Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
михеэлла





Сообщение: 318
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 18
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.05.09 15:35. Заголовок: Автор: михеэлла

Спасибо: 35 
Профиль
Ответов - 161 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]


михеэлла





Сообщение: 5143
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.05.10 02:39. Заголовок: Оля, большое спасибо..


Оля, большое спасибо.




За мыслями о том, чтобы все было хорошо, я даже не заметила, как мы подъехали к моему дому. Поднялись в квартиру в молчании, а там меня прорвало:
- Я против того, чтобы ты и дальше оберегал меня, ну или как там назвать то, что ты делаешь! - закричала я.
- Тебе неприятно мое общество?
- Мне неприятно то, что ты будешь рисковать своей жизнью из-за меня.
- Да брось, Лен, никакого риска нет.
- Да? А что тогда было только что? - не сбавляя голоса, продолжала я. - Для чего ты пересадил меня на заднее сиденье? Не из-за того ли, что думал, что в нас могут стрелять?
- Не накручивай себя раньше времени. Пока ничего серьезного не произошло.
- Верно. Главное слово – «пока». Но неизвестно, что будет в следующий раз. Я до сих пор не верю в то, что могла кому-то встать костью в горле до такой степени, что меня решили убрать оттуда таким способом - убийством. Но если ты считаешь, что мне нужна охрана, я соглашусь с этим. Ты все знаешь, а значит, наверняка знаком с теми, кто мог бы меня позащищать. Порекомендуй мне кого-нибудь.
- И не подумаю, - просто сказал Витя. - Тобой буду заниматься я. И точка.
- Да ни черта ни точка! - вновь закричала я, совсем не понимая, почему он упрямится. - Как ты не можешь понять, что я не хочу, чтобы ты лез под пули, закрывая меня?
- Да никуда я не лезу! И не полезу!
- Знаю я, как ты не полезешь. - В голове пронеслись воспоминания, как он уже однажды прикрыл меня собой. - Неужели ты не понимаешь, что я не прощу после себе, если с тобой что-то случится? - спросила я.
- А я не прощу себе, если с тобой что-то случится, - просто ответил он.
- Да почему? Можешь ты мне объяснить? Ты сам говорил, что после Алисы понял, что это не твоя работа, что не готов рисковать собственной жизнью ради кого-то. Так почему ты меняешь свое решение в отношении меня?
- Ты и Петр Никанорович очень многое для меня значите, и поэтому, если от меня есть хоть какая-то польза для вас, она будет оказана в полном объеме. А сейчас именно такой момент.
- В том-то и дело, что у тебя к нам особое отношение, а это значит, что ради моей безопасности, ты будешь рисковать своей. А я этого не хочу. Поэтому назови имя того, кому ты доверяешь, и я обращусь к нему за помощью.
- Я уже сказал: нет! Тебя никто не защитит так, как это могу сделать я. И доверяю я в этом плане только себе.
- Ну, Витя, почему ты не можешь понять, что я не хочу чтобы с тобой что-то случилось? - заканчивая ходить по комнате, я остановилась недалеко от него, напротив, и посмотрела на него умоляющим взглядом.
- Лена, это ты не хочешь понять, - подходя ко мне вплотную, сказал он, - что нужна мне живой, а не мертвой. - Неожиданно он обнял меня и плотно прижал к своему телу, заглядывая в глаза и удерживая мой взгляд. - А для этого я должен быть всегда рядом с тобой, потому что только себе я могу доверить твою охрану. - И не отпуская моего взгляда, он наклонился, а затем поцеловал меня. Вроде бы и просто и легко, но при этом говоря, что отступать он не намерен. А затем отошел от меня так же быстро, как и подошел. Остановился недалеко от окна, встрепал себе волосы, тяжело вздохнул и обернулся ко мне. - Думаю, этот вопрос мы решили. – Но, видно, у меня был такой взгляд, что он окрикнул меня: - Лена!
Я вздрогнула, махнула головой, приводя мысли в порядок, и уже осознанным взглядом посмотрела на Витю.
- Этот вопрос мы решили, - не терпящим возражений голосом твердо сказал он. - Теперь поговорим о том, что будет дальше. Для начала я тебя перевезу с этой квартиры в дом.
- Что? В какой дом? - полностью придя в себя, заговорила я.
Витя внимательно посмотрел на меня, а затем сказал:
- Сядь, пожалуйста, и выслушай все то, что я сейчас буду говорить тебе, не перебивая меня. Все вопросы, если таковые будут, задашь мне после.
Я подошла к дивану и села. Ноги еще дрожали после поцелуя, и твердая опора мне совсем не помешала.
- Мы не знаем, хотят тебя убить, угрожают тебе или все это просто случайные совпадения, - начал Витя. - Но пока ничего не ясно, нужно быть готовыми к самому худшему. Также нужно рассматривать тот вариант, что если хотят добраться до тебя, то могут сделать это через близких тебе людей, в данном случае через Петра Никаноровича. Поэтому вначале вас двоих нужно обезопасить. А для этого переселить в такое место, о котором никто не знает. В гостиницах найти вас не составит труда, в каких-то квартирах небезопасно. Самый лучший вариант - это охраняемый дом. У меня есть на примете такой, это дом родителей Алисы. Я тебе уже говорил, что я с ними в хороших отношениях, они мне предлагали пожить там после выписки из больницы, но тогда мне этого не хотелось, а сейчас, я уверен, они мне не откажут. К тому же, они не живут там, он куплен больше для того, чтобы соответствовать своему статусу. Но дом находится в дорогом районе, можно сказать, элитном. Все подобное жилье находится под охраной, никто незнакомый не пройдет и не проедет туда. Все только по предварительной записи. Можно было бы снять дом попроще, но в этом есть все для безопасности. Я сам там все устанавливал, знаю каждый угол, а также все слабые и сильные места. А все это экономит нам очень много времени. К тому же, думаю, никто еще не знает, что тебя уже охраняют. Ну, ездит кто-то незнакомый, так это может быть новый водитель или твой парень. А мы этим воспользуемся и переселимся. Тем самым выиграем какое-то время. Это в целом картина. А конкретно твоей охраны... – Виктор ненадолго прервался, а затем заговорил вновь: - Как я уже сказал, мы не знаем наверняка, хотят тебя убить или нет, но чтобы быть готовыми ко всему, в доме должна быть охрана. Один я не смогу тебя защищать в случае угрозы. Я сегодня позвоню некоторым знакомым ребятам, думаю, они согласятся поработать. Но заранее предупреждаю, что их услуги недешевое удовольствие. Ты должна быть к этому готова.
Я сидела, не зная, как на все это реагировать. Вроде бы и не было никакой очевидной угрозы моей жизни, но Витя все это так расписал... Или может быть, ко всему этому так подошел, что сомнений в необходимости моей защиты уже не возникало никаких. Вполне возможно, все это просто совпадения, но умирать не хотелось, и поэтому я решила на какое-то время последовать рекомендациям Вити и уехать с ним и дедом за город. Ни слова не говоря, я встала и вышла из комнаты. Вернулась быстро. Витя все еще стоял на месте, удивленный моим поведением. А я протянула ему свою кредитную карточку со словами:
- Вот. Сними, сколько нужно, я не хочу выдавать тебе при каждой необходимости определенные суммы. И не хочу знать, сколько все это стоит.
Он покрутил в руках карточку и подозрительно на меня посмотрел:
- Ты настолько мне доверяешь?
- Я всегда тебе доверяла, - горько сказала я. - К тому же, здесь не все мои сбережения. Точнее - совсем не все. - Внимательно посмотрев на него, добавила: - И про оплату своей работы не забудь, пожалуйста.
У Вити после моих слов от изумления брови даже вверх поползли. Прокашлявшись, сипло произнес:
- Обидеть меня хочешь?
- При чем тут обиды? Ты сам решил охранять меня. Работать моим телохранителем, иначе говоря. А ты сам сказал, что это дорогие услуги, и я не хочу, чтобы ты работал на меня бесплатно.
- Мне не нужны твои деньги, - зло прошипел он. - Это понятно?
- Меня не интересует, нужны или нет, ты будешь получать их наравне со всеми. Потому что это твоя работа, а любая работа оплачивается.
Неожиданно он дернул меня за руку на себя и голосом, полным негодования, произнес мне прямо в лицо:
- Еще хоть одно подобное слово, и я не знаю, что я с тобой сделаю. Это ясно? - повышая голос, спросил он. Видно, у меня в глазах промелькнул испуг, потому что он продолжил говорить дальше: - Я не работаю на тебя, это моя инициатива, которая проявляется в помощи тебе. А если близкие люди помогают друг другу, они не берут за это деньги. И я с тебя не возьму ни копейки. Все понятно? Или повторить еще раз?
- С каких пор я стала тебе близким человеком? - вырывая свою руку из его крепких тисков и отходя от него, спросила я. - Ты вошел в мою жизнь снова меньше недели назад. А до этого пять лет жил и не вспоминал о нас с дедом. Да и исчез, ни слова не сказав, не думая о том, что мы можем переживать за тебя. А теперь явился, и мы стали близкими людьми тебе, да?
- Я был глуп тогда, пять лет назад, - горько сказал он. - Но теперь, как ты верно сказала, когда я вернулся в твою жизнь, я больше не покину ее. - Подойдя ко мне, провел кончиками пальцев по щеке, заглядывая мне в глаза. - Прости, что меня столько времени не было с тобой рядом.
Я стояла растерянная, не понимая, как мы перешли на такую тему и к чему именно ведет Витя. Ведь что тогда, что сейчас, он мне ничего не обещал, а ведет себя так, будто в чем-то виноват передо мной. Но в том, что я была в него влюблена, он ведь не виноват.
Да еще этот его взгляд мне прямо в глаза... Его пальцы на моем лице... Он что, намеренно все это делает? Будто знает, что я не могу перед таким устоять и, желая убедить меня в своей правоте, прибегает к таким нечестным методам.
- А если ты так желаешь расплатиться со мной, - вдруг заговорил он, - я озвучу свою цену после того, как мы поймаем того придурка, что охотится за тобой. И не волнуйся, она будет невысокой, - с какой-то долей иронии, спокойствия и уверенности произнес он и, легко поцеловав меня в лоб, как ребенка, отошел. - Иди, собирай вещи, а я пока сделаю несколько важных звонков.
Я без слов вышла из комнаты. Сил на разговор не было никаких. Я не понимала, как у него получалось всего несколькими взглядами, прикосновениями или словами доводить меня до такого состояния, что я думать ни о чем не могла, кроме него. Мне и хотелось только одного - забыть обо всем и всегда быть под его защитой, чувствовать на себе его прикосновения и непременно любить его.
Неожиданно меня охватила злость, как уже бывало не раз после мыслей о Вите. Он всегда такой спокойный, в то время как я схожу с ума от желания, что хотелось хоть однажды вывести его из себя и посмотреть на него, когда он не контролирует свои чувства и желания. Поцелуи эти еще... детские какие-то. Неужели не чувствует, что мне хочется настоящих? В очередной раз, отругав себя, я все же занялась сбором необходимых вещей.
Выйдя обратно в комнату, где сидел Виктор, сказала:
- Я готова.
- Замечательно. - Он поднялся мне навстречу. - Сейчас заедем пообедаем, затем за ключами от дома, а после за Петром Никаноровичем, я ему уже позвонил.
- Я думала, мне теперь нельзя появляться в общественных местах.
- Пока можно, - он улыбнулся. - К тому же я знаю замечательный ресторанчик, и он не так опасен, как могут быть другие. Поехали. - Взяв мою сумку, он направился к двери. Я последовала за ним.

Спасибо: 84 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5243
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.06.10 19:47. Заголовок: Оля, я сегодня без т..


Оля, я сегодня без тебя.



Ресторан, в который меня привез Витя, был небольшим, но очень уютным. Нас проводили по коридору куда-то вдаль, затем по ступенькам вниз и я поняла, что это уже где-то на уровне подвального помещения. При этом все было очень красиво обставлено и если бы не отсутствие окон, не за чтобы не подумала, что мы практически под землей. Теперь я поняла слова Вити о том, что здесь безопаснее, чем где-то в других ресторанах.
После обеда мы поехали за ключами от дома, который на какое-то время станет моим убежищем. Правда подъехали мы к офисному зданию, и я удивленно посмотрела на Витю.
- Сергей здесь работает, а ключи у него всегда с собой, - пояснил он мне. – Идем.
Мужчины встретились как давние друзья: обнялись и похлопали друг друга по плечам. Видно они и, правда, были близкими людьми.
- Вить, а говорил, что завязал с этой работой.
- Я и завязал, - усмехнулся он. – Лена исключение.
- Как я вижу, - Сергей посмотрел на меня, - приятное исключение? – улыбнулся.
- Ее семья для меня как родная, поэтому я, не задумываясь, согласился все взять в свои руки. Не могу допустить, чтобы с ней что-то случилось.
- Ты всегда был ответственным.
- Какой есть, - пожал плечами Витя.
А мне захотелось обнять его и сказать, что он самый лучший.

Дальше наш путь лежал к дому деда.
Поднимались мы за ним вдвоем с Витей, чему я уже не была удивлена. Я понимала, что теперь он всегда будет рядом, ну до тех пор, пока мне требуется его защита.
- Вить, я что-то не понимаю, что происходит? - едва мы вошли к деду, как он сразу же набросился на Витю с вопросами.
- Петр Никанорович, Вы не волнуйтесь, ничего страшного. Вы сами знаете, что вчера на концерте прозвучал выстрел. О том, что это стреляли в Лену, никто не говорит, но я сегодня сопровождал ее в милицию, и там посоветовали какое-то время поостеречься, по возможности уехать или нанять телохранителя. В Ленином случае можно сделать и то, и другое. На всякий случай. Чтобы не рисковать. Вы согласны со мной?
- Вить, ну я же знаю, что ты плохого не посоветуешь для Леночки, и если надо, значит надо. Но я-то при чем?
- А Вы, Петр Никанорович, как самый близкий родственник Лены, можете подвергаться опасности. А зачем Вам рисковать, если Вас можно взять с собой? К тому же там воздух посвежее и должен располагать к писательству вашего романа.
Я стояла с открытым ртом. Не знаю, какие именно занятия посещал Виктор, но что за эти пять лет он изменился, это точно.
От того неуверенного, робкого и смущающегося учителя не осталось и следа. Теперь это был уверенный в себе мужчина, который, где надо мог накричать, где надо приказать, где надо убедить, где надо немного исказить действительность, но во благо кому-то, а где надо мог применить ласку, как, например, со мной.
Дед же, полностью согласный со словами Вити, больше не задавал вопросов и смотрел на всю эту поездку, как на своего рода отдых.

Подъехав к району, состоящему из двух, трех, а то и четырех этажных красивых и больших домов, мы остановились у ворот, где была очень серьезная охрана.
Витя поздоровался, объяснил в какой именно дом мы едем. Охранник подтвердил, что хозяин дома уже позвонил и предупредил об этом. Дальше Виктор представил нас с дедом ему и сказал:
- Завтра утром к нам приедет пять-шесть человек, я еще уточню точное количество и сегодня вечером позвоню вам, назвав все фамилии. Без моего звонка никого не пускайте к нам, кем бы они не представлялись.
Охранник понимающе кивнул, а мы въехали в ворота.

Дом был большой, и мне досталась в нем главная спальня. Я вначале сопротивлялась, не видя в этом необходимости, но Витя сказал, что эта самая удобная комната, к тому же к ней была присоединена ванная комната, совмещенная с санузлом.
- Я уже позвонил ребятам, завтра утром они приедут и как только появятся здесь, я уеду по делам. К тому же я позвонил женщине, которая и в прошлый раз работала здесь. Она готовила и поддерживала порядок в доме. Она так же будет утром. Теперь, что касается тебя, - он внимательно посмотрел на меня. - На ближайшее время придется отменить все встречи, репетиции и концерты.
- Что-о-о? - изумленно переспросила я. - Как отменить?
- Лен, ты же не думаешь, что мы приехали сюда для того, чтобы ты и дальше занималась своими обычными делами? Это нужно для твоей безопасности.
- Хорошо, я отменю все кроме репетиций и концерта.
- Когда концерт?
- Через три дня.
- Ты отменишь его! - твердо сказал Витя.
- Нет, не отменю! - не менее твердо ответила я. - Ты не представляешь, что будет, если я это сделаю. А я не хочу привлекать к себе внимание таким образом. Я буду выступать на этом концерте. Пусть твои люди проверят весь зал перед выступлением. На входе поставьте охрану, которая будет всех проверять, а еще лучше, поставить такую штуку, как стоит в аэропортах и на границах, проходя через которую, она начинает пищать, если есть оружие. Я не знаю, Витя, ты в этом понимаешь лучше меня, придумай что-нибудь, но я должна выступать на этом концерте.
- Хорошо. Но предупреждаю сразу, это очень опасно.
Я промолчала. Понимала, что он прав.
- А что с моей машиной? - вспомнила я.
- А что с ней? Она стоит у твоего дома.
- Я имею в виду, я могу на ней ездить?
- Ты будешь ездить только со мной на моей машине.
- Почему на твоей?
- Потому что моя более безопасна, чем твоя. Я когда охранял Алису, мне ее сделали бронированной. - Он прервался, а затем спросил: - А ты очень любишь свою машину?
Я даже захлебнулась воздухом.
- Что значит: сильно ли я ее люблю? Конечно, сильно.
- Ее можно пригнать сюда, но она скорее будет использоваться как утка.
- Ты можешь объяснить нормально? Я не понимаю, о чем ты говоришь!
- Твою машину можно использовать, чтобы привлечь преступника. Посадить на твое место похожего на тебя манекена и подразнить его.
- И чего этим можно добиться?
Витя вначале промолчал, а затем дал мне какой-то странный ответ:
- Ты должна быть готова к ремонту или покупке новой машины. Я не говорю, что все будет именно так, но все же. - Он посмотрел на меня, а затем добавил: - Завтра твою машину пригонят сюда. А сейчас извини, я должен проверить дом, а так же все камеры. Настроить их в случае необходимости или закрепить заново. А ты пока займись отменой всех встреч и мероприятий.
- А что насчет репетиций?
- Одну я тебя обещаю точно. Что же касается каждого дня... не думаю. Посмотрим по обстоятельствам.
Я промолчала, внимательно глядя на Витю. Затем вспомнила про свой телефон, который он отключил еще вчера вечером.
- Для того чтобы отменить все встречи, я должна включить телефон.
- Попробуй обойтись без него, - попросил он.
- Без него не могу, там все телефоны, - честно и просто ответила я.
Он задумался лишь на мгновение, а затем сказал:
- Хорошо, я закажу распечатку всех звонков с твоего телефона и на него. В кабинете есть факс, по нему и получим всю информацию. А с включением телефона подожди немного. По нему сразу можно вычислить место твоего нахождения. Конечно, оно скоро и так станет известно тому, кто охотится за тобой, но все же попробуем оттянуть этот момент.
Я стояла, просто слушая Виктора. Все его слова были какими-то дикими для меня, и поэтому я молча соглашалась с ним, веря в то, что он знает, что делать.
- Тогда я сейчас закажу тебе распечатку, хотя, думаю, получим мы ее либо поздно вечером, либо утром. А ты пока можешь ознакомиться с домом. - Не дожидаясь моего ответа, он последовал в кабинет, а я осталась стоять предоставленной самой себе.
Изучив дом, позвала с собой деда на кухню и из простых продуктов, что нашла, приготовила нехитрый ужин. Витю пришлось не время оторвать от его работы, чтобы поужинали все вместе, пока все было горячее. После трапезы он пожелал нас с дедом спокойной ночи, сказав, что какое-то время еще будет занят. И ушел.
Ну вот, а я так надеялась на его поцелуй на ночь... Хотя его можно было понять, он не просто так валял дурака, а занимался важными делами, опять же, ради меня... для меня. Сердиться на него было глупо, поэтому, помыв посуду, я пошла к себе в комнату.
Сразу уснуть не могла, много думала. А после как-то резко провалилась в глубокий сон.

Спасибо: 76 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5290
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.06.10 10:59. Заголовок: Девочки, у меня появ..


Девочки, у меня появилась еще одна беточка. Но Олька тоже остается. Просто в силу ее занятости и моей нетерпеливости, я решила попросить помощи у Оксаны.
Оксана, спасибо тебе огромное. За оперативность и за помощь.



Утром Витя нас с дедом познакомил с охранниками, специально задержавшись дома и дождавшись, когда все приедут. Все мужчины были крупного телосложения, и если раньше я думала, что Витя может выступать образцом красивого мужского тела телохранителя, то сейчас поняла, что все прибывшие мужчины были крупнее и накачаннее Вити, и с первого взгляда становилось ясно, что они работают в охране.
Но для меня все равно не существовало никого лучше Виктора.
Перед его отъездом мы с ним остались вдвоем:
- Может быть, я поеду с тобой? Пока ты будешь заниматься своими делами, я прорепетирую.
- Нет, Лен. Я не могу тебя оставить одну.
- Ну, давай возьмем кого-нибудь с собой, оставишь меня не одну.
- Нет, давай сегодня ты останешься дома. К тому же у тебя много звонков. А завтра, обещаю, я отвезу тебя на репетицию.
- Точно обещаешь?
- Обещаю!
- Ладно, - грустно сказала я. Все же, какой бы золотой не была клетка, на волю очень хотелось.
- Не грусти, - подойдя ко мне, он неожиданно обнял меня. - Все будет хорошо. И я постараюсь побыстрее вернуться.
Я подняла голову и посмотрела ему в глаза:
- Пожалуйста, будь осторожен.
Он судорожно вздохнул, стиснул меня в объятиях и поцеловал. Нежно, даже как-то робко, задерживаясь на моих губах. А затем ни слова не говоря, отпустил меня и вышел из комнаты.

- Мужчина, туда нельзя, - кричала молодая девушка вслед Виктору. Но он, не слушая ее, уже открыл дверь и вошел в кабинет. Девушке осталось лишь забежать следом, и, испуганно глядя на своего начальника, сказать: - Илья Сергеевич, я говорила, что Вы заняты и к Вам нельзя, но меня не послушали.
Илья посмотрел на ворвавшегося к нему мужчину, пытаясь вспомнить, где уже видел его. Но память его пока подводила.
- Чем обязан?
- У меня к Вам разговор, - сказал Виктор, а затем, усмехнувшись, добавил: - Илья Сергеевич.
- Я сейчас занят, как верно сказала Катенька, - улыбнулся девушке Илья. - Но Вы можете записаться ко мне.
- Да нет, Илья Сергеевич, - продолжал поддельно-дружелюбным тоном Виктор, явно забавляясь всей этой историей. - Видите ли, либо Вы поговорите со мной сейчас, либо наша следующая встреча состоится в милиции.
У Ильи с лица тут же сошла улыбка, а весь его вид говорил вначале о непонимании, а затем и об испуге.
- Катя, выйди, - распорядился он и, дождавшись, когда за девушкой закрылась дверь, спросил: - Я что-то не понимаю, о чем Вы?
- Я о Лене Кулеминой, - уже без улыбки заговорил серьезно Степнов. - Знакома Вам такая девушка?
И тут Илья вспомнил, где уже видел сидящего перед собой мужчину.
- Послушайте, что было, то было. Сейчас-то я оставил ее в покое.
- Уверен? Будь это так, я бы не сидел сейчас здесь.
- Я виделся с Леной последний раз тогда же, когда и с Вами.
- Ладно, хватит ходить кругами. Буду говорить прямо, - твердо заявил Виктор. - На Лену было совершено покушение, и единственный подозреваемый - это Вы.
- Как покушение? - Илья изумленно посмотрел на Витю. - И почему подозреваемый я?
- Потому что ты ее преследовал, - зло сказал Степнов.
- Да не преследовал я ее, - возразил Илья.
- Хорошо, тогда расскажи мне все, что знаешь. Вернее все, как видишь ты.
- А Вы вообще кто такой? - неожиданно спросил Илья.
- Я друг Лены, - спокойно ответил Виктор. - В данный момент ее личный телохранитель. Но это сейчас не так важно, как то, что можешь рассказать ты. Понимаешь, у Лены уже брали показания, и я ей посоветовал не касаться твоего имени, несмотря на то, что ты и доставал ее. Ведь ты все же адвокат, известный среди определенного круга лиц, - с иронией сказал он. - Зачем лишний раз тебя подставлять, если ты вполне возможно ни в чем не виноват? Хотя, может быть среди тех преступников, с которыми ты общаешься, это придало бы тебе больше славы? - с издевкой спросил Степнов, совсем не ожидая ответа на свой вопрос. - А теперь к сути. Либо ты мне все рассказываешь, либо Лена совершенно случайно "вспоминает", что ее бывший парень, то есть ты, преследовал ее.
- А что рассказывать? - непонимающе спросил Илья. - Мы встречались с ней четыре года назад...
- О том, что вы встречались, - оборвал его Виктор, - я знаю. Как и о том, что ты ее бросил, потому что она не соответствовала твоему статусу. Давай перейдем к настоящему времени, когда она снова появилась в твоей жизни в твой день рождения.
- Я был удивлен ее появлением. – Будто погружаясь в воспоминания, как-то обреченно сказал Илья. - Еще больше удивился ее подарку. Не могу сказать, что я ничего не слышал о Лене, она все же достаточно известна. У нее бывают концерты, а ее выступления показывают по телевизору или пускают песни по радио. Мне было интересно, с чем связано ее появление, к тому же просто хотелось с ней встретиться, посмотреть, изменилась ли она, и я предложил ей пообедать вместе. – Он улыбнулся. - Она осталась все такой же доброй и простой, только вот стала уверенно обращаться с деньгами. – Ничего ни скрывая, добавил: - Мне это понравилось.
- Имеешь в виду ее состояние? – пытаясь добраться до сути, нажимал на Илью Виктор. - Называй вещи своими именами, я знаю о твоем дорогом увлечении, и ты наверняка уже мысленно рисовал большие ставки с ее банковского счета. Осталось лишь саму Лену завоевать. Так? - зло спросил он.
- Нет, не так! – тут же возразил Илья, то ли оправдываясь, то ли говоря правду. - Когда мы встречались четыре года назад, она была мне небезразлична. Она вообще была единственной девушкой, с которой у меня были такие длительные отношения. Родителям это не нравилось, они хотели, чтобы я встречался с кем-то из своего круга. Я вначале не обращал внимания на их недовольство, а летом они мне пригрозили, что либо я оставляю Лену, либо все мои банковские карты будут заблокированы, учеба не будет оплачиваться, а машину продадут. Я должен буду зарабатывать на жизнь сам. Чего скрывать, мне нравилось проводить время с Леной, но лишаться всего из-за нее мне не хотелось. Если бы это была настоящая любовь, я бы выбрал ее, не задумываясь. Правда, после нашего расставания я долго мучился. Не думал сам, что она настолько глубоко вошла в мою жизнь. Но вернуться к ней уже не мог. Так постепенно и забыл ее. – Илья на мгновение прервался, будто собираясь с мыслями, чтобы продолжить разговор дальше, тем самым, давая время Виктору на то, чтобы обдумать все его слова и понять, говорит он правду или лжет. - А когда она вновь появилась в моей жизни, все как-то вспомнилось и встрепенулось, мне вновь захотелось быть с ней. К тому же она вначале соглашалась на встречи со мной. Вот я и думал, что все получится.
- Но ведь не получилось, а ты и дальше продолжал домогаться ее. Для чего ты пытался силой затащить ее в машину?
- Она отказывалась со мной разговаривать, вот я и думал, что так она хотя бы выслушает меня.
- Ты ей присылал разные письма, цветы? Следил за ней?
- Я ей регулярно присылал цветы с открытками, письма отдельно я не писал, а значит, и не отправлял. Да и не следил я за ней.
- А как же встреча у магазина? У ресторана? – докапывался до сути Степнов.
- У магазина была случайность. А у ресторана я ее поджидал, да. Проезжая мимо него, увидел, что она там паркуется, и решил дождаться, пока выйдет. Но после той встречи осознал, что все это глупо, что уже ничего не вернуть, к тому же понял, для чего Лена появилась в моей жизни. Когда мы с ней расставались, я был честен с ней и сказал, в том числе и о том, что мы с ней немного разного уровня. Вот она и решила мне показать, что теперь она очень состоятельная. Это своего рода месть с ее стороны.
- Ты видно неплохой адвокат, так как понял ее мотивы очень точно.
Илья лишь горько усмехнулся:
- Я сам виноват, вот и получил по заслугам.
- Когда должна состояться поездка? - переходя на другую тему, спросил Виктор.
- Через три дня.
- Поедешь?
- Поеду.
- Нашел уже с кем?
- Один. Хочу подумать о том, как я живу и как жить дальше. Надоело это все, нужно что-то менять. Уже даже за то, что я задумался об этом, передай Ленке спасибо. А по возвращении из путешествия я надеюсь, стану совсем другим человеком. Еще встречусь с ней лично и поблагодарю сам. Ты только лучше охраняй ее, она ведь такая маленькая...
- Маленькая... Буду охранять до тех пор, пока не поймаем того, кто охотится за ней.
Илья внимательно посмотрел на Виктора, а затем, словно что-то поняв, сказал:
- Ты ведь не просто ее друг?
Степнов слегка улыбнулся:
- Вот когда придешь благодарить ее лично, тогда и узнаешь, кем я являюсь для нее. Хотя ответ на твой вопрос меня и самого интересует, - добавил Виктор, будто самому себе. Потом, встрепенувшись, встал. - Ладно, мне пора. А тебе удачного путешествия.
- Спасибо, - поблагодарил Илья Виктора, когда тот уже был в дверях.

Я сидела в гостиной на диване и щелкала на пульте каналы телевизора, не особо вникая в суть того, что там показывают. Делать было нечего, и поэтому я нашла себе такое бестолковое развлечение. В это время в комнату вошел Виктор и сел рядом со мной. Он был какой-то задумчивый, и я не решалась заговорить первой. А он, помолчав еще немного, вдруг сказал:
- Я встречался с Ильей.
- И... что?.. - внутри все замерло, и я вся напряглась, ожидая ответа.
- Это не он. Конечно, у меня нет оснований верить ему ничего не проверяя, ведь я совсем не знаю его. Но, тем не менее, я не сомневаюсь в его словах. Он хоть и не совсем чист на руку, но достаточно открытый человек и не злобный. Желать кому-то смерти он не будет. А убивать, тем более. К тому же твоя смерть ему ничего не даст.
Я, конечно, не верила в то, что за мной мог охотиться Илья, но сейчас я и сама не знала, как реагировать на слова Вити. С одной стороны, я убедилась в своих мыслях, а с другой стороны, теперь все стало еще запутанней. Ведь до этого мы думали, вернее, Витя думал, что это Илья, а теперь у нас нет даже подозреваемого. И кому я так могла перейти дорогу, становится абсолютно непонятным.
- И что теперь? - спросила я, сама не понимая, что хочу услышать.
- Не знаю. Будем ждать. Думаю, в ближайшее время вычислят, где ты живешь, к тому же, ты будешь выезжать в город. Да и концерт...
- А может быть все это случайности, как мы и думали вначале?
- Может быть, - вздохнул Витя. - В любом случае, осторожность не помешает. Если все это совпадения, то ты будешь спокойна, зная, что с тобой ничего не произойдет, а если все же кто-то охотится на тебя, рядом будут те, кто сможет тебя защитить. А пока все неясно… Да, я забыл тебе сказать утром, если будешь выходить на улицу, выходи через вторую дверь, то есть не главную. И за домом в беседке безопаснее, чем во дворике при въезде.
- Хорошо, - обреченно сказала я, понимая, что мое заключение продолжается.
- Лен, не воспринимай все это так трагично, - уловив мое настроение, сказал Витя. - Ты наверняка все время бываешь очень загружена, у тебя не бывает и минуты отдыха, а сейчас у тебя есть время отдохнуть, к тому же находишься ты вдалеке от городского шума. Отдыхай, читай книги, смотри телевизор, как в санатории, - улыбнулся он.
- Только это и остается делать, - усмехнулась я. - Хотя на весь санаторий нет столько охраны, как на меня одну.
- Они тебя беспокоят? - внимательно вглядываясь в меня, с волнением спросил Витя.
- Нет. Да и вижу я рядом с собой только одного из них. Но все же их много, а я одна. Как-то... неуютно, что ли.
- Это я, когда уезжал, наказал им, чтобы хотя бы у одного из них ты была постоянно на виду, поэтому ты и видела кого-то одного. А что касается того, что ты одна среди них, так тебе не о чем беспокоиться, тебя и пальцем никто не тронет. К тому же я буду практически всегда рядом.
- Да я понимаю это все, но все равно, это так... странно. Никогда не думала, что мне придется прятаться, спасая свою жизнь.
Витя подвинулся ко мне и обнял за плечи, привлекая к себе. Я тут же прижалась к нему, опуская руку ему на живот и обнимая его таким образом. А он второй рукой обнял меня за талию, крепко прижимая к себе. Все то время, что его не было, мне хотелось оказаться в его объятиях и снова обо всем забыть, а самое главное, забыть обо всех тревогах. И я знала, что только рядом с Витей мне может быть так спокойно и безопасно. И вот так, рядом с ним, я готова была провести всю жизнь.

Спасибо: 71 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5313
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.06.10 11:48. Заголовок: Оксана, спасибо тебе..


Оксана, спасибо тебе большое.






На следующий день Витя, как и обещал, повез меня на репетицию. Правда выехали мы из дома после обеда, а не утром, как я думала. Почему-то вышла из строя какая-то аппаратура, но я плохо в этом разбиралась, и пока все не привели в порядок, мы не тронулись в путь.
Дорога была спокойной, что меня не могло не радовать. А когда я оказалась в знакомой обстановке и начала исполнять свои песни, все тревожные мысли вылетели из головы, и я полностью отдалась музыке и пению. В таком состоянии я не заметила, как быстро пролетело время, и когда Витя сказал, что нам пора домой, я даже вначале хотела возмутиться, что за столь короткий срок я еще ничего не успела прорепетировать. Но, увидев сколько на часах, почувствовала, что устала, и согласилась поехать домой.
Дорога вначале была спокойной, а затем я заметила, как напрягся Витя и с какой частотой он стал смотреть в зеркало заднего вида. Он хоть ничего и не сказал, но я поняла, что за нами снова слежка. Мы ехали по каким-то узким улочкам, видно, чтобы оторваться от «хвоста», но у нас это плохо получалось, потому что вскоре и я увидела машину, которая преследовала нас. Она тоже была с затемненными стеклами, и поэтому не было видно тех, кто находился внутри.
Неожиданно раздались выстрелы. Я даже не сразу сообразила, что стреляли в нас, а когда поняла это, поблагодарила Витю и Господа, что мы сейчас ехали на этой машине, а не на моей. Ведь окажись мы в ней, это поездка была бы последней в моей жизни.
- Неплохо работают ребята. Мало того, что так быстро вычислили нас, так еще и с оружием, - сказал Витя бесстрастным голосом.
Я, конечно, понимала, что он уже бывал в таких ситуациях, но вот для меня это все было впервые, и я совсем не оценила его оптимизма. Я боялась. Очень сильно боялась, уже проклиная себя за настойчивость с этой репетицией.
Я чувствовала разлившийся холод по всему телу, а руки и ноги даже не могли пошевелиться, будто налитые свинцом - так меня сковывал страх.
Каким-то чудом Вите удалось оторваться от погони, и он, еще специально поплутав по улочкам, выехал на дорогу, ведущую к дому.
- Во всем этом есть и положительный момент, - вдруг сказал Витя, а я с изумлением посмотрела на него. - Теперь мы знаем, что все то, что было, не было случайностью, и что тебя действительно хотят убить.
- Считаешь, что от этого мне должно быть легче? - ошеломленно, спросила я.
- Не думаю, что легче, но теперь мы знаем чего ждать, в то время как до этого работали вслепую.
Я не ответила, не понимая, почему стало легче теперь, когда в нас стреляли, к тому же я все еще не пришла в себя после произошедшего. Я не понимала, ЧЕМ таким я могла кому-то досадить, что меня хотят убить. А о том – КОМУ, я даже боялась думать.
Как мы добрались до дома, я не помнила. Уже когда мы остановились, Витя помог мне выйти и, взяв за руку, отвел в дом. Там собрал всю охрану и начал рассказывать о том, что приключилось в дороге, пересыпая речь незнакомыми мне словами. Хотя в таком состоянии, как я была, я не поняла бы и знакомых фраз. Радовало лишь то, что весь этот разговор Витя держал меня за руку, не отпуская, и плевать мне, кто и что о нас подумал.
От ужина я отказалась, так как состояние у меня было не совсем обычным. Деду сказала, что неважно себя чувствую и поэтому не хочу есть. О том, что было в дороге, ему, ясное дело, мы не говорили.
Витя молча отвел меня за руку в мою комнату:
- Переодевайся и ложись в постель, - мягко сказал он. А я лишь посмотрела на него, ожидая продолжения. - Я подожду тебя здесь.
Нехотя отпустив его руку, взяла свою пижаму и пошла в ванную. Душ принимать не было сил, поэтому я просто умылась и, переодевшись, вышла в комнату. Постель уже была расстелена, и рядом с ней стоял Витя.
- Ложись, - пригласил он.
Без слов легла, он укрыл меня и, опустившись поверх одеяла, обнял.
- Я побуду с тобой, пока ты не уснешь, - тихо объяснил он свое поведение.
А я только рада была, знала, что с ним мне ничего не угрожает.
- И не бойся, пока я рядом, с тобой ничего не случится, - он погладил меня по волосам и поцеловал в макушку.
Приподняв голову, я пыталась посмотреть ему в глаза и понять, то ли он так хорошо чувствует меня, то ли наши мысли идут нога в ногу. Но он, вместо того, чтобы играть в гляделки, поцеловал меня. Вначале нежно и мягко, как бы подтверждая свои слова и убеждая в них. А я с удовольствием получала его поцелуй, а затем и сама стала отвечать на него. И вскоре этот мягкий поцелуй перерос в настоящий, с игрой языками. Он не переходил рубеж страсти и дарил наслаждение именно так. Мне казалось, это был самый лучший поцелуй в моей жизни. Ведь мне было так приятно от него, как еще ни от чего и ни разу. А ведь я целовалась много раз. И всегда любила это делать. А сейчас... Мне было просто хорошо. Я растворялась в объятиях Виктора и таяла под его губами. Он не пытался переступить грань поцелуя, за что я была ему благодарна. Он как будто знал, что то, что он давал мне сейчас, было самым необходимым для меня, и дарил мне это чувство расслабленности и спокойствия.
Я не знаю, сколько мы целовались, но была уверена, что долго. И если бы меня не сморил сон под столь приятной лаской, я бы с радостью целовалась до утра.

На следующий день я встала поздно, вполне спокойная. Все же Витя нашел хороший способ вытрясти все плохие мысли из моей головы. Он встретил меня легким поцелуем и, все еще обнимая, спросил:
- Ты не передумала по поводу завтрашнего концерта?
Я понимала, почему он спрашивал об этом. На фоне вчерашнего и у меня самой много мыслей пронеслось в голове, в том числе и об отмене концерта. Но я решила не поддаваться своим страхам и не показывать никому, что я чего-то боюсь. В том числе и моим преследователям.
- Нет, не передумала. Он будет! - твердо сказала я.
Витя не стал переубеждать меня, видно понимал, что это бесполезно.
- Я хочу, чтобы ты знала, что это будет очень опасным мероприятием.
- Я знаю. - И я действительно знала, потому что понимала, что теперь это не шутки.
- Ладно. Тогда я поехал в зал, где будет проходить концерт, попробую продумать там как можно лучшую защиту. - Он выпустил меня из объятий. - А ты останешься здесь.
Я совсем не удивилась его словам, потому что именно такого и ожидала.
Весь день я провела в одиночестве, а вечером, когда явился Витя, я снова была лишена его внимания. Он собрал всю охрану, и они долго сидели в кабинете. На сей раз мне не было там места.
Уже перед тем как мне лечь спать, Витя появился передо мной и сказал:
- Лена, сейчас на первом месте твоя безопасность, поэтому все мое внимание уделено именно этому. Но мне совсем не нравится, что ты грустишь. Потерпи немного, все будет хорошо.
Ну конечно я грустила, а как еще я должна была вести себя? Ведь до этого он всегда уделял мне внимание, а сегодня... нет. Я понимала, что он старается для меня, только все равно было грустно. Хотелось вновь почувствовать его рядом и понять, что все будет хорошо.
Я подошла и обняла его. Сама. Захотелось хоть на мгновение прижаться к нему и вобрать в себя частичку его силы. Почувствовав, что он обнял меня в ответ, я облегченно вздохнула. А он, приподняв мою голову за подбородок, нежно поцеловал и сказал:
- Иди в постель. Завтра у тебя будет трудный день, и ты должна выспаться и быть к нему готовой.
- Хорошо, - согласилась я, понимая, что выбора у меня нет. А он меня снова поцеловал и, выпустив из объятий, ушел в кабинет.

Спасибо: 68 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5342
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.06.10 20:52. Заголовок: Оксана, спасибо тебе..


Оксана, спасибо тебе огромное. <\/u><\/a>


<\/u><\/a>


Несмотря на то, что концерт был вечером, выехали мы еще до обеда. Так как мероприятие должно было быть крупным, с нами поехали еще четыре человека из нашей охраны. Они с Витей тщательно проверили зал и все помещения рядом. На входе в зал и правда стояла такая штука для проверки входящих, как в аэропортах, но название которой я никак не могла запомнить.
Концерт начался позже назначенного времени, но лишь потому, что на входе всех тщательно проверяли. Лишнего шума из-за этого не было, все понимали, что такие меры безопасности вызваны событиями предыдущего концерта. Я, если честно, боялась того, что зал будет пустым, ведь как никак, а на прошлом выступлении была стрельба, и я, наверное, будь на месте своих обожателей, задумалась бы над тем, идти ли на концерт или все же не стоит рисковать. Но зал был практически полон.
Собравшись с силами, я вышла из-за кулис, хотя признаюсь, было страшно. Никогда еще у меня не было такой боязни сцены, но никогда раньше надо мной и не висела угроза смерти. А здесь я сама решила выступать, а значит, должна была быть сильной, чтобы никто даже не догадался о моих страхах. К тому же я всегда умела заводить публику, не должна была и на сей раз отступать от этого.
Но, оказавшись на сцене, услышав, как меня встречают, я успокоилась, стало как-то легко и просто, а все страхи быстро отошли назад. Сейчас я жила только музыкой.
Концерт прошел на "ура". Меня засыпали цветами и подарками, зал разрывался аплодисментами. Я со всеми прощалась, когда на сцену выскочил молодой парень из первого ряда и бросился ко мне. Правда охрана зала тут же его остановила, но пока все были заняты им, на сцену начали взбираться другие фанаты. Они все, словно обезумев, тянулись ко мне, а я могла лишь интуитивно отступать назад, чувствуя, что меня окружают. Но в этот момент ко мне подбежал Витя, закрывая собой от толпы, а уже за ним, на сцену бросились его люди, сгоняя всех оттуда. Но я этого уже не видела, потому что Витя меня вытащил за кулисы, а после и в коридор. Там на мгновение обнял меня и прижал к себе:
- Все хорошо, успокойся.
Но я продолжала дрожать и цепляться за него. Он, недолго думая, подхватил меня на руки и понес к черному ходу. Мы быстро оказались в его машине и так же быстро выехали с парковки. Уже по пути к дому он позвонил ребятам и сказал им, чтобы догоняли нас.
- Лен, ну ты что, испугалась? - мягко спросил он у меня. А я на него посмотрела выразительным взглядом, показывая, что он задал глупый вопрос, потому что мой испуг был очевидным. – Ну, брось! Ты, наоборот, должна радоваться тому, что можешь так завести публику, что зрители тебя готовы порвать на кусочки.
- Меня в последнее время почти все желают порвать на кусочки, - не поддерживая его оптимизма, сказала я.
- Лен, ну все же хорошо, это могло случиться на любом выступлении. Главное ведь то, что концерт прошел удачно, и на нем не было того, кто охотится за тобой.
- Ты прав, но подобные происшествия меня сейчас очень пугают.
Он нашел мою руку и, поднеся ее к своим губам, поцеловал в ладошку.
- Маленькая моя, - нежно прошептал он, - испугалась... - остановившись на светофоре, нагнулся ко мне и поцеловал в губы - легко и успокаивающе. - Но сейчас все хорошо, успокойся. - Отстранившись от меня, снова повел машину, а я начала помаленьку отпускать свой страх.
Вскоре мы были дома, и я пошла принимать душ, надеясь на то, что вода полностью смоет все мои думы. Выйдя из ванной комнаты, поняла, что Витя тоже побывал в душе - на волосах еще блестели капельки воды. Он разговаривал с ребятами, которые уже приехали, но, увидев, что я вошла в комнату, тут же подошел ко мне.
- Ты голодная? - спросил Витя.
- Нет, - покачала я головой.
Тогда он взял меня за руку и повел за собой. Вскоре мы оказались в моей комнате, где без слов опустились на кровать.

Мы лежали в моей постели, и я жалась к Вите. Хотелось как можно ближе быть к нему, чтобы чувствовать его силу и защиту. Было страшно, но уже не так, как вначале. Все же его легкие проглаживания по моим волосам и спине, и такие же легкие поцелуи в макушку и висок делали свое дело.
- Постарайся расслабиться и уснуть, тебе ничего не угрожает, обещаю тебе, - прошептал мне прямо на ухо Витя.
- Не могу, - так же тихо прошептала я в ответ.
Он немного отодвинулся от меня и заглянул мне в глаза. Улыбнулся и поцеловал в губы:
- А если постараться как следует?
- Все равно не могу, - слегка улыбнулась я.
- Давай я тебе помогу, - поддерживая пальцами мой подбородок, он поцеловал меня более серьезным поцелуем.
- Как? - непонимающе спросила я. Вернее, я догадывалась, но не верила, что он предлагает заняться мне любовью.
- Ты должна просто расслабиться, закрыть глазки и получать удовольствие, - провел пальцами по моему лицу, убирая прядки волос. - Это все, что требуется от тебя, - поцеловал в кончик носа. - Все остальное я сделаю сам.
- Что сделаешь? - По телу пробежала дрожь предвкушения.
- Для начала массаж. А ты просто доверься мне.
Я не могла ничего ответить, почему-то уверенная, что за его словами стоит что-то большее, нежели массаж.
Он сел на постели и посмотрел на меня:
- Я за лосьоном, а ты снимай футболку и устраивайся поудобнее.
Он вышел, а я задумалась, но лишь на мгновение. Не зная точно, что будет делать Витя, не могла себе отказать в удовольствии почувствовать его руки на своей обнаженной коже. Хотя и понимала, что это может привести к сильному желанию, с которым под силу будет справиться только Вите - тому, кто и зародит это желание во мне.
Но потребность ощущать его рядом была сильнее здравых мыслей, и я, скинув футболку, легла посередине кровати на живот.
Практически сразу же в комнату вошел Витя, а по мне пробежала дрожь, едва я почувствовала его взгляд на себе. Он же, удобно устроившись рядом со мной, налил на руку лосьон и начал медленными движениями втирать его мне в кожу на спине. Его руки были сильными и горячими, но при этом такими нежными, что каждая клеточка моего тела стала тут же откликаться на них. А он, будто почувствовав это, стал совершать более осторожные движения. Вначале это на самом деле было похоже на массаж, но вскоре его прикосновения стали ласкающими и возбуждающими. Он не спеша скользнул кончиками пальцев по позвоночнику, основаниям груди и вдоль джинсов, одетых на мне.
Я от такого начала дрожать, как лист на ветру, руки непроизвольно сжались в кулаки, а пальцы впились в ладони. Того, что делал Витя, мне стало резко не хватать. Захотелось чего-то большего. Гораздо большего.
А когда он отвел мои волосы с шеи и прикоснулся к ней губами, то ли целуя, то ли просто касаясь, с моих губ сорвался тихий стон, и я, не в состоянии больше выносить эту сладостную пытку, перевернулась на спину, оказываясь перед Витей с ничем не прикрытой грудью.
Увидела, как его глаза резко вспыхнули, а дыхание сделалось глубоким и прерывистым. Ни слова не говоря, он нагнулся и поцеловал меня, убеждая в том, что все будет хорошо и что бояться мне совсем нечего. А я уже давно не боялась. Я ждала его прикосновений, как иссушенная земля ждет долгожданных капель ливня.
Его губы уже поползли от моего рта вниз. По подбородку, шее, достигая груди и задерживаясь на ней, лаская ее и играя возбужденными сосками. А я лишь бесстыдно выгибалась, сама предлагая ему свою жаждущую прикосновений грудь. Наигравшись с ней, его губы поползли вниз, покрывая живот поцелуями и забираясь языком в углубление пупка. Но, дойдя до брюк, он снова пошел дорожкой поцелуев вверх, а я едва не надавила на его плечи, останавливая и показывая, что хочу продолжения, а не повторения.
Но он не собирался повторяться. Наоборот, он перестал меня целовать и, приподнявшись, начал изучать мое тело руками. Он словно пытался понять, прикосновения к каким точкам доставляют мне большее удовольствие. Но я могла и так ответить на этот вопрос: если это ЕГО прикосновения, то все мое тело - сплошная эрогенная зона. А ему нравилось, как я веду себя - я это отчетливо видела по его лицу.
Когда же Витя поднял мою руку за запястье и начал брать в рот каждый пальчик поочередно, а затем прихватил слегка кожу у основания большого пальца зубами, я не выдержала и, вырвав руку, попыталась стащить с него футболку. Но он тут же меня остановил, мягко отстранив мои руки.
- Нет! Ты забыла? Ты должна просто расслабиться и ничего не делать.
Поцеловал меня в губы, так нежно, что это завело меня почему-то еще больше. Или может быть, так подействовали его слова?
А он, снова начав гладить мое тело, наконец-то добрался до моих джинсов и начал расстегивать их. Когда он не спеша потянул штаны вниз по моим бедрам, я чуть сама не выпрыгнула из них, пытаясь как можно скорее избавиться от мешающей одежды.
Витя раздел меня, оставляя в одних трусиках, которые были почти прозрачными и мало что прикрывали, но видимо служили для него своего рода преградой. Он вновь начал целовать меня, не спеша, скользя поцелуями вниз, в то время как его рука уже гладила мои бедра, и я, не в силах терпеть, слегка развела их, словно подсказывая ему, каких именно прикосновений хочу. Он пошел мне навстречу и положил ладонь прямо на трусики.
Тут нас обоих словно ударило током. Меня оттого, что я наконец-то дождалась его ТАМ, а его - от реакции моего тела на его прикосновения. Последняя часть моего белья, еще одетого на мне, была влажной. Очень влажной. И он, почувствовав это, неожиданно впился мне в губы жадным поцелуем, наконец-то показывая, что и сам не так спокоен, каким хочет казаться.
Неожиданно оторвавшись от меня, Витя одним резким движением избавил меня от трусиков, оставляя полностью обнаженной.
Когда я жила интимной жизнью с Ильей, я не могу сказать, что была зажатой или закомплексованной, наоборот, мне нравилось то, что между нами происходило. Но вот находиться обнаженной перед ним, одетым, я как-то стеснялась и чувствовала себя в такие моменты не очень уверено.
А вот с Витей все было совсем не так. Меня абсолютно не смущало то, что я сейчас полностью раздета, а он одет. Наоборот, хотелось открыться еще больше - так на меня действовал его восхищенный взгляд. Он рассматривал меня, не отрывая глаз, и делал это так, что я дрожала под его взглядом будто от прикосновений.
Я смотрела на него умоляющими глазами, пытаясь убедить в том, что я больше не могу находиться в таком состоянии. Что он мне нужен. Сейчас же.
Налюбовавшись мною, он накрыл мои губы поцелуем, а рука с живота быстро устремилась вниз, раскрывая влажные шелковистые лепестки моей плоти и устремляясь к ее сердцевине.
Я тут же вскрикнула, а затем начала стонать. А Витя, позволяя мне это делать беспрепятственно, оторвался от моего рта и в очередной раз пошел дорожкой поцелуев вниз. Только на сей раз гораздо ниже пупка.
Едва я почувствовала его горячий рот и упругий язык в центре раскрывшегося бутончика своей плоти, меня стала бить крупная дрожь желания, с губ стали срываться крики, а я еще больше раскрылась перед Витей, бесстыдно предлагая ему всю себя.
Он не преминул этим воспользоваться и добавил к своей ласке пальцы, вводя их во влажную глубину моего лона.
Здесь я уже не могла сдержаться и начала кричать, изгибаясь и извиваясь под ласками Виктора. А в момент развязки, который, хоть и был долгожданным, но все же стал неожиданным, я выгнулась, чуть ли не вставая на мостик, перед глазами все закружилось, да и сама я оказалась где-то на незнакомых облаках.
Это был мой первый оргазм в жизни, несмотря на то, что я жила половой жизнью раньше. Это было незнакомое мне ранее чувство, когда соединяются воедино все ощущения, эмоции, мысли, а затем резко рассыпаются на миллионы и миллиарды осколков, оставляя тело на какое-то время среди блаженных волн удовольствия. Это подобно взрыву, который, отгремев, после себя оставляет пыль и обломки.
Так и тут, взрыв - и бесконечное блаженство. Срывающееся дыхание, влажное тело, прилипшие ко лбу волосы, шум в ушах, нежелание и неспособность шевелиться... и пульсация, начинающаяся в средоточии моего удовлетворенного желания и проходящая по всему телу.
Начала приходить в себя от легких поцелуев Виктора, которыми он осыпал мне лицо и шею.
Я все еще дрожащими руками обняла его за шею и нежно поцеловала в губы, выражая так всю степень своей благодарности.
- Я никогда в жизни не чувствовала ничего подобного, - с моих губ сорвалось хриплое тихое признание, но я совсем не жалела о нем.
Он лишь улыбнулся и поцеловал меня в лоб, задерживая на нем губы.
- А теперь спать, - тихо сказал он.
- Останешься со мной? - с надеждой заглядывая ему в глаза, спросила я.
- Если ты этого хочешь... - погладил меня по лицу.
- Очень хочу, - подтвердила я.
- Тогда останусь. Только одень на себя что-нибудь, - попросил он.
Я не стала ничего говорить, а просто встала, нашла пижамные брюки и просторную футболку и, одев это на себя, подошла к уже разобранной постели. Забралась под одеяло, а Витя быстро скинув с себя брюки, погасил свет и лег рядом со мной. Обнял меня и прижал к себе.
Мы лежали в молчании, и я снова жалась к нему, только на сей раз уже ничего не боясь, а просто желая быть ближе к нему.
- Спокойной ночи, - прошептал он и поцеловал меня в висок.
- Спокойной ночи, - ответила я и обняла его за талию.
Вскоре я погрузилась в спокойный сон.

Спасибо: 73 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5349
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.06.10 20:25. Заголовок: Оксана, огромное спа..


Оксана, огромное спасибо тебе.






Утром я проснулась в постели одна, а так хотелось, чтобы Виктор был рядом. Чувствовала я себя прекрасно, внутри было какое-то умиротворение. Вроде бы должна ощущать себя неудобно или немного смущаться, но ничего подобного не было. Сама не понимала себя, но считала все произошедшее правильным. А еще я была бесконечно благодарна Вите. За его заботу, ласку... и доставленное удовольствие. Правда, я немного удивилась его решению остаться самому неудовлетворенным, но вскоре почувствовала благодарность за то, что он не пошел дальше. Конечно, я не воспротивилась бы его желанию продолжить, только вот вчера не хотела этого. Наверное, даже была не в состоянии заняться полноценной любовью.
Вышла в гостиную с улыбкой на губах, а когда ко мне подошел Витя и, пожелав доброго утра, поцеловал, я только что не взлетела. С аппетитом съела весь завтрак, шутя и смеясь, чем вызвала удивленные взгляды всех присутствующих.
А я и сама не знала, чему радуюсь. Мне просто было хорошо. Конечно, я понимала, что опасность как висела надо мной, так и висит, но ведь рядом со мной был мужчина, от которого я была без ума, и его присутствие заставляло меня забыть обо всем.
А Витя лишь улыбался, глядя на меня. Еще бы! Наверняка приятно осознавать, что в твоих силах довести девушку до такого воздушного состояния, в каком была я. Но меня это нисколько не смущало.
Время тянулось медленно, когда рядом со мной не было Вити. Когда же он был рядом, я не замечала пролетающих часов. У меня пока не было концертов, а все встречи я отменила, поэтому все дни проводила в доме. Чаще вдвоем с Витей. Он не пытался увлечь меня в постель, а я и сама не знала, хочу ли этого. Мне было просто хорошо с ним и вроде как достаточно того, что было. А были долгие разговоры, которые чередовались с таким же долгим молчанием, уютным и дружелюбным. Мы часто целовались. И если раньше инициатива в основном исходила от него, но скорее, потому что я не успевала среагировать вовремя, то теперь и мне доводилось быть инициатором и мне это очень нравилось. Даже было как-то приятно подходить к нему, обнимать такое сильное тело и целовать. Иногда нежно и легко, а иногда не сдерживая себя - жадно и ненасытно. Я даже почти забыла о причине своего нахождения здесь, настолько была увлечена Витей и нашими развивающимися отношениями.

Мы с Витей целовались, лежа на моей постели. Даже больше резвились, катаясь по ней со смехом и шутками, по очереди оказываясь сверху, щекоча и целуя друг друга.
Слегка запыхавшись от нашей игры, я оседлала Виктора и с воинственным видом смотрела на него. Он же начал поглаживать мои колени, постепенно продвигаясь по ногам вверх. Я отвела его руки от себя и, согнув их в локтях, положила чуть повыше его плеч, придавливая у запястий своими ладонями. Нагнулась и поцеловала его в губы. А он неожиданно спросил:
- Мстить будешь?
Я сначала не поняла, о чем он говорит, а потом вспомнила, как он ласкал меня, не позволяя ничего делать самой. Ведь я сейчас тоже не давала ему шевелиться.
- Нет! - твердо ответила я, понимая что в этот раз не смогу все закончить, не почувствовав его внутри себя. Но вот ласкать его хотелось, и я знала, что сделаю это. Поэтому и ответила: - Если только попробую... чуть-чуть.
- Попробовать, - прошептал он хрипло и слегка пошевелился подо мной, - дам...
А меня словно током шандарахнуло. Либо он перевернул все мои слова, либо я сама их перевернула, но слишком хорошо я поняла, что именно он собирался дать мне «попробовать». К тому же сидела я слишком удачно и могла чувствовать, как в области его ширинки все напряглось, упираясь в меня в том самом месте, в котором так хотелось почувствовать его.
Вот только не было бы всего этого барьера из одежды, надетой на нас. По мне прошла дрожь желания. По Вите тоже, что я поняла по его вспыхнувшим глазам. Стремясь быть сильной, как он тогда, когда ласкал меня, решила во что бы то ни стало ответить ему тем же.
Не спеша начала вытаскивать рубашку из его брюк, а затем медленно расстегивать ее, обнажая столь желанное тело. Когда же я полностью распахнула ее, мое дыхание прервалось.
Его тело было сильным и накачанным, на груди вились темные жесткие волоски, по которым я тут же провела ладошками, а затем кончиками пальцев, начиная от ключиц и заканчивая у полосы брюк. Витя немного выгнулся, но я на это не обратила внимания, увлеченная его сильным телом. Теперь я понимала его, когда он так долго и изощренно ласкал меня. Ведь, несмотря на то, что хочется доставить удовольствие партнеру, не меньшее удовольствие доставляет изучение его тела и ласки этого самого тела.
Я поцеловала Витю в губы, а его руки шустро проникли мне под футболку и прошлись вдоль позвоночника. Лифчика на мне не было, и ему ничего не мешало. Но ему этого было мало, и он потащил футболку вверх, желая избавить меня от нее. Я не сопротивлялась. Если хочет смотреть на меня, пусть смотрит - ласкать все равно не получится.
Едва он избавил меня от футболки, я начала целовать его шею, спускаясь на грудь и немного путаясь в волосках, которые щекотали мне губы, а темные завитки на его животе волновали мои восставшие соски, упирающиеся в него. Найдя его твердые бусинки-соски, захватила их поочередно в плен своего горячего рта, услышав сорвавшийся полу-вздох – полу-стон с губ Вити. Одна его рука гладила меня по волосам, в то время как вторая рука накрыла мою ладонь, скользящую по его животу и начала медленно, но настойчиво, опускать ее вниз.
Желая того же, чего и он, прервав ласку, я быстро справилась с молнией и пуговицей на его брюках и, желая сэкономить время, потащила их вниз вместе с его трусами.
Когда я с этим справилась, мое дыхание оборвалось, едва я наткнулась взглядом на жаждущую моих прикосновений плоть. Я смотрела на нее заворожено, даже зачарованно, чувствуя, как мое собственное тело начало отвечать на Витино желание. Внизу живота все свело сладкой судорогой, и я почувствовала, как быстро стали увлажняться мои трусики.
Пока еще была в силах, протянула руку и прикоснулась к НЕМУ, поражаясь его мощи и изучая его, как ребенок изучает новую игрушку. Он лишь стонал и выгибался навстречу моим движениям. Желая доставить ему еще больше наслаждения, я опустила голову...
Он закричал и впился мне пальцами в плечи, а я не могла остановиться, потому что хотела этого так же сильно, как и он.
Но в момент, когда вскрики стали срываться все чаще, а пальцы впиваться все болезненнее, Витя буквально оторвал меня от себя и опрокинул меня на спину. Я не стала сопротивляться, а он быстро избавил меня от одежды, попутно убеждаясь, что я схожу с ума от желания. Я лишь с каким-то благоговением распахнула бедра, приглашая его к себе, и он этим тут же воспользовался.
От первого соприкосновения нашей трепещущей плоти мы задрожали еще сильнее, а когда все же слились в одно целое, неожиданно замерли, желая до конца прочувствовать и насладиться этим мгновением. Никогда еще я не чувствовала такой наполненности. Мы словно были созданы друг для друга, настолько идеально подходили друг другу, совпадая всеми частями тела и дополняя их.
Когда же Витя стал совершать неспешные и размеренные движения, я вцепилась пальцами в его плечи, а затем притянула за шею и впилась в его губы, желая ощущать полное единение с ним. Но постепенно движения стали убыстряться, воздуха в легких стало не хватать, и продолжать целоваться и дальше стало сложным.
Витя опершись на локоть, второй рукой слегка поласкал мне грудь и тут же двинул ее вниз, находя средоточие моего желания и ни на мгновение не прекращая движений.
Моя голова металась из стороны в сторону, а крики, срывающиеся с губ, я уже не могла контролировать. Я лишь плотнее охватывала Витю бедрами, все сильнее прижимая к себе и желая продлить это безумное состояние. Но вскоре я поняла, что не могу уже сдерживать себя, а главное - не хочу. Меня захлестнула такая волна наслаждения, что прошлый раз мне показался совсем безэмоциональным по сравнению с этим. Казалось бы, и тогда, и сейчас я кричала от удовольствия, только вот это удовольствие было разным. И сейчас оно было в сотню раз сильнее.
Вот что значит чувствовать желанного мужчину внутри себя.
Витя практически в этот же момент догнал меня и вовремя успел покинуть мое тело, обезопасив тем самым, ведь мы и думать забыли о предохранении.
Он упал рядом со мной, тяжело дыша, но, не желая и на секунду разрывать объятия, повернулся на бок и прижал меня к себе. Я так же повернулась на бок, еще теснее прижимаясь к нему и упираясь влажным лбом в его такую же влажную грудь.
Сил не было ни у него, ни у меня, но они нам сейчас и не требовались, нам было нереально хорошо в том состоянии, в котором мы находились. Но время шло, дыхание восстанавливалось, а действительность снова стала восприниматься реальностью.
Витя слегка отстранился и нежно поцеловал меня в губы:
- Ну что, пошли мыться?
- А мы что, грязные? - все еще лениво протянула я.
- Нет, - рассмеялся он. - Но из-за нашей беспечности я тебя немного... кхм... запачкал, - в глазах блестели веселые искорки.
Он отодвинулся от меня, и я почувствовала слегка липкую влагу на животе. Тут же поняла, о чем он говорит. Провела кончиком пальца по своему животу и, глядя ему прямо в глаза, дразняще прошептала:
- Запачкаешь меня как-нибудь еще?
Его глаза вспыхнули уже знакомым блеском желания, а я, окончательно добивая его, прошептала срывающимся голосом:
- Я хочу тебя... Опять...
- Что ты делаешь со мной, а? - он навалился на меня, заглядывая в глаза. - Никогда в жизни не хотел никого так сильно, как тебя. И не мог так быстро, как с тобой, - добавил он.
А я, вначале не поняв его слов, с изумлением почувствовала на своем бедре его вновь восставшую плоть.
Он встал с кровати, подхватил меня на руки и понес в ванную комнату, которая была смежной с той, в которой мы находились.
Поставив меня под душ, навел мне на живот струю воды, смывая все, затем точно так же омыл себя и, отведя меня из-под воды, прижал к стене, впиваясь в рот жадным и голодным поцелуем.
Я никогда не думала, что так быстро можно вновь загораться, сходя с ума, и желать вновь почувствовать в себе мужскую плоть, в то время как еще с прошлого раза внутри все горело и пылало.
Но тыкающаяся в меня плоть Виктора, говорившая о его желании, делала и мое желание нестерпимым. И если в прошлый раз он все взял в свои руки, то на сей раз это сделала я.
Повернувшись к нему спиной, положила раскрытые ладони на кафельную стенку, и, немного отойдя от нее, выгнула спину. Вите не требовалось иного приглашения, он тут же воспользовался тем, что я предлагала. Ворвался в меня, заставляя вскрикнуть, и, обняв большими ладонями за талию, прижал меня к себе.
На сей раз движения были более резкими и быстрыми, стремящиеся как можно скорее довести до развязки. В какой-то момент, обняв меня за низ живота одной рукой, вторую он опустил еще ниже, лаская пальцами и желая окончательно свести меня с ума. И я поддалась ему, забившись в его руках...
А пристанищем его страсти на сей раз стала моя спина...
- Обещаю... в следующий раз... купить... средства защиты, - прошептал он срывающимся голосом, а я едва поняла его слова.
Но была уверена полностью на сто процентов, что даже без этой покупки он сделает все возможное, чтобы обезопасить меня от нежелательной беременности.
Теперь, приняв настоящий душ, мы с трудом выбрались из ванной и пошли в постель. Сил не было никаких и, скинув покрывало с кровати, даже не собирая свои разбросанные вещи, мы улеглись под одеяло, крепко обнимаясь и совсем легко и нежно целуясь.
Сон меня сморил быстро, как, думаю, и Витю. Я лишь, перед тем как погрузиться в объятия Морфея, подумала о том, как это к нам не сбежалась вся охрана, ведь мы так кричали... Особенно я...

Я жду вас здесь.


Оксана, огромное, просто огромное тебе спасибо за то, что ты делаешь для меня.




Утром я опять проснулась одна. Только на сей раз на соседней подушке лежала розочка - небольшой и нераспустившийся красный бутончик. Уже от этого на лице появилась довольная улыбка.
Потянувшись, почувствовала приятную ломоту во всем теле - наши ночные забавы с Витей не прошли бесследно. Но меня это совсем не огорчало. Я даже немного гордилась тем, что смогла завести его так, что тело до сих пор помнило его ласки, силу и нежность, с которыми он обладал мною. Стоило вспомнить об этом, как по мне снова пробежала волна желания. Видно, Витя для меня будет сродни наркотику, которого всегда будет не хватать, в каких бы дозах я его не принимала.
Рассмеялась от собственных мыслей. Не совсем красиво я выразилась в его адрес, но той близости, что была, мне уже было мало. Хотелось вновь оказаться в его объятиях и вновь почувствовать его внутри себя. Это понимание стало пугать меня саму. Не хотелось становиться зависимой от него, но, по-моему, именно такой я и стала. Как-то незаметно, но наверняка.
Поднесла розочку к лицу, вдохнула приятный аромат и встала. Двигаться не хотелось, но желание увидеть Витю было сильнее. Поэтому, приняв душ и приведя себя в порядок, вышла в гостиную.
Но здесь меня ждал сюрприз. Оказалось, что Витя уехал в город и не сказал, когда вернется. Вот здесь во мне поднялась волна злости. Он прекрасно знал, что я и сама хотела бы выехать из этого дома хотя бы ненадолго, но при этом уехал, ничего мне не сказав. А я должна и дальше сидеть здесь? Отменила все, забыла обо всем и ради чего? Уже пятый день как нахожусь здесь, и все это время все было спокойно. Так сколько мне еще сидеть?
Наплевав на здравый смысл решила поехать на репетицию. Знала, что Витя разозлится, но я и сама была зла. Конечно, я отлично понимала, что за пределами дома меня могут караулить, но, решила рискнуть.
Совсем не удивилась, когда охрана воспротивились моему отъезду. Но я была настойчива, и им ничего не оставалось, как отпустить меня. Правда, поехала я не одна, а с одним из охранников, на моей машине, но вел он.
Я была уверена, что Вите уже доложили о моей выходке, и даже ожидала его приезда на репетиционную базу.
Саша, который вел машину, был мрачным и всю дорогу молчал. Я уже и сама была не рада, что затеяла все это, но повернуть назад уже не могла. Что сделано, то сделано!
Я успела отыграть только две песни, когда дверь открылась, и в комнату влетел Витя. Он с порога начал кричать на Александра, а все, кто был в комнате, стали жаться к стене.
- Какого черта, Саш? Ты взрослый мужик! Ладно, она еще неопытная, но ты-то... Ты! Ты же там не ради развлечения! Да если было нужно, мог бы запереть ее в доме и никуда не выпускать.
Разозлившись, что обо мне говорят так, как будто меня и рядом нет, в то время как я все слышу, я зло бросила:
- Вообще-то я здесь, - желая привлечь к себе внимание.
- А с тобой у меня будет отдельный разговор, - яростно бросил Витя, лишь скользнув по мне взглядом. И снова переключил свое внимание на Сашу. Мне стало не по себе. Обидно и как-то неприятно, что из-за меня попадает другому. Ведь Саша ни при чем. Он всего лишь работает на меня. Но вскоре наступила и моя очередь. Высказав все, что хотел, Саше, Витя схватил меня за руку и потащил за собой.
Он затащил меня в мою гримерку и захлопнул за нами дверь, повернув в замке ключ, чтобы уже точно никто не зашел. Хотя, видя Виктора, от которого просто сыпались искры злости, и так бы никто не решился войти в комнату.
- Ты что творишь? Совсем из ума выжила? - начал кричать он, а я, зная, что все именно так и будет, лишь покорно слушала его. - Для какого черта нужно было переезжать из своей квартиры и окружать себя охраной? Для того чтобы, когда тебе взбредет в голову, делать то, что хочется? Ты хоть понимаешь, что тебя могли убить по дороге, причем, не один раз. Твою машину могли взорвать, потому что ее никто не проверял. Ты не в курсе, что прежде чем выехать из дома, мы проверяем машины, не смотря на то, что вокруг охрана?
Конечно, я была в курсе этого, но всегда верила в то, что если дом окружен охраной, то проверять машины - это лишние и ненужные способы безопасности. Видно, мои мысли отразились на моем лице, потому что он схватил меня за плечи и прямо в лицо яростно прошипел:
- Если бы в этом не было необходимости, этого бы никто не делал. Но, даже будучи под охраной, машины имеют свойство взрываться, потому что для того, чтобы привести взрывное устройство в действие, не обязательно находиться рядом с машиной. Это понятно?
Но я, вопреки всей логике, вместо того, чтобы вслушиваться в его слова, смотрела на его губы, которые были в нескольких сантиметрах от меня, и мечтала лишь об одном - о поцелуе. Я ведь давно хотела увидеть Витю не спокойным и уравновешенным, как он был последнее время, а взрывным и неконтролирующим свои эмоции, как когда-то раньше. И сейчас, наконец, увидев его таким, мне хотелось ощутить на себе хотя бы его поцелуй. Он, увидев в моих глазах желание, которое делало мой взгляд жаждущим и нечетким, а зрачки расширившимися, чертыхнулся и впился в мой рот грубым и жестоким поцелуем. А я, как дура, начала отвечать на него. Витю это почему-то начало злить еще сильнее. Поцелуй стал более болезненным, он уже кусал мои губы, будто намеренно пытаясь причинить боль, но в то же мгновение зализывал ранки языком, а я уже начала хотеть чего-то большего. Просто поцелуев мне было недостаточно. Я обняла Витю за шею, запуская пальцы ему в волосы и прижимая его голову к себе еще ближе. А затем, оставляя одну ладошку на его затылке, вторую медленно повела вниз по его позвоночнику.
Поцелуй резко оборвался, и я, раскрыв глаза, посмотрела затуманенным взором на Степнова. Он глубоко дышал, а зрачки стали темными от желания. Я поняла, что он сходит с ума от желания, точно так же, как и я сама. Он снова наклонился и начал грубо меня целовать, одновременно с этим наступая на меня и отодвигая, таким образом, с центра комнаты к стене. Я уперлась в зеркало, которое стояло у стены, и к которому был приделан небольшой столик, где стояли разные баночки, флакончики, пузыречки, расчески и всякая другая мелочь. Его руки забрались под футболку, которая была на мне, и сжали мою грудь, намеренно зажимая соски между пальцами и причиняя мне легкую боль. А затем Виктор нагнулся и прямо через футболку вобрал в рот поочередно один и второй сосок, сжимая их зубами. По мне пробежала дрожь желания, с губ сорвался судорожный вздох, а голова немного откинулась назад. Резко опустив руки вниз, он начал поспешно расстегивать мои джинсы, с силой дергая неподдающуюся молнию, а когда она все же поддалась его рукам, дернул мои брюки вниз, а затем, подхватив за талию, усадил на столик, с которого с жутким грохотом посыпались все пузырьки и баночки, которые мешали мне на нем сидеть. В этот момент Витя стащил с меня джинсы полностью и, разведя мои ноги, встал между ними. Посмотрел мне в глаза, провел пальцами по трусикам. Я задрожала и, не в силах выносить его взгляд, закрыла глаза. Да, я его уже давно хотела, и он это сейчас прекрасно чувствовал. Потом я услышала такой желанный для меня сейчас звук расстегиваемой молнии его брюк. В предчувствии скорого слияния меня затрясло от нетерпения.
А уже в следующую секунду, он отодвинул мои трусики в сторону и с силой, резко вошел в меня, попадая одним точным и прямым движением прямо в горячую глубину моего тела.
Я вскрикнула от такого неожиданного проникновения, почувствовав мимолетную боль. Впервые я занималась любовью без прелюдии, но и впервые она мне не требовалась. Желание было нестерпимым, и мне хотелось только одного - как можно скорее удовлетворить его. Раньше я считала, что когда мужчина полностью одет во время подобных занятий, то происходящее нельзя назвать ничем иным, кроме как грубым сексом. А Витя сейчас был практически полностью одет, он лишь немного приспустил брюки и трусы, но все же то, чем мы занимались, я не могла назвать просто сексом. Это было чем-то большим, не поддающимся контролю, но сносящим крышу.
А он продолжал совершать глубокие, резкие, размеренные толчки, заставляя меня сходить с ума и балансировать на грани.
И тут неожиданно Виктор покинул меня. Я испуганно уцепилась в его плечи, не желая даже на секунду прерывать этот нужный мне процесс. А он, не обращая на меня внимания, залез в карман своих брюк и достал оттуда средство защиты. Средство моей защиты! Я даже дышать перестала, изумленная его заботой. В прошлый раз ни у него, ни у меня не было ничего подобного, но это и неудивительно - мы не собирались заниматься любовью. Но после того раза он сказал, что подвергать меня опасности и дальше не будет и обязательно что-нибудь купит. Вот и купил. Правда, выяснять, почему это лежало в его кармане именно сейчас, не было никакого желания. Желание было в другом. В потребности вновь ощутить его внутри себя.
Быстро со всем справившись, Витя вновь ворвался в меня одним резким движением. Я подалась ему навстречу, обвивая бедрами его талию, а он уперся ладонями о края столика, на котором я сидела, заставляя меня откинуться на зеркало. И тут его движения изменились, стали быстрыми, неглубокими, но не менее яростными. Я вначале было воспротивилась этому, потому что практически достигла высшей точки наслаждения, а он притормозил меня, но в то же мгновение поняла, что это не так, что я стала еще быстрее приближаться к финалу. А Виктор вновь опустил голову и болезненно укусил меня за вершину груди через футболку. Я, уже не сдерживаясь, кричала, стонала, царапала его спину и плечи, пыталась двигаться ему навстречу. И когда я уже задрожала, чувствуя первые накатывающие волны оргазма, он резко остановился. Я распахнула глаза и уже хотела открыть рот, чтобы высказать ему все за его изощренные издевательства надо мной, но он, поймав мой взгляд, резко и глубоко вошел в меня, одним движением отправляя в страну наслаждений.
Я забилась под ним, как лань, попавшая в сети. Удовольствие было таким сильным, что я буквально захлебывалась в его волнах, пока Витя продолжал совершать движения, доводя себя до того же состояния, в котором была я. Достигнув финала, он навалился на меня своим мощным телом, придавливая к зеркалу, но мне была желанна его тяжесть. Дыхание у нас было прерывистым, влажные волосы липли к покрытым испариной лицам.
Неожиданно Витя отошел от меня, привел себя в порядок, воспользовавшись сухими салфетками за отсутствием влажных, и застегнул брюки. А я все еще сидела на зеркале, не в силах даже встать, не говоря уже о том, чтобы одеться.
- Еще хоть раз посмеешь уйти из дома без меня, я не знаю, что с тобой сделаю, - Витя хоть и не кричал уже, но в голосе все еще слышалась злость.
- Накажешь таким же способом? - подсказала я, все еще находясь в состоянии эйфории.
Он стремительно подошел ко мне и сдернул за руку с зеркала. Оказавшись на ногах, я пошатнулась, так как ноги еще дрожали от пережитого недавно удовольствия, и поэтому Витя меня поддержал. А затем с яростью выплюнул мне в лицо:
- Я убью тебя! Убью сам, чтобы не трепать ни свои, ни твои нервы.

Спасибо: 65 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5360
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.06.10 19:37. Заголовок: Оксана, огромное, пр..


Оксана, солнышко, спасибо тебе огромное.




- Я убью тебя! Убью сам, чтобы не трепать ни свои, ни твои нервы. - Я непонимающе смотрела на него, не веря своим ушам. Только сейчас я поняла, насколько он был зол и как сильно переживал за меня. - А секса между нами больше не будет, - закончил он.
- Секса? - изумленно прошептала я. - Секса?! - уже повышая голос, снова повторила я. Для меня наша с ним близость никогда не была банальным сексом, а для него... а он...
- А если возникнет сильное желание, думаю, найдешь с кем его удовлетворить.
И тут в меня словно бес вселился. Я, неожиданно даже для меня самой, не говоря уже о Вите, влепила ему пощечину. Да такую, что звонкий хлопок еще какое-то мгновение отражался от стен.
- То, что было между нами, никогда не было для меня просто сексом! - закричала я, отходя от него и поднимая джинсы с пола. - Я была настоящей и искренней с тобой, но ты видно этого не заметил, - натягивая на себя брюки, продолжала говорить я. - А если считаешь, что я сношаюсь со всеми подряд, как кошка весной, то ты глуп. Но я не собираюсь тебя ни в чем переубеждать. - Взгляд упал на зеркало, и я увидела свое отражение. Вид у меня был тот еще. Глаза блестели, волосы растрепаны, соски до сих пор стоят острыми пиками, оттягивая футболку.
А Витя стоял на месте. Не шевелясь и не отрывая глаз, наблюдал за моими движениями в зеркало.
Я, не обращая на него внимания, подняла расческу, слетевшую с зеркала, расчесалась, пытаясь хоть как-то привести себя в порядок, и надела на себя пиджак, пряча под ним возбужденную грудь.
- Я готова. Мы можем ехать домой, - бросила я ему.
- Я еще не готов. Я должен кое-что проверить здесь.
«Ну, подожди!» Внутри все клокотало от злости, когда я подошла к нему и начала говорить прямо в лицо, как он недавно, не обращая внимания на его преимущество в силе и росте.
- Меня абсолютно не интересует, готов ты или нет. Это ты работаешь на меня, а не я на тебя, а значит, ты будешь ждать меня, а не я тебя. И если у тебя здесь есть какие-то дела, приедешь обратно после того, как отвезешь меня домой. Я все ясно сказала или что-то еще разъяснить? - не дожидаясь от него ответа, я подошла к двери и повернула ключ, отпирая ее.
И тут неожиданно позади меня раздался смех. Да такой искренний и заливистый, что я против воли остановилась.
- Лен, я и не знал, что ты можешь быть такой, - продолжая смеяться, заговорил Витя. - Но с другой стороны, не будь ты такой, не добилась бы того, что имеешь сейчас. А твои слова только что, как я понял, попытка отомстить мне. Верно? - и не дожидаясь ответа, продолжил: - Один - один, точнее - ничья. - Подошел ко мне, что я почувствовала по его дыханию, так как до сих пор стояла лицом к двери. - А ты более серьезный соперник, чем мне показалось вначале.
- Я не собираюсь играть с тобой ни в какие игры, - обернувшись, бросила я. - Ты сам все перевел на уровень работы и банального секса. А раз так, я и буду относиться к тебе как к своему телохранителю, кем ты и являешься для меня в принципе, - затем я дернула дверь, открывая ее, и вышла в коридор, не оглядываясь. Мне было наплевать, идет он за мной или нет, но я была уверена, что одну меня он не отпустит. И не отпустил.

В машине мы ехали молча. Злость как-то быстро прошла, а на ее место пришла боль. Ведь я относилась к Вите по-настоящему, а он... за что он со мной так?
Едва мы оказались в доме, как я без слов прошла в свою комнату и заперлась в ней. По пути скидывая вещи, пошла в ванную. Совсем не удивилась, увидев на груди слабые следы от зубов Вити. Тогда они казались болезненной лаской, которая все же дарила наслаждение, а в итоге вот, отметины, которые будут гореть на мне какое-то время.
Набрала в ванну воды, насыпала туда соли и влила, не жалея, пены. Опустившись в горячую и ароматную жидкость, постаралась расслабиться и отпустить все мысли, смывая с тела все прикосновения Виктора. Только на глаза почему-то навернулись слезы. Я их вначале стряхнула со щек со злостью, а затем зарыдала как маленькая девочка. Я не плакала пять лет... В последний раз это было, когда я поняла, что Степнов исчез из моей жизни.
Вышла из ванной подавленная и разбитая. Не желая никого видеть, хотела лечь в постель, но внутреннее состояние было ужасным, и я решила выпить какого-нибудь успокаивающего чая. У деда с собой было много трав, и я была уверена, что найду среди них то, что мне надо.
До кухни дошла, никого не встретив, чему только порадовалась. Там тоже никого не было, и я быстро приготовила себе настой. Взяла кружку и, обернувшись, чтобы идти к себе, увидела в дверях Виктора. Он стоял, опершись о косяк, руки были в карманах, а взгляд прикован ко мне.
- Твою машину взорвали, - прямо сказал он.
- Что? - в шоке прошептала я. Из рук выпала чашка с чаем и, ударившись о пол, выложенный кафелем, вдребезги разбилась. - К-к-как взорвали?
- Саша ехал за нами. Ему показалось, что что-то неисправно, и он остановился посмотреть, что там. Едва вышел, как машина взорвалась.
- Господи... - я уцепилась за стол, пытаясь удержаться на ногах. Комната неожиданно закружилась перед глазами. - Что с Сашей? - боясь ответа, все же спросила я.
- Его взрывом отбросило на тротуар, но, слава Богу, все обошлось. Правда много ушибов и ссадин, но он жив.
Я опустилась на стул, не в силах больше стоять, а Витя словно решил меня окончательно добить:
- А ты, Лен, подумай над своими поступками. Не среагируй я так, как среагировал, и отнесись ко всему попустительски, ты бы ехала в своей машине обратно вместе с Сашей. Он бы вышел, как сейчас, а ты бы осталась в ней... - он промолчал, но лишь намеренно делая паузу, чтобы подчеркнуть весь кошмар ситуации. - Твоя сегодняшняя выходка стала бы последней в твоей жизни. То, что какое-то время все тихо и ничего не происходит, ни о чем не говорит. Это, как правило, затишье перед бурей. А ты если не хочешь прислушиваться ко мне и считаешь, что я слишком осторожен, посмотри на факты, происходящие вокруг.
Больше ни слова не говоря, Витя вышел из комнаты, оставив меня одну, прижатую глыбой своей безрассудности, даже глупости.
Я ведь действительно все это время считала, что Витя слишком опекает меня, в то время как в этом не было необходимости. А оказывается, он просто выполнял свою работу, и как я знаю теперь, выполнял ее качественно. Конечно, мне было жалко свою машину, но в большей степени мне было не по себе из-за Саши. А что, если бы он погиб? Как бы я чувствовала себя тогда?
Витя в своих последних словах наступил на правильную мозоль мне, самую болезненную.
Меня начало знобить. О том, что я хотела чая, я уже благополучно забыла. То состояние дискомфорта, что было у меня, когда я вышла из ванной, уже тоже забылось, потому что оно сменилось состоянием гораздо худшим. Меня душили слезы, внутри все клокотало, а сердце, казалось, бьется в ушах. Не в силах даже убрать осколки от разбившейся кружки, я с трудом встала и почти по стенам доползла к себе.
Войдя в комнату, тут же легла в постель. Мне казалось, еще никогда в жизни мне не было так плохо. Будто все осознание происходящего навалилось на меня разом, зажимая в своих тисках и мешая дышать. Я снова заплакала. От боли. От безысходности. От того, что все так. И ведь мне в этот момент был нужнее всего Витя, но даже он отвернулся от меня и был жестоким.
Но его жестокость была оправдана.


Оксана, спасибо огромное.

Дни снова стали медленно тянуться. Но если раньше в них был Виктор, который скрашивал мое пребывание здесь, то теперь и его у меня не было, а вся эта жизнь стала походить на существование.
Я больше не пыталась никуда выехать и делала все то, что говорил Витя. Я вообще изменилась. Стала все время проводить в одиночестве, иногда разбавляя его общением с дедом. Но дед был занят очередным романом и либо действительно не замечал того состояния, в котором я находилась, либо делал вид, что ничего не видит, либо я была хорошей актрисой и могла при нем изображать себя настоящую.
Иногда я ловила на себе обеспокоенные и взволнованные взгляды Вити, но мы с ним не разговаривали, обмениваясь при необходимости лишь парой фраз. Я тоже замечала изменения, происходящие с ним. Он, как и я, стал неулыбчив, замкнут, мне даже казалось, что он плохо спит по ночам, потому что под глазами были темные тени. Я и сама плохо спала, из-за чего была бледной и выглядела усталой.
Странно устроен мир. Из-за присутствия или отсутствия в нем определенного человека, все кажется иным. Вот был Витя со мной, и мне весь мир казался сказочным и счастливым. Я даже к тому, что за мной охотятся, относилась как-то проще. А вот ушел он из моей жизни, и вся жизнь стала серой, бесцветной и несчастной. А угроза смерти нависла надо мной дамокловым мечом.
Витя... он всего-то совсем недавно вновь вошел в мою жизнь, а уже стал в ней необходимым. И ведь с одной стороны, все произошло так быстро, а с другой стороны, он словно приучал меня к мысли, что теперь вошел в мою жизнь навсегда. И когда я поверила в это, взял и бросил меня. Хотя я и не винила его. У него были на то основания. Но мы оба были гордыми, и никто из нас не мог сделать первый шаг к примирению, хотя я была уверена, что он тоже мучается из-за нашей ссоры.
От моих грустных размышлений меня отвлек Витя, постучавшийся в мою комнату. Войдя, он сказал:
- Тебе звонит какой-то Дима. Говорит, твой друг.
Я не до конца понимала, как такое можно сделать, но с моего домашнего телефона стояла переадресация на телефон, находящийся в этом доме. Сотовый до сих пор был отключен, поэтому я общалась только с теми, кто звонил мне на домашний. И то, сначала они попадали на Витю, а он уже решал, с кем мне говорить, а с кем нет. Ко всем звонкам от неизвестных ему лиц он относился с подозрением, и поэтому на них отвечала я. Как говорил Витя, среди них мог быть и тот, кто устроил на меня охоту.
Поэтому сейчас, идя к телефону, я прокручивала в голове всех знакомых мне Дим. Но, взяв трубку и услышав голос, воскликнула от радости.
- Димка, как я рада тебе! - чуть ли не кричала я в трубку. - Ты надолго?.. Встретиться? Ну конечно хочу, еще спрашиваешь! Когда и где?
Но тут я почувствовала на себе взгляд Вити и непроизвольно напряглась. От радости я совсем забыла, что нахожусь в своего рода тюрьме, и все мои выезды нужно согласовывать с начальником.
- Дим, оставь мне свой номер телефона, я тебе перезвоню и скажу, когда смогу встретиться с тобой... - Взяв листок, быстро написала на нем ряд цифр. - Да, записала. Я скоро перезвоню тебе.
Положив трубку, посмотрела на Витю:
- Я хочу встретиться с Димой.
- Нет! - без тени эмоций ответил он.
- Я не о многом прошу, к тому же в последние дни я и так делаю все, что ты говоришь. А сейчас я хочу всего лишь встретиться с другом. И я все равно с ним встречусь, Вить, - спокойно сказала я. - Либо отвези меня в ресторан, либо я приглашу его сюда.
- Почему вдруг тебе приспичило встретиться именно с ним и именно сейчас? Другого времени что ли нет? - слегка повышая голос, произнес он.
- Другого времени нет. И мне приспичило именно сейчас, - не задумываясь, как звучат мои слова, бросила я в ответ. - Дима живет в другой стране и приезжает в Москву не так часто, чтобы видеться с ним в любой момент.
- Кто он тебе? - пристально смотря мне в лицо, задал странный вопрос Витя.
- Я уже сказала - мой друг. Мой хороший и близкий друг. - Почему-то мне показалось, что ему не понравился мой ответ.
- А может быть, этот самый друг и есть тот, кто охотится на тебя? Ты уже несколько дней нигде не появляешься, вот он и решил вытащить тебя из дома таким образом.
- Витя, ты вообще понимаешь, о чем ты говоришь? - ошеломленно глядя на него, спросила я. - Дима один из немногих, кому я доверяю, как себе. И если я начну его подозревать в стремлении убить меня, то я с таким же успехом могу думать точно так же и о тебе. Ведь именно с твоим появлением в моей жизни стали происходить эти странные вещи.
Витя изумленно смотрел на меня, а затем как-то сипло спросил у меня:
- Ты серьезно так думаешь? Считаешь, что я могу... я могу...
- Нет, я так не считаю, - прерывая его, тут же ответила я. - Но и про Диму я так никогда не подумаю. Он мне действительно близкий друг, и я очень хочу с ним встретиться.
Витя задумался, и, как мне казалось, надолго. Затем как-то обреченно вздохнув, он ответил:
- Хорошо. Пригласи его сюда. И желательно, если это будет сегодня.
Я была обрадована разрешением на встречу, как девочка-подросток, упросившая родителей отпустить ее на свидание, поэтому даже не стала спрашивать, почему Дима должен приехать сегодня.

Я услышала шум подъехавшей машины, а затем и звонок в дверь, и тут же выбежала в прихожую, кидаясь Диме на шею. Он меня подхватил за талию и закружил по комнате, как маленького ребенка:
- Ленка!..
- Димка!..
У нас на лицах были счастливые улыбки, а когда он меня все же поставил на пол, мы поцеловались в губы. Мы всегда таким поцелуем встречались и расставались, это была как добрая традиция, и сейчас я от нее не отступала, несмотря на то, что чувствовала на себе прожигающий взгляд Виктора. Но Дима был единственным светлым пятном в моей жизни со дня взрыва машины, и я не позволила бы Вите испортить нашу встречу. Он сам разрушил наши с ним отношения, и сейчас мне действительно было наплевать на его взгляды, мысли, чувства и действия.
Наконец Дима посмотрел на меня серьезным взглядом и сказал:
- Эй, малышка, а что с тобой случилось? Почему такая бледная и усталая? Где та девочка, веселая и никогда неунывающая, какой ты была прежде?
Дима меня почти всегда называл малышкой. Я не любила такого обращения, но из Димкиных уст оно воспринималось как-то правильно. Наверное, потому, что он был очень большим, я бы даже сказала огромным, гораздо больше моих охранников. И я на его фоне правда выглядела маленькой, хотя на самом деле не была таковой.
- Куда-то делась, - с грустной улыбкой пожала плечами я.
- Ну, это не дело. - Он щелкнул меня по носу. - Будем возвращать ее. - Дима огляделся по сторонам и весело сказал, - только не здесь.
Я, словно опомнившись, смущенно посмотрела на него:
- Димка, прости, я совсем забыла о гостеприимстве, но это все от того, что я очень обрадовалась нашей встрече. Идем. - Я развернулась, но успела сделать всего несколько шагов, как Дима обнял меня сзади и, прижав к себе, начал выделывать бедрами какие-то танцевальные "па", весело смеясь.
- К тебе? - среди всех этих движений, спросил он.
А я рассмеялась и шутливо ударила его по лбу:
- Балбес. - Выкрутилась из его объятий и, взяв за руку, повела в кабинет. Но на сей раз была остановлена Виктором.
- Подождите, - подошел к нам. - Я должен проверить Вас, - обратился к Диме.
- Витя, это... - начала я, но была прервана Димой.
- Лен, все в порядке. Если надо, так надо, - улыбнулся мне, пытаясь подбодрить.
А я сердито смотрела, как Витя ощупывает гостя, только вот это скорее было показательным выступлением, нежели необходимостью. Наконец он отошел от Димы, а я не скрывая злости, бросила:
- Ну что? Доволен? Или ты хотел найти у него склад оружия? – не дожидаясь ответа, я схватила Диму за руку и увлекла за собой в кабинет.
Оттуда я попросила принести нам чая с чем-нибудь вкусненьким. Почему-то считается, что встречу надо отмечать крепкими напитками, но мы с Димкой предпочитали чай или кофе. Пока пили чай, говорили о пустяках, будто намеренно не касаясь ничего серьезного.
Дима был моим другом уже не один год. Мы познакомились в университете. Я только начала учиться, а он был на четвертом курсе. Сама не знаю, как мы с ним так сдружились, что не могли прожить без общения друг с другом ни дня. Он уже тогда был большим и взял меня под опеку, как под крыло, хотя я в этом и не нуждалась, потому что сама могла дать отпор кому угодно. Но позже его дружба мне очень помогла. Когда меня оставил Илья, я не показывала, как плохо мне было, но Дима слишком хорошо понимал меня и поддержал в это трудное для меня время. А потом, когда я стала выступать в маленьких клубах, Дима просто одним своим присутствием помогал мне, вселяя спокойствие и уверенность. Было приятно осознавать, что есть человек, которому я небезразлична. И который небезразличен мне. Говорят, что дружбы между мужчиной и женщиной не существует, но наши отношения с Димой полностью опровергали это утверждение. Ни он, ни я ни разу не посмотрели друг на друга как на объект желания. Это удивляло тех, кто знал, как долго мы дружим, но мы лишь посмеивались над всеми шутками, которые сыпались в наш адрес. Наши отношения могли показаться легкомысленными – мы обнимались и целовались при встречах, много смеялись и любили поддразнивать друг друга. Но при этом мы полностью доверяли друг другу, делясь секретами и спрашивая совета. Нам было очень хорошо вместе.
Но все это длилось чуть меньше двух лет. Дима окончил университет, выиграл конкурс среди выпустившихся студентов-архитекторов и уехал за границу. И вот сейчас он уже три года жил в Дании. Там женился и успел обзавестись сыном. Сколотил себе состояние, пусть пока и невеликое, но достаточное.
Мы с ним были на одной ступени - оба добились всего сами. Может быть, поэтому у нас и были такие замечательные отношения.
Поговорив о его семье, наконец, переключились на меня.

Буду рада видеть вас у себя.

Спасибо: 67 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5374
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.06.10 15:19. Заголовок: Оксана, солнышко, сп..


Оксаночка, солнышко, спасибо.

Поговорив о его семье, наконец, переключились на меня.
Перебрались на диван, где я и рассказала о том, что за мной охотятся, а также поведала обо всем, что произошло.
- Ну, ничего, - он обнял меня за плечи, - у тебя хорошая охрана, как мне показалось.
- Да вроде неплохая, - согласилась я.
- А ты что же, окружила себя людьми, даже ничего не зная о них? - удивился Дима.
- Да все было не так. Просто Витя вновь появился в моей жизни незадолго до всего этого, а на концерте, где прогремел выстрел, был рядом. Вот с того момента он и развил всю эту бурную деятельность вокруг меня.
- Витя... это тот, что осматривал меня?
- Да, это он.
- А ты ему, судя по всему, небезразлична, если он затеял все это.
- Да мы ему с дедом на пару небезразличны, - отмахнулась я. - Помнишь, я когда-то рассказывала тебе о нем? Это мой бывший учитель, который внезапно исчез. Так сложилось, что он за это время успел выучиться и поработать телохранителем. И когда на концерте раздался выстрел, он решил охранять меня. И ребята все - это его знакомые. Я не занималась всем этим. Он сам.
- Значит ты ему совсем небезразлична, - он шутливо толкнул меня, а в голосе появилась улыбка. - Да и он тебе, судя по всему, тоже. От вас двоих так и сыпались искры.
- Да уж... - протянула я, не зная, что ответить. - У нас сложные, запутанные и непонятные отношения.
- Но именно в ваших силах все это распутать, сделать простым и понятным, - спокойно сказал Дима.
- Может и так. - За последние дни я устала об этом думать. - Мне кажется, чем дальше, тем все только хуже.
- Ну, я думаю, взрыв рано или поздно должен произойти. Я когда пошутил по поводу твоей комнаты, думал, он прибьет меня на месте.
- Я не удивлюсь, если он думает, что мы с тобой здесь отнюдь не разговариваем, - вспоминая Витины слова в гримерке, сказала я грустно.
- Ну и пусть ревнует, - улыбнулся Дима. - Здоровая толика ревности еще никому не мешала. А в его случае может быть поможет.
- Поможет, как же! - рассмеялась я и, поджав под себя ноги, устроилась под бочок Димы. - Я совсем не удивлюсь, если он сейчас ворвется в кабинет, заявив, что на дом напали. В то время как просто захочет убедиться, что я не занимаюсь с тобой тут сексом.
- Серьезно? - удивленно посмотрел на меня Дима, а я подняла голову, заглядывая ему в глаза.
- Лена, с тобой все в порядке? - неожиданно прогремел голос Вити у дверей.
Я изумленно повернула голову, не веря в то, что Витя на самом деле вошел в кабинет без стука. Услышала, как Дима усмехнулся, затем, сдерживая себя, начал тихо смеяться, а уже после расхохотался громким заливистым смехом. Я, глядя на него, тоже улыбнулась, а затем, вспомнив только что произнесенные слова, так же искренне рассмеялась. Мне казалось, так я не хохотала уже давно, когда вроде бы и надо остановиться, но нет сил. Обессилев, я уперлась в грудь Димы лбом, а он, обнимая меня за плечи, откинул голову на спинку дивана.
Витя какое-то время стоял в молчании и, хотя я на него не смотрела, думаю, у него был изумленный и непонимающий взгляд. Еще бы! В тот момент, когда он вошел, могло показаться, что мы целовались или собирались это делать, так близко были мы друг к другу. А теперь вот сидим в обнимку и на него совсем не обращаем внимания.
- Я спросил, все ли у тебя в порядке? - с яростью сказал Витя, напоминая о себе.
- Ну конечно все в порядке, - успокаиваясь, ответила я. - А что со мной могло случиться?
- Во двор бросили дымовую шашку, а пока все было в дыму и ничего не видно, в дом мог кто-нибудь пробраться.
- Здесь никого не было, - даваясь смехом, сказал Дима. - А ты была права, - уже обращаясь ко мне, добавил он, имея в виду мои слова о Вите. А затем неожиданно поцеловал меня в висок. Я лишь заметила, как дернулся Витя, но тут же нацепил на лицо пренебрежительную маску. – Как, в принципе, и я.
Тут я поняла, что поцелуй был намеренным, чтобы проверить реакцию Вити. Но за это я на Диму совсем не сердилась.
- Ладно, мне пора, - неожиданно сказал Димка и, выпустив меня из объятий, встал с дивана. - Я был безумно рад повидать тебя, но все же надеюсь, что следующая наша встреча будет при более благоприятных условиях, - подмигнул он. - Или, как говорится, будешь ты в наших краях, я с удовольствием приму тебя в гостях.
- Нет уж, лучше ты к нам, - улыбнулась я.
Дима подошел к дверям, где все еще стоял Витя, и сказал ему:
- Береги ее. - И я была уверена, что он говорит не только о нынешней ситуации, когда меня надо охранять, но в целом о жизни.
Я проводила Димку до выхода из дома, поцеловала и закрыла за ним дверь. Обернувшись, совсем не удивилась, увидев Виктора напротив меня. Я завела за спину руки, прислонилась к двери и внимательно посмотрела на него:
- Ты ведь соврал.
- О чем ты? - немного замялся он.
- О дымовой шашке. Ее ведь не было, - спокойно сказала я.
- С чего ты это взяла? - пытаясь злостью замаскировать неуверенность, бросил он. - По-твоему, я просто так ворвался к вам?
- Именно что просто так. Ты же мне не так давно дал совет удовлетворять свое желание с кем-нибудь, но не с тобой, вот и хотел проверить, следую ли я ему. - Я говорила спокойно, без злости или истерики, но при этом все так же внимательно смотрела на него.
А вот он, наоборот, хоть и пытался казаться спокойным, таким не был. К тому же он все время смотрел в сторону, что окончательно уверило меня в правильности моих подозрений.
- К тому же, брось кто-то шашку, ты бы не выпустил так просто Диму. Во-первых, это было бы опасно. Во-вторых, у него в машине затемненные стекла, а это значит, что, при реальной угрозе, меня можно было попытаться вывезти в ней из опасного дома. И, в-третьих, ты был слишком спокоен. - Заметив недоумевающий взгляд Вити, добавила: - Удивлен? Общение с тобой меня многому научило, и кое в чем я стала разбираться. А по поводу Димы я тебе уже говорила. Но ты упорно не желаешь слышать меня.
Оторвавшись от двери, я пошла было в свою комнату, но поняла, что не хочу туда. Надоела она мне за эти дни, а сейчас я и подавно не могла там находиться, ведь там все напоминало о Вите...
Что он пытался доказать сейчас? Уличить меня в том, что я на самом деле сплю, с кем попало? Подумал, что мне так приспичило, что я вызвала на дом того, кто сможет удовлетворить меня и все мои желания?
То, что он придумал историю с дымовой шашкой, меня не очень удивило - ведь это было сделано для того, чтобы была причина ворваться в кабинет. Может быть, это все же ревность, как и предполагал Дима? Но тогда какого черта он ведет себя так? Да подойди он ко мне нормально, я бы простила его, потому что сама не могу больше находиться в таком состоянии. А сама подойти к нему я не могла. Это ведь он меня отверг, а не я его. А значит и он должен что-то делать. А я... что я? Он мне даже не верит. Я ему говорю-говорю, а он не верит. А мне больно.
Не знаю, сколько времени я просидела во дворе в кресле-качалке, когда ко мне подошел Витя.
- Лен, пойдем в дом, - тихо сказал он.
- Не хочу, - не смотря на него, ответила я.
- Уже поздно, на улице небезопасно, - привел аргумент он.
- На ней небезопасно и днем, - парировала я.
- Ты сегодня решила во всем быть против меня? - горько усмехнулся он.
- Мне все это надоело, - повернувшись к нему, сказала я, имея в виду отнюдь не охоту на меня, а наши с ним отношения.
Неожиданно я увидела, как глаза Вити испуганно расширились, а по лицу разлилась бледность, да такая, что он сравнялся цветом с белоснежными стенами дома. В тот момент я не знала, что он видит маленькую красную точку на мне, бегающую от груди к голове - оптический прицел. Я, не понимая происходящего, испуганно вскочила с кресла и бросилась к нему, но в ту же секунду была сбита им с ног. Он лишь обнял меня за талию и поддержал своей огромной ладонью за голову, чтобы при падении избежать сильного удара.
Едва мы упали на землю, как раздалась череда выстрелов, а Витя еще сильнее укрыл меня своим телом, защищая от свистящих над нами пуль. Я не понимала до конца, что происходит, но ужас парализовал меня полностью. Мне даже показалось, что я перестала дышать. Я не чувствовала ни тяжести тела Виктора, ни впивающихся мне в спину камней. Мне казалось, что от меня остался только слух, который улавливал малейший шорох, но все заглушали выстрелы, которые то затихали, то начинались с новой силой. Мне казалось, что это никогда не закончится.
Но словно кто-то свыше услышал мои молитвы, и все неожиданно замерло. Не было слышно ни звука.
Витя приподнял голову и осмотрелся по сторонам. Правда, увидеть что-то было сложно, ведь на улице было темно. Подождав еще немного, он приподнялся, но тут кто-то крикнул, что все чисто, и он, встав, поднял меня. Правда стояла я с трудом, все больше цепляясь за него, чтобы не упасть. Он подхватил меня на руки и быстро внес в дом, усадив в гостиной на диван.
Я подняла на него свой взгляд. Правда все плыло перед глазами от пережитого страха. Но тут мой взгляд сфокусировался, стал четким, и я ясно увидела на рукаве Вити кровь. Не знаю, что со мной произошло в тот момент, но я закричала. Мне казалось, я еще никогда в жизни не кричала так громко. У меня даже в ушах зазвенело от собственного крика. Из глаз брызнули слезы. Меня стало колотить.
- Лена! - Витя подлетел ко мне. - Лена, все хорошо! Успокойся! - присев передо мной на корточки он взял в руки мои ледяные ладони. А я смотрела, не отрываясь, на его запачканный рукав. Проследив за моим взглядом, он чертыхнулся и тут же скинул с себя рубашку. - Это просто царапина, Лен. Слышишь меня? Ничего страшного. Ну, посмотри сама, пуля меня только задела. - А я все еще тряслась, хоть и видела, что раны, как таковой, нет. Видно Витя был прав, пуля прошла вскользь.
Я протянула дрожащую руку и, как ребенок, неуверенно дотронулась пальцами до ранки. Витя в этот же момент порывисто обнял меня и прижал к себе. А затем, подхватив на руки, отнес меня в постель.
У меня была истерика. Впервые в жизни. Я плакала навзрыд, в голос. Тряслась, жалась к Вите. Цеплялась за него, что-то шептала, иногда повышала голос, пытаясь донести до него свою истину, правда, какую, не понимала и сама. Он пытался успокоить меня, гладил по волосам и спине, шептал что-то, целовал в макушку, уверяя, что все будет хорошо.
Не знаю, сколько времени я провела в таком состоянии, прежде чем успокоиться. Точнее, слезы еще какое-то время катились по моим щекам, но теперь это были слезы очищения, они словно помогали отпустить весь страх и вернуться в обычное состояние.
Уже глубокой ночью Витя уснул. Сама же я лежала, глядя в потолок - сна не было ни в одном глазу. Но мысли уже давно крутились вокруг одного. Я приняла решение, и может быть, оно было неверным, но я твердо была намерена его исполнить.
Отодвинувшись немного от Вити, сняла с себя его руку и стала наблюдать за ним - не проснулся ли? Но он как спал, так и продолжал спать дальше. Я встала с постели, все еще наблюдая за ним. Подошла к тумбочке и взяла ключи от его машины. Он всегда их носил с собой, но, сегодня, ложась со мной в постель, все вытащил из карманов, чтобы не мешало. А я этим воспользовалась.
Пытаясь не шуметь, вышла из комнаты, и так же на цыпочках пробралась через дом и вышла на улицу. Проскользнула до машины, а затем и в нее. Мечтала лишь об одном - выехать со двора, чтобы не остановили. Знала, что Витя иногда проезжает, не останавливаясь перед охраной, и надеялась, что меня тоже пропустят.
И мои надежды увенчались успехом - я уехала из дома, который какое-то время был моим пристанищем и убежищем. Уехала от мужчины, которого любила, для того, чтобы он остался жить. Уехала, зная, что сама могу умереть.
Но я приняла решение - лучше я, чем он.


Оксана, спасибо.

Я знала, куда держу путь. Для начала надо было выехать из города, а затем проехать по трассе 200 километров, и я окажусь в доме, о существовании которого не знает никто, кроме меня. Это был мой дом, который я купила год назад. Он был не таким «навороченным» и не таким элитным, какой я могла бы позволить себе. Но, выбирая дом, я мечтала о простоте, а не помпезности. К тому же, это было моим личным пространством, где я проводила время так, как хотела. Я приезжала туда, когда хотела отдохнуть от всего и всех. Там был чистый воздух, недалеко озеро и лес, где я любила гулять. Вообще, это было местом душевного отдохновения. Когда уже не могла выдерживать городской суеты и рабочей гонки, я уединялась на несколько дней там, и после этого становилось как-то легче. Правда, с каждым разом уезжать оттуда становилось все сложнее и сложнее - не хотелось возвращаться в сумасшедший мир, хотелось оставаться и дальше в тишине и спокойствии.

При выезде из города я заехала в супермаркет. Решила, что в большом магазине будет проще затеряться, чем в маленьком. Даже при том, что было раннее утро, и покупателей было немного.
Дорога меня всегда успокаивала, так было и на сей раз. Несмотря на то, что я была не на своей машине. Странно, но я постоянно ощущала незримое присутствие Виктора, его запах, и это помогло мне окончательно успокоиться. Хоть я и чувствовала за собой вину - ведь я угнала его машину.
В девять утра я была в своем загородном доме. Я не знала, сколько времени проведу здесь, и не знала, чем именно буду заниматься, но считала, что даже обычные прогулки сейчас будут очень полезными и необходимыми.
Я допускала мысль, что за мной мог быть «хвост», но меня это почему-то не пугало. Нет, я не хотела умирать, я хотела жить, но больше не могла позволить, чтобы из-за меня страдали, а может быть и умирали, другие.
Сначала Саша чуть не погиб при взрыве машины, теперь Витя чуть не словил мою пулю. Я понимала, что задела кого-то настолько сильно, что меня пытаются убрать с дороги с упорством маньяка, но если это действительно так, если я действительно виновата, значит и отвечать за это мне, а ни кому-то другому, пусть и ценой своей жизни. Может быть, я поступала неправильно, ведь те, кто охранял меня, знали, на что идут с самого начала, но если бы из-за меня кто-нибудь погиб, я бы не смогла с этим жить. А учитывая, что рядом со мной всегда был Витя, его гибели бы я не перенесла. Слишком сильно я его любила. Слишком сильно.
Начала понимать это уже давно, но окончательно осознала только этой ночью, когда он прикрыл меня собой, сам подставляясь под пули.
Не желая волновать деда, позвонила ему с домашнего телефона. В каком-то фильме видела, что, если говорить меньше минуты, то невозможно засечь сигнал и узнать, откуда звонят. Вот и я решила говорить меньше минуты. Правда, позвонила трижды.

И началась моя размеренная спокойная жизнь.
Я много времени проводила в саду, иногда просто сидя и размышляя, а иногда что-то наигрывая на гитаре. Я привезла ее сюда уже очень давно - самую обычную, не такую, с какой я выступаю на концертах. Я играла на ней и свои песни, и какие-то известные мелодии, а иногда сочиняла что-нибудь сама. Здесь даже родились четыре новые песни.
На третий день моего уединения в доме отключилось все электричество. Вначале попробовала посмотреть счетчик, но там все было в порядке. Подумав, решила подождать до утра, потому что в электроснабжении иногда бывали сбои и раньше. Зажгла свечи, которых у меня было предостаточно, и расставила их по комнате, наблюдая за бликами на стенах. У меня был вечер грустной романтики и единения с самой собой.
Утро света мне не принесло, и я поняла, что нужно звонить в ремонтную службу. В доме телефон работал от электричества, а значит, связи не было. Я могла позвонить лишь с сотового, который был со мной, но до сих пор был отключен.
Выбора не было, и я его включила. Наплевав на сумасшедшее количество входящих смс и непринятых звонков, позвонила по нужному номеру и, договорившись о времени приезда ремонтной службы, тут же отключила телефон.
Не знала, что последует за моим звонком, но надеялась, что меня не вычислят.
После обеда приехали ремонтники и нашли обрыв линии. Починив его, быстро уехали, а я вновь осталась одна. Уселась в свое излюбленное кресло во дворе, взяла гитару, думая, что проведу обычный спокойный вечер, как и прежде.
Но мои планы были нарушены. Причем визитом совсем нежеланного гостя.
Передо мной стоял взрослый мужик, ехидно ухмыляясь и наставляя на меня пистолет:
- Ну что, голубушка, доигралась?
Я понимала, что бежать глупо. Как и глупо пытаться хоть что-то сделать. У него ведь пистолет, который он не сводит с меня.
- Долго я тебя выслеживал. Ничего не скажешь, охрана у тебя была прекрасная, а вот ты дура, что сбежала от нее. А вдвойне дура, что включила телефон. Ведь он у тебя был столько времени отключен, а ты для чего-то включила. Неужели не знала, что по его сигналу не составит труда найти тебя?
И тут я в какой раз поняла, что на самом деле глупа. Ведь Витя не один раз говорил мне, чтобы я не включала телефон, а я все равно включила, надеясь на то, что пронесет. Я понимала, что помощи ждать не от кого, и сомневалась, что мне удастся увернуться от нацеленного на меня пистолета. Поэтому и решила хотя бы выяснить, за что так сильно ненавидит меня этот мужчина.
- Ну, то, что я такая дура, в данном случае сыграло вам на руку, ведь вы нашли меня.
Он как-то подозрительно огляделся, а потом махнул на меня пистолетом:
- Играть со мной вздумала? Я не для этого столько времени охотился за тобой.
- Может быть, вы расскажете, чем я вам так сильно досадила?
- Да ты мне всю жизнь сломала, - ядовито шипя,он начал приближаться ко мне. - С тебя начались все мои несчастья.
Я смотрела на него, силясь вспомнить, где я могла его видеть, и как именно столкнула нас судьба. Смутно припоминала, что где-то видела, и не понимала, почему не могу вспомнить, ведь память у меня была прекрасная.
- Я не знаю, чем именно испортила вашу жизнь.
- Да все началось с того, что ты решила взбрыкнуть. Все вы певички одинаковые, спите со всеми с кем нужно, чтобы добиться хоть чего-то. И со мной спали почти все, кто выступал в моем клубе. А ты не захотела. Видите ли, слишком чиста была для меня. - Он сплюнул на землю, выражая так всю степень своего отвращения ко мне. - И мало того, что сбежала из моего клуба, не доиграв, так еще и меня ударила.
И тут я вспомнила этого мужика. Это было три с половиной года назад, когда я только начинала свою карьеру и выступала в маленьких клубах. А в его клубе был единственный раз, когда мне пришлось отбиваться от приставаний, и, не умей я драться, я была бы просто изнасилована им.
- А в тот вечер у меня в клубе был какой-то мент, - продолжал вещать он. - На меня было подано заявление в милицию, и он решил на месте все проверить. И если бы не ты, все было бы хорошо. Но меня тогда доставили в милицию, а едва я там оказался, как было написано еще два заявления на меня. Одно по обвинению в изнасиловании, другое - в приставании. Изнасилование доказать не удалось, но меня все равно засадили за решетку на три года. Мой клуб закрыли, и все отвернулись от меня. И все из-за тебя, - в его глазах я видела безумие и желание отомстить мне. И понимала, что месть будет страшной. - Я все это время мечтал о том, как выйду на свободу, найду тебя и прикончу. Но для начала ты отдашь мне должок, - он грязно ухмыльнулся и, вырвав у меня из рук гитару, отбросил ее в сторону. - Не захотела быть моей тогда, будешь сейчас.
До этого момента, несмотря на то, что я находилась под прицелом, я была относительно спокойна. Но теперь мне стало безумно страшно. Этот человек был болен, и спастись от него я вряд ли могла. Ведь он сам был виноват в том, что попал за решетку, но ему было проще сделать виноватой меня. И не просто обвинить меня во всех своих несчастьях, но и мстить за это, желая убить, и добиваться своей цели.
Он достаточно долго выслеживал меня и сейчас, в шаге от своей цели, он не отступится.
- Раздевайся, а я полюбуюсь на тебя.
- Нет! - Внутри меня все дрожало, но голос был тверд.
- Что? - взвыл он. - А ну-ка живо, сука.
- Нет, - вновь повторила я, и в эту же секунду получила сильную пощечину. Настолько сильную, что голова от удара дернулась, и я почувствовала у виска обжигающий холод дула пистолета. И в тот же миг услышала выстрел.
Зажмурившись, я поняла, что мой час настал, и стала ждать смерти, удивляясь отсутствию боли, но думая, что так и должно быть. Все это пролетело в голове за какие-то доли секунды, а затем я услышала стон. Распахнув глаза, увидела перед собой корчащегося от боли мужика, который держался за простреленную руку. Пистолет валялся рядом с ним, а значит и рядом со мной. Интуитивно вскочив с кресла, я отбросила его ногой в сторону, не зная, кто мог прийти мне на помощь. Наконец, все происходящее стало до меня доходить, и я начала дрожать от шока. Тут же почувствовала, как меня кто-то обнял и прижал к себе. Эти надежные объятия я узнала бы в любом состоянии.
- Витя... - прошептала я и, развернувшись, бросилась его обнимать. Но практически в это же мгновение он резко развернул меня и оттолкнул в сторону и бросился на мужика, который откуда-то достал нож.
Борьба была недолгой и заранее определяющей героя. Витя скрутил преступника, а меня отправил в дом принести что-нибудь, чем можно перевязать рану. Он хотел засадить преступника за решетку, а для этого нужно было сдать его милиции живым.
Когда же рана была перевязана, а сам мужик связан, Витя не удержался и врезал ему кулаком по лицу:
- Это тебе за пощечину.
Я вздрогнула, поняв, что все это время Витя был где-то недалеко.
Он сам вызвал всех, кого было нужно, и, в ожидании, когда до нас доберутся, мы сели в саду чуть поодаль от связанного маньяка, не выпуская его из поля зрения.
- Как ты нашел меня? - не выдержав, спросила я. - Тоже по телефону?
Удивительно, но я могла спокойно разговаривать. У меня не было ни истерики, ни паники, я просто приняла то, что все закончилось, и все. Или может до меня еще не совсем все дошло, и в скором времени меня прорвет.
- Нет, - улыбнулся он. - Я и не терял тебя, поэтому и искать не нужно было.
- То есть, как? - не поняла я.
- Лен, ну неужели ты думаешь, что я, который может слышать, что творится в соседней комнате, не услышал того, что происходило рядом со мной, в одной постели? Да стоило тебе взять мои ключи от машины, как я понял, что ты готовишься к побегу. И решил не держать тебя. Потому что устал доказывать, что это нужно и что это необходимость. Ты ведь не ребенок, сама должна все понимать. Поэтому быстро позвонил охране и велел выпустить тебя. Радовало хотя бы то, что ты на моей машине, она хоть безопаснее по сравнению с другими. - Я слушала его, чуть ли не открыв рот, настолько была ошеломлена его поведением. - А я взял другую машину и поехал за тобой. Так и приехал сюда, ни на мгновение не выпуская тебя из поля зрения.
- Но я здесь уже четыре дня, где же все это время был ты?
- Здесь и был. Лето в этом году теплое, а диванчик у тебя в беседке очень удобный, - ухмыльнулся он.
- А чем питался?
- Я в том же супермаркете, что и ты, быстренько затарился, если можно так сказать. Понимал, что ты едешь куда-то за город, вот и набрал овощей, фруктов и сладостей. А по ночам забирался к тебе в дом за горячим чаем, - улыбнулся Витя.
А я сидела с удивленным лицом и, думаю, глуповатой улыбкой.
- Лен, зачем ты сбежала? - неожиданно серьезно спросил он.
- Потому что не хотела, чтобы из-за меня погибали другие, - честно ответила я.
- Но никто же не погиб.
- Не погиб. Но вначале Саша был в опасности, затем ты. Я решила больше не подвергать никого такому смертельному риску, поэтому и уехала.
- Но ты этим самым подставляла себя. Ведь тебя могли убить в любой момент.
- Ну и что. Охотились за мной, так лучше пусть убили бы меня, чем вместо меня кого-то.
- Лен, но у нас такая работа.
- У вас работа, а у меня чувства и совесть, я бы не смогла с этим жить, умри кто-то из-за меня.
- Это не основание лезть под пули самой.
- Основанием было желание защитить тебя, - неожиданно даже для себя я сказала правду, но совсем не жалела об этом. Мне надоело все держать в себе, а близкая смерть заставила понять, что нужно спешить жить.
- Что? - непонимающе переспросил Витя. - Повтори.
- Я не хотела, чтобы из-за меня погиб ты, - вновь сказала я. - Поэтому и решила уехать от тебя подальше. Понимала, что пока мы вместе, ты закроешь меня собой в случае опасности, как уже было. А я этого не хотела.
- Почему? Ведь ты бы осталась жива.
- Я не смогла бы жить, зная, что ты погиб из-за меня, я же уже говорила это. Да и не захотела бы.
- Что не захотела бы? - уцепился за слова Витя.
- Жить без тебя, - ответила я, не смотря на него.
- Почему? - сдавленно и тихо произнес он.
Я подняла голову и посмотрела ему в глаза. Ответ на этот вопрос почти сорвался с моих губ, но тут подъехала милицейская машина, и наш разговор был прерван.
Началась волокита с вопросами и бумагами, правда, опять же благодаря Вите, меня сильно не мучили. А вскоре, забрав по-прежнему связанного маньяка, мой дом все покинули, оставляя меня с Витей. На улицу уже опустился вечер, и мы вошли в дом.
- Лен, можно я приму душ? - как-то смущенно спросил он.
- Конечно, - дала я свое согласие. - Сейчас принесу тебе полотенце.
Я вернулась быстро, вручила ему огромное полотенце и отошла. Но он поймал меня взглядом и внимательно смотрел мне в глаза, будто пытаясь в них что-то прочесть. Не знаю, показалось ли мне, что он приглашал меня с собой. При других обстоятельствах я, не задумываясь, согласилась бы, но не сейчас. Впервые за последние дни я не хотела его. Вернее, я хотела быть с ним, обнимать его, целовать, засыпать на его плече, но не заниматься с ним любовью. Наверное, все это происходило от неопределенности в наших отношениях. К тому же, я до сих пор не отошла от шока – ведь меня чуть было не убили. И все еще слишком отчетливо помнила ощущение у своего виска дула пистолета.
Поэтому я лишь отрицательно покачала головой, что можно было расценить как отказ, если он все же что-то предлагал, или как просто движение.
В итоге он ушел в душ один, а я поняла, что впереди у нас серьезный разговор. Теперь от него точно никуда не деться.

Спасибо: 70 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5489
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.06.10 17:43. Заголовок: Дни снова стали медл..


Оксана, спасибо.

Я сидела боком на диване, прижимая к себе колени, когда в комнату вошел Витя. Он, ни слова не говоря, посмотрел на меня и сел позади меня, хотя мог сесть и спереди. Но я ему была благодарна за это, потому что понимала - так мне будет проще разговаривать и в чем-то признаваться. Мы оба молчали, не зная с чего начать, а затем Витя нарушил тишину:
- Мы остановились на том, что ты жить бы без меня не смогла. Почему?
Я не стала делать вид, что не понимаю, о чем он говорит. Начала издалека:
- Когда ты исчез из моей жизни пять лет назад, я была влюблена в тебя. Может быть, даже по-настоящему любила тебя. Сейчас не могу точно сказать, потому что тогда я запретила себе даже думать о тебе, считая, что так будет легче забыть. К тому же на носу было поступление в университет, а значит, новые знакомства, новая обстановка... Наверное, я и Ильей увлеклась, желая окончательно тебя забыть. Правда иногда я тебя все равно вспоминала. Вначале часто, потом, в в пылу гонки за богатством, реже, а в последнее время снова часто. И тут ты... словно материализовался из воздуха и всколыхнул во мне все чувства и воспоминания. - Я слегка улыбнулась и продолжила. - Однажды я услышала одно занятное выражение: "Я любила тебя когда-то давно, но после мы расстались, и я забыла о тебе и о том, что люблю. А затем ты снова появился в моей жизни, и я вспомнила, что люблю тебя". Думаю, этим можно было тогда охарактеризовать мое состояние. Только если тогда это была только платоническая любовь, то на сей раз к ней прибавилась физическая потребность ощущать тебя рядом. Я с ума сходила от желания, а ты казался таким спокойным... до поры до времени. - Я замолчала, собираясь с мыслями и думая о том, что сказать еще. Вспомнила свое бегство. - Когда в меня стреляли, но зацепили тебя, я поняла, что так больше не могу. Я не хотела подставлять под пули тебя, поэтому и уехала. Посчитала, что лучше я, чем ты, потому что я слишком сильно тебя люблю, чтобы потерять.
Я закончила говорить, услышав судорожный вздох Вити, а затем он обнял меня. Просунул свои руки между моим животом и ногами, которые я до сих пор обнимала, и, сцепив свои ладони на животе в замок, крепко прижал к себе.
- Ленка, я такой дурак, - прошептал он мне на ухо. - Был дураком тогда, пять лет назад, и таким же остался сейчас. - Я хотела воспротивиться его словам, но он заговорил, и его слова заставили меня замереть. - Я любил тебя, когда решил исчезнуть из твоей жизни. Но считал, что ты еще ребенок, что я тебе не нужен, что лучше будет, если вообще ничего не будет, чем все развалится в скором времени. И я ушел. Ушел, оставив свою душу и сердце с тобой. Не спрашивай, зачем я это сделал, я и сам не знаю. Единственное объяснение: я был глуп, - с горечью произнес он. - Поэтому видно и решил стать телохранителем. В обычном состоянии я бы ни за что не стал лезть под пули, а тогда решил попробовать эту профессию. Мне даже было интересно. И так было до тех пор, пока мне не пришлось прикрыть собой Алиску. Тогда я понял, что все это очень серьезно. И самое главное, я понял, что могу умереть, так и не узнав, каково это - быть с тобой. Вот я и решил, что восстановлюсь после ранения и попробую вернуться в твою жизнь. Но прежде чем я придумал, как лучше сделать это, в нашу жизнь вмешался случай. Я прогуливался недалеко от ресторана, где ты ужинала, а машину поставил рядом с ним. И когда мы встретились, как раз возвращался за ней. Вот и получилось, что я вновь вернулся в твою жизнь. А тут еще покушение на тебя, где и пригодились все мои навыки телохранителя. Я помню, как ты просила порекомендовать тебе кого-нибудь, но я не был ни в ком уверен так, как в себе. К тому же я не мог потерять тебя, едва приобретя. У нас и отношения как-то быстро стали налаживаться, чему я не мог не радоваться. А после сорвался на тебе. - Он перетащил меня к себе на колени, еще сильнее обнимая, но я не смотрела на него, настолько была поглощена тем, что он говорил. - Но я не мог по-другому. Ты не слушала меня, а я ведь хотел только одного - чтобы ты была в безопасности. Вот и наговорил тебе в порыве злости всяких гадостей. - Он с каким-то трепетом провел ладонью по моим волосам и прошептал: - Прости меня за это. - А затем легко поцеловал в висок. - К тому же, охлаждение в наших с тобой отношениях дало мне возможность сосредоточиться на твоей охране. Ведь раньше я из-за своих чувств мог не заметить чего-то, что угрожало бы тебе. Теперь же, несмотря на боль от нашей ссоры, я понимал, что пока ты в опасности, именно такие отношения дают уверенность в том, что ты будешь жива. Но тут неожиданно появился Дима. - Я непроизвольно напряглась, не понимая его. Неужели он до сих пор считает, что у меня с Димой что-то было? - Лен, я понимал, что ты со мной открыта и искренна, и разум мой понимал и верил, что Дима просто друг. Но когда вы поцеловались, и он пошутил по поводу твоей комнаты, мое сердце взбунтовалось. Я не мог спокойно смотреть на то, как тебя обнимает и целует другой мужчина, и, будучи уверенным в том, что вы просто разговариваете, все равно придумал эту историю с дымовой шашкой.
- Витя, Дима мой друг с университета, - неожиданно сказала я. - Между нами никогда ничего не было, у нас просто очень хорошие дружеские отношения. В моей жизни был всего лишь один мужчина - Илья. - Я понимала, что разговор о других мужчинах мог быть неприятен Вите, хотя была уверена, что он догадывается об отсутствии у меня бурной личной жизни. И мне очень хотелось подтвердить эти его догадки. - Но теперь в ней есть второй мужчина, который гораздо важнее и дороже первого. И, Вить, для меня во многом именно ты стал моим первым мужчиной. И мне никто не нужен, кроме тебя. И никогда не был нужен.
Неожиданно Витя стиснул меня в объятиях, а затем осторожно повернул мою голову к себе и посмотрел мне в глаза. Но недолго, потому что в тот же миг поцеловал меня - нежно-нежно. Затем погладил по волосам и лицу и снова поцеловал.
- На самом деле Илья не такой уж и плохой, - сказал Витя, чем вызвал мое откровенное удивление. - Он не был к тебе безразличен, когда вы встречались, по этой же причине он пытался возобновить ваши отношения совсем недавно. - Я смотрела на него, широко раскрыв глаза. - Он просил передать тебе спасибо за подарок. Он уехал и, не поверишь, один, - усмехнулся Витя. - Ему надоела вся эта жизнь, как он сказал. Поэтому, решив подумать, как жить дальше, он выбрал путешествие в одиночестве. Так что можно сказать, твоя месть увенчалась успехом. Ты заставила его задуматься над жизнью и тем, как он ее проживает.
Я молчала, удивляясь тому, как повернулась жизнь. Витя тоже молчал. Видно мы оба не знали, что сказать дальше. Вроде бы и в любви признались, и все теперь должно быть хорошо, но чувство какой-то недосказанности все еще висело между нами.
- Лен, помнишь, я сказал тебе как-то, что назову свою цену за услуги, когда преступник будет пойман и посажен?
Я тут же напряглась, не веря в то, что он может хотеть от меня денег. Да и в целом это было странным.
- Так вот, я хочу, чтобы ты всегда была со мной, - сказал он, чем прервал весь поток моих мыслей. Я непонимающе посмотрела на него, а он смущенно, словно мальчишка, улыбнулся и объяснил мне: - Выйдешь за меня замуж?
И тут меня прорвало. Из глаз брызнули слезы, а я, обняв Витю за шею, спрятала лицо у него на плече. Все встало на свои места. Может быть, именно этих слов я ждала где-то в подсознании, когда поняла, что даже признание в любви не раставило до конца все по своим местам. А теперь... вот. Сейчас Витя показал, что у него больше нет никаких сомнений в своем выборе, что он его уже сделал. Прижав меня к себе как можно ближе, он словно подчеркнул, что теперь мы всегда будем не просто рядом, но и вместе. А от меня требовался лишь ответ, которым я могла либо окончательно привязать к себе Витю, либо окончательно его оттолкнуть. Хотя второй вариант я даже не рассматривала.
- Лен... Леночка... - я слышала по его голосу, что он растерян и не знает, что делать. Пытался погладить меня по спине, рукам, заглянуть в лицо, но я не поддавалась. - Девочка моя, ну что ты? Ведь все хорошо, отчего же ты плачешь? Ну, успокаивайся и... ответь мне что-нибудь, наконец.
Я резко отстранилась от него и, не веря собственным ушам, спросила:
- Ты серьезно полагаешь, что я могу сказать "нет"?
- Нет. Я просто безумно хочу услышать от тебя "да". - Смущенно улыбаясь и искоса глядя на меня, честно сказал Витя.
Я смотрела на него, не мигая. Не знаю сколько, но улыбка стала медленно сползать с его лица, и ей на смену пришло сомнение. Не в силах больше молчать и мучить его, я твердо сказала:
- Да!
Он сначала не двигался, а затем так сильно стиснул меня в своих объятиях, что у меня даже дыхание перехватило. Правда, поняв это, он слегка разжал руки, все еще продолжая крепко обнимать меня, и начал поцелуями осыпать мое лицо. Вначале немного безумными и поспешными, а затем более медленными и нежными, собирая остатки соленых капелек на моих щеках.
- Повтори, - попросил он шепотом.
- Да, я выйду за тебя замуж, - повторила я и тут же добавила: - Но при одном условии.


- Да, я выйду за тебя замуж, - повторила я и тут же добавила: - Но при одном условии.
В тот же миг почувствовала, как он напрягся, но я хотела выяснить все до конца.
- Пообещай мне, что ты навсегда забудешь о своей безумной работе телохранителя.
Он как-то странно посмотрел на меня, будто не веря, что это и есть то самое мое условие, а затем сказал:
- Лен, ну я же говорил, что уже принял такое решение сразу же после Алисы.
- Принял, а сам нарушил его со мной, - укоряющим тоном сказала я.
- Лен, ну ты совсем другое дело. Ты - мое исключение, - улыбнулся он. - Мое любимое исключение из правил. Да и потом, даже не будь я телохранителем, я бы все равно встал на твою защиту.
- Значит, не будешь больше им работать? - подозрительно уточнила я.
- Не буду! И потом, у меня теперь будет работа: буду охранять свою жену, - рассмеялся он.
- Вить, ну я серьезно, - обиженно произнесла я.
- Солнышко мое, я тоже серьезно, - он поцеловал меня в губы. - Я обещаю тебе, что не буду работать телохранителем ни с кем, кроме тебя.
- Да мне тоже не нужен телохранитель, тем более, сейчас, когда этого ненормального поймали.
- Нет, я не говорю, что ты будешь моей работой, просто иногда, учитывая, что ты известна, тебе будет просто необходима охрана.
- Витя, я решила закончить со своей деятельностью, - неожиданно призналась я.
- Не понял, - ошеломленно глядя на меня, сказал он.
- Понимаешь, я когда-то решила разбогатеть и отомстить Илье. Сейчас я добилась этого, если можно так сказать. Но даже будь иначе, я устала от всего этого. Я не могу сказать, что мне не нравится то, чем я занимаюсь, но больше не могу. Я устала от постоянных выступлений, от репетиций, от встреч, на которых нужно делать вид, что ты рада, и улыбаться всем, даже тем, кто тебе не приятен, лишь потому, что так заведено. У меня в последнее время жуткое желание все бросить и уехать отдохнуть. Но я даже этого не могу себе позволить, потому что у меня нет времени. Понимаешь, нет времени на отдых! А здесь я много думала и приняла решение уйти.
- Лен, это очень серьезное решение, ты уверена, что действительно хочешь этого? - обеспокоено и участливо спросил Витя. - Ведь обратно вряд ли будет дорога.
- Я уверена, - четко сказала я. - Сейчас я на пике своей популярности, но со временем, и я думаю скоро, она пойдет на спад. Я перестану быть известной, на мои концерты станет ходить все меньше и меньше людей, и мне от этого будет больно. Самое лучшее уйти пока все хорошо, вовремя, чтобы обо мне помнили, а не забыли тогда, когда я к этому не буду готова. К тому же я не уйду совсем. Мои песни многим нравятся, даже были предложения купить некоторые из них. А мне нравится играть и иногда писать песни. Поэтому, если получится, я буду заниматься именно этим.
- Ты уже все продумала, - поцеловал меня в кончик носа Витя и улыбнулся.
- Да, у меня было на это много времени, - так же улыбнулась я.
- А знаешь, у меня тоже есть одно условие, - вдруг сказал Витя.
Но я вместо того, чтобы испугаться, лишь тихо засмеялась.
- И какое?
- Ты же знаешь, что я люблю детей, - начал он, а я, уже заранее зная, о чем пойдет речь дальше, опередила его.
- Сколько? - просто спросила я.
- Минимум два, - тут же ответил он, а я удивилась. Была уверена, что цифра будет гораздо больше. Но, посмотрев на него, поняла, что он просто не хочет пугать меня.
- Что-то мне подсказывает, что мы твой минимум как минимум умножим на два, - дразняще ответила я. А он снова стиснул меня в объятиях и начал целовать быстрыми поцелуями.
- Ленка... - любящим голосом произнес он. А после, будто что-то вспомнив, спросил: - А тебя не смущает, что твой будущий муж не так обеспечен, как ты сама?
- Не смущает, - просто ответила я. – К тому же я не так богата, как тебе кажется, но моих сбережений хватит на вполне нормальную жизнь.
- Все твои сбережения будут твоими и наших будущих детей, - он положил руку мне на живот, будто там уже зародилась маленькая жизнь.
Мне все еще было непривычно слышать от него нежные слова и то, как он строит планы на наше общее будущее. Конечно, я не сомневалась в его чувствах, но мне нужно было время, чтобы свыкнуться с мыслью, что теперь мы вместе. Как, думаю, и ему. И если он уже сейчас так нежен ко мне, то когда во мне зародится жизнь нашего с ним малыша, он еще больше будет любить меня и оберегать меня. Хотя куда уже больше?
- Витя, а ты уверен, что сможешь содержать свою жену, которая решила не работать, и детей, которым многое надо?
- Лен, главное, чтобы вы были здоровыми, а все остальное… я не беден, как церковная мышь, у меня есть кое-какие сбережения. Пусть не такие большие, как у тебя, но все же есть, ведь я говорил тебе, что профессия телохранителя очень неплохо оплачивается. И потом, я ведь буду работать.
- Уже придумал где? – заинтересованно спросила я.
- Еще не до конца решил, но я очень тянусь к детям. В школу не пойду, это точно. Не смогу уже там. Может быть, обратно в спортивный комплекс. К тому же, там есть баскетбольная секция, которая меня очень привлекает. Найду я себе работу, и непременно такую, чтобы как можно больше времени проводить дома, с тобой и детьми.
- Вить, давай распишемся как можно скорее, - сказала я взволнованно и нетерпеливо.
- Я только «за», - поддержал меня он, а у самого даже руки задрожали от радости. – Нужно только время, чтобы все приготовить.
- Нет, я не хочу ничего громкого и пышного, - тут же возразила я. - Ведь все это показуха, а я хочу простоты и легкости, и чтобы рядом были только друзья и близкие. Хотя я уверена, что все равно не буду видеть никого, кроме тебя, - как-то смущенно добавила я, чем вызывала острый приступ восхищения у Вити. – Или, может быть, ты сам хочешь пышную свадьбу? – с подозрением посмотрела я на него. Он лишь рассмеялся в ответ.
- Ленка, для меня главное - это чтобы ты участвовала во всем этом процессе. А будет ли этот процесс пышной свадьбой с кучей ненужных гостей или скромным вечером только с самыми близкими - не имеет значения. Хотя, если честно, мне бы тоже хотелось чего-нибудь простого.
- Тогда в ближайшее время распишемся, - радостно сказала я. – Потому что я хочу зачать и родить нашего первенца, будучи в браке, - тихо уточнила я, будто для себя, чем заставила Витю замереть от неожиданности.
- Ч-ч-то? Повтори, - попросил он.
- Я хочу ребенка, - смутилась я. – Хочу ребенка от тебя.
Наверное, пока я это не произнесла вслух, я и сама не верила в свое желание, а сейчас поняла, что на самом деле очень сильно этого хочу.
Витя тут же вскочил с дивана, все еще держа меня в объятиях, подхватил на руки и закружил по комнате.
- Господи, как же я рад… как рад, - срывалось с его губ. Наконец он остановился и поцеловал меня в губы. – Ты меня сделала таким счастливым… Лена… - он не мог подобрать слов, чтобы выразить все то, что чувствовал, но я прекрасно его понимала, потому что и сама не могла бы подобрать слов, чтобы описать свое состояние сейчас.
- У меня через две недели концерт в Лужниках, я его сделаю прощальным, а после него… я буду полностью твоей. Как и до него, - поддразнила я. И тут же увидела в его глазах уже знакомый огонек желания и страсти. Мне казалось, что я никогда не смогу насладиться полностью Витиной любовью, и мне всегда будет мало его ласк и поцелуев. И чтобы убедиться в этом, у меня будет вся жизнь. Вся жизнь, которую я посвящу любимому мужу и нашим детям.
А Витя без слов отнес меня в постель. Раздел там до трусиков и уложил под одеяло. После чего разделся сам и забрался ко мне, крепко обнимая. Я прижалась к нему и обняла в ответ. Он меня тут же поцеловал – нежно-нежно, трепетно-трепетно, любя.
- Я люблю тебя, - укрывая в своих объятиях, прямо мне в макушку прошептал он.
- И я тебя люблю. Очень-очень, - так же тихо ответила я, пытаясь еще теснее прижаться к нему.
В эту ночь мы не занимались любовью, хотя и хотели друг друга. За все время наших приключений мы очень вымотались и устали, к тому же спокойного сна у нас давно не было. Вот мы и погрузились в него, просто зная, что теперь мы уже точно всегда будем вместе.

А месть… Я была жестоко наказана даже за мысли о ней и радовалась тому, что не придумала ничего изощренного для Ильи. Ведь я этим ничего не добилась бы, кроме собственного разрушения. Такие мысли могут посещать рано или поздно, но с ними надо бороться, потому что здоровый и разумный человек никогда не пойдет на поводу своих злых чувств и эмоций. Нужно уметь прощать и отпускать, ведь так может поступить только сильный человек, а нужно стремиться быть сильным. Конечно, иногда желание причинить боль за боль очень сильно, но ведь и вам может кто-то желать причинить боль, тем самым, отыгрываясь за что-то.
А вообще, любить нельзя заставить, и в этом случае лучше всего отпустить того, кому вы уже не нужны, вспоминая только то лучшее, что было у вас. Конечно, сложно после удара по правой щеке, подставить левую, но постараться стоит, потому что в итоге это покажет вашу силу, а не слабость.
А месть… если человек действительно заслужил ее, то кто-нибудь обязательно отыграется на нем. А может быть и тот, кто свыше, ведь только он может решать, чего достоин тот или иной человек, и что именно послать тому или ному.

В моей жизнь было многое, но как же я рада, что любви было больше всего…

Конец.

Оксана, солнышко, спасибо тебе просто огроменное за все те поправки и исправления, с которыми ты мне помогала. Без тебя мой текст не был бы таким складным и правильным.
Оля, тебе большое спасибо за помощь в начале фанфика.


Девочки
, спасибо вам за то, что читали и комментировали этот рассказ. Для меня это очень важно.

Спасибо: 64 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5508
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.06.10 11:11. Заголовок: Оксаночка, солнышко,..


Автор: Михеэлла
Название: Безрезультатно
Рейтинг: PG-13
Жанр: Angst, POV
Бета: Elfa
Пейринг: КВМ
Статус: закончен

Предупреждение:
1. Фанфик будет необычным, в какой-то степени экспериментальным. Объясню почему.
По заявке Нади (nadink6), с которой можно ознакомиться здесь, Вика (Вика) начала писать фанфик, который находится вот здесь. Он идет от лица Лены, и на все события мы можем смотреть только с ее стороны. В процессе чтения этого рассказа мне захотелось увидеть и мысли Виктора, в результате чего и пришла идея написать фанфик с его стороны.
2. Я не хочу присваивать себе чужих сюжетов и идей, и не буду этого делать. Поэтому поясню: автор идеи Надя, исполнитель идеи Вика. Весь сюжет и последовательность изложения рассказа придуманы и описаны Викой. Я же не отходя от этого опишу все тоже самое, но со стороны Виктора.

Кому будет интересно, милости прошу.

Поделиться своими мыслями о прочитанном, можно здесь.


Мы с Викой решили, что эти строки очень удачно подходят под этот рассказ.

Ты – боль моего сердца, ты – цель моего взгляда.
Куда, говоришь, деться? Мне, в общем-то, и не надо.
Мечусь без тебя в клетке событий, людей, улиц, -
Такой дурачок редкий, попавший в чужой улей.
Я твой непутевый странник, ты – мой путевой компас.
Я - болен, устал, ранен, я – жив, пока ты помнишь.
Сбегаю опять в горы, живу не с тобой – знаешь.
Ты – счастье мое, - горе с моими живет снами.
С моим кочевым веком дороги твои порознь.
Я пробовал, да, - некем мне твой заменить голос,
Твои заменить руки и память свою выжечь.
Я пробовал быть другом, я пробовал так выжить,
Но нечем, пойми, греться, когда тебя нет рядом.
Ты – боль моего сердца, ты – цель моего взгляда.


Оля (Elfa) сделала мне замечательный подарок. Обложку к этому рассказу.
Спасибо тебе большое. Очень приятно.



Прекрасная обложка от автора идеи. Надя (nadink6), спасибо большое.




Как обычно, после уроков я собирал мячи, разбросанные по углам зала. У меня было такое чувство, будто только что я проводил не занятие по волейболу, а нечто напоминающее игрища детей, которые, резвясь, бросались снежками друг в дружку, а потом по свистку взрослого резко прекратили это делать, разбежавшись, кто куда. Вот и мои ученики по звонку с урока побросали мячики и с громкими криками выбежали из зала. И сколько бы я не боролся с непослушными школьниками, приучить их убирать за собой после занятий спортивный инвентарь никак не получалось.
Мое занятие прервала Лена, которая неожиданно появилась на пороге и двинулась в мою сторону. При виде нее я непроизвольно напрягся, как бывало уже не раз до этого. Последнее время я боялся находиться с ней наедине. А в огромном зале мы оба казались такими маленькими, что остальной мир переставал существовать. По крайней мере, для меня.
- Привет, Кулёмина! – продолжая собирать мячи, кинул быстрый взгляд на девушку и снова отвернулся. – Чего пришла?
- Мне с Вами поговорить надо… - Интересно, мне послышалось, или она чем-то взволнована?
- Что-то с дедом? – забросив в коробку последний мяч, подошёл к ней. Почему-то первая мысль, возникшая в голове, была именно о Петре Никаноровиче. Может быть потому, что он был для меня небезразличным человеком, как и Ленка. Только вот девушка стояла сейчас передо мной, целая и невредимая, а за старого фантаста стало вдруг волнительно, помня о его плохом здоровье.
Поэтому и подошел слишком близко к Лене, пытаясь увидеть в ее взволнованном лице что-то до того, как она произнесет хотя бы слово.
- Нет, со мной. Точнее, с нами… - Ее поправка заставила в тот же миг напрячься. - Виктор Михайлович, я люблю Вас! - выпалила почти на одном дыхание, а мне показалось, что произнесла по слогам.
Сердце неожиданно остановилось в груди, а после с такой силой забилось, что, казалось, вот-вот выскочит, а дыхание того и гляди прервется. Мне даже почудилось, что перед глазами все поплыло, а Лена видит мою такую реакцию. Но, дабы не выдать своего отношения к ее словам, пришлось изобразить, что отнесся к ним как к шутке. Так было проще. И не так больно.
- Хм!.. – я рассмеялся. Не был уверен, что это получилось сделать искренне, но пытался. А после в голову вдруг пришла мысль о том, что это мог быть просто розыгрыш. Хотя вряд ли Ленка согласилась бы играть в такие игры. Но у нее есть подружка, которая вечно вляпывается в разные истории. Вот и тут могла просто взять Ленку «на слабо». Поэтому и сказал свои немыслимые догадки прямо в лицо девушке: – Передай Новиковой, что это очень плохая шутка! На что вы с ней поспорили?
- Это… это не спор… Это правда! - изумленно сказала Лена, явно не понимая, где я нашел здесь хоть намек на какой-то глупый спор.
- Лена, – я вмиг стал серьезным. После её слов вместо того, чтобы выбросить все глупые мысли из головы, я, наоборот, оказался в какой-то прострации и перестал понимать происходящее окончательно. В голове абсолютно не укладывалось, что передо мной стоит эта юная девочка и признается в любви! И не просто к кому-то, а в любви ко мне! Пытаясь справиться с собственными чувствами, я прокашлялся, а после проговорил: – Оставь эти глупости!
- Это не глупости, это чувство! - снова попыталась убедить меня Лена.
- От таких чувств необходимо избавляться! – почему-то после ее слов, вместо радости обуяло чувство злости. Все выглядело сейчас каким-то нереальным, и я отказывался принимать слова Лены за действительность. Именно поэтому, пытаясь донести до нее истину, потянулся к ее плечам, желая встряхнуть девчонку, но остановился на полпути и с досады плотно поджал губы. – Недопустимо это между ученицей и учителем! Неправильно это всё!
- Неправильно?.. А как правильно? Что мне делать, чтобы было правильно? – ее голос срывался, а я стоял напротив нее и дрожал, словно осиновый лист на ветру.
- Ну не знаю… - ответа на ее вопрос я не нашел и лишь растерянно пожал плечами. - Переключи своё внимание на что-нибудь другое. Об учёбе больше думай, - понял, что говорю ерунду и решил, что сейчас самым верным будет отправить Лену домой. Нам обоим необходимо прийти в себя. – А сейчас иди домой. Скоро темнеть начнёт.
- А Вы? Вы разве меня не проводите?.. - увидел надежду в ее глазах, но сейчас был твердо убежден в необходимости побыть вдали от Лены. Не мог я сейчас быть рядом с ней!
- Нет! - твердо заявил я. Наверное, слишком твердо. К тому же грубо. Не зря в ее глазах отразились слезы. Или мне так только показалось?
Лена больше ничего не сказала. Резко развернувшись, она выбежала из зала, по пути пнув коробку с мячами, которые я собирал до ее прихода. Они вновь раскатились по всему залу, а я даже не обратил на это внимания. Застыв на месте, я смотрел на распахнутую дверь, не понимая, что только что произошло. Лишь чувствовал какую-то обреченность. На душе скребли кошки. Я сам не знал, что мне теперь делать и как вести себя с Леной. А главное: верить ли ей?
На автомате вновь собрал мячи в коробку, так как привык оставлять перед уходом убранный зал, и вышел из школы погруженный в свои мысли. Не понимал самого себя. Совсем недавно мне казалось, что я сам испытываю сильные чувства к Лене и даже иногда думал, что готов признаться ей. Но чувство убежденности в неправильности этого давило сильнее желания излить девушке свою душу. Запутался тогда, словно мошка в паутине кровожадного паука, и не мог решить, как поступить правильно, чтобы и самому не страдать, и Лене не доставлять беспокойства. И Рассказова тогда же с ума сводил своими размышлениями о том, что это неправильно. А может это и не чувства вовсе, а просто забота о бедной девочке?
Дошло даже до того, что пришлось обратиться к школьному психологу. Вел себя, как последний дурак! Или и того хуже: как несмышленый школьник, впервые влюбившийся в девочку. Хотя от этого я был недалек. Ведь меня мало интересовали девушки. На первом месте всегда стоял спорт. Правда, именно по этой же причине временами встречался с девушками: все же мужчина, молодой организм, который требовал удовлетворения. Однажды мне даже показалось, что я влюбился, но вскоре понял, что ошибался.
А вот с Леной все было иначе. Слишком сильным было чувство, зародившееся в моем сердце. Вначале я пытался справиться с этим, а после понял, что в одиночку я не справлюсь.
Вот тогда мы с Яной и решили, что мне надо выбросить Ленку из головы путем встреч с какой-нибудь взрослой и подходящей девушкой. С которой, не далее как вчера, я и ходил на свидание.
Конечно, перестать думать о Лене так сразу не получилось. Знал же, что у них сейчас концерт и больше всего хотел знать, как она там. Но при этом пытался вести себя раскованно с той девушкой, которую мне сосватала Яна.
И вот сегодня это странное признание Лены. Оно до сих пор не укладывалось у меня в голове. Меньше всего я ожидал, что она может чувствовать нечто подобное ко мне. Всегда был уверен - она относится ко мне как к другу, но не как к мужчине, которого сможет полюбить. А тут: «люблю»!
Не мог я ответить ей взаимностью. Просто не мог! Это не правильно, так нельзя! Она - моя ученица, я - ее учитель…
И теперь опять все заново! В очередной раз приходится притуплять собственные чувства к Ленке и убеждать себя в том, что у нас с ней нет будущего. Тем более я решил забыть ее. И кандидатура есть подходящая, с которой это можно сделать.

Следующий день в школе был напряженным. Я все перемены ходил, пугливо оглядываясь, будто боясь, что Лена сейчас появится передо мной и снова заговорит о любви. Понимал, что веду себя словно глупый мальчишка, но по-другому сейчас просто не мог. Я действительно боялся. Боялся ее, своей ученицы. Боялся не выдержать и сорваться.
Гораздо сложнее стало после уроков, когда в зале должна была состояться репетиция «Ранеток», где я должен был присутствовать как художественный руководитель.
Правда, вскоре я понял, что Лены нет. Все девчонки были в сборе, а бас-гитаристки не было. Я уже начал было волноваться, но Лерка, которая отправилась за ней, вскоре втащила Лену за собой в зал.
- Я же сказала, что доставлю Кулёмину в лучшем виде! – присаживаясь за барабаны, самодовольно цокнула Лерка.
- Ну что, все в сборе? – тут же спросил я, стараясь говорить ровно. – Начинаем!
- Раз. Раз, два, три… А сердце не спит, сердце поёт, сердце тебя ждёт, ждёт, ждёт… Стоп! Кулёмина лажает! Я так играть не могу! – недовольно протянула Лера.
- Новикова, не гони! Нормально я играю!
- Мимо! Мимо ты играешь! – разлились по залу писклявые крики. – Я ритм задаю, а ты меня сбиваешь! Вообще, Кулёмина, не понимаю, что с тобой происходит: уроки ты прогуливаешь, со всей группой переругалась! – После этих слов Новиковой не смог сдержаться и изумленно посмотрел на Лену. Попытался сделать это незаметно, но встретился взглядом с ней и понял, что этого не получилось. Но сейчас это не имело значения. Гораздо важнее было то, что же с ней происходит. Ведь прекрасно знал, что она не скандальная девочка и всегда посещала уроки. А Новикова тем временем продолжила: – Я в столовку, а ты, Кулёмина, отрепетируй-ка тем временем хорошенько свою партию! – высказав претензии, её величество Валерия Андреевна грохнула дверьми так, что с потолка посыпалась штукатурка.
Я даже не вздрогнул от этого громкого хлопка, просто смотрел на Ленку, которая с ожесточением схватила свою гитару и начала играть на ней. Правда больше казалось, что она выпускала на ней злость, чем репетировала свою партию.
Стараясь не привлекать к себе внимание, решил сделать вид, что занимаюсь делами и, схватив мяч, начал надувать его, хотя в этом и не было необходимости. Но не мог же я и дальше стоять и пялиться на Ленку! В голове не переставая крутились мысли о ее поведении. Я не мог понять, что так изменило родную и, казалось, знакомую девочку. Никогда прежде она не прогуливала уроки, а о том, чтобы поссориться с девчонками не могло идти и речи. Наоборот, она всегда была своего рода громоотводом, который вовремя срабатывал и не давал разразиться скандалу. А тут сама превратилась в скандалистку и прогульщицу!
Может быть это как-то связано с ее вчерашним признанием?
Стоило подумать об этом, как почувствовал на себе чей-то взгляд. И хотя стоял спиной к девчонкам, был уверен в том, кому он принадлежит. Резко развернулся и встретился с грустными глазами Лены. Поняв, что я увидел её, она быстро отвернулась. Но я успел заметить ее поалевшие щеки.
- Так, что здесь происходит?! – неожиданно на пороге показалась Борзова.
- Э-э… Мы репетируем, - промямлила Липатова.
- Что-то я не слышу, как вы репетируете! И где, хочу спросить, ваша солистка?
- Тут я! – из-за спины Терминатора показалась Новикова.
- Вы знаете, что я не в восторге от вашего творчества, и моему терпению может прийти конец! – начала расхаживать взад-вперед. – Я не допущу, чтобы из-за какой-то самодеятельности страдала ваша успеваемость! – кричала она, заплевываясь. – Вот, к примеру, ты, Кулёмина! – остановилась перед девушкой. – Лена, когда ты занималась баскетболом с Виктором Михайловичем, по дисциплине ты была одной из первых. А что сейчас? Прогулы, низкая успеваемость! Да к тому же и учителям грубить начала! Раньше я за тобой такого не замечала! – После подобного детального разбирательства Лены, даже мне стало не по себе. Слишком хорошо я знал, какой жестокой может быть Борзова. И сейчас мне стало жаль Ленку, что ее отчитывают перед всеми подружками. Да и вообще, почему-то именно сейчас стал понимать, что все это происходит с Леной из-за меня. Стало неуютно. И хотя прямой вины за мной не было, я все же виновато опустил голову. - И по сегодняшней контрольной у тебя – «кол»! Я, конечно, позволю тебе исправить эту оценку, как и многие другие, но если в течение двух недель картина не изменится, то я буду вынуждена вызвать в школу Петра Никоноровича!
- Не смейте деда дёргать! У него же сердце!
- А если ты переживаешь за его здоровье, то возьмёшься за ум! – гаркнула старая мегера. – На вашего Рассказова никакой надежды нет, поэтому я сама прошла по учителям и взяла для тебя задания! – достав из кармана тетрадный листок, затрясла им перед лицом Лены. – Кулёмина, собирай вещи и за мной в библиотеку! А ты, Новикова, не ухмыляйся! Тобой я займусь завтра!
Я прекрасно видел, как нехотя Лена поплелась за Борзовой, накидывая на себя куртку и вешая на плечо сумку. Я был уверен, что она заставляет себя идти за ней, хотя с большим удовольствием послала бы ее куда-нибудь подальше. Но ослушаться ее распоряжения она сейчас не могла. Судя по всему, с учебой у неё и правда, все было плохо. Я только тяжело вздохнул, понимая, как сильно поменялась Лена. Сердце непривычно закололо. Слишком необычно было видеть поникшую Ленку. И не просто необычно, но и болезненно. Внутри словно что-то обрывалось, стоило подумать о том, что из хорошистки она съехала на двоечницу, а поведением практически перестала отличаться от заядлых прогульщиков школы.


Я сидел в подсобке, заполняя какие-то скучные, но нужные бумаги. Всегда делал это с трудом, а сегодня был в плохом настроении, которое усугубляло еще больше регулярное постукивание мяча о пол в зале. И ведь всегда радовало, когда кто-то после уроков задерживался и начинал тренироваться, а сегодня этот «репетитор» раздражал.
Со злостью выйдя в зал, увидел Кулемину, которая нещадно гоняла мяч.
- Опять ты?
- Опять я!
- Чего тебе надо? – я обреченно вздохнул. Разговаривать с Леной сейчас совсем не хотелось. Я после нашего прошлого разговора до сих пор не мог прийти в себя. Ходил как ненормальный: то ничего не понимая, то ничего не слыша. – Я тогда тебе всё сказал. Добавить мне нечего.
- Да кто бы сомневался! – пожала плечами. – Вы с дедом, кажется, продолжение романа писать начинали? Так вот, он ждёт Вас сегодня вечером.
- Хорошо, – тут же согласился я, обрадованный тем, что она зашла по просьбе деда. - Передай ему, что я зайду завтра днём, – решение созрело буквально в туже секунду. Стоило представить, что дома я могу встретиться с Леной, как понял, что не выдержу этого, поэтому и вспомнил о том, что могу зайти днем. Правда, смотреть при этих словах на Лену не решался. Слишком взволнован был и не хотел, чтобы она поняла, что я из-за нее перенес время своего обычного визита к ним.
- Завтра днём?
- Да, у меня окно образовалось. Посидим с ним вдвоём спокойно… - начал распутывать волейбольную сетку, небрежно брошенную у скамейки.
- И когда это я начала Вам мешать, Виктор Михайлович? – подошла ко мне настолько близко, что я по инерции попятился назад.
- Кулёмина, не придирайся к словам! – гневно бросил я, прекрасно понимая, что хотел сорвать злость на ней за собственную оплошность. Мог бы просто сказать, что вечером занят, поэтому приду днем. А вместо этого ляпнул, будто она и правда мешает. А разве мешала она им когда-то? Нет, конечно!
- Позвоните деду и сами всё ему объясните! – со всей силы кинула мяч мне в грудь и удалилась.
Я поймал баскетбольный мячик и, не выпуская его из рук, снова застыл как статуя, смотря на открытую дверь спортзала. Окончательно разучился понимать самого себя. С одной стороны пытался доказать себе и Лене, что у нас не может быть будущего. С другой стороны каждое наше столкновение поднимало в душе такую бурю чувств, что хотелось тут же выплеснуть ее наружу. А в первую очередь на Лену.
Но вместо этого вечером я снова решил встретиться с Таней. Она была хорошей девушкой, разговорчивой, с красивой фигурой, только вот меня это мало заботило. Я пытался забыться в беседах с ней, и она ловко развлекала меня, увлекая в разные разговоры и делясь какой-то интересной информацией из своей журналистской деятельности. Она не была наивной или неопытной и даже не пыталась скрыть того, что заинтересовалась мною. Даже тех нескольких встреч хватило для того, чтобы я ни один раз поймал на себе ее заинтересованные заигрывающие взгляды. Пару раз даже показалось, что эти взгляды были страстными. Но у меня не было желания тут же идти у нее на поводу. Мне хотелось не думать о Лене, а пока этого не получалось я не мог отвечать Татьяне взаимностью.

Следующий день в очередной раз принес сюрприз. И снова со стороны Кулеминой. Я прекрасно помнил, как совсем недавно Борзова отчитывала ее за прогулы, а теперь эти самые прогулы коснулись и моего урока. Никогда не думал, что она начнет прогуливать физкультуру, лишь бы не видеться со мной. И вообще, что за детские обиды? Будто я в чем-то виноват! Самой надо было думать головой, прежде чем делать какие-то нелепые признания!
Нелепые? Значит и мои признания тоже выглядели бы нелепыми? Или нет, потому что я взрослый? Да, конечно, взрослый! А тогда отчего ведешь себя как подросток?
Взвинченный собственными мыслями, схватился за журнал, пытаясь его заполнить, но в этот миг в подсобку вошла Лена.
- Зачем явилась? – грубо спросил я.
- Здравствуйте, Виктор Михайлович. Извините, что не была на вашем уроке. Не ставьте мне, пожалуйста, n-ку, – навалившись на стену, сказала она.
- Разве я должен к тебе как-то по-особенному относиться? – все еще злясь, правда, не решив до конца на кого именно – на себя или Лену, продолжал говорить с ней в грубой форме. К тому же мне совсем не нравилось, что она пыталась упросить меня о чем-то, то ли полагая, что для этого достаточно ее признания, то ли считая, что у нас достаточно хорошие отношения, и она имеет право на это. Хотя при этом было как-то волнительно от того, что она сама-то относится ко мне по-особенному, если просит о таком.
- Ничего Вы не должны… - обреченно проговорила она. – Но я же не прогуляла. Я к деду в больницу ходила.
Стоило услышать о том, что пожилой человек снова в больнице, как все ненужные мысли вылетели из головы, и в ней стала биться только одна мысль – лишь бы с ним было все в порядке.
- Что с Петром Никаноровичем?
- Вчера вечером его на «скорой» увезли с очередным приступом, – объяснила Лена.
- Что врачи говорят? – взволнованно продолжал я свой допрос.
- Лекарства выписали. В аптеку зашла, дорогие все. У нас сейчас таких денег нет…
- Понятно. Дай сюда рецепты! – даже не задумывался о том, правильно ли поступаю и нужно ли это делать вообще. Не думал о том, что семья Кулеминых мне никто, и я им ничем не обязан. Не думал о том, что и сам-то не такой состоятельный, чтобы тратить деньги на посторонних мне людей. Думал лишь о том, как дорог мне Петр Никанорович, и что он сейчас единственный близкий человек у Ленки. А видеть ее расстроенную и поникшую мне совсем не хотелось. И без того последнее время сама не своя из-за того, что думает, будто влюбилась в меня, а еще дед... - После уроков зайди, – забрал у нее рецепт.
- Зачем? – улыбнулась.
Поймав ее улыбку, невольно замер. Неужели подумала, что я решил забрать свои слова обратно? А с другой стороны было так приятно вновь видеть эту улыбку. Самую красивую во всей школе!
- Соревнования скоро районные. – Видел, как улыбка быстро сошла с ее лица. Внутренне извинился за это перед Леной, но отступать от своих слов не собирался.

В перерыве между уроками пошел в аптеку. И если еще вчера я собирался в это время навестить Петра Никаноровича, то и сегодня не отошел от своей задумки, только вот место посещения поменялось. Вместо дома Кулеминых отправился в больницу, где лежал пожилой человек. По пути зашел в магазин и купил фруктов, все же знал, что в больнице кормят лишь самым необходимым, но при этом часто пресным и вряд ли содержащим хоть толику витамин.
Палату нашел быстро и, желая поддержать мужчину, с улыбкой вошел в нее:
- Здравствуйте, Петр Никанорович! - подошел к постели, на которой он лежал. - Ну что ж Вы так? Совсем не бережете себя... - увидел, как поменялось его выражение лица, когда он понял, что перед ним стою я. Именно поэтому, не понимая, что случилось, почему он так зло на меня смотрит, остановился, так и не договорив до конца предложение.
- Ах ты, подлец! - закричал он. Правда, криком это можно было назвать с натяжкой. Мужчина был слаб и, хотя пытался говорить громко, сделать это не получалось. А я стоял, не понимая, почему он ко мне так обращается. - Как ты посмел явиться сюда? Тебе мало того, что ты сделал?
- А что я сделал? - изумленно спросил я.
- И ты еще спрашиваешь? - продолжал вещать Кулемин. - Да ты втерся ко мне в доверие, я принял тебя в своем доме как сына, а ты... Ты! Ты посмел соблазнить мою внучку! Свою ученицу! Да ты... ты... И после этого ты приходишь ко мне, как ни в чем не бывало?
- Петр Никанорович, что Вы такое говорите? - я ошеломленно стоял напротив кровати больного, и в голове совсем не укладывалось, что он обвиняет меня практически в изнасиловании Лены. - Да я до нее пальцем не дотронулся...
- Молчи, щенок! - перебил меня. - Я тебе доверял, а ты... - неожиданно он схватился за сердце, а я, вмиг испугавшись за его здоровье, выскочил в коридор, чтобы позвать кого-нибудь на помощь.
Вбежал в палату за медсестрой, которая тут же начала делать какой-то укол, а Кулемин лежал на постели и практически кряхтел, тяжело дыша и даже не смотря на меня. А у меня в голове стали складываться воедино все услышанные слова. Неужели Лена ему что-то сказала, из чего теперь фантаст думает, что это я приставал к ней?
- Уйди отсюда, - повернувшись ко мне, сказал он. - Видеть тебя не хочу!
- Петр Никанорович, с чего Вы взяли, что я соблазнил Лену? - меня сейчас не остановила даже медсестра, которая стояла между нами. Для меня был важен его ответ, и я хотел его получить.
- А ты думал, что я ничего не узнаю? - дрожал старик. - Что я такой дурак? Да она мне сама призналась!
И если до его ответа я еще надеялся, что мои подозрения не оправдаются, то теперь убедился в них. В голове не укладывалось, как Лена могла такое сказать своему деду. А главное - зачем? Чего она хотела добиться этой ложью? И почти в тот же миг я понял, по какой именно причине Кулемин попал в больницу. Видно Лена преподнесла все в такой форме, что ему стало плохо, в результате чего он и оказался здесь.
- Простите, - вмешалась в разговор медсестра. - Больному нужен покой. Уйдите, пожалуйста.
Я обреченно вздохнул, понимая, что в обратном убедить старика сейчас не получится. Слишком зол он на меня. А я сейчас был зол на одну девчонку, которая так наплевательски отнеслась к собственному деду.
В таком же настроении добрался обратно до школы. Не в состоянии никого видеть и ни с кем говорить, заперся в подсобке. Но, вскоре услышав громкие голоса и скачки мяча, распахнул дверь в зал и со всей дури крикнул:
- Вышли вон все из зала! - выловив взглядом из всей толпы нужную девчонку, добавил: – Кулёмина осталась!
- Виктор Михайлович, что случилось? – попятилась к выходу.
- Это ты меня спрашиваешь? - я был так зол сейчас, что казалось готов прибить ее на месте. - Ты что, вздумала деда в гроб свести? – Понимал, что не просто кричу, а ору, да так, что она даже сжалась вся, а на лице промелькнул испуг. – Зачем ты ему всё рассказала? - Неужели она правда думала, что я этого не узнаю, ведь знала, что я пойду к нему в больницу? Могла бы хоть предупредить, чтобы я был готов ко всем обвинениям, а то выглядел там как полный идиот!
- Ну, надо было же мне хоть с кем-то посоветоваться!..
- Нашла с кем советоваться! – со всей злости так заехал кулаком о стену, что по желтой краске паутинкой пошли белые трещины. – Он уверен, что это я тебя соблазнил! – грозно прорычал я сквозь зубы. – Как мне теперь перед ним оправдываться? Ты об этом думала, когда решила с ним посоветоваться?
- Извините…
- Что мне твоё: «Извините»? Чей дед на больничной койке загибается? Мой? – я отказывался понимать Лену. Куда делась та девчонка, которая всегда заботилась о здоровье дедушки, оберегала его от переживаний и волнений? Когда она успела так измениться, что, совсем не контролируя себя, делает такие признания деду? Хотя сейчас, даже несмотря на то, что я был все еще в плену злости, начал понимать, что навряд ли она все преподнесла так, как понял Петр Никанорович. Как бы она не поменялась за последнее время, врать она бы не стала.
- Я не хотела…
- Иди, скажи девчонкам, что тренировки сегодня не будет, – присев на скамейку, обхватил голову руками, запуская пальцы в волосы.
- А соревнования?..
- Успею ещё вас погонять. – Ни о каких соревнованиях сейчас я и думать не мог, что уж говорить о том, чтобы тренировать команду. Посмотрев на девушку, выпалил: – А сейчас, пошла вон, Кулёмина! - и мне было абсолютно все равно в этот момент, что она подумает обо мне.




Спасибо: 71 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5622
Настроение: Я знаю, ты ангел, я знаю, ты есть!
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.06.10 11:52. Заголовок: Оксана, спасибо. htt..


Следующие дни походили на какой-то глупый и приторный сон. Лена регулярно пыталась достучаться до меня и донести свою истину: что любит меня. Конечно, не говорила это такими словами, но всеми действиями и движениями показывала именно это. Она пыталась доказать, что у нашего чувства есть будущее, только вот я гораздо раньше нее решил, что этого самого будущего у нас нет. Слишком большая разница в возрасте была, к тому же я не хотел, чтобы все думали, так же как и ее дед, будто это я ее соблазнил, а она, такая маленькая и неопытная, не могла сказать мне «нет».
Про Петра Никаноровича пока старался не думать. Он лежал в больнице, а мне почему-то казалась, что сейчас его не стоит волновать. Конечно, я понимал, что когда-нибудь между нами состоится разговор, но пока решил даже попыток этого не делать. Хотел подождать, когда Кулемин полностью оправится. К тому же я был уверен, что Лена поговорит с ним и все объяснит. Не хотелось выглядеть в его глазах извращенцем, каким он представил меня в момент нашей встречи в больнице.
Стараясь не поддаваться на все ухищрения Лены, все чаще стал общаться с Татьяной. Конечно, было очень сложно сдерживаться, когда видел умоляющие глаза Кулеминой или ее ожидающее лицо, но твердо верил, что поступаю правильно. Я не мог поддаться ей, именно поэтому практически принуждал себя к встречам с Таней. Я и сам не понимал, зачем это делаю, но под ее болтовней хоть на время отвлекался от своих дум и разбитого сердца. Хотя с чего ему быть разбитым? Ведь сам же и уронил его, а мог бы сохранить в целости и сохранности. Но вместо этого швырнул его о твердую землю, а после еще и попрыгал по нему, чтобы уж окончательно ничего не осталось. А сейчас смотрел на эти осколки и сожалел о том, что сделал. Но обратной дороги не было.
Вскоре прошли соревнования, где я, замерев, смотрел на то, как Ленка забивает свой коронный трехочковый, что и привело команду к победе. Так хотелось тогда поздравить ее, закружить в объятиях, но в последний момент одернул себя, твердо убедив, что этого делать нельзя. Раз уж решил от нее отдалиться, то стоит делать это во всем. Именно поэтому схватил в объятия Смирнову, которая до Лены забила два очка. Лишь увидел в этот момент бледное лицо Кулеминой, но, не желая видеть ее поникших глаз, быстро отвернулся и, добравшись до телефона, позвонил Тане. Она просила отзвониться после соревнований и сообщить о результате. И хотя я очень волновался и переживал за свою команду, она была уверена, что мы выиграем. Вот и хотелось сказать ей, что она не ошиблась и была права.
На радостях пригласил ее в кафе, где мы всей командой отмечали победу. Да и не только на радостях, но понял это гораздо позже, когда мы уже сидели за столом. Я просто в очередной раз пытался показать Ленке, что все ее попытки добиться взаимности от меня ни к чему не приведут. Хотел, чтобы она поняла, что я не свободен, и окончательно оставила свои задумки доказать мне свою любовь. Может быть, я поступал некрасиво по отношению к Тане и жестоко по отношению к Лене, но по-другому вести себя не мог. Именно поэтому много улыбался и смеялся над шутками Татьяны, хотя не все они были смешными. Несколько раз ловил на себе обвиняющие взгляды Лены, но быстро отворачивался от нее и снова все внимание переключал на сидящую рядом со мной девушку. Хотя ловил Ленины взгляды и на ней тоже. Они были какими-то оценивающими и явно говорили, что она не видит в ней ничего замечательного, даже наоборот, относится к ней как к бестолковой и бессмысленной девице.
На какое-то время, прервавшись в разговоре со мной, Таня отвернулась к ребятам, что сидели рядом и о чем-то мило начала с ними разговаривать. И практически в тот же миг я услышал слова Лены рядом с собой. Она приглашала меня на медленный танец. Вначале я изумленно замер, а после понял, что нужно как-то отвертеться от ее приглашения. Не мог представить, что могу стоять с ней в центре зала, обнимать, даже прижимать к себе, вдыхать ее запах, а после этого отпустить и продолжить жить, как ни в чем не бывало. От одного представления того, что я могу быть с ней так близко, по телу пробежали мурашки, и накрыло жаркой волной.
- Кулёмина, кому, как ни тебе, знать, что танцую я гораздо хуже дрессированного медведя на ярмарке? – попытался отшутиться идиотской шуткой в ответ. – Ты лучше тортика поешь, а то, смотрю, настроение у тебя ни к чёрту! – Понимал, что горожу полную ерунду, но мне в очередной раз было фиолетово до этого. Это даже уже вошло в привычку: выглядеть дураком рядом с Леной. Не желая видеть ее расстроенного и немного злого лица, отвернулся к Тане, выдергивая ее из беседы со школьниками и переключая ее внимание на себя.
Когда, наконец, спустя некоторое время оглядел зал, понял, что Лена ушла.

Время продолжало идти, я все чаще встречался с Таней, а сегодня был один из тех вечеров, который я решил провести в одиночестве дома. Был матч, который я хотел посмотреть, поэтому заранее предупредил Таню, что буду занят. Решил не вдаваться в подробности того, чем именно, почему-то был уверен, что она не сможет до конца понять мое стремление провести этот вечер у телевизора, вместо того, чтобы провести его с ней. Но матч был важным. К тому же мне нужен был перерыв во встречах с ней.
Вот и сидел дома, только что поужинав в ожидание нужного времени. Тут неожиданно зазвонил сотовый, к которому не было ни малейшего желания подходить. Но это было не в моем стиле, поэтому я покорно сдался громкой музыке. Правда, увидев кто именно звонит, вновь засомневался, надо ли отвечать, но в тот же миг, подумав, что могло что-нибудь случиться, ответил.
- Виктор Михайлович, добрый вечер! – услышал в трубке такой знакомый голос. – Я Вас не разбудила?
- Да ты что, Кулёмина, время-то детское! – непроизвольно усмехнулся от ее вопроса. – Я ещё чемпионат по футболу не смотрел! А ты чего хотела-то? – поняв, что звонит она не просто так, решил выяснить причину.
- Да вот, ключи потеряла. Домой попасть не могу. У Вас же были запасные?
- Ага, завалялись где-то!.. – обрадовавшись, что ничего страшного и серьезного не случилось, с облегчением вздохнул. - Слушай, Ленка, может, ты сама зайдёшь – не хотелось бы игру пропустить! – я даже забыл, что нужно держаться с ней настороженно и, опустив все барьеры, пригласил к себе.
- А… я Вам не помешаю?..
- Ну, если цыганский табор с собой не приведешь, то нет! – рассмеялся я от ее такого наивного предположения.
- Скоро буду! Ждите…
И тут же услышал гудки в трубке, даже не успев больше ничего сказать. Усмехнулся ее поспешности и бросил телефон на диван.
Только тут понял, что она сейчас ко мне придет, и мы будем вдвоем в таком маленьком замкнутом пространстве. А что, если она опять решит давить на больную мозоль, доказывая мне свою любовь?
Не желая думать об этом, а точнее, принуждая себя не делать этого, попытался выбросить из головы подобные мысли. Правда, сделать это было крайне сложно. И даже никакие мысли о Тане не помогали в этот момент. Я, то садился на диван перед телевизором, то вскакивал и ходил кругами по комнате, ожидая и одновременно опасаясь появления Лены. Именно поэтому, наверное, услышал, как на моем этаже остановился лифт и распахнулись дверцы. Но время шло, а в дверь не звонили. Будто не веря самому себе и тому, что мог ошибиться, пошел к входной двери и распахнул ее.
Оказалось - не ошибся. Перед дверью стояла Ленка, неуверенно переминающаяся с ноги на ногу.
- Проходи, – отойдя от двери, позволил ей войти и тут же принялся искать ключи в ящиках тумбочки. Мне не хотелось, чтобы она задерживалась рядом со мной хотя бы на лишнюю минуту. Не потому, что мне было неприятно ее общество, а потому, что было слишком сложно находиться с ней рядом и при этом держать себя в руках. Не смотреть на нее, делать вид, что мне наплевать на нее. – И где ты только ключи потерять умудрилась?
- Не знаю. Может, у деда оставила…
- Хорошо бы, а то замки менять придётся. Да где же они?.. – от безысходности начал нервничать. Так всегда случалось, когда что-то надо найти, и ты это усиленно ищешь, ничего не получается. А как только откажешься от этой затеи, сразу же все и найдется.
- Вот! – услышав, как звякнули ключи позади меня, не веря себе, обернулся и увидел, что Лена протягивает мне собственную связку. Я вначале непонимающе смотрел на нее, будто не понимая, откуда они оказалась у нее в руках, ведь она их потеряла. А после, поняв, что она меня провела как сопливого мальчишку, разозлился и закричал на нее:
- Ты обманула меня? Зачем?
- Сами догадаетесь, или подсказать? – Я сейчас самому себе казался глупым и наивным. Она вела себя так, будто это она была старше, а не я. Бросив свою куртку в сторону, она приблизилась ко мне и твердо произнесла: – Я люблю Вас! – И тут я почувствовал ее пальцы на своей щеке и почти сразу же увидел приближающиеся губы к моему лицу.
Прошло несколько мгновений, а мне показалось, что это длилось вечность. За это время я успел насладиться ее теплыми пальчиками на своем лице и почти опаляющим дыханием на губах, а после резко оттолкнул ее от себя, да так сильно, что она оказалась у противоположной стены.
Я не мог ей позволить поцеловать себя. Хотя желал я этого сейчас больше всего на свете. Но слишком хорошо понимал, что если она это сделает, это будет началом конца. Моя баррикада, что я так долго выстраивал, полетит ко всем чертям!
- И думать об этом не смей! – прорычал со злостью. То ли на самого себя, то ли на Лену за ее непрекращающиеся попытки добиться меня. – Детский сад, штаны на лямках, а туда же! Вздумала к взрослому мужику приставать!.. – отвернулся от нее и продолжил искать ключи. Не хотелось принимать то, что она просто провела меня. Было желание вручить ей эти чертовы ключи и выставить за дверь. – Выпороть бы тебя хорошенько, да права не имею!.. Держи! – порадовавшись, что, наконец, нашел то, что искал, поднял ее руку и вложил в раскрытую ладонь ключи. – И дорогу сюда забудь!
Едва договорив это, увидел, как Лена скатилась по стене на пол и громко зарыдала. Никогда еще не видел ее слез, а сейчас они больше походили на истерику, которая так неожиданно началась, что я растерялся и просто замер на какое-то время. Но уже вскоре понял, что надо что-то делать. Было необходимо успокоить девушку.
- Ленка, ну ты чего? Не реви, слышишь?.. – помог ей подняться на ноги и, крепко взяв за руку, повел за собой на кухню. – Прости, я не хотел на тебя орать, но ты своим поведением сама меня спровоцировала, – будто куклу усадил ее на табурет и начал рыться в шкафчиках в поисках чего-нибудь успокоительного. Вскоре нашел валерьянку и накапал нужное количество в кружку. – Выпей! – вручив Лене кружку, начал пристально наблюдать за тем, чтобы она все проглотила.
- Ну, вот и умница! – обрадовавшись, что она это сделала, забывшись, щелкнул ее по носу, как случалось раньше не раз. – Лен, пойми меня правильно, недопустимо, чтобы чувства управляли человеком. Он сам должен их контролировать. – Вот сказал это, а сам готов был рассмеяться от театральности своих слов. Неужели сам в это верю? Или что я сейчас пытаюсь доказать Лене? Что чувствами можно управлять? Если бы было так, многих проблем можно было бы избежать. А свои чувства я просто научился подавлять, но никак не управлять ими. - К тому же эта твоя симпатия пройдет сама по себе. Знаешь, как насморк, если лечить – пройдёт через семь дней, а если не лечить – через неделю! – сейчас самому казалось, что хотел больше убедить себя, чем Лену. В данный момент она все равно вряд ли могла прислушиваться к моим словам и воспринимать их адекватно. А еще эти шутки глупые! - Ты даже не вспомнишь потом обо всём этом! – махнул рукой.
- Это Вам в компании с вашей Танечкой некогда вспоминать обо мне, а я Вас люблю! И всегда буду любить… Я хочу, чтобы Вы это знали.
- Кулёмина!.. – громко выдохнул. – На каком языке с тобой ещё разговаривать?.. Лена, я – твой учитель, ты – моя ученица! Это ты хотя бы понимаешь? – Да что я как придурок пытаюсь доказать очевидное? И самому тошно от своих слов, которые сейчас практически с трудом выдавливаю из себя в попытках доказать Лене то, что уже сам давно не принимаю.
- Но это же не навсегда!.. Каких-то полгода, и мы сможем быть вместе! – Ленка, хотелось закричать мне, ну что ты делаешь? Зачем мучаешь меня и себя? Прекрати сейчас же! Замолчи! – После выпускного нам никто и слова сказать не посмеет!
- Кулёмина, ты – юная девочка, я – взрослый мужик! И ты не для меня! – последнюю фразу я проговорил по слогам, так как эти слова совсем не шли с языка, и я заставлял их срываться с него. – Ты мне не нужна! – выпалил на одном дыхании, зажмурившись, пытаясь не вдумываться в сказанные слова. Но уже в тот же миг возненавидел самого себя за них. Внутри словно что-то оборвалось. Дышать стало тяжело и даже больно. Увидев лицо Лены, понял, что только что растоптал ее светлые чувства, причинил ей такую боль, которую она вряд ли мне когда-то простит. А ведь она еще была ребенком!
- Любой другой бы радовался на Вашем месте! Бог дал Вам белый лист бумаги – чистую девочку! Пиши свою историю!.. А Вы взяли и поставили жирную кляксу! Ненавижу! – вскочив на ноги, она выбежала в прихожую, схватила свои вещи и кинулась вон из моей квартиры.
Я не раздумывая, бросился за ней. Боялся оставлять ее одну в таком состоянии. Но, выскочив из подъезда, намеренно отстал и, просто идя позади нее, проводил ее до дома, ожидая, когда в ее окнах загорится свет. После этого сел на скамейку около ее подъезда и тяжело вздохнул. Сам не понимал, что я творю и, главное, зачем это делаю. Кому и что пытаюсь доказать? Зачем причиняю боль той девушке, которую так сильно люблю?
А ведь она во всем была права. Я и сам раньше так думал, пока не стал убеждать себя в том, что Лена мне не пара. А если бы она только знала, как я хотел быть рядом с ней, этой неискушенной и чистой девочкой! Как хотел просто обнимать ее, осыпать комплиментами, говорить, что она лучше всех в мире, целовать ее, чувствуя, как в груди сумашедше стучит сердце. А когда придет время, научить ее всем прелестям близости.
Но я уже принял решение, что между нами ничего не может быть, что мы не пара друг другу и долгое время пытался в этом же убедить Лену. Только вот после сегодняшнего нашего разговора почему-то был уверен, что она больше не подойдет ко мне со своей любовью. Ведь я поступил как самый последний мерзавец. Я оттолкнул ее от себя. Сказал, что она мне не нужна. Растоптал ее чувства, как когда-то свои собственные. И я сейчас ненавидел за это себя. Ненавидел за то, что причинил боль любимой девушке. Но назад дороги не было. Теперь только вперед.
Перед тем как уйти от дома Кулеминых, я послал Лене прощальную SMS: «Кулёмина, не майся дурью».
Таким завуалированным способом я попрощался с ней и сказал, чтобы она забыла обо мне и начала новую жизнь, в которой мне не было места.
При этой мысли сердце противно заныло и сжалось. Я собственными руками разрушал свою жизнь и смотрел на это как мазохист, убеждая себя, что все к лучшему.


Я не ошибся, предположив, что со следующего дня все попытки Лены доказать мне что-то сойдут на нет. Да я и не сомневался в этом. Слишком сильную боль я ей причинил, но в тоже время понимал, что это только к лучшему. Она обязательно отойдет от своей влюбленности в меня и забудет все это как страшный сон. Ведь она совсем юная, спутала чувства. Мы много времени проводили вместе, вот и решила, что полюбила меня. На самом же деле, это всего лишь влюбленность.
Только вот при каждой встрече вместо повеселевшей Ленки, я видел усталую незнакомую девочку, которая часто смотрела на меня с осуждением или равнодушием, или вовсе пыталась не замечать меня.
Мне и самому было больно, но я тщательно убеждал себя, что все к лучшему. Что все пройдет. И у нее, и у меня. И как дурак не понимал, что если просто принять и свои чувства, и ее - все будет гораздо проще и лучше.

День, когда девчонки должны были выступать перед концертом Боба, с самого утра был напряженным. Как назло, выступить их пригласили, а вот доставить все инструменты предложили самостоятельно. Но в тот момент все были так счастливы, что подобной мелочи не придали значения. Как оказалось, мелочью это казалось только тогда.
Мы с Рассказовым устали придумывать варианты, как именно доставить девчонок с их инструментами на концерт, как вдруг решение пришло с той стороны, с которой я его совсем не ждал.
Неожиданно позвонила Татьяна, а я, будучи взвинченным безрезультатными попытками придумать что-нибудь, разговаривал с ней слишком бурно и на эмоциях. Она тут же предложила свою помощь.
Дождавшись, пока Таня подъедет к школе, вместе с ней радостно влетел в зал:
- Девчонки, собирайте инструменты!
- Виктор Михайлович, что случилось? – хором отозвались Алёхина с Прокопьевой.
- Татьяна! – Я даже не нашел в себе сил все объяснить девчонкам, лишь довольно выпалил имя сопровождающей меня девушки. Но, поняв, что «Ранетки» непонимающе смотрят на меня, добавил: – Она любезно согласилась нам помочь перевезти инструменты!
- Она что, на самосвале ездит? – неожиданно рассмеялась Лена. Я лишь строго посмотрел на нее, но она только усмехнулась и отвернулась от меня.
- Девочки, на работе мне выделили микроавтобус, в котором и вы, и ваши инструменты доедете с комфортом! – не обращая внимания на неуместную шутку Лены, или действительно воспринимая ее просто как шутку, объяснила Таня свою помощь.
- Здорово! – на эмоциях Новикова кинулась её обнимать. – Спасибо огромное!
- Как мы можем Вас отблагодарить? – льстиво протянула Анька.
- Я бы не отказалась от приглашения на концерт!
- Без проблем! – заверила её Липатова. – Может, ещё и интервью у Боба Кантора возьмёте!
- Боб Кантор – это Наташкин отец! – поспешила развеять растерянность журналистки Новикова.
- Вот это да… - начался живой, эмоциональный разговор.
Пока девчонки разговаривали, решил, что надо собирать инструменты, а то с этими болтушками толка мало. По интуиции сразу же подошел к гитаре Ленки. Видно, все же привычка помогать ей и всегда поддерживать, давала о себе знать.
- Не надо! – неожиданно услышал голос прямо перед собой. Подняв голову, понял, что рядом стоит Лена. А я так задумался, что даже не заметил, как она подошла. Она практически вырвала гитару у меня из рук и сама начала убирать в чехол. – Я сама! Лучше Лерке с её барабанами помогите!
Я смотрел, как она ловко справляется с инструментом, не обращая на меня внимания, а после решил, что и правда, логичнее было бы помочь Новиковой. Что я и сделал, отправившись к ее установке.

Девчонки выступали перед концертом. Как говорили они сами, были на разогреве у основной группы. Я стоял в компании Татьяны и Рассказова недалеко от сцены. Против воли, когда «Ранетки» вышли на сцену, мой взгляд устремился к Ленке. Не понимал самого себя, но не мог справиться с собственными чувствами. И ведь приказал себе уже давно выбросить ее из головы, а ни черта не получалось сделать! Но я каждый день убеждал себя в том, что все будет хорошо. Иногда мне казалось, что это удавалось. Особенно тогда, когда я долго не видел Ленку. Но долго, в моем понимании, было не больше полу дня.
Татьяна пыталась увлечь меня регулярно. Мы много встречались, а она намеренно надевала открытые платья, юбки или блузки. Фигура у нее была замечательная, и как мужчина, я на нее реагировал соответственно. Только вот душа почему-то противилась этому, и до логического завершения ее соблазнения мы так и не могли дойти. Да что там! Мы и целовались-то всего пару раз.
«Ранетки» закончили свое выступление. Игорь отошел к бару взять себе чего-то, а Татьяна на минуточку отлучилась в уборную. Так, оставшись один ничем не занятый, нашел себе единственное занятие - наблюдать за Леной, которая пробиралась к выходу из зала. Стараясь быть незамеченным, пошел следом за ней. Сам не знал, чего я хочу добиться и зачем это делаю. Просто поддался на какой-то порыв внутри себя, будто на какие-то уговоры, правда не мог понять, кто и кого уговаривает. То ли сердце - прекратить делать глупости, то ли разум, призывающий вернуться обратно в зал к Татьяне.
Ковыряясь в собственной душе, вышел за девушкой из клуба. Остановился на лестнице, понимая что дальше идти не могу. Я сам ее оттолкнул и не имел сейчас права давать на что-то надежду. Тем более надежды не было.

Время начало медленно тянуться. Все мои попытки забыть Ленку почему-то накрывались медным тазом. Вместо этого я как одержимый, а еще лучше, как мазохист, не выпускал ее из виду, замечая каждую смену ее настроения. И если поначалу она была печальной и задумчивой, то со временем стала превращаться в ту девушку, которой была прежде. Я не знал, играет она или нет, но на её лице чаще стала появляться улыбка, а временами, идя по коридорам школы, я слышал, как она заливисто смеялась. Ее смех я мог узнать безошибочно.
Вскоре заметил, что она стала много времени проводить с Гуцулом. Вначале не придал этому большого значения, а когда стал их все чаще и чаще видеть вместе, заволновался. Но что толку с моего волнения? Я же сам хотел, чтобы она выкинула меня из головы, вот видно именно этим она и занималась. И получалось у нее это неплохо.
Я, то ли пытаясь убедиться в своих подозрениях, то ли наоборот - доказать Ленке, что она правильно делает, встречаясь с ровесником, в то время как я встречаюсь со взрослой девушкой, часто приводил Татьяну именно в то кафе, в котором работал Гуцул, а значит и находилась Лена. Я подчеркивал, что у меня с ней серьезные отношения и старался делать вид, что до своих учеников мне нет никакого дела. Хотя в душе все переворачивалось.

Однажды, разозлившись на самого себя за такое идиотское поведение, решил, что пора заканчивать с мазохизмом. Я сам решил, что у меня нет будущего с Леной, а раз так, то должен был жить настоящим, а не цепляться за прошлое, которое я же и разрушил. Именно в тот вечер, после просмотра нового фильма, ужина в кафе, и проводов Татьяны до дома, я поднялся к ней на чашку чая. Девушка в тот вечер была настойчива и не собиралась отпускать меня на ночь домой. Это я понял, когда ее поцелуй стал набирать обороты, а теплые руки начали гулять по моему телу.
Тело отреагировало раньше разума, и поэтому, решив послать все к черту, пошел на поводу Татьяны. Правда при этом еще присутствовала и злость на Лену, за то, что она так прочно засела в моей голове и не хотела оттуда уходить. Вот я и пытался при помощи ласк Тани, обо всем забыть.
Я вел себя грубо, нетерпеливо, пытаясь как можно скорее обнажить девушку и удовлетворить свое желание, неожиданно вспыхнувшее во мне.
Закончилось все быстро. Мы оба лежали на постели, на которой оказались ведомые страстью и сшибавшие все на своем пути, и тяжело дышали. И если я чувствовал опустошение, то Таня была счастлива, что наконец-то добилась своего. К тому же удовольствия она получила гораздо больше меня. Я-то удовлетворил только тело, а она и тело, и душу, которую сейчас заполняла радость от осуществления давно намеченного желания.
И если мне вначале казалось, что после такого моего поведения, Таня обидится на меня, то я глубоко заблуждался. Ее наоборот все устраивало, и она строила большие планы в отношении меня. Для начала хотя бы обычные встречи, которые будут заканчиваться таким умопомрачительным сексом.
Так и начались наши близкие отношения. При помощи нее я пытался вычеркнуть из памяти свою ученицу и доказать самому себе, что могу быть счастлив и без нее.
К тому же я видел, как Лена мило щебечет с Игорем, и после каждого подобного раза убеждался в том, что ее чувства ко мне были просто влюбленностью, которая вскоре прошла. По крайней мере, так думать мне было проще.

Однажды днем мне позвонил Петр Никанорович. Его уже выписали из больницы, и он был дома. Слова ему давались с трудом, но, тем не менее, он пригласил меня к себе на разговор. А я и сам понимал, что это надо сделать, поэтому согласился зайти к нему после уроков, пока Ленка будет на репетиции.
В тот день мы с ним и помирились. Он извинялся за свое поведение и за то, что не так понял Лену. После она ему все объяснила получше, ведь в тот раз, когда он попал в больницу, она почти ничего не успела сказать, вот и получилось, что он, будучи фантастом, многое надумал сам.
Сейчас Петр Никанорович был доволен, что Лена просто ошибалась в своих чувствах, вон как быстро забыла меня и уже встречается со своим одноклассником. Я же на это ответил, что тоже не один и встречаюсь с девушкой. На такую новость Кулемин взял с меня обещание, что в самое ближайшее время я познакомлю его со своей избранницей.
Я согласился.
Знакомство состоялось не сразу. Вначале я несколько раз приходил к Петру Никаноровичу один для того, чтобы закончить книгу, которую мы с ним писали. А затем уже привел с собой Татьяну для знакомства. Она прониклась сюжетом книги, к тому же прекрасно знала Кулемина как автора, поэтому и согласилась провести презентацию нашей книги, за которую взялась прямо на следующий же день. Когда все основное было готово, мы с ней снова пошли к Петру Никаноровичу обсудить мельчайшие детали и все рассказать.
И вот, когда мы втроем сидели за столом у Кулеминых дома, появилась Лена. До нее разговор был непринужденным, но стоило ей войти на кухню, как я почувствовал, что сейчас что-то будет. И не ошибся.
- Что здесь происходит? – повысив голос, спросила Лена.
- Внученька, мы ужинаем! – радостно ответил Петр Никанорович, еще не понимая, что Лена настроена недоброжелательно. – Присоединяйся к нам!
- Я спрашиваю, что за цирк здесь происходит? – практически выкрикивая, вновь спросила она. Я же понял, что ужину пришел конец, к тому же взглядом натолкнулся на растерянную Татьяну, которая совсем не понимала происходящего.
- Елена, что за бесцеремонное отношение к моим гостям? Сейчас же извинись!
- И не подумаю! – окинув нас презрительным взглядом, она быстро вышла из кухни.
Я понял, что нам с Таней тоже следует уйти, пока Ленка не выкинула что-нибудь еще. Хотя я и сомневался, что она на что-то осмелится. Тем не менее, поблагодарив Петра Никаноровича за гостеприимство, поспешил удалиться, уводя за собой все еще ничего не понимающую Таню.
По пути домой девушка пыталась выяснить у меня, что за странное поведение у внучки известного писателя, но я уворачивался от ответов и переводил тему на какую-нибудь безопасную. Хотя меня и самого интересовал ответ на ее вопрос. Ведь Ленка сейчас встречалась с Игорем, почему же так странно реагирует на меня в присутствии другой девушки?
Дома Таня снова попыталась докопаться до истинного поведения Ленки, видно не зря была журналисткой, ей хотелось все понимать и знать до мельчайших подробностей. Но я нашел хороший способ выбросить все мысли из ее головки: притянул к себе и, сказав, что меня абсолютно не интересует, почему Лена вела себя так, начал жадно целовать ее. Этого хватило, чтобы в нас обоих поднялась волна желания, и все разговоры на время отложились.

Вскоре состоялась презентация. Никогда раньше я не бывал на подобных мероприятиях, не говоря уже о том, чтобы участвовать в них. Все было бы ничего, если бы не ловил на себе регулярные взгляды Лены. Из-за этого часто сбивался и терял мысль, злился. А она не замечала этого, смотря на меня, но при этом погрузившись в свои мысли. Будто что-то решая для себя. Причем решая окончательно и бесповоротно.
От ее взгляда и выражения лица по мне прошла холодная волна. В этот момент я понял, что Лена окончательно прощается со своими чувствами ко мне.




Спасибо: 77 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5684
Настроение: Я знаю, ты ангел, я знаю, ты есть!
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.06.10 12:55. Заголовок: Оксана, спасибо. ht..


Оля, спасибо за проверку. И за чУдную обложечку. С которой вы можете ознакомиться в шапке.

Для меня было полной неожиданностью, когда в одну из наших встреч Татьяна пригласила меня в кафе на празднование своего Дня рождения. Банкет должен был состояться через неделю, поэтому у меня было время на то, чтобы придумать, какой подарок ей подарить. Но как бы много я не думал об этом, придумать хоть что-то дельное и нужное совсем не мог.
Я же почти не встречался с девушками и что дарить им, абсолютно не знал. Ну, всякие цветы и конфеты я не брал в расчет. В День рождения этим явно не обойтись.
Как обычно, когда я чего-то не понимал или не знал, обратился за помощью к Игорю. Перебрав некоторые возможные варианты, из которых ни один меня не устроил, Рассказов предложил обратиться за помощью к «Ранеткам». Ведь Татьяна говорила, как группа ей понравилась и наверняка обрадовалась бы, приготовь я ей такой подарок – живое выступление девчонок.
Я, конечно же, сразу сказал твердое «нет». Не мог представить, что попрошу Ленку выступать на Дне рождения своей девушки. Как бы я не хотел показать ей, что у меня все замечательно в личной жизни, я был не настолько жесток.
Так ничего не придумав, я помчался в спортивный зал. В беседе с Игорем совсем забыл, что у меня секция.
Влетев в него, увидел «Ранеток», которые занимались не пойми чем.
- Так, что здесь происходит? – затем, вспомнив, что они здесь играли, спросил: – Репетицию провели?
- Провели.
- Инструменты убирайте, ко мне сейчас волейболисты придут! – я спешил, потому что терпеть не мог опаздывать, а нужно было еще натянуть сетку. За которой я и поспешил в подсобку
- Виктор Михайлович, а что это Вы такой дерганый? – спросила Новикова, когда я уже со стремянкой вышел в зал и, взобравшись на нее, начал натягивать сетку.
- Новикова, не придирайся к педагогу! – как обычно немного в грубой форме выдал я. А после в голову пришла замечательная идея. Если кто и сможет мне помочь с выбором подарка для Тани, так это Лерка! Порадовавшись пришедшей в голову идее, тут же озвучил ее: - Лучше помоги мне! – увидев, как та замерла, внутренне усмехнулся. Неужели подумала, что я ее прошу помочь мне с сеткой? – Вот скажи, что можно подарить девушке на День рождения?
- О! Это Вы по адресу! – Еще бы! Я и сам знал, что обратился по нему! – Всё зависит от самой девушки: от её интересов, склонностей и потребностей! Ну и, конечно, от того, какие планы Вы строите относительно ваших с ней отношений!
Я разочарованно вздохнул. Неужели ошибся?
- Лера, спешу тебя огорчить, но Америку ты мне не открыла! Можно конкретнее?
- Ну, вот если Кулёминой подарить лыжи или коньки, она будет прыгать до потолка, а если мне подарить абонемент в солярий, то я ни один ваш урок не пропущу и даже кросс весной пробегу! Я же понятия не имею, о ком речь!.. – наконец выдала Лерка, а я понял, что она права. Все девушки разные, и что подаришь одной, другой совсем не подойдет. Хороший она пример привела с Кулеминой и собой. – Так кто виновница торжества? – задала прямой вопрос.
- В следующую пятницу двадцатипятилетие Татьяны, - просто ответил я.
- Она уже решила, где будет праздновать? – у Новиковой загорелись глаза. Праздники это явно ее стихия, потому что она только что руки не потирала от удовольствия, что спрашивают ее мнение.
- Да… в «Элефанте».
- Помнится, живое выступление «Ранеток» пришлось ей по душе!
Поняв, к чему ведет девушка, тут же решил воспротивиться этому, о чем сразу же и сказал:
- Лера, спасибо тебе, конечно, но я сомневаюсь, что девочки согласятся… - непроизвольно посмотрел на Ленку, у которой даже выражение лица изменилось, когда она поняла, что хочет предложить Лерка.
- Согласятся! Или я – это не я! Виктор Михайлович, Вы же хотите произвести на Татьяну впечатление? Или у Вас есть варианты гораздо оригинальнее этого?
Тут я должен был согласиться, что вариантов у меня не то, чтобы оригинальнее нет, а вообще нет. Да и понимал я, что такой подарок Татьяне придется по душе. Но все же Лена…
- Нет, нету… Да и Игорь Ильич предложил к вам за помощью обратиться.
- Вот видите, у гениев мысли сходятся! – самодовольно ухмыльнулась Лерка. – Я обещаю, этот свой День рождения Татьяна запомнит надолго!

Неделя пролетела быстро. И вот он, день, которого я так ждал и боялся одновременно. Ждал, потому что хотел, чтобы он уже поскорее прошел. А боялся, потому что не представлял, как будет вести себя Лена. Конечно, понимал, что она не выкинет что-нибудь такое, от чего все придут в шоковое состояние, но в тоже время знал, что задел ее чувства. Хотя какие могут быть чувства, раз она встречается с Игорем, о чем даже Петр Никанорович знает!
Почему-то дел в тот день было слишком много, я даже не успел купить цветов для Тани и заказал их прямиком в кафе. Сначала я был на работе, после помогал девчонкам перевезти инструменты, а еще домой надо было сбегать, переодеться.
И хотя праздник был не мой, я почему-то чувствовал себя там главным гостем. Может быть потому, что Таня представляла меня своим коллегам и друзьям как своего парня. Я не противился этому, но при каждом таком представлении внутри меня все обрывалось, будто не соглашаясь с ее словами. И хотя я улыбался при этом, глаза почему-то вылавливали из всей толпы фигурку юной девчонки, по которой, не смотря на время, я все еще продолжал сходить с ума. Хотя и видел, как она мило воркует с Гуцулом.
Когда пришло время, объявил Татьяне, какой подарок я ей приготовил. Она так обрадовалась, что повисла у меня на шее и крепко поцеловала. Когда я от нее отстранился, поймал на себе взгляд Лены, в котором плескались ненависть и злость.
Первая песня была ее. К тому же она было новой, я ее не слышал даже на репетициях, и поэтому о чем она, совсем не знал. Но с первыми аккордами в зале наступила тишина, все начали вслушиваться в слова, проникаясь музыкой.
Уже на припеве я понял, кто написал эту песню. Она была не в стиле «Ранеток», а я почему-то был твердо убежден, что это дело рук Лены. Она написала эту песню про меня. И не просто про меня. Она ею прощалась. Не зря я на презентации понял это. А она тогда видно обдумывала эту песню.
Я не мог вдумываться в слова, даже не понимал их, улавливал лишь в припеве самое главное: «я не болею тобой». И после исполнения этой песни, понял, что Ленка и правда переболела мной. Вот и с Игорем встречаться стала, на меня уже внимания не обращает… Быстро у нее все прошло. Значит, я не ошибался, значит, и правда была просто влюбленность, а не любовь, которая вскоре прошла.
Почему-то от осознания этого внутри все щемило. Ну а чего я хотел? Сам же старался оттолкнуть ее от себя, а вот сейчас должен был порадоваться тому, что у меня это получилось. Только почему так тошно от этого? Таня вдруг стала раздражать, все конкурсы, которые придумывал Рассказов и в которых все с радостью участвовали, мне казались какими-то нелепыми и вовсе не смешными.
Я все чаще начал смотреть на Лену. Она была веселой и какой-то необычной. Сосредоточиться на ней я не мог, потому что она то была на сцене, то в кругу девчонок, то и вовсе куда-то исчезала. А когда появлялась, бросала на меня пустые и насмешливые взгляды. А мне от них становилось все хуже и хуже. И казалось, что это не за Ленку надо переживать на этом мероприятии, а за самого себя. Ведь это я сидел с одной девушкой, а любил другую, которая одаривала меня пустотой во взгляде.
В очередное исчезновение Лены, ко мне подошла Наденька и сказала, что цветы, которые должны были доставить еще час назад, наконец-то привезли. Я тут же встал и пошел в подсобку, в которой она оставила букет.
Но тут меня ждал сюрприз. И сразу я даже не понял, приятный или нет.
Кулемина стояла рядом с ведром, в котором стоял букет Татьяны. Хотя теперь уже можно было сказать – бывший букет. Так как она стояла с ножницами, а вокруг ее ног валялись обрезанные бутоны роз.
Я изумленно смог выдать лишь несколько фраз:
- Лена!.. Что ты…
- Что я делаю? – опередила она меня и отрезала последний бутон. Тот упал на пол, а девушка, ухмыляясь, наступила на него, демонстративно растаптывая. – Я… я… - вдруг Лена начала икать, не в силах вымолвить еще хоть слово. – Я… Чёрт!
И только сейчас я уловил запах спиртного идущий от нее, а так же понял, почему именно она так ведет себя. Отсюда же и все ее взгляды, вся веселость.
- Да ты пьяна!
- Да, пьяна! – она пошатнулась, а я, тут же подхватив ее под руку, усадил на стул. – У меня вообще-то повод есть! Похороны… Торжественные похороны любви!.. У Вас там, - дернулась, указывая на дверь, - любовь зарождается. А у меня здесь, - расстегнула молнию на кофте, чтобы еще лучше донести до меня свою истину, и потерла шею у основания, - моя загибается!..
От ее слов я остановился как истукан. Не понимал, что она хочет сказать и показать. Ведь она встречается с Игорем, почему же ее так задевает то, что я с Таней?
- Лена…
- Уйдите! Оставьте меня в покое!.. Пожалуйста…
- Ты что пила? – по заплетающемуся языку и вдруг неожиданно появившейся вялости, понял, что Ленка сильно набралась. Поэтому и не реагировал на ее просьбы оставить ее одну.
- Со мной будете? – вытащила бутылку из-под стола. - Ой, кончилось… Можно ещё взять!
- Так. Понятно… - От одной мысли о том, сколько выпила Ленка, даже мне стало плохо. Что уж говорить о ней, девочке, которая и не пила-то никогда. Понимая, что разговаривать с ней бесполезно, поднял со стула, схватив за шиворот, и потащил в сторону уборной.
- Отпусти меня! – Лена сопротивлялась, как могла, желая избавиться от меня и вывернуться из моих рук.
- Не ори! Я хочу тебе помочь!
- У меня Игорь есть, он мне поможет! – Эти слова заставили поморщиться, словно от зубной боли. А она тем временем споткнулась и начала падать. Я же, задумавшись об Игоре, чуть было не оказался на полу поверх нее. Но вовремя выпрямился и заставил выпрямиться и ее. – А ты мне не нужен! Пей с кем хочешь! Ешь с кем хочешь! Спи с кем хочешь! Мне до тебя дела нет!.. Слышишь? Я не болею тобой! Прошёл, как насморк! Вали к своей невесте!..
От ее слов стало так больно, что захотелось и ей причинить такую же боль. И хотя понимал, что не имею на это право, злость, неожиданно родившаяся во мне, стала сильнее всего остального.
- Заткнись!.. – а затем, не обращая внимания на ее сопротивление, заставлял пить воду, силой вливая ее в нее. Нужно было вызвать рвоту, потому что после той дозы спиртного, что она приняла, отравление ей было обеспечено. Когда же начался приступ, я наклонил ее над унитазом, собрав в кулак ее растрепанные волосы, удерживал за них ее голову.
Когда все закончилось, Лена опустилась на пол, но я ее тут же подхватил на руки и понес обратно, туда, откуда еще некоторое время назад тащил силой. Она отключилась в ту же секунду.
Мне надо было решить, что делать дальше. А точнее, как именно поступить с Леной. Но едва я вошел в подсобку, как следом за мной ворвалась Татьяна.
- Вить, ты куда пропал? – но, увидев у меня на руках Лену, изумленно воскликнула: - Что с ней?
- Перебрала, - просто сказал я и положил девушку на диван. – Ты извини, мне нужно ее домой доставить.
- Но… но… да, хорошо, - разочарованно согласилась Таня, хотя что-то собиралась предложить. Но видно поняла, что Ленку некому забрать. А она прекрасно знала, что для меня значит Петр Никанорович, а так же знала, что его внучку бросить я не могу. – Но после этого, я надеюсь, ты вернешься? – с ожиданием спросила она.
- Нет! – твердо ответил я. – Я отвезу ее к себе. Не могу показать ее в таком виде Петру Никаноровичу. Он недавно из больницы, не хочу, чтобы снова в нее загремел.
- Ты так печешься о нем… или может быть о ней?
- Тань, давай не сейчас, - поморщился я.
- Ты и в прошлый раз отказывался говорить об этом, - вдруг повысила она голос. – Может быть уже пора рассказать, что у вас за отношения?
- Нет никаких отношений! - грубо рявкнул я.
- Именно поэтому ты так злишься, да?
- Я же попросил, давай в другой раз, - не обращая внимания на Таню, достал телефон и вызвал такси.
- Другой раз? Не думаю, что он будет!
Я, приподняв бровь, удивленно посмотрел на нее:
- Что ты хочешь этим сказать?
- Я не дура, и прекрасно могу сложить два плюс два. Я видела, как ведет себя Лена, когда ты со мной, и я вижу, как ведешь себя ты в такие моменты! Зачем надо было начинать эти отношения со мной, если она тебе не безразлична?
- Что ты хочешь услышать от меня? – устало спросил я. У меня не было ни малейшего желания вдаваться в подробности.
- Уже ничего, - горько хмыкнула она. – Все и так понятно, – а затем развернулась и пошла к выходу. – Я не строила больших и долгоиграющих планов по поводу нас, - остановилась у дверей. – Мне просто было хорошо с тобой, хотя иногда я и чувствовала, что между нами есть кто-то третий. Думаю, мы оба получали друг от друга то, что хотели, – после этих слов она вышла, а я с облегчением вздохнул.
Все-таки это были не нужные мне отношения. Хотя… с какой стороны смотреть. Они помогли мне понять, что мне никто не нужен кроме Лены. Что моя любовь гораздо сильнее всего на свете и сколько бы я не бежал от нее, сколько бы не убеждал себя в том, что она мне не нужна, это не правда.
Конечно, я совершил уже много ошибок, самые главные те, в которых я отталкивал от себя Лену. И пусть у нас с ней уже ничего не будет, я больше не буду прятать свои чувства. Хватит! Надоело!
А может быть, еще есть шанс…
Неожиданно в подсобку вбежал Гуцул. С ним я долго не разговаривал, лишь попросил помочь как-нибудь вынести Лену, чтобы никто не видел, и позвонить Петру Никаноровичу и придумать причину, по которой Лена сегодня не придет домой.
Вскоре через черный ход с Леной на руках я вышел на улицу. Там нас уже дожидалось такси.


Оля, спасибо за помощь.
Девочки, я хоть и с опозданием, но поздравляю вас всех с Новым годом и Рождеством. Желаю всего доброго и светлого.


Я привез Лену к себе домой. Она спала всю дорогу и вряд ли понимала, где она и с кем. Внес ее в комнату и уложил на не разобранный диван. Лишь снял с нее обувь и куртку. Укрыл пледом, и устало опустился в кресло напротив. Во всем теле чувствовалась ломота, не хотелось даже шевелиться. Откинув голову на спинку кресла, прикрыл глаза. Все равно в комнате было темно и ничего не видно, а, зажмурившись, было как-то проще. Ложиться в постель не хотел. Все же Лена в незнакомом месте и могла проснуться в любой момент. Наверняка испугается, не поняв, где она. Вот и решил пока остаться здесь. К тому же был уверен, что все равно не усну, а рядом с ней было как-то спокойнее.
Мысли в голове кружились, как чайки над морем. Я не понимал поведения Лены. Не мог понять, как бы ни хотел. Все это походило на ревность, но как она могла ревновать, если уже давно встречалась с Игорем? Я ведь считал, что ее любовь прошла так же быстро, как и вспыхнула, а что же оказывается в итоге? Неужели пыталась с Игорем, так же как и я с Татьяной, просто забыться?
Татьяна... Хорошо, что она сама все поняла, и не пришлось ничего объяснять. Нет, я мог бы, но не в тот момент, когда Лене было плохо. Да и не хотел я этого тогда. Вообще, конечно, эти отношения с самого начала были бессмысленны и не имели никакого значения. Это я, дурак, рассчитывал, что с их помощью смогу забыть Ленку и выкинуть ее из головы. Но разве можно ее выкинуть? Разве можно выкинуть из головы, из сердца и из души, ту единственную девушку, которую я так искренне и крепко полюбил?
Баран! Какой же я баран! Как вообще мог так долго мучить себя и Лену? Хотя, что уж сейчас сожалеть об этом? К тому же, это я понял, что вел себя неправильно, а Ленка... Она вроде как счастлива с Игорем.
В круговороте собственных мыслей и сам не понял, как задремал. Очнулся от хриплого голоса Ленки:
- Пить… Пить…
- Проснулась… - пробормотал я, еще полностью не отойдя ото сна. Выпрямился и потёр переносицу, пытаясь окончательно смахнуть с себя остатки сна. – Ты как?
- Пить хочу… - голос был такой хриплый и глухой, что в душе поселилось волнение за девушку. Я же прекрасно помнил, сколько именно она выпила, и мог лишь догадываться о том, что она чувствовала сейчас. Похмелье явно ей было в новинку. Но вполне возможно, что дело не только в нем. В организме могла происходить токсикация, а значит, ей могло стать еще хуже.
- Подожди, я сейчас отвар заварю, - встав с кресла, подошел к Лене. Увидев, что она слегка дрожит, натянул ей плед до самого подбородка. Затем быстро достал из шкафа градусник и присел рядом с девушкой. – А ты пока температуру измерь! – протянул градусник и быстро вышел в коридор.
Видеть бледную измученную Лену было сложно, а понимание того, что это я ее до этого довел, причиняло еще большую боль. Сейчас, правда, я старался об этом не думать и стремился как можно скорее приготовить хоть что-то полезное для нее из питья. Громыхал всеми шкафчиками, пытаясь найти нужные травы, которые точно помогли бы ей. После кипятил их, процеживал и остужал. Случайно бросив взгляд на часы, лишь усмехнулся. Пол ночи уже прошло, а я тут бегаю по кухне в попытке приготовить что-то. Но для Лены я готов был сделать что угодно и в любое время суток.
Наконец, все сделав, вошел обратно в комнату и включил ночник в углу. Подошел к Лене и протянул ей стакан.
- Вот, пей.
- Я не буду это пить…
Увидел, как она поморщилась, явно от вида того, что я ей предлагал выпить. Но сейчас я не мог быть с ней мягким, потому что понимал, что тот сбор, что я заварил, пойдет ей на пользу.
- Ленка, я могу заставить тебя силой! – сказал я, не допуская возражений. Хотя и чувствовал, что голос звучит не так строго, как мне хотелось бы.
- Помогите мне сесть… - сдалась девушка. А я, приподняв ее за талию, полуусадил на диване, подложив под спину подушки. – Спасибо…
При свете ночника, обратил внимание на градусник, который лежал рядом с диваном на табурете. Понял, что Лена послушалась моего совета и измерила температуру:
- Тридцать семь и три… - констатировал я факт. – Как выпьешь, постарайся снова уснуть. - Встал с дивана, но тут же был остановлен Леной - она поймала меня за руку:
- Виктор Михайлович, зачем Вы меня к себе привезли?
- А куда тебя такую красивую? – резко крикнул я. - К Игорю, будущих свёкров пугать? Или домой, чтоб деда окончательно скрючило? - почему-то всего от одного вопроса вдруг вспыхнул и завелся. Про Игоря не к месту вспомнил.
- Не орите на меня… У меня голова болит…
- Ты хоть что-то из вчерашнего дня помнишь? – как-то обреченно спросил я. Хотя к чему мне это? Какая разница, помнит она что-нибудь или нет.
- Был День рождения Вашей Тани, и, судя по всему, я напилась до зелёных чертей…
- Ну хоть это осознаешь… - горько усмехнулся я. Хотя язык чесался спросить, на кой черт она это сделала? Ведь раньше никогда даже капли в рот не брала!
- Дед там, должно быть, с ума сходит. - Вспомнила, блин! Конечно, когда вчера пила, совсем не думала о том, как там бедный старик.
- Игорь позвонил ему, сказал, что ты у него переночуешь, – сел в кресло и тяжело вздохнул. Только сейчас стал понимать, что причина ночевки у парня могла выглядеть двояко.
- Да уж… В школу вообще идти стрёмно…
- Тебя только Гуцулов видел. Если он не разболтает, никто не узнает. – Попытался успокоить Ленку, хотя прекрасно знал, что Игорь никому и ничего не расскажет.
- А где Таня? – услышал тихий вопрос.
- Дома, наверное, у себя… - спокойно ответил, совсем не понимая, к чему она сейчас спросила меня о ней. - Где ей ещё быть?
- А вы… Разве не вместе живёте?..
- Кулёмина, откуда у тебя только силы вопросы задавать? - вскочил с кресла, зло сопя. Конечно, понимал, что ее вопрос вызван не просто так. Ведь сам регулярно показывал ей, что у меня с Татьяной все замечательно, вот у нее и возникли мысли, что мы живем вместе. Но о том, что наши встречи чаще случались у нее дома, чем у меня, я решил не говорить. Во-первых, ни к чему, во-вторых, Лене это совсем необязательно знать. - Отворачивайся к стене и спи, чтоб я тебя не видел и не слышал! - развернувшись от нее, поспешил выйти из комнаты.
- Вы куда? – услышав вопрос, остановился в дверях.
- К себе в комнату. Хоть пару часов посплю по-человечески! – не оборачиваясь, ответил я и выключил ночник. Знал, что Лена сейчас не понимает моего поведения, но вдаваться в подробности было не время. Но все равно, я думал, что хотя бы благодарности за то, что увез ее с кафе, я заслужил. – А то всю ночь рядом с тобой просидел... Шея затекла…
- Виктор… Михайлович…
- Спи, завтра поговорим, - твердо сказал я и пошел к себе в комнату.
Конечно, было глупым надеяться, что я сейчас вот так улягусь и усну, зная, что в соседней комнате лежит Ленка. Все мысли и чувства сейчас были там, с ней. А еще меня захлестнула такая волна вины перед ней, было так тошно, что жить не хотелось. Конечно, я не был полностью уверен, что Ленино вчерашнее поведение было хоть как-то связано со мной, но что-то мне подсказывало, что оно было таким странным именно из-за меня. Ломал голову долго, что, да к чему, пока не провалился в какой-то тревожный сон. Правда, недолгий. Вскоре очнулся, едва на улице стало светать, и понял, что сон сегодня мне больше не светит. Решив не валяться без толку, поднялся и пошел в душ. Пытался не шуметь, чтобы не разбудить Лену, поэтому осторожно закрыл дверь в комнату, где она спала. Заранее решив, что девушка захочет принять душ, когда проснется, повесил чистое полотенце на крючок и отправился готовить завтрак. Делал все на каком-то автомате. Не мог решить, что делать дальше с Леной. Имеет ли сейчас смысл говорить ей, как был не прав и каким был дураком, когда отталкивал ее от себя и начал встречаться с Таней? Или она уже встречается с Игорем и лучше не лезть в их жизнь?
От мыслей отвлек какой-то шорох в коридоре. По хлопку двери понял, что Лена проснулась и устремилась в ванную. Она у меня была смежной с туалетом, поэтому гадать, в какую именно комнату она пошла, не приходилось. Я прислушался, пытаясь понять, все ли в порядке с девушкой. Вначале был какой-то шум, а после все смолкло. Даже вода не включалась. Я заволновался, но все же приказал себе успокоиться и не нервничать раньше времени. Но вскоре услышал какие-то приглушенные звуки, и, не выдержав, рванулся в ванную.
Увидев Лену сидящей на полу, лишь на мгновение затормозил, а после опустился рядом с ней и, крепко обняв, прижал к себе. Сейчас я ни о чем не думал, хотел лишь успокоить любимую девочку и сделать так, чтобы на ее щеках высохли слезы. Я гладил ее по спине, волосам, шептал что-то утешительное, при этом запоминая момент, когда держу ее в своих объятиях, вдыхая ее аромат, ощущая ее тело и не мечтая о том, что это повторится когда-то еще. Я не заглядывал в будущее, как бы сильно мне этого не хотелось, я просто получал удовольствие от того момента, что был сейчас. Хотя момент и был не слишком удачным. Ведь Лене было плохо, поэтому она оказалась в моих руках. Но я довольствовался даже этим малым, что имел. Сердце заходилось от одного ощущения того, что Ленка была рядом со мной. Душа рвалась к ней. И может быть, мне показалось, что Лена прижимается ко мне ближе, может быть, я хотел верить в это, но я сжал ее еще крепче, а губы непроизвольно коснулись ее лба, ощущая жар, идущий от нее, и растворяясь в этом мгновении. И пусть это был не поцелуй в губы, пусть он совсем не походил на поцелуй, а скорее смахивал на детское прикосновение, я даже от него получал удовольствие. Только вот оно быстро закончилось, и Лена оттолкнула меня от себя.
- Не смейте! Не смейте прикасаться ко мне!.. Не надо меня жалеть. Вам ничего, а мне потом ещё хуже будет.
- Прости… - я отстранился от нее, правда, далось мне это с трудом.
- У Вас невеста есть, у меня - отношения с ровесником. Теперь всё правильно. И не надо ничего портить… - От каждого ее слова мне становилось все больнее и больнее. Но я понимал, что она говорит мои же собственные слова, только немного перевернутые. Правда то, что у меня есть невеста, я благополучно опустил, а вот про отношения с ровесником, в самую точку. – К тому же, у меня всё прошло. К Вам всё прошло… - Почему-то эти слова она произнесла, уткнувшись лицом в колени, а у меня внутри все опустилось от них.
- Правда?.. – будто сквозь сон услышал собственный вопрос. Мне сейчас необходимо было услышать это еще раз, чтобы окончательно поверить. Но мне так хотелось, чтобы она сказала, что это не так!
Но моим надеждам не суждено было сбыться, и в ответ я услышал твердое, подводящее черту под моими мечтами:
- Да!
- Молодец, что справилась!.. – сказал я, в то время как думал совсем иначе. Но не мог же я сейчас заявить, что раскаиваюсь в том, что сделал. Если она так тверда, так привязалась к Игорю, я должен только порадоваться за нее. Тогда почему же так больно и все выворачивается наизнанку? - М-м-м… Рад за тебя! – не мог оставаться сейчас рядом с Леной. Слишком больно было. Поэтому встал и вышел из ванной. Но в дверях остановился: – Если хочешь, можешь душ принять. Я на кухне обед готовлю. – Не ясно для чего я заикнулся про обед, но после этих слов вышел и прикрыл за собой дверь.
На кухне без сил опустился на стул и оперевшись локтями на стол, уронил на ладони голову. Она была такой тяжелой, что мне было трудно держать ее на плечах. Казалось, она сейчас расколется на двое от боли. Только не физической, а какой-то необъяснимой и непонятной, которая поселилась там после слов Лены. Ведь до них я думал, что у нас еще есть шанс. И пусть я скрывал это от самого себя, но она окончательно поставила все точки в наших отношениях. Хотя были ли они?
Ни черта у нас не было!
Но почему так больно тогда сейчас? Почему сердце ноет и обливается кровью? Почему душа кричит, чтобы я делал что-нибудь, а не опускал руки? Ведь Лена добивалась меня, твердила, что любит, а если это было правдой, разве могло это чувство так быстро уйти? Разве могла она меня забыть и влюбиться в Игоря?
Могла, тут же ответил я сама себе, если поставила своей целью забыть меня. Мне бы хотелось, чтобы это было не так, но ее слова подтверждали обратное.
Но что значат ее слова? Я ведь тоже твердил, что она мне не нужна, в то время как все внутри рвалось к ней. И ведь она поверила, что не нужна мне.
А чему верить мне? Ее словам? Или ее глазам, выражению лица, поведению, которые шли вразрез с ними?
От мыслей меня отвлек хлопок входной двери. Я так задумался, что даже не услышал, как в ванной перестала течь вода. Очнулся лишь тогда, когда за Леной закрылась входная дверь.
Бежать за ней сейчас было бессмысленно. Во-первых, я не решил, как вести себя с ней, во-вторых, она в таком состоянии, что вряд ли получится поговорить и все выяснить. Поэтому так и остался сидеть в одиночестве за обеденным столом с тяжелой головой и разбитым сердцем.




Спасибо: 71 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5735
Настроение: Время-наркотик!..
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.07.10 21:50. Заголовок: - Да, я выйду за ..


Так и не придумав, как именно стоит вести себя с Леной, вечером пошел в кафе, в котором работал Гуцул, и где так часто пропадала девушка. Что я хотел там увидеть, сам не знаю. Наверное, если бы они были вместе, и я увидел бы, как они счастливы, я тут же оставил свою затею поговорить с Леной и объясниться ей в своих чувствах. Но в кафе ее не было. Только Игорь, скучающий за барной стойкой.
Я оглянулся, словно пытаясь понять, не ошибся ли, и уселся напротив парня. После того, как мы поздоровались, я осторожно спросил:
- А Лены нет?
- Про Лену у Вас надо спрашивать, - как-то зло ответил он мне.
- Не понял! – удивился я. – Я-то здесь при чем? Она же твоя девушка!
- Моя! Да только после того, как Вы увезли ее, я ее не видел и не слышал. Она не приходила, а трубка отключена.
- И… и… ты не забеспокоился? – изумился я. – А если с ней что-то случилось?
- Что с ней могло случиться, если она была с Вами? Вы же ее в обиду не дадите! – изрек парень, как-то странно на меня посмотрев.
- Она переночевала у меня, а утром ушла домой.
- Могла бы позвонить, по крайней мере.
Я ничего не ответил на это, потому что и правда, не понимал поведения Лены. Если Игорь ее парень, почему она так ведет себя с ним?
- Игорь… а у вас с Леной… все серьезно? – неожиданно задал я вопрос, совсем не собираясь спрашивать ничего подобного. Сам себе готов был прикусить язык, когда увидел изумленное лицо парня.
- В смысле? – то ли и правда не понял он, то ли сделал вид, что не понимает.
- Ну… понимаешь, Лена мне не безразлична. Ты и сам, наверное, знаешь, что я с ее дедушкой хорошо общаюсь, поэтому и Ленка мне не посторонний человек. Не хотелось бы, чтобы ее кто-то обидел.
- Да она сама кого хочешь обидит, - усмехнулся Гуцул. – И по роже съездить может, и за себя постоять тоже может.
- Я понимаю, просто… - не знал, как сказать это, к тому же не знал, стоит ли вообще это делать. Но желание защитить Лену, оградить ее от грязи и пошлости, взяло верх. – Игорь, ты же взрослый парень, сам понимаешь, к чему приводят свидания с девушками…
- Это Вы о постели, что ли? – перебил меня умник, а у меня почему-то сжались кулаки.
- О ней самой, - выдавил я из себя. – Просто не хотелось бы, чтобы ты торопил Лену и давил на нее. Знаю я вас, подростков. Встречаетесь с девушками и ставите им ультиматумы – или спим вместе, или расходимся.
- Виктор Михайлович, Вы хоть и наш учитель, но не кажется ли Вам, что Вы лезете не в свое дело? Мы с Ленкой сами решим, когда стоит спать вместе, а когда нет.
После его слов я почувствовал, как желваки заходили на моем лице и руках. Почему-то захотелось встряхнуть мальчишку и взять с него обещание, что он вообще никогда не посмеет затащить Ленку в постель.
- Я сейчас с тобой разговариваю не как учитель, ты сам прекрасно это понимаешь.
- Да? А как кто тогда?
- Я же сказал тебе, Лена мне не безразлична.
- Не безразлична? Как кто? – словно издевался надо мной Игорь. – Она Вам что, сестра? Или Вы взяли над ней опеку? А может быть, Вы ее любите?
- Слушай, Гуцул, прекрати ерничать! – меня охватила злость. Ведь пацан прекрасно понимал, почему именно я забочусь о Лене, но при этом будто намеренно вел себя так, чтобы вывести меня из равновесия. – Я всего лишь хотел попросить тебя, чтобы ты не торопил Лену. Ты же прекрасно знаешь, что у нее еще не было парней.
- Уж я-то знаю, что у нее никого не было, - хмыкнул он. – Да получше Вас. – Его выражение лица мне почему-то не понравилось. Внутри все резко оборвалось, притом, что он еще ничего не сказал. А я понимал, что сейчас скажет. – Вернее, раньше никого не было.
- Что ты имеешь в виду? – затаив дыхание, спросил я.
- То, что я ее не торопил. Она сама всего захотела.
Я почувствовал, как кровь прилила к лицу, а затем резко отлила от него. Я вспыхнул, после побледнел. Дыхание перехватило. Сердце сжалось и стало так больно, как казалось, еще не было никогда. Даже тогда, когда я убеждал Лену, что не люблю ее. Даже тогда, когда она сказала, что забыла меня.
- Ты имеешь в виду, что я запоздал со своими разговорами? – я сам не понимал, как мне удалось так ровно задать вопрос, в то время как равновесия во мне не было совсем. Мне вообще казалось, что я вмиг стал каким-то невесомым и будто нахожусь где-то еще, а не в кафе, и оттуда наблюдаю за происходящим здесь. Мне не верилось, что все происходит со мной.
- Да! У нас уже ВСЕ было! - с каким-то злорадством сказал Игорь, улыбаясь мне в лицо и наблюдая за моей реакцией. – Так что Вы опоздали, Виктор Михайлович.
Я сам не понял, как все произошло. Просто в какие-то считанные мгновения я вскочил и со всего размаха съездил Гуцулу по лицу. Да так, что он отлетел к стойке позади себя и на ней зазвенели бутылки, которые стояли, прижимаясь друг к другу боками. Он изумленно смотрел на меня, сидя на полу, а я, точно так же изумляясь самому себе, смотрел на него. Самого себя не мог сейчас понять. Мне хотелось растерзать Игоря, хотелось забыть его слова, хотелось вычеркнуть этот разговор из памяти, хотелось вернуться на несколько недель назад, когда Лена мне впервые призналась в любви и все изменить еще там. Еще тогда сжать ее в объятиях и не позволить тем самым начать встречаться с Гуцулом, который впоследствии так скоро увлек ее в постель.
Но уже вскоре пришло понимание, что я не имел права поднимать руку на Игоря. Совсем никакого. Он Ленин парень, а они уже сами могут решать, как он сказал, когда именно им вступать в близость. К тому же я слишком хорошо знал Лену, против воли она не стала бы с ним спать. Да и чего я хотел добиться этим разговором? А себя я как вел? Спал с Таней, чтобы выкинуть Лену из головы. Может быть, и она просто решила забыться в объятиях Игоря, чтобы забыть меня. Только вот от этого не было легче. Наоборот, с каждой мыслью о том, что она была в одной постели с Игорем, становилось все больнее и больнее. Это ведь только я оберегал ее от взрослых отношений, мог подождать, мог убедить ее в чем-то, а Игорю этого не надо было делать. Хотя и у меня не было возможности этого сделать, я просто знаю, что смог бы так поступить и все.
Мне казалось, что я сейчас выпал из реальности. Я не понимал ни самого себя, ни окружающего мира. По какой-то интуиции подошел к Гуцулу и помог ему подняться. Затем достал из холодильника лед и подал ему.
- Ты извини, - к чему-то сказал я. Будто этими словами можно было загладить или убрать тот фингал, что уже стал появляться под его глазом. – Я не хотел, чтобы так получилось. – А после, не задумываясь и не останавливаясь, я покинул кафе. Мне нужно было побыть одному. Я должен был привыкнуть к мысли, что у нас с Леной ничего не может быть и что у нее уже серьезные отношения с другим. Ведь я еще допускал мысль, что у нас может что-нибудь получиться, а теперь был твердо уверен, что этого уже никогда не будет.

В эту ночь, как и в предыдущую, я почти не спал. Лежал в постели и тупо смотрел на потолок и на то, как отражаются тени из-за окна на нем и стене. Мне казалось, что я уже передумал все, что мог, и в тоже время, я не имел представления, как мне жить дальше. Я проваливался на какие-то короткие промежутки времени в сон, а затем просыпался и чувствовал себя еще хуже. Ближе к утру забылся тревожным сном, а встал совсем расклеенный.
Понял, что сегодня мне необходимо поговорить с Леной. По-настоящему, по-нормальному, все сказать ей и пожелать счастья. Я не имел права теперь вмешиваться в ее жизнь. Я сам ее оттолкнул, теперь мне приходилось лишь пожимать плоды этого безрассудного поступка.
Приняв душ и кое-как придя в себя, позвонил Кулеминым, где от Петра Никаноровича услышал, что Лена пошла в кафе к своему парню. Я, конечно, мог дождаться, пока она вернется домой и уже тогда поговорить с ней, но мне хотелось поставить все точки над «и» как можно скорее. Именно поэтому я устремился в кафе, в котором был накануне вечером.
Войдя туда, в глаза сразу же бросилась Лена, сидевшая у барной стойки. Напротив нее стоял Гуцул. Сердце тут же екнуло. От того, что они вместе, от слов, которые услышал вчера от Игоря, от понимания, что так плохо только от одного того, что я вижу их вместе. Попытался взять себя в руки и нацепить на лицо маску безразличия. Хотя и понимал, что неправильно вел себя с Леной, да и Гуцулу поставил фингал ни за что.
- Привет, молодежь! – подошел к барной стойке и поздоровался я.
- Здравствуйте… - почти в один голос ответили мне они.
- Лен, нам поговорить надо… - Я не стал ходить вокруг да около, а озвучил сразу же причину своего появления здесь.
- Интересно, о чем? О соревнованиях можно поговорить на тренировке, о группе – на репетиции! Неужели есть какая-то другая тема? - съязвила мне Лена. А я хоть и понимал ее такое поведение, после ее слов все же стало не по себе.
- Да, - тихо ответил я. – И будет лучше, если мы поговорим наедине. - Конечно, я уже понимал, что Гуцул догадался обо всем, а именно о моих чувствах к Ленке, но, тем не менее, я не хотел выяснять отношения при нем.
- Наедине?! Ну уж нет! Вдруг я скажу что-нибудь не то, и Вы ударите меня, как Гуцула! - От таких слов я дернулся, как от удара и изумленно посмотрел на девушку. Неужели она серьезно думала, что я могу ее ударить? Ведь никогда руку на нее не поднял. Наоборот, всегда заботился о ней, а в ответ такое...
- Лен, разве я причинял тебе зло?.. – не знал, как звучит мой голос, но мне он показался каким-то странным, убитым.
- Вы причинили мне боль. Очень много боли… - она отвернулась от меня, а я зажмурил глаза. Казалось, только сейчас я стал понимать, насколько сильно задел ее. – Даже детская обида на родителей сильна не настолько, насколько сильна боль, которую причинили мне Вы!
- Ты меня никогда не простишь? - сам не знал, почему задал такой вопрос, и какой именно хотел получить на него ответ. Ведь прекрасно понимал, что сейчас это не к месту.
- Прощу, но не забуду… Не смогу забыть.
- Лен, пойми, я хотел как лучше, старался жить по правилам. - Поспешно ответил я, пытаясь хоть как-то объяснить свое поведение, хотя и понимал, что эти слова сейчас мало значат для Лены. - Но, сама видишь, как всё вышло… - отчаянно махнул рукой. – Обещаю, в ваши отношения с Игорем лезть не буду – вижу, что у вас всё серьезно. Рад за вас… - К чему-то перешел на это я. Ведь хотел сказать, как дорога она мне, что может положиться на меня, доверять снова мне, а вместо этого сократил весь разговор до того, что одобряю их с Игорем отношения. А кто я такой, чтобы одобрять их или не одобрять?
- Спасибо! - перебила меня Лена. Но меня это не остановило:
- Лена, позволь мне вернуть твоё доверие. Мне необходимо видеть тебя, слышать тебя, говорить с тобой… Понимаю, что не должен говорить тебе о своих чувствах – права не имею. – Так же неожиданно, как я сократил разговор, вновь вспомнил о его причине и начал говорить Лене то, что думал на самом деле. Может быть, и вел себя слишком откровенно, но я не мог больше скрывать свои чувства. Хотя, может быть и не имело это уже значения. - Но я боролся с ними. Как мог, боролся! Не справился, а ты оказалась сильнее…
- Неужели любить меня настолько постыдно?
- Леночка, ну что ты такое говоришь? – вскрикнул я, не понимая, как она вообще может о таком спрашивать. Ведь любить ее, это самое хорошее и лучшее, что могло случиться со мной в этой жизни. – Просто я хочу уберечь тебя от самого себя, от грязи, которую вылили бы на нас, будь мы вместе: сплетни, косые взгляды, неприязнь…
- Как же я порой ненавижу вашу привычку решать всё за всех! – Лена посмотрела мне прямо в глаза, и я почувствовал ее злость в этот момент. Но сейчас я и сам ненавидел свою привычку все решать за Лену. – А Вам не могло прийти в голову, что вместе мы сильнее? Что вместе мы бы со всем справились?
- Может, ты и права, но что уж сейчас об этом говорить… - Конечно, сейчас я уже понимал, что Лена была права, что вместе справиться со всеми трудностями гораздо проще и легче, чем принимать решения в одиночку и нести после этого груз тяжести за неправильное решение.
- Виктор Михайлович, перед Вами сидит Ваша любимая девушка! – как-то невесело улыбнулась Лена. – Перед Вами сидит Ваш соперник! И Вы благословляете их союз!.. Да грош – цена Вашей любви! Другой бы боролся на вашем месте!
Боролся бы, да, если бы знал, что у меня есть хоть единый шанс добиться тебя. Но как я могу бороться, когда сам же оттолкнул тебя, да так, что вряд ли простишь когда-нибудь за это. К тому же, сейчас ты с Игорем, он сказал, что у вас все серьезно, да и ты об этом говорила. А раз так, разве имею право я вмешиваться в вашу жизнь? Сейчас, когда ты пришла в себя от моих жестоких слов и поступков? Нет, не имею. Именно поэтому я сейчас отпускаю тебя. Потому что слишком сильно люблю. Потому что не могу мучить дальше.
- Это я виновен в том, что нашей дружбы не вернуть. Я не позволю себе и дальше портить твою жизнь, - посмотрел в лицо Лены и как-то несмело, неуверенно, положил свою руку на ее ладошку, которая, как мне показалось, слегка дрожала. Но, увидев взгляд Игоря, тут же убрал руку от девушки. – Вы молоды, красивы, влюблены… Будьте счастливы! – Понимал, что не могу больше оставаться рядом с ними, к тому же, сказал уже все, что мог, поэтому встал и поспешил уйти. Но задержался лишь на мгновение, чтобы сказать Лене, что она и дальше, не смотря ни на что, может рассчитывать на меня: – И, Лен, помни, я всегда рядом…

Не дожидаясь ответа, я устремился к выходу. И хотя разум мой стремился как можно скорее увести меня из этого кафе, душа и сердце остались в нем, там, у барной стойки, у которой я оставил девушку, которую полюбил больше жизни. Сейчас я напоминал самому себе какую-то тряпичную куклу, которая была бесчувственной и невесомой, а всеми ее движениями управлял кукловод. Только вот за веревочки меня никто не дергал, я шагал сам, по какой-то сохранившейся интуиции. Да и душу полностью не вынули из меня. Так как в ней осталась такая боль, что мешала дышать мне сейчас.
- Виктор… Виктор Михайлович!..
Неожиданно позади себя услышал голос Лены. Но, не веря самому себе, медленно повернулся. Какого же мне было, когда я увидел ее на ступеньках почти рядом с собой!
- Ты чего выбежала? - удивленно спросил я, совсем ни на что не надеясь, и просто полагая, что она хочет сказать мне что-то, чего не сказала при Игоре. Но, поняв, что она раздета, так же как была и в кафе, не задумываясь, скинул с себя куртку. - Простынешь! - накинул ее поверх ее хрупких плеч.
- Виктор Михайлович, я люблю Вас!
Я даже не понял с первого раза, что именно она мне сказала. Лишь изумленно, не веря, смотрел ей в лицо. Глаза бегали по нему, пытаясь понять, говорит она правду или нет. Сердце бешено стучало в ушах, дыхание перехватило.
- Но… Игорь?.. – почему-то вспомнил про парня, вместо того, чтобы попросить ее повторить то, что она только что произнесла.
- Мы друзья, и ничего не было… Ни-че-го…
- Как?.. - мне казалось, что я никогда не приду в себя, настолько меня удивляла и удивляет Лена. - Но ты же говорила, что всё прошло... - все еще не верил я.
- Люблю… Моё чувство к Вам неизлечимо….
Для меня ее слова прозвучали как гром среди ясного неба. Казалось, я только что окончательно понял, что говорила мне Лена. А, поняв, едва удержал собственное сердце, которое от радости чуть было не выпрыгнуло из груди.
- Девочка моя… - я зажмурился и, схватив Лену в объятия, прижал к себе так крепко, как только мог. Носом уткнулся ей в макушку, вдыхая ее аромат. Не мог поверить сам себе и тому, что она рядом. Эти ощущения не шли в сравнение с теми, которые были, когда я ее обнимал, неся в подсобку и из подсобки в такси, когда обнимал у себя дома в ванной. Тогда она была не моя. А сейчас она была моей. Тепло, даже жар разлился по телу, заставляя меня прийти в себя и принять реальность такой, какой она была. От счастья я даже заулыбался. – Девочка моя… - совсем немного отстранился от нее, но так, чтобы и дальше ощущать ее тело рядом со своим. Затем осторожно взял лицо Лены в свои ладони, заботливо убрал со лба чёлку и пристально вгляделся в ее глаза. Теперь, когда они были не скрыты под волосами, я мог видеть в них все: и смущение, и долю неуверенности, и боязнь поверить в свое счастье, а самое главное, всепоглощающую любовь. Не отводя от нее взгляда, я тихо, но твердо произнес: – Люблю тебя, больше жизни люблю…
А затем сделал то, что считал сейчас самым логичным и чего хотел уже так давно.
Я медленно опустил голову, заглянул в ожидающие и будто неверящие глаза Лены, и, прикрыв собственные, легко коснулся губами ее губ. Это и поцелуем нельзя было назвать, скорее простым прикосновением, но которое сейчас мне было необходимо, как и Лене, я был уверен в этом. Я чувствовал ее дыхание, чувствовал, как дрогнули ее губы. Да я и сам дрожал сейчас. А затем, не давая себе времени на раздумья, поцеловал Лену по-настоящему. И мне казалось, ничего приятнее я еще никогда не испытывал. Для меня перестал существовать весь мир. Сейчас имела значение лишь Лена, которая была в моих объятиях и так доверчиво прижималась ко мне, неуверенно отвечая на мой поцелуй. А у меня от этого разлилась такая нежность внутри, что захотелось подарить Ленке весь мир. И всегда оберегать ее ото всего и ото всех. Ведь это моя любимая девочка, сейчас я это знал. Как знал и то, что больше никогда не буду таким глупым и больше никогда не позволю себе добровольно отказаться от Лены. Теперь только вдвоем, всегда, чтобы ни случилось.
А случится еще много всего, в этом я был уверен. Куда же без этого? Но главное то, что мы вместе, и теперь я знал, что любые попытки отказаться от своих чувств к Лене будут безрезультатными. Да и не собирался я больше предпринимать попыток избавиться от них. Потому что моя любовь к ней поселилась во мне навсегда…

Конец.

Хочу сказать спасибо:
1. Наде, которая в свое время подала такую замечательную заявку.
2. Вике, которая на эту заявку откликнулась, тем самым побудив меня на написание этого рассказа. (Напомню, что писала фанфик на основе Викиного фанфика - "Неизлечимо").
3. Оле, которая согласилась быть бетой и очень помогала мне.
4. А так же всем, кто читал и комментировал этот фанфик.


Спасибо: 64 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5769
Настроение: Время-наркотик!..
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.07.10 15:15. Заголовок: Оксана, спасибо. ht..


Автор: Михеэлла
Название: Интим-репетиция
Бета: Рыбка-собачка
Рейтинг: R
Жанр: RPF, Romance, PWP
Пейринг: ВАЛТ
Статус: окончен

Благодарность: Оксана, солнышко, спасибо тебе огромное за неоценимую помощь в поправках и исправлениях.

Предупреждение:
1. Все события фанфика, за исключением съемок сериала «Ранетки», вымышлены. К реальным людям отношения не имеют.

Буду рада выслушать вас у себя в гостях.

У моего рассказа появилась обложечка. Спасибо Ксении - Callisto.



Лиза - Лизок - сделала мне подарок, вот такую вот обложечку.
Спасибо.



- Третьякова, когда ты уже начнешь одеваться по-человечески, а не так, как делаешь это сейчас?
Виталий, натянув на лицо маску пренебрежения, внимательно рассматривал свою партнершу по сериалу, пытаясь понять, как вообще можно носить такую одежду, которую носила эта девушка.
- Абдулов, а тебе не все ли равно, как я одеваюсь? – точно с таким же пренебрежением спросила Лена.
- Вообще-то все равно, но мне надоело видеть постоянно спущенные штаны, которые так и хочется сдернуть, потому что болтаются, как не пойми на ком, а так же майки, которые ты носишь на голое тело и которые ничего не прикрывают. Для чего ты их вообще одеваешь, если все равно все видно. Можешь шляться так где угодно, а на репетиции одевайся по-нормальному.
- Ты противоречишь сам себе! Только что сказал, что тебе все равно, как я одеваюсь, и в тоже время цепляешься к моему виду, – язвительно сказала девушка, хотя в душе очень удивилась словам мужчины.
- Слушай, хочешь соблазнять всех налево и направо - делай это в другом месте, а не здесь. Потому что здесь твоя работа. И на ней надо работать, а не выставлять свое тело на обозрение.
- Хочешь сказать, что мой вид тебя соблазняет? – ухмыльнулась Лена, заинтересованно разглядывая Виталия.
- Третьякова, я здоровый мужик, и вид обнаженного тела, а у тебя оно именно такое в твоих вечно прозрачных футболках, вызывает во мне определенные желания. – Виталий ухмыльнулся. Он прекрасно понимал, что, задав вопрос про соблазнение, Лена хотела задеть его и даже, может быть, разозлить. Но он не собирался играть с ней в игрушки и поэтому говорил прямо. Так, как думал.
А вот она не ожидала такого ответа, поэтому изумленно замерла. Но быстро пришла в себя.
- Абдулов, мне плевать, какие у тебя там желания… - начала говорить Лена, но, наткнувшись на его внимательный, блуждающий по ее телу взгляд, сбилась с дыхания и почувствовала, как грудь отозвалась на этот взгляд начавшими твердеть сосками.
- Плевать? – улыбнулся мужчина, заметив реакцию девушки, и подошел к ней вплотную. – А мне кажется, нет. – Протянул руку и легко коснулся талии девушки, а затем резко притянул ее к себе, крепко прижимая и вглядываясь в ее глаза.
Лена дернулась, то ли пытаясь вырваться, то ли просто от неожиданности, на что Виталий сжал ее еще крепче в объятиях. Девушка видела, как глаза мужчины начали темнеть, а дыхание стало неровным и глубоким.
- Отпусти меня! – хрипло потребовала Третьякова.
- Ты ведь этого не хочешь, - не шевелясь, ответил Абдулов, продолжая вглядываться в зеленые омуты глаз девушки.
- Чего я не хочу? – не поняла девушка. А потом, будто очнувшись, уперлась ладонями в грудь мужчины и оттолкнула его от себя. – Так, ладно, Абдулов, пошутили и хватит. Теперь давай репетировать, именно для этого мы здесь. – Она отошла от мужчины и одернула на себе футболку.
- Начнем с того, что я не шутил, - произнес мужчина. Голос у него звучал тише обычного и как-то настораживал девушку, которая стояла к нему спиной. Она резко обернулась и в то же мгновение оказалась прижатой к сильной груди Виталия. – К тому же у нас по сценарию поцелуй, вот и давай его репетировать, – и без промедления он впился девушке в губы жадным поцелуем.
Лена вначале замерла, а затем начала вырываться, не желая поддаваться действиям мужчины. Но он не намерен был так просто и быстро отпускать ее и поэтому с силой держал ее в своих руках. А затем развернувшись и немного толкнув девушку, при этом не выпуская из своих рук, грубо прижал ее спиной к шведской стенке, придавливая спереди своим телом. Внимательно смотрел в ее глаза, которые метали в него ядовитые молнии. От злости у нее раздувались ноздри, а Виталия весь ее разъяренный вид заводил еще сильнее.
Пока она тяжело дышала, мужчина неожиданно опустил голову вниз и через футболку намеренно сильно прикусил возбужденный сосок. Лена дернулась и сильнее вцепилась пальцами в плечи мужчины. Он приподнял голову и, ни о чем не думая, вновь впился ей в губы поцелуем, при этом крепко стискивая ее талию стальным обручем своих рук.
Лена еще раз дернулась, затем замерла, а после со вздохом поражения крепко обняла его за шею, притягивая к себе еще ближе, и начала жадно отвечать на поцелуй.
Они оба вели себя как изголодавшиеся дикие звери, которые наконец-то дорвались до добычи, к которой так долго стремились. Поцелуй набирал обороты, становился более грубым и даже в какой-то степени жестоким. То девушка, то мужчина прикусывали губы друг друга, а затем зализывали ранки языками, но недолго, потому что вспыхнувшая так неожиданно страсть вела их быстрее собственных мыслей.
Поцелуй пока продолжался, но стал прерывистым, дыхание постоянно срывалось, а руки вовсю гуляли по телам друг друга. И если Лена просто гладила плечи, руки и твердую грудь мужчины, то он этим не ограничивался, и его большие ладони уже давно пробрались под ее просторную футболку в поисках мест, прикосновения к которым заведут девушку еще сильнее. Когда он добрался до груди девушки, сжав ее в руках, услышал, как Лена приглушенно выдохнула, смешивая дыхание и легкий стон. А он уже начал играть с ее сосками, то нежно пощипывая пальцами, легко лаская, то намеренно сжимая, причиняя тем самым легкую боль, но при этом в большей степени даря удовольствие.
Но этого Виталию стало мало, и он сдернул с Лены футболку, обнажая ее до талии. На мгновение замер, любуясь юным, слегка дрожащим телом, но, наткнувшись на ожидающий взгляд девушки, приблизился к ее лицу и стал снова целовать. Недолго задержался на ее губах, так как уже вскоре его губы поползли вниз по ее шее, опускаясь к груди. Поддерживая одной ладонью Лену за талию, второй он слегка приподнял ее грудь, обхватывая сосок губами и захватывая его в горячий плен своего рта. Девушка выгнулась ему навстречу, показывая тем самым, что ласка ей нравится.
Лена сама не понимала, почему ведет себя так. Почему сейчас, посередине спортивного зала, в котором даже не заперта дверь и в который в любой момент может войти кто угодно, она позволяет этому мужчине ласкать себя. И ведь понимает, что ласками они не ограничатся и пойдут гораздо дальше, до самого конца. Но желания сопротивляться не было никакого. Она не была девочкой, которая с легкостью могла переспать с кем угодно, но почему-то в данный момент у нее не было желания сопротивляться. Было желание продолжить начатое. Причем продолжить как можно скорее, так как полученных ласк и поцелуев ей хватило для того, чтобы как следует распалиться. А в том, что мужчина ее хочет, она уже не сомневалась. Слишком тесно она к нему прижималась и слишком отчетливо чувствовала упиравшуюся в нее возбужденную часть мужского тела.
Позволила себе еще немного насладиться его губами на своей груди, а затем резко оттолкнула его от себя. Он, не ожидая такого, не понимая, смотрел на нее, а она в ту же секунду притянула его вновь к себе и начала стягивать с него футболку, которая почему-то никак не поддавалась ее дрожащим рукам.
Виталий помог ей, скидывая с себя майку и даже не смотря, куда ее бросает. Вновь обнял девушку и вздрогнул, едва их обнаженные тела соприкоснулись. Ленины возбужденные соски упирались ему в грудь, от чего желание обладать этой девчонкой начало окончательно срывать все тормоза.
Его рука, которая до этого была на ее талии, переместилась на живот и скользнула вниз. Пальцами пробрался под пояс джинсов с неизменно заниженной талией, а потому сидящих неплотно. Лена втянула в себя живот, позволяя его руке опуститься еще ниже, и когда он накрыл ее возбужденное лоно горячей ладонью, с губ сорвался стон. Она уцепилась за его плечи пальцами, сильно их сжимая. А Виталий начал осторожно ласкать ее, пробираясь пальцами в горячую глубину ее тела. Лена не в силах сдерживать себя, ухватилась руками за перекладины на стенке позади себя и крепко сжала ладони, пытаясь хоть таким способом унять свое желание. А Виталий накрыл ее рот губами, стараясь заглушить ее стоны. Но уже вскоре он понял, что ему мало того, что происходит, к тому же девушка была достаточно возбуждена, в чем он убедился лично.
Вынув руку из ее брюк, начал поспешно расстегивать на ней джинсы, пытаясь как можно скорее сдернуть с нее мешающие ему сейчас вещи. Девушка не сопротивлялась, лишь тяжело дышала, а затем сама протянула к нему руки и начала расстегивать его брюки. Но пряжка ремня никак не поддавалась ее дрожащим пальцам, что начало злить Лену, и она с раздражением начала дергать ее. Мужчина слегка ухмыльнулся и накрыл ее руки своими. Отвел их в сторону и быстро справился с ширинкой сам, к тому моменту уже расстегнув ее брюки. Затем сдернул с нее джинсы вместе с трусиками, опуская их до середины бедер и не спуская глаз с открывшегося обнаженного участка ее тела. Желание преодолело все, и он снова протянул руку, накрывая ее жаждущее лоно. Лена выгнулась, и насколько позволяло ей спущенное белье, развела ноги, давая ему больше свободы. Но уже вскоре протянула руку к его брюкам, радуясь тому, что они расстегнуты, и смело скользнула ладонью в них, проникая под трусы и обхватывая твердую горячую плоть мужчины ладонью. Услышала, как у него сорвалось дыхание, почувствовала, как замерли его пальцы, но желание изучить мужское достоинство стало сильнее всего на свете, и она, внутренне поражаясь ЕГО силе, приступила к ласке.
Но Виталика надолго не хватило, он отбросил ее руку, а затем потащил ее брюки вниз. Она переступила через них, отбрасывая в сторону, и, протянув руки, спустила штаны с мужчины, освобождая его возбужденную плоть.
Виталий тут же приподнял Лену под ягодицы, а она охватила его талию бедрами. Он грубо прижал ее к стенке, в ту же секунду погружаясь в нее, чувствуя горячую и влажную плоть.
Лена тут же вцепилась в мужчину, привыкая к его движениям внутри себя, а он с какой-то яростью врывался в нее, желая как можно скорее дойти до финала и в то же время не желая этого. Хотел продлить свое скольжение по краю бездонной пропасти и в полной мере насладиться этим скольжением.
Лена вначале просто обвилась вокруг него, словно виноградная лоза, позволяя ему двигаться. А затем откинулась на стенку, ухватилась руками за перекладину немного повыше себя, крепко сжимая ладони, и подалась бедрами немного вперед, встречая его движения и отвечая ему точно такими же.
Движения стали грубее, пальцы Виталия, которыми он сжимал бедра девушки, стали впиваться в нее еще сильнее, причиняя боль. Но Лена этого не чувствовала, настолько была погружена в сумасшедшие волны удовольствия, которые накатывали на нее все сильнее и быстрее с каждым движением мужчины. Она перестала чувствовать и ощущать все вокруг, сейчас для нее существовали только эти непрекращающиеся волны блаженства, в которые ее все снова и снова окунал Виталик.
А мужчина и сам сходил с ума от того, что происходило. Он никогда не думал, что эта девчонка может быть такой. Да и вообще, он раньше не задумывался над тем, что между ними может что-то быть, несмотря на то, что желание обладать ею иногда находило на него. Сейчас же, когда все произошло так неожиданно, ему хотелось в полной мере изучить всю девушку, а так же довести ее до оргазма.
А Лена все больше и больше растворялась в своих чувствах. Она никогда не думала, что Виталик может быть таким. У нее еще ни разу не было близости с мужчиной, настолько старше ее, и поэтому сейчас она изумлялась тому, с какой яростью, жадностью и страстью он ее берет. К тому же, она никогда не чувствовала того, что чувствовала сейчас. Для нее вообще все было необычно, и до такого состояния ее довел он - ее партнер по площадке.
А затем все мысли вылетели из головы, не осталось ничего, кроме удовольствия, разлившегося по всему телу, и невероятного блаженства, в которое Лена погрузилась.
По пульсации внутри себя поняла, что Виталик тоже дошел до финиша, что еще больше усилило ее удовольствие.
А он прижал ее к стене своим телом, все еще удерживая на себе, упираясь лбом ей в плечо и пытаясь отдышаться. Правда, давалось это с трудом.
Но девушка и сама была без сил, поэтому, не шевелясь, удерживаясь на мужчине, пыталась, как и он, выровнять дыхание.
У обоих в головах было пусто, так как подобная ситуация не укладывалась ни у одного, ни у второго. Да и как вести себя теперь становилось непонятным.
Наконец, немного придя в себя, Виталий осторожно поставил Лену на пол, поддерживая за талию. Посмотрел ей в лицо, будто пытаясь убедиться в том, что с ней все в порядке, а затем отошел, натягивая на себя брюки и застегивая их.
Лена, поняв, что все закончилось и надо одеться, не спешила это делать. Она с каким-то молчаливым интересом наблюдала за Абдуловым, будто пытаясь понять его. А он, справившись с застежкой, обернулся и посмотрел на нее.
- Ты бы оделась, - хрипло бросил он.
- А что, если я не хочу? – расслабленно спросила Лена, совсем не стесняясь своей наготы и с удовольствием наблюдая за тем, как мужчина отводит от нее глаза, так как смотреть на нее такую, даже несмотря на то, что только что произошло, было для него сложно. Слишком отчетливо она видела, как его голубые глаза снова загорались желанием обладать ею. – К тому же ты сам сказал, я что одета, что раздета - один черт, выгляжу как обнаженная. – Словно дразня его, соблазнительно улыбнулась Лена.
Виталик вначале просто смотрел на девушку, а затем подошел к ней и прямо в лицо сказал:
- А ты, я смотрю, с юмором отнеслась к моим словам, да? – голос неожиданно стал грубым, а взгляд злым. Он схватил ее за предплечья и притянул к себе. – Я говорил серьезно. Мне все равно, в чем ты будешь расхаживать перед всеми, но когда ты рядом со мной, будь добра одеваться, а не напяливать на себя полупрозрачные тряпки. Это ясно?
- Нет, не ясно. Почему это я должна подстраиваться под тебя? – зло смотря ему в глаза, спросила Лена. – Тебе это не нравится, а не мне. А значит, ты и будешь это терпеть. А мне удобно в том, что на мне есть.
- Я смотрю тебе удобно и без всего тоже, да? – окидывая ее тело взглядом, спросил Виталик, на что Лена лишь пренебрежительно хмыкнула. – Имей в виду, еще раз увижу на репетиции на тебе прозрачную футболку, не знаю, что с тобой сделаю. Хотя бы белье под нее одевай, понятно? – а затем, слегка оттолкнув ее от себя, подхватил свою футболку с пола и быстро пошел к выходу из зала.
Лена обернулась и посмотрела ему в след. На лице расплылась довольная улыбка.
- А я знаю, что ты сделаешь, - тихо прошептала она, когда за мужчиной захлопнулась дверь спортзала. Затем негромко рассмеялась и быстро оделась. Ноги еще слегка дрожали от недавно пережитого, но удовольствие от полученного занятия превышало все мысли и сомнения в разы. Хотелось радоваться жизни и парить в небесах, что Лена и делала оставшийся день.
Виталик на нее хмуро смотрел, а она ему отвечала дразнящей улыбкой, намеренно становясь или натягивая на себе футболку так, чтобы он видел ее грудь с темными ореолами сосков. Она забавлялась его реакции и несильным психам, в то время как внутри вся трепетала от непонятных и новых чувств, зародившихся в ней после близости с этим мужчиной.
Разъезжались по домам в разном настроении: Виталик злой от поведения Лены, а Лена почему-то довольная тем, что довела его до такого состояния. Но при этом у обоих не выходила из головы их «репетиция» в спортзале.


На следующий день Лена пришла на площадку в еще более откровенной майке, белой, почти прозрачной. И под ней, конечно же, не было бюстгальтера. И если раньше ее футболки давали простор для фантазии, то на сей раз этой фантазии негде было разгуляться, так как вся грудь девушки была представлена на всеобщее обозрение. Ткань была настолько тонкой, что обрисовывала темные горошины сосков, а так же отражала при ходьбе каждое колыхание груди.
Девушка прекрасно видела, как на нее пялится мужская половина площадки, но ее интересовала реакция только одного мужчины. Того, кто злился и раздражался при каждом взгляде на нее. Правда, уже после обеда Лена и сама пожалела о том, что так вызывающе оделась. Все же игра игрой, но сейчас в этой игре были задействованы все мужчины, которые бросали на нее свои похотливые взгляды. А видя это, Виталик заводился еще больше, срываясь на всех и играя из рук вон плохо, запарывая дубль за дублем.
Лена, конечно, радовалась такой реакции на себя и не собиралась так просто и быстро сдаваться, именно поэтому не переоделась. Ее забавлял раздраженный и злой вид Виталика, и она еще больше подливала масла в огонь, намеренно кокетливо-вызывающе на него смотря, провоцируя к повторению вчерашнего. Но при этом делая вид, что ничего подобного не хочет.
Уже ближе к вечеру мужчина не выдержал и, подкараулив момент, когда девушка одна шла по коридору, резко схватил ее за руку и затащил за собой в первый попавшийся кабинет. Захлопнул дверь и грубо припечатал Лену к стене, придавливая своим телом.
- Абдулов, совсем…
Девушка только начала говорить, но предложение закончить не успела, так как мужчина тут же закрыл ей рот жестким поцелуем, не думая ни о чем и намеренно причиняя ей боль. Он был зол и хотел выплеснуть все раздражение на нее, виновницу такого его состояния.
Лена попыталась вырваться, правда, больше для показухи, нежели потому, что действительно этого хотела. Но мужчина еще сильнее сжал ее в своих объятиях и более грубо стал целовать, не давая никакой возможности отстраниться. Его руки уже изучали тело девушки, бесцеремонно трогая, сдавливая грудь и бедра.
Поцелуй набирал обороты, становился более несдержанным, уже ответным, дыхание начало срываться, и поэтому Виталик, неожиданно опустив голову к Ленкиной груди, сильно прикусил восставший сосок. Девушка, не ожидавшая такого, тихо вскрикнула и вцепилась в плечи мужчины, прогибаясь в спине и подставляя свою грудь его губам. Но он был нетерпелив, к тому же желание съедало его изнутри, поэтому долго контролировать себя он не мог. Да и не хотел.
Прикусив второй сосок, начал быстро расстегивать брюки на Лене, стремясь как можно скорее избавиться от них. Девушка уже во всю стонала под ним, желая как можно скорее соединиться с мужчиной в одно целое.
А он, расстегнув ее штаны, впился ей в губы поцелуем, пытаясь справиться с собственными брюками. Когда удалось это сделать, приспустил их вместе с бельем, а затем точно так же снял брюки с девушки. Она тут же почувствовала обнажившейся кожей его напряженную плоть и в следующую секунду поняла, что больше не может оттягивать момент единения. Слишком все скручивало внизу живота от бешеного желания, сердце стучало, как после километрового забега и отдавалось в ушах, в голове шумело.
Мужчина тоже сходил с ума, поэтому, не церемонясь, резко развернул девушку к себе спиной. И если еще вчера они хоть немного пытались подарить ласки друг другу, то сегодня этого не было. Страсть затмевала все вокруг, а желание било таким ключом, что казалось, если его не удовлетворить как можно быстрее, произойдет взрыв, не оставив ничего после себя.
Лена не стала играть и оттягивать неизбежное, поэтому сама тут же приняла удобную позу, упираясь ладонями в стену. Мужчина лишь притянул ее к себе за бедра и в ту же секунду вошел в нее. Она вскрикнула и закусила губу, пытаясь не сорваться на крик от начавшихся резких движений мужчины. Оба приближались к финалу очень быстро, но медлить не хотел ни один, ни второй. Девушка, не в силах сдерживать эмоции и чувства, начала тихо постанывать, а мужчина на это еще сильнее сжимал ее бедра, оставляя на них отпечатки своих пальцев. А затем в какой-то момент зарычал, как раненный зверь, и прижал ее к стене своим мощным телом, извергаясь в нее и чувствуя, как она забилась под ним, достигая желанной развязки.
Оба тяжело дышали, даже не пытаясь что-нибудь сказать. Лена уперлась лбом в стену, а Виталий повторил ее действие совсем рядом с ее плечом, не выпуская ее из объятий.
- Третьякова, ты специально надела эту майку? – прохрипел он ей на ухо.
- А если и так, то что? – ухмыльнулась Лена.
- Тебе что, секса мало? Решила меня пособлазнять?
- ТАКОГО секса, - выделила девушка, - мало. К тому же, что тебя соблазнять? Ты и без соблазнения… хорош. – Дерзко добавила она. – А вот тебе, судя по всему, секса совсем не хватает. – Лена понимала, что специально нарывается и задевает его, но ей нравилось его доводить.
Виталик дернулся и отстранился. Лена повернулась и посмотрела на него: он раздраженно натягивал на себя брюки и застегивал их. А она, будто желая окончательно его добить, добавила:
- А иначе ты подумал бы, к чему все это может привести. Ведь ты совсем забыл о предохранении.
Мужчина резко замер, после как-то побледнел и изумленно посмотрел на девушку. А она, усмехнувшись произведенному эффекту, натянула на себя брюки.
- Да успокойся ты, Абдулов, я не собираюсь тебя делать папой, – решив смилостивиться над мужчиной, сказала Лена. Но ее слова не разубедили мужчину, и поэтому она добавила: - Я принимаю таблетки.
- Ты больна? – тут же вырвалось у Виталика.
И если до этого Лену забавляли его непонимание и замешательство, то сейчас вопрос Виталия прозвучал как гром среди ясного неба. Все хорошее и расслабленное настроение вмиг улетучилось, и она зло сказала:
- Сам ты больной. Раньше надо было об этом думать, а не сейчас. К тому же, неужели ты думаешь, что, будь я больна, я так спокойно могла бы заражать кого-то еще? Придурок… - бросила она и резко повернувшись, поспешила выйти из класса.
- Лен, - тут же крикнул он ей в след, но она не остановилась. – Третьякова, черт возьми, мы еще не договорили.
- Да пошел ты! – она вышла и громко хлопнула дверью, пытаясь хоть таким детским способом выплеснуть всю злость, которая сейчас бушевала внутри нее.
Но мужчина не собирался так быстро сдаваться и тут же вылетел за ней следом:
- Подожди, - запыхавшись, сказал он и схватил ее за руку.
- Отстань от меня, - выдергивая руку и пытаясь уйти от него, сказала Лена.
- Нет, не отстану! – твердо сказал он и снова поймал ее за руку. Затем прижал девушку к стене и уперся в нее же ладонями по бокам Лены, тем самым, заключая ее в своеобразную ловушку. – Ты меня неправильно поняла. Я действительно спрашивал о твоем здоровье, ведь таблетки так просто не пьют. И даже на миг не думал о том, что ты можешь болеть венерическими заболеваниями, - серьезно сказал он. – Так что за таблетки?
- Противозачаточные, - просто сказала Лена, не желая дальше продолжать этот разговор.
- У тебя есть постоянный партнер? – как-то тихо спросил Виталик, скользнув по ее лицу взглядом.
Лена дернулась и попыталась отстраниться от него, правда у нее не получилось этого сделать. Злость от вопроса мужчины взяла свое, и она, не задумываясь, выпалила:
- Да, Абдулов. Есть. И постоянный, и непостоянный. К тому же таблетки помогают при случайных связях, когда времени подумать о последствиях нет. – Она не просто намекала на какого-то вымышленного парня, она говорила о конкретном человеке, и Виталик это знал.
Мужчина понимал, что в данной ситуации опростоволосился, и поэтому ничего не мог сказать в свою защиту. Опустив голову, тяжело дышал, будто собираясь с мыслями и не желая думать о том, к чему могла бы привести эта интрижка с Третьяковой. Ладно, хоть она умнее оказалась. Хотя она была уверена в своей безопасности, поэтому так спокойно шла на сближение. Но даже не будь этого, Виталик был полностью уверен, что она вспомнила бы о своей защите, не то, что он. И из-за этого было стыдно. Все-таки, это он мужик и должен думать об ответственности. А здесь получилось все не так. И объяснений его поступку не было никаких, как и оправданий. Кроме одного: он просто с ума сходил от желания к Ленке и не мог думать больше ни о чем.
Девушка тоже стояла, опустив и отвернув от мужчины голову. Спадающие пряди волос закрывали глаза, и поэтому она не видела выражение лица мужчины. Она понимала, что сейчас оба перегнули палку, но злость еще не прошла. Поэтому Лена нервно подергивала ногой, пытаясь прийти в себя и восстановить сумасшедшее дыхание. А затем, будто на что-то решившись, тихо сказала:
- У этих таблеток по своей сути функция не только предохранения. Я их, например, принимаю для нормализации цикла, - не смотря на него и немного смущаясь, произнесла Лена.
А Виталик замер, даже боясь пошевелиться, а затем облегченно вздохнул. Он не знал, как можно начать разговор, а всего несколько слов со стороны Лены сделали свое дело, и он снова расслабился и улыбнулся. Думать о том, что у нее могут быть мужчины, с которыми она регулярно спит, почему-то было неприятно. А после ее слов не душе стало легче, напряжение спало. Он обнял ее и прижал к себе, находя ее губы и быстро целуя.
- Я надеюсь, больше не увижу на тебе этой майки? – смотря ей прямо в глаза, спросил Виталик.
- Не увидишь, - усмехнулась Лена.
- Точно? – подозрительно покосился на нее мужчина, не веря в то, что она говорит правду. И явно ожидая подвоха с ее стороны.
- Ну конечно, точно. ЭТОЙ, - выделила она, - ты на мне больше не увидишь, - дерзко улыбнувшись, выдала Лена.
- Черт возьми, Третьякова, - снова начал заводиться Абдулов, - прекрати уже щеголять голая и оденься по-человечески, наконец.
- А иначе что? – дразня, провела по его груди кончиками пальцев, опуская их ниже по животу.
- Не зли меня лучше, - прошипел ей в лицо мужчина, откидывая ее руку от себя.
- Абдулов, вот скажи мне, неужели ты думаешь, что если я оденусь, ты в тот же день перестанешь хотеть меня? – она улыбнулась, ни на секунду не сомневаясь в ответе на свой вопрос. Но мужчина изумленно замер, не зная, что ответить и как вообще реагировать на ее вопрос, а девушка этим воспользовалась и выскользнула из импровизированной ловушки, отходя от Виталика.
- Это будет продолжаться до тех пор, пока мы оба не удовлетворим свое желание, - разворачиваясь и уходя от мужчины, ответила Лена на свой же вопрос.
Мужчина приглушенно выдохнул, сжал кулак и со всей дури ударил им по стене, тут же взвыв от боли:
- Черт!..
Лена обернулась и посмотрела на Виталика. Увидела его злой взгляд и поняла, что своими словами попала прямо в цель. Улыбнулась еще шире, показывая таким образом, что ей нравится его реакция, а затем, с улыбкой полностью удовлетворенной девушки, облизала губы, не сводя взгляда с его глаз, и отвернувшись, пошла в нужную ей сторону, намеренно виляя бедрами. Услышав позади себя приглушенный стон, расплылась в еще большей улыбке.
Весь остаток дня, как и вчера, Виталик ходил злой, а Лена довольная. Девушка снова наслаждалась реакцией мужчины, и, хотя не понимала, почему он злится, ведь должен быть довольным, все же с радостью наблюдала за его терзаниями, в то время как сама чувствовала себя прекрасно. Все же удовлетворение молодого организма наполняло энергией не только тело, но и душу.


Спасибо: 90 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5786
Настроение: Время-наркотик!..
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.07.10 12:47. Заголовок: Оксана, чтобы я дела..


Оксана.

Почти две недели Лена приходила на съемочную площадку в тонких и полупрозрачных футболках, намеренно не надевая ничего под них. Хотя это делалось не только потому, что Абдулов этого не хотел, но и потому, что она привыкла к такому стилю. Ей было удобно в таком виде, а учитывая, что этот вид еще и Виталика бесил, она намеренно находила в своем гардеробе все более откровенные вещи.
Первую неделю их новых отношений при каждом удобном случае мужчина затаскивал девушку в какое-нибудь уединенное помещение, где, не сдерживая себя, предавался плотским утехам. Конечно, девушка была не против и отвечала ему с полной отдачей. Они оба вели себя как несдержанные дикие звери, которые наконец-то дорвались друг до друга и, не обращая ни на кого и ни на что внимания, просто посвящали какое-то время друг другу.
Все это происходило во время съемок, поэтому возможности уделять интимному общению друг с другом столько времени, сколько хотелось бы, не было. В любой момент в класс мог ворваться кто-нибудь или, поняв, что пары нет, пойти искать ее, чтобы позвать на площадку.
Виталик с Леной скрывали свои отношения, хотя отношениями это назвать было сложно. Их ничего не связывало, за исключением быстрого секса. За пределами съемочной площадки они не общались, а на съемках вели себя так же, как и раньше: цепляли друг друга, язвили и показывали всем своим видом, что им дела нет друг до друга. Никто даже не догадывался о том, что между этими двумя что-то происходит.
То, что Третьякова одевалась именно так, а не иначе, давало Абдулову повод тащить ее куда-нибудь и удовлетворять бушующее желание. Это было для них своего рода игрой. Лена подавала зеленый сигнал, и Виталику оставалось только пойти напролом, что он всегда с большой охотой и делал.
Всю первую неделю это был грубый и быстрый секс, после которого на телах оставались следы страсти. Вечерами, когда каждый у себя дома принимал душ, они находил на себе эти отметины. Лена видела на груди, в основном вокруг сосков, темные круги – это он так сильно прикусывал их, пытаясь доставить больше удовольствия, а на бедрах и ягодицах полоски от его пальцев – это он так сжимал их, когда движения становились более сильными и глубокими и граничили с приближающимся оргазмом. А Виталик видел царапины на плечах и спине, когда, моясь, задевал их и чувствовал небольшое жжение, а затем рассматривал себя в зеркало, пытаясь понять, в чем дело. Только это не смущало ни его, ни ее. Наоборот, такие признаки их несдерживаемой страсти еще больше заводили и вызывали улыбку.
На второй неделе, несмотря на то, что страсть все еще продолжала бушевать в крови, они пытались хоть немного времени уделять ласкам. Правда, из-за нехватки времени, сделать это было сложно, да и опасность быть обнаруженными не давала полностью расслабиться. Они все так же стремились друг к другу, но стали больше целоваться, а во всех движениях уже не было той грубой страсти, хотя полностью она и не исчезла.
Несмотря на эти изменения, Виталий и Лена не пытались развивать свои отношения и выводить их за пределы площадки. Хотя и там-то они мало общались и, несмотря на то, что каждый день занимались сексом, практически ничего не знали друг о друге. Конечно, все общеизвестные факты не проходили мимо них, но желания выйти за эти рамки не было. Обоих это устраивало. Они просто получали удовольствие от фантастического секса, не заморачиваясь по поводу отношений.
По истечение двух недель, Лена пришла на съемки в джинсах, которые не висели на ней, как обычно, и в футболке из плотного материала, под которую был одет бюстгальтер. Виталик, увидев ее в таком виде, в изумлении замер, будто не веря своим глазам. Он не мог понять, что же так подействовало на девушку, что она наконец-то решила прислушаться к его словам и начать одеваться нормально. Лена же на все удивленные взгляды мужчины либо отворачивалась, либо делала вид, что ничего необычного не произошло.
Вскоре на площадке начали удивленно поглядывать и на Абдулова, который был сегодня на удивление молчалив, и на Третьякову, которая, в отличие от своего обычного поведения, сегодня не цепляла Виталика и не язвила ему.
Виталий, не выдержав непонимания такого поведения девушки, после обеда улучил момент и поймал Лену в коридоре:
- Лен, что происходит? – преграждая ей путь, спросил он.
- Ничего, - безразлично пожала плечами девушка, собираясь пройти мимо.
Он сделал шаг в сторону, не позволяя ей этого сделать, а в ответ на ее такую же реакцию и шаг в другую сторону, повторив ее движение. Затем взял ее за плечи и прижал к стене, не позволяя отойти. Взглянул ей в лицо и, ни слова не говоря, нагнулся и начал целовать. Лена вначале не отвечала, а затем с тихим выдохом подалась ему навстречу и раскрыла губы. Но едва почувствовав гуляющие по телу руки Виталика, тут же прервала поцелуй и уперлась ладонями ему в грудь:
- Не надо.
Мужчина, тяжело дыша, вглядывался в лицо девушки, силясь понять, что не так.
- Третьяков, черт возьми, что не так? – разозлившись, не выдержал он.
- Абдулов, не ты ли хотел, чтобы я начала одеваться по-человечески? – тут же взвилась Лена. – Так вот, ты добился, чего хотел.
Виталик с подозрением покосился на девушку, будто сомневаясь в том, что она говорит.
- Что за шутки? Ни за что не поверю, что ты решила прислушаться ко мне.
- Ну и не верь, - грубо бросила она. – А сейчас отпусти меня! - она попыталась отстранить его от себя, но ей не удалось этого сделать.
- И что дальше? – прожигая ее взглядом, задал вопрос мужчина. – Это что, конец?
- Значит, я была права, когда сказала, что, даже если оденусь, ты не перестанешь меня хотеть? – не обращая внимания на его вопрос, задала она свой.
- При чем тут это? – напряженно спросил мужчина.
- А разве ни при чем? – закричала Лена. – Я сделала, что ты хотел, а ты все равно сходишь с ума от желания.
- А ты разве нет? – приподнял ее голову за подбородок и посмотрел ей в глаза.
Девушка не могла долго выдержать его взгляд и вскоре отвернулась, отстраняясь от его руки.
- Все, хватит, пошли работать. И, отвечая на твой вопрос о том, конец ли это, скажу так: а ты что же, думал, что мы к этому будем подходить постепенно, или что все закончится, когда ты этого пожелаешь? Поигрались и хватит!
- Поигрались? – прошипел мужчина. – Так ты расцениваешь то, что было?
- А ты как-то по-другому? - повернув к нему голову, посмотрела прямо в глаза Лена.
Какое-то время оба молчали, пытаясь понять мысли друг друга. Первой не выдержала Лена и, снова отвернувшись, начала смотреть в сторону, нервно постукивая ногой и ожидая, когда он отпустит ее.
Виталик все так же продолжал смотреть на девушку, сомневаясь в каждом ее слове. Слишком стремительными и неожиданными были эти, произошедшие за одну ночь, изменения. Еще вчера она полностью отдавалась ему, а сегодня вот так просто говорит о том, что это конец.
«Да быть такого не может! Что-то случилось. Вопрос в том: что?» - размышлял мужчина.
Он внимательно разглядывал Лену, стараясь отметить каждую деталь и вспомнить каждую мелочь. Несмотря на то, что они мало общались, он все равно знал ее гораздо лучше, чем кто бы то ни был на площадке. Он уже научился определять ее мысли и желания; видел, когда она шутила, а когда только делала вид, что шутит; видел, когда искренне смеялась, а когда - на публику. Вот и сегодня, несмотря на то, что она и старалась выглядеть так же, как всегда, глаза выдавали усталость и какую-то болезненность. А макияж не мог скрыть бледности лица. Совершенно неожиданно вспомнились ее слова о том, что она принимает таблетки для нормализации цикла, и все в тот же миг встало на свои места. А внутри зародилось непонятное желание просто обнять ее и прижать к себе.
- Сегодня ты едешь ко мне, - слова сорвались с языка раньше, чем он успел обдумать их, и поэтому когда Лена резко повернула к нему голову и изумленно посмотрела на него, смутился, но глаз не отвел.
- ЧЕ-ГО?
- Ты сегодня ночуешь у меня, - прекрасно понимая, что она услышала еще с первого раза, все же повторил мужчина.
- С чего бы вдруг? – все еще удивляясь, но уже ухмыляясь при этом, спросила Лена.
- Я так хочу! – просто ответил Виталик, чем разозлил девушку.
- А больше ничего не хочешь? – повышая голос, вскрикнула она. – А меня спросить не забыл? Чего хочу я?
- Лена, давай не будем выяснять отношения здесь, - строгим голосом сказал он, будто разговаривая с ребенком.
- Да я с тобой их вообще не собираюсь выяснять, - все еще бушуя, сказала она. – И я никуда не поеду, даже не надейся. – Она зло ударила по его руке, которая мешала ей отстраниться и уйти, и, выскользнув из этой ловушки, быстро пошла по коридору.
Но почти сразу же была остановлена Виталиком, который, обогнав ее, положил ладони ей на плечи:
- Я тебе обещаю, между нами ничего не будет.
Эти слова поразили Лену даже больше, чем его сообщение о том, что сегодня они едут к нему. Она изумленно смотрела ему в лицо, не понимая, что он затеял.
- И я должна тебе верить? – приподняла брови девушка. - Да едва мы оказываемся наедине, как ты набрасываешься на меня, а у тебя дома мы будем только вдвоем. И ты мне говоришь, что между нами ничего не будет? – немного приходя в себя, спросила она.
- Лен… - тихо позвал Виталик, привлекая к себе ее внимание, несмотря на то, что она и так смотрела на него. – Я тебе серьезно говорю, что между нами ничего не будет.
- Тогда для чего ты хочешь, чтобы я поехала к тебе? – задала логичный вопрос Лена.
- Давай не здесь, - попросил он. – Поехали ко мне? – тихо добавил, слегка улыбаясь. – Я ведь могу тебя силой усадить в машину и отвезти, ты же это знаешь, но я не хочу этого делать.
Лена могла взвиться и сказать, что ничего подобного он сделать не сможет, но желания спорить не было. Она просто смотрела на него, не понимая, чего он хочет добиться.
- Хорошо, я подумаю, - тихо сказала Лена и, сняв его руки с плеч, пошла в нужную ей сторону.
Только, несмотря на то, что она не дала точного ответа, оба знали, где сегодня будет ночевать девушка.

Виталик нашел Лену в кабинете, где шла съемка. Она сидела на парте и читала сценарий.
- Я уже освободился, а вас когда отпустят? – тихо спросил он, подходя к ней.
- Слушай, Виталь, езжай домой, - скользнув по нему взглядом, сказала она.
- Лена! – стараясь не привлекать к себе внимания, но все же повышая немного голос, призвал к разуму девушки мужчина. – По-моему, мы уже все решили.
- Ничего мы не решали, - начала заводиться Лена.
- Так, все, хватит! Я пойду выпью кофе, когда закончите, найдешь меня в комнате отдыха. И только попробуй уехать домой… - угрожающе произнес он, не договорив.
А затем вышел из класса, заставив девушку удивленно смотреть ему вслед.
Он и сам не знал, какой черт его дернул пригласить ее к себе домой, да не просто пригласить, а так настаивать на этом. И совершенно не представлял, о чем они будут разговаривать. Но в том, что этот разговор должен состояться, он был твердо уверен. Ведь продолжать и дальше такие отношения, как у них сейчас, больше невозможно. С каждым днем его зависимость от Лены росла и напоминала дозу наркомана, которому требуется все больше и больше. С этим надо было что-то делать. Но вот что именно?..

Виталик сидел на диване, откинув голову на спинку, когда услышал в коридоре голоса и понял, что съемка закончилась. Подождал несколько минут в ожидании Лены, не веря в то, что она могла уехать домой. Но, так и не дождавшись, поспешно встал и рванул дверь на себя, выходя из комнаты. И тут же замер.
Лена стояла напротив дверей, прижимаясь спиной к стене и сложив руки на груди. Увидев мужчину, сначала посмотрела на него, а затем опустила голову. Она не решилась войти в комнату, несмотря на то, что знала – он ждет. Осталась здесь, обдумывая, как поступить. С одной стороны, хотелось поехать к мужчине домой, а с другой стороны, она не знала, чего ждать от этой поездки. К тому же между ними нет никаких отношений, а тут придется ночевать у него. А на каком основании? Да и что будет дальше?
При виде Ленки вся злость, которая так неожиданно поднялась, вмиг ушла, и Виталик подошел к девушке.
- Вы закончили?
- Да.
- Поехали, - просто сказал он и, взяв ее за руку, повел за собой, как ребенка.
Девушка не противилась и послушно шла за ним.
Подойдя к его машине, Лена сказала:
- Слушай, я поеду на своей машине.
- Да к чему ее гонять взад-вперед, ты же не знаешь, где я живу. Да и приедем мы завтра вместе. Пусть здесь стоит, ничего с ней не случится, здесь есть охрана.
Девушка посмотрела по сторонам, заметив несколько заинтересованных взглядов, которые бросали на них. Виталик, проследив за этим, напряженно спросил:
- Тебя пугает то, что про нас могут пойти слухи?
Девушка вскинула голову и, посмотрев ему прямо в глаза, твердо произнесла:
- Нет, меня это не пугает, мне на это наплевать.
- Тогда садись, - он открыл перед девушкой дверцу машины.
Она как-то судорожно вздохнула, глянула на Виталика и быстро уселась на переднее сиденье.
Мужчина, почувствовав облегчение, обогнул машину и сел за руль.


Оксана, спасибо тебе огромное за все то, что ты делаешь для меня. Без тебя мои рассказы не были бы такими слаженными.

Выезжали со двора съемочной площадки в каком-то напряженном молчании, не зная, как себя вести и что говорить. Виталик попытался завести разговор, Лена ответила несколькими фразами, но дальше этого как-то не пошло. Оба понимали, что разговор будет серьезным, поэтому просто так болтать ни о чем не хотелось. Да и ощущения от пребывания наедине в замкнутом пространстве машины были непривычными.
Мужчина смотрел на дорогу, девушка за окно, при этом каждый прокручивал в голове какие-то свои мысли, ожидая и страшась приезда домой.
Они уже ехали достаточно долго, а значит, вскоре должны были приехать, как вдруг Виталик остановился у светофора напротив гипермаркета.
- Лен, тебе ничего не нужно в магазине или аптеке? – повернувшись к ней, спросил он.
Девушка обернулась и удивленно посмотрела на него, не понимая, что ей может понадобиться. Вгляделась прямо в глаза, но увидела лишь немного смущенную и заботливую улыбку. И если до этого момента она не думала о том, что он может подозревать о причине ее сегодняшнего необычного поведения, то сейчас отчетливо поняла, что он все знает. Догадался... Понял…
Лена, смутившись, резко отвернулась от него и тихо сказала:
- У меня все есть… Спасибо.
Виталик судорожно вздохнул, потянулся и прижался губами к виску девушки. Она тут же обернулась и замерла перед лицом мужчины. Они были так близко друг к другу, что мужчина лишь немного подался вперед и поцеловал Лену в губы. Нежно-нежно, так, как еще никогда не целовал. А девушка от удивления даже боялась пошевелиться. Слишком новым был поцелуй, но таким, что внутри все трепетало от нежности. Виталик не углублял его, просто дарил ласку, и оторвался от манящих губ только тогда, когда позади стоящая машина засигналила, указывая на то, что загорелся зеленый свет.
Взглянул на девушку, легко улыбнулся и занялся дорогой. А Лена продолжала смотреть на него, будто не веря в то, что только что целовалась с ним. Ведь она привыкла к страсти и желанию, сносящим крышу, а здесь были легкость и мягкость, которыми одаривают невинную девушку. Почему-то думать о чем-либо резко расхотелось, на лицо набежала легкая улыбка, и внезапно заинтересовали пейзажи за окном машины.
К дому подъехали быстро. В лифте поднимались немного смущенные и молчаливые, стараясь не смотреть друг на друга.
Войдя в квартиру, Виталик разулся и направился вперед, включая по пути свет и идя на кухню. Поняв, что девушка все еще стоит у порога, сказал:
- Лен, не стой там, а заходи и располагайся.
Девушка неуверенно прошла за ним следом и остановилась в дверях кухни.
- Я сейчас приготовлю что-нибудь поесть, - моя руки, сказал мужчина и взглянул на Лену. – Или ты предпочитаешь заказать?
- Я не очень голодная, съела бы что-нибудь легкое, - сказала Лена, удивленно глядя на мужчину. – А ты что же, умеешь готовить?
Виталик рассмеялся. По-доброму, искренне.
- Лен, ну я же уже не маленький мальчик, а состоявшийся мужчина. Конечно, я умею готовить. Только делаю это редко, в основном, из-за отсутствия времени. Мне проще заехать перекусить в какой-нибудь ресторан, чем, поздно возвращаясь домой, готовить. – Вытерев руки, он открыл холодильник и тщательно изучил его содержимое. – Легкое, говоришь... Овощной салат и омлет подойдут? – Обернулся к ней: - Или ты, как многие, считаешь, что яйца едят только на завтрак?
- Нет, - Лена засмеялась, - я так не считаю. И такой ужин меня вполне устроит.
- Ну, вот и отлично. Тогда я пока займусь готовкой, а тебя давай провожу в ванную.
- В ванную? – удивилась Лена.
- Ну да, чего время терять? Выйдешь оттуда, поужинаешь и спать, - пожал плечами Виталий, как бы говоря, что это очевидно.
- И ты меня так просто пустишь в свою ванную? – прищурившись, спросила девушка.
- А что в этом такого? – не понимая, спросил мужчина.
- Ну, как же, все мужчины оберегают свою ванную, чуть ли не больше, чем свою постель. – Немного смутившись, добавила: - Ну, я так слышала.
- Лен, - Виталик подошел к девушке и остановился напротив нее. – Давай хотя бы сегодня постараемся обойтись без твоей язвительности и подколов? Я понимаю, что тебе нравится выводить меня из себя, но, может быть, попробуешь без этого?
Девушка немного помолчала, а затем неуверенно произнесла:
- Это как-то получается само... привыкла уже… - посмотрела на мужчину и тихо сказала: - Я попробую.
- Хорошо. А сейчас ты идешь в ванную…
- Может быть, я помогу тебе с ужином? – перебила его Лена.
- Не надо, я сам справлюсь, к тому же, ничего сложного в этом нет. Пока выйдешь, все будет готово.
- Ну… я могу просто посидеть здесь, чтобы тебе не было скучно, – девушка и сама не понимала, почему так не хочет идти в ванную и почему так не хочет покидать этого мужчину хотя бы на короткое время.
Виталик улыбнулся и осторожно обнял Лену, привлекая ее к себе:
- Лен, не смотря на то, что мы с тобой мало общаемся и в принципе ничего не знаем друг о друге, я прекрасно научился читать тебя. И, например, сейчас вижу, что ты устала и хочешь лечь в постель, хотя изо всех сил бодришься и делаешь вид, что это не так. Да и не думаю я, что ты высыпаешься. Съемки часто затягиваются, а помимо них у вас репетиции и концерты, и на сон остается мало времени. Поэтому я так настойчиво отправляю тебя в ванную. Чтобы как можно скорее ты легла в постель и отдохнула. Теперь достаточно ясны мои намерения? – приподняв ее голову за подбородок, он легко коснулся ее губ своими и, не дожидаясь ответа, выпустил ее из объятий. Взяв за руку, повел за собой в другую комнату, как оказалось, спальню. – Я дам тебе свою футболку – будешь в ней спать, и халат. Правда он тебе будет большой, но другого ничего предложить не могу.
Взгляд девушки помимо воли привлекла большая кровать, которая стояла посередине комнаты, и, не сводя с нее глаз, Лена спросила:
- А где я буду спать? – То, какие именно вещи ей предлагает мужчина, она пропустила мимо ушей.
Виталик обернулся и посмотрел на Лену.
- Здесь. Со мной.
Девушка вздрогнула и, вскинув голову, посмотрела на Виталия:
- Ты же сказал, между нами ничего не будет!
- А я и не отказываюсь от своих слов, - внимательно наблюдая за ней, ответил он.
- У тебя же не одна комната, я могу спать в гостевой, наверняка там есть диван.
- Есть. И можешь. Но не будешь. – Твердо сказал он. – Но об этом мы еще поговорим, – он взял вещи, достал полотенце и, подойдя к девушке, вновь за руку повел ее за собой в ванную комнату. Она покорно шла следом, не понимая себя и свое нежелание язвить и перечить.
В коридоре Лена захватила свою сумку. В дверях ванной Виталий пропустил ее вперед:
- Не торопись, принимай душ, сколько хочешь. – Повесил вещи на крючки и, закрывая дверь, сказал: - После приходи на кухню.
Оставшись одна, Лена начала осматриваться по сторонам. Было непривычно находиться в чужой ванной комнате. Конечно, ванные друзей, а так же гостиничные душевые она не брала в расчет, там было совсем другое. А вот здесь, у мужчины, с которым она была близка вот уже две недели, было немного неловко. Впрочем, и во всей квартире Ленка чувствовала себя неуверенно. И хотя Виталик сказал, что между ними ничего не будет, именно это заявление волновало ее больше всего. Ведь не произнеси он эти слова, она бы знала, чем закончится сегодняшний вечер. А так получается, что она даже представления не имеет, для чего он привез ее к себе и что он хочет в итоге от этой поездки получить. Только вот ее удивляла собственная реакция: ей нравилось у него, и нравилась его забота о ней. Это было непривычно, но очень приятно.
Все еще погруженная в свои мысли, разделась и стала под теплые струи, думая о том, что вот так, каждое утро и каждый вечер, здесь стоит Виталик. По телу тут же прошла дрожь волнения, захотелось прижаться к нему и почувствовать его близость. Только она хорошо знала, что, даже не смотря на незапертую дверь, он не войдет. Потому что была уверена в нем и его словах.

После душа Лена весело рассматривала себя в зеркало и не могла не думать о том, что сейчас на ней халат, в котором обычно ходит Виталик. Такой большой, мягкий... мужской. И вместо того чтобы смущаться и краснеть, она очень удобно чувствовала себя в своем новом одеянии. В веселом настроении вышла из ванной и направилась на кухню.
Увидев ее, Виталик замер. Было слишком непривычно видеть девушку без косметики, с влажными растрепавшимися слегка вьющимися волосами, а так же в его собственном халате. Но почему-то, при виде ее именно такой, внутри разлились какие-то незнакомые тепло и нежность. Затем, будто очнувшись, он отвел взгляд и продолжил расставлять приборы на столе:
- Лен, садись, у меня уже все готово.
Девушка села за стол, отмечая про себя красоту сервировки и даже немного не веря в то, что это обычный ужин и что все это делалось мужчиной для нее.
Все было вкусно. Но ужин проходил в молчании. Оба смущались, словно дети, хотя уже давно были взрослыми. И не просто взрослыми, а людьми с давними близкими отношениями. Только им было проще выплескивать друг на друга страсть, чем вот так невинно сидеть рядом за столом и поглощать пищу. Иногда их взгляды встречались, и тогда мужчина и девушка не могли отвести друг от друга глаз. А когда это все же удавалось сделать, то, боясь вновь поднять взгляд, они принимались тщательно изучать содержимое своих тарелок.
Наконец, закончив ужинать, Виталик поднялся и стал убирать со стола.
- Я сейчас быстренько все уберу, а затем в душ.
- Оставь, я сама все уберу, - вставая и забирая у него тарелки, сказала девушка.
- Лен, да брось ты…
- Виталь, я серьезно. Ты готовил, мне убирать, - улыбнулась она. – А ты иди пока в душ.
Мужчина все еще стоял на месте, когда Лена приступила к мытью посуды.
- Виталик, иди! – твердо сказала она.
- Хорошо, а ты закончишь здесь и ложись в постель. Я ее сейчас разберу.
Лена после этих слов вспыхнула, но промолчала. А Виталик вышел из комнаты.
Закончив наводить чистоту на кухне, Лена прошла в спальню, но, едва войдя в нее, замерла у порога, не решаясь подойти к кровати и лечь. В комнате горел приглушенный свет ночника, стоящего на прикроватной тумбочке, создавая какую-то домашнюю и уютную атмосферу. И все же кровать пугала своими размерами, а о том, сколько в этой кровати побывало девушек до нее, думать не хотелось.
Услышав, что в ванной перестала бежать вода, Лена быстро прикинула, с какой стороны ей лучше лечь и поспешно обогнула кровать. Скинув халат и оставшись в одной футболке, она улеглась, предоставляя Виталику лечь с той стороны, что ближе к двери. Включила телевизор, но совсем не смотрела на экран. Просто не хотела лежать в тишине, ожидая, когда придет Виталик.
Мужчина остановился, войдя в комнату и увидев девушку в своей постели. Для него было непривычно видеть кого-то здесь, ведь, как верно заметила Лена, это была только его территория, и он ее тщательно охранял от посторонних. Когда случалось встречаться с девушками для удовлетворения своих потребностей, это происходило на их территории. К себе же он привозил девушек очень редко, и то, только тех, кто ему действительно нравился и с кем ему хотелось построить серьезные отношения. Но очень быстро все это заканчивалось, правда, не причиняя особой боли мужчине. Просто со временем он начинал понимать, что кроме секса с какой-то определенной девушкой у него ничего не может быть. А вот с Леной… с Леной он и сам не знал, что его связывает.
Девушка видела, как Виталик вошел в комнату, и, хотя она старалась не смотреть на него, краем глаза заметила, что он стоит в одних плавках. Внутри вся затрепетала, страшась момента, когда он опустится рядом. А когда увидела, что он идет к постели, забыла, как надо дышать. Почему-то стало страшно.
Мужчина лег рядом, посмотрел на нее, а затем тихо сказал:
- Лен, иди ко мне.
Но девушка лежала не шевелясь. Она не понимала саму себя, но ее сейчас охватило такое волнение, будто она вообще в первый раз оказалась в одной постели с мужчиной и не знала, как вести себя с ним. По всему телу пробегала нервная дрожь, руки и ноги сковала волна страха. Она даже не могла повернуть голову, чтобы посмотреть на него.
Виталик, немного подождав, но, так и не увидев никакой реакции на свои слова, со стороны девушки, пододвинулся к ней ближе, забрал пульт и выключил телевизор. Обнял одной рукой, но, почувствовав, что она дрожит, приподнялся и посмотрел ей в лицо.
- Ты что, боишься меня? – удивленно спросил он.
Лена взглянула ему в глаза и отрицательно покачала головой.
Мужчина внимательно вглядывался в глаза девушки, пытаясь разобраться в том, что с ней происходит. Внезапно он понял, что ему и самому не по себе в такой непривычной ситуации. Но он-то дома, ему проще, а для нее вообще все вновь.
Лег рядом и притянул Лену за талию к себе. Она повернулась на бок, прижимаясь к нему и боясь лишний раз пошевелиться. А затем подалась вперед, обняла мужчину и положила голову ему на грудь, слушая громкие неровные удары сердца. Виталик обнял ее двумя руками, бережно, словно боясь причинить боль. После недолгого молчания Лена неожиданно спросила:
- Зачем ты привез меня к себе? Зачем настаивал на этом так сильно?


Спасибо: 100 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5823
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.07.10 14:01. Заголовок: Девочки, извините за..


Оксаночка, спасибо.

- Зачем ты привез меня к себе? Зачем настаивал на этом так сильно?
Виталик задумался, громко вздохнул, провел ладонью по волосам девушки и тихо спросил:
- Если скажу, что просто захотел этого, поверишь?
- А это действительно так? – приподняла голову и посмотрела ему в лицо.
Мужчина, пристально вглядываясь ей в глаза, приподнялся, поцеловал ее в лоб и снова откинулся на подушку.
- Когда я понял, почему именно ты сегодня так одета и из-за чего между нами ничего не будет, - увидел, как щеки Лены вспыхнули, и она смущенно спрятала лицо у него на груди, - мне захотелось тебя просто обнять и прижать к себе. Так, как еще ни разу до этого. Желание было таким сильным, что я, не задумываясь, позвал тебя к себе. А ты? – тут же спросил он. – Ты почему согласилась поехать ко мне?
Лена могла бы сказать, что он не оставил ей выбора и вынудил приехать к нему, что она этого не хотела. Но оба понимали, что если бы она действительно этого не хотела, то никакие доводы и угрозы Виталика не помешали бы ей поехать домой, и сейчас она бы не лежала в его постели.
- Сама не знаю. Просто стало интересно, к чему все это может привести. К тому же твои слова о том, что между нами ничего не будет, вызвали во мне непреодолимое желание понять, почему именно не будет.
- И ты поверила моим словам?
- Поверила. А что, не должна была? – напрягаясь, спросила она.
- Почему же не должна? Я просто спросил.
- У меня не было оснований не верить тебе, ведь ты мне никогда не лгал. Даже если ты прямо не говорил, что хочешь меня, ты никогда не скрывал своего желания. Да и все твои взгляды были красноречивыми. А тут ты сказал, что ничего не будет… Получается, что ты меня уже не хочешь? Так что ли? – будто рассуждая сама с собой, произнесла девушка.
- Ле-на… - изумленно протянул Виталик. – Ты что, серьезно полагаешь, что я больше не хочу тебя?
- А почему же ты тогда так просто сказал об этом?
Мужчина неожиданно перевернул девушку на спину и навис над ней:
- Я сказал, что между нами ничего не будет, но я не сказал, что не хочу тебя. Это разные вещи, не путай. И думаю, ты прекрасно знаешь, насколько сильно я тебя хочу. Рядом с тобой у меня сносит крышу от желания, я контролировать себя не могу, а ты сомневаешься в этом?..
- Нет… - прошептала Лена, смотря ему прямо в глаза, словно загипнотизированная.
- Я могу тебе прямо сейчас доказать свои слова, но не буду этого делать. Во-первых, не хочу тебя смущать, - выразительно посмотрел на нее, словно напоминая, о какой именно причине смущения он говорит. Девушка в ответ на это залилась краской. – А во-вторых, я не хочу заниматься с тобой сексом. – Она изумленно распахнула глаза, а он откинулся на свою половину постели. – Я хочу заняться с тобой любовью. Секса мне хватило за прошедшие две недели. Теперь я хочу целовать тебя так, как не делал раньше, ласкать, как не ласкал никогда, дарить тебе удовольствие, и не только физическое, как было до сих пор, но и эмоциональное. Мне надоело то, что происходило все это время. Вернее, не надоело, но я хочу перевести все на новый уровень. Хочу встречаться с тобой за пределами съемок и заниматься любовью тоже за пределами съемок. А ты?.. Чего хочешь ты?
Лена лежала, пораженная словами мужчины, боясь поверить в то, что он только что говорил. Она и не думала, что те отношения, которые начались между ними не так давно на площадке, могут вылиться во что-то более долгое и прочное. Точнее, она даже не задумывалась над тем, что такое может быть.
Вначале она просто получала удовольствие от происходящего, но в последние дни стала понимать, что это не может продолжаться вечно. И если бы природные обстоятельства не ускорили события, она бы и сама задумалась над тем, не пора ли остановиться. Разговор был бы в любом случае. Но сейчас, понимая, что Виталик не хочет ограничиваться тем, что уже было, а наоборот, желает пойти дальше, она поспешно пыталась понять свои собственные чувства и желания. Хотела ли она того же, чего и он? Или лучше прямо сейчас все закончить? И тут же поняла, что хочет попробовать, хочет посмотреть, к чему именно все это может привести. И ей хотелось не меньше, чем ему, заняться с ним любовью. Лежать в постели и получать ласку, или дарить ее, зная, что не надо ни от кого прятаться, не надо торопиться, а можно посвятить этому занятию столько времени, сколько они захотят. Конечно, секс на площадке был хорош и сносил крышу, но Виталик был прав - хотелось перешагнуть это и почувствовать что-то новое.
Лена повернулась, посмотрела в его ожидающее лицо, а затем потянулась к нему и, снова обняв, положила голову ему на грудь.
- Виталь, все так неожиданно, что я не знаю, что сказать. Но одно точно, я хочу попробовать… попробовать выйти за пределы площадки, и тогда посмотрим, что из этого может получиться.
- Хочешь заняться со мной любовью? – подозрительно спросил мужчина, словно понимая, что речь сейчас идет не об отношениях в целом, а только о сексуальных.
Лена подняла голову, немного потянулась и прямо ему в губы выдохнула:
- Хочу!
Почувствовала, как шумно вздохнул мужчина, и легко поцеловала его. Не дожидаясь ответа, снова прилегла ему на грудь.
- Я говорил не только об этом, я подразумевал, что мы больше не будем ни от кого прятаться, что будем открыто встречаться, и что наши отношения выйдут за пределы постели.
- Я это поняла, - тихо произнесла Лена, пытаясь мысленно переварить их разговор и настроиться на начало новых отношений.
- Только, Лен, у меня к тебе одна просьба: прекрати носить прозрачные футболки, - напряженно сказал он.
Девушка рассмеялась, вскинула голову и посмотрела на мужчину.
- Виталь, но я привыкла так одеваться. И все уже привыкли к тому, что я всегда такая.
- Я понимаю, - он запустил пальцы ей в волосы и слегка взъерошил их, - но и ты пойми, что мне неприятно видеть, как на мою девушку засматриваются все мужики в округе.
Лена, шокированная словами Виталия, замерла, а затем сипло спросила:
- На твою… кого?
- Ле-на… - укоризненно протянул мужчина. – Ну, мы о чем только что разговаривали, а? По-моему, ты тоже согласилась на то, что наши отношения будут развиваться. Ну как я должен тебя еще называть?
Она смущенно уперлась лбом ему в грудь, затем подняла голову и посмотрела на него:
- Извини, просто так непривычно слышать это от тебя. Ну, в смысле, непривычно быть твоей девушкой, - смущенно захихикала она.
- Ну, так что насчет футболок? – вернулся к своей просьбе мужчина.
- Виталь, я постараюсь меньше их носить, но не уберу полностью из своего гардероба, - невинно улыбнувшись, ответила она.
- А тебе понравилось бы, если бы я в таком виде щеголял по улице?
И тут девушка, не сдержавшись, захохотала. Да так громко, что мужчина тоже ухмыльнулся.
- Представляю картинку: Абдулов в спущенных штанах и прозрачной майке. Все фанатки в обмороке будут, - продолжая веселиться, проговорила Лена.
- Ну, зачем же в спущенных штанах? – пристально наблюдая за ее реакцией, сказал мужчина. – Я могу надеть белые короткие шорты, которые не будут болтаться, как на тебе твои вечные штаны, и майку, тоже белую и обтягивающую каждый мускул. Как думаешь, в таком виде я понравлюсь своим фанаткам?
Лена резко села на постели, тут же перестав смеяться, и внимательно поглядела на Виталика. Ей было достаточно только представить его в таком виде, чтобы понять - все девицы будут пускать слюни при взгляде на него, а она будет беситься из-за этого. Теперь стало ясно, что чувствует он, когда видит, как на нее пялятся все мужчины, которые находятся рядом.
- Неприятно? - прекрасно понимая ее реакцию, серьезно спросил Виталик.
- Это шантаж.
- Может и так. Но почему ты имеешь право разгуливать почти голая перед всеми, а я нет? Давай сразу поставим все точки над «и». Если что-то можно тебе, значит, то же самое можно и мне. Согласна?
- Я не собираюсь терпеть измен, - гневно бросила девушка.
- А при чем тут измены? Я и не собираюсь тебе изменять, мне тебя вполне хватает.
- Меня хватает?.. – разозлилась Лена и ударила ладонью по груди мужчины.
На что тот резко сел и быстро уложил девушку на спину, нависая над ней и не давая даже пошевелиться.
- Я за последние две недели даже не поглядел ни на одну девушку, потому что все мои мысли были заняты только тобой. А вот ты…
- А что я? – тяжело дыша, бросила Лена. – У меня никогда не было того, что было с тобой.
Оба не до конца понимая, что сказали, невольно признались в том, в чем боялись сознаться даже самим себе.
- Увижу, как ты строишь глазки мужикам…
- Да ты собственник, Абдулов!- не давая ему договорить, улыбаясь, перебила его Лена.
- С тобой не только им станешь, - даже не пытаясь опровергнуть ее слова, согласился он. – Имей в виду, на каждую твою выходку я буду отвечать точно такой же.
- Это нечестно.
- Честно. Если на тебя заглядываются мужики, почему на меня не могут заглядываться девушки?
- Абдулов! – гневно сказала девушка, безуспешно пытаясь отстранить от себя мужчину. – Узнаю, что ты вертишься вокруг девиц, прибью тебя на месте. Понял?
Пришла очередь мужчины разразиться смехом.
- Третьякова, да ты собственница не меньше меня. Хорошая из нас выйдет пара. – Все еще улыбаясь, нагнулся и поцеловал ее, будто закрепляя свои слова. – Одно точно, - оторвавшись от нее, сказал он, - ровными отношения у нас не будут. Это будет как на американских горках – полет то вверх, то вниз
- Зато будет нескучно, - улыбнулась Лена.
- Вот уж точно, вместе скучать нам не придется.
И на удивление, после этой небольшой перебранки оба почувствовали какую-то легкость и спокойствие, будто выяснили все, что хотели. И теперь их ничто не тяготило. Они не загадывали далеко вперед, понимая, что пока это делать бессмысленно. Нельзя предугадать все, можно лишь постараться.
Наконец, успокоившись, посмотрели друг на друга совсем по-другому. У обоих остановилось дыхание, когда мужчина нагнулся и осторожно прикоснулся к губам девушки в поцелуе. Замерли, боясь даже пошевелиться, почувствовали, как по телам пробежал легкий ток, а затем продолжили поцелуй. Не углубляя его, получали удовольствие от нахлынувшей нежности и теплоты, от того, чего не было ни разу за прошедшие две недели. Боясь, что не смогут удержаться и остановиться на поцелуе, разорвали его, но не отстранились друг от друга.
- Я не хотел секса с тобой, но если мы сейчас не остановимся, будет именно он, - хрипло сказал Виталик.
- И тебя ничего не остановит? – тихо и смущенно спросила Лена.
- Меня – нет! – приподнял бровь он. – А вот тебя, да. Поэтому я этого и не хочу. Не хочу смущать тебя.
Девушка залилась краской и отвернула голову.
- Меня это смущает только сейчас, ну, когда наши отношения только начались. Но думаю, ты мне уже скоро покажешь, что в этом нет ничего страшного.
Он поцеловал ее в лоб и улыбнулся:
- Покажу. А сейчас давай спать, пока у меня хватает сил сдерживать себя. А то полетят к черту все мои стремления заняться с тобой любовью, и мы снова займемся сексом.
Лена захихикала и сказала:
- Я никогда не думала, что ты можешь быть таким, - посмотрела ему прямо в глаза.
- Каким таким? – не понял Виталий.
- Таким… МУЖЧИНОЙ, - смутилась она.
Он усмехнулся и сказал:
- Ты не знаешь еще, каким я могу быть. Ведь у меня не было возможности показать тебе это. Но все впереди, - он медленно провел пальцами по ее обнаженной руке до рукава футболки. – Теперь я смогу целовать тебя и ласкать тебя так долго, как захочу... и ТАМ, где захочу. Я обещаю тебе, что на твоем теле не останется и участка, к которому бы я не прикоснулся, - голос начал срываться, а в глазах стал появляться знакомый огонек желания.
Девушка и сама едва не начала дрожать от его слов. Только от представления того, что он будет с ней делать, становилось жарко и дышалось с трудом. А уж о том, что она будет чувствовать, когда он начнет действовать, она старалась не думать.
Лена осторожно отвела от себя руку Виталия и сказала:
- Если продолжишь в том же духе и дальше, я сама забуду о том, что меня смущает, а так же о твоем желании заняться любовью, а не сексом.
Мужчина судорожно выдохнул и откинулся на спину, а девушка спросила:
- Интересно, мы что, и правда сможем сдерживаться на площадке и не хотеть друг друга?
- Не думаю. Скорее всего, поначалу будем срываться. А зная тебя... Ты же специально будешь меня дразнить.
Лена улыбнулась и мечтательно сказала:
- Ну что я могу поделать с собой, если при виде тебя у меня все мысли улетают из головы, и я хочу только одного. К тому же ты желаешь того же самого.
- Давай попробуем на работе обходиться без этого, - серьезно сказал он. – Иначе мы вообще свихнемся.
- Мне кажется, я уже свихнулась, - тихо рассмеялась Лена и, повернувшись к мужчине, обняла его, устраиваясь в его объятиях.
Вскоре оба погрузились в сон.
А впереди была неизвестность, которая манила новыми отношениями...


На этом мой рассказ, за исключением опущенного послесловия в несколько строк, должен был закончиться. Но меня так увлекла эта история, что я решила продолжить ее. Скорее всего, частыми продами радовать вас у меня не получится, но я буду стараться.
Девочки, спасибо вам за «спасибо» и комментарии.

Буду рада видеть вас у себя.


У моего рассказа появилась обложечка. Спасибо за такую красоту Ксении - Callisto.



Оксана, спасибо за помощь с продкой.


Утром проснулись от звонка будильника, и, пока Виталик в сонном состоянии пытался найти свой мобильный телефон, от которого и шел сигнал, Лена, непонятно мурлыча, потянулась, закидывая руки за голову и немного прогибаясь в спине. Вскоре почувствовала, как на ее живот опустилась рука мужчины.
- Доброе утро, - пробормотал он и поцеловал ее в шею.
Не до конца отойдя ото сна, девушка вначале напряглась, будто не понимая, что происходит, а затем довольно улыбнулась:
- Доброе… - и обняв его за шею, притянула, укладывая головой себе на грудь.
- Нам вставать пора, - совсем не желая этого, все же сказал Виталик.
- Не хочу! – капризно, словно ребенок, тут же ответила Лена.
- А надо! – высвободившись из ее объятий и садясь на постели, произнес он. Взглянув на расслабленную девушку, спросил: - Как спалось?
Она распахнула глаза и, глядя прямо на него, произнесла:
- Офигенно. Мне кажется, даже в собственной постели мне не было еще ни разу так хорошо, как здесь. – И ведь она не врала, а говорила прямо и открыто.
- А может быть все дело в том, с кем рядом ты находишься в этой самой постели? – потянувшись к ней, призывно улыбаясь, спросил он.
- Может быть и так, - ухмыльнулась она и, положив ладони ему на щеки, притянула к себе, быстро целуя в губы. Игриво поморщилась: - Фу, ты колючий такой…
- Конечно колючий, я же мужчина, - гордо сказал он, понимая, что она забавляется.
- Мужчина, мужчина, - заливаясь смехом, Лена откинулась на подушку. – А сейчас, мужчина, шуруй в душ, а я пока поваляюсь.
- Какой - поваляюсь? – подделывая строгий голос, Виталик потащил с девушки одеяло. – А ну-ка, вставай!
- Не буду… - отбиваясь от него, смеялась она. – Да и, Виталь, какой смысл мне вставать? Ты пойдешь в душ, а мне чем заниматься? – дразнила она его. – А вот выйдешь оттуда, пойдешь делать завтрак, а я быстренько умоюсь.
- Нет, ну ты и наглая! – возмутился он. – Вместо того чтобы самой что-нибудь приготовить, все спихнула на меня.
- Конечно, - показав ему язык, натянула на себя одеяло. – Ведь это же я у тебя в гостях, а не наоборот. Поэтому тебе и ухаживать за мной. – Невинно улыбаясь, не отводила от него взгляда.
- Я надеюсь, ты вскоре перестанешь чувствовать себя здесь гостем? – серьезно спросил он. И вопрос совсем не подразумевал желание видеть каждое утро на столе приготовленный ею завтрак.
- Я думаю, если ты так же будешь меня принимать у себя, как и сейчас, то перестану. И если ты этого, правда, хочешь, – таким же серьезным голосом ответила она.
- Я этого хочу, - просто сказал он и поднялся с постели. Обернулся и посмотрел на девушку:
- У тебя десять минут и ни минутой больше. Если после этого не встанешь, я сам тебя стащу и окуну в ледяную воду, чтобы сразу же проснулась. Понятно? – и хотя голос звучал строго, в глазах светились искорки смеха.
- Ты не посмеешь! – возмутилась Лена.
- Хочешь проверить? – приподнял бровь мужчина, будто говоря, что на ее месте он бы не сомневался.
- Я заболею, и что тогда? – дразнилась Лена.
- Тогда я буду лечить тебя древним и действенным средством, - голос неожиданно сел, а глаза прошлись по фигуре девушки.
- Каким? – сглотнув, спросила она. Взгляд помимо воли заскользил по темным волоскам на груди, которые спускались на живот и исчезали за поясом плавок.
- Сексом, - бросил он и, быстро развернувшись, поспешно вышел из комнаты.
Но его уход был необходим обоим, чтобы прийти в себя и погасить неожиданно вспыхнувшее желание.

Лена, раскинувшись в постели, пролежала не больше пяти минут. Мысли крутились вокруг мужчины, который сейчас совсем рядом принимал душ. Было непривычно вот так лежать в чужой постели и просто дурачиться, поддразнивая друг друга. Но ей было так хорошо, что, потянувшись и довольно улыбаясь, она поднялась с постели и начала ее застилать. Уже почти закончив, услышала, как перестала течь вода, а вскоре и дверь ванной комнаты почти бесшумно хлопнула.
- Лен, я все, - входя в комнату, сказал мужчина. Но, увидев, что девушка уже встала, удивленно остановился в дверях. – Что, испугалась моего лечения? – не смог сдержаться Виталий и задал шутливый вопрос.
Лена приподняла бровь, словно говоря, что ничего не боится, и удивляясь тому, как у него вообще такая мысль родилась, а затем, ухмыльнувшись, ответила:
- Наоборот, очень хочу такого лечения, - прошлась по его фигуре взглядом и задержалась на лице. Пристально глядя в его глаза, подошла к нему, мимолетно обняла за талию и тут же отошла, направляясь на выход из комнаты, – но не сейчас.
Пока мужчина неподвижно стоял под впечатлением от ее слов, она успела дойти до ванной комнаты, но тут услышала слегка хриплый голос:
- Лен, тебе что приготовить на завтрак?
Она выглянула из-за угла и посмотрела на Виталика:
- Я не завтракаю обычно, так, чай или кофе. Поэтому что нальешь себе, то и я буду. – Развернувшись, Лена все же вошла в небольшую комнату. Внутри все трепетало от непривычных подобных шуток-разговоров. А настроение было отличное. Увидев свое довольное личико в зеркале, улыбнулась еще шире, а затем тихо рассмеялась, скорчив себе забавную рожицу.
Выйдя из ванной освежившейся и бодрой, прямо направилась в кухню, где и застала Виталика, суетящегося вокруг стола. Заметив ее, он обернулся и как-то неуверенно сказал:
- Я знаю, что ты любишь суши, поэтому и решил, что красную рыбу ты тоже любишь. Так как впереди целый рабочий день, нужно чего-нибудь съесть, вот я и сделал бутербродов к кофе.
Лена удивленно разглядывала стол, совсем не ожидая такого и даже немного теряясь от такого внимания и смущения Абдулова. В душе поднялась неожиданная волна нежности, которая потребовала немедленного выплеска наружу. Тут же подошла к мужчине, обняла его за талию и поцеловала в щеку. Так искренне и нежно, как только могла:
- Спасибо, - усаживаясь за стол, сказала она. – Красную рыбу я могу есть в любых количествах и в любое время суток. Поэтому лучшего завтрака я себе и представить не могла.
А Виталик, довольный тем, что угодил, уселся напротив.
Завтрак проходил весело, оба поддразнивали друг друга, но в этих шутках не было и тени злорадства или издевки. Былые отношения остались в прошлом, ведь обоим хотелось совсем иного.
- Виталь, сколько у нас времени до выезда? – отставляя от себя пустую чашку, спросила девушка.
- Минут пять-десять.
- Тогда я сейчас быстренько накрашусь и буду готова, - вскакивая со стула и направляясь в прихожую, бросила она.
- Лен! - крикнул ей вслед мужчина, останавливая ее. Она обернулась и посмотрела на него. – Ты и без всякой косметики очень красивая, - тихо сказал он, не спуская с нее глаз.
Девушка тут же залилась краской смущения, не зная, что сказать и как реагировать. Наконец отвела от него взгляд и сказала:
- Спасибо. – Внутри все трепетало. Сколько раз в день она слышала о том, что она красивая, что ей идет то-то и то-то, что она одна такая хорошенькая и больше нет таких. Конечно, она понимала, что ей льстят, и научилась принимать подобные комплименты с улыбками и словами благодарности. А вот сейчас она была уверена в искренности слов Виталика. И не просто уверена, а приятно удивлена его словами, так как ей не часто делали комплименты вот так просто, к тому же те, кто ей нравился. А от него она вообще не ожидала ничего подобного, поэтому, наверное, так и поражена была сейчас. Ну, а еще ее радовало то, что не каждый мужчина и совсем не каждой девушке может сказать, что она хорошенькая, когда та без укладки и макияжа.
- Но я и так сегодня необычная, волосы не уложены, во вчерашней одежде, а если еще и ненакрашенная приеду - это точно всем бросится в глаза. Поэтому я быстренько. – Почти выбежала из кухни, не понимая саму себя. Щеки пылали, а глаза блестели - она чувствовала это, даже не глядя в зеркало.
Уже в дверях, при выходе из квартиры, после того, как Виталик убрал со стола, а Лена нанесла на лицо желанный макияж, мужчина осторожно остановил девушку, взяв ее за руку и задерживая в прихожей.
Она остановилась, как-то неуверенно повернув голову и посмотрев на него. Он внимательно смотрел ей в лицо, а затем сделал шаг навстречу, становясь вплотную, обнял за талию одной рукой, а ладонь второй положил на шею. Заглянув в полные ожидания глаза, нагнулся и прикоснулся к ее губам в нежном поцелуе. Лена судорожно вздохнула, замешкалась лишь на мгновение, а затем подалась ему навстречу, обнимая за талию и отвечая на поцелуй.
Это прикосновение было таким легким и невинным по сравнению с бывшими их поцелуями, что оба не могли прервать его, наслаждаясь этим детским, в какой-то степени, касанием.
Наконец завершив поцелуй, Виталик прижался лбом ко лбу девушки и тихо произнес:
- Именно этого мне не хватало все утро.
Лена улыбнулась, прижалась к нему еще ближе и тихо ответила:
- Не поверишь, но мне тоже, – рассмеялась и вырвалась из его объятий, поспешно выходя из квартиры. – Поехали, а то опоздаем. – Посмотрела на него и игриво сказала: - Надо было мне губы накрасить какой-нибудь цветной помадой, а не гигиенической. Интересно, ты бы тогда поцеловал меня?
Мужчина рассмеялся, закрыл дверь и, поймав девушку в объятия, быстро поцеловал:
- Можешь быть уверена, я бы тебя поцеловал в любом случае.
В веселом настроении вышли из дома и сели в машину. Из-за прекрасного расположения духа по дороге много шутили и смеялись. А иногда Лена подпевала песням, которые лились из радиоприемника, включенного в машине, и тогда Виталик заходился в смехе, а она, еще больше дурачась, начинала подделывать голоса исполнителей.
Они словно заново открывали для себя свое отношение к другому. Да и не только отношение. Оба просто привыкали друг к другу, ведь до этого они даже не общались. Теперь же все было новым, и хотелось, чтобы эти начавшиеся отношения были долгими. Хотя даже себе боялись в этом признаться. Обычно отношения между мужчиной и женщиной начинаются со встреч и свиданий, а не с секса. В их же случае получилось наоборот. Но хотелось, чтобы хорошо было не только во время интимной близости, но и далеко за пределами постели. Вопрос был в том, получится ли это у них. Но утро было счастливым, и хотелось верить, что так будет и дальше.
Въехав во двор площадки, где проходили съемки, Лена попросила:
- Виталь, останови машину у входа в здание, я выйду.
Он остановился и напряженно посмотрел на девушку:
- Что, не хочешь, чтобы нас видели вместе?
Она ошарашено посмотрела на него, растерявшись в первый миг и не зная, что ответить на это. А затем усмехнулась:
- Хорошая шутка. – Она предпочла отнестись к его словам как к
неудачной шутке, а не как к серьезному вопросу. – Учитывая, что я вчера уехала с тобой, и нас видели, а так же то, что сейчас мы стоим напротив главного входа, и нас видят все, кто приезжает сюда или кто курит где-то в сторонке, я решила не афишировать наши отношения перед теми, кто о них еще не знает. – Она устало откинулась на спинку кресла, отворачиваясь от него и смотря за окно.
Виталик, поняв, что ляпнул что-то не то, попытался реабилитироваться:
- Ну, а для чего тебя тогда здесь высаживать? Могли бы вместе войти.
- Слушай, Абдулов, - начала закипать Лена, - поверни голову от меня и посмотри налево. – Дождалась, пока он это нехотя сделал. – Что ты видишь?
- Девчонок, которые стоят и, даже не скрывая этого, пялятся на мою машину.
- Вот именно к ним я и собиралась выйти, мы почти всегда встречаемся здесь. Но если ты не можешь поставить машину без меня, - повышая голос, продолжила Лена, - я составлю тебе компанию.
Виталий молчал, не зная, как загладить свое необоснованное высказывание.
- Извини, просто я еще не привык к тому, что мы вместе, - смущенно сказал он и тут же перевел тему: - А они знают, что ты вчера поехала ко мне, а не к себе?
- Догадываются, наверное… хотя теперь знают это.
- И ты… не боишься афишировать наши отношения?
- А чего мне бояться? Нас с тобой сводят уже не один месяц, поэтому для многих мы уже давно вместе.
- Но нас сводили на словах, а теперь это в реальности.
- Такое чувство, что ты сам боишься показывать то, что ты со мной, - укоризненно сказала Лена. – Что, не дает покоя, что связался с малолеткой?
- Третьякова! - тут же зло бросил мужчина, повышая голос. – Совсем что ли сдурела? Не хотел бы быть с тобой - не предлагал бы этого.
- И нечего орать, - забавляясь его реакцией, довольно улыбнулась Лена. – И не фиг задавать мне такие вопросы. – Увидев, что он замер, не понимая такой ее реакции на свои слова, она потянулась к нему и быстро поцеловала в губы. Затем поспешно выскочила из машины и, перед тем как захлопнуть дверцу, нагнулась, чтобы видеть мужчину, и сказала: - А тому, что мы теперь вместе и не скрываем этого, поверь, порадуются многие. – Закрыв дверцу, быстро устремилась к девчонкам, которые уже в нетерпении ждали ее, внимательно наблюдая за машиной, в которой она приехала.
Подошла к ним с довольной улыбкой и после приветствия стала ждать вопросов. А в том, что они будут, она ни секунды не сомневалась.
- Лен, а ты где сегодня ночевала? – осторожно спросила Женя.
Лена рассмеялась и сказала:
- Да Женька, что ты стесняешься, спроси прямо, у Абдулова ли я провела эту ночь? И я тебе отвечу, что да, у него. – Забавляясь изумленным лицам четырех девчонок, Лена не переставала веселиться, понимая, что такая реакция на их отношения с Виталием будет в первое время часто встречаться.
- Вы что… вы… вы… вместе? – не веря своим ушам, спросила Нюта.
- Вместе, - довольно улыбнулась Лена, а внутри все затрепетало. Слишком непривычно было говорить об этом, да и вообще, она часто слышала слово «вместе» при упоминании каких-то пар, а вот сама она еще ни разу ни с кем не была «вместе», поэтому ставить себя в пару с Виталиком было немного стеснительно. Что уж говорить о девчонках. Но, не желая показывать, что и для нее самой эти отношения в новинку, бодро спросила: - А что вы так удивляетесь? Нас с ним уже давно свели вместе, пора бы и привыкнуть к этому.
- Так одно дело - желания фанатов, и совсем другое дело - ваши отношения в реальности, - еще не совсем придя в себя, сказала Аня.
А Лена после этих слов звонко засмеялась, вспоминая, что совсем недавно точно так же сказал и Виталик.
- Да бросьте вы, девчонки, наоборот, теперь за нас многие порадуются. А сейчас пойдемте на съемки, а то получим за опоздание, – и не дожидаясь ответа, вошла в здание.
Девочки, переглянувшись между собой, молча пошли следом.


Спасибо: 96 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5857
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.07.10 14:18. Заголовок: Оксана, спасибо за о..


Оксана, спасибо.

Лена с Виталием в начале дня ловили на себе заинтересованные взгляды находящихся на площадке людей и про себя ухмылялись такой реакции на свое совместное появление. Но вскоре перестали обращать на это внимание, сосредоточившись полностью на работе. Понимали, что это только начало, что им еще придется столкнуться с удивлением, пренебрежением и даже где-то с изумлением, поэтому пытались вести себя как обычно.
Снимались в разных классах, перерывы не совпадали, а значит, увидеться не получалось.
Уже далеко после обеда Виталий все же улучил момент и пошел искать Лену, зная, что у нее сейчас должен быть перерыв. Вошел в класс и с удивлением понял, что в нем находятся только двое: она и парень, который отвечал за звук на площадке и был ненамного старше Лены. Они стояли так, что его появления не заметили. Зато Виталик отчетливо видел, как этот пацан смотрит на Ленку, как того и гляди, вцепится в нее, потому что по всему довольному лицу читалось, что он хочет ее. А она спокойно стояла напротив и улыбалась его словам, которые сам Виталий не слышал, так как неожиданно поднявшаяся злость затуманила все мысли. Ни о чем не думая, он подошел к парочке и обнял Лену со спины:
- Привет, - поцеловал в висок, почувствовав, как она заметно напряглась, но, видно просто не ожидая того, что кто-то может вот так подойти к ней. – Я соскучился, - посмотрел прямо в лицо стоящему напротив Сереже и прижал Лену к груди, скрещивая руки на ее животе. Тем самым показывая, что эта девушка его.
Сергей вначале стоял, изумленно разглядывая их, а затем натянуто улыбнулся:
- Виталик, ты видно настолько заигрался, что спутал сцену и жизнь. Это Третьякова, а не Кулемина.
Абдулов усмехнулся и, все так же не отводя от парня взгляда, сжал в объятиях девушку еще сильнее:
- Я знаю. И соскучился я именно по Третьяковой. По Кулеминой пусть скучает мой герой.
Улыбка быстро сползла с лица Сергея, и он озабоченно посмотрел на Лену, будто ожидая, что она сейчас что-нибудь скажет, а еще лучше, опровергнет слова Виталия. Но девушка, слушая эту перепалку, начинала закипать, понимая, что Виталик перегибает палку. А он, словно подливая еще больше масла в огонь, добавил:
- Серег, Лена - моя девушка! – утвердительно сказал он. – И я надеюсь, повторять мне это не придется. – Во взгляде, как и в голосе, проскользнула угроза.
Лена не вытерпев этого мужского разговора, резко высвободилась из объятий Виталия и, взяв его за руку, повела за собой из класса, бросив на ходу застывшему на месте парню:
- Сереж, извини, я сейчас.
Гневно сопя, завела мужчину, в молчании шедшего за ней следом, в свободный класс.
- Абдулов, что за игры? – закричала она, едва захлопнув за ними дверь. – Какого черта надо было устраивать этот спектакль? Перед камерой не наигрался еще, что ли?
- Какие игры? Какой спектакль? – удивленно приподнял брови мужчина. – Я лишь сказал, что ты моя девушка. А это правда.
- Сказал, да! Только сделал это так, будто хвастался доставшимся трофеем! – не сбавляя оборотов, продолжала бунтовать Лена. – Ваш разговор напоминал разговор двух мальчишек, которые долгое время мечтали об одной игрушке и, наконец, у одного из них она появилась. Ты бы видел себя со стороны! Да во всех твоих движениях и словах читалось превосходство.
- Третьякова, - тоже вспылил мужчина. – Это ты поднимаешь бурю из ничего. Какого черта ты так завелась? Или что, не хотела, чтобы он знал о том, что ты не свободна?
- Совсем охренел? Мы утром уже разговаривали об этом. Или тебе мало моих слов для того, чтобы поверить мне?
- Да я верю тебе, только вот ты флиртовала с ним…
- Сам ты флиртовал! – разъяренно бросила Лена. – Видно, не знаешь, что такое флирт, если увидел его в обычном разговоре о работе. А если бы я не хотела, чтобы о нас знали, я бы не поехала к тебе вчера и не соглашалась бы на твое предложение быть парой. А если ты настолько не уверен во мне, нечего было вообще предлагать это. – Не дожидаясь ответа мужчины, девушка подошла к двери и распахнула ее.
- Я зашел, потому что, правда, соскучился по тебе, - тихо сказал Виталий ей вслед. Он уже понял, что перегнул палку, но как вернуть Лене прежнее хорошее расположение духа - не знал. Поэтому и сказал правду.
Она остановилась, тяжело вздохнула и, не оборачиваясь, сказала:
- Если бы ты об этом сказал без такой показухи, я бы тебе ответила тем же. – Затем вышла из класса и направилась в комнату, где уже началась съемка.

Остаток дня молодые люди были не такими улыбчивыми и веселыми, как первую половину суток. Оба понимали, что погорячились. Виталик и правда вел себя, как хвастливый пацан, а Лена вместо спокойного разговора начала кричать. Но оба были с взрывным характером и там, где можно было бы уступить и не нагнетать обстановку, наоборот, бросались в омут с головой, в результате чего вместо прояснения ситуации сразу и на месте, завязывались все новые узлы непонимания и сожаления.
К вечеру уже оба окончательно остыли и захотели хотя бы увидеть друг друга. Поэтому когда Виталик заглянул в комнату, где была Лена, и попросил ее выйти, она без слов последовала за ним.
- Я освободился уже, - произнес мужчина, не спуская глаз с лица девушки. – Подожду, когда вы закончите, ладно? – он говорил без должной уверенности, словно опасаясь, что его слова вызовут бурю.
- Виталь, не надо. Езжай домой, – отвернувшись от него, девушка сложила руки на груди.
- Лен, ну извини меня, - обреченно сказал Виталик. – Я действительно, переиграл. Но, черт возьми, будь ты на моем месте, ты бы поступила точно так же! – призывая к ее совести, пытался достучаться до нее мужчина. – Да он раздевал тебя взглядом, как еще я должен был повести себя? К тому же, что я такого сделал? Всего лишь показал ему, что ты моя.
Лена дернулась и резко обернулась.
- Повтори, - с надрывом попросила она.
Не понимая, что он снова сказал не так, Виталик обеспокоено, и не задумываясь, повторил:
- Ты моя!
После этих слов девушка довольно улыбнулась и обняла мужчину за талию, запрокидывая голову и глядя ему в лицо:
- Так непривычно слышать такое, - смущенно сказала она. О том, что еще совсем недавно она стала бы опровергать подобные слова, промолчала, ведь с Виталием все было по-другому.
Мужчина улыбнулся немного неуверенно, сомневаясь в том, что буря окончательно миновала. Затем наклонил голову и легко поцеловал ее.
- Ну, так что, я подожду тебя? – повторил свой вопрос Виталик, заглядывая ей в глаза.
- Не надо.
- Лен, ну я же извинился, - начал заводиться мужчина.
- Виталик, да кто тебе сказал, что я обижалась? – возмущенно спросила она. – Конечно, в тот момент я разозлилась, но потом быстро успокоилась.
- Тогда почему ты не хочешь поехать ко мне? – не понимал он.
- А для чего к тебе ехать? – задала логичный вопрос Лена.
Мужчина, к своему изумлению, не смог облечь в слова свое желание видеть девушку у себя дома. Он просто понимал, что хочет этого.
- Ну… мне просто хочется быть рядом с тобой.
- Просто быть со мной? – переспросила она.
- Ну да, - подтвердил он.
- И между нами ничего не будет? – подозрительно продолжала спрашивать Лена.
Тут поняв, к чему ведет девушка, Виталик честно сказал:
- Ну, если ты этого не хочешь, то да, ничего не будет.
Девушка горько усмехнулась и сказала:
- В том-то и дело, что я этого хочу. Хочу тебя, но не хочу, чтобы между нами что-то было именно сейчас. Ведь причина, из-за которой вчера ничего не было, никуда не делась, – смутившись, но не отводя взгляда, сказала она. Мужчина стоял и молча смотрел на девушку, а она продолжила говорить: - Я еду сегодня домой. Так будет лучше. Потому что повторения предыдущей ночи не будет, а мучаться от неудовлетворенного желания самой и изводить тебя совершенно не хочется.
- Я понимаю, что ты права, но мне так не хочется соглашаться с этим, - наконец сказал Виталик. – Я вообще не хочу тебя никуда отпускать. – Резко замолчал, будто испугавшись собственных только что сорвавшихся с языка слов, и, чтобы скрыть неожиданно образовавшуюся паузу, накрыл губы Лены своими. Это уже был не один из тех невинных поцелуев, которыми они обменивались сегодня. Это было твердое, уверенное прикосновение, призванное дарить удовольствие и получать его. Лена лишь на мгновение замешкалась, не зная, как поступить: то ли оттолкнуть мужчину, то ли ответить, а затем со вздохом обняла его за шею, притягивая к себе еще ближе, и начала отвечать на поцелуй.
Его язык дерзко и смело раздвинул ее теплые губы и скользнул в горячую глубину ее рта, заводя игру с ее языком. Но девушка была не менее дерзкой, поэтому уже вскоре ответила ему тем же, ни о чем не думая и полностью растворяясь в этом сумасшедшем касании, забывая о том, что они сейчас стоят посередине коридора, и изредка проходящие мимо люди могут их видеть.
Но когда руки Виталика поползли по ее телу, слегка приподнимая на спине футболку и открывая тонкую полоску ее кожи, по которой тут же скользнула его ладонь, девушка дернулась и отстранилась.
Тяжело дыша, она сказала:
- Нам с тобой вообще нельзя оставаться вдвоем где-то в общественном месте, потому что тормоза не работают ни у тебя, ни у меня. А предстать перед кем-то занимающимися сексом мне совсем не хочется. – Затем, усмехнувшись, добавила: - Хотя и было бы весело. Все, отправляйся домой, мне на съемку пора…
Договорить не получилось, так как Виталик вновь прижал ее к себе и нежно поцеловал. Не так, как в предыдущий раз, а мягко и как-то успокаивающе, хотя у самого внутри все заходилось от желания оказаться с ней где-нибудь в уединенном месте. Но он обещал себе и ей, что следующая их близость будет не похожа ни на одну из тех, что были ранее, и собирался сдержать свое слово. По крайней мере, пока он в силах это делать.
Завершив поцелуй, но не отпуская ее, сказал:
- Все, иди.
Она тихо рассмеялась, сняла с себя его руки и отошла на пару шагов, все так же не отводя от него взгляда.
- Пока.
Не успела и шага ступить, как снова была стиснута в объятиях мужчиной, а губы снова оказались в плену его рта. Но так же стремительно, как и подошел, он отпустил ее и, развернувшись, быстро пошел по коридору к выходу, уже на ходу бросив:
- Пока.
Лена улыбнулась и пошла на съемочную площадку, где уже было испорчено три дубля эпизода. Причем, один раз по вине самой Ленки – она никак не могла сосредоточиться из-за мучительного желания увидеть Виталика.
Несмотря на то, что сегодня они разъехались по своим домам, настроение было хорошее. Конечно, очень хотелось оказаться рядом друг с другом, но подобные желания были непривычны, поэтому и Лена, и Виталик пытались отвлечься и сосредоточиться на чем-нибудь еще. Но чем больше они старались, тем чаще возвращались мыслями друг к другу, не замечая, что при этих воспоминаниях на лицах появляются легкие улыбки.

Скрытый текст



Оксана, чтобы я делала без тебя? Спасибо.

На следующий день молодых людей ждал неожиданный сюрприз. Утром, еще не успев доехать до площадки, Виталий узнал из телефонного звонка, что сейчас будет съемка на «квартире Кулеминых», поэтому пусть держит путь прямо туда. А в это самое время в пределах школы будут снимать сцену с девчонками.
Уже после обеда, когда мужчина все же добрался до школы, оказалось, что «Ранетки» уехали на репетицию, а значит с Леной он так и не увидится.
Девушка же, уезжая на репетицию, поняла, что, несмотря на сильное желание, встретиться с Виталиком сегодня не удастся. Решив хотя бы услышать его голос, взялась за телефон, садясь в машину. Но тут же замерла с трубкой в руках, понимая, что у нее нет номера Абдулова. Изумленно посмотрела на телефон, будто не веря самой себе, но в итоге вынуждена была разочарованно положить его в карман, осознавая, что даже поговорить у них не получится.
Конечно то, что, встречаясь, они не знали телефонов друг друга, выглядело странным, но за те две недели, что они сталкивались на площадке в страстных порывах, а так же за прошедший день, когда они были рядом, ни у него, ни у нее не возникло даже мысли о том, что нужно обменяться номерами. К тому же, поскольку они работали на одной площадке и снимались вместе, необходимости в звонках раньше не было. Вот поэтому начав встречаться, об этом никто и не вспомнил.
Вечером, когда Лена сидела с родителями на кухне и рассказывала забавную историю, произошедшую днем, ее рассказ прервал звонок мобильного, лежащего рядом. Едва взглянув на дисплей, она замерла, поняв, что звонят с незнакомого номера. Только вот сомнений в том, кто именно это звонит, у нее не было никаких. Она была уверена, что это Виталик. Сама не знала, откуда у нее в душе поселилась эта уверенность, но знала, что не ошиблась.
- Алло, - произнесла девушка и посмотрела на родителей.
- Привет, - тут же прозвучало в трубке. Лена судорожно вздохнула, поняв, что интуиция ее не подвела.
- Привет, - тихо ответила она и встала из-за стола. Объяснять что-то родителям не было необходимости, они уже и так поняли, что их дочь полностью сосредоточилась на звонке.
Войдя в свою комнату, Лена села на постель. Мужчина молчал, понимая, что его узнали с первого слова.
- Как ты узнал мой номер телефона? – наконец прервала тишину Лена.
- Это долгая и неинтересная история, - хмыкнул мужчина, а в голосе слышались нотки смеха.
- Ну, судя по твоей реакции, не такая уж она и неинтересная, скорее наоборот, - улыбнулась в ответ девушка. – Поэтому признавайся, кто меня сдал?
- Тут была длинная цепочка, - окончательно развеселился Виталик, хотя и не собирался говорить, скольким людям ему пришлось позвонить, чтобы, наконец, узнать ее номер.
- Учитывая, что у нас негласный договор о том, что мы никому не даем номеров друг друга, цепочка и должна была быть длинной. Ну, так кто это? – уже заинтересованно спросила девушка.
- Не скажу, - дразня ее, тут же ответил он.
- Хорошо, тогда завтра утром я сама выясню, кто его тебе дал, - с шуточной угрозой в голосе сказала Лена.
- О, вот это будет интересно, - продолжал забавляться мужчина. – Сегодня я узнавал твой номер, а завтра ты будешь узнавать, кто же его мне все-таки дал. Когда будешь трясти за грудки каждого подозреваемого, позови меня, я хочу на это посмотреть, - веселился он. – А то я сегодня и так выставил себя дураком, узнавая номер СВОЕЙ девушки у кого-то. Вот они повеселились надо мной, - беззлобно и без тени смущения сказал Виталик.
- Да уж, о том, что у нас нет номеров друг друга, я сама поняла только в обед, когда собралась тебе позвонить, - призналась Лена.
Оба замолчали, поняв, что только что она призналась в своем желании услышать его.
- А почему не попыталась узнать? – тихо спросил он. – Побоялась оказаться в неловкой ситуации?
- Нет. Днем, сам знаешь, постоянно занята, а сегодня тем более: сначала съемки, после репетиция, ну а там и вечер настал. Решила, что уже поздно и что номер узнаю при встрече.
- А я не смог дождаться встречи. Настолько привык к тому, что мы каждый день видимся, что сегодня чувствовал себя не в своей тарелке. Вот и решил хотя бы услышать тебя.
- Я рада, что ты позвонил, - слегка смутившись, сказала Лена.
- Вообще-то я позвонил тебе пожелать спокойной ночи, - подумав, что признаний на сегодня хватит, увел разговор в другую сторону Виталик.
- Ну, тогда желай, - рассмеялась девушка.
- Желаю! - в ответ засмеялся мужчина. – Желаю спокойной ночи.
- Тебе тоже сладких снов, - промурлыкала она.
- С тобой? – вопрос сорвался с губ мужчины прежде, чем он успел подумать.
У Лены перехватило дыхание, и на короткое время она замолчала, а затем сипло произнесла:
- Ну, если хочешь, то со мной.
- Третьякова! – тут же взревел Виталик. – Ты специально издеваешься надо мной?
- Ничего я не издеваюсь, - голосом, полным соблазна, отозвалась она.
- Ну, подожди, я до тебя доберусь! – пригрозил он.
- И что ты мне сделаешь? – увлекаясь игрой, заинтересованно спросила она.
- Ничего страшного, не бойся, - мягким голосом ответил он, но Лена понимала, что за этим что-то кроется, и не ошиблась. – Я всего лишь зажму тебя в ближайшем углу и воплощу свои сны в реальность. И плевать мне, что на нас будут смотреть. Ты сама меня до этого довела.
- И ничего я не доводила! – возмутилась Лена. – Я что, виновата, что ты меня хочешь? Иди душ холодный прими, легче станет.
- Третьякова, черт возьми, ты вообще офонарела? – закричал мужчина. – Или что, ты меня не хочешь? Тогда давай я тебе пожелаю добрых снов, точно таких же, каких ты мне пожелала только что. Ложись Леночка в постельку и представь нашу первую ночь. Я имею в виду не ту, что была на площадке, а ту, которая будет в ближайшее время, когда я тебя буду целовать и ласкать…
- Абдулов, замолчи лучше! – предостерегающе произнесла она.
Но мужчина, словно не слыша ее слов, продолжал расписывать их скорую близость:
- Я хочу изучить тебя всю, не только руками, но и губами. Забираться поцелуями в такие места, которые скрыты от посторонних. И ведь я это сделаю.
Лена тяжело задышала, едва представив, как он выполняет свои угрозы. Почувствовала зародившееся внизу живота желание, грудь неожиданно набухла, требуя уже сейчас этих самых прикосновений.
- Виталик, может, хватит? – хрипло спросила Лена, останавливая его поток воображения. – К чему доводить друг друга? И без того тошно.
Мужчина, стараясь скрыть очевидное желание, вызванное собственными словами и разыгравшейся фантазией, негромко сказал:
- Ты права. Извини. Просто две недели близости с тобой превратили меня в какого-то наркомана, который уже не может прожить без нужной ему дозы. Да и дело не только в сексе, мне хочется, чтобы ты была рядом. – Он вдруг резко замолчал, прикусив язык. Слишком неожиданно сорвалось это признание, в то время как он не собирался торопиться в их отношениях. Но он уже не раз замечал, что во время общения с Леной он не продумывает ничего, все признания самопроизвольно срываются с губ. И все они честные.
Оба замолчали, но вскоре Лена нарушила тишину.
- Виталь, пойдем спать, - попросила она, понимая, что данный разговор причиняет больше мучений, чем радости. Ведь оба хотели сейчас оказаться рядом друг с другом.
- Сомневаюсь, что у меня получится уснуть.
- А ты не сомневайся, давай ложись и спи. Я не хочу, чтобы, когда мы окажемся в одной постели, ты тут же уснул. Ты мне многое обещал, и я намерена все это получить. – Быстро проговорила девушка, возвращаясь в веселое настроение и едва сдерживая себя, чтобы не засмеяться в голос. – Сладких снов, - добавила она и нажала на кнопку отбоя, не давая Виталию и слова вставить.
Тут, уже не сдерживаясь, рассмеялась и откинулась на постель, раскинув в стороны руки и довольно улыбаясь.
Виталик, удивленно приподняв брови, внимал Ленкиным словам, но прежде чем успел что-то сказать в ответ, услышал в трубке гудки.
«Вот же поганка!» - в сердцах воскликнул он, хотя на лице была довольная улыбка.
Оба в эту ночь спали сном младенца. Несмотря на страстные пожелания доброй ночи, эротические сны их не преследовали, поэтому утром они встали бодрыми и отдохнувшими, с желанием как можно скорее увидеть друг друга.

Если что, я здесь.


Девочки, извините за долгое отсутствие.
Продка будет небольшой, но, думаю, в ближайшие дни порадую вас гораздо большим объемом и содержанием.


Но утро в очередной раз преподнесло им сюрприз. Режиссеры и сценаристы, будто издеваясь над ними, отправили «Ранеток» сниматься в кафе, в то время как Абдулов участвовал в съемках в школе.
Единственной радостью был утренний разговор, который на сей раз начала девушка, чем приятно удивила мужчину. Оба понимали, что встретятся после обеда, и жили ожиданием этой встречи, в легкой растерянности от своего стремления скорее увидеться.
Едва девчонки приехали к школе, как Лена устремилась на поиски Виталика, крикнув девочкам, что сейчас поздоровается с ним и тут же прибежит на площадку. Узнав на ходу, что у Абдулова сейчас перерыв, а так же то, в какой именно он комнате, ринулась туда, но на пороге резко остановилась.
Дверь была открыта, и она увидела, как в кабинете молодая девушка, помогающая актерам с макияжем, заигрывает с Виталием. В комнате они были вдвоем, а Лена прекрасно знала все эти взгляды и улыбки, направленные на привлечение мужчин, которые сейчас исходили от Катеньки в сторону ЕЕ мужчины. Катя только что открыто не вешалась Виталию на шею, и если бы тот сейчас решил взять ее на этом самом месте, она бы явно не воспротивилась. А он сидел и с милой улыбкой слушал ее щебетание. И хотя Лена не могла видеть его лица, была уверена в том, что его голубые глаза сейчас заинтересованно светятся.
Разозлившись и поняв, что этого так просто она не оставит, резко вошла в комнату и направилась прямо к мужчине, усаживаясь к нему на колени и обнимая за шею:
- Привет, - быстро сказала она и поцеловала его в губы.
Виталик сначала замер от неожиданного появления Лены и столь странного ее поведения, а затем обнял ее за талию. Но ответить на поцелуй у него не получилось, так как девушка уже оторвалась от его губ, все еще продолжая обнимать его.
- Привет, - прошептал он, быстро скользнув губами по ее щеке. В это время Лена смотрела на онемевшую от изумления Катю.
- Кать, выйди, пожалуйста, на минутку, я хочу по-нормальному поздороваться со СВОИМ мужчиной, - намеренно выделила Лена, чтобы та поняла, что здесь ей ловить нечего. Хотя Лена и так была уверена, что после ее демонстративных посиделок на коленях Абдулова, Катя больше не рыпнется в его сторону и бороться за него не станет. Тем более с ней, Леной. И пусть Третьякова никогда не считала себя роковой женщиной, способной запросто завоевать мужчину, но в данном случае она была уверена в собственных силах.
Катя, все еще странно смотря на них, медленно двинулась к выходу, а затем поспешно вышла, при этом закрыв за собой дверь.
Едва та покинула комнату, как Виталик начал смеяться. Вначале сдержанно, уткнувшись лбом в плечо Лены, а затем громко и искренне, откидываясь на спинку дивана. При этом он все еще продолжал обнимать Лену, вынуждая ее, таким образом, откинуться ему на грудь. Но девушка не разделяла его веселья, поэтому, вывернувшись из объятий, встала.
- И ничего смешного я здесь не вижу, - становясь напротив него, зло бросила она.
- А я вижу, - посмеиваясь, ответил он. – Мне эта ситуация напоминает ситуацию двухдневной давности. Только тогда ты разозлилась на меня за подобное. А ведь я тоже могу сказать сейчас, что ты играла для нее. И тоже психануть.
Лена даже брови приподняла, удивляясь его словам, а затем, придя в себя, снова завелась:
- Я просто разговаривала с Сергеем, а ты здесь строил глазки ей.
- Я? Глазки? – мужчина снова зашелся в хохоте. – Лен, ну ты как скажешь!
- Да она слюни на тебя пускала, того и гляди, кинулась бы на тебя, а ты и рад стараться.
Неожиданно Виталик перестал смеяться и, резко дернув девушку за руку на себя, вновь усадил ее к себе на колени.
- Дурочка, - выдохнул ей в лицо, прежде чем накрыть ее губы жадным и грубым поцелуем. Она попыталась отстраниться, но он ее крепко обнимал. – Неужели ты, правда, думаешь, что я мог с ней заигрывать? Считаешь, мне тебя мало? – сердито спросил он, и, не дожидаясь ответа, вновь накрыл ее губы своими.
Лена не отвечала ему, пытаясь сопротивляться происходящему, но мужчина, не обращая внимания на ее легкие уворачивания, начал поспешными поцелуями осыпать ее лицо, перемещаясь на шею. Тут уже Лена запрокинула голову назад, давая его губам больше свободы и пространства. Слишком соскучилась она по его губам за прошедшие два дня, поэтому сейчас с удовольствием принимала его ласку, обо всем забыв. Не выдержав, поймала его лицо в ладони, останавливая безумные быстрые поцелуи, и нашла его губы, впиваясь в них жадным поцелуем.
- Надеюсь, что не мало, - между поцелуями прошептала Лена. – И это она с тобой заигрывала, а не наоборот… - согласилась девушка, полностью растворяясь в поцелуе и совсем не вспоминая того, что совсем недавно готова была прибить Виталика за то, что он тут улыбался не ей, а какой-то другой девице.
Виталик удовлетворенно вздохнул, стиснул ее еще сильнее в объятиях и прижал к себе. Девушка не отставала от него и крепко обнимала его за шею. Поцелуй стал набирать обороты, языки встретились и начали соревнование, стремясь как можно больше доставить удовольствия партнеру. Головы уже кружились от ощущений, а тела начало пронзать горячими иголочками, мучая молодых людей и заставляя их сходить с ума от желания.
Наконец Виталик нехотя завершил поцелуй понимая, что надо остановиться.
- Сегодня едешь ко мне? – хрипло спросил он, желая услышать положительный ответ.
Лена, тяжело дыша, уперлась лбом ему в плечо и грустно и как-то опасливо сказала:
- Нет.
Мужчина дернулся и, придерживая девушку за плечи, отстранился, заглядывая ей в лицо:
- Что значит – нет? – не веря, спросил он.
- Ну, Виталик, это не от меня зависит, ты же знаешь, - смотря на него исподлобья, словно маленькому ребенку, объясняла она.
- Когда? – вопрос был коротким, но ясным и понятным.
- Завтра.
- Обещаешь? – подозрительно спросил он.
- Обещаю, - тихо подтвердила она.
Какое-то время сидели молча, пока Виталик не нарушил тишину:
- Не подумай, что мне от тебя нужен только секс. Просто это как запретный плод. Чем больше нельзя, тем больше хочется. Хотя тебя хочется всегда, - тут же поправился он, глядя ей прямо в глаза. А она, к его удивлению, залилась краской смущения. – А тут еще и получается так, что вчера не виделись, и сегодняшняя встреча, сама видишь, проходит достаточно… жарко, - хрипло закончил он.
- Мне самой эти ограничения и какие-то рамки поперек горла встали, - в сердцах бросила Лена.
Виталик в ответ на это притянул ее к себе и осторожно обнял, будто боясь причинить боль. Прижал к себе с каким-то трепетом, даже нежностью, чтобы не спугнуть неосторожным движением эти детскость и трогательность.
Неожиданно дверь открылась, и на пороге застыла Аня:
- Лен, ну, сколько тебя можно ждать? Ушла поздороваться, а самой уже полчаса нет, - возмущалась она.
Виталий приподнял голову, тем самым заставляя Лену принять сидячее положение, и посмотрел на Рудневу:
- Привет, Ань.
- Привет, Виталь. Ну что за детский сад? Целуйтесь за пределами площадки. Обязательно это делать здесь?
Виталий с Леной переглянулись, затем посмотрели на Аню, после снова друг на друга, и зашлись в хохоте.
- Ань, мы бы с удовольствием, да не получается, - сквозь смех произнес мужчина.
- Я бы ответила тебе, - сказала Лена, - и мой ответ был бы не так вежлив, как Виталькин, если бы ты зашла на пару минут раньше. А сейчас у меня отличное настроение, - она довольно посмотрела на мужчину, затем быстро поцеловала его в губы и резво вскочила с его коленей: - Поэтому пошли на площадку. – Уже в дверях обернулась и посмотрела на Виталия: - Надеюсь, перед тем как отправиться по домам, мы еще встретимся?
- Не сомневайся. С тебя еще поцелуй на ночь, - пройдясь взглядом по ее фигуре, наконец, добрался до ее глаз, дерзко улыбаясь и дразня ее.
- Будет тебе поцелуй, - пообещала она и, по привычке обведя языком губы, заметила лишь, как взгляд мужчины изменился, а глаза тут же вспыхнули. Не дожидаясь ответа, она быстро поспешила за Аней.


Спасибо: 89 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5873
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.07.10 11:32. Заголовок: Лена недолго оста..


Оксана, спасибо за оперативность.

Встреча на следующее утро была жаркой, с надеждой на продолжение вечером. Оба в течение дня скорее были в своих мыслях, чем в мыслях своих героев, и поэтому были невнимательными, но, тем не менее, отыгрывали свои сцены с первого дубля. Понимали, что чем быстрее снимут сцены, запланированные на сегодня, тем скорее смогут уехать домой. А уехать очень хотелось. Как и хотелось наконец-то остаться наедине.
Поэтому уже вечером, проигнорировав предложение коллег по съемкам собраться и поехать куда-нибудь всем вместе поужинать, они уселись в машину Виталика и устремились к нему домой. В дороге пытались разговаривать, но ожидание скорой близости делало их немного скованными и плохо понимающими действительность. Едва они сталкивались взглядами, как тут же забывали тему разговора и тянулись друг к другу с поцелуем.
Нельзя сказать, что они были помешаны на сексе, но ожидание сегодняшнего вечера, а так же возложенные на него большие надежды делали свое дело: оба становились напряженными и хотели как можно скорее оказаться в постели. К тому же и Лена, и Виталик понимали, что если бы не было разговора о том, что нужно подождать именно до сегодняшнего дня, что именно сегодня они будут занимать любовью, а не сексом, все было бы иначе. Они ехали бы, весело шутя, и абсолютно спокойно вошли бы в квартиру. Сейчас же получалось так, что они боялись не оправдать ожиданий друг друга, несмотря на то, что оба уже знали, как они ведут себя в постели, хотя в этой самой постели еще ни разу не были. Но не только это их пугало. Сегодня их близость будет не такой, как раньше - спонтанной, а осмысленной. Ведь начался этап их новых отношений, когда не надо ни от кого прятаться и скрываться, а можно делать то, что хочется.
Дома, заходя на кухню, Виталик спросил:
- Лен, ты голодная?
Обернулся и оказался в объятиях девушки, которая решила не оттягивать желанную близость и подошла к нему с загадочной улыбкой на лице:
- Голодная… - поцеловала его в подбородок. – Тебя хочу! – не скрывая своих желаний, закончила она и посмотрела ему прямо в глаза.
Виталик тут же резко прижал ее спиной к стене, придавливая собственным телом. Девушка шумно выдохнула, не отрывая от него взгляда и ожидая дальнейших действий с его стороны. Она даже слышала его участившееся сердцебиение, настолько была сосредоточена на нем. А мужчина, опустив голову, накрыл ее губы своими, одаривая ее намеренно сдержанным поцелуем. Боясь перегнуть палку, он вскоре отстранился от нее:
- Сейчас идешь в душ, а я пока разберу постель. – Он пошел в комнату, а она удивленно смотрела на него.
- Может, вместе пойдем? – вслед ему бросила Лена, не понимая, чего он медлит.
Виталик остановился, обернулся и внимательно посмотрел на нее. Затем подошел к шкафу, достал полотенце и тот халат, в котором она была в прошлый раз и, подойдя к ней, тихо сказал:
- Обещаю тебе, что сегодня мы еще примем душ вместе. – Вгляделся в ее глаза, а затем поцеловал в лоб и отошел. – Все, иди.
Лена окинула его долгим взглядом, а затем, ни слова не говоря, развернулась и удалилась в ванную.
Принимала душ быстро, потому что уже вся дрожала от желания поскорее оказаться в объятиях Виталика. И не только для секса, просто хотела быть рядом с ним.
Душ подействовал освежающе не только на тело, но и на мысли. Выходя из ванной, Лену уже не трясло так, как прежде, и она могла здраво размышлять. Хотя желание и не ушло совсем.
Виталика нашла на кухне. Он сидел за столом, перед ним стояли чашка чая и конфетница, в которой лежало фигурное печенье. Увидев ее, он встал и сказал:
- Ты можешь идти в постель, либо съесть чего-нибудь. Посмотри сама в холодильнике, потому что я так и не понял, голодная ты или нет, - немного смутившись из-за того, что ничего не приготовил, закончил он.
- Я не голодная, - улыбнулась Лена.
Он немного помедлил, а затем вышел из кухни, уже на ходу бросив:
- Я быстро.
Лена решила дождаться мужчину здесь. В прошлый раз, оказавшись впервые в квартире Виталика, несмотря на неловкость, она отправилась в постель без него. Теперь же ей хотелось, чтобы он сам отвел ее в спальню.
Пока ждала его, налила себе чая и села за стол. Есть не хотелось, как в принципе и пить, поэтому она долго мешала ложечкой чай, погрузившись в свои мысли. Отпив совсем немного из кружки, встала и подошла к окну. Затем огляделась по сторонам и обрадовалась, увидев связку своих любимых бананов. Выбрала самый большой и снова подошла к окну. Ее не интересовало происходящее за окном, просто надоело сидеть на месте.
- Эти фрукты были явно придуманы для соблазнения мужчин, - услышала она позади себя слегка хрипловатый голос и обернулась. Удивленно взглянула на стоящего на пороге Виталика, утонула в его потемневших глазах и лишь после этого посмотрела себе на руку, в которой держала банан, вернее, теперь уже шкурку от него, пытаясь понять, что такого необычного было в этом фрукте. Напрочь забыла все шутки, связанные с ним, а когда наконец-то вспомнила, а так же поняла слова мужчины, дерзко усмехнулась:
- Надо было раньше приходить, показала бы тебе класс.
- А я и пришел раньше, а не только что, - хмыкнул он, давая понять, что успел понаблюдать за процессом поедания банана. – А класс, я надеюсь, ты мне покажешь вживую.
У Лены от изумления брови вверх поползли, понимая, на что именно он намекает. Даже не намекает, а говорит прямым текстом. Захлебнувшись воздухом, закашлялась.
Виталик тут же подлетел к ней и легонько похлопал по спине. Обеспокоенно посмотрел на девушку, дождавшись, когда она успокоится, и, забрав кожуру от банана, отправил ее в помойное ведро.
- Лен, я пошутил, - напряженно сказал он. - И видно неудачно. Если и будет что-то подобное, то только по твоему желанию.
А девушка после этих его слов весело рассмеялась, чем поставила мужчину в тупик:
- Виталь, да успокойся ты. Все нормально. Я просто еще не совсем привыкла к тому, что мы можем говорить о подобном вот так просто.
Абдулов поняв, что все в порядке, обрадовано подошел к Третьяковой и заключил ее в объятия.
- Сам не привык. Поэтому будем привыкать вместе. – И, не дав ей сказать и слова, закрыл ее рот своим, жадно целуя.
Оба тут же утонули в столь долгожданном поцелуе и в стремлении продолжить его как можно скорее. Больше причин оттягивать желанную близость не было, поэтому Виталик, оторвавшись от губ Лены и несколько раз скользнув горячими губами по ее шее, схватил за руку и увлек за собой в спальню.
Остановился у постели, развернул к себе девушку и сжал ее в объятиях, находя теплые губы и даря незабываемый поцелуй. Руки быстро переместились с талии Лены и устремились по ее спине вверх, а затем скользнули на живот, не спеша развязывая пояс ее халата. Одурманенная поцелуем, девушка поняла, что стоит перед ним практически обнаженная лишь тогда, когда он распахнул на ней халат и накрыл ее возбужденную грудь своими огромными ладонями. Она судорожно выдохнула и подалась навстречу, а он, придерживая ее за спину, наклонился и поцеловал напряженный сосок.
Усадив Лену на постель, Виталик начал осторожно опускать девушку, придерживая ее за лопатки и опираясь коленом в кровать. Нависая над ней, он терзал ее губы, а его рука, задержавшись на груди и поиграв с сосками, устремилась вниз.
Несмотря на то, что Лена знала, чем именно закончится сегодняшний вечер, после душа она одела трусики. И пусть Виталик уже не раз видел ее обнаженной, сегодня ее охватило смущение и захотелось, чтобы именно он снял с нее эту последнюю часть белья. Поэтому, когда его ладонь накрыла ее лоно, она непроизвольно развела ноги, давая ему больше простора для действий. Но он не торопился продолжать и, оставив руку на ее трусиках, опустил голову к груди, начиная ласкать ее.
Желания и чувства судорожно бились в головах, сознание отказывалось понимать происходящее и стремилось к тому, чтобы это никогда не кончалось.
В тот момент, когда пальцы мужчины проникли под последнюю часть белья девушки, оба замерли, затаив дыхание, но уже в следующую секунду прерывисто задышали, игнорируя какой-то посторонний звук и не желая на него отвлекаться. Оба предпочитали думать, что это шумит в голове от желания и удовольствия. Но время шло, шум не прекращался, и вскоре стало понятно, что кто-то звонит в дверь.
- Черт!.. – зло бросил Виталик и откинулся на спину. – Кого принесло-то именно в такой момент?
Лену же, несмотря на съедающее изнутри желание, развеселила эта ситуация:
- Может, не будем открывать? Подумают, что нет никого дома, и уйдут. – Голос срывался, дыхание еще не выровнялось.
После этих слов мужчина снова придавил девушку своим телом и начал жадно целовать, но непрекращающийся звонок в дверь отвлекал от этого процесса и ужасно злил Виталика.
- Это не закончится, - обреченно произнес он и сел на постели, поняв, что тот, кто пытается до него дозвониться, просто держит руку на звонке, так как противный звук не замолкал ни на секунду. – А я не могу… ТАК. – Встал, поднял с пола халат, который снял с Лены и, одев его на себя, пошел к двери. – Сейчас кому-то явно не поздоровится.
Девушка, поняв, что их близость откладывается, забралась под одеяло, прикрывая обнаженное тело.
Виталик резко распахнул дверь, собираясь высказать все, что думает, настырному гостю. Но, увидев пошатывающегося друга, который держался за стену, в сердцах бросил лишь одно:
- Твою-то мать…
- Виталик, - расплылся тот в пьяной улыбке. – А я знал, что ты дома. Видел твою машину. – Зашел в квартиру, едва не споткнувшись на пороге. – А что так долго не открывал? – сфокусировав взгляд на мужчине, сделал предположение: - Душ принимал?
Поняв, что злиться бесполезно, Абдулов обреченно вздохнул и проводил Диму на кухню.
- Ты как здесь оказался? И почему в таком состоянии?
- А я за тобой. Поехали куда-нибудь, с девчонками познакомимся, - встав со стула, подошел к шкафчику, в котором, знал, хранится спиртное, и достал оттуда бутылку коньяка.
Виталий тут же отобрал у него бутылку и поставил ее на место:
- С какими девчонками? Посмотри на себя, ты на ногах не стоишь? И куда делась твоя девушка? Ты же еще неделю назад нахвалиться на нее не мог.
- Она от меня ушла, - обиженно, как ребенок, сказал друг. - Надо найти ей замену.
- Может и надо, но явно не сегодня, - согласился Виталий. Поняв, что Дима не так быстро, как хотелось бы, покинет квартиру, сказал: - Я сейчас вернусь, - и пошел в комнату, в которой оставил девушку.
- Лен, - зашел и опустился на постель. – Ко мне друг пожаловал в не совсем вменяемом состоянии.
- Да я уже это поняла по его заплетающемуся языку, - улыбнулась она.
- Извини, что так получилось, - как-то неуверенно сказал он.
- Да, Виталь, ты-то здесь при чем? – удивленно спросила Лена и, подавшись вперед, обняла его за шею.
Он обнял ее в ответ и поцеловал в висок:
- Будешь здесь или оденешься и выйдешь к нам? – и, опережая ее вопросы, добавил: - Я бы хотел, чтобы ты вышла, может тогда Димка увидит, что я не один, и уйдет?
Лена рассмеялась и шутливо ударила мужчину по плечу:
- Значит, использовать меня хочешь?
- Дурочка, - поймал ее в объятия и поцеловал в губы. – На самом деле я вообще не думаю, что он уйдет. Да и куда я его отправлю в таком состоянии. Придется постелить ему в гостиной. А с тобой я просто хочу быть рядом, ведь я планировал провести этот вечер вдвоем. – Замолчал, как иногда случалось, когда у него вырывались признания, пока еще пугающие его самого. – Но я понимаю, что тебе будет скучно с нами, так как мы с тобой трезвые, а он опрокинул в себя явно не одну стопку. Поэтому решай сама, остаться здесь или присоединиться к нам, ладно? – провел ладонью по ее щеке и быстро поцеловал в губы. – А я пошел к нему. – Встал и вышел из комнаты.


Лена недолго оставалась в постели. Вскоре она встала и оделась, радуясь тому, что принесла сюда свои вещи сразу же после принятия душа. Правда, все одевать на себя не стала. Как обычно ограничилась одной футболкой, игнорируя белье, и джинсами. А затем, ступая босыми ногами, вышла из комнаты.
Она не знала, как будет вести себя с другом Виталия, но понимала, что находиться одной в комнате совсем не хочется. Да и не любила она одиночество, к тому же в соседней комнате шла оживленная беседа, вернее, в основном это был монолог. Решающим же стало желание быть рядом с Виталиком. Как ни крути, а он был прав, сказав, что этот вечер хотел провести с ней. Ей хотелось того же, поэтому, хоть и с долей смущения, она все же вошла в кухню, где сидели мужчины. Но тут же остановилась у порога, не решаясь пройти дальше. Нет, не из-за смущения, а из интереса. Наблюдая за давними друзьями, Лена невольно начала улыбаться. Стараясь не шуметь и не выдавать своего присутствия здесь, она прислонилась к косяку.
Но Виталик тут же ее заметил и, вскочив со стула, подошел к ней.
- Я рад, что ты решила составить нам компанию. – Обнял ее и притянул к себе, отрывая от дверной опоры. – Лен, познакомься, это мой друг Димка, - поворачиваясь в сторону сидящего за столом мужчины, сказал он. – Только боюсь, вам придется знакомиться еще раз при следующей встрече, так как он, скорее всего, даже не вспомнит, как тебя зовут. – По-доброму улыбнулся Виталик.
- Ничего я не забуду, - медленно произнес Дмитрий, так как слова ему явно давались не совсем легко. – И вообще, что ты не сказал, что не один? – попытался высказать свое недовольство он.
- А это что-то изменило бы? – развеселился Виталик и, взяв Лену за руку, подвел к столу, усаживая за него.
- Конечно! – насколько можно твердо сказал Дима. – Я же приехал тебя звать с девчонками знакомиться, а у тебя тут… - он пытался внимательно присмотреться к Лене, но было видно, что ему это сделать совсем непросто. – Тут… такая девушка…
Абдулов тут же напрягся. И пока было не ясно, от чего именно. То ли от того, что друг рассказывает об их бывшем времяпрепровождении, то ли от того, что тот так внимательно разглядывает его девушку.
А Лена в ответ на слова друга лишь прыснула со смеху и шутливо толкнула Виталика локтем в бок.
- Так вот как вы проводите свободное время? С девчонками знакомитесь? – и хотя понимание этого должно было бы испортить ей настроение, этого не произошло. Она понимала, что у него до нее была личная жизнь, а где он начинал или продолжал эту жизнь, совсем не ее дело. К тому же сейчас он с ней, а то, что он в это самое время может знакомиться с кем-то еще, совсем не укладывалось у нее в голове. Она знала, что этого не было.
- Лен, да мы с ним в клуб ездили всего-то пару раз, и то лишь потому, что он очень долго меня уговаривал, – не оправдываясь, а просто разъясняя ситуацию, сказал Виталик.
- Да я все понимаю, Виталь. – Лена повернулась к нему и посмотрела прямо в глаза, словно говоря, что в этом нет ничего страшного. – Я сама обожаю клубы и часто в них бываю. Хотя у меня такая жизнь, что мне и без них весело.
- И вообще, - привлекая к себе внимание, снова заговорил Дмитрий. – Что это ты меня ни разу не познакомил ни с одной такой девушкой, как Лена?
Молодые люди на пару удивленно обернулись к нему, словно ожидая продолжения, но тот сидел с довольной улыбкой и смотрел на девушку.
- С какой - такой? – не выдержал Виталик.
- С хорошенькой… - расплылся в улыбке. – Может мне отбить ее у тебя, а ты себе новую найдешь?
Лена удивленно замерла, а затем тихо рассмеялась, относясь к словам мужчины, как к шутке. А вот Виталик после таких слов заметно изменился в лице. На нем не было и намека на улыбку, наоборот, черты стали грубее, даже жестче.
- Слушай, Дим, ты мне хоть и друг, но не перегибай палку. Я ведь и другу могу хорошенько… - остановился, почувствовав, как от его слов начала напрягаться Лена. – Следи за языком и словами, которые произносишь.
- Виталь, - Лена поспешила сгладить неловкую ситуацию и взяла мужчину за руку. – Дима просто пошутил, ну ты что, не понял этого? – заглянула с неуверенной улыбкой ему в лицо, надеясь, что эта сцена сейчас же закончится. Совсем не хотелось становиться причиной ссоры между друзьями.
- Да понял я все, - не совсем успокоившись, ответил Виталик. – Только в отношении тебя подобные шутки мне совсем не нравятся, – признался он.
Лена просто смотрела на него, а затем потянулась и нежно поцеловала в губы. И плевать ей было на то, что в это самое мгновение за ними пристально наблюдает Дмитрий. Зато Виталик тут же изменился в настроении и снова повеселел.
- Ну что, я прощен? – уже более осознанно осведомился Дима.
- Да что с тобой связываться в таком-то состоянии? – шутливо ответил Виталик, словно говоря, что тот сейчас безобиден, как ребенок.
- Ну а раз так, тогда, может, нальешь мне все-таки чего-нибудь покрепче чая? – с надеждой спросил Дима.
- И не надейся, - усмехнулся Виталик и, выпустив Лену из объятий, встал. Забрав кружку у друга, подошел к чайнику и налил горячего крепкого сладкого напитка, после чего вновь поставил чашку перед мужчиной. – Вот тебе. Давай пей и приходи в себя. Лен, - повернулся к девушке. – Тебе налить чая?
- Нет, спасибо, я не хочу. Есть чего-нибудь просто попить?
- Сок есть. Подойдет?
- Отлично.
- Есть яблочный покупной, а есть апельсины, можно выжать свежего. Тебе какой?
- Яблочный подойдет. А апельсиновый выжмешь мне утром? – посмотрела на него невинными глазами, сделав при этом ангельское выражение лица, заранее зная, что именно таким видом она может убедить мужчину сделать так, как ей того хочется. – Вместо чая и кофе.
Мужчина лишь хмыкнул и покачал головой на такую наглость, но ничего не сказал, тем самым ничего и не обещая. Достал из холодильника коробку сока, налил в стакан и поставил его перед девушкой, не понимая самого себя. Раньше на подобную просьбу, если это можно назвать просьбой, он нашел бы тысячу причин для отказа. И главной причиной было бы то, что по утрам он всегда спешит на работу и вставать на несколько минут раньше для того, чтобы выжать сок, он точно не станет. Да и вообще, раньше у него не возникало желания сделать подобную мелочь ни для одной девушки, будь то утром или вечером. С Ленкой же все было по-другому, он часто не понимал самого себя, не понимал свои поступки и слова, неожиданными предложениями срывающиеся с его губ. Но почему-то был готов не просто выжать этот цитрусовый сок, но и отнести его ей в постель. Чем-то она его так зацепила, что он перестает контролировать себя, когда она рядом. И ему это состояние нравится.
Вечер тек плавно. Лена много смеялась, веселясь над забавными историями, которые начал вспоминать и тут же рассказывать трезвеющий Дима. Виталик где-то скромно улыбался, а где-то доказывал, что не было такого. Но по большей части ему самому нравилось дополнять или указывать на мелочи, которые делали историю еще более красочной и веселой.
Спустя какое-то время Дима сказал:
- Виталик, вызови мне такси, я домой поеду.
- Какой домой? Останешься сегодня у меня, я тебе в гостиной постелю. – Быстро взглянул на Лену, будто боясь увидеть на ее лице разочарование от этих слов, но, не увидев ничего подобного, снова переключился на друга.
- Да брось ты. Я уже нормальный. И так испортил вам вечер, - Дима посмотрел на Лену и немного смущенно улыбнулся.
Лена после его слов тоже залилась краской смущения, но, не желая акцентировать на этом внимания, сказала:
- А мне понравился сегодняшний вечер. Было весело.
- Согласен. А сейчас мне пора домой, - настаивал на своем Дмитрий.
- Дим, ты уверен? – с сомнением смотрел на него Виталий. – Останешься у меня до утра, ничего страшного в этом нет.
- Да, Абдулов, хватит со мной разговаривать, как с несмышленым дитем. Ну, выпил, да. Но сейчас я не такой пьяный, чтобы не доехать до дома. Давай вызывай такси, или я пойду поймаю на улице.
- Да сиди ты уж. Пойдет он! – встал со стула и взял телефон.
Несмотря на то, что Дима бы ему дорог, и несмотря на свое предложение остаться, Виталик был рад, что тот все же решил уехать. Друг другом, но у него были свои планы на этот вечер. Хотя сейчас уже он начал сомневаться в их осуществлении.
Такси приехало быстро, и Дмитрий, попрощавшись с Виталием и Леной, покинул квартиру радушного хозяина, оставляя молодых людей наедине.
Лена снова сидела на стуле, а Виталик уселся на маленький диванчик, стоящий в углу кухни.
- Да уж, не так я представлял себе сегодняшний вечер, - усмехнулся он.
- Вечер еще не закончен, - понимая, о чем именно он говорит, с улыбкой сказала Лена.
Мужчина внимательно посмотрел на девушку и неожиданно севшим голосом произнес:
- Не закончен.
Лена встала со стула и, подойдя к Виталику, осторожно села на его бедра верхом, руками обнимая его за шею.
- Ну, так может, продолжим? – провокационно поелозив, предложила она, не отрывая от его глаз дерзкого взгляда.
- Продолжим, - не теряя не секунды, тут же согласился Виталик, притягивая ее за талию к себе и находя ее губы, которые тут же податливо открылись, позволяя ему углубить поцелуй.
Руки мужчины быстро пробрались под футболку, а вскоре и вовсе скинули ее. Теперь он мог беспрепятственно ласкать упругую грудь, которая манила его возбужденными сосками, находящимися практически напротив его лица. Он тут же охватил губами один из них, играя с ним языком и погружая в горячую глубину рта. Лена выгнулась и прикрыла глаза, откидывая голову назад. А губы мужчины уже поползи на другую грудь, а затем поднялись по шее к ее лицу.
- Лен… - голос был хриплым от нахлынувшего желания.
- М-м-м, - не желая выходить из приятных ощущений, нехотя отозвалась она.
- Я помню, как говорил, что, когда мы окажемся в одной постели, я тебя всю заласкаю, - не прекращая целовать ее, срывающимся голосом сказал он.
- Угу, - согласилась она, не совсем понимая, к чему он клонит.
- Так вот, я не смогу этого сделать, - обреченно признался он.
Лена после этих слов против воли выплыла из дурмана блаженства и, не до конца осознавая сказанные мужчиной слова, не понимая, уставилась на него.
- До Димки мог. Тогда я хоть как-то контролировал себя. А сейчас просто не в состоянии ждать… Я хочу тебя!
Наконец поняв, о чем именно говорит Виталик, Лена довольно улыбнулась и снова потянулась к нему:
- Если ты сейчас этого не докажешь, то мне твоя ласка уже точно никогда не понадобится, - выдохнула ему в губы, показывая, что сейчас эти самые прелюдии и ей не нужны. Она и так уже сходит с ума от желания и терпеть изощренные ласки точно не сможет. Просто не выдержит.
Вот так и получилось, что обоюдным согласием и желанием долгая прелюдия была отложена на следующий раз, потому что сейчас она доставила бы больше мучений, чем удовольствия. И Лена, и Виталик это понимали, как понимали и то, что страсть вряд ли когда-нибудь отпустит их настолько, чтобы они могли в полной мере насладиться прелюдией. Они знали, что дойдут и до нее, но сейчас бьющееся внутри желание требовало немедленного выхода, и молодые люди решили его отпустить.
Виталик притянул Лену к себе и начал жадно ее целовать. Но быстро остановился:
- И все же одно обещание я выполню. – Поддерживая ее под ягодицы, он поднялся, удерживая ее на себе, и отправился в спальню. Она тут же обхватила его талию ногами. – Наша близость будет в постели.
Лена от этих слов задрожала в нетерпении и, не желая терять ни одной секунды, начала целовать мужчину в шею. Он быстро опустил ее на постель, нависая над ней и опираясь на локти, уделяя внимание ее груди. Но вскоре поднялся, стаскивая с Лены джинсы и трусики и сбрасывая с себя халат.
Лена лишь сглотнула, увидев возвышающегося над ней возбужденного мужчину, и, даже не пытаясь откладывать момент близости, развела бедра, призывая его не медлить и давая понять, что ждать нет никаких сил.
А он и сам понимал, что больше не может, хотя и пытался еще хоть немного времени уделить ласкам. Но быстро сдался, погружаясь в манящую глубину горячего тела.
Девушка выгнулась, впиваясь пальцами в плечи Виталика и подаваясь бедрами ему навстречу. Подобная близость была внове, ведь до этого вечера вся их интимная жизнь проходила в пределах съемочной площадки, где невозможно было полностью расслабиться. Но сейчас, лежа в постели, все ощущения были совсем иными, несмотря на то, что сам процесс был одним и тем же. Понимание того, что не нужно себя сдерживать, что можно выражать свои эмоции стонами и легкими вскриками, можно обо всем забыть и не думать о том, что им может кто-то помешать, очень быстро вело к приближению развязки. Когда с губ Лены стали срываться судорожные стоны, перемежающиеся с громкими вскриками, а пальцы гораздо ощутимее впились в плечи мужчины, он понял, что девушка достигла высшей точки удовольствия. И тут же сам, не сдерживаясь, с рыком освобождения устремился за ней, погружаясь в мир блаженства.
Тяжело дыша, упираясь влажным лбом в подушку, Виталик нашел в себе силы перекатиться с Лены на постель и опуститься на спину.
Оба лежали молча, пытаясь восстановить дыхание и собраться с мыслями, ведь то, что только что произошло, превзошло по силе ощущений те две недели, которые были до этого. Нет, тогда они тоже получали удовольствие, но такого, как сейчас, еще не было. Ведь сейчас все было по-другому, по-новому, с удовлетворением не только тел, но и душ.
- Ну что, пошли в душ и спать? – все еще немного сипло спросил Виталик, поворачивая голову к Лене.
- Не хочу, - расслабленно произнесла она. – Не хочу даже шевелиться, а не то, что идти. – Не открывая глаз, в полной эйфории сказала девушка. – Можно я так буду спать?
- А тебе так будет удобно?
- Удобно, - даже не задумываясь, ответила она.
- Уверена? – мужчина быстро навис над девушкой, проведя своим бедром между ее бедер, тем самым указывая на влагу между них.
Лена распахнула глаза и без тени смущения посмотрела на него.
- Тебе что-то не нравится?
Он пораженно выдохнул, замер на мгновение, а затем поднялся с постели и подхватил девушку на руки, хотя это и было сложно после только что пережитого удовольствия.
- Ты издеваешься надо мной, да?
- Нет, - подразумевая совсем иной ответ, довольно сказала Лена. Она уже готова была произнести: «Ты меня запачкал, теперь сам меня и мой», но вовремя остановилась. Все же они оба постарались. И оба остались довольными.
Душ принимали быстро, не забывая уделять внимание поцелуям. Правда, совсем легким, даже невинным, но изредка переходящим в более глубокие. Вскоре оба оказались в постели, на сей раз Лена добралась до нее своими ногами. Решила, что не будет больше изводить Виталика, тем более что сама может прекрасно дойти.
Сон быстро сморил их, но прежде они крепко обнялись и поцеловались. Было непривычно засыпать вот так. Но как же приятно!.. Да и удовольствия такое совместное засыпание доставляет ничуть не меньше, чем их минувшая близость.

Скрытый текст

Спасибо, что читаете меня, ставите плюсики и комментируете. Очень приятно от этого.


Спасибо: 92 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5915
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.08.10 12:43. Заголовок: Девочки, всем привет..


Скрытый текст


Ночь была слишком хорошей и спокойной, поэтому наступление утра немного расстроило молодую пару, нежелающую выбираться из постели. И если Виталик проснулся сразу же после звонка будильника, то Лена лишь, недовольно поморщившись, перевернулась на другой бок, показывая тем самым, что у нее нет ни малейшего желания вставать и куда-то ехать.
Виталик еще с прошлого раза совместного пробуждения начал понимать, а сегодня убедился в том, что по утрам девушка бывает капризной и не придет в доброе расположение духа, пока не выпьет чашку кофе. Поэтому, после неудачных попыток поднять ее с постели, он встал и направился на кухню. Быстро засыпал кофе в кофеварочную машину и достал соковыжималку. Лишь хмыкнул, удивленно, осознав, что собирается выполнить желание Лены получить на завтрак свежевыжатый сок.
Быстро со всем справившись, налил кофе в чашку, сок в стакан и поставил все это на небольшой поднос. Поскольку у Виталика не было привычки подавать завтрак в постель, маленький столик, на котором это обычно делается, в хозяйстве отсутствовал.
Дополнив нехитрый завтрак печеньем и фруктами, мужчина понес все это в комнату, где Лена до сих пор спала.
Осторожно сел на постель и поставил поднос себе на колени.
- Лен, - позвал он. – Вставай, а то мы опоздаем на съемки.
- Не хочу… - не поворачиваясь к нему, ответила она. Но тут же уловила аромат свежесваренного кофе и легла на спину, с трудом разлепляя глаза.
Виталик заметил, как удивленно распахнулись глаза Лены и как исчез из них сон, когда она увидела его с подносом.
- Виталь?.. – не зная, что именно хочет спросить, замолчала, все еще удивленно смотря то на мужчину, то на поднос.
- Давай устраивайся удобнее и пей кофе, - пытаясь выглядеть уверенно, будто ничего необычного не происходит, и в то же время чувствуя себя не совсем в своей тарелке, сказал мужчина.
Лена без слов села на постели, подкладывая под спину подушку и опираясь на изголовье кровати. А Виталик тут же поставил ей поднос на колени:
- Я быстренько в душ, а ты давай завтракай и вставай, - пытаясь не встречаться с ней глазами, быстро произнес Виталик. Он уже не был так уверен в том, что поступил правильно, принеся завтрак Лене в постель.
Действуя по велению души, он совершенно не думал о том, как это будет выглядеть со стороны. Сейчас же, видя изумление Лены, мужчина удивлялся сам себе. За всю свою жизнь он лишь дважды поступал так. Это было давно и с одной девушкой, которую он тогда любил. С женой. А сейчас… сейчас ему этого хоть и хотелось, но мысли о том, не спешит ли он, стали за последние минуты мелькать все чаще, несмотря на попытки их игнорировать.
Уже вставая с постели, Виталик почувствовал, как девушка, желая удержать, поймала его за руку. Он сел обратно и посмотрел на нее. Лена не отводила глаз и спустя мгновение снова потянула его за руку на себя, немного привставая, чтобы не опрокинуть поднос, и подаваясь ему навстречу. Обняла его за шею и поцеловала в щеку:
- Спасибо, - тихо сказала она.
И почему-то эта простота, всего лишь одно слово и такой легкий поцелуй заставили сердце Виталика застучать быстрее, а все чувства враз обострились. Мысли о том, что он поспешил, рассеялись, и на душе стало спокойно и легко.
Быстро поцеловав Лену в губы, улыбнулся и сказал:
- Не за что.
Тут же встал с постели и поспешил в ванную комнату. Ведь еще немного, и его пребывание в непосредственной близости от Лены грозило вылиться в большое опоздание на съемочную площадку.
Виталий знал, что они еще не раз опоздают и что многие будут чесать языками по этому поводу. Но сейчас, в самом начале отношений, он еще мог контролировать ситуацию и всячески старался избежать пристального внимания окружающих к их с Леной времяпровождению.
Девушка какое-то время просто сидела в постели, рассматривая содержимое подноса. И хотя ее одолевали мысли о том, что Виталик выполнил ее вчерашнюю просьбу, а значит, их отношения для него не просто секс, погружаться в более серьезные мысли и копаться в возможных причинах его поступка совсем не хотелось.
Было приятно, потому что, за исключением семьи и рабочих моментов, когда на гастролях в номера приносили еду, ей еще никто и никогда не подавал завтраков в постель. И почему-то ни от кого не хотелось этого получать. А вот Виталик… по лицу расплылась счастливая улыбка, и Лена жадно выпила апельсиновый сок. Поставив поднос на прикроватную тумбочку, надела халат, в котором была вечером, и быстро заправила постель. Затем подхватила почти нетронутый завтрак и пошла на кухню.
Понимая, что Виталик вот-вот выйдет, и решив сделать ответный сюрприз, заглянула в холодильник. Нашла там сыр, масло и карбонат, в хлебнице - хлеб, и виртуозно и, как ей казалось, очень быстро сделала два бутерброда. Положила их на тарелку, налила кофе в чашку и поставила все это на стол. Выпила свой остывающий кофе и услышала, как хлопнула дверь ванной.
Тут же напряглась, потому что приготовление даже такого простенького завтрака было для нее делом необычным. Ведь по утрам она была не в состоянии вообще что-либо делать, что уж говорить о том, чтобы побаловать кого-то, пусть даже и себя. А тут… не было никаких мыслей, ей просто хотелось ответным жестом показать Виталику, что она ценит его заботу и, более того, ей хочется поступать так же.
Мужчина вошел на кухню, наткнувшись в дверях на Лену. Она приобняла его за талию и, быстро пробубнив:
- Завтракай, а я в душ, - выскочила из кухни.
Виталик лишь скользнул взглядом по столу, поняв, о чем именно говорила Лена, а затем поспешно догнал ее уже у ванной комнаты и, обняв со спины, удерживая, поцеловал в шею.
У девушки сначала замерло дыхание, а затем сердце заколотилось, как у пойманной пташки.
- Мне сегодняшнее утро напоминает бегство друг от друга, - тихо сказал мужчина, не выпуская Лену из объятий.
Девушка судорожно вздохнула, затем обернулась и посмотрела ему в глаза:
- Для меня подобные отношения не совсем привычны. Да и просыпаться по утрам в одной постели с мужчиной… тоже непривычно. – Залилась краской смущения и опустила голову. – Может быть, поэтому?
Не дожидаясь ответа, вырвалась из объятий Виталика и, забежав в ванную, закрыла за собой дверь. Дыхание прерывалось, по телу пробегала крупная дрожь, в голове звучали собственные слова. Она только что призналась в том, что еще никогда не жила с мужчиной. И почему-то ей совсем не было стыдно. Наоборот, стало как-то легче. Ей хотелось, чтобы Виталик знал, что для нее их отношения очень важны.
А мужчина под впечатлением от слов Лены какое-то время просто стоял под дверью ванной, пытаясь осознать услышанное. А затем пошел в кухню и с глуповатой улыбкой на лице принялся за завтрак.
Настроение в это утро у обоих было замечательное. Вышли из квартиры немного смущенные утренними поступками друг друга и немного озадаченные собственным поведением. Но когда в лифте встретились глазами и тут же потянулись друг к другу, чтобы подарить поцелуй, все мысли вылетели из головы, и они начали нежно целоваться, тесно прижимаясь друг к другу.
После поцелуя вся неловкость стерлась окончательно. В машине Лена сама нашла какую-то заводную радио-волну и, включив на достаточную громкость приемник, начала подпевать известным исполнителям. При этом она еще изредка вытанцовывала на кресле и размахивала руками, изображая заводные «па». Виталик поначалу лишь смеялся, глядя на эту забавную картину, но вскоре заразился Ленкиным весельем и во время остановок на светофорах лихо «подтанцовывал» Лене. Машина раскачивалась из стороны в сторону в такт их движениям. Стоящие рядом автомобилисты явно не понимали, что в ней делают, но это еще больше веселило Лену и Виталика.
На площадку приехали счастливые, совсем не обращая внимания на удивленные взгляды некоторых. Вошли в здание, держась за руки, и, поцеловавшись, разошлись в разные стороны, предварительно договорившись, что сегодня после работы снова едут к Виталику.

Для обоих день прошел быстро, несмотря на то, что встретиться получилось лишь дважды, и то урывками и лишь для поцелуя.
Молодые люди, не задерживаясь ни на минуту, после съемок устремились к машине мужчины, где вначале просто целовались и только после этого тронулись в путь.
Остановились они не у дома Виталика, а у большого здания, освещенного огнями.
- Куда мы приехали? – удивились Лена.
- В ресторан, - просто сказал мужчина. – Не хочу терять время на готовку ужина дома. Уверен, что и без этого нам будет, чем заняться, – скользнул взглядом по девушке и вышел из машины.
Лена прерывисто вздохнула, понимая, о чем именно говорит мужчина. Но, не желая раньше времени думать об этом, с улыбкой подала ему руку, когда он открыл дверцу с ее стороны и помог выйти из машины.
На улице погода стала портиться, что было свойственно ранней весне, а в ресторане, где сидели молодые люди, было тепло и уютно. И если еще вчера перед тем, как оказаться у мужчины дома, оба нервничали и переживали, то сегодня ничего подобного не ощущалось. Нет, конечно же, хотелось остаться наедине, но страха и неловкости больше не было. Они много говорили, многое узнавали друг о друге, о чем-то спрашивали, чем-то интересовались, и даже мыслей не возникало о том, что совсем недавно их связывал только секс. Сейчас они были обычной парой, которая встречается не только в постели, но и за ее пределами. И таких отношений хотелось обоим.
Когда с ужином давно было покончено, а десерт остался недоеденным, Виталик посмотрел на часы и понял, что они находятся здесь чуть меньше двух часов. Оба решили, что пора отправляться домой. Поэтому расплатившись, мужчина помог девушке встать из-за стола и надеть легкую куртку.
Пока ехали до дома, начал накрапывать дождь, а уже припарковавшись у здания, Лена и Виталик увидели, что начался настоящий ливень, да такой, что за считанные секунды начали образовываться лужи, а дворники на лобовом стекле перестали справляться с хлынувшими потоками воды.
- У тебя есть зонт? – спросила Лена, смотря в окно.
- Нет.
- Пока добежим до подъезда, промокнем все насквозь, - вынесла вердикт она.
- Ну, может и не совсем насквозь, но что хорошенько промокнем, это точно, - согласился он. – Но ничего, повесим твою одежду на батарею, к утру она уже высохнет.
- А сегодня я в чем буду ходить? – без задней мысли спросила она и посмотрела на Виталика.
- А сегодня, я думаю, тебе не понадобится одежда, - вмиг изменившимся голосом ответил мужчина.
Лена тут же уловила эту сменившуюся интонацию и, желая подыграть ему, игривым голосом спросила:
- Не понадобится? А если я замерзну? – оттягивая ворот футболки и дуя под нее, девушка показывала, что сейчас ей очень жарко лишь от одной мысли о продолжении вечера.
- Не замерзнешь, - голос стал совсем хриплым. – Не успеешь.
- Ты не дашь замерзнуть? – томным голосом спросила она.
- Не дам, - не отрывая от нее глаз, ответил он и пообещал: – А если что, не переживай, я согрею тебя.
И у Лены ни на секунду не возникло сомнения в его словах.
Не желая и дальше продолжать этот игривый разговор, а наоборот, желая как можно скорее оказаться дома за закрытыми дверями и закончить на сегодня наконец-то все разговоры, она резко распахнула дверцу и, бросив:
- Догоняй! Я уже начинаю мерзнуть, – выскочила из машины и устремилась к нужному подъезду, облегченно вздохнув, когда оказалась под козырьком.
Виталик лишь усмехнулся во время исчезновения Лены из машины, но, не желая терять ни минуты, поспешил за ней.

Продолжение этой главы не за горами. Или иначе говоря: вечер еще не закончен, наоборот, он только начался.

Спасибо: 74 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5933
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.08.10 12:49. Заголовок: Оксанка (Рыбка-собач..


Оксанка (Рыбка-собачка), спасибо тебе огромное.



В лифте, как и утром, ехали, целуясь.
- Так, сейчас в душ, а после - в постель, - войдя в квартиру, сказал Виталик. Поймав взгляд девушки, добавил: - На сей раз душ вдвоем.
По телам обоих пробежала дрожь предвкушения, но, ничего не говоря, Лена скинула ботинки и пошла в сторону ванной комнаты. Виталик последовал за ней.
В небольшой комнате, словно ожидая чего-то от мужчины, девушка повернулась к нему и внимательно посмотрела в лицо.
- Тебе помочь? – сорвался с губ вопрос.
- Да! – будто ждала именно этого, тут же ответила Лена.
Виталик не стал тянуть и, подойдя к девушке, снял с нее промокшую курточку. Лена стояла, не помогая и не препятствуя действиям мужчины. Почему-то ей хотелось, чтобы ее раздел именно Виталик, а не она сама это сделала.
За курткой последовала футболка, но тут, не в состоянии продолжать дальше без необходимого поцелуя, Виталик притянул к себе девушку и нежно поцеловал. Руки тут же заскользили по ее спине, не лаская, просто поглаживая. А губы вскоре оторвались от манящего рта и перешли на шею.
Не позволяя себе углублять ласки, справился с пуговицей и молнией и медленно потащил джинсы вниз.
Лена наблюдала за действиями мужчины, стараясь скрыть участившееся дыхание и разгорающееся желание. Хотя она прекрасно понимала, что Виталик видит, как его прикосновения действуют на нее, а желание… уже вскоре оно будет выпущено на свободу.
Собрав снятые с Лены вещи, Виталик сказал:
- Давай дальше сама, а я пока повешу твои вещи, а то они рискуют остаться здесь до утра. И поедешь ты в мокром, – голос был хриплым, и оба понимали от чего именно.
Когда мужчина вышел из ванной, Лена перевела дыхание, но снимать белье не спешила. Решила дождаться мужчину. Хотела, чтобы он закончил начатое. По телу пробегала дрожь, перед глазами плыли картинки прошедшей ночи, заставляя сходить с ума только от одного предвкушения.
Виталик в одних плавках вошел в ванную и очень удивился, увидев Лену в той же позе, в которой он оставил ее.
- Ты чего еще не под душем?
- Тебя жду.
- Замерзла, наверное, совсем…
- А кто мне обещал, что согреет?
Мужчина судорожно выдохнул, а затем притянул Лену к себе, внимательно заглядывая в глаза. Не отрывая взгляда от потемневших зеленых омутов, расстегнул застежку бюстгальтера и, спустив с плеч тоненькие лямочки, откинул его на стиральную машинку. Лишь после этого отпустил ее взгляд, сосредоточившись на ее груди с затвердевшими сосками. Лена же только тяжело дышала, с трудом сдерживаясь, чтобы не прикрыться руками. Она не понимала себя, но пристальный мужской взгляд вызывал необычайное волнение. Правда, вскоре она уловила ответную реакцию. Слишком отчетливо было видно, как единственная вещь на мужчине вмиг стала ему тесной.
Шумно вздохнув, не в силах больше стоять так, как стояла, она резко отвернулась от Виталика, но он тут же обнял ее, и Лена едва не застонала, почувствовав его желание. А он, так же неожиданно, как притянул ее, отстранился, и стащил с девушки трусики, оставляя полностью обнаженной.
Включил душ, настроил воду и хрипло произнес:
- Вставай под воду.
Лена не стала больше оттягивать этот момент и ступила под упругие струи, намеренно не смотря на Виталика. Слишком отчетливо осознавала, что, если сейчас увидит, как он стягивает с себя последний предмет одежды, сил терпеть и дальше у нее больше не останется, и она сама набросится на него прямо здесь. Но в то же время девушка понимала, что у Виталика свои планы на этот вечер, именно поэтому он так неспешен. И пусть она не знала наверняка, что именно он задумал, не хотелось спешить и опережать его.
Душ стал настоящей пыткой для двоих. Виталик старался не сорваться, напоминая себе каждую секунду, что в этот вечер все будет по-другому. А Лена старалась вообще не смотреть на мужчину и полностью сосредоточиться на льющейся воде, что оказалось невыполнимой задачей. Жар от тела желанного мужчины был гораздо сильнее, чем от теплой воды, а случайные прикосновения на маленькой площади были слишком частыми и отдавались пробегающим током по всем венам.
Наконец перестав мучить самих себя, они слились в страстном поцелуе. По телам растекались теплые капли, уши закладывало от от воды, а мыслей не было никаких.
Лена уже предвкушала скорую близость, когда Виталик отстранил ее от себя и, выключив воду, молча взял большое полотенце и начал ее вытирать. Девушка не шевелилась, хотя желание прижать его к стене и слиться с ним в одно целое туманило разум.
Мужчина же, закончив с девушкой, быстро обтерся сам и, даже не думая о том, что нужно одеться, вывел Лену за руку из ванной и пошел в спальню. Только там отпустил горячую ладошку и, быстро сдернув с кровати покрывало, откинул одеяло. Повернувшись к девушке, заключил ее в объятия, показывая, что тянуть больше не будет, и опустил ее на постель.
И тут начались сладостные пытки Лены. Она не думала, что именно сегодня Виталик решит исполнить некогда данное им обещание заласкать ее, поэтому, когда он начал осыпать ее тело поцелуями и ласками, ей оставалось лишь сходить с ума от наслаждения. Все ее неуверенные попытки ответить ему пресекались на корню. Мужчина не хотел, чтобы девушка поступала так же, как и он. Точнее, ему этого хотелось бы, но не сегодня. Ведь если это будет сегодня, все его стремления доставить больше удовольствия Лене сойдут на нет.
У него самого от желания сносило крышу, дыхание прерывалось, по позвоночнику струился тоненький ручеек пота, а в голове стучало.
Для Лены же все было необычным, и она ловила каждое прикосновение Виталика, утопая в новых ощущениях и сходя с ума от сладкого мучения.
Мужчина старался уделять внимание каждому сантиметру тела девушки, не упуская ни одного участка. Находил на ее теле такие точки, от прикосновения к которым она начинала легко, сдержанно, постанывать. Задерживался на груди, дразня соски и намеренно сразу не прикасаясь к ним, водил ладонями и пальцами по рукам, животу и бедрам… Скользил между них. Покрывал влажными и горячими поцелуями живот, добираясь до пупка и спускаясь ниже. Но опуститься совсем вниз не дала Лена. Сначала она напряглась, почувствовав его губы в районе пупка, а затем резко села на постели, отстраняя мужчину от себя за плечи и вынуждая его тоже сесть. А после притянула его к себе и, охватив ладонями его лицо, нежно поцеловала в губы.
Виталик, немного удивленный поведением Лены, вскоре начал отвечать на поцелуй, а затем перехватил инициативу и снова уложил девушку на постель. Он чувствовал, что она немного напряжена, несмотря на то, что хотела продолжения. Понял, что ее смутила именно та ласка, до которой он так и не дошел, но понимал и то, что при желании мог бы успокоить Лену и завершить начатое. Но не хотелось давить на нее. Хотелось, чтобы она всего захотела сама. Правда придется подождать какое-то время, но он заласкает ее и другими способами.
Хотя для него самого было не совсем понятным его желание доставить удовольствие Лене именно таким способом. Раньше в интимных отношениях он никогда не стремился к этому. Может быть, он был эгоистом, но чаще это его ласкали так, а не он. Лену же хотелось заласкать всю. И по разному. И не было никаких границ. А ее смущение почему-то добавило еще больше тепла и нежности в отношение к ней. Может быть, она была права, и это было слишком интимной лаской, к которой следовало переходить только тогда, когда они будут полностью уверенны друг в друге. Но окажись он на месте Лены, не стал бы ее останавливать. Или все же стал бы?..
А Лена слишком хорошо помнила свои ощущения от подобных ласк с прежними партнерами. В первый раз это был неопытный, как и она, мальчишка, больше напоминающий слепого котенка, тыкающегося в живот мамы-кошки в поисках желанного молока. Удовольствия не было никакого, но она понимала парня в тот момент и даже была уверена, что вряд ли что-то изменится к лучшему. В итоге не ошиблась – даже первая близость была не такой ужасной, как эта ласка.
Следующий подобный опыт был еще хуже. Парень был уверен в том, что он мастер, и стремился доказать это же ей. Только он практически не отличался от первого ее парня, но если с тем все было ясно и даже в какой-то степени интересно, то с этим самоуверенным типом было как-то неприятно, а вскоре охватило такое смущение и полное неприятие этой ласки, что продолжать экспериментировать совсем не хотелось. Она получала больше удовольствия от других ласк и поцелуев, хотя таких понимающих партнеров, как Виталик, у нее еще никогда не было. И пусть она не спала с вереницей парней, но научилась определять, где партнер отдается с полной силой, а где стремится лишь дойти до финала, не думая о ней.
С Виталиком всегда все было иначе. С самой их первой сумасшедшей близости на площадке, когда оба дошли до финала. Он не только брал, но и щедро отдавал, не забывая, не смотря на ограниченные по времени возможности, и о ее удовольствии.
Что же касается той ласки, на которой девушка остановила мужчину, то сейчас она ее больше боялась, чем хотела. Ведь для себя уже давно поставила какое-то негласное табу. Получала удовольствие от того, что было, а к этому не возвращалась.
А с Виталиком боялась разочарования. Если и с ним все будет так же, как было с теми парнями, она не переживет этого. Ведь ей сейчас с ним так хорошо, что терять эту цепочку понимания и развития отношений совсем не хочется. Лучше уж довольствоваться тем, что есть, тем более это и так сносит ей крышу. Нет, конечно, ей было интересно, как это может быть. И наверняка, если не разбегутся раньше, они еще дойдут до подобных ласк, а пока же… пока было хорошо и без них.
И именно поэтому в голову закрадывались мысли о том, что если ей сейчас так хорошо, как не было раньше, неужели что-то может измениться? Неужели, будучи таким опытным и умелым партнером, он может сделать что-то не то? Нет. Такого точно не произошло бы. Она была уверена, что ей было бы хорошо, но, несмотря на это, пока решила не спешить.
Виталик понимая, что что-то не так, помог успокаивающими поцелуями обо всем забыть и снова вернул девушку на волну желания и страсти. Губы снова заскользили по груди Лены, дальше ее изучали пальцы, подводя к пропасти наслаждения.
Он целовал ее, ловя губами легкие стоны, и держался из последних сил, получая удовольствие от реакции девушки на свои ласки. Чувствовал, как она подавалась навстречу его пальцам, как дыхание стало срываться, как она вцепилась в его плечи, стараясь хоть как-то ухватиться за ускользающую реальность. Переместив губы на грудь Лены, понимая, что ей сложно отвечать на его поцелуй, продолжал вслушиваться в дыхание девушки и ее уже судорожные вскрики. Уловил момент, когда она была на грани развязки, и, резко поменяв положение тела, одним движением погрузился в нее.
Лена задрожала, не сразу поняв смену ласки и ощущая в себе горячую плоть мужчины. Распахнула глаза, притянула к себе за шею Виталика, быстро поцеловала и снова отстранилась от него, падая навзничь на постель.
Мужчина слишком хорошо чувствовал девушку и намеренно совершал такие движения, чтобы держать ее на краю, не давая сорваться.
Она сходила с ума, и, хотя желание дождаться его пробивалось через какие-то осколки сознания, сил терпеть больше не было. Обхватив его бедрами, подалась навстречу, помогая движениями, и почти сразу же провалилась в пучину блаженства.
Поняв, что Лена достигла апогея, но видя, что она не полностью расслаблена и закусывает губы, чтобы не вырвался лишний звук, он прорычал:
- Не сдерживай себя!.. – и с силой ворвался в нее.
Раз… два…
И она не выдержала. Ее сладостный крик звучал в ушах Виталика, который нагонял ее и уже вскоре со вздохом облегчения последовал за ней.
Несмотря на то, что Лена немного раньше Виталика закончила свое парение по небесам, оба лежали без сил и желания шевелиться. Слишком волшебными были эти мгновения единения и слишком острыми ощущения.
Лена первая решила подняться и пойти в душ, но, едва она встала, как почувствовала, что ноги дрожат:
- Ноги меня не слушаются, - удивленно сказала она, будто не веря самой себе.
- Ничего удивительного, - хмыкнул Виталик, наблюдая за ней. – И вообще, куда ты собралась?
- В душ, - бросила она, неуверенно ступая к двери.
- А меня подождать не хочешь? – садясь на кровати, спросил он. Затем встал и тут же чертыхнулся.
- Ты чего? – удивленно обернулась Лена.
- Не только у тебя ноги не слушаются, - напряженно сказал он.
Девушка после этих слов рассмеялась.
- Да, Абдулов, если каждая наша близость будет с такими же последствиями, то мы скоро вообще ходить не сможем.
- Смейся-смейся… - подойдя к ней, обнял ее и прижал к себе. – Скорее у нас просто не хватает практики, организмы слабые… не выдерживают.
Лена удивленно посмотрела на него, а он зашелся в смехе. Оценив его шутку, легко стукнула его по груди и, вырвавшись из его объятий, пошла в ванную. Он быстро ее догнал.
На сей раз процесс принятия душа был более быстрым. Ведь время уже давно перевалило за полночь, а удовлетворенные тела требовали отдыха. Поэтому, оказавшись в постели, с трудом найдя в себе силы на легкий поцелуй, оба погрузились в безмятежный сон.

Спасибо: 75 
Профиль
Ответов - 161 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 360
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия