощущение легкости. Витя еще спал, тихо посапывая на соседней подушке. Выбралась из его объятий, накинула халатик и подошла к зеркалу. Прическа, открывающая уши и лоб, еще немного держалась, поэтому, увидев изумрудное сияние в моих ушах, вспомнилась волнительность момента, момента, когда мой мужчина так красиво преподнес подарок. А в ложбинке, чуть ниже основания шеи, светился точно такой же огонек, создавая неизвестное ни кому созвездие. Созвездие нашей любви. Улыбнулась отражению и прошла в гостиную. Мы ведь вчера так со стола и не убрали…
Рассовала все в холодильник и поставила чайник. В дверном проеме показался заспанный Степнов в точно таком же халате.
- Привет… - расплылась в улыбке.
- Привет… - нежный поцелуй в губы. Глаза в глаза.
- Иди в душ, я пока чай заварю.
- А ты уже была?
- Нет, я позже пойду. Думаю, надо будет приложить немалые усилия, чтобы смыть весь лак с волос. Лерка очень старалась. – Мой грудной смех и его гортанный.
- Я быстро, – снова невесомый поцелуй.
Только за Витей закрылась дверь, как квартиру оглушил звонок домашнего телефона. Это Лера. Сказала, что зайдет через полтора часа, и мы все пойдем в «Элефант». Там сегодня празднуют Новый год все наши друзья. Типа закрытая вечеринка. Будет по-семейному просто и безумно весело. В этом я не сомневаюсь.
Когда Степнов вышел из душа, мы сели пить чай, за которым я и посвятила его в наши планы на сегодняшний вечер.
Когда дело дошло до наряда, выбор был уже предрешен. Витя надел голубые джинсы и белый пуловер под горло крупной вязки. Поэтому я надела плотные колготки с причудливым рисунком и белое вязаное платье.
- Лен, ты скоро? Там уже Лера пришла. – В приоткрытую дверь сообщил Степнов, но, увидев мой наряд, решил все-таки зайти в комнату. Обнял сзади, смотря на отражение в зеркале.
- Какая ты у меня красивая…
- А ты заметил, как мы с тобой вместе смотримся?
- Ага.
- Как???
- Идеально! – легкий поцелуй в макушку. – Пойдем, а то Новикова не любит ждать. – Взял меня за руку и вытянул в коридор.
- Кулемина, Виктор Михалыч… - восхищенно выдохнула Лера, - вы так гармонично смотритесь…
- Все, Лер, прекращай в краску вгонять. – Обрезала ее я.
- Ну, я же правду говорю… - обижено надула губки моя подруга.
- Лер, ну я знаю, просто… - замялась я.
- Я все знаю, Кулемина, не буду больше тебя смущать. Давайте, одевайтесь пошустрее и выходим. Нас только ждут.
Витя оделся первым и вышел на улицу, чтобы не создавать толпы. Я натянула сапоги и принялась надевать свою дутую куртку.
- Лен, ты чего, правда, собираешься вот в этом пойти? – брови Леры поползли вверх.
- А что такое? – не поняла сути вопроса я.
- Ну, эта куртка не подходит к твоему образу. – осторожно, но поучительно заключила подруга.
- Думаешь? – покрутилась перед зеркалом, не понимая, чем эта куртка не подходит. - Но у меня все спортивное… - расстроено.
- Так, Кулемина, не кисни. На, держи, – протянула мне свое серое пальто грубого покроя, с фальшпогонами, заклепками и бляхой на поясе, накладными карманами и воротником стоечкой.
Я не задумываясь, одела. Действительно, получилось офигенно.
- Ну, совсем другое дело! Вот чтобы ты без меня делала…
- Лер, спасибо. – Покрутилась перед зеркалом, оценивая разницу. - А ты как же? – слегка расстроено. Неудобно как-то…
- А мне и твоя подойдет! – весело ответила Новикова, натягивая мою куртку, которая действительно хорошо смотрелась с ее джинсами.
- Лерка! Ты лучшая!!! – восторженно. Настоящая подруга…
- Пойдем, - обняла меня одной рукой, а то твой мужчина замерзнет на улице. – И мы вышли.
Витя и, правда, уже порядком замерз. Увидев нас, он сначала осознал разницу между мной и Лерой, ну, чтобы не перепутать, потом обнял нас обоих, и сказал Лере:
- Новикова, ты как Фея-крестная! С моей Золушкой такие чудеса творишь!!! – задорно.
- Главное, чтобы Вам, Виктор Михалыч, нравилось! - в тон ему.
- А мне нравится, Лера! Ой, как нравится!!! – все в той же манере.
- Ну, вот и отлично! Вы, если что, обращайтесь! У меня особенно удачно свадебные наряды получаются! – подмигнула Вите.
- Буду иметь в виду… - наигранно тихо, только ей.
- Эй, я вам не мешаю?! – возмущенно, но, радуясь такому взаимопониманию и легкости общения бывшей ученицы и ее учителя, отношения которых раньше были далеко не дружелюбными.
Вот так, весело и шутя, мы дошли до кафе.
Зайдя внутрь, мы получили много искренних поздравлений и не менее искренних пожеланий счастья нашей паре. Это было очень приятно, так как люди говорили от чистого сердца, без официоза и остальной фальши и заученных поздравлений. А еще поступило много комплиментов конкретно в адрес меня, в которых особо отмечали мой новый образ. Это еще больше повысило мою самооценку и прибавило уверенности, так как провести этот вечер придется в кругу моих бывших учителей и других взрослых людей, перед которыми не хотелось выглядеть малолеткой. Витя меня, конечно, всегда поддержит, но я ведь тоже уже самостоятельная личность, которая, между прочим, уже чего-то добилась в жизни. Но как только мы сели за стол, никто ни разу и не вспомнил о моем недавнем статусе ученицы, особенно Витиной ученицы. Все были на равных, а Лера, Гуцул и Софья Сергеевна, в последствии Соня, совсем стерли возрастные и социальные границы всей компании. Вечер действительно выдался душевным и безумно веселым. Мы с Витей участвовали во всевозможных конкурсах, танцевали до упаду. Даже составили достойную конкуренцию Рассказову с Соней и Мирославу с Уткиной. Теперь умение танцевать зажигательные латиноамериканские танцы Степнова я оценила на деле. А еще я заметила весьма теплые, но совсем не дружеские отношения Леры и Гуцула. Но об этом я потом с ней поговорю. В общем, вечер удался на славу.




Спасибо: 56 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 649
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 46
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.01.10 20:31. Заголовок: Зайки мои, я тут к в..


Зайки мои, я тут к вам на минуточку, только проду выложить. Так сказать, в честь дня рождения мужа. Она на самом деле немного больше, но дописать не успела. Постораюсь завтра выложить вторую часть. Не в моих правилах интриговать, но так получилось. Я про вас не забыла, провда, просто отпуск... Устала я уже от него. Ну, да ладно, это мои тараканы, а вам те, что ниже. Приятного прочтения.



Все праздники мы ходили по гостям, только несколько дней провели вдвоем, дома. А после снова наступили будни. Витя ходил на работу, а я готовилась к приближающейся сессии. Это была первая моя сессия, поэтому небольшой нервоз все-таки присутствовал. Степнов мне очень помогал. Приходил с работы и тащил меня гулять, в кино, ну, хоть как-то развеяться. А тут еще эти его сборы… Сессия начиналась ровно тогда, когда уезжал Витя. Нет, я его не ревновала, и подозревать его в чем-то было глупо, я просто не знала, как я смогу быть здесь, когда он там. Последнюю неделю я так вообще старалась каждую минутку провести с ним. Отказывалась от встреч с Лерой, посиделок с Ранетками, репетиции заканчивала минуту в минуту. По Вите тоже было заметно, что ему с каждым днем все тяжелее и тяжелее от предстоящей разлуки. В первую очередь это отразилось на наших ночах, страстных и ненасытных. Нежных и незабываемых. Полных любви и романтики. Нам уже давно не надо говорить о своих чувствах вслух, все ясно по глазам. Каждое движение, каждый поступок, каждый взгляд – все говорило только о любви. Любви, единственной на миллион. Как только за нами закрывалась дверь спальни, мир вокруг нас, реальный мир, прекращал существовать. Мы жили в своем мире – сказке, граничащей с фантастикой.
Но как бы нам этого не хотелось, как бы мы не старались, но оттянуть день отъезда было не возможно.
Вот уже полчаса мы стояли у автобуса, просто обнявшись. Хотя нет, не просто обнявшись, а крепко сжимая друг друга в объятиях. Не знаю, как Вите, а мне хотелось как можно больше впитать его энергии, чтобы пополнить запасы его поддержки так, чтобы хватило на все экзамены. Ну, и просто хотелось быть с ним, ощущать его тепло, знать, что он рядом, такой родной и любимый. Самый-самый…
- Вить, нам бы тронуться уже, а то в самые пробки попадем, - ворвался в наш вакуум чувств вкрадчивый голос водителя.
- Да-да, я сейчас подойду. – Тихо, как будто в его объятиях ребенок, который только что успокоился после продолжительной истерики.
Сердце увеличило ритм, а руки отказывались разжимать объятия. Как я здесь без него…
- Лен…
- Я слышала…
Отстранилась, чтобы смотреть в его глаза, желая вновь и вновь убеждаться в искренности его чувств, в силе его любви. Нашей любви. И я успокоилась, найдя в синеве его глаз то, что мне было необходимо. Уверенность в себе и в нем росла с каждой секундой, ритм сердцебиения восстановился.
- Когда-то ты мне говорил, чтобы я относилась к разлуке, как к испытанию, испытанию наших чувств. Тогда так и было. И мы его с честью прошли. Сейчас точно такая же ситуация, вот только слагаемые поменялись местами. Но, как известно, от перестановки слагаемых сумма не меняется. К этой разлуке тоже можно было относиться как к испытанию. Но это уже не обязательно. Наше чувство уже давно не вызывает у меня сомнений, поэтому и проверять его не за чем, - чуть усмехнулась, - поэтому я просто буду ждать твоего возвращения.
- Лен…
- Подожди.- Опустила глаза, чтобы не зареветь. - Я знаю, что у тебя могут быть свои мысли на этот счет, но я хочу, чтобы ты знал, что ты единственный мужчина в моей жизни. Был и таковым останешься. – Подняла глаза и столкнулась с его удовлетворенной улыбкой.
- Леночка, - взял мое лицо в ладони, - какая ты у меня взрослая…
И так тепло стало от его слов, что я даже улыбнулась, первый раз за сегодняшний день.
- Вить, - конючу, - но я все равно буду по тебе скучать…
- Я тоже, моя хорошая, - легкое касание губ, - очень-очень… - вкрадчивый шепот прямо в губы и упивающийся поцелуй.
- Люблю, - быстро, глядя в глаза.
- И я тебя, - его бегающий взгляд по лицу, желая запомнить каждую черточку.
- Тебе пора… - Как же тяжело это говорить…
- Пора… - Как же тяжело это слышать…
Кое-как нашла в себе силы выпустить его из объятий. Сил говорить что-то еще не было – боялась сорваться водопадом слез. С трудом выпустила его руку из своих цепких пальцев, провожая его взглядом до автобуса. Уже когда он был на ступеньках автобуса, окрикнула. Он повернулся, не зная, чего ждать от меня. Видно было, что сам еле сдерживается. Осознание того, что он мужчина, а сейчас еще и тренер, на которого смотрят его подопечные, для которых он пример во всем, пришло мгновенно. Именно поэтому я сдержала свой порыв кинуться к нему, чем бы спровоцировала его на недопустимые эмоции, и просто сказала, выказывая улыбкой свою уверенность и спокойствие.
- Позвони, как доберетесь до места. – Все будет хорошо.
- Обещаю. – Тихо, но его улыбка громче слов сказала обо всем.
Теперь все так, как и должно было быть. Я стояла, пока автобус, увозящий частичку меня, не скрылся из виду. Но, как ни странно, чувство потери или утраты меня не посетило. На душе было спокойно. Более того, я уверена, что все будет хорошо. Просто замечательно!!!
Пока шла домой, не спеша, наслаждаясь умиротворенным зимним вечером, меня, как всегда, посетила замечательная идея, как не загнуться от скуки и тоски, а кучу свободного времени потратить с пользой, причем пользой для меня, но ради Вити. Но без помощи верного товарища мне не обойтись.
- Але, Лер, привет! – не скрывая восхищения собственной идеей, дразня загадками нетерпеливую подругу, пропела я. - У меня к тебе дело на миллион. Без твоей помощи ни как. Ты сейчас занята?
- …
- Ну, тогда я к тебе сейчас зайду. Ставь чайник, подруга!!! Грядут времена перемен!!! – и тут же отключилась, желая распалить известный всем Новиковский азарт.
Вдохнула полной грудью зимний воздух, и жизнь больше не казалась такой пустой. Пустой, потому что сейчас он не рядом. Но он со мной, он всегда со мной, в моем сердце, в моей душе, в моем теле…
Мысли о Лере привели меня к заключению, что и она очень дорога и близка мне. Не так, как Витя, по-своему, как друг. Настоящий друг. Как единомышленник. Ведь раньше моим другом, с которым я делилась всем – и хорошим, и плохим, был Витя. Да и тем, кроме спорта, музыки и учебы, а потом еще и моей семьи у нас не было. О парнях я тогда и не думала, а он, наверное, и мысли не допускал, что я в таком возрасте могу о них думать. Вот ведь как. Но после осознания наших истинных чувств друг к другу, дружить стало невозможным. Хотя, это было тогда. Сейчас он мне был и другом, и братом, и товарищем, и отцом, и любовником. И это еще не все его ипостаси. Но Лера – это другое. Теперь я осознала разницу между женской дружбой и дружбой между мужчиной и женщиной. Это, наверное, потому, что теперь я знаю мужчину и с другой, ранее не известной мне, стороны, в другом качестве. Вот иду и вспоминаю, как упрекала девчонок, когда они трещали о парнях. А сама сейчас и думать ни о чем, кроме моего мужчины не могу. И к Лерке иду именно за тем, что так или иначе касается него. Вот бы Ранетки поржали надо мной, узнай это.
Зашла в магазин за нашим любимым зефиром в шоколаде, чтобы задобрить изрядно понервничавшую подругу.
- Кулемина, что за тайны Мадридского двора?! Я тут чуть с ума не сошла от твоих загадок!!! - накинулась на меня с порога подруга.
- Тихо-тихо, Лера, ты чего так кричишь?! Дай мне хоть раздеться, и я тебе все расскажу. Обещаю! – сквозь смех сказала я, радуясь нетерпению подруги.
- Конечно, расскажешь!!! Куда ты от меня денешься!!! – фырчащая Новикова – это нечто. Давно я ее такой не видела. Лера у нас ведь мастер по разного рода планам и приключениям. Просто генератор идей! Но после Англии стала более сдержанной и серьезной. А вот сейчас я наблюдаю прежнюю, взбалмошную и взрывную Новикову, готовую пуститься в любую авантюру.
- На, держи, - протянула ей коробку с лакомством, - иди чай наливай.
- Ты не забыла… - с трогательным восторгом протянула Лера, превращаясь из взрывоопасной блондинки в белокурого ангела. – Ленка… - кинулась мне на шею, одаривая быстрыми объятиями, и унеслась на кухню. А я лишь в очередной раз подпиталась искренностью чувств.
Уже в процессе чаепития я изложила Лерке свою идею. От нее требовался план действий и практическая помощь. Ну, и духовная поддержка и понимание. И снова подруга меня не разочаровала.
- Значит так. Я заканчиваю в пять. Ты меня встречаешь, и мы идем в магазин. Ну, если в этом есть необходимость. А далее, по обстановке.
- Это как?
- Ну, это будет зависеть от того, что мы будем готовить.
- А! Понятно.
- Осталось только определиться с твоим расписанием.
- А чего с ним определяться?! Я с сегодняшнего дня на сессии. Все консультации, зачеты и экзамены с утра. К пяти я буду полностью в твоем распоряжении, – констатировала я, в заключении широко улыбнувшись.
- Это все хорошо, но как же репетиции и подготовка к экзаменам? – серьезно спросила Лера, в чем выявился ее педагог.
- Лер, ну, сама подумай, не могу же я целые сутки заниматься только подготовкой к экзаменам, так же ведь и свихнуться можно. Меня даже Степнов на прогулки силком вытаскивал.
- Ну, это да.
- А с репетициями, я думаю, мы разберемся – фанатиков среди нас больше нет, а экзаменационная программа уже готова, мы ее только шлифуем.
- Ну, тогда остался только один пункт плана, - с важностью полководца выдала Новикова, что меня безумно рассмешило.
- И какой? – в тон ей ответила я.
- Меню, - откинулась на спинку, деловито скрещивая руки на груди.
- Ну, это не проблема, - повторила ее действия я, - у меня уже все готово.
- Тогда, завтра и приступим! – улыбка чеширского кота появилась на милом личике блондинки. – Будем покорять с тобой вершины кулинарного искусства!!! – ну прям вождь пролетариата!
- Лерка… - девичий задорный хохот разразился на кухне.
А потом мы пили чай и секретничали. Оказывается, это весело, вот так вот запросто говорить обо всем, даже о самом сокровенном и интимном, превращая это в совершенно естественное. Я никогда не была скромницей, но и на показ не выставляла ни чувства, ни эмоции. А тут чувствуешь себя свободно, как в открытом море, но в тоже время ограниченном пространстве, потому что знаешь, что за пределы ничего не выйдет. Это называется полная уверенность и безграничное доверие. И все это относится к нам с Лерой. Странно, вот ведь как в жизни бывает, живешь-живешь рядом с человеком и не осознаешь, насколько он тебе близок. Хотя, в нашем с Лерой случае это скорее издержки возраста – мы ведь с ней как-то всегда были на одной волне, у нас с ней много общего, но и много своего, отличающего нас. Обе жили в неполноценной семье, заботились о тех, кто по сути дела должен был заботиться о нас - в силу возраста, и в силу статуса. Но… у нас все было с точностью до наоборот – о нас заботиться полноценно они не могли. Мы с ней обе сильные, но в разных параметрах. Хотя… физическая сила это скорее моя отличительная черта, но силой духа и упорством мы с ней как две капли воды. И в тоже время: она взбалмошная, я рассудительная; она эмоциональная, я сдержанная; она провоцирует, я принимаю обдуманные решения; она кокетка и ранетка, а я и думать об этом не думаю, но это было раньше, сейчас я вся в своем чувстве, а у нее никого нет… Стоп. Как нет???!!!
- Лер, а как у вас дела с Глебом? – начала я издалека. - Помниться, он за тобой ухаживал, - чуть прищурив глаз, запросто спросила я, зная, что мне она точно все расскажет – у нас с ней секретов друг от друга нет, если только один…
- Глеб?! – громко рассмеялась. – Да, Кулемина, вот что значит любить и не видеть ничего вокруг, - снова оглушающий смех, а я ничего понять не могу. – Лен, ты на Новом году в «Элефанте» ничего не заметила? Хотя, что я спрашиваю… - отмахнулась рукой, тихо хихикнув.
- Ле-ра, - угрожающе.
- Он с Наденькой моей уже давно серьезно встречается. – Направила взгляд в мои широко раскрытые глаза. - Кстати!!! Даже предложение сделал. Как раз на Новый год! – тут уже у меня отпала челюсть. А Лерка задорно хохотала.
- Быстро же у них… - еще немного офигевшая, но, постепенно приходя в себя, с трудом сказала я.
- А то ты Наденьку не знаешь?!
- Вот тут ты права. Подожди, а как же ты? Он же в тебя так влюблен был, - почему-то осторожно спросила я, даже видя то, что Леру это совсем не трогает.
- А от меня Гуцул всех ухажеров разогнал, – спокойно, помешивая чай в кружке.
- Что?! Гуцул?! – шок прогрессирует.
- Ага, - так же спокойно, засовывая чайную ложку в рот. А я, как дура, ничего не понимая, в нетерпении подробностей, наблюдаю за каждым ее действием, часто хлопая глазами.
Лера заметила мою реакцию и, борясь с искушением помучить меня неизвестностью, но, все-таки пожалев мои нервы, начала рассказывать:
- Я сама не поняла еще, с чего это началось. Да и он, похоже, тоже. Я с ним как-то и не пересекалась, пока с песней не помогла. Но он тогда по Зеленовой страдал, любил ведь по-настоящему. А когда он узнал о ее свадьбе, пустился во все тяжкие, а точнее, закрутил с Наденькой. Они у меня тут под боком свои страстные ночи проводили, - Лерка хмыкнула, - он на глазах менялся. Стал жестким каким-то, грубым, срывался без причины. Я ему тут тоже мозги вправляла на счет Наденьки. А потом мы со Степновым и Виктором Львовичем придумали, как его увлечь. Вернее, чем его увлечь.
- Со Степновым??? – уже какой раз за вечер дивилась я.
- Да, ты тогда в туре была. А Виктор Михалыч с ним вообще лучшими друзьями стали. Он то единственный, кто знает ситуацию изнутри и прекрасно понимает его, - на этих словах сердце больно кольнуло, - вот они с Шинским и придумали увлечь его музыкой. А я поспособствовала с приглашением на концерт, где мои ребята исполняли его «Весну». А потом он загорелся идеей создать группу. И пошло-поехало.
- А Наденька?
- А про нее он быстро забыл. Да и она не горевала, скоренько на Глеба вешаться начала. Он тогда еще за мной ухаживал, но Гуцул его отвадил. А когда группу набирал, я его уговорила Мишу взять, гитариста. Вот тут кино и началось. Как оказалось, Миша на меня тоже виды имел. Устроили петушиные бои, какие-то свои разборки. Я особо не вникала, но пригрозила им, что такого типа дележку терпеть не буду. Гуцул даже Мишу из группы выгонял. Тогда мне и пришлось с ним серьезно поговорить. – Она замолчала. Но мой интерес уже зашкаливал. Не выдержав и десяти секунд, спросила:
- И что он тебе сказал???
- Ну, сказал-то он мало, - ухмыльнулась весело, от чего и с меня напряжение сошло, -говорил, что я ему нравлюсь, тянет его ко мне, что хочет быть со мной, потом попытался поцеловать… - мои глаза стали еще больше.
- Вот это да… А ты?
- А что я?! – и так она на меня посмотрела, что мне стало стыдно оттого, что не была тогда рядом с ней, она ведь запуталась, ей совет нужен! – Я ему объяснила, что это он так просто пытается забыть Зеленову. Но, с другой стороны, ему надо разобраться в себе. – Опустила голову.
- А ты? – накрыла ее ладонь своей, - Ты к нему что-нибудь чувствуешь?
- Знаешь, Лен, - снова этот взгляд, ищущий поддержки, - до этого разговора я и не задумывалась – как-то я не очень верю мужчинам после Стаса. И по видимому мне просто льстило то, что за мной ухаживают, но серьезных отношений, да и вообще ничего кроме дружбы я с ними иметь не хотела. Они мне даже оба нравились. Поэтому и приравнивала их права, не выделяла. А после разговора что-то изменилось. Я стала более серьезно относиться к Гуцулу. А когда на празднике в школе мне Миша признался в своих чувствах, я совершенно спокойно сказала ему, что я его люблю, но только как друга. Не больше. И когда зашел Гуцул, мое сердечко заколотилось быстрее, - ее взгляд стал теплее, даже с искорками радости. Вот теперь я все поняла.
- А сейчас как? В кафе вы весьма неоднозначно смотрели друг на друга, - хитро улыбнулась, давая понять, что теперь секретов не потерплю. Лерка рассмеялась, ведь скрывать от меня ничего она и не собиралась.
- Мы Новый год встречали вместе.
- Знакомо… - в сторону.
- Нет, все не совсем так. Он шел на работу в кафе, почти в полночь. И забежал к нам поздравить – все равно по пути. А папа с Зоей Семеновной уговорили остаться на куранты. Игорь позвонил Шинскому, и тот был не против. Поэтому, я и сказала, что Новый Год мы встретили вместе, - снова ее улыбка. Такая умиротворенная…
- А я в кафе кое-что подглядела… - хитрющее посмотрела я на почти смущенную подругу.
- Ну, Кулемина… - разоблачено рассмеялась Новикова.
- Вы же целовались!!!
- Это был первый наш осознанный поцелуй! И ты стала его свидетелем! А что со свидетелями делают??? – угрожающе.
- С теми, что в ЗАГСе???
- Э, притормози, подруга! Мы решили не спешить с серьезными отношениями, а о ЗАГСе и речи пока быть не может. Пусть все развивается постепенно.
- Это правильно. Вы только ошибок наших не повторяйте.
- В смысле?
- Вы сейчас находитесь в том же положении, что и мы с Витей недавно. Ты учительница, а у него группа. И, как я посмотрю, неплохо поднимающаяся. Скоро начнутся гастроли, фанаты. Вы к этому готовы???
- Дам, как-то об этом я не подумала, - грустно сказала Лера, но тут же встрепенулась, - но я же знаю позицию Степнова на тот момент, и всю вашу ситуацию в принципе, поэтому, думаю, справимся. А ты мне, если что, подскажешь. Ты же у нас вон теперь какая мудрая стала, - мало, кто вот так с гордостью может восхищаться подругой. Лерка…
- Конечно, подруга, можешь на меня положиться!!!
Домой я возвращалась морально удовлетворенным человеком. У меня, казалось бы, есть все: любимый и любящий мужчина, лучше которого и быть не может, подруга, с которой полное единение душ и мыслей, остальные мелочи жизни, типа жилплощади, материального блага, профессия… Хорошая профессия, и мне по плечу… Но не по душе. Вот в чем загвоздка. Сейчас это оставалось последней ступенью к моему абсолютному счастью. Поэтому, придя домой, я снова принялась за поиски, обратившись ко всезнающему Интернету.
Не успела я просмотреть и пары ссылок, как мой телефон разразился знакомой сердцу мелодией.
- Алё, - с замиранием сердца ждала такого родного голоса.
- Леночка, любимая, - собеседник тоже видимо получал удовольствие от желанных звуков голоса.
- Витя… - удовлетворенно, - вы уже приехали? Устроились?
- Да, вещи разбираю. Не знаю, получиться ли еще сегодня позвонить, потому как наши обалдуи уже суетятся во всю, думаю, скоро я ощущу все прелести заезда.
- Ну, а как ты хотел. Они же не роботы, и возраст у них самый озорной. И я думаю, они осознают, что завтра у них начнутся трудовые будни.
- Да я все это понимаю, и запрещать не собираюсь, хотя очень хочется, просто смотреть за ними придется не отвлекаясь. Да и нас с Викторией всего лишь двое, а их…
- Степнов, я тебя не узнаю!!! И давно ты стал перед трудностями пасовать?!
- Кулемина, осторожней на поворотах, - голос стал стальным, указывая мне мое место женщины, - я не пасую, просто объясняю тебе, почему не смогу позвонить, чтобы ты там себе ничего не придумала.
- Степнов, - в тон ему ответила я, - я себе уже давно ничего не придумываю. И не придумаю, если ты повода не дашь.
- Не дам, - уже спокойнее, но все также твердо.
- Значит, конфликт исчерпан, - не давая слабинки.
- Вот и отлично, - твердо, - А как твои дела? – уже обыкновенно, даже заботливо, - Чем занималась?
- А я, как тебя проводила, к Лерке зашла. Чаи с ней погоняли, потрепались так душевненько! - Переполняемая положительными эмоциями проговорила я, окончательно развеяв дух недавнего конфликта. – Я тут узнала, что у них с Гуцулом уже не дружба.
- Я почему-то не удивляюсь. – Как-то слишком спокойно.
- Ты знал?! – не скрывая возмущения, удивилась я.
- Нет, видел. Вернее, наблюдал.
- Ах, да, ты же в кафе работал.
- Ага, с Гуцулом в паре. Кое-что он рассказывал, кое-чему я был свидетелем, а кое в чем я и сам разбираюсь.
- И в чем это ты разбираешься???
- В чувствах, милая, в чувствах. – Ехидно так.
- Да, по части чувственности ты у меня мастер… - провокация.
- Лена… - грозно.
- Все, больше не буду. – И правда, не стоит, а то сама не засну.
- Чем заниматься собираешься? – тихо, чувствуется грусть в голосе.
- Не знаю, - грустно, - хотела в Интернете полазить, но что-то уже не хочется. Приму ванну и почитаю что-нибудь – завтра в десять консультация.
- Правильный распорядок, одобряю, - бодренько сказал Витя, не желая провоцировать меня на грустные мысли.
- А я твой нет, но смириться видимо придется. Радует одно, что ты у меня будешь в трезвом уме.
- Тут без вариантов. – На том конце телефона послышался его громкий смех. – Кстати, о трезвости… мне пора, Лен, а то потом ситуация будет не поправима.
- Да, конечно, - грустно.
- Лен, ну не грусти, малыш, мне и так не легко здесь, без тебя, зная, что ты там одна, да еще и в то время, когда тебе необходима поддержка, - я даже слышала, как сердце его сжалось.
- Да, все нормально, Вить. И я здесь не одна, у меня знаешь какая подруга! Все будет хорошо, не переживай, – подбодряю, ему тоже киснуть нельзя.
- Обещаешь?
- Обещаю!
- Я люблю тебя…
- И я тебя…
Через секунду стало как-то грустно и одиноко, когда слух стали резать короткие гудки. Уже даже в ванну не хотелось. Свернулась калачиком, обнимая подушку, и погрузилась в собственные мысли, наполненные только ИМ. Так и уснула.
Проснулась рано, в шесть часов. Дам, в одежде спать не удобно. Скинула этот жуткий панцирь и отправилась в ванну. Пока ванна заполнялась, нашла свой телефон. Смска. От него.
«Спокойной ночи, любимая. Я ужасно по тебе скучаю»
Тепло от испытываемой нежности разлилось по телу. День начинается хорошо. У меня. Пусть и у него начнется также. Набрала смску с пожеланием доброго утра. Перечитала и отправила. Стало еще лучше.
Хоть и подъем был ранним, но из дома я выбегала, боясь опоздать. После консультации включила телефон, который сразу же оповестил о входящем смс. От него. Сердце радостно забилось.
«Доброе утро, моя хорошая. Я смотрю, тебе там без меня не спиться. Я Виктории передал твой плеер, зайди сегодня забери. Мне он ни к чему – я зарядку забыл. Они к трем должны приехать на спорткомплекс. Целую, любимая. Освобожусь, позвоню»
Быстро набрала ответ и направилась домой. Надо было подготовиться к Леркиному приходу.
Дома определилась с блюдом – сегодня решено запекать рыбу. Проверила наличие в холодильнике ингредиентов. Все почти есть, только зелень свежую купить надо. Ну, это мы с Лерой осилим. Туда-сюда, и уже пора бежать на спорткомплекс.
Там мне сообщили, что команда еще не приехала. Решила подождать – время-то есть. Стоя у гардероба, краем уха уловила знакомый заводной мотивчик. Как мышь на сыр, двинулась на звуки музыки. Знакомый кабинет, детские голоса. Заглянула. Детки хаотично бегали по залу, выполняя произвольные па. Занятие еще не начиналось.
- Девушка, вы что-то хотели? – Где-то сзади.
Я от неожиданности дернулась, а, повернувшись, наткнулась на милую улыбку девушки-тренера.
- Да нет, я вообще-то Викторию жду, - растеряно.
- Викторию? Они задерживаются, но уже скоро будут, - все так же улыбаясь.
- Спасибо, - наконец-то и я изобразила подобие улыбки, - я пойду.
- Простите, а Вы случайно не Лена? – неожиданно спросила она.
- Лена… - удивилась я.
- Девушка Виктора?
- Степнова…
- Может, Вы тогда Вику у меня в классе подождете, она сюда сразу зайдет – по дочке соскучилась. И Вам не скучно будет. Они у меня, знаете, какие озорные, но дисциплинированные, - доброжелательно так.
- А можно? – с детской надеждой во взгляде.
- Вам – можно. – Она все поняла.
Пропустила меня вперед и усадила на лавку, откуда мне было очень удобно за всем этим наблюдать. Сначала я просто с интересом смотрела, как эти маленькие бесенята, еще недавно мелькавшие перед глазами, бегая друг за другом, выстроились в ровные ряды и принялись выполнять упражнения, послушно внемля каждому слову тренера. Потом с физических упражнений они перешли на танцевальные движения, в связи со сменой музыкальной композиции. Вот тут мой интерес сменился азартом, и я начала ерзать на лавке, дергаясь в такт музыке, пытаясь сидя повторять движения. Вы не представляете, насколько это увлекательно! И эта их детская непосредственность… Они ведь приходят сюда не килограммы лишние скидывать, для них это тот же самый спорт, только в начальной его стадии. Подготовка, так сказать, организма для покорения спортивных вершин. Но больше всего привлекает их искренность, открытость, присущая только им, детям, которых еще не испортил наш взрослый мир со своими проблемами и заботами. Они настоящие. У них даже восприятие особенное. Наивное, что ли. И именно этим оно цепляет. Я определенно люблю детей!
- Лена, а Вы не хотите присоединиться к нам? – ворвался в мои мысли тонкий голосок тренера.
- Я?! – нет, блин, тут еще Лен рядом с тобой на скамейке полно.
- Иди к нам, - помахала ручкой маленькая светленькая девочка с голубыми-голубыми глазами. Ну, как тут откажешь?! Я тоже себе такую голубоглазку хочу!!!
Семеня, пристроилась в круг, оглядывая всех участников танца.
- Повторяй за мной, - с важным видом мастера дела сказал мне темненький мальчик с большими карими глазами, стоящий по другую руку от меня.
- Это Игорь, местный ловелас, - махнула пухленькой ручкой блондинистая голубоглазка, - он у нас тут уже почти со всеми девочками целовался. Но я ему не далась, я с Витей дружу. Он мой жених.
- Понятно, - проговорила я, делая серьезный вид, но еле сдерживая смех. И откуда они такие слова-то знают?!
А дальше я погрузилась с головой в атмосферу этого праздника жизни. Мы танцевали, даже немного подпевали. Разбивались на пары, делились по половому признаку, когда этого требовала игровая ситуация. Снова возвращались к физическим упражнениям. А в конце все дружно сказали спасибо Елене Сергеевне и Лене, то есть мне. После чего шумной толпой помчались в раздевалку.
- Спасибо Вам, Елена Сергеевна, - переполняемая каким-то неизвестным мне до этого видом радости сказала я.
- Можно просто Лена, я не намного тебя старше.
- Хорошо, - улыбнулась я, слегка смущаясь от упоминания моего возраста.
- А тебя дети любят.
- Мне тоже с ними понравилось! – с восторгом заявила я.
- Я заметила, - добро рассмеялась девушка, веселясь моим реакциям.
- Лена?! – знакомый женский голос. Как не странно, повернулись мы обе.
Это была Виктория. Вся запыхавшаяся, видимо бежала. Быстро поздоровавшись и расцеловавшись с моей тезкой, обратилась ко мне.
- Боялась не застать тебя. Вот, держи, - протянула бархатный мешочек с плеером, - моя зарядка не подошла. – Я лишь кивнула в знак согласия.
- Мамочка!!! – звонкий детский голос эхом разлетелся по классу.
- Леночка, солнышко!
Моя знакомая голубоглазка кинулась на руки к Виктории.
- Мама, а Лена с нами занималась. – Серьезно сказала малышка.
- Да?! – перевела удивленный взгляд с дочери на меня.
- У нее неплохо получается, - со знанием дела заключила она, - вот только движения подучить надо.
Мы с Викторией рассмеялись. И больше не было между нами выдуманного мной конфликта. Леночка поведала нам о своих отношениях с Витей, с которым она сегодня танцевала в паре, а потом он за руку довел ее до раздевалки. Но с ним они еще не целовались. И еще кучу всего интересного, что твориться в ее пока еще беззаботной жизни. Уже на выходе из комплекса, Виктория сказала мне:
- Лен, мне тут Витя сказал, что ты хочешь вернуться в спорт, но пока еще не определилась с назначением.
- Ну, да, - не понимая, к чему она ведет.
- Ты не хочешь пока походить на детский фитнес? Второй тренер на больничном, а Леночке тоже пока тяжело, она у нас совсем недавно. Помощница ей бы не помешала.
- Но я ведь ничего не умею, да и, наверное, навыки какие-нибудь специальные нужны, образование.
- Навыки навыками, и образование, конечно, тоже не лишнее, но с детьми главное найти общий язык, а у тебя, как я поняла, это с первого раза получилось – этому ни в одном институте не научат. С музыкой ты дружишь, да и в спорте наверняка заслуги имеешь.
- У меня разряд по баскетболу.
- Вот и отлично. Этого вполне достаточно для помощника. Это для тренера необходимо педагогическое образование и хотя бы курсы по фитнесу. В идеале физфак пединститута. Ну, и практика не помешает. Так ты согласна?
- Ну, я попробую, - засмущалась я, сжираемая изнутри интересом к новому делу.
- Тогда завтра в это же время. Сменку с собой не забудь.
- Хорошо, - смущенно улыбнулась.
- И еще, Лен, - ее взгляд стал мягче и нежнее, - Виктор тебя очень любит. У тебя нет причин для ревности.
- А я и не ревную, - поспешила оправдаться я.
- Я так и поняла, - подмигнула мне, - до завтра.
- До завтра… - тихо ей вслед, краснея от намека о нашем знакомстве. Быстрый взгляд на часы – половина пятого. – Черт, меня же Лерка ждать будет! – и опрометью бросилась на встречу к подруге.
К воротам родной школы добежала в начале шестого. Не обнаружив там ждущей меня Новиковой, стала уже прикидывать в голове возможные восклицания в мой адрес, причем не самого приятного характера, так как вдобавок ко всему мой телефон оказался разряженным. Присела на лавочку, чтобы отдышаться и обдумать дальнейший план действий, как из-за спины послышался до боли знакомый голос, но почему-то виноватый…
- Ленка, ты давно ждешь? Мне тут задержаться пришлось – надо было девчонкам с песней помочь. У них завтра срок, а песня не клеиться. Мелодия не идет и все. Мотив интересный, а на слова не ложиться…
- Лер, Лер, успокойся, - развеселенная ее оправданиями и осознанием своей невиновности, поспешила утихомирить тороторившую подругу, - я сама только пришла.
- Да? – вмиг успокоившись, перешла к допросу, - А где ты была? – грозно посмотрела на меня, понимая то, что я тоже опоздала. И если бы не ее задержка, то ей бы пришлось ждать меня. А ждать Новикова ох как не любит!
- Пойдем скорее в магазин, я тебе по дороге расскажу, - задорно хохоча, подхватила ее под руку и потянула прочь от школы, - ты еще не забыла, что мы с тобой сегодня кулинарим?
- Не забыла! – хитро прищурилась, - но причину твоего опоздания я бы знать хотела прямо сейчас!
- Лерка… - восторженно, - ты не представляешь, чем я сегодня занималась…
И я ей выложила все, как на духу, захлебываясь эмоциями. Но видели бы вы ее глаза, когда она слушала! Было такое ощущение, что она тоже сейчас была там и видела все то и так, как видела это я.
- Ленка… Я давно не слышала, чтобы ты так о чем-то увлеченно рассказывала! Разве что о Степнове, - хихикнула, - тебе ведь это интересно, да? – осторожно.
- Очень, Лер! Причем, я это только что поняла, когда тебе рассказывала.
- А как ты все будешь успевать? – заботится…
- Ну, сегодня же успела!
- Почти…
- Ну, если бы не Виктория, я бы не опоздала.
- А твоя сессия? Экзамены ведь могут и поздно заканчиваться. – Вот за что люблю Новикову, так за то, что она всегда помнит все нюансы и мелочи, о которых забывать не стоит.
- Ты права, - вмиг озадачившись, но настолько я была пропитана этим своим новым увлечением, что сейчас все трудности казались решаемыми, поэтому и эта проблемка оказалась не такой уж и страшной, - а я буду в первых рядах ходить сдавать! Так что весь экзамен у меня займет не более часа. Я все успею, Лера!
- Ну, тогда удачи тебе, подруга! – искренне радуясь. – Но это будет завтра, а сейчас у нас тоже есть не менее важная миссия. У тебя все готово для твоего кулинарного шедевра?
- Да, нужно только зелень свежую купить.
- Тогда вперед! – сказала Лера, пропуская меня на входе в супермаркет.
Я еще раз по памяти пересказала ей рецепт, после чего она положила в корзину еще пару необходимых по ее мнению ингредиентов.
Весь процесс приготовление происходил шумно, весело, но познавательно. Лера рассказала про особенности запекания рыбы и зачем поливать ее лимонным соком, а так же рассказала секреты ее мамы, как отмыть посуду от запаха рыбы. И еще кучу всяких важных мелочей, именуемых кулинарными хитростями.
Когда до полной готовности блюда осталось совсем чуть-чуть, стали накрывать на стол. Тут тоже Лерка блеснула знанием этикета – все-таки в Англии жила. Зазвонил ее телефон. Гуцул. Она выходить не стала, так как объясняла ему, что не может с ним сейчас встретиться, потому что занята со мной. Но по ее глазам читалось нетерпение увидеть его. Я никогда не была против, поэтому и сказала Лере, чтобы она позвала его к нам.
- Нам же нужен независимый эксперт для дегустации! Пусть только в кондитерскую за десертом зайдет! – и как-то от осознания того, что я сейчас поспособствовала встрече двух влюбленных, не говоря о том, что это мои лучшие друзья, на душе стало тепло и радостно. Радостно за них, и радостно за меня, что они у меня есть.
Дегустация прошла в прямом смысле на ура – умяли все до кусочка! Было действительно вкусно. Но еще и компания сказалась. Я уже давно так не отдыхала в компании близких мне людей. Мы шутили, вспоминали былое, говорили о серьезных вещах, строили планы на будущее. Когда убирали со стола для чаепития по-английски, у меня зазвонил телефон, и я без труда поняла, кто это. Сердечко прыгало внутри как солнечный зайчик.
- Алё, - нетерпеливо.
- Привет, - нежная улыбка.
- Как дела? – вот так просто…
- Хорошо, – ровно, - А у тебя как?
- Вроде даже очень ничего, но когда услышала твой голос, поняла, что мне тебя очень не хватает… - повернула голову, наблюдая, как милуются Лера с Гуцулом.
- Мне тебя тоже, малыш…- грустно. – Я весь день как белка в колесе. Ни свободной минутки. Столько работы! Я раньше и мечтать о таком не мог. --- Полно моральное удовлетворение. А как только распустил всех, так захотелось услышать тебя… - голос стал теплее. - У нас гости?
- Да, Лера с Гуцулом зашли, - снова повернулась на них, - такие они влюбленные! Прям как мы с тобой в первые месяцы…
- Привет им передавай, - улыбнулся. – Я очень рад за Игоря.
- А я за Лерку, она ж уже не верила в искренность чувств, а сейчас как влюбленная школьница!
Хохочет.
- Лен, так она и есть школьница – вы ж только полгода, как ее закончили.
Я и сама расхохоталась от нелепости сравнения.
- Вить… я очень скучаю, - сердце рвется к нему.
- Я тоже, Лен, но надо потерпеть. Ты, кстати, забрала у Виктории плеер?
- Ага.
- Я там тебе на диктофон наговорил кое-чего, тогда перед сном послушаешь. – Улыбается.
- Витя!!! – чуть не завизжала от радости.
- Только перед сном!
- Хорошо.
- Когда зачет?
- Завтра.
- Готова?
- Ага.
- Молодец! – вот что необходимо для удачной сдачи!
- Вить, а я теперь еще и помощник тренера по детскому фитнесу… - Гордо. Жду его реакции.
- Это как? – шок.
- А вот так! – дразнюсь. – Мне сегодня Виктория предложила помочь вашему тренеру, а то ей пока тяжеловато.
- А как сессия? – грозно.
- Я уже все просчитала! Я успеваю! Буду ходить на экзамены первая. – Удовлетворенно.
- Ну, Ленка!!! – гордо. – А ты справишься? – он не сомневается, а провоцирует меня на упорство. Он знает мою спортивную натуру.
- Думаю, да. Я буду очень стараться!
- Ну, вот в этом я не сомневаюсь!
- Вить, я люблю тебя! Особенно за то, что не сомневаешься…
- А я тебя еще больше! За то, что не даешь повода сомневаться… - тепло, очень тепло. – Иди к гостям, а то не удобно.
- Хорошо, - улыбаюсь.
- Не забудь про плеер, - тихо.
- Не забуду. Перед сном…
- Перед сном…
- Целую…
- И я тебя…
И большего счастья не надо.
Вернулась к гостям с блестящими глазами и сердцем, переполненном любовью.
Приняв душ и прочитав последний раз конспекты, достала плеер. Одела большие наушники и нашла нужную запись. Нажала на воспроизведение и закрыла глаза, желая раствориться в его голосе…


Спасибо: 52 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 650
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 47
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.01.10 16:16. Заголовок: Вот и я, вчера до ин..


Вот и я, вчера до интернета не добралась... Не получилось. Поэтому сегодня...


«Привет, любимая. Ты же знаешь, я не умею признаваться в любви, но сейчас, чтобы выразить все мои чувства к тебе простого ЛЮБЛЮ мало. И в двух словах этого тоже не скажешь. Ты стала для меня всем. Вся моя жизнь вертится вокруг тебя. Если тебя вдруг не станет в моей жизни, я просто умру. Зачахну. Сейчас тебя просто нет рядом, а я уже выть готов. Ты вошла в мою жизнь постепенно, неосознанно, а я ворвался в твою ураганом, разрушая все на своем пути, все твои представления о любви и нежных отношениях, уничтожив так необходимую тебе дружбу, лишая поддержки и уверенности. После того, как осознал, что люблю, не просто как лучшую ученицу и девочку-солнышко, а сильно и по-настоящему, жизнь моя стала похожа на круги ада, которые я наворачивал изо дня в день. Сначала мучил себя, а потом и тебя, признавшись в симпатии. Я перестал что-либо понимать. Ты говорила одно, а глаза кричали о другом. И я не знал, как себя с тобой вести. Хотел, чтобы ты стала только моим солнышком, улыбалась только мне. Я был жутким эгоистом только по тому, что любил тебя, как ни кого в жизни. А ты испугалась не только меня, но и своих чувств ко мне. И это стало тупиком. Но я принял это за судьбу. Поэтому, когда ты сказала, что между нами ничего не может быть, я повинился року, уволился из школы и покинул твою жизнь. Пытался забыть тебя, но все тщетно. Только твой дед верил в наше чувство, именно в его взаимность. А потом случайные встречи… Я так боялся сорваться, что насильно задвигал свои чувства в самый дальний угол. Я хотел тебе только счастья. Я даже готов был оберегать тебя на расстоянии, но рассчитывать на взаимность не мог, прикрываясь неправильностью этого чувства. А потом ты сама стала появляться везде, напоминая мне о былом. Ты взрослела, но меня это пугало. Я все еще думал, что это неправильно, я не тот, кто должен быть с тобой. Я не верил, что ты что-то ко мне чувствуешь. И отправным моментом стала история с захватом Липатовых. Ты тогда была так близко… И твое беспокойство за меня… Оно снова вынула мое чувство оттуда, куда я его так упрямо запихивал, и заставило надеяться. Но пока я мог позволить себе только дружбу. Ты стала теплее и приветливее, но я не мог надеяться, просто не разрешал. А дальше все напоминало страшный сон, кошмар, после того, как однажды я снова не сдержался и сказал тебе о своих чувствах, которые к тому времени стали еще сильнее. Но твоя реакция повергла меня в шок. Я запутался. Ты не оттолкнула меня и не отвергла, а просто указала на несуществующие обязательства, в которые я поверил. Я пытался со всем этим разобраться, но это было сложно, так как ничего не было. А когда ты позвонила мне и сказала, что твой дед в больнице, я снова ощутил то чувство нужности тебе, необходимости. Как я мог отказать тебе в поддержке! Ты была такая беззащитная. Поэтому твой напор и испугал меня. Я думал, что так ты просто боишься остаться одна. А ты напирала. По детски, но ставя взрослые цели. Я не узнавал тебя, ты стала не моей Ленкой, и в этом я винил себя. Но отказаться от тебя не мог, хоть и осознавал, что это все не правильно, не так это должно быть. Но донести до тебя это я не смог… Ты терзала меня своими провокациями, резала по живому. А те твои слова про то, что у вас с Гуцулом все было… Я не знал, чему верить… И снова рок – меня возвращают в школу. Я так этого хотел, но и представить себе не мог того, чем это обернулось. Я просто умирал заживо. Все твои выходки и провокации доводили меня до истерики, убеждая в том, что нам нельзя быть вместе. Я терзал сам себя, изводя окружающих. А Светочка… Я понимал, что это глупо, но другого выхода не видел. Хотя и это на выход слабо тянуло. Я просто уперся, отгородился ото всех и вся. Я ничего и слышать не хотел – жил своей полоумной идеей. А когда прозрел, пути назад не было. Ты представляешь, я – взрослый мужик, так считал! Смешно, неправда ли?.. Но самым моим глупым оправданием было это мое слово. Как оказалось, оно и не нужно было никому. Это уже давно не аргумент. На вашем экзамене с Гуцулом я понял, что обречен. Ты такая веселая была, радовалась жизни. А мне и радоваться нечему было, потому что жизни без тебя у меня не было бы… Мне осталось только пожелать тебе счастья. Что я и сделал. Не поверишь, но я ужасно боялся вашего выпускного. Тогда я в последний раз мог видеть тебя, твои глаза… твою улыбку. Слышать твой голос… Меня разрывало изнутри. Я понимал, что это последний шанс все изменить, но решиться не мог. Я просто не верил в возможность быть вместе. Но эта твоя песня… Я только тогда понял ее смысл, потому что ты пела ее мне. Сердце надорвалось, но я не смог… Зато ты смогла. Маленькая, неопытная, но такая решительная и упертая девочка смогла. И я ведь до последнего не верил… Не верил своим ушам. Поэтому и не смог тебе ответить на твой вопрос. А когда ты сорвалась с места и ушла, я понял, что судьба просто настаивает, тычет меня носом в то, что уже давно стало очевидным. И я тебя догнал, не желая отпускать больше никогда. И я ведь так и сделал. Я приковал тебя к себе на эти два месяца, запер в золотой клетке. И в этом была моя ошибка. Я просто наслаждался тем, что есть, совершенно не задумываясь о будущем. Все произошло слишком быстро. Как говориться, все и сразу. Первый поцелуй, первая ночь… Потом мы стали жить вместе. Ты получала то, что хотела, без ограничений, а я не мог поверить своему счастью. Я был слеп, потому что был влюблен как юнец. Я потакал всем твоим прихотям, но в тоже время ограничивал твою свободу. Я хотел быть с тобой всегда и везде. А когда началась твоя учеба, я и не заметил, как все стало не так. Что-то изменилось, но вот что, я не мог понять, потому как был собственником. Любил тебя до безумия. А потом появился Вася. И тут меня как ледяной водой из ушата… Лен, я все видел и все понимал, но сначала не хотел в это верить, а потом… вспомнил о твоем возрасте и о твоем опыте, который заключался в Гуцуле и мне. Я показал тебе все прелести секса, не задумываясь о том, что ты захочешь попробовать его еще с кем-то. Но рад, что ты этого не сделала… Да, дело даже не в сексе! Дело в отношениях… Я хотел, как лучше, но, не спрашивая тебя, а лучше ли так? Я был уверен, что я знаю, как лучше для тебя, забывая о том, что ты – человек творческий, что ты живая, в конце концов!!! Но остановить рушащийся мир я был уже не в силах… Только когда ты ушла к Лере и я впервые за столько времени оказался длинной ночью без тебя, я как будто прозрел в кромешной тьме. Я понял, что где-то ошибся, но вот только где?.. И я прожил каждый момент НАШЕЙ жизни заново, только теперь как бы наблюдая со стороны и анализируя. Тогда я много понял и уяснил для себя. Я стал другим. Решил начать все с чистого листа… Где-то мне приходилось наступать себе на горло, где-то терпеть, где-то быть мягким, а где-то жестким, но самым тяжелым было работать с тобой… Ты же у меня как самый дорогой алмаз, дикий, своенравный, но в тоже время хрупкий, требующий максимально аккуратной огранки. Я сначала испугался. Думал, что не справлюсь. Сорвусь. Но ты оказалась податливой глиной. Ты пошла навстречу. И это придало мне уверенности и напористости. Я решил, что не отступлю от намеченной цели. И ты стала меняться на глазах. Мне даже показалось, что ты сама этого хочешь. Эти почти полгода стали для нас с тобой экзаменом с предварительной подготовкой. Мы вновь познавали уже знакомые нам вещи, мы детально разбирали какие-то вопросы, но самое главное, мы познали истину, в которой заключается основа отношений, настоящих отношений - доверие. Мы вывели их на новый уровень. Мы!!! И вот сейчас я абсолютно счастлив. Находясь вынуждено вдали, я понял, что больше никогда не смогу без тебя. Ты – мой кислород… Лен, выходи за меня?..»
… Контрольный в голову… Сердце застряло в горле, а слезы хлынули новым потоком из все еще закрытых глаз.
Я не могла сообразить, что мне делать: хватать телефон и кричать в трубку, что я согласна, или сорваться и поехать к нему, чтобы сказать это в глаза.
Еще немного полежав, восстанавливая душевное равновесие, дотянулась до телефона и набрала короткое смс: «Я люблю тебя». А потом отослала еще одно всего лишь с одним словом. И настал мир во всем мире.
Эта исповедь стала для меня откровением немого, потому как Вите трудно выражать свои чувства словами, ему проще сделать это же действиями. Прослушав всего один раз, я знала ее наизусть. Каждое слово, каждую эмоцию, каждую нотку его голоса… Но я ее спрятала туда же, глубоко-глубоко, откуда достал ее Витя. Решила, что возвращаться к этому и обсуждать мы не будем. В ней был всего лишь один вопрос, и я на него ответила. А остальное… слишком личное и сокровенное, пусть таким и останется.
Утром я встала совсем другим человеком. Как будто окрыленным. Все у меня получалось, все спорилось. Первый зачет я сдала на ура, как и первый экзамен. Второй зачет, а заочно и экзамен, я получила автоматом. Поэтому мне остался лишь коллективный практикум, то есть песня группы «Ранетки». Но с этим проблем никогда не было. С Лерой на пару мы освоили кучу рецептов полезной и здоровой пищи, а мой эксперимент с детским фитнесом оказался более чем удачным. Я быстро переняла необходимые знания и так увлеклась, что это стало моим делом жизни. Я получала колоссальное удовольствие. Многие из заслуженных спортсменов комплекса сказали, что это мое призвание, но мне для полной уверенности не хватало мнения только одного, самого главного спортсмена моей жизни.
После очередной тренировки, Виктория обмолвилась, что надо как-то передать Вите на базу пакет с документами по командировке. Но пока не с кем.
- Вик, а давай я ему отвезу! – вспыхнула я.
- А как же твоя сессия? – хитро покосилась на меня, понимая истинную причину моего порыва.
- У меня завтра в двенадцать сдача практикума и я свободна, - от осознания реальной возможности я только что не прыгала, чего не могу сказать о своем сердце.
- Соскучилась? – хитрость сменилась искренностью и пониманием.
- Очень…
- Тогда пойдем, я тебе отдам конверт и все расскажу – сделаем Вите сюрприз.
Домой я летела. У Лерки сегодня был факультатив, поэтому кулинарного урока не предвиделось. Вследствие чего весь вечер я решила посвятить подготовке к предстоящей поездке. Как примерная жена, первым делом решила побаловать своего мужчину домашней пищей. Поэтому быстро нафаршировала перец и поставила его тушиться. Свежие овощи было запланировано взять утром. Покидав в сумку самое необходимое, так так до конца командировки осталось всего три дня, решила уделить время и себе. Навести красоту, так сказать.
К десяти вечера я была в полной боевой готовности. Вот только выезжать надо было в четыре часа следующего дня… Лежа в кровати, представляла нашу встречу, Витино удивление. Расчет должен быть точным: в семь, начале восьмого я на месте, там меня встретит директор школы олимпийского резерва по игровым видам спорта, где и располагалась тренировочная база. Он меня провожает в комнату к Степнову, о чем с ним договорилась Виктория, и я во всей красе жду его с работы. Картинки представлялись самые разнообразные. Спать совсем не хотелось, но надо – сдача практикума требовала сосредоточенности, чего можно было достичь, только основательно отдохнув. Долго проворочавшись, я все-таки уснула.
К моему удивлению, я выспалась. Проделав все привычные утренние процедуры, быстро сходила в магазин, чтобы купить свежих овощей, фруктов и сыра. Вернувшись, аккуратно сложила в заранее приготовленную сумку. Еще раз проверила ее укомплектованность, закинула на плечо и вышла из дома.
На сдаче наше выступление по списку было примерно в середине, но по моим расчетам я по любому успевала на автобус. И все-таки перестраховаться не помешало бы. Нашла старосту, предупредила об автомате по последнему экзамену, сообщив, что Алехина передаст ей мою зачетку. А так же узнала, что за практикум оценки объявляют сразу. Облегченно вздохнув, направилась к своему коллективу, чтобы настроиться на нужный лад.
Как и предполагалось, нервничали все, кроме меня. Поэтому я не стала предупреждать о том, что после сдачи сразу уеду. Решила сделать это потом, чтобы больше не нервировать.
В экзаменационной комиссии сидел Романовский и пара преподавателей музыкального класса нашей школы. Настраивая бас, я про себя усмехнулась, что в следующий раз место одного из них может занять Лерка. Моя Лерка! Вернее, Новикова Валерия Андреевна, педагог по вокалу.
Так как оценивали коллектив, оценка была одна на всех. И естественно, самая высокая. Но Юрий Аркадьевич отметил мою непосредственность. Эх, Юрий Аркадьевич, знали бы Вы…
Выйдя счастливыми из актового зала, я поспешила сообщить Ранеткам, что уезжаю и не смогу пойти с ними в кафе. Они меня немного поуговаривали, но, поняв, что я не сломлюсь, отпустили, взяв с меня обещание, обязательно присутствовать на коллективном сабантуе по поводу сдачи сессии. Я согласилась, ведь последний экзамен совпадал с нашим возвращением.
И вот я на месте. Поселок Серебряные Пруды Московской области. Загородом я была всего несколько раз и в основном в дачных поселках, поэтому и представить не могла, что райцентр в области может отличаться от города всего лишь высотой домой, отсутствием круглосуточных магазинов и невероятной белизной снега. Всего остального хватало вполне: и людей, и машин, и магазинов. Только все было проще и спокойнее. И честно скажу вам, мне даже понравилось.
Приятный мужчина лет сорока пяти встретил меня на автовокзале и доставил на базу, проводив в комнату Степнова. У него была небольшая, но вполне уютная комната со своим санузлом. Две кровати, письменный стол, шкаф, кресло, холодильник с микроволновкой и даже телевизор. Заглянула в шкаф. Его. Все вещи аккуратно сложены. Не удержалась, и положила рядом свои. Остальное содержимое сумки предназначалось для холодильника. Открыла и ахнула – кроме молока и кефира там ничего не было. Заняла пустые полки привезенной провизией, мысленно ругая Степнова.
Кровати стояли по отдельности, у противоположных стенок, что меня сначала порадовало, а потом смутило – я не смогу спать с ним на разных кроватях. Поэтому, следующим моим решением было немного переставить мебель. Стол из центра от окна переместился к одной из стенок, у которой стоял шкаф, а сдвинутые кровати заняли почетное место по центру. Расправила покрывало. Оглядела все хозяйским глазом – очень даже ничего, почти по-домашнему. Не хватает только самого хозяина и горячего ужина на столе. Села в кресло и уставилась в телевизор, нетерпеливо переключая каналы. Тихо открылась дверь, и в проеме показался Витя. Немного уставший и замученный, но все такой же родной и любимый. Быстро окинул комнату взглядом, взглянул на меня, а потом извинился и вышел. Я и сказать ничего не успела. Но через секунду дверь снова открылась. Витя смотрел только на меня, не замечая ничего вокруг. Мое сердце грохотало в груди. Я встала с кресла и отложила пульт. Витя вмиг сократил расстояние между нами и заключил меня в объятия, которых мне так не хватало все это время. А я пережила целый калейдоскоп эмоций.
- Ленка… - тихий шепот в ухо.
- Ага, - довольно улыбаясь.
- А я думал, что дверью ошибся и у меня галлюцинации. Но слишком желанные галлюцинации, - отстранился, и, взяв мое лицо еще в холодные ладони, но, согревая одним взглядом, сказал, - поэтому и вернулся, решил убедиться в натуральности.
- Я очень соскучилась…
А дальше только его губы и сильные мужские объятия. Как же я скучала…Милый мой, хороший. Люблю.
- Степнов, а что это с твоим холодильником? – с трудом оторвавшись от него, задала волнующий меня вопрос.
- А что с ним? – непонимающе.
- Витя!!! Он пустой! – возмущенно. – Ты тут вообще ешь?
- А! Вот ты про что! – рассмеялся. – Не переживай, нас тут отлично кормят. В соседнем кафе, рядом со спорткомплексом. Кстати, если поторопимся, то успеем на ужин. Там и тебя накормят.
- Ну, уж нет, - выбралась из крепких объятий, - сегодня я тебя буду кормить.
- Вот как?! – удивлен.
- Вот так!!! – передразнила, - Иди в душ, а я пока разогрею.
- Ну, как скажете. – Странно покосился на меня и скрылся за дверью ванной.
Уже после ужина, лежа на приличных размеров кровати и смотря какой-то фильм, я вспомнила про конверт.
- Ну, что? Будем ложиться спать? – глядя на часы, которые показывали уже половину одиннадцатого, спросил Витя.
- Будем, - хитро улыбнулась, - только я сначала в душ. Дашь полотенце?
- Конечно.
Из душа я вышла в пижаме и сразу же нырнула под одеяло, уютно устраиваясь под теплый бочок к любимому мужчине. Как только наши оголенные участки кожи соприкоснулись, надежда на спокойную ночь покончила жизнь самоубийством. Нам хватила всего лишь взгляда…
Нависая надо мной, почти в губы:
- Только, Лен, здесь такая слышимость…
- Все понял, шеф, - сквозь тихий хохот, - я буду стараться.
И я старалась… Очень старалась, с трудом сдерживая желание закричать от удовольствия. Хорошо хоть кровать не скрипела…
А следующие два дня были действительно отдыхом. Пока Витя был на тренировке, я ходила в тренажерку, бассейн, а после мы гуляли по поселку, катались на катке. Степнов всем представлял меня как свою невесту. Я просто парила в облаках. А перед уездом нас пригласили в баню. Настоящую деревенскую баню с веником и валянием в снегу. Вот это было здорово!
Уже сидя в автобусе:
- Лен, у меня отпуск две недели. Я билеты забронировал на вторник, тебе, мне и Петру Никонорычу. Съездим на недельку в Швейцарию, твоих повидаем. Ты только ничего им не говори заранее, я хочу им ответный подарок за часы сделать.
- Витя!!! – кинулась на шею, - Ты у меня самый лучший!!!


Коментов совсем мало, наверное, совсем не интересно. Ну, да ладно...


Спасибо: 53 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 677
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 49
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.01.10 16:57. Заголовок: А вот и я! http://jp..


А вот и я! Спасибо всем, кто ждал, надеялся и верил. Я тут вам продку принесла на ваш суд... Очень волнуюсь...

Сидя в самолете у иллюминатора, наслаждалась видом безграничной свободы, которая захватывала дух. Вот только в жизни моей сейчас все по-другому… Раньше для меня самым главным и наипервейшим условием во всем была свобода. В действиях ли, в решениях ли, в отношениях ли… Но свобода. Полная и неприкосновенная. Зависеть я ни от кого не зависела. Ни учителя, ни дед, ни друзья воздействия на меня ни какого не имели. Да не очень-то и пытались. Да чего уж тут, не за чем было – переходный возраст протекал плавно, без эмоциональных всплесков и зашкаливающего максимализма. А после истории с боями все вообще перестали считать меня ребенком. Лишь только Степнов… Интересно, почему? Может, считал меня беззащитной из-за родителей, вернее, их отсутствия? Дед-сердечник не в счет. А может, это уже тогда была наша с ним духовная сложноорганизованная связь? Во загнула… Но он единственный, кто с первого взгляда мог разглядеть мое действительное настроение. А может поэтому я и чувствовала себя свободной, так как его забота обо мне была незримой. И мне ой как не хотелось, чтобы эту свободу кто-то ограничивал. Но Степнов все-таки попытался, правда, уже на правах собственника. Вот тут-то все и началось. Как будто запоздавший переходный возраст. Я делала все с точностью до наоборот. Причем специально. Иногда мне казалось, что я повышаю свою самооценку, выводя из себя взрослого мужчину. Как будто черти разжигали меня изнутри. Мои поступки стали эмоциональными и неуправляемыми. Это теперь я осознаю, насколько это было жестоко по отношению к нему, как было больно… А тогда я просто защищалась. Ну, как мне это казалось. А на самом деле нападала, целенаправленно причиняя боль. Да я ни одного нашего конфликта, ни одной нашей ссоры не погасила!!! Как упертая дура, шла на пролом, растаптывая и круша все мосты и соломинки. А он терпел… Как мог терпел. Ведь я прекрасно знала его взрывную натуру, его плохо управляемый гнев, и все равно провоцировала. Да так намерено, что если бы он не заметил, я бы сама ему на это указала! Вот зачем мне это надо было?! А Вася ни в чем не ограничивал, даже не пытался. Вот я к нему и потянулась. Удобно ведь. И вот на этом контрасте я и осознала, что на самом деле мне необходимо, чтобы меня ограничивали, чтобы я от кого-то зависела, чтобы кто-то обо мне заботился и принимал за меня решения. Мне нужен мужчина, который бы смог мною управлять. Мне хотелось тупо подчиняться! Я читала, что ко многим, кому свойственны такие перемены в мироощущении, все это приходит гораздо позже, когда они «нагуляются» и вдоволь насытятся этой самой свободой. Но моя сознательная жизнь такого плана началась, видимо, раньше, чем у этих многих. Вот поэтому в свои восемнадцать я и поняла, что такая свобода мне и даром не нужна. Только с ним и за ним. Хотя, может это просто Степнов мой такой. Смог убедить меня в этом. Да даже если и так, что это он меня к этому подвел, а не я сама дошла. Это ведь еще уметь надо так себя преподнести и поставить, чтобы женщина безропотно тебя слушала. Учитывая то, что я его знаю давно, но о том, что он может быть таким, даже и подумать не могла. И это тоже до сих пор является для меня загадкой. Но разгадывать я ее не спешу. У нас еще вся жизнь впереди…
С такими мыслями провалилась в сон.
В аэропорту нас встретил папа, на редкость добродушный и в хорошем расположении духа. Мама с Серегой ждали нас дома. Очень странны мне были и теплые дружеские объятия его и Вити. Нет, он, конечно, после долгой беседы с дедом, одобрил наши отношения, но о том, что мы живем вместе, знала только мама. И когда он только проникся таким уважением к взрослому ухажеру своей маленькой дочери, хоть и совершеннолетней??? Ну, да ладно, с этим я потом разберусь. По отношению ко мне никакого укора не заметила, только безграничная радость.
В машине ехали тоже интересно: мы с дедом сидели сзади и разглядывали мелькающие за окном пейзажи. Картинка завораживала, но я краем глаза все-таки наблюдала за мужчинами, сидящими спереди, то есть папой и Витей, которые вели оживленную и непременно дружескую беседу. Как будто они тысячу лет знакомы!
Машина остановилась у заснеженного двух-уровнего домика, занесенного по самую крышу. Зима в Швейцарии в этом году выдалась снежной, в отличие от московской, что меня откровенно порадовало. Мужчины, те, что по моложе, забрали сумки, а я у деда забрала ноутбук. Дом с улицы мне определенно нравился. Весь верхний этаж был мансардой, но по периметру достаточно большой. Причудливые окошки, декоративные балки контрастировали с основным фоном дома. Большое крыльцо и широкая входная дверь.
В дом я заходила последней. Но это не помешало оказаться в маминых объятиях первой. Встреча была трогательной. Больше всех внимания досталось, конечно, Вите. Все вокруг него прыгали, как будто он самый долгожданный гость. Даже о моих делах спрашивали у него. Вот блин. Сначала меня это слегка обидело, а потом я увлеклась игрой с Сережкой и забыла про это нелепое чувство. У меня еще все впереди. А Витя должен влиться в семью. Хотя… куда уж больше.
Когда все более-менее успокоились, мама увлекла меня на кухню, якобы в помощь, а Серегу оставила на мужчин, которые пошли смотреть дом.
И вот настал момент истины.
- Мама, а что это с папой?! Я думала, он все-таки с Витей осторожничать будет, а тут… Любовь-морковь и все такое… - взгляд у меня был действительно ничего не понимающий. Наверное, поэтому мама и не стала скрывать от меня сию причину.
- Леночка, да ты не переживай, - тихо расхохоталась мама, - тут никакого подвоха нет. Просто когда я казала ему, что вы не просто встречаетесь, а живете вместе, он решил серьезно поговорить с Виктором. Уж не знаю, о чем они там разговаривали, но вернулся он спустя час довольный как слон. Лег на кровать и молча смотрел в потолок, но с очень серьезным видом. Я даже спросить что-либо не решалась. Ты же знаешь, такая смена настроений нашему папе не свойственна. А потом он вдруг произнес: «Какой же мужик этот Виктор! Нашей Ленке очень повезло». А только недавно я узнала, что они периодически созваниваются. Оказывается, твой папа через Виктора узнавал, как у вас с дедом дела, потому как вы всегда все скрываете. А на Виктора, видите ли, можно положиться. И как оказалось не зря. – Мама широко улыбнулась и потрепала меня по волосам, слегка их взъерошив.
- Вот это новости… - наконец отошла от шока я.
- Скажу тебе больше, папа сам Виктору часы выбирал. Меня даже не подпустил.
- Ну, ни фига себе…
- Лена. – Она укоризненно посмотрела на меня.
- Ой, мам, извини, - ну не любит она этого молодежного сленга.
- Давай на стол накрывать, а то мужики, наверное, кушать хотят, - и принялась расставлять посуду.
Я ей тоже помогала, пытаясь запомнить и эти премудрости. Почему-то сервировка стола, именно вот такая основательная, ассоциировалась у меня с большим домом, дружной семьей. Мама рассказывала мне про Сережку, как он растет, что уже умеет делать, а я ей рассказала про своих детей, с которыми я занимаюсь. И вы знаете, мама меня поняла. И естественно одобрила мой интерес, но все равно спросила, что по этому поводу думает Виктор. Ну, тут я с гордостью сообщила ей, что он сказал, что поддержит меня в любом случае. А ввиду того, что он спортсмен, будет мне во всем помогать. Но к моему выбору он не имеет никакого отношения, вернее, он не оказывал на меня влияния и давления. Это только мое решение. Так же я ей рассказала о возможностях и перспективах моего нового занятия, и естественно о плюсах. Ведь я буду работать вместе с Витей. На этот плюс мама коварно улыбнулась.
- Лен, а ты уверена, что ты действительно хочешь работать вместе с ним? Ведь вы тогда двадцать четыре часа в сутки будете вместе. Не боитесь, что надоедите друг другу?
- Мам, да мне и двадцати четырех часов мало, когда я рядом с ним! – непонимающе возразила я.
- Лен, ну, это пока. Люди устают друг от друга. – Вкрадчиво, чтобы не спровоцировать снова моей такой реакции.
- Вот когда устанем, тогда и посмотрим. Мы будем решать проблемы по мере их поступления. – Как-то слишком резко заявила я.
- Это тоже правильно. Но все-таки…
- Мамуль, да все будет хорошо… - подошла, обняла ее нежно-нежно, положила голову на плечо, - мы столько пережили, через столько прошли, что теперь я уже ничего не боюсь, - заглянула ей в глаза, на которых уже наворачивались крупные материнские слезы. – И вообще, у нас не будет возможности часто пересекаться, только в перерывах, которые не факт, что совпадут. Мам, я тоже об этом думала. Но самое главное в этом то, что мы делаем одно дело, у нас общий интерес – чтобы наши воспитанники достигали самых высоких результатов и вели наш спортклуб на вершину пьедестала. Мы ведь не конкуренты. Нас объединяет идея, но не деятельность. И поэтому нам будет о чем поговорить дома за семейным ужином. – Я уже во всю улыбалась.
- Семейным ужином?.. – мама внимательно посмотрела на меня, прищурив один глаз, но не скрывая интригующей и знающей улыбки. – У вас есть планы на будущее???
Я смущенно опустила глаза, но скрыть счастливой улыбки не смогла…
- Ле-на.
- Мам, - подняла голову, - мне Витя предложение сделал…
- И? – уголки ее губ поползли вверх.
- И я согласилась… - тихо ответила я, слегка пораженная реакцией мамы.
- Ну, слава Богу!
- ???
- Лена, твой Витя замечательный! Ты ведь знаешь, с категорией каких людей мы работаем, так что ты зря считаешь нас старомодными и не современными. Просто ты наша дочь, поэтому мы и беспокоимся. Но папа правильно заметил, что на Витю можно положиться. Он взрослый, опытный и мудрый. И эта ваша разница в возрасте… Для тебя это только плюс. Ну, ты понимаешь, о чем я. – На этих словах я залилась краской до кончиков ушей. – Вот ведь как. Я каждый день только это и обсуждаю со своими пациентами, а с дочерью не могу. Лен, ты просто поверь, и с точки зрения физиология, и с точки зрения разума, взрослые мужчины лучше ровесников.
- Мам, он лучший, - все еще смущаясь.
- А что, есть с кем сравнивать? – удивленно, но в тоже время неодобрительно. - Насколько я понимаю, он у тебя первый и… единственный.
- Да, – утвердительно, - просто…
- Девушки, ваши мужчины проголодались. – В дверном проеме показался веселый папа.
- А у нас уже все готово! – так же весело ответила мама. А папа, улыбнувшись, скрылся за дверью.
- Ладно, потом как-нибудь расскажу.
- Обязательно. – Добро, по-матерински, улыбнулась.
Ужин проходил в необычайно домашней обстановке. Ни сколько не праздничной, а совершенно необыкновенной. Каждый говорил о своем, но как об общем. И воспринималось это точно так же. И, действительно, у нас всех было много общего: у Вити с дедом роман; у папы с ним же спорт, ведь, как оказалось, он стал ярым болельщиком команды, которую тренирует Витя; мама выспрашивала у Степнова про меня, так как он еще давно заменил мне ее – контролировал успеваемость в школе, отслеживал успехи группы, ну, и вообще. А всех нас объединяла любовь…
Сидели долго и весело. Сережа уснул, играясь, поэтому мы с мамой пошли его уложить. А когда возвращались, мама показала мне нашу с Витей спальню.
- Лен, вот ваша комната. Кровать я уже застелила, полотенца в комоде, а халаты я положила на кровать. – И она открыла дверь одной из двух комнат мансарды.
И тут моя фантазия зашла в тупик, когда предо мной предстал предел моих мечтаний. Комната была более чем просторной. По центру стояла двуспальная высокая кровать, покрытая бордовым покрывалом, прикроватные тумбочки, комод темного дерева. На стене висела приличных размеров плазма. Но это мелочи, по сравнению с видом, открывающимся из огромного мансардного окна во всю стену, перед которым стояла козетка. Окно с широким подоконником в нашей московской квартире не идет с этим ни в какое сравнение. И еще одно окно было в крыше, почти над самой кроватью.
- Ни фига себе… - не смогла сдержать своего восхищения я. Мама решила опустить замечание, лишь довольно улыбнулась.
- Вещи можете разложить вот здесь, - мама указала на неприметный встроенный шкаф.
- Мам, какая красотища… - подошла к окну.
- Я знала, что тебе понравится. Это твоя комната. Мы с папой до последнего надеялись, что ты приедешь к нам жить.
- Мамулечка! Любимая! - кинулась на шею, желая задушить в объятиях.
- Да все хорошо. – Засмеялась. – Если бы ты сюда приехала, то может не было у тебя сейчас такого Виктора.
- Спасибо, мам.
- Да за что?!
- За понимание. Я так вас с папой люблю.
- Ну, все, - высвобождаясь из моих объятий, успокаивающе поглаживая по спине, - пойдем. А то наши мужчины там совсем без нас соскучатся.
Спустились вниз.
- А вот и наши дамы! – воскликнул дед.
- Мы уже по вам соскучились, - констатировал папа, уже слегка захмелев.
- Я же тебе говорила, - тихо шепнула на ушко мама.
- А я поймала любящий взгляд своего мужчины.
Уселись на места. Витя вдруг взял мою руку и слегка сжал. Я поняла, что он немного нервничает. Вот только в чем причина…
- Никита Петрович, - зафиксировал ожидающий взгляд отца, - Вера Николаевна, - поймал одобрительный мамин, - Петр Никанорыч… - подкрепился поддерживающим деда. - Спасибо вам за такой теплый прием и безграничное доверие. – Повернулся ко мне, чтобы в чем-то убедить и убедиться. - Я очень люблю вашу дочь и внучку, - перевел дыхание, заметно нервничая, - поэтому не буду изобретать велосипед, а просто скажу, что здесь и сейчас я хочу попросить у вас руки Лены…


Вот как-то так... Жду на прежнем месте...

Спасибо: 50 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 744
Настроение: А жизнь-то налаживается!;)))
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 53
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.02.10 22:59. Заголовок: Извините засранку за..


Извините засранку за задержку... Дина, как заказывала!
Отдельная и специальная благодарность моей беточке! Алиска, ты настоящий друг и соратник!



Сказать, что для меня это было неожиданно, ничего не сказать. Так, похоже, я была единственная, которая пребывала слегка в шоковом состоянии от этой новости, потому как на их лицах я удивления не увидела. Мама сдержано улыбалась, чтобы не разрыдаться от счастья, дед уже подпрыгивал на стуле, а папа как будто производил в уме какие-то сложные математические действия. Но было понятно одно – все ждут отмашки папы Никиты. Я обвела всех ошарашенным взглядом и остановилась на Викторе, который сейчас держал меня слегка влажной ладонью за руку, но выжидающе смотрел на главу семейства.
Закончив «вычисления», папа поднял глаза от тарелки, которую сверлил взглядом, обвел всех присутствующих, как бы интересуясь их мнением, но, понимая, что решение принимает он. Все затаили дыхание. Сейчас на папу смотрели четыре пары глаз. Пауза затянулась. Прочтя в наших глазах только согласие и одобрение, сменил строгую маску на добрый взгляд и широкую улыбку.
- Ну, что вы на меня все так смотрите, как будто я тиран какой-то?! – весело встрепенулся папа. - Пап, сходи за шампанским! Будем отмечать это событие! – деду два раза повторять не надо было.
- А я фужеры достану! – взметнулась мама, озаряя все вокруг своей улыбкой.
Витя все еще молча смотрел на отца, сжимая мою руку. А я боялась дышать, все еще ожидая конкретного ответа. Видимо, плохо верила в происходящее.
- Никита Петрович, - робко начал Степнов, - это значит, что вы согласны на наш с Леной брак? – уже более требовательно, но спокойно. В это время мама ставила фужеры, а дед ковырялся с пробкой.
- Пап, давай я, - взял у деда бутылку и стал откупоривать шампанское. – Это значит, совет вам да любовь! – торжественно произнес мой папа и выстрелил пробкой, что отрезвило и нас, выводя из состояния шока. Вот она – эйфория…
Наши взгляды встретились, блеснув новым огоньком манящего будущего. Нежная улыбка и тихое люблю. И снова сердца в унисон…
- Вот только мы не знаем Леночкиного ответа. – Хитро прищурив один глаз, спросил Никита Петрович, разливая шампанское по фужерам.
Я обвела взглядом сидящих за столом родственников, которые с интересом ждали моего ответа, потом посмотрела на Витю, который с такой любовью смотрел на меня, что хотелось кричать на весь мир, как я счастлива. А он нежно улыбнулся и проникновенно, так, что все мои внутренние органы на время прекратили свою работу, сказал:
- Лена, ты выйдешь за меня замуж?
- Да. – Тихо, но без капли сомнений.
И снова глаза в глаза… рука в руке… сердце к сердцу…
- За будущую ячейку общества! – торжественно произнес папа, протягивая фужер с шипучим напитком к центру стола.
Дружно чокнулись и отхлебнули по глотку.
- Горько! – Выдал дед, слегка поморщившись.
На мое удивление, его все поддержали. И даже папа. Но мы решили аккуратно, чтобы ни кого не смутить. Легкое касание мужских губ женских, слегка придерживая за подбородок. Счастливый взгляд в глаза и только губами:
- Люблю…
- И я тебя…
Во время ужина разговаривали обо всем. Сначала обговорили основные моменты нашего совместного будущего: когда свадьба, где жить будем, когда детей планируем. Витя принял удар на себя, я только лишь кивала. Похоже, он знает моего папу лучше меня. Потому как, видимо удовлетворившись ответами, мы снова просто разговаривали.
Когда ужин подошел к концу, папа с Виктором пошли проводить захмелевшего деда до его комнаты, а мы с мамой принялись убирать со стола.
Уложив деда, папа забежал за фужерами под коньяк, сообщив, что они с Витей в гостиной. Им что-то надо обсудить. Мы с мамой понимающе улыбнулись.
- Лен, ты мне рассказать обещала… - осторожно, но заинтересовано спросила мама Вера.
- Про то, с кем я Витю успела сравнить… - горько усмехнулась я. Подняла затравленный взгляд на маму. – Ты действительно хочешь это знать? – меня все еще одолевали сомнения, стоит ли еще кому-то рассказывать о своей глупости. А уж тем более маме.
- Лен, ты – моя дочь. То, что я была далеко в то время, вовсе не означает, что я не хотела участвовать в твоей жизни. Ты думаешь, меня не мучила совесть, что я не с тобой, что не могу уберечь, посоветовать?
- Мам, да не в этом дело! Просто мне тяжело признавать свои ошибки, да и еще такие глупые!
- Ну, этим ты вся в папу Никиту. – Обняла за плечи. Я положила голову к ней на плечо и захныкала.
- Мам, я ведь чуть его не потеряла… - ее ладонь легла мне на макушку и опустилась на загривок.
- Лен, расскажи. Я ведь ничего не знаю.
- Да чего тут рассказывать. Я по собственной глупости чуть не отказалась от счастья. – Закрыла лицо руками и уткнулась в мамину грудь.
- Может вина? – Я согласно закивала.
Вскоре мы уже сидели за столом и потягивали коллекционное французское вино.
- Мы с Витей долго и тяжело шли к полному взаимопониманию. Если бы не дед, который не был против, то мы бы так и не дошли. Глушили все в себе. А дед со своим романом открыл нам глаза. Но и после этого легче не стало. Мам, ты даже представить себе не можешь, что ему вытерпеть пришлось. Я же невыносимая была!
- Лен, - осторожно, - а как вы вообще поняли, что вы не безразличны друг другу?
- Наверное, после боев. Ну, ты знаешь, - мама кивнула. - У меня же парней не было, да и не интересовали они меня, только как члены команды и просто люди. А тут… Толи этот его поступок, толи его забота и ухаживания, когда я лежала побитая. А может и все вместе. Я его увидела совсем в другом свете. Как мужчину, понимаешь. И сама этого испугалась. Поэтому и спрятала далеко и глубоко. До лучших времен. Пока не приревновала его к журналистке. Даже психологу сказала. А на следующий день он сказал, что я ему нравлюсь.
- Так и сказал?
- Так и сказал. И конфеты вручил. А я его прогнала. И сама стала его избегать. А потом он предложить забыть об этом инциденте и вернуть все на свои места. Чтоб как раньше «учитель-ученица». И вот только сейчас поняла, что слова его эти пророческими были, потому что мне даже дружить с ним сложно было. А мне без его дружбы вилы. Как оказалось, он меня тогда уже сильно любил, но ради меня решил просто ждать. А тут к нам новенький пришел. Игорь Гуцулов. Гуцул. Витя нас с ним в пару поставил. А тот за мной ухаживать стал. Но я ему сказала, что мне дружба дороже, чем ТАКИЕ отношения. Он вроде немного угомонился. Но на соревнования поцеловал меня на глазах у Степнова. Что было, я сама не видела, но знаю, что Игорь спровоцировал Витю и тот ударил его. Своего ученика. Я тогда была на грани. Я не знала, кто прав, да, наверное, и знать не хотела. Конечно, скандал, и Витя увольняется по собственному желанию. Напоследок объясняется со мной, и я говорю ему, что я его боюсь, поэтому между нами ничего быть не может. И он ушел. А я начинала жить снова. Без него. Мы вообще не встречались. Только на Новый год он передал мне подарок. И сердце мое вновь отреагировало на его близость. Мам, он как будто часть меня. Но в тот день мне это не помешало принять предложение Гуцула.
- Какое предложение? – слегка испугано. У меня складывалось такое впечатление, что мама с каждым моим словом влюбляется в будущего зятя.
- Стать его девушкой. – Я тихо посмеялась, а мама облегченно вздохнула. – И знаешь, мам, что самое обидное? Что тогда и состоялся мой первый поцелуй. Мне, конечно, понравилось, но я все-таки жалею, что он был не с Витей. И тут меня увлекли эти новые для меня отношения. Но не более. Мне было интересно, но Степнов не выходил из головы. Он к нам приходил инкогнито, чтобы только со мной не встречаться. Но однажды ему это сделать все-таки пришлось, так как он занимался экранизацией их с дедом романа, а по совместительству был еще и исполнителем главной роли. Его не устраивала партнерша и он пришел предложить мне эту роль, так как образ героини писался с меня. Меня долго уговаривали, и я решилась. Пришла на кастинг. Но меня не взяли сразу, так как требовалась совершеннолетняя актриса. Но с этого дня жизнь моя снова перевернулась с ног на голову. Степнов стал все чаще всплывать в памяти, напоминал о себе дома, приходил в школу. А потом меня предали. Друзья и мой парень. – На мамином лице отразилась тревога и боль. На глазах навернулись слезы. – Вот тут у меня глаза и открылись. Я ведь думала, что взрослые мужчины – взрослые отношения, а я к этому не готова была. Вот и решила попробовать со сверстником. А он меня предал ради там какого-то розыгрыша или что-то типа того. И я поняла, что взрослые таких детских безответственных поступков не совершают. Да и Лерка кое-что рассказала. И я снова вспомнила Степнова. В тот момент хотелось именно его поддержки. Но моя гордость…
- И это у тебя тоже от папы.
- Наверное. Короче, я уже неосознанно хотела этих отношений. Но сама придти не могла. И тут я стала верить в случайности. Вернее, в неслучайности. Сначала Витя пришел к нам на физ-ру и поговорил со мной, сообщив, что я всегда могу на него положиться. Потом похищение Липатовых, где он закрыл меня собой от… - Я прервалась, ведь мама не знает об этом ничего. Вот пусть и дальше не знает. Не за чем. – … от падающей балки. И я поняла, насколько он мне дорог. А когда он снова признался мне, но уже в любви… Мам, я думала, умру от счастья! Но все равно претензии предъявила. Хотя, с другой стороны все же не отвергла, а дала надежду. Я тогда думала, что у него отношения с партнершей по площадке. И они мне дружно доказывали потом, что ничего нет и не было. Вот тут мне надо было бы переступить через свою гордость. И я даже смогла, но попала не на то настроение. И он меня не понял. Но помог случай. Правда, не хороший – дед попал в больницу. А кроме, как к Степнову, мне обратиться было не к кому. Тут и оголились мои чувства к нему. И я еще раз убедилась, что без него мне труба. Он мне нужен. И вот здесь начался мой штурм, так как Витя принял мои чувства за беспомощность, и не воспользовался этим. Вот я и взяла все в свои нетерпеливые руки. Напирала, провоцировала, в любви призналась, даже поцеловала. А он твердил, что не так все должно быть. И тогда я сделала большую, но не самую, глупость в своей жизни. Я подумала, что он просто считает меня еще маленькой, ребенком, поэтому и не решается. Вот я и решила подтолкнуть его, соврав, что у меня уже все было. Ну, ты понимаешь, о чем я. А потом его вернули в школу. Не тая обиды, я дерзила ему везде и всегда, а после того, как я это сделала на его уроке, да еще и при всем классе… Он меня выгнал с этого урока. А потом я узнала, что он женится на нашей библиотекарше. Что со мной тогда было… Я даже напилась, представляешь, мам? Я – лучшая спортсменка школы! Правда, кроме Ранеток и Гуцула об этом никто не знал. Игорь привел меня домой и сидел со мной до утра. А утром дед подумал, что я спала со своим бывшим, о чем поспешил сообщить Вите. Вот в этот момент он и решил меня окончательно вычеркнуть из своей жизни. И я его поняла. Но не поняла, зачем он деда обидел. Но с дедом они помирились раньше, чем мы. До выпускного у нас со Степновым была холодная война: он избегал меня, я старалась не встречаться с ним. Мне было очень плохо. Жизнь постепенно теряла смысл. Но я держалась и ничего этого не показывала. И если бы не Гуцул, то я бы не выдержала. Кстати, мы с ним до сих пор дружим. И Витя тоже. Он теперь друг семьи! Дед предложил сдавать физкультуру, и я согласилась. Ну, не зря же я столько лет спорту отдала! Игорь боялся, что Витя его завалит, а он наоборот, закрыл глаза на его ошибку. И перед комиссией отмазал. Короче, поставил он нам по пятерке и дал напутствие перед взрослой жизнью. Пожелал, чтобы мы были счастливы. Мам, для меня мир в тот момент рухнул. Я задержалась, мы остались вдвоем, и он попросил у меня прощения. Я поняла – это конец. Решила, что надо смириться и отпустить. А перед выпускным ко мне пришел Гуцул и сказал, что любит другую. Мам, с меня такой груз свалился. Я даже не стала отрицать, что Степнова люблю. Поэтому, на выпускной я пришла с легким сердцем. И если бы не Полина, девушка Игоря, я бы и ушла с таким же. Но она убедила меня использовать последний шанс и поговорить с ним. Я так и сделала. Вот только говорила я, а он молчал. Последние надежды умерли, ведь он так и не сказал ни слова. И я ушла. Совсем. Но он меня догнал! Взял за руку и, ни слова не говоря, мы ушли с этого праздника. Чтобы просто быть рядом. Потом были два месяца безмерного счастья. И, как ты верно заметила, Витя стал моим первым и единственным.
- Но…
- Да, я помню. Потом в сентябре мы пошли в институт, и мое счастье закончилось. Мне все было интересно, много новых знакомых, репетиции, посиделки. А Витя хотел, чтобы я сидела дома. С ним. Меня это стало не устраивать. А тут у нас появился звуковик. Вася. Стал ко мне интерес проявлять. Он мне казался близким по духу. Меня к нему тянуло. Мне нравились его ухаживания. Мне даже казалось, что я влюбилась. – Подняла глаза на маму и встретилась с ее, наполненными слезами и ужасом. – Но ничего не произошло. Опять же благодаря Вите. Сначала он поговорил с Васей и тот ушел из группы. Я была в бешенстве. Меня это определенно не устраивало. И ни как Лену-Ранетку, а как Лену Кулемину. И я в категорической форме заставила Степнова вернуть Васю в группу. И он вернул. И вот тут меня переклинило. Мам, у меня в голове не укладывалось, что вообще происходит. Мне нравится Вася, а я прошу человека, который любит меня, вернуть того, кто нравится мне. Проще говоря, заставляю Витю устроить мою личную жизнь. Я же тогда хотела отношений с Васей. И ни разу не задумалась, что будет с Витей. Я эгоистка!
- Нет, дочь, это просто юношеский максимализм, - вытирая распухший нос и потоки слез бумажными салфетками, слегка гундося, проговорила мама. - Хотя, он в первую очередь и включает в себя приличную долю эгоизма. Но ты ведь, как я понимаю, с Васей не встречалась?
- Бог отвел. В этот день мы шли с Витей домой, и я спросила, что такого он сказал Васе, что тот вернулся. Я же понимала, что они говорили обо мне. Вот тут все и встало на свои места в моей дурной голове. Он ему сказал, что я для него все, я его кислород. И если не будет меня… - говорить дальше я не могла, к горлу подступил ком, а из глаз хлынули потоком жгучие слезы.
Мама порывисто притянула меня, и мы с ней вместе содрогались в рыданиях.
- Мам, меня так больше никто любить не будет, понимаешь?
- Понимаю. А ты?
- Что я?
- Ты тоже его любишь?
Я уставилась широко раскрытыми глазами на маму, не веря тому, что она вообще могла так подумать.
- Мам, да ты что! Я ж без него просто умру! Он для меня все… - тихо.
- Вот теперь я уверена на сто процентов, что моя дочь – самая счастливая на свете. – Ее глаза все еще блестели от слез, но лицо озарила улыбка. Фирменная Кулеминская улыбка.
- Мамка… - я бросилась на шею к человеку, который за эти несколько часов стал настолько близким, каким не был за всю мою жизнь. – Мамулечка…
- Ну, все, давай, успокаивайся, иди, умойся, а я пока тебе отварчик сделаю, чтобы мужчины и не подумали, что мы с тобой тут всемирный потоп устроили.
- Спасибо тебе, мам. Ты у меня самая лучшая в мире мама.
Вернулась я через несколько минут. Мама уже разлила по чашкам успокаивающего снадобья, а в блюдце лежали ватные тампоны, чтобы снять красноту и припухлость с глаз. Помогло моментально.
- Мам, а ты правда думала, что я не люблю Виктора? – осторожно спросила я, боясь разрушить только что появившееся понимание.
- Знаешь, Лен, - она аккуратно улыбнулась, - когда я узнала, что моя дочь, хоть и совершеннолетняя, но все же еще маленькая, вступила во взрослую жизнь, да и еще со взрослым мужчиной, меня это как мать насторожило. Но препятствовать и поучать я не смела, так как я не участвовала в твоей жизни, в твоем становлении. А Петр Никанорович распинался, что вы созданы друг для друга. Но я должна была это, как минимум, услышать от тебя, а в лучшем случае увидеть. И сейчас я благодарна Виктору, что он вас сюда привез. Лен, вашу любовь видно издалека и невооруженным взглядом. Вы действительно созданы друг для друга. А твой Витя просто замечательный. И поверь мне, как женщине, если ты сама не спровоцируешь, он тебя никогда не обидит. Леночка, дочка моя, ты уже извлекла урок из своих ошибок и сделала выводы. Положись на Витю, он тебе всегда поможет. Ну, и не забывай про нас с папой, мы в любом случае всегда будем на твоей стороне. Ты только не руби с плеча.
- Я поняла. – Благодарно улыбнулась, допивая содержимое кружки. – Мам, я, наверное, пойду. А то перелет, эмоции…
- Да, иди, конечно.
- Спокойной ночи, мам…
- Спокойной ночи, дочь…
- Ты тогда Витю проводи до комнаты, а то мне не хочется их с папой прерывать.
- Хорошо.
Я уже выходила из кухни, когда меня окрикнула мама.
- Лен, в душевой за зеркалом аптечка. Там все есть.
- Спасибо.
Взяла халат с кровати и поплелась в душ. Сейчас мне нужна была эта панацея. Полазила по отсекам шкафчика и наткнулась на аптечку. Хм, действительно все есть. Среди лекарств, бинтов и пластырей красовалась коробочка с резиновой контрацепцией. Мама…
Скинула шмотки горкой и залезла в душевую кабинку. Открыла воду и включила радио. Из динамиков лилась какая-то лиричная музыка. Воспоминания снова накрыли с головой. Господи, какая же я была дура! Ну, откуда взялся этот Вася?! Вот ведь беспардонный! Знал, что у меня есть Витя, и все равно подбивал ко мне клинья! А я и уши развесила. Господи, спасибо тебе за Витю! За его мудрость и понимание. Ведь если бы не он…
Слезы снова подступили, застилая глаза. Я включила верхний душ и опустилась на дно, подняв голову к потокам воды. Закрыла глаза и сидела, смывая таким образом горькие воспоминания. Кабинка наполнилась душистым паром и приятными звуками. Воспоминания отступили. Тело расслабилось и обмякло.
- Лен, а ты чего тут сидишь? Тебе плохо? – встревоженный голос любимого мужчины ворвался в затуманенный выдержанным вином мозг.
- Нет, я медитирую, - видимо от горячего пара меня здесь и разморило. Встала со дна и принялась намыливаться, не обращая внимания на открытые створки кабины.
Почувствовала, что поток прохладного воздуха прекратился, кабинка снова заполнилась обжигающим паром. Витя, видимо, закрыл створки. Не успела об этом подумать, как предмет моих мыслей материализовался из пара, прижимаясь со спины ко мне всем телом и хвастаясь своим возбуждением. Его руки, едва сойдясь на животе, разошлись – одна поползла вверх, к груди, а вторая скользнула вниз к самой сердцевине. Больше ему делать ничего не пришлось.
- Степнов, ты сумасшедший… - выдохнула я, поглощенная терпким желанием.
- И таким делаешь меня ты… - эротично, прямо в ухо, слегка прикусив мочку.
Секунда и он во мне. Мягко, плавно, аккуратно. До конца. Моя женская сущность наполнялась им, посылая импульсы удовольствия в каждую клетку. Руки обводили контуры тела, заставляя выгибаться в нужной ему траектории. Он меня как будто ваял. Замкнутое пространство создавало ощущение вакуума. Вакуума, заполненного нами. Стенки кабинки и шум воды глушили плохо сдерживаемые стоны, предвещавшие мой финал. И когда оргазм уже подступал к горлу, его горячий шепот обжег ухо:
- Ты только моя. Навсегда. – И мощным толчком отправил меня в нирвану, крепко прижимая к себе.
Выйдя из душа в одинаковых халатах, рухнули на кровать и провалились в сладкий сон. Столько алкоголя наши спортивные организмы еще не видели…


Девочки, не ленимся, еще чуть-чуть осталось.

Спасибо: 53 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 820
Настроение: А жизнь-то налаживается!;)))
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 60
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.10 22:07. Заголовок: Вот и подошла к конц..


Вот и подошла к концу и эта история. Скажу честно, очень тяжело ставить точку. Это была моя отдушина, моя вторая жизнь. Счастливая и беззаботная. Но все хорошее всегда заканчивается. Надеюсь, не разочарую концовкой. Спасибо всем, кто был со мной на протяжении этой эппопеи, как говориться, и радости и в горести, спасибо за поддержку и искреннюю радость. Всем кто ждал, пинал и правил. Приятного прочтения.


Утро началось ближе к обеду. Нас никто не трогал, да и планов у нас не было. Поэтому, проснувшись, мы просто валялись в кровати, смотря по телевизору семейную комедию.
- Ну, что? Может, все-таки спустимся вниз? – спросил Степнов, когда пошли титры.
- С кровати-то? – пошутила я.
- Нет, с этажа! – грамотно парировал он.
- Думаешь, стоит? Тут так хорошо… - сладко потянулась в его объятиях.
- Лен, мне как-то неудобно… - смущаясь.
- Ах, ну да, я и забыла, ты же у нас теперь новоиспеченный зять! Тебе сейчас надо зарекомендовать себя с положительной стороны, как хорошего семьянина, а не сексуального террориста. – Не дожидаясь его реакции, соскочила с кровати и, схватив халат, заявила, еле сдерживая смех:
- Я первая в душ!
- Кулемина! – прорычал возмущенно.
- Пока еще Кулемина! – подмигнула, широко улыбаясь, и скрылась за дверью. Но я слышала, как он хохотал.
Спустились мы как раз к столу. Мама уже накрывала, поэтому, быстро расцеловав всех присутствующих, пошла ей помогать. Витя остался с мужчинами, обсуждать последние новости.
- Как спалось на новом месте? – добро спросила мама.
- Замечательно! – день только начался, а меня счастье уже переполняет.
Мама рассказала, как вчера еле разогнала мужчин. Папа потом полночи, пока не заснул, рассказывал маме, какой Виктор замечательный. На его доводы, приводимые сейчас мамой, я просто ухахатывалась. Я ведь папу таким и не знаю. Вот если бы они жили в Москве, то я бы не удивилась, если они со Степновым были лучшими друзьями, и папа сам нас сватал, причем, не обращая ни малейшего внимания на возраст.
За обедом решено было поехать в торговый центр. Папа хотел купить деду новый ноутбук, а мама просто пройтись со мной по магазинам. Поэтому, оставив дома деда с Сережкой, мы выдвинулись за покупками. Уже в магазине, предварительно договорившись встретиться в местном ресторане, мы разделились на две группы по половому признаку и разошлись в разные стороны. Мы с мамой накупили кучу всяких вещей: я в основном джинсы, футболки, не смогла пройти мимо офигенной пары кед. Мама немного возмущалась, но не настаивала и ничего не навязывала, пока мы не зашли в магазин с нижним бельем. Здесь она разошлась не на шутку. Я, в принципе, тоже люблю нижнее белье, но в основном спортивного фасона, хебешечки, а мама смотрела только на кружево и гладкий атлас. Признаюсь честно, я тоже на них засматривалась, представляя, как Виктор с меня его снимает, но маме я об этом сказать не могу. Поэтому я упорно выбирала спортивные комплекты. Выбрала. Но мама все-таки навязала мне пару комплектов явно «не для спорта». Ну, навязала, это я так, для мамы. Если бы я была без нее, я бы их и сама купила. Но на этом она не остановилась.
- Лен, а ты в чем спишь?
- В смысле? – сплю-то я без всего, но ложусь строго в пижаме.
- Ну, пижама, комбинация?
- А! Ну, вот, в пижамах. – Я подола к вешалке опять же с хебешными пижамами, умиляясь на веселый рисунок.
- Вот в таких?! – чему она удивляется???
- Да, – растеряно ответила я.
- А Витя??? – А что Витя?! Какая ему разница, что с меня снимать!!!
На мой немой вопрос мама ничего не ответила, а просто подошла к вешалке с шелковыми изделиями и протянула мне что-то нежно-фиалкового цвета.
- Примерь.
- Мам…
- Лен, ты просто примерь и все.
Ей было сложно отказать, она обладала необычайной убедительностью. И это ее «примерь и все» в моем случае всегда заканчивалось покупкой.
Зайдя в примерочную, я сильно сомневалась, стоит ли вообще это мерить, но, вспомнив эффект от маминой сорочки, интерес все-таки взял верх. Это был комплект из трех предметов: штаны, майка на тонких лямках и коротенький халатик-кимоно. Фиалковый шелк в сочетании с черным кружевом… Когда я это примерила, то не узнала своего отражения в зеркале. На меня смотрела юная девушка невероятной сексуальности. Брюки мягко струились вдоль длинных ног, создавая эффект водопада, а черные кружевные лампасы по бокам добавляли эротизма, дразня кусочком резинки трусиков. «Сюда подойдут те кружевные, с тонкой резинкой, которые висели на вешалке рядом с маминым комплектом» - прикинула я в уме, уже не сомневаясь, что эта пижама займет почетное место в моем гардеробе, - «а вот тапочки с мишками придется заменить». Верх пижамы был не менее интересным. Лиф был того же черного кружева с тонкой подкладкой, что делало его таинственным, ведь одно тонкое кружево без этой подкладки смотрелось бы вульгарно, а здесь все в меру. Ниже, под грудью, шла узкая полоска шелка, играющая роль пояса. А вот ниже было только кружево, которое дразнило, как бы говоря, что если бы не было подкладки на лифе, то ты также мог созерцать и грудь, как сейчас созерцаешь живот. Я даже представила Виктора, восхищенного и нетерпеливого. Внизу сладко тянуло – мое богатое воображение сделало свое дело. Я поспешила накинуть третий предмет сего туалета, чтобы напрочь прогнать наваждение. Но и эта деталь заслуживает внимания и восхищения. Все тот же струящийся шелк, очень приятный к телу, черное кружево обрамляет края запаха, и такие же лампасы от ворота по всей длине рукава, соблазняя красивой линией плеч.
- Ленка, какая же ты у меня взрослая… - растроганная до слез мама появилась в отражении. – Берем, - утвердительно. И скрылась за шторкой.
- Берем… - довольно и мечтательно.
Домой вернулись уставшие, но удовлетворенные. Сережка спал, папа принялся объяснять деду примочки «новой пишущей машинки», мама уединилась на кухне, а я в сопровождении Вити поднялась к нам в комнату. Завалилась на кровать, раскинув руки, устало прикрыла глаза.
- Устала? – присел на краешек кровати.
- Немного. Моя мама – шопоголик. – Тихо рассмеялась.
- Ну, ты тут полежи, отдохни.
- А ты?
- А я пойду, помогу твоей маме-шопоголику на кухне, - смущаясь.
- Ах, ну да, иди-иди, тещу надо задобрить и расположить. – Не открывая глаз, подтрунивала я, получая от этого огромное удовольствие.
- Кулемина! – прорычал, развернувшись в дверях.
Я подняла вверх указательный палец и торжествующе важно произнесла:
- Пока еще Кулемина.
Виктор тихо посмеялся и пошел помогать будущей теще. А я провалилась в сон.
За обедом выяснилось, что папа, мама и дед уезжают в гости к какому-то известному швейцарскому фантасту. Типа по обмену опытом. Хотели и Сережку с собой взять, но Степнов убедил всех, что мы в силах справиться с двухлетним ребенком. Всех это устроило. Поэтому после продолжительных ЦУ и обещаний звонить, если что, мы остались втроем.
Наблюдая, как играют Витя с Сережей, я совершенно точно для себя решила, что детей у нас будет как минимумом двое. Витя будет хорошим отцом. Я видела, что ему не в тягость возиться с неугомонным, но сообразительным Сережей, который в силу своего развития задавал много вопросов, прежде чем ответить на которые, нужно было понять, о чем идет речь. И, как ни странно, у Степнова это получалось превосходно. Сейчас, любуясь этой идиллией, я представила, как мы с Витей вот также играем со своими детьми. Мальчиком и девочкой. В камине горит огонь, тихо работает телевизор. Детский смех, вперемешку с взрослыми голосами раздается в комнате, наполняя ее радостью и счастьем…
Столь приятные мысли прервал звонок телефона. Это была мама. Она сказала, что им придется задержаться допоздна, поэтому мыть, кормить и укладывать Сережку придется нам с Витей. Все это оказалось на удивление совсем не сложным. Мыться Серега любил. Плескался как утка. А я снова не могла оторвать глаз, наблюдая, как мой любимый, а теперь уже и будущий муж, с ослепляющим блеском в глазах заразительно хохочет вместе с заливающимся звонким детским смехом ребенком. Весь обряд приема ванны прошел без моего участия, я только полотенце держала. Ну и вытирала потом, после чего смазала кремом. Кормили вместе, сидя за большим столом. Ну, прямо семья. Насытясь, Сережа стал баловаться едой, чем развеселил нас до коликов в животе. Но самым приятным и волнительно-трогательным оказался ритуал укладывания спать. Мы с Витей легли на кровать, положив мальчика между нами, включили ночник в виде месяца. Сережа принес книжку и попросил почитать. Это была «Дюймовочка». Мы с Витей быстро сориентировались и стали читать произведение по ролям. Сережа внимательно слушал, разглядывая красочные картинки. Минут через пятнадцать он повернулся на бочок и засопел, уткнувшись носом в бок Виктора. Вы бы видели его глаза! У меня самой слезы навернулись от трогательности момента. Справившись со своей сентиментальностью, жестами показала Вите, что надо уходить. Он мне так же безмолвно сказал, чтобы я шла, а он чуть позже придет, подождет, пока сон станет крепче. Я спорить не стала, решила просто уйти. Но, уже вставая с кровати, мысленно поблагодарила Степнова за это, потому как хотелось без него разобрать покупки.
Дойдя до пакета с нижним бельем, захотелось примерить его содержимое. Но сначала в душ. Выйдя из душа, запрыгнула на кровать и нетерпеливо высыпала на нее все, что в нем было. Каково же было мое удивление, когда предметов одежды там было немного больше, чем ожидалось. Кроме того, что я уже видела и мерила, я нашла спальный комплект, состоящий из маечки с шортиками, шелково-гипюровый цвета шампанского. А еще в отдельном маленьком пакетике обнаружилась бесстыдно прозрачная комбинация, отлично подходящая к комплекту, который выбрала мама. Но пока даже примерить я ее постеснялась. А вот снова ощутить приятный шелк фиалковой пижамы захотелось. Рывком скинув полотенце, аккуратно облачилась в светящуюся ткань и подошла к зеркалу. Мама, спасибо… Снимать не хотелось. Поддавшись какому-то порыву, подошла к панорамному окну и застыла. Из окна открывался завораживающий вид. Пушистые сугробы снега мерцали в звездной ночи. Луна манила и звала.
В какой-то момент почувствовала его руки на плечах. Вздрогнула, приходя в себя. Витя, поняв, что напугал меня, обнял за талию и прижался всем телом ко мне, пристроив свой подбородок на моем плече.
- Красиво… - выдохнул в волосы.
- Ага…
- Ночь такая волшебная. Хоть желания загадывай.
- И чего же ты хочешь?
Развернул к себе лицом и проникновенно сказал:
- Чтобы ты всегда была рядом…
Слов было не надо, он все и так знал.
- Лен, - достал что-то из кармана, - я это должен был сделать еще вчера, но… - смущенно-виновато опустил глаза и протянул мне бархатную коробочку.
Руки затряслись, ведь я примерно догадывалась, что там. Открыла и обомлела. На меня, мерцая и переливаясь, смотрело кольцо с зеленым камнем между двух дуг. Подняла на него вмиг повлажневшие глаза.
- Витя… - только и смогла выдавить я.
Забрал у меня коробочку, извлек колечко и аккуратно, гладя в глаза, надел мне его на палец. Вот сейчас, в этот самый момент появилось ощущение волшебства, какого-то нереального счастья. И окончательной и бесповоротной принадлежности ему, этому замечательному мужчине. Опустила руки. Аккуратно, как фарфоровую куклу притянул к себе, легко коснулся губ. Чуть прихватил пальцами ворот халата и медленно спустился до нижнего края, не разжимая пальцев, как будто читая орнамент на кружеве. Встретив преграду на своем пути в виде пояса, потянул за один конец. Полы распахнулись сами. Слегка поддел ворот, приспуская струящуюся ткань с плеч. Халат мягко скользнул и приземлился на ковролин. Глаза Виктора стали черными, как мое кружево. Прошелся обжигающим взглядом сверху вниз и обратно, потом приблизился, провел пальцем от виска к подбородку, по мягким губам, заглянул в глаза и тихонечко прошептал:
- Ты самая красивая и женственная девушка, которую я когда-либо встречал… - и накрыл мои губы своими. Сердце зашлось бешеным ритмом. Обвила шею руками и почувствовала, как земля уходит из-под ног. Витя приподнял меня над полом и поставил на козетку, как будто на пьедестал. Его личный пьедестал. Снова оценивающе-восхищенный взгляд, заставляющий краснеть. Меня краснеть! После всего, что между нами было! Подошел ближе, прошелся шершавыми ладонями снизу вверх по кружевным лампасам, слегка собирая ткань. Взгляд остановился на шелковых шнурочках на поясе пижамных штанов. Невесомо потянул их в стороны, распуская не хитрый бант. Отпустил концы, и штаны оборванным занавесом упали к ногам. Снова пожирающий взгляд, сводящий с ума своей загадочностью. На мне еще остались трусики и маечка, но сейчас я себя ощущала полностью обнаженной. Витя отошел к кровати, бесшумно стянул с себя футболку и избавился от штанов. Передо мной предстал Апполон. Желание подступило к горлу. Захотелось скорее коснуться его кожи, пройтись пальчиками по кубикам пресса. Противостоять этому желанию и его призывному взгляду я больше не могла, да и не пыталась. Перешагнула через покоящиеся у ног брюки, слезая с козетки, мягкой поступью приблизилась к нему и взглядом потребовала поцелуя. Упоительно нежный, поглощающее властный, заставляющий сгорать от желания. Рухнули на кровать. Находясь сверху, не чувствовала власти над мужчиной. Не долго наслаждалась сомнительным первенством. Без усилий уложил на лопатки и навис надо мной глыбой страсти. Прямой взгляд в глаза и установочный тон:
- Моя.
Снова убивающий сомнения поцелуй. Сейчас я себя чувствовала маленькой мышкой во власти всемогущего коршуна. Острые соски рвали кружево, а тело желало немедленно избавиться от этого уже ненужного предметы одежды. Хотелось полного контакта тел и душ. Потянула за края вверх.
- Зачем? – легкое недоумение с нотками разочарования, - Мне нравится?
- А мне мешает. – Швырнула куда-то на пол и рывком притянула его к себе, сливаясь телами.
Когда его руки коснулись уже освобожденной груди, стон облегчения сорвался с губ. А когда его язык, обведя ореол, дерзко тронул острый сосок, крик удовольствия пронзил ночь насквозь. Горячий рот терзал упругие полушария, руки исследовали бедра, дразня и распаляя, слегка проникая в истекающее соком любви лоно. Разум отделялся от тела с каждым таким проникновением. Еще одно и вспышка – больше не выдержу. Резкий рывок и мягкое погружение, заставляющее задыхаться от восторга и захлебываться в ощущениях. С каждым движением все выше и выше, с каждым поцелуем все ближе и ближе… Так чувствовать друг друга невозможно. Вместе и навсегда…



Эпилог.
- Витя, зачем ты меня сюда привез? – спросила белокурая девушка с изумрудными глазами, выходя из машины мужа и поправляя задравшуюся кофточку на уже округлившемся животике.
- Лен, ну, подожди еще немного, это сюрприз.
- Витя, у меня через полчаса занятия, а детки ждать не будут.
- Ну, Леночка, это всего несколько минут займет, да и до фитнессцентра здесь недалеко. Всего 10 минут пешком. А мы уже пришли.
Позвонили в дверь двухэтажного коттеджа с мансардой. Им открыла милая девушка и без лишних вопросов пригласила войти.
- Степнов, что мы тут делаем? – тихо спросила Лена, вцепившись в руку мужа.
Он погладил ее по кисти и обратился к агенту.
- А можно нам сразу посмотреть гостиную и столовую с мансардой?
- Да, конечно!
Вся троица зашла в просторную комнату с камином. Лена растеряно восхищалась, не понимая сути происходящего. Потом прошли в столовую, одна стена которой была полностью из стекла и выходила на открытую террасу сзади дома, представляя взору замысловатый ландшафтный дизайн заднего дворика. Далее поднялись на мансарду, которая напомнила девушке ту, швейцарскую: панорамное окно, окно в крыше и завораживающий вид сверху и вдаль.
Витя что-то обсуждал с агентом по недвижимости, а его жена прилипла к окну, погрузившись в воспоминания. Сейчас перед глазами пролетела вся ее счастливая жизнь, связанная с самым любимым на свете мужчиной за последние пять лет. Вспомнился выпускной, два месяца счастья, потом осознание истинных чувств, томление в разлуке, сначала в ее туре, потом во время его ежегодных сборов, поездка к родителям, предложение, свадьба, медовый месяц. Семейная жизнь была сплошным удовольствием. Выпуск в Снегинке, прощание с группой, поступление на физфак. И везде он, самый родной и любимый, самый близкий и необходимый. Ярким пятном всплыл момент, когда она сообщила ему, что скоро у них будет ребенок. Ради этого стоит жить!!! И вот сейчас она стоит в этом доме и ощущает его уют и тепло. Это то, о чем она мечтала. Ощутила тепло его тела и нежные объятия.
- Тебе нравится?
- Очень.
- Теперь это наш дом.
Повернулась в объятиях, желая удостовериться в действительности услышанного. Удостоверилась. Но сомнения все еще терзали, не давая чувству эйфории завладеть разумом.
- Витя, мы не потянем. Это дорого для нас, – расстроено.
- Уже нет, – широко улыбнулся, вселяя надежду, - сегодня утром на общем собрании директоров единогласным решением меня назначили директором филиала нашего комплекса, расположенного в этом районе. Теперь я твой начальник! – задрал торжествующе голову.
- Степнов!!! – кинулась на шею, визжа от привалившего одним махом счастья.
Уже сидя в машине.
- Я самый счастливый человек на свете! У меня есть все, о чем я мечтала: самый лучший муж в мире, настоящие друзья, любимая работа, я жду такого желанного ребенка и теперь вот еще буду жить в своем доме с камином и панорамным окном. О чем еще можно мечтать?!
- Как о чем, Лен?! О втором ребенке!
- Об этом мы будем мечтать вместе…


КОНЕЦ.



И на последок пару слов автору можно оставить вот здесь http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000511-000-60-0-1266340617

Спасибо: 59 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 997
Настроение: Балабама - это вещь!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 80
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.03.10 22:48. Заголовок: История одних отношений


Автор: Ирина и К
Название: История одних отношений
Рейтинг: R
Жанр: Romance, Action, RPF, humour, POV
Пэйринг: ВАЛТ
Бета: Еlenik и alisas
Статус: окончен
Все события фанфика ничего общего с реальностью не имеют и являются целиком плодом авторской фантазии.

Примечание: автор достоверной информацией о жизни этой пары обладает по минимому, поэтому не ищите совпадений. Вся история - исключительно мой вымысел.
И по содержанию. Представьте себе, что девушка села писать свою историю. Просто так. Захотелось ей. Думала разобраться, понять что-то. Поэтому повествование идет от первого лица, а то, что от третьего, это воспоминания, которые она не озвучивает и не записывает. По ходу, думаю, разберетесь.
Таким способом пишу впервые, немного переживаю. А свои отзывы и комментарии можете оставить здесь http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000616-000-0-1-1269157261 Тут, как всегда, всем рады.

Спасибо: 33 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 998
Настроение: Балабама - это вещь!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 80
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.03.10 22:51. Заголовок: Ну, что, поехали... ..


Ну, что, поехали...

Это история одних отношений. Да-да, именно отношений, так как любовью я это не могу назвать. Но только потому, что сама еще в этом не уверена. А все началось так.
Мы встретились на съемках всем известного сериала. Он исполнял роль моего учителя и по совместительству тренера по баскетболу. Ничего особенного, чисто партнерские отношения. Я поначалу стеснялась, была скованной. Он, естественно, это заметил. Ну, профессионал все-таки. Кстати, забыла сказать. Он – это Виталий Абдулов. Известный в узких кругах (раньше) актер и весьма обаятельный и привлекательный мужчина. Почти вдвое меня старше. Но, кстати, не зазвездившийся. Так вот. Я из-за своей неопытности срывала дубль за дублем. Как вы понимаете, съемки занимали времени больше, чем могли бы. Это мешало другим проектам Виталика. Поэтому он стал искать подходы ко мне, ну, чтобы раскрепостить. И для начала он мне сообщил, что мы будем репетировать, а потом только снимать. Причем репетировать не только одну сцену, а все, что есть на этот съемочный день. Я посчитала это правильным и поэтому на съемочную площадку всегда приезжала первой. Как только получала сценарий, сразу принималась его усердно читать. Про себя. Однажды Виталик меня застал за этим занятием. Вздохнул, улыбнулся добро-добро, присел на корточки передо мной и сказал, что надо не учить реплики, а проговаривать, подбирать правильную интонацию, работать с мимикой и жестами. У Абдулова персонаж очень эмоциональный, совсем не похож на него самого. Но он перевоплощался просто гениально. Я тогда им восхищалась. После этого, приехав заранее, я искала класс в школе, где проходили съемки, и репетировала сама с собой. А только потом шла к своему партнеру.
Сдвиг в положительную сторону был ощутим. У меня многое получалось. До одного момента. У нас был по сценарию дружеский разговор по душам. Ничего особенного. Надо было сесть на скамейку в спортзале рядышком и поговорить. А я не могу. Вот тут я первый раз его таким видела…


- Лен, ну, в чем дело? – крик разнесся по залу. - Это же так просто. Ты ведь намного сложнее сцены играла. А какой-то дружеский разговор стопоришься, – уже тише, понимая, что сорвался.
Девушка сидела на низкой скамейке, виновато опустив голову. Абдулов понял, что всплеском своих эмоций довел девочку до слез. Она ведь совсем еще ребенок. Она даже не по своей воле здесь. Она – музыкант, а не актриса. Да может, ей вообще все это не нравится.
Виталик аккуратно взял ее за подбородок и заглянул в глаза. В них не было ни слезинки. Она держится, как стойкий оловянный солдатик.
- Лен, прости меня. Я не должен был срываться. – Она смотрела на него глазами маленького котенка. Доброго, ласкового и наивного котенка.
- Лен, что тебе мешает открыться мне?
- По жизни или в сериале?
- А есть разница?
- Есть, - твердо, - хотя нет. Твой возраст. Ваш со Степновым возраст. – Чуть смущаясь, но прямо в глаза.
Абдулов ожидал чего угодно, но не этого. Он всегда помнил свой возраст, но не придавал ему значения. Всегда общался с молодежью на равных, даже по отчеству его никто никогда не называл. Разве что в прикол. Да его пока выговоришь, язык сломаешь. А она ведь права. В неформальной обстановке, то есть за пределами съемочной площадки они ни разу не общались. Да и в ее пределах только по работе. Ничего личного. Значит, надо исправляться.
- Я все понял, Ленок! Будем исправляться! – и ушел.
Вернулся через пятнадцать минут.
- Сейчас отснимем то, что получается, а разговор оставим на завтра. Сегодня я тебя развлекаю. Ты куда хочешь пойти? Хотя нет, потом решим.




Спасибо: 80 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1007
Настроение: Балабама - это вещь!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 80
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.10 10:09. Заголовок: Как и обещала. В т..


Как и обещала.


В тот день мы сначала пошли в суши-бар, где меня развезло от бокала их фирменного пива. Больше Абдулов мне не позволил. Да и на это согласился только из благих намерений, заказав заранее чай – ну, чтобы потом алкоголь нейтрализовать. Я болтала без умолку. Виталик лишь изредка задавал вопросы и беспрерывно смеялся над моими невероятными историями из детства. Которое еще, кстати, не закончилось. Потом мы просто гуляли по парку в Марьино, выветривая мое пиво. В тот день он о себе мало что рассказывал. Только то, что знают все: разведен, дочь Алиса, живет один. Зато я выложила все. Ну, почти все. Рассказала, что серьезно занималась футболом, что в «Ранетки» попала случайно. Интерес в его глазах сменялся удивлением. Меня от этого распирало еще больше, и я говорила, говорила, говорила…
А на следующий день сцену дружеского разговора я сыграла с такой легкостью, как будто и правда всю жизнь Абдулов был моим лучшим другом. Ой, Степнов. Хотя, какая разница…
Теперь даже репетиции проходили легче и проще. Иногда мы просто разговаривали. Так, о ерунде всякой. Смеялись над приколами в мобильном. Я тогда такой еще девчонкой была. Приколы друг над другом вошли в привычку. А его щелчок по носу стал визитной карточкой физрука Степнова. Ой, извините, преподавателя физической культуры Степнова Виктора Михайловича. Вот ведь. Сейчас пишу и думаю, кем тогда мы были друг для друга? Друзьями? Нет. В понятие «друг» я вкладываю больше смысла, чем имели тогда наши отношения с Абдуловым. Наверное, приятели. Или хорошие знакомые. Нам было весело вместе, но потребности в постоянном общении не было. Тогда о нас говорили, что мы сработались. И, действительно, работать было легко и в удовольствие. Очень помогало обоюдное чувство юмора. Мы все время друг над другом подтрунивали. Правда, эти приколы-импровизации в кадре срывали дубль, так как вся съемочная группа прыскала от смеха, когда я там или тут вставляла свои, третьяковские, пять копеек или когда Абдулов указывал на то, что мне чему-то надо научиться у Кулеминой. Арланов сильно ругался в такие моменты, но потом подходил к Виталику, толкал его в бок локтем и говорил: « Ну, что, Абдулов? Как она тебя!» - и, не дожидаясь ответа, подмигивал мне и быстренько терялся в толпе. А я наблюдала за растерянно-разъяренным лицом партнера. Но он не срывался. А лишь хитро прищуривался и говорил: «Ну, Третьякова, когда-нибудь я тебе отомщу». И ведь отомстил! Правда, я до сих пор думаю, кто кому. А дело было так. После очередных съемок мы пошли в какой-то бар, расположенный неподалеку. Отмечали общий выходной. Он был незапланированным, поэтому и планов на вечер ни у кого не было. Завтра дела, а сегодня можно и отдохнуть. А там отмечали какой-то праздник. Ну, не знаю, пусть будет День жестянщика. Мы уже выпили по кружке пива. Мне было весело и легко. К нашему столику подошла ведущая и сказала, что ей для конкурса нужна пара, которая вместе хотя бы месяц. Арланов – доброй души человек - указал на нас с Виталиком. Я, честно говоря, была немного шокирована. Но Абдулов… Стервец. Сказал, что МЫ согласны, даже не уточнив условий конкурса. Я попробовала запротестовать, но его взгляд говорил только об одном – «Третьякова, тебе слабо?!». А Третьяковой никогда не слабо. Такого просто быть не может. А уж Третьяковой под градусом и тем более. Короче, вышли мы в центр, к сцене. Стояли еще две пары. Все по кругу представились. Слава Богу, что мы тогда были еще не так популярны, чтобы нас узнавали. Так вот. Заполнили какие-то анкеты. Ну, там номер телефона, размер обуви, цвет глаз. И снова разошлись по парам. Начались испытания. Сначала надо было парой прыгнуть в скакалку. Мы с Виталиком ей обмотались, так и не оторвавшись от земли. Потом нас по очереди опросили по анкете партнера. Ничего проще, как оказалось, и придумать нельзя. Мы с Абдуловым справились на ура. Одни. Единственное, что меня удивило, это откуда он знает наизусть мой номер телефона. Я-то понятно – сто раз ему смски набирала, чтобы он приходил репетировать. Визуально запомнила. А вот он… Но это не суть. Потом Виталик накидывал кольца на бутылку с шампанским. Попал один раз. Кстати, на один больше, чем остальные. Пришла пора женщинам держать ответ. Вот тут я и поплатилась. Надо было показать условный стриптиз для любимого. Виталик ликовал. А я мысленно проклинала Арланова за такую подставу. Каждой раздали пять резиночек. Ну, такие, в которые мы в детстве прыгали. От трусов. Так вот одна была типа трусами, вторая лифчиком, две другие – перчатки и последняя - подвязкой. Стеснения не было ни грамма – это же просто шутка, прикол. Сейчас моей целью было не оплошать перед Абдуловым. Как танцевать стриптиз для кого-то, если он тебе даже не друг? А две другие пары были действительно парами. Вот тут меня мандраж и пробрал. Но как только вышла первая девушка, волнение отступило, подкрепляя уверенность и повышая самооценку. Девушка была ни о чем. И танцевала так же. Какие-то пошлые движения а-ля «Американский пирог», небрежность исполнения, ну и вообще. На слабую троечку. По десятибалльной шкале. Потом вышла вторая девушка. Я вздохнула с облегчением, что я буду выступать последней. Эта тоже не поразила оригинальностью. Да какой там оригинальностью!!! Зажалась внутри. Наверное, мало выпила. Музыку не чувствует, ритм не держит, сексуальности никакой. Короче, амеба. Но красивая. Я еще повысила свою самооценку, ведь у меня за плечами три года в «Буратино», я музыкант, а значит, музыку чувствую, как себя. Да и вообще, я очень люблю танцевать. Футбол и танцы – это моя страсть, к тому же значительная часть моей жизни, хоть и прошлой. Но, как говорится, мастерство не пропьешь. Настал мой черед. Когда вышла в центр, чуть затряслись руки. Но когда зазвучала музыка, все пришло в норму. Плавные движения, косые взгляды – не на Абдулова, а на публику. А когда я поймала на себе заинтересованные взгляды других мужчин, вот тут меня понесло. Перед выходом я сделала одну хитрость – ту резиночку, которая гордо именовалась бюстгальтером, я надела на себя поверх футболки, которая была под пиджаком. И теперь это была моя фишка. Я, нарочито медленно, придавая лицу похотливые выражение, слегка приоткрыв губы, стала расстегивать пуговичку за пуговичкой. Интерес мужской половины рос. Грациозно стащив пиджак, швырнула его в стоявшего в стороне Абдулова. Он этого не ожидал, поэтому поймал его уже почти у лица. Да, кидаю я метко. Потом в ход пошли «перчатки». С «бюстом» я справилась на раз, под аплодисменты. Делала я это, стоя спиной к зрителям. С «трусиками» заморачиваться не стала – я их просто порвала, что вызвало бурю эмоций у мужской половины зала. Коронным номером стало избавление от последней части моего сценического наряда – подвязки. Еще перед выходом я обратила внимание на стул, и идея родилась моментом. Я грациозно подошла к стулу, положила руку на спинку, а ногу с «подвязкой» аккуратно взгромоздила на сиденье. Стул стоял как раз с той стороны сцены, где находился Абдулов. Глядя ему прямо в глаза, прошлась ладонью сначала по всей длине ног снизу вверх и потом, зацепив подвязку, медленно потащила ее вниз к ступне. Виталик не моргал, но глаза его стали темными. Я тогда еще не знала, что это значит. Стащив эту резинку с ноги, я стрельнула ей в моего «партнера». Только тогда он моргнул. Шквал аплодисментов. Я, широко улыбаясь, поклонилась и подошла к Абдулову. Тот все еще прижимал мой скомканный пиджак к груди. Тут к нам подбежала ведущая, вытянула нас на середину и объявила результаты. Мы не первые, но и не последние, как оказалось, именно благодаря моему фееричному выступлению. Короче, нам дали приз зрительских симпатий – ужин в этом заведении на двоих. Победно улыбнувшись, я направилась к столику. А Виталик пошел за мной. Видимо, шок еще не прошел. Я села за стол рядом с Козловой, а следом приземлился Абдулов. Лера, как всегда, визжа, кинулась меня поздравлять, рассыпая восторженные дифирамбы по поводу моего танца. Я ей ответила, что три года в нашем ансамбле не прошли даром. И Лерка принялась взахлеб рассказывать незнающим, что мы с ней танцевали в одном ансамбле в одно время, а сами этого и не знали. В это время я повернулась к Виталику, чтобы забрать у него пиджак. Он посмотрел на меня так внимательно, мне показалось, даже как-то заинтересованно, а потом нагнулся к самому уху и тихо спросил то, о чем я сейчас вспоминаю, а у самой от ощущений мурашки бегают…


- Третьякова, откуда ты этого набралась?..
- Виталик, не набралась, а научилась. Ты бы лучше Лерку послушал, она сейчас как раз об этом рассказывает.
- И ты хочешь сказать, что вас там, маленьких деток, стриптиз учили танцевать?
- Нас там учили пластике, ритмике, а все остальное – моя фантазия. Абдулов, мне восемнадцать лет, и в мои годы каждая хоть раз, да видела стриптиз. Это не запрещено. И вообще, многие в мои годы уже матерями становятся, а я еще и не… - договаривать не стала, просто посмотрела ему в глаза, как бы подтверждая его догадки. Сейчас внутри она себя ругала за то, что само собой сорвалось с языка. Но пути назад не было, придется держать марку.
Сказать, что мужчина был в шоке, значит не сказать ничего. Но внимание Третьяковой привлекла ее подруга, сидевшая по другую руку, и теперь они уже в два горла вещали о том, на каких конкурсах им привелось побывать в составе детского танцевального ансамбля «Буратино».
А Абдулов тем временем переваривал информацию, потягивая темное пиво. Доза алкоголя расслабила мужчину и он, опять же на ушко, чтобы никто не слышал, показывая тем самым, что эта тайна девушки уйдет с ним в могилу, восхищенно сказал:
- Ленка, да ты героиня нашего времени!
Третьякова, не отрываясь от кружки, покосилась на него и гордо кивнула, а потом добавила:
- Кому расскажешь, убью. – Натянутая улыбка подтвердила серьезность ее намерений.
Виталик приложил руку к сердцу и понимающе кивнул. А Ленка отвернулась и снова пригубила хмельного напитка. И только она знала, чего ей стоила такая выдержка, чтобы не покраснеть и не застесняться. Все-таки актерского мастерства она за время съемок набралась.


Спасибо: 83 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1022
Настроение: Балабама - это вещь!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 81
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.03.10 02:06. Заголовок: Не удержалась... htt..


Не удержалась...

Надо поблагодарить Виталика за то, что он действительно похоронил мою тайну и больше никогда не напоминал или намекал мне об этом. Правда, стал немного ближе, открытей что ли, со мной. Иногда делился чем-то достаточно личным, но не значимым. Тогда самым близким другом для него был Стефанцов, ну, Игорь Ильич, Рассказов. А, и Арланов. Но у того из-за сериала совсем времени не было на дружеские посиделки. Да что уж там, на личную жизнь. Как-то Виталик пришел на съемки очень расстроенным. Причем, прилично опоздав. Я сначала не придала этому значения. Ну, мало ли что. Он ведь человек занятой, творческий. Надо успевать все. Да пробки, в конце концов. Когда он зашел на грим, я из гримирующихся там была одна. Сценарий учить надоело, и я сидела, развалившись на диване, и играла в телефоне. Черная туча по имени Виталий Абдулов вплыла в комнату и тяжело плюхнулась в кресло, устало прикрыв глаза. Он меня даже не заметил. Я удивилась. Мог бы и поздороваться. Но, оценив ситуацию, решила его не трогать – таким я его еще не видела. Значит, что-то случилось. А лезть в душу к взрослым дяденькам не в моих правилах. Пока накладывался грим, я тихо сидела и не подавала признаков жизни. Продолжала играть. А когда гример закончила приводить его в порядок, я уже собралась было с ним заговорить, но у него зазвонил телефон и он стремительно вышел из помещения. Мы с Ириной, гримером, переглянулись, пожали плечами и, ничего не сказав, занялись каждый своим делом. Через минуту заглянул помощник режиссера и пригласил меня на площадку. Я без разговоров выдвинулась на мое рабочее место. Но уже после двух минут съемки всем стало ясно, что из Абдулова сегодня работник никакой. Серега, не выдержав халтуры от друга, видимо, зная этому причину, сказал, что на сегодня съемки нашей пары отменяются. Мы свободны. Я не знала, радоваться этому или нет. С одной стороны, я уже к шести вечера буду дома. Смогу растянуться на диване и полазить в Интернете. Но с другой стороны, причина моего отдыха как-то меня напрягала. За время съемок он стал мне действительно близким человеком. И теперь мне просто душу рвало на части, когда я видела его такие глаза. Грустные-грустные. Без единой искорки. Прозрачно голубые. Вспомнив эти два озера, домой уже не хотелось. Мне не хотелось радоваться жизни, когда у него такие глаза. Я вышла из школы и медленно побрела по улице, уже никуда не торопясь. Из головы не выходил он. Такой потерянный и незнакомый. Мимо пролетела его иномарка, слегка обрызгав меня из неизвестно откуда взявшейся лужи. Я даже ругаться на него сейчас не могла. Проехав метров сто, машина резко остановилась и с визгом сдала назад, притормозив точно около меня…

- Лен, ты сильно спешишь? – тихий голос, но с такой надеждой на общение.
- Да, в общем-то, нет. – В тон ему ответила девушка, чуть дернув плечами.
- А ты не хочешь воспользоваться нашим призом? – улыбка чуть тронула его губы.
- Ты это про ужин на двоих в том баре? – тоже улыбнулась, уже не сомневаясь, что ответ будет положительным.
- Ага.
- Ну, давай, я как раз проголодалась, – уже садясь в машину.
До бара ехали молча. Он еще был не готов к тому, чтобы излить горькую правду жизни еще совсем ребенку, а она хотела помочь, но понимала, что он еще не готов.
В баре сели за самый дальний столик, чтобы ни посетители, ни громкая музыка не мешали. Заказали горячего и по коктейлю. У Абдулова был какой-то убийственно крепкий напиток, а у Третьяковой полегче. Выпив две порции, мужчина прервал тишину:
- Я тебя сегодня подвел, да? – виноватым взглядом посмотрел на девушку.
- Да нормально все, планов моих ты не нарушил. – Добро улыбнулась.
- Ты уж меня прости, просто сегодня день такой… - Виталик не мог подобрать слова, чтобы выразить тяжелую сущность сегодняшних событий.
- Виталь, может, расскажешь, что у тебя случилось? – с опаской заглянула в глаза.
- А тебе это надо?
- Тебе надо.
- Эх, Ленка, такая маленькая, а в людях разбираешься. – Улыбнулся, зная, что она права.
- Да уж не лох. – Тонко пошутила.
- А я лох. Такой взрослый, и лох. Мне почти сорок, а в людях так и не научился разбираться.
- Что, женщины?
- Ага. Они самые. И ведь что самое интересное, верят всему, чему угодно, но не мне.
- Все зло от баб, - важно заключила девушка, - и я не исключение.
Мужчина улыбнулся, оголяя зубы, а потом растрепал идеально причесанные волосы партнерши и мягко сказал:
- Эх, Третьякова, вот были бы все такие женщины самокритичные, как ты.
- И мы бы сейчас с тобой работали до полуночи.
Мужчина уже хохотал. Собеседника он себе выбрал самое то.
Принесли горячее. Заказали еще по коктейлю. Абдулова прорвало. Он рассказал, что к нему на каникулы должна была приехать дочь, но сегодня позвонила его бывшая жена и сообщила, что Алиса не приедет. Вернее, она ее не пустит, так как ее папа гуляка и развратник. От этих слов Лена вздрогнула. Она, конечно, знала, что Абдулов тот еще ловелас, и что в женском внимании у него дефицита никогда не было, но вот чтобы гуляка и развратник… Этого она бы о нем никогда не сказала. Как оказалось, женщина просто начиталась бульварное прессы, которая кишит всякими неправдивыми историями, и теперь и слушать не хочет Абдулова. А он себя в грудь колотит, что он не такой. Что он женщин даже боится. Никогда ни с кем не знакомится, потому что боится, что его пошлют. Да и сейчас у него никого нет. И Ленка ему поверила. А жена нет. Девушка, которая знает его без году неделю, поверила, а женщина, которая прожила с ним столько лет, нет. Как такое может быть? Короче, заказали еще по коктейлю и перемыли косточке его жене.
- Лен, а можно вопрос? – как-то осторожно спросил Абдулов.
- Валяй. – Раз пошла такая пьянка… Но Ленка все-таки догадывалась, о чем он хочет спросить.
- А почему ты все еще… ну это… - в самый раз было ему покраснеть.
- Девственница? – договорила за него Третьякова без капли смущения. А чего тут смущаться, когда они уже такие личные темы обсудили. – Ну, наверное, потому, что не встретила достойного.
- Достойного, это какого?
- Ну, не знаю. Вот чтобы мне захотелось! – мечтательно.
- Чтобы по любви? Романтика, все такое… - заинтересовано.
- Не знаю. – Пожала плечами. – Вот как встречу такого, я тебе первому скажу.
- Ловлю на слове! – Хитро прищурился Абдулов.
- Базара ноль. Третьякова сказала, Третьякова сделала.
- Ну что, нам, наверное, пора.
- Ну да, мне еще домой добираться.
- Ну ты, Третьякова, даешь! Ты, что, правда, думаешь, что я тебя домой на метро пущу?
- Почему на метро? На попутке.
- Чтобы я от тебя больше слова попутка не слышал! – сказал, как отрезал. Больше не услышит. – Пойдем, попутчица, сегодня я тебя домой везу.
Уже на выходе:
- Виталь, а ты, правда, нас, женщин, боишься?
- Женщин – да, тебя – нет.
- То есть я не женщина?!
- Ты – еще нет. – Прямо в ухо, усаживая ее в машину.
- Ах, ну, да, – усмехнулась. - Тогда ладно.



Спасибо: 67 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1048
Настроение: Балабама - это вещь!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 82
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.03.10 11:03. Заголовок: С того момента мы ст..


С того момента мы стали не разлей вода. Меня даже Лерка ревновала. Но всему хорошему скоро приходит конец, и это неизбежно коснулось и наших отношений с Абдуловым. Заканчивались съемки первого сезона. Нам тонко намекнули, что, возможно, будет второй сезон, но что и как, а главное, когда, нам не сказали. Эта тайна была покрыта мраком.
На вечеринке по случаю окончания съемок мы с девчонками решили оторваться. Серега, который наш продюсер, после выступления дал нам зеленый свет и не стал контролировать количество выпитых фужеров с шампанским. Но у меня, как оказалось, был свой контролер…


- Эй, леди, а не многовато вам на сегодня шампанского? Уже четвертый фужер опрокидываешь. Женский алкоголизм неизлечим.
- Да-да, я знаю: пьяница мать - горе в семье. Ну, так я же еще не женщина.
- Еще один фужер, и ты не вспомнишь завтра утром, как ей стала.
- Абдулов, ты это чего сказать этим хочешь?
- Что хотел, то и сказал. Твою тайну знаю только я. Ну, я надеюсь…
- Ну?
- А остальные думают, что ты вполне уже взрослая и не откажешься развлечься. Ну, в постели.
- Ты хочешь сказать, что меня считают доступной.
- Не тебя конкретно, а девушку, находящуюся в подпитом состоянии.
- Ну, тогда это не про меня. Я-то еще ого-го!
- Ох, Третьякова, какой ты у меня еще ребенок… - умилялся мужчина.
- А вот сейчас напьюсь, - схватилась за пластиковый фужер, - и уже не буду ребенком. – Поднесла его ко рту, выискивая глазами в толпе потенциальную жертву. – Как думаешь, вон тот вот чернявенький подойдет для первого раза?
- Э-э, мать, притормози. – Забрал у нее фужер. – Сегодня никакого первого раза не будет. И вообще, Третьякова. Для первого раза нужен мужчина опытный.
- Как ты что ли?
- Как я что ли.
- Слу-ушай, Абдулов, а давай ты будешь моим первым мужчиной. А что? Взрослый, опытный, и ты сам сказал, что меня не боишься.
- Вот ты, Ленка, даешь! По-моему, тебе и трех фужеров достаточно. Мы ж с тобой партнеры, нам нельзя. Как потом работать вместе будем?
- Да, точно. Нельзя. Да и староват ты для меня.
- Вот это да! Значит, для Кулеминой Степнов в самый раз. А я для тебя староват?!
- Так у них-то разница в десять лет, а у нас-то больше.
- Ладно, «дочь», пойдем, потанцуем.
- Виталик, тебе не с кем, что ли больше? Дай мне хоть раз нормально расслабиться. Такую работу завершили! – канючила Третьякова, не желая далеко отходить от стола. Сейчас должна была Женька подойти с какими-то ребятами.
- А я вот с тобой хочу! – мужчина уже силой тянул ее на импровизированный танцпол, чтобы только увести ее подальше от спиртного. Эта девочка сегодня настроена решительно.
- С чего вдруг такая честь?
- Ты моя лучшая партнерша, друг, и вообще, Третьякова, что, я не могу пригласить тебя потанцевать?
- Почему? Можешь. Только странно это как-то. Подвохом попахивает.
- Лен, это моя туалетная вода.
- Ха-ха-ха. – Криво усмехнулась, уже устраивая свои руки у него на плечах.
А мужчина как-то слишком нежно, но в тоже время собственнически притянул ее к себе, аккуратно обняв двумя руками ее тонкую детскую талию.
Девушка хитро прищурилась и спросила:
- Абдулов, вот ты мне скажи, ты будешь хоть по мне скучать?
- Конечно, Ленок! – в манере физрука Степнова ответил мужчина.
- Понятно. – Криво улыбнулась и отвернулась обижено.
- Лен, - тихо позвал сквозь улыбку, - Ленка, - повернул за подбородок, чтобы поверила, - ну, конечно, буду. Ты ж для меня друг, товарищ и брат. Ну, как я без тебя. Совсем ведь один остаюсь. Стефанцов на съемки куда-то к черту на кулички уезжает, где даже телефон не ловит, Серега вечно занят. Мне даже поговорить не с кем.
- Так ты звони, если чего! Может, помогу чем. Советом мудрым там, или еще чем.
Абдулов расхохотался.
- Ну, спасибо, Ленок, особенно за мудрость. Вот обязательно обращусь.
- Обращайся-обращайся.
- Ну, и ты тоже. Не забывай старика. Звони.
- Даже не сомневайся!


В этот вечер мы с Абдуловым практически и не расставались. Смеялись, шутили, танцевали, вспоминали самые яркие моменты за время совместной работы. Короче было весело. Как он и хотел, я больше не пила - и так хорошо было. И вот только сейчас я понимаю, что чувства потери, расставания в тот момент не было. Видимо, уже тогда было решено, что мы снова встретимся на этом поприще.
Попрощались мы тепло - крепкими дружескими объятиями. Виталик дал указание Мильниченко, чтобы тот доставил меня точно по адресу и «чтобы никаких попуток!». Я, естественно, ему и это пообещала. А также то, что обязательно сообщу, когда встречу «того самого». Это уже стало нашей с ним фишкой.
Но за те два месяца, что мы не виделись (а съемки второго сезона начались уже через два месяца) он мне так ни разу и не позвонил. Да и я тоже. Незачем было. Да и некогда. Жизнь кипела, бурлила и жгла. Популярность нашей группы росла. Во многом благодаря сериалу. А когда мы снова оказались на съемочной площадке, я узнала шокирующую новость – у нас с Абдуловым, то есть у наших героев будет любовь. Вот и как это играть?
Виталик появился только через пять дней. Мы уже успели отснять достаточное количество сцен с другими актерами. Остались только наши с ним. Как сейчас помню эту нашу с ним встречу…


Спасибо: 72 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1063
Настроение: Балабама - это вещь!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 83
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.03.10 21:54. Заголовок: По просьбам трудящих..


По просьбам трудящихся


Ленка сидела на подоконнике в комнате отдыха и смотрела на стекающие по стеклу капли дождя. Новый сценарий не давал ей покоя. Если в предыдущем сезоне было все просто – дружба до гроба и полное взаимопонимание, то этот сезон был полон новыми, неизвестными даже Третьяковой, эмоциями. Туда напихали все: дружба, любовь, ревность, ссоры, даже бои на ринге. Как это все исполнять, она сейчас не представляла. Одна надежда была на Абдулова – он поможет! Научит и подскажет. Он же профессионал!
- Физкульт-привет, Кулемина! – раздался такой долгожданный голос.
- Виталик!!! – девушка спрыгнула с подоконника и с разбегу запрыгнула на мужчину, угрожая задушить его в объятиях, обхватывая своими длинными ногами его талию.
- Ого! Третьякова, я и не думал, что ты будешь так рада меня видеть!
- Абдулов, ты где был! Я тут уже с ума схожу! – спрыгнув с мужчины, с силой ударила его кулачком в грудь. – Ты уже видел сценарий???
- Еще нет, но Серега мне вкратце рассказал фронт работы. У нас с тобой любовь, - на распев протянул мужчина, откровенно подтрунивая над растерянной девушкой.
- Вот именно ЛЮБОВЬ! Я-то слова такого не знаю, а тут это еще и перед камерой сыграть надо. – Ленкины глаза выражали такой испуг, такие сомнения, что Абдулову даже показалось, что она может сейчас заплакать.
- Ленок, ну, ты чего? Я тебя не узнаю! Куда делся твой спортивный дух! – Он нежно схватил ее за плечи и заглянул в глаза, уже готовые пролить слезы отчаяния .
- Это не мой, это Кулеминский… - уже дрожащим голосом сказала девушка, с трудом удерживая слезы.
Мужчина, понимая всю соль ситуации, порывисто прижал ее тельце к широкой груди и крепко стиснул в объятиях. Девушке показалось, что ей именно это и нужно было. Слезы отступили, и она улыбнулась, вдыхая такой знакомый запах.
- Ленка, у тебя все получится. Вот увидишь. Ты же у меня молодец! А я тебе, если что, помогу.
- Обещаешь? – она отстранилась от его груди, не желая покидать такие умиротворяющие объятия, посмотрела в его озера-глаза. А ей, похоже, их не хватало.
- Честное пионерское! – подкрепил установившееся равновесие улыбкой. Она улыбнулась в ответ. А потом деловито поправила прическу и, не отпуская взгляда, коронным смехом прохрипела:
- Пойдем, партнер, на площадку. А то мы так и до вечера не отснимем. А у меня сегодня еще свидание.
- Свидание, Третьякова? Я чего-то пропустил? – удивленный взгляд мужчины чуть смутил Ленку. Но рассказать придется, они ведь друзья. Надо снова восстанавливать ту легкость и непосредственность в общении, так будет легче работать.
- Совсем немного.
- А ну-ка, давай, выкладывай. Обнял ее за плечи, направляясь на место съемок. – Кто он? Вы уже целовались? Он «тот самый»? Третьякова, я тебе не прощу, если ты не сдержала своего обещания. – Прищурился.
- Эй, Третьякова что обещает, всегда выполняет.
- Ну, смотри у меня. Так кто он?
- Парень.
- Уже хорошо. А поподробнее? Я ж не отстану.
- Просто парень. Зовут Денис. Девятнадцать лет. Увлекается футболом. Кстати, офигенно целуется. – Посмотрела на мужчину, как бы говоря, что все, но его вопросительно-заинтересованный взгляд говорил, что еще не все, что она не ответила на главный его вопрос. Девушка это уловила. Сначала хотела его подразнить, но потом почему-то передумала, поэтому просто ответила:
- И у нас ничего не было.
- Да ты, Третьякова, влюбилась! Поздравляю…
- Неа. Мне просто нравится с ним целоваться. Я прям оторваться не могу – за уши не оттащишь. – На последних словах понизила тон, так как они уже дошли до места.
Она быстро зашла, встала на исходную позицию, чтобы отрепетировать предстоящую сцену, а Абдулов, со сценарием в руках, смотрел на нее и осознавал, что девочка-то выросла. И что-то внутри кольнуло, когда он вспомнил о ее предстоящем свидании. Специально ли, или он, правда, снова вживался в образ, но из-за сорванных им дублей Ленкино свидание не состоялось…


Спасибо: 67 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1068
Настроение: Балабама - это вещь!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 83
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.03.10 11:40. Заголовок: Всем удачных выходны..


Всем удачных выходных!

В тот день он повез меня домой. Типа таким образом заглаживая вину. Но меня, кстати, это совсем не обломало. Мы в тот день с Денисом собирались пойти куда-то на вечеринку к его друзьям, которых я вообще не переваривала. А терпеть весь вечер шайку недоразвитых идиотов ради пары поцелуев мне как-то не комильфо. Тем более на следующий день надо было рано вставать. Съемки были после обеда, а с утра пораньше Серега нас собирал на репетиционной базе в Доме Культуры, чтобы отрепетировать песню, которую я по сценарию должна буду написать, как бы посвящая ее Степнову. Поэтому, я с удовольствием ехала домой в иномарке Абдулова, который взахлеб рассказывал, как он провел эти два месяца. Оказывается, он сам полетел к дочери в Иркутск и был там с ней две недели. А потом плодотворно занимался новым проектом. Про меня почти ничего не спрашивал. Ему, видимо, и правда, поговорить не с кем было. Мы потом еще у дома с полчаса стояли, пока он распинался о своих приключениях. Зато прощание было таким искренним и… новым, что ли. Он проводил меня до подъезда. Мы еще немного постояли, не зная, как разойтись, а потом он сказал, что очень рад был сегодня нашей встрече, что он понял, что именно этого нашего с ним общения ему и не хватало, ну и поблагодарил за «свободные уши». А потом произошло то, чего я ну никак не ожидала…

- Лен, ты меня прости, что из-за меня сорвалось твое свидание… - голосом виноватого ребенка сказал Абдулов.
- Да забей, Виталь, - искренне улыбнулась девушка, умиляясь такой картине, - я не очень-то на него и хотела. Уединиться бы не удалось, - на этих словах у мужчины опять что-то кольнуло в районе груди, - а ради пары поцелуев слушать бред недалеких придурков, о футболе знающих только со слов комментатора, мне не в радость. Оно того не стоит. Так, что Абдулов, все нормально. Можешь спать спокойно, – широко улыбнулась.
- Правда? Ты не обижаешься?
- Нет. – Ленка уже смеялась. Такой он лапочка, когда переживает!
- Ну, тогда до завтра. – Наклонился и смачно чмокнул в щеку. – Это тебе компенсация.
Девушка была немного в шоке. А мужчина зачем-то наблюдал за ее реакцией. На автомате произнесла «до завтра» и скромно улыбнулась, слегка покраснев. Виталик сделал шаг назад, а потом развернулся и направился к машине, напоминая сейчас самому себе школьника на первом свидании. В его времена. Ощущения были точно такими же.

Я тогда особого значения этому не предала. Да и думала об этом, только когда в лифте на пятый этаж поднималась, а потом и совсем забыла. Да и на следующий день все было как всегда. Я, правда, опоздала – долго по телефону объясняла обиженному парню, почему я вчера не пришла. Я ведь даже звонить ему не стала. Так была рада видеть Виталика, что омрачать приятное впечатление от вечера объяснялками с бойфрендом не хотелось. Он бы сто процентов закатил истерику. Детский сад, ей богу. Ну, так вот. Я опоздала. Задыхаясь от бега, влетела в гримерку, где на диване ждал меня хмурый Абдулов…

- Третьякова, где тебя носит? Нам через пятнадцать минут на площадку, а ты еще без грима. Когда репетировать будем?
Девушка сложила ладошки вместе, сделала умоляющее выражение лица и ангельским голосом протараторила:
- Виталечка, миленький, ну, прости, пожалуйста. Это все дела сердечные. Я ж вчера провинилась, теперь надо вину заглаживать. А с гримом мы сейчас быстренько, да, Ириш? – бегло кинула взгляд на гримера, которая ей согласно кивнула, - И я вся твоя. – Улыбнулась.
Мужчина растаял. Но тот факт, что она сегодня будет «заглаживать вину» все-таки задел. Его это определенно не устраивало. Вот только почему? Но, в общем, прощение она заслужила.
- Ладно, уговорила. Сегодня вроде ничего сложного нет. Общие эпизоды. Считай, что ты прощена.
- Спасибо, о, мой господин. – И расцеловала его на расстоянии. Потом плюхнулась в кресло и предоставила лицо мастеру.
Абдулова развеселил этот ее жест, и он напрочь забыл о том, что его тревожило еще совсем недавно.
А потом он еще и вызвался подвести ее на «свидание» с этим Денисом, где стал свидетелем, как она самозабвенно «заглаживает вину». Вот тут его накрыло странное чувство зависти к этому парню. Даже на расстоянии он отметил, что девушка отлично целуется. Просто умопомрачительно! Так, что слюнки текут…

Новый сценарий оказался сложным не только для меня, но и для остальных Ранеток. Поэтому мы очень часто стали задерживаться допоздна. Наши с Виталиком сцены снимали в последнюю очередь, так как акцент сезона делался именно на нашу пару. Мы, в принципе, справлялись, пока не дошли до «зарождения чувств». Эпизоды, где он за мной ухаживал после боев, еще куда ни шло, а вот сцена поцелуя…



Спасибо: 70 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1079
Настроение: Балабама - это вещь!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 84
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.03.10 04:05. Заголовок: Это снова я, ваша по..


Это снова я, ваша полуночница


Девушка мерила шагами комнату отдыха, нервно теребя в руках листки со сценарием. Сегодня снимают поцелуй на кухне. Ленка даже представить себе не могла, как это должно быть. Ну, вот как это должно быть?! Дверь скрипнула, и в комнату вошел спокойный Абдулов.
- Лен, ты это чего здесь сквозняк устроила? Вентилятор рядом с тобой не стоял. – Пошутил мужчина.
- Виталик, я не смогу… - захныкала девушка.
- Чего ты не сможешь?
- Поцеловать тебя не смогу… - подошла вплотную.
- Это еще почему? Я такой противный?
- Ну, Абдулов, хорош прикалываться! Мне сегодня Лерка объясняла про актерский поцелуй, но я все равно не вкурила. Губу сюда, губу туда… Тьфу.
- Значит надо прорепетировать. – Виталик втайне потирал лапки.
- Да я уже репетировала!
- С кем это? – вот это новости.
- Да с Тихоновым. Они это уже в училище проходили. У меня все равно не получается.
Это задело Абдуловское самолюбие – как это так?! У него стажа больше, чем у этого юнца, тем более, это он ее партнер, и целоваться на камеру придется ей с ним, а она обращается за помощью к какому-то там Тихонову.
- Ну, давай попробуем. Может, получится. У меня-то опыта побольше. – Сделал акцент на последнем слове.
- Давай.
Она с наивной готовностью подалась вперед, прикрыла глаза и приоткрыла губы. Абдулов даже опешил. Он, конечно, профессионал, но что сейчас с ней делать, он не знал. Растерялся. Нахлынули воспоминания увиденного им поцелуя, жутко захотелось его настоящего, не киношного. И вот она стоит перед ним, готовая подарить этот самый поцелуй, вот только актерский. Жаль…
Видимо, он долго разбирался со своими мыслями, что она, устав ждать, открыла глаза и вопрошающе уставилась на него.
- Да-да, сейчас, только вспомню, как там у нас по сценарию.
- А там у меня голова кружится, я падаю, а ты ловишь меня и усаживаешь к себе на коленки.
- Тогда, может, так и попробуем?
- Давай так. – Она безразлично дернула плечами. Какая ей разница как, главное - научиться правильно это делать.
Виталик сел на диван, усадил ее к себе на колени. Она это сделала настолько естественно и непринужденно, что он даже удивился ее непосредственности. Третьякова снова уставилась на него, ожидая обучающих действий и разъяснительных слов.
- Ну.
- Вот смотри. Сначала мы просто касаемся губ друг друга, потом я слегка прихватываю твою нижнюю губу, а потом ты мою. Попробуем?
- Давай.
Оба подались навстречу друг другу. Быстрое, но нежное касание губ, от которого мужчину шарахнуло разрядом в двести двадцать, потом он, держа себя в руках, чуть прихватил ее губу, а она в ответ слегка ПРИКУСИЛА его, отчего его снова шарахнуло, но уже сильнее.
Девушка отстранилась и выжидающе уставилась на мужчину, желая получить оценку.
- Ну, как? – подкусила губу, отчего у Абдулова засосало под ложечкой.
- На твердую пятерочку… – Выдохнул Абдулов, восстанавливая сердцебиение и приводя в порядок расшатанные нервы и растрепанные чувства.
- Правда? – она радовалась, как ребенок, не замечая состояния партнера.
- Правдивей некуда. – Все еще отходя от ощущений. Непередаваемых ощущений.
- Тогда, пойдем снимать, пока я навыки не растеряла. – Соскочила с колен и нетерпеливо запрыгала в ожидании, пока Абдулов встанет и пойдет за ней. Для нее это была личная победа, а для него – поражение в схватке с самим собой.
Но на этом сюрпризы не закончились. На площадке был просто ад для мужчины. Третьякова, эта маленькая бестия, вошла во вкус и дубль за дублем по команде режиссера терзала его губы, убивая его самообладание в зародыше. А режиссер все кричал, что он не верит. После восьмого сорванного дубля эта чертовка возьми и предложи:
- Сереж, ну, давай мы по-настоящему поцелуемся, а то ваши киношные чмоки – фуфло.
Абдулов аж поперхнулся. Нет, ну вот можно так?! Просто взяла и сказала. Что бы было, если бы они постельную сцену снимали… Тоже предложила бы для реальности заняться сексом перед камерой? От этих мыслей Абдулова кинуло в жар.
- Виталь, ты как, не против? – вырвал из страшных мыслей голос друга.
- Да, в принципе, нет. Если Ленка согласна… - вроде получилось безразлично, но что сейчас творилось у него внутри…
- Тогда снимаем. Приготовились. Мотор. Поехали.
… Она падает, морщась от боли, он ее ловит и опускается вместе с ней на край кухонного уголка. Он встревоженно смотрит на нее. И тут она поворачивает голову. Их лица очень близко. Ее пристальный взгляд в глаза, потом на губы. Единый порыв, и такое желанное касание. Робкое, неумелое, но такое теплое. Вот тут Виталика и коротнуло. Теперь он сам прижался к ее губам, а она их приоткрыла, приглашая не останавливаться. И он не стал останавливаться. Сейчас это было выше его сил. И вот уже ее язык играет в салки с его. Остановиться нету сил…
- Стоп. Снято, – ворвался в затуманенное сознание голос довольного режиссера.
Она отстранилась первая, заглянула в глаза, игриво-смущенно улыбнулась, пожала плечами. Он сейчас мог поклясться, что видел в зелени ее глаз чертей.
- Ребят, вы неподражаемы! Так реалистично! Ленка, - она повернулась, услышав свое имя, – ты супер! Я тебя обожаю! Это лучший поцелуй, который я когда-либо снимал.
Она, встав с колен, смущенно улыбаясь, принимала похвалы. А Абдулов встать не мог. Теперь у него кружилась голова. А теснота в брюках предупреждала, что не стоит пока вставать. Его спас фартук, который был надет на нем сейчас. Теперь он мысленно благодарил Арланова, что тот настоял на этом нелепом предмете одежды, когда Виталик наотрез отказывался его одевать. Встав с диванчика и оправив фартук, он все еще пытался восстановить дыхание, когда к нему подошел Арланов, который все понял по потеряному взгляду Абдулова, и, ехидно улыбаясь, тихо спросил:
- Друг, ты как?
- Не спрашивай. – Также тихо ответил Абдулов. Друг только посмеялся.



Спасибо: 74 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1106
Настроение: Остановите меня кто-нибудь!!!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 85
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.03.10 02:05. Заголовок: Вот только этот наш ..


Вот только этот наш поцелуй не вошел в сериал. Серега, вдохновленный нашей парой, решил, что он еще нас помучает. Сценарий переписывали в экстренном порядке и выдавали порциями – вечером на следующий съемочный день. Эту сцену на кухне мы пересняли, но уже без поцелуя. Все то же самое, только поцелуй не состоялся. Я там так прикольно глаза отвела, типа не решилась. Он ведь все-таки мой учитель. И старше меня. Но я, уже как Третьякова, задумалась о произошедшем тогда на площадке. Поначалу для меня это действительно было абсолютно естественным, но уже потом я отметила, что мне понравилось. Мне понравилось с ним целоваться. А еще мне понравилась его реакция на мой поцелуй. Я, конечно, сделала вид, что ничего такого не заметила, но тогда в меня как будто черт вселился. Я же знала, что у Дениса такая же реакция на мои поцелуи, но я и думать не могла, что и Виталик тоже так отреагирует. А еще меня поразила моя неизвестно откуда взявшаяся смелость. Я раньше и представить не могла, что буду так целоваться с мужчиной, почти вдвое старше меня. Нет, я, конечно, была влюблена в Абдулова, но так, по-детски, как в идола - для тебя он идеал, но который никогда не будет твоим. Поэтому ты не на что и не рассчитываешь. И уж тем более не строишь никаких планов. Просто довольствуешься тем, что есть. А большего тебе и не надо. Вот и я так же. Воспринимала его только как партнера и знала, что это тот мужчина, на которого я хотела бы, чтобы был похож мой муж. Вот примерно так. Чтобы был похож, но не был моим мужем. А после этого поцелуя все пошло не так. Правда, постепенно. Мы снимали сцены, где он ухаживал за мной после боев. Мне было приятно так. Хоть и кино, но такой он милый был. А потом я за ним ухаживала. И мне это нравилось. Не как Кулеминой, а как Третьяковой. Мне прям было в удовольствие. Тогда я вжилась в роль. Даже Арланов это отметил. Это сейчас я понимаю, что уже тогда механизм моей влюбленности под кодовым названием Виталий Абдулов потихонечку набирал обороты, а тогда для меня это было естественным. Считала, что мое актерское мастерство уже достигло необходимой отметки, чтобы так реалистично играть чувства. Я даже значения этому не придавала. Поэтому мне и не мешало это встречаться с Дениской. И мне все еще безумно нравились его поцелуи. Меня даже посещали мысли, а не есть ли он «тот самый», так как моя реакция на его поцелуи стала для меня открытием. Когда он нежно, прям едва-едва касался моих губ, тело мое обдавало жаром, и потом весь этот жар концентрировался где-то в районе промежности и пульсировал бомбой замедленного действия. Ноги становились ватными, а тянущее чувство внизу живота становилось невыносимым. Не буду говорить, что было, когда он касался моей груди. А то сейчас сорвусь. Так вот. И с Виталиком мы общались так же, как и прежде. Я даже нормально реагировала, когда ему постоянно во время репетиций названивали всякие надоедливые особы.
И вот однажды, это было примерно в конце ноября, или начале декабря, так как на улице уже лежал снег, Серега решил дать нам выходных два дня при условии, что этот съемочный день мы отработаем «от звонка до звонка». Это уже стало нашим коронным выражением – мы же в школе снимались. Так вот. Из здания мы вышли только к восьми вечера. Причем вышли гурьбой: «Ранетки» в полном составе, Мильниченко, Абдулов, Тихонов, Стефанцов, Линда была, еще кто-то из парней, Шмелев, по-моему, Лысенков. Больше не помню. Да это и не важно. На улице – красота. Весь день шел снег, и теперь навалило такие сугробы, что не поваляться в них было просто грех. Лерка начала первая – толкнула в самый большой сугроб Стаса. Далее все падали как кегли. Ребята валяли девчонок, девчонки ребят, в ход пошли снежки. Я стояла в сторонке и тихо посмеивалась. Меня завалить решилась только одна Козлова. Но ее попытка не увенчалась успехом, поэтому она была отправлена мною в понравившийся ей сугроб. Среди этих беснующихся актеров я пыталась выцепить интересующую меня фигуру в черном драповом пальто. Но его нигде не было. Это меня насторожило. Я резко развернулась и увидела Абдулова, крадущегося ко мне со спины. И он почти достиг своей цели…


- Абдулов, только попробуй, – пригрозила Лена, пятясь назад.
- А что ты мне сделаешь? – зло улыбнулся он.
- Тебе лучше этого не знать.
- Тогда я не боюсь.
Она уловила его порыв побежать, поэтому сделала это первой. Чуть не падала на виражах, скользя резиновой подошвой. И она сама себя загнала в угол. Бегала-бегала, петляла-петляла, и не поняла, как оказалась между стеной и огромным сугробом вдали от толпы. Абдулов от такой удачи рассмеялся в голос.
- Вот ты и попалась, Третьякова.
- Виталик, ну, Виталик, ну, не надо, - взмолилась девушка, понимая безвыходность ее положения, я же промокну, а мне еще к Денису надо.
Вот тут у Абдулова стоп-кран и сорвало. Значит, к Денису ей еще надо…
Виталик в два шага сократил расстояние между ними и стал надвигаться, приближая девушку к сугробу.
- Все-все, Виталик, я сама. – И плюхнулась пятой точкой прямо в пушистый снег. – Доволен? – и, не дожидаясь ответа, встала, отряхнула штаны, а потом посмотрела на мужчину. – Что?
- Халтура, Третьякова. – Абдулов молнией оказался перед ней. От неожиданности девушка стала падать, хватаясь за мужчину, надеясь удержаться на ногах. Черный драп, белый снег – Абдулов не пойдет на такие жертвы. Но… Он бы и не на такие пошел, если бы это сорвало свидание.
И вот они оба, хохоча, лежат черным пятном на белом сверкающем полотне. Черным, потому что Абдулов сверху. Немного успокоившись, встретились взглядами. У Абдулова медленно ехала крыша от близости ее губ. А у нее дыхание сперло. Такое знакомое чувство… Многодневное желание взяло верх над разумом. Он подался вперед совсем чуть-чуть и ощутил этот сладкий вкус дурманящей вишни. Но одного прикосновения было мало. И ей, кстати, тоже. Новое касание уже приоткрытых губ и их языки цепляются друг за друга, распаляя новые чувства в телах. Сколько они так лежали, неизвестно. И сколько бы еще пролежали, если бы Виталик не сообразил, что он все-таки лежит на девушке.
- Извини, - с трудом оторвавшись, в губы сказал он, - не сдержался.
Девушка смущенно улыбнулась. Абдулов быстро принял вертикальное положение и помог встать партнерше. Отряхнул ее, потом отряхнулся сам. Сейчас обсуждать произошедшее не хотелось. Стало как-то неловко.
- Ну, что, пойдем к остальным?
- Угу. – Куда-то в воротник пробурчала девушка, пряча пылающие губы.
На свидание она успевала даже с запасом, но еще в машине, когда Мильниченко развозил их по домам, она набрала смс всего с четырьмя словами: «Я сегодня не могу»…


Спасибо: 75 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1126
Настроение: Остановите меня кто-нибудь!!!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 85
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.03.10 23:44. Заголовок: Вот захотелось мне. ..


Вот захотелось мне.

Я полночи провалялась довольная как удав, то и дело касаясь губ, вспоминая этот поцелуй. А еще эта его смска… «Как придешь домой, сразу прими горячую ванну, а то заболеешь. Ты мне здоровая нужна». Нужна… Какое заветное слово! Оказывается, для полного счастья человеку надо знать, что он кому-то нужен. Даже если это просто твой партнер по съемкам. Стоп. Что значит просто? Тогда, наверное, уже был «не просто» партнер по съемкам. Что означал этот поцелуй? Ведь мне тоже этого хотелось. Ведь если бы не хотелось, то и не целовалась. А вот и ни хрена! Чтобы Третьякова отказалась от обалденного поцелуя? Да ни в жизни! Я ведь еще на съемках оценила это его мастерство. Так, ладно, это не показатель. Но вот это его «нужна»… В каком смысле нужна? Как партнерша, как друг, как «свободные уши»? А может, он тоже тогда ко мне что-то чувствовал? Что значит тоже??? Неужели я все-таки тогда уже была в него влюблена. А может, после этого поцелуя я в него и влюбилась? Ого, сколько вопросов! И почему мы с ним на эту тему никогда не разговаривали?..
В выходные мы уезжали всей семьей в гости к родственникам. Там Мегафон совсем не берет. Я, если честно, отдыхала от трели надоедливого телефона. И очень радовалась тому, что Денис не может до меня дозвониться. Как-то он со своими поцелуями отошел на второй план. На пьедестале перед глазами стоял Абдулов. Я все время вспоминала это сладкое ощущение его больших мягких губ на своих, его дерзкий и властный язык… И постоянно блаженно-мечтательно улыбалась. Мама надо мной подтрунивала, говорила, что ее дочь влюбилась. Я а только отшучивалась и смущенно улыбалась, пряча глаза под челкой. Хорошо, что подстричь не успела. А ведь хотела. Телефон умер без зарядки, так что я осталась без связи до самого возвращения в Москву. Разговаривать с Виталиком я бы тогда все равно не смогла. А вот от смски от него не отказалась бы.
Когда дома я включила телефон, то на экране высветилось три входящих смс: одно от Дена, одно от Лерки и самое желанное от Абдулова. Открыла по порядку. Денис спрашивал, куда я пропала, Лерка сообщила, что меня Виталик ищет. Я еще посмеялась – таким бы способом он мне и сам мог сообщить, что ищет меня. А потом я открыла его послание. Даже мама прибежала посмотреть, что же меня так развеселило? А сообщение гласило:
«Третьякова, если еще раз больше чем на пять часов отключишь телефон, я тебя убью. Отелло».
Я вообще любитель придираться к словам, искать в них потайной смысл. Вот и с подписью «Отелло» я проделала то же самое. Наш мавр ведь удушил Дездемону из-за ревности. Получается, этой подписью Абдулов сказал, что ревнует меня? Он, наверное, думал, что я все выходные с Деном торчу. Ну-ну. Стало понятно, что ничего не понятно. Поэтому я решила, что завтра сделаю вид, как будто ничего не случилось. Все как обычно. На этом и уснула.
Утром я объявилась в школе как всегда – чуть раньше других. Но, как оказалось, не всех. Спокойно зашла в гримерку, поздоровалась с Ириной и села на грим…

- Лен, ты не знаешь, какая муха Абдулова укусила? – спросила гример.
- Це-це, наверное, - посмеялась Лена от двусмысленного восприятия вопроса. – А что с ним?
- Да, злой какой-то ходит, ни с кем не разговаривает, только рычит.
- Ого. Даже не знаю, - пожала плечами, - я его еще не видела.
Тут дверь помещения распахнулась, и на пороге появился он. Сначала увидел знакомую куртку, а потом в зеркале поймал испуганный взгляд искомой блондинки.
- О, Третьякова, мне-то ты как раз и нужна. – Зло сверкнул глазами и показал белоснежный оскал. – Ей еще долго? – обратился к Ирине. Та испуганно замотала головой. – Тогда, как с тобой закончат, переодевайся и выходи в коридор. Я тебя там жду. Будем репетировать. У нас сегодня сцена сложная. – И вышел, громко хлопнув дверью.
Девушки вздрогнули, потом посмотрели друг на друга в отражении.
- Что там у нас сегодня? – ошарашенная заявлением, спросила Ленка.
- Не знаю… - наигранно дрожащим голосом протянула гримерша.
Быстро закончив грим, чтобы лишний раз не испытывать терпение Абдулова, девушка помогла Ленке переодеться. Справившись с этим в рекордно короткие сроки, схватив сценарий, Ленка вылетела из гримерки. Заметила Абдулова, важно подпирающего подоконник, поспешила к нему.
- Виталик, да что там сегодня такого снимают? – все еще испуганными глазами смотрела на него, пытаясь получить хоть какую-нибудь информацию. Абдулов коварно посмотрел на нее, ехидно улыбнулся уголком губ, а потом отлип от подоконника, схватил ее за запястье и потащил по коридорам школы:
- Сейчас все узнаешь.
Ушли в самые дебри, куда никто и никогда из съемочной группы не ходил, нашел открытую дверь и завел туда все еще ничего не понимающую Третьякову.
Как только за ней закрылась дверь, он выпустил ее руку.
- А поближе ничего не нашел? – чуть обижено, но с нотками смеха в голосе.
- А это чтобы никто не отвлекал, – коварный искуситель.
- От чего? – от его взгляда по телу девушки прошел холодок. Она даже рот приоткрыла от удивления. Чем незамедлительно и воспользовался Абдулов.
В мгновенье ока, так, что Третьякова и подумать не успела, прижал ее всем телом к поверхности двери и впился в ее губы жадным поцелуем. Ленка даже и не пыталась сопротивляться. Вовремя сообразила, что надо расслабиться и получать удовольствие. Когда он смог оторваться от ее губ, Ленке даже лень было глаза открывать. Поэтому она довольно улыбалась, не поднимая тяжелых век. Абдулов залюбовался. Но потом вспомнил причину своего сегодняшнего паршивого настроения и не стал тянуть:
- Ты где была? Почему телефон отключила? – все еще зло прохрипел мужчина.
- А в чем собственно дело? – изобразила удивлено-непонимающий взгляд.
- Третьякова, я тебе вопрос задал. – Грозно.
- На исторической родине предков. И я его не отключала. Он просто сел. А зарядка дома осталась. – Ровным голосом ответила она, не считая себя виноватой. Но информацию выдала.
- Еще раз такое повторится, и я тебе не завидую. - Сказал, как отрезал. Ленка даже спорить не стала. Но и с неимоверным усилием сдержала себя, чтобы не спросить, что все это значит, поняв по глазам мужчины, что он еще не готов говорить на эту тему. Да и она бы, навряд ли, решилась. Ее пока все устраивало. А ему, если надо, сам все скажет.
- Так что там у нас со сценарием? – попыталась сменить тему, чтобы снова не ощущать неловкости.
- Да кто его знает… - безразлично бросил Абдулов, желая немедленно ощутить мягкость ее губ.
- Абдулов?! – удивленно вскинула бровь, поняв, что мужчина собирается сделать.
- Молчи, Третьякова. – И накрыл такие желанные губы властным ртом, собственнически прижимая ее тело к себе.
Ленка не знала, куда деть свои руки, но после нескольких витков мучительно-сладостного удовольствия все-таки обвила ими его шею, запуская пальчики в смоляные кудри.


Спасибо: 76 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1135
Настроение: Остановите меня кто-нибудь!!!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 86
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.03.10 23:00. Заголовок: В тот день сценарий ..


В тот день сценарий мы увидели непосредственно перед съемкой на площадке. Зато отсняли все с первого дубля. Дома я долго подбирала объяснение его поведению, своему «несопротивлению», но так ни к какому выводу и не пришла. А потом плюнула и решила просто получать удовольствие от его поцелуев и дурманящих объятий. Дениску я тогда откровенно динамила. Совсем порвать с ним причин не было, а поцелуев мне и Абдуловских хватало. Изо дня в день все повторялось: мы приходили чуть раньше других, быстро гримировались, потом брали сценарий, пробегали по нему глазами и уединялись «для репетиций», где самозабвенно репетировали только одну сцену. И ту не по сценарию. Абдулов ходил довольный, как слон. Все только удивлялись. Я тоже всегда была в приподнятом настроении, но для меня это норма. Вот и все списывали его хорошее настроение на то, что это я его заряжаю позитивом. Приближался мой день рождения. К этому времени наши поцелуи набрали обороты. Стали более страстными, ласки более откровенными. Как-то однажды, пытаясь восстановить дыхание после очередной гонки вооружения, я все-таки спросила у Виталика…

- Абдулов, скажи мне, вот как это все называется?
- Мы просто целуемся. – Спокойно ответил он, перебирая пряди белокурых волос.
- Просто целуемся?! – девушка чуть не задохнулась от удивления.
- А что не так? – он обрамил ее лицо ладонями и посмотрел в глаза.
- Что же тогда называется «не просто целуемся»? Да я от этих поцелуев на стенку лезть готова, так внизу все сводит! Сил хватает только до площадки дойти! Я лифчики с поролоном носить стала, чтобы сосками майки не порвать! И это называется «просто целуемся»?!
Абдулов хохотал, ему было смешно над определениями собственного возбуждения этой дерзкой девчонки. А она недоумевала. Она уже точно поняла, что ей хочется большего. Но Абдулов не давал ни малейшей надежды на это. Тем более Ленка помнила его слова, что им нельзя, они же партнеры. Как после этого работать? Но Третьякова уже приняла решение. И сейчас была полна решимости его осуществить.
- Знаешь, что, Абдулов, - она презрительно прищурила глаза, - кто-то из мудрых сказал: «Доведет осторожность до фригидности». Так вот, я себе лично этого не желаю. Так что, держись, а я больше не хочу. – Соскочила с колен, поправила майку и застегнула толстовку до конца. – Счастливо оставаться. – И ушла. А Абдулов так и сидел, не понимая, что он не так сказал.
Вернулся он на площадку какой-то задумчивый. Увидел ее, весело щебечущую с Леркой у окна. Новикова, увидев го хмурого, не такого, как обычно, спросила:
- Виталик, а ты чего такой грустный?
- Настроения что-то нет, – как можно естественнее ответил он, кинув вопрошающий взгляд на Третьякову. Та только зло зыркнула на него своими изумрудами.
Но на площадке вела себя естественно. Тогда сцена требовала именно такого злобного взгляда Кулеминой.
Вечером он решил позвонить ей и поговорить. Надо было выяснить, что же она имела сегодня в виду, сказав эту философскую фразу.
После двойной порции коньяка он набрал заветный номер. Но абонент был недоступен. Чертыхнувшись, набрал ее домашний. Трубку сняла мама, которая сообщила, что сегодня Леночка ночует у Лерочки. Быстро поблагодарив, тут же набрал Новикову. А та сказала, что не может дать трубку Третьяковой, так как они не вместе. Но заверила мужчину, что с ней все в полном порядке.
Абдулов запустил ни в чем не повинную трубку в спинку стоящего напротив дивана и залпом выпил содержимое фужера. От догадки с кем и зачем она сейчас могла быть, стало совсем фигово…

Поняв, что Абдулов более чем поцелуи ничего в отношении меня не планирует, я приняла решение расстаться со своей девственностью с тем, кто вполне был достоин стать моим первым мужчиной. Да, это был Дениска. Его поцелуи тоже доводили меня до предела, который хотелось перешагнуть. Ребром стоял только квартирный вопрос. Где? Но об этом я решила подумать потом. И, выйдя из класса, где все еще оставался мой партнер, в коридоре мне попалась Козлова. И тут меня осенило. После того, как они расстались с Серегой, она жила одна в своей квартире. Быстро перетерев эту тему с Леркой и получив ее согласие на предоставление мне политического убежища для осуществления стратегического плана, набрала Денису и назначила свидание, пока не посвящая его во все свои планы на счет него. Он безумно обрадовался встрече. После этого я позвонила маме и сообщила, что съемки сегодня будут допоздна, поэтому ночевать я останусь у Лерки.
Встреча с Деном состоялась. Но вот при поцелуях ощутить того же, что я ощущала с Абдуловым, не получилось. Поэтому, посидев в кафе, сослалась на усталость, быстро чмокнула в щеку и ушла, пообещав позвонить. Настроение было наипаршивейшее. Вызвонила Лерку, сообщила, что ничего не получилось, подробности обещала рассказать за рюмкой чая. По дороге зашла в магазин за обещанным «чаем» и взяла две бутылки любимого шампанского. А дома я ей поведала всю историю своей предполовой жизни. И она до сих пор остается единственной, которая знает про наши отношения с Абдуловым то, что не положено знать никому. В тот день мы нахлестались с ней до слюней. В интерпретации Козловой эта ситуация с Абдуловым уже не казалась такой обидной. Она посоветовала вернуть все, как было, а потом, прибегая к женским хитростям, довести его до такого состояния, что он сам этого попросит. Этот вариант меня заметно воодушевил, и жить стало заметно веселее. Козлова – это мое все!
Как и предполагалось, я проспала репетицию, и мы с Леркой опоздали на съемки. Самочувствие мое было не из лучших, да и круги под глазами говорили о том, что я не выспалась. Не успели мы с Козловой войти в здание, как меня за локоть схватил Абдулов и потащил в наш класс…


- Лер, я украду у тебя подругу ненадолго. – Кинул он на ходу.
- Виталик, я засекаю! – Крикнула им вслед девушка.
- Ай-ай-ай, Виталик, не так быстро, а то меня сейчас укачает, – захныкала Третьякова.
Мужчина ничего не ответил, лишь про себя отметил, что она сделала это, все-таки будучи не совсем в трезвом уме и светлой памяти. От этого заключения стало еще больнее.
Завел ее в класс и прислонил к стене.
- Лена, где ты была? С ним, да? Ты была с ним? Зачем, Лен?
- Ай-ай, Абдулов, не кричи… У меня сейчас голова треснет.
- Лен, - убрав громкость, - ты с Денисом вчера была?
- Ну, с Денисом.
- Зачем, Лен?
- Да, что «зачем», Абдулов? Выражайся понятнее! Ты чего, не видишь, что я сейчас туго соображаю?!
- Зачем ты с ним спала?.. – обреченно выдохнул, посмотрев усталым взглядом на нее.
- Я чего? Абдулов, ты в своем уме?! – Ленка медленно отходила от шока. – Да с чего ты это взял?
- Ну, ты вчера обиженная отсюда ушла, а потом я тебя найти не мог. Хотел с тобой поговорить, а ты дома не ночевала. Мама сказала, что ты у Лерки, Лерка сказала, что ты не с ней. А сегодня вон, невыспавшаяся пришла. Вот я и подумал… - виновато.
- Дурак ты, что так подумал. – Зло бросила, но внутри ликовала. Значит все тут не так уж и «просто».
- Тогда где ты ночевала? – с надеждой в голосе спросил мужчина.
- У Лерки. Где же еще. Тебе же мама сказала. – Косила под дурочку Третьякова.
- А Денис?.. – робко.
- А что Денис. Мы с ним встретились, потусили в кафе, а потом я к Лерке приехала. Мы с ней чуть-чуть посидели… - Прислонила бутылку минералки к больной голове.
- Чуть-чуть. – Усмехнулся Абдулов.
- Ой, вот давай только без нотаций. – Ленка уже улыбалась своему партнеру.
Виталик уловил этот момент.
- Лен… Ленка… А ты на меня больше не обижаешься? – состроил виноватую гримасу, теребя ее указательный палец.
- Куда мне сейчас обижаться. – Снова приложила бутылку ко лбу. – Забыли.
- Отлично. - Подошел к Ленке, которая все еще подпирала стену, заглянул в глаза и клятвенно произнес: - Обещаю, что впредь буду осторожным. Ну, чтоб ты на стенку не лезла.
Третьякова расхохоталась, насколько позволило ее состояние.
- Конечно, будешь. – А про себя подумала: «Если сможешь».
- Ну, как мне заглаживать свою вину? – обнял за плечи, выводя из кабинета.
- Успеешь. – Вымученно простонала Ленка. – Я еще не придумала.
- Лен, а если вот честно, ты ведь вчера хотела с ним, да? – в шутливо-игривой манере серьезно спросил Абдулов.
- Хотела. – Решила подкрепить свои догадки Третьякова. – Но не смогла. – У Виталика упал камень с души. И Ленка это слышала.
- Почему? – с особым трепетом в душе спросил он.
- Почему?.. – задумалась. – Да потому, что не «тот самый». – Без особых эмоций.
- Понятно. – Заключил Абдулов. Он выяснил все, что хотел. Об остальном он подумает потом…



Спасибо: 72 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1169
Настроение: Остановите меня кто-нибудь!!!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 87
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.10 20:24. Заголовок: В тот день я еле оты..


В тот день я еле отыграла. Благо сцены все были общими. А Лерке хоть бы хны. Она огурцом. Свеженькая такая, веселая, заводная. Как всегда. А я весь день с минералкой. Правда в перерыв Абдулов супчиком накормил, поэтому домой я возвращалась уже тоже посвежевшей и пришедшей в себя. И Виталик пригодился. Домой меня вызвался отвезти. А я была не против. Совсем не против. Задремала на подогретом сидении. А он будить боялся. Но я все равно сама проснулась. А потом мы в машине целовались. Я еще раз уловила разницу между ощущениями от поцелуев с Дениской и Абдуловым. Разница колоссальная. Виталик старался быть «осторожным», но у него это плохо получалось. Во многом благодаря мне. Я на прикосновениях экономить не стала. И мне определенно от него хотелось большего.
На следующий день он сам, как только я появилась на площадке, вернул все в привычное для нас русло – утащил меня в класс, где мы страстно «репетировали». На страсти настаивала я.
День рождения отмечали в клубе. Еле уговорила Серегу, чтобы была Лерка. Абдулов тоже был. Ну, этот в обязательном порядке. Мне было весело. Шампанское давало о себе знать. Но больше всего мне поднимали настроение наши шифровки с Абдуловым и тайные зажималки по укромным уголкам. Лерку это тоже веселило не по-детски. Она нас, кстати, даже пару раз прикрывала. Я в этот вечер была нарасхват. Но последний танец достался все-таки Виталику…

Мужчина нежно сжимал в объятиях свою драгоценность.
- Лен, ты сегодня такая красивая… – нежный шепот в ухо, пробирающий до костей.
- Только сегодня?
- Третьякова, ну вот все испортишь, – делано обиделся.
- Ну, Виталь, ну, прости, не сдержалась. – Рассмеялась. Такой он забавный, когда дуется.
- Блин, вот так тебя поцеловать хочется!
- Держись, казак. Завтра Атаманом будешь!
- А я сегодня хочу.
- Ну, сегодня уже не получится.
- Слу-у-ушай… А давай я тебя домой отвезу? – его как будто осенило.
- И как это будет выглядеть? Нас всегда Мильниченко развозит по домам. Спалимся.
- А мы с собой Лерку возьмем. Все равно по пути. Да и подарки твои заберем сразу.
- Кстати, Абдулов, а я чего-то твоего подарка не видела, – прищурилась.
- Вот если все провернем, то я его тебе перед домом и отдам.
- А если нет?
- А если нет, то значит не судьба. – Тяжело вздохнул.
- Виталик…
- Ладно-ладно, шучу. Будем уходить и отдам. А то потеряешь. Вон сколько с Козловой шампусика выпили. Надо бы разогнать ваш пьющий дуэт, а то дети зеленые будут.
- Началось…
- Я за вас возьмусь!
- Все, Абдулов, утомил. Пойдем скорее прощаться, берем Лерку и едем. У меня уже поцелуйное голодание начинается, а ты тут втираешь о вреде алкоголизма…
- … и женского пьянства. – Важно заключил мужчина.
- Ой, - тяжело вздохнув, закатила глаза, - и женского пьянства. Все, пошли уже.
- А чего говорить-то будем?
- А чего тут говорить. Ты везешь Лерку, ну, и я к вам на хвосты – все равно ж по пути. С ней сто процентов никто не поедет из наших. А мы с тобой делаем ход конем – сначала отвозим ее, а потом на обратном пути ты высаживаешь меня. А то мало ли что… - снова пронзила прищуром.
- Мало ли что?! – удивленно-возмущенно.
- Ой, Абдулов, не бери в голову, я шучу. Ты ей и даром не нужен.
- Это чем же я ей не угодил?
- Ой, Виталик, ну, хорош. Совсем что ли шуток не понимаешь? Идем уже, пока не передумала. – И потащила его с танцпола. А он, ехидно посмеиваясь над ее нетерпением и этой нервозностью, шел за ней.
Как и предполагалось, никто не был против такой рокировки, поэтому Ленка, в предвкушении уединения, мечтала о его руках и поцелуях, сидя на заднем сидении его авто.
Около Ленкиного дома выбрали укромный уголок и, едва заглушив мотор, сорвали такой долгожданный поцелуй. В этот раз он был каким-то особенным. Действительно долгожданным. Как будто они к нему всю жизнь шли. Одежда безбожно мешала, но дальше куртки дело не дошло. Но и этого хватило. Она запустила свои руки ему под уютный пуловер, а его рука мягко перебирала пальчиками девичью грудь поверх атласной блузки. Ленка коснулась поясницы, и его рука сильнее сжала ее грудь. Ленку пронзило током. И догадкой, что за этот «крючочек» можно удачно дернуть. Она еще раз провела рукой по пояснице. Реакция та же. Стало жутко интересно, что же будет дальше. Она чуть приподнялась, скинула кеды и аккуратно уселась ему на колени, многозначительно заглядывая в глаза. Мужчина не шевелился. Сейчас эта девочка сводила его с ума. Невесомо коснулась губ. Потом еще. А потом углубила поцелуй. Да так, что Абдулову воздуху не хватало от рвущихся наружу ощущений. Он тоже проник под блузку со спины. Она покрылась мурашками.
- Замерзла? – сквозь поцелуй.
- Неа. – и снова его губы. Но он все равно повернул ключ зажигания.
В таком положении ему было гораздо доступнее ее тело. Коснулся горячими губами тонкой шеи, кусочка плеча, ключицы. Потянул краешек ворота блузки, делая доступными полушария. Коснулся открывшейся части. Девичий тихий стон, больше похожий на громкий выдох, будто бы давал команду не останавливаться. И он не остановился. Мелкие пуговки мучительно медленно расстегивались, открывая красивую юную грудь, вздымающуюся от утяжеленного дыхания. Губы сами потянулись к темному ореолу. От этого прикосновения девушка задохнулась собственным восторгом. А когда нежная кожа ощутила шершавую ладонь с другой стороны, дышать стало невозможно. С каждым прикосновением тугой узел внизу живота затягивался, угрожая порвать все внутренности. Откинулась назад, позволяя ему все. А у Абдулова ехала крыша, и отказывали тормоза.
- Виталик, я хочу… - простонала девушка.
- Чего ты хочешь, Леночка… - голосом властелина положения.
- Я хочу, чтобы ты был моим первым мужчиной. И желательно прямо сейчас. Ай… - прикусил сосок. Но словам внемлил. Оторвался от увлекательного занятия, чтобы увидеть ее глаза. Увидел. Действительно хочет. И как быть? Ведь он тоже этого хочет. И, как выяснилось, уже давно.
- Лен, ты уверена? – хочет подтверждения.
- Да, Абдулов, да! – истошный крик сгорающей в огне.
- Лен, Лена, - ласково, через слово припадая к острым вершинам, - ну, не здесь же.
- Поехали к тебе! – встрепенулась и принялась застегивать рубашку.
- Лен, - остановил торопливые руки, - уже третий час ночи. Тебя мама ждет. Что ты ей скажешь?
- Придумаю что-нибудь. – Снова взялась за неподдающиеся пуговицы.
- Лен, - взял ее лицо в ладони у основания шеи, - давай так. Сейчас ты успокоишься и пойдешь домой. А завтра проснешься, подумаешь на трезвую голову, и если не передумаешь, то все будет так, как ты захочешь. Хорошо? – нежно коснулся губ.
- Я не передумаю, – твердо.
- Не сомневаюсь. Но подумать все-таки стоит.
- Ладно. Сейчас будь по-твоему. Но если я не передумаю, а я не передумаю…
- Я все понял. – Улыбнулся.
Она ловко слезла с колен, села на пассажирское сидение, поправила одежду. Абдулов даже жалел, что так быстро. Ему хотелось еще и еще. Ощущать ее, ласкать до криков, целовать везде и всюду. Но сейчас он сам предложил. И слов назад не возьмешь. Это должно быть только ее решение. И он давить не будет.
Когда она уже вышла из машины и направилась к подъезду, он вспомнил, что так и не отдал подарок.
- Лен, - окрикнул ее, выходя из машины, - ты ничего не забыла?
Она подбежала, страстно впилась в его губы, потом внезапно отлепилась, выразительно посмотрела в глаза и сказала:
- Теперь ничего.
- Значит, тебе не нужен подарок?
- Вот я склерозная! – шлепнула ладошкой себя по лбу. – А это все ты виноват. Вскружил девчонке голову. – Абдулов только рот от возмущения открыл. – Ну, давай. – Вытянула руку с раскрытой ладонью.
Виталик без слов вложил в ее ручку подарочную коробочку. Третьякова безразлично сунула ее в сумку.
- Спасибо, - быстро чмокнула и зашагала к подъезду. А он так и стоял. Потом она развернулась и сказала.
- Вот знаешь что, Абдулов, а ты ведь мог мне сегодня такой подарок преподнести… Но я подожду. До завтра. Так и быть. – Развернулась и снова двинулась к подъезду.
Дома, скинув одежду и не разбирая многочисленные пакеты с подарками, извлекла из сумки заветную коробочку. Нетерпеливо порвала упаковочную бумагу, кидая ее прямо на пол, а когда добралась до содержимого, то смогла произнести только одно слово:
- Вау…
Это были часы всемирно известного бренда «Москино» в виде браслета с бильярдными шарами, одним из которых и был циферблат.
Аккуратно примерила, безмолвно восхищаясь, а потом убрала в коробочку и тихо умирала от счастья. Такого странного и неопределенного…

Про часы слышала разное, поэтому решила все-таки подарить...

Спасибо: 70 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1176
Настроение: Остановите меня кто-нибудь!!!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 87
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.10 23:25. Заголовок: Еще продка специальн..


Еще продка специально для Лизы


А утром я встала свежей, бодрой и желанной. Вчера я это очень отчетливо ощущала. Думать, конечно, было не о чем – я это уже давно решила. Поэтому, собралась и поехала на съемочную площадку, дабы сообщить об этом Абдулову. И непременно в его часах.
Виталика я встретила всего такого счастливого и сияющего, как только зашла в школу. Он меня сразу затащил в класс и, не давая мне сказать и слова, поцеловал на века. Как оголодавший, ей богу. Аж причмокивал. Когда мы прервались, чтобы глотнуть воздуха, я ему сразу сообщила, что я не передумала. А он мне сказал, что ни минуты в этом не сомневался, поэтому уже все организовал – сегодня мы едем в Яхрому кататься на горных лыжах и сноуборде. Вдвоем. Правда, там будут еще его друзья. Но это не страшно. У нас с ним будет отдельный номер. У меня, как говорила одна очень знаменитая ворона, «в зобу дыханье сперло». Сейчас это стало реалистичнее, даже чем вчера.
Отснялись мы быстро. Сегодня нам везло – всего одна сцена с массовкой. К тому же первая. Больше в наших услугах не нуждались. На ближайшие два дня.
Его сумка была уже собрана и лежала в багажнике, а свои вещи я собирала как метеор, бегая по квартире и сшибая все на своем пути. Собрать-то надо было нижнее белье, пижаму и запасной комплект одежды. Лыжного обмундирования у меня не было в наличии, но Виталик сказал, что его можно взять на прокат. А вот термобелье у меня имелось еще со времен моего футбольного прошлого. Новенькое, беленькое. Ах, да, еще тапочки и теплые носки.
По дороге Абдулов вещал, кто там будет и зачем. Ну, из его знакомых. Ни одной знаменитости, в основном бизнесмены и фирмачи. Короче, совсем не творческие, но простые люди. Я-то не привередливая в плане общения, мне все равно с кем, я всегда найду о чем, поэтому это меня совсем не напрягало. А вот то, что должно произойти, все-таки слегка нервировало. Я даже боялась. Еще раз убеждаюсь, что лучше, когда все происходит спонтанно, а не когда ждешь или планируешь. Так, в ожидании, и перегореть можно.
Абдулов понимал мое состояние, поэтому не затрагивал эту тему, а просто трещал без умолку. А когда мы прибыли на место, сердце мое с удвоенной силой заколотилось в груди. Как оказалось, это была ежегодная традиционная встреча друзей. Причем чисто мужской компанией. Типа мальчишник, но без присущих ему разврату и пошлостей. Меня сначала встретили с опаской. Пренебрежения не было, но как-то холодком тянуло. Но после моих кувырканий со сноубордом меня приняли в ряды «нормальных мужиков». И вечером за столом, не стесняясь, перемывали косточки своим женам, а кто-то рассказывал про свои похождения. Меня это ни капли не смущало. Было даже интересно. Это же так поучительно! Они по сути дела говорят, что не надо делать девушке, что бы о ней так говорили. А когда они узнали мою позицию и посчитали ее весьма объективной, то один из них положил мне руку на плечо и с уважением сказал: «Ленка, да ты наш пацан». А после второго глинтвейна мы уже были все родные, не смотря на то, что они были старше меня и занимали куда выше социальное положение, чем я. Бизнесмены, фирмачи, юристы, и ни одного актера или шоумена. Только Абдулов. И как он с ними затесался? Но мне очень понравилось, как вел себя Виталик – естественно до безобразия. Как будто и не с девушкой приехал. Хм, с девушкой? Мы с ним вроде и не парень с девушкой. А кто мы тогда? Ах, да, забыла, мы – «просто целующиеся». Пока. Еще совсем не долго. Так вот, я отвлеклась. Абдулов вел себя обычно, не уделял мне особого внимания, не трясся надо мной как над писаной торбой. Глядя на нас с ним, можно было сказать, что мы просто коллеги, друзья. На любовников совсем не похожи. Любовников? Хм. А такое определение мне нравится. Звучит!
Короче, вечер удался. Постепенно все стали расходиться, а мы с Абдуловым сидели до последнего. Нас не отпускали. У меня такие противоречивые чувства были. С одной стороны мне уже скорее хотелось, чтобы все произошло. А с другой стороны я этого боялась. Вернее, я боялась остаться с ним наедине в комнате с большой кроватью. И вот этого чувства неловкости, когда надо уже что-то сделать, ну, типа начать. Я не знаю, как это бывает - сказать там что-нибудь, поцеловать, раздеться, ну, не знаю я! И от вот этого непонятного нервяка меня алкоголь вообще не брал. Но сколько бы мы не сидели, спать идти все равно пришлось. А вот Абдулов вообще не нервничал. Вообще. И спать шел такой бодренький. В душ я пошла первая. Пока там была, представляла, как буду вести себя. Ничего путного не представила. Поэтому, долго там торчать не стала. Натянула труселя. Самые эротичные, что нашла в шкафу – черное кружево. И откуда они у меня там? Пижаму со штанами и майкой, а сверху еще и халат махровый, гостиничный. Капуста, одним словом. Вышла, а Виталик смотрит футбол. На меня даже внимания не обратил. А я и не старалась привлечь его. Сразу уперлась в плазму, где двадцать два мужика гоняли по газону мяч. На рекламе Абдулов все-таки заметил меня…

- О, а ты чего молчишь, что уже вышла? Душ свободен?
- Нет, там еще тот парень остался. – Ровным голосом ответила девушка.
- Какой парень? – повелся.
- А с которым я душ принимала.
- Чего ты? – Виталик зверел.
Девушка не выдержала и рассмеялась.
- Третьякова, ты чего ржешь? Ты с кем там была?
- Абдулов, ты сам-то вдумайся, что ты говоришь! С кем я могу быть в душе в нашем с тобой номере?
- И, правда. Чего это я. Ну, Третьякова, ты своими шуточками меня до сердечного приступа доведешь.
- А чего ты так нервничаешь? А, Абдулов? – хитро прищурила глаза, желая вывести его на чистую воду. Ну, хоть как-то он должен себя спалить.
- Я тебе потом скажу. – Хитрющий взгляд и многообещающая улыбка. – Я в душ. Один. – Подмигнул, вставая с кровати.
- Ха-ха-ха. – Передразнила.
Как только кончилась реклама, девушка с головой погрузилась в матч. Таким образом она отвлеклась от мыслей о предстоящей ночи, и алкоголь начал бродить по венам. Ленка ощутила расслабленность в теле и легкость в мыслях. Абдулов вышел из душа в одних домашних брюках. Третьякова мельком кинула на него взгляд и снова уставилась на экран, яростно болея за одну из команд. Виталик мягко забрался на кровать и устроился позади барышни.
- Лен, а ты чего в халате?
- А что, снять надо, да? – не отрываясь от экрана, развязала пояс и скинула предмет одежды. Абдулов потер руки. В таком увлеченном состоянии ее можно развести на что угодно. И он решил поглумиться.
- Лен, а сними майку.
- Угу, – и, все также смотря в телевизор, потянула за края верх пижамы. Но на полпути остановилась. – Абдулов, иди к черту! – хрипло посмеялась. Виталик тоже не удержался. Но зато он понял, что она уже не так напряжена, как совсем недавно. Его взору предстала девичья спина. Белая, с нежной кожей. Захотелось ее коснуться. Приблизился к девушке вплотную, убрал мешающие волосы от уха и шепотом спросил:
- Какой счет?
- Три два. Наши ведут. – Чуть дернувшись от прошедших толпой мурашек, ответила девушка.
- Сколько еще осталось? – коснулся плеча невесомым поцелуем, всколыхнув новую волну щекочущих мурашек.
- Д-д-десять минут и, наверное, минуты три добавят. – От такого касания голос дрогнул, а глаза сами прикрылись от удовольствия.
Снова поцелуй, но уже на другом плече. Девушка подалась вперед.
- Виталь, ну, дай досмотреть, чуть-чуть осталось, – умоляла Ленка.
- Наши выиграют. Это повтор. Я его смотрел, – не желая сдавать позиции.
- Я знаю. Тоже смотрела. Наши еще один на последней минуте забьют. Восьмой номер, кажется.
- Так чего опять смотришь? – Виталик был удивлен.
- Ну, это профессиональное. – Пояснила она.
- А, ну, раз профессиональное, то смотри. Не буду тебе мешать. – И завалился на подушку, закинув руки за голову.
Повернулась, виновато посмотрела на него.
- Смотри-смотри, я подожду. Мне спешить некуда.
А она возражать не стала. Ну, раз подождет…
Матч сыгран, команда выиграла, а над Ленкой нависло чувство вины. Как-то неправильно получилось. Отключила телевизор и подползла к наблюдавшему за ней Абдулову. Виновато посмотрела в глаза. Сделать первый шаг самой было страшно. Жутко страшно. Мужчина это почувствовал.
- Лен, - убрал прядь волос за ухо, - это необязательно должно случится сегодня.
Она смутилась.
- Давай спать.
Она тоже решила, что сегодня какое-то настроение не то. Забралась под одеяло. Он скинул штаны и тоже нырнул к ней под бочек.
- А давай телевизор включим. Я без него не усну. – Голосом маленького ребенка попросил девушка.
- Давай. – Чмокнул в макушку, умиляясь ее привычке.
Она уютно устроилась у него в объятиях, положила руку на грудь, копошась в черненьких кучеряжках. Так и уснула. А они ведь сегодня почти и не целовались…


Утром мы проснулись одновременно. Выспали-и-ись… И это хорошо, что одновременно. Я по утрам невыносимая. Особенно, если меня будят. Завтрак мы проспали. Пока принимали душ, одевались, подошел обед. За столом встретились вчерашней компанией. Оказывается, они тоже на завтраке не были. Сегодня решили кататься на лыжах. Странно, но у меня не было ощущения облома. Ведь того, что было задумано, не случилось. Но вот то, что мы просто провели СУТКИ вместе, так грело душу! Такое впечатление, как будто мы уже давно вместе. И даже поцелуи не нужны. Для меня как будто это было естественным. Ежедневным. Так прикольно. Но, когда мы пришли на склон, страсть разгорелась снова. Мы бесились, толкались, кидались снегом, срывали быстрые и дерзкие поцелуи. Ну, прям как влюбленные. А когда мы немного углубили поцелуй, ребята весело заулюлюкали. А потом закидали нас снегом. После этого мы от них прятались. Наверное, нам было комфортно вот так шифроваться. Может это из-за адреналина? Но все хорошее когда-нибудь кончается. Пора было возвращаться домой. Мне было жаль уезжать, но… Но уезжать и не пришлось. Вернее, не получилось. Ребята уговорили остаться еще на ночь. У одного из них было день рождения. Отказывать было неудобно. Тем более что на съемку только к обеду. И мы остались. Я предупредила маму. И Лерку, чтобы не искала и, если что, прикрыла…


Спасибо: 68 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1183
Настроение: Остановите меня кто-нибудь!!!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 87
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.03.10 11:28. Заголовок: Утром мы проснулись ..


Утром мы проснулись одновременно. Выспали-и-ись… И это хорошо, что одновременно. Я по утрам невыносимая. Особенно, если меня будят. Завтрак мы проспали. Пока принимали душ, одевались, подошел обед. За столом встретились вчерашней компанией. Оказывается, они тоже на завтраке не были. Сегодня решили кататься на лыжах. Странно, но у меня не было ощущения облома. Ведь того, что было задумано, не случилось. Но вот то, что мы просто провели СУТКИ вместе, так грело душу! Такое впечатление, как будто мы уже давно вместе. И даже поцелуи не нужны. Для меня как будто это было естественным. Ежедневным. Так прикольно. Но, когда мы пришли на склон, страсть разгорелась снова. Мы бесились, толкались, кидались снегом, срывали быстрые и дерзкие поцелуи. Ну, прям как влюбленные. А когда мы немного углубили поцелуй, ребята весело заулюлюкали. А потом закидали нас снегом. После этого мы от них прятались. Наверное, нам было комфортно вот так шифроваться. Может это из-за адреналина? Но все хорошее когда-нибудь кончается. Пора было возвращаться домой. Мне было жаль уезжать, но… Но уезжать и не пришлось. Вернее, не получилось. Ребята уговорили остаться еще на ночь. У одного из них было день рождения. Отказывать было неудобно. Тем более что на съемку только к обеду. И мы остались. Я предупредила маму. И Лерку, чтобы не искала и, если что, прикрыла…

- Вот блин, - копошась в сумке, - а у меня больше чистого белья нет. Сейчас есть, а на ночь… - развела руками.
- Мне почему-то кажется, - подошел сзади, обнял за талию и интимно притянул к себе, что-то выводя ладонями на животе, иногда опускаясь ниже, - что сегодняшней ночью оно тебе не понадобится.
Девушка мечтательно закатила глаза. Ей, почему-то, тоже так казалось.
- Все, Абдулов, прекращай, а то я до ночи терпеть не стану. – Развернулась лицом и поймала поцелуй. Такой сладкий и манящий мозг сорвать тормоза. Но ручник у Третьяковой работал отменно. Когда его руки коснулись спины под толстовкой, аккуратно убрала их, - Виталик, нас ждут. – Высвободилась из объятий и убежала в ванную.
- Вот так всегда, на самом интересном месте… – поправил ставшие тесными штаны и вспомнил таблицу умножения на три.
Застолье проходило весело. Ленка захмелела, а вот Абдулов не пил – завтра за руль. Тем более у него еще такое ответственное дело… Оценив кондицию Третьяковой, решил, что пора уже и честь знать. А кому-то эту честь и отдавать. Нет, ну это только добровольно! Привлек спутницу к себе поближе и на ушко шепнул:
- Ленка, пойдем отсюда.
- А как? – она согласна. Желтый свет зажегся.
- Как-как?! Как обычно – сбежим. Им уже не до нас.
- А они точно не обидятся?
- Точно.
- Ну, тогда давай.
- Ты первая.
Девушка аккуратно, чтобы не привлекать внимания, вышла из-за стола и направилась в номер. Абдулов, посидев еще с десяток минут, тоже сбежал. Зашел в номер, а ее нету. Сначала занервничал, а потом услышал шум льющейся воды. Она в душе. Тихонечно зашел в ванную комнату, снял одежду и шагнул в душевую кабину. Девушка стояла под душем, подставляя лицо теплым струям воды. Обнял сзади, прижимаясь всем телом. Она от неожиданности дернулась.
- Абдулов, ты чего так пугаешь? – а у самой сердце зашлось бешенным ритмом от ощущения его целиком оголенного и ТАКОГО возбужденного.
А он не стеснялся прижиматься. Для нее это ощущение новое, но безумно приятное. Захотелось прислониться к нему грудью. Тоже возбужденной. Повернулась, багровая от смущения и жара кабинки, не смотря никуда, кроме глаз. «Сегодня все будет». Мысли, не успев закрепиться, были выбиты из головы глубоким, настойчивым поцелуем. Голова кружилась, ноги подкашивались. Положила ладошки на грудь. Почему-то захотелось ускорить процесс. Вспомнила про «крючочек». Спустила руки с груди и завела их ему за спину, чуть цепляя короткими ноготками влажную кожу на пояснице. Мужчина прогнулся в спине, перевел свою ладонь на упругое полушарие и легонечко его сжал. Ленка ахнула. Ей это жутко нравилось. А эта его реакция на ее прикосновения приводила просто в восторг. Решила закрепить эффект. В ответ на это Виктор прервал мозготуманящий поцелуй и, смотря прямо в глаза, произнес:
- Если ты еще раз так сделаешь, то я взорвусь. – И подтверждающее кивнул, загадочно улыбаясь.
Третьякова резко отдернула руки и сейчас смотрела на него широко раскрытыми глазами, совершенно не представляя, что же делать дальше.
Виталик понимал, что немного напугал девушку, но он сказал чистую правду. Сейчас для него стоять вот так с ней в этой тесной кабинке и ничего, ну, почти ничего, не делать, было очень сложно. Просто невыносимо.
Снова поцеловал ее, прогоняя страх, отразившийся в зелени глаз, и когда почувствовал, что она обмякла в его руках, отстранился и спросил, предварительно зная ответ:
- Ты не передумала?..
Она лишь только отрицательно помотала головой.
- Тогда подожди меня минуточку – гигиена превыше всего. – И мягко коснулся губ. Ленка понимающе вышла из кабинки.
Пока она ждала его «минуточку», ее всю трясло, знобило и колотило. Нет, не от холода, а от жара, томящегося сейчас в ней. Когда Виталик вышел, то увидел девушку, стоящую перед зеркалом в халате.
- Лен, а ты чего в халате-то? Замерзла что ли? – выходя из душевой кабинки, ища глазами полотенце. Халат она, похоже, его напялила.
- Нет, - развернулась, - просто… - и тут же отвела глаза, чтобы откровенно не пялиться на обнаженного мужчину. Абдулов обтирал свое могучее тело полотенцем для лица. Другого не было. Хозяйственная Третьякова, после дневного душа, развесила их в комнате – чтобы просохли. И халат свой тоже. Поэтому в данный момент ругала себя последними словами, так как сейчас стояла и краснела по собственной глупости.
- Может… тебе полотенце побольше принести? – смущенно улыбаясь в кулак.
- Это твоих рук дело, да? – прищурил один глаз, но без претензий, поддерживая веселье девушки.
- Я не специально, правда, - уже прыская от смеха.
- Знаешь, что, Третьякова, давай-ка уравняем положение, - приближаясь к ней, прикрывая кусочком махровой материи только причинное место – на большее ткани не хватило.
- Это как? – все таки подняла глаза.
- Обычно.
Она поняла, как это «обычно», но раздеваться при нем в освещенной комнате ей было как-то стремно. К этому она была пока не готова. Поэтому вариант был только один – бегство.
- А ты попробуй! – зыркнула глазами и увернулась от его рук.
- Ну, Ленка, держись!
Поймал он ее у самой кровати, обхватив сзади за талию. У Ленки все оборвалось. Теперь уже деваться некуда. Сейчас все будет…
- Вот ты и попалась… - хриплым голосом прямо в ухо.
Девушка инстинктивно прижала голову к плечу, но от волны возбуждения это ее не спасло. Его руки уже развязывали пояс. Она ощущала их жар через толстую ткань. Чуть напряглась. Он почувствовал. Развернул в объятиях, чтобы видеть ее глаза. Она смущалась. Но желала. И ждала. Без слов коснулся губ. Она задрожала. Успокоил поцелуем. Решилась. Обняла за шею, прижимая к себе обнаженной. Было безумно приятно вот так ощущать мужчину. Возбуждение росло, хотелось большего. А он, как будто прочитал ее мысли. Спустил халат с плеч и мягко опустил на кровать. Она цеплялась за него руками, губами, языком, но только бы не прерывать это дурманящее чувство близости. Оторвался от губ и пошел тропинкой поцелуев петлять меж грудей к животу и ниже. Она задыхалась. Дрожь стала крупной, а куда деть руки не знала. От его прикосновений ТАМ из груди вырвался громкий стон, тщательно до этого сдерживаемый. Снова припал к губам, вкусно, смачно. Ленка уже все делала на автомате. Она чего-то страстно желала, просто до одурения, но не знала чего. Вернее, как. Прервал поцелуй и посмотрел в глаза. Готова. Зашуршал фольгой. Она догадалась. Смотрела во все глаза. Он переживал больше нее. Аккуратно вошел. Ленка только поморщилась. Но взгляд не отвела. Ввел до конца, также медленно назад. А она смотрит. На следующем движении морщинки на ее лбу расправились, брови вернулись на место. Поцеловал в припухшие губы.
- Потерпи чуть-чуть, скоро боль отступит.
Снова движение. Еще. Чаще. Боль сменилась чем-то приятным. Она прикрыла глаза. Движения стали увереннее и слаще. Новые ощущения горячей волной разливались по телу, затапливая разум и вырубая мозг. Вторит его ритму, утопая в удовольствии. Чуть резче толчки и странная пульсация внутри. Его пульсация. Открыла глаза, понимая, что это было. Такое чувство собственного достоинства… Ему хорошо! А ей-то как!
Припал к губам в благодарном поцелуе.
- Ты как?
- Хорошо… - улыбнулась. – Мне, наверное, в душ надо?
- Да, конечно, иди. – Выпустил из-под себя, провожая довольным взглядом. – Там же ни одного полотенца нет… - подумал вслух, когда она уже скрылась за дверью.
Выходя из кабинки, наткнулась на Абдулова в полотенце, держащего такое же в руках.
- Ты как? – поймал смущающийся взгляд, заключил в объятия.
- Нормально. – Смотрела в глаза, наслаждаясь его волнительной заботой.
- Не жалеешь?
- Неа. – Счастливая улыбка и он на вершине счастья.
- Я тебе полотенце принес, – смотря в глаза, укутывая в мягкую ткань.
- Спасибо. – Хочется благодарить и благодарить.
- Иди, ложись. Я быстро, – мягко коснулся губ.
Она лишь кивнула головой.
Подошла к кровати и плюхнулась спиной поверх одеяла, раскинув руки. С минуту полежала, осознавая, что случилось, и, переваривая ощущения. Интересные, непонятные, но приятные новые ощущения. Снова вспомнила Виталика. Сначала такого нежного, потом страстно-аккуратного, а после милого и заботливого. На лице появилась улыбка, которая затмила бы собой сейчас солнце, а самой Ленке стало так хорошо-хорошо! Что хотелось визжать. Залезла на кровать с ногами, встала в полный пост и сделала движение, которое физрук Степнов называет «бег на месте», одновременно хаотично размахивая руками и беззвучно визжа. Но от предыдущего «физического упражнения» все еще чувствовалась боль, поэтому она после нескольких движений согнулась от теперь уже приятной боли и рухнула на кровать, тихонечко смеясь и жмурясь. Услышала, что вода больше не шумит, и нырнула под одеяло, попутно отшвыривая полотенце.
Виталик, подойдя к кровати, неотрывно сопровождаемый зелеными прожекторами Третьяковой, заметил, что ее полотенце валяется около кровати. Оценив ситуацию, сделал со своим тоже самое. Ленкино сердце ухнуло вниз и пошло быстрее. После всего, что случилось, она как-то смутно себе представляла, как, вернее в чем они будут спать. Получилось, что ни в чем. И не спать.
Накрывшись одеялом, он повернулся к Третьяковой. Она смотрела на него, не зная чего делать и ждать.
- Болит? – тихо спросил он, проводя по голой ключице пальцем.
- Неа, – весело.
Виталик недоверчиво посмотрел на нее. Он знал, что болевые ощущения у всех разные, но чтоб их совсем не было, он в этом сомневался. Третьякова поняла, что врать бесполезно.
- Ну, чуть-чуть совсем. Когда ноги задираешь.
Абдулов расхохотался.
- Ты что тут, зарядку уже делала?
- На кровать лезла, – сквозь смех.
- А, понятно. В следующий раз уже будет не больно. И ощущения другие. – Он неосознанно водил пальчиком по краю одеяла, которым сейчас бала прикрыта девичья грудь, поэтому не предполагал, что сейчас испытывала от этих приятно-щекочущих движений Третьякова.
- В следующий раз?! – Приподнялась на локтях. Одеяло сползло вниз, оголив округлую грудь. Виталик перевел взгляд с лица чуть ниже, про себя облизнулся. Ленка, потеряв его взгляд, тоже последовала за ним и, увидев, на что он смотрит, инстинктивно прикрылась. Виталик разочаровано-жалостливым взглядом посмотрел на нее, но она была непреклонна. Сейчас ей надо было выяснить очень важный для нее вопрос: – А когда уже будет можно следующий раз?
- Ну, противопоказаний нет.
- Что, можно прям сейчас? – Абдулов опешил от этого вопроса. Такой прыти он от нее не ожидал.
- Да ты, Третьякова, у нас ненасытная, я смотрю, – улыбнулся, и потянул одеяло, которое она сейчас придерживала, пряча грудь. Ленка отпустила край и довольно улыбнулась. Ей так все это нравилось!..
После поцелуев, обрушившихся на грудь, Третьякова тяжело задышала. Абдулов одарил ее губы сладким поцелуем, а потом на ушко шепнул:
- Оргазм не обещаю, но будет приятно, – и стал спускаться ниже, покрывая все тело жгучими поцелуями.
«Еще приятнее, чем сейчас?! А разве может быть приятнее?! О, нет…» - стон вырвался из груди девушки, когда его губы коснулись ее раскрытых лепестков. Ленка медленно сходила с ума от этой ласки, иногда срывалась на крик, короткий, но отчаянный.
- Виталик… - взмолилась она.
- Да, моя хорошая, - довольно промурлыкал, глядя на лицо девушки, терзаемой сладкими муками.
- Хочу… – с трудом произнесла пересохшими губами.
Абдулов припал к ее губам и без предупреждений вошел в нее. До конца. Как раскаленный нож в сливочное масло. Стон облегчения утонул в их поцелуе. Плавные глубокие движения, сильные властные руки… Третьякова умирала. Виталик разошелся не на шутку – крутил и вертел Ленку, как хотел. Как будто штудировал «Камасутру». Она же была податливой глиной и примерной ученицей. Третьякова получала удовольствие от самого процесса, от близости тел, от осознания факта. Короче, она вошла во вкус. С этим удовольствием не сравниться даже музыка и футбол.
Угомонились под утро. Безумно счастливые и удовлетворенные. До оргазма не хватило чуть-чуть. Но и этого Третьяковой было за глаза. Нельзя все сразу. Его она еще узнает, но чуть позже. В какой-нибудь следующий раз. А сейчас спать…
Сон не заставил себя ждать. Организмы, молодой и не очень, приятно вымотались и теперь отдыхали. Она уснула на его груди, опустив руку на живот. Он обнимал ее спину.
Проснулись от стука в дверь. Пора было освобождать номер. Проспали…


Ну, жду...

Спасибо: 76 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1186
Настроение: Остановите меня кто-нибудь!!!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 87
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.03.10 22:50. Заголовок: Девочки, проверяла в..


Девочки, проверяла в экстренном порядке, за ошибки извините.

Сонный Абдулов попросил, чтобы нам дали полчаса. Мы метеорами носились по номеру из комнаты в ванну и обратно. Одной рукой чистили зубы, другой одевались. Но настроение было офигенным. Было весело, даже радостно. И между нами не было и тени смущения. Но и обязательств тоже. Все было просто и в удовольствие. Ну, мне, по крайней мере.
На съемки пришлось ехать вместе, так как мы и так успевали с натяжкой. Как-нибудь выкрутимся. В машине слушали «Юмор-FM», смеялись над шутками ведущих и подпевали исполнителям. Всем вподряд.
В школу тоже вошли вместе. Вроде, никто не удивился. Все занимались своим делом. Ввалились, хохоча, в гримерку. Там сидели «Ранетки» и Лерка. Козлова, ясное дело, все поняла, но виду не показала, а вот мои согруппницы были, мягко говоря, шокированы. Но не нашим появлением вместе, а нашим поведением…

- Ребят, вы что, курили вместе? – спросила Женька, непонимающе переводя взгляд с Третьяковой на Абдулова и по обратной траектории.
Они переглянулись и снова рассмеялись.
- Может, нам тоже расскажете – мы тоже посмеемся. – Руднева сгорала от интереса.
- Да я сейчас Третьякову подвозил от метро, и она рассказала, как на нее в вагоне сел огромный дядька, не удержавшийся за поручень. – Сочинял на ходу Абдулов.
- Лен, чё, правда? – Руднева.
- Ага.
- Вот это да… - Нюта.
- Ну, он хоть извинился? – возмутилась Наташа.
- Конечно, Наташ, - хохотала Третьякова уже над нелепостью выдумки Виталика, которую так серьезно восприняли подруги. Все, кроме Леры. Она-то располагала кое-какой информацией. Да и провести ее таким бредом не получилось бы. Вот Новикову - да, а Козлову - ни за что.
Все еще долго мусолили эту тему, пока Абдулов с Ленкой гримировались. Когда шли по коридору к месту съемки, «Ранетки» окружили Виталика, рассказывая ему о вчерашнем происшествии на съемочной площадке. А Лерка, чуть придерживая Третьякову за локоть, замедлила ход.
- Лен, сегодня съемки допоздна, может, у меня переночуешь? – Тонко намекнула подруге, что хотела бы знать подробности. Те, которые она сегодня скрыла от «Ранеток».
- Намек понял. Только через магазин. – Ленке и самой не терпелось поделиться этим с подругой.
- А есть, что обмывать? – Козлова уже сгорала от нетерпения, но понимала, что за рюмочкой их «чая» рассказ будет интереснее и живописнее.
- А то ты не догадалась? – вопрос был риторическим и не требовал подтверждения. Осталось дождаться окончания съемок. Потом объяснить маме, что и сегодня она ночевать дома не будет, а потом отмазаться от Мельниченко. Сегодня сниматься Лене было сложновато, так как ее настроение шло вразрез с Кулеминским. Особенно в отношении их мужчины…


С Виталиком тогда мы уединились только однажды, где сорвали столь необходимый поцелуй. Повторюсь, но после такого события в наших отношениях не было стеснения или неловкости, как будто так и должно быть. Но теперь мне все больше и больше хотелось вот именно этой интимности, каких-то заигрываний, провокаций, шуточки стали пошлыми, с намеком. Я вроде и пошутила, но это только для всех, Абдулов-то понял, что я хотела сказать. И он тихо злился, что не может со мной ничего сделать или достойно ответить потому, что вокруг полно народу. Но к этому я еще вернусь. Мы целовались неистово и страстно, внутри все жгло от желания. Вот зачем он так?! Я ж теперь не успокоюсь! Хотя я тоже хороша. Не отставала от него не на полшага. Он потом долго приходил в себя. А мой чертик внутри потирал копытца. Такие дразнилки меня заводили не по-детски. Меня вдохновлял на это его иссиня-черный цвет глаз в такие моменты. Мне кажется, что я даже чувствовала власть над ним. Но он тоже, когда зверел от неутолимого желания, загонял мою храбрость в дальний угол, и теперь уже я готова была подчиниться его властному взгляду и приказному тону. Но мне и это нравилось. Причем безумно нравилось. А в этот раз, когда мы пытались отдышаться и унять неконтролируемое желание, я выдала ему сей факт, но не ожидала такой его реакции…

- Я тебя сегодня домой отвезу, ты меня подождешь? У тебя сцены раньше заканчиваются.
- Видишь ли, Виталик, - немного виновато, - я думаю, что у тебя ничего не получится.
- Не понял.
- Я сегодня домой не поеду. Да и дождаться тебя не смогу.
- Лена, что это значит? Ты получила, что хотела и как хотела, а теперь поедешь к нему, постигать прелести секса? – Виталик был зол. Его глаза метали молнии. – А ты, Третьякова, молодец! Все правильно сделала. Я тобой восхищаюсь. – И отошел к двери, собираясь выйти из помещения.
- Значит так, Абдулов. Я сейчас сделаю вид, что ничего этого не слышала. А ты сядешь на парту и выслушаешь меня, не перебивая. И я искренне надеюсь на твои извинения. – Взгляд Ленки не предвещал ничего хорошего, да и тон тоже, поэтому Виталику не оставалось ничего больше сделать, как сесть и приготовиться слушать. У него уже закрались подозрения, что он погорячился с выводами. Но ему очень хотелось провести сегодня с ней как можно больше времени.
- Я слушаю.
- Спасибо. Значит так. Я никогда ни перед кем не отчитывалась. Делаю это первый и последний раз. Только в виде исключения, учитывая твою способность делать выводы. – Абдулов горько усмехнулся, но перебивать не стал. – Я сегодня еду к Лерке. И ночевать я буду тоже у Лерки. И спать я тоже буду с Леркой. А еще мы с Леркой будем пить. Это чтобы завтра вопросов не было.
Виталик уткнулся в собственные ладони. Ему сейчас было так стыдно за то, что он наговорил. Что он вообще подумал. Поднял виноватый взгляд, молящий о прощении.
- Лен, извини. Я…
- Извинения достаточно. Принято. – Все еще стальным голосом ответила Третьякова.
- Я теперь тебе на глаза попадаться бояться буду. Господи, как же стыдно… Снова прикрыл лицо руками.
- А вот это уже лишнее, - подошла, встала меж колен и убрала мужские ладони от лица, чтобы он видел ее улыбку, говорящую, что она не обижается.
- Лен, я, правда…
- Виталик, прекращай, а то сейчас уже я буду чувствовать себя виноватой. – Прижала его лицо к груди.
- Лен, а может, я тоже к Лерке нагряну. Она ведь про нас в курсе, я так понимаю? – с надеждой на положительный ответ спросил Абдулов, с трудом отрывая голову от удобных полушарий.
- Ну, уж нет. У нас девичник. Именно потому, что она в курсе. Запомни, только она.
- Ах, ну, да, будете секретничать, косточки мне перемывать.
- Ну, не без этого. – Сказала правду.
- Ты только там меня совсем лохом-то не выставляй, ладно? – Улыбнулся.
- Абдулов, ты же знаешь, я врать не умею. Скажу, как есть, - он замер в ожидании оценки, - зашибенски. - Довольная получившейся интригой, улыбнулась Третьякова.
- Тебе, правда, понравилось? – взгляд ребенка.
- Виталик, ну, вот когда ты успел в этом усомниться?
- Ленка… - впился в губы жадным поцелуем. – Тогда, может, повторим?
- А как же «просто целоваться»? – хитро прищурила глаз. Означало ли это, что их отношения вышли на новый уровень?
- Ну, целоваться мы не перестанем. Скажу тебе по секрету, тебе теперь самой мало поцелуев будет. – Как же он прав. Это Ленка уже поняла.
- Ох, Абдулов!
- Но только, Лен, - стал серьезным, - если спишь, то только со мной. Нашла другого – так и скажи. Я делиться не умею.
- Договорились. – Осознала серьезность момента и приняла правила.
- Не давай мне повода думать о тебе плохо. – Посмотрел в глаза, стараясь уловить достоверность обещания.
- Я постараюсь.
Он вполне доволен ответом. Большего она обещать ему не может…

Тогда мы с Леркой знатно посидели. Снова любимое шампанское и до боли приятная тема. Абдулов… Мне кажется, я с таким восхищением еще ни о ком не говорила. Меня он действительно устраивал полостью. И эти наши странные отношения, которые Козлова отказывалась понимать, меня тоже устраивали. На самом деле логика в Леркиных словах была. Мы с ним без пары (Денис не в счет). У нас было все и нам это нравится. Он мне открытым текстом сказал, что я только его. Мне иногда кажется, что он в меня влюблен, но сам этого признавать не желает. О своих чувствах я вообще ничего сказать не могу. Мне кажется, что влюбленность предполагает чувство собственности. А у меня такого чувства в отношении Абдулова не возникает. Поэтому, кроме как удобно, терминов нашим отношениям я подобрать не могу. Лерка с открытым ртом слушала рассказ о моем первом разе и искренне радовалась за меня. Вот всем бы таких подруг. Она, кстати, тоже думает, что Виталик от себя скрывает, что в меня влюблен. Он, скорее всего, боится моего возраста. Поэтому и не говорит об отношения. Нормальных взрослых отношениях. Но я пока к большему не стремлюсь. Пусть все идет своим чередом. Кстати, мне на телефон в тот вечер пришла от Виталика смска. Он написал, что заедет завтра за нами и отвезет «выпивох» на съемки. Нам это было только на руку. А Лерка еще больше его нахваливала, мол, какой сообразительный и понимающий, бла-бла-бла…

- Ну, что девушки, все косточки мне перемыли? – задал вопрос Абдулов, усаживая подруг в авто.
- Ой, а то нам поговорить больше не о ком, да, Лер? – желая подразнить мужчину, сказала Третьякова.
Лера только согласно кивнула, поддерживая игру. Кстати, их тандем мог вывести из себя самого уравновешенного и непоколебимого.
- Ну, Лерке, может и есть о ком, а тебе, я надеюсь, больше не о ком. – Косо посмотрел на сидящую рядом Третьякову.
Третьякова прижалась губами к щеке, а рукой скользнула по бедру мужчины и в ухо прошептала:
- Конечно, не о ком. Я ж тебе обещала. Надеюсь, тебе там не сильно икалось?
Ответить ему было уже трудно, так как невинный жест Лены всколыхнул чувства, мучающие его с того момента, как они уехали из Яхромы. А Третьякова и не стала ждать ответа, понимая, что после такого ему говорить трудно. Поэтому и завела непринужденную беседу с подругой. Виталик, отойдя от наваждения и легкого возбуждения, тоже к ним присоединился…

В этот день мы приехали раньше всех. Абдулов в нетерпении ждал, когда мне наложат грим, чтобы уединиться для «репетиций». Как только нам это удалось, он сначала мстил мне за мою невинную шалость в машине, от чего я была готова отдаться ему прямо в классе, а потом успокаивающими поцелуями снимал мое возбуждение. Он был очень ласковым и нежным. Я млела. А на следующий день мы уехали с концертами на юг России. Прям до Нового года. Тогда мы с Виталиком освоили новую систему общения – смс. И снова ничего личного. Рассказывали, кто как провел день, новости со съемочной площадки. Один раз он написал, что ему не хватает наших «репетиций». Перед Новым годом нам тоже увидеться не удалось, так как Виталик улетел встречать этот праздник к своей семье в Иркутск и остался там на время отпуска. Целых две недели. А я улетела с сестрами в Египет. Мы даже не созванивались. Но теперь я могу с уверенностью сказать, что все это время мне его безумно не хватало. Поэтому, на первый день съемок я летела как на крыльях…

Впопыхах влетела в гримерку. Он уже сидел и ждал ее прихода. Она появилась ураганом, сметая все на своем пути, кинула куртку на диван, плюхнулась в кресло и подставила лицо гримеру. Мастер поняла, что надо побыстрее, и принялась за работу. Когда с гримом было покончено, они в один голос сказали:
- Ну, что, репетировать?
И поняв, что ответ очевиден, быстро покинули гримерку, не заметив на выходе Лерку. Та даже говорить ничего не стала, только головой покачала.
Как только за ними закрылась дверь, впились в губы неистовым поцелуем. Сердце билось в груди, а желание быть ближе, очень близко пылало внутри адским пламенем. Первой сорвалась Третьякова.
- Виталик, я хочу… – сквозь поцелуй захныкала она.
- Я тоже, - отозвался мужчина, не прекращая терзать ее губы и ласкать грудь.
- Я заметила, - коснулась рукой выпирающего бугорка в районе ширинки. Мужчина вымученно простонал.
- Ленка, я больше не могу. – Сказал, как отрезал, и стал стаскивать с нее одежду.
- А как же дверь?
- Черт, - отстранился, расстегивая штаны и ища глазами, чем бы подпереть дверь. Взял стул, подпер им дверь, потом проверил окна на наличие фанатов и устроил Ленку на учительском столе, стаскивая с нее джинсы. Сам он уже стоял в боксерах в полной боевой готовности.
- А как же безопасность? – поинтересовалась Третьякова.
- Какая безопасность? – он не понял. Ну, состояние такое.
- Резиночка, Абдулов, у тебя есть?
- Неа… - Растеряно.
- Блин… - захныкала в отчаянии.
- У тебя когда месячные были? – Последняя надежда.
- Иди сюда, - широко улыбаясь, протянула к нему руки.
- Лен, я вопрос задал. – Нервно.
- Виталик, все нормально, только закончились.
- Да ты что?! – его радости сейчас не было предела.
- Ага.
- Ну, тогда держись, Третьякова… - и впечатал поцелуй в жаждущие губы, а потом, не церемонясь, вошел в нее, заставляя задыхаться от удовольствия, глуша стоны поцелуем. В этот момент оба поняли, что это их наркотик, они теперь без этого не смогут.
Когда погоня за удовольствием увенчалась успехом, оба приходили в себя в объятиях друг друга.
- Короче, Третьякова, не знаю, что ты скажешь маме, но сегодня же ты переезжаешь ко мне.
Ленка от такого заявления опешила. Ну, и как на это реагировать? Оторвалась от плеча и посмотрела на мужчину подозрительно:
- Нет, Абдулов, ты нормальный, вообще?! Это в качестве кого я должна к тебе переехать?! В качестве грелки в кровать для сексуальных утех?!
- Ленка, ну чего ты такое говоришь? Я не хотел тебя обидеть.
- Да ты меня и не обидел. Я просто не понимаю причину такого спонтанного предложения. Но, учитывая то, что оно поступило после секса, вывод я могу сделать только один.
- Лен, ну, просто пока тебя не было, я тут с ума сходил. Мне тебя очень не хватало, правда. И секс тут не причем. – Третьякова удивленно вздернула бровь. – Нет, ну конечно, причем, но это не главное. Мне просто хочется, чтобы ты была рядом. Все время.
- Ага, как собачка.
- Лен, ну что ты все передергиваешь!
- Ладно, допустим. Мне тоже нравится все то, чем мы с тобой занимаемся. – Виталик в ожидании чего-то большего посмотрел на девушку, - и мне тоже хотелось бы больше проводить с тобой времени. Но как это все понимать?
- Вот с этим сложно. Давай так. Нам с тобой нравиться быть вместе. Так?
- Так.
- И мы хотим быть вместе. Так?
- Так.
- Так давай будем!
- А как мы это обзовем?
- Да никак! Разве нельзя быть просто вместе?
- Виталик, мы с тобой и сейчас вместе. Надо же рамки какие-то установить, тебе не кажется? Или можно все?
- В смысле?
- В смысле встречаться с кем-то еще, иметь еще какие-то отношения, ну, то, что спать только вместе, это ты уже говорил.
- Значит так, о рамках. Раз они тебе нужны…
- Нужны. Я ж такая, меня не ограничь, я ж и не посмотрю, что с тобой живу. Что не запрещено, то разрешено.
- Вот только попробуй. Чтобы ничего и ни с кем. Только моя.
- Да вы, батенька, у нас собственник!
- Я мужчина.
- Ну, это я заметила.
- Так, короче, ты согласна?
- Ну… мне надо подумать.
- Не правильный ответ.
- Ого, да ты тиран, я посмотрю.
- Лен, да или нет?
- Ну, хорошо. Вот только что я маме скажу.
- Спроси у Козловой, она в этом профи.
- Думаю, ты прав.
- Вот и отлично. Я уже прав! А мне эта идея нравится все больше и больше. – И повел ее из класса.
- Подожди, а как же остальные?
- Я думаю, что им об этом знать не обязательно.
- Я тоже так думаю. Тогда, - скинула его руку с талии, - вот так.
- Ну, Третьякова…


Спасибо: 73 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1202
Настроение: Остановите меня кто-нибудь!!!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 88
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.03.10 12:53. Заголовок: Лерка, как мне показ..


Лерка, как мне показалось, даже не удивилась. Но совет дала дельный – маме скажу, что у Лерки недельку поживу, а то ей скучно, а брату надо правду сказать, чтоб, если чего, знал, где найти. Ну, мало ли что. Так и порешили. Отзвонилась маме, сказала, что за вещами завтра заеду. С Серегой потом переговорю. Он нормальный, поймет. Я его очень люблю. И после съемок я в сопровождении Абдулова выдвинулась на новое свое пристанище. Было как-то волнительно. Я даже немного нервничала. Но только пока Абдулов меня не накормил. Я-то, в принципе, не готовлю. Надобности не было. А у Виталика отлично получается. Я, конечно, поспешила ему об этом сообщить. И тут пошли мои приятности. Домашний Абдулов – это сказка. Свободные штаны, размахайка какая-нибудь, а еще лучше, когда без нее. Совместный быт нас не утруждал. Возвращались мы поздно, поэтому и получалось, что мы ужинали, что приготовит он, или заказывали суши, потом душ и шикарное ложе. Никаких кафешек, тусовок, гуляний под луной. Офигенный секс с офигенным мужчиной – не жизнь, а малина. Все было так, пока не начали снимать сцены нашей с Тихоновым пары. Вот тут и началось. Мы же ведь скрывались ото всех, поэтому и в процесс съемок со своими замечаниями Абдулову влезать было нельзя. Вот он и скрипел зубами в уголке, сверля меня испепеляющим взглядом. А Тихонов вел себя вполне фривольно. Обнимал так, не как коллегу, все время куда-то приглашал, а когда дошло дело до поцелуя… Вот тут Абдулов не выдержал. Новогодний он еще пережил. Там так, фуфел был. А вот тот, у подъезда… Он его увидел, только когда уже сняли. Домой мы ехали молча. Он так руль сжимал, что аж костяшки белели. В другой ситуации я, может, его и не боялась бы, но в этой чувствовала свою вину. Я ж сама тоже желала этот поцелуй. Ну, так, для интереса. Может, просто хотела над Тихоновым поиздеваться. Чтоб и его девушка понервничала. И совсем забыла про Абдулова. Тогда мы первый раз с ним поругались. Но в этом была своя прелесть…

- Виталик, да в чем дело? Что случилось?
- Ничего. – Буркнул себе под нос и включил телевизор, завалившись на кровать.
- Да?! А тогда почему ты со мной не разговариваешь?
- Я ни с кем не разговариваю.
- Меня «никто» не интересует. Почему ты СО МНОЙ не разговариваешь?
- Не о чем.
- Вот значит как. Ну, давай, удачно помолчать. – Накинула куртку и вышла из квартиры, громко хлопнув дверью.
- Черт! – Выругался мужчина, выключив телевизор и отшвырнув пульт. Но за девушкой не пошел. Ему надо было подумать.
Лена шла и думала о произошедшем. Она, конечно, была виновата, но не настолько, чтобы ее игнорировать. Вообще, девушка не любила молчаливые обиды. «Если тебе что-то не нравится, так ты скажи, может, я исправлюсь» - это была ее позиция по жизни. Мало того, что она была искренней в своем поведении, так еще и прямолинейной. Может, где-то и слишком, но вот такая она, Лена Третьякова. И во многом именно по этому ее и уважали, как личность. Сейчас ей необходимо было с кем-то поговорить. С тем, кто ее понимает и тоже не будет церемонится в определениях. Лерка…
- Ало, Лер, привет.
- Привет, Третьякова, что с голосом? – по-обычному весело спросила подруга.
- Да с Абдуловым поругалась.
- Да ты что?! И такое бывает в ваших идеальных отношениях??? – не прикрытый сарказм в голосе.
- Козлова, прекращай, и так паршиво.
- Тебе?! Паршиво?! Из-за мужика?! Вот это да…
- Лер, я ж сейчас трубку положу.
- Все-все. Выкладывай. Что ты там накосячила?
- А с чего ты взяла, что я?
- А кто?! Идеальный Абдулов?! Взрослый и мудрый мужчина?!
- Этот взрослый и мудрый мужчина со мной не разговаривает.
- Почему?
- Не знаю.
- Есть предположения?
- Ну, если только из-за поцелуя с Тихоновым.
- Ха-ха-ха, я так и знала, что этот прикол тебе боком выйдет.
- Так что ж ты меня не остановила, подруга?
- Эй, вот не надо ответственность на меня перекладывать.
- Ну да, ты б все равно не повлияла.
- Вот-вот, ты ж если чего задумала, то через кого угодно перешагнешь.
- И что теперь делать?
- А ты где есть-то?
- Да тут, в районе у Абдулова. Не могу я с ним сидеть в одной квартире, когда там воздух резать можно и замораживать.
- Вот и правильно. Вышла, мозги проветрила, пыл остудила, с подругой поговорила, теперь идешь в магазин, покупаешь что-нибудь вкусненькое и шагаешь домой. Долго гуляешь?
- Ну, - кинула взгляд на наручные часы, его часы, невольно улыбнулась – уже минут тридцать.
- Вот и отлично, пока в магазин зайдешь, туда-сюда, думаю, часа ему остыть хватит. Небось, волнуется уже, как ты тут одна, такая маленькая, на улицах этого мегаполиса. – Лерка уже открыто стебалась, что развеселило подругу.
- Ой, Лерка, не могу над тобой! С тобой все проблемы кажутся мыльными пузырями!
- Вот поживешь с мое, узнаешь, чё по чем.
- Ну да, ну да.
- Все, иди давай. Запоминай: приходишь, садишься на кухне и томно грустишь. Он сам себя виноватым почувствует. Ты ж все равно никогда не признаешься, что сделала это специально. И знай – секс после ссоры стоит этой ссоры. Чуть не забыла, как придешь, прими сразу душ – потом не до него будет.
- Спасибо, Лер.
- Не стоит благодарности, деньгами отдашь!
- Договорились!
А жизнь-то налаживается!
Ленка так и сделала. Купила во французской кондитерской самые вкусные пирожные и направилась домой. Дома поставила их в холодильник и ушла в душ. Мужчина так и лежал в комнате. Он уже все обдумал, даже решение принял, но пока еще решался озвучить его.
Ленка вышла из душа в любимом махровом халате Абдулова и уселась на кухне пить чай и смотреть телевизор. Ей безумно хотелось, чтобы он сейчас вошел в кухню и просто улыбнулся. Она бы забыла все. И он вошел. Но не улыбнулся.
- Лен, нам надо поговорить.
- Понятно. – Девушка настраивалась на самое худшее, так как его выражение лица ну никак не предвещало ничего хорошего. – Чай будешь?
- Буду. – Пока Третьякова наливала чай, он смотрел, как она это по-родному делает и еще раз убеждался, что принял правильное решение.
Сели. Пригубили чай. Виталик перевел взгляд на пирожные.
- Вкусные?
- Сказали, что да. Я еще не пробовала.
- Лен, - Третьякова напряглась, - тебе не кажется, что так продолжаться дальше не может?
- Как так?
- Ну, вот так, как мы с тобой живем.
- А как мы с тобой живем?
- Ну, мы вроде как вместе, а вроде, как и нет.
- Виталик, ну ты ведь сам так хотел.
- Я знаю. Теперь я больше так не хочу.
У девушки остановилось сердце. Все, конец. Больше никаких поцелуев, бурных ночей… И еще что-то, чего она пока не понимает. И как после этого работать? Прав был тогда Абдулов, когда говорил, что партнерам иметь такие отношения нельзя.
- Я все поняла. Сейчас соберусь и к Лерке поеду. Провожать не надо. Ешь пирожные, они, правда, вкусные.
- Третьякова, сядь. Ну, чего ты бежишь все время вперед паровоза. Я еще не закончил. – Голос был грозным.
Девушка покорно села.
- Я все это начал, я все это и закончу. Если ты не против, то теперь мы будем официальной парой. Но без огласки.
- Подожди-подожди. Что значит официальной?
- Это значит, Лена, что я завтра подойду к Тихонову и скажу ему, что если он еще раз не так посмотрит на МОЮ девушку, будет иметь бледный вид.
Ленке крыть было нечем. Лерка была права. Ей этот прикол не только вышел боком, так еще и встал ребром. Сейчас Третьякова должна была принять решение. Ей, конечно, нравилось с ним жить, в какой-то степени она даже хотела, чтобы они были официальной парой, но ее смущало только одно – у нее это впервые. Она знала, чего от жизни хочет Виталик, и точно знала, чего хочет она. В принципе, они хотели одного – работы и успеха, вот только работа у них была разной и непредсказуемой. А еще эти рамки… Что будет с ее свободой?
- Виталь, а ты, правда, думаешь, что это возможно? У нас скоро гастроли, уже через неделю. Да и с сериалом как-то все темно. Ты не сможешь постоянно меня контролировать. А если уж быть до конца откровенной, я и не хочу тотального контроля с твоей стороны. Ну, Тихонов, это понятно, палку он немного перегибает, но у нас же корпоративы, выступления, презентации, шоу всякие. Мы ведь люди публичные. Тебе это не мешает?
- Я тоже не первый день в шоу-бизнесе и знаю, что это такое. Но я хочу попробовать.
Ленка игриво улыбнулась и пригубила чай.
- Ну, Абдулов, тебя за язык никто не тянул.
- Иди сюда, горе мое луковое. – Притянул ее к себе, сжимая в объятиях как маленького котенка.
- Вот так вот, я еще и пяти минут не прошло, как твоя девушка, а уже горишься со мной.
- Третьякова, жуй лучше пирожное, - сунул в рот ей эклер, - а то я задумываться начну, правильно ли я поступил, - и откусил пирожное с другой стороны.
И ни слова о чувствах.
А потом они провели в спальне одну из самых бурных ночей. И, как всегда, Козлова была права – секс стоил этой ссоры…



Спасибо: 73 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1236
Настроение: Остановите меня кто-нибудь!!!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 89
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.03.10 23:56. Заголовок: Девочки, родные мои,..


Девочки, родные мои, выкладываю сейчас, а завтра последнюю... Приятного чтения.


В ту ночь я и получила первый оргазм в своей жизни. После этого у меня и мысли не было, чтобы уйти от Абдулова. А Тихонова он тогда все-таки усмирил. Мне было его даже немного жаль. Но ничего, переживет. Маме все-таки пришлось сказать, что я живу не с Леркой. Она и сама догадалась. Спросила, когда я с НИМ ее познакомлю. Я сказала, как он меня замуж позовет, зная заранее, что этого не случится. А потом начался дурдом. Концерты, вечеринки, съемки. Я выматывалась, а Виталик был ласковым и нежным, даже секс дозировал. Идеальный мужчина. Вот тогда я ему на шею и села. Да не просто села, еще и ножки свесила. Если так разобраться, то он меня, по сути, не ограничивал, а просто хотел побыть вдвоем. А незнающие «Ранетки» как будто специально мутили всякие пати. И вот в один из таких дней…

Отработав на корпоративе и получив вознаграждение больше, чем планировалось, «Ранетки» полным составом, а так же их продюсер и директор находились в приподнятом настроении. Обычно после такого рабочего дня все разъезжались по домам, а тут Женя предложила поехать и отметить незапланированную премию в каком-нибудь клубе. Все поддержали единогласно. В том числе и Лена. Дружной компанией двинулись веселиться. И только на выходе Третьякова вспомнила, что дома ее ждет Виталик. Вот тут терзания и начались. С одной стороны настроение требовало отрыва, с другой стороны она обещала Виталику не задерживаться. ОБЕЩАЛА! А свои обещания она выполняет безукоризненно.
- Блин, я совсем забыла, - грустно сказала Ленка, остановившись в дверях. Так как шла она последней, то все обернулись на нее. – Я не могу с вами поехать…
- Лен, ты чего? – Женя была расстроена этим фактом.
- Я Сереге обещала, что мы сегодня в бильярд сходим поиграть. – На ходу придумывала девушка веские причины, ведь все знают, что обещания для Третьяковой – это святое и обсуждению не подлежат.
- Лен, ну, пожалуйста, - стала умолять Аня, зная эффект от ее взгляда, такого, как у кота в «Шреке», - мы ненадолго, на пару часиков.
Вот тут выбор уже сложнее. Но весы перевесили в сторону отдыха с подругами.
«Это же ненадолго! Всего-то пару часиков. Абдулов ведь точно не знает, во сколько мы должны были закончить» - прикидывала в уме Лена.
- Эх! – широкая улыбка, блеск в глазах, - Поехали! – Восторженные крики девчонок и одобрительные похлопывания по плечу Мельниченко.
В клубе, куда они приехали отдыхать, было весело и уходить совсем не хотелось. Пить крепкие алкогольные напитки Третьякова отказалась, так как помнила, что ее ждет небезразличный (?!) ей мужчина. Но даже после двух «Мохито» кровь забурлила, потом закипела от зажигательной музыки, поэтому, не допив третьего, она унеслась на танцпол, где растворилась в музыке, с головой погружаясь в ритмичные движения. Она и музыка. В этом вся Третьякова.
Когда девушка немного устала, а в горле пересохло, времени было уже около трех ночи. Осознание того, что она не сдержала обещание, ворвалось в мозг и взбудоражило тело.
- Черт… - выругалась Третьякова, схватила сумку и, не прощаясь, выскочила на улицу.
Быстро поймала такси и уже через пятнадцать минут была у дома Абдулова. Достала ключи и тихонечко вошла.
В квартире было тихо. Прошмыгнула на кухню – очень пить хотелось, и начала себя ненавидеть. Стол был сервирован на двоих. Свечи, цветы, салфетки – так может только он. Сердце больно кольнуло. Открыла холодильник, чтобы достать пакет сока, и стало еще паршивее. Глаза защипало от непрошенных слез – он был забит изысканными блюдами, упакованными в целлофан. Еле справившись со слезами, машинально взяла сок, отхлебнула жадно и, убрав обратно, двинулась в ванную, намерено оттягивая момент встречи. Он, скорее всего, спит, но от этого легче не становилось, ведь она перед ним виновата. Хотя еще пока сама не знала в чем именно.
Подошла к раковине, чтобы умыться, и только в отражении зеркала заметила, что вокруг его ванны стоят красивые свечи разного размера, а на сервировочном столике около нее корзина с лепестками роз и ведерко с шампанским. Это была пощечина. Стало противно от самой себя и резко захотелось в душ. В этот момент девушка искренне порадовалась, что у Абдулова отдельно ванна и душевая кабина, хотя раньше всегда подтрунивала над этой его прихотью.
Приняв душ и завернувшись в банный халат, в нерешительности с уже тяжелым камнем на душе двинулась в спальню. На секунду ее посетила мысль пойти спать в гостиную, но это только на секунду – свои ошибки Третьякова привыкла признавать, а тут ее вина была очевидна. Поэтому, набрав в легкие побольше воздуха, тихонечко открыла дверь и как только ее босая нога ступила на мягкий ковролин спальни, сердце разбилось вдребезги. В комнате был идеальный порядок. На кровати, свернувшись калачиком, спал Абдулов…
Лена стала проклинать каждую минуту своего сегодняшнего веселья в клубе, в то время как ее ТАК ждали здесь. Изо всех сил сдерживала слезы. Для нее это было странным – уже второй раз за то время, как она здесь, она борется с этой непонятно откуда берущейся влагой, ведь она никогда не плакала из-за мужчин. Просто не умела. И даже, когда этого очень сильно хотела, то у нее это просто не получалось. Но с другой стороны, слезы просились наружу не оттого, что ее обидел мужчина, а оттого, что она так поступила с ним. Сейчас у нее было только одно желание – добиться прощения любым способом. Но этого она себе позволить не могла, ведь он так сладко спал. Все, что было в ее возможностях сейчас - это просто укрыть его пледом. Прокралась тихонечко, взяла плед с пуфа и мягко, стараясь не разбудить, укрыла. Но, видимо, плохо старалась. Убирая руки, посмотрела на его лицо и столкнулась с пустым взглядом. Стало не по себе. Как будто обидела самого дорогого для себя человека. Он молчал, и это убивало. Не выдержав больше этой пытки, опустила виновато глаза и приземлилась на пятки около кровати.
- Прости… - это все, что она смогла из себя выдавить.
Снова тишина.
- Сегодня месяц, как мы вместе… - Холодно, очень холодно…
Девушке даже показалось, что он жалеет об этом месяце. И она спросила вслух:
- Ты жалеешь?.. – Поднять головы, смелости не хватило. А ожидание ответа стало самой изощренной пыткой. Гильотина отдыхает.
- Ты же знаешь, что нет… - тихо. Голос хоть и стал теплее, но что-то металлическое в нем все же осталось.
Внутри Третьяковой зарождалась надежда, что все еще можно исправить, и это незамедлительно отразилось в ее глазах, которые она все-таки смогла поднять, чтобы убедиться в том, что это не слуховые галлюцинации. Убедилась. Он действительно это сказал.
- Это тебе. Поставь в воду, а то они здесь уже… - посмотрел на наручные часы, - долго… - его взгляд снова стал холодным. Просто ледяным.
Виталик достал из-за кровати огромный, просто необъятный букет слегка подвядших алых роз.
Лена дрожащими руками взяла их и виновато, не зная даже больше перед кем: цветами или Абдуловым, вышла из комнаты.
Сейчас девушка не могла понять, что следует делать. Виталик имеет полное право обижаться, ведь она сорвала ему праздник. ИМ праздник.
«Но я ведь ничем плохим не занималась. Я же не пришла к нему пьяная, я не зажигала с парнями. Хотя, не удивлюсь, если он так и думает. Я же просто танцевала. И он знает об этой моей слабости. А значит, должен понять. Вот только… как и когда ему об этом сказать?.. И вообще, я же не в курсе была, что он что-то запланировал» - почти оправдав себя перед самой собой, Лена решила как-то донести это и до Абдулова.
Вся такая решительная мягко, с грацией кошки ступая по покрытию, зашла в спальню, уже зная, как она будет его убеждать…
Виталик лежал на спине, вытянувшись во весь рост на кровати. Руки были под головой, а взгляд уперся в потолок. Лена расставила зажженные свечи из ванной на комоде, прикроватных тумбочках, подоконнике.
- Что ты делаешь?.. – Абдулов чуть приподнялся на локтях. Голос и весь его вид были безразличными, что слегка напугало Третьякову. Но он ведь еще ничего не знает…
- У нас же праздник…
Подошла к краю кровати со стороны ног, приняла образ коварной соблазнительницы и на четвереньках двинулась в наступление. Сначала атаковала его живот, задирая майку и покрывая открывающиеся участки поцелуями. Рукой накрыла выпирающую часть его тела. Но Абдулов резко убрал ее руку и опустил майку.
- Лен, тебе не кажется, что нам надо поговорить? – сел и непонимающе-угрожающим взглядом уставился на девушку.
- Виталик, давай поговорим утром. Я знаю, что виновата, поэтому сейчас я собираюсь выпрашивать у тебя прощение. – Снова эта коварная улыбка.
- Лен, это не выход.
- Виталь, давай так. Завтра ты будешь делать и говорить, все, что хочешь – я согласна выслушать твои нравоучения и воспитательные речи. Можешь даже в угол меня поставить. Только сейчас не останавливай меня… Позволь мне заслужить твое прощение… - умоляющий зеленый взгляд и он почти ее! Почти…
- Лена, но я даже не знаю, где ты была?! – взревел раненым зверем, - С КЕМ ты была?! – вот оно!
- Виталик, - жалобно, - если вкратце, то я была с Ранетками, Мельниченко и Крыловым в клубе. Ни с кем не зажигала. Клянусь. А о подробностях давай утром?.. Я тебе все-все расскажу, - и прильнула к его губам в страстном поцелуе, затыкая тем самым рот. А он решил не сопротивляться.
Это прощение она вымаливала сначала ласками, а потом стонами. Пока не стало светло.
- Блин, скоро вставать, а так не хочется. Из меня сегодня работник никакой. – Сетовала на судьбинушку Третьякова, нежась в объятьях довольного Абдулова.
- А зачем вставать?
- У нас съемки, Абдулов, ты забыл?!
- Лен, ты давно звонки на телефоне просматривала?
- Ну… давно.
- Понятно.
Девушка потянулась за телефоном. Восемнадцать пропущенных. Три от Арланова, а остальные от Абдулова. И непрочитанная смска.
- Лен, у тебя завтра выходной. – Озвучила вслух содержимое Арлановской смски. – С чего это такая щедрость?
- Я отпросился, а у тебя съемки только со мной. Одним выстрелом хотел убить двух зайцев… - мужчина снова погрустнел. Как будто разочаровался.
- Виталик, ну прекрати, я уже все осознала. И, вообще, у тебя есть планы на сегодняшний день? Ну, и ночь?
- Были. Но ты была их непосредственным участником.
- Вот и отлично! Я вся твоя! Целиком и полностью. Хочешь, даже телефон отключу???
- Хочу.
Третьякова демонстративно вырубила трубу и кинула ее на пол. С вызовом посмотрела в глаза мужчине и провокационно облизнула губы. Его действия после этого жеста были предсказуемы…
Но как бы она не оттягивала момент, поговорить все-таки пришлось…




Спасибо: 74 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1265
Настроение: Остановите меня кто-нибудь!!!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 89
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.10 17:38. Заголовок: Девочки, милые, выкл..


Девочки, милые, выкладываю проду. Пока последнюю. Я сегодня не уезжаю, поэтому надеюсь, что конец сегодня напишу. Алиса, готовься.


Я тогда клятвенно пообещала Виталику, что теперь всегда буду ставить его в курс моего маршрута. Он ведь переживал. Наверное, я ему тоже не безразлична. Ну, конечно, не безразлична! Он же живет со мной, спит. Ну и что, что в любви не признается. Я же тоже этого не говорю. Да и зачем, когда и так все отлично. Было… И снова этот сериал, будь он не ладен. У него появилась новая партнерша. Ксения Баскакова. Хорошая девушка. Мне она в «Лети» очень нравилась. Теперь она с ним шутила, улыбалась. Я была уверена в нем на сто процентов. И он ни разу не дал мне повода в этом усомниться. Косяк снова был за мной. Опять пати с «Ранетками» в клубе до утра. Женька пригласила своих друзей, и один из них от меня весь вечер не отходил. Так он еще подливал мне и подливал. Короче, я изрядно набралась, и он утянул меня танцевать. Наш танец был мягко говоря откровенным для только познакомившихся. И вот это представление с невинным поцелуем и застал Абдулов. Он приехал за мной, но меня долго не было, а телефон не отвечал. Вот он и зашел. Лучше бы не заходил…

Виталик оторопел от представшей перед ним картины. Стало горько и неприятно. Он ведь ей верил. А тут… Кто теперь даст гарантию, что все ее предыдущие развлечения не имели подобных событий. И вот чтобы не снимать лапшу с ушей, решил выяснить все здесь и сейчас.
- Извините, что помешал, но мне бы очень хотелось поговорить с этой девушкой. – Взял Третьякову под локоть и утянул в толпу, не дожидаясь разрешения ее партнера.
- Лен, думаю, тут объяснения не нужны. Ты сама все понимаешь. Я тебе просто хотел сказать, что вещи твои Лерке завезу завтра. Ключи потом отдашь. Приятного вечера. – И ушел.
Девушка устало опустилась на диван и закрыла лицо руками. Делать было нечего. С фактами не поспоришь…

Вот так и закончились наши идеальные отношения. Я сначала переживала, было стыдно, я была виновата. Но когда узнала, что у него отношения с Баскаковой, успокоилась. Прошла-то всего неделя, а он уже с другой. Значит, не очень-то и расстроился. Вот и я не стала. Нашла себе ди-джея. Контраст был ощутим. И в общении, и в сексе. Поэтому я решила обособить тот отрезок жизни, который я провела с Абдуловым, поставив его в красный угол своей жизни. Чтобы просто знать, что тогда мне было очень хорошо. И так уже никогда не будет. И стала жить снова. Как будто выдернула страницу из дневника с двойкой по любимому предмету.
Работать сначала было сложно, особенно когда были сцены с Ксюхой, которая была абсолютно не в курсе, и Абдуловым, который, отыграв, становился холодным, как ледышка. Но я решила не обращать на это внимания. И потихоньку смирилась. А потом сделала вид, что уже забыла все это недоразумение (наши отношения) и на чьем-то дне рождении я предложила ему просто забыть обо всем и просто быть коллегами. А то я и так не профессионал, а теперь еще из-за его игнора вообще лажаю и путаюсь. Он согласился. А в сериале такая мура началась, что и играть напрягаться не пришлось. Кулемина снова добивалась Степнова, а он ее отшивал. Почти как у нас. Только я добиваться основательно не стала, хотелось хотя бы нормальные отношения вернуть. Но он как-то противился. И я плюнула, наивно думая, что мне с ним встретиться больше не предстоит. Ан нет. Досняли третий сезон, соединили КВМ наигранным поцелуем, и то не с моим участием, и я укатила с «Ранетками» на чес. Только расслабилась, отвлеклась, забылась, а тут на тебе, четвертый сезон. В августе съемки. Думали, обойдутся без нас, но уж слишком рейтинговая мы там пара оказались. И началось. Когда я прочитала сценарий, причина нашего расставания снова всплыла в памяти. Как будто с нас писали. Кулемина сначала просто гуляет с парнем, а потом бросает из-за него Степнова. Хотя начинается все радужно – с поцелуя пары КВМ. И в этой же серии появляется он. Вася. Абдулову играть было легко. Девчонки над ним прикалывались, что складывается такое ощущение, что он всю жизнь обманутых дядечек играл. А он им гордо, но с горечью в голосе и болью во взгляде отвечал: «Это жизнь, и никто от этого не застрахован». Потом смотрел на меня и сжимал губы в узкую полоску. А я только и могла, что молча сносить его укор. Один раз я не смогла сыграть очередную Кулеминскую ложь…


Когда Серега объявил перекур, Абдулов дождался, пока все выйдут, и, ехидно глядя в глаза, высокомерно сказал:
- Лен, ну, ты чего?! Это же так просто. У тебя раньше это отлично получалось.
И тут моя выдержка кончилась.
- Знаешь, что, Виталик, я, конечно, понимаю, что это ты у нас жертва в нашей с тобой ситуации, но подобных обвинений я не потерплю. Чтобы ты знал, я тебе никогда не врала и ни разу не изменила, даже поцелуем. А та ситуация была недоразумением. Я не отрицаю факта и не оправдываюсь. Я просто была пьяная и увлеклась танцем. И этого парня я больше не видела. Понятно.
- Ключевое слово здесь, Третьякова – «была». Это знаешь ты, это знаю я. Обсуждать тут нечего. А в каком состоянии ты была, что смогла себе такое позволить, это не оправдание. Не в тот день, так в какой-нибудь другой. Для вас подобные гуляния – норма. Могу предположить, что и подобное поведение тоже в порядке вещей. Да какая теперь разница?!
- Большая разница! Ты ведь тоже по мне не горевал. Быстренько Ксюшу обработал, и отдыхать укатили. Это нормально?!
- А ты думала, я буду плакать?! Лен, не ты первая, не ты последняя.
- Не сомневаюсь.
- Вот и не сомневайся. И давай закроем эту тему, нам с тобой еще работать.
- С удовольствием. – зло выплюнула.
И разошлись в разные стороны…

Ту сцену я с горем пополам сыграла. А вот объяснение со Степновым было выше моих сил. Эмоционально была выжата как лимон. Кулемина со Степновым отошли на второй план. Теперь это мы объяснялись с Абдуловым. Блин, у меня даже голос дрожал. А его взгляд… Он был искренним, настоящим. И боль там тоже была настоящей. Даже когда говорил, что хотел бы меня ненавидеть, да не может. А по мне бы уж лучше ненавидел. И почему мы никогда не говорили, как мы относимся друг к другу?!
После этой сцены я окончательно поняла, что он был не просто проходящим эпизодом в моей жизни. Меня стали одолевать воспоминания. Очень приятные воспоминания. Я даже не могу вспомнить ни одного момента, из-за которого бы мне хотелось забыть Абдулова как страшный сон. Вот просто взять и забыть. Теперь моя вина ощущалась еще больше. Если я раньше говорила себе, что, ну и пусть, переживу, подумаешь! То теперь с этим ворохом замечательных дней и сумасшедших ночей жить стало трудно.
Когда снимали последнюю сцену четвертого сезона, мне так хотелось говорить не от лица Кулеминой, а от себя. И Абдулову, а не Степнову. Но…
На прощальной вечеринке Виталика не было. Он уже улетел в Америку на съемки. Это его мечта. И я рада за него. Правда. Пусть у него все сложится. А я буду иногда вспоминать, как зажималась в классе с великим Виталием Абдуловым и гордиться тем, что он был моим первым мужчиной. А сердце будет заходиться бешенным ритмом только от имени Виталий.
Вот такая вот история. История одних отношений. А может все-таки любви?..

Лена поставила точку и с тяжелым вздохом отложила ручку и любимый блокнот. Туда она записывала только жизненно важные вещи.
Сегодня ее двадцать первый день рождение. На удачу, их занесло снегом, и отменили концерт. Теперь они сидят в гостинице и ждут вечера, чтобы устроить праздник. Но без него праздник не праздник.
- Лен, - Крылов, - тут тебя поздравить хотят, – протягивает трубку.
- Кто? – тихо, принимая телефон.
- Фанаты. – Одними губами.
- Ало. – Искренняя улыбка. С фанатами только так.
Настроение поднималось с неимоверной скоростью. Девочки приехали с другого города на концерт, а его отменили. Значит надо компенсировать.
- А мы сейчас спустимся к вам! – Лена решила не мелочиться, ограничиваясь только разговором по телефону. Так приятно ощущать себя нужной.
Спустились на нужный этаж. Несколько девушек, пищащих от счастья, куча подарков и трогательные поздравления. Она отдала все, что могла: автографы, фото на память с каждой. На последней завибрировал телефон. Достала. Он.
- Извини. – И отошла к окну.
Руки дрожали, а сердце подпрыгивало, застревая в горле не глотающимся комком. Надо собраться. Получилось плохо.
- Але. – Хрипло.
- Привет. – Тихо.
Девушка прикрыла глаза – уж больно приятен был голос собеседника. Снова волна воспоминаний, осознание необходимости и невозможности.
- Виталик, зачем? – из-под ресниц скользнула слеза. Чистая, крупная слеза.
- Я и сам не знаю. Просто не могу без тебя…
- «Значит, все-таки любовь»











Спасибо: 75 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1270
Настроение: Остановите меня кто-нибудь!!!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 89
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.03.10 12:04. Заголовок: Девочки, хорошие мои..


Девочки, хорошие мои, любимые и самые родные. Выкладываю альтернативный конец этой истории. Как бы бонусом. Кого устроил тот конец, который продой выше, читать не обязательно, суть от этого не поменяется. Скажем так, это точка зрения автора на дальнейшее развитие событий.
Спасибо всем, кто читал, комментил и ставил плюсики - очень греет душу. Чувствуешь, что не зря ты здесь. Поэтому, на последок, кому есть что сказать, жду вот по этому адресу http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000616-000-0-0-1269243692.

Скрытый текст


Конец.



Спасибо: 83 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1362
Настроение: Остановите меня кто-нибудь!!!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 93
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.03.10 14:31. Заголовок: Самый вкусный чай


Автор: Ирина и К
Название: Самый вкусный чай
Рейтинг: R
Жанр: Романтика, AU, OOC, songfic
Статус: окончен
Бета: Шато Марго и alisas
Пейринг: КВМ


Всем привет. Это снова я. Не могу никак угомониться. Это мое дитятко появилось благодаря Алисе alisas, а продолжение нашло себя с пожелания двух прекпасных девушек Оли и Лизы.
Фанфик от и до songfic. Изначально вдохновила на сюжет песня KE$HA Tik-Tok, а после не смогла пройти мимо нового творчества талантливой девушки и просто замечательного человека Леры Козловой, в шоубизе именуемой ЛераЛера. Тексты песен все до единой ее. Вот.
Небольшое разъяснение: Лена - дочь известного политического деятеля Питера. Папу почти не видит, а мама... гибрид гламурной блондинки, домохозяйки и жены очень богатого человека. Ну, а все остальные герои, думаю, нарисуются. Приятного прочтения.
Примечание: тех, кто привык к идеальной Кулеминой, предупреждаю, нет, даже предостерегаю - она НЕ ТАКАЯ.
И еще. Самое главное. Слов моих не хватит, чтобы выразить благодарность бете Даше.

Ну, и высказаться можно тут http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000640-000-0-1

А ЭТО ТЕМКА С МОИМ ИНТЕРВЬЮ http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-18-0-00000290-000-0-0-1271063223

Спасибо: 47 
Профиль
Ирина и К





Сообщение: 1363
Настроение: Остановите меня кто-нибудь!!!
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 93
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.03.10 14:33. Заголовок: Ну, что, поехали? ht..


Ну, что, поехали?


Виктор Михайлович Степнов работал в элитной гимназии города Санкт-Петербурга преподавателем физической культуры. Глубоко положительный человек. Высокий статный брюнет с голубыми глазами. Сочетание редкое, но от этого он был только индивидуальнее. Вся женская половина педсостава втайне мечтала о нем. А втайне потому, что в данном заведении среди педагогов признавались только профессиональные отношения. В противном случае – увольнение. Без права восстановления. Плюс никаких рекомендаций и реальная статья в трудовой книжке. Короче, если ты попал сюда, то вытянул лотерейный билет с джек-потом. Но если тебя отсюда выперли, то выше преподавателя сельской школы должность ты вряд ли найдешь. Вот такой билет и вытянул Виктор Степнов, будучи физруком в обычной школе. Он был идеальным. Директор на него надышаться не мог. Ведь их воспитанники были далеко не простые дети рабочих, а как минимум политиков и других элементов правящей верхушки.
Но однажды судьба от него отвернулась…
- Лерка, нет, ну ты видела, как у Вити сегодня мускулы на спине играли, когда он подтягивался? Я думала, не сдержусь! Такой он секси! А его попка?! Так и хотелось за нее ущипнуть, – с придыханием расписывала Лена Кулемина, ученица одиннадцатого класса, своего учителя по физкультуре. – А руки, Лер, руки!
- Ох, Кулемина, ты когда-нибудь угомонишься?
- Ага, как только получу от него порцию незабываемого секса… - расплылась в мечтательной улыбке девушка.
- Ну-ну, ты сама-то в это веришь?
- Лера, верить надо всегда! А я свое получу, вот увидишь.
- Мне б твои амбиции, Ленка, – хохотала милая блондинка с карими глазами. – Я все могу допустить, но Степнов… С ученицей… Он же святой!
- Тихо-тихо, не дребезжи, - жестом остановила подругу Лена. – Эй, Гуцулище, ну-ка, иди сюда! – поманила пальчиком.
- Чего тебе, Кулемище? – подыграл ей в тон парень.
- Ты это чего сейчас Комарову рассказывал?
- Нехорошо приличным девушкам подслушивать, – промурлыкал кареглазый, поправляя ворот на форменной жилетке одноклассницы.
- А я еще и подглядывать могу, - также промурлыкала Лена парню в губы, притягивая его за галстук.
- Эх, я бы за тобой тоже подглядел в душе… - перевел взгляд на округлую грудь, мимо которой пройти было просто невозможно.
- Гуцу-у-ул, - намекающий взгляд из-под бровей, - я жду ответа.
- А что мне за это будет? – он тоже не терялся.
Девушка огляделась по сторонам и, убедившись, что предмета ее вожделения в радиусе десяти метров нет, прильнула к губам парня в соблазнительном поцелуе. Подруга только рот открыла. Парень тоже был в шоке.
- Думаю, этого достаточно, – коварная улыбка озарила лицо Кулеминой.
Парень сглотнул ком, образовавшийся в горле, а когда она отпустила галстук, чуть не упал.
- Игорь… - снова пропела она.
- Да ничего особенного, - не своим голосом начал парень, - Степнова уволили. Он нашего психолога на козлах удовлетворял.
- Ты брешешь, Гуцул, - Лерка не верила, - Степнов святой!
- Лера, мы, мужики, все святые. – Натянул улыбку мудреца-победителя.
- Кобель, - зло бросила Кулемина.
- Я?! – удивленно-обиженно встрепенулся парень.
- Да ты-то тут при чем?! – пренебрежительно сказала Лена.
- Кулемина, а может, мы продолжим? - снова замурлыкал кареглазый. - А может, и чем поинтереснее займемся?
- Слушай, Игорь, иди-ка ты. За информацию спасибо. Я тебе ничего не должна.
- Лен, ты подумай. У меня в конце месяца день рождения. Предки мне квартиру в центре презентуют. Там и будет пати. Вы обе приглашены. Отказы не принимаются. Будет весело, обещаю. А ты, Леночка, можешь сделать эту дату еще знаменательной.
- Хорошо, Гуцул, я подумаю, - натянула улыбку, желая побыстрее от него отделаться. Внутри клокотал вулкан.
- Святой, говоришь?! – Лена метнула молнию-взгляд в испуганную подругу.
- Гуцул – трепло, ты же знаешь. Это еще не показатель.
- Да?! А ты туда посмотри. – Развернула за плечи и указала на окно, из которого хорошо просматривался выход из лицея. Сейчас из дверей заведения побитыми собаками выходили физрук и психолог с картонными коробками.
- Дам… - больше подруга не нашлась, что сказать.
Домой Лена возвращалась в крайне паршивом настроении. Она привыкла добиваться своей цели. Зря она, что ли, весь этот месяц, который Степнов работал в их гимназии, строила из себя спортсменку-комсомолку, да и еще на секцию по баскетболу ходила?
- Дочь, что ты сегодня рано так? У тебя же тренировка должна быть? – поинтересовалась мама.
- А у меня больше не будет тренировок. У нас физрука уволили, – кинула на ходу, поднимаясь по лестнице в свою комнату.
- Виктора Михалыча? За что?
- Не знаю. – И хлопнула дверью.
Зайдя в комнату, кинула сумку в угол, а сама плюхнулась на кровать и закрыла лицо руками. Перед глазами мелькали картинки, как могучие руки физрука сжимали хрупкое тельце школьного психолога, смелые губы покрывали ее плечи обжигающими поцелуями, а она громко стонала, прижатая к спортивному снаряду.
- Черт! – Яростно стукнула кулаками по кровати. - На ее месте должна быть я!
Стук в дверь.
- Меня нет, – громко ответила девушка, абсолютно не желая сейчас никого видеть.
- Лен, я тут вот что подумала, раз уж вашему Виктору Михайловичу пока все равно заняться нечем, может, он тебя повозит на курсы иностранного? – Ленка подскочила и села на кровати в позе лотоса. – А то у нас свободного водителя нет, а курсы уже оплатили. Да и мне будет спокойнее, он и за телохранителя сойдет. У него права есть?
- Не знаю, – небрежно кинула она, делая безразличный вид, а на самом деле внутри уже взрывались фейерверки.
- Ладно, я тогда сама узнаю и найду его. Все, мой хороший, отдыхай. – Подошла, чмокнула в лобик и удалилась.
Как только за мамой закрылась дверь, Кулемина еле сдержалась, чтобы не завизжать от счастья.
- Ну, теперь, Виктор Михалыч, держитесь!


Спасибо: 85 
Профиль
Шато Марго



Сообщение: 304
Настроение: Хвилюватися немає причин...
Зарегистрирован: 26.08.09
Откуда: город над вольной Невой
Репутация: 46
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.03.10 12:04. Заголовок: И тут началось… Степ..


И тут началось… Степнов, получив такое неожиданное предложение, но так кстати, согласился, не раздумывая ни минуты. Тем более он прекрасно относился к этой милой девчушке Леночке Кулеминой. Она для него ассоциировалась только с солнышком. Спортивная, подтянутая, воспитанная, исполнительная, скромная, он даже пару раз видел, как она смущается. Белокурый ангел, как он ее называл, когда она заплетала волосы в задорные косички, а зеленый взгляд из-под длинной челки сиял наивностью. У него даже повода не было усомниться в ее чистоте и невинности. Но это была только видимость. От шока он отходил долго, когда ему довелось с ней столкнуться вне школы. Эта Лена была полной противоположностью той, которую знал он. Она была дерзкая, с кричащим вызовом в глазах. От образа милой школьницы не осталась и намека. Через порватости на джинсах сзади выглядывали ягодицы, а белые майки-борцовки не скрывали ничего, четко прорисовывая темные ореолы вершин юных грудей. А чаще всего она появлялась на его глазах в нижнем белье – спортивный лиф и трусики-шортики. Вызывающий макияж и художественный беспорядок в прическе завершал сию картину. Мама только изредка делала ей замечания, но те просто игнорировались. И лишь один раз, когда на нее гаркнул Степнов, не выдержав подобных издевательств над матерью, Лена послушно прикрыла голый живот, одев сверху малюсенького топа рубашку. После этого Степнову выказали такое доверие, что его груз на него даже немного давил. Но он справился. А чертик внутри Лены довольно потирал лапки. План работал.
Как-то родители на выходные улетели к морю, а Ленку оставили под присмотром Степнова. Все было ничего. Пришла Лера, тоже его бывшая ученица. Действительно милая девочка. Почти Барби, потому что розового на ней было больше, чем кожи на теле. Они плескались в бассейне, попивая коктейли из трубочек. Степнов отметил, что Лена ведет себя очень расковано в сексуальном плане, точнее, ее поведение навело его на мысли, что она уже познала прелести секса. Хотя, здесь ничего странного он не видел – девушка была очень привлекательна, обладала какой-то внутренней соблазнительностью, да и возраст позволял – совершеннолетняя все-таки. Иногда он ловил себя на мысли, что его тянет к ней как к женщине. Ну, вот иногда, при каком-нибудь ее жесте, взгляде. Но опыт с предыдущей работы был более чем поучительным. А девочки хохотали и ныряли с бортика. Тут в поле зрения мужчины появились еще две знакомые фигуры. Так и есть – Гуцулов и Комаров. Девочки, находясь в воде, облокотились о край и ловким движением рук опрокинули одноклассников в воду. Степнов заливисто рассмеялся, наблюдая за этой картиной. Но уже в следующую секунду ему стало не до смеха.
Гуцулов, вынырнув из воды, что-то сказал его подопечной, а потом собственнически прильнул к ее губам совсем не детским поцелуем. Степнов видел, как Ленка от удовольствия прикрыла глаза. А потом он наблюдал, как его бывший ученик развязывает завязки на купальнике Кулеминой. Сейчас он был раздираем противоречиями. С одной стороны надо было остановить обнаглевшего подростка, а с другой стороны ему очень хотелось посмотреть, как из этого выйдет Кулемина. И она вышла. В чем осталась. И даже не прикрылась. А просто вышла с грацией модели, не стесняясь собственной умопомрачительной наготы, держа марку и победно улыбаясь. Степнов сглотнул. Зрелище было не для слабонервных. Но на этом шоу не закончилось. Она подошла к Гуцулу, уже устроившемуся на шезлонге, и села сверху. Потом плавно наклонилась и поцеловала стервеца так, что у Степнова засосало под ложечкой. Больше он на это смотреть не мог и, чертыхаясь, ушел на кухню. А смотреть больше было не на что. После поцелуя Ленка забрала купальник и сказала парню, чтобы он больше никогда так не делал. И вообще, этого представления не было бы, если бы она, когда роняла Игоря в бассейн, не заметила в окне Степнова.
А день ведь только начался…
Подростки были в гостях у Кулеминых до самого вечера. И все это время они провели у бассейна или в нем, так что Степнов еще не раз видел откровенные поцелуи парочек и прикосновения шаловливых рук Гуцулова к телу прекрасной Елены. Виктор потихоньку закипал. Но не от ревности, а от вседозволенности. Она ведь особо и не сопротивлялась.
Вечером за ужином, когда она еще толком даже не обсохла после длительных водных процедур, Виктор решил провести воспитательную беседу.
- Лена, тебе не кажется, что ты себя неправильно ведешь?
- Я не понимаю, о чем вы, Виктор Михалыч? – вызывающе посмотрела на него, заглатывая свежеиспеченную булочку.
- Я о вашем сегодняшнем купании.
- А что Вы считаете неправильным?
- Негоже воспитанной девушке щеголять перед парнями обнаженной.
- Так Вы подглядывали!
- Я контролировал.
- И как?
- Что «как»?
- Вам понравилось?
- Что понравилось?
- Как я щеголяла.
- Лена! - зло зыркнул.
- Все, молчу-молчу. – И встала из-за стола.
Но, проходя мимо Степнова, аккуратно села к нему на колени, провела пальчиком по мужественным скулам, заглянула в синие омуты, как бы гипнотизируя, смачно попробовала на вкус его губы, отстранилась, облизывая свои губы и смакуя только его привкус.
- Могу повторить. – Подмигнула. – Эксклюзив. – Встала, попятилась назад, призывно глядя на бывшего учителя.
Степнов оторопел. А девушка, развернувшись к нему спиной, вышагивала по лестнице, разбрасывая части купальника, оставаясь только в одной прозрачной тунике. А, оказавшись на самом верху, скинула и ее. У Степнова в руке сломалась вилка. На этом его терпение кончилось. Он стремглав поднялся по лестнице и отшвырнул дверь, которую Кулемина еще не успела закрыть, развернул ее к себе лицом и потряс, держа за плечи.
- Что ты себе позволяешь? Чего ты добиваешься?
- А Вы разве не понимаете? Вас.
Такого ответа он не ожидал, поэтому и растерялся, не зная, что ответить. А она дерзила взглядом и провоцировала наготой.
- Виктор Михалыч, мы с Вами взрослые люди, и нам ничего не мешает провести эту ночь по-взрослому. – Она уже по-хозяйски положила ему руки на широкие плечи.
- Да пошла ты. – Скинул ее руки с плеч и вышел из комнаты.
- Все равно будет по-моему, – тихо сказала она закрывшейся двери и направилась в собственную ванную.
А Степнов от переизбытка эмоций не нашел ничего лучше, как снять стресс хозяйским коньяком. Эта пигалица довела его до такого состояния, до которого его еще никто не доводил. Он ведь еле сдержался, чтобы не пойти на ее предложение и не взять ее прям там, без прелюдий и ласк, а жестко, грубо, как бы наказывая за все ее проделки. Он чуть не поддался ее провокации, ее вызову. Как же хотелось, чтобы она выплюнула свою дерзость со стонами, извиваясь под ним, двигаясь в ритме пульса и в такт секундной стрелке, а потом сорвалась в пропасть и утянула его за собой. От подобных мыслей хотелось выть. Но он компенсировал это желание очередной порцией коньяка.
А девушка тем временем, выйдя из душа, плюхнулась на кровать и набрала номер любимой подруги.
- Лерка, он мой. День икс назначен на… Когда там у Гуцула день рождение? Вот, на субботу.

Спасибо: 77 
Профиль
Шато Марго



Сообщение: 306
Настроение: Хвилюватися немає причин...
Зарегистрирован: 26.08.09
Откуда: город над вольной Невой
Репутация: 46