Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Ушастый эльф





Сообщение: 22
Зарегистрирован: 17.01.09
Репутация: 1

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.01.09 19:34. Заголовок: Автор: Ушастый эльф

Спасибо: 47 
Профиль
Ответов - 226 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All [только новые]


Ушастый эльф





Сообщение: 253
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 120

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.11.10 15:07. Заголовок: В голове шумело, в у..


В голове шумело, в ушах стоял звон, а стены, казалось, все быстрее и быстрее вращались вокруг него. Виктор обхватил голову руками и глухо застонал. Лена. Убила. Человека. Убила! Человека! Забила ногами… Это не укладывалось у него в голове. Кулемина и мухи не обидит! Хотя… Совершенно некстати или, наоборот, кстати, Виктору вспомнились бои без правил, в которых участвовала Лена. Как она дралась, и как он выносил ее с ринга. Степнов вспомнил каждый синяк, каждую ссадину на любимом лице. Любимом? Да. Тогда любимом. А сейчас? Сейчас…
Виктор схватился за телефон. Аня Прокопьева – первая из Ранеток в контактах его телефона.
- Аня! Привет. Это Виктор. Есть минутка?
- Да, Виктор Михалыч, - в голосе самой миниатюрной бывшей Ранетки послышалось недоумение. Непонятно было, что понадобилось бывшему Лениному гражданскому мужу от почти бывшей ее подруги.
Ленины подруги за эти годы так и не научились называть Степнова по имени и на «ты». Но общению и взаимопониманию это никогда не мешало.
- Ты давно Лену не видела?
- Недели две, наверное. А что?
- А точнее вспомнить не можешь?
- Могу. В тот день на меня маньяк напал, я к Лениной парадной рванула и билась в ее дверь. А потом она меня до отделения милиции проводила… Это было десятого апреля.
- Подожди! – остановил Виктор Анин словесный поток. – Какой маньяк?
- Как какой? Который на девушек нападал. Насиловал и избивал. Тот, которого самого две недели назад… Ой…
- Что «ой»?!
- Меня Максим про Лену спрашивал. А я не сопоставила…
- Прокопьева! – Степнов орал в лучших традициях уроков физкультуры в одиннадцатых классах. – Что за Максим?! Что не сопоставила?!
- Максим - это милиционер, который меня после снятия показаний домой проводил. Мы с ним виделись пару раз еще. А не сопоставила… Виктор Михалыч, - в голосе Ани послышались слезы, – он и Лену того… убил? А она его?
- Я не знаю, Аня, - на Степнова навалилась усталость. – Я ничего не знаю… Но Лена жива.
- Откуда Вы знаете?
- Была бы мертва, ее бы не искала милиция.
- А Вы… Вы ее найдете? – в голосе девушки слышалась надежда на него, такого большого и сильного.
- Конечно!
- И спасете?
Степнов усмехнулся.
- Я очень, очень постараюсь, Аня. До свиданья.
Отбой, и маленький умный приборчик летит на стол.
- Лена, Лена… Где же тебя искать-то… Где ты?
Виктор Михайлович Степнов развернул кипучую деятельность. Он поднял все свои связи, он просил, обещал, клялся, даже угрожал. И это дало результаты. Руки мужчины ощутимо дрожали, когда он распечатывал краткую справку по Лениному делу.
Он не задумывался, зачем ему нужно было ее найти. Просто было нужно. Так же как дышать, есть, пить и спать. Заниматься спортом и полностью отдаваться любимой работе. Нужно, чтобы она была рядом. Всегда. Без Лены этот мир был пуст. А раз он пуст, его нужно наполнить. Воистину «имеем – не храним, потерявши плачем».
Около восьми вечера Виктор, заметно волнуясь, нажал кнопку звонка. Дверной глазок потемнел, за дверью послышалась какая-то возня, и она распахнулась. На пороге стоял мужчина. За его плечом стояли женщина и девочка лет двенадцати.
- Вам кого? – вопрос прозвучал грубо.
- Вас. Всех вас. Мне нужно знать…
Мужчина задвинул своих женщин дальше себе за спину и шагнул вперед, вынуждая Виктора отступить. Мужчины оказались в коридоре.
- Слышь, хмырь, мне надоела ваша журналистская братия. Моя дочь и так натерпелась! Ничего мы тебе говорить не будем! Вали!
- Я муж Лены…
Кто такая Лена объяснять не пришлось. Не пришлось и доказывать, что он не журналист и не милиционер.
Мужчина быстро растерял свой боевой запал и протянул Степнову руку.
- Павел.
- Виктор.
Крепкое мужское рукопожатие.
- Проходи. Мариш, собери быстро на стол. Это муж Лены… А ты, егоза, в свою комнату иди.
Мать и дочь из коридора как ветром сдуло.
И вскоре Виктор сидел за наскоро накрытым столом и выслушивал версию произошедшего от очевидцев.
- Мы твоей Лене по гроб жизни благодарны, веришь? И никогда бы ее никому не выдали. Сами бы укрывали. И адвоката бы наняли. Все бы отдали. Но я, правда, не знаю, где она может быть. Вышла из подъезда, и как корова языком слизала. Была и нет… - Павел помолчал и вдруг спросил: – А чего ты так долго не шел?
Степнов поморщился, как от зубной боли.
- Я недавно о… обо всем этом узнал. Мы… мы расстались…
- Для чего ищешь тогда?
- Люблю ее. Сильно. Не могу без нее.
- Тогда найдешь! – уверенно сказал Павел, а Марина кивнула головой.
Спустя часа три Виктор открыл дверь подъезда. Встреча с родителями девочки, которую спасла Лена, ничего не дала. Девушка была от него так же далека, как и в самом начале поисков.
Степнов шагнул на улицу, и его окутала темнота.


Спасибо: 60 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 254
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 120

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.11.10 16:40. Заголовок: Темнота… Гулкая темн..


Темнота… Гулкая темнота, какая бывает в больших пустых помещениях. Ужас нахлынул и сразу ушел. Степнов прислушался, повертелся на месте, сделал два шага веред, выставив вперед руки. Потом повернул налево. Сделал три шага. Вернулся. И вдруг резко свистнул.
- Оглушишь! – раздался возмущенный голос.
- Кто вы? И где я?
Невидимый собеседник, казалось, вздохнул:
- А так оригинально все начиналось…
- Уймись, - проговорил другой мужской голос. – Когда-нибудь тебе надоест?
Этот голос, по ощущениям Виктора, принадлежал мужчине лет на десять-пятнадцать старше.
- Может быть, - весело ответил первый голос.
- Эй, - перебил Виктор, - за своими разборками обо мне не забыли?
Степнов почувствовал, что начинает заводиться. Этому способствовало все: дикость ситуации, нереальность происходящего и эти «мило беседующие» голоса.
- Ух ты! – восхитился первый голос. – А человек не из пугливых. Только не тебе…
- Хватит! – Второй голос рявкнул так, что Степнов уважительно присвистнул. Если бы он мог рявкать так на уроках физкультуры, то даже из «беременного бегемота» Южина вышел бы толк в спорте.
- Уважаемый Виктор, - в голосе первого голоса не слышалось и отголоска былой веселости. – Вы в межмирье.
- И что это за хрень?
- Пространство между мирами, неуч! Чему вас всех только учат! Ни с одним жителем многообразной Вселенной так мучиться не приходится, только с «венцом творения» с Земли! – раскричался первый голос.
- Виктор, - перебил более старший голос, – миров бесчисленное множество, и сейчас Вы находитесь как бы в коридоре между ними.
- И почему меня сюда занесло? – осторожно уточнил Виктор.
«Если я понимаю, что у меня галлюцинации, значит я нормальный, – успокоил себя Виктор. – Нужно только не нервничать и не спорить со своим подсознанием».
- Ваши поиски, – просто ответил старший голос.
Напускное спокойствие разом слетело со Степнова. Если бы он мог дотянуться, он бы схватил невидимого собеседника за горло.
- Где Лена?!
- Тихо, тихо, успокойтесь, Виктор Михайлович. – Молодой голос был полон участия. – С ней все в порядке. Сейчас все узнаете…
- Откройте свой разум, Виктор, - подхватил второй голос. – Не сопротивляйтесь. Сейчас Вы все увидите…
Степнов не успел задать первый из многочисленных вопросов, как ему показалось, что его засасывает какая-то гигантская воронка…
Спустя вечность - или мгновение - Степнов снова осознал себя стоящим в «коридоре» между мирами.
- Я хочу ее видеть, - голос мужчины дрогнул.
- Она не сможет быть с тобой, - в голосе старшего невидимого собеседника послышалось сочувствие. – Судьи не имеют семей. Они не имеют друзей. У них нет никаких личных привязанностей. Они – Орудие Закона, Служители его.
- Я хочу ее видеть!
- Зачем?
- Я хочу ее вернуть...
- Ты не сможешь! Это Закон!
- Мне не впервой нарушать законы, которые мешают нам быть вместе! – закричал Степнов. – К черту эти законы! Ленаааа!
Темнота, казалось, сгустилась еще больше. Снова возникло ощущение затягивающей воронки. И пришла боль… Виктору казалось, что из него вытягивают все жилы, вынимают внутренности, а кости дробят в чудовищной мясорубке. Мужчина закричал и потерял сознание…


Спасибо: 63 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 293
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 122

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.10 11:52. Заголовок: Лена проснулась от б..


Лена проснулась от боли. Было невыносимо больно. Так больно, что крик умер, не родившись.
Кому-то в ее дворце было плохо. Настолько плохо и больно, что Лена чувствовала боль этого человека, даже не погружаясь в его сознание.
- Аааа… - из горла вырвался не крик, а хрип. Но этого было достаточно, чтобы дверь отворилась.
- Кто здесь? – прошептала Лена.
- Сегодня я слежу за Вашей спальней, - пискнул девичий голосок.
- Позови Молчаливых от Зала, - прохрипела Лена.
Боль, казалось, выворачивала все суставы, заставляла гореть огнем кожу…
Бесшумно появились двое Молчаливых. Лена скорее почувствовала, чем услышала их присутствие.
- Судья? – в еле слышных голосах почтительный вопрос.
- Где-то во дворце умирает человек.
Лена ощутила возмущение и неверие своих Стражей.
- У меня нет к вам претензий. Сейчас нет, - слова давались с трудом. - Я не знаю, как сюда попал этот человек. Я не знаю, кто он. Но ему больно и плохо. Ему настолько плохо, что я чувствую его. Он умирает. Вы должны его найти.
Молчаливые развернулись и вышли из комнаты.
- И пошлите за магом-целителем! – крикнула Лена вслед.
Боль потихоньку отступала – человек терял силы, жизнь постепенно вытекала из него.
Лена встала и скинула ночное одеяние. На плечи ей тут же невесомо легли одежды Судьи.
Девушка вышла из своей спальни. Рядом прошелестели почти бесшумные шаги Молчаливого. Он замер перед ней, открывая свой разум…
Лена увидела скорчившегося на полу человека. Его лицо было залито кровью, и кровь продолжала сочиться из ушей и носа, сбегала тоненькой струйкой изо рта на подбородок. Руки и ноги были перекручены так, что не оставалось сомнений, что ни одной целой кости в них не осталось. Над мужчиной – Молчаливый воспринимал человека как мужчину – склонился маг-целитель. Он водил над ним руками и что-то бормотал. Потом выпрямился и сказал, не глядя на Молчаливого (маг знал, что тот только живое послание в данный момент):
- Переносить нельзя. Лечить возьмусь, только если мне не будут мешать и отдадут это помещение.
Молчаливый замер рядом в ожидании ответа. Лена кивнула. Она потом выяснит, как попал во Дворец Суда этот мужчина, как он вообще попал в Судный мир. Ни один из порталов не пропускал его, в эту ночь Судный мир вообще не ждал преступников. Значит, мужчина невиновен. Хотя даже виновному Судья не имеет права отказать в помощи, прежде чем начнет разбирать его дело.
Боль покинула тело Лены, расслабились сведенные судорогой мышцы, и девушка глубоко вздохнула. Боль невинного сильно отличалась по ощущениям от боли виноватого.
- Спросите целителя, когда я смогу посмотреть на этого человека. И передайте, что я не собираюсь смотреть его, я просто спрошу, как он очутился у нас…
Девушка ощутила, что Молчаливый услышал, прежде чем выскользнула из его разума.
Лена понимала, что она еще очень молодая Судья и может многого не знать, что происходило в Судном мире до ее появления здесь. Но и ее Учитель-Судья не рассказывал о таком. А он прожил в Судном мире ни много ни мало двести семьдесят лет.
Девушка была несколько растеряна. Судный мир разделен на пять Судных районов, и эти районы автономны. В своем районе Судья – царь и почти Бог. Судьи не вмешиваются в дела друг друга и подчиняются только Верховным. Нужно ли ставить в известность о происшествии остальных четверых? Послать Молчаливых-вестников?
«Поговорю с ним, а там видно будет» - решила Лена.
- Правильно, - тихо прозвучал молодой голос. – Это только твоя проблема. И только твое решение.
- Он прорвался, минуя порталы, срывая Запреты, - произнес старший голос. – Он рвался к тебе…
Лена обернулась.
- Верховные?
- Узнала, - хмыкнул молодой.
- Догадалась, - возразил старший.
Лена крутилась, пытаясь ощутить присутствие Верховных Судей этого мира. Ощущения говорили, что рядом никого нет. Но голоса звучали.
- Верховные, кто это? Кто… он?
- Ты знаешь сама, - прошелестели, удаляясь, голоса.
- Витя!!! – имя вырвалось помимо воли.
Лена сорвалась с места и побежала.
- Витя! – слезы текли из невидящих глаз, приводя в недоумение и ужас всех, кто попадался на пути бегущей Судьи.
- Витя! – добежала. Остановилась на пороге и замерла в нерешительности.
В сознании Молчаливых целитель оглянулся к двери.
- Прошу прощения, госпожа, - в голосе мага слышалось почтение, смешанное с раздражением. – Он не готов разговаривать.
- Я просто хочу знать. Он… он точно будет жить?
- Не знаю я. Я не Бог. Его разум бродит во тьме. Знать бы, кто может его позвать…
- Я могу.
- При всем моем уважении, госпожа, но даже Вы не дотянетесь в ту бездну.
- Мне не нужно нырять в его разум. Я просто позову.
Целитель пожал плечами и отодвинулся.
Лена опустилась на колени перед мужчиной, слегка коснулась его жестких волос. Наклонилась и тихонько прошептала:
- Витя…
Ресницы мужчины дрогнули.


Спасибо: 57 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 308
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 123

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.12.10 11:58. Заголовок: Боль была повсюду. Б..


Боль была повсюду. Боль окутывала разум и высасывала жизнь. Он чувствовал, как его жизнь по капле вытекает из истерзанного тела вместе с болью. Но Виктор не жалел об этом. Умирать было совсем не страшно. Только больно…
Единственное, о чем он жалел, так только о том, что не увидит Лену и не сможет сказать ей, что любит, что всегда любил, что ему просто нужно было об этом вспомнить.
Виктор не сомневался, что его зашвырнуло в Судный мир, что он очень близко от Лены. Не сомневался, что Лена уже знает о его присутствии тут. Но так же не сомневался, что не доживет до встречи.
Вдруг боль отступила, и удивленное сознание рухнуло в глубокую бездну. Там не было звуков, ощущений, мыслей. И не было боли. Преддверие смерти оказалось совсем не страшным. Оно просто было … никаким… И вдруг в это ничто громом ворвался тихий шепот: «Витя…», и Виктора как будто выбросило из глубины на поверхность…
… Ресницы мужчины затрепетали. Лена тут же была отброшена от Виктора недрогнувшей рукой мага-целителя. Миг, и маг склонился над раненым мужчиной.
Лена быстро поднялась на ноги и жестом остановила бросившихся к целителю Молчаливых. Судья знала историю этого мага, знала, что из-за его ожидания одобрения своих действий от сильных того мира, он не спас жизни многих людей.
«Пребывание в этом мире пошло ему впрок, - отстраненно подумала Лена. – Теперь ничто и никогда не станет между ним и жизнью его пациента».
В это время в зале творилось чудо. Раздробленные кости срастались, вывернутые суставы вставали на место, раны заживали…
- Жить будет, - бормотал маг, - только нужен покой. Сил набраться. Даже хромать не будет. Раны и переломы чистые. Таких чистых магических повреждений я еще никогда в жизни не видел… Куда?! - Целитель твердой рукой прижал к полу пытавшегося встать мужчину. - Полный покой! Магически скрепленные кости очень хрупкие! Нельзя!
- Ллл… - Виктор снова попытался подняться.
Сердце Лены стукнулось о ребра.
- Что? – участливо спросил маг.
- Ллле…
- Не понимаю… - Целитель беспомощно оглянулся: – Что ему нужно?
- …на…
Лена приблизилась, опустилась рядом с Виктором на колени и взяла его за руку.
- Я здесь, Витя…
Тело Виктора расслабилось, а его глаза пытались поймать взгляд девушки. Но Судья упрямо избегала взгляда мужчины.
Маг в шоке замер.
- Госпожа! Он ищет Ваш взгляд!
- Я знаю, - тихо ответила девушка.
- Лена, посмотри на меня, - усилие, которое понадобилось для фразы, казалось, выкачивало те небольшие силы, которые едва теплились в еще недавно искореженном теле.
- Нет. Я не могу.
Виктор последним усилием попытался за руку притянуть девушку к себе.
- Нет, Витя. Успокойся. Я не могу… Не надо… Я…
- Я знаю, - голос Степнова звучал тише, чем ночной ветерок, играющий осиновой листвой. – Люблю тебя… Посмотри!
Казалось, в зале все замерло. Маг и Молчаливые в изумлении взирали на Судью, стоящую на коленях рядом с незнакомцем. Это не укладывалось в головах. Наверняка раненый бредит! Не может человек в здравом уме сам хотеть, чтобы Судья смотрел ему в глаза… в душу…
Лена с усилием отстранилась от Виктора.
- Вить, пожалуйста, не надо. Тебе нужно выздороветь. Пожалуйста. Не шевелись, не говори, пока целитель не разрешит.
- Когда? – требовательно прошептал Степнов, переводя взгляд на мага.
- Эмм… Дня через два… Да. Через два дня у Вас хватит сил на разговор.
- Я приду, - кивнула Лена и вышла из зала.
За дверью девушка прислонилась к стене. Колени дрожали, ноги отказывались держать. Это невозможно! Витя здесь! Здесь!!! И он любит… А она? И она… Только теперь это не имеет значения. Никакого значения! Судьи не создают семей. Судьи всегда одиноки. Судьи… Из слепых глаз выкатились слезинки.
- Нужно отправить его домой! – решительно сказала Лена, а сердце сжалось от боли. Отказаться от него. Отказаться от его любви. Невозможно. Быть вместе. Быть вместе нереально.
- Не получится, - чему-то радуясь, заявил молодой голос.
- Верховные…
- Да, мы, - радостно подтвердил молодой голос.
- Его нужно отправить домой. Он не может быть здесь! Он не преступник.
- Ага, - подтвердил голос. – Но он прошел не порталами. Он прорвался сквозь саму ткань Мироздания. Обратной дороги ему не пережить. Да и стимула нет.
- Но что мне делать?!
- Не правильный вопрос, - мягко произнес более старший голос. – Что делать ему? Ты не сможешь сделать ни-че-го. Теперь только ему решать, как он будет жить в этом мире. Ему теперь, как и тебе, отсюда хода нет…


Спасибо: 52 
Профиль
Матильда





Сообщение: 169
Зарегистрирован: 27.01.09
Репутация: 32
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.12.10 13:38. Заголовок: привет от Автора ht..


привет от Автора

Два дня целитель не давал Виктору даже повернуться с боку на бок. Двое суток маг не спал и производил какие-то манипуляции над телом мужчины. Что он делал, Степнов не понимал, но это приносило результаты. С каждым часом мужчина становился сильнее, с каждой минутой чувствовал себя лучше. И к концу второго дня смог даже сесть на кровати и оглядеться. Он находился в большой комнате, на втором этаже, скорее всего. В окна заглядывало солнце.
В этот день Лена не пришла. Не пришла она и на следующий день. А на четвертый Виктор, шатаясь от слабости, слез с кровати, надел сложенную рядом одежду и отправился искать любимую.
Во дворце кипела жизнь. Но узнать у кого-нибудь о местонахождении девушки Степнов не мог. Когда он спрашивал, как найти Лену, на него смотрели недоуменно, но когда он спрашивал, где найти Судью, от него в ужасе отшатывались и убегали. Виктор ощущал себя опасным местным сумасшедшим, с которым никто не хочет связываться, но упорно продвигался по коридорам. Без всякой системы.
Вот он приблизился к двери, которую охраняли существа в серых одеждах. Какое-то воспоминание мелькнуло и пропало. «Молчаливые, - всплыло в голове Виктора, – Стражи Судного мира».
Значит, Лена должна быть за этой дверью. Она вершит суд…
Дверь открылась, и девушка, пошатываясь, вышла. Она потерла виски, а потом зябко обхватила себя руками. Она судила, вынесла приговор, и теперь ей плохо. Видимо, к этому невозможно привыкнуть.
Виктор двинулся к Лене, но уперся в какую-то прозрачную стену.
- Что за черт! – воскликнул Степнов, раз за разом пытаясь пройти и натыкаясь на невидимую преграду.
- И долго ты будешь биться, как муха о стекло? – осведомился молодой голос.
Виктор оглянулся. Кроме Лены и двух Молчаливых, в коридоре никого не было.
- Не оглядывайся. Не увидишь, пока мы этого не захотим, - вкрадчиво и ехидно продолжил голос.
- Хватит! – подключился старший голос. – Не зли его… Виктор, просто так Вы к Судье не подойдете.
- Подойду!
- Нет, - устало, как непослушному ребенку, сказал старший голос. – Мы Верховные Судьи этого мира. Тут все подвластно нам. Поэтому ты к Лене не подойдешь… Пока мы не поговорим…
- Говорите!
- Не здесь, - мягко сказал молодой голос.
- Не пугайтесь, Виктор, - промолвил старший, и все разноцветным калейдоскопом завертелось перед глазами Степнова.
Мужчина осознал себя стоящим на высокогорном плато. Солнце мягко пригревало, а вокруг, насколько хватало глаз, плато покрывала изумрудная трава и маленькие бирюзовые цветы.
Рядом с Виктором стоял мужчина средних лет и красивое золотое существо с головой орла, телом льва и орлиными крыльями.
- Верховные?
- Да, - кивнуло золотое существо, - Судья и его Хранитель-грифон.
- Мы - правители этого мира, - подтвердил человек.
- Я хочу быть рядом с Леной!
- Сразу к делу, да? – хмыкнул грифон. – Мне нравится!
- Виктор, послушайте. Просто так рядом с Леной Вы быть не сможете. – Верховный Судья жестом отверг все возражения, которые были готовы сорваться с губ Степнова. - Судьи всегда одиноки! Всегда! И живут они долго. Намного дольше, чем обыкновенные люди. Хотя срок жизни Судьи зависит от того, сколько он сам выдержит. И всегда с ними рядом нет никого.
- За редким исключением… - мурлыкнул грифон, вычищая клювом когти.
- Каким? – Мгновенно углядел лазейку - или ловушку - Виктор.
- У некоторых Судей может быть Хранитель…
Степнов внимательно посмотрел на грифона, потом на человека и сел на траву.
- Я слушаюя
- Хранителем становятся только добровольно. Причем решение зависит только от того человека, который готов хранить Судью.
- А мнение Судьи?
- Не спрашивают, - улыбнулся человек уголком рта. – Хранителем становится только очень близкий Судье человек. Потому что быть Хранителем - это значит не только охранять жизнь Судьи, но и делить с ним тяготы судейства, хранить его психику.
- Лене будет проще, если я стану ее Хранителем? Ей станет легче судить?
- Намного! И она снова будет видеть мир. Твоими глазами. Ты станешь ее второй половиной. Глазами и крыльями.
- Я стану таким же? – спросил Виктор, смотря на золотого грифона.
- Этого никто не знает, - грифон распахнул крылья. – Никто не знает, какое обличье примет Хранитель.
- Лена меня… испугается?
Верховные рассмеялись.
- Что Вы, Виктор? - ответил человек. – Вы будете настолько связаны, что ваши разумы будут друг для друга как открытая книга. Она будет Вами, а Вы будете ею.
- Я согласен. Согласен, если ей будет легче. И я смогу всегда быть рядом.
- Но обратной дороги не будет, - предупредил человек.
Виктор взглянул на грифона. Тот невозмутимо чистил перья.
- Я согласен!
- Очень хорошо, - удовлетворенно сказал человек и сделал пас рукой.
Виктора скрутило. Но ни боли, ни страха не было. Мгновенный переход в другое состояние и…
Огромный черный дракон распахнул громадные крылья и взлетел. Он почти вертикально взмыл ввысь и кувыркнулся в воздушном потоке. И торжествующе заревел, беря курс на дворец своей Судьи. Потому что почувствовал тоненькую ниточку, связывающую его с сознанием любимой. Он ощутил изумление, всплеск радости и горя из-за того, на что он пошел, чтобы быть рядом. Он услышал, как она вскрикнула от изумления, увидев далеко внизу землю его глазами. Он ощутил, как мгновенно стал легче камень на ее душе. Она больше не была одна, она больше не должна была одна переживать все мерзости сознаний страшных преступников. Она купалась в его обожании.
- Витя, зачем? – донеслось до дракона.
- Я люблю тебя, - улетело в ответ. – Жди меня, я скоро.


Спасибо: 56 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 315
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 123

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.10 18:02. Заголовок: Эпилог. Девушки, я ..


Эпилог.

Скрытый текст


Мужчина вошел в зал. Его взгляд сразу устремился к креслу, в котором сидела тонкая фигурка. Девушка не была миниатюрной, но на фоне огромного неудобного кресла смотрелась очень хрупкой. Мужчина резко дернулся и шагнул вперед:
- Я все равно тебя убью! За мои мучения!
Вдруг за окнами в сад послышался шум. В одном из окон появилась черная драконья голова и со смаком зевнула, демонстрируя внушительный набор кинжалоподобных зубов. Челюсти с лязгом сомкнулись, и голова исчезла из видимости.
- Окружила себя чудовищами!
Черные глаза Судьи поймали взгляд мужчины:
- Замолчи! Замри! Слушай! Ты отправляешься в Орочий Остров.
Бесшумно появились Молчаливые, защелкнули магические оковы на его руках и вывели из зала.
Через несколько секунд ничто в зале не напоминало о том, что в нем кто-то недавно был вместе с Судьей.
Как только Молчаливые вышли с осужденным из зала, Судья бегом бросилась к окну. В нем уже снова маячила драконья голова. Девушка протянула руки, обняла громадную голову и заглянула Хранителю в глаза. И утонула в теплом янтарном сиянии.
«Я ведь не чересчур жестока?»
«Конечно, нет! У него в голове была одна мысль – он хотел убить тебя!»
«Ни пережитые смерти его жертв, ни десятилетнее пребывание в кромешной тьме ничему его не научили…»
«Не переживай так, Лена. Ты же оставила ему шанс…»
«Весьма призрачный…»
«Успокойся и подумай. Он никогда не смог бы стать Молчаливым. Он не осознал ничего. Ни в чем не раскаялся. Он стал едва ли не хуже, чем перед наказанием. Он очень похож на орка внутренне. В их мир ему прямая дорога».
«Да. Если он с ними договорится…»
«…то будет как раз на своем месте».
«А если нет…»
«…то так ему и надо. Ты не могла поступить иначе».
«Я знаю…»
Лена подавила вздох.
«Не хандри. Давай лучше полетаем! Слетаем к порталу, я покажу тебе настоящих эльфа и кентавра. Я туда летал уже. Там очень красиво. Тебе понравится. И существа забавные…»
«Полетели!» - в мысленном голосе Лены прозвучал восторг.
Судейство не забылось, но тяжесть принятого решения стала ощутимо меньше. Отодвигать на задворки сознания все, связанное с чудовищами в обличии разумных существ, с появлением в ее жизни Хранителя стало гораздо легче.
Девушка прямо из окна пробежала по подставленному крылу и уселась между спинными гребнями. Рывок, и вот уже Дракон и Судья парят над землей.
Лена заново привыкала видеть. И то, что она видела глазами Виктора, неизменно вызывало восторг! Его глаза теперь были намного острее человеческих, он замечал многое из того, что никогда не заметил бы раньше.
«Держись, - раздался в голове девушки любимый голос. – Захожу на посадку».
Лена вдруг счастливо рассмеялась и подставила лицо встречному ветру.
- Ты никогда меня не уронишь! – прокричала она. – Никогда не уронишь и всегда поддержишь!
«Конечно. Только зачем кричать?»
- Потому что я счастлива! Я очень-очень счастлива!
Громкий рык разнесся громом по небу.
«Я тоже тебя люблю».
Золотой грифон проводил глазами громадного черного дракона, который рычал, запрокинув голову, и обернулся к человеку. Мужчина лежал на изумрудной траве и вертел в руках только что сорванный бирюзовый цветок.
- Ну что, брат. Еще лет двести, и из этой пары получатся Верховные.
- Да, Авель. Мог ли ты подумать, что находка этой перспективной девочки подарит нам свободу? - грифон в восторге щелкнул клювом.
- Нет, Каин, не мог. Но когда Виктор попал в Межмирье, я уже не мог загасить надежду.
- А на меня напали воспоминания, как я искал тебя…
- И как прорвался ко мне…
Грифон ощутимо поежился.
- Эта боль не забывается.
Мужчина резко сел и в упор посмотрел на своего Хранителя:
- Не жалеешь, брат?
- Как я могу жалеть? Когда ты пропал, а меня обвинили в твоем убийстве, я начал тебя искать. Я был уверен, что, раз ты пропал, у тебя проблемы, и я тебе нужен. Я же люблю тебя, брат.
Мужчина обнял за шею сияющее существо.
- И я тебя, Каин. Спасибо, брат.
- Знаешь, мне кажется странным, почему мы об этом ни разу за все тысячелетия не то, что не говорили, но даже не думали. Как думаешь, Авель?
Мужчина пожал плечами.
- Видно, время пришло… Еще совсем немного - и мы сможем покинуть Судный мир…
- Будем путешествовать по мирам, - мечтательно произнес грифон.
- А может, создадим свой, - задумчиво ответил человек.
- Ты опять?! – Грифон игриво щелкнул человека хвостом. – Гордыня тебя привела в этот мир.
- Нет, Каин, желание создать свой мир не гордыня. Это осознанное желание созидания.
Глаза грифона и человека обратились туда, где недавно пролетел дракон.
- Дракон по имени Витя, - усмехнулся Каин. - Что может быть смешнее.
- Могу поспорить, через пару веков его имя будет звучать как Победитель.
… Этим утром кентавр Буцефал чуть не был доведен до нервного срыва. Его мироощущение дало сбой, и кентавр подумал, что сходит с ума. Недалеко от вверенного его и Леголаса заботам портала на поляне сидел огромный черный дракон. Он пытался нюхать цветы и безостановочно чихал. Одного этого было достаточно, чтобы задуматься о своем душевном здоровье. Но окаменеть от изумления Буцефала заставило не это. Рядом с драконом, около его головы застыла Судья. Ошибиться было невозможно, хоть кентавр и никогда не видел Судью вблизи. Она смотрела в глаза дракону и смеялась. Судья смеялась!
Появившийся из гущи кустарника, как всегда, не потревожив ни одной ветки, Леголас взял кентавра за руку и вывел с поляны.
- Ты это видел? Видел?!
- Запомни, Буцефал. На твоих глазах творится история… В Судном мире грядут перемены. Надеюсь, только к лучшему.



Спасибо: 54 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 346
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.11 08:19. Заголовок: Непослушные руки сам..


Автор: Ушастый эльф
Название: Соткать…
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance, Angst, немного OOC, Мистика
Бета: Матильда
Статус: закончен
Предупреждение: Так как я не желаю быть в ответе за обоженные руки и еще чего похуже, сразу заявляю, что ВСЕ обряды и т.п., описанные в фике это плод моего воображения!
Посвящение: Мне очень хотелось сделать подарок одной из самых моих преданных читательниц. В силу каких-то технических обстоятельств она не могла (и не может) зарегистрироваться на форуме, поэтому общаемся мы в почте.
Ада , надеюсь тебе понравится

Morikvendi Маша
<\/u><\/a>

По почте мне пришел неожиданный подарок. Таня, спасибо огромное!

<\/u><\/a>

Dreamdiva тоже подарила мне красоту

<\/u><\/a>

Овощебаза:
http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-20-00000803-000-0-0-1280740236<\/u><\/a>




Над полем, высоко-высоко в неимоверной синеве неба плыли легкие перистые облачка. В траве громко стрекотали кузнечики, над цветами порхали бабочки. Лена лежала на траве, раскинув руки, и впитывала прохладу раннего утра середины лета.
Девушке казалось, что вот-вот из дома появится бабушка, вытрет натруженные руки белоснежным передником и позовет ее выпить пенного парного молока…
В детстве Лена очень любила сидеть с большой кружкой в руках, прижавшись к теплому боку бабушки, и слушать ее истории. Лет в двенадцать Лена плакала на плече у бабушки о своей первой несчастной любви. Потом ей же рассказывала, захлебываясь эмоциями, о музыке, о группе и о подругах…
Казалось, время вне этого дома может течь с любой скоростью, но рядом с бабушкой оно останавливалось и сама она вечна. Но нет. Бабушки нет уже сорок дней. А она, Лена, лежит на траве и не может заплакать.
Девушка крепко-крепко зажмурилась, пытаясь выдавить хоть одну слезинку. Не получилось.
К дому стали собираться гости. Все с подношениями. Бабушку в деревне уважали и любили. Она слыла знахаркой, целительницей и ведуньей. Лечила и скот, и людей. У людей не только тела, но и души. Если у человека оставался хоть маленький тлеющий уголек совести и порядочности, бабушка всегда могла его раздуть в теплый незатухающий огонь.
Лена поднялась с мягкой травы и пошла к дому. День предстоял долгий. Мучительно долгий день окончательного прощания с самым близким человеком.
Так получилось, так сложилась жизнь, что при живых родителях Кулемина Лена росла сиротой. Ее воспитывала мамина мама и папа отца. Дедушка в городе весь учебный год, а бабушка в деревне на каникулах. А родителей кидало по свету, где они искали возможность принести как можно больше пользы миру. Лена уже давно не обижалась и не злилась на родителей. Они для Лены теперь были голосами в телефоне и картинками на экране монитора. Такими их и любить было проще. Эти перекати-поле смогли оторваться от своих исследований лишь на три дня и вырвались только на похороны.
До шестнадцати лет у девушки были бабушка и дед. Теперь остался только дед, а Лена резко повзрослела. Близкие люди не вечны, с этим приходится смиряться. И нужно радоваться каждому дню общения с ними.
Было далеко за полночь, когда из бабушкиного дома ушел последний гость. Лена принудительно отправила деда спать, а сама сгрузила грязную посуду в огромную лохань у крыльца и залила водой. Посидела на ступеньках и, махнув рукой на заботы, пошла спать.
Уже уплывая в страну грез, Лена почувствовала прикосновение к своим волосам, открыла глаза. У изголовья стояла бабушка. Смотрела добрыми глазами и гладила теплой рукой по голове.
- Бабушка!
- Я попрощаться, солнышко мое. Ухожу уже насовсем. Спасибо, что проститься дали…
- Я люблю тебя, бабушка!
- И я тебя, ласточка. Сильно люблю. И жалко мне тебя. Очень жалко. Ох, непросто тебе будет… Хотела я тебе обстоятельно рассказать все и показать. Научить хотела и провести. Не успела. Придется тебе, внученька, самой…
- Что? Что самой?
- Силой владеть учиться. Злые соблазны преодолевать. Не пугаться и не прятаться. Но и напоказ не выставляться. Выбрать свою судьбу. Ох, трудно, внученька.
- Бабушка!
- Не перебивай, время на исходе! Записи мои почитай. Они в книжном шкафу на второй полке за книгами. Почитай, поучись. Тайник где, помнишь?
- Помню.
- Там подвеска янтарная на витой цепочке. Ее не бери, пока замуж не выйдешь и ребенка не родишь. Слишком много силы в ней. Не справиться женщине, которая через таинство рождения не прошла. Без защиты невинной души своего ребенка не совладаешь.
- Она злая?
- Кто?
- Сила.
- Сила не может быть злой или доброй. Сила просто есть. А вот человек слаб. И может поддаться искушению… - бабушка замерла и вздохнула. – Пора мне, внученька. Будь осторожна. Хотела бы я тебе ничего не передавать. Но без знаний сила тебя с ума сведет и выжжет. Выбора нет. Прощай.
Лена открыла глаза. В окне синело небо.
«У него должны быть такие глаза. Правда, бабушка?» - не понятно к чему подумала девушка.
И почудилось ей в ответ как будто ветерком прошелестело: «Как соткешь, солнышко…»


Всю следующую неделю Лена провела, зарывшись в бабушкины записи. Пентаграммы, рецепты трав, заговоры и многое-многое другое поглотило внимание девушки целиком.
Дед, как нельзя кстати, уехал в город утрясать проблемы с издателем – Петр Никанорович Кулемин был потрясающим писателем-фантастом, книгами которого зачитывалось уже не одно поколение.
Наверное, из-за сказок бабушки и книг деда Лена не покрутила пальцем у виска и не решила, что сошла с ума и ей померещилась всякая хрень. И бабушкины записи девушка приняла сразу и полно, всем сознанием. Ведь «есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам».
Лена не помнила, что ела, что пила. Она забросила готовку, засиживалась над хрупкими потрепанными листочками до поздней ночи, а с рассветом подскакивала и опять хваталась за записи.
В старинном сундуке обнаружились травы и настойки. А также полуторалитровая бутыль крепчайшего самогона, прозрачного, как слеза.
Прочитав листок с заголовком «Суженый», Лена как будто очнулась. Огляделась кругом и от возмущения всплеснула руками. В доме было пыльно, уныло и как-то запущено. При бабушке такого даже в страшном сне не могло присниться. И девушка принялась за уборку.
За уборкой Лена спорила сама с собой. Да, она не урод, не синий чулок и не заучка. А у нее нет парня. И даже на горизонте нет кандидатуры, которая могла бы что-то всколыхнуть в ее душе. Да, ее судьба мимо не пройдет. Но насмешница-жизнь может устроить встречу к Лениным годам сорока, так почему бы и не поторопить ее. Ведь ничего плохого она не сделает. Это не черная магия, не ведьмовство и не колдовство вуду. Это всего лишь призыв своей половинки. Она и ее мужчина созданы друг для друга. Да, можно подождать, она еще совсем молода. Но зачем ждать? Ведь человеческая жизнь так коротка, чтобы разменивать ее на глупые ожидания.
К дому на мягких лапах неслышно подступили сумерки. Где-то далеко ворочалась и ворчала гроза. На востоке небо то и дело вспыхивало зарницами. Что-то таинственное шептал легкий ветер. Лена отбросила тряпку, плеснула в лицо водой из ведра и решилась. Тряхнула головой, взяла лист с заголовком «Суженый», бережно собрала необходимое из старого сундука, сверяясь с листом, и шагнула в подступающую ночь.
… На опушке леса горел маленький костер, возле него сидела девушка и плела из только что сорванной травы косицу. Стебельки и листья казались шелковыми и так и льнули к немного неумелым рукам. Девушка очень тихо шептала над травяной косой и вплетала в нее свои волосы, окрашенные соком черноплодной рябины. После того, как травяные плети сплелись в косу, Лена стала вязать из нее куклу – голова, тело, руки, ноги. Связала и полюбовалась результатом. Пока все удавалось.
Девушка достала из рюкзачка небольшой острый ножик и, помедлив мгновение, резко уколола себе палец. Показалась капелька крови, которая тот час же напитала левую сторону тела куклы.
- Кровь делю на двоих.
Лена поднесла куклу к лицу и осторожно дунула на нее.
- Жизнь делю на двоих.
Просыпающимся чутьем девушка чувствовала приближение полуночи. Самое колдовское время.
Покопавшись в рюкзачке, Лена достала из него глиняную плошку с крепко притертой крышкой. Встала, подняла плошку обеими руками над головой и со всей силы бросила прямо в середину костра. Огонь, напоенный чистейшим самогоном, взметнулся ввысь на высоту человеческого роста. Потом метнулся в сторону Лены и обнял ее жаркими лепестками. Девушка даже не успела испугаться, как языки огня уже отпрянули назад.
Не давая себе больше ни мгновения для обдумывания и отступления, Лена бережно взяла травяную куклу и, зажмурившись, сунула прямо в то место, где разбилась глиняная плошка. Огонь снова не причинил ей никакого вреда. Ласково обнял руки и оставил в них только мягкую и теплую золу.
Девушка, уже ничему не удивляясь и ничего не боясь, бережно ссыпала пепел в маленький кожаный мешочек. Затянула горловинку, завязала и повесила себе на шею. До зари мешочек должен быть с ней…
Лена отвернулась от костра и пошла через поле к дому. Колдовской огонь никогда не станет причиной пожара, если ему не велят иного. И убивать этот огонь нельзя – сам потухнет, радостно отдавая свою силу рассвету. Всю. Без остатка. И на месте кострища уже через несколько дней вырастут добрые травы.


Лето тихонько клонилось к закату. Боль от потери бабушки не ушла, но стала менее острой и спряталась где-то на задворках сознания. Да и времени предаваться скорби у Лены не было. У Егоровны корова какую-то гадость съела – надо было лечить, у Петровниной внучки на глазу огромный ячмень вскочил – надо было заговаривать. Маленькая Машка, самый солнечный ребенок в округе, обожгла ручку, так Лена два часа уговаривала ожог сойти. Получилось. Конечно, у бабушки все выходило легче и быстрее, но соседи всегда очень сердечно благодарили и сетовали на то, что с отъездом Лены придется обращаться к традиционным врачам. У Лены дома не переводились свои продукты, принесенные с добрыми пожеланиями, – молоко, домашний сыр и творог, сметана, сливки и яйца. Плюс вкуснейшая кровяная колбаса, парная свинина и говядина. А также овощи и фрукты со своих огородов.
Бабушкину скотину пришлось продать, так как заниматься ею не было ни возможности, ни желания. Скупили ближайшие соседи, дав хорошую цену.
Также Лена договорилась с соседями, чтобы те зимой следили за домом, и по новой обменялась с ними телефонами.
А еще у девушки с конца июля и до отъезда в конце августа перегостили все подруги из школьной музыкальной группы «Ранетки». Смешное название родилось само собой из кроссворда на отчетном концерте перед министерской комиссией. Да и подругами девочки до создания группы не были. Зато теперь все пять были не разлей вода.
Но своим подругам Лена, привыкшая все держать в себе и решать свои проблемы сама, ничего про свою новую странную силу не сказала. Ну да, зовут соседи к себе Лену по старой памяти, так она ОБЖ всегда сдавала на «отлично», как и физкультуру – преподаватель-то один, требовательный к талантливым спортивным ученикам – да и родители врачи, с медициной, следовательно, не на «вы», вот и помогает по мере сил.
Все подруги поверили, кроме Наташи. Задумчивая черноволосая девушка, обожающая черный цвет в одежде и косметике, улыбнулась и назвала Лену доброй феей. Лена в ответ назвала ее злой колдуньей, и подруги, к общему удовольствию, перевели все в шутку.
Настало время уезжать. Лена закрыла дом, оставила второй комплект ключей соседям и пошла к автобусу. В ее сумке, на самом дне, покоились бережно завернутые в вощеную бумагу бабушкины записи, некоторые травы и настойки из сундука…
Первое сентября последнего учебного года радовало погодой – солнечно, тепло. Вокруг улыбки и море цветов. Учителя и ученики, еще не замученные учебным процессом, заинтересованно осматривают друг друга и искренне восхищаются переменами, произошедшими за лето.
Перед лицом возник небольшой букет из каких-то маленьких ярко-желтых цветочков.
- Физкультпривет, Кулемина! – гаркнул в ухо самый замечательный из преподавателей.
- Виктор Михалыч, это мне? – разулыбалась в ответ Лена.
- Конечно, тебе. У кого же лучшая улыбка школы?
- Спасибо! – Девушка подавила желание зарыться в букетик лицом и вдохнуть аромат.
И так Лена только в конце прошлого года перестала прятаться в любые щели при приближении Виктора Михайловича Степнова после одного очень неприятного инцидента со школьным завучем. Людмила Федоровна Борзова не понятно почему вбила себе в голову, что между преподавателем физкультуры и ученицей десятого «А» есть что-то помимо общих спортивных интересов и взаимного уважения. По этому поводу Лене Кулеминой был устроен допрос с пристрастием, который кончился огромным общешкольным скандалом и чуть ли не увольнением Степнова. Все утряслось, но Лена еще долго вздрагивала и оглядывалась, выискивая Людмилу Федоровну, стоило молодому преподавателю заговорить с ней в коридоре. Потом Степнов очень помог ей, когда деду стало плохо на улице, взял на себя заботу о выздоравливающем фантасте и испуганной Лене. И объяснил, что его жизнь - это его жизнь и подстраивать ее под кого-либо другого он не собирается. А ему приятно общаться с Леной и ее дедом, и он будет с ними общаться, если его общество им тоже приятно. Вот так школьный учитель вошел в жизнь Лениной маленькой семьи.
Девушка держала в руках букет из маленьких солнышек и улыбалась учителю. Степнова кто-то окликнул, и он отошел, еще раз улыбнувшись Лене.
- Лена, - Женя Алехина сделала страшные глаза, - теперь Борзова вас точно съест.
Девушка не реагировала и продолжала смотреть вслед преподавателю.
- Лен, ау, - клавишница группы помахала рукой перед глазами подруги.
- А? Что? – Лена перевела взгляд на Женю.
- О чем задумалась?
- Да нет. Ни о чем…
Лена Кулемина снова бросила взгляд на своего преподавателя. В голове звенело. Просто раньше девушка как-то не обращала внимания на то, какие синие у Виктора Михайловича глаза.


Первое сентября пролетело для Лены в тумане. Что происходило на уроках, о чем рассказывали подруги, чем кормили в столовой – все прошло как-то мимо нее. Даже если бы от этого зависела ее жизнь, Лена вряд ли бы вспомнила. Перед глазами хаотично мелькали бабушкины записи, ночной костер, глаза преподавателя, маленькое солнечное чудо в его, а потом в ее руках, улыбка Виктора Михайловича и снова его глаза.
- Совпадение, - в тысячный раз твердила себе Лена. – Просто совпадение. Не может это быть он.
«А цветы?» - ехидно напоминал внутренний голос.
И Лена начинала уговаривать себя по новой. Что последний класс, что она лучшая спортсменка школы и взяла немало призов на соревнованиях, что он друг их семьи в целом и дедушки в частности, что он, в конце концов, просто не может заинтересоваться такой малявкой как женщиной. А память услужливо снова подкидывала маленькие солнышки в руках, улыбку и светящиеся синие глаза.
От своих дум девушка очнулась только когда поняла, что ее куда-то тащат, как на буксире. Наташа Липатова, устав вопрошать это мечтательное создание, в которое превратилась Лена, просто решила взять ее за руку и повести за собой на репетицию.
- Наташ, а словами нельзя было? – смеясь, спросила Лена.
- Словами я пыталась до тебя достучаться минуты три точно! – рассмеялась в ответ подруга. – Но ты пребывала в своем фейском мире.
- И ведьма решила меня под шумок уволочь?
- Конечно! Репетировать же нужно!
Школьная группа толпой ввалилась в зал.
Виктор Михайлович Степнов заканчивал расставлять инструменты. По крайней мере, так подумали четверо одиннадцатиклассниц. Кроме Лены. Степнов стоял спиной к ним и держал в руках бас-гитару. И девушке показалось, что пальцы мужчины скользнули по изгибам инструмента, как бы лаская… А потом он обернулся. И улыбнулся ей одной.
- Физкульт-привет, команда! – весело, как всегда, гаркнул он. – А я тут решил вам помочь немного.
- Спасибо, Виктор Михалыч! – не стройно, но искренне прозвучало в ответ.
А он все держал гитару… И передал ее девушке из рук в руки. Инструмент хранил тепло его рук. Недолго…
Лена уговаривала себя выбросить эти глупости из головы. Скорее всего, к ним в школу придет новенький, или она познакомится с ним на концерте, или в клубе, или, банально, в магазине или во дворе. Но не может ее судьбой быть молодой школьный учитель с пронзительными синими глазами, цвета которых она раньше не замечала. Точнее, ее судьбой он быть может, но она точно не может быть его…
А дальше музыка снова захватила девушку. Это было волшебство. Волшебство, которое они с подругами творили сами. И не важно, что кто-то где-то сбивался, не важно, что Лера была слегка не в голосе. Важно было само рождение мелодии, ее завитки и легкие волны, которые Лена, закрыв глаза, видела в цвете. В пронзительно синем цвете…
Вечером после репетиции Виктор Михайлович пошел ее провожать. Они, как всегда, медленно шли длинной дорогой, он нес ее сумку и рассказывал что-то интересное. А она шла, опустив голову и боясь поднять на него глаза. Боясь увидеть в его глазах подтверждение тому, что это именно его Лена звала в свою жизнь темной ночью у маленького колдовского костра. Боясь, но замирая от сладкого предвкушения того, что это все-таки он.
- Лен, - ворвалось в сознание девушки.
- Да?
- Мы пришли…
- А я и не заметила…
- Сегодня ты в облаках витала всю дорогу, - с доброй улыбкой сказал мужчина.
- В фейском мире, - прошептала Лена.
- Что?
- Это Наташа так говорит: в фейском мире.
- А что, мне нравится. Иди. Завтра рано встать. А первым уроком у нас что?
- Физкультура, - улыбнулась Лена.
- Опоздаешь хоть на минуту, «пару» влеплю!
- Никогда!


И полетели дни и недели в каком-то веселом угаре. Уроки и домашние задания, тренировки и соревнования, репетиции и первые робкие концерты – все смешалось в шипучий искрящийся коктейль.
Преподаватель Виктор Михайлович Степнов все время присутствовал в жизни одиннадцатиклассницы Лены Кулеминой. Присутствовал даже тогда, когда его не было рядом. О нем напоминал синяк на ноге, заработанный в неравной битве с коровой из вражеской команды по баскетболу двести восемнадцатой школы. Также о нем напоминала Ленина гитара, которую Виктор взял в руки и наиграл бардовскую песню времен молодости Лениных родителей, пока Лена, злясь, перебинтовывала эту самую ушибленную ногу. О молодом преподавателе напоминал учебник по алгебре, потому что Лена уронила его, столкнувшись с Виктором Михайловичем в коридоре. В общем, о нем напоминало все. А главное – небольшой мешочек с мягкой золой от травяной куклы.
Лена часто, лежа в темноте, извлекала его из-под подушки и подносила к лицу. И ей начинало казаться, что сквозь запах травы и золы пробиваются его ароматы: вот пахнуло кремом для бритья, а вот его чисто постиранной и наглаженной футболкой. И в такие моменты уже не казалось таким невозможным то, что совсем молоденькая девушка может стать судьбой взрослого, уверенного в себе, красивого, да и просто самого лучшего в этом мире мужчины…
Утро последнего воскресенья октября разбудило Лену совершенно весенним гомоном птиц и нахальным солнечным лучиком, который игриво гладил сомкнутые веки девушки.
Лена бросила взгляд на будильник и с удовольствием потянулась. Часы показывали девять утра, спать совершено не хотелось, а погода за окном радовала глаз.
Зазвонил телефон. Лена нашарила его рукой и поднесла ее к уху.
- Разбудила? – ехидно осведомилась трубка голосом Наташи Липатовой.
- Не дождешься, - улыбнулась в трубку Лена. – Лежу, птичек слушаю.
- Тогда вставай, поедем слушать птичек в парк. Наш классный руководитель желающих собирает.
- Игорь Ильич?
- А у тебя другой классный?
- Наташка, что тебе с утра отдавили?
- Да разбудили просто, - вздохнула подруга. – Но идея пикника мне нравится. Вставай. Наши все собираются. Рассказов со Степновым ударными темпами закупают все необходимое…
- Степнов? – голос Лены резко сел, и ей пришлось откашляться.
- Да. Рассказов и Степнов из учителей. И не ленивые одиннадцатиклашки, - засмеялась Наташа. – У тебя час на все про все.
…Девушка стояла посреди поляны и вдыхала лесной воздух. Вокруг суетились одноклассники и учителя, ребята из баскетбольной команды и девочки из музыкальной группы, а Лена, закрыв глаза, наслаждалась запахами леса – грибов, мха, прелой травы и листьев.
- Ленок, - донесся до нее голос преподавателя, - Ленк, пойдем хворост поищем.
Девушка открыла глаза и встретилась взглядом с Виктором Михайловичем. В синих глазах, казалось, прыгали солнечные зайчики. Лена улыбнулась и кивнула.
Рука об руку, почти касаясь друг друга локтями и ладонями, они углубились в лес. Шли, собирали сухие ветки, говорили о спортивных победах и провалах любимых клубных команд и сборных России. Было не по-осеннему тепло, пели птицы…
Вдруг спокойствие леса разорвал чей-то крик.
Степнов среагировал сразу – брошенные ветки еще не коснулись земли, а преподаватель физической культуры уже бежал по направлению к поляне для пикника. Лена отстала от любимого учителя на доли секунды. На поляну они выбежали вместе.
На лежащем около костровища бревне кто-то заботливо постелил плед. На нем, с бледным от боли лицом сидела Полина Зеленова – школьная королева гламура. По щекам первой красавицы катились слезы.
- Что случилось? – рыкнул Степнов, как всегда в минуты сильного волнения повышая голос.
- Я ногу сломала, - рыдая, сказала Полина.
Лена каким-то невероятным прыжком оказалась рядом с одноклассницей первой.
Лодыжка школьной королевы красоты выглядела плохо. Очень плохо. Следовательно, пикник закончился, еще не начавшись. Учителя побегут ловить машину, потом понесут Зеленову к этой машине и повезут в травмпункт.
«Черт! – в сердцах подумала Лена. – Зачем эта Барби поперлась с нами? Я не хочу, чтобы сейчас все закончилось! Не хочу!»
А руки девушки уже легли на поврежденное место, в голове сами собой всплыли слова бабушкиного заговора.
- Тише, Полина. Сейчас все пройдет.
- Что пройдет, Кулемина?! – закричала та. - Убери от меня свои руки!
Она дернула ногой и снова скривилась. Лена держала крепко. Наклонившись почти до земли, девушка шептала слова старинного заговора, не вникая в его смысл, не слыша того, что творится рядом. Она слышала шум ветра в ветвях деревьев, журчание далекого ручейка и мерное дыхание самой земли. И все они: и ветер, и ручей, и сама земля щедро делились с Леной силой.
Заговор занял не больше минуты реального времени. Лена выпустила ногу одноклассницы и отодвинулась от бревна.
- Все, Полина. Уже не должно болеть.
- Ага! Так мой перелом тебя и послушался!
- Там нет перелома, - устало откликнулась Лена. – Ведь сама чувствуешь, что все в порядке.
Зеленова пошевелила ногой. Сначала очень осторожно, потом резче, а потом и вовсе поднялась с бревна.
- Не болит, - удивленно сказала она. – А что это было тогда?
- Обыкновенный ушиб. Ничего страшного. Сначала всегда зверски больно.
Лена отвернулась от одноклассницы и посмотрела на Степнова. Он задумчиво переводил взгляд с Полины на Лену и обратно.
Лучшая спортсменка школы слегка поежилась под этим взглядом, но глаз не отвела.
- Виктор Михайлович, пойдемте хворост все же принесем.
- Пойдем, Кулемина…
Стоило им только немного отойти от полянки, как Степнов резко повернулся к девушке.
- Лена, что ты сделала?
- Я? Ничего. Я только ногу ощупала.
- Да? И что же там было?
- Ничего, - Лена пожала плечами, - простой ушиб. А нас хворост ждет, Виктор Михайлович. Уж очень шашлыка охота. Да Зеленова, сломав ноготь, верещит, как резаная. Ничего там не было…


В ноябре резко похолодало. Трава, еще недавно зеленая, пожелтела и пожухла, деревья резко сбросили листья, и птицы, сидящие на их ветвях, распушили перья и нахохлились, стараясь сохранить тепло. По утрам первый робкий морозец сковывал лужи тоненьким прозрачным льдом. Днем дыхание остановившейся на подступах к городу зимы вырывалось паром изо рта. А по вечерам стонал и завывал ветер, засыпая землю редкой снежной крупой.
Природа засыпала.
… Утром Лена привычно поежилась, выйдя из подъезда, весело хрупнула ледком ближайшей лужи и, уткнув нос в воротник куртки, поспешила к школе.
- Лена…
Девушка сначала подумала, что ей послышалось. Ну, откуда взяться преподавателю физической культуры утром у ее подъезда?
- Ленок!
Все-таки не послышалось. Лена обернулась. Чуть в стороне от ее парадной переминался с ноги на ногу Степнов Виктор Михайлович собственной персоной.
Сердце трепыхнулось и застучало часто-часто, как после спринтерского забега.
Девушка подошла к преподавателю.
Снизу вверх. Она всегда смотрела на него снизу вверх. И не только из-за разницы в росте. Он был самым умным, самым находчивым и самым сильным. Когда он был рядом, отступали все неприятности, ни одна беда не могла подобраться настолько близко, чтобы нанести свой предательский удар.
- Виктор Михалыч?..
Мужчина вздохнул и отвел глаза.
- Что-то случилось?
Он молчал.
Не на шутку обеспокоенная его странным поведением, Лена схватила его за руку. И вздрогнула, когда большая теплая рука накрыла ее ладонь.
- Да. Нет… Случилось, - последнее слово прозвучало совсем тихо.
- Что? – спросила девушка одними губами.
От волнения голос пропал. Что-то скручивалось вокруг них. Скручивалось в спираль, чтобы вот-вот резко распрямиться.
- Я… Я не могу… Нет, могу, но не хочу…
- Что? – Опять скорее мысль, чем слова.
- Не хочу без тебя…
Девушка не понимая, точнее, боясь понять, смотрела на свою Судьбу.
- Не знаю, что на меня нашло. Не понимаю. Но ты… Ты все время в моих мыслях. Я везде ищу тебя взглядом. Ты нужна мне, необходима, как воздух.
- Не понимаю… - Голос не слушался, слова произносились одними губами.
- Как не понимаешь?! Нравишься ты мне…
Очарование момента разбилось с хрустальным звоном, слышным только одной Лене. Так разбиваются мечты…
Этот мужчина, которого она себе наворожила, призвала, который должен был любить ее безусловно – предназначенный судьбой меньше любить не может, – сообщил, что она ему просто «нравится».
Лена осторожно вытащила свою руку из-под его ладони и отступила на шаг.
Значит, она ошиблась, не он ее судьба. Или у нее вообще нет судьбы, нет половинки. Многие не имеют своих половинок.
Девушка отступила еще на шаг.
- Лена! - Мужчина сделал шаг к ней.
Она зажмурилась и замотала головой. Не надо! Больше не надо слов! Слова все портят! Ах, если бы их можно было забрать назад…
- Виктор Михалыч, - глубокий вздох, ведь так трудно отказать себе в мечте, хочется оставить хоть призрак надежды, возможность волшебства, - мне надо подумать… И… Не надо больше приходить к нам с дедом. И на переменах в школе ко мне подходить не надо…
Резко развернулась и рванула с места.
Мужчина обреченно смотрел вслед высокой светловолосой девушке.
Когда он задумался об этой девушке иначе, чем о своей ученице и единомышленнице? Да просто проснулся одной душной летней ночью и понял: хочу! Хочу, чтобы любила, чтобы всегда была рядом. Хочу детей с зелеными глазами и такой же улыбкой. Хочу расставаться, зная, что при встрече крепко обнимет и прошепчет: «Как я скучала». Хочу волноваться за нее и знать, что она волнуется за меня. Хочу сидеть около дома на скамеечке и любоваться закатами. Хочу заниматься любовью в ночном море. Просто хочу прожить жизнь с ней.
Так и заснул с этими мыслями. А утром включился разум. И разум твердил, что его желания не нормальны и что их надо уложить в самый темный уголок сознания, если уж не удастся избавиться совсем. И он уложил…
Потом закружили дела, и мечты о юной светловолосой девушке маячили где-то на периферии сознания. Ближе он их не подпускал. Но с приближением нового учебного года мысли о Лене подступали все ближе и ближе. И первого сентября, идя в школу, он купил у бабульки маленький букет веселых желтых цветочков. И преподнес ей. И увидел самую красивую на свете улыбку.
С тех пор разум шаг за шагом сдавал позиции, проигрывая чувствам. И сегодня, наконец, сдался…
И все пошло наперекосяк. Он ее напугал.
Мужчина смотрел вслед своей убегающей мечте, своей такой желанной судьбе…


Спасибо: 58 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 350
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.03.11 08:38. Заголовок: Ближе к концу канику..




Теперь тренировки, репетиции группы, да и само пребывание в школе превратилось для Лены в пытку. По коридорам она передвигалась мелкими перебежками. Совсем прекратила посещать столовую и вздрагивала каждый раз, когда кто-либо подходил к ней со спины. Хотя Степнов вел себя безупречно – в коридорах не останавливал, на уроках и тренировках не придирался, а во время репетиций сидел в своей подсобке. Да. Он вел себя идеально. Чересчур идеально. Если бы он искал с ней встреч, если бы пытался еще раз, хоть еще один раз с ней объясниться… Тогда бы Лена… Она сама не знала, что бы она сделала тогда. Но хуже всего для девушки было его полное безразличие. Больше он не провожал ее до дома, не обсуждал с ней матчи любимых команд, не играл в баскетбол один на один. И девушка прекрасно отдавала себе отчет, что ей всего этого очень не хватает. И больше всего - тепла его улыбки, предназначенной только ей. Лена боялась и мечтала видеть его с собой рядом. Хотела и не хотела вернуть все назад.
«Наворожила себе судьбу, блин!» - в сердцах повторяла себе Лена.
Мешочек с золой от травяной куклы со злости был закинут на шкаф в самый темный и заросший паутиной и пылью угол.
Но хуже всего Лене стало, когда она увидела своего преподавателя, отнюдь не скучающего в обществе Светланы Михайловны Уткиной, школьного библиотекаря. Светочка - как называли ее в школе все, от директора до последнего первоклассника, - и раньше кокетничала с Виктором Михайловичем. Именно благодаря ей в прошлом году разразился скандал вокруг Степнова и его любимой ученицы. Но раньше преподаватель физической культуры всячески избегал общения со школьным рыжим чудом, делая вид, что не замечает знаков внимания. А теперь любезничал с ней в школьном коридоре, расточая улыбки.
Лену как будто ударили под дых – стало трудно дышать, глаза заволокла пелена.
«Как же так! Ну как же так! Ведь он моя судьба! Мой суженный!»
Волна гнева поднялась и отхлынула. Вот еще одно подтверждение, что гадание в чем-то дало сбой.
А потом по школе пошли слухи, что Виктор Михайлович сделал предложение Светлане Михайловне и что после школьного выпускного вечера у них будет свадьба. Эту «отличную» новость принесла Аня. И еще умудрилась порадоваться, что «Борзова теперь точно от нее, Лены, отстанет». Подруги по музыкальной группе живо обсуждали, «что же большое сдохло в лесу, раз Витенька польстился на это рыжее недоразумение», а она сама тихонько отошла к окну школьного коридора. Объяснять что-то девочкам не было ни сил, ни желания, слушать их было невыносимо больно.
- Почему не веселишься с подругами, Кулемина? – раздался над ухом такой знакомый голос.
Лена вздрогнула и обернулась.
Это был первый раз, когда преподаватель физкультуры просто подошел к девушке и что-то спросил после памятного объяснения у подъезда. Он смотрел на свою ученицу и улыбался. Почти как раньше. И…
- Это правда? – вырвалось у Лены.
- Что?
- Что Вы и Светлана Михайловна…
- Что я и Светлана Михайловна? – в голосе легкое недоумение.
- Женитесь…
Лене показалось, что стоя рядом, он все равно отдаляется от нее, отходит все дальше и дальше. И слова полились потоком.
- Вы не можете!
- Это еще почему?
- Не можете! Вы моя судьба, а я Ваша. Я гадала. И это гадание не врет. Я суженного призывала. У меня бабушка ведьмой была и силу мне передала после смерти…
Прохладная рука опустилась девушке на лоб.
- Заучилась ты, Кулемина. Загнала себя. Вызови врача да отлежись немного дома.
Сказал и ушел. Просто отвернулся и пошел по коридору. Не поверил. Даже хуже, подумал, что она бредит.
Лена со стоном закрыла лицо руками.
«Хочу в деревню!» – мелькнула вдруг мысль. Мелькнула и оформилась в осознанное желание: «Хочу в деревню, в бабушкин дом, к уютно потрескивающей печке. И никто мне не нужен. Никто!»
И мгновенно пришло решение. Не поедет она с девочками никуда на каникулы, даже Новый Год с ними встречать не будет. Сразу после последнего школьного дня сядет на автобус и поедет в бабушкин дом. Затопит печку, сядет рядом и будет смотреть на огонь. И Новый Год встретит у горящего огня. И разберется, что ей дальше делать…

Ноябрь никак не хотел заканчиваться. Декабрь тянулся, как жеваная резинка. А Лена жила ожиданием. Уроки, репетиции, секции, концерты и соревнования проползали как контуженные улитки, время тянулось раздражающе медленно.
А потом - старенький автобус, снежные сугробы в человеческий рост по обеим сторонам дороги и тепло глядящий на девушку желтыми окошками бабушкин дом.
Соседка подмела полы и протопила комнаты, зажгла свет и ушла к себе. Лена зашла в дом, и ей показалось, что теплые бабушкины руки обняли ее. Как же тут хорошо…
В одиннадцать часов у Лены все было готово для встречи Нового Года. На пледе у печки стояла бутылка шампанского, пара салатиков в креманках, копченая колбаса, нарезанная толстыми ломтями, как Лена любила, и бабушкины маринованные грибы. Последняя банка.
До поздравительной речи президента и боя курантов оставался почти час, а делать было нечего. Телефон молчал, да и самой звонить именно в преддверии Нового Года, значит, нарваться на торопливое «спасибо» и отбой.
Нужно было чем-то занять себя, возможно, побаловать. И Лена отправилась в бабушкину комнату. Открыла тайник и достала небольшой резной ларец…
Красный янтарь поймал свет. Казалось, в этой небольшой янтарной капле бьется и переливается пламя. Девушка протянула руку, достала подвеску из бархатного гнезда, цепочка развернулась, и янтарная капля закачалась, как маятник, вводя Лену в транс…


Непослушные руки сами собой поднялись, непослушная голова склонилась, и старинная витая цепочка холодным острием коснулась шеи. Подвеска уютно улеглась в ложбинке. Красный янтарь замерцал в такт ударам сердца.
Лене стало жарко. Так жарко, как будто внутри нее разгорелся огонь. Не теплые колдовские лепестки ночного костра, а ревущее пламя лесного пожара, губительного для всего живого.
Девушка задыхалась. Ей казалось, что если она не справится с этим ощущением, то сгорит по-настоящему, и останется от нее кучка пепла едва ли больше, чем от травяной куклы.
Лена сжала в ладони янтарную подвеску и рванула изо всех сил. Цепочка выдержала. Лена рванула еще раз. И еще. И еще… Цепочка не поддавалась. И тут девушка разозлилась.
- Огонь! – закричала она. – Подчинись мне!
Ничего не изменилось. Жар внутри нарастал.
- Иди за мной!
Не помогло.
- Я подчиняюсь, я пойду за тобой…
И вдруг стало тепло. Бушующее внутри пламя утихло. Вернулись звуки. Бормотал телевизор, тикали часы над бабушкиной кроватью.
Лена с трудом поднялась с пола – она и не заметила, как упала, – и подошла к зеркалу. На шее виднелась тонкая красная полоска – след Лениной борьбы с цепочкой. В глубине красного янтаря мерцал огонек, и девушке, когда она подняла глаза, показалось, что в глубине ее зрачков пульсирует красный отблеск.
Лена дождалась боя курантов, послушала речь президента, пригубила шампанское, съела пару ложек салатов и легла на толстый ковер перед печкой. И до утра так и не сомкнула глаз, глядя на танцующий огонь в печке. Такой уютный, такой домашний…
А первым же автобусом отправилась обратно в Москву. Что-то гнало ее из милого бабушкиного дома. То ли воспоминание о невыносимом жаре разгорающегося в груди лесного пожара, то ли едва ощутимое осуждение, витавшее в воздухе. Осуждение, которое высказала бы мудрая бабушка непослушной внучке.
«Там подвеска янтарная на витой цепочке. Ее не бери, пока замуж не выйдешь и ребенка не родишь. Слишком много силы в ней. Не справиться женщине, которая через таинство рождения не прошла. Без защиты невинной души своего ребенка не совладаешь… Не совладаешь… Совладаешь…»
Лена тряхнула головой и удивленно посмотрела в окно автобуса. Она и не заметила, как доехала до города. Почти дома… Дома. В безопасности…
«Какая опасность?! - разозлилась на себя Лена. – Я и в бабушкином доме была вне опасности. Ничего мне эта вещь не сделает. Она же бабушкина!»
«Сила не может быть злой или доброй. Сила просто есть… Есть… Есть… Сила…»
Бессонная ночь давала о себе знать. К дому Лена подходила на уже негнущихся ногах, ничего не замечая. Какой-то перегулявший мужик пошатнулся и упал прямо девушке под ноги. Лена взмахнула руками и уселась в сугроб.
- Чтоб тебя перекосило! – закричала она. – Смотреть нужно, куда прешь!
- Пршу прщенья, - пьяно улыбнулся мужик и попытался встать.
На скользкой дорожке это удалось ему не сразу.
Лена, не обращая на него внимания, поднялась из сугроба и поспешила к парадной. Хлопнула дверь, и Лена не увидела, как пьяного мужика повело и с силой шарахнуло о фонарный столб. Девушка не видела, как стремительно стал заплывать его правый глаз, как вспухла и занемела щека…


Ближе к концу каникул в город стали подтягиваться Ленины подруги по группе. В водовороте встреч, репетиций и прогулок история с подвеской как-то стерлась из памяти. Лена перестала не только думать о ней, она перестала ее замечать. Девушка не обращала внимания на странности, которые стали происходить с ней. Если она сердилась, то в квартире хлопали дверцы шкафов и билась посуда, если она была радостной и довольной, вокруг начинали распускаться цветы. Даже на тех растениях, которые никогда не цвели зимой. А еще Лена перестала мерзнуть. Она ходила в легкой куртке, тонких кроссовках, летних джинсах, без шапки. И ей было тепло.
Не только Лена не замечала странностей, происходящих с ней и вокруг нее, но и окружающие не придавали им значения. Кроме Наташи. Молчаливая, обожающая черный цвет в одежде девушка несколько дней наблюдала за Леной и все подмечала: и разбитые чашки, и распустившиеся цветы, и внутренний жар, который, казалось, полыхал в глубине зеленых глаз, порой отсвечивающих красным. И подвеску она умудрилась разглядеть…
Холодный ветер швырнул снег в лицо идущим по улице девушкам. Наташа поежилась, а Лена рассмеялась и еще больше распахнула куртку.
- Хватит мерзнуть! – весело крикнула девушка и нагнулась набрать снега в горсть.
Витая старинная цепочка выскользнула из-за ворота, и янтарная подвеска закачалась, ловя свет фар проезжающих машин. Наташа сняла перчатку и поймала на руку пурпурную каплю.
- Какое украшение! Откуда? – Черноволосая девушка залюбовалась игрой света и мерцанием янтаря.
- Бабушкино, - ответила Лена, убирая подвеску под одежду. – На Новый Год нашла в бабулином тайнике.
Ни одного слова неправды, но...
- Красивое…
Оглянувшись по сторонам, девушки ступили на проезжую часть. За ними шла молодая мать с коляской.
Водитель КАМАЗа с силой надавил на педаль тормоза, когда свет фар выхватил из наступающих сумерек испуганные лица молодых женщин. Он был готов поклясться, что на дороге никого не было. Хотя с момента, как он первого января ударился о фонарный столб, правый глаз периодически его подводил.
Лена так и не поняла, что случилось. Когда она уже ступила на тротуар, Наташа была еще чуть позади. Раздался визг тормозов, и дальнейшее происходило как в замедленной съемке.
Молодая мать с силой толкнула коляску прямо Лене в руки, а потом рывком выбросила Наташу почти из-под колес с визгом тормозящего КАМАЗа… А сама не успела…
Лена с ужасом смотрела, вцепившись в коляску, как медленно-медленно падает на тротуаре на колени Наташа, как волосы закрывают ей лицо, как она откидывает их назад расцарапанной грязной рукой и оглядывается. И как, красиво изогнувшись, раскинув руки в стороны и откинув голову, летит подброшенная огромной машиной молодая женщина. И только потом ушей достигает глухой удар.
И время снова вернуло себе обычный ход. Лена, не обращая внимания на выбирающегося из кабины КАМАЗа мужчину, на собирающуюся вокруг них толпу, бросилась к молодой женщине, которая пожертвовала собой, чтобы спасти чужого человека.
Девушка опустилась на колени, и ей показалось, что изо рта женщины с последним вздохом поднимается серебристый парок.
«Это не правильно!» - подумала Лена и, не давая себе и секунды на раздумье, положила руки на грудь женщины и мысленно воззвала к огню. И провалилась в жемчужное ничто.
Она все так же продолжала стоять на коленях. Рядом с ней, потихоньку отдаляясь, сиял золотистый силуэт.
- Стой! – крикнула Лена. – Постой, пожалуйста!
Силуэт замер.
- Ты можешь вернуться!
И вот рядом с Леной уже не золотистый силуэт, а полупрозрачная женщина. Она смотрит на Лену, а из глаз катятся слезы.
- Как? Я же умерла!
- Да. Но…
- Пожалуйста! Позаботься о моем сыне! В моем телефоне номер мужа, позвони ему.
- Ты сама о нем позаботишься! – яростно крикнула Лена, сморгнув слезы. – Только ты должна захотеть!
Женщина прижала руки к груди.
- Я хочу!
- Будет больно, - предупредила Лена.
- Неважно…
Лена протянула руку, женщина вложила в нее свою, и девушку выкинуло обратно в реальный мир.
Вокруг кричали, что-то советовали, кого-то ругали. Но девушка, отстраняя от себя все звуки, черпала силу из янтарной подвески и тихо шептала над молодой женщиной слова старинного заговора.
Румянец возвращался на лицо молодой женщины. Вдруг глаза ее широко распахнулись, в горле родился и застыл крик. Лена подняла голову.
- Она жива, - бросила девушка в толпу.
- Скорая уже едет, - ответили ей.
Через толпу, расталкивая всех локтями, пробрался молодой мужчина.
- Пустите меня! Я врач!
Лена устало поднялась с колен, уступая место врачу. Потом подняла сумочку молодой женщины и взяла ее мобильный.
- Надо позвонить ее мужу, - ответила на невысказанный вопрос Наташи и стала пролистывать контакты в записной книжке.
Скорая подъехала через пять минут. Женщина цеплялась за руку Лены и умоляла никуда не уходить, пока за ребенком не приедет ее муж. Лена гладила ее руку и тихо говорила, что все будет хорошо. И с ней, и с ее сыном, и с ее мужем. Все худшее уже позади…


Спасибо: 56 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 352
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.03.11 10:33. Заголовок: В первый день после ..


В первый день после зимних каникул у Лены не было никакого желания идти в школу. Наташа после произошедшего почти прописалась в кабинетах психологов, психотерапевтов и даже психиатров. Но специалисты разводили руками и говорили о времени, как о лучшем лекаре. Что с ней все в порядке, насколько может быть в порядке у подростка, заканчивающего одиннадцатый класс, и только время и чуткое отношение все восстановят. А дело было в том, что Наташа онемела. Врачи советовали вести обычный образ жизни, то есть ходить в школу, заниматься музыкой и тому подобное. Но в первый учебный день Наташа в школу не пошла. И ее мама сказала, что ее не будет, как минимум, неделю. Наташа не хотела учиться, не хотела заниматься музыкой. И не хотела видеть подруг.
Поэтому Лена шла в школу нога за ногу и еле-еле успевала к первому уроку.
На школьном крыльце любезничала парочка. Лену бросило в жар. Ну почему? Почему?! Почему первыми на глаза ей попались именно они?
Девушка дернула плечом и, набычась, пробежала мимо Степнова и Уткиной. Быстро разделась в гардеробе, взлетела по лестнице, вбежала в класс и швырнула сумку на парту. Прозвенел звонок…
Степнов стоял и смотрел вслед промчавшейся мимо некогда любимой ученице. Ученице? Все запретные чувства снова нахлынули на мужчину. И так невыносимо стало от сделанного выбора. Выбора в пользу «правильно», а не в пользу «хочу». Рядом что-то увлеченно вещала Светочка, периодически дотрагиваясь до его руки. Дотрагивалась не для того, чтобы привлечь его внимание, а для того, чтобы вновь и вновь убедить себя, что вот он, рядом. И от этого Степнов чувствовал себя последней скотиной, и ему становилось совсем тошно.
Две женщины. Нет, не так. Наивная молодая женщина и молоденькая девушка. Первая его любит, а вторая убедила себя в том, что «нагадала» его себе в качестве судьбы. Может, Лена чего-то там себе и нагадала – все девочки в ее возрасте гадают на суженого, - но его-то к своей ученице тянет не из-за каких-то там дурацких приворотов и гаданий. Просто не очень успешный молодой мужчина влюбился в молоденькую замечательную девушку с самой лучшей в мире улыбкой. И так ему хочется прожить всю жизнь в свете этой улыбки. Так хочется… Но нельзя. Уже нельзя отступить, ибо слово дано другой. И не важно, что дано по глупости, на порыве. Не важно. Не важно, что сплетни об их скорой свадьбе поползли по школе намного раньше его предложения. Не важно… Но так хочется все повернуть вспять. Позвонить той, по-настоящему любимой, и поздравить с Новым годом сразу после боя курантов и рвануть именно к ней, где бы она ни была. А не выйти во двор запускать никому не нужный фейерверк, встретить заплаканную Светочку и предложить ей выйти за него замуж…
Уроки тянулись невообразимо медленно, перемены страшили, будущее не радовало. Как назло, на каждой перемене Лена видела то Виктора Михайловича, то Светлану Михайловну, то обоих вместе. На большой перемене ей кусок не лез в горло, она сидела и смотрела на его затылок. Смотрела так пристально, что Степнов почувствовал Ленин взгляд и обернулся. А она тут же уткнулась носом в тарелку.
И еще мучило то, что Лена никак не могла придумать или вспомнить, как помочь Наташе. Бабушкины записи после Нового года остались в деревне и их не просмотришь…
Перед последним уроком, алгеброй, дверь в класс отворилась и вошла Наташа. Смущенная, с детским магнитным экраном в руках. Вошла и остановилась. Гул голосов стих, а потом взвился с новой силой – все хотели показать, что не видят ничего необычного. Ну, пришла одноклассница к последнему уроку. С кем не бывает…
Наташа села за парту, аккуратно положила свой экран на стол и улыбнулась Лене.
- Привет, - шепнула Лена.
В ее понимании это был такой волшебный момент – Наташа в школе, – что следовало говорить только шепотом.
Черноволосая девушка кивнула.
«Не переживай, - написала подруга на своем экране, - я и на репетицию приду».
И Лена разулыбалась. Первый раз за этот безумно долгий и тяжелый день ей стало хорошо и спокойно. Все налаживается, значит, все пройдет. И все будет хорошо.
- Одна онемела, - донесся до Лены шепот с передней парты, - пусть теперь остальные ослепнут и оглохнут. Тогда эта так называемая группа не будет лезть везде со своими дурацкими песенками.
Зеленова и Лебедева оглянулись и засмеялись. Лена посмотрела на Наташу. Та сидела, опустив голову и сжимая дрожащие руки.
Прозвенел звонок, в класс вошла Борзова.
- Чтоб ты позеленела, Зеленова, - прошипела Лена.
Наташа успокаивающе погладила подругу по плечу.
«Пусть ее, - написала она. – Завидует просто».
На протяжении первых пятнадцати минут Лена с недоумением наблюдала за тем, что Полина Зеленова неловко ерзает на стуле и почесывается. В середине урока на это обратил внимание весь класс. Раздались смешки и перешептывания.
- Полина? - Людмила Федоровна пристально посмотрела на первую парту. - Полина, что с тобой?
Учительница подошла к девушке, взяла ее за подбородок и подняла лицо к свету.
- У тебя сыпь! Быстро в медкабинет.
Зеленова вскочила со стула и бросилась к двери, но все одноклассники успели разглядеть, что лицо первой школьной красавицы покрыто красными пятнами.
Через час Полина Зеленова покидала школу в сопровождении причитающей бабушки. Все лицо и тело девушки было вымазано зеленкой, так как школьная медсестра отказалась выпускать заболевшую ветрянкой девушку без оказания первой помощи.


Скрытый текст


Спасибо: 56 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 356
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.11 10:20. Заголовок: И снова полетели нед..


И снова полетели недели. Тренировки, репетиции, соревнования и концерты. Вот уже радостно зазвенела капель, зачирикали воробьи, купаясь в лужах, и в проталинах зацвели первые яркие цветочки мать-и-мачехи. Природа радовалась и ликовала, сбрасывая с себя оковы долгой и холодной зимы.
Лена ощущала это пробуждение природы, слышала пение соков в деревьях, шуршание просыпающихся ростков травы, ласковую и радостную песню теплого весеннего ветра. Но сильнее всего девушка ощущала жар. Жар умытого росою молодого солнца, который разгорался в подвеске. Разгорался в подвеске, а горел в груди девушки и ее глазах. В ней жила мощная сила. Сила, которая требовала выхода.
Наташа молчала. Подруга не могла не только говорить, она не могла издать ни звука. Писала Лене, что ей кажется, что в горле пустыня: спекшаяся глина и горячий песок. А Лене виделась черная жаба, которая поселилась в горле подруги и почти ощутимо душит ее. А записи бабушки были так далеко… И все что-то мешало доехать до бабушкиного дома. Но сила требовала выхода…
Однажды ночью с субботы на воскресенье Лену как подбросило. Девушка проснулась от того, что ей приснились слова заговора. Она не знала, читала ли она этот заговор в бабушкиных записях или придумала сама во сне, но Лена была абсолютно уверена, что нашла правильные слова, чтобы избавить Наташу от ее неестественной немоты.
Девушка еле-еле дождалась утра и побежала к подруге. Естественно, она разбудила всю семью. Наташина мама перепугалась, увидев на пороге раскрасневшуюся и тяжело дышащую подругу дочери. Но Лена быстро успокоила тетю Олю, прошептав коротенький расслабляющий заговор, и проскользнула в комнату Наташи.
Подруга сидела в кровати, одетая в трогательную розовую пижаму с Микки Маусом.
- Наташ, я знаю, как тебе помочь. Только доверься мне.
Черноволосая девушка кивнула и застыла в ожидании.
Лена взяла Наташино лицо в ладони, приблизила свое лицо к лицу подруги настолько, что между их губами осталось расстояние в несколько миллиметров, и зашептала:
- И недвижен мир, и темно, и тесно,
В горле горячо.
Сквозь твои уста мерно, бестелесно
Пустота течет.
И который день ходишь ты пустая,
Разевая рот,
Ждешь, когда тебя кто-то приласкает,
Молока нальет.
Чтобы не томиться полудневным зноем,
Что пустой кувшин,
Чтобы снизошла на тебя покоем
Чистота души.
Осеню тебя легкою рукою,
Взглядом не оставь,
Чтоб мои слова потекли рекою
Сквозь твои уста.

Закончив шептать, Лена резко вдохнула воздух и просто физически ощутила, как черная мерзкая жаба, цепляясь всеми лапами, не желая выходить, все-таки вылетела из Наташиного рта и влетела в Ленин. Девушка сжала зубы и закашлялась. Ей показалось, что она выкашливает черные ошметки, которые тут же становятся дымом и растворяются в воздухе.
Лена бросилась к окну и распахнула его.
- Что это было? – раздался с кровати радостно-недоуменный голос подруги.
- Потом, - прохрипела Лена. – Мне нужен горячий чай. Желательно с молоком.
- Сейчас. - Наташа соскочила с кровати и выбежала из комнаты.
До Лены донеслись радостные возгласы Наташиной мамы и звонкий смех подруги. Девушка устало опустилась на пол под окном.
«Хочешь, я разрушу дворец или построю город?» - вспомнились строчки из фильма.
Молодая женщина, душу которой Лена не отпустила; заболевшая ветрянкой Зеленова; заговорившая Наташа…
- Лен, - на пороге комнаты появилась улыбающаяся подруга, - пойдем. Все готово.
Тете Оля быстро выпила свой чай и ушла с кухни, оставив подруг одних.
- Ну? – Наташа внимательно смотрела на Лену. – Что это было?
- Наследие фейского мира, - улыбнулась Лена.
- Что?!
- Бабушкино наследство, - вздохнула Лена и стала рассказывать.
Слова лились потоком, и девушка сама не заметила, как рассказала о смерти бабушки и ее посмертном явлении Лене, о призыве суженого, о его неуклюжем признании. О том, как она его оттолкнула, и о том, как узнала, что он женится.
Наташа слушала хорошо, не перебивала. И только ее заинтересованный взгляд показывал, что слова Лены льются не в пустоту.
- А потом я сбежала в деревню на Новый год и надела бабушкину подвеску…
На кухне повисло молчание. Наташа слушала внимательно и прекрасно поняла все, о чем сейчас промолчала Лена.
- Может, ее снять? – робко поинтересовалась Наташа.
- Попробуй. - Лена наклонила голову.
Наташа потянулась к цепочке, Лена дернулась и отодвинулась.
- Не смей! – Из глаз девушки полыхнуло алым.
Наташа отшатнулась.
- Вот видишь, - уже спокойно сказала Лена. – Никак. Никак не снять…
Наташа подперла щеку рукой и посмотрела на Лену.
- Девушка, которая меня из-под машины вытолкнула… Ты ее вылечила?
- Я…
- А Зеленова?
- Боюсь, что тоже я…
Наташа вдруг прыснула.
- Только она не позеленела. Она красными пятнами покрылась.
- Ага, - рассмеялась в ответ Лена. – А потом ее Альбиночка зеленкой вымазала с головы до ног…
Наташа резко посерьезнела.
- Лен, а ты не задумывалась, что если сила нейтральна, если ты можешь с ее помощью и лечить и насылать болезни…
Лена внимательно смотрела на Наташу.
- … то ты можешь с ее помощью и…
В голове девушки заплясали обрывки мыслей. Уткина улыбается Виктору Михайловичу, он улыбается Лене, Светлана Михайловна на больничной койке… в морге…
Лена яростно затрясла головой.
- Нет! – крикнула она.- Нет, - произнесла тише и зашептала: - Нет, нет, нет. Я не хочу. Не хочу этого…





Спасибо: 53 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 361
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.03.11 23:13. Заголовок: Время летело неумоли..


Время летело неумолимо. Его съедала подготовка к экзаменам, наполняли репетиции перед последними школьными концертами. Отзвенел колокольчиком последний звонок, лавиной навалились и пронеслись ЕГЭ. И теперь приближался выпускной.
Последний… Последний шанс увидеть Его – свою судьбу, любимого мужчину. Сердце разрывалось от боли.
В эти черные дни отдушиной для Лены стала Наташа. Она часами была готова слушать про то, какой замечательный Виктор Михайлович Степнов, как повезло Уткиной, что она его не заслуживает, а он ее не любит. Про то, как Лена ненавидит ее – пусть только попробует сделать лучшего мужчину в мире несчастным, и как любит его – чтоб ему споткнуться на ровном месте перед ЗАГСом. Про то, что она забирает все свои слова обратно, и пусть они живут долго и счастливо, и про то, что «скажи, ведь он на ней не женится, правда?» Наташа была готова восхвалять Степнова и поливать его самыми черными красками, готова была гладить по плечу едва не плачущую подругу и ругать ее последними словами, в зависимости от того, что Лене было нужно: поддержка, сочувствие, поддакивание или встряска. Подруги, бывало, не спали ночами, обсуждая планы по возвращению Лениной судьбы на круги своя. И Лене становилось легче. Немного и ненадолго, но легче. Еще перед последним звонком девушки решили, что Лене необходимо последний раз поговорить со Степновым.
Родители Лены на выпускной приехать не смогли. Девушка не удивилась, не расстроилась и не обиделась. Она давно уже привыкла, что родители не только ее. Точнее, не совсем ее. Или совсем не ее. Что они принадлежат науке и миру. Дед поприсутствовал только на официальной части, а потом ушел домой.
Выпускной проходил, как в тумане. Лену бросало то в жар, то в холод, у нее потели ладони, которые она машинально пыталась вытереть о платье. И девушка часто ловила себя на том, что ищет глазами взгляд бабушки. Ей так ее не хватало.
Вечер плавно катился к концу. Школьной группе осталось спеть пару песен, и дорога во взрослый мир будет официально открыта, а ворота школы закроются. Навсегда.
А последней была песня Лены…
- Сегодня мы опавшие листья,
Сегодня мы огни побережья.
И то, что завтра может присниться,
Уже не повторится, как прежде…
Петь, пытаясь поймать его взгляд, ни на секунду не отводя глаза. Петь так, как будто в мире нет никого, кроме них двоих. Петь для него…
- Тебя рисуют капли на стеклах,
И реки с неба льют бесконечно.
Но я, поверь, совсем не промокла.
Твоя любовь остается надеждой…
Последний звук мелодии, звеня, унесся в звездное небо.
- Иди, - шепнула подошедшая Наташа и взяла у подруги гитару.
Остальные участницы уже бывшей школьной рок-группы смотрели с недоумением.
- Иди. – Наташа слегка подтолкнула заробевшую Лену. – Иди!
И девушка пошла. Пошла, глядя прямо в глаза любимому мужчину. Она шла, никого не замечая вокруг, кроме него. И не заметила, что за ней следили не только глаза Наташи.
Лена подошла к своему бывшему учителю и встала рядом. Плечи мужчины закаменели, но он даже не повернул головы.
- Виктор Михайлович, - голос звучал хрипло, - я знаю, что Вы женитесь… Но для меня это ничего не меняет… Я Вас люблю и всегда буду любить… И я хочу, чтобы Вы об этом знали…
Степнов повернул голову и пристально посмотрел на бывшую ученицу. В его душе бушевала буря. Но он ни жестом, ни взглядом не показал, как ранят его слова любимой. Как ранят и тут же проливаются на раны бальзамом.
- Вы ничего не скажете?
Ну как же так? Ведь он ее судьба! Ее, а не рыжей библиотекарши!
- Сегодня последний день, - Лена сделала последнюю попытку достучаться до Степнова, - и мы больше никогда не увидим друг друга…
Степнов смотрел на девушку и молчал. Молчал и смотрел. И Лена поняла, что проиграла. Не нужно было отталкивать его после того неуклюжего признания. Не так сказал, не то сказал, а она рассиропилась. Мечта у нее, видите ли, разбилась. Сама разбила. Призвала и разбила. Но ведь он не счастлив…
Стало невыносимо стоять рядом, но быть так далеко от любимого человека. Лена бросила на Виктора последний взгляд и пошла прочь.
Девушка вышла за ворота школы. Вокруг никого не было. Как вдруг…
- Кулемина, стой! – раздался за спиной голос Светланы Михайловны.
Девушка остановилась и подождала запыхавшуюся молодую женщину.
- Кулемина! Не смей даже близко подходить к моему мужу!
- Он Вам еще не муж! – ощетинилась Лена.
- Почти муж, - настаивала молодая женщина. – Осталось каких-то пару дней до свадьбы! Оставь его в покое! Он мой! Только мой! Он тебя не любит! Ты ему не нужна!
- Не Вам судить! – Лена огрызнулась, понимая, что ее слова выглядят бледно и что любой ее довод Уткина побьет с легкостью.
- Мне! Он смеется над тобой! Смеется! А ты бегаешь за ним, как собачка! Он мой! Только мой! И прочь руки от моего мужчины!
Школьный библиотекарь так распалилась, что толкнула Лену.
Глаза девушки полыхнули красным. Налетел ветер, где-то вдалеке полыхнула молния и заворчал гром.
- Убери от меня руки, - процедила Лена.
Гроза стремительно приближалась. Молнии сверкали все чаще и чаще, ветер рвал одежды людей, гром грохотал почти непрерывно.
Светлана Михайловна углядела что-то в изменившемся облике девушки и с испугом отступила.
На землю упали первые капли дождя.
Уткина сделала шаг назад, потом второй, а потом развернулась и побежала. Лена смотрела ей вслед, сжав зубы.
- Твой говоришь… Твой? Посмотрим.
Над головой девушки громыхнул гром, и дождь хлынул сплошной стеной!
Лена подняла руки к небу и рассмеялась.
- Твой, говоришь? Посмотрим!
- Лена! Не надо! – донесся до девушки крик Наташи.
Лена отвернулась от подруги и побежала в грозу.
- Не надо! – донес до нее ветер. – Ты же жалеть будешь!
А Лена бежала все быстрее и быстрее. Забежав в квартиру, девушка скинула мокрые туфли, забежала на кухню, взяла из ящика свечку и спички и направилась в свою комнату.
Зажгла свечу, установила ее в центре комнаты и зашептала слова, которых никогда не читала в бабушкиных записях:
- Нет предела силе огня!
Напейся пьяным моего гнева,
Танцуй, огонь! Сегодня я королева.
Пусть хмель и корица, и змей, и лисица
На первой зарнице прославят сестрицу —
Аллилуйя Огненной Деве!
Будет время, и будет ночь...
Как в голодный, беззвездный час
Ты беги, разлучница, прочь -
Обернется огнем мой князь.
Вспыхнут порохом дом и лес,
А дорога ему - в мой край.
Как затлеет подол небес,
Всю, как есть, меня забирай!
Нет предела силе огня.

На улице сверкали молнии и громыхал гром. В комнате горела свеча, а на полу спала обессиленная девушка…



Спасибо: 51 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 363
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.03.11 23:28. Заголовок: Лена проснулась с ле..


Лена проснулась с легким першением в горле и свербением в носу. Давала о себе знать ночь, проведенная на полу в мокрой одежде.
Девушка приготовила себе горячую ванну и с наслаждением погрузилась в воду. Вода расслабила сведенные мышцы, Лена задремала. Из дремы ее вырвала трель сотового телефона. Девушка решила не подходить. Но телефон не умолкал. К сотовому подключился домашний.
- Дед! – крикнула Лена. - Дед, возьми трубку.
Дедушка не откликнулся. Девушка, бурча под нос, выбралась из ванны и набросила на себя полотенце.
Сотовый телефон замолчал, домашний продолжал звонить.
Лена прошла на кухню и взяла трубку.
- Алло…
На кухонном столе лежала записка деда, что он на целый день уехал с Василием Даниловичем к нему на дачу.
- Лена, - раздался в трубке голос Наташи. – Я звоню, звоню. А ты не подходишь!
- Что-то случилось? – в голосе Лены послышалась тревога, грудь сдавило нехорошее предчувствие.
- Случилось… Сегодня рано утром в квартире Светланы Михайловны вспыхнул пожар. Квартира выгорела.
- А она? – с испугом спросила Лена.
- Она в тяжелейшем состоянии в реанимации. И врачи хороших прогнозов не дают…
Повисло молчание…
- Лен, - осторожно спросила Наташа, - скажи мне, что это не ты…
Лена молчала. И ее молчание было красноречивее любых слов.
- Она, скорее всего, умрет, - тихо сказала Наташа. И еще тише добавила: - И как ты теперь собираешься с этим жить?
В трубке раздался сигнал отбоя, и повисла тишина.
Лена со стоном сползла по стене. Полотенце упало, и девушка спиной чувствовала холод кухонной стенки. И этот холод, казалось, заполнял собой всю Лену, вытесняя жар янтарной подвески…
- Я не хотела этого, - простонала Лена, уткнувшись в ладони. – Не хотела! Не хотелааааа!!!
… Девушка пришла в себя в бабушкиной спальне. Перед глазами на вытянутой руке раскачивалась подвеска красного янтаря. За стеной в телевизоре раздавались взрывы смеха – своим чередом шла новогодняя программа.
Новый Год! Ей все это привиделось? Все события? Взгляд снова упал на подвеску, и первым желанием было отбросить ее от себя, как ядовитую змею. Но Лена подавила этот порыв – подвеска не виновата. Да и не произошло ничего. Слава Богу, ничего не произошло! Но вполне может произойти, если она наденет подвеску…
Лена аккуратно – чрезмерно аккуратно! – положила цепочку с подвеской в ларец и убрала ларец в бабушкин тайник.
И сразу повеяло теплом. Не жаром, как от подвески, а ласковым теплом, как всегда от бабули. Лене показалось, что ласковые руки бабушки обняли ее с одобрением.
И девушка поняла, что нужно сделать. Причем обязательно до наступления Нового года.
Лена бросилась к своей сумке. Ей казалось, что она роется в ней очень долго, но вот мешочек с золой от травяной куклы у нее в руках.
Девушка держала мешочек в горсти, и сердце ее сжималось от тоски.
- Я отпущу тебя, - прошептала Лена. – Ты будешь свободен…
Только как это сделать? Проще всего обратиться к огню. Ведь на огне она призывала свою судьбу. Но огонь выжжет все чувства, которые у Виктора есть к Лене, у него из души и сердца. Абсолютно все. И его душа останется пустой. И слишком долго будет заполняться эта пустота. Можно обратиться к земле. Но, опять же, все его чувства уйдут так глубоко на дно, что он станет бесчувственным человеком. А обречь любимого человека жить без чувств вообще к кому бы то ни было Лена не могла.
Остаются вода и ветер. И лучше обратиться к обеим этим стихиям.
Лена накинула куртку и побежала. Она бежала к мосту через реку. Под мостом река сужалась, там было очень быстрое течение, и вода никогда не замерзала. А на мосту всегда гулял ветер.
Лена бежала изо всех сил, складывая в голове слова заговора. Добежала. Отдышалась. Развязала мешочек, секунду подержала его в руках и стала высыпать золу. Озорник-ветер подхватил золу и понес. А Лена зашептала вслед:
- Я пришла бедой,
Дождевой водой,
Горькою слезой,
Слепой грозой —
Так напейся меня и умойся мной,
Осыпается время за спиной…
Что мне делать с собой,
Князь мой, враг мой,
Моя боль, мой свет,
Если жизни нет,
Если ночь темна,
Велика цена?
Мне не уйти —
Ты прости, прости,
Прости мне…
Тебя отпускаю…
Уходи по своей дороге,
Там железо с сандалом вместе —
Все твое, а мои — лишь крохи,
Недопетая чья-то песня.
Уходи, уходи, ты слышишь,
Золотой невесомой песней,
Дай забыть и лететь мне выше,
От любви от больной воскреснув.

Ветер унес остатки золы, и Лена сделала над собой усилие, чтобы отпустить мешочек. Он попал в воду, маленький водоворотик закрутил его и утянул под лед дальше по течению реки.
Только вытерев рукой слезу, Лена поняла, что плачет.
- Я ведь правильно поступила, бабушка? Правда.
И девушке показалось, что ветер принес слова:
- Конечно, внученька. Я горжусь тобой…
Лена медленно шла к дому. Вокруг то там, то здесь попадались веселые компании, которые запускали фейерверки, пили шампанское и звали к себе Лену. Девушка улыбалась, поздравляла всех, но упорно шла к дому.
В кармане куртки зазвонил телефон. Лена, не глядя на дисплей, поднесла трубку к уху.
- Алло...
- С Новым Годом, Ленок, - раздалось в трубке, и девушка чуть не выронила телефон.
- И Вас с Новым Годом, Виктор Михайлович.
Они помолчали.
- Понимаешь, Ленок, я все сделал и сказал как-то не правильно…
- Я тоже…
- Может, начнем все сначала? Вернемся к прошлому? Ты ученица, я учитель. Мы друзья и нравимся друг другу.
- Конечно!
- А со всем остальным подождем до выпускного…
- Я согласна! – В голосе Лены слышалось ликование. Она же отпустила его. Отпустила, но он предпочел вернуться к ней. По своей воле. А она согласна выполнить его пожелание, и подождет до выпускного. Ведь у них впереди целая жизнь…
- Ты где сейчас, Ленок?
- В деревне. В бабушкином доме…
- А когда начинают ходить первые автобусы туда?
- В пять утра…
- Я приеду?
- Конечно! Конечно, приезжай! Я буду ждать…

****************************
Я в лесах наберу слова,
Я огонь напою вином.
Под серпом как волна - трава,
Я разбавлю надежду сном.

Тебя творить -
Три года не говорить.
Сердце сварено в молоке,
Лист крапивы - в глазах костер.
Лунный свет на твоей руке,
На рубашке - красный узор.

На рубашке - красный петух,
А и мне ли жалеть огня?
Как захватит от дыма дух,
Как светло улыбнется князь!


Тебя ворожить -
Босой по углям ходить.
Тебя целовать -
Под пеплом звезды считать.

За три года траву соткать,
Темным волосом вышить путь,
Искры все на него собрать -
Пальцы болью горят, ну и пусть.

Кровь делю на двоих без слов,
Почернеют снега к весне,
Алой лентой ночных костров
Свою душу отдам тебе.

Знай, зола -
Все слезы выплакала.
Ты тоже знай, смола -
Все ветры я прогнала.

Где теперь взять тепла -
Всю душу я отдала,
А другая тебя нашла,
Другая за руку увела,
Я ее за то прокляла.

Будет время, и будет ночь...
Как в голодный, беззвездный час
Ты беги, разлучница, прочь -
Обернется огнем мой князь.
Вспыхнут порохом дом и лес,
А дорога ему - в мой край.
Как затлеет подол небес,
Всю, как есть, меня забирай!

Мельница. Огонь [BR]http://www.moskva.fm/artist/мельница/song_1320387<\/u><\/a>

Скрытый текст


Спасибо Маше Матильда , что она самая лучшая в мире бета , спасибо всем, кто читал, ставил "спасибы" и коментировал

Если кто не понял, то это КОНЕЦ

Спасибо: 49 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 404
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.09.11 09:10. Заголовок: К северу от ада...


Автор: Ушастый эльф
Название: К северу от ада…
Рейтинг: R
Жанр: Романтика, Angst, AU, ООС
Бета: Матильда
Статус: окончен
Согласие на рецензию: да

Мне дарят обложки!
Bello4ka, спасибище!!!


И freedom


Для тапочек и помидоров http://kvm-fan.forum24.ru/?1-12-0-00000249-000-0-0-1317718811
PS Я еще грибы очень уважаю

Спасибо: 37 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 405
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.09.11 09:12. Заголовок: Жизнь - игра, у тебя..


Жизнь - игра, у тебя нет масти.
Смерть к тебе не питает страсти.
Жизнь тебя проиграла стуже, и смерти ты не нужен.



Виктор Степнов, основатель и генеральный директор рекламного агентства «Инициатива», сидел, запершись в своем шикарном кабинете на верхнем этаже московского офисного небоскреба.
У Виктора дрожали руки. Он пытался скрыть свое волнение, но это ему не удавалось. Впервые за десять лет он не мог совладать с собой. Хорошо, что он был один в кабинете. Контракт, за который вся команда «Инициативы» боролась два года, который был почти у них в кармане, уплывал из рук из-за самодурства владельца фирмы в Америке.
Степнов схватил со стола тяжелую хрустальную пепельницу и швырнул в стену. Блеснув россыпью осколков, пепельница осыпалась на ковер.
- Козел! – вслух выругался Виктор. – Идиот американский. Подкаблучник. Сволочь!
Ругательства лились потоком, но легче не становилось.
Вожделенный контракт накрывался медным тазом из-за совершенно незначительной вещи – Виктор был холост. Джон Бредбери, владелец контрольного пакета акций американского конгломерата, который собирался массированно выйти на российский рынок, женился год назад и до сих пор пребывал в идиотически-счастливом розовом тумане. И этот придурок – тут Виктор поморщился и грохнул кулаком по столу – решил, что не может работать с неженатым человеком. Где взять жену за два месяца, причем такую, с которой он якобы давно знаком и долго встречался, Виктор не знал.
Только что усилием воли расслабленные руки снова сжались в кулаки.
В дверь постучали.
- Вон! – рявкнул Степнов.
- Вить, - раздался из-за двери голос заместителя и друга Игоря Рассказова, – впусти меня немедленно. У меня идея.
Виктор нехотя поднялся из-за стола, повернул ключ в замочной скважине и снова сел в свое кресло.
Рассказов просочился в приоткрытую дверь и захлопнул ее за собой.
- Тебе нужно жениться! – выпалил он.
- Свежая мысль, - кисло откликнулся Виктор.
- Чтобы люди поверили в долгосрочность отношений, это должна быть известная девушка, - не обращая внимания на тон друга, продолжал Игорь.
- Угу. Кто? Модель, певица, ведущая Дома-2?
- Дурак ты, - беззлобно улыбнулся Рассказов. – Вспомни. Ты рассказывал про парня, с которым служил.
- Про какого? – безразлично уточнил Виктор.
- Про Роберта. Который тебя спас.
Виктор вскинул голову.
- Ну?
- У него сестра.
- И?
- Сестра его Лена Кулемина.
- Кто это?
- Басистка группы «Ранетки».
- Это та, про которую вообще нет сплетен?
- Да! – Рассказов забегал по кабинету, наступая на сверкающие осколки хрустальной пепельницы. – У нее репутация очень порядочной девушки. Она известна и любима многими. Ее брат тебя спас.
- И я обещал ему на ней жениться…
- Что?! – Рассказов остановился посреди кабинета.
- Это долгая история. Сейчас важно найти Роберта и возобновить дружбу.
Ни Виктору Степнову, ни Игорю Рассказову не пришло в голову задуматься о чувствах Роберта и его сестры. Контракт снова плыл в руки.


Спасибо: 72 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 407
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.09.11 09:52. Заголовок: Роберт сидел на перв..


Роберт сидел на первом ряду справа. Прямо напротив высокой светловолосой девушки. У нее слегка раскраснелись щеки, на лбу выступили бисеринки пота. Лена, как всегда, выкладывалась на концерте по полной.
Роберт Чапарьян не был любителем подобной музыки, ему вообще то, что делала группа «Ранетки», казалось легковесным и немного глупым. Но ему нравилось то, как работала Лена, не позволяя себе не малейшего послабления. И мужчина всегда, когда у него было время, посещал концерты девичьей группы.
Лена всегда была такой, даже в детстве, когда они только познакомились.
… Одиннадцатилетний Роберт жил с отцом и матерью в небольшом селении в горах. Ходил в школу за пять километров от дома осенью и весной и ездил на вездеходе с отцом зимой. В горах за их поселком было какое-то секретное военное производство, где отец Роберта был одним из ведущих специалистов. Но об этом Роберт узнал много позже.
А пока мальчик жил, дружил с местными ребятишками, враждовал с мальчишками из соседнего села и не задумывался о том, куда периодически исчезает отец.
До того момента, как однажды ночью отец привел домой рыжеволосую молодую женщину с маленькой светловолосой девочкой. Малышка хотела спать и капризничала. Мать Роберта, не спрашивая у мужа ничего, увела уставшую женщину в дальнюю комнату. Малышка заснула у матери на руках еще в коридоре.
А утром отец позвал Роберта в кабинет. Мальчик не задумывался, почему в маленьком селе высоко в горах у его отца единственного в доме есть кабинет. Это было само собой разумеющееся. Его отец не пас овец, не делал сыр, он работал «где-то на правительство».
И вот Роберт с трепетом переступил порог в святая святых.
Отец сидел за столом в глубоком кресле. Ночная гостья сидела у книжного шкафа на жестком стуле. Малышки рядом не было.
- Роберт, - серьезно обратился к мальчику отец. – Нашу гостью зовут Вера. Она жена моего очень хорошего друга, который сейчас очень далеко.
Глаза Веры наполнились слезами, но женщина не дала им пролиться.
- Мой друг был мне как брат, - продолжал отец, - и теперь я ответственен за его семью.
Роберт кивнул. Это он понимал. Дружба и родственные связи ставились в их семье из поколения в поколение на одну планку. И эта планка была очень высока.
- У моего друга и Веры есть маленькая дочь. Ее зовут Лена. Ты должен стать ей братом. Учить ее и защищать.
Роберт недовольно поморщился. Ему вспомнилась вчерашняя капризничающая малышка. Уж лучше бы у друга отца был сын. С мальчиком было бы намного проще. Роберт учил бы его стрелять из рогатки и добывать яйца птиц. Он бы научил брата драться. А что делать с сестрой?
Дверь кабинета открылась, и мать Роберта ввела маленькую Лену. Девочка увидела мать, радостно вскрикнула, подбежала к ней и спрятала лицо в складках ее платья.
Отец смотрел на Роберта и чего-то ждал. Мальчик только сделал шаг к женщине с малышкой, как девочка оторвалась от шептавшей ей что-то матери и прямо посмотрела на Роберта. Сделала шаг по направлению к нему, замерла. Потом шагнула еще раз и вдруг оказалась прямо рядом с ним. Подняла лицо и посмотрела на мальчика снизу вверх огромными зелеными глазами.
- Я Лена, - заявила девчушка и протянула руку.
Роберт тихонько потряс маленькую ладошку и отпустил.
- Мне четыре года, - продолжила девочка. – Мама сказала, что ты будешь моим старшим братом.
Девочка робко улыбнулась.
- Мама сказала, что ты будешь меня защищать.
Роберт кивнул.
- А ты будешь меня любить?
Все в комнате замерли.
- Мне очень нравится, когда меня любят.
Роберт, не отдавая себе отчета, присел на корточки.
Лена потянулась, обняла его за шею и прошептала на ухо:
- Я тебя люблю.
Потом засмущалась, подбежала к матери и завернулась в подол ее платья.
С той минуты сердцем одиннадцатилетнего Роберта всецело завладела четырехлетняя Лена. Названная сестра. Сестра его сердца…
… Лена спела последнюю песню, нашла взглядом Роберта и улыбнулась ему. Мужчина улыбнулся в ответ.
Завибрировал его телефон. Мужчина поднес трубку к уху.
- Да? – произнес он.
- Роберт, - раздался в трубке смутно знакомый голос. – Роб! Я нашел тебя, брат.
Как будто, щелкнув, сложился пазл.
- Витя! – радостно вскрикнул мужчина. – Сколько лет, сколько зим!


Спасибо: 61 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 412
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.09.11 17:14. Заголовок: Они встретились в ма..


Они встретились в маленьком кафе недалеко от центра. Вошли одновременно. Мгновенно узнали друг друга и неожиданно для самих себя крепко обнялись. Потом стояли, улыбались и смотрели друг на друга.
- Сколько мы не виделись? – произнес Виктор.
- Десять лет, - медленно ответил Роберт.
- Это же прорва времени, Роб, - присвистнул Виктор. – Почему ты пропал?
- Хотел бы спросить тебя о том же, - парировал Чапарьян.
- Столик на двоих, господа? – вежливо осведомился официант.
- Да, будьте добры, - ответил Степнов, не глядя на официанта.
- Прошу вас, следуйте за мной.
Мужчины прошли в зал, сели за небольшой столик в углу кафе и заказали выпить.
- Как твои дела? – вопрос прозвучал синхронно, и мужчины рассмеялись.
- Какими судьбами ты в Москве? Я как узнал, сразу стал твой телефон разыскивать, - улыбаясь, проговорил Виктор.
- Семья и работа, - ответил Роберт. – Вера вышла замуж за швейцарца, а Лена отказалась с ней ехать. У нее тогда только-только карьера на взлет пошла. Вот я и приехал за ней присматривать. Потом женился, дети родились. Да и на работу не жалуюсь…
Степнов не стал спрашивать, что за работа. Стараниями Рассказова он прекрасно знал, что Чапарьян является лучшим зубным техником одной из самых дорогих московских стоматологических клиник. Знал, что Роберт недавно купил трехкомнатную квартиру. Знал, что его армейский друг женат уже шесть лет и что у него две дочери – Алиса и Стелла. Что жену зовут Алина и что она по настоянию Роберта бросила работу, чтобы всецело посвятить себя дому.
- А ты как? – спросил Роберт. – С отцом помирился?
Виктор слегка поморщился и кивнул. С семьей Степнов помирился, благодаря отцу смог головокружительно быстро вывести свое рекламное агентство на самый высокий уровень. Но все равно почти неощутимая стена отчуждения сохранилась между Виктором, его младшим братом – любимым сыном – и отцом. С восемнадцати лет эта стена здорово пошатнулась и подтаяла, но не исчезла совсем…
… В восемнадцать лет кажется правильным убежать из дома в армию, доказывая свою правоту. И уехать добровольцем в Чечню тоже казалось веселым подвигом. До той засады.
Они были такими разными – улыбчивый любимец командования Виктор Степнов и угрюмый, замкнутый Роберт Чапарьян.
Степнов пошел в армию, чтобы его отец хоть немного попереживал и пострадал. Чапарьян – чтобы его отец им гордился.
В семье Виктора сыновья чуть ли не с рождения были отмазаны от армии стараниями отца, который занимал не последнюю должность в иерархии государственных служащих. В семье Роберта служить в армии и защищать по необходимости Родину было делом чести.
Из укрепленного поселка выходила рота веселых молодых парней, а вернулись только двое – Степнов и Чапарьян.
Как только все поняли, что впереди засада, как только в пыль упали первые убитые, Виктора стало рвать. Он отбежал за куст, это его и спасло. В начале атаки. Роберт же, наоборот, рванулся вперед. Между ним и Степновым в течение пяти минут полегли все.
Самого Виктора выволок из куста молодой чеченец и, скаля белоснежные зубы, собирался перерезать «трусливому шакалу» горло. Но не успел. Упал в куст с ножом Роберта в спине.
Слова благодарности застряли у Виктора в горле, когда его спаситель неуклюже повалился на тропинку. Его расстреляли почти в упор.
Степнов не помнил, как в его руках оказалось оружие пленившего его чеченца. Он не помнил, как поливал огнем тропинку и близлежащие кусты. Не помнил, как схватил Роберта и с ним скатился в ущелье.
Несмотря на множество пулевых ранений, Роберт был жив. И Степнов потащил его с собой. Шли они ночью, днем прятались в пещерах, трещинах или зарослях.
Чапарьян не говорил пафосных глупостей типа «Боливар не вынесет двоих» или «Брось меня, командир, все равно не дотащишь». Он, шипя сквозь зубы от боли, пытался помочь Виктору. Он отталкивался ногами и здоровой рукой, старался не придушить Степнова, а на дневных привалах рассказывал о выживании в горах.
Путь, который рота преодолела за день, Степнов и Чапарьян прошли за четверо суток. Все это время Роберт держался. А как только понял, что он и Степнов в безопасности, потерял сознание.
Во время их похода Роберт рассказывал Виктору о своем детстве, о появлении у него младшей сестренки Лены. О матери и о Вере. Степнов недоумевал, к чему это все. Но поскольку рассказы Роберта скрашивали дневные привалы, Виктор не перебивал своего спутника. И только когда Чапарьяна увозили вертолетом в Москву, Степнов узнал, для чего были эти разговоры. Роберт крепко сжал руку Виктора и попросил:
- Женись на Лене.
- Что?!
- Женись на Лене. Подожди, пока она подрастет, и женись на ней. Ты – настоящий мужчина, с тобой она не пропадет.
Ошалевая от дикости просьбы, Виктор пообещал.
Роберта в Москве подняли на ноги, а там и Степнов демобилизовался. Они пару раз встретились, потом Чапарьян уехал на родину. Сначала они друг другу довольно часто писали. Потом общение в письмах постепенно сошло на нет.
Степнова кольнула маленькая иголочка совести. Ведь если бы не контракт, он бы не вспомнил о Роберте, его сестре и своем обещании.


Спасибо: 67 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 414
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.09.11 12:11. Заголовок: Когда первая неловко..


Когда первая неловкость прошла, слова полились потоком. Виктор рассказывал о становлении своего рекламного агентства, о людях, которые с ним работали. Вспоминал курьезные случаи с клиентами. Роберт рассказывал о проделках своих дочерей, о своей жене. Они говорили взахлеб.
- А Лена… - произнес Роберт и запнулся.
Повисла пауза. Чапарьян испытывающе посмотрел на Степнова.
- Что, брат? Ты только скажи, если у Лены нет никого, и ты до сих пор не против, я женюсь на ней. Я от своего обещания не отказываюсь. Да и пора мне жениться…
По лицу Роберта пробежала тень.
- Я не беру назад своих слов, - медленно произнес мужчина. – Лена выйдет за тебя замуж. Через…
- Месяца два, - перебил его Степнов. – Мы же должны получше узнать друг друга.
Роберт кивнул.
- Для начала, - продолжил Виктор, - нам бы всем посидеть в ресторанчике и наладить первый контакт. Лене так будет легче.
- Пожалуй…
- И, Роб, не говори ей пока ничего про свадьбу. Боюсь, девушка воспримет идею в штыки. Пусть познакомится со мной без неприязни.
- Конечно, Вить, - улыбнулся Роберт. Ему было приятно, что старый друг заботится о чувствах его сестры.
Сначала Чапарьяну показалось, что его поймали в ловушку. Роберт вспоминал иногда свою просьбу и обещание Виктора, данные в минуту слабости, но не думал, что его старый друг так серьезно отнесется к своему обещанию. И вот оказалось, что Виктор Степнов так же ценит данное слово, как Роберт Чапарьян. Он настоящий мужчина, Лена будет за ним, как за каменной стеной, и всегда сможет на него положиться.
Виктор, тем временем, не откладывая решения вопроса с посещением ресторана в долгий ящик, листал свой ежедневник.
- Воскресенье подойдет?
- Мне да. А Лене я сейчас позвоню, - ответил Роберт, доставая мобильный телефон.
Прозвучало всего два гудка, когда на том конце девушка сняла трубку.
- Братик! Ты куда так быстро исчез?
- Лусин, милая, я встретил старого армейского друга…
- На нашем концерте? – рассмеялась Лена.
Роберт рассмеялся в ответ.
- Нет, конечно. Никакой настоящий мужчина вашу ерунду слушать не будет.
- Кроме тебя, Роб, - с нежностью сказала Лена.
Телефонный динамик был настроен достаточно громко, и Виктор слышал почти каждое слово. Его взволновал голос – низкий, чуть хриплый. Очень сексуальный голос.
Степнов вслушивался в звучание голоса своей будущей жены, а Роберт договаривался на воскресенье. Лена, хоть и недоумевала, зачем старому армейскому товарищу Роба обедать и с ней тоже, но не видела причин отказывать брату. Лена вообще старалась ни в чем Роберту не отказывать. Он запретил ей встречаться с мальчиками до окончания школы, Лена поскандалила для вида и согласилась. Ей, в принципе, было не до мальчишек, она растворилась в музыке. Их школьная группа начала свое существование в десятом классе. Кто-то когда-то подарил школе музыкальные инструменты. Их приняли с благодарностью и благополучно о них забыли. А потом вспомнили и решили проверить, как используется подарок для внеклассного времяпровождения старшеклассников. Группа сложилась быстро. Перед комиссией сыграли на ура. И директор решил: группе быть. А потом как-то покатилось – концерты, полезные знакомства, снова концерты. И учеба, потом выпускной класс. В общем, было не до мальчишек.
В институте Роберт потребовал от Лены знакомить его со всеми своими друзьями, что та неукоснительно выполняла. Роб, когда маленькой Лене было страшно и одиноко, щедро дарил свою защиту и любовь. Только благодаря тому, что молодой человек согласился приглядывать за Леной, ее мать не потащила девушку с собой в Швейцарию. Благодарность и любовь Лены к брату не знала границ. Поэтому она с удовольствием согласилась потратить свой выходной на знакомство с армейским другом Роберта.
Мужчина опустил телефон и посмотрел на Степнова.
- Лена пообедает с нами в воскресенье.
- Почему Лусин? – спросил Виктор.
- В переводе с армянского это означает луна. У меня есть Солнце – моя жена, звезды – мои дети, и луна. Лена всегда было моей луной. Просто, когда ее отца убили, его семью искали. И мы с Верой приучили Лену откликаться на имя Лусин. Она вообще очень долго по документам была Лусин Чапарьян. Только когда они с Верой переехали в Москву, Лена вернула себе свое имя и фамилию отца.
- Завидую я тебе, Роберт, - вырвалось у Степнова. – Завидую твоим отношениям с сестрой. У меня такого никогда не было…

Скрытый текст


Спасибо: 68 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 417
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.09.11 21:56. Заголовок: А за облаками спрята..


А за облаками спрятались горы,
Алых парусов не видно в заливе.
Мир, в котором детство уходит морем,
Светлою мечтою, неторопливо.


Лена собиралась в ресторан. Морщась, откидывала на диван забракованные наряды. И чего этот Виктор выбрал ресторан «…»? Всем известно, что, не смотря на дороговизну блюд и пафосность интерьеров, этот ресторан был клондайком для папарацци. Девушка злилась, шипела себе под нос, но уже смирилась с тем, что ее фотографии после посещения ресторана появятся в Интернете. А может, и в газетах. А если уж совсем не повезет и глянцевым журналам не о чем будет писать, то и в глянце.
- Блин! – Лена с размаха швырнула на диван очередной костюм. – На фига мне сдался этот обед?! Вот позвоню Робу и скажу, что не приду.
Но девушка прекрасно знала, что она не будет звонить брату и в назначенное время появится на пороге ресторана, сияя улыбкой.
Роберт… Для Роберта все, что угодно! Ну, почти все.
Лена слегка покраснела от своих мыслей и улыбнулась. Роб был уверен в том, что его сестра до сих пор чиста и невинна. Лена прыснула в кулак – в двадцать пять лет, наверное, только монахини могут похвастаться наличием девственности. Но на какие ухищрения ей пришлось идти, чтобы обвести строгого брата вокруг пальца! Точно можно было стать шпионом – подготовка позволяла. Мужчина в Лениной жизни был один. Одноклассник Игорь Гуцулов. Отпетый хулиган положил глаз на скромную девушку Лену. И так красиво ухаживал. На выпускном девушка согласилась с ним встречаться. А летом Гуцул показал ей седьмое небо. Лена мечтательно улыбнулась.
Их отношения длились долго – шесть лет. А потом плавно сошли на нет. Они вовремя это поняли и расстались. Без скандалов и упреков, без взаимных обвинений и ненависти. Расстались, испытывая нежность друг к другу. Расстались, оставшись хорошими друзьями.
Игорь периодически «стрелял» у Лены тысячу-другую до зарплаты, а девушка просила молодого человека выводить ее «в свет». Их отношения были столь прозрачны, что журналистам не за что было уцепиться, а всем высосанным из пальца историям никто уже не верил.
Гуцулов всегда шел по тонкой грани – у него были хорошие знакомые и в милицейской, и в криминальной среде. Он умудрялся помогать тем и другим, не теряя хорошего отношения.
Это Игорь, когда Лена решила съехать от Роберта в родительскую квартиру, убедил ее подозрительного брата, что Лена уже достаточно взрослая, чтобы жить одной. Убедил, что для сохранения хороших отношений между женой и сестрой мужчины, Лене лучше съехать. Ибо наличие двух хозяек на одной кухне неизбежно приведет к конфликту.
С Игорем Лена могла ходить где угодно и когда угодно, Роберт тогда не волновался.
Жаль, что Гуцула нельзя было взять с собой в ресторан.
Лена вздохнула. Надела светло-серый брючный костюм с темно-серым топом, накрасилась, небрежно уложила волосы и выбежала из подъезда. Около двери в парадную дожидалось такси.
Девушка села в машину, назвала адрес и откинулась на сиденье.
Машина ехала по относительно пустым улицам – сказывались выходные в дачный сезон – и вскоре затормозила у дверей ресторана.
Лена вышла из такси и просто кожей ощутила взведенные затворы камер.
Не успела девушка сделать пару шагов к двери ресторана, как она открылась, и показался Роберт с незнакомым красивым мужчиной. Роб обнял Лену и повернулся к Виктору.
- Вить, это моя Лена.
- Очень приятно, - мужчина взял руку девушки, перевернул ладонью вверх и поцеловал.
От его голоса и поцелуя по телу Лены пробежала дрожь. А когда мужчина поднял голову и посмотрел в глаза девушки нереальными синими глазами, сердце Лены трепыхнулось и заколотилось где-то в горле.
- Мне тоже очень приятно, - тихо сказала Лена и улыбнулась.
Виктор Степнов взял Лену под руку и повел в ресторан, к их столику. Усадил девушку и присел рядом. Так получилось, что Роберт оказался напротив.
На протяжении всего обеда армейский друг брата ухаживал за девушкой и развлекал ее. И Лене в какой-то момент стало все равно, что их фотографии завтра точно появятся в прессе…



Спасибо: 61 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 419
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.09.11 08:52. Заголовок: Утром в понедельник ..


Утром в понедельник Игорь Рассказов сортировал сделанные им вчера фотографии: как Степнов склоняется над рукой девушки, поцелуй крупным планом, Виктор и Лена за столом, будто только вдвоем…
Его начальник и друг тем временем шерстил интернет. Информации о вчерашнем было прискорбно мало. На форуме сайта группы «Ранетки» написали, что Лену вчера видели с братом и каким-то мужчиной в ресторане. На одном из новостных сайтов выложили две фотографии Лены с Виктором и довольно вяло намекнули, что у «самой порядочной девушки российской эстрады», возможно, появился поклонник. Ну, и в одной желтой газете была какая-то гаденькая статейка с фотографией очень плохого качества, где ни Лену, ни Роберта с Виктором было не узнать.
Степнов был разочарован. Эпохальная встреча с будущей женой прошла незамеченной для журналистов.
- Надо добавить градус, - задумчиво произнес Виктор.
- Я бы сказал, этот градус сначала надо родить, - хмыкнул Рассказов.
Степнов тяжело вздохнул.
- И что делать?
Рассказов громко и весело расхохотался.
- Вить, ты забыл, как за девушками ухаживать? Цветы, рестораны, комплименты.
- Цветы, значит… Когда у этих Ранеток ближайший концерт?..
- Не подходит, - через минуту сказал Игорь. – Только через месяц с лишним. Нужно что-то еще…
После сегодняшней репетиции Лена чувствовала себя, как выжатый лимон. На улице шел дождь, такси опаздывало. Девушка, как назло, забыла зонтик. Но возвращаться обратно в здание не хотелось.
«Вымокну, замочу таксисту салон, - подумала Лена, - так он сам виноват».
На парковке стояло несколько машин. Темный джип зажег фары и тихонько тронулся. Подъехал к Лене и остановился.
Девушка подобралась и отступила к двери, готовая мгновенно скрыться в безопасности здания.
Водительская дверь машины открылась, и на асфальт спрыгнул армейский друг Роберта.
- Здравствуйте, Лена. Я Вас напугал?
- Немного, - улыбнулась девушка.
- Простите меня, - покаянно произнес мужчина. – Я заглажу свою вину.
Он нырнул в недра своей огромной машины и снова появился под дождем с огромным букетом бордовых роз.
- Это Вам, - как-то беспомощно произнес Степнов.
- Мне? Зачем?
Мужчина еще больше стушевался.
- Вы не любите розы?
Лена почувствовала себя так, как будто выкинула любовно преподнесенный рисунок на глазах у ребенка. Она протянула руки к букету и виновато улыбнулась.
- Я просто немного растерялась, - произнесла девушка. – Спасибо. Мне так давно не дарили цветов…
- Это большое упущение, - лукаво улыбнулся Виктор. – Можно я довезу Вас до дома?
Девушка кивнула и пошла к пассажирскому сидению. После того, как она обидела друга своего брата практически прямым отказом взять цветы, Лена не смогла отказаться от любезного предложения довезти ее до дома. Не могла, да и не хотела. Ей понравился Виктор. И ей было приятно его внимание. После обеда в ресторане девушка полезла в интернет искать информацию о Викторе Степнове. Его рекламное агентство было в первой двадцатке, он имел большую квартиру в центре Москвы, две машины и никого из противоположного пола на горизонте. Он, как и Лена, расстался с девушкой, с которой встречался два года. Похоже, это были его самые длительные отношения.
Девушка не думала о нем, как о спутнике жизни. Пока не думала. Но в глубине души поселилась мысль, как это – стать единственной для такого мужчины. Как Алина для Роберта.
Виктор обежал машину и открыл Лене дверь. Подал руку и помог подняться в машину.
Удовлетворенный Игорь Рассказов быстро собрал оптику, прыгнул в свою машину и помчался к дому Лены Кулеминой. Нужно было успеть туда раньше Виктора. Провожание хоть до подъезда стоило запечатлеть.



Спасибо: 58 
Профиль
Ушастый эльф





Сообщение: 421
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист  :ms34: Участник Фестиваля «Самый лучший КВМ»
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.09.11 23:38. Заголовок: Лена Кулемина выпорх..


Лена Кулемина выпорхнула из дверей репетиционной базы и разулыбалась. Джип Степнова стоял на парковке. Весело подмигнув ей фарами, он тронулся и подъехал к ней. Виктор выскочил из машины с очередным букетом цветов и открыл пассажирскую дверь. Лена села, пристегнулась и спрятала лицо в благоухающем букете.
- Есть хочешь? – спросил Виктор. Они как-то сразу и незаметно перешли на «ты».
- Нет, спасибо. Очень устала. Отвези меня домой.
- Желание дамы – закон! – весело отрапортовал мужчина и тронул машину.
Примерно месяц Виктор оказывался то тут, то там. Заезжал за Леной на репетиции, случайно встречал ее в торговом центре или около ее фитнес-клуба. Сначала она удивлялась, смеялась, а потом привыкла. Часто девушка ловила себя на мысли, что ищет его взглядом, и расстраивается, если не находит.
Пару раз днем в выходные она приглашала армейского друга своего брата домой на чашечку кофе. Его интересовало все в ее жизни. Он с удовольствием рассматривал ее альбомы с фотографиями, слушал ее рассказы об учебе, работе и планах на будущее. Восхищался ее братом и его семьей.
Когда она слишком сильно уставала, Виктор не лез с разговорами, довозил ее до дома, провожал до квартиры, прощался и уезжал.
Вот и сейчас Степнов сосредоточенно следил за дорогой, не мешая Лене отдыхать после тяжелой репетиции.
«Идеальный поклонник», - улыбнулась про себя Лена.
Сегодня Виктор на прощание нежно поцеловал девушку в щеку и быстро сбежал по лестнице. А Лена осталась стоять с поднятой к щеке рукой.
Через пару секунд опомнилась, вошла в квартиру и тихо притворила за собой дверь.
Скинула туфли, бросила сумку на трюмо, босиком прошлепала на кухню и щелкнула пультом от телевизора. Села за стол, подперла кулачком щеку и стала бездумно переключать каналы. На одном из музыкальных каналов взгляд Лены зацепился за ее собственную фотографию. Девушка встрепенулась и сделала звук громче.
Ее фотография сменилась видеорядом, где мелькали кадры их с Виктором встреч под одну из песен группы «Ранетки», а веселый девичий голос за кадром говорил:
- Наконец-то неприступная принцесса Лена Кулемина пала к ногам красавца-мужчины, неуловимого Виктора Степнова, владельца одного из рекламных агентств Москвы. Теперь, я уверена, популярная группа «Ранетки» станет еще популярнее, ведь им не нужно будет платить за рекламу.
На экране появилась фотография Виктора, а девушка за кадром хихикнула:
- Эта пара знакома давно, но они скрывали свои отношения от общественности. И перестали скрываться только теперь, когда до свадьбы осталось всего около месяца. Ни где пройдет свадьба, ни сколько будет приглашенных, мы еще не знаем. Но в любом случае, хотим пожелать Лене и Виктору счастья…
Оба телефона, и домашний и сотовый, разразились звонками. Проигнорировав не отобразившийся номер на сотовом, Лена взяла трубку стационарного телефона.
- Лена, - запищала трубка голосом Нюты. - Я в шоке! Почему ты нам не сказала?! Он такой красавец!
- Нюта… - попыталась остановить словесный поток Кулемина.
- Это же надо, какая ты скрытная. Но мы ведь и обидеться можем. Журналистам она, видите ли, рассказала, а подругам нет.
- Нюта…
- А еще и отнекивалась «друг брата, друг брата».
- Нюта! – рявкнула Лена. – Это ошибка! Я не выхожу замуж! Мы даже не встречаемся! Виктор просто хороший друг Роберта!
Девушка на другом конце провода поперхнулась словами.
- Что, правда, что ли?
- Правда. Не обижайся, но я не могу больше разговаривать. Сотовый разрывается.
Лена положила трубку и отключила домашний телефон, сбросила незнакомый номер на мобильнике и набрала номер продюсера.
- Валерий Владиславович…
- Не ожидал, Лена. Не ожидал…
- Это ошибка, Валерий Владиславович. Я сама в шоке от передачи. А Виктор, когда узнает, будет очень зол. Мы знакомы-то всего месяц. Я с ним свяжусь, надо поговорить об опровержении…
- Я бы не торопился, Лена, - вкрадчиво произнес продюсер. – Прошло всего несколько минут, а мне уже обрывают телефоны и на электронку валятся предложения о концертах. Очень в тему оказалась «новость» о твоей свадьбе…
- Валерий Владиславович, он же не обязан…
- Не обязан. Но он друг твоего брата. Поговори с Робом. Поговори с самим Виктором. Мне для заключения контрактов нужно-то всего дней пять-семь…
- Валерий Владиславович…
- Не обсуждается, Лена. Эту ситуацию можно повернуть на пользу группе, а значит, и на твою пользу. Старайся, Лена.
И продюсер отключился.
Лена несколько раз вздохнула и набрала номер Роберта.
- Роб…
- Я сам не видел, но мне уже сказали.
- Роберт, мне нужно с тобой поговорить.
- Не ожидал, что вы так быстро сговоритесь, - по голосу брата было слышно, что он очень доволен и слегка удивлен. – Я думал, честно сказать, что ты воспримешь ситуацию в штыки, моя Лусин.
Лена почувствовала, что у нее подкашиваются ноги, нащупала сзади себя стул и практически упала на него.
- Что?..
- В смысле «что»? – насторожился Роберт.
- О чем ты говоришь?!
- О вашей с Виктором свадьбе.
- Какой свадьбе, Роб?! Какой свадьбе?
Лена даже по телефону ощутила, как подобрался ее брат.
- Сейчас ты отключишь все телефоны, - тихо, но очень повелительно сказал Роберт. – И будешь ждать меня. Я приеду через двадцать минут. До моего приезда ты ни с кем не будешь разговаривать. Поняла?
Лена кивнула.
- Я не слышу, Лусин…
- Поняла. Жду тебя. Но в чем…?
- Я сейчас приеду и объясню.
Роберт повесил трубку.
Лена как во сне отключила мобильный телефон и откинула голову назад. В голове проносились обрывки мыслей, встать не было сил.
Через двадцать минут раздался звонок в дверь, в замочной скважине повернулся ключ. На пороге появился Роберт.


Спасибо: 56 
Профиль
Ответов - 226 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 189
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия