Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Стэлла





Сообщение: 1
Зарегистрирован: 07.01.09
Репутация: 0

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.01.09 18:29. Заголовок: Автор: Стэлла

Спасибо: 119 
Профиль
Ответов - 205 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All [только новые]


Стэлла





Сообщение: 25
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 67

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.02.10 17:46. Заголовок: Следующий день Степн..


Следующий день Степнов с маниакальной настойчивостью высматривал в коридорах школы Кулемину. Ленки не было. Третьим уроком у них физкультура. Должна она появиться, пусть только попробует снова не прийти.
Прозвенел звонок, и одиннадцатый класс выстроился в шеренгу, боясь даже пикнуть. Ленки не было. Степнов с беспокойством поглядывал на дверь. Он был уверен, что она придет, но противный червяк сомнений без конца вгрызался в мозг и не давал покоя.
- Виктор Михалыч, - заканючила Новикова, - Я не могу сегодня заниматься, голова болит.
- А? Что? А, ну сядь, сиди, раз не можешь, - отстраненно произнес физрук, не видя, как глаза Новиковой превратились в два огромных блюдца. Такого она явно не ожидала.
Виктор помедлил еще минуту, а потом устало проговорил:
- Класс, налево! Бегом по залу десять кругов.
Класс дружно побежал. Степнов уже собрался уйти в подсобку, как в зал буквально влетела Ленка.
- Виктор Михалыч, - запыхавшись, проговорила девушка, - Простите за опоздание.
Мужчина просиял, видя смущенную Ленкину улыбку.
- Беги в строй, Кулемина.
Пол урока он наблюдал за ней. Ленка улыбалась, с удовольствием играла в баскетбол и смущенно поглядывала в сторону учителя. От сердца отлегло. Хотелось, чтобы сейчас же весь ее класс исчез, испарился. Хотелось схватить Лену и кружить по залу в крепких объятиях, слышать ее хрипловатый голос, обращенный к нему одному. Мужчина улыбался собственным мыслям, а ученики недоумевали – что произошло с их персональным тираном? Было ощущение, что учитель просто обкурился.
Неожиданно в зал влетела Людмила Федоровна Борзова. Нестройное «здрасьте» от учеников завуч проигнорировала, тяжело дыша и махая руками.
- Виктор Михалыч, срочно в учительскую! – прохрипела Борзова и сделала глубокий вдох.
- Людмила Федоровна, у меня урок вообще-то. Что стряслось, пожар?
Завуч подошла ближе и прошипела Степнову прямо в ухо: «Деньги нашлись. Бегом в учительскую!»
Физрук удивленно уставился на математичку, потом мельком глянул на довольную Ленку и машинально проговорил:
- Класс! Без меня не беситься. Вернусь к концу урока.

В учительской царило оживление. Все охали и ахали, собравшись вокруг стола, и пересчитывали деньги. Все до последней копейки лежало в том самом ящике. Довольный Савченко торжественно произнес:
- Видимо, в воре проснулась совесть! Все же, не зря мы не стали обращаться в милицию. Виктор Михалыч, столько времени прошло! Что вы сделали? Как вам удалось так повлиять на ребят?
- Да ничего я такого не сделал, Николай Палыч. А кто деньги вернул?
- Неизвестно. Открыли ящик, а они вот они! Тут лежат! Видимо, кто-то из учеников назад положил незаметно.
- Вот проследить бы, кто это такой ушлый! – все еще негодовала Борзова. – Это же надо!
- Как свистнули, так и вернули. Все, расследование закрываем, надеюсь? – нетерпеливо глянул на часы Степнов. – У меня урок, вообще-то!
- Да, Виктор, конечно закрываем! Слава Богу, деньги на месте. А вы идите на урок.
- Спасибо, Николай Палыч.
Степнов в последний раз глянул на ящик и вышел из учительской.
Урок уже закончился, и физрука встретил пустой спортзал. Усмехнулся и направился в подсобку. В мрачном помещении на столе сидела Ленка и болтала ногами.
- Лена?
- П…привет, - опустив глаза, промямлила Кулемина.
- Привет, - сдернул девушку со стола и притянул к себе. Ленка, оглядываясь на дверь, потянулась к губам мужчины.
- Давно сидишь? – сквозь поцелуи спросил Степнов.
- Как все разошлись, так и сижу. Тебя жду. А куда Борзова тебя утащила?
- Лен, деньги нашлись, - пристально посмотрел в глаза. – В столе в учительской. Кто-то положил их на место. Нет вариантов, кто это мог быть?
- Да какая разница, Виктор Михалыч, - обняла за шею. – Нашлись и нашлись, Бог с ними.
- Ну да… Конечно…
Минуту всматривался в зеленые глаза, от чего Ленке стало не по себе. По позвоночнику пробежал противный холодок.
- Что ты так смотришь?
- Нельзя?
- Мне не по себе от этого. Я боюсь, когда вы… ты такой.
Выдохнул. Надо успокоиться, все позади. Ему все равно, что Ленка украла деньги. Все равно… Черт! Нифига не все равно!
- Лен, для чего тебе нужны были деньги? Скажи, у тебя проблемы?
- Чего? – выдохнула Ленка и мгновенно отстранилась от мужчины.
- Ничего! Я тебя спрашиваю – зачем ты деньги взяла?! Мне ты можешь доверять. Лен…
- Ты выпил, что ли? Я ничего не брала!
- Кулемина, хватит! Ты вчера сама сказала.
- Что я сказала? О чем ты? Ты мне сейчас говоришь, что деньги нашлись. Что еще надо? От меня что надо?
- Нашлись?! Нихрена они не нашлись. Я сам их положил в этот долбанный ящик! Чтобы тебя, дуру, не подозревали!
- Зачем? Зачем ты это сделал? Правда думаешь, что это я? – тихо проговорила Ленка.
- Лен, - Степнов тронул кончики дрожащих пальцев.
- Отвали, - процедила Ленка, смерив мужчину ледяным взглядом. – И не смей подходить ко мне. Раз я воровка, нам не о чем больше говорить.
Пулей вылетела из тесного помещения, громко хлопнув дверью. Одним рывком Степнов сорвал со стены полку с кубками и наградами. Раздался дикий грохот. Следом полетел любимый козел и коробка с мячами. Разгромив всю подсобку, выпустив пар, мужчина вышел и громко долбанул дверью.
День тянулся медленно и лениво, Степнов не реагировал на разговоры, смех, разгильдяйство учеников. После уроков вошел в учительскую, чтобы положить журнал. В кабинете было тихо и пусто. Почти все разошлись по домам. А ему домой не хотелось. Хотелось вообще провалиться сквозь землю. Какого черта он начал допрашивать Ленку? Только наладилось все. Вечно сам все портит. А она такая счастливая была с утра…
Уселся на подоконник и покрутил в руках свисток. Мутный взгляд скользил по помещению, по столу, шкафам, цветку в горшке, дурацкой картине над диваном…
- Твою мать! – неожиданно громко выругался и вскочил с подоконника. – Вот я идиот! Кулемина не брала ничего. Она видела, кто взял. Видела все! И молчала!
От злости пальцы не слушались, пытаясь набрать телефонный номер. «Абонент временно недоступен». Зарычал и сжал в руке бесполезный аппарат.
- Ну, Кулллемина!


Спасибо: 214 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 27
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 68

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.02.10 19:12. Заголовок: Ну вот и окончание э..


Ну вот и окончание этой истории. Я надеюсь, что тем, кто читал, понравилось. Спасибо, что читали, радовали комментариями, предположениями и "спасибо". Напоследок скажу, что история изначально была несерьезной и немного сумасшедшей. Какая история, такая и концовка. Но судить, конечно, вам!
Еще раз всем огромное спасибо


Ранетки репетировали в кафе. Ленка постоянно лажала и сбивалась с ритма, сверля холодным взглядом одну из Ранеток.
- Ленка, ну что с тобой сегодня? – Аня с недовольным лицом сняла гитару.
- Ничего, Ань. Все хорошо. Нюта, можно тебя на пару слов? – голос басистки не предвещал ничего хорошего.
Барабанщица одернула кофту и подошла к Ленке.
- Что?
- Давай отойдем, поговорить надо.
Кулемина грубо схватила Нюту за руку и потащила в холодную подсобку, где хранились продукты.
- Лен, что случилось? – недоумевала Морозова.
- Ты меня спрашиваешь? Зашибись все провернула, да? И волки сыты, и овцы целы.
- Ты о чем? – Нюта вжалась в стену под грозным взглядом Кулеминой.
- Слушай, если ты сейчас будешь продолжать дуру включать, я тебе врежу! Это ведь ты деньги сперла из учительской!
- Нет, это не я!
- Я видела все. Можешь даже не отпираться. Ты открыла ящик, что-то оттуда взяла и положила себе в сумку. И если ты сейчас мне скажешь, что этого не было, я тебя придушу!
- Лен, так ведь деньги нашлись…
- Нашлись, только без твоего участия! Ты хоть знаешь, что Степнов свои деньги положил вместо тех, что ты украла!? Верни ему деньги и сама во всем признайся. Иначе, я сделаю это за тебя. И тогда будет хуже.
- Лен, - Нюта захлюпала носом. – Я ничего не брала, это правда. Степка закинул мою тетрадь в ящик стола, а я ее потом найти не могла. А потом он мне сказал, что она в столе, я достала и убрала в сумку. Но денег там не было.
- Какого хрена ты молчала тогда? Степнов с ног сбился, вора искал, а ты промолчала! Это Белута, да? Ты его покрываешь?
- Нет. Мы с ним говорили, и он сказал, что не видел там денег. Это кто-то раньше их украл.
- Блин, я ничего уже не понимаю, - Ленка упала на диван и низко опустила голову. – Если это не ты, не Белута, тогда кто?
- Я не знаю… Лен, а почему ты Степнову не рассказала про меня? Ты ведь думала, что это я украла?
- Да потому, что я не умею стучать. Надеялась, что ты сама признаешься, но ты молчала. А он меня подозревал. И думает, что это я деньги взяла, - закрыла лицо руками.
Нюта села рядом и обняла Ленку, гладила по спине.
- Лен, прости, что так получилось.
- Проехали, - хрипло ответила Кулемина и через силу улыбнулась.
В зале послышался грохот и крик Степнова: «Где Ленка?!»
- Лен, это Степнов…
- Ясно, по мою душу пришел, - сухо проговорила Лена и поднялась с дивана. Открыла дверь и вышла.
- Ну и чего ты орешь? – оперлась о стену и скрестила руки на груди.
- Собирайся, со мной пойдешь, - сквозь зубы процедил мужчина, пристально глядя на Лену.
- Я. С тобой. Никуда. Не пойду.
Ранетки разинули рты от удивления, слыша, как Ленка свободно называет учителя на «ты» и переводили квадратные глаза с одного на другого.
- Тогда я тебя силой уведу.
- Только пальцем меня тронь.
- Ну, хватит! – прорычал Степнов, схватил Ленку в охапку и буквально вынес упирающуюся девушку из кафе. Не церемонясь, запихнул в такси и назвал адрес школы.
- Вы меня везете в школу для чего? Двойки мне ставить за поведение? Или сдавать Савченко? Давайте уж сразу в ментовку тогда.
- Не ерничай, Кулемина. Все нервы ты мне вымотала! Прибил бы тебя, да не могу.
Лена предусмотрительно замолчала и нахмурилась. До школы доехали молча. На вахте дремал дядя Петя. Физрук пронесся мимо, таща за собой Ленку, и быстро кинул:
- Мы ненадолго. Забыли кое-что.
Охранник почесал голову и задумчиво произнес:
- И что вам всем на ночь глядя в школе-то понадобилось?
Виктор втащил Ленку в учительскую и прикрыл дверь.
- Ну а теперь рассказывай.
- Что?
- Лен, я знаю, что ты видела, кто взял деньги, - устало выдохнул Степнов. – Можешь все рассказать, ему все равно ничего не будет. Скажи, как все было.
- Ладно. Я в тот день зашла в учительскую за журналом и офигела. Борзова с кислой миной складывала деньги в ящик стола и бормотала, что ей жалко телескоп, но школе деньги нужнее. Типа, доброе дело делает и прочая лабуда. А потом у нас урок тут был. Рассказов постоянно бегал куда-то. В туалет, видать. Новикова с Комаровым ругались, все орали, как потерпевшие. А я на подоконнике сидела. Хотела вообще уйти, чтобы на этот цирк не смотреть, задолбали эти ругачки. А потом смотрю, Нюта так запросто открывает ящик стола, что-то достает и в сумку к себе кладет.
- Так это Морозова! – взревел Степнов.
- Подожди. Когда урок закончился, я специально учебники рассыпала, чтобы тут одной остаться. Когда все ушли, подошла к столу и открыла ящик. А денег там нет. У меня аж рот открылся от удивления! – на этом месте Степнов хмыкнул и сжал в кармане поломанную спичку, которую так и не выбросил. – А потом объявили о краже. Я ждала, что Нюта сознается, но она молчала. И вы тут еще со своими допросами… Пристали, как банный лист!
- Кулемина! - угрожающе рявкнул Степнов.
- Ну а что? Не так?
- Значит, это Нюта… А я, признаться, на нее почти и не думал. Теперь ясно все.
- Нифига не ясно. Это не она.
- Как? Ты же видела!
- А вот так. Белута тетрадь ее кинул в ящик. Она ее оттуда доставала. А денег там уже не было.
- Это она тебе сказала? И ты поверила?!
- Да, поверила, - твердо сказала Ленка. – Так что украла не она. И не Белута. Может, Наташка? У ее отца какие-то проблемы… Но Наташка не смогла бы.
- Я тоже так думаю. Ладно, что ж теперь. Главное, что это не ты.
Кулемина напряглась и хмыкнула.
- Все, я могу идти?
- Не можешь.
- А кто мне запретит?
Степнов молча подошел к Ленке и прижался губами к ее губам. Попыталась оттолкнуть – бесполезно. Он только крепче целовал ее, прижимая к себе, не давая вырваться. Сквозь поцелуй прошептал:
- Прости меня…
- За что?
- За все.
Лена спрятала лицо на мужской груди и незаметно улыбнулась. Степнов скользил губами по нежной коже шеи, откидывая светлые волосы. Руки обвили талию и усадили Ленку на стол. Медленно стянул с Кулеминой кофту, лаская взглядом каждый миллиметр тела. Девушка чуть слышно вскрикнула.
- Что? – хрипло спросил, глядя на Ленку затуманенным взглядом.
- Да на какую-то фигню села, - задыхаясь, просипела Лена.
Мужчина резко скинул со стола все, что там было. Ручки и карандаши покатились по полу. Случайно наступил ногой на чью-то тетрадь по математике, а второй раздавил точилку. Степнов тихо ругался, а Ленка хрипло смеялась, пока смех не застрял в горле и не превратился в стон – мужские губы накрыли грудь, даря болезненно-острое удовольствие. Оба проклинали стол, оказавшийся ужасно скрипучим, но остановиться было выше человеческих сил. Ленка побелевшими пальцами сжимала край стола, стараясь не поднимать шум, стискивала зубы и хрипло часто дышала. Стол жалобно скрипнул и подкосился. В помещении стало невыносимо душно, Ленка разжала онемевшие пальцы, чтобы потом снова с силой сжать их на мужских плечах. Степнов невольно прикусил тонкую кожу на ее шее, и Ленка полетела в пропасть, хрипло вскрикнув. Вернее, полетели оба, вместе со столом. Последние судороги долгожданной разрядки накрыли их уже на обломках.

Ленка сидела у Степнова на коленях, лениво скользя губами по мужской шее, опаляя чувствительную кожу горячим дыханием. Оба смотрели на разруху, царящую в учительской. Но было спокойно и хорошо.
- А знаешь, хорошо, что он развалился, - Виктор кивнул на останки стола. – Дерьмо, а не стол. И деньги в нем хранить нельзя, и скрипит, как черти что.
- Угу, - промычала Ленка, снова коснувшись губами загорелой кожи.
Мужчина только крепче прижал к себе Лену, хитро взглянув на усталое лицо.
- Ленка… А ты… любишь меня?
- Угу, - то же мычание.
- Ясно все с тобой, - грустно улыбнувшись, пробормотал Виктор. – Теперь буду знать, что с тобой делать, чтобы ты со всем на свете соглашалась.
- Не со всем, - Лена хитро улыбнулась.
- Не пугай меня, Кулемина.
- А ты не сомневайся во мне никогда.
Неожиданно в учительскую влетел практически ураган. Ленка со Степновым быстро отскочили друг от друга.
- Ой! – зажала рот обеими руками уборщица баба Лида. – Чегой-то? Батюшки, свят-свят-свят! – разинув рот, перекрестилась, глядя огромными глазами на физрука и его ученицу.
- Баба Лида, - Степнов мысленно похвалил себя за то, что надел штаны до прихода технички. – Вы чего креститесь? Будто чертей увидели!
- Да тут похуже дело-то… - прошамкала беззубым ртом старушка.
- А в руках у вас что?! – Степнов вылупил глаза, заметив, что в руке вместо ведра и швабры баба Лида держит прозрачный пакет с деньгами.
- Это? – уборщица посмотрела на свою руку и будто сама удивилась. – А это деньги… Я ж как переложила их, так и в отпуск на неделю к дочке уехала. И забыла совсем, старая кошелка! А тут, оказывается, такие дела творятся! Вот они, денежки-то, никто их не воровал!
- Ну, баба Лида! – гаркнул Степнов. – Склероз лечить надо! – гаркнул еще громче и для наглядности постучал себя по голове.
- Да не лечится он, - с тоской произнесла уборщица. – Чего делать-то теперь?
- Ничего. Деньги в стол кладите и забудьте обо всем.
- Ага. Ой, а где стол-то?
- Пал смертью храбрых, - подала голос Ленка и прыснула.
- Ладно, давайте деньги сюда, я придумаю что-нибудь. И никому ни слова, о том, что вы тут видели. Склероз никто не отменял.
- Да-да… Я пойду… Домой… Ага…
Баба Лида, переваливаясь и кряхтя, выбежала из учительской, а Ленка и Степнов сначала облегченно выдохнули, а потом расхохотались.
Потом еще два часа приводили в относительный порядок учительскую и собирали стол. Когда отправились домой, было уже далеко за полночь. Возле подъезда Лена долго целовала Степнова и обнимала руками за шею, будто боялась отпустить хоть на минуту.
- А ты… Ты любишь меня? – выдохнула прямо в губы и смущенно отпустила глаза.
- Угу, - улыбнулся Степнов.
- Гад! – развернулась и ломанулась в подъезд.
- Кулемина, стой! Черт… Так и будешь вечно бегать от меня? – заорал на всю улицу Степнов. В некоторых окнах вспыхнул свет.
- Угу, - из дверей подъезда высунулась лохматая голова и показала язык.
- Ну, держись, Лена… - легко взбежал по ступенькам и помчался догонять Кулемину.
Догнал сразу же. На первом этаже.

КОНЕЦ


Спасибо: 226 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 54
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 92

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.10 07:04. Заголовок: Антидурь


Автор: Стэлла
Название: Антидурь
Рейтинг: R
Пара: КВМ
Жанр: ООС, AU, Romance, Humor
Статус: окончен


Попытка №2
Для тех, кто этот фик еще не видел, предисловие: Идея не оригинальная, никакой фантастики, одна правда жизни . Ранеток нет, школы нет, но некоторые знакомые герои появятся.

Надеюсь, больше этот фик никуда не улетит. Всем приятного прочтения
А если кто-то захочет высказаться - добро пожаловать http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000622-000-0-1-1269532557

А это иллюстрации к фику от Лекси! Саша, спасибо большое!



Обложка от Dove Я так чувствую, корова - это закамуфлированная СветкО

- и еще одна от Dove! Офигительно!

Спасибо: 144 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 55
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 92

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.10 07:06. Заголовок: Ленка сидела в машин..


Ленка сидела в машине с хмурым лицом и наблюдала за тем, как отец кладет в багажник ее сумку. До последнего Кулемина надеялась, что это только неудачная шутка, попытка родителей и деда напугать ее, отомстить за все ее проколы и поведение. Но нет. В считанные секунды отец, мать и дед уселись в машину и двинулись в путь. Лена молчала. Ни за что она не будет просить их не делать этого и взять с собой в Швейцарию. Решили наказать ее? Да сами потом будут локти кусать от того, что они за границей, а дочь сослали в деревню на все лето.
- Лен, не дуйся, - мать виновато улыбнулась.
- Прикажешь прыгать от счастья?
- Лена, ты сама виновата. Мы думали, ты в наше отсутствие заботишься о дедушке, хорошо учишься. Мы всегда считали тебя ответственной и разумной девочкой. Как мы должны поступать, когда нам сообщают, что ты едва дотянула до троек к окончанию десятого класса, грубишь родному деду и учителям?
- А еще она курит, - добавил отец и что было силы сжал руль, чтобы не сорваться на крик.
Ответить Ленке было нечего. Оправдываться? Разбежалась десять раз! Ну и пусть. Ну и ладно. Ну и пошли все к черту! Они только ее косяки видят, а на грамоту лучшей спортсменки школы им наплевать.
- Никит, ты дорогу-то помнишь? – подал голос дед.
- Помню, пап. Прошлым же летом к тете Шуре заезжали.
- Да, я уж и забыл, старый пень, сестру тысячу лет не видел будто.
- Ну вот и повидаетесь. И Ленка ей помощницей будет. Да, Лена?
- Ага. Обязательно. Упала и отжалась.
- Поговори мне еще! – рявкнул Никита.
Оставшуюся часть пути провели в полном молчании.
До деревни со странным названием Лысокобылкино было пять часов езды. Приехали уставшие уже после полудня. Встретила их древняя бабуля, баба Шура, как сообщили Ленке.
Кулемина, хмурясь из-под челки, наблюдала, как обнимается баба Шура с дедом, как щипает за щеки Ленкиного отца и хлопает по плечу мать.
- Теть Шур, нам ехать надо. До темноты вернуться должны, завтра самолет. Ленка! Вылезай из машины! – рявкнул отец. Лена послушно вылезла, брякнула «Здрасьте» и выдавила подобие улыбки.
- Леночка! – всплеснула руками бабка. – Вымахала-то! Я ж тебя еще совсем маленькую помню! Верка! На тебя похожа дочка! Вы поезжайте, конечно. За Ленку не переживайте, у меня, как у Христа за пазухой.
- Потому и привезли, - недобро усмехнулся Никита. – Едем. Пока, дочь, - отец, мать и дед по очереди обняли Лену, и пока никто не видел, Никита прошипел Ленке прямо в ухо, - И без выкрутасов тут!
Взглядом полным злости и отчаяния Ленка провожала машину родителей. Они все же это сделали. Оставили ее в глуши, а сами уехали.
- Ну чего встала? Пошли в дом, Ленка. Голодная, небось? – бабка подтолкнула Лену к дому.
- Ну есть немного, - вздохнула девушка и поплелась за бабой Шурой.

Ленка уже сидела за столом и уплетала за обе щеки картошку, запивая молоком под умильным взглядом родственницы, когда в дом вошел высокий загорелый мужчина, обнаженный по пояс.
- Баб Шур, попить дай, - внезапно мужчина осекся. – У нас гости?
- Витька! Ну хоть бы оделся! Гостья у нас, на все лето приехала. Ты садись к столу.
- Да я не хочу есть, - «Витька» пожирал взглядом Ленку. Нагло, скользя с ног до головы. Присел за стол. Отхлебнул молока прямо из Ленкиной кружки.
- Не помнишь Леночку? – бабка растянула губы в улыбке.
- А должен? – насмешливый взгляд вновь скользнул по девушке, от чего Лене стало жарко и неуютно.
- Ну как же! Это дочка Никиты. Ты когда из армии вернулся, она у меня гостила, года четыре ей было, по грядкам голожопая носилась и тебе язык показывала.
В этот момент Ленка подавилась молоком от таких подробностей и громко закашлялась. А бабка продолжала.
- Лен, это внук мой, Витька. Ну для тебя, конечно, Виктор. Не помнишь его?
Лена немного пришла в себя и так же нагло окинула взглядом нового родственничка. Колхозник хренов, а с каким превосходством на нее смотрит!
- Не помню. Видимо, нечего было запоминать.
С удовольствием отметила, как заходили желваки на лице Виктора.
- И откуда же ты такая сюда заявилась?
- Из Москвы, - Лена улыбнулась и сдунула челку с глаз.
- Ну что ж… Лишние руки в деревне всегда нужны. Добро пожаловать, помощница…
Ночью Лена не могла уснуть от тишины. Так привыкла к городскому шуму, что сейчас было слишком непривычно. Бабка выделила ей комнату с односпальной кроватью и периной. Сначала Кулемина обрадовалась, на таком она еще ни разу в жизни не спала, но потом оказалось, что спать на перине неудобно и жарко. Стянула с себя одеяло, открыла окно, а потом оставшуюся часть ночи не могла заснуть от противного писка комаров. Сон сморил уже под утро. Только Лена погрузилась в сладкую дрему, как в сознание ворвался громкий, командный голос:
- Подъем! Или до вечера собралась дрыхнуть?!
Лена недовольно продрала глаза и уперлась взглядом в несмешливые голубые глаза на загорелом лице.
- Пошел ты…
Завернулась в одеяло и приготовилась досматривать сон. Только через мгновение лицо обдало ледяной водой, за ногу кто-то больно ухватил и стащил с кровати прямо на пол.
- Вставай, принцесса хренова! Тут тебе не столица! Тут встают в шесть утра. Живо вставай и марш умываться! Или я тебя сейчас сам умою.
Лена потирала ушибленный зад, не в силах выдавить ни слова. Наконец, обиженно просопела:
- Я всю ночь не спала, что ты за изверг?! Я все равно не собираюсь раком на грядках стоять и коровам хвосты крутить. Так что отвали, колхозник, блин…
- Сегодня ты бессонницей мучиться не будешь, обещаю, - мужчина ловко подхватил Ленку подмышки и вытащил во двор прямо в трусах и тонкой майке. Толкнул к умывальнику. – Вперед! – рявкнул прямо в ухо.
Ленка не на шутку перепугалась и начала плескать себе в лицо водой, захлебываясь от собственного усердия. Да он псих настоящий! Вот это она влипла! Ну спасибо, мама с папой. Век не забудет!


Спасибо: 209 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 56
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 92

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.10 07:06. Заголовок: Лена быстро поняла, ..


Лена быстро поняла, что сейчас она не в том положении, чтобы качать права. Окинула взглядом мужчину и невольно сглотнула. Как и вчера, он был без футболки, под загорелой кожей играли мышцы, волосы влажные и слегка завиваются. Одет в одни только драные голубые джинсы, закатанные до колен, и летние сланцы. И при всем при этом ведет себя с ней, как рабовладелец. Ничего, и на ее улице КАМАЗ с пряниками перевернется! Стараясь придать голосу как можно больше страдания, сказала:
- А где тут помыться можно нормально? Не в умывальнике же…
Кулемина уже подозревала, что эти деревенские моются раз в полгода, да и то в речке, потому что ни ванной, ни душа не разглядела.
- Баня два раза в неделю, в среду и субботу. А так воду из колонки таскаешь, ставишь ведра на улицу, вода за день нагревается и вперед! Или тебе джакузи подавай?
Лена даже удивилась, откуда этот дикарь знает такое слово, как джакузи. И, тем не менее, ведер с водой она тоже не обнаружила. Опережая ее вопрос, Виктор проговорил:
- Воду всю вылили вчера. Если хочешь помыться – колонка в конце улицы.
- И когда ты туда пойдешь?
- Сегодня туда пойдешь ты. У меня других дел полно, - наглый, самодовольный взгляд пробирал до костей.
Ленка психанула, схватила два ведра и быстро зашагала в сторону ворот.
- Штаны надень хотя бы, - позади послышался раскатистый смех. Скотина! Что она ему сделала? За что он с ней так?
Вымылась Ленка только через час, пытаясь не получить разрыв сердца от ледяной воды, постоянно оглядываясь и боясь, что этот деревенщина за ней подсматривает. А Виктор Степнов в этот момент точил пилу в сарае и улыбался сам себе. Забавная эта Лена. Дурная только. Запросто можно сейчас пойти и увидеть ее во всей красе. Вот она орать-то будет! Но подглядывать он не собирался, это удел любопытных баб.
После такого «доброго утра» за столом Ленка сидела тише воды, ниже травы. Пока можно и овцой прикинуться. Когда-нибудь же этот изверг свалит, и тогда свобода! Виктор неспеша пил чай, пристально глядя на Лену, от чего ей казалось, что волосы на затылке шевелятся, по спине бегут мурашки и вообще… Под таким взглядом хотелось провалиться сквозь землю. Вот точно этот гад за ней подсматривал сегодня!
- Леночка, ты почему не кушаешь ничего? День длинный, до обеда далеко, а работы у нас много! – бабка заботливо пододвинула к Ленке поближе тарелку с пирожками.
- Какой такой работы? – осторожно спросила Ленка, стараясь не смотреть на ухмыляющегося мужчину.
- Грядки полоть будешь, - невозмутимо произнес Виктор.
Кулемина недовольно уставилась в окно, нервно подергивая ногой. Еще она грядки не полола! По улице медленно вышагивала странная женщина с рыжими кренделями на голове, в умопомрачительном декольте и игриво поглядывала в сторону их окна.
- Ой! Светочка! Вить, к тебе, небось, пришла! – баба Шура подмигнула внуку, а потом обернулась к Ленке, - Это доярка наша, по Вите сохнет, бегает за ним уже два года.
Ленка удивленно отметила, как напрягся мужчина и быстро встал из-за стола.
- Мне еще сарай чистить. Не до Уткиной! Кулемина, за мной! Покажу тебе фронт работы.
Через десять минут Ленка уже торчала возле грядки в резиновых перчатках до локтя и лениво щипала траву. Зашибись отдых! Предки там по-настоящему отдыхают, а она вынуждена ковыряться в земле! Тут с другой стороны забора, где был сарай, донеслись голоса бабки и Виктора.
- Витька! Ну чем тебе Светочка не угодила? И красавица, и умница! И удои у нее самые высокие! Ну что тебе еще надо?
- Да прекрати меня уже сватать! Сам разберусь. Не нравится мне твоя Светка! Дура она…
- Тебе уже тридцать два! А ты все не женишься. В деревне скоро разговоры пойдут…
- Да плевать я хотел. Мне не такая, как Светочка, нужна.
Ленка почти прилипла к забору, слушая разговор и не замечая, как не глядя выдернула уже три куста петуньи. Вот это подробности! А у мужика-то проблемы! Потому и нервный такой, стопудово! Когда все стихло, оглядела плоды проделанной работы и решила, что на сегодня достаточно, к тому же невыносимо хотелось покурить. Стянула грязные перчатки и ломанулась в дом.
- Баб Шур! Я все, грядки готовы. Я в магазин сгоняю! Где тут ваш местный супермаркет?
- Наш супермаркет называется сельпо! – бабка недовольно оглядела грязные Ленкины бриджи, порванные на бедре так, что одна нога была практически голой. – Ты в этом собираешься в магазин идти?
- А что? Надо, как на праздник?
- Ленка, в магазин надевают чистое, я вот всегда в лучшем своем платье иду, косынку белую, галоши лакированные… А ты? Что ж скажут обо мне? Что у бабы Шуры внучка оборванка!
- Да перед кем тут выпендриваться? И так сойдет, без лакированных галош, - Лена быстро достала деньги, сунула в карман и скрылась за дверью.
Сельпо Лена нашла быстро. Выбор не радовал, но не до жиру… Купила сигареты, мятные леденцы и батарейки для плеера. Закурила прямо возле магазина, потому что сил терпеть уже не было. Кулемина искренне не могла понять, почему на нее так пялятся совершенно незнакомые бабки.
- Привет, - раздался вкрадчивый голос над ухом. Ленка обернулась. Рядом с ней сидел на древнем мотоцикле «Ява» темноволосый парень и разглядывал ее с ног до головы.
- Че надо? – грубо ответила Лена и жадно затянулась. Весь кайф обломал, придурок.
- Познакомиться хочу. Ни разу тебя тут не видел. Ты в гости к кому-то? Меня Игорь зовут.
- Лена.
- Может, задружим, Лена? – парень по-хозяйски приобнял девушку.
- Мы в детском саду что ли, чтобы дружить?
- А мы по-взрослому задружим.
- Слышь, ты че такой борзый? Садись на свой драндулет и проваливай, - Ленка выкинула сигарету и быстро зашагала в сторону дома, чувствуя на себе пристальный взгляд парня.
Едва успела дойти до калитки, как на нее буквально накинулся Виктор, грубо схватил за руку и так тряхнул, что у Ленки перед глазами запрыгали цветные звезды.
- Ты что себе позволяешь? – шипел ей прямо в лицо. – Бабке уже только ленивый не доложил, как ты курила возле магазина, как с Гуцулом тискалась. Хочешь, чтобы ее до инфаркта довели? Да?!
- Ни с кем я не тискалась, пусти, придурок!
- Это еще не все! За мной! Живо! – мужчина потащил Лену в огород и буквально ткнул носом в грядки. – Это что?! Это ты так работу свою выполнила?
Лена с трудом понимала, что происходит, она и думать забыла про этот долбаный огород. Со злостью и вызовом ответила:
- Что, убьешь теперь меня? Сам корячься на своих вонючих грядках!
- Смотри, Лена, пожалеешь о своих словах, - сквозь зубы процедил Виктор, глядя на Ленку сверху вниз.
- Долго ждать придется, когда я пожалею. Колхозник!
Ее слов он уже не слышал, быстро удаляясь прочь, чтобы хоть как-то сдержаться и не встряхнуть эту соплячку так, чтобы вышибить всю дурь из ее башки.


Спасибо: 225 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 58
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 95

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.10 21:04. Заголовок: Весь оставшийся день..


Весь оставшийся день Кулемина скрывалась от Виктора. Жутко хотелось отомстить, но не могла придумать, как. Этого ничем не проймешь. А пакость сделать ой как хотелось. До сих пор в глазах плыло от унижения возле этих чертовых грядок, когда он ткнул ее носом, как котенка. Сейчас этот гад тусовался где-то в сарае, кажется, опять точил пилу. Оставалось надеяться, что не по ее душу. Лена бесшумно проскользнула мимо и чуть не перевернула ведро с водой, стоящее на солнце посередине двора. Три ведра воды… Потрогала рукой – теплая. Видимо, Виктор все же сходил к колонке и принес воду, потому что всю утреннюю Ленка использовала на себя. Коварная улыбка заиграла на лице. Кто-то сегодня будет закаляться. И это будет явно не она.

Кулемина упорно искала место, где можно скрыться от деревенского тирана, а так же наблюдать за ведрами с водой, чтобы он ее не опередил. Неплохо бы устроиться с книжкой на сеновале, но оттуда не видно двор. Через минуту Ленка уже лезла на крышу дома. Тут и позагорать можно, и покурить, и яблоки зеленые потрескать. И никто не увидит, не заставит полоть грядки или еще чего похуже… Через полчаса находиться на раскаленной крыше стало просто невыносимо, а Виктор, как назло, приперся во двор и уходить, похоже, не собирался. От кислых яблок уже сводило зубы, болел живот, а рядом лежала еще целая гора. Лена взвесила в руке самое крупное яблоко, прицелилась и со всего маху запустила кислым фруктом прямо в затылок Виктора.
- Твою мать! – рявкнул мужчина, а Ленка легла на крышу, вжавшись всем телом в горячий шифер. Если заметит – точно прибьет. Почти не дышала, чувствуя, как колотится сердце, жжет спину, и невольно растягиваются губы в улыбке.
Грохот и едва заметная вибрация крыши заставили открыть глаза. Кулемина чуть не выматерилась, увидев, кто поднялся сюда. Как он понял? Глаза на затылке, что ли? Кажется, ей кранты…
- Самая умная, да? Ты у меня сейчас отсюда вниз головой полетишь, - опасный взгляд и злой тон мужчины заставили мигом вскочить на ноги и рвануть наверх. Это было глупо. Дальше ведь бежать некуда – сама себя в ловушку загнала. Ноги в сланцах скользили, а Виктор все приближался. При этом казалось, что он не прикладывает ни малейших усилий, чтобы ее догнать.
Внезапно нога соскользнула, Лена сдавленно охнула, упала на живот и быстро покатилась вниз, чувствуя, как задирается футболка по самые подмышки. Только молниеносная реакция Виктора не дала ей приземлиться на землю с внушительной высоты. Стоя он бы ее не поймал, поэтому сначала упал на колени, а потом и вовсе придавил весом своего тела к крыше.
- Допрыгалась? – зло прошипел в шею, находясь опасно близко. – Какого черта ты творишь? Совсем на голову больная? Детство заиграло?
- А нафига ты сюда полез? – прохрипела Ленка, задыхаясь под тяжестью мужского тела. Стало совсем жарко. Виктор опирался руками о крышу, пытаясь удержаться от падения, и все теснее прижимал Лену к себе.
- Еще одна такая выходка, и я тебя в сарае со свиньями запру, - горячее дыхание обжигало ухо и щеку похлеще солнца.
- Это ты себя имеешь в виду? – не осталась в долгу Ленка. Она чувствовала, как стучит сердце мужчины в районе ее лопаток, совсем рядом с ее собственным. А он как-то мстительно и нагло ухмыльнулся, потом медленно сжал ее руку, переплетая пальцы. От этого жеста у Ленки пересохло в горле, кровь хлынула в голову, дышать стало нечем, а все тело будто жаром обдало. Смотрела, как загипнотизированная, на мужскую руку, медленно отпускающую ее пальцы и двигающуюся по направлению к груди. Он не посмеет…
- Ой, а что это вы там делаете? – визгливый голос вернул к реальности, и Виктор быстро отпустил Лену, давая ей возможность подняться.
- Светочка, что случилось? – не своим голосом прохрипел, глядя в растерянные зеленые глаза.
- Ничего, я на вечернюю дойку иду… Смотрю, вы там…
- Удачи в труде и высоких удоев, - слишком грубо отозвался мужчина, но сейчас изображать вежливость просто не было сил. – Слезаем отсюда, а то она по всей деревне разнесет, что мы с тобой на крыше…
- Что? – выдохнула Ленка.
- Ничего, - отвернулся. – Руку давай.
Когда спустились, ни один не проронил ни слова. Ленка сама от себя не ожидала, но захотелось исчезнуть, испариться, только чтобы не быть рядом с этим деревенским мужиком. Чтобы он не смотрел на нее так. И самой его не видеть. Было не по себе, было стыдно и неловко. В дом идти не хотелось, бабка точно начнет читать мораль о вреде курения и объятий с пацаном на драндулете. Поэтому Кулемина решила добровольно полить порядком полысевшие от ее рук грядки. Чем и занялась на ближайший час. А Степнов до вечера колол дрова, не понимая, какого черта ему приспичило там, на крыше распускать руки. Да еще с кем! С этой малолетней девчонкой, у которой еще вовсю детство в одном месте играет. Хотя в какой-то момент она совсем не показалась ему ребенком…

Солнце село. Ленка накручивала себя, размахивая полупустой лейкой над помидорами. Если бы не доярка, он бы… Он… Капец, он же родственник ее! Извращенец! Все тело покрылось мурашками, а глаза невольно зажмурились. Если бы этот гад не распускал руки, она была бы даже ему благодарна, а так… Фиг ему! Кинула лейку на землю и направилась во двор. Внутри кипела злость. Ленка быстро разделась и опрокинула на себя ведро восхитительно прохладной воды. Воспаленная на солнце кожа покрылась мурашками. Кулемина довольно зажмурилась и схватила второе ведро. Третье было уже перебор, стало холодно и захотелось немедленно одеться. Поэтому последнее просто вылила на землю. Вытерлась, натянула чистую майку и джинсы и направилась в дом. Бабка звала к ужину.

За столом Виктор появился позже. По взгляду Лена сразу поняла – лужу во дворе он уже видел. Ничего не сказал, только стиснул зубы и молча сел за стол. Бабка тоже была странно молчаливой, а потом и вовсе ушла спать. Никаких нотаций про курение, ничего.
- Давление у нее, - не глядя на Ленку, произнес Виктор и встал из-за стола.
Когда стемнело, Лена выскользнула из постели. Снова хотелось курить, но надо было убедиться, что баба Шура спит. Неслышно пробралась к спальне бабки и прислушалась.
- Чего крадешься? – Лена вздрогнула. Баба Шура не спала.
- Ничего. Хотела узнать, как вы…
- Нормально. Хочешь, посиди со мной.
Лена послушно присела на кровать. На языке вертелось куча вопросов, но ни один задать не решилась. Но бабка начала первой.
- Не злись ты на Витьку. Он хоть и суровый мужик, но не злой. Степновы – они все такие. И муж мой был такой, и сын. И Витя тоже, хоть и не родной он нам.
- Как не родной?
- Да так. Мишка мой с женой из детдома его взяли, своих детей не было. Я сразу его полюбила, как увидела. Худющий был такой, а глаза синие-синие! Один он у меня остался, муж с сыном померли в один год.
Лена не знала, что сказать.
- А расскажите про мужа своего.
- Да что рассказывать? Приехала я в деревню на практику, вся такая важная, городская… А потом Степнова встретила, да так тут и осталась. И ни одного дня не пожалела, хоть и разное у нас было, и ссорились, и мирились. Говорю же, Степновы все не подарок. Но если уж любят, то до смерти.
- Понятно, - прохрипела Кулемина.
- Ты иди, спать ложись. Поздно уже, - ослабшим голосом отозвалась бабка.

Лена тихо вытащила пачку сигарет из кармана, натянула олимпийку и приоткрыла дверь на улицу. В темноте на крыльце сидел Виктор и курил. Оранжевый огонек мелькал, то загораясь ярче, то практически угасая. Кулемина уже хотела вернуться назад в дом, пока мужчина ее не заметил, но насмешливый голос остановил ее:
- И долго ты там стоять будешь?


Спасибо: 239 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 60
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 96

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.03.10 21:49. Заголовок: Ленка замерла на вер..


Ленка замерла на верхней ступеньке. Развернуться и уйти обратно в дом? Теперь точно нет. Хамить Степнову после того, что рассказала ей бабка, не хотелось. Лучше совсем молчать.
Кулемина кинула олимпийку на лестницу и присела на одну ступеньку выше, чем сидел Виктор. Заметила, что у него влажные волосы. И пахнет он обалденно. Довольно улыбнулась, подумав о том, что он тоже купался в ледяной воде, как она сегодня утром.

Степнов быстро переместился спиной к перилам и уставился на Ленку. Даже в темноте она чувствовала наглый, оценивающий взгляд. Почти убедила себя, что ей пофиг, достала сигарету из пачки и зажигалку, прикурила, жадно затягиваясь. Вкусно. Тело едва заметно ныло, свежий воздух кружил голову. Где-то далеко замычала корова. Лена упорно пыталась найти точку, чтобы приткнуть взгляд – вот хотя бы трещина на деревянной ступеньке, или собственные коленки... Но взгляд так и останавливался то на сильных руках, то на гладко выбритом подбородке сидящего напротив мужчины… В глаза Лена так и не решалась посмотреть. Постоянно в памяти всплывал момент на крыше. Может, ей все показалось? И не собирался он ее лапать? Напридумывала себе черти что… Снова взглянула на Степнова и нервно сглотнула. Да он ее глазами так лапает, что ей сквозь землю хочется провалиться. Или еще дальше, если есть куда. По телу прокатилась дрожь, и Лена невольно передернула плечами.
- Замерзла? – хриплый, сухой голос.
- Нет, - буркнула Ленка и снова едва заметно вздрогнула. Действительно, прохладно.
Степнов поднялся, кинул ей свою куртку.
- Перед пацанами своими выпендривайся. Ничего из себя не представляешь, а понтов выше крыши.
Лена стиснула зубы. Задрала голову, чтобы видеть лицо этого хама. Старалась говорить ровно, чтобы голос не дрожал от злости:
- А ты что из себя представляешь? Кроме сараев и навоза ничего в жизни не видел. Я сюда приехала отдыхать и к концу лета свалю, а ты останешься тут. И всю свою жизнь тупо проведешь по колено в грязи.
Степнов резко схватил Ленку за руку и дернул на себя, Кулемина отшатнулась от потемневших от злости глаз. Хриплый шепот отдавался в ушах еще всю оставшуюся ночь:
- Слушай сюда, соплячка… Рассуждать о жизни будешь, когда подрастешь. А сейчас можешь валить к мамочке с папочкой и не забудь пожаловаться, как тебя заставляют восьмидесятилетней бабке помочь по хозяйству.
Он резко отпустил Ленку и быстро зашел в дом. Кулемина еще несколько минут не могла пошевелить даже пальцем. Стало одиноко и обидно. А еще очень холодно. На негнущихся ногах вошла в дом, подняв свою олимпийку и кинув куртку Степнова прямо на землю.

Утром Степнов вошел в Ленкину комнату и остановился возле кровати. Скользнул взглядом по приоткрытым губам, по взлохмаченной челке… Красивая, зараза. Во сне – просто ангел. Жаль, что на самом деле дрянь. Она будила в нем злость, и он сам не понимал, почему. Почему сразу, с первого взгляда понял, что хорошего от этой девчонки не жди. Сегодня, когда утром вышел во двор и увидел свою куртку на пыльной земле, хотелось придти и отлупить эту соплячку. И ведь пошел… А теперь стоит тут и пялится на нее. И сил нет ни отвернуться, ни уйти. Не стал стаскивал ее за ногу с кровати, лишь грубо потряс за плечо и отчеканил:
- Поднимайся.
Лена недовольно приоткрыла один глаз и уже хотела послать Степнова куда подальше, но разумно решила, вспоминая вчерашнее утро, что это не поможет. Против лома нет приема.
- Пошел вон. Я оденусь, - прорычала из-под одеяла.
Виктор сжал кулаки так, что вены еще четче проступили на натруженных руках. Развернулся и вышел, напоследок процедив:
- Будто у тебя есть, на что посмотреть.
- На доярок смотри, - брякнула вслед Ленка, натягивая бриджи прямо под одеялом.
За завтраком оба сидели с хмурыми лицами. Только баба Шура была в приподнятом настроении.
- Вобщем так, голубки. Сегодня меня не будет. На свадьбу еду в соседнюю деревню. Вить, Платоша с Алешей женятся ведь! Думала, что никогда не соберутся.
Лена поперхнулась чаем.
- Голубые, что ли?
- Фу, Ленка! Оказия какая! Ты что! Колька Платонов и Женька Алехина. Просто в деревне их так кличут. Ну девка, совсем ничего святого у вас в городе нет.
Лена только усмехнулась.
- Не поубиваете тут друг друга? – бабка переводила настороженный взгляд с Виктора на Лену. – Мне аж боязно вас вдвоем оставлять.
- С чего это? – подал голос Степнов и недобро зыркнул на Ленку.
- Да я ж не слепая, все вижу. Вить, ты пилу наточил?
- Угу.
- Ну так вот, сегодня напилите дров. Ленка, пила двуручная, будешь помогать. Да голову покрой, печет сегодня сильно. Я тебе свою косынку дам.
- Не надо. Есть у меня…
Лена была уже готова на все, лишь бы бабка поскорей свалила. А потом она что-нибудь придумает!

Провожали расфуфыренную бабу Шуру хмурыми взглядами. Целый день наедине… Ленка поежилась. Этот псих ее запросто пришибет. Поэтому надо быстро и технично свалить. Будто прочитав ее мысли, мужчина раздраженно сказал:
- Только попробуй слинять.
- Я не буду пилить дрова.
- А тебя никто не спрашивает. У тебя два варианта – либо по-хорошему, либо я могу заставить.
На Ленкино спасение, за забором мелькнула рыжеволосая голова с косами, похожими на метелки.
- Доброе утро, Витя, - проворковала Светочка.
- Доброе, Света, - отозвался Виктор и обреченно вздохнул.
- А что вы делаете?
Ленка усмехнулась. Эта странная особа всегда одно и то же спрашивает, как в каком-то старом фильме, название которого девушка не помнила. Но сейчас эта доярка была как нельзя кстати.
- Здравствуйте, - натянула на лицо улыбку Кулемина. – Меня Лена зовут. Тут Виктору помощь нужна, дрова напилить нужно. Вы не поможете?
Глаза Степнова налились кровью:
- Я тебя убью сейчас…
- Ой, я с удовольствием! – взвизгнула Уткина. – С детства люблю дрова пилить! Ну что? За дело!
Светлана, чтобы не терять драгоценное время, протиснулась в щель в заборе вместо того, чтобы войти в ворота. Степнов запаниковал.
- Света, не надо помогать. Мы с Леной прекрасно справимся. У вас и своих дел полно. К тому же, вы и так после дойки идете, устали, наверное.
Уткина расцвела от такой заботы. Но отступать не собиралась.
- Да что вы! Я выносливая! И работать люблю, - широкая улыбка осветила лицо.
Ленка с довольной улыбкой прошмыгнула мимо Степнова под злой шепот:
- Ты мне за это ответишь…
Зашла в дом. Послонялась без дела. Достала плеер. Скукота. А там во дворе шикарное зрелище – деревенщины пашут в поте лица. Чтобы не схватить солнечный удар, достала бандану, повязала на голову и отправилась на улицу. Степнов с Уткиной уже вовсю трудились. Виктор работал в бейсболке козырьком назад. Кулемина уселась на скамейку напротив и воткнула в уши наушники. Красота!
Пила визжала и свистела, загорелые руки мужчины блестели на солнце, каждый напрягающийся мускул четко проступал под гладкой кожей. Уткина не отставала. Нехилых размеров грудь почти вывалилась из платья, раскачиваясь из стороны в сторону. Иногда Светлана проводила рукой по вспотевшей шее и откидывала мешающие косы. Степнов долго крепился, но потом не вытерпел и скинул футболку под ошалевшим взглядом Светочки. А Ленке стало не по себе. Почему-то наблюдать разонравилось. Музыка стала казаться слишком громкой и навязчивой, свист пилы противно ударял по мозгам. Но оторваться от созерцания сильной мужской спины не получалось. Как приклеилась к этой чертовой скамейке. Во рту пересохло, а глаза заслезились. Плечи сильно жгло. И вообще все тело горело, будто Ленку поджаривали в аду. Светочка приспустила платье с плеч и призывно уставилась на мужчину. Степнов обернулся и одарил Кулемину многообещающим взглядом, крепче стиснув рукоятку пилы. Этого Ленка вытерпеть уже не смогла. Сорвалась с места и убежала в дом. Плеснула себе в лицо водой из умывальника и глянула в зеркало. Щеки и нос были ярко-красного цвета, а плечи вообще бордового. Сгорела капитально… А во дворе визжала пила, обещая Ленке нескучный вечер.


Спасибо: 228 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 63
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 100

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.03.10 18:45. Заголовок: Кулемина лежала на к..


Кулемина лежала на кровати лицом вниз – лечь на спину было настоящей пыткой. Плечи и руки болели невыносимо, сначала было жарко, но потом начало знобить со страшной силой. А укрыться одеялом больно. Прислушивалась к визгам пилы во дворе и с ужасом ждала, когда все это закончится и Степнов зайдет в дом. Она забылась тревожным сном на какие-то минуты, но быстро проснулась, нервно вздрогнув, и снова прислушалась. Тихо. Ленка тешила себя надеждой, что Виктор и Светочка просто решили перекурить… От мысли о сигаретах затошнило. Хлопнула дверь. Кулемина вжалась в перину. Голоса различались с трудом, но было ясно, что Степнов не один. Кажется, Уткина тоже с ним… Какого хрена она еще и в дом заперлась? Хотя пусть… Пусть хоть до ночи сидит, лишь бы ее оставили в покое. Даже возникла безумная мысль позвонить родителям и умолять забрать ее отсюда. Но предки далеко. И это все равно ничего не решит, они не согласятся увезти ее, уж слишком нагрелся на нее отец. Несмотря на раннее пробуждение, спать уже не хотелось. Ленку всю трясло, даже зубы стучали. Почему же так колбасит ее? Кожа горит, а внутри все сжимается от озноба.

Лена даже не заметила, как вошел в комнату Степнов. Он понял, что Ленка дома, как только вошел. Нутром почувствовал. А тут эта Светочка прилипла, пришлось пить чай с ней и слушать всякий бред, которого она начиталась в книжках, взятых в деревенской библиотеке. Нечеловеческими усилиями сплавил назойливую Уткину и тут же кинулся к Ленке. Уже хотел схватить ее и как следует тряхнуть, но понял, что что-то не то… Лена лежала на животе и мелко дрожала. Белая майка спущена с плеч, а сами плечи были жуткого алого цвета. Сгорела… Допрыгалась, сама виновата. Он чуть не умер под ее взглядами, проклинал ее и ждал момента, когда уберется Светлана, и он сможет насладиться местью. Но теперь месть временно откладывалась. Девчонке и так не позавидуешь.
Осторожно присел на кровать и убрал волосы с покрасневшего лица. Да, лицу тоже досталось. Лена едва слышно застонала, стуча зубами.
- Ты как? – тихо спросил, глядя на искаженное гримасой боли лицо. Вся злость мигом испарилась, будто и не было ее.
- Мне х-холодно, - прохрипела Ленка.
- Да понятно. Лежи так пока, сейчас сметаной тебя намажу, а потом укроешься и поспишь.
- Зачем сметаной? Она холодная, - заныла Лена.
- Надо так, самое верное народное средство. Все, лежи.
Вернулся Степнов быстро. Лена дернулась, когда что-то холодное коснулось ожогов.
- Тихо, Лен. Знаю, что больно. Терпи.
Ленке хотелось реветь от его заботы. Лучше бы наорал. А он… Так осторожно, едва касаясь, проводит по плечам, рукам… Пальцы у него слегка шершавые, но прикасается нежно, будто ласкает. А, наверное, на самом деле врезать хочет. Вот выдержка у мужика! Осторожно взялся за края майки.
- Поднимись, снять надо.
Ленка замотала головой.
- Я сейчас разорву эту чертову майку, - выдавил раздражено и тихо. - Результат будет тот же. Только больно будет. Так что давай сама. Ну, Ленка, помоги ты мне.
Лена послушно приподнялась, чувствуя, как освобождается тело от одежды. Теперь горячие руки скользили по всей спине, расслабляя и успокаивая. Боль не прошла, но от этих прикосновений она отошла на второй план, хотелось урчать, как кошке, которую гладит хозяин. Дать определение странному чувству, нарастающему где-то в животе, похожему на сладкую боль, Ленка боялась до дрожи в пальцах.
Воспаленной кожи коснулось одеяло.
- Теперь поспи.
Лена, морщась, повернулась лицом к Виктору.
- Ты извини, что я… Что с дровами так получилось.
Мужчина лишь поморщился и сердито сказал:
- Молчи лучше про дрова, пока я снова не завелся.
- Ладно. А баба Шура когда вернется?
- Завтра к вечеру, скорей всего. Свадьбу обычно два дня гуляют.
- Круто… - просипела Лена и провалилась в сон.

Когда Кулемина проснулась, солнце уже клонилось к горизонту. В доме тихо и прохладно. Вылезла из-под одеяла и натянула майку, громко вскрикнув от боли. Прошлась босиком по деревянному полу, заглянула в кухню, в бабкину комнату, в комнату Степнова – мужчины нигде не было. Так и стояла возле комнаты Виктора, не решаясь зайти. Любопытство пересилило все остальные чувства, Ленка убеждала себя, что ей просто интересно, как живет обычный деревенский мужик. Наверное, грязные носки по углам стоят да пара рубашек колхозного стиля. В комнате было на удивление чисто. Никаких носков и прочего антуража холостяцкого жилища. Все чисто, аккуратно, прибрано. И пахнет вкусно. Степновым пахнет. Подошла к высокому комоду и начала перебирать его вещи. Одеколон, лосьон после бритья, журнал какой-то автомобильный, электробритва. Ленка присвистнула – да она такую бритву год мечтала отцу подарить, копила-копила, и все равно денег не хватило, пришлось у деда просить. А тут… Интересно, кем он работает? В деревне трактористы да агрономы – вот и весь выбор. Наверное, он на такую бритву тоже год копил. Сигареты – такие же, как у нее, самые блатные в деревенском сельпо, обычная одноразовая зажигалка. Повертела ее в руках, зажгла несколько раз – кремний хреновый. Потянулась к одеколону, рассмотреть название…
- Ну как, все разнюхала? – заметил насмешливый голос, и Ленка почувствовала, что предательски краснеет от того, что ее застали на месте преступления. Флакон с одеколоном чуть не выпал из рук. Осторожно поставила на место и развернулась лицом к Степнову.
- Да, Кулемина, на тебя без слез не взглянешь. Выспалась?
- Да, нормально уже все. Только плечи все равно болят, не помогла твоя сметана.
- За один раз и не поможет.
- Ты еще раз будешь мазать? – слишком взволнованно спросила Ленка и мысленно отругала себя, что голос так дрогнул.
- Сама намажешься. Я вижу, тебе уже лучше, раз есть силы в чужих вещах рыться.
- Я не рылась…
- Я видел, как ты не рылась.
- Да у тебя там и смотреть нечего. Я-то думала, что у тебя там, как у нормальных мужиков, порнушка, журналы всякие…
- Интересуешься? – Степнов нагло ухмыльнулся, откровенно издеваясь над Ленкой, которая всеми силами пыталась его поддеть.
- Придурок, - зло прошипела Кулемина и пулей выскочила из комнаты.
Больше в этот день Виктор с ней не сталкивался. Лена то курила на крыльце, то ходила на сеновал, потом решила познакомиться с коровой… Короче, делала все, лишь бы не видеть Степнова.
Сам мужчина до ночи проторчал на берегу реки, куря одну за одной и наблюдая, как резвятся в воде деревенские дети. Думать ни о чем не хотелось, но невольно в голове нарисовался вопрос: почему он с Леной сегодня был готов хоть до вечера пилить дрова, а от Светочки шарахался, как от чумы? Ведь это Лена, а не Уткина доводила его до белого каления, заставляла беситься и психовать. И, тем не менее, в тот момент он бы душу дьяволу прозакладывал, лишь бы на месте доярки была именно Кулемина и никто другой.


Спасибо: 238 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 70
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 106

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.03.10 19:08. Заголовок: :sm146: Когда Сте..




Когда Степнов вернулся домой, Ленка лежала в своей постели и старательно делала вид, что спит. Хотя сна не было ни в одном глазу, и плечи все еще болели. Было немного страшно, волнительно и очень душно. Одной всю ночь в доме наедине с чужим мужиком. Мало ли что в голову придет этому дикарю. Скрип половиц под тяжелыми мужскими шагами ударял по мозгам. Какого фига он бродит по дому, не угомонится никак. Валил бы под бок к какой-нибудь Светочке и не нервировал ее. Наконец, все стихло. Видимо, Виктор лег спать. А Ленка продолжала вертеться с боку на бок. И подушку взбила, и одеяло откинула, чтобы совсем не сжариться. Но уснуть так и не смогла. Потом вообще в туалет захотелось. На улицу выходить ночью страшновато, но и терпеть сил уже не было. Встала, накинула на футболку толстовку и двинула во двор. Ни о каком освещении даже мечтать не приходилось. Подсвечивала себе дорогу зажигалкой, которая постоянно гасла. И какой умник придумал строить туалет возле сеновала у черта на рогах? Ленка больно подвернула ногу, споткнувшись о какую-то доску, и тихо выругалась, проклиная чертову деревню. Возле сеновала было темно, хоть глаза выколи. Ленка достала зажигалку и нервно защелкала колесиком, чтобы найти хотя бы дверь в туалет. Острые травинки кололи щиколотки, Ленка нервничала и потирала одну ногу о другую . Зажигалка совсем сдохла, пришлось достать спички. Захватила сразу несколько и чиркнула о коробок. Светло стало только вблизи, а туалет рассмотреть так и не удавалось. Еще спички, еще щелчок. Пальцы дрогнули, и яркий огонек приземлился на иссушенное солнцем сено. Вспыхнуло мгновенно. «Пипец, сейчас сгорит все нахрен» - со страхом выдохнула Ленка, скинула с себя толстовку и принялась сшибать пламя. Лицо горело от жара, дышать было тяжело, горло сдавило, глаза слезились. А огонь распространялся все выше и выше, вскоре пылал весь сеновал. Надо было срочно звать на помощь, но огонь, казалось, был повсюду, и Ленка не могла сделать ни шагу. Уже загорелся деревянный туалет. В руках у Лены вместо толстовки была теперь просто горелая тряпка. Кулемина плакала и все яростнее старалась сбить пламя. Ее трясло. Так страшно ей еще ни разу в жизни не было. Внезапно сзади схватили сильные руки и резко развернули.
- Какого хрена, Кулемина?! – заорал ей в лицо Виктор. - Быстро свалила отсюда!
Мужчина подхватил Ленку на руки, и быстро вынес из полыхающей зоны.
- Я буду тушить, - прохрипела Лена.
- Пошла вон!!! – что было сил, завопил мужчина и грубо толкнул Ленку.
Сквозь слезы она видела, как на пожар сбежались какие-то мужики, как Степнов отчаянно борется с огнем… Закончилось все только утром. От сеновала осталась лишь горка черной гари. А Ленка так и сидела на земле, обхватив себя руками. Рядом тяжело опустился Степнов.
- Твоя работа? – она не узнала его осипший, надломленный голос. Самой говорить тоже было больно. Пришлось только кивнуть.
- Скажи, ты больная? Или сумасшедшая? Ты хоть понимаешь, что могла сгореть там?! Почему никого не позвала? Какого хрена ты вообще там делала? – орал он ей в лицо и грубо тряс за плечи, причиняя сильную боль.
В ответ Ленка только разрыдалась, хрипя и размазывая слезы по закопченному лицу. Страшно было даже представить, что могло бы произойти, что скажет баба Шура, когда вернется.
Степнов смотрел на плачущую Ленку и готов был ее просто убить, растерзать, придушить. Жалеть эту дрянь даже не собирался. Мало того, что пожар устроила, так еще сама чуть не сгорела. При мысли об этом внутри все похолодело и резко затошнило. Шумный выдох вместе с кашлем вырвался из горла.
- Что делать теперь? – подняла несчастные заплаканные глаза.
- Тебя это не должно волновать. Уйди отсюда и на глаза мне не попадайся.
- Прости меня... Я не хотела, это случайно вышло, - Лена поднялась и медленно поплелась к дому.
Он провожал взглядом ее ссутуленную спину, опущенную голову… Хотелось курить, но сигарет при себе не было. Сплюнул на землю и пошел в дом. Вошел на кухню и первым делом схватился за ковш с водой, жадно отпил и только потом увидел Ленку, стоящую к нему спиной и неотрывно смотрящую в окно. Что-то перемкнуло внутри. Быстро подошел и крепко обхватил сзади, сжимая руками до боли, целуя грязную шею. Ленка снова плакала и не могла остановиться. Всхлипывала, сотрясаясь всем телом. Развернул и прижал к себе, запустил руку под футболку, скользя ладонью по пылающей коже. Гладил вдоль позвоночника, по голове, перебирая волосы, шепча в ухо: «Тихо. Все хорошо. Все закончилось». От этих слов Лена заревела еще сильнее, подняла руки и обхватила Степнова за шею, прижимаясь всем телом. Тихо шептала сквозь слезы: «Я не хотела. Не хотела… Не хотела». Мужчина хрипло и невнятно что-то прорычал и сжал футболку на Ленкиной спине в кулак, другой рукой за волосы откинул ее голову и прижался к ее губам. Ленка опешила, но не оттолкнула. От переутомления, шока и нервного напряжения голова не соображала. Мужские губы и язык ласкали ее рот, властно захватывая губы в плен, терзая, пробуя на вкус… А Ленка будто застыла на вершине заснеженной горы, не решаясь съехать вниз. Можно осторожно сойти, а можно оттолкнуться и со всей дури нестись в пропасть… Через секунду она туда падала с невероятной скоростью, со стоном и тяжелым хрипом, с силой сжимая волосы на мужском затылке, чтобы быть еще ближе, подставляя шею жадным поцелуям, а тело наглым рукам… Прекрасно понимала, что это от шока после пережитого, и что Степнов ей даром не нужен, и что он порядочная сволочь, но сейчас, в эту секунду ближе и роднее никого не было. Да и не надо было никого – Ленка уже не думала ни о родителях, ни о деде, ни о друзьях… Легкие со свистом втягивали воздух, а сердце барабанило о ребра. Встретилась глазами с тяжелым, потемневшим взглядом… Стало ясно – ни у одного из них стоп-сигнал не сработает.
- Кхе-кхе… Мне кто-нибудь объяснит, что тут творится? – на пороге стояла баба Шура, уперев руки в бока, и суровым взглядом сверлила черных от копоти Ленку и Виктора, практически лежащих на столе.


Спасибо: 236 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 74
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 107

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.03.10 20:07. Заголовок: Ленка, что было силы..


Ленка, что было силы, оттолкнула Степнова и соскочила с края стола, на котором она оказалась пару минут назад. Хотелось сгинуть под уничтожающим взглядом бабы Шуры.
- Ты чего так рано? – совершенно спокойно проронил Виктор, будто ничего не произошло, будто не было пожара и сгоревшего сеновала с туалетом, будто не он сейчас, вот только что, мгновение назад уверенно стягивал с Лены футболку и впивался губами в ее губы. Лена только отметила про себя, что, наверное, Степнову не привыкать делать хорошую мину при плохой игре. И мысленно восхитилась этой холодной, даже ледяной невозмутимостью. Если бы он сейчас начал оправдываться и объясняться перед бабкой – она бы провалилась сквозь землю со стыда.
- Ты меня еще спрашиваешь?! – завопила Александра Никаноровна, потрясая в воздухе сжатыми кулаками. – Да мне в соседнюю деревню доложили уже в пять утра, что у меня дом горит! А там все мужики пьяные вдрызг, пришлось на телеге ехать. Погуляла на свадьбе, ничего не скажешь! Век не забуду! Беда такая приключилась, а они тут…, - бабка лишь мельком глянула на Ленкины губы, но Кулеминой этого хватило, чтобы покраснеть и невольно вытереть рот. А баба Шура хватала ртом воздух, видимо, подбирая слово поприличней для увиденного. – Лобызаются! Я думала, ослепну от такой картины!
- Так, хватит! - рявкнул Степнов, и мгновенно стало тихо. – Туалет новый сделаем, сеновал тоже не проблема. Куплю я тебе сено. Или сам накошу, если хочешь. Все? Инцидент исчерпан? Остальное уже никого не касается.
Бабка устало опустилась на стул.
- Эх, Вить, я не сомневаюсь, что ты все сделаешь. Кто спалил-то? Сосед, небось? Этот старый пердун всегда мне завидовал. И пса моего Шайтана он отравил, точно знаю!
- Да пес твой от старости сдох! А кто спалил – уже не важно.
- Ладно, погорельцы… Пойду вам баню истоплю. Одними ведрами не отмоетесь, - бабка засеменила к двери.
- Я тоже пойду, - дернулась Кулемина, не глядя на мужчину. При одном воспоминании, чем чуть было не закончилась их шоковая терапия, становилось волнительно и безумно стыдно.
- Стоять! – прикрикнул Степнов.
Лена на миг приросла к полу от такого командного тона.
- Бабке ни слова о том, кто спалил ей сеновал. А то еще решишь явиться с повинной. Ей твои откровения, как корове пятая нога.
- Это все? –решилась прямо посмотреть в глаза. Выдержать его жгучий взгляд было тяжело.
- Все, - наконец, отвернулся Степнов.
Ленка вылетела из дома, хлопнув дверью. А мужчина опустился на стул и обхватил голову руками, негромко зарычав. Какое-то сумасшествие, бред, сон… Где-то глубоко в груди снова что-то трепыхнулось, когда вспомнил, как ночью проснулся от красных всполохов огня в окне. Как кинулся из дома и заметил, что Ленкина постель пуста. Такой ужас охватил в тот момент… Это никакими словами не опишешь. Пока мчался к сеновалу, аж перед глазами все плыло… Это уже потом, когда стало ясно, что Кулемина вне опасности, захотелось ее прибить. Придушить голыми руками. А дальше… Про дальше думать вообще не хотелось. Да и что тут думать? Он мужик, она женщина. И он ее хочет. И это совершенно естественно, как потребность в еде или сне. Только вот видеть ее виноватые глаза было неприяно. Ей стыдно, неловко, краснела, как первоклашка. Хотя, она и так… Малолетка, одним словом. Не доросла еще до взрослых отношений. А уже хочется… Ничего, хочется – перехочется.

Виктор вышел на улицу и потер уставшие глаза. Бабка сновала туда-сюда, гоняя Ленку с ведрами. Было забавно видеть, как шуршит виноватая Кулемина. Ну пусть, ей только на пользу.
- Баня готова! – объявила баба Шура и, неодобрительно глянув на Ленку и собственного внука, добавила, - Я надеюсь, вы мыться не вместе собрались?
Лена уронила ведро с водой, злобно зыркнув на бабку и Степнова, пнула пустую емкость со всей дури и быстро зашагала в сторону ворот.
- Смотри, какая! – крякнула бабка. – Как с мужиком взрослым дела выделывать, так ничего, а тут распсиховалась! А я ж за нее отвечаю перед Петром. Скажут потом, что у Шуры тут разврат поощряется!
- Баба Шура! – угрожающе рявкнул Степнов. – Я непонятно сказал, чтобы ты не лезла?!
- Не сдержалась, Вить, - поджала губы старушка.
- Так держи себя в руках!
- Витьк, а скажи, чегой-то было, а? Как это вы снюхались, терпеть же друг друга не могли? Меня ж чуть кондратий не хватил!
Виктор только смерил бабушку тяжелым взглядом и развернулся на сто восемьдесят градусов и быстро направился к воротам.
- Витька! Ты куда?
- Искать ее, - грубо отозвался мужчина и ускорил шаг.


Спасибо: 238 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 78
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 112

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.03.10 21:14. Заголовок: Странное немного про..


Странное немного продолжение вышло...

Ленку он нашел не сразу. Она сидела, как загнанный волчонок, в зарослях акации и выглядела так, будто сейчас вцепится своими белыми, острыми зубами в любого, кто посмеет к ней приблизиться. Виктор, обдирая руки, пробрался сквозь колючие ветки и присел перед Ленкой.
- Иди домой.
- Нет.
- Так ведут себя только сопливые дети. Прячутся от проблем и боятся, что их будут ругать взрослые. Мало ли, что наговорила бабка. Это ее не касается. Вылезай отсюда и иди мыться в баню, баба Шура тебя уже ждет.
- Я с ней никуда не пойду, - насупилась еще больше Ленка, хоть и понимала, что ведет себя глупо и по-детски.
- Будешь чумазая ходить?
- Буду, - уперлась, как баран, Кулемина. – Но с бабкой в баню не пойду.
Степнов пристально смотрел на растрепанную девушку и понимал, что перед ним абсолютное дите. Вредный, упертый, обиженный ребенок. А проклятое возбуждение не отпускало, хоть головой в стену бейся. Впервые он не знал, как поступить. Наплевать на совесть и завершить начатое утром или воспользоваться здравым смыслом и пойти к симпатичной училке, живущей на окраине деревне. Еще раз взглянул в перепачканное лицо Кулеминой, на расцарапанные руки, дрожащие в приступе злости губы, и тяжело вздохнул. Все-таки училка…
- Так, мухой отсюда, пока я тебя за шиворот не вытащил!
Ленка дернулась от резкого голоса. И ведь не врет, ему не слабо ее протащить сквозь колючие ветки. А это больно, она уже сама поняла, как ступила, забравшись сюда.
- Отвали, сама выберусь.

В баню Ленке пришлось идти вместе с бабой Шурой. Стоило отдать должное, старуха крепилась изо всех сил, стараясь не ступить на скользкую тему увиденного утром. Но недолго музыка играла… Моя голову над эмалированным тазиком, баба Шура, отплевываясь от воды, заговорила:
- Знаешь, Ленка… Вите жениться пора, детишек своих. А ты сама еще ребенок. Мужик он видный и деловой, за ним куча девок бегает, только ты держись подальше от него. Не по Сеньке шапка.
Ленка аж задохнулась. Деревенский валенок, а она, значит, ему не пара? Это что, тонкий намек, типа, знай свое место?
- Почему это? – уперла руки в бока и чуть не обожглась о раскаленную каменку.
- Да потому. Маленькая ты еще, подрастешь – поймешь.
- Я сейчас знать хочу, - настаивала Кулемина.
Бабка выпрямилась во весь рост и упрямо сжала губы.
- Много будешь знать – плохо будешь спать.
На этом разговор был окончен. Ленку съедала досада от странных непоняток, от каши в собственных мыслях и чувствах, от горькой обиды.
Степнова она увидела только вечером. Он устало прошел мимо нее, даже не удостоив взглядом. Абсолютно чистый, в выстиранной одежде. Только пахло от него не так, как обычно. А дома не был весь день. И в баню он не ходил. Маленький червячок ревности зашевелился где-то глубоко внутри, вгрызаясь в сердце, как в сочное яблоко. Виктор был с бабой. И хоть доказательств не было, женское чутье подсказывало Кулеминой, что она абсолютно права. Значит, всякие буренки ему очень даже подходят, а она, Ленка, рожей не вышла…

Степнов завалился в постель сразу, как только пришел домой. Тело слегка гудело от усталости. Да, училка была ласковой и податливой. Даже чересчур. Приторно. Не то. Вообще не то. Физическое напряжение на время он снял, а как быть с дурной головой, в которую беспрестанно лезли навязчивые мысли о нахальной, растрепанной Ленке? Не получилось у него, хоть расшибись, вытравить Кулемину из мыслей с помощью симпатичной мордашки и роскошных сисек. Так и возвращался воспоминаниями в сегодняшнее утро, а на губах до сих пор будто огнем горел ее поцелуй с соленым привкусом.

Следующим утром Виктора ждал неприятный сюрприз от Кулеминой. Несносная девчонка окатила его ледяной водой из ковша ровно в пять утра, бодро рявкнув: «Рота, подъем!»
Степнов резко подскочил на кровати, больно ударившись ногой о спинку.
- Ты охренела?! – хриплым со сна голосом взвыл мужчина и запустил в убегающую Ленку тяжелым тапком.
Виктор вышел во двор и с удивлением обнаружил, что Лена уже одета, умыта и причесана, стоит, руки в боки возле ведер с водой и сверлит его презрительным(!) взглядом. Она что, ночью с кровати падала? Головой повредилась? Или ему это снится? Стоит злющая и пыхтит, как паровоз, только что пар из ушей не валит.
- Ты чего подскочила в такую рань? – от недоумения даже злости не было.
- Кто рано встает, тому Бог доллар дает, - отчеканила Кулемина.
- Не актуально, - раздраженно выдавил Степнов и двинул к умывальнику.
- Ну евро, как тебе больше нравится. Сеновал разгребать надо.
- Без сопливых знаю. Раз ты тут такая деловая нарисовалась, топай в сарай за лопатой и вилами…

Всю следующую неделю Ленка не давала Степнову покоя, практически преследовала его, бесила и раздражала, заставляя с силой сжимать кулаки и скрипеть от злости зубами. Она резво разгребала горелое сено вместе с мужчиной, полола грядки, вырядившись в купальник, именно тогда, когда он таскал воду для полива огорода, измазала вишней его футболку, насыпала красного перца ему в суп и пролила на брюки молоко. И все это с совершенно невозмутимым лицом. Каждый вечер Степнов уходил из дома, училка на другом конце деревни сходила с ума от счастья, а Ленка втихаря, сидя на крыльце, прожигала сигаретой степновские резиновые сапоги до тех пор, пока те не превратились в решето.

В этот вечер Виктор решил не ходить по привычному маршруту через всю деревню, а просто остаться дома. Бабка уехала в соседнюю деревню проведать приболевшую подругу, Ленка лениво валялась с книжкой у себя в комнате. За окном резко потемнело, так, что пришлось включить свет, и грянул такой ливень, что стекла в хлипких рамах задрожали. Свет пару раз мигнул и погас.
- Вот блин! – с досадой фыркнула Кулемина и захлопнула книгу, которую толком и не читала. Попросту не видела ни одной буквы, со злостью поджидая, когда же Степнов снова отправится к своей бабе.
- Пробки вышибло, - во мраке комнаты раздался голос Степнова. – Сиди тут, я пойду корову в сарай загоню.
Ленка вжалась в кровать и, притихшая, смотрела в окно на разгулявшуюся стихию. Молнии сверкали, изредка освещая комнату, а гром грохотал так, что закладывало уши. В следующий раз громыхнуло особенно резко. Только это оказался не гром, а грохот закрывающейся двери.
- Ты ничего мне объяснить не хочешь? – Степнов, насквозь мокрый, кинул к Ленкиным ногам оскверненные резиновые сапоги.




Спасибо: 235 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 80
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 113

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.03.10 21:02. Заголовок: Лена скорее поняла, ..


Лена скорее поняла, чем увидела, что именно шлепнулось рядом с ее кроватью. Творение ее рук долгими тоскливыми вечерами, проведенными на крыльце с сигаретой в руках и полным бардаком в голове. Степнов ожидал, что Ленка будет что-то отрицать, уже почти слышал ее лживое: «Не виноватая я», но девушка и не думала отпираться.
- А что тут объяснять? Нарядные сапоги, хочешь макароны процеживай, хочешь любуйся. Красиво получилось, да? – наглая, но какая-то горькая улыбка исказило ее лицо.
- А ты с фантазией, я смотрю! – угрожающе тихо проговорил Степнов, зверея от издевательств Кулеминой. Всю неделю он терпел, стиснув зубы, но любому терпению приходит конец. – Да тебя не в деревню надо было сослать, по тебе дурдом плачет! Там как раз такие умельцы нужны!
- Еще что скажешь? – мигом ощетинилась Ленка. – Может, мне вообще место в каком-нибудь отстойнике? Вы же так с бабкой думаете? Каждая буренка в вашей вшивой деревне лучше меня, так?
- Да эти буренки, как ты выразилась, никогда бы не позволили себе сотворить такую хрень, которую ты устроила. Они мужиков уважают. А ты дальше своего носа не видишь ни черта, считаешь всех швалью подзаборной! Решила, что если начала с петухами просыпаться, теперь деловая стала? Молодец, пятерка тебе за старания, только меня оставь в покое!
- Я тебя и так не трогаю! Колхозник вонючий!
Степнов рванул Ленку за майку так, что прочная ткань затрещала в руке.
- А зачем, позволь узнать, ты бегаешь за мной, как хвостик, целыми днями, раз тебе колхозники так отвратительны?! – прошипел в ухо, едва касаясь губами, но не чувствовал ни Ленкиного запаха, ни вкуса горячей кожи. Только злость и непонимание.
Лена зажмурилась и слегка дернулась, как от пощечины. Он сказал правду, ту, которую порядочные мужики никогда в жизни не озвучат, даже если на самом деле кто-то за кем-то бегает «хвостом». Видимо, Степнов к этой категории мужчин не относился. Ударил по самому больному.
Ее руку он едва успел перехватить в миллиметрах от своего лица, вторую поймал сразу же. Сжал тонкие запястья со всей силы, намеренно причиняя боль, чтобы знала, как руку поднимать.
- Даже если бы ты был единственным мужчиной на планете, я бы на тебя не посмотрела. Твое место рядом с доярками в куче навоза.
- Да что ты прицепилась к этим дояркам? – гаркнул в лицо Степнов и слегка ослабил хватку. – Ревнуешь что ли? – как-то злобно расхохотался и окончательно отпустил Лену.
- Я не ревную, - почти испуганно прохрипела Ленка в удаляющуюся спину мужчины.
- Ревнуешь. Как я сразу не понял… Все эти твои выкрутасы, суп с перцем, сапоги, вечерний караул на крыльце…
- Не ревную, - на глазах у Кулеминой заблестели злые слезы.
Виктор вернулся, подошел близко, обхватил за затылок одной рукой, приближая Ленкино лицо к своему и, касаясь губами уголка ее губ, прошептал тихо, растягивая буквы, с какой-то щемящей нежностью, так, как говорят с детьми: «Ленка, ты ревнуешь».
- Нет, - всхлипнула девушка и сама, чуть повернувшись, коснулась губами мужских губ, осторожно, будто боясь, что он оттолкнет, рассмеется в лицо и вышвырнет, как щенка.
Не оттолкнул, только крепче сжал дрожащие плечи и жадно ответил на поцелуй, так, что у Лены подкосились ноги, а тело заиграло свою, одну ему известную музыку, отдаваясь мучительной пульсацией в животе, в самом низу. Степнов мягко спустился ртом к горячей, влажной шее, общаясь с Ленкой на языке коротких вдохов и тяжелых выдохов. Осторожно потянул за майку вверх, миллиметр за миллиметром открывая гладкую кожу. Лена уперлась лбом в тяжело вздымающуюся грудь мужчины и, судорожно вздохнув, сама подняла руки, помогая освободить себя от одежды. В сумраке пыталась увидеть глаза Виктора, но как назло, его глаза были закрыты, а губы едва касаясь, скользили по телу, обжигая дыханием грудь и живот. Мужчина чувствовал, как трясутся его собственные руки, а сердце заходится от бешенного стука. Хотелось рассмотреть Ленку всю, видеть каждый сантиметр тела, заставить ее дрожать в его руках так же, как дрожит сейчас он. Подхватил на руки и опустил на постель. Умом понимал, что надо быть осторожнее, но от тихих Ленкиных стонов крышу сорвало окончательно… Она вскрикнула только раз, а потом просто кусала губы до крови, цепляясь пальцами за влажные от пота горячие мужские плечи, и тяжело дышала. Ничего похожего на восторженные, и как Ленка подозревало, сильно преувеличенные, рассказы подружек она не почувствовала. Только боль. И смутную радость от того, что эту боль ей доставляет именно этот мужчина. Медленно, но резко, вдавливая ее тело в мягкую перину, покрывая поцелуями лицо и шею.

Они ни о чем не говорили, когда он прижимал ее к себе и небрежно перебирал спутанные волосы. Молчание не тяготило, скорее, просто нечего было сказать. Да и что тут скажешь? Они же не влюбленные, к конце концов, чтобы шептать друг другу в сумраке ночи сопливые любовные признания. Дождавшись, когда Лена уснет, Виктор вышел во двор, подставляя разгоряченное лицо прохладным колким каплям дождя. Ноги мокли в продырявленных Ленкиной рукой сапогах. Невольно улыбнулся. Пусть все идет, как идет. Раз уж их так тянет друг к другу, наивысшая глупость отказываться от этого.


Спасибо: 246 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 83
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 117

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.04.10 21:19. Заголовок: Что-то много получил..


Что-то много получилось
Прода совершенно проходная. Действия будут далее

Проснулась Ленка рано, поняла, что лежит в постели, в чем мать родила, и тяжело вздохнула: «Да, Кулемина, отожгла ты вчера по-полной!» Зажмурилась и спрятала лицо под одеяло. Что теперь будет-то? Как себя вести? Делать вид, что ничего не было? А что делать с безумными воспоминаниями? Их-то не засунешь подальше. И как теперь будет к ней относиться Степнов? Ответ пришел раньше, чем она могла ожидать. Над одеялом раздалось совершенно привычное, но не такое громогласное, как обычно:
- Подъем! Или до обеда дрыхнуть собралась?
От звука до боли знакомого голоса, который ночью ей шептал совсем другие слова, затряслись коленки и вспотели ладони. Осторожно высунулась из-под одеяла и наткнулась на изучающий, пристальный взгляд синих глаз. Он скользил по припухшим губам, растрепанным волосам, блуждал по лицу, будто проверяя, все ли на месте. Снова на губы… Ленка не выдержала и натянула одеяло по самые глаза.
- Я уже не сплю, - прогундосила в толстую ткань и сама уставилась на Степнова. Серьезное, взрослое, по-мужски суровое лицо, едва заметные морщинки возле глаз… И с ним она вчера… Даже не верится. По телу пробежались мурашки, а лицо начало гореть, будто она сделала что-то ужасное.
- Выспалась что ли? – насмешливый голос.
- Да так… Бабка уже вернулась? – тему прошедшей ночи Лена решила не поднимать. Пусть все идет, как идет. А на скачущее в груди сердце можно забить, не обращать внимания – пройдет.
- К утренней дойке вернется. А ты чего так напряглась?
- Ничего. Выйди, я оденусь.
Мужчина вышел, не сказав ни слова. Ленка уже ожидала от него колкостей, типа: «Да я тебя вчера и так, и вот так видел», но нет… И за это она была ему благодарна. Она ни о чем не жалела, нет. Просто было не по себе, стыдно и слишком волнительно. Наверное, так у всех первый раз бывает. И было интересно, а будет ли второй? Вчера мужчина сводил ее с ума своими ласками так, что Ленка боялась закричать в голос. А потом… Потом она особого кайфа не испытала, но было невыносимо приятно видеть и чувствовать, как сходит с ума уже Степнов. Ради этого можно и боль потерпеть. Лена улыбнулась сама себе – второго раза она определенно хотела.
За завтраком бабка то и дело поглядывала то на Ленку, то на Виктора.
- Вы сегодня какие-то странные. Ну-ка рассказывайте, что натворили, пока меня не было. Что еще сожгли?
- Ничего не сожгли, успокойся. В чем странность, я не понял? – мужчина удивленно изогнул бровь и мельком глянул на Ленку. Может, она как-то не так себя ведет? Но Лена вяло жевала бутерброд, опустив взгляд в кружку с чаем.
- Да тихие больно, ни одной гадости еще не сказали друг другу за все утро. Удивительно даже, то вы, как кошка с собакой, а то…
- Что? – буркнула Ленка.
- Ничего! Витька какой-то шальной, ты, будто пришибленная. Чего натворили?
- Да ничего не натворили! И вообще… Лен, хватит бутерброд мучить, нам еще хлам в гараже надо разобрать.
Ленка быстро подскочила из-за стола, будто только этого и ждала.
Бабка подозрительно глянула вслед собственному внуку и Ленке. Как же, будут они еще ей рассказывать, ничего не натворили… Небось, самогон из кладовки доставали. Не похоже, конечно, на Виктора, но слишком оба странные. Один, будто пьяный еще, вторая, как с похмелья… Или тут покруче дела творятся...

Ближе к обеду Степнов с Ленкой вместе разбирали хлам в гараже, постоянно прерываясь на длительные поцелуи. Работа двигалась крайне медленно. Когда-то в гараже стоял мотоцикл с люлькой, но после смерти мужа бабка его продала, и теперь тут хранился всякий ненужный металлолом.
- Кулемина, руки твои корявые! – раздраженно рявкнул Степнов, когда они все же взялись за работу. – Какого хрена ты в кучу все это барахло накидала? Разбирай теперь!
- Сам разбирай! Я к этой груде железяк вообще больше не прикоснусь! Задолбал командовать! Коровам в стойле приказы раздавай! – Ленке стало дико обидно. Она старается, как может, а этот вечно чем-то недоволен. Мог бы и нормально сказать. То целует, то орет…
- За языком следи! – вспылил Степнов.
- А ты руки свои от меня убери! – демонстративно поправила футболку и отошла на безопасное расстояние.
- Руки убрать?! Да без проблем, – отвернулся, занявшись ржавыми железками.
Ленку одолело желание треснуть мужчину чем-нибудь тяжелым, когда неожиданно увидела до боли знакомые очертания одной из железяк. Это было не что иное, как баскетбольное кольцо. Ржавое и слегка погнутое, но все же… Откуда только оно тут взялось? Незаметно вытянула понравившуюся вещь из груды хлама и потащила за собой.
- На место положила! – не оглядываясь, процедил мужчина. Ленка не двигалась. – Я не ясно сказал?
- Что ты с ним делать будешь?
- Выброшу.
- Не надо… Зачем выбрасывать?
- Все равно тут нет ни мячей, ни площадки. Так что быстро положила кольцо на место и убралась отсюда. Толку от тебя никакого.
- Скотина! – прошипела Ленка и со всей дури хлопнула металлической дверью гаража.
Полдня она провела на крыше, уныло выковыривая въевшуюся грязь из-под ногтей, жуя зеленые яблоки и кидая огрызки в злобного, клевачего петуха. Спустилась только к вечеру. Солнце клонилось к закату, Кулемина слонялась без дела, мрачно поглядывая на собирающегося куда-то Степнова. Спросить напрямую, куда он намылился, не поворачивался язык. Она вчера итак выдала себя с потрохами, насколько сильно ревнует его. А сегодня он еще так с ней говорил… Хамло деревенское. Да пусть катится, куда хочет. Ей пофиг. Вообще наплевать. И совсем не интересно…
- Успокойся, я в табун за коровой, - сухо кинул Виктор хмурой Ленке, которая мигом отвернулась, едва он глянул в ее сторону.
По дороге домой Степнов вспоминал растрепанную, вредную тунеядку, которая сегодня целый день проторчала на крыше, дуясь на него, как мышь на крупу. А потом и вовсе весь вечер пыхтела и прожигала его злобными взглядами. Наверное, зря сегодня на нее сорвался. Погорячился... А она обиделась.
Уже вечером, когда все легли спать, Ленка почувствовала, что ее кровать прогнулась под весом мужского тела. Сделала вид, что спит, только сердце выдавало отчаянный, рваный ритм. Горячее дыхание между лопаток жгло так, что все тело мигом покрылось испариной. Большие ладони по-хозяйски накрыли ее грудь, легко сжимая и гладя через тонкую ткань футболки. Ленка все еще дулась на Виктора и старалась не реагировать на его тяжелое, прерывистое дыхание, переместившееся к уху, на его жадные, нетерпеливые ласки.
- Идем отсюда, - тяжелый хрип пришелся куда-то в шею.
- Зачем? – в тон ему ответила Кулемина и нервно сглотнула.
- Затем, что дверь в твою комнату придавлена бидоном с брагой и не закрывается. А моя комната рядом с бабкиной.
- Сначала извинись, - едва слышно выдохнула Ленка, чувствуя, как горячие пальцы касаются кожи живота, слегка оттягивая резинку трусов.
- Зря ты это, - проигнорировал Виктор слабую просьбу об извинениях. - У бабки сон чуткий. Но так даже интереснее…
Следующие полчаса Степнов доказывал Ленке на практике, что лучше бы им было слинять за пределы слышимости бабкиной спальни. А Кулемина, вцепившись влажными пальцами в простыню и жалобно всхлипывая в мужскую ладонь, с силой зажимавшую ее рот, чувствовала, как тело охватывают острые, мучительные спазмы. Что там говорили ее подружки на эту тему? Круто, улетно, кайфово, офигенно? Дуры… Такое и словами описать невозможно.
Больше экспериментов под носом бдительной бабки Ленка решила не устраивать. Себе дороже такие обломы выходят. Степнов был полностью согласен, о чем и сообщил Кулеминой, совершенно нахально улыбаясь.


Спасибо: 237 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 86
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 118

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.04.10 21:05. Заголовок: Поздравляю всех с пр..


Поздравляю всех с праздником Пасхи!
Христос Воскрес!


Ленка довольно жмурилась под палящим солнцем, лежа на берегу мелкой речушки и лениво поглаживала мужскую руку, покоящуюся на ее голом животе. Прошло две недели с момента их сближения. Она понемногу начала привыкать к взрывному характеру Степнова – знала, что даже если он рычит на нее, к вечеру, как бы не прошел их день, они неизменно снова будут вместе. Уже были осквернены новый сеновал, расчищенный гараж, баня, кухонный стол и некоторые достопримечательности деревни, вроде того берега, где они сейчас находились. Сегодня Степнов позволил ей бездельничать и утащил с собой на речку. Хотелось спать, а еще целоваться. Уже перевернулась на живот и потянулась к Виктору, когда услышала:
- Лен, мне завтра уехать надо будет.
- Куда? Надолго? – мигом встрепенулась Ленка.
- В город по делам. К вечеру уже вернусь.
- Возьми меня с собой! – глаза девушки загорелись от предвкушения.
- Нет, - короткий ответ.
- Почему?
- Потому что я еду по делам. Мне не до тебя будет.
- Ну пожалуйста! Вить, я так соскучилась по цивилизации! Я мешать не буду. Возьми!
- Лена, я сказал нет! – раздраженно отозвался мужчина и встал с покрывала. Ну вот как ей объяснить, что не может он? Рядом с ней он ни о каких делах думать не будет. Работа отдельно, бабы отдельно.
- Значит, ты поедешь в город, а я так и буду сидеть в этой вонючей дыре? – быстро выпалила Ленка и тут же прикусила язык. Степнов не переваривал, когда она плохо отзывалась о деревне, и неоднократно давал ей это понять.
- Разговор окончен, - процедил Виктор и натянул футболку.
В этот вечер они спали каждый в своей постели.
Утром мужчина зашел в Ленкину комнату, осторожно коснулся гладкой щеки девушки и по дрогнувшим ресницам понял, что ни черта она не спит. Притворяется, как обычно.
- Проводишь? – спросил настолько мягко, насколько позволял собственный голос.
- Сам дойдешь до остановки. Не инвалид, - не открывая глаз, фыркнула Ленка и только услышала быстрые шаги, удаляющиеся из комнаты.

Домой Виктор гнал, как сумасшедший. Хотелось вернуться пораньше, и так задержался в городе. На заднем сиденье лежал новый фирменный баскетбольный мяч. Кольцо он так и не выбросил, хоть и собирался. А Ленка, как оказалось, любит играть в баскетбол. Усмехнулся сам себе. Чего он только не дарил бабам за свою жизнь, но мячиков ни разу. Надеялся, что Кулеминой понравится, и она не будет дуться на него слишком долго. Хотя, сердилась она всегда очень забавно. Иногда он намеренно злил ее, а потом уже и остановиться не мог… И вообще, он с ней не мог остановиться. Какое-то сумасшествие. Больно круто у них все завертелось.
Почти бегом влетел в дом. Бабка сидела за столом и пила чай с бубликами, размачивая их в кружке.
- А Ленка где? – заглянув в комнату, крикнул мужчина.
- На дискотеке в клубе, - отозвалась бабка.
Степнов возник на пороге кухни с огромными от удивления глазами.
- Где?!! – рявкнул так, что баба Шура подавилась чаем и закашлялась.
- Чего орешь? Напугал, Господи прости! На дискотеку она пошла.
- И ты отпустила?!
- Я сама ее туда отправила.
- Зачем? – уже тише просил мужчина. – Ты же сама говорила, что наш клуб это… Как там его?
- Гнездо порока и цитадель разврата, - напомнила бабка. – А что ты хотел? Чтобы она еще чего-нибудь тебе сожгла, как сапоги? Ходила тут из угла в угол, все глаза измозолила.
- Ты про сапоги-то откуда знаешь?
- А вы думаете, бабка у вас слепая? Ничего не видит, сопит себе в две дырочки. Я хоть и старая, да не слепая. И не глухая, кстати, тоже. Мяч-то ей, что ли, привез? – хитро ухмыльнувшись, крякнула старуха.
- Привез… Ей, - отстраненно выдавил мужчина. Потом со всей дури закинул, не глядя, мяч в Ленкину комнату и вылетел из дома, как ошпаренный.


Спасибо: 241 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 88
Настроение: Чингизхан и Гитлер купались в крови, но их тоже намотало на колеса любви (с)
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 125

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.04.10 20:15. Заголовок: Я прошу прощения за ..


Скрытый текст


В клубе было шумно и накурено. В воздухе витал запах пота, перегара и дешевых духов. Степнов обвел тяжелым взглядом веселящихся после трудовых будней односельчан. Ленку увидел сразу. Неудивительно. Она выглядела белой вороной среди размалеванных доярок и учетчиц, в своих драных джинсах и обычной белой футболке. Сразу бросалось в глаза, что Кулемина чувствует себя явно не в своей тарелке, притулившись к стене и брезгливо поглядывая на местный «бар» - табуретку, накрытую газетой, с бутылкой понятного происхождения и мутными стаканами. Ленкин взгляд он поймал сразу. Она будто только его и ждала. Так зыркнула, что мороз по коже прошел. Злится. От этого взгляда возмущение переросло в смесь ярости и почти болезненного желания проучить ее. Считает, что выперлась на деревенский дискач – все? Он упадет к ее разбитым коленкам и будет умолять о прощении? Глупо и по-бабски. А Степнов почему-то Ленку типичной бабой не считал. Ошибался?

Из колонок старого музыкального центра надрывалась Максим, рассказывая о несчастной любви. Чьи-то тяжелые и слегка влажные руки легли мужчине на шею. Отпрянул. Та самая училка… С которой он еще недавно довольно качественно проводил время. Даже успел забыть о ней. Глянул в улыбающееся, блестящее и раскрасневшееся лицо.
- Вить, потанцуем? – горячо выдохнула в ухо. Степнов лишь отстраненно кивнул. Ленка была в поле зрения, стоит себе, стенку подпирает. Бесится и ждет, что он ринется к ней. «Весело тебе, Кулемина? Думала, тут Казантип деревенского масштаба? Под попсу не танцуется как-то? Ну постой, тебе полезно. Черт, как раньше не замечал, какие тяжелые у этой женщины руки? А у Ленки легкие, хоть и сильные».
К Кулеминой подвалил Гуцул. Вроде она не слишком довольна его вниманием. Но и не посылает. Степнов скрипнул зубами, когда Лена буквально прожгла его взглядом и демонстративно взяла из рук Гуцула стакан с самогоном. В другой руке оказалась банка пива. «Убью… Пару раз. И контрольный ремнем по заднице», - решил про себя Степнов. Резко отстранил ненужную сейчас, да и вообще ненужную, женщину. Встал напротив Кулеминой. Метра три расстояние, а ощущение, будто ток по венам идет, и молнии шарахают по всему телу. Злость и гнев сквозили в каждом взгляде и медленных, рваных выдохах. Под мрачным, свирепым взглядом Ленка едва заметно напряглась. Виктор с удовлетворением отметил, как дрогнул стакан в ее руке. Одними губами прошептал: «Только попробуй». Она его поняла. Сомнений не осталось, потому что в следующую секунду ему назло одним махом опрокинула в себя самогон и зажмурилась, зажав рот ладонью.
В пару шагов оказался рядом с ней. Смял в кулак футболку на груди и рванул на себя.
- Домой. Живо, - челюсть сводило от ярости, в глазах темнело.
- Отпусти. Я никуда не пойду. Мне и тут хорошо. Сейчас танцевать буду. Могу тебя научить, - нагло оскалилась.
- Лучше я тебя кое-чему поучу, - ядовито усмехнулся Степнов.
От последней фразы у Ленки пронеслись волны дрожи по позвоночнику. Интересно, есть еще что-то, чему он ее не научил? В глазах поплыло, ноги стали ватными. В горле пересохло. Алкоголь стремительно летел по венам наперегонки с болезненным возбуждением.
- Давай вместе потанцуем? – дрожащим голосом шепнула в ухо мужчине.
- Я с пьяными бабами не танцую.
- Да ладно? Может, мне колокольчик на шею повесить, чтобы на твоих буренок быть похожей? Тогда сгожусь?
- Ты сейчас нарочно нарываешься? – едва сдерживаясь, процедил Степнов.
Ленка только упрямо молчала. За их перепалкой уже с интересом наблюдало полдеревни, даже забыв, как хорошо колбаситься под группу Фабрика.
- А если да, что ты сделаешь мне? Что?! – не унималась Лена.
Степнов оглядел толпу местных. Молча прошел к тумбочке с музыкальным центром, резко выдернул шнур из розетки. Под изумленными взглядами мужчина коротко кинул: «Концерт окончен». Рванул Ленку за собой. Кулемина, опасаясь, что Степнов окончательно сошел с ума, сопротивлялась изо всех сил.
- Чему ты меня учить собрался? – прохрипела севшим от быстрого движения голосом.
- Уважению, - процедил Степнов и еще крепче сжал Ленкин локоть.
- Куда ты меня тащишь? Дом в другой стороне…
- К реке пойдем. Чтобы бабка криков твоих не слышала.
Ленка сглотнула. Он что, бить ее будет..? Последняя жалкая попытка хоть как-то оттянуть момент наказания.
- Степнов, пусти. Меня тошнит!
Виктор остановился и внимательно вгляделся в бледное лицо. Слегка ослабил хватку. Ленка мигом воспользовалась моментом и дернулась в сторону. Бежала, куда глаза глядят, не разбирая дороги. За спиной слышалось тяжелое дыхание. Впереди заблестела водная гладь. Влетела в речку прямо в одежде и плюхнулась лицом в воду, споткнувшись о камень. За талию крепко схватили сильные руки и вытянули на воздух.
- Отпусти, - проскулила девушка. – Не трогай меня.
Степнов вгляделся в черные от ужаса глаза. И резко отпустил Кулемину.
- Ты… Ты что думаешь, я бить тебя буду? – тяжелый сдавленный шепот и прищуренный взгляд.
- А разве нет?
Мужчина с силой рубанул рукой по воде, поднимая брызги. Крепко обхватил Ленку одной рукой за талию и притянул к себе. Она тяжело дышала, пребывая в смятении и не зная, что думать. Зажмурилась.
- На меня посмотри, - произнес таким тоном, что у Лены сердце зашлось. Открыла глаза. – Я женщин не бью. Никогда. Даже таких идиоток, как ты.
Вытащил ее на берег и рывками стянул мокрую одежду, стараясь не смотреть на блестящее от воды дрожащее тело. Разделся сам.
Потом долго сидели возле разведенного костра и сушили одежду. Домой идти не хотелось. Говорить тоже не хотелось. Лена так и не поняла, остыл Степнов или нет. Он сейчас даже не смотрел в ее сторону, хмуро подбрасывая дрова в тлеющий огонь. Девушка уже и забыла свою глупую обиду. А вот он… Что у него на уме, она никогда не могла угадать. Вроде бы продолжает злиться, и, тем не менее, потянул за руку, прижал к себе, сказав сухо: «Сюда иди. Теплее будет». А Ленка все равно стучала зубами, но уже не от холода. Нервное напряжение не отпускало и хотелось реветь.

До дома добрались под утро. Лена тихо прошмыгнула в спальню, надеясь поспать хоть немного. Рухнула на нерасправленную кровать. По оголившемуся боку что-то шаркнуло. Приподнялась и обомлела… Мяч… Баскетбольный мяч! Новый. Красивый. Видно, что дорогой, а не какое-то фуфло. Ленка осторожно погладила шероховатую поверхность, даже понюхала и прижалась щекой. Расплылась в улыбке. Это же Степнов ей привез. Больше некому. Бесшумно поднялась и вошла в комнату к мужчине. Виктор стоял, отвернувшись к окну, в руке тихо гудела электробритва.
- Спасибо, - выдохнула в затылок, прижавшись к спине.
- За что? – холодно поинтересовался Степнов, убирая Ленкины руки и разворачиваясь лицом.
- За мяч… Ты же его мне привез? – запинаясь, выдавила Кулемина.
- Ерунда. Выбросить забыл, - снова отвернулся.
Ленка обиженно опустила голову и медленно вышла из комнаты.


Спасибо: 234 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 94
Настроение: Чингизхан и Гитлер купались в крови, но их тоже намотало на колеса любви (с)
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.04.10 19:55. Заголовок: Спала Ленка плохо. Н..


Спала Ленка плохо. На этот раз ее никто не трогал и не будил, стаскивая за ногу с кровати. Сквозь сон слышала тихие голоса бабки и Виктора. Голова гудела, и жутко хотелось пить. Но вылезти из постели было выше ее сил. Лежала под одеялом и почти не дышала, прислушиваясь к шепоту, который иногда перерастал в громкое шипение. Весь сон, как рукой сняло.
- Светочка перед утренней дойкой ко мне заскочила, чуть не лопалась от новостей вчерашних. Все расспрашивала, чего у тебя с этой девочкой. Выдали вы себя вчера с потрохами.
Ленка вжала голову в плечи – бабка, кажется, знает намного больше, чем она думала. Черт, стыдно как!
- Да пусть подавится твоя Светка, - раздраженный голос Виктора. – Свою личную жизнь устраивать пора, а не сплетни по деревне таскать.
Потом Ленка не могла ничего разобрать, только было ясно, что баба Шура что-то упорно втолковывает Степнову, а он что-то резко шипит ей в ответ. Кулемина даже перестала дышать, пытаясь расслышать хоть слово. С великим трудом услышала свое имя, что-то о том, что Степнов вчера как раз вовремя успел. Потом снова зашептала бабка. Видимо, мужчина не выдержал и рявкнул в полный голос: «Не лезь ты в наши с Ленкой отношения! Сами разберемся!» Кулемина против воли зажмурилась и расплылась в улыбке. «В наши отношения». Так звучит классно. Аж внутри тепло растекается от макушки до пяток.
Теперь уже бабка в полный голос поинтересовалась:
- Куда намылился с утра пораньше? Глаз ведь за всю ночь не сомкнул, небось!
- Кольцо баскетбольное повешу для твоей «бедной девочки», которая самогон стаканами хлещет!
- Ох и влип ты, Витька… Мячик, вон, привез ей. Переживаешь, бесишься… Первый раз тебя такого вижу, - довольно крякнула бабка, но, видимо, под взглядом Виктора (а Ленка практически видела, как он одним взглядом впечатал в землю родную бабку) торопливо добавила, - Молчу, молчу. Сами разбирайтесь. Ленку-то будить?
- Пусть спит, - едва слышный ответ и хлопок двери.
После этих слов Ленка точно поняла, что уже не уснет.

Степнов прикрутил ржавое кольцо к металлической стене гаража, наколол дров, натаскал воды для бани. Ленку целый день не было видно. Старался не думать о ней, но какое там… Злость отпустила еще вчера, но остался какой-то неприятный осадок, что-то, что мешало ему найти Кулемину, прижать так, чтобы забыла как дышать, и выкинуть из головы все обиды и непонимание. Возле двора ближе к вечеру замаячил Гуцул. Виктор то и дело раздраженно поглядывал в сторону парня, удобно устроившегося на своем драндулете прямо под их окнами. Только бы дурак не догадался, по чью душу приехал этот деревенский ловелас. Просто раздувается от собственной крутости. Сигналить начал. Терпение Степнова лопнуло ровно через минуту. Перегнулся через забор и поманил парня подойти ближе. Гуцул развязно сполз с мотоцикла и лениво приблизился.
- Тебе зубы жмут? – без предисловий спокойно проронил Степнов, даже не глядя на парня.
- Чего? – опешил Игорь и слегка отшатнулся.
- Того! Ноги в руки, и чтобы духу твоего тут не было.
- А в чем дело-то?
- Ты еще здесь? – двинулся на Гуцулова.
- Блин, с ума все сошли, что ли? – парень от греха подальше запрыгнул на мотоцикл и был таков.
Степнов сплюнул и направился в дом. Никого. Бабка ушла доить корову, а Ленки будто и след простыл. Зашел в сарай, слегка нагнув голову.
- Где она?
- Кто?
- Лена.
- А тебе зачем? Я в ваши отношения не лезу, как ты и просил.
- Ну хватит уже, - устало проговорил Степнов. – Тебе нравится издеваться?
- Ушла она. В обед еще. Сказала, к реке пойдет загорать. Умчалась, даже покрывало не взяла.
- Ясно, - выдавил Виктор.

Ноги сами привели к вчерашнему месту, где они были с Леной. Так и есть, сидит на берегу, курит. Голову опустила, сухой веткой землю ковыряет. Почувствовала за спиной его присутствие. Обернулась.
- Я тебя ждала.
- Да? И зачем?
- Поговорить.
- А дома нельзя было?
- Нет. Тут никто криков не услышит.
- Чьих? – опешил мужчина и странно посмотрел на Ленку. Она совсем, что ли, чокнулась? Думает, что может что-то ему сделать? Типа, заманила в уединенное место, чтобы мстить? Господи, какое дите еще!
- Моих, - тихо прошептала, и Степнов осекся на полуслове. Подошла близко и посмотрела прямо в глаза. А саму всю трясет, зрачки огромные, губы сухие. Севшим голосом прошептала, - Вить, прости меня. Можешь меня наказать, только не злись больше.
От ее слов встал ком в горле. Поймал дрожащую Ленкину ладошку и притянул к себе, крепко сжимая руками талию, гладя спину и волосы.
- Совсем с ума сошла, - горячий выдох в ухо, от которого тело сотряс разряд тока. – Ненормальная… Сама напросилась.
В голове перемкнуло, сейчас было не до нежностей. Быстро освободил горящую в нетерпении Кулемину от одежды. Уложил голой спиной на землю. Камни больно впились в кожу, и Ленка вскрикнула. Степнов только смачно выругался и сам перекатился на спину, укладывая Ленку на себя. Тяжелый хрип и сдавленные вскрики тонули в жадных поцелуях, острые камни впивались в кожу. Степнов успел только подумать, что вообще-то это он наказывает Лену, а больно все-таки ему. Но было уже все равно. Вся злость и недосказанность вырывались с каждым резким толчком и хриплым криком Кулеминой. Видеть ее безумные глаза и закушенные губы было наивысшим кайфом, несравнимым ни с чем.
Потом Ленка скользила влажными губами по мужской спине в мелких царапинах и кровоподтеках, прижималась щекой, легко дуя на свежие раны, и невесомо гладила руками.
- Ну все, Лен, хватит, - прохрипел Степнов. – Я не злюсь уже.
- Правда? – уткнулась носом в затылок.
- Правда, - устало выдохнул мужчина. Все-таки Лена не такая, как все, кого он знал. Нутром почувствовала, чего ему не хватало, чтобы отступил горький осадок вчерашнего вечера.
- И мяч для меня? – в хитром взгляде сквозит надежда.
- Угу. Если хочешь, сыграем завтра.
- Хочу! – просияла Кулемина и обхватила двумя руками мужчину за талию, душа в радостных объятиях. – Только я профи в этом деле. Сделаю тебя, как мальчика.
- Проверим, - усмехнулся Степнов и перетянул ее к себе на колени.


Спасибо: 231 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 96
Настроение: Чингизхан и Гитлер купались в крови, но их тоже намотало на колеса любви (с)
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.04.10 20:30. Заголовок: С утра Степнов немил..


С утра Степнов немилосердно выгнал Ленку на картошку и заставил собирать колорадских жуков в банку с бензином, в которой уже плескалась целая гора насекомых. Кулемина дулась и брезгливо поглядывала на отвратительных тварей, облепивших зеленые листья. Полосатые были еще ничего, но гадкие красные личинки вызывали тошноту.
Ленка осторожно стряхивала с листиков в банку эту мерзость, высунув язык от усердия, и в полголоса проклинала Степнова и чертовых жуков. Неожиданно, когда девушка уже почти стряхнула насекомого с очередного куста, отвратительный жук взлетел. Матерный вопль огласил огород, и банка с «урожаем» жуков покатилась по земле.
Степнов только хмуро перевел взгляд с чуть не плачущей, злой Ленки на валяющуюся банку, и раздраженно выгнал вредительницу с огорода. Кулемина чуть ли не вприпрыжку радостно поскакала с ненавистной плантации к манившему ее все утро баскетбольному кольцу. Мяч был предусмотрительно заныкан неподалеку. Прицелилась – точное попадание. Мастерство не пропьешь! Подхватила мяч. На новом резиновом боку красовалось пятно ржавчины.

Ленка выпросила у бабки краску и кисть. Баба Шура только пожала плечами, недоумевая, зачем хорошую краску, оставшуюся после окрашивания окон, тратить на какую-то ерунду. Но все же выдала початую банку Ленке. Кулемина вытащила из сарая старую лестницу и приставила к стене гаража. Быстро и ровно выкрасила кольцо. Оглядела. Белое баскетбольное кольцо выглядело стремно. В гараже откопала еще банку с красной краской и нарисовала полоски. Теперь смотрелось значительно лучше. Вдруг старая лестница скрипнула и затрещала. Девушка не успела даже охнуть, как полетела вниз. Степнов оказался рядом мгновенно. Сначала обеспокоенно ощупывал все тело на предмет переломов, а потом, убедившись, что кроме разбитой коленки, повреждений нет, наорал на Ленку, заявив, что у нее «шило в заднице».

К вечеру оба вышли на площадку перед гаражом – единственное ровное место на территории двора. Ленка надела поверх купальника просторную футболку и шорты и теперь довольно чеканила мяч по пыльной земле, хитро поглядывая на мужчину. Степнов скинул с себя футболку и приблизился к девушке.
- Играть-то сможешь? – снисходительно усмехнулся, глядя в горящие глаза.
- Что за вопрос?
- У тебя же коленка.
- А у тебя спина! – показала язык и повела мяч к кольцу, разминаясь.

- Ой, а что это вы тут делаете? – раздалось до боли знакомое со стороны забора. Оба чуть не взвыли – Светочка…
- В баскетбол играем. А что? – раздраженно отозвался Виктор, видя, как сникла Ленка от появления назойливой доярки.
- Ой, как интересно! – взвизгнула Уткина, пролезая в щель в заборе. – Ни разу не видела, только по телевизору в новостях спорта. Я посмотрю, если вы не против. Может, поучусь, - блеснула глазами, прищурившись в сторону мужчины. Как Ленке показалось, с каким-то намеком.
- Светочка, нам зрители не нужны, - все больше заводился Степнов. Ленка так вообще уже вовсю сопела и шаркала ногой по земле – верный признак кулеминского негодования.
- Да я тихонько посижу, даже не заметите меня, - доярка то и дело кидала горячие взгляды на обнаженный мужской торс. – А если вы пить захотите, у меня и молоко с собой. Свеженькое, вечернее!
- Ладно, сиди, раз так припекло тебе, - буркнул Степнов и почувствовал ощутимый тычок в бок от Ленки.
- Нафиг она нужна тут, - прошипела почти в ухо.
- Предлагаешь мне ее пинками выставить?
- Ничего я не предлагаю. Она сейчас дырку в тебе просверлит взглядом.
- Ревнуешь? – усмехнулся мужчина. Светочка, даже облачившись в пестрое платье с глубоким декольте и повязав на шею кокетливый бантик, проигрывала по всем пунктам лохматой Кулеминой, одетой в огромную футболку и шорты, в которых она обычно делает вид, что работает в огороде.
- Вот еще! Не ревную я. Давай играть.
Игра началась. Степнов с удивлением отметил, что Лена и правда, совсем неплохо играет. Даже хорошо для непрофессионала. Ленка носилась с мячом, как метеор, вырывая инициативу у соперника.
Никто не заметил, как через забор перепрыгнул Гуцул. Тихо подсел к ошалевшей Светочке.
- Чего тут происходит? – ткнул в бок доярку, но та не реагировала, как завороженная глядя на раненую спину Степнова и представляя, откуда и как эти шрамы могли появиться на сильной, загорелой, широкой спине. Сердцебиение участилось, а горячее частое дыхание вырывалось с каким-то свистом – на сильных мужских руках перекатывались мышцы, темная кожа блестела в закатных лучах солнца. Светочкина грудь тяжело вздымалась в такт вдохам-выдохам, влажные пальцы нервно крутили белую косынку.
- Ау! – парень щелкнул пальцами перед лицом Уткиной, и она, наконец, отмерла.
- А? Чего? – обмахиваясь ладонью, прошелестела красная, как рак, Света.
- Чего сидишь тут?
- Смотрю, как играют.
- Да?! – довольно протянул Игорь. – И пустили тебя? Удивительно! Тогда и я посижу, посмотрю. Компанию тебе составлю. Если что, ты меня сама позвала.
Теперь четыре пары глаз наблюдали за борьбой на площадке. Светлана недовольно отметила, как после очередного забитого мяча Степнов с каким-то звериным рыком властно притянул к себе Ленку и прикусил влажную кожу на ее шее. Поймала шальной взгляд этой малолетней нахалки и чуть не лопнула от зависти. Ничего, она же скоро уедет. Витенька наиграется и забудет эту дылду.
Гуцул только ухмылялся ослепительным Ленкиным улыбкам, адресованным Степнову.
- Светка! – толкнул тяжело сопящую Уткину. – А Степнов ее хочет.
- Иди ты! Кого там хотеть? Ни кожи, ни рожи!
- Ну как раз кожа и рожа очень даже. Зря ты, - облизнулся парень, глядя на взмокшую от бега Ленку.

Кулемина, гоняя мяч, то и дело недобро поглядывала на раскрасневшуюся Уткину, утирающую пот со лба. Потом перевела взгляд на Степнова, который гневно прожигал взглядом распустившего слюни Гуцула.
- А этот что тут делает? – сквозь зубы выдавил мужчина, уводя у Ленки мяч.
- Вот у него и спроси! – Ленка снова зыркнула на Светочку. – А эта Уткина сейчас с катушек слетит, если не прекратит так на тебя смотреть.
- Я так понимаю, игра окончена?
- Нифига! Пусть эта ваша Уткина сдохнет от зависти!
- Тогда играем?
- Играем. В полную силу. И не поддаваться.
К концу игры за забором собралось полдеревни, с интересом наблюдая за поединком высокого загорелого мужика и растрепанной девочки-подростка. В ход пошли семечки, принесенное Светочкой молоко, самогон и огурцы. Местный тракторист нагло обдирал бабкину вишню, складывая ягоды себе в рот, а косточки кидая в соседских гусей. У каждого появились свои болельщики. Мужики подбадривали Ленку, которая проигрывала Степнову, женщины довольно повизгивали: «Витенька, вперед!», а Светочка вскочила ногами на скамейку и трясла косынкой, как флагом. Баба Шура тоже вышла из дома, съездила по рукам трактористу, пожирающему урожай вишни, и присела на скамейку рядом со Светкой.

На пыльной площадке влажные, вспотевшие тела сталкивались, ударялись друг об друга, пытаясь увести мяч. Мокрая челка Ленки липла ко лбу и мешала смотреть. Пыль, поднимаемая подошвами кроссовок, оседала на покрытой влагой коже и в легких. Оба вымотались, но сдаваться ни один не хотел. Девушка не могла смириться, что какой-то колхозник, пусть даже такой, как Степнов, сейчас ее сделает, как первоклашку, на глазах всей деревни. Пересохшее горло саднило, стук сердца гулко отдавался в ушах и всем теле. Ленка ничего не замечала кроме мяча, синих горящих глаз и полосатого кольца, куда раз за разом отправлялся мяч. Играли до тридцати очков. Последний бросок Степнова. Тридцать. Лена устало опустилась на землю. Сказать, что она расстроилась – не сказать ничего. Продула, как малолетка последняя.
Степнов присел рядом с ней.
- Поднимайся. Проигрывать тоже надо уметь.
- Но не тебе же! – прохрипела Ленка упавшим голосом.
- Теперь будешь знать, что нельзя недооценивать соперника. Никогда.
Со скамейки к Степнову ринулась Светочка, но была остановлена железной хваткой Александры Никаноровны.
- Ты куда это намылилась?
- Витеньку поздравить с победой, - крякнула Уткина.
- Виктора есть, кому поздравить. Так что не лезь от греха подальше – целее будешь. Девка даром, что дошлая, зенки-то выцарапает за своего мужика.
- Своего? Так они… По-настоящему, да?
- Нет, по-игрушечному. Серьезно у них, ясно тебе? И не крутись возле Витьки. Не твоего поля ягода.
Светочка пару раз всхлипнула, а потом завыла в голос. Продавец Елена Петровна кинулась утешать доярку, народ начал потихоньку расходиться.
- Пошли? – глаза мужчины потемнели, глядя на возбужденную под просторной футболкой грудь.
- Куда? – пересохшими губами просипела в ответ и поймала наглый, раздевающий взгляд.
- В баню мыться, - шепнул на ухо и скользнул рукой по бедру, приподнимая пальцами край шортов.
- Она не натоплена, - сглотнув, выдавила Ленка.
- Холода боишься? Я согрею…
Вместо ответа Лена зашвырнула в огород тяжелый мяч, который разворотил грядку с морковью. Степнов схватился за голову и беззлобно простонал: «Кулемина, откуда в тебе эта тяга к вредительству?!»

Ночью Ленка лежала в постели, не в силах заснуть. Довольная улыбка играла на губах при одном воспоминании, что было в бане. Как горячие губы Степнова касались ее, как бежали мурашки по коже вслед за ледяными каплями воды, как тело содрогалось от откровенных ласк. Почти застонала в голос от накатившего вновь возбуждения. Низ живота мучительно заныл, заставляя согнуть колени и зажмуриться. Уже решила осторожно разбудить Степнова, но звонок мобильника заставил вздрогнуть и на мгновение забыть о приятных планах. Нажала на вызов и невольно села на кровати. «Да, мам, привет… Приезжаете? Послезавтра? … А че так рано? Нет, я рада, конечно. Но в Швейцарию не хочу… Да, раньше хотела, а сейчас расхотела… Тогда надо было думать… Нет, я не обижаюсь. У меня все хорошо… Да. Я никуда не поеду, ясно тебе?! Мам, не надо… Дед переживает? Плохо? … Черт, ладно… Хорошо, говорю! Поеду, да. Все, мам, я спать хочу, у нас вообще-то ночь. Пока».
Откинулась на кровать и прикусила губу. Не думала, что так скоро приедут за ней родители. Еще месяц назад она была готова на все, лишь бы свалить отсюда, а теперь… Все изменилось.
Встала с кровати, бесшумно прокралась в комнату Виктора и влезла под одеяло, прижавшись к твердой спине. Мужчина что-то сонно промычал, разворачиваясь и притягивая к себе Ленку. Все возбуждение куда-то улетучилось, вместо него остались тягостные мысли и смутная тоска. Степнов уже стягивал с Ленки трусы, но она перехватила его руку, поймав недоуменный взгляд.
- Не надо, - тихо прошептала и уткнулась носом в шею.
- Не надо, так не надо, - горячо выдохнул в макушку и обнял за талию.


Спасибо: 234 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 103
Настроение: Чингизхан и Гитлер купались в крови, но их тоже намотало на колеса любви (с)
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.04.10 20:47. Заголовок: Проснулась Лена в св..


Проснулась Лена в своей комнате. Смутно помнила, как под утро Степнов перенес ее в свою кровать, как ребенка, заснувшего в родительской постели. Бабка уже шуршала на кухне, тихо переговариваясь с внуком. Пахло блинами и еще чем-то вкусным. Кулемина глянула на часы. Шесть утра. Сейчас Степнов придет ее будить. Тоска защемила сердце при одном воспоминании о его громогласном: «Подъем!» Через два дня этого всего уже не будет. Она снова будет просыпаться в своей городской квартире в обед под грохот пишущей машинки деда. Представила и скривилась – скучно. Она-то думала, что в деревне тоска зеленая, а вот сейчас бестолковое шатание по пыльным улицам города уже не казались такими привлекательными. Придется заново привыкать к шуму и выхлопам автомобилей, а вернее, отвыкать от тишины и еще… Отвыкать от всего, что тут произошло за эти полтора месяца.
Ленка залезла с головой под одеяло и подтянула колени к груди. Еще Степнову сказать надо. Интересно, какова будет его реакция? Расстроится? Или ему пофиг, вон сколько буренок за ним носятся с молоком и своими прелестями.

Девушка прошлепала в кухню босыми ногами и уселась за стол.
- Доброе утро, – буркнул Степнов.
- Леночка, сегодня сына моего поминаем. Десять лет, как нет в живых. Ешь блины, - хлопотала возле стола бабка.
Ленка не знала, что сказать. С трудом протолкнула в себя румяный блин, поглядывая на хмурого Степнова. Да, в такой день лучше не лезть со своим отъездом.

После завтрака Виктор всучил Ленке потрепанный рюкзак. Коротко сообщил, что пойдут они за грибами в лес. Ни улыбки, ни подколов, будто в себе замкнулся. Лена угрюмо топала следом за мужчиной по дороге, пиная камень и крутя в зубах зеленую травинку.
- Долго еще? – стараясь не выдать усталости, бодро спросила Ленка широкую спину Степнова.
- Лес видишь? Нам туда.
- Долго, блин…
- Не ной. Уже полпути прошли.
В лесу повеяло долгожданной прохладой. Огромные сосны заслоняли палящее солнце. Ленка скинула рюкзак и присела на землю, укрытую сухими сосновыми иголками.
- Мы разделимся?
- Да. Ты далеко не отходи. Встречаемся через час на этом месте. Потеряться или заблудиться тут сложно, но возможно… А тебе тем более.
Ленку так увлек сбор грибов, что она забыла о времени. Вспомнила только тогда, когда услышала свое имя, эхом раздающееся в лесу. Бегом понеслась на поляну, с которой они пришли, таща за собой тяжелый рюкзак.
- Я тебе что сказал?! Встречаемся через час! Ты где полтора часа лазила?! Я уже пол-леса прочесал, думал, ты потерялась! – с ходу накинулся на нее Виктор. Глаза метали молнии, на скулах нервно дергались желваки.
- Да не терялась я. Я хорошо ориентируюсь. Просто увлеклась, чего ты орешь сразу? – обиделась Ленка. Последний день, а они снова ругаются.
- Увлеклась, говоришь? Показывай, что насобирала! – Степнов бесцеремонно вывалил Ленкин «урожай» на землю. Присел на корточки. – Так, это поганка, это ложный, снова поганка, червивый…
Ленкина гора грибов редела на глазах. Да откуда ей было знать, какие грибы съедобные, а какие нет?
- Знаешь что? Собирай сам тогда свои грибы. И не ори на меня, понял? – резко развернулась, с силой пнула полный рюкзак Степнова и пошла прочь в сторону дороги. Уже через пару шагов он догнал ее и крепко обхватил сзади.
- Кулемина, прости. Прекрати дуться. Ты же знаешь, я лаю, но не кусаю. По крайней мере, тебя. А сегодня настроение поганое, вот и сорвался.
Силой развернул девушку лицом.
- Лен, ты ревешь, что ли? Черт, Кулемина, прекрати. Я не выношу бабских слез. Хватит, Лен… Ну ё-маё! – сжал трясущиеся плечи. Ленка плакала беззвучно, но от этого было еще хуже. Довел девчонку своими придирками, скотина неотесанная. – Домой хочешь? – потрепал по светлым волосам и поцеловал в макушку.
- Не хочу домой, - вздрогнула Ленка.
- А куда хочешь?
- К тебе хочу.
Приподнялась на носочки и прижалась горячими губами к его рту. У Степнова перехватывало дыхание, уж слишком нежной Лена была сейчас. Как никогда нежной.

На обратном пути остановили раздолбанный УАЗик, на котором и добрались до деревни. Степнов попросил водителя остановить, не доезжая до дома. Рюкзак с грибами вытащил из машины и закинул на плечо.
- А мы где? – осторожно поинтересовалась Ленка. В этой части деревни она еще ни разу не была. Они стояли возле заброшенного дома. Палисадник зарос сорняками высотой в человеческий рост, окна заколочены, на двери большой навесной замок.
- Это дом моих родителей, - отозвался Виктор. – Я давно тут не был. Если боишься, можем не ходить.
- Не боюсь, - сглотнула Ленка и крепче сжала руку мужчины.
- Тогда пошли.
Степнов достал из кармана ключ и открыл замок. Ленка осторожно прошла в дом. Было темно и пыльно. В тонких полосках света, пробивающегося сквозь заколоченные окна, кружились пылинки. Старая мебель, фотографии на стенах, даже телевизор был. Будто хозяева уехали, но обязательно должны вернуться. Опережая Ленкины вопросы, Виктор сказал:
- Я все оставил так. Не мог ничего выбросить. И ходить сюда не могу, и продать дом не могу. Так и стоит.
Лена аккуратно ступала по скрипучим половицам, рассматривая фотографии на стенах. Немолодой мужчина, женщина и взъерошенный мальчишка. Вот они у моря. Женщина сидит на скамейке и прижимает к себе мальчика, который почему-то хмурится. Мужчина стоит рядом, положив ладонь женщине на плечо. Фотография цветная, но от времени и слоя пыли краски различить невозможно.
- Вить, это твоя семья, да?
- Да.
- Папа красивый у тебя. И мама тоже. Не хочешь рассказать, что произошло?
- Нет.
Лена только кивнула и продолжила рассматривать фотографии на стенах. Совсем старинное свадебное фото. Невеста смутно кого-то напоминает. Высокая, красивая… Очень красивая, и такая счастливая. Заметно, что муж ее на много старше, но она так на него смотрит… У Ленки даже комок к горлу подкатил.
- Это баба Шура. Узнала?
- Она?! Нифига себе! Красивая…
Девушка стерла пальцем пыль с тумбочки. Посмотрела на Степнова. Он о чем-то задумался, а потом уверенно взял ее за плечи и подтолкнул к выходу.
Присели на крыльце, скрываемые ото всех огромными сорняками. Ленка без разрешения вытащила у Виктора из кармана сигареты и закурила. Мужчина долго молчал, потом заговорил:
- Отец погиб десять лет назад. В тот год такое же жаркое лето было. В лесу пожары были. Он сгорел.
Ленка замерла, не в силах выдавить ни слова. Вспомнила, как она спалила сеновал и теперь поняла, почему Степнов так на нее орал. Совсем не из-за сена.
- А мама твоя? Она где?
- Она вышла замуж через два года. Уехала в Италию. Там и сейчас живет.
- Она тебя бросила?
- Лен, я уже взрослый был.
- Она приезжает?
- Нет. Ни разу не приехала, даже на могилу отца не ходила.
- А ты? Ты ездил к ней?
- Да, один раз. А потом понял, что ей тяжело меня видеть. У нее другая жизнь теперь.
- Но ты же ее сын!
- Не родной. Она пишет письма иногда. Рассказывает, как живет. У нее все хорошо. И слава богу.
Ленка задумалась. Вот она родителям самая что ни на есть родная. Только это им не помешало после года разлуки сплавить ее в деревню за плохое поведение. Осталось полтора месяца, и она снова расстанется с ними на год, а может и больше. У нее есть только дед, единственный, кому до нее есть дело. И у Виктора… Только баба Шура.
У девушки на языке вертелись слова о том, что завтра она уедет, но сказать не получалось. Было страшно. Любая реакция Степнова будет для нее болезненна. Решила, что все скажет утром. Родители ведь быстро до деревни не доберутся. Успеет еще сказать.


Спасибо: 234 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 107
Настроение: Чингизхан и Гитлер купались в крови, но их тоже намотало на колеса любви (с)
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.10 21:22. Заголовок: Как и водится, все п..


Как и водится, все получилось через одно место. Ленка только зло выдохнула – видимо, у нее не бывает по-другому…

Всю ночь лил дождь, развозя сельскую дорогу в вязкую жижу. После прошедшей ночи Степнов не стал ее будить, только торопливо поцеловал в сухие со сна губы, кинул: «Трактор застрял возле овощебазы, я вытаскивать пошел. Не скучай». И скрылся за дверью. Сначала Лена не поняла, снится ей это или на самом деле, а когда очухалась, от досады ударила кулаком по подушке и что было сил заорала, пугая бабку: «Степнооов! Вернись, твою мать! Какой нахрен трактор, я уеду сегодня!» Но мужчина уже был на улице с мужиками, в рабочей одежде и новых резиновых сапогах.
Родители заявились утром. Всю ночь, что ли, по дождю пилили? Вместо радостного приветствия Ленка только угрюмо клюнула отца и мать в щеку.
- Лен, ты совсем тут раскисла! Собирайся быстрей, дорогу и так размыло, выбираться надо отсюда! – бодро приговаривал отец. Мать что-то резала на кухне, бабка только тяжело вздыхала, поглядывая на бледную Ленку.
Кулемина быстро прошмыгнула в комнату Степнова. Форточка открыта, в окно врывается довольно сильный, влажный ветер с каплями дождя. Хотелось завыть, наорать на родителей, зарычать на Степнова… Нашла листок бумаги и огрызок карандаша. Писать им было практически невозможно. Ленка, постоянно оглядываясь на дверь, пыталась придумать прощальные слова, но в голове было пусто. Ну что она ему напишет? «Мне было хорошо»? Пошло и банально. «Я тебя люблю»? Ну это уж слишком. «Я буду скучать, прости, что сразу не сказала про отъезд»? Глупо.
- Лена! Ты сумку уже собрала? – крикнула из кухни мать. Сумка была еще не собрана. Да какая к чертям сумка?!
Ленка догрызала карандаш, нервно барабаня пальцами по столу. Ни одна здравая мысль не приходила в голову. Что писать? ЧТО? Как бы у них ни было, а она не сказала, что уезжает. Все выбирала удобный момент! Довыбиралась… И все, что она напишет, будет теперь выглядеть жалко и трусливо.
- Лен, ну ты сумку будешь собирать или нет? Нам выезжать надо!
«Господи, да провалитесь вы с этой сумкой!»
Вера вошла в комнату и сердито глянула на дочь. Ленка мигом развернулась, как нашкодивший ребенок, и спрятала лист бумаги за спину.
- Дочь, нам собираться надо, папа же сказал! Ты чем тут занимаешься? Я сумку твою уже сама собрала. Не знаю, все ли вещи взяла…
- Мам, оставь меня одну хоть на минуту! – резко отчеканила Лена.
- Дочь, ты сердишься на нас? Я понимаю, мы жестоко поступили…
- Мама, - взвыла Ленка сквозь стиснутые до скрипа зубы.
В комнату вошел отец.
- Так, почему еще не на улице? Я машину уже завел. Прощайся с бабой Шурой и мухой в машину!
За пару секунд, оставленных Ленке, она смогла только на одном выдохе накарябать свой номер телефона на листке бумаги – цифры получились полными уродами, как раз под стать Ленкиному настроению. Выскочила из комнаты, крепко обняла бабку, которая хмурилась и смотрела с каким-то немым укором. Листок бумаги подхватило ветром со стола, приземляя в щель между тумбочкой и стеной.
До машины Ленка с трудом переставляла ноги в старых кроссовках, которые сейчас утопали в темной жиже, в которую превратилась дорожка перед домом. Мелкий дождь хлестал по лицу, волосы мигом намокли, и хотелось отряхнуться, как собаке. К животу девушка прижимала прохладный баскетбольный мяч. В машине было тепло и противно-влажно. Казалась, даже кожа стала липкой. В запотевшее от дыхания стекло Лена провожала взглядом деревню. Промчались мимо увязшего в грязи трактора. Кулемина только мельком увидела Степнова, грязного и что-то орущего трактористу. Отвернулась от окна. Не надо было номер телефона оставлять. Она же с ума сойдет в ожидании звонка. А если он не позвонит? А если позвонит? Зачем? Вряд ли будет какое-то продолжение. Это даже ей ясно.

Степнов ворвался в дом, на ходу отряхиваясь от холодных капель дождя, и с порога рявкнул: «Кулемина, не вздумай на улицу сегодня высовываться! Погода дрянь!»
Забежал в Ленкину комнату и застыл на пороге. Медленно прошел на кухню, прислонился к дверному косяку. Он все понял, как только вошел в комнату. Обычно на стуле рядом с кроватью валялась куча ее одежды, на высокой тумбочке всякий хлам, мятные леденцы, шампунь, спутанные наушники. Сейчас там ничего этого не было. Спрашивать уже не было смысла, но какой-то скрытый мазохизм заставил прохрипеть угрюмо сидящей за столом бабке:
- Где она?
- Уехала. Родители ее забрали утром.
- Понятно, - на выдохе произнес и зло глянул на бутыль самогона, заботливо выставленного бабой Шурой на стол. – А это зачем?
- Ну я думала…
- Что думала? Что я с горя тут же нажраться захочу? – присел за стол и отодвинул бутылку. – Почему они так неожиданно приехали? – сверлил бабку взглядом, как прокурор подсудимого. – Ты знала?
- Не знала я ничего, - поджала губы Александра Никаноровна и уставилась в окно.
- Бабуля, а ну рассказывай, как на духу… Я же вижу, ты не договариваешь!
- Не неожиданно они заявились. Вера сказала, что предупредила Ленку за два дня. Еще сердилась, что дочка сумку не собрала. Торопились они очень.
- Так… - процедил мужчина. – Значит, она все знала…
- Эх, Витя! – запричитала бабка. – Жаль, что ничего у вас с Леной не получилось.
Степнов быстро ухватил бутыль самогона, откупорил пробку и налил в граненый стакан. Быстро выпил. Помолчал. – Все у нас получилось. Просто закончилось.
- Витька! А давай я адрес Петра напишу тебе?
- Я за ней не побегу. Она скрыла, смоталась, как воровка! Значит, только и мечтала, чтобы в город вернуться.
- Да не пори горячку! Она чуть не плакала, когда уезжала. Я же видела, как ей тяжко было.
Степнов только криво усмехнулся.
Входная дверь громыхнула и на пороге появилась доярка Светлана Уткина. Мокрые косы лежали на груди, кожа в глубоком декольте блестела холодными каплями, но сама женщина просто полыхала жаром, тяжело дыша и утирая испарину со лба.
- Ой, дождь-то какой! Баб Шур, можно, я у вас пересижу, - один глаз лукаво косил в сторону Виктора.
Степнов встал из-за стола и громко выпалил:
- А давайте, Светочка! Проходите, не стесняйтесь! Вон и самогон у нас есть, угощайтесь!
- Витенька, а вы куда? – испуганно смотрела на мужчину, натягивающего куртку.
- Свиньям корма дам! – рявкнул на весь дом Виктор и грохнул дверью.

Ленка выползла из машины возле своего подъезда. В городе было сухо, хоть и пасмурно. В одной руке у Кулеминой была собственная спортивная сумка, в другой сумка, полная грибов от бабы Шуры. Мяч сунуть было некуда, но отдавать его отцу или матери не хотелось. Сунула спортивный снаряд под футболку и на радость бабкам-соседкам гордо прошагала в подъезд. Уже возле лифта ее догнал отец, шипя в лицо:
- Лена, ты сдурела? Что за выходки? Вытащи мяч немедленно! Еще не хватало, чтобы ко всему прочему, соседи решили, что ты беременна! Вытаскивай! – грубо рявкнул и ткнул пальцем в круглый живот.
Ленка только оскалилась и с ехидной улыбкой зло проговорила:
- У меня сумки, папа. А мячик я дома рожу


Спасибо: 232 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 110
Настроение: Чингизхан и Гитлер купались в крови, но их тоже намотало на колеса любви (с)
Зарегистрирован: 01.02.10
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.04.10 19:43. Заголовок: Дни тянулись медленн..


Дни тянулись медленно и лениво, пропитанные тоской и навязчивыми мыслями…

Его дни были наполнены тяжелой работой, чтобы отвлечься и забыть.

Ее дни пестрили развлечениями, но забыть почему-то не получалось.

Она не расставалась с телефоном, вздрагивая от каждого звонка и смачно ругаясь, понимая, что звонит не он. Разбила телефон и сменила номер, чтобы больше не ждать. Но все равно по привычке ждала – встречаясь в друзьями на баскетбольной площадке, слушая рассказы подруги об очередном «нереальном мужчине»(которым являлся какой-то семнадцатилетний выскочка), кусая подушку по ночам, жмурясь от яркого солнца утром и задыхаясь от духоты дискотек вечером.

Он вырвал с корнями баскетбольное кольцо со стены гаража, выбросил на помойку дырявые сапоги, сменил постельное белье, но все равно чувствовал Ленкин запах в каждой складке чистых простыней. Нашел за тумбочкой пыльный листок с коряво нацарапанным номером телефона и разорвал его в клочья. Через минуту пожалел об этом, собрал по кусочкам, набрал номер, убеждая себя, что просто скажет ей пару ласковых на прощанье. Только горло отчего-то сдавило и в глазах темнело… «Данный номер в сети не зарегистрирован». В сердцах разбил видавший виды телефон об пол, пугая бабку, которая ходила за ним по пятам, будто он вешаться собрался.

Она радовалась отъезду родителей, потому что заботливые предки начали капать на мозги по поводу странного поведения дочери. Пытались отобрать баскетбольный мяч, который теперь она таскала с собой на улицу исключительно под футболкой, чтобы ближе к телу…

Его трясло от одной мысли, что она может быть с другим, что будет кого-то целовать так же, как его, своими чертовыми нежными губами.

Она умирала от ревности, представляя, что рядом с ним сейчас крутится какая-то доярка, тряся своими прелестями и с готовностью принимая Степнова в свою постель.

Он понял, что с Ленкой все было не так. Обычно женщинам от него всегда что-то нужно, Ленка же ничего не просила, все остальные лезли в душу – она принимала то, что он сам готов был ей рассказать, и не пыталась вытянуть какие-то признания. Совершенно не следила за внешним видом, одевалась, как попало, и не старалась ему понравиться. А нравилась так, как никто другой. И не пыталась задержаться в его жизни, а исчезла первая. Это убивало сильнее всего.

Она поняла, что ей совершенно плевать на то, что он живет в деревне, что по утрам орет на нее… Да и не только по утрам. Теперь она мечтала о том, чтобы снова услышать свое имя, произнесенное хриплым мужским голосом с оттенком недовольства, раздражения, психа, нежности, возбуждения.

Он закупал корма для скотины на зиму.

Она покупала тетрадки к новому учебному году.

Он уехал домой, попрощавшись с бабой Шурой до следующего лета. Отпуск закончился и в университете, где он работал преподавателем физического воспитания, начался учебный год.

Вчера она, вжавшись в диван, укутавшись с головой одеялом, чтобы никто не видел, зажмурив глаза (в детстве ей так казалось, что если глаза закрыты, то и ее никто не видит), стиснув зубы и сжав влажными ладонями подушку, про себя, шепотом, чтобы потом, если что, можно было даже самой себе сказать, что она ничего такого не говорила и совсем другое имела в виду… Она призналась, с трудом проговаривая слова даже внутри себя. Странно, но почему-то вместо «я его люблю» получилось «я тебя люблю». И следом вслух сдавленное «Ненавижу».

Вчера он, измотанный собственными мыслями, воспоминаниями и чувствами, зная, что где-то, возможно совсем рядом, находится Ленка, забил последний гвоздь в крышку гроба собственной гордости и сел в машину, чтобы гнать на бешеной скорости в сторону деревни. До бабы Шуры добрался быстро. Глядя в сторону, будто она и так не знала, что творится в его глазах, попросил Ленкин адрес…

До города добрался уже ночью. Хотел ехать к Ленке немедленно, но глянув на часы, понял, что слишком поздно, и дед Кулемин вряд ли обрадуется ночному гостю, только и мечтающему о том, чтобы целовать его внучку от макушки до кончиков пальцев. С трудом дотерпел до утра, отпросился с работы. Гнал по утренним улицам, как ненормальный. Не дожидаясь лифта, взбежал по лестнице на пятый этаж. С колотящимся сердцем надавил кнопку звонка…
- Виктор? – Петр Никанорович был удивлен.
- Здравствуйте, - прохрипел Степнов. – Лена дома?
- А в чем дело? Случилось что-то? – уже тянул руку к сердцу старик.
- Нет, ничего не случилось. Она забыла кое-что. Я приехал ей вернуть. Так дома она или нет? – терял терпение мужчина.
- Так в школе она… Ты проходи, сейчас чайник поставлю.
- Нет, спасибо…
В мозгах что-то щелкнуло. В школе… Господи, куда он лезет, козел старый! Ему уже за тридцать, она еще школьница. Раньше было наплевать. А сейчас… А впрочем, и сейчас тоже плевать. Хоть школьница, хоть не школьница. Это дела не меняет.
- В какой школе она учится?...

Скрытый текст


Спасибо: 230 
Профиль
Ответов - 205 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 321
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия