Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
АгатА





Сообщение: 14
Зарегистрирован: 14.05.09
Откуда: Россия, Волгоград
Репутация: 4

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: операторНовогодний ОвцеОскар: За волю к победе
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.05.09 16:39. Заголовок: Автор: АгатА

Спасибо: 18 
Профиль
Ответов - 121 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 All [только новые]


Menata
Админ ПОДфорума




Сообщение: 284
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Владивосток
Репутация: 54
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.09.10 14:28. Заголовок: Автор: АгатА Перене..


Автор: AгатА
Название: От тюрьмы да от сумы

Перенесено модератором.

*****35*****

Утро, как это часто бывает зимой, наступало тягуче медленно. Выглянувшее из-за горизонта, который просматривался в конце улицы прекрасно, солнце отражалось от снежных шапок крыш и, заинтересованно, заглядывала с маленькие деревянные домики.
Ленка только-только уснула, свернувшись котенком на коленях у Виктора. А он машинально гладил ее голову.
Эта ночь оказалась самой тяжелой в его жизни. Они договорились рассказать друг другу все, что случилось за эти месяцы. Теперь, когда все было позади Степнов вспомнил свой сон и посчитал на пальцах… Кажется, тогда она говорила про апрель – десять месяцев.
– Ошиблась ты, Ленка, ошиблась. Видишь, как мы скоро встретились? Как же хорошо, что ты меня нашла. Я тебя так люблю.
А Кулеминой снилась весна. Будто они все время сидят с Виктором в этом домике, смотрят в окно, а из-под снега появляются первые несмелые цветы, белое одеяло медленно тает, будто проваливается в сырую бурую землю, чтобы следующей зимой снова появиться на этих просторах. Время идет, а они сидят и держаться за руки.
Как же хорошо, что она все ему рассказала! Как ей не хватало этих глаз и этих губ. Как не хватало голоса и тепла его слов. Это было лучшим лекарством от душевных и телесных ран.
А мужчина боялся даже дышать, чтобы не потревожить тихое спокойствие любимой. Как ни хотелось ему подтянуть ее к себе и зацеловать до смерти, Виктор старался лежать как можно тише. Сон не приходил, да и, по сути, спать не хотелось. Хотелось думать. Думать, что теперь все будет хорошо.
Он не без страха рассказал сегодня об Ольге и обо всех своих передрягах, ведь они договорились говорить только правду, а ленке он врать не мог. А Ленка только прижалась к нему щекой и снова заплакала.
– Бедный мой, бедный. Глупый мой, глупый. Неужели ты думал, что я когда-нибудь тебя забуду?
Теперь было уже не страшно. Теперь, наконец, проснулась вера в то, что все это не надолго, что уже скоро они будут вот так же лежать в своей квартире и планировать свое будущее, целоваться без страха, что кто-то увидит их на улице, танцевать вальс на свадьбе.
– Лен, Ленка…
Девушка сонно подняла голову, не совсем понимая, где находится.
– Лен, а ты замуж за меня пойдешь?!
– Ага, – она снова положила голову к нему на колени. – Давай только еще немного поспим. Пять минуточек.
Виктор усмехнулся. Она завтра и не вспомнит, что дала ему согласие, только вот теперь Кулеминой ни за что не отвертеться. Хотя, почему, Кулеминой? С этого момента ее можно считать Степновой. И будто прочитав его мысли Ленка невнятно пробубнила: «Только чур фамилию я менять не буду». Мужчина, кажется, совсем не удивился, но в душе окончательно распустился тугой узел. Теперь точно все у них будет, и будет все хорошо…

***** 36 *****
Три дня пролетели так, будто их и не было. Расставались влюбленные долго и шумно – на кровати, на столе, на полу, снова на кровати и даже на снегу возле маленькой баньки на заднем дворе, в которой они успели хорошенько перед этим… попариться.
Перед тем как Виктору уехать обратно, в их временное пристанище приехала съемочная группа, чтоб записать синхрон и лайф (1). Ленку, в отличии от Виктора почти не гримировали – наложили только небольшой слой пудры, чтобы не блестела кожа. С мужчиной же гример возился долго. Совершенно было непонятно, чего он хочет добиться, то ли создать эффект замученного тюремного крота, то ли придать образу Степнова героическую готичнось.
Соколов приехал позже всех и как всегда властно разогнал мельтешащих рабочих.
– Что за бред, вы с ума по сходили? – рычал он. Мне естественность нужна, а не вычурность! Это вы можете в своих сериалах делать идеальную кожу и копны шелковистых волос. Мне нужно снять все как есть!!!
Виктор и Лена переглянулись. Воинственный, не высокий и серьезный Василий бегал по домику и прилегающей к нему территории. За журналистом бегала толпа операторов и по первому его приказу устанавливали камеры, начинали снимать пейзажи и людей в форме. Соколов начинал ругаться и снова куда-то бежал, кричал на весь поселок и просил убрать из кадра любопытных зеков, выглядывающих изо всех окон.
К счастливой парочке, обнимающейся на завалинке, подошел Леша.
– Мы тут контракт с РТР заключили, – невесело сказал парень. – А там свои правила. Выдали нам съемочную группу, гримеров и все такое. А Василий Рудольфович не любит, когда вокруг много народу. Мы вчетвером прекрасно всегда справляемся. Просто кто-то из телевизионщиков прослышал про вашу историю и понял, что это хит. Нам в пятницу все телефоны оборвали! Каналов пять звонили. Пришлось соглашаться на самое выгдное, иначе бы это никогда не прекратилось. Журналисты – они же сороки. На одном конце свистнули – на другом уже пять минут как знают.
Лена с Виктором переглянулись, им было почти все равно, на каком канале покажут их историю, лишь бы все быстрее закончилось.
Леша посмотрел на них и улыбнулся.
– Ладно уж, сидите, отдыхайте, сейчас стендап (2) с Соколовым снимем и к вам вернемся.
Он встал и направился к трем мужчинам с камерами, растерянно слушавшим оживленно жестикулирующего Василия.
Через пару минут можно было наблюдать, как РТРовские операторы курят в сторонке, а серьезный, но довольный Соколов стоит перед камерой Лехи и спокойно и по-деловому что-то говорит.
Потом снимали главных героев. Сначала по отдельности, потом вместе. А потом, как-то неожиданно Виктора не стало. Ленка даже не успела поцеловать его на прощания. В один миг она вдруг поняла, что его нет рядом.
– Василий Рудольфович, а где…
– Да увезли уже, минуту назад, вон, машину еще видно.
Кулемина села на снег – из нее будто выпустили весь воздух, дышать, да и жить расхотелось.
– А ну вставай! – гаркнул Соколов. – Нюни подобрала! Быстро!
От такого тона Ленка как ошпаренная вскочила и отряхнула дубленку.
– Зачем так кричать? – тихо спросила она.
– Потому что по другому не понимаешь. Барышня кисейная!!! Так, сейчас едем ко мне в офис, там нас уже Лера ждет. У нее есть кое-каеие новости.

***
– Вот этот – папин армейский друг. Его, кажется, Геннадий зовут… или Ренат… Нет, точно, Геннадий. Геннадий Львович. Только фамилию не помню. – говорила Кулемина, уставившись на среднюю из трех предложенных Лерой фотографий. На ней был изображен мужчина лет сорока восьми и маленькой бородкой и большими серыми глазами и родинкой над мохнатой бровью.
– Да, верно, Геннадий Львович Разин, – подтвердила адвокат, кивая на вопросительный взгляд Соколова. – Криминальный авторитет.
– Что? – у Ленки глаза на лоб полезли. – Кто он?!
– Один из самых крупных в Москве, – продолжала как всегда безупречно красивая Лера.
Они сидели в кабинете у Соколова и пили крепкий кофе. Горячая волна паники накрыла Ленку с ног до головы.
– Папа, что, тоже?!
– Нет, что ты… У меня есть теория. Это он звонил твоей маме несколько раз и последний – как раз перед самой смертью. Я думаю, что в одной из своих поездок твои родители нашли подтверждение того, что Разин занимается наркотиками и оружием. Контролирует ввоз и вывоз. Это подтверждали какие-то бумаги и фотографии. Они, конечно, были уничтожены, но дома у вас хранились только копии, в этом я уверена. Скорее всего, бандиты так не думали в обратном их уверили твои родители. Поэтому квартиру так зверски «почистили».
– Я только не понимаю, почему мама?! Почему с ним говорил не отец?
– Вот тут у меня только один вариант: скорее всего Разин даже не подозревал, что Вера – жена его друга.
– Черт, – Ленка вскочила и начала мерить шагами комнату. – Урод! Какой он урод!
– Погоди, Лен, – вдруг встрял, молчавший до этого Василий. – Как ты узнала этого Геннадия? Раз он не знал Веру…
– Папа фотографировать любил – у нас было очень много снимков. Он часто перебирал их, рассказывал о людях. И фотоаппарат на все встречи и во все экспедиции он брал.
– Так, с этим мы разберемся потом! – оборвал уже начинающуюся истерику Сокорлов. – Я не пойму, почему Никита не пошел сразу в милицию?
– Он рассказывал, что Геннадий Львович ему жизнь спас, – уже не сдерживая рыданий продолжала Кулемина.
– Ясно, долг платежом красен, – грустно сказала Лера и подала девушке платок.


(1)
Синхрон.
От греческого sin – вместе и chronos – время. Это прямая речь героя сюжета в кадре, иначе говоря – отрезок интервью (обычно до 20-25 секунд). Называется так, потому что голос и изображение человека записываются и показываются одновременно в отличие, скажем, от закадровой начитки.
Лайф. От английского life – жизнь. Так называют отрезок видео (обычно до 10 секунд) с выразительным интершумом (аплодисменты, крик болельщиков, шум водопада и т.п.), который не закрыт закадровым текстом. Лайф дает возможность зрителю почувствовать себя на месте события. Очень оживляет сюжет.
(2)
Стендап.
От английского stand up – стоять. Речь корреспондента в кадре. Обычно используется, чтобы продемонстрировать присутствие на месте события и к тому же создать эффект общения со зрителем.


*****37*****

– Василий Данилович, здравствуйте, это Лена Кулемина.
– Леночка, здравствуй, дорогая! Куда же ты пропала, детка? Я уже и не знал, где тебя искать! В интернате сказали, что ты в больнице, а в какой не говорили. Не родственник я тебе видите ли. Я им – а больше у нее никого и нет…
– Василий Данилоавич, я по делу к Вам.
– Да, конечно, прости старика, что-то случилось?
– Нет, то есть да… В общем, Вам дед ничего не оставлял на хранение? Фотографии там или бумаги?
– Нет, Леночка, ничего, кажется, такого не было. Да ты толком объясни, может, я вспомню.
Кулемина нервно ерзала в кресле и говорила по телефону. На нее внимательно смотрели Лера, Леха и Василий.
– Ну, в общем, тут оказалось, что у моих родителей были какие-то вещи, которые искали воры – те, что квартиру подожгли. Документы не нашли, думали так все наверняка уничтожат. А я тут подумала, может какая-нибудь копия была, которую дедушка Вам оставлял.
– Нет, Лен, ничего такого… Хотя…
– Что? – девушка с надеждой посмотрела в пустоту.
– Да, нет… шпионские игры какие-то.
– Василий Данилович… ну скажите, мало ли что?
– Да вот, родители твои цветок какой-то привезли, Никонорыч зачем-то мне его сплавил. Говорит: «я все равно постоянно на кафедре, буду забывать поливать». А у меня с роду цветов в квартире не было. Вот и мучаюсь до сих пор. Он еще сказал, что мол, цветок может и погибнет, а горшок хороший, не пропадет…
– Горшок? – воскликнула Лера. Ленка разговаривала на громкой связи, но забыла, что рядом кто-то есть и подскочила от неожиданности.
– Горшок, – подтвердил не менее испуганный собеседник.
– Мы сейчас приедем, – крикнула Лера, сдергивая пальто с вешалки. – Ну?
Она оглянулась на Лену и Василия.
– Да, мы сейчас заедем, до свидания, – буркнула в трубку Кулемина и встала. – Только давайте в замен другой горшок купим, а то цветок жалко…
***
Доехали быстро, Ленка хорошо помнила большой дом, в котором жил лучший друг ее деда. Это было в двух кварталах от ее собственного дома. Встретил их старичок радушно, но с легким непониманием. С Василием он поздоровался за руку, внучку Кулемина обнял и даже прослезился, на Леху с камерой посмотрел с недоверием, Лере просто улыбнулся. На дне разбитого горшка обнаружился плотно завернутый в несколько слоев целлофана и пластиковый запаянный пакет диск.
– Есть! – Улыбнулась Лера и тут же достала ноутбук. – Три папки. Одна с фото, другая с видео, третья с документами – расшифровка разговора, кажется. Точно. Так, ребята! У нас есть мотив! Осталось только найти доказательства!
– Доказательства? – Василий Данилович до сих пор не понимал происходящего.
– На этом диске половина оправдательного приговора Виктора Михайловича Степнова, – торжественно отрапортовала Лера прямо в камеру.
– Виктора что ли? Твоего? – уточнил на всякий случай дедок.
– Ага, – кивнула Ленка и крепко обняла его. – Теперь все точно будет хорошо.
Если до этого момента Лена еще сомневалась в правильности своего решения заключить договор с Василием, а вчера, увидев большую съемочную группу второго канала даже немного испугалась – не дай Бог, что-то пойдет не так и они не смогут оправдать Степнова, то теперь уверенности прибавилось, а страх вовсе ушел.

***
– Лер, а как ты этого Разина то нашла? – спросила Ленка, устраиваясь на заднем сидении фургончика. Они опять ехали к Степнову. И опять большой группой.
Взвинченный от количества ненужных людей Василий накричал на всех на кого смог, запустил в фургон только своих, а остальным сказал: «добирайтесь, как хотите».
– Сопоставляла всех знакомых Виктора и твоих родителей.
– Витя знает Разина?
– Да, они занимались в одном спортивном клубе. Думаю, были неплохими знакомыми, раз он был так осведомлен о вашей жизни.
– В смысле, «осведомлен»?
– Он смог подставить Степнова, причем, очень грамотно. Значит, знал, что ты дочь Кулеминой, что у вас сейчас конфликты с родителями и так далее…
– Постой, но тогда он наверняка знал, что мой папа – его боевой товарищ?
– Возможно. Просто для таких людей не существует понятия чести.
– А зачем мы теперь едем туда?
– Нужно расспросить Виктора об его отношениях с Разиным и постараться выяснить все мелочи, которые могут помочь в доказательстве его невиновности.

*****38*****

Дежавю ощущение престранное. Но по большему счету человек не помнит, где и когда у него уже было такое состояние. Просто возникает навязчивое ощущение повторения. Кто-то говорит что это от того, что каждую жизнь мы проживаем по нескольку раз, кто-то утверждает, что это шалости нашего подсознания… А вот Степнов точно знал, что они уже вот так сидели у него на квартире, и Ленка перебирала его пальцы. Только в прошлый раз это все было во сне.
– Вить, смотри: январь, февраль, – она начала загибать его пальцы, а мужчина широко улыбнулся, вспоминая все прошедшее, как страшный сон длинною в десять месяцев. Но что эти месяцы… уже, слава Богу прошли, и теперь впереди их ждет только тепло и радость семейной жизни.
Сегодня был поистине счастливый день, причем в двойном размере. Он, наконец, решился официально предложить Кулеминой сменить фамилию. Девушка долго сопротивлялась, а потом сказала: «Знаешь, вот сыну своему будешь давать свою фамилию, а мне оставь мою!»
– Ну, это понятно, – ответил он и осекся. – В смысле «сыну»?!
– Без смысла, – замялась Ленка. – Ребенка я жду. Мне кажется, что мальчик. Тише, тише…
Зацелованная до полусмерти Ленка сидела на коленях Виктора и отсчитывала оставшиеся месяцы до появления малыша. Выходил сентябрь.
– Ленка, – вдруг оборвал невесты Степнов. – А ведь ты была права!
– В чем? – не поняла девушка.
– Апрель! Мы теперь действительно будем вместе. Навсегда!
– Ага, до гробовой доски, усмехнулась девушка и чмокнула жениха в ухо.
В дверь позвонили.
– Девочки! – взвизгнула Лена. – Вить, открывай, а я оденусь.
Совершенно нагая девушка соскочила с колен Степнова и унеслась в комнату. Мужчина улыбнулся. Какой она все-таки еще ребенок, хоть и носит уже под сердцем их общего малыша. Накинув поверх домашней майки синюю рубашку и улыбнувшись самому себе мужчина пошел открывать дверь.

***
Апрельским утром было необыкновенно светло и тепло. Будто даже природа решила сделать в эту субботу подарок всем новобрачным, заключающим свои вечные союзы.
Ленка вертелась перед зеркалом и скептически осматривала себя в платье. Уже конкретно наметившийся животик, кажется, не был заметен под свободно спадающими лоскутами белой с голубоватым отливом ткани платья. Женька, час провозившаяся с прической теперь скептически оглядывала задеревеневшие от лака волосы и периодически загоняла обратно непослушные шпильки.
В Кулеминской квартире-студии еще была Лера, но она увлеченно стучала на барабанах в соседней комнате, вспоминая бурную молодость. Ее почти не было слышно, хорошую звукоизоляцию девчонкам помогли сделать родители Белуты.
– Свидетельница, – во всю глотку заорала Женя. Иначе бы Лера не услышала. На секунду приглушенный шум прекратился, будто Новикова задумалась о чем-то, но потом послышался большой мощный перебор всех барабанов и завершающий звон тарелок.
Девушка вышла из студии с горящими глазами.
– Круто у вас тут.
– Да уж, – насупилась Женька.
От энергичных движений Леры все, чем последний час занималась Алехина, превратилось в ничто. Свидетельница поймала раздосадованный взгляд рыжей Ранетки и мило улыбнулось.
– Да ладно, – она вынула все заколки и шпильки, пригладилась расческой и примирительно сказала, что пойдет так.
– Время переделывать все равно уже нет, – честно призналась Женя, подрабатывающая сегодня стилистом главных персон дня.
– Интересно, как там наши мужчины? – сказала Ленка.
– Главное, чтоб не напились для храбрости, – вздохнула Лерка. – Хотя, Василий им не даст, я надеюсь.
– А чего он свидетелем отказался быть? – нахмурилась невеста, одевая босоножки.
– Его Лиза убьет, если увидит, что мы с ним целуемся.
– В смысле? – у Кулеминой аж глаза округлились.
– Ну, есть для молодоженов «горько», а для свидетелей «кисло».
– А, – Ленка хитро улыбнулась. – Ясно, ясно…
– Чего «ясно» то? – виновато нахмурилась Новикова, открывая дверь на лестничную площадку.
– А Леха про это «кисло» знает? – ехидно ухмыльнулась светловолосая виновница торжества.
– Ну… – Лера замялась. – Наверное, не знает, садясь за руль своего автомобиля.
– Девочки, вы о чем? – поинтересовалась Женя.
– Да вот, Валерия Андреевна наконец нашла способ, как подтолкнуть нерешительного воздыхателя к серьезным отношениям.
– Поцелуем на свадьбе?
– Типа того, – покраснела Лера. – Ну а чего он, не видит что ли, что он мне тоже нравится… Достал уже – ходит как рыба вокруг и глазами пожирает.
Девушки рассмеялись, подъезжая к ЗАГСу.

***
На банкет собирали всем миром. Зато какое получилось застолье! Журналисты умерли бы от зависти, увидев такое обилие интересных людей в доброй дружеской обстановке. Ни каких косых взглядов и щеголяний дорогими нарядами. Все по-домашнему весело и хорошо. Но монополию на это торжество забронировал Леха, одновременно исполняя должность оператора (в студии РТР уже завершались последние монтажные работы над историей со счастливым концом) и свидетеля. Роль тамады исполнял Гуцул, на пару с Нютой. Женька и Белута периодически нервно косились на эту веселую парочку, но влюбленные взгляды в обратную успокаивали их. Наташа и Юра, совершенно молча, преподнесли молодым непростой подарок. Это было целое шоу из мыльных пузырей, фейерверка и живых бабочек.
Аня, на сегодня ярко-сереневая, и высокий, как всегда улыбчивый Матвей подарили небольшие скульптурки из гипса, в виде счастливых Лены и Виктора.
Было еще много подарков и сюрпризов, а Ленка то и дело смотрела на каждого из присутствующих и вспоминала, как же все было давно…
Вот сидит ссутулившийся, но очень счастливый Василий Данилович. Это он тогда принес ей письмо от Виктора в больницу. Это он сам того не зная хранил для Степнова оправдательный приговор. Теперь он прослезившись пьет за здоровье молодых.
Девчонки – Нюта, Наташа, Женя, Аня – вытащившие ее из трясины. Не встретила бы она их тогда зимой, не попросила бы сыграть на замерзшей гитаре, ничего бы этого, наверное, не было бы. Они заставили поверить ее в то, что все еще может быть хорошо, что есть шанс что-то изменить. Мальчишки – Белута, Юра, Гуцул, Матвей – научившие ее видеть настоящую «ЖИИИЗНЬ». Яркую, живую в разных красках при свете дня и ночи.
Соколов – странный, порой, совершенно непонятный ей человек. С одной стороны жесткий и властный, с другой – очень домашний и заботливый. Сегодня Лена впервые увидела его жену и детей. Очень красивая и ухоженная Лиза и пятеро совершенно очаровательных Соколовых-младших. Трое мальчиков десяти, семи и трех лет (Вася, Никита и Рома) и две близняшки девочки (Саша и Даша) – еще совсем малышки. Они были так прекрасны и так похожи друг на друга и на родителей, что Кулеминой срезу захотелось иметь таких же милых двойняшек и она поняла, что первым малышом они со Степновым не ограничатся.
А вот и странный, очень серьезный, но вместе с тем смешливый друг Виктора. Он пришел под руку с девушкой, которую представили Лене, как Ольгу. Невеста сразу догадалась, что это за женщина, но ревновать не стала. Ее муж уже сто раз просил у нее прощение, за эту случайную связь и девушке оставалось только поблагодарить медсестру и ее освободившегося из заключения кавалера.
– Игорек! Как же я рад тебя видеть!!! – воскликнул Виктор, подбегая к опоздавшим гостям. – Штрафную!!!
Рассказов взял в руки бокал шампанского и, мило улыбнувшись, сказал:
– Пусть в этой жизни Бог бережет вашу семью от всех напастей, пусть впредь защитит и от тюрьмы и от сумы. Пусть самые горькие воспоминания останутся в прошлом, а вино горчит в последний раз в этот день! Горько!

Скрытый текст


Спасибо: 20 
Профиль
Ответов - 121 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 81
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия