Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Стэлла





Сообщение: 1
Зарегистрирован: 07.01.09
Репутация: 0

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.01.09 18:29. Заголовок: Автор: Стэлла

Спасибо: 119 
Профиль
Ответов - 205 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All [только новые]


Стэлла





Сообщение: 230
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.08.10 19:50. Заголовок: Проснулась Ленка, ко..


Проснулась Ленка, когда за окном было уже темно. Поняла, что лежит на продавленном диване в подсобке спортзала. Господи, ее что, Степнов на руках сюда отнес? На голое тело была надета толстовка, пахнущая мужским одеколоном, рукава свободно болтаются, а молния застегнута по самое горло. Сразу в памяти всплыл ее сегодняшний поступок. Она сама разделась перед Степновым, хлюпала носом у него на груди, рассказала все, как последняя тряпка… Степнов!
Резко вскочила. Поняла, что в помещении находится одна. На спинке дивана аккуратно сложена ее футболка и кофта, на полу стоят кроссовки. Быстро высвободилась из мужской толстовки, натянула свою одежду. Бесшумно ступая, выглянула из-за двери. В спортзале не было света, только фонарь тускло светил в окно. В помещении тянуло холодом. Степнов стоял у приоткрытого окна и курил. Ленка закусила губу – она не сможет сейчас ему даже в глаза посмотреть. На носочках прошла мимо, стараясь даже малейшим шорохом не выдать себя. Учитель не подал вида, что заметил ее. Только когда тихо скрипнула дверь спортзала, обернулся, грустно улыбнувшись, глубоко затянулся сигаретой в последний раз и выкинул окурок в окно.
На следующий день Ленка только и мечтала, чтобы не столкнуться с Виктором Михалычем. Увидела его один раз в коридоре и позорно сбежала. Плевать, заметил он или нет.
На уроке биологии в класс вошел Степнов. Ленка моментально опустила глаза.
- Зоя Семеновна, Кулемину освободите от урока. Лен, на выход.
Ленка подняла глаза и умоляющим взглядом уставилась на учителя. Ну зачем? Неужели он не понимает, что ей вообще теперь невыносимо его видеть. Раньше она считала его ненормальным, а теперь и сама повела себя не многим лучше. Пусть он и не дал наделать ей глупостей.
- Виктор Михалыч, а в чем дело, собственно? – Зоя Семеновна одарила строгим взглядом физрука.
- К Лене приехал отец, - напряженный голос.
- Что?! – удивленно выдохнула Кулемина. Что еще за шутки?
- А, ну тогда, конечно, пусть идет.
Ленка на автомате собрала тетрадки в сумку и вышла из кабинета. Новость о приезде отца настолько ошеломила и выбила из колеи, что Лена на какое-то время даже забыла о чувстве неловкости перед Степновым.
Пока шли по коридору, дрожащим голосом спросила:
- Виктор Михалыч, это точно мой отец? Никакой ошибки нет? Он ведь в Швейцарии!
- Значит, приехал, - мрачно ответил Степнов. – Волнуешься?
- Да не то слово! Меня вообще трясет… Поверить не могу! Пойдемте уже быстрее! – почти побежала. Несмелая улыбка озаряла лицо, шаги ее казались легкими, он невольно залюбовался ею. Вот только неожиданный визит ее отца почему-то не обрадовал, а наоборот заставил насторожиться.

- Папа!!! – влетела в комнату, где находился Никита Кулемин.
- Дочь! – мужчина кинулся к Ленке. – Как же я соскучился! Ленка моя! – крепко целовал в щеки, расплющив девушку в объятиях.
- Пап, но как ты тут оказался? Ты же в Швейцарии должен быть! А где мама? Ты ко мне приехал? Деда навестить? Блин, как же я рада! Так скучала…
- Мама осталась там с Сережей, она никак не может бросить работу. Леночка, - отстранил дочь, и Лена вмиг напряглась. Что-то в голосе отца заставило улыбку сползти с лица. – У меня к тебе серьезный разговор. Мы забираем дедушку к себе.
- Как?! Почему?
- Лен, нам сообщили, что он снова попал в больницу. К сожалению, вырваться удалось только сейчас. Он дома, но ему нужен постоянный уход. О нем совершенно некому заботиться. А там он будет с нами, под присмотром.
- Да, я понимаю, - упавший голос.
- Лен, как только ты окончишь школу, мы тебя сразу же заберем отсюда! Поступать там будешь. Сразу после экзаменов заберем, - виноватый голос. – Потерпи немного. Ты же сильная у меня! Ленка, ну что ты молчишь?!
Она не могла выдавить ни слова, чтобы не разрыдаться на глазах у отца. Губы уже дрожали, а в горле застрял горький комок. Теперь совсем одна…
- Лен, это не навсегда. Нужно только выдержать. Я бы ни за что тебя не оставил тут одну, но дед совсем плохой.
Ленка только кивала, низко опустив голову.
- К тому же, у тебя парень тут есть. Он же вроде неплохой мальчишка, не оставит тебя. Все образуется.
Ленка снова кивнула. Зачем отцу знать, что у нее теперь вообще никого не осталось. Первая слезинка упала на джинсы и растеклась крохотным темным пятном. Следом вторая, третья…
- Конечно пап, - сиплый голос. – Деду нужен уход, поезжайте. Я как-нибудь справлюсь.
- Лен, ты у меня боец! Я горжусь тобой, не смотря ни на что! – обнял дочь, но ответного жеста так и не дождался. Руки девушки висели плетьми вдоль тела. – Я тебе привез вещи теплые, деньги. Не знаю, можно деньги передавать?
- Давай сюда, - сжала в кулаке внушительный рулон купюр, перетянутых резинкой. – Когда едете?
- Завтра утром. Дед очень переживает за тебя, может, позвонишь ему?
- Нет. Я не могу. Успокой его сам, - не могла она в таком состоянии еще и с дедом говорить. По голосу поймет, как ей дерьмово сейчас. Дед знает ее, как никто другой. Даже если бы она просто молчала в трубку, он бы все понял. Нет уж…
- Я поговорю с преподавателем твоим, с директором. Может, разрешат тебе на выходные уходить?
- Бесполезно. У них один ответ – не положено, мы за вас отвечаем, а если вы накосячите, нас обвинят, бла-бла… Так что даже не дергайся.
- Лен…
- Пап, мне на урок пора. Я пойду, ладно?
- Ленка, мы тебя заберем отсюда сразу после выпускного!
Снова бестолковый кивок головой. Подхватила тяжелую сумку с вещами и тихо вышла за дверь.
В коридоре ее встретил Степнов.
- Лен, ты чего такая? Случилось что-то? – обеспокоенный голос.
Подняла на учителя равнодушный, потухший взгляд.
- Ничего не случилось. Все живы. Слава Богу. Мне надо вещи отнести. Я пойду.
- Я помогу.
- Не нужно. Не трогайте меня сейчас.
Он смотрел ей в спину, когда она медленно шла по коридору. Сейчас стало по-настоящему страшно. Хуже, чем вчера. Вчера Лена плакала, готова была наделать глупостей, но такого больного взгляда он у нее еще не видел ни разу. Резко развернулся и вошел в комнату, где до сих пор, обхватив голову руками, сидел Никита Кулемин.

Ленка не дошла до спальни. Завернула в туалет, кинула сумку на пол, опустилась тут же, напротив поржавевших раковин и зарыдала, беззвучно, кусая кулак.

После того, как Виктор узнал, что Ленкин отец увозит ее деда за границу, решил Лену пока не трогать. Ей лучше побыть одной, поплакать без лишних глаз. Да и не хотелось сейчас смущать ее своим присутствием. Узнал, что Лена еще до отбоя отпросилась у Борзовой в спальню, сказав, что плохо себя чувствует. Ну может, тем лучше. Пусть поспит немного.
Домой ушел с тяжелым сердцем, постоянно думая о Ленке. В одиннадцать ночи раздался звонок мобильного. Незнакомый номер какой-то… К удивлению, в трубке послышался голос Белуты. Судя по всему, парень был не совсем трезв.
- Виктор Михалыч, вы не могли бы к школе подъехать? Тут у нас проблема небольшая вышла с Кулеминой.
- Что с ней?! – заорал в трубку, вскочив с дивана.
- Нажралась в хлам.
- Какого… Сейчас буду. Вы где?
- Напротив щита у забора.

После отбоя, когда девчонки, галдя, завалили в спальню, Ленка еще даже не думала раздеваться. Было паршиво, тоскливо и одиноко. Как никогда одиноко. Слез уже не было. Неужели ничем нельзя заполнить эту пустоту, образовавшуюся внутри? Забыться хоть на время… Теперь ей торчать в школе безвылазно до лета. И от этого хотелось удавиться.
- Может, за забор сегодня выберемся? – хриплый голос и хмурый взгляд на одноклассниц.
- Кулемина! Ты ли это говоришь?! – округлила глаза Лебедева.
- Растрястись хочется. Чего мы тут сидим, как гнилые редьки?
- А чего гулять? На улице дубак, денег нет. Стремно.
- Есть деньги. Я угощаю.
- О! Так это другой разговор совсем! Сейчас, я к пацанам сгоняю! Затусим! – подпрыгнула Анька.
Они пили за остановкой в лесопосадке. Разожгли костер, потому что было холодно. Но горячительное быстро разогрело молодые организмы, и о приближающейся зиме никто даже не вспоминал.
- Ну что, сваливаем? – Белута вылил оставшийся джин-тоник в костер. Пламя вспыхнуло ярче.
- А где Кулемина? – все обернулись. Ленка сидела прямо на земле, прислонившись к дереву. Из руки выпала банка с коктейлем.
- Блин, да она в хламину! – присвистнул Белута.
- Да, я видела, что она выжрала кучу этого дерьма! Сегодня батя ее в школу приезжал. Может, случилось чего? – Лебедева выкинула сигарету и подошла к Ленке. – Эй, подруга, подъем!
Кулемина промычала что-то несвязное. Девушку подхватили под руки и поволокли к школе.

- Твою-то мать! Как ее через забор перекидывать? Она же мясо! Даже не шевелится!
- И что теперь делать? Это же палево такое! Нам бошки пооткручивают, если про все узнают! Ее нельзя тут оставлять!
- Надо звонить Степнову. Есть его номер у кого-нибудь?
- Белута, ты совсем? – Аня округлила глаза.
- Заткнись! Степнов уже один раз вытаскивал из дерьма Семенова. Забыла?
- Не забыла! А еще помню, как потом он нас чуть до смерти всех не загонял. Целый месяц, как в аду!
- Ее нельзя тут оставлять. От Степнова, конечно, влетит. Но Кулемина рассчитается сполна за свой косяк. Телефон нашли?
- Да. Вот, - Прокопьева протянула трубку.
- Дуйте в школу, я с Леной останусь.
Когда последний одноклассник скрылся за забором, парень набрал номер.

До школы Степнов добрался за двадцать минут. Метнулся к назначенному месту. Картина предстала удручающая… Ленка полулежала прямо на земле, привалившись к забору, рядом, покачиваясь, курил Белута.
- Кто ее так накачал? Какого черта вы вообще тут делаете?! – мужчина взревел, как раненый зверь.
- Она сама назюзюкалась до поросячьего визга. Ее тут стошнило уже, уделалась вон вся…
- Да она вообще без сознания! – осторожно похлопал по щекам – ноль реакции. Поднял полностью расслабленное тело, крепко обхватив руками за талию. Ленкина голова то падала ему на грудь, то откидывалась. От нее несло дешевым пойлом, сигаретами и еще какой-то дрянью. Одежда грязная, волосы слиплись и висели сосульками. Нет, в школу им сейчас нельзя. Да и ворота закрыты.
- Что она пила, сколько?
- Я за ней что, следил что ли?
- Белута, я тебя сейчас собственными руками удавлю! У нее может быть алкогольное отравление!
- Да джин-тоник какой-то вроде...
- Идиоты! Я с вами потом разберусь! Вы у меня кровавыми слезами умываться будете! Все! – прижал к себе Ленку. – Вали в школу. Я все равно все ваши ходы-выходы найду!
Белута направился в противоположную сторону от места, где они обычно залезали назад, чтобы когда Степнов уведет Кулемину, спокойно забраться во двор школы.

Виктор прижимал к себе Ленку, заглядывая в безжизненное лицо. Поймал такси и назвал свой домашний адрес.

Водитель морщился от отвратительного запаха и с осуждением поглядывал на парочку на заднем сиденье.
- Ты чего ж так девку напоил, а? Только пусть попробует мне сиденья загадить!
- Крути баранку и помалкивай! – рявкнул Степнов, осторожно убирая Ленке волосы с лица.


Спасибо: 211 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 238
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.08.10 22:15. Заголовок: Степнов курил на кух..


Степнов курил на кухне, мрачно уставившись в окно. Ленка спала в комнате, в ванной тихо гудела стиральная машина. Господи, как же он устал… Кулемина заснула только десять минут назад. А до этого…

Очухалась Ленка, когда подъехали к его дому. Вырываться начала. Мужчина с силой тащил ее по подъезду, до боли сжимая талию, и проклинал испорченный лифт. Ленка пыталась ругаться, но вместо этого выходило непонятное мычание. Степнов злился и без конца рявкал на нее: «Помычи мне еще!»

Ленка с трудом соображала, где она и что с ней происходит. Стук ее тяжелых зимних ботинок об пол, за спиной прохладная стена, горячие, чуть грубоватые руки стягивают с нее куртку. Знакомый мужской голос. Кажется, с языка этого человека слетает что-то не совсем цензурное, сдавленно, будто сквозь зубы. Глаза закрыты, но она видит зеленые круги. Это от яркого света.
- Выключи, - просит хриплым из-за пересохшего горла голосом.
На ее просьбу, кажется, никто не реагирует, а руки продолжают свое дело, стаскивая с тела пропахшую дымом костра толстовку. Ленка с трудом приоткрыла один глаз, второй так и не открылся. В голове противно стучало.
- Где я? – говорить еще труднее. Слишком хочется пить. И воздуха совсем не хватает.
- Очухалась? – вновь тот же строгий голос.
Сфокусировала взгляд, посильнее зажмурив один глаз.
- Вы? – усталый выдох и голова снова откидывается к стене, а глаза закрываются.
- Я. Мы у меня дома.
- Зашибись, - простонала сквозь зубы. Голову будто сверлили электродрелью.
- В ванную пошли! – подхватил подмышки, как ребенка, и поволок упирающуюся Ленку в сторону ванной комнаты.
Кулемина лихо вывернулась и, совсем не случайно, зарядила кулаком Степнову в бровь. На его счастье сила удара была таковой, что для мужчины это было все равно что легкое поглаживание. Но сам факт… Уже не церемонясь, резко нагнул над ванной и включил холодную воду.
- Зачем?! – сдавленно вскрикнула.
- От тебя несет, как от помойки! – стиснул зубы и сунул ее голову под кран.
Потом вытер полотенцем, заглянул в болезненно-бледное лицо.
- Легче?
Поморщилась и замотала головой.

Он целый час бился над Ленкой, вливая в нее воду с марганцовкой, чтобы очистить желудок. Кулемина упиралась, стискивала зубы, хватала мужчину за руки, даже пыталась укусить. Сколько же она наслушалась от него сегодня… Он орал на нее, заставлял пить мерзкую розовую воду насильно, потому что добровольно Ленка отказывалась, стискивал в кулак ее мокрые волосы, а после прижимал к себе, гладил по голове и шептал что-то успокаивающее. И в этот момент, не смотря на все «зверства», совершенные им до, Ленка прижималась к мужчине, оставляя влажные следы на его футболке, тоже что-то судорожно шептала, и совсем не злилась. Хотелось тепла и ласки. Она дрожала и стучала зубами.
- Лен, сейчас пройдет, будет легче. Ты постарайся уснуть. Я тут кружку с водой оставил возле дивана, если пить захочешь.
- Холодно…
- Сейчас еще одеяло дам, - метнулся к шкафу.
- Обнимите меня, - слабый голос. Похоже, алкоголь снес преграды. Хотелось человеческого тепла.
- Лен…
- Ну пожалуйста…
Осторожно опустился рядом, притягивая напряженное тело к себе. Крепко обнял. Ленка прижалась теснее, пробормотала:
- Так странно… Те, кто нужен мне, все отвернулись и бросили. А вы… рядом. Зачем вы возитесь со мной? – развернулась лицом, пытаясь в темноте заглянуть в глаза мужчине.
Он молчал. В тишине комнаты только едва слышно дыхание. Его и ее. Лена, с трудом понимая, что делает, потянулась к мужским губам. Легкое, почти неуловимое прикосновение. Резко отстранился.
- Лена, не надо делать то, о чем потом пожалеешь.
Кулемина вжалась в подушку, а потом и вовсе уткнулась в нее лицом. Степнов поднялся и вышел из комнаты.
Когда он вернулся обратно через десять минут, Кулемина лежала на животе, обняв подушку двумя руками. Обнаженная спина, не прикрытая даже одеялом, джинсы, спущенные так, что можно было без труда рассмотреть веселый рисунок на трусах.
Мужчина тихо выругался, быстро подошел к Ленке, почти грубо стянул полосатые носки со ступней и набросил одеяло, закрывая девушку до шеи. Из комнаты вылетел, как ошпаренный.
Глубокие затяжки сигаретным дымом не спасали от ненужных, неправильных и безумных мыслей. Ну что ему теперь, убиться об стену из-за того, что с ним творит эта семнадцатилетняя девчонка?!

Спустя три часа в комнате послышался грохот и хриплое, злое «Блин!» Похоже, Кулемина опрокинула кружку с водой, которую он ей оставил. Проснулась, значит. Через пару минут на пороге кухни появилась лохматая, заспанная Ленка в футболке швами наружу. Одной рукой она держалась за лоб, поднимая челку с лица, другой потирала глаз.
- Как я тут оказалась? – сиплый голос.
- Мне Белута позвонил.
- Предатель.
- Что, лучше ночевать под забором, чем… - хотел уже сказать «в моей постели», но не стал.
- Нет. Не лучше. Что мне теперь будет?
- Ничего. Никто не узнает.
- Пойдете на должностное преступление?
- Тебя это не касается. О себе думай лучше. Как голова?
- Терпимо. Только плывет все перед глазами. И во рту противно. Воды можно?
Налил воду из чайника и поставил на стол стакан. Ленка сделала глоток.
- Фу, теплая.
Подошла к раковине, открыла холодную воду и нагнулась прямо к крану.
- Козленочком станешь, - усмехнулся Степнов.
- Я себя примерно так и ощущаю, - жадные глотки ледяной, отдающей хлоркой воды.
Поднялась, вытирая рукой подбородок.
- Что вы так смотрите? – отвернулась от мужчины, во взгляде которого мелькнуло что-то, от чего стало не по себе.
- Нормально смотрю. В ванную пойдешь?
- Эээ… Нет, спасибо. Я потом… В школе…
- Кулемина, не дури.
- Что, совсем хреново выгляжу? – слегка улыбнулась.
- Даже хуже, - улыбнулся в ответ и подошел к Ленке. Откинул челку с глаз. Девушка дернулась, отпрянула, ударившись затылком о стену.
- Не надо…
- Не буду.
- Я тогда в душ?
- Топай.
Он заранее дал ей полотенце и свою рубашку, чтобы не дай бог не появилось повода даже на миллиметр приоткрыть дверь ванной комнаты, пока там находится Ленка.

Степнов не слышал ни одного шороха за дверью, только шум воды. Вспомнил, как моется сам – отфыркиваясь от воды, роняя шампунь и матерясь из-за некстати затупившихся лезвий на бритве. Ленка же вела себя подозрительно тихо, будто боялась выдать свое присутствие. Снова сунул в зубы сигарету, чтобы хоть как-то успокоить совершенно расшатанные нервы. В кухне висела плотная завеса сигаретного дыма, когда из ванной вышла Лена.
- Нифига вы накурили! – чуть заметно поморщилась. Мужчина тут же начал размахивать рукой дым.
- Дуй в комнату, я окно совсем открою, проветрю.
- Да не надо. Дайте мне тоже сигарету.
- Еще чего не хватало! Тебе детей рожать!
- Скажете тоже, - насупилась. – Я даже замуж не пойду.
- Почему?
- Кругом одни козлы.
- И старые извращенцы, - невесело усмехнулся.
- Вы еще это помните? – потупила взгляд, рассматривая рисунок на линолеуме.
- Я всегда об этом помню.
- Скажите, Виктор Михалыч, почему вы не воспользовались тем, что я тогда сама к вам пришла, да и сейчас… Ведь я бы не смогла сопротивляться…
Кажется, она даже перестала дышать. Глаза Степнова налились кровью, руки сами сжались в кулаки.
- Ремня бы тебе дать, да права не имею, - процедил сквозь зубы и отвернулся.
Пара шагов, и прохладная ладонь слегка коснулась напряженного мужского плеча.
- Виктор Михалыч… Тогда, в спортзале… Мне показалось, или вы правда сказали, что… Что любите меня, - каждое слово давалось с трудом.
Степнов только крепче стиснул зубы.
- Правда. И что люблю правда, и что целовать тебя до одури хочу – тоже правда. Только для тебя это ничего не меняет. Ты будешь жить, как и раньше. Просто позволь хотя бы быть рядом. Я большего от тебя не прошу.
Ленка почувствовала, как что-то вздрогнуло и заколотилось внутри, быстро и нервно. Господи… Ее будто жаром обдало от его слов. Но самое странное – она не боится его больше. Этот сильный мужчина не причинит ей вреда, никогда не обидит. Единственный, кому на нее не наплевать. Не знала, что ответить ему. Степнов по-прежнему стоял, отвернувшись от нее. Напряженная спина, сжатые кулаки…
- Виктор Михалыч… А идемте телек смотреть?
Он обернулся и удивленно посмотрел на нее. Недоверие во взгляде усталых глаз. Ленка выдавила улыбку.
- Пойдем?
- Пошли. Только канал для взрослых смотреть не дам.
- Обижаете! Я по спорту как-то больше, - хрипло засмеялась и вышла из кухни.


Спасибо: 222 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 249
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.08.10 00:30. Заголовок: :sm34: Аня, ты гер..



Скрытый текст


Утром Степнов разбудил Ленку, задремавшую под звук телевизора на его плече. Вызвал такси. Девушка сейчас была очень тихая и грустная, задумчиво смотрела в окно автомобиля, прислонившись щекой к стеклу. А у Степнова мозги кипели от напряженной работы. Как поступить? Наказать весь свой класс? Тогда Кулемина встрянет, и этого он допустить никак не может. А спустить все на тормозах – тогда авторитету, и так не особо прочному, совсем кранты. Эти спиногрызы на шею сядут и ноги свесят, если преподаватель оставит без внимания явный косяк. И что ему делать?
- Виктор Михалыч, может, одну остановку пешком пройдем? – не особо надеясь на положительный ответ, проговорила Лена.
- Да, давай. Остановите тут, - расплатился с водителем и вышел из машины. – Проветриться не помешает.
Они шли вдоль дороги, каждый в своих мыслях. На улице было еще темно, тускло светили фонари, в окнах домов уже кое-где зажигали свет. Ленка куталась в теплый шарф, а Виктор напротив, шел нараспашку, не чувствуя холода. Решение, что делать, так и не пришло.
До школы добрались в полседьмого утра.
- Ну, Ленка, беги в школу. И больше так не чуди. Если что, я всегда приду к тебе на помощь, не забывай об этом, - дружески хлопнул по плечу, а у самого кошки на душе скребли.
- Спасибо вам. За все.
Степнов помог Лене перемахнуть через забор, как когда-то это сделал Гуцул, а сам вошел, как и положено, в ворота.

В спальне было тихо. Кулемина, стараясь не шуметь, скинула куртку, переоделась. Через несколько минут раздался противный, дребезжащий звонок. Подъем.
- О! Явилась! – раздался сиплый голос с соседней постели. Анька Прокопьева почесывала лохматую голову и зевала. - Где ночевала? У Степнова? – насмешливый голос, но в глазах ни намека на улыбку.
- С чего это? Дома я была. Он меня домой отвез, а потом утром в школу забрал, - соврала Ленка. Незачем никому знать, где она была на самом деле.
- Что сказал?
- Ничего не сказал.
- Тогда жди, он нас всех тут раком поставит по твоей милости.
- Чего сделает?!
- В переносном смысле. Хотя, неизвестно, что хуже…

Весь день с Ленкой практически никто не разговаривал. Степнова она тоже не видела. Странно, что он даже не подошел узнать, как у нее дела. После уроков как обычно началась самоподготовка. Но делать домашнее задание никто не собирался.
- Ну что, Кулемина, - встал с места Белута и подошел к Ленке. Кулемина глянула снизу вверх на парня. Ничего хорошего его тон для нее не предвещал. – Как вину свою искупать будешь?
- Какую вину? – прищурилась и скрестила руки на груди. Внутри заныло от нехорошего предчувствия.
- Ты нас всех подставила. Не умеешь пить – нечего начинать, теперь за твой косяк всему классу отдуваться. Ну так что? Есть варианты? Нет? А у меня есть…
Навис над Леной. В этот момент дверь класса распахнулась, и на пороге появился Степнов.
- Всем сидеть в классе, хоть одного в коридоре увижу – будете все, как Кулемина, упражняться. Лена, быстро собрала свои манатки и за мной. Бегом!!! – злой, резкий голос. Ленка удивленно глянула на Виктора Михалыча, но подчинилась.

Когда оба оказались в коридоре, от строгого тона мужчины не осталось и следа.
- Лен, ты только пойми меня правильно… Если я накажу всех, то тебе будет только хуже. Твои одноклассники так просто этого не оставят. А если не накажу никого… Сама понимаешь, что это не вариант.
- И что вы решили? – кажется, она поняла…
- Мне придется наказать только тебя. Самому тошно, но другого выхода, к сожалению, не вижу, - он чуть голову не сломал, пока думал, как ему поступить. Но в любом случает, лучше пусть он сам, чем эти волчата, у которых напрочь отсутствуют тормоза в собственной жестокости.
- Ясно. И как накажете? – хриплый от волнения голос.
- Ну я физрук или кто? Ты, Лен, не обижайся, но гонять тебя буду по-настоящему, - тяжелый взгляд прямо в глаза.
Она кивнула.
- Да ладно, косяк-то реальный был. Где это будет?
- На улице. Чтобы они видели, - кивнул на дверь класса.
- Я за курткой, - опустила голову и поплелась в сторону гардероба.

Степнов тяжело вздохнул, глядя на бегущую по стадиону Ленку. Ладно, хоть на улице не слишком холодно. Лена несколько раз прошла полосу препятствий, сделала три подхода по приседаниям и сейчас бежала уже пятый круг по стадиону. Он чувствовал себя последней сволочью, глядя, как Ленка тяжело дышит, как с каждым новым кругом замедляется ее бег и заплетаются ноги, но продолжал эту пытку. Он бы с радостью оказался на ее месте, чтобы вместо нее пройти это все… Невыносимо самому издеваться над любимым человеком, пусть даже с благой целью. Глянул на окна школы. Его класс все, как один, прилипли к запотевшему стеклу, наблюдая за мучениями Кулеминой.
Собрался с силами и громко рявкнул:
- Шевелись давай! Еще и половину не пробежала! Ну! – рука в кармане раздавила едва початую сигаретную пачку.
Ленка ускорила бег. Дышать уже было нечем, внутри все горело, ноги будто ватные, в голове шумит от дикой нагрузки. Пробегая мимо учителя, видела его потемневший взгляд, губы, сжатые в тонкую линию, вены, вздувшиеся на шее от напряжения не меньшего, а то и большего, чем в ней самой. А он все орал, подначивая и ругаясь на ее нерасторопность. Лена понимала, что он это все делает только ради ее же блага, но усталость и боль медленно перерастали в злость. Когда уже это закончится?!

Из школы вышла Борзова и, кутаясь в старое драповое пальто, подошла к Степнову.
- Виктор Михалыч, что тут у вас происходит? – пытливый взгляд и кивок на остановившуюся Ленку. Кулемина уперлась руками в колени и тяжело дышала, не в силах сделать больше ни шага.
- Нахамила мне на уроке, - процедил мужчина, стараясь не смотреть в сторону Лены. Сердце барабанило в груди, а голос окончательно сел.
- Ну… Как-то вы уж очень строги! Хотя, так с ними и нужно! Чтоб научились преподавателей уважать!
Когда завуч скрылась за дверями школы, Степнов в последний раз глянул на окна своего класса.
- Достаточно! – рявкнул на Ленку. – Иди в школу, - голос дрогнул.
Девушка, с трудом переставляя ноги, поплелась в школу. Он нашел ее в раздевалке, которая находилась в подвале. Несколько клеток, закрывающихся на замок. У каждого класса своя.
Лена сидела на скамейке, откинув голову, и тяжело дышала. По влажному виску медленно сползала капелька пота, исчезая в слипшихся волосах.
- Прости меня, - присел перед ней и накрыл ладони руками.
- Ничего. Все нормально.
- Лен, посмотри сюда.
Медленно оторвала голову от решетки. Огромные зрачки, пересохшие, обветренные губы тяжело ловят воздух.
- Не смотрите так. Нормально все. Я просто устала.
Почувствовал, как под пальцами слегка дрожат ее ноги, мышцы словно окаменели. Не выдержал и прислонился лбом к худеньким коленкам.
Вымученно улыбнулась, глядя на него сверху вниз. Господи, что ж он так переживает? Ну побегала, не смертельно ведь… А он продолжал что-то хрипло шептать, опаляя горячим дыханием ее колени. Такой родной… Единственный близкий…
- Я же вижу, что ненормально… Сам себя убить готов. Ленка, прости… Может, тебе воды принести?
- Да говорю же, все нормально!
- Я все же схожу за водой! – быстро встал.
Ленка сглотнула вставший в горле комок и дернулась следом. Какая к черту вода! Дрожащей рукой коснулась жестких волос. Голова кружилась от собственной смелости.
- Не нужно мне воды…
Он несколько мучительно долгих секунд всматривался в ее лицо. Нежная ладошка скользнула по колючей щеке, неосторожно задев краешек губ… Лена приподнялась на носочки и прижалась к мужским губам, целуя несмело и осторожно. Чуть отстранил, глядя прямо в глаза.
- Зачем?
- Пожалуйста, - умоляющий взгляд.
- Ленка, - сиплый голос. – Твою-то мать…
Быстро нашел ее губы, целуя жадно, до помутнения рассудка, так, как давно мечтал. Плечи Ленки слегка вздрагивали под его ладонями, их губы терзали друг друга, лишь иногда успевая сделать болезненный, тяжелый вдох. Ленка была невыносимо нежной, мягкие губы ласкали и доводили до сумасшествия. Ее приглушенный стон. Он резко отстраняет девушку от себя.
- Ты что творишь? Издеваешься надо мной? – тяжело дыша, рявкает прямо в лицо.
- Нет, не издеваюсь.
- Я тебе что, игрушка?!
- НЕТ! – взгляд прямо в глаза, выворачивающий его душу наизнанку. - Вы просили позволить вам быть рядом, а теперь Я прошу вас об этом.
- Ты хочешь сказать…
- Я ничего не могу вам обещать. Все слишком сложно и непонятно. Но я знаю одно – вы мне не чужой. УЖЕ не чужой, - она говорила тихо, но уверенно, и нервно теребила край мужской олимпийки.
- Я все понял. Больше ничего не говори.
Обнял одной рукой за плечи и потрепал по волосам.
- Беги в класс.
- А как же…
- Я же сказал, что все понял… - поцеловал в лоб и крепко прижал к себе.

Когда Лена вошла в кабинет ОБЖ, вопросов к ней у одноклассников не осталось. Лохматая, взмокшая, на подкашивающихся ногах… Опустилась на стул и обвела всех мутным взглядом.
- Степнов больше никого не тронет. Так что можете расслабиться.
- Как ты это выдержала? – Оля Лебедева присела рядом. – Степнов настоящий садист!
- Заслужила, - недовольно промямлил Белута. – Будем считать, что инцидент исчерпан. Хотя, Степнов как-то странно себя повел. Что ты ему там по пьяни наболтала, что он только на тебе оторвался?
- Ничего. Отвалите все, - опустила голову на сложенные руки, пряча пылающее лицо и несмелую, едва заметную улыбку.


Спасибо: 224 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 258
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.08.10 19:48. Заголовок: Следующий день Лена ..


Следующий день Лена была сама не своя. Степнова она не видела со вчерашнего вечера. Может, оно и к лучшему? Не представляла, как посмотрит ему в глаза. Нервная дрожь била от одной только мысли о нем. Не спала всю ночь, потому что как только закрывала глаза, сразу вспоминала его поцелуи. Она теперь вообще сможет с ним общаться? Наверное, нужно время. Надо остыть, забыть, успокоиться. Интересно, а как он сам? Хотелось верить, что не лучше…
На перемене отказалась идти с девчонками на улицу курить. Степнов сейчас в спортзале. Хотелось увидеть его. Страшно… От дурацкого волнения даже колени дрожали, а ноющие после вчерашнего мышцы начинали болеть еще сильнее. Уселась на подоконник, прислонившись лбом к стеклу. Рядом остановились библиотекарь Светочка и химичка Каримова. Услышав имя Степнова, Кулемина невольно напрягла слух.
- Ну как? Все готово? Торт в библиотеке?
- Да, за стеллажами. Ирин, думаешь, вино не перебор?
- Свет, ну ты меня удивляешь! У одинокого мужика день рождения! Тут ты, с тортом и вином, красивая, придешь к нему в подсобку… Он растает, увидишь! – Лена медленно повернула голову в сторону женщин, не в силах отвести взгляд. Невольно оценивала придурковатую библиотекаршу и хмурилась, уже в открытую слушая неприятный диалог.
- Думаешь?
- Уверена! Можно ему сюрприз сделать. Свет, он оценит!
- Страшно мне, Ирина Ренатовна… Виктор Михалыч он же такой…
- Погоди-ка… Кулемина! – громко рявкнула химичка. – Ты чего тут уши греешь? Еще и на подоконник влезла! На урок иди, звонок сейчас будет!
Ленка стиснула зубы, спрятав под длинной челкой мечущий молнии взгляд, и спрыгнула с подоконника. Уселась в классе, сложив руки на груди. Значит, у Степнова день рождения… А ей ни слова не сказал. Интересно, сколько ему исполняется? Только сейчас поняла, что ничего о нем и не знает. Даже элементарно, сколько ему лет. Зато знает, какие на вкус его губы… Мягкие, настойчивые, горячие… Закрыла лицо руками, почувствовав, что краснеет. Сможет она набраться смелости и придти поздравить его? Очень хотелось сделать ему приятное. Просто придти и поздравить, как близкого и родного человека. Улыбнулась собственным мыслям, но тут же нахмурилась. Не одна она хочет его поздравить. Сразу ощутила себя маленькой и жалкой. Ну что она со своим «поздравляю» против вина, торта и опытной женщины? А может, у него было что-то с этой Уткой? Когда-нибудь раньше… Эта мысль больно кольнула. Зубы свело от одной только мысли… И вчерашний поцелуй вдруг показался слишком детским и наивным.
К вечеру Ленка накрутила сама себя и решила, наплевав на все, что все равно поздравит его. А потом уйдет. Он сам вправе решать, как ему проводить свой день рождения.
На спокойные шаги уже не осталось нервов. Она летела по темному коридору, едва дождавшись, когда Борзова заснет под звук телевизора на третьем этаже. На вопрос одноклассников, куда она рванула, отмахнулась – в туалет.
В спортзале горел свет. Глубокий вдох перед самой дверью. Чуть влажные пальцы дергают за ручку. Если сейчас Степнова тут не окажется, она плюнет на все и пойдет спать. И так сейчас чувствует себя полной дурой.
Физрук разбирал мячи, складывая их по коробкам.
- Ленка? – удивленный голос и неподдельная радость во взгляде.
- Виктор Михалыч, а чего вы не сказали, что у вас день рождения? – выпалила чуть запыхавшимся голосом.
- Ты как узнала? Я вообще этот день не привык отмечать. Глупости все это. Дураком себя каким-то чувствую…
- Какая разница, как узнала, - подошла, улыбаясь. Взгляд невольно скользнул в щель приоткрытой двери подсобки. На столе стоял пышно украшенный масляными розами торт. Значит, дураком себя чувствует… Улыбка мигом сползла с лица.
- Лен, ты поздравить что ли хотела? – заботливо убрал отросшую и мешающую смотреть челку с глаз.
- Да, хотела. Поздравляю, Виктор Михалыч. Желаю счастья в личной жизни, - процедила сквозь зубы, глядя прямо в глаза. Развернулась и, размахивая от злости руками, пошла к двери.
- А ну стой! – поймал со спины. – Что случилось?
- Ничего. Руки уберите.
- Уберу, когда ты нормально объяснишь.
- Откуда у вас торт? – зло засопела, вцепившись в большие мужские ладони, пытаясь отодрать их со своего живота.
- Светочка, библиотекарша наша принесла. Про сюрприз какой-то говорила… Я сам ничего не понял.
- Зато мне все ясно.
- Лен, ты чего? – удивление в голосе. Что она там себе надумала, глупая?
- Да ничего! – голос звенит. – Мне вообще не нравится, что она вам торты носит! И вино! В школе вообще пить нельзя!
- Кто бы говорил, - улыбнулся, прижимаясь к светлой макушке.
- Вы издеваетесь, что ли?!
- Даже не думал, - внутри все сладко сжалось от мысли, что Ленка может его ревновать.
- Отпустите меня. Желаю приятно вечера. Еще раз с днем рождения, - полный обиды голос.
- А ну идем, - чуть приподнял от пола и занес в подсобку. Запер дверь на ключ. Развернул лицом.
- И что теперь? – ее трясло. Но уже не от злости. Голос сел.
- Ничего. Для меня этот торт ничего не значит. Я вообще сладкое не люблю.
Глядя прямо в глаза, не отводя ни на секунду жгучего, сверкающего взгляда, Лена резко сдвинула тарелку с тортом со стола. Раздался звон бьющегося стекла и смачный шлепок.
- Дура, - прохрипел мужчина, притягивая Кулемину к себе. Обхватил руками лицо, приближая вплотную к своему. – Я только тебя люблю. Тебя одну, - последние слова утонули в жадном поцелуе.
Ей было жарко от его губ, от горячих рук, которые жгли спину через футболку. Только одна мысль «Мой!» и стук собственного сердца в ушах. Тонкие пальцы с силой сжимали его плечи, гладили шею, путались в волосах. Степнов сходил с ума от желания прикоснуться, почувствовать под ладонями ее кожу. Невозможно сдерживаться, когда она такая… Осторожно приподнял чуть дрожащими пальцами футболку. Почувствовал, как Ленка напряглась и дернулась в его руках.
- Тшш, - тихо прошептал в губы, медленно поглаживая кончиками пальцев поясницу. Тихий, едва различимый стон и ее губы снова захватывают в плен. Осторожные касания, мучительно мягкие, дарящие граничащее с болью удовольствие. Перехватил инициативу, не в силах выносить эту пытку нежностью, поцеловал глубоко и жадно.
Она отстранилась и уткнулась горящим лицом в мужское плечо. Ее дыхание обжигало, влажные губы касались футболки. Он небрежно одной рукой перебирал ее волосы, а другая замерла на спине.
- С ума сойти, - прошептала, не поднимая головы.
Погладил по волосам.
- Лен, ты может присядешь, а я пока эту масляную кучу с пола уберу? – ему срочно нужна передышка, чтобы хоть как-то привести в норму собственное сердце, так бурно реагирующее на эту девочку.
Ленка опустилась на скрипучий старый диван, подтянув колени к груди.
- Вы не злитесь за торт?
- Нет, - собрал на кусок картонной коробки бесформенную массу и выбросил в мусорное ведро. – Я же сказал, что не ем сладкое.
- Домой сейчас пойдете, да?
- Собирался. Сейчас Светлана Михална должна сюда придти, а я сюрпризов таких не люблю. Да и она вряд ли оценит то, что осталось от ее подарка.
Кулемина нахмурилась.
- А вы ее не пускайте и все. Сделайте вид, что вас тут нет. Зал закройте и свет выключите.
- Да проще домой уйти, чем тут сидеть и скрываться. Лен…, - заметил, что Кулемина совсем сникла. – Ты еще побыть тут хотела?
- Ну просто… Просто мне не хочется в спальню идти.
Степнов лишь нервно сглотнул. Тяжело находиться рядом с ней, но и самому ее отпускать не хочется.
- Тогда ты сиди, я сейчас закрою зал и свет выключу.
- Типа домой ушли, - довольно кивнула Ленка.
- Лена, ты можешь хотя бы наедине мне не выкать? Я себя чувствую старым дедом, честное слово, - вышло слишком резко.
- Мне это сложно… пока. Вы же учитель… Скажите, а вам сколько сегодня исполнилось?
- Много, Ленка… - вздохнул и вышел. Через минуту в зале погас свет, Степнов вернулся в подсобку, закрыл дверь и присел рядом с Кулеминой.
Она все так же сидела, поджав под себя ноги, прижавшись спиной к подлокотнику дивана, и с интересом смотрела на него.
- И все-таки? Сколько вам лет?
- Тридцать четыре.
- Много, - честно признала. Заметила, как напряглись мужские плечи и слегка дернулись желваки под кожей. – Но не смертельно..., - несмелая улыбка, и Степнов едва заметно выдохнул, с благодарностью глянув на Ленку. Пусть ее это и пугает, но уже не шарахается, как раньше. - Виктор Михалыч, расскажите мне о себе, - вытянула ноги, устраивая их на мужских коленях. На грубую ткань джинсов тут же легли большие теплые ладони.
- Что ты хочешь узнать?
- Ну, например, почему вы стали учителем? И почему именно тут работаете?
Девушка откинулась на диване, принимая полулежащее положение. В тусклом свете настольной лампы хорошо просматривался мужской профиль – крупный нос с едва заметной горбинкой, четко очерченные губы, подбородок, скулы…
Виктор рассказывал Ленке, как пошел в физкультурный, хотя учителем становиться не собирался. Занимался черти чем, ушел служить в армию по контракту. Оказывается, в школу его уговорил пойти Савченко, который оказался старым знакомым Степнова. И еще он рассказывал, как часто ему хотелось все бросить к чертовой матери и уйти на более высокооплачиваемую и менее нервную работу. Но что-то держит до сих пор. Она слушала, убаюканная его хриплым, спокойным голосом, чувствовала его теплые пальцы, легко поглаживающие ступни, от чего по ногам бежали мурашки, хотелось прикрыть глаза и замурлыкать. Ленка даже забыла, где находится, так тепло и спокойно было сейчас рядом со Степновым. Будто дома. Оказалось, что он был женат и развелся. Ей было невыносимо интересно узнать, что же произошло, но Виктор не стал вдаваться в подробности, а она настаивать не решилась.
- А почему вы свой день рождения не любите?
- А что в этом такого? Не люблю я все эти речи, поздравления, торты, тосты… В армии хорошо отмечали, по-настоящему. А так… Бабское это занятие – дни рождения справлять пышно.
- Смешной вы… У меня дед знаете как отмечает! Всех своих друзей зовет! Я потом полночи посуду мою, - хрипло засмеялась, вспоминая счастливого деда в проеденном молью берете набекрень. Но тут же улыбка сползла с лица. Счастливым она деда не видела слишком давно. И в этом ее вина.
- Лен… - Степнов тоже прекратил улыбаться. Голос стал серьезным. Она подняла глаза. Немая просьба в мужском взгляде. Не выдержала и отвернулась.
Молчание. Ни один не решался прервать. Лена подтянула ноги к себе, освобождая мужские колени от своей тяжести. Потом раздался хриплый, тихий голос.
- Я виновата сама во всем. Не надо было связываться… Понимаете, я всего лишь хотела ее оттолкнуть. Силы не рассчитала, - полный горечи голос. – Достала просто. Я встречалась с ее бывшим парнем, с Гуцулом. А эта дура вдруг решила, что у нее, блин, любовь проснулась. Да уж… Ага. Цепляла меня постоянно, требовала, чтобы я Игоря в покое оставила. А я уперлась. И даже не столько из-за него, просто этой выскочке не хотелось уступать. Он действительно был классный, на самом деле… Короче, упала она неудачно. Там в коридор парты из кабинета географии вынесли, чтобы ремонт делать. Составили чуть ли не до потолка. И Полина упала как раз на них. В общем, ее этими партами завалило. Господи, я до сих пор думаю о том, что она вообще могла погибнуть. Мне в тот момент стало плевать, кто она и что, лишь бы живая осталась. Даже не помню, как скорая приехала. Сказали, что у меня был шок. Может, и шок, черт его знает. Только я прекрасно помню одно – эти парты были. А потом их не стало. Убрали, представляете? Будто и не было. Директриса с бабкой зеленовской спелись, суки. По-умному все провернули.
- Неужели никто не видел?! – вспылил Степнов, вскочив с дивана. – Ты же не виновата!
- Не виновата?! Если бы не я, ничего бы не было! Ну, видела подружка Зеленовой. Как думаете, что она сказала и кому поверили?! Мне вообще ничего не говорили, в больницу не пускали, целыми днями допрашивали, тесты всякие проводили, не психопатка ли… Все на уроках сидят, а мне мозги компостируют этими тестами! Бабка Полины, тварь, чуть деда в могилу не свела, он половину лета в больнице пролежал. Там еще одна история всплыла. Я думала, он никогда не узнает. Лучше бы сама рассказала, чем так… Из газет этих желтых, - Степнов слушал ее то звенящий от злости и отвращения, то тихий, едва различимый голос и невольно сжимал кулаки.
- Ты имеешь в виду бои? – память тут же подкинула те самые снимки из газеты, где Ленка на ринге в совершенно невменяемом состоянии.
Лена только кивнула.
- Зачем ты этим занималась? – снова присел рядом, заглядывая прямо в глаза.
- Зачем-зачем… Деньги нужны были! Долгая история. Дед не знал ничего, я ему врала, что родители высылают. Думала, с ума сойду, когда он с этой газетой долбанной упал прямо в коридоре. Родители приехали, работу бросили даже. И вроде бы мне верили, и говорили, что тут моей вины нет, а все равно… Я чувствую, что они тоже винили меня. И в том, что с дедом плохо, и из-за боев допросы каждый день – почему и как… Может, потому так легко и уехали, и деда увезли… Стыдно, что такая дочь у них.
- Ты сейчас говоришь полную чушь! – Степнов схватил Ленку за плечи и тряхнул. – Я уверен, что твои родители тебя любят так же, как раньше!
Ленка отвернулась, дав понять, что больше не может и не хочет говорить. Он даже думал, что она плачет, но ее глаза были сухими. Обнял одной рукой, крепко прижимая девушку к своей груди. Хотелось раздавить всех, кто причинил столько страданий его девочке. Что сказать ей? Слов не находилось. Прижался щекой к макушке.
- Виктор Михалыч, я пойду в спальню, наверное... А то подозрительно долго в туалете сижу, - старалась говорить непринужденно, но напряжения в голосе скрыть не удалось.
- Я заберу тебя отсюда на выходные, - твердый, уверенный голос, не оставляющий сомнений.
Удивленно уставилась в голубые глаза.
- Как? Вы же говорили, что нельзя!
- Пойду к Савченко. Что-нибудь придумаем. Иди, тебя и правда потеряют, - прижался губами к прохладному виску.
- Спасибо, - дрожащая улыбка. Коснулась кончиками пальцев мужской ладони. – Зал откроете мне?
- Да, идем.
В темном помещении отчетливо слышалось неровное дыхание обоих.
- До завтра? – тихий, хриплый голос Ленки.
В темноте на ощупь Степнов нашел ее лицо и поцеловал, сминая солоноватые губы. Ленка обвила мужскую шею руками, крепко обнимая. Вышла из зала, осторожно ступая по темному коридору в сторону лестницы. Он смотрел на высокую, хрупкую Ленкину фигуру во мраке коридора, слушал медленные шаги, шорох тяжелых ботинок по бетонному полу, гладил взглядом поникшие плечи и опущенную голову. В горле стоял горький комок.


Спасибо: 225 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 261
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.08.10 13:54. Заголовок: С недавних пор Ленка..


С недавних пор Ленка ненавидела пятницы. Это было невыносимо – наблюдать, как все расходятся домой, как родители, выслушав учителей, втихаря отвешивают подзатыльники своим давно выросшим чадам и что-то выговаривают сквозь зубы. Она бы все отдала, лишь бы оказаться на их месте. Чтобы не рвать себе душу, Кулемина обычно уходила на третий этаж и пялилась в телевизор невидящим взглядом, ожидая, когда эта кутерьма закончится, и школа окончательно опустеет.
В этот раз все было иначе. Ненавистную пятницу девушка ждала, считая часы, у каждого одноклассника будто невзначай поинтересовалась, заберут ли его на выходные. Не хотелось спалиться, что она уйдет из школы, да еще с кем! От предчувствия предстоящей свободы сладко сжималось сердце. И до сих пор не верилось, что она сможет, пусть и на пару дней, но вырваться из школы. Удостоверившись, что никто из класса не собирается остаться в школе на выходные, Лена вся превратилась в трепетное ожидание, не замечая ничего вокруг.

С самого утра она была вся, словно натянутый нерв. Ни на какой третий этаж даже и не собиралась идти, провожая ревностным взглядом каждого отчалившего одноклассника и тихонько, сквозь зубы цедила: «Ну же блин, валите уже все домой резче».
Сейчас Ленка нервно мерила шагами коридор, находясь неподалеку от кабинета директора. Степнов не выходил оттуда уже минут двадцать. Девушка заламывала руки от нервного ожидания, пинала стену, не замечая, как резиновая подошва ботинок оставляет на краске черные отметины. Казалось, что Савченко и Степнов просто над ней издеваются. Какого хрена там Виктор Михалыч застрял?

А Виктор Михалыч рвал и метал, доказывая, что Ленке можно доверять, что ее можно отпустить из школы на выходные. Только Савченко был тверже кремния. Нет, и хоть ты тресни. Не можем, не имеем права, а вдруг что-то случится… Ни один аргумент не действовал. Хоть головой об стену расшибись. Добил директор вполне резонным вопросом, а чего это физрук вообще так вдруг забеспокоился о какой-то там Кулеминой? Степнов на это только скрипнул зубами и прошипел: «Потому что мне не наплевать на своих учеников». Вылетел пулей из кабинета, громко шарахнув дверью. Как же он был зол! С размаху пнул стену рядом с кабинетом, и только теперь натолкнулся на пронзительный взгляд Ленки. Он и не думал, что она будет тут стоять и ждать. Объясняться уже смысла не было. Ответ директора был написан крупными буквами на лице мужчины. Кулемина только бессильно опустила руки.
- Лена…
Больше он не успел ничего ей сказать. Она сделала пару шагов, пятясь назад, а потом резко развернулась и вихрем ломанулась по лестнице.
- Кулемина, стой! – заорал ей в спину, но какое там! Даже не подумала остановиться.
Нашел ее в спальне. Сам злой, как собака. Как его вымотало это все! Он давно уже не повышал на Лену голос, но после разговора с Савченко сдерживаться не осталось моральных сил.
- Кулемина, что за прятки?! – грубо рявкнул. – Я что, за тобой по всей школе должен носиться?
- А зачем? Не надо за мной носиться. Все равно я никуда не иду, так ведь? Нафига вы мне вообще это сказали?! Я бы хоть не надеялась!
- Да с чего ты взяла, что никуда не пойдешь?! Ты меня можешь выслушать сначала, прежде чем выводы делать?! – заорал во всю глотку, уже не контролируя себя. Она научится ему доверять, или он должен лоб расшибить об эту каменную стену, которую она строит раз за разом?!
- Ну Савченко же не отпустил… - уже спокойнее, обреченно. Будто смирилась.
- Да плевать! В семь вечера чтобы была готова, я за тобой приду, - вышел, со злостью хлопнув дверью.

Они бродили по улицам уже больше трех часов, а Ленка все еще не верила… Не могла надышаться, будто раньше воздуха не хватало, а теперь стало в избытке, и от этого щемило в груди, но остановиться было нереально. Будто в прошлой жизни остались интернат, мрачные коридоры и казенная постель. А ведь всего каких-то несколько часов назад Степнов с очень серьезным и строгим видом просто вывел ее за руку из всего этого, процедив, чтобы шапку не в руках мусолила, а на голову надела. Как он все провернул, Кулемина могла только догадываться. Охранник мирно посапывал под звук телевизора, повариха уже заранее наставила крестиков в засаленной тетрадке по учету порций, полученных учениками. Только их историк Рассказов, дежуривший в эти выходные, попытался воззвать к разуму коллеги, когда Виктор и Ленка спустились на первый этаж, на что получил от физрука резкое: «Не лезь!», и сильная рука еще крепче стиснула ладошку девушки.
Домой ей еще не хотелось. Все равно там пусто и никто не ждет, а к вещам Лена никогда не была привязана. Хотелось наслаждаться свалившейся на голову свободой, гулять до посинения, дышать морозным воздухом и держать теплую руку идущего рядом мужчины, который почему-то был сейчас слишком молчалив. Да и Ленке не хотелось ни о чем говорить. Молчание не напрягало, скорее наоборот, помогало в полной мере прочувствовать, что она, наконец, на свободе.

Зашли в кафе, чтобы согреться. Она грела замерзшие руки о чашку, а он отчитывал ее, как ребенка, за то, что не взяла с собой перчатки. И до смерти хотел поцеловать. Но Кулемина сейчас была счастливо-задумчивая, и как бы не хотелось ему ворваться в ее мир, делать этого не стал. Ее щеки раскраснелись от тепла, губы обветрились и были сухими. И, наверное, очень горячими. Степнов с силой сжимал напряженными пальцами кружку с кофе и не мог оторвать взгляда от Лены.
- Снег! – хрипло воскликнула девушка, указывая за окно. – Смотри, снег пошел!
Сердце мужчины ударилось о ребра и свалилось куда-то вниз. Она сказала «Смотри»… Нужно что-то ответить, поддержать ее детскую радость первому снегу, но язык будто отнялся, и не было возможности выговорить хоть что-то.
С трудом справившись с эмоциями, лишь тихо прохрипел:
- Пошли…
Она выскочила на улицу первая, пока он расплачивался. Даже не застегнула куртку, шапка болтается в руке, лицо обращено к черному небу. Степнов, будто загипнотизированный, наблюдал, как ее розовый язык ловит снежинки. Он точно сойдет с ума…
- Кулемина, ты чего выскочила расстегнутая?! Шапка опять где угодно, только не на голове! – прикрикнул, но Лена только рассмеялась.
- Да плевать! Я не хочу застегиваться!
- Заболеешь, дуреха, - подошел и запахнул куртку.
- А сам всегда нараспашку ходишь, - смеющиеся глаза. – Ладно, - подчинилась строгому взгляду. – Черт с вами, - застегнулась и криво напялила шапку.
- Опять на вы, - с досадой нахмурился.
А она в ответ только улыбнулась, немного виновато. Отвела взгляд, когда он посмотрел на ее губы. Молчит, ногой тающий снег по земле растирает.
- Лен, что-то не так? – положил руки на плечи.
- Не знаю я… - отвернулась.
- Не ври. Что тебя напрягает?
- Да просто мы всегда с вами в школе… А сейчас… Не знаю… Будто, свидание, - выговорила это слово с трудом, признавая, что отношения выходят за пределы школы, на новый уровень.
- Тебе это не нравится? - серьезный голос.
- Я этого не сказала. Просто непривычно.
- Лен, это нормально. Мне тоже не по себе от мысли, что ты рядом вот так просто. Веришь? До сих пор не привык…
Беспокойство не ушло, но теперь Ленка немного расслабилась, поняв, что Степнову тоже нелегко.
- А на свидании целоваться принято, - едва заметно улыбнулась, подняв хитрый взгляд к небу.
В следующее мгновение Степнов уже целовал ее, крепко сжимая в объятиях. Оторвался, нежно коснувшись губами замерзшего носа.
- Гуляем? – натянул ей шапку до бровей. – Или домой?
- Гулять…
Снова молчали, только сплетенные пальцы подтверждали, что мужчина и девушка вместе.
Они гуляли уже слишком долго, первый снег превращался в грязную кашу под ногами, от которой намокли ноги. Руки мерзли без перчаток, ветер проникал в ворот куртки и неприятно обжигал шею. Лена ни за что бы не призналась сама, но все же она замерзла.
- Спать хочу, - промямлила заметно уставшая Кулемина.
- Ну наконец-то! – облегченно выдохнул Степнов. Нагулялась!

Куда идти, вопроса не стояло. К Ленке было просто ближе. Обоим было уже все равно, лишь бы оказаться в тепле и горизонтальном положении.
Дома Кулемина постелила Виктору на диване, а потом он чуть ли не силой отправил ее в душ, потому что она продрогла до костей и до сих пор стучала зубами.
Когда сам вернулся из ванной, в квартире было темно. Ленка, наверное, видела уже десятый сон, закрывшись в своей комнате. Степнов опустился на диван и прикрыл глаза. Легкая усталость приятно окутывала тело, но уснуть почему-то не получалось. Повернулся лицом к стене, стараясь ни о чем не думать и просто выспаться. Завтра, как пить дать, снова придется носиться по городу, вряд ли Лена захочет сидеть дома.

Проваливаясь в дремоту, почувствовал, как прогибается диван под тяжестью еще одного тела. Мозг только успел сбросить с себя остатки сна, как мужчина почувствовал прикосновение горячей, совершенно ничем не прикрытой груди к своей спине. Чуть не задохнулся, ощутив, как острое возбуждение пронеслось по всему телу. Легкая ладошка прошлась по торсу и легла на грудь, туда, где с сумасшедшей силой колотилось его сердце. Психанул. Невыносимо! За кого она его принимает? Думает, что он будет лежать смирно, как плюшевый медведь рядом с ее обнаженным телом?
- Лена, встань и уйди, - голос слишком злой. Да он и не пытается скрыть это.
Она молчит, только еще крепче прижалась, доводя до помешательства прикосновениями своей груди к его спине, голая нога под одеялом слегка касается его бедра.
- Кулемина, ты надо мной издеваться пришла? – резко скинул ее руки и сел на постели. – Думаешь, я железный? Каменный? Или монах? Если я не велся на твои провокации, это еще не значит, что я смогу сдерживаться каждый раз!
- Я не думаю, что ты каменный, - тихий, хриплый голос. Слегка виноватый, и это бесит Степнова.
- А что тогда? Какого черта ты творишь? – зарычал, нависая над ней, до боли сжал тонкие запястья и пригвоздил к кровати.
- Поцелуй меня.
- Нет, - отпустил и отвернулся. – Я тогда уже не остановлюсь.
Ленка поднялась с постели. Голос звенел от обиды.
- Думаешь, я маленькая? Думаешь, ничего не понимаю и не чувствую? Так вот, Виктор Михалыч, я знала, зачем сюда пришла. А теперь спокойной ночи!
Дернулась в сторону, но крепкая рука удержала. Степнов прижал ее спиной к своей груди, хрипло прошептав в ухо:
- Сумасшедшая…
Ленка не шелохнулась, стараясь ничем себя не выдать, не поддаться на провокацию его губ, скользящих по шее. Он слышал ее участившееся дыхание, чувствовал, как вздрагивает ее грудь под его ладонью. Короткий, оборванный стон и она сама развернулась к нему, накрывая горячим ртом его губы. Дальше пропасть… Только невероятный жар тел, бессвязный шепот, шорох простыней и две тени на стене в свете фар от машин, иногда освещающих комнату, двигаются медленно и плавно, разрезая тишину комнаты тяжелым дыханием и низкими стонами.


Спасибо: 221 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 267
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.08.10 18:02. Заголовок: Утро встретило холод..


Утро встретило холодом и ярким солнцем, отражающимся в выпавшем за ночь снеге. Степнов смотрел на Ленку, которая лежала, закрыв глаза, и дышала очень осторожно и тихо. Притворяется…
Девушка чувствовала, что он на нее смотрит, но пока не хотелось выдавать того, что она уже не спит. Хотелось еще хоть немного побыть наедине со своими мыслями. Влюбилась… Когда именно – этот момент нельзя было уловить, но придя домой ощутила острую необходимость быть рядом с Виктором. Она с трудом могла понять сама себя, но чувство, ноющее внутри нее, требовало выхода. Вот только язык не повернется сказать… Хотелось окончательно понять – готова ли она наравне с этим мужчиной не только принимать любовь, но и отдавать, любить самой?
Тело было расслаблено, лучи солнца щекотали лицо, и захотелось чихнуть.
- Я не сплю, - приоткрыла один глаз.
- Вижу, - серьезное лицо.
- Я есть хочу.
- У тебя в холодильнике темно и пусто.
- Тогда нужно что-то купить… Иначе я умру от голода.
Он согласно кивнул и встал с постели. Ленке показалось, что Степнов напряжен. Наверное, думает, что она из чувства благодарности пришла к нему вчера. Дурак.
Напялила футболку и штаны и вышла в кухню. Мужчина курил в форточку, скидывая пепел от сигареты в чайную чашку. Подошла со спины и обхватила двумя руками, потерлась прохладным носом о теплую шею.
- Знаешь, еще каких-то пару месяцев назад я тебя и не замечала, потом злилась на тебя, не понимала, даже боялась…
- А теперь? – рука с сигаретой замерла на полпути к сухим губам.
- А теперь ты для меня все, - прижалась лбом к спине. – Не веришь? Слишком быстро, да?
- Для меня долго. Слишком долго… - накрыл рукой ладошку, лежащую на его груди.

Выходные пронеслись, как один миг. Они ходили по магазинам, Ленка, наконец, добралась до парикмахерской, а Степнов нетерпеливо ждал ее, недоумевая, чего там так долго можно делать? Он отвел ее в свой любимый спорт-бар, правда, на уговоры Кулеминой разрешить ей выпить пива не поддался, а когда она сунула в рот сигарету, так зыркнул, что Лена сама положила ее на место. Девушка показала издалека свою бывшую школу. Мужчина только поморщился, заявив, что знает их директрису – та еще зараза. Вторую ночь они провели дома у Степнова, на этот раз девушка как следует рассмотрела холостяцкое жилище и пришла к выводу, что у него ей определенно нравится больше, чем в собственной пустой квартире. Мужчина был готов носить ее на руках и окончательно потерял голову оттого, что Кулемина рядом с ним.
По мере приближения возвращения в интернат Лена все больше грустила, и старалась не отходить от Виктора ни на минуту, даже завтракала, сидя у него на коленях. От этой ее почти детской нежности сжималось сердце, и хотелось перевернуть мир голыми руками, лишь бы его девочке было хорошо.
В понедельник, в пять утра они стояли в темном коридоре возле спальни. На этаже раздавались рулады раскатистого храпа охранника. Нужно было уже расставаться, но Лена никак не хотела выпускать руку Степнова.
- Не уходи… - умоляющий взгляд.
- Лен, не глупи. Потом еще тяжелее будет.
- Да ну и пусть! Мне СЕЙЧАС хреново! – голос звенит, а взгляд выворачивает душу наизнанку.
Втянул Кулемину в спальню, захлопнул дверь ногой. Плевать на все…
- Иди ко мне, - хриплый шепот.
Мужские руки ложатся на плечи, слегка давя своей тяжестью. Но Ленке это нравится. Прикрыла глаза, отдаваясь последним минутам, проведенным наедине. Места нежности не осталось, только какое-то отчаяние, будто это последний раз они вместе, но ей сейчас именно так и кажется. Голос не слушается, выдавая вместо слов севший шепот, который шелестит в ухо, опаляя чувствительную кожу тяжелым дыханием, а руки уже живут своей жизнью, с силой стягивая и отбрасывая ненужную одежду. Путаясь в ворохе валяющихся на полу вещей, добрались до кровати и буквально упали в объятия древней панцирной сетки. Тишину разорвал первый скрип под тяжестью двух тел. «Черт!» - выругался Степнов, но встать и оторваться друг от друга уже не было сил. Комната наполнялась звуками - едва слышный приглушенный стон и тяжелое дыхание, осторожный скрип кровати, но в ушах отдается только стук сердца и шум несущейся по венам крови. Ленке кажется, что у нее поднялась температура, лоб покрылся испариной, сердце барабанит в груди так сильно, что Степнов чувствует вибрацию ее кожи под своими губами. Металл холодных дужек кровати быстро нагревается под тонкими пальцами, сжимающими его с невероятной силой. Стараясь двигаться осторожно, чтобы не издавать лишних звуков и не развалить чертову кровать, оба сходили с ума от ускользающего удовольствия. Хотелось кричать, хрипло и громко, но приходилось только сжимать зубы в сдавленном стоне и продолжать эту неторопливую пытку. Скрип ранил мозг и добавлял остроты ощущениям, тонкие пальцы, перестав плавить металл за головой, вцепились с силой в мужские плечи. Не в силах контролировать себя, потому что дальше это грозило полной потерей рассудка или остановкой сердца, Степнов прижал к себе Ленку, накрывая ее приоткрытый рот рукой, и отпустил тормоза… Снова скрип, более настойчивый и резкий, чертова кровать слишком сильно прогибается и едет по полу, царапая его и жалобно постанывая под охваченными сумасшествием телами…

За окном было еще темно, но Лена лежала в постели одна. Виктор ушел на свое рабочее место, скоро должны уже вернуться с выходных ученики школы. Девушка рассматривала трещины на потолке, вспоминая безумие, завершившееся полчаса назад. Будто в последний раз… Но ведь это же только начало всего! И вроде бы все хорошо, тогда почему же так хреново…

С утра в подсобку физрука нагрянул нежданный гость. Игорь Ильич Рассказов. Заметавшись по помещению, историк приткнулся к двери и сложил руки на груди:
- Объяснить ничего не хочешь?
Степнов сменил счастливый взгляд на ироничный. Ильич ему нотации читать пришел, что ли?
- Не хочу, - резкий голос. Физрук принялся бестолково перекладывать мячи.
- А придется! Виктор, ты ведешь опасную игру. Ты превышаешь полномочия, рискуешь работой, да в конце концов это неправильно! Ненормально! Как сама Лена ко всему этому относится?
- К чему «к этому»? – процедил физрук.
- К твоему… К твоим… К твоему особому отношению?!
- А вот это уже не твое дело! – откинул мяч и развернулся лицом.
- А если бы на выходных дежурил не я, а Борзова, например?! Неужели ты бы тоже увел Лену из школы? Через забор, как вор!
- Да! И еще не раз это сделаю, ясно тебе?! Ленка вынуждена тут торчать безвылазно до конца года! Кто такое выдержит?
- Да, я знаю, - Рассказов опустил голову. – Но ведь тобой не только это движет, так ведь? Не отпирайся, я не слепой.
- Ну тогда зачем спрашиваешь, если и так все понял? Ты зачем вообще пришел? Настроение мне портить с утра? Нотации читать? Для учеников оставь, я сам как-нибудь решу, что мне делать!
- Ты решишь, конечно! А Лена? Она что?! Только не говори мне, что у вас просто дружба! Она ученица твоя! О ней ты подумал? Ты взрослый мужик, а она девочка совсем…
- Да я только о ней и думаю! – в ответ рявкнул Степнов, - Лену вообще не трогай, даже заговаривать о ней не смей! Тебя это не касается. Я сказал, что буду поступать так, как считаю нужным.
- А если кто-то узнает?!
- Вот если ты не растреплешь, то никто и не узнает!
- Ладно, я вижу, тебя не переубедить. Но вы поступаете неосмотрительно. С работы ты вылететь не боишься, и черт с тобой. Я предупредил.
- Да пошел ты! – Виктор вылетел из подсобки, громко хлопнув дверью, оставляя коллегу в полной растерянности. Физрук совсем потерял голову из-за этой девчонки.


Спасибо: 225 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 310
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.09.10 15:08. Заголовок: После третьего урока..


После третьего урока Степнов сидел в своей подсобке, зависнув над классным журналом. Мысли витали где-то далеко, да еще и досада на утренний визит историка нет-нет, да и напоминала о себе. Моралист тоже нашелся!
В дверь осторожно постучались, скорее, даже поскреблись. Обернулся. На пороге стояла Ленка. Глаза неестественно блестят, волосы слиплись, будто грязные, щеки пылают, и губы слишком красные.
- Лена! – быстро встал и подошел, всматриваясь в лицо.
- Виктор Михалыч, - снова имя и отчество резануло слух, но так уж они договорились. В школе никак иначе, - у меня кажется температура. Голова болит, - хриплый, едва слышный голос и глаза в пол.
Мужчина медленно приподнял челку с влажного лба, пара потемневших прядей все же прилипла. Коснулся губами и тут же отпрянул.
- Кажется?! – рявкнул слишком грубо, но тут же смягчился. – Ленка, ты горишь вся! – обеспокоенный взгляд.
- Хреново, - выдавила Кулемина и обхватила плечи руками. – Все тело ломит…
- Говорил же, чтобы шапку надевала! Ты меня будешь когда-нибудь слушаться или нет?! – снова сорвался, описав круг по тесной подсобке. – Вечно нараспашку! Как ребенок, честное слово! Когда это началось?!
- Утром, еще до уроков… Когда ты ушел. И не ори, пожалуйста, башка и так трещит, - прошептала и поморщилась.
- Прости, - подошел и еще раз приложил ладонь ко лбу. – Горло болит? Кашель есть? Лен, в изолятор надо… У тебя температура высокая.
- Не хочу, - капризно прохныкала Ленка и уткнулась лицом в мужское плечо. – Я отлежусь, и само пройдет. Ты мне только таблетку дай от температуры.
- Какое отлежусь? В спальне, где не продохнуть? Давай без глупостей, идем в изолятор немедленно. Ты как? Идти-то можешь?
- Блин, ну я ж не ноги переломала! – попыталась пошутить, но на последнем слове голос сорвался и сел окончательно.
- Сплюнь, дуреха! – обнял за плечи, выводя из тесного помещения. Чувствуя ладонью слишком горячую спину, проклинал себя на излишнюю мягкость. Черта с два она теперь у него будет одеваться как попало!

Как назло, сегодня была смена противной медсестры Агаты Рудольфовны. Ученики ее не любили и даже боялись. Было ощущение, что прививки и уколы она ставит намеренно больно. Дородная тетка в белом халате и с дулькой на затылке больше походила на мясника, нежели на медицинского работника. Степнов только крепче стиснул в руке горящую ладошку. «Подфартило, так подфартило! Мужайся, Ленка!»

Пока медсестра осматривала Лену, Степнов сидел в углу на кушетке, хмуро уставившись на дрожащую под стетоскопом спину, усыпанную мелкими мурашками. Толстые, как сосиски пальцы грубо ощупали лимфоузлы, мужчина не вытерпел и процедил:
- Полегче нельзя? Ей и так плохо! От такого осмотра синяки останутся!
- Виктор Михалыч, а вам вообще тут находиться не положено! Покиньте помещение! Учить он меня еще будет, как работать! – взвизгнула медицинский работник.
- И не подумаю, - нагло заявил физрук, увидев умоляющий Ленкин взгляд.
Медичка измерила, наконец, Кулеминой температуру, недовольно буркнув «тридцать восемь и шесть». И еще что-то вроде «свалилась на мою голову». Ленке было пофиг, сейчас так колотило, что не до интонаций. Ее провели в бокс, расположенный дальше по коридору. Сунули в руки застиранное постельное белье, кинув небрежное: «Постель застелешь». Степнов прошел следом за Кулеминой, сам заправил кровать, уложил больную в холодную постель, поправил одеяло, успел шепнуть на ухо: «Я приду позже» и вышел под недовольным и подозрительным взглядом Агаты Рудольфовны, оставив свою девочку на попечение медицины.

Вернулся в подсобку, отложил многострадальный журнал и тяжело вздохнул. Вот еще напасть на Ленку свалилась! Упрямая, как танк, раздетая носится, вот и результат! Говорил же ей…
Уверенный стук в дверь нарушил внутреннюю тираду. Кого еще принесло?! Но мужчина не успел закончить мысль, как в помещение развязно ввалился Белута.
- Чего надо? - рявкнул физрук, не имея никакого желания сейчас общаться с кем бы то ни было, а тем более с самым неблагополучным своим учеником.
Но видимо, резкий тон учителя ни капли не смутил парня. Он спокойно прошел в помещение и остановился у двери, прислонившись к косяку и сложив руки на груди.
- Мне сегодня нужно уйти вечером. До отбоя. Прикройте меня.
Степнов удивленно вскинул брови, поражаясь такой наглости.
- Чего?! Белута, а ты ничего не перепутал? – в приступе негодования сузил глаза.
- Не перепутал. Я знаю, что вы можете это сделать.
- Так. Пошел вон отсюда, и я сделаю вид, что ты мне ничего не говорил, - угрожающе двинулся в сторону ученика.
- Странно… Кулемина, значит, разгуливает по городу по выходным в вашей компании, - нарочито громко проговорил Степан. – А меня и швырануть можно? Так?!
Степнов мигом похолодел.
- Дверь закрой, - прошипел сквозь зубы. Парень подчинился, закрыл дверь и отлепился от стены.
- А теперь выкладывай, причем тут Кулемина, и что за бред ты только что нес?
- Не прикидывайтесь, Виктор Михалыч. Вы сами знаете, что это не бред. Я видел вас в торговом центре в компании Кулеминой.
- Ну видел, и дальше что? – мужчина на вид оставался совершенно спокоен.
- Ну если сказать об этом Савченко, весь ваш бизнес полетит коту под хвост. Не за спасибо же вы Кулемину выгуливали! Понимаю, бюджетникам платят мало, и даже не осуждаю. Сколько вам ее предки отвалили? Думаю, немало. У меня столько бабла нет, но молчать, как лох, за спасибо я не собираюсь, - парень говорил очень осторожно, медленно, зная крутой нрав Степнова.
- Ну скажешь ты ему… А я скажу, что этого не было. Мое слово против твоего. Как думаешь, Савченко кому поверит?
- Может, и поверит. Только и мне врать не за чем. Ладно, как хотите, - губы парня сжались в тонкую линию. - Если у меня нет бабла, как у Кулеминой, можно меня послать, думаете? Ошибаетесь, Виктор Михалыч. Ее точно выпрут отсюда за нарушение режима. И отправят, сами знаете куда. А вы останетесь без дополнительного дохода.
Белута уже взялся за ручку двери, когда ему в спину донеслось глухое:
- Стой!
Парень обернулся, напряженно следя за реакцией учителя. Физрук старался казаться невозмутимым, но от пристального взгляда не укрылось ни то, как с силой сжались кулаки, ни как задергался нерв на левой щеке.
- Чего тебе надо? – выплюнул вопрос, ненавидя сейчас этого пронырливого подростка. Одно радовало - тот не понял, что они с Леной вместе.
- Вот такой деловой подход мне нравится! – мигом просиял Белута. – Значит так, мне нужна пятерка по физ-ре в аттестате, мне-то плевать, а матери приятно будет. Так же уходить в любое время за территорию школы без палева. Ну и с уроков отпросить если что… Да и на карманные расходы не помешало бы…
- А задницу тебе подтирать не надо? - зло процедил сквозь зубы, чувствуя, как пульсируют виски, и сводит челюсть.
- Ну с этим я и сам отлично справляюсь. Хотя, если есть желание…
- Ты говори, да не заговаривайся! – учитель зло сверкнул глазами, быстро ухватил наглеца за шиворот и вытолкнул из подсобки, рявкнув, - Пшел вон!

Ленка изнывала в изоляторе уже четыре дня. Организм спортсменки уверенно шел на поправку. К тому же, на смену деспотичной Агате Рудольфовне через день приходила молоденькая фельдшер Люся, которая от скуки целыми днями торчала в боксе Кулеминой и грузила ее россказнями о неурядицах в личной жизни. Ленке было не так скучно вместе с новой медичкой, но постоянное присутствие девушки очень осложняло визиты Степнова. Он приходил практически ночью, когда неугомонная Людмила уходила домой. Сначала Кулемина шарахалась от Степнова, боясь его заразить, пока мужчина не психанул, крепко ухватил за затылок и практически насильно прижал ее губы к своим, прорычав: «Не майся дурью». Он обычно ждал, когда Лена уснет, прижимая расслабленное тело к своему, перебирал тонкие пальчики и что-то хрипло шептал на ухо. Она чувствовала, что мужчину что-то напрягает, но он только отмахивался, говоря, что просто скучает по ней.
Окончательно Ленку «выпустили» через неделю, дав освобождение от уроков физкультуры на десять дней.

С утра она быстро сгоняла в спальню, переоделась, и рванула на первый урок, которым была как раз физ-ра. Она так соскучилась по орущему на нерадивых учеников Степнову, что даже сидение на скамейке было приятно. Весь урок Лена не сводила глаз с любимого мужчины, едва заметно улыбаясь.
Сам он на нее практически не смотрел, пытаясь хоть как-то сконцентрироваться на ведении урока. Девушка все прекрасно понимала, и от этого улыбка становилась еще шире. Со звонком класс дружно, чуть не снеся дверь спортзала, вывалил в коридор. Лена медленно вошла в подсобку, прикрыла дверь и уселась на стол. Степнов сидел на стуле, проставляя оценки в журнал. Легкая ладошка невесомо опустилась на волосы. Поднял голову, откладывая ручку и сдвигая бумаги в сторону. Теплая улыбка чуть сильнее обозначила морщинки у глаз.
- Я уже жду не дождусь, когда твое освобождение закончится. С этими мямлями аж урок вести противно. Болтаются по площадке, как сонные мухи, - сильная рука уверенно легла на талию, притягивая девушку ближе.
- Ты сегодня даже в мою сторону не смотрел, - выдохнула в плотно сжатые губы, пытаясь изобразить обиду, но глаза смеялись.
- Мне и не надо на тебя смотреть, я и так урок еле закончил, - притянул ее голову к себе, светлые волосы опустились на лицо мужчине. Нашел ее губы и поцеловал, твердо и требовательно. Слишком соскучился, чтобы сейчас проявлять нежность. Хотелось с силой сжимать ее тело в своих руках и целовать до одурения.
- Я на урок пойду, - хриплый голос. Прячет потемневший взгляд под челкой.
- Беги, - обнял одной рукой, крепко поцеловав в шею. – И журнал отнеси.

Ленка летела по темному коридору, щеки горели, пальцы еще немного подрагивали, а сердце билось в груди чуть сильнее обычного. Журнал вылетел из рук и опустился белыми страницами на мокрый после утренней уборки пол.
- Блин! – громко выругалась, отдирая тонкие листы от влажной поверхности. Подула на потемневшие страницы. Как раз на «физ-ру» приземлился. Степнов будет рычать, кто журнал испохабил… Взгляд метнулся в самый верх списка. Кулемина замерла. Напротив фамилии Белута стройным рядом красовались четыре кривоватые пятерки с характерным степновским наклоном. И за сегодняшний день в том числе. Да только он сегодня целый урок проторчал на скамейке, раскинув свои короткие упитанные ноги, уткнувшись в телефон, а чтобы получить пятерку у Степнова, нужно как минимум вывернуться на изнанку и обратно.
Захлопнула журнал и, развернувшись, направилась обратно в спортзал.


Спасибо: 213 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 312
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.09.10 22:05. Заголовок: Когда Лена вернулась..


Когда Лена вернулась в спортзал, урок уже начался. Степнов не позволял себе опозданий и его предмет начинался всегда точно со звонком. Девушка топталась у двери, слушая вопли физрука. Кто-то снова повис на волейбольной сетке и сорвал ее. Кулемина только усмехнулась, чувствуя, как внутри приятным теплом расползается нежность – какой же он может быть бешеный, прячьтесь все, если Виктор Михалыч в ярости. И тем не менее ставит пятерки Белуте просто так, за то, что тот дурака провалял весь урок. Это наводило на нехорошие мысли, которых она сама боялась, но они упорно лезли в голову, не давая думать ни о чем больше. Как же хотелось все выяснить сию же секунду, чтобы Виктор развеял все ее страхи и сомнения. Хотя глупо надеяться, что это всего лишь недоразумение. Из зала снова послышался строгий выкрик учителя. Лена тяжело вздохнула и повернула обратно. Сейчас к Степнову лучше не соваться. Они еще успеют поговорить.

В классе Кулемина закинула сумку на парту и развалилась на стуле. Слабость после болезни немного давала о себе знать, после быстрого кросса по коридору слегка кружилась голова.
В кабинет вошла Борзова, класс недружно оторвал свои филейные части от стульев, поприветствовав таким образом преподавателя. Получив разрешение садиться, дружно плюхнулись обратно. Все, кроме Белуты. Степан подошел к учительскому столу и что-то тихо проговорил. Завуч грозно глянула исподлобья и зычным голосом заявила:
- Да что ты говоришь! И зачем же ты ему понадобился именно на моем уроке?
- Ну не верите, спросите сами, - пожал плечами Белута, совершенно уверенный в себе.
- И спрошу! – женщина набрала номер и приложила к уху телефон. – Виктор Михалыч! – резануло Ленкин слух, девушка неосознанно крепко сжала в руке карандаш, - Белута вам нужен?... А почему на моем уроке? У него одни двойки, и так совсем не учится, а вы еще отпрашиваете его! … Ладно… Но чтобы в последний раз!
Захлопнула крышку телефона и недовольно шикнула:
- Иди.
Степан оскалился под недовольным взглядом класса и в развалку направился за дверь.
Сказать, что Лена была ошарашена – не сказать ничего. Белута помыкает Степновым, понтуется перед классом. И какого черта Виктор это все терпит? Почему? Что могло произойти, пока она валялась в изоляторе? Невозможно терпеть до конца урока, она должна знать сейчас…
- Мне тоже надо! – подорвалась с места.
- А ну сядь! – рявкнула Борзова и для верности треснула указкой по столу. – Надо ей! Совсем совести нет! Уголовники! За мизерную зарплату вас учи, душу вкладывай. Да раньше бы вас за такие выкрутасы… - завуча понесло.
- Да пошла ты! – прошипела себе под нос Ленка и села на место. Естественно, Борзова отыгралась, вызвала к доске, но в таком состоянии девушка не могла бы и два на два умножить. Получив законную двойку, вернулась на место и уставилась в окно. Даже если спросить Степнова, вряд ли он скажет ей что-то, если молчал до сих пор. Интересно, сколько это уже длится? Сколько раз он вот так отмазывал Белуту с уроков? И какие еще прихоти этого урода ему приходится выполнять?

Со звонком вся школа волной хлынула в столовку. Лена стояла возле подоконника, чтобы голодная орава не сшибла с ног. Есть не хотелось – сегодня можно обойтись без мутного чая и хлебной котлеты со слипшимися макаронами. Сейчас хотелось тишины, чтобы никто не трогал. Воспользовавшись свободным временем, когда все до одного унеслись в столовку, Кулемина отправилась на чердак. Нужно было спокойно подумать обо всем. Ее порыв ломануться следом за Белутой во время урока сейчас казался несусветной глупостью. Ну что бы она ему сказала? «Оставь Виктора Михалыча в покое»? Да он бы в лицо ей рассмеялся.

На чердаке было мрачно, впрочем, как и всегда. Исписанные стены, черные запятые на выбеленном потолке, стойкий запах дешевого табака и полумрак. Лестница уводила к люку, туда редко кто-то поднимался, и теперь Ленка забралась на самый верх, повесив сумку на обломанные перила. Выудила со дна сумки смятую пачку сигарет, когда-то взятую у Степнова. Почти полная. Слишком крепкие, но так даже лучше. Достала сигарету, которая из круглой уже превратилась в овальную, прикурила. Дым приятно обжег горло, а затем и легкие. Каждое движение губ сопровождалось тихим треском оранжевого уголька в полной тишине чердака. Ленка думала. Пыталась понять, чем Белута держит Степнова. Какая у Виктора может быть тайна? Если только парень все узнал про них. А если узнал, то это конец. Рано или поздно этот сопляк наиграется, ему надоест, и тогда все равно все раскроется. На себя было уже плевать, а вот Степнову достанется по полной. Спать с ученицей – это не просто превышение полномочий. И всем будет глубоко насрать, что они дышать друг без друга не могут. Так прополощут в грязи – всю жизнь отмываться будешь, не отмоешься. Сейчас стало ясно – Виктор ничего не скажет ей. До сих пор же не сказал… А ведь она замечала, что его что-то сильно угнетает. Интересно, этот козел Белута уже растрепал кому-то? Не похоже, иначе кто-нибудь точно бы не удержался и отпустил какую-нибудь пакость в ее адрес. Как они вообще могли настолько забыться, забыть, где и с кем они находятся, так беспечно свалить из школы, наивно полагая, что все останется шито-крыто? Мог узнать кто угодно. И конечно же узнал. Оставалось надеяться, что Белута тупо не захочет делиться, и поэтому хотя бы пока будет молчать. Предложить ему денег? Ведь есть, пусть не так много, но глотку на время заткнуть можно. Но так придется до самого выпускного утолять его аппетиты. Сейчас он имеет только Степнова, а будет их обоих. Сука!
Лена затушила сигарету о перила и взяла еще одну. Нервно щелкнула зажигалкой. Достала мобильный из кармана. Полистала телефонную книгу. Остановилась на одном номере. Артем… Когда-то они познакомились в клубе, где она дралась на ринге. Парень был полным торчком, где-то накосячил, и пытался таким образом заработать. После первого же боя тощее тело вытащили с ринга под руки, потому что идти парень не мог. А на следующий день второй бой, на который Тема был выйти не в состоянии. Отработала Лена. Бесплатно. Зачем? Пожалела просто. Тогда он долго ее благодарил и сказал, что вечный ее должник, еще много ненужной ерунды. Лепетал, что есть связи кругом и всюду, что может без мыла… Короче, везде проскочит. Тогда она отмахнулась от щедрого предложения. Но сейчас можно напомнить этому товарищу про старый должок. Покрутила телефон в руках и снова сунула в карман. Опустила голову на колени. Если давить Белуту, то на верняк. До конца. Чтобы больше не выполз. Жестоко? Возможно. Только теперь у нее есть человек, ради которого она способна на все. И если этому человеку плохо, рука не дрогнет.
Глубокая затяжка, щелчок пальцев и сигарета летит в стену, осыпаясь яркими искрами. Достала телефон и нажала на вызов.
- Темыч привет! Это Лена из клуба, помнишь? … Да ладно, кто бой-то твой отрабатывал? Ну вот и отлично. Ты говорил, что поможешь, если будет нужно… Да, мне надо. Одного козла прижать, чтобы не гадил никому больше… Ну как – это твое дело. Скажи мне свое мыло, я тебе адрес и фотку его скину. Да, смс-кой пришли. Жду.
Через минуту телефон известил о входящем сообщении. Руки слегка дрожали. Прикрыла глаза. Совесть ее мучить не будет. Наверное…
В библиотеке Лена без труда уболтала Утку пустить ее за компьютер. Фото Белуты нашла в контакте на страничке Прокопьевой, адрес переписала из классного журнала. Оставалось ждать выходных.


Спасибо: 212 
Профиль
Tigritsa





Сообщение: 632
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Москва
Репутация: 45
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.09.10 19:38. Заголовок: Девушки, у Аллы проб..


Скрытый текст


В понедельник утром Степнов шел в кабинет биологии в самом отвратном настроении. Выходные прошли черти как. Он остался дежурить в школе, думал, проведет все время рядом с Ленкой. Соскучился по ней, как ненормальный, пока она в изоляторе находилась. Но Кулемина была вся на психах, нервная, дерганая, телефон не выпускала из рук. Пытался выяснить, что происходит - бесполезно. Не выдержал и тоже вспылил - сказалось нервное напряжение последних дней. А Лена в постель завалилась и с головой укрылась. Плюнул, к себе ушел, пока она там из-под одеяла что-то рычала. Всю ночь не спал, муторно на душе, будто случиться что-то должно... Случилось. Утренняя новость от Савченко до сих пор в башке бьется. Да еще с Ленкой непонятки эти... Все ведь нормально было!
Вошел в кабинет. Зоя Семеновна уже на боевом посту. Нужно сообщить классу новость... Глянул на Прокопьеву. Сидит мрачнее тучи, глаза "на мокром месте". Знает уже...
- Я много времени не отниму, Зоя Семеновна, - кивнул преподавателю и развернулся к своим ученикам. - Вчера вашего одноклассника Белуту Степана доставили в отделение милиции. При нем были наркотики и краденый телефон, - сухая констатация фактов. Подробности не нужны, все ясно и так.
По классу пронесся гул, все загалдели, подскочили с мест. Да, эту новость они еще долго будут обсуждать. У Степнова и у самого было погано на душе. Хоть Белута и говнюк, но чисто по-человечески жаль пацана.
Кто-то успокаивал уже рыдающую Аню, кто-то орал, что это подстава, кто-то наоборот. Взгляд невольно задержался на Ленке. Она единственная молчала. Сидела, слегка склонив голову, и смотрела в одну точку, спрятавшись за длинной челкой, губы плотно сжаты, спина прямая, ни намека на удивление, никакой реакции на новость. Почувствовала пристальный взгляд и подняла голову. На доли секунды их взгляды пересеклись. Не выдержала и отвернулась. Он все понял... По глазам ее догадался. Не умеет Ленка ничего скрывать. Уж от него точно. Что-то нестерпимо заныло внутри, захотелось заорать, прекратить возню в классе, вышвырнуть всех вон... Пока класс галдел, мужчина прошел между рядами и тихо, чтобы услышала только Кулемина, проговорил:
- После урока ко мне зайди.
Потом уже громко гаркнул на учеников:
- Замолчали все! - Развернулся к Кац. - Зоя Семеновна, начинайте урок. У меня все.

Долго Степнову ждать Ленку не пришлось. Она явилась в спортзал на первой же перемене.
Стояла на пороге и теребила замок кофты.
- Вы меня звали...
- Идем в подсобку.
Молча подчинилась.
Степнов пропустил ее вперед и запер дверь на ключ.
- Сядь, - кивнул на стул. Сам прислонился спиной к двери.
- Арест Белуты твоих рук дело?
- Да, - голос нервно дрогнул, но отпираться не стала.
- Зачем?! - хрипло простонал, вцепившись руками в волосы.
- Он тебя шантажировал. Это единственный выход был. Ведь он все узнал, да? - ее голос тихий и уверенный. Она не оправдывалась. Не в чем оправдываться...
- Господи... Почему ты ко мне-то не пришла?! Почему не спросила? Что еще за Cosa Nostra за моей спиной?!!
- А ты сам? Почему не сказал ничего? Ни слова ведь не сказал! Ставил пятерки этому козлу, с уроков отпрашивал. А я смотреть должна была и ничего не делать? Нифига!
- Я бы сам разобрался, - процедил сквозь зубы. - Без твоего вмешательства.
- Да как ты не поймешь?! Ему бы очень скоро это все надоело! И тогда он бы всем растрепал...
- Да не знал он о нас! Лена, не знал! Ни черта он не знал, - руки быстро пробежались по карманам в поисках сигарет. Изуродовал пачку, пока выудил сигарету. Прикурил, жадно затягиваясь. Продолжил уже спокойным голосом: - Он просто видел нас вдвоем в городе. Думал, ты платишь мне, чтобы я тебя "выгуливал".
Ленка с недоверием прищурилась. Помолчала с минуту, глядя, как Степнов выпускает сизый дым через нос.
- Ладно, пусть так. Все равно он урод! Он шантажировал тебя! Издевался, ему же это в кайф было!
- И за это ты так легко упрятала его в тюрягу? Скажи, как ты все это провернула, а?! Кто тебя надоумил? Я ни за что не поверю, что ты сама все это организовала! - вновь сорвался на крик.
- Я не знала, что именно произойдет. Просто попросила сделать так, чтобы он тут больше не появился никогда.
- А если бы его убили? - тихий вопрос. - Лен, ты думала об этом?
- Нет, не думала. И не убили же... Я ни о чем не жалею, - говорила в сторону, сквозь зубы, выплевывая слова. - И совесть меня не мучает, он заслужил.
- Ты сейчас кого убедить хочешь, меня или себя? - устало выдохнул Степнов.
- Ты хочешь, чтобы я чувствовала себя виноватой? А я не чувствую! Никто ничего не узнает. Не сейчас, так позже он все равно бы сел, - отрезала и направилась к двери, обходя мужчину. Коснулась пальцами дверной ручки, тихо проговорив: - Я для нас это сделала. Разочаровался во мне, да?
- Не говори глупостей, я сам никогда праведником не был, - тяжелая рука медленно легла на плечо, притягивая девушку к широкой груди. Коснулся кончиком носа мягких волос, поцеловал в затылок. "Дай Бог, Ленка, чтобы твоя совесть не проснулась в самый неподходящий момент".

Кулемина медленно брела по коридору. Урок, кажется, уже начался, а она и звонка не слышала. Внутри какая-то пустота, ничего не хочется. Хоть Степнов и простил ей ее поступок, и сказал, что не осуждает, но горький осадок от разговора все же остался. Верила ли она сама себе, когда говорила, что ни о чем не жалеет? Может и верила в тот момент. А сейчас эта уверенность медленно таяла.
На подоконнике расположились Анька Прокопьева и Оля Лебедева. В свете серого дня они обе казались болезненно бледными. Аня ревела. Всхлипывала, вздрагивала от рыданий, некрасиво морща лицо, что-то бормотала и вытирала платком нос. Лебедева сидела рядом, с жалостью глядя на подругу:
- Аньк, не реви. Может ошибка, освободят еще. А если нет... Да и хрен с ним, другого найдешь. Парней, что ли, мало? Ты красивая девка, нашла из-за кого убиваться!
- Не найду-у-у... Я его люблю-у-у, - выла Прокопьева. - Менты - твари, пришьют и что было, и чего не было.
Ленка, низко опустив голову, прошла мимо. К горлу подкатил комок, и резко затошнило. Свернула в туалет, умылась холодной водой, подняла голову и посмотрела в зеркало, упираясь руками в холодную раковину. Мокрая челка, тяжелый взгляд... Так уже было когда-то, когда в туалете своей родной школы она пыталась успокоиться и вытравить из памяти Зеленову, заваленную грудой тяжелых парт.

В учительской тоже царило напряжение. Кажется, всем довольна была только Борзова. Она сидела за письменным столом, проверяя контрольные работы, и даже не скрывала радости.
- Коллеги, теперь мы с вами вздохнем спокойно! Нет больше в стенах нашей школы этого отморозка и уголовника! Наконец-то нашлась управа на этого... Белуту!
- И чему вы радуетесь? - резко отозвался Степнов, стиснув в руках журнал.
- Как?! Как чему? Да он же в страхе всех учителей держал!
- А вот я согласна с Виктором Михалычем, - вальяжно проговорила Зоя Семеновна Кац, подправляя макияж. - Ну посадят Белуту, и что? Он хоть в авторитете был у наших учеников. Хотя бы его слушались. А теперь? Либо полная анархия, либо они начнут войну между собой за право занять его место. В любом случае, нам начеку надо теперь быть.
- Зоя Семеновна! - Рассказов поправил очки. - Вы говорите какие-то страшные вещи! Они же дети...
- Дети?! - взревела завуч, отшвыривая от себя контрольные. - Да вы хоть знаете, уважаемый наш Игорь Ильич, куда делся ваш предшественник? Почему он ушел? Да чтоб вы знали, его ученик ножом порезал прямо на уроке!!! А вы все про детей тут толкуете! Раскройте уже, наконец, глаза!
- Действительно, - снова спокойный, размеренный голос Кац, - Эти детки сюда попали не просто так. Ни одного... Повторяю, ни одного ученика тут нет совершенно безгрешного, без темного прошлого. И в их исправление я лично не верю. Психологи, трудотерапия, балет ваш, Людмила Федоровна... Ерунда это все. При первой же возможности они откроют свое истинное лицо...
- Не все такие, - процедил Степнов, мрачно глядя, как бьет в стекло уродливыми голыми ветвями старый тополь.
Учителя окинули коллегу насмешливо-скептическими взглядами.

Спасибо: 199 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 319
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.10.10 23:53. Заголовок: Подошел конец этого ..


Скрытый текст



В подсобке было жарко. Отопление включили давно, а отсутствие окон в помещении только усугубляло невыносимую духоту. Потрескавшиеся губы жадно ловили воздух, но каждый новый вдох не приносил облегчения, а только жег пересохшее горло. Перед глазами только огромные, черные от страсти зрачки, больше ничего.
Лена чувствовала, как капелька пота ползет по виску, как качается стол, хочется громко кричать в голос, но нельзя, поэтому зубы стискивают солоноватую кожу на мужской шее. Приглушенные тихие стоны вырываются сквозь сжатые зубы, смешиваясь с мужским сиплым дыханием. Степнов что-то жарко шепчет ей в ухо, от хриплого, срывающегося голоса становится невыносимо. Болезненное дыхание становится чаще, мышцы сводит от дикого напряжения, в голове сплошное безумие и полная потеря ощущения реальности...

Степнов наблюдал, как она пытается зашнуровать кроссовки, сидя на диване. Пальцы еще дрожат и не слушаются, голова наклонена, и челка закрывает лицо. Подошел, присел на колени и затянул шнурки. Кажется, слишком туго.
- Спасибо, - выдавила Лена, но головы не подняла. Степнов продолжал сидеть перед ней, легко гладя бедра, обтянутые джинсами.
- Лен, давай поговорим. Так дальше невозможно, - в голосе усталость.
- О чем говорить? – тут же последовала защитная реакция. Она попыталась отстраниться, но ладони с силой сжали ноги и вернули девушку на место.
- Не прикидывайся. Ты знаешь. Я не слепой, вижу, что ты сама не своя. На все вопросы у тебя одно и то же – надоело, не хочу, задолбало. Неделя прошла уже…
- Со мной все нормально, - зло процедила и отвернулась. – И не нужно мне напоминать. Не нужно говорить ни о чем. Я тебе уже сказала, что все нормально. Что еще надо?!
- Не умеешь ты врать, Ленка. Мне-то ты можешь сказать, что у тебя в душе творится? Ты – моя! Ничто этого не изменит, почему ты не хочешь хотя бы довериться мне? Я сам не люблю трындеть и заниматься самокопанием. Но почему просто не сказать: «Мне хреново»?! Мы бы вместе что-то придумали. Мне плевать на всех, но тебя такой видеть уже не могу, - сильно, до боли, сжал ладонями ноги.
- Не можешь, да?! – голос зазвенел. – А мне не привыкать! Одну чуть калекой не сделала, деда до инфаркта довела, Белуту в тюрягу упекла! Только знаешь что?! Мне надоело чувствовать себя виноватой! Поперек горла все стоит! Одни пальцами тычут, другие жалеют! Аж противно!
- Лена, прекрати! – рявкнул, чувствуя приближающуюся истерику.
- Да что Лена?! Что ты от меня хочешь? Не нравлюсь такая? А это тоже я! Думал, я такая вся правильная, буду мучиться угрызениями совести? А мне наплевать! – она орала осипшим голосом, в глазах блестели слезы. – И на Белуту, и на Прокопьеву, - крик перерос в рыдания. – Мне все равно, когда она ревет и постоянно звонит его матери… И что родители и Гуцул бросили, тоже пофиг… Меня все всегда бросают…
- Я тебя не бросал! – в голосе жгучая злость и обида. Больно ухватил за волосы и приблизил мокрое лицо к своему.
- Ну так бросишь рано или поздно…
Крепче сжал кулак, чувствуя ладонью мягкие волосы. Силой притянул к себе сопротивляющуюся Ленку. Она выворачивалась из его рук, но этим только причиняла себе больше боли.
- Я не знаю, что заставило тебя думать, что я тебя брошу. Ты нужна мне намного сильнее, чем я тебе, - девушка неожиданно затихла в его руках. - Обещаю, что больше и слова тебе не скажу. Когда ты не сможешь больше молчать, придешь сама, давить не буду.
- Скажи, зачем я тебе? От меня одни проблемы, - пальцы сжали мужскую футболку.
- И что? У кого нет проблем? Они у всех есть.
- Я хочу побыть одна. Уйди сейчас, пожалуйста.
Медленно отпустил Ленку. Положил ключ от подсобки на стол и вышел. С трудом сдержался, чтобы снова не наорать. Ее упрямство вымотало все нервы. Хотелось разнести все вокруг, впиться в глотку тому, кто виноват во всем этом. Только некому. Никто не виноват, кроме них с Ленкой.


В учительскую Степнов вошел, громко хлопнув дверью, и сразу достал сигарету. Открыл окно, впуская морозный воздух в теплое помещение. Сидящий за столом Рассказов слегка поежился.
- Вить, у тебя… кхм, - тактично указал глазами на яркую отметину на шее физрука: ровный полукруглый след от зубов.
Виктор бегло глянул в зеркало.
- Твою мать! – выругался, сдернув со стула олимпийку. Натянул на себя и застегнул до горла. Быстрые затяжки, в голове снова Ленка. На Белуту, по большому счету было плевать, но состояние Кулеминой просто выворачивало всю душу наизнанку. Видеть ее тяжелый взгляд и опущенную голову, слышать отчаяние в каждом слове было невыносимо. И если это поможет ей, то он постарается помочь Белуте.
Окурок раздавлен в пепельнице. Кто-то оставил там сигарету со следами ярко-красной помады. Степнов брезгливо поморщился.
- Я ухожу. До завтра, Вить, - Рассказов подхватил портфель, чувствуя плохое настроение коллеги.
- Постой, - Виктор закрыл окно. – Игорь, у тебя есть знакомый адвокат? Хороший.
- У тебя проблемы? – Ильич положил портфель обратно на стол.
- Да не у меня… Так есть?
- Ну есть вообще. Хороший специалист. Молодой, амбициозный. Берет, правда, недешево.
- Да ладно, я не о деньгах же спрашиваю. Сам знаю, что немало стоит. Телефон дашь?
Рассказов всмотрелся в лицо физрука. Тот будто постарел на несколько лет, дерганый, нервный, хмурая складка на лбу. Снова тянется за сигаретой. Раньше он не замечал, чтобы Степнов так много курил.
- Дам, конечно. И ты, это… Если денег надо будет, я могу… Ты не стесняйся, обращайся.
- Спасибо. Думаю, сам выкручусь.
- Скажи честно, у тебя из-за Лены проблемы, да?
- Лена тут не причем! Игорь, мы с тобой договаривались. Эта тема закрыта.

Степнов созвонился с нанятым адвокатом за неделю до начала процесса. Тот заверил, что дело вполне можно будет разрулить.
Виктора тоже вызвали в суд свидетелем, он дал сухую характеристику на своего ученика, впрочем, вполне положительную. Домой вернулся после суда только вечером. Скинул обувь и прошел на кухню. Достал из холодильника бутылку коньяка, оставшуюся с незапамятных времен. Он страшно вымотался за эти два месяца. Да еще работа по выходным. Гонорар адвокату обошелся недешево. Теперь нужно было выплачивать взятый в банке кредит.

Кресло казалось ужасно неудобным. Сигаретный дым наполнил комнату, но встать и открыть окно не было сил. Свет резал глаза, поэтому в помещении было темно. От алкоголя немного кружилась голова, и отяжелело тело. Друзья звали на дачу на выходные. Привычно отказался. Развлекаться сейчас хотелось меньше всего. Только работа каждый день, встречи с адвокатом пару раз в неделю и Лена… Она по-прежнему заполняла его всего, сейчас он, кажется, любил ее даже сильнее, чем раньше. Болезненно, мучительно, ревностно. Да, она одна из этих деток. Со своей болью, своими грехами и пороками. Но она ему нужна. А он-то ей нужен? Если бы он знал, что Лена чувствует к нему хоть часть того, что он сам… Он старался не думать об этом, жить сегодняшним днем, но… Вместе они с любым дерьмом справятся. Если будут вместе...
Веки отяжелели, мысли расплывались в голове. Прикрыл глаза, проваливаясь в тяжелую дремоту. Резкий звонок в дверь заставил вздрогнуть. К черту! Пошли все к чертовой матери! Звонок повторился. Снова. На кнопку давят, не переставая.
Степнов зарычал.
- Если сосед приперся полтинник занять, удавлю!
Встал с кресла и прошел в прихожую. Включил свет, поморщился. Щелкнул замком.
- Лена?..
Кулемина стояла перед ним в зимней куртке, шапке и пижамных штанах и тяжело дышала.
- Господи… Я думала, тебя дома нет…
- Ленка! – втянул в квартиру и прижал к себе. – Кулемина, ты совсем сдурела… Зачем сбежала?
- Я просто так тебя увидеть захотела, тебя не было в школе целый день, и в выходные никогда не бывает… Я бы до утра не дожила. Не могу так больше. Ты очень на меня тогда обиделся? Я постоянно об этом думаю. Прости меня… Я дура, сама не понимала, что несу! Мне без тебя кранты…
- Иди ко мне, - уткнулся носом в холодную шею, крепко сжимая руками тело под курткой. – Леночка, - губы быстро покрывали жадными поцелуями лицо, шею, волосы. – Моя… Моя девочка…
- Подожди, - прикрыла глаза, нервно сглотнув. – Мне надо тебе сказать…
Оторвался от нее, с трудом переводя дыхание.
- Что сказать?
- Ты должен знать. Что бы я ни делала, что бы ни говорила… Я... Тебя люблю...
Степнов выдохнул и прислонился спиной к стене, не отрывая взгляда от взъерошенной, слишком взволнованной Ленки. Провел руками по лицу, снова шумно выдохнул. В следующий момент Кулемина хрипло вскрикнула, почувствовав, как ноги оторвались от пола. Виктор кружил ее в тесном коридоре, до боли сжимая в объятиях.
- Ленка! Да мы ж с тобой теперь…
Куртка задралась, оголяя живот, штаны сползли на бедра.
- Ты пил что ли? – втянула носом воздух и улыбнулась в колючую щеку, чувствуя, как ноги болтаются в воздухе.
- Вроде бы...
- А мне можно?
- Нельзя.
- Я так и знала, - только крепче сдавила шею руками.

ЭПИЛОГ

Она сидела у него на коленях в комнате, даже не сняв куртку. Прижималась крепко всем телом и гладила по волосам, пока он говорил.
- Сегодня был суд. Да ты знаешь, конечно. Белуте дали два года. Могли бы больше. С наркотой дело замяли, а с телефоном не удалось. Он на самом деле спер его у какого-то пьяного мужика. Дурак, пользовался им неделю перед тем, как его арестовали. Да еще до этого условка была… Короче, он в любом случае сел бы.
- А как он отреагировал на приговор?
- Спокойно отреагировал. Кажется, даже не понял, что дали намного меньше, чем могли бы.
- Спасибо тебе, - надломленный шепот. – Ты самый лучший. Мне ведь так хреново было, даже не представляешь. Думала, сама справлюсь. Нифига не получилось. И тебя грузить не хотела, и в себе все держать – хоть вешайся. И опять накосячила. Я сильно обидела тебя? Да я сама знаю, что сильно…
- Глупости. Это не обида была. Но если еще раз ты решишь меня «не грузить», то получишь в лоб. Все твои проблемы – наши общие.
- Спасибо тебе.
- За что?
- За то, что помог. Ведь это ты, я знаю.
- Ничего особенного я не сделал. Да и Белуту все равно посадили. Хотя тут ты уже не причем.
Ленка только кивнула. Может, оно и неправильно, но ее отпустило. Чувство вины куда-то ушло. Сейчас было спокойно и тепло.
- Скажи, а что дальше? – подняла голову, всмотрелась в голубые глаза. Такой родной. Устал…
- В смысле?
- Ну потом… С нами что будет? Я закончу школу. И? Ты думал об этом когда-нибудь?
- Ты в чем-то сомневаешься? – она отрицательно покачала головой. - Мы так же будем вместе. Только жить ты будешь уже не в школе, а тут. Со мной. Я буду работать, ты будешь учиться в институте, - его голос был тихим, убаюкивающим. Одна рука бережно перебирала волосы, а вторая гладила под курткой теплую кожу. – Летом будем ездить на море. Или куда захочешь. Можем к твоим родителям. Или деда сюда заберем. И я буду тебя бешено ревновать. И психовать. И ты тоже будешь…
Посмотрел в лицо. Ленка спала, а на губах играла легкая улыбка.
- Спишь? И для кого я тут распинаюсь? – серьезно проговорил, рассматривая расслабленное нежное лицо. Она тихо сопела ему в шею, растрепанные волосы, дрожащие ресницы, обветренные губы… А Степнову казалось, что никогда еще Кулемина не была такой красивой.

Что будет дальше? Я буду срываться
И ревновать тебя даже к друзьям.
Буду отчитывать, спорить, ругаться…
Буду прощенья просить по ночам.

Что будет дальше? Ты будешь смеяться.
Глупости делать и губы кусать.
Ты будешь искренне мне улыбаться.
Злиться, и в ту же минуту прощать.

Что будет дальше? Я правда, не знаю.
Мне настоящее как-то милей.
Ты у меня на руках засыпаешь
Руку сжимая в ладошке своей.

Что будет дальше? Не все ли равно нам?
Стрелки часов будут также ходить.
Мир будет жить по привычнам законам.
Мы собираемся просто любить.


КОНЕЦ

Скрытый текст



Спасибо: 198 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 358
Настроение: Smells Like Teen Spirit
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.10 23:10. Заголовок: С ног на голову


Название: С ног на голову
Автор: Стэлла
Жанр: Romance, немного Angst
Рейтинг: PG-13
Пара: КВМ
Статус: Окончен
Идея принадлежит мне же, ознакомиться можно тут http://kvmfan.forum24.ru/?1-10-0-00000041-000-20-0#026<\/u><\/a> Зачем-то самой захотелось написать
Если кто-то кроме меня самой захочет, я буду очень-очень рада!

Обложка от Ксюши Callisto Спасибо большое!
<\/u><\/a>

Спасибо: 75 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 359
Настроение: Smells Like Teen Spirit
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.10 23:11. Заголовок: Странно… Почему перв..


Странно… Почему первое, о чем он подумал в тот момент, было «Да, бьет она профессионально. Как учил». В ушах зазвенело, картинка перед глазами дернулась и зашаталась, ломота в носу и искры из глаз. Сам не понял, как очутился на полу. Удар и впрямь был хороший. От души. Это потом уже Степнов разглядел вытянувшиеся лица своих коллег-учителей и испуганные – учеников. Ленки среди них уже не было. Раздраженно отпихнул чью-то протянутую руку помощи, процедив: «Я сам», поднялся с пола и вытер рукавом олимпийки кровь с лица.
Рядом причитал Савченко, требуя объяснений, но Виктор сейчас вряд ли мог что-то объяснить даже себе, только одно знал точно – идея привести Настю на школьный матч по баскетболу была изначально неудачной. Не зря сопротивлялся, упираясь и приводя множество доводов. Его девушка просто повисла на нем, уговаривая взять ее с собой на работу. А в итоге получилось черти что. И вот только сейчас он осознал, оглядывая ошарашенные лица столпившихся вокруг него людей – Кулеминой после этой выходки не поздоровится. Внутри что-то противно сжалось и не хотело разжиматься, нудно давя в область сердца.
- Аня, Женя! – выкрикнул директор, и Степнов поморщился. – Найдите Лену Кулемину и скажите ей, что я жду ее в своем кабинете. И вы, Виктор Михалыч… Вы тоже зайдите ко мне потом. Неслыханно! Ученица ударила учителя! Такое ЧП! – схватился за голову и удалился прочь.
Едкие эпитеты в адрес свой и Ленкин перемежались с высоким голосом Насти.
- Вить, почему она ударила тебя?! Я до сих пор в себя придти не могу! Тебе очень больно? Давай я за аптечкой схожу.
- Не надо ничего, - Степнов шмыгнул носом, вытирая кровь кулаком.
- Вить, но у тебя же кровь!
- Я вижу. Всего лишь нос разбит, а не ранение в голову.
- Почему она ударила тебя? За что?! Не понимаю, откуда столько жестокости в подростках?
- Настя, иди домой. Мы потом поговорим, ладно? - буркнул себе под нос и пошел прочь, стараясь не смотреть в постные лица коллег.

В кабинете Савченко Лена упорно молчала. Сидела на стуле, сложив руки на груди, голова опущена низко, так, что за свесившейся челкой не видно глаз. Да и что говорить? То, что ей крышу сорвало от ревности? Что она всю игру ждала, что он придет… А он пришел, когда игра закончилась. Довольный. Поздравлял их. А она даже не слышала ничего, только видела, как за спиной маячила эта его… Девушка. Разве можно рассказать или передать словами, как жгла ее обида, как больно было, как внутри невыносимо ныла ревность вот уже две с лишним недели, а ей приходилось натянуто улыбаться и делать вид, что пофиг? И что сегодняшняя выходка стала последней каплей. Нет уж…
Савченко тяжело вздохнул.
- Лен, ты же понимаешь, что это дело не замнешь. Из другой школы ведь преподаватели были на игре, видели все своими глазами. Такое происшествие! Кулемина, ну как же так? Уж от кого, а от тебя бы никогда не ожидал! Что делать теперь, ума не приложу. Людмила Федоровна рвет и мечет, требует отчисления…
- Не надо, - хриплый голос.
- Что?
- Не надо отчисления. Сама уйду.
- Сама она, сама! - психанул Савченко. – О чем ты только думала?! Ударить учителя! За что ты его? Что он тебе сделал? Мне-то ты можешь сказать?! Скажи хоть что-нибудь, в конце концов! Оправдайся как-то!
- Мне нечего сказать.
Директор опустился на стул и закрыл лицо руками, тяжело вздохнув.
- Ладно, ты иди, наверное… Мы посовещаемся, примем какое-то решение. Может, и без отчисления обойдется.
- Можете не совещаться. Я в любом случае уйду из школы. Документы только отдайте мне, деда не дергайте.
- Документы ей… Что ж вы творите?! Эх… Иди. За личным делом завтра придешь.
Вышла из кабинета тихо, осторожно прикрыв дверь. В коридоре с хмурыми лицами топтались Ранетки.
- Ленк! Ну что? Что сказали? Капец?
- Да ничего. Девчонки, я домой, ладно? Голова болит. Потом все расскажу. Позже…

Странно, она отчаянно хотела увидеть Степнова сейчас и точно так же сильно не хотела. Было стыдно, хотелось провалиться сквозь землю. Поэтому, когда увидела его в конце коридора, желание бежать пересилило все остальные чувства. И только усилием воли заставила себя не дать деру, а спокойно дойти до конца, глядя в одну точку. Так некстати заболел живот от сильного волнения, а сердце застучало в висках. Он остановился, преградив ей дорогу, и молчал, глядя сверху вниз.
- Я ухожу из школы. Сама, - хрипло, едва слышно прервала тягостное молчание, не поднимая глаз. Не хотелось видеть, как он смотрит на нее с жалостью и сожалением.
- Понятно, - плотно сжал губы и отвернулся. От Кулеминой другого и не ожидал.
- Понимаете, я не смогла сдержаться… Потому что… - горький комок у горла не дал закончить.
- Я знаю, - почти шепотом.
- Простите.
- Лен, мы с тобой уже давно все решили. Между нами ничего не может быть. Я ведь честно пытаюсь с этим справиться.
- Я вижу. У вас хорошо получается. Между нами ничего не было и быть не могло, ведь так? – Степнов на это только сильнее стиснул зубы и промолчал. - Всего хорошего, Виктор Михалыч.
Выдержала его пристальный, с прищуром, сердитый взгляд. Говорить больше не о чем.

Прислонившись к оконному стеклу в кабинете истории, Степнов провожал взглядом ссутуленную Ленкину спину. Даже не обернулась.
- До сих пор в голове не укладывается, - глухо проронил Рассказов, пристально глядя в окно. – Что у вас с ней произошло? Ведь просто так по морде не бьют. Я же видел ее лицо. И по-моему, ей было плохо, по-настоящему плохо. Куда вот она теперь? Вить, ну что ты молчишь?
- Не знаю, что сказать. И что делать не знаю. Она ведь упрямая, в школе не останется ни за что. Вот какого черта?! Думал, начну новые отношения, Ленке будет спокойнее, сам успокоюсь. А только хуже стало.
- До сих пор любишь Кулемину? – понимающе кивнул историк.
- Игорь, не капай хоть ты на мозги! Я не знаю! Я хочу нормальных отношений с взрослой, зрелой женщиной. Хочу встречаться, как все нормальные люди, не прятаться ни от кого, не чувствовать себя последней сволочью только потому, что безумно хочу ее целовать… С Ленкой это невозможно. Она ребенок еще! А я себя преступником чувствую. Так нельзя. Неправильно.
- Ну у тебя Настя теперь есть, - осторожно проговорил Рассказов, искоса поглядывая на друга.
- Есть, - утвердительно кивнул. – И я на самом деле хочу, чтобы у нас получилось.
- А Лена? Вот так просто ее отпустишь?
- Просто? – горечь в голосе. Если бы Рассказов знал, насколько ему сейчас «просто», то не задавал бы глупых вопросов. – Да, отпущу. Ничерта у нас с ней не получится. Между нами пропасть.
- Ну смотри. Поживем – увидим.


Спасибо: 153 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 365
Настроение: Smells Like Teen Spirit
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.11.10 20:42. Заголовок: Снег валил крупными ..


Снег валил крупными хлопьями, но не беспокоил Лену, оседая на лице и ресницах, превращаясь в холодные капли. На удивление, никто в школе не показывал на нее пальцем. Только язвительные реплики Зеленовой, что у Кулеминой поехала крыша. Да на самом деле поехала, раз не смогла держать себя в руках. Самым логичным было бы зареветь сейчас. Но оказалось настолько больно, что даже этого сделать не получалось. Ревность ушла куда-то глубоко, осталась горечь от того, что Степнов окончательно дал понять, что все. Конец. Не будет ничего. Да и не было. Пыталась разобраться, как она могла так вляпаться? Влюбиться в собственного препода… Ведь знает его тысячу лет, он нравился ей, но ничего такого особенного она не чувствовала. А тут… Поняла совсем недавно, неожиданно, будто обожгло что-то. Это чувство вошло резко, разорвавшись внутри на множество ощущений. Ей нужно было подумать, переварить, хоть как-то успокоиться, разобраться в этих совершенно новых для нее ощущениях. А он пришел к ней почти сразу… Было неловко. Страшно. Она же не думала, что что-то возможно. Да и было бы проще, когда невозможно. А он своим «Нравишься» дал понять, что все вполне реально. Вот он, стоит перед ней с коробкой конфет и нервно, срываясь, говорит о своих чувствах. Испугалась этой взаимности, в которую еще было очень трудно поверить, вообще представить себе такое. Слишком быстро. И как-то неправильно. Ей нужно было время. А он не давал ей шанса. Тот день до сих пор не стерся из памяти, воспоминания кололи болезненными мурашками по всему телу. Его пытливые, жадные взгляды, от которых нестерпимо хотелось укрыться, настойчивые попытки оказаться рядом. А оказавшись рядом, приближался слишком близко и опасно для нее. Он напал на нее своим чувством, а она оказалась к этому не готова. Самым простым оказалось сбежать.

А потом все пошло кувырком. Она совершенно случайно узнала об этой женщине. Степнов никак не афишировал свои новые отношения. Не замечала она его, воркующего по телефону, он по-прежнему не слишком торопился домой, да он даже, черт возьми, смс-ки не писал! Но все изменилось. И она это чувствовала. И легкая рассеянность Степнова, виноватый взгляд, сухие приветствия только подливали масла в огонь, Ленка понимала, что ее заносит, что контролировать себя все сложнее, но старалась не выдать себя даже случайным взглядом...

Впервые она увидела ее сегодня. Достаточно высокая, слегка полноватая, но это ничуть ее не портило. Темные волосы коротко подстрижены, хорошо сидящие джинсы, минимум макияжа, мягкость в чертах лица, полные губы. Про таких говорят «милая». Она отвратительно смотрелась вместе со Степновым. Ленка это сказала себе тут же, когда поняла, как потрясающе они смотрятся рядом. Только нифига не помогло.

На улице темнело, пора возвращаться домой. Надо что-то деду сказать. И врать не хотелось, и от правды самой было тошно. Вспомнила, что режиссер, похожий на тролля, который снимает фильм по дедову роману, звал ее сниматься в кино. Тогда она просто посмеялась, хотя дед этой идеей очень загорелся. А сейчас это, пожалуй, было нормальным выходом и хорошим объяснением ее ухода из школы. Главное, чтобы дед ничего не заподозрил. Хотя, делать морду кирпичом ей уже не привыкать.
С порога, сорвав с шеи шарф и натянув на лицо улыбку, отрапортовала деду заученную по дороге фразу:
- Дедуль! Я решила сниматься в фильме. Помнишь, меня звали? Ты рад? – приклеенная улыбка слегка дрогнула, но в следующий миг стала еще шире.
- Леночка! Какая новость! Это же замечательно! – заголосил старик. – Просто семейный подряд! Дед романы пишет, а внучка в фильме по этому роману играет! Ну порадовала! А то все не буду, да не буду!
- Я тоже рада. Правда, из школы придется уйти, но я в вечернюю пойду. Экзамены везде одинаковые, - старалась казаться непринужденной.
- Как из школы уйдешь?! – округлил глаза Кулемин.
- Дед, ну что ты так всполошился? Ничего страшного ведь, школу я закончу, просто в другом месте.
- Ну тогда ладно. Я все равно очень рад! Ты у меня еще прославишься! Надо это отметить! Сейчас пир горой закатим!
Ленка повесила куртку на вешалку и отвернулась. Лицо ныло от наигранных эмоций. Низко опустила голову. Больше нет сил ничего изображать.
- Не надо отмечать. Я… Я пойду. Я устала.

Прошла в комнату и захлопнула дверь под изумленным взглядом деда. Легла на диван и прикрыла глаза. В горле до сих пор стоял комок, тянущая боль в груди мешала глубоко дышать. Зажмурилась. Сама себе противна. Интересно, а Виктору Михалычу сейчас как? Хотелось, чтобы он чувствовал хоть сотую долю того, что она…

Степнов сидел в кресле, уставившись в потолок. Из ванной слышался звонкий голос Насти, чуть приглушаемый шумом воды. Совсем забыл ей сказать, чтобы она не приходила сегодня. Девушка что-то весело рассказывала о своей работе, будто ничего не произошло. А он мог думать только о Ленке. Убеждал себя, что так лучше. Все равно у них нет будущего. Только легче не становилось. Мужчина не слышал ни слова из того, что говорила ему Настя, но ее голос, жизнерадостный и мелодичный, все больше раздражал. Хотелось тишины. А посторонний шум мешал ему остаться наедине с Леной в своих мыслях. Резко поднялся с кресла, заглянул в ванную.
Настя, склонившись над раковиной, отстирывала рукав его олимпийки, испачканный кровью. Виктор разозлился. Рявкнул слишком грубо:
- Зачем ты… Зачем ты это делаешь?! – вырвал из рук намокшую вещь.
Девушка вздрогнула от неожиданности.
- Я хотела отстирать, - растеряно посмотрела на него.
- Не надо. Я сам себе могу постирать. Никогда так больше не делай! – олимпийка с силой шлепнулась на дно ванны.
- Ладно…, - обиделась.
В Степнове в этот момент шевельнулось раскаяние за свою грубость. Как можно мягче сказал:
- Насть, мне нужно сейчас остаться одному. День тяжелый был. Прости, что накричал. Я не хотел, - наверное, она ждала, что он обнимет ее, но он стоял, прислонившись к косяку, и не двигался с места.
- Вить, неужели ты так переживаешь из-за сегодняшнего? Я думала, все уладили. Или нет? Выяснили, почему эта девочка тебя ударила?
- Эта девочка больше не учится в этой школе. Закрыли тему, - снова резко. Невозможно говорить о ней спокойно. Не привык. Никогда не привыкнет.
- Ну и правильно! А то еще кому врежет.
- Иди домой.
Хорошо, что ему не придется ее провожать. Настя жила этажом выше. Бывает ведь так – живешь много лет в своей многоэтажке, и даже соседей не знаешь, пока не затопят или за солью не придут. Хотя, в наше время уже никто не ходит к соседям за солью. А она почему-то пришла. Он сразу почувствовал от нее тепло. Разговорились. Она так заразительно рассказывала о путешествиях, о своей турфирме, о чем-то еще… Почему-то он решил, что это его шанс избавиться от своей болезненной любви. Настя ему понравилась сразу. Соль она так и не взяла, а на следующий день он пригласил ее в кино.
Степнов понимал, что сейчас незаслуженно обидел ее. То, что случилось сегодня, для нее это всего лишь эпизод, издержки профессии, рядовая подростковая жестокость. Но у него есть оправдание – с ним рядом больше не будет Лены.


Спасибо: 142 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 369
Настроение: Smells Like Teen Spirit
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.12.10 22:36. Заголовок: Беспокойная ночь и к..


Беспокойная ночь и короткий сон под утро. Странный и обрывочный.

«Да какая она взрослая?! Эта ваша взрослая сейчас таких дел наворотит сгоряча, не расхлебается потом!» - Степнов? Что за палево?! Может, он и деду уже растрепал, как она ему звезданула вчера?
«Я не буду ее отговаривать! И ты не смей ей палки в колеса ставить!» - ну хоть кто-то на ее стороне. Спасибо, дед. «Иди домой, проспись лучше! Ты же пьян!»


Резко открыла глаза, прервав очередную нелепость, всплывающую в подсознании. Еще темно за окном, хотя часы на руке утверждали, что уже утро. Семь часов двадцать минут. Резко села в постели. Что тут делает Степнов? Или ей просто приснилось, что он пришел к ним домой? Попыталась успокоить слишком шумное дыхание, но ничего не вышло. Все будто сквозь толстый слой ваты, и в ушах пульсирует от тяжелых ударов сердца. Медленно опустила ноги на холодный пол. Снова прислушалась. Тихо. Легла и уткнулась лицом в подушку. Просто сон.

Сила воли – великая вещь. Так считают все спортсмены, так считал и Степнов. Сначала новость о том, что Кулемина решила податься в актрисы, полностью вышибла из колеи. Ленка спортсменка, и это лицедейство не для нее. Она не умела никогда притворяться, всегда была открытой и честной, чуть грубоватой в своей прямоте, но он еще больше любил ее за это. И тут на тебе… Убедил сам себя, что теперь их пути разошлись окончательно. Лена актриса, он обычный физрук.
Жизнь потекла плавно и размеренно. Работа, дом, встречи по вечерам с взрослой, умной женщиной, приятные свидания, спокойствие. Ведь об этом мечтал… Хотя нет, себя не обманешь. Разве такими бывают мечты? Мечты – они всегда безумны и по большей части невыполнимы. Как у него было с Леной. А может, это и хорошо, что перестал мечтать о несбыточном.
Просто рассудил трезво, что ему уже за тридцать, и надо жить реальностью. И эта реальность ему теперь нравилась. Не щемило и не заходилось в бешеном стуке сердце, не было бессонных ночей в мыслях о том, чему не суждено быть никогда, он не вздрагивал больше от звука хрипловатого голоса, не искал в толпе школьников высокую, сутулую фигуру. Правда, продолжал навещать старика Кулемина в отсутствие Ленки. Дед уверял, что его внучка всем довольна и счастлива. На скользкую тему их личных отношений мудрый старик не ступал. И Степнов был ему искренне за это благодарен.
Его новые отношения увлекли своей легкостью, все было правильно, он, наконец, мог просто отдохнуть, ведь последние месяцы жил как на иголках, ожидая от Ленки хотя бы ответного взгляда. А сейчас его все устраивало. До тех пор, пока снова не увидел Лену. И хрупкий мир, заключенный с самим собой, дал первую трещину.

В тот морозный декабрьский вечер они возвращались с Настей из кафе. Вкусный ужин, ненавязчивая живая музыка, приятная компания расслабили напряженные за прошедший день мозг и тело. Степнов даже не слушал, что говорила ему его девушка. Было просто приятно слушать ее мелодичный голос, чувствовать руку в кожаной перчатке на своем локте. Настя сегодня была особенно хороша – макияж чуть ярче обычного подчеркивал глаза, белоснежный пуховик и пушистый капюшон на голове. Она была похожа на... На... С поэтическими сравнениями у Степнова всегда было туго. Да и неважно это. Просто она выглядела отлично. И ему, как мужчине, было приятно это осознавать.
Внезапно будто кто-то с огромной силой дал под дых, резко и неожиданно, заставив задохнуться. Ленка. Она прошла мимо них по другой стороне улицы в считанные мгновения. Своей обычной, слегка развязной пацанской походкой, держа руки в карманах. На голове огромная меховая ушанка, все та же сумка через плечо, нос спрятан в небрежно повязанный шарф. Она его не увидела. Просто прошла мимо, глядя себе под ноги. А он встал, как вкопанный, пытаясь заставить хотя бы усилием воли снова стучать остановившееся сердце. Чуть не крикнул ее имя через всю улицу, но рука в кожаной перчатке вернула к реальности, проведя холодом по горящему от волнения лицу.
- Вить, что с тобой? Ты меня слушаешь вообще?
- Что? Прости, я задумался, - с трудом разлепил пересохшие губы.
- Ты так резко вздрогнул, будто от боли. Тебе нехорошо?
- Не обращай внимания, - пытался привести дыхание в норму, но голос все же предательски дрогнул.
- Ко мне или к тебе? – крепче обхватила его руку.
- Мне все равно. Идем быстрее, холодно на улице.

Степнову казалось, что кто-то свыше издевается над ним, проверяя на прочность. О Кулеминой ему напоминали не так часто, но на каждое, даже косвенное упоминание мужчина реагировал слишком остро. Чаще злился, сам не понимая, на кого именно.
Вчера Ранетки отпросились пораньше с его урока, мотивируя тем, что им надо на репетицию в кафе – у Лены выдался свободный день и есть возможность порепетировать. Конечно, он отпустил. А потом весь оставшийся день ходил сам не свой, прокручивая в голове одну и ту же фразу, сказанную Прокопьевой: «Ленка звонила, у нее день свободный, нам на репетицию…». Ленка звонила… Ленка… «Лена», - понял, что говорит вслух. «Дьявол! Когда это уже прекратится!» - пнул любимого козла по сломанной ноге.

В кафе Ранетки накинулись на Кулемину с явным намерением задушить в объятиях.
- Ленка! Пришла! – визжала Прокопьева, прихлопывая в ладоши.
- Да куда ж я денусь, - сдержанно улыбалась Лена, по очереди обнимая каждую.
- Расскажи про съемки! Как там? Ты теперь у нас звезда! – протянула Новикова, хитро прищурившись.
- Да съемки как съемки, ничего интересного.
- А актеры? Неужели ни с кем не замутила?!
- Новикова, ну кто о чем!
- Ой, а я бы замутила! Может, там какой-нибудь местный Бред Питт, а Ленка скрывает от нас!
- Лер, если такой там появится, я тебя с ним обязательно познакомлю.
- А с учебой как? Успеваешь? – озабоченно поинтересовалась Алехина.
- Да экстерном все буду сдавать. Учиться нормально и времени нет.
– А Зеленова просто лопается от зависти, что ты играешь в кино главную роль! – довольно пропела Новикова.
- Чего? – выдохнула Кулемина, сделав шаг к Лерке, взгляд которой резко стал виноватым. – Какую такую главную роль я играю?
- Лен, ну прости, я не удержалась, сказала, что главную… Так хотелось на реакцию нашей звезды посмотреть! Она просто позеленела от зависти!
- Да уж… Представляю, как она потом ржать будет, когда узнает, что я всего лишь «кушать подано» играю! Спасибо, Новикова, удружила!
- Ну извини, я не специально, - повесила голову.
- Ладно, проехали. Как там в школе? Что нового?
- Да все так же. Тебя только не хватает. Борзова зверствует, Шрек как всегда… Гуцул стритбол забросил, не захотел ни с кем больше в команде быть. Степнов вообще будто чужой, на себя не похож даже.
- Не надо про него, - резко оборвала.
- Скучаешь?
- Нет. Некогда мне скучать, на съемках целыми днями. Я и не вспоминаю про него. А он говорил что-нибудь обо мне? – опустила глаза. Зря спросила.
- Нет, Ленк, не говорил…
- Ну и ладно, - голос задрожал. – И вообще, мы репетировать пришли или трепаться? Сто лет гитару в руки не брала. Вот по чему я соскучилась точно!
- Лен, а приходи в школу на Новый год! Сыграем! Дадим там всем жару! Как раньше?
- Да вы обалдели? Кто меня туда теперь пустит?
- Пустят! Тебя ж не выгнали, ты сама ушла.
- Нет, девчонки, я в школу не приду. А поиграть мы и тут можем.
- Жалко…


Спасибо: 117 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 372
Настроение: Smells Like Teen Spirit
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.12.10 19:59. Заголовок: Степнов и сам не зам..


Степнов и сам не заметил, как это началось снова. Еще хуже, чем было раньше. Ночи снова стали беспокойными и душными. Не помогали ни вечерние пробежки, ни холодный воздух из открытого настежь окна. Страшно… Конечно, он не думал, что все пройдет так просто, но этот сумасшедший рецидив застал его врасплох. Он по-прежнему встречался с Настей, искал успокоения и не находил. Становилось только хуже. Сегодняшняя ссора стала последней каплей. Девушке втемяшилось в голову, что Новый год они должны отмечать в кругу ее семьи. А он просто хотел посидеть спокойно, без дурацких шуток, изучающих взглядов, наводящих вопросов. Она прожужжала все уши, какие они у нее веселые, замечательные, как он им понравится… Да хоть сто раз замечательные, к смотринам Степнов был не готов, от одной мысли начинала мучить изжога. Было чувство, что его плавно подтягивают к чему-то большему, чем он готов был предложить. Размеренная жизнь быстро наскучила, ощущение новизны притупилось. Удивительно, Настя была интересным человеком, но рядом с ней его одолевала тоска, да такая, что начинало щемить сердце и хотелось остаться одному.
Искренне не мог понять, что его в ней стало раздражать. Ответ пришел сам собой и так просто, как все гениальное. Она может быть доброй, красивой, сексуальной, увлекаться спортом, как и он, и вообще не иметь недостатков, но она не Лена. И других объяснений нет. И какого черта ему понадобилось два месяца для того, чтобы понять – лучше он загнется от желания невозможного, чем будет медленно вариться в этом рассудительном спокойствии. И свои больные от накатывающих чувств ночи он будет проводить один, не чувствуя себя виноватым перед совершенно чужой женщиной.

Ближе к вечеру решил зайти к старику Кулемину, как чувствовал, что нужен там. Дед передвигался по коридору на полусогнутых, сетуя на так некстати прихвативший радикулит, а на съемочную площадку надо сценарий везти… Степнов даже не раздумывал. Да какое там! Петр Никанорыч даже попросить ни о чем не успел, как он уже несся к станции метро с папкой в руках. Наивный, считал себя цивилизованным человеком, способным держать в руках свои эмоции и чувства, полагал, что просто посмотрит на Ленку, потому что бороться с желанием ее увидеть уже не осталось сил, и пусть потом ему будет хуже. Но не думал, что до такой степени…
После команды «Снято!» вся массовка принялась стягивать с себя синтетические сверкающие комбинезоны. Что-то разобрать в этой искрящейся массе было сложно. Виктор с интересом наблюдал за рабочим процессом. Иногда перерыв бывает интереснее игровой сцены. Когда-то довелось побывать на съемках фильма еще в молодости. И он был поражен, увидев краснощекую девицу в русском сарафане с сигаретой, по-мужски сжатой зубами.
Статисты торопливо сбрасывали с себя одежду, под которой были мокрые от пота футболки и майки. Ленку Степновскому взгляду открыли чьи-то наглые руки, по-хозяйски дернувшие молнию на ее спине вниз. Этот жест даже по прошествии времени стоял перед глазами, а визг металлической молнии свистел в ушах. Почувствовал, как запульсировало в районе шеи, казалось, что от бешенного напора крови, хлынувшей в голову, просто лопнут вены. На площадке вытирались полотенцами, пили воду, много курили и громко смеялись. Кулемина весело что-то обсуждала с тем самым парнем. Степнов пытался справиться с желанием сломать ему ноги. Она увидела Виктора случайно, резко обернувшись, когда улыбка, адресованная другому человеку, еще не успела покинуть губы. Если бы взглядом можно было обжечь, то Ленка давно бы уже превратилась в горстку пепла. В считанные секунды увесистая папка со звонким шлепком ударилась о стол режиссера. Девушка вздрогнула, как от пощечины и отступила на шаг назад. Степнов, как ужаленный, вылетел со съемочной площадки.

Предпраздничная суета Ленку практически не коснулась. Продукты к новогоднему столу дед закупал сам, единственное, что купила Кулемина – банку красной икры по дороге со съемок. Да и смысл много готовить? Дед собирался встречать праздник со старыми друзьями, а Ленку к себе позвала Новикова, слезно умоляя составить ей компанию, чтобы придурошная тетка, поселившаяся в их квартире, не слишком радовалась.
31 декабря все работали спустя рукава. Съемочный процесс завершился в четыре вечера, и начался праздничный банкет. Лена ни разу не была на подобных мероприятиях и была очень удивлена, когда в павильон доставили несколько коробок спиртного и какие-то не внушающие доверия закуски. Пустые пластиковые стаканчики постоянно падали, главная актриса визгливо призывала скорее наливать, а карлик-режиссер противно лебезил перед ней, слащаво уговаривая: «Ну Ирочка, звезда моя, сейчас все соберутся и начнем!».
Ленка со вздохом присела на пластиковый ящик в углу. Сейчас начнется тупо пьянка, все напьются в уматень, вот и весь банкет. Поняла, что надо валить домой, хотя не рассчитывала вернуться так рано. Чего дома-то делать? И Новикова в школе.
Подвыпивший статист, с которым Ленка общалась больше всего, присел перед ней на корточки.
- Ленк, идем к столу, чего сидишь тут одна? – дыхнул спиртным в лицо.
- А что там? – осторожно отодвинулась чуть дальше.
- Водка! Что там еще может быть? – усмехнулся парень.
- Спасибо, я лучше домой, - встала с ящика.
- Лен, ты как маленькая… Чего ты ждала? Это же не утренник твой школьный. Тут все по-взрослому. Деда Мороза не будет и песен под елочкой с конкурсами тоже.
- Отвали, - прошипела сквозь зубы и отвернулась. Еще будет ей про возраст намекать! Если ей захочется, то и выпьет. Не слабо. Но тут просто противно.
В кармане завибрировал телефон. Повозилась, доставая орущую трубку.
- Да! – рассерженная, рявкнула слишком грубо.
- Ленк, это Аня! У Лерки батарейка села, просила тебе передать, чтобы ты к ней в одиннадцать приходила.
- А вы где сейчас? – голос сразу потеплел.
- В школе. Концерт будет сейчас. Жалко, ты придти не хочешь, - на том конце изобразили искреннюю обиду.
- Аня, я приду, - неожиданно выпалила Кулемина и нажала отбой. В груди больно бабахало сердце от собственного спонтанного решения. Быстро подошла к столу, схватила пластиковый стаканчик и опрокинула в себя залпом все содержимое. Слава богу, это оказалось всего лишь белое вино, хоть и мерзкое на вкус. Почувствовала, как внутри стало горячо. Небрежно накинула куртку и вышла из павильона, ни с кем не прощаясь.


Спасибо: 110 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 377
Настроение: Smells Like Teen Spirit
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.12.10 18:48. Заголовок: :sm62: В школе бы..




В школе было тихо, весь шум сосредоточился в актовом зале и раздавался по коридору глухими низкими ударами. Басы ударили в грудь, едва Ленка переступила порог школы. Хотя, это вполне могло быть собственное сердце, с тяжелым стуком рубанувшее по ребрам. Зануда и ворчун охранник дядя Петя встретил бывшую ученицу громким:
- Ба! Кулемина! А ты какими судьбами в школу?
От раскатистого голоса Ленка едва заметно нервно передернула плечами, будто это громогласное «Кулемина» могли услышать в каждом уголке школы. Вот нафига так орать?
- Здрасьте, дядя Петя. Девчонки позвали меня, - обманчиво-равнодушный взгляд в сторону.
- Ну беги, - охранник со смаком откусил пирожок, - В актовом зале все.
С легкой улыбкой Ленка направилось по коридору в сторону актового зала. И почему она думала, что ее теперь и на порог школы не пустят?

Прошла сразу за кулисы, чтобы особо не светиться. Борзова не дядя Петя, такой визг поднимет, не обрадуешься.
- Ленка! Пришла! Успела! – радостно воскликнули хором Ранетки. – Как раз сейчас выступать будем! Вот все офигеют, что мы в полном составе!
- Ага, особенно Борзова рада будет, - пробубнила Ленка и, не дыша, отодвинула занавес, чтобы посмотреть в зал.
Степнова увидела сразу. Он сидел в первом ряду. Серьезный, уставший, помятый какой-то и совсем не праздничный. Да и она была не праздничная в своей старой кофте и потертых джинсах. Наверное, в этой школе только два человека, пренебрегших новогодним туалетом – она и Степнов. Даже охранник, и тот вырядился в карнавальный костюм. Ленка почувствовала, как волнение поднимается удушливым жаром откуда-то изнутри, оседая на щеках ярким румянцем. Ладони вспотели, язык онемел. В ушах только собственное тяжелое дыхание, больше не слышно ничего. В таком состоянии невозможно идти на сцену. Она просто не сможет стоять перед Виктором Михалычем, зная, что он смотрит на нее, слышит ее и чувствует, как ее трясет от его присутствия. А в том, что будет заметно, Кулемина ни минуты не сомневалась.
- Я не смогу, - выдавила едва слышно. – Девчонки, простите.
- Ленка, да… Да почему?! Ты же пришла уже, выступим и все! Пусть только попробуют что-то сказать!
- Нет. Играйте без меня. У меня с голосом что-то, простыла наверное… И чувствую себя паршиво. И… И в туалет мне нужно!
- Да как мы без тебя-то? Как без бас-гитары? Это ж лажа полная! Лучше вообще не выступать!
- Да вон, вам Платонов так сбацает, не хуже меня, - умоляющий взгляд и вымученная улыбка. Такую Лену девчонки еще не видели. - Я лучше тут потусуюсь. Пройдусь по родным коридорам.
- Нет. Мы без тебя играть не будем, - дружно уперлись Ранетки.
- Девчонки, ну ради меня. Сыграйте!
- Да что играть-то теперь…
- Лети, - резко вскинула голову. – Аньк, спой ты, ладно?
- Лен, да ты что! Ты же никому никогда ее петь не разрешала…
- Ну, считай, что сегодня я добрая, - отвернувшись, вновь приникла лицом к занавесу.
- Бесполезно, - махнула рукой Новикова. – Ну что? Женька, тебе к Платонову идти… Что хочешь делай, чтобы он согласился сыграть. Блин, такая лажа будет, - в сердцах сжала барабанные палочки.

Ленка не замечала и не слушала, что творится за спиной. Взгляд блуждал по лицу мужчины, который поставил ее жизнь с ног на голову. Всего несколько метров, и, тем не менее, он от нее невозможно далеко. Со сцены Светочка в костюме Снегурки объявила выход группы Ранетки. Губы Степнова сжались в тонкую линию, а руки крепко обхватили подлокотники кресла. Взгляд из отсутствующего мигом стал напряженным. Кулемина отдала бы все, что угодно, лишь бы узнать, о чем сейчас думает ее бывший учитель.
Не могла понять по лицу – злился ли он, или сожалел о чем-то… Мучить саму себя надоело. Поправила штору и ушла в коридор.

Когда вышли Ранетки и взяли инструменты, губы Степнова шевельнулись в беззвучном ругательстве. Какого черта он так разволновался? То, что Ленка придет в школу – из разряда фантастики. Вон, Платонов с глупой рожей лупит по струнам ЕЁ гитары, будто так и надо. А Прокопьева фальшивит ЕЁ песню, будто персонально для него, натягивая и так звенящие от напряжения нервы. Три раза в неделю ему приходилось наблюдать в классном журнале строчку с фамилией Кулемина, перечеркнутую жирной чертой. И каждый раз сглатывал горький комок, видя немой укор, выведенный аккуратным почерком завуча – «выбыла». А потом новые страницы… Уже без нее. Да только легче не стало. И сейчас… Испугался, что Ленка исчезла из его жизни навсегда, как строчки из журнала. И слушать ее песню невыносимо. «Лети за мной, лети…» Головная боль, мучившая с утра, усилилась, стуча в висках. Резко встал и вышел из зала, игнорируя непонимающие взгляды учеников и коллектива.
Школьный коридор встретил прохладой после духоты актового зала. Степнов потер виски, прислонившись к стене. Домой. К черту Новый год, праздник, салюты… Какой праздник, когда ему выть хочется или прибить кого-нибудь?

Ленка удобно устроилась возле подоконника и вслушивалась в музыку, доносящуюся из зала. Прислонилась лбом к оконному стеклу, глядя вниз на школьный двор. Оказывается, она очень соскучилась по школе. Жаль, что дороги обратно нет, ведь у нее даже не хватает смелости взглянуть в глаза Степнову.
- Лена?!
От звука знакомого голоса внутри что-то лопнуло болезненным взрывом, мышцы ног заныли и дрогнули колени. Горячее дыхание, с шумом вырвавшееся из груди, оставило мутный след на стекле. В вязаной кофте стало невыносимо жарко, футболка душила узким воротом. Приближающиеся быстрые шаги за спиной. Остановился. Молчит, а у нее нет сил обернуться. Тяжелая рука опустилась на плечо, пытаясь развернуть девушку лицом. Будто сам до конца не верит, что это она.
- Здравствуйте, Виктор Михалыч, - чужой, севший голос и взгляд в пол.
- Привет, Ленка, - кажется, он взволнован не меньше. Но уверенности это не добавило.
- А я вот пришла… Девчонок поддержать…, - бубнит себе под нос, стараясь не замечать изучающего взгляда, скользящего по лицу.
- Молодец, - говорить Степнову удавалось с трудом. – А чего с ними не выступаешь? – все слова кажутся несусветной глупостью и так отличаются от того, что хочется сказать.
- Не хочу Борзову нервировать, - врать получается не очень хорошо, но достаточно правдоподобно.
- Да, понимаю…
А что понимает-то? Мысленно Степнов уже обозвал себя и болваном, и идиотом, и много кем еще. Она пришла, он стоит рядом с ней, чувствует ее волнение, ее тепло, не может насмотреться на родное и любимое лицо и понимает, что не получается разговора. Ни черта не получается. И кажется, не получится. Пытается выбраться из ступора, одолеть косноязычие, но не выходит…
Спрятал дрожащие руки в карманы, как она сделала еще минуту назад.
- Как съемки? – тоже идиотский вопрос.
- Вам что, правда это интересно? – отшила слишком резко. И глянула так, что холодок пробежал вдоль позвоночника.
- Правда.
- Да уж, - кривая ухмылка. – Видела я вас на площадке. Так интересно было, что даже не подошли.
- У тебя была хорошая компания, мешать не хотел, - тоже ощетинился, вспомнив тот бессовестный вжик молнии на ее спине.
Ленка насупилась и отвернулась. Вот и поговорили. Браво, Степнов! Гениально! Видимо, мало по роже в прошлый раз получил. Надо еще добавить за твой дар все портить. Вместо того, чтобы схватить Кулемину в охапку и драпать отсюда, не оглядываясь, и гори оно все огнем, ты стоишь и несешь всякую чушь! А теперь она молчит и говорить с тобой не желает. И видно, что ей неловко рядом, и уйти вроде как неприлично. Хотя… Для Ленки таких понятий не существует. Любого пошлет и в морду даст на глазах у директора школы. Характер!
- Лен, - начал было, но шум из зала прервал мысль. Двери с грохотом распахнулись, и в коридор вывалила пестрая толпа. Их толкали в спину, окружив плотным кольцом. Рядом возникли Ранетки, будь они не ладны.
- Ну что, Ленка, ко мне чешем? Сейчас тетушку мою порадуем! Закатим гулянку, чтоб они оглохли все! – Новикова пыталась перекричать гул толпы школьников.
- Да, валим отсюда, - скороговоркой отозвалась Кулемина и потянула за рукав довольную барабанщицу, пытаясь как можно быстрее укрыться от пристального взгляда Степнова.
- Э! Нас подождите! – следом неслась остальная троица.

На улице весело прощались, желая друг другу счастливого Нового года. Ленка старалась улыбаться, но получалось слишком натянуто. Праздновать с Новиковой расхотелось. Придти домой, проспать весь Новый год и никому не портить настроение.
В кармане тренькнул телефон.
- Да, дед! – сипло ответила в трубку. – Что?! Блин, говорила тебе, чтобы ты дома сидел, а не скакал по магазинам! Хуже ребенка! Лежи, не вздумай вставать! Я сейчас буду!
Отключила телефон и обернулась к девчонкам.
- Ленк, что случилось?
- Дед у меня случился! Лерка, я домой. Его там скрутило, радикулит кажется опять. Прости, к тебе не получится.
- Вот черт… Давай, я с тобой пойду! Помогу…
- Не надо. Я сама справлюсь.
- Я пойду с ней, - Степнов возник рядом неожиданно. И откуда только взялся?
Ленка резко обернулась.
- Нет!
- Пока ты тут выпендриваешься, дед там загибается! Сказал, пошли! – горячая рука обожгла замерзшую ладошку, сжав уверенно и крепко. Не выдернешь.
- Иди, Ленка, - губы Алехиной растянулись в улыбке.
- Не, ну блин… Я тоже хотела… - обиженно поджала губы Новикова.
- Ты Степнову не конкурент, - хихикнула Аня, глядя на быстро удаляющихся Ленку и учителя физкультуры.

Они неслись к ее дому, как на пожар. Виктор тянул Кулемину за собой, не давая сбавить шаг. Шли молча, глядя себе под ноги. У подъезда Лена тормознула.
- Виктор Михалыч, идите домой. Мы с дедом сами справимся.
- Кулемина! Даже слушать не хочу! Я сказал уже, что никуда не уйду.
- Но ведь Новый год, вас же наверное ждут, - промямлила в шарф.
- Не ждут.
- Да? Я думала…
- Не надо думать. Бегом к деду!

Минутная заминка у двери, когда случайно, обгоняя друг друга, оказались слишком близко. Ленка одарила бывшего учителя хмурым взглядом и ворвалась в комнату, не снимая куртки. Следом влетел Степнов. Старик Кулемин кряхтел и охал на диване.
- Дед, ты как?
- Петр Никанорыч, что ж вы так себя не бережете?
- Леночка, Витя! – простонал дед. – Как хорошо, что вместе пришли! Скрутило вот меня, ни охнуть, не вздохнуть. Встать не могу, в спину стреляет!
- Ты на иголках своих лежал? – деловито спросила Ленка, но голос выдавал нервное напряжение.
- Лежал, не помогают, - виноватый ответ. – Старая развалина, весь праздник тебе испортил.
- Не говори ерунды, дед! Ты мне дороже любого праздника!
- Петр Никанорыч, у вас мазь есть какая-нибудь?
- Да, Виктор, в шкафу возьми. Там осталось немного…
Следующие пятнадцать минут Ленка следила за уверенными движениями сильных рук на дедовой спине. Дед скулил и выл в подушку.
- Вы ему больно делаете! – громко возмущалась Кулемина, ревностно наблюдая за процессом.
- Не лезь! Лучше в скорую позвони. Тут одной мазью не обойдешься.
Дрожащим голосом Лена вызвала скорую. Степнов продолжал растирать деда мазью, а она ходила по комнате из угла в угол.
- Блин, чего они так долго?! Тут умереть можно, пока приедут!
- Ленок, успокойся. Новогодняя ночь, вот и задерживаются.
Напряжение, которое не давало покоя в школе, рассеялось за суетой и переживаниями за близкого человека. Перед Ленкой снова был тот, прежний Степнов, готовый примчаться в любую минуту, если ей или деду нужна помощь. И смущение куда-то испарилось, а привычное «Ленок» отдалось теплом в груди.
Скорая все же приехала. Врач выписал лекарства, поставил деду укол и поспешил откланяться. Виктор проводил его до двери и вернулся в комнату.
- Дед заснул, - прошептала Лена.
- Иди куртку хоть сними, - в том же тоне ответил Степнов, с нежностью глядя на девушку, поправляющую сбившееся одеяло.
Вышли из комнаты и плотно прикрыли двери. Пока Лена раздевалась, Виктор поставил чайник. Вошла на кухню и присела на диван.
- Спасибо, что пошли со мной, - устало улыбнулась. – Деду это приятно было. Да и мне не так страшно.
- Да не за что спасибо говорить. Я вас с дедом не брошу никогда, и не надейся, - резкий ответ.
- Виктор Михалыч, скажите честно, вы соврали, что вас сегодня никто не ждет?
Степнов подошел к окну и уставился во двор невидящим взглядом.
- Да правду я говорил, Лен. Один я. И в Новый год, и вообще…
- Почему? – надломленный голос. Перестала дышать в ожидании ответа.
- Да потому что не смог… не могу… без тебя не могу. Пытался, да не вышло.
- Я не знала…
- Теперь знаешь. Взрослые тоже ошибаются. Дурак я, Кулемина. И тебе всю жизнь испортил, и сам себя вымотал.
- Это я виновата.
- Ни в чем ты не виновата! – обернулся и обжег суровым взглядом.
- Простите, что врезала вам…
- Да видимо, мало врезала…
Оба замолчали, уставившись в пол.
- Виктор Михалыч, вы есть хотите? – едва заметно улыбнулась Ленка, нарушая молчание.
- Нет, Лен. Не хочу.
- А у меня красная икра есть. Только хлеб дед кажется забыл купить…
- Значит, будем есть как буржуи, - как когда-то раньше, щелкнул по носу.
- Новый год скоро, а телевизор в комнате. Может, радио включить? Ну чтобы не пропустить бой курантов…
- Включай, - ему было все равно, сердце заходилось от того, что она рядом. А все остальное не важно.
Медленная новогодняя мелодия наполнила кухню.
- Лен, давай потанцуем, - до дрожи хотелось быть близко.
- Я не умею, - она смутилась… Какой все-таки ребенок еще!
- Совсем?
- Меня никогда никто не приглашал танцевать. Я вам ноги отдавлю, - ну вот, уже смеется.
- А мы с тобой как волк с зайцем в «Ну погоди!»… Смотрела? Иди сюда, - и вроде бы шутит, но голос заметно срывается.
Ленка, все еще улыбаясь, подошла, глядя снизу вверх. Только улыбка в одно мгновение исчезла с лица, сменившись жаром смущения, когда Степнов приподнял ее за талию и поставил ногами на свои ноги. Чтобы не упасть, пришлось вцепиться в широкие плечи.
Мужчина сделал первый медленный шаг, она вместе с ним. Что там играло по радио, было уже не важно. Ленка изо всех сил боролась со смущением, казалось, что она весит непомерно много, и сейчас точно отдавит Виктору Михайловичу все ноги. Старалась не давить сильно, от напряжения дрожала в его руках и прятала горящее лицо в вороте мужской рубашки. Сердце зашлось в сумасшедшем стуке, дыхание перехватывало. Она чувствовала, какой он горячий и как сильно он напряжен. Кажется, Степнов тоже едва заметно дрожит и все сильнее сжимает кольцо рук.
- Скажи, у тебя есть кто-то? – наконец смог выдавить из себя вопрос, который буквально изводил его каждую минуту.
- Никого нет… - голова шла кругом, и слова давались с трудом.
- Лена, - хриплый шепот в шею. – Ленка, - губы случайно обожгли чувствительную кожу за ухом. Девушка дернулась, сильно вздрогнув.
- Спасибо за танец, - укололась губами о небритую щеку и отстранилась, осторожно переместив ноги на пол.
Степнов смотрел на нее и не мог отвести глаз. Он никогда ее такой не видел. Горящие глаза, влажные покрасневшие губы, растрепанные волосы. И взгляд… От такого взгляда все внутри переворачивалось.
- Я тебя люблю, - сказал, продолжая смотреть прямо в глаза.
- И я вас, Виктор Михалыч… тоже люблю, - опустила голову.
- Лена, подойди ко мне.
Осторожный шаг навстречу. Оба вздрогнули от боя курантов по радио. Громкий перезвон смешался со стуком сердца. От предвкушения остановилось дыхание, пол уплыл из-под ног, обжигающий жар заструился вдоль позвоночника, остановившись болезненно-сладкой пульсацией в районе сердца.
- С Новым годом, девочка моя…
Жаркие, несдержанные поцелуи снова поставили все с ног на голову. Но теперь никто ни о чем не жалел.

КОНЕЦ!

А кто одолел огромную проду и дошел до конца, получает медаль. Шоколадную
Спасибо всем! С наступающим Новым годом!

Спасибо: 107 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 431
Настроение: Изнутри меня жрали бабочки (с)
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.02.11 08:48. Заголовок: Твою дивизию!


Автор: Стэлла
Бета: rozmarin
Название: Твою дивизию!
Жанр: romance, action, ООС скорей всего
Рейтинг: R
Статус: окончен

Спасибо большое forget-me-not за помощь в прохождении премодерации

От автора: фик написан без малейшей претензии на оригинальность. Просто слишком трогает и возмущает до сих пор то, что творилось в третьем сезоне. Начало всем известно наизусть, все дальнейшее безобразие - полет фантазии автора. Рейтинг выбран пока не из-за сексуальных сцен.
Всем, кто заглянет - приятного прочтения!

Меня балуют вот такими замечательными подарками! Bello4ka спасибо тебе огромное
<\/u><\/a>
Ксюша Callisto спасибо тебе пребольшущее за обложку!
<\/u><\/a>

Спасибо: 104 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 432
Настроение: Изнутри меня жрали бабочки (с)
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.02.11 08:50. Заголовок: Пусть не взлетит тво..


Пусть не взлетит твоя ракета,
Не заведется мой танк.
И тихо спит вся планета.
Пусть даже если не прав я,
Не стреляй в меня. (с)



- Спи, с кем хочешь, ешь, с кем хочешь, мне до тебя дела нет! – жестокие слова срывались с губ любимого мужчины, и Ленка, с головой, отяжелевшей от жуткого похмелья, вглядывалась в сузившиеся от злости глаза и не хотела верить, что в его словах есть хоть доля искренности. Тот, который когда-то так отчаянно ее ревновал, теперь заявляет, что ему плевать, с кем она спит. Но ведь это неправда! Или… Ну да, в его свадьбу она тоже верить не хотела.
Рассеянным взглядом проводила широкую спину своего учителя, который когда-то заявлял: «Я всегда рядом», а она верила без тени сомнения. Дела ему, значит, до нее нет… А кому-то, вообще, есть дело, если даже человек, чьи слова она всегда воспринимала, как истину в последней инстанции, больше не желает иметь с ней ничего общего?! Дед то путается с ненормальной бабой, то лезет, куда его не просят. У девчонок свои проблемы, да и не тянуло Ленку никогда на душевный стриптиз, не представляла она, как можно пусть даже близкому человеку, рассказывать о своих чувствах и переживаниях. Ведь это никого не касается, кроме нее самой.
И сейчас, стоя посреди школьного двора, Лена чувствовала, как усиливается боль в голове, а сердце наливается злостью и обидой. И не могла понять главного – за что он с ней так?

- Дед, ты что творишь?! – Ленка со всей дури швырнула сумку в угол дивана, заставив родственника подпрыгнуть на стуле. – Нафига в школу ходил сегодня? Что ты там Степнову наболтал?!
- Лена, я тебе сейчас все объясню! – виновато залепетал Кулемин.
- Не надо! И без объяснений тошно. Не разобрался и сразу к нему побежал. Спасибо!
- Лена, но мы же родные друг другу люди… Не могу я спокойно смотреть, как ты мучаешься!
- Дед, не лезь, как родного прошу!
- Но Степнов же…
- Забудь ты уже про Степнова! Все! Был Степнов, и нет больше! У него теперь невеста… А до нас ему дела нет.
- А сама-то сможешь забыть? – тяжело вздохнул старик, но ответа на свой вопрос так и не дождался.
- Значит так, дедуль, - уперла руки в бока. – Я тут подумала, что тебе не мешало бы отдохнуть, сердце подлечить, и врач советовал. Давай в дом отдыха, а?
- Чего? – опешил старик и зачем-то напялил очки. Видимо, для солидности. Грудь вперед выпятил, здорового юнца из себя строить вздумал…
- Того! Родители давно уже деньги на путевку выслали, а ты все тянешь. Сейчас самое время. И даже не возражай!
- Лена, ты забываешься! Я не дитя, сам решу, когда мне ехать! Как я тебя сейчас оставлю? За тобой глаз да глаз нужен!
- Спасибо, дед, но под твоим присмотром мне только хуже!
- Я же как лучше хотел, - виновато промямлил Кулемин и опустил глаза. – Думаешь, я не переживаю?
- А не надо за меня переживать! К тому же, какая-то норма глупости в моем возрасте положена. Сама натворила, сама исправлю. Так что можешь не волноваться и спокойно ехать отдыхать.
- Ты хочешь от меня избавиться! – Потряс указательным пальцем в воздухе. Ленка вздохнула – театральные жесты ее дед всегда любил.
- Я просто хочу, чтобы ты на время уехал подальше от ненормальной тетки, которая задурила тебе мозги. Вот и все.
- Эх, да не нужен я Любушке. – Кулемин сразу сник.
- Хорошо, что ты это, наконец, понял. Ну так что? Едешь? Свежий воздух, рыбалка, роман лучше писаться будет, да и бабки там… Ну… То есть, дамы пожилые…
- Наверное, ты права. Давно за город не выбирался! Данилыча можно за компанию взять. Как думаешь, поедет?
- Да с радостью, дедуль! Еще впереди тебя побежит!
- Золото ты у меня, Ленок!
- А то! – подмигнула Ленка, из последних сил «держа лицо».
Дед принялся за сборы, а Кулемина выдохнула. Хоть за деда можно не переживать. И теперь, когда единственный близкий человек находится на безопасном расстоянии, ей и море по колено.

- Нет, вы только полюбуйтесь на это безобразие! Курят уже на пороге школы! Совсем стыд потеряли! – охнула Людмила Федоровна, подойдя утром перед началом уроков к окну учительской.
- А вот меня уже ничто не удивляет, - спокойно отозвалась Кац. – Молодежь наглая пошла, и попробуй им скажи что-то.
- Виктор Михалыч! Это ведь Кулемина ваша курит на крыльце! – прищурилась завуч, глянув на физрука.
Степнов стиснул в руках журнал, который только что взял с полки, и замер.
- Нет, вы подойдите, подойдите! Спортсменка ваша хваленая! Дымит, никого не стесняясь!
- Что я, курящих подростков не видел? – едва сдерживаясь, прошипел, сжав зубы. – Двойку за поведение ей поставьте, а меня оставьте в покое! – вылетел пулей из учительской.
- Какая муха его укусила?! – прошептала Софья Сергеевна, глядя на дверь, за которой так стремительно скрылся физрук.
- Перед свадьбой, наверное, нервничает, - хмыкнул Рассказов.


Спасибо: 174 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 438
Настроение: Изнутри меня жрали бабочки (с)
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.11 10:00. Заголовок: Перед началом урока ..


Перед началом урока в одиннадцатом «А» Степнов заметно волновался, хоть и старался всячески подавить в себе это постыдное чувство. Видеть Кулемину совершенно не хотелось. И все равно ведь ждал встречи с ней, чувствуя себя каким-то мазохистом.
Все построились четко и без опозданий. Окинул взглядом класс, не задержавшись ни на ком в отдельности. Для него ведь все равны, правильно? Правильно!
- Дежурный, кого нет? – привычная фраза, набившая оскомину на языке за годы работы.
- Отсутствующих нет, - радостно отрапортовал Платонов, и физрук удовлетворенно кивнул.
По учебному плану сегодня надо бы отрабатывать броски в кольцо со средней дистанции, да только в одиннадцатом «А», как назло, баскетбольным талантом блистала одна Кулемина, а остальные шарахались от кольца, как черт от ладана. Сил самому что-то показывать не было, почему-то тряслись руки. Позориться перед собственными учениками совсем не хотелось.
- Так, сегодня отрабатываем броски со средней дистанции, - спокойно прошелся вдоль строя. Вернулся на место. Вдох. – Лена вам покажет, как надо делать.
- А че сразу я? Может, я не хочу, – развязный ответ, адресованный окрашенной желтой краской стене. Степнов до ломоты в пальцах сжал в руках классный журнал. Ничего себе тон! Впервые за урок внимательно посмотрел на Лену. Расслабленная поза, руки в карманах, демонстративный взгляд «в никуда», медленно перекатывает жвачку во рту. Дворовая гопота какая-то!
- Лен, перестань, ты же лучше всех играешь, – он старался не заводиться и говорить спокойно. Не реагировать на провокацию. Пока удавалось прекрасно. Годы спортивной закалки не прошли даром.
- И что? – Только дурак не почувствовал в голосе Кулеминой откровенного вызова. – Я вообще со спортом завязала, в музыкальный поступаю!
Получи, Степнов, плевок в твою сторону! Знает прекрасно, как ты относишься к этой бредовой затее со Снегинкой!
- Поступай, куда хочешь! А если педагог сказал, надо делать!
- Мы че, в казарме? Я не обязана вам подчиняться, - последнее слово «выплюнула» с заметным усилием, сквозь зубы.
Кто-то весело хрюкнул за спиной Лены. Весь класс с нескрываемым удовольствием следил за перепалкой физрука и его любимой ученицы. Не каждый день увидишь, как Кулемина хамит Степнову. И это сдавленное «хрг» добило физрука окончательно.
- Кулемина, ты с кем разговариваешь?! Прояви уважение к педагогу! – Весь самоконтроль, как ветром сдуло. Конечно, глупо прозвучало, но он так растерялся, что ничего умнее не придумал. Просто не ожидал от Лены такой агрессии. Ясно, чье влияние!
- Не вижу причин! – произнесла, глядя прямо в глаза. Медленно, с расстановкой, громко, чтобы все слышали.
- Ну-ка пошла вон из зала! – заорал так, что дрогнули стекла в оконных рамах. Почувствовал, как резко прилила кровь к голове, заливая краской лицо и шею.
Уговаривать Лену не пришлось. Мигом вышла из строя, будто только этого и ждала, и покинула спортзал, громко хлопнув дверью. Ему случалось выгонять учеников с урока, но Кулемину… Не думал, что когда-нибудь они до такого докатятся. Похоже, Лена объявила ему войну. Что ж, ее право. А он не будет реагировать. Пусть живет, как хочет!
Очнулся от хихиканья в строю. Окинул взглядом класс. Улыбаются, поглядывая на него снисходительно. Конечно! Кулемина теперь герой, уела учителя!
- Сегодня будем отрабатывать отжимания! – громко проорал, ненавидя сейчас каждого в отдельности и всех разом.
- А броски в кольцо?
Это кто там такой смелый? Комаров?
- Я тебя самого сейчас в кольцо заброшу! Отжиматься! Всем! Упор лежа принять! Бегом!!!
И физрук с удвоенным рвением принялся измываться над классом, и откуда только силы взялись.

Ленка зашла в туалет и уперлась руками в раковину. Открыла кран и просто смотрела, как вода стремительно исчезает в сливном отверстии. Только что она унизила Степнова перед всем классом. Немного трясло, подобного она не позволяла себе ни разу в жизни. А тем более с ним… Она могла злиться на него, ревновать, но если кто-то говорил о Викторе Михалыче плохо, первая вставала на его защиту, готовая лезть в драку за любимого учителя. Только теперь все изменилось. Он изменился. И она, наверное, тоже. Раньше они были одной командой, а теперь - по разные стороны баррикад.
Вышла из туалета, когда еще не закончился урок. Какой смысл проводить время в сортире, она, в конце концов, не сбежала, Степнов сам ее выгнал. Медленно прошлась по коридорам, постояла возле окна, притормозила у дверей учительской, где шло бурное обсуждение чего-то, двинула дальше и столкнулась с Рассказовым.
- Лена! Ты почему не на уроке? У вас физкультура сейчас? – Историк, как всегда, спокоен и вежлив.
- А меня Степнов выгнал! – с вызовом вскинула голову, глядя не в глаза, а на собственное отражение в очках учителя.
- Как это выгнал? – Рассказов с недоверием нахмурил лоб. – За что?
- А не знаю, - пожала плечами. Вранье запросто слетало с языка, и на удивление, Ленку ничуть не мучили угрызения совести по этому поводу, только глаза отвела.
- Лен, Виктор Михалыч не мог тебя выгнать просто так. Несправедливость не его качество.
- Ну выгнал же! – Кулеминой порядком надоел этот разговор. Сейчас еще начнет достоинства Степнова перечислять! Будто она сама не знает…
- Так, пошли со мной.
- Не пойду, - уперлась, не двигаясь с места.
- Кулемина, я как твой классный руководитель тебе говорю – живо за мной! – Игорь Ильич заметно рассердился и ухватил Ленку за руку. Сопротивляться бесполезно.

Оказались возле спортзала, когда взмыленные одиннадцатиклассники, обтирая пол футболками, изображали подобие отжиманий.
- Лена, зайди. - Историк втянул Кулемину в зал.
Степнов удивленно приподнял брови.
- Продолжаем отжимания! – спрыгнул с козла и направился к коллеге, стараясь не смотреть на Лену.
- В чем дело? – враждебный настрой физрука чувствовался на расстоянии.
- Давайте выйдем в коридор. Или в подсобку зайдем? – тихо проговорил историк, с сочувствием глянув на свой еле живой класс.
- Пошли в подсобку. Отставить отжимания, бегом двадцать кругов по залу марш!

- Виктор Михалыч, - слишком официально начал Рассказов, когда за спиной закрылась дверь, – почему Кулемина болтается по коридору, когда должна быть у вас на уроке?
- Потому что я ее выгнал! – не скрывая раздражения, выпалил физрук.
- За что? Лена вот не знает, за что вы удалили ее с урока, - глядя на недовольную Лену и из последних сил сдерживающегося друга, историк уже успел пожалеть, что влез в это дело. Иногда лучше не искать истину там, где ее по определению быть не может. А уж с этими двумя - и подавно.
Степнов медленно развернулся к Кулеминой, которая привалилась к стене, сунув руки в карманы, и делала вид, что ей до лампочки все эти выяснения.
- Не знает?! – приблизился вплотную к Ленке. Она смотрела в сторону, он на нее. Тяжелое дыхание шевелило челку на виске. – Что, смелости не хватило рассказать о своем поведении? – проговорил очень тихо, чтобы слышала только она одна и никто больше.
Рассказов занервничал, вдруг почувствовав себя в эту секунду третьим лишним.
- Кхм! – тактично покашлял. – Виктор Михалыч, пусть Лена занимается со всеми, не дело это, по коридорам бродить…
Уже собрался уходить, резкий голос Степнова застал в дверях.
- Я не разрешаю сегодня Кулеминой присутствовать на моем уроке. Пусть болтается, где ей вздумается. Если она отказывается слушать преподавателя, то на моих уроках ей не место!
- Да я сама на ваши уроки больше не приду! Нашелся, тоже мне, педагог!
- Рот свой закрой!
- Лена! Виктор Михалыч! – не выдержал Рассказов. – Прекратите! Вы не одни тут! - повернулся к Ленке. – В учительской посидишь, пока урок не закончится.
Рассказов вышел первый, Лена направилась следом, но была перехвачена за локоть Степновым. Тот больно дернул ее за руку, заставив сделать несколько неуклюжих шагов назад.
Развернул к себе лицом. Она смотрела прямо перед собой. Он хотел зрительного контакта с ней, больно ухватить за подбородок и силой заставить посмотреть в глаза. Еще при Рассказове руки чесались. Но касаться ее не рискнул. А наедине - тем более.
- Лена, я тебя предупреждаю по-хорошему. Не смей мне хамить и вести себя подобным образом. Я твой преподаватель, нравится тебе это или нет!
- Мне НЕ нравится. Так что это я вас предупреждаю. Лучше не трогайте меня, Виктор Михалыч, - резко выдернула руку и вышла, не утруждая себя закрыть дверь. До слуха Степнова донеслось хриплое: «Преподаватель, блин!»

Вечером Рассказов ждал Степнова возле спортзала.
- Ты? – физрук бесцветным голосом «поприветствовал» коллегу, одновременно закрывая зал на ключ.
- Вить, скажи мне, что за война у вас с Леной?
- Не понимаю, о чем ты, - совершенно равнодушно, но под кожей на лице едва заметно дрогнули желваки.
- Да все ты понимаешь. Это ваши личные разборки, не надо это выносить на всеобщее обозрение. Вас и так обсуждают все, кому не лень.
- Это я выношу?! Ты видел, как она ведет себя?! Как с цепи сорвалась! Я проглотил ее утреннюю выходку с курением, но это!
- Ну хоть ты будь выше, не реагируй на провокации. Ты же старше, опытнее, мудрее… Она девчонка, кровь бурлит, гормоны!
Степнов нахмурился. Гормоны, твою дивизию! У нее кровь бурлит, а на стену ему лезть охота!
- Ладно, давай оставим этот бесполезный разговор. Ты только ради этого пришел?
- Нет, конечно. Это я так, дружеский совет… Ты тут совещание пропустил после второго урока.
- Я не знал, - равнодушный ответ.
- Ну откуда тебе! Ты ж в подсобке своей на весь день забаррикадировался!
- Чего было-то на совещании? – без всякого интереса.
- «Обрадовали», как всегда. Школу наградили походом в парк аттракционов. Все классы, с первого по одиннадцатый. Так что завтра вместо уроков культурно развлекаем наших учеников.
- Приплыли, - безрадостно протянул физрук. – Вот не до этого сейчас совсем!
- Будто мне до этого! Наши с тобой хотя бы одиннадцатые, с ними проблем меньше. Я за Софочку переживаю: ей седьмые достались, совсем неуправляемые.
- Не повезло… А что по организации?
- Завтра с утра собираем всех по классам. Дают автобусы, едем до парка. Вот список аттракционов, на которых ученики могут проехать бесплатно. Все, что вне списка, за деньги и по желанию. Ну и нам тоже можно прокатиться! На горках американских, а?
- Сам катайся, - фыркнул Степнов. – Нет у меня желания развлекаться. Вся жизнь, как американские горки!


Спасибо: 170 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 441
Настроение: Изнутри меня жрали бабочки (с)
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.02.11 18:32. Заголовок: Будто в пику Ленкино..


Будто в пику Ленкиному пасмурному настроению, утро выдалось солнечным и теплым. Можно было бы провести этот день, уткнувшись в комп, или проваляться на диване с книжкой, или просто проспать, накрывшись с головой одеялом, спасаясь от яркого весеннего солнца. Но вместо этого предстояло тащиться в парк аттракционов. Лучше бы просто дали возможность всем отдыхать так, как хочется. Вообще, она не прочь была поорать на Биг-Бене и на горках, но не по принуждению, а по настроению. А настроение было средней паршивости.
По дороге к школе встретила Прокопьеву.
- Ленка, привет! – Аня излучала позитив. – Круто, сегодня учиться не будем! Будем развлекаться!
- Много мы наразвлекаемся, - буркнула Кулемина, не разделяя радостного настроя подруги.
- Почему?
– С кем едем-то?
- Со Степновым и Рассказовым. А что?
- А то, что они нас детьми считают! Аня, какие развлечения, очнись! Максимум – это «ветерок» с «ромашкой» да колесо обозрения в качестве экстрима. А потом по мороженке съедим и разойдемся.
- Да ну…
- Ну да! Сама увидишь. Будут нас пасти, как первоклашек.
- А я люблю и мороженое, и колесо обозрения!
- А меня тошнит от этой детской развлекаловки!
- Ленк, я тебя не узнаю…
- Я сама себя не узнаю. Не обращай внимания.
Ленка и сама не понимала, что ее так бесит. Но от Аниной радости настроение испортилось еще больше.


Как и ожидала Кулемина, по парку шли чуть ли не строем. Еще бы по парам распределили! Степнов сказал никому не разбредаться и все время быть на виду, а Рассказов практически сразу убежал помогать Софье Сергеевне. Хотя, аттракционы были вполне нормальными, и, несмотря на усиленный контроль, весь класс был в восторге. Особенно бурно реагировали пацаны на визг Зеленовой по поводу подлетающей вверх короткой легкой юбки.
Ленка уныло поглядывала на тарзанку. Дед всегда хватался за сердце, когда видел «это безобразие» по телевизору, поэтому она никогда даже не заикалась о таком аттракционе. Но ей жутко хотелось попробовать. Испытать себя – струсит или нет? А сейчас представился шанс. Тем более что Степнов обращал внимание на всех, кроме нее.
- Девчонки, я в туалет, - зажмурилась от яркого солнца. – Там очередь, так что меня не ждите. Я найду вас сама.
- Угу, - Алехина радостно ткнулась лицом в сахарную вату.
- Куда Кулемина пошла? – требовательный голос Степнова прервал трапезу Ранеток.
- В туалет она, Виктор Михалыч, - смущенно улыбнулась Наташа.
- А, в туалет… Ну ладно. Дождемся Лену и дальше пойдем, - Мужчина целый день старался не замечать Ленку и даже не смотрел на нее, но как только она ушла, сразу заметил, будто затылком почувствовал.
- Да вы видели, какая там очередь! Она сказала, что найдет нас. Мобильник же есть! – Аня уже рвалась к «лодочкам».

Через полчаса Степнов нашел в толпе Наташу.
- Липатова, тебе не кажется, что Кулемина засиделась в туалете? Может, она найти нас не может? Она звонила?
- Виктор Михалыч! Наша очередь на колесо! – заорал Южин. – Сейчас восьмые вперед влезут! Ну Виктор Михалыч!
- Да погоди ты со своим колесом! Не укатится! – рявкнул, даже не обернувшись.
- Не звонила. Сейчас наберу ей. - Тонкие пальцы с черным лаком на ногтях забегали по кнопкам. – Не берет трубку.
- Так! Пока не появится Кулемина, никто никуда не двигается! Всем ясно?!
Два класса разочаровано загалдели.
Подошел Рассказов.
- Как дела?
- Пока не знаю. Кулемина пропала. В туалет ушла и все! Как провалилась. Ты сам где шатаешься? Следи за классом, я к кабинкам сгоняю.
- Да я это… Соне помогал. Кто-то из седьмого «А» мороженое в палатке стащил, разбирались.
- Да к черту этот седьмой! Наши не лучше, как выяснилось! Глаз с них не спускай!
- Виктор Михалыч! Да Кулемина на тарзанку пошла, наверное! – голос Семенова.
- Куда?! – воскликнули оба учителя и развернулись к высокой башне с площадкой наверху.
- Я ей башку оторву, если она туда пошла, – испуганно прохрипел Степнов, холодея от страха, и ринулся к Мише. – Семенов, что за шутки идиотские?! С чего ты это взял?! Она что, тебе персонально отчиталась? Да убери ты это мороженое! – выхватил у парня клубничный рожок и швырнул в урну.
- Да я просто видел, как она билет купила. Еще когда приехали только. - Семенов проводил тоскливым взглядом только что купленный «Экстрем». Наелся…
- И промолчал?!
- А че я, стукач что ли?
Степнов не стал слушать дальше. С Семеновым он еще успеет разобраться.

Ленка стояла на краю площадки и слушала инструкции. Все вещи остались внизу, даже мелочь из карманов пришлось вытряхнуть. Вниз смотреть было страшно до головокружения. Интерес, страх, желание испытать себя – от этого учащалось дыхание, и руки дрожали в нервном предвкушении. Живот свело спазмом, сердце тяжело билось о ребра. Знал бы дед!
- Пошла! – крикнули в спину.
Она полетела. Думала, не будет орать. Какое там! Дикий крик вырвался из горла помимо воли, лететь вниз головой и видеть приближающуюся землю было до умопомрачения страшно. Казалось, что разорвется сердце. Стук крови в каждой венке, нервная дрожь внутри – сумасшедший коктейль из эмоций. В нескольких метрах от земли невидимая сила вновь потянула вверх, потом снова вниз. Адреналина она хапнула с лихвой, всю жизнь помнить будет. И все же, оно того стоило! Только повторять этот смертельный номер она больше никогда в жизни не станет.
Все закончилось быстро, дольше готовили. Ленка на негнущихся ногах пошла за вещами. И тут же остановилась как вкопанная. На огромной скорости на нее надвигался ее учитель, Степнов Виктор Михалыч.
У Кулеминой все еще тряслись руки, но при виде мужчины предательски дрогнули и заныли еще и колени. Таким она не видела его ни разу. К нему даже нельзя было применить определение «злой», это было что-то другое. Намного хуже.


Спасибо: 178 
Профиль
Ответов - 205 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 380
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия