Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Вика





Сообщение: 1
Зарегистрирован: 12.02.09
Откуда: РФ, Ижевск, УР
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.02.09 07:53. Заголовок: Автор: Вика

Спасибо: 18 
Профиль
Ответов - 149 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All [только новые]


Вика





Сообщение: 1901
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.11.12 21:59. Заголовок: 8. «Недосказано и не..


8.
«Недосказано и недослушано.
Сердце бьётся другими вершинами -
Значит, всё безнадёжно разрушено...
Ну зачем же, зачем поспешили мы?..»

(УмаТурман - Проститься)


Уставшая от череды незапланированных концертов и прочих выматывающих мероприятий, Ленка сидела, навалившись на стену, на полу своего, по счастливой случайности, люкса и думала о том, как бы хорошо уткнуться сейчас в макушку сына. От тоски по её щекам текли слёзы. Смахивая их тыльной стороной ладони, она материла себя за то, что дала слабину – близость со Степновым, так даже конченые наркоманы не срываются!.. Но хотелось ещё. И это злило.
Звонок с рисепшена. Маловразумительная речь перепуганной девушки-администратора. Судя по всему в гостиницу заявился какой-то моральный урод, именуемый в быту фанатом. Понимая, что общение с этим перцем неизбежно, девушка решила спуститься. Даже учитывая, что остальные Ранетки и иже с ними находились в другой гостинице на другом конце мало знакомого города, страха всё же не было. Было желание накостылять кому-нибудь, ну или хотя бы напиться, чего она не делала с одиннадцатого класса. Вспоминая то, как Степнов буквально плевался ревностью, Ленка ухмылялась, скрывая от самой себя болезненную тяжесть эха того времени. Хорохорился бы он также, спи она действительно с другим?..
- Ты?.. Какого черта?! – Столкнувшись в холле с Виктором, Кулёмина хотела выть от бессилья, но выходило только рычать. – Миша с кем?!
- Лен, нормально всё, с дедом он.
- С каким дедом?!
- С моим отцом. – Визит Михаила Юрьевича послужил хорошим подспорьем, и Степнов наконец-то решился расставить все точки над «и». – Привет тебе, кстати, оба передавали. Ну не смотри на меня волком. Поговорить нам надо. Срочно, иначе – свихнусь.
- Валяй, раз недержание! – пробурчала, рассматривая мыльные разводы на пыльном зеркале.
- К себе пригласи.
- Нет! – Слишком резко.
- Ты не одна? – Холодный, яростный взгляд потребовал ответа – С мужиком развлекаешься? – Гадко стало, словно помоями облил. – Помешал вам?
- Свечку держать приехал? – Ожидаемая пощечина не последовала. – Не стоит. Справимся.
- Хочу посмотреть на него.
- Так и быть, пришлю нашу интимную фотографию. – Кроме его и рук-то других не знала! – Не пойму, за каким самоваром ты нарисовался… - Вздох отчаяния. – Вали!
Когда её сутулую спину и светлую макушку скрыли двери лифта, он одним ударом разбил зеркало. Затем сотрудникам охраны преподал урок рукопашного боя высочайшего уровня. Чуть ли не вытряс душу из субтильной девушки-менеджера, пытаясь добиться не только разрешения пройти, но и точного маршрута. Всех и всё покрыл отборным русским.
В тапках и пижаме, бледная, с дрожащими руками Кулёмина вбежала в холл, когда на Степнова надевали наручники. Будучи ведомой неким первобытным инстинктом, она выкупила этого мужчину, его свободу и его честное, но всё же запятнанное имя. Инцидент мог перечеркнуть не только его карьеру, но оба они плевали на это с высокой колокольни.
- Прости. Поговорить с тобой хотел – паршиво вышло… - Виктор привстал с кровати, когда уладив нюансы его заселения, Лена вернулась в номер.
- За зеркало не хилую сумму пришлось отвалить. С рукой что? – Девушка была настолько требовательна, что замешкавшись, в ответ он лишь промямлил:
- Что? А… Вот… Ещё и джинсы перепачкал.
- В ванной должна аптечка быть.
Вскоре она вернулась и начала колдовать над раной. Её волосы касались его руки. Осознавая, что совсем недавно пропускал их меж своих пальцев, он завидовал сам себе. От её запаха плыла голова. Тело начинало ныть, требуя её тепла.
Сколько злости в холодном, колком взгляде, столько и заботы в резких, порывистых движениях. Стараясь выглядеть невозмутимой, она тряслась в ожидании взрыва. Игра то ли в гляделки, то ли в молчанки била по нервам отбойным молотком.
- Лена, кто отец Миши? – Ну нет, зря что ли он приехал?!
- Штаны снимай! – Глухой смешок в ответ. – Хочешь – в грязных ходи!..
- Кулёмина, ты меня слышишь?! Какие к черту штаны?!
- Твои джинсы – их ещё можно спасти. – Повела плечами, наклонив голову.
- Не паясничай! Прошу, скажи – отец Миши: я или кто-то другой?! – Крепко сжал девичьи запястья, убивая в зачетке её мысль, отойти хотя бы на пару шагов.
- Только за этим приехал? Мог бы у Новиковой спросить – вы вроде как друзья.
- Ты – мать! Правду я хочу услышать от тебя! – Она лишь спрятала глаза за чёлкой. – Лена, прошу – не изводи мне душу! Кулёмина!.. – На эмоциях мужчина резко дёрнул девушку за руки, из-за чего та буквально рухнула на него сверху, повалив его на кровать.
- Отпусти.
- Отпустил один раз на свою голову!.. – Едва коснулся губами её щеки. – Скажешь – отпущу! – Зажмурилась, понимая, что столько будет в его объятиях, сколько сил хватить молчать. Молчать, не смея рассказать о том, как нуждалась в нём, узнав о ребёнке, во время родов и потом, когда из-за прививки их полуторагодовалый сын попал в реанимацию. Она сама-то это поняла только вот сейчас, чувствуя, как затекают руки.
- Ты – отец Миши. Ты! Доволен?!
- Ещё как!.. – Улыбнулся, сжав Лену крепче в тисках своих рук.
- Мише не говори ничего. Я сама позвоню в ближайшее время.
- Он в курсе… Представляешь, сам догадался!
- Стоило ли мотаться в такую даль? – Каждое её движение – провокация.
- Думаю, я не зря приехал!.. – Блаженно улыбаясь, поменялся с ней местами. – Как же я скучал...
- Знаешь, порой мне кажется, что ты – параноик!
- Да хоть психопат! – Его руки в нетерпении блуждали под её одеждой. – На всё уже согласен! Только не исчезай! Христом Богом молю – не уезжай!..
- Вить, всё в прошлом. Мы – в прошлом! – Голос сорвался на хрип. – Максимум – свидания с сыном в парке по субботам, и то лишь ради него, - прошептала медленно, на каждом слоге едва касаясь губами его губ.
- На большее и не рассчитываю. Лен?..
- Что?
- Я хочу тебя целовать!
- Я… я не против.
- Ленок… - промычал он с неким сожалением.
Это было сном, бредом, сумасшествием… Чем угодно, только не явью. Это было похоже на последнее желание смертника, исповедь. Мольбой о всепрощении и возвращении. Это было любовью.
Он любил, погружая и её вслед за собой в это чувство без остатка. Казалось, воедино смешались не только звуки и запахи, но и тела, растворяясь в нежности, насквозь пропитались друг другом. От неё не скрылось, годы разлуки ржавчиной изъели душу мужчины. Вместе с тем он чувствовал, как исцеляется: и душой, и сердцем, и разумом и телом. В нём не осталось места ни для ненависти, ни для обиды, ни для злобы. Благодарность, зависимость, нежность.
Опьянял ласками, сцеловывал испарину. Словно воск она плавилась в его руках. И два сердца откликались в ритм друг другу. На грани реального. Над пропастью в прошлое…
- Ты как?
- Дышать начал…
- Я про руку вообще-то!
- Да так, ноет немного. На мне всё, как на собаке, ты же знаешь!..
Обессиленные они так и остались лежать поперек кровати. Его ноги свисали, от чего вскоре затекли; наблюдая за ней, он так и не сомкнул глаз. Она, свернувшись калачиком, прижалась к его боку и невольно забылась крепким сном. Вокруг кровати вперемешку валялись их вещи.
На этот раз утром рядом не оказалось его.
click here


Спасибо: 29 
Профиль
Вика





Сообщение: 1904
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.13 11:53. Заголовок: Миллион извинений пр..


Миллион извинений пред всеми моими дорогими читателями, огромное мерси Настеньке за волшебный пинок, ну и прода с пылу, с жару!
вот у меня ещё что имеется - ОБЛОЖКА

9.

Если бы, если бы нам до конца разобраться…
Просто бы по именам и на «ты» называться.
Если бы не города,
Ну кто знает, как там дальше?..
Знаешь ли?.. а пока, давай без фальши…


(Амели На Мели – Если бы)



- Ты чего это с утра и уже такой счастливый? – Открыв дверь, на пороге квартиры Кулёминых Степнов лицезрел друга со спящей крестницей на руках. – Хорошо к своей Леночке съездил? – съехидничал гость, подкрепив провокацию своей фирменной улыбкой.
- Хорошо. Только смотрю, Тагил, ты решил добавить мне счастья, - прошептал мужчина, принимая на руки ребёнка.
- Похоже, Москву охватила эпидемия ветряной оспы, - он приправил свое остроумие ехидным смешком. - Я буду продолжать трудиться в поте лица, а сорванцы пусть выздоравливают под твоим присмотром. – Увидев некую растерянность на лице собеседника, Эдуард похлопал его по плечу и добавил: - Молодой отец, Вам необходимо набираться опыта! К тому же дедушка на подхвате!
- Да, а скоро и прадед присоединится… Тагил, долго сумку в руках трясти будешь? Ставь и шуруй к бегемотам! Карантин что ли введите, да и вообще, держи меня в курсе всех событий. И да, наслаждаясь плюсами холостяцкой жизни, не забывай звонить дочери.
- Есть, Сэр! – отдав честь, мужчина удалился. Степнов же вдохнул воздух полной грудью, предвкушая «веселенькую» жизнь. Ожидания, к слову, были более чем оправданы.
Тем временем как крепко сдружившись Лиза и Миша закаляли и без того сильные характеры Виктора и его отца Михаила Юрьевича; Тагилов и Новикова играли в «Кошки-Мышки». Их игра была невероятно виртуозной. Её с лихвой хватало на то, что каждый из них был уверен в отсутствии взаимности. И только одному Господу Богу, должно быть, известно насколько совпадали их цели и ощущения относительно друг друга, да и сложившейся ситуации в целом.
Хотя нет. Среди смертных была одна семейная пара, посвященная в эту не простую сумятицу. Эти светлые люди проявили снисходительность и отзывчивость, мудрость и тактичность. Они оказывали свое содействие ровно в той степени, которая была уместна, и не на йоту больше.
Да, Эдуард настоящий мужчина, самодостаточная личность, но и ему необходимы разговоры по душам с другом и ни с тем, который осуждает: ставит клеймо, да ярлыки вешает, а с тем, кто пусть и отстраненно, но поймет его и поможет принять верное решение, взглянув на ситуацию со стороны. Так роль Мудреца отвелась Игорю Рассказову. Будучи что называется «В теме», в отличие от их общего друга он более верил в силу слов «Судьба» и «Счастье», нежели «Правильно» и «Нельзя».
Валерия Андреевна. Со стороны кажется, этой кокетке подвластно всё и вся относительно пленения мужских сердец. Быть может, но на этот раз цель оказалась выше – создание семьи. Иная цель – иные методы её достижения, и здесь она оказалась безоружной, да и не выход ныть о растерянности и отчаянности своей благоразумной, самостоятельной, излишне принципиальной подруге. В своём окружении она не знала никого, кто бы вил семейное гнездышко настолько ловко, как и Софья Денисовна. Оправдываясь новой тематической рубрикой журнала, для которого писала Новикова, она изворотливо вытягивала из приятельницы всю необходимую информацию.
Они словно невзначай приглашали друг друга в ресторан или на простую прогулку, привычным атрибутом чего очень скоро стали цветы и приятные безделушки в ответ для Лизы. Внешне их встречи казались ни к чему не обязывающими и совершенно беззаботными, в действительности же каждый жаждал кричать о собственных чувствах. Им обоим сносило крышу, как никому и никогда не сносило и в семнадцать.
В семействе Степновых-Кулёминых же день за днём пьеса «Укрощение строптивых» чередовалась с заседанием старшего поколения по проблемам отцов и детей. Вернувшийся с отдыха Пётр Никонорович выходил за рамки регламента и баловал как правнука, так и его подружку, вопреки всем их проказам. За последние годы эти дни были поистине самыми счастливыми в жизни Виктора. Его отец и дед Лены за чашкой отвара шиповника философствовали о том, чего, к сожалению, не вернуть - о потерянных годах счастливой жизни их детей. Они отчетливо представляли и белое платье Лены, и слёзы матери Виктора, и гнев родителей невесты, и негодование всей школы, и визг Новиковой, и совместную спортивную карьеру четы Степновых, и скандалы до грани развода. Хотя… нет, они дышали бы в унисон до последнего вдоха.
Где-то далеко в тоске разрывалось сердце молодой женщины. Она вскакивала посреди ночи от ощущения ладошек сына на щеках, от горячего дыхания любимого мужчины, от звонкого мальчишеского смеха, от крепких теплых рук на спине, от запахов дедовых лекарств и пыли в школьном спортзале. Она позволяла плакать себе совсем не долго, после - шла в ванную, где писала. А писала она в последнее время не только стихи для песен, но кропотливо впервые в жизни работала над прозой. Кулёмина и сама не могла сказать точно когда, но примерно пару лет назад её пленила мысль о возможности иной реальности, в которой бы их союз с Витей не потерпел бы фиаско так скоро. Да, ей приземлённой и разочарованной жизненно необходимо знать, что столь уникальное по силе, глубине и насыщенности чувство в других, более бережливых, руках могло бы расцвести в полной мере. Все чувства, эмоции, мысли, терзания и стремления, будучи не проявленными, выплескивались в творчестве. Она молчала о своей любви, и той было тесно в клетке в действительности из хрупкого женского сердца. Она решила создать отдельный мир – фильм, куда, она надеялась, с легкостью переселит свое непосильное чувство.Последние две встречи со Степновым подарили много тепла и ещё больше гнетущего вдохновения. Сценарий, по крайней мере, шёл как по накатанной.
click here



Спасибо: 24 
Профиль
Вика





Сообщение: 1906
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.03.13 12:06. Заголовок: С 8 марта, Дорогие М..


С 8 марта, Дорогие Мои Девочки!

10.

Время года - зима. Время года терять.
Ты уже потерял, но еще не остыл ко мне.
Время года - зима. Ты меня проглядел.
Ты меня, как нон-стоп, просмотрел, как кино, во сне.
Удивляюсь судьбе. Как ты там за двоих?
Нас запомнили все. Нас запомнили все, ты верь.
Я тебя сохраню, как последний патрон.
Каскадерам любви не положен дублер, ты знай.
Я запомню тебя. Ты себя сохрани.
Равнодушие тем, кто плюет нам в сердца.
Возвращаюсь домой, возвращаюсь домой.
Я запомню тебя от ступней до лица.
Время года - зима...

(НС - Время года - Зима)


- Я дома!.. – усталый радостный окрик в предвкушении крепких объятий сына. Впереди у них неделя незапланированного отпуска практически посредине тура.
- Дедуль, привет! Где Миша? – Раздевшись и закинув чемодан в спальню, Ленка, а точнее – исхудавшая, болезненного вида девушка, отдаленно похожая на Кулёмину неслышно вошла в кухню, где, помешивая какао, за ноутбуком трудился Пётр Никонорович. Промелькнула мысль о целесообразности показать ему свою рукопись.
- Рад тебя видеть, внученька! – Отческий поцелуй в лоб. – Мишка с отцом в деревню уехали.
- И ты отпустил?! Дед!.. – Девушка буквально рухнула на соседний табурет. – Дед, да в какую, к чертям, деревню?!
- Виктор же в начале осени дом где-то в Подмосковье купил, ездит периодически проверять его, хоть и оставил соседей присматривать, да печь топить. А я тут давеча ему и посоветовал, что, мол, надо бы им с Мишаней наверстывать упущенное: очень уж они друг в дружке нуждаются!.. Вот и взял Витя отпуск на неделю – Эдик его с пониманием отпустил. Сам я их в дорогу собирал сегодня утром. Ну, сама подумай – чего мальцу в четырёх стенах чахнуть?..
- Дедуль, ты считаешь, что Степнову можно верить? – устало прошептала Ленка.
- Ему как раз так и да!.. – Мысленно Кулёмина представила, с какой бы укоризной дед мог продолжить эту фразу более колкой: «Это не он пять лет сына скрывал!».
- Адрес вообще мне кто дать может?..
- Друзья Виктора: Игорёк и Эдик.
- Ну, тогда, я в школу…
- А отец у Виктора – вот такой мужик! – подмигнул писатель убегающей внучке. Гнев на её лиц вмиг сменила мягкая полуулыбка.

Наколов после обеда дров, Виктор истопил печь в доме, после затопив баню, вышел во двор. Зимний, свежий воздух был пропитан запахом дыма. Неожиданно сумрачную тишину оборвал лай Спикера – Московской сторожевой овчарки, что оберегала «берлогу» Степнова. Пёс, звеня цепью, метался по вольеру. Вскоре где-то по близости заглох мотор, по всей видимости, Рассказовской «девятки». Скрипнул засов калитки, после чего послышался отборный мат в исполнении Кулёминой. Запнувшись о высокий порог ворот, парой часов ранее Виктор собственноручно разлил на дороге два ведра воды, неся их с колодца.
- Ленок, надеюсь, не сильно ушиблась?.. – Вмиг оказавшись рядом, мужчина взял девушку на руки.
- Сильно! – вскрикнула она в ответ. В её голосе было всё: и боль, и обида, и досада. – Где мой сын?!
- Дома наш сын. Письмо тебе пишет. Знаешь, печатными буквами и без пробелов: ЯТЕБЯЛЮБЛЮ… - Обнимая Виктора за плечи, Ленка отвернулась, уткнувшись носом в мех капюшона собственной куртки. – Ладно, пойдём в дом.
- Вещи из машины, может, какие занести? – усадив Кулёмину на сундук в прихожей, Степнов присел перед девушкой и снял с её ног сапоги.
- Какие вещи?! Степнов, ты о чём?! Я ни на базу отдыха приехала! Я за сыном приехала!
- Лен, у меня отпуск, у тебя, как я понимаю, тоже есть свободные дни – может, проведём это время здесь… все вместе, а?
- Нет. Мы с Мишей возвращаемся в Москву. Сию же минуту.
- Только вот для начала необходимо твою ногу осмотреть – вдруг травма серьезная. Сможешь ли ты машину вести – вопрос. Да и не отпущу я вас, на ночь глядя.
- За врачом сходишь? – Сняв куртку и повесив её на дверную ручку, попыталась встать, но сморщившись, села обратно.
- Я сам в состоянии тебя осмотреть, – пробурчал он, копошась в аптечке.
Вновь подхватил её на руки и уложил на широкий, обитый кожей шоколадного цвета, диван, который резко контрастировал с бревенчатыми стенами гостиной.
– Джинсы снимай. Аккуратно. – Оба невольно вспомнили историю с боями. Страх потерять её навсегда с тех пор прописался в его сердце.
- А! Больно! – Мужчина едва коснулся её правого бедра.
- Перелома нет. - Он честно старался не разглядывать её хлопковое бельё в узкую яркую полоску. – Ушиб сильный. Скоро бегать будешь. Главное – не забывай растирания делать, как можно чаще. – Присел рядом и протянул тюбик. – Я Мишку пойду - позову.
Все время до ужина Лена с сыном провели вмести. Миллион раз признались друг другу в любви. Миша одарил маму ворохом писем и самодельных открыток, прочел наизусть выученное накануне с дедом стихотворение. Кулёмина же не сдержалась и рассказала о подарках, что ожидают мальчугана дома. Впрочем, он и здесь чувствовал себя дома.
Ласкаясь, они рассказывали друг другу абсолютно всё, что видели, слышали, делали в разлуке. Мальчишка рассказал мама и о деде Мише, и о подружке Лизе. Впрочем, он был в восторге от всех новых знакомых, как и от многочисленных перемен в бытовой сфере жизни.
Кулёмина понимала, что не вправе выдёргивать сына из жизни, к которой он прикипел всем сердцем. Да, желание вновь сбежать от Степнова, который то и дело разрезал поперёк её планы, нарастало в ней день ото дня. Но терзать душу собственного ребёнка она считала невозможным.
Там, в Америке, он был очень замкнутым и закрытым. Да, он двадцать четыре часа в сутки был окружен маминой заботой и лаской, но его частые простуды и боязнь людей не на шутку огорчали Лену.
Здесь, на Родине, в окружении людей, для которых лишь факт его жизни сродни восьмому чуду света, он - счастливый, энергичный, любознательный и беззаботный сорванец.
Находиться рядом с Виктором было больно. Слышать из уст Миши, обращенное к нему, «Папа!» - было счастьем.
Наблюдая за ними, вопреки ожидаемой нежности, внутри себя Степнов ощущал пустоту. Его даже несколько приятно удивило, что, когда он вновь взял Кулёмину на руки с явной целью отнести её на кухню, приняв это как должное, девушка запросто обвила его крепкую шею руками, а чуть позже совершенно искренно и без всякой иронии похвалила его талант в кулинарии.
Когда он вернулся из бани с засыпающим на руках сыном, Ленка сидела на знакомом сундуке в валенках, в его втором халате в обнимку с вафельным полотенцем.
- Уложу Мишутку и унесу тебя в баню. Жди тут.
В бане с низким для этих двоих потолком пахло мёдом, травами и берёзовым веником.
- Можешь меня и снаружи подождать, – остановила она Степнова в намерении раздеться.
- Послушай, ты как на одной ноге скакать тут собираешься? И к тому же баня – это тебе не джакузи – ошпаришься ещё!..
- Степнов, зубы мне не заговаривай!.. Хотя, собственно говоря, чего ты у меня ещё не видел?.. – И она резко сбросила с себя единственный предмет гардероба, а для него последующие тридцать четыре минуты прошли с одной единственной мыслью: «Ну да, действительно, чего я мог ещё не разглядеть?.. Кулёмина, как Кулёмина! Ничего особенного!..».
Проснувшись следующим днем в комнате сына, Лена огляделась по сторонам, восстанавливая воспоминания по обрывкам. Во всём доме царила, едва нарушаемая треском дров в печи, тишина. Похоже, она проспала чуть меньше суток.
Когда на выходе из спальни под ней скрипнула половица, на неё взглянули две пары васильковых глаз. Тело наполнила приятная, тёплая тяжесть.
- Мама проснулась!
- И что вы весь день делали?
- Старались не шуметь! – пожал плечами Миша. – Ты же работаешь на износ – вот и устаешь очень сильно. – Ленка улыбнулась, осознавая, что сын, наверняка, повторил, услышанные из разговора с кем-то третьим, слова отца.
- Что читаете?
- «Это будет вчера» - не поднимая на неё взгляда, ответил Виктор. В душе сразу образовался какой-то сквозняк.
- Кстати, о вчера… Вить, я выспалась, да и нога в норме – мы с Мишкой благополучно доберемся до дома.
- Не думаю. Весь день метель метёт – сомневаюсь, что выезд на трассу чистили.
- И что ты предлагаешь?..
- Мамочка! – опередил отца Михаил. – Мамочка, мы с папой просим тебя остаться здесь всем вместе на недельку!.. Мамулечка, ну, пожалуйста!
- Зачем?! Зачем это всё?
- Я так хочу.
- Михаил, на тему твоего «ХОЧУ» у нас с тобой неоднократно были серьёзные беседы. – Вопреки неуёмной силе любви к сыну, в вопросах воспитания Лена руководствовалась доводами рассудка.
- Ну, мама, и папа хочет, и ты сама хочешь – я же знаю!.. – прямолинейность мальчишки смутила его родителей.
- А потом ты поедешь со мной на гастроли? – хитро сощурила глаза.
- Ну… Даже не знаю… - Растянувшись на руках отца, Миша зевнул. – Я Лизе обещал с ней в садик ходить, а то её там обижают.
- Лизе обещал, значит?.. Смотрю, вы оба спите на ходу. Ложитесь уже, а я на кухне пару часов за ноутбуком скоротаю – надеюсь, Степнов, ты не возражаешь?..
За просмотром новостей и перепиской с фанатами Кулёмина потеряла счёт времени. Загрузка очередной вкладки оборвалась одновременно с окончанием бурчания старого советского холодильника. Только в темноте Лена поняла, насколько громко за окном завывает метель.
- Степнов, электричества нет. – Освещая себе путь экраном мобильника, девушка не без трудностей нашла в едва знакомом доме хозяйскую кровать.
- Кулёмина, чего же ты в глаза-то мне светишь?! – спросонья мужчина закрыл лицо руками.
- Посмотри, пробки, должно быть, вышибло. – Голос вдруг дрогнул, и приказной тон смягчился до просьбы.
- Либо провода оборвало, либо от подстанции отключили. Ложись спать.
- Если я пойду к Мишке в комнату – разбужу его, а по дороге к тому же кучу шишек об углы набью, - пробубнила она себе под нос.
- Ложись здесь, - отбросив одеяло, Степнов подвинулся, освобождая место. Она, не раздумывая, устроилась на соседней подушке.
- Боже, какие у тебя ноги ледяные! – Девушка вмиг откатилась к краю кровати, потянув за собой одеяло.
- Двигайся обратно, а то всю ночь будем из-за одеяла драться. – Вскоре к его спине примкнула её спина.
- Лен?
- Что?
- Прости.
- Ты сам вынудил меня уйти. Ты не учитывал моих интересов, целей и желаний. Ты подавлял меня и мою волю. Ты знал меня от корки до корки и столь нелепо распорядился этой властью. Я влюбилась в мудрого, бескорыстного, доброго человека. А ты оказался жестоким… Жестокий, глупый и эгоистичный.
- Понимаю, Ленок. Всё я понимаю… - Па прошествии времени искать правых и виноватых представлялось ему малоцелесообразным.
- Вить, как бы там не было, я спросить всегда тебя хотела: я хорошая мать? – Дрожь в её голосе вызвала самые трепетные чувства в его душе. Перевернувшись на другой бок, он обнял её за талию и зарылся носом в её растрепанных волосах.
- Для своих детей другую не пожелаю. – От него не скрылось, как она напряглась.
- А дядя Миша?.. Он что по поводу сложившейся ситуации думает?
- Он благодарен тебе за внука. Лен, прошу, ради Миши – давай эту неделю по возможности проживём так, словно мы – семья.
- Боюсь, это не на пользу его психике – зачем травить ребенка?.. Он же с нас потом живых не слезет, пока своего не добьется!.. Ты его ещё не достаточно хорошо знаешь, уж поверь мне – по упёртости даже я ему уступаю.
- Да понял я уже, в кого сын пошёл! – прижался подбородком к её плечу. – Лен, мы же все этого хотим, но боимся. А тут такая возможность просто попробовать, попытаться.
- В общении с сыном ты не ограничен, на большее рассчитывать смысла нет.
- Прошу, дай нам второй шанс. Эта неделя – она никого ни к чему не обязывает, но в тоже время и…
- Я и без того позволила тебе слишком много.
- Жалеешь?
- На ошибках учатся.
- Я – ошибка. – Он отстранился и сел, до боли сжав в кулаке собственные волосы. - Наша любовь, прости – какая «Наша», МОЯ любовь – ошибка. Наша с тобой страсть – ошибка. Надеюсь, сына ты не считаешь ошибкой?
- Исключительно его жизнью я и оправдываю связь с тобой.
Она и понятия не имела, что сильные мужчины плачут в темноте.
Наутро он проснулся под звуки родных голосов, доносившихся с кухни. Оттуда же пахло оладьями и морковной запеканкой.
- Доброе утро, – прислонился он к дверному косяку, решив не задавать излишних вопросов, а действовать по ситуации.

Спасибо: 22 
Профиль
Вика





Сообщение: 1908
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.07.13 15:43. Заголовок: 11. Возьми меня за ..


11.

Возьми меня за руку,
И дай мне тебя обнять,
Я не могу, не могу. не могу
Тебя терять


- Доброе утро, – прислонился он к дверному косяку, решив не задавать излишних вопросов, а действовать по ситуации.
- Доброе утро, па-а-ап, - довольно протяну Михаил, хитро щурясь.
- Собака разлаялась – проверю, в чем дело, а ты садись завтракать.
- Лен, может я? – робея, мужчина привстал с табурета. – Ленок, а как же нога твоя?
- Болит. Надо расхаживать.
- Лен…
- Сиди уже.
- Мама всегда так вкусно готовит? – спросил Степнов сына, откусив кусочек.
- Да. Правда, когда мы на гастролях, то кушаем в кафе и ресторанах. Ну, там тоже вкусно бывает. Почти всегда.
- Понятно. Ты скучаешь по гастролям?
- Не знаю. Иногда скучаю. Ну, это весело. Хотя вот папы раньше у меня не было. Только…только ругаетесь вы с мамой постоянно.
- Прости. Прости, сынок, что до сих пор ничего не исправил, а только лишь порчу всё.
- Пап, ты что - уже передумал?
- Миш, я от вас с мамой ни за что не отступлю – буду добиваться нашего счастья до победного результата, обещаю.
- Степнов, пятьдесят рублей вынеси, - на столе перед мужчиной оказалась семьсот граммовая стеклянная банка с пластиковой крышкой, - соседка молока принесла.
- И о чём вы так долго с ней говорили?
- Степнов, деньги вынеси!
- Мам, почему ты на папу постоянно кричишь? Почему ты постоянно его ругаешь? – едва скрипнула дверь, мальчик впал в ополчение, – Почему ты обижаешь моего папу? Разве он плохой?
- А разве хороший?
- Хороший! Я люблю его! И он меня любит! А ты нас – нет! – Сердце Лены ухнуло в пропасть, в то время как её точная копия со всех ног кинулась в направлении собственной комнаты.
- Где Миша, почему он не доел? – вернулся хозяин дома.
- Должно быть, рыдает в спальне.
- Что?
- Господи, как вы оба меня достали! Что там твоя Марфа говорит? Расчистили выезд на трассу? – Лена продолжала отвлеченно попивать чай.
- Что с моим ребёнком? Почему он плачет? – Степнов за плечи развернул собеседницу лицом к себе.
- Что с дорогой?
- Что с Мишей? – сжал её подбородок в своих сухих, грубых пальцах.
- Полагаю, осознал, что серьёзно огорчил горячо любимую маму.
- Что случилось?
- А ты разве не знаешь? Я не люблю вас: ни тебя, ни сына! Ты внушил эту глупость ребёнку?
- Так значит?..
- Вот сейчас ты подумал только о себе, а не о нас с Мишей!
- Ничего такого я ему не говорил. Наоборот, я вижу, ты же в нём души ни чаешь, – постепенно мужчина ослабил хватку, а потом и вовсе опустил руки.
- Что с дорогой?
- Вся техника в столице и других крупных городах, да и на федеральных трассах, а для нашего трактора в хозяйстве керосин кончился.
- Степнов, скажи, более забытой Богом дыры ты не мог найти? Чего так помелочился-то? Ходячее недоразумение. Неудачник! – зло процедив последнюю фразу сквозь зубы, девушка устремилась в зал, где забравшись с ногами в кресло, принялась за работу над текстами к новым песням.
Виктор тем временем огребался, готовил, вновь огребался, заготавливал дрова, снова огребался, занимался с собакой и опять огребался. Тем временем Мишка не смело принёс маме письмо, в котором извинялся. Так началась их примирительная и очень долгая переписка. Никто ни с кем не разговаривал. Так прошло три дня.
После чего метель прекратилась, нашёлся керосин, дорогу расчистили, и можно было выезжать в Москву на два дня раньше за планированного, но чувство досады саднило сердце: что-то упустили, что-то не сказали, что-то пошло не так, как планировала душа в тайне от разума.
- Просыпайся, мой любимы кусочек счастья, - будила сына поцелуями Кулёмина. – Просыпайся! Завтракаем и домой возвращаемся, - взлохматила челку мальчишке, - к деду!
- М-м-м…, - потянулся он сладко, - сегодня же суббота?
- Суббота!
- А мы же в воскресенье собирались возвращаться все вместе.
- Папа взрослый и сам в состоянии добраться до своего дома, а мы с тобой возвращаемся домой сегодня!
- Ну, мам, папа обещал мне, если твоя нога заживёт, мы все вместе в субботу пойдем на площадь!
- В этой деревне ещё и площадь есть?
- Есть! – в азарте Михаил вскочил на кровати и запрыгал, - А на площади есть большие горки, он изобразил их размеры большим размахом рук, и лошадки. Лошадки катают верхом и в санях! Мамочка, пойдём, ну пожалуйста! Я всю неделю ждал эту субботу!..
Он всю неделю ждал эту субботу, она же будет помнить её всю оставшуюся жизнь. Прокручивала в голове этот утренний диалог с сыном Лена, крепко сжимая его в объятиях в салоне вертолета МЧС. Перед глазами мелькали страшные кадры.
Они втроем беззаботно веселились: валялись в снегу, кружились в общем хороводе, катались в санях. Они пили горячий чай у палатки, в то время как к Лене подошёл мужчина, резко отличающийся и внешним видом и манерой говорить на фоне окружения. Представился директором клуба и потребовал выступления звёзды на вечерней дискотеке посвященной дню посёлка, на что получил отказ в том же дерзком стиле. У Кулёминой сразу закрались подозрения по поводу его благочестия, и, как выяснилось позже, не безосновательно. Да, директор клуба, но и владелец частной базы отдыха с бильярдным залом, караоке и бассейном, как полагается, куда съезжались подобные ему отсидевшие или откупившиеся когда-то, товарищи, крышующие окрестные деревни.
И кто знает, спаслись бы его, когда-то без вести пропавшие, длинноногие пленницы, если бы он не решил мстить Лене за грубый отказ свободой её сына.
Когда Кулёмина поняла, что в гудящей толпе нет её мальчика, пазлы моментально сложились в картинку – уж очень не многозначна была последняя фраза собеседника: «Засунула бы гордость подальше, да о сыне подумала!».
Она смогла лишь набрать номер Новикова, после чего истерически разрыдалась. Информацию представил уже Степнов. Позже ей удалось взять себя в руки, сразу же набрала МЧС, неотложку, полицию. Она была готова трубить во все стороны. Она буквально всю область поставила на голову. Виктор с трудом сдерживал её в порыве самой штурмовать коттедж. Но сам составил компанию спецназу захвата и на руках вынес матери её перепуганного ребёнка.
Позже Андрей Васильевич обязательно выпишет им благодарственное письмо за помощь в проведении уникальной операции по прикрытию нарко и рабпритона, да и Лерке придется интервью дать, ну а пока в салоне вертолёта Степнов кутал Лену и Мишу в одеяло и пытался напоить их чаем, не без усилий удерживая в трясущихся руках термос с чаем.


Спасибо: 20 
Профиль
Вика





Сообщение: 1910
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.08.13 14:20. Заголовок: Обложка 1 Обложка 2..


12.

А ты не бойся меня ранить,
Заживёт...


Скрытый текст



- Почему дома никого нет? – Лена вошла в квартиру следом за Виктором с сыном на руках.
- Сейчас позвоним и узнаем. – Не снимая обуви, Степнов прошёл в Ленкину спальню и уложил на диван Михаила. В прихожую вышел с его верхней одеждой и обувью в руках. Кулёмина оставалась неподвижной.
- Куда позвоним? – прошептала она без сил.
- Куда-нибудь кому-нибудь позвоним и всё обязательно выясним, - стянув с растерянной девушки куртку, помог снять и кроссовки. Понял, что сама она вряд ли справиться с маршрутом, подхватил на руки и аккуратно уложил рядом с сыном, укрыв их пледов.
- Что с дедом? Где он? – попыталась она встать.
- Охраняй сон нашего сына, - поправив одеяло, мужчина несмело прижался губами ко лбу девушки. - Обещаю, я найду Петра Никоноровича. Спи.
Когда под утро Лена встала из-за жуткого чувства жажды, за окном завывала жуткая метель, Степнов дремал, опираясь о кухонный стол, на котором были разложены все телефоны: мобильные его и её, и домашняя разряженная радио-трубка. Да раскрытая аптечка с початой упаковкой бинтов. На спинке соседнего стула висела свежая сорочка.
Из одежды на мужчине были лишь чистые джинсы, да полотенце, весившее на шее, на правом предплечье белела стерильная повязка. Этим плечом он прикрыл голову её сына, их сына. В той сумасшедшей обстановке она даже не придала значению, что Виктора задержали на некоторое время в карете скорой помощи, а на рукаве пуховика сквозила дыра. Должно быть, уколы успокоительного частично отключили на тот момент сознание, да и стресс сказался.
Для того чтобы налить из графина воды в стакан, света, льющегося слабой струйкой из коридора, было недостаточно. Девушка щёлкнула включателем. Мужчина проснулся.
- Ты выяснил что-нибудь? – сделала она спасательный глоток.
- Присядь, Лен.
- Степнов, не пугай меня! – повысила она голос, из-за чего осипла на последнем слове.
- Присядь. – Девушка выполнила его просьбу с обреченным выражением лица. – Василий Данилович быть в гостях у деда, они смотрели новости, ну и сама понимаешь… Дозвониться до нас они не смогли. Пётр Никонорович разволновался, у него случился обширный инфаркт.
- Господи!..
- Не переживай. Буквально минут двадцать назад я разговаривал с врачом - операция прошла успешно. Шансы на восстановление очень высоки.
- Уходи.
- Что?
- Уходи.
- Лен?..
- Уходи.
- Лена, я не понимаю…
- Ты приносишь мне и моей семьей только беды. Если бы не ты и не твоя проклятая деревня, с моим сыном и с моим дедом всё было бы в порядке. – На глазах девушки блестели слёзы, но даже они не смягчали злость, поселившуюся в её сердце. – Я ненавижу тебя всем своим сердцем, всей своей душой я ненавижу тебя, Степнов.
- Кулёмина, очнись!..
- Ничего не хочу слышать! Никаких оправданий! Я запрещаю тебе приближаться к моему сыну, к моему деду, ко мне! Уходи из нашей жизни! От тебя только горе, много горя…
- Господи, Леночка, девочка моя, что происходит?
- Убирайся из нашей жизни навсегда. Я ошиблась, когда дала тебе шанс сблизиться с сыном, когда подпустила тебя к себе. Я думала, ты изменился, а ты… Ты и вправду изменился – стал гораздо хуже.
- Это твоё мнение, и я его уважаю. Но я же могу, не напрягая тебя, видеться со своим сыном и со своим другом.
- Нет. Ты понятия не имеешь, сколько страданий причинил мне за всё то время, что мы знакомы. И всё это я вытерпела. Но причинять страдания моим самым родным людям, я не позволю. Я огражу их от тебя и от твоего дурного влияния. Ты же словно аномалия какая-то. Я увезу их от тебя. И ты никогда их не увидишь.
- Лена, - сжал он кисть девушки.
- И меня никогда не увидишь.
- Лен, прости… - телефон утонул в кармане джинс, рубашка заняла свое законное место на плечах хозяина.
Мужчина копошился минут пятнадцать в гостиной, по всей видимости, собирал вещи. Заглянул на мгновение в ванную комнату, швырнул связку ключей на тумбу в прихожей и захлопнул за собой дверь.
Всё. Конец мучениям и терзаниям. Хочу – не хочу, надо – не надо. Дороги назад отныне нет. Может и бредовая, но с виду вполне приличная причина, чтобы порвать с ним окончательно.
Нет, она, конечно же, не свихнулась. Кулёмина безусловно понимает, что подобное могло произойти при каких угодно иных обстоятельствах и винить бы тогда было не кого. Ситуация двояка. При желании она бы могла оправдать его в своих глазах, но душа её жаждала иного – удалить его из своей жизни, как гнилой корень раскрошенного зуба, как часть желудка при язве, как часть лёгкого при раке. Для себя она решила, что попытка вернуть их отношения была последней её ошибкой, вызванная непреодолимым до некоторых пор желанием быть единственной обладательницей Степнова. Всё прошло, как отрезало.


Если есть у кого-то желание обкидать меня тухлыми помидорами click here

Спасибо: 14 
Профиль
Вика





Сообщение: 1911
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.08.13 17:41. Заголовок: 13. Навсегда, слыши..


13.

Навсегда, слышишь, остался я
В сентябре, там в сентябре,
Где ещё почти полдня
До того, когда разлюбишь ты меня.



Скрытый текст



С того разговора прошло недели три. И сегодня ночью всё повторилось. Во сне. Слово в слово. Каждый взгляд, каждый жест – всё отозвалось в памяти гулким эхо. Сегодня рождество, и они с мамой собирались отвести мальчишек в православный храм недалеко от их дома, так что ничего страшного, что соскочила она за полчаса до будильника. Есть время собраться без спешки.
Утюжа стрелки на брюках сына, Лена размышляла о том, насколько много событий произошло за последнее время. Она наотрез отказалась от выполнения своих обязательств перед продюсером. В России, она считала, та ситуация могла повториться вновь. Денег вырученных с продажи американской недвижимости едва хватило покрыть неустойку. Тысяча проклятий некогда от близких подруг полетело вслед за ней. Как бы она того не желала, но со Степновым они всё же виделись трижды: в кабинете у Новикова, на работе у его дочери и в палате деда.
Узнав обо всём, родители позвали к себе. Чтобы жить в Швейцарии не на хлебе с водой, и чтобы лечить там деда и сына, в короткие сроки довольно за небольшую сумму была продана квартира фантаста. Квартира родителей сдана в наём под присмотром Новиковой.
Пётр Никонорович в госпитале, говорит, что не умрёт, пока любимую внучку не выдаст удачно замуж. Шутит постоянно, да что-то пишет в своем ноутбуке. Мишка с того дня не произнес ни слова. Кулёмина в постоянной осаде с родителями, те настаивают на специализированном обследовании, за которым последует и медикаментозное лечение.
Ленка же верит словам Малаховой: «Мальчику необходимы время и положительные эмоции, ну и желательно, чтобы мама сама успокоилась». Девушка следует её рекомендациям из переписки – водит сына на конный двор, в дельфинарий и в художественную студию. В последнем месте ребёнок изливает негатив на бумагу, когда как в двух других черпает желание жить. Позавчера он впервые улыбнулся и даже послал воздушный поцелуй Лере, когда они все вместе общались по скайпу. Новикова, кстати, сообщила о каком-то достойном претенденте на её руку и сердце, правда тот никак не созреет до предложения, а намекать она уже порядком устала.
Благими усилиями друзей: той самой Леры и Рассказова через два месяца в свет должна выйти книга Кулёминой – переработанный сценарий, которому не суждено стать фильмом. Больно, когда в одночасье крушатся все планы. Всякий раз при разговоре эти двое ненавязчиво намекают, что Лена обязана присутствовать лично на презентации своей первой книги, а значит, придётся навестить родной город в то самое время, когда он погрузится в грязь талого снега.
Никита подвёз семью до Храма, но слегка удивил женщин тем, что не остался в салоне автомобиля, а проследовал за ними. В следующее воскресенье они вновь отстояли службу. Кулёмина увидела, как в стороне исповедуется перед настоятелем Храма пожилой мужчина и поспешила последовать его примеру, дождавшись своей очереди.
- Здравствуйте. Я никогда раньше не исповедовалась. Я не знаю, как это следует делать и что мне это даст. Но нечто изнутри подтолкнуло меня к этому. Честно, извините, я не знаю, что говорить… - по её бледному лицу разлились слёзы.
- Расскажи мне, что тебя печалит.
- Мой сын молчит. Он пережил серьезный стресс и теперь молчит. По моей вине…
- Ты ни в чем не виновата, дочь моя.
- Виновата. Я певица. Была певицей… Я отказалась петь перед преступниками, и они похитили моего сына. Операция захвата шла часов десять-двенадцать, и я понятия не имею, что за это время мог пережить мой сын. Понимаете, я хочу ему помочь, но не знаю, как!.. Мои родители – медики, и они… А я не позволю пичкать таблетками своего ребенка, не позволю! Скажите, как я могу ему помочь?
- Твой сын – это то белокурое чудо? – Ленка лишь кивнула в знак согласия. – Приводи его к нам в воскресную школу – хуже точно не будет. Мы учим детей быть полезными обществу, быть добрыми душой и открытыми сердцем. Наши детки мастерят различные поделки, изучают историю христианства. Это его отвлечет, поверь. - Девушка впала в замешательство. - Я тебе только одно скажу: всякая болезнь ребёнка - результат разлада между его родителями. И чем сильнее разлад, тем тяжелее страдает дитё.
- Понимаете…
- Дочь моя, я вижу твою мать, вижу твоего отца, твоего брата… Твоего супруга, отца твоего сына я не вижу. Ты держишь на него обиду, надуманную обиду, я в этом уверен. И пока ты не простишь его мысленно, в своей душе, в сердце своём его не простишь, дитё ваше хворать будет.
- Поймите, с ним невозможно…
- Знаешь, я же не слепой, не затворник в горах – вижу, что в жизни происходит, понимаю, что на земле нашей творится. Люди перестали беречь любовь, дорожить друг другом. Все кругом стали эгоистами. Зачем трудится, создавать семью, как храм любви – зачем, правда? Когда можно просто сбежать от проблем и тягот. Вот и ты сбежала, а сердце твое там – с ним, и его, - собеседник девушки взглянул на её сына, - крошечное сердечко тебя любит, да к отцу всё же рвётся.
- Святой отец, Батюшка… Простите, я не знаю, как к Вам верно обращаться, только не всё так просто – мне самой то решение далось очень не просто, я долгое время сама с собой спорила, но иначе никак!..
- Скажи, из-за чего вы расстались?
- Я ушла от него, будучи беременной. Ни он, ни я – мы оба не знали на тот момент о сыне. С ним стало невозможно. Он жестко ограничивал мою свободу, ревновал к друзьям, был против моей карьеры.
- Ты знала, что так будет, когда соглашалась жить с ним, - утвердил мужчина. – Так зачем согласилась?
- Я любила его.
- А потом, видимо, себя начала любить больше.
- Я терпела, сколько могла. Я решила уйти, когда его деспотизм вышел за все мыслимые и немыслимые границы дозволенного.
- Однако, если бы он действительно был настолько плох, как ты говоришь; уверяю, ты не оставила бы ребёнка и не любила бы его столь горячо. И не оправдывайся тем, что ты - верующий человек. Ты на грани отчаяния, и только поэтому ты стоишь сейчас здесь и просишь у меня совета. Этот разговор для тебя не само собой разумеющееся действо, а последний шанс помочь своему сыну. Скажи, тот мужчина – он пытался вас вернуть?
- Да.
- И ты снова сбежала… Сама живи, как знаешь, но их общению, прошу тебя, не препятствуй. Во благо своего дитя, прошу тебя, не препятствуй. Отрицая отца своего ребёнка, ты отрицаешь половину своего ребёнка.
- Мне тяжело его видеть. Мне больно вспоминать и думать о нём. Поймите, всё что касается его, для меня невыносимо…
- Настолько плох? Настолько ужасен? Настолько много боли тебе причинил? Будь светлее его – прости.
- Ни в этом дело. Я не хочу возвращаться в тот кошмар, из которого сбежала более пяти лет назад. Я тогда мало его узнавала, понимаете? Он пугал меня, он был не в себе.
- Послушай, я и слова не сказал о том, что тебе стоит к нему вернуться. Я лишь попросил тебя не препятствовать общению сына и отца.
- Я не хочу быть вместе с ним, но я не могу, не могу, поймите, быть рядом с ним, и при этом не вместе.
- Хочу, но не могу; могу, но не хочу… Запутанно-то как! Ты хоть себя понимаешь? – Девушка вновь утвердительно кивнула головой, подтерев ладонями слёзы. – Ну, и почему же ты не можешь быть рядом, да не вместе?
- Я люблю его, - прошептала она, задыхаясь новым потоком слёз.
- Эх, не тому человеку ты это говоришь, не тому…

Девочки, я добью его, обещаю!

Спасибо: 16 
Профиль
Вика





Сообщение: 1913
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.08.13 14:57. Заголовок: 14. Просто хочу быт..


14.
Просто хочу быть рядом с тобой,
Просто люблю, просто тебя и просто такой.


Скрытый текст



- Добрый день, Лера. – Тяжёлый вздох последовал вслед за репликой телефонного собеседника.
- Физкульт-привет, Виктор Михайлович! – блондинка хихикнула в ответ на поцелуй в щёку своего кавалера. – Эдик, отстань – ты колючий!
- Лера?! – даже по средствам телефонной связи масштаб негодования бывшего учителя был очевиден для девушки.
- Виктор Михайлович, харе меня жизни учить! – Девушка уединилась за закрытой дверью кухни. – Извините меня, конечно, но своей семьи создать толку не хватило, так и не стоит мешать мне с Моей личной жизнью! – Ответом ей стал лишь очередной вздох отчаяния. – Та-а-ак, до меня дошёл аромат самобичевания… Товарищ главный тренер, я в курсе всех Ваших, мягко говоря, косяках. Но Вы же не гнилой старик, чтобы столь активно посыпать главу пеплом. Что вынудило Вас набрать мой номер?
- Лер, я уже думаю, что зря позвонил. Ты, должно быть, мне с некоторых пор и не помощник вовсе.
- Ой, умоляю Вас! Сколько можно цену набивать?! Валяйте! Я готова к любой информации!
- Понимаешь, Лерыч, я сам не знаю, на что я ещё надеюсь… Короче, по всему городу развешены биллборды… с Леной.
- Виктор Михайлович, Вы до ужаса предсказуемы!
- Так это - правда, что девятнадцатого марта в «Элефанте» будет презентация её книги?
- А чему Вы собственно удивляетесь?! Считаете её неспособной на подобные подвиги?
- Ну нет, почему же? Талантливый человек талантлив во всём!
- Во-о-от! К тому же и вдохновляли Вы её всю жизнь с искрометным успехом, да генетически Кулёмина к этому предрасположена!..
- Ты читала рукопись?
- Конечно, читала. Не переживайте, там только о группе, о поиске себя и своего пути, о творчестве. Ничего того, что могло бы Вас огорчить.
- Валерия, - обратился к собеседнице мужчина на минорный распев. – А Лена то сама будет присутствовать на презентации?
- Разумеется! Они с Мишуткой прилетят в Шереметьево семнадцатого утренним рейсом Париж – Москва, там какие-то проблемы с прямым рейсом возникли и… Ой! – Девушка ударила себя ладонью по лбу. – Говорил мне папа: «Болтун – находка для шпиона»!..
- Не переживай, я на переправах коней не меняю!
- Виктор Михайлович, я бы помогла Вам – сами прекрасно знаете, как я к вашей с Ленкой паре ещё со школьной скамьи отношусь, да и за Мишку переживаю. Вот только…
- Что, только?
- Оно того стоит?
- Лер, безусловного успеха этой операции я гарантировать не смею, но буду признателен тебе до гробовой доски.
- Ну учтите, помогать Вам я буду лишь в разумных пределах – чтобы Кулёмина ничего не заподозрила. Ясно?
- Да я сам собираюсь действовать скрыто, только пока ещё точно не знаю как именно.
- Да ладно вам – импровизация правит этим миром!
- О, слышу знакомый энтузиазм в твоём голосе!
- А то, вместе мы горы свернем! Только умоляю, без угроз жизни и здоровью моим любимкам! А то я Вас знаю – Вы же настоящая аномалия!
- Да, аномалия…
- Эдик, не мешай! У меня важный разговор! – Хлопок двери. – Извините, это не Вам. Так каким будет первое задание?
- Первое задание?.. А отпроси-ка ты меня, Лера, у Эдуарда Альбертовича с работы денька на два-три в районе девятнадцатого! – Грустный голос мужчины сменился едва сдерживаемым смехом.
- Ну, я не думала, что первое же задание окажется столь непосильным.
- Умываешь руки? – Это было в его привычке брать на слабо Новикову.
- Ну уж нет! Я ещё буду свидетельницей на вашей свадьбе!
- Не гони лошадей!
- Вы сомневаетесь, что у нас получится? Между прочим, это моя мечта с десятого класса!
- Жаль, что твоя, а не Ленина… Ладно, удачи тебе в разговоре с Тагиловым.
- И Вам, Виктор Михайлович, удачи! Кому-кому, а Вам она пригодится!
- И что этому зануде из-под меня нужно? – В следующее мгновения Новикова оказался тесном кольце сильных мужских рук.
- Не перестаю поражаться вашей взаимной любви со Степновым. – Лера лукаво прильнула к плечу возлюбленного. - Необходимо не привлекать Витеньку к работе дня три-четыре на следующей неделе со вторника по пятницу.
- Серьезная заявочка! Я соглашусь лишь при одном условии! – Подмигнув, мужчина ущипнул блондинку за пятую точку.
- Баш на баш?! Моё условие Вы, Эдуард Альбертович, тоже не забыли! – ускользая из объятий, девушка помахала перед лицом собеседника кистью правой руки, намекая на отсутствие обручального кольца.
- Да-а-а, Лерка-то моя - не промах! – Запустил он пятерню в копну своих густых волос.
Присев на табурет, мужчина отправил другу SMS-сообщение следующего содержания: «Брат, гуляй всю следующую неделю, но потом неделю будешь работать за двоих. Удачи ».
В ответ Степнов лишь улыбнулся экрану мобильника, а затем отправился за билетом на презентацию.
Ночь накануне встречи прошла без сна. Степнов всё думал, стоит ли игра свеч. Не навредит ли он Ленке с Мишкой в очередной раз, не усугубит ли он ситуацию ещё больше. Да и вряд ли кто-либо из этих двоих будет рад встречи с ним. Он подбирал слова, которые скажет при встрече, продумывал возможные реплики Лены, от чего буквально впадал в отчаяние. Под утро, наблюдая первый этой весной дождь, он даже выкурил сигарету, чего не делал с сентября.
В аэропорт мужчина прибыл слишком рано. Лишь спустя полчаса на табло загорелся долгожданный рейс. Он вмиг разозлился на себя, что в руках нет букета и какой-нибудь занимательной игрушки. Переминаясь с ноги на ногу, он упрямо пытался разглядеть в толпе родные лица, но лишь замелькало Ленино лицо, как мужчина моментально скрылся. Он, словно диверсант, наблюдал за своими любимыми посредством отражающих поверхностей. Ленка в глухих тёмных очках, которые скрывают практически половину её лица. Понять с каким настроением она приехала было невозможно, а Мишка… Мишка, казалось, боялся всех и каждого.
- Что же я натворил, Господи?.. Что?! – взвыл он в голос. – Как мне вернуть их, как?! Не могу я без них, не могу…

покорит ли он сердце ?

Спасибо: 15 
Профиль
Вика





Сообщение: 1914
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.08.13 15:03. Заголовок: 15. С трудом собир..


15.
С трудом собираю картины, что ты раскидал,
Картины из жизни счастливых минут.
Глупо молчать, спокойно прижавшись к стене,
Считаю ошибкой, вернуться к тебе.


Ночь накануне девятнадцатого Лена не спала. На кухне Леркиной квартиры при свете небольшого бра она зубрила сценарий вечера и сочиняла ответы на предполагаемые каверзные вопросы прессы. К слову волнения ей добавляло и то, что организаторы, наступив на больную мозоль, убедили её исполнить несколько песен. Выбор ограничился тремя композициями. Именно таким количеством собственных произведений Кулёмина являлась правообладателем. Эти да и многие другие песни не позволяли забыть о том, что, ко всему прочему, девятнадцатое марта ещё и день рождения Степнова. Лишь однажды, в одиннадцатом классе, она предприняла попытку поздравить его, потом такой возможности не было долгие годы. Да нет, возможность в принципе, как и сейчас, была всегда, с желанием было порядком проблематичнее. За размышлениями стрелки часов миновали четвёртый час ночи. От усталости захотелось спать, но волнение упорно держало нервную систему в тонусе. Лерка обещала быть завтра рядом, а что если она в компании своего Эдика отправится поздравлять друга семьи с днём рождения?.. Кулёмина не на шутку опасалась остаться без поддержки. Через силу выпив чашку отвара успокоительного сбора, девушка всё же заставила себя немного поспать.
По предварительной договоренности утром за Мишкой заехал старинный друг Кулёминой и действительно хороший, надёжный человек – Игорь Ильич Рассказов. Своих детей он уже отправил в сад, супруга его прибывала на последних сроках беременности, поэтому находилась в стационаре под присмотром специалистов. И присматривать за мальчишкой мужчина вызвался при условии: не прерывать рабочий процесс. А тот, к слову, никого не напрягал своим присутствием за последней партой кабинета истории. У Рассказова было окно, в это время их застала в столовой Малахова.
- Игорь Ильич, приятного аппетита. Могу я присоединиться к Вам и Вашему милому собеседнику? – Она с интересом начала разглядывать мальчика.
- Конечно, - Рассказов будучи истинным джентльменом встал и помог коллеге присесть за стол. – Для нас это большая честь. Михаил, знакомься – Яна Ивановна – лучшая школьная фея всех времен и народов, это я тебе, как профессор истории заявляю! – Улыбаясь, мужчина поправил очки. – А это, Яна, Михаил Викторович Кулёмин – сын небезызвестной Вам Елены Никитичны Кулёминой.
- Приятно познакомиться. – Мальчик лишь робко кивнул головой в ответ.
- Яночка, Вы не подумайте – Михаил воспитанный и добрый мальчик, но вот только общается с окружающими исключительно в письменной форме.
- Я в курсе, - шепнула она ему, задев под столом его ногу своей.
- Яна Ивановна, а Вы сейчас будете свободны?
- Вполне, а Вы хотели о чём-то меня попросить? – импровизировать этим двоим, во благо спасения человечества, было ни в первой.
- У меня следующими двумя уроками итоговые четвертные контрольные в девятых классах. Думаю, Миша уже порядком подустал от одних и тех же четырёх стен и от неизменного пейзажа за окном, а вот Ваш кабинет, полагаю, гораздо интереснее для него будет.
- В моём кабинете действительно интересно: занимательные игры, необычные вещицы, огромный аквариум… Можно рисовать, слушать негромкую музыку, а можно даже и вздремнуть. Одним словом – всё, что душе угодно.
- Михаил, Яна Ивановна – очень добрый человек, ей ты можешь смело доверять. Уверяю тебя, её кабинет гораздо уютнее моего. – Мальчик покачал головой и доверчиво протянул раскрытую ладонь новой знакомой.
- Я ещё немного поработаю, потом мы с тобой заберем девчонок из сада, а вечером твоя мама за тобой придет, - разъяснял ближайшие планы Рассказов своему подопечному, провожая их с Малаховой по пустому длинному коридору.
Прикрыв за мальчиком дверь, он задержал психолога в коридоре.
- Яна, надеюсь, ты знаешь, что делать, и Миша заговорит.
- Я сама на это надеюсь, только одной встречи, вероятно, будет не достаточно.
Он действительно заговорил, но лишь под гипнозом, после чего продолжил молчать. Во время сеанса мальчик поведал психологу и о том, как его похитили, и о том, как держали в плену, и об операции захвата, о которой он сам сказал: «была маленькая война, и было очень-очень страшно. В меня стреляли, и мой папа меня спас, но мамочка его всё равно не может простить – она очень сильно на него злится…».
То событие отразилось на ребёнке приобретением массы различных страхов. Но самый сильный ужас у Миши вызывала мысль о том, что на них с мамой вновь могут напасть, а папы не окажется рядом.

Спасибо: 16 
Профиль
Вика





Сообщение: 1915
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.08.13 15:36. Заголовок: 16. Биться об стену,..


16.
Биться об стену, раскачивать прутья,
Снова вернулся на перепутье.
Спущены флаги, дракон умирает,
Но эти парни своих не бросают.
Глупая пуля вдруг поумнела,
Выбрать из двух на излёте успела.
Без сожаления грузят вагоны
Новые звёзды на небосклоне.

Гонка, гонка за жизнь,
Ты только, только держись!
Долго, долгая жизнь,
Ты только, только дождись!


Тем временем день Лены складывался не просто. Произошла какая-то ошибка, и в типографии отпечатали книги с совершенно посторонними обложками. Было неизвестно, доставят ли экземпляры в надлежавшем качестве хотя бы к окончанию презентации. Иначе полетит к чертям запланированная автограф-сессия. Количество желающих попасть на вечер оказалось гораздо больше, чем ожидали организаторы, и чем могло вместить кафе. Официант и бармен слегли с ангиной, их отзывчиво заменил администратор. А вот то, что группа музыкантов, которая должна была создать не только музыкальное оформление мероприятия, но и сопровождать Кулёмину в исполнении песен, буквально провалилась сквозь землю вместе с авансом, вовсе вывело девушку из себя – закатив в гримёрке организаторам грандиозный скандал, она удалилась в уборную, где проревела добрые полчаса. Проклиная себя саму и весь окружающий мир за свою слабость и никчемность, она очнулась от требовательных стуков в дверь.
- Ленка, открой немедленно! – девушку оглушил призрачно знакомый голос. Она почему-то послушалась.
- Игорь! – кинулась самозабвенно в объятия школьного друга. – Как ты тут? У тебя же?..
- Что у меня?
- Ну не знаю… Работа, гастроли… - Она вновь прильнула к нему и ещё крепче сжала в объятиях.
- Считай, что ты очень и очень фартовая девчонка, раз мы с ребятами оказались в городе и смогли примчаться по первому зову! «Балабама» здесь, чтобы спасти Ваш вечер, Елена Никитична! – он подмигнул собеседнице, целуя её руку.
- Спасибо, конечно, вам всем огромное, но как, как вы узнали? Я сама не додумалась позвонить тебе, решила – вряд ли что-либо выгорит, а вы – вот они вы! Как? Откуда?.. Ничего не понимаю… Гуцул, кто вам позвонил?
- Ленок, считай, что это был твой личный ангел-хранитель! - парень взлохматил свою шевелюру. - И всё, заканчивай с вопросами! Идём в гримёрку разбираться с репертуаром!
- Один момент, необходимо сделать звонок – Новикова ведущая вечера, а её до сих пор нет.
- Лер, у меня тут без тебя какая-то чертовщина творится! Где ты до сих пор пропадаешь?
- Ленок, даже не знаю, как тебе всё это объяснить… Короче, я не смогу сегодня вести твой вечер. Извини.
- Работа превыше всего, да, Новикова? – прохрипела Лена, едва сдерживая крик. – Раньше ты не могла мне сообщить, чтобы я хоть как-то попыталась уладить эту проблему?!
- Леночка, дорогая моя, я понимаю, что сегодняшний день значит для тебя, но и для меня он значит не меньше – уж поверь мне!.. И… сейчас только начало первого – у тебя ещё полдня, чтобы найти мне замену.
- Мне не нужна замена, которая и двух слов связать не сможет! – крик отчаяния оглушил Леру. Сморщившись, она отодвинула трубку от уха.
- Елена, добрый день! – в беседу вмешался некто третий.
- С кем имею честь? – Кулёмина скатилась спиной по холодному кафелю стены.
- Эдуард Альбертович, зам Степнова.
- Ясно… Вы там все втроём свечки на именинном пироге задуваете! – Девушка потёрла переносицу.
- На каком пироге? – откровенно недоумевал Тагилов. – О-о-о!.. Я забыл поздравить Брата – влетит же мне! Ладно, с этим позже разберемся. Елена, простите, пожалуйста, нас с Валерией, исключительно по моей вине она подвела Вас. Дело в том, что она до последнего оставалась в неведенье, я сам уладил все вопросы с её начальством и похитил с работы перед обеденным перерывом. И в данный момент мы с Леркой стоим на красном ковре перед дамой в красном платье, которая ждёт от нас: «Да»!..
- Ну, вы и авантюристы… стоите друг друга! По такому поводу можно и простить. Будьте счастливы! – Лена уже искренне улыбалась.
- Спасибо огромное, мы уж постараемся! И Вам, Леночка, удачи сегодня!
- Спасибо.
- Молодые люди, так вы согласны? – требовательный взгляд исподлобья сквозь толстые линзы в золотой оправе.
- Конечно, согласны. Где расписаться?
- Эдик, а меня ты даже не спросишь? – Новикова театрально вырвала свою ладонь из цепких рук Тагилова.
- Ты этого хотела! Ты этого просила! Ты на этом настаивала! На – получи! – не сдержав эмоции, мужчина повысил голос.
- Мне твои подачки не нужны. Счастливо оставаться.
Уладив организационные вопросы, и опустошив одноразовый стаканчик воды из кулера в холле, Тагилов кинулся бежать вниз по лестнице сразу через две ступеньки. Увидев Леру, он застыл и, скрывшись за колонной, решил немного за ней понаблюдать.
Ботинки из белой кожи, чёрные прямые джинсы, красный тонкий свитер, который плотно облегает фигуру и подчеркивает красоту декольте по средствам глубокого V-образного выреза. На её коленях сумка и куртка-парка полуспортивного стиля. В руках мобильник. На щеках дорожки слёз. Внешний вид привлекательный, но ситуации не соответствует.
- И долго ты здесь сидеть собираешься? – Присев перед девушкой, он положил свои огромные ладони на её острые коленки.
- Такси жду. – Не подняла на него взгляда.
- Зачем тебе такси?
- Папа прислал смс-ку. Они с Зоей Семёновной будут через час на Ленинградском вокзале. Надо их встретить. На улице жуткий дождь, поэтому жду такси. Что-то ещё?
- Не знаю, почему они решили приехать именно сейчас – я их не приглашал, они не в курсе всего этого…
- Конечно, ты же только о себе думаешь и о своих потребностях, а обо мне и о моих душевных переживаниях заботиться в твои планы совершенно не входит! Всё ясно!.. Получив своё, ты бы сразу подал на развод!
- Лера, девочка моя, ну что ты такое говоришь, а? – он уткнулся лбом в её колени. – Слушай, а они надолго?
- У Зои Семёновны с понедельника неделя каникул, папа взял отпуск. Сегодня вроде как отгулы они оформили. Короче, отлынивают от работы, как только могут! – небрежный смешок.
- Это хорошо, что новый год мы встречали все вместе – Лиза с ними без проблем останется, а то Степнову и работать одному, и с дитём возиться – боюсь, истощает его нервная система.
- Ты о чём, Эдик?
- Мысли вслух. Не обращай внимания, – он встал, прогнулся в спине и, размяв плечи, оглядел улицу сквозь панорамное остекление фойе ЗАГСа. Его уставшее, серое лицо осветила улыбка. – Значит так, план действий: отменяешь заказ, я сам встречу родителей, мы заберём Лизу из садика, а ты тем временем пройдешь программу релаксации вон в том спа!.. – Тагилов указал взглядом на яркую вывеску через дорогу.
- Я была там пару раз. Там круто, но жутко дорого, - с сожаление прошептала девушка, встав с дивана. – Кстати, а кто сегодня работает, если вы со Степновым оба в загуле?
- Кроме нас, есть и другие тренера. И вообще, Лера, не беси меня! Зоя Семёновна соображает в твоих размерах?
- Ну да…
- Значит, к четырем успеем.
- А что в четыре?
- Отменяй заказ, тебе говорю! И мухой в машину! Отвезу тебя в салон!
- Тут можно и пешком.
- Но не под сегодняшним дождём! – натянув на девушку капюшон, мужчина провел её за руку от крыльца здания до автомобиля и, открыв дверь, усадил на пассажирское сидение. Через считанные минуты она оказалась обернутой в целебные грязи мёртвого моря, после чего её ждал длинный список оплаченных процедур, о которых её измотанный организм грезил с июля месяца прошлого года.
Ленка тем временем успокоилась и даже начала понемногу реагировать на шутки шумной команды Гуцулова. Ведущими вечера вызвались быть Игорь и его верный друг Михаил Кожевников. Они оправдали доверие девушки, и словно двоё из ларца, ладно да складно плели речевое обрамление вечера. Дабы протянуть время до доставки книг, ребята решили дать концерт – публика восприняла их выступление на ура. Во время небольшого перерыва, который был оправдан показом слайд-шоу из личных фотографий Кулёминой, которые иллюстрировали, описанные в книге события; за кулисами Игорь отвёл Лену в сторону ото всех и обратился к ней с предложением:
- Слушай, вечер всё больше похож на бенефис моей группы, чтобы как-то восстановить справедливость, предлагаю тебе спеть самой!
- Игорь, как ты это себе представляешь? Свои три песни я исполнила, больше не имею права, судебные разбирательства мне ни к чему. Думай обо мне, что хочешь, но лезть на рожон не собираюсь.
- Ленок, а мои песни ты не берешь в расчёт?
- Извини, но я не знаю их настолько хорошо, чтобы вот так с ходу… к тому же самые популярные вы уже исполнили.
- Вот именно, самые популярные мы исполнили, а самые первые уже и быльем поросли! Сама-то хоть «Весну» помнишь?
- Конечно, ты же её для меня написал, - она едва смутилась. – К тому же я её сыну вместо колыбельной напевала.
- Значит, решено.
- Вместе?
- Одна. Вперёд.
- Спасибо, Игорь, только… Я не уверена, что смогу – я так устала, да и мне кажется, что за мной кто-то наблюдает…
- За тобой сегодня наблюдают несколько сотен глаз – странная та какая-то.
- Нет, ты не понял, наблюдает кто-то, кто пытается затеряться в толпе. Кто-то исподтишка… весь вечер и, кажется, весь день – если только кто-то из персонала или из хороших знакомых Шинского, кого он могу пустить задолго до начала, кто знает это заведение, как своих пять пальцев! – Молодой мужчина лишь сжал губы, дабы не рассмеяться. – Чего ржешь? Я не сумасшедшая, я чувствую на себе взгляд маньяка! Ты сам мне успокоительное из аптечки приносил. Думаешь, я из-за публики так трясусь?
- Похоже, после того случая в деревне ты стала особо мнительной. Успокойся, нет тут никакого маньяка. Хотя, возможно один есть… но мы оба знаем его имя. В зале Степнов. Должно быть, именно его взгляд так тяжело на тебя влияет.
- Он что сожрать меня хочет?
- Ну, сожрать вряд ли. Послушай, Лен, ты во многом права. Он здесь действительно с самого раннего утра – мне Виктор Львович рассказал, что Степнов напросился в помощники: он и аппаратуру таскал, и зал помогал оформлять – пока ты не объявилась, он руководил всем процессом подготовки. А потом стал и на кухне помогать – ребята его все помнят и до сих пор относятся как к своему, доверяют; а рук сегодня, сама видишь, не хватает. Именно Степнов и мне позвонил.
- Не понимаю, что ему тут нужно: шёл бы и праздновал День своего Рождения в компании смазливых девиц, - громко шмыгнула носом, низко наклонив голову, - получал бы от жизни удовольствия в неограниченном количестве, купался бы в фальшивых ласках очередных воздыхательниц, вместо того, чтобы вот так раздевать меня наглым взглядом.
- Говоришь, словно знаешь, как он жил эти годы без тебя.
- Знаю, Лера рассказала. Весёлая, яркая жизнь, а тут я с ребёнком, но мы же ничего от него не требуем, тусовался бы как раньше – я бы и слова не сказала, - девушка ещё ниже опустила голову и отвернулась.
– Так, - собеседник развернул Кулёмину к себе и поднял её голову за подбородок. – Я понимаю, что косметика водостойкая, но по сценарию вечера ты должна пустить скупую слезу лишь на втором куплете. Так что успокаивайся, расправляй плечи и вперёд! – Он вручил Лене гитару Кожевникова и подтолкнул к выходу на сцену.
Свет был погашен. На середине сцены стоял высокий стул. Как только девушка взобралась на него и коснулась струн, её осветил слабый молочно-туманный свет от прожектора. И она запела, глядя в пустоту…
Утро, вечер, день и ночь,
Больные сны и тлеет время,
Вечер, шепот, холод, дождь,
Стеклянный город на мгновение.
Утро, черствая вода, сжимает дождь,
Но он растает, и разорвутся холода
И наконец, она настанет.

Весна-а-а-а, Весна-а-а-а, Весна-а-а-а.
.
В сердце пряный красный сок
Размоет землю под ногами,
Новый выход, новый вдох -
Его не описать словами.
Первый шаг навстречу ей,
Ты слышал как она шептала,
И разорвались холода,
И наконец, она настала.

Весна-а-а-а, Весна-а-а-а, Весна-а-а-а.

Весна-а-а, Весна-ла-ла-ла, ла-ла-ла-ла-лей
Весна-ла-ла-ла, ла-ла-ла-ла-лей,
ла-ла-ла-ла-лей, ла-ла-ла-ла-лей.

Брызги света бьют в глаза,
Весенний ливень обжигает.
Небо теплая слеза
Внутри дыхание разрывает.
Закипает в жилах кровь,
Идут секунды в тишине-е-е...
И обнажается любовь...
И наконец, она во мне.

Весна, Весна-а-а-а,
Весна, Весна-а-а-а,
Весна, Весна-а-а-а.


Жду ваши комментарии

Спасибо: 14 
Профиль
Вика





Сообщение: 1916
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.08.13 13:34. Заголовок: 17. - Шикарно, Ленк!..


17.
- Шикарно, Ленк! – Гуцулов встал рядом с девушкой и начал помогать ей принимать многочисленные букеты от благодарной публики. – Поздравляю с фееричным успехом!
- Степнов, похоже, без цветов. Его вообще нигде не видно. Всё же свалил праздновать.
- Забей! Лен, слушай, тут такое дело… подработал немного твоим секретарём.
- Спасибо! Автографы как и фото чуть позже, - обворожительная улыбка в обмен на порцию тёплых слов. – И? – уже Игорю.
- Звонили из типографии: книги уже на подъезде, но застряли в небольшой пробке неподалеку – необходимо немного потянуть время.
- Какие предложения? – Парень расплылся в лукавой улыбке. – Я уже на всё согласна!
- Споём дуэтом «Мы рядом», как тебе такой ход?
- Как скажешь, - она небрежно бросила охапку цветов на край сцены, не задумываясь о том, как это выглядит в глазах зрителей.
- Лен, всё в порядке? – дабы сгладить инцидент парень аккуратно разложил вторую часть букетов на противоположенном краю сцены, сам устроился на её полу немного в развязной, но довольно в романтичной, расслабленной позе.
- Я устала. Когда же этот день закончится?.. - присела она рядом.
Заиграла музыка. Оглянувшись, девушка увидела музыкантов «Балабамы». Всплеск оваций на вступлении, и Гуцулов запел первый куплет:

Все слова давно исчезли.
Слезы канули во тьму.
Все попытки бесполезны
Ты промолчи я все пойму.
Ты идешь своей дорогой
И не ждет тебя никто,
Я иду своей дорогой,
Но я знаю точно, что…

На припеве к нему присоединилась Лена.

Мы рядом...
Мы рядом...
Мы рядом...
Мы рядом...


Думая каждый о другом человеке, они сидели, прислонившись спина к спине, запрокинув головы друг другу на плечо. Будучи друг для друга надёжным тылом, свои чувства они отправляли ввысь. Кулёмина вздрогнула, различив сквозь мелодию звук нечаянно хлопнувшей двери. Она обернулась и увидела, как в зал заносят коробки, по всей видимости с её книгами, два официанта, Шинский и Степнов. Поставив коробки на барную стойку, тёзки устроились на высоких стульях, а официанты, пригласив коллег, продолжили неслышно вносить книги.
Игорь остался сидеть, левой рукой обхватив согнутую в колене правую ногу и прижав к губам сжатую в кулак правую руку. Спрыгнув со сцены, на одной из зеркальных поверхностей Лена отыскала взглядом отражение Виктора и продолжила исполнение песни:

Пробираюсь по потемкам
К исполнению мечты.
Я собираю по осколкам
За тобой твои следы.
Где найду я их, не знаю,
И не поможет мне никто.
От молчанья замерзаю,
Но я знаю точно что...


В один момент Игорь оказался рядом с девушкой и взял её за руку.
Мы рядом...
Мы рядом...
Мы рядом...
Мы рядом...


В свете софитов их профили из зала виделись особо тонкими, почти что прозрачными. Их раскрытые ладони были плотно прижаты друг к другу, и взгляды, казалось, были связаны невидимой нитью, но в действительности через плечо друга Ленка рассматривала глаза совершенно другого мужчины.

К завершению песни Кулёмину начало трясти, что не скрылось от Гуцулова. Исполняя последние строчки сольно, он прижал её голову к своей груди и крепко обнял.
- Лен, всё хорошо. Ты со всем справилась. Ты большая молодец. Я горжусь тобой.
- Я кончилась. Меня не хватит на автограф-сессию. Честное слово, не могу.
- Присядь. Я всё улажу.
- Уважаемая публика! – Включили верхний свет. – От лица организаторов мероприятия, от лица группы «Балабама», от лица виновницы сегодняшнего вечера - Елены Кулёминой благодарю вас всех за внимание: за ваши улыбки, эмоции и овации! Гарантированный экземпляр книги каждый из вас получит в гардеробе – надеюсь, номерок никто не потерял? – По залу разлился добродушный смех. – Всем спасибо. И до новых встреч.
Лена помахала публике рукой, и под громогласные аплодисменты друг увёл её за кулисы.
- Некрасиво получилось.
- Лен, ты никому ничего не обещала - автограф-сессия была сюрпризом. Ну да, не удалось всё в полной мере, как ты запланировала, но не стоит убиваться по этому поводу, - щёлкнул девушку по носу и прижал к себе. – Тебе такси вызвать?
- Спасибо, не стоит – я сама. Ты и так очень много сделал для меня сегодня – ещё раз спасибо. На днях мы с тобой пересечёмся, и я обязательно отблагодарю вас с ребятами в материальной форме.
- Ленка, не надо. Обижусь.
- Ты можешь, ну а парни твои обрадуются, - усталый смешок.
- Ладно, не буду с тобой сегодня спорить. Ты точно сама доберёшься? – Девушка кивнула головой.
- Мне ещё за Мишкой к Рассказовым.
- Он всё ещё молчит?
- Да. Молчит. Малахова говорит, что времени прошло ещё не достаточно, а меня это убивает, каждую минуту убивает.
- Степнов знает?
- Знает. Лерка – тряпло.
- Ну, он же отец – имеет право знать. – Они присели на предмет, похожий на сундук. – К тому же, может, он нужен сыну?
- Возможно, я бы и так думала, если бы с его появлением, в нашу с Мишей жизнь не ворвались проблемы и беды. Вот и сегодняшний день тому доказательство, - Лена облокотилась о колени и уперлась подбородком о собственные кулаки. – Знаешь, я думаю, что всё полетело к чертям, потому что он был рядом.
- Ну, Лен, это уже похоже на обвинение в порче, сглазе, колдовстве… Одним словом – бред какой-то. Странно слышать от тебя столь неадекватные вещи. Ты неизвестно по какой причине злишься на Виктора, и по тому готова повесить на него грехи всего человечества. Не стоит, Лен. Поверь, ему тоже несладко. Без вас несладко. – Девушка лишь усмехнулась. – И знаешь, как вы впервые объявились в Москве, он одним махом порвал с клубами, барами и многочисленными женщинами. Мне кажется, зря Новикова поведала тебе о его жизни во время твоей американской жизни. Он тогда не знал о Мишке, не надеялся на твоё возвращение, он спасался – как мог, так и спасался; а в тебе сейчас кипят обида и ревность.
- Ревность, говоришь? Да я его ненавижу!
- Любишь, Ленк, ты его по-прежнему любишь.
- Чего тебе? – К друзьям подошёл объект их разговора.
- Мне-то книгу подпишешь? – мужчина протянул девушке свой экземпляр и шариковую ручку.
«С Днём Рождения! Будь счастлив!» - прочёл он на форзаце, спустя минуту.
- Спасибо. Постараюсь.
- От нас с Мишей подальше, пожалуйста, постарайся.
- О невозможном просишь, – Степнов тяжело вздохнул.
Игорь хоть и ощущал себя лишним, но видел, насколько тяжело каждому из его друзей, и не мог их оставить.
- Он же сейчас у Рассказовых. – Кулёмина нехотя кивнула головой. – Я могу его увидеть?
- Нет.
- Прошу тебя, Лена, пожалуйста.
- Я сказала, нет.
- Лена, поверь, я очень-очень сильно скучаю по сыну. И по тебе… Прошу, позволь мне увидеть Мишу.
- Не-е-ет.
- Леночка, - он встал перед ней на колени, - девочка моя…
- Не унижайся.
- Мне плохо без вас. Очень плохо… - По мужской обветренной щеке спустилась скупая слеза.
- А нам с сыном без тебя лучше, чем с тобой. Гораздо лучше.
- Пожалуйста.
- Вить, я очень устала. Хотя бы сегодня оставь меня в покое. И потом, я знаю, каким образом ты избавлялся от душевной боли на протяжении более пяти лет – вперёд: рюмочка – другая, девочка – вторая!.. И вся блажь пройдёт!
- Узнала, теперь до конца моих дней будешь этим упрекать?
- Это не упрёк, это совет, Степнов.
- Игорёк, будь другом – принеси кофе и телефон, пожалуйста.
- Один момент! – И парень удалился.
- Вы же у Лерки остановились?
- Допустим.
- Можно, я просто подвезу вас? – Девушка лишь отвернулась, сложив руки на груди. – Лен, не молчи, пожалуйста.
- Ты не поверишь, в Москве такси есть.
- Вот и твой любимый кофе! – Гуцулов поставил чашку на то место, где сам сидел раньше, а телефон передал лично в руки владелице. – Лен, ну мы пойдём с ребятами?
- Передай всем спасибо. Вы классные. – Друзья пожали друг другу руки, и Игорь оставил собеседников наедине. Когда Лена вновь взглянула на Степнова, он откровенно ревел.
- Исключая пьяные истерики Гуцулова в одиннадцатом классе, впервые вижу, как мужчина плачет. Артист же ты. - Она сделала глоток долгожданного напитка.
- Ленок, обещаю, я не причиню вам с сыном вреда: ему не станет хуже, мы не попадём в аварию – всё будет хорошо, обещаю. – Мужчина уткнулся лбом в девичьи колени. - Позволь мне увидеть сына. Я оправдаю твоё доверие, обещаю.
- Вот, - она протянула ему свой телефон, - его последнее видео.
- Спасибо, но это не то, - поднял на неё взгляд после нескольких просмотров сорока пяти секундного сюжета. – Я хочу обнять сына, прижать его к себе, понимаешь?
- Нет, не понимаю. Прощай.
Она встала и направилась в гримёрку. Там девушку ожидали пять корзин с белоснежными тюльпанами. Её любимые цветы, о которых знает только Степнов. Так вот, где он пропадал половину «Весны».
На такси доехала до дома Рассказовых. Аккуратно одела спящего сына. Поблагодарила участливого старшего приятеля, засунула в сумку ворох Мишкиных рисунков. На руках с ним покинула автомобиль уже во дворе Новиковой. В ночной темноте, она не признала среди прочих стальных коней автомобиль Степнова, а вот сын даже спросонья разглядел силуэт отца сквозь моросящий дождь.
- Папа! – громкий детский крик.
- Господи, сынок, ты говоришь? Повтори! – За ними захлопнулась дверь подъезда, когда Лена пристально вгляделась в лицо своего ребёнка.
- Мам, там был папа! Мой папа!
- Тебе показалось, малыш. – На её глазах заблестели слёзы, и дверь вновь отворилась, а следом за незнакомцами в подъезд вошёл Виктор.
- Папа! – Михаил засиял самой искренней улыбкой.

click here




Спасибо: 16 
Профиль
Вика





Сообщение: 1917
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.08.13 15:44. Заголовок: 18. Степнов взял сы..


18.

Степнов взял сына на руки, трясущимися руками Лена не сразу открыла дверь. Со звуком захлопнувшейся двери в прихожей повисло напряжение. Никто не знал, что делать и как себя вести.
- Мам, а папа с нами останется?
- У меня нет сил, его прогонять, – Кулёмина помогла сыну раздеться. – К тому же - ночь на дворе.
- А ещё дождь! – заметил мальчишка.
- Неси пижаму и полотенце, жду тебя в ванной! – крикнула уставшая девушка, скрываясь за белой дверью. Незваный гость, избавившись от верхней одежды и обуви, прошёл на кухню.
- Мамочка, а это правда, что сегодня у папы День Рождения? – зажмурив глаза от пены, поинтересовался Михаил.
- Откуда знаешь?
- Игорь Ильич рассказал.
- Ясно…
- А где мои рисунки? Где мои рисунки?! – вспомнив о чем-то важном, занервничал мальчишка и даже запрыгал, обрызгав пеной маму.
- Аккуратно, только не упади! Успокойся, Мишут, твои рисунки в моей сумке. Я все забрала – не переживай.
- Я папе открытку нарисовал! Мы подарим её папе?
- Ну, твоя открытка, ты и подаришь, - ополоснув сына под душем, укутала его в огромное махровое полотенце солнечного цвета.
- А праздник мы ему утроим? – светловолосая голова вынырнула из ворота пижамной кофты.
- Спать пора. Никаких праздников, – надела на сына штаны с носками. – Бегом под одеяло. Я скоро.
- Ну, мам?..
- Открытку завтра утром подаришь. Бегом в кровать, я сказала.

- Ленка, не спи – замёрзнешь, - ласковый шёпот ворвался в сон девушки. – Вставай-вставай! Вода скоро льдом покроется!
- Ты что тут?..
- Что я тут делаю? Спасаю тебя от переохлаждения. Подумал, ты утонула, а ты, оказывается, решила в «моржи» записаться. Знаешь, без предварительной подготовки и до пневмонии недалеко, так что – вставай. – Опираясь на сильную, мужскую руку, девушка без капли скромности встала, оставаясь без камуфляжа из пены. И правда замёрзла: мурашки по всему телу, да и трясёт, словно в лихорадке.
- Миша… - не смогла она более конкретно сформулировать мысль.
- Спит. Мы немного поговорили, и он уснул. Всё хорошо. – Продолжая поддерживать девушку, он выпустил из ванны ледяную воду, и поставил Лену под горячий душ. – Грейся.
- Ты куда? – прошептала она, стуча зубами.
- Чайник поставлю и вернусь.
Укутав девушку в махровый халат, он на руках вынес её из ванной и, усадив на кухонный диванчик, поставил перед ней чашку ароматного чая.
- Не вздумай заболеть.
- Мне нельзя. Нельзя быть слабой. У меня сын.
- Лена, тебе можно быть слабой – у вас с сыном есть я, – он положил свою ладонь поверх её.
- Ты утром сразу не уходи – дождись, когда Мишка проснется. Иначе – он расстроится, да и на меня обидится.
- Хм… Хорошо. Вот ты уже и просишь меня остаться.
- Не для себя прошу – для сына, – она скинула его руку со своей.
- Так ты перестала считать, что я могу причинить ему хоть какой-то вред?
- Я была готова на многое, лишь бы Мишка заговорил, но стоило ему тебя увидеть… Правда, не ожидала.
- Лен, может, поговорим?
- Что ты хочешь узнать?
- Почему ты ушла? - он устало потёр переносицу.
- Если ты сам не понимаешь, то и смысла развивать эту тему – нет.
- Да, жила со мной – не в мёде купалась! – взревел он. – Но и адом те месяцы назвать невозможно! Ну что? Что ты качаешь головой?! Чему ты ухмыляешься?!
- Степнов, ты опять орешь на меня.
- Прости. Лен, скажи, всё в действительности было так, как ты это выставила? Тот прощальный разговор в кафе? В нём всё было правдой?
- Лишь то, что мы улетаем.
- Значит, ты меня не разлюбила, и романа с Василием у вас не было. Так, стоп – я своими глазами видел ваши воркования!
- Знаешь, я гораздо раньше решила уйти от тебя. Собиралась переезжать к родителям. Мне и на «Ранеток» было наплевать – настолько всё осточертело. – Мужчина закрыл лицо ладонями, в то время как девушка встала, чтобы подлить в кружку кипятка. – А потом возникла идея с Америкой, и, вдохновленная твоими беспочвенными обвинениями, я решила разыграть перед тобой спектакль. Думаешь, мы не понимали, что ты за нами наблюдаешь? – Собеседник одарил девушку взглядом раненного зверя.
- Что вынудило тебя так со мной поступить?
- Ты осмеливаешься спрашивать? А меня заботит другой вопрос – как мне хватило сил, столь долго терпеть тебя и твои скандалы?
- Ну, мы только начинали жить вместе, многие пары проходят через трудности.
- А меня не волнуют многие пары. Когда мы были друзьями, понимали друг друга с полуслова, порой хватало одного только взгляда. Я переехала к тебе, и тебя как подменили. Поначалу я думала, что ты всё же выбрал не ту спутницу.
- Намекаешь на Уткину? - Девушка утвердительно кивнула, продолжая стоять у плиты. - Причём тут она?
- Какой я была, когда ты понял, что влюбился?
- Серьезная, самостоятельная, благоразумная – хотя это спорный момент, принципиальная. У тебя всегда и на всё была собственная точка зрения. Среди сверстников ты выделялась сильным, волевым характером.
- Во-о-от, а теперь скажи мне, зачем ты выбрал меня такую, когда есть другая: слабая, послушная и покорная, готовая всю жизнь таскать в зубах твои тапки? Выбрал бы её! – теперь уже она перешла на повышенные тона. - Зачем ты пытался меня переделать, перевоспитать? Зачем ты меня ломал? К чему всё усложнять?
- Лен, я… понимаешь, твое упрямство хорошо где угодно, но только не в семейных отношениях. Хотя, для себя я понял, что лучше всю жизнь за тобой по-собачьи, чем без проблем Богом быть для неё.
- Я долго терпела, что ни так одевалась, ни так красилась, ни в то время возвращалась домой и далее по списку. Скандалы стали привычным вечерне-ночным ритуалом, когда ты начал обвинять меня в самых грязных вещах. – Мужчина отвернулся и облокотился о стол. – Будучи и физически, и морально истощена; после учёбы и репетиций я всё же буквально на крыльях летела в твой дом, предвосхищая, как уткнусь в твою тёплую грудь, вдохну твой запах – самый родной запах!.. И все проблемы отступят. Но на пороге меня встречал разъяренный мужик, мало похожий на моего Степнова, и упрекал растущим в геометрической прогрессии количеством мужских коек в моём послужном списке. Ты словно ищейка обнюхивал меня, обыскивал мои вещи! Что, скажи, что ты ожидал найти? – Кулёмина обошла стол и села напротив Виктора. – Что ты искал? Сигареты? Презервативы? Что?!
- Лена, я боялся тебя потерять.
- Ты перестал доверять мне и только поэтому потерял меня. Однажды после очередного скандала я сидела в холодной воде, ревела, думала, долго думала… Решила, что впредь не стоит обременять тебя своим обществом. Ты же у нас весь такой правильный и благородный, а я – дрянь! Только… Я по сей день не знаю, рычат ли на пике наслаждения другие мужики, как это делаешь ты.
- Лена, прости меня.
- Никого другого я к себе не подпускала, и не подпущу… А ты смел во мне сомневаться. Смел втоптать меня в грязь. Должно быть, по себе судил.
- Леночка, девочка моя, заклинаю, прости меня. Ради Бога, прости!..
- Спокойной ночи, Степнов. Ляжешь в гостиной.
- Лена…
- Я всё сказала, - она покинула кухню, плотно закрыв за собой дверь.



Со мною вот что происходит - ко мне мой старый друг не ходит click here

Спасибо: 12 
Профиль
Вика





Сообщение: 1920
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 102
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.09.13 16:01. Заголовок: 19. - Доброе утро, ..


19.

- Доброе утро, - продолжая оставаться под гнётом ночных кошмаров, Лена поприветствовала собравшихся за столом. – Андрей Васильевич, Вы извините, что мы тут… нас Лера приютила.
- Да, я в курсе! – ободряюще улыбнулся мужчина. – Не переживай, мы с Зоей гостим сейчас в доме зятя – с внучкой водимся, пока у молодых медовый месяц. – Кулёмина тем временем присела за стол рядом с сыном, вскоре перед ней возникли чашка свежесваренного кофе и тарелка с овсянкой.
- Спасибо, Вить, - сделала она глоток терпкой жидкости, разлившееся тепло от которого моментально прогнало остатки тревожного сна.
- У вас, вижу, тоже всё наладилось? – Новиков переместил свой взгляд с девушки на мужчину, затем на их сына, а потом вновь попеременно: то на неё, то на него.
- Вы только не думайте, что я в Ваш дом мужиков вожу. Степнов с сыном зашёл повидаться. – Повисла напряженная пауза в незатейливом до этого разговоре.
- Андрей Васильевич, Вы лучше расскажите, как в Питере оказались? – решил сгладить острые углы в беседе Виктор.
- Перевели сразу после вашего случая, - окинул он тревожным взглядом мальчишку. - Суд уже был, какие результаты?
- Позавчера созванивалась с адвокатом – Аркадий назначил встречу на вторник. Подробности пообещал при встрече.
- Я с вами! – мгновенно отреагировал Степнов.
- Не стоит, - сухой бескомпромиссный тон. - Ну и как вам с Зоей Семёновной Санкт-Петербург?
- Честно говоря, ещё не поняли. Служебное жильё хоть и просторное, но не обжитое, не уютное. Вот за вещами зашёл кое-какими, да за детским фотоальбомом Лерки - хочу Лизавете показать, диву даюсь – до чего же они похожи, одно лицо!..
- Вить, а Новикова что, похожа на первую жену Тагилова?.. – насторожилась Лена.
- Нет, Лизка на мать совсем не похожа, она копия бабушки – матери Эдика. Мать, дочь, а сейчас ещё и жена – все трое на одно лицо, - разъяснил Виктор.
- Андрей Васильевич, а Вы успели на бракосочетание? Как всё прошло? – воодушевленно спросила Кулёмина.
- Всё было в духе моей дочери и её новоиспеченного муженька! – по-доброму усмехнулся полковник. - Суматошно, нервно, хаотично! Мы с Зоей все равно, что с корабля на бал!.. На перроне нас встретил Эдуард, Лизу забрали из Сада, все отправились в торговый центр наряжаться, потом – в свадебный салон, со скандалом выбрали платье и пальто для невесты, затем – ювелирный: бедные сотрудницы, нервный Тагилов из них всю душу вытряс!.. Я думал, ещё чуть-чуть и у девочек истерика начнётся, ей Богу! Уже на финишной прямой, Зоя про букет вспомнила – делать нечего, развернули автомобиль… В четыре пары глаз рассматривали проплывающие мимо витрины в поисках цветочного. Нашли. Эдуард припарковался в неположенном месте и скрылся за стеклянной дверью. Хорошо, что инспектору моё удостоверение пришлось по нраву, но вот облегчение с возвращением жениха мы не испытали. Закинул он к нам с Зоей на заднее сидение огромный ворох кустовых мелких роз всевозможных оттенков. Проехали совсем не много и встали в пробку. Будучи в хороших отношениях с цветами, с помощью маникюрных инструментов Зоечка лихо сообразила свадебный букет по всем правилам, стебли обмотали белыми лентами из Лизкиных бантов, что завалялись в бардачке. Три цветочка прикололи на лацкан пиджака Эдуарда. Лерка моя была потрясена, моя доченька была в восторге!.. Не припомню, видел ли её когда-нибудь настолько счастливой!.. - Виктор украдкой посмотрел на Лену. Она показалась ему уж слишком погруженной в собственные мысли. Когда он видел её счастливой?.. Когда она сообщила, что освободили родителей, когда «Ранетки» узнали о предстоящем концерте в Лужниках, когда накануне поздним вечером вновь заговорил их сын. - Хоть я и старался всегда быть строгим отцом, но в тайне ждал тот день, когда моя дочь почувствует себя принцессой, я счастлив за свою кровиночку.
- И где они отдыхают? – поинтересовалась Кулёмина.
- В Доминиканской Республике.
- Не хило. Нам бы туда с тобой, да, Мишка? – прижала она к себе сына, поймав на себе уже более пристальный взгляд Степнова. – Жаль, что после столь важного дня в их жизни фоток не осталось для потомков.
- Почему не осталось? Мы на все четыре телефона щёлкались! Вот и у меня даже кое-что есть! – гордый и довольный мужчина протянул девушке свой смартфон. Виктор поспешил присоединиться к просмотру, присев вплотную к Ленке и усадив на колени сына. Кулёмина и Степнов поочередно «перелистывали» снимки, словно нечаянно соприкасаясь пальцами рук. – Мы проводили молодых до аэропорта, там, в кафешке немного посидели. Лерка так прямо и в свадебном платье поднялась на борт лайнера.
- В её духе! – улыбнулся Виктор.
- Да это что! Надо было видеть, что творилось, когда она букет кидала в зале регистрации!..
- Хотела бы я там оказаться!.. – мечтательно протянула Кулёмина.
- Ты бы непременно поймала букет, ты же в баскетболе лучшая!.. Могла бы быть.
- Степнов, дело совсем не в этом – просто, подозреваю, зрелище было ещё то!.. А замуж я совсем не хочу.
- Ладно, пойду я – ещё с сослуживцами хотел встретиться.
- Всего доброго, - одарила его улыбкой Лена.
- Зоё Семёновне привет, - Виктор встал и пожал руку старшему товарищу, - от нас от всех! – обвел он пространство вокруг себя руками.
- Обязательно передам. Счастливо вам тут оставаться! Не провожайте, я ещё помню, что дверь захлопывается, - по кухне разлился добрый смех.
- Степнов, думаю, и тебе пора.
Михаил моментально прижался к нему, крепко сжав в своих маленьких ладошках большую, напряженную ладонь отца, и с грустью посмотрел исподлобья на мать.
- Не прогоняй папу.
- Миш…
- Мамочка, ну пожалуйста, не прогоняй папочку! Я очень сильно соскучился по нему! – Слёзы в глазах сына, напряжение желваков на шее его отца.
- Ну что за коллективное давление на жалость, а?! Вчера один, сегодня – другой! У вас заговор? – Подозреваемые переглянулись и отрицательно помотали головами. – Может, хватит меня донимать? Каждый раз, когда иду к вам навстречу, заканчивается это плохо. – Оба виновато пожали плечами.
- Степнов, ты хочешь, чтобы по твоей милости мы с сыном вновь пострадали?
- Лен, ну зачем ты так?..
- Когда-то ты перестал доверять мне. С некоторых пор и я перестала тебе доверять.
Ничего не сказав, Виктор прижался губами к макушке сына. В его отрешенном взгляде читалась горечь досады, досады самого на себя. Он встал, взлохматил Мишке челку и, улыбнувшись сыну, щёлкнул его по носу. Не взглянув на Лену, мужчина покинул кухню. Мальчишка вскочил и кинулся бежать следом.
- Что ты ищешь в маминой сумке? – долетел вопрос Степнова из прихожей.
- Вот! – спустя некоторое время воскликнул их сын. – Папа, я открытку тебе нарисовал, но забыл вчера подарить… Папа, извини меня, пожалуйста! С Днём Рождения, папа!
- Спасибо, родной.
От Кулёминой не скрылось, насколько высока потребность сына в слове «папе», и, не выдержав собственной душевной боли от вины перед ним, да возможно, и перед всеми ними; она вышла из укрытия. Виктор сидел на корточках и крепко держал в объятиях Михаила.
- Степнов, нашему сыну нужен папа. Папа, а не слово… - Лена с трудом проглотила, подступивший к горлу, ком. – И если… Короче, я боюсь за него! – её голос задрожал. – Я не хочу, чтобы Мишка страдал как я, потеряв тебя, понимаешь?
- Если честно, то – нет.
- Жизнь - штука такая, что в любой момент ты можешь жениться на ком-нибудь, у вас родятся дети… - девушка перевела дыхание. - Ты уже не будешь столь сильно нуждаться в сыне, а Миша – он…
- Кажется, я уже слышал от тебя подобную ерунду, - перебил мужчина собеседницу, прижимаясь обветренными губами к румяной щеке сына. – Разве не понятно, я вас ни на кого не променяю!..
- Вить, думай обо мне что хочешь: да, я самая эгоистичная в мире мать! Я хочу, чтобы отец моего ребёнка был только его отцом! – Голос девушки начал заметнее дрожать. - Я не хочу, чтобы Миша страдал, наблюдая за тем, как приходя к нему лишь по воскресеньям, каждый вечер ты даришь своё тепло другим детям! – Слёзы, с которыми до сих пор выходило бороться, одержали победу. - Вить, я не хочу, чтобы сын, выжидая порцию твоего внимания, в результате получал формальную подачку! Посмотри, он всё сильнее и сильнее прирастает к тебе, - Кулёмина присела напротив. На неё с нежностью взирали две пары васильковых глаз. - Не дай Бог, ты хоть как-то разочаруешь Мишу, или сыну придётся делить тебя с кем-то - мы с ним на пару загнёмся, понимаешь?
- Понимаю. Лен, я обещаю…
- Дослушай прежде, чем обещать. Степнов, на счёт баб в твоей жизни мне абсолютно сиренево – хоть гарем заводи, но Миша – твой единственный сын! Иначе, вот она точка невозврата – либо я не ограничиваю вас с сыном в общении, либо прощайся с ним навсегда. Согласен? – мужчина устало опустил веки в знак неоспоримого согласия.
- Ленка, мне никто кроме вас двоих не нужен… - подушечкой большого пальца правой руки Виктор стёр с её щеки крупную слезинку. - Если только парочка таких же, - прижал он к себе сына, - на тебя похожих…
- Об этом и речи быть не может. Ты отец своего сына. Относительно меня ни на что не рассчитывай.


жду вас очень ТУТ

Спасибо: 11 
Профиль
Вика





Сообщение: 1923
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 102
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.09.13 15:26. Заголовок: 20. - Ленка, мне ни..


20.

- Ленка, мне никто кроме вас двоих не нужен… - подушечкой большого пальца правой руки Виктор стёр с её щеки крупную слезинку. - Если только парочка таких же, - прижал он к себе сына, - на тебя похожих…
- Об этом и речи быть не может. Ты отец своего сына. Относительно меня ни на что не рассчитывай.
- Ясно, - мужские губы растянулись в довольной улыбке.
- Степнов, ну и чего ты скалишься?
- Дважды ты уже была… э-э-э… снисходительна ко мне.
- Это была… - девушка не могла позволить себе признаться в собственной слабости, в собственной потребности в этом мужчине и в его тепле. – Это была… гуманитарная помощь самым нуждающимся слоям населения! – Слёзы в один момент сменились звонким смехом.
- Мам, пап; вы о чём?
- Мама с папой шутят, Мишут.
- Ну, раз наша мама шутит, может, всё же проведем этот день вместе? – выжидающий взгляд мужчины в адрес собеседницы. – Кино, театр, цирк? Просто погуляем? – Лена лишь отвела взгляд на сына, пытаясь понять его желания.
Пауза затянулась. Обняв родителей за шеи, мальчишка хитро улыбнулся.
- А поехали в гости к дедушке!
- К кому? – Кулёмина настороженно оглядела собеседников.
- К моему отцу.
- Мамочка, ты была на гастролях, а к нам с папой приезжал Деда Миша. Он приглашал нас в гости.
- Всех нас, Лен, - добавил Степнов.
- Мы с сыном никуда с тобой не поедем! – прокричала она дрожащим голосом. – Довольно и прошлого раза.
- Ленок, ты же была у отца – знаешь, что там тихо и спокойно.
- Твоя деревня тоже сначала мне дырой показалась! – Мольба в глазах ребёнка, тень вины на лице мужчины. – И потом, я не уверена, что Михаил Юрьевич будет рад меня видеть.
- Папа не держит на тебя зла. На меня ворчит только постоянно, - усмехнулся собственным мыслям. - Поехали, а?
- Степнов, да ты уснёшь за рулём! – Кулёмина поднялась на ноги, сложив руки на груди. - Хотя можно сменять друг друга… Ну что вы оба так на меня смотрите?! Это совершенно бредовая идея! Вить, когда тебе на работу?
- В понедельник утром.
- Ехать больше семи часов – мы дорогой все жутко устанем. Эта поездка – плохая идея. Я выберу в интернете мультик. Степнов, разувайся пока, - добавила она, скрываясь в дверном проеме.
- Ленок, если тебя напрягает только это – то поехали поездом, – на порог комнаты ступил Виктор с сыном на руках. - И не смотри на меня зверем: не хочешь ехать – так и скажи, а из мухи слона делать не надо! Всё нормально будет, я отвечаю! – Девушка тяжело вздохнула. – Купе всегда в наличии.
Не сказав ни слова, Кулёмина перешла на сайт РЖД и оформила электронную регистрацию. Оставив планшетник на кресле, она, продолжая хранить молчание, начала собирать вещи.
Степнов кинул быстрый взгляд на экран и подмигнул сыну.
- Ура! Мы едем к дедушке! – запрыгал тот на кровати.
Поезд отправлялся с Курского вокзала поздним вечером - в семнадцать минут двенадцатого. Оставшееся полдня провели, гуляя по центру города. Немного внимания уделили одному развлекательному центру, где Мишка вдоволь порезвился на аттракционах. Заглянули в ГУМ, где приобрели подарки отцу Степнова. Оставив сына с папой подчищать тарелки в кафе, Кулёмина посетила храм, где поставила свечи перед образами, да и молебен о путешествующих заказала.
- Так и думала, что Мишка уснёт ещё до поезда.
- Ничего, унесу на руках, - невесомым движением убрал челку со лба сына, который лежал, прижавшись головой к его колену, на диване в зале ожидания повышенной комфортности. – И сумку донесу, и сына – сил хватит, не переживай. Ты лучше, скажи, куда из кафе убегала.
- Вот, - протянула она ему серебряный крестик на цепочке. – Свой же ты потерял.
- Откуда знаешь?
- Иначе бы ты его носил.
- Ты права, я потерял свой крестик, - он застегнул на своей шее цепочку и спрятал крестик под воротом футболки. - Спасибо.
- Как так вышло? Драка была?
- Не совсем. Лен, - он взял её за руку, - я не хочу, чтобы мы снова ссорились.
Мужчина вспомнил о назойливой, метившей в невесты, поклоннице, добившись беспрестанными звонками встречи с ним, которая в порыве страсти разорвала толстую золотую цепь. Наутро он ничего не нашёл. Да и на приглашение в ресторан, та ответила отказом. Впредь он её не видел.
- Ленок, давай не будем об этом.
- Просто это тоже был мой тебе подарок – с первого серьёзного гонорара. Такая цепочка не могла случайно порваться.
- Не случайно, - мужчина устало потёр переносицу, тяжело выдохнув. – Лен, понимаешь…
- Понимаю, - девушка встала, закинув на плечо свою сумку. – Не маленькая! – и направилась к выходу.
- Ленка, ты куда?
- Поезд объявили.
В купе они не разговаривали. Уложив сына, Кулёмина сама улеглась на второй нижней полке лицом к стене.
- Лен, прости… Я не хотел тебя расстраивать, - он укрыл её одеялом и взобрался на верхнюю полку.
Раннее утро в Железногорске встретило гостей теплой, солнечной погодой. Такси остановилось в частном секторе около двухэтажного дома. У ворот стоял пожилой, но ещё крепкий мужчина. Выскочив из салона, Миша прямо по лужам кинулся в объятия улыбающегося деда.
- Михаил Юрьевич переехал?
- Ага. Я тот дом продал, отец – квартиру, и вот этот дом купили.
- Вот сразу надо было, Степнов, покупать дом в родной деревне.
- Да я поближе к Москве хотел, - они по-прежнему продолжали сидеть в салоне автомобиля, пока водитель бегал разменивать крупную купюру для сдачи. – Ну, отцу вроде тут нравится - все коммуникации подведены, так что отличие от прежней квартиры: наличие собственного двора, да отсутствие конфликтных соседей. Его же там топили постоянно, я тебе рассказывал.
- Помню я и жёлтые разводы на потолках, и вздутые обои.
- Спасибо, - уже водителю, и они покинули автомобиль.
- Здравствуйте, - Кулёмина улыбнулась мужчине, в котором видела Виктора спустя лет тридцать.
- Привет, пап, - мужчины пожали руки и похлопали друг друга по плечу.
- Ну, дети, проходите в дом. Рад вас видеть.
Тяжело вздохнув, Лена с опаской переступила порог.




Спасибо: 13 
Профиль
Вика





Сообщение: 1924
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 102
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.09.13 15:58. Заголовок: 21. Мишка остался с..


21.

Мишка остался с дедом и отцом на кухне, а Кулёмина поднялась наверх, дабы познакомиться с отведенной для них с сыном спальней. В небольшой комнате не было ничего лишнего: вместительный шкаф, письменный стол ещё советских времён в добротном состоянии и просторная двуспальная кровать. Присев на край кровати, она легла прямо поверх покрывала, распластав руки по сторонам и прикрыв веки.
- Лен, вы с Мишкой отдохните пока с дороги, - Степнов занёс в комнату дорожную сумку. – Мы с отцом на могилу к матери съездим. Позавчера было одиннадцать лет, как её не стало. – И Лена вспомнила, почему Виктор никогда не празднует день своего рождения. – Поднявшись на локтях, девушка окинула собеседника вопросительным взглядом. – До обеда точно вернёмся.
- А нам с вами нельзя?
- Ты точно этого хочешь?
- Если Мишка дорогой не устанет.
- Нет, это близко, – мужчина присел рядом. – Думаешь, он не испугается?
- Пора уже как-то объяснять нашему мальчику, что все мы не вечны, что порой от нас навсегда уходят самые любимые люди.
- Что-то с Петром Никоноровичем? – напрягся Степнов.
- Дед крепится из-за всех сил, но надолго его не хватит. Вить, я раньше не спрашивала: от чего умерла твоя мама? Она чем-то серьёзно болела?
- Пневмония дала осложнение на сердце. Будь она помоложе – выкарабкалась бы.
- Помоложе? Если дяде Миши сейчас шестьдесят два, то ей тогда явно было не больше пятидесяти! Врачи, должно быть, не досмотрели!..
- Лен, я не говорил тебе: когда я родился, отцу было двадцать пять, а матери - сорок.
- У-у-у… Тоже самое только в обратную сторону.
- Мамы не стало в возрасте шестидесяти шести лет. Жила бы ещё и жила, но организм не выдержал.
- Вить, а как они познакомились? – Мужского лица коснулась лёгкая улыбка. – Ну, расскажи!
- Служебный роман: мама была директором завода, а отец – сначала простым рабочим, ну а потом - начальником одного из цехов.
- И у тебя нет сводных братьев, сестёр?
- Нет, нету. Первый муж мамы трагически погиб. Много лет она была одна. С отцом они познакомились, когда ему было восемнадцать. Поженились родители, когда папе было двадцать три. На моё появление вообще никто не надеялся.
- Ну вот, ты есть! – она невольно поправила рукой его прическу.
- Ага, есть… - он перехватил её руку и сжал в своей ладони. – Они не строили никаких планов: просто жили и любили друг друга. Жаль, что так мало.
- Как он пережил её уход? А ты сам как?..
- Мы с отцом были вместе: и всю весну, и всё лето.
- Вы молодцы, что поддерживаете друг друга.
- Да, мы с отцом часто созваниваемся. Ну что, пошли?
Перед отъездом отец и дед поговорили с Михаилом – подготовили его, насколько это было возможным. Не сказать, что ребёнок был шокирован – он лишь притих, вмиг стал серьёзнее и взрослее. В машине взобрался на колени матери и, крепко обняв её двумя руками, решил, что никогда и никуда не отпустит от себя свою маму. Он вдруг ощутил, что хоть и постоянно тоскует по папе, но маму любит гораздо сильнее.
В отличие от города, на погосте кое-где ещё лежал снег, да вовсю гулял вольный ветер. Переживая, что сын простынет, Ленка не спешила выпускать его из автомобиля. К могиле сначала направился Михаил Юрьевич, немного погодя, за ним последовал сын.
- Миш, они цветы забыли. Отнесём? – Мальчишка вмиг выскочил из салона. Дождавшись маму с охапкой хризантем в руках, он вцепился в её свободную руку, и они не спеша подошли к мужчинам, остановившись чуть в стороне.
С портрета смотрела красивая женщина с благородным профилем и ясными, голубыми глазами: на неё странным образом походил не только сын, но и супруг.
Лена передала букет Виктору и, встав позади сына, опустила руки на его плечи. Они простояли так молча ещё несколько минут, после чего не сговариваясь вернулись в автомобиль.
По возвращению домой, Мишка, разморенный поездкой, всё же уснул, Кулёмина вместе с хозяином дома готовили сообща обед – оказалось, у них не только общие кулинарные предпочтения, но и коронные блюда. Во время незатейливого разговора девушке удалось вывести старшего Степнов из глубоких раздумий, тот даже немного повеселел. Его сын тем временем заготавливал дрова для бани, чтобы до следующего его приезда хватило.
- Виктор часто к вам приезжает? – отправив в духовку курицу с грибами под ананасами, повара принялись за чаепитие.
- Частенько. Я ему за это благодарен – молодец, жизнь в столице весёлая, а он отца не забывает. Все новогодние каникулы у меня был – ещё в старой квартире, потом в конце января – начале февраля на полторы недели приезжал - помогал оформлять документы на этот дом, с переездом тоже помог – быстро всё у нас получилось, я до сих пор удивляюсь. В конце февраля, на твой день рождения, тоже здесь был – всю ночь тебе звонил, так и не дозвонился.
- Я номер поменяла. Даже школьная подруга его не знает – по интернету общаемся.
- Зря. Зря ты от Виктора бегаешь. Сын у вас. Я когда узнал о внуке – не поверил!.. Для молодежи же сейчас важнее либо карьера, либо разгульная жизнь.
- Мишка моей карьере не помешал. Я сама позже решила, что его благополучие для меня важнее – ну Вы знаете. – Собеседник кивнул головой. – Сейчас вроде и есть какие-то подвижки относительно работы, но в шоу-бизнес я не вернусь.
- Молодец, что родила – не побоялась: одна, юная совсем, да в чужой стране. Молодец.
- Рожала я у родителей в Швейцарии. Они от ситуации, разумеется, не в восторге были, но сказали: «сильная ты, дочка, справишься».
- Спасибо, что аборт не сделала.
- Вы что, с ума сошли, Дядя Миша, честное слово?! У меня и в мыслях ничего подобного не было! Я в принципе не убийца, тем более не убийца собственных детей!
- Рад, что сын в тебе не ошибся.
- Дядя Миша, я ничего сверхъестественного не сделала – родила своего ребёнка от своего мужчины, и только!.. – чтобы скрыть напряжение, Лена встала и подошла к окну. – На тот момент я ещё любила Степнова, извините, Виктора.
- А сейчас уже нет?
- Мало того, что он вынудил меня уйти, так ещё и смирился с этим: не предпринял не единой попытки ни найти меня, ни вернуть, да и жил без меня припеваючи.
- Лена, что ты чувствуешь к Виктору? Обиду, и только?
- Не важно. Важно то, что я нужна ему лишь в довесок к сыну. Зачем искать бабу на стороне, когда тут модель укомплектованной семьи?! – когда она вновь посмотрела на мужчину, на её глазах блестели слёзы. – А вообще, я на него злюсь и не только из-за того случая в деревне.
- Леночка, я уверен, он раскаивается. Отпусти обиды – ты же сама себя под контролем держишь.
- Михаил Юрьевич, я понимаю, к чему Вы завели этот разговор - уж извините, но не стану я к Вашему сыну возвращаться, потому что уверена, - разглядев за запотевшим стеклом силуэт Степнова, девушка вздохнула, - будет тот же кошар, из которого я сбежала. – Девушка отрицательно помотала головой. - Я не допущу, чтобы Мишка рос в скандалах. Ребёнок не должен слышать и видеть, как отец унижает его мать. Да я и сама не собираюсь всё это терпеть. В конце концов, глупо - дважды в одну реку.
- Ну, ничего, - мужчина встал рядом и тоже посмотрел в окно. - Накрывай на стол, а я мальчишек позову к обеду.
После обеда, старший Степнов вытащил гостей на пешую прогулку. Городок не большой, и вскоре на горизонте появилась гимназия, которую посещал Виктор. Мужчина не сдержался и подошёл на школьном стадионе к физруку, в котором узнал мальчишку из параллельного класса. Мужчины пожали руки, немного поговорили, посмеялись.
- Степнов, идём уже! – окрикнула его Лена. Тот, догнав компанию, обнял девушку за плечи и с трудом удержался, дабы не поцеловать её.
- Я тоже хочу велосипед! – выпалил Мишка, увидев компанию подростков на двухколесных конях в городском сквере.
- Вот так новости! Ты же даже не умеешь! – улыбнулась Лена сыну.
- Вить, в бане на чердаке все твои велики валяются: сейчас придём, будешь сына учить, - выдал ценное указание дед.
- С радостью!
- Степнов, только смотри у меня – за каждую ранку на Мишке головой отвечаешь!
Всю обратную дорогу мальчишка предвкушал знакомство с отцовскими велосипедами. По возвращению он сразу же кинулся к запертой двери бани.
- Они счастливы, - заметил Михаил Юрьевич, в то время как, протопив баню, они с Леной наблюдали за тем, как придерживая велосипед, Виктор давал сыну указания по управлению транспортным средством.
- Сама вижу. Смеются во всю, галдят. Друг с друга глаз не сводят.
- Ладно, я в баню пойду. Ты этих сорванцов тоже ко мне отправляй чуть позже – пропарить их надо хорошенько, а то у обоих носы красные.
- Угу, не простыли бы только.
Когда Кулёмина сама вернулась из бани, дом был погружен в ночную тишину. Рядом с сыном спал и Степнов. Она постаралась как можно тише устроиться на свободном краю кровати.
- Ты куда? – приподняла она голову, когда почувствовала, что ноша кровати облегчает.
- Мне отец в зале на диване постелил. Я просто сына усыплял, ну и сам… - прошептал мужчина.
- Видела я тот диван – на нём только чаи распивать! Ты со своим ростом на нём не выспишься! Ложись обратно… Не бойся, приставать к тебе не буду, - усмехнулась, поняв, что шутка не вполне удачная. – Ложись спать, пока сына не разбудили!
- Что? – вновь открыла она глаза, когда почувствовала, как к её голове кто-то прикасается. Сквозь полумрак комнаты она разглядела, что с противоположенного края кровати улыбается Виктор, его рука на её подушке, его длинные пальцы блуждают в её ещё влажных волосах. Между ними крепко спит их сын.
- Я хочу тебя.
- Степнов, не сходи с ума! – прокричала она шёпотом. – Опомнись! В доме две комнаты: в одной спит твой отец, а в другой – наш сын!
- Я, конечно, рад, что это - единственный аргумент в твоём отказе… - хитро улыбнулся мужчина.
- Далеко не единственный! Но только это может хоть как-то тебя образумить!
- Лен, я не совсем в том смысле… Я хочу тебя целиком и полностью, навсегда. Я люблю тебя. Выходи за меня замуж.
- Смотрю, ты в парной перегрелся. Спи. К утру, вся дурь твоя пройдёт.
- Ленок, я серьёзно…
- Я тоже серьёзно не желаю слушать этот бред. Спокойной ночи. И убери руки.
- Вот и поговорили.


Поговорим?

Спасибо: 14 
Профиль
Вика





Сообщение: 1925
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 102
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.09.13 15:31. Заголовок: 22. - Так ты сделал..


22.

- Так ты сделал предложение, а она что? – требовательный взгляд.
- Отказала, - горечь сожаления.
- Нашему сыну в июне – шесть! – Лена вышла из укрытия.
- Я в курсе. И что из этого?
- А то, Степнов, что с предложением ты запоздал, минимум как, лет на семь.
- Лен…
- Всё! Поезд, Степнов, давно уехал без тебя!
- Леночка…
- Приятного аппетита, Михаил Юрьевич. Мишка спит ещё – мы с ним позже позавтракаем.
- Лен, так ты куда?
- Не переживайте, Дядя Миша, я во дворе погуляю.
- Оболтус ты, сын! Оболтус, каких поискать!.. – донеслось до слуха Кулёминой.
Ленка немного побродила по двору. Допинала пару разлетевшихся полешек под навес, там же обнаружила старую куртку и, бросив её поверх холодной скамейки, уселась под крышей беседки. Облокотившись о поверхность стола, девушка спрятала лицо в ладонях.
В закоулках своего подсознания она упрямо искала неоспоримые доказательства исключительной верности собственных принципов. Их наблюдалось в изобилии: бесконечные крики, обвинения в жутких поступках. Сменила тот хаос вереница скандалов, сопровождаемая чередой взаимной физической агрессией. Когда тирада претензий подходила к завершению, он силой брал её, после чего, не проявляя никаких действий, сидел и смотрел на девушку, в то время как она, цедив сквозь зубы единственное слово: «ненавижу», била его по лицу, пока в скором времени не иссякали её силы.
«Я не хочу и не могу тебя с кем-то делить» - было его единственным оправданием. «Впредь не придется, обещаю», - ответила она однажды, решив навсегда покинуть жизнь этого мужчины.
Нет, она не вернется. Как бы самой того не хотелось – ученная…
- Лен, - рядом присел хозяин дома.
- Михаил Юрьевич, Вы опять пришли поговорить о Вашем сыне? Думаю, не стоит – я и без того наговорила Вам про него кучу гадостей. Вряд ли Вам будет отрадно услышать новую порцию моих откровений.
- Значит, ты не пойдёшь замуж за Виктора, и это – твоё окончательное решение?
- Разве могут быть сомнения? Поймите, следующим этапом в наших отношениях могут стать только драки.
- Лен, а тебе не кажется, что ты сама ищешь негатив? Вот, к примеру, вчера ты ему нет-нет, да и улыбалась, а потом одёргивала себя и начинала огрызаться. Я же просил тебя отпустить ситуацию. Как только ты перестанешь контролировать себя и происходящее, всё само встанет на свои места.
- Посмею, с Вами не согласиться. Дядя Миша, я понимаю, что они с сыном нужны друг другу – я позволила им общаться, я смирилась. Так пусть наконец-то Степнов смирится, что ему, относительно меня, ожидать нечего!
- В молодости кажется, что жизнь длинная – возможно, так оно и есть, но вот только обрывается она всегда внезапно. Не знаю, сколько ещё проживу, но с радостью сократил бы отведенные мне годы вдвоё, разделив их с супругой. Лишь бы она, моя Лида, была со мной рядом…
- Вы не сравнивайте, пожалуйста… У Вас с супругой любовь была взаимная. Союз ваш на уважении и доверии основывался. А Степнов ко мне исключительно, как к вещи относится: «Это моё – руками не трогать»! - Заметив влажный блеск в глазах собеседника, Кулёмина сжала пальцами его запястье, измеряя пульс. - Не на пользу Вашему здоровью, Михаил Юрьевич, все эти разговоры. Идём в дом, я Вам давление измерю, - она помогла мужчине подняться. – Лекарства примите. Отдохнуть приляжете. Себя нужно беречь – Вам ещё на свадьбе сына отплясывать! Хотите, вместе для него невесту искать будем, а? Я Вам помогу!.. Он женится, семью создаст, и у Вас за сына так сердце тревожится перестанет...
- Лена! Лена! Лена, я в порядке, с тобой то что? Леночка-девочка, что же тебя трясёт-то так, а? – Разрыдавшись, девушка уткнулась лицом в мужскую грудь. – Маленькая, глупенькая… Голова твоя бедовая!.. – обняв Кулёмину, он по-отечески погладил её по голове. – Обидели её, боль ей причинили. Не простит она никогда. Пусть сердечко мается, страдает, а она всё равно не простит. И, правда, до противного упёртая!..
- Я… Я не хочу, чтоб Мишке пришлось хоть с кем-то делить отца.
- Что, сам не ам, и другим не дам? Да вы с Витей - одного поля ягода, честное слово!
- Собака на сене я, да? – отстранившись, посмотрела она в глаза собеседника. – Уехать нам с Мишкой надо навсегда, чтоб дать Степнову нормальной жизнью зажить.
- Ой, Ленка-Ленка, до чего же ты глупые вещи то говоришь!.. Без вас ему и жизни то нет - загнётся! Чтобы я этот бред впредь не слышал! Дочка, посмотри на меня. – Утерев нос, подняла она на него виноватый взгляд. – Неужели, никогда его не простишь?
- Мне больно. Здесь, - потёрла Кулёмина шею у основания. – До сих пор больно. Ничего нет больнее разочарования в любимом человеке.
- Я тебе вот что скажу, жизнь у нас одна, и мы сами решаем: провести её в ненависти, или в любви. Это поначалу кажется, что нас не достаточно любят, не так о нас заботятся, а потом, когда уже становится поздно, понимаешь, что сам не додал: не долюбил, не дообнимал, элементарно - «спасибо» не досказал. Уверяю тебя, переступить через собственную гордость, дабы дать любимому второй шанс не настолько трудно, насколько тяжела ноша не выраженных чувств. Думаешь, у Виктора душа не болит? Думаешь, он ни о чём не жалеет? Думаешь, он не страдает? – Часто заморгав, Ленка отвела взгляд в сторону. - Только он, в отличие от тебя, никого кроме самого себя винить не смеет!
- Дядя Миша, давайте закончим со всеми этими разговорами. Ни к чему это всё, правда, - сощурившись от яркого солнца, девушка вгляделась вдаль.
- Лен, на данном этапе всё складывается так, чтобы вы прожили жизнь вместе. Друзья у вас общие, прошлое у вас общее… Пусть не вполне счастливое, какое уж было – зато, ваше. Сын у вас растёт. Любите вы друг друга. Не перебивай меня! Любите, говорю, друг друга, подходите друг другу. Да и Витя искренне раскаивается… Всё исключительно в твои обиды упирается. Ты сама себе в голову втемяшила, что не простишь его никогда, что счастья вам вместе не будет, что беды да горе тебе от него, теперь никакими клещами эти мысли червивые из тебя не вытащить! – махнул он рукой. – Судьба тебе всё на блюдечке с голубой каёмочкой, а ты брыкаешься! Знала бы ты, как мы с Лидой своё счастье выстрадали!.. От меня семья отказалась, от неё друзья отвернулись. Общество советское нас гнобило – расписывать долго не хотели. Ничего, выстояли, всем назло выстояли! Жили и любили вопреки всему! Сына вон какого народили: здоровый, умный, красивый, а самое главное, человек он хороший, добрый!..
- Раз он такой замечательный, чего это отец за него просить вынужден?
- А вот прошу, Лен! Прошу и ничего зазорного в этом не вижу! Ты же на нём клеймо на всю жизнь поставила! Прошу, посмотри на Виктора другими глазами – словно не было ничего плохого, словно вы только сейчас познакомились.
- Не смогу я ничего забыть, - вздохнула она.
- Тогда и хорошее вспомни! Хорошего-то, небось, не меньше было?
- Не меньше, - вспомнила она о том, как Степнов обещал всегда быть рядом.
- Мальчишки уже позавтракали – гулять вон вышли, - улыбнулся мужчина, глядя на крыльцо позади собеседницы. – Иди, тоже поешь. От меня старого ворчуна отдохни. И подумай на досуге. Обо всём хорошенько подумай…
- Отец, о чём вы с Ленкой разговаривали? На ней лица нет!
- Ой, права твоя Ленка – не хватит мне на вас здоровья…
- Отец?.. – насторожился Виктор.
- Шуруй окоп у ворот копать, пока ручьи во двор не побежали!..
- Пап, зубы мне заговаривай!
- Виноват ты перед ней. Сильно виноват, - он положил руку на плечо сына. – Чтобы она тот ад забыла, тебе сейчас придётся немыслимую сказку для неё создать, заново её сердце завоёвывать. Готов?
- Конечно, готов. Ради них с Мишкой, ради Ленки моей на всё готов. Шансы-то, хоть какие у меня?
- Любит тебя твоя Ленка, только простить тебя сама себе не позволяет. Добьешься прощения, и будет вам всем счастье. Чего светишься раньше времени-то? Шуруй копать!
Глотая слёзы, Кулёмина наблюдала из окна спальни за тем, как Степнов орудует лопатой, а их сын запускает бумажные кораблики, которые явно смастерил с помощью отца.


Чувствую, меня скоро четвертуют

Спасибо: 14 
Профиль
Вика





Сообщение: 1926
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 102
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.09.13 16:36. Заголовок: 23. Глотая слёзы, Ку..


23.
Глотая слёзы, Кулёмина наблюдала из окна спальни за тем, как Степнов орудует лопатой, а их сын запускает бумажные кораблики, которые явно смастерил с помощью отца.
- Леночка, здравствуй. Я тебя слушаю, - разлился в динамике приятный голос собеседницы.
- Яна Ивановна, добрый день. Извините, что звоню Вам – всё-таки утро воскресенья, - Лена провела пальцем по оконному стеклу, очертив силуэт сына.
- Лена, я же говорила тебе, что можешь звонить мне в любое время дня и ночи.
- Спасибо, - её голос дрогнул.
- Так, что случилось? – Малахова всегда отличалась особой чуткостью, да и логика её не подводила.
- У меня для Вас радостная новость.
- Радостная?.. Просто, твой голос… Ну, хорошо, я слушаю! – судя по изменившийся интонации, женщина улыбнулась.
- Мишка заговорил.
- И, правда, самая радостная новость за последнее время!
- Спасибо Вам, Яночка Ивановна, за помощь, за онлайн-консультации, так скажем, - Лена тоже попыталась выдавить из себя попытку улыбнуться. – И занятия по Вашим советам, и дельфины, и лошади – всё это очень помогло моему сыну. Не удержалась вот – решила позвонить. Спасибо Вам большое.
- Послушай, те методы, которые мы использовали, не могли дать столь быстрый результат. Лена, что послужило катализатором?
- Мишка с отцом встретился, - девушка тяжело вздохнула, сдерживая слёзы.
- Леночка, ты чересчур сильно взволнована. Если ты хочешь, я готова встретиться с тобой где-нибудь – допустим, через час. Поговорим: выскажешься, я тебя внимательно выслушаю – если это будет в моих силах, помогу. Лена, ты меня слышишь?
- Слышу. Сегодня не выйдет – я в другом городе, мы с Мишкой гостим у его деда.
- У отца Степнова?! А Виктор?
- Мы все здесь.
- Лен, что-то мне не нравится, как твой голос дрожит… У вас там всё в порядке? – Кулёмина мгновенно скрылась за шторкой, когда ощутив её пристальный взгляд, Степнов поднял голову и всмотрелся в окно.
- Да не вполне.
- Вы в Москву когда возвращаетесь?
- Завтра рано утром. Хотела вот о встрече попросить – мне действительно нужно с Вами поговорить.
- В школе сейчас каникулы – так что у меня свободный график. Давай завтра в часиков одиннадцать созвонимся, идёт?
- Спасибо. Надеюсь, хоть разговор с Вами мне поможет – сама уже ни с чем не справляюсь. Тряпка я в последнее время: реву постоянно, боюсь всего, до жути мнительная стала – одним словом, не узнаю сама себя. Да и вообще, жизнь вся к чертям катится… - Её голос задрожал, выдавая слёзы.
- Ну, Леночка, не наговаривай на себя: ты человек здравомыслящий, рассудительный, по-житейски мудрый… а трудности… Лен, ты не переживай, трудности - они у всех бывают. Ты человек сильный – обязательно со всем справишься. Вы все вместе справитесь со всеми испытаниями.
- Спасибо.
- Вите привет.
- Передам. До завтра.
- Буду ждать твоего звонка.
***
- Вить, ты бы к Лене внимательнее был, а то мне кажется, она простыла, - старший Степнов отвлек Виктора от игр с сыном.
- С чего ты взял?
- Ну, аптечка на кухонном столе открытая стоит: там парацетамола недостает, да и на градуснике тридцать девять и два. Я поднялся проверить её – она спит.
- Не думаю, что Кулёмина могла простыть: иммунитет хороший, да и требовательна она к себе. Пап, у Ленки особенность организма такая: при сильном стрессе температура вмиг до небес взлетает. Видать, нелегко ей дался ваш утренний разговор. Пап, ты Мишку накорми обедом, а я – отвар заварю и Кулёмину отпаивать! Мята, мелиса?..
- Не переживай, всё в наличии. Ты иди, мы с внуком ещё погуляем.
***
- Так, кто у нас тут тяжело болен? – с подносом в руках в спальню вошёл Степнов, когда Лена, уже проснувшись, разминала затекшую спину.
- Не паясничай! Скажи лучше, который час?! – девушка отодвинулась, когда рядом с ней присел мужчина.
- Начало первого.
- Бог мой, больше трёх часов спала!
- Сон – это лучшее лекарство. Для скорейшего выздоровления необходимо выпить вот это, - он протянул ей кружку. - Ну, Ленк, не морщись ты так – отвар вкусный, отвечаю.
- У меня не горло болит! Мне твой багульник погоды не сделает!
- Ленок, я понимаю прекрасно, из-за чего у тебя температура поднялась – сбор этот не от простуды и не от кашля… Он тонизирует, успокаивает… Голова точно болеть перестанет, поверь мне! Ну не смотри на меня волком! Это можно пить – совсем не противно! Глоток сделай – сама поймешь!..
- Правда, вкусно. И аромат приятный. Я выпью, только не ори – ладно?!
- Прости, не сдержался. Я же, как лучше, хочу.
- Не надо ни лучше, ни хуже – вообще ничего не делай, если я не прошу! Надоел уже, честное слово!..
- Ну, суп то куриный поешь? – указал он взглядом на тарелку, остывающую на подносе. – Он жидкий и с помидорами, как ты любишь.
- Поставь на стол. Позже поем, если захочу.
- Хорошо, мы все внизу – тоже обедаем. Отдыхай, - он поправил плед и удалился.
- Мама! – не успел Степнов покинуть спальню, как в неё влетел их общий сын.
- Что случилось, сыночек? – Кулёмина поставила бокал на пол. Мальчишка запрыгнул на кровать к матери, та с нежностью обвила его руками.
- Не злись на папу! Пожалуйста, не ругайся с ним! Я уже потерял его один раз! Я не хочу терять папу снова! – По детскому лицу ручьями побежали слёзы.
- Мишут, прошу тебя, успокойся. Во-первых, ты папу никогда не терял и уж точно не потеряешь; а во-вторых, что дед с отцом тебе такого сказали, раз ты настолько сильно взволновался?
- Никто мне ничего не говорил! Ты думаешь, что я маленький, а я не маленький – я сам всё вижу, слышу и понимаю! Зачем ты постоянно кричишь на папу, ругаешь его, обижаешь, зачем? Он обидится на нас, подумает, что мы не любим его совсем; и мы опять без папы останемся! Я опять папу потеряю!
- Глупости какие, - Ленка поцеловала сына в макушку и крепко прижала его к себе. – Никуда твой папа от тебя не денется.
- А вот и денется! Однажды он обидится на нас сильно-сильно, решит, что не нужен нам; и мы его больше никогда не увидим! Думаешь, ему нравится, что вы постоянно ругаетесь и ссоритесь? Думаешь, я маленький ещё совсем – не понимаю ничего? Всё я понимаю! Ты сегодня утром кричала на папу на весь дом, даже я проснулся из-за этого; а потом на крыльце даже на его вопросы не ответила, будто он чужой! Мама, ты даже не знаешь, какой он обиженный весь день ходит!
- И что, я должна идти и извиниться перед ним?!
- А сама ты этого совсем не хочешь? – мальчишка вмиг от неё отстранился.
- Нет.
- Мамочка, я тебя очень-очень-очень сильно люблю, больше всех, правда-правда! Но кроме тебя мне ещё папа нужен – его я тоже люблю. – Слёзы хлынули новым потоком. - Ты же знаешь, как долго и сильно я искал и ждал папу, а как только он у меня появился, ты увезла меня от него – нет, и деду Петю, и Серёжку, и Веру с Никитой – их всех я тоже очень сильно люблю, но папу ещё больше люблю! Не увози меня, пожалуйста, от папы! – Миша с нежностью посмотрел на маму. - Я буду очень-очень-очень послушным, обещаю, только не увози меня от папы! – он обнял маму за шею, спрятав заплаканное лицо у неё на груди. – Обещай, пожалуйста! И на папу не кричи – я с ним поговорю, чтобы он тоже был послушным. Мам, я же знаю, что ты у меня самая добрая, самая весёлая, самая красивая и самая ласковая, ты у меня самая-самая-самая, только бы вот ещё на папу не злилась…
- Миротворец ты мой, - погладила она сына по спине.
- Нет, ты ошибаешься - я не миротворец!.. Я не могу быть миротворцем, я же не военный! – В ответ Кулёмина рассмеялась. – Мамочка, я очень боюсь, что папе будет с кем-то другим лучше, чем с нами; и он уйдёт от нас… к другой семье. Я знаю, так бывает. Ну, то есть – мы не нужны ему станем. Из-за того, что ты постоянно кричишь на папочку, я потеряю его навсегда. – Лена крепче прижала к себе ребёнка, чтобы тот не испугался растерянности в её пустом, отрешенном взгляде. – Папа хороший, очень хороший! Нет! Он самый лучший! – Немного придя в себя, девушка улыбнулась знакомым фразам.
- Не переживай, мой сладкий. Солнышко, посмотри на маму, - она заключила лицо сына в свои ладони. – Обещаю, сделаю всё возможное и даже невозможное, лишь бы твой папа всегда был с тобой, лишь бы твой папа оставался только твоим папой. Мишут, ты никогда не потеряешь своего папу, он очень сильно тебя любит, а я… Сынок, прости меня, пожалуйста, что пугала тебя всё это время… я постараюсь вновь стать прежней мамой: спокойной и заботливой, обещаю. Только, пожалуйста, не плачь так сильно больше никогда и не расстраивайся. Хорошо? – Всхлипнув, мальчишка кивнул. – Сыночек мой, ты - моё счастье. Твой папа будет с тобой всегда. Я всё для этого сделаю, обещаю.
«Самая ужасная ошибка в моей жизни!..» - подумала она, но для её сына это жизненно необходимо. Ради счастья своей крошки, она готова.
- Какие у вас папой планы? После обеда чем собираетесь заниматься?
- Папа будет учить меня кататься на велосипеде!..
- Можно с вами? У папы же найдется велосипед и для меня?
- Ура! - засияв солнечной улыбкой, Миша повис на шеи матери. - Пойду, обрадую папу!




Спасибо: 15 
Профиль
Вика





Сообщение: 1928
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 102
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.09.13 16:41. Заголовок: 24. - Лен, Виктор т..


24.

- Лен, Виктор тебя на чердаке ждёт, - Степнов-старший указал рукой на раскрытую дверь бани, - чтобы ты сама транспорт себе выбрала.
- Вить, дай руку, - взобралась она по лестнице.
- Аккуратно, головой не ударься – во весь рост только по центру уместимся, - помог он ей. – Вот смотри, эти два велика тебе подойдут. Какой выбираешь? У этого скоростей больше, а у этого сидение удобнее для тебя будет.
- Гонять я не собираюсь – так что, спускай второй. Вить, пока мы тут вдвоём, хочу тебе кое-что сказать, - даже в полумраке чердака от неё не скрылось, как мужчина напрягся. – Короче, я согласна. – Растерянность во взгляде собеседника. – Ну, ты звал меня замуж – я согласна. – Степнов громко выдохнул.
- Сама-то ты этого хочешь? – Девушка отрицательно помотала головой. – Ну, и зачем тебе это?
- Мишка должен расти в полноценной семье. Его счастье заключается не только во мне, но и в тебе – я должна с этим считаться. Ради сына я готова.
- Кулёмина, ну я же дал тебе слово – я сдержу его! Подобные жертвы ни к чему! Сына я не разочарую, уж поверь мне на слово! Мишке я не причиню боль!
- Хм, не ори, а!..
- Прости, - он положил руку на её плечо. – Кулёмина, да, я хочу называть тебя Степновой. Кричать об этом на весь Божий свет, что есть мочи, - он усмехнулся, придаваясь мечтам. - Я хочу, чтобы ты была моя, только моя… - с трудом поймал её хаотично блуждающий взгляд. - Я хочу умереть на твоих руках. Я хочу тебя всегда, - буквально прорычал мужчина. - Как обезумивший хочу. Хочу здесь и сейчас, - он оторвал от неё руку и сделал шаг назад. – Но мне не нужно ничего от тебя без взаимности.
- Степнов, я не узнаю тебя, честно. Относительно меня, ты всегда был собственником!.. Что с тобой?
- Знаешь, что я осознал в разлуке? – Она пожала плечами. – Что больше тебя я хочу лишь одного – счастья для тебя. И если вместе со мной нет тебе счастья, я не стану тебя неволить. Что угодно в этом мире можно украсть, купить, но только не искреннюю любовь. Другие причины быть рядом вовсе никакие не причины.
- Здраво мыслишь, но на себя похож мало, - Степнов усмехнулся тому, насколько хорошо его знает Кулёмина.
- Я много обо всём этом думал, очень много… в мыслях путался. С Рассказовым разговаривал, с Яной, с отцом, даже с Тагиловым …от внутренних диалогов готов уже на стены лезть, честное слово!.. – запустил он пятерню в свою шевелюру. - Короче, Кулёмина, даже если ты меня и не любишь; - мужчина сжал плечи девушки в тисках своих сильных рук. - Быть с тобой, жить с тобой, дышать с тобой одним на двоих воздухом – всё это для меня огромное счастье, но ты же будешь мучиться… я буду видеть твои страдания, буду злиться, буду срываться на тебя… Будет всё, как было, а счастья для Мишки от этого, мягко говоря, мало.
- Он боится тебя потерять. Какой выход ты видишь? – прохрипела она осипшим голосом.
- Лен, если ты действительно готова терпеть моё присутствие ради сына; то предлагаю забыть всё: и плохое, и хорошее… и остаться друзьями.
- Друзьями?! – девушка ощетинилась и скинула мужские руки. – Ты шутишь или издеваешься?
- Ну, когда-то мы ими были! – Настолько глубоко в историю их отношений копать Кулёмина была ни в силах. – Ленок, я понимаю, переступить через всё, что было, достаточно сложно, но Мишке будет гораздо лучше, если его родители перестанут быть врагами и станут друзьями. Ради сына ты же на всё готова? – Собеседница не задумываясь кивнула и несмело улыбнулась. - Да и нам самим легче так будет, чем гоняться друг за другом с обидами и претензиями.
- Честно говоря, ты меня шокировал. Совсем тебя не узнаю.
- А что, думала, воспользуюсь твоим самопожертвованием?
- Угу. Ни на минуту не сомневалась.
- Ну, жизнь и такого, как я, может уму-разуму научить. А ещё спорт закаляет характер – ты же знаешь! – щелкнул он её по носу. – Ну, так что, мир?.. – протянул раскрытую ладонь. – Чего смеешься, Кулёмина?!
- Однажды с нами это уже было!.. Ладно, перед смертью не надышишься – мир! – вложила Лена свою ладонь в мужскую. Степнов с нежностью сжал её пальцы.
***
Виктор придерживал велосипед сына за руль и за сидение. Кулёмина наматывала круги вокруг них: то уезжала вперёд, то возвращалась. Весеннее солнце одарило её румянцем, легкий ветерок растрепал пшеничные волосы.
- Ленка, ты чего без шапки? Уши простудишь!
- Степнов, соглашаясь на дружбу с тобой, я не записалась в десятиклассницы! Хорош меня строить! В Железногорске твоём уже во всю жара стоит!..
- Капюшон надень – жара жарой, а ветер вон какой разгулялся!
- Вить, что там? – девушка сделала вид, что не расслышала доводов собеседника и перевела его внимание, указав на высокие, кованые ворота.
- Городской парк.
- Можно туда с велосипедами?
- Можно, - мужское лицо расплылось в довольной улыбке.
С сыном подмышкой и его велосипедом в другой руке Виктор уже стоял на тротуаре, когда услышал позади себя одновременно дикий визг многочисленных незнакомых женщин и визг тормозов автомобиля. Оглянулся. Посреди пешеходного перехода внедорожник зарубежного происхождения. Навалил велосипед на столб. Сына рядом поставил. За ворот ветровки вытащил молодого водителя из салона.
- Я тебя зарою. Я своими руками тебя живого в землю закопаю. Скорую вызывай. Ментов тоже, - отшвырнул перепуганного юношу на капот.
- Леночка, девочка моя! – в паре метров от автомобиля без движения лежала Кулёмина, о велосипеде и мысли не возникло.
- Миша.
- Я тут, мама! – подбежал заплаканный мальчуган.
- С тобой всё хорошо? – Тот уверенно кивнул и погладил маму по голове. – Держись отца. – Оставаясь сидеть на корточках, Степнов прижал к себе сына.
- Лен, ты как? Глаза только не закрывай, родная, пожалуйста! – его голос дрожал, срываясь на рык.
- В порядке я. Перестань причитать, - с усилием произнесла девушка.
- Так, где болит? – усилием воли мужчина взял себя в руки.
- Пока не поняла. Кажется, везде. Шевелиться страшно, - приподняв голову, она поморщилась. Заметив на правой её щеке кровь, мужчина приложил к ссадине белый, накрахмаленный носовой платок и стал придерживать её голову.
- Пальцами на ногах можешь пошевелить?
- Могу.
- На руках?
- На левой легко.
- На правой?
- А-а-а!..
- Тихо-тихо! Похоже, перелом. Потерпи, сейчас врачи приедут, - поцеловал её в макушку. – Эй, ты?! Неотложку вызвал?
- Вызвал: и «Скорую помощь» вызвал, и ГИБДД вызвал.
- Вызвал он! Я тебя засужу! Ты у меня сидеть будешь!
- Да понял я!..
***
Степнов с Мишкой на руках сидел у дверей приёмного покоя городской травматологии. Разговор с представителями закона был позади, а вот о состоянии Ленки до сих пор ничего не известно. Даже сын уже перестал плакать. Наконец-то вышел мужик в белом халате.
- Это вы Кулёмину привезли?
- Да. Что с ней?
- Многочисленные гематомы, ушибы, ссадины, небольшое сотрясение головного мозга и закрытый перелом правого предплечья. Гипс наложили. Необходимы абсолютный покой, пастельный режим, наблюдение специалистов, а она домой рвётся.
- Да, у нас сегодня ночной поезд – мы домой, в Москву, возвращаемся. Её жизни ничего не угрожает?
- Ничего, но Вам придётся с ней нянчиться.
- Это я всегда готов.
***
- Ну что, Ленка, покаталась на велосипеде? – встретил их дома Михаил Юрьевич, будучи осведомленным о случившемся из телефонного разговора с сыном.
- Что сразу Ленка? Горел «Зелёный»! Я ехала по «Зебре»! И тут, этот упырь на меня завернул! Честное слово, была уверена, что он по мне проедется! Ощущения, по крайней мере, у меня подобные!
- Ой, чумазая-то какая!..
- А что Вы хотели, Дядя Миша?! Я в лужу улетела! – присела она на стул в прихожей. – Степнов, я от врача слышала, что ты обещал со мной нянчиться – приступай! – Мужчина снял с неё обувь и куртку, которую тут же принялся отчищать влажной салфеткой.
- Чего ржешь, Кулёмина? Сиди тут, сейчас тебе чистые штаны принесу.
- Миш, с мамой всё в порядке, - потрепала она волосы сына здоровой рукой. – Иди, с дедом чай попей.
Вернувшись, Степнов помог Ленке переодеть джинсы, а поверх тонкой, полупрозрачной; единственно уцелевшей после того, как водолазку разрезали в процедурном кабинете, дабы добраться до поврежденной руки, белой майки, надел на неё свою спортивную кофту, оставляя загипсованную руку за застёгнутой молнией.
- Так рукав смешно болтается!..
- Ты чего такая весёлая, понять не могу?!
- Мне навтыкали обезболивающего. Боль вернётся, и вернётся моя суровость, а пока, сама не понимаю почему, мне весело. Странно, правда?..
- Когда я разговаривал по телефону с отцом того молокососа, ты вообще ржала!
- Ты бы себя со стороны слышал!
- Тебе спать надо.
- Не хочу я спать. Я чай хочу! – В ответ он лишь улыбнулся. Но не спорить же с ней?..
По возвращению в Столицу, Степнов, конечно же, не отпустил их с сыном на такси к Новиковой, а привёз в свою просторную, трёхкомнатную квартиру. Мишка сразу же с нескрываемой радостью принялся осваивать подготовленную именно для него детскую. Для них с матерью эта комната стала большой и очень приятной неожиданностью. В ожидании врача, вызвав которого, Виктор скрылся на кухне и загремел там крышками и кастрюлями; Ленка бродила по квартире, рассматривая каждый её квадратный сантиметр. В своей комнате сын мог и спать, и играть, и учиться, а ещё залезать под самый потолок, прыгать и скакать, избегая травм и шума. По всему коридору растянулся зеркальный шкаф-купе. Единственное в доме, а потому – столь масштабное, место для хранения всех вещей. В гостиной огромный домашний кинотеатр с какой-то навороченной игровой приставкой, от которой, она уверена, придётся за уши оттаскивать Мишку, по бокам стеллажи-близнецы, на которых расставлены книги, сувениры, старые фотоальбомы и новые пустые фоторамки. Кубки, грамоты и медали, должно быть, по-прежнему хранятся в коробке из-под обуви где-нибудь в глубине шкафа. Напротив - угловой диван, у окна небольшой компьютерный стол с ноутбуком на столешнице и офисное кресло, обтянутое красной кожей. На полу нет ковра. Можно босиком ходить по живому дереву, как она и любит. Как они любят. Окна скрыты льняными полотнами, отдаленно напоминающими мешковину. Его комната. Она застыла на пороге, ощутив острое чувство страха, даже – панику, природу которой не могла объяснить и себе. Всё же вошла, несмело надавив на дверную ручку. Тот же пол, те же занавески, та же непонятная фактурная отделка стен цветом слоновой кости, что и в зале, две маленькие тумбочки, между которых огромных размеров кровать. На одной из тумбочек три фотографии в простых, лаконичных деревянных рамах: портрет самой Лены, портрет Миши, и их с сыном общая, случайно подловленная фотография. Все кадры из домашнего архива. Кулёмина уверенна - на просторах интернета их нет наверняка.
- Откуда у тебя эти снимки? – услышав шаги позади себя, девушка даже не стала оборачиваться.
- Новикова.
- Могла бы и не спрашивать.
- Лен, доктор приехал. Я приглашу его?
- Приглашай. Только сам не оставляй нас наедине.
- Я всегда рядом.
Заручившись тем, что Ленка в порядке и выпроводив доктора, хозяин дома раздал ценные указания: есть и спать по расписанию, после чего умчался на работу. Чуть позже Кулёмина всё же позвонила Малаховой, та вскоре подъехала. За разговором они провели ни один час, после чего Лене хоть и не стало понятно всё в один момент, но точно стало значительно легче смотреть вперёд.


По-прежнему жду с вами встреч


Спасибо: 15 
Профиль
Вика





Сообщение: 1929
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 102
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.09.13 15:08. Заголовок: Спасибо, что вы все ..


Скрытый текст


25.

Оказавшись глубоким вечером на родном пороге, увешанный пакетами внушительных размеров, Степнов желал лишь одного – прокричать во весь голос: «Я дома!». Тишина и темнота призвали мужчину действовать по ситуации. Избегая излишнего шума, он прошёл на кухню, где, разложив продукты и лекарства по местам хранения, с неподдельной радостью принялся устранять вещдоки того, что он теперь ни один в этой квартире. Натирая тарелки, Виктор тешил себя мыслями, что в его распоряжении месяц-два для активных, но при этом закамуфлированных действий. Байка про друзей должна сработать до тех пор, пока с Кулёминой гипс не сняли, потом же её и калачом не заманишь! Хотя, что дело выгорит, бабка надвое сказала!.. Ничего, даже если ни черта не выйдет, чем дружба не повод быть всегда поблизости?! Да в гробу он видел эту дружбу с Кулёминой!..
Мишка спит в обнимку со своим плюшевым жирафом. Замёрз, а от того сжался в комочек. Одеяло на полу – распинывается, как и мать. Ну, вот если не он, кто будет по ночам их укрывать?.. Лена. Устроилась на диване в гостиной. Укрылась пледом. Голова без подушки запрокинута назад. Влажные, манящие губы едва приоткрыты. Левая рука свисает до пола. Рядом валяется пульт от телевизора, который мирно бормочет о нано-технологиях. Выключил телевизор, чуть задержал взгляд сожаления на девушке и устранился.
Она на цыпочках подкралась к приоткрытым дверям кухни. По центру стола в плетеной корзине изобилие свежих фруктов. Степнов взял со стола вчетверо сложенный альбомный лист, развернув его, улыбнулся изображению и заключил его в деревянную рамку. На рисунке изображена мужская фигурка. Человечек худощав, у него непропорционально длинные ноги, ярко-синие глаза, широкая улыбка и черные завитушки вместо прически. Он стоит на постаменте, подняв руки к небу. На его шее медаль, вокруг цветы. Над ним возвышается надпись из красных, крупных, разной формы букв: «Мой папа – победитель!». Внизу рисунка разноцветными карандашами старательно выведено: «С Днём рождения, папа! Твой сын Миша».
- Лен, чего не спишь? – отреагировал он на её присутствие.
- Рука ноет, - стоит перед ним, как цапля – на одной ноге, подошву второй о собственную лодыжку греет, лохматая, в его старой футболке, которую давно пора выбросить, и почему он не подумал об этом, прежде чем надеть её на девушку перед уходом?.. Растянута футболка настолько, что велика самому Виктору – Кулёминой аккурат ночная сорочка, только вместо пошлых рюшей потрескавшаяся эмблема любимого ими баскетбольного клуба. Гипс и вовсе разрисован фломастерами – явно, Мишка постарался.
Мужчина встал, вымыл руки по локоть, постелил на стол свежую, хлопчатобумажную салфетку, достал из холодильника белый пакет-майку с изображением эмблемы сетевой аптеки и разложил его содержимое на куске ткани.
- М-м-м, ты лекарства выкупил, - заключила она. – И какие доктор мне уколы назначил? – не без усилий Лена перевела внимание с обнаженной мускулистой спины Степнова на его манипуляции со шприцами.
- Два: коктейль витаминов с кальцием и обезболивающий, - Виктор был сосредоточен. – Давай, готовься! – Фыркнув, девушка оперлась здоровой рукой о столешницу.
- Трусы кто снимать будет?! Стой уже! Не дёргайся! – Хлопок, и пациентка зажмурила глаза, слегка отпрянув в сторону. – Терпи, Казак, Атаманом будешь!
- Почему так долго?
- Лекарство это надо вводить медленно, - протянул он последнее слово. – Терпи. – И она замурлыкала себе под нос какую-то успокаивающую мелодию.
- Всё?
- Как хочешь, обезболивающий могу и не ставить, - она обернулась и одарила его взглядом полным… Нет, ну как так? В ответ на своё по-прежнему плохо контролируемое ехидство мужчина ожидал гнев, а тут мольба о помощи. – Всё, свободна!
Выбросил уже непригодные медицинские принадлежности, обернулся, она до сих пор тут.
- Как твоё сотрясение?
- Нормально: голова звенит, да тошнит, как при токсикозе, а ещё спать постоянно хочется, только вот рука не даёт – ноет постоянно. Сколько уколов мне придётся вытерпеть?
- Всего десять. Это пока. Дальше – врач будет решать, судя по твоему состоянию.
- Ясно. Ну, я пошла?.. Спать.
- Конечно. Спокойной ночи.
- Лен?.. – окрикнул он её в дверном проёме. – Вот, держи, - протянул тюбик гепариновой мази. – Растирай, чтоб синяков не осталось.
- Спасибо, - она решительно продолжила намеченный маршрут.
- Ленок.
- Чего ещё? – даже не остановилась.
- Подожди, - он открыл створку шкафа, откуда извлек подушку, одеяло и комплект пастельного белья. – Заправлю тебе диван – будешь спать по-человечески.
- Спасибо, - обозначила она, что ему пора покинуть комнату, когда закончив с пододеяльником, мужчина продолжал стоять посреди гостиной. – Усыплять меня не нужно.
- Ну да, спокойной ночи, - аккуратно прикрыл за собой дверь.
***
- Ну что вы, как беременные бегемоты, бегайте?! Мешок с картошкой и то выше подлетает! – разносился на весь коридор крик главного тренера. – Знал бы, с кем связываюсь – девчонок бы пошёл тренировать, честное слово! Мужики, соберитесь! Впереди чемпионат страны! – Так и не усмирив приступ любопытства, Кулёмин-младший открыл дверь и заглянул в зал.
- Игра окончена! Десять кругов по залу, бегом марш! – выдал командирским тоном указание Степнов. – Мишка, - уже ласково. Мальчишка проскочил между бегущими спортсменами прямо в объятия к отцу. Тот подкинул его пару раз в воздухе, а затем крепко прижал к себе, утыкаясь носом в пшеничные волосы. – Откуда ты тут, сынок?
- Мы с мамой на такси приехали. Я соскучился по тебе очень.
- Кулёмина, ты совсем сдурела?! – вышел Виктор на руках с сыном в коридор.
- Если тебе опять что-то не нравится в моём поведении, сотрясение сойдёт за оправдание? – хитрющий взгляд, который невозможно чем-то скрыть – чёлка убрана ободком.
- Ладно, считай – отмазалась. Я, конечно, рад вас видеть, но чего это вам дома-то не сидится?
- У меня сегодня, вообще-то, встреча с адвокатом запланирована. Оставлю Мишку у тебя?
- Да без вопросов. Только смотри, сама аккуратно – мало ли, голова закружится, не дай Бог, и вовсе в обморок упадёшь.
- В порядке всё со мной будет.
- Ты хоть как оделась-то?
- Одной левой! – в шутку она ударила его кулаком левой руки в область печени, остановившись в считанных миллиметрах от цели.
- Эй, аккуратно! Помню я удар твоей левой!.. – усмехнулся по-доброму Виктор.
- Мишут, папу слушайся и ни на шаг от него не отходи! Я тебя очень люблю, - девушка поцеловала сына в кончик носа, тот рассмеялся, и Кулёмина поспешила по направлению к выходу. – До вечера, ребят! – оглянувшись, помахала она левой рукой.
- Ну что, сын, устроить тебе обзорную экскурсию, что ли?
- Угу, устроить!..
***
Ленка изрядно уставшая, но довольная до неприличия с нетерпением ждала, когда хозяин квартиры номер сорок три распахнет перед ней дверь, и она сможет рухнуть спать.
- Ты чего это с пеной у рта? – не вполне вменяемо хохотнула девушка при виде Степнова.
- Ко сну готовлюсь – зубы чищу! – окинул её придирчивым взглядом. – Мишка спит уже давно, а ты непонятно где шатаешься!
- Вернувшись после десяти вечера, я нарушила регламент пребывания в твоей квартире? – Мужчина ничего не ответил, но по-прежнему оставался стоять в дверном проёме. – Если тебя что-то не устраивает, могу хоть сейчас взять сына и уехать! Легко!..
- Никуда я вас ночью не отпущу, - процедил сквозь зубы.
- Так что же, я в подъезде должна ночевать?
- Проходи, - впустил он наконец-то её в квартиру. В его блуждающем взгляде бегущей строкой читалось: «Олух! Какой же я - олух!».
Степнов вернулся в ванную, Кулёмина прошла на кухню.
- Есть будешь? – присоединился он к ней, спустя несколько минут.
- Сытая, а вот от чая не откажусь!.. – Хозяин щёлкнул кнопкой на электрочайнике и поставил на стол вазу с конфетами. - Мы с Гуцулом были в японском ресторане – после соленого пить очень хочется.
- Лен, у него жена и три дочки, – Степнов сложил руки на груди.
- Не забыла, помню. Только к чему ты об этом?..
- Сама догадайся. Не маленькая, вроде как… - поморщился словно от зубной боли.
- Смешной ты такой, когда ревнуешь, - с нескрываемым ехидством отметила Лена.
- Друзей не ревнуют.
- Ты это себе перед зеркалом, как мантру, повторяй каждое утро – глядишь, и подействует!.. Не собираюсь я его из семьи уводить, не парься!
- Ну и зачем вы, в таком случае, встречались? – присел напротив, сложив на столешнице руки в замок.
- Обсуждали рабочие моменты: я материально отблагодарила Гуцулова и всю его команду за то, что они поддержали меня на презентации; пролистав мой блокнот со стихами, он парочку для нового альбома выпросил – так что теперь надо над музыкой в стиле их группы думать. Жаль, гитару ещё не скоро в руки возьму… - Вскипел чайник, после чего Степнов вскочил и засуетился, заваривая чай.
- А что по нашему делу? – поставил перед девушкой чашку.
- Суд закончился, осужденным дали от пятнадцати до пожизненного, - она тяжело вздохнула. - Нам ещё и возмещение морального ущерба полагается – на днях деньги должны перечислить на мой банковский счёт. Думаю вот, с Мишкой вдвоём в санаторий уехать, а то из меня всё равно работник сейчас никакой.
- Отличная идея, - он заметно погрустнел. Тот месяц, на который мужчина так надеялся, коту под хвост! Но и не отпустить Кулёмину с сыном на отдых – откровенная глупость! - По работе предложения какие-то есть разве?
- Угу, продюсеры, ну те - которые занимаются продвижением моей книги, предлагают ещё парочку творческих вечеров замутить, да и пока в такси домой возвращалась. – Степнов аж просиял от такого уютного и тёплого «домой возвращалась», банального в любой другой ситуации, но только не в их. И как после этого уснуть?! - Всерьез задумалась, попробовать писать песни на заказ – и то хлеб, - она безуспешно мусолила обёртку самой большой шоколадной конфеты, ни черта не выходило.
- Вот смотрю на тебя, - собеседник отобрал конфету и, избавив её от упаковки, вернул девушке, - и думаю: как ты роллы свои левой рукой ела?
- Меня Игорь с рук кормил, - выдала она с набитым ртом. Степнов встал из-за стола, опрокинув табурет, и поспешил покинуть поле поражения. – М-м-м, ты куда?! Как же уколы? Я хочу скорее выздороветь!.. – Он остановился как раз рядом с холодильником. – И ещё, Вить, мне бы помыться. – Мужчина кинул на неё прямой, резкий взгляд. – Голова уже грязная, как у бомжихи, самой противно. – И, правда, волосы какие-то слипшиеся и едва вьются.
- Ванна к твоим услугам.
- И как ты это себе представляешь?! Ну, нет, чего ты так на меня смотришь?! Как я должна одной рукой мыться?! Это крайне неудобно! И потом, а если я поскользнусь, упаду… Ты хочешь, чтобы я и вторую руку сломала?! - Виктор лишь перевёл дыхание.
- Допивай свой чай; я пойду, поищу пакет, чтобы гипс обернуть.
- Полотенце прихвати и футболку мою! – крикнула ему вдогонку.



Спасибо: 17 
Профиль
Вика





Сообщение: 1931
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 102
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.09.13 15:41. Заголовок: Коротко о главном ht..


Скрытый текст


26.
Она над ним явно издевается! Провоцировать настолько откровенно и при этом столь естественно вести себя!.. И где она только набралась всего этого?! Неужели, о подобных вещах она и других своих друзей просила?! Эх, не доведёт до добра эта проклятая ревность!
Если верить её словам, то выходит, что все таланты у этой бесстыжей блондинки врожденные. Какая инстанция выдала Кулёминой права на управление его поведением, мыслями и желаниями? Кто наделил её властью вить из него верёвки, да какой там – лихорадочным блеском своих наглых зелёных глаз начисто лишать мужчину какой бы то не было силы воли?.. Возможно, третейский суд оправдал бы её, ссылаясь на их обоюдный пакт о ненападении под кодовым названием «Друзья». Друзья на испытательном сроке, который он вряд ли выдержит.
Да, друзья должны помогать друг другу в сложной ситуации не только словом, а самое главное - и делом; но представлять, как он намыливает лысину Рассказова, ну или хотя бы пятки Тагилова – полнейший идиотизм! А что? Тоже друзья. И тоже могут сломать руку. Но вот от них подобной подлянки ожидать не стоит. А всё почему? Да потому что в гробу он видал таких друзей, как Кулёмина!
Даже волки в цирке не работают, а Ленка его дрессировать вздумала! И надо признать, не без успеха. Держит Степнова на коротком поводке, а надолго его не хватит – того и гляди, сорвётся!..
Он бежал под холодным ночным дождём, потеряв счёт времени, не сбавляя скорости, совершенно не различая мелькающего пейзажа мало знакомого района. Самый успешный атлет давно бы выдохся, Виктор же продолжал пылать энергией, словно внутри него кочегарка, а он сам – локомотив, и в нём одном заключена вся тягучая сила паровоза. Его энергию да в мирное русло - пашню пахать, мебель из пожара вытаскивать; выбросившихся на берег, китов обратно в океан возвращать – казалось, сил хватило бы с лихвой на всё.
Одежда промокла насквозь, а сердце продолжало безумно стучать одновременно и в горле, и в самом низу живота. Каждый толчок ноги, будто о твёрдую поверхность асфальта или о мягкую, вязкую почву, усугублял состояние мыслями о несколько иных телодвижениях. И всё бы ничего, но подсознание рисовало конкретную женщину – ту, которая рано или поздно доведёт его до белого коленья. А что, осталось только разума лишиться – душа то давно по праву разделена между Кулеминой и их сыном.
Думал, убежит от неё в эту весеннюю ночь – убежит и от самого себя. Паршиво только выходит: тело огнём полыхает, душа надрывно подвывает уличному псу.
С жадностью вдыхая влажный воздух, он отчаянно пытался вырваться из плена её взгляда, её голоса, её аромата. Не может так человек человеком бредить, без чреватых последствий уж точно.
Поскользнулся и плашмя упал в глиняную жижу. Крупные капли больно били глаза, поэтому он опустил веки. Ну, разве она не понимает, что у неё самые красивые ноги, нежнейшая кожа?.. Нравится ей над ним издеваться. Знала же, знала, всё знала!.. Он ей сам во всём признался – выдал, как на духу, и за пару дней ничего не изменилось – по-прежнему готов умереть за неё, но скорее - из-за неё… Она доведёт, она может!
Ясно, как день, продолжения она бы не допустила, тогда зачем, когда его пальцы утонули в её волосах, замурлыкала, словно кошка?.. Борясь с одним единственным желанием – и самому погрузиться в пену, он чётко осознавал, что ведет она себя с ним ни как с другом, и ни как с бывшим любовником, а так - словно в пятнадцатилетнем законном браке они оба уже пресытились друг другом. Да даже через три раза по пятнадцать лет он не сможет надышаться ею вдоволь!..
Наблюдая за Леной, он пытался убеждать себя, что самостоятельно она наверняка бы не справилась; но всё же следует быть честным с собой - тщательное рассматривание её прелестей никоим образом не вписывается в границы заботы о Кулёминой.
Девушка покинула ванную комнату, и внутренний голос радостно оповестил: «Аллилуйя! Я выдержал это испытание!». В ближайших планах значились отжимания и контрастный душ. В случае если не удастся уснуть, работа с документами – дел скопилась уйма. Но не тут-то было… Память, вследствие сильных психологических переживаний, серьезно подвела мужчину, враг напал там, где не ждали!.. Уколы ставил трясущимися руками – в результате будет синяк. Синяк на том месте, которое он бы хотел целовать.
Обезболивающее действовало ещё и как хорошее снотворное, так что минут через пятнадцать Ленка крепко спала. Просидел на полу у дивана минут тридцать, разглядывая её полупрозрачные ресницы и прислушиваясь к глубокому, спокойному дыханию. Неожиданно для самого себя вскочил и помчался, куда глаза глядят.
Когда грязь начала уже хлюпать под воротом кофты и за поясом штанов, решил встать. Огляделся. Вышел к проезжей части. Сориентировался и решил, что дойти до работы будет на порядок ближе и гораздо благоразумнее, чем возвращаться домой.
Его без проблем пустил ночной сторож. Приняв душ, тренер переоделся в новый спортивный костюм, который подарил ему на День Рождения друг и коллега - Эдуард Тагилов. Понимая бесперспективность попыток вернуть к жизни порядком обветшалый, но любимый костюм, выбросил его в мусорку. До утра Степнов успел провести инвентаризацию, находящегося в его распоряжении, имущества – с него уже давно трясли отчёт.


Спасибо: 17 
Профиль
Вика





Сообщение: 1935
Настроение: За чашечкой чая в три-четыре утра, поедая финскую шоколадку(С)
Зарегистрирован: 12.02.09
Репутация: 103
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.09.13 14:16. Заголовок: 27. - Лен, вы с Миш..


27.

- Лен, вы с Мишей где? – сын уже спал, а она, умывшись, сидела с книгой на кухне. Детектив начала читать в качестве снотворного, эффекта никакого. Уже даже интересно, чем всё кончится.
- В квартире полковника Новикова.
- Не понял.
- Ну, Валерия Андреевна нас любезно приютила. Ты разве забыл?
- Не забыл. Просто думал, вы ко мне переехали… - растерянный мужской шёпот и звонкий смех собеседницы в ответ. Смех, который эффективно камуфлировал дрожь.
- Ну, мы отдохнули у тебя с поезда – спасибо. Злоупотреблять твоим гостеприимством и дальше считаю недопустимым.
- Я думал, что вам с сыном у меня комфортнее: надо готовить, мыть посуду, гладить и… я не знаю, что ещё, а у тебя рука. Лен, я всё понимаю, что мы только друзья, что у вас своя жизнь, что мне не на что претендовать, но вам с сыном нужна моя помощь – пожили бы у меня!.. Хотя бы пока тебе гипс не снимут.
- Мы справимся. Справлялись же как-то столько лет.
- А уколы тебе кто ставить будет?
- Степнов, сейчас на каждом углу по медицинскому центру.
- Если бы сегодня тебе поставили уколы, ты бы видела сейчас седьмой сон.
- Ну да, сегодня без уколов. Вить, не беспокойся за нас с Мишкой – не стоит. С сыном ты будешь видеться – обещаю, но всё же постарайся зажить своей жизнью.
- Своей? Это как?
- Своей собственной, Степнов, а не моей. Я сегодня много думала обо всём; тебе нужен человек, для которого твоя помощь будет в радость, а не в тягость.
- Я просто хотел помочь… помочь, чем могу… от души помочь.
- Спасибо, конечно, за твою заботу, но раз решили остаться друзьями, то нам следует соблюдать субординацию.
- Я как-то нарушил твоё личное пространство?
- Скорее, наоборот. Вить, прости за вчерашнее. Не хочу, чтобы ты как-то неверно интерпретировал моё поведение. Мне действительно нужна была твоя помощь – только и всего, - про себя она отметила, как собеседник тяжело задышал. – У меня и мысли не возникло, что это так могло на тебя повлиять.
- Как «так»?
- Ну, ты же дома не ночевал. – Пауза непозволительно затянулась. – Если ночевал на «работе», - она нарочито выделила интонацией последнее слово, - то приводи «работу» в свой дом. Я уверена, с «работой» вы с легкостью совьете семейное гнездышко.
- Кулёмина, что за ересь ты несешь?! Не знаю, что ты себе выдумала, но!..
- Я не требую от тебя оправданий – прав на то не имею. Я лишь не хочу быть помехой личному счастью своего друга. Степнов, ты молодой, здоровый, красивый, успешный мужчина. Дома тебя должна ждать не случайная ошибка прошлого, а любящая, заботливая жена – ты этого действительно заслуживаешь. – Ехидный смешок в ответ.
- Чего ты ухмыляешься?
- Боюсь, нет такой женщины, которая бы подходила по всем пунктам на роль моей супруги, и при этом согласилась бы, не заводить ребёнка.
- Степнов, ты обещал! Мишка не выдержит! – она вскочила с углового диванчика. – Степнов, не смей причинять боль моему сыну!
- Я не забыл. Я всё помню. Я сдержу слово. Только вот прошу, не надо мне мозги «лечить» на тему женитьбы – сам разберусь. – Тем временем Кулёмина выпила полстакана прохладной воды и слегка успокоилась.
- Да, прости, лезу ни в своё дело, - девушка встала у окна и принялась рассматривать окна дома напротив. - Просто я беспокоюсь за тебя, счастья тебе желаю. Возможно, с другой женщиной ты сможешь забыть меня.
- Да пять лет пытался – не вышло.
- У тебя обязательно получится – стоит только захотеть, - хотя кого она пытается обмануть?.. - Для того чтобы стать друзьями, первое время нам нужно держать дистанцию – понимаешь?
- Угу, понимаю. Потом привыкнем – и не вспомним, что когда-то всё было иначе. Только, когда я теперь сына увижу?
- Ну, у тебя пятидневка – значит: либо суббота, либо воскресенье. В зависимости от того в какой день тебе самому удобно, будете встречаться с сыном раз в неделю. Думаю, такой вариант всех устроит.
- Сомневаюсь.
- Могло и этого не быть.
- Предлагаешь довольствоваться малым?
- Именно. И ещё, ты должен быть готов, что в любой момент я могу уехать либо в Штаты, либо в Швейцарию, и мой сын поедет со мной. Никто не говорит, что в таком случае, ты его больше никогда не увидишь – при желании встретиться, всё решаемо. Степнов, ты вообще меня слышишь?
- Слышу.
- Как-то тихо слишком стало.
- Лена, не увози от меня моего ребёнка! – прорычал он, сорвавшись на крик.
- Степнов, ты мужик или где?! Что за истерики? Никто никуда ещё не уезжает, но и отрицать вероятность этого не стоит. Я решила подготовить тебя к мысли, что возможно когда-нибудь сложится такая ситуация.
- Кулёмина, почему ты со мной настолько жестока?
- Я? С тобой? Жестока?!
- Буквально на днях ты наконец-то позволила общаться нам с Мишкой, а теперь говоришь, что увезёшь его от меня. Ты то кормишь с руки, то бьешь наотмашь. Стоит мне обрадоваться твоему шагу навстречу ко мне, как ты делаешь два назад. Я не знаю, что ждать от тебя завтра! Я устал!.. Устал играть по твоим правилам, будучи в них не осведомленным!
- Что за бред?! – она сама себя плохо понимает в последнее время. То вытворяет чёрти что, то всё же усилием воли берёт контроль над собой. – Кто ты вообще такой, чтобы упрекать меня моим же поведением? – её саму жутко бесили собственные ничем не обусловленные перепады настроения. – Что хочу, то и делаю! Как хочу, так и веду себя! – знать бы вот только сомой, чего действительно хочет. Хочет, а не боится.
- Хм, может, ты и права. Сына только прошу - не увози!.. – его голос в очередной раз сорвался на требовательный крик.
- Если работу я найду только в Америке? Если Дед сляжет и будет нуждаться в моём уходе?.. В любом случае я должна действовать в твоих интересах?
- Деда в Москву перевезём, я вас всех буду обеспечивать – только Мишу не увози.
- Я сейчас телефон отключу.
- Если ты это сделаешь, я приеду.
- Боже… - она громко выдохнула. - Как же с тобой тяжело!..
- Лена, я согласен выполнять все твои требования. Об одном прошу – не увози от меня моего сына.
- Это твоё условие?
- Да. Как только ты увезёшь от меня Мишку, пойду делать других детей, - прорычал он через силу, проклиная себя за собственные слова.
- Назло мне что ли?! Степнов, если ты хочешь, чтобы сын был с тобой, так делай для этого всё, что можешь, а не угрожай мне – таким образом, ты лишь потеряешь жалкие остатки моего доверия! Твои условия – это лишь капризы обиженного мальчика, мои требования – гарант счастья и благополучия моего ребёнка.
- Я не знаю, что мне делать, - мужчина решил быть откровенным. - Я совершенно растерян!.. Мне страшно вновь потерять вас с сыном. Лен, я боюсь непредсказуемости твоих действий – не знаю, чего от тебя ждать… - его голос охрип, и он слегка прокашлялся. - Когда понял, что вас дома нет, решил, что вас и в стране уже нет!.. Знаешь, как меня трясло, пока гудки шли?! Почему ты записку не оставила?
- Записку? Зачем?
- А то, что я волнуюсь – этого разве недостаточно?!
- Не стоит. Сами со всем справимся.
- Лена, я обещал всегда быть рядом. Прошу, позволь мне выполнять это обещание.
- Не усложняй только ничего.
- Лена…
- Мы уже всё решили: мы с тобой друзья, для Мишки ты – воскресный папа. Не более. Всё.
- Лена, я хочу большего! – он проклял ту минуту, в которую сам же и предложит остаться друзьями. Надолго его притворства не хватило.
- Я знаю, но нет. Спокойной ночи.
- Неужели никаких чувств не осталось? Неужели нет и одного шанса?
- Наша песня хороша – начинай сначала!.. Мы раз и навсегда закрыли эту тему. Всё. Друзья, - из-за всех сил терпела, дабы не разреветься в голос.
- Я приеду в субботу?.. К сыну.
- Приезжай.
- Поцелуй его за меня.
- Обязательно. Он сутки тебя не видел, а уже скучает.
- Я люблю вас.
- Если мы уедем, тебе самому легче только станет.
- Нет, Лен!.. Нет!
- Всё, успокойся только. Спокойной ночи, паникёр!..
- Спокойной.
***
- Лен, я приехал! Ты чего к домофону не подходишь?! – он улыбался, предвкушая радость сына от подарка – машинки на пульте управления. Сердце грела надежда, что и Кулёмина не останется равнодушной к пышному букету чайных роз.
- Привет, мы не дома.
- Ну, ничего я во дворе подожду. Может, вас встретить?
- Вить, мы в санаторий сейчас едем.
- Уже?
- Ну, а чего тянуть?
- Дай трубку Мишке, пожалуйста.
- Он уснул. Утром рано очень встали, в автобусе его разморило. Я передам Мишке от тебя привет, обещаю.
- Спасибо.
Каждый последующий день примерно в одно и то же время телефон Степнова оживал. Надпись на дисплее гласила «Ленок». Но разговаривал с ним лишь их сын. Мишка эмоционально рассказывал отцу обо всём: и о процедурах, и о вкусном меню, и об играх с многочисленной детворой, и о купаниях с маской в бассейне, и о конных прогулках, и о кружках творчества. И о том, что мама почему-то постоянно грустит и что-то печатает одной левой в своем планшетном компьютере – должно быть, стихи или песни. Однажды Виктор набрался смелости напроситься в гости, но Кулёмина его опередила – попросила привезти для сына новые ботинки, старые он окончательно разорвал во время очередной прогулки.
Степнов провёл с ними не больше четырех часов, но был неимоверно счастлив. Он катал сына на шее, украдкой фотографировал их с матерью на телефон, воодушевленно пересказывал впечатления возвратившихся с отдыха молодожёнов. Они даже выбрались в небольшой зоопарк поблизости, где, казалось, всем было весело. Но Виктор чётко ощущал, Кулёмина держит дистанцию. Так отстраненно даже друзья себя не ведут, хотя какие друзья с таким-то прошлым?..
Мужчина видел, что в ответ на каждое его как бы случайное прикосновение она ощетинивалась, всё глубже и глубже скрываясь в собственном панцире. Она пыталась казаться злой и холодной, огрызалась, когда не слышал сын, но на улыбки отвечала улыбками, а ему было больно… Больно улыбаться с расстояния двух метров, ужасно желая при этом утонуть в её запахе.
***
- Лена, вы где?! Что, вообще, происходит?! Я приехал навестить вас, а мне говорят, что вы с Мишкой уехали ещё позавчера днём!
- Степнов, не ори, как на пожаре… Я только встала.
- Вы в Москве уже? Почему не позвонили?
- Ну, мы не договаривались, что ты приедешь. Или я что-то путаю? – она старалась говорить шёпотом.
- Не путаешь ты ничего! – он сел в автомобиль, с досады громко хлопнув дверью. – Объясни только толком, что происходит, где вы находитесь, почему курс лечения прервали?.. Что стряслось?!
- Мы у отца твоего, - расчесав волосы, она аккуратно положила расческу на подоконник.
- В Железногорске?! Зачем? – он завёл мотор и тут же его заглушил.
- Следователь меня вызвал. Суд вроде как скоро.
- Кулёмина, почему вы с отцом ничего мне до сих пор не сказали?!
- Зачем?
- Как, зачем, Лена?! Ты и представления не имеешь, какие это люди: тот молокосос и его отец! Ради собственной выгоды они и человеческой жизни не пожалеют! Кулёмина, я боюсь за тебя – это-то ты хоть понимаешь?!
- Я понимаю, что ты любишь всё усложнять. Я встречалась и с Максимом, и с отцом его Виталием Сергеевичем – вполне адекватные люди. Даже если и числятся за ними какие-то грешки, меня страшить - в их планы не входит. Ну да, надавили на жалость, предложили денег, спокойно попросили забрать заявление – пустяки. Ты же вселенскую катастрофу раздул.
- Встречаться один на один с этими двумя!.. Смелость это или глупость, не понимаю?..
- Да я вообще рисковая девчонка, забыл разве?
- Нет, посмотрите на неё – ей всё хаханьки да хахоньки. Дернул тебя чёрт без меня туда ехать!..
- Я сама со всем справлюсь.
- Тебя скоро жизнь заставит забыть эту фразу – добьешься! Так, из дома не высовываться. За ворота никого не впускать. Скоро приеду. Вместе со всем разберемся. Развела самодеятельность.
- Я сама смогу забрать заявление.
- Кулёмина, ты чего удумала?! Совсем «ку-ку» поехало?! Хочешь, чтобы в следующий раз он ребёнка сбил?! Мать Тереза, блин!..
- Да не собьёт он никого – прав его уже лишили, ездит теперь только с водителем. Парень первый курс института оканчивает – не стоит ему жизнь калечить.
- Лена, где твоё благоразумие?
- В прямом эфире!
- Нет, она ещё и пререкается!..
- Вить, ну подумай сам: я счастливее не стану, если этот несчастный мальчик потеряет пару лет в тюрьме, да и судимость ему ни к чему. И потом, представь себя на месте его отца – дай Бог, чтобы наш Мишка вырос хорошим, порядочным человеком, - она улыбнулась, рассматривая лицо спящего сына. - Но неужели бы ты не перевернул весь мир наизнанку, лишь бы его выгородить?
- Я за сына, как и за тебя, перегрызу любого.
- Вот, думай об отцовской любви – тебя это должно успокоить. К тому же ты беседовал по телефону с Виталием Сергеевичем – мог понять, что он, в принципе, человек справедливый, рассудительный.
- Честно говоря, ему удалось совсем немного слов вставить в моём монологе. Слышала же сама, как я орал, - он слегка улыбнулся.
- Не удивлюсь, если он сам тебя опасается. Так ладно, мне пора идти готовить завтрак, - за разговором она уже спустилась на первый этаж.
- А рука твоя?
- Гипс сняли. Всё в порядке. Доволен?
- Более чем. Слушай, Ленок, деньги, надеюсь, ты брать не будешь?
- Возьму и не побрезгую. Выполню за этих двоих их же миссию – пожертвую всю сумму на благотворительность; а то сами ну никак!.. Вдруг зеленые, холодные, мокрые лапки задушат?!
- Робин Гуд ты мой!.. – по-доброму рассмеялся он. - Горжусь.
- Я Робин Гуд ничей, а свой собственный. Сам по себе, - ухмыльнулась она. – Так что давай, возвращайся в Столицу и приступай к рабочим обязанностям.
- Я приеду к вам?
- Виктор Михайлович, а как же Ваши юные спортсмены? Не хорошо это - выбиваться из режима тренировок! К тому же – чемпионат на носу! Мы сами справимся, не стоит суетиться, правда.
- Встретить то хоть вас можно?
- Не можно, а нужно! Я позже сообщением тебе всю информацию скину.
- Хорошо.
- Ну всё, пока!
- До скорого, Ленок.
- Аккуратно на дороге, - её голос дрогнул. И зачем она это только сказала?!
- Спасибо, постараюсь. - Никто не решался окончить беседу. – Лен, я целую вас с Мишкой.
- Передам ему обязательно. Всё, пока.

Спасибо, что всё ещё терпите выходки этих двоих! люблю вас, девочки!

Спасибо: 14 
Профиль
Ответов - 149 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 214
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия