Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Вика





Сообщение: 1
Зарегистрирован: 12.02.09
Откуда: РФ, Ижевск, УР
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.02.09 07:53. Заголовок: Автор: Вика

Спасибо: 18 
Профиль
Ответов - 149 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All [только новые]


Вика





Сообщение: 2000
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 104
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.06.14 19:29. Заголовок: 7. Пять дней спустя ..


7.
Пять дней спустя
POV Степнова:
- Вызывали? – Она зашла и тихо прикрыла за собой дверь.
- Проходи. – Цапля осталась стоять на месте. Я обошёл свой стол и, присев на него, обхватил раскрытыми ладонями край столешницы. Она молчала. Наклонив голову на бок, выжидающим взглядом скользила по моему давно не бритому лицу. Сегодня дождливо, и она уже не в платье-футляре нежного фисташкового цвета и не в бежевых босоножках на невысокой танкетке. На ней чёрные лаковые ботинки на шнуровке, чёрный брючный костюм классического кроя и белоснежная рубашка в черную тончайшую полоску. Странно, но в таком виде она ещё более сексуальна. Я откровенно залюбовался ею.
- У меня в разгаре рабочий день. И если это всё, то я пойду, с Вашего позволения. – Её рука зависла над дверной ручкой.
- Нет, Лен, постой. – Вмиг оказался рядом и перехватил её ладошку. – Нам надо поговорить.
- Валяйте! – Усталость и некая обреченность во всём её виде.
- Пообедаем сегодня вместе? Вдвоем, только ты и я. – Она замотала головой.
- Я обедаю с Игорем. Каждый день. – Вот гад! Выйдя из отпуска, первым делом я перевёл Гуцулова в подразделение Рассказова, а он всё равно прёт напролом. - И изменять своим привычкам я не намерена.
- Ясно. Можно тогда один вопрос? – Цапля кивнула и завела отросшую чёлку за ухо. – С каких пор я стал Михалычем? И к чему это «Вы»?
- Мы на работе. Вы – начальник, я – подчиненная. Соблюдаю субординацию.
- Хорошо, а за приделами работы мы по-прежнему друзья? – Не удержался и очертил большим пальцем овал её лица. До чего же она напряжена!..
- Нет. Мы не друзья. Мы гораздо больше! – Её глаза наполнились влагой и стали от того ещё более притягательными. – Мы родственники. Я тётка твоего ребёнка. Я могу идти?
- Лен, ну ты же знаешь, я не люблю Маринку! – Сжав в ладонях её шею, я прижался губами к её холодному лбу. – И тогда на озере, я думал, ты всё поняла.
- Да, я всё поняла. Поняла, что ты запутался. Что тебе нужно разобраться в своих собственных мыслях и ощущениях. А я… я только сбиваю тебя с пути истинного. – Она глубоко вдохнула и выдохнула, а я, не в силах совладать с самим собой, начал осыпать её личико лёгкими короткими поцелуями. - Ты очень хороший человек, шикарный мужчина и чудесный друг. И я не хочу, пусть невольно, непреднамеренно, но навредить тебе. Я желаю тебе счастья, желаю тебе добра! Вить, постой, не надо!.. – Потянула мою руку за ткань рубашки вниз. – Большой Брат, не стоит. Ты потом сам жалеть будешь, я серьезно. Ты не любишь меня, ты не хочешь меня, я не нужна тебе. Просто, со мной легко, со мной весело и интересно, но оно того не стоит. – Она пыталась остановить меня, достучаться до моего рассудка, а я продолжал покрывать поцелуями её волосы, её лицо… Её тонкие веки дрожали под моими губами, её губы вмиг окаменели, ощутив жар моих требовательных губ. - Витя, нет! – Цапля оттолкнула меня, мои руки сомкнулись на её спине, она спрятала своё лицо на моей груди. – Большой Брат, пойми, дело не в том, что Маринка – моя сестра, а в том, что я себя уважаю – я не буду ни при каких обстоятельствах связываться с чужим мужчиной. Я тебя уважаю – я в тебе не хочу разочаровываться, я не позволю тебе использовать меня и испоганить тем самым нашу дружбу. Витя, услышь меня, пожалуйста, я желаю тебе счастья, я желаю тебе добра! Я не стану портить тебе жизнь!
- Цапля, ты не понимаешь, я не могу так больше!.. Я не могу и дальше молчать! Ты нужна мне, услышь, прошу тебя! – И пропади всё остальное пропадом!
- Ты что-то чувствуешь ко мне, но это не любовь и даже не страсть, это блажь… Это пройдёт. Большой Брат, настоящую дружбу ничем не пятнают. Ты должен успокоиться, разобраться в себе и в собственных мыслях. Я рядом, и ты не справляешься. Знаешь, я не хочу увольняться. Я переведусь к Игорю Ильичу, перееду в квартиру деда. Мы перестанем видеться, и ты успокоишься, к тебе вернется адекватное восприятие действительности. К рождению ребёнка, глядишь, всё образуется.
- Ленка, ну почему ты мне веришь? – Сжал её волосы на затылке в кулак. – Ты нужна мне…
- Я понимаю, вы, мужчины, полигамны по своей природе. Ну, заведи себе какую-нибудь вице-девушку, а я… я не хочу терять нашу дружбу. – Моя рука помимо моей воли скользнула под край её рубашки.
- Так, Степнов! – Она резко отстранилась и со всей дури съездила мне по лицу. – Или друзья, или враги – третьего не дано!..
- Хорошо, с понедельника ты работаешь в отделе Рассказова.
- С завтрашнего дня!
- Завтра – пятница, закончишь все дела здесь.
- Я могу идти?
- Да. Извини, что задержал.
Две недели спустя
POV Лены:
Переехать сразу в квартиру деда, не вышло. Пришлось ждать, когда согласно договору окончиться расчётный период, а квартиранты съедут. Затем я отважилась ремонт. В помощники вызвался Гуцулов. С ним мы довольно за короткий срок сделали из старой хрущёвки конфетку. Начали с замены входной двери и всех окон, а потом каждый вечер после работы и все выходные напролет мы шпаклевали, красили, белили, клеили обои. Вчера наконец-то окончили с установкой мебели и техники. Сегодня вечером новоселье, и после праздника я впервые буду ночевать в своем собственном доме одна. Среди приглашенных Маринка со Степновым, Гуцулов, Рассказов и наш единственный бухгалтер – он же главный, Лерка Новикова. Она старше меня буквально на года два, только в этом году универ окончила, мы с ней немного сдружились и, кажется, у Ильича на неё виды. Сестра с Виктором приехали раньше остальных и отважились помочь мне с украшением блюд и сервировкой стола.
- Марин, я давно спросить тебя хотела, а где наш дед похоронен?
- Ну как, где? – Пустой взгляд сквозь стеклянный бокал. – На кладбище!
- Марин, я хочу навестить его могилу. Может, съездим в эти выходные вместе? Ты мне дорогу покажешь. – Она села и начала складывать из салфетки журавлика. Она в девстве всегда так делала, когда нервничала или злилась. – Марина!..
- Он жив.
- Чего?! – Одновременно с моим возгласом возмущения из рук Степнова выскользнул нож и со звоном ударился об пол.
- Чёрт! – выругался мужчина и прижал к губам окровавленный палец. Я мигом кинулась в ванную комнату. Вернулась оттуда с аптечкой и, обработав порез, обмотала большой палец, что пару недель назад ласкал мои губы, стерильным бинтом. – Спасибо, - прошептал он едва слышно.
- Марин, повтори, что ты сказала!
- Наш дед жив.
- Да? И где он?
- В каком-то подмосковном доме инвалидов. Кажется, где-то под Серпуховым.
- Чего?! – Одной рукой я оперлась о спинку стула, на котором сидела сестра, а второй о стол, смяв её журавлика. – Нет, я всё понимаю, невозможно учиться, работать, устраивать личную жизнь и при этом ещё и горшки таскать из-под нашего старика, но… Зачем надо было лгать мне?! Зачем, я спрашиваю?! И потом, семья Кулёминых более чем обеспечена, а дед вынужден коротать свои дни в каком-то вшивом приюте?! Адрес мне его напиши!
- Я не знаю. – Она низко опустила голову.
- Ты ни разу у него не была за все эти годы?!
- Нет, а зачем? Он всё равно меня не узнал бы! Позвони отцу – он знает адрес. Когда мне стало со стариком тяжело, папа приехал и всё устроил.
- Значит, тебя хватило на полгода. – Я присела на соседний стул. – Я не знаю, каким чудом вместо обещанного интерната для сложных подростков меня таки отправили в Англию, но деда я всем вам никогда не прощу. Я сама найду его. Найду и устрою в частный пансионат. А оплачивать его пребывание там мы будем с банковского счёта, на который поступали ежемесячные перечисления со сдачи в наём этой самой квартиры. Или, ты против?
- У меня, разумеется, были конкретные планы на эти средства. Но раз вопрос ставится таким образом, то нет, я не против.
- Вот и замечательно! – Я слегка похлопала её по плечу и ушла на балкон. Там нашла случайно оставленную Гуцуловым початую пачку сигарет и по старой памяти закурила. Медленно, одна за другой по моим щекам стали стекать слёзы. А затем я закашлялась. Вдруг за спиной скрипнула дверь. Сильная мужская рука решительно выхватила из моего рта сигарету и, затушив её, выбросила в открытое окно. Затем я оказалась крепко-накрепко прижатой к широкой тёплой груди Степнова.
- Я помогу тебе найти деда. Ты завтра же его увидишь. Веришь мне? – Вновь его губы на моей макушке.
- Марина… - только и смогла промямлить я.
- Она посчитала себя лишней на сегодняшнем вечере. Вызвала такси и уехала.
- А как у вас вообще отношения складываются? Сообщили родителям о ребёнке? Свадьбу не решили на этот год перенести? – Я продолжала греться его теплом, слушать стук его сердца и дышать его запахом.
- Столько вопросов! – он усмехнулся. – Я даже растерялся.
- Прости, просто мы очень долго не общались, и я ничего о тебе не знаю, а ты – мой друг, мой близкий друг, мой лучший друг… Ты мне нужен. Я соскучилась. – Его сильные руки сжались в кулаки, смяв ткань моей футболки.
- Я тоже скучаю. – Его губы на моём виске. – Очень сильно скучаю…
- Ты действительно поможешь мне с дедом? – решила я всё же вернуть его к дружбе.
- Цапля, ты что, сомневаешься во мне?! – Я улыбнулась, и по квартире разлился дверной звонок.
Витя посидел буквально с полчаса, а затем удалился. Провожая его, попросила передать Маринке, что зла я на неё не держу.
- Мы по-прежнему живём раздельно, - был его ответ.
- Ну, а как же ребёнок? – я растерялась.
- Лен… - Он сжал мои плечи.
- Да, прости, лезу не в своё дело. Взрослые люди - сами разберетесь. – Он лишь подмигнул в ответ.
- Хорошего вечера.
- Ты так быстро уходишь, - вырвалось у меня с сожалением.
- Думаю, и Рассказов с Новиковой вскоре поймут, что они тут лишние, - усмехнулся Степнов с некой горечью.
- Большой Брат, ну что ты такое говоришь?! – Ударила его в штуку по плечу.
- Пока-пока. – Подмигнул он мне на пороге.
Ещё часа два веселья с гостями, затем Лерка засобиралась домой, Ильич вызвался её проводить, а Гуцулов навязался в помощники с уборкой. Спустя минут сорок мне всё же удалось его выпроводить. Вздохнув с облегчением, я отправилась в ванную комнату. Приняв душ, я заварила себе чай с мятой. Дабы не обжечься, добавила в напиток льда. Сидя на подоконнике открытого окна, я пила целебную жидкость маленькими глоточками и прислушивалась к случайным шорохам ночного двора. Моё умиротворение прервал дверной звонок. В пижаме и в чалме из полотенца на голове я открыла дверь незваному, но всегда желанному гостю.
- Витя, - протянула я довольным голосом.
- Цапля!.. – Сжал он меня в крепких объятиях…


Спасибо: 13 
Профиль
Вика





Сообщение: 2003
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 104
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.07.14 11:03. Заголовок: 8. POV Степнова: - ..


8.
POV Степнова:
- Витя, - протянула она довольным голосом.
- Цапля!.. – Сжал я её в крепких объятиях. – Я нашёл твоего деда!
- Как?.. Уже? – Она отпрянула от меня, и я утонул в блеске её глаз. – Вииитька!.. – Она буквально повисла на моей шее.
- Я правильно понимаю, что ты планируешь перевести деда в частный пансионат? – Поджав губы, она закивала головой. – Так, показывай, где у тебя здесь интернет? – Сняв обувь, я за руку повёл Ленку вглубь квартиры.
- А зачем тебе интернет?
- Будем выбирать для старого фантаста новые апартаменты.
- Большой Брат, ну может, хватит уже со мной нянчиться? – В её глазах затаилась непонятная для меня грусть.
- Значит так, Цапля! – Я присел за письменный стол и включил ноутбук. - Во-первых, оставить мозги пудрить! Во-вторых, ты сама просила меня о помощи, а, помогая людям, я привык доводить дело до конца!.. Ну и наконец, в-третьих, кто, интересно знать, недели две назад доказывал мне, что мы с тобой друзья? – Я подмигнул ей и, потянув на себя за руку, усадил на своё левое колено. – Так, что нам тут предлагает всемирная паутина…
Ночь без сна, утро в режиме телефонных переговоров, автопуть до Серпухова… Всё это сдобрено потоком крепкого кофе. Всю дорогу Цапля спала, а я без стыда и совести любовался ею, стараясь запечатлеть в сердце каждую её черточку.
По приезду мы обнаружили весьма обветшалое трехэтажное здания, служащее для больных и одиноких стариков последним пристанищем. Пока Ленка беседовала с главврачом, я, сидя на стульчике в коридорчике, откровенно начал клевать носом.
- Витя?.. – Выйдя из кабинета, Кулёмина-младшая невесомо коснулась моего плеча. – У нас не получится сегодня забрать деда.
- Как?.. Почему?! – Потерев глаза, прогнал остатки сна.
- Да чёртовая бюрократическая система! Только отец имеет права написать заявление на его выписку.
- Цапля, родная моя. – Уверенным движением усадил девушку к себе на колени. Она доверчиво прижалась к моей груди. – Не опускай руки. Я сам позвоню Никите Петровичу, поговорю с ним, и, я тебе обещаю, он обязательно приедет и разрешит эту ситуацию. – Мои губы помимо моей воли застыли на девичьем виске. – Встретиться то тебе хоть с ним разрешили?
- Разрешили. Сказали, он сейчас в саду на прогулке. – Её голос едва заметно дрогнул. – Я боюсь. Столько лет считала деда мёртвым… Я до сих пор не верю, что сейчас его увижу.
Мы обнаружили Петра Никоноровича, играющим в домино в компании приятелей за деревянным столом в тени деревьев. Он был одет в спортивный трикотажный костюм ещё советских времён, на его носу были, перемотанные изолентой, очки, ноги его были прикрыты тонким покрывалом, он сидел в инвалидной коляске. Его руки сильно дрожали, что было заметно даже издалека. Вдруг Цапля остановилась, не ожидав чего, я даже слегка наступил на её ногу. В эту же секунду старик поднял голову и, увидев внучку, широко улыбнулся.
- Дедушка, здравствуй! – Подбежав к деду, Лена присела перед ним на колени. – Я твоя внучка. – По её щекам потекли слёзы.
- Леночка, я узнал тебя, радость моя! – Он достал из кармана носовой платок и начала вытирать Ленино лицо от слёз, словно она пятилетний ребёнок. – Вот, у меня и снимок твой есть. – Кулёмин положил на стол изрядно помятую фотографию, с которой, обнимая мяч, улыбалась Ленка. Цапля обессилено прижалась лбом к коленям деда. Тот, умиротворенно улыбаясь, начал гладить её по голове. – А это… - пристально взглянул на меня. – Твой жених?
- Нет. – Она вздрогнула. – Это Витя.
- Ну, я и говорю, это твой жених – Витя! – Я не мог вымолвить и слова. Да даже поприветствовать старика, не говоря уже о том, чтобы опровергнуть его теорию. Мне был важен Ленин ответ, и только.
- Дедуль, Витя – он просто друг.
- Э-э-э, это всегда так, сначала просто друг и хороший человек, а потом, законный муж. – Ах, если бы… ах, если бы…Хотя, собственно, почему бы и нет?.. Потому что, Степнов, поздно пить боржоми. Поздно.
Спустя пару часов мы в молчании обедали в городском кафе, как вдруг Цапля вскрикнула.
- Какая же я дура!..
- Что случилось? – Я вытер губы салфеткой и сделал глоток воды.
- Я только сейчас прозрела! Сегодня день твоего рождения!.. А ты мало того, что сутки не спал, так в какой-то, забытой Богом, дыре вынужден давиться третьесортным мясом! И всё это из-за меня! Прости, пожалуйста.
- Ленка, в твоей компании каждая минута прекрасна. – Я сжал её тонкие пальчики.
- Проси в подарок всё, что хочешь! – Сжала она в ответ мои пальцы, а в моей голове промелькнула шальная мысль: «Тебя бы мне навсегда!». Эх, Ленка-Ленка, и почему я так поздно с тобой познакомился?.. И дел таких наворотить умудрился, что хоть в петлю лезь!.. Только себе я уже не принадлежу.
- Цапля, я как-то больше сюрпризы уважаю, нежели спецзаказы. – Я прижался губами к её пальчикам и подмигнул ей.
- Сейчас всё будет! – Она извлекла из сумки смартфон и удалилась в мировую паутину под названием интернет. На протяжении минут двадцати потягивал одну чашку кофе за другой и пристально наблюдал за тем, как сосредоточенное лицо Ленки изредка освещала улыбка. – Всё, сюрприз оформлен!.. – счастливо оповестила меня Цапля. – Надеюсь, ты не против, если я поведу?
- Честно? – наклонившись к Лене, прошептал я. – Не думаю, что одно единственное занятие позволит тебе… - Она перебила меня, рассмеявшись.
- Большой Брат, ты не единственный у кого я брала уроки автовождения.
- Кто?! – буквально взревел я.
- Мы с Гуцуловым почти месяц каждый вечер по Москве и области катаемся. Игорь шутит, что мне можно в автошколу не идти, а за эти деньги права купить, мол, я гораздо лучше многих мужиков вожу! – Я не сомневаюсь в Ленкиных талантах, но и пускать пыль в глаза он, конечно, мастер.
- И как далеко зашли ваши катания?
- Вить, вот серьезно, это ты сейчас как кто интересуешься? – Накрыла ладошкой мои, сцепленные в замок, руки.
- Лен, я не знаю, что тебе сказать, просто меня напрягает вся эта ситуация. – Я начал разламывать зубочистки.
- Ну, Большой Брат, тут возможны лишь два варианта: либо ты беспокоишься обо мне как друг, либо опекаешь меня как муж моей старшей сестры. – Мы ещё не женаты, чёрт возьми! Не женаты!.. А Ленка так говорит, словно это давно решенное дело. Собственно, она по большому счёту права. Размышляя, я самопроизвольно замотал головой. – А разве есть другие варианты?
- Да, мы друзья. Ещё почти и родственники. – Я усмехнулся с горьким сожалением. – Но я не равнодушен к тебе как к девушке. – Облизнув губы, она резко перевела пристальный взгляд с меня на орнамент по периметру салфетки. – Лена, я не равнодушен к тебе! – прокричал я, после чего она подняла на меня взгляд полный обреченности. – Я понимаю, в какой мы ситуации. Я всё понимаю, чёрт возьми!.. Но я не допущу, чтоб Гуцулов причинил тебе боль. Не допущу! Понимаешь?
- Почему ты сразу о плохом думаешь, а? – Надев солнцезащитные очки, она сложила руки на груди. Закрылась. От меня закрылась. Стену между нами возвела. За что? Почему? Что не так? Господи, я свихнусь с ней когда-нибудь!.. – Возможно, мы с Игорем созданы друг для друга, и нас ждёт семейное счастье? Этот вариант не рассматривался?
- Нет. Не рассматривался.
- Странно, очень странно… На данный момент всё складывается так, как ты сам хочешь: ты от железобетонных слов перешёл к железобетонным действиям, а рядом со мной молодой, да шустрый! – Господи, она всё поняла! Она читает меня, как раскрытую книгу. От того и больнее. – Значит так, этот разговор ни к чему хорошему не приведёт, а сегодня день твоего рождения, и сюрприз уже заждался! Поэтому, расплачивайся по счёту, а я жду тебя в машине! – Протянула раскрытую ладонь, и я на автомате вложил в неё ключи от авто.
POV Лены:
Я нашла в багажнике шарф и завязала им глаза Степнову. Всю дорогу мы молчали. Пользуясь навигатором, я управляла автомобилем спокойно, уверенно маневрировала и мастерски перестраивалась. Страшно догадываться, о чём всю дорогу мог думать Виктор, а он, я уверена, думал о чём-то важном и серьезном. По приезду, Степнов немного постоял, держась за дверь своего паджеро, а затем я, не спеша, повела его за руки.
- Цапля, что происходит? – Вцепился он в мои плечи, когда мы оторвались от земли. Должно быть, чувство сродни поездки в лифте.
- Потерпи. Ещё немного, и я развяжу тебе глаза. – Коснулась кончиками пальцев его колючей щеки.
- Девушка, - обратился ко мне инструктор. – Думаю, стоит поторопиться, а то Ваш жених половину эйфории пропустит! – На этот раз я не стала исправлять собеседника. Мне вдруг самой захотелось хоть на пару минут ощутить себя невестой Вити. Прикрывая ладошкой от яркого света глаза Степнова, я развязала шарф. Немного сощурившись, он огляделся по сторонам и наконец-то понял, что мы поднимаемся на воздушном шаре.
- Никому тебя не отдам, - неимоверно крепко прижав меня к себе, прошептал он мне на ухо тихо-тихо. Всё. Весь мир вокруг исчез для меня. Есть только он. Его запах, его тепло, его дыхание, стук его сердца. Я ворую его у собственной сестры. И ворую не его тело, не его страсть… Я бессовестно краду гораздо большее. Я краду его душу, его чувства. Так нельзя. Нельзя. Мы нужны друг другу, но мы не имеем права. Но сейчас так не хочется об этом думать. Кажется, ему тоже не до мыслей о будущей семье. Его губы начинают ласкать мои. И я впервые не сопротивляюсь. Я отвечаю ему совершенно бестолково и неумело. Кажется, он улыбается, осознавая, что он всё же первый. Первый… Господи, как бы я хотела, чтобы он во всей моей жизни был единственным. Сдавшись под натиском ласк Вити, я доверчиво раскрыла рот, воспользовавшись чем, он углубил поцелуй. Нежность смешалась со страстью. Его язык оказался горьким на вкус. Должно быть, сегодня он выпил слишком много кофе. Его щетина царапает мою тонкую кожу, и он, словно понимая это, врачует ранки своим горячим языком. Господи, как он меня целует!.. Его сильные пальцы крепко сжали мой затылок, а его настырный язык ещё глубже проник в мой рот, мой язык вдруг стал вторить его движениям. Стало не разобрать, где кончаюсь я, и начинается он. Поняв, что наконец-то дорвался до столь желанного тела, Степнов сорвался с нежности на чистую страсть. Господи, как же он меня хочет, и как же невыносимо ему находиться рядом со мной. Господи, я не понимаю, как он терпит всю эту ситуацию, и по сей день не сделал меня своей, хотя свернуть меня в бараний рог, ему раз плюнуть?.. Да и возможностей столько было. Неужели, помимо сумасшедшей страсти, есть не менее сумасшедшая любовь? Неужели, я, моя душа и мои чувства для него превыше собственных желаний?.. Господи, и за что нам это испытание?.. За что?! Мы не должны. Мы не можем. Мы не имеем права!.. Меня вдруг затрясло.
- Лен, - просипел он, отстранившись против воли. – Прости. Ты чуть не задохнулась.
- Всё в порядке. – Я не смогла взглянуть в его глаза и отвернулась. В следующее мгновение Виктор прижал меня спиной к своей груди и оперся подбородком о мое плечо. – Так красиво.
- Этот день самый счастливый в моей жизни. – Обвил мою талию руками.
- Вить, ты ошибаешься. Самый счастливый день в твоей жизни будет, когда Маринка родит твоего ребёнка. – Он промычал нечто невнятное, прижавшись губами к моей ключице.
- Ленка, прошу, не надо. Ты сама подарила мне сказку, и сама же её портишь. Я знаю, мы спустимся на землю, и ты снова назовешь меня «Большой Брат». Но то, что в небе… Всё это я сохраню в своём сердце. Я знаю, тебе не нужен престарелый шизофреник, да ещё и с ребёнком. Я знаю, будь я даже тысячу раз свободным, мне не на что надеться, но… спасибо тебе, Лен. Спасибо.
Я люблю тебя, Витя, люблю… Я до боли закусила нижнюю губу, дабы не произнести вслух то, что разрывает меня изнутри. Он не должен знать. Иначе, мы не справимся.
Не смотря на высоту и легкую одежду, мне было жарко. Жарко от объятий Виктора. Его руки покрывали мои, и я буквально кожей ощущала, как по его жилам с бешеной скоростью несется горячая кровь. Он искренне радовался, то и дело указывая мне на различные предметы вдалеке. Он любовался видами природы, наслаждался чувством полёта, восхищался моей изобретательностью. А я дышала. Им дышала…
- Лен! – Открыв для меня заднюю дверь автомобиля, Степнов неожиданно перехватил мою руку. - Набери отца. Я поговорю с ним. – Я выбрала из списка контактов нужный номер и протянула мобильник Вите. Большой брат указал мне взглядом вглубь салона, и я послушно села. Захлопнув за мной дверь, Виктор отошёл на приличное расстояние. Разговаривая с отцом, он кричал и активно жестикулировал. Как же меня умиляет в нём это удивительное соседство эмоциональности и импульсивности с ответственностью и надёжностью.
- Он прилетит ближайшим рейсом. – Устроившись за рулём, Большой Брат, не оборачиваясь, протянул мне телефон.
- Спасибо.
- Я люблю тебя. - Он облокотился об руль. - И я всегда буду о тебе заботиться. Это право у меня никто не отнимет.


Спасибо: 14 
Профиль
Вика





Сообщение: 2007
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 104
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.07.14 11:05. Заголовок: 9. Месяц, полтора м..


9.

Месяц, полтора месяца спустя

POV Степнова:

- Привет, Большой Брат! – Ленка буквально впорхнула в пустое кафе. На её лице сияет широкая улыбка. Глаза счастливо блестят. – Я так по тебе соскучилась, ты даже не представляешь!.. – Хотя голос дрожит. – Спасибо, что в кафе пригласил. Мне так нужно было тебя увидеть, поговорить с тобой!..
- Цапля, я так рад тебя видеть! – Обняв девушку, я немного покружил её в воздухе. – Мы так давно не виделись. Садись за стол, я уже заказал твой любимый кофе.
- Ммм! – Она сделала глоток. – Ты – прелесть!..
- Ну, рассказывай! – Я присел напротив.
- Учёба, учёба и ещё раз учёба! – Начала листать меню. – Работаю на дому – делаю переводы для твоей фирмы. – Какая же она довольная – знает, насколько значима её роль в нашей компании и радуется этому, словно ребёнок. – Знаешь, я бы каждый день в офис приходила, но институт практически всё моё время занимает. Каждую субботу я навещаю деда. Он на новом месте друзей уже нашёл, нянечки его хвалят, он даже снова фантастику писать начал. Скоро в автошколе экзамены. Узнав, что я поступила на бюджет, папа прикинул, сколько сэкономит за пять лет и пообещал на день рождения подарить автомобиль. Только мама бы об этом не узнала, а то будет его пилить. – Подошёл официант, и Ленка сделал заказ. - С Игорем у нас всё хорошо…
- С Игорем?! – Взбесился я на ровном месте.
- Ну да, у нас с Гуцуловым отношения. Романтические. Он – мой парень, а я его девушка. – Она говорила медленно, словно целенаправленно провоцировала меня на реакцию. Дабы не сорваться я терпел из-за всех сил. Кто я такой, чтобы запрещать, чтобы быть против, чтобы быть недовольным? Кто?! Верно, никто… - Знаешь, Большой Брат, мы с Игорем встречаемся чуть ли не по расписанию!.. – Она усмехнулась и, сделав глоток кофе, облизнула губы. Однажды мне довелось ласкать её губы. Тяжело хранить эти воспоминания, зная, что они никогда не воплотятся в жизнь вновь. – Обедаем каждый день вместе в институтской столовке. И каждый пятничный вечер мы проводим вдвоём. Изредка получается, правда, провести совместный вечер и посреди недели, но Игорь вечно ворчит, что я мало времени ему уделяю… - Она же знает, знает, чёрт возьми, что я к ней чувствую, так почему издевается-то надо мной?! – Знаешь, с ним так легко и весело.
- А что по воскресеньям ты обычно делаешь?
- А по воскресеньям я обычно сижу на кухне и жду твоего звонка. – Я не выдержал и очертил подушечкой большого пальца контур её губ. – Так хорошо, что сегодня ты наконец-то позвонил. – Она перехватила мою руку и прижалась к ней щекой. – Теперь ты всё обо мне знаешь. У тебя какие новости? – Я молча положил перед ней маленькую белую открытку. По мере того, как её взгляд скользил от строчки к строчке, Цапля становилась всё печальнее и печальнее. – Значит, свадьба уже в следующую пятницу…
- Других вариантов-то у меня нет, так что не вижу смысла откладывать.
- Как Маринка? – Былую радость Цапли как ветром сдуло. Мне неприятен разговор об Игоре, ей – о свадьбе… Что же с нами происходит, Господи?.. Что же мы творим, что?!
- Беременность протекает нормально, она работает, в лаборатории много времени проводит, с подружками своими встречается, по салонам красоты, да по магазинам бегает. Всё как обычно. Вчера вот только ко мне переехала, сегодня уже в магазин за новыми занавесками убежала.
- Из Швейцарии кто-нибудь приедет?
- Они все вечером в среду прилетят. – Лена закрыла лицо руками, и её плечи вдруг затряслись. Я вмиг сел рядом, и, прижав Цаплю к своей груди, начал гладить её по голове и спине. – Всё хорошо, моя родная, всё хорошо… - Мои губы застыли на её макушке.
- Мама, - прохрипела она сквозь слёзы.
- Да, Цапля, приедет твоя мама, вы поговорите по душам и, быть может, ваши отношения наладятся. – Отстранившись от меня, она замотала головой.
- Нет. Ничего уже никогда не наладится. И счастливого детства у меня уже никогда не будет, как и счастья в принципе. – Она громко шмыгнула носом. Я взял салфетку и промокнул ею Ленкины щеки.
- С чего это счастья у тебя не будет? Совсем сдурела что ли? – Щёлкнул Ленку по носу. – Ты самая лучшая, девочка моя. – Убрал прядку её шелковистых волос за ухо. – И жизнь твоя будет самой лучшей.
- Не обещай того, что ни в твоих силах.
- Да, я ни в силах сделать тебя счастливой, но я всегда рядом. Если тебе понадобятся защита или помощь, поддержка – знай, у тебя есть я.
- Это всё не правильно. Тебе есть о ком заботиться. Помимо матери у тебя жена и ребёнок. Друзья не должны быть важнее семьи.
- Друзья?! – взревел я. – Да ты сама знаешь, какой ты мне, к чертям, друг! – Отвернувшись, я облокотился о стол.
- Тшшш!.. – Она начала гладить меня по спине и плечам. – Тихо-тихо, Вить, не кричи так. – И только тепло её дрожащих рук поверх пиджака. – Спасибо, - по всей видимости, официанту. – Большой Брат, ты же сам всё прекрасно понимаешь.
- Конечно, понимаю! – Передёрнув плечами, я скинул с себя её излишне ласковые руки. – Понимаю, что ты молодая, а я старый! Понимаю, что у тебя впереди масса перспектив, а у меня невыносимый характер в наследство от военного прошлого! Понимаю, что ты – завидная невеста, а у меня ребёнок! Понимаю, что мне не на что рассчитывать относительно тебя. Я всё, чёрт возьми, понимаю!.. – Стукнул кулаком о стол. - Поэтому и женюсь на Маринке. Я не имею право любить тебя, но не лишай меня ещё и права заботиться о тебе.
- Большой Брат, скажи, тебе будет легче, если я уеду?
- Нет! – Повернувшись к Ленке, я сжал её плечи. – Нет!.. Я свихнусь без тебя.
- А может, из-за меня? – Не могу, когда она так на меня смотрит.
- Ленка, родная моя, я должен знать, что ты жива, здорова, счастлива. Если я не буду уверен в этом, я с ума сойду.
- Я понимаю тебя, Витя, понимаю… - Она обняла меня и положила голову на моё плечо.
- Ленок. – Сжав в кулаке её пшеничные волосы, я вдохнул её дивный аромат. – Как ты там говорила? Я желаю тебе добра – так, кажется?.. – Заласкалась к моей груди, словно кошка. Мои губы заскользили с её макушки к виску. - Я права не имею запрещать тебе что бы то не было, но Христом Богом молю, будь осторожна. Лена, будь осторожна!.. Не позволяй ни Игорю, никому бы то не было другому причинить тебе боль. – Я приподнял за подбородок Ленино лицо, вынуждая её смотреть прямо мне в глаза. – Я порву любого, кто тебя обидит. – Не выпуская из рук её лицо, я припал к её губам с жадным, требовательным поцелуем. Словно этот поцелуй последний глоток воздуха, последний глоток воды, последний глоток жизни!.. Настойчиво сминая её мягкие, вкусные губы, я не сдерживал грудного рычания. Она отвечала мне, но всё же неумело, а от того безуспешно, пыталась смягчить, замедлить поцелуй. Немного подыграв ей, я все же не смог долго сдерживаться, и углубил поцелуй. Я упивался ею, словно сладким, тягучим сиропом, стремясь при этом выразить всю свою любовь, всю свою нежность, всю свою страсть. Я окончательно осознал, то, что я чувствую к Ленке, не делится на «люблю» и «хочу». Это то, небывалое раннее, чувство, которое невозможно описать словами. Она одна мне нужна. Когда, одурманенный страстью, я и вовсе перестал контролировать себя, из-за чего поцелуй набрал ещё большие обороты, Цапля со всей силы стала давить на мою грудь раскрытой ладонью. Больно не было, но слегка отрезвило. Я значительно смягчил и замедлил поцелуй, но выпускать из плена своих требовательных губ её сладкие я не собирался.
- Надеюсь… - её хриплый шёпот заполнил всё моё естество. – После свадьбы… - Наши губы вновь сплелись в легком поцелуе. – Ты… так делать… не будешь, - просипела Цапля, отвечая на ласки моих губ.
- Прости. – Я не мог ничего обещать, а по тому поцеловал её лоб и прижался к нему своим. – Тебя на такси посадить?
- Вообще-то, я жутко голодна. И мой заказ уже принесли, пока мы тут с тобой с ума сходили.
- Ну, хорошо, давай пообедаем!.. – Я вернулся на своё место.


Спасибо: 15 
Профиль
Вика





Сообщение: 2012
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 104
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.07.14 09:59. Заголовок: 10. POV Лены: Мне ку..


10.
POV Лены:
Мне кусок в горло не лез. Меня буквально на изнанку выворачивало. Трясло и выворачивало. Но и ноги не шли. Я не могла встать и уйти. На то не было ни физических сил, ни душевного желания. Я хотела сидеть рядом с Большим Братом и смотреть в его безумно голубые глаза. Я давилась салатом и буквально плавилась под жадным взглядом Степнова. Я не могла думать ни о чём кроме наших поцелуев. Мои губы пылали, а мышцы всего тело болезненно ныли. Я вдруг окончательно осознала, что мне наплевать на всё и на всех. Я хочу ощущать вкус его нежных губ, я хочу тепла его ласковых рук, я хочу чувствовать силу его люблю внутри себя. Я не только хочу счастья для него, я хочу быть единственно возможным его счастьем. И гори всё остальное синим пламенем!..
За пустой болтовней мы провели полчаса. После Большой Брат посадил меня на такси. Уже открыв дверцу автомобиля, он не сдержался и притянул меня к себе за талию. Нежный, невесомый, сливочно-медовый поцелуй… Сказка кончилась, когда Витя понял, что я реву.
- Прости, родная, прости!.. – Его губы на моей макушке. – Я не хотел тебя обидеть, просто, я… Уезжай, Ленка, уезжай!.. – Он силой усадил меня в салон авто, так и не поняв, что я из-за всех сил цеплялась за полы его пальто.
Я прорыдала не только всю дорогу до дома, но и весь оставшийся день. В понедельник меня увезли из института на скорой с приступом тахикардии.
Когда из реанимации после обеда меня перевели в общую палату, первым делом я позвонила Маринке, хорошо, что я передала ей один комплект ключей. Нужны были вещи. Другого выхода просто не было. Спустя часа полтора, она заявилась крайне недовольная в компании Степнова. Должно быть, цвет моего лица сливался с белоснежной наволочкой. По крайней мере, Большой Брат был крайне обеспокоен.
- Вот держи свои вещи! – Присев на стул, Маринка слегка пнула дорожную сумку, которую минуту назад поставил на пол Степнов. – Ну ты, конечно, сестрёнка, нашла время бока отлеживать! Мы с Витей к свадьбе готовимся в режиме ошпаренной кошки, в среду родители прилетают, а ты… - Я перестала различать слова из высокочастотного визга сестры, поскольку погрузилась в немое общение взглядами с Виктором. Сколько ласки и нежности, заботы и беспокойства, сколько тоски, сколько боли и тревоги в глубине его небесных глаз. Он сел на край моей кровати сжал в кулаках покрывало настолько крепко, что костяшки на его руках побелели. Я на автомате поддакивала сестре, тем временем как моё сердце разрывалось на части. От меня не скрылось ничего: и то, как напряглись жилы на шеи Вити, и то, как он тяжело, прерывисто дышал, и то, с каким трудом он сдерживался, дабы не набросится на меня то ли с объятиями, то ли с воспитательными лекциями. – И вообще, могла бы и Игоря попросить о помощи вместо того, чтобы нас напрягать!..
- Рыться в своём белье, сестричка, я доверяю только тебе! – прохрипела я с вымученной улыбкой.
- Подумаешь, Вы же – пара! Какие могут быть секреты? – Маринка снисходительно пожала плечами. Степнов, судя по тому, как он просиял, понял, что наши отношения ещё не вышли на столь близкую стадию. – На свадьбу, надеюсь, ты придешь?
- Если лечащий врач демобилизует меня к тому времени, то – конечно. – Лучше месяц проваляться под капельницей среди ворчащих старушек, нежели наблюдать за тем, как Большой Брат целует и обнимает Маринку, кружит её в вальсе и надевает на её безымянный палец обручальное кольцо. Всё это для меня сродни самоубийству. Но внутри моей сестры бьются два сердца. И одно из них – то, что невинно и уязвимо, продолжение Вити, его суть, его жизнь.
- Меня можешь не обманывать! Ты же просто решила от учёбы отдохнуть.
- Думай, как тебе удобно. Я не намеренна, спорить с кем бы то ни было. Расскажи лучше, как вы с малышом себя чувствуете? – Кинув на меня взгляд побитой собаки, Степнов встал и отошёл к окну.
- Мы? – Она заметно растерялась. - Ну растём, витаминки принимаем…Ленка, некогда с тобой болтать – нам еще сегодня за ресторан задаток вносить! Вить, поехали! – Маринка резко встала и устремилась на выход.
- Выздоравливай. – Дождавшись, когда за невестой захлопнется дверь, Большой Брат подошёл ко мне, поправил одеяло и на считанные секунды прижался к моему лбу своими горячими губами.

Я рыдала в подушку под мирный храп соседок по палате, когда входная дверь едва скрипнула, впустив в освещенную лишь Луной да уличными фонарями комнату девушку в белом халате и статного мужчину в деловом костюме.
- Елена, как Вы себя чувствуете? – Медсестра включила бра над моей тумбочкой.
- Нормально, - рыкнула я в попытке скрыть дрожание голоса. Зарёванная, я не могла толком разглядеть мужчину, оставшегося стоять у дверей.
- Елена Никитична, по настоянию Вашей семьи Вас переводят в отдельную палату. – Уловив мой, устремленный в темноту, встревоженный взгляд, девушка улыбнулась. – Это муж Вашей сестры. Он сопроводит Вас в Вашу новую палату, а я пока соберу Ваши вещи.
- Я не разбирала ещё сумку, - прохрипела я, медленно спуская ноги с кровати. – Сил совсем нет. – Большой Брат бесшумно подлетел ко мне. Закинув на плечо дорожную сумку, он, не дав мне толком опомниться, взял на руки меня.
- Будьте добры, помогите с дверью, - обратился он к медработнику.
Из комнаты общаги я переехала в люкс-номер пятизвездочной гостиницы. Вдохнув полной грудью свежий воздух из приоткрытой форточки, я явно осознала, что мои одежда и волосы пропахли чужими запахами. Я попросила Витю закинуть сумку в ванную комнату и отправилась принимать душ. Вода подействовала на меня исцеляюще. Я успокоилась и согрелась. Надела чистую, плюшевую пижаму и с полотенцем на голове, медленно вдоль стенки выползла в палату. Первое, что предстало моему взору, пиджак Степнова, весящий на спинке стула. Затем, его сильная, широкая спина. Закатав рукава сорочки, он собственноручно застилал для меня постель свежими простынями.

Продолжение следует...


Спасибо: 9 
Профиль
Вика





Сообщение: 2013
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 104
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.07.14 10:15. Заголовок: - Вить. – Присев на ..


- Вить. – Присев на кровать, я перехватила руку мужчины. – Марина знает, где ты?
- Нет. – Он не поднял на меня взгляда. – Из ресторана я уехал по делам и дома до сих пор не появлялся.
- Она может волноваться.
- Да? – Его брови выгнулись в знак изумления. – В таком случае, она могла бы позвонить мне, но нет… - Он приподнял одеяло. – Ложись. – Я послушалась его, и он укрыл меня. Виктор присел рядом и начал гладить мои руки, покоившиеся на моём животе.
- Ты не должен быть здесь.
- Должен – не должен… Не могу не быть здесь. – Его пальцы переплелись с моими. – Цапля, признайся, это я тебя довёл?
- Да нет, что ты?.. Банальное переутомление. Просто так совпало.
- Совпало?.. – Его губы сжались в тонкую линию. - А я, дурак, размечтался, что ты, как и я, не рада этой чёртовой свадьбе.
- Большой Брат, даже если это и так, это не имеет никого значения. Важно только то, что у вас с Маринкой будет ребёнок. Малыш… – Задумавшись о том, каким будет сын, ну или дочь, Виктора, я не сдержалась и запустила пальцы в смолистые вихры мужчины. - Вить, ты должен заботиться о его матери, а не о его тетке. Понимаешь?
- Его мать, в отличие от его тетки, в полном порядке. – Он встал и отошёл к окну. – Знаешь, мы сегодня утром на узи ходили. Я на мониторе ни черта не разглядел, но зато послушал, как бьется сердца моего ребёнка.
- Это сердце должно стать главным в твоей жизни.
- Я понимаю. – Он обернулся и присел на подоконник. – Если честно, я ничего не чувствую к этому ребёнку. Абсолютно ничего. Даже, слушая биение его сердца, я уловил лишь одну мысль – звук работающего насоса. И это сердце моего родного ребёнка. И мне страшно из-за этого. Возможно, у меня самого сердце каменное. Но нет… смотрю на тебя и понимаю, я способен любить, способен быть нежным и заботливым. – Он вновь присел на мою кровать, его сильные руки, словно лапы могучего зверя, обхватили мои бёдра. – Цапля, позволь мне остаться.
- Нет! – вскрикнула я, изо всех сил сжав его запястья. Он лишь устало ухмыльнулся.
- С каких это пор ты мне не доверяешь? - Щёлкнул меня по носу. – Я не трону тебя. Обещаю. Даже целовать тебя не буду. – Я непроизвольно облизнула и прикусила нижнюю губу. – Правда, очень хочется, – обжег своим шёпотом мои губы. - Цапля, прошу тебя, позволь мне остаться. Я так устал, что, правда, буду спать. Иначе, никуда не доеду. – Тяжело вздохнув, я сдвинулась к краю кровати. Степнов погасил свет, а затем незамедлительно избавился от обуви, снял носки и ремень. Устроившись поверх моего одеяла, он укрылся покрывалом. Его глаза в свете фонарей лихорадочно блестели. Не выдержав, я отвернулась от него. В этот же миг его горячая ладонь легла на мой живот поверх одеяла. Носом он уткнулся в мою шею.
- Страшно, когда думаю, что всю жизнь придётся прожить без тебя.
- Ты сильный. – Слёзы комом встали в горле, и дышать стало нечем. Мой голос абсолютно осип. – Ты справишься.
- Да, я сильный, но ты – моя слабость. – Дорожка поцелуев по моей шее.
- Вить, не надо. – Его нос за моим ухом.
– Прости, я слишком бессовестно злоупотребляю твоей жалостью. – Жалостью?! Господи, да я не благотворительный фонд!.. А любящая его дура! Неужели, он не видит и не понимает столь очевидных вещей?! Хотя, возможно, это к лучшему. По одиночке мы ещё в состоянии притворяться, сдерживаться… Вдвоём бы мы не справились. А наша любовь, наши чувства, наше призрачное счастливое будущее… Всё это не стоит и сотой доли благополучия Витиного ребёнка. Я не отниму у малыша отца, не отниму!.. - Скажи, ты любишь Игоря?
- Что?! – Мы, должно быть, последний раз вот так вдвоём просто говорим по душам, и он о такой ерунде меня спрашивает?!
- Ну, я как друг спрашиваю, как твой «Большой Брат». – Я тяжело вздохнула. – Я же беспокоюсь за тебя. Мне важно, чтобы ты жила счастливой жизнью. Так что?
- Определённая доля симпатии есть, но не более. Любовь, думаю, со временем обязательно придёт.
- А он? Он что говорит? – Он бесится из-за того, что мы до сих пор не были близки. Но зачем тебе, Большой Брат, это знать? – Он любит тебя? Любит тебя так, как я?! – Ну он и сравнил Божий Дар с яичницей!..
- Не знаю, что тебе и сказать… Понимаешь, он хочет быть со мной, и он со мной. – Как же Витя тяжело задышал!.. - С ним легко, просто, весело. Без мексиканских страстей.
- Лен, прошу, береги себя. Будь осторожна. – Его губы на моём плече. Господи, сколько же издеваться-то надо мной можно?! – Не допусти, чтобы Гуцулов использовал тебя. Он не так хорош, как ты о нём думаешь, пойми…
- Ты опять?! Я сама в состоянии разобраться, как и с кем мне делить свою жизнь!
- Цапля, ты не знаешь о нём ничего!.. – Степнов тяжело вздохнул, собираясь с мыслями. – Он тот ещё…
- Всё, Витя, ни слова об Игоре от тебя я слышать не хочу! – Повела плечом, после чего он немного отстранился от меня. – Наши с ним отношения это только наши с ним отношения! В твоих комментариях и советах они не нуждаются! Ещё одна твоя попытка оклеветать моего молодого человека, и нашей с тобой дружбе придёт конец!
- Цапля, ты в эйфории чувств и эмоций, а мне со стороны виднее.
- Со стороны не виднее, а завиднее! – Я начала откровенно злиться. - Знаешь, Степнов, я более чем уверена, дело ни в Игоре! Будь на его месте любой другой, и он бы оказался последним подлецом! – За агрессией я успешно скрыла истинное волнение. – А всё по тому, что сам ты, видимо, очень хочешь, но не можешь быть со мной! Не можешь быть со мной, потому что сам так решил! Решил бы иначе – было бы всё иначе!.. – В пылу эмоций и ярости я перешла на откровенность.
- Хорошо, Цапля, к Игорю у тебя симпатия, а ко мне ты что чувствуешь? – Начал тереться носом об моё ухо. – Только жалость?
- Я желаю тебе добра. – Я высвободила руку из-под одеяла и сжала своими холодными пальцами горячую и напряженную ладонь Виктора.
- Что это значит?
- Это значит, Большой Брат, поздно пить боржоми! – Я перелегла на спину и всмотрелась в его невозможно голубые глаза. Подперев голову, согнутой в локте, рукой, он пристально всмотрелся в моё лицо, явно ожидая пояснений. – Вить, повторюсь в который раз: ты принял единственно верное решение. В пятницу ты женишься. И женишься даже не на наследстве наших родителей, а на матери своего родного ребёнка. – Я провела пальцами по его небритой щеке. – Ничего кроме не должно тебя волновать.
- Прошу, скажи, что ты ко мне чувствуешь?.. – Он навис надо мной, опершись ладонями о кровать по обе стороны от моего лица. – Ненавидишь, презираешь, брезгуешь?.. Скажи!.. – Не вытерпев его близости, я закрыла глаза. – Терпишь?! – Когда я вновь взглянула на него, я утонула в нежности его взгляда. Не сказав ни слова, да и не подумав толком, я обхватила его шею и припала к его сухим, обветренным губам с поцелуем отчаяния. Он, конечно же ответил мне. Жаркий, страстный, влажный, жадный, глубокий, тягучий, с привкусом терпкой горечи, ненасытный поцелуй. В голосе отбойным молотком стучало только одно: Люблю! Больше жизни люблю!.. Я осознала дикий, животный страх, так никогда и не стать его. – Любишь? – Я совершенно утратила самоконтроль, с моих губ сорвался стон. – Ты меня любишь?! – Его вопрос оборвал мою попытку повторить поцелуй.
- Это не важно.
- Для меня важно. – Господи, как же он разозлился!..
- Я тебя… - Ко мне вдруг вернулась совесть. И вместе с этим словно земля из-под ног поплыла. И я, с трудом сдерживая рыдания, замотала головой в знак отрицания. – Большой Брат, не мучь меня. Ты уже принял решение. Всё остальное не важно. – Он громко у самого моего лица полной грудью вдохнул воздух.
- Я всё понял. Спи.
- Что ты понял?
- Спи, сладкая моя, спи… - Он окутал меня своим теплом. Я слышала только как его большое, сильное сердце гоняет по жилам кровь. Мы оба очень долго не спали. Прижатая спиной к его груди, я смотрела в окно и беззвучно плакала. Значительно позже меня окутало его мирное сопение.


Спасибо: 9 
Профиль
Вика





Сообщение: 2014
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 104
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.07.14 10:32. Заголовок: Под утро я видимо вс..


Под утро я видимо всё же задремала, поскольку, когда пришла медсестра, дабы измерить мне температуру и давление, Большого Брата уже не было. Вслед за обычным больничным утром с обследованиями и процедурами последовали нежданные посетители.
- Привет, Ленка! – в палату вошёл, как всегда улыбающийся, Рассказов. – Можно к тебе?
- Игорь Ильич, ну что Вы такое спрашиваете? Конечно, проходите! – Поправив подушку, я приподнялась. – Присаживайтесь, - указала я на стул, на котором, должно быть по забывчивости, Виктор оставил свой пиджак. Глаза начальника округлились и значительно увеличились в диаметре. – Скажите, Вы всех подчиненных в больницах навещаете? – Решила отвлечь его от раздумий о неожиданной находке.
- Нет. – Присаживаясь на стул, мой собеседник постарался сделать вид, словно пиджак Степнова – элемент декора и не более. – Мы с Виктором Михайловичем, как руководители, навещаем только особо ценных сотрудников. – Я вмиг стала пунцовой. – Ну, Ленок, давай рассказывай, как ты себя чувствуешь?
- Я?.. – Он начал раскладывать по моей прикроватной тумбочке фрукты, орешки, плитки горького шоколада и несколько коробок конфет. – Куда столько?!
- Знаешь, шоколад в больнице милое дело! Сама не съешь – медперсонал отблагодаришь! Ну, так что с твоим самочувствием?
- Вчера меня откачали быстро, так что самое страшное позади. Слабость, сонливость, аппетита совсем нет… Ну это ничего, прорвёмся! – Я выдавила из себя подобие улыбки. – Курс капельниц и курс уколов – вот это да, вот это надо пережить!.. – Мы оба рассмеялись. – У Вас какое-то дело ко мне?
- Да, у меня к тебе дело. – Рассказов поджал губы. - Даже три. Степнов вздумал жениться, и мне что-то так завидно стало. Думаю, и мне пора. В общем, я тоже хочу жениться. – В попытке скрыть свое истинное отношение к данной ситуации, я рассмеялась. – И мне необходима в этом твоя помощь!
- Только не говорите, что решили жениться на мне! – Я вновь звонко рассмеялась. На этот раз искренне. – А то у меня сейчас давление подскочит.
- Леночка, ты, безусловно, замечательная, чудесная, очаровательная девушка. Но сердцу-то не прикажешь!.. - Он пожал плечами. – Я влюблен в другую. В Лерку Новикову. И совершенно перед ней теряюсь – не знаю, с какой стороны подходить, как разговор заводить! Она умная, молодая, красивая!.. Самая лучшая! А я старый, лысый, в очках…
- Да ладно?! – Хоть кто-то в этой жизни будет по-настоящему счастлив.
- Вот, я боюсь, что и она, услышав моё признание, вот также, как и ты, удивиться и рассмеется. – Мой начальник огорченно вздохнул. – Моё сердце этого не выдержит. Елена Никитична, подскажи, как мне действовать?..
- Не в моих правилах вмешиваться в чужие отношения, но… - Но я каждый день нарушаю это правило! – Но… уверенность, что Ваши чувства взаимны, добавит Вам решимости?
- Что? Что, Лена, ты сказала?.. – Он буквально вцепился в мои плечи.
- Лерка испытывает к Вам определённую симпатию, - прошептала я, испугавшись не вполне адекватной реакции посетителя.
- Кулёмина, золотая ты моя девочка! – Ошарашенный новостью, Рассказов расцеловал меня в щеки, а затем, прижав к себе, слегка похлопал по спине. – Я такой счастливый, ты не представляешь!.. Так, нужно быть всегда рядом, но не спугнуть её при этом. Лерка привыкнет ко мне, научиться мне доверять, и тогда можно начинать действовать открыто! – Да, похоже, и у Большого Брата был примерно такой же план.
- А что ещё Вас ко мне привело?
- Свадьба Степнова и привела! – Ильич встал и подошёл к обеденному столу, налил себе из в графина воды и одним глотком ополовинил бокал. – Сегодня – вторник, в четверг мальчишник, а в мою лысую голову до сих пор не пришла ни одна гениальная идея! Ты же знаешь Михалыча – стриптизёрша в торте это не для него. Тут креативом брать надо!.. Будешь воды? – Я отрицательно помотала головой. – А он в последнее время ходит, как в воду опущенный – и это накануне свадьбы!.. Смотреть тошно. Надо его как-то растормошить. Что предложишь?
- Пейнтбол! - первое, что на ум пришло.
- Да? Почему пейнтбол? – Рассказов вмиг стал необычайно серьезным, словно я решила опровергнуть теорему Пифагора.
- Ну, Виктор Михайлович бывший военный. Пейнтбол – это, определенно, его стихия. Он оценит! По крайней мере, эмоционально-то он по любому взбодриться; а это то, что Вы хотите. – Я пожала плечам.
- Ленок, ты просто генератор идей! Эх, не ошиблись мы с Михалычем, что тебя на работу взяли!..
- И третье дело по работе, да? – насторожилась я.
- Нет, ты в среду ещё сдала все свои дела. Новых задач для тебя пока нет. – Ильич тяжело вздохнул, собираясь с мыслями. - Я тебя о помощи хочу попросить не как сотрудника, а как ответственного, обязательного, надёжного человека. Дело серьезное… Ты знаешь, что у меня дача есть? – Я кивнула. - Так вот, из моего загородного дома пропала одна вещь. Эту вещь взял кто-то из своих. Кто-то, кто знал об этой вещи, знал, где она находится… Кто-то, кто был вхож в дом. Следов взлома не было, следов кражи тоже не было. Я абсолютно случайно, буквально на днях, обнаружил пропажу. Но вещь, полагаю, вынесли из дома в июне месяце. Понимаешь, Лен, это сделал кто-то из моих друзей. Только они знали про эту вещь. Только мои друзья знали, где лежат ключи… Собственно для друзей я и оставлял ключи в тайнике, поскольку мой дом – их дом. Но все мои друзья – друзья Виктора. Все они будут на свадьбе. Я не хочу сейчас поднимать шум, да и не стоит этого делать. Я не хочу вернуть эту вещь. Я хочу вычеркнуть из жизни человека, который обокрал меня, понимаешь?.. - Я кивнула. - Единственное, о чём не знали друзья, в доме полным-полно камер наблюдений!.. – Рассказов выдохнул и допил из стакана воды. – Леночка, золотая моя, прошу, помоги отсмотреть записи с камер наблюдений!.. Камеры с датчиками движений, поэтому смотреть не особо много. Ну так что, поможешь? – И теперь я поняла, с какой целью он притащил с собой ноут.
- Для маленькой такой компании огромный такой секрет!.. – пропела я строчку из детской песенки. – А выбор-то у меня разве есть теперь? – Ильич радостно улыбнулся.
- Не ошиблись мы в тебе! Не ошиблись!..


Спасибо: 10 
Профиль
Вика





Сообщение: 2017
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 105
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.07.14 20:15. Заголовок: 11. POV Степнова - И..


11.
POV Степнова
- И откуда у тебя эта запись? – был первый вопрос Рассказова, после того, как я остановил воспроизведение пленки.
- На прошлой неделе Гуцулов заезжал по работе в головной офис. Я как раз собрался отъехать на обед. Мы встретились на стоянке. Его нисан заглох. Он попросил меня о помощи. Уличив момент, я установил в салоне диктофон. Вчера вечером Гуцулов улетел в командировку. Машину бросил на рабочей стоянке. Я достал жучок.
- Мда, у воды да не нахлебаться!.. – Мой собеседник снял очки, а затем устало потёр переносицу. – И что ты теперь собираешься делать?
- Как, что?! – Я встал и подошёл к окну. – Рассказать обо всём Лене!..
- Она не поверит тебе. – Я оглянулся. Ильич кинул брезгливый взгляд на плеер. В следующее мгновение выражение его лица кардинально изменилось. – Постой?.. – Точно, сам догадался. – Нет, я умываю руки. Гонцу с плохими вестями всегда отрубали голову.
- Гонцу с плохими вестями!.. – передразнил друга. – Да ты пойми, девочка может пострадать! – Я вцепился в лацканы пиджака Рассказова. – Гуцулов вернется из командировки, и тогда беды не миновать!.. – Пиджак. Точно, я забыл его у Ленки! А если Маринка решит сестру навестить?.. Да она же из Цапли всю душу вытрясет! Я отпустил Игоря и, обессиленный, сел на обеденный стол.
- Вить, она нам обоим не поверит. Она поверит только фактам. Но…
- Что ещё?
- Как мы объясним Кулёминой природу происхождения этой записи? – Рассказов вернул очки на нос.
- Не знаю. Скажи, что… Скажи, что, не знаю!.. Скажи, что все кабинеты в твоём офисе прослушиваются! – Мой собеседник лишь усмехнулся.
- Чего ты ржешь?!
- Да так, дежавю. – Отмахнулся он. - Не бери в голову. Слушай, а зачем врать? Скажи правду! Скажи, что следишь за Гуцуловым! – Я непроизвольно издал грудной рык, поминая наш с Ленкой последний разговор об этом персонаже. – Нет, вот чего ты рычишь?! Значит так, Степнов, всё это время я молчал и не вмешивался, не потому что я совсем слепой и ничего не замечаю, а потому что я твой друг. Я ждал, когда, либо ты сам разрешишь ситуацию, либо придешь ко мне за советом. Я возьму на себя право, вот этот наш с тобой разговор посчитать твоей, пусть не вполне удачной, но все же попыткой попросить меня о помощи.
- Ильич, о чём ты?
- Вить, а скажи Ленке, всё, как есть. – Я насторожился. – Скажи девочке, что ты её любишь, и, хотя и женишься на Маринке, всю жизнь, словно гестапо, будешь контролировать всех Ленкиных ухажеров!
- Это всё дело десятое. Сейчас, главное, Ленку от этого извращенца уберечь! Меня она и слушать не станет. Прошу, Игорь, навести её. Деликатно объясни ей всю ситуацию…
- Деликатно?! – Рассказов встал и налил себе из бара в стакан виски на два пальца. Проглотил. Поморщился. – Деликатно рассказать девочке о том, что её возлюбленный планирует заснять на видео их первую, и вероятнее всего последнюю, интимную близость, а после сделать эту запись достоянием интернет-общественности?! И всё это для чего? Правильно, чтобы повысить свои рейтинги в партии пикаперов. Благая, в общем-то, цель! Вот только что-то никак Игорёчек не решится действовать, а сроки-то, данные на исполнение задачи, поджимают!.. А всё почему, Леночка? Правильно! У Гуцулова на тебя большие планы!.. Итак, план «Б». Игорь Сергеевич рассчитывает жениться на твоём, Елена Никитична, наследстве! – Наконец Рассказов выдохся. – Вот так, да, я должен деликатно объяснить Кулёминой всю ситуацию? – Я лишь низко опустил голову. – Стас – чёрт всё знал и никому ничего не сказал!.. – Из записи ясно, что Гуцулов давно держал в курсе всех своих планов своего друга и по совместительству нашего же сотрудника Станислава Комарова. Да, бедная Ленка, уже четыре мужика в курсе, насколько грязны мысли Гуцулова относительно её. - Эх, жалко терять такого хакера!..
- Так ты согласен их обоих уволить?
- Разумеется! Гуцулов хорош, конечно! Девчонка, должно быть, им восхищена! – Игорь наконец-то присел обратно на стул.
- В смысле?
- Да сам подумай, четыре месяца молодой, здоровый жеребец на голодном пойке и всё с неё пылинки сдувает! Ленка же в этом уверена, а поэтому уверена, и в серьезности его намерений, и в глубине его чувств! Поэтому и тебя слушать не станет! Она и в ус не дует, что наш Жигало под каждую встречную юбку не только свои похотливые ручонки запускает, и она, по его планам, вскоре должна занять место в этой веренице случайных связей. Но она в отличие от девяноста девяти целых и девяти десятых своих ровесниц до сих пор девочка, а потому проект она долгоиграющий, ставки на неё высоки. К чертям всех этих пикаперов кастрировал бы собственноручно!..
- Ну ни ты, ни я… Мы не сможем всего этого сказать Лене в лицо. Что делать-то будем?
- Давай ей запись подбросим инкогнито. Вот так кассету в плеере и подбросим. Пусть сама послушает диалог Гуцулова и Комарова. Да, жестоко. Но другого выхода я не вижу.
- А вдруг она слушать не станет? – Я сел рядом с Игорьком и так же, как и он, пристально вгляделся в серебристый отлив на металлическом предмете.
- Письмо напишем. Лена, эта запись содержит важную для Вас информацию. Доброжелатели. Сегодня же и подбросим.
- Угу, чтоб она снова в реанимацию угодила!
- Промедление смерти подобно.
- Подобно… - Кивнул я устало. - И как мы это дело провернем незаметно?
- Ну я же стащил незаметно из её палаты твой пиджак. – Мой друг указал взглядом на бумажный пакет, оставленный им на кухонном подоконнике. – Я сегодня утром навещал Кулёмину-младшую. Сомневаюсь, что она заметила пропажу.
- Ты, Игорь, только не подумай…
- Кстати, где Маринка? – Проигнорировал он моё волнение и прошёл в гостиную
- На работе. Где ей ещё быть? – Мой гость окинул оценивающим взглядом пространство вокруг себя.
- Точно?
- Точно, - ушёл я от истинного ответа.
- Так, ты сообрази обед, а я пойду в твой кабинет и соображу письмо для Ленки. Отобедаем и тоже на работу.
POV Лены:
Стас. Точно, Комаров прислал мне эту запись. Надо отправить ему: «Доброжелатель, спасибо». Он поймёт!.. Я в последний момент отменила отправку сообщения. Доброжелатель… Я достала из ящика тумбочки письмо. Доброжелатели. Это кто-то не один. Их, как минимум, двоё. Кто? Неужели?.. Господи, только не они! Рассказов со Степновым в курсе того, как Гуцулов планировал уложить меня на лопатки, а затем поставить на четвереньки?.. Господи, позор-то какой!.. Так, стоп. Они спасли меня от всей этой грязи. Витя… Он же пытался, как мог, так и пытался снять с моих глаз розовые очки, а я и слова не позволяла ему сказать. Думала, в нём говорит не здравомыслие, а слепая ревность, зависть, если угодно. А он… Он обо мне заботился. Как мог, так и заботился. Да, помимо мерзких планов Игоря, Большой Брат теперь ещё и в курсе его мнения о моей женской привлекательности, вернее, об её отсутствии. Ни одна нелепая попытка Гуцулова проявить ласку не вызвала во мне никакой реакции. Да, я находилась в компании Игоря. Цветы, комплименты, свидания… Я слушала и слышала его. Но думала о Степнове. Каждый новый поцелуй с Гуцуловым повышал мою жажду ощутить вкус Витиных губ. Витя… Теперь он ещё и в курсе того, что моим первым и, надеюсь, единственным мужчиной станет мой законный муж, отец моих будущих детей и то лишь в первую брачную ночь. По крайней мере, именно этим я всякий раз аргументировала перед Игорем свой отказ в близости. Игорь. Он в командировке и весь день напролет присылает мне пошлые и нелепые смски. Интересно, что за дуры ведутся на эти сопли в сахаре?
- Да, войдите! – ответила я на осторожный стук в дверь, приподнимаясь в кровати. – О, Лерка!..
- Можно к тебе? – В палату просунулась белокурая голова моей коллеги.
- Конечно, проходи. – Новикова улыбнулась и закрыла за собой дверь.
- Слушай, у вас с Рассказовым это семейное – шоколад мне килограммами таскать? – Рассмеялась я, наблюдая за тем, как посетительница раскладывает по забитой провизией тумбочке гостинцы. – Ой, извини! – Сконфузилась я под её тяжёлым взглядом. – Дурацкая шутка.
- Да я, собственно, об этом шутнике и пришла с тобой поговорить. – Присев на стул, она поправила моё одеяло. – Ну и конечно, справиться о твоём самочувствии.
- Я в порядке. Давай, новости про Ильича выкладывай!
- Ну, в офисе объявился сегодня только ближе к четырем. Я к нему за подписями, а он чуть ли ни с порога: «Лерочка, поужинаем сегодня в ресторане?». – Изображая зевоту, я не без труда сдержала приступ смеха. – Нет, ты посмотри, какой прыткий! И главное, откуда столь скорые перемены относительно меня? То, значит, смотрел на меня, словно кот на рыбку в аквариуме, а то, здрасьте, пожалуйста, ресторан!.. – Она эмоционально взмахнула руками. – Нет, я, конечно, рада, что тормозная жидкость из его организма испарилась, но и лететь на всех скоростях не стоит!
- Ты отказала ему что ли?
- Я с начальством по ресторанам не хожу, знаешь ли! – Она манерно закатила глаза и закинула ногу на ногу.
- По ЗАГСам ты тоже с начальством не ходишь?
- Ленка, какой ЗАГС?! Побойся Бога, милая моя! Моему Игорю нужно от меня ровным счётом то же самое, что и твоему от тебя! Мужики – они все одним миром мазаны! - Лерка сморщила носик и принялась очищать грейпфрут от кожуры. – Я угощусь? – Я одобрительно кивнула.
- Валерия Андреевна, Игорь Игорю – рознь!
- Ну не знаю, - протянула она, словно кошка промяукала. – Ну не верю я, что у тридцати трёхлетнего холостяка могут быть серьезные намерения относительно двадцати трёхлетней блондинки. - Она отправила в рот дольку цитруса. - И потом, я настолько его уважаю, что не выдержу разочарования в нём, когда он меня всё же бросит.
- Лерыч, ну почему ты сразу о плохом?
- Я не о плохом, я о жизни, как она есть. – По её щекам потекли предательские слезы. Шмыгнув носом, она начала кусать грейпфрут, словно яблоко. – И вообще, пора мне уже закрутить интрижку с каким-нибудь беззаботным ровесником – да вон, хоть с тем же Комаровым!
- А я думаю, всё же не стоит!.. – Как же хочется уберечь Лерку от скоропалительных ошибок. - Игорь Ильич, как и ты, готов к семье. Он ответственный, надежный, порядочный человек. А ты?.. Зачем тебе отношения без чувств? Зачем тебе мужчина-пустышка?
- Не знаю, просто я устала одна. – Новикова размазала тушь по щекам. Так захотелось обнять её и рассказать ей о том, как утром на этом самом стуле исповедовался передо мной Рассказов. – Он же наиграется мной, а потом бросит… Я не выдержу такой боли. Уж лучше так, со стороны наблюдать за ним… Я умоюсь? – Оглянулась она на вход в душевую.
- Лер! – Я сжала её руку. – Я не должна вмешиваться, но… Я так боюсь, что вы оба натворите кучу глупостей!.. – Кажется, моя собеседница забыла, что нужно дышать, настолько она сосредоточилась. – А я не могу этого допустить. – Моё сердце бешено забилось, и я глубоко вдохнула, а затем так же глубоко выдохнула.
- Ну, не тяни же! – Новикова попыталась вырвать свою ладонь из оков моих холодных пальцев.
- Лер, Игорь Ильич влюблён в тебя.
- Гонишь?! – Я отрицательно помотала головой, а в следующую минуту Лерка, разрыдавшись в голос, сжала меня в крепких объятиях.
- Только не сдавай меня. – Она не смогла сказать ни слова, поскольку продолжила рыдать навзрыд на моём плече. Глупая… У них же всё хорошо будет.
POV Марины:
- Привет, сестрёнка! – Я без стука вошла в палату. Мелкая, сидя за обеденным столом, аж вздрогнула. Словно её в преступлении уличили. – Фильмы, значит, смотришь? – Она резко захлопнула крышку ноутбука.
- Да так… Одно реалити-шоу. Тебе, уверена, тоже интересен был бы один сюжет. – Она надменно сложила руки на груди.
- Я такие вещи не смотрю.
- С самой собой-то в главной роли?!
- Что за ерунду ты говоришь? – В ответ Ленка молча развернула ко мне компьютер. Когда она подняла крышку, воспроизведение автоматически возобновилось. На видео мы с Андреем на диване в доме Рассказова. И не разговоры разговариваем… Стерва! Не знаю, откуда у неё столь железный компромат, но теперь ясно, из-за чего Степнов отменил свадьбу. Рассказала-таки!..
- У меня к тебе один вопрос. – Захлопнула она крышку ноутбука, когда из динамиков полились мои стоны. – Кто отец твоего ребёнка?
- Оправдываться перед тобой я не намерена. – Она кивнула, словно соглашаясь с собственными мыслями, вероятно, на тот счёт, что я и сама вряд ли могу быть однозначно уверенна. Хотя… Степнов старался быть осторожным. Да и судя по срокам, забеременела я тогда, когда Витя две недели был в отъезде по работе. Да и что скрывать, с Андреем в постели непорядок жарче было. Правда, он всё равно, что сирота казанская!..
- Когда родится ребёнок, я сама закажу ДНК-экспертизу на установление отцовства. Если Витя не является отцом твоего ребёнка, то ты сама всё ему расскажешь. А если Витя всё же отец… То он никогда. Слышишь?! Витя никогда не должен узнать, что ты ему изменяла.
- Слушай, пигалица!.. Ты что, вздумала, меня жизни учить?! Условия будешь мне ставить? – Её поведение меня буквально взбесило.
- Я не позволю ни тебе, ни кому бы то ни было вытирать ноги об Степнова! – прокричала моя собеседница. – Он – мужик, а не тряпка. Он не заслуживает подобного унижения!
- Слушай, да ты сама ему уже всё рассказала! – Мои нервы расшатались, и я закурила. – Иначе он не отменил бы свадьбу накануне приезда наших родителей!
- Что?.. Как он мог?! – Она не удивлена. Она ошарашена новостью. - У вас же ребёнок!..
- То есть, ты об этом впервые слышишь? – Сестра вырвала из моей руки сигаретку и затушила её в горшке с цветком. – А вот мог, сестренка, мог!.. Ночь с понедельника на вторник твой благочестивый «Большой Брат» прохлаждался где-то, да так, что не помнит, где пиджак оставил!.. – Ленка вмиг стала пунцовой. Уж не с ней ли?.. Да нет, конечно. Она же у нас капризная, привередливая… Никогда моими старыми игрушками не играла – брезговала. К тому же, у неё свой собственный красавец-жеребец Игорь в наличии. Он, уж явно, талантливее Степнова. – Так вот. Объявился к завтраку и заявляет, что отменяет свадьбу.
- А причины какие-нибудь назвал? – Впервые вижу Ленку столь растерянной.
- Он не любит меня. Ну, это не новость, конечно!..
- Знаешь, Марин, в вашей ситуации и не аргумент! Делать ребёнка он тут как тут, а отвечать за свои поступки!.. – Моя сестра снисходительно пожала плечами.
- Он сказал, что мужем мне быть не может, но ребёнку отцом он будет достойным: будет его обеспечивать, воспитывать, заботиться о нём будет…
- У вас бы семья могла получиться.
- Семья? И это мне ты говоришь? После киносеанса-то?..
- Марин, те серьги, которые подарил тебе Андрей Александрович… Он украл их. Знаешь, в кабинете Игоря Ильича висит портрет его матери. Эти серьги принадлежали ей. Ты должна вернуть их. – Словно нож в спину. – А он, кстати, что о ребёнке говорит?
- Он, как и ты, планирует сделать ДНК-тест.
- Знаешь, это всё слишком жестоко по отношению к Вите. Потребительски как-то… ты не считаешь?
- Я всё спланировала. Свадьба. Какое-то время мы со Степновым живём душа в душу. Родители, как и обещали, оформляют на нас дарственную. А затем жить с мужем мне становится невмоготу. Мамочка сжалится над любимой доченькой, и родители согласятся на развод. Мы бы с Виктором поделили наследство и разошлись бы в разные стороны.
- Всё только ради наследства?! – Отпив из бокала воды, я кивнула. - А Витя?.. Ты не думала, что ради этого брака, ради ребёнка, который вряд ли его ребёнок, он мог многим пожертвовать?
- А чем ему жертвовать? Своей драгоценной свободой?! Ну, он же, как ветер в поле!.. Если он к кому то и привязан в этой жизни, то это его работа. К тому же он и матери по сей день ни в силах и слова против сказать. - Хорош мужик!.. – Людмила Фёдоровна прилетит сегодня вечером, и я не знаю, как он будет перед ней оправдываться! – Я не сдержала ехидной ухмылки.
- А наши родители?.. Они прилетят? – Её голос задрожал.
- Прилетят. И не одни…
- Не поняла. – Она замотала головой.
- То, что дед жив – это не единственный секрет нашей семьи от тебя. Наша мама…она ещё молодая очень. Меня она родила сразу после школы. Ей семнадцать только-только исполнилось тогда… - Я вдохнула побольше воздуха. - В сорок лет она таки родила отцу сына. В этом году Серёжке исполнилось четыре года. Завтра ты познакомишься с младшим братиком.
- Уйди.
- Лен?!
- Уйди.
- Ты меня прогоняешь?!
- Уйди!..
Последнее, что я видела, закрывая за собой двери палаты, то, как по Ленкиным щекам градом потекли слёзы. Эгоистка…


Высказаться нужно можно тут

Спасибо: 11 
Профиль
Вика





Сообщение: 2018
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 107
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.08.14 13:13. Заголовок: Каюсь, каюсь, каюсь…..


Каюсь, каюсь, каюсь… Из-за своей чертовой работы больше месяца не могла дописать финал этой истории. Приносила работу домой и дома работала работу вместо того, чтобы писать. Прошу прощения. Надеюсь, кто-нибудь дождался…



12.

POV Лены:
Позвонил отец. Велел брать такси и приезжать домой. Я послушалась.
- Лен!.. – окрикнул он меня у подъезда.
Оглянувшись, я увидела семью Кулёминых в полном составе. Младший брат точная копия… Меня!.. Словно свою детскую фотографию увидела. Даже челка такая же. Да что там!.. У него моя улыбка.
- Гуляете? – Ну что душой кривить? Я не рада их видеть. Не рада.
- Виктору и Людмиле Фёдоровне необходимо пообщаться тет-а-тет. Мы решили не смущать их своим присутствием, - прояснила ситуацию мать.
- Хотя… - Отец кинул быстрый взгляд на часы. – Думаю, минут сорок Степновым было достаточно. Пойдёмте, а то Серёга уже во всю носом шмыгает. – Он снял мальчика с качели и на руках с ним направился к подъезду. В детстве меня никто и никогда не носил на руках.
Лифт оказался сломан, и мы не спеша поднялись на свой третий этаж. В квартиру я вошла последней. Мы все, как один, застыли на пороге…
- Сын, ты не просто разрываешь отношения с женщиной, ты бросаешь мать своего ребёнка! Ты предатель, пойми это!.. – Сквозь тонкие стены все слова были отчётливо слышны.
- Мама, всё хватит меня отчитывать! – Витя… Чёрт возьми, как же действует на меня его голос. Даже когда он вот так кричит в приступе ярости. – Я мужчина, я решил!.. Мне тридцать три года в конце-то концов!
- А ведешь себя, как пятнадцатилетний! Мужчина, видите ли он!.. Мужчина, чтобы ты знал, не только дела делает, но и ответственность за их последствия несёт.
- Я устал повторять, от ребёнка я не отказываюсь!.. Не отказываюсь! Слышишь меня?
- Свадьба давно решенный вопрос. Ты только подумай, какого мне в глаза Кулёминым смотреть?! Ни они, ни я – мы не допустим, чтобы в случае развода супруги наших детей развали наш холдинг. Мы не для того всю жизнь горбатились!.. Марина – беспроигрышная для тебя партия. Девочка – умница, красавица, само очарование!.. Да тут и обсуждать нечего – ребенок у вас будет.
- Хорошо, мама, ты хотела, чтоб я женился на дочери Кулёминых, я женюсь на дочери Кулёминых. – Напряжение повисло в воздухе. – Но только не на старшей, а на младшей. – Господи, Ствепнов, заткнись, прошу тебя!.. – Я Лену люблю! – Наверное, так рушатся самые великие империи. – Ты, мама, поговорила бы с партнёрами, чтобы и младшую дочь без наследства не оставили. Я, верно, понимаю, что в моей будущей избраннице тебя только эта характеристика волнует?..
В следующую минуту на меня оглянулись не близкие родственники, не дальние… И даже не враги. Из полумрака прихожей на меня смотрела стая волков.
- Мне в больницу нужно до отбоя вернуться…
Да, я сбежала. Иначе я не могла.
Всю дорогу перед глазами, застланными слёзной пеленой, мелькали слайды из моего далеко не радужного детства.
Покинув такси, я сразу же увидела сидящего на скамейке в глубине парка Гуцулова. Он курил и, судя по всему слушал монотонный голос автоответчика, вещающего от том, что абонент не абонент, рядом с ним небрежно лежал букет розовых роз. Ненавижу этот цвет.
- Ты где пропадаешь?! – заверещал Игорь, стоило мне подойти к нему. - Я до тебя дозвониться не могу!.. Бросил сигаретку в лужу. –– Ты чего так меня пугаешь?
- Я гуляла. – Он приблизился, а я, увернувшись от поцелуя, спрятала руки в карманы куртки, дабы избежать вынужденных контактов с ним.
- У тебя постельный режим, между прочим!.. Кстати… - его рука на моей пояснице. – Предлагаю соблюдать его вместе, - прошептал низким голосом на самое ухо, отравив вдыхаемый мной морозный осенний воздух едким табачным ядом. – Я сморщилась и немного оттолкнула его от себя. Гуцулов впал в замешательство, но постарался «сохранить лицо». – Вот, это тебе. Лепестки этих роз так же нежны и румяны, как твоё личико. – Клюнул меня в левую скулу.
- Не надо. – Я положила букет на скамью и отошла на пару шагов.
- Что, не надо? – Его голос вмиг стал металлически тяжелым и холодящим душу.
- Игорь, знаешь, хорошо, что ты пришёл сразу по возвращению из командировки. – Я перевела дыхание, собираясь с мыслями. – Ты, кстати, раньше запланированного же вернулся? – Он кивнул. – Игорь, у меня к тебе серьезный разговор. Мы расстаемся.
- Расстаемся? То есть?.. – Господи, как же с ним невозможно!.. – Слушай, ты, вообще, понимаешь, что ты такое городишь?! Расстаемся!..
- Я тебя бросаю. – Проговорила я по слогам. – Если так понятнее…
- Лена, почему?.. – Он сжал мои плечи. – То есть, как? Ты совсем ничего объяснять мне не собираешься?! - Я лишь отрицательно помотала головой. – Но послушай меня!.. – Игорь вернулся на скамейку и вновь закурил. – Можно же как-то всё обсудить, можно…
- Нечего обсуждать. Я решила - я тебя бросаю. – Оглянувшись по сторонам и убедившись, что мы в парке далеко не одни, вдохнула полной грудью влажный, прохладный воздух и почувствовала себя гораздо увереннее. – Признаюсь честно, я тебя использовала, чтобы забыть другого мужчину. Но ничего путного из этого не вышло. Я по-прежнему люблю его. И он… - Меня привлек звук приближающегося автомобиля. Я оглянулась. В нескольких метрах от нас припарковался знакомый паджеро. – Он тоже меня любит. И кажется… - Большой Брат с треском захлопнул дверь и кинулся к нам, но застыл на полпути в абсолютной растерянности. – Нет, я уверена, мы всё же будем вместе.
- Ты с ним?! – Мой собеседник буквально впал в бешенство.
- Пока нет. Но, надеюсь, что в будущем да. – Шорох палой листвы за спиной.
- Леночка, девочка моя! – Гуцулов сжал мои плечи. – У вас же не было ещё ничего?! Ты скажи, я прощу!.. – Моя попытка возразить сию же минуту оказалась прервана агрессивным поцелуем.
- Не трогай меня!.. – прохрипела я осипшим голосом, но Большой Брат, видимо, всё же услышал. В следующее мгновение он подлетел к нам и одним уверенным движением освободил меня из плена цепких рук Гуцулова.
- Посмотришь в сторону Ленки – заживо зарою. – Прорычал мой мужчина, вцепившись мертвой хваткой в воротник куртки Игоря. Он словно зверь готов за меня грызться. Гуцулов рассмеялся. Как-то истерически…
- Ленка, ну зачем тебе этот пенсионер, ну в самом деле? – Дабы успокоить Большого Брата, я крепко накрепко сжала обеими руками его напряженную ладонь. – Нет, вы врёте!.. У тебя же свадьба послезавтра со старшей Ленкиной сестрой.
- Свадьбы не будет. Мы с Ленкой любим друг друга, и я не позволю ни тебе, ни кому бы то ни было другому причинить моей женщине зла.
- Слушайте, можете не ломать комедию!.. Ну не может быть у вас никакой любви. Стас меня сдал, а это – такой изощрённый способ меня унизить, да, Лена?!
- Думай, что хочешь… Только исчезни из моей жизни. – Витя обнял меня за плечи и прижал к своей теплой груди. Как всегда, нараспашку!..
- Расчёт получишь завтра у Новиковой. – Гуцулов отправил букет в урну и удалился.
- Я думала, я тебя уже никогда не увижу, - прохрипела Степнову в шею.
- Решила, убьют меня за непослушание? – усмехнулся он, а после прижался губами к моей макушке.
- Нет, на путь истинный наставят.
- Да пошли они!.. Я тебя люблю. Я сдохну без тебя. – Его горячие губы, словно бабочки, запорхали по моему обветренному лицу. – Люблю тебя…
- А как же ребёнок, а, Вить? – Большой Брат отпустил меня и присел на скамейку.
- Понимаешь, Лен, медицинские технологии зашли настолько далеко, что ДНК-экспертизу возможно делать и раньше родов. Для анализа берут околоплодную жидкость. Эта процедура несёт долю угрозы для протекания беременности, поэтому не столь популярна. Но… - Он притянул меня к себе и усадил на свои колени. Зарылся носом в мех на капюшоне крутки. – В самый разгар маминой тирады, раздался звонок в дверь. Андрюха! Думаю, что в доме Кулёминых забыл мой друг Андрюха?! А Андрюха-то принёс результаты экспертизы. Он, Андрюха, отец Маринкиного ребёнка! А я осёл!.. Рогатый. Тебя чуть не проворонил… - Сжал меня до боли в рёбрах. – Знаешь, как камень с души упал. Ещё и ты своего молокососа бросила!..
- Ты знаешь, из-за чего я его бросила. – Интересно, Степнов тоже считает меня фригидным бревном?
- Знаю, - протянул излишне довольным голосом. – Ты меня любишь. Я тебе нужен. И не спорь!.. – А я и не собиралась. Я накрыла его губы поцелуем, полным отчаянной нежностью.
- М-м-м, сладкая моя… Цапля, прошу, скажи сама… Ты?.. – Он весьма и весьма занервничал.
- Я люблю тебя, Вить, люблю. – Провела несмело пальцами по его небритой щеке. – Больше жизни люблю. С первого взгляда люблю тебя.
- Не скрывай это от меня больше никогда, пожалуйста… Говори мне об этом каждый день. С утра до вечера говори. Я должен знать. – Уткнулся носом в мою шею. – Я так тебя люблю. Никуда никогда тебя не отпущу. Ты моя. Только моя… Ты одна мне нужна.
- Я жизнь свою положу, но сделаю тебя счастливым. – Заключила его лицо в свои ладони. – Веришь?
- Никогда не думал, что мою жизнь перевернёт блондинка из Лондона…

КОНЕЦ!!!
Всем спасибо!!!

Спасибо: 12 
Профиль
Вика





Сообщение: 2019
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 107
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.09.14 14:56. Заголовок: Ну, нельзя изменять ..


Ну, нельзя изменять традициям. В моём творчестве обязан быть эпилог!
Эпилог
Более полугода спустя
- Вить, ну мне всё равно кажется, что разрядились мы с тобой ни в меру! – Я в очередной раз окинула своё отражение придирчиво-оценивающим взглядом: шёлковое изумрудное платье в пол с открытой спиной, мои отросшие по лопатки волосы убраны в элегантную прическу, безупречный макияж, в коробке ожидают своего часа туфли из благородной замши в тон к платью, а ещё я помню, насколько умопомрачительное белье надела сразу после утреннего душа. И зачем, спрашивается?.. Наивная!.. Витя… Интересно, со сколькими женщинами он был близок за последние полгода? Принципиальный видите ли!.. Только после свадьбы. А свадьба только после диплома!.. Это уже я принципиальная. А к тому времени ему надоест играть в благородство, и он меня бросит. Мы живём до сих пор раздельно. Вот сегодня утром заявился ни свет, ни заря! Привёз стилиста. И пока меня прихорашивали съел весь мой завтрак. Прихорашивали… Словечко-то какое!.. Прав Большой Брат, отразилась на мне дружба с Новиковой. Ну по крайней мере, я стала более жизнерадостной.
- Нормально всё. – Закончив с галстуком, он протянул мне коробочку с запонками. – Помоги.
- Хорошо, что хоть мне удалось убедить парикмахера, что живые розы в моей прическе это лишние. – Я ловко справилась с манжетами Витиной рубашки. – Боюсь, мы затмим молодоженов. – Подала я Степнову его пиджак небесного цвета. – Свидетели, называется!..
- Затмишь их, как же!.. – усмехнулся Витя и начал хаотично перемещаться по моей спальне. – Цапля, где моя бутоньерка?
- Без понятия. – Повела я плечами.
- Это катастрофа! – Он снял галстук и, убрав его в карман брюк, растягнул пару верхних пуговиц своей белоснежной сорочки.
Я молча ушла на кухню за успокоительными каплями. Абсолютно случайно мне попалась на глаза веточка кустовых зелёных роз, из закрытых бутонов которой на скорую руку я и смастерила бутоньерку. Когда я вернулась в комнату, Витя сидел на краю моей кровати спиной ко мне.
- Большой Брат!.. – Оглянувшись, он одарил меня самым расстроенным взглядом. Смешной. На свадьбу друга собирается, словно девчонка на первую в своей жизни ёлку. – Сойдёт? – Помахала перед его носом вице-бутоньеркой.
- Хэнд мейд?
- Спешиал фо ю! – Закрепила аксессуар на лацкане его пиджака. – Побежали а то опоздаем!..
- Пальто! Где твоё летнее пальто?
- А зачем? – Я достала из коробок нашу с Витей новую обувь. Он чуть ли ни весь свой гардероб привёз, лишь бы я сама все выбрала и подобрала вплоть до мельчайшей детали.
- А вдруг ночью прохладной станет!.. – резонно заметил он, обуваясь.
- А ты меня согреешь! – Подразнила его, ласкаясь нос к носу. Он резко отстранился, обрубая на корню своё желание поцеловать меня. Поцеловать меня… Господи, как же он меня целует!.. Так, Кулёмина, соберись, ты же не тряпка!..
- Паспорт! – вскрикнул он, когда я обулась и начала расхаживать по комнате.
- Свидетелям, насколько я знаю, паспорта давно не нужны.
- Лучше перестраховаться! – Большой Брат требовательно протянул руку. Я достала из сумки документ и послушно вложила в его большую ладонь собеседника. Он отправил его во внутренний карман пиджака, тем временем я достала из шкафа льняное пальто.
- Ну что, мы готовы?
- Надень, пожалуйста, серьги… Те, что я подарил тебе на день рождения. – Господи, и откуда столько смущения и робости?
Я достала из верхнего ящика прикроватной тумбочки маленькую бархатную коробочку и, подойдя к зеркалу, начала вынимать из мочек ушей маленькие колечки. Видя, что на всё мне рук явно не хватает, Большой Брат извлек из моих рук коробочку и в следующую минуту освободившиеся ухо украсил изящной серьгой с изумрудом и бриллиантами. Затем проделал то же и со второй мочкой. Щёлкнув замочком, припал губами к ямочке за ухом.
- Вииить… - Я мгновенно обмякла в его руках. Ну когда же он поймет, что я нуждаюсь в его тепле? Когда осознает, что мне важно знать, что он мой?! Только мой!.. А я – его… Навсегда его.
- Мы опаздываем. – Короткий поцелуй в шею. Подхватив мое пальто и мою сумочку, устремился на выход. Мне осталось только догонять его.
По дороге мы все пробки собрали. Стоило покинуть автомобиль, как Большой Брат крепко сжал мою ладонь, и мы помчались вверх по бесконечной лестнице. Запыхавшиеся ворвались в помпезный зал. Первое, что бросилось в глаза, блаженная улыбка Игоря Ильича и километровый шлейф Леркиного платья. Светло-розового платья, подол которого спереди лишь едва прикрывает колени. Мда-а-а, этих точно не затмишь.
– Наконец-то! – зло пшыкнула на меня невеста, когда я встала по правую сторону от неё. Её голову ещё и диадема украшает, а костюм Рассказова серый в бледно-розовую пунктирную клеточку. Витя почему-то встал не близ жениха, а рядом со мной и крепко сжал мою руку.
- Я могу начинать? – Суровая тетенька в красном оборвала поток моих мыслей. Два друга синхронно кивнули. Я столь сильно перенервничала, что моё сердце начало бешено колотиться где-то в районе горла. Дабы успокоиться, я отключилась от восприятия излишне приторной и не менее фальшивой речи регистратора и принялась рассматривать лепнину на потолке и стенах… О, папа Лерки!.. Я кивнула ему. Он улыбнулся мне в ответ. Дверь едва слышно скрипнула. Оглянулась. Отец. Мой отец. В его руках маленький букетик кустовых роз всевозможных оттенков. Что ему здесь нужно? Виктор сжал мои пальцы ещё крепче.
- Елена, так Вы согласны?
- Что?.. Я?! – Мой голос задрожал. – Да, конечно, пусть женятся ради Бога! – Взметнула рукой в сторону четы Рассказовых. – Они же любят друг друга, они только вместе счастливы будут!
- Елена Никитична, Вы вообще, в адекватном состоянии? - Я немного сконфузилась, а затем, поняв, что она намекает на моё опьянение неизвестного происхождение, и вовсе оскорбилась. – Елена Никитична, я Вас спрашиваю: согласны ли Вы зарегистрировать законный брак с Виктором Михайловичем?
- Как, сегодня?! Ну мы же только свидетели…
- Простите, мы упустили пару моментов, - вмешался Большой Брат, после чего встал передо мной на колени. – Цапля, ты же знаешь, я люблю тебя. – Извлек из кармана колечко с изумрудом и бриллиантами – гарнитур к серьгам. - Прошу, будь моей женой.
- Наконец-то… - Только и смогла прошептать я.
Он, довольно улыбаясь, надел колечко на безымянный палец моей левой руки. Правый, видимо, ожидает обручальное. Поднявшись с колен, Витя прижался губами к моему лбу, взял за руку и подвел к отцу.
- Никита Петрович, незадолго до смерти Вашего отца, я попросил у Петра Никоноровича руки Вашей дочери. И он благословил наш союз. Прошу Вас, Никита Петрович, благословите и Вы нас.
- Храни вас Бог. – Порыв души, и я обнимаю сильные плечи родного отца. Окунувшись с головой в его тепло и в его запах, я вернулась в тот день, когда, устроив меня в Лондоне, он улетал в Швейцарию. Тогда это тоже был всего лишь порыв души. Не более. – Кстати, дочь, это для тебя. – Протянул мне цветы.
- Ну, теперь-то я могу продолжать? – недовольный возглас регистратора. Надеюсь, эта тетка – единственное, что омрачит сегодняшний день?
– Мы согласны! – прокричала я, уже прильнув к Степнову.
- В таком случае, прошу подойти, поставить подписи и обменяться кольцами.
- А целоваться-то уже когда можно будет? – нарочно спровоцировала даму на хамство, но она всё же смолчала. Зато Рассказовы вышли из ступора и разлились звонким, очаровательным смехом.
Потом был праздничный обед в шикарном ресторане. Посетители откровенно разглядывали нас, даже тыкали в нас пальцами, улыбались, охали-ахали, делали комплименты, желали счастья и «полную горницу ребятишек»… Мы танцевали, целовались, веселились, фотографировались на телефоны… Потом отцы оставили нас, и мы, две пары молодожёнов, отправились гулять по столице, вечер окончился на речном трамвайчике, на котором мы плавали по Москве-реке. Вечер окончился. Началась ночь… Ночь началась с того, что Виктор внёс меня на руках в гостиничный люкс.
POV Степнова:
Переступив с Цаплей на руках порог номера, я вдруг растерялся. Понял, что не знаю, что делать с женщиной… С любимой женщиной. Любить её. Любить бережно и нежно. А вдруг я не способен? Я, конечно, рад стараться дарить моей девочке истинное наслаждение отныне и изо дня в день, но вдруг мне сорвёт башню, и я наброшусь на неё? Как зверь наброшусь?! Хорошо, даже если я буду предельно аккуратен и ласкав, вдруг Ленка моя не готова к такой любви?.. Она же девочка ещё совсем. Чистая, светлая, моя девочка… А может, поговорить для начала? Послушать музыку, потанцевать, распить по бокалу легкого шампанского. А если она устала? Мечтает, принять душ и вскоре уснуть?..
Стоило мне отпустить её на пол посреди комнаты, как её тонкие пальцы со всей силы сжали волосы на моём затылке, а её сладкий язычок проник в мой горячий, жаждущий её вкуса, рот.
- Лена… - простонал я меж поцелуев, и она потянула мой пиджак прочь с моих плеч. Отбросив его в неизвестном направлении, я запустил свои, изголодавшиеся по шёлку Ленкиных волос, пальцы в её, как оказалось, не слишком замысловатую прическу. Волосы сию же минуты волнистыми прядями осыпались по плечам, одурманив меня дивным ароматом. Ленкиным ароматом. Мои губы, словно пальцы скульптора, воссоздали лицо любимой. С её губ один за один стали срываться стоны нарастающего, словно снежная лавина, возбуждения. Мои горячие руки принялись ласкать тело молодой жены, поверх холодящей ткани платья. Её проворные пальчики хаотично забегали по пуговицам моей сорочки. Её короткие ноготочки на моей напряженной груди. Рубашка на полу. Я знаю, что одно движение моей руки на шее любимой, и её платье окажется там же, но я не спешу. Продолжаю ласкать её поверх платья. Она льнет о мне все ближе и ближе… Поцелуй всё глубже и глубже… Наши языки сплетаются всё крепче и крепче… Она всё ближе и ближе льнет ко мне… Вмиг прервала поцелуй и распахнула обезумившие глаза, ощутив сквозь ткань одежды мощь моего к ней желания. Продолжая правой рукой держаться за мою шею, левую ладошку запустила под пояс моих брюк. Одно движение моей сильной руки, и она уже прижата обнаженной спиной к моей разгоряченной груди, её голова запрокинута на моё плечо. Усыпая поцелуями её скулы, шею и плечико, я запустил правую руку под складку шёлковой ткани и начал поглаживать, усыпанный дрожью, впалый животик моей любимой. Левой ладонью начал поглаживать её бедро. Я сам не заметил тот момент, когда начал поднимать подол её платья. Только вместо шёлка я вдруг ощутил кружево. Кружево белья. Моя рука скользнула по нежной коже с Ленкиного живота вверх и жадно накрыла свободную от оков белья молодую, налитую свинцовой тяжестью грудь. Ленкин стон прорезал душное пространство. Так, наверное, и кричат цапли…
- Я хочу тебя целовать, - прохрипела чуть слышно. Я отпустил её из крепких оков. В следующую минуту она запустила свои тонкие пальцы в завитки на моей груди и начала покрывать поцелуями моё лицо, шею, плечи, руки, грудь, торс… Её губы накрыли мои сладким, страстным, терпким поцелуем, а её ладошка вновь устремился под пояс моих брюк. Теперь уже гораздо глубже и смелее. Отважная моя!.. Холод её пальцев лишь повысил температуру кипения крови в моих жилах. Одарив меня неумелой, но совершенной искренней лаской, покрылась алым румянцем и отстранила от меня свою руку.
- Мне в душ надо. – Я лишь кивнул, и она убежала.
Когда она вновь вошла в комнату, я сидел в одних плавках на расправленной кровати. Вернулась она без косметики и без украшений, в коротеньком махровом полотенце, концы её волос чуть намокли. По её щиколотке скатилась капелька воды и пропала без вести в ворсе ковра. Я сглотнул. Слишком громко сглотнул. Я скользнул голодным взглядом по её точенной фигурке. Капелька воды с шеи устремилась в ложбинку меж грудей. Я успел её сцеловать. Ммм, запах…
- Лен, ты курила? – Мои руки скользнули под подол полотенца и мягко сжали упругие ягодицы.
- Чёрт, надеялась, после душа не учуешь. – Фраза оборвалась искренним стоном. – Я жутко нервничаю…
- Ты боишься? – Она кивнула. – Не надо. – Резко отпрянул от неё. - Если ты меня боишься, не надо.
- Я боюсь не понравиться тебе.
- Цааапля…. – Подхватив любимую на руки, уложил её на кровать.
Не избавляя свою девочку от её одеяния, начал осыпать её божественное тело поцелуями. Лицо, шея, декольте, плечики, руки, стройные, длинные ноги, внутренняя сторона бедер… Её стоны, её шёпот, её признания в любви… Мои губы накрывают её. Мы сливаемся в томящем поцелуи, словно каждый из нас – путник, обретший посреди в пустыни горный родник. Её пальцы заскользили по моим плечам, тем временем мои сильные пальцы устремились под край полотенца. Ленка прикусила мою нижнюю губу, поцелуй оборвался, она облизнула ранку на моей губе, мои пальцы наконец-то добрались до цели. Зелёные глаза любимой тут же покрылись поволокой явного возбуждения. Моя рука скрыта полотенцем, но мы оба знаем, что она там, где сосредоточено сейчас бешеное напряжение Ленки. Она доверилась мне и начала получать наслаждение от нежных и ласковых движений моей руки. Припав к ней за поцелуем, сквозь плотную ткань полотенца я ощутил твердость её сосков. Мои пальцы скользнули чуть глубже. Наш поцелуй оборвался её протяжным стоном. Ленка запрокинула голову назад и тяжело задышала. Всё её тело покрылось легкой дрожью. Она крепко сжала мою руку сведенными бёдрами, её колени затряслись.
- Лен, расслабься… - Не узнал я своего голоса. К чертям полетело полотенце, и я начал ласкать изящную грудь любимой. Как же я благодарен Ленке за её искренние стоны, за её ответные, страстные ласки и ненасытные, вкусные поцелуи… За её любовь… Ни одной волной поцелуев я осыпал всё её прекрасное тело. Она вся словно из мёда…
- Скажи, теперь я твоя, а ты… Ты только мой? Навсегда?.. – прошептала меж поцелуев, скрещивая свои удивительной красоты ноги за моей спиной.
- Да. Я люблю тебя, Лен. Я твой. Только твой… - Она подалась вперёд, и я вошёл в неё словно самурайский нож в расплавленное сливочное масло. Да, ей адский больно. Но знаю наверняка, она ждала меня. Она чертовски рада оказалась принять меня.
- Это всё? – Болевой шок прошел, она начала дышать и даже соображать…
- Привыкни ко мне… - Сцеловал с её век слезинки. Дорожкой поцелуев по лицу, не минуя губ, спустился к груди, поглаживая при этом её бедра… Мои губы на её груди, мой язык начал вырисовать диковинные узоры на её теле… Она прогнулась в позвоночнике, и начала хватать раскрытым ртом воздух. Её ноготочки впились в мои плечи, острые коленки сжали мои бёдра, чувственные губы накрыли мой рот, она заёрзала подо мной…
- Сладкая моя… - прохрипев, я начал двигаться. Мы закачались в унисон в темпе ленивого, мягкого, воздушного морского прибоя. Мы дарили друг другу при этом нежные поцелуи, с наших губ слетали несдержанные приглушенные стоны. Я потерял ощущение времени и пространства. Я думал, что быстрее сдохну, чем мне хватит. Ленки мне точно никогда не хватит, теперь я знаю это наверняка. Она углубила поцелуй, не в силах более сдерживаться я несколько ускорил темп. Когда воздух в лёгких кончился, я освободил из плена своих ненасытных губ сладкие Ленкины. Её взгляд … Господи!.. Продолжая поглаживать бедра, ягодицы и поясницу любимой, я обхватил губами твердую и темную вершину красиво очерченой Ленкиной груди. Она вновь прогнулась в позвоночнике, прижалась своей грудью к моей, крепко обняв мои плечи, и сама, толком этого не поняв, ускорила темп. Гонка… Сумасшедшая, сладкая, горячая, влажная, вкусная, страстная, дурманящая гонка… Моя любовь к Ленке взорвалась внутри неё и заполнила всё её естество. Счастье…
- Теперь ты точно мой, - просипела она, когда я обессиленный уткнулся носом в ложбинку меж её грудей.
- Если так, то через девять месяц родишь мне сына.
- После диплома.
- К чертям твой диплом, через девять месяцев, сказал я, значит, через девять месяцев... – Лениво прорычал я, укладываясь на подушку и привлекая Ленку прилечь на мою грудь.
- Думаешь, у тебя сразу получилось? – Ещё и скалиться!..
- Ни на йоту не сомневаюсь… - К слову, через девять месяцев Ленка родила мне двойню. Люблю её…






Спасибо: 8 
Профиль
Ответов - 149 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 353
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия