Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
михеэлла





Сообщение: 318
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 18
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.05.09 15:35. Заголовок: Автор: михеэлла

Спасибо: 35 
Профиль
Ответов - 161 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]


михеэлла





Сообщение: 1350
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 75
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.09.09 10:42. Заголовок: Возвращение в Моск..


Возвращение в Москву стало для Лены подобно возращению обратно, в тот день, когда ее изнасиловали. Здесь все говорило о причине ее отъезда, а шумный город после тихого небольшого городка пугал своим шумом и скоростью движения.
Лена была бесконечно благодарна и Виктору, и его матери за то, что они столько времени выхаживали ее, но после этого все казалось еще хуже, чем было до отъезда. Там был словно другой мир, где ее окружили лаской и заботой, а теперь отправили совершенно в иной мир. Хотя здесь, несомненно, были те, кто любил ее и пытался всегда быть рядом, но все казалось другим.
Первая встреча с девчонками тоже была странной. Они не общались с того дня, как Лену изнасиловали и вот сейчас встретившись, все вели себя неуверенно и смущенно. Девочки боялись сказать лишнее слово и обидеть Лену, а она просто не знала, что могла сказать. Правда постепенно их встречи стали более обычными и начали отдаленно напоминать те отношения, что были у них прежде.
Вскоре началась учеба, и Лене пришлось привыкать к многочисленным аудиториям студентов, к ребятам, которые разговаривали с ней исключительно по учебе, но которых она все равно поначалу страшилась.
Гитара тоже вызывала много воспоминаний о той, "прошлой", жизни. И Лене приходилось привыкать даже к ней, в то время как раньше это было ее неотъемлемой частью.
Отношения с Виктором тоже изменились. Если он считал, что после того поцелуя у моря все изменится и пойдет в лучшую сторону, то он ошибался. Вернувшись домой, у девушки включился защитный барьер ото всех и на всех, и на него в том числе. Автоматически вновь вернулось официальное обращение, хотя иногда все же проскальзывало обращение на "ты", только случалось это очень редко. Лена вообще отгородилась от него, будто это ни он объяснялся ей в любви, будто это не с ним она целовалась. Она отказывалась от встреч с ним, правда часто пересекалась с ним у себя дома, да иногда он заходил за ней, когда репетиции заканчивались позже обычного и на улице было темно.
Вообще ее каждый раз после поздних репетиций кто-нибудь провожал до дома - либо девчонки, либо Виктор. Она не сопротивлялась им, а наоборот, была очень благодарна. Только почему-то после каждых проводов на душе становилось больнее, чем было и казалось, что все то спокойствие, что она приобрела на море, вмиг рассыпалось, разлетелось в дребезге.
Все чаще Лену тянуло в тот парк, где ее изнасиловали. Она не понимала, почему это происходит, но чувствовала острую необходимость сходить туда. Правда, это оказалось невозможным с первого раза. Еще у ворот парка она поняла, что не может не то что прогуляться по столь любимым ранее дорожкам, но и подойти к ним. И если раньше ее дорога часто проходила через этот парк, то после изнасилования Лена обходила его стороной. Но желание оказаться на том месте, где все произошло, было очень сильным и Лена начала регулярно ходить в парк и постепенно придвигаться к месту трагедии. Шаг за шагом, как учатся ходить дети, она ежедневно проходила лишние метры, а затем неизменно разворачивалась и шла обратно.

Виктор подходил к дому Кулеминых, когда дверь подъезда открылась и из него вышла Лена. На улице уже вечерело и он удивленный тем, что девушка куда-то идет в такой час, в то время как всегда пытается не выходить так поздно в одиночестве, остановился. Не зная, что лучше, окликнуть Лену или просто пойти к ее деду в гости, увидел, что она свернула в сторону парка, а он знал о том, что Лена всегда ходит по другой дороге. Это насторожило его и Витя, не задумываясь, пошел за ней следом. Когда же она вошла в парк, мужчину прошиб холодный пот, но он, не выпуская ее из виду, но при этом, оставаясь на расстоянии, пошел за ней дальше.
Лена была недалеко от того места, где ее изнасиловали, когда неожиданно остановилась, заставив затормозить и мужчину. Она очень долго стояла на месте, на улицу уже опустился темный вечер и в парке зажгли фонари.
Наконец девушка зашевелилась и достала из кармана куртки плеер. Вставила наушники в уши и, включив музыку, сжала вначале плеер в руке, а затем положила его в карман. Неуверенно и как-то пошатываясь, пошла вперед.
Витя вмиг понял, что она пытается восстановить тот вечер. Не понимая еще зачем, но, осознавая то, что раз она делает это, значит, ей это нужно. Хотя и хотелось подбежать к ней, остановить и сказать, что все осталось в прошлом.
Лена остановилась, как понял мужчина, именно в том месте, где все произошло. Обняла себя за плечи, но тут же вновь опустила руки и сжала их в кулаки. Витя был уже на достаточно близком расстоянии и видел, что Лена начала дрожать. Упав на колени, опустила голову и заплакала. Затем начала резко бить кулаки по земле, хватать камни и клочья земли и кидать их, даже не смотря куда. С губ срывались крики:
- За что?... Почему?... Почему я?... Что я сделала?...
Здесь уже Виктор не мог находиться в стороне и просто наблюдать за девушкой. Он подбежал к ней и опустился перед ней на колени, чтобы она видела его, только он сомневался, что она вообще что-либо видит, потому что глаза застелила пелена слез, а с губ продолжали срываться, словно в бреду, вопросы, обращенные неизвестно к кому и проклятия, тоже неизвестно в чей адрес.
Для начала он вытащил наушники из ушей Лены, чтобы она слышала его. Но взгляд у девушки был абсолютно пустым, ничего не выражающим и мужчина встряхнул ее за плечи. Результат не изменился. Лена не слышала и не видела его, правда уже не кричала, но слезы казалось, полились еще сильнее.
Встав, подхватил ее на руки и понес из парка домой. Решил, что отведет ее к себе домой, так как не хотел пугать видом Лены Петра Никаноровича. Понимая, что Лена в ужасном состоянии, попытался ускорить процесс добирания до дома и поймал машину.
Внес девушку домой, снял с нее куртку, развязал шнурки на кроссовках и, приподняв поочередно каждую ногу, снял их с нее как с ребенка. Отвел в ванну и все так же, как ребенку, вымыл ей руки. Затем проводил в комнату и усадил на диван. Укрыл пледом и вышел на кухню сделать травяного успокаивающего чая. Он предпочитал лечиться травами, да и мать надавала всяких южных полезных цветков, поэтому из всего разнообразия сделать нужный настой для Лены не составило труда.
- Лена, - он вошел в комнату, где девушка сидела так же, как он ее и оставил. - Я сделал тебе чай. - Девушка молчала. Тогда он сев рядом, начал осторожно поить ее, и только тут Лена взяла кружку из его рук и сжала ее ледяными пальцами. Поняв, что она сама решила все выпить, вздохнул с облегчением и вышел позвонить Петру Никаноровичу, чтобы предупредить, что Лена останется сегодня ночевать у него.
Поговорив с пожилым человеком, вошел обратно в комнату и увидел, что девушка практически допила чай.
- Лен, я позвонил твоему дедушке и предупредил, что ты сегодня останешься у меня. Пересядь, пожалуйста, в кресло, я разберу тебе диван.
Взгляд девушки выражал понимал, в то время как ноги, судя по всему, отказывались подчиняться воле хозяйки. Витя забрал у нее опустевшую чашку и помог пересесть в кресло.
Быстро разобрав диван, перенес Лену обратно на него и уложив не раздевая на середину, укрыв пледом. Понимал, что в одежде ей будет неудобно спать, но не решился раздеть ее. Она была в таком состоянии, что наверняка все поняла бы не так.
- Лен, я оставлю небольшой свет в комнате, - он включил небольшой напольный светильник в углу комнаты и выключил основной свет. - Если хочешь, я побуду с тобой, пока ты уснешь. - Витя подождал немного, но так и не услышал ответ на свой вопрос, поэтому развернулся и пошел из комнаты.
- Останься...
Голос был настолько хриплым и тихим, что мужчина вначале даже засомневался, слышал ли он действительно что-то или это всего лишь плод его фантазии. Обернулся и по тому, что Лена смотрела на него, понял, что не ослышался. Подошел и присел на диван рядом с ней, не решаясь ни заговорить, ни взять за руку. Хотя дотронуться до нее не получилось бы, она вся была укрыта пледом.
- Останься...
Тихий шепот вновь сорвался с губ девушки и Витя больше ни о чем не думая, лег рядом с ней и обнял ее.
- Все будет хорошо, Леночка, слышишь? Все будет хорошо. Ты не одна, я с тобой. Все будет хорошо. - Он шептал ей какие-то слова, гладил по волосам и прижимал к себе до тех пор, пока она не уснула.
Он и сам, согревая ее своим телом, так уютно устроился, что погрузился в сон.

Поругаться на меня можете вот здесь.

Спасибо: 103 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1365
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 77
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.09.09 10:51. Заголовок: Утром Лену разбуд..


Утром Лену разбудил телефонный звонок. Она вначале даже не поняла, что это за звук, а когда открыла глаза, испугалась, потому что находилась в незнакомом месте. Постепенно события вчерашнего вечера начали всплывать в голове и, хотя она не помнила всего, поняла, что находится дома у Виктора. Затем услышала шум воды в ванной, и догадалась, что хозяин квартиры не может подойти к трубке, поэтому она может либо сама ответить, либо просто пропустить звонок. Подумав, что это может быть и дед, все же решила поднять трубку:
- Алло.
- Лена? - в трубке прозвучал удивленный голос. – Здравствуй, милая.
Девушка вначале молчала, не понимая с кем разговаривает, но, постепенно начиная узнавать, неуверенно заговорила:
- Вера Васильевна?..
- Слышу в твоем голосе удивление, - в голосе прозвучали добрые улыбчивые нотки. - Да, это я.
- Здравствуйте. Извините, что сразу не узнала, я еще не совсем проснулась.
- Ну что ты, Леночка, это я должна была представиться. Но я очень рада, что у нас получился такой незапланированный разговор-встреча.
- Мне тоже очень приятно от этого.
- Ну, расскажи, как ты там? Думаю, Витя не обидится, если я немного поговорю вначале с тобой, а не с ним.
- Не обидится, он все равно в ванной, - просто ответила Лена и только тут поняла, что ее визит к Виктору выглядит совсем необычно. Она только проснулась, он в душе, дома больше никого нет. - Вера Васильевна, только вы не подумайте...
- Лен, ну ты чего? - перебила ее женщина. - Я помню, в каком состоянии ты уезжала и не думаю, что за два месяца с тобой произошли такие кардинальные изменения, что ты стала жить с Витей. Что-то случилось?
- Мне вас так не хватает, - тихо сказала Лена. - Мне кажется, вы одна меня понимаете и можете всегда успокоить. Просто вчера меня вызывали в милицию и сказали, что через две недели будет суд и на нем обязательно присутствие моих родителей, так как я еще несовершеннолетняя.
- Ты боишься встречи с преступником?
- Я всего боюсь, ведь я даже родителям еще ничего не рассказывала.
- Может быть, не стоит затягивать с этим? Они приедут пораньше, вы поговорите.
- Я не хочу.
- Но ты же понимаешь, что им все равно придется все рассказать.
- Понимаю. Но как же я не хочу снова переживать весь тот кошмар, а мне ведь придется его пережить. Там будет он, а я должна буду при всех рассказывать, как все было. Это ужасно, а я буду одна. Меня даже поддержать некому. - Девушка заплакала.
- Лен, не надо, не плачь. - Попыталась ее успокоить женщина. - Ты не одна. – Женщина перевела дыхание и продолжила говорить дальше. - Дело в том, что меня подруга приглашает к себе в гости в Нижний Новгород. А раз такое дело, то я могу вначале приехать к вам в Москву, поддержать тебя, а после поехать к ней. Просто до этого момента я еще раздумывала, но теперь приняла окончательное решение. Не переживай, ты не одна.
- Вера Васильевна, ну что вы, не стоит приезжать сюда только из-за меня.
- Лен, я же объяснила ситуацию, меня пригласили в гости в город расположенный недалеко от Москвы. Но я просто думала, ехать - не ехать. С одной стороны, очень хотелось, да и она меня давно зовет, а с другой стороны как-то не хочется оставлять дом и Дези. Но сейчас, услышав о том, как тебе тяжело, я решила приехать. Ты стала для меня очень дорога за то время, что жила у меня, и я теперь отношусь ко всем твоим проблемам так же искренне, как и к Витиным. Ну а в данном случае, ты и сама понимаешь, что будет очень сложно и нелегко, поэтому если мое присутствие хоть немного поможет тебе, я буду только рада.
- И все равно мне неудобно перед вами. Вы столько сделали для меня и продолжаете делать...
- Лена, - предупреждающе произнесла женщина. - Я уже сказала, что ты стала для меня родной, и когда ты начинаешь меня благодарить, мне становится неудобно и неуютно. Ведь ты не говоришь спасибо дедушке за то, что он тебя любит и помогает тебе? Давай и мы договоримся обходиться без благодарностей, хорошо?
- Спасибо вам, - всхлипнула Лена. - Вы не представляете, что делаете для меня. Такой поддержки, заботы и... любви, я еще ни от кого не получала. И если вы действительно решите приехать, мне хоть и будет больно и сложно все пережить, я буду знать, что рядом есть вы, а значит, есть поддержка. И мне будет немного полегче.
- Я приеду. Приеду и поддержу тебя, не сомневайся в этом. А также не сомневайся в том, что ты не одна. На меня, и я уверена, Витю, ты всегда можешь рассчитывать.
- Спасибо, - пытаясь сдержать слезы, ответила Лена и услышала, как хлопнула дверь в ванной. - Витя вышел из ванной, сейчас передам ему трубку.
- Хорошо. Тогда до встречи?
- Я буду очень рада увидеть вас вновь.
- Я тоже.
Лена умылась и собрала диван, пока Виктор разговаривал по телефону. Затем неуверенно и смущенно поблагодарила его за то, что накануне вечером он оказался рядом и позаботился о ней, так как сама она навряд ли выбралась бы из того парка, и было бы неизвестно, чем все это могло закончиться для нее.
За завтраком, если так можно было назвать каваряние вилкой в тарелке со стороны девушки, Витя увидел, что Лена очень подавлена, и хотя он знал основные моменты ее такого состояния со слов матери, хотел сам поговорить с ней и успокоить ее. Только, к сожалению, у него это плохо получалось. Если Лена и соглашалась с ним в каких-то основных моментах, то лучше ей от этого явно не становилось. Как он не старался, но Лену пришлось отвести домой все еще погруженную в свои мысли. Она хоть и пыталась делать вид, что ей стало получше, Виктор слишком хорошо ее знал, чтобы понимать, что она притворяется.
Как ни пыталась Лена, но следующие две недели были ужасными в ее жизни. Просыпаться каждый день и считать оставшиеся дни до "нового" изнасилования, которое ей придется пережить в зале суда, было кошмарным и отнимало много сил. За это время она начала запускать учебу. Несмотря на то, что присутствовала она на всех занятиях, она не слышала ничего и не видела никого. Если в первую неделю она хотя бы как-то пыталась на лекциях не думать ни о чем, кроме занятий, то на второй недели, она уже не могла не думать ни о чем, кроме изнасилования.
Казалось, с каждым днем ей становилось хуже и хуже. Даже игра на гитаре потеряла всякий смысл и если вначале она пыталась хоть как-то играть, несмотря на постоянные ошибки, то вскоре забросила и попытки сыграть. Все чаще она оставалась в одиночестве дома, мечтая о том, чтобы день суда никогда не наступил и в то же время желая, чтобы он уже поскорее прошел, чтобы все осталось в прошлом.
Родителям она решилась позвонить за два дня до процесса. Не вдаваясь в подробности, не слушая вопросов, выложила голые факты всего происшествия и сказала, что им необходимо быть в Москве такого-то числа и в таком-то месте, в 12.00. А после просто повесила трубку.
Отец перезвонил через какое-то время, но с ним уже разговаривал дед. Для Лены же единственным светлым пятном за эти две недели стал приезд Веры Васильевны за день до суда. При встрече она бросилась ей в объятия, и весь вечер проплакала у нее на коленях, положив на них голову и свернувшись калачиком. А женщина гладила ее по голове и что-то говорила. Вначале о том, как лучше вести себя на суде, а затем просто успокаивая и утешая.

Стихотворение от Леночки.

Минуты ожидания,
Наполнены страданием.
Как сердца выжигание -
Минуты ожидания.

Еще совсем немного,
И ты найдешь дорогу.
Из пропасти вверх строго,
Ты подожди немного.

Последние моменты,
Как кадры киноленты.
И в душу льют цементом,
Ожидания моменты.


Спасибо: 96 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1386
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 78
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.09.09 00:42. Заголовок: Лена неуверенно вста..


Лена неуверенно встала у трибуны для дачи показаний. Находиться в этой комнате, девушке хотелось меньше всего, ведь еще слишком свежи были воспоминания о том событие, из-за которого она присутствовала сейчас здесь как свидетель.
Людей в зале было немного, но даже их Лена не видела. Она вообще сейчас с трудом что-то различала, но понимала, что это закрытое заседание. Она лишь настояла на том, чтобы в зале были Вера Васильевна и Виктор. Почему она захотела, чтобы там был и Витя, она и сама не знала, но ей казалось его присутствие здесь каким-то правильным. Так же понимала, что и родители должны быть здесь, хотя она с ними и не виделась. Они должны были прилететь сегодня утром, как ей сказал дед. Но встретиться дома не получилось, чему Лена была только рада, так как девушке нужно было прийти в суд задолго до начала процесса, для какого-то официального оформления бумаг. Ну а ввели ее в зал через отдельную дверь, не ту, через которую входят обычные присутствующие, да и посадили отдельно ото всех, спиной к залу, поэтому она никого не видела.
Когда же ее вызвали для дачи показаний, она, стараясь не смотреть на мужчину, исковеркавшего ей всю недолгую жизнь, постаралась взять себя в руки, но голос, прозвучавший справа от нее, из-за зарешеченного участка комнаты, заставил снова покачнуться ее пытавшийся встать на место мирок.
- Ну что крошка, расскажи, как нам было хорошо вместе, как тебе нравилось то, что я делал. А может, повторим все еще разок? Тем более, первого мужчину не забывают.
Лену передернуло от отвращения и сквозь желание убежать из этого зала и больше никогда не видеть этого маньяка, она скорее интуитивно почувствовала, чем наверняка поняла, что Виктор вскочил со своего места. Резко обернувшись и посмотрев туда, где, как она считала, должны были сидеть Витя с Верой Васильевной, Лена поняла, что не ошиблась. Мужчина действительно стоял, кулаки были сжаты, а на лице явно читалось желание врезать тому мерзавцу, который позволял себе говорить такое в адрес Лены.
Мама Виктора взяла его за руку, пытаясь усадить на место, но тот не поддавался. Он смотрел на Лену, и казалось, ждал ее реакции. Несмотря на то, что на насильника от готов был выплеснуть всю свою ярость и неприязнь и убить одним взглядом, на Лену он смотрел с поддержкой и любовью.
Девушка лишь слегка покрутила головой из стороны в стороны, как бы говоря, что все в порядке и что она просит его не вмешиваться. И хотя не было произнесено ни слова, Витя сел на свое место, а Лена смогла заставить себя остаться на месте, а не убежать.
Сквозь туман в голове, пробивались слова судьи в адрес маньяка, но, не слыша их, Лена повернулась в сторону решетки, за которой находился преступник, и посмотрела мужчине в лицо.
Пытаясь запрятать ненависть и неприязнь поглубже, постаралась увидеть настоящего человека за маской маньяка. Практически никто не видел его, но Лена знала, что он должен быть.
Глупо было стоя в зале суда пытаться разглядеть человека в том, кто им уже давно не являлся. Сейчас на скамье подсудимых сидел зверь, убийца, которому было абсолютно все равно на все. Ему доставляло удовольствие причинять боль молодым девушкам. Его радовала их смерть, он наслаждался мольбой о пощаде и чем больше они умоляли об этом, тем беспощаднее он становился.
Сейчас в зале не было никого, кроме нее самой, Лены, и его, мужчины, который исковеркал ее жизнь. Нет, в зале были все те же люди, что и прежде, просто девушка смотрела прямо в глаза маньяку, а он ей отвечал тем же. И этот непрерывающийся взгляд делал иллюзию того, что они одни.
Не слыша никого, он смотрел на девушку ухмыляясь, она же смотрела на мужчину серьезным, немигающим взглядом. Прямо в глаза, будто пытаясь прочесть в них ответы на все свои вопросы.
Ухмылка, пренебрежение, презрение, безразличие, усмешка – все это было маской, всего лишь маской. Просто когда-то, еще давно, он поступил неправильно, свернув с прямой дорожки и поступив так, как поступил. Он мог быть нормальным человеком, но он сам сделал выбор не в ту сторону. Просто рано или поздно, каждый человек сталкивается с выбором, но ни каждый человек делает правильным этот выбор. Вот он, когда ему судьба подставила подножку, решил не спотыкаться, как обычно происходит, а перепрыгнуть, но лишь затем, чтобы после, вот как сейчас, упасть на живот и больше никогда не встать, не подняться.
За всей этой маской, Лена отчетливо увидела несчастного, побитого судьбой человека, который пытался отыграться за свою собственную боль на других. Причиняя ни в чем неповинным девушкам страдания, он словно пытался таким образом притупить свою боль, списать ее на других, доказать, что не только он заслужил мучения, причем мучения ни за что, но и другие тоже. Не хотел мучиться в одиночестве и заставлял страдать других. Это приносило ему хоть и небольшое, но облегчение. Правда хватало его ненадолго и приходилось вновь идти «отыгрываться» на девушках.
Это был больной человек, которому уже ничего не могло помочь. Можно было попытаться «упасть» после первой жертвы, но он упустил свой шанс. А сейчас единственный способ спасти других, да и его самого, это оградить его общение с мирными людьми. И она сделает все от нее зависящее, чтобы этот человек больше никому не причинил боль.
Твердые, обдуманные ответы на вопросы судьи, собранные мысли, а за ними и слова адвокату подсудимого, полное спокойствие, а не нервозность, сделали весь судебный процесс более коротким.
Объявление судьи об окончании заседания, заставило всех засуетиться и замельтешить в зале, а Лена лишь медленно обернулась. Не зная, что делать, какое-то время стояла на месте, а затем медленно пошла в сторону Степновых. Удивляясь собственному спокойствию во время процесса, только сейчас стала отходить от того, что это было последней точкой в этой истории, что можно больше не возвращаться к той злополучной ночи, что можно пытаться забыть о тех событиях и возвращаться к нормальной жизни. Медленно, постепенно шагая, искать яркие краски жизни, а не черно-белые, в каких она видит жизнь в последнее время.
Остановившись перед Верой Васильевной, не поняла, кто из них первой потянулся друг к другу, но уже через секунду они крепко обнимались.
- Ты молодец, - сказала женщина на ухо девушке. – Все говорила правильно, а главное, уверенно.
- Спасибо за поддержку, - тихо ответила Лена.
- Леночка, о чем ты говоришь? – укоризненно ответила Вера Васильевна. – Ты же знаешь, если что-нибудь, когда-нибудь, тебе понадобится, ты смело можешь обращаться ко мне.
- Я знаю. Спасибо. – На глаза девушки навернулись слезы. Она полюбила эту женщину как свою собственную мать, а вот слов таких искренних, она не слышала от своих родителей.
Едва подумав об этом, Лена натолкнулась взглядом на родителей. Отступив на шаг от Веры Васильевны, девушка замерла, но тут же почувствовала твердое прикосновение к своей руке – Виктор. Задержавшись на мгновение взглядом на его лице, Лена отошла от Степновых и пошла в сторону Кулеминых.

Стихотворение от line_1988. Лена, спасибо.

В каждой строчке,
Расставим точки.
Исписанные листочки перевернем,
И все умоем теплым дождем,
И сделаем первый шаг в "потом".

В каждом слове
Капли боли.
Им раствориться суждено,
Покинув сердце все равно,
Пусть нам забыть их, не дано.

Глазами цвета неба,
Откроешь мир, где не был.
Где беды давно позади,
И жить стоит его ради.
Поверить, что все впереди
За теплоту во взгляде.


Спасибо: 92 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1406
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 79
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.09.09 12:12. Заголовок: Лена не успела до..


Лена не успела дойти до родителей, они сами пошли к ней навстречу и ни слова не говоря, женщина обняла девушку, прижимая ее к себе. Мужчина тут же обнял двоих – жену и дочку.
Какое-то время все стояли молча, а затем женщина прошептала:
- Доченька моя, - и немного отстранившись от девушки, взглянула ей в лицо, провела ладонью по волосам и снова прижала к себе. – Почему ты сразу нам ничего не сказала?
- А зачем? – тихо спросила Лена. – Чтобы услышать в ответ, что сейчас вы не можете приехать?
Родители отстранились от девушки и изумленно посмотрели на нее.
- Лена, что ты такое говоришь? – на глазах женщины стояли слезы. – Мы бы сразу приехали.
- А надолго ли? – с усмешкой спросила Лена. – Чтобы сказать, что все будет хорошо? Это вы могли бы сделать и по телефону. Только это не помогло бы.
- Извините, что прерываю вас, - к семье Кулеминых подошла Вера Васильевна, - но Лена, зал суда не подходящее место для разговора с родителями. Езжайте домой, и постарайтесь, - женщина посмотрела на всех троих членов семьи поочередно, - спокойно поговорить. Не просто высказаться, но и услышать друг друга. Еще раз извините, что я влезла в ваш разговор. – Вера Васильевна приобняла Лену за плечи и поцеловала в щеку. – Заходи к нам в гости, мы будем очень рады видеть тебя.
Лена в ответ лишь обняла женщину, ни сказав не слова.
До дома Кулемины добирались в молчании.
- Пап, - едва войдя в квартиру и увидев Петра Никаноровича с Сережей, Никита произнес, - мы хотим поговорить с Леной, побудь еще немного с Сережкой.
- Хорошо, - согласился пожилой мужчина, увидев напряженные лица всех троих.
Закрыв за собой дверь комнаты, Никита сразу же заговорил:
- Лен, почему ты нам не позвонила?
- Пап, я уже ответила, в этом не было смысла.
- О чем ты говоришь? Что значит, не было смысла?
- А вы вспомните, сколько раз я вам звонила, а в ответ слышала о том, что я уже взрослая, что могу сама справиться со всем. Вот я и справлялась. И тогда, когда дед попадал в больницу, и тогда, когда у нас не было денег и мне пришлось пойти на ринг драться, чтобы заработать их. И после изнасилования… хотя после него я не справилась бы в одиночку. И я очень благодарна тем, кто был со мной рядом.
- Мы тоже могли быть рядом, если бы ты позвонила, - сказала Вера.
- Я не думаю, мам. Мне было очень плохо, и жить не хотелось. Со мной нужно было постоянно находиться рядом, так как мне постоянно было страшно. А у вас уже есть ребенок, к которому нужно вставать по ночам. – По лицу Лены скользнула грустная улыбка.
- Лена, ты и Сережа наши дети и мы вас одинаково любим. Просто логично полагать, что если он маленький, то и требует к себе больше внимания.
- Да, пап, и именно поэтому Сережа живет с вами, а я нет.
- Мы звали тебя с нами, но ты сама решила остаться с дедом.
- А знаете почему? – Лена выжидательно посмотрела на родителей, но слишком быстро продолжила говорить, и они, даже если и хотели что-то сказать, просто не успели бы этого сделать. – Потому что я выросла в Москве, потому что именно здесь я жила и у меня не было ни малейшего желания покидать свою родину, выпускной класс, группу и деда. Для вас ничего не стоит уехать из одного места в другое, потому что у вас такая жизнь. У меня же в ней всегда рядом был только один человек – дед, и я его не готова была оставить по вашему желанию. И как это не странно звучит, вы мои родители, но уже давно просто официально. Звонки раз в месяц, встреча раз в год – нормальные родители не забывают своих детей.
- Лена, мы…
- Я знаю, - перебила мать девушка. – Вы занимаетесь важными исследованиями, и я это понимаю. Научилась понимать и принимать то, что я при живых родителях росла с дедом. А теперь и вы научитесь принимать то, что я отвыкла от вас. Я привыкла рассчитывать только на себя. Так было уже давно и ничего не меняется сейчас. Правда в последние два года со мной рядом есть человек, без помощи которого я бы уже несколько раз могла умереть.
Мать девушки побледнела, а отец, до этого стоящий, опустился в кресло.
- Первый раз, когда вынес окровавленную с ринга, а после выходил, так как дед с сердцем попал в больницу. – Продолжила говорить Лена. – А второй раз, когда находился рядом после изнасилования. Он отвез меня к своей матери, и они вдвоем пытались поставить меня на ноги. Вера Васильевна поначалу практически каждую ночь вставала ко мне, так как меня преследовали воспоминания того вечера. Я не могла спать, а если и засыпала, то мне снились кошмары. Она выполняла твои функции, мам, - Лена горько улыбнулась. – Сидела со мной ночами и успокаивала меня как своего собственного ребенка. Мне кажется, даже в детстве ты не уделяла мне столько внимания.
Родители Лены молчали. Они не знали, что могли ответить дочери, ведь в сути она права. Они всегда пытались помочь кому-то, но не собственному ребенку. И как не прискорбно это осознавать, но они могли сейчас начать доказывать с пеной у рта то, что позвони она им, они бы сразу же приехали, но вот что было бы в действительности, они не знали.
Лена наверняка была права, даже приедь они, смогли бы они остаться рядом и помочь ей? Или уехали бы через пару дней, так как их ждал бы очередной эксперимент?
Было невыносимо больно осознавать то, что их родная дочь доверяет больше чужим людям, чем им, своим родителям. Но винить в этом было некого, ведь они сами выбрали такой путь. И сейчас остается быть благодарными за то, что в ее жизни есть кто-то, кому она не безразлична, кто готов быть с ней каждый день и каждую ночь.
- Лен, а ком ты говоришь? Кто те люди, которые были с тобой рядом? – спросил Никита.
- Он – Виктор Михайлович Степнов, учитель физкультуры в школе, соавтор деда. А его мать, Вера Васильевна, женщина, которая подходила к нам в зале суда. Вообще она не москвичка, просто приехала сюда, чтобы поддержать меня. Я у нее дома, на берегу моря, провела больше месяца после изнасилования.
Слова Лены о том, что посторонняя женщина приехала сюда с юга только для того, чтобы быть рядом с ней, позволило ее родителям до конца понять то, что их дочь уже давно не их малышка.
- Ты прости нас, - надрывным голосом произнес мужчина. – Прости за то, что мы такие непутевые родители. – Он встал со своего кресла и присел на корточки перед Леной, взяв ее руки в свои. – Мы хотели отказаться от работы в Швейцарии и переехать обратно в Москву, чтобы быть с тобой рядом, но теперь… - мужчина ненадолго замялся, а затем продолжил, - если тебе это надо, мы останемся здесь, с тобой. Но мне кажется, что мы настолько отвыкли друг от друга, что теперь не сможем жить вместе. Я понимаю, что это наша вина, и очень больно осознавать, что мы сейчас абсолютно разные, но Лен… Может, попробуем найти общий язык? Ты не подумай, мы никогда не забывали о том, что в Москве есть наша дочь, просто всегда полагали, что с тобой все в порядке. Ты никогда не жаловалась, а мы были слишком загружены, чтобы попытаться что-то выяснить.
Лена сидела с опущенной головой. Она понимала, что даже изъяви она сейчас желание и попроси остаться родителей здесь, у них не сложились бы отношения. Слишком отвыкли они друг от друга, чтобы пытаться все вот так сразу наладить.
Слова отца о постепенном контакте устроили Лену, и она посмотрела в лицо мужчины – болезненная бледность и немое ожидание. Перевела взгляд на мать, которая уже давно молчала – по ее щекам текли слезы.
- Мне не хватало вас, - всхлипнула Лена. – У всех были родители, а у меня нет.
- Я знаю, милая. – Никита сел рядом с Леной и притянув к себе, обнял.
Лена почувствовала, что сзади ее обнимает мать, и в объятиях отца развернувшись, обняла ее в ответ.
- Лен, - произнесла женщина, - я хочу познакомиться с Верой Васильевной и ее сыном. Я знаю, что с ним мы уже знакомились, но тогда я этому не предала внимания, а сейчас… - она ненадолго замялась перед тем, как задать вопрос, но, взяв себя в руки, продолжила. – Лен, что вас связывает с Виктором?
Девушка дернулась и отстранилась от родителей.
- Дружба нас связывает. Хотя, будь моя воля, нас бы связывала не только она. Витя любит меня.
- А ты его?
- Я тоже его любила до того момента, как поняла, что жизнь бывает очень жестокой. Сейчас мне сложно, практически невозможно, кого-либо любить.
- Он старше тебя.
- И что? – Лена зло вскрикнула. – Он лучше всех и ради моего счастья и здоровья готов на все.
- Это был не упрек, Лен, это была констатация факта, - тут же добавила мать, поняв что, несмотря на то, что Лена и говорит, что не любит его сейчас, на самом деле очень тепло к нему относится. – И если тебе уютно и хорошо с ним, я только рада этому.
- Давайте пригласим их к нам на ужин. – Вступил в разговор Никита. – Я думаю, они хорошие люди и мы найдем общий язык. К тому же, я хочу поблагодарить их за то, что они были рядом с тобой Лен, что помогли пережить весь кошмар, свалившийся на тебя.
- Не надо их благодарить, они не любят этого. А вот пригласить на ужин, отличная идея. Я позвоню сегодня Вите, думаю, завтра они смогут прийти.
Родители сделали вид, что не заметили столь простого обращения к бывшему учителю физкультуры, а Лена начала постепенно осознавать, что находится сейчас со своими родителями.

Спасибо: 98 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1421
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 80
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.09.09 12:05. Заголовок: Лена не ошиблась..



Лена не ошиблась, предположив, что следующий вечер у семьи Степновых свободен и они могут прийти к ним на ужин. Вначале девушка была напряжена и немного неуверенна, боясь встречи своих родителей и семьи Степновых, но постепенно она успокоилась, поняв, что они нашли общий язык. Но когда речь случайно зашла о врачебной практике ее родителей, отец поинтересовался у матери Виктора, кем она работает. Женщина посмотрела вначале на Виктора, затем на Лену и, не отводя от нее взгляда, ответила:
- Психологом.
Лена, услышав это, вмиг побледнела, вилка выпала из рук и с грохотом упала на пол, сама же девушка так резко и быстро вскочила, что стул, на котором она сидела, опрокинулся на пол. Ни слова не говоря, она вылетела из комнаты.
Стоило ей выбежать, как Витя с матерью поднялись вслед за ней, но женщина, взяв сына за руку, остановила его:
- Я сама с ней поговорю.
Родители Лены все еще ничего не понимая, просто изумленно смотрели на них, когда Вера Васильевна поглядела на них и сказав:
- Лена не знала, что я работаю психологом, - вышла из комнаты.
Девушка находилась в своей комнате. Сидела на диване опустив голову, а в глазах стояли слезы.
- Лена, давай поговорим, - присела рядом с ней Вера Васильевна.
- Вы соврали мне. Все знали, что вы психолог, а мне не сказали.
- Мы не соврали, мы просто не до конца все тебе рассказали.
- Зачем? - она вскочила с дивана. - Для чего все это нужно было делать?
- Лен, давай поговорим и ты вспомнишь все, что было у меня, - усаживая ее обратно на диван, сказала Вера Васильевна. - Я с тобой ни разу не разговаривала как психолог, мы просто общались. Я была в отпуске в момент вашего приезда и, хотя моя работа в основном заключается в работе с изнасилованными девушками, с тобой я не работала. Ты сама сказала, что я приняла тебя как девушку своего сына, и это было действительно так. И если поначалу, когда Витя мне все рассказал, я планировала вести себя с тобой так, как обычно веду со своими пациентами, когда вы приехали, я поменяла свое решение. Я не могла с тобой вести такие же разговоры как со всеми. Может быть оттого, что рассматривала тебя ни как очередную пациентку, а как любимую девушку сына. А очень скоро я привязалась к тебе, и мне уже самой стало важно вывести тебя из того кошмара, в котором ты тогда оказалась.
- Почему мне с самого начала не сказали, что вы психолог?
- Думаю потому, что ты тогда вообще не поехала бы ко мне. Ведь насколько я знаю, Витя с твоим дедушкой предлагали тебе обратиться к психологу, но ты категорически отказалась. Если бы ты узнала, что я психолог, ты бы столь же категорично отказалась бы и от поездки ко мне. Лена, ты пойми, никто не хотел тебя обманывать, все хотели тебе помочь и только. Да и если бы я относилась к тебе только как к своей пациентке, разве я приехала бы сюда только для того, чтобы поддержать тебя? Разве я пришла бы знакомиться с твоими родителями и дедушкой, если бы ты мне была безразлична? Да и если бы мы все поставили своей целью скрыть от тебя мою профессию, я бы не назвала ее сейчас за столом. Могла бы просто ответить, что я пенсионерка и ограничиться этим, но я намеренно призналась в этом, хотела, чтобы ты узнала, что я на самом деле психолог. Но в тоже время я очень надеялась, что ты поймешь, что с тобой я вела себя совсем ни как психолог. Я привязалась к тебе, - женщина заправила прядки волос девушке за уши, - как к дочери, хотя ее никогда у меня и не было. И отношусь я к тебе как к родной. Для меня теперь нет разницы, случись что у тебя или у Вити, вы мне одинаково дороги и близки. - Прервавшись на мгновение, продолжила говорить дальше. - Только одну ошибку совершили мы все - не подумали о том, что рано или поздно тебе придется возвращаться, а значит непроизвольно все вновь вспоминать. Нам казалось, что смена обстановки очень подходящий вариант для того, чтобы отвлечься и прийти в себя. И тебе это помогло, я видела, что помогло! – твердо сказала она. - Но возвращение домой очень быстро вернуло тебя назад и именно об этом мы не подумали. - В голосе женщины слышалось переживание.
- Мне было хорошо у вас, - тихо ответила Лена. - Я бы могла остаться там навсегда.
- Нет Лен, рано или поздно ты поняла бы, что это не твой мир, что это вымышленный мирок в который ты сбежала от реальности, что это место, где ты пыталась спрятаться от боли, но постепенно она тебя настигла бы и там, и стало бы еще больнее. Ты поняла бы, что твой настоящий мир находится здесь, где твои родные и близкие, где твои друзья, учеба, музыка. А возвращение сюда стало бы еще большим испытанием для тебя, чем возвращение в этот раз. Двери моего дома всегда открыты для тебя, и я буду рада видеть тебя у себя в гостях в любой момент, но твой мир здесь и как бы сложно тебе сейчас не было, ты должна вновь начать жить в нем.
- Спасибо вам за все, Вера Васильевна, - Лена обняла женщину и прижалась к ней.
- Ты простишь нас? - осторожно спросила она, обнимая девушку в ответ.
- Простить за то, что вы отнеслись ко мне как к дочери? - всхлипнув, спросила Лена. - Я вам за это очень благодарна, ведь вы столько сделали для меня, в стольком помогли мне. Вы... вы стали мне второй матерью, только жаль, что ни одна из моих матерей не живет рядом со мной, - печально закончила она.
- Не грусти, - погладив ее по голове, сказала женщина. - В этом тоже есть свой плюс. Постоянно живя рядом, ты перестала бы ценить эти встречи, а так, каждая редкая встреча приносит гораздо больше удовольствия, чем ежедневная, - улыбнулась она.
- Иногда мне кажется, что я совсем одна в этом мире.
- В такой момент ты можешь позвонить мне, и я уверена, что смогу убедить тебя в обратном.
- Спасибо. - Лена вновь прижалась к женщине.
- Не за что. А сейчас давай вернемся обратно, а то там все беспокоятся.
И действительно, стоило им войти в комнату, где они ужинали, все обеспокоено посмотрели на них. Но по легкой улыбке Веры Васильевны и немного смущенному взгляду Лены, все поняли, что небольшой разлад улажен.
Ужин вновь продолжился, на сей раз без происшествий. Семьи понравились друг другу и, не смотря на первую встречу, расставаться никому не хотелось. Да и Лена чувствовала себя сейчас на удивление спокойно, что служило лишней причиной задержки Степновых в доме Кулеминых.
Виктор с матерью ушли ближе к полуночи и то лишь потому, что все уже устали и начали украдкой зевать. Но зато все могли согласиться с тем, что ужин прошел замечательно. Ну а, глядя на Лену с Виктором, их родственники обрадовано приняли то, что когда-нибудь смогут породниться между собой.

Спасибо: 97 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1438
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 80
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.09.09 10:22. Заголовок: Лена вошла в комн..


Лена вошла в комнату, где сидел Виктор с дедом и, глядя на пожилого мужчину, сказала:
- Дедуль, оставь нас с Витей, пожалуйста, наедине.
Петр Никанорович удивленно посмотрел на внучку, пытаясь понять, что случилось, но серьезное и напряженное лицо ни о чем конкретном не говорило. Ни слова не говоря, он встал и вышел из комнаты, прикрывая за собой дверь.
- Лен, случилось что-то? - насторожился мужчина.
- Я хочу поговорить с тобой.
- О чем? - Витя пытался понять, что могло случиться за столь короткое время, что они не виделись. Неделю назад был суд, и с того времени Лена постоянно была погружена в себя, хотя это уже перестало быть странным. За эту неделю уехали их родители. Вначале мать Виктора, затем родители Лены. А Лена все так же была погружена в себя. Видно сейчас и прояснится причина этого.
- Я хочу, чтобы ты понял меня правильно, - Лена присела на диван недалеко от мужчины, - поэтому я начну с самого начала. Я... мы... черт, - она встала с дивана и подошла к окну. Когда она представляла себе их разговор, все казалось гораздо проще, чем происходящее сейчас, в реальности. Она и пары слов связать не могла, чтобы все объяснить. Посмотрела в окно на вечерний город. В окнах домой уже горели огни, на улице тоже зажигались фонари, хотя еще не было совсем темно. Глубоко вздохнув, предприняла еще одну попытку все рассказать Вите. - Я начну с самого начала, только ты не перебивай меня. - И тут же, без перехода, начала говорить. - Когда-то давно, еще до изнасилования, я очень сильно тебя любила. - Услышав скрип дивана, и увидев отражение движения в стекле, быстро сказала, - сядь, пожалуйста, и дослушай меня до конца. - Мужчина вновь опустился на диван. - Когда же меня изнасиловали, я растеряла абсолютно все чувства, а любовь в первую очередь. Во мне не осталось ничего кроме боли. Но время шло, и я стала постепенно замечать хоть что-то вокруг, начала различать близких мне людей ото всех остальных, а значит относиться к небезразличным мне людям немного теплее, чем к остальным. Это не любовь, нет, но это привязанность. Может быть, тебе это кажется не реальным, да и, скорее всего именно так, ведь сложно поверить в то, что всего одно действие могло повлечь за собой такие последствия, но оно повлекло и привело именно к этому. И говорю я обо все этом только тебе, потому что ты мне не безразличен и потому что я хочу, чтобы ты понял меня. Вы с Верой Васильевной очень много сделали для меня, практически вытащили из того ужаса и кошмара, в котором я была. Конечно, до полного моего восстановления было далеко и до него до сих пор далеко, но именно вы помогли мне в самом начале, в самом тяжелом и беспросветном начале. Я долго шла до того состояния, в котором нахожусь сейчас, но именно сейчас понимаю, что дальше я со всем должна справиться самостоятельно. Понимаешь, я знаю, что твоя забота обо мне и твоя поддержка диктуется самыми искренними порывами в отношении меня, и ты хочешь только, чтобы мне было хорошо, но этим самым ты непроизвольно загоняешь меня в угол. Оберегая сейчас меня ото всего, ты закрываешь меня ото всего и не позволяешь хоть немного позаботиться о себе самой. А мне необходимо остаться одной, необходимо бороться со всем одной, необходимо справиться со всем одной. Мне необходима свобода, хотя бы немного, но необходима. Я прошу тебя дать мне ее. Я не говорю, что мы должны прекратить любое общение друг с другом, но мы должны сократить его до минимума. Больше не будет встреч меня с репетиций, не будет приглашений на прогулки, не будет обычных звонков. Мы будем встречаться здесь, если получится пересечься, когда ты будешь приходить к деду, мы можем созваниваться по каким-то делам, но ничего преднамеренного в этом не будет.
- Я не понимаю, почему тебе для того, чтобы прийти в себя, необходимо порвать со мной всякий контакт?
- Потому что ты единственный, кто все обо мне знает. Ты видел меня такой, какой меня даже представить не могут многие. Ты видел, какой я была и какой стала, видел, какой я была между этим. Знаешь все мои тайны, все мечты, которые были раньше, и каких не осталось сейчас. Ты знаешь, видишь и чувствуешь меня ни чуть не хуже меня самой. И поэтому, видя тебя, мое подсознание интуитивно выдает все картинки моей прошлой жизни и все то, что есть сейчас. Я не хочу этого вспоминать, но, видя тебя, все это всплывает. Я не знаю, почему так, но мне необходимо время для того, чтобы прийти в себя. Я знаю, что ты любишь меня и стремишься к тому, чтобы помочь мне, но сейчас мне требуется одиночество. Мне необходимо справиться со всем самой. Я знаю, что могу довериться тебе, знаю, что могу полностью положиться на тебя и ты защитишь меня, но сейчас, если я пойду на это, я навсегда останусь в том коконе страха в котором нахожусь сейчас. Я не могу объяснить тебе, почему мне это нужно, но я знаю, чувствую, что должна с этим справиться сама. Должна для того, чтобы снова начать жить, чтобы снова начать чувствовать. Зная, как ты ко мне относишься, а так же понимая и то, что ты хочешь получить ответ на свои чувства, я сразу же скажу тебе, что еще до недавнего времени я вообще была уверена в том, что никогда и никого не полюблю, что я навсегда лишилась способности испытывать именно это чувство. Но сейчас я это рассматриваю уже не так категорично. Не потому, что любовь вернулась, а потому, что сейчас я начала хоть что-то чувствовать, за исключением боли. Но в тоже время я понимаю, что вполне возможно я никогда не почувствую того, что чувствовала раньше, а раз так, я не могу просить тебя подождать меня или пообещать, что по прошествии какого-то времени, я обязательно буду с тобой. Скорее наоборот. Я не верю в то, что когда-то смогу вернуться к обычной жизни, не верю, что у меня может быть семья. И поэтому прошу тебя, Вить, живи. Не оглядывайся на меня и не жди меня, я не знаю, как много времени мне потребуется, а ты рядом со мной тоже просто существуешь, а не живешь. Но то, что случилось, случилось со мной, а не с тобой, и я сама должна с этим справиться. Должна, чтобы жить дальше.
- Сколько бы времени тебе не потребовалось, я дождусь тебя. Я не понимаю, зачем тебе оставаться в одиночестве, не понимаю, почему именно я должен уйти из твоей жизни, но если тебе это нужно, я сделаю так, как ты просишь. Но я этим поступком не отказываюсь от тебя и, хотя ты сама не веришь в себя, не знаешь, как долго все это будет проходить, я все равно буду ждать тебя, потому что люблю тебя и потому что мне не нужен никто кроме тебя. - Витя встал и вышел из комнаты. Он не знал, что еще мог сказать, ведь Лена с одной стороны объяснила все понятно, а с другой стороной, он отказывался принимать ее слова за действительность. Сейчас знал лишь одно, нужно все обдумать и упокоиться, а для этого нужно уйти от Лены.
Услышав как хлопнула входная дверь, Лена отвернулась от окна и повернулась в комнату. Окинула ее взглядом, прекрасно зная, что Вити в ней нет и в то же время подсознательно пытаясь его найти. Подошла к дивану и села на то место, где только что сидел мужчина. Она понимала, что поступила правильно, что так нужно ей самой, но не понимала, почему от этого сейчас было так больно, а по щекам текли слезы, будто она только что отпустила самого дорогого человека в жизни. И не просто отпустила, а самовольно прогнала его.

Спасибо: 96 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1454
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 80
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.09.09 13:51. Заголовок: В продке использован..



Скрытый текст


Тихий и ласковый вечер, еще не поздно.
Где-то поют и у песни мотив простой.
Ну почему я молчу, почему я грущу и снова,
Вспоминаю о тебе, моя любовь.
О нет, не надо, прошу, мое сердце, болеть, не надо.
Но слеза по щеке просто катится горьким вином,
И в подушку лицом дома мне не уснуть вспоминая,
О, как я, тебя люблю, как люблю.


Виктор снова прогуливался по парку. В последние месяцы он все больше и больше старался проводить времени где-нибудь, но не дома. После того, как Лена попросила его о времени, столь необходимом ей, он боялся оставаться один.
Всего одна ночь, которую девушка провела у мужчины дома, настолько сильно въелась в память и голову Виктора, что ему казалось, что Лена всегда там жила, что ею пропиталась вся квартира, и теперь, находясь там в одиночестве, ему было очень больно понимать, что она никогда не была его, а может быть и не будет в будущем.
Виктор понимал, что девушке действительно нужно прийти в себя, но он не понимал, почему она хочет для этого остаться в одиночестве. Почему отогнала от себя всех, кому была близка и пытается через все пройти самостоятельно. И хотя временами ему казалось, что он готов ее понять, все же желание быть рядом с нею, было сильнее и причиняло боль от того, что ее нет рядом, что он не с нею.
Мужчина и сам не заметил, как ежедневные пробежки постепенно перешли в пешие прогулки, причем прогулки нигде-то, а именно в парках, и очень часто именно в том, где изнасиловали Лену. Он не понимал, почему его туда так тянет, но, находясь на том самом месте, где над его девочкой надругались, он как будто сам отпускал свою боль. Ведь то, что случилось, физически отразилось на Лене, но вот эмоционально не только на ней, но и на нем. Он помнил, как в самом начале, когда стал сюда приходить, его раздирала изнутри ярость и злость, помнил, как сжимались кулаки, когда подходил к тому самому месту, где все произошло, помнил, как останавливался там, закрывал глаза и пытался дышать, так как грудь сковывала боль за Лену.
Постепенно научился контролировать свои эмоции и, проходя мимо того места, лишь горько улыбался. Сейчас, спустя четыре месяца, он уже мог спокойно гулять по этому парку, улыбаться прохожим в нем, в основном молодым родителям, гуляющим с колясками и привыкшими видеть его здесь постоянно.
Так было и сегодня. Зима уже отступала, уступая место ранней весне, и поэтому мужчина не спешил домой. Было еще не поздно и вполне тепло для такого времени года, а дома никто не ждал.
Витя медленно брел по дорожке. Сегодня с настроением было явно что-то не то. Боль сильнее обычного терзала сердце, может быть от того, что сегодня ему навстречу попадались исключительно счастливые пары, в то время как он, все еще был один.
Не желая смотреть и дальше на радостные лица, пошел домой. Правда, там было не лучше. Сегодня как будто все было против него, и собственная квартира в том числе. Не понимая, что происходит, завалился на постель, зная, что впереди очередная бессонная ночь, и почувствовал влагу на глазах.

Помнишь, бродили вдвоем с тобой до рассвета?
Мы целовались и нежно ласкались всю ночь.
Ты так смотрела на меня, глаза горели от огней и ночи,
Забывая обо всем, напрочь.


Скудные воспоминания об их отношениях с Леной, в очередной раз начали затягивать Виктора в бездну своих сетей.
Они никогда не были вместе, никогда не имели никаких отношений кроме дружеских, но вот то, что было до того, как Лену изнасиловали, а так же то время, которое они провели у матери Виктора, играло для мужчины большую роль.
Он слишком хорошо помнил Лену до того, как все произошло. Помнил ее сильную и смелую, готовую добиваться своего любыми средствами. Помнил их первый поцелуй, когда она его сама поцеловала, когда пыталась удержать рядом с собой, а он повел себя как дурак и просто ушел, ничего не объясняя. Помнил, с какой болью и ожиданием она говорила ему на выпускном вечере, что любит его. И помнил тот момент, когда она превратилась из сильной девушки в маленького, побитого, запуганного зверька, который разучился верить и доверять людям, который не умеет радоваться жизни, который постоянно ждет очередного пинка ото всех и из-за этого боится даже выйти из своего убежища.
Он видел, как улыбка исчезла с ее милого личика бесповоротно и надолго. Как вместо нее, на лице Лены отражалась боль, непонимание и даже ненависть ко всему, постепенно сменяющаяся безразличием, но сохраняющим боль. Видел, как она в один миг сломалась, рухнула, осыпалась, как осенние последние листья с деревьев. Как осталась с обнаженной, окровавленной душой, как истекала кровью внутренне.
Он пытался ее вытащить из той пропасти, в которой она оказалась по воле судьбы, но чем больше пытался, тем сильнее она погружалась в нее. Чем сильнее он сжимал ее пальцы и пытался их не отпускать, тем сильнее она вырывала их и стремилась упасть.
Витя пытался ей доказать свои чувства, когда они были у его матери. Они даже пару раз там целовались, правда один из этих разов был попыткой доказать, что она ему не противна, а не ее желание сделать это. Хотя второй раз все произошло само. Правда сейчас он и сам не понимал, было это действительным желанием Лены или она так молчаливо в очередной раз попыталась что-то доказать себе. Но тогда он готов был идти на ее поводу, лишь бы ей было хорошо. И не поговори он тогда с матерью, он не знал, как далеко мог бы зайти, доказывая ей свою любовь.

Я буду ждать тебя -
Моя любимая,
Моя хорошая,
Моя красивая.
Я буду ждать тебя -
Моя далекая,
Такая нежная и одинокая.


Тогда, когда она попросила дать ей время и не давить на нее, Витя не знал, как сможет жить дальше. Он настолько привык к ней, настолько вжился в то, что они всегда были рядом, пусть и не вместе, но рядом, что ее слова стали для него полным шоком.
Поначалу он пытался, как можно чаще бывать у Кулеминых дома, но лишь для того, чтобы иметь возможность видеть Лену. Только она уже на вторую их встречу у нее дома попросила его не приходить больше. Вернее она попросила не преследовать ее, а он именно это и делал. Тогда они снова пытались поговорить, он снова пытался понять, почему она его отталкивает, но она снова повторяла, что хочет со всем справиться одна. Ей это надо. И он отступил. Позволил ей жить самостоятельно и справляться со всем тоже самостоятельно.
Они встречались изредка у них дома. Лена не сбегала и не требовала его немедленного ухода. Встречи были настолько редкими, что они даже могли поговорить о чем-нибудь, поинтересоваться делами друг друга, попить чая вместе.
Оба вначале были взвинченными и уставшими, но постепенно начали сдвигаться с этой точки. Виктор стал еще больше бледнеть, выглядеть еще более усталым, а Лена со временем начала терять свою бледность и заменила ее на блеклый, пока еще, румянец.
Когда Витя впервые услышал смех Лены, настоящий, искренний смех, он прибывал в таком ступоре, что даже не мог сдвинуться с места. Он пришел к Петру Никаноровичу, а Лена с девчонками была у себя в комнате. Когда раздался взрыв смеха, Витя точно определил, что среди всех голосов есть тот, который он так хотел услышать. Ее хрипловатый смех, не слышанный им уже несколько месяцев, настолько поразил его, что он так и остался стоять у дверей. И если раньше он боялся за здоровье Петра Никаноровича в каких-то ситуациях, то теперь пожилой человек взволнованно подошел к мужчине и обеспокоено посмотрел на него. В этот момент из комнаты вышла Лена и, увидев бледного Виктора, сразу же поняла, что его так удивило. Лена остановилась на какое-то время, и это позволило ей с мужчиной посмотреть друг другу в глаза, а затем она неуверенно улыбнулась и вернулась обратно в комнату, даже не дойдя туда, куда она хотела пойти, когда выходила от себя.
В тот же миг на лице Виктора появилась глупая улыбка и он с силой сжал Петра Никаноровича в своих объятиях, выражая таким образом свою радость. Пожилой человек все понимал и лишь похлопал Витю по спине, выказывая свою поддержку.
С того дня, и на лице Виктора временами стала появляться улыбка. Ведь до этого он, подобно Лене, только печалился и страдал. Теперь же, зная, что Лена начала более менее выбираться из той трясины, где оказалась, он тоже начал постепенно отходить от той боли, которая вначале его сковывала. И именно с того момента он стал верить в то, что между ними может быть что-то общее. Он еще гораздо раньше этого пообещал себе, что дождется ее, сколько бы на это не потребовалось времени. Но вот с момента, когда он заметил, что на лице Лены стала появляться улыбка, что она стала вновь модно одеться, а не пытаться скрыться за неприметными вещами, что стала выходить с подружками на прогулки, посещать кафе с ними и возвращаться одна домой, а, не прося кого-нибудь составить ей компанию по вечерам, он понял, что процесс пошел.
Теперь он ее дождется, ведь она та единственная, которая ему нужна и всегда будет нужна.

Как люблю я тебя, как люблю я тебя, о, я не знаю,
Мог ли кто-нибудь, так вот, когда-то, кого-то любить?
Как мне жить без тебя, я все время тебя вспоминаю,
Как люблю я тебя, никогда никого не любить.


Витя устало перевернулся в постели, проводя ладонями по лицу, будто стирая с него всю усталость проблемы.
Как же он любил Лену. Не понимал, чем она его так привлекла и что в ней такого, что он даже дня не может прожить без мыслей о ней, но любовь была настолько сильной, что временами становилось страшно.
Он видел Лену и маленькой девочкой, и сильной девушкой, и побитым котенком, и счастливой школьницей, и удачливой музыкантшей, и презирающем зверем. Видел ее во всяких ролях, даже в тех, в которых не видел никто, ведь она это ото всех скрывала, кроме него.
Знал, что она может быть разной, но знал, какая она есть настоящая. Видел ее такой когда-то давно и видел сейчас, как она пытается вновь ею стать. Для него главное сейчас, чтобы в этой возвращающейся девушке осталось чувство к нему, чтобы она все так же его любила, как и прежде, чтобы дала ему шанс все исправить и показать, что любовь это счастье.
С момента их «расставания» с Леной прошло уже чуть более пяти месяцев, и все это время Витя мучился и страдал, не зная, как жить без нее, как можно не видеть ее, как можно не разговаривать с ней. В какой-то момент даже хотел уехать на время к матери, но понял, что это не выход и что так нельзя. Понял, что их маленькие случайные столкновения дома у Кулеминых нужны не только ему, но и ей. Что лучше хоть изредка встречаться вот так, чем не видеться вовсе. Ну а когда Лена начала медленно возвращаться к жизни, Витя тоже начал постепенно оживать.
Он понимал, что его счастье заключается только в Лене, и с нетерпением ждал того момента, когда она полностью придет в себя.
Вскоре у нее должен был быть день рождение, и чем меньше до него оставалось времени, тем жизнерадостнее становилась девушка, а значит и Виктор вместе с нею. Правда мужчина радовался не только тому, что Лена начала возвращаться к жизни, но и тому, что он наконец-то смог принять нужное решение, которое собирался начать воплощать в жизнь в Ленино совершеннолетие.

Стихотворение от line_1988. Лена, спасибо.

Ты, пожалуйста, меня дождись.
И даже один против ветра держись,
И в руки судьбы не сдавайся,
Молю, ты со мною всегда оставайся.

Ты только меня подожди.
Поверь, что не вечны дожди,
Ты только быть со мною приходи,
И руку мою из ладоней не выпусти.

Я знаю, любимый, ты устал,
С бедою моею ночи не спал.
И только я знаю, как тогда меня спасал,
Своими руками из бездны доставал.

Ты подожди еще совсем немного,
Я верю, впереди наша дорога.
И мы по ней с тобой вдвоем пойдем,
Не важно, хоть под снегом иль дождем.


Стихотворение от little_stone. Анечка, спасибо.

Я люблю тебя, пойми, люблю.
До безумия, до боли в сердце,
Об одном лишь я тебя молю -
Побыстрей захлопни эту дверцу.

И тогда смогу уйти спокойно я,
И когда надежда рухнет разом,
Улечу я от тебя птицей вольною,
Чтоб все время находиться рядом.

Может ты и не узнаешь, но почувствуешь,
Твое сердце навсегда с моим связано,
И тогда ты, наконец, поймешь меня
И не станешь счастье рушить фразами.


Девочки, спасибо, что радуете меня своими стихотворениями. Очень приятно от этого.

Спасибо: 93 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1477
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 80
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.09.09 11:38. Заголовок: В продке, как и в пр..


Скрытый текст


Тихий и ласковый вечер, еще не поздно.
Где-то поют и у песни мотив простой.
Ну почему я молчу, почему я грущу и снова,
Вспоминаю о тебе, моя любовь.
О нет, не надо, прошу, мое сердце, болеть, не надо.
Но слеза по щеке просто катится горьким вином,
И в подушку лицом дома мне не уснуть вспоминая,
О, как я, тебя люблю, как люблю.


Лена находилась дома. Не хотелось никуда идти и даже гулять, что она обычно делала с охотой. Сегодняшний тихий вечер девушка решила провести в одиночестве в своей комнате, так как мысли не отпускали ни на шаг, и затягивали в свои сети. За окном приглушенно слышалась музыка из стоящей неподалеку машины – какая-то приятная, не давящая на уши мелодия. А в душе играла совсем иная музыка, разрывающая все от боли и страданий.
Слезы медленно лились из глаз, и Лена не пыталась их остановить, так как не видела в этом смысла. Она уже довольно давно не плакала, месяца два, точно, в то время как после того, как ее изнасиловали, слезы лились регулярно. Сейчас же, по прошествии семи месяцев, все стало приходить в норму. Медленно, но, тем не менее, приходить.
Почему именно сегодня ее душа взбунтовалась, требуя, чтобы ее отпустили для того, чтобы насладиться страданиями, которые хозяйка так старательно прятала, Лена не знала. Может быть оттого, что прошел уже не один месяц с того времени, как она попросила Виктора оставить ее на время. И хотя она сама настаивала на том, чтобы их встречи были редкими, сейчас очень хотела быть с ним.
Когда она попросила о времени, столь необходимом ей, он пытался с ней встречаться, несмотря на ее просьбу. Но она смогла его убедить в том, что ей нужно это время для того, чтобы прийти в себя, причем время, которое она проведет в одиночестве. Она понимала, что Витя при необходимости всегда будет рядом, знала, что поможет ей пережить то, что на нее свалилось, но ей необходимо было пройти через это самостоятельно, без его постоянной опеки и заботы. Она и сама не понимала, зачем ей это, но твердо верила в то, что сама должна с этим справится. Что останься она сейчас под опекой Виктора, этот груз навсегда будет на ней висеть, она не сможет через него переступить, а справься она с этим сама, она сможет жить дальше. Конечно, будет трудно, но Лена твердо верила и знала, что так надо, что это нужно для ее дальнейшей жизни, что это поможет начать заново жить, а не существовать и постоянно прятаться за опекой Вити.
Лена понимала, что могла полностью довериться мужчине, знала, что он никогда не причинит ей боли, но, тем не менее, была вынуждена с этой ситуацией справляться самостоятельно. Иногда ей правда казалось, что она больше не может находиться в одиночестве, что не может нести и дальше этот груз на своих хрупких плечах, и тогда ее разрывало острое желание найти Виктора и просто прижаться к нему, почувствовать себя защищенной и спрятанной ото всего мира и всей боли в нем.
Иногда она просыпала в слезах, потому что ей снились страшные сны. Вначале ее насиловали, а после появлялся он, Виктор, спасал ее, прижимал к себе и любил. Страшными они были от ужаса того, что Лену действительно изнасиловали и эти сны каждоночьно напоминали об этом, а так же от того, что Витя не с ней, что она сама его прогнала от себя. Конечно, она понимала, что будет тяжело и ей и ему, но ничего поделать не могла.
Теперь она понимала, что он ее действительно любит, что все это время был рядом только ради нее, что хотел помочь и делал это всеми возможными способами. Но вот она была не готова к таким отношениям. Не готова абсолютно. И хотя ее убеждали и сам мужчина и его мать в том, что все будет хорошо, что сейчас нужно просто привыкнуть ко всему, пережить то, что случилось, Лена до конца не верила в это. Ей казалось, что тот вечер, когда над ней надругались, будет всегда преследовать ее, всегда мешать нормальной жизни, не говоря уже о том, чтобы быть счастливой в браке. Разве можно после такого с кем-то лечь в постель, пусть даже с тем, кому она небезразлична?
Она пыталась доказать себе, что да, возможно, но вот попытки ее были глупыми. Ведь Витя действительно ее любит, и действительно с удовольствием ее целовал, в то время как она просто доказывала себе что-то, в то время как этого совсем не следовало делать.

Как люблю я тебя, как люблю я тебя, о, я не знаю,
Мог ли кто-нибудь, так вот, когда-то, кого-то любить?
Как мне жить без тебя, я все время тебя вспоминаю,
Как люблю я тебя, никогда никого не любить.


Время шло, и Лена стала постепенно возвращаться к жизни. Она стала появляться на улице, встречаться с девчонками, на учебе даже получалось общаться с противоположным полом, хотя и трудно было даже просто разговаривать с ребятами. Вначале казалось, что все знают о том, что с ней случилось, и все ее просто жалеют. После стало казаться, что она ловит на себе похотливые мужские взгляды, и от этого становилось еще противнее. И лишь постепенно стала понимать, что все это было связано с ее разыгравшейся фантазией, что на самом деле никто ничего не знал, а если с ней кто-то и общался, то в основном по делу или просто от того, что она многое знала, что было много общих интересов с парнями. И Лена стала отпускать свои излишние страхи, стала подпускать к себе новых людей, в то время как незадолго до этого думала, что не сможет этого никогда сделать.
Постепенно на ее лицо начала возвращаться несмелая улыбка, такая, как будто она боялась, что если сейчас ее кто-то увидит улыбающейся, будет только хуже, и поэтому первое время она как будто оглядывалась по сторонам, когда губы растягивались в искренней, но все еще удивленной для самой себя, улыбке. Когда же она впервые рассмеялась, по-настоящему, искренне, это было шоком для нее самой. Ведь она уже и забыла, когда в последний раз проявляла такие эмоции. После изнасилования она стала плаксой, которой не являлась до этого, а сейчас же, засмеявшись и возвращаясь к той девушке, которой она была раньше, она удивлялась не меньше, чем тому, что когда-то превратилась в слабую и ревущую девочку.
Встречи со Степновым у них дома, Лене вначале давались трудно, но со временем она научилась ценить их и радоваться им. Да, она пока не могла ответить взаимностью Виктору, но видела, как он к ней относится. Знала, что то, что с ней случилось, не оттолкнуло его от нее, а наоборот, привязало еще больше. Но вот ответить ему взаимностью, пока что Лена не могла. Она понимала, что было время, когда она сходила с ума по нему, но сейчас все чувства были настолько глубоко запрятаны под болью, что их нужно было достать оттуда. Он верил в то, что она сможет это сделать, а она… Она со временем стала понимать, что если и сможет кого-то полюбить в этой жизни, если и сможет быть с кем-то счастливой, то только с ним, мужчиной, который все про нее знает, которые любит ее больше себя, который готов ждать ее, сколько потребуется, который всегда будет рядом.
Иногда девушке казалось, что такие чувства, которые он испытывает к ней, испытывать невозможно к девушке, с которой произошло то, что произошло с ней. Но чем больше времени проходило, тем отчетливее Лена видела, что это причиняет боль не только ей, но и ему. Причем если она стала постепенно отходить от всей этой боли, то его казалось, она начала затягивать в свои сети, забирая именно на него всю ее боль.
Вначале было дико осознавать то, что он хочет, несмотря ни на что, быть с ней, но после она вспомнила свои чувства к нему, еще до того, как все случилось, и поняла, что будь на его месте, она бы тоже не отступилась. Что если бы он попал в какую-то серьезную ситуацию, она бы была рядом постоянно и его желание побыть в одиночестве, причиняло бы ей боль. Вот так и ему сейчас больно, но только Лена не могла ему ничем помочь. Она должна была через все пройти сама, и она проходила через это.
Конечно сейчас она стала понимать, что временами ей нестерпимо хотелось быть рядом с Виктором, но так же она понимала, что еще не до конца пришла в себя, что еще не может ему ничего сказать определенного, что не может ему дать шанс на то, чего нет.
Все чаще ей вспоминались те чувства, которые она к нему испытывала, и которые сейчас были глубоко похоронены в ее душе под пеленой страха и боли. Тогда правда она тоже была несчастна от своей любви, ведь он предпочел не ее, но, тем не менее, она испытывала радость от того, что она знает, что такое любовь. Что знает, какого это, любить кого-то, просыпаться с мыслями о нем, засыпать с ними же. Думать о нем постоянно, даже тогда, когда этого не хочется, даже тогда, когда чем-то занята. Тогда было больно от того, что она любит безответно, вернее, с ответом, но глупо со стороны мужчины. Сейчас же было больно от того, что она на время потеряла это чувство, перекрыв его страданиями.
Правда, оно медленно возвращалось. Постепенно, будто выглядывая из укромного уголка, где притаилось до этого и, оглядываясь по сторонам, смотря, можно ли выйти, можно ли попытаться что-то построить заново, можно ли попытаться любить и жить с этим.
И хотя Лену раздирали противоречивые чувства от этого, она была рада впускать дозированную любовь в душу. Постоянные слезы утомляли, и хотелось хоть немного радости. И она ее испытывала, когда находилась радом с Витей. Ей было хорошо, спокойно и тепло рядом с ним, и она понимала, что постепенно былые чувства возвращаются.
Лена не была готова еще признаться в этом открыто, но уже твердо верила в то, что все может вернуться, что все будет хорошо.
Пока не показывая своих чувств, все чаще ими наслаждалась и вспоминала о них. Не зная, как бы жила без постоянного присутствия в своей жизни Виктора, благодарила Господа за то, что он послал в ее жизнь такого мужчину, который мог быть рядом, который мог помочь остаться в живых, который возвращает веру в жизнь, любовь и счастье.
Благодарила и верила… Верила в то, что их любовь сильнее всего на свете. Всего…

Стихотворение от line_1988. Лена, спасибо.

Порою не верила,
Думала - не любила,
Твердила - забыла,
А ты не уходил,
Ты лед растопил,
Израненную душу грел.

Порою кричала,
И часто молчала.
Тебе не доверяла,
А ты рядом оставался,
От меня не отказался,
Ко мне все время возвращался.

Я почти расстаяла,
Почти боль отпустила,
И вспомнила, как тебя любила.
Я знаю, тебе больно.
Я знаю, ты ждешь долго,
Но подожди еще немного.

Сквозь боль и расставания,
Сквозь стены расстояния,
Сквозь занавес отчаяния,
Мы сможем все снести.
За боль твою - прости,
Мы все же будем вместе....


Спасибо: 88 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1490
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 80
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.09.09 12:29. Заголовок: Лена только просн..


Лена только проснулась, но вставать не спешила. Она еще потягивалась и нежилась в постели, когда услышала звонок сотового телефона.
Лишь беглый взгляд на экран, дрожь по всему телу и твердый ответ:
- Привет.
- Привет, - тут же раздался в трубке голос Виктора. - Не разбудил?
- Нет. Правда я только что проснулась. – Решила сказать правду Лена.
В трубке повисло молчание.
- С днем рождения тебя, - нарушил тишину мужчина.
- Спасибо.
И снова молчание.
- Подойди к окну, пожалуйста, - мужчина вновь заговорил первым.
- Зачем? Ты можешь подняться, и мы увидимся, - с улыбкой в голосе сказала девушка.
- Я прошу тебя выглянуть в окно не для того, чтобы увидеть меня, - также улыбнулся в ответ Витя.
- Да? А для чего тогда?
- Посмотри и узнаешь.
И опять в трубке было молчание. Затем шуршание - встала с дивана, характерное звучание карниза - раздвинула шторы в комнате, и удивленный вскрик - увидела сюрприз.
- Когда ты успел?
- Нравится?
- Да...
В окно не было видно ни улицы, ни чего-то еще. Весь вид закрывали разноцветные и разнообразные воздушные шарики. Как показалось Лене, они были наполнены водородом или гелием, и парили в воздухе на уровне ее окна, в то время как на земле были к чему-то привязаны.
На лице девушки, незаметно для нее самой, расплылась довольная улыбка. Она во все глаза смотрела на шарики и как не старалась, не могла их сосчитать и найти хоть два одинаковых.
- Ты где-то рядом? - На сей раз, тишину нарушила Лена.
- Да, я недалеко.
- Приходи сюда, вместе их отвяжем, а то боюсь, меня одну на них унесет, - пошутила девушка.
- Хорошо. Одевайся и спускайся вниз. Пока выйдешь, я уже буду здесь.
Витя немного недоговаривал. Он уже был здесь. Сидел на облюбованной скамеечке под окнами Лены и разговаривал с ней по телефону.
Она выбежала быстро - румяная ото сна, немного растрепанная, но с улыбкой на лице.
- Привет, - подошел к ней Виктор.
- Привет, - немного смущенно ответила Лена.
- Ну что, давай отвязывать твои шарики?
- Как ты узнал, что я их люблю?
- Я и не знал. Решил просто сделать тебе такой сюрприз. Рад, что не ошибся.
- Не ошибся, - смущенно подтвердила Лена. - Я вообще не люблю в день рождение получать подарки, а вот шарики, самое то.
Витя улыбнулся и подошел к связке шаров. Всего одно движение ножом и шары оказались в его руке.
- Ну что, давай их привяжем к твоему запястью, чтобы не разлетелись? - спросил Витя.
Лена в ответ лишь с улыбкой протянула ему руку. Пока он пытался справиться со всеми шарами вместе, один вырвался и взмыл в воздух.
Лена, запрокинув голову, следила за полетом красного сердечка до тех пор, пока оно не скрылось за углом дома.
- Сколько их здесь? - посмотрев на шары, а затем на Виктора, спросила Лена.
- Теперь 18.
Девушка снова посмотрела на шарики, внимательно их разглядывая.
- Здесь нет ни одного одинакового, да?
- Да, ты права. Я и сам не думал, что может быть такое разнообразие форм и цветов, пока не оказался в магазине.
Лена вновь посмотрела на шары, а затем повернула голову в ту сторону, куда улетел один отцепившийся ото всех шарик.
- Витя, я...
- Лен, - перебил ее мужчина. - Давай вместе отпустим всю боль, которая еще живет в нас? - Внимательно глядя на нее, предложил мужчина.
- Как? - повернув к нему голову, ожидающе спросила она.
- Пойдем в парк и отпустим все эти шарики в воздух, туда, куда они так рвутся.
- В парк? Туда?..
- Да, Лен, туда, где все это началось. Положим этому конец - ты и я.
- Я не думаю, что это получится сделать.
- А мы попробуем. Давай? - Витя протянул ей руку.
Лена вначале долго смотрела то на самого мужчину, то на его протянутую к ней руку, а затем неуверенно вложила свою ладошку в его теплую ладонь.
- Не бойся, ты больше не будешь одна. - Он поцеловал ее руку, и они молча пошли в парк, туда, где все когда-то началось.
Они были в парке и подходили к тому месту, где все произошло, но, не дойдя до него несколько шагов, Лена остановилась.
- Лен, это место ничем не отличается ото всех других, столь же подобных мест в парке, - сказал Витя. - А это огромное дерево, - он указал на дуб, - не виновато в том, что именно под ним все произошло. В этом виноват один человек, но он уже давно осужден и больше никому не причинит боли.
- Я знаю, - отозвалась девушка и неуверенно зашагала вперед.
- Попробуй вложить в эти шарики всю боль и страдания и отпустить их. Я знаю, что это звучит глупо и по-детски, но это поможет.
- Откуда ты знаешь, ты делал что-то подобное?
- Нет, не делал. Просто знаю это, как и то, что иногда еще боль можно отпустить и криком. Это делается где-нибудь в безлюдном месте, нужно просто закричать, что есть мочи, выпуская так всю боль из души. Но здесь, к сожалению, этого нельзя сделать, так как боюсь, нас неправильно поймут и заберут куда-нибудь, - улыбнулся он. - Поэтому придется обойтись шарами. Хотя если хочешь, можешь попробовать покричать.
- Нет, давай обойдемся без крика.
- Хорошо. Тогда просто постарайся вложить в каждый шар то чувство, которое хочешь отпустить - боль, тоску, страдания...
- Здесь слишком много шариков, мне одной столько чувств не набрать. Давай поделим их напополам, получится по девять, ведь ты вместе со мной собирался отпускать всю боль и это будет честно.
- Хорошо, давай сделаем так, - согласился мужчина.
- Я хочу отпустить всю боль, которая так долго сковывала меня, - сказала Лена и отсоединила с общей связки шаров один, синее сердечко, удерживая его на веревочке.
- Я тоже отпускаю боль, - сказал Витя и выбрал обычный зеленый шарик, отсоединив его от общей массы. Затем потянул к себе еще один, желтый и длинный. - А в этот шарик я вкладываю все отчаяние.
- Отчаяние, - повторила Лена и взяла себе красного зайчика. - Я хочу отпустить всю ненависть, которую я когда-то чувствовала. Это ужасное чувство, я не должна была его испытывать, но я испытывала, - сказала Лена и потянула на себя очередной шарик - симпатичного мишку.
- Я тоже чувствовал это. - Витя не выбирая шары, почему-то брал себе самые простые, оставляя красивые Лене. - Ненависть и презрение. - Еще один шарик, голубой, переместился в руку Вити.
- Презрение, да, - согласилась Лена и вытащила себе маленького льва. - А еще, банальные слезы, - и Чиполлино отправился к ней.
- Я тоже когда-то считал их банальными, и пусть их не было в моей жизни столько, сколько у тебя, они все же были. - Оранжевый волнистый шарик перешел к Вите. - Ну и неотъемлемая часть слез - страдания, - яркий цветочек стал Витиным.
- Страдания, - горько усмехнулась Лена и выбрала себе слоненка. - А вместе с ними и сожаление. Сожаление о многом. - Еще одни шарик.
- Ты права, я о многом сожалел, - зеленый крокодильчик. - Сожалел и тосковал, - разноцветный круглый шарик последовал к Вите.
- Я тоже тосковала, но не могла ничего сделать. - Очередной шарик, ни в чем неповинный ангелочек, стал вместилищем всей тоски Лены. - А еще я хочу отпустить и вложить в свой последний шарик всю любовь. - Лена почувствовала, как вздрогнул Виктор, но продолжила говорить дальше. - Любовь, которая мучила меня, мешала есть и спать, причиняла мне боль и страдания, заставляла ненавидеть и презирать, тосковать и страдать, обливаться слезами. Я хочу отпустить ее и оставить внутри себя только чистое чувство. - Лена взяла свой последний шарик, мишку, державшего сердце, на котором красовалась надпись: «Я люблю тебя». - Хотя я и не знаю, что значит любить без всего этого, не испытывая всех этих чувств.
- Ты узнаешь, - тихо сказал Витя. - Обязательно узнаешь. Придет время, и ты будешь чувствовать только счастье. А пока ты права, нужно отпустить всю болезненную любовь и оставить ее только чистую. - Он взял себе последний шарик, самый обычный, но с надписью: «Я люблю тебя».
Витя с Леной стояли друг против друга, держа связки шаров в руках, только у девушки при этом были заняты две руки. В одной она держала свою связку шаров, а к другой до сих пор были привязаны они все, просто сейчас разделенные на две части и тянущиеся на веревочках в разные стороны.
Мужчина осторожно, пытаясь не поранить девушку, перерезал узелок, держащий все шары и они свободно разъединились, поделившись на две одинаковые кучки.
- Ну что, давай отпускать их? - спросил Витя.
- Да, давай, - согласилась Лена, но весь ее вид выражал неуверенность и страх.
Мужчина, ничего ни говоря, подошел к ней сзади и обнял одной рукой, свободной от шаров.
- Так получше? - тихо спросил он.
- Немного.
Тогда Витя обнял ее второй рукой. Шары были на достаточно длинных веревочках и не мешали ему это сделать.
- А так?
- Так - хорошо, - благодарно согласилась девушка.

Стихотворение от line_1988. Спасибо, Лена.

Проходя сквозь огонь и лед,
Мы вместе пройдем вперед.
И ничто нас не остановит,
Ведь нас любовь ведет.

Мы отпустим боль и печаль,
Хоть с прошлым прощаться жаль.
Мы уйдем от них вперед,
Ну, а их пускай ветер несет.

И отныне в моей руке твоя рука,
Как поддержка - источник тепла.
Ведь ты верила, я был рядом с тобой,
И мы вместе прошли этот бой.



Спасибо: 95 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1526
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 82
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.10.09 12:57. Заголовок: У моего фанфка появи..


У моего фанфка появилась еще одна обложка, к тому же, очень точно подходящая к сегодняшней продке. Автор - фигли_мигли. Работа в шапке фика. Оля, спасибо.


- А так?
- Так - хорошо, - благодарно согласилась девушка. - Давай одновременно их отпустим? - предложила Лена. - На счет три.
- У меня есть идея получше, - возразил Витя. - Держи, - он вручил ей свои шары.
- Нет, - засопротивлялась Лена, - ведь мы их разделили на твои и мои и поэтому не стоит их смешивать.
- Вся наша боль общая и она вложена в каждый шарик. - Он забрал у Лены шары и перекрутил все веревочки разом, соединяя их. - Держи, - протянул их Лене. - Сожми их между ладоней, и скрести пальцы. - Лена послушно выполнила то, что он ей говорил, а Витя сжал ее ручки в своих ладонях, поддерживая их. - Теперь я буду медленно расслаблять руки, а ты их можешь расслабить уже сейчас, не бойся, я держу шарики.
Девушка ощущала, как между ее ладоней медленно скользят веревочки от шаров, поднимая шарики все выше и выше, а вскоре они совсем вырвались из ее рук и устремились верх. Зацепились за дерево, но порыв ветра оторвал их и понес дальше.
Витя с Леной все так же стояли, обнявшись, и следили за их полетом. На удивление они вначале летели все вместе, а постепенно начали отделяться друг от друга. Один, второй, а там уже и все разлетелись в разные стороны. Сейчас это были просто разноцветные точки в небе, и уже ничего не говорило о том, что еще совсем недавно это была одна связка подаренных шаров.
- Вот и все, мы отпустили все то, что мешало нам жить, - сказал Витя.
- И все же я не думаю, что все то, что так долго было внутри нас, сможет так же быстро покинуть нас, как эти шарики.
- Может быть и не так быстро, - согласился Витя, - но теперь все это не будет нас терзать так, как раньше.
Лена ничего не ответила, она продолжала провожать взглядом последние разноцветные шары. Затем, поняв, что должна объяснить Виктору кое-что, сказала:
- Витя, я... я скучала по тебе, мне недоставало тебя, но... но то, что сейчас происходит, это не...
- Лен, - мужчина пришел ей на помощь, - когда-то ты сказала мне, что я слишком хорошо тебя знаю. И именно поэтому я сейчас понимаю тебя и все твои чувства. Я вижу, что ты еще не до конца пришла в себя, но так же хочу, чтобы ты знала, я больше не оставлю тебя одну. Мне очень тебя не хватает, я не могу без тебя.
- Я тоже не хочу больше быть одна, но я и не хочу обнадеживать тебя сейчас. Понимаешь, если раньше я совсем не чувствовала любви, то сейчас она есть, но есть только к родным и друзьям. Ты мне тоже небезразличен, но я не чувствую сейчас того, что чувствовала раньше, боль еще осталась, она ушла не совсем и я не знаю, что будет дальше. Я хочу быть с тобой, но я не могу ничего обещать и в то же время, я не могу врать и давать тебе какие-то обещания. Просто хочу, чтобы ты все знал и понимал меня.
- Лен, не смотря на то, что прошло много времени, мои чувства не изменились к тебе.
- Ты... ты... - начала неуверенно девушка, стремясь услышать от него признание и боясь того, что ошибается.
- Я люблю тебя, - просто сказал Витя.
А Лена после этих слов повернулась в руках мужчины, вставая к нему лицом, и прижалась к его груди, обнимая в ответ. Она боялась признаться даже самой себе, но с момента, как утром подняла трубку телефона, мечтала услышать эти слова.
- Люблю, - вздохнул он, бережно обнимая девушку. - И понимаю, что тебе еще нужно время. И я готов его тебе дать, только на сей раз, я буду рядом с тобой. Больше не отпущу тебя, так и знай.
Лена еще теснее прижалась к нему, благодаря за понимание и участие. Ведь ей так требовалась именно его поддержка и именно такая, и поэтому она сейчас молчаливо наслаждалась ею.
- У тебя сегодня будет праздник и тебе, наверное, следует подготовиться к нему, - спустя время, сказал Витя.
- Да, придут девчонки с ребятами, - не поднимая головы, сказала Лена. - Надо идти домой и накрывать на стол, хотя ужасно этого не хочется. Вообще не хотелось отмечать день рождение, но 18 лет такой возраст, который отмечают даже против желания.
- Почему не хотела? И почему столько грусти в голосе? Ну-ка улыбнись, мы же только что отпустили весь негатив, оставив только радость, - улыбнулся мужчина, подавая пример. - Давай Лен, улыбнись.
Девушка приподняла голову и неуверенно улыбнулась.
- Хочешь, я пойду с тобой и помогу приготовить все?
- Правда?
- Ну конечно, правда, - Витя выпустил ее из объятий и взял за руку, - идем.
- И ты останешься? Вместе со всеми?
- Ну, если ты пригласишь меня, то я, конечно, останусь, - смутился мужчина.
- Извини, - залившись краской стыда, сказала Лена. - Я совсем не подумала о приглашении. Но это не потому, что я этого не хотела… - начала оправдываться Лена.
- Лен, Лен, - остановил ее Витя. - Успокойся, я все понимаю.
- Ты останешься? Я, правда, этого хочу.
- Ну, если хочешь, то конечно останусь. Только, - Виктор как-то замялся, но продолжил, - не боишься? Ведь там будут все наши знакомые, что они подумают, увидев меня у тебя?
Лена вначале вообще не поняла, о чем говорит Виктор, когда же после недолгих раздумий она уловила смысл, твердо ответила, не стесняясь и ничего не скрывая:
- Если честно, мне все равно, что они подумают. Ну, а после того, как я больше месяца провела у тебя дома с твоей матерью, они уже ничему не удивятся. К тому же все знают, что ты проводишь у нас много времени. Но повторю еще раз, мне безразлично их мнение, я хочу, чтобы ты был рядом. Я... мне не хватало тебя все это время. Прости меня.
- Лен, ну за что ты просишь прощения? - он остановился, останавливая и ее, и поворачивая к себе лицом. - Я сам виноват перед тобой, столько всего сделал и наворотил. Я сам должен просить прощения.
- Не надо, - дрожащим голосом произнесла Лена. - Ты сам сказал, мы только что все отпустили, так давай отпустим и забудем обо всем.
- Девочка моя, - порывисто притянув ее к себе, крепко обнял. - Мы забудем, обо всем забудем, обязательно. И все будет хорошо, вот увидишь.
- Да, - Лена прижалась к нему, пытаясь в его объятиях спрятаться ото всего и почувствовать его силу и заботу. - Мне тебя так не хватало, - всхлипнула девушка.
- Не надо плакать, - погладил ее по голове, - не надо, маленькая моя. Теперь ты должна улыбаться. Только улыбаться, - подтверждая свои слова, улыбнулся.
- Я постараюсь, - приподняв голову, улыбнулась она, а затем вновь порывисто прижалась к нему, обнимая за талию.

День совершеннолетия Лены прошел достаточно быстро. Вначале они с Виктором в спешке готовили разные вкусности для гостей, затем пришли эти самые гости, которые были такими шумными, что подняли всех соседей на уши. Скучать с ними не пришлось, они развлекали именинницу по всякому, чтобы та не грустила и постоянно улыбалась. В итоге получился замечательный день рождения, Лена не пожалела о том, что решила его таки отметить. Ну, а когда все гости ушли, Витя остался помочь убрать за ними. А пока Лена домывала посуду, ненадолго выскочил из квартиры и вернулся с букетом цветов. Он был не огромным, но и не маленьким, не вызывающим, но и не детским, а именно таким нежным, какой так необходим был сейчас Лене – букет из ранних, только что начинающихся весенних цветов - тюльпанов, приятной расцветки. Она смущенно взяла их у мужчины, хотя и сам мужчина был немного смущен, но точно знал, что хотел бы закончить день рождение Лены цветами.
Скрытый текст
С того дня Виктор с Леной начали понемногу общаться. Пусть их встречи были не такими частыми, как того хотелось мужчине, но уже то, что они были, очень радовало его.
А Лена начала постепенно привыкать к тому, что больше не одна. Конечно, она и раньше знала, что Витя рядом, но теперь он это стал показывать. Хотя раньше она сама запрещала это делать. Зато сейчас, пусть и неуверенно, но стала ценить все их встречи и разговоры, как будто раньше ничего подобного у нее не было, как будто эти отношения начались только что.
Постепенно встречи стали происходить чаще. Виктор стал приглашать девушку на свидания, если так можно было назвать их невинные встречи. Они посещали кафе, ходили в кинотеатры, выбирались на какие-то нашумевшие выставки, просто гуляли, но все, что было между ними, это невинные держания за руку, и то не всегда, и редкие объятия. Иногда, правда, Витя целовал Лену в щеку, как правило, при встрече или расставании. Но каждый раз, когда он пытался более крепко обнять девушку или просто прижать ее к себе, она отгораживалась от него. Она не отталкивала его, а просто напрягалась, а по этому мужчина уже понимал, что следует остановиться.
Казалось бы, что Лена сама хочет прикосновений мужчины, хочет чувствовать себя любимой, но при этом, при каждом прикосновении происходило обратное. Она как будто давала надежду на продолжение, но когда Виктор пытался хоть немного сойти с мертвой точки, Лена обязательно отступала на шаг назад.
Витя понимал ее. Она бы и хотела пойти вперед, но еще слишком неуверенна в себе и еще не до конца верит в то, что у них может что-то получиться. Поэтому он терпеливо ждал, когда она ему поверит, да и себе тоже. Не давил на нее, просто был рядом и позволял в их отношениях только то, что разрешала Лена.
Так закончился учебный год, и наступили летние каникулы, а вместе с этим Виктор с Леной стали полностью свободными и могли больше времени проводить вместе.
Только даже этого мужчине было мало. Он хотел быть с Леной постоянно, хотел наконец доказать ей, что у них все может быть. Хотел увидеть ее полное доверие по отношению к себе.

Спасибо: 95 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1554
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 83
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.10.09 15:24. Заголовок: Все приготовились к ..


Скрытый текст


- Лен, мы можем поговорить? – спросил Витя, заглядывая в комнату девушки.
- Можем. – Она повернулась от компьютера к мужчине и посмотрела на него. – Что-то случилось?
- Нет, ничего не случилось. Просто я хочу тебе кое-что предложить, – входя в комнату и садясь на диван, сказал Виктор. – Правда предложение может показаться тебе странным.
- Я думаю, оно не будет страннее того предложения, когда ты пригласил меня в гости к своей матери, – улыбнулась Лена.
- Думаю, будет, - как-то неуверенно ответил мужчина. – Ты только вначале дослушай до конца, а не перебивай меня, и после этого окончательно ответишь. Хорошо?
Лена внимательно посмотрела на мужчину, а затем сказала:
- Хорошо.
- Я начну с предыстории, чтобы ты поняла, к чему я веду, – начал говорить мужчина. – Когда-то давно, когда я еще жил не в Москве, а с родителями дома, я полюбил с друзьями каждое лето ездить в какие-нибудь новые места. Пока мы были совсем юные, ездили не далеко, но непременным атрибутом этих поездок были палатки и походная жизнь. Постепенно мы росли, взрослели, у некоторых появились машины, у меня на тот момент она тоже была, и мы стали уезжать на более длинные расстояния. Когда я переехал жить в Москву, мне пришлось продать свою машину, а так же забыть о своем увлечении каждый год куда-то ездить. Но все это было недолгим, так как уже здесь я познакомился с ребятами, которые, так же как и я, любят природу и пытаются ежегодно куда-нибудь выбираться. У меня сейчас хоть и не много друзей, но мы с ними очень близки. – На какое-то мгновение он замолчал, будто решая, что именно следует сказать дальше. – Вот уже пять лет мы все вместе ездим куда-нибудь, как правило, на двух-трех машинах. Прошлым летом у меня правда не получилось никуда выехать, - увидев, что Лена собирается что-то сказать, он ее тут же опередил, - но я этому только рад. Во-первых, побывал дома, увиделся с мамой, во-вторых, был с тобой, хотя и случай представился неприятным. А этим летом у большинства друзей не получается выехать, отпуска раскиданы неравномерно, поэтому они планируют поехать только в сентябре, правда еще не решили куда именно. Но я в сентябре не смогу, сама понимаешь, начнется учебный год и меня не отпустят. А мне очень хотелось бы снова окунуться в природную жизнь, отдохнуть ото всего, забыть обо всей цивилизации и просто пожить какое-то время в свое удовольствие. И все дело в том, что у меня есть прекрасная возможность для всего этого. Мой друг, один из тех, с которыми мы всегда ездим, через неделю летит со всей семьей на отдых за границу. Он будет отсутствовать три недели, в течение которых его машина будет стоять дома в гараже. А он знает о том, что у меня в сентябре не получится с ними никуда выехать, а так же знает о том, что я уже давно мечтаю побывать в Карелии, так как наслышан о ней и хотел бы ознакомиться с ее природой. Дело в том, что я могу управлять его машиной без него, так как вписан во все документы. Ведь когда мы ездим куда-нибудь, расстояния бывают длинными и чтобы не очень уставать, мы менялись и поочередно вели ее. И сегодня он мне предложил воспользоваться такой возможностью и взять у него машину, пока его не будет. Если я конечно согласен поехать один. – Витя замолчал перед тем, как перейти к самому главному, а, после, глубоко вздохнув, продолжил. – И вот мое предложение к тебе. Через неделю в моем распоряжении будет неплохой внедорожник, на котором я хочу поехать туда, куда давно хотел. То есть доехать до Петербурга, побыть в нем пару деньков, а дальше уже без всякой цели проехаться вдоль Ладожского озера, просто по Карелии. Ну, или не вдоль него, еще не решил. Там везде очень красиво, я видел фотографии и много читал. И я очень хочу, чтобы ты поехала со мной, – на одном дыхании выпалил Витя.
У Лены от изумления поползли вверх брови.
- С тобой? То есть ты и я, вдвоем?
- Тебя это смущает?
- А где мы будем жить? – проигнорировав его вопрос, задала встречный Лена.
- В палатке, - неуверенно ответил Витя. – Полностью походная жизнь – готовка на костре, ночевка в палатке. Никакого душа, фена, Интернета, и даже телефона. Полный отдых от цивилизации.
- Я никогда не ходила в такие походы и не знаю, как нужно вести себя в них, что делать, в той или иной ситуации.
- А тебе и не надо ничего знать. Когда мы будем ехать, будешь сидеть на месте пассажира и любоваться видом из окна. Вечерами костер будет за мной, можешь только помочь дров насобирать и посуду помыть после завтрака и ужина. Ну, а сборку и разборку палатки я тоже беру на себя.
- Тогда зачем я вообще, если от меня не будет никакого толка?
- Толк будет. Во-первых, мне будет не скучно. Одному ведь ехать как-то не хочется. Во-вторых, я хочу, чтобы именно ты поехала со мной. В-третьих, хочу, чтобы ты развеялась и отдохнула, ведь у тебя был трудный год, а на природе, вдали от цивилизации, будет самый замечательный отдых.
- Не знаю… - протянула девушка. – Меня никогда не привлекал такой отдых.
- Ты просто никогда не пробовала, – улыбнулся Витя. – Я уверен, что тебе понравится. В крайнем случае, мы в любой момент можем вернуться.
- Нет, это ерунда какая-то, – покачала головой Лена, будто пыталась избавиться от мыслей и картинок перед глазами. – Да и потом, у меня нет ничего такого, что нужно брать в такие походы. – Привела последний довод девушка, в то время как уже загорелась идеей поехать.
- Я все необходимое возьму, не переживай. Тебе нужно будет только вещи собрать. Все то, что ты обычно берешь в дорогу, да еще куртку, обязательно шерстяные носки, запасную пару обуви, желательно не просто кроссовки, а что-нибудь посерьезнее, ну и так, смотри сама, все же мы едим на север, а не на юг, а машина позволяет взять запасные теплые вещи. – провел короткий инструктаж мужчина.
- А чем мы будем заниматься? – продолжала задавать вопросы девушка.
- Как чем? – удивился мужчина. – Днем мы будем на машине преодолевать небольшие расстояния, смотреть при этом в окно на красоты, заезжать в различные города или деревня и снимать красивые и понравившиеся места на камеру и фотоаппарат. Вечерами будем жечь костры и печь картошку, - рассмеялся мужчина, погружаясь в воспоминания. – А еще, можно взять гитару и ты будешь петь песни у костра.
- Я? – рассмеялась Лена. – Нет уж, лучше ты.
- Ладно, тогда по очереди. – И без перехода спросил прямо в лоб, - поедешь со мной?
Лена вмиг стала серьезной:
- Вить, зачем все это?
- Лен, - Витя тоже стал серьезным. – Я считаю, что нам надо побыть наедине. Я сейчас не пытаюсь тебя торопить или подгонять, я помню, что ты просила о времени, так как еще не до конца пришла в себя, но прошел уже год, и как мне кажется, в последнее время ты вроде бы не отталкиваешь меня. Вот я и хочу понять, может быть у нас что-нибудь или нет. Ты знаешь, как я к тебе отношусь, но я совсем не знаю, как ты относишься ко мне. А здесь мы будем просто общаться. Ты же понимаешь, что я не позволю себе сделать ничего, что тебе бы не понравилось. – Мужчина подошел к девушке и поднял ее за руки со стула. – Лен, я люблю тебя. Позволь мне быть просто рядом с тобой. Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что сейчас и тебе это необходимо. Не отталкивай меня. – Витя притянул Лену к себе и крепко обнял. – Я так устал жить без тебя.
Лена положила ладони на грудь мужчины и прижалась к нему еще ближе.
- Я поеду, но…
- Лена, я обещаю тебе, - перебил ее мужчина, - это будет обычный дружеский поход. Все, что может быть между нами, это объятия, и может быть поцелуи, и то, только с твоего позволения, поэтому тебе нечего бояться, мы будем просто рядом.
- Хорошо, я поеду.

Спасибо: 93 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1597
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 84
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.10.09 13:09. Заголовок: В день выезда Ви..



В день выезда Виктор уже утром был дома у Кулеминых. Увидев Лену, улыбнулся и поздоровался:
- Привет. Ты готова?
- Привет, - ответная улыбка. – Готова. Вот, - указала на сумку средних размеров.
- Взяла теплые вещи?
- Ну, какие теплые, Вить? На улице лето, жара.
- Лен, - предостерегающе сказал он.
- Да взяла-взяла, - тут же успокоила его девушка, поняв что пошутить не получилось. – Куртку, шерстяные носки и даже шапку.
- Ну и молодец, - он подхватил ее сумку, она взяла небольшой рюкзачок.
Быстро попрощавшись с Петром Никаноровичем, уселись в машину и тронулись в путь.
При выезде из Москвы, а так же уже за ее пределами, в основном молчали. Лена держалась немного замкнуто, хотя причин для этого не было. Вскоре Виктор не выдержал и спросил:
- Лен, ты чего такая напряженная? Ничего страшного ведь не случилось. Мы все так же общаемся, как и раньше, и причин для стеснительности совсем нет.
- Я знаю, - согласилась девушка. – Просто это так непривычно, ехать в какую-то неизвестность с тобой.
- Почему же неизвестность? – улыбнулся мужчина. – Сегодня будем ночевать в Санкт-Петербурге. Завтра погуляем по нему, снова переночуем там, а уже на следующее утро тронемся в путь, поближе к природе.
- Ты же говорил, что мы будем жить в палатке? – удивилась Лена.
- Мы и будем, – подтвердил он. – Просто я, как не стыдно это признавать, еще ни разу не был в Петербурге. Ты, насколько мне известно, тоже. Вот и посмотрим на него вместе, тем более все равно мимо едим. Понимаю, что за один день толком ничего не увидим, но просто погуляем, времени достаточно, к тому же путешествие у нас приобщенное все же к природе, а не культурным центрам России.
- Здорово, - довольно сказала Лена. – Давно хотела побывать в нем.
- Вот и побудешь. А вообще, я надеюсь на то, что и после всего путешествия услышу от тебя только восторженные отзывы, - подмигнул Витя.
- Я и сама надеюсь на это, - смутилась девушка.
Постепенно в машине восстановилась дружеская атмосфера. Молодые люди то переговаривались, то молчали, но молчание было не давящим, своего рода сохраняющим улыбки на лицах.
- Ты не проголодалась? – проехав большую часть пути от Москвы до Петербурга, спросил Витя.
- Есть немного.
- Сейчас остановимся в каком-нибудь кафе, - улыбнулся мужчина.
Перекусив, снова тронулись в путь. Лена, удобно устроившись в кресле, смотрела с любопытством по сторонам.
- Я начинаю понимать, - довольно протянула девушка, - что мне нравится сидеть на пассажирском сиденье и просто смотреть на проносящиеся мимо картинки.
- А я не плохо себя чувствую на месте водителя, - улыбнулся Витя.
- Вить, а почему ты продал свою машину, если тебе так нравится водить? – просто спросила Лена.
- Ну, этому было много причин, - погружаясь в воспоминания, ответил мужчина. – Все началось с того, что в свое время я твердо решил перебраться в Москву. Я имею в виду не только на учебу, и не только на какое-то время, а навсегда. Ну а для того, чтобы поехать в незнакомый город, где у тебя нет ни то, что близких, но даже и знакомых, необходимо чтобы были хоть какие-то средства. А, учитывая, что я планировал остаться в Москве, мне хотелось обзавестись хоть какой-то жилплощадью. У меня были небольшие сбережения. Я каждое лето подрабатывал где-нибудь и вместо того, чтобы потратить то небольшое, что зарабатывал, все откладывал. Когда мне стукнуло 18, я решил получить права и купить пусть и не новую, но все же машину. Ведь имея машину, можно было подзаработать, особенно летом, когда у нас бывает много туристов. Их нужно было то отвезти куда-нибудь, то провезти по каким-нибудь достопримечательностям. Правда, иногда поднимались в горы на пешие «неопасные» экскурсии, как мы их называли. Это наподобие тех, какие устраивал тебе я, когда мы там были. К тому времени я давно уже окончил школу и поступил в местный техникум на строителя, если можно так выразиться. Учили там подсобнеческому делу, чуть того, чуть того. Вроде как ничего конкретного, но всего понемногу делать умею. Когда поступал, не имело особого значения на кого именно, мне просто нужно было заняться хоть чем-то, пока не было достаточных средств на покупку квартиры. Ну а так, как никакая, а профессия есть. В 20 лет отправился в Москву и практически сразу же купил квартиру. Конечно, это была дорогая покупка, но тогда было гораздо дешевле, чем сейчас. Да и родители помогли. Я поступил в институт на профессию физкультурника, - рассмеялся он, вспоминая, как школьники называют его, - как и хотел. Вначале подрабатывал немного, чтобы хватало на проживание, а, отучившись два года нашел работу посерьезнее и мог уже позволить себе нормальную жизнь, а не полупустой холодильник, хотя у студентов это норма. Для начала обставил квартиру всем необходимым, ну а после стал понемногу откладывать. Конечно, устроившись учителем, зарплата снизилась, но я хотел работать с детьми, мне это нравилось, да и одному нужно не так много на жизнь, мне хватало, даже умудрялся откладывать небольшие сбережения. Сейчас я уже могу позволить себе машину, но не уверен, что хочу этого. Вернее как. Конечно, иметь машину удобно, но с другой стороны, я все время провожу в школе, мне и ездить-то некуда, я как истинный спортсмен предпочитаю лишний раз пройтись. Ну а когда возникает желание прокатиться, мы с друзьями выезжаем куда-нибудь. А машина… я ее в любом случае куплю, если не сейчас, то когда женюсь.
Лена тут же напряглась. Если раньше после таких слов она бы жутко приревновала Виктора, то сейчас она не на долю секунды не сомневалась в том, кого именно он видит в роли своей жены. Только заглядывал он слишком далеко.
- А может быть у твоей будущей жены будет собственный автомобиль? – сказала Лена, лишь бы сказать.
- Не думаю, - твердо сказал мужчина. – Она говорила мне, что не любит водить.
Лена действительно сказала ему это сегодня утром, вначале их путешествия. Ну а сейчас это лишний раз доказывало то, что Витя видит ее своей женой.
- Вить, - предостерегающе и вместе с тем растерянно, начала девушка.
- Лен, извини, я не хотел тебя лишний раз смущать или что-то такое. Мы просто говорили о машине, и я сказал так, как думаю. К тому же ты знаешь, как я отношусь к тебе и несмотря ни на что, не теряю надежду на взаимность своих чувств. Но я ни в коем случае не тороплю тебя ни с чем и ни на чем не настаиваю. Это вырвалось само, потому что правда, и потому что шло из души.
- Я понимаю, но, слыша подобное, я непроизвольно выпускаю иголки. Просто привыкла это делать. Но я стараюсь избавиться от этого, правда плохо получается.
- Не думай ни о чем, просто постарайся научиться доверять себе.
В гостиницу они приехали около шести вечера.
Открыв багажник, Витя вытащил небольшую сумку:
- Лен, ты можешь взять с собой только самое необходимое, чтобы не тащить всю сумку наверх или тебе будет сложно это сделать?
- Нет, не сложно. Если подождешь пару минут, я все необходимое возьму, – подойдя к багажнику, ответила девушка. Мужчина дипломатично отошел, чтобы не смущать ее.
- Если что-то забудешь, не переживай, в машину в любом момент можно спуститься, - добавил Витя.
- Я готова, - не прошло и двух минут, как Лена подошла к Виктору с рюкзаком, заброшенным на одно плечо.
- Давай возьму, - протянул руку к рюкзаку.
- Не надо, он не тяжелый.
- И все равно я помогу, - снял с ее плеча рюкзак и закинул себе на плечо. – Идем. – Вошли в фойе гостиницы, и мужчина предложил девушке, - можешь присесть, пока я оформлю все документы.
Спустя пять минут, Витя подошел к ней, держа в руке лишь одну пластиковую карточку – ключ от номера.
Лена тут же напряглась:
- А где мой ключ?
- Вот, - удивленно протянув руку, ответил Витя.
- А твой?
- А-а-а, - понял мужчина, - у нас один номер, поэтому и ключ один.
- Что? – изумленно вскрикнула девушка.
- Лен, номер один, но в нем две комнаты, не переживай.
- А объясни, почему номер один? – продолжая злиться, спросила Лена. – Или что, в гостинице нет больше свободных номеров? Поехали тогда в другую.
- Думаю, в гостинице есть места, но я специально бронировал такой номер, мне его и дали. Не хотел оставлять тебя одну в незнакомом месте, пусть это и гостиница, и пусть я знаю, что ты рядом. – Витя не оправдывался, он просто пытался объяснить мотивы своего поступка. – Давай для начала посмотрим на номер, и если он тебе не понравится, мы попробуем обменять его на два одноместных.
Лена без слов встала и пошла в сторону лифтов. Поднимались на нужный этаж в давящем молчании. У Вити было желание развернуться и, наплевав на все пойти и поменять номер. Но, взяв себя в руки, он добрался до их номера и, открыв дверь, пропустил Лену вперед.
- Как и обещали, гостиная и две комнаты, - осмотрев номер, сказал Витя. – Ты можешь выбрать себе любую. – Он открыл вначале одну дверь, затем другую. - Хотя в правой комнате есть задвижка, - с болью в голосе произнес он.
Лена резко приблизилась к нему и практически кинулась в его объятия.
- Вить, ну прости меня. Я знаю, что ты хочешь как лучше, просто все это так ново для меня, и я теряюсь, не знаю, что делать и чего ты от меня ожидаешь.
- Доверия, - тут же сказал мужчина. – В нашем путешествии это главное.
- Я доверяю.
- Разве? Если бы ты доверяла мне, ты бы не испугалась так, притом, что я сразу же сказал тебе, что здесь две комнаты. – Он стоял прямо, не пытаясь ее обнять.
- Витя, мне тяжело. Тяжело было вот так просто взять и поехать с тобой, тяжело вести себя так, как будто все это обычно для нас, тяжело вот так сразу принять то, что мы остановились в одном номере. Но при всем этом, я понимаю тебя, а так же знаю, что ты все это делаешь только из искренних побуждений. Ведь думай я иначе, я бы просто не поехала с тобой. Но я доверяю тебе, честно.
Мужчина обнял ее и притянул к себе. Без слов и попыток что-то сказать. С одной стороны, он ее понимал, а с другой… ему и самому было сейчас не легко.
- Так что, останемся здесь или поменяем номер? – И хотя он подозревал, каким будет ответ Лены, он все же спросил об этом.
- Останемся. Мне здесь нравится.
- Хорошо, какую комнату ты выбираешь? – И на сей раз, он, догадываясь о ее ответе, все же напряженно ждал его.
- Левую.
Витя улыбнулся – не ошибся.
- Будем принимать душ или сразу пойдем гулять?
- Мы еще и гулять пойдем? – радостно подняв голову с его груди, спросила она.
- Конечно, - подтвердил он и посмотрел ей в лицо. – Еще весь вечер впереди. Проведем его с пользой.
- Но ты ведь целый день провел за рулем, не устал? – обеспокоено спросила девушка.
- Не настолько, чтобы не пойти на прогулку. К тому же, мы не поедим, а пойдем, а прогуляюсь я с удовольствием. – Радуясь заботе Лены, ответил Витя.
- Тогда я быстренько в душ. – Отодвинувшись от него, взяла свой рюкзак и пошла к себе в комнату.
- Пользуйся-пользуйся благами цивилизации, пока есть такая возможность, - вслед ей пошутил Витя.
Лена, улыбнувшись, обернулась, скорчила смешную рожицу и вошла в комнату.

Спасибо: 88 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1611
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 86
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.10.09 13:15. Заголовок: Продка не короткая, ..


Скрытый текст


Вечер, а за ним и следующий день, прошел просто замечательно. Лена с Виктором много времени провели на прогулке, а на второй вечер даже остались на разводку мостов, чтобы собственными глазами увидеть то, ради чего в Петербург приезжали многочисленные туристы. Их даже не смутило, что наутро им нужно было двигаться в путь. У них не было строгого графика, а значит, они могли позволить себе выехать в обед и разбить лагерь уже через несколько часов.
Правда все же на следующий день они были бодрыми, но решили далеко не ехать и уже после четырех часов остановились в чудном местечке. Хотя найти его было сложно, но результат их порадовал. На берегу небольшого озера была зеленая полянка, на которой они и расположились.
Вначале было принято решение разбить палатку, а уже затем разводить костер и готовить ужин. Виктор показывал Лене как именно нужно ставить их раскладывающийся домик, чтобы она в случае необходимости могла сделать это самостоятельно.
- На мне будет палатка, а на тебе костер и ужин, - довольно сказала девушка, когда домик занял свое место на ровном участке.
- Хорошо, - согласился мужчина. – Так даже лучше. Пока ты ее будешь ставить, я уже разведу костер. А ты уверена, что справишься с ней самостоятельно?
- Конечно, уверена, ты ведь показал мне. Да и нет ничего сложного в этом.
- Тогда с завтрашнего дня это на тебе, – улыбнулся он.
Для Лены все это было впервые и она с огромным интересом и любопытством смотрела на то, как Виктор готовит ужин на костре; как солнце, еще не севшее за горизонт, красиво отражается в воде; слушала пение местных птичек, а так же наслаждалась воздухом, который здесь очень отличался от городского и был более свеж и чист.
Витя рассказывал какие-то забавные истории из тех путешествий, которые он совершал с друзьями, а Лена довольно его слушала, попивая чай и любуясь природой.
Время пролетело незаметно, на улице стало смеркаться, и Витя предложил отправиться спать.
- Времени, наверное, уже много, - добавил он и взглянул на часы. Затем изумленно посмотрел на девушку и сказал, - Лен, ты не поверишь, но уже почти полночь.
- Как? – Лена удивленно подняла вверх брови.
- Да здесь же белые ночи, поэтому это так и незаметно.
Лена лишь рассмеялась в ответ, оглядываясь по сторонам.
Витя, как мужчина, отправил Лену первую в палатку, чтобы она могла переодеться и лечь в спальный мешок. А уже затем сам забрался туда, проверив машину и костер.
Не смотря на то, что время было позднее, в палатке можно было разглядеть друг друга. И Витя видел по прошествии какого-то времени, что Лена все еще не спит. Она вертелась, пытаясь удобно устроиться, но даже это ей не помогало.
- Лен, ты чего не спишь? – наконец спросил мужчина.
Девушка лежала на боку к нему спиной, но он увидел, как она напряглась после его слов.
- Да как-то… просто впервые сплю в палатке и мне все кажется, что рядом кто-то ходит, слышу какие-то шорохи и звуки, хотя и понимаю, что здесь никого нет, а… как-то страшновато.
- Ты правильно сказала, тебе нечего бояться, просто шорохи в лесу это нормально, но в этом нет ничего страшного, - подтвердил Виктор. – Ну, если хочешь, я тебя обниму, - он повернулся на бок к ней и положил руку поверх спального мешка на талию девушки, - и будет не так страшно.
Девушка вначале промолчала, почувствовав его руку на себе, затем судорожно вздохнула и придвинулась ближе к мужчине, упираясь спиной ему в грудь.
- Теперь правда стало спокойнее, - тихо сказала Лена.
- Ну, вот и хорошо, - пряча улыбку, сказал Витя. – Тогда давай спать, - удобно устраиваясь и прижимая к себе еще ближе Лену, добавил он.
Девушка расслабилась рядом с сильным телом мужчины и, доверившись ему, начала погружаться в сон.
Следующие два дня были сказочными, как казалось Лене. Она вставала поздно, но лишь потому, что на свежем воздухе замечательно спалось, да и потому, что Витя позволял ей выспаться, а сам вставал пораньше и готовил завтрак. Затем пока она мыла посуду, он собирал палатку, хотя она и говорила, что сама будет этим заниматься, но мужчина лишь добродушно улыбался, и пока она занималась посудой у озера, собирал их лагерь. Затем они отъезжали на небольшое расстояние, могли заехать куда-нибудь, так как Лена сидела с картой и выбирала им путь. И если удавалось найти что-то интересное, обязательно говорила об этом Вите, чтобы он заехал, и чтобы они посмотрели на все. Затем они искали место для ночевки, а это занятие всегда затягивалось на час, а то и два. Ну и уже после Лена занималась палаткой, а Витя костром и ужином, как и договорились в первый вечер. Спать ложились всегда вместе, и мужчина уже без разговоров, хотя и с опаской, но обнимал девушку. И только когда она расслаблялась в его руках, позволял снять с себя все напряжение и погрузиться в сон.
Чем дальше они двигались на север, тем светлее становились ночи. Но тем и холоднее было. Днем уже солнце светило не тепло, а просто для озарения красоты, а природа постепенно менялась и становилась более интересной. Деревья были невысокими и редкими, но зато озер было очень много.
На третий день пути, вечером, на улице стало совсем прохладно, температура было около 12 градусов и спать пришлось ложиться не в обычных футболках и спортивных брюках, а одеваться, как следует, чтобы не замерзнуть.
Ну а на четвертый вечер температура опустилась до 7 градусов. Для Виктора в этом не было ничего страшного, но он опасался за Лену. Но она подумала, что если он может при такой температуре ночевать в палатке, то и она сможет, и твердо отказалась остановиться в придорожном отеле, хотя и хотела оказаться в условиях цивилизации, решила не сдаваться при первой же сложности. Витя в эту ночь так же обнял ее, а поверх них накинул небольшой плед, который был в машине на всякий случай. Было холодно, но в объятиях Виктора этого так явно не замечалось, и Лена уснула.
Такая температура была странной посередине лета и совсем необычной для Лены, но тем интереснее ей было все изучать. Правда, вечером было не совсем удобно, так как перед сном приходилось надевать на себя все теплые вещи, чтобы не мерзнуть ночью. Сегодня Лена уже переоделась на ночь, когда вспомнила, что еще не чистила зубы и пошла к озеру.
Витя убирал все после ужина, когда услышал громкий всплеск воды. Тут же все бросив, подбежал к озеру из которого уже выбиралась насквозь мокрая Лена.
- Лен, ты в порядке? – подбежал он к девушке.
- В полном, - улыбнулась она, хотя и начинала дрожать от холода.
- Как ты вообще оказалась в воде?
- Камень был скользким, да и на мне уже много одежды, неудобно встала, а еще рядом лягушка проквакала, я и дернулась. Не устояла на ногах и упала в озеро. Хорошо хоть мелко у берега, а то в такой тяжелой одежде точно не выплыла бы. Но намокнуть успела вся, – с сожалением сказала она.
- Так, пошли в машину, - быстро сказала мужчина, и взял Лену за холодную руку. – Я включу там печку, пока ты будешь переодеваться, чтобы окончательно не замерзла и не заболела.
- Так мне и переодеться не во что, все на мне. Ну, в смысле все теплое. Я же не думала, что здесь будет так холодно, поэтому теплой одежды особо не брала, - садясь в машину, сказала Лена.
- Давай раздевайся, - включая машину и печку на всю мощность, серьезно произнес Витя. - Сейчас подам тебе твою сумку, оденешь то, что есть. – Оставляя девушку одну, он быстро выскочил из машины, открыл багажник и, взяв сумку Лены, подал ее ей.
Когда он вернулся в машину, Лена была уже переодета и сидела в футболке на голое тело и бриджах.
Витя пытался не смотреть на ее грудь, которая так отчетливо проступала сквозь тонкую материю, а так же на соски, которые от холода превратились в острые пики. Пытаясь отогнать от себя все подобные мысли, подал ей свои спортивные брюки и свитер:
- Вот, одевай. Велико конечно тебе будет, но зато не замерзнешь. Подверни только рукава да брюки внизу, чтобы не зацепиться и не упасть.
- Но… но…
- Одевайся, Лен, - строго сказал мужчина так, что у Лены даже мысли не возникло возразить ему. Затем поставил перед ней ее запасную пару обуви и, забрав ее мокрые вещи, закрыл дверцу машины.
Лене с одной стороны было очень неудобно надевать его вещи, с другой стороны, она понимала, что это надо сделать, не будет же она в такой холод спать раздетой. Но, оказавшись в его вещах, она непроизвольно вдохнула их запах и обняла сама себя за плечи, чувствуя какую-то интимность от всего этого.
Глубоко вздохнув, она вышла из машины и пошла к костру, который Витя развел уже очень большим и сушил на нем ее вещи. Увидев рядом девушку, подал ей свою куртку:
- Одень.
- Да мне у огня и так тепло, - как-то неуверенно протянула Лена.
- Одень, - снова повторил он голосом нетерпящим возражений. – У костра может и тепло, но не настолько. А ты к тому же, только что искупалась в ледяной воде.
- Но ты тогда замерзнешь. – Ей было неудобно за то, что он отдает ей всю свою теплую одежду, хотя она и понимала, что все равно ее оденет.
- Не замерзну, видишь, я прямо рядом с огнем, а здесь очень жарко. Давай одевайся и садись поближе к огню. Сейчас посушу твои вещи, и пойдем спать. Они на таком огне должны высохнуть, хотя может быть и не совсем. Но к завтрашней ночи точно высохнут. А сегодня тебе придется спать так.
Лена надела его куртку утопая в ней полностью и погружаясь в аромат мужчины и его тепло. Жар от костра начинал морить, а Витя рядом против воли притягивал ее взгляд. Хотелось прижаться к нему, а не просто чувствовать его рядом. Сколько прошло времени, девушка не знала, но Витя сказал, что на сегодня хватит просушки и пора идти спать. Ее он отправил в палатку сразу же, как только начал тушить костер и сказал, чтобы она легла в спальник, а не сидела. Но когда он забрался в палатку, увидел девушку сидящей на спальных мешках:
- Лена, ты почему еще не лежишь? – повысив голос, спросил он.
- Как это понимать? – напряженным голосом спросила девушка и приподняла их спальные мешки скрепленные воедино молнией. Она знала, что мешки можно скрепить вместе, если они полностью одинаковые, а у них они были именно таковыми, но не понимала, зачем это сделал Витя.
- Это понимать как то, что сегодня мы будем спать вместе. У тебя нет теплых вещей, на улице 6 градусов, ты окунулась в холодную воду, да ты замерзнешь сразу же, и уже утром будешь болеть. А если мы будем спать вместе, будет теплее, гораздо теплее. Поэтому не выдумывай себе всяких небылиц и давай ложись. Или что ты думаешь, я соединил наши спальники с каким-то нехорошим умыслом?
- Я вообще ничего не думаю, - сопя, ответила Лена и, скинув куртку, забралась в спальный мешок.
Витя вздохнул и лег рядом с ней, закрывая молнию. Он чувствовал, как она была напряжена, но пока молчал. Накинул на них куртку, плед, затем обнял Лену и прижал к себе:
- Ну, ты что, боишься меня? – тихо спросил он. – Лен, мы сегодня будем спать так же, как спали до этого, просто обнявшись. Ну что ты, не доверяешь мне? Ты же понимаешь, что это только в лечебных целях.
- Все это… так… странно, – прошептала Лена. Затем повернулась к мужчине и прижалась к его груди. – Но мне так хорошо сейчас. И спокойно.
Витя еще сильнее прижал ее к себе и поцеловал в макушку:
- Мне тоже сейчас очень хорошо.
Лена на эти слова приподняла голову с груди мужчины и посмотрела ему в лицо. На улице было достаточно светло, чтобы мужчина увидел в ее глазах ожидание чего-то большего, а не просто слов. Не сдерживая себя, он опустил голову и легко прижался к губам Лены поцелуем. Как бы убеждаясь, что он не ошибся и она ждала именно этого, задержался на ее губах и снова захватил их в плен своим ртом. Лена неуверенно ответила и тут же отстранилась, вновь прижимаясь к его груди головой. А Витя, пытаясь укрыть ее своими объятиями, поцеловал в белокурую макушку и закрыл глаза.
Первый шаг в их отношениях был сделан. И этот шаг был очень велик.

22.00.

23.00.

24.00.


Могла со временем ошибиться на полчасика. Но ориентировочно как-то так.

Спасибо: 90 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1664
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 87
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.10.09 10:39. Заголовок: Прдка сегодня будет ..


Скрытый текст


Утром Лена проснулась в палатке одна. Когда выбралась из нее, не удивилась, увидев Виктора рядом с костром. Он готовил завтрак, и при этом рядом с ним сушилась ее, все еще влажная, одежда. Увидев девушку, он подошел к ней и приобняв, быстро поцеловал в губы. Витя сделал все это так спокойно и размеренно, как будто именно так начиналось каждое их утро. Но он меньше всего хотел забывать их поцелуй и делать вид, что вчера ничего не произошло. Сегодня он лишь подчеркнул вчерашнее движение Лены ему навстречу ответным поцелуем.
- Доброе утро. Не замерзла? – спросил мужчина.
- Нет, - смутилась девушка. – Тебе тоже доброе утро.
- Значит сегодня, опять будем спать так, ведь в скрепленных спальниках и правда теплее, - продолжая спокойно говорить, произнес Виктор. - А сейчас давай умывайся, завтрак почти готов. Только Лен, - он взял ее за руку, - будь, пожалуйста, поосторожнее.
Лена под впечатлением его слов, лишь послушно кивнула и направилась к озеру. Это утро было странным и отличалось ото всех предыдущих дней, и девушка сейчас терялась. С одной стороны она не понимала, к чему все это может привести, с другой стороны она очень радовалась тому, что Витя так спокойно ко всему относится и не делает никаких попыток надавить на нее. Просто присутствует в ее жизни и дарит ей свое тепло.
Весь день прошел в какой-то необычной атмосфере ожидания и страха вечера. Ожидания, потому что вновь хотелось оказаться рядом друг с другом и прижаться друг к другу, а страха, потому что ни один, ни второй не знали, как правильно нужно себя вести. Но когда вечером они снова легли в соединенные спальные мешки, все мысли куда-то ушли. Правда ненадолго, так как вскоре они услышали, что рядом затормозила какая-то машина, а затем уже раздались мужские голоса:
- А может быть там девчонки, и мы сейчас развлечемся с ними?
- Да, я только «за». К тому же если там нет парней, они не смогут нам отказать.
Лена тут же напряглась и вцепилась в Виктора, пытаясь найти в нем защиту, а тело уже начала бить дрожь, так как воспоминания годичной давности навалились на нее с новой силой.
- Лена, - обратился к ней твердым голосом мужчина. Хотя он и сам сейчас был не рад тому, что их единение кто-то потревожил и, судя по всему, этот кто-то был не трезв, он понимал, что должен успокоить девушку. – Ничего не бойся, ладно? Я сейчас выйду и поговорю с ними, а ты оставайся здесь. Я скоро вернусь.
Девушка была испугана и даже ничего не сказала, только смотрела во все глаза на мужчину и боялась пошевелиться. Витя выбрался из спального мешка и поцеловал Лену в лоб:
- Они тебе ничего не сделают, я этого не допущу.
Лену трясло как в лихорадке. Едва Виктор выбрался из палатки, как она услышала мужские голоса. Помимо Вити, там было как минимум еще три человека.
Страх сковал ее настолько сильно, что она даже не могла пошевелиться, но в тоже время понимала и то, что больше не может лежать и захлебываться слезами, которые непроизвольно текли из глаз и напоминали о том, что с ней произошло год назад. Конечно ситуация была не такая, и вполне возможно, Витя сейчас поговорит с ними, и они уедут, только вот Лена в это верить отказывалась. Ей казалось, что все повторится, что Витя один не сможет ее защитить, что силы были совсем неравны.
Она не знала, что делать, что лучше - продолжать оставаться в палатке и дальше или попробовать выбраться из нее и помочь Вите? Правда чем именно она могла помочь, она не знала, но была уверенна, что сможет это сделать. Только одна проблема – Лена не могла даже пошевелиться парализованная ужасом происходящего.
Неожиданно перед глазами стали мелькать картинки, которые отчетливо показывали все сложные моменты, в которых она оказывалась, и где ей на помощь приходил Витя. Он всегда был рядом, а она в нужный момент просто лежит и ждет, когда он со всем разберется сам.
Почему-то вспоминалось все с самого начала, только с такой скоростью, что девушка не успевала просматривать все кадры, крутящиеся перед глазами.
Вот, в самом начале, Витя собрал их группу - «Ранетки», как тогда казалось, бредовей идеи и быть не могло. Это сейчас они уже полноценная группа со звукорежиссером, а тогда это были никому неизвестные девчонки, которые и инструменты как следует не умели держать в руках.
Затем постоянные тренировки и сближение учителя физкультуры и наивной девочки, которая на тот момент была гораздо взрослее своих сверстников. Его незаметное, но постоянное присутствие в ее жизни, его регулярная помощь и еще более близкие отношения.
Проблемы с дедом, и он рядом. Вляпалась в какую-то историю, и он вытащил. Захватили родителей, и он поддержал. Попала на ринг, и он спас.
Ринг.
Лену как током ударило. Она ведь умеет драться, он ее учил. Готовил к рингу, сам того не зная, но при этом уча ее. А раз так, то она может ему помочь сейчас. Он же ей помогал, и она может.
С трудом заставила себя встать, но получилось только сесть, дальше ноги отказывались ее держать, а из глаз с новой силой брызнули слезы от безысходности.
Воспоминания перед глазами снова замелькали как кадры киноленты.
Вот они у нее дома, вот он выхаживает ее после боев, а затем и сам попадает на ринг из-за нее. И в тоже время ее полное осознание того, что она его любит. Не подозрения как раньше, не сомнения, как прежде, а четкое осознание своих чувств – крепких, истинных чувств. Тогда она еще не думала над тем, что будет дальше, тогда она позволила себе наслаждаться этим чувством. Недолго, но все же.
Картинки стали меняться и начали показывать его любовь к ней. Его неуклюжее признание у ее подъезда, его настаивания на их встречах, можно сказать, его преследование ее. И так до тех пор, пока он не отказался от этой нелепой, как ему казалось, любви. И тогда снова возвращение на прежние круги – учитель-ученица.
А она… она его любила. Зачем же мучила его все это время? Ответ на этот вопрос сейчас никак не желал находиться в ее воспаленном мозгу.
Как она издевалась над ним, как игралась его чувствами, а он все равно был рядом, а он все равно приходил к ней на помощь. Потому что любил.
Выбралась из спального мешка, но встать на ноги не смогла, да и рост этого сделать не позволял, но зато заставила себя двигаться в сторону выхода из палатки, и проползла совсем немного в ту сторону. И снова силы ее оставили, и снова воспоминания поглотили.
Ее попытка сбежать от своих чувств, прикрываясь тем, что это неправильно, что это ей не надо, и как результат ее нелепые отношения с Гуцулом. А Витя… он в попытке сбежать от своих чувств и от боли, которую она ему причиняла, попытался забыться в объятиях своей партнерши по сериалу, как тогда казалось Лене. Но ей так просто казалось, между ними ничего не было. И когда она в очередной раз попала в беду, он снова оказался рядом, снова вытащил ее, помог ей, спас ее. Закрыл собою, не думая о том, что его могут убить, главное для него тогда было спасти ее, любимую девушку. И он спас. Снова спас, снова признался в любви, даже подарил ей цветы, но она отказалась от них, отказалась от него, отказалась от их возможных чувств.
А ведь любила его…
А что было после? Как она осознала то, что жить без него не может, что он ей нужен? Призналась ему в любви, поцеловала его, а он отвернулся от нее в самый неподходящий момент. Что тогда она чувствовала, было страшно представить. Но в тоже время она понимала, что сама виновата, что сама слишком часто причиняла ему боль и заставляла страдать. Вот и получила по заслугам. А вот новость о том, что он собрался жениться на Светочке, стала самым настоящим шоком для Лены, и она тогда окончательно поняла, что это конец.
Но ведь она любила его. По-настоящему любила. И в последний раз попыталась все спасти на выпускном.
Лена подползла к выходу из палатки, но сил не было даже на то, что поднять руку и расстегнуть молнию. От безвыходности она сжала кулаки, впиваясь короткими ноготками в нежную кожу ладоней.
А что было дальше?..
Его осознание полной, безудержной любви к ней, маленькой девочке, запутавшейся в своих собственных чувствах. Он принял ее такой, какая она есть, разорвал свое безумное предложение со Светочкой, и поспешил за ней. Только жаль, так и не смог ее догнать.
А когда догнал, было поздно.
В очередной раз было поздно, ведь она снова ни в ком не нуждалась. Только на сей раз уже совсем по другой причине, а не по своей глупости и незнанию. Тогда ей хотелось умереть, и ни один раз, а он все равно был рядом, доказывая ей своей любовью, что жизнь продолжается, что она до сих пор многое значит для него, что она до сих пор нужна ему, нужна в независимости от того, что с ней случилось, потому что он любит ее.
А она снова его отгоняла от себя, как кого-то ненужного, как нашкодившего щенка. А ведь нуждалась в нем, а ведь дышала им, когда кислорода не хватало и сковывало грудь, перекрывая ей поступление воздуха. Но при этом опять отгоняла.
Он твердил о любви, а она на него плевала. Он убеждал ее в ней, а она ее топтала. Он стремился показать ей жизнь, а она предпочитала опускаться в ад.
Он всегда был рядом, в самые сложные и самые радостные моменты ее жизни, она всегда его любила, только почему-то всегда становилась глупой рядом с ним и много не видела. Отказывалась от очевидных вещей и причиняла боль ему и себе.
А он все терпел. Ради нее. Ради ее счастья.
Резко подняла руку и расстегнула молнию на палатке. Как была, не одеваясь и не обуваясь, перебралась через ободок и оказалась в тамбуре. Еще один метр, и она будет на улице. Но зубы начали стучать друг о друга, а все тело стало колотить еще сильнее. Не от холода, хотя и это тоже присутствовало, а от страха не успеть.
Он всегда ее любил, всегда был рядом, а она за все это время даже ни разу ни сказала ему о том, что любит его. А ведь любит. Всегда любила. Даже тогда, когда ей казалось, что это чувство ушло, она все равно его любила. Потому что невозможно разлюбить того, кто уже давно вошел в твою жизнь, того, чьи привычки и мечты ты знаешь, как свои собственные, в чьей жизни всегда участвуешь и занимаешь самое главное место в ней.
Он был для нее учителем, другом, где-то братом и даже отцом, но в первую очередь он был ее любимым мужчиной. Всегда. Только понимать она это стала сейчас, в этот самый момент, когда могла его потерять. А ведь она ему так и не сказала самых главных слов, так и не призналась, что любит его.
Последний рывок, и она выбралась на улицу. Не видя ничего вокруг, с затуманенными слезами глазами, думала только о том, чтобы помочь Вите справиться с неожиданными гостями.
Она совсем не думала о том, что машина, остановившаяся рядом, могла быть вполне с дружелюбными хозяевами. Или о том, что те, кто в ней приехал, могли быть с оружием и просто-напросто убить их. Или даже о том что, увидев девушку, они могут напасть на нее, заставляя саму Лену пережить заново весь кошмар годичной давности. И самое главное, она не думала о том что, обездвижив ее, они обездвижат и Витю. Ведь он даже не шелохнется, если Лена окажется в руках преступников. А ведь за этим может последовать самое страшное. Ее снова могут изнасиловать, только на сей раз на глазах любимого и любящего мужчины. А ведь это убьет не только ее, но и его.
Но сейчас она ни о чем подобном не думала, кроме одного – помочь Вите. А, поэтому, встав твердо на ноги, как ей казалось, ведь ее до сих пор колотило в ознобе и трясло, она попыталась пойти вперед, но тут же оказалась прижатая к твердой груди мужчины.
- Господи, Ленка, ты что здесь делаешь? – крепко прижимая к себе девушку, спросил Витя. Он поймал ее в свои объятия, когда уже возвращался в палатку и увидел ее, дрожащую, с загнанным взглядом и бегущими градом слезами по щекам. Сердце невольно сжалось от боли за любимую девушку.
- Вить… - голос был сиплым и срывался, зубы стучали друг о друга, мешая говорить, плюс к этому рыдания душили ее. Взгляд был непонимающим, она с трудом различала перед собой мужчину.
- Лена, маленькая, успокойся, все хорошо, – пытаясь ее утешить, сказал мужчина. – Идем в палатку, ты вся дрожишь, замерзла, к тому же босиком стоишь.
- Нет… - вцепившись в него еще сильнее и не желая даже отодвигаться от него, вскрикнула девушка.
- Да, Лен, идем, – настойчиво сказал он и, подхватив ее на руки, опустился на колени. Посадил ее у входа в палатку, забрался следом за ней и, закрыв все молнии на палатке, пересадил девушку в спальный мешок. Она цеплялась за него, не позволяя даже двигаться, но он осторожно, но настойчиво, одел ей на ноги, поверх ее шерстяных носков, которые сейчас были слегка влажными, свои носки, затем укрыл ее спальником и крепко обнял.
- Все хорошо, успокойся, – прошептал он.
Но девушку продолжало трясти, по взгляду читалось полное непонимание происходящего. Попытался отстраниться от нее, но она крепче вцепилась в него.
- Лена, я здесь, никуда не ухожу.
Достав термос, который они всегда на ночь заливали чаем на всякий случай, налил немного горячей жидкости и подал девушке. Руки дрожали, а зубы начали стучать по металлическому ободку кружки. Сев позади нее, Витя прижал ее к своей груди, согревая со спины, а спереди еще больше укрывая спальным мешком. Он слегка поглаживал ее руки и волосы, шептал какие-то слова, ожидая пока она успокоится и придет в себя.
- Я так испугалась, - всхлипывая, произнесла она.
- Тебе нечего было бояться, до тебя и пальцем никто бы не дотронулся.
- Но их было много, а ты один. – Постепенно восстанавливая способность говорить, произнесла Лена.
- Лен, их было трое. И я не собирался с ним мериться силами и драться. Я вышел просто поговорить с ними. Ну и даже, начни они нападать на меня, ты же знаешь, я умею драться.
- Нет, - перебила его девушка, - они были пьяные, а у таких нет никаких мыслей в голове, они ведь могли и убить тебя, – задрожала Лена.
- Лена, ты не права, они ничего мне не сделали, и думаю, не могли сделать. К тому же зная, что ты здесь, я боролся бы изо всех сил.
- Я не за себя боялась, - закричала Лена и отодвинулась от него, отставляя пустую кружку и оборачиваясь к нему. – Я за тебя опасалась. Что со мной может быть? Еще одно изнасилование? Ну, так и что? Если бы с тобой что-то случилось, мне было бы все равно на то, что делают со мной.
- Не смей даже думать об этом, не то, что говорить, поняла? – Встряхнул ее за плечи, пытаясь вытрясти из нее подобные мысли.
- Витя, - казалось слезы еще сильнее полились из ее глаз и она уцепилась за его свитер, - я только сейчас поняла, как ты мне дорог. Я… я… - захлебываясь слезами, Лена пыталась соединить воедино слова, но у нее это получалось сделать с трудом. – Я люблю тебя. Люблю…
Мужчина замер от ее слов, словно не веря им, и внимательно вгляделся в плачущую девушку.
- Лен… - неуверенно произнес он.
- Ты мне не веришь, думаешь, что я это говорю от испуга, - обняв Витю за шею, девушка крепко прижалась к нему. – Но это правда. Я люблю тебя. Давно люблю, просто не верила самой себе. А сейчас, когда поняла, что могу потерять тебя, все встало на свои места. Я поняла все то, что чувствую по отношению к тебе. Это… это любовь…
Витя стиснул Лену в своих объятиях и зажмурил глаза, пытаясь продлить этот миг. Он так долго, так давно ждал этих слов от нее, что сейчас не верил своему счастью. Но оно было, и было в его руках.
- Девочка моя, - он стал быстрыми поцелуями осыпать ее лицо, - любимая… Как же долго я этого ждал… Успокойся, - он вытер ей ладонями щеки, - не надо плакать, все ведь хорошо.
- Что им надо было? – все еще всхлипывая, спросила Лена.
- Да ничего серьезного. Они потеряли своих друзей. Разбили свой лагерь где-то на этом же озере, а где именно, забыли.
- Они пьяные ездят за рулем?
- Нет. Там два парня поехали встречать друга с поезда, он решил присоединиться к их отдыху, встретили его, посадили за руль, а сами и злоупотребили спиртным. Вот теперь парень не знает, куда надо ехать, а эти двое пьяные и ничего не помнят. Остановились спросить у нас, не видели ли мы где-нибудь палатку. Ну, я им и сказал, что в километрах двух отсюда разбит лагерь, мы, когда искали место для ночевки, видели его. Вот они поблагодарили и уехали.
- А что если они вернутся? – все еще не успокоившись, спросила Лена.
- Не вернуться. Да и к тому же, тот, кто за рулем, извинился, что потревожил нас, и вел себя вполне адекватно. А эти двое, даже, несмотря на то, что не совсем трезвые, вели себя вполне прилично. Так что, тебе не о чем беспокоиться. Успокаивайся, пожалуйста, все хорошо.
- Я так испугалась, - снова повторила Лена.
- А сейчас тебе нечего бояться. Я рядом и тебя никто не тронет. Давай ложиться спать. – Он осторожно отстранил от себя девушку и уложил ее в спальный мешок. Быстро лег рядом и, обняв ее, крепко прижал к себе.
- Ведь мы от трассы уехали на семь километров, здесь и нет никого рядом, а все равно умудрились пересечься с кем-то еще. – Успокаиваясь, сказала Лена.
- Ну, озеро большое, а дальше по этой дороге, километрах в пяти, есть деревня, поэтому неудивительно, что мы здесь встретили кого-то еще.
- И все равно мне страшно, - прижимаясь к груди мужчины, прошептала Лена.
- Ну что ты, маленькая моя, – улыбнулся мужчина, только для того, чтобы развеять страх девушки. – Я рядом, я с тобой, все хорошо. – Почти невесомо прикоснулся к ее губам своими, заставляя, вынуждая успокоиться и отпустить весь страх.
Лена какое-то время лежала в объятиях мужчины, пытаясь обо всем забыть, а он легонечко поглаживал ее по волосам и плечу одной рукой, на которой лежала ее голова, а второй обнимал ее за талию и спину, прижимая к себе. Вскоре девушку погрузилась в сон, а мужчина еще долго лежал и любовался ею.
Второй шаг в их отношениях был сделан. И этот шаг был практически одним из главных из всех возможных шагов, которые они должны были пройти в пути сближения друг с другом.

Стихотворение от line_1988. Лена, спасибо тебе большое.

Дышала им, когда кислорода не хватало,
Кричала от боли, когда слов было мало.
Да, виновата, да, в чувства играла,
Но не заметила, как в них же пропала.

Жила им одним, когда сил не осталось,
Причиняла боль, когда сердце разрывалось.
Разбивала мир в клочья, когда сдавалась,
И расжигала огонь, когда души касалась.

Пользовалась им часто, а он все прощал,
Посылала, убегала - он покорно ждал.
Закрывалась, умирала - всегда рядом был.
Видела всегда в его глазах, как отчаянно любил.

Жить лишь для него - как большая награда,
Полностью раствориться в нем только рада.
И больше ничего в жизни не надо,
Лишь бы всегда оставаться с ним рядом.

Спасибо: 90 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1694
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 89
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.10.09 11:08. Заголовок: Утром Лена, да и Ви..


Утром Лена, да и Виктор тоже, чувствовали себя немного неудобно. Казалось бы, то, что произошло ночью, а именно признание Лены, должно было сблизить их, но почему-то было неловко, как будто они сделали что-то плохое, в то время как ничего подобного не произошло.
Пока ехали в машине, обстановка в ней какое-то время была напряженной. А после все само вошло в нужную колею. Они были недалеко от Мурманска, когда на горизонте появились небольшие горы, а чем ближе они подъезжали к ним, тем отчетливее на их вершинах стал появляться снег. Молодые люди вначале не поверили своим глазам, но вскоре замерли перед открывшимся видом и пониманием того, что впереди действительно лежит снег. Погода немного испортилась, и на улице попеременно то дождь шел, то затягивало все легким туманом. Но в машине было тепло и уютно, играла спокойная музыка, а открывавшиеся виды захватывали еще больше.




Обоюдным согласием было принято решение остановится сегодня на ночевку у подножия гор и они, съехав с трассы, миновали вначале небольшой город Апатиты, въехали в Кировск, который являлся центром горнолыжного отдыха в Хибинах и, преодолев его, оказались среди гор. Дух захватывало от красоты, и хотя температура на улице была низкой, и из машины совсем не хотелось выбираться, молодые люди, одевшись, выпрыгнули из нее и довольные начали оглядываться по сторонам, фотографируя местные красоты, и радостно улыбаясь. О лагере на время было забыто.



Но вскоре на Хибины нашел туман, потемнело, а вслед за этим начался мелкий снег, как дождь. Витя с Леной даже не поняли вначале, что это снег, только гораздо позже, когда вновь посветлело, они увидели, что это было. Так как горы стояли с покрытыми белоснежными склонами, но на земле ничего не было. Удивленные, они снова взялись за фотоаппараты, пытаясь запечатлеть все это.



Так, не ожидавшие увидеть зиму среди лета, они провели вечер в удивлении, но именно оно помогло восстановить дружескую атмосферу, которую они слегка потеряли прошлой ночью.
Спать легли снова вместе, в соединенные спальники, но теперь это было уже не столько необходимостью, хотя это и играло большую роль, так как на улице было 4 градуса, как желанием быть вместе, чувствовать друг друга.
Ночь была холодной, но молодые люди ее стойко выдержали, хотя, отправляясь спать, договорились о том, что если будут замерзать, переберутся в машину. Вите было немного зябко, Лене же вполне комфортно. Объятия Виктора ее полностью согревали. Хотя ее хрупкое тело дарило тепло и ему, но она была такой маленькой, как ему казалось, что он просто пытался огородить ее ото всего, и от холода в первую очередь.
Утром костер не разводили. Все было мокрым, плохо горело еще вечером, и они долго мучились с ужином. Поэтому решили быстренько съездить на перевал, от которого они были недалеко, а затем пообедать в городе. Сейчас же они позавтракали почти детским завтраком – молоком с печеньем. Но даже этот простой завтрак их радовал, так как впереди их ждали приключения, к которым они стремились.
Дорога на перевал была практически непроезжей. Даже то, что они были на внедорожнике, не добавляло им уверенности в возможности доехать до него. Вначале был ручей с большими камнями, по которому они долго тащились, затем, когда, казалось бы, что вышли на дорогу, впереди показался сугроб, который невозможно было объехать.



Витя с Леной вдвоем решали, рискнуть и поехать вперед или развернуться и отправиться назад. Но оба были любителями приключений, да и очень хотелось побывать на перевале, поэтому рискнули ехать дальше. Правда, дальше сугроба им проехать не удалось. Они зависли в нем настолько, что сами уже выехать не смогли бы при всем желании.
Вначале они смеялись и не могли успокоиться. Ведь застрять в снегу посередине лета было для них необычным, тем более не на таком уж севере они были. Поэтому, веселясь, начали фотографировать такое диво, как снег в июле месяце, и машину, застрявшую в этом самом снегу.



Затем, начав замерзать и поняв, что на улице всего 2 градуса, начали понимать и то, что выбираться из этого снега придется самим. Вначале пытались откапать колеса от снега лопатой, но это не помогало. Сотовый телефон не работал - не было связи. А затем пришло понимание того, что сами они отсюда не выберутся.
До города было километров пять, и Витя уже собирался пойти в него и попросить помощи, как сзади они увидели подъехавшую машину. Она была мощнее их и хотя с трудом, но все же достала их из снега.
Виктор с Леной решили, что на перевал они не поедут, хватит с них приключений, и отправились дальше. Впереди их ждал Мурманск, в котором они решили остановиться в гостинице и провести в цивилизации ночь.
Номер сняли такой же, как был в Петербурге, один, но с двумя комнатами. Правда, ночью спали оба не так хорошо, как до этого в палатке. Казалось бы, все должно было быть наоборот, они спят в тепле и на мягкой постели, но и одному, и второму было комфортнее в палатке, зато в объятиях друг друга.
Утром они встретились с улыбкой на лицах, а когда Витя подошел, обнял Лену и легко поцеловал, сказав при этом:
- Доброе утро, солнышко, - девушка еще больше расплылась в улыбке и прижалась к нему.
Днем они посмотрели достопримечательности города, хотя оба согласились в том, что город больше промышленный и смотреть в нем практически нечего. Хотя может быть, так казалось только из-за погоды, которая не радовала их теплом и солнцем.




Как бы то ни было, уже после обеда молодые люди тронулись в путь дальше. Их целью было доехать до самой северной точки, до которой они смогут добраться, и поглядеть на Баренцево море.
Уже вечером, стоя у берега моря, они довольно разглядывали окружение. Все казалось очень необычным и совсем не походило на Черное море, на котором они были год назад.
Лена стояла у берега, когда к ней сзади подошел Виктор и обнял ее со спины, скрещивая руки у нее на животе и притягивая девушку к себе. Она на удивление Виктора, не воспротивилась этому, хотя он этого и опасался, а доверчиво откинулась ему на грудь, расслабляясь в его руках.
- Здесь так красиво, правда? – произнесла она.
- Очень красиво, но все это теряется на твоем фоне, ты гораздо красивее.
Лена откинула голову ему на грудь и положила руки на его руки, таким образом благодаря его.
- Я люблю тебя, - тихо сказал мужчина и поцеловал девушку в висок.
Лена понимала, что он хочет услышать от нее такие же слова, но в ту ночь, когда она их произнесла впервые, она была очень напугана, и все случилось само, а сейчас было сложно это сделать, ведь до этого она никогда не говорила ему слов любви. Это было однажды, но так давно, еще в прошлой ее жизни. А сейчас…
- И я тебя, - единственные слова, которые она смогла произнести, пусть и не полное признание в любви, но достаточно для того, чтобы он понял, что это действительно так.
Спать ложились вместе. Пока Виктор занимался костром, Лена поставила палатку и разложила их спальные мешки, соединив их воедино. Витя если и был немного удивлен этим, не подал вида, ведь ему и самому хотелось оказалось рядом с Леной, обнять ее и прижать к себе. Прошлую ночь они спали врозь, но уже этого было достаточно, чтобы они соскучились друг по другу и захотели вновь оказаться в одном спальном мешке.
Сегодня на удивление было теплее предыдущей ночевки в палатке, хотя они и находились на северной точке, но видно теплое течение Гольфстрим давало о себе знать. Правда, это не мешало молодым людям удобно устроиться в объятиях друг друга. И если Лена до этого всегда поворачивалась к Виктору лицом лишь после того, как он ее обнимал, то сегодня она сразу же легла так, свернувшись у него на груди, как котенок и радуясь тому, что они снова вместе. Он же ее заботливо обнимал и поглаживал по голове. Поцелуев сегодня не было, но казалось, что они именно сегодня и не нужны были им, куда приятнее было снова оказаться в объятиях друг друга и получать удовольствие уже от этого. Просто вместе, зная, что любят друг друга.
В обратный путь тронулись в обед. С какой-то грустью и сожалением, что путешествие подходит к концу. Хотя до Москвы было еще далеко, но это было обратной дорогой, а уже это добавляло как-то грусти. Треть пути они преодолели в этот же день, до того места на трассе, на которое они выехали, когда ехали еще к Мурманску. Ведь туда они двигались вдоль Ладожского озера, а обратно по трассе Петербург-Мурманск.
Остановились у полярного круга, чтобы запечатлеть их присутствие с ним. Было интересно находиться рядом с этим знаком и понимать, как далеко они забрались, за полярный круг.



Вечером они сидели у костра в объятиях друг друга. Как-то само так получилось. Витя обнял ее, а она придвинулась к нему, удобно устраиваясь в его руках. Ну а ночь снова была в одном спальнике в объятиях друг друга. Только сегодня на ночь, Витя легко поцеловал Лену в губы. Она провела пальцами по его лицу, вгляделась в его глаза, и вместо ответного поцелуя, крепко обняла за шею.
Чем ближе они подъезжали к Петербургу, тем теплее становилось. Но теплее было не только на улице, но и в отношениях Лены с Виктором. Они стали более улыбчивыми, теперь могли взяться за руки, когда что-то смотрели, или обняться, когда просто замирали перед какой-то красивой местностью. Ночи были тоже теплыми, и в спальных мешках было уже жарко. Но даже здесь они не пожелали разъединить своих объятий на ночь и, разложив один спальный мешок на земле, вторым укрылись, как одеялом.
А сегодня была их последняя ночь в палатке. Они были недалеко от Петербурга, и завтра днем должны были быть уже в нем.

Хочу выразить свою благодарность little_stone за помощь в фотографиях с машиной, а именно, за смену номеров на ней. Анюта, солнышко, спасибо.

Спасибо: 84 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1730
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 90
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.10.09 11:43. Заголовок: http://yoursmileys.r..


Скрытый текст


Мужчина с девушкой сидели у костра – она находилась в его объятиях, облокачиваясь спиной ему на грудь.
- Лен, - позвал ее Витя, привлекая к себе внимание, так как последние минуты они находились в молчании.
- Что? – отозвалась девушка.
- А ты, правда, меня любишь? – Как ребенок спрашивает у родителей, голосом полным надежд, поинтересовался смущенно он.
- Правда, - улыбнулась девушка, отвечая спокойным голосом. – Сложно поверить в это, да? – грустно спросила она.
- Не то чтобы сложно, просто все так неожиданно, что мне хочется это слышать постоянно. Ведь я так долго ждал этого, - тихо добавил Витя.
Лена немного развернулась в объятиях мужчины, чтобы можно было видеть его лицо и, глядя ему в глаза, твердо произнесла:
- Я люблю тебя. Люблю!
Витя не отвечая, прижал к себе девушку еще ближе и заключил в объятия. Затем выдохнул ей в макушку:
- А выйдешь за меня замуж?
Лена вздрогнула и вскинула голову, пытаясь прочесть в лице мужчины, смысл только что произнесенных слов. Не ослышалась ли она, правда ли это?
- Замуж? – переспросила Лена, дрожащим голосом.
- Да, – голос дрогнул. Витя понял, что только что произнес свою заветную мечту, свое желание, которое уже давно его преследовало, но которому еще не пришло время сбыться. А сейчас, когда оно было выпущено наружу подсознательно, он не хотел больше отступать. – Я люблю тебя, ты любишь меня, почему бы нам не быть вместе всегда?
- Но Вить, это глупо, – отодвинулась от него девушка. – Наши отношения далеки от тех, которые необходимы для свадьбы. Я только-только начала привыкать к тебе, только позволила поверить себе в то, что у нас все может получиться, а ты так сразу хочешь жениться на мне.
- Лен, это совсем не глупо, – настаивая на своем, сказал мужчина. – Мы любим друг друга. Я уверен в своих чувствах и знаю, что мне кроме тебя больше никто не нужен. Ты тоже любишь меня, и как это ни странно звучит, я уверен, что и тебе больше никто не нужен, что мы нашли друг друга. Эта поездка, она лишь еще больше сблизила нас. Я уже настолько привык быть рядом с тобой, что не представляю, как буду обходиться без тебя в Москве хоть день. Засыпать и просыпаться с тобой, стало для меня очень острой потребностью и необходимостью, и я боюсь возвращения домой, потому что там нам придется расстаться, а вернее, забыть о том, как мы жили здесь и снова начать встречаться по несколько часов в день. Поэтому я предлагаю тебе выйти за меня замуж. Я же вижу, что тебе тоже нравятся наши совместные дни, да и ночи, которые мы проводим в объятиях друг друга. А свадьба, она ничего не изменит, она лишь соединит нас еще ближе. Ты не подумай, я не пытаюсь таким образом подгонять тебя и ускорять нашу близость, к которой ты еще не готова. Нет. Я все понимаю и вижу. И то, что мы станем мужем и женой, не будет означать, что я от тебя сразу же потребую исполнения супружеских обязанностей. Между нами ничего не будет, пока ты не будешь к этому готова. И даже будучи моей женой, если ты этого не захочешь, этого не будет. Просто я хочу быть с тобой, хочу знать, что ты рядом, что ты моя. Хочу, приходя домой, видеть тебя там, хочу засыпать, держа тебя в объятиях, хочу просыпаться с тобой, хочу дарить тебе утренний поцелуй и приносить утренний сок в постель. Хочу просто быть рядом и любить тебя.
Лена изумленно на него смотрела. Слова в ответ подбирались с трудом и в большей степени проглатывались ею, так как она совсем не знала, что можно на это ответить:
- Я… я тоже люблю тебя и хочу быть с тобой, но все же свадьба, это очень серьезный шаг и я совсем не уверена, что нам это сейчас необходимо. Конечно, я хочу быть рядом с тобой, да, но вот жить вместе… я не готова к этому, - как-то грустно сказала Лена. – Хотя и хотела бы этого.
- Лен, мы просто будем вместе привыкать быть рядом друг с другом. Мы оба страдали и мучались, почему бы нам не попытаться вдвоем привыкнуть к тому, что сейчас все изменилось, что впереди у нас только счастье, а вся боль осталась позади. Конечно, нам будет сложно, но нам в любом случае будет сложно, а так мы будем вместе и это нам поможем. Я хочу быть с тобой. – Он притянул ее к себе и обнял.
Лена напряженно сидела в объятиях Виктора. Она понимала его, понимала его желания, потому что они совпадали с ее, но вот ответить положительно было сложно. И не потому, что она этого не хотела, а потому что страх до сих пор оставался в ней. Она боялась, что ничего не получится, что все разрушится так и не начавшись, а это окончательно бы ее убило, уничтожило. Но как же хотелось сказать ему заветное «да».
- Я не знаю, - прошептала она. – О таком не говорят так просто и не делают таких предложений столь быстро.
- Это и не быстро. И совсем не просто. Это осознанный шаг с моей стороны, осознанное желание видеть тебя моей женой. – Ненадолго замолчал, а после неожиданно сказал, - ты боишься, да? Боишься того, что я буду торопить тебя, что буду настаивать на близости, что у нас может ничего не получиться, что вновь испытаешь боль. Но Лен, я обещаю тебе, что ничего подобного не будет.
- Вить, ты понимаешь, если ты хоть немного надавишь на меня в плане интимной близости, это поставит точку во всем. Мы и не целовались-то еще толком, что же говорить о продолжение?
- Лена, я все это прекрасно понимаю и не собираюсь неосторожным действием разрушить все то, к чему так долго шел. Я же вижу, что об этом еще слишком рано говорить, и я не буду этого делать. Конечно, я бываю несдержанным, взрывным, могу покричать, но это не значит, что я могу принудить тебя к тому, чего ты не хочешь. Для меня важны твои желания ни чуть не меньше моих собственных, даже больше. И подводить я тебя к нашей близости буду постепенно, а не приведу в брачную ночь в квартиру, и не думая о твоих чувствах, уложу в постель.
- Постепенно? – приподняла голову, пытаясь понять, о чем он говорит.
- Да, малыш, постепенно. – Взглянул ей в глаза и провел пальцами по лбу, отводя челку, а затем по щеке. – Как ты говоришь, вначале мы будет по-настоящему целоваться, - он слегка улыбнулся. – А затем я буду не спеша открывать тебе мир наслаждений. Медленно-медленно, чтобы ты чувствовала только удовольствие от этого.
- И я его почувствую? – смотря ему прямо в глаза, спросила Лена.
- Это будет самым главным условием для нас. Каждый новый шаг будет делаться лишь тогда, когда предыдущий будет закреплен тобою, когда ты будешь полностью доверять мне.
Витя какое-то время просто сидел и смотрел на Лену, затем осторожно приподнял ее подбородок и, нагнувшись, легко накрыл ее губы своими. Мягкое прикосновение, которым он пытался доказать свои слова, но в тоже время постепенно переходящее в попытку добиться ответа, в настояние того, чтобы она доверилась и открылась ему.
Скользнув рукой по шее девушки, запустил пальцы в волосы и, поддерживая голову Лены ладонью, немного углубил поцелуй, ласково и бережно лаская ее губы языком, прося его впустить внутрь и ответить. Лена с судорожным вздохом приоткрыла немного рот, позволяя одаривать ее и дальше этой приятной лаской. Мужчина не спеша ласкал ее губы, постепенно продвигаясь во влажную глубину ее рта.
Девушка вначале просто получала этот поцелуй, но вскоре неуверенно стала отвечать на него и словно поняв, что она сделала, тут же смутившись, дернулась. Но Витя, сделав вид, что не заметил этого, не усиливая нажима, все так же нежно продолжал ласкать ее губы своими до тех пор, пока она снова не расслабилась в его руках, правда не до конца.
Закончив поцелуй, Витя прошептал ей на ухо:
- В старые времена выходили замуж, даже не видясь друг с другом, не говоря уже о том, чтобы целоваться друг с другом.
- Мы не в старых временах, - усмехнулась Лена.
- А были бы в них, я взял бы тебя в жены и всегда любил бы тебя, в здравии и болезни, в богатстве и бедности. И был бы самым счастливым человеком на земле. – Как-то мечтательно и в то же время отдаленно, произнес Виктор.
- Ты, правда, хочешь жениться на мне? – как-то подозрительно спросила Лена.
- Очень хочу. Но только в том случае, если этого же хочешь и ты, – серьезно ответил мужчина.
- Я хочу, – тихо сказала Лена.
- Правда? – с надеждой переспросил Витя.
- Только все это так странно для меня, - пропуская его слова мимо, сказала Лена. – Я ведь и не жила ни с кем никогда кроме деда, а тут ты, хоть и родной, но все же далекий. Ведь наши отношения только зарождаются.
- Они уже давно зародились, просто сейчас я предлагаю логическое завершение им. Ну а я и сам ни с кем не жил, поэтому будем привыкать вместе. Главное быть рядом, это поможет.
- А если не поможет?
- Лен, поверь, нашей любви будет достаточно для того, чтобы все пережить. А представь, как нам будет хорошо каждый день вместе просыпаться, идти домой и знать, что там тебя ждут, что там тебя любят. – Он снова порывисто прижал ее к себе, - Господи, Ленка, как же сильно я этого хочу.
Лена обняла его за шею и всхлипнула:
- И я хочу.
- Ну что ты, маленькая, не плачь. Не надо, - заботливо погладив ее по спине, сказал Витя. – Все же хорошо.
- Я так люблю тебя, что мне становится страшно. Я никогда не думала, что могу так кого-то любить, - проговорила девушка мужчине в плечо. – И я боюсь тебя потерять. – Неожиданно подняла голову и немного отстранилась от него. – Понимаешь, если ничего не получится, я не переживу этого.
- Все получится, - твердо сказал мужчина, понимая, что сейчас должен это сказать, но так же понимая и то, что будет сложно. Очень сложно.
- И мы будем счастливы?
- Конечно, будем, не сомневайся в этом. Мы так долго шли к нашему, выстраданному счастью, что теперь просто не имеем права быть несчастными.
- Только не торопи меня, ладно?
- Лен, ну о чем ты говоришь? Я знаю тебя не хуже тебя самой, и понимаю, когда следует сделать шаг навстречу тебе, а когда следует воздержаться от него. Поэтому не переживай, все будет хорошо. Но я так и не услышал от тебя ответа, - улыбнулся Виктор. – Ты выйдешь за меня замуж или нет?
- Выйду, - потянувшись обратно к мужчине и обнимая его за шею, ответила Лена.
Витя с облегчением вздохнул и обнял ее в ответ:
- Представляешь, как обрадуются моя мать и твой дед, когда мы скажем им о том, что решили расписаться?
- Да, они будут рады. Да и мои родители тоже обрадуются.
- Думаешь? – обеспокоено спросил он.
- Уверена! – улыбнулась она. – Ты им понравился. К тому же пообещал сделать меня счастливой, а такие обещания радуют любых родителей.
- А я не просто пообещал, я исполню свое обещание.
- Я знаю… и говорю тебе - да.

Спасибо: 94 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1783
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 92
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.10.09 11:20. Заголовок: Утром, немного смуще..


Утром, немного смущенные тем, что вчера дали друг другу обещания всегда быть рядом и закрепить отношения официально, они тронулись в путь.
Не желая выбирать гостиницу, решили остановиться в той же, в которой они останавливались по пути туда, тем более она им понравилась. Только девушка-администратор с сожалением развела руками и сказала, что двойного номера, как был в прошлый раз, сегодня нет, он занят. Есть либо один двухместный, либо два одноместных.
Витя посмотрел на Лену, ожидая ее ответа.
И один и второй не хотели расставаться даже на ночь, но одно дело быть вместе в палатке и совсем другое дело быть в цивилизации в одном номере на двоих, в одной кровати на двоих. Но желание быть вместе перевесило все. Лена обняла Виктора за талию и тихо прошептала:
- Хочу с тобой… - Залилась краской смущения и, не глядя ему в лицо, отошла от стойки администратора, предоставляя мужчине выбор в принятие окончательного решения. Свой-то выбор она уже сделала.
Конечно, Виктор желал того же самого и взял один номер на двоих. Подъем в лифте был напряженным, почему-то было страшно оказаться наедине, хотя до этого они чувствовали себя так очень комфортно. Понимали, что номер хоть и один, между ними ничего не может быть, слишком для этого рано, да и мыслей подобных пока не возникало. Но вот оказаться в одной комнате с одной огромной кроватью, было немного диковатым и странным.
Лена первая ушла в душ, давая им обоим возможность прийти в себя и подумать над тем, что будет дальше.
Неуверенно улыбаясь и больше находясь в молчании, чем разговаривая, они вышли на прогулку. Стоило им оказаться за пределами отелями, как все спокойствие вновь вернулось, а красоты города завлекли их, привлекая внимание настолько, что они даже не думали о том, что придется возвращаться в один номер и спать в одной постели. Они просто гуляли, держась за руки и изредка целуясь. А когда пришло время возвращаться обратно, снова все поменялось и стало более напряженным.
Уже оказавшись в номере, Витя, как мужчина, попытался все взять в свои руки, хотя у него это и получалось плохо.
- Предлагаю спать в шортах и футболках, как в палатке. Думаю, это будет правильным. Что скажешь?
Лена внимательно посмотрела в глаза мужчине, а затем тихо сказала:
- Спасибо.
- Ну, о чем ты говоришь? – подошел к ней Витя и осторожно обнял. – Мы же договорились, что все будет продвигаться очень медленными шагами и то, что мы сейчас в одном номере, не говорит о том, что должно что-то поменяться. У нас все те же отношения, что были и раньше. Просто сегодня мы будем спать не в палатке, а в постели. Признайся честно, - улыбнулся мужчина, - ты соскучилась по цивилизации? Желаешь оказаться в мягкой постели?
- Даже не знаю, - как-то неуверенно отозвалась Лена. – Я уже настолько привыкла спать в палатке, настолько отвыкла от людей, что все это, - она обвела комнату взглядом, - кажется уже каким-то не моим, – смутилась девушка.
- Так всегда бывает, когда возвращаешься с природы. Там просто отдыхаешь полностью ото всего, а здесь снова возвращаешься в шумный мир.
Лена ушла переодеваться в ванную комнату, в то время как Виктор это сделал прямо в комнате, в ее отсутствие. Легли в постель немного скованные, но, тем не менее, все же в объятиях друг друга. Было странным вот так вот спать в одной постели, но в тоже время это было и волнующим. Витя легко прикоснулся к ее губам в поцелуе, желая доброй ночи. Лена на удивление начала отвечать ему. Неуверенно, но, тем не менее, отвечать. И пусть поцелуй был не продолжительным, уже то, что они оба этого хотели, не боялись это показать, было огромным шагом в их отношениях. И как ни странно, именно этот поцелуй позволил им полностью расслабиться и уснуть.
На следующий день они поехали в Петродворец посмотреть на фонтаны. Решили, что это куда интереснее, чем просто пойти в музей, хотя будь у них побольше времени, они, скорее всего, именно так и поступили бы, посетили музеи, но сейчас было решено поехать смотреть на фонтаны.
Вернулись обратно в Петербург вечером. Веселые, не желающие последний вечер в этом городе проводить в номере, вновь пошли на прогулку.
Когда же уже за полночь вернулись в гостиницу, усталые, но счастливые, держась за руки и о чем-то переговариваясь, без всякого смущения легли в постель. Только если вчера они обменялись обычным поцелуем, сегодня им не обошлись. Они понимали, что это последняя ночь, которую они проводят в объятиях друг друга, так как завтра уже будут в Москве, и хотели насладиться ею сполна. Легкий поцелуй, с которого все началось, постепенно перешел в более крепкий, через который оба пытались отдать все свои чувства и получить точно такие же в ответ.
Витя ее просто обнимал, не позволяя раньше времени давать волю своим рукам. Он прижимал ее к себе и ласкал ее губы своими. А Лена положила одну ладошку ему на грудь, а второй обняла за шею, пытаясь отвечать ему тем же.
Это была легкая ласка, постепенно переходящая в более твердую и вновь уходя в легкую. Они не дразнили друг друга, это был их первый подобный поцелуй, когда языки встречались и затевали игру друг с другом, а Витя с Леной смирно лежали на кровати, получая удовольствие от этой умопомрачительной игры их губ и языков. Поцелуй закончился лишь тогда, когда губы начали гореть от продолжительной ласки. Только тогда они прервали его, тяжело дыша и погружаясь в сон.
Возвращались в Москву с легким сожалением того, что их единение закончилось, что впереди вновь большой и шумный город, что они больше не будут какое-то время спать вместе. Что все поменяется только после свадьбы, которая после подачи заявления в ЗАГС состоится через три месяца. А что делать эти месяцы? Сходить с ума? Наверное.
Уже дома у Лены молодые люди обрадовали Петра Никаноровича тем, что завтра пойдут в ЗАГС подавать заявление. Пожилой человек был очень счастлив и суетился вокруг Вити с Леной, что-то довольно приговаривая. А они грустно смотрели на него, держась за руки. Понимали, что сейчас должны расстаться, а вот сделать это было очень сложно. Эти две с половиной недели настолько сблизили их, что теперь жизнь врозь не представлялась возможной. Пальцы не хотели разъединяться и слова не шли с губ, когда Лена стояла в прихожей, провожая Виктора. Им с трудом удалось попрощаться, но не успела Лена закрыться дверь за мужчиной, как оба поняли, что уже скучают друг по другу.
Подача заявления на бракосочетание, звонки родителям с радостной вестью, прогулки до начала учебного года, делали их отношения еще серьезнее. Если Лена до этого была скованной, то теперь она под лаской и заботой Виктора раскрывалась как цветок. Каждая их новая встреча не была похожа на предыдущую. Витя постоянно что-то придумывал, пытался развлечь девушку, а она с радостью поддавалась ему, позволяла постоянно держать себя за руку, обнимать себя, целовать себя. Сама правда еще не так открыто проявляла свои чувства, но Витя и не торопил ее. Уже то, что есть, значило очень много.
Но начался учебный год, встречи стали происходить реже, а вместе с этим начали проступать нервозность и беспокойство Лены. Из-за чего все поменялось, Витя не понимал. Но если раньше она открыто шла ему навстречу, то теперь это делала с опаской. А чем меньше времени оставалось до их бракосочетания, тем настороженней становилась Лена. Казалось что те шаги, которые она делала раньше навстречу Виктору, теперь отступались обратно, и понять, почему это происходило, было невозможно. Она вроде как и подпускала к себе, и в тоже время не позволяла сделать ни одного лишнего движения. Витя пытался с ней говорить, объяснить, что не торопит ее, что все будет так, как она хочет, но Лена говорила, что все нормально, только в глазах иногда промелькивал страх. Мужчина все больше не понимал в чем дело, ему казалось, что все то, чего они добились за летние месяцы, вновь исчезло. Что свадьба будет только окончательным капканом для них. Ведь если даже до нее они не могут открыться друг другу то, что же говорить дальше. Но он не хотел сдаваться, пытался делать вид, что все хорошо, ведь Лена его уверяла именно в этом.
Приготовления к свадьбе на время остановило их непонятные отношения. Они были заняты рестораном, приглашениями и всякими свадебными приготовлениями. Затем приезд родителей, примерка платьев, которые Лена раньше практически никогда не носила, а здесь решила одеть. И редкие встречи с Витей.
День свадьбы наступил быстро…


Девочки, хочу всем сказать спасибо за то, что читаете мой фанфик, за то, что ставите "спасибо", а также отдельно поблагодарить за ваши комментарии.

Спасибо: 100 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1810
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 92
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.10.09 11:40. Заголовок: Продка будет маленьк..


Скрытый текст


День свадьбы наступил быстро. Все прошло замечательно, только чем больше времени проходило с момента регистрации, а значит, чем меньше времени молодым оставалось проводить на празднике, тем напряженнее становилась девушка. Она пыталась улыбаться, выглядеть счастливой, но Виктор ее слишком хорошо знал, чтобы понимать, что это всего лишь видимость.
Когда они поехали домой, Лена вообще молчала. Смотрела в окно и боялась поглядеть на Виктора. Перед дверью в квартиру они остановились, пока мужчина открывал ее. А затем, распахнув дверь, подхватил девушку на руки и занес ее домой.
Лена лишь ахнула, а он улыбнулся и сказал:
- Муж должен перенести жену через порог их квартиры в первую ночь, ты разве не слышала этого?
Казалось, что это было последней ступенью в выдержке Лены, и она начала бледнеть, сливаясь по цвету кожи с белоснежным платьем, одетым на ней. Только сейчас Витя стал понимать все ее страхи, а именно страх перед первой брачной ночью. Желая быть более мягким и обходительным, провел Лену в комнату и тихо спросил:
- Тебе помочь снять платье?
Лена побледнела еще больше после этих слов и отрицательно закачала головой.
- Я имел в виду, давай я помогу тебе расстегнуть пуговицы, ведь они сзади, тебе самой не справиться с этим. А затем я пойду в душ, а ты пока переоденешься. Правда здесь пока нет твоих вещей, но мама купила для тебя сорочку с халатиком. Вот, – он указал на постель, туда, где лежал шелково-кружевной набор. Это была очень красивая вещь, только предназначалось скорее для настоящей брачной ночи, а не такой, какой планировалась их. Хотя сорочка и была вполне закрытой. – Ну, если хочешь, могу дать тебе свою футболку, – смутился мужчина.
- Нет, не надо, этого достаточно. – Затем повернулась к нему спиной и зажмурила глаза. Отчего-то было страшно.
Мужчине и самому было неудобно. Пуговички явно были рассчитаны не для мужских пальцев, а тем более пальцев, которые подрагивали, боясь сделать хоть одно неосторожное движение.
Лена прижимала платье к груди, удерживая его от падения, и хотя пуговицы шли до талии, и это не грозило его падением, девушка все равно переживала.
- Ну вот, Лен, дальше справишься сама или тебе помочь? – отступая от нее на шаг, спросил Виктор.
- Справлюсь, - не поворачиваясь к мужчине лицом, ответила девушка.
- Тогда я быстренько в душ, - скидывая с себя пиджак и галстук, сказал Витя и еще раз взглянул на отвернувшуюся от него девушку, вышел из комнаты.

Когда Виктор вернулся обратно в комнату, он увидел Лену стоящую рядом с платьем. Она была переодетая в халатик и медленно гладила пальцами верх платья, о чем-то задумчиво глядя на него.
- Лен, - окликнул он ее, понимая, что она настолько погружена в свои мысли, что даже не заметила, как он вернулся. – Я закончил. Ты пойдешь в ванную?
Лена вздрогнула от его голоса, а, затем, не глядя на него, ответила:
- Да, пойду.
- Я тебе полотенце повесил там, на крючке.
- Спасибо, - все еще не поднимая голову, девушка вышла из комнаты.
Вернувшись из ванной, Лена увидела Виктора сидящим на разобранной постели.
- Ты почему не спишь? - вопрос против воли сорвался с губ девушки.
- Тебя жду, - удивленно ответил мужчина. – Не мог же я лечь в постель без тебя, – улыбнулся он и, подойдя к девушке, осторожно обнял ее и прижал к себе. Только в тот же миг ощутил, как сильно она напряжена. – Ленка, мне так не хватало тебя все это время.
- Но я же всегда была рядом. – Каким-то не своим голосом ответила девушка.
- Нет. Помнишь, как мы с тобой жили в нашем путешествии? – Неожиданно он подхватил ее на руки и опустил на кровать, устраиваясь рядом и обнимая ее. Лена не шевелилась. – Мне хотелось снова вот так же обнимать тебя, знать, что ты со мной. И сейчас я так счастлив, что теперь могу вот так засыпать каждый вечер рядом с тобой.
- Ты действительно этого хочешь? – настороженно спросила Лена.
- Ты о чем? – непонимающе спросил он. – Конечно же, хочу просто держать тебя в объятиях и знать, что теперь мы имеем на это все законные права, что теперь ты моя жена. – После этих слов Лена, казалось, еще сильнее напряглась. – Ну, ты чего, Лен? Наверное, просто устала, да? – заботливо спросил мужчина.
- Немного.
- А я хоть и безумно рад, что мы с тобой расписались, но сейчас я не меньше рад и тому, что все это осталось позади. Все-таки свадьба отнимает много сил. И хотя большую часть все же делала ты…
- Да нет, не я. Очень многое сделали наши родители, вернее матери. Не приедь они, я бы одна ни за что не справилась.
- Маленькая моя, - нежным голосом сказал мужчина. – Даже с помощью родственников, ты все равно устала. Я же вижу, как у тебя даже глазки закрываются. Давай спать, да?
- Спать? – изумленно спросила Лена.
- Ну да, - не понимая ее такой реакции, Витя внимательно на нее посмотрел. – А ты что, чего-то еще хотела?
- Я ничего не хотела, - резко ответила Лена.
И только сейчас до Виктора дошло, почему Лена была в таком состоянии.
- Ленка, дуреха моя, - стиснул ее в объятиях так сильно, что девушка не могла даже пошевелиться. – Неужели ты думала, что у нас сегодня будет настоящая брачная ночь? Что я смогу забыть все свои слова и обещания, которые давал тебе тогда, когда делал предложение? Что, наплевав на все, скажу, что я твой муж, а значит, имею все права на это? Лен, - он провел ладонью по ее волосам, - я люблю тебя, и между нами что-то будет только тогда, когда ты к этому будешь готова. Не раньше. – Девушка до сих пор молчала, и он задал ей вопрос, - скажи, ты серьезно думала, что мы сегодня проведем настоящую брачную ночь вместе?
- Я не знаю, - вдруг всхлипнула Лена и прижалась к нему. – Мне почему-то было страшно в последнее время. И я хоть доверяю тебе и помню все то, что ты мне говорил, меня смущало то, что с сегодняшнего дня мы должны будем жить вместе. Ведь одно дело спать в палатке и совсем другое дело спать в теплой и мягкой постели.
- Лен, но я же пообещал тебе, что между нами ничего не будет, даже когда мы поженимся, если ты к этому будешь не готова. И я намерен сдержать свое обещание. Я хочу, чтобы ты научилась доверять мне точно так же, как доверяла тогда, когда мы с тобой вдвоем путешествовали. Ведь тогда тебя не смущало то, что мы спим в одном спальном мешке. А в постели гораздо больше места, да и удобнее. Только Лен, я хоть и не буду тебя торопить, но я хочу просто вот так как сейчас, держать тебя каждый вечер в объятиях, знать, что ты рядом, что ты со мной. Это ведь немного, правда? А со временем, когда ты полностью научишься открываться мне, мы попробуем переступить черту простых объятий. Не раньше, хорошо? – Он поцеловал ее в макушку.
- Хорошо, - прижимаясь к нему еще ближе, согласилась Лена. Затем неуверенно скользнула ладошкой по его талии, пытаясь обнять, и уткнулась лбом ему в грудь. – Я люблю тебя, - прошептала она.
- И я тебя очень люблю, солнышко.

Спасибо: 91 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1846
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 93
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.10.09 11:55. Заголовок: Только когда Лен..


Только когда Лена стала одеваться после принятия душа, она поняла, что взяла с собой в ванную совсем не подходящую одежду. Тонкая футболочка на узеньких лямочках с глубоким вырезом и пижамные брюки, совсем не смотрелись на ней. Вернее смотрелись, но вот для того, чтобы сесть за стол в таком виде, не могло идти и речи. Слишком откровенно. Надеясь на то, что удастся проскочить в комнату и одеть поверх маечки что-нибудь еще, Лена осторожно вышла из ванной и как можно быстрее пошла по коридору. Только Виктор услышав, что девушка закончила принимать душ, вышел из кухни ей на встречу, чтобы позвать за стол.
Лена увидела его быстро проскользнувший по ней взгляд и непроизвольно напряглась под ним. Попытавшись пройти мимо него в комнату, была остановлена мужчиной.
- Лен, пойдем ужинать, все уже готово, - Витя взял ее за руку, тем самым, заставляя остановиться.
- Да… я…
- Идем, а то все остынет. – И повел ее за собой к столу. Помог сесть, пододвинул к ней тарелку и опустился на стул напротив девушки.
Лена неуверенно ковырялась в тарелке. Есть совсем не хотелось, к тому же она испытывала жуткое смущение, сидя сейчас перед мужем в одной тонкой майке на голое тело. Мысли быстро стали затягивать ее в свою пучину, погружая в беспросветное отчаяние. Внезапно навалились все дни их совместной жизни, его забота о ней, его завтраки и ужины для нее, его укладывание ее в постель, попытки не торопить ее, в то время как взгляд выражал желание, житье вместе и в то же время как будто врозь, только потому, что он не такой как все, только потому, что он не хочет торопить ее с выполнением своих супружеских обязательств. Плюс постоянная усталость от учебы и нервозность от происходящих событий, попыток стать хорошей женой и понимания того, что с каждым днем все становится только хуже, а не лучше, окончательно накрыли Лену и она, опустив вилку на тарелку, закрыла глаза, чувствуя как из них побежали слезы.
- Я больше не могу так, - тихо прошептала она. Услышав, как отодвинулась табуретка, на которой сидел мужчина, открыла глаза и уже в момент, когда он вскочил, чтобы подойти к ней, выставила перед собой руку, как бы останавливая его и удерживая на месте, говоря, что сейчас не стоит ее жалеть, как обычно. В слух же добавила, - не надо. – Затем, собравшись с мыслями, решила высказаться и обнажить все то, что сейчас творилось в ее душе. – Вить, я устала. Устала так жить. Понимаешь, все это было глупым с самого начала. Посмотри на меня? Я твоя жена, в то время как просто живу у тебя и не делаю ничего из того, что она должна делать. Ты же и сам все видишь и понимаешь, что все не так должно быть. – Из глаз девушки продолжали течь слезы, только она не обращала на них внимания. - Когда мы расписались, ты наверняка думал о том, что теперь все будет по-другому, что теперь у тебя появится жена, которая будет готовить, стирать и убираться в доме. Что теперь не надо думать о том, что все это надо делать самому. А в реальности все получилось совсем не так. Все это делаешь ты, а не я. Я вообще просто присутствую с тобой рядом. Просто живу у тебя. Ты ухаживаешь за мной, как за ребенком, в то время как это я должна заботиться о тебе. А ведь нас ничего не связывает, мы даже не спим вместе. Мы уже месяц женаты, а между нами до сих пор ничего не было. И не будет, понимаешь? – Лена повысила голос, как будто пытаясь таким образом донести до мужчины слова, которые срывались с ее губ. - Я не смогу жить нормальной жизнью, как бы не пыталась это делать. Когда я согласилась стать твоей женой, мне все представлялось совсем другим, я думала, что смогу переступить с тобой через то, что со мной случилось, что смогу довериться тебе настолько, что ты мне покажешь, что значит любить друг друга, но… Я доверяю тебе, да, но тот кошмар никогда меня не оставит. Я хотела, чтобы все изменилось, правда, хотела. Но ничего не получается…
- Ты закончила? – Голос Вити прозвучал настолько спокойно, что Лена даже забыла, о чем говорила и, затаив дыхание, во все глаза смотрела на него. – Теперь моя очередь высказываться. – И не давая ей времени что-то сказать, он стал говорить. – Лена, когда я тебя позвал замуж, я понимал, что это только начало наших отношений. Я знал, что нам будет тяжело, знал, что ты еще учишься, знал, что ты только что стала отпускать свои страхи. Я все это понимал, а так же понимал то, что нам будет намного тяжелее, чем всем остальным женатым парам. Жить вместе под одной крышей, это сложно, особенно если до этого мы жили по отдельности и не знали друг друга так хорошо, как теперь. Нужно привыкать к привычкам и пристрастиям другого, в некоторых вещах и моментах искать компромиссы, где-то подстраиваться под другого. Но все пары, как правило, находят примирение в постели, а у нас не было даже этого. Я все прекрасно понимаю, и не разу не заикнулся о том, что хочу от тебя чего-то того, что ты еще не готова мне дать. Понимаешь, для меня важно твое желание, твое доверие, твое собственное стремление попробовать развить наши отношения, и я совсем не хочу видеть страх в твоих глазах и чувствовать твою зажатость и ожидание того, когда же все закончится.
- Ты не понимаешь, Витя, мне тяжело лежать с тобой в одной постели, понимать, что мы женаты, но при этом даже не знать, что такое близость между мужем и женой, – прервала его Лена.
- Нет Лен, это ты не понимаешь того, что даже просто находясь с тобой рядом, держа тебя в объятиях, целуя на ночь, видя как ты засыпаешь, доставляет мне огромное удовольствие. И мне совсем не важно, занимаемся мы любовью или нет. Несомненно, я хочу, чтобы у нас была настоящая семья, но хочу лишь тогда, когда и ты этого захочешь, когда и ты будешь к этому готова. Но ты боишься этого. Причем боишься не из-за того, что с тобой случилось, а потому что ты сама себя загнала в какие-то рамки и думаешь, что не можешь их преодолеть. Даже хотя этого, ты боишься, потому что считаешь, что это не правильно. Но я же вижу, что тебе нравится то, что между нами есть, просто всякий раз, когда я прикасаюсь к тебе, ты выстраиваешь барьер внутри себя. Барьер не страха, а скромности. Ты боишься мне полностью довериться и почувствовать то, что может быть. Боишься получать удовольствие, в то время как очень этого хочешь. А раз ты сама этого боишься, раз ты не позволяешь себе ничего такого, то я, конечно, не могу пробиться через твой барьер и помочь тебе.
- Витя, о чем ты говоришь? – вновь перебила его Лена. – Ты, женясь на мне, хотел получить настоящую жену, а получил закомплексованного ребенка. Зачем тебе это? Не лучше ли все бросить?
- Если я женился на тебе, значит, хотел этого. И совсем не лучше будет, если все это закончится. Ты можешь мне не верить, но мне необходимы наши отношения. Я не могу без тебя, Лена, пойми ты это. Если бы я хотел, чтобы у меня всегда была готова еда, я бы нанял кухарку. Если бы хотел, чтобы всегда была чистота в доме и постиранная одежда, я бы нанял домработницу. И если это потребуется, я это и сделаю. В твоем же лице я совсем не хотел видеть никого из них. Несомненно, очень приятно приходить в чистый дом, где готов ужин, но это не главное, что я хотел получить, когда женился на тебе. Гораздо важнее видеть по утрам твою улыбку, знать, что ты со мной, держать тебя в объятиях, готовить для тебя ужины и завтраки, как ты говоришь. И у меня нет ни малейшего желания заставлять тебя делать что-то, чего ты не хочешь. Я вижу, в каком состоянии ты приходишь домой, вижу, как ты устаешь, и поверь мне, мне совсем не сложно накормить тебя ужином и уложить в постель. Я понимаю, что мы странная семья со стороны, но я и не ожидал ничего другого. По крайней мере, так быстро. Знаю, что нужно привыкнуть друг к другу и знаю, что ничего так просто не произойдет, но уж чего я не собираюсь делать, так это отпускать тебя, потому что люблю тебя. – Больше ни слова не говоря, Витя встал и подошел к Лене. Опустился перед ее табуретом на колени и развернул девушку к себе лицом. – Не плачь, - прошептал он, вытирая кончиками пальцем щеки девушки. Затем обнял ее за талию, притягивая к себе и на какое-то время замер.
Все еще продолжая обнимать Лену, отстранил лицо от ее волос и заглянул ей в глаза. В них до сих пор блестели слезы, а маленькие слезинки продолжали бежать по щекам, скатываясь серебристыми капельками по подбородку на шею. Больше ни о чем не думая, мужчина прикоснулся губами к щеке девушки, начав сцеловывать соленые дорожки.
Лена доверчиво прижималась к груди мужчины, а когда почувствовала его губы на своем лице, даже забыла, как надо дышать. Настолько неожиданными были его поцелуи, да к тому же столь нежные и ласковые, что девушка растерялась. Сидела в его объятиях, наслаждаясь его легкими прикосновениями и полностью доверившись его губам. Лишь немного приподняла голову, давая возможность его рту скользнуть вниз по белоснежной шее.
Когда он накрыл пульсирующую венку на шее девушки, она вздрогнула и ухватилась руками за его плечи. Он же на это приподнял голову и прошептал ей на ухо:
- Нравится?
Лена лишь смотрела на него расширившимися глазами, боясь сказать правду и ожидая прикосновений его губ к своей коже снова. Виктор не заставил себя ждать, так как прекрасно видел, что его поцелуи доставляют Лене удовольствие. Подхватив ее на руки, пошел в сторону спальни и опустил ее на постель. Заранее зная, что она сейчас испугается, предупредил все ее страхи. Провел ладонью по волосам и тихо произнес:
- Не бойся, я буду просто целовать тебя.
Легко касаясь губами ее губ, подождал, пока к ней вернется прежняя расслабленность, а затем начал медленно осыпать поцелуями ее лицо. Прикасался мягкими и теплыми губами к ее глазам, вискам, скользил по лбу и щекам, постепенно опускаясь на шею и зацеловывая ее. Опустившись к ключицам, сдвинул немного бретельки от майки, целуя плечи.
Лена расслабленно лежала, и Витя решил продолжить свои поцелуи. Скользнув губами ниже, добрался до выреза на футболке, но дальше пока не двигался. Когда услышал, как Лена судорожно задышала, опустил голову ниже и накрыл губами ее возбужденную грудь через футболку. С губ девушки тут же сорвался легкий стон, а мужчина продолжил ее целовать через ткань.
Поняв, что его поцелуи нравятся девушке, решил доставить ей больше удовольствия и стащил с нее футболку. Она не препятствовала ему, но когда оказалась лежащей перед ним с голой грудью, немного запаниковала. Но Витя тут же начал снова осыпать ее невесомыми, ласковыми поцелуями, шепча на ухо, чтобы она не боялась и просто расслабилась. Он понимал, что то, что она сейчас лежит перед ним в таком виде, уже большой прогресс в их отношениях и поэтому хотел как можно больше доставить ей удовольствия.
Вновь постепенно опустившись к груди, стал ласкать ее, доказывая, что прикосновения к обнаженной коже, куда приятнее прикосновений через ткань.
Лена уже забыла о том, что нужно смущаться и чего-то бояться, и расслабленно лежала под его руками и губами, изредка глубоко вдыхая воздух и слегка постанывая.
Витя начал двигаться поцелуями вниз по ее животу, но едва дошел до пупка, как почувствовал, что девушка напряглась. Конечно же, он не собирался сегодня идти дальше того, что уже было, просто хотелось целовать не только обнаженную грудь, но и живот Лены. Но, почувствовав ее напряжение, понял, что на сегодня хватит. Он мог бы ее убедить довериться ему, но не хотел давить на нее. Решил что пока достаточно и того, что есть сейчас. Тем более это не так уж и мало. Вновь поднявшись к ее груди, начал прикасаться к Лене более мягко и почти невесомо, как бы заканчивая ласку. Чувствовал, что она уже не так расслабленна, как была прежде, и поэтому быстро перешел на лицо, пытаясь убедить ее легкими поцелуями в том, что все хорошо.
Лег рядом с Леной и притянул ее к себе, крепко обнимая и поглаживая по плечу, ожидая пока она полностью придет в себя. Девушка зашевелилась и попыталась отстраниться от мужчины.
- Что случилось? – тут же спросил Витя.
- Хочу одеть футболку. – Как-то смущенно и тихо ответила Лена, отводя взгляд от мужчины.
- Зачем? – Казалось, он искренне не понимает, что не так.
- Ну… мне неудобно спать обнаженной.
- Лен, тебе неудобно передо мной?
- Я… ты… да.
- Не делай этого, - вдруг сказал Витя.
- Чего? – Лена подняла голову и посмотрела Вите в лицо.
- Ты сейчас доверилась мне, пошла навстречу, я чувствовал это. Не надо снова прятаться от меня, Лен. Ведь тебе сейчас хорошо, но ты почему-то думаешь, что это неправильно.
- Потому что ты одет, а я раздета.
Витя лишь на секунду задержал свой взгляд на глазах девушки, а затем отстранился от нее и скинул с себя футболку, вновь ложась рядом и обнимая девушку:
- Так лучше?
Лена вначале замерла, не ожидая такого, и не смогла ничего сказать.
- Я с тобой полностью согласен, прикасаться обнаженным телом к столь же обнаженному, гораздо приятнее, чем прикасаться к одетому. Да?
Мужчина очень хорошо вывернул все слова Лены, и она это поняла не хуже, чем он сам. Только ответить девушка ничего не могла, так как была полностью сосредоточена на новых ощущениях от соприкосновения их обнаженных, пусть пока и не полностью, тел.
- Вить, а что будет дальше? – неожиданно спросила Лена.
- Ничего, малыш, мы просто будем спать. – Хоть мужчина и подозревал, что Лена спрашивала не об этом, решил услышать от нее, что именно ее интересует.
- Я не имею в виду сегодня, - твердо сказала она, а затем уже более неуверенным голосом добавила. – Что будет завтра, послезавтра? Мы… мы так же будет спать или… Мне будет больно? – вдруг закончила Лена столь неожиданным вопросом.
Витю прошибло словно током, от такого ее вопроса, но он понимал, что должен ответить на него. Не знал наверняка, что именно, но в то же время понимал, что должен ее убедить в том, что ничего страшного не будет. Стараясь говорить все тем же мягким голосом, который у него был и до вопроса Лены, а так же прикасаться к ней все так же нежно, начал тихо говорить:
- Лен, завтра мы снова будет спать, так же как и сегодня, без футболок. Ведь так приятнее. Я не буду тебя торопить, ты же знаешь, а то, что было сегодня, это большой шаг в наших отношениях. Мы будем постепенно продвигаться дальше, главное чтобы тебе было хорошо. – Он поцеловал ее в макушку и сильнее прижал к себе. – Что же касается боли… Лен, ты же взрослая уже, и я хочу, чтобы ты все понимала правильно. В нашу первую близость ты можешь испытать небольшую боль или если не боль, то немного неприятные ощущения. Это может быть, но совсем необязательно, что именно так и будет. Понимаешь меня?
Лена напряглась и попыталась отстраниться от мужчины, но он ее крепко прижимал к себе.
- Я не хочу чувствовать боль, - дрожащим голосом произнесла Лена.
- Малыш, ты же не думаешь, что я специально ее тебе причиню? Просто в первый раз девушки могут испытывать боль. И в этом нет ничего страшного, просто у вас такая физиология.
- У меня был уже первый раз, - на глаза навернулись слезы, и Лена задрожала в руках мужчины. – И мне было больно. Очень больно.
- У тебя не было первого раза, - пытаясь держать себя в руках, твердым, но мягким голосом произнес Витя. – Забудь то, что с тобой случилось, все, что происходит с тобой сейчас, происходит впервые для тебя. И наша близость будет первой для тебя. Я постараюсь сделать так, чтобы ты помнила только удовольствие, но Лен, я не хочу тебя обманывать и говорить о том, что все будет прекрасно. Ведь знаю, что вполне возможно, в первый раз все будет не так. И я хочу, чтобы ты была к этому готова, чтобы не боялась этого, чтобы могла мне полностью довериться. Это очень важно, пойми это. Мы не будем спешить, но тот шаг, что мы сделали сегодня, мы сделали в нужную сторону и он очень большой. Просто сейчас не замыкайся снова в себе.
- Мне страшно, - всхлипывая, сказала Лена, пытаясь прижаться к мужчине еще ближе.
- Я знаю, - Витя обнял ее двумя руками, прижимая к себе и целуя в макушку. – Но вдвоем бороться со страхами легче, чем одной. Правда?
- С тобой легче, - согласилась девушка. – И мне почти не страшно.
- Маленькая моя, все будет хорошо, я обещаю тебе это.
- Я верю тебе, - Лена приподняла голову с его груди и посмотрела ему в глаза.
В ее зеленых глазках еще блестели следы от недавних слез, но за ними уже отражалось доверие и желание быть счастливой. Они одновременно потянулись к губам друг друга, чтобы подарить поцелуй на ночь – нежный, мягкий, приятный.

Спасибо: 101 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 1890
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 93
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.10.09 11:32. Заголовок: Следующим вечером..


Следующим вечером, когда Виктор пришел в комнату, Лена уже лежала в постели, и по тому, что она была укрыта одеялом до самого подбородка, он понял, что она лежит без футболки.
Выключив ночник, скинул с себя футболку, в которой был, и лег рядом с девушкой, притягивая ее к себе и убеждаясь в том, что его подозрения подтвердились – Лена лежала в одних трусиках.
Едва он лег в постель, как она тут же к нему прижалась. Повернулась на бок и, согнув руки в локтях, положила ладошки на грудь мужчины, который так же лежал к ней лицом на боку, и уже к своим рукам прижалась грудью. Уже то, что она сделала такой шаг, для нее казалось очень большим скачком вперед. Ведь она послушалась его вчера ночью и решила, что действительно пора пойти ему на встречу, сколько же можно бояться, ведь Виктор никогда не делал ничего плохого ей и если он говорит, что все будет только тогда, когда она этого захочет, значит так и будет. И она решила не отступать назад сегодня, а попробовать спать без футболки, как вчера, только сегодня уже без помощи мужчины. Конечно, так сразу было сложно это сделать, и она ужасно стеснялась, поэтому и решила пока прижаться к нему таким образом. Вроде как и обнаженная, и в то же время не касаться его груди своей грудью.
А он, поняв, что Лена начинает идти ему навстречу, крепко прижал ее к себе, тихо вздохнул и, поцеловав в макушку, прошептал:
- Я люблю тебя…
Лена не ответила, она лишь попыталась прижаться к нему еще ближе, правда ближе было уже некуда.
На следующий вечер Лена снова лежала укрытая по подбородок одеялом, правда сегодня она уже прижималась к мужчине обнаженной грудью, без рук. Вернее сегодня руки у нее были заняты другим – она обнимала Виктора. Да и перед сном они пожелали друг другу спокойной ночи поцелуем.
Конечно же, Виктор хотел этого поцелуя, но сам намеренно решил не целовать Лену, хотел дождаться от нее этого. И когда она приподняла голову с его груди, пытаясь это сделать, поцелуй пришелся в подбородок, так как в комнате было темно, и так сразу попасть в губы было сложно. Но этого ее порыва хватило для того, чтобы Виктор поддержал ее за подбородок кончиками пальцев и сам нашел ее губы поцелуем.
Он не углублял его, не пытался начать ласкать Лену, он стремился к тому, чтобы девушка начала доверять ему, чтобы могла расслабляться в его объятиях, ничего не опасаясь. Им некуда было торопиться, а за прошедший год Витя научился терпению.
И его ожидания были не напрасными. Так как уже в следующий вечер Лена лежала в постели не так глухо укрытая, как в предыдущие два вечера. Одеяло прикрывало грудь, оставляя ключицы и шею обнаженной, а руки лежали поверх одеяла. Такое ее поведение мужчина расценил как шаг навстречу, и не выключая света, лег рядом с ней. Сегодня он был без футболки, не видел в ней смысла, так как вышел из душа и решил не одевать ее только для того, чтобы дойти до постели.
Лена отвернула от него голову, когда он опустился рядом. Она понимала, что если он не выключил, хоть и приглушенный, свет, значит сегодня они не будут сразу же спать. Да она и сама понимала, что готова была пойти дальше в их отношениях. Конечно, было страшновато, но она знала, что Витя ее не обидит. А еще одолела невероятная скромность и застенчивость, поэтому она была очень смущена, когда увидела мужа в одних плавках.
Витя лег на бок, лицом к Лене, облокачиваясь на локоть и смотря на девушку.
- Лен, - позвал он, чтобы она повернулась и обратила на него внимание. Пальцами он при этом провел по ее щеке. – Я хочу целовать тебя, - нагнулся и нежно прикоснулся к ее щеке, так как она все еще не смотрела на него. – Целовать, - повторил он, и скользнул губами к подбородку, - и ласкать, - провел пальцами по ее щеке, лбу, медленно, едва касаясь. – Не больше. – Дотронулся губами до шеи. - Хочу, чтобы тебе было хорошо. Ты ведь доверяешь мне, правда? – Провел рукой по ее шеи и посмотрел ей в лицо, ожидая, когда же она наконец-то повернется. И она повернулась, натыкаясь на его голубые светящиеся глаза. – Поцелуй меня, котенок, – мягко попросил он.
Лена какое-то время вглядывалась в его глаза, будто что-то решая для себя, еще дрожа немного от страха, и в тоже время от непонятного чувства, зародившегося где-то внизу живота. Это было чем-то непривычным, но в последнее время она стала замечать, что подобное чувство охватывало ее несколько раз, и при этом всегда был рядом Витя. Неожиданно забыв обо всем, видя перед собой только любимого мужа, она судорожно вздохнула, обняла его за шею и, притянув к себе, неуверенно прижалась к его губам поцелуем.
Не спеша, Витя вначале решил всю инициативу поцелуя положить на плечи Лены, лишь отвечая ей. Но постепенно включился в игру ее губ, добавляя к ним и игру языком. Лена самозабвенно отвечала ему, наслаждаясь этой лаской.
Мужчина не спешил. Вначале долго целовал девушку в губы, когда она начала тяжело дышать, оторвался от ее мягкого рта и начал прокладывать дорожку из поцелуев по ее подбородку к шее. Витя медленно стягивал с нее одеяло. Так медленно, что она даже не поняла, что лежит перед ним с голой грудью. А когда он прикоснулся горячими губами к восставшим соскам, она вскрикнула. Но желания укрыться у нее не возникло. Мелькнула такая мысль где-то, но она была быстро изгнана из головы жаждущим новых ощущений телом.
По поведению Лены, Витя понял, что сегодня она ему позволяет себя ласкать, что не остановит посередине пути, что позволит ему делать то, что он считает нужным. Но вот когда он дошел до ее трусиков, почувствовал ее легкое напряжение. Она не оттолкнула его, не сказала «нет», но и в то же время, ее это пугало. Решив сегодня не спешить, но в тоже время довести Лену до тех высот, на которых она еще не бывала, продолжил целовать ее тело дальше, не пытаясь больше снять трусики. Он гладил ее, целовал, до тех пор, пока она не стала постанывать от избытка чувств. И лишь тогда он скользнул кончиками пальцев под последнюю часть ее белья. Не снимая его, понимал, что девушка очень сильно возбуждена и что в его силах довести ее до конца. И он довел. Нашел пальцами самое эрогенное место на теле Лены и начал медленно поглаживать, целуя при этом грудь и чувствуя, как девушка слегка развела бедра, позволяя ему ласкать ее более свободно, тем самым, ускоряя ее завершение в парении. И, несмотря на то, что он не хотел спешить, по стонам и редким вскрикам Лены, понял, что сегодня медлить, больше не получиться. Усилив нажим ласки, быстро закончил сладостные мучения Лены, доводя ее до высшей точки наслаждения.
Лена не понимала, что с ней происходит, знала только одно, то, что она сейчас чувствовала, ей не доводилось чувствовать еще никогда в жизни. То незнакомое и новое чувство, зародившееся внизу живота и со временем прошедшееся по всему ее телу, сейчас разлилось невыносимым жаром, утопляя ее в своем огне и вознося куда-то в неизвестность. Не было ни слов, ни мыслей, ничего, кроме всепоглощающего удовольствия, которое было столь неожиданным, и столь же желанным, что заставляло захлебываться в новизне ощущений настолько, что, не выдержав всего этого, от избытка чувств, из глаз брызнули слезы.
Она еще дрожала, когда Витя увидел на ее щеках тонкие прозрачные ручейки слез, скатывающиеся из-под закрытых век. Он понимал, что это не от боли, не от страха, не от того, что ей не понравилось то, что только что было, а, скорее всего от избытка чувств. И хотя они еще только стояли на открытии дверей в мир блаженства, его начало Лене определенно понравилось. Он понимал, что слова сейчас не нужны, поэтому нагнувшись, начал очень медленно сцеловывать эти мокрые дорожки с лица девушки. Он это делал так осторожно и бережно, что Лена не выдержав такой нежности, обняла его за шею, притягивая к себе.
- Витя… Вить… - голос дрожал и прерывался, она сама не понимала, что хочет сказать.
- Тсс, - прошептал мужчина и положил кончики пальцев ей на губы, прикрывая рот и не давая ничего сказать. – Не надо ничего говорить, я очень хорошо понимаю тебя без слов. – Потянувшись, выключил светильник и лег рядом с девушкой, крепко прижимая ее к себе и поглаживая по спине, ожидая пока дрожь и тяжелое дыхание пройдут совсем и она снова расслабится.
- Поцелуй меня, - завершающе всхлипнув, попросила Лена.
Он с первого раза нашел ее губы и прикоснулся к ним настолько легким и нежным поцелуем, что Лена лишь сильнее вцепилась в мужчину, пытаясь хоть таким образом выразить свои чувства.
Ей было хорошо. Впервые в жизни ей было так хорошо. И она не хотела идти назад. Теперь только вперед, туда, куда ее поведет Виктор.
______________________________________________

Лена лежала в наполненной ванне, не желая выходить из воды и наслаждаясь пенной ароматной влагой. Прошло уже три дня с того вечера, как Виктор ее ласкал. Он не пытался пойти дальше, давал ей время привыкнуть к новым ощущениям и не торопил. Услышав легкий стук в дверь, вздрогнула, но, не успев ничего сказать, увидела прямо перед собой мужа.
- Ты что здесь делаешь? – По интуиции обняв себя руками, пытаясь закрыть грудь, спросила девушка. Хотя в этом и не было необходимости. Она сидела очень низко, и пена скрывала ее тело, оставляя открытыми только плечи и коленки.
- Пришел помочь тебе добраться до постели, - легко улыбнувшись, ответил мужчина и присел на корточки рядом с ванной.
- А я что, сама не в состоянии этого сделать? – как-то напряженно спросила Лена.
- Думаю в состоянии, - опустив кончики пальцев в воду у бортика, слегка провел по пене. – Просто сегодня ты расслабилась в ароматной ванне и тебе наверняка не хочется никуда идти. Я прав? – Проведя по ее руке, добрался до плеча. – Лен, мне кажется, мы готовы сделать небольшой шаг вперед.
- Нет, я еще не готова. – Испуганно произнесла девушка. Хотя и бояться было нечего, а слова скорее были сказаны от излишней скромности. – Я… я не могу… ты…
- Я могу раздеться, чтобы мы были в одинаковом положении, - и прежде чем она успела что-то ответить, добавил, - только вот ты к такому шагу, точно не готова. Для начала ты должна полностью научиться доверять мне и не бояться меня. – Отвел от лица девушки влажную прядку волос и посмотрел ей в глаза. На лице блуждала добрая улыбка. Нагнувшись, нежно поцеловал ее в губы, а затем тихо сказал, - я люблю тебя.
Лена судорожно вздохнула и порывисто обняла мужчину за шею, забывая о том, что она сейчас обнаженная и грудь в таком положении выступает из воды.
Не дожидаясь пока Лена передумает, Витя подхватил ее на руки и поднял из воды, ставя на пол и беря полотенце. Девушка, тут же сообразив, что стоит перед ним полностью обнаженная, но поборов желание убежать и спрятаться от взгляда Виктора, а так же хотя бы от попытки прикрыться, все же не смогла сдержаться, и закрыла лицо ладонями, показывая так всю степень своего смущения.
Виктор быстро ее вытер, затем осторожно, но в тоже время уверенно, отвел ее руки от лица и, сжав одну ладошку в своей ладони, вторую руку обнял пальцами у запястья и поднес к своим губам. Поцеловав в середину ладони и посмотрев на Лену, тихо сказал:
- Тебе нечего стесняться. Ты очень красивая. – Немного нагнувшись, прикоснулся к ее губам поцелуем, затем снова заглянул ей в глаза и сказал, - самая красивая на свете. – Вновь приподнял ее руку за запястье и поцеловал у основания большого пальца, прихватив осторожно зубами кожу. Затем поцеловал каждый палец, наблюдая за завороженным лицом Лены, которая не отрывала взгляда от его губ, которые покрывали поцелуями ее руку. Закончив ласку, Виктор поцеловал ладошку девушки снова в середину, а затем прижал ее к своей щеке, всматриваясь в глаза Лены. Какое-то время они стояли друг против друга и просто смотрели в глаза друг друга. Затем Виктор подхватил Лену на руки и вынес из ванной комнаты. Остановился у дверей и тихо сказал:
- Выключи, пожалуйста, свет, - попросил он, говоря о том, что у него заняты руки, и он этого сделать не может.
Девушка щелкнула выключателем, и только после этого Виктор донес ее до постели и опустил в нее, укрывая одеялом. Она, слегка дрожа, начала кутаться в него:
- Я намочила тебе всю футболку. – Посмотрев на мокрую ткань, которая обтягивала крепкое тело мужа, сказала Лена.
- Ничего страшного. Сейчас разденусь. – Бодро ответил Витя и стащил с себя футболку, а затем и брюки.
Лена, залившись краской смущения, смотрела на раздевающегося мужа, но взгляда не отводила.
Витя, раздевшись, лег в постель рядом с женой и, облокотившись на локоть, стал смотреть на нее. Девушке почему-то после этого стало сложно дышать, и она не зная, что лучше, продолжать смотреть на Виктора или отвести от него взгляд, делала то одно, то другое, пока не остановилась на голубых глазах мужа. Он же не просто на нее смотрел, а кончиками пальцев поглаживал ее шею и плечи, как бы ожидая реакции Лены и ее решения о том, стоит ли сегодня продолжать или нет. Уже то, что она лежала обнаженная, пусть и скрытая одеялом, большой прорыв в их отношениях и он не хотел спешить и мчаться дальше.
- Витя… Вить… - начала неуверенно девушка. – Я… - и снова замолчала, отвернув от него голову.
- Скажи мне, чего ты хочешь? – попросил ее мужчина.
- Хочу, чтобы ты просто обнял меня сегодня. – На одном дыхании выпалила Лена.
Витя улыбнулся. Вот Лена и приняла решение. Он его полностью поддерживал.
Потянувшись, выключил ночник и обнял Лену. Одну руку подложил ей под голову, одновременно обнимая за плечи. А второй рукой обнял за талию, крепко прижимая к себе.
- Так удобно?
Лена повернулась к нему лицом и тоже обняла одной рукой.
- Вот так удобнее, – тихо сказала она.
- Ну, тогда спать, котенок, – улыбнувшись, сказал Витя.
Лена вначале ничего не ответила, а потом, как-то неуверенно и смущенно сказала:
- Спасибо тебе.
- За что? – изумился Витя.
- Просто за то, что ты есть в моей жизни. Есть такой… какой есть. Не играющий, не притворяющийся… а просто настоящий. И я… я люблю тебя такого.
- Ленка, - прошептал он, сдерживая себя в порыве не стиснуть ее в объятиях и не задушить в них же. – Девочка моя, - все же не смог полностью остаться бездвижен, и прижал ее к себе чуть сильнее. – С тобой я с самого начала был настоящим. И всегда им буду. Наверное это от того, что я очень сильно люблю тебя.
Лена приподняла голову и встретила его мягкие, горячие губы на своих губах. Крепкий, сильный поцелуй, выплескивающий друг на друга всю любовь, стал завершением этого вечера.

Спасибо: 106 
Профиль
Ответов - 161 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 360
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия