Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
михеэлла





Сообщение: 318
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 18
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.05.09 15:35. Заголовок: Автор: михеэлла

Спасибо: 35 
Профиль
Ответов - 161 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]


михеэлла





Сообщение: 2868
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.11.09 18:14. Заголовок: Витя открыл дверь..


Витя открыл дверь в квартиру и сразу же обрадовался. Дома горел свет, а значит, Лена была уже здесь. Быстро посмотрел на вешалку - ее куртка, как и всегда, висела на крючке. Опустил взгляд вниз - кроссовки стояли на полочке для обуви.
Радостно улыбнулся - гостей нет, Лена одна. Вообще он, конечно, спокойно относился к подружкам Ленки, но сегодня ему хотелось быть только с ней, любимой девушкой. Поэтому, закрыв за собой дверь, довольно крикнул:
- Лен, я дома.
Но девушка почему-то не отозвалась. Он вначале удивился, а после подумал над тем, что она могла обидеться. Хотя не за что. Ему пришлось уйти рано, он говорил ей об этом еще вечером, поэтому будить ее не стал. Да и не надо было этого делать, репетиция у нее была только в полдень. Поэтому, полюбовавшись на спящую девушку, как на ангелочка, с волосами, разметавшимися по подушке и создававшими ореол вокруг ее головы, он ушел на работу.
Неужели правда обиделась? Ладно, тогда буду просить прощения поцелуями, - довольно улыбнувшись про себя, поспешил в ванную, как всегда с улицы мыть руки. Спортсмен ведь, здоровый образ жизни.
Быстро вошел к Лене в комнату и с порога начал дразняще говорить:
- А почему меня не встречает моя любимая девушка?.. - увидев Лену, сидящую в кресле с ногами прижатыми к груди, боком опирающуюся на спинку, укрытую пледом и слишком бледную, невольно замер, а затем подлетел к ней. - Лен, что случилось? Ты заболела.
Девушка подняла глаза на мужчину и легко покачала головой.
- Ну, как нет? - начинал нервничать мужчина. - Ты такая бледная, к тому же тебя немного знобит, - положил ладонь ей на лоб. - Что у тебя болит? Я сейчас вызову врача. - Резко развернувшись, взял телефон-трубку.
- Витя, - тихо позвала девушка, но мужчина не отозвался. Тогда она громче снова повторила, - Вить...
Он остановился и посмотрел на нее.
- Не надо никакого врача. Со мной все в порядке. Живот только болит.
- Живот? - непонимающе переспросил Витя. Затем, словно что-то сложив в уме, резко подлетел к креслу и опустился перед Леной на корточки, - Лена, ты, почему молчишь? Нужно было уже давно вызвать врача...
- Да Вить, успокойся ты хоть на минуту, - немного повышая голос, чтобы привлечь внимание мужчины, произнесла девушка. - Ничего страшного не случилось. Врач предупреждал меня, что первые критические дни после выкидыша могут быть очень болезненными.
- Очень? - переспросил он. - Да Лен, ты раньше в такие дни вообще чувствовала себя, так же как и всегда, лишь небольшая слабость была. А сейчас что? Ты уверена, что все дело только в них? А что, если это снова кровотечение? - в мыслях Виктора уже всплывали картинки, как он в прошлый раз видел на больничной кушетке бледную и измученную девушку. Страх за здоровье любимой разливался по телу мужчины липким холодом. - В прошлый раз ты тоже думала, что ничего серьезного, а в итоге оказалась в больнице.
- Витя, - Лена высунула руку из-под пледа и накрыла ею его огромную ладонь, которая лежала на подлокотнике кресла. Она понимала, что он переживает из-за нее. - В этот раз ничего страшного. Правда. Врач предупредил меня обо всем, я же говорю. Завтра все уже будет гораздо лучше. - Голос звучал тихо, но в нем была твердость, которая так необходима была сейчас Виктору.
- Ты приняла что-нибудь обезболивающее? - поддерживая ее руку второй рукой, перевернул свою ладонью вверх и зажал ее маленькую и холодную ручку между своих теплых ладоней.
- Да. Только я недавно вернулась с репетиции, и поэтому лекарство еще не успело подействовать, - одними губами легко улыбнулась Лена.
- А почему сидишь, а не лежишь? Лежа, наверное, удобнее.
- Лежа не так тепло, как сидя. А так я прижимаю к себе грелку и от нее распространяется тепло и на живот, и на ноги, и боль становится не такой сильной.
- Ясно, - Витя вздохнул и поднялся на ноги. - Я сейчас вернусь, хорошо? - положил ладонь девушке на шею, как бы обнимая за нее, и поцеловал в макушку. Затем, не дожидаясь ответа, вышел из комнаты.
Вернулся он достаточно быстро, уже переодетый в домашние брюки и футболку. Подошел к девушке, обнял ее за спину, а второй рукой скользнул под плед под коленки, и подхватил ее на руки.
- Куда ты меня несешь? - удивилась Лена, поняв, что он не собирается класть ее на диван.
- К нам в комнату, - спокойно сказал он и, войдя туда, уложил девушку на разобранную постель. Затем опустился с ней рядом и натянул на них одеяло.
- Твоя грелка совсем остыла, - сказал Витя, забираясь под плед Лены и убирая забавного медвежонка с ее живота. Грелка была больше детской, чем взрослой, но очень нравилась девушке. - Она нам больше не понадобится. - Отложил ее в сторону, недалеко от девушки. Затем осторожно подложил руку ей под голову, а вторую положил ей на низ живота, растопыривая пальцы, тем самым, обнимая больший участок тела. – Так теплее? – тихо спросил мужчина.
Лена повернула голову к нему, тут же натыкаясь на его взгляд, и не отводя своих глаз, так же тихо ответила:
- Гораздо теплее.
Он на это легко поцеловал ее в губы и рукой, на которой лежала голова девушки, погладил ее по волосам.
Слова сейчас были лишними. Витя слегка поглаживал низ живота Лены, иногда останавливаясь и согревая самые больные точки, будто знал, где именно сосредоточена боль. При этом изредка целовал ее в макушку или висок. А Лена под заботливыми и нежными прикосновениями Виктора вскоре совсем расслабилась. Ей было приятно находиться в объятиях мужчины, и боль отходила на задний план. Тем более, чувствуя тепло, которое исходило от его ладони, лежащей на ее животе.
- Вить, ты бы поужинал. Голодный ведь наверняка, - вспомнив о том, что он после работы даже не покушал, Лена решила в ответ позаботиться о нем. – Правда, я ничего не приготовила, - смутившись, добавила она.
- Лена, - он изумленно воскликнул. – Я же не заставляю тебя готовить, что ты такое говоришь? Я и сам в состояние это сделать. И даже думать об этом не смей, поняла? – укоризненно спросил Виктор. – Я не хочу есть. Перекусил в школе между тренировок. – Он говорил правду, только вот перекусил он в обед, а не вечером. – Мы можем поужинать вместе чуть-чуть попозже. Я приготовлю что-нибудь легкое. Согласна?
- Я не хочу. Скорее всего, я вскоре усну и просплю до утра.
- Все еще болит? – почти на ушко прошептал Витя и вытянул руку вдоль живота, обнимая Лену таким образом.
- Совсем чуть-чуть. Почти прошло все.
- Тогда мы попросим твой животик, чтобы он перестал болеть, и он перестанет, - загадочно улыбнулся Витя.
- Что? – удивленно переспросила Лена и расширившимися глазами посмотрела на улыбающегося Витю.
Мужчина осторожно высвободил руку из-под головы девушки и съехал по постели вниз, раскрывая девушку до бедер.
- Маленький, прекращай болеть, - начал говорить Витя рядом с животом Лены, как будто обращался к нему как к живому человеку напротив. – Ты мучаешь хозяйку, - начал поглаживать Лену по животу ладонью, - а она у тебя хорошая. Она уже достаточно натерпелась. Ты прекратишь болеть, она уснет, а завтра ты будешь здоровеньким, как и раньше. – Задрал немного футболку и поцеловал Лену в живот над полоской брюк. Затем снова опустил ее и посмотрел на девушку. Она с трудом сдерживала смех.
- Вить, ну что ты делаешь? – рассмеялась она.
- Как что? – изобразил он удивление. – Уговариваю твой животик прекратить болеть. – Снова положил ладонь ей на живот и, приподнявшись, легко поцеловал Лену в губы. – Он же у тебя послушный, значит сейчас все пройдет, правда?
- Правда, - обняла его за шею и прижала к себе. – Я тебя так люблю, - тихо прошептала девушка и поцеловала мужчину в висок.
Он ничего не ответил. Осторожно высвободился из ее объятий, укрыл ее пледом, сверху одеялом, под которым оказался и сам, и снова положил одну руку ей под голову.
- Устраивайся удобнее и постарайся уснуть, хорошо?
Девушка совсем немного отвернулась от мужчины. Он лег на бок, а она оперлась плечом на его грудь. Он тут же положил свою большую и теплую ладонь ей на низ живота. Она сверху положила свою маленькую ручку, словно удерживая его руку на себе. Хотя этого и не требовалось, он и сам никуда не собирался уходить.
Эти объятия были необходимы как ей, так и ему. Они в них словно согревались, дарили свое тепло, которое сейчас так необходимо было друг другу.
Вскоре Лена уснула, а Витя так и не встал готовить ужин. Вначале он просто лежал рядом с девушкой, охраняя ее сон и согревая ее, а затем и сам погрузился в мир Морфея.

Спасибо: 69 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 2887
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.11.09 11:49. Заголовок: Лена проснулась в по..


Лена проснулась в постели одна, точно так же, как и предыдущим утром. Правда расстроиться в полном объеме от этого она не успела, так как уловила легкий приятный запах, явно идущий из кухни.
Улыбка против воли появилась на ее лице и она потянувшись и повернув голову на ту половину постели, где спал Виктор, провела ладошкой по его подушке, на которой осталась вмятина от его головы.
Затем быстро встала и вышла из комнаты, направившись на кухню.
- Доброе утро, - облокачиваясь на косяк, сказала Лена.
Витя, колдовавший что-то у плиты, обернулся и улыбнулся, увидев девушку рядом с собой:
- Доброе утро, - вытер руки полотенцем и подошел к ней. – Как ты себя чувствуешь? – обнял и поцеловал быстро в губы.
- Замечательно, - обнимая его в ответ и прижимаясь щекой к его груди, ответила Лена.
- Точно?
- Точно, - подняла голову и посмотрела на него, как бы убеждая взглядом в правдивости своих слов.
- Тогда иди умывайся, завтрак почти готов, - чмокнул ее в нос и выпустил из объятий. – У меня до выхода есть еще час, поэтому сегодня завтракаем вместе, - улыбнулся.
- Здорово, - обрадовалась Лена. – Я быстро. К тому же, я жутко хочу есть, - как ребенок, радостно и в тоже время немного смущенно, произнесла девушка. – А тут так вкусно пахнет, что слюнки наворачиваются… - с довольной улыбкой она выбежала из кухни.
Вечером Витя встретил Лену после репетиции, и они вместе пошли домой, где совместными усилиями приготовили ужин. После него, мужчина отправил в душ первой девушку, в то время как сам занялся мытьем посуды. Лена вначале отказывалась, говорила, что сама все уберет со стола, но Витя настоял на своем.
Когда же она вышла из ванной, Виктор разговаривал по телефону, сидя в ее комнате. Но едва он ее заметил, как начал прощаться со своим собеседником:
- Петр Никанорович, Лена вышла из ванной. Передаю ей трубку. Всего доброго. – Поднялся с дивана и протянул девушке телефон. – Твой дед. Вы когда закончите говорить, ложись в постель, хорошо? – приобнял ее за плечи и поцеловал в висок, - а я пока в душ.
Разговор с дедом занял немного времени, но зато когда Лена положила трубку, она поняла, что не имеет представления о том, куда именно ей стоит лечь спать. Она уже две ночи провела в постели с Виктором в их бывшей комнате. Но тогда просто так получилось, а что сегодня? О чем он говорил, когда уходил в ванную? Куда она должна лечь, в какую постель?
Идти к нему было как-то неудобно. Хотя очень хотелось. Ложиться на свой диван тоже было немного глупым. Можно было дождаться Витю и предоставить ему выбор, но это было каким-то неправильным.
Грустно вздохнув, разобрала свой диван и легла. Неожиданно стало страшно. Этих двух ночей хватило для того, чтобы она снова привыкла к объятиям Вити, и вот сейчас было пусто и холодно без него. В голову лезли всякие мысли о том, что он ее не простил до конца, хотя с чего именно они рождались, она не понимала и сама. Тишина начала давить и чтобы хоть как-то разбавить звенящий в ушах гул, включила телевизор. Было все равно, что по нему идет, главное было в том, чтобы хоть как-то разрушить давящую атмосферу.
Она услышала, как хлопнула дверь в ванной, и как Витя направился в свою комнату. Внутри все сжалось в клубок напряжения, будто ожидая, что он сейчас войдет к ней. И она не ошиблась, ведь через минуту он возник на ее пороге.
Посмотрел на экран работающего телевизора, понял по нему, что Лена ничего не смотрит, так как шел репортаж о настольном теннисе, который она не могла терпеть, подошел к дивану, взял пульт и выключил телевизор. Затем сорвал с Лены одеяло, поднял ее на руки, и все так же молча, отнес ее в другую комнату, укладывая в постель.
- Чтобы я больше не видел тебя в той комнате ночью. – Голос звучал твердо, даже так, что любое пререкание могло послужить поводом для его злости. – Днем ты можешь делать там все что угодно, но спать ты будешь здесь, со мной. Я ясно выражаюсь?
Лена была настолько изумлена его поведением, что не могла ничего ответить. Она хотела, чтобы он позвал ее к себе, но вот то, что он принес ее, к тому же говорит так необычно для своей манеры общения, ее немного взволновало.
Не услышав ответа от девушки, Витя снова повторил, на сей раз громче:
- Я ясно выражаюсь?
- Более чем, - тихо ответила Лена.
Получив ответ, на который он рассчитывал, Витя обошел кровать и лег на свою половину. Придвинулся к не шевелящейся девушке и обнял ее.
- Лен, ты, почему сразу не легла сюда? - уже более тихо спросил мужчина.
- Вить… ну мы ведь решили, что у нас будут отдельные комнаты какое-то время, вот я и легла в своей.
- А что тогда было в предыдущее две ночи, скажи мне?
- Ну… ну в первую ночь, тебе было просто хорошо и ты решил меня не отпускать, - смутившись прошептала она. – А вчера мне было плохо, и ты меня пожалел.
- То есть ты сейчас не хочешь быть рядом со мной? Хочешь вновь отправиться к себе в комнату? – напряженно спросил Виктор.
- Нет! – возразила Лена громко. – Я хочу быть с тобой, просто не хочу, чтобы ты был рядом только потому, что думаешь, что мне плохо. У меня уже ничего не болит…
- Лен, ты в своем уме? – перебил он ее. – Даже если бы у тебя вчера ничего не болело, ты бы спала со мной. Одной ночи хватило для того, чтобы вспомнить, как нам было хорошо раньше вместе, и я не собирался тебя отпускать вновь. Я не говорю о том, что мы вчера могли бы заняться любовью, нет. Этого бы не было в любом случае, но вот просто так обнимать тебя ночью, мне было необходимо. Я не хотел, чтобы ты и дальше была за стеной. И я не собирался после вечернего поцелуя отпускать тебя. Мне хочется всегда быть с тобой. А тебе чего хочется? Если ты считаешь, что еще не готова к тому, чтобы спать со мной в одной постели, то можешь прямо сейчас уйти отсюда.
- Витя… - она порывисто прижалась к нему и обняла. – Нет, я не хочу туда. Не хочу быть одна. Хочу быть с тобой. Хочу чувствовать твои объятия, твои поцелуи, хочу засыпать рядом с тобой и по возможности просыпаться тоже рядом с тобой. Просто предыдущие ночи были какими-то… не знаю, как это объяснить. Но там все случилось само собой, а мы так и не поговорили об этом, ну о том, что будет дальше. Поэтому я сегодня и легла в своей комнате. Но я ждала, что ты придешь за мной, - смутившись, добавила она.
- А сама, почему не решилась лечь сюда? Ведь мне было бы приятно увидеть тебя здесь. Почему предоставила принять решение мне?
- Потому что побоялась. Ведь мы из-за меня стали жить в раздельных комнатах, а поэтому для себя я решила, что именно ты должен принять решение, когда мы снова сможем жить, так же как и прежде. Если бы я пришла к тебе, это могло бы показаться неправильным. Ты бы мог подумать что-нибудь не то…
- Лен, ты говоришь какую-то ерунду. По-моему, я тебя уже давно простил и прекрати вспоминать об этом. Реши я, что мы еще не готовы к тому, чтобы начать все с начала, я бы не позволил две ночи назад случиться тому, что случилось. Я думал, ты понимаешь это.
- Я и понимаю, - тихо сказала Лена и уперлась лбом ему в грудь. – Просто боюсь ошибиться. Боюсь того, что все может пойти не так. А я этого очень не хочу. Ведь я люблю тебя и меньше всего хочу причинить вновь боль.
- Не надо бояться. Страх не приводит ни к чему хорошему. К тому же, боль ты мне можешь причинить лишь в одном случае, если снова решишь уйти от меня. А ты это, как мне кажется, делать не собираешься.
- Нет, конечно, не собираюсь, - отодвинувшись от него в изумление, сказала Лена.
- Ну вот, значит бояться нечего. – Он придвинул ее обратно к себе.
- Иногда мне кажется, что я так глупа…
- Не говори так, - строго сказал Витя. – Ты не глупая. Ты просто хочешь, чтобы в этот раз у нас все было правильно. И я тоже этого хочу. Поэтому давай решим к этому вопросу больше не возвращаться. Теперь мы будем спать вместе, согласна с этим?
- Да, - удобно устроившись в объятиях Вити, ответила Лена. – Наверное, не приди ты сегодня за мной, я бы сама пришла к тебе посредине ночи. Настолько привыкла за эти две ночи быть с тобой, подобно и тебе, что без тебя было холодно и страшно. И пусто.
- Больше этого не будет. Потому что я рядом.
- Потому что МЫ рядом друг с другом, - немного поправила его Лена.
- Ты права, - улыбнулся он. – А теперь спать.
- Спокойной ночи, - приподняв голову, поцеловала его в губы.
- Спокойной ночи, - мягко ответил мужчина и так же мягко ее поцеловал.
Лена положила голову на грудь мужчине, обнимая его за талию. А он в ответ, обнял ее двумя руками, крепко прижимая к себе.

Спасибо: 64 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 2912
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.11.09 19:36. Заголовок: Хочу сказать спасибо..


Хочу сказать спасибо Ирина и К за помощь в этой продке. Ир, прости, что я сегодня весь день тебя мучила, зато теперь я тебе очень-очень благодарна. Спасибо тебе.

Следующие две ночи, Лена сама ложилась в их с Виктором постель, и когда мужчина выходил из душа и заходил в комнату, на его лице расплывалась довольная улыбка от вида Лены на их ложе. А на третью ночь, Витя первым отправился в постель, где и ждал прихода Лены из душа. Она замялась немного в дверях, но поймав любящий взгляд мужчины, легко улыбнулась и легла в постель.
Ну, а сегодня, девушка одна возвращалась домой. Витя был уже дома, вернулся гораздо раньше, но встречать ее не пошел, сказал, что приготовит ужин и будет ждать ее дома.
Он встретил Лену в прихожей. Помог раздеться и отправил умываться. А затем поймав в объятия в коридоре, отправил в комнату.
- А что у нас сегодня за праздник? – удивленно спросила Лена, увидев, что в комнате, которая раньше была ее, стоит накрытый стол, а на нем горят свечи.
Обернуться она не успела, так как Витя подошел сзади и обнял ее со спины, скрещивая руки на ее животе.
- А вот на этот вопрос ответишь ты, - тихо сказал он.
- Я? – снова удивилась Лена. – Ну… - она задумалась, - сегодня нет никакой запоминающейся даты, поэтому я не знаю.
- Тогда сделаем сегодняшнюю дату запоминающейся, - все так же тихо произнес он.
Лена неожиданно напряглась. Пришло понимание того, что сейчас произойдет что-то необычное, но вот что именно, она еще не знала, поэтому неизвестность ее пугала.
Витя, продолжая обнимать ее одной рукой, вторую на мгновение убрал, а затем выставил перед девушкой открытой ладонью вверх, посередине которой лежало золотое кольцо.
- Выйдешь за меня замуж? – дрогнувшим голосом спросил он и поцеловал Лену в висок.
Девушка пошатнулась, перед глазами все поплыло:
- Что? – прошептала она севшим голосом.
Витя повернул ее к себе и заглядывая ей в лицо, снова повторил свой вопрос:
- Лена, выйдешь за меня замуж?
- За…муж?.. – из глаз неожиданно потекли слезы. – Вить, ты серьезно?
- Ну конечно серьезно, Лен.
Девушка молчала, и это стало пугать мужчину. Что, если он поторопился? Что, если она сейчас ответит отказом? Он не переживет этого.
- Да, не такой реакции я ожидал на свое предложение, - прошептал Витя и только после понял, что сказал это вслух.
Словно поняв, что она причиняет ему боль своим молчанием, Лена порывисто обняла его и зашептала:
- Извини, просто я совсем такого не ожидала. Я… ты… все так неожиданно. Неужели ты действительно этого хочешь? Хочешь жениться на мне? Провести со мной всю жизнь?
- Лен, я что-то не пойму, ты отговариваешь меня или, говоря все это, не уверена в себе, в том, что сама сможешь провести со мной всю жизнь?
- Вить, просто это очень серьезный шаг. Я рассматриваю брак как что-то, что сохраняется на всю жизнь. То есть, если мы поженимся, я не смогу тебя никогда отпустить, даже если ты захочешь уйти от меня. Я помню, как меня отпустил ты - пожелал мне быть счастливой. И я понимаю, что, наверное, именно так и должны поступать люди, которые какое-то время провели вместе, но которые в силу каких-то причин решили расстаться. Но сама я этого сделать не смогу. Конечно же, я тебя не прикую к кровати и не удержу силой. Во-первых, это глупо, во-вторых, ты сильнее меня физически. Поэтому, конечно же, если ты решишь уйти, уйдешь. Только вот я после этого умру. Нет, я все так же буду жить, может быть буду заниматься музыкой, если мы к тому моменту еще будем играть, но внутри меня будет пустота. Начиная с сердца, на месте которого вначале будут обломки, затем пепел, который со временем развеют ветра души. И заканчивая самой душой, которая станет темной и беспросветной. Я превращусь в молчаливую, замкнутую девушку. Перестану чувствовать что-либо, ощущать. Со временем превращусь в серую мышку, которой не будет дела ни до чего и ни до кого. Я все так же буду жить, только вот внутри все умрет. А если не будет ни души, ни сердца, это разве жизнь?
- Лен, что ты такое говоришь? Я не собираюсь тебя бросать. – Изумленно произнес Витя и слегка встряхнул ее за плечи, будто пытаясь таким образом привести в чувства.
- Я просто подумала, что ведь я прошла через осознание того, что мне в этой жизни не нужен никто, кроме тебя. Вся моя жизнь - это ты. Может быть, это звучит по-детски и глупо, но это так. Когда-то я думала, что главное для меня, это музыка. Сейчас я с полной уверенностью могу сказать, что главное для меня, это ты. Музыка тоже важна, но только после тебя. И знаешь, многие стремятся к журавлю в небе, забывая о том, что имеют синицу в руках и с этой синицей им хорошо. А для меня, и синица, и журавль, это ты. Я не знаю, что будет завтра, через неделю, через месяц, но я могу точно сказать, что какое бы предложение мне не сделали, какие бы золотые горы мне не пообещали, мне ничего этого не нужно без тебя. Потому что все это даешь мне ты. Я понимаю, что это жизнь, и она может быть со своими проблемами и горестями, но я хочу провести ее с тобой. Только с тобой. Потому что ты - моя жизнь.
- Лена, посмотри, пожалуйста, на меня. Я не собираюсь тебя бросать. Слышишь меня? Ни сейчас, ни через месяц, ни через год. Потому что ты - моя жизнь, точно так же как и я - твоя. Я гораздо раньше тебя прошел через это осознание и знаю это сейчас наверняка. Но я так же рад тому, что и ты это понимаешь сейчас так отчетливо. Потому что если ты решила бы еще когда-то меня оставить, я подобно тебе не смог бы этого пережить. Потому что не представляю своей жизни без тебя.
- Ты простил меня... - это не было вопросом, это было утверждением. Из глаз с новой силой побежали слезы. Только ни боли и ни грусти, а радости.
- Простил, - прошептал он. - Точно так же, как простила меня ты. - И снова это было утверждением.
Лена прижалась к груди мужчины, крепко обнимая его.
- Но ты так и не ответила на мой вопрос – ты выйдешь за меня замуж? – прямо в макушку прошептал Витя.
Девушка подняла голову, посмотрела прямо в глаза мужчине, затем приподнялась на мысочках, обняла его шею ладонями, и легко поцеловала в губы.
- Вить, я люблю тебя и хочу всегда быть с тобой. Как там говорится? - она улыбнулась. – И в болезни и в здравии, и в богатстве и в бедности, пока смерть не разлучит нас. И я говорю тебе «да». Люблю…
Мужчина подхватил ее за талию и начал кружить по комнате, пытаясь хоть так выразить свою радость. Затем поставил на пол, взял за правую руку и надел кольцо на безымянный палец.
- Теперь ты навсегда моя.
- А ты – мой. – Лена порывисто прижалась к Виктору и всхлипнула.
- Лен, ну что ты снова плачешь?
- Это от счастья, - голос звучал приглушенно, но в нем чувствовалась улыбка.
- Девочка моя, - он отстранил ее от себя совсем на немного, и начала осыпать ее лицо быстрыми поцелуями, собирая с него соленые слезинки. – Даже от счастья не надо плакать. Ты должна только улыбаться и смеяться.
- Хорошо, - она улыбнулась, но в глазах еще стояли слезы. Опустив голову, посмотрела на свою правую руку, туда, где теперь красовалось кольцо. Оно было с одной стороны простым, а с другой стороны изысканным. Само кольцо было желтого золота, слегка припухлое, с краями-гранями. Венчал его ярко-зеленый изумруд в форме сердечка, а по бокам у основания два бриллианта, искрящихся от преломленного света свечей. От изумруда свет исходил изнутри, какое-то теплое свечение, как-будто оно живое. А лапки-тески, которыми оно и крепилось к основной части, создавали впечатление, что оно вот-вот вырвется из их объятий. Лена провела по колечку пальчиком и резко подняла голову вверх – Витя внимательно за ней наблюдал. Она обняла его за шею и прошептала, - безумно красивое кольцо. Спасибо тебе.
- Правда нравится? – как-то смущенно спросил мужчина.
- Очень, - просто ответила Лена, но в голосе была чистая искренность.
Постояв так какое-то время, Витя спросил:
- Ну что, давай ужинать?
Лена обернулась к столу и посмотрела на него:
- Ты наготовил столько вкусностей…
- Хотел сделать этот вечер незабываемым.
- Он и так будет таковым.
Мужчина взял девушку за руку и подвел к столу, а затем и усадил ее за него, вначале отодвигая для нее стул, а затем пододвигая его к столу. Взгляд наткнулся на цветы, которые стояли на тумбочке.
- Ой, Лен, я такой растяпа, - ударил себя ладонью по лбу. – Я же тебе цветы приготовил, но забыл их вручить.
Девушка поймала мужчина за руку, не позволяя от себя отойти:
- Спасибо тебе, - поцеловала его в тыльную сторону ладони. – Пусть стоят там, на столе они будут загораживать мне тебя, а я хочу видеть тебя, а не их, хотя они и очень красивые.
Витя вначале молчал, а затем, нагнувшись, поцеловал Лену в губы и отошел от нее, садясь напротив.
Обстановка была романтичной. Стол был красивым и вкусным. Музыка лилась из проигрывателя самая приятная. Свечи мерцали очень интимно. Только вот Вите с Леной ничего из этого не было нужным. Они смотрели друг другу в глаза, не видя ничего вокруг. Есть совсем не хотелось, не смотря на то, что до того, как сели за стол, были голодными. Оба были в предвкушение того, что последует за самим ужином. Потому что понимали, что сегодня уже так просто как до этого, они спать вместе не будут. Сегодня будет то, к чему они так долго шли. И это заставляло волноваться и переживать, хотя и была уверенность в том, что все будет хорошо.
Витя не выдержал первым и, встав, подошел к Лене:
- Я сейчас вернусь, - поцеловал ее в макушку и вышел, не дожидаясь ответа.

Спасибо: 69 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 2942
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.11.09 13:05. Заголовок: Кто знает - простит,..


Скрытый текст


Войдя обратно в комнату, Витя помог подняться девушке из-за стола и сев на диван, усадил ее к себе на колени.
Мужчина потянулся к Лене за поцелуем, но она сама двинулась ему навстречу и их губы встретились посередине пути. Нежный, трепетный поцелуй, как когда-то впервые. Только на сей раз более уверенный, но при этом, столь же невинный.
Они оба знали, что сегодняшнюю ночь проведут вместе, что займутся любовью, но почему-то сейчас не стремились торопиться. Хотелось обычной нежности, ласки, неспешности, объятий, прикосновений… всего этого, но со стороны любви, а не желания. И сейчас всеми их движениями правила именно любовь. Слова были не нужны, все читалось в прикосновениях.
Витя стащил с Лены футболку, под которой не было бюстгальтера, и она смущенно закрыла грудь руками и опустила голову. На нее внезапно накатила такая скромность и стеснительность, какой не было даже при их первой близости. А сейчас почему-то стало стыдно сидеть перед ним с голой грудью, не смотря на то, что он ее ни раз уже видел. Просто сегодня все было по-другому, по-новому. Как в первый раз.
Мужчина скинул с себя футболку, чтобы быть в равном положении с девушкой и обнял ее:
- Лен, ты боишься меня? – тихо спросил Витя.
- Нет! – твердо ответила она. – Просто все так волнительно… как в первый раз. Даже больше.
- Я причинил тебе тогда боль, - грустно сказал он.
- Нет, - она подняла голову и посмотрела на него. – Просто тогда мы так хотели друг друга, что все произошло слишком быстро, я даже не успела смутиться и застесняться.
- Зато сегодня все будет медленно, так, как должно было быть тогда. Но ведь сегодня мы начинаем заново нашу жизнь, и поэтому сегодня тоже будет своеобразный первый раз. Но если хочешь, мы можем подождать нашей брачной ночи, чтобы все и, правда, было как в первый раз.
- Нет, я не хочу ждать. Я хочу быть с тобой, - обняла его, наконец, убирая руки от груди. – И сегодня будет наш первый раз…
Витя судорожно сжал Лену в объятиях, а затем встал, удерживая ее на руках, и пошел в сторону ванной. Когда он вошел в нее, у Лены с губ сорвался удивленный возглас.
- Витя…
Он лишь довольно улыбнулся и поставил девушку на пол. Выключил воду, которая уже набралась в достаточной мере в ванну. В ней плавали розовые лепестки роз, почти полностью скрывая поверхность воды своим плотным покровом. На полу и на полочке стояли зажженные свечи.
Обернулся к Лене и начал медленно расстегивать ее джинсы. Она, затаив дыхание, наблюдала за его руками. А он, справившись с застежкой, медленно потащил их вниз, снимая с девушки и трусики. Присел перед ней на корточки, стаскивая до конца ее вещи, а затем, поднявшись, подхватил ее на руки и опустил в ванну. Лена тут же опустилась ниже в воду, скрывая грудь. Лицо у нее было раскрасневшимся, явно от смущения.
Витя, вновь сказав, что сейчас вернется, вошел обратно в ванную с двумя бокалами вина и вручил их Лене:
- Подержи, пожалуйста.
Затем снова вышел и принес вазу с фруктами, которую поставил прямо на пол. Ну а после, без всякого смущения, стащил с себя брюки. Правда Лена, увидев это, отвернула голову. Она и сама не понимала, почему ей было так стыдно, но все это было таким необычным для нее, что по-другому она не могла себя вести. А Витя лишь по-доброму улыбнулся и опустился напротив девушки в ванну, забирая у нее из рук свой бокал вина.
Из-за того, что в ванне сидели вдвоем, Лене пришлось приподняться, в результате чего над водой показалась ее грудь, но за счет того, что коленки были почти прижаты к ней, ее было не так хорошо видно. Так думала Лена. Но когда все же подняла голову и посмотрела на мужчину, поняла, что он видит ее, и ему совсем не мешают ее коленки. Но в его глазах плескалась такая нежность и любовь, что все смущение Лены ушло так же неожиданно, как и пришло.
- Вить, спасибо тебе за этот вечер. Ты создал его таким романтичным… Я его никогда не забуду.
- Лен, я уверен, у нас еще будет много подобных вечеров, ведь наша жизнь только начинается. И я предлагаю тебе это отметить. – Он протянул руку с бокалом к ней и легко ударил своим стаканом о краешек ее. Они пригубили вино, смотря в глаза друг друга.
Какое-то время сидели молча, просто глядя друг на друга и держась за руки, свободные от бокалов, переплетя пальцы. Затем Витя встал на колени напротив Лены и, нагнувшись, поцеловал ее. Забрал у нее бокал и отставил вместе со своим на пол.
- Ты как? Достаточно водных процедур или еще немного посидим? – спросил Витя.
- Достаточно, - в предвкушение продолжения вечера, прошептала Лена.
Витя улыбнулся и выбрался из ванны. Быстро вытерся и поднял из воды Лену, беря большое мягкое полотенце и осторожно обтирая нежную кожу девушки. Потушил свечи, и на ощупь найдя руку девушки, вывел ее за собой из ванны и повел в комнату, в которой уже была разобрана постель и горел приглушенный свет ночника.
Он усадил ее на кровать и опустился рядом, вновь привлекая к себе и начиная целовать. Она откликнулась сразу же, обняла за плечи и прижалась к его груди. Но вереница последовавших поцелуев, была из серии острожных. Это были легкие прикосновения губ, медленные скольжения языков, приятные чувства, разливающиеся от губ по всему телу. Почему-то эти поцелуи, в какой-то степени даже детские, так как на грань страсти они сейчас не выходили, доставляли ощущения, которых они не испытывали ранее. Было приятно просто прикасаться губами, просто задерживаться на них, просто касаться языками.
Руки прикасались к телам с точно такой же медлительностью и нежностью. Просто прикосновения и легкие скольжения по плечам и спинам друг друга.
За все время их отношений, они еще ни разу не целовались так долго. На улицу уже опустился поздний вечер, а они все еще сидели и наслаждались необычностью чувств от поцелуев и поражались тому, что от этого можно получать столько удовольствия.
Голова постепенно начинала кружиться, а прикосновения стали более ощутимыми и начали разжигать огонь в крови – медленно, но уверенно. Виктор позволял себе целовать Лену уже не просто в губы, но и скользить по ее шеи. Запустив одну руку ей в волосы и поддерживая ладонью голову, когда она ее откинула назад, он стал осыпать ее подбородок и шею сводящими с ума поцелуями. Второй рукой он медленно скользил по ее спине.
В какой-то момент, они слегка поменяли положение тел и, поджав под себя одну ногу и еще более поворачиваясь друг к другу, оказались еще ближе. Иногда отрываясь от губ, они покрывали поцелуями шею или плечи друг друга, но непременно после этого возвращались обратно к губам. Руки скользили по плечам, рукам и спинам. Иногда приподнимаясь на коленку той ноги, которая было подогнута под себя, они поочередно наклонялись друг к другу, немного отталкивая партнера от себя, и начинали водить языком и губами по ключицам и основанию груди.
Не выдержав в один из таких моментов, Лена опрокинулась на спину на постель, увлекая за собой Виктора. Он лежал на ней на половину, по другой половине тела водя ладонью. Волосы, шея, плечо, рука, бедро, живот, бок, грудь, снова шея. Лена в это время лишь ладонью прижимала его голову к себе, водя второй по плечу и спине. Губы поочередно накрывали то ее рот, то шею.
Захотев точно так же целовать и Виктора, Лена осторожно уперлась ему в плечи, переворачивая на спину и теперь уже сама оказалась на половину на нем. Теперь она его целовала, а он убирал ее волосы с их лиц, чтобы они не мешали, теперь ее ладонь скользила по его груди и животу, теперь ее губы скользили по его шеи на грудь, а легкий шелк ее волос, скользящих вслед за губами, только обострял удовольствие мужчины.
Они поочередно переворачивали друг друга, даря свою ласку тому, кто оказывался в этот момент на спине.
Витя продолжал осыпать поцелуями губы и шею Лены, лишь изредка водя ладонью по ее напряженной груди с восставшими сосками и постепенно спускаясь к ней губами.
И вновь началось медленное перекатывание по постели, теперь уже с лаской груди и животов. Все такое же неспешное, но разжигающее жар внутри настолько, что стоны уже срывались регулярно, а тела дрожали.
Сколько прошло времени, они не знали, да и не хотели знать. Сейчас оба понимали, что творилось что-то нереальное. То, что происходило между ними, нельзя было назвать даже прелюдией к занятию любовью. Они почти не касались груди друг друга, не говоря уже о более интимных местах. Но эти часовые поцелуи извели их настолько, что сейчас уже с трудом признавалась действительность. Не было ничего и никого, кроме них двоих и их губ и рук, сводящих с ума и уже давно увлекших в мир блаженства.
Не в силах больше сдерживаться Лена сама развела бедра, приглашая его устроиться между них, что он тут же и сделал. В эту их близость не требовалось дополнительных ласк, оба были готовы к ее последней стадии. От первого соприкосновения их плоти, задрожали оба. Продлевая момент проникновения, Виктор как можно медленнее погружался в Лену, заставляя сходить с ума и ее и себя, но, не желая спешить. Оказавшись там, где сейчас хотелось быть больше всего, замер, давая и себе и ей время на то, чтобы привыкнуть к новым ощущениям. Почему новым? Потому что то, что они сейчас чувствовали, они еще никогда не чувствовали прежде. Это было гранью страсти, любви, желания… Раньше, когда они занимались любовью, их вело физическое желание, так как хотелось удовлетворить его. Нет, конечно же, при этом удовлетворялась и душа, но того, что было сейчас, еще не было никогда до этого. Потому что только сейчас у них появилась возможность чувствовать друг друга настолько хорошо.
Одновременно потянулись друг к другу с поцелуями, при этом, все еще не двигаясь и удерживая себя на безумной высоте удовольствия. Прикосновение губ, и словно заряд тока пробежался по ним, заставляя тут же оторваться друг от друга. И снова медленное приближение, только сейчас вначале Лена провела языком по губам Вити, смачивая их и убирая излишнюю сухость, а затем то же самое проделал Витя. Когда они успели высохнуть, не мог сказать ни один из них. Наверное, сразу же, едва они разорвали поцелуй, так как огонь сжигал изнутри настолько, что заставлял хватать ртом воздух.
Продолжая целоваться, Витя осторожно начал двигаться, срывая вскрик с губ Лены. До этого момента, они не думали, что близость может быть такой медленной, что можно просто зависнуть на грани, не зная, чего хочется больше – дойти до конца или продолжать мучиться в этой сладостной пытке наслаждения. Что можно забыть обо всем на свете и отключиться ото всего, кроме стонов любимого человека. Что можно не думать о том, кто из них первым идет к разрядке и кому еще необходима дополнительная ласка. Что можно не сдерживать себя, а полностью открыться и просто утонуть в любви.
Лена потрясенная новыми ощущениями могла только стонать и выгибаться навстречу мужчине. Она понимала, что самое лучшее сейчас, снова начать по очереди переворачиваться давая хоть минутную передышку друг другу, но она не могла себя заставить даже двигаться. Наверное, она поступала эгоистично по отношению к Вите, но не могла ничего поделать с собой. Не хватало сил даже на то, чтобы продолжать отвечать на поцелуй, поэтому она отвернула голову от него, тяжело дыша и почти всхлипывая. Даже ноги, которые она скрестила за его спиной, сейчас дрожали и спадали вниз. А мужчина все так же медленно продолжал двигаться, причиняя боль и себе и ей. Но боль не физическую, а ту, которая наступает перед долгожданным оргазмом, которая усиливает все чувства, которая в последствии срывает весь контроль над собой.
Лена крутила головой из стороны в сторону, глаза были закрыты, рот наоборот открыт и она с шумом втягивала воздух в него, при этом уже стоная в голос и иногда вскрикивая.
Витя почувствовал ее первые судороги. Понял, что и сам вот-вот взорвется, но при этом смог остановиться, удерживая этим и ее на самом краю пропасти.
Лена протестующее застонала и с трудом открыла глаза, пытаясь затуманенным взором встретить его взгляд.
Он поймал ее взгляд, удержал, а затем с силой вошел в нее. Она выгнулась под ним, откинув голову назад и упираясь ею в подушку, не в силах удерживать его взгляд и дальше, хотя и желая этого.
Витя повторил движение и понял, что это предел. Силы покинули его окончательно, когда девушка закричала и заметалась на постели. Это заставило и его самого, точно так же как и девушку, закричать, после чего он практически упал на нее.
Дыхание было тяжелым и прерывистым, но Виктор нашел в себе силы соскользнуть с Лены и лечь на бок, привлекая ее к себе. А девушка, хоть так же была практически без сил, все же повернулась на бок, чтобы быть ближе к мужчине, чтобы прийти в себя в его объятиях, чтобы чувствовать его…
Слова? Они были не нужны. Ведь иногда прикосновения говорят больше, а в их случае они уже все сказали.
Конечно, теперь в их жизни будет много счастья и любви, но помимо этого могут быть и невзгоды. Только вот Витя с Леной теперь знали, что смогут со всем справиться, ведь теперь они вместе, а раз так, то и вся сила в их руках. Весь мир перед ними и только они могут создавать его таким, каким им хочется его увидеть – разноцветным, разнообразным, солнечным.

Стихотворения от line_1988. Лена, спасибо тебе.

Любовь силой не удержишь,
Возможно даже погубишь,
Отпусти ее, если сможешь,
Отпусти, если любишь.

Она к тебе непременно вернется,
Возможно мечтой обернется,
Однажды рядом проснется
И ярче солнца тебе улыбнется.

Со временем ты все поймешь,
Когда-то правду обретешь,
Ну, а пока, и сам ты видишь,
Отпусти, если любишь.


И еще одно.

В нежность две души окуная,
Глаза от счастья закрывая,
Несутся двое по краю
От любви сгорая.

Смятые простыни, тела...
От счастья кругом голова,
Понять весь смысл едва,
Но жить с ним одним готова.

И это хитрое сплетение,
Всего лишь душ двух единение,
С небес на землю приземление
И разума любовью затмение.


Конец.

Спасибо всем, кто читал мой фанфик, комментировал его, ставил плюсики после продок. Помню, что в самом начале говорила, что он будет коротеньким, а получилось так, что даже во вторую темку забралась. Понимаю, что этот рассказ по сравнению с предыдущим был ниже по уровню написания, но все же, как получилось. Я старалась. Была рада видеть здесь как своих постоянных читателей, так и новых.
Всем спасибо.

Кто хочет попрощаться со мной, прошу сюда.

Спасибо: 75 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 3600
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.03.10 15:49. Заголовок: Безумные каникулы


Автор: Михеэлла
Название: Безумные каникулы
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance
Пейринг: КВМ
Статус: окончен

Скрытый текст

Приятного прочтения.

Темка для комментариев вот здесь.

Спасибо: 50 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 3601
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.03.10 15:49. Заголовок: Виктор с трудом откр..


Виктор с трудом открыл глаза, заставляя себя сделать это и оглядеться по сторонам. В голове немного звенело, но в этом и не было ничего удивительного, так как удар был сильным. Сейчас его больше волновало, не сломано ли чего и сможет ли он беспрепятственно передвигаться.
Повернув голову, сразу же увидел напротив себя Лену. Тут же обо всем забыв, а в первую очередь об осторожности, отстегнул ремень безопасности и резко встал со своего места:
- Лена… - в голове резко закружилось, и он ухватился за кресло. Собравшись с силами, подошел к девушке и дотронулся до ее плеча. - Лен… - Она не подавала признаков жизни и даже не шевелилась. – Лена! - страх сковал мужчину, и он, не думая о том, что может навредить девушке, начал трясти ее за плечи. – Леночка, очнись…
Она простонала и попыталась что-то сказать. Этого хватило для того, чтобы мужчина перестал ее трясти, но теперь он во все глаза рассматривал ее, пытаясь понять, все ли цело. Расстегнув ремень безопасности, скинул с нее одеяла, которыми она была укрыта им же для смягчения удара.
- Лена, что болит? – всматриваясь ей в лицо в попытке поймать малейшую реакцию, начал осторожно ощупывать тело девушки мужчина.
- Все в порядке, Виктор Михайлович, - неуверенно произнесла она и пошевелила руками и ногами. – Давайте я попробую встать.
Мужчина не стал возражать и, поддержав девушку, помог ей подняться. У Лены тут же все закружилось перед глазами, и она интуитивно ухватилась за Степнова.
- Тихо-тихо, не спеши! - поддерживая ее за талию, произнес он. – Сейчас головокружение пройдет… если только это не сотрясение мозга, - тут же вспомнил он из курса по ОБЖ и взглянул на нее.
Лена закрыла глаза и, собравшись с силами и глубоко вздохнув, снова их открыла и попыталась шагнуть. Виктор ей не препятствовал, но на всякий случай поддерживал:
- Ну как?..
- Рука немного болит, и голова слегка кружится, но это не сотрясение, просто от удара. Вы лучше посмотрите, как там пилот, - предложила Лена и обеспокоено взглянула на кабину самолета.
- Ты права, - согласился Виктор и быстро пошел к кабине. Уже обернувшись практически у нее, сказал: - Лен, ты посмотри теплые вещи здесь и, может быть, еду какую, если найдешь. В самолете оставаться небезопасно, лучше как можно быстрее покинуть его. – Отвернулся и вошел в кабину, пытаясь не замечать страха, промелькнувшего в глазах Лены.
Только вот картинка в кабине была еще ужаснее. Голова пилота была неестественно повернута, что явно указывало на сломанную шею. Но все же скорее по интуиции, чем по необходимости, Витя протянул руку и прижал пальцы к шее мужчины в попытке нащупать пуль. Но это лишь окончательно позволило убедиться в том, что он мертв.
По инерции начал осматриваться по сторонам, пытаясь понять хоть что-нибудь в бесконечных кнопках и рычажках, но все было потухшим, а на что именно нужно было нажимать, он не имел ни малейшего представления, ведь этот раз был единственным, когда он оказался в кабине самолета.
Пытаясь сделать хоть что-нибудь, надел наушники и начал говорить в микрофон, но в них была тишина. Тогда он начал щелкать рычажками, которые были недалеко от проводов тянувшихся к наушникам, но результата снова не было никакого. Понимая всю безысходность ситуации, начал наугад нажимать на кнопки, пытаясь заставить громоздкую машину хотя бы ожить. Оглядываясь по сторонам, увидел в зеркале какое-то движение и уже после понял, что в самолете горит хвост. Вначале мужчину парализовал страх, а затем резко пришло понимание того, что нужно как можно быстрее выбираться из железной махины.
Выбежав в салон самолета, тут же наткнулся на девушку:
- Лена, быстро из самолета!
- Виктор Михайлович, я…
- Он может взорваться в любой момент! – в панике хватая спальные мешки, которые явно нашла Лена, и, вручая их ей, сам схватил рюкзаки и побежал к выходу из самолета. Только тут их ждал неприятный сюрприз. Самолет, накрененный на бок, не давал возможности открыть дверь.
- Запасной выход… - подсказала Лена, указывая на противоположную сторону.
В голосе девушки была паника, но мужчина и сам был испуган, правда понимал, что сейчас все зависит от него. Разбив стекло специальным молотком, выбросил в него спальные мешки и рюкзаки. Обернулся к бледной девушке и, схватив ее за руку, дернул на себя:
- Выпрыгивай, я за нашими документами.
- Виктор Михайлович, но он может взорваться, Вы же сами сказали! - закричала Лена. – И где пилот? Ему нужна помощь?
- Пилота больше нет. - На мгновение мужчина притих, но тут же снова взял себя в руки. – И нас не будет, если ты не поторопишься! - уже закричал он. – Живо выбирайся отсюда!
На глазах девушки появились слезы, но она подошла к окну и начала выбираться через него на улицу.
- Спустишься вниз, бери спальники и отходи от самолета, - уже вытряхивая свою сумку, давал последние наставления Лене Виктор. Он понимал, что каждая секунда задержки в самолете грозила смертью, но, схватив документы, решил попытаться добыть хоть какой-то еды и кинулся к небольшой двери в конце самолета. Едва распахнул ее, как огонь рванул на него, он успел лишь схватить несколько банок консервации, и уже затем практически выпрыгнул в окно, ударяясь плечом но, не обращая на это внимания.
Вскочив, бросился к Лене, которая успела немного отойти от самолета и оттащить те немногочисленные вещи, что удалось прихватить с собой. Подбежав к ней, побросал банки, которые держал в руках, и закричав:
- Ложись! – сам толкнул девушку на снег, прикрывая ее сверху своим телом.
Практически в ту же секунду раздался взрыв настолько сильный, что заложило уши.
Самолета больше не было. А Виктор с Леной остались одни в заснеженной пустыне, в месте, о котором не знал никто, в том числе и они сами.

Спасибо: 88 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 3665
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.10 12:50. Заголовок: Логику прошу не иска..


Скрытый текст


Лена попыталась открыть глаза, но у нее ничего не получилось, потому что Витя, который все еще лежал на ней, не давал ей даже голову повернуть, настолько сильно придавливал ее. Она зашевелилась, и это заставило мужчину откатиться в сторону и лечь на спину. Девушка последовала его примеру и перевернулась.
В лицо тут же ударил яркий свет от сияющего солнца, которое, отражаясь на белоснежном снеге, резало глаза и причиняло дискомфорт. Зажмурившись в первый момент, вновь открыла глаза, на сей раз, прикрывая их рукой и пытаясь оглядеться по сторонам. Только вот ничего не было видно, и поэтому она немного приподняла голову. Вокруг валялись отлетевшие от самолета обломки, которые еще догорали, как и сам самолет.
Вылетая из Москвы, она меньше всего думала о том, что такое может произойти. А теперь… теперь она осталась вдвоем с Виктором Михайловичем.
Зимние каникулы наступили только что. Но они были для всех, кроме их баскетбольной команды, так как она должна была ехать на соревнования на другой конец России. Это были соревнования среди десятых и одиннадцатых классов и если чаще всего подобные мероприятия проходили в Москве и Санкт-Петербурге, то на сей раз, они должны были состояться на севере страны. Сюда можно было добраться либо на поезде, который следовал четверо суток, либо на самолете.
Правда, самолет был дорогим удовольствием, а у школьников не было таких средств. Школа с трудом насобирала на железнодорожные билеты, поэтому было решено ехать поездом.
Вот только за день до отъезда деду Лены стало плохо, и девушка наотрез отказалась ехать с командой на соревнования.
Все понимали, что Лена одна из сильных в их команде, поэтому очень переживали, когда узнали, что она не поедет. Но и сам Виктор волновался за Петра Никаноровича, да и не хотел он оставлять Ленку одну. Все же их маленькая семья стала и его семьей тоже, не смотря на то, что сама девушка отвергла его любовь. Но добровольное желание помогать им уже давно вошло в его жизнь, так было и на сей раз.
Виктор предложил Лене задержаться в Москве на несколько дней, пока ситуация с Петром Никаноровичем не прояснится, а уже после этого вылететь на самолете. Как раз прилетели бы вечером того же дня, что приехала бы и их команда на поезде.
Девушке было неудобно из-за того, что Виктор Михайлович в очередной раз меняет свои планы из-за нее, к тому же не смотря на то, что и прошло много времени с момента его признания у ее подъезда, она до сих пор стеснялась находиться в его компании, не говоря уже о том, чтобы остаться с ним наедине. Она попыталась убедить мужчину, что необходимости оставаться с ней, нет никакой, лучше найти ей замену, но он наотрез отказался ее слушать и, отправив всю команду со вторым учителем, который должен был ехать с ними, остался с Леной. Девушка поняв, что Степнов остается, предложила ему все же поехать со всеми, а она уже после прилетит самостоятельно. Но это ее предложение снова осталось без нужного ей результата. Виктор наотрез отказывался отпускать Лену одну, к тому же самолет прилетал не в тот город, который им был нужен, а в соседний. Там нужно было совершить пересадку в маленький самолетик, вместимость в котором была всего 10 человек и уже на нем добраться до места. Такой небольшой самолет вначале удивил Кулемину со Степновым, но он там был для населения как своего рода маршрутное такси. Он был не дорогим и летал ежедневно туда и обратно. В этом была какая-то необходимость, но именно там, на севере страны.
Но и именно из-за этой пересадки отпускать Лену одну в такую поездку Витя не хотел. К тому же состояние Петра Никаноровича его очень заботило. Правда уже на следующий день после того, как он попал в больницу, врач сказал, что у него нет ничего серьезного и через пару дней его можно будет забирать домой. Вот и получилось, что они привезли Петра Никаноровича домой и в этот же день вылетели из Москвы.
Полет прошел удачно, только вот когда они пересели в маленький самолет, в котором оказались единственными пассажирами, все перестало казаться радостным, так как погода резко испортилась и они попали в жуткую болтанку. Рация практически сразу же отключилась, но даже без нее было понятно, что по маршруту, по которому они должны были лететь, долететь не получится. Пилот пытался сделать все возможное, чтобы доставить пассажиров до места назначения, в том числе и другим маршрутом, но вскоре стало ясно, что добраться им не удастся, и сейчас уже главным было вообще сесть, так как приборы стали отключаться, а самолет терять высоту.
Они втроем понимали, что приземление будет экстренным, а значит, нет гарантии того, что они останутся в живых. Но выбора не было и поэтому, желая смягчить падение, Виктор укутал Лену в одеяло и пристегнул ремнем безопасности, проделав затем то же самое с собой.
А сейчас они остались одни где-то в пустыне среди снегов, где не было даже ни одного дерева, а вокруг, докуда хватало глаз, был только белоснежный снег. Рассчитывать на помощь в ближайшее время не приходилось, так как, не смотря на то, что вскоре и поймут, что они не долетели, где именно их искать, не знал никто, ведь они сошли с намеченного маршрута.
- Лен! - поднимаясь с земли, сказал Виктор. – Вставай, а то так и заболеть недолго. – Подал ей руку, помог встать на ноги. – Давай посмотрим, что в этих рюкзаках и тронемся в путь, - подходя к одному из мешков, продолжил говорить мужчина.
- Куда? – изумленно переспросила Лена и замерла. – В путь? В какой путь? – выдохнула она.
- В самый обычный, - спокойно ответил Витя, вытряхивая содержимое рюкзака на снег. – Мы должны идти. Куда именно, сложно сказать, потому что я не знаю, где мы, но думаю, туда, - он указал рукой назад. – Пилот говорил, что в километрах ста есть населенный пункт, и мы должны найти его, так как ждать здесь не имеет смысла. Неизвестно, когда нас найдут и что будет быстрее, но думаю, лучше идти, так есть хоть какая-то возможность выбраться и не замерзнуть. Костер разводить не из чего, а значит нужно двигаться. А найдут самолет, начнут искать и нас.
- А если решат, что мы погибли?
- Не решат! – твердо заявил мужчина. Хотя эта твердость была больше для Лены, чем для него самого. Но девушке, казалось, этого хватило, так как она больше ничего не спрашивала.
В рюкзаках обнаружились палатка, одеяло, теплый свитер, двое брюк и куртка.
- Дорога будет не простой, поэтому нужно быть готовой к ней. Надевай брюки и куртку, - протягивая Лене вещи, сказал Витя.
- Я тепло одета, - выдавила девушка. Она вообще была не похожа на себя, наверное, шок от происходящего давал о себе знать.
- Лена, ты видно не понимаешь до конца, в какой ситуации мы оказались? – повышая голос, сказал Витя. – Это сейчас тебе, вполне возможно, тепло, а что будет, когда сядет солнце или не дай Бог, снова пойдет снег? Об этом ты подумала? А ночевки? У тебя может быть и теплая одежда, но только для города, где вся ходьба ограничивается дорогой до метро или автобусной остановкой. А сейчас, когда мы оказались среди снегов, где можем полагаться только на себя, нужно смотреть далеко вперед, чтобы остаться в живых. К тому же неизвестно, сколько времени нам придется провести здесь, а ведь нам нечем и негде будет даже согреться.
- Нечего кричать на меня! – повышая голос в ответ, заговорила Лена. – Я и без Вас знаю, что мы оказались в полной… - словно вспомнив, что перед ней стоит ее учитель, она вовремя замолчала, останавливая рвущиеся наружу слова. – Вы мне предлагаете одеться, а мне сейчас тепло. А я послушаю Вас и вскоре от жары вся вспотею, а вечером похолодает, но мне нечего будет больше одеть на себя, и я буду мерзнуть. Я согласна сейчас надеть брюки, так как идти придется по снегу, а они внизу защитят меня и не дадут промокнуть ногам. Но куртку я пока одевать не буду. – Не дожидаясь ответа Виктора Михайловича, Лена начала натягивать на себя брюки, игнорируя его внимательный взгляд.
А мужчина, в который раз убедился в том, что Лена сообразительнее многих своих сверстников. Конечно, он не знает, что будет после, но сейчас она не впадала в панику, несмотря на то, что ей и было страшно, и могла здраво рассуждать, предвидя события немного вперед.
Оторвавшись глазами от нее, занялся сбором рюкзаков. В один он сложил два спальных мешка, а в другой палатку, куртку, одеяло и те пять банок консервов, что ему удалось вынести из самолета. Вторые брюки он решил надеть на себя, как и Лена.
В молчание подал девушке рюкзак со спальниками, подтянул на ней лямки, закрепляя нужную длину, а затем закинул себе за спину второй рюкзак, отрегулировал лямки и тронулся в путь, вынуждая Лену идти за собой.
Впереди была неизвестность…

Спасибо: 68 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 3708
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.03.10 19:48. Заголовок: В этот день молод..


В этот день молодые люди шли недолго. Учитывая, что они вылетели после обеда, до наступления вечера было всего часа три. Местность была незнакомая, поэтому едва стало смеркаться, Виктор решил остановиться и разбить палатку.
Ужин, если так можно было назвать их трапезу, был скудным:
- Мы не знаем, сколько времени нам придется провести здесь, поэтому будет экономить, - сказал мужчина, открывая банку тушенки. – Съедим ее на двоих. – Увидев, как поморщилась Лена при виде белой застывшей жирной пленки сверху в банке, добавил: - Лен, придется есть. К тому же во время морозов даже полезно съедать кусочек масла. Это помогает удерживать тепло. – Протянул ей банку, предлагая поесть первой.
Лена не могла сказать, что то, что она сейчас ела, ей очень нравилось, но за отсутствием чего-либо другого, это «блюдо» тоже было ничего. А под тем небольшим жиром, что был сверху и вначале вызвал у нее маску пренебрежения, вскоре нашлись аппетитные и сочные кусочки мяса, которые начали быстро подаваться.
Протянув банку обратно мужчине, тут же услышала:
- Ты почему так мало съела? Давай ешь еще.
- Виктор Михайлович, я наелась. К тому же, Вы мужчина, Вам больше питаться надо, - оправдываясь, сказала девушка.
- В таком случае, у тебя еще растущий организм, и ты тоже должна хорошо питаться, - настаивал мужчина.
- Я, правда, больше не хочу! – твердо сказала Лена. – А Вы вместо того, чтобы спорить со мной, лучше ешьте и пойдемте спать. Завтрашний день будет сложным и мы должны быть к нему готовыми.
Витя изумленно посмотрел на Лену, будто пытаясь разглядеть что-то, что было скрыто от первого взгляда. Но девушка лишь отвернула голову, смутившись. Ведь это он мужчина, это он должен говорить эти слова. Наконец отведя глаза от Лены, начал быстро поглощать мясо, ведь она была права, нужно было отправляться спать.
- Забирайся в палатку, я следом, - наконец сказала Виктор. – Надеюсь, мы не замерзнем, ведь и палатка специальная с защищающим дном, да и спальные мешки рассчитаны на минусовую температуру, а не на прогулки летом по лесу. – Застегнув за собой молнии на палатке, они оказались в закрытом пространстве, где, не смотря на то, что и поставили ее совсем недавно, было гораздо теплее, чем на улице. – Ложись в спальный мешок, только прежде сними куртку и брюки, а одень свитер. – Он протянул ей длинный свитер, который они прихватили с собой из самолета.
- А мы что, будем спать в одном мешке? – указывая на скрепленные спальники, спросила Лена.
- Конечно, - удивленно ответил Виктор. – Ведь так теплее и по-другому даже не возможно. Вернее другой вариант я даже не рассматривал. А что, ты против такого сна? – как-то грубо спросил он. – По-другому все равно не будет, поэтому давай ложись.
- А будь на моем месте кто-то другой, Вы бы тоже спали в одном мешке? – злой вопрос сорвался с губ Лены прежде, чем она успела о нем подумать и, не дожидаясь ответа, начала снимать с себя куртку.
- Начнем с того, что будь на твоем месте кто-то еще, я бы не остался в Москве, а выехал вместе со всеми, а значит, не оказался бы в такой ситуации. – Так же, не задумываясь, бросил в ответ мужчина.
- Ах, значит теперь я во всем виновата, да? – отбрасывая брюки в сторону и натягивая на себя свитер, спросила Лена.
- Никто ни в чем не виноват! – твердо заявил Витя, так же снимая с себя куртку и брюки и оставаясь в своих штанах. – Давай ложись.
Лена, зло сопя, забралась в спальный мешок и легла на бок, отворачиваясь от мужчины и с опаской ожидая, когда он ляжет рядом. Он же, опустившись, накрыл их одеялом, сверху большой курткой, которая была с самолета, а так же своей, затем застегнул до предела молнию на спальнике, и тоже повернувшись на бок лицом к Лене, обнял ее за талию.
- Это обязательно? – тут же спросила девушка.
- Обязательно, - спокойно ответил мужчина, не желая вступать в очередной спор ни о чем, и сразу же предрешая дальнейший разговор.
Какое-то время лежали в молчание, но Витя слишком отчетливо чувствовала, как сильно напряжена Лена.
- Вместо того чтобы дуться не из-за чего, лучше постарайся уснуть.
- Я и не дуюсь, - тут же ответила девушка. – Просто не понимаю Вас.
- Что ты имеешь в виду? Не понимаешь в чем?
- В вашем отношении ко мне. Вы заботитесь обо мне так сейчас только из-за того, что к деду относитесь как к родному? Ну, то есть я Вам своего рода как младшая сестренка, да? О которой нужно заботиться, которую нужно оберегать, поддерживать…
- Ты серьезно думаешь так, как говоришь? – напряженно спросил Витя.
- А как еще я должна думать? – вскрикнула девушка. – Вы вроде как однажды сказали мне, что я Вам нравлюсь, но вскоре забрали свои слова обратно, видно поняв, что это не так и вернули все назад. Значит я Вам небезразлична как внучка своего деда, а ни как просто девушка.
- Ты вывернула все мои слова, но сейчас не время говорить об этом, - устало вздохнул он.
- А, по-моему, самое время! Когда еще говорить об этом, если не сейчас? Не известно, сколько еще мы пробудем здесь и выберемся ли вообще.
- Мы выберемся отсюда! - твердо произнес Витя, хотя и сам до конца не был уверен в этом. – А вообще, почему именно сейчас ты решила поднять эту тему? Раньше она тебя не интересовала.
- Интересовала, – неуверенно и тихо сказала Лена, но Витя ее услышал. – Просто раньше не было возможности поговорить об этом…
- Имеешь в виду, что раньше ты избегала меня, поэтому и не было возможности поговорить, да? – перебил он ее.
- А что еще я могла делать? – повышая голос, заговорила девушка. – Как я должна была вести себя с Вами? Ведь Вы то признались, что я Вам нравлюсь, то забрали свои слова обратно, при этом я видела, как Вы на меня смотрите. А о чем я должна была думать тогда? Что такого взбрело Вам в голову, что Вы вначале сказали то, что сказали, мне, своей ученице, а после, видно одумавшись, забрали свои слова обратно.
- Я считал, что тебе не интересна эта тема, а если это было не так, почему ты ни разу не решилась на разговор со мной?
- Я не могла об этом разговаривать.
- Но сейчас же можешь!
- Сейчас могу, потому что понимаю, что мы можем вообще не выбраться отсюда, а знать, что произошло, хочется.
Степнов ничего не ответил на это, потому что убеждать Лену в том, в чем не был уверен сам на сто процентов, не видел смысла.
- А ты ни разу не думала, что я взял обратно те слова и предложил вернуть прежние отношения только потому, что хотел сохранить с тобой хоть какие-то отношения? Ведь ты начала избегать меня тогда, а я надеялся на то, что ты хотя бы поговоришь со мной. Но время шло, а ничего не менялось, поэтому я и решил все вернуть обратно. Получилось в итоге то, что получилось.
- Да… то, что получилось, - тихо протянула Лена и на какое-то время замолчала. – А сейчас… что Вы чувствуете сейчас… ко мне? – затаив дыхание и боясь услышать ответ, но в тоже время, желая его знать, спросила она.
Виктор от такого вопроса непроизвольно прижал Лену к себе еще ближе, но тут же замер, не зная, что лучше ответить. С одной стороны хотелось признаться в чувствах полностью, ничего не скрывая, с другой стороны, наученный горьким опытом, он опасался говорить правду. В итоге решил не делать ни того, ни другого.
- Сейчас это не имеет значения. К тому же, я не хочу, чтобы ты в очередной раз начала бегать от меня. Хотя тут и бежать некуда…
Лена резко перевернулась, оказываясь лицом к Виктору и упираясь лбом ему в грудь:
- Я больше не буду бегать. Это в прошлый раз я испугалась, к тому же, что я должна была думать, ведь вы накануне вечером ходили на свидание. А тут ни с того ни с чего пришли ко мне с какими-то откровениями…
- Я не ходил на свидание. Не смог, - вставил Витя между срывающимися с губ Лены словами. – Думал постоянно о тебе…
Девушка после этих слов еще теснее прижалась к груди мужчины, а он в ответ, наплевав на все и не думая о том, что будет после, подсунул одну руку ей под голову, одновременно обнимая за плечи и подставляя свое плечо в качестве подушки. Второй рукой еще крепче прижал к себе, закрывая ее всю в своих объятиях и не позволяя даже шевелиться.
Было странным вот так лежать в заснеженной пустыне, в палатке вдалеке от цивилизации, но при этом в объятиях друг друга и думать о том, что в таком положении можно было бы провести всю жизнь. Лишь бы вдвоем, вот так, как сейчас. Конечно, в их отношениях все было не ясно, да и откровенных признаний все еще не было произнесено. И, тем не менее, сейчас между ними было такое единение, которого еще ни разу не было.

Скрытый текст


Спасибо: 69 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 3776
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.03.10 13:57. Заголовок: Я, как и обещала, с ..


Скрытый текст


Утро, как показалось Лене, наступило внезапно. Ей было так тепло и уютно в объятиях Виктора, что выбираться из них совсем не хотелось.
- Лен, пора вставать, - наблюдая за просыпающейся девушкой с улыбкой на губах, сказал Витя. Увидев, что она открыла глаза и посмотрела на него, добавил: - Доброе утро.
- Доброе утро, - нехотя потянулась Лена. - Уже пора идти?
- Да. Чем больше пройдем, тем больше шансов выбраться к людям. Ты как, голодная? Может быть, в обед сделаем остановку и перекусим? Тогда вечером сразу ляжем спать. Просто сейчас вроде как не хочется есть.
- Мне тоже не хочется. Давайте сделаем так, как Вы предлагаете, - согласилась Лена.
- Тогда давай одеваться и в путь. Ты кстати как, не замерзла? - вдруг вспомнив, спросил Степнов.
- Нет, - улыбнулась Кулемина. Признаваться в том, что ей было даже жарко в его объятиях, не хотелось. Пока не хотелось.
Вскоре они выдвинулись в путь. Погода сегодня на удивление была теплой и солнечной. Или может быть, казалось, что тепло, так как солнышко припекало и, отражаясь от белоснежного снега, согревало. Правда в этом был и отрицательный момент, так как очень резало глаза, и вокруг все было видно очень плохо. Хотя и смотреть было нечего, но все же.
Лена, как и вчера, шла позади Виктора, а в мыслях была где-то глубоко в себе. Она не понимала, как раньше могла сомневаться в Викторе Михайловиче, ведь он никогда ей не лгал, всегда был рядом, а когда открылся ей, пусть и вот так по-детски, она прогнала его, вместо того, чтобы выяснить все и сразу. В итоге его заставляла мучиться, и сама страдала из-за своей же глупости. При этом видела, как он смотрит на нее, замечала его ревнивые взгляды, когда рядом с ней оказывался Гуцул. А все это время сама мечтала о том, чтобы он снова подошел к ней. Гнала от себя эти мысли, но все равно хотела этого, потому что уже давно поняла, что он стал для нее не просто учителем, а мужчиной, которого она любит.
Любит... странное это чувство, любовь. С одной стороны это что-то делающее тебя счастливой и окрыленной, а с другой стороны, заставляющее страдать, если это чувство не взаимно. А у них получилось, что чувство было взаимным, а оба все равно мучились... из-за нее.
Но больше она не заставит страдать ни себя, ни его. К тому же теперь, когда знает, как хорошо бывает в его объятиях.
"Вот дурочка, боялась того, что он взрослый, а значит наверняка и желания у него взрослые, в то время как он настолько честный и искренний, что ему можно полностью довериться и положиться на него. Ведь он и пальцем до меня не дотронется против моего желания. Как я вообще могла думать, что у меня может что-то быть с Гуцулом? Где Игорь и где Виктор Михайлович? Нет, Гуцул конечно неплохой парень, но сердце-то мое уже давно принадлежит Степнову. Сердце и... - Лена почувствовала, как по телу прошлась волна жара, а внизу живота зародился непонятный трепет. Вспомнилась прошлая ночь в крепких и сильных руках Виктора Михайловича, а разыгравшееся воображение начало подкидывать картинки одну хлеще другой, где эти самые руки ласкают ее, а губы, которые она еще не ощущала на себе, но очень хотела бы, следуют за руками, целуя ее нежное тело. Глубоко вздохнув, остановилась и тряхнула головой, прогоняя картинки из нее. Щеки уже давно пылали, а дыхание стало сбивчивым. - Еще интересно, у кого из нас желания взрослее? Я всего-то поспала ночь с ним рядом, а уже мечтаю о чем-то большем, в то время как Виктору Михайловичу такие мысли, скорее всего, и в голову не приходят. Ведь он думает, что я еще ребенок. А я и есть ребенок... только вот желания у меня какие-то странные и недетские. Но опять же, только в отношении Степнова".
Виктор, словно почувствовав на себе взгляд Лены, остановился и обернулся. Девушка стояла, немного отстав от него.
- Лен, все в порядке? - обеспокоено спросил он.
Девушка встрепенулась и, ускорив шаг, быстро догнала Виктора Михайловича.
- Да, все хорошо, - отводя от него глаза, будто он мог прочесть через них все ее мысли, ответила Лена.
А он вглядывался ей в лицо, не понимая незнакомого блеска глаз и явно нездорового румянца на щеках.
- Уверена, что хорошо? - все еще сомневаясь, повторил он.
- Уверена! Пойдемте дальше, - поспешно попросила Лена, не желая и дальше оставаться под его пристальным взглядом.
Мужчина, на мгновение задержавшись взглядом на девушке, все же повернулся и пошел вперед. Он не понимал, что происходит с Леной, но с сегодняшней ночи, когда она уснула в его объятиях, она изменилась. Стала какой-то загадочной, а во взгляде проявилась взрослость, которой раньше не было, несмотря на то, что она была взрослой и раньше. Сегодня же, ему, конечно, могло показаться, но почему-то он был уверен в этом, в ее взгляде проскальзывали искорки желания если и не полной физической близости, то хотя бы желания целоваться. Он отгонял от себя эти мысли, так как за несколько часов, он был уверен, не возможно было научиться так читать мысли Лены, но если она говорила, что видела на себе его взгляды и понимала их, то и он мог читать ее, как открытую книгу. Только вот это ничего не меняло, она была еще слишком маленькой, чтобы он мог позволить себе перешагнуть с ней черту поцелуев. Хотя о чем это он? Каких поцелуев? Они ведь еще и не целовались даже и потом... не такая уж она и маленькая...
Со злостью качнув головой, попытался вытрясти из нее подобные мысли. Хотя конечно в таком месте, где он сейчас был, подобные мысли забирались в голову против воли, ведь рядом кроме Лены, любимой девушки, никого не было. И все же сейчас совсем не время даже представлять подобное. Сейчас главное выбраться отсюда, а там уже будет видно, что последует дальше и будут ли они вообще вместе, что и сейчас под знаком вопроса.

Лена после остановки на обед еще какое-то время шла бодро вперед. Ее даже все радовало - снег, свежий воздух, солнце, Степнов шагающий перед ней и даже какая-то беззаботность, несмотря на неизвестность впереди. Но вскоре солнце стало слишком резать глаза, из-за этого перед ними все начало расплываться, в голове начало стучать, как маленькими молоточками, что причиняло боль. А затем и погода испортилась - солнце спряталось за темные тучи, а с неба посыпался колючий снег, подул ветер.
После часа такой погоды, Витя остановился и с беспокойством спросил:
- Лен, ты как? Не замерзла?
- Есть немного. - О том, что у нее ужасно болела голова и появилась слабость во всем тебе, она пока решила не говорить. Все равно это ничего не изменит, а волноваться Витечку заставит.
Поэтому, надев свитер, они пошли дальше. Лена стойко заставляла себя двигаться, в то время как с каждым пройденным километром ей становилось хуже. И когда она стала отставать, Витя подошел к ней и с нотками страха в голосе и на лице, спросил:
- Лена, что с тобой? Не важно чувствуешь себя? Замерзла?..
Сосредоточив взгляд на лице мужчины, она ответила:
- Не замерзла, но чувствую себя не важно.
Витя порывисто притянул Лену к себе и крепко обнял. Понимание того, что если она заболела, вылечить ее будет нечем, пришло слишком неожиданно. Ведь у них нет ни еды, ни лекарств, ни воды, ни даже огня.
- Ты же у меня сильная, - немного отодвигаясь от нее, прошептал он. - Давай пройдем еще немного и встанем на ночь. - Легко дотронулся губами до ее лба, проверяя температуру таким завуалированным способом, маскируя это поцелуем.
- Хорошо, - не до конца понимая происходящее, произнесла Лена. Только на сей раз не из-за начинающейся болезни, а из-за такого неожиданного поцелуя.
- Давай я возьму твой рюкзак.
- Не надо. Мне не тяжело. К тому же с ним теплее.
- Ладно. Тогда пошли. Если совсем станет плохо, сразу же говори. Хорошо?
- Хорошо.
Они снова тронулись в путь.

Слова Вити "ты же у меня сильная", придавали Лене сил. Вернее в голове билось только "ты же у меня... у меня... меня..." Не важно, что будет после, но сейчас он признавал, что она его. Даже если это просто успокаивающие слова, которыми он хотел поддержать ее, на нее они подействовали очень положительно. На время даже отошла головная боль и слабость. Хотелось быть сильной... для него и себя. Но вскоре все снова вернулось на свои места, и идти дальше было тяжело.
Виктор принял решение остановится и лишь надеялся на то, что утром Лене станет полегче, хотя с чего именно ей должно стать легче, не знал и сам. Лечиться ведь нечем... надежда лишь на то, что она отлежится и утром сможет идти вперед. Иначе... О другом он предпочитал не думать.
Уже лежа в спальном мешке, Витя крепко обнимал Лену, прижимая ее к себе и пытаясь согреть. Она дрожала и жалась к нему, как маленький потерянный котенок, нашедший, наконец, свою маму-кошку. Сегодня он не позволил Лене снять брюки, а к свитеру, который она надевала вчера, добавил и свой, сняв его с себя. Она попыталась возразить, но Витя с самого начала был непреклонен.
- Холодно, - прошептала Лена.
- Ничего, скоро согреешься, - немного покачивая ее в своих объятиях, ответил Витя. - Все будет хорошо. Ты же мне веришь?
- Верю. Только все равно боюсь, что мы отсюда не выберемся. Вы ведь понимаете, если мне утром не станет лучше, я не смогу идти дальше.
- Не думай об этом. Тебе станет лучше, и мы доберемся до людей. А после уже и до Москвы. Ты поправишься.
- А если нет? - повышая немного голос, будто пытаясь это донести до Вити, спросила Лена. - Если ничего не изменится, Вы так и не узнаете... - неожиданно она замолчала, не решаясь говорить дальше.
- Не узнаю - что? - напряженно спросил Витя.
- Как я отношусь к Вам.
- И... как? - замер он.
- Я... Вас... Вы мне не безразличны и нравитесь мне... очень. - Больше она сказать ничего не могла, хотя вначале слова любви едва не сорвались с ее уст. Но все же дальше его признания она не зашла.
- Ты это говоришь, потому что это правда или потому что думаешь, что мы не выберемся отсюда, и таким образом отвечаешь на мои слова?
- Я не знаю, выберемся мы или нет, хотя, кажется, что нет, поэтому и решила открыться Вам. Хотя будь у меня выбор, я бы предпочла сделать это в другой обстановке. Но это не значит, что я лгу.
Виктор лежал не зная, как себя вести и как реагировать на слова Лены, ведь их можно было расценивать, как признание в любви, но и можно было рассматривать, как страх перед нависшей угрозой жизни и последняя попытка открыться. Хотя он и сам, когда решил открыться ей, не смог произнести "люблю", вот и она ответила ему тем же. Но уже тех слов, что она произнесла, ему было достаточно, чтобы понять, как она к нему относится.
- У нас еще будет возможность поговорить об этом в другой обстановке.
- Вы меня успокаиваете, таким образом, да?
- Нет, - он чмокнул ее в макушку. – Просто уверен в этом.
Лена приподняла голову с его груди, пытаясь заглянуть ему в глаза. На улице было еще не совсем темно и это можно было сделать. Не выдержав ее взгляда, Виктор провел пальцами по ее щеке, а она все еще продолжала смотреть на него, будто чего-то ожидая.
На мужчину внезапно нашло желание дотронуться до губ девушки поцелуем, почувствовать их мягкость или наоборот, твердость, просто понять, какие они и, не сдерживая себя, он немного потянулся и накрыл рот Лены своими губами едва прикасаясь, но при этом легко целуя ее и тут же отрываясь от нее. Девушка непроизвольно потянулась к нему, как бы говоря, что хочет продолжения этой мимолетной ласки. Он лишь на мгновение задумался, даже скорее замешкался, а затем снова потянулся к губам Лены, накрывая их в очередном поцелуе. Он целовал ее нежно и ласково, не давя, боясь напугать, но при этом желая доставить ей удовольствие. Уловил ее неуверенный и пугливый ответ, что превратило его поцелуи еще в более мягкие и легкие, а объятия стали более крепкими и сильными. Увлекшись поцелуем, уложил Лену на спину, зависая над ней и не на мгновение не отрываясь от ее губ. Но уже вскоре понял, что в таком положение девушке неудобно, потому что она все же была не совсем здорова и дышать ей и так было сложно, а тут еще он придавливал ее. Хотя она этого и не показывала, а наоборот, обнимала за шею и притягивала его к себе. Но он все же перевернулся на спину, увлекая ее за собой и укладывая на себя. Так и теплее должно было быть. Снизу греет живое тепло, а сверху спальник, куртка и одеяло. Он попытался постепенно завершить поцелуй, но Лена не хотела так скоро заканчивать его.
- Мне так тепло, - прошептала она, - и хорошо.
Он обнял ее за плечи и поцеловал в висок:
- Постарайся уснуть.
- Не хочу… - приподняв голову с его груди, сказала Лена. – Лучше поцелуйте меня еще…
- Лен… - он улыбнулся и, поддержав пальцами ее подбородок, провел подушечкой большого пальца по ее губам. – Ты так любишь целоваться?
- Оказывается да, ведь раньше никогда этого не делала.
И хотя Витя подозревал это, услышав такое невинное и простое признание от Лены, сжал ее в своих объятиях так сильно, что она невнятно простонала, а губы в ту же секунду нашли ее рот.
На сей раз поцелуй был более взрослым. Витя как будто учил Лену этому искусству, показывая как приятнее и просто доставляя ей наслаждение. Он не стремился получать ответные поцелуи, он лишь хотел, чтобы этой маленькой и неискушенной девочке было приятно. Она же стремилась научиться всему, чему он ее обучал, и не просто научиться, а закрепить все тут же с ним на практике. А он не противился.
В этот момент благополучно было забыто о том, что Лена не совсем здорова и что нужно бы ей поспать. Сейчас имели значение лишь эти поцелуи, которыми они обменивались, те ласки языками, пусть и не страстные, но очень приятные. Витя и не пытался вызвать желание в Лене, понимая, что сейчас этого не надо, даже не смотря на то, что они здесь и в таких условиях, он был уверен, что ее первый поцелуй должен быть именно таким, какой у них сейчас был. Правда здесь он был уже не один, но все же такой невинный и ласковый, как и сама Лена.
Они уже давно сбились со счета времени и поцелуев, но пока девушке этого хотелось, мужчина ей это дарил. Да и сам он этого хотел, ведь так давно мечтал о том, чтобы в своих объятиях подержать Ленку. О поцелуях так быстро он и не мечтал.
Наконец девушка начала все медленнее отвечать на его поцелуи, а вскоре стала просто получать их. Затем устало опустила голову ему на грудь и уже во сне, почти неразборчиво, прошептала:
- Люблю…
Виктор замер, будучи не до конца уверенным в том, что Лена сказала то, что он услышал. К тому же, она не совсем здорова, да и засыпала уже, поэтому это слово могло относиться и ни к нему. Только вот сердце начало скакать как бешенное, полностью уверенное, что признание было адресовано ему. Витя и сам поверил ему, ведь не смотря ни на что, он был уверен, окажись на его месте любой другой мужчина, Лена не стала бы с ним целоваться, и уж тем более, признаваться в любви. Даже не смотря на то, что над ними и висела угроза не добраться до людей.
Поправив ни них одеяло, а так же надеясь на то, что утром Лене будет лучше, поцеловал ее в макушку и покрепче обняв, погрузился в сон.

Буду рада вам вот здесь.

Спасибо: 64 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 3830
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.03.10 14:14. Заголовок: Надеюсь, у вас хвати..


Скрытый текст



Утро не принесло видимого улучшения здоровью Лены. Хотя молодые люди и надеялись на это, но ждать подобных изменений было глупо. Девушка пыталась всеми возможными способами быть собранной и идти вперед, но это получалось у нее плохо.
После завтрака, состоящего из очередной банки консервации, на сей раз рыбной, Витя надел на себя свой рюкзак и забрал у Лены ее. Он понимал, что много идти сегодня у них не получится, но хотел пройти столько, сколько сможет Лена. Стараясь идти не очень быстро, все же временами останавливался, ожидая, когда его догонит девушка.
Лена заставляла себя идти, прекрасно понимая, что сейчас все зависит от нее. Но постепенно силы стали оставлять ее. Она держалась, ничего не говоря Виктору Михайловичу, зная, что это ничем не поможет, но момент, когда у нее подогнулись ноги, и она упала на колени, стал завершением ее ходьбы. Она знала, что дальше у нее не получится ступить и шага. На глаза навернулись слезы от безысходности.
Обернувшись и увидев Лену на земле, Витя тут же скинул рюкзаки и подбежал к ней. Обняв, крепко прижал к себе:
- Леночка, девочка, совсем не можешь идти? - заглядывая ей в лицо с надеждой, спросил он. Но, увидев слезы в глазах, а на лбу испарину, понял, что не может. Это был тупик.
Виктор понимал, что теперь все зависит от него, но что именно делать, он не знал. Идти Лена не могла, а нести ее не получится. Глубокий снег и рюкзаки и так замедляли передвижение, а с ней на руках он не сможет далеко уйти. Можно было положить ее в спальный мешок и просто тащить за собой, но мешок быстро промокнет, станет еще холодней, а впереди ночь. Остаться здесь на ночь? А что дальше? Сейчас полдень, лекарств все равно нет, а гарантии того, что ей станет легче утром не было никакой. Ведь сегодня утром ей стало только хуже, а не лучше. Прижав Лену к себе еще ближе, сжал ее в объятиях, желая поддержать и показать, что все будет хорошо. Он принял решение, как ему казалось, единственно верное. И от этого же решения зависело, будут ли они жить - оба.
Быстро поставив палатку, уложил Лену в спальный мешок, затем во второй. Сверху укутал в одеяло. Она дрожала и с испугом смотрела на него.
- Лена, я пойду вперед. Мы идем почти два дня, а до ближайшего населенного пункта сто километров. Значит, мы должны быть где-то недалеко от него. Я дойду туда и вернусь за тобой.
- Нет! Не уходите!.. - голос задрожал, а по щекам побежали слезы. - Вы замерзнете…
- Лен, я должен пойти. Это единственный шанс спасти тебя. Без лекарств тебе не станет лучше, а чем больше мы проведем времени здесь, тем хуже тебе будет становиться. Я вернусь. Обещаю тебе. - Вытирая слезы с лица девушки, сказал мужчина.
- Если вы не дойдете до темноты, Вы замерзнете. Тогда и меня не найдут. Лучше останьтесь со мной, мне будет лучше, я знаю...
- Леночка, солнышко, - он порывисто притянул ее к себе и начал осыпать быстрыми поцелуями ее лицо. - Я не хочу уходить и не хочу оставлять тебя одну, но это сейчас единственный выход. Я вернусь! Обещаю тебе. - Девушка на это лишь всхлипнула. - Я сейчас уйду, а ты постарайся уснуть. Когда проснешься, я уже вернусь. Веришь?
Лена неуверенно покачала головой в знак согласия, а он еще сильнее прижал ее к себе, затем поцеловав в губы, на мгновение задержавшись на них, уложил девушку, удобно устраивая и поправляя одеяло. Уже при выходе из палатки обернулся и посмотрел в болезненное лицо Лены: - Я люблю тебя...
Затем резко развернулся, выбрался и, закрыв молнию, что есть силы, побежал от палатки. Отбежав на достаточное расстояние, упал на колени в снег. На глазах появились слезы:
- Господи, помоги нам...
Слишком реально он сейчас понимал, что его жизнь и жизнь любимой девушки, оставшейся в палатке, полностью в его руках. А значит, он должен собраться и двигаться вперед. Его переживания сейчас никому не помогут, а вот драгоценное время подарят. Поэтому, оглянувшись в последний раз на палатку, сжал кулаки, закрыл глаза, попросил мысленно сил и пошел быстрым шагом вперед, туда, где он надеялся, был населенный пункт.
Он то ускорял шаг, то замедлял его, то вовсе переходил на бег, спотыкаясь в рыхлом снеге и падая в него, то вскакивал и мчался вперед или наоборот, падал навзничь пытаясь восстановить дыхание. Знал, что так делать нельзя, но на улице уже смеркалось, а он не знал, где находится. Понимал лишь, что теперь каждая минута на счету, ведь скоро совсем стемнеет. О том, что будет, когда он доберется до людей, и нужно будет возвращаться обратно за Леной туда, куда он не знал и сам, старался не думать.
"Ну же, соберись! Ты сильный, ты сможешь. Не для этого ты столько времени ждал ответа от Лены, чтобы, услышав признание в любви, тут же потерять ее. Или что, ты способен только школьников гонять по спортзалу, а сам, когда в этом есть острая необходимость, не можешь и шага ступить? А кто бегал не так давно в институте кроссы в несколько десятков километров? И кто приходил в них первым? Или что, сейчас, когда все зависит от тебя, ты и дальше будешь плестись как мальчишка, в то время как Лена одна и ждет тебя? Соберись и вперед!"
Будто с новыми силами он ринулся дальше. И почти сразу же был вознагражден за это. Конечно, это могли быть всего миражи, как бывает в песочных пустынях, но ему казалось, что впереди есть что-то живое. На улице темнело, а оттуда шел свет. Надеясь, что это не разыгравшееся воображение и не шутки воспаленных от солнца глаз, он побежал туда, как мотылек летит на свет.
Дыхание уже прерывалось, когда он был на подходе... нет, не к деревне, и не к городу. Это был какой-то палаточный городок. Но, поняв, что он все же добрался до людей, облегчение было настолько сильным, что на глаза снова навернулись слезы, а ноги подкосились, только сейчас почувствовав усталость.
Его заметили и навстречу к нему бросились двое мужчин. Подхватив под руки, помогли дойти до огромной палатки, в которой видно была кухня, так как там было тепло, а на небольшой плите кипел чайник. Его тут же укутали в теплый тулуп и посадили к огню, дав в руки кружку с горячим питьем. Только вот Виктор не мог сидеть спокойно, зная, что где-то там в холоде Лена, и совсем одна.
Сбиваясь, начал ведать о том, как здесь оказался и что не один, а с девушкой.
- Сегодня уже темно и будет невозможно найти то место, где Вы оставили ее, - сказала пожилой мужчина. - К тому же здесь опасные места, удивительно, как Вы никуда не упали и не провалились.
- Нет, Вы видно не понимаете, она очень больна, ей нужна медицинская помощь и ночь на улице может стоить ей жизни. - Вскакивая со стула и повышая голос, попытался достучаться Витя до присутствующих.
- Это Вы не понимаете. Мы здесь проводим исследования, потому что здесь регулярно случаются провалы на ровной земле. Здесь и днем опасно передвигаться, а что уже говорить о темном времени суток? К тому же вы даже не можете объяснить, где точно остановили ее. Лучше будет утром вызвать вертолет, чем рисковать сейчас жизнями.
- Я не буду ждать утра. – Скидывая с себя тулуп и ставя кружку на стол, сказал Витя. – Я видел у вас снегоходы, не думаю, что ими очень сложно управлять. Я поеду за ней один, но она не останется там на ночь.
- Мы не можем Вам дать снегоход.
- Что?.. – Витя изумленно оглядел всех. – Мало того, что вы сами не хотите мне помочь, так еще и транспорт не дадите? Да она не доживет до утра, вы что, этого не понимаете? – уже не о чем ни думая, начал кричать Витя. – Вам может быть и все равно на ее жизнь, но я обещал вернуться за ней и я вернусь. – Не обращая ни на кого внимания, зло пошагал к выходу из палатки.
- Стой! – неожиданно прозвучал мужской голос за спиной и Виктор непроизвольно обернулся. Перед ним стоял молодой мужчина, на вид чуть постарше его самого. – Я поеду с тобой. Если кто и сможет сейчас проехать по этой местности, то только я. Но прежде чем мы тронемся в путь, я должен знать, чем она болеет.
- Саш, ты вообще в своем уме?! – закричал пожилой мужчина. – Да вы туда не доедете, не говоря уже о том, чтобы вернуться обратно.
Но молодой мужчина не обращал внимания на говорившего, и уже что-то складывал в рюкзак.
- Мы вернемся, - лишь бросил он. – Виктор, - повернувшись, - так чем она болеет?
- Я не знаю. Вчера в обед ей стало нехорошо, ближе к вечеру начало знобить, поднялась температура и стала болеть голова. Утром немного стало получше, но уже в обед она упала не в силах идти дальше.
- Ясно. – он закинул рюкзак за спину. – Миш! – крикнул какому-то парню. - Прицепи сани к снегоходу. А ты идем со мной, - кивнул Вите.
Они вошли в другую палатку, где по витающему в воздухе запаху сразу можно было понять, что она медицинская. И верно, здесь стояли две кровати, как в больнице и всякие приборы. Видно экспедицию не плохо финансировали.
Александр начал быстро собирать какие-то лекарства, а затем подошел к Вите:
- Я сделаю тебе инъекцию. В руку.
- Да я здоров, поехали!
- Поедем, как только я сделаю укол. Я, конечно, понимаю, что ты рвешься к ней, но совсем не хочу, чтобы тебе в дороге стало плохо. И не тяни резину, раздевайся скорее, подумай о том, что она одна.
Эти слова подействовали на Витю лучше любого уговора, и он быстро подставил руку. А после инъекции в дельтовидную мышцу так же скоро оделся.
Уже у снегохода к Саше подошла молоденькая девушка и, обняв, быстро поцеловала:
- Будь осторожен.
- Обещаю. – Ответив таким же поцелуем, выпустил ее из объятий.
Проверив сани, закрепленный рюкзак и теплые одеяла, завел снегоход.
- Спасибо тебе, - уже садясь за ним, сказал Витя.
- Не за что пока. Я сам оказывался в такой же ситуации и не помоги мне один человек, не был бы я сейчас таким счастливым мужем. Он помог мне спасти мою Любушку. – Взгляд Александра скользнул по девушке, которая к нему подходила, прежде чем они резко тронулся в путь.
«Когда-нибудь и я скажу так о Ленке: моя Леночка, мое солнышко, моя жена», - думал Витя, покрепче удерживаясь за Александра.
Дорога была сложной. Витя надеялся, что по его следам можно будет найти то место, где он оставил Лену, но он не учел того, что прошел снег, пусть и не большой, но достаточный для того, чтобы сделать практически невидимыми едва заметные следы. К тому же на улице было темно. Какое-то время они следовали по правильному пути, а затем, сбившись, ушли в сторону. Когда началась неровная местность, Витя показал жестами, что им не сюда, так как он шел по прямой дороге. И почти в это же мгновение их снегоход перевернулся, угодив в широкую яму. Выбраться смогли сами, общими усилиями вытащив снегоход и сани, и снова тронулись в путь по своим следам обратно, пытаясь разглядеть хоть какие-то шаги на снегу. С трудом найдя место, где они свернули не туда, уже практически выйдя на нужную «тропу», снова перевернулись. На сей раз серьезнее, чем в предыдущий.
- Теперь я понимаю, о чем говорили в вашем лагере, - вытаскивая снегоход, сказал Витя.
Александр лишь усмехнулся:
- Да подобные перевороты случаются и днем. Хотя они тоже могут быть очень опасными, если ехать на большой скорости. А в лагере говорилось о том, что здесь можно упасть на большую глубину, где без помощи кого-то выбраться не получится. Это в лучшем случае. В худшем при падении можно сломать себе шею. – Увидев, как Витя замер и немного побледнел, улыбнулся и хлопнул его по плечу. – Да не переживай ты так. Все с нами будет хорошо! К тому же я обещал быть осторожным.
Вспоминая о жене Саши и понимая, что на сей раз вытаскивание снегохода займет больше времени, Витя решил занять его разговором:
- А что за история приключилась у вас с Любой?
- Да я со школы еще хотел быть исследователем и ездить в экспедиции, поэтому и выучился на нужную специальность. Был в экспедиции всего год, когда к нам прислали студентку – Любу. Отношения развивались постепенно, а в один прекрасный момент мы поняли, что любим друг друга, - голос Саши изменился, становясь более мягким, на лице появилась улыбка. Он явно перенесся в воспоминаниях в то время. – Тогда, стараясь как можно больше времени проводить вдвоем, но, не забывая о научных исследованиях, мы решили отойти от всей группы и пойти немного вперед. Местность там была наподобие этой, поэтому вечером первого дня мы угодили в яму. Она была не очень глубокая, я смог выбраться, но дно было усыпано камнями и обломками деревьев, и при падении на все это Люба сломала ключицу. Сам понимаешь, я не мог вытащить ее оттуда один. Рация, которая была с собой, при падении разбилась. Тогда я решил, как и ты, пойти в лагерь и вызвать вертолет. Конечно, в отличие от тебя я знал, куда идти, но вот только туда мы шли весь день, а обратно я должен был добежать гораздо быстрее, потому что ситуация была опасна еще и тем, что там водились дикие звери. Помню прибежал в лагерь уже ночью и начал кричать, требуя чтобы за Любой немедленно выслали вертолет. Мне пытались объяснить, что ночью ничего не получится, но я был очень настойчив. Хотя, не реши мне помочь один парень, не знаю, дожила бы Любушка до утра. А так все получилось удачно. Мы вылетели, на борту было два врача и ее в ту же ночь доставили в больницу. Так мы с ней с тех пор больше и не расставались.
- Да… вот это история. Я бы на ее месте сейчас ни за что не отпустил бы тебя.
- Она просто слишком хорошо знает, какого это, лежать где-то одной, понимая, что от тебя ничего не зависит, а зависит от любимого человека. Прошла через это сама и понимает, что утро может не настать… Кстати, как зовут твою девчонку?
- Лена…
- Не переживай, найдем мы ее и доставим в лагерь. Все у вас еще впереди, - похлопав Витю по плечу, сказал Саша. – А сейчас садись, поехали дальше.
Найдя палатку и подъехав к ней, Витя тут же соскочил со снегохода и бросился в нее. Дергая неподдающуюся молнию, влетел внутрь и опустился на колени перед девушкой:
- Лена… Леночка… - он начал трясти ее, но она не подавала никаких признаков жизни. – Лена!..
Саша, забравшись вслед за Витей в палатку, отстранил паникующего мужчину от девушки:
- Дай я посмотрю. – Расстегнув спальные мешки, немного приспустил их вниз и, дотронувшись пальцами до шеи Лены, нащупал слабый пульс. – Она жива, успокойся. Но я должен сделать ей внутривенную инъекцию, помоги освободить руку.
Витя осторожно, но, стараясь действовать быстро, как с ребенка снял куртку с Лены, а свитера засучил по плечо, позволяя Саше произвести все необходимые действия. А затем, так же как и раздел, поспешно одел девушку.
- Давай уложим ее на сани, - сказал Александр.
- Я поеду с ней, - тут же сказал Витя.
Саша не стал спорить. Они общими усилиями с Виктором донесли укутанную Лену до саней, где Витя устроился, крепко прижимая к себе девушку и укрывая ее захваченными с собой одеялами.
Пока Витя готовился к дороге, заботясь о Лене, Саша быстро сложил палатку и привязал ее позади себя.
Не медля ни секунды, они тронулись в путь.

Спасибо: 66 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 3909
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.03.10 19:48. Заголовок: Добравшись до лаг..


Добравшись до лагеря, мужчины сразу перенесли Лену в палатку являющуюся для них медицинской. Туда сразу же пришли три женщины.
- Виктор, теперь вам придется оставить нас, - сказала Люба. – Дальше мы уже сами со всем справимся.
- Я не уйду, я хочу быть рядом с ней! - твердо сказал он.
- Вам придется уйти, не будете же Вы здесь присутствовать, когда мы разденем Лену? А мы это сделаем, потому что нужно присоединить приборы для того, чтобы точно понять, что с ней, к тому же при необходимости намазать ее согревающей мазью.
- Пошли Вить, - подошел к нему Александр. – Они со всем справятся, тогда и тебя позовут. – Но Виктор стоял и смотрел на бледную девушку, тогда Саша хлопнул его по плечу: - Идем!
Мужчины вышли из палатки и вошли в другую, где было тепло и уютно.
- Вить, да расслабься, - попытался поддержать его Саша. – Все с ней в порядке, тем более сейчас, ведь у нас очень хорошая техника.
- Пока она не очнется, в это трудно поверить, - в своих мыслях проговорил Витя.
- Да брось, не накручивай себя сам. Лучше скажи, как ты относишься к ней?
Виктор в изумление поднял брови и поглядел на своего собеседника:
- Мне казалось это и так понятно – я люблю ее.
- Понятно да не понятно, - просто сказал Саша. Он сразу же, только они нашли Лену, понял, что та совсем еще молоденькая - девчонка. А ведь Виктор был гораздо взрослее. – Она еще совсем молодая и если ты решил запудрить ей мозги, то брось это лучше сейчас. Не зачем мучить девочку. К тому же подумай, с какими проблемами вам придется столкнуться, когда вы вернетесь. Как к вашим возможным отношениям отнесутся ваши родственники.
Виктор какое-то мгновение все еще молча смотрел на Александра, не в силах вымолвить хоть слово, прибывая в удивление от таких слов предостережения.
- Саш, у нас этих проблем уже было выше крыши, теперь надеюсь все станет проще. – Заговорил Витя. - Ты прав, она еще совсем девчонка и учится в 11 классе. А я в этой же школе работаю учителем физкультуры. Понимаешь, ее учителем? Поэтому, какие сложности у нас могут быть, я прекрасно знаю. Но так же знаю, что теперь я ее уж точно не отпущу от себя. У нас отношения очень давно развиваются. Ты только не подумай, что меня привлекают несовершеннолетние и что у меня нездоровая психика. Я когда понял, как отношусь к Лене, старался забыть ее и выбросить все мысли о ней из головы, но у меня ничего не получилось. Тогда я и признался во всем ей. А она начала бегать от меня. А сейчас, когда мы попали сюда, она мне во всем призналась. – На лице мужчины проскользнула улыбка. - Я ей тоже небезразличен. Но в Москве было страшно строить какие-то отношения со мной, я ведь взрослый, а тут… она боялась, что мы не выберемся отсюда, и поэтому решила открыться мне.
- А не боишься, что по возвращении она заберет свои слова обратно? Ведь ты сам сказал, здесь она просто думала, что вы не выберетесь.
- Я не позволю ей забрать эти слова назад. Ведь теперь я знаю всю правду. Знаю, что будет сложно, но я не отпущу ее больше. Да и не думаю, что она сама захочет уйти. Мы переступили грань страха, поэтому впереди только… счастье. – Как-то мечтательно закончил Витя.
А Саша, посмотрев на него, понял, что тот и правда не отпустит эту девочку от себя, слишком сильно он ее любит, это даже видно невооруженным глазом.

Лена открыла глаза не понимая, где она находится, и как сюда попала. Голова ужасно болела, глаза резало, но мысли о Викторе Михайловиче, который ушел в неизвестность, быстро вклинились в ее кружащуюся головку.
Увидев рядом с собой молодую девушку, она с трудом произнесла:
- А где Виктор Михайлович?
- О, ты пришла в себя! – обрадовалась та. – Это хорошо. – Вспомнив ее вопрос, вначале немного замешкалась с ответом, но поняла, что девушка говорила о мужчине, который был с ней. – Не переживай, он здесь – жив и здоров.
У Лены с губ сорвался судорожный вздох облегчения.
- А это он меня сюда доставил или вы нас нашли?
- Он. Примчался, когда уже на улице стемнело и начал требовать, чтобы кто-нибудь поехал с ним, так как где-то там он оставил тебя. Тут опасная местность, поэтому отказывались составить ему компанию. Тогда он собрался поехать один.
- В этом весь Виктор Михайлович, - слегка улыбнулась Лена. – Он всегда за мной ухаживает.
- Ему мой муж решил составить компанию, понимал, что один он мало того, что тебя не найдет, так еще и сам может не вернуться. – Увидев, как по лицу Лены разлилась бледность, она тут же испуганно сказала: - Ну, ты что? Все хорошо сейчас. Правда они с трудом тебя нашли, темно ведь, ничего не видно. Дороги точной не знали. К тому же не думали, что Витя преодолел такое расстояние так быстро.
- Какое?
- Около 50 километров.
Лена удивленно посмотрела на девушку:
- Но нам пилот говорил, что тут в ста километрах есть деревня, мы на нее и шли.
- Долго бы вы еще шли, потому что та деревня не в этой стороне. Здесь вообще в ближайших сотнях километров никого нет. Вам повезло, что у нас здесь стоит экспедиционная база, - тихо добавила Люба.
Лена вздрогнула и так же тихо спросила:
- Могу я увидеть сейчас Виктора Михайловича?
- Я его позову, но только не надолго, тебе надо отдыхать.
- Спасибо, - поблагодарил Лена за помощь, совсем не желая погружаться в сон до тех пор, пока сама не убедится в том, что ее учитель жив и здоров.

Степнов вошел в палатку к Лене и ни слова не говоря, подошел к ней и замер рядом, просто смотря на нее. А у девушки непроизвольно на глаза навернулись слезы. Она так боялась, что они не выберутся, что больше никогда не увидит его, что из-за ее болезни, погибнет не только она сама, но и он, замерший где-то. А он здесь. Спас себя и ее. В первую очередь ее.
- Леночка… - испуганно сказал Витя, не зная, что делать. Ведь он никогда не видел на глазах любимой девушки слез. – Девочка моя, ну что ты? – Он просунул руку между кушеткой и спиной девушки, и слегка приподнял ее за плечи, прижимая к себе одной рукой, а второй поддерживая ей голову. – Что ты? Все хорошо. Теперь все будет хорошо.
- Вы спасли меня, - всхлипнула она. – Пообещали что вернетесь, и вернулись.
- Лен, ну ты же не думала, что я оставлю тебя там одну, а? – будто не веря самому себе, спросил он.
- Я боялась, что Вы не дойдете до людей и замерзнете где-нибудь.
- Не думай об этом больше, ведь главное то, что сейчас мы вместе и уже завтра нас доставят до ближайшего города, а послезавтра мы будем в Москве. – Он немного отстранился от нее и посмотрел ей в лицо. А затем порывисто снова прижал к себе. – Господи, Ленка, я так боялся за тебя! - признался он.
А она судорожно ухватилась за него, боясь отпустить от себя.
- Лен, уже поздняя ночь, тебе нужно поспать.
- Я не хочу, чтобы вы уходили.
- Я и не уйду, - улыбнулся он и, погладив ее по голове, поцеловал в макушку. – Буду спать здесь, с тобой, на соседней кушетке.
Осторожно уложив девушку в постель, он встал и пододвинул к ней вторую кровать. Правда они не вставали впритык друг к другу, и с этим пришлось смириться. Он лег и взял девушку за руку. Затем потянулся и почти невесомо коснулся ее губ поцелуем.
- Спи… солнышко мое.
- Подождите, Виктор Михайлович, а дед знает, что мы нашлись? – вдруг вспомнила Лена всполошившись.
- Спасателям сообщили, что мы здесь, а они должны были позвонить в Москву. Поэтому думаю, что Петр Никанорович в курсе того, что мы целы и почти здоровы, - слегка улыбнулся мужчина. – А завтра мы сами ему позвоним.
- Лишь бы он снова в больницу не попал, - грустно выдавила из себя девушка.
- Не переживай, думаю, все с ним в порядке. Он ведь доверяет мне настолько сильно, что уверен, что с тобой в моем обществе ничего не случится. Будь то просто прогулка под луной, или же авиакатастрофа. – Попытался подбодрить Лену Витя.
- Да уж, он еще и порадуется, что мы все это время были вдвоем, - улыбнулась она и посмотрела на него. – Что наконец-то поговорили…
Оба поняли, что разговора как такового у них еще и не произошло, и Витя, как мужчина, взял на себя слово:
- Мы еще договорим. Завтра. Ведь разговор только начинался, но до конца мы так и не дошли.
Лена лишь вздохнула, не зная, что на это ответить. К тому же, как бы сильно ей не хотелось все выяснить сейчас, она понимала, что этого будет сделать невозможно. Слабость была сильная, говорить получалось с трудом, а в сон клонило неимоверно. Поэтому она просто приняла его слова и закрыла глаза, погружаясь в сон.
Витя какое-то время просто смотрел на нее, трепетно держа за руку и думая о том, что теперь уж он ей точно не позволит никуда от него деться. Пусть она сейчас выглядела как ангелок с растрепавшимися светлыми прядями по подушке, да и была еще не совсем взрослой, где-то даже ребенком, но он будет с ней. Вначале просто вот так рядом – целовать и держать в объятиях, а постепенно, все сдвинется с этой точки и у них будут полноценные отношения.
По телу прошла волна дрожи и он зажмурил глаза, пытаясь ее прогнать.
«Еще не время для такой реакции на эту девочку» - говорил он себе. И в то же время понимал, что то, что он чувствует к ней, он еще ни к кому не чувствовал.
Провел осторожно ладонью по ее волосам, пытаясь не потревожить и не разбудить, и поцеловал в макушку. А затем лег рядом, продолжая смотреть на нее. Понимание того, что она жива, что дышит, успокаивало его. Усталость брала свое, и он вскоре погрузился в сон, все еще не выпуская ее ладошку из своей руки.

Спасибо: 65 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 3961
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.03.10 18:36. Заголовок: Молодые люди не з..


Молодые люди не знали, сколько бы времени они проспали еще, но их разбудили, сказав, что скоро за ними прилетит вертолет. До этого нужно было еще раз осмотреть Лену и понять, нет ли каких осложнений, несмотря на то, что в больницу ее все же доставят. Хотя и смысла в этом не было. Здесь была отличная аппаратура.
Час прошел очень быстро, а по его истечение все услышали шум подлетающей машины. Витя с Леной попрощались со всеми, поблагодарили за помощь и уселись в вертолет. Едва он стал отдаляться от земли, как мужчина почувствовал, насколько сильно напряжена девушка, а на лице отражался испуг, и даже страх. Ему и самому было не очень комфортно, все же воспоминания о том, как они несколько дней назад взлетели, но приземлились не по своей воле, были слишком свежи.
Ни слова не говоря, Витя обнял Лену и прижал к себе, пытаясь таким образом успокоить, хотя и сам волновался не меньше ее. Она лишь прижалась к нему и обняла в ответ, удобно устраиваясь в его объятиях и прижимаясь к его широкой груди.
Приземлившись, оба вздохнули с облегчением. Все же теперь любой полет будет у них вызывать испуг. Может быть со временем он и пройдет, но что-то подсказывало обоим, что теперь этот вид транспорта будет ими использоваться очень редко. Вот завтра, чтобы скорее оказаться дома, а дальше… лучше как-нибудь без него.
В городе, из которого они вылетели три дня назад, первым делом были доставлены в милицию для дачи показаний и кучи вопросов, как показалось молодым людям, совсем ненужных. Зато там они узнали, почему их так долго не могли найти. Пилот был неопытный и когда все приборы в самолете отключились, не сориентировался на местности и свернул в другую сторону. Вот и получилось, что поиски до того места, где они упали, еще не расширили.
После участка они отправились в больницу для того, чтобы Лену все же осмотрели специалисты. В чем молодые люди опять не видели смысла, так как ее осматривали уже ни раз. Но врачи стали настаивать на том, чтобы девушка провела день до отлета у них. Правда, одного ее взгляда на Виктора хватило мужчине, чтобы не допустить этого. Лучше уж в гостинице с ним, которую ему предоставили. И пусть всего один номер на двоих. Сейчас их это не пугало, а наоборот радовало.
В гостинице они попросили второй комплект купальных принадлежностей, а так же халат и тапочки. Позвонили сразу же Петру Никаноровичу, чтобы убедиться, что с ним все в порядке, а так же сказать, что и с ними тоже все хорошо. Из разговора с ним узнали, что Ленины родители прилетели в Москву, и завтра все вместе будут встречать их с самолета.
- Как же я устала, - произнесла девушка и плюхнулась на кровать. – Но в душ пойду.
- Никакого душа! - категорично заявил Витя. – Мы оба очень устали, к тому же ты на ногах уже не стоишь, а еще болеешь. Сейчас ложимся спать, хотя бы на пару часиков, а уже после будет душ.
- Но я…
- Нет, Лен, даже не думай об этом. Давай иди в ванную переоденься в халат, а я пока постель разберу.
Девушка понимала, что мужчина прав, но она уже несколько дней не принимала водных процедур, и ей этого очень хотелось. Но едва она встала с постели, как поняла, что Витя был прав. Во всем теле была слабость, и она с трудом дошла до ванной, где с силой заставляя себя двигаться, разделась и надела халат.
- Давай ложись, - увидев, как она вошла обратно в комнату, сказал Степнов. – Я сейчас тоже переоденусь и к тебе.
Оба были в таком состоянии, что даже не думали о том, как все это будет выглядеть.
А когда Витя вернулся, Лена очень хотела рассмотреть его такого необычного и неодетого, но сил не было никаких, глаза закрывались и она уже начала проваливаться в сон, когда почувствовала, как он ее обнял, устраиваясь рядом. Она лишь прижалась к нему, радуясь его теплу и силе, и тут же провалилась в сон. Витя тоже вскоре последовал ее примеру, так как прошлая ночь была короткой, они не выспались, а до этого много шли и отдыха не видели. Плюс ко всему утренние допросы-расспросы…

Лена потянулась, просыпаясь, и заметила, что лежит в постели одна. Распахнула глаза, чтобы проверить свое предположение и поняла, что не ошиблась. Но не успела она задуматься, куда подевался Виктор Михайлович, как услышала в ванной комнате шум воды. Правда, он почти сразу же смолк.
Она продолжала лежать в постели, когда из ванной вышел Виктор. И если до этого у нее не было сил изучить его, то теперь она смотрела на него во все глаза, боясь не увидеть хоть что-нибудь. Но, наткнувшись на его взгляд, тут же отвела свой, а щеки запылали стыдливым румянцем. Правда сердце продолжало биться о ребра, отдаваясь громким стуком в ушах и заставляя все тело трепетать от вида представшего перед ней мужчины.
- Я в душ, - сказала Лена и, встав с постели, поспешила в ванную комнату.
- Лен, только недолго. Ты вообще еще больна и тебе противопоказаны водные процедуры, поэтому давай быстренько и не в очень горячую воду. А я пока ужин закажу в номер.
Лена остановилась в дверях понимая, что и дальше с ним в номере будет оставаться сложно:
- Может быть, спустимся вниз и поужинаем там?
- Не получится. Я сдал наши вещи в химчистку, здесь же, при гостинице. Их можно будет забрать либо поздно вечером, либо завтра утром. Я подумал, что сегодняшний вечер мы проведем в таком виде, ничего ведь страшного, а завтра домой полетим в чистенькой одежде.
Лена лишь судорожно вздохнула и не слова ни говоря, вошла в ванную. Одно дело находиться в одном номере с одетым мужчиной, и совсем другое дело находиться с ним же раздетым. Ее юное тело начинало трепетать даже просто при присутствии Виктора рядом, и она не знала, что с этим нужно было делать.
Ужин был каким-то напряженным. Оба понимали, что нужно поговорить, но почему-то решиться на разговор было сложно. Чтобы не так давила на уши тишина, включили телевизор, совсем не смотря на него.
Наконец Витя не выдержал:
- Лен, давай поговорим.
- Виктор Михайлович…
- И давай сразу договоримся, что ты будешь обращаться ко мне по имени, - перебил он ее. – Думаю, наши отношения уже могут позволить перейти к подобному обращению. По крайней мере, за пределами школы.
- А какие у нас отношения? – тут же спросила Лена. – Какими они будут, когда мы вернемся в Москву? – этот вопрос сейчас волновал не только ее, но вот ответ услышать на него хотелось ей больше всего.
- Лен, я… - Виктор волновался и сам не мог решить, что именно нужно говорить. В мыслях все было легко и просто, а вот в реальности все происходило совсем наоборот. – Эти два месяца, прошедшие с моего признания, для меня были очень сложными. Видеть тебя каждый день, а так же наблюдать за приставаниями к тебе Гуцула… - понял, что пошел куда-то не в ту степь, и замолчал. – Понимаешь, все с самого начала должно было быть иначе. Вместо того чтобы прийти к тебе с признаниями семиклассника, я должен был повести себя по-другому, минимум, поговорить с тобой, а не так просто все пустить на самотек. К тому же, я тебе тогда солгал, ты мне не просто нравилась. Как и сейчас тоже. Я люблю тебя, - на одном дыхание произнес Витя, сам себе удивляясь, что наконец-то сказал это.
Лена сидела напряженная, внимательно слушая Виктора. Она не смотрела на него, так как это было тяжело. К тому же, она желала и боялась услышать то, что услышала в итоге. И если в прошлое его признание он был неуверен и смущен, то на сей раз, она не знала, как вести себя, куда деть руки и взгляд. А, услышав слова любви, она вообще задрожала, сердце заколотилось как у пойманной пташки, щеки загорели. Желая ответить ему тем же, взглянула на него:
- Я… я тоже… - признание не шло с губ и она лишь зажмурилась, боясь смотреть на него.
Виктор поднялся из-за стола, подошел к Лене и взял ее за руку, заставляя подняться. Подвел к небольшому диванчику перед телевизором, усадил ее и отключил звук, чтобы им ничего не мешало для дальнейшего разговора. Сел рядом с ней.
- Лен, я не знаю точно, что будет после нашего возвращения в Москву, но я знаю точно, что больше не отпущу тебя. Я не позволю тебе все вернуть обратно и не позволю уйти от меня. Знаю, что у нас сейчас сложные отношения и даже, наверное, непонятные, но мы сами себя загнали в такие рамки, теперь сами же и будем выходить из них. – Он взял ее за руку, желая привлечь к себе внимания еще больше, но она все еще не смотрела на него. Правда теперь, когда он уже начал говорить, он не собирался замолкать, пока окончательно все не выяснит. – Я понимаю, что я взрослый мужчина, но ты не должна этого бояться, потому что я обещаю тебе, что и пальцем не трону тебя против твоей воли. Я не буду тебя ни с чем торопить и не буду на тебя давить. Но в то же время не позволю закончить все то, что у нас началось в этой поездке. Конечно, для начала надо вернуть хотя бы те отношения, что у нас были прежде, всю ту легкость и простоту, потому что сейчас, как ты чувствуешь сама, мы находимся в каком-то тупике.
Лена, наконец, посмотрела на мужчину:
- Виктор…- но, наткнувшись на его взгляд, вспомнила о его просьбе. Попробовала еще раз: - Витя… - произнесла она и остановилась, сама не понимая своей реакции на такое простое имя и чувствуя, как он еще сильнее сжал ее ладошку в своей руке. – Я все это понимаю. Понимаю, что мы сами себя загнали в какой-то угол и по большей части по моей вине, ведь это я тебя… - она снова на мгновение прервалась. Было непривычно обращаться к учителю, пусть и любимому, на «ты». – Это я решила закончить все то, что было и могло быть. Прогнала тебя… - тихо сказала она. – А совсем не хотела этого.
- А чего ты хотела? – тут же вцепился в слова Витя.
- Быть с тобой, - искренне ответила Лена и услышала, как выдохнул мужчина. – Но я боялась. Ведь ты взрослый, а я… я хотела… вернее не хотела… взрослых отношений.
- Лен, я тебе обещаю, что наши отношения будут такими, какие будут нужны тебе. Ну, то есть они будут развиваться постепенно, а не сразу.
- Что значит - постепенно? – она вскинула голову.
- Это значит, что для начала мы попытаемся вернуть то, что было раньше. Начнем снова много времени проводить вместе, говорить обо всем подряд, я буду приходить к вам в гости, провожать тебя, как обычно. А затем будем ходить в кафе, кино или куда ты сама захочешь. Я сам не знаю… - смутился он. – Не знаю, как нужно себя вести, но я научусь.
- Научишься чему? – улыбнулась Лена. Страх начал помаленьку уходить, забирая с собой и смущение.
Витя тоже улыбнулся и, обняв девушку, прижал ее к себе.
- Научусь любить тебя открыто и вести себя ни как зеленый юнец, а как взрослый мужчина.
Лена обняла его за шею и еще крепче прижалась к нему. Сейчас, когда она чувствовала его сильные руки, в которых находилась, а при этом не видела его глаз, которые ее пока смущали, она смогла признаться тихим шепотом в своих чувствах:
- Я тебя люблю. – Почувствовала, как он попытался отстраниться от нее, чтобы заглянуть в глаза, но лишь еще сильнее обняла его, не позволяя отодвинуться от себя. – Люблю ни как сопливая девчонка, а как взрослая девушка.
После этих слов Витя уже не поддался объятиям Лены и с силой отстранил ее от себя. Ему сейчас было просто необходимо увидеть ее глаза, но она как назло опустила голову, прячась за распущенными волосами.
- Лена, посмотри на меня, - попросил он. Она лишь покачала головой, отказываясь выполнить его просьбу, но в ту же секунду, будто одумавшись, подняла голову и окунулась в его голубые глаза. Он внимательно смотрел в ее зеленые омуты, пытаясь прочесть в них все то, что она только что сказала, а когда увидел подтверждение им, порывисто прижал ее к себе и начал поспешными поцелуями осыпать ее лицо.
- Ты больше никогда от меня не уйдешь и не скажешь «нет», - выдохнул ей в лицо. – Имей это в виду.
- Я и не собираюсь от тебя уходить, - смущенно, но счастливо, улыбнулась Лена. – Наоборот, хочу всегда быть с тобой. Прости меня, что я так идиотски повела себя тогда, два месяца назад.
- Главное то, что сейчас ты ведешь себя совсем иначе. Но имей в виду, если в Москве ты скажешь, что здесь все это говорила только из-за страха, нависшего над нами, а сейчас ты от него еще не до конца отошла, то я…
Он не договорил, так как Лена положила ладошку ему на рот, не позволяя этого сделать.
- Я уже сказала, еще там, в палатке, что призналась именно потому, что побоялась, что мы не выберемся. Не хотела, чтобы наш разговор был в таких обстоятельствах. Но сейчас мы выбрались, а я все равно это говорю.
- А я тебе обещал, что мы поговорим об этом в другой обстановке, так вот и выполнил свое обещание.
- Ты спас меня, - тихо сказал Лена, еще ближе прижимаясь к груди мужчины.
Он вздохнул и, прижав ее к себе, провел рукой по волосам.
- Сейчас все хорошо и это главное.
- Да, и уже завтра мы будем дома. А еще, я увижу родителей! – радостно произнесла Лена, отодвигаясь от Вити. – Я их уже так давно не видела. Правда причина их приезда была не радостной…
- Не думай об этом, к тому же я уверен, что вы при встрече так будете счастливы, что и не вспомните о причине их прилета.
- А ты придешь к нам? Я вас познакомлю.
- Я и сам хочу с ними познакомиться. Должен же я знать родителей своей девушки и будущих родственников.
Лена лишь приоткрыла рот от изумления, а Витя смутился как школьник.
- Правда? – дрожащим голосом спросила Лена. И вопрос отнюдь не подразумевал желание Виктора познакомиться с ее родителями.
Он обнял ее:
- Я не буду заглядывать далеко вперед, но только потому, что не хочу тебя пугать. А вот то, что ты теперь моя девушка, это точно. Поэтому больше никаких Гуцулов рядом с тобой я не желаю видеть.
- Я и сама не желаю… - согласилась Лена.
А Витя лишь улыбнулся про себя. Он знал, что рядом с Леной может быть только он, а теперь и она это подтверждала. И он был уверен в ее словах на все сто процентов, потому что знал, что то, что они чувствуют друг к другу сохранится в их сердцах навсегда. Потому что это большое, крепкое и сильное чувство – Любовь.

Конец.

Скрытый текст


Ну, и напоследок, буду рада видеть вас вот здесь.

Спасибо: 63 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 4787
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.05.10 11:10. Заголовок: Месть


Автор: Михеэлла
Название: Месть
Рейтинг: R
Жанр: Romance, OOC, POV
Бета: Рыбка-собачка
Пейринг: КВМ
Статус: Окончен

Благодарность: Оксана, огромное спасибо за помощь и исправления.

Предупреждение: проды будут появляться НЕ каждый день. (Это заметка для моих постоянных читателей, которые привыкли к тому, что я появляюсь регулярно. )

Буду рада выслушать вас здесь<\/u><\/a>.

Спасибо: 50 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 4788
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.05.10 11:11. Заголовок: Пусть вас не смущают..


Скрытый текст



Четыре года назад я пообещала себе, что буду богатой. Не потому что мне этого сильно хотелось, а потому что меня очень обидели, и я решила отомстить. А для мести я должна была соответствовать тому социальному уровню, что и мой обидчик. Даже быть состоятельнее.
Все началось с того, что, учась на первом курсе университета, я познакомилась с одним парнем. Он был вежлив, обходителен, культурен, дарил мне подарки и цветы, приглашал в кафе и недорогие рестораны, осыпал комплиментами. А подобное отношение противоположного пола ко мне было необычным и непривычным.
До этого я была увлечена мальчиком, но с ним все быстро закончилось. Это было в одиннадцатом классе. Тогда же я была влюблена в своего учителя физкультуры, но он поступил не очень хорошо по отношению ко мне. Когда я думала, что наши чувства взаимны, он решил жениться и покинул школу, а также мою жизнь. Он словно испарился, никто ничего о нем не знал, а сам он на связь не выходил. Так и получилось, что я после него какое-то время приходила в себя, а затем в университете познакомилась с Ильей.
Я тогда была очарована им. Еще бы, ведь до него я еще не чувствовала столько мужского внимания ни разу. А тут сразу все…
Я не была девушкой, которая быстро вступает в интимные отношения, но с Ильей все было так просто и легко, что мне было даже интересно, каково это – близость с мужчиной. До него я еще ни с кем не спала, а от подружек была наслышана, что это что-то фантастическое.
Конечно, я не легла с ним в постель после первого свидания, но вскоре поняла, что простых поцелуев мне уже не достаточно. Да и он хотел большего. К тому же я поняла, что полюбила его, и это стало окончательной точкой в моем решении.
Нужно отдать ему должное, все было очень красиво. Наверное, о подобном мечтает каждая девушка: свечи, цветы, шампанское и небезразличный мужчина. Он был нежен, понимал, что для меня все впервые, и сделал так, что я даже боли практически не почувствовала. Правда, и фантастического ничего тоже не получила. Но в этом и не было ничего удивительного – первый раз все же.
После той ночи наши отношения стали еще ближе. Илья был какой-то ненасытный и тащил меня в постель при каждом удобном случае. Хотя, признаюсь, я не противилась ему. Мне нравилось то, что между нами там происходило. Не могу сказать, что я чувствовала что-то феерическое и оргазмическое, но мне было приятно, к тому же я так расслаблялась.
Время летело быстро, и вскоре наступили летние каникулы. Тут-то я и узнала, что моей сказке пришел конец. Илья при объяснении всего не был груб или жесток, просто пытался донести до меня правду.
Он был из обеспеченной семьи. Нет, они не были богаты, но были достаточно обеспечены. Сам он еще учился и ничего не зарабатывал, а вот родители старались, чтобы их единственный сын ни в чем не нуждался. И он не нуждался. Любя девушек, он их менял так часто, как хотел. Практически никто не отказывал ему, а те, кто выражал сопротивление, привлекали его еще больше. Все давалось ему просто и легко: внешностью он был не обделен, деньгами снабжен от родителей, а вести красивые разговоры научился сам.
Однажды он заехал в университет к другу, где училась и я. Там же увидел меня и решил, что я буду следующей его пассией. И сделал для этого все возможное. Правда, ему так понравились эти отношения, что он не хотел их тут же заканчивать, а дотянул до каникул, на которых родители отправляли его за границу – просто так, на отдых. Понимая, что, вернувшись, он уже забудет, как меня и звали, решил поставить во всем точку еще до отъезда.
- К тому же, - говорил он, - мне хоть и было хорошо с тобой, но я не люблю тебя. Да и не мог бы полюбить и связать с тобой жизнь. Я могу жениться только на девушке, которая будет не беднее меня. Я давно это знал и знаю. Поэтому извини, но мы должны расстаться.
Вот после того разговора я и пообещала себе, что стану богатой. У меня никогда не было одержимости деньгами, мне нравилось, как я живу, мне всего хватало. Но тогда я поняла, что деньги имеют большой вес в обществе, и я этот вес решила приобрести.
В достижении своей цели я была жестокой и неприступной. Шла напролом, можно сказать, по головам. Но при этом всего добивалась сама. Никого не подставляла, ни под кого не ложилась, а шла к намеченной цели маленькими шагами. Я неплохо играла на гитаре, к тому же иногда пела. Вначале пыталась пробиться куда-нибудь только игрой, но вскоре поняла, что лучше петь, а еще лучше самой играть и петь.
Начинала с малого. Выступала в каких-то маленьких прокуренных клубах в надежде на то, что там меня кто-нибудь заметит. Платили там, конечно, крохи, но я и не надеялась на большее. Постепенно, правда, медленнее, чем мне хотелось бы, мои выступления стали привлекать публику, а затем я начала давать коротенькие концерты в более приличных местах. Мое занятие начало приносить мне доход, и первой большой покупкой стала машина, о которой я уже давно мечтала.
Дальше все было попроще. Меня уже знали, приглашали в разные заведения на выступления. Иногда доходило до того, что мне приходилось выбирать, куда поехать лучше, а заказчики в попытке склонить к себе увеличивали мой гонорар. Так моя популярность росла, и вскоре на меня стало работать три человека: они занимались моим пиаром, графиком выступлений и размерами гонораров.
А что меня еще всегда поражало, так это отношение ко мне во всех заведениях, где я выступала. В каждом втором клубе мне делали непристойные предложения, наивно пологая, что я совмещаю выступления и секс. И если поначалу меня это раздражало, вскоре я привыкла к таким предложениям и научилась на них отвечать. В начале карьеры меня это не очень удивляло, все же тогда всем казалось, что ради того, чтобы выступать там-то и там-то, я смогу лечь в постель с «нужным человеком». А вот когда я стала уже известна, подобные намеки мне были омерзительны. Хотя должна сказать, мужчины, предлагающие мне секс, поменялись. Раньше это были взрослые семейные мужики, которые решили развлечься с молоденькой девчонкой, а теперь это стали ухоженные и лощеные мужчины. Правда, не сменилось лишь одно – похотливый взгляд в их глазах, от которого меня даже передергивало. Но я не могла показывать открыто такого отношения к ним, и поэтому мне приходилось мило улыбаться и к их намекам относится как к шуткам.
Правда, однажды у меня была неприятная история, связанная как раз с одним из таких мужчин. Это было еще вначале моей карьеры, и тогда пьяный мужик в одном небольшом баре попытался пристать ко мне прямо на сцене. Охранник там был только для «красоты», как я поняла. Он был пожилым и неповоротливым, а в зале за меня заступиться никто не пожелал. Тогда-то я и вспомнила все приемы, которым меня когда-то учил Виктор Михайлович. Отбившись от того мужика, я сбежала из клуба, даже не доиграв свою программу, радуясь тому, что заплатили мне до выступления.
Так мне вспомнился Степнов. Вернее, он мне иногда вспоминался и просто так, а точнее, вспоминалось то время, что он был в моей жизни. Тогда все казалось легким и беззаботным – простым.
После приобретения машины я долгое время не совершала дорогих покупок, все собирала деньги. Ни на что, просто так. Но со временем я стала общаться с богатыми людьми, и мне пришлось соответствовать их уровню. Так я купила квартиру в центре Москвы, отделала ее по последней моде и переехала в нее. Еще у меня появился водитель, он же своего рода телохранитель. Конечно, спасать меня было не от кого, но иногда фанаты не давали прохода, и тогда Михаил мне очень помогал. Я любила водить машину сама и поэтому иногда отпускала Мишу, наслаждаясь самостоятельной ездой.
Спустя три года после решения разбогатеть я стала очень обеспеченной. Могла себе многое позволить, о чем раньше и мечтать не могла. Но мне это казалось малым, и я продолжала работать.
Сейчас я могу с уверенностью сказать, что я очень богата. Но что меня радует больше, так это то, что я всего добилась сама: своими силами, своим потом. Меня не в чем упрекнуть, я никому и ничего не должна. Я осталась чистой, варясь в этом богатом котле похоти, зависти и грязи.
У меня было все – и то, что нужно, и то, что не нужно. Вот только для счастья не было ничего, ведь все это богатство было целью без морального удовлетворения. Несомненно, мне нравилось то, чем я занимаюсь, но я всегда думала, что буду заниматься этим ради удовольствия, а не из-за глупой цели.
А сейчас у меня было все, но вот только мне ничего этого не надо было. Конечно, приятно общаться в высшем свете, посещать дорогие рестораны и эксклюзивные выставки или закрытые вечеринки, ходить в магазины, не думая о деньгах, отдыхать там, где хочется. Но для того, чтобы жить всем этим, нужно родиться тем, кого все это интересует. Например, нашей Зеленовой. Вот она бы точно смогла жить такой жизнью и получать от этого удовольствие. А я была гораздо проще, и уровень жизни меня привлекал другой. Хотя… может быть, будь рядом со мной мужчина, которого любила бы я и который любил бы меня, все было бы по-другому. Но вот только я разочаровалась в мужчинах и видела в них только похоть по отношению к себе.
А вообще о том, чтобы устроить личную жизнь, я серьезно еще не задумывалась. Ведь я для начала хотела отомстить своему обидчику, а после уже подумать о том, что делать дальше и как жить дальше.
Ну а сейчас время моей мести пришло. Я знала, что буду делать и как именно поведу себя с Ильей.

Спасибо: 107 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 4834
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.05.10 10:29. Заголовок: Спасибо всем огромно..


Скрытый текст




Мои средства позволяли узнать, чем занимается Илья, где живет и с кем живет. В этом даже не было никаких проблем, и папка с бумагами, рассказывающими о его жизни уже через несколько часов лежала передо мной.
Он был адвокатом. Защищал тех, кто много платил. Прочитав список его клиентов, передернулась даже. Они все были «большими людьми» в мире преступности. То есть он защищал тех, кто изначально был виновен. Но за большие деньги этих «господ» он добивался либо минимального срока для них, либо полного освобождения, пусть и условно.
Да уж, хотел быть богатым, видно, получил это богатство. Только вот нечестное, но все же. Хотя… поизучав бумаги про него более тщательно, поняла, что не так уж он и богат. Он любил азартные игры, а значит, все его заработки уходили на них.
Странно, но я совсем не представляла его игроком. Мне всегда казалось, что у него есть голова на плечах, но, видно, мне любовь закрывала глаза, или годы, в течение которых я его не видела, так изменили его.
Вообще сейчас, понимая, что я могу отыграться за ту боль, которую он мне причинил, желания мстить не было. Точнее, настоящего желания мстить у меня не было изначально. Я лишь хотела утереть ему нос. Показать, что деньги зарабатываются, а студенты не могут быть богатыми, если только их родители не обеспечивают этим. Конечно, когда расстались, было очень больно и обидно, но сейчас, спустя столько времени, все это забылось, и даже наоборот, я теперь, наверное, должна быть благодарна ему за то, что своим отношением ко мне когда-то он заставил меня так рьяно взяться за свое обеспечение. К тому же ничего плохого, исключая наше расставание, он мне не сделал. Но тем не менее утереть ему нос очень хотелось. К тому же я уже знала, как именно это сделаю. У него через неделю день рождения, вот я и преподнесу ему подарок, о котором он мечтал уже давно и, как я знала из всей информации на него, у него еще не было.
Неделя пролетел быстро, и в точно назначенный день я отправила ему в офис корзину с фруктами и дорогим виски. Знала, что известные адвокаты предпочитают пить его, и была уверена, что Илье оно тоже понравится. Вместо поздравительной открытки вложила туда конверт с двумя путевками на кругосветное путешествие – его мечта, и маленькую записку: «Ты помог мне исполнить мою мечту, а я исполню твою. Лена».
Я не была уверена, что он поймет, о какой именно Лене идет речь, но что-то мне подсказывало, что он догадается обо мне.
И я не ошиблась, потому что уже в тот же вечер он мне позвонил и попросил о встрече. Откуда у него был мой номер телефона, я даже не спросила, видно, оттуда же, откуда у меня его адрес. Но встретиться я согласилась.
На следующий день подъехала к его офису на дорогой машине со своим водителем. Затем Илья сел рядом со мной, и мы поехали в ресторан. В какой именно, выбирала я. Условий было два – чтобы это было недалеко от работы Ильи, и чтобы это было очень дорогое заведение. Я хотела показать, что очень богата, и поэтому платить собиралась сама.
Илья, конечно, был изумлен. Мало того, что я вот так неожиданно вошла в его жизнь, так я еще и явно не беднее его. К тому же я хорошо владела всеми приборами, не как когда-то в кафе. Знала, какой бокал к чему, выбирала дорогие блюда и изысканное вино. Я не хвасталась всем этим, но подчеркивала, что той маленькой девочки, что была раньше, уже давно нет, а есть небезызвестная певица, знающая себе цену.
Встреча на удивление прошла приятно. Он рассказывал о своей жизни, а я лишь замечала, как он изменился. И должна добавить, не в лучшую сторону. Теперь в его разговорах часто заходила речь о деньгах, и в такие моменты у него даже взгляд менялся. А в остальном он был таким же, как и прежде. Только вот фигура немного изменилась, он стал полнее. Но это его не портило, так как лицо у него было милое. В целом он создавал видимость какого-то двустороннего человека. Вроде бы и простой, как раньше, но жестокий, едва тема касалась денег.
Заговаривал и о путевках, которые я ему прислала. Пытался отказаться, правда, не очень усердно. Вроде и неудобно ему было принимать такой дорогой подарок, но в тоже время это была его мечта. Убедить его в том, чтобы он поехал, мне не составило труда. К тому же с собой можно было взять кого-нибудь, например, девушку. Ведь он без женского общества не мог обходиться и дня.
Обед закончился, я отвезла Илью обратно на работу, а сама, отпустив Мишу, поехала кататься. Мне надо было собраться с мыслями. Несмотря ни на что, это встреча растревожила что-то в душе, ведь я какое-то время была счастлива с Ильей, к тому же он был первым моим мужчиной, а первый сексуальный опыт не забывается, как известно.
Боли от встречи не было, наоборот, пришло даже какое-то облегчение. Ведь я столько лет стремилась отомстить ему, а теперь вроде как сделала это. Только местью это назвать было сложно. Я ему ничего не сделала плохого, а наоборот, исполнила его давнюю мечту. И если раньше я думала, что он хотя бы задумается над тем, что было, то теперь понимаю, что и этого не будет. Ведь он уже давно жил нечестной жизнью, с тех пор как стал защищать бандитов. И тем не менее моя «месть» была завершена.
А уже на следующий день я поняла, что Илья оценил мое материальное состояние, так как позвонил и пригласил на ужин, указав, что на сей раз сам выбирает место. Удивленная его приглашением, я согласилась.
Он заехал за мной вечером, подарил большой букет цветов и отвез в достаточно известный ресторан, где мы сидели в закрытом зале. Обстановка была романтичной, а Илья начал вспоминать время, когда мы были вместе, говорить комплименты, а я сидела, не понимая, к чему он ведет. Закончилось все тем, что он меня пригласил поехать с ним в круиз, который я же ему и подарила. Я даже закашлялась от такого. Еще бы! Тогда, четыре года назад, он посчитал меня бедной, и взять с собой не смог, а теперь я, значит, подходила под рамки той девушки, с которой он мог встречаться. Я, конечно же, отказалась, внутренне изумляясь Илье, но внешне не показывая этого. А он все убеждал меня, уже говоря, что мы будем отличной парой.
Парой я с ним становиться не собиралась, о чем тут же прямо и сказала. Но он был настойчив. Как сильно настойчив, я поняла позднее.
Он заваливал меня цветами, приглашал в рестораны, в которые я иногда соглашалась ходить, а однажды удержал силой и поцеловал. Я вначале воспротивилась, а затем на меня неожиданно нахлынули воспоминания, и в голове даже промчалась шальная мысль: не согласиться ли на его предложение? Но я эту мысль быстро отогнала. Не нужна я ему была небогатая, а сейчас что же, понадобилась только из-за денег? Поэтому я его отшила.
Но он словно с цепи сорвался и начал буквально преследовать меня. Я даже стала побаиваться в одиночестве появляться на улице.
И страхи мои были ненапрасными.
В один прекрасный день, когда ничего не предвещало беды, я выходила из ресторана, где в одиночестве ужинала, когда меня при выходе схватили под руки двое мужчин. Один был Ильей, а второй его водителем. Они тащили меня к машине, а я даже вырваться не могла. Правда, пыталась. Кричала, пиналась, дергалась, но все безрезультатно.
И тут я услышала прямо перед собой голос из прошлого, который, несмотря на время, все еще был дорог мне.
- Кажется, девушка не хочет идти с вами.
- Не ваше дело, хочет или не хочет. Захочет! – сказал водитель Ильи.
А я лишь подняла глаза, желая убедиться, что моя память меня не подводит. Не подводит, тут же поняла я, когда окунулась в небесную голубизну глаз своего бывшего учителя – Степнова Виктора Михайловича.
- Я думаю, не захочет, - продолжил говорить Витя.
- Слушай, мужик, валил бы ты отсюда, - не удержался Илья.
- Как только отпустите ее, мы тут же и уйдем, - спокойной сказал Витя, не сводя с меня глаз.
Мужик, который держал меня под руку, резко бросился на Степнова, но тот был проворнее и отразил удар, сразу же укладывая амбала на землю. Одного взгляда на Илью хватило, чтобы он отпустил меня и живо исчез.
- Ты как? – спросил он у меня, а я даже слова вымолвить не могла, настолько была удивлена нашей встречей и моим таким быстрым освобождением.
- Виктор Михайлович, Вы как здесь оказались? – наконец выдавила я.
- Мимо проходил, - улыбнулся. – А вообще хотел поужинать. Составишь мне компанию?
- Составлю, - радость от встречи, а также все еще непонимание поведения Ильи делали все мои слова немного заторможенными. – Я на машине, - к чему-то сказала я.
Виктор Михайлович улыбнулся, а затем сказал:
- Давай провожу до нее, а то мало ли что. Я тоже на машине, поэтому поедем каждый на своей. Встретимся у ресторанчика. Знаешь, здесь есть недалеко через два светофора направо, называется «У мамули»? Или ты не в состоянии вести машину? – обеспокоенно посмотрел на меня.
- Со мной все в порядке. Давайте тогда встретимся у него. Правда, я только что поужинала, но кофе с удовольствием выпью.
Он проводил меня до машины, и прежде чем я тронулась, сказал:
- Если заблудишься, подожди меня. Или сразу поезжай за мной.
- Я знаю этот ресторан, поэтому встретимся у него, – я немного завелась от его слов, что отразил мой голос. Еще бы! Я терпеть не могла, когда меня недооценивали, тем более в мелочах.
А он снова улыбнулся и отошел от машины, позволяя мне уехать вперед.
Вот так в мою жизнь вернулся Степнов Виктор Михайлович: мой бывший учитель, моя первая любовь.

Спасибо: 94 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 4868
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.05.10 14:54. Заголовок: Оленька, спасибо за ..


Оля, выкладываю продку без тебя, но тебе все равно огромное спасибо за помощь.



Едва я подошла к входу в ресторан, как подъехал Виктор Михайлович, мне оставалось подождать лишь, пока он припаркуется. В ресторане он вел себя так, как будто он уже здесь бывал, и, как оказалось, так и было:
- Нравится мне этот ресторанчик, - усаживаясь за стол, сказал он.
- И судя по всему, Вас здесь знают, - замечая улыбчивую официантку, которая вручила ему меню, заметила я. - Виктор Михайлович, - словно опомнившись, сказала я. - Спасибо Вам большое за то, что помогли мне.
- Рад, что смог помочь. И, Лен, я уже давно не твой учитель, давай по имени и на "ты", так проще как-то, а то чувствую себя старым дедом.
- Ну, какой Вы дед? - вскрикнула я. - Вы еще совсем молодой и... - неожиданно замолчала и покрылась краской смущения. - Извините, - к чему-то сказала я. - Я постараюсь обращаться к Вам на "ты" и по имени, но не знаю получиться ли. Я Вас так давно не видела, а теперь вот так неожиданно встретила. Расскажите, где Вы были все это время, почему так внезапно исчезли? Чем занимались? - вспоминая его недешевую машину, все спрашивала я.
- Столько вопросов... не обещаю ответить на все и подробно, но постараюсь что-нибудь рассказать.
Мы сделали заказ, а затем какое-то время молчали, просто глядя друг на друга. Мы будто изучали забытые лица, которые за эти годы, конечно, изменились. Правда, при этом маскировали прямые взгляды.
- Начну с самого начала, - заговорил наконец он. - Когда я тогда ушел из школы, если помнишь, собирался жениться. Правда, дальше тех сборов дело так и не пошло. Понял, что она мне не нужна, к тому же не любил я ее вовсе. А вообще, что кругами ходить? Я ушел тогда из-за тебя. Слишком небезразличной ты начала мне становиться, а ведь ты была еще ребенком, поэтому я и решил уйти из твоей жизни. По этой же причине перестал общаться и с Петром Никаноровичем, ведь продолжай я видеться с ним, виделся бы и с тобой, а ведь я уходил тогда именно от тебя. - Он замолчал, пока на стол ставили наш заказ, а я сидела, словно меня огрели чем-то тяжелым. Слышать такое признание спустя четыре года было, мягко говоря, странным. - Ну вот, поняв тогда, что жениться я не готов, по крайней мере, на той девушке, - продолжил говорить Витя, - я начал думать, чем мне заниматься. Детей я любил, но вот учителем физкультуры быть вновь мне не хотелось. Хотя и совсем с ними не общаться не мог. Поэтому устроился в спортивный детский комплекс: всякие тренажеры, беговые дорожки, все то, что делает сильнее физически. Но в этом здании занимались и взрослые, а меня там привлекли боевые искусства. Начальные навыки у меня были, поэтому я быстро влился в ту компанию, мне это даже нравилось. - Я сидела молча, а он прервался для того, чтобы что-то положить в рот из своей тарелки. Прожевав, начал говорить дальше. - Вообще это были довольно качественные занятия, после них многих брали в школы охранников или телохранителей. Мне тоже предложили быть телохранителем. Я никогда не думал об этом, а тогда почему-то заинтересовался. К тому же после обучения можно было уйти, весь смысл был в том, что, оставшись, все эти уроки были бы бесплатными, а уйдя, мне пришлось бы заплатить за них. - Я сидела с широко открытыми глазами. Слишком хорошо я знала, что такое телохранитель. И знаю, как многие из них заканчивают. Но Витя продолжал свой рассказ: - Меня научили всему, что должен знать телохранитель: уходить от погони, драться – как рукопашно, так и с холодным оружием, обращаться с огнестрельным оружием и даже вставать самому под пули, закрывая охраняемого. - Я даже перестала дышать, а по лицу, видно, расползлась бледность, потому что Витя как-то странно посмотрел на меня. - Правда, под пули я вставать не собирался, но в обучение это входило. После окончания этой школы мне захотелось попробовать поработать телохранителем, и для начала мне дали неопасную работу, как это называется. Я работал в семье, где моим объектом была десятилетняя девочка. Никаких покушений там не было, но угрозы были. Поэтому я должен был отвозить ее в школу и привозить обратно. Ничего сложного. Но постепенно угрозы стали серьезнее, нам приходилось несколько раз уходить от слежки. Один раз в нас стреляли. Думаю, именно тогда я понял, как все это опасно. До момента, когда над нами нависла реальная опасность, я не боялся смерти. Конечно, я не собирался умирать, но в такой профессии все непредсказуемо. После той стрельбы к моей машине, на которой я всегда возил Алису, ту девочку, была приставлена еще одна машина с четырьмя охранниками, да и я стал ездить с напарником. Не буду вдаваться в подробности, но однажды нас повели по прямой дороге, а затем началась перестрелка. Мы до последнего пытались уйти, а когда поняли, что нас окружили, я закрыл собой Алису. В этом была моя работа, но будь на ее месте любой другой ребенок, с которым я не работал бы, я поступил бы точно так же. Тогда, конечно, мы выбрались из перестрелки, правда, меня ранили. Серьезно ранили. - У меня задрожали руки, и я потянулась к стакану с водой. Но, видно, состояние у меня было ужасное, потому что он обеспокоенно посмотрел на меня, затем накрыл своей рукой мою руку и спросил: - Лен, с тобой все в порядке? - Я пила воду, надеясь, что она поможет мне прийти в себя. - Ну, ты чего? Не переживай! Я же вот он я, живой и здоровый. - Пытаясь подбодрить меня, он улыбнулся, но мне это не помогло. Я лишь требовательно сказала:
- Продолжай!
Он на меня посмотрел, будто что-то решая, а затем начал опять говорить:
- Я провалялся в больнице три месяца, прежде чем окончательно встал на ноги. Еще столько же времени возвращал себе прежнюю физическую форму. Этого хватило, чтобы понять, что профессия телохранителя не для меня. Я безумно рад, что удалось спасти Алиску, но ежедневно подставляться под пули, желания у меня больше нет. Несмотря на то, что и платят за это очень неплохие деньги. - Витя прервался на мгновение, а затем с улыбкой закончил говорить: - Поэтому сейчас я на распутье. Не решил еще, чем именно хочу заниматься. Вот и вся история.
Да уж, история. Я сидела ни жива, ни мертва и не знала, что сказать. Слишком откровенным был рассказ о его жизни. Хотя вроде и удивляться нечему, он всегда был открытым человеком, а особенно со мной. Но все же, несмотря на время, что мы не виделись, судя по своей реакции, он все еще был дорог мне. Ведь за постороннего человека я бы так сильно не переживала, как сейчас за Витю, даже, несмотря на то, что и видела его здоровым перед собой.
- Расскажи мне кто подобное про тебя, ни за что бы не поверила, - наконец немного отойдя, заговорила я, отхлебывая из кружки уже давно остывший кофе. – И это бывший учитель… - будто не веря самой себе, протянула я. – Подставляется под пули...
- Ну, не так уж я и подставлялся под эти пули, как ты расписываешь. Но что было, то было. А теперь твоя очередь рассказывать, как ты жила все эти годы? И кто те амбалы, что тащили тебя к машине?
- Это длинная история, - понимая, что его честность требует точно такой же честности в ответ, а также зная, что сейчас я не в силах на нее, попыталась уйти от ответа.
- Я не спешу, - просто сказал он, явно ожидая моего рассказа.
- Давай в следующий раз, - прямо сказала я, говоря, что сейчас, я не настроена на подобный разговор. А затем, будто вспомнив, добавила: - Мы же еще встретимся? Теперь, когда прошло столько лет после школы, и мы наконец-то так случайно столкнулись, я думаю, мы будет общаться?
Видно в моем голосе и на моем лице было столько надежды, что он даже по-доброму рассмеялся:
- Встретимся. Обещаю. А ты, как я понял, - неожиданно он поменял тему, - не хочешь мне рассказывать о себе?
- Это не так! – тут же начала я опровергать его слова. – Просто на сегодня у меня уже переизбыток чувств и эмоций, добавлять сюда еще и свою жизнь, у меня просто нет сил. Во-первых, я изумлена поведением Ильи, - забывая о том, что Витя не знает, кто это такой, продолжила говорить дальше: – Во-вторых, встреча с тобой. И, в-третьих, такой рассказ о твоей жизни. Мне нужно прийти ото всего этого в себя.
- Тогда давай я провожу тебя до дома. Просто поеду следом, а то мало ли что придет в голову твоим знакомым.
- В этом нет необходимости, но поехали. Только давай договоримся, что завтра ты приходишь в гости к деду. Он часто вспоминает тебя, а узнав, что я встретилась с тобой, но не привела к нему, обидится на меня.
- А сейчас поздно? Может быть, я с тобой поднимаюсь? – расплатившись и выходя из ресторана, спросил Витя.
- Я живу не с дедом. У меня своя квартира. Поэтому и приглашаю тебя завтра к нему. Ты, как я поняла, пока свободен, а я смогу отменить свои дела. Так что, придешь? – уже подойдя к моей машине, мы остановились, и я ждала ответа. Правда в его исходе не сомневалась.
- Приду. – Другого ответа я и не ждала, но все же сердце радостно стукнулось о ребра.
Я довольная ответом улыбнулась и села в машину.
- Тогда до завтра. Была рада нашей встрече.
- Взаимно. – Он тоже улыбнулся, а я растаяла. У него такая искренняя улыбка. – Ты поезжай, а я следом. Помигаешь мне фарами у дома.
Я кивнула и тронулась в путь, а вскоре увидела в зеркале заднего вида уже знакомую мне машину. На душе стало как-то спокойно и радостно, а на лице появилась довольная улыбка.
До дома доехали быстро. Пробок уже не было и на дорогах ничего не мешало. Я притормозила у подземной парковки и помигала ему, благодаря и говоря, что приехала. Дождалась, пока он мне ответит миганием фар, и только после этого въехала на парковку, скрываясь от машины Виктора и его самого.
Чувствую, сегодня ночью у меня будет много тем для размышлений. Еще бы! Ведь в мою жизнь снова ворвался… ОН.

Скрытый текст


Спасибо: 81 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 4917
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.05.10 10:46. Заголовок: Олька, спасибо. http..


Олька, спасибо.





На следующий день я уже с утра была у деда и обрадовала его радостной вестью о скором прибытии столь долгожданного им гостя. Затем быстренько убралась и стала готовить обед. Волновалась жутко, ведь привыкла питаться в ресторанах, а когда готовила дома, что случалось не часто, это всегда было чем-то простым. А сейчас хотелось чего-то изысканного и домашнего, и я взялась за приготовление, внутренне надеясь, что у меня все получится и я не упаду в грязь лицом перед Витей.
Не договорившись о точном времени визита Степнова, была приятно обрадована, когда он пришел как раз перед отключением духовки, а значит, успел на горячий обед. Дед с Витей были так рады встрече, что мне не давали и слова вставить в свой разговор. А я и не пыталась особо влезть к ним, мне нравилось сидеть молча и слушать их, вспоминая былые времена, когда подобные обеды были частыми, а нашу семью я воспринимала никак иначе, как только с Витей.
Дед пытался за встречу сговорить Витю на сто грамм чего-то, принесенного Степновым и врученного им втайне от меня. Конечно, я видела это, но сделала вид, что ничего не заметила. Мне же Степнов принес торт. Для меня это было так необычно, ведь привыкла к цветам, а тут торт… Хотя притащи мне сейчас Витя цветы, я бы не знала даже, как вести себя. Одно дело принимать букеты от фанатов и поклонников, и другое дело - от него… мужчины, к которому у меня было особое отношение.
Наконец первая волна радости от встречи прошла, и разговор зашел о более щепетильных темах.
- Вить, а ты жениться-то не надумал? – вдруг спросил дед, а у меня все замерло внутри. Одно дело знать, что он не женат, и другое дело - знать о его планах на ближайшее будущее.
- Петр Никанорович, ну какое - жениться? – улыбнулся он. – У меня была такая работа, что я и сам не знал, вернусь ли с нее домой, а о том, чтобы заставлять мучаться кого-то в ожидании, и речи не было.
- Ну, теперь, когда ты завязал с этой работой, можно и о семье подумать? – продолжал наступать дед, а я все еще сидела, боясь пошевелиться. Вдруг он скажет, что уже задумался об этом и на примете есть подходящая девушка?
- Можно. Согласен, – признал правоту деда Витя и, может, мне показалось, конечно, но он посмотрел на меня каким-то странным взглядом.
- Ну, вот и не затягивай с этим, - похлопав Степнова по плечу, закончил эту тему с ним дед… и перешел на меня. – Я вот и Ленке говорю, что совсем она завыступалась, даже о деде забыла, а ведь годы идут, пора бы и о семье задуматься.
- Дед, ну какая семья? – как всегда при таких разговорах, я начинала немного смущаться и злиться одновременно. – К тому же о тебе я не забывала, не наговаривай. Я пытаюсь к тебе заезжать по мере возможности, но ты сам знаешь, что я занята. А тебе я уже давно предлагала переехать ко мне, это ты все упрямишься.
- Ну, куда я поеду? Мой дом тут, - он обвел рукой комнату вокруг. – А ты молодая, наверняка дома бывают гости… мужчины. Что я там буду путаться под ногами?
Думаю, у меня даже челюсть отвисла от таких речей деда, чего я не замечала, лишь изумленно смотрела на него, пытаясь понять, шутит он или говорит правду. Ведь раньше никогда подобных разговоров не было.
- Дед, ты что, серьезно думаешь, что у меня дома притон? – не выдержала я. – Считаешь, так же как и все, что если я известна, значит, сплю со всеми подряд? – наверное, меня несло, но я не могла остановиться. Может быть, будь мы с ним вдвоем, я бы посмеялась над его словами, но рядом был Витя, а спустя столько лет он, конечно, слушает все то, что говорит дед, и верит ему. А ведь это даже не правда.
- Лен, по-моему, ты переворачиваешь слова деда, - встал на его защиту Витя. – Он лишь сказал, что ты молода, а значит, так или иначе, но у тебя бывают гости, в том числе и мужчины, а мешать вам ему совсем не хочется.
- Какие гости? Какие мужчины? – закричала я. – Да я всегда работаю, мне времени на сон часто не хватает, а ни о каких мужчинах и речи быть не может.
Мне казалось, что еще чуть-чуть, и с меня искры посыпятся, так я была зла. Но тут увидела, как дед с Витей переглянулись. И если первый легко улыбнулся, то второй ухмыльнулся. И тут я поняла, что дед специально завел этот разговор, а Витя его поддержал. Они просто хотели узнать все о моей личной жизни, и, видно, простых слов о том, что я ни с кем не встречаюсь, им было мало. Вот и развели весь это спектакль. А теперь радовались его исходу. И ладно дед, его можно понять, он переживает за меня, хочет, чтобы все было хорошо, чтобы отношения были прочными, а не легкой интрижкой. А вот Степнов… зачем ему знать о том, встречаюсь я с кем или нет? Даже скорее сплю ли я с кем или нет? Непонятно…
Хотя мне же интересно, есть у него кто-то или нет, почему бы и ему не поинтересоваться этим?
- Лен, ну что ты разошлась? – пошел на примирение дед. – Знаю я о том, что ты занята, поэтому и говорю, что нельзя всю жизнь заниматься музыкой, надо и о семье подумать. Ну, неужели тебе не хочется приходить домой и знать, что тебя там ждет любимый мужчина?
«Дед, ну что ты творишь?» – хотелось мне закричать. Ведь он наступал на больную мозоль. Но ответить я могла лишь коротеньким словом:
- Хочется. – А взгляд почему-то устремился на Степнова, который смотрел на меня не мигая, и казалось, что в этот момент он был очень серьезен. А я, не в силах находиться под столь пристальным наблюдением, не выдержала и, встав, пошла резать торт. Хотелось хоть на мгновение отвернуться и прийти в себя.
Дед, уловив небольшую напряженность в воздухе, начал говорить о своей книге, которую сейчас писал, желая уйти от опасной темы. Хотя почему именно она была опасной, я не знала и сама. Но деду была благодарна, что он решил увести разговор в другую сторону.
В целом встреча прошла очень хорошо, так как после того небольшого инцидента беседа снова пошла в приятном ключе, и мы смеялись и шутили. Даже как-то неожиданно наступил вечер, и Витя засобирался домой.
- Петр Никанорович, ну неудобно как-то, и так почти весь день провел у вас.
- Вить, ну глупости ты говоришь. Я всегда рад тебе и надеюсь, теперь ты будешь ко мне заходить чаще, а не раз в четыре года?
- Я больше не исчезну. И обещаю, что буду навещать вас.
- Мне бы было еще спокойнее, если бы ты и за Ленкой приглядывал.
- Дед, я что, ребенок, чтобы за мной приглядывать? - тут же в штыки восприняла слова деда я.
- Да в том-то и дело, что, даже став известной, в глубине души ты все такой же ребенок, как была и прежде. Поэтому я и волнуюсь за тебя, ведь в мире шоу-бизнеса ты не стала акулой, а осталась все тем же дельфиненком.
Дед прижал меня к груди и обнял. А мне вдруг резко расхотелось ругаться и доказывать обратное. По сути дед был прав, я не была жестокой и бездушной, как многие известные люди, но вот на жестокость ко мне могла ответить той же монетой. Но деда переубеждать не стала.
- Не обещаю, Петр Никанорович, что смогу приглядывать за Леной постоянно, но по мере возможности буду делать это.
Я тут же развернулась от деда и посмотрела на Степнова. Он стоял, легко улыбаясь, а я даже не знала, что ответить. Растерялась как-то от его слов. Хотя и не сказал он ничего особого.
- Справлялась я без приглядываний раньше и сейчас без них обойдусь, - все же сказала я, не желая показывать, что я рада такому "одолжению" деду.
- Я и не сомневаюсь, - немного изогнув бровь, сказал Степнов. Но весь его вид говорил о вчерашнем происшествии, когда, не появись он так вовремя, сейчас не факт, что я стояла бы здесь живая и невредимая.
А он уже спокойно прощался с дедом, благодаря его за гостеприимство и обещаясь заглянуть в ближайшее время.
- Проводишь меня до двери? – Посмотрев на меня и не дожидаясь ответа, вышел из комнаты в прихожую.
Такое поведение Степнова было для меня непривычным. Он стал каким-то более спокойным и уверенным в себе... и просто притягивал меня к себе как магнитом. Не понимая саму себя, а также желания следовать за ним, я вошла в прихожую, где он уже одевался.
- Ты обещала мне рассказ о своей жизни, - посмотрев мне прямо в глаза, сказал Виктор.
- Я и не беру свое обещание обратно.
- Тогда встретимся завтра?
- Завтра я не могу. Я сегодняшние дела перенесла на завтра.
- А когда тогда?
На этот вопрос было ответить сложно. Я и так всегда занята, а на этой неделе как назло времени совсем не было. Но встретиться хотелось.
- Я всю неделю занята, - с сожалением сказала я. – Если только ты согласишься встретить меня послезавтра с концерта? Или… может быть, придешь на сам концерт, а уже оттуда уедем вместе? – с замиранием сердца я ждала от него ответа. – Билет я тебе пришлю. На первый ряд, – глупо улыбаясь, добавила я.
- Я в состоянии купить билет сам, - усмехаясь, сказал он.
- Я и не сомневаюсь в этом. Просто их осталось мало, и те на галерке, откуда ничего не видно. А у меня всегда есть резерв в начальных рядах.
- Ясно.
- Придешь?
Он внимательно смотрел мне в глаза, будто через них пытался что-то прочесть в глубине моей души. Затем резко бросил одно слово:
- Приду. – И развернувшись, вышел за дверь.
А я, откинувшись спиной на стену, не могла стереть из памяти его пронзительный взгляд и смотрела в его синеву, будто он до сих пор стоял передо мной.

Спасибо: 85 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 4976
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.05.10 13:09. Заголовок: Оля, я сегодня без т..


Оля, я сегодня без тебя.




На следующий день я, как и обещала, послала Вите билет с курьером. Правда, прежде мне пришлось узнать его адрес. Забавно, но за все время общения я не знала, где он живет. А он, соглашаясь прийти на концерт и зная, что я представления не имею о его месте обитания, все же не дал мне точных координат, видно не сомневаясь в том, что я его без проблем найду. И нашла.
Концерт начался точно в назначенное время. Выйдя на сцену, я тут же прошлась глазами по первому ряду, зная, что где-то здесь должен сидеть Витя. Увидела его и по мне пробежала какая-то волна радости и легкого волнения. Я начала выступление. Мне казалось, что так я не выкладывалась еще ни разу. На сей раз, у меня было желание выступить как можно лучше, ведь на меня среди всех присутствующих в зале смотрел еще и Виктор. И именно его реакция мне была дорога.
До окончания концертной программы оставалось две песни, когда в зале прозвучал выстрел. Не смотря на громкую музыку, услышали его все. И в ту же секунду началась паника и крики.
Степнов среагировал моментально и, подбежав к сцене, закричал мне:
- Быстро ко мне!
Но я стояла пораженная и даже не могла пошевелиться. Тогда он запрыгнул на сцену, схватил меня за руку и потащил за кулисы.
- Черти что, а не зал. Где твоя охрана? Почему даже после выстрела никто не появился? – Он встряхнул меня за плечи. – Приди в себя, наконец! Где здесь черный выход?
Я смогла лишь указать рукой в нужную сторону, а он меня уже тащил по коридору.
- Я не могу уйти просто так, - вдруг придя в себя, заговорила я.
- Хочешь жить – уйдешь! – просто сказал он и, подойдя к черному выходу, открыл дверь и выглянул наружу. Затем скинул с себя легкую куртку и накинул ее мне на плечи. – Чтобы ты не бросалась так в глаза в своем белом костюме.
Среди машин быстро провел меня, все так же за руку, до своей машины и уже усевшись в нее, заблокировал все двери.
- Я на своей машине со своим водителем.
- Замечательно. Позвони ему и скажи, чтобы ехал к тебе. Я хочу с ним поговорить.
Со стоянки выехали без проблем, видно в зале была такая паника, что до машин еще никто не добрался.
Я сидела, кутаясь в Витину куртку, так как меня било в ознобе. Впервые в жизни мне было так страшно, ведь выстрел прогремел рядом со мной и попал в аппаратуру в метре от меня.
Домой добирались долго. По прямой дороге были пробки, поэтому Витя вел машину незнакомыми мне дворами. Но мне сейчас было все равно, мне хотелось оказаться как можно скорее дома и забыть о том, что произошло. Едва мы вошли в квартиру, я тут же отправилась на кухню сварить кофе, а Витя начал проверять комнаты и закрытость окон. Убедившись, что с квартирой все в порядке, пришел ко мне.
- Тебе что налить: кофе или чай? – в стенах родного дома мне стало лучше, и я уже могла почти здраво рассуждать.
- Мне кофе, а вот тебе не мешало бы выпить чего-нибудь покрепче. Где у тебя хранится спиртное?
Я, ни слова не говоря, подошла к шкафчику и открыла дверцу. Витя, изучив содержимое бара, достал бутылку виски, которая была еще не почата и, подойдя ко мне, забрал у меня кружку с кофе. Отлил из нее половину и долил снова до полной виски.
- Не смотри на меня так, тебе это сейчас необходимо, чтобы прийти в себя. Поэтому давай пей!
Едва я сделала глоток, как в дверь раздался звонок.
- Это, наверное, Миша - мой водитель.
- Идем. – Встав и взяв меня за руку, он повел меня к двери. Заглянул в глазок. – Посмотри, это он?
Я лишь кивнула, подтвердив, что он. Тогда Витя отвел меня от двери и осторожно ее открыл.
- Вы кто такой? – тут же заговорил Михаил при виде незнакомца.
- Друг семьи, - ответил Витя. – Проходи.
- Друг семьи? Почему же тогда раньше я Вас никогда не видел? – входя с опаской, спросил Миша.
- Миш, да все в порядке, - тут уже вступила в разговор я. – Познакомься - это Виктор. Вить - это Михаил.
Мужчины пожали друг другу руки, а затем мы все вместе прошли на кухню, где я и Мише налила кофе.
- Ты слышал в зале выстрел? – спросил Витя.
- Что? – изумленно переспросил Миша и посмотрел на меня. – Нет. А я то не понимал, что за паника там поднялась и почему ты уехала раньше.
- Меня сейчас интересует другое. Ты почти всегда рядом с Леной, не замечал ничего странного? Подозрительные люди, машины или угрозы какие?
- А ты кто такой?
- Бывший телохранитель, теперь думаю и Ленин.
- Что? – вскрикнула я. – Мне не нужен никакой…
- Помолчи, пожалуйста, - перебил меня Витя. – С тобой мы поговорим позже. Ну, так что, Миш, вспомнил что-нибудь?
- Да не было ничего необычного. Пару раз только нас вела какая-то машинка. Одна и та же. Под дверью квартиры были однажды черные розы с запиской, в которой говорилось: «Ты будешь либо со мной, либо ни с кем». Но это наверняка озабоченные поклонники. Ну и на машине иногда появлялись всякие письма либо с таким же содержанием, либо с угрозами того, что она все равно станет его, ну того, кто это писал. Вот и все.
- Ты почему еще в самом начале не забила тревогу? – поворачиваясь ко мне, спросил Витя.
- Ну, потому что не было причин. Да почти всем известным личностям пишут подобные письма, но ни с кем и ничего не случалось. Это просто фанаты, вот и все.
- А тогда что было сегодня, очередная шутка фанатов? – закричал он, но тут же поняв это, сбавил обороты.
- Думаешь, в нее стреляли? – спросил Миша.
- Не знаю. Любой профессионал попал бы в нее, промахнуться на метр невозможно. Можно было не попасть в жизненно важные органы, но ранили бы точно. А тут… либо это был какой-то псих в зале, который выстрелил ради развлечения, либо это кто-то хотел очень сильно напугать Лену. Целью убить не было, а вот задуматься о чем-то…
Неожиданно раздался телефонный звонок, и Витя тут же взял трубку.
- Все в порядке. Да… Нет, поговорить с вами сейчас она не может. Думаю, завтра она позвонит вам сама. – И сбросил звонок. – Звонили с концертного зала. Тугодумы какие-то. Прошло столько времени, а они только вспомнили о тебе.
Вновь раздался телефонный звонок, и я попыталась взять трубку сама. Только и на сей раз, мне этого не удалось сделать.
- Здравствуйте… Замечательно, что наши органы нас берегут… Понимаю Вас, но и вы поймите. Девушка должна прийти в себя и лишь после этого отвечать на ваши вопросы… Завтра мы приедем. Какое отделение милиции?.. Всего доброго.
Затем ни слова не говоря, Витя набрал номер, и когда ответили на том конце провода, заговорил:
- Петр Никанорович, здравствуйте. У Вас все в порядке?.. Не волнуйтесь, с Леной все хорошо. Да, она сейчас дома и я с ней. Хотите поговорить?.. Ну, тогда всего доброго. До свидания.
Он выключил телефон, а я не выдержав, начала кричать:
- Какого черта ты отвечаешь на мои телефонные звонки и какое право ты имеешь принимать за меня решения? Я вполне здорова, чтобы самой решать, куда мне ехать и с кем общаться.
- Я прекрасно слышу, не обязательно кричать, - спокойно сказал Витя, не отвечая ни на один из моих вопросов. Затем посмотрел на притихшего Мишу и, обращаясь к нему, добавил: - Михаил, думаю тебе пора домой. Нам с Леной нужно поговорить.
- Хорошо. – Он встал из-за стола и вышел из кухни, а Витя пошел за ним следом, чтобы закрыть дверь.
Едва он вернулся, я вскочила со стула и начала снова кричать, что он принимает за меня решения. Тут он схватил меня за руки чуть выше локтей и усадил обратно на стул.
- Хватит орать, я сказал, - повышая голос, процедил он. – Давай рассказывай, кому ты так перешла дорогу, что тебя хотят убить.
- Ты сказал, что это не могло быть убийством, - испуганно сказала я.
- Я еще ничего не говорил, лишь размышлял. А ты мне обещала сегодня вечером рассказ о своей жизни и, хотя я думал, что все это будет не так, выбора нет. Я слушаю тебя. И делай акцент на тех, кто может желать тебе смерти. И не забудь про тех двух мужиков у ресторана.
Он сел на стул напротив меня удобно устраиваясь и явно готовясь к длинному разговору.
- Я не имею представления о том, кому я могу мешать. – И ведь я, правда, этого не знала. – Я никогда ни с кем и ничего не делила, ни с кем не воевала, как открыто, так и скрыто. Я хоть и посещаю всякие мероприятия, но всегда на них веду себя сдержанно, а ни как все. Да я даже и не ругалась ни с кем.
- Кто был у ресторана?
- Мое прошлое.
- Судя по всему, не такое уж и прошлое.
- Прошлое… вернувшееся в настоящее по моей инициативе.
- Любовь, которая не прошла?
Я посмотрела в лицо Виктора не зная, что сказать. Вернее зная, но вот как рассказать всю эту историю? В его глазах было какое-то ожидание.
- Четыре с половиной года назад я познакомилась с одним парнем. В нем сочеталось все то, что я хотела видеть в мужчине, даже больше. Он умел вести себя с девушками и преподносить себя так, что у них захватывало дыхание. Я была не исключением. Мы с ним встречались полгода. – Говорить о своих любовных отношениях с Витей было как-то стыдно. Почему-то меня это смущало и казалось, что ему тоже не совсем приятно это слышать. – А затем он меня оставил, сказав, что я не подхожу ему по социальному статусу, проще говоря, он был обеспеченным мальчиков, а я бедной девочкой. Тогда же я решила, что непременно стану богатой, чтобы показать ему, что студенты не живут в достатке, если только их не содержат родители. Богатство это дело наживное и я его нажила.
- Хотела соответствовать его уровню, чтобы быть с ним вместе? – как-то тихо спросил Витя.
- Хотела быть состоятельнее, но не для того, чтобы быть с ним, а просто для того, чтобы утереть ему нос. Хотя вначале собиралась отомстить ему за то, что он так повел себя со мной. Но с другой стороны, люби он меня, он бы меня не оставил. – И тут из меня выплеснулось все возмущение данной ситуацией. - Но я до сих пор не понимаю, как это можно любить кого-то конкретного? В том смысле, что любовь приходит и не смотрит на то, богат человек или беден. – Я встала включить чайник. – А у него получалась противоположная теория: любить можно только людей своего социального статуса.
- Думаю это из серии о том, что любить нельзя кого-то гораздо младше или старше себя. Это неправильно. – С какой-то тоской в голосе, произнес Витя. – Но при этом люди живут и живут прекрасно, что с разницей в возрасте, что с разницей в социальном статусе. Или ты, может быть, теперь тоже думаешь, что любить можно только ровесников и богачей, учитывая твой статус? – как-то зло спросил он у меня.
- У меня не было столько мужчин, чтобы анализировать свои отношения с ними. Но меня никогда не интересовало, богат мужчина или беден, да и возраст спрашивать я не имею привычки. К тому же ровесники меня практически не привлекали. – Все еще не оборачиваясь, добавила я. Внутри почему-то все затрепетало. В мысли резко ворвались воспоминания пятилетней давности, когда меня не смущал ни возраст, ни должность, ни что-то еще.
- Хочешь сказать, что могла бы сейчас полюбить кого-то старше себя и не столь обеспеченного, как ты?

Спасибо: 84 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5011
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.05.10 11:48. Заголовок: Олька, я снова без т..


Олька, я снова без тебя.




- Хочешь сказать, что могла бы сейчас полюбить кого-то старше себя и не столь обеспеченного, как ты?
Заварочный чайник, который я мыла, выскользнул из рук и упал в раковину. Кулаки непроизвольно сжались, а глаза закрылись. Я слишком хорошо знала ответ на этот вопрос. Глубоко вздохнув, стараясь сделать это неслышно, подняла чайник, ополоснула его и ответила, все еще не оборачиваясь.
- Могла бы. И повторю еще раз, любовь не выбирает и приходит неожиданно. А там уже не важно, кто именно твой избранник.
- Это уж точно, - согласился Витя, а затем, будто размышляя вслух, добавил: - Никогда бы раньше не поверил, что могу влюбиться в школьницу.
Слова были произнесены тихо и, скорее всего не предназначались для моих ушей, но, услышав их, я в очередной раз уронила чайник, на сей раз, он уже разлетелся на мелкие осколки. Слишком хорошо я знала, о какой именно школьнице он говорит.
А Витя, словно поняв, что сказал, только после того, как я уронила чайник, подскочил со стула и бросился ко мне:
- Все в порядке? Не порезалась? – обнимая со спины и беря меня за запястья, разглядывая руки, спросил у меня. – Видно чай тебе сегодня не светит, - усмехнувшись, продолжил он. – Давай садись, я сам налью и уберу здесь все.
Выпустив меня из объятий, отодвинул от раковины и начал собирать осколки, а я села на стул. Не в силах говорить, сидела молча пораженная реакцией своего тела на тепло Виктора, который так мимолетно прижался ко мне. Но даже этих мгновений хватило на то, чтобы спину и руки жгло от его прикосновений, но при этом меня слегка потряхивало, как от холода. Хотелось вновь оказаться в его сильных и крепких объятиях и почувствовать на себе его заботу.
Витя искусно заварил чай в одной кружке, используя ее как заварочную, а затем отлил настой во вторую кружку, разбавляя его с кипятком и ставя передо мной столь долгожданный и измученный напиток.
- Ты остановилась на том, что решила разбогатеть для того, чтобы отомстить своему обидчику. И как я понял, время мести настало.
- Не совсем так. Точнее я действительно сейчас стала очень состоятельной, но никогда никому не мстила, и Илье почему-то не хотелось. Он просто не любил меня, но любить нельзя заставить, а во всем остальном он мне не сделал ничего плохого. Поэтому я решила подчеркнуть свое обеспечение, исполнив его заветную мечту. Он еще, когда со мной встречался, хотел поехать в кругосветное путешествие на пароме, но тогда у него не было таких средств. Да и до сих пор он никуда не ездил. Я узнавала.
- Но подожди, ты же сказала, что он был еще четыре года назад состоятельным, а что же сейчас, он обеднел? Почему не исполнил свою мечту?
- Нет, не обеднел. Просто сейчас у него очень дорогое увлечение – он играет в дорогих клубах, а там, сам понимаешь, не маленькие ставки. А работа у него позволяет совершать такие игры. Он адвокат. Я видела его список клиентов. Практически все преступники. Поэтому и деньги там крутятся крупные.
- Взятки?
- Не узнавала об этом, но уверена, что да.
- Продолжай. Ты решила исполнить его мечту. Что дальше?
- У него был день рождения три недели назад, вот я и послала ему две путевки.
- Почему две? Он женат?
- Нет. Но он не может обходиться без общества девушек, нашел бы кого взять с собой.
- И он нашел?
- Нашел, - я усмехнулась и откинулась на спинку стула. – Меня.
- Что-о-о? – у Вити от изумления даже брови вверх взлетели. – Как тебя?
- Вот так. После моего подарка он позвонил мне и пригласил встретиться. Я согласилась. Выбрала намеренно самый дорогой ресторан в том районе, заказала самые дорогие блюда и сама же за все это расплатилась. Это было продолжением моего показательного выступления. Я показывала, что у меня есть деньги и их не мало. После этого он меня пригласил в ресторан, тоже достаточно известный, где и позвал меня с собой. Видно понял, что теперь я соответствую его статусу и со мной можно отправиться в путешествие. Я отказалась. А он начал задаривать меня цветами, приглашать в рестораны и всячески проявлять знаки внимания. Я, чего скрывать, вначале удивленная его поведением, пару раз встретилась с ним, но, поняв, что он не собирается останавливаться на достигнутом, стала игнорировать его. Вот тогда он стал выслеживать меня. Однажды поймал у магазина, но тогда я смогла уйти от него. А у ресторана их было двое, сам видел. Чего именно он от меня хотел, я не знаю, ведь даже увези они меня тогда, что было бы дальше?
- Думаю, хотел он одного – быть с тобой. Даже знаю для чего. Ты сама сказала, что у него дорогое увлечение, а ты богата сейчас. К тому же когда-то была счастлива с ним. Вот он и решил вновь увлечь тебя, а затем уже использовать твои сбережения.
- Но я ясно дала понять, что не хочу быть с ним.
- Наоборот, ты вначале встречалась с ним, то есть показала, что он небезразличен тебе, к тому же ты преподнесла ему дорогой подарок, говоря тем самым, что помнишь о нем и его желаниях.
- Но после то, я ни раз говорила, что не хочу иметь с ним ничего общего.
- Это его только подстегивало. Ведь женское «нет» всегда заставляет мужчину склонить ее в сторону «да».
- Это как раз про Илью. При нашем расставании он так и сказал, что добивался всех девушек, которые ему нравились. Особо его интересовали те, кто говорил «нет».
- Интересно, а ты сразу сказала «да»? – неожиданно спросил Витя.
Я лишь закашлялась от наглости его вопроса, а он продолжил рассуждать дальше:
- Думаю, нет, ведь иначе вы с ним не встречались бы пол года. А раз ему пришлось завоевывать тебя тогда, то ему это доставляло удовольствие и сейчас. Вопрос в том, смог ли бы он угрожать тебе? Пистолет достать, общаясь с преступниками, ему не составит труда, даже скорее попросить кого-то выстрелить, так как сам бы он не решился на такое, думаю. А ты как считаешь, он мог бы тебя так пугать?
- Я не знаю, - неуверенно ответила я. – Никогда не думала о нем с такой стороны. Он может быть жестоким, но чтобы стрелять… К тому же зачем ему это? Чего он может добиться таким способом?
- Может быть, показать, что ты можешь быть только с ним, либо вообще ни с кем? К тому же письма, о которых говорил Миша, где было такое же содержание. Да и машина, которая вас дважды вела, наверняка его. Ты же сказала, что он следил за тобой.
Я сидела, ни жива, ни мертва. Одно дело относиться к выходкам Ильи как к забавам, и совсем другое дело знать, что он дошел до угроз с пистолетом.
- Я все равно не верю, что это мог стрелять он. Не верю и все. Не может он.
- Я и не говорю точно, что это он. Но пока все совпадает именно с ним, к тому же все улики ведут к нему и указывают на него. Но посмотрим, что завтра скажут в милиции. Может быть, у них уже и преступник есть. – Витя встал. - Ладно, все это будет завтра, а сейчас давай в душ и спать.
- А ты завтра со мной поедешь в милицию?
- Обязательно. Я хочу быть в курсе всего, что с тобой происходит, тем более сейчас, когда твоей жизни кто-то угрожает.
- Значит, ты заедешь за мной?
Он как-то удивленно посмотрел на меня, а затем будто что-то вспомнив, улыбнулся и сказал:
- Я никуда не уезжаю. Переночую у тебя.
- Что? – пришла моя очередь удивляться.
- У тебя ни одна комната, постелешь мне в гостевой. Но сегодня ты не останешься одна на ночь.
- Это что же, ты будешь охранять меня? – с вызовом спросила я.
- Ну, если хочешь, называй это именно так.
- Ну, если ты собрался охранять меня, то не должен спускать с меня глаз, а для этого ты должен спать со мной, - язвительно произнесла я.
- Это предложение? – он ухмыльнулся, а взгляд не спеша, пошел по моему телу, да так откровенно и медленно, что я чувствовала на себе его каждой клеточкой. А лицо уже во всю пылало. – Я подумаю над ним.
Ну и наглец! И где тот скромный учитель, которым он был раньше?
- Это НЕ предложение, - выделила я. – Это всего лишь констатация факта. Как мне кажется, при охране кого-то, с него нельзя спускать глаз. Но ты не мой телохранитель. – Я встала и направилась в гостевую комнату. – Идем, я дам тебе полотенце, и пока ты будешь в душе, разберу тебе постель. – Уже вручив ему полотенце, я окликнула его. – Витя… - подождала, пока он обернется и как-то неуверенно и смущенно, сказала: - Спасибо тебе за то, что помог мне сегодня, а так же за то, что сейчас рядом. Думаю, мне было бы сегодня жутко оставаться здесь одной.
Он вначале молчал, а затем как-то спокойно и уверенно сказал:
- Все будет хорошо. – Развернулся и ушел в ванную, а я какое-то время находясь под впечатлением от его спокойствия, стояла не шевелясь. И лишь после, будто в меня вселилась его вера, стала не спеша застилать Вите постель, вкладывая в это занятие душу, будто это было чем-то важным. Расправила все складочки и, проведя ладонью по ровной простыне, ушла в кухню. Там помыла кружки и, выходя из комнаты, встретилась с Витей.
В этот момент мое спокойствие пошатнулось.
Он стоял передо мной босиком, в брюках и футболке, которая обтягивала его торс, как вторая кожа. Волосы были мокрыми, на них даже блестели капельки воды. Неожиданно захотелось прикоснуться к нему, чтобы самой ощутить силу его тела. Он и раньше был с красивой фигурой, но видно занятия, которые он посещал и более сильная физическая подготовка, сделали свое дело, и теперь от него вообще не возможно было оторвать глаз.
Хотелось хотя бы дотронуться до него…
Провести пальчиками по его груди и рукам или зарыться ладошками во влажные кудри, притягивая за шею к себе и находя его губы…
Меня словно током ударило от своих желаний, внутри все затрепетало, а внизу живота сладко потянуло.
Наткнувшись на его взгляд, поняла, что он видит мое состояние и даже наблюдает за мной. В глазах был незнакомый мне огонек. Я от смущения зажмурила глаза, а щеки в ту же секунду запылали.
Не в силах и дальше находится под его пристальным взглядом, я с трудом выдавив из себя:
- Спокойной ночи, - быстро прошмыгнула мимо него и устремилась в ванную. Сейчас мне мог помочь лишь холодный душ.
И уже почти дойдя до ванной комнаты, я услышала голос Вити. Он был мне не знаком, слегка хриплый и тихий:
- Сладких снов.
Да уж, в том, что мои сны сегодня буду сладкими, я не сомневалась. Как в том же, ЧТО мне будет сниться. Вернее – КТО.

Спасибо: 79 
Профиль
михеэлла





Сообщение: 5042
Настроение: Жизнь - это счастье.
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Петербург
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.05.10 13:14. Заголовок: Девочки, извините, ч..


Девочки, извините, что давно не появлялась. Если вы все еще ждете продолжение, буду рада видеть вас вот здесь с комментариями о нем.

Оля, спасибо большое за исправления и поправки.



Утро для меня наступило неожиданно, хотя я его очень ждала. Ночь была ужасной. Нет, я спала, причем крепко, только просыпалась несколько раз от собственных стонов. Мне снился Витя. Всю ночь. А вспоминая, что он со мной делал, меня начинало трясти и сейчас. Вот и получалось, что я вроде как и спала всю ночь, но в то же время сейчас была разбитой... и сходящей с ума от желания к Вите.
Сама не понимала, что со мной творится, почему меня вдруг так резко и неожиданно потянуло на своего бывшего учителя, но сил справиться с этим не было никаких.
Я чуть ли не бегом помчалась в ванную, про себя молясь, чтобы мне не встретился по пути Виктор. А когда он все же не встретился и я захлопнула за собой дверь, стала молиться, чтобы, когда я вышла, он был уже полностью одет. Хотя с чего бы ему надевать джемпер, находясь дома, где тепло? Но едва я об этом подумала, как по мне пробежала очередная волна желания. Он уже был в душе, и сейчас вся душевая кабинка была запотевшей и в капельках воды.
- Да черт возьми! Что же это такое? - не выдержав, я злилась сама на себя. - Меня убить хотят, а я тут секса хочу?
Ни черта ни секса, тут же поняла я. С ним мне хочется любви. Но тем не менее, злясь на саму себя, я ступила под прохладные струи воды, пытаясь привести мысли в порядок.
Когда я появилась на кухне, на столе уже стоял завтрак, а Витя, вопреки моим мыслям, был одет в джемпер, правда, рукава были засучены до локтей. Я не знала, как вести себя, боялась, что по моим глазам можно прочитать все мои желания, но он не позволил мне расслабиться и чего-то смущаться, а сразу взял деловой и спокойный тон.
- Сейчас завтракаем, затем едем ко мне, я должен переодеться, а уже после в милицию. Может быть, они порадуют нас чем-нибудь, хотя навряд ли. Тебя там будут спрашивать о том же, о чем вчера спрашивал я. Скажи, что тебе приходили письма, что были цветы под дверью, что за вами следили, со слов Миши. Что же касается Ильи, то его не трогай. Я сам займусь им и все выясню. Хоть он сейчас и единственный подозреваемый, он прежде всего адвокат, к тому же вертится в преступном мире, если можно так сказать. Не стоит его цеплять раньше времени.
Я была молчаливой в это утро. Угроза моей жизни снова нависла надо мной, и я тут же забыла о своих желаниях к Вите. Теперь это был мужчина, который помогал мне и защищал меня. По своей инициативе.
У дома Виктора я была уверена, что подожду его в машине, но он даже слышать об этом не хотел и без лишних разговоров проводил к себе. Он тут же ушел в ванную, а я с интересом начала изучать его квартиру. Не думала я, что окажусь в ней при таких обстоятельствах. Даже тогда, когда мы учились в школе, точнее, я училась, а он там работал, и были в очень хороших отношениях, можно сказать, дружеских, и он проводил у нас столько времени, я у него в гостях не была ни разу. Как-то не доходило до этого. А вот теперь...
Я огляделась по сторонам. Мебели было немного, но она вся была красивой, думаю, даже новой, ну или за ней хорошо ухаживали. Я тоже любила, когда мебели было немного, только самое основное. С такой же позиции я обставляла свою квартиру. Ну, люблю я, когда вокруг много пространства и ничего не давит!
Что еще меня приятно удивило в квартире Степнова, так это идеальная чистота. Но, зная его, в этом не было ничего удивительного. Неожиданно мое внимание привлекла одна фотография, стоящая в рамочке на полочке. Там были изображены Витя и небольшая девочка. Ребенок был как солнышко, рыжеволосый и в веснушках. При виде ее улыбки у самой непроизвольно растянулась на лице точно такая же.
- Это Алиса, - услышала я сзади голос Виктора.
Обернувшись к нему и посмотрев на него, сказала:
- Славная девчушка. Только ты говорил, по-моему, что ей десять лет, а здесь она кажется совсем маленькой.
- Она меньше своих ровесников, - грустно сказал он. - У нее врожденный порок сердца, поэтому она болезненный ребенок и растет медленно. Правда, она очень умная для своих десяти лет, видно, в родителей. Вообще ее невозможно не любить, - улыбнулся он. - Мы с ней очень подружились, она стала мне как младшая сестренка. А когда я лежал в больнице, часто навещала меня. Я со всей их семьей в очень хороших отношениях.
Он забрал у меня фотографию и поставил ее на место, а я заметила:
- Все же ты очень любишь детей.
- Люблю. Не зря я с ними работал столько лет.
- Мне кажется, ты будешь прекрасным отцом.
- Тебе кажется, а я в этом уверен, - ухмыльнулся он.
- Если ты в этом так уверен, почему не заведешь семью и не родишь малыша?
- Я бы хоть сейчас, но это зависит от девушки, от которой я хочу этого самого малыша, - внимательно глядя на меня, сказал он.
- А что, у тебя есть на примете такая девушка? - с замиранием дыхания спросила я, сама не зная, что хочу услышать и зачем мне это.
- Есть, - спокойно и просто ответил он, все так же смотря на меня. - Уже давно есть. Но она пока не готова быть мамой. Хотя все может измениться в любой момент.
Я старалась особо не задумываться над его словами, но у меня не получалось их тут же забыть. Вначале стало как-то неприятно и больно от них. Понимать, что у него есть девушка, с которой он хочет создать семью, было обидно. Но с другой стороны, он мне никогда и ничего не обещал, это меня посещают эротические фантазии с его участием, а он ни разу не дал никак понять, что я его интересую.
Только вот его взгляд, которым он меня просто прожигал, был каким-то незнакомым и странным. Он словно хотел им что-то сказать, но вот что именно?.. Либо он плохо старался это передать, либо я совсем не умела его читать... либо мне было еще рано что-то знать.
- Идем, - произнес Витя и, взяв меня за руку, повел за собой. – Нам пора.
Я вздохнула с облегчением, едва перестала ощущать на себе его магнетический взгляд. Но ненадолго. Так как уже в следующую секунду мои фантазии снова стали жить отдельно от моего разума. Он был гладко выбрит, от него пахло приятным ароматом какой-то дорогой и знакомой туалетной воды, только вот я все не могла вспомнить, какой именно. Хотя это было не таким важным. Я просто дышала его запахом, точнее, тем ароматом, что получался в сочетании с его телом. Тепло от его руки быстро превращалось в жар на моем теле, гоняя кровь по венам гораздо быстрее и затягивая все желание в один большой узел внизу живота. Я рядом с ним была маленькой и беззащитной, но как же мне нравилось быть такой именно с ним.

В милиции мне задавали много вопросов, но все они были, как и предполагал Витя, из серии вчерашних, которые мне задавал он. Когда же с ними было покончено, Витя спросил, известно ли что-нибудь о вчерашнем выстреле.
- Ну, допустим, при допросе Вы еще могли находиться здесь, но на подобные вопросы я не должен отвечать всем подряд, - сказал сотрудник органов.
- Я ее телохранитель и должен знать все, чтобы суметь защитить ее в нужный момент. Поэтому, уверен, мы могли бы помогать друг другу.
«Мой телохранитель? - хотелось закричать мне. - Какого черта?» Но тут же поняла, что мы не в совсем подходящем месте для выяснения отношений.
- Никаких зацепок, - начал отвечать Вите мужчине. - Мы нашли пистолет, из которого стреляли. Он был засунут между сиденьями. Видно, во время паники никто этого даже не заметил, и преступник смог беспрепятственно его там оставить. На нем нет никаких отпечатков, все чисто. Ну, а сам пистолет был либо кем-то собран, знающим свое дело, либо уже давно списан, потому что сведений о нем нет никаких.
- А Вы как считаете, это было покушение или все же какой-то псих?
- Трудно сказать. Если бы это был просто выстрел, можно было бы сказать, что случайностью был концерт, но на фоне писем, цветов и слежки... думаю, покушение.
- Я тоже так думаю, - сказал Витя, а мне стало плохо. Ведь я до последнего не верила, что меня может желать кто-то убить, а теперь...
Но едва мы оказалась в машине, я вспомнила о его словах:
- Зачем ты сказал, что ты мой телохранитель?
- Потому что это так, - спокойно ведя машину, ответил он.
- Ничего не так! - закричала я. - Я не нанимала тебя, и я не нуждаюсь в твоей помощи.
После этих слов он так посмотрел на меня, что я даже забыла о чем говорила.
- Мы поговорим об этом дома, - внимательно следя за дорогой, сказал он. - А сейчас пересядь на заднее сиденье.
- Что? - непонимающе переспросила я.
- Я сейчас сбавлю скорость, а ты между нашими сиденьями переберешься назад, - смотря в зеркало заднего вида, разъяснял он.
- Зачем?
- Лена, не задавай лишних вопросов. Делай так, как я говорю, - повышая немного голос, сказал он.
Я, злясь, сделала так, как он хотел, и уже оттуда сказала:
- Доволен?
- Нет, не доволен. Буду, доволен, когда ты ляжешь.
- Да что происходит, можешь объяснить? - снова не выдержала я и закричала.
- За нами слежка, вот что. Давай ложись, Лен, я не шучу. А я попробую оторваться от хвоста.
Вначале мне стало страшно, да так, что я не могла пошевелиться. После с трудом я легла, а в голове, как мозаика, стала выстраиваться картинка всего происходящего.
Если за нами следят, значит, от самого участка. Раз так, значит, видели, что мы вдвоем с Витей и что я села вперед. Все стекла в машине тонированы, значит, они не видели, что я пересела. А для чего я пересела? Ведь отрываться от хвоста удобнее, сидя спереди и будучи пристегнутым, а не в лежачем состоянии сзади, где на каждом повороте того и гляди свалишься с сиденья. Такие действия необходимы лишь в одном случае, если в нас буду стрелять. Они ведь будут уверены, что я спереди, а там будет только Витя…
Я вся покрылась испариной, боясь даже пошевелиться, не говоря уже о том, чтобы что-то спросить у Виктора. В голове билась только одна мысль: доехать как можно быстрее до дома, и главное, чтобы все было в порядке.

Спасибо: 83 
Профиль
Ответов - 161 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 222
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия