Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Манюня





Сообщение: 2701
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.12.09 11:42. Заголовок: Автор: Манюня

Спасибо: 51 
Профиль
Ответов - 34 , стр: 1 2 All [только новые]


Манюня





Сообщение: 2701
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.12.09 11:42. Заголовок: Автор: Манюня (продолжение)

Спасибо: 49 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2702
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.12.09 11:44. Заголовок: Сегодня будет две ча..


Автор: Манюня
Редактор: forget-me-not
Название: Дом страха
Жанр: Ужасы, психологический триллер, Action, немного Angst и романтики
Рейтинг: R
Статус: окончен

Предупреждение: рейтинг обусловлен не наличием постельных сцен, а желанием автора написать ужастик.
Комментарии: http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000475-000-0-1-1264246840
Обещалась одной хорошей девочке Тонечке вот такой вот оригинальный подарочек на день рожденье. Тонь, тебе!

обложечка:




Скрытый текст


Сон не шел... Лена с завистью взглянула на Витю, который только что не посапывал. Лунный свет из незашторенного окна падал на мужчину, придавая его безмятежному лицу какую-то одухотворенность. Едва Лена собралась повести рукой по родной щеке и, возможно, поцеловать мужа во сне, как она услышала шепот:
- Мама! Мамочка!
Голос совершенно не был похож на голоса детей. Но, как у любой матери, сердце молодой женщины сжала ледяная рука страха, и она, даже не попытавшись разбудить Виктора, поспешила в детскую.
В комнате дочери царил привычный бедлам. Всего месяц назад Степновы переехали в этот дом, и всего за месяц Вика умудрилась превратить комнату в филиал помойки.
Наступив на книгу сказок и чуть не придавив резинового кролика, Лена приблизилась к кровати. Длинные темные волосы дочери разметались по подушке, девочка сладко спала с абсолютно таким же выражением лица, что и ее отец.
- Павлик, - пробормотала молодая женщина и направилась в комнату сына.
В манеже безмятежно посапывал малыш, смакуя указательный пальчик. Свет от ночника разливался теплым бархатом. Лена присела на кресло около манежа, дотронувшись до пухлой щеки сына. Страх отпустил: оба ее ребенка в порядке, мирно спят в тишине ночи.
- Мама! Мамочка! – услышала Лена шепот.
Женщина резко поднялась и вышла в коридор. Темнота после слабо освещенной детской показалась особенно густой, как чернильное пятно.
- Мама! – голос слышался откуда-то снизу.
Лестница скрипнула под шагами женщины, и этот скрип показался зловещим в ночной тишине.
Лена пока не привыкла к новому дому и то и дело натыкалась на мебель и предметы интерьера.
- Мамочка!
Женщина вздрогнула: шепот раздавался прямо над ухом. Дзынь! Ваза полетела на пол, разбившись на тысячу мелких кусочков.
- Кто тут? – раздался голос мужа и вспыхнул свет.
Лена зажмурилась: стоваттные лампочки ослепили ее.
- Ленок? Что ты лунатишь? – Виктор был совершенно спокоен.
- Я встала... И случайно разбила вазу...
- Понятно, - Степнов осторожно пробрался к жене, стоящей в центре лужи из осколков. - Не двигайся. Я сейчас принесу веник и уберу стекло. Ты босая, стой на месте!
- Вить, - нерешительно протянула женщина, - а тут никого не было?
- Кулемина, любовника прячешь? – улыбнулся мужчина.
- Вить. Мне послышалось, что... внизу... кто-то ходит.
- Что? – Виктор нахмурился и быстро преодолел расстояние до входной двери. Проверил замки. Заперто. – Ленок, тебе померещилось. Дверь заперта. Никто не мог попасть в дом, минуя входную дверь. Только полтергейст.
Ледяной ветер тонкой струйкой дотронулся до спины женщины.
- Да, наверное, померещилось, - Степнова слабо улыбнулась.
- Я сейчас быстро тут все уберу, и пойдем спать. Лен?
- А? Что? Да, все в порядке, - женщина поежилась.
Мужчина внимательно всмотрелся в лицо жены и покачал головой. Быстро убрав осколки, Виктор обнял жену:
- Пойдем спать, моя хорошая! Тебе померещилось...
- Пойдем, - кивнула Лена, поднимаясь по лестнице. На верхнем пролете она обернулась. На секунду ей показалось, что в центре их гостиной сидит маленькая девочка в старинной одежде. Моргнув, Лена девочки больше не увидела: комната была пуста.

Утром Степнова собирала мужа на работу, а дочь в детский сад.
- Лен, ты очень задумчивая, - Виктор потрепал жену по волосам.
- Мама! Я не хочу бутерброд с колбасой! Я хочу блинчики! – хныкала непроснувшаяся Вика.
- Доча, не шуми, - Лена дотронулась пальцами до висков, - я не выспалась, и у меня болит голова.
- А все из-за того, что уже почти неделю мы не выходили на пробежку, - назидательно произнес Виктор. – Помнишь, когда мы переезжали в этот дом, то думали о том, что будем каждое утро бегать по округе.
- Вить, сейчас осень. Темно по утрам, а в округе ни одного дома. Ближайший населенный пункт в трех километрах. Ты же знаешь, мне неспокойно оставлять детей.
- Ты стала такой наседкой, - Виктор закатил глаза.
- Вить! Кто-то из нас двоих должен думать о доме! О семье!
- Ты хочешь сказать, что я не думаю о семье? А кто нашел этот дом? Он же словно из сказки!
- Кошмарной сказки! – парировала Лена.
- Он тебе не нравится? Ты же была в восторге! Такой дом в паре киллометров от Москвы по цене моей квартиры! Это мечта!
- Он такой старый... Лестница скрипит. И дверь в подвал не открывается...
- Лен, ну что за глупости ты говоришь? – раздраженно допил кофе Виктор. - Лестницу я починю... А дверь... Вызовем мастера, он снимет дверь с петель. Или вырежет засов. Давно ты стала такой трусихой?
- Ладно, Вить, не бери в голову, - обиженно отозвалась Лена, поправляя косички дочери.
- Ну и хорошо. Викуль, готова?
- Да! – радостно вскрикнула девочка, обвивая тоненькими ручками шею отца.
- Пока, Ленок! Не грусти! У тебя много работы, помнишь?
- Да-да, - женщина рассеяно кивнула, целуя на прощанье мужа и дочь.

Пока сын спал, Лена села в рабочем кабинете. Сидя еще в первом декретном отпуске, Лена писала песни. Слова и музыка иногда подолгу не складывались в голове, а иногда приходили сами собой.
К моменту рождения Вики у Лены накопилась толстая тетрадь музыкальных зарисовок.
Как-то к ней забежала Лера – посмотреть на малышку и вручить подарок. Посюсюкав над Викой, она принялась болтать об учебе в Снегинке и о своей карьере.
- Все здорово, только Юрий Аркадьевич сменил уже пять авторов песен. Все не понимают, что рифмы «любовь - морковь» и «тебя - меня» не тот уровень!
- Новикова! А может, посмотришь мои песни? - вдруг предложила Лена.
Толстую тетрадь Лера отнесла Романовскому, и тот тут же подписал со Степновой контракт.

- Мама! Мамочка! – услышала молодая женщина.
- Опять! – Степнова сжалась, как от резкой боли.
- Мама! Ти где? – топот маленьких ножек раздался в коридоре.
- Павлик! – Лена выдохнула и выбежала навстречу малышу.
- Мамочка!
- Ты чего так рано проснулся? – женщина потрепала сына по светлым волосам.
- Тяпушки масяки лябум, - ответил малыш.
Паше исполнилось два года, и иногда он говорил совершенно четко и понятно, а иногда лепетал на своем языке что-то непонятное.
- Пойдем завтракать, - Лена подхватила сына на руки, - йогурт и кашку.
- Неть!
- Почему?
- А Малфа?
- Кто? Павлуш, о чем ты? – женщина удивленно взглянула на мальчика.
- Малфа!
Лена растерянно покачала головой: малыш опять нес околесицу.

После завтрака мальчик поднял на маму папины глаза и прошептал:
- Это тайна!
- Что? – Лена почти не слышала лепет из-за льющейся воды.
- Казяки муси абамвалка Малфа!
- Точно-точно, - кивнула Степнова, про себя мурлыкая новый мотив.
- Мам!
- Что, малыш?
- Мозно я с Малфой поилаю?
- А кто это?
Павлик задумчиво выпятил нижнюю губу. Видимо, он не знал ответ на вопрос матери.
- Ладно, играй, - Лена улыбнулась, - помочь вам игрушки вытащить?
Мальчик кивнул.
Женщина горкой высыпала игрушки, включила компьютер и углубилась в музыку.


Спасибо: 114 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2711
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.12.09 20:50. Заголовок: Раскаты грома, вспыш..


Раскаты грома, вспышки молнии... Тревожный холодок по ногам заставляет лопатки на спине смыкаться. Неприятный зуд в области поясницы никак не унимается. Лена удовлетворенно кивнула. С помощью современных программ ей почти удалось закончить саундтрек к фантастическому сериалу. Стянув наушники, она обернулась на сына.
Павлик увлеченно рисовал, болтал ногами и высунул от напряжения кончик языка.
- Павлуш, не хочешь перекусить? – улыбнулась женщина.
- Неть, - малыш увлеченно водил карандашами по листку.
- Сын, а может, вместе поиграем?
- Я с Малфой!
- С кем? – Лена присела рядом с ребенком и заглянула через плечо сына на рисунок. - Паша! Кто это?
На картине мальчика была, хоть и в свойственной только маленьким детям абстрактной манере, изображена маленькая девочка в странной одежде.
- Малфа, - Павлик нахмурил брови, словно разждраженный непонятливостью матери.
- Сынок, а кто это?
Малыш развел руки.
- Ты ее видел?
- А ты?
- Видела, - призналась Лена, - она очень странная. В старинной одежде.
Мальчик наклонил голову набок, внимательно изучая лицо матери.
- Малфа! – Павлик улыбнулся и показал куда-то за спиной Лены.
- Она там? – женщина обернулась, всматриваясь в пустой угол. - Малыш, а что она хочет?
- Иглать!
По спине Лены прошел ледяной ветер, горло словно сдавила невидимая рука.
- Бог мой, Павлик! – мать прижала мальчика к груди.
- Мама, пусти!
- Куда, сын? – Лена испуганно схватила ребенка за руку.
- Мама!
- Мамочка! Мама, - зашептал чужой голос.
Женщина испугано подняла глаза, ожидая увидеть фантом, призрак, голограмму. Но в углу по-прежнему никого не было.
- Черт побери! Что за фигня! – Лена разозлилась и, не выпуская сына, поднялась на ноги.
- Мама! Мамочка! – услышала она из-за спины.
- Кто тут? Что за дурацкие шутки? – Обернулась.
На полу, рассматривая картинку Павлика, сидела худенькая девочка. Тонкая, почти просвечивающаяся кожа – видно узоры вен и капилляров на лице. Худые для такого маленького ребенка руки-веточки.
- Ты кто? – Лена почувствовала, что язык прилип к небу и отказывается шевелиться.
- Мама, птичка! – закричал Павлик, указывая в окно.
На отливе сидел большой черный ворон. Неожиданно Лену пробрал дикий страх – птица смотрела на нее внимательно, словно просверливая маслянистыми глазами-бусинками.
Женщина крепче прижала ребенка и обернулась. Девочки в комнате не было. Перевела взгляд на окно – птица тоже исчезла.
- Паша! Скорее!
- Сто? Мама, сто? – малыша пугала взволнованная мать куда больше, чем странная девочка и большая птица.
- Скорее! Уйдем отсюда!
Лена, прижимая сына к груди, принялась метаться по комнате. Вдруг остановилась, огляделась по сторонам и шумно выдохнула.
- Стоп, Степнова! Какая же ты дура! Ну птичка за окном... Подумаешь, чушь... А эта девочка... ей тоже можно найти объяснение. Наверняка найдется какое-то логическое объяснение. Наверняка. Просто я его не знаю, но оно есть.
Завыла собака.
Лена чуть не уронила сына, который примолк на руках матери.
Телефон.
Просто мобильный телефон с улыбающимся лицом мужа.
- Витя! Витя!
- Лен, что с голосом? У вас все в порядке?
- Ничего у нас не в порядке! Черт знает что происходят! Птица! И девочка!
- Объясни нормально, - спокойно переспросил муж.
- Этот дурацкий дом, - Лена начала издалека, - меня тут все пугает! Все скрипит, ручки дверей сами по себе шевелятся! Вода постоянно капает! И дети плохо спят! Сквозняк!
- Лен! Это все?
- Нет! Тут призрак!
- Кто?! – даже по легкой усмешке в голосе Лена поняла, что муж ей не верит.
- Призрак, фантом, полтергейст! Откуда я знаю?!
- Ты его видела? Как он выглядит? В белом плаще и летит по воздуху?
- Витя, прекрати! Мне совсем не смешно!
- Лен, да ты себя послушай! Какие сквозняки, какой призрак?!
- Степнов, я его видела! Своими глазами! И Павлик ее видел. Он с ней играл!
- С кем?
- С призраком! Это девочка! Маленькая! Он ее даже нарисовал!
Лена огляделась в поисках рисунка. Его нигде не было.
- Я тебя не узнаю. Куда делась спокойная и рассудительная Ленка? Мне подсунули какую-то нервную истеричку, - попытался пошутить Виктор.
- Ты издеваешься?
- Мне кажется, это ты издеваешься. Почему-то невзлюбила этот дом и ищешь какие-то причины. Это я понять могу, но привидения... Глупо!
- Вить, да послушай меня! Я не склонная к выдумкам истеричка! Я когда-нибудь преувеличивала?
- А когда Вика покрылась сыпью? Ты говорила, что сыпь размером с яблоко!
- Вить!
- А когда я кашлял, ты считала, что я задыхаюсь!
- Вить, да послушай меня...
- Прекрати, Лен! Ты себя накручиваешь всякими ужастиками!
- Степнов! – женщина редко повышала голос, - меня не волнует твое мнение! Сделай что-нибудь, чтобы мне было спокойно! Не знаю... приведи экстрасенса, священника.
- Хорошо! Я сейчас займусь этим! Лен, успокойся! Сходите с Пашей в деревню... Погуляйте!
Вдруг женщина услышала звук бьющегося стекла. Даже не попрощавшись, она отбросила трубку и побежала вниз, на звук.


Спасибо: 111 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2730
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.12.09 12:45. Заголовок: Внизу, на первом эта..


Внизу, на первом этаже, у огромного французского окна валялась куча битого стекла.
- Призраков не существует! Призраков не существует, - повторяла себе Лена, - а даже если существуют... Они не бьют окна!
Женщина выглянула в окно и увидела неповоротливого мужчину, удаляющегося от их участка.
- Эй! – она выскочила из дома. Уж кого-кого, а людей она не боялась. Недаром считалась лучшей спортсменкой школы.
Мужчина прибавил шаг.
- Подождите! Просто так вы не уйдете!
Толстяк побежал. Лена побежала следом.
Почти у реки она настигла незнакомца и сдернула с него капюшон.
- А! – вскрикнула.
Лицо мужчины представляло собой один огромный шрам.
- Все пугаются, - проговорил незнакомец, явно с трудом выговаривая слова.
- Кто вы и что делали около моего дома? – взяла себя в руки Лена.
- Просто хотел посмотреть...
- На что?!
- Кто живет в Доме Страха...
- Где? Кто вы? Зачем разбили окно?
- Я случайно... Ветка. Я заплачу. У меня есть деньги.
- Что вы хотели посмотреть?
- На вас, - с какой-то непонятной интонацией проговорил мужчина и принялся шарить по карманам.
- Зачем?
- Вот деньги, - проигнорировав вопрос, незнакомец принялся совать в руку Лены несколько крупных купюр.
- Объясните мне! Что происходит?!
- Все хорошо! – вдруг мужчина расплылся в улыбке, обнажая ровный ряд белоснежных зубов. – Я тороплюсь! До свидания! Еще раз простите!
- Да постойте же! Подождите!
Но незнакомец уже семенил куда-то в сторону деревни.
- Чертовщина!

В доме, на пороге сидел Павлик.
- Сын, ты что тут?
- Малфе стласно!
- Что? Чего твоя подружка боится? – как можно спокойнее проговорила Лена.
Малыш растерянно захлопал глазами.
- Павлик, пусть девочка поиграет во дворе, а мы с тобой пойдем в деревню, - мать взяла малыша за маленькую теплую ручку.
- А папа?
- А папа сейчас на работе... Пока мы погуляем, он приедет. Только сначала мы уберем стекло и накормим тебя обедом, идет?
Мальчик кивнул.

После обеда, уборки и короткого сна Лена с сыном вышли на улицу и неспеша пошли к деревне.
- Мам! А это кто?
Лена сжалась и проследила за взглядом ребенка. Дерево.
- Не кто, а что, малыш! Это дерево.
Солнце, еще недавно палившее в сто тысяч ватт, внезапно скрылось за облаком. Лена поежилась – в наступившей неуютной тени было неожиданно некомфортно.
- Я становлюсь истеричкой, - пробормотала она, рассматривая засохшее дерево.

Путь до деревни занял не больше двадцати минут. Немного пройдя по поселку, Лена наткнулась на трех старушек, гордо восседавших на лавочке.
- Здравствуйте!
- И вам не хворать, - одна из старушек поправила платок и вопросительно осмотрела Степнову.
- Сынок у вас хороший, - похвалила малыша другая.
Лена взглянула на Павлика. Мальчик, усиленно пыхтя, собирал веточки, поваленные ветром, в аккуратную горку.
- А вы не местная, я так посмотрю, - цепким взглядом всмотрелась в лицо Степновой и не то утвердительно, не то вопросительно произнесла третья старушка.
- Ну как вам сказать... Наверное, мы в каком-то роде соседи. Мы живем в том доме, - Лена рукой указала направление, откуда они только что пришли с сыном.
- А-а-а, - протянула пожилая женщина в платке.
- И что вы от нас хотите? Сами купили такой дом – сами и живите!
- Какой «такой»? – ухватилась за случайно брошенное слово женщина.
- Проклятый, - сквозь зубы объяснила одна из жительниц поселка.
- Объясните, - Степнова нервно теребила бейсболку сына, которую сжимала в руках.
- Да дом твой плохой. За год только пять жильцов поменялось. Одни угорели, газ забыли закрыть... Другим мерещилось что-то... Непонятные истории...
- Что же нам делать? – Лена побелела.
- А что вы сделаете? Ничего не сделаете, если только только уедете оттуда и найдете дурачков, которые согласятся в нем жить.
- Плохой дом, - самая молчаливая старушка авторитетно подняла указательный палец вверх. – История была, годков, эдак, двадцать-тридцать назад. Жила в этом доме семья обычная. Отец, мать и сын, лет десять ему было, когда пришла милиция. Дом закрыли, отца увезли. А мать с сыном, считай, скитальцами сделались. Никто не знает, что там за история была – кто-то говорил, что муж ейный убийца был, кто-то и чего похлеще рассказывал. Что с дьяволом дружил он. Говорили, что, проходя мимо твоего дома, слышали люди детский плач. И крики. И костер у них горел во дворе... Так это или не так – не скажу, дом-то на отшибе стоит...
- Васильевна, чего девку пугаешь! – одернула подругу пожилая женщина в платочке, - да не реви ты, не реви! Васильевна вечно ужасы какие говорит!
- Говорю, что знаю, - Васильевна обиженно поджала губы.
- Спасибо, - отрешенно кивнула Лена. Уже собиралась было уйти, но остановилась, вспомнив еще один важный для себя вопрос, - а мужчина... Такой, у него проблемы с походкой и лицо словно обожженное... Он в этой деревне живет, не знаете?
- Митька что ль? Как не знать, знаем! Митька больной. И лицо у него и вправду обожженное. Купил домик он себе пару лет назад. С тех пор и живет. Сначала народ любопытствовал, а потом привыкли... Он беззлобный, если надо и тяжелое что поднесет, и по хозяйству одиноким женщинам помогает. А уж как он детей любит! Только откуда он и что с лицом случилось, не говорит!
- Спасибо. Приятно было познакомиться, - Лена дежурно улыбнулась.
- Уезжайте отсюда! Гиблое это место! – напутствовала ее Васильевна.

Лена взяла сына за руку и собралась было уже домой – скоро должны были приехать Витя и Вика. Но, вспомнив, что дома закончился хлеб, решила заглянуть в местный магазин.
Заходить в киоск с Павликом она не рискнула – у мальчика при виде ярких оберток шоколадок и конфет начинался один сплошной: «мам! Купи!» и не прекращался, пока на прилавке не оставалось ни одного лакомства. А денег Лена из дома не взяла – в карманах было впритык на хлеб. Это означало, что весь обратный путь ей предстоит идти под бодрый рев малыша. Но внезапно женщине повезло – прямо около магазина была огромная песочница, в которой возились дети, приблизительно Пашиного возраста.
- Павлуш, поиграй, мама быстро!
Мальчик послушно кивнул и с радостным визгом залез в песочницу.

В магазине была небольшая очередь. Местные кумушки принялись разглядывать Лену и тут же перешептываться. С трудом подавив в себе желание ответить всем так, чтобы навсегда отбить косые взгляды, Степнова нервно забарабанила пальцами по прилавку.
- Нервы? – то ли с издевкой, то ли с участием уточнила продавщица.
- Просто тороплюсь, - Лена тяжело вздохнула, ожидая, когда же хозяйка кассы наболтается с одной из покупательниц.
Наконец, пришла ее очередь. Купив хлеб, женщина вылетела из киоска. Щеки пылали, будто она подверглась публичной порке.
- Павлик! – всмотрелась в пеструю толпу детей, выискивая сына. – ПАША! ПАВЛИК!
Малыша в песочнице не было...


Спасибо: 102 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2736
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.12.09 14:21. Заголовок: - Паша! Павлик! Малы..


- Паша! Павлик! Малыш! – Лена металась по пяточку около магазина.
- Тетя! – денула ее за свитер девочка лет пяти.
- А?! Что?
- Тетя, а ваш мальчик в синей кофте?
- Да! Где он?! Девочка, где он?! – Степнова сама не заметила, как схватила малышку за плечи и принялась трясти.
- Ай! Отпустите! Мне больно!
- Прости! Где он?
- Он с дядей пошел! Туда, - девочка указала на переулок.
- Паша! – Лена уже бежала в указанном направлении, забыв поблагодарить наблюдательную малышку.
В переулке живой и невредимый стоял ее сын. Он сжимал совочек. Рядом с ним на корточках сидел недавний знакомый. Тот самый мужчина, что бесцеремонно околачивался около их дома.
- Паша! – Лена, словно орлица, подлетела к ребенку и крепко сжала его руку. Только убедившись в том, что ее сын в полном порядке, она обрушила свой гнев на мужчину: – Ты, придурок! Какого хрена ты тут делаешь с моим сыном?!
- Мы просто играем, - он захлопал глазами.
- Играете?! Ты знаешь, как это называется?! Если еще хоть раз увижу тебя ближе, чем на десять метров от моего ребенка – я за себя не ручаюсь!
- Мы просто играем! Я хочу его спасти! Я хочу ему помочь!
- Спасти? – Лена грубо схватила мужчину за ворот. – От чего?! Что тебе надо?
- Просто спасти! Спасти! – из глаз мужчины градом полились слезы.
- Я предупредила! Чтобы я тебя не видела, - растерянно пробормотала женщина и, подхватив сына на руки, поспешила прочь из поселка.

Женщина стругала салат. Мясо приятно шкворчало в духовке, распространяя головокружительный аромат. Павлик мирно рисовал за обеденным столом, находясь постоянно на виду у Лены.
Телефон завыл холодящим душу воем.
- Черт! Надо звонок сменить, - проворчала женщина, подхватывая двумя пальцами аппарат и прижимая его плечом к уху. – Алло!
- Лена, это Юрий Аркадьевич! Как у тебя дела с саундтреком?
- Все будет в срок, - уверила продюсера Степнова.
- Ну и отлично! Я очень рад, что могу на тебя положиться. Если будет нужна какая-то помощь – обращайся!
- Ну, вы же не волшебник, - горько усмехнулась Лена.
- Не волшебник, - согласился Романовский, - хотя вот недавно у одной моей подопечной машину угнали. Она убивалась очень. Я нашел хорошего ясновидящего или экстрасенса, не знаю, как там они называются... Так он вмиг все нашел! Представляешь, машина-то была совсем...
Лена не слушала размеренную речь продюсера. В голове крутилась совсем другая мысль.
- Юрий Аркадьевич! – перебила его девушка. – А вы могли бы свести меня с этим... медиумом.
- Что, тоже что-то украли? – усмехнулся мужчина.
- Спокойствие... Вы могли бы просто мне дать его телефон. Или ему мой! Как удобнее... А я уже сама объясню, что произошло...
- Давай сделаем так. Я завтра с ней, это, кстати, женщина, свяжусь и дам ей твои контакты, хорошо?
- Спасибо!
- Да не за что! Обращайся! И это... я жду музыку!

Лена положила трубку и громко выдохнула. Главное, чтобы Виктор не узнал про гадалку. Иначе поднимет ее насмех...
Сигнал автомобиля вывел ее из задумчивости. У Степновых была традиция- Лена и Павлик всегда выходили встречать Виктора и Вику во двор.

Но в этот раз они были не одни. Едва Вика открыла заднюю дверь, оттуда выскочило что-то невообразимо лохматое, слюнявое и прыгающее.
- Витя? – Лена подхватила Павлика на руки.
- Ленок, ну ты сама говорила, что тебе страшно в этом доме. А вот Мася будет вас охранять.
- Что?! – женщина удивленно взглянула на мужа и уже вознамерилась померить ему температуру: не заболел ли.
- Лен, она сторожевая, - Степнов заискивающе улыбнулся.
- Скажи лучше, что тебе очень хотелось собаку и ты не принял всерьез мои слова, - с металлом в голосе резюмировала Лена.
- Мамочка, она такая хорошая! – Вика умильно сложила ручки на груди и часто-часто заморгала.
- Делайте, что хотите! – в сердцах махнула рукой на мужа и дочь женщина и скрылась в доме. – А кормить ее кто будет? А расчесывать? А играть с ней? А о Павлике ты подумал?! Посоветоваться со мной мог, а не привозить это чудище домой!
Свою тираду Лена не успела закончить, потому что Мася, почуяв, что решается ее судьба, оббежала женщину, села прямо перед ней, повернув голову на бок и высунув язык.
- Ну ладно, ты ни в чем не виновата, - Степнова автоматически потрепала животное по шее.
- Она остается? – как черт из табакерки, ниоткуда выпрыгнула Вика.
- Остается! Только вычесывать ее будет папа!
- Буду! – послушно кивнул Степнов. – И вычесывать, и заботиться, и гулять с ней, и купать!
- И спать в ее конуре, - съязвила Лена. – Мойте руки, все готово! И тебе, подруга, что-нибудь придумаем!
Мася, словно поняв, что ей сказала хозяйка, послушно кивнула и улеглась на веранде.

После ужина дети устроились перед телевизором, а Виктор и Лена на кухне мыли посуду. Этот своеобразный ритуал родился у них уже очень давно. Именно перемывая и вытирая посуду, они обсуждали все важные события дня.
- Вить! Собака меня не успокоит! Тут происходит какая-то чертовщина!
Лена рассказала о том, что поведала ей Васильевна.
- Бабкины сказки, - прокомментировал Степнов.
- Ничего не сказки! Как тогда объяснить все, что тут происходит? Вить, это жуткое место! Давай отсюда уедем...
- Лен, ну чего ты боишься? Я не намерен уезжать из собственного дома! Из-за чего? Из-за какого-то сумасшедшего, который разбил нам окно? Так Мася теперь никого на пушечный выстрел к дому не подпустит! Из-за россказней маразматички?
- Но этот дом и вправду стоил подозрительно дешево! Такое ощущение, что прежние хозяева хотели как можно быстрее от него избавиться, - выдвинула новый аргумент Лена.
- Возможно. Но на это может быть тысяча причин! Переезд в другой город, другую страну... да просто понадобились деньги!
- Мне тут плохо!
- Ленок, ты просто капризничаешь, - Степнов мягко потянул женщину за руку и прижал к себе. – Ты сидишь дома постоянно, тут всякое начнет мерещиться...
- Вить, ну почему ты мне не веришь?! – с отчаянием в голосе спросила Лена.
- Потому что духов, плохих мест и прочей мистики не существует, - Виктор нежно поцеловал жену в нос и продолжил: - Все призраки живут вот тут, - коснулся пальцами виска Лены, - в голове...
- Но я ее видела! Своими глазами! Как сейчас вижу тебя! Я не сошла с ума! Павлик тоже ее видит!
- У Павлика слишком богатая фантазия... И не у него одного! Послушай!
Лена прислушалась и на цыпочках прокралась в зал.
Вика и Паша сидели на диване. Малыш забился в угол и сжимал диванную подушку, а его сестра вещала страшным голосом:
- ... темная-темная комната! В ней на веревке болтался... черный-черный человек... У него изо рта торчала...
- Вика! – остановила дочь Лена.
- А?! – девочка захлопала невинными глазами, - а... а мы с Павликом играем!
- Вижу я, как вы играете! – строго проговорил отец. - Иди к себе в комнату! И подумай над своим поведением!
Глаза девочки наполнились слезами, и она, топнув ножкой, убежала к себе в спальню. Лена с благодарностью взглянула на мужа – знала, что он ненавидит наказывать дочь и прощает ей все.
- Павел, - Степнов взял сына на руки, - ну ты чего, испугался? Мужчины не плачут!
- Вить, он ребенок.
- Лен, мы с ним по-мужски поговорим, хорошо? – серьезно отозвался Виктор.
- Да, пожалуйста! Уложи тогда его, мне поработать надо! – улыбнулась Степнова, наблюдая за любимыми мужчинами.


Спасибо: 99 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2783
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.01.10 13:23. Заголовок: Ветер гонял сухие ли..


Ветер гонял сухие листья и тучи на небе. После полуночи вспыхнула луна, опуская на спящий поселок космический свет.
Лена ворочалась на кровати, пытаясь успокоиться и заснуть. Сон не шел. Вместо цветных картинок сюрреалистичного содержания перед глазами снова и снова вставало мертвецки-бледное лицо маленькой худенькой девочки и ее тихий шепот:
- Мама! Мамочка!
- Я схожу с ума, - прошептала Лена, теснее прижимаясь к мужу.
- Не уснешь никак? – сонно пробормотал муж.
- Не могу, - женщина сжала виски. – Постоянно какая-то чушь в голове.
- Иди ко мне, - Виктор накрыл жену рукой и притянул к себе. – Спи, спи...
Лена поежилась. В объятьях мужа всегда ей было уютно и спокойно. Только не сейчас. Сейчас она чувствовала чье-то присутствие. Как будто кто-то смотрел на нее из темного угла. Лена всматривалась в пугающий мрак и будто даже видела очертания человека, сидящего на корточках. Тяжелое дыхание. Блеснули чьи-то глаза.
- ВИТЯ!
- А? Что? Где? – подскочил на кровати разбуженный Степнов.
- Витя, там кто-то есть, - женщина прижалась к мужу.
- Где? Кто? – Виктор одной рукой крепко обнял Лену, а другой нащупал выключатель ночника.
Вспышка света. Муж и жена одинаково зажмурились и поморщились.
- Лена! – вскрикнул Степнов не то возмущенно, не то смеясь.
- Мася?! – Лена смотрела на собаку, удобно устроившуюся на ковре.
- Лен, вот она тебя напугала? Глупышка, - мужчина крепко сжал жену в объятьях.
- Витя, ты понимаешь, что я с ума в этом доме схожу, - женщина попробовала высвободиться из рук мужа, - я постоянно думаю о чем-то ужасном!
- А я сейчас думаю о чем-то прекрасном, - Витя прошептал на ухо Лене и провел по руке, от локтя и выше.
- Вить, не сейчас, ты не видишь, что я на взводе?
- Вижу. И очень хочу, чтобы ты расслабилась. Давай я сделаю массаж. У тебя так напряжены плечи...
Степнов принялся массировать плечи, плавно спускаясь ниже и ниже.
- Вить, прекрати! Ну не надо, я тебя прошу!
- Ленка, да ты вся напряжена! Девочка моя, что же с тобой происходит? Что ты себе в голову вбила? Наслушалась всяких глупостей от полоумных бабок!
- Я правда боюсь, - женщина уткнулась носом в грудь мужа. – За детей, за нас всех! В этом доме происходит что-то необъяснимое! Что-то странное!
- Лен, успокойся. Успокойся, маленькая моя, я же рядом, - Виктор нежно обнял жену. – Со мной тебе не должно быть страшно. Я сумею защитить нас всех. Ты мне веришь?
Последнюю фразу Степнов проговорил, прокладывая дорожку из поцелуев от уха до плеча женщины, по пути высвобождая ее из ночной сорочки.
На миг страх, ледяной рукой сжимающий сердце, отпустил. Лена расслабилась, крепко удерживаемая сильными и теплыми руками мужа. Она закрыла глаза, и странный дом исчез. Никого нет вокруг, только она и любимый мужчина... Подалась ему навстречу...
Залаяла Мася. Сдавленный крик. Чуть слышный плач.
- Витя! – Лена вскочила с кровати, на ходу натягивая на себя сорочку.
- Ты проверь, как дети, а я вниз. – Степнов накинул на себя халат и понесся в гостиную.
Лена, пока бежала до комнаты сына, чувствовала, что сердце готово вырваться из груди. Пашка, Павлик, ее малыш.
Мальчик мирно спал в своей кроватке и лишь недовольно нахмурился во сне, когда мать, словно вихрь, ворвалась в его комнату и принялась теребить.
Ужас отступил.
Женщина тихонько прикрыла дверь и прислушалась. Внизу было тихо.
- Вить, - громким шепотом в темноту позвала Лена. – Я к Вике загляну и спущусь!
На цыпочках женщина зашла в комнату дочери.
Кровать была пуста. Она настолько не ожидала, что несколько секунд тупо стояла посреди комнаты, смотря прямо перед собой.
- Вика! – позвала Лена, решив, что дочь где-то прячется.
- Мамочка! – позвал тоненький голосок сзади.
- Викуля! Вика! – женщина резко обернулась и опешила.
Прямо перед ней стояла чужая девочка. Тонкая кожа, худые ручки, огромные впалые глаза.
- Мамочка! – девочка протянула к ней руку и дотронулась до плеча. Лена дернулась от нее, но рука девочки прошла словно сквозь женщины.
- Где... где моя дочь? – дрожащим голосом спросила Степнова.
- Я твоя дочь, - совершенно спокойно проговорила малышка.
- Где Вика?! – Лена перешла на истерический хрип. – Где Вика?
- Я твоя дочь, - упрямо повторила девочка, сжав кулачки. – Твоя дочь я! Я!
- Витя! – закричала Лена. – Витя! Вики нету!
Снизу не донеслось ни звука.
- Мамочка, ну обними меня! – девочка подходила все ближе. Женщина почувствовала, что от нее веет ледяным холодом.
- Уйди! Ты кто?! Что тебе от нас надо?
- Мне нужна моя мамочка! Ты мне нужна, - девочка бесхитростно улыбнулась.
Лена чувствовала, что сердце сейчас выскочит из груди. Впервые в жизни она не знала, что делать и как себя вести. Страх за дочь накрыл с головой, отбивая бешеный пульс где-то в висках. Девочка, имеющая свойство материализоваться из воздуха, ужасала. Лена попятилась, пока не уперлась спиной в закрытую дверь.
- Уйди! Исчезни!
- Мамочка! – девочка тянула к женщине худенькие ручки.
Зажмурившись, Степнова рванула дверь на себя и изо всех сил побежала вниз.
Внизу никого не было. Лунный свет отчетливо вырисовывал привычные силуэты мебели, и лишь качающаяся на ветру открытая дверь свидетельствовала о том, что недавно тут кто-то был.
- Витя! – крикнула Лена в тишину ночного двора.
- Мы тут, - услышала она сдавленый голос мужа.
Женщина пошла на голос, пока за домом не наткнулась на Виктора, сидящего у ямы, которой еще вчера не было у них на участке.
- Степнов, - голос женщины дрожал, - что здесь происходит?
- Там Вика, - поджав губы, объяснил мужчина.
- Вика? – Лена упала на землю, вглядываясь в темную яму. – Викуля! Вика! Как ты туда попала?
- Мамочка! – девочка плакала.
- Лен, сейчас главное ее оттуда достать, - мягко остановил жену Виктор, - а все вопросы потом. Ты будь с ней, а я сбегаю в сарай за веревкой. Говори с ней, она очень напугана.
Степнов убежал, а Лена наклонилась к дочери.
- Викуля, что-то болит?
Ответом ей было только сдавленое рыдание.
- Девочка моя, Вика, мама рядом. Сейчас все будет хорошо. Сейчас придет папа, поможет тебе выбраться, и мы пойдем пить чай. Давай песенку споем, твою самую любимую.
Элли-бэлли, озорница,
Пусть тебе спокойно спится,
Звездочка моя, певунья,

- Птица счастья, песня-птица! – подхватила тоненьким голоском Вика.

Час придет - и эта песня
Полетит над всей страною,
В синем-синем поднебесье
Станет звездочка звездою,
- Лена услышала ехидный смех за своей спиной и ощутила ледяной холод. Она не обернулась, а только громче запела:

- Элли-бэлли, спи, дочурка,
За день очень ты устала,
Дремлет сад, где ты играла.
Спишь ли, звездочка моя?

Элли-бэлли-бэлли-бэу,
Элли-бэлли-бэлли-бэу*...



------------
* - народная колыбельная

Спасибо: 87 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2787
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.01.10 16:00. Заголовок: - Лена! – Витя тоже ..


- Лена! – Витя тоже словно появился из ниоткуда, - ты должна мне помочь. Я туда не спущусь, да и ты меня не удержишь. Ты спустишься в яму на веревке, схватишь Вику, и я вас вытащу. Хорошо?
Женщина кивнула.
Как в школе на уроке физкультуры, она спустилась по веревке, как по канату. Высота была приличная, метров пять. Внизу пол ямы был из бетона, и это сразу удивило женщину. Среди деревянных обломков сидела Вика. По щекам размазаны слезы и грязь. Куртка порвана.
- Дочка! Доченька! – Лена села перед ней на колени и обхватила девочку руками. То, что Вика упала с такой высоты и осталась жива, было само по себе чудом.
- Мамуля! – малышка схватила мать за руки и судорожно сжала пальцы. – Я кричала! Я очень громко кричала.
- Все-все, Вика, все закончилось, - женщина убаюкивала ребенка.
- Лен! У вас все в порядке? – вкрадчиво поинтересовался Виктор.
- Да, да, мы уже поднимаемся, - Лена еще раз оглядела помещение. В том, что это помещение было тут выстроено руками человека, она не сомневалась. Кроме бетонного пола и деревянного потолка вдоль стены стояли кровати с провисшими каркасными сетками, в углу стоял письменый стол и колченогий стул.
Прижав дочь, Лена ухватилась руками за веревку и скомандовала мужу, что их можно поднимать.
Виктор, едва увидев родные макушки, одним рывком вытащил жену и дочь и притянул их к себе.
- Ленка! Вика! – только сейчас Лена поняла, насколько испуган Виктор.
- У тебя ничего не болит? – женщина принялась ощупывать девочку.
Вика покачала головой, крепче прижавшись к отцу.
- Идемте в дом, - Степнов одним махом поднял на ноги обеих, - там Павлик один.
Проходя мимо Маси, Виктор потрепал собаку по голове. Она своим лаем подняла их с Леной. Страшно было даже представить, что могло произойти, если бы не было собаки и они так бы и спали.
Дома, после теплой ванны, Вику уложили в кровать. Лена и Витя сели рядом с дочерью.
- Викуль, объясни нам, как ты оказалась на улице и в этой яме? – мягко попросила Лена.
- Мамочка! Я вас очень люблю! – в глазах девочки блеснули слезы.
- Малышка, мы тебя не ругаем, - Виктор погладил дочь по голове, - просто расскажи нам.
Вика тяжело вздохнула и, опустив глаза, начала свой рассказ:
- Вы меня отругали за то, что я Павлику рассказываю истории. Папа сказал, что я эгоистка и думаю только о себе и не забочусь о братике, - девочка всхлипнула от воспоминаний. – Я подумала, что вы меня не любите и без меня вам будет лучше... Я взяла Топтыгина и ушла.
- Господи, куда? – сердце Лены сжалось при мысли о страданиях девочки.
- Не знаю, - Вика уже вовсю глотала слезы, - я вышла из дома и поняла, что не знаю куда идти. И я решила спрятаться в сарае, чтобы вы испугались. А там были дети.
- Кто? – Виктор перевел недовольный взгляд на жену.
- Дети. Они играли. Бегали и позвали меня к себе играть в прятки.
- Вика, какие дети? – как можно спокойнее спросила Лена.
- Обычные. Как я и Павлик. Только странно одетые.
- Странно, это как?
- Ну как будто как из фильма. Помнишь, про войну? Или как на дедушкиных и бабушкиных фотографиях из школы.
Лена кивнула. Виктор нахмурился.
- И мы стали играть. Так весело было. А потом дети побежали. И я за ними. А потом я упала.
- Понятно, Викуля, мы с папой тебя очень любим!
- Ты наше маленькое солнышко, - добавил Виктор.
- Вика, мы с папой не всегда довольны и не всегда тебя хвалим, но мы тебя любим.
Лена обняла дочь. Сверху их объятья накрыли крепкие руки мужа.

Утром Лена проснулась намного позже обычного. Витя уже ехал на работу, а Павлик и Вика мирно рисовали на кухне.
- Мама сегодня проспала, - виновато улыбнулась Лена, целуя детей в счастливые лица.
- А я Павлика накормила, - похвасталась старшая дочь.
- Чем? – Лена опасливо оглядела кухню.
- Йогуртом. Правильно? Я молодец?
Женщина улыбнулась дочери, про себя подумав, что, пожалуй, ничего страшного не случится, если один раз Павлик съест холодный йогурт.
Ожил телефон. Быстро поговорив, Лена облегченно вздохнула. Экстрасенс обещала приехать во второй половине дня. Почему-то для себя Лена решила, что маг расставит все на свои места. Прогонит привидений, успокоит ее.
После пережитых ночных волнений жутко болела голова. Они с Витей, уложив дочь спать, без сил рухнули в кровать, даже не успев перекинуться парой слов.
- Мамочка, - тихо позвала Вика.
- Что, моя хорошая?
- Я топтыгина потеряла...
- Где? – спросила Лена, уже догадываясь, где именно дочь могда потерять своего медведя.
- Там, - одними губами прошептала девочка.
- Викуль, придет папа, и мы обязательно его достанем, - заверила ее мать, а про себя подумала, что необходимо тщательно изучить этот странный бункер.
Но почти до обеда Лену закрутили домашние дела – стирка, готовка, уборка. Приехал стекольщик, установил новые стекла взамен разбитых. Сразу стало чуть светлее.

Около четырех часов вечера приехала женщина. Лена ожидала увидеть разукрашенную гадалку, похожую на ту, к которой они с девчонками ходили в школе. Женщина же была почти не накрашена, с гладкой аккуратной прической.
- Меня зовут Лидия, - тихим вкрадчивым голосом представилась экстрасенс. – Что тут у вас произошло?
- Я думала, это вы мне расскажете, - слегка разочарованно произнесла Лена.
- Послушайте, - Лидия устало сдавила виски, - вы насмотрелись дешевых шоу. Если вам нужен этот антураж, то я могу рассказать вам про ваших предков до пятого колена. Но я же здесь не за этим. Поэтому давайте сразу перейдем к делу.
- Я вижу призрак.
- Вы уверены, что это именно призрак? Как он выглядит? Что делает?
- Это девочка, маленькая. Она зовет меня мамой. А вчера… - Лена поведала Лидии историю дочери. Потом рассказала про рисунок сына.
- Понятно, - выслушав, вздохнула экстрасенс. – Где у вас тут комната без окон.
- Ванна? – Лена почти не удивилась вопросу.
- Нет, не пойдет, - досадливо отмахнулась Лидия, - где-то тут должна быть комната без окон...
- Может это тот бункер? Тот, в котором вчера оказалась моя дочь?
- Нет, эта комната тут, в доме...
- Подвал! – осенило Лену. – Но у нас нет ключа от двери. Мы ни разу не были там, да и руки все не дошли вызвать мастера.
- Отведите меня к нему, - попросила экстрасенс.
Лена послушно отвела женщину к запертой двери. Лидия, шумно вдохнув воздух, прикрыла глаза.
- Мне нужна тишина и ничему не удивляйтесь, - попросила она и дотронулась руками до запертой двери. Вскрикнула.
По спине Лены побежали мурашки.
Голова экстрасенса раскачивалась из стороны в сторону, она болезненно морщилась и тихо всхлипывала.
Вдруг в полнейшей тишине она забормотала:
- Мамочка! Мама! Помоги мне! Пожалуйста!.. Нет! Нет! Пожалуйста, уйдите! Мама! Мама, иди ко мне!.. Где же ты?
По спине Лены побежали мурашки. Холодный пот выступил на лбу, дыханье сбилось. Лидия говорила с интонацией неизвестной девочки. Точно так же тянула руки. Даже выражение лица у нее вдруг стало отрешенно-умиротворенным.
- Елена, - вдруг своим голосом произнесла Лидия, - не могли бы вы принести мне стакан воды и показать, где я могу присесть.
- Разумеется, - Лена помогла женщине сесть в мягкое кресло и подала воду.
- Уезжайте из этого дома, - Лидия потерла переносицу. – Я не смогу вам помочь. Здесь произошло что-то ужасное. Очень ужасное.
- Что?
- Зачем вам это знать? Это страшная вещь. Страшная жестокость. Больной человек.
- Мы не можем уехать из этого дома. Не можем.
- Тогда сами потом себя вините в своих бедах. Зло близко. У вас двое маленьких детей.
- Какое зло?! Лидия, объясните нормально! Вы говорите загадками!
Экстрасенс пробуравила Лену тяжелым взглядом и начала свой рассказ.


Спасибо: 89 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2809
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.02.10 13:24. Заголовок: Дорогие читатели! Из..



- Я увидела маленькую комнатку. Вдоль стены стояли кровати. На них лежали дети. Их тут держали, в этом доме. Приходил большой мужчина. Дети его очень боялись, сжимались в углу в кучу. Он приходил. Он бил их, плохо обращался. Это не его дети, они хотели к родителям и постоянно плакали. Он издевался, наказывал. Страх. Много страха. Потом он перестал приходить. Они кричали. Громко кричали, звали родителей.
- О, Боже, - прошептала Лена, обхватив лицо руками. – Какой кошмар.
- Вы должны им помочь. И тогда вы поможете себе. Или вы должны как можно скорее уехать отсюда.
- Как Я могу помочь? Это же было давно? В прошлом?
- Они все умерли. Но так и не нашли покоя. Они хотят, чтобы вы им помогли.
- Я?! А что я могу сделать? Почему я?
- Они так решили, - пожала плечами Лидия. – Они выбрали вас и просят о помощи.
- Но их видят мои дети...
- Опасность нависла над вашей семьей. Я помочь ничем не могу, только вы сами в состоянии остановить это.
- Как?! Как, черт побери, я могу? Это духи, призраки! Они ходят сквозь стены, появляются из ниоткуда! Они пугают меня и моих детей, и я как-то еще должна им помочь?!
- Понимаете, - Лидия устало вздохнула, - вы должны помочь не им, а себе.
- Мы уедем из этого дома! Немедленно, как только муж вернется с работы!
- Подумайте... Призраки никогда не появляются просто так. Возможно, уехав сейчас и не прислушавшись к сигналам, вы обречете себя и свою семью на самое ужасное...
- Что вы говорите такое?! – Лена закрыла лицо руками.
- Выбор за вами. Мне пора, простите, - экстрасенс поднялась с дивана. – Я сама дойду, не нужно меня провожать.

Лена сидела на диване и смотрела в одну точку. Бред. Какой бред! Призраки, тени прошлого! Этого не может быть. Они уедут и все будет хорошо! Они продадут этот злосчастный дом, купят квартирку и заживут как прежде.
- Мама! – истошно закричала Вика.
Сердце ухнуло.
- А?! Что? Что случилось? – Лена вбежала на кухню.
- Мама! Павлик дерется! – вопила Вика, а Павлик крепко сцепил маленький кулачок и тянул сестру за волосы.
- С ума сошли?! Оба! – женщина потеряла самообладание. – Вы вообще о чем-нибудь думаете? Чего ты так орала, как будто тебя режут? Павел, ты зачем сестру обижаешь? А ты, Вика, зачем его дразнишь?! Сколько можно!
Лена опустилась на стул и сложила голову на руки. Жить в этом кошмаре было невозможно. Дети, испуганные поведением матери, примолкли, во все глаза смотря на нее.
- Мамочка, прости нас, - легонько дотронулась до плеча женщины Вика.
Павлик захныкал.
- Мои маленькие! – Лена сгребла своих малышей в охапку и принялась покрывать поцелуями. – И вы меня простите. Никогда больше так не кричите. У мамы чуть инфаркт не случился.
- Мался! – обрадованно воскликнул Павлик, вырываясь из объятий матери.
Лена в ужасе обернулась, готовая увидеть бестелесную девочку.
Вместо нее на пороге стояла собака, радостно повиливая хвостом.
- Это невозможно! Сколько уже можно!
- Мам, ты чего? Ты все еще ругаешься за собаку? – надула губки Вика.
- Ни на кого я не ругаюсь. Все хорошо.
Лена потрепала детей по волосам и принялась за ужин. Надо заниматься делами, чтобы не было времени думать о всякой ерунде.

Витя позвонил, предупредил, что задержится, но Лена решила дождаться мужа. Уложив Вику и Павлика, она села внизу с книгой. Строчки скакали перед глазами, не желая складываться в предложения. Только сообразив, что одно предложение она читает в седьмой раз, Лена отложила книгу.
Женщина медленно подошла к окну. Уже темно и по-осеннему холодно. Пугающие очертания деревьев и кустов, шумы, доносящиеся из деревушки, рычание Маси.

- Ленок! Я дома! – женщина удивленно заморгала. Незаметно для себя она уснула, свернувшись клубком в неудобном кресле. Обрывки сна вихрем пронеслись перед глазами: незнакомые дети, тянущие к ней руки и молящие о помощи. Ее собственные дети, плачущие и просящие маму сделать хоть что-то.
- Витя! – Лена прижалась к мужу.
- Ну, маленькая моя, ты что? Опять что-то произошло? Почему ты мне не позвонила? Ленка! Не молчи, говори!
Женщина не могла произнести ни слова, лишь крепче прижимаясь к своему мужчине и вдыхая его запах, такой родной и знакомый.
- Лен, - Степнов осторожно высвободился и аккуратно взял жену за плечи. Заглянул в глаза. Провел по волосам. – Лен! Мы отсюда уедем! Слышишь, я тебе обещаю! При первой же возможности! Пока, может, поживете у Новиковой?
- Нет, Вить, - женщина опустила глаза, - мы остаемся тут.
- Ты же так боялась! Что случилось?
- Ты голодный? – Лена вдруг вспомнила, что прямо с порога набросилась на супруга.
- Темнишь, Кулемина, - покачал головой мужчина. – Ну пойдем на кухню, накормишь меня и расскажешь, с чего вдруг ты решила поменять свое решение.


- Ты с ума сошла?! Лена! Какие экстрасенсы? Какая помощь? Ты о чем говоришь? – Виктор махал вилкой, как дирижер палочкой. – Ты о чем думаешь? Я не верю во всяких призраков и подобную чушь... Наверняка всему есть нормальное объяснение. Только я не хочу его получать экспериментальным путем. Я утром огородил дыру забором, чтобы туда никто не упал. Вика завтра еще один день посидит дома.
- Витя! Витя! – Лена несколько раз пыталась перебить мужа, но он разошелся не на шутку.
- Дороже вас у меня ничего нет! Дети пропадают, ты нервная, дерганая! Это никуда не годится! Ты бы расслабилась, написала музыку, тебе же так нравится...
- Да там серия музыкальных сопровождений к фильму ужасов, - женщина поежилась. – Никак не могу себя заставить сесть... Вить, я буду очень осторожна...
- Лена! О чем ты говоришь? Чтобы я тебя благословил на охоту за призраками? Может, тебя еще снарядить шлангом от пылесоса, как в «Охотниках за привидениями»?
- Нет. Вить, я прошу! Давай никуда не будем уезжать... Хотя бы пару дней.
- Я тебя понять не могу... То ты шарахаешься от всего, то просишь остаться тут. Лен, мне самому не хочется уезжать. Нам нереально повезло, ну, конечно, Романовский посоветовал хорошего риэлтора. Этот дом стоит намного дороже. И мне не хотелось бы его продавать. Но тебе тут неспокойно. Вика тоже вот...
- Вить, все будет хорошо, - глядя прямо в глаза мужу, произнесла Лена.
- Хотелось бы в это верить, - хмурясь, мужчина выстукивал по столу только ему понятный ритм.
После позднего ужина Степнов тщательно проверил все замки и шпингалеты на окнах.
- Я спать, - заглянул он на кухню. – Тебя подождать?
- Нет, - как можно беззаботнее отозвалась Лена, - я посуду домою и поднимусь. Не засыпай без меня!
Для себя женщина решила, что не покажет мужу, как ей страшно. Едва Виктор увидит хоть намек на ее ужас, он тотчас запихнет в машину ее и детей и увезет из этого дома. А тогда, возможно, случится что-то страшное. Что-то, чему Лена могла бы помешать...

Посуда домыта и пора спать. Лена погасила свет и уже собралась выйти из кухни, как ее внимание привлекло что-то на улице. Взглянув в окно, женщина отшатнулась. Припав к стеклу, прямо на нее смотрел мужчина с жуткими шрамами...


Спасибо: 82 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2828
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.02.10 15:00. Заголовок: - Черт побери! Сейча..


- Черт побери! Сейчас ты мне ответишь на все вопросы! – женщина была полна решимости поставить точку в своих бесконечных страхах.
Быстро накинув на плечи легкую ветровку, она выскочила из дома. Огляделась по сторонам. Пусто.
Полная луна освещала двор.
Вдруг Лена услышала шум. Он исходил откуда-то из-за дома.
- Вот где ты спрятался! – женщина схватила с земли толстую ветку и, размахивая ею, словно мечом, пошла на звук.
На заднем дворе, среди редко посаженных яблонь, маячил силуэт. Он спешил скрыться.
- Эй! Стойте! – крикнула Лена и прибавила шаг.
Мужчина, вскрикнув, перешел на бег. Степнова не отставала.
Вдруг незнакомец забежал в сарай.
Переводя сбившееся дыхание, Лена осторожно приоткрыла дверь. Темно. Пытаясь нащупать выключатель, женщина пошарила рукой по холодной стене. Щелчок. Вспыхнула лампа.
Через несколько секунд, привыкнув к яркому свету, Лена огляделась. Никого.
- Этого не может быть, - пробормотала она, проходя мимо стеллажей с инструментами.
Вдруг женщина увидела, что дверь одного из встроенных шкафов отворена.
- Попался, голубчик, - усмехнувшись, Лена подошла вплотную и резко дернула на себя створку.


Виктор, дожидаясь Лену, незаметно для себя уснул. Проснулся мужчина от детского шепота. Открыл глаза.
- Иди за мной!
- Вика? – Виктор обратился в темноту.
- Иди за мной!
- Кто тут?!
- Иди же! Быстрее!
Степнов медленно спустил ноги с кровати. Понял, что что-то тут не так. Провел рукой по второй половине постели. Пусто.
- Лена?!
- Быстрее! – тоненько шептал голосок.
Виктор потянулся к выключателю. Щелкнул. Тщетно.
- Черт! Долбаный трансформатор! Опять!
Перебои с электричеством возникали не в первый раз. Нащупал рукой мобильный телефон. Включил подсветку.
Около кровати стоял мальчик лет семи. В неярком голубоватом свете мобильника лицо ребенка было абсолютно прозрачным: Виктор отчетливо видел сквозь мальчика знакомые предметы мебели.
- Ты... кто?
- Быстрее же!
- Куда?
- Туда, - мальчик первым словно поплыл по воздуху.
Степнов поспешил следом. В коридоре было темно. Проходя мимо комнаты дочери, мужчина увидел, что кроватка пуста.
- Что происходит? – Виктор залетел в детскую.
Девочки нигде не было.
- Что происходит?! Где моя дочь?
- Там, - прошептал мальчик.
Степнов, как разъяренный тигр, влетел в спальню сына. Малыш спал в своей кроватке, мирно посасывая большой палец. От сердца немного отлегло.
- Быстрее! – раздалось из-за спины.

Лена заглянула в шкаф и с удивлением обнаружила, что внутри находится узкий коридор.
Лампа, мигнув, потухла, и сарай погрузился в ночную тьму. Женщина нащупала на одной из полок фонарь – совсем недавно он попался ей на глаза, и сейчас очень вовремя картинка встала перед глазами.
Слабый луч разбил темноту на две части. Лена посветила в коридор. Извилистый. Осторожно пробралась в шкаф и сделала первый шаг.
Внутри пахло сыростью и затхлостью. Дышать было тяжело, стены давили. Но ноги сами собой ускоряли шаг. То там, то здесь Лена спотыкалась.
Вдруг она услышала тяжелое дыхание за спиной и в ту же минуту в голове пронеслась мысль: «О, Боже! Что я делаю?» Женщина ужаснулась – одна, неизвестно где, никто не знает, где она, и ее окоченевший труп найдут не скоро. На глаза навернулись слезы. Дыхание приближалось. Лена вжалась в стену и зажмурилась. Вдруг кто-то толкнул ее в колено.
- Пожалуйста, не трогайте меня! Я лишь хочу знать, кто вы и что делаете у моего дома.
Мужчина тяжело дышал, как от долгого бега.
- Мой муж знает, где я! И сейчас он идет сюда!
Молчание. Лишь размеренное дыхание.
Лена осторожно приоткрыла один глаз и тут же распахнула второй. Прямо перед ней сидела Мася, склонив голову набок и высунув язык.
- Собачка! Как ты меня напугала. Второй раз. - Женщина перевела дыхание.
Тут же в конце коридора что-то громыхнуло. Мася зарычала и побежала на звук.
- Мася! Мася, стой! – Лена попыталась остановить животное, но тщетно – собаки уже и след простыл.
Женщине ничего не оставалось, как поспешить за ней.
Коридор резко закончился. Помещение, в которое попала Лена, показалось ей смутно знакомым. Фонарик почти не светил, тонкий луч прошелся по бетонным стенам: детские нелепые рисунки, газетные вырезки. Женщина подошла поближе. Подсветила пожелтевшие от старости листы.
«Ушел из дома и не вернулся 18 июня 1988 года Михаил Иванов. На вид семь лет. Одет в синюю рубашку и черные брючки...» - рядом размещалось фото светловолосого мальчика.
«17 ноября 1990 года пропала Анна Мишина 1987 года рождения. Ребенок пропал из детской больницы на Вавилова, куда ее привела мама...»
Лена провела рукой по газетам. Четырнадцать вырезок. Четырнадцать фотографий. Все дети пропали с 1985 по 1990 годы. Четырнадцать детей в возрасте от двух до десяти лет. У женщины поплыло перед глазами и защемило сердце. Бедные дети! Какая участь их ждала? Какие мучения они выносили?
Вдруг ее внимание привлекла одна фамилия на газетной вырезке.
«4 марта 1991 года из детского сада похищена Марта Кулемина. Девочке исполнилось три года. Родители девочки, врачи Никита и Вера Кулемины, подали заявление в милицию. Заведено уголовное дело...»
- Кулемина?! – Лена в ужасе закрыла лицо руками. – Марта... Малфа...
Женщина сорвала листок и прижала фонарь почти вплотную: батарейка практически села. С фотографии ей улыбалась маленькая пухлощекая девочка. Глаза смотрели внимательно. Даже по черно-белому фото Лена знала, что глаза у малышки зеленые.
- Марта, - женщина погладила изображение. – Марта! Мне так много вопросов надо задать моим... нашим родителям.
- Мама! – раздался тихий шепот. – Мама, это ты?
Лена вздохнула. Теперь она понимает, почему эта девочка зовет ее мамой. Многие говорили, что Лена похожа на мать в юности.
- Марта? – позвала женщина в пустоту.
- Мамочка! Это я, Вика!
- Вика? – Лена похолодела и в пару секунд оказалась около дочери. – Что ты тут делаешь?
- Дяденька... Жуткий дяденька, - всхлипывая, бормотала девочка, цепляясь руками за мать.
- Тихо, тихо, моя хорошая, - Лена гладила дочь, - все прошло. Сейчас мы пойдем домой, а завтра... Завтра я вас увезу из этого ужасного места.
- Мамочка, я так испугалась...
- Викуля, все хорошо... Все будет хорошо. А как выглядел дяденька?
- Страшный. Ужасный. У него лицо в болячках. Он пришел в комнату, залепил мне рот и потащил меня сюда.
- Как? И мы ничего не слышали? – ужаснулась Лена.
- Он меня через дом нес, - всхлипнула девочка.
- Тихо-тихо, не плачь, Викуля! Все будет хорошо. Все будет хорошо!
- Он сказал, что вернется сюда с Павликом...
- Дочка, иди ко мне, - Лена подхватила малышку на руки и наощупь пошла обратно.

На полпути Лена нос к носу столкнулась с Витей.
- Где Павлик? – голос женщины дрожал.
- Спит, - Степнов взял у Лены дочь.
- Быстрее! Быстрее! Как ты мог его одного оставить?
- Лена! – кричал муж на бегу, - я проснулся. Тебя нет. Дочери тоже!
- Вить, прости, я не в себе! Скорее!
Муж и жена вбежали в комнату сына одновременно.
Лена, всхлипнув, сползла по стенке. Виктор, наконец, выпустил Вику из рук и прошептал:
- Кажется, пора мне все объяснить!
- Мама! Папа! Давайте искать Павлика! Его забрал тот дядя! Надо найти Павлика!



Спасибо: 80 
Профиль
Манюня





Сообщение: 2831
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.02.10 20:59. Заголовок: Лена закончила свой ..


Лена закончила свой рассказ.
- И где нам искать Павлика? – простонал Виктор. – Так! Лена! Бери Вику, иди в машину и уезжайте! В гостиницу, к Лере, куда угодно!
- Никуда я не уеду! – закричала Лена. – Тут мой сын!
- Лена! Тут твоя дочь! Я тебя прошу, - Степнов заглянул жене в глаза. – Я боюсь за вас!
- Мама! Папа! – закричала Вика. – Павлик!
Муж с женой подбежали к окну.
Участок Степновых ограждал высокий забор. Прямо по нему балансировал малыш.
- Павлик! – у Лены перехватило дыхание. На нее накатило одновременно облегчение и ужас. Облегчение – вот он, ее малыш, живой и здоровый. Ужас – он находился высоко, с забора легко упасть и переломать себе все кости.
Виктор подхватил Вику, рывком поднял с ног Лену и поспешил во двор.

- Паша! – истошно закричала Лена.
- Мама! – мальчик пошатнулся и едва не упал, но как будто чья-то невидимая рука крепко держала его на заборе.
- Лена, - зашептал Витя, - не кричи. Постарайся успокоиться. Я сейчас сбегаю за лестницей и вернусь. Стойте тут. Следи за Викой и глаз не спускай с Паши. Поняла?
Лена отчаянно закивала.
- Мамочка! – вдруг раздался сверху тоненький голосок.
- Д...да?
- Мамочка, это я его держу, - сказала Марта. То, что это была именно она, Лена не сомневалась.
- Умничка. Держи его крепче, чтобы он не упал!
- Он хотел его забрать. И делать то же, что делал с нами... А я привела Павлика сюда. Здесь он его не достал... Он меня тоже украл. Из садика. Привез сюда, запер в подвале. Бил, кричал, заставлял играть с его сыном...
- Маленькая моя, все будет хорошо... Ты, главное, Павлика крепче держи, - взмолилась Лена.
- С кем ты говоришь? – прошептала испуганная Вика.
- С Мартой.
- Почему тебя так долго не было? – вдруг зло спросила девочка. - Я тебя звала! А ты не приходила!
- Марта, я не твоя мама, - решила признаться женщина.
- Неправда!
- Я не твоя мама, меня зовут Лена...
- Ты знаешь мамину песню! – звенящим голосом проговорила девочка. - Элли-бэлли, озорница,
Пусть тебе спокойно спится,
- Звездочка моя, певунья,
Птица счастья, песня-птица! – подхватила Лена, всхлипывая. – Мне ее мама пела...
- Моя мама?
- Да, твоя, - кивнула женщина.
- Она меня искала?
- Сильно. Долго. Она тебя искала, ей было больно и грустно...

Виктор не с первого раза нашел в сарае стремянку. Подхватил ее и направился к выходу. Заперто.
- Что за черт! – Степнов толкнул дверь. Глухо.
Мужчина изо всей силы ударил, но бесполезно – дверь не поддавалась. Времени медлить не было. Быстро прикинув в голове, что через дыру в крыше бункера с помощью стремянки можно выбраться во двор, Виктор побежал по коридору.
Сердце стучало в висках. Как ни пытался Степнов заставить себя успокоиться – у него не получалось. Снова и снова в голове проносились картинки одна страшнее другой. Вдруг Виктор остановился. Вот он, бункер. Ужасное место, где держали маленьких детей. Руки сжались в кулаки. Что за сумасшедший мог совершить ТАКОЕ?
Осторожно Степнов передвигался по помещению, когда боковым зрением заметил темный силуэт.
- Стой! – закричал мужчина.
Силуэт дернулся, пытаясь понять, куда убежать. Прыжок – и незнакомец скрылся в нише. Он явно ориентировался в помещении.
Виктор двинулся туда, где только что пропал человек. Металлическая дверь с зарешетчатым окошком. Выцветшая надпись: «Посторонним вход воспрещен». Мужчина потянул дверь и оказался в маленькой комнатке.
- Боже! – вскрикнул Степнов. Вдоль стен аккуратными кучками лежали останки... детей. Плюшевый мишка. Машинка без колеса.
Среди всего этого стоял мужчина в капюшоне.
- Стой, урод, бежать некуда, - Виктор сжал кулаки. – Кто ты и что тебе надо?
- Я хотел поиграть...
- Откуда ты знаешь про этот дом? Говори, ублюдок! – Степнов ударил мужчину.
Из носа незнакомца струйкой потекла кровь. Она каплями падала с некрасивого, изуродованного лица.
- Не бейте! – взмолился мужчина.
- Я и не начинал, - процедил Виктор, - рассказывайте! Рассказывай, что тебе нужно от моих детей!
- Я хотел поиграть... Я тут жил. В этом доме... С папой. Папа хотел, чтобы у меня были друзья. А никто не хотел со мною дружить...
- Тогда твой отец начал воровать тебе друзей? Он заставлял их дружить с тобой? – Степнов уже понял, что перед ним сумасшедший.
- Да, только они не хотели со мной играть. Папа их ругал. Они плакали и играли со мной. В прятки. И в догонялки...
- И?! Что произошло? Почему они все... умерли? Что случилось?
- Кто-то догадался, что папа украл тех детей... Кто-то видел, что папа относит умерших в лес. Дети плохо ели и часто умирали. Мама говорила, что я должен хорошо есть... К нам пришли люди, - мужчина тяжело сглотнул, - они забрали папу. Мама испугалась, и мы уехали...
- А дети? – ужаснулся Виктор, уже зная ответ.
- Они не хотели со мной играть. Мы не стали брать их с собой.
- Вы бросили их тут? Закрыли в этой комнате?!
- Они громко кричали. Мы не могли взять их с собой. Я просто хотел играть... Я не хотел ничего плохого...
- Посиди тут, - Степнов брезгливо толкнул мужчину. Тот, словно не понимая, что происходит, поднял с пола машинку и загудел.
Виктор вышел, закрыл дверь с внешней стороны на засов и, наконец, выбрался через дыру в крыше наружу.

С почти небьющимся сердцем Виктор, подхватив стремянку, подбежал к забору. У него сидела Лена, крепко прижимая к груди своих птенцов. Вика и Павлик обнимали мать.
- Она исчезла, - подняла на мужа глаза. – Помогла Павлику спуститься и исчезла... Помахала рукой и сказала обнять маму... Сказала, что ей пора...
- Ей пора, - Степнов сел на траву, рядом с семьей. Осторожно обнял жену за плечи.
- Витя, неужели все закончилось? – Лена уткнулась носом в грудь мужа и вдруг разрыдалась.
- Кончилось, Лен, кончилось... Только надо позвонить в милицию. Хотя есть у меня соблазн поступить с одним человеком так же, как и он когда-то...
- Что? О чем ты говоришь? – всхлипнула женщина.
- Я тебе все расскажу. Все обязательно расскажу... А пока всем надо выспаться. Бери детей – езжайте в ближайшую гостиницу.
- А ты? Я без тебя никуда не поеду!
- А я дождусь милицию и приеду к вам. Я тебя люблю. Теперь всё точно будет хорошо...

Спустя две недели.
- Даже не верится, что за такое короткое время риэлтор смогла нам подыскать такой хороший вариант, - Лена осматривала голые стены в новостройке.
- Просто агентство недвижимости очень испугалось за репутацию, - Виктор обнял жену. – Наша квартира! И мы сами будем писать в ней нашу историю...
- Вить, я помню, что мы договаривались не вспоминать ту историю... Я сегодня была у родителей – отвозила Вику и Павла на выходные... Я спросила у мамы про Марту. Это моя сестра, Вить. Она пропала через месяц после моего рождения... Мама очень переживала, искала ее, писала всем. А потом потеряла веру. Спрятала все фотографии. И мне они решили ничего не рассказывать...
- Ты ей все рассказала?
- Зачем? Она сочинила для себя историю, что ее дочь украли бездетные люди... И что ей хорошо. Ей же сейчас хорошо?
- Наверняка, - кивнул Виктор.
- Только я одного понять не могу... Почему Марта была в такой странной одежде?
- Дети росли, - объяснил Виктор, - а этот урод не хотел покупать новую. Он нашел старинные наряды и заставлял детей ее носить. Вообще этот дом имеет жуткую историю - в военные годы там размещался госпиталь. А в бункере держали пленных. Бункер связывал между собой дом и сарай. Из дома в него можно было попасть через заколоченый подвал. А из сарая... Ну понятно. А потом в нем поселился этот псих с семьей. Останки малышей захоронены...
- Мы съездим к Марте?
- Обязательно, - мужчина накрыл ладонь жены.
- Вить, это что-то ужасное! Просто ужасное!
- Да. Но ужасное – не только сам факт наличия таких уродов. Отец был сумасшедший. Мир крутился вокруг его сыночка. Он похищал для него друзей. Бил детей, издевался. Но не это самое страшное, Лен. Самое страшное то, что когда его обвинили в убийстве ребенка, то должным образом не обыскали дом. Самое страшное, что его жена была вполне вменяемой и все понимала. Самое страшное, что сорок лет жил этот... Митя. Видимо, его психическое заболевание передается по наследству, потому что сыночек явно страдал какими-то отклонениями. И последние тридцать лет он мечтал украсть себе друга. Он играл с детьми. Его не боялись... В милиции сказали, что он маньяк. И если он поставил себе цель - он пошел бы на все, чтобы ее добиться. А его целью были наши дети… Страшно подумать, что могло бы случиться. У меня мороз по коже и задушить кого-нибудь хочется, когда я думаю, что много раз это все можно было остановить. Сколько равнодушных людей проходили мимо... Самое ужасное, Лен, равнодушие. Видеть чужую боль, понимать, что можешь помочь, но... пройти мимо...
Лена молчала, смотря прямо перед собой. Даже Мася, которая стала полноправным членом семьи, тихо сидела в углу.
- Иди ко мне, - Степнов обнял жену.
- Вить, я тебя люблю!
- Я тебя тоже...

Через окно за ними наблюдала маленькая, почти прозрачная девочка. Улыбнувшись своим мыслям, она прошептала:
- Теперь точно все будет хорошо. И меня заждались уже... Теперь я могу улетать...
Нарисовав тоненьким пальчиком на стекле сердечко, девочка совсем растворилась в воздухе, как будто её и не было...

Конец.

-----
Небольшая фотография в тему:

«Дети – жертвы пороков взрослых», автор Михаил Михайлович Шемякин

В центре композиции над сонмом пороков на пьедестале возвышается скульптура, олицетворяющая худший из них – двуликое равнодушие с закрытыми глазами, заткнутыми ушами, сложенными на груди руками и с гробовидным телом. В одном из интервью М. Шемякин называет равнодушие самым главным людским пороком, так как бесчувственность к ближнему – «корень всяческого зла». »Я, как художник, этим произведением призываю оглянуться вокруг, услышать и узреть те горести и ужасы, которые испытывают дети сегодня. И пока не поздно, здравомыслящим и честным людям надо задуматься. Не будьте равнодушными, боритесь, делайте все, чтобы сберечь будущее России» – заключает автор. (с)





Спасибо: 64 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 253
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 54
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.11 19:30. Заголовок: Размещено с разрешен..


Размещено с разрешения автора

Название: Герой нашего времени
Автор: Манюня
Редактор: forget-me-not
Жанр: Angst, RPF, POV, AU, OOC
Рейтинг: R
От автора: события вымышлены, совпадения случайны.
Статус: окончен



1.
Шоубиз. Слово, ставшее синонимом грязи, пошлости и разврата. Для кого-то рождение ребенка – ярчайшее событие в жизни, смерть близких – тяжелое потрясение, свадьба – то, о чем молодожены будут вспоминать всю жизн. В шоу-бизнесе это – информационный повод. Причина для того, чтобы твое имя в очередной раз появилось в таблоидах.
Битва за рейтинги, битва за место под солнцем. Те, кто проигрывают эту битву, навсегда остаются на обочине яркой жизни, глотая пыть и нюхая дым из выхлопных труб дорогущих автомобилей. Я ненавижу шоубизнес. Но, как ни прискорбно это признавать, я часть этого механизма. Разумеется, не самая центровая. Если уж совсем по правде – мое место где-то ближе к обочине. В силу возраста я не приемлю дешевого пиара, а в силу воспитания не способен на неадекватные поступки. Вот и приходится брать чем-то другим. Непонятно чем. И получается ли, если до сих пор некоторые акулы великого и могучего бизнеса, построенного на шоу, считают меня родственником Александра Гавриловича?
Наверное, мне есть чем гордиться... Роли в каких-то рейтинговых сериалах... Роли в кино. Для парня из Иркутска совсем неплохо. Я, разумеется, говорю себе, что мои лучшие роли еще впереди... Хотелось бы верить. Но если смотреть правде в глаза...
Хотя кто в ярком и красочном мире шоу-бизнеса смотрит правде в глаза?
Я лениво общаюсь с поклонницами на своем форуме. Это часть имиджа. Отвечаю немного резко, иногда откровенно грубо... Забавно. Девочки постпубертатного возраста пытаются учить меня жизни, ведут «умные» беседы о политике, об экономике. Иногда я не понимаю – они на полном серьезе ставят себя на один интеллектуальный уровень с почти сорокалетним мужчиной?
А вообще интересная тенденция у современной молодежи. Самостоятельные, разбирающиеся в жизни... не нуждающиеся в советах. Считают, что имеют право допрашивать меня, взрослого дядю, о личной жизни. И верят всему, что я пишу. Что девушка мне нужна домашняя, не курящая, не пьющая, классическая клуша, не имеющая собственного мнения и во всем полагающаяся на своего мужчину. Это удобно – нарисовать образ, которого, наверное, не существует в природе... Зато все вопросы сняты.
На какое-то время задумался, что, существуй на самом деле такая девушка... дома вкусно пахло бы борщом и пирогами. Чистые рубашки висели бы на плечиках в шкафу. Регулярный секс четыре раза в неделю...
Вместо этого живу как на пороховой бочке. Но меня устраивает такая жизнь. Так я чувствую себя моложе. Не на обочине... Чувства? Ну, чувства у меня есть, только это целый коктейль эмоций с ярким оттенком секса.
- Виталь, - промурлыкал нежный голос прямо над ухом.
Разворачиваюсь на кресле, слегка копируя Фокса Малдера из «Секретных материалов».
Белокурое создание, трогательно укутанное в мой плед, картинно оголила неприлично длинные ноги и плечико.
- Да, котик? – делаю заинтересованное лицо.
- Виталь, а ты кофе не приготовишь?
Да как тебе сказать, э-эм... девушка, кофе я не пью. И все эти пошлости типа завтрака в постель... Это не ко мне.
- Зайка, у меня много работы, - левой рукой сворачиваю окна с явно не рабочим содержанием.
- Виталь, - девушка очень хороша. Особенно, когда вот так картинно дует губки, - ну мы хоть вечером пойдем на презентацию? Правда ведь?
Презентация. День рождения. Федя. Точно! Ее зовут Диана, она начинающая певица.
- Правда, давай созвонимся, - целую Диану (!) в оголенное плечо и отворачиваюсь к монитору, давая понять, что разговор окончен. Да, Дианочка, ты вытянула пустой билет. Помочь я тебе в твоей карьере ничем не смогу, мне бы кто помог... Ну ничего, на двадцать пятом партнере тебе повезет. Не на двадцать пятом, так на тридцатом... Вообще повезет, главное не останавливайся! Ты на верной дороге, девочка!
Я не бесчувственный. Я подаю нищим, мое сердце сжимается, когда я вижу никому не нужных стариков и детей... Я даже, если задуматься, могу пожалеть эту глупую девочку. Она, в конце концов, не виновата, что, когда Бог раздавал ум, она перепутала очереди и второй раз встала за красотой. Или она - достояние современной хирургии? Собственно, мне все равно.
Интересно, а в какой очереди я стоял?
Тренькает телефон. Смс. Третьякова. Доброе утро, Лена. Бросаю взгляд на календарь. Где там у нас она сегодня? Новороссийск? Донецк? Владивосток?
«Доброе утро, солнц! Я скучаю!»
Правда скучает? Ну да, ну да. Наверняка сидит, как царевна у окошка, утирает кружевным платочком слезки и вздыхает по принцу, ушедшему защищать родину.
«Привет, Телепузик! Я тоже скучаю», - отвечаю я. Так проще, чем расставлять все точки над «ё».
А расставить, наверное, придется. Но не сейчас. Сейчас ей тяжело, ей нужна поддержка. Видимость того, что кто-то ее ждет. Не могу, я не настолько жесток, чтобы объяснить ей, что я обычный мужчина. И что я не настолько увлечен ею, чтобы хранить верность и ждать ее по полгода. Но пока пусть будет так.
«А что ты делаешь? :-*», - еще одно смс.
Оглядываюсь на грацию, натягивающую сарафан. Интересно, какая будет реакция, если я напишу, что прощаюсь с Дианой? Шутки шутками, но Диану, и правда, надо проводить. Ночь была неплохой, девочка старалась доставить мне удовольствие.
- Тебе такси вызвать? Прости, малыш, не могу сам тебя отвезти, - картинно смотрю на часы, - совсем нет времени.
- Ничего, - девушка улыбается в тридцать два зуба, - я сама доберусь.
Какая очаровательная глупышка! Прелесть!
После того как Диана покинула мое жилище, решаю принять душ.
Мне кажется «закон бутерброда» давно можно переименовать в «закон душа и мобильного». Парадокс в том, что стоит только намылить голову – тут же раздается звонок мобильного. И ты, как идиот, вытираешь полотенцем пену с половины лица, с той, к которой прижмешь трубку. Но самое удивительное, что, несмотря на то, что ты будешь разговаривать аккуратно, не прижимая трубку к щеке, телефон все равно будет весь в пене.
- Виталь, ну ты чего не отвечаешь? – пробасил голос басистки группы «Ранетки». Каламбур-с...
- Я в дУше, Лен, - оправдываюсь я.
- Понятно, - словно вижу, как она обиженно раздувает ноздри.
- Малыш, ну я, правда, в душе. Вода шумит, слышишь?
- Слышу, - голос мягчеет, - мне грустно...
- Почему? Рядом девчонки, поклонники, - понимаю, что разговор предстоит длинный и сажусь на край ванной.
- Это не то, Виталь. Это другое. Поклонникам нужно улыбаться, делать вид... Девчонки. Да перед девчонками я тоже всегда что-то изображаю. Лену-Третьякову-без-комплексов, Лену-Третьякову-Идеальную.
- А передо мной не изображаешь?
- Нет.
- Почему? – мне становится интересно.
- Просто так. Когда я тогда напилась, - Лена умолкает.
Эпизод, словно вспышка, проносится перед глазами...

2.
Дело было полгода назад. Опустевший павильон. Я забыл мобильник, иначе я бы никогда не вернулся в половине третьего ночи на съемки. В гримерке горел ночник. Лена сидела на диване, укутавшись в плед. Перед ней стояла почти пустая бутылка коньяка и полная окурков пепельница. Выглядела Лена ужасно. Опухшие глаза, красный нос. Сквозь несвязную речь я понял, что «никто ее не понимает и не ценит». Стандартный приступ неуверенности в себе.
С Ленкой у нас тогда были ровные дружеские отношения. Постоянные взаимные подколы... Не то чтоб я не ожидал ее слез. Просто я их и не должен был видеть. Но и оставить ее в таком состоянии я не мог. Сел рядом, тяжело вздохнул и крепко обнял.
А ей, казалось, больше ничего и не нужно было. Всхлипывания потихоньку прекратились, она обмякла, и я понял, что Лена спит.
А на меня, как назло, накатились всякие мысли. Такое иногда бывает, когда не спишь нормально несколько дней подряд.
Я иногда думал о наших с Леной общих поклонниках. Почему-то так сложилось, что Лена для них солнце, луч света в темном царстве. А от меня они требуют. Требуют играть роль Степнова до конца жизни, требуют носить Лену на руках. Почему так сложилось? Где я сам ошибся? Нет, я не ревную к популярности Третьяковой. В конце концов, ей это в новинку, она с удовольствием раздает автографы, отвечает на вопросы. Просто в этом что-то... неправильно.
Пару раз наблюдал, как девочки до хрипоты в голосе скандируют имя Лены у входа в школу в Новокосино. Глупые. Пытаются привлечь внимание, пытаются понравиться. Надеются, что их заметят. Интересно, что у них в мозгах?
Они на полном серьезе верят, что Лена сможет построить с ними равные отношения? Дружить? Ходить в кино? Возможно, у кого-то из них это когда-то получится. Только никогда Лена Третьякова не забудет о том, что она звезда. Вкусив однажды этот плод, трудно от него отказаться. И так они и будут «дружить». Поклонница будет делать вид, что отношения у них на равных, а Лена... а Лена не будет заморачиваться. Так и будут жить интересами Лены.
К чему я об этом думал? Просто я сам однажды попал в такую историю. Дело было давно, на заре популярности «Кадетства». Милая девочка Яночка, краснеющая от одного моего взгляда. Мы с ней встречались почти полгода. Она приезжала ко мне на съемки с домашним обедом, она ждала меня после кастингов у входа в Останкино на пронизывающем ветру. Потом я как-то замотался, перестал ей звонить, на ее звонки не отвечал. Общение само по себе сошло на нет.
А спустя пару лет увидел ее и не узнал. Абсолютно потерянная для общества личность. Замкнутая в себе. Тогда она сказала, что «обожглась пламенем моей славы». Я много думал об этом, но чувство вины до сих пор не прошло.
Тогда, в гримерке на диване, на меня опять накатило оно. Прибавилась вина за дочь, растущую без отца. За нелепую профессию, не приносящую должного удовольствия. За Ленку, спящую у меня под мышкой.
Мужчины как бы не склонны к проявлению слабости.
Погруженный в свои мысли, я не заметил, как Лена проснулась. Уставилась на меня не мигая. Видимо, что-то прочла на моем лице, потому что вдруг провела теплой рукой по щеке.
Я схватился за эту ладошку, как за соломинку. Уткнулся. Принялся целовать все складочки на коже.
Лена не одернула руку.
Она была очень близко. Я чувствовал, как стучит ее сердце, как вздымается ее грудь.
Тут надо сделать отступление. На тот момент работа шла в интенсивном режиме, т.е. с восьми утра и до одиннадцати ночи. Нормальных отношений не было давно. Даже простой секс был для меня недоступен. А услугами продажных жриц любви я из брезгливости не пользуюсь.
А тут рядом молодая теплая девушка. Девушка, изгибы тела которой я ощущаю. От которой пахнет чем-то... женским. Пьяная, и от того черезчур доступная.
Красивые очертания слегка припухших губ.
Не должен был. Не прав. Ошибся. Но прижался к ней губами, расстегивая молнию на ее свитере. Старался быть нежным. Старался...
Непривычная нагота Лены, сразу же, после обряда таинства, смущала. Не думал, что чувство вины навалится тут же.
Третьякова напротив, казалось, не видит в нашем поступке ничего ужасного. Ничуть не стыдясь, тянется за сигаретой.
- Ты можешь тут не курить? У меня голова раскалывается, - непроизвольно ворчу я. Тут же одергиваю себя. Надо срочно как-то унять раздражение.
- Могу, - Лена часто моргает. Нет. Только не надо дурацких слез!
Она не виновата в моем настроении. И не надо на ней срываться.
Обнимаю Лену, и она, уткнувшись мне в плечо, засыпает.
Гримерку мы приводим в порядок за двадцать минут до того, как в нее врывается уборщица тетя Валя.
- А чегой-то сегодня рано вы, - привычно ворчит она.
В желудке пустота...
- А мы сейчас завтракать поедем, да, Лен? – спрашиваю я у... партнерши? Ага, партнерши, во всех смыслах этого слова. В конце концов, неприлично не позвать ее с собой.
Девушка кивнула.
В кафе она долго прятала глаза, потом, вздохнув, выпалила:
- Виталь, давай... Все, что ты слышал, что я говорила... забудь!
Детский сад, штаны на лямках.
- Конечно, Лен, нет проблем.
- Спасибо, ты самый лучший, - Третьякова отпивает кофе. - Я ужасно выгляжу?
Интересно, какого ответа ожидают девушки, задавая этот вопрос? «Да, ужасно, ты бухала всю ночь, причем выкурила, кажется, целую пачку. Потом секс, меньше часа сна. Как еще ты должна выглядеть?»
- Нет, Лен, ты всегда прекрасна, - фу, самому противно, как банально сказал. Но, видимо, срочно надо выспаться. Иначе ничего более оригинального в голову так и не придет.
Как-то потом все глупо было. То ли я не имел ничего против, то ли Лена была слишком рядом... В общем, мы не поставили точку в наших отношениях. Часто она приезжала ко мне – измученная и усталая. Тогда я делал ей вкусный чай, мы долго разговаривали. Потом секс, приносящий мне явно больше удовольствия, чем ей. Как плата за душевную близость. Впрочем, я действительно к ней очень хорошо отношусь.
Что удивительно – эти наши... встречи не мешали нам работать и дружить. В смс и телефонных звонках мы позволяли говорить что-то большее, чем при личных беседах.
По правде, мне было ее жалко. Ненормальный ритм. И, хотя она повторяла, что ей нравится такая жизнь, я не верил. Это очередная мантра, если часто повторять – сам поверишь.
Вообще, пора завершать эту карьеру доморощенного психолога. Сейчас я в очередной раз об этом подумал, сидя на холодном краю ванной.
Лена, глотая слова, рассказывала о том, что устала. Что она в ответе за тех, кого приручила, и подобную чушь.
Знал бы старик Антуан, что, говоря словами Лиса крылатую фразу о прирученности, девочки 21 века будут понимать под ней столько всего лишнего. Мы ответственны за ожидания прирученных? По такой логике получается, что Ленка принадлежит уже не себе. И делает не то, что хочет. И ведет себя не так, как вела бы себя... Бред, какой бред! Только как ей это объяснить? И нужно ли объяснять? Кто я ей?
- Третьякова, если честно, то я стою голый, в душе, по мне течет мыльная пена, щиплет глаза. Давай я попозже перезвоню?
- Буду ждать, - нехотя прощается девушка.
Вытираю пушистым полотенцем трубку телефона, закидываю его в карман халата и, наконец, встаю под горячие струи воды.


Спасибо: 16 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 254
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 54
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.11 19:35. Заголовок: 3. Не понимаю, почем..


3.
Не понимаю, почему получением американской визы я должен заниматься самостоятельно? Через пару месяцев улетать на съемки в Америку, надо открыть визу, но почему-то по условиям контракта я должен сделать это сам. Возможно, не хотели париться, американцы жуткие бюрократы. Звонит мобильный – Серега Арланов. Старый добрый ворчун Серега. Тот еще брюзга, но если ему что-то надо – не отцепится. А сегодня ему надо с кем-то напиться.
- Ладно, я приеду, - обещаю я, - правда, сам ни фига не знаю, сколько я тут проторчу.
Лениво оглядываю очередь. Вот, а говорят, в современной России очереди изжили себя... Может, именно оттого, что все эти люди не привыкли к многокилометровой колбасе из людей, они такие раздраженные. Вот девушка, высокая, даже немного симпатичная. Она думает, если будет нервно качать ногой и отстукивать ноготочками бешенный ритм, то ее примут быстрее? Или бабушка – божий одуванчик. И она туда же – в Америку! Ей-то что там надо? Парочка. Он нежно держит ее за руку, заглядывает в глаза. Она устало обмахивается анкетами. На первый взгляд идиллия. А на самом деле? Наверняка девушка весь день флиртовала с боссом у себя в маленьком офисе на окраине Москвы. А он рассматривал картинки на порно-сайтах, делая вид, что ищет работу. Он что-то шепчет ей на ухо, она нехотя протягивает ему купюру, и он устремляется в ларек.
Ведь, по сути, современные мужчины сами виноваты в том, что женщины ими помыкают. Ну не созданы женские плечи для того, чтобы носить груз добытчика. Но мужчины... обмельчали что ли? Хотя... женщины сами разрешают не только взобраться себе на плечи, но и ножки свесить. Исторически обязанности делятся на мужские и женские. Женские – воспитание детей, уборка, готовка. Ну а мужчина должен прибить гвоздь, передвинуть мебель. Но, блин, сколько раз в году двигается мебель? От силы пару раз. Мужчины, помимо всего прочего, еще добытчики. И ладно, если у мужика нормальная профессия, не заглушающая его эго. А что можно сказать о представителях загадочно-педерастических профессий: стилист, дизайнер? Недавно пришел на маникюр, а там, вместо услужливой девочки Любочки сидит нечто, по недаразумению носящее брюки и писающее стоя. Вот тебе и половые признаки.
- Абдулов, - выкрикивает из окошечка очаровательная девочка, прерывая мои мысли.
Получаю квиточек, оплачиваю в кассу услуги посольства и довольный до безобразия иду к машине.
Путь проходит через маленький парк, в котором наблюдаю еще один штрих поведения современной женщины. На этот раз матери.
Девушка, по виду не старше Лены Третьяковой, с упоением качала коляску. На мой взгляд, женщина и младенец – самое красивое зрелище. Малыш умильно пускал пузыри и улыбался беззубым ртом. Мамаша выпустила изо рта струю сизого дыма и глотнула пиво. Прекрасно! Просто превосходно! Настроение сразу испортилось, как будто мне есть какое-то дело до того, как сложится судьба этого малыша! Как будто мне есть какое-то дело до этой девушки, видимо с одной извилиной в мозгу!
Черт!
Серега встретил меня почти по-домашнему – в плюшевых тапочках и футболке: «КВМ». Юморист, блин.
- Как там съемки сериала? – дежурно интересуюсь я.
- Какого именно? – улыбается Арланов.
- Ой, ну тебя, Серега. А вообще мне все равно. Давай чего-нибудь съедим, я голодный!
«Чего-нибудь» - это пицца по листовке, заботливо прикрепленной к двери. Вот уж поистине, людям уже лень до почтового ящика дойти – буклеты с доставкой на дом.
Пьем. Ведем неспешные беседы о работе, о моих съемках в Америке, о «Ранетках».
- Скучаю я по девчонкам, - вдруг вздыхает Арланов, - хоть они и никудышные актрисы.
- А чего столько на них орал? – спрашиваю я. Одна из причин постоянных слез Ани и Наташи. К ним цеплялись все.
- Да съемки все... это же работа, ничего личного. Я и на тебя орал, - Серега целенаправлено напивается.
- Девчонки в туре, у них все хорошо, полные залы...
- С Леной общаешься?
Киваю. А что скрывать? Серега – свой.
- Спал с ней? – вдруг Арланов делает хитрое выражение лица.
Я шутливо отмахиваюсь:
- Я джентельмен. А джентельмены подобные вещи не обсуждают.
А чего он ждал в ответ? Подробностей? Где, как и в каких позах? Странный!
Серега расскаывает грустную историю очередных неудачных отношений с очередной женщиной. То ли я выпил уже много, то ли настроение чересчур лиричное, но пытаюсь анализировать.
- ... Она ни фига не делала, только говорила: «дай, дай, дай»! И что бы я ей не давал – ей все мало!
- Серег, ну ты взрослый мужик, - тяжело вздохнул я, - считай свои ошибки, а не ее.
Идиотизм! Почему так просто переложить всю ответственность на чужие плечи? Искренне уважаю Лену за то, что она видит свои ошибки. Хотя, Третьякова вдвое младше Арланова. В очереди, что ли, какой хитрой стояла?
Устал. Очень устал. Скорее бы улететь в Америку. Заняться интересным проектом, выйти за рамки... школьного сериала и третьесортных ролей.
В своих мечтах уже репетировал Оскаровскую речь. Но даже под пистолетом никому не признаюсь в этом.
Называть в благодарностях Лену или нет? В общем-то, Третьякова по-своему мне помогла... Надо. С меня не убудет, а ей приятно.
Забавно. Вообще-то я взрослый мужик, а занимаюсь фигней какой-то.
Включаюсь в разговор с Серегой...
Отказываюсь от предложения остаться переночевать у Сереги. Даже отказываюсь от предложения вызвать мне такси. Хочу немного прогуляться.
Решаю позвонить Лене. Судя по времени, концерт уже закончился.
- Привет, - деланно-равнодушным голосом отзывается Третьякоова.
- Как песенки?
- Спели, - вредничает.
- Как там овцы твои любимые?
- Как обычно. Они не только мои, они еще и твои, - Лене не идет ворчанье.
А голос дрожит. Чем-то расстроена?
- Леночка, - я ласково вздыхаю, - устала?
- Очень. Это все классно! Супер! Но... Не знаю, как слова подобрать, чтобы ты понял!
- Третьякова! – Блин, руки мерзнут. – Прекрати мямлить! Надо уметь людям давать возможность помочь тебе! Тем, кому ты небезразлична!
- Я тебе небезразлична? – хрипло спрашивает Лена.
Для нее это важно. А для меня?
По-хорошему этот вопрос надо бы решить. Но не хватает у меня времени сесть и обдумать все. Ленка – по-своему какая-то часть моей жизни. Только... не хватает у меня смелости для себя все решить. И, возможно, мне не понравится то, что я узнаю...

4.
...Игра в пинг-понг на форуме. Забавно. Девочки требуют от меня откровенности. Девочки делятся проблемами. Печально. Очень печально, что поделиться им не с кем. Мне, по сути, заняться в Москве тоже нечем. Надо решить что-то с квартирой, Саша говорил, что у него есть приличные знакомые, которые снимут ее на время моего отсутствия. Немного противно, все равно что давать пользоваться своей зубной щеткой незнакомому человеку. Все-таки квартира – вещь личная. Здесь мои вещи, все сделано так, как мне удобно. Но красиво играть в высокие чувства, когда счета в банках лопаются от количества нулей после заветной единички.
По-хорошему нужно привести в порядок гардероб. Созвониться с Марком. Марк – мой давний, еще школьный, приятель. Живет уже десять лет в Америке. Он обещал помочь с жильем.
Отвечаю на вопросы девушек на форуме. В очередной раз думаю о том, что они мне нужнее, чем я им. Мне нравится, что они воспринимают меня разным. По-своему мне нравится их упрямство, их искренний интерес.
Вообще-то это просто у меня отличное настроение.
Телефон. Лена. Такое ощущение в последнее время, что звонит мне только Лена.
- Привет, Третьяковка! – коверкаю я фамилию.
- Ну привет, - смеется она, - хорошее настроение?
- Откуда знаешь?
- Я сейчас на твоем форуме, - Ленка хихикает. Понятно все с ней. В очередной раз зарегистрировалась и задает мне глупые вопросы.
- И чего ты-то такая счастливая?
- Выспалась, - совершенно по-детски отвечает Лена.
Как мало человеку для счастья надо. Да уж, потребительское отношение к жизни еще никто не отменял.
- Виталь, - вдруг серьезно спрашивает она, - ты когда уезжаешь?
- Вопрос пары недель...
- А я?
- Лен, а что ты? – я не понимаю вопроса. Или делаю вид, что не понимаю.
- Ты уедешь просто так? Вот так возьмешь, соберешь вещи и уедешь?
- Так! Стоп! Лен, не реви! Объясни, что ты хочешь? Что я должен сделать? Записать видео-послание? Абдулов – Секретная жизнь? Прости, бегать перед камерой с голым торсом не смогу...
- Виталь, прекрати!
- Правда, Лен, чего ты хочешь?
- Чтобы ты приехал попрощаться, - едва слышно прошептала Лена.
Бред! Какой бред! Лететь, чтобы попрощаться с ней? У меня всего пара недель. У меня совсем нет времени. Я даже к родным не успеваю слетать.
- Лен, я...
- Я все понимаю, - холодно обрывает меня она.
Ведь манипулирует же! И самое забавное, что она знает, что я это чувствую.
- Виталик, это очень для меня важно...
Надо уметь говорить «нет»! Нельзя поддаваться на манипуляции!
- Я даже билет могу тебе оплатить!
Нельзя поддаваться на провокации! Нельзя...
- Пожалу-у-уйста!
Не надо давать ненужных надежд. Надежды – обман.
- Ладно, Лен, я постараюсь! Скинь мне на почту ваш график.
Злой. Какой же я злой! Получилось глупо. Я же не полечу?! Или...

Киев. Украина. Международный аэропорт. Смс от Лены: «встретимся на парковке». Игра в шпионов. Еще бы найти эту парковку.
Прекрасная кареглазая девушка объясняет мне, как выйти на стоянку. Заискивающе смотрит в глаза и, кажется, удивлена, что я не продолжаю знакомство. Прости, деточка, я здесь не за этим.
- Виталик! – мчится ко мне девушка лет пятнадцати. По лицу видно, что поклонница сериала «Ранетки».
- Вы мне? – делаю лицо идиота и подергиваю рукой.
- А... – девушка остановилась на бегу, - а вы Виталик?
- Я?! Ась? Кто? – нелепо взмахиваю руками и вращаю глазами.
- Виталик Абдулов?
- По-хоо-о-ож? – наклоняю голову набок и дико двигаю бровями. Едва сдерживаю смех.
- Издали, - девушка смущена, - простите...
Куда катится мир?! Спешу на парковку...

- Я сняла для нас номер. Мне столько тебе нужно сказать, - Ленка шепчет в самое ухо.
Наверняка чувствует себя героиней какого-то романа. Ее последний шанс что-то сделать. Единственный мужик уезжает. Сейчас будет прижимать руки к груди и лить слезы. А я-то рассчитывал на хороший секс.
Сотни раз читал и слышал о себе как о прожженном цинике. Что ж, возможно, в чем-то они правы, «просто так не болтают все же». Но, словно в песне, Лена упорно повторяет «он хороший, он хороший». Она да еще моя дочь думают обо мне лучше, чем я сам о себе. И почему-то именно их я не хочу обижать. Наверное, это своеобразная манипуляция. Манипуляция мной своими чувствами.
- Киев – красивый город, да, Виталь? – пытается привлечь внимание Лена.
- Да, ничего, - я рассматриваю какую-то площадь из окна такси.
- Ты когда обратно?
- Завтра рано утром, - я смотрю на часы. Без четверти полночь. - Вернее, уже почти сегодня.
- Всего одна ночь, - слегка разочарованно констатирует Лена.
А чего она хотела? День? Неделю? Я вообще до сих пор не верю в то, что я приехал. Какая-то авантюра.

Останавливаемся у маленькой гостиницы на окраине. Ленка протягивает таксисту деньги. Дура. Я перехватываю ее руку и расплачиваюсь сам.
Я понимаю, что она не хотела меня обидеть, но настроение окончательно портится. Зачем я сюда приехал?
Поднимаемся в небольшой уютный номер. Кровать одна. Секс все-таки будет? Иронично перевожу взгляд с кровати на Лену. Она смущенно отводит глаза.
- Ты голодный? – интересуется Третьякова. Похоже, ей не по себе. Она теребит замок кофты, смотрит в пол. Ну что ж, Лена, это была твоя идея – чтобы я приехал. Так что тебе и руководить процессом. Помогать я не буду.
- Нет, есть я не хочу, - отвечаю, усаживаясь на кровать.
Смотрю в упор. Внимательно. Она что-то хочет сказать. А потом, в зависимости от моей реакции, возможно, будет секс.
Лена не знает куда примоститься. Стульев почему-то в номере нет. Рядом садиться она не хочет, поэтому становится напротив, сложив руки на груди. Закрытая поза. Разговора не получится.
- Лен?
- Я хотела... попрощаться, - выпалила она.
Мило. А по телефону попрощаться нельзя?
- Пока? До встречи? – сам собой из меня просится сарказм.
- Виталь, - Лена тяжело вздыхает и, наконец, садится на краешек кровати, - просто... за все это время, что мы вместе... Ты много для меня значишь.
Ночь открытий! Мы вместе? Я для нее что-то значу?
- Дальше, - киваю я, подбадривая ее.
- Мне тебя будет безумно не хватать! Ты, правда, мне очень близкий человек...
- Поехали со мной! – Это Я сказал?! Я ЭТО сказал?
Она молчит. Мигает часто-часто. Она же не согласится. Нет, разумеется, она никуда не поедет!
- Я... Правда? Ты хочешь, чтобы я поехала с тобой?
Не знаю.
- А ты бы смогла бросить все? – ухожу от прямого ответа.
- А может, ты останешься? – отвечает она с какой-то хитринкой в голосе. Напряжение отступает. Шутит. Она шутит...
Вместо ответа в шутку ее толкаю и притягиваю к себе.
Жадно целую. Я тоже буду скучать. Мне будет не хватать ее милых глупостей, ее бестактных замечаний... Мне будет плохо без нее...

Просыпаюсь рано. Рядом спит Лена. Ее рука обнимает меня за торс, ноги переплетены. Засматриваюсь на нее. Она красивая. Очень. Волна нежности накатывает и накрывает меня с головой. Аккуратно убираю волосы и целую ее в висок.
- М...м... Виталик? Сколько времени? – сонно морщится.
- Еще очень рано, - обнимаю ее крепче, - спи... Во сколько тебе нужно вернуться?
- Не помню, - она укрывается одеялом с головой. Маленькая моя. Не высыпается.
Смотрю на нее, не в силах начать собираться. А уже пора. Еще немного и я рискую опоздать на самолет. Черт! Почему, когда надо, цинизм отказывается просыпаться? Где мой сарказм? Всегда выручающая ирония?
Ленка-Ленка! Девочка моя! Все у тебя будет хорошо... Ты этого заслуживаешь. Ты будешь самой счастливой. Встретишь еще мужчину, который будет тебя любить и ценить. Носить на руках. Жаль, что это буду не я. Действительно жаль.
Заставляю себя вылезти из теплой постели. Быстро одеваюсь. Выхожу из номера, тихо прикрыв дверь. Хотя нет... Не так. Почти выхожу. На пороге останавливаюсь. Оборачиваюсь и сталкиваюсь с ней взглядом. Она лежит под одеялом, торчит лишь нос и правый, чуть приоткрытый, глаз.
- Ленка! – быстро возвращаюсь, сгребаю ее в охапку и целую в нос, в уши, в брови.
Не даю ей опомниться, что-то сказать...
Ухожу.


Спасибо: 15 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 255
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 54
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.11 19:38. Заголовок: 5. В самолете прошу ..


5.
В самолете прошу кофе. Я не пью кофе. Но сейчас хочу. Услужливая стюардесса приносит чашку. Улыбается. Сгинь. Уйди.
Тяжесть какая-то. Расставаться всегда больно. Хотя, вроде, никто никого не бросал... Интересно, она бы смогла поехать со мной? Бросить все, бросить группу, поклонников? Жить в чужой стране, жить со мной? А хотел бы я?
Закрываю глаза. Все же я не выспался. Перед глазами картинки из возможной жизни с Леной. Бред. Из невозможной жизни с Леной.
Лена капризная. И раздражительная. А уж когда она начинает ворчать... Она много думает о мелочах. Неважно. Я слишком много думаю о том, чего не может быть. Потому что не может быть никогда.
Вообще, грустно уезжать из страны... Хотя это шаг вперед. Большой шаг. Наконец вырваться из замкнутого круга сериалов, низкопробных фильмов.
Нащупываю во внутреннем кармане куртки цепочку. Лена ночью сняла с себя подвеску с гитарой и подарила мне, со словами:
- На память.
Вытаскиваю ее. Рассматриваю. Дорогая. Но цена подарка, разумеется, не в граммах металла. Хреново мне что-то.
Вообще-то я не сентиментальный. Просто я всю жизнь прожил в России, никогда надолго не уезжал. И еще немного не по себе. Страшно думать о том, что, кажется, все начинает получаться. После этой роли, возможно... что-то изменится.
Черт! Никогда не занимался самобичеванием! Но что-то меня гложет. И гложет сильно. Прошу газету и углубляюсь в чтение.
Не читается. Надо написать список дел. Скоро уезжать...

Самолет приземлился одновременно с сигналом мобильного. Смс. Я даже знаю от кого. Ленка.
«Виталик, так не поступают! Какого фига ты ТАК уехал! Мы даже не поговорили. Если по поводу того, чтобы уехать с тобой, ты серьезно, то *часть текста отсутствует*». Что?! Как это? Где эта дебильная часть текста? Насилую телефон, но потерянный текст не обнаруживается. Черт!
И что я так разнервничался? Сейчас придет все, надо подождать. Закидываю телефон во внутренний карман и, как идиот, три раза достаю его, чтобы проверить, не пришло ли сообщение.
Доезжаю до дома, а сообщение так и не приходит. Ладно, попозже позвоню и спрошу, что она хотела сказать. Не так важно.
Быстро принимаю душ и звоню.
- Виталь? – голос грустный. Или мне хочется, чтобы он был грустным? Все-таки самолюбие любого мужчины греет мысль о том, что та, кто не с ним, должна быть в печали.
- Лен, привет! До меня твое сообщение не дошло...
- Перечитай еще раз, - язвит Лена.
- Смешно! Что ты писала?
- Виталь, ты серьезно?
- Да, я не получил концовку... Только начало. Правда, - добавляю чуть мягче.
- Я хочу с тобой поехать!
- Ты серьезно? – я рад? Я рад? Я, правда, рад?
- Кажется. Я не знаю. Ты мне нужен.
Я сажусь на тумбу.
- Лен, ты уверена? Пути назад не будет!
Она молчит. А я судорожно думаю. Эмансипация. Принципы. Идеальная женщина. Какая она там? Мудрая, послушная, добрая... Все не то. Я вдруг понимаю, что не смогу без Ленки. Что я до дрожи в пальцах хочу, чтобы она поехала со мной. И мне плевать, что она не идеальная. Мне плевать, что она, как баран, отстаивает свое мнение, а я этого не люблю. Мне плевать, что она плохо готовит...
- А что у меня есть, - рассуждает она, - группа, в которой я пою и играю? Бесконечные гастроли? Безумные поклонницы, готовые разорвать меня на кусочки на память? Люди, которые видят во мне только то, что хотят видеть?
Я шокирован. Бросить все, славу, карьеру... ради меня?! Она будет жалеть. Она точно будет жалеть.
- Лен, может... Переждем эти полгода? Давай не пороть горячку?
- Я сдохну без тебя, - вдруг шепчет она.
Я не могу принять эту жертву. Не могу.
- Лен, - хватает сил только произнести ее имя.
Но, видимо, она все понимает.
- Ладно, Виталь, мне пора. Удачно съездить!
- Я буду звонить? – не то спрашиваю, не то утверждаю я.
Ответ тонет в коротких гудках... Наверное, связь...

Вторая часть
6.
Я брел по чужому городу. Сегодня съемки были до поздней ночи. Устал. Очень устал. Но душу грела мысль о том, что дома ждет Лена.
Открыл дверь и на цыпочках, словно вор, прокрался в душ.
Лена спала, словно ангел. Темные кудри разметались по подушке, очерчивая ореол нежного лица. Пушистые ресницы отбрасывали тень на щеки.
- Вернулся? – сонно пробормотала она.
- Да. Устал. Спи-спи, я сам разогрею ужин, - поцеловал в нос.
- Нету, - пробормотала она.
- Чего?
- Ужина нет. Виталь, я спать хочу! Хочешь есть – сделай яичницу!
- Конечно, милая, - поправил одеяло.
Девочка моя устала. Червяк сомнений копошился где-то внутри. А чем она занималась весь день? Работать она бросила, учиться не хочет...
Разбиваю три яйца на сковороду, посыпаю сверху сыром и зеленью. И я устал.
- Виталь, - на кухню входит Лена.
- Ты чего не спишь? Ты же хотела...
- Ты тут шумишь, - она недовольно морщится и наливает себе чай. - Как день?
Чертовка! Ходит по дому в одних только в трусиках и думает, что я смогу разговаривать о работе.
Притягиваю ее к себе, запускаю руки в роскошные волосы.
- Виталь, - отстраняется Лена, - ты есть хотел!
- И сейчас хочу... Я очень голоден, - очерчиваю пальцами ее грудь.
- Ты только о сексе и можешь думать, - девушка топает ножкой.
Очень хочется напомнить, что это она тут дефилирует в нижнем белье.
Яичница готова. Лена беззастенчиво берет вторую вилку и садится рядом. Как я не люблю, когда кто-то ест из моей тарелки.
- Лен, положи себе. Я поделюсь.
- Никакой в тебе романтики, - почти со слезами на глазах говорит она.
- Ну что я сделал? – я, правда, не понимаю.
- Я весь день одна! Мне скучно! А ты приходишь и меня в постель тащишь!
Я схожу с ума? Я отказываюсь ее понимать!
- ... ты мне ничего не рассказываешь! Тебе на все наплевать! А я купила новое постельное белье! И мама звонила, звала в гости.
- Лен, ну ты же знаешь. Мы только начали снимать «Кадетство». Я не могу сейчас никуда уехать.
- Тебе совсем нет до меня дела! – похоже, у нее начинается истерика. - Ты виноват в том, что я не могу себя реализовать! У меня было столько планов, столько идей! А сейчас я, как клуша, сижу дома!
- Лен, я же тебе не запрещаю чем-то заниматься!
- Не запрещаешь, - она шмыгает носом, - но и не помогаешь!
Совершенно не умею себя вести с плачущей женщиной. Начинаю нелепо успокаивать.
- Не смотри на меня, - отталкивает меня Лена, - я ужасно выгляжу!
И убегает в спальню.
И что я сделал не так? Я хотел просто съесть свою яичницу!
Фу, мерзость! Остывшие жареные яйца по вкусу напоминают резину.
С Леной Морозовой мы познакомились полгода назад, на праздновании нового, 2006 года. Через два месяца она ко мне переехала. Вместе с ней переехала ее косметика. Ее одежда потеснила мой шкаф с одеждой. Ее привычки изменили мой образ жизни. Но я все готов был ей простить, когда она ласково трепала меня по голове.
Раз за разом на кастингах я получал отказ. Раз за разом Лена прижимала меня к себе, снимала руками боль от неудач.
Утром она сделала вид, что все нормально...

Это был особенный день. Совершенно особенный день. Я освободился рано. Хотел устроить сюрприз любимой женщине. Купил цветы. Редко я ее балую. Редко говорю, как она дорога мне. А она сидит дома одна-одинешенька.
Чужие ботинки. Куртка. Как в плохом анекдоте. Муж раньше вернулся с работы.
На новом постельном белье. Она и он. Моя Ленка и чужой мужик. Да ладно бы мужик – студент прыщавый.
Студент засобирался.
- Куда так спешишь? Ты же не закончил, - говорит кто-то. Кажется, я.
Беру цветы, иду на кухню.
Не верю.
Хочу курить, но я не курю.
Хлопает входная дверь. Ушел. Судя по времени, убежал.
В доме повисла звенящая тишина.
Как она могла?!
Сука.

Крадясь, она вошла на кухню. Главное – сдержаться. Не ударить по довольному лицу.
- Ты сам виноват! И не делай лицо мученика, - распечатывает пачку и вытаскивает тонкую сигаретку. Выпускает дым мне в лицо.
- Я хочу, чтобы ты ушла.
- Виталик! Я тебя люблю!
- Я заметил, - протягиваю пепельницу и открываю форточку.
- Чего ты заметил?! Что ты заметить мог? Ты живешь на своих съемках! Ты снимаешься в отстойном сериале для детей! Ты никто, неудачник! Ты запер меня в четырех стенах! Я могла сделать карьеру! Ты думаешь, я мечтала сидеть дома и обслуживать тебя! Ты разрушил все мои планы, ты мне не помогал, не поддерживал, только ныл, что у тебя ничего не получается! А мне наплевать на это! Ты отнял у меня мечту! Абдулов, ты убиваешь все живое, к чему прикасаешься!
- Лен, уходи, - я мрачно смотрю в окно.
- Нет уж! Ты меня выслушаешь! Кому нужен такой мужик как ты?! Да ты и не мужик вовсе! Весь такой сладкий, нежный! Приторный, фу! Тебе нужна домашняя клуша, стирающая тебе носки! Какая-нибудь убогая, не мечтающая ни о чем большем...
Я отключил мозг. Сквозь пелену только пролетали грязные ругательства. Потом она рыдала. Потом била посуду.
Хочется сдохнуть. Тогда сердце перестанет захлебываться кровью. Я ей верил. Я ее любил. Я готов был положить к ее ногам все.
Дышать. Жить. Улыбаться. Зачем?
Любимая моя девочка, что же ты натворила?! Что делать дальше?
Вглядываюсь в родное лицо, но вместо него чужая баба что-то кричит, размахивает руками. Ушел я. Или уже не я. Часть меня умерла и так и осталась валяться на полу в душной съемной квартире...
Мужчины не плачут. Мужчины смеются в лицо всем. Никто и никогда больше меня не предаст. Хватит.
Никто и никогда...

Спасибо: 14 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 256
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 54
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.11 19:40. Заголовок: Часть третья, заключ..


Часть третья, заключительная
7.
- Наш самолет совершил посадку в аэропорту «Шереметьево». За бортом солнечно, плюс двадцать три градуса. Экипаж прощается с вами, счастливого пути!
Жиденькие аплодисменты разнеслись по самолету. Не приучены русские люди к этикету полетов. Или привыкли воспринимать все как должное. Пилот не напился, не уснул, забыв включить автопилот. Скажем ему за это спасибо. В любой работе, кроме материальной компенсации, важно получать искреннюю благодарность. После того как вышел провальный фильм с моим участием, я чаще вспоминал времена, когда меня, а точнее Виктора Степнова, главного физрука страны, искренне любили. Прошло всего три года. Но сейчас я уже спокойно передвигаюсь по территории аэропорта. Где бешеные фанатки с горящими глазами? Наверное, все уже выросли, завели мужей и детей... Время-время.
Не вернулся бы я в Россию, если бы не звонок старого приятеля – Сереги Арланова. Есть люди, на чьи просьбы ответить отказом невозможно. Серега из таких.
Задерживаюсь у зеркала. Легкая седина, которую уже не спрячешь. Это в США я играл роли молодых отцов юных дев, а тут? Хотя по правде, работать в еще более низкосортных сериалах в Америке... было паршиво.
Я тешил себя мыслями, что это же Америка. А на самом деле съемное жилье в бейсменте, подержанный автомобиль. Красотки, ищущие развлечений и находящие их.
У женщин в природе заложена потребность в комплиментах. Иногда мне кажется, что именно ради похвалы и живут все женщины мира.
Словно в подтверждение моих слов, девочка лет пяти отчитывалась:
- Бабушка, я не потеряла мишку!
Бабушка скользнула взглядом по ребенку, кивнула.
Да похвалите же пока маленькую, но уже женщину! Она же ради этого и не потеряла плюшевого медведя!
Родная Россия. За это время почти ничего не изменилось.
Девушки лет пятнадцати картинно курят у выхода из аэропорта. Ну почему они считают, что это круто?!
Квартира чистая, словно кто-то меня ждал. Спасибо, Серега!
Не хочу разбирать вещи, закидываю два тяжелых чемодана в угол и прямо в одежде ложусь на диван. Вымотал меня перелет.
Надо позвонить дочери, позвонить Сереге. Надо разобрать вещи. Не хочу.
Включаю телевизор, попадаю на какой-то сериал на СТС. Учитель физики объясняет ученице, что между ними ничего быть не может. Ученица плачет.
Оригиналы, блин. Какой неожиданный, захватывающий сюжет!
Немного знобит. Кутаясь в собственный свитер, я незаметно для себя засыпаю.
Просыпаюсь от звонка в дверь. Кого там еще принесло?
Серега должен приехать только завтра – будем обсуждать подробности проекта. Арланов замутил действительно хороший, качественный сериал. Позвал меня в со-продюсеры. Ему нужен, как он сказал, свой человек.
За порогом стоит девушка. Темные волосы, перетянутые резинкой на затылке. Большие удивленные глаза.
- Здравствуйте, - она смущена и удивлена одновременно.
- Привет.
- Я ваша соседка. Зашла познакомиться.
У нас так принято? Или я что-то путаю?!
- Я Виталик, - киваю я.
- Я знаю. Я раньше очень любила вашу пару в сериале. КВМ. Я жила этим.
- Как там вас, - я напрягаю память, - овечки?
- Да, - она смущенно кивает. – И когда я узнала, что вы живете по соседству... Я решилась зайти...
Понимаю, что стоять и дальше в коридоре невежливо. Но и впускать ее к себе не хочу.
- Я просто хотела поздороваться и сказать, что вы и Лена – чудесная пара.
Видимо, что-то поменялось на моем лице. Со сна я плохо контролирую мимику.
- Я имею в виду сериальную пару. Не вас с Третьяковой. Хотя, конечно, вы с Третьяковой очень хорошо смотрелись.
И почему так? Девушка может быть бесконечно очаровательной, сексуальной, но, стоит ей только открыть рот... Сразу вся ее прелесть куда-то испаряется. И грудь уже не так вздымается, и глаза не такие бездонные.
Скомкано благодарю и практически выталкиваю ее за дверь. Какой же я хам. И как, черт побери, приятно, что здесь меня еще помнят и узнают.
Лена Третьякова. Помнит ли она? Первый год мы еще созванивались.
Звоня ей, я словно чувствовал связь с родиной. Она говорила, что скучает. Три раза порывалась приехать ко мне, но три раза я просил ее не пороть горячку. Потом группа распалась. В тот день, когда Лена узнала, что Мильниченко их распускает, мы проговорили шестнадцать часов.
Музыка для нее все.
Я слышал едва различимый голос, бесцветный и равнодушный.
Она искала поддержки. Я делал все, что мог. Хотел все бросить и прилететь к ней. Только ей это было не надо.
Где она сейчас, я не знаю.
И не знаю, хочу ли знать.
Глупо все вышло.
Часто думаю, сложилось бы что-нибудь с Третьяковой? Любила ли она меня, или просто нуждалась?
Верчу в руках подвеску в виде гитары. Подарок напоминает мне совсем не о Лене, а о том, что могло быть.
Я, взрослый мужик, разменявший пятый десяток, словно подросток, кручу глупое напоминание о чем-то несбывшемся. Как дурак, анализирую, делаю выводы, бьюсь мордой в закрытые двери и иду дальше.
Сейчас в моде тупые шутки, стеб. Почему бы не поржать над собой!
Но откуда такое желание позвонить Ленке? Я даже не уверен, что у нее прежний номер. И почему за последний год ни разу не возникало такое желание?
Понял! Я давно не занимался сексом!
Хотя... не будет она сейчас со мной спать. Столько времени прошло, я пропал, не звонил...
Как подросток, честное слово! В холодильнике пусто. А есть хочется.
Лень выходить на улицу и топать в магазин. А если позвонить кому-нибудь? Пригласить в гости и попросить захватить что-нибудь из еды?
Только кому? Может, Третьяковой?
Пожалуй, в этом нет ничего предосудительного. Позвать старую подругу в гости...
- Алло, Лен, - я уже набрал номер?
- Виталик? Ты где?
- В Москве. Приезжай ко мне?
Долгое молчание на том конце.
- Зачем?
Действительно, зачем? Глупо.
- Поболтаем. Я тебе подарок привез. Да и вообще соскучился...
Она молчит. Правильно, я сам позвонил – мне и говорить. Она не помогает.
Вообще зря я это.
- Слушай, если ты занята, - начинаю я.
- Скоро буду, - перебивает Лена, и уже вместо ее родного низкого голоса слышу короткие гудки.

Вошла. Другая. Короткая нелепая стрижка. Дурацкий прикид взбесившегося подростка, но никак не молодой женщины. Округлилась.
- Ленка, - выхватываю из ее рук пакеты с едой и тут же бросаю их на пол.
Как же я соскучился! Прижимаю ее к себе, но вместо дружеских объятий начинаю целовать и тут же, около двери, раздевать.
- Виталь, - Ленка высвобождается, - зачем?
Откуда? Откуда столько горечи?
Черт! Я животное!
- Прости, - отстраняюсь, хватаю пакеты с пола и скрываюсь на кухне.
Входит за мной.
- Абдулов, ты изменился, - заглядывает в глаза. Проводит рукой по щетине.
- Ты тоже. - Разгружаю сумки и нагружаю холодильник.
- Голодный? – она улыбается сама себе. Или мне?
Откуда в ней появилась эта женская мудрость? Спокойный взгляд? Плавные движения?
- Я сам приготовлю. Ты будешь есть?
- Да, пожалуй, - усаживается на табурет.
Молчим. Не от того, что нечего сказать, а потому что сказать надо слишком многое.
- У тебя все сгорит, - она мягко отстраняет меня от плиты. – Виталь, я, конечно, не идеальная хозяйка, но позволь мне самой?
- Если тебе не трудно, - я немного растерян.
- Давно не виделись, - начинает разговор она.
- Да. Последний раз тогда... в Киеве. Я скучал.
- По мне? – она прищурилась.
- По тебе. А ты не сдохла. Обещала же, - усмехаюсь. Тут же ругаю себя. Зачем этот сарказм?
- Не вышло, - не поворачивая головы, отвечает Лена, - это было не предусмотрено контрактом. Родителям пришлось бы выплачивать большую неустойку.
Шутит? Она же шутит? Это ирония?
- А как вообще дела?
- По-разному, - уклончиво уходит от ответа девушка.
- Поклонники, всё такое? Или уже успокоились?
- Виталь, ты сейчас о ком? Или ты в телефонном справочнике ошибся и пригласил в гости какую-то звезду? Забудь, я обычная девушка. Ничем не отличающаяся в настоящем. Поклонники, - Лена горько усмехнулась, - они уже через месяц забыли мой телефон. Понимаешь, я им неинтересна! Им нужна Лена-звезда. Лена, которая всегда улыбается. Лена, у которой нет проблем, кроме как куда пойти потусить. Я не та Лена. И я им не нужна.
- Надо же... А так клялись в дружбе, - я делаю вид, что удивлен. Хотя все логично.
- Виталь, многие сначала болтают, а потом думают...
Камень в мой огород? Наверное. Заслужил. Принят.
- Как там Америка? – меняет тему.
- СтоИт, - отвечаю односложно. Гордиться нечем.
- Она того стОила?
Молчу. Не знаю.
- Ты на меня обижена? – решаю спросить в лоб.
Оборачивается. Долго раскладывает еду по тарелкам. Садится напротив и подпирает щеку кулаком.
- За что? За то, что не принял меня? Нет. Я понимаю, что ты не хотел брать ответственность за мои мечты. За то, что не звонил? Нет, я понимаю, что на расстоянии связь ослабевает. За то, что не любил... За это не обижаются.
Сказала все это, глядя мне в глаза. Не лукавя, не отводя взгляд.
- Лен, - у меня во рту пересохло, - я... почему ты решила, что не любил?
- Любил что ли? – криво усмехается.
- Я... я не знаю.
Я запутался. Наверное, любил. По-своему, как-то дико и болезненно. Боясь. Оставляю стену между ней и собой.
- А зачем ты мне позвонил?
Лена, прекрати эту пытку!
- Чтобы поболтать, - растеряно улыбаюсь я, давая понять, что не настроен на серьезный разговор.
- Тебе больше не с кем поговорить?
- Лен, откуда столько цинизма? Где та девочка, смотрящая на мир открытыми глазами?
- Виталь, а ты себе этот вопрос задай! Ты уехал, оставил меня. Предал, по сути. Но я тебя не виню. Мне нужно было вырасти.
- Нет! Я не хотел! Лен, это... неправильно!
- Я тебя не обвиняю. Не ты, так кто-то другой!
Нащупываю ее руку. Сжимаю холодные пальчики. Вожу по гладким ногтям, обрисовываю контур ее ладони.
Мне с ней хорошо. Я знаю, как вылечить ее. Как заставить ее оттаять.
- Лен! Не дай мне уйти! Никогда! И сама не уходи!
- Виталь...
- Погоди! Ведь тебе хреново без меня? И я сейчас понял, почувствовал все.
Что-то внутри меня закопошилось, а потом, словно с какой-то болью, расправило крылья.
Не отпущу. Никогда. Усаживаю ее себе на колени.
- Ты тяжелая.
- Дурак, - уткнулась носом мне в плечо.
Я поверил. Чему? Не знаю. Прямому взгляду. Спокойному голосу. Неважно.
То, что било крыльями внутри меня, знает ответ на этот вопрос. А я знаю, что умру без нее. И не смогу больше спать один. Не хочу есть один. Не хочу!
Лена ела руками картошку из моей тарелки. Я рассмеялся.
На следующий день мы перевезли ее вещи ко мне. А через неделю впервые подрались. Подушками. Так, что пух разлетелся по всей комнате. Как дети, честное слово!



Спасибо: 17 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 260
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.11 13:31. Заголовок: Размещено с разрешен..


Размещено с разрешения автора.

Название: Воровка
Автор: Манюня
При участии: Myrrtigra
Под редакцией: forget-me-not
Жанр: RPF, Angst, ООС, Continuation
Рейтинг: R
Статус: окончен



- Как стричь будем? – спросила грузная женщина-парикмахер. Именно парикмахер, на стилистов у Оли, конечно, не хватило бы денег.
- Как у нее, - фотография перекочевала в руки мастера, - и красим!
- Тоже как у нее?
- Да, - уверенно кивнула девушка.
- Хозяин – барин, - вздохнула парикмахер и в воздухе щелкнула ножницами.
Спустя час из небольшой парикмахерской вышла молодая высокая девушка, которую издали можно было принять за басистку известной группы «Ранетки».

Дома, стоя у зеркала, Оля пыталась примерить зеленые линзы. Она специально ездила на другой конец города, но подобранный оттенок точь-в-точь совпадал с цветом глаз Лены. И теперь на нее из зеркала смотрела Лена Третьякова. Ее глаза. Ее прическа. Ее одежда. Все как у нее. И даже мимика. Оля уже давно наблюдала за Леной и выучила все ее фразочки. Все жесты. Подражала походке...

Как она обратила внимание на Лену? Это было, когда она, изнывая от скуки, переключала каналы телевизора. Поймала картинку. Взгляд – теплый и немного наглый. Улыбка – искренняя и чистая. Идеал. Кумир. Потом были часы, проведённые в интернете, попытка узнать о ней еще и еще. И безумное раздражение. Ее бесили все, кто в своих дневниках, блогах и просто на сайтах писал про Лену, что она «солнышко», «умница» и «красавица».. Оле хотелось запретить им всем любить ее. Потому что Третьякова – только ее, Олина. Потом она услышала про роман Лены с Абдуловым. И тогда в первый раз в жизни она кричала, пыталась разорвать все плакаты, рыдала и била посуду. Позже такие истерики повторялись...

Теперь Олю стали останавливать на улице. Просили подписать открытку, блокнот или что-то еще. Спрашивали:
- А ты правда Лена-Ранетка?
На что девушка неизменно отвечала:
- Да.

В тот вечер она все рассчитала. За полгода, что она болела Леной, у нее появилось много знакомых в нужных кругах. Она знала, что над ней посмеиваются, что ее боятся, но Олю это абсолютно не волновало. Потому что перед ней была цель. Что она будет делать, когда достигнет ее, девушка не думала.
В клубе было шумно. Кивок охранника и Оля уже в ВИП-зоне. Да, для Третьяковой все дороги открыты. В том числе и туда, куда Олю ни за что не пустили бы. В зоне «для своих» девушка выбрала удобную позицию и приготовилась ждать. Ее объектом был высокий и довольно привлекательный мужчина. Он сегодня много пил, но на то была причина. Оля ее знала – сегодня день рождения его дочери. Этот день он всегда проводил один. В клубе. Напиваясь вхлам. Это знали почти все.
Выждав положенное время, Ольга подошла к столику.
- Третьякова? – поднял на нее он мутные глаза.
Девушка кивнула, чтобы голосом не выдать то, что она не Лена. Ведь несмотря на две выпитые бутылки коньяка, он мог быть недостаточно пьян.
Девушка присела на свободный стул.
- Как ты здесь ока-а-азалась? – спросил мужчина. - И какого черта ты меня преследуешь? Нигде от тебя покоя нет!
Вместо ответа Оля накрыла губы Виталика, а это был именно он, своими губами. Неожиданно мужчина ответил на поцелуй, крепко сжал Ольгу за талию и притянул к себе. Удобно устроившись у него на коленях, Оля запустила руки в шевелюру Абдулова, дразня его поцелуями.
- Господи, Ленка, - прошептал он.
И в очередной раз девушка предпочла словам действия, просунув руку между футболкой и телом мужчины.
- Что ты делаешь? – казалось, что Абдулов протрезвел. Этого Оля допустить не могла. Она взяла со стола недопитую бутылку коньяка и глотнула благородный напиток прямо из горла. Протянула алкоголь Виталику. Тот благодарно принял бутылку и в три глотка осушил ее.
Зазвучала романтичная мелодия, и Оля задвигалась в такт ей на коленях мужчины.
- Лен, те-е-е-ебя не подме-е-енили?
- Поехали к тебе? – как можно более низким шепотом в самое ухо предложила Оля.
Дважды просить не пришлось. Абдулов быстро расплатился по счету и вышел на улицу – ловить такси.

В машине у Оли пылали щеки. Она не верила в реальность происходящего. Сейчас ей станет принадлежать еще одна «собственность» Третьяковой. У нее в коробочке бережно хранилось много вещей Лены – ее ручка, ее листок бумаги, на котором нарисована смешная рожица, ее упаковка жвачки, ее зажигалка. Все эти предметы Оля бережно хранила, как самое дорогое сокровище. Могла подолгу пересматривать, держать в руках, словно частичку Лены.
И сейчас Виталик, человек, которого Лена как минимум знала, сидел на переднем сидении такси. Каково это – стать ею? Стать той, о ком столько думала? Той, которая давала силы жить? Оля даже не помнила, когда на смену любви и уважению пришло желание стать Леной. Жить ее яркой жизнью.
- Приехали, - известил водитель перед обычной блочной девятиэтажкой.
Виталик на нетвердых ногах вышел из машины и галантно открыл дверь перед Олей. В первый раз перед Олей кто-то открывал дверь. А перед Третьяковой, видимо, постоянно.

На какое-то время Оля поверила, что она и есть Лена. Что сейчас она не живет ее жизнью, а является ею. А ведь когда-то она была обычной девочкой, даже счастливой именно в своей роли. Олечка, Олюшка. Так называл ее отец. У него были большие сильные руки. Он подбрасывал ее в небо, а она смеялась. Громко и звонко. И ей было совсем не страшно – она знала, что папа ее обязательно поймает. Потом папа умер. А едва Оле исполнилось пятнадцать, мама ушла жить к незнакомому дяде Мише. Денег ей оставляли, но вот чтобы прийти в гости, попить вместе чай – нет, такого не было. В одном из многочисленных интервью с Третьяковой Оля прочитала, что у Лены очень теплые отношения с родителями. Неведомо. Непонятно. Родители – они кто? Всего лишь две биологические особи, во время акта совокупления обменявшиеся клетками и зародившие новую жизнь. Почему у нее, у Оли, должны быть с ними хоть сколько-то близкие отношения? Почему она должна быть обязана матери за что-то? Та не раз кричала ей:
- Я дала тебе жизнь, вырастила, а ты! Неблагодарная!
Оля же не испытывала к этой тетке с вечно усталым выражением лица никаких чувств.

Между тем Оля и Виталик поднялись на седьмой этаж. Абдулов несколько раз попытался отпереть дверь, но встретив явное сопротивление со стороны металлической конструкции, мужчина отбросил ключи. Они звякнули и упали на пол.
- Я открою, - низким голосом сообщила Оля и нагнулась за связкой. Виталик пьяно улыбнулся и хлопнул девушку по попе:
- Третьякова, ты такая... Такая красивая... И такая необычная...
Оля улыбнулась и открыла дверь.
- У меня в ква-а-артире ты ориент... черт! Как его... ориен... знаешь все!
Девушка кивнула, отметив про себя, что Лена тут бывала. Олю накрыла волна злости – у них все же что-то было? Лена, ее солнышко, ее родной человечек, была в этой квартире? Возможно даже целовалась с этим противным пьяным мужчиной?
Словно в подтверждение Олиных мыслей, Абдулов что-то прорычал, сбрасывая с себя одежду:
- Иди же ко мне! Ты же за этим приехала?
Виталик притянул Олю к себе и, нащупав под одеждой грудь девушки, больно ее сдавил.
- Эй! – Оля отстранилась.
- Ленка, ну хватит играть в недотрогу! Ты же этого хочешь, - Абдулов запустил ладонь в недавно остриженные волосы девушки.
Оля закрыла глаза и подалась навстречу ласкам Виталика. Мужчина стянул с нее одежду, слегка прикусил мочку уха. Опасения Оли, что Абдулов поймет, что она не Лена, не подтвердились – мужчина все движения проделывал с закрытыми глазами.
Грубо прижал к стене, приподнял над полом, словно пушинку. Он не целовал Олю в губы, покрывая касаниями шею и плечи. Девушка зажмурилась от резкой боли – это было с ней в первый раз.
- Ленка! Леночка! Как я тебя люблю, - прохрипел Абдулов Оле в самое ухо.
В голове девушки что-то щелкнуло: «сейчас!».
- Отвали, урод! – она толкнула мужчину в грудь, - неудачник, ты что же, решил, что ты мне нужен? Да ты ничтожество!
- Сука, - глаза Виталика практически почернели от ярости, он сдерживал себя, чтобы не ударить свою партнершу, - собирай свои вещички и вали отсюда! Быстро!
- Я уйду, - в тон, как говорит эти слова Лена в одноименной песне, проговорила Оля, - только я очень хочу, чтобы на съемках ты себя вел... как раньше. Во всяком случае, давай не переносить личное на работу!
- Нет, ты точно сука, - Виталик довольно больно сжал руку девушки, - ты еще о работе тут рассуждаешь? Уйди от греха подальше!
Оля быстро натянула разбросанные вещи и выскользнула за дверь.



Ольга шла по ночным улицам, пытаясь дрожащими от холода руками прикурить сигарету. Parliament Extra Lights – такие курит Леночка. Оля никогда не курила, но узнав, что Третьякова склонна к этой привычке, тут же купила бело-синюю пачку, которая стала ее верным спутником. Теперь Виталик не обидит ее солнышко, он не подойдет к Третьяковой на пушечный выстрел. Нет, он ей совсем не пара. Оля внимательно читала его записи и мысли. Он циничный мужик, самец. Он не будет заботиться о Лене, не станет исполнять ее капризы, носить Лену на руках. Девушка прикурила новую сигарету и поморщилась. Она ненавидела осень. Холодный, пронизывающий ветер, ледяные капли дождя. Оля остановилась у витрины и принялась рассматривать свое отражение:
- Ничего не изменилось... А ведь произошло что-то важное... Я впервые переспала с мужчиной. И, возможно, с тем же самым, что и Лена...
Вдруг Оля подняла глаза и увидела прямо перед собой красочный плакат Ранеток. Лена улыбалась, обнажив ровный ряд белоснежных зубов.
Оля посчитала это хорошим знаком и ускорила шаг.

В школе Оля Кощеева была тихоней. Еще в пятом классе она вымахала на голову выше всех мальчишек в классе. Ее постоянное место обитания – последняя парта среднего ряда. Учителя по большей части смотрели на нее с сочувствием – нескладная, некрасивая, да еще и подростковые прыщи по всему лицу. И даже в одиннадцатом классе, когда прыщи прошли, а мальчишки вытянулись, Олю Кощееву никто не замечал. Пустое место. Никто. Тогда она уже знала, что маме она не нужна – та даже словно стеснялась своей чересчур взрослой дочери. Отец бросил ее – умер именно тогда, когда она только начинала взрослеть. И в конце одиннадцатого класса всю пустоту в ее сердце заняла Лена. Нет, Оля любила ее не как женщина любит женщину – это совсем другая любовь. Так Ольга любила бы лучшую подругу, так она любила бы сестру. Девушка чувствовала свою какую-то незримую связь с Третьяковой. Первый концерт. Потрясающая энергетика, сорванный голос, промокшая насквозь майка, и деньги, выданные матерью на месяц, истрачены за один вечер. Но то, что получила взамен Оля, не идет ни в какое сравнение...

Вернувшись домой, Кощеева Оля долго думала – принять душ или оставить на своем теле запах Абдулова. Она усмехнулась. Толпа фанаток Виталика многое бы отдали, чтобы оказаться на ее месте. А ей даже как будто слегка противно. Да, Виталик был пьян, да, он принял ее за Третьякову, но от этого становилось только хуже. Как этот мерзкий мужчина может намекать на всю страну о своих чувствах к ее сокровищу, ее персональному солнцу, если он даже не смог отличить Лену от Оли? И как он может себе позволять так нагло хватать Лену, прижимать? Оля в очередной раз убедилась в правильности своего решения и со спокойной душой погрузилась в царство Морфея.

В эту ночь ей снилось, что они с Леной сидят у большого прозрачного озера и болтают. Лена спрашивала у нее:
- А какой твой любимый цвет?
- Серебряный и черный, - отвечала Оля.
- И у меня...
- Я знаю...
- А какое любимое блюдо? – Лене было на самом деле интересно.
- Пюре с отбивной, как и у тебя!
- А я еще в последнее время на рыбу подсела...
- Я знаю, - кивнула Оля, - я тоже...
- А варенье у тебя какое любимое? – вдруг спросила Лена.
Оля во сне растерялась. Она принялась судорожно вспоминать все, что читала, слышала когда-то. Про варенье ничего на ум не приходило. А Лена ждала ответа, смотрела пристально, с надеждой. Но не дождавшись от Оли ни слова, Третьякова покачала головой и ушла. Девушка кричала ей в спину:
- Вишневое? Клубничное? Малиновое?
На что Лена лишь качала головой, пока совсем не исчезла из вида.

Реальная Лена Третьякова в очередной раз опаздывала на съемки. Несмотря на то, что ее ожидал ее отнюдь не жаркий прием на студии, девушка довольно мурлыкала. Отличное настроение, обусловленное тем, что Лена, наконец, выспалась, не испортилось от мелкого, моросящего дождя. Наоборот, неспокойная погода создавала какую-то романтичность. Припарковавшись у павильонов, Лена отметила, что Виталик уже приехал. Еще один балл в плюс к настроению. Не то чтобы Третьякова испытывала к Абдулову какие-то романтичные чувства: много между ними всего было. Сначала безумный роман, в котором они растворились без остатка. Потом болезненное для обоих расставание и почти полгода разговор сквозь зубы. И только теперь их отношения стали как-то выравниваться, они стали общаться, даже весело перешучиваться, а не смотреть друг на друга волком.

В павильонах Лена остановила Рудневу:
- Что снимают сейчас?
- Лерку, - Аня на ходу допивала кофе, - блин, совсем не выспалась. Гримеры заняты, все заняты! Ленк, иди в комнату отдыха, там все наши!
Третьякова кивнула. Отличное настроение продолжало сиять разными красками. Сейчас Лена получит второй завтрак в теплой компании.
Но компания оказалась не такой уж и теплой. Абдулов наградил ее тяжелым взглядом и даже выругался себе под нос.
Девушка недоуменно почесала переносицу:
- Какая муха тебя укусила?
- Никакая, - Виталик, только что не толкнув Лену, вышел из комнаты отдыха.
- С ума сошел, - Третьякова потянулась за кофе, но не удержала в руке стаканчик и разлила горячий напиток на светлую куртку.
- Черт! Уродство, - девушка выругалась, - что за фигня? Ладно, я сейчас!
И, схватив пачку сигарет и зажигалку, Лена вышла на крыльцо.

Виталик с трудом унял клокочущую злость. Вот Третьякова, вот нахалка! После вчерашнего еще осмелилась прийти и улыбаться в свои тридцать два зуба! Стерва! Он, конечно, нетвердо помнил, что именно вчера произошло. Но в целом, то, что всплывало из памяти, вызывало в нем ярость. Ни один человек во всем мире не позволял себе вытирать о него ноги. Никто и никогда.
Незаметно для себя Виталик сжал в руках пластиковый стаканчик с черным кофе.
- Черт! – заорал Абдулов на ни в чем неповинную статистку, - чего вылупилась? Иди куда шла!
- Ты чего шумишь? – выглянул из какой-то съемочной комнаты Саша Стефанцов.
- Ничего!
- Виталь, что-то случилось? Я давно тебя таким не видел...
- Отстань, - мужчина поморщился, - не до психоанализа сейчас... Скоро съемки, мне надо успокоиться...

Оля, нацепив капюшон и очки, прокралась к парковке съемочных павильонов. Вот она, ее Милка. Девушка ласково погладила машину по еще не остывшему капоту. На какое-то время она представила, что открывает Милку своим брелоком, садится за руль, смотрит в зеркало. Оля пригляделась. На заднем сидении машины лежал журнал, мягкая игрушка и ежедневник. Но долго оставаться у машины было небезопасно: Кощеева достала из-за пазухи маленькую розочку, вложила ее под дворник и, бросив на машину последний прощальный взгляд, скрылась в подворотне.

Абдулов наблюдал за действиями странной девушки в капюшоне из окна. Что-то в ней показалось ему смутно знакомым. И вообще сама фигура в капюшоне показалась ему подозрительной. Так, наблюдая за очередной фанаткой Третьяковой, мужчина немного успокоился.



Лена отшвырнула недокуренную сигарету. Паршиво. День из мечтательно-серого превратился в мрачно-грязный. Одна нелепость – и все настроение насмарку.
Лена обратила внимание на тень, проскочившую на парковку перед павильонами.
Девушка заметно напряглась и решила пойти и проверить, что с ее машиной.
Милка стояла, сияя розой, вложенной под дворник.
- Черт, - Лена выругалась. Только этого не хватало.
Это началось пару месяцев назад. Каждое утро, выходя из дома, Лена находила свою машину в праздничном убранстве. Неизменно это была темно-красная чайная роза. Обычно слегка пожухлая, то ли от утреннего морозца, то ли еще от чего. И каждое утро Третьякова осторожно вынимала цветок и складировала в машину, пока как-то не подвозила на работу маму.
- Ты что такое делаешь? – возмутилась тогда она.
- Ну, принимаю цветы... Я розу обычно в пластиковый стаканчик в павильоне ставлю... А что?
- Лена, - мама тяжело вздохнула, - ты знаешь, от кого эти цветы? Зачем ты их хранишь? А вдруг... Ну, всякое бывает... Порча всякая, сглаз, приговор...
- Мам, ну что за средневековье! Скажи еще обет безбрачия, - посмеялась тогда Лена, но цветы больше боялась хранить. Несмотря на это и выбрасывать розы в урну не могла – вдруг неведомый даритель просто боялся подойти, а наблюдал из-за угла?! Так и ехала до павильонов с цветком под дворником и только тут выбрасывала его. Как-то, попав под дождь и включив дворники, Лена поцарапала окно и решила впредь ставить машину на охраняемую парковку. Так, во всяком случае, она оградила себя от таинственных цветов.
Оказалось, что нет. Об этом красноречиво свидетельствовала темно-красная роза, почему-то вызывающая у Третьяковой почти животное чувство страха.
- Лен, ну я тебя ищу-ищу, - закричала Женя, - ты куда свалила? И так уже ничерта не успеваем!
- Рыж, иди сюда, - голос девушки непривычно звенел.
- Что такое? Опять Милку поцарапала?
- Смотри, - Лена отступила на шаг, демонстрируя подруге цветок.
- Ну, розочка, - Женя взяла ее в руки и покрутила перед глазами, - а что в ней такого?
- Ничего... Просто нервы... Не обращай внимания...
- Третьякова, надо зеленый чай пить по утрам, а не кофе! И курить бросай, - назидательно проворчала Огурцова, увлекая подругу за собой в павильоны.

Виталик нежно провел ладонью по щеке Лены. Заглянул в глаза.
- Ты уверена, что не хочешь, чтобы я остался? Ты справишься?
- Да, Вить, - хриплым голосом проговорила свою реплику партнерша Абдулова, - спасибо... Если бы не ты...
- Так! Стоп! – остановил съемку режиссер, - Виталь, Степнов ей жизнь спас, а ты теперь смотришь так, как будто заново убить хочешь!
- Не возражал бы, - проворчал себе под нос мужчина.
- Слушай, отцепись от меня! Что я тебе сделала? – вспылила Лена сквозь внезапно накрывшую горечь и обиду.
- Ничего, звезда наша! – Абдулов едко усмехнулся, - простите, что я, никчемный неудачник, нарушил ваш покой!
- Виталь, прекрати! – глаза девушки злобно сузились.
- Еще раз простите, - мужчина отвесил шутовской поклон и вернулся к исходной позе, - снимаем? Сейчас в моем взгляде будет один мед... Обещаю!
- Да уж, - проворчал ассистент режиссера.

Оля сидела на скамейке во дворе и сжимала кулаки. Коротко остриженные ноготки впивались в ладошку девушки, оставляя глубокие следы. Вдруг, словно что-то вспомнив, Оля достала потрепанную тетрадку и принялась быстро писать:
«Как она могла? Почему? Я ей цветы от всей души! Это все Огурцова! Ненавижу эту жуткую рыжую дуру! Вечно около моей Ленки крутится! А Лена на нее свысока смотрит. Тяжело моему солнышку, ни одного настоящего друга рядом! И эта зараза Женя выбросила мой цветок! Я же хотела его взять... Положила бы в машину. Я бы на него любовалась, ведь он такой же нежный, как... Лена. У Лены сегодня плохое настроение... Этот урод Абдулов испортил. Ничего, его уже нет около меня. Он не подойдет ко мне, к моей отраде... Надо сделать Леночке что-то приятное! Сегодня ее солнышко выглянуло для меня, и этот серый день стал ярким. Я готова миллион раз благодарить небеса за то, что на земле есть моя Ленка!»
Внезапный телефонный звонок заставил девушку вздрогнуть. Она и без определителя знала, кто звонит – мама. Больше ей никто и никогда не звонил.
- Да, мам?
- Олечка, а ты где, доча?
- Занимаюсь своими делами, - резко ответила девушка, украдкой взглянув на просматриваемую парковку.
- Оль, сегодня похолодало... Ты достала теплую куртку с антресолей?
- Достала, – буркнула девушка. Ее раздражала эта показная забота. Ведь ясно же всем, что мать совсем не интересует ее, Олино, здоровье и самочувствие.
- Олечка, мы... Ты не могла бы завтра пообщаться с братом?
Брат. Оля всегда забывала, что у матери в новой семье есть новый ребенок. Пучеглазый мальчик трех, кажется, лет.
- У меня на завтра другие планы, - металлическим голосом отказала девушка.
- Оль, я тебя не так часто о чем-то прошу, - в голосе женщины отчетливо слышались слезы. С чего бы это?
- Ладно.
- Спасибо, дочка! Тебе его Миша утром привезет!
Оля недовольно чертыхнулась. Возвращение из мира Лены Третьяковой было резким и болезненным...

Лена сжимала в руках зажигалку. Отвратительный день. Просто чудовищный. Сначала одно, потом другое, и вот сейчас, когда павильоны опустели и все разъехались по домам, Лена сидела в импровизированной квартире Кулеминой и смотрела в одну точку. Бывает такое настроение, когда никого не хочешь видеть, а поговорить самому с собой не о чем. В голове ни одной мысли, только что-то стучит в виске, не желая выбраться наружу и сформироваться. Пустота. Практически такая же, как и в павильонах. Девушка даже не хотела думать об изменениях в Виталике – как давить на больную мозоль. Ну сколько уже можно его анализировать? От этого ни легче, ни понятнее не станет. Третьякова слегка откинулась на диван, поджав под себя ноги. Прикрыла глаза и стала строить свой мир. Мир, в котором Виталик понятный и родной. Мир, в котором нет странных цветов от таинственных поклонников. Но мечты мечтами, а домой ехать было надо...

Виталик переставлял книги с места на место. Он никак не мог сообразить, почему Лена себя так жестоко с ним повела. Да. Возможно, он этого и заслужил. Но Абдулов точно помнил, что сказал Третьяковой про свои чувства. А она посмеялась. Какие же все бабы стервы! Даже лучшие из них. Или лучшие – самые большие стервы?


Спасибо: 4 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 261
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.11 13:33. Заголовок: Лена, звеня ключами ..


Лена, звеня ключами от машины, вышла на плохо освещенную парковку. Ледяной вихрь пронесся по спине. Отчего-то ночью любая тень кажется зловещей. Особенно в такую странную ночь.
На небе светила полная луна, даже звезды немного виднелись. На стоянке перед телецентром стояла одна-единственная машина – ее.
- Привет, Милочка, - Лена дотронулась до зеркала, - ну прости, ну задержалась я.
Сзади послышались чьи-то шаги, и Третьякова напряглась. Охранник спал на посту, так что, несмотря на то, что парковка оборудована камерами, человеческий фактор еще никто не отменял. Девушка попыталась побыстрее открыть замок, но, как назло, ключ выскользнул из рук и упал. Лена боялась обернуться – шаги становились все ближе. Боялась наклониться за ключом. Шаги становились быстрее... Страх сковал ее движения и клокотал где-то внутри. Она уже чувствовала кого-то за спиной...
- Лена, Ранетка? – в спину ударил глухой голос.
Третьякова с трудом нацепила на лицо приветливую улыбку и медленно обернулась:
- Да, это я... А как вы попали на стоянку?
Перед ней, переминаясь с ноги на ногу, стоял долговязый парень. С первого взгляда было понятно, что он абсолютно безобиден – юноша широко улыбался, часто моргал и смотрел с восторгом и удивлением.
- А мой дядя – охранник... Вот я ему тут стольник принес, занимал недавно... Иду к нему, а тут вы...
- Понятно, - Лена неопределенно кивнула. Ей вдруг стало неловко за свой беспочвенный страх.
- А вы мне автограф не дадите? - юноша потупил взгляд. - А то моя девушка так сильно вас любит...
- Конечно дам, - Третьякова вымученно кивнула. Как же она устала!
Парень, зажав листок с росписью, поспешил к своему дяде, а Лена, наконец, смогла уехать домой.

Оля едва сдерживала слезы и изо всех сил сжимала кулаки. Как же обидно и больно. Она весь день просидела на холодной скамейке, самозабвенно ругалась со старушками, и все ради чего? Ради того, чтобы, когда она была от Лены всего в пяти шагах, ее обогнал какой-то парень! И ему, а не ей досталась улыбка, ему она что-то сказала, а не ей... На смену обиде подступила ярость – какое право имеет кто-то разговаривать с ее Леной?
Но оставаться в холодном дворе больше не было смысла - после того, как исчезло ее солнце, вмиг стало промозгло и темно. На часах стрелка давно перевалила за полночь, чтобы успеть на метро, нужно было поторопиться. Еще один день. День, когда она видела Лену... День, когда она почти решилась подойти к своему солнцу.

Оля проснулась от настойчивого звонка в дверь. С трудом разлепив веки, она еще несколько минут лежала, не желая вставать. Но неведомый гость не собирался уходить.
- Кого еще принесло, - Ольга, шаркая ногами, прошла к входной двери.
За порогом стояли отчим со сводным братишкой.
- Спишь еще, - мужчина всегда разговаривал с ней нарочито ласково, словно извиняясь за то, что лишил Олю семьи.
- Проснулась, - девушка нехотя впустила родственников в квартиру.
Малыш Егор занялся уличной обувью – составлял ее в ровную линию, а Михаил взглянул на девушку:
- Ты постриглась? И покрасилась? А тебе идет... На певицу какую-то похожа стала... Или на актрису...
Оля изумленно уставилась на мужчину – он не знает Лену? Тут же она перевела озабоченный взгляд в зеркало – она перестала быть похожей на Третьякову?
- Ты чего такая растерянная? – по-своему понял замешательство Михаил. - Тебе деньги, наверное, нужны? А то мать тебе дает, но знаю я вас, девчонок. Все потратите с подружками...
Девушка промолчала, ковыряя дырку в обоях. Подруги? У Оли не было подруг. Да и зачем они нужны – будут отвлекать от Лены... У нее и так очень мало времени, нужно проверить всю новую появившуюся информацию о Третьяковой, съездить на съемки, посмотреть на нее... Дел много, а тут еще братик.
Отчим смущенно оставил на тумбочке несколько крупных купюр и, обняв сына, уехал на работу.
Оля кинулась к компьютеру...

Виталик никак не мог выбросить из головы это происшествие с Леной. Странно, обидно, противно... И так не похоже на Третьякову. Виталик поморщился – похоже, не похоже, какая разница? Наглая девчонка, она еще дорого заплатит за его унижение. Уж он-то знает все ее больные места. Низко? Возможно. Даже подло, но он, в конце концов, и не святой, чтобы после удара подставлять другую щеку. Он мужчина с чувством собственного достоинства, он себя не на помойке нашел, и слишком дорого ему дался этот путь наверх... Слишком много он заплатил за то, что начал себя уважать, не без отвращения смотреть в зеркало... Не бояться сказать какую-то глупость или сделать что-то не так...

Оля усадила братика рисовать, а сама удобно устроилась у компьютера. Пока загружалась страничка, девушка откинулась в кресле и прикрыла глаза.
Воспоминания нахлынули одно за другим.
Вот мама, краснея, сообщила, что ждет ребенка. Рождение брата. Тогда она обрадовалась и купила ему большого плюшевого медведя... Потом этого же медведя привезли Оле – занимал слишком много место в новой квартире матери... А Оля обиделась...
Вот она впервые набралась смелости и поехала в Новокосино, в школу, где полным ходом шли съемки. Ей повезло – Лену она увидела сразу. Третьякова курила на лестнице, подставив солнцу свое лицо... Ее Ленка... Красиво щурилась. Тогда Лена улыбнулась только ей, выбросила недокуренную сигарету и ушла... Оля вообще заметила, что она никогда не докуривает сигареты до конца...
Девушка улыбнулась, вспомнив, как утерла нос какой-то фанатке Третьяковой. На одном из многочисленных Интернет-ресурсов та заявляла, что знает про Лену все... Вот Оля и поспрашивала девушку...

Монитор мигнул, оповещая о своей готовности, и пальцы сами уверенно застучали по клавиатуре.
- Что? Как? – Оля перевела взгляд на висящий перед ней календарь и перечитала новость.
«... состоится встреча группы «Ранетки» с поклонниками. В программе: конкурсы, призы...»
Девушка не могла глазам поверить. Сегодня? Такой важный день, а она не знала раньше? Перепроверила – источник надежный. Сегодня ее Леночка будет встречаться с поклонниками, а она и не знала? Нонсенс. Как она могла! Какое право она, называющая себя Ленкиной поклонницей, имела не знать? От досады Оля чуть не закричала. Ведь встреча в 15 часов, а еще столько дел. Цветы, выбрать лучшую одежду, купить подарок... Нет, все ужасно! Она ничего не успеет!

Лена лениво перевернулась на другой бок. Сегодня съемок не было, а значит, она могла выспаться... И если бы не бодрое пение брата, наверняка бы и выспалась. Но нет, видимо, Сергей решил окончательно изнасиловать ее слух...
- Хорош орать! – крикнула она.
- Ленок?! Проснулась? – заглянула в комнату светлая голова брата.
- Нет, блин, сплю и разговариваю...
- Чего такая злая? Я завтрак готовлю... Присоединяйся!
- Неравнозначная альтернатива сну, - проворчала девушка, просовывая ноги в тапочки.
На кухне Сергей уже накрыл на стол.
- Чего подлизываешься? – Лена прищурилась. - Ты подозрительно милый...
- Ой, ну неужели я не могу просто так поухаживать за сестричкой?
- Ага, можешь... Раз в год, на восьмое марта... Ну, колись, что надо-то?
- Шоколада, - брат шутливо показал сестре язык, - ну а если серьезно... Разговор есть...
- Я так и думала, - Лена закатила глаза.
- Ну тебя, - Сергей положил в пустую тарелку сестры кожуру от банана, - у родителей годовщина свадьбы... Хотел их куда-нибудь отправить, но без твоей помощи никак...
- Классно! – девушка с восхищением взглянула на брата, - сколько денег надо?
- Сейчас все решим... У тебя есть время?
- Да, до обеда я свободна...

Зал, где должна была состояться встреча с девичьим коллективом, потихоньку заполнялся людьми. Оля держалась чуть в тени. Ей всегда было даже смешно от этого непонятного водоворота людей. Все они лгут! Ленка только ее, и только она, Оля, имеет право называть ее своим солнышком, своей отрадой. По спине девушки пробежал холодок – в толпе показалась Лена. Скользнула взглядом по толпе, задержала свой взгляд на Оле, словно заглянула не в глаза, а куда-то глубже, в самое сердце... На смену холоду пришло тепло...
А потом тысячи вопросов, удивительные гримасы Лены, ее грудной смех, ее ласковый взгляд. Оля специально на встречу надела бейсболку и сняла линзы, она знала, что уже слишком похожа на Третьякову... А время еще не пришло, ее солнце еще к ней не привыкло...

Лена устало скользила взглядом по толпе. Как все это надоело... Нет, разумеется, она любила всех этих людей, пришедших сюда, чтобы пообщаться с ними... Но это постоянное внимание утомляло, не давало сосредоточиться на действительно важных вещах. Лена, машинально отвечая на вопросы, пыталась набраться храбрости и позвонить Абдулову. Надо один раз и навсегда выяснить все, что происходит между ними... И вот конференция закончена, Лена привычно подошла к поклонникам за подарками и цветами...




Щека загорелась, словно Оля прикоснулась к раскаленному железу. Девушка растерянно смотрела на Лену – она и вправду солнце? Ленка, ее Леночка!
- Лен! – вдруг крикнула Кощеева.
- А? Что? – Третьякова, как в замедленной съемке, обернулась и поискала взглядом, кто ее окликнул. Тут же неадекватные фанатки принялись по второму кругу совать ей свои бумажки для автографа.
- Вот коза, - сказала одна недовольная девушка лет пятнадцати, не получившая роспись в свой блокнот.
- Что ты сказала? – Олю тут же накрыл безотчетный гнев.
- А что? – девушка дыхнула на Олю запахом пива.
- Как ты ее назвала? – повторила Кощеева, сжимая кулаки.
- Коза она, - нагло ответила пигалица, смотря прямо в глаза Оле, - а тебе-то что?
Оля ударила не глядя. Прямо в лицо. Она забыла, где она находится, не видела никого и ничего вокруг. Просто выбрасывала вперед сжатую в кулак руку и, натыкаясь на что-то твердое, продолжала свои удары. Пигалица не осталась в долгу, вцепилась в короткие волосы Оле, царапала ее.
- Сука, - завопила наглая школьница.
Оля ударила еще раз.
Только когда чьи-то руки оттащили ее от, в общем-то, ни в чем не повинной девушки, Оля поняла, что по ее лицу течет кровь.
Кровь... Кровь по лицу Лены... Лене больно... Лене плохо... Взвыв, Оля разрыдалась...

Лена уже садилась в машину, когда ее догнала возбужденная Аня.
- Там драка!
- Что? – Третьякова аж хохотнула, - как? Где? Пойти что ли, разнять?
- Уже разняли, - Аня перевела дыхание, - Ленка! Там такое! Там такое было!
- А из-за чего хоть?
- Фиг знает, - Аня пожала плечами, - Серега узнает и расскажет... Кошмар, завтра об этом сто процентов напишут...
- Ну, мы-то тут при чем? – Лена задумчиво перебирала ключи в руке. Решительность сошла почти на нет. Сегодня не лучший день, чтобы разговаривать с Абдуловым.
- Ленк, а подвезешь меня, - вдруг хитро прищурилась Аня.
- А ты что, пешком?
- Ага, машинка в сервисе...
- Уже? – Ленка развеселилась...

Оля хмуро смотрела на милиционера. Тот размахивал руками, что-то говорил про причинение тяжкого вреда здоровью. Потом в небольшой кабинет отделения влетела разъяренная женщина – мать той девочки. Она грозила, кричала – всего этого Оля не слышала... В голове туман, перед глазами серая дымка... И только одна мысль в голове – она расстроила Лену. Она подвела ее... Лена расстроится... Та, ради которой Оля жила, дышала, мечтала... Та, в отношении которой строила планы...
Губа саднила.
Душа тоже саднила. Кончилась еще одна встреча... Еще один миг общения подошел к концу... Как дальше жить? Как ждать новой улыбки? Опустошение... Сердце разорвано на куски, и эти куски все еще болтаются, каждым сокращением причиняя боль... Встреча... А будет ли еще одна? Как можно жить так близко, в одном городе, но в то же время так далеко... До боли кусать губы, понимая, что они с Леной идут не просто параллельными дорогами, их вселенные крутятся в разных осях... И Оля, делая ей шаг навстречу, ничуть не становится ближе... Лена, Леночка... Какие-то люди, какие-то слова... Разве все это имеет значение, когда... когда встреча с Леной закончилась. Оля знала, что не сказала ей много важного... что ее Лена ждала от нее каких-то слов. Лена хотела слышать, знать, что Оля пришла на встречу ради нее. Ведь они с Леной почти одно целое... Третьякова всю конференцию смотрела Оле в глаза, а потом обернулась... А Оля... Как она могла?
Лена. Улыбка, которая озаряет светом всё вокруг... Взгляд яркий и теплый... Лена... Жить без воды можно? А без еды? Оля знала, что без всей этой ерунды она проживет и пять лет, и десять... А без Лены? Она зачахнет, как цветок без солнечного света. И это неправильно! Ольга верила в судьбу и знала, что их встреча не случайна. Что именно она, Оля, имеет право и должна помочь Лене, дать ей понять, что такое счастье, сделать все, чтобы она улыбалась. Взамен? Взамен только быть рядом, слышать ее смех, видеть ее взгляд, полный тепла... Больно, как же больно... Больно так, что хочется выть. Это жестоко - лишать ее возможности быть счастливой! Что она, хуже всех? Лена тоже, как и все люди, заслуживает всего самого хорошего. Она чистый, добрый человек... Она словно ангел, спустившийся с небес. Олин ангел... Глупые подруги ее не понимают, неблагодарные мужчины не ценят...
Оля заметила, что по ее щекам ручьем текут слезы – теперь так долго ждать новой встречи. Наблюдения из-за угла не в счет... Что делать? Как бы уснуть сегодня, а проснуться через месяц, на концерте? Как пережить разлуку с самым близким и родным человеком на земле? Как пытаться дышать, когда воздуха нет? Как кричать, если никто не услышит? Никому, совершенно никому нет в этом мире дела до нее... И до Лены. Они вдвоем, но им больше никто не нужен... Когда-нибудь они будут гулять под проливным дождем, болтать, смеяться... и не замечать холодных капель, пронизывающего ветра... И кто-то скажет: больные... А они рассмеются в ответ: нет, им просто хорошо вдвоем!
Тогда Оля расскажет Лене все свои тайны. И про то, как в шестом классе мальчишки закрыли ее в мужском туалете и обзывали... И про то, как на выпускном экзамене учительница помогала всем, кроме нее... И про мать, которая почти год после смерти отца не просыхала, и про то, как ей было страшно, что мама тоже умрет... И Лена ей все расскажет... Потому что они доверяют друг другу, потому что только Оля что-то для Лены значит...

Виталик всматривался в толпу. Ксения должна была подойти с минуты на минуту. Она отличная девушка, скромная и в то же время сексуальная... Очень милая.
- Давно ждешь? – раздался чуть хриплый голос за спиной мужчины.
- А?! Нет, недолго, - Абдулов рассеянно улыбнулся. Мысли были где-то далеко...
- Куда пойдем? – Ксюша огляделась по сторонам.
- План такой... Сейчас перекусим, а потом в кино... Как тебе?
- Банально, но ладно, - девушка рассмеялась, - давай, веди!
Виталик взял Ксению под руку и повел в небольшой уютный ресторан. А что? Ксюша вполне... симпатичная. Умная, веселая... То, что нужно.

Оля смотрела в пол. За время, что она провела в отделении милиции, девушка не произнесла ни слова.
- Ольга! – в маленькую, насквозь прокуренную комнату, словно вихрь, влетела мама.
- Ты? А почему... Что ты тут делаешь?
- Это я тебя хочу спросить, - женщина поджала губы, - что это значит?
- Ничего, - девушка отвернулась к окну.
- Дочь! Я тебя еще раз спрашиваю! Что! Ты! Тут! Делаешь! Что за бред, что ты напала на несовершеннолетнюю девочку? Что это значит? Ольга, ты же... умная девочка, ты никогда не совершала таких... странностей...
- Я в детстве играла в футбол с мальчишками... Мне брат дал бутсы... Они мне большие были, он же меня старше, да и вообще пацан... Но в них я и гоняла...
- Оля, дочка, - женщина опустилась на колени перед девушкой, - что ты такое говоришь? У тебя нет старшего брата... И в футбол ты никогда не играла... Ты вообще не любила в детстве с детьми играть... Оленька...
Девушка отшатнулась от матери:
- Я не Оленька... Я Лена!
- Что ты несешь? – женщина тормошила дочь, - Оля, дочка! Тебя били? У тебя голова болит? Сотрясение?
Оля отвернулась от матери и принялась грызть ноготь... Она Лена! Лена, а не Оля. Оля – это другая девушка... Которая боится мяча, которую ребята во дворе называли Дикаркой. Это не она, она – Лена. Оля плачет, а она никогда... Еще Оля боится воды, темноты, мышей и тараканов. У Оли нет ни одного таланта, а она, Лена, умеет все... Она же Лена! Лена, а не Оля.
- Оля!
- Я НЕ ОЛЯ!!!
- Что вы сделали с моей дочерью? – заорала женщина на обалдевшего милиционера.
- Я вообще не в курсах, что с ней, - капитан пожал плечами, - нам ее уже такой привезли... Совсем ку-ку у девки!
Мать вдруг схватила дочь за руки:
- Оля, а где Егор? Братик твой где? Где он?
- Он у соседки, тети Любы с третьего этажа, - вдруг отозвалась девушка.
- Олюнь, как же так?
- Что? Что ты от меня хочешь? – огрызнулась девушка, а мать перевела дух. Да, ее дочь ругалась, была избитая и отрешенная... Но это была она, ее Оля, ее отрада и надежда. Ее опора.
Оля с детства была сильнее матери. Когда умер отец, маленькая девочка утешала мать. Гладила ее по голове. Относила ее, пьяную, в постель.
- У меня на щеке ожог? – вдруг спросила Кощеева Оля.
- Нет... только царапина...
Оля дотронулась до щеки. Кожа горела... Лена, это Лена ее поцеловала...


Спасибо: 4 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 262
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.11 13:34. Заголовок: Лена смотрела в ночн..


Лена смотрела в ночное небо, затянутое густыми тучами. Дождь. Настроение хмурое и немного плаксивое... Бывает... Последняя затяжка, и недокуренная сигарета ярким огоньком полетела с седьмого этажа... Не спится. День был тяжелый. Под вечер позвонил Сергей Мильниченко и рассказал, что потасовка на пресс-конференции была из-за нее. Лена закрыла глаза. Она-то тут при чем? Всем одинаково улыбается, всем задорно отвечает на вопросы.
- Не спишь? – приоткрыл дверь в комнату старший брат, - сколько можно курить в квартире? Можно же на балкон выйти...
- Не ворчи, я открыла окно...
- Да уж, заметно... Лен, что грустишь?
- Да что-то настроения нет.
- Рассказывай, - брат удобно устроился в кресле.
- Серег, ну вот совсем не хочется...
- А для чего еще нужны старшие братья? Хватит замыкаться в себе! Давай, выкладывай, что на душе?
- Девочки две сегодня на пресс-конференции подрались из-за меня...
- Лен, ну, я думал, из-за тебя мальчики должны драться... Ладно, шучу... Что не поделили-то? Одной ты написала: «с любовью», а другой: «с симпатией»?
- Фиг знает... Это мне Мильниченко рассказал... Я сама не видела... А самое странное знаешь что? Что я нифига не понимаю, как я должна себя вести... Вот скажи мне, я что, особенная какая-то?
- Неа, самая обычная противная младшая сестра! Жутко вредная!
- Серег, я серьезно...
- Ну Лен, ну что ты как маленькая? Ты сейчас популярна, посмотри, сколько всего в интернете пишут... Ты на виду, тебя слушают и слышат... Понимаешь, о чем я?
- Кажется...
- Помнишь... Мы в ответе за тех, кого...
- Да нет, - Лена перебила брата, - никого я не приручала! Я же не специально!
- Только не говори, что тебе это не льстит! Подъезд, исписанный твоими фанатами... цветы, которые стоят в каждой комнате... Нет?
- Нет. Не льстит... Даже напрягает... Я, может, в носу хочу поковырять...
- Ковыряй, - брат рассмеялся, - я никому не скажу!
- Дурак, - девушка в шутку замахнулась, - мне свободы не хватает... Хочу пожить без всего этого... я устала! Банально устала!
- У тебя банальный гормональный всплеск, - хохотнул Сергей.
- Вот именно! Имею же я право хоть иногда не улыбаться! Имею?! Я человек?
- Лен, успокойся, - юноша вдруг подошел к сестренке и обнял ее за плечи, - это из-за него? Что у вас опять?
- Я не хочу ЕГО обсуждать...
- Больно?
- Серег, - Лена пихнула брата, - ты чего это такой чуткий?
- Имею же я на это право! Ну? Что с ним?
- Не знаю... он опять огрызается... даже хамит...
- Значит, неравнодушен. Цепляешь ты его, Ленка!
- А мне-то от этого? Не холодно, не горячо...
- Ври больше, - Сергей щелкнул сестру по носу, - и вообще... Ложись спать... Сейчас ты все равно ничего не решишь, только издергаешься вся... Утро вечера мудренее...


Оля смотрела в ночное небо, затянутое густыми тучами. Дождь. Настроение хмурое и немного плаксивое... Бывает... Последняя затяжка, и недокуренная сигарета ярким огоньком полетела с пятого этажа... Не спится. День был тяжелый. Сначала эта ситуация в отделении, которая, кстати, благодаря вмешательству Михаила, решилась достаточно благополучно. Потом мать почти два часа полоскала ей мозги, задавала странные вопросы типа:
- Как тебя зовут?
- Сколько тебе лет?
- Как зовут твоего брата?
- Что мы подарили тебе на Новый год?
Крики Михаила, что его сына, его кровиночку, оставили с полоумной бабкой. Соседка и вправду немного выжила из ума, но с мальчиком же ничего не случилось...
Потом мать и Михаил долго разговаривали на кухне, при закрытой двери. Но Оля все равно слышала... Мать орала, что не даст портить ей, Оле, всю жизнь. И что обращаться к психиатру они не станут, справятся сами. Михаил кричал, что Оля погубит и себя, и его сына. Конечно, уж о родном-то ребенке он всегда будет заботиться...
Михаил уехал домой один... Мать и сводный брат остались с Олей. Девушка не знала, рада она или нет. Она так привыкла жить одна...
- Не спишь? – приоткрылась дверь в комнату, и сразу вскрик удивления: – Оля! Ты еще и куришь?
- Отстань...
- Ольга! Что с тобой происходит? Ты связалась с дурной компанией? Дерешься, куришь!
- Тебе-то какое дело? Ты не имеешь никаких прав диктовать мне что-то! Хочу – курю... Хочу – бухаю! Отстань!
- Я хочу знать, кто на тебя так влияет, - мать насупилась, - ты превратилась из спокойного ребенка... в какую-то оторову!
- Слушай, иди спать, - Оля старалась подражать слегка хамоватому тону Лены. Выходило плохо, в голосе проскальзывали подступающие слезы.
- Дочь! Прекрати! Объясни мне все нормально... Я же твоя мама...
- Мама, а ты смотрела сериал «Ранетки» хоть раз? – вдруг решила поделиться Оля.
- Ну, видела раза два... А при чем тут они?
- Тебе нравится Лена?
- Светленькая такая, кудрявая? – не понимая, куда клонит дочь, отозвалась женщина.
- Нет! Это Лера! Лена вот! – Оля принесла со стола плакат и ткнула пальцем в родное лицо.
- Оля? – мать перевела взгляд на дочь, - что это значит? Оля... Ольга...
- ЧТО? Что уставилась? – взорвалась девушка от взгляда, полного боли и отчаяния.
- Я запрещаю тебе, слышишь! Запрещаю! - мать рыдала.
Оля задумалась. Что бы сделала на ее месте Лена? Лена бы не поддалась на слезы. Лена четко идет к цели. Лена сильная и самоуверенная.
- Иди вон! – девушка указала матери на дверь.
- Что же ты делаешь, дочка, - женщина попыталась обнять Олю, но, встретив со стороны родного ребенка неприкрытую агрессию, отступила.
- И если позвонишь в психушку... я не знаю, что сделаю... Но будет только хуже! Всем! Поняла меня?
- Господи, - мать закрыла лицо руками и выбежала из комнаты дочери. Ее Олечки...

Виталик смотрел в ночное небо, затянутое густыми тучами. Дождь. Настроение хмурое... Такое бывает. Не спится. День был тяжелый. Прогулка с милой Ксюшей напрягала. Да, она хорошая, трогательная и правильная. Не курит, не матерится... Смешно надувает губки и причмокивает от удивления... Только она не Лена. Не наглая, но беззащитная Лена. Не Лена, которая курит ему назло... Не Лена, которая за словом в карман не полезет. Но все же она и не Лена, с которой всегда интересно поговорить, и не Лена, которая боится грома и молний...
Они начали встречаться банально. Вечеринка. Алкоголь... «Вау, какая ты красивая...» Танец, еще один... Опять алкоголь и утро у него дома... Банально и скучно. Потом стыдливые, но полные страсти взгляды. И поцелуи до боли в губах в подсобке... Секс, много секса... В машине, на съемочной площадке, когда все расходятся по домам... А потом они решили... Или не они? Кто решил, что отношения бесперспективны? Кто-то из них так сказал. И безумная ломка отвыкания. Только Лена оказывалась от Виталика на расстоянии метра, все тело, каждая косточка и мышца начинали ныть, требуя более тесного общения. Виталик ругался сам на себя, но выдержал. Не подошел, не скучал... Отношения-то были бесперспективными... Чего теперь?
Теперь Ксения... Милая и как там еще? Трогательная? Симпатичная? Короче, сейчас Ксения...
А с ней отношения перспективные, значит? Или это не ему, а поганке Третьяковой нужны были перспективы... Ну конечно, он же неудачник. Что с него взять?
Виталик запрокинул голову, всматриваясь в ночную мглу. Темно и грустно... Грустно, когда мужчина почти в сорок лет так и не знает, чего хочет... Грустно, когда почти в сорок рядом нет верного человека... Грустно, но поправимо...
Только с кем? Ему нравятся девушки... совсем не как Лена. А Лене нравятся мужчины, совсем непохожие на него...
Виталик ухмыльнулся. Что за фарс? Самому с собой надо быть честным...
Лена – героиня не его романа... Слишком... Слишком не его романа...
Только все равно, сколько себе не повторяй одно и то же, девушка никак не желала освобождать место в его сердце...

Лена нетерпеливо перестраивалась из полосы в полосу. Через полчаса начиналась онлайн-конференция группы, а Третьякову и студию разделяла километровая пробка.
- Черт бы побрал эту Москву, - проворчала девушка, прикуривая новую сигарету.
Вчерашний разговор с братом немного упорядочил мысли в голове Лены. Она точно решила при первой же возможности поговорить с Виталиком, попытаться если не начать все сначала, то хотя бы разрушить эту стену непонимания.
Лена, конечно, опоздала. Явилась уже после начала эфира. Руднева недовольно покосилась – в отсутствии Женьки ей приходилось брать весь разговор на себя.
- Пробки, - пожала плечами Третьякова, усаживаясь поудобнее в жутко неудобном, но эффектном кресле. - Начнем?
- Мы, вообще-то, уже начали, - усмехнулся ведущий.
Лена кивнула: начали, так начали...
В голове шумело – она так и не выспалась. Еще жутко разболелся живот, аж пришлось выпить таблетку обезболивающего.
- И по сценарию Виталя Абдулов должен был, как будто случайно, ударить меня, - рассказывала она, - мы так долго репетировали эту сцену...
Лена и сама не понимала, к чему она это рассказывает... Говорить о Виталике странно. И приятно, и не очень. Все равно нельзя сказать самого главного, а не говорить не могла.
- А тут вопрос поступил, - радостно взмахнул головой ведущий, - как у вас с личной жизнью?
Лена потупилась. Отшутиться? Намекнуть? Промолчать и дать девчонкам поглумиться над Олегом? Этот прикол возник давно, во время какого-то очередного бредового вечера. Тогда пять девушек гадали, и Лене выпало имя Олег. С тех пор эта шутка прилипла, активно муссировалась, и в итоге иногда Лена с удивлением смотрела на слишком разболтавшуюся Нюту – она что, не помнит, что это шутка?
- С моей личной жизнью? - переспросила Лена и вдруг взглянула в камеру. - Все сложно... Я люблю... и, наверное, была любима... Но обстоятельства... В общем, все сложно.
Третьякова взглянула на подруг. Наташа понимающе кивнула, Аня опустила глаза. Нюта под столом дотронулась до руки Лены и чуть заметно пожала.

Виталик смотрел на экран ноутбука. Ленка. Такая откровенная и родная. Нет, надо все выяснить. Почему она себя так повела, что произошло? Ведь, возможно, он что-то недопонял, что-то сделал не так? Абдулов отрешенно посмотрел в потолок. Он не один раз удивлялся, как многообразна жизнь, как много поворотов и извилистых линий. Вообще, мужчина не считал себя философом, даже более того, он думал, что в силу своего возраста и образованности получил ответы на основные жизненные вопросы. А нет, снова и снова приходилось думать, анализировать. Больше всего его удивляло то, что Ленка еще девчонка. Намного младше его, по сути ничего в жизни-то еще и не видевшая... По всем канонам и правилам он должен был чувствовать себя старше, мудрее. Между тем, ему было интересно ее мнение по многим вопросам. Чувствовать ее поддержку...

Оля кусала ногти. Интервью с «Ранетками» началось уже десять минут назад, а Лена так и не появилась на экране компьютера. Где она? Что произошло? Неужели ее так расстроило это происшествие?
- Олечка, кушать будешь? – вошла в комнату мать.
- Отстань! Ничего я не хочу! Что ты ко мне пристаешь со своей едой!
- Ольга...
- Уйди!
Женщина скрылась в лабиринтах квартиры, а Оля устремилась в экран. От него исходило тепло: пришло ее солнышко. Лена улыбалась, немного вымученно, но искренне.
«Да, мы очень любим своих поклонников, - говорила она, - некоторых даже знаем в лицо! Нам очень важна их поддержка!»
Оля удовлетворенно кивнула. Тут Леночка может быть спокойна – поддержка Оли будет с ней всегда. Сама того не замечая, девушка погладила экран компьютера. Желание защитить Лену от внешних проблем было сильнее всего. Оля кусала губы – из-за матери она никак не могла быть там, подарить Леночке чайную розу... Посмотреть, в порядке ли она...
Вдруг словно темная тень накрыла лицо Кощеевой. Третьякова выпила какую-то таблетку. Боже! Что это? Леночка болеет? Что произошло? Чем помочь? Надо срочно что-то сделать! Кто посмел?
«...Виталя Абдулов должен был, как будто случайно, ударить меня...»
Виталик? Ударить? Ударить? УДАРИТЬ? Лену? Как?
Оля металась по комнате в панике. Ее Лена? Ей больно! Этот урод посмел ее обидеть! Как он мог! Как ей больно!
Живот скрутило, словно от удара. Дышать нечем, и подступающая тошнота не давала сделать вдох. В голове шумно – как? Надо что-то сделать!
Девушка огляделась. Мать пыталась накормить братишку. Сейчас!
Накинув на домашний тренировочный костюм куртку, Оля выбежала из дома...

Виталик сам себя не узнавал. С таким интересом слушать интервью, ловить намеки и недоговоренности. Мужчина поморщился – объявили получасовой перерыв.
Абдулов думал. Думал напряженно и мучительно. Он ни в чем не был уверен. Лена. Кто она для него? То, что между ними есть так называемое «электричество» не секрет, пожалуй, для всей страны. То, что он хочет чего-то большего... Под вопросом.
- И вместе плохо, и врознь никак, - сказал он сам себе и взял трубку разрывающегося телефона.
Определитель и «Лена». Сердце ухнуло. У мужчин оно так может? Судорожно убавил звук компьютера, чтобы, не дай Бог, Лена не подумала, что он с интересом смотрит их интервью.
- Привет, - тон небрежный. Или не вышло?
- Привет, Виталь, - шепчет Лена. Понятно, остальные Пипетки рядом.
- Привет, - кажется, уже было?
- Витальк, я знаешь что... Я поговорить хотела...
- Ты еще не все сказала? – откуда-то вышла на первый план злость.
- Нет, - Лена явно не в своей тарелке. Ни усмешек, ни хитринки...
- Когда? Где? – попытался изобразить равнодушие. Вот только зачем?
- Вечером... В нашем кафе...
«В нашем» - словно тысячи колокольчиков раздалось в голове.
- Хорошо, - она будто выдохнула с облегчением...
- Только не опаздывай, - тоже из прошлой жизни.
- Я никогда не опаздываю...
Это была их игра, их шутка... Лена действительно никогда не опаздывала на встречи с ним. Встречи, где они тут же начинали целоваться... Так ни разу и не поговорив...
- Лен, кто-то в дверь звонит, - Виталик был вынужден извиниться, - кого-то принесло...
- До встречи!
- Пока...
Абдулов, не успев переварить телефонный разговор, открыл дверь.
Девушка. С болячкой на губе. Стрижка... как у Лены. Цвет волос. Куртка...
- Ты кто?
- Козел! – девушка набросилась на Виталика с кулаками, - тебе сейчас...
- Успокойся! – мужчина заорал, чем выбил почву из-под ног Оли, - ты кто?
- Оля... Лена... Больно... А я... Солнышко... Моя... А ты...
- Тихо! – Абдулова вдруг накрыло жалостью, - ты зачем ко мне пришла? Объясни все нормально...
Виталик понял, что перед ним очередная фанатка Третьяковой – в последнее время их развелось немало... Но чтобы к нему домой прийти – это что-то новенькое...

- Оля! – мама крикнула в пустую комнату, - Оля? Где ты? Доча!
Ответа не было. Только мигнул экран монитора, извещая о том, что перерыв в интервью подошел к концу. Женщина уставилась в экран. Молодежная группа «Ранетки»...
- Оля! Что же ты творишь! – мама поспешила одеваться: надо было спасти дочь.

Виталик ошарашенно слушал девушку, совершенно не похожую на Лену. Что он натворил? А между тем девушка продолжала:
- Я и она... Мы как одно целое... Я знаю, что ей нужно! Ты ее обидел! И я обязана тебе объяснить и отомстить!
- Лучше скажи, почему? Почему ты выдала себя за Лену и переспала со мной???
- Какие глупости, - вдруг Оля рассмеялась.
- С ума сойти! – Виталик обхватил голову руками.
- Ты урод! Ты не достоин даже мизинца с ее руки! Ты ничтожество! Я так переживала! Мне было больно! – выкрикивала девушка сквозь смех.
- Тебе?
- Мне. Я же Лена, - вдруг Оля посмотрела ему прямо в глаза, - Лена! Я Лена!
Вдруг Абдулову стало по-настоящему страшно. Он понял, что девушка, по крайней мере, не в себе



Конференция закончилась. Третьякова допила воду и поднялась:
- Мы можем ехать?
- Только подпишите для наших слушателей ваши плакаты. Розыгрыш будет, - ведущий виновато улыбнулся. Он видел, что девчонки измотаны, но отпустить их без автографов не мог.
- Надо факсимильную печать заказать... С подписью, - пожаловалась Аня на пятнадцатом плакате.
- А идея, - Лена улыбнулась, - надо Сереге предложить...
- Лена? – заглянула в маленькую комнатку ассистентка, - вас на пропускной зовут... Сказали, что это очень важно!
- Кто там еще? - Третьякова недовольно взглянула на часы. - У меня планы...
- Иди, Ленок, - Нюта проявила чудеса понятливости, - я за тебя распишусь... За Женьку же мы расписываемся...
- Халтура, - улыбнулся ведущий.

Внизу, на проходной, сидела женщина лет сорока. В немодном пальто и с удивительно несчастным выражением лица.
- Вы ко мне? – Лена даже растерялась.
- Вы Лена Третьякова?
- Да...
- Выслушайте меня, - по щекам женщины текли слезы, - только вы сможете мне хоть чем-то помочь...

Оля расхаживала по комнате Абдулова.
- Только моя! Она только моя! Я ее знаю, я знаю, что ей нужно! Она тебя ненавидит, понимаешь?
- Понимаю, - Виталик тяжело сглотнул, косясь на нож, который девушка недавно схватила со стола.
- Я тебя убью! Чтобы ты не мешал ей жить!
Мужчина, конечно, не боялся того, что эта относительно слабая девушка сможет причинить ему вред. Но в том, что она не причинит вред себе, Виталик не был уверен. Уж слишком затуманенный взгляд, слишком несвязная речь. Олю бросало из крайности в крайность. То она говорила словами Лены, то своими.
- Ты неудачник! Ты не заслуживаешь ее улыбки! Она из-за тебя плакала!
- Когда? – Виталик перестал адекватно воспринимать происходящее.
- По телевизору показывали!
- Это же сериал... Неправда...
- Это правда! – Оля закричала.
- Ладно-ладно, - Абдулов вытер пот с лица, – это правда... Что я могу для тебя сделать? Хочешь, я позвоню твоим родственникам?
- Я ЛЕНА!!!
- Да, Лена!
- Не разговаривай со мной! Я тебя ненавижу!
- Хорошо...
- Заткнись! – Оля принялась размахивать ножом.
Вдруг зазвонил мобильник.
- Можно я отвечу? – Виталик покосился на определитель.
- Отвечай!
Абдулов взял трубку.

- Виталик! Это опять я, - Лена взглянула на стоящую рядом мать Оли, - есть срочный разговор... Я сейчас приеду с одной женщиной...
- Лен, не надо!
- Абдулов, это не просьба! Это действительно важно!
- Не приезжай, - мужчина не мог даже представить, каким шоком для Лены станет Оля.
- Слушай, мы уже выехали... Скоро будем... Что у тебя за шум?
- Лен, послушай...


- ...послушай... – Оля резко отняла телефон: - Наговорился?
- Слушай, что ты творишь? – вдруг вспылил мужчина. - Тебе надо к врачу! Ты понимаешь, что ты не Лена? Ты не станешь Третьяковой, если начнешь говорить, как она! И прическа, одежда... Это все не Лена!
- Заткнись, - вдруг взвыла девушка, - заткнись! Прекрати!
- Слушай меня! Ты не Лена! Ты Оля! Красивая, интересная! Сама по себе!
- Прекрати! Что ты обо мне знаешь?!
- Я знаю, что ты личность! Сама! Без всего этого...
- Замолчи, - Оля закричала нечеловеческим голосом.
- Ты очень красивая, - ласково сказал Абдулов.
- Я Лена! Я солнышко! Я улыбаюсь всем!
- Ты Оля! И ты красивая... Умная...
- Я не Оля! Оля – никто! Оли не существует! Я Лена!
Абдулов поморщился. Достучаться до девушки не удавалось...

Оля крепко сжимала нож. В висках стучало – перед ней сидел мужчина, которого надо убить. Он ударил Лену. Сделал больно.
Оле на самом деле было больно. В голове словно вата. Тошнота так и не прошла.
Виталик говорил какие-то глупости.
Оля некрасивая! Так ей говорили все... С самого детства. Она слышала, как два старшеклассника, проходя мимо, бросили:
- Вот уродина!
Она знала, что мама с горечью всматривается в лицо дочери и не видит в ней своей красоты...
Она чувствовала, как люди с сожалением смотрят на нее.
Он говорит, что она интересная. Врет!!!
Когда она пыталась что-то рассказать в школе – все смеялись.
Даже младший брат неизменно начинал плакать, едва Оля открывала рот...
...А он врал. Он врал Леночке!
Он плохой, ужасный человек! Циничный! Самовлюбленный!


Спасибо: 3 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 263
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.11 13:35. Заголовок: В дверь позвонили. ..


В дверь позвонили.
- Открываем? – Абдулов в упор посмотрел на девушку.
- Нет! Нет!
- Оля, послушай...
- Я Лена, - перебила его девушка.
- Лена, послушай... Давай сейчас я узнаю, кто там пришел... Человек просто так не уйдет...
- НЕТ! – Оля закричала и забилась в конвульсиях.
Виталик осторожно подошел и попытался забрать забрать нож из рук девушки.
- НЕТ! – лже-Лена наставила резак острием в сторону Абдулова, - НЕ ПОДХОДИ КО МНЕ!!!

Лена сильнее надавила на звонок:
- Ну где же он?
- Там что-то происходит, – женщина кусала губы, - я слышу... Там моя дочь! Оля! Оленька!
Третьякова отстранила мать, бьющую кулаками в дверь, и достала связку.
- У меня сохранились ключи от его квартиры... Так и не нашла время отдать, - произнесла девушка, словно оправдываясь, и отворила дверь.

- Оля? Дочка? – женщина первая вбежала в квартиру.
Лена ошарашенно застряла в дверях.
Посредине комнаты, среди хаотично разбросанных вещей, в позе эмбриона лежала девушка. Она держала в руках кухонный нож и орала нечеловеческим голосом:
- Уйди! Уйдите все!
- Виталь? – Лена придвинулась к мужчине.
- Лен... Я... Тут, - мужчина нащупал ледяную руку партнерши.
- Уйди от нее, - Оля резво вскочила на ноги.
- Дочка, - мать Оли захлебывалась слезами.
- Я тебе не дочь! Я Лена!
- А я? – вдруг спросила Третьякова.
- Ты... Ты и я... Мы одно целое! Я все знаю про тебя!
Лена поежилась.
- Я спала с ним, - Оля указала ножом на Абдулова.
- Я думал, что это ты... Да и пьян был, - Виталик попытался оправдаться, но Лена покачала головой: не время.
- Послушай, - Лена выступила на шаг вперед, - давай поговорим...



Оля сидела на краю подоконника и с недоверием смотрела на Лену. Она рассказывала странные вещи:
- Быть Леной Третьяковой не так-то просто... Я тоже иногда неуверенна в себе, тоже сомневаюсь... Часто я смотрю на таких девушек, как ты, свободных и никому ничем не обязанных... и завидую. Я бы хотела жить, как ты. У тебя мама, с которой ты можешь проводить много времени! Братик, да? Это же здорово!
- Мне они не нужны, - Оля выглядела менее уверенной и даже растерянной, - мне ты нужна... Только я тебя понимаю...
- Ты меня не знаешь, - Лена устало опустилась на стул, - меня никто не знает... Хватит говорить глупости! Я – это я. У меня своя жизнь!
- Что ты такое говоришь, - лицо Оли исказила гримаса боли, - не говори так! Не смей!
Девушка выпрямилась в полный рост, едва удерживаясь на краю подоконника. Она продолжала рыдать и смеяться одновременно, ее речь стала абсолютно бессвязной, волосы разметались, руки тряслись.
- Дочка! – мама девушки протянула к ней руки, - спускайся...
Оля лишь помотала головой, продолжая маневрировать на краю.
- Спускайся, - Виталику было явно не по себе.
- Правда, Оль, спускайся! Выпьем чая, поговорим...
Ольга лишь раскачивалась из стороны в сторону, страшно завывая. Она смотрела на Лену взглядом, полным любви и... ненависти. Да, она ее в тот момент ненавидела. За выступившие у Третьяковой слезы, за ее слабость. За то, что Лена вцепилась в руку Абдулова.
Звонок в дверь стал для всех полной неожиданностью.
- Ты кого-то ждешь? – Лена взглянула на мужчину.
- Нет... Но пойду открою...
- Стой! – заорала Оля, - это за Олей!
- За кем? – опешил Абдулов.
- За Олей! Вот за ней, - девушка указала на Лену, - она - Оля! Они ее увезут...
- Куда?
- Туда, - Оля неопределенно махнула рукой и спокойно спустилась с подоконника. - Я открою! Я хочу, чтобы ее увезли!
Третьякова, Абдулов и мама Ольги переглянулись. Девушка прошла мимо них и открыла дверь изумленной соседке.
- А где Виталий? – деловито осведомилась она. За спиной у старушки стояли два мед. работника в форме. - У него девка какая-то на подоконнике торчала... Вот я и позвонила куда надо!
- Да, вы вовремя, - Оля улыбнулась и указала на Лену, - вот она!
- Ты с ума сошла? – Третьякова опешила.
- Я не сошла с ума! Я Лена! Я не Оля, - девушка, хоть и улыбалась, выглядела абсолютно безумной: голова раскачивается из стороны в сторону, зрачки вращаются по бешеной траектории.
Один из медбратьев осторожно дотронулся до руки Ольги.
Девушка завопила.
Все было, словно в замедленной съемке.
Крик...
Звон разбитого зеркала...
Кровь...
Олю грубо схватили, вывернули руки, скрутили их за спиной...
Волосы взметнулись светлым нимбом... Девушка мотнула головой, попыталась вырваться, а потом вдруг замерла...
Плачет... Тянется к ней, к своей Лене...

Страх мурашками бежит по коже, пронзает насквозь, сковывает движения. Каждую клетку тела сотрясает истерика...
- Лена! – Крик? Всхлип?
Третьякова абсолютно без сил опускается на пол... Стекло, бумага, одежда – все вперемешку.
Девушка сидит, невидящим взглядом смотря на пол... Не осознавая, не понимая и не принимая произошедшее.
- Лен, - Виталик мягко дотрагивается до ее плеча. Он тут? Почему?
- А... где все?
- Олю увезли. Мать ее тоже уехала... Сейчас эта девушка под присмотром врачей... Ей нужна помощь специалиста!
- И как мне с этим жить? – Лена подняла на Абдулова мутный взгляд. В глазах слезы. Больно.
- Не знаю, - он взял в ладони ее руку. Поднес к губам. Поцеловал медленно, едва касаясь.
- Ты с ней спал? – Третьякова вдруг замерла, как будто ожидая пощечины.
- Спал, - мужчина вздохнул, слегка разгреб мусор и сел рядом, - я не знал, что она не ты... Я пьян был. Очень... Я ничего толком не помню... Только...
- Что?
- Только как она назвала меня неудачником. Я думал, это ты так думаешь...
Лена закрыла лицо руками. За что? Она виновата? В чем? Что слишком открыто улыбается?
- Пойдем пить чай, - Абдулов резко поднялся на ноги и протянул руку, - вставай!
- Что? Виталик, ты в своем уме?! Как? Просто встать и пойти пить чай?
- Просто встать и пойти пить чай! Мы ни в чем не виноваты! Лен, она сумасшедшая! Больная! А мы... Мы хотели поговорить о нас! О тебе и обо мне, помнишь?
- Ты думаешь, сейчас подходящее время?
- А подходящего времени никогда не будет! Пойдем-пойдем, а потом уже на правах моей девушки поможешь мне убрать, - попытался пошутить мужчина. Хотя... Пошутить ли? После всего этого – страха, паники – он был готов с уверенностью ответить на многие вопросы.
Нужна ли ему Лена? Да.
Готов ли он мириться с ее недостатками? Да.
Забить на собственные принципы? Да...

Спустя две недели, после тяжелого съемочного дня Лена обнаружила на мобильном телефоне восемь неотвеченных вызовов. Перезвонила – Виталька всё равно еще был занят на съёмке.
- Лена?
- Да. А кто это?
- Это мама Ольги...
По спине холодок. Опять? Зачем? Только перестали вспоминать...
- Да? – в голосе холод. Живите своей жизнью. С нас хватит!
- Я не знаю телефона вашего... друга...
- Зачем он вам? – в желудке что-то сжалось в кулак от дурного предчувствия.
- Моя дочь беременна...
Телефон упал на пол. Ноги подкосились...
- Ленка, - Виталик заглянул в гримерку, - Пипеток нет? Я соскучился!
- Погоди, - девушка отошла на шаг назад.
- Ну в чем дело? – Абдулов протянул руку.
- Оля...
- Что еще? – лицо вмиг превратилось в каменную маску.
- Она... ждет ребенка... Твоего...



Восемь месяцев и две недели пролетели для Оли, как один день. Жизнь в психиатрической клинике... Не сахар. Ее не лечили - просто наблюдали. Она ждала ребенка. Ребенка Лены. И вот вчера малыш появился на свет. Но... Но это был ЕГО ребенок. Не Ленин. Он Оле не нужен. Этот ребенок… Лена красивая, как рассвет. Улыбка чистая, искренная... И это только часть того, за что Оля ее любит... Они будут вместе... Родильное отделение – не психиатрическая клиника...
Ледяной ветер рассекает кожу. Восьмой этаж. Холодно... Ребенок плачет. Пусть...
Лена! Ленка! Леночка... Оля знала, что они встретятся! Она молилась об этом все восемь месяцев... Она знает, что у каждого человека есть Ангел-Хранитель! Ее ангел будет охранять теперь Лену! Так вдвое надежней... Холодно...
А подоконник скользкий. Почему так холодно?
И ребенок кричит!
Лена должна знать, что она, Оля, жила ради нее!
Нога скользит...
Если тут ей нет счастья, будет где-то еще...
Ребенок плачет... кто-то спешит по коридору...
Лена... Нет! Это не Лена... Тогда...

Эпилог.

Год. Много или мало? Время быстротечно...
Виталий в очередной раз пришел в маленькую квартиру на окраине. Здесь живет его сын... Сын. Мальчик, которого он видел раза два или три. Не принял. Не смог... Это чужой ребенок, не его! Он, Виталик, ничем ему не обязан! Он не должен его любить, наблюдать за тем, как малыш делает первые шаги, говорит первые слова...
Усталая женщина открывает дверь.
Абдулов протягивает конверт с деньгами...
Гадко. Противно.
Она хватает конверт, практически выдергивает его из рук мужчины. Ее можно понять... Одна растит двух мальчишек. Муж от нее ушел... Никому не нужные дети никому не нужной женщины.
Вдруг Абдулов ловит себя на мысли, что мать Ольги не такая уж и старая... Даже напротив, она всего на пару лет его старше...
Гадко. Противно. И хочется курить...

Дома в последнее время всегда есть что выпить. Коньяк. Терпкий вкус, слегка обжигающий губы и отгоняющий ледяной холод. Все получилось... жестоко! К нему, к Ленке, которую он, хоть и отпустил, не смог стереть из сердца.
Она не поняла. Моральные принципы вкупе с юношеским максимализмом...
Бросать своих детей нельзя. Так она тогда кричала. Плакала. От бессилия и ненависти.
Да, он не принял ребенка. Да, ребенок ни в чем не виноват. Да, это жестоко... Несправедливо по отношению к копошащемуся кулечку, который ничего еще не понимает... Не понимает, что никто его не ждал. Что никому он не нужен...
Абдулов обхватил голову руками.
Третьякова. Может улыбаться, старается забыть...
А в чем она виновата? Действительно, что она сделала?
Ничего...
В квартире нечем дышать от восьмой подряд сигареты. Мужчина строит из спичечных коробков башню. Оп! И башня разрушилась...
Жила-была девочка Оля...
И однажды эта девочка разрушила его башню... Развалила. Сейчас, глядя на Лену, он видел Олю. Парадокс? Воспоминания слишком отдают горечью, и сейчас, спустя год, он не может выкинуть из головы события прошлого. И сможет ли? Иногда, не видя Третьякову, он немного забывает обо всем... О своем предательстве. Ведь он предал собственного сына. Есть ли ему прощенье? Так уж неправа была Ленка, назвав его в пылу эмоций чудовищем? Должен ли он винить ее, ведь это ее фанатка?
Виновата ли мать Ольги, из каких-то невнятных побуждений решившая сохранить этого ребенка? Она надеялась, что, родив, Оля станет прежней... И хотя все психиатры говорили ей об обратном, она предпочла рискнуть... Что ж, эта женщина слишком дорого заплатила за свои ошибки. А он?
Мужчины, вообще-то, не плачут. Только когда они понимают, что нет любви. Нет такого чувства в мире, которое не способны разрушить обстоятельства. Он больше не поверит. Никому и ни во что.
Опять коньяк. Становится легче... Можно забыть... чтобы идти вперед нельзя оглядываться назад... Даже если позади руины!

Лена изо всех сил надавила на виски. Жуткие головные боли начались... сразу после дикой истории с Олей. Дикой? Ненормальной?
Отгородиться. Сказать себе, что она не виновата. И пытаться жить дальше. Улыбаться, когда грустно. Смеяться, когда хочется выть.
Виталик...
Виталик не смог. Не стал. Не принял собственного ребенка. Грязно и противно. Ребенок тут ни при чем, хотя... Легко ей рассуждать. Она просто отдалилась, абстрагировалась от этой проблемы. Смогла бы она принять Виталика, видеть его каждый день и каждый день вспоминать? Всматриваясь в лицо Абдулова, она видела все... Боль, отчаяние, свой ужас... Видеть его сына... А почему она должна? Чем она виновата, чтобы сваливать на свои плечи груз чужих проблем? Низко? Не права? Но она не хочет и не будет причинять себе боль! Хватит!
Она, Лена, будет жить дальше... У нее большое будущее... Популярность, полные залы, толпы нормальных поклонников...
Лена крутила колодку. Если сильнее натянуть – оп! – и струна порвется, больно отрикошетив по пальцам.
Почему это произошло с обычной девочкой? Лена каждый день задавала себе этот вопрос. И каждый день заглушала ответ голосом психотерапевта:
- Ты ни в чем не виновата!
А кто?
Виталик чем виноват?
Ах, да, он отрекся от собственного ребенка...
А она? Она бы приняла?
Ничего, найдется какая-то женщина, которая скрасит его жизнь. Которая будет варить ему кофе по утрам... Родит ему сына или дочь. Но это будет не она... Она никогда не смирится с тем, что где-то живет мальчик, его сын...
Отгоняет глупые мысли...
Могло ли у них что-то получиться? Будет ли второй шанс? Сможет ли она принять его, а он забыть обо всем?
Попробовать жить без оглядки на прошлое. Ведь тянет, до сих пор тянет... И сердце ноет, когда он рядом. Только зачем?
Зачем?
Есть ли любовь, то самое чувство, которое выше и сильнее проблем? Можно ли любить, не думая и не анализируя действия партнера? Можно ли принять человека полностью, не пытаться его переделать?
Лена не знала...
Одно она знала точно – она больше никогда не будет оборачиваться назад... Только вперед. Даже если позади развалины...


Конец.


Спасибо: 3 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 264
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.11 13:39. Заголовок: Размещено с разрешен..


Размещено с разрешения автора.

Автор: Манюня
Название: Забыть и...
Под редакцией: forget-me-not
Жанр: Angst, Romance, Fluff, некоторый ООС
Рейтинг: PG-13
Статус: закончен




Солнце светило так ярко, что даже находясь за спиной, заставляло щуриться. Лена не помнила, как она оказалась на этой поляне. Но здесь ей было хорошо и спокойно. Полевые цветы, такие необычные и простые. Нежные, но красивые. Было тепло. Не жарко. И спокойно. Почему-то Лену не пугало, что она на этой поляне одна. Где-то вдали слышались голоса людей, и она знала, что это хорошие люди. Она села на мягкую траву, но не почувствовала привычных ощущений. К ней по поляне бежал мальчик лет пяти.
- Я его знаю? – спросила себя Лена, а сердце подтвердило, что знает.
- Мама! Мама! – малыш обнял ее.
- Что?
- Я бабочек ловил! Они такие красивые!
- Да... Очень...
- Ленка, - вдруг рядом оказался мужчина.
Лица Лена не видела, но оно казалось ей очень знакомым. Он стоял на солнце, и поэтому девушка могла только разглядывать силуэт. Высокий. Спортивный.
- Лен, хватит сидеть на траве! Простудишься! Пойдем домой!
Он протянул руку, чтобы помочь ей подняться.
Широкая ладонь. Мягкая.

- Ленка! Моя девочка... Как же так? Почему?

Вихрь. Ветер. Все исчезло.
Одна. Темно. Страшно. Улица и дождь. За каждым углом мерещится маньяк или убийца. Хочется сесть на корточки и никуда не идти.
- Прикурить не найдется? – наглый, надменный голос за спиной.
- Я не курю, - ноги непроизвольно встали в стойку. Напряглась. Кулаки сжались.
- Здоровый образ жизни?
- Отстаньте! Идите своей дорогой, а?
- А нам по пути! – усмешка. Оскал. Противное лицо, сплошь усеянное прыщами.
Сверкнуло лезвие ножа.
Шаг назад, потому что страшно.
- Куда, детка?
Грубо схватил за рукав куртки.
- Отпустите! – крик утонул в каком-то неблагополучном спальном районе города.
- Плохо со слухом? – появился кто-то третий.
- Дядя, иди, куда шел! Мы с моей девушкой сами разберемся!
- Девушка не хочет с вами разбираться!
Лена пыталась разглядеть мужчину. Широкоплечий. Лицо скрыто в капюшоне.
Удар. Еще удар. Как болит голова...

- Леночка! Улыбайся! Открой глаза... Это я виноват... Не уберег. Должен был...

Темно. Только часы стучат: тик – так.
- Ленка! – врывается в комнату женщина, - почему ты без света?
- Голова болит...
- Глупости! Сегодня ты замуж выходишь! Надо поторопиться! Жених уже приехал! Ты готова?
- Не знаю, - Лена действительно не знала.
- Ты с ума сошла! Вы так мечтали о свадьбе! Я тебя не узнаю!
Вспыхнул свет. Она. В зеркале – точно она. Белое платье в пол. В волосах цветы. Необыкновенная. Нежная.
- Это я? – удивляется девушка.
- Красавица! – обнимает ее женщина, - какая ты красивая! Пошли быстрее!
За руку женщина выводит Лену из комнаты.
В зале спиной к ней стоит мужчина. Вкусно пахнет. Толпа незнакомых красивых людей. Что происходит?
- Любимая, - поворачивается к ней жених.
Его лицо плывет перед глазами. Воздуха не хватает и ее уносит куда-то далеко...

- Не уходи. Впереди столько всего... Открой глаза... Ленка, не надо! Ты мне нужна... Это несправедливо! Ты должна...

- Не уходи! – шепчет знакомый голос.
- Я не могу! Мне надо! – отвечают ее губы.
Лена удивлена. Где она? Скала. Отвесный утес. На коленях перед ней стоит мужчина. Голова его опущена, руки сжимают ее ноги.
- Мне надо, правда, - она чувствует необъяснимую тягу.
Ей нужно. Сейчас. Уходить...
- Не надо. Ты мне нужна! Здесь!
Шаг вперед. Или назад. И вот она на краю пропасти. Еще один смелый шаг. И только на доли секунды, уже не чувствуя под ногами твердой поверхности, взгляд на него.
Лицо. Его лицо. И крик:
- Нет!
- Нет, - вторила ему Лена, летя вниз.

- Ленка, - мужская рука убирает волосы с лица, - ты... ты пришла в себя? Врача! Срочно!
- Где я? – говорить очень тяжело. В носу трубочки. Руки в проводах.
- Молчи, моя хорошая, только молчи, - просит Виктор Михайлович и выбегает из палаты.
Девушка оглядывается. Шумит аппаратура. Белые стены. Потолок. Где она? Что произошло?
- Как самочувствие? – входит в палату усатый мужчина. Следом за ним влетает Степнов. Тут же усаживается у изголовья и сжимает руку девушки.
Лена морщится.
- Не знаю... А что произошло? Где я?
Мужчины переглядываются, и Виктор чуть заметно кивает.
- Вас привезли из подпольного клуба... Бои без правил. Вам это о чем-то говорит?
Яркая вспышка. Дед. Деньги. Бои. Удар. Сильный. В висок.
- У вас были сильные травмы... Да что уж тут... Вы в коме были. Десять дней.
- Я?
- Да. Вы не приходили в себя... И только молитвы Виктора спасли вас.
Блуждающий взгляд останавливается на мужчине.
Но мысль не успевает оформиться, ее заменяет другая.
- А... А дед? Как он?
- У него были небольшие проблемы с сердцем... Но он в порядке. Крепкий у тебя дедушка, - доктор улыбается, как будто то, что Лена вышла из комы – его собственное счастье.
- А когда я смогу поехать домой?
- Мы проведем анализы... Немножко понаблюдаем и выпишем. Не будем же мы тебя тут держать. На улице тепло. Спокойствие и сон – лучшее лекарство. Ну, и никакого спорта. Во всяком случае, такого агрессивного.
- Я ей дам, - шутливо показал кулак Степнов, - агрессивный спорт! Шахматы!
Лена взглянула на мужчину и поняла, что не давало ей покоя.
- А.. А вы кто?



Степнов мерил шагами комнату в обычной многоэтажке.
- Витя, ну не мельтеши, - взмолил пожилой мужчина, - лучше еще раз скажи мне, как Лена? С ней точно все в порядке?
- В порядке, - растерянно отозвался Степнов, - только... Она меня не помнит, понимаете?
- Не понимаю. Как такое может быть? Меня она помнит? Родителей? Брата?
- Всех помнит. Школьных друзей, «Ранеток». Всех, кроме меня!
- А врач что говорит? Он, кажется, толковый!
- Он говорит что-то про мозговую травму. Избирательную память. Про последствия комы... Вы же сами знаете, в каком она была состоянии...
Оба мужчины замолчали. Тяжелые воспоминания. Поздний звонок и металлический голос:
- Здесь проживала Кулемина Елена Никинична?
- Почему проживала? Она и сейчас проживает!
- Приезжайте в Институт Склифосовского...
Петр Никонорович позвонил Степнову. Вдруг выяснилось, что и позвонить-то больше и некому...
И они вместе ехали в такси, каждый проговаривая про себя свои молитвы. Но об одном. Каждый готов был отдать за нее свою жизнь. Все.
Ворвались в приемный покой с криками:
- Где она?
Были остановлены равнодушным голосом:
- Кто она?
- Кулемина, - хватаясь за сердце прошептал старый писатель.
- Минус первый этаж. Морг.
Только спустя двадцать минут выяснилась ошибка. Что по чьей-то невнимательности или халатности в регистратуре были неверные данные. И в морг отвезли кого-то другого. Пронесло. Не она. Она в реанимации. В коме. Но не в морге. Жива. Умерла какая-то другая девушка. И какие-то другие родные не имеют шанса. А у них шанс был.
Потом были десять дней без сна. Сердце Петра Никоноровича сдалось еще на третий день. Легкий сердечный приступ, и его отвезли в кардиологию. Степнов остался один. Рядом с ней. Не выпуская ее руки, рассказывая ей обо всем. О своей юности, истории из студенческой жизни. Про то, как он однажды спас девушку от хулигана. И что у той девушки были глаза, точь-в-точь как у нее. Мечтал про их свадьбу. Какая она будет красивая в белом платье в пол. Счастливая. Про сына, который у них обязательно будет. Придумывал историю про скалы и злой ветер... Не говорил только о том, что так и не признался ей в своих чувствах. Не успел. Боялся не успеть...
- Теперь все позади, - напомнил себе и Степнову Петр Никонорович, - скоро Лена будет дома...
- А если она меня так и не вспомнит?
- Мы ей все расскажем, - мягко улыбнулся писатель, - хотя...
В его глазах заплясал огонек. Лукавый, такой же как и у Лены.
- Что?
- Виктор... Ты же ее любишь... Я знаю.
- Люблю, - Степнов запустил руки себе в волосы. Привычка родом из детства. Так легче думать. Как будто руками трогаешь мысли...
- Виктор... У меня есть план!
- Я весь во внимании...
- Когда мы с тобой будем рассказывать Лене о тебе... Мы можем же приукрасить действительность, верно?
- Вы о чем?
- Я знаю, что ты любишь мою внучку. Я этому только рад. Ты мне как сын. И не вижу я рядом с ней никого, кроме тебя... Я хотел бы помочь вам быть вместе... И то, что с ней случилось... Это наш, вернее, ваш шанс. Она еще слишком юная, она еще не понимает многих вещей. Боится отношений с тобой, потому что ты взрослый... И она хочет этих танцулек-киношек... Но мы-то с тобой знаем, что это не самое важное. Вернее, что важное не это. А искренность в отношениях, доверие...
Виктору оставалось только кивать в ответ на слова Петра Никаноровича. Он говорил правильные вещи, с которыми Степнов был согласен. Только ясности никакой не было.
- И что вы придумали?
- Мы скажем Лене, что у вас с ней любовь, - с торжествующим видом произнес пожилой мужчина.
- Что? Как это?
- А что ты удивляешься? Лена ничего о тебе не помнит, верно? То, что ты ей нравишься, мне очевидно. Так что будет плохого, если мы с тобой расскажем, что вы уже разобрались в ваших отношениях?
Виктор ошарашенно смотрел на писателя.
- Послушай, она нам поверит! Я ее дедушка, не буду же я ей врать! И она будет воспринимать тебя как своего возлюбленного, переступив через эти запреты и пересуды...
- А как же остальные? Подруги?
- А мы скажем, что они ничего не знали. Что вы скрывали свою любовь!
- Я не знаю, - Виктор задумчиво теребил скатерть, - а если она вспомнит?
- А что врач по этому поводу говорит? – прищурился Петр Никанорович.
- Что сильная моральная встряска может заставить ее вспомнить меня. Но это маловероятно, так как в ее мозгу произошли какие-то изменения, и, видимо, что-то там затерлось... Я не очень силен в этой медицине...
- Ну, а никаких моральных встрясок у нее не будет, верно? – требовательно взглянул в лицо Степнова пожилой мужчина.
- Со мной? Нет, конечно! Не будет! Да я ее на руках буду в школу носить! И обратно!
- Ну, на руках, наверное, не стоит, - он опять улыбался, - но беречь просто необходимо... У нее, кроме меня, и нет никого... А я уже немолод. Если она будет с тобой... Мне так спокойнее. Глядишь, сердце перестанет шалить. Мне б только на правнуков посмотреть, Витя...
В голосе Петра Никаноровича появились слезы.
- Ну, вы что, - растерялся Степнов, - вы еще ого-го! Умирать вздумали! Ерунду не говорите! Вы нам живой и здоровый нужны! Ленка еще маленькая, ее на ноги ставить надо! Уму-разуму учить! Вон, ее из больницы скоро выпишут! А тут вы тоже больной весь! Ну-ка живо на ноги вам вставать надо! Кто мою Лену кормить будет?
- А и правда, Виктор, - всполошился дед, - за Ленкой же уход нужен! А какой из меня кормилец! Я сам еле до ванной дохожу... Совсем нога окаянная не слушается... Кому скажи, что сердце на ноги так влияет...
- Сердце, оно на все влияет... Я помогу вам с продуктами. Схожу в магазин, приготовлю все...
- Вить, а переезжай-ка ты к нам!
- Что?
- А что такого? Будешь жить у нас!
- С Леной? – вытянулось лицо Степнова.
- Ну, уж с Леной! Ты не торопись! В пустой комнате поселишься! И нам легче, и тебе веселее!
- Неожиданно как-то все, - только и смог ответить Виктор Михайлович.
- Ну, ведь ты не возражаешь?
Во взгляде Петра Никаноровича было столько мольбы, что Степнов не мог отказать. Да и не хотел. И, хотя ему не совсем нравилась идея обмана Лены, возможность быть с ней перевешивала все сомнения.




Стоя у двери в палату, Виктор испытывал небывалое волнение. И хотя в палате сейчас был дедушка Лены, пообещавший взять всю тяжелую работу по «просвещению» внучки в подробности ее собственной личной жизни, Степнов нервничал. Как Лена примет известие о нем? Не испугается? Не оттолкнет?
- Витя, заходи, - вышел из палаты Петр Никанорович. В больнице было правило, по которому больше одного посетителя в палате находиться не могло.
- А... она?
- Она тебя ждет, - ободряюще улыбнулся Кулемин.
Степнов и сам не мог понять, отчего так дрожат руки. Страшно. Как на экзамене, только в сто раз страшнее.
- Ленок? – просунул голову в палату.
Следом внес букет.
- Привет, - девушка расплылась в улыбке.
Слух Виктора резануло это «привет». Непривычно. Странно.
- Привет, родная, - поцеловал в лоб, - где я могу цветы оставить?
- В банке на подоконнике вода. Туда и ставь... Сядь поближе...
- Да, моя... дорогая, - Степнов присел на крешек кровать.
- Почему ты мне сразу не сказал, кто ты?
- Я... Очень расстроился и удивился, что ты меня не помнишь, - осторожно произнес мужчина.
- Да. Это очень странно. Совсем ничего не помню. То есть твое лицо... Оно мне кажется родным. Я знаю, что знаю тебя. Но не помню. Ничего...
- Не переживай. Не надо.
- Но почему? Я хочу это вспомнить! Дед рассказал, что мы очень счастливы вместе! Я хочу это вспомнить!
- Лен, - Виктор дотронулся до ее руки, - давай мы не будем тебя напрягать... Давай просто проживем эти моменты заново...
- А мы давно вместе? – последовал новый вопрос.
- А... Ну, не очень...
- Дед сказал почти год!
- Ну, Петр Никанорович, - себе под нос пробурчал Виктор, - Да. Почти год!
- С ума сойти! Я так много не помню! Только вот...
- Что?
- Когда ты руку положил на мою... Я помню эти ощущения... Можешь еще раз?
- Что?
- Руку...
Виктор нерешительно накрыл тонкую девичью кисть своей рукой. Сжал. Погладил каждый ее пальчик, прорисовывая замысловатые узоры.
- Витя, - прошептала Лена, - Витька!
- Да, моя родная?
- Я... Я не знаю... Что-то в сердце отдается, но я не помню...
- Это не важно, - Степнов провел рукой по щеке, - мы все наверстаем... Обещаю!
- А почему мы никому ничего не рассказывали?
- Ну, я же учитель. А ты ученица. Такие отношения не вызовут одобрения общественности, - мужчина усмехнулся, представляя разгневанное лицо Борзовой.
- Но я же скоро закончу школу, да?
- Да, Лен. И все будет по-другому. Тогда никто ничего не сможет нам сказать.
- А...
- Что? У тебя есть еще вопросы?
- Да у меня миллион вопросов! Просто я ничего не знаю. И не помню. Ты помнишь все, а я ничего... Как мы в первый раз поцеловались?
- А... Мы... Ты и я, - Степнов тяжело вздохнул, - ну, мы гуляли и...
- Вить, ну что ты стесняешься? А... А у нас что-то еще было?
- Нет!
- Не было? – казалось, Лена успокоилась.
- Не было. Мы решили не спешить.
- Это хорошо, - согласилась девушка с «их» решением, - ну вот ничего не помню!
- Лен! Тебе сейчас нужно отдыхать!
- Подожди! Не уходи, - остановила она.
- Не ухожу. Я буду тут.
- Врач мне сказал, что ты сидел тут все это время?
- Конечно. А как иначе... Я сам чуть не умер...
- Ничего, - к Лене вернулась способность шутить, - тут хорошие врачи. Откачали бы!
- Мне так нравится, когда ты улыбаешься!
- Да? Не помню... А что еще тебе нравится?
- Нравится, когда ты поешь. И когда ругаешься. И когда ручку грызешь.
- Я грызу ручку? – удивилась девушка.
- Всегда. Когда думаешь... Не замечала?
- А я все думаю, кто у меня все ручки дома перегрыз!
- Кулемина!
Лена сверкнула взглядом:
- Поцелуешь? А то я совсем не помню, как это...
Виктор смутился. Почувствовал себя неуклюжим. Не знал, с какой стороны к ней подступиться. Он много раз в своих мечтах представлял сцену их будущего поцелуя. Но ни разу это не происходило в больничной палате. Лена сидела на кровати, замерев в ожидании. Подошел ближе. Взглянул в ее глаза.
Осторожно дотронулся губами до ее теплых губ. Несмело, даже робко.
- Ленка моя, - прижал. Обнял.
И тут она разрыдалась. Как ребенок. С болью и надрывом.
- Ну, что ты, что? Ленка! Не плачь! Я сейчас вместе с тобой буду, - попытался пошутить Виктор.
- Я не помню!
- Ты из-за этого плачешь? – Степнов вытер ей слезы.
Девушка кивнула.
- Лен! Я... Я хотел... Я хочу, чтобы просто была счастлива! Понимаешь?
- Да.
- И запомни, что все, что я делаю, я делаю только с одной целью - чтобы ты была счастлива. Для меня ничего нет важнее.
- Вить?
- Что?
- А мы... Мы говорили друг другу о любви? Прости, что спрашиваю, просто я, правда, этого не помню... И не знаю...
- А, - Степнов тяжело сглотнул, - а... ты меня любишь?
- А ты меня? – ответила вопросом на вопрос Лена.
- Да. Прости, я мужчина, и я должен... Прости, Лен! Я люблю тебя, моя девочка!
- И я тебя... наверное...
Как удар. Прямо в солнечное сплетение. Больно. Очень больно. Ему, а не ей.
- А... Я тебе об этом раньше говорила? – смущается Лена.
- Это не важно. Что было раньше. Что ты сейчас чувствуешь?
Момент истины. Про себя Виктор решил, что если она скажет, что не знает, то он все ей расскажет.
Кажется, он перестал дышать. Замер. Ловит любой шорох. Ждет тихого «люблю». Или уверенного «люблю». Или громкого «люблю». Он ждет одно слово. Слово на букву «л».
Услышал, но другое:
- Ленка! – распахнулась дверь в палату.
Новикова.
- Лера! – Лена расплылась в улыбке.
- Как ты тут? Мы чуть с ума не сошли! Представляешь, Терминатор сегодня меня к доске вызывала. А у нас в классе новенький. Стас Комаров. Помнишь, тот задавака? Из парка? А у Наташки зуб болит. Аня песню новую написала! Здравствуйте, Виктор Михайлович!
- Михайлович, - шепотом повторила Лена.
- Кулемина! Ты что, головой ударилась? – удивилась Новикова, - любимого учителя забыла?
- Любимого? Учителя... Да нет, Лер, не обращай внимание...
- Новикова! – шикнул на разболтавшуюся школьницу Степнов, - у Ле... у Кулеминой мозговая травма! А ты тут со своими шуточками!
- Ой, правда, Лен, прости, - потупила взгляд Лера, - Виктор Михайлович, а вам не пора? А то здесь правила, больше одного посетителя нельзя! А там еще в коридоре девчонки ждут!
- Пока, Лен, - улыбнулся Виктор девушке и из-за спины Новиковой послал ей воздушный поцелуй.
- Пока... Ой, то есть до свидания, Виктор... Михайлович! – кивнула Лена учителю и порощалась взглядом с любимым.
Любимый и учитель в одном лице вышел в коридор.


Спасибо: 6 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 266
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.11 13:44. Заголовок: И вот настал такой д..


И вот настал такой долгожданный день выписки. Все немного нервничали. Врач, который воспринимал Ленино быстрое выздоровление как чудо, Виктор, который пока не представлял, как будут складываться их отношения, Петр Никанорович, который нервничал просто в силу возраста, ну, а больше всех сама Лена. Она надеялась, что родные стены навеют какие-то воспоминания о ее прошлом. О счастливых часах, проведенных с любимым мужчиной.
Рядом с ним было спокойно. Уютно. Она видела, что на него оборачиваются женщины. И это льстило.
- Ну, Лена, желаю больше нам не встретиться, - выдал дежурное напутствие ее лечащий врач.
- Почему?
- Потому что я нейрохирург. А к такому специалисту тебе больше лучше не попадать, - улыбнулся он, - будь здорова!
- Спасибо вам за все! – искренне поблагодарил Петр Никанорович.
- Огромное вам спасибо за Ленку! – вторил Степнов.
- Это вы себя благодарите! Я верю, что когда человек находится в коме, то он все чувствует... Так что, как там... Есть стихотворение, правда, оно не про это, но очень подходит:
«Им, не ждавшим, не понять, как среди огня,
Ожиданием своим ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать только мы с тобой.
Просто ты умела ждать, как никто другой!»
М...да... Оно, конечно, про женщину. А у вас наоборот... Но вы меня поняли, да?
- Да, - подтвердила Лена.
Распрощавшись с доктором, они втроем поехали домой. Весь путь два мужчины - пожилой и молодой - сжимали обе руки Лены… Боясь потерять эту тактильную связь. Как будто она опять куда-то пропадет. Заболеет. Исчезнет.
- Дом! – переступила девушка родной порог, - а пахнет как вкусно!
- Да. Мы приготовили ужин. Иди в свою комнату, тебе нужно отдыхать! Мы тебе туда принесем еду, - провел рукой по спине девушки Виктор.
- Я хочу в душ, - попросила она.
- А врач сказал что? – испугался Степнов.
- Что можно. Я аккуратно. Все будет нормально.
Мужчина кивнул. Не хотелось ее отпускать ни на минуту. Но отпустил.
Пока Лена принимала водные процедуры, Петр Никанорович успел пропустить пару рюмок настойки и уйти спать. Слишком тяжелый в эмоциональном плане день для пожилого человека. А Виктор разложил на подносе еду.
- Привет, - вышла из ванной Лена.
Влажная, горячая. Волосы взлохмачены. Щеки раскраснелись. Как будто не она десять дней пролежала в коме. На границе между жизнью и смертью.
Девушка доверчиво прильнула к мужчине, накрывая его губы своими. Непривычно. Виктора бросило в жар, но он лишь крепче обнял ее. Поцелуи перестали быть безобидными.
- Лен, - он тяжело отдышался, - дедушка. Не надо!
- Он где?
- В своей комнате!
- Ну, и что же тогда нам мешает?
- Лена, ты еще очень слаба. Тебе надо больше лежать. Хорошо питаться, - он взглянул на поднос.
- Я... Я хочу наверстать все, что я не помню, - призналась Кулемина.
- У нас вся жизнь впереди, - Степнову было не по себе.
Девушка закусила губу. Обиделась? Расстроилась?
- Кулемина! Ну что ты нос повесила?
- Просто я не могу понять... Мы встречаемся почти год, а ты со мной... Не знаю. Мне всегда казалось, что когда люди долго вместе, то они как-то по-другому общаются... А у меня ощущение, что ты меня считаешь ребенком. И боишься меня...
- Я, правда, боюсь... Сделать тебе плохо. Ты только из больницы, - нашелся Степнов.
- Но я, правда, хорошо себя чувствую!
- Я знаю. Но тебе нужно соблюдать режим!
Лене ничего не оставалось, как смириться.
Лежа в кровати, она поглощала вкусный и питательный ужин, под неусыпным контролем Виктора. Он рассказывал смешные истории про соревнования, про любимые виды спорта, тщательно избегая темы их отношений.
- Вить, - засыпая попросила девушка, - поцелуй меня...
- Конечно, - он осторожно обнял ее и коснулся губами синей жилки на виске.
Спит. Спокойно, размеренно дышит. От ее дыхания сразу становится спокойно. Мужчина задергивает шторы, выключает ночник. Спи...
На кухне, вымыв посуду и выпив крепкий чай, появляется способность к анализу. Впервые за долгие дни страх отпускает, уходит, оставляя лишь дымку. Правильно или нет – решать не ему. Так получилось. Пути назад нет. Не простит, не поймет. А если попытаться? Объяснить? Не надо. Стресс. Стресс для нее губителен.
Виктор медленно идет в комнату, отведенную ему для сна. Темно, но свет включать не хочется. Фонарь, бьющий в окно, дает возможность различать силуэты мебели.
Засыпает. Без мыслей.

Утром Ленка просыпается первой. Слишком долго она «спала» в больнице. На часах нет и шести утра. Родная комната, родной красный диван.
- Интересно, а как обычно проходит наше утро со Степновым? Кофе в постель? – девушка сама смеется от абсурдности этой мысли.
Осторожно, ступая на носочках, она пробирается в ванную и быстро приводит себя в порядок. И вот в зеркале уже прежняя Лена Кулемина, только во взгляде появилось что-то новое. Страх?
Девушка возвращается в комнату и достает тяжелый фотоальбом. Быстро перелистывает детские фотографии – ее сейчас интересуют не они. Останавливается. Фотографии прошедшего года. Она и девчонки. Выступление в скейт-парке. В школе. Окончание десятого класса. Все улыбаются... Только на фотографии можно заметить, что ее взгляд устремлен в другую сторону. Кто там, за кадром?
В голове щелчок. Была линейка. На крыльце школы собрались все учителя. Она и девчонки стояли в первом ряду. Савченко толкал речь. Степнов и Рассказов устроили шуточный переполох. Что-то шептали друг другу и смеялись. Потом Виктор столкнул Рассказова. Тот не остался в долгу. Уже Борзова отчитала их, а они все равно дурачились. Тогда грозный завуч отослала их вниз, к школьникам. Да. Вспомнила. Он спустился вниз и весело ей подмигнул. Этот момент и поймал фотограф. Все смотрят на Савченко, а она – на Степнова.
Почему он ей подмигнул? Потому что тогда уже между ними что-то было? Вероятно...
Кусочек пазла встал на место. Но картинки не было, это лишь кусочек...

Спустя какой-нибудь час раздалось фальшивое пение. Проснулся Виктор. Лена прислушалась.
- Крошка моя,
Я по тебе скуча-а-а-ю,
Я без тебя,
Ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля
Девушка поморщилась. Неожиданно. Он и раньше пел по утрам? Нахмурилась. Не помнит.
- Дедуль, - вошла она в комнату пожилого писателя, - ты уже проснулся?
- Поспишь тут, - недовольно нахмурился Кулемин.
- Скажи... А Виктор... Расскажи мне что-нибудь про нас с ним...
Дед задумчиво почесал подбородок:
- А... А Витя тебе что-нибудь сам рассказывал?
- Рассказывал. Но очень мало.
- Лен, да я почти ничего и не знаю... Я-то уже старик, а ваше дело молодое... Танцульки, киношки!
- Степнов любит клубы?
- И клубы, и кружки по интересам, - Петр Никанорович не совсем верно понял слово «клуб».
- И я ходила? Я же не люблю, - Лена была почти шокирована.
- Ты не ходила, - тут же поменял показания дед, - и вообще... Что ты меня, старого больного человека, допрашиваешь?
- Прости, дедуль, - устыдилась внучка, - пойду Вите с завтраком помогу...
На кухне что-то шкворчало и пыхтело. Шкворчала сковорода с яичницей, пыхтел Степнов.
- Витька, - Лена подошла сзади и обняла его за талию.
- О! А! Ленка! Ты... ам... Доброе утро!
- Доброе утро, дорогой! – промурлыкала Кулемина.
- Дорогой? – в голосе Степнова слышался почти ужас.
- А что? Как я тебя ласково раньше называла?
- Ты... А...М... Спортсмен... Как там еще? Зайчик, котик...
- Нет, - вдруг Лена перестала улыбаться, - я не могла звать тебя так... Ты не похож на зайчика... Или котика...
- Да, Лен. Ты меня не называла ласково, - ответил абсолютную правду мужчина.
- Я в школу сегодня пойду!
- Куда? – Степнов аж поперхнулся. - С ума сошла? Какая школа? Тебе покой нужен! Недавно из комы! Тебя и не ждет там никто!
- Я по девчонкам соскучилась... По группе.
- Ну, они зайдут после уроков... А ты завтракай! – он положил на тарелку подгоревшую яичницу.
- Витька, - девушка засмеялась, - ты совсем не умеешь готовить!
Степнова как ошпарило. Он во все глаза смотрел на Лену. Откуда в ней это? Эта женственность! Ласковый взгляд. Какие-то собственнические нотки... Необычная, пугающая... притягательная Ленка.
Стараясь держать себя в руках, Виктор усадил Лену за стол. Налил чай.
- Вить, а ты что не завтракаешь?
- Я... Не голоден!
- Да ладно тебе, - девушка усмехнулась, - ты же всегда хочешь есть!
- Ты помнишь? – похолодел Степнов.
- Нет, - растерянно отозвалась она, - просто почему-то сказала... Подумала так... Не знаю.
- Не напрягайся, - Виктор поцеловал Лену в макушку, - все нормально...
- Ты правда не расстроен? Из-за того, что я ничего не помню?
- Нет, что ты, - мужчина выдохнул.
Лена порывисто обняла его.
- Спасибо! Ты такой хороший! – и сама потянулась за поцелуем.
В голове Степнова пронесся вихрь мыслей. Он ответил на поцелуй, стараясь сохранять рассудок. Только шаги Петра Никаноровича спасли Виктора от пригрыша всухую на чужом поле.
Он кивнул фантасту и под предлогом сборов в школу скрылся в комнате. Сел на кровать. Отдышался. Сердце отстукивало бешенный ритм. Почище, чем Новикова в песнях.
Он не планировал выводить их с Леной отношения на физический уровень. Она к этому пока не готова. И он себе никогда не простит, что воспользовался ситуацией. Ей нужен покой. А он... Виктор долго размышлял, прежде чем понять, почему Кулемину притягивают тактильные ощущения. Объятья, поцелуи. Понял. Сейчас она думает, что у них давно уже расставлены все точки в нужных местах. Внесена ясность. И ей просто, как любой девчонке, хочется целоваться. Обниматься. Держаться за руки. Физически чувствовать его тепло, его чувства. Он сначала решил, что, отдавая ей больше эмоций, он сможет остановить ее. Ему самому не хотелось этого, но он перестал бы себя уважать, если бы предался физическим наслаждениям с Леной. Если бы у него была возможность повернуть время вспять, то он бы не согласился на предложение Петра Никаноровича. Но, что сделано, то сделано. Назад пути нет. Он не мог подвергать Лену стрессу, объясняя свой поступок. И, значит, придется играть роль до конца. Боясь обидеть, переживая, обдумывая каждое слово... Собрав волю в кулак.
- Витя, - вошла Лена, - ты в школу не опаздаешь?
- Нет. Я уже ухожу! Пока, малыш, - быстрый поцелуй в щеку.
Ушел. Лена огляделась. Аккуратно заправленая кровать. Значит, он любит порядок. Листок бумаги. На нем рисунок. Скорее, набросок. Штрихи, линии, загогулины. Когда он это рисовал? Сидел, думал, водил ручкой по листу бумаги? Почему?
Девушка зажмурилась. Вопросы множились с каждым днем. Она не знала Виктора. Не помнила о нем ничего. Но рядом с ним хотелось летать. И петь. Ее напрягало, что она даже не знает какое у него любимое мороженное. И она пыталась вспомнить...

- Ленка! – влетели в комнату «Ранетки».
Лена немного задремала перед их приходом, поэтому выглядела растерянной и удивленной.
- Вы откуда?
- Из школы, вестимо, - шутливо ответила Лера.
- Ну как ты? – заботливо поинтересовалась Аня.
- Да нормально... Голова немного болит, но она, видимо, у меня чугунная, - девушка криво улыбнулась, - лучше рассказывайте как вы! Что нового в школе?
- Да все по-старому, - наморщила носик Женя Алехина, - учителя как с цепи сорвались! Задают все больше с каждым днем...
- Как группа?
- Мы не репетировали... Как мы без басистки? – подала голос Наташа.
- Ты когда в школу собираешься? – спросила Лера.
- Да я бы и сегодня пошла, если б не Ви... возможные осложнения, - выкрутилась Кулемина, - но завтра пойду! Соскучилась ужасно!
- По физ-ре? – хихикая уточнила Аня.
- Физ-ре?
- Спортзал. Баскетбол. Степнов! Лена! Ау!
- Ах, да, конечно, - как-то глухо отозвалась девушка, - по физ-ре и соскучилась!
- Какая физ-ра! Ты о чем думаешь! – возмутилась Новикова, - ты еще нам не объяснила, как с тобой это произошло? Как ты оказалась в больнице, а тем более в коме? Мы чуть с ума не сошли!
- Девчонки, - Лена улыбнулась подругам мягкой улыбкой, - давайте потом, ладно? Что-то я плохо себя чувствую...
- Тогда мы пойдем? – первая поднялась тактичная Наташа.
- Да. До завтра. Я вздремнуть хочу...
Когда подруги ушли, Лена не легла спать, а села за стол, незаметно для мебя начиная грызть ручку...

Виктор после школы решил съездить в магазин. Очень хотеось купить Лене что-нибудь особенное. Всяких плюшевых зверей он отмел сразу. Спортивный инвентарь тоже. Духи, косметика – все не то. Он долго прохаживался вдоль торговых рядов, пока не увидел кое-что особенное. То, что нужно!

Лена лежала на диване, задрав ноги вдоль стены. Удобная поза для раздумий. Кровь приливает к мозгу и все такое...
- Лен, ты где? – послышался голос Степнова.
- В своей комнате!
- Привет, - вошел Виктор. Волосы и куртка мокрые – на улице дождь. А он без зонта.
- Ты чего такой... Загадочный?
- Ленок, у меня для тебя подарок есть...
- Какой? – девушка приняла нормальную позу.
- Вот, - протянул коробку.
Лена недоверчиво посмотрела на Степнова. Ждет. Переживает.
Хочется оттянуть момент. Подождать. Растянуть удовольствие.
- Ну не томи, - мягко торопит Лену Виктор.
Оберточная бумага аккуратно снята с коробки. Шкатулка. Необычная, с резной крышкой.
- Открой, - предлагает Витя.
Крышка открывается. Внутри маленькие фигурки музыкантов рок-группы. Звучит музыка.
- Они двигаются, - радуется девушка.
- Да. Я как увидел, сразу решил купить! А если их остановить, - Виктор нажал на кнопку, - то можно поднять, и будет обычная шкатулка...
- Для чего?
- Для новых воспоминаний, - мужчина улыбнулся.
- А мне нравится идея, - Лена обняла Степнова.
- Моя хорошая, - он провел рукой по волосам, - все будет замечательно! Не переживай так...
- Я и не переживаю, - девушка уткнулась носом в мужскую щеку.

И только Степнову было неспокойно. Словно камень на душе. Когда он смотрел в счастливые зеленые глаза, то тут же вспоминал о своем обмане. И ему постоянно казалось, что он не имеет права обнимать и целовать Лену.

Как-то, спустя месяц после того, как Лену выписали из больницы, ночью она вошла в его комнату.
- Ты чего не спишь? – глухо поинтересовался мужчина. Сердце разгоняется до двухсот ударов в минуту, и кажется, что оно сейчас взорвется. В голове туман, жар по коже, который тут же сменяется холодом.
- Я...
Лена осторожно садится на кровать. Молчит.
- Лен, зачем ты пришла? – почти хрипит Степнов. Голову сжимают тиски: все не так!
- К вам, - девушка наклоняется, осторожно целуя пересохшие губы. Узкая ладонь опускается на обнаженную грудь.
- Прекрати, - едва хватая за хвост остатки разума, прошептал Виктор, - не надо!
- Но почему? – отстранилась Лена.
- Я не хочу тебя обижать... Пойми... Сейчас еще очень рано...
- Но мы вместе год! Это достаточное время, чтобы перейти на следующий этап в отношениях...
- Нет. Мы вместе всего... всего ничего...
- Как это? – вдруг лицо Лены стало хмурым. Она убрала руку и словно сжалась.
- Тихо-тихо, - Виктор слегка приобнял девушку, - я не так выразился... Просто то, что ты помнишь... Этого очень мало для того... Лен, давай подождем?
- Чего? Когда я все вспомню? А если я не смогу? – голос девушки звучал отстраненно.
- Лен, ты пойми... То, что ты не помнишь... Это хорошо. Это повод еще раз пережить важные чувства. Заново, понимаешь? Давай представим, что у нас все с чистого листа, - Виктору казалось, что он нашел выход из тупиковой ситуации.
- То есть сначала?
- Ну да. Представим, ладно?
- Мне и представлять не надо... Я же ничего не помню, - кивнула девушка.
- Ну, и отлично. Иди спать...
- Спокойной ночи, - Лена наклонилась для поцелуя, но замерла в двух сантиметрах от его губ, - Виктор Михайлович...
- Спокойной ночи, Кулемина, - улыбнулся Виктор.
И в первый раз за долгие дни уснул совершенно спокойно.

Лена разглядывала себя в зеркале. Платье ей удивительно шло. Белое, с черным рисунком. Корсет делал ее и без того тонкую фигуру почти невесомой.
- Красавица, - оценил Петр Никанорович, уже больше часа наблюдаюший за внучкой, - какая ты у меня красивая...
- Выпускной все-таки, - Лена хихикнула, - не каждый день...
- А Виктор где? – спохватился пожилой писатель.
- Дед? Склероз?
- Да я что-то... нервничаю... И родители твои не смогли приехать!
В радостных глазах Лены появилась грустинка. Родители – ее больная тема. Никогда их нет рядом! Но тут же девушка отогнала от себя ненужные мысли. Привыкла.
- А девчонки твои тоже в платьях будут?
- Конечно, - кивнула девушка, - дедуль, ну ты готов? Пора уже...
Попав в школу, Лена долго не могла узнать вечно взбалмошных одноклассников. Стас Комаров в костюме. Рита Лужина в красивом розовом платье.
- Ленка! – подлетела к ней, словно ураган, Лера, - а мы тебя потеряли!
- Вот она я, - Лена обняла подругу, - выпускной, Лер!
- Да я сама не верю... Столько лет были все вместе... И что теперь?
Карие глаза девушки наполнились слезами.
- Рано плакать! Вот Шрэк речь толкнет... Тогда уже дашь волю!
- Девчонки! – подбежала к ним Аня с вытаращенными глазами, - начинается!
И подруги заспешили в актовый зал.
Заняв место рядом с подругами, Лена огляделась. Дед сидел в середине зала, среди родителей. Степнов на сцене, с учителями. Красивый, в костюме. Губы Лены тронула улыбка.
- Ленка, - прошептала Наташа, - ну, ты рада?
- Чему? – не поняла девушка.
- Да ладно! Я видела, как ты сейчас с Виктормихалычем переглядывалась!
- Отстань, - Кулемина неожиданно смутилась.
- Дорогие мои выпускники, - начал свою речь Николай Павлович, - я помню, как вы пришли в школу. Совсем маленькие, любопытные... И вот передо мной взрослые девушки и юноши. Школа, знаете ли, не только знания дает... Школа учит дружить...
Пятеро подруг переглянулись и взялись за руки.
- Дружить, значит, учит школа. В школе вы встречаете свою первую любовь... Кто знает, для кого-то это единственная любовь... Настоящая.
Лена поймала его взгляд. Теплый. Говорящий: «это о нас». «Я знаю», - ответили ее глаза.

- Здесь вы проходили первые испытания жизни... Да что я? Грустно мне сегодня, - Николай Павлович махнул рукой. - Но пришло и ваше время разлететься кто куда... Помните школу! Вас здесь всегда ждут и любят!
Процедура вручения аттестатов как индивидуальное прощание с каждым. Последний бенефис.
В случае с Леной протокол был нарушен. И документ она приняла из рук любимого учителя, да что уж там, просто любимого.
Неожиданно для всех Кулемина взглянула в глаза Степнову:
- Все? Я больше не ученица школы 345?
- Не ученица, - улыбнулся Виктор, понимая, к чему клонит девушка.
- Нет смысле скрывать? – настойчиво поинтересовалась Лена.
- Нет, - расплылся в улыбке мужчина, и обнял Лену за талию. Немного покружив ее на месте, он осторожно поставил ее на место и прошептал:
- Поздравляю!
- Спасибо, - кивнула девушка и первая потянулась за поцелуем.
Целоваться, стоя на сцене. Что может быть красивее?
- Горько! Горько! – закричал со своего места Петр Степанович.
- Тихо вам, - шикнула на него Елена Петровна.
- Безобразие, - попробовала возмутиться Людмила Федоровна.
- Люсенька, ну они же взрослые люди, - накрыл ее руку теплой ладонью Виктор Львович.
- И Ленка нам ничего не говорила? – задохнулась от эмоций Аня.
- А чем бы мы ей помогли, - Лера от восхищения прижала руки к лицу.
- Это ваша внучка? – поинтересовалась Елизавета Петровна Алехина у Петра Никаноровича.
- Это мои дети, - писатель сидел с блуждающей улыбкой.
После торжественной части вчерашние школьники, учителя и некоторые родители отправились в кафе.
- Дед, может, с нами?
- Нет, Лен, я уже староват для этого...И с тобой будет Виктор, ему я полностью доверяю...
- Ну, как знаешь, - девушка шутливо пригрозила дедушке пальцем, - только, чур, никакой наливки! Приду – проверю!
- Ну, пятьдесят грамм-то можно? Я уже и Василия Даниловича позвал...
- Знаю я вас... Вить, ну хоть ты им скажи! – попросила поддержки у мужчины Лена.
- Да, Петр Никанорович, вы нам здоровый нужны! Не увлекайтесь там!
- Вот послал мне Бог наказание, - закатил глаза Кулемин, - одна меня пилила... Теперь двое... Все, идите, вы уже опаздываете!
Действительно, все уже были в автобусе. Ждали только Лену и Виктора.
И свободные места были только среди учителей.
Виктор сжал руку любимой, и они сели через проход от Рассказова. Но тут же к ним подошел Савченко:
- Значит не углядели все-таки! – он покачал головой.
- Николай Павлович! – хором начали Степнов и Кулемина и тут же осеклись.
- Да ладно, ладно, - он замахал на них руками, - все и так понятно... Что уж теперь!

В кафе было весело, шумно. «Ранетки» исполнили несколько песен.
- Лен, пойдем танцевать, - прошептал Степнов ей в самое ухо.
- Да... Я так устала, - пожаловалась девушка.
- Тогда пойдем домой... Уже многие расходятся...
- Давай просто погуляем, - Лена улыбнулась, - вдвоем...
- Давай! С девчонками попрощаешься?
Девушка обернулась, выискивая в толпе одноклассников подруг. Новикова танцевала с Комаровым, Аня что-то выговаривала Белуте, Женя, никого не стесняясь, целовалась с Колей...
- Они поймут, - Лена вложила свою ладошку в руку Степнова.
Ночной воздух, вместо того, чтобы слегка отрезвить разгоряченных людей, еще больше пьянил. Они шли, не разбирая дороги. Болтали, смеялись. Вспоминали реакцию окружающих.
- Ноги устали, - капризно проворчала Лена.
- Ты на каблуках весь вечер... Не понимаю вообще, как женщины могут на них ходить... Это же жутко неудобно...
- Да, Вить! Ни стометровку пробежать, ни через козла прыгнуть, - поддразнила девушка.
- Я сейчас тебя пробежаться заставлю, - Виктор шутливо зарычал.
Лена расхохоталась и попробовала скрыться. Оступилась.
- Больно? – тут же оказался рядом Степнов.
- Да нет, - девушка поморщилась, - слегка потянула....
- Давай я тебя на руках домой отнесу!
- А нести никуда не надо, - Лена лукаво улыбнулась.
- В смысле? Ты на лавочке ночевать собралась? Ну же, Кулемина, это уже неактуально!
- Вить, как у тебя с памятью? Тебе ничего попить не надо? Таблетки, улучшающие память?
- Лен, да что ты загадками говоришь! Что ты еще придумала!
- Оглянись, - Лена с трудом сдерживала смех, - ты что, не помнишь, что в этом доме квартира деда!
- И?
- Мы можем зайти, я переобуюсь!
- А жильцы? Вы же сдаете квартиру...
- Прежние уехали, а новые пока не вселились... Мы никого не побеспокоим... Пойдем?
- Ну, давай, - неуверенно кивнул Степнов.
Степнов и Кулемина поднялись в квартиру.
- Тепло, - прокомментировала Лена.
- Да. На улице холодно... Ты очень замерзла?
- Есть немножко, - призналась Лена.
- А есть тут плед какой-нибудь?
- Конечно. Пойдем ко мне в комнату. Там ничего не трогали... Она была закрыта.
И действительно, комната словно ждала хозяйку. Даже в музыкальном центре диск, который Лена слушала перед переездом.
- А это что? – спросил Виктор, удивленно рассматривая баскетбольный мяч, лежащий в кровати. - Ты с мячиком спала?
- Он мне о тебе напоминал, - усмехнулась девушка.
Спонтанный, неожиданный поцелуй. Ноги слабеют и отказываются держать тела. Влюбленные, не переставая целоваться, опустились на диван. Осторожно развязана шнуровка на корсете. Расстегнуты все пуговицы на рубашке.
- Стоп, - Виктор отодвигается, - подожди!
- Чего теперь ждать? Когда я институт закончу?
- Дело не в этом, - Степнов опустил глаза, - ты не все знаешь!
- Я знаю достаточно! Я знаю, что люблю тебя! И что ты любишь меня! Что еще? Есть что-то еще важное?
- Есть, - Виктор встал с дивана, - Я тебе соврал... Я... Ты меня не любишь. Я соврал тебе. Мы не встречались. Когда ты все забыла... Мы тебе соврали...
Сказал и отвернулся к окну.
Лена не стала облегчать ему задачу и что-то говорить. От того молчание словно обволакивало все вокруг.
Виктор спиной почувствовал, что она подошла почти вплотную.
- Я знаю... Я все вспомнила очень давно, - прошептала Лена, - но мне понравилось то, что вы придумали...
- Что? – Степнов был ошарашен.
Вместо ответа девушка накрыла его губы поцелуем...
- Вот так «забыть и вспомнить», - оторвался на мгновенье Виктор.
- Забыть... и полюбить... – не согласилась Лена.
****************************
Конец!


Спасибо: 6 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 267
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.11 13:49. Заголовок: Размещено с разрешен..


Размещено с разрешения автора.

Автор: Манюня
Название: Великолепная афера
Под редакцией: forget-me-not
Жанр: Action, Криминальная история, POV, ООС
Рейтинг: R
Статус: окончен



Как я попала в банду? В девятом классе я бросила школу – достала... Дед постоянно был в больнице. Родители давно на меня забили... А кушать-то хочется... Тогда-то я и познакомилась с Андреем и Иваном. Нормальные ребята, дали мне заработать в своем клубе на боях без правил... Можно сказать, из болота меня вытащили. А потом к себе позвали. Сначала, когда я пришла, я думала, будет, как в американских фильмах... Стволы, наркотики... Куда там. Дисциплина у нас построже, чем в армии. Каждый месяц на дурь проверки. С этим строго. Торчки никому не нужны. Да и занимаемся мы не гоп-стопом каким-нибудь... Вообще, мы аферисты. Наша цель – сделать так, чтобы человек сам нам отдал свои деньги. Разрабатываются целые схемы, просчитываются все ходы. В общем, все серьезно. С Иваном у нас нормальные, даже почти любовные отношения. Он меня с самого начала выделял, когда я еще сопливой девчонкой была. В день, когда началась вся эта история, мы все собрались в «офисе». Это просто квартира почти в центре города, с отличным видом на Москву-реку... В ней мы собираемся поговорить. В этот раз нас было пятеро: я, Иван, Андрей, Стасик (мальчик на побегушках, мечтающий о карьере рэп-исполнителя) и его девушка Лера. Лера, конечно, швабра та еще... Но Ваня и Андрей не возражают, что Стасик ее таскает за собой – ну, так я тем более. Стаса отправили за пивом в магазин, Леру услали на кухню. А мы начали наш разговор, многое изменивший в моей жизни.
Генератор идей у нас Андрей. Он собирает откуда-то совершенно невероятную информацию, недоступную для простых смертных. В этот раз он протянул мне плотный конверт.
- Что там?
- А ты посмотри, - усмехнулся он.
Иван кивнул.
Я распечатала послание. Внутри лежало несколько фотографий. Мужчина, лет тридцать, спортивного телосложения. И синие пронзительные глаза. Хорош!
- Кто это? Я, кажется, не киллер? Стреляю я неплохо... Но, - я улыбнулась, давая понять, что стрельба не мой конек.
- Лен, опять шутишь, - недовольно закурил Андрей, пододвигая ко мне пачку, - это Степнов Виктор Михайлович. Между прочим, если бы ты чаще посещала школу, то помнила бы его... Он вел у тебя физ-ру в седьмом классе...
- И давно наши интересы распространяются на физруков?
- Ну, он не простой физрук. Из школы он ушел, сейчас занимается бизнесом... У него сеть фитнес-клубов, магазины спортивной одежды и все такое...
- Ну, допустим, - кивнула я, - а план какой?
Вот такая фигня всегда с Андреем. Он что-то умничает, а я догадывайся...
- План у нас, Леночка, один... Оставить этого Виктора Михайловича без денег... Ты же сама все знаешь!
- Все готово, - влетела в комнату Лера.
- Сгинь! – в три голоса отозвались мы.
Леру как ветром сдуло. Вот трусиха. Видно же, что боится нас, а нафига вообще приходит? И куда ее родители смотрят? Хотя... про ее родителей чуть позже...
Короче, план Андрея был прост, как три рубля, но... необычен, что ли? До сих пор меня никогда не использовали как ДЕВУШКУ!!! То есть я постоянно, так или иначе, участвовала в махинациях... То изображала девочку-попрошайку, то падала под колеса дорогущей иномарки... А тут...
- Лен, что призадумалась?
- А спать с ним придется? – это главный вопрос, который меня интересовал.
Иван выжидательно посмотрел на Андрея.
- Ну... Если сможешь очаровать и привязать его к себе без постели – пожалуйста! Или у тебя с сексом какие-то проблемы? – поинтересовался Андрей.
Никаких проблем у меня не было. То есть у нас пару раз был секс с Иваном, но... Но мне не особо понравилось. Как-то слюняво и противно. Наверное, я не рождена для этого.
Потом вернулся Стас. Начал нас веселить своим рэпом. Дурачок! Вот действительно идиот! Я ему не раз и не два говорила, что его песни-пляски тут совершенно не нужны. Постепенно стали подтягиваться остальные ребята. Старшие. С кем-то из них пришел Гуцул. Он тоже мой ровестник. В отличие от Стаса у него есть неплохие шансы в будущем иметь какой-то вес в нашей... банде? Компании... Он услужлив, но в то же время не теряет чувство собственного достоинства.
- Лен, тебе помощь какая нужна? – вдруг спросил Андрей.
- Да. Дай мне Гуцула на пару дней, - кивнула я.
- Забирай, - кивнул негласный лидер. - Гуцул! Во всем слушаешься Ленку. Как она скажет – так и будет! Понял?
Мальчик Игорь послушно кивнул. Нет, все-таки он еще ребенок...
На следующий день я вышла на задание. С Гуцулом мы обо всем договорились. На часах шесть утра, но именно в половине седьмого Виктор обычно выходил из дома. Поэтому выспаться не удалось. За что я нещадно ругала Степнова. И желала ему всех бед. И вот он показался из подьезда. В это же время ко мне подошел парень в капюшоне и со всей силы толкнул. Я про себя отметила, что Гуцул мог бы быть и поосторожнее. Все-таки не мешок картошки. Я прокричала все заранее выписанные ругательства (чтобы без мата, но в то же время соответствовало ситуации).
Разумеется, тут же рядом со своим скрюченным от боли лицом увидела лицо Степнова:
- С вами все в порядке?
Зашибись! Я вообще люблю по утрам валяться на асфальте!
- Кажется... Руку ушибла, - сквозь выступившие слезы отрапортовала я.
- Давайте я вам помогу, - он попытался помочь мне подняться, - вот псих!
- Кто?
- Этот парнишка! Обдолбанный какой-то! И куда его родители смотрят?
- Виктор Михайлович? – изобразила я удивление.
- Да... А вы?
- Лена... Кулемина Лена, помните, вы у нас физкультуру вели?
- Да? – он был настолько удивлен, что я даже начала сомневаться, а вел ли он у нас физ-ру, - А! Кулемина! Так ты... Очень изменилась!
- Сколько лет прошло, - интимным шепотом проворковала я и тут же сморщилась. У меня же рука болит.
- Да... Помню, ты таким пацаненком была, - ну все... Поплыл в воспоминаниях юности... Эй, дядя, веди меня к себе! Вообще-то я не сильно изменилась. Просто сегодня на встречу с Виктором накрасилась, уложила волосы и надела узкие светлые джинсы.
- Ой! Ты же руку поранила! – спохватился он. Ах, ты мой догадливый! – Давай ко мне зайдем... Промоем рану, чтобы заражения не было...
Я мурлыкаю про себя. Как все легко получилось. Очень легко. Меня это, вообще-то должно было насторожить. Но моя интуиция, видимо, уехала в отпуск.
В квартире у Виктора я поняла, что Андрей не соврал. Жил Степнов на самом деле на широкую ногу. Он мне обработал рану (которую, кстати, мы с Гуцулом предварительно расковыряли ножичком, больно, конечно, было), налил чай. Сидим, вспоминаем учителей.
- А ты чем сейчас занимаешься? – спрашивает меня Виктор.
- Работаю, - пожимаю плечами. А что? Правду ведь сказала, - а вы?
- Слушай, ну что за «выканья»? Я себя таким старым чувствую... А я же еще ничего?
Уже клеется? Ну, что ж...
- Да... В самый раз, - многозначительно смотрю на его губы, перевожу взгляд на глаза, потом опять на губы. Умница, Лена!
Обмениваемся телефонами. Он предлагает меня отвезти куда-нибудь. Нет, спасибо, я на машине. Сажусь в угнанный накануне Ford и скрываюсь.
Что ж, могу себя поздравить. Знакомство прошло, как по маслу. Теперь главное подцепить рыбку. Дальше мой день пошел по заведенному распорядку – спортзал, встреча с Иваном в кафе... Ни о чем...

На следующий день Виктор так и не позвонил. Это напрягало.
Сама звонить я не хотела – показывать свою заинтересованность не стоило... Но Андрей уже требовал отчета. Как будто за один день я успела бы его привязать.
В общем, вечером Виктор все же позвонил. Предложил встретиться. В его фитнес-клубе. Ну что ж, покажем класс!
Он меня встречал на улице.
- Может, слегка позанимаемся?
- А почему нет? – как будто я была к этому не готова.
Тонкая майка на голое тело. Обтягивающие тренировочные брюки. Секси!
Едва я вышла в тренажерный зал, лицо Степнова вытянулось, он пытался что-то сказать... Глупыш.
И тут я показала себя во всей красе. Гибкое молодое тело еще никого не оставляло равнодушным. А моя хорошая физическая форма произвела на Виктора неизгладимое впечатление, о чем он чуть позже, в баре, доверительно мне сообщил.
- Я просто люблю спорт, - смущенно отозвалась девочка-одуванчик, то есть я.
Мы пили свежевыжатый сок, шутили.
А самое странное, что он мне начал нравиться. С ним легко. А это плохо. После фитнеса он позволил себе поцеловать меня в щечку. Милашка. А я, немного отъехав от клуба, закурила. При Викторе я не позволяю себе курить. Не вяжется с моим образом сигарета.
Тут же позвонил Иван:
- Как поживает моя малышка?
Вот черт тебя надоумил мне звонить! Или... Откуда он знал, что я уже одна?
- Отлично поживает...
- Как объект?
- Фу, Вань, как пОшло! Ты что, насмотрелся отечественных боевиков? Виктор отлично! Цветет и пахнет!
- Лен, нужна твоя помощь, - говорит он. Ну, разумеется! – сегодня наши ребятки на дело идут...
- Слушай, а ты где? – прерываю я его исповедь, - может, я подъеду?
- Давай, - соглашается он и диктует адрес.
Он сидит за угловым столиком в полуподвальном кафе. Пьет кофе.
- Привет, солнышко! Отлично выглядишь, детка!
Так хочется заехать ему прямо по лицу. Детка? Да эта детка сильнее тебя в спарринге, эта детка стреляет двумя руками... Эта детка, простите за наглость, зарабатывает тебе на кофе. И что я так завелась?
- Ну?
- Лен, ну что ты такая, а? Вот ни капли в тебе женственности...
- Всю женственность я трачу на Степнова. Что ты хотел?
- Как там, кстати, он?
- Нормально все. Под контролем.
- Еще секса у вас не было?
- Слушай, Вань! У меня четкие инструкции. Он не поведется на девушку, в первый же день прыгнувшую к нему в постель... Поэтому вопрос глупый!
- Ну, он-то красавчик... Вдруг ты не сдержалась?
- Остынь. Я не салага какая–нибудь... Ладно, что там за дело?
- Дело? Да ерунда! Подстраховать ребят...
«Подстраховать ребят» вылилось в ночную вылазку на заброшенный сталелитейный завод. Ненавижу эти операции. И у меня как предчувствие было, что хорошо это закончиться не может.
Как в воду глядела – уйти мирно не удалось. Мы все попрыгали в машины. Я была в машине с двумя ребятами. Притом, один из них вел машину, а другой прижимал к груди спортивную сумку с деньгами. А нам, между прочим, палили вслед. Слишком насыщенная жизнь для восемнадцатилетней девушки. Едва я вылезла из окна, меня задела пуля. Прошла, конечно, краем, слегка поцарапав руку. Но приятного мало.
О чем я в эту же ночь выговаривала Андрею и Ивану. Андрей, конечно, увидев деньги, обо всем на свете забыл. А я пошла в ванную – смыть кровь.
Вообще-то, мы, рядовые члены нашей компании, не знаем, где Андрей хранит деньги – он выдает нам на руки нашу «зарплату», ну, иногда еще и премию... Все, как в фирме, разве что налогом не облагается... Но в этот раз, вернувшись из ванной, я застала Андрея за интересным занятием – он перекладывал пачки денег в экран батареи. Батареи, разумеется, за ним не было. Фальшифка. Ай, молодца! И все у нас на виду!
Я сделала вид, что ничего не видела, и вернулась в ванную. Царапина была глубокая, с кривыми рваными краями. Явно пулевое ранение. У меня таких штук пять по всему телу. А кто сказал, что жизнь в банде мирная и спокойная? Зато они – моя семья. Они меня поддерживают, ценят. И я знаю, что если когда-нибудь со мной что-нибудь случится, то они меня не бросят. Будут содержать, так же, как мы все содержим Олега. Он уже больше года в коме. Но находится в лучшей частной клинике, в палате-«люкс». Правда, надо ли ему все это?

На следующий день рука болела еще сильнее. Я сделала себе перевязку и задумалась. Виктор наверняка заметит. Как объяснить? Опять хулиган напал? Не много ли я их притягиваю? Я решила до поры до времени не светить пораненную руку – надела легкую ветровку. Куда? А мы с Виктором решили прокатиться на речном трамвайчике. Развлекуха для студентов, но хочет дядя романтики – получите, распишитесь!
Он заехал за мной на пять минут раньше, чем мы договаривались. Подарил цветы. Банальщина! Нет, букет был шикарный. Явно сделанный на заказ.
Мы поехали к пристани. И каково же было мое удивление, когда я узнала, что Виктор арендовал для нас небольшой теплоход. М-да... Красиво...
Если бы я жила другой жизнью, если бы я была не я, а кто-то другой. Но у меня задание, обязательства перед ребятами, перед моей семьей.
На теплоходе сервирован стол, музыка. Виктор – романтик!
Мы пьем вино, разговариваем ни о чем.
- А как ты решил заняться бизнесом? – спрашиваю я.
- Друг посоветовал… Были кое-какие сбережения… Ну и пошло-поехало… Мне просто повезло…
Я молчу. Хочется спросить о многом, но это совершенно не нужно. В мои задачи входит другое. Поэтому ослепительно улыбаюсь.
- А ты? Ты была таким… сорванцом, что ли… Как ты превратилась в такого прекрасного лебедя?
- Из гадкого утенка, - уточняю я несказанное вслух, - ну… Повезло. Мне тоже просто повезло.
- Да. Многие подростки идут по наклонной. Начинают воровать…
Кажется, у меня пылают щеки. Скажу, что от вина.
- Пойдем, прогуляемся, - увлекаю я его на палубу.
Вижу, что он смотрит на меня зачарованно. Нравится, Виктор Михайлович?
Потягиваюсь, как пантера, чтобы он мог видеть каждую мышцу моего тела. Смотрю ему в глаза. Слегка смущенно, наивно, но в то же время страстно и распущенно.
- Лен, - хриплым от волнения голосом произносит Степнов, - а… А ты с кем-нибудь встречаешься?
Какой милый! Наивный!
- Нет, - отвечаю я, теребя край свитера. Типа волнуюсь. Не смотрю ему в глаза.
- Лен… А как ты относишься к большой разнице в возрасте?
О! Мой дорогой! К разнице лет в сорок я отношусь плохо… А возраст… Извини, но ты за свои тридцать не видел всего того, что я за восемнадцать. Смешной!
- Не знаю, - чуть слышно шепчу я после некоторой паузы, - главное ведь, чтобы любовь была…
- Да. Это главное, - он делает шаг ко мне.
Э! Эй, тормози, Виктор Михалыч! Я ж девочка-одуванчик… Или колокольчик… Одна фигня! Рано! Не торопись!
Я испуганно вскрикиваю, и он растерянно останавливается в полушаге. А от него потрясающе пахнет.
- Поедим? – он намекает на накрытый стол с фруктами.
Вот же! Да я три отбивных за раз съедаю. Нормальный у меня аппетит. Я трачу много энергии! Но я же изображаю кисейную барышню, поэтому отщипываю виноградинку.
- Ты удивительная девушка, - говорит мне Виктор Михайлович.
Еще какая! Сама удивляюсь!
- Не надо, - смущаюсь, отвожу взгляд.
Степнов не настаивает. Истинный мужчина! Галантный, предусмотрительный! Ну почему? Почему я не могу просто увлечься им? Но страшно даже подумать, что будет, если я не выполню задание. Я сама не принадлежу себе… И всегда меня это устраивало!
Виктор замечает изменения в моем настроении и списывает все на свой счет:
- Ленок, ты не думай! Я не буду торопиться, если ты этого боишься! Ты мне просто как-то в душу запала… Не мастер я красивые слова говорить… Но если я тебе не совсем противен, то давай… Встречаться? Гулять? Не знаю… Проводить время вместе!
- Хорошо, - кивает моя голова. А мое тело… Мое тело живет своей жизнью… И почему-то хочет его прикосновений!

Прогулка заканчивается. Он отвозит меня домой. И, поцеловав в щеку, уезжает. В квартиру я захожу под трель телефона.
- Привет, Андрей, - беру я трубку.
- Как ты узнала, что это я? – смеется он.
- Я тебя чувствую, - в тон ему отвечаю, - ну что… Виктор этот уже тепленький.
Я прижимаю плечом трубку и наливаю кофе. С коньяком. Нужно прийти в себя.
- Когда можно будет брать?
- Слушай, Андрей! А как его брать-то будем?
- Зачем тебе? – он напрягается. Вот слышно все по голосу!
- Это же моя операция?
- Да, но твоя задача просто влюбить его по самые ушки… У вас секс был?
- Фи, дорогой! Я тебе кто?
- Кулемина, не понтуйся! Ты можешь нормально ответить?
- Не было у нас ничего!
- А что ж ты мне тогда сказки рассказываешь? Деточка, пока вы не переспите – ничего не выйдет и нельзя даже планировать! Ты это понимаешь?
- Что за фигня? Я девочкой по вызову не нанималась!
- Лен! – обрывает он мой гнев. – Ну, ты сама все знаешь…
Знаю, черт побери! Знаю.. Скажет мне Андрей быть проституткой – буду! Зависимость? Нет, не совсем! Я им обязана всем! Своей жизнью. Своим будущим!
- Малыш, - проблеяла трубка голосом Вани, - как дела?
Господи! Только его мне не хватало!
- Солнце, перезвони попозже! Я в душе!
И отрубаюсь. Достал.
Ложусь на пол. Люблю лежать на полу. Ощущать лопатками ровную твердую поверхность. Закрыть глаза.

А утром снова в бой! С собой. Кто выиграет? Однозначно – я.
На самом деле утром все по-прежнему. Контрастный душ, пробежка. И телефон. С его именем на дисплее. С именем Виктора. Сердце вздрогнуло. Это ожидание победы! Блестяще выполненного задания. Рассуждаю, как робот! Просто мне приятно, что все идет по плану.
- Ленок, какие планы? – вопрошает Степнов.
А ты, дорогой, не работаешь что ли? Иди деньги зарабатывать!
- Давай вечером увидимся? Днем у меня куча дел, - словно подслушав мои мысли, предлагает Виктор.
Я соглашаюсь. У меня тоже днем дела. Надо съездить на перевязку, потом встретиться с ребятами…

Все, как обычно, собрались в квартире. Андрей курит, Стас читает свой рэп, Лера влюбленными глазами смотрит на Стаса. Как будто мы шпана. Развели тут детский садик. Остальные ребята что-то тихо обсуждают в углу, изредка бросая странные взгляды на Стаса. Еще бы! Его рифмоплётство не выдерживает никакой критики.
- Стас, сделай милость, заткнись, - прошу я, опускаясь в кресло.
- Как дела? – спрашивает Андрей.
- Нормально. Рука болит, - морщусь.
- Ты молодец, - вдруг хлопает меня по плечу один из «бойцов», - шикарно держалась!
- Поесть что-то хочется, - жалуется Андрей.
Лера тут же отправляется на кухню.
- Когда встречаешься со Степновым? – интересуется Иван.
- Сегодня вечером, - смотрю на часы, - идем куда-то!
- Сколько тебе еще нужно времени?
- Ну… Пара недель…
- Пара недель? Блин, чувствую, через пару недель мы будем королями! Здесь еще несколько дел через пару недель разрешатся! Будем в шоколаде, - Андрей самодовольно усмехается. - Ребята, а не свалить ли нам на пару месяцев куда-нибудь кости погреть?
Все шумно выразили одобрение. И я тоже. А что? Люблю я море, песок и солнце!
- Лен, - позвал Иван.
- Что?
- Лен, ты там не увлекайся с этим Степновым… Я же ревную…
Вот так. Топорно. В лицо. А что мне ответить?
- Все будет как надо, Ванечка!

Вечером Виктор опять меня изумил. Мы приехали в совершенно очаровательный ресторан на крыше небоскреба. Из окна Москва была как на ладони.
Мы танцевали. Вот черт! Я, оказывается, почти не умею танцевать – постоянно думала о том, как бы не наступить ему на ногу. Я была разочарована в себе!
Потом подали устриц. И, видимо, я просто не привыкла к такой еде, но едва склизкий комочек оказался у меня во рту… В общем, я с трудом проглотило ЭТО и запила яство огромным количеством воды.
Виктор смеялся.
- Извини, просто я никогда такого не ела, - объяснила я.
- Ничего.. Ленка, ты очаровательна! Пошли отсюда? Здесь мы не сможем нормально поесть!
- Нет-нет, все отлично!
- Ну я же вижу, что тебе неудобно, - его синие глаза смеялись. Но мне почему-то было не обидно.
Одно из наших правил – никому не позволяй над собой смеяться.
Мы едем в маленькое кафе на окраине.
- Здесь потрясающая еда, - объясняет Степнов.
Еда и вправду выше всяких похвал. И вечер. И мужчина рядом… Неплохой! Хорошо, что мне достался такой легкий объект. Хотя бы не надо изображать, что мне он нравится. Вернее, конечно, надо, но делать это не сложно.
Виктор берет меня за руку:
- Лена, в тебе какая-то загадка! Секрет, который хочется разгадать!
Бог мой! Этого мне еще не хватало! Хотя… возможно это банальный комплимент!
- Нет у меня никаких тайн, - улыбаюсь, как дура.
Мы выходим из кафе. Он обнимает меня за плечи. Разворачивает к себе лицом.
Я быстро решаю – пора или нет? Решаю, что можно и поцеловаться.
Виктор наклоняется ко мне. Как в замедленной съемке прикасается губами к моим губам. Я про себя считаю до десяти. Хватит. Чуть не теряю голову.
- Ленка, - Степнов прижимает меня к себе.
Я слышу, как стучит его сердце. Гулко. Или это мое сердце? Почему оно ТАК стучит?
Долго целуемся в машине у моего подъезда. До боли в губах. Приятной боли.
- Мне пора, - освобождаюсь я от его рук. Еще немного и я не выдержу, а наброшусь на него. А это противоречит моему плану.
- Да, конечно, - на выдохе произносит Виктор.
Проводит рукой по щеке.
Я практически вбегаю в подъезд.
- Ленка? – слышу голос в темноте.
- Ваня? Ты что тут торчишь?
- Смотрю…
- Ну и что? Видел? – плевать мне на него.
- Ты не слишком увлеклась? Вон как раскраснелась!
- Иди ты, - грубо отодвигаю его с прохода, - я профессионал! Если сомневаешься – обсуждай с Андреем вопрос о моей компетенции!
- Не заводись, детка, - обнимает меня, - ты такая сексуальная…
- Отвали! – отпихиваю я его руки. - Я спать хочу!
- Что? Я недостаточно хорош? – тут я понимаю, что он пьян.
- Избавь меня от своего общества, - я презрительно фыркаю и, не замечая его гневного взгляда, иду домой.
Вот придурок, а? Все настроение испортил!
Быстро принимаю душ и ложусь спать.


Спасибо: 6 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 268
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.11 13:50. Заголовок: Так проходит неделя...


Так проходит неделя. Каждый вечер мы проводим с Виктором. Много целуемся. Он мне каждый вечер дарит цветы. У меня вся квартира в цветах. На самом деле приятно.
Никогда не думала, что мне нравятся цветы и все эти сентиментальности... Все же я человек действий, а не розового сиропа...
Андрей требует ежедневного отчета. Приближается время Х. И он нервничает. На кону огромные деньги... Что ж, я отработаю все на «отлично». Я в этом не сомневаюсь.
На бегу застегиваю куртку и выхожу во двор. Сегодня мы едем в боулинг. И, хотя я не совсем уверенна в своей руке, активный отдых еще никто не отменял. Боулинг я люблю.
- Привет! – выходит из машины Виктор. Выглядит отлично. Легкие светлые джинсы, темный джемпер.
- Привет, - позволяю ему поцеловать себя.
Едем в клуб.
- Как настроение? – заводит он светскую беседу.
- Отлично, - улыбаюсь я. Я счастлива. Мне хорошо с ним. Это я повторяю постоянно...
- Продуешь?
- Не дождешься, - смеюсь.
- Играла раньше в боулинг?
- Да, мы с ребятами часто зависаем, - черт! Что я несу? С какими, сейчас спросит!
- С какими? – в голосе удивление. Даже изумление.
- С коллегами по работе, - отмахиваюсь я.
- Ты мне никогда про свою работу не рассказываешь. Где работает такая юная и симпатичная девушка?
Щурюсь на солнце. Вот ты и влипла, Кулемина!
- Так, ничего интересного... В офисе. А ты часто играешь? – пытаюсь переменить тему.
- Да. Иногда мы собираемся, чтобы поиграть!
- Мы? Кто это?
- С Игорем и Ириной Рассказовыми. Тоже учителя из школы, не помнишь?
Напрягаюсь. Очкастый зануда, которого я еще в восьмом классе послала с его нравоучениями далеко и надолго. И училка-пионерка, такая все правильная и тоже нудная... Помню-помню... Как же!
- Нет, совсем не помню... Ты же знаешь, школу я не очень...
- Да, помню, - он обнимает меня свободной рукой, - не бери в голову. Мы вдвоем будем!
Это радует. Не хотелось бы проводить день с этими занудами... Хотя какая мне разница? Я на работе. Все время как-то забываю об этом!

Клуб большой, приятный. Переобуваемся, заказываем сок. Ну, Виктор Михайлович, посмотрим кто кого.
Беру шар с цифрой «10». Степнов удивлен моим выбором, пытается объяснить, что это тяжелый для меня шарик. Забавный.
- Нормально все! – задорно ему подмигиваю.
Разбег. Бросок, как повторение руки. Разумеется, шар летит по заданной траектории. Strike!
- Ого! Неплохое начало, - Виктор смущен, - а ты специалист!
- Просто повезло, - туплю я взгляд. Лена! Кулемина! Тормози коней!
Виктор бьет. Не так метко. Сбивает всего восемь кегль. Я несколько раз напоминаю себе, что я здесь не для того, чтобы надрать всем нос. Я работаю. Я девушка. Нежная и беззащитная.
Все равно выбиваю Spare. Что ж такое! В крови у меня это, что ли? Ведь не целилась!
- Ну, ты меня удивляешь, - признается Виктор, - я и боюсь с тобой играть...
- Мне просто сегодня очень везет... Мне вообще в последнее время везет, - многозначительно стреляю глазами.
Степнов тоже выбивает Strike и немного расслабляется. Делаем перерыв на сок.
- Ленка! Привет! – приближается ко мне... Стас. Больной что ли? Идиот?!
- Привет, - сквозь зубы бросаю я и отворачиваюсь, давая понять, что разговор окончен.
Нет же, у него же шило в одном месте.
- Лен, а ты не дашь мне новый номер Ивана. У меня к нему дельце, а номер он поменял...
Виктор с непониманием наблюдает за Комаром. Ну, у Стаса фамилия Комаров, вот и зовем мы его Комар. Черт бы его побрал!
- Я не знаю его номер, - отвечаю я с приторной улыбкой.
- Да гонишь, - по-моему Стас сейчас доболтается. И я его вырублю.
- Лен, а кто это? – решает вступить в диалог Степнов.
- Это? Парень моей подруги, - громко поясняю я, - и он уже очень торопится! Лерочке привет!
- А? А... Да, обязательно, - мальчик растерян. Идиот. Все расскажу Андрею. Это вообще что? Он мне чуть задание не сорвал! Придурок!
Зло вымещаю на шарах. Они у меня катаются со скоростью звука. Точно попадая в основание пирамиды. С нужной скоростью. Кегли складываются, будто сами, задевая друг друга. Божественное зрелище. Готова часами смотреть.
- Лена! – спускает меня с боулингового неба Виктор. - Что с тобой? Тебя этот юноша так расстроил?
Так и сказал – юноша! Из Комара юноша... Да что я, в самом деле! Сама как первогодка. Палюсь на каждом шагу. Я себя не узнаю... когда пару лет назад я разыгрывала перед пожилой супружеской парой девочку-сиротку с тяжелой судьбой, не было ни одного прокола. А тут! На каждом шагу!
- Нет, просто голова разболелась, - плаксиво жалуюсь я.
- Так что ты не сказала! Поехали отсюда, здесь очень шумно!
Киваю. Что ж, Кулемина, сейчас будешь расплачиваться за ошибки!
- Только у меня дома соседи ремонт затеяли... Так еще шумнее, - почти всхлипываю. Ну, точно деточка-одуванчик.
- Поехали ко мне... Нет, ты ничего такого не подумай! Просто... У меня соседи не делают ремонт, - обежоруживающе улыбается Виктор.
Все я как надо подумала! Расслабься, дядя! И вперед, пора уже заканчивать это дело... Что-то я себя не узнаю. Грустно? Черт, только этого не хватало...
Я не должна в него влюбляться! Этого не было в плане! Ничего, сейчас мы сделаем ЭТО... И он перестанет быть принцем в моих глазах. Станет обычным мужиком...

Заходим в квартиру. Я боюсь. Честно. У меня руки трясутся. Он небрежным жестом бросает ключи на тумбочку. Они звенят, и этот звон отдается в ушах. Что-то подозрительно долго звенит.
- Виктор?
- Что?
- У меня в ушах звенит, - говорю я.
- Это давление, - он аккуратно берет меня под руку и отводит в зал. Усаживает на кожаный диван.
- Как ты? – заглядывает в глаза. Участливо. На глаза наворачиваются слезы. Никто никогда так ко мне не относился. Родителям всегда было параллельно. Дед всю мою сознательную жизнь торчит по санаториям. Ребята... ребята меня любят. Как конезаводчик любит скаковую лошать. Как фермер курицу. Но это лирика. Я в этой квартире не для самокопания. Мне надо сексом с ним заняться.
Он делает первый шаг. Как нормальный мужчина. Что мне в нем нравится... Так это то, что он настоящий мужчина. Во всех своих словах и поступках. Но это тоже лирика.
Он проводит рукой по моему животу. Я легла, и кофта «случайно» задралась, обнажая кожу. Тело само. Это не я сейчас содрогнулась. Сладкая истома. Ноги отнимаются. Во рту пересохло.
- Прости, - он отнимает руку.
Я перехватываю ее.
- Лен? – вопрос во взгляде.
- Я... я не знаю, - старательно изображаю правильную девочку, а сама сгораю от желания. Со мной такое впервые.
Он наклоняется к моему уху. Осторожно целует, проводит языком по мочке и слегка сжимает зубами.
- Бог мой, - помимо воли вырывается у меня. Я теряю контроль.
Он продолжает путешествие по моему телу, оставляя горячие следы на щеке, на шее. Задыхаюсь. Руки помимо воли тянутся к нему. Подушечками польцев вожу по его руке. Сначала нежно, потом с напором, требовательно.
- Ленка, - на выдохе.
Стаскиваю с него рубашку. Вырывая с корнем пуговицы. Мне тяжело справиться. Изнутри разрывает на кусочки. И это что-то всеми путями вырывается наружу. В полукрике. В зажатых в кулаки пальцах.
- Ты уверена? – спрашивает он. Еще спрашивает! Я имя свое забыла. Я все забыла. В голове одна-единственная мысль: продолжай! Я отвечаю на вопрос поцелуем.
Он меня приподнимает, стаскивая через голову водолазку.
- Что это? – дотрагивается до незажившей раны на руке.
- Сейчас это неважно, - стаскиваю с него брюки.
- Иди ко мне, - Витя обнимает меня. Крепко. Нежно.
Поцелуи. Руки. Когда в комнате только двое – нет никаких запретов. Я не играю. Я живу. В первый раз в жизни. Постепенно, не торопясь мы сливаемся в единое целое. Я забываю обо всем. Я... Он...
Он заглядывает в глаза. Хорошо. Мне хорошо.
Ощущаю, что где-то в груди рождается неведомое чувство. Оно постепенно, плавными накатами заполняет все тело. И сжимает меня в судороге, готовое вырваться и заполнить все пространство. Полет. Это...
- Что? Я сделал тебе больно? – спрашивает Витя спустя несколько минут. Сколько – даже под пытками не скажу. Может час, а может минута. Я не знаю...
- С чего ты так решил? – слабо улыбаюсь я.
Он не отвечает. Дотрагивается пальцем до щеки. Слезы? Я плачу?
- Девочка моя, прости меня, - он прижимает меня к груди. Спокойно. Постепенно восстанавливается дыхание...
Понимаю, что нужно что-то сказать.
- Мне хорошо. Я счастлива, - запрокидываю голову. Смотрю в потолок.
- Правда? – он целует.
Лежим. Молчим. Он сжимает мое плечо и притягивает к себе.
- Лен! Объясни мне, откуда у тебя это? – он демонстрируем мне мою собственную руку.
Черт! Что ответить? Что сказать? Опускаю взгляд.
- Только не ври про царапину. Я вижу, что это за рана! Уж поверь, я в этом разбираюсь!
Мысли скачут! Остановитесь! Хоть одна мысль! Срочно! Пожалуйста! Одна останавливается. Совсем шальная.
- Я тебе все расскажу, - мурлыкаю в самое ухо, - только чуть попозже.
Целую его в ложбинку на шее. Плавно провожу рукой по животу. Дразнюсь.
- Ленка! – восхищенно улыбается.
- Мурр, - провожу языком по нижней губе.
- Что ты со мной делаешь? – он смеется, прижимая меня к себе.
На некоторое время все разговоры забыты. И ни его, ни меня ничего больше не интересует...
На время...

На следующий день звонит Андрей. В шесть утра.
- Ну, и как у нашей Леночки дела-делишки? – поет он в трубку.
- Господи! Шесть утра!
- Ну и что? Кто рано встает, Елена... Проснись и пой!
- Ну? – хмурюсь я.
- На тебя Ваня жалуется. Говорит, что ты перед объектом хвост распустила, а результата нет...
- Ты кого слушаешь? – завожусь я.
- А что ты так заводишься? – он издевается. - Правда глаза колет...
- Слушай, Андрей, ты зачем позвонил?
- Да что-то... Не уверен я в тебе, Ленка. Не по силам... Давай, выходи из игры...
Чувствую, что берет на слабо. Он прекрасный психолог и знает, что если ткнуть меня лицом в собственную несостоятельность – я вывернусь наизнанку, но сделаю.
- Андрей! Я справлюсь, - с нотками металла чеканю я.
- Ладно... Времени осталось не так много... Ты затащила его в постель?
Как хорошо, что этот разговор мы ведем по телефону. Иначе бы я не справилась с эмоциями. Краска прилила к лицу, уши загорелись.
- Да. Все в порядке, - как можно спокойнее отвечаю я.
- Ну, и как наш жеребец? - хохочет Андрей.
Я сдерживаюсь. Так крепко сжимаю кулак, что на ладошке остаются следы от ногтей.
- Ничего так, - улмыляюсь, - вполне ничего...
- Ну и хорошо, что удовольствие получила. Считай, совместила приятное с полезным, да?
- Ну, финансовая компенсация не помешает, - окончательно наглею я.
- Будет тебе премия за внеплановое использование твоего девичьего тела, - смеется в голос и кладет трубку.
Урод. Он меня за кого считает? Если бы... Если бы мне Витя не нравился, никогда бы я с ним в постель не улеглась. Я не такая. И мое тело не продается. Никогда. И никому.
Блин, как беспонтово утро началось. Еще и дождь за окном.
Думаю. Надо унять Андрея. Он мне надоел. И кое-что вырисовывается. Но для этого мне необходимо сделать пару звонков...

После обеда мы встречаемся в офисе. Ребята что-то чертят на карте, Стас забавляется с пультом от телевизора, Гуцул подпирает стенку. Лерочка сидит в кресле и пожирает взглядом Андрея. Отлично. Все на месте.
- Привет, - бросаю сумку на пол, - устала я...
- От чего? – смеется Иван. - Ходить по ресторанам? По боулингам?
- Кстати о боулинге, - перевожу взгляд на Стаса. Тот сразу делается как будто ниже ростом. Сжался.
- А что там? – вдруг интересуется Андрей.
- Ни-че-го, - смотря Стасу прямо в глаза по слогам произношу я, - есть более важная темка...
- Ну-ка, - поворачиваются остальные.
- Лерочка, - елейным голосом начинаю я, - а ты нам не расскажешь... а кем твой папа работает?
Новикова переглядывается со Стасом. И он знал? Он знал, кого притащил???
- Ребя-я-ят, вы знаете, мне очень пора, - Лера поднимается с кресла, - я... я дома утюг забыла выключить...
- Тормози, - преграждаю ей путь, - и поведай нам грустную историю про папочку...
- Э… э... э.... Ну, там, правда, нечего рассказывать...
- Что ты блеешь, как овца, - вмешивается Андрей. - Тебе вопрос задан. Кем работает твой батя?
- Отстаньте от нее, - вступает в беседу наш доморощенный рэпер, - ее отец – милиционер.
Кто-то присвистнул, кто-то просто уставился на Лерочку. Она втянула шею, зажмурилась. Боится. Еще бы! Сколько мы всего перед ней обсуждали! Хорошо, что я как-то увидела с ней мужчину. Уж ментов-то я и по походке отличу.
- Я чего-то не понял, или ты тоже был в курсе? – поднялся с дивана Его Величество Андрей.
Остальные тут же, как по команде, повскакивали с мест. Плотное кольцо окружило Стасика, требуя объяснений.
Я заметила, что все еще загораживаю Новиковой проход.
- Иди отсюда! – командую я и отхожу.
- А он?
- Лер, вали, а? Ему ты ничем не поможешь... Только себе плохо сделаешь...
- А...
- Без разговоров. Беги, чем дальше, тем лучше, - я начинаю злиться. Я тут проявляю благородство, а она разговоры разговаривает. Дурочка!
- Спасибо, Ленка! – с чувством благодарит Новикова и вылетает из квартиры.
За что? За что спасибо? За то, что я ее сдала? Лечить. Срочно лечить! Делаю вид, будто я все время слушала вялые блеяния Стаса. И не моя обязанность следить за Лерой.
Все шумят, пытаются высказать свое «уникальное» мнение. Я курю. Гуцул садится рядом.
- Зачем ты так?
Тоже мне! Психолог недеделанный!
- Жалко их? – усмешка в голосе.
- Да пофиг, - изображает он улыбку.
- Ну и забей!
- А... что Стасу будет?
- Спроси у Андрея, - ухмыляюсь я.
Легок на помине. Андрей отделяется от толпы. Подходит к окну. Седьмой этаж, не так и высоко, если он прыгать собрался. Ан нет, он высматривает прохожих...
- Тихо, - шепчет он, но все слышат и замолкают, - давайте не тут разговаривать... В общем, разберитесь с ним сами.
Он кивает Ивану, и тот, словно верная собачонка, выходит из комнаты. Следом за ним Джон и Макс выталкивают Стаса.
- Пока, Стасик, - кричу я на прощанье.
- А ты жестокая, - комментирует босс.
- Какой вы меня сделали... Кто меня воспитывал?
Андрей доволен ответом. Лыбится.
- Ну, и отлично... Ребята, расходимся! Мне с Леной перетереть надо... Не забываем! На днях у нас сразу много дел закрывается... Выбираем страны для отдыха!
Мы остаемся вдвоем. Андрей мнется.
- Ну? – не выдерживаю я.
- Ленка, ты молодец! Шикарно поработала... Ребята за вами наблюдали. Он по тебе сохнет... А я восхищен...
Приятно. Слышать от него похвалу... я в шоке.
- Ну что, переходим к финальной стадии? Тянуть нет смысла, я хочу все дела в один день закрыть... И свалить...
- Хорошо. Что делать? - разминаю пальцы. Это успокаивает.
- План такой... Завтра под любым предлогом выведи Степнова гулять. На улицу. Идите вдоль обочины, ты сама держись ближе к дороге. Подъедет машинка, запихнут тебя внутрь, и уедешь спокойно сюда.
- И все? А где план?
- Нет, не все! Ты позвонишь своему принцу и слезно попросишь исполнять все требования похитителей. Всхлипни там... Напомни, как хорошо вам было вместе...
- А какие требования? – спрашиваю из интереса.
- Ну, я прикинул, сколько стоит его бизнес. И квартира. Дача и машина. Просуммировал и ровно такую сумму и буду у него просить... Не больше ни на копейку...
- Благородно, - прокомментировала я, - ладно... Мне надо выспаться... Я домой!
- Погоди! Я скажу кому-нибудь отвезти тебя, - расщедривается Андрей.
- Дойду, - улыбаюсь.
Завтра поставим точку в этой затянувшейся истории...

Просыпаюсь с отвратительным чувством. Пытаюсь убедить себя, что скоро конец. Можно будет выдохнуть. Как все надоело.
Рассматриваю себя в зеркало. Да, загореть мне не мешает. Хорошо, что скоро будет такая возможность. Скорее бы закончить тут все дела.
Звонит телефон.
- Привет, - мурлыкаю я, видя, что это Степнов.
- Привет! Как настроение?
- Отлично, - улыбаюсь, как дурочка.
- Что делаешь?
- Смотрю в зеркало...
- Отличное занятие для такой красавицы! Давай встретимся!
- Давай! Погуляем...


Мы встречаемся у Парка Горького. Катаемся на каруселях, дурачимся. На американских горках Виктор нежно пожимает мою руку. Я тепло улыбаюсь в ответ, но внутри тяжело стучит сердце. Не от аттракционов, они вообще для меня сегодня как детские лошадки.
- Вить, - наклоняюсь я к его самому уху, - пойдем... Просто погуляем?
- Хорошо. Только я мороженое куплю, - он отбегает в киоск, а я оглядываюсь. Ребята должны быть здесь. Но я никого не замечаю. Страшно... и паршиво, если честно. Очень. Не каждый день совершаешь предательство.
- Вот, - протягивает Степнов брикет.
- Спасибо! Мое любимое! – я разворачиваю обертку и впиваюсь в лакомство.
Едим на скамейке. Потом долго вытираем остатки шоколада с губ друг друга губами...
- Пойдем, - он берет меня за руку и первым встает.
Пора, Лена! Глубокий вдох. Выдох. Вперед.
Как и продумал Андрей, иду вдоль обочины. Виктор идет рядом. Улыбается, рассказывает какие-то истории. Жаль, что так вышло... Но другого выбора у меня нет.
Скрежет колес. Не успеваю ничего сообразить, как оказываюсь в тонированной машине и лишь смотрю вслед одинокому человеку, растерянно мечущемуся у входа в Парк Горького... Горько.

Разговаривать нет желания, нервничаю. Против обыкновения никто не лезет с расспросами. Только Андрей бросает на ходу:
- Я в тебе и не сомневался!
Ну-ну... Время покажет. Мне выделили комнату в офисе, где я и укладываюсь спать.

Утором мне сообщают новости по переговорам о «моем освобождении». Степнов принял все условия и в двухдневный срок соберет нужную сумму. Хорошо. Чем скорее все это произойдет, тем скорее мы окажемся на пляже. Устала. Очень. Жалко квартиру Вити – в такой короткий срок он ее не продаст за полную стоимость. И бизнес. Ладно, посмотрим... Думаю, Андрей не согласится на меньшую сумму.
Постоянный водоворот мыслей. Ни на минуту не могу расслабиться.
Ради отдыха еду с ребятами на финал истории с банкиром. Там была какая-то сложная цепочка. Смысл в том, что он сейчас нам передаст бумаги на несколько миллионов. Отличное дело. И все помещается в обычной папке.
Я, сидя в машине, рассматриваю непонятные бумажки.
- По пути заедем в банк, - командует Иван.
- В банк? – я морщусь.- Кто хранит деньги в банке? Только лохи!
- Не умничай, - огрызается он, - надо поменять бумаги на деньги. И все!

Количество «бумаг» увеличилось. Объемный чемодан с крупными купюрами.
Интересно, а Виктор больше за меня заплатит или меньше?
Спрашиваю у Вани. Больше. Отлично.

А дома нас ждут отличные новости. Завершилась работа в Бутово. Там тоже была сложная схема на грани. Столько денег я никогда не видела. Андрей попросил всех выйти. Наивный!
Пока мы околачивались в коридоре, подъехал Джон. Со встречи со Степновым. Сияет, как лампочка. Прижимает пакет.
- Все срослось? – спрашивает Иван.
- Все отлично!
- Как он? - вдруг дрогнул голос.
- Просто убит. Голова опущена, синяки под глазами... Зацепила, ты, Ленка, парня...
Я ковыряю носком кроссовки стену. Смотрю на часы.
- Андрей! Джон приехал!
- Да заходте! – кричит он.
Мы вваливаемся в комнату. Наш босс сошел с ума. Запихивает деньги в объемную спортивную сумку.
- Зачем?
- Завтра сваливаем, - объясняет он.
Я подхожу к окну.
- Менты! – ору что есть сил.
Ребята подбегают и видят то же, что и я. Толпа людей в форме вбегают в подъезд.
- Сучка Новикова, - цедит сквозь зубы Андрей.
- Что делать? – орет Иван.
- Заткнись, - орет же Джон.
Все орут.
- Нас взять не на чем! Не наркоты, ничего...
- А бабло? – возмущается Иван.
- Спокойно, - предлагаю я, - я могу с ним спуститься по пожарной лестнице. Я самая легкая, она только мой вес выдержит. Андрей с сомнением смотрит на меня.
- Я буду ждать тебя в парке! За домом, - отвечаю я на немой волос, - да не свалю. Мне же некуда... Вы моя семья!
Он кивает и протягивает сумку. Тяжелая. Высовываюсь в окно. Надо еще пройти по карнизу до пожарной лестницы. Шаг. Кружится голова. Не смотреть вниз. Меня ждет море. Два... Спокойно. Не дышу. Три. Прыжок. Под ногами шаткая поверхность металлической конструкции. Теперь вниз.

В парке сыро и холодно. Андрей подходит следом за мной.
- Что там? – спрашиваю я.
- Я через дверь вышел за тобой следом. Они меня тормознули на лестнице, документы проверили, вещи... Странно все. Пришли такие жеребцы. А ребята говорят, что в офис никто не заходил... Может, в другую квартиру? Подозрительно, короче. Они потом еще по двору шастали... Давай сумку.
Протягиваю. Он пробует на тяжесть.
- Лен, ляг на дно. Фиг знает, что они хотели, - советует Андрей и уходит.
Жмот! Даже денег не дал. Хотя... Мне и не надо!


Настала пора раскрыть перед вами карты. Все было совершенно по-другому. В ту ночь, когда мы с Виктором стали ближе друг другу... Когда он сказал три заветных слова:
- Я тебя люблю...
Я ему все рассказала. Про план, про Ивана и Андрея... Сказать, что он удивился? Да он был в шоке! В бешенстве! Он орал, пытался меня выгнать из дома... Куда там! Недаром я всю сознательную жизнь провела в банде с самыми строгими правилами... Я заставила его выслушать меня.
- А почему я тебе должен верить? – спросил он. Резонно, кстати.
- Потому что если кто-нибудь узнает, что я тебе все рассказала... Даже не знаю – предательство у нас в банде жестоко наказывается... Моя жизнь в твоих руках. Казнить? Помиловать?
Это была не домашняя заготовка. Он это почувствовал и принял условия игры. И мы выиграли! Все, что мы делали потом с Виктором, было четко скоординировано. Когда я лезла с седьмого этажа по пожарной лестнице... Смешно даже, как все просто! На пятом этаже меня ждал Виктор. Мы с ним распотрошили сумку, вытащили верхний пакет с деньгами Степнова, и я продолжила спуск. Бригаду «милиции» мы сколотили из спортсменов Степнова. Да, конечно, мы подставили Леру. Но будет ей уроком. Впредь сто раз подумает, прежде чем общаться с членами банды. Тем более, насколько я знаю, папочка спрятал ее где-то в колледже Англии. Так что почти все счастливы... Немного жалко Стасика, но он сам сделал свой выбор – тут моя совесть чиста, я ему неоднократно говорила валить, пока не поздно. А мы? Едва я отдала сумку Андрею, на такси подъехал Витя и мы поехали в аэропорт. Успели буквально к концу регистрации. Новые документы уже были на руках. И никто и никогда нас не найдет. Моя квартира продана, все ниточки оборваны. И только один путь – вперед. Великолепная афера, не находите?
Мы с Виктором живем в другой гостеприимной стране на берегу моря. Да, да, именно этого моря я так ждала... И зовут нас теперь совсем по-другому. Как? Не скажу! Скажу только, что мы абсолютно счастливы, у нас подрастают красавица дочка и умничка сынишка. Здорово иногда вот так, сидя у камина, вспомнить былые времена, лихие погони, перестрелки... Было весело. Но сейчас у меня есть моя семья – это важнее всего!

Конец.


Спасибо: 11 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 269
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.11 13:55. Заголовок: Размещено с разрешен..


Размещено с разрешения автора.

Автор: Манюня
Название: Запретная любовь, или Дневник Лены К.
Под редакцией: forget-me-not
Рейтинг: R
Жанр: Angst, Action, OOC, AU
Статус: окончен.




«18 июля.
Вот и дожили! Я тоже решила вести дневник! С дуба рухнуть можно! Но самостоятельно переваривать все то, что сейчас происходит, я не могу. Короче, появилась жажда к графоманству… Наверное, дедушкино влияние.
Меня зовут Лена Кулемина. Мне еще не продают алкоголь и сигареты в магазине. Короче, ближе к делу. Я вернулась из Гаваны две с половиной недели назад. Мои родители – ученые, вечно шляются по всяким заграницам. Ну и вот, на летние каникулы я и летала к ним. Перелет на Кубу – это ад какой-то…
Но, вернувшись домой, я поняла, что весь мой перелет – это цветочки. Здесь стоит немножко подробнее рассказать о том, как я живу. Я живу со старшей сестрой. Ее зовут Надя, она старше меня на десять лет. Вся такая из себя – жутко умная и нудная… И в счастливый летний день моего возвращения… Короче, мне Надя говорит:
- Знакомься, это Витя. Мой жених.
Витя… Виктор. Высокий статный (слово-то какое!) мужчина лет тридцати. С живой мимикой и отличным чувством юмора. Красивый и уверенный в себе. Жених моей сестры.
Надя с родителями решили, что квартиру Виктора они будут сдавать, а жить у нас. За мной же нужен контроль… Свадьбу назначили на следующую весну – Надя у меня суеверная, выходить замуж в високосный год не хотела. Короче, бредовина полная.
В итоге, Витя стал жить с нами. И на третий же день произошел тот самый инцидент… Я лежала на своей кровати, читала журнал, ела чипсы. Не ожидая, что дома есть хоть еще кто-то, кроме меня, я была в трусах и короткой майке. Жарко. Короче, валяюсь – никому не мешаю. А тут без стука, без разрешения ко мне в комнату вваливается Витя. Конечно, смутился, покраснел, отвернулся…
А я как будто не смутилась? Прямо в жар бросило. Я кое-как прикрылась одеялом, ору на него. А этот… пришел, оказывается, за ручкой. Взял и по стеночке, по стеночке из комнаты. Как будто это я к нему в спальню ввалилась!
Следующее наше столкновение произошло в лифте. Я возвращалась с площадки – гоняли с ребятами в баскет. Ну, я в лифт вошла, а следом Витя. Глазки в пол, бурчит:
- Где ты так долго была? Мы волновались!
Можно подумать, можно подумать…
Но в лифте ехали тесно прижавшись друг к другу (ничего другого наш обгаженный лифт не позволяет).
Потом еще было несколько разных пересечений…
А зачем я про него столько пишу? К чему? Короче, Витя – новый жених моей сестренки. Хотя у нее и старого-то не было… Она с ним носится, как курица с яйцом:
- Витенька, съешь пирожок! Витенька, пожуй бутерброд.
Фу, смотреть тошно. Как говорит Антоха Маркин (мы с ним в баскет играем, мой одноклассник), «розовые сопли».
Только я тут недавно…
Короче, спала я.
Слышу шум. Хотя нет, я сначала проснулась, а потом услышала шум. Пошла посмотреть…
Витя и Надя. В своей спальне. Меня чуть не стошнило! Как можно? Так противно стало!
Не, я, разумеется, знаю, чем занимаются мужчина и женщина за закрытыми дверями. Не двенадцать лет! И заглянула я в щелку между косяком и дверью не потому, что думала, что там кому-то плохо. Просто было любопытно. А теперь вот противно. Не могу на них смотреть спокойно – сразу вспоминаю, как они тискались. Мрак. Хотя, вчера Витя предложил на выходные съездить на пляж. И это классно!»
Лена закрыла тетрадь, спрятала ее между матрасом и кроватью и с довольным видом пошла на кухню – перекусить.

«24 июля.
Ну вот, завела дневник, а записывать что-то совсем нет времени! Мы ездили на озеро с Виктором и Надей. Сначала все было очень весело – Надя легла на песке загорать, а мы с Витей пошли купаться. Мы плавали наперегонки, брызгались и в шутку топили друг друга. Потом он меня схватил за талию, чтобы подбросить… И я не могу объяснить, что со мной произошло… Мне хотелось, чтобы это не заканчивалось, чтобы он меня так крепко держал долго-долго… Виктор тоже что-то почувствовал, потому что быстро одернул руки. Я через плечо заглянула ему в лицо, и он отвел взгляд. А потом и вовсе начал плавать. Надя начала орать, чтобы я долго в воде не сидела. Нет, вот правда, можно подумать, что мне пять лет. Она бы еще высморкаться мне помогала.
- Лен! – позвала она, - иди на берег! Замерзнешь!
- Надь, ты на солнце перегрелась?
Тут сестричка принялась жаловаться Вите, который, кстати, вылез из озера.
- Вот же непослушный ребенок!
Я аж прифигела. Ну и набросилась на нее:
- Ну и где ты ребенка видишь?
Я стояла перед ними. Я-то знаю, что в купальнике выгляжу отлично. Да, я немного худовата, но это сейчас модно. Зато у меня тонкая талия и красивый живот. Надя стесняется своего живота – у нее шрам от аппендицита. А у меня нет никаких шрамов. Только на коленках. И на локтях. И на лбу, только маленький.
Надя, как несушка, тут же принялась кормить нас с Витей. Бутерброды, фаршированный блинчики – она наготовила, будто мы приехали сюда на месяц. После еды она нахлобучила шляпу и уснула. А я от нечего делать разговорилась с Виктором. Оказывается, он болеет за ту же команду, что и я. Он тоже играет в баскет. И тоже любит животных. А еще умеет играть на гитаре. Кстати, он обещал меня научить играть на гитаре. Надо не забыть ему напомнить. Потом мы с Витей играли в карты на желание. Я делала ему массаж. У него очень сильная спина, даже не за что ущипнуть. Он лег животом на песок, и я села сверху. И начала водить пальцами по его спине. Он напрягся, я тоже.
- Лена! – заорала проснувшаяся Надя, - Раздавишь Витю! Взгромоздилась, лошадка! Ты не пушинка! Могла бы и пожалеть Витю!
- Ах, да, я забыла, что он уже старенький.
Я оставила их ворковать, а сама пошла купаться. Я решила не выходить из воды долго-долго, пока не наступит вечер и не надо будет ехать домой. Потому что смотреть на заигрывания Виктора и Нади не было никакого желания. Через час ноги начало сводить судорогой. Я тогда заплыла на мелководье и просто сидела в воде. До вечера, как и обещала. К ночи у меня поднялась температура.
Жуткая, с ознобом и провалами в памяти. Я бредила. Вообще, я ненавижу болеть, всегда этого боюсь и сгущаю краски. Но не в этот раз.
Я помню, что температура поднялась до сорока градусов. Надя звонила подруге – она врач. Витя сидел рядом, держал меня за руку. Что-то говорил, я сейчас не помню. А потом пришла Надя, что-то ему сказала. Он вышел из комнаты, а она начала ворчать. О чем – опять не помню. Я же в бреду была. Она меня раздела и натирала какой-то фигней. Было противно. Потом я спала. И утром опять температура. Опять таблетки, чай, какой-то шум в голове. Опять ворчанье Нади. Опять теплая рука Виктора. Короче, только к вечеру следующего дня я стала адекватной. Надя орала, что они собирались с Виктором в кафе, а теперь из-за меня вынуждены сидеть дома. Истеричка! Сама виновата, нечего было любезничать с Виктором на берегу. И вот я уже несколько дней лежу в постели – еду мне на подносе приносит Виктор (очень мило)… Он долго со мной сидит, рассказывает разные смешные истории. Он клёвый. Так все, кажется, идет Виктор, допишу потом!»
Лена захлопнула тетрадь и спрятала ее под подушку.
- Ленок! Как ты тут? – вошел в комнату мужчина.
- Нормально. Может, мне можно пойти погулять?
- Придумала, - усмехнулся он, - температура какая?
- Тридцать восемь!
- Тогда я тебе сейчас чай с малиновым вареньем принесу… А ты отдыхай!
– Да я и не устала, - не согласилась Лена.
- Так! Командир должен быть только один! И это я!
- Вы – начальник, я – дурак? – засмеялась девушка.
- Вот именно! – кивнул Виктор и вышел из комнаты.



«26 июля.
ААА!!! А! У меня нет слов! Ах! Это…Это все надо сейчас записать. Спокойно. Сейчас все запишу. Я все еще болею. Лежу дома. Надя и Витя целыми днями работают. Надя – у себя в больнице, Витя – дома. Он писатель. Мне Надя запретила его отвлекать и все такое…А мне как будто так хочется?
Ко мне в комнату пришел Витя. Это было где-то часа два назад. Сказал, что музыка ему мешает. Я убавила. Вспомнила про его обещание научить меня играть на гитаре. Он:
- Лен, сейчас я принесу гитару, а ты накинь что-нибудь!
Как будто я голая лежала? Я же не совсем еще… Я в футболке. Длинной. Но я натянула еще и халат (на улице жара под 30 градусов). Блин, опять не о том пишу! Короче, он вернулся с гитарой. И сел так, что одной рукой обнимал меня сзади. У него красивые глаза. Синие и яркие. Вот у меня зеленые и неинтересные… А у него красивые. Он облизал губы. Я чуть… Витя – жених моей сестры. Надо эту фразу сто раз написать – может, полегчает? Короче, он классный. Он случайно провел рукой по моей спине… Блин! Я чуть не задохнулась от восторга. И это я! Неэмоциональная, рассудительная Лена Кулемина! Ну не бред? И кто? Он! Взрослый мужчина, чужой мужчина, почти что родственник! Противно! Стыдно!
Потом я немного попробовала наиграть мелодию, а он смеялся. А потом… Потом наши руки случайно столкнулись, он так провел... Мягко. Нежно. Меня просто ударило током. Я забыла, как дышать. Он убрал руку и быстро ушел из моей комнаты. Только я видела, что он облокотился о стену в зале и стоял, тяжело дыша и закрыв глаза. Я чуть не подошла к нему. Но потом спряталась за дверь, и он не догадался, что я его увидела. Мне кажется, что он… Мне кажется, я Виктору не безразлична. Но это только мне кажется.
Надя – истеричка. Вчера весь вечер на меня орала из-за забытых в ванной носков. Чистых, кстати. И пилила меня из-за учебы (сейчас, кстати, каникулы). Из-за баскетбола. Из-за всего. Истерила. Виктор не выдержал – попытался заступиться. Досталось и ему. Мы сидели и переглядывались, а в итоге остались без печенья. На самом деле. Она не дала нам печенье. Ела его в одиночку. Правда, ближе к ночи Виктор принес мне две печеньки – урвал таки…»
Лена, услышав чьи-то шаги, быстро закрыла тетрадь и сунула ее под одеяло.
- Как себя чувствуешь? – зашел к ней мужчина.
- Да нормально уже. Во двор хочется…
- Нельзя пока, Ленк, - улыбнулся Виктор, - я уехал в редакцию. Надя будет звонить – буду вечером, ладно?
- Ладно, - грустно кивнула девушка.
- Эй! Что нос повесила?
- Скучно мне…
- На, возьми, - протянул он Лене рукопись.
- Что это?
- Мой роман. Почитай. Потом скажешь как…

«29 июля.
Я уже здорова. И это радует. Надя точно с ума сошла. Орет целый день. Все я делаю не так. Вчера вечером устроила скандал, что мои трусы и майки валяются по всему дому. Больная? У меня все чистое белье лежит в тумбочке в шкафу. Где она увидела? Прочитала я роман Виктора. Чушь полная. Про какого-то психа, который искал свое счастье… И который искал свою любовь. И нудные рассуждения о любви как таковой. Что он знает? И вообще… Любовь… Слово какое-то странное. Когда я спросила Виктора, любит ли он Надю, он затупил. Что-то мычал под нос себе. Зато потом мы с ним пили чай. И было хорошо.
А еще… Короче, пару дней назад я лежала на диване, листала журнал. Он вошел в комнату. Сел рядом, спросил, что читаю. Потом положил мне руку на спину, ну так, по-дружески. И слегка водил пальцами. Я… Я чуть не померла. Блин, он жених моей сестры. Но почему меня к нему так тянет?
Вчера с пацанами во дворе чуть не поссорились. Они давай девчонок своих на игру приглашать – рисуются. Даже Тоха Маркин привел нашу одноклассницу Наташку. Наташа притащила Леру – они неразлучны. Девчонки пищали, визжали. Пацаны выделывались. Меня это так выбесило, что я им сказала играть без меня, и пошла домой. Правда меня догнали и остановили. Потом сидели на скамейке с ребятами и Леркой и Наташей. Девчонки в общем-то не такие уж и пустышки, как я раньше думала. А еще мы с Виктором поедем в магазин завтра. У него день рождения и надо купить кучу продуктов. Конечно, Надя не может. Да я бы с ней и не поехала. Хотя я люблю ходить в магазины».

«4 августа.
Я его поцеловала. Сама»

«6 августа.
Могу писать. Это была сумасшедшая неделя. И я, наверное, сейчас всю пасту в ручке изведу, прежде чем все это опишу. Самое главное – я поцеловала Виктора. Я больная? Наверное… Был день рождения Виктора. Мы отмечали. Пили шампанское. Надя ворчала, чтобы мне шампанское не наливали. Дура. Короче, я пила тоже. Потом мы пошли кататься на лодках в парк. Я села между Надей и Виктором, и весь путь я к нему прижималась. Потом гуляли почти по ночному городу. Я пела песни, Виктор смеялся, рассказывал про свое детство. Надя… Надя тоже что-то говорила. Потом мы вернулись домой и разошлись спать. Мне не спалось – в голове мелькали кадры прошедшего дня. Еще хотелось пить. Я пошла на кухню и увидела там Виктора. Ничего не говоря, я его поцеловала. Просто взяла и поцеловала.
Утром я старалась не смотреть в глаза Виктору. Надя же, наоборот, только что на колени ему не уселась. Но мы опять столкнулись в ванной. Прям как в «Лолите»… Бред какой-то! Наваждение – иначе не назовешь. Пишу минусы Виктора:
1. Он меня намного старше.
2. Он пишет тупые рассказы.
3. Он жених моей сестры Нади, которую я очень люблю.
4. У нас ничего не может быть, потому что это невозможно. Никогда.
Почему же только мне так плохо и хорошо, когда он рядом? Почему мне хочется прижаться к нему?
Еще Виктор после того поцелуя как-то днем позвал меня к себе в комнату. Стал показывать свой роман. Я наклонилась к столу, чтобы получше увидеть написанное… И так близко к нему оказалась. У меня закружилась голова. Витя меня подхватил на руки и отнес в мою комнату. Списал все на слабость после болезни. Я его люблю! Люблю ли? А фиг знает…»
Лена закрыла тетрадку и некоторое время смотрела за нее. Потом быстро открыла и продолжила:
«6 августа. Продолжение.
На самом деле я сейчас понимаю, что между нами ничего невозможно. Но меня отчего-то тянет к нему. Хочется просто быть рядом. Гулять. Вчера мы с ним вдвоем ходили в магазин. Я увязалась за ним. Он поддерживал меня за талию, улыбался, заглядывал в глаза. Мне так захотелось провести рукой по его слегка небритой щеке. Я выбрала удобный момент – он рассматривал витрину. И положила ладошку на его щеку. Как мне было страшно, и в то же время коленки дрожали совсем не от страха. Желание? Фиг знает – у меня никогда ничего не было... Мне хотелось бы узнать, о чем пишут в дурацких романах.... Но тогда только с Виктором. Больше ни с кем я ЭТОГО не хочу.... Тьфу, Лена, гадина! Виктор – почти муж Нади! Ну вот, после того, как я «случайно» положила руку ему на щеку, он аж дернулся, как будто его током шарахнуло. Смотрит мне в глаза, тяжело так дышит. Вот честное слово, он бы меня прям в канцтоварах поцеловал, если бы не Женя Алехина. Отличница из параллельного класса:
- Привет, Лена!
Дура! Вот дура-то! Я, кажется, на нее как-то так посмотрела. Во всяком случае, Женя быстро испарилась, но момент был упущен, Виктор смутился и тоже заторопился к кассам. Весь обратный путь я смотрела себе под ноги и молчала. Как хреново!»
Лена спрятала дневник.


«8 августа.
Что было! Что было! Шестого числа, как раз я только закончила писать, приходит Надя, говорит, что уходит в клуб с подругами, что Виктор работает и чтобы я ему не мешала. Я и не мешала. Тихонько включила музыку. Короче, через три минуты опять без стука ко мне в комнату влетел Витя.
- Лена! А нельзя звук убавить?
Ха! Как будто можно тише! Долго, интересно, причину придумывал?
- Почитай мне свой роман, - прошу я.
Виктор садится на диван... Я сажусь рядом. Очень рядом. В комнате очень жарко. Он читает, жестикулирует. Его рука опускается на мою ногу. Я чуть не задыхаюсь от эмоций, но руку не убираю. Он тоже. Виктор что-то читает, продолжая гладить мою ногу... Выше колена. Я слегка поворачиваюсь к нему корпусом...
Короче, это было нечто! Он как будто случайно кладет вторую руку на талию. Я, вконец обнаглев, начинаю трогать его волосы. Они у него темные, мягкие. Мне нравится. Я чувствую его дыхание на своей шее. Он просто наклоняется ко мне, а меня уже всю трясет. Виктор гладил мою спину, мою ногу... А меня трясло – я так хотела большего. Я сама засунула руку ему под футболку и трогала его грудь. Мы уже не прикидывались, что все происходящее – случайность. Я могу со всей ответственностью заявить, что в этот момент я его хотела. Очень-очень сильно. Но, когда Витя начал снимать мои шорты, он вдруг остановился.
- Лен, что мы делаем?
Я молчу. А что я должна ответить? Ему нужно медицинское название нашему занятию или как?
А он, трус, ушел под холодный душ. Мне бы он тогда тоже не помешал – глядишь, все и сложилось бы по-другому...
Короче, Виктор вышел из душа. Поспешил в свою комнату. Я хожу по квартире, как будто ничего и не произошло. Слышу – кричит:
- Лена, зайди ко мне!
Я открываю дверь, но не прохожу, так и стою, оперевшись о косяк.
- Что ты со мной делаешь? – почти хрипит он, - зачем ты играешься?
А мне что ответить? Что люблю его? Ну уж дудки, не такая я дура, чтобы чужому парню в любви признаваться. Хотя я дура.
Короче, я молчу.
- Лен, - он подходит вплотную, - я... когда тебя увидел... Ты особенная...
- Ты любишь Надю? – спрашиваю я.
Теперь Витя играет в молчанку.
Но он слишком близок. И я не могу дышать, когда он рядом. Потому что я его и люблю, и хочу. А этот коктейль из чувств почти взрывоопасен.
Короче, мы начинаем целоваться. Он провел рукой по моей груди, и я потеряла голову. Мою майку мы забросили на люстру. Как-то пОшло. Но так уж получилось. Я подумала, что сойду с ума, когда прижалась к его еще прохладному от душа обнаженному телу своим горячим обнаженным телом. Мне казалось, что пошел пар. Но это лишь воображение. А Виктор опрокинул нас на кровать, продолжая гладить и целовать. Я извивалась, как змея, но от желания меня практически разрывало изнутри. Самое странное, что никакого страха я не испытывала. Только потребность в этом мужчине, потребность в его руках, губах....
Короче, всякие подробности я опущу. Скажу только, что это было совсем не так, как я представляла. Мне всегда казалось, что будет больно и неприятно. Нет. Все было... Слово подобрать не могу. В общем, все было. Наутро мне было стыдно. Тело болело, особенно ноги. Надя пришла из клуба далеко за полночь и ничего не заметила. Хотя что она могла заметить? Все следы преступления мы тщательно замели. И все осталось только в памяти. И во взглядах, которые мы с Виктором бросали друг на друга».



«11 августа.

Зачем мы это сделали? Что за безумие? Что теперь? Теперь ведь ничего не исправишь! Вот если бы была у меня лампа Аладдина – я бы загадала Джинну, чтобы ничего ЭТОГО у нас не было… Но это было уже два раза. Второй раз у нас произошел в ванной комнате. Никогда не думала, что помещение, предназначенное для гигиенических процедур, можно использовать совсем не по назначению… Бред. Какой все это бред. Что делать? Надя, бедная моя сестренка… Она так часто в жизни ошибалась… И я своими руками разрушаю ее счастье. Мерзко. И я его люблю. Я его действительно люблю… Сегодня он мне снился. В эротическом сне. Мне никогда раньше не снились такие сны. Я проснулась… в шоке. Я запуталась… или я об этом уже писала? Тогда, в ванной… Я принимала душ. Не закрыла дверь. Специально? Фиг знает зачем… Конечно, специально. Знала, что Надя на работе, знала, что мы с ним одни… В смысле вдвоем. То, что Виктор вошел, я почувствовала по сквозняку по спине… Стало и страшно и… как-то томительно что ли… Слово какое-то пошлое. Фу! Он спросил своим непередаваемым хриплым голосом:
- Что делаешь?
Светская беседа, ё-моё! Нашел место и время.
- Рубашки глажу, не видно разве? – нашлась я.
- Помочь?
И сразу нет слов. Что? Нет? Да? Короче, я как дура молчу. Или как умная молчу. Молчу и все. Он отодвинул шторку, взял меня за талию и вытащил из ванной. Мокрую и…голую. Прижал к холодному кафелю стены. И поцеловал. Ноги сразу ослабли – Лена сдалась без боя… Зачем? Какой все это бред. А он целует, не останавливается… Тут уже в меня вселилась другая Лена – раскрепощенная, смелая… Я сняла с него халат… Сорвала, будет точнее… Он меня слегка приподнял, прижал к стене…Не переставая гладить и целовать… Да что я все ЭТО так подробно описываю! Короче, сделали мы это. И если бы мне не понравилось… Фиг там! Понравилось. До искусанной нижней губы, но помутнения в сознании… Только помутнением в моем сознании можно объяснить мою следующую выходку. Я, значит, заявила ему:
- Я люблю тебя, Витя!
Он почему-то не удивился. Грустно так усмехнулся, спрашивает:
- А что ты про любовь знаешь?
Ну, я ему и рассказала все, что знала. И про любовь к Родине…Чушь, короче, несла. Рассказала, как сердце у меня стучит, когда я его вижу. Рассказала про холодные ладошки. Я знаю, холодные ладошки – это самый верный признак. Мне кто-то говорил.
Он смотрел на меня, как на чудо диковинное. Как на ненормальную. Потом покачал головой:
- Ты не любишь, Лен. Ты влюблена. А это разные вещи…
- А ты? – как за соломинку схватилась я.
- А я пропал… Как увидел тебя – пропал. Прости, - и ушел.
Черт! Зачем, а? Зачем он это сказал? Лучше бы он сказал, что любит Надьку до опупения. Что я глупая малолетка… Приключение. Я бы его забыла, пережила, растоптала свои чувства. А они с Надей были бы счастливы… А теперь? Теперь получается, что он может быть счастлив только со мной? Или нет? Я ЗАПУТАЛАСЬ!!!»
Лена захлопнула тетрадь и шмыгнула носом.
- Ленок, ты точно с нами в кино не пойдешь? – заглянула в комнату к сестре Надя.
- Не пойду! Что ты вообще ко мне пристала!!!
- Больная что ли? – покачала головой Надежда, - закрой за нами дверь…
- С удовольствием, - себе под нос пробормотала девушка, нехотя вставая из-за стола.


__________________________________________
«16 августа.
Сердце не бьется. Остановилось. Было тук-тук-тук… А теперь только ноет… Все. Это конец. Конец всему. Надя беременна. Через неделю свадьба. Глупо. Паршиво. Она такая счастливая… Она сообщила нам за ужином. Кусок встал в горле. И слезы на глазах. Мне кажется, Надя все поняла. Так победно на меня взглянула. Господи, за что мне это? Чем я так провинилась перед тобой? Я ничего плохого-то в своей жизни совершить не успела… За что ты мне послал это испытание в виде его синих глаз, в виде его рук…и дыханья. Я убежала. Выдала себя. Но…Но что делать… В ванной, где совсем недавно мы с Виктором предавались страсти, я спряталась за упругими струями душа. Ведь когда везде вода, и слез не видно. Я не плакала – я сильная. Мое сердце (опять мое сердце! И почему люди так говорят?) устало любить. Устало стучать. И там, в груди, холодно… Как будто камень. Ребенок… Маленький комочек, который ни в чем не виноват. Мой племянник. Малыш с ручками и ножками… Он еще ничего не понимает, а я… я уже чуть не разрушила его жизнь. А он? Какой же он мерзавец! У меня слов нет. Пришел ночью, когда Надька уснула… Целовал мои руки, говорил, что любит… Хотя… Он-то в чем виноват? Как все это противно. Пусть себе женятся и навсегда исчезают из моей жизни. Не могу их видеть… Не могу его видеть. Ненавижу. И люблю. Ведь я правда его люблю… И все бы отдала, чтобы быть с ним. Хочется умереть. Нет меня – нет проблем. Это проще всего. Взять пригоршню таблеток и уснуть. Навсегда. Или выпрыгнуть из окна. Жаль, у нас второй этаж… И таблетки, я не знаю, какие надо пить. А можно... Убить Надю. Как в фильме – зайти, когда она в ванной пенится. Включить фен – и уронить его в воду. Удар током и все. Нет проблем. Я смогу быть с ним. Вдвоем. Мы будем ходить в кино, в парк. Он научит меня играть на гитаре. Будем заниматься любовью. Каждый день. Интересно, у меня смелости хватит? Убить родную сестру?
Какой бред я пишу! Там не только Надя, там еще мой племянник. Малыш. И… я не смогу ее убить. Интересно, какую цену надо заплатить за собственное счастье? И можно ли быть счастливой, не делая несчастными других людей? Все это слишком…непонятно мне. Разве я многого прошу? Любить и быть любимой! Во всех фильмах и песнях об одном – о любви! А я, видимо, хуже всех…
Почему я не могу забыть его руки, его губы? Закрываю глаза – и вот он, улыбается… Хочу умереть».
Лена вытерла тыльной стороной руки капающие слезы и отложила тетрадь в сторону.
- Не думать, не думать, - словно заклинание говорила она.
Взяла в руки баскетбольный мяч. Повертела.
- Лен, - постучал в закрытую дверь Виктор.
- Меня нет, - с надрывом в голосе ответила девушка.
- Лен! Впусти меня! Давай поговорим.
Дверь открылась.
- Ну?
- Лен… Я не хочу этого… Я запутался. Ты – все для меня. Я не люблю Надю…
- Не надо, - поморщилась девушка, - это не имеет значения. Надя ждет ребенка.
- Лен! Все еще можно исправить… Я буду заботиться о ребенке…Я…
- Прекрати! Что за ерунду ты несешь! - Лена расхаживала по комнате, - уходи… Пожалуйста! Я не могу тебя видеть!
- Но..
- УХОДИИИИ!!!

«25 августа.
Надя – жена Виктора. Все. Это все. Больше не хочу писать…»

«27 августа.
Все? Нет, тогда было не все… Теперь – все! Окончательное крушение моей такой недолгой жизни… Надя все узнала. Вчера. Я сейчас у деда. Видимо, теперь я буду жить у него… Вчера она уехала к врачу. Мы опять остались с Виктором одни. Нафига она нас одних оставила? Мы столкнулись на кухне. Я пить захотела… и его увидеть тоже, что уж теперь… Увидела. Он меня взял за руки и прижал к себе. Мне бы вырваться – убежать к себе в комнату, закрыть дверь за замок, а ключ выбросить в окно.. Или съесть… Нет. Я утонула в его объятьях. Растворилась. Он гладил меня везде: по волосам, целовал в ухо, в шею… Говорил, что скучает. Я тоже, Витя, я тоже скучаю… Мы за несколько минут освободились от одежды. Как одержимые. Как… психи. Я сама на него набросилась. Прямо на кухне. Я целовала его лицо, его руки. Как в последний раз. И вправду в последний… Я не плачу. Я мазохистка? Возможно… Но этот, последний раз я опишу как истинный мазохист со всеми подробностями. Он сжал мои бедра… Ближе уже некуда. Я помню, что откинула голову – от удовольствия. А хотелось еще и еще. Одна волна удовольствия сменялась другой. Говорить не могу – только стонать. Только кричать. Он уже и не дышит – хрипит… Кусает меня в мочку уха…
И Надины глаза. Смотрит в упор. Стоит в двух шагах.
Дальше нелепые попытки одеться. Зачем? Потому что когда ты без одежды – ты уязвим. Надя плачет. Не плачь, сестренка... Прости меня. До сих пор какое-то странное ощущение… Хочется ее обнять и пожалеть. И хочется ее ударить, сказать, что сама виновата… Виктор. Виктор молчит. А что тут говорить?
Я в комнате, они ругаются. Орут. Потом переходят на тихий шепот… Потом она приходит ко мне.
- Лена! Мы приняли решение. Ты сейчас же собираешь вещи и переезжаешь жить к деду. Больше у тебя нет сестры.
- А Виктор?
- Мой муж? Почему он тебя интересует? У нас скоро родится ребенок, и я должна думать о малыше… Уходи, пожалуйста. И забудь, что у тебя есть сестра.
Забыла. У меня нет сестры… И ничего этого не было. У меня никогда никого не было… Я обычная школьница. Буду заниматься спортом, учебой… И никогда больше не влюблюсь. Во всяком случае, в синеглазых. Во всяком случае во взрослых…
Вот мои новые правила:
1. Никогда не врать.
2. Никогда не встречаться с чужими мужчинами.
3. Быть собой.
4. Никогда не встречаться со взрослыми мужчинами. От них одни беды.
5. Заниматься спортом. Стать лучшей
6. ВСЕ ЗАБЫТЬ!!!».


«2 сентября.
У нас в школе новый физрук. Тоже Виктор… Только не Алексеевич, а Виктор Михайлович…»
Но это уже совсем другая история…


КОНЕЦ


Спасибо: 9 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 270
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.11 14:04. Заголовок: Размещено с разрешен..


Размещено с разрешения автора.

Автор: Манюня
Название: Крестики-нолики
Жанр: Angst, RPF
Рейтинг: R
Статус: окончен
Дисклеймер: Все события являются плодом фантазии автора и к реальным людям отношения не имеют.
От автора: читателям с неокрепшей психикой, а также тонкой душевной организацией автор настоятельно рекомендует воздержаться от чтения.


Каждый день мы совершаем несколько миллионов действий, движений, принимаем массу решений. И иногда задумываемся – а что было бы, если бы мы поступили не так, а иначе. Если бы мы успели/опоздали/забыли телефон дома/решили иначе и т.д. Предлагаю всем вместе понаблюдать… Два варианта одной жизни…


Лена третий раз перечитала объявление на сайте: «Требуются... Молодые...Талантливые... Телефон...». Она не привыкла долго раздумывать и набрала номер.
- На чем играете? – спросил высокий мужской голос.
- На гитаре, - ответила девушка.
- Отлично. Через час успеете?
Лена взглянула на часы и согласилась. Времени собираться особо не было, поэтому она натянула джинсы и относительно приличную футболку.
- Лен, ты куда это? – вошел в комнату Костя – старший брат. - У тебя же тренировки сейчас?
- Да ну их, Кось, - отозвалась Лена, - у меня на ногах уже живого места нет.
Девушка подняла штанину, демонстрируя брату ногу в синяках.
- Что, Антон Андреевич свирепствует? – усмехнулся парень.
- Да он меня вчера поставил в спаринг с какой-то дылдой. Ей уже двадцатник и она учавствует в непроффессиональных боях! – Лена не привыкла жаловаться, но слова сами вылетали из души девушки, - я себя такой дурой чувствовала! Она меня как первоклассницу сделала!
- Ладно, не плачь, - усмехнулся Костя, - и что теперь? Кикбоксинг тоже бросишь?
- Я футбол не бросала! – возмутилась сестра, - и вообще, дай пройти, я спешу!
- Куда это? – спросил юноша, падая на кровать младшей сестренки.
- А не скажу! – Лена продемонстрировала язык и скрылась в прихожей.
Она вышла из подъезда и взглянула на часы. Следовало поторопиться. Поэтому Лена решила пробежаться до метро. Спускаясь по ступенькам к станции, девушка думала о том, какие песни играть на прослушивании. Она так задумалась, что не заметила мужчину, который тоже думал о своем и шел ей навстречу.

Часто в жизни мы с вами задумываемся, что было бы, если бы мы куда – то успели, или не успели... Часто мы думаем о том, как изменилась бы наша жизнь и жизнь близких... Так давайте понаблюдаем?! Ведь наша с вами жизнь может кардинально измениться от одного случайного действия, от одного опоздания.. Итак, два варианта развития жизни на примере известной нам с вами Лены Третьяковой Ранетки.

Лена – Ранетка.
Лена в последний момент подняла глаза и быстрая реакция позволила ей увернуться от неизбежного столкновения. Она запрыгнула в вагон поезда и увидела, что мужчина все – таки столкнулся с молодой девчонкой.
- Вот балда, - улыбнулась Лена, скрываясь в тоннеле.

Лена Третьякова.
Лена с досадой почувствовала, что почва уходит из-под ног в буквальном смысле. Досадное падение на лестнице в метро.
- Ты вообще смотришь, куда идешь? – закричала девушка молодому мужчине.
- Это же я хочу и у тебя спросить, - мужчина потирал ушибленную руку, - надо по сторонам смотреть!
- Придурок! – вскрикнула Лена, поднимаясь с пола, - идиот!
Девушка, все еще выплевывая ругательства, с грустью проводила взглядом уходящий поезд и принялась ждать следующий. Но вместо него по радио громко объявили:
- По техническим причинам движение поездов Люблинской линии временно приостановлено. Пользуйтесь наземным транспортом. Повторяем! Уважаемые пассажиры, по техническим причинам...
- Черт! – выругалась Лена, - черт! Блин!
Девушка, полная негодования, вышла из подземки. Зазвонил мобильник – подарок родителей на день рожденье.
- Алло, Третьякова, где тебя носит? – проорал в трубку тренер, - я тебя долго ждать буду?
- А у нас метро не работает, - честно сообщила Лена, умолчав, что не собиралась появляться сегодня на тренировках.
- Ну и что? До зала десять минут на автобусе! Слышишь? Даю тебе десять минут! Тут... Человек один пришел... Познакомиться с тобой хочет...
- Что за человек? – Лену пробрало любопытство.
- Вот появишься и узнаешь! – рявкнул тренер и отрубился.
Спортсменка нехотя подошла к автобусной остановке и села в нужный автобус, который увозил ее все дальше от музыкальной мечты.


Лена – ранетка.
Лена в очередной раз сверилась с адресом, написанном на бумажке, и толкнула входную дверь. За дверью действительно располагалась студия. Четверо девчонок вовсю дурачились на музыкальных инструментах. Увидев ее, они остановились и с интересом уставились на вошедшую.
- А... где здесь Сергей? – спросила Лена.
- Вот, - указала рыжая на другую девушку, маленького роста.
- Очень смешно, - криво улыбнулась Лена и развернулась, чтобы уйти.
- Эй! – остановила ее девушка, сидящая за барабанами, - ты же на прослушивание? Подожди, Сергей ушел за водой... Скоро придет! Я – Лера.
- Привет, я – Лена, - кивнула Лена, - а вы вообще кто?
- Мы? – Рыжая оглядела остальных девушек, - Мы – Ранетки! Ты, разве, о нас не слышала?
Лена отрицательно покачала головой.
- Вот именно, - вздохнула мелкая за гитарой, - о нас еще никто не слышал...
- Ань, не кисни! Это пока никто не слышал! А скоро о нас заговорит весь мир! – улыбнулась рыжая, - я, кстати, Женя.
Тут дверь открылась и вошел невысокий кудрявый мужчина с бутылкой газировки.
- Привет! – он по – взрослому пожал Лене руку, - я – Сергей, продюссер этого детского сада. А ты, я так понимаю, Лена?
Девушка кивнула.
- Отлично. На бас гитаре играешь? – спросил Сергей.
- Никогда не пробовала, - призналась Лена.
- Ну, значит, попробуем, - Сергей достал гитару и повесил ее Лене на шею, - сейчас покажу...
Спустя час Лене стали нравиться и взбалмошная Лера, и стеснительная Наташа, и романтичная Аня, и зажигательная Женя, и терпеливый Сергей.
- Ну? – он взглянул на остальных девчонок, - что скажите?
- Репетировать еще ей много надо, - пожала плечами Аня.
- Ой, да не больно то и хотелось, - завелась Лена.
- Да не злись, - улыбнулась Женя, - ты умничка!
- Короче, ты нам подходишь! – резюмировала Лера, - итак, теперь ты Лена – Ранетка! Добро пожаловать!

Лена Третьякова.
Лена зашла в плохо освещенный клуб. Тренировки велись в школьном спортзале. Девушка кивнула знакомым ребятам, многие из них уже давно выступали на соревнованиях, но все равно приходили тренироваться к своему старому тренеру. Андреич любил своих спортсменов, как детей, хотя иногда вел себя по отношению к ним слишком жестоко.
- Лена, - он подозвал девушку, - знакомься, это Джон! Джон, это та самая девочка, Лена Третьякова.
Лена перевела взгляд на молодого ухоженного мужчину.
- Кто это? – спросила она Андреича.
- Лена! – вскрикнул он и заискивающе улыбнулся этому Джону, - не обращайте на нее внимание, она...
- Понятно, - незнакомец с издевкой взглянул на Лену, - давай на ринг!
- А вы кто, дядя? – Лена, хоть и была ниже мужчины на целую голову, старалась смотреть свысока.
- Джон. Лучший промоутер, - процедил он, - еще вопросы есть?
- Есть! Как я буду драться, если я форму не взяла?
- Андреич, а у тебя спортсмены всегда на тренировки без формы ходят? – бросил Джон. - Ладно, у меня нет времени. Андреич умолял меня посмотреть на тебя, а ты упираешься... Мое время очень дорого стоит, прости, Антон Андреич, сам видишь...
- Стойте! – остановила мужчину Лена, - я сейчас выйду на ринг. С кем?
- С Алешей, - Андреич указал на юношу.
Лена равнодушно кивнула и пошла просить у Зинки форму. Через пять минут, даже не размявшись, девушка вышла на импровизированный ринг.
Лена и Алеша ударили друг друга по рукам в знак начала раунда. Алешка был на два года старше Лены, на полголовы выше, но Лена была маневренней и импульсивнее. Вскоре после начала Андреич дал знак остановиться.
- Пошли, поговорим, - кивнул Лене промоутер.
Мужчина и Лена вышли в коридор. Джон оглядел ее и начал:
- Техника у тебя - дерьмо! И удар поставлен дерьмово! И силы ты неправильно распределяешь!
- И сама я дерьмо, - процедила Лена и собралась вернуться в зал.
- Стоять! – скомандывал он, - а вот сама ты не дерьмо... Вернее, конечно, дерьмо, но можно найти бриллиант... В общем, начинаем работать!
- Очень спасибо, - шутовски поклонилась Лена, - только у меня совершенно другие планы!
- Стоять! – рявкнул Джон. - Что значит? ТЫ мне отказываешь? Девочка, я лучший промоутер в России, я устраиваю лучшие бои здесь и за границей. И я не занимаюсь женскими боями! У меня всего одна девочка в команде... Ну как девочка, ей уже почти тридцать! А тебя только два года ставить надо, тренировать... Я рискую, Лена, я очень рискую... А это твой шанс. Может единственный шанс хоть кем – то стать в этом мире, вырваться из этого твоего Марьино, увидеть мир... Работа под моим началом открывает для тебя двери в мир проффессионального кикбоксинга. Я же ничего не выигрываю, только рискую... Но я люблю риск.
Девушка взглянула в глаза мужчине. Серые. Красивые. Опасные. И она кивнула:
- Я согласна.
- Ну и отлично.

Три года спустя…

Лена – ранетка.
- Снятно! – возвестил режиссер, - всем спасибо! Все свободны!
Лена усмехнулась и взглянула на своего партнера – Виталика Абдулова.
У них сложились теплые, почти семейные отношения. Виталик много ей помогал, давал советы...
- Лен, - подошел Виталик, - ты уже намного увереннее себя ведешь перед камерой... Только ты вот сейчас, когда изображала грусть, по-моему, переиграла...
- Ну да, -согласилась девушка, - я задумалась...
- О чем? – улыбнулся Виталик...
- Не важно, - Лена смутилась, - ну что, на сегодня мы свободны?
- У вас сегодня есть репетиции?
- Нет, у Лерки какие-то неотложные дела... Так что мы свободны...
- Поехали, перекусим? – предложил Виталик.

Кафе, куда приехали Лена и Виталик, было небольшое и уютное.
Лена заказала рыбу под соусом, а Виталик какую-то замысловатую закуску.
- Как дела в группе? – спросил Виталий.
- Да такое ощущение, что скоро что-то будет... Лерка постоянно собачится с Сергеем... Я думаю, скоро он не выдержит ее капризов...
- Да ладно, - не поверил Виталик, - что это с Козловой?
Лена пожала плечами. Она старалась не вникать в сложные отношения продюссера и солистки, и без того своих проблем хватает.
- Лен, а ты никогда не думала сменить имидж? – вдруг спросил Виталик, пристально смотря на девушку.
- Сменить имидж? – ужаснулась Лена. - А зачем? Я такая, какая я есть! Если кому-то не нравится – я не доллар, что бы меня все любили...
- У тебя есть парень? – спросил Виталик.
- Эй! – засмеялась Лена, - ты пытаешься затронуть слишком личную тему!
- Да ладно тебе! Мы же друзья? – усмехнулся.
- Виталь, ну какие мы друзья, - отмахнулась Лена, - ты - взрослый мужчина, а я совсем девчонка!
- Дурочка ты, Лен! Я к тебе, как старший брат...
- У меня уже есть старший брат, - Лена показала Виталику язык, - ну ладно уж... Есть у меня парень... Вернее, не парень, а так...
- В смысле? – не понял Виталик.
- Ну он просто...Ничего не значит...
- А почему ты с ним?
- Ну, - Лена задумалась, - потому что девушке положено иметь бойфренда...
- Откуда в твоей очаровательной голове эти глупости? – захохотал мужчина.
Лена сердито смотрела, как Абдулов смеется.
- Очень смешно, - процедила она.
- Ладно, Лен, не обижайся... Это, правда, очень смешно... Ладно, иди в машину, - Виталик протянул Лене ключи, - я закрою счет...


Лена Третьякова.
Вот уже больше года Лена жила в съемной квартире на Динамо. До зала, где она тренировалась, пешком минут пять. Вся жизнь – ежедневные тренировки. За эти три года она не провела ни одного боя – Джон говорил, что еще рано. Вот и сейчас она стояла посреди зала, под пристальным взглядом промоутера.
- Лен, на минуту, - позвал он.
- Ну? – Лена недовольно взглянула на промоутера.
- Завтра бой. Не бог весть какой, тебя пока не очень хотят брать на серьезные бои, но пора начинать...
- Кто соперница? – загорелись глаза девушки.
- Анна Кровопийцева, - Джон дал Лене диск, - здесь ее прошлые бои. Изучи ее манеру. Она, на мой взгляд, слабо работает руками. В общем, ты ее легко сделаешь...
Лена положила диск в спортивную сумку.
- На сегодня тренировки окончены. Мы едем по магазинам! – улыбнулся мужчина.
- По магазинам? Зачем? – не поняла девушка.
- Девочка, бои – это шоу. Такое же, как концерт или кино. И такая как ты есть, ты никому не интересна. Мы будем делать тебе имидж!
- Имидж? – прищурилась Лена.
- Поехали, - рассмеялся Джон, - через двадцать минут спускайся ко мне в машину...
Лена быстро приняла душ и нацепила свои джинсы и майку. На фоне спортивного центра сразу выделялся огромный, как корабль, джип промоутера. Лена иногда ездила с ним на бои, и поэтому она уверенно уселась на переднее сиденье.
- Ну что, детка, готова покорять Олимп? – покосился на нее Джон.
- Не зови меня деткой, - проворчала Лена.
- Не зовите! Сколько раз тебе повторять! Я не перехожу со спортсменами на ты!
- Да – да, - усмехнулась Лена, - не сближаюсь и не позволяю себе привязываться к ним, потому что спортсмены – это так, мясо!
- Прекрати! – Джон зло остановил девушку, - мне неинтересны соображения доморощенного психолога. У меня есть психоаналитик, я ему плачу восемьдесят долларов за прием, так что будь добра, дай мне послушать музыку.
Мужчина прибавил звук приемника, а Лена принялась разглядывать мужчину. Он достаточно молодой, не больше тридцати пяти, темные волосы, красивое породистое лицо... Холодный взгляд и хищная улыбка делали его похожим на голливудского актера. Но не все это делало Джона привлекательным. Шарм ему придавал ареол благополучия и успеха. Дорогой костюм от Hugo Boss, классика... Часы, стоимостью как небольшая квартира на окраине. Дорогой парфюм. Дорогая зажигалка. Лена была уверена, что даже трусы у него дорогие. Еще в самом начале их совместной работы Джон дал ей карточку на расходы. Лена не знала сколько на ней денег и покупала только самое необходимое – еду, одежду... За квартиру платил промоутер, тренировки тоже оплачивал он... Но сейчас он почему-то решил сам подобрать ей гардероб. И это ее удивляло. Но они притормозили не у магазина одежды, а у салона красоты «Персона». Пафосный салон.
Джон вышел из машины, разумеется, даже не подумав помочь вылезти Лене, и она, как собачонка, посеменила за ним следом.
В салоне он что-то объяснил мастеру, и через два часа, когда Лену повернули к зеркалу, на нее смотрела блондинка, с необычайно большими глазами и длинными ресницами, аккуратно постриженная и ярко накрашенная.
- Джон, - позвала Лена, - что это?
- Это твой новый образ, - улыбнулся мужчина, - поехали!
И девушка, так и не придя в себя от шока, послушно пошла в машину.
Следующим пунктом назначения стал магазин женского вечернего платья. Джон, даже не удосужившись ничего спросить у Лены, долго ходил между рядов, а потом протянул своей подопечной длинное красное платье, с глубоким вырезом и расшитое стразами.
- Зачем? – ужаснулась Лена.
- Потому что я так решил. Иди примеряй!
Спортсменка взяла платье и скрылась в примерочной. Взглянула на ценник и чуть не упала. На такие деньги можно безбедно жить полгода... Но платье отлично село на ее фигуру. Выгодно подчеркивало то, что необходимо подчеркивать и скрывало то, что нужно скрывать. Лена, затаив дыхание, вышла из примерочной, ожидая реакцию мужчины.
- Нормально, - бросил он и направился к кассе, - туфли подберем сейчас.
К концу дня Лена уже устала считать странные покупки. К платью присоединились туфли, красивое белье, новый спотривный костюм...
- Поехали, перекусим, и я все тебе расскажу, - смилостливился Джон.
Он припарковался у небольшого рыбного ресторана.
Сели за столик, мужчина сам сделал заказ.
- И что это все? В чем мой... как там его? Имидж? – спросила Лена.
- Имидж? Твой новый имидж – принцесса. Девочка – дурочка, очаровательная блондинка. Ты приходишь завтра на взвешивание в платье, по пути разбрасывая воздушные поцелуи. Снимаешь платье перед весами, остаешься в эротичном белье... Все уже в шоке, все камеры нацелены на тебя... А потом под орех разделываешь соперницу. Поняла?
- Не-е-ет, это не мое! Ну какая из меня принцесса? Я не смогу,- отнекивалась Лена.
- А я говорю, что сможешь... И это не утверждение, это приказ. Кто твой промоутер?
- Промоутер, а не хозяин, - разозлилась Лена.
- Это почти одно и то же, - усмехнулся Джон, - детка, у тебя нет выбора... Это не так плохо... Все пройдет как надо, уверяю тебя! Это будет бомба!
Лена обреченно вздохнула и, решив для себя, что выбора у нее действительно нет, принялась есть рыбу.

Лена – ранетка.
Утром Лена выглянула в окно. Отличная погода. Мобильник зазвонил и определил Женьку.
- Привет, Огурцова! – обрадовалась Лена, - как дела?
- Отлично, - отозвалась Женя, - Лен, ты на съемки собираешься?
- Да, - кивнула Лена, натягивая джинсы.
- Тогда захвати, пожалуйста, мой свитер... Я его у тебя оставила, помнишь?
- Обязательно возьму, Жень, - отозвалась девушка, застегивая кофту.
- А еще... Лен, посмотри, я у тебя свои наушники не оставляла... Нигде найти не могу...
- Слушай, Рыжик, я тебе всю квартиру принесу – сама будешь искать, только отстань от меня, иначе я опоздаю и режиссер опять на меня орать будет!
- Подожди... А еще я не могу найти, - начала Женя.
- Слушай, я кладу трубку, - сообщила Лена, удерживая плечом мобильный, - мне надо выходить! Я опаздываю! Ты, кстати, где?
- Как где? – удивилась Женя, - на съемках, конечно. До начала же полчаса...
- О-о-о, - издала опаздывающая актриса невнятный звук и выскочила из квартиры.
На съемках царил бедлам. Сцену с Аней и Наташей снимали уже пятый раз, Арланов кричал, гримеры носились по площадке.
- Пошли слова учить, - потянул Ленку за рукав Виталик.
Мужчина увел девушку под лестницу, где они удобно устроились на партах.
- Короче, тебе Арланов уже объяснял новую идею? – спросил Абдулов.
- Нет, что за идея?
- Короче наши герои целуются после школы. Они идут на концерт в консерваторию и там мой Степнов целует Лену...
- Да ты что? – удивилась Лена, - вроде их хотели свести только в конце сезона. А мы только начали съемки...
- Ну они потом договорятся все забыть и вместе будут только в конце сезона, - объяснил Виталик.
- Да уж, повороты, - девушка недовольно жевала нижнюю губу.
- Да ладно, что ты нервничаешь? – мужчина светился оптимизмом.
Лена неопределенно вздохнула.
Виталик приблизился к девушке и взял ее руку в свою.
- Расслабься... Представь на моем месте кого-нибудь другого...
Лена кивнула.
Виталик наклонился над ней и провел губами по ее губам.
- Все? – выдохнула Лена.
- Ты что так морщишься? Я же тебя не кусаю... Давай еще раз.
Виталик обнял Лену за талию и приблизил свои губы к губам девушки.
- Что вы тут делаете? – влетел Арланов, - я вас с собаками должен искать! Что вы тут делаете???
- Репетируем, - ответила Лена.
- Что репетируете? – ошарашенно спросил Сергей.
- Ну, так поцелуй, - отозвалась Лена.
- Какой к черту поцелуй??? У нас сцена в консерватории!!! Какой поцелуй!!!
- Ну, там же внесли изменения, - прошептала Лена.
- Первый раз слышу! Или их внесли мимо меня? – прищурился режиссер, - Лен, кто это тебе сказал?
- Виталик, - Лена перевела взгляд на едва сдерживающего смех Абдулова.
- Ладно, Лен, прости, я пошутил...
Лена покраснела и набросилась на партнера с кулаками.
- Хватит! – уберег Абдулова от тяжких физических увечий Арланов, - пошлите, поцелуйщики!
Лена чувствовала себя неловко. Она не хотела себе признаваться, но этот поцелуй разбудил в ней неизвестные, до сих пор неведанные ей чувства и эмоции....

Лена Третьякова.
Вернувшись с утренней пробежки, Лена увидела у входа в квартиру женщину.
- Вы кто? – спросила она Лену.
- Стилист. Джон вас не предупреждал? Я приехала накрасить вас и сделать укладку...
- Проходите, - Лена открыла дверь в квартиру, - я только приму душ. Я быстро.
Пока Камилла, а именно так звали стилиста, колдовала над Леной, последняя старалась собраться с мыслями и настроиться на бой. Первый бой. Она знала, что она готова к нему. Знала, что ее сильные ноги и тренированные руки ее не подведут. На тренировках она всегда выступала в паре с мужчинами, и ее тайной мечтой было когда-нибудь профессионально выйти в схватке с мужчиной. В мировой практике кика был только один случай боев между женщиной и мужчиной. И победил мужчина. Она хотела вписать свое имя в мировой спорт. Хотела победить. Хотела мировых боев. Хотела пояса и титулы. И хотела, что бы Джон перестал относиться к ней как к ребенку... И увидел, что она уже женщина.
- Все, - отошла Камилла, - отлично выглядите!
Мобильник Лены выдал мелодию «бой с тенью», и определитель высветил имя «Джон».
- Через пять минут я подъеду. Одевай платье, бери форму, короче, будь готова.
Сказал – как приказал. Лена недовольно вздохнула и принялась собираться. И через восемь минут спустилась вниз.
- Волнуешься? – первым делом спросил мужчина.
- Нет. Чего волноваться-то? Девочка – слабенькая. Не мой уровень, - Лена открыла окно, - сделаю ее в первом же раунде...
- Посмотрим, - закурил Джон, - не забудь, ты – принцесса. Гламура больше, Лен!
- Да я... Я вчера смотрела МТВ, пыталась понять, как ведут себя эти гламурные девки... Такой отстой!
- Так, помолчи немного, ладно? Мне надо сделать важный звонок, - промоутер вытащил мобильник и о чем-то быстро заговорил по-английски.
Положив трубку, он почему – то взглянул на Лену, улыбнулся, и прибавил звук музыки.
Ведь мы с тобой чемпионы любви
И мы с тобой в этом мире одни...
На взвешивание всегда приезжают журналисты. Снимают спортсменов. Ленино появление, как и ожидал Джон, вызвало волну недоумения и глупые усмешки. Лена царственным шагом прошла к весам, грациозно освободилась от платья и, гордо обведя взглядом собравшуюся публику, встала на весы. Журналисты настолько обалдели от увиденного, что на пару мгновений забыли про фотоаппараты. И лишь один мужчина, Джон, стоял в углу и тихонько смеялся, наблюдая за своим правильным выбором.
После взвешивания Лену окружили журналисты. На все вопросы гламурная спортсменка глупо хихикала и закатывала глаза. Из центра толпы ее за руку выдернул промоутер.
- Умница! – прошептал он ей в самое ухо.
Он увел ее в раздевалку.
- До боя пять часов. Надо поесть и отдохнуть немного, - командывал Джон.
- Уф! Я не ожидала, что это так тяжело, - призналась Лена, - я же совсем другая...
- Это образ. И без него шоу будет не таким интересным...
- Джон, скажи..те, а я готова к мировым рингам?
- Ну, - мужчина улыбнулся, - готова... Только понимаешь, женский кикбонсинг не очень популярен... Но это ничего, просто настоящих соперниц у тебя в мире не очень много... Но когда мы завоюем титул, тогда и подумаем...
Лена натянула спортивный костюм и взглянула в зеркало. Розовый...
- Поехали, поедИм. Я тоже проголодался...
Лена и Джон приехали в ресторан и уселись за маленьким столиком в углу.
- А у вас еще есть женщины – спортсменки? – спросила Лена.
- Нет, - ответил мужчина, - с женщинами тяжело. И я не готов вкладывать деньги в неизвестность. Бабы в любой момент могут что-нибудь выкинуть...
- А я? Почему?
- Сложно объяснить, - усмехнулся Джон, - Потому что решил рискнуть... И хватит об этом!
- А до меня, ну вообще у тебя были женщины?
Промоутер улыбнулся от вопроса:
- Двусмысленно, Лен... Были. Я тебе не хочу ничего рассказывать и объяснять. И зачем тебе это? Не забивай голову ерундой, лучше ешь.
Лена послушно уткнулась в тарелку. Но ей не давало покоя какая-то недоговоренность. И тайна. И сам Джон ей тоже не давал покоя.
Наконец они приехали на ринг. Народ уже занимал места в зале, Лена, быстро переодевшись, принялась разминаться в раздевалке.
Объявили бой. Лена, самодовольно оглядывая всех вокруг, вышла на ринг. Вместо пожимания руки соперницы, Лена вдруг поцеловала ее в щечку. Анна была с первых секунд выбита из колеи, а на ее щеке красовался след от помады. Лена подмигнула Джону и ударила. Удар. Еще удар. Анна, кажется, даже не пыталась противостоять. Мощный удар ногой, и соперница в нокауте. Согласно наставлениям Джона, Лена взяла из его рук розу и всунула ее в руку поверженной сопернице. Воздушный поцелуй на прощанье. Все.
В раздевалке Джон обнял Лену:
- Ты молодец! Просто блеск! Я не разочарован!
Лена лукаво улыбнулась:
- Ну... я же чемпион!


Спасибо: 4 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 271
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.11 14:08. Заголовок: Лена Ранетка. Съемк..


Лена Ранетка.
Съемки шли своим чередом. Лена старалась забыть поцелуй под лестницей. Вычеркнуть из памяти, как дурацкую шутку, какой он и был для Виталия. Виталик несколько раз подходил извиняться, но девушка заверяла партнера, что не сердится на него...
Как-то после съемок, которые закончились на удивление рано, актер постучал в женскую комнату отдыха.
- Что? – высунула голову Аня.
- Ленку позови, - распорядился Виталик.
- Лен, - крикнула Аня и захлопнула перед носом мужчины дверь.
Лена появилась через пять минут.
- Что? – она уже была в своей одежде.
- Лен... Я все думал, как загладить свою вину...
- Виталь, ты опять? Это уже не смешно! Хватит извиняться! Я не сержусь! Ну как тебе доказать?
- Пошли со мной в кино, - растянулся в улыбке Виталик, - пожалуйста!!!
Лена расхохоталась.
- Мы хотели на базу сейчас заехать... Может, вечером? – предложила Лена.
- А твой бойфренд не будет против? – лукаво улыбнулся Виталик.
Лена, улыбаясь, неодобрительно покачала головой:
- Ой, Виталий, Виталий! Ладно, до вечера!
Лена и Виталик договорились, что он заедет за ней на базу. Всю репетицию девушка поглядывала на часы.
- По-моему, кто-то спешит, - заметила наблюдательная Лера.
- Никто не спешит, нормальный ритм, - не поняла намека Аня.
- Да я про Ленку, она куда-то спешит... Ну, Лен, колись, кто он?
- Ты что? – Лена возмутилась, - мы с Абдуловым идем в кино! Хотите с нами?
- Ну уж нет, - Лера усмехнулась, - где есть двое – третий лишний!
- Лер, ты ненормальная, да? – засмеялась Лена, - мы друзья! И вообще, мне пора! Всем пока!
- Ну-ну, - задумчиво проводила взглядом убегающую басистку Лера.
Виталик ждал в машине. Увидев Лену, он протянул ей мороженное.
- Что это? – Лена улыбалась.
- Детям – мороженное, - процитировал Абдулов, - поехали на мультики?
- Да! – Лена вовсю веселилась, - а потом на карусели?
- Как скажешь, - хохотал Виталик, наблюдая как девушка в три укуса прикончила лакомство, - горло не заболит?
- Нет, ему уже ничего не страшно, - отозвалась Лена, - едем!!!
Они на самом деле пошли на мультик. Мультик был смешной, басистка все время хохотала. А Виталик смеялся, глядя на счастливую Лену.
Когда они вышли из кинотеатра, на улице уже было темно.
- Класс! – Лена вдохнула ночной воздух, - супер!
- Отличный вечер, - подтвердил Виталик.
Дальше Лена и Виталик шли молча, рассматривая утопающий в огнях город. Мимо проносились машины, куда-то спешили припозднившиеся пешеходы. А два странных человека шли, не замечая никого вокруг, наслаждаясь вечером, погодой и друг другом.
- Лен, - вдруг нарушил тишину Виталик, - а тебе нравится группа?
- Да, - кивнула Лена, - а почему ты спрашиваешь?
- Просто иногда мне кажется... Мне кажется, ты могла бы работать сольно...
Лена гулко рассмеялась:
- Ты что, какая сольная! Я бас гитара, и потом, сейчас «Ранетки» набирают популярность... У нас впереди большое будущее...
- А потом? Когда закончат сериал, - взглянул на Лену Виталик.
- А...А потом не знаю... Думаешь, как сериал закончится вся популярность пройдет?
- Ты на самом деле хочешь знать, что я думаю? – спросил Виталик.
- Ну, - Лена посмотрела на мужчину, - хочу... Но, я, кажется, знаю, что ты скажешь...
- Думаю, что сразу не сойдет на нет, то есть какое-то время все будет нормально, ну и многие зависит от вашего продюссера... Ладно, возвращаемся к машине?


Лена Третьякова.
Бой за боем, снова неизменная роза после полной победы и снова платье на взвешивании. Так Лена провела почти полгода.
Утром она проснулась от звонка в дверь. На пороге стоял Джон.
- Лена, ты спишь в пижаме? – усмехнулся он, - это не соответствует твоему имиджу. Ладно, собирайся...
- Куда? – удивилась Лена.
- У нас три боя в Америке. Ты же сама хотела, - улыбнулся мужчина улыбкой фокусника, - три сложных настоящих боя. Один за титул.
Она ждала этого, она мечтала об этом и теперь ее цель стала так близко! Лена не справилась с нахлынувшими эмоциями и обняла Джона.
Он мягко отстранил девушку:
- А вот этого не надо, Лен... Не влюбляйся в меня, хорошо?
- И не думала, - проворчала Лена, - я похожа на больную?
Мужчина прошел в зал и включил телевизор.
- Собирайся, - крикнул он.
Девушка тяжело вздохнула и поплелась собирать вещи.
Спустя четыре часа они сидели в зале ожидания аэропорта. Джон достал из бумажника двести долларов и протянул их Лене.
- Иди, купи себе что – нибудь....
- Не надо, - покраснела спортсменка, - у меня все есть...
- Глупая, да? Это твои деньги. Я их на тебе зарабатываю...
- Да не надо мне денег! – протестовала Лена.
- Ладно, давай договоримся, выигрываешь три боя – я покупаю тебе машину.
- Да я все равно их выиграю, - усмехнулась Лена.
- Зря ты... Соперницы очень сильные... Намного сильнее, чем были у тебя.
Девушка равнодушно пожала плечами... Сильные. Она была уверена в своих силах.
Объявили посадку, и они с Джоном заняли свои места в лайнере.
Лена не любила летать и даже боялась, поэтому весь полет знаменитому промоутеру пришлось отпаивать ее коньяком.
Через американскую таможню он ее практически перетащил. В такси Джон не переставая матерился.
- Сам меня напоил, - заплетающимся языком отвечала Лена.
Джон на руках принес ее в номер и кинул на кровать, словно мешок.
- Д...Джон, - позвала Лена.
- Что тебе? – нехотя отозвался Джон.
- Побудь со мной, - попросила девушка.
- Ты пьяная, Лен. А пьяные женщины мне противны!
- Я тебе противна? – на лице Третьяковой появилась коварная улыбка, - даже так?
Футболка Лены полетела на пол, обнажая крепкое спортивное тело…. Джон тяжело сглотнул и процедил:
- Оденься!
- Подожди, ты еще не все видел, - встала на нетвердых ногах Лена, - я тебе сейчас все покажу... Ты же мой хозяин!
- Хозяин, - подтвердил Джон, притягивая к себе Лену.
Он схватил девушку за волосы и впился в ее губы поцелуем. Жадным, страстным. Джон одной рукой стянул с Лены спортивные брюки и наклонился над ней. Его руки, казались, были везде. Он действовал уверенно и жестко, но Лена дрожала от его грубых ласк. Спустя мгновенье он сам освободился от одежды и прижал девушку к постели.
- Ты этого хотела? – зло спросил Джон, - тогда получай!
Джон был грубый. Страстный. Он не щадил чувства девушки. Не думал о ее удовольствии, а пытался сам насладится Леной. Лена и сама не ожидала от себя такой животной и дикой страсти. Словно насытившись, она откинулась на кровать. Джон рухнул рядом.
- Ты была..., - вдруг спросил мужчина, - то есть я у тебя был первый?
Лена закопалась в подушки и молчала. Она хотела попытаться разобраться в себе. Сердце глухо билось где-то в области пяток. В голове приятный шум. И сладостные воспоминания о том, что они делали всего несколько минут назад.
- Слушай, Лен, забудь то, что было, ладно? – поднялся Джон, - это все... зря это все!
- Отстань, - вяло отозвалась она.
- Слушай, девочка, я, конечно, сволочь... Воспользовался тобой... Только ты держи голову на плечах. У нас сейчас был, конечно, хороший секс... Только знаешь что важнее хорошего секса?
- Что? – отозвалась Лена.
- Большие деньги! И ради хорошего секса с тобой я не хочу лишаться больших денег... Так что, крошка, не думай об этом. Отдыхай и настраивайся на бой!
Лена, из-под полуопущенных ресниц наблюдала за быстрыми движениями Джона. Он натянул свой чертов костюм и вышел из номера. А Лена, закрыв глаза, попыталась уснуть...

Лена Ранетка.
Лена собиралась на тусовку, устраиваемую каналом. Положение позволяло не соблюдать дресс – код и Лена положила на кровать наглаженные рваные джинсы и футболку. Почти час девушка возилась с волосами. Почти полчаса красилась. Таксист позвонил, что уже подъехал. Лена быстро оделась, бросила взгляд в зеркало и сбежала вниз.
Они договорились с Козловой, что Лена по пути в клуб, который снял канал, заедет за Лерой. Лерке она позвонила за полчаса, но все равно ударницу пришлось ждать.
Лера спустилась, благоухая модным запахом.
- Ну что? – Лера устроилась на заднем сиденье, - готова?
- К чему? – поморщилась Лена.
- Зажигать! – Лера удивилась, - Ты что, Лен, спишь?
- Нет, просто задумалась... Я с Мишей рассталась, - сообщила Лена недельную новость.
- Ну, он тебе и не подходил, - уверенно заявила Лера, - сейчас мы посмотрим кого-нибудь поприличнее...
- Лер, прекрати! Ты прекрасно знаешь, что у меня совсем нет времени на парня...
- Лен, ну что значит, нет времени? Группа, съемки, это все хорошо, но надо же находить время на личную жизнь...
- А у тебя есть на нее время, - Лена прищурилась, - ну... На нормальную личную жизнь!
- А чем тебя моя личная жизнь не устраивает? – Лера слегка завелась.
- Ладно, проехали! Тем более мы почти на месте.
Лера и Лена вошли в клуб. Здесь собралось руководство канала, ребята из «Кадетства», старшие «папины дочки», ну и почти все, кто был задействован в «Ранетках». Лена кивала знакомым, остановилась поболтать с Дашей Мельниковой, средней «дочкой». Потом их позвали на сцену. Исполняя третью песню, Лена заметила Виталика и улыбнулась мужчине. Виталик так забавно пританцовывал, что Лена чуть не рассмеялась прямо на сцене. Наконец, «Ранеткам» позволили расслабиться, на сцену залез ведущий. Лена взяла в баре апельсиновый сок и окунулась в толпу.
- Лен, - дернула ее Лера, - а как тебе вон тот парень?
Лена посмотрела на объект Леркиного внимания. Невысокий, но крепкий блондин... Ничего особенного, о чем она сообщила подруге.
- Девчонки! – подошел со спины Виталик, - развлекаетесь?
- С Ленкой развлечешься, - процедила Лера, - царевна – несмеяна какая-то... Пойду я, выпью чего-нибудь...
- Ты чего грустишь? – повернулся к Лене Абдулов.
- Ты Лерку слушай больше... Все классно! Я отлично провожу время!
Виталик усмехнулся:
- Ну да, заметно... Пошли за столик?
Лена послушно подошла к столику, где сидел Сергей Арланов и Саша Стефанцов.
- Привет, - кивнула Лена.
- Садись, - улыбнулся Сергей, - я как раз секреты про тебя раскрываю...
- Какие? – опустилась в кресло Лена.
- Планируется, что твоя Кулемина будет учавствовать в боях без правил. Я читал твое резюме, ты занималась кикбоксингом.
- Да уж занималась, - отозвалась Лена, - пару месяцев в соседней школе.... А что туда Кулемину потянет?
- Ну, дедуля в казино деньги проиграет...
- Дай я отгадаю кто спасет Лену! Степнов, - засмеялся Абдулов.
- А то! А потом Степнов сам немного помахает руками и ногами...
- Ого! – удивился Виталик, -так мне что, в зал нужно походить... Я худой очень...
- И костлявый, - засмеялась Лена.
- Да ну тебя, - Виталик шутливо замахнулся, - пошли танцевать, Лен!
- Это же медленная музыка, - заметила Лена.
- Поэтому я тебя и зову, а не Сашу или Сергея... Пошли?
Лена встала из-за столика и пошла с Виталиком на танцпол.
Во время танца Лена думала о новом сценарии и о том, что ей придется вспомнить такие забытые навыки кикбоксинга.

Лена Третьякова.
Утром Лена увидела минералку около кровати. Она пришлась кстати. Душ немного облегчил физические страданья, а про моральные она старалась не думать. Как сейчас, после того, что было у них с Джоном, смотреть ему в глаза?
Этот вопрос решился достаточно быстро – предмет ее страхов вошел в номер Лены и командным голосом произнес:
- Собирайся! Мы едем на взвешивание. Вечером бой.
- Джон, - позвала Лена, - я...
- Прекрати, Лен. Сейчас нет времени на болтовню! Быстро собирайся! Я уже вызвал такси.
Лена натянула джинсы и толстовку и спустилась вниз.
- Я голодная, - проинформировала она Джона.
- После взвешивания я тебя накормлю. Сейчас нет времени. Мы и так из-за разницы во времени опаздываем! Блин! Лена! Где платье! Ты должна быть в платье!!!
- Я, - Лена растерялась.
- Ты дура! Ты просто идиотка! У нас нет времени возвращаться в гостиницу! Сейчас остановимся у любого магазина и купим любое платье!
Джон что-то быстро сказал водителю, и тот вскоре притормозил у бутика.
Мужчина почти силой выволок Лену из машины и затащил в магазин. Он долго объяснял девушке, что им нужно, и, наконец, та вернулась к ним с коротким розовым платьем.
- Быстро! Одевай! Быстро, я сказал!!!
Лена зашла в примерочную и нацепила платье. Оно было во всех смыслах слишком. Слишком короткое, слишком откровенное. Но Джон лишь кивнул и расплатился.
На взвешивании Лену привычно окружили журналисты, но промоутер в этот раз не дал спортсменке ответить ни на один вопрос, а быстро увел ее после процедуры.
- Поехали есть, - командным тоном сказал он.
- Джон, - начала Лена, - хватит мной командывать!
- Слушай, Лен, давай ты не будешь указывать мне что делать! Я тебя сделал, не забывай!
Девушка потушила в себе разгорающийся огонь возмущения. Ее тянуло к этому мужчине. Ее восхищала его уверенность в себе, его манера держаться, его власть над ней. Ее восхищало в нем практически все.
Они подъехали к ресторану. У входа Джона ждал высокий мужчина. Джон обменялся с ним рукопожатиями, и они втроем зашли в зал. В разговоре Лена участия не принимала – она почти не понимала, о чем они говорят. Английский – не ее конек.
На ринг они так же приехали втроем. Мужчина постоянно что–то спрашивал у Джона. Наконец Лена и промоутер оказались вдвоем в раздевалке.
- Так, Лен, ты должна размазать эту Аманду. Она тяжелее тебя и боев у нее за плечами больше. Но ты сможешь...
Лена кивнула. Сможет. Конечно, сможет.
Девушка своей уже коронной походкой вышла на ринг. Воздушный поцелуй толпе. Поцелуй в щеку соперницу. Три раунда Лена провела почти на равных с американкой. Но в четвертом она пропустила сильный удар, который чуть не отправил ее в нокаут. Девушка знала, что по очкам проигрывает Аманде. Но ей нужна была победа. Только победа. И вот в пятый раунд. Лена увидела, что соперница приняла очень неудобную позу. Сильный удар ногой. Соперница упала на колени. Пыталась встать. Упала. Упала соперница, а потемнело в глазах у Лены.
- The winner is Elena Tretyakova, Russua!!! Promouter John Smirnov!
Победительница была настолько вымотанная, что из последних сил забрала розу и....подошла к Джону.
- Это тебе, - бросила она розу промоутеру.
Последний раз улыбнувшись толпе Лена скрылась в раздевалке.

Лена Ранетка.
Виталик и Лена вышли на улицу – внутри было очень душно.
- Как я хочу домой, - простонала Лена.
- И что тебе мешает? Сорваться и поехать домой? – удивился Виталик.
- А это нормально?
- Почему бы и нет... Я тоже хочу сбежать... Поехали?
Лена кивнула, и Виталик направился к парковке.
- Поехали, Лен! – позвал он ее.
- Ты меня отвезешь? – удивилась Лена.
- Поехали, конечно!
Лена уселась в машине и включила музыку.
- Поехали ко мне, - вдруг сказал Абдулов.
- Зачем? – удивилась девушка.
- В гости. Ты была у меня в гостях?
- А что мне у тебя делать? Виталь, я... ты... Зачем ты меня в гости зовешь?
- Да просто так! Ты ищешь скрытый смысл? Просто зову в гости, заедем, попьем чай, и я тебя отвезу домой! Что ты напрягаешься?
- Ну...поехали, - протянула Лена, - в гости...
Виталик кивнул и пересек сплошную.
Лене было интересно, как живет Абдулов. Ей представлялась светлая современная квартира, с огромной кроватью в центре спальни.
Виталик припарковался у многоэтажки. Они с Леной поднялись на восьмой этаж.
- Ну, прошу, - распахнул перед Леной дверь Абдулов, - это моя скромная обитель...
Девушка удивленно огляделась. Обычная, немного старомодная квартира. Ковер на полу, мягкая мебель...
- Я думала у тебя кожаный диван, - хихикнула она.
- Почему это? – Виталик жестом пригласил Лену на кухню.
Кухня, наоборот, была просторной и современной. Мужчина поставил чайник.
- Садись, что стоишь как в гостях, - пошутил Абдулов.
Девушка опустилась на табурет:
- У тебя мило... Но я представляла твою квартиру совсем другой...
- У тебя и обо мне неверное представление, - заметил Виталик.
- Да? И какое же?
- Ты думаешь, что я бабник, - спокойно заявил мужчина, - гоняюсь за любой юбкой с длинными ногами...
- О, нет, - рассмеялась Лена, - вовсе не любой, а лишь если к юбке прилагаются большая грудь, милое личико и блондинистые волосы...
- Мне никогда не нравилась большая грудь! – протестовал Виталик, - у кого хочешь спроси!!!
- Ладно, проехали, а какой ты на самом деле?
- Я хороший! – погладил себя по голове Абдулов, - я очень хороший! Ты мне веришь?
- Зачем мне это...знать… Мы же друзья...
- Ну... ну да, друзья, - Виталик вдруг вздохнул, - просто я хотел, чтобы ты это знала... Если когда-то мы перестанем быть просто друзьями...
- Мы поссоримся? – старательно изображала дурочку Лена, - ладно, пошли я комнату посмотрю и поедем, ладно?
- Ладно...

Лена Третьякова.
Лена выиграла все три боя в Америке. Последний, третий бой за титул, дался ей очень тяжело, зато теперь она была горда собой. Но Джон сообщил, что пока они никуда не уезжают, что он подписал контракт еще на два боя в Калифорнии. И вот Лена готовилась к новому бою.
- Лен, - зашел в номер Джон, - ты что тут сидишь? Не хочешь погулять? Город очень красивый!
- Нет желания, - отозвалась девушка.
- Понятно. А какое желание у тебя есть? Поехать в казино? В ресторан?
Лена отрицательно покачала головой и зажмурилась:
- Я тебя хочу!
- Прекрати! – закричал Джон, - Лен, не будь дурой! У нас деловые отношения!
- Я хочу тебя! – повторила Лена.
- А выигрывать ты хочешь? – усмехнулся Джон.
- Хочу, - подтвердила Лена.
- А если хочешь выигрывать – никакого секса.... Что тебе важнее?
Лена задумалась. Победа для нее много значила. Но к Джону ее тянуло с огромной силой.
- Победа, - тихо прошептала Лена.
- Ну, я рад, что я не ошибся! – кивнул мужчина, - ладно, отдыхай. Ты – боец! Ты ставишь на первое место победу, а не глупые чувства! И так должно быть!
Вечером Лена приехала на бой. Опять толпа народу, опять журналисты. В раздевалке Джон кивнул спортсменке и напомнил:
- Помни, победа главнее всего!
Лена сплюнула и начала переодеваться.
Девушка вышла на ринг, ослепительно улыбнулась. Ее представляли как надежду женского кикбонсинга. Шесть боев, ни одного поражения. Лена подошла к темнокожей сопернице, но она уже была готова к ее манере и оттолкнула девушку. Лена послала афроамериканке воздушный поцелуй. Толпа ревела. Лена повернулась и взглянула на Джона. Он самодовольно улыбался, всем своим видом излучая уверенность в выигрыше. И тут ее переклинило. Она подмигнула Джону, встала в агрессивную стойку и продемонстрировала ему средний палец. Потом крикнула:
- Съел?
И легла на ринг. Легла, закинув ногу на ногу. Толпа орала и требовала начать бой. Даже рефери был сбит с толку. Наконец судья что-то прокричал, и рефери начал считать...
После «боя» Лена села на скамейку в раздевалке. Кровь стучала в висках. Ворвался разъяренный Джон:
- Что ты творишь?!
- Соответствую образу, - отозвалась Лена.
- Да нихрена ты образу не соответствуешь! Да я тебя! Да знаешь сколько денег я потерял?
- Меня деньги не волнуют.
- Лена! Что за детский сад?
- Отвали, - девушка сняла майку, - чего пялишься? Я переодеваюсь!
- Лена! – Джон грубо схватил ее за руку и развернул к себе лицом, - Не сходи с ума!
- Отвали!
- Не веди себя как ребенок! Ты хочешь меня? Ладно, давай после каждого выигранного боя я буду с тобой спать.
Лена резко ударила мужчину в челюсть.
- Сука! – закричал Джон, - да я тебя сейчас! Ты с ума сошла!
- Отвали, а? – огрызнулась девушка, - я устала.
- Слушай, ты, завтра бой! И ты его не выиграешь! Потому что ты не в состоянии это сделать! Потому что ты – дерьмо!
- Это ты дерьмо, - спокойно отозвалась Лена, - продажное дерьмо!
- О’кей, я – дерьмо. Договорились. Меня волнуют только деньги. И я это, в отличие от тебя, не скрываю. Давай так, я отказываюсь от завтрашнего боя, и ты летишь первым рейсом в свою Москву и сосешь там палец. Ни один приличный промоутер тобой не заинтересуется... И пойдешь... тренером в школу. Потому что на фиг ты никому не нужна, поняла?
- Я выиграю завтрашний бой!
- Посмотрим, - бросил Джон, выходя из раздевалки.
В гостиницу в такси Лена ехала одна. У Джона, кажется, были какие – то дела. Но девушке было все равно. Меньше всего она сейчас хотела видеть его, потому что она понимала, что проиграла. И проиграла не только на ринге.
Следующий бой дался Лене тяжело. Соперница была очень сильной. Она хорошо работала руками, и Лена пропустила слишком много сильных ударов. Но почти на исходе боя она умудрилась обмануть соперницу и нанести серию ударов ногами. Лишь благодаря чудовищной силе воли Третьяковой удалось довести бой до конца. Победу по очкам присудили Лене. У девушки едва хватило сил, что бы вручить розу сопернице и доползти до раздевалки. Там она села на пол.
- Ну как ты? – зашел к ней Джон, - совсем хреново?
Лена молчала. Перед глазами все плыло.
- Черт, - выругался промоутер, - ладно, сиди, я сам...
Мужчина накинул Лене на плечи куртку, подхватил ее вещи и вывел ее через черный выход к машине. В такси девушка отрубилась. Она не чувствовала, как Джон на руках отнес ее в номер, как аккуратно уложил ее в постель и укрыл одеялом.

Лена Ранетка.
Виталик мыл на кухне чашки, а Лена ходила по комнате. В шкафу она увидела фотографии. Абдулов один, Абдулов с девушкой, одна девушка... Лена взяла в руки фото и рассматривала девушку. Лицо немного знакомое... Красивое лицо.
В комнату вошел Виталик и Лена решила повредничать.
- Что за телка?
- Это не телка, - Виталик вырвал из рук Лены фото.
- Понятно, - протянула она глубокомысленно.
- Ничего тебе не понятно... И вообще, детское время кончилось. Поехали, я тебя домой отвезу!
Лена Ранетка хотела взбунтоваться, но вспомнила, что если она начнет ссориться с Абдуловым, ей придется добираться до дома самой.
В машине ехали молча. Лена постоянно переключала радио – волны.
- Прекрати! – крикнул Виталик.
Наконец машина подъехала к дому Лены. Девушка вышла, не прощаясь, напоследок громко хлопнув дверью.
- Идиотка! Холодильник себе купи и им хлопай! – сорвался Абдулов и устало опустил голову на руль.
Лена кипела от злости. Она сама себе не могла объяснить, что именно ее так задело. То ли фотография, которую любовно хранил Виталик, то ли его грубые слова...
На следующий день на съемках она увидела Абдулова и поняла, что злость на партнера не прошла.
- Привет, Лен! – улыбнулся он.
- Чего тебе? – прищурилась девушка.
- Ты чего, не с той ноги встала?
- Тебе какое дело?
- Да мне плевать! – ухмыльнулся мужчина, - тоже мне, прынцесса!
Лена отвернулась от Виталика, давая понять, что разговор окончен.
На съемках все шло вверх – ногами. Снимали сцены с Виталиком, а Лена, вместо нежности к своему учителю испытывала агрессию.
- Ну что такое! – расстроился режиссер, - вы как дети! Лен! Ну что такое! Где нежный взгляд? Ты им восхищаешься или как?
- Или как, - проворчала Лена, - а чем тут восхищаться? Горой мышц?
- Первый раз слышу, что для тебя, Лен, нужна гора мышц? Я думал, что тебе важнее что у мужчины в голове....
- Нет, - прищурилась Лена, - только что в кошельке и в штанах!
И девушка вышла из зала.
- Лена! Вернись! – крикнул ей вслед режиссер.
Но девушка уже скрылась в женском туалете.
- Да что такое! – возмущался он, - что за детский сад! Кто-нибудь, успокойте эту Ранетку!
- Я попробую, - зашла в туалет Женя.
- Чего тебе? – спросила сидящая на подоконнике Лена.
- Ты чего такая злая? - села рядом Огурцова.
- Да достало меня все, - призналась Лена, - Абдулов достал, съемки достали, группа наша достала! Все достало!
- Ну ни фига себе, - улыбнулась Женя, - ты чего киснешь? Что случилось-то?
- Да надоело, что никто меня всерьез не воспринимает... Так, Леночка – Ранеточка... Девочка – припевочка...
- Да ну, Лен, ты не права... Тебя все воспринимают нормально... Все знают тебя такой, какая ты есть... Ты самая спокойная, рассудительная из нас...
- Ладно тебе, Жень. Хватит меня успокаивать... Я – никто...
- Ты – Ранетка! – улыбнулась Огурцова, - а что там с Абдуловым у вас?
- А ничего! Я для него – ребенок, он не видит во мне девушку!
- Ну не знаю, - протянула Женя, - вот никого из нас он не замечает... Ни меня, ни Аньку или Лерку, ни тем более Наташку... А тебя замечает, я сама видела, он на тебя так смотрит...
- Как?
- Ну... Как на кого-то близкого и родного... Ты ему не безразлична...
- Какой бред, - улыбнулась Лена.
- Почему сразу бред?
- Потому что он сказал... Он... Не знаю, Жень... Ты думаешь у нас что-то может получиться?
- А почему ты это у нее спрашиваешь? – вошел в туалет Абдулов, - ты у меня спроси...
- Виталик? – Лена широко раскрыла глаза и приготовилась разозлиться.
- Жень, - мужчина перевел взгляд на Огурцову, - оставишь нас?
Женя понимающе улыбнулась Лене и вышла из женского туалета.

Лена Третьякова.
Проснулась Лена от того, что болело все тело. Казалось, на нем нет ни одного живого места.
- Проснулась? – зашел в номер Джон, - я тебе завтрак принес.
Он поставил перед кроватью девушки поднос с едой.
- Я не могу... У меня все болит, - прошептала Лена.
- Ну... Ты победила, - слегка улыбнулся мужчина, - ешь... Тебе надо прийти в норму.
- Зачем?
- Вечером бой.
- Ты офигел? Я не смогу! Я еле руку поднять могу...
- Сможешь.
- Как? – прищурилась Лена.
- Ешь давай. Все узнаешь. Ешь и иди в душ, приводи себя в порядок....
Вчерашняя победительница с трудом проглотила завтрак и проковыляла в душ. Туда же, без всяких церемоний, вошел Джон.
- Что тебе? – спросила Лена.
- Помочь хочу, - мужчина снял с девушки майку.
- Не надо, - зажмурилась Лена.
Но Джон провел рукой по её груди, и все протесты застряли у нее в горле.
Мужчина раздел Лену, и, подхватив ее на руки, затащил в душ. Прижал к стене. Лена закрыла глаза и подалась навстречу ласкам мужчины. В этот раз Джон был нежен и заботлив. Он гладил ее по спине, по груди, покрывая ее послушное тело поцелуями. Мужчина слегка отстранился и заглянул девушке в глаза. Увидев там только желание, он стал действовать более решительно. Но и Лена от него не отставала. Она, словно исследовала каждый миллиметр тела партнера. Исследовала его реакцию на ее прикосновения....
Почти через час они вышли из душа. Раскрасневшая девушка легла на кровать.
- У меня нет сил, - прошептала она.
- Я зайду через три часа. Пока поспи.
Лену не надо было упрашивать – она погрузилась в сон.
Разбудил ее Джон.
- Давай, просыпайся! Пора!
Лена прислушалась к ощущениям. Руки болели. Ноги тоже.
- Я не смогу, Джон. У меня все тело болит.
- Я говорю, что сможешь! Собирайся! Бой через два часа.
- Да не смогу я! Мне больно!
- Причесывайся! Косметику наложи! А об остальном я позабочусь!
Лена нехотя покинула кровать и добралась до туалетного столика. Кое-как изобразив на лице жалкое подобие Принцессы, Лена повернулась к Джону, переключающему каналы.
- Все...
- Отлично. Иди ко мне...
- Зачем? – спросила она, но подошла.
- Я тебе укол сделаю...
- Что это? – Лена посмотрела на шприц, - допинг?
- В какой – то мере, - Джон протер Лене руку водкой, - расслабься, вен совсем не видно...
- Джон! Что это?
- Успокойся. Героин. Это не вредно. От одного раза ничего не будет, только придешь в форму!
- Не надо! – Лена испугалась.
- Лен! Ты мне веришь?
Девушка молча кивнула.
- Ну, вот и умничка... Давай руку. Все будет хорошо... Один укольчик...
Легкий укол, как комариный укус. И ничего не произошло. Боль в теле осталась. Тяжесть в ногах никуда не исчезла.
Но она молча вышла из номера и села в такси. Они приехали на ринг, Лена не чувствовала, что она готова к бою. Ничего не прошло, все по прежнему болело.
- Джон, - сказала она в раздевалке, - ничего...
- Успокойся, все будет как надо, - подмигнул мужчина и вышел в зал.
Лена вышла на ринг. Когда она оказалась в зале, ее ослепил свет. И она ощутила легкость во всем теле. Захотелось всем улыбаться, она с удовольствием расцеловала соперницу. Начался бой. Лена не чувствовала ударов, которые она пропускала. Легкость. Во всем теле легкость. Она улыбалась, выводя американку из себя. Она улыбалась, когда зажала ее в углу и била со всей силы. Била, пока
белозубая американская соперница безвольно не повисла на ограждении. Легкость. Только легкость.
Лена махнула всем рукой и скрылась в раздевалке.


Спасибо: 3 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 272
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.11 14:13. Заголовок: Лена Ранетка. Витал..


Лена Ранетка.
Виталик устроился на подоконнике и уже несколько минул молча смотрел на девушку. Ранетка сидела, рассматривая собственные руки, как будто бы не чувствуя его тяжелого взгляда.
- Ну, так и будем молчать? – спросил Абдулов.
- А о чем говорить?
- О нас, например, - предположил мужчина.
- О нас? А есть они, мы? Есть ты, есть я... А никаких нас я не наблюдаю...
- Пока не наблюдаешь, - Виталий встал с подоконника и подошел к девушке, - но все можно исправить... Лен, меня тянет к тебе... И я хочу попробовать быть счастливым... Быть с тобой...
- А с чего ты взял, что со мной ты будешь счастлив? – недоверчиво пробубнила Лена.
- Потому, что я так хочу. Потому, что ты такая, какой бы я всегда хотел видеть свою спутницу. Умную и красивую... Тебя...
- Виталь, - Лена слегка улыбнулась, - А если... если ты разочаруешься во мне?
- Что за глупости?
- Я просто... ребенок? Ты же сам так сказал...
- Лен, а я просто стареющий мужчина... Ну и что? Мы не можем попробовать?
- Можем, - девушка несмело заглянула в глаза Виталию.
- Ленка! – он прижал девушку к груди, - мы будем счастливы...
- Эй! – дверь в туалет в очередной раз открылась и вошел Арланов, - мы съемки сегодня начнем? Или как?
- Начнем, - улыбнулась Лена.
- Чего сияешь-то? – подозрительно взглянул на девушку режиссер.
- А почему бы мне не сиять?
- Потому что, блин, все съемки мне срываете!
- А что ты на мою девушку кричишь? – строго спросил Виталик.
- Ничего себе, – Арланов с любопытством смотрел на мужчину и девушку.

Лена Третьякова.
В Москве, почему-то всегда плохая погода. После солнечной Калифорнии Лена чувствовала это особенно сильно. Вернувшись в родную квартиру, Лена закинула сумку в угол и села на диван. Все, происходящее в Америке, казалось ей сном... Но факт оставался фактом, она победила.
Она победительница, и это слово приятно было произносить. Победитель!
Девушка приняла душ и вышла на балкон. Плохая погода не мешала вдохнуть воздух родины. Запах выхлопных газов и плохой экологии... Но такой родной...
Ленин телефон заиграл «бой с тенью».
- Привет, Джон, - отозвалась Лена.
- Завтра утром в зал. На тренировки. И еще... Лен... В общем тут меня знакомый попросил... Нужно снятся в молодежном сериале... Небольшая там роль...
- Кого? – усмехнулась девушка.
- Ну у них главная героиня, Оксана, занимается боями без правил. Надо изобразить ее соперницу.
- Что за бред, Джон? Я спортсменка, а не актриса. Пусть найдут кого-нибудь другого...
- В твоих любимых «Ранетках»... Ты же их слушаешь, я знаю, - соблазнял мужчина.
- «Ранетки»? Оксана, кажется, басистка? Высокая, темненькая?
- Да. Ну что? Ты согласна?
- Ладно, - согласилась Лена, - снимусь. Только Джон... Я тебя спросить хотела... А можно еще раз тот укол, а?
- Лен, ты в своем уме! Это – наркотик!
- Ладно, ладно, не ори! Я все поняла! До завтра!
Лена положила трубку и задумчиво на нее посмотрела. Почему она спросила у Джона про укол? Она сама не признавалась себе, но тогда, на ринге, она испытала такое бешенное удовольствие, что ей потом два дня снилось это ощущение. Ощущение безграничной свободы, радости и легкости... Всего того, чего не было в ее жизни. На следующий день Лена заметно нервничала – было отвратительное настроение, тренировка прошла очень плохо, она не могла сосредоточиться и постоянно совершала глупые ошибки. В обед приехал Джон.
- Поехали на съемки, - сказал он, войдя в зал. Ни здрасьте, ни привет... Просто приказ.
- Иди, а? – проворчала Лена. Ее злило сейчас абсолютно все, и Джон больше всех. Но играть с огнем девушка не решилась и пошла в раздевалку. Через два часа они приехали в небольшой спортивный клуб.
- Это твоя партнерша, - подвел Лену к высокой брюнетке Джон, - Оксана.
- Привет! – кивнула Лена.
Через час они вышли на ринг.
- Так! Изображаем бой! Слышите меня?
Лена кивнула. Понятно, что не по настоящему драться. Она изобразила удар.
- Так?
- Отлично, - кивнул режиссер, - начали!
Лена изобразила удар, Оксана ответила слабым толчком, Лена сделала вид, что ударяет еще, но не расчитала сил и слегка задела Оксану по скуле.
- Черт! – заорала девушка, - ты больная, да?
- Не ори, не на базаре, - прошипела Лена, - я не специально!
- Лена! – закричал Джон.
- Оксана! – фыркнул режиссер, - пять минут перерыв! Поправьте Оксане лицо!
Лена спустилась за столик. Джон что-то обсуждал с режиссером. К Лене подсел мужчина.
- Привет! Я – Виталик! – представился он.
- Круто, - улыбнулась Лена, - ты, кажется, физрук, да?
- Да, я играю роль физрука... Ну и Оксану буду спасать...
- От меня что ли? – улыбнулась Лена.
- Ну... Не совсем... От чуваков, которые ее заставляют учавствовать в боях...
- Что за бред? – Лена отпила сок, - кто ее может заставлять учавствовать? Она же, кажется, по сериалу, школьница?
- Ну, это ты у сценаристов спроси, - захохотал Виталик, - а Оксана уже давно не школьница на самом деле... Ей уже двадцать....
- Чуть старше меня, - заметила Лена, - и как она в жизни?
- Если честно, - Виталик понизил голос, - она жуткая. Развязная, постоянно чем-то недовольная... От нее вся съемочная группа вешается...
Лена понимающе кивнула и по приказу режиссера вернулась на ринг. В этот раз все прошло хорошо. Сняли несколько кадров в разной одежде и финальную сцену, где физрук спасает школьницу.
Лена переоделась в джинсы и выискивала глазами Джона.
- Ты ищешь своего друга? – спросил Виталик, - а он уехал...
- Как? Куда? – растерялась Лена.
- Он сказал, что у него срочные дела...
- Блин! Я даже понятия не имею, где мы находимся!
- А ты где живешь? – поинтересовался Виталик.
- На Динамо, - ответила Лена.
- Давай отвезу, мне не сложно, - предложил Виталий.
- Ну, если только не сложно, - улыбнулась девушка и, в сопровождении Виталика вышла из клуба.
В машине Лена разглядывала Абдулова и сравнивала его с Джоном. Машина у Виталика тоже была красивая и дорогая, пахло от него тоже дорогой туалетной водой, а вот одет он был попроще. И лицо не такое холеное, как у Джона. Зато Виталик искренне улыбался, а не презрительно скалился. В общем Лена посчитала это знакомство достаточно приятным и расслабилась.

Лена Ранетка.
Лена приготовилась к съемкам боев. Для этих кадров пригласили настоящих спортсменов. Режиссер давал девушке инструкции. В это время Лена стояла с Виталиком. Планировали снять за один день сразу все эпизоты с боями, включая бой, где Лене предстоит играть в гриме. Виталик приехал для последнего эпизода, где, по сценарию, он должен был вытащить Лену на руках.
- Начали! – объявил Арланов.
Лена вышла на ринг. Несколько ударов в воздух. Внезапно Лена не расчитала сил и прошлась по спортсменке.
- Ой! Извините! – воскликнула Ранетка, - я случайно!
- За случайно бьют отчаянно, - проворчала спортсменка, - ладно, проехали.
- Серьезно, извини...
- Да ладно, - улыбнулась девушка, - ну что, с начала?
Лена поймала внимательный взгляд Виталия. Мужчина ободряюще улыбнулся.
- Ну что, начали? – спросил режиссер.
Лена кивнула.
Когда отсняли почти все сцены боев, кроме главной, финальной сцены, режиссер объявил перерыв на обед. После обеда Леной занялось сразу три гримера. На ее лице делали живописные следы побоев. Виталик с интересом наблюдал за работой.
- Лен, я не могу на тебя смотреть, - прыснул мужчина.
- Что? Дайте мне зеркало...
- Нет, сиди, не шевелись, - поморщилась гримерша, - у нас время! Виталий, не мешайте! Вам тоже потом рисовать губу будем...
Виталик протянул Лене зеркало.
- Ого! – вырвалось у нее.
- Лен, не шевелись! – почти хором сказала вся съемочная группа. Только сейчас Лена заметила, что все с интересом следят за тем, что рисуется на ее лице.
- Я красавица? – наконец спросила девушка, когда грим был закончен.
Абдулов неопределенно отвел глаза.
- Поцелуй меня, - хихикнула девушка.
- С ума сошла! – влетел режиссер, - грим! Быстро на ринг!
Девушка и мужчина переглянулись.
Арланов остался доволен отснятым материалом.
- Отлично! Все свободны!
Лена подошла к Виталику.
- Б-р-р, фу, Ленк, иди умойся, а? – смеялся Абдулов, - я не могу на тебя без слез смотреть!
- Красотка?
- Просто королевна! – веселился Виталик, - ну иди же, приведи себя в порядок...
- А такая, значит, я тебе не нравлюсь? – возмутилась Лена.
- Ты мне нравишься любая, - мужчина обнял девушку, - ну просто... Мое эстетичное восприятие не может лицезреть это...
- Ну ладно, - рассмеялась Лена, - жди!
Спустя сорок минут ожидания ранетка вышла к мужчине.
- Поехали ужинать? – спросила Лена.
- Поехали... Красотка! Надо было синяк под глазом не смывать, попозировать немного перед камерами... Интересно, что бы написали?
- О! Я бы сказала, что это ты меня побил, - дурачилась Лена.
- Избил в порыве ревности, - принял шутку Абдулов.
И девушка с мужчиной поехали в небольшой уютный ресторан. Лене было удивительно комфортно рядом с Виталием. Только когда он оказался с ней, она поняла, что все это время ждала его. Он прочно занял важное место в ее жизни, свое место, не потеснив ни миллиметра ее жизни, не мешая ей, а только помогая во всем... Она знала, как он отреагирует на ее слова, знала как отнесется к любому ее действию... И самое главное, она знала, что он рядом.

Лена Третьякова.
Первый раз в квартире Лены был кто-то кроме Джона. С родителями и братом давно все отношения сошли на нет, у нее остался только кикбоксинг и Джон. И вот теперь она пригласила на чашку чая Виталика. Абдулов огляделся.
- Ты одна живешь?
- Да, - подтвердила Лена, разливая по чашкам зеленый чай. Пить зеленый чай ее приучил Джон, - я же спортсменка... А от этой квартиры до «Динамо» пять минут медленным шагом...
- То есть твоя жизнь – это кикбоксинг? – переспросил Виталий.
- Ну да... Сейчас да.
- А этот мужчина, с которым ты приехала, он кто?
- Промоутер, - отозвалась Лена.
- Просто промоутер? – прищурился Абдулов.
- Да, - вздохнула Лена, - а почему интересуешься?
- Ну, - Абдулов хитро улыбнулся, - ты очень симпатичная... И я когда тебя увидел, то захотел узнать тебя поближе...
- Брось ты это, - проворчала Лена, - я через неделю уезжаю в Румынию. У меня там два важных боя...
- То есть у нас есть целая неделя, - Виталик провел Лене по руке. Девушка ощутила безумно ласковое, легкое поглаживание. И ее чуть было не захлестнула волна нежности.
- Не надо, - отстранилась Лена.
- Не бойся, - прошептал Виталик, - я тебя не тороплю... Я сам себя не узнаю... Со мной такого никогда не было... Лен, пойдем завтра в кино?
- Это свидание? – Лена пыталась спрятать улыбку за чашкой.
- Я бы надеялся...
- Хорошо, - утвердительно кивнула девушка, - поедем в кино...
И утром опять все с начала. Подъем, пробежка, душ, тренировки. Сегодня Джон не приезжал в клуб, ограничился звонком Лене и сообщением, что он договаривается о важных боях. И что она должна хорошо питаться.
Вечером девушка впервые собиралась на свиданье в кино. Одела черные брюки и белый свитер с воротом. Виталий приехал вовремя. Они хорошо провели время в кинотеатре – фильм был приятный. После кино Виталий отвез Лену домой и распрощался. Девушка смотрела вслед отъезжающей машине. Мужчина не попытался ее обнять или поцеловать, вел себя предусмотрительно и заботливо. Открывая дверь в квартиру, Лена счастливо улыбалась.
- Где ты была? – спросил сидящий в кресле Джон.
- Гуляла... В кино ходила, - Лена вздрогнула от неожиданности, - а ты что тут делаешь?
- Поговорить приехал, - бросил промоутер - а птичка улетела... С кем?
- Ты меня пытаешься контролировать? – прищурилась Лена.
- Я не пытаюсь, я контролирую... Я, кажется, имею на это право?
- Не думаю, - Лена сняла обувь и прошла в комнату.
- Ладно, проехали... Лена, я договорился про бои. Привез тебе диски, посмотри обязательно. Обрати внимание на первую соперницу – Ванессу, она очень сильная. Она чемпионка мира по версии европейской ассоциации.... Так что сама понимаешь.... Победишь – будешь уже иметь вес в мировом кикбоксинге. Ну и там еще две девочки...
- Джон, я выиграю, что за вопрос?
- Посмотрим, - Джон прикурил сигарету, - посмотрим...

Лена Ранетка.
В тот вечер Виталик провожал Лену до квартиры.
- Пока! – поцеловал он.
- Может...зайдешь?
- На кофе? – улыбнулся мужчина.
- На завтрак, - уткнулась мужчине в грудь Лена.
- Что? – Абдулов взял лицо Лены в ладони и заглянул ей в глаза, - ты уверена?
- Я... Да, я хочу этого...
- Подожди, - Виталик немного отстранился и подхватил Лену на руки.
На руках он занес ее в квартиру и остановился.
- Отпусти меня, - смеялась девушка.
Лена оказалась ногами на твердом полу и, смеясь, сняла куртку.
- Проходи, располагайся, - пригласила Лена.
Абдулов огляделся. Аккуратная, стильная квартира.
- Мило тут, - кивнул Виталик.
- Подождешь пять минут? Я переоденусь, - прошептала Лена и скрылась в комнате.
- Куда же я денусь? – проворчал Виталий и уселся на диване. Он нервничал. Сейчас они сделают еще один шаг навстречу друг к другу. Секс очень много значил в жизни Виталика. И без этой составляющей отношений Абдулов не представлял настоящей гармонии, которую он искал, и думал, что нашел в Лене. Но он боялся, что она такая же резкая и грубоватая и в интимной стороне отношений...
- Давай фильм посмотрим? У меня есть «Жара», - предложила девушка, опускаясь на диван. Мужчина сел рядом. Она смотрела на экран, а он смотрел на нее. Покрывал поцелуями руки, волосы, шею... Виталик сходил с ума от того, что расстояние между ними меньше пяти сантиметорв и, несмотря на одежду, он чувствовал жар ее тело. Лена повернулась к Виталику и улыбнулась:
- Дурацкий фильм.
Она провела рукой по его плечу, осторожно спускаясь ниже. Уверенными движениями стянула с него футболку. Абдулов немедленно решил, что «Жара» - лучший фильм всех времен и народов. Хотелось что бы фильм никогда не кончился, что бы он мог любоваться возбудившейся Леной. Он освободился от джинсов и прижал к себе такую нежную, ласкающую его девушку. Он мечтал поставить аппаратуру на «реверс». Еще бы: гонять счастье по кругу.

Лена Третьякова.
Лена с сожалением уезжала из Москвы, ведь здесь оставался Виталик. Она успела к нему привязаться, они постоянно перезванивались, отправляли друг другу сообщения... Но сейчас самолет уже приземлился в Румынии, и Лена попыталась сосредоточиться на боях. Диски она смотрела мельком, разговаривая по телефону с Виталиком. Джон весь полет листал журнал и не обращал на неё внимания.
В гостинице Лена с ужасом обнаружила, что в ее номере нет проигрывателя дисков. А идти к Джону она не хотела. Поэтому девушка решила, что и без просмотра сможет победить.
На следующий день Лена и Джон поехали на взвешивание. Привычный образ, привычное эротичное белье... Все как обычно. Настало время боя. Объявили Лену и Ванессу. И тут же Лена пожалела о своей легкомысленности. Сильный удар левой и из глаз Лены посыпались искры. Губа разбита, солоноватый привкус крови во рту. Не успела девушка прийти в себя, как ее накрыл удар ногой по ребрам. Опять темнота в глазах. Лена приоткрыла глаза и увидела лишь недовольное лицо Джона и губы, шепчущие: «Неудачница». Волна неописуемой ярости с головой захлестнула Лену. Девушка пыталась прижать Ванессу к краю ринга, но та умело увернулась от коронных ударов и нанесла еще один сильный удар по ногам. Удар по голени – один из самых тяжелых, Третьякова с трудом сохранила равновесие. И с ненавистью посмотрела на соперницу. Та насмешливо взглянула на Лену и изобразила жест, показывающий, куда Лена может засунуть свою неизменную розу. Опять удар, но Третьякова не падала. Она даже пыталась вяло отбиваться. Собрав последние силы Лена ударила, надеясь на нокаут, но Ванесса лишь покачнулась. Объявили конец первого раунда, и по очкам победу одержала Ванесса. В ее угол подошел Джон:
- Что ты творишь? Что за дела?
- Джон, она сильнее меня, - сплюнула кровь Лена.
- Тогда ложись и не выпендривайся, у тебя еще два важных боя!
- Иди ты, - процедила Лена и вышла на ринг.
И опять Ванесса была сильнее. Брови Лены были рассечены, кровь застилала лицо и мешала смотреть. В третьем раунде Ванесса точным ударом по ногам отправила Лену в нокаут. Третьякова знала, что соперница ее пожалела и ударила достаточно слабо, но сейчас даже легкого толчка было достаточно.
В номер Лену занес Джон. Оставив ее на кровати, он наполнил ванну.
- Тебе надо расслабиться, - настоял он, - ну, глупышка, ну зачем ты? Ведь с начала было понятно, что ты слабее.
- Я не слабее, - прошептала Лена, - я хочу подготовиться и взять реванш. Я смогу!
- Так, успокойся, - Джон освободил ее от одежды и осторожно опустил в воду.
- А! – вскрикнула Лена.
- Спокойно, малышка, - мужчина аккуратно убрал прилипшие волосы с лица, - ты в крови вся. Давай я душ включу, ладно?
Лене хватило сил лишь кивнуть.
Джон включил душ и снял с себя одежду. Грациозными движениями мужчина перелез через борт ванной и сел рядом. Прижал Ленку к себе и долго гладил ее по голове.
Утром Лена проснулась в объятьях Джона.
- Ну как ты? – спросил он.
- Хреново, - отозвалась Лена, - все болит...
- Это вопрос решаемый, ты же знаешь...
- Ты дашь мне укол? – загорелись глаза девушки.
- Завтра. Перед боем. Лен, ты не должна привыкать. Иначе ты не один допинг – тест на приличных боях не пройдешь... И это вредно... Я даю тебе только перед завтрашним боем....
- Джоник, пожалуйста, у меня все болит! Мне надо! Умоляю тебя! – Лену трясло от близкого ощущения счастья.
- Ладно, сейчас вернусь, - Джон накинул халат и вышел из номера.

Лена Ранетка.
До начала концерта в легендарных «Лужниках» оставалось меньше часа. Зал уже начал наполняться. Лена и Виталик сидели в гримерке, тут же расположились Аня, Женя и Сергей. Все нервничали. Даже Лена никак не реагировала на нежные прикосновения Виталика к ее руке. В гримерку вошла зареванная Лера.
- Что опять? – недовольно спросил Сергей.
- Значит, с «Ранетками» давно репетирует Аня? Да? – Лера всхлипнула и перевела взгляд на девчонок, - от него я это ожидала, но вы!
Лена переглянулась с Виталиком. Как Лера могла узнать? Они решили смягчить для нее удар, поговорить, объяснить и Сергей строго – настрого запретил говорить что-нибудь перед концертом.
- Вы предательницы! – Лера села на стул и закрыла лицо руками. Плечи сотряслись в рыданиях.
- Прерати истерику! После концерта поговорим, - попытался остановить водопад слез Сергей.
- Это правда? – Лера подняла глаза на Лену.
Лена отвела взгляд.
- Значит, это правда! – Лера выбежала из гримерки.
- Останови ее! – закричала Лена продюссеру.
- Слушай, я устал нянчиться с Козловой! Пусть делает что хочет!
- А концерт? – подала голос Женя, - концерт начинается через час!
- Если Козлова не придет, то я сяду за ударные, а петь будет Руднева! – бросил продюссер, выходя из гримерки, громко хлопая дверью.
- Бред! – Лена потянула Виталия, - надо найти Лерку!
Они вышли в коридор.
- Она там, - уверенно заявил Абдулов и указал Лене на подсобное помещение.
- Почему ты так решил?
Виталик жестом приказал Лене замолчать, и Ранетка сама услышала голос Леры.
В подсобке, на старой аппаратуре сидела Лера. Около нее стоял Алекс, ее друг детства и давний обожатель.
- Лер, - позвала Лена.
- Уходи отсюда! – зло прищурилась ударница, - я не хочу сейчас никого видеть!
- Ты тогда скажи, ты будешь участвовать в концерте?
- А что, ваша новенькая Аня уже рвется на сцену?
- Не говори глупости!
- Я выступлю, - кивнула Лера, - В последний раз... Это будет мое лучшее выступление...
Лена сочувственно посмотрела на подругу.
- Тогда иди, сделай что-нибудь с лицом, Лер...
- Меня выкинули из группы! Выкинули, как мусор! – Лера опять принялась плакать.
- Ты извини, Лер, что вмешиваюсь, - сказал до сих пор молчавший Виталик, - но ты сама во всем виновата! Тебя несколько раз предупреждали – прекращай свои выкрутасы. Сколько раз ты пропускала репитиции? Перед журналистами обзывала продюссера? Ты думала тебе все сойдет, да? Пусть это будет тебе уроком!
Лена метнула на Абдулова строгий взгляд. Но Лера, против ее ожиданий, не раскричалась, не разревелась, а наоборот, немного успокоилась и послушно кивнула.
- Я сейчас приду. Скажи гримерам, пожалуйста...
И Лена с Виталиком оставили Леру и Алекса.
Концерт хоть и начался с опозданием, но прошел относительно хорошо. Виталик сидел за кулисами, рядом с Сергеем.
- Молодец Ленка! – улыбнулся Абдулов, когда концерт заканчивали.
- Да, все молодцы, - подтвердил Сергей.
Лена взяла в руки микрофон.
- А сейчас мы хотим позвать на сцену человека, без которого этого концерта бы не состоялось! – девушка взглянула за кулисы, быстро пересеклась взглядом с Виталиком. Взгляд потеплел, - Сергей! Иди к нам!
Довольный продюссер вышел на сцену.

После концерта решили ехать по домам, слишком длинный и тяжелый был день. Лена уснула уже в машине, Абдулов ласково смотрел на девушку. Подъехав к дому мужчина осторожно дотронулся до щеки Лены.
- А? Что? – она испугалась.
- Все хорошо, моя девочка! Ты уснула...
- Да уж, безумный день был!
- Пошли домой! Ты спишь на ходу... Сейчас я тебя накормлю и спать уложу...
Девушка вымученно улыбнулась и благодарно поцеловала Виталика.


Лена Третьякова.
Джон вернулся достаточно быстро, загадочно улыбаясь. Лена доверчиво подставила ему руку.
- Лен, только давай договоримся.... Это крайняя мера. Больше этого не будет...
- Конечно, - девушка встала на коленях на кровати, - давай!
- Мне не нравится, как блестят твои глаза...
- Джон, я не наркоманка! Просто у меня болит все тело!!! И я хочу немного расслабиться.
- Ладно, - кивнул он и ввел иглу.
Девушка откинулась на подушки с блаженной улыбкой на лице. Она знала, что скоро наступит желанная эйфория. Скоро все ее проблемы и комплексы отойдут на второй план. Она так задумалась, что не заметила, как Джон сделал две белые дорожки на столе.
- Что это? – любопытно поинтересовалась Лена.
- Не лезь, - поморщился мужчина и скрутил купюру, - не одной же тебе кайф получать...
Лена улыбнулась уголками губ и с интересом наблюдала за мужчиной.
- Откуда ты это берешь?
- Лен, - поморщился Джон, - не задавай мне глупые вопросы, ладно? Ну что, готова?
- К чему? – не поняла Лена.
- Ты не знаешь? Самое острое ощущение в мире – секс под этим...
Лена уже могла только глупо хихикать. Джон впился губами в ее губы, нащупывая руками ее податливое тело. Лена тянулась к мужчине, извиваясь под его грубыми ласками. Мужчина провел кончиком языка по шее Лены, спускаясь к плечам и груди. Девушка тихо вскрикнула. Она с трудом могла себя сдерживать и в порыве страсти прикусила ухо Джона. Он громко зарычал и укусил Лену в ответ. Эти странные ласки заводили девушку еще больше и уже она впилась ногтями в спину мужчины. Она знала, что останутся следы. Знала, но распалялась от этих действий. Ей хотелось, что бы он чувствовал боль... и что бы он делал больно ей. Джон стащил Лену на пол. Жесткий пол, жесткие ласки... Разум накрыл стеклянный купол, и мысли, пытающиеся добраться до мозга Лены, ударялись о его стеклянную поверхность и возвращались туда, где они появились... А в голове ни одной мысли! Только инстинкты. Лены рычала, кричала, она чувствовала, что она пантера. Почему именно пантера, наверное никто не объяснит. Грациозная, независимая. Но пойманная сильным самцом. То, что Джон самец, Лена – пантера не сомневалась. Он доводил ее до состояния, когда мир готов разорваться на маленькие кусочки...Но в последний момент, смеясь, прекращал свои ласки.
Лена, разозлившись, схватила зубами кожу Джона и стиснула челюсть.
- Сука, - ударил ее по лицу Джон.
Лена рассмеялась. Мужчина ударил ее сильнее. Девушка напрыгнула на него, ощущая себя грациозным животным. Она мстила. Мстила искустно, доводя Джона до крайней точки и отстраняясь. Ругательства, брань... В гостиничном номере не осталось места, где Джон и Лена не предались бы дикой страсти...

Лена Ранетка.
После концерта все собрались на базе через день. Лера сидела в углу, прижав к себе талисман группы. Она была похожа на маленькую обиженную девочку.
- Ну что, бойцы! – вошел Сергей. Следом за ним вошла маленькая худенькая девочка из проекта «СТС зажигает суперзвезду» - Аня Байдавлетова.
- Привет, Нют! – сказала Женя.
Нютя зажалась в другой угол и бросала на Леру затравленные взгляды.
- Все знают, что у нас в группе происходят изменения! Леру заменяет Нюта.
- Она? – завелась Лера, - а она петь-то умеет?
- Лера! – останавливала ее Женя.
- А что – Лера? Что – Лера? Я уже двадцать лет Лера! Я была в этой группе с самого начала! Я была, когда о группе и не знал никто! И теперь все?
- Все, - подтвердил Сергей, - давай не устраивать скандалов! Не истерить в прессе! Я тебе перечислю деньги, компенсацию...
- Да засунь себе эти деньги в..., - заорала Лера.
- Лера! – перебила ее Аня, - прекрати!
- Вы все? Вы всё знали? И молчали? Вы предательницы! – Лера не на шутку завелась, - а ты что молчишь, Лена? Скажи, ты тоже рада, что меня заменили этой... этой соплячкой? Да она...ни кожи, ни рожи!
- Прекрати! – Лена тряхнула Леру, - прекрати истерику! Иди домой, отоспись, приведи мысли в порядок, тогда и поговорим!
- Да иди ты! – вырвалась Лера, - мне не о чем с вами говорить! Вы все! Вы все продажные... Вы все!
В зал вошел Александр.
- Алекс, уведи Леру, - попросила Лена.
- Алекс! Забавно! Ты, дорогой, за мной носишься с третьего класса! А ты мне на фиг не нужен! Я тебя использовала всю жизнь! – у девушки началась настоящая истерика, - Сергей! Миленький! Возьми меня в группу! Я буду себя хорошо вести!
Лена залепила бывшей солистке пощечину и сжала ее за подбородок:
- Козлова! Езжай домой! Я тебе позвоню. Завтра.
- Ты сука, Леночка! – заявила Лера на прощанье.
Вечером Лена и Виталик встретились в ресторанчике.
- Ты чего такая грустная? – спросил Абдулов.
- Лера, -только и ответила Ранетка.
- Понятно. Истерила?
- А ты как думаешь? Самое противное, что мне действительно жалко ее. И я чувствую свою вину... Как будто предала ее.
- Ты тут не при чем, - покачал головой Виталик, - ты же пыталась отговорить Сергея... Лера сама виновата... И ей некого, кроме себя обвинять...
- Она еще на Алекса наехала... Он пошел за ней, когда она ушла из базы... И попал под горячую руку... Она, кажется, его только в войне в Ираке не успела обвинить...
- Бедный парень. Он ведь действительно влюблен в Лерку.
Лена и Виталик понимающе переглянулись. Когда все хорошо, когда ты счастлив, а кто-то рядом нет, невольно испытываешь вину за свое счастье. Лена хотела, чтобы ее подруга, наконец, повзрослела и перестала совершать дурацкие поступки, но не таким способом... То, как поступили с Лерой, было, конечно, жестоко... Но, как не стыдно было Лене за эти мысли, она понимала Сергея....
- О чем задумалась? – щелкнул девушку по носу Абдулов.
- О том, что я счастлива, - вздохнула Лена.
- И я, - Виталий положил руку на руку Лены.
- Ты такой сентиментальный! – рассмеялась Ранетка.
- Я и сам не знал! – застенчиво улыбнулся Абдулов.

Спасибо: 3 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 274
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.11 14:14. Заголовок: Лена Третьякова. Бо..


Лена Третьякова.
Бой. Снова бой. За час до начала Джон вколол ей необходимую дозу «обезболивающего». Лена, не чувствуя усталости и побоев, вышла на ринг. Конечно победа. Лена с первого удара отправила соперницу в нокаут. Более быстрого боя у Лены Третьяковой не было. Девушке хотелось большего, но на большее соперница была не готова.
- Блин, - жаловалась победительница Джону в раздевалке, - я же не знала, что она такая слабая... Я настроилась на бой....
- На бой? – усмехнулся Джон, - ну...поехали...
- Куда? – не поняла Лена.
- В один клуб... Там проводят бои без правил... Ты же хочешь размяться? Там непрофессионалы.
- Джон, ну кто меня туда пустит? Я же профи!
- Я решу вопрос. Поехали?
Лена кивнула.
В клубе было много людей. Джон оставил Лену за барной стойкой и пошел искать своего знакомого. Девушка достала мобильник. Смс от Абдулова.
«Как дела? Я скучаю...». Лене было стыдно ему отвечать, и она спрятала телефон поглубже в сумку.
- Лен, пошли, - подошел Джон, - будешь с чемпионкой этого клуба драться?
- Мне по фигу, - пожала она плечами.
Джон привел ее в небольшую комнатку и протянул купальник.
- Что это? – удивилась Лена.
- Это костюм. В этом клубе бойцы выступают в этом.
- Да брось, - не поверила девушка, - ты думаешь, я бои без правил не видела?
- Так что, не будешь? – прищурился Джон.
- Не надейся, - Лена в одну минуту сняла с себя всю одежду и выдернула из рук обалдевшего промоутера купальник, - чего пялишься?
- Ты больная, - уверенно заявил Джон и отвернулся.
Зал скандировал имя «Тина!». Лена с трудом сообразила, что это ее соперница.
Выйдя на ринг, она увидела почти двухметровую женщину. Девушкой назвать ее Лена при всем своем воображении не могла. Эта Тина изобразила, что кусает, и, сразу после сигнала кинулась на соперницу. Лена дралась не как спортсмен, а как разъяренная фурия. Била в грудь, хватала за волосы. В зале воцарилась удивленная тишина. Третьякова вцепилась зубами в нос соперницы. Укус. Челюсти сжались сильнее. Еще сильнее. Лене показалось, что она перекусила хрящ. Тина взвыла и подняла руку, призывая остановить бой. Победа присуждена Третьяковой Елене.
В такси Джон бросал на Лену настороженные взгляды.
- Что? – не выдержала она.
- Ничего, - отвел взгляд он, - просто боюсь я тебя...
Лена поморщилась. Действие героина отпускало. Она выпила уже три бутылки воды. Девушка с удивлением обнаружила, что у нее трясутся руки. И мысли, наконец, стали достигать ее мозга. Не радостные мысли...

Лена Ранетка.
Козлова не могла смириться. Не могла смириться с несправеливостью.... Она сидела в баре, после съемок сериала. Девчонки держались с ней вежливо, но холодно... Лера пила водку. В баре было шумно, но девушке казалось, что она одна...
- Привет, - подсел к Лере Виталик Абдулов.
- А? А.... А, Абдулов! А что ты здесь делаешь? – сфокусировалла взгляд на мужчине Лера, - а где Лена прячется? Вы же мы с Тамарой ходим парой!
- Лена, - Виталик замялся, не решаясь сказать, что она на репетиции, - у Лены дела...
- Понятно! Пить будешь?
Абдулов приехал на съемки на машине и зашел в бар выпить приличный кофе, но оставить Козлову одну он не мог.
- А что пьем?
- Водку...
- Да уж, - Виталик поморщился, - ну ладно, давай пить...
- Так противно, - объясняла Лера где-то серез час их алкогольной гонки, - я же... А они... А он...
- Я тебе уже говорил, ты сама виновата, Лера....
- Да ни хрена!
- А кто истерики устраивал? Кто орал на продюссера, что он козел?
- А если он козел? – удивилась Лера.
- Что он тебе сделал?
Алкогольный мозг Леры не мог придумать действительно достойную уважения причину. Не говорить же, что Сергей ругал ее при всех. Не говорить про то, что обещал позвонить и не звонил... И тогда мозг начал сочинять:
- А у него был... роман с другой! Вот! На моих глазах! Я когда увидела их! Они сидят на базе, не стесняясь никого... Она верхом на нем...
- С кем? – вдруг лицо Виталика застыло, - с кем у него был... роман?
И тут в мозге Козловой Леры отключились стоп – сигналы.
- Да с Ленкой твоей!
Виталик молчал. Выпил. Опять выпил. Больно. Сердце стучит...
- Нет, Лер, ты гонишь! – вдруг зло сжал Леру за руку Виталик.
- Отпусти, придурок, мне больно!!!
- Ты мне соврала?
- Конечно соврала, - ответила Лера, - отпусти меня!
- Понятно! – Виталик встал со стула и, слегка шатаясь, вышел из бара.
Мужчина почувствовал, что алкоголь испаряется... Лена... Лена... Как она могла? Он не понимал, как всегда честная и открытая Лена могла так поступить с ним? Врать, извиваться, юлить... А в то же время спать с их продюссером? Виталик не мог успокоиться... Он не мог понять... Но он хотел понять, потому что хотел простить... Только такое не прощается...
Абдулов сел в такси и поехал к Саше. Он не хотел возвращаться домой и видеть Ленку. Саша удивленно впустил Виталика:
- С Леной поссорился?
- Саш, не спрашивай ни о чем! Если она будет звонить – меня у тебя нет, ладно?
- Как скажешь, - удивленно кивнул Стефанцов.


Лена Третьякова.
По приезду в Москву Лена позвонила Виталию и соврала, что в Румынии у нее не было под рукой мобильника. Виталик приехал через час после ее звонка. Нежный поцелуй...
- Ты какая-то странная, - заметил он, садясь пить чай.
- Устала, - поежилась Лена. С самого утра ее колотило и не отпускало безумное желание получить немного «обезболивающего».
- Бедная моя девочка, - Виталий прижал голову Лены к груди, - бросай ты этот кикбоксинг...
- И что? Кто я тогда буду? Что я еще умею? – разозлилась Лена. Она удивилась себе и своей резкой смене настроения.
- Ты прекрасная девушка... Очень красивая... Неужели ты всю жизнь только спортом и увлекалась?
- Я играла на гитаре. Когда-то...
- На гитаре? – Виталик хохотнул, - ну уж нет, мне на съемках этих гитаристок хватает. Достали эти «Ранетки»...
- А что с ними? – попыталась перевести тему Лена.
- Да у них там внутри группы конфликты. Лера, ну ударница, в штыках с продюсером, а Оксана, басистка, со всем миром... Она истеричка, я тебе уже говорил... Так вот я слышал, что ее хотят убрать из группы... Набрали по объявлению... Они ее по объявлению в интернете нашли, представляешь?
- Представляю, - кивнула Лена, - я сама один раз на такое объявление клюнула...
- И что? – с интересом спросил Виталик.
- Что? - переспросила девушка. За доли секунды перед ней пронеслись события последних лет, - и ничего... Ладно, Виталь, мне нужно позвонить промоутеру, узнать, что у нас дальше с боями... Спасибо, что зашел!
И Лена практически вытолкала мужчину за порог.
Дрожащими руками она набрала Джона.
- Джон....
- А! Лен, что звонишь?
- Джон, дай мне «обезболивающее»! – взмолилась она.
- Лен! Прекрати! Хватит!
- Умоляю, - хрипела в трубку Лена.
- Отстань, Третьякова! Впереди у нас международный бой! Будет допинг – контроль!
- ДЖОН!
- Отвали, я сказал!
- Пожалуйста, - рыдала в трубку Лена.
- Все, Лен, это не смешно... Расслабься, я больше не дам тебе ни грамма!
Лена со злостью отшвырнула телефон. Но ее воспаленный мозг уже подсказывал ей план. Быстро натянув спортивную куртку с капюшоном и тренировочные брюки, Лена пересчитала имеющиеся наличные и вышла на улицу.
Такси довезло ее до комфортабельного жилого комплекса. Лена перелезла через забор и усмехнулась. А еще говорят: охрана. В подземный гараж въезжала машина и девушка, пригнувшивь, проникла на парковку. Оттуда попасть на восьмой этаж – дело техники. И вот она, дверь. Лена нажала звонок.
- Вам кого? – открыла дверь молодая беременная женщина.
- А вы кто? – прищурилась Лена.
- Мам! – выбежал из дома малыш лет трех.
- Сандра! – вышел Джон, - Лена?
- Кто это, Жень? – спросила девушка.
- Не переживай, милая, - промурлыкал Джон, - это Лена, моя спортсменка... Макс, иди в комнату... Ты, Сандра, тоже... Я скоро!
Джон грубо схватил Лену за руку и вытащил ее в коридор.
- Чего приехала? Откуда ты знаешь мой адрес?
- Паспорт видела. А эта...эта женщина...кто она?
- Моя жена, - равнодушно бросил промоутер, - чего тебе?
- Джон... Дай мне укол...
- Иди к черту! Я тебе ничего не дам! Уяснила?
- Я пойду куплю на улице, - пригрозила Лена.
- Ты охренела что ли? – взревел Джон, - Слушай, Лен, у нас серьезно важный бой... После него – всё что хочешь. Ты допинг не пройдешь! Где твои мозги???
- Чуть – чуть, - попросила девушка.
- Я тебя в клинику упеку, - пообещал Джон, - спускайся в гараж. Жди меня около машины. Я все принесу...
Лена, сверкая счастливой улыбкой, побежала в гараж.

Лена Ранетка.
Лена не могла дозвониться до Виталика. Его мобильный был отключен, у Саши Стефанцова его не было, у других друзей – товарищей тоже. Лена начала сходить с ума – дом был пустой, Виталика нигде не было. Просидев, не гася свет, до самого утра, Лена отправилась на съемки.
- Абдулов не приезжал? – сразу спросила она.
- Приезжал. Он в комнате отдыха, - сообщила ей костюмерша.
Лена, словно фурия, ворвалась в комнату.
- Виталик! – закричала она, увидев живого и здорового Абдулова, - какого черта?
Виталик хмуро оглядел Сашу и Андрея, находящихся в комнате.
- Чего ты орешь, Лен?
- Чего я ору? – возмущению Лены не было предела, - ты где был???
- Пошли, поговорим, - Виталик взял Лену за руку и они направились под лестницу, место, где произошел их первый поцелуй.
- Ты мне что – нибудь объяснишь? – начала Лена.
- Лен, скажи мне только одно… Ты меня любишь?
- Что за вопросы? Какая муха тебя укусила? Конечно!
- А зачем? Зачем все это… С продюсером?
- Что? – глаза девушки округлились, - о чем ты говоришь?
- Я все знаю, - Виталик смотрел в пол, - про то, что вы с ним любовники…
Звонкая пощечина. Закушенная губа. Слезы в глазах.
- Лен, скажи, зачем, а? – поднял на девушку глаза Абдулов.
- Ты – идиот! Что за бред? Я… Мне противно с тобой рядом находится! – Лена, развернувшись на месте, собралась уйти, но была остановлена Виталиком.
- Лен… Ленка… Леночка… Это… Это неправда?
- Абдулов, я тебе уже все сказала! Конечно это неправда? Откуда этот бред? В какой – то желтой газете написали? Так вот, они перепутали! Это Лера! Буква «р», а не «н»!
- Мне Козлова сказала, - растерянно пробормотал мужчина.
- Что? – Лена аж открыла рот от удивления, - Виталь… Что за *****? Ты ничего не путаешь?
- Нет. Она мне сказала, что ты спишь с Мильниченко…
- И?
- И я ей поверил… Лен, не смотри на меня так! Дурак, признаю, ну… Ты просто для меня очень очень много значишь… И я боюсь…тебя потерять!
- Абдулов, я тебе давала повод для сомнений?
- Понимаешь… я один раз уже обжегся… И мне очень тяжело просто верить… Прости меня, Ленка! – Виталик взял девушку за руку, - просто меня!
- Ты больной! – девушка обняла мужчину, - больной!
- Вот вы где! – заглянул под лестницу режиссер, - вы в курсе, что у нас съемки вообще – то?
- А Козлова здесь? – спросила Лена.
- Нет. У нее сегодня выходной…
- Сергей, - Лена изобразила на лице самую милую улыбку, - у нас с Виталей очень срочное дело…. Мы завтра все – все отснимем…
- Да, Серег, это очень важно, - не понимая, что Лена задумала, поддержал Виталик.


Лена Третьякова.
Девушка сдержала обещание, данное Джону – до боя мирового масштаба ни грамма героина не было в ее венах. Она даже согласилась на медицинскую чистку крови. Отношения с Виталиком развивались своим чередом: они несколько раз ходили в кино, ужинали в ресторане. Как-то, отвозя Лену домой, Виталик поцеловал ее, со словами:
- Ты не такая, как современные девушки. Ты очень светлая и чистая... Я тобой восхищаюсь, Лена...
На что Лена горько усмехнулась. Виталик принял эту усмешку на свой счет и продолжил:
- Лен, ты самая удивительная из всех девушек, которых я когда-либо встречал. Я вообще-то не робкий в отношениях, обычно... Но до тебя я боюсь дотронуться, ты такая нежная и хрупкая... Такая неиспорченная.....
Девушка кивнула и быстро ушла домой.
Наконец настал день боя. Допинг–тест, взвешивание... Все по плану, все отлично... Лена готовилась к этому бою – смотрела диски, ходила на тренировки... Она была готова. Готова взять самый главный, самый важный титул. После этого боя она мечтала бросить вызов мужчине. Если, конечно, победит.
И вот она, уже не принцесса, а королева ринга, грациозно выходит из раздевалки. Бурный крик толпы. Лена нашла глазами Виталика. Улыбнулась. Почему-то она хотела, что бы он был сегодня здесь. Был и видел ее триумф. В том, что это будет именно триумф, девушка и не сомневалась.
Все получилось, как в ее схеме. В пятом раунде техническим нокаутом победу одержала Третьякова Лена. Роза в руку поверженной сопернице. Воздушный поцелуй залу.
В раздевалку к Лене вошел Джон.
- Умница! – обнял он девушку, - ну что ж... Заслужила...
Джон протянул Лене одноразовый шприц.
- Что это? – нерешительно кусала губы Лена.
- Награда, - хохотнул Джон, - не надо? Я тогда заберу...
- Стой, - схватила шприц Лена.
- Слушай, Лен, может ну его... Ты же отлично жила этот месяц...
- Все? Ты больше ничего не хотел? - С надеждой спросила Лена.
- Нет, ничего, - пожал плечами Джон.
- Сейчас я поеду со своим парнем, - нерешительно проговорила девушка, переминаясь с ноги на ногу.
- Отлично. Тогда я пойду? Созвонимся…
- Тебя…тебя это не волнует? Ну… То что я с кем – то встречаюсь?
- Лен, - вздохнул Джон, - это твоя жизнь, а не моя… Если парень хороший – я только рад… Ладно, у меня еще дела, я пойду!
Джон тяжело взглянул на шприц, сжимаемый Леной и вышел. Лена подошла к мусорному ведру и занесла руку, с зажатым в ней наркотиком... Секунда раздумий... И шприц полетел в сумку девушки...
На выходе ее ждал Виталик. Быстрый поцелуй в губы.
- Поехали ко мне? – прошептала Лена Виталику на ухо.
- Ты уверена? – переспросил он.
- Абсолютно...

Лена Ранетка.
- Ну что? – Виталик припарковался у многоэтажки, - пошли?
- Пошли, - Лена первая вышла из машины, - нужно, наконец, расставить все точки над i. Даже если Козлова моя подруга, это не дает ей прав поливать меня грязью...
- Лен, тихо, - поймал Виталик уже заходящую в подъезд девушку, - спокойно...
- Я не могу быть спокойна! Пошли!
Девушка давила на звонок в квартире Леры. Наконец, дверь ей открыла сама Козлова.
- Ну? – Лера хмуро посмотрела на Лену и Виталика.
- Что? Ты не хочешь ничего объяснить? – вошла в квартиру Третьякова.
- Я? Я должна что-то объяснять? Лен, свали, а? Мне хреново!
- Меня это больше не волнует, - Лена облокотилась о стену, - ну ты и...мразь, Валерия!
- Что? – глаза Леры округлились, -да что ты такое несешь?!
- Тихо, Лен, давай я, - мягко отодвинул Ранетку Абдулов, - Козлова, на фига ты мне сказала, что Лена спит с Сергеем?
- Я? Это я тебе сказала? – Козлова искренне не понимала происходящее.
- А кто же еще?! В баре, ты рассказывала как они занимались этим на базе!
- Я этого не говорила... Это неправда!
- То, что это неправда, пожалуй, известно всем! Но ты это сказала! И я спрашиваю – зачем? Я понимаю, тебе сейчас плохо, ты злая, но я – то при чем?
- Лен, я тебе отвечаю, я этого не говорила, - Лера на самом деле не помнила, когда она могла это сказать.
Лена посмотрела на Виталика, потом перевела взгляд на подругу:
- И как ты думаешь, кому я буду верить, тебе или Витале?
- Но я этого не помню! – оправдывалась Лера.
- Потому что пьяная была! – вставил Абдулов, - как всегда, в последние дни...
- Да отвалите вы от меня! Хочу пить – буду пить! Мне наплевать на вас! Живите своей жизнью! Ко мне-то чего приперлись? Что вам от меня надо?
- Я надеялась... Я верила, что мы сможем быть подругами... Жаль, что я ошибалась...
Лена угрюмо отвернулась от Лерки и вышла из квартиры.
- Лер, ты... Звони, если что, - топтался на месте Виталик.
- Вали! – закричала Лера.
Абдулов послушно вышел. А Лера, судорожно всхлипнув, скатилась по стене. Рыдания душили ее. Нет больше никого. Она одна... Одна. Дружба Лены много для нее значила, и вот, она сама предала подругу... Выдумала небылицы... Пыталась поссорить Лену с главным человеком в ее жизни... Лера себя ненавидела. Смотрела в зеркало на себя, а видела истеричную, злобную девчонку... Девчонку, которая думала, что ей все позволено. Думала, что ей по силам вертеть всем миром... А все оказалось иначе... Что дальше делать? Как жить? Ответ пришел сам собой. В виде снотворного, которое врач прописал маме. Пузырек был наполовину полон. Двадцать таблеток. И стакан воды. Все, Лера закрыла глаза и приготовилась ждать. Вспомнив, в последнем порыве, она подскочила к столу, взяла лист бумаги и написала: «В моей смерти прошу никого не винить. Лена, прости меня! Я тебя люблю!».

Лена и Виталик заехали выпить кофе.
- Мне не по себе, - призналась девушка, обнимая себя за плечи.
- Успокойся, Лен, ну... Всякое в жизни бывает...
- Мне кажется я была с ней...несправедлива... Против нее сейчас весь мир. Она осталась одна...
- Ну, это не дает ей право распускать про тебя грязные слухи...
- Я думаю, она не со зла, - вдруг сказала Лена, - мне кажется, она запуталась... И не может найти выход... А я вместо поддержки обвинила ее во всем!
- Ну ладно, завтра увидишь ее на съемках и поговоришь, - предложил Виталик.
- Чего ждать? Не откладывай на завтра... Давай сейчас вернемся к ней.
- Думаешь? – с сомнением протянул Абдулов.
- Да. Виталь, мне что-то неспокойно...
- Ладно, поехали, - встал мужчина, - посмотрим...

У Козловой никто не открывал. Лена уже пять минут жала звонок.
- Лен, - привлек внимание девушки Абдулов, - дверь...открыта...
- Лер! – влетела в квартиру Лена, - вот балда! Куда-то свалила, а дверь не закрыла!
- ЛЕНА!!! – позвал Виталик из комнаты, - дай телефон!
Девушка вошла в спальню. На диване, свернувшись клубочком, лежала Лера. Рядом суетился Виталик. Он уже достал телефон и что-то объяснял в трубку.
- Господи! – Лена опустилась на корточки перед подругой, - Лерочка!!!
Тут она увидела бумажку, которую сжимала подруга.
- Боже! – Лена закрыла лицо руками, - Виталик! Сделай что-нибудь!!! Быстрее!
- Скорая будет с минуты на минуту.
В подтверждение его слов в квартиру позвонили. Врач быстро взглянул на Леру, кивнул санитару и они, подхватив девушку на носилки, пошли на улицу.
- Что с ней? – не отставала от них Лена, - она в порядке? Все будет хорошо?
- Девушка, - досадливо отмахнулся врач, - нужно как можно быстрее довести ее до больницы, не мешайте!
- Куда вы ее везете? – крикнул вслед Абдулов.
- В 38-ю, - отозвался врач, садясь в «Скорую».


Лена Третьякова.
Уже в лифте Лена начала дразнить Виталика, запустив руку ему под рубашку.
- Лен, - сдавленно прошептал он.
- Т-с-с, - прислонила палец к губам Виталика Лена.
В квартире, не зажигая свет, наощупь, Лена и Виталик добрались до спальни. Первыми на пол полетели куртки. Далее туда же спланировала рубашка Виталика, которую догонял свитер Лены. Джинсы... Виталик крепко обхватил девушку и прижал к себе. Лена чувствовала жар его тела. Руки мужчины нежно путешествовали по телу девушки, доставляя ей новые и новые ощущения.
- Виталь..., - прошептала Лена.
- Иди ко мне, - Виталик еще теснее прижал Лену к себе.
Вспышка... И два тела сплелись в один клубок.
Лена проснулась в своей кровати. Рядом спал Виталик. На часах четыре часа... Но что-то не давало покоя девушке. Как будто она забыла что – то важное, что - то нужное... И Лена вспомнила что. На цыпочках она подошла к стулу, схватила свою сумку и закрылась в ванной. Перевязать руку полотенцем, за отсутствием жгута... Немного поработать рукой, что бы проступили вены... Укол. Лена расслабилась. Выбросила использованный шприц. Набрала ванну, бросила туда почти полную коробку соли и погрузилась в воду. Она физически чувствовала наступающий полумрак... Мысли становились медленне-е... И ра-до-стнее...
Мысли начали возвращаться в восемь часов. Лена точно запомнила это время. Первая мысль была: восемь десять.... Вода в ванной была холодная. Наспех вытеревшись полотенцем, девушка вышла в спальню. Виталик еще спал. Лена накинула халат и решила приготовить мужчине завтрак.
- М! – промурлыкал Виталик, когда Лена, с подносом в руках, вошла в комнату.
- Спишь? – хихикнула Лена.
- Такое сказочное пробуждение, - притянул Виталик к себе Лену.
И Лене казалось, что она счастлива...

Лена Ранетка.
Лена влетела в больницу, словно разъяренная фурия.
- Где лежит Козлова? – спросила она у администратора.
- Третья палата... Но к ней нельзя! – крикнула вслед женщина.
Лена ворвалась в палату. Лерка. Живая. Прижала....
- Лерка!!! Ты дура! – плакала Лена, пряча лицо на груди подруги, - что же ты натворила???
- Лен, я думала, что ты меня больше не любишь, - всхлипнула Лера.
- Ты точно больная, - Лена целовала щеки Леры, - ты моя лучшая подруга!
- Но теперь у тебя Виталик... И я так виновата перед тобой... Перед вами...
- Забудь. Мы забыли, – девушка улыбнулась при воспоминании о Виталике, - а у тебя тоже кое-кто есть...
- Кто? – подняла на Лену глаза Лера.
- Алекс, - Лена потрепала белокурую макушку, - он мне раз сто звонил...
- Алекс? – переспросила Лера, - а он...
- Он тебя простил и передает тебе миллион поцелуев... Лерка, как же я тебя люблю!
- До луны и обратно? – спросила Лера.
- До луны и обратно, - подтвердила Лена, - если, ты конечно, обещаешь, больше не делать глупостей!
- Обещаю, - уже хохотала Лера, - у меня есть ты, Виталик и...и Алекс!
Лена еще немного побыла с подругой и вышла из больницы. На улице ее ждал Виталик.
- Ну что, - спросил он, - как она?
- Нормально... Насколько нормальной может быть Козлова, - Лена прижалась к мужчине, - поехали домой...

Лена Третьякова.
Прошел почти месяц в постоянном героиновом угаре. Джон привозил новую дозу при первом звонке Лены. Виталик проводил с ней все ночи. На улице была настоящая зима. Однажды Лена и Виталик пошли на каток. Смеялись и катались как дети.
- Смотри, Оксана! – вдруг указал Абдулов на девушку, - ну, Оксана из «Ранеток»....
- Да ну, Виталь, ты не можешь не думать о работе!
- Ладно, пошли кофе попьем, - потянул Виталик Лену в кафе.
Кофе был горячий и ароматный, на улице был морозец, а в кафе было тепло и уютно... Девушка улыбалась Абдулову.
- Лен, - позвал он, - я хотел спросить... У тебя все в порядке? Ты выглядишь очень измученной... Похудела, синяки под глазами...
- Не обращай внимание, - отозвалась Лена, - тренировки...
И тут же она вспомнила, что уже две недели не была на тренировках.
Виталик отвез свою спортсменку домой и поехал на съемки. Лена решила немного разобрать вещи. В дверь позвонили.
- Джон? – Лена впустила мужчину в квартиру.
- Лен, слушай, я тут что приехал... Освобождай квартиру... Карточку твою я уже заблокировал...
- Что? Что за херня?
- Лен, ты уже месяц под кайфом... Ты мне больше не нужна!
- Я же лучшая!
- А на фига мне ты нужна, если ты не в состоянии ни одного боя провести!
- Я могу выйти на ринг!!! – завелась Лена.
- Какой ринг? Девочка? Ты в своем уме? Тебя любой допинг завернет!
- Я приду в норму, - пообещала она.
- Да мне проще послать тебя на фиг, чем с тобой нянчится!
- Джон! Я же чемпион!
- Ты долбанная наркоманка, а не чемпион, - Джон брезгливо поморщился, - короче, давай, сваливай отсюда... К родителям, к мужику своему – куда хочешь!
- Джон! – Лена подошла к мужчине и дотронулась рукой до главного мужского места. Слегка сжала руку, - ты же со мной так не поступишь...
Джон схватил Лену за волосы и откинул ее голову назад:
- Ты хочешь напоследок чего-то? Проси, что хочешь...
Лена посмотрела ему прямо в глаза.
Джон быстро сбросил куртку и прижал Лену к стене. Через две минуты они оба были раздеты и предались страсти прямо на полу в коридоре. Тяжелые стоны. Резкие движения. Громкий вскрик женщине слился с протяжным воем мужчины: все кончилось очень быстро. Джон протянул Лене шприц и закурил. В дверь позвонили. Абсолютно голый Джон открыл дверь. За порогом стоял Виталик Абдулов.
- Кто там? – вышла в коридор обнаженная девушка, с перемотанной жгутом рукой.
Виталик смотрел Лене прямо в глаза. Потом сплюнул на пол и развернувшись, быстро спустился по лестнице вниз.
- ВИТАЛИК!!!!!!! – закричала Лена ему вслед, - Виталик!!!
Она упала на колени и рыдания оглушили квартиру:
- Виталик!
Джон оделся и подошел к девушке:
- Ладно, поживи еще месяц в квартире... Я там в комнате оставил героин... Этого должно хватить на пару недель... А потом мы что-нибудь решим... Лечиться, Лен, тебе надо... Обязательно надо лечиться...
- Я тебя ненавижу, - прошептала Лена, кусая до крови губы, - я тебя ненавижу...

Лена Ранетка.
Лена и Виталик шли по заснеженной тропинке.
- Холодно, - поежилась Лена.
- Сейчас поедем домой... Я просто хочу тебе кое-что показать...
Мужчина и девушка подошли к могиле.
- Кто это? – спросила Лена.
- Это одна женщина... Она много для меня сделала... Это моя бывшая любовница, Оксана, помнишь ее фотографии у меня дома?
Лена вглядывалась в лицо на памятнике. Молодая. Красивая.
- А почему она умерла?
- Потому что дура, - вздохнул Виталик, - Лен, она была наркоманка...
- Господи, - девушка положила руку на руку Виталика, - как ты с ней познакомился?
- Да года три назад... Спешил на встречу, случайно столкнулся с ней в метро...
Девушка прижала крепкую мужскую руку к губам и поцеловала родную ладошку.
- Пошли, - Виталик обнял Лену, уводя с кладбища.

Уходя, они чуть не столкнулись с рассеянным мужчиной в дорогом пальто, сжимающим две красные розы. Они проводили его сочувствующим взглядом и сели в машину.... Дорогой автомобиль резко газанул, увозя Лену и Виталика домой...

Лена Третьякова.
Вколола вторую дозу. Не взяло. Лена металась по комнате, боль ее не отпускала. Еще доза. «Уже немного легче... Еще... Вдох... Выдох... Вдох... Что там дальше? Что-то надо сделать... Что сделать-то? Что.........................................................»


Зима. Кладбище. Холод. Одинокий мужчина в дорогом пальто с двумя розами... Она любила розы... Всегда дарила их поверженным соперницам. Теперь розы ей. У могилы он встречает другого мужчину. Два человека презрительно смотрят друг на друга и расходятся. Им нечего больше делить...


Конец.


Спасибо: 6 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 279
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.03.11 14:19. Заголовок: Размещено с разрешен..


Размещено с разрешения автора.

Название: Радуга
Автор: Манюня
Рейтинг: PG
Жанр: Fluff, сказка
Статус: закончен


Лена в детстве верила в деда Мороза. Ну и что, спросите вы... Лена верила в деда Мороза лет до двенадцати... А еще Лена верила, что если загадать желание, когда задуваешь свечи на именинном торте, то оно сбудется. В общем, Лена верила во многое. Кто такая эта Лена, спросите вы... Лена – обычная школьница, старшеклассница, в меру прилежная, в меру непослушная... Такая же, как и многие. И однажды с ней случилась совершенно невероятная история. Это было в день выпускного. Выпускной в школе – это море шампанского, пьяные одноклассницы, песни под гитару... Все шло по сценарию. Красивые подруги, принарядившиеся учителя. Всей гурьбой встретили рассвет, и теперь, якобы взрослые, все разбрелись погулять. Выпускной отмечали на даче, вдали от города. Наша Лена отделилась от подруг и друзей и решила прогуляться одна. Не то, что бы она ни с кем не общалась – у нее было много друзей, просто сейчас ей хотелось немного побыть одной.
Лена увидела радугу. В детстве ей дедушка – известный фантаст, говорил, что если дойти до начала радуги, там будет ждать гном с горшочком желаний. И Лена верила. Поэтому сейчас, сняв надоевшие туфли, девушка пошла искать начало радуги. Потому что у нее было желание. Большое желание, которое осуществить могло только волшебство.
Девушка уверенно перешагнула через ручей и устремилась в чащу.
- Куда идем? – вдруг раздался голос ниоткуда.
- Кто здесь? – испугалась Лена.
- Я!
- Кто «я»?
- Ну я! Ты что, слепая что ли? Вот он я, - вылез на пень маленький человечек.
- Гном? – изумилась девушка.
- Какой я тебе гном? Я повелитель радуги! – заворчал гном, ой, то есть повелитель.
- И... и я могу загадать желание? – округлились глаза Лены. - Или это сон?
- Да думай как хочешь! Сон так сон! Спи дальше!
- А если это не сон? Я же могу загадать желание? Я же его заслужила, да?
- Ага, еще цветик–семицветик скажи тебе подарить, - грубо отозвался повелитель радуги. - Ты должна мне рассказать о своем желании, и я уж решу, достойно ли оно моего одобрения или нет.... Ну и я тебе сначала кое-что расскажу, ладно?
- Ну... да, вы же повелитель...
- Хорошо, слушаю твое желание...
- Один человек, - запинаясь начала Лена.
- А! Любовь! Ну что еще может быть в голове у шестнадцатилетних девушек! – проницательно протянул повелитель радуги.
- Ну, - девушка окончательно смутилась, - ну это не обычная любовь... Не такая, как у всех!
- Поживи-ка с мое и потом говори... Я вот за четыре тысячи лет, а я живу ровно столько, ни одной похожей любви не видел. Все разные... А у тебя какая?
- Я его... А он... А потом... Его нет... А я....
- Я мысли читать не умею! Это русалки читают мысли! А мне нужно говорить... Ты говорить умеешь, или только блеешь, как коза?
- Это долго рассказывать, - вздохнула Лена.
- А я не тороплюсь, присаживайся, - повелитель указал на пенек, - и рассказывай!
Девушке ничего не оставалось, как опуститься на пенек... Только пирожка не было под рукой.
- Он был моим учителем в школе... А я его ученицей... Потом он однажды мне признался в чувствах ко мне... а я испугалась...
- Испугалась? – переспросил повелитель радуги.
- Ну да, - Лена пыталась оправдаться, - он же старше... и я еще... в общем, у меня еще никаких отношений ни с кем не было... А он такой... Взрослый, да к тому же учитель...
- Ну и что потом? – терпеливо спросил гном.
- А потом он ушел из школы. Там долгая история.... В общем, мы потом не виделись. И дед сказал, что он женится... Завтра...
- И чего же ты хочешь? – повелитель теребил бороду. - Вернуться назад? Вернуть его? Чего?
- Я хочу быть с ним, - просто развела руками девушка, - но я не знаю как....
- С ума сойти! – завопил повелитель. - А поговорить ты с ним не пробовала? Знаешь, так, произносить звуки, с помощью голосовых связок...
- Не могу... Что я ему скажу? Уже поздно... слишком поздно...
- Хорошо. То есть это твое желание, да?
- Да! – уверенно кивнула Лена.
- Тогда прежде чем его исполнить, я тебе кое-что расскажу, ладно?
- Да, - девушка поудобнее уселась.
- У тебя есть дедушка, правда?
- Да, а откуда вы зна...
- Я все знаю, - перебил он Лену, - так вот, у тебя есть дедушка, Петр Никонорович, правильно? У него больное сердце, да? Так вот, я тебе сейчас кое-что расскажу, ладно? В следующем году в вашу квартиру залезут воры. И дед очень испугается... У него случится сердечный приступ... И, увы, он умрет...
Лена закрыла лицо руками и всхлипнула.
- Нет! Этого не может быть! Дедушка... Нет, я передумала, я хочу загадать другое желание! Я хочу, чтобы с дедом все было хорошо! Чтобы он жил долго и счастливо, чтобы никакие воры не залазили к нам, не пугали его!
- То есть ты уверена?
- Конечно, - утвердительно кивнула девушка, - конечно...
- То есть ты отказываешься от любви ради дедушки?
- Разумеется! Конечно!
- А не проще ли просто поменять замки в квартире? И воры уже не залезут, не напугают деда, и он будет жить-поживать, добра наживать....
- А так можно? – изумилась Лена.
- Можно ли поменять замки? Слушай, ну я не знаю... Недавно было можно, может, сейчас все изменилось и замки уже редкость...
- Нет! Если я поменяю замки, дедушка не умрет? – допытывалась Лена.
- Вы, люди, вообще-то умираете.... Есть у вас такое свойство... Но твой дедуля проживет тогда еще долго... По вашим меркам, конечно... Не то, что твоя подружка...
- Подружка? – переспросила девушка.
- Рита Лужина... Знаешь такую?
- Ритка?
- Ну... Она не совсем Ритка... Она скоро будет звать себя Лолита... Она будет работать в... ну в сауне...
- Как?
- Она не поступит в университет... И ей нужны будут деньги...
- Ну как же так? А почему она? А...
- Вот же плохая черта молоденьких девушек – перебивать старших... Потом Риточку убьют пьяные... мужчины... Жаль, симпатичная девочка....
- Нет! Все! Мое желание – чтобы Рита Лужина поступила в университет и не работала ни в какой сауне!
- Хорошо. Я это исполню... Только разве сложно было просто предупредить Риту, чтобы она выучила закон Авогадро?
- И она поступит?
- Да... Поступит... И не пойдет работать в сауну... И все у нее будет хорошо...
- Тогда... я могу все-таки загадать желание про Степнова? Ритка же будет жива? Дед тоже? Больше никто из моих друзей и родственников не умрет?
- Все умрут, - отозвался повелитель, но увидев Ленино лицо, поправился, - когда-то.... Вы люди умираете... Нет, в ближайшем будущем никто не умрет... Правда, Аня Прокопьева станет алкоголичкой, но жить она будет долго!
- Как алкоголичкой? Аня же почти не пьет! Да не может быть!
- Ну что ты всему удивляешься, как маленькая, ей богу! Ну, станет она алкоголиком, тебе-то что? Сама виновата, она поссорится с вами, расстроится и найдет истину в вине...
- Ну уж нет! Что я должна сделать, чтобы этого не было? Что я должна сделать?
Повелитель радуги расхохотался.
- А ты умненькая! Что сделать? Желание загадать....
- Хорошо. Тогда я загадываю, что бы этого ничего с Аней не случилось...
- Ну сколько раз я говорил, что не надо меня перебивать! Можно просто простить Аню. Этого будет вполне достаточно...
- Правда? – Лена недоверчиво посмотрела из-под челки.
- Правда-правда, что я, врун по-твоему?
- Какие еще сюрпризы меня ждут? – мрачно вздохнула девушка.
- Так я тебе и сказал, - вдруг показал язык повелитель, - много всего... Ну так что, желание загадывать будешь?
- А что загадать-то? – вдруг растерялась Лена.
- Ты меня спрашиваешь? Тогда слушай мой совет... Сейчас по улице идет мужчина. Он сейчас задумался и не смотрит по сторонам. Загадай, чтобы он поднял голову и увидел мчащуюся на него машину.
- Загадываю! – подтвердила Лена. Ее охватил непонятный ажиотаж. Ладошки вспотели, ноги задрожали.
Повелитель кивнул, щелкнул пальцами, что-то прошептал.
- Все! Все исполнено! Прощай, Лена! Возьми на память, - повелитель протянул девушке горсть пшена.
- Что это?
- Пшено, - пожал плечами повелитель.
- А... А зачем оно?
- Кашу варить, - усмехнулся повелитель, - прощай!

Лена проснулась от того, что услышала крик:
- Ленка! Кулемина! Ты где?
- Я тут! – отозвалась девушка.
- А мы тебя ищем-ищем, - проворчала Лера Новикова, - пошли тусить дальше?
- Слушайте, у меня очень срочное дело появилось, - Лена оглядела одноклассников и друзей, - Рит, учи закон Авогадро, Ань, не пей!
- Что? – удивилась Лера, провожая взглядом бегущую к автобусной остановке Лену Кулемину.
Приехав в город Лена побежала к дому Степнова. «Только бы успеть, только бы успеть», - шептала себе она.
Девушка надавила на звонок. Ей открыл Виктор Михайлович.
- Лена?
- Здравствуйте! Я пришла, чтобы сказать! Не женитесь! Не надо! Пожалуйста!
- Интересно, - усмехнулся мужчина, - и почему же?
- Я... я хочу, чтобы вы были со мной!
- С тобой? Ты хочешь? И почему только сейчас? Почему, а? – Степнов был непривычно холоден.
- Потому что... потому что я была дура... И сейчас это поняла... и я хочу... все исправить. Пока не поздно...
- А с чего ты взяла, что сейчас уже не поздно, а?
- Знаю, - Лену уверенно шагнула вглубь квартиры.
- Лен, - остановил ее Степнов, - ты... Ты уверена? Потому что я тебе не позволю уйти... Ты не сможешь со мной играть! Ты это понимаешь?
Лена лишь кивнула.
- Иди ко мне! – мужчина прижал к себе девушку.
- Тебе нужно свадьбу отменить, - напомнила Лена.
- Уже. Вчера отменил... Шел обратно, задумался о тебе, представляешь, чуть под машину не попал... Какая-то сила заставила меня поднять глаза...
Лена прижалась к груди Виктора Михайловича и достала из кармана брюк горсточку пшена.
- Нам еще надо деду замок поменять, - улыбнулась она....

Конец.

Спасибо: 5 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 281
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.03.11 14:23. Заголовок: Размещено с разрешен..


Размещено с разрешения автора.

Автор: Манюня
Редактор: forget-me-not
Название: «У нас есть мы...»
Жанр: Angst, AU, OOC
Рейтинг: PG-13
Статус: окончен


Первая драка с пацанами из соседнего двора не прошла для Витьки Степнова даром. Губа саднила, разорванная рубашка, синяк на скуле. Пятеро против пятнадцати. Тринадцатилетний Витя, едва волоча ноги, присел на детскую песочницу.
- Посел вон, - нагло заявила девочка, едва заметная на фоне куличиков и замков.
- Чего? – Витя перекатил спичку, которую жевал, в другой угол рта. - Не охамела?
Никому и никогда не позволять с собой разговаривать грубо и без должного уважения – первое правило их двора.
Девочка демонстративно насыпала полное ведерко песка, лукаво взглянула зелеными глазами на Витю и высыпала все ведро ему на брюки.
- Ах ты! – Степнов вскочил с песочницы, - маленькая...
- Витьк! – тут же толкнул его в бок Сенька, лучший друг.
- Что? – Виктор зло вращал глазами, решая, что бы сделать девочке.
- Ты с дуба рухнул? Это же Лека!
- Кто?
- Леночка Кулемина, внучка Никанорыча! Играй, играй, Леночка, - Сенька слащаво улыбнулся пигалице.
- Того самого Никанорыча? – Витя перешел на шепот.
- Да. Ну ты, блин, Витек! На всю голову шарахнутый!
Мальчик покосился на белокурую малышку, мирно играющую в песочнице. Да уж, от внучки Никанорыча лучше держаться подальше.
Петр Никанорыч был самым большим авторитетом на всем Востоке Москвы. Про него ходили легенды. Кто-то говорил, что он давал денег правительству в долг. Кто-то - что он сам заказал собственного сына с невесткой. В любом случае, все мальчишки их района гордились своим соседством. И, хотя старик очень редко появлялся на улице, сам факт, что его запросто можно было встретить во дворе, придавал им непререкаемый авторитет во всей округе.
С того самого дня Витька часто наблюдал за маленькой Леной. Она неизменно играла одна, чуть в стороне от остальных плакс. Девочка хмурила брови, совсем не по-детски рассматривала подходящих к ней людей. А подходили к ней часто.
Где-то через неделю Витька заметил, что чуть вдали от Ленки постоянно околачиваются два амбала. Это Степнову не понравилось. На всю Москву гремели шумные похищения детей криминальных авторитетов. Ленка, хоть и не была дочерью Никанорыча, тем не менее являлась единственным близким человеком Кулемина.
Своими мыслями Витька поделился с Сенькой.
- Мне кажется, хныксу украсть хотят...
- Гонишь, - Сенька сплюнул на пол.
- Да не гоню, сам посмотри, те два чела постоянно трутся около нее. Нафига?
- Сходи к Никанорычу, маякни, - посоветовал Сеня.
- Пошли вместе, - Витьке было слегка страшно.
- Да... Меня мать за хлебом отправила... Витьк, да сходи сам! Я-то тебе зачем?
- Очканул? – Степнов презрительно оглядел дружка. – Ну и схожу!
- Ничего я не очканул, - Сенька вздернул голову, - просто мать орать будет...
- Да беги, беги, сыночек послушный, - Витя едва заметно ухмыльнулся, - а я пойду!
И с деланной уверенностью зашагал в подъезд Петра Никаноровича.
Внутри все дрожало от страха. Кулемина он видел лишь издали. И вот так запросто сейчас прийти к нему домой? Сообщить, что его маленькую внучку хотят похитить?
Нажал на звонок. За дверью раздались шаркающие шаги.
Виктор меньше всего ожидал, что дверь ему откроет сам Никанорыч. Во рту сигарета, руки в перстнях. Седеющие волосы аккуратно зачесаны назад.
- З...здравствуйте, - пролепетал Витя.
- Привет, коль не шутишь, - усмехнулся Кулемин, - зачем пожаловал?
- Я вам сказать хотел... Ленку хотят похитить!
Густые брови Петра Никаноровича удивленно взмыли вверх.
- Зайди-ка, - пропустил он Степнова в квартиру, - и расскажи подробнее.
Внутри, в квартире Кулеминых, было относительно просто – добротная мебель, но никаких золотых ковров и ручных крокодилов.
- Что таращишься? – Петр Никанорович оглядел Витьку, - рассказывай...
- Я давно из окна за Ленкой вашей наблюдаю... Там два мужика всегда около песочницы трутся...
- Что за мужики? Описать можешь? – в глазах Кулемина вдруг появилась улыбка.
- Конечно, смогу, - Витя гордо выпятил грудь и подробно описал двух амбалов.
Никанорыч вдруг взглянул на часы и предложил:
- Чай?
- Какой чай? А ваша внучка?
- А мы сейчас за чаем о ней и потолкуем... Зачем из окна смотришь? Сколько тебе лет, парень? Зовут тебя как?
- Тринадцать... Виктор.
- А ей четыре... Разница, конечно, у вас небольшая, но...
- Да нет! – Витя густо покраснел, - просто она меня песком обсыпала...
- Староват ты для песочницы, верно она это, - Кулемин вовсю издевался.
- Нет! Я просто присел отдохнуть. А тут ваша Ленка со своим песком...
- Ну, друг, это ваши разборки... Что ты, такой амбал, по песочницам щемишься? Ну ты погоди, на дверь-то так не зыркай! Пришел в гости, вот и не косись. Сейчас чай попьем...
- Да мне пора, - Витя ерзал на стуле, - мамка ругаться будет...
- Не торопись, - Кулемин пригвоздил мальчика взглядом, - сейчас Елена придет.
И вправду, спустя пару минут в квартиру вошла Леночка. За ней, неловко топчась на месте, вошли два засеченных Витей амбала. Один нес в руках ведерко и лопатку, другой машинку без колеса.
- Эти? – спросил Петр Никанорович.
Витя опустил голову.
- Я спросил.
- Эти, - подтвердил Степнов.
- Вот так-то братец, - казалось, Кулемин был необычайно доволен, - рано делать выводы, правда? Не все является таким, каким кажется... Лена, чай будешь?
- Буду, - кивнула девочка и серьезно посмотрела на Витю, - а я вас знаю!
- Это Витя, наш друг, - Петр Никанорович пригладил волосы, - он у нас теперь при деле будет, да, Витя?
- При каком? – мальчик ошарашено посмотрел на Кулемина.
- А это мы сейчас и решим... Негоже такого наблюдательного мальчугана без дела оставлять!

Так Витька Степнов стал выполнять мелкие поручения Никанорыча, получил огромный авторитет среди ребят во дворе.
А вот Ленка внезапно пропала. Сам Кулемин объяснял, что времена сейчас в России не те. И Витька лишь иногда вспоминал толстощекую малышку, так не по-детски смотрящую на мир.


Отмечал свое восемнадцатилетие Степнов с размахом. К тому времени деньги у него водились постоянно. Поэтому сняли зал в ресторане. Выпивка, угощенье и гости разошлись только под утро. Сам Виктор решил прогуляться до дома. Благо, идти не далеко.
Дома Виктор долго не мог уснуть, ворочаясь на жесткой кровати. Сквозь открытое окно со двора доносились крики детей и шум машин.
- Заткнитесь все! – проворчал Степнов, накрывая голову подушкой.
Тук-тук!
- Дайте поспать! – простонал Витя.
Бумс-бумс!
- Да кому там неймется?!
Бумс-бумс-бумс!
Виктор, чертыхаясь, подошел к окну. Выглянул. У подъезда, методично набивая мяч, стояла девочка лет восьми-десяти.
- Слышь, ты, пигалица! По голове себе постучи! – крикнул Витя.
- Дядечка, хорош орать! Ворон пугаешь! – вдруг низким голосом крикнула девочка.
- Ах ты сопливка! – Степнов не на шутку разозлился. Набрал полную кружку разводного сока Юпи и вылил его с пятого этажа, прямо на девчушку. Будет знать, как Вите перечить. Да его во дворе каждая собака знает. И если Степнов сказал «тихо», значит, «тихо».
Спустя всего десять минут раздался требовательный звонок в дверь.
- Кого еще черт принес?
Едва волоча ноги, Виктор открыл дверь.
- Девочка? Что тебе еще надо?
- Дядечка, - малышка оглядела Виктора с головы до ног, потом вдруг сморщила носик, - фу... Ты пил что ли?
- Ты вообще кто такая? – Степнов боролся с желанием спустить пигалицу с лестницы или выбросить из окна.
- Лена Кулемина.
- Ого, - Виктор отступил на шаг назад, - ты в Москве?
- Нет, дядя, ты спишь и во сне переместился в... впрочем, деда не разрешает говорить, где я была. Огурцы есть?
- Огурцы? Ну да, мать закатывала...Ты за огурцами пришла?
- Я пришла тебе накостылять, но уж вид у тебя очень грустный.
- Эй! Сколько тебе лет? – Степнов насмешливо посмотрел на девочку.
- Девять мне. Огурцы тащи, чего шары вылупил?
- Ленка, ты же девочка, - Витя неодобрительно покачал головой, но полез на антресоли за банкой.
- И чего? Что за гон? Я что, как принцесса должна говорить?
- Ну, по крайней мере, не как сапожник, - юноша протянул банку девчушке.
- Открывалку тащи!
- Эй! Я, конечно, знаю, чья ты внучка... Но я тоже не лох какой. Помыкать-то мной не надо, - взъерепенился Степнов.
- Дядя, расслабься, - девочка покачала головой, - открой банку. У меня сил не хватит.
Виктор вздохнул – упорства и энергии у девочки было не занимать, поэтому он решил не сопротивляться, а послушно откупорить соленые огурцы.
- Теперь тащи стакан!
- Чего?
- Стакан тащи! Рассол пить будешь! Сразу легче станет! Я деда так по утрам отпаиваю...
Степнов послушно, словно мальчик-отличник, принес из кухни стакан. Лена уверенным движением наполнила до краев его рассолом и протянула юноше:
- Пей!
- Ты серьезно? – юноша неуверенно покосился на девчушку.
Лена чихнула и кивнула:
- Пей!
- Дожили, - Виктор залпом осушил рассол, - шмакодявка меня от похмелья лечит!
Лена пожала плечами:
- Ладно, мне пора... Дед волноваться будет. А ему нельзя, у него сердце...
- У Никанорыча сердце? – Степнов расхохотался, - да уж... У него камень, а не сердце. Ну да ладно, Лен, беги!
- До встречи! – девочка кивнула ему на прощанье, - в другой раз!

Другой раз наступил через пару дней. Виктор, присвистывая, возвращался с очередных «важных дел». Карман приятно оттягивала стопка купюр. Да и вообще настроение было отличное.
- Дядя Витя, - крикнула ему девочка.
- Ленка?! Привет! А почему вдруг я «дядя»?
- Так старый же, - честно ответила Кулемина.
- Да уж не такой я и старый. Вот лет через десять возьму тебя в жены!
- Сдался ты мне такой, - Лена покачала головой.
- Ну ладно, Лен, деду привет, пошел я.
- А куда?
- По делам, - Витя покосился на девочку.
- А по каким?
- По важным...
- А с тобой можно? – Лена не отставала, но, поскольку Виктор шел быстро, девочка почти бежала вприпрыжку рядом.
- Нельзя. Ленка, тебе заняться нечем?
- Нечем! Каникулы же!
- А... Подружки? Друзья?
- Дед говорит, что друзья мне не нужны.
- Ну... Тогда иди, поиграй в мяч. В куклы...
- А я с тобой хочу, - девочка заглянула Степнову в глаза.
- Что ж с тобой делать... Ну, пошли, малая. Только не пищи, ладно?

С этого дня началась эта странная дружба взрослого парня и маленькой девочки, едва достающей Виктору до пояса. Петр Никанорович смеялся над Степновым:
- Невеста растет!
А парень отмахивался. Какая из Ленки невеста-то? Хотя другом Кулемина оказалась очень хорошим. Она стояла «на шухере», пока Витя встречался с Галькой из соседнего подъезда, мастерски свистела соловьем, увидев ее отца. Ленка карабкалась обезьянкой через балкон соседки, когда Витя забыл ключи. Все окружающие настолько быстро привыкли, что где Витька там и Ленка, что перестали удивляться их странным отношениям. Да и сам Степнов воспринимал Лену как младшую сестренку.

Однажды, сидя с Леной на качелях, Виктор выспрашивал:
- Что тебе подарить на день рождения? Тебе сколько исполняется?
Кулемина пнула кроссовкой окурок, завалявшийся на качелях.
- Двенадцать, - девчонка сдула с лица длинную челку. - Вить... Дед болен. Он не говорит, но я слышу, что он ночами не спит. Валидол пьет.
- Ленк, у него проблемы... Сейчас уже не девяностые. Все легализуются, а твой дед уже немолод...
- А если вдруг с ним что-то случится? Я этого не перенесу! У меня никого кроме него... и тебя.
- Ленка, я всегда буду рядом, - Витя приобнял девочку.
- Я часто думаю, - смотря куда-то вдаль, начала Лена, - что мне не хватает мамы и папы. Они умерли, когда мне было меньше годика. И мне без них плохо.
- Кулемина, ну ты чего нос повесила! Вон какая красавица растешь! Все мальчишки, наверное, в классе засматриваются!
- Не знаю, - девочка пожала плечами, - я только тебя люблю, Вить!
- И я тебя люблю, дурочка! – Степнов обнял ребенка и вдруг почувствовал, что она вся дрожит. В тот же момент Ленка разрыдалась...


Через три недели Витя поздно закончил работу в своем автосервисе. Они уже отошли от разбора угнанных машин, занимаясь, в основном, легальным бизнесом. На улице уже было темно, Степнов с сожалением подумал, что увидеться с Ленкой не получится. В тот же момент дверь автосервиса открылась, внутрь заглянула счастливая мордашка Кулеминой.
- Ленка! С ума сошла! Почти одиннадцать! Ты одна шла? Дед в курсе? Что-то случилось?
- Ничего... Просто решила заскочить, - девочка задорно подмигнула.
- Ну ты даешь! Отпорет дед, будешь знать!
- Не отпорет! Он знает, что я с тобой!
- Вот негодяйка, - Степнов в шутку кинул в подругу промасленую тряпку.
Лена мастерски поймала кусок ткани на лету и мягким, полукошачьим движением взгромоздилась на какую-то железяку.
- Осторожно!
Витя поднял глаза на девочку. Для своих лет Лена выглядела достаточно взросло, серьезный взгляд из-под копны лёгеньких светлых волос, недетские рассуждения...
- Вить, - тихо привлекла к себе внимание Кулемина, - а ты меня никогда не оставишь?
- И что за глупые мысли?
- Правда, я тебя очень люблю! Очень сильно! – Сказала и замолчала.
- Конечно, не оставлю. Женюсь, ты замуж выйдешь, будем дружить семьями.
- Нет! – вдруг резко вскрикнула девочка.
- Что?
- Ты не женишься! Зачем?! Нет!
Тут дверь автосервиса приветливо скрипнула, и в проеме нарисовалась рельефная фигура ухоженой девушки.
- Витюш, я вот ехала мимо! Решила к тебе заглянуть! Ой, ты с сестренкой?! Познакомишь?
- Да, конечно, - Степнову почему-то стало неприятно, - это Ленка, а это Лала.
- Лала? Как собаку зовут, что ли?!
- Лена, - одернул подругу Степнов.
- Что? Да пошел ты, - девочка сплюнула на пол, швырнула в Виктора сжимаемую тряпку и выскочила из сервиса.
- Куда ты?! Ленка, темно! Да подожди ты! – закричал в спину мужчина, но тщетно – Лены и след простыл. – Черт!
- Милый, ну не ругайся. Подросток, переходный возраст... Прекрасно ее понимаю, сама такая же была в ее возрасте...
- Ну да, ну да, - пробормотал Степнов себе под нос.

Лена бежала через стройку. В голове клокотала одна мысль: «Предатель!» Снова и снова она прокручивала слова Виктора о своей женитьбе. Снова и снова смахивала слезы.
- Стоять, птичка! – на ее пути, словно ниоткуда, выросли две мужские фигуры.
- Что вам надо? – девочка не испугалась. Все знали ее деда. Да и Виктор имел определенный авторитет.
- Поговорить надо. - В ночи блеснуло лезвие.
- Эй! Вы потерялись, олухи? Вы знаете, кто мой дед? Никанорыч!
- Прекрасно знаем, - рассмеялся мужчина, хватая девочку за плечо, - поэтому разговор будет коротким...
- Слушайте, - Ленин голос был абсолютно спокойным, - вам что-то надо от моего деда?
- Какая сообразительная. Нам надо, чтобы ему было хреново. - Мужчина резким движением ударил девочку в живот.
Другой толкнул ее на землю и пнул ногой, как блудливую собачонку.
- Ви-и-итя! – заорала из последних сил Лена, - Ви....

- Лал, я схожу, пройдусь, посмотрю, дошла ли Лена до дома.
- Вить, ну что за бред? Она не пятилетка! – женщина обиженно надула губки.
- Да, не пятилетка, - мужчина улыбнулся, - знаешь, какая она в пять лет была? У-у-у, любому сто очков вперед даст!
- И все равно... Дошла она, ну не потеряется же!
- Неспокойно мне. Побудь тут, мне до ее дома минут десять туда и пять обратно.
- Почему?
- Потому что Ленка гоняет через стройку. А обратно я напрямую пойду. Я скоро!
Получилось, что не скоро...

Увидев двух отморозков, методично избивающих ЕГО Ленку, он озверел. Не видел ничего и никого за пеленой ярости... Итог – один из мужчин оказался им, Степновым, убит. Другой тяжело ранен.
А Ленка жива. Виктор узнавал о ней от многочисленных друзей, ухитряющихся навещать его в СИЗО. Они же нашептали, что судья будет «свой», дадут по минималке, Никанорыч уже договорился.
На суде он увидел Ленку. Худую, с потухшим взглядом испуганного зверька. И опять ярость волнами подкатывала в мозг, выталкивая все мысли. Где ее самоуверенность? Наглость? Вместо этого девочка крепко держала за руку деда, смотря на Виктора глазами, полными слез.
- ... статья 107 и наказывается лишением свободы на срок три года с отбыванием в колонии общего режима.
Степнов про себя усмехнулся. Да, действительно, Фемида обошлась с ним мягко.
- Витя! – Ленка вдруг, расталкивая охранников, подлетела к нему и повисла на шее.
- Ну-ну, девочка моя! Все будет хорошо, обещаю! – Виктор поцеловал ее в ухо.
- Я тебя люблю!
- И я тебя люблю...


«Витя!
Привет, как ты там? Получил мою посылку с конфетами? Я помню, ты любишь...
У меня все хорошо. Вот дед привет тебе передает. Говорит, ждет. И я жду. В школе муть. Учителя мозг выносят контрольными. Вообще, нафиг мне эта школа? Закончу девять классов и прощай! Надоела. Пацаны как с ума посходили, ну, да тебе, наверное, это неинтересно.
Я записалась на карате. Хочу научиться драться. Так, чтобы ни одна мразь не рискнула подойти...
Вить, я очень скучаю. И постоянно хожу мимо твоего сервиса в школу, и прям кажется, что ты сейчас выйдешь, крикнешь: «Привет, малая!» Вообще уже настоящая зима, снега в этом году по колено, дед постоянно ворчит, чтобы я теплее одевалась.
Он вообще в последнее время только и делает, что ворчит.
Я тебя очень люблю и буду сильно ждать. Пиши. И не свои три строчки, а подробно!
Лена.
P.S. А чем вас там кормят?»

«Привет, малая!
Во-первых, конфеты получил, ну ты учудила, конечно. Пацаны долго смеялись над «Золотым петушком». Спасибо, дорогая. По шее еще получишь! Но, благо, я тут в авторитете (за что не перестаю благодарить твоего деда), так что смехом все и закончилось.
Кормят? Ну, кормят нас тут едой в основном. Я вернусь – обязательно тебе приготовлю что-то подобное. Думаю, ты будешь в восторге. И про пацанов мне из класса напиши-ка подробнее, сама знаешь, мне тут так тоскливо, что хоть вой. Ты мне про все пиши, Ленка! Больше никто с воли-то весточек и не шлет. Даже мать. Так что вот так, малая. Только ты у меня-то и осталась.
Про карате. Ребенок, не карате тебе нужно, а по стройкам да по подвалам не шляться. Ну, коль тебе спокойнее... Найди Сеньку, ну, знаешь, моего дружка. Он тебя отведет к тренеру, он самбо учит. Так, по-нашему... А своим новомодным карате ты только рассмешишь нормальных пацанов.
Как там здоровье у Никанорыча? Все еще курит как паровоз? Береги его, Ленок. Дед у тебя мировой. Да что там, я ему, знаешь, как обязан?
Сам скучаю так, что сил моих нет. Обнять бы тебя, расцеловать. Все дни считаю. Сегодня вот осталось два года и три месяца. Всего ничего.
Люблю тебя, не болей. И тепло одевайся!
Ленка, что еще хотел написать! Выбрось ты эту чушь из головы про девять классов! Одиннадцатилетку будешь заканчивать да в институт какой поступишь. Что ты, хуже других?
Витя».

«Привет, зануда!
Будешь занудничать – еще пару кило «Золотого петушка» пришлю. К Сеньке подошла, свел он меня с тренером. Так что готовься, придешь – заколочу. Хотя нет, буду тебя защищать от хулиганов. Ты, наверное, там спорт совсем забросил?
И про школу уболтал. Будешь ты неуч, хоть сдачу тебе помогу посчитать в магазине.
Вить, а у тебя там никаких книг умных нет? А то дед говорил, что там можно и образование какое-то получить.
Кстати про деда. Шлет он тебе приветы. Здоровье все чаще его подводит. Вчера пил корвалол на ночь. Думал, что я не вижу, но я видела. И вообще, Вить, приезжай скорее. Мне плохо без тебя!
Я в школу хожу, как на праздник. Дед задрал, постоянно цепляется. Всем недоволен.
А в школе пацаны. Они ко мне не лезут – боятся. Как ты у них в пятом классе охоту-то отбил. Помнишь, когда пришел в школу? И Мишу кверх ногами поднял?
Вить, без тебя очень грустно. Ты, главное, держись. Сам там не раскисай, а то совсем каюк.
Мать твою видела. Она злая на меня, да? Она считает меня виноватой?
Вить, прости, что все так получилось. Правда, если бы не я. Если бы я не убежала тогда, как дура. Блин, я тебя очень люблю. Прости меня.
Твоя Лена. Жду».

«Привет, Леночка!
Что еще за бред ты мне пишешь? Что за глупые мысли в твоей голове? Ты чем виновата? Виноваты те подонки, и свое они получили. Выкинь бред из головы, да на мать мою внимания не обращай. Она всегда видела во мне не то, что хотела видеть. Ей сын нужен был скрипач, на худой конец, арфист. Ленк, ты только никому не рассказывай, она до двенадцати лет таскала меня в музыкалку. На скрипке пиликать.
А после того, как меня посадили, она и вовсе вычеркнула меня из списка родственников. Вот такая история... Так что не обращай на нее внимания, раз я ей не сын, то...
Тяжело мне здесь, Лека! Помнишь это детское прозвище? Так вот, малая, хреново тут. Четыре стены. По твоему совету пошел тут, как лох последний, на учебу записался. На автодело, всегда к нему душа лежала. И подфартило, что учеба длится двадцать месяцев. А мне, вроде как, до воли двадцать два и осталось.
Ох, Ленка. Пришли хоть фотографию. Свою да деда. Вы же, и правда, мне родные, больше никого и нет. И пиши, с ответами не медли. Пиши много и обо всем. Я читаю твое письмо, потом хожу как чумной, потом опять читаю... Короче, до дыр зачитываю.
Ленка, ты ж мне как младшая сестренка. И даже роднее. Я ж за тебя, сама знаешь. Так что пиши обо всем, о проблемах, о заботах. Поверь, малая, у Вити руки длинные, он и отсюда решить все сможет. И учись хорошо. А то с ошибками письма пишешь, читать противно!
Я тебя люблю, малая!
А, Ленка, а напиши мне, как там Светка Уткина из шестого подъезда. Помнишь, рыжая такая, с косой. Замуж не вышла?
Витя».

«Привет!
Светка твоя замуж не вышла. Да кому она нужна? Рыжая, как не знаю что. Глазами вращает, губы дует. На такую красу только ты и мог польститься.
А я с Игорем Гуцуловым из нашего класса в кино ходила. И вообще, мы с ним везде гулять ходим. Вот так-то! Так что времени у меня почти нет тебе письма писать длинные!
Пока!»


Спасибо: 7 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 282
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.03.11 14:25. Заголовок: «Привет, Вить! Прос..


«Привет, Вить!
Прости меня за то глупое письмо. Просто ты спросил про эту Светку. И я вот... Я тебя очень люблю, так сильно, что все тело ноет от того, что тебя нет рядом. Уже больше года тебя нет, а мне плохо, и никак я не привыкну. Знаю, что тебе там тоже плохо. Люблю тебя очень-очень.
Твоя Ленка».

«Малая, что за новости?
Поперек горла я тебе? Так и скажи, не буду тебе глупые писульки слать. Правда, тебе уже тринадцать. Только приду – твоему Игорю ноги повырываю!
Лен, если обидел чем – прости. Дурак, а здесь вообще как валенок стал.
Спорт, кстати, я не бросил. Каждый день комплекс. Тут мужик есть, из наших. Ну дед почти. Лукич. Он мастер спорта по борьбе. Вот и разработал для меня комплекс. Приседания, отжимания, подтягивания.
Книжки по автоделу читаю.
Ленка, поздравь меня, сегодня у меня ровно половина срока вышла.
Вот выйду на волю... Открою сервис, буду тачки чинить. И все у меня будет, как у людей, а может, даже и лучше.
Лека, ты, главное, жди меня! И не раскисай там. Меня, можно сказать, только твои письма и спасают. Что кто-то ждет, кто-то любит.
Малая, нос не вешай, будь молодцом!
Я тебя люблю очень.
Твой никудышный Витя».

«Вить!
Как же я рада, что ты не обиделся, не рассердился! Я тебе фотографии высылаю. На первой, где я одна, – это около школы. На второй дед. Постарел? На третьей тоже я. Не удивляйся! Это я ходила к Лере Новиковой уроки учить, и что-то ей стрельнуло морду мне разрисовать. Так все чесалось потом. Еще нацепила каблуки и юбку. Короче, как дура. Да, пожалуй, я тебе ее не отправлю. Правда, как дура!
Школа парит, но я терплю. Дед тоже парит. И я тоже терплю. Ты же терпишь, тебя, наверное, там тоже все парит.
Возвращайся быстрее! Скучаю очень! И люблю!
Вить! Я уже совсем выросла. Если ты не заметишь, то ты или слепой, или правда дурак.
На самбо хожу по субботам. Тренер говорит, что у меня большие успехи.
Пробовала курить. Не понравилось. Да дед довел, цепляется ко мне по любому поводу. Взяла у него сигарету и выкурила прямо на балконе. Никанорыч обещал с этого балкона и сбросить. Ха! Я ему сказала, что ты вернешься и ему руки за меня оторвешь, а он сказал, что скорее бы ты вернулся, что сладу со мной нет.
Вить, очень скучаю, очень хочу тебя увидеть, обнять, постоять рядом...
Сегодня ночь такая лунная. Светло совсем. И деревья качаются и шумят.
Плохо мне без тебя!
Я знаю, что ты никогда меня серьезно не воспринимал, так, «малая» да «сестренка». Ну и ладно, я все равно меньше тебя любить не буду.
Люблю».

«Здравствуйте, Лена!
Пишет вам сокамерник Виктора, меня звать Лукич Василий. Виктор немного повредил руку, у нас тут беспорядки были, два фраера сцепились, а Витька влез неудачно. Вот ответить вам на письмо не может, но и не ответить тоже не может. Вот такая философия. Ну, вот я представился, поклоны вашему дедушке. Теперь буду записывать то, что Виктор надиктует.
Привет, Леночка! Скучаю жутко. Как ты там? Ты Лукича не слушай, нормально у меня все с рукой, заживет, как на собаке. Ты, во-первых, деда там не доводи, он уже немолодой, а еще ты со своими выкрутасами. Возьмется Никанорыч за ремень – мало не покажется. Во-вторых, и в главных, с днем рождения тебя, родная! Четырнадцать? Большая совсем, в куклы уже не играешь?
Фотографии я смотрел. Выросла, уже почти девушка. Ой, повыдираю я ноги-руки твоим ухажерам.
А мне осталось чуть больше года. Совсем вырастешь к тому времени.
Люблю тебя, Ленка! Люблю сильно, что задушил бы в объятьях.
Елена, я тоже засим откланиваюсь, было очень приятно познакомиться.
А фотографию вашу и деда Витька прилепил над кроватью. Ценит он ваше расположение очень.
С уважением, Лукич».

«Вить!
Я деду не рассказывала!
Вить, я вчера возвращалась из школы. А сзади шли два придурка-переростка. Отпускали всякие грязные шуточки. Вить, мне так страшно стало. У меня руки затряслись и слезы сами потекли по щекам. Вить, я боюсь. Мне самбо не помогает. Где можно пистолет купить? Или нож? А если на меня опять нападут? А если они меня искалечат? Я же тогда ничего не могла сделать? Они же сильнее. И били, и в глазах красная пелена. По животу очень больно. И по лицу. И вкус крови, соленый он такой.
Я больше не хочу. Я боюсь, Вить! Возвращайся быстрее, с тобой я ничего не боюсь. Умоляю тебя!
Люблю тебя вечно! Лена».

«Лека!
Писать мне еще тяжело, зараза, рука не зажила. Что еще за придурки? Ты их запомнила? Сеньке описать сможешь?
Кулемина, не паникуй! Никто тебе ничего не сделает. Ты, главное, по вечерам по улице одна не шастай. Хоть бы со своим ухажером, как там его. Хоть на что-то сгодится, но я вернусь, все равно ему ноги повырываю. И выбрось всю дурь из головы, этого еще только не хватало. На малолетку захотелось? Я уже скоро, уже всего одиннадцать месяцев осталось. Пролетят в один миг. Аккурат к Новому году вернусь. Ты даже соскучиться не успеешь. Сегодня вот такая метель за окном. А красиво. Слушай, Ленка, а ты молодец. Автодело-то я почти освоил. С профессией выйду. Как человек, а не зек какой-то. А то еще стыдиться меня начнешь.
Что там, девок красивых много во дворе? Как пацаны мои? Как дед?
Лен, очень тебя люблю! Очень скучаю. Ты себе не представляешь, как я тебе благодарен за твои письма. Только они меня и спасают. И как больно мне читать, что у тебя там не все хорошо. Но ты пиши, пиши все.
А я тут многое переосмыслил. Не знаю, поймешь ли ты, все-таки тебе всего четырнадцать. Лукич мне объяснил, что я сам режиссер своего фильма. И как я сниму картинку, то так оно и будет. Короче, эта тема для длинного разговора, вот вернусь я, заварит Никанорыч свой фирменный чай, сядем с тобой на кухне и поговорим.
Главное, что ты рядом. Это много для меня значит. Люблю тебя я, Ленка! Ты мне роднее всех на земле! И хоть ты девчонка совсем, да и не до конца всего понимаешь, но твоя поддержка спасла мне жизнь. Не сломала меня, не озлобила.
Спасибо, девочка моя, что ты есть!
Люблю тебя сильно!»

«Витя!
Прости, что долго не писала! Заболела я тут, простыла, что мама не горюй! А от деда какой прок? Он еще тут закладывать стал хорошо. С дружком своим каждый вечер под градусом. Я и прятала спиртное, и ругалась – все пустое, находят. Я уже не знаю, как с ним бороться, скорее бы уже пролетели эти пять месяцев, и ты пришел. Я скучаю сильно, уже почти забыла, как ты выглядишь. Только во сне мне часто снится, что мы с тобой вдвоем, как раньше, идем, гуляем. И хорошо сразу. Про «ухажера»... Вить, ну какой из Гуцула ухажер? Так, братан. Друган, но никак не любимый человек. И вообще, я решила, что любить буду только тебя! Никто мне больше не нужен! А мне исполнится восемнадцать, и мы обязательно поженимся, ведь правда?
Люблю, Лена».

«Леночка!
Когда ты получишь письмо, тебе уже исполнится пятнадцать. Поэтому с днем рождения тебя, малая. Хотя, какая ты малая уже? Во-вторых, со дня на день придет приказ о моем освобождении, так что приду вместе с письмом, наверное. Очень хочу поскорее тебя увидеть, обнять, прижать. Соскучился безумно. Москва сильно изменилась? Ну все, жди, наболтаемся!»

Виктор несмело нажал на звонок. Топот ног и дверь отворилась настежь.
- Витя! – Лена запрыгнула на Степнова, прижимаясь к нему всем телом.
Ленка, которая ему едва до плеча доставала в подскоке, сейчас была всего на полголовы ниже. Взрослая прическа, слегка подведенные глаза. Мешковатые брюки не скрывают длины ее ног. Ленка?
- Ты что так смотришь? – тараторила девочка. - Дед! Дед, да где ты там?! Смотри, кто приехал?!
А Виктор не мог отвести взгляд от своей «малой»...


Незаметно летит время, как будто ускоряя свой бег в моменты спокойствия и счастья, не давая нам насладиться ими в полной мере. Полгода Виктор и Лена были неразлучны. Каждое утро Степнов провожал Ленку в школу, потом занимался своими делами, а после они шли или в кино, или в парк, или просто «пошляться» по улицам.
Лена предпочитала не спрашивать, куда каждый вечер, около девяти уходит Витя, но внутри ее сжирала ревность. Периодически, накопив побольше яда, она колола им Виктора на пару часов омрачая их общение. На Степнов умел находить нужные слова, и Кулемина быстро отходила, сама смеясь над своей глупостью.
Однажды Виктор и Лена сидели на подоконнике, наблюдая за событиями во дворе. А посмотреть было на что – Гущины, как обычно, устроили прилюдное выяснение отношений. Виктор поставил стольник на Палпалыча, а Ленка на Любовь Кирилловну. Выигрывала Ленка.
- Тепло уже, - вдохнула воздух полной грудью девушка.
- Конец мая, - Виктор в шутку толкнул Лену под ребра.
- Вить, а ты меня любишь?
- Конечно, люблю! Что за глупые вопросы. Я тебя, знаешь, как люблю? Сильнее всех!
- Как сестренку? – уточнила Лена, не поднимая глаз.
- Да откуда я знаю как кого... У меня сестренок-то и не было...
- Но не как женщину? – настаивала девушка.
Виктор от смеха чуть не выпал из окна. Нет, разумеется, Ленка выросла. Сильно выросла. Но не до возраста «женщины».
Кулемина, едва сдерживая слезы, прошептала:
- Я на кухню... за чаем! – и выскочила из комнаты.
Степнов задумчиво проводил ее взглядом. А ведь в чем-то она права. Она не ребенок, она молодая девушка, еще пару лет и невеста. Лена расцвела. В ней появилась показная самоуверенность. Только Виктор знал, какой, в сущности, она еще ребенок. Только он знал, что она до паники боится темноты, что она тайком читает медицинскую карту деда, а потом лезет в Интернет узнавать, что значит тот или иной диагноз.
Вдруг его внимание за окном привлекла Светочка Уткина, и мужчина враз забыл обо всем, о чем думал, так и не дойдя до логического финала своих размышлений.
Светочка шла, чеканя шаг. Носок – пятка – носок. Важно приподняла подбородок, расправив плечи и слегка виляя бедрами.
Виктору не нравились такие женщины. Но, как любому мужчине, такие женщины были ему интересны. Глупенькие, не противные, доступные.
Степнов засвистел. Светочка дернулась, подняла взгляд.
- И чего? – за спиной раздался голос Лены.
- Смотри, сейчас Уткина лопнет от важности, - слегка похвастал Степнов.
- А спорим, сейчас она завизжит от «восторга»?
- Рано еще, - хохотнул Виктор.
- А по-моему, в самый раз, - Лена перегнулась через окно и выплеснула горячий чай прямо на зазевавшуюся соседку.
- Кулемина! – завопила Светочка.
- Простите, я нечаянно, - наивно хлопая ресницами, сообщила Лена.
- Она, правда, нечаянно, - заискивающе улыбнулся Виктор Светочке и зашипел Лене: - Ты в своем уме?! Что за детский сад? Что тебе Светочка сделала?
- А тебе что она сделала, что ты пялишься на нее, как баран на новые ворота?
Виктор грубо схватил Лену за плечи и развернул лицом к себе:
- Послушай меня! Я мужчина! Взрослый! И мне нужны женщины! Ты понимаешь, о чем я?!
- Для секса?
- Ленка! Прекрати дурочку включать!
- Ты все врал, - вырвалась Лена, - ты врал, что любишь меня! Я тебе не нужна! Тебе женщины эти нужны!
- Прекрати! – Виктор тоже повысил голос.
- Это ты прекрати! А я? Я чем хуже? Я уже взрослая! Если тебе нужен секс, то давай! Чего ждать? – Лена принялась торопливо стаскивать с себя футболку.
- Прекрати, - Степнов грубым движением обмотал Лену пледом.
- Тебе противно? Это потому что я худая, да? Несексуальная? Поэтому ты не хочешь заниматься со мной сексом, да?
Девушка обхватила лицо Виктора руками и впилась ему в губы. В поцелуй Кулемина пыталась вложить всю свою «взрослость», отчаянно двигая губами и языком. Виктор мягко отстранился.
Девушка, рыдая, рухнула на диван.
- Лен, не плачь, - Степнов не знал, как себя вести. Этот внезапный поцелуй перевернул все вверх ногами. Он впервые увидел в Лене девушку. Пока очень юную, но уже любимую.
- Уйди! Оставь меня!
- Лен, у меня сердце на кусочки разрывается от твоих слез. Я тебя очень люблю... Наверное, слишком сильно люблю... Лен, ну посмотри на меня?
Девушка, немного покопошившись, подняла заплаканное лицо.
- Ты врешь! Ты меня не любишь! Я так тебя ждала... Ты единственный человек во всем мире, который... Уходи!
- Ты ничего не понимаешь! Кулемина! Тебе пятнадцать лет!
- И что?! У нас в классе многие девчонки уже делали это! Чем я хуже?!
- Потому что я не хочу делать с тобой «это», - передразнил Виктор, - потому что я тебя люблю!
- Мы будем вместе? Как мужчина и женщина? Мы поженимся, нарожаем детей, да? Или это все ерунда?
- Лен, я не знаю, - Виктор сжал виски, - я никогда не думал об этом... Ты всегда была для меня ребенком. Да, любимым, близким, да что там... самым родным человеком на земле. Но ты выросла и превратилась в девушку. И мне противно от мысли, что у тебя когда-то кто-то появится. Но я пока не научился воспринимать тебя как девушку. Давай не будем торопить события, пусть все идет своим чередом, хорошо?
- Я так не хочу! Я хочу знать, чего мне ждать? И сколько?
- Лен!
- Вить!
- Кулемина!
- Степнов! Продолжим?
- Лен, мне нужно привыкнуть! Я не могу так...
- Молодежь, кто дома? – раздался в коридоре голос изрядно пьяного Петра Никаноровича.
- Вить, - быстро зашептала девушка, - пообещай мне только одно... что ты никогда меня не бросишь!
- Я никогда тебя не брошу и всегда буду рядом!


Как-то летним вечером к Степнову заехал старый знакомый – Лукич.
- Разовор есть, - озираясь по сторонам, сквозь зубы произнес старик.
- Ну? – спросил Виктор, выйдя на улицу вслед за пожилым уголовником.
- Вить, дело есть. Позарез ты нужен, больше никто не справится!
- Лукич, я не по этим делам. Сам прекрасно знаешь. Я с законом играть больше не собираюсь... Сам же говорил мне, что я по заслугам получил. И не за то, что мразь ту прибил, а за делишки свои темные.
- Все понимаю, брат, но дело серьезное. А ты свой человек. Да оно безопасное, а потом в шоколаде будешь. Ты ж на чужого дядю в сервисе горбатишься? А тут купишь себе сервис. Наймешь мастеров. Ты парень башковитый, мигом на ноги встанешь!
- Лукич, правда, не могу, - Вите было неприятно отказывать человеку, который столько для него сделал, но и играть с огнем он не собирался.
- Дочь у меня больна. Сильно. Операция нужна, Вить. А у нее дети малолетние. Как я им объясню, что на операцию их матери нужны деньги, которых у меня нет? Как?
- Что нужно делать?
- Спасибо, Вить! Я знал, что могу на тебя рассчитывать!

Лена чувствовала, что Степнова что-то беспокоит. В последнии месяцы в их отношениях появилась некоторая напряженность. Виктор старался избегать объятий, дружеских поцелуев и вообще любых касаний. Лена же все меньше и меньше говорила о своих чувствах.
Но в этот день Виктору было явно не по себе. Он часто смотрел на часы, тяжело вздыхал, всматривался в Ленкино лицо, словно ища там что-то.
- Что с тобой? – наконец не выдержала Лена.
- Да ничего, - Виктор запустил руки в густые волосы.
- Что тебя парит?
- Дело одно сложное, - Степнов вздохнул, - старый друг нарисовался...
- Вить, - Лена подошла почти вплотную и заключила лицо Виктора в ладошки, - это же не какая-то темная история, да?
Степнов отвел глаза.
- Вить! – девушка порывисто обняла мужчину.
- Ленка моя, - Степнов почувствовал, что ледяная рука страха отпускает его, сменяясь теплом от Лениной близости.
- Вить, будь очень осторожен! А, правда, ничего исправить нельзя? Отказаться?
- Нельзя, - мужчина тяжело вздохнул.
- Вить, слышишь, я тебе не прощу, если с тобой что-то случится! Я тебе не прощу! – Ленка выпалила последнюю фразу и выскочила из комнаты.
- Я сам себе не прощу, - прошептал Степнов, качая головой, - я сам себе не прощу...

К сожалению, опасения Лены оказались не напрасными. Виктора арестовали.
Девушка сидела в комнате, не включая свет. Слезы градом лились по щекам и, огибая контур губ, падали на подушку. В голове Лены не укладывалось, что в очередной раз ей предстоят два года разлуки. Два долгих года. На суд она не ходила, узнала все подробности от деда.
Впервые она сжимала уголок одеяла так крепко, насколько хватало сил. Задыхаясь от собственных чувств и нахлынувших эмоций, она никак не могла понять, как все так получилось. Не могла простить Виктора, он же обещал! Он говорил ей, что никогда ее не оставит, что будет осторожен... что любит ее. Вранье. Сплошное вранье.
Девушка прокручивала в голове снова и снова воспоминания.
Они сидели на ограде. Ели мороженое. Такого вкусного мороженого Лена никогда не ела. Простое лакомство казалось божественной едой рядом с ним.
Он учил ее водить машину. Не орал, не ворчал. Спокойно отдавал команды, подсказывал...
Она купила ему на день рождения серебряный крестик. Тогда Витя был так шокирован неожиданным подарком, что, казалось, не может найти слов. Схватил ее и кружил...
Лена всхлипнула. Тяжело и больно. Она его любила. Но теперь придется по кусочку выковыривать из себя любовь.
Потому что он предал. Он ей обещал быть рядом и где он?!
Лена схватила с письменного стола фотографию. Витя и она...
Ах, если бы он просто предал! Если бы он просто оставил ее. Сейчас, наедине с собой, девушка могла думать о том, что любовь у них разная. Она любит Витю как лучшего мужчину в мире. Она не мыслит жизни с кем-то другим, а он... Он видит в ней надежного товарища, младшую сестренку, внучку своего покровителя...
- Лен, спишь? – прохрипел голос деда.
Кулемина закусила губу – меньше всего она хотела сейчас видеть деда. Опять она осталась с ним.
Где-то в глубине души она любила Петра Никанорыча. Она помнила раннее детство, его крепкие руки, подбрасывающие ее в воздух. Она помнила, как забиралась к деду на колени.
А потом он переложил все заботы о ее воспитании на плечи Виктора.


Два года. Двадцать четыре месяца. Семьсот тридцать один день. Семнадцать тысяч пятьсот сорок четыре часа. И бесконечное множество минут...
Виктор расхаживал по камере. Сказать, что он чувствовал себя отвратительно – ничего не сказать. Ленка на суд ни разу не пришла. Никанорыч шепнул:
- Детский каприз.
А Виктор сжал губы. Никакой не каприз, Ленка уже давно не ребенок. Только он сам этого не замечал. Упорно игнорировал ее, бежал от чего-то.
А его Ленка выросла. Роднее нее у Степнова никого не было. Ради нее он был готов на все. Мужчина сам себе удивлялся. Он помнил ее маленьким ребенком, когда она с деловым видом усаживалась на горшок, открывала книжку и начинала важно перелистывать страницы... И тут же он вспоминал вкус ее губ. Немного кофейный, с горечью, но в то же время сливочный, как мороженое.
Вдруг захотелось ее обнять, провести рукой по изгибам ее спины, запустить руки в волосы...
Виктор сел писать письмо.

Два года, двадцать четыре месяца, семьсот тридцать один день Виктор ждал ответа на свои письма.
Ответа не приходило.
Лишь один раз он получил передачку от друзей, там среди конфет и чая лежала фотография. Ленка. Сердце ухнуло.
Красивая девушка с тайной в глазах. Виктор провел пальцем по фотографии. Дотронулся до лба, спустился по щеке, прикоснулся к губам.
- Девочка моя, я знаю. Я знаю, что обидел тебя. Обидел самой страшной обидой – отверг тебя. Предал. Но я вернусь. Совсем скоро, Ленка! Вернусь!


Холодный, пронизывающий ветер залетал под тонкую курточку, в которую куталась Лена. Ноябрь в этом году выдался очень холодным. А ей после учебы нужно было бежать на работу – раздавать листовки у метро.
Дед постоянно болел. И все бы ничего, если бы он свои болезни не запивал алкоголем, отчего находился в каком-то параллельном мире.
Девушка не понимала, куда же делось все то баснословное богатство, которым обладал ее дед? Никанорыч при всем своем желании не мог проиграть его в казино или пропить. Но факт оставался фактом – зарабатывать на хлеб, молоко и лекарства приходилось Лене.
Виктор вернулся. Еще летом. Пришел сразу к ним, с цветами и конфетами.
Предлагал выйти замуж.
Только разве этого ждала Лена все два года? Разве ради этого плакала ночами, сжимала подушку, пытаясь унять всхлипывания?
Он разучился ее понимать? Или это она построила стену отчуждения. Во всяком случае, цветочки полетели вниз по лестнице. Следом конфетки.
Степнов пытался объясниться. Пытался поймать ее во дворе, у института.
Сердце девушки рвалось ему навстречу. Отколачивало ритм: и-ди-к-нему-и-ди-к-нему, но Лена боялась. Боялась, что неверно истолковала его взгляды, что неправильно поняла слова...
От знакомых во дворе она слышала, что Виктор все-таки открыл свой автосервис. Залез в долги, но был абсолютно счастлив. И, проходя мимо вывески «Автосервис 24 часа», Лена видела, что дела у детища Степнова идут неплохо.
- Ленка, чего мерзнешь на ветру? – вдруг раздался над ухом родной голос.
- Привет, - как можно более равнодушно отозвалась девушка.
- Кулемина! Может, уже, выслушаешь меня? Два года молчания и четыре месяца игры в кошки-мышки не достаточно, чтобы забыть детские обиды?
- Что-о-о? – Лена развернулась вокруг своей оси и столкнулась с Виктором нос к носу.
- А то, Лен! Я же тебя люблю! Я же тебя люблю уже черт знает сколько времени!
- Очень интересно, - девушка насупилась.
- Кулемина! Еще один подобный взгляд! Мне Никанорыч звонил, просил срочно прийти!
- Вить, я бы на твоем месте не была так уверена в том, что он звал тебя. Он не в себе в последнее время.
- «Вить»? Я прощен?
- Мне тоже было без тебя жутко плохо, - Лена улыбнулась, - но я пока не до конца тебя простила!
- А что заставит тебя простить меня окончательно?
- Мороженое.
- Ленка, холод на улице, - ужаснулся Виктор.
- А мы дома съедим. Заодно узнаем, что деду надо...

В квартире резко пахло алкоголем. Петр Никанорович нацепил на пальцы перстни, зачесал волосы и величественно восседал на кресле.
- Дети мои, - начал он.
- Ну все, дед в образе, - закатив глаза, шепнула Лена.
- Вы единственные близкие мне люди. Знаю я, что конец мой близок. И хочу передать вам все, что имею... Много денег.
- Дед, а ты уверен? – нахмурилась Лена. Меньше всего ей верилось, что дед захотел отдать деньги ей, а не новой пассии – Любочке Гущиной. Просто не верилось.
- Они принадлежат вам. Я клялся в свое время, что эти деньги ваши. Тогда, когда тебя, Лен, избили, а Витя попал в тюрьму. Я пошел в церковь и поклялся. И пусть у меня свои отношения с Богом, но эту клятву я обязан выполнить! Отдам вам деньги и уеду жить к Любушке!
- Хорошо, где они?
- На кладбище, - шепотом ответил дед.
- Дед, ты спятил?
- Они правда на кладбище. Пойдете, найдете могилку Кулемина Никанора, это отец мой. Там, в памятнике, ниша. Чтобы она открылась, нажмите на все нули в дате рождения. Деньги будут в шкатулке. Принесите сюда шкатулку, только не открывайте. Я сам...
- Ладно, завтра сходим, - кивнул Виктор, размышляя о том, что это за деньги и как они достались Никанорычу.
- Нет! – замахал руками старик, - нужно сейчас! Немедленно! Быстро!
- Дед, уже почти ночь!
- Сейчас!
Лена с Виктором, переглянувшись, пошли одеваться.

Ночью на кладбище жутко. Вороны каркали, ветер свистел.
- Вить, мне страшно, - Лена протянула ледяную ладошку.
- Со мной тоже? – сжал руку Степнов.
- С тобой нет, но все равно, давай побыстрее отсюда уйдем?
- Лен, а что мы сделаем с деньгами?
- Не знаю... Давай поедем на море!
- Я ни разу не видел море, - согласился Виктор, - только, думаю, там намного больше денег...
Вскоре Витя и Лена дошли до нужного памятника.
- Лен, ты нажимай на нули, а я открою нишу...
Спустя мгновенье кладбищенскую тишину нарушил отчетливый щелчок.
- Есть, - Виктор запихнул в пакет продолговатый предмет, - теперь быстрее домой!

Во дворе родного дома Ленка вдруг резко остановилась и схватила Виктора за рукав куртки.
- Что, родная?
Лена глазами указала на толпу подростков.
- Лен, - Степнов обнял дрожащую девушку, - запомни: я рядом с тобой! И больше ничего страшного не случится!
- А если они начнут приставать? И ты... А я...
- Ленка, глупенькая моя, - мужчина неумело поцеловал ее в нос, - я умею держать себя в руках... Дрожишь. Замерзла? Пошли быстрее домой, буду отпаивать тебя горячим чаем!

Петр Никанорович не спал, встречал Степнова и внучку в коридоре.
- Принесли?
- Да, вот, - Виктор протянул пакет.
Старик ловко развернул бумагу и показал на свет шкатулку необыкновенной красоты.
- Ух ты! Какая она! Дед, она дорогая?
- Сундучок? Нет, друг на зоне сам делал. Сейчас ключик достану!
Петр Никанорович вставил ключ в миниатюрную замочную скважину и открыл шкатулку.
Лена с недоумением смотрела на деда. Витя сначала нахмурился, а потом расхохотался:
- Деньги! Деньги! Ленка, мы с тобой богачами были бы... году, эдак, в девяностом!
Мужчина перебирал купюры старого образца. Среди внушительной стопки ненужных бумажек обнаружилось почти две тысячи долларов, но это и все. Остальными купюрами можно было обклеить туалет. Или сделать из них самолетики и выпустить из окна.
- Не расстраивайся, дед, - Лена положила руку на плечо старика, - проживем без них...
- Проживете, - горько вздохнул старик, - а я к Любочке... Я шкатулку на память о товарище заберу?
- Можешь все забрать, - улыбнулась Лена.
- Нет, доллары ваши! – засопротивлялся старик.
- Лен, чай готов! – крикнул из кухни Виктор.
- Не расстраивайся, - кивнула девушка деду и поспешила на зов любимого.

- Вить, а тебе ничуть не жаль, что там не оказалось денег? – спросила Лена, всматриваясь в довольное лицо мужчины.
- Ни капельки!
- А почему? Ведь мы столько всего могли...
- Ну, на море съездить нам хватит... Мой автосервис сейчас приносит какой-то доход, на жизнь хватит... А сокровища... Чужие мне не нужны, а свое у меня есть!
- Ты о чем?
- Я сегодня нашел сокровище поважнее денег! Мое!
- Что?
- Тебя, Ленка! Тебя!
- Вить, ну у нас же ничего нет... И никого... Дед сейчас уедет...
- Лен, у нас есть мы! А это дорогого стоит! Уж поверь мне...
Девушка несмело поднялась из-за стола, как в тумане сделала шаг навстречу. Виктор сократил расстояние до пары сантиметров. И взаимное притяжение соединило воедино два любящих взгляда, два любящих сердца... Физика?!
- Я тебя люблю, - прошептала она.
- Я тебя очень люблю, - вторил он.
И лишь в прихожей хлопнула входная дверь, сигнализируя о том, что в квартире, в мире, во вселенной они остались вдвоем. Не одни, потому что у них есть они...


Спустя восемь лет. N-ое побережье.
- Мам, мам! А можно я на банане покатаюсь? - тянул женщину за руку светловолосый малыш.
- Миша, а папа что сказал? – улыбнулась мать.
- Папа сказал, что ты скажешь, - малыш захлебывался от эмоций.
- А где папа?
- Тебя на берегу ждет! А вы с Алиской по магазинам ходите! Там столько интересного!
- Подожди, Мишут, мне нужно купить твоей сестре панамку.
Маленькая девочка показала брату язык. Когда Лена уже расплатилась за покупку ее взгляд упал на огромную иллюстрированную книжку...

- Витя! Витя! – Лена влетела на пляж, волоча за собой детей.
- Ленка! Что случилось? – Виктор сразу отбросил газету и подался навстречу жене.
- Смотри, - женщина открыла перед мужем книгу.
На развороте была изображена... шкатулка. Та самая, которую Никанорычу «сделал лучший друг».
- Если только друг твоего деда был... Фаберже, - пробормотал Степнов, - ни черта не понятно! Все на английском! Миша! Сын!
Малыш подлетел к родителям.
- Что тут написано?
- Пап, я еще не умею читать на иностранном, - Миша развел руками.
- Ну у тебя же детский сад с английским уклоном, - проворчал Степнов.
- Вить, не кипятись, - Лена мягко накрыла руку мужа и обратилась к девушке, лежащей на соседнем шезлонге, - не поможете?
Девушка довольно быстро справилась с переводом. И судя по тексту, в свое время Никанорыч забрал шкатулку стоимостью несколько миллионов евро. И это по самым скромным подсчетам.
- Как ты думаешь... дед знал, что она такая дорогая? – дрожащим голосом спросила Лена.
- А тебе как нравится думать? - Виктор обнял жену. - Пусть не знал... И все равно самое главное богатство оказалось у меня!
- Только моя стоимость резко подросла, - усмехнулась Лена, захлопывая книгу, - хотя... я тоже получила самое большое сокровище в мире. Кто бы знал, что ты окажешься таким идеальным мужем...
- Кто бы мне сказал, что тогда, в песочнице, наглая девчонка, высыпавшая мне ведерко песка на брюки, окажется матерью моих детей...
- А тот алкоголик, обливший меня разведенным соком, отцом моих? – улыбнулась Лена.

Витя и Лена одновременно перевели взгляды на детей. Миша плескался в море, а четырехлетняя Алиса, набрав ведро песка, с каким-то чересчур счастливым выражением лица сыпала его на какого-то мальчика...

Конец.

Спасибо: 8 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 283
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.03.11 14:28. Заголовок: Размещено с разрешен..


Размещено с разрешения автора.

Автор: Манюня
Название: с 8 марта!
Жанр: RPF, Action, Romance
Рейтинг: R
Статус: окончен
От автора: Все события вымышлены, все совпадения случайны.


Благодарности: forget-me-not за огромную помощь в работе над этим фанфиком. Спасибо!!! Моя благодарность не имеет границ!
Альма за огромную помощь! Спасибо большое за бескорыстную необходимую помощь!

Посвящение: моей подруге Анастасии Myrrtigra, моему любимому соавтору, талантливой писательнице, человеку, с которым мы смотрим на все одним взглядом и просто очень хорошей девушке. Настя, ты хотела увидеть этот город!
Всем любимым читателям!
Дорогие читатели, этот фанфик - мой подарок вам всем на 8 марта! Долго я пыталась изучить ваши вкусы и понять, что же именно вы хотели получить… Насколько у меня это получилось – судить вам!



Если бы кому-нибудь довелось быть в международном аэропорту «Домодедово» в этот весенний день, то они бы очень удивились. Из тонированного такси вылез высокий мужчина в темных очках и низко натянутой шляпе. Но не это удивило случайных свидетелей – мало ли у кого какой стиль? Из машины выбралась его спутница. Только экстрасенс мог узнать в ней Лену-Ранетку, но это была именно она. Ей на глаза был повязан шарф, закрывающий большую часть лица. Мужчина расплатился с таксистом, подхватил из багажника две сумки и, взяв Лену за руку, пошел к зданию аэропорта.
- Виталь, - а это был именно он, - ну что за сюрприз? Мне кажется, что мы в аэропорту. Такой шум!
- Ладно, все равно на паспортном контроле придется снимать шарф. Смотри, - смилостливился мужчина и освободил глаза спутницы.
- Что это? – прищурилась девушка.
- Мой подарок на восьмое марта! – гордо сказал Виталик.
- Аэропорт? Абдулов, я, конечно, знала, что тебе свойственны широкие жесты, но не настолько же! Ты решил подарить мне аэропорт?
Виталик усмехнулся и достал из внутреннего кармана куртки конверт.
- Что это? – уставилась на него девушка.
- Два билета. В Прагу.
- В Прагу? – челюсть Лены практически упала на пол, - нам? С тобой?
- Да. Я хочу, чтобы ты показала мне Прагу! Ну что?
Лена могла только хлопать глазами: пару месяцев назад она говорила, что обожает этот город и хотела бы когда-нибудь открыть его для Абдулова. Но такого она не ожидала.
- Виталь… А как же вещи?
- Вот твои вещи, - указал мужчина на объемную сумку.
- А… А… А откуда?
- Мне девчонки помогли! «Ранетки»!
- Они знали?
- Все знали, - улыбался Абдулов, - нам дали перерыв на целых десять дней! И мы летим отдыхать!
- Ура! – Ленка обняла Виталия, - подожди… А как же виза?
- Я обо всем позаботился, - щелкнул девушку по носу мужчина, - пошли? Кажется, регистрацию объявили.
Вплоть до посадки на самолет Третьякова каждые две минуты обнимала своего мужчину.
- Лен, - смеялся Абдулов, пристегивая ремень безопасности, - я очень рад, что тебе понравился мой подарок! Но это же и для меня удовольствие! И вопрос еще в том, для кого большее!
- Виталь, а в какой гостинице мы жить будем?
- Амбассадор Прага, пять звезд. Он находится в Праге – 1 (Прага делится на районы по цифрам: Прага -1 , Прага – 3, Прага – 10 и т.д. – прим. автора). В самом центре выбирал. На Вацлавской площади.
- Круто, - оценила Лена, - а экскурсии какие выбрал?
- Ой, там в два замка… Еще в Карловы Вары… По Старой Праге… Достопримечательности… Пивной завод… Что-то еще забыл, - перечислял мужчина, - ну и сами погуляем… Ты же мне все покажешь?
- Да! – загорелись глаза Третьяковой, - и еврейское кладбище, и танцующий дом…
- А кладбище-то зачем? – округлились глаза Виталика.
- Это достопримечательность местная… Еще поющие фонтаны… Если они работают, конечно. И Карлов мост!
- Ленка, а ты хорошо знаешь Прагу!
- Я была там всего один раз, но успела влюбиться в этот город окончательно и бесповоротно.
- Как в меня? – провел рукой по щеке девушки Абдулов.
- Рыба? Курица? Мясо? – спросила стюардесса.
- Нет, спасибо, - усмехнулась Лена, - просто сок!
- Мне тоже, - кивнул Виталик и наклонился к любимой девушке.
- Апельсиновый, вишневый, томатный? - уточнила стюардесса.
- Апельсиновый, - уже смеясь, ответила Лена.
Когда стюардесса ушла, Виталий наклонился над ухом Третьяковой:
- Лен, а ты не хочешь в туалет?
- Что? – девушка чуть не разлила сок.
- В туалет, - повторил свой намек Абдулов и провел рукой по спине Лены.
- Ах ты! – глаза девушки загорелись.
- Я приду через две минуты, - шепнул Виталик уходящей Третьяковой.



Лена зашла в туалет и взглянула в зеркало. Щеки слегка раскраснелись. Она ущипнула себя за руку. Нет, это не сон. Она действительно летит в Прагу со своим любимым мужчиной... И это маленькое приключение в туалете...
В дверь постучали.
- Входи, - впустила она Абдулова.
- Ленка! – мужчина подошел вплотную.
Он прижал Лену к стене и запечатлел на ее губах поцелуй. От настойчивого, жаркого поцелуя Третьякова не на шутку распалилась. Она, всегда достаточно сдержанная, первая начала воевать с ремнем на брюках Виталика.
- Давай я сам, - сдавленно прохрипел мужчина, освобождаясь от джинсов.
Лена провела рукой по щеке Абдулова.
- Лен, - он избавил и ее от лишней одежды и прижал к двери.
И тут в дверь постучали, и голос стюардессы проинформировал:
- Самолет пролетает зону турбулентности. Просьба занять места и пристегнуть ремни.
- Черт, - выругалась Третьякова.
Они быстро оделись и вышли, бросив изумленной и возмущенной стюардессе:
- Девушке было плохо, и я помогал ей умыться!
Лена и Виталик заняли свои места и больше не пытались делать вылазки.

Прага встретила актеров легким ветерком.
- Где-то здесь будет гид, он нас и отвезет в отель, - объяснил Абдулов, выискивая мужчину с табличкой.
- Виталий? – вдруг обратился к нему грузный мужчина.
- Роман? – изобразил радость мужчина.
- Абдул, какими судьбами? – Роман бросился обниматься.
- Вот... С любимой девушкой приехал, - Виталий обернулся к Ленке, - это Лена. А ты?
- А я со всеми своими! Сейчас познакомлю! Это Диана, моя... Моя дочь. Это Люда, моя женщина. Это Олеся, моя секретарша, ну и ее муж Илья.
Тринадцатилетняя девочка самого бунтарского вида – нос проколот, глаза ярко подведены черными тенями, волосы переливаются всеми оттенками. Яркая женщина с красиво уложенными волосами, длинными ногтями и в дорогой одежде. Женщина с гладкой прической, большими очками и длинным носом. И мужчина, по-простому одетый, смотрящий на все равнодушным взглядом.
- А дочь-то откуда? Мы с тобой виделись лет пять назад, никакой дочери не было, - растерянно проговорил Абдулов.
- Дианка на самом деле не моя дочь. Я ее опекун. Она дочь моего партнера. Бедняга с женой утонули, а я взял на воспитание сиротку, - Роман скорбно поджал губы, но через секунду продолжил, - вы в Праге в первый раз?
- Лена уже была, а я в первый, - признался Виталик, - ну ладно... Мы пойдем?
- Да куда ты? – остановил его Роман, - наверняка мы одной туристической фирмой прилетели! Теперь на все экскурсии вместе будем ездить! Выпьем их пиво, а, Виталь? Ох, хорошо, а то я приехал с одними женщинами!
Лена, недоумевая, посмотрела на Илью, но тот так же равнодушно смотрел в пол. Лишь на долю секунды девушке показалось, что у него сжались кулаки.
- Пошлите в автобус, - объявил гид.
Лена и Виталик сели чуть подальше от компании Романа.
- Вот и подарок тебе на 8 марта, - проворчал Абдулов.
- Да ладно тебе, - примиряюще улыбнулась Лена, - не с нами же в номере он будет жить!
- Да, - Виталик обнял девушку, - мы же в Праге!
Когда автобус с туристами выехал в центр, от недовольства Абдулова не осталось и следа. Он, как ребенок, смотрел по сторонам.
- Лен, давай сейчас вещи бросим и пойдем сами погуляем? Экскурсия только завтра, - предложил мужчина.
- Да? – улыбнулась девушка, - а я-то думала, что ты захочешь закончить то, что не удалось сделать в самолете...
- Хулиганка! – прошептал Виталик ей на ухо и слегка прикусил мочку.
В номер Лена и Виталик практически влетели, но сразу же остановились.
- Ничего себе! – присвистнула Лена.
За время их тура по стране она видела много отелей и гостиниц. Но то, что она видела сейчас, не шло ни в какое сравнение.
- Виталь... Это наш номер?
- Наш, малыш! Ну что, проверим кровать на мягкость? Или на жесткость?
- Погоди, я хочу душ принять, - увернулась девушка, - ты меня из дома выдернул...
И Лена, открыв вместительную сумку, принялась искать необходимые принадлежности.
- Лен! Это пять звезд! – остановил ее мужчина, - там все есть!
В ванной на самом деле стояли стройными рядами гели для душа, шампуни, кондиционеры и даже запечатанные зубные щетки.
Третьякова, стоя под струями воды, закрыла глаза, и перед ней пронеслись все события последних месяцев.... Как она сходила с ума по Виталику, как боялась какой-то определенности, как он взял инициативу в свои руки... И вот они здесь. В городе ее мечты, в самом дорогом ей месте... Вдвоем. Так бывает только в сказке.
Наконец она выключила воду и, завернувшись в пушистое полотенце, вышла в комнату. Виталик сидел в кресле. Перед ним, на столике, стояли пузатая бутылка «Baileys», ее любимого ликера, и коробка конфет.
- Мурррр, - только и смогла, улыбнувшись, произнести девушка.
- Сегодня особенный день, - сказал Абдулов, сажая Лену к себе на колени, - сегодня восьмое марта. Этот день для меня всегда был днём мамы... Но сейчас все изменилось... И это твой день, Лен... Что-то у меня проблемы с красноречием... Я хотел сказать, что наконец-то нашел свою женщину…Тебя!
- Виталь, - Лена прижалась к любимому мужчине, - это же не сон?
Вместо ответа мужчина осторожно развязал полотенце. Оно послушно сползло вниз, обвившись вокруг бедер Лены.
- Иди ко мне, - прошептал он.
- Еще ближе? – прижалась она к нему всем телом.
- Ближе, - попросил Виталий, сбрасывая свитер.
Поцелуй. Нежный, как касание шелка. Скольжение руки по груди. Полотенце на полу. Грудь, живот, покрытые поцелуями. Рука, перебирающая прядки влажных светлых волос. Он. Она. Неровное дыхание. Мужчина подхватил девушку, как пушинку, и аккуратно положил поперек кровати. Она тут же тянется к нему. Ее губы и руки изучают каждую клеточку его тела. Его руки гладят ее грудь, сжимают ягодицы.
Лена исследовала тело Виталика, пробегая пальцами по его плечам и спине, так возбуждавшей её. Ей казалось, что она хотела его целую вечность.
Виталик подался вперед и накрыл ее рот своим поцелуем.
Спустя какое-то время Лена, не выпуская Виталика, гладила его по волосам. Она хотела изучить его тело так же хорошо, как и свое собственное. И она хотела знать, что у него в глубине души. Лена мечтала стать с ним единым целым, чего не хотела еще никогда и ни с кем.
Они с «Ранетками» часто шутили, что для мужчины у девушки есть «маска».
- Которую она носит, пока по–настоящему не влюбится, - вздыхала Лера.
Но Лена еще ни разу не снимала этой маски. До Виталика.
- Бр-мр-кр, - пробормотал Абдулов.
- Что? – улыбнулась Лена.
- Пойдем, погуляем?
- Пошли, - кивнула Лена, - уже стемнело... Пошли к Поющим фонтанам? Кржижиковы фонтаны... (вообще–то Поющие фонтаны в марте не работают, но автор так впечатлился этим зрелищем, что не мог не вписать его в описание Праги – прим. автора)
- А там красиво?
- Очень! Давай, Виталь, в душ и собираться!
Спустя час Абдулов Виталик и Лена Третьякова садились в такси. Подъехав к фонтанам, они едва успели купить билеты – представление уже начиналось.
Давали «Кармен» - страстное шоу о любви... Калейдоскоп водного, цветового и сценического действия полностью захватил Виталия. Лена, видевшая это во второй раз, с улыбкой отметила его восхищение.
После окончания выступления мужчина и девушка медленно брели по ночному незнакомому городу. Их руки переплелись, и издали их можно было принять за счастливых влюбленных. А, впрочем, они такими и были...

Наутро, после завтрака в ресторане, который Лена и Виталик чуть не проспали, они ждали экскурсионный автобус в холле.
- Рассказывай, - решила проэкзаменовать Абдулова Лена, - куда мы сейчас поедем?
- В замки. Карлшнейн...
- Карлштейн, - поправила Лена.
- Да... Карлштейн, самый посещаемый замок Чехии, носит имя своего основателя и строителя, чешского короля... В нем раньше хранились сокровища...
- Хорошо, - удовлетворенно кивнула Третьякова, - а второй?
- Коно... Коно... Коно.... Как дальше?
- Конопиште, - помогла девушка.
- Конопиште – самый красивый замок в Чехии. Там красивый парк, много картин и гобеленов... Еще много оружия, верно?
- Умничка, - Лена поцеловала Виталика и затем увидела подъехавший автобус. В ту же минуту из лифта вышло семейство Романа.
- Виталик! Алена! – приветствовал Роман влюбленных.
- Лена, - поправил его Абдулов, - привет... Вы тоже в зАмки?
- Да! – Люда выглядела очень радостной, - быть в Чехии и не побывать в замках!
Виталик и Лена попытались устроиться в автобусе как можно дальше от своих «знакомых».
- Они такие странные, - прошептала Лена Виталику на ухо, - а откуда ты этого Романа знаешь?
- Лен, это не очень хорошая история... Давай я не буду тебе об этом рассказывать?
Девушка, хоть ей и были неприятны эти слова, промолчала и откинулась на сиденье. До замков несколько часов езды, можно было и поспать. Спать в автобусе она умела.
Карлштейн – величественный замок, построенный Карлом IV, возвышался над небольшой речушкой. Автобус остановился у подножья скалы. Путь наверх следовало преодолеть пешком.
И тут Абдулова и Третьякову окружило семейство Романа. Сам Роман, обняв Виталика, принялся подниматься наверх. Роман что-то рассказывал про свою важную работу. Люда перехватила Лену. Диана шла на шаг впереди, но постоянно останавливалась, и Третьякова в нее врезалась. Сзади шла Олеся, и Лена налетала на нее. Та взвизгивала, но не переставала идти за девушкой по пятам. И только Илья шел, будто сам по себе, лишь изредка бросая на свою жену странные взгляды.
Наверху, у самого замка их ждала невысокая женщина-экскурсовод. Она быстро пересчитала туристов и повела их по замку. Виталик растерялся от такого количества информации. Он только вертел по сторонам головой и пытался что-то запомнить.
- Виталь, - шепнула ему Лена, - не пытайся запоминать… Просто смотри! Смотри, вот средневековая ванная! Смешно, правда?
Действительно, ванная стояла посреди комнаты. Воду в нее наливали вручную.
- Странно так, - ухмыльнулся Абдулов, представив Лену в этой посудине, - а тут можно оторваться от экскурсии и остаться на ночь? Мне очень нравятся их кровати!
- Пошляк, - шутливо ударила мужчину Третьякова и поспешила за экскурсоводом. Но в глубине души ей хотелось бы остаться на ночь в замке. Жаль, что это невозможно – замок тщательно охраняется.
По окончании экскурсии группе разрешили самостоятельно погулять вокруг замка.
Он находился на возвышении, и вокруг открывался изумительный вид на окрестности: небольшую деревушку, речку… Сам замок находился на обрыве, поэтому Лена, перегнувшись через каменный парапет, ощутила головокружение.
- Лен! Осторожно! – схватил ее Виталик, - с ума сошла высовываться???
- Виталь, так красиво! Давай фотоаппарат!
Счастливые влюбленные долго фотографировались на фоне средневекового замка, природы…
- Абдул! Ну как тебе? Не то, что у нас, да? – вальяжно подошел к ним Роман.
- Да, - нехотя проговорил Виталий.
- Роман! – подошла к ним Диана, - там Людмила тебя звала! Она с противоположной стороны замка.
- Ну и что ей надо? - проворчал Роман и отошел от Виталия и Лены. Диана скептически оглядела Абдулова и Третьякову и, усмехнувшись, произнесла:
- Пойду я, сувениры куплю…
И она скрылась в замке. На первом этаже была лавочка с сувенирами.
- Ленка! Как здесь классно!
- Ты еще не все видел! Завтра пойдем гулять по Вацлавской площади, посмотрим Орлой… Староместская ратуша!
- Лен, ты была здесь один раз! – изумился мужчина, - ты что, все запомнила?
- Увидев все это один раз, невозможно забыть!
- Слушай, а почему на старинных зданиях крыши зеленые?
Лена засмеялась:
- Химию в школе учил? Они из жести, а жесть вступает в реакцию с кислородом, и крыши становятся зелеными. Прикольно, да?
- Да, - кивнул мужчина, - подожди! Ну-ка, стой так!
Виталик отошел на пару шагов и запечатлел Лену. Она счастливо улыбалась, ветер трепал ее волосы, щеки порозовели. А в глазах… в глазах читалась любовь.
- Какая ты красивая, - восхищенно проговорил мужчина.
- Виталь, давай я поснимаю… Я это люблю! – Лена забрала у мужчины фотоаппарат и сделала несколько удачных кадров. Виталик, смотрящий вдаль, Виталик с едва заметной улыбкой… Как она любила, когда он еще не улыбался, но смешинка уже тронула его губы.
- Илья, - остановил Абдулов мужа секретарши Романа, - не сфотографируете нас вместе?
- Я спешу, - бросил Илья и заспешил куда-то.
- Вот вредина, - надула губы Лена, - Виталь, пошли сувениры посмотрим!
- Вы не видели Романа? – подошла к ним Диана.
- Нет, не видели, - покачал головой Виталик, про себя подумав: «И не видеть бы!».
- Странно! Меня не было, - Диана взглянула на наручные часы, - четыре минуты… А они все куда-то пропали… Пойду сок что ли куплю…
И девочка вместе с Виталиком и Леной зашла в замок. В сувенирной лавке никого не было. Пожилая продавщица рылась в объемных коробках.
- Здравствуйте! – приветствовал ее Виталий.
- Вы русские? – спросила женщина.
- Да. Мы из России, - перешел на родной язык Абдулов.
- О! Я хорошо знаю русский! Вам сувениры из замка?
- Да, - кивнула Лена, - хотели бы что-нибудь на память взять. О Праге и о замке.
- О Праге у нас ничего нет, - пожала плечами старушка, - а о замке… Что угодно! У нас все сувениры с замком. С Прагой вы сможете купить в Праге. У меня в магазинчике работает сестра, давайте я вам её адрес дам?
- Давайте, - согласилась Лена, - а вон тот магнитик покажите!
- Магнитик? – старушка медленными шагами направилась в подсобку.
Пока ее не было, Виталик высмотрел подарок, который он хотел подарить Лене – красивую пепельницу с видом замка. О чем он и сообщил подошедшей продавщице.
Та опять скрылась в подсобке.
- Виталь, - хихикнула Лена, - а ты не мог сразу ей об этом сказать? Чего пожилого человека туда-сюда гонять?
- Ладно! – недовольно отмахнулся Абдулов, - я же для тебя…
- Знаю, - улыбнулась девушка, - мне еще понравился вот этот магнитик, но я, пожалуй, не буду его покупать. Неудобно как-то… И так туда–сюда ее гоняем…
Наконец вернулась продавщица, гордо неся перед собой пепельницу.
- Мы все берем, - кивнул Виталий, забирая сувениры и протягивая деньги.
Пожилая женщина несколько минут изучала купюру, подносила ее к свету, трогала, рассматривала:
- Вы не думайте, я просто очень осторожная, - объяснила она, - мне недавно фальшивые деньги подсунули… И теперь я все деньги проверяю…
У Лены стало заканчиваться терпение. Но продавщица не переставала их удивлять. Она принялась проверять каждую купюру из положенной им сдачи.
- Виталь, если она провозится еще пару минут, то я уйду без сдачи, - прошептала мужчине на ухо Лена.
Но, наконец, они получили свои сувениры и вышли на небольшую площадь перед замком. К ним тут же подлетела женщина-экскурсовод.
- Где вы были?
- Сувениры покупали, - удивленно отозвался Абдулов.
- О! Тогда понятно, - она видимо прекрасно знала пожилую продавщицу, - стойте тут. Экскурсия окончена. Возвращаемся в автобус. У нас еще один замок. Я сейчас всех соберу!
Пока экскурсовод бегала в поисках группы, Лена закурила и посмотрела на Виталия:
- Ты… Представляешь, сейчас наши все снимаются, работают! А мы тут! Какой кайф, а?
- Да, Ленк, это супер! Мне так нравится Прага. Удивительный город! Он… Он как будто сказочный. Весь такой…
- А мы еще в Старом городе не были! Он весь вымощен, улочки узкие-узкие, домики маленькие и как будто… как будто игрушечные!
- Я так счастлив… Как-то глупо звучит, да? Но я реально рад, что мы с тобой оказались здесь. Вдвоем. Ну и что, что в следующем месяце мы будем сниматься двадцать четыре часа в сутки, правда?
- Что? – Третьякова подавилась дымом и закашлялась, - что мы будем?
- Нас отпустили при условии, что в следующем месяце мы будем вкалывать, как ненормальные! Но мы же все отснимем!
Понемногу перед замком собралась вся группа. Экскурсовод делала перекличку. И тут выяснилось, что нет Романа.
- Где он может быть? – нахмурилась женщина, - кто его видел?
- Я! – отозвалась Диана, - он пошел на встречу с Людой!
Взгляды устремились на Людмилу.
- Я… я с ним поговорила… И ушла. А он оставался с той стороны замка!
- И где он? – проворчал Виталик.
Он первым обошел замок, чтобы позвать загулявшегося Романа. Но его нигде не было. Увлеченный поисками, Абдулов машинально заглянул за парапет, и его взору предстала ужасная картина. Внизу, у подножья холма лежала чья–то фигура в модной синей куртке. И у Виталия не было сомнений, что это – Роман.
Остаток дня прошел, как во сне. Экскурсию во второй замок отменили. Приехавшая полиция почему-то попросила задержаться всех, кто был знаком с Романом, и Лене и Виталию пришлось давать показания. В отель они вернулись, когда уже темнело.
- Я такой голодный, - пожаловался Абдулов.
- Пошли в какой-нибудь маленький ресторан! Попробуешь настоящую чешскую кухню, - предложила девушка.
- А какая она?
- Чешская кухня очень сытная. Чехи любят густые супы, большие куски мяса, много масла, специй. Ну, и попьем пиво. Я советую попробовать «резаное».
- Какое? – усмехнулся мужчина.
- Коктейль из двух видов пива, которые наливают в кружки и не смешивают: сверху светлый слой, а внизу темный.
Вскоре подходящий ресторанчик нашелся.
- Заказывать буду я, - взяла из рук Виталия меню Лена, - нам… Челестине… Два пива. И запеканку из рыбы.
- Я не отравлюсь? – опасливо спросил мужчина, - что ты заказала?
- Челестине – это горячий бульон, в котором плавают тонкие блинчики. Это очень вкусно. Вот ты трус!
- Я не трус! Просто я не хочу отравиться в таком городе! – парировал Абдулов.
- Да уж… Бедный Роман…
- Глупо так… Приехать в Прагу… И свернуть себе шею, на первой же экскурсии…
- Знаешь, Виталь, мне кажется, что полиция думает иначе… Мне кажется, они думают, что это убийство…
- Почему? – удивился мужчина.
- А сам посуди. Они спрашивали, какие отношения у нас с Романом были, долго допрашивали… Не похоже, что это - несчастный случай!
- А… Мы… А мы-то тут при чем?
- Погоди! Абдулов, ты вообще-то с Романом много лет знаком! Может, расскажешь ту неприятную историю?
- Ну… Если ты хочешь… Только она не очень хорошая. И глупая… Мы с Романом раньше были лучшими друзьями. Знаешь, все делали вместе… Он начал бизнес… и ему повезло. Я помогал ему, как мог, советом… Но потом все изменилось…
- Что произошло?
- Я узнал, что он спит с моей девушкой… Она для меня ничего не значила. Просто… Понимаешь, мы с Ромой были друзьями! А друзья… Друзья так не поступают… Мерзко это и… Хотя что это я? Он же умер. А про мертвых – или хорошо, или никак. Так что я промолчу, Лен. Но гад он был редкостный!
- Да уж, - кивнула девушка, и остаток ужина они больше не возвращались к этой теме.
Однако, по возвращении в гостиницу их ждала новая информация. А вернее их ждал полицейский, который объяснил им, что до окончания следствия они не имеют возможности покинуть пределы Чехии.
- Черт! Лен! – ворвался в номер Виталий, обескураженный разговором с представителем власти, - это какое-то… сумасшествие! Да нам Арланов никогда задержки в Праге не простит! Лен!
- Спокойно, Виталь! Может, настоящего убийцу найдут? Мы-то этого не делали! И продавщица из сувенирной лавки это подтвердит! Успокойся!
- Легко тебе говорить! – вспылил Абдулов, - Лен! У меня работа начнется по новому проекту!
- Что? – опустилась в кресло девушка.
- А то! Я буду сниматься в новом фильме! Съемки начинаются через две недели!
- А… А мне ты это рассказать не хотел, - хриплым голосом проговорила Третьякова.
- Хотел, - вздохнул он, - но в другой атмосфере… и вообще… Хотел, Лен! Правда!
- Хотел! Но не сказал! – вышла из себя девушка, - А может, подождал бы, я бы все узнала из газет! Или еще лучше – в кино бы увидела! Виталь, я тебе кто?
- В смысле?
- В том самом смысле! Кто я для тебя? Так, очередная подружка? Или, может, ты скажешь, что это не так??? Почему, почему ты мне ничего не рассказываешь?
- Я хотел… Потом…
- Иди к черту! – бросила Лена, пытаясь скрыться в ванной.
Но Виталик остановил ее. Схватил в охапку и прижал к себе.
- Малыш! Ну не обижайся!
- Прекрати, - пыталась вырваться девушка.
- Ну, хватит! Лен, я, правда, собирался тебе все рассказать!
- Отпусти меня, - брыкалась Лена.
- Не отпущу! Никогда не отпущу, - шептал Виталик, пытаясь поцеловать Лену. Но она так отчаянно мотала головой, что он никак не мог поймать ее губы.
Наконец он прижал ее всем телом к стене и руками взял ее за голову. Поцеловал. Сначала нежно, а потом все более и более страстно. Лена знала, что он пользуется запрещенным оружием – от его поцелуев она буквально сходила с ума. И вот у нее уже нет желания вырываться – только продолжать. Девушка сорвала с плеч Виталика свитер.
- Лен, - прошептал он, - я тебя хочу…
Безумный взгляд Лены свидетельствовал о том же. Глаза сказали «да». И на пол полетели джинсы, кофты и белье. Девушка обвила ногами торс мужчины и откинула голову, открывая шею. Виталий тут же покрыл ее поцелуями. Лену заводили поцелуи в шею, она закусила нижнюю губу, пытаясь сдержать стон наслаждения. Всего через несколько минут для двоих ночь разорвалась на кусочки и осыпала их звездами…


Спасибо: 3 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 284
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.03.11 14:29. Заголовок: Утром пражское небо ..


Утром пражское небо затянуло тучами, обещая дождливый, мрачный день. Такое же настроение было у Виталика. Съемки всей его жизни были под угрозой.
- Виталь, пошли, погуляем, - теребила его Лена.
- Лен, у меня все из головы убийство Романа не выходит… Кто мог его убить?
- Ну… Смотри: Люда, Диана, Олеся и Илья. Ну, еще ты. Больше никто его не знал, верно?
- Да. Но чтобы убить человека, нужно иметь мотив… Значит, нужно узнать, у кого был мотив.
- Молодец, Виталь! Ну что, пойдем гулять?
- Да… Пойдем, конечно, - попытался отвлечься мужчина, - а куда?
- Предлагаю на Староместскую площадь. Посмотрим Орлой. А потом поднимемся на ратушу.
Сказано – сделано, и два туриста устремились к площади.
На Староместской площади всегда много народа. Толпы туристов слоняются туда–сюда. Потому что каждое здание – произведение искусства. Виталик и Лена уже вдоволь нафотографировались, когда Третьякова дернула мужчину за рукав:
- Пошли!
- Куда?
- Смотреть на чешские куранты! Сейчас сам все увидишь!
И посмотреть действительно было на что. Орлой – в первую очередь астрономические часы, имеющие два циферблата. В центре изображена Земля с континентами и океанами, конечно, по представлению географов XV века. Коперник еще не родился, и европейцы пока не знали, что Земля не центр вселенной. Поэтому Солнце, Луна и Полярная звезда движутся вокруг неподвижной Земли. Но самое главное – Орлой еще и кукольный спектакль, сценарий которого неизменен века. Каждый час открываются окошки над циферблатом, и друг друга начинают сменять фигурки. Они являются воплощением человеческих пороков, а так же важных жизненных понятий – смерть, месть. Начинает шевелиться скелет, ангел опускает и поднимает карающий меч. Лики апостолов сменяют друг друга, а в финале кричит петух.
- Класс! – только и смог проговорить Абдулов, - А скелет, скелет ты видела?
- Мне тоже понравилось, - улыбнулась девушка, - в свой прошлый приезд я раз пять смотрела… И все равно завораживает!
- Куда дальше? Вроде тучи рассеиваются, - взглянул в небо мужчина.
- Предлагаю прогуляться до Карлова моста. Там можно загадать желание… И запастись сувенирами!
Просто идти по красивейшим улочкам рядом с любимым человеком – это разве не счастье? Каждое слово звучит музыкой. Бесконечность стремится к нулю…
Лена шла, смеясь рассказам Виталика, подставляя счастливое лицо весеннему солнцу. Виталик улыбался ей в ответ, наслаждаясь ощущением безграничного счастья. Даже без прикосновений Виталик ощущал ее губы и руки, ощущал ее тепло и нежность. Можно искать свою судьбу много лет… и не понять, что она все это время была рядом. Он понял. И дорожил ею.
В мыслях Лена возвращалась в их первую ночь. Несмелые, даже робкие шаги друг другу навстречу. Боязнь показаться слишком раскованной и страх показаться слишком холодной. Куча запретов, которые они постепенно преодолевали. И слезы. Его слезы. Она их не ожидала, да он сам их не ожидал. Он тогда взял ее на руки как маленького ребенка, прижал к груди и долго сидел, качая. Ухитрившись заглянуть ему в глаза, она увидела… слезы. Когда тридцать восемь лет что-то ищешь, а потом находишь – это не может оставить равнодушным. Тогда он сказал всего одну фразу, в корне изменив все:
- Я тебя не отдам! Никогда и никому!
С тех пор она физически чувствовала Виталика, чувствовала смену его настроения, чувствовала его эмоции. И сейчас она чувствовала, что его разрывает от ощущения счастья.
Они подошли к величественному Карлову мосту – мосту через Влтаву. На нем располагалось тридцать скульптур. Лена и Виталик останавливались около каждой скульптуры, около каждого уличного художника и продавца сувениров. У центральной фигуры распятого Христа Лена задержала Виталика.
- Смотри, здесь надпись на еврейском языке! Это тайное имя Бога… В общем, я не очень сильна в этом… Но это вроде как одно из четырех тайных имен….
- Здесь я могу желание загадать?
- Да, - кивнула девушка.
Абдулов притянул к себе Лену. Их пальцы переплелись. Сомкнутые руки он прислонил к протертой статуе. Виталик знал, что они загадали одно желание на двоих.
- Смотри - Люда! – заметила знакомое лицо Лена.
- Люда! Здравствуйте! – приветствовал женщину Виталий, - приносим свои соболезнования!
- Да, да, спасибо! – Людмила выглядела озабоченной.
- Вам чем-то помочь? – участливо спросила Лена.
- Я… Только что уронила в воду кольцо…
- Ой! Как жаль! – всплеснула руками Третьякова, - дорогое?
- Да… Мне Роман подарил… Ну ладно, теперь сама себе куплю!
- Но оно же было дорогое, - напомнил Виталий, имея ввиду не материальную ценность.
- А я могу себе это позволить, - усмехнулась Люда, - я теперь богатая вдова!
- Разве вы с Романом были женаты?
- Да… Буквально неделю назад расписались… Надо только что-то решить с девчонкой… С Дианой… Определить ее в какую-нибудь частную школу что ли… Ладно, извините меня, еще много дел!
И Люда поспешила прочь.
- Странная, - проводила женщину взглядом Лена, - а может это она Романа… А?
- Не знаю… Давай я об этом вечером подумаю… Куда дальше?
- Спустимся к танцующему зданию… А потом пройдем уже на смотровую площадку Староместской ратуши.
Танцующий дом не произвел на Абдулова должного впечатления. И хотя Лена заставила задержаться у причудливого здания, Виталик с большим интересом выискивал ресторан. Хотелось пообедать.
После сытного (а в Праге они другими и не бывают – прим. автора) обеда Третьякова потащила Абдулова к ратуше. И не просто к ратуше, а на смотровую площадку. А это множество ступенек вверх. Но, поднявшись наверх, Виталий ни на секунду не пожалел. Перед ним, как на ладони, была Прага. Множество крыш и суровые шпили Тынского храма на переднем плане поражали воображение.
- Господи, какая красотища, - сквозь порывы ветра прокричал он.
Лена лишь кивнула, зачарованно смотря на город.

Потом еще долго Абдулов и Третьякова бродили по незнакомым улицам. Ближе к вечеру они завернули в небольшой полуподвальный ресторан.
Вкусное настоящее пиво, сытный ужин расслабили Виталика и Лену, и к отелю они решили идти длинной дорогой. Путь пролегал мимо огромного супермаркета.
- Зайдем? – спросил Абдулов.
- А почему нет?
В магазине их в первую очередь поразило то, что на кассе стояло много людей с пустыми бутылками – они их сдавали. И национальный напиток – пиво – стоил чуть ли не столько же, сколько и в ресторанах. Объяснялось все просто: магазин покупал пустые бутылки из-под пива, тем самым удешевляя стоимость продукта.
- Европа, блин, - проворчал Виталик.
Но Лена устремилась к рядам с одеждой:
- Девчонки мне не простят, если я им не привезу шмотки!
- Ладно, я здесь буду, - отозвался мужчина и принялся рассматривать сувенирные кружки.
Светлая макушка Лены скрылась среди стеллажей. А Виталик выбрал кружку для Арланова – будет его дар в реквизит сериала – кружка с цветочками уже намозолила всем глаза… И вдруг он услышал русскую речь.
- Как все хорошо получилось!
- И не говори! А если бы подождали с деньгами еще один день – ничего бы не успели!
- Да кто же знал, что он преставиться надумает?
Виталик осторожно выглянул и увидел Олесю – секретаршу Романа и Илью.
Он затаился, надеясь услышать хоть что – то еще.
- Илья… А это не ты? – вдруг спросила Олеся.
- Что???
- Убил Романа? Ты же с ума сходил от ревности…
- Господи, Олесенька, что за бред? И потом, я же все время был с тобой!
- Не все время… Ты уходил… Почти на пятнадцать минут. Ты бы вполне успел…
- Леся! Ты в своем уме? Его жена убила… Ты же знаешь, она заставила Романа жениться на ней… а сама-то она вовсе не беременна… Обман бы раскрылся… А теперь она и с денежками, и без мужа…
- Или девчонка, - добавила Олеся, - она его ненавидела…
- За что?
- Он распоряжался ее деньгами… А девочке ничего и не доставалось… Бедная малютка, всего лишь личный водитель, отдых пять раз в год, – иронично усмехнулась Олеся.
- Смотри! Та русская, Лена! Пошли отсюда! – всполошился Илья.
И они с Олесей быстро прошли к кассе.
- Привет! Смотри, что я выбрала! – появилась Лена.
Она продемонстрировала ворох вещей. Виталик лишь рассеянно кивал.

Вернувшись в номер, он закрылся в ванной. Ему надо было подумать. Разгадка была где-то близко. Очень близко, но он никак не мог поймать ее.
- Виталь, ты там за буйки не заплывай, - приоткрыла дверь Лена.
- Лен, иди сюда, - позвал мужчина.
- Что?
- Мне с тобой легче думается, - признался он.
Лена прижала голову Абдулова к животу и запустила руку в волосы. Ей очень нравилось гладить его вот так, как маленького ребенка.
- Виталик, ты мне такой подарок на восьмое марта сделал… Я тоже хочу сделать тебе подарок!
- Лен! Ты же мне на 23 февраля дарила вкусную туалетную воду…
- Нет, Абдулов, это совсем другое! Будь здесь, не выходи в комнату, ладно?
Мужчина пожал плечами. Главный подарок для него – чувствовать ее рядом. А больше ничего и не надо.
Но у Лены на этот счет были другие планы. И спустя всего пять минут она позвала мужчину.
В комнате был приглушенный свет – горел только ночник. Играла музыка. Лена усадила Виталия в кресло. Она нервничала. То, что она задумала, требовало от нее выдержки и самообладания.
- Что это? – спросил мужчина.
Лена лишь лукаво улыбнулась и принялась танцевать. Медленно двигаясь в такт звучащей музыке, она расстегнула молнию на кофте. Виталий тяжело сглотнул. Свет ночника красиво освещал кожу, а Лена все танцевала, улыбаясь только ему. Кофта полетела на пол, и она осталась в спортивных брюках и нижнем белье. Красивом белье. Виталий зачарованно следил за каждым ее движением. Он часто видел стриптиз, часто в непрофессиональном исполнении. Но Лена делала с ним что-то невообразимое. Всегда немного резкая, серьезная… Она раскрылась перед ним совершенно в другом амплуа. И это – для него.
- Лен, - позвал он.
Продолжая танцевать, она приблизилась к нему, опустилась на корточки и, перебирая пальчиками, принялась двигаться от щиколоток вверх по ноге.
- Лена! – он попытался остановить ее, но девушка уже вошла во вкус.
Она остановилась, когда тоненький пальчик уткнулся в подбородок. Провела им, очерчивая контуры губ. И оставила на его губах свой поцелуй.
- Я, - Виталий положил руку на напряженную спину Лены, но был остановлен.
Лена, не говоря не слова, завела руки Абдулова за спинку кресла и хищно улыбнулась.
Дальше все смешалось – освобождение от одежды, страстные объятья, слова «люблю», сорвавшиеся с губ, электрические искры, разлетающиеся от двух разгоряченных тел, тяжелое дыхание и стон наслаждения.

Лена открыла глаза от непривычной тишины. Поперек кровати спал Виталик, раскинув руки в разные стороны. На лбу блестели капельки пота, на лице счастливая блаженная улыбка.
За окном – ночь. Предрассветная тишина – самое страшное время. В это время происходит большинство смертей, но в это же время рождается большинство детей. Ночная тьма уже совершенно другая – вязкая, тяжелая. Почему-то девушку охватил страх. Беспричинный, но оттого еще более пугающий. Она теснее прижалась к Виталику и почувствовала, что страх отступает.

Утром была запланирована поездка в Карловы Вары. Внизу, в холле, на удивление собрались и Олеся, и Люда и Диана. Илья тоже был где-то неподалеку. Лена в автобусе уснула на плече Виталика. Мужчина, улыбаясь, смотрел на нее. Когда она спит – просто ребенок. Чистая, светлая… Лена что-то пробормотала во сне, а Виталик убрал ей за ухо сбившуюся прядку волос.
- Девочка моя, - прошептал он.
Автобус остановился, давая пассажирам возможность пройтись – размять ноги.
- Приехали? – прищурилась Лена.
- Нет, малыш. Просто остановка. Хочешь прогуляться?
- Пошли, покурю, - кивнула Лена.
Они вышли из автобуса. Природа, очень похожая на российскую. Небольшая придорожная забегаловка.
Лена достала сигарету и огляделась.
- Виталь! Какая красота! Почему-то мне здесь так легко дышится!
- Да! Воздух удивительный, - согласился Абдулов, покосившись на сигарету в руках Лены.
- Скоро остановка на пивном заводе, - проинформировал гид, - там можно купить пиво. Короткая экскурсия, минут двадцать. И через пару часов мы приедем в Карловы вары.
- А расскажите что-нибудь про город, - попросила Лена.
- Ну… Карловы Вары являются лечебным курортом, благодаря наличию здесь горячих источников минеральной воды, обладающих целебными свойствами. В настоящее время в Карловых Варах на поверхность выходят 12 целебных источников сходных по химическому составу, но имеющих разное содержание углекислого газа и температуру, от 40 до 72 градусов. Существует еще источник № 13 — так шутливо называют местный крепкий ликёр Бехеровка. Рассказывают, что однажды Карл отправился на охоту в лесистые места с горами и долинами, в которых ныне бьют горячие источники. В местных лесах было изобилие дичи. Во время охоты одна из собак погналась за диким животным и попала в омут, из которого била сильная струя горячей воды. Пес завыл от боли. Охотники, услышавшие жалобное вытье, поспешили к нему на помощь, считая, что его ранил преследуемый зверь. Зрелище, представшее их глазам, было необыкновенно. Охотники подошли ближе, вытащили собаку из омута, а затем и сами попробовали горячую воду, так перепугавшую их верного друга. О происшествии известили императора Карла IV, который через некоторое время отправился с многочисленной дружиной к этому месту, чтобы лично подивиться необыкновенному явлению природы. В присутствии своих лекарей мудрый правитель заметил, что эта горячая вода может предотвратить многие тяжелые болезни, и «есть очень полезна и придающая силы». После этого он воспользовался водой (говорят, что у него болела нога) и почувствовал облегчение и улучшение. Обрадовался этому правитель и тут же приказал, чтобы все место было заселено, а вокруг источника построены дома. Место, на котором император использовал воду, было по свидетельству там, где еще недавно стояли общественные курортные здания, а ныне там построена ратуша. Недалеко от нее выбивается источник, прохладная вода которого струится не слишком быстро. Говорят, что в давние времена там был вытесан из скалы трон, на котором сиживал правитель, и потому его называли троном императора Карла. Этот трон не сохранился, а на этом месте была построена ратуша. После того, как вода его излечила, император Карл приказал на этом месте построить новый город. Он хотел также укрепить городские стены, но планы его были нарушены другими важными событиями. О том, что все произошло именно так, свидетельствуют многочисленные остатки оборонительной стены, которые можно увидеть под Оленьим камнем. На Оленьем камне до сих пор можно найти провалившиеся подвальные своды. Старики рассказывают, что император Карл предполагал построить на этой горе крепость для защиты Карловых Вар. И название городка напоминает о своем открывателе — называется он курорт императора Карла, Карловы Вары. (ресурс -http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D1%80%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D1%8B_%D0%92%D0%B0%D1%80%D1%8B , прим. автора)
Рассказ экскурсовода понравился даже Виталию – вокруг них собрались все туристы из автобуса.
- Все! Поехали! Впереди пивной завод! – заторопился гид, загоняя туристов в автобус.
- Ленка, - наклонился к девушке Абдулов, - мне так захотелось быстрее попасть в Карловы Вары!
- Мне тоже, - согласилась она.
Остановка у пивного завода произвела фурор среди мужчин. Они наперегонки помчались к магазинчику при заводе – там продавали свежее пиво. Виталик, хоть и не большой любитель этого напитка, не мог остаться в стороне от «веселых стартов» и присоединился к остальным представителям сильного пола. К Лене подошла Диана.
- Не дашь сигаретку? – спросила девочка.
- А тебе не рано курить?
- Ты меня решила жизни учить? – презрительно сощурилась девочка, - тоже мне… Кулемина!
- Ты смотришь «Ранеток»? – удивилась Лена.
- Видела пару раз… Чушь такая…
- Ну да, - усмехнулась Лена, отворачиваясь от подростка.
Наконец из магазина стали возвращаться гордые мужчины, бережно прижимая коробки с пивом.
И автобус продолжил путь к Карловым Варам.

Проведя обзорную экскурсию по городу, гид дал туристам четыре часа свободного времени – прогуляться самим.
Абдулов в первую очередь купил Бехеровку – местный ликер. А Лена потащила его в магазинчик. Там продавали розы, с застывшим известняком. Их делали следующим образом – живые цветы клали в воду из источника и через какое-то время розы каменели.
- Каменная роза, - в восхищении держала цветок Лена.
- Тебе нравится?
- Да. В этом что-то есть… Куда пойдем?
- Пошли перекусим… А потом погуляем. Это такой город. Такое ощущение, что я знаю его с детства…
Действительно, Карловы Вары были пропитаны духом России. Домик Петра, российская церквушка. И везде русская речь.
Абдулов нашел небольшую пиццерию, и они с Леной устроились в полупустом зале.
- Я… У меня одной такое впечатление, что мы находимся в раю? Что все это мне снится?
- Нет, - усмехнулся Виталик, - только мы рискуем задержаться в этом раю… Полиция так и не нашла убийцу Романа… А время идет!
- А у тебя есть подозрения?
- Кое-какие… Смотри, мотив был у всех. Люда. Она обманом стала женой Романа. Обман мог раскрыться. А теперь она богатая вдова. Достаточная причина? Дальше – Диана. Девочка ненавидела Романа. Он распоряжался ее деньгами, а ей это очень не нравилось! Илья и Олеся. Они шантажировали Романа. Мне так показалось. Итак, у нас по прежнему четверо подозреваемых… А еще Илья ревновал свою жену к Роману. Тоже причина, старая как мир!
- И?
- И я не могу никак решить – кто из них…
После обеда Абдулов и Третьякова еще немного погуляли по городу – посмотрели на старинные здания, попили целебную воду, накупили сувениров.
И на обратном пути в автобусе Виталика осенило.
- Лен! Я понял, кто убийца, - прошептал он.
- Кто? – округлились глаза девушки.
- Сейчас ничего не скажу… Мне надо кое-что проверить!
Весь остаток пути Виталик задумчиво шевелил губами, выстраивая какие-то логические схемы.

Вечером Виталик и Лена в первый раз за все время их пребывания в Праге спустились поужинать в ресторан в отеле.
Виталик увидел Олесю и Илью, Люду и Диану. Шепнув что-то Лене, он вышел из ресторана.
Девушка пожала плечами – странный он какой-то. Но вскоре мужчина вернулся, загадочно улыбаясь.
- Что? – спросила Лена.
Виталий лишь сжал ее руку, хитро подмигнув.
К концу ужина в ресторан вошел полицейский и попросил всех свидетелей убийства после ужина подняться в номер.
- Что он хочет? – спросила Лена.
- Все нормально, девочка моя… Все поймешь! Еще немного осталось…
После ужина все собрались в гостиничном номере. Полицейский внимательно смотрел на Виталия и тот, выпустив руку Лены из своей руки, встал посередине комнаты.
- Ну, и зачем вы нас здесь собрали? – прищурился Илья.
- Да… По поводу моего несчастного супруга, - приложила платочек к сухим глазам Люда.
- Я могу назвать убийцу, - вдруг прервал поток голосов Абдулов.
- Да? И кто он? – с интересом посмотрели все находящиеся в комнате на мужчину.
- Давайте я начну с начала… людей, желающих смерти Романа в этой комнате пятеро. Я, Людмила, Диана, Илья и Олеся. Больше никто его раньше не знал, и, значит, мотива для убийства не было. Начнем с меня, потому что я этого точно не делал. У меня с Романом был конфликт пятилетней давности… Но не настолько сильный, чтобы я пять лет вынашивал план мести… Также я все время был с Леной, она это может подтвердить… Далее Олеся… Олеся, вы с мужем шантажировали Романа, не так ли?
Олеся попыталась возмутиться:
- Да что вы такое говорите???
- Я слышал ваш разговор с Ильей, так что не надо отрицать… Мотив номер один!
- Но постойте, - перебил его Илья, - это же глупо – убивать курицу, несущую золотые яйца! Стали бы мы его убивать? Если он платил нам деньги?
- Вот именно! Поэтому Олеся, допустим, его не убивала. Но вот вы, Илья…. Вы ревновали свою жену к Роману. А ревность - достаточная причина для убийства…
- Какая чушь, - самодовольно усмехнулся Илья, - у вас нет никаких доказательств!
- Допустим, - согласился Виталик и перевел свой взгляд на Диану, - у вас, милая девушка, тоже было достаточно причин ненавидеть своего опекуна… Он распоряжался вашими деньгами… И вам это совсем не нравилось!
- Ну и что? Как я могла его убить? Я все время была на ваших глазах, - не согласилась Диана, - и потом, он огромный мужчина, а я девочка! Подросток!
- Ладно, а вот Люда у нас не подросток. И мотив у нее очень сильный. Те же деньги. Она стала женой Романа… Обманом. И обман мог скоро раскрыться. Она рисковала. Нервничала. И решила избавиться от всех проблем – стать счастливой вдовой…
- Большего бреда я еще не слышала, - возмутилась Олеся, - я не намеренна это слушать!
- И все-таки, - остановил ее Абдулов, - итак… Мотив был у всех. Но убийца только один…
Виталик внимательно оглядел притихших подозреваемых и уселся в кресло.
- Ну… И кто это? – спросил Илья.
- Маленькая ложь рождает большие подозрения… Знаете эту истину? Меня насторожила одна маленькая ложь… Я попробовал потянуть за эту ниточку… И распутал клубок… Да, Диана?
- Я? – изумилась девочка.
- Да, Диана… Ты ведь занималась карате, не так ли?
- Самбо, - поправила Диана.
- Ну… Верно, чем-то подобным… Так что сил толкнуть Романа у тебя хватило… А знаешь, почему я заподозрил тебя? Ты сказала, что пойдешь покупать сувениры… Но ты их не покупала. Ты придумала причину!
- С чего вы взяли, что я не покупала сувениры? – спросила Диана.
- Потому что ты сказала, что тебя не было всего четыре минуты… А за это время ты не успела бы купить сувениры… Там очень медлительная продавщица…
- Ну… А, может, я просто посмотрела? – парировала девочка.
- Возможно… Но зачем ты соврала про четыре минуты? Маленькая ложь… Тебя не было дольше – я смотрел по фотографиям, которые мы делали с Леной… Там время фиксируется, Диан… Зачем ты его убила? Неужели из-за денег?
- Я, - тут нервы Дианы не выдержали, - да я… Он был ужасный человек! Это он виноват в гибели моих родителей!
- Но его же там не было… Они же утонули! – заметила молчавшая Лена.
- Да! Но это Роман подарил им путевку на море. А папа не умел плавать. А Роман его раззадоривал, обзывал слабаком… И папа утонул, и потянул за собой маму! Это Роман виноват! Он должен был умереть! Он плохой человек! Я… Он…
Девочка говорила много несвязных фраз, но Виталик, взяв Лену за руку, вышел из номера.
Они молча вышли из отеля и пошли по ночной площади.
- Как ты все понял? – наконец произнесла Лена.
- Я решил… Что тот, кто убийца… Он проколется в какой-то мелочи… Стал вспоминать все… И вспомнил эти четыре минуты. Глупо. Но маленькая ложь действительно рождает большие подозрения…
- Ты очень умный, - протянула Лена.
- И хороший. И красивый!
- И скромный, - со смехом добавила Лена.
Они еще долго гуляли по ночным улицам, наслаждаясь величием этого сказочного города.
- Лен, - вдруг сказал Абдулов, - прости меня… Какой-то плохой подарок на восьмое марта я тебе подарил…
- Ты что! Это… Это было маленькое детективное приключение… А мы с тобой в Праге! Вокруг такая красота… И ты…
- И ты, - кивнул Виталик.
- У нас еще много экскурсий запланировано. Конец отпуска проведем, наслаждаясь этим городом…
- И друг дружкой, - добавил мужчина.
- Виталь, еще так много мест в мире, где мы никогда не были!
- И которые мы обязательно посетим!

-----------------------------------
Конец.



Спасибо: 5 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 285
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.03.11 14:31. Заголовок: Размещено с разрешен..


Размещено с разрешения автора.

Автор: Манюня
Название: Назло всем
Рейтинг: R
Жанр: Angst, Action, RPF, Deathfic
Под редакцией: forget-me-not
Статус: закончен



Глава 1.
- Кулёма! Пришла, - издевательски засмеялись девчонки.
Лена Кулемина, пригнув голову, постаралась, как можно более незаметно, прошмыгнуть за парту. Ей это не удалось – какой-то особо остроумный одноклассник подставил девушке подножку и, с грохотом роняя все на своем пути, Лена растянулась в проходе. Ей стало безумно стыдно за свою неуклюжесть.
- Кулёма, ноги собери, - пренебрежительно процедила первая красавица класса Ангелина.
- Так! Что еще за шум? – вошел в класс Виктор Михайлович.
С девятого класса он был классным руководителем у этого непростого и иногда даже жестокого класса. В классе была группа девочек, считающихся центром детского коллектива. Дружить с ними было модно. Но они в свой плотный круг никого не пускали. Были также и общепризнанные изгои – та же Лена Кулемина. Нескладная, несобранная. Учится посредственно, скорее даже плохо. Степнов знал, что она из очень неблагополучной семьи, но сколько раз предлагал Лене написать заявление на материальную помощь, столько раз девочка что-то бубнила под нос и почти убегала.
Степнову было жаль ее. В свитере, который Лена носила с восьмого класса и который был ей безвозвратно мал, в джинсах, которые, видимо, были отданы какой-то сердобольной соседкой семье Кулеминых, девочка выглядела какой-то особенно жалкой и беззащитной.
Виктор Михайлович собрал валяющиеся учебники и хмуро оглядел класс:
- Очень смешно?
Все молчали. Учитель пользовался среди учеников непререкаемым авторитетом – его уважали и отпетые хулиганы, и отличницы.
- А что? Она сама упала! Правда же, Кулёма? – спросил кто-то из одноклассников.
Лена, смотря в пол, кивнула и протиснулась на свое место. Первый ряд, последняя парта. Потухший взгляд, мысли где-то далеко…
Виктор вздохнул и перевел взгляд с последний парты на остальной класс:
- Ну? Начнем урок?
А Кулемина была далека от занятий. Она знала, что по экономике у нее вырисовывается двойка. Но она рассчитывала, что Степнов из жалости поставит ей ее тройку. Сейчас ее мысли занимал Сережка. Мать опять запила, а это значит, что именно Лене предстоит забирать мальчугана из детского садика. Не дед же? Дед уже старенький. Он почти не выходил из квартиры, постоянно сердился на Лену. Но девушка знала, что он ее любит. Потому что иногда, читая деду газеты, она видела, как он на нее смотрит. Как-то по-особенному, с теплотой и грустью. В такие моменты он доставал из-под матраца смятый полтинник, протягивал его внучке и говорил:
- Сходи, купи себе помаду или юбку…
Лена неизменно кивала и прятала деньги. Не рассказывать же старику, что на пятьдесят рублей не то что юбку – не всякое мороженное купишь… А ей очень хотелось сходить в Бургер или Magic Bell. Но деньги, конечно, шли на молоко или крупу.
- Кулемина! – позвал Степнов, отвлекая ее от невеселых мыслей, - может, ты нарисуешь нам кривую спроса и предложения?
- Я? – Лена удивленно захлопала глазами.
«Вот ведь чудо!» - подумал Степнов и взглядом дал понять девушке, что она может присесть.
- Так вот… Спрос при пересечении с предложением образуют…
И урок понесся своим чередом.
Сразу после школы Кулемина поспешила на работу. Каждый день она клеила листовки на столбах и подъездах. Только этот заработок как-то помогал им с Сережей выжить. Ей приходилось тут же на заработанные деньги покупать продукты – обычно хватало на хлеб и консервы. Но сегодня был особенный день. Сегодня был день рождения ее младшего братика. Сереже исполнялось три года. Девушка уже больше месяца копила деньги. Она проявила небывалую смекалку, пряча свои накопления от вечно пьяной матери.
Расклеивая объявления она думала о том, что если копить, возможно она сможет купить себе дешевенький пуховик на зиму… И Сережке ботиночки. А потом. Потом она закончит школу, сможет зарабатывать – пойдет работать парикмахершей или мыть полы. Но она будет содержать и себя, и Сережу. И братик никогда в жизни не будет нуждаться.
Ее маршрут пролегал мимо набережной. Здесь Лена устроила себе небольшой перерыв. Вид моря всегда ее успокаивал, настраивал ее мысли на нужный лад.
- Кулемина? – раздался голос ее классного руководителя из притормозившей машины.
Степнов ездил на хорошем автомобиле. Он вообще очень много работал и очень неплохо зарабатывал. Как-то Кулемина слышала разговор директора школы с кем-то из учителей. Директор говорил, что им очень повезло, что такой специалист согласился преподавать в обычной школе. Как поняла Лена из разговора, Виктор Михайлович - самый знаменитый консультант по экономике во Владивостоке.
- Здрасьте!
- Ты что тут делаешь? На завтра задали много уроков! Лена-Лена, - Степнов вышел из авто, - ты совсем не хочешь учиться… Вот не глупая же!
- Ну да, - кивнула девушка, втянув плечи.
Было очевидно, что она стесняется своего высокого роста, стесняется заношенной одежды…
- Тебя, может, подвести куда?
- Нет, у меня еще много работы, - покачала она головой.
- Работы?
- Я листовки клею, - продемонстрировала учителю пачку бумажек.
- А твоя мать знает, что ты работаешь? И зачем тебе деньги? На сигареты и выпивку? – прищурился классный руководитель.
Лена промолчала. И тут же Виктор вспомнил свое знакомство с родительницей Кулеминой. Женщина была с похмелья, от нее оглушительно несло всеми возможными и невозможными запахами. Скалясь в улыбке, она размахивала руками, обещая убить нахалку-дочь.
- Прости, - прошептал учитель, - давай я тебе помогу…
- Что?
- Листовки клеить… Хотя… У меня есть идея получше!
- Какая? – недоверчиво убрала с лица прядку девушка.
- Сколько ты в день зарабатываешь тут?
- Ну… рублей шестьдесят, - нехотя ответила Лена.
- Я буду платить тебе сто пятьдесят рублей в день. Но ты должна будешь мне помочь с диссертацией!
- Как? – удивленно вытаращила глаза Кулемина.
- Я ее пишу уже много времени, часто на листах бумаги… Мне надо, чтобы ты рукописные записи перенесла в компьютер!
- Ничего не выйдет, - развернулась на месте Лена.
- Да стой ты! – успел схватить ее за рукав мужчина, - почему?
Но девушка не спешила отвечать. Она упрямо смотрела в пол.
- Лен?
- Потому что… У меня нет компьютера…
- И все? – улыбнулся Степнов, - так это не проблема… Будешь приезжать ко мне и работать… Ключи я тебе дам… Завтра все покажу… Ну?
- А вдруг я у вас дома что-то сворую?
- Ты? – Виктор Михайлович засмеялся, - нет, Лен… Ты не воровка! Иначе бы ты не зарабатывала так… Ну, договорились?
- Хорошо, - кивнула девушка.
Степнов протянул ей сто пятьдесят рублей.
- А… А это что?
- Деньги. Лен, это типа отступные… Ты же из-за меня бросаешь работу…
Девушка зашуганно отпрянула:
- Нет! Так не пойдет! Вы… вы это из жалости, да? Не надо меня жалеть!
И она сорвалась с места, сверкая подошвами кроссовок.
- Черт! – выругался Степнов.
Он и себе не смог бы объяснить, зачем ему понадобилось нанимать Кулемину на работу – она могла испортить и так по кусочкам собранную работу.

Глава 2.
А Лена, закончив работу, побежала в магазин. Она купила шоколадных конфет и торт, сок и котлеты.
Оставив покупки дома, девушка понеслась в детский садик. Сережа уже ждал.
- Как он сегодня? – спросила Лена, одевая малыша.
- Нормально, - кивнула воспитательница.
Света – молодая воспитательница, очень нравилась Лене. Они часто подолгу болтали. Светлана выросла в такой же семье – ее отец пил, мать ушла, когда девочке было семь лет. Но Светлана не опускала рук, чему и учила свою младшую подругу.
- Идем скорее домой, - торопила Лена мальчика.
- Зачем? Я не хочу! – малыш боялся вечно пьяную мать и хмурого деда.
- А какой сегодня день?
- Какой?
- Сегодня день твоего рождения! – объявила Кулемина.
- Да? – глазки малыша округлились.
- И дома тебя ждет подарок!
- Правда-правда? – на Лену смотрели чистые голубые глаза.
- Сереж, я тебя когда-нибудь обманывала?

Зайдя в квартиру, Лена услышала голоса маминых друзей-собутыльников. Они что-то громко обсуждали, матерились.
Внутри у девушки все похолодело, когда она увидела пустой пакет из магазина.
- Где? – ворвалась она на кухню.
- Что, доченька? – заплетающимся языком спросила родительница.
- Где торт? Конфеты? Где все это? – кричала девушка.
- Доченька, сладкое тебе вредно! А нам надо-о-о-о было чем-то закусывать…
Лена перевела взгляд на стол. Среди бутылок и сигаретных окурков лежали конфеты и торт… Правда они уже были не пригодны для пищу – кто-то тушил сигарету прямо в аппетитный кусок.
- Все! Вечеринка окончена! – Лена взяла со стола полную бутылку и вылила ее содержимое в раковину.
- С ума сошла? – вскочил мужчина.
- Собирай, - принялась облизывать раковину собутыльница матери.
- Ах ты, дрянь! – заорала Ленина мать, - да я тебя сейчас!
Но девушка оказалась быстрее и проворнее. Схватив братика, она закрылась в комнате. Спящий дед даже не заметил рыдающего малыша и внучку, судорожно прижимающую ребенка.
Мать Лены барабанила в закрытую дверь:
- Открой, мерзавка! Открой сейчас же!
Но Лена лишь крепче обняла Сережу.
Спустя полчаса крики стихли – мать либо уснула, либо ушла.
- Посиди тут, - прошептала Лена, - я сейчас тебе принесу что-нибудь поесть…
Прокравшись на кухню, девушка увидела спящую женщину. Стараясь не шуметь, она открыла холодильник. Пусто. Нигде не было ни крошки еды – только пара нечищеных морковок в шкафу.
Живот предательски урчал, напоминая, что кроме хлеба с утра в нем ничего не было. Тяжело вздохнув, Кулемина – младшая пошла к соседке – тете Вале.
- Что опять? Вы своими криками мне спать мешаете! – сварливо отозвалась пенсионерка.
- Не могли бы вы одолжить рублей пятьдесят… До завтра, - смущаясь попросила девушка.
- Матери на бутылку? Так она мне еще с прошлого раза сто рублей не отдала…
- Я вам завтра же все отдам, - пообещала Лена.
- Отдашь, как же, - проворчала тетя Валя, но деньги дала.
Стремглав Лена устремилась в круглосуточный магазин. Два твороженных сырка, пакет кефира и булочка. Вот и все, на что хватило занятых денег.
Придя домой, она обнаружила Сережу, спрятавшегося под кроватью.
- Что ты, маленький? – позвала сестра.
- Дед, - вздохнул малыш совсем по-взрослому.
Лена оглянулась – старик проснулся и зло вращал глазами.
- Дед, зачем Сережку пугаешь? – строго поинтересовалась Лена.
- Потому что приблудыш он! Тьфу на него! – и старик смачно сплюнул на пол. Дед был со стороны отца, которого Лена никогда не видела. Он умер, когда она еще не родилась. А Сережу дед ненавидел, всячески стараясь обидеть и даже стукнуть малыша.
- Не обращай внимание, - улыбнулась девушка братику, - давай ужинать!
Разделив нехитрые припасы между собой, братом и дедом, Лена села за уроки.
- Вот ты где, паршивка, - качаясь на ногах, вошла в комнату мать, - что делаешь?
- Уроки учу… Что тебе надо?
- Твоя учеба никому не нужна! Ты же дура! Без единого винтика в голове! Как уродилась у меня дебильной, так и выросла такой! Другие в твоем возрасте давно матери помогают! А ты учишься! Работать бы шла, деньги зарабатывать!
- Тебе на выпивку? – прищурилась Лена, - ну уж нет! Вот закончу школу и уеду!
- Куда же ты уедешь? Даже на панель тебя не возьмут – уж больно страшная!
- Что ты от девки хочешь? – вмешался дед.
- Полтинничек есть? – уже ласковым голосом проворковала алкоголичка.
- Нет у меня ничего, - огрызнулась Лена, пытаясь сосредоточиться на занятиях.
- Не ври! Не ври мне! – мать вышла из себя и принялась опускать на спину Лены удары.
- Отстань, - отмахнулась девушка, - ты мне мешаешь!
- А ты на мать-то не огрызайся! Или плохая у тебя мама? Я тебя родила, кормила-поила! А ты на мать огрызаешься! Да я тебе…
- Успокойся, - остановил ее дед, - возьми свой полтинник, только сгинь с моих глаз!
Старик протянул ей купюру. Женщина тут же выскочила за дверь.
- Дед! Вот зачем ты ей деньги даешь? – нахмурившись спросила Лена.
- Может, помрет раньше? – беспечно спросил он.
Лена удивленно посмотрела на старика. Но он не шутил.

Глава 3.
Утро следующего дня началось для Лены не совсем обычно. Сначала, конечно, детский садик, а потом бегом до школы – чтобы не опоздать к первому уроку.
- Куле-е-емина, - нараспев проговорила Ангелина, встречая ее у дверей класса.
Лена по привычке сжалась, ожидая очередной колкости. Но одноклассница больше ничего не сказала, лишь пристально рассматривая Лену.
По всему классу шушукались:
- Ранетки…
- Кулемина…
- Совпадение…
- Здорово…
Лена, так ничего и не поняв, уселась на свое место и уроки пошли своим чередом.
Последним уроком был классный час. Виктор Михайлович, уверенной походкой вошел в класс.
- Ну? Как дела?
Он давно избрал именно такую манеру общения со своими подопечными. И поэтому почти все при возникновении каких-либо проблем тут же бежали к нему.
Степнов поймал взгляд Лены. Она тут же опустила глаза.
Виктор Михайлович прошелся по текущей успеваемости, вспомнил предстоящий День учителя.
Кулемина так ни разу не подняла на него глаза.
- Есть какие-то вопросы? – спросил он класс.
- Виктор Михайлович, - заговорила с места Ангелина, - а вы смотрите «Ранеток»?
- Нет… А что это?
- Новый сериал на СТС… Представляете, там есть Лена Кулемина и Степнов Виктор Михайлович! Он тоже учитель, а она – ученица!
- Интересно, - кивнул Степнов, - надо посмотреть… А во сколько он?
- В девять, - отозвался кто-то.
- Обязательно посмотрю… Такое совпадение! А что тот, другой Степнов преподает? Уж не экономику ли?
- Нет! Физкультуру, - засмеялась Ангелина.
- Да уж… Физкультуру я со школы не любил… Так, ладно, я посмотрю, потом, если захотите, обсудим… А пока все свободны! Лена! Кулемина! Задержись!
Девушка взглянула на часы и вздохнула. До начала работы оставалось полчаса.
Когда они остались в классе вдвоем, учитель уселся на стол:
- Лен… Я тебя вчера обидел… Ты зла на меня не держи… Я, правда, ничего такого не имел в виду! Мне на самом деле нужна помощь.
- Ну, найдите себе помощника! Поумнее…
- Ну что за глупости? Я считаю, что ты вполне справишься с этой работой… Ну что, ты не против попробовать все-таки?
Девушка размышляла. С одной стороны ей ужасно надоело расклеивать объявления. В дождь, в ветер ей приходилось работать на улице. Руки постоянно были измазаны клеем. Да и денег Степнов платил больше. А когда очень нужны деньги – не время демонстрировать гордость.
- Да. Я бы попробовала…
- Ну, вот и договорились! Поехали ко мне! Я тебе все покажу!
Лена слегка улыбнулась и подхватила пакет с учебниками и тетрадями.
Жил Степнов в красивой многоэтажке.
Открыв дверь, он пропустил Лену вперед себя. Разуваясь, она вспомнила про свои заштопанные носки, и ей стало жутко стыдно. Но Виктор придвинул ей тапочки, а сам, не дожидаясь девушки, скрылся на кухне.
Кухня у учителя была оборудована по последнему слову техники.
- Давай немного перекусим, и я тебе покажу, что именно нужно делать, ладно? Только… У меня из еды только замороженная пицца…
Лена сглотнула слюну. Она много раз видела в магазинах полуфабрикаты, но ей было жаль отдавать столько денег за кусок теста с сыром.
Степнов забросил пиццу в микроволновку, сам, в это время, полазив в холодильнике, извлек оттуда кусок колбасы, сыр, какой-то салат, маринованные огурцы и остатки сладкого пирога.
- Порежешь сыр и колбасу? – спросил он, открывая сок.
Девушка взяла аккуратно нарезала продукты, и, поймав удивленный взгляд учителя, спросила:
- Что-то не так?
- А ты почему так тонко режешь? Куски просвечивают прям…
- Ой! Извините!
- За что? – рассмеялся мужчина и, отобрав у нее нож, сам все нарезал.
Так вкусно Кулемина не ела никогда в жизни. Она с сожалением вспоминала Сережку и очень жалела, что его тут нет.
Виктор пил кофе и смотрел на свою ученицу, на этого маленького голодного волчонка. Она старалась соблюдать приличия, медленно пережевывала, но по ее глазам он видел, что простая для него пища ей в диковинку. Мужчина задумался о том, как бы ей дать с собой провизию…
- Лен! А ты любишь сладкое? – спросил он.
- Ну… Нормально… Ем, - кивнула девушка.
- Просто у меня пирог с ягодами в холодильнике лежит… А я сам сладкое не ем… У него срок годности подошел уже, - Степнов осторожно отклеил от пирога свежую дату.
- И?
- Будь другом – забери с собой!
Стараясь не выдать радость, девушка кивнула.
- Идем работать? – поднялся со стула Виктор Михайлович.
- А посуда? – удивленно протянула Кулемина.
- Посудой займется Галина… Она приходит ко мне каждый день чистоту наводить… Ты не подумай, я не бездельник… Просто не умею я все это…
- Я все равно все вымою, - упрямо покачала головой девочка.
- Ну, как хочешь, - пожал плечами Степнов, - я пойду в комнату…
Лена собрала чашки в раковину и огляделась в поисках моющего средства. В шкафчике стояло множество баночек и бутылочек с надписями на разных языках.
Девушка решила уточнить у учителя. Она открыла дверь в первую по коридору дверь.
Спиной к ней стоял ее учитель. Он снял с себя костюм, в котором был в школе. К горлу Лены подкатила судорога. Он стоял в одних трусах. Крепкие плечи, мускулистая спина, покрытые морским загаром. Длинные стройные ноги…
- Лена? – обернулся он.
Девушка не знала, куда себя деть от смущения. Ругая себя последними словами, она выскочила из комнаты и пошла на кухню.
Спустя пару минут к ней вернулся Степнов. Уже одетый в домашний спортивный костюм.
- Пошли, я покажу тебе квартиру… Чтобы ты в следующий раз не запуталась…
Он провел ее по своим апартаментам, остановившись в кабинете.
- Эта комната у меня рабочая… Здесь ты и будешь заниматься…
Виктор Михайлович жестом указал Лене на компьютерный стол. Сам открыл Word. Протянул пять листков рукописного текста.
- Занеси это в компьютер… На сегодня, думаю, хватит. Позови меня, когда закончишь, ладно? Я буду на кухне – мне надо анализ деятельности одной компании сделать.. Хотя… Что я тебе голову забиваю? Просто позови меня, договорились?
- Ладно, - кивнула Лена, читая записи.
Спустя пару часов она зашла на кухню.
- Что? Устала? Правильно, нужно сделать перерыв! Давай мороженное съедим?
- Нет, я все закончила, - отозвалась девушка.
- Да?
- Правда! Посмотрите!
Виктор Михайлович прошел в кабинет и просмотрел напечатанное. Кроме нескольких орфографических ошибок в глаза больше ничего не бросалось: все было выполнено на отлично!
- Ну, тогда можешь быть свободна, - пожал плечами Степнов, протягивая Лене три купюры по пятьдесят рублей.
Девочка спрятала деньги в задний карман джинсов и пошла в прихожую.
- Завтра так же? – улыбнулся учитель, - ой! А еще сегодня надо этих «Ранеток» посмотреть… Там же про нас!
- Бред какой-то, - прокомментировала Лена, - до свидания, Виктор Михайлович!
- Пока!

Глава 4.
Лена в садик за Сережей пришла почти самой последней.
- Опаздываем? – улыбнулась Светлана.
- Да я… Пирог забыла – пришлось возвращаться! Сереж! Я пирог принесла!
- Пирог? – удивленно посмотрел на сестру малыш.
- Лен… Может давай в группе посидим – Сережка пирог поест, да и мы с тобой поужинаем… У нас с обеда каша с котлетами остались. А то мне так скучно – и поболтать хочется…
- Почему бы и нет? – Лена разулась и прошла в группу.
Сереже налили высокий бокал чая и отрезали кусок пирога, а Лена и Света уселись в углу, за столиком.
Кулемина рассказала Светлане про новую работу, про Степнова.
- А как он, симпатичный? – смеясь, спросила Светлана.
- Ну, при чем тут это? – смущаясь спросила Кулемина, - он же учитель!
- Ой, ну ты прям как отсталая! Ну и что? Подумаешь, какая ерунда! Мужчина постарше – это ж большой плюс! Он и опытнее в отношениях… и сделает все, как надо! У тебя же еще никого не было?
- Да кто на меня посмотрит, - понизив голос, отозвалась Лена, - я же… ты посмотри на меня! Худая, длинная!
- Ну, ты даешь! Да я мечтаю стать чуточку худее! На диетах сижу! А ты тростиночка! И вовсе не длинная ты, а худая!
- И рыжая, - вспомнила Лена свой главный недостаток.
- Не рыжая, а медная! У тебя очень красивые волосы! Да гламурные дамочки удавятся за такой оттенок! Дура ты, Ленка!
Лена взглянула в зеркало. Нет! Неправда, нескладная. Сгорбленная.
- Выпрямись! – тут же дала команду Светка.
Девушка послушно выпрямила спину.
- Тебя бы переодеть, - нахмурилась Светлана, - хотя… Слушай, у меня дома найдется свитерок, он тебе вполне подойдет!
- Да брось ты, Свет! Сама с хлеба на воду перебиваешься, а еще мне одежду будешь давать! Не глупи!
- Во-первых, я эту кофту не покупала… Во-вторых, это ты не глупи! Я сказала – тебя нужно переодеть – значит, так и будет! Считай это моим вложением в твое светлое будущее!
- Свет, - растроганно произнесла Лена.
- Да постой ты сопливиться! Может еще не подойдет тебе! Но главное, Ленка, это не жалей себя! Ты ж не убогая какая! Руки-ноги на месте! Два уха, два глаза! Так что и нечего мокроту разводить! Тебе еще брата поднимать! Вот кому он нужен, если не тебе?
- Никому, - чуть слышно отозвалась Кулемина.
- Вот и не шмыгай носом! Вгрызайся в свое счастье!
- Ой, Светик, я так не умею…
- Придется научиться! У тебя нет папочки и мамочки, которые будут тебе пробивать дорогу в жизнь. Сама. Все сама. И молись, чтобы мать не родила еще тебе братика или сестренку…
Лена смотрела на мирно играющего Сережку.
- И не смотри на него так! Он, хорошо, здоровым уродился! А я насмотрелась на детей алкоголиков! Не видеть бы тебе такое, Лен!
Света, грустно вздохнув, встала из-за стола.
- Пора уже идти? – недовольно поинтересовался Сережа.
- Да, не можем же мы ночевать в садике… Пора и домой…
- Не грусти, - обняла подругу Света.
Лена и Сережа не спеша брели домой.
- Сережа, а кем ты хочешь стать, когда вырастешь?
- Директором! И зарабатывать много-много денежек! И купить тебе красивое платье… И мороженное. Много-много!
- Господи, - на глаза Лены выступили слезы, и она обняла ребенка, - Сережка! Все будет хорошо! Обещаю тебе!
Дома Лена отправила малыша в ванную – мыть руки, а сама девушка прошла в комнату.
- Дед! Ты ел что-нибудь? – спросила она.
- Ел, - проворчал старик, - где ты была?
- Нигде, - Лена заглянула в шкаф, рассматривая свой гардероб. Да что там – гардероб… Две кофты и одна юбка.
- Елена, - хриплым голосом начал дед, - я завтра уезжаю… Давно меня твой дядька, мой младший сын, к себе зовет… Поеду я умирать к нему… Специально ничего не говорил заранее, вдруг твоя мамаша, будь она неладна, услышит, что у меня деньги имеются… А сейчас билет куплен! Все!
- Дед!
- Что? Ты, если хочешь, можешь поехать с нами… Как-никак родная кровь, не прогонит же он тебя!
- А… А Сережка?
- А Сережка нам кто? – пренебрежительно скривился старик, - он нам никто… Нечего за собой его таскать! У него мать есть, вот пусть и заботится о нем!
- Нет, дедуль, - покачала головой девушка, - без Сережки я никуда не поеду…
- Мое дело предложить, - крякнул дед, отворачиваясь к стене.
- Дедуль, правда, - Лена взяла его морщинистую руку в свою, - я бы с тобой поехала… Но Сережка… Он без меня погибнет! Нельзя его тут одного оставлять!
- А твой дядька – мужик суровый, приблудыша кормить не будет!
- Ну, тогда и я тут останусь… Все у меня будет хорошо… Ты мне запиши свой номер, я тебе звонить буду!
- И на какие деньги? – усмехнулся старик, - ладно, Елена! Хорошая ты внучка… У меня для тебя гостинец есть!
Он вытащил из-под одеяла тысячерублевую купюру.
- Дед, - Лена обняла старика.
- Ладно-ладно, - дедушка старался скрыть слезы, - будь счастлива, внучка! И иди, там приблудыш один… И мать твоя пьяная по квартире шатается…
Лена, утирая слезы, вышла в коридор. Мать на самом деле устраивала воспитательные беседы Сергею.

Глава 5.
Утром Лена не пошла в школу – нужно было помочь деду добраться до вокзала. Но после того как старик был усажен в вагон, она пошла просто погулять. Так редко у девушки получалось просто побыть наедине с собой. Не думать о матери и ненавистных одноклассниках, не думать о том, что они будут есть с братишкой. И на какие деньги покупать ему обувь и одежду. Как заплатить за детский сад? Все проблемы и заботы отходили на второй план, когда девушка находилась у моря.
Оно жило своей, более важной жизнью. Оно знало много тайн. Оно возмущалось и успокаивало, оно всегда слушало. Лена пристально всматривалась на белые барашки волн, на сверкающую на солнце водную гладь.
Она в очередной раз задавала себе вопрос: грустно ли ей оттого, что дед уехал? Он был ее связующей ниточкой с отцом, с другой жизнью, которую Лена совсем не помнила.
- Кулемина? – удивленно позвал ее Степнов.
Он был с пожилым важным мужчиной. Они тоже прогуливались по набережной.
- Здравствуйте, - покраснела Лена.
- Кулемина, а ты чего не в школе?
- Я… Дед сегодня уезжал… Нужно было проводить его…
- Понятно, - кивнул учитель, - тогда езжай домой. Ключи у тебя есть. Пообедай и приступай к работе. Бумаги у компьютера лежат…
- Да. Конечно. Извините, - пробормотала Лена.
- Да за что? За что ты извиняешься? – ослепительно улыбнулся Степнов, а Лена окончательно стушевалась под тяжелым взглядом его собеседника.
- Ни за что, - гордо вскинула голову Кулемина и решительной походкой направилась к автобусной остановке.
Почему-то от одного вида этого взрослого, уверенного в себе мужчины Лене становилось спокойнее. Казалось, что все проблемы отступают на второй план.
Открыв дверь его квартиры своим ключом, Лена мышкой проскочила в кабинет. Включила компьютер и огляделась. Ей было интересно, как он живет, какие книги читает, какую музыку слушает.
Медленно осматривая книжные стеллажи, Лена обратила внимание, что книги в основном были по экономике. Незаметно для себя девушка оказалась в гостиной. Практически полное отсутствие мебели – только два кожаных кресла и стеклянный столик. Следующим пунктом изучения была спальная комната. В платяном шкафу висело несколько костюмов, пуловеры и дорогие джинсы. На прикроватной тумбочке лежал ежедневник. Но столе – ноутбук и листы для записей. Их контрольные работы стопочкой возвышались на краю стола.
Лена рассматривала диски. Старый рок. Практически классика.
Вздохнув, Кулемина поспешила в кабинет – предстояло приступить к работе. В этот раз Виктор Михайлович оставил ей большую стопку листов, видимо, рассчитывая на ее оперативность.

Лена так увлеклась работой, что не заметила, что уже некоторое время находится в комнате не одна.
- Кулемина? Ты время видела? – вдруг спросил Степнов.
- Ой! А! Виктор Михайлович! Здравствуйте! А я тут…
- Да вижу! Заработалась! Времени уже много! Тебя дома, наверное, потеряли!
- Ой! А сколько?
- Восьмой час, - пожал плечами мужчина.
- Сережа! – завопила девушка, - можно… Можно мне от вас позвонить?
Виктор Михайлович без слов протянул ей трубку.
- Света! – заорала Лена, - Что… Да… Понятно! Где? Хорошо… Да… Записываю… Скоро буду… Извини, пожалуйста… Да, да… Спасибо!
- Поехали? – спросил Степнов.
- Куда?
- Ну ты куда-то очень опаздываешь… К парню?
- Да нет, что Вы, - отмахнулась Кулемина, - я братика из садика забыла забрать… Совсем мозги потеряла! Его воспитательница к себе домой забрала… Надо вот к ней ехать!
- И где она живет?
- Недалеко от Покровского парка, - сверилась с адресом девушка.
- Тогда поехали!
Лена пожала плечами, но решила не спорить. На машине и вправду будет удобнее и быстрее.
- Так тепло, - уже в машине произнес учитель, - как будто еще лето!
- А уже осень, - поддакнула Лена.
- Давай заберем твоего Сережу и прогуляемся по парку?
- По Покровскому? – уточнила девушка, - а зачем?
- Потому что скоро зима, - мягко улыбнулся Степнов, - да и мальчику свежий воздух не повредит.
К Светлане они зашли вместе – Лена и Виктор Михайлович.
Света многозначительно улыбнулась и потащила Лену вглубь квартиры.
- Что? – прошептала девушка.
- Кофта! Сейчас же переодевайся!
- Зачем?
- Кулемина, ты совсем дура, да? Такой красавчик!
- Свет! Это мой учитель!
- Вот елки-палки! Точно головой ударилась! Это что, его пожизненное звание? Тогда расскажу тебе, моя милая, что мужчина и должен быть учителем по жизни… Или ты хочешь в мужья алкоголика-неудачника?
- Нет, но и не Степнова!
- Его фамилия Степнов? – прыснула Света.
- Да… А что?
- А ты сериал «Ранетки» посмотри… Там тоже Лена Кулемина и Виктор Михайлович Степнов… Учитель и ученица! Ну-ка, надевай кофту! Я пока Сережу позову. Он рисует….
Лена натянула свитерок. Он, конечно, тоже был не из бутика, но, во всяком случае, закрывал почти все руки и приятно грел.
- Ленка! Красавица! – оценила Светлана, - пошли. Принц уже заждался!
- Свет! – строго зыркнула глазами на подругу Кулемина.
В коридоре Виктор Михайлович о чем-то весело болтал с Сережей, что немало удивило Лену. Сережа очень недоверчиво относился ко взрослым, особенно к мужчинам. А тут почти полное взаимопонимание.
- Ну что? В парк? – Степнов, казалось, даже не заметил Лениного переодевания.


Спасибо: 10 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 286
Зарегистрирован: 08.01.09
Откуда: ...и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (с)
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.03.11 14:32. Заголовок: Глава 6. На входе в..


Глава 6.
На входе в Покровский парк располагался храм. Сережа тут же оторвался от взрослых и побежал к нему поближе.
- Такой очаровательный мальчуган, - улыбнулся Виктор Михайлович, - Лен! А ты эти «Ранетки» смотрела?
- Нет… Времени не было, - вздохнула Кулемина, вспоминая о несделанных уроках.
- Посмотри… Забавно даже…
И они втроем прогуливались по сумеречному парку под неспешные разговоры о фильмах и музыке.
- Пойдемте на Корабельную набережную! – предложил Степнов, когда парк был пройден вдоль и поперек.
- Сережка, ты спать не хочешь еще? – спросила у братика Кулемина.
- Нет! – отозвался малыш.
- Ну… Тогда почему бы и нет!
Но, видимо, планам не было суждено сбыться. Едва выйдя из парка, на Лену, Виктора Михайловича и Сережку обрушился настоящий ливень. Холодные упругие капли били по лицу, одежда почти тут же промокла насквозь.
- Быстрее! В машину! – скомандовал Степнов, подхватывая Сережу на руки.
До машины они добежали минут за пять – все-таки не следовало так далеко парковаться.
- Мы вам все сиденья намочим, - взволнованно наморщила нос Лена.
- Не о том думаешь, Кулемина! Быстро раздевай брата! Он же может заболеть! Там, сзади, есть одеяло! Заверни его!
Лена ошеломленно выполняла все, что ей говорил учитель. Еще никто и никогда не заботился о Сережке, кроме нее самой. И это участие ее невероятно растрогало, так, что глаза защипало от слез.
- Кулемина, не рыдай, - поддразнил ее учитель, выруливая на проспект, - сейчас едем ко мне! Надо напоить твоего брата чаем с медом…
- Нет, спасибо огромное, Виктор Михайлович! Но мы домой! Вы и так очень много для нас сделали!
- Ничего не много! Так и не погуляли по Корабельной набережной… Обещай, Ленка, что мы туда сходим!
- Да, - рассеянно отозвалась девушка.
Машина остановилась у дома Степнова.
- Ну? Давай мне его на руки! – Виктор Михайлович взял малыша.
Войдя в квартиру, Степнов втолкнул Лену в ванную.
- Встань под горячий душ! А я займусь Сережей!
Лена сбросила мокрую одежду и остановилась у зеркала. Сейчас на нее смотрел совершенно другой человек. Узкие бедра, высокая грудь, тонкая талия. Длинные прямые ноги. Светлое и нежное лицо, обрамленное копной золотистых волос. Девушка провела рукой по своей щеке. В первый раз в жизни ее не раздражало увиденное в зеркале. Она видела в себе девушку, а не запуганного неблагополучного подростка.
- Лена, - раздался стук в дверь, - открой, пожалуйста!
Девушка сжалась. За свою недолгую жизнь ей не один раз приходилось отбиваться от мужских сальных рук – собутыльники матери далеко не всегда вели себя как джентльмены. Но не Степнов!
- А… А зачем? – испуганно спросила девушка.
- Одежду тебе сухую принес! Зачем еще?
Лена с усмешкой взглянула в глаза своему отражению: зачем же еще? Полотенце, завернутое вокруг тела, не скрывало ладной фигуры. Может быть, именно поэтому, открыв дверь, Степнов несколько секунд просто смотрел на свою ученицу.
- Вот, - всунул Лене в руки ворох одежды и тут же выскочил из ванной Степнов.
На губах Лены была блуждающая улыбка, сердце отбивало какой-то бешенный ритм. Она прислонилась лбом к зеркалу. Вгляделась в отражение. Что-то прошептала и горячее дыхание оставило на гладкой поверхности неровные следы. В непонятном порыве девушка нарисовала на зеркале сердечко, но тут же словно очнулась, стерла ладонью следы своего безумия и перешагнула порог ванной. Встав под горячую воду, Лена ощутила, что дрожь не проходила, а лишь накатывала и накатывала с новой силой…
Виктор Михайлович бережно укрыл Сережу. Мальчик уснул, едва его голова коснулась подушки. Светлые кучерявые волосы налипли на лицо. Малыш улыбался, и Степнов спокойно оставил его одного. На кухне он приготовил нехитрый ужин и присел, ожидая Лену.

Глава 7.
- Виктор Михайлович, - осторожно дотронувшись до спящего мужчины, прошептала девушка.
Она и сама не заметила, что была в душе достаточно долго – учитель успел уснуть, склонив голову на собственные руки. Прямо за кухонным столом.
- Ленка! Ну как, согрелась?
- Да. Спасибо Вам большое. А где Сережа? Уже очень много времени, нам домой надо!
- Никуда я вас не отпущу, - с излишней горячестью выпалил Степнов, - в смысле… Спит он уже! Ну, куда вы сейчас поедете? Пусть он уж выспится… Я могу позвонить вашей маме, все объяснить…
- Не надо, - покачала головой девушка, - она и не заметит…
- Садись… Давай перекусим. Или ты ночью не ешь?
- Ем, - на лице Лены появилась чуть заметная улыбка, - если можно…
- Тогда налетаем!
Несколько минут на кухне воцарилось молчание. В этот раз Кулемина не смущалась, а сметала все, что попадалось ей под руку. Хотя и Виктор Михайлович от нее не отставал.
Украдкой он рассматривал девушку. Сейчас, только из душа, с мокрыми волосами она выглядела совсем ребенком. Глядя на нее, он не мог поверить, что в свои шестнадцать лет она взвалила на свои плечи заботу о маленьком брате. И он даже не мог представить, сколько всего ей пришлось пережить. Например, этот странный шрам на руке. Причудливой формы. Или ее привычка смотреть на всех словно снизу вверх… Но с другой стороны… Лена надела футболку, которую он ей принес. А он недальновидно дал белую тенниску, которая была ей слегка великовата, но полупрозрачная ткань не скрывала ни одного изгиба ее тела. Виктор Михайлович несколько раз стыдливо отводил взгляд, приказывая себе перестать разглядывать Лену.
- А… где спит Сережа? – вдруг спросила Кулемина.
- В моей спальне. А что?
- А… Я…
- Ты хочешь спросить, где ты ляжешь? – отвернувшись к окну, уточнил мужчина, - там же…
- А Вы?
- Я? Я лягу в кабинете… Там диван. Да не парься! Так у вас говорят? – Степнов скорчил лицо.
- По рукам, - улыбнулась Лена и протянула ладошку.
Виктор Михайлович дотронулся до горячей руки, и его словно током ударило. И Кулемина почувствовала этот электрический ток. Сама того не понимая, она стрельнула глазами в сторону учителя и тут же отвела взгляд. А Степнова разрывало от накатившей волны нежности и ответственности за эту хрупкую девушку. Он притянул ее к себе, прижал и прошептал:
- Ничего не бойся! Я всегда буду рядом…
Лена отстранилась и выдернула руку:
- На надо меня жалеть! У меня все в порядке! Спокойной ночи!
И девушка скрылась в спальне.
Степнов некоторое время постоял на пустой кухне. Открыл окно и вдохнул ночной воздух. Стало чуть спокойнее. Он никак не мог разделить коктейль из своих чувств на составляющие.

Утром все дружно проспали. Ведь чтобы вовремя приехать к первому уроку, требовалось выехать чуть раньше обычного и отвезти Сережу в садик.
- Я его отведу, ну зачем нам всем опаздывать, - сопротивлялась Лена.
- Да мы на машине быстрее, - спорил учитель.
- Виктор Михайлович!
- Кулемина!
Мужчина и девушка стояли друг против друга, свирепо раздувая ноздри.
- Ну не лезьте в нашу жизнь! – выдвинула контрольный аргумент Лена.
- Поступай, как знаешь, - махнул рукой Степнов, заводя машину.
Лена взяла брата за руку и поспешила в садик.

В школе все шло своим чередом – жестокие подколы одноклассников. Сегодня они упражнялись в остроумии особенно активно.
- Кулема, дылда тупая!
- Кулема, а читаешь ты тоже по слогам?
- Кулема, на какой помойке кофту откопала?
А Лена краснела не от обидных слов. Она знала, что их слышит Степнов. И отчаянно сжимала кулаки, молясь, чтобы он куда-нибудь ушел. Но Виктор Михайлович красовался у доски, объясняя что-то Ангелине. Красотка томно смеялась, накручивала прядку на пальчик и закатывала глаза.
Лена с удивлением поймала себя на мысли, что ей это неприятно.
- А Вы смотрели сериал «Ранетки»? – подал голос кто-то из свиты Ангелины.
- Да. Я посмотрел, - Виктор Михайлович поймал взгляд Кулеминой и тепло улыбнулся, - занятное совпадение… Лена Кулемина и Степнов Виктор Михайлович. Но Россия у нас огромная страна. И в нашей стране очень много Степновых. Имя Виктор вместе с отчеством Михайлович не самые редкие… Да и Елена – одно из самых популярных имен… Совпало так, что у нас во Владивостоке тоже учится Лена Кулемина и я, учитель Степнов Виктор Михайлович.
- Мне кажется, у них роман будет, - подала голос Ангелина.
Учитель усмехнулся:
- Посмотрим… Во всяком случае, постараюсь время от времени следить за личной жизнью моего полного тезки… Лена! Кулемина! А ты не на каком инструменте не играешь?
Класс дружно засмеялся.
- Нет, - буркнула девушка, не поднимая глаз.
- Куда ей! У нее обе руки левые!
- Да ей медведь на уши наступил!
- Ей только детей пугать!
- Ну-ка прекратите! – повысил голос мужчина, - вы… Мне стыдно за вас, ребята! Лена очень интересная, чуткая девушка! А вы!
- А вы что, влюбились, - засмеялся одноклассник.
- Смешно как! – криво улыбнулся Степнов.
- Ну вот! Вы же тоже не сможете в нее влюбиться! Она пугало огородное!
Щеки Лены пылали. Еще ни разу в жизни ей не было так больно. Уйти. Убежать. Девушка выскочила из класса и не слышала гневную речь своего классного руководителя.
Накрапывал мелкий дождь, но ноги сами привели Кулемину на пирс. Тут, сидя на самом краю, она чувствовала себя хозяйкой своей жизни. Только тут, не ощущая под ногами ничего, кроме воздуха и воды, она могла закрыть глаза и стать кем угодно. Вот она, хорошенькая и умненькая школьница. Все ей гордятся. Мама печет вкусные пирожки. Дома чистота и порядок. И каждый вечер они: она, мама и Сережка гуляют в парке. Или вот снова она. Ее мама сидит дома, заботится о них. А папа не умер, он работает, содержит семью. У них такая же кухня, как у Виктора Михайловича. И в ванной такое же зеркало. Лена поджала ногу под себя и задумалась о будущем. Она пойдет учиться, будет зарабатывать деньги… А потом вырастит брата… И все у нее будет хорошо.
Девушка решила сходить домой – проверить не спалила ли мать за время их отсутствия квартиру.
Открыв дверь, она услышала знакомые звуки пьянки. В этот раз собралась колоритная компания из четырех мужчин. И мать. Счастливо улыбалась почти беззубым ртом, в пьяном угаре обнимая одного из собутыльников.
- Леночка! Доченька моя пришла, - прокричала она.
- Видная девчонка, - улыбнулся один из мужчин.
- Забирай, - махнула рукой мать.
- Что? – завопила Лена, - ты совсем все мозги пропила, да?
- Иди ко мне, доченька, - протянула руки к Лене женщина.
- Отвали! Быстро все свалили отсюда! Считаю до трех! Раз! – девушка схватила со стола бутылку и со всей мочи ударила ей о край раковины, - два…
Она потянулась ко второй бутылке, но звонкая оплеуха матери остановила ее.
Тут же кто-то из мужчин пнул девушку, словно собачонку. Лена пролетела весь коридор и ударилась скулой о входную дверь.
- Иди сюда, паршивка, - встал из-за стола похотливый мужчина и направился к Лене, по пути расстегивая брюки, - и брату твоему мы найдем применение!
Кулемина не смогла бы себе объяснить, откуда в ней столько силы. Скула сильно болела, но девушка вскочила на ноги, ударила алкоголика по самому больному для всех мужчин месту и дернула на себя дверь. Меньше минуты, и она на улице. И только в открытое окно родной квартиры высунулся «дружок» матери:
- Только вернись! Петька и Васька тебя тут ждать будут! Только вернись!
Но Лена бежала, что есть духу. Бежала мимо домов, мимо улиц родного города. И в голове была только одна мысль – что же делать? Возвращение домой могло превратить и без того несладкую жизнь школьницы в настоящий ад. Всего через несколько дней ей исполнялось семнадцать, но этого мало, что бы попытаться оформить опекунство на Сережу и выгнать алкоголичку из квартиры. В том, что мать больше никогда не станет нормальным человеком, Лена не сомневалась. В ее душе не осталось ни капли любви к женщине, которая произвела ее на свет. Та сама по капле выдавливала ее из дочери. Мимо проходили счастливые люди. Счастливые уже потому, что у них нет таких матерей… Нет младших братьев, которые доверчиво смотрят в глаза и ждут заботы. Нет одноклассников, для которых главное развлечение – сказать что-то гадкое. И нет учителя с красивыми глазами, который жалеет и пытается помочь.

Глава 8.
Сидя на скамейке перед каким-то подъездом, девушка не заметила, как наступил вечер. Пора было идти за братом в садик и решать, где же им провести эту ночь. И как жить дальше.
Можно было позвонить Степнову, и он решил бы все проблемы. Но… Но Лена не могла переступить через себя.
- В чем дело, Ленка? – улыбаясь, спросила Светлана.
Девушка растерянно взглянула на братика.
- Сереж, - наклонилась к нему воспитательница, - беги, поиграй с ребятами… А я с Леной поболтаю. Ладно?
- Лена – моя, - строго сдвинул брови ребенок.
- Конечно, твоя. Я ее тебе отдам, - Света потрепала мальчика по голове.
Сережа убежал, а Света, подхватив Лену под руку, уселась в дальний угол группы.
Сквозь выступившие слезы Кулемина все-все рассказала своей единственной подруге.
- Понятно, - задумчиво кивнула Света, - тогда поехали ко мне!
- Куда?
- Ко мне! Я живу одна, вы с Серегой мне не помешаете. Чуть- чуть оклемаешься, а потом будем думать. Эмоции, Лен, решениям не советчики. Лучше на холодную голову все взвесить…
- Да что тут взвешивать? – заплакала девушка, - взвешивать уже, Свет, нечего!
- Эй! Ты что, руки опустила? Слушай, ну что ты, в самом деле? Пошли! Хватит сопли на кулак мотать!
И Света принялась одевать Сережу, вовремя подбежавшего к сестре.
Квартира у Светы небольшая, скорее даже маленькая. На ужин принесла из садика гречку с овощами, но Лена и этому была рада.
Вскоре мальчик уснул, а Света потащила дремавшую Лену на кухню.
- Пей, - налила она водки.
- Нет! Никогда! Я не хочу опуститься до уровня своей матери, - брезгливо отодвинула стакан Лена.
- Вот! Это и следовало доказать! Лен, ты можешь стать человеком! Этот твой учитель… Он, кажется, неплохо к тебе относится…
- Я не буду просить у него помощи, - упрямо поджала губы Кулемина.
- Ох! Какой ты еще ребенок! Не надо у него ничего просить, надо сделать так, чтобы он сам помог, да еще и рад остался!
- Не хочу я играть в эти игры!
- Ну, извини, дорогая моя! Ты родилась женщиной, а значит придется! Тем более он мужчина упакованный! Лен, а у него кто-то есть?
- Прекрати, Светка! Или я тебя ударю!
- Святоша, - хихикнула девушка, - ну и ладно! Тогда иди-ка ты лучше спать – утро вечера мудренее.
И девушки разделили узкий диван на двоих.


Прошло почти пять месяцев. Жизнь Лены Кулеминой понемногу налаживалась. Они с братиком жили у Светки. Лена устроилась работать курьером, вела хозяйство. В школу она больше не вернулась. Степнов разыскивал ее, приходил даже к Светлане, но подруга сказала, что не знает, где Лена. И в сериале «Ранетки» события не отставали. Теперь стало почти всем понятно, что паре Кулемина – Степнов быть. И Лене, неожиданно для себя «подсевшей» на сериал. И Виктору Михайловичу, который не пропускал ни одной серии. Потому что он заполнял вдруг образовавшуюся пустоту в его жизни, служил какой-то незримой связующей ниточкой между ним и Леной.
Как-то Света привела Сережку после работы и рухнула в постель.
- Меня знобит, - пожаловалась она Лене.
- Простыла? – накрыла подругу теплым одеялом девушка, - сейчас я тебе чай с вареньем сделаю…
Температура поднялась до отметки в 40 градусов меньше, чем за час. Свету трясло.
- Я звоню в Скорую, - заявила Кулемина, взяв телефон.
Приехавшие врачи тут же забрали Свету в больницу, куда Лена обещала приехать с утра.
Но планам ее помешал младший брат. С утра он проснулся вялый, с невысокой температурой. И Лена приняла решение. Дрожащими руками она набрала номер телефона, который знала наизусть. И по которому ни разу не звонила.
- Виктор Михайлович, - вдох.
- Ленка? – выдох.
- Мне нужна помощь, - всхлип.
- Что случилось? Ты где?
И через двадцать минут он ворвался в ее жизнь. Как вихрь, сметая все на своем пути. Сережа был уложен в кровать. Сам мужчина отправился в больницу.
В городской клинической больнице его неплохо знали. На вопрос о самочувствии Светланы его проводили к главврачу.
Пожилой врач молчал и по его молчанию Степнов все понял. Понял, что самого близкого человека в жизни Лены больше не стало. Что Света умерла. Молодая. И умерла…
- Почему? – только и спросил Виктор Михайлович.
- Пневмония. Кровоизлияние. Мы не смогли ничего сделать...
Виктор молчал, перебирая в руках мелочь, как- то оказавшуюся у него в ладонях.
- Родственники есть?
- Лучшая подруга…
Степнов, не сказав больше ни слова, вышел из больницы. Морозный воздух не прояснил его голову. Как? Как сказать все Лене?
Но говорить ничего не пришлось. Едва он переступил порог квартиры и взглянул ей в глаза, девушка уткнулась ему в грудь и всхлипнула.
- Поплачь, поплачь, - погладил он ее по голове.
- Я так больше не могу, - прошептала она. Ей в ту минуту действительно казалось, что время остановилось.
- Девочка моя, - Степнов обнимал дрожащую от слез Лену, повторяя какие-то банальности.
Из комнаты вышел заспанный Сережа и, не мигая, уставился на странную картину. Тут же, словно прочувствовав общую обстановку, малыш заплакал.
- Светка! – вдруг Лена оттолкнула Степнова и спустилась по стенке на пол. Сжалась в комочек.
- Лена, - накрыл ее плечи своими руками мужчина.
- Как больно! Мне больно! Я не могу дышать, - подняла к нему помутневшие глаза девушка, - я задыхаюсь…
Все вокруг причиняло ей боль. Светкин любимый свитер бережно висел на спинке стула. Смятая квитанция из ремонта обуви. Так и не забрали ее туфли. Коробка с вязаньем – Света все хотела начать вязать.
На похоронах почти никого не было. Сережа сжимал руку сестры. Степнов, поддерживающий Лену за плечи. И пара-тройка коллег по работе. Почти без слов проводили светлого человека, не успевшего найти в жизни свою мечту. А слова и не нужны – они лишние… В последний раз Лена поправила прическу подруги, в последний раз поцеловала ее...

Глава 10.
Но время не стоит на месте. Через пять дней после похорон в квартиру Светы въехала какая-то дальняя родственница. Степнов не дал Лене опомниться, как она и Сережа стали жить у него дома. Так потек их неспешный быт – Лена помогала Виктору с работой, вела хозяйство. Мужчина и девушка привыкли друг к другу, но отношения у них оставались исключительно платонические.
Однажды Виктор вернулся с работы особенно рано.
- Что случилось? – Лена всего боялась. Боялась, что ее хрупкое счастье и спокойствие может быть разрушено.
- Ничего. Все нормально, - мужчина снял пиджак, - я когда-то тебе обещал прогулку по Корабельной набережной.
- Не хочу, - отмахнулась Кулемина.
С похорон Светы Лена и сама словно умерла.
- Так не пойдет, - покачал головой Степнов, - я обещал!
Девушка равнодушно пожала плечами и кивнула.
На набережной дул холодный пронизывающий ветер. Лена отдалилась от Виктора – он остановился у якоря. Она любила это место. Ей нравилось смотреть на военные корабли, на субмарину.
- Лен, - догнал ее мужчина, - ты куда сбежала?
- Ветер дует в лицо, - всхлипнула Кулемина, - даже ветер против меня!
- Никто не против тебя, - Виктор Михайлович приобнял ее за плечи, - я же рядом…
- Вы? – она посмотрела на мужчину, как будто увидела его в первый раз.
- Я! Я хочу быть с тобой рядом, решать твои проблемы, растить Сережку…
Девушка грустно улыбнулась. Она ждала совсем других слов. Она надеялась, что значит для Виктора что-то большее… Но, видимо, придется довольствоваться тем, что есть.
Несмелая улыбка. Он слегка коснулся губами ее губ. Лена старалась унять дрожь, но ничего не получалось. Этот поцелуй окончательно вывел ее из равновесия.
Вернувшись домой и забрав ребенка из садика, они не возвращались к теме их отношений. Но когда Сережа уснул, Виктор взял Лену за руку.
- Не надо, - попросила она.
- Не бойся!
- Я… Я не хочу, - вдруг Лена расплакалась, как ребенок.
- Девочка моя! Я до тебя даже пальцем не дотронусь, - поцеловал ее заплаканные щеки Виктор, - только прошу тебя об одном… Не бойся меня! Я не причиню тебе зла! Обещаю!
Однажды, гуляя с Сережей по парку, Лена издали увидела свою мать. Совсем опустившаяся, она собирала пустые бутылки. Чтобы не травмировать брата, Лена внезапно закончила их прогулку. Дома, уложив Сережу, она долго стояла у окна. Виктор уехал в командировку, и ей вдруг стало одиноко.
Раздался звонок в дверь, и сердце Лены вздрогнуло. Она не ждала от нежданных гостей ничего хорошего.
- Виктор Михайлович? – открыла дверь девушка.
- Я забыл ключи, - обезоруживающе улыбнулся мужчина.
- А почему так рано? Мы вас только завтра ждали…
- Соскучился я, Ленок, - вдруг схватил в охапку девушку Степнов и закружил на месте, - я так соскучился!
Лена нащупала своими губами родную небритую щеку. А Виктор не отпускал ее, гладя по волосам, по напряженной спине. На пол полетела куртка.
- Лена? – мужчина справился с дыханьем.
Но девушка прижала пальцы к его губам, не давая ему говорить ненужные слова. Лишнее. Это все лишнее.
Её губы чуть приоткрыты. Сбивчивое дыхание очаровывает и манит. Повинуясь мимолетному порыву, он прижимает её к своей груди еще крепче… Боится отпустить, потерять. Нежно прикасается к таким желанным губам. Она удивлена и испугана… Но не долго… Все смелее и смелее отвечает на поцелуй. Упорно игнорируемая и спрятанная за семью замками страсть вырывается наружу, сметая все на своем пути… Языки сплетаются, сердца оглушительно бьются в унисон, невыносимо жарко…
Не прерывая поцелуй, он легко подхватывает её на руки и несет в комнату. Дрожащими пальцами тянет на себя тонкий поясок её халата… Поднимает глаза. В её взгляде желание… и безграничное доверие.
- Леночка… девочка моя…
Не нужно ничего говорить. Рядом. Его дыхание обжигает нежную кожу… Шея… грудь… живот… Поцелуи полны нежности. От возбуждения кружится голова… Легкие, нежные прикосновения дразнят и заставляют дрожать от нетерпения. Податливо выгибается навстречу… Так долго ждала… Его… Совсем не страшно. Ведь Он рядом. Резкое движение, тихий вскрик… и они одно целое… Сначала плавно и нежно… потом все быстрее и быстрее летят навстречу наслаждению. Крепко сплетенные пальцы… одно дыхание на двоих… Волна счастья готова с головой захлестнуть обоих… Одно на двоих. Которое они никому не отдадут…


Спустя три года Лена и Виктор сидели в уютном ресторане. Они приехали в столицу на неделю, у Степнова были важные дела.
- Мам! Пап! – подбежал к ним Сережка, отходивший по своим мужским делам - смотрите! Там! Там!
- Кто? Что? – улыбаясь, спросила Лена, поправляя на дочери свитер.
- Там эти… Кулемина и Степнов!
- Нет, Сергей, - усмехнулся Виктор, - это здесь Степновы!
- Нет, правда! Ну, вон они!
Лена и Виктор обернулись и увидели за одном из столиков Лену Третьякову и Виталика Абдулова.
- Давай подойдем, - подмигнул жене Виктор.
- Неудобно, - смутилась Лена.
- Неудобно, Кулемина, спать на потолке! Я сейчас!
Мужчина вернулся в сопровождении актеров.
- Ты и есть Лена Кулемина? – лучезарно улыбалась Третьякова, - а это твои дети?
- Это наша дочь Света, - представила Лена, - а это мой брат Сережа.
- Сергей, - важно поправил малыш.
- Ну, что мы как неродные? – усмехнулся Абдулов, - как-никак мы все… тезки? Нет… А кто мы?
- Люди, заслуживающие счастья, - смотря на улыбающуюся жену, произнес Степнов.
Потому что все мы заслуживаем счастья!


Конец.


Спасибо: 14 
Профиль
Ответов - 34 , стр: 1 2 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 220
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия