Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Юрвига





Сообщение: 2
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.09 11:41. Заголовок: Автор: Юрвига

Спасибо: 20 
Профиль
Ответов - 78 , стр: 1 2 3 4 All [только новые]


Юрвига





Сообщение: 3
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.09 11:42. Заголовок: поехали, что ли?


Автор: Юрвига
Название. Обернись...
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance
Статус: в процессе
Примечание: название рабочее... Скрытый текст


тапки, помидоры, яйца, и прочую гуманитарную помощь жду по этому адресу http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000159-000-0-0-1234169335 крупногабаритные предметы шлите почтой
Ой! забыла совсем сказать: фик родился от безысходности. Хочется заглянуть дальше 75,76 серии а ... НИЗЯ. Решила додумать...

Вот, родился такой вот ЭПИГРАФ:

Я смотрела из окна, как замерзали лужи,
Тонкий лед их сковывал устало.
До зимы не много и не мало,
А ты все еще мне очень, очень нужен.

Я ждала, что осень быстро смоет
Нашу страсть холодными дождями,
Только то, что было между нами
Все еще между лопаток ноет.

Что нас ждет за снегом и метелью?
Будет мир наш тем же, что и прежде?
Или ты с другою будешь нежен,
Верно, отдавая дань апрелю?

Только что бы с нами там ни стало,
Как бы ты во мне не сомневался,
Рядом или где-то просыпался,
Я твоя: не много и не мало.

***** ***** *****


Между нами ничего не было, но теперь и это закончилось . И еще раз: между нами ничего не было, но теперь и это закончилось. И еще. Еще-еще-еще. Повтори это хоть миллион раз, ничего не изменится.
Она сама не верила, что сказала ему это. Сказала вот так – глядя в глаза, спокойно. А он отвел растерянный взгляд в сторону. Как больно - будто кто-то холодной рукой сдавливает горло. Закончилось. Все закончилось. Он ушел, обреченно махнув рукой на прощание.
Все это крутилось в голове беспрестанно, выматывая нервы, выкручивая руки, и от этих мыслей не хотелось спать, есть. Перед глазами все стояла картина: лежащий на полу Гуцул, встряхивающий обожженной ударом рукой Степнов. Тишина в зале.
«Как это могло случиться?» – Лена задавала себе этот вопрос в тысячный раз. И в тысячный раз не находила ответа. На ее вопрос Игорю, что же он сказал такого физруку, что тот так … отреагировал, одноклассник только плечами пожал: «ничего особенного».
Лена стояла у окна в своей комнате. За окном неприятная морось – то ли снег, то ли дождь.... Суетятся прохожие, дворник с метлой, девчонка из соседнего подъезда, балансируя на ступеньках, трещит по телефону, курит…
Кулемина снова и снова пыталась разложить все по полочкам. Она и Степнов. Сначала просто учитель и ученица. Потом друзья. А потом… Почему так все случилось? Девушка прислонилась лбом к холодному стеклу. Эх, Виктор Михайлович…
Болезненно стыдно вспоминать его робкое «нравишься ты мне». Так неуверенно… а еще накануне бежал на свидание к какой-то фифе и выглядел абсолютно счастливым. И зачем только пришел с этой глупой коробкой конфет и стоял, переминаясь с ноги на ногу, как первоклассник…
А может, она сама во всем виновата? Не маленькая девочка: зачем подпустила его слишком близко? Зачем тот жест – рукой по щеке, глаза в глаза? Зачем тогда, после боев, сидела у него на коленях, ловила пронзительно синий взгляд, не смела дышать и боролась с отчаянным желанием прижаться к нему всем телом.
Черт, черт, черт… нельзя себе не признаться: чувства к физруку душили ее. А она пряталась – от него, от себя, от Ранеток и деда, от всей школы наконец, и лишь иногда эмоции предательски блестели в глазах. Не мог Степнов этого не видеть. Не мог не знать. Не мог. Видел. И почему тогда…
-Каша в голове какая-то, - Лена досадливо поморщилась . Мысли не желали раскладываться по полочкам. И все-таки факты – упрямая вещь. Степнов поступил плохо. Он ударил Гуцула ни за что, просто из ревности, не справился с эмоциями. Не по-спортивному это. А она девушка спокойная и ей не до сериальных страстей. И потом: скажи Лена «да», что бы это изменило? Роман с учителем вывернет ее наизнанку – она не хотела скрывать, врать, притворяться. Не умела. Ей хотелось гулять по аллеям парков, держа за руку своего парня, сидеть вечерами в кафе, иметь возможность целовать его – когда появится такое желание, а не тайком, украдкой, оглядываясь. А что было бы с ними?
-Я правильно поступила. – почти крикнула Лена в стекло. Тишина пустой квартиры алчно поглотила звуки. Не верилось.


Спасибо: 75 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 4
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.09 11:49. Заголовок: На столе непочатая б..


На столе непочатая бутылка водки, стопка, да закуска на полупустой тарелке: кусок сыра, вчерашние магазинные пельмени, несвежий хлеб - нехитрая снедь холостяка.
«Между нами ничего не было, но теперь и это закончилось». Тихий, хрипловатый голос Кулеминой до сих пор звучал в его голове, отдаваясь немыслимой болью во всем теле.
«Что же ты наделал, Степнов?», - в какой раз он задавал себе этот вопрос? И снова не знал, что ответить.
Мужчина рывком поднялся, выглянул в кухонное окно. За стеклом мутная ноябрьская морось - не снег, не дождь. Серые улицы, копошащиеся, как муравьи, автомобили. Обыденно. Скучно. Тоскливо.
- Где же ты ошибся? - голос Виктора разрезал тишину, как раскаленный нож сливочное масло. О, ответ на этот вопрос мужчина знал, как никто другой.
Степнов прикрыл веки. Перед глазами который день стояла все та же картина: он и Кулемина у подъезда, эти дурацкие конфеты, ее взгляд из под светлой челки, его сбивающийся голос:
« нравишься, ты мне, понимаешь?». В очередной раз при этом воспоминании его передернуло. Как можно сказать такие слова ей - любимой, желанной, единственной? Будто пацан пятнадцатилетний, не смеющий признаться в первой любви к однокласснице. Недостойно его, взрослого, сложившегося человека. Струсил. А Лена поняла по-своему. Если мужчина, на которого она привыкла полагаться, которому привыкла доверять как себе самой, не может произнести эти три слова - «Я люблю тебя», заменяя их неловким «нравишься ты мне», значит, боится и не уверен. А если неуверен он сам, то, как могла поверить и понять эта шестнадцатилетняя девочка? значит, это все неправильно.
- Дурак. - в сердцах выплюнул он ругательство и снова сел у стола. Бутылка водки на столе - попытка выдернуть из себя мысли о ней. Степнов не мог припомнить, когда последний раз пил один и все смотрел на прозрачное, чуть запотевшее стекло, не решаясь свернуть шею пробке. В глубине души Виктор понимал, что водка не поможет. Никогда не помогала. Скорее даже усугубит. Поэтому он все сидел и смотрел на бутылку, пока звонок не вырвал его из оцепенения. Нехотя встал, открыл дверь. На пороге стоял Рассказов. Не дожидаясь приглашения, вошел, увидел в проеме «накрытый» стол и двинулся на кухню.
Степнов запер дверь, потом сел рядом с другом.
- Будешь? - коротко кивнул на сосуд с зеленым змием.
Игорь отрицательно покачал головой, пристально посмотрел на Степнова.
-Что скажешь, друг?
-Поминки у меня, - криво усмехнулся мужчина в ответ, - по физруку Степнову. Теперь я супер…скрипт… скриптсупервайзер что ли? в общем, как-то так.
- Поминки? Ну, тогда наливай.
Выпили. Помолчали.
Степнов внезапно закрыл лицо руками - почти нечеловеческие рык рвался из его груди, из самого сердца. Голос невысказанной боли - был бы женщиной, заревел бы от безысходности. Но слез не было, только боль: всепоглощающая, всеобъемлющая, из-за которой «не берет» ни водка, ни что потяжелее…

- Я тебе правду скажу, друг - Рассказов откашлялся (огненная вода обожгла горло, как в первый раз), - Наворотил ты дел. Черти тебя дернули с Кулеминой объясняться. Потерпеть полгода не мог? А потом дружбу изображать - вообще гадкая идея… хуже некуда. Про Гуцула молчу, тут ты и сам все знаешь. Но с чего ты так убиваешься-то, не пойму?
Виктор поднял глаза на друга. Как старый-добрый-всепонимающий Рассказов мог спрашивать?
-Я потерял ее. - он и сам удивился тому, насколько глухим и низким был сейчас его голос - Она и моей-то никогда не была, а я умудрился потерять ее…
-Глупости. - Рассказов хлопнул друга по плечу - как баба, ты Степнов, честное слово. Ленка еще ничего не решила, в независимости от того, что она там тебе наговорила. Ты сделал ей больно, ты напугал ее - девочка защищается, как настоящий боец. Или как маленький, запутавшийся ребенок. Это как тебе больше нравится.
-Чего она боится, не пойму - устало выдохнул Виктор.
- А нечего? В нее влюблен взрослый мужик, который звереет при приближении к ней любого мальчишки, у которого крышу снесло настолько, что он врезал ее другу на глазах у всех… врезал за невинные объятия…
- Ни фига себе невинные.. - зло огрызнулся Степнов. Рассказов, не обращая внимания, продолжил:
- Который так обезумел от своих эмоций и желаний, что щедро бросил ее личную жизнь на растерзание молве. - Рассказов вскочил с места, нервно прошелся по кухне, вернулся к столу, навис над Степновым - ты своим идиотским поступком выставил наружу ее самое сокровенное, понимаешь? Это ведь было настолько личное, что, может, она наедине с собой боялась об этом думать. Личное, понимаешь? Твое и ее. А теперь об этом только ленивый не треплется. Не стесняясь Ленки, между прочим!
В тесной кухне повисла тяжелая, болезненная тишина. Виктор не выдержал взгляда друга, отвел глаза. Рассказов отошел к окну.
- Она ненавидит меня, да? - это все, что Степнов мог сейчас спросить.
Игорь промолчал в ответ. И только минуту спустя вновь зазвучал его голос.
- Я видел, она стояла с девочками у окна, когда ты уходил. Я видел ее глаза. Я слышал, что она сказала. Это не было похоже на « я его ненавижу». Это было: «Я не знаю… я не знаю, что мне делать». Вить, она почти плакала…
Кулемина? Плачет? Он и представить себе этого не мог. Она не плакала, тогда, после боев, от жуткой боли в избитом теле, не плакала во время болезни деда…
- Послушай, Вить.. - Игорь дернул друга за плечо, - подождать тебе надо. Пусть Лена подумает. Пусть поживет без тебя. Пусть поймет, что ты ей нужен… - Рассказов на мгновение задумался - Да, ты ей нужен. Пусть простит тебе слабость - девушки умеют прощать. А ты просто незримо будь рядом. Не мелькай перед глазами, не путайся под ногами, а просто сделай так, что если у нее возникнет желание протянуть руку и дотронуться до тебя, пусть это не будет невозможно. Ну ты понял, что я имею ввиду…
Степнов только кивнул в ответ.
- А если ты к этому не готов, тогда просто забудь. Отпусти. Займись работой. Найди девушку. Пусть Кулемина останется немного грустной романтической историей - и только. Ты привыкнешь. Со временем.
Забыть? разве можно взять и забыть? мужчине стало смешно.
- Как я понял, последний вариант тебе не походит. - Игорь снова присел на стул рядом с другом. Щелкнул пальцем по горлышку бутылки, в ответ печально запело стекло. - А это ты брось. Не поможет.
-Да знаю я все… - Степнов махнул рукой, - Понял, обдумаю твои слова.- он с полуулыбкой взглянул на друга, - психология - это заразно что ли..?
Рассказов в ответ только засмеялся и поднялся со стула.
-Пойду я, Вить. Мне пора. Не провожай - он двинулся к выходу, на пороге обернулся. - Кстати, есть хорошая новость. Что там тебе Ленка говорила про учителя-ученицу?- Игорь улыбнулся. - Ты теперь не ее учитель. И Кулеминой больше не за что прятаться. К лучшему все, Вить…

Скрытый текст


Спасибо: 83 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 11
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.09 16:57. Заголовок: Вы хотели проды? htt..


Вы хотели проды? Их есть у меня :

«Эх, кедики мои любимые» - Лена посмотрела на свои ноги. Ей казалось, что это не она - любимые, верные кеды не хотят подниматься по школьным ступеням. Не хотят вести ее туда, где с недавнего времени стало так трудно находиться. Может кто-то и мечтает о школьной популярности, но только не Кулемина. И уж точно не о такой. Лена с тоской смотрела на школьное крыльцо, все не решаясь подняться. Мимо пролетел какой-то десятиклассник. Крикнул, смеясь в лицо:
- Что, Кулемина, физрука ждешь? Заходи, не дождешься… - и скрылся за дверью.
«Вот урод» - Лена скривилась. Кеды теперь не только не противились, сами понесли ее внутрь. Здесь, перед крыльцом, она была как экспонат на выставке редких животных.
«Затеряюсь в толпе» - подумала девушка, стараясь как можно незаметней проскользнуть по школьным коридорам. Задуманное оказалось ненаучной фантастикой. То и дело ее провожали любопытными взглядами. Кто-то шептался: «конечно правда… он из-за нее и уволился», от другой кучки любопытствующих до Лены донеслись обрывки фраз : «….Аська видела…. в подсобке целовались…». Щеки девушки непривычно залились краской. Она невольно сжала кулаки и обернулась в поисках болтуна или болтушки, но весь школьный коридор косился на нее одинаково заинтересованно. «Черт бы вас всех побрал!» - она едва не выкрикнула это в никуда, всем присутствующим. Удушливой волной злость драла горло, рвалась наружу. Но Лена стиснула зубы, натянула капюшон толстовки поглубже и твердо зашагала в класс. Да пошли вы все….
Алгебра. Она толкнула дверь в кабинет, молча прошла между неровно стоящими партами и рухнула рядом с Наташкой.
-Что, все никак не успокоятся? – подруга сочувственно улыбнулась Лене. Та лишь вяло отмахнулась. Разговаривать не хотелось.
Кулемина не слушала урока. В последнее время Лене совсем не хотелось вникать в то, что говорили учителя. Едва ей удавалось, она стремительно погружалась в свои мысли. Почти месяц прошел, с тех пор, как…
На дворе совсем зима. Белая снежная пыль пожрала на своем пути остатки зеленой травы, которая в этом году - на удивление – кое-где продержалась до конца ноября. Скоро новый год. И чего всем не живется спокойно? Нет бы, готовится к праздникам – вот и школу уже украшают, в актовом зале елку нарядили для малышей. Но молва все еще упрямо, злорадно, с удовольствием пережевывала ТУ историю. Иногда – особенно бесконечными переменами – она чувствовала себя обнаженной среди толпы одноклассников. Уже месяц у всех на устах Лена Кулемина да уволившийся Степнов. Физрука ему на смену до сих пор не нашли – не богата ныне земля русская спортсменами, желающими трудится в школе. Все по фитнесс-клубам норовят, да в большой спорт, а к детям – ни за какие коврижки…
-Кулемина! Кулемина! – окрик Борзовой вырвал ее из паутины мыслей – о чем замечталась?
Она и рта не успела открыть, как кто-то подал голос из-за ее плеча:
- О Степнове, конечно… она у нас только о нем и думает в последнее время.
Лена задохнулась, как от удара в солнечное сплетение. «Господи, когда же я привыкну!» В глазах потемнело. Она встала, задержалась на долю секунды, ухватившись рукой за край парты, и медленно вышла прочь из класса. Борзова почему-то не стала ее останавливать.
Лена шла по пустым школьным коридорам – сначала медленно, болезненно опираясь на стену, сжимая зубы как от нестерпимой боли, потом все быстрее, и рука ее только легко касалась гладкой поверхности, потом совсем бегом, не разбирая дороги, пока не уткнулась лицом в какие-то двери. Девушка остановилась. Спортзал. Ноги принесли ее в спортзал, где она не была целый месяц. Тронула дверь. Странно, открыто. Тихо проскользнула внутрь и тут же рухнула на лавку у стены. Минуту сидела, глядя в пол и ни о чем не думая, потом подняла глаза. О Господи, здесь все так, как было при нем. Если прикрыть веки и прислушаться, наверное, можно услышать его шаги – твердые, спортивные. Она встала, прошлась по раскрашенному под баскетбольную площадку полу. Девушка почти видела его – дающего пас, ловко попадающего в корзину, видела, как крутится в его руках оранжево-солнечный мяч. Черт. Лена была готова поклясться – она всем телом, всем своим существом чувствовала его присутствие, казалось, обернись - он стоит за спиной, насмешливо смотрит, держит в руке журнал.
Ей хотелось закричать его имя, но язык будто прилип к гортани так, что даже прошептать его не вышло. Она еще раз обвела взглядом зал, наткнулась на приоткрытую дверь подсобки. Быстро подошла и уже почти протянула руку к ручке, как дверь открылась и на пороге появилась девушка, загораживая вход.
- Здравствуй. Что ты здесь делаешь?
Миловидная барышня, еще и тридцати нет – каштановые волосы, светло-ореховые глаза, фигура…
-Я? – Лена тряхнула головой, будто надеясь, что барышня исчезнет, как мираж, – Я учусь здесь.
-Замечательно . А я новый учитель физкультуры в вашей школе. Виктория Сергеевна.- девушка улыбнулась и протянула руку для рукопожатия.
Лена ответила на рукопожатие, буркнув «Кулемина», и стремительно вылетела в коридор. За спиной захлопнулись двери зала, который больше никогда не будет ЕГО залом. Новая эра.


Спасибо: 75 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 13
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.02.09 13:52. Заголовок: Нет, все-таки это бы..


Типа, прода:

Нет, все-таки это была не лучшая идея - прийти в школу днем, во время уроков. Степнов стоял, не дыша, сжав кулаки до боли, прижавшись лбом к холодному стеллажу с инвентарем. Ее голос за дверью - низкий, с хрипотцой и такой растерянный - он узнал бы его среди миллиона других. Борьба с собой – не самое легкое дело на свете. Оторваться от опоры, выбежать в зал, увидеть ее глаза, на мгновение оказаться совсем рядом – и будь, что будет! Будь, что будет….
Он живо себе представил, как меняется ее лицо: наполняются злостью глаза, губы кривятся в презрительной усмешке, представил - и еще крепче сжал кулаки, закусил губы, замер. Услышал ее удаляющиеся шаги, выстрелом грохнувшую дверь спортзала, но продолжал стоять так, не шевелясь, почти не дыша. Вернулась Вика, заметила его болезненно скомканную фигуру у стеллажа, кинулась к мужчине
-Витя, что случилось? Тебе плохо? Витя! – девушка тормошила его за плечо, словно превратившееся в камень, - да что с тобой, в самом деле ?
Внезапно хватка ее ослабла, Виктория обернулась на дверь.
-Постой-ка…. Кулемина? Та самая Кулемина? Эта пацанка?
Он резко вскинул голову:
- Она не пацанка. Она… Знаешь, она…. – внезапно обмяк, безжизненно рухнул на единственный стул, закрыл лицо руками. Пальцы предательски дрожали.
Девушка расхохоталась. Она и представить себе не могла, что ее однокурсник, в свое время самый завидный парень на факультете, за которым бегали буквально все, не исключая первой красотки курса, вот так потеряет голову из-за девчонки, из-за девчонки, которая (видно же невооруженным глазом! ) не помнит, когда в последний раз одевала юбку.
-Вить, насмешил, не могу – она вытерла выступившие слезы и наткнулась на недоуменный, почти злой взгляд. Степнов жалел, что бывшая однокурсница стала свидетелем его слабости – она все равно не поймет. Никто не понимает, даже Лена…
-Ты не поймешь – устало выдохнул Виктор промелькнувшую мысль.
Ну как объяснить это ей? Она давно вышла замуж, родила сына, наверное, счастлива…
-Степнов, ты что, серьезно все это? - девушка присела перед ним на корточки, попыталась снизу поймать его взгляд – я слышала… Я думала, ты с какой-нибудь школьной красоткой…. зажег…. Ну всякое бывает. Вы, мужики, слабенькие на это дело. А тут вот оно что… любовь.
Мужчина взял себя в руки, посмотрел на приятельницу, попытался изобразить на лице улыбку:
-Ладно, Вик.. Забудь. Все перемелется. Не маленький мальчик.
Он отвел взгляд на стеллажи… мячи, скакалки, кегли. Осколки его прежней жизни. Прежней, нужной ему как воздух, без которой он иногда, оставаясь один, задыхался, словно астматик без ингалятора. Работа над фильмом затягивала, словно мощный пылесос мелкий сор, но в послесъемочной тишине, когда закрывались жаркие глаза осветительных приборов, утихали крики режиссера, и он брел домой, эта жизнь следовала за ним попятам незримым призраком, жгла сердце витринами спортивных магазинов, закрытыми дверьми чужих школ. Его жизнь, которая закончилась после непродолжительной агонии, впитавшей в себя боль, ревность, злость, страх…Его жизнь, которая безжалостно выбросила его из своего уютного чрева в чужой, незнакомый мир.
- Пойдем лучше писать заявление, – Виктор с трудом перевел взгляд на девушку и поднялся, – пока урок не закончился. На перемену мне здесь лучше не задерживаться.
Виктория молча кивнула и вышла вслед за бывшим хозяином этого зала в школьный коридор.


Спасибо: 71 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 14
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.02.09 16:23. Заголовок: Ну и еще чуть-чуть h..


Ну и еще чуть-чуть :

До звонка отсиделась в школьном туалете, вечном убежище плачущих девчонок. Сюда приходили лить слезы по первой любви, злиться на неудачи, или нарисовать на стене сердечко, подписав таинственные буквенные символы со знаком «плюс» между ними.

«Вот и все, Кулемина…» Только сейчас она осознала, что Степнов в школу не вернется. Эта мысль оказалась гадкой на вкус, ее не хотелось думать. Наверное, Лена до последней минуты надеялась, что настанет день, и все забудут это сумасшествие. Все забудут и однажды утром их снова позовут в спортивный зал – на урок физкультуры. А он будет там. Будет покрикивать на лентяйку Наташку, гонять мальчишек и перекидываться с ней шутками. Бросать мяч исподтишка, проверяя ее реакцию, и довольно смеяться, когда она ловко примет пас. А ей будет хорошо и светло на душе.

Теперь это стало совсем невозможно. Барышня в зале ткнула ее носом в очевидное: Степнов больше не ее физрук. Больше нет. Теперь он где-то там, живет чужой жизнью, в которой возможно нет места для одиннадцатиклассницы Лены Кулеминой. А его место займет та миловидная шатенка. Теперь она будет гонять мальчишек и отвечать за спортивный инвентарь, и (кто знает?) может быть подружится с тунеядкой Новиковой. Не будет стритбола. Вряд ли эта рафинированная дамочка что-то понимает в игре. Да и хочет ли она сама летать по залу с мячиком, если Степнов не стоит рядом и не гоняет за «косые», неотработанные броски…

Мысль не хотелось думать. Она думалась сама, без спросу, навязчивыми пальцами копаясь в душе и, чем больше Лена пыталась от нее отделаться, разглядывая карандашные надписи на стене, тем больше погружалась в ее неприятную вязкость, кусая губы.

Звонок – спасение. Она опрометью метнулась в класс, застала оживленных ребят.
-Ленка, слышала новость! – кто-то крикнул из прохода- У нас новый физрук.
Новости в этой школе разносились со скоростью света.
-Новая.- бросила Кулемина, стараясь изобразить полное равнодушие к происходящему – Это она.
- О, так ты уже в курсе? Видела Виктор Михалыча? Это он ее привел! Говорят, его однокурсница…
Потемнело в глазах. Трудно дышать. Значит, Степнов был там. И она не зря чувствовала его присутствие. Был там и даже не вышел поздороваться…
Лена присела за свою парту. Склонился Гуцул.
-Лен, все в порядке? Ты чего-то побледнела…
-Что? – она подняла голову, неузнавающим взглядом посмотрела на одноклассника. Опомнилась, тряхнула светлой челкой– а, да. Все ок. Идем? Чего там у нас далее по списку?
___________________________

Дорога домой с Гуцулом – привычка с датой рождения «осень». Лучший друг рядом, что может быть лучше? Лена смеялась его шуткам, обсуждала с ним последние школьные новости, ранеток, концерты, бас гитары – все на свете. Только в последнее время эти минуты перестали быть уютными. Игорь терпеливо пытался ее смешить, а она лишь вяло улыбалась в ответ, он задевал самые животрепещущие темы, а она слушал в пол уха, пытаясь вовремя поддакивать, но все больше молчала. А сегодня даже не пыталась изобразить заинтересованность. Да и Игорю не шутилось. Беседа не клеилась.

У своего подъезда Кулемина, собрав последние силы, улыбнулась другу.
-Пока, Игорь. Завтра увидимся.- не дождавшись ответа махнула рукой и исчезла за зеленой дверью, оставив Гуцула недоуменно смотреть ей вслед. В несколько шагов одолела лестничные проемы, влетела в квартиру, бросила сумку и стекла на пол по стене.

-Лена, это ты?- голос деда из комнаты- Лена, чего молчишь?
Вышел в коридор, увидел сидящую на полу внучку, мгновенно все понял.
-Плохо тебе, Лен?
Девушка только кивнула в ответ. Скрывать эмоции от окружающих – еще одна вещь, которую она разучилась делать без Степнова.
Петр Никанорович ,по-стариковски кряхтя, присел рядом. Проследил за Лениным взглядом, уперся глазами в потолок, тяжело вздохнул.
-И ему плохо, Лен. Может, даже хуже, чем тебе.
-Как он там? – вот такой будничный вопрос.
-Работает. – дед снова вздохнул.
«дед, я же не спрашивала, что делает.. я спрашивала как он…» - озвучивать мысль Лена не стала. Коротко бросив серое «ясно» поднялась и ушла в свою комнату, оставив деда сидеть у стены. Петр Никанорович улыбался. Дело, кажется, сдвинулось с мертвой точки. Мужчина достал из кармана домашнего халата телефон, набрал знакомый номер, выслушал гудки, ответил на короткое "алло"
-Здравствуй. Танцуй. У меня для тебя новости.

на сегодня все. не забываем забегать сюда: http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000159-000-0-0-1234169335



Спасибо: 74 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 20
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.02.09 08:30. Заголовок: далее


- Я не уверен, что время подходящее.
- Зря.
- -Может, стоит подождать? Еще немного
- Пока ты состаришься что ли? Говорю тебе, самое время.
- Думаете, она готова?
- Думаю, надо попытаться. Аккуратно.
- Ладно. Тогда сегодня?
- Да, сегодня.
- В таком случае, до связи.
- До свидания, Виктор.



Она вернулась домой поздно – концерт в кафе. Дед дремал в гостиной на диване под звуки шепчущего что-то телевизора. Девушка прислушалась. То ли от усталости, то ли от излишней мнительности (в последнее время нервы – ни к черту) почудилось присутствие в квартире кого-то третьего. Но, кроме бурчащего телека, в комнатах не раздавалось ни звука. Тихо, на цыпочках – сама не спит по ночам, не хватало еще деда разбудить - прокралась к себе. Включила свет в комнате. Увидела его – постороннего, которого учуяла еще в прихожей. Он стоял на столе в любимой маминой вазе, в полупрозрачной обертке. Удивленная, подошла ближе. Букет был розовый. Она не очень-то любила этот цвет, но стояла, смотрела на цветы, вдыхала их тонкий, необыкновенный аромат и боялась протянуть руку. Что это? И откуда взялось здесь? Лена невольно посмотрела на окно. Какая глупость… Второй этаж, зима, накрепко запертые рамы. Только приоткрытая форточка – маленькая дверка для свежего воздуха, свежих мыслей. Осенило: наверное, деду, благодарные читатели. Тогда почему здесь, не на кухне, как это обычно бывает?

«Нет, не его это веник…»- Кулемина сделала еще шаг по направлению к столу, склонилась над цветами, погрузилась в их чарующий, пьянящий аромат. Розы были едва приоткрывшимися, с прозрачными каплями на нежных бутонах, цвета девичьего румянца. Их лепестки, казалось, дрожали от дыхания девушки – так трепетно, нежно и чудесно. Волшебство. Посчитала пальчиком. Семнадцать.
Кулемина вдруг заметила среди цветочных головок белый уголок. В недоумении потянула картонку из ароматного плена. Карточка – белая, чистая, вроде визитки. Пустая. Если только не… Она перевернула белый прямоугольник. Только два слова – «прости меня». Только два слова черным по белому. Только два слова до боли знакомым подчерком. Только два.

Сердце билось так, что ей казалось - слышно даже на улице. Она аккуратно положила карточку на стол, рядом с букетом и тихо вышла из комнаты. Горячий чай – напиток для разных мыслей. Пей его медленно, стараясь не обжечь губ, и думай, о чем вздумается.

Прости меня. Лена слышала его голос: растерянный, переполненный болью. Видела его измученные глаза, как тогда, в школьном коридоре, когда она сказала все, поставив над «ё» жирные точки. Сказала, еще не представляя себе как это – жить без него. Сказала, чтобы сделать больно ему. Сделать больно себе. Чтобы вырвать из себя эту историю, эти мысли – запретные, неправильные, мысли от которых перехватывает дыхание, и пламенно горят щеки.

А теперь он принес этот букет и просит прощения. За что? За то, что не справившись с эмоциями - то же мне, спортсмен- выставил на всеобщее обозрение ее личную жизнь? Показал всему миру самое ее существо и ушел, оставив девушку одну расхлебывать эту кашу.

Или за то, что обидел ее друга? Беспричинно. Опять же – эмоции, противники разума.
Или, может быть, за то, что привел эту… как ее…Викторию….привел, и трусливо спрятался в подсобке. О, Лена, не сомневалась – пока она была в зале, Степнов находился там, за дверью и слушал, как она разговаривает с его преемницей.
Или за то, что испортил дружбу, бросив под ноги свои скомканные признания?

Жирные точки над «ё». Она задумалась: точки над Ё совсем не то, что над«i». Над «i» - одна точка. Точка. Конец. Над « ё» – две. Две . Почти многоточие. А это уже совсем другое дело…

Размышления прервал Петр Никанорович. Щурясь от яркого света, вошел в кухню:
-Лен, ты пришла? Поздно-то как! Чего не спишь?
- А ты будто не знаешь? – девушка спокойно и прямо смотрела в глаза деду, ловя взглядом малейшие движения его лица.
-Не знаю, чего случилось то? – он открыто и недоуменно смотрел на внучку.
- Ничего не хочешь мне рассказать? –Лена все смотрела в лицо деда, недоумевая, его лицо светилось искренностью. На ум приходили совершенно библейские ассоциации, так честен и открыт был взгляд Петра Никаноровича.
-Да что ты меня пугаешь-то, честное слово! – дед нахмурился и сел рядом.
-Дед, букет откуда? – Лена решила не играть в следователя.
Пожилой мужчина секунду смотрел на девушку, потом со смехом постучал себя по лбу.
-Ох, Ленка, честное слово, прости старого дурака – забыл про букет этот проклятый. Посыльный принес. Я думал, ты в курсе… Может, поклонник какой завелся у моей внучки. А ты не знаешь от кого значит?

Лена выдохнула, потерла лоб рукой. Значит дед ни при чем.. А она уже было подозревала заговор. Глупо, конечно. Вспомнила про вопрос, пожала плечами.
-Не знаю.
-Может, это дружок твой чернявый? – между делом, наливая чай… - Игорь, да? Ухаживает за тобой...
-Дед, мы с Гуцулом друзья – и только. – Лена устало покачала головой. – большее мне неинтересно.
-А ему?
Лена вздохнула, подняла глаза на деда.
-Давай не будем на эту тему, ладно? – она виновато улыбнулась – многовато стало в моей жизни таких разговоров. Пойду я спать.
Девушка ушла. Петр Никанорович остался сидеть с полупустой чашкой. Война, которую затеяла его внучка, не зависела от вероятного противника, от тактики, стратегии и вооружения. Не зависела от всего того, что так важно во всех войнах на свете. Ее битва – самая важная, битва с собой, сражение за себя, свое я. Выиграет она ее или проиграет, все равно - она в любом случае получит приз победителя. В первом случае – любовь, большую, возможно, одну на всю оставшуюся жизнь, такую, какой в современном мире почти не встретишь. Во втором – опыт. Горький, болезненный, но без сомнения бесценный. Не от него зависело, к какому результату придет Лена. И никто сейчас не мог ей помочь.



Спасибо: 75 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 21
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.02.09 10:15. Заголовок: и еще чуть-чуть http..


и еще чуть-чуть

На столе мобильник. В мобильнике список контактов, открытый на букве С.

Она уже битый час в тишине пустой квартиры смотрела на этот чертов телефон и никак не могла решиться. В конце -концов, ничего ведь сложного : нажми на кнопку, получишь результат. Степнов снимет трубку и можно будет задать ему все интересующие вопросы, коих накопилось предостаточно.

Например, его ли это букет, (его конечно, чей же еще), или вот еще – почему он совсем не заходит, а если забегает – исключительно в моменты Ленкиного отсутствия. И еще тысячу других. Просто послушать его голос. Просто сказать ему: «Здравствуйте, Виктор Михалыч».

Кнопка взглядом не нажималась, а руки, как окаменевшие, лежали на коленях девушки. «Давай, Кулемина! Где твой дух победителя? Или только ногами на ринге махать? »
Она зажмурилась и все-таки вдавила блестящую кнопку в корпус. Секунда, две.. Вот сейчас раздастся звук соединения, и пойдут гудки. Глупые испуганные пальцы так же быстро нажали на другую кнопочку – красную. Отбой.
«Ну что ты, Кулемина, честное слово…. Как маленькая. Если так себя вести, тебя всю жизнь будут считать соплюшкой, и вместо признания в любви удостаивать жалким «нравишься ты мне». Собрались и еще раз!»
Снова кнопка с зеленой трубкой. Снова замершее дыхание и…. опять красная!
«Черт. Ну смешно же, в самом деле! «
Зеленая…..Красная.
«Нет, так дело не пойдет»
Зеленая….. Красная.
«Вот дура-то…»
Зеленая.. красная… зеленая… красная…зеленая… красная
Скрытый текст


Степнов смотрел на собственный телефон и почти справедливо полагал, что сошел с ума. Уже в который раз на дисплее загоралась надпись «Лена Кулемина» и тут же гасла. Загоралась на пол секунды, лишь успевая оставить в меню «пропущенные» очередную метку и исчезала. Загоралась и гасла снова, оставляя экран тихо меркнуть под взглядом владельца.
Чтобы понять, что не сошел с ума, Виктору понадобилась не одна минута. Надпись продолжала мелькать, а мужчина стоял и пытался отгадать, что же происходит. Несколько раз пытался принять вызов и все до одной попытки провалил. Звонок обрывался раньше, чем он успевал пошевелить пальцем. В очередной раз погас экран. Тишина. Он медленно открыл всплывшее окошко – 19 пропущенных. Подумал. Отпил минералки из бутылки. Подумал еще. И решительно нажал кнопку вызова.


Спасибо: 69 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 22
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.02.09 11:17. Заголовок: ВОТЬ http://jpe.ru/g..


ВОТЬ
Лена с ужасом смотрела на мобильник. Входящий. Степнов. Только не это! Видимо, ее паника все же оставила след в телефоне физрука.
Пересохло в горле. Снять трубку? Или оставить как есть? Сделать и жалеть, или не сделать и жалеть? Выбрав первый вариант, девушка с силой нажала зеленую кнопку.
-Да.
-Лена, ты?
От звуков его голоса стало жарко. Потом зазнобило. Потом вновь окунуло, словно в кипящую воду.
-У тебя все в порядке? – такой встревоженный, взволнованный, беспокоящийся.

-Ну, смотря о чем вы, Виктор Михалыч.

-хм… в данный момент о 19 пропущенных в своем мобильном.

-Это случайно вышло .
«Ого. 19 раз. Не слабо, Кулемина.!»

-Я и не сомневался.

Помолчали. Связи прерывать никто не спешил.

- Лен, как дела? Давно не виделись. – было слышно, как тщательно подбирает он слова, взвешивая в уме, как на аптечных весах, каждый звук.

-Вы давно не заходили – ответила Лена на вторую часть фразы, попросту проигнорировав заданный вопрос.

-Работа навалилась. Да и… - Степнов помолчал, потом, чуть дрогнувшим голосом продолжил, – не хотел тебе мешать. Смущать лишний раз..

- Ха. – ей сейчас очень хотелось запустить в темноволосую голову бывшего физрука чем-нибудь потяжелее. – с чего вы взяли, что смущаете меня?

Он не отвечал так долго, что Кулемина уже подумала, что связь прервалась. Совсем было собралась посмотреть на дисплей, но тут мужской голос на другом конце провода снова ожил:

- Может, не будем на эту тему?
Лена злилась, сама не понимая на что: то ли на его спокойный, уверенный голос, то ли на себя: все казалось невпопад.

-Может вообще не будем? – почти выкрикнула в трубку и испугалась тишине в ответ.

-Ладно, Лен. Я вижу, что ты не в настроении. Извини, что побеспокоил. Пока.

Короткие гудки.
Побеспокоил. Ее била мелкая дрожь. Оттолкнула от себя телефон, словно обжегшись. Да, она не в настроении. Весь чертов месяц не в настроении. Да и как может быть иначе, если твой мир внезапно вывернули наизнанку? Ведь все было так здорово: у нее был дед, был друг, всегда готовый прийти на помощь, которому она могла рассказать все. Ну или почти все. Был спорт. Были вечерние прогулки, чаепития и ужины втроем на ярко освещенной кухне, после которых она могла просто сидеть в кресле, подогнув под себя длинные ноги и слушать, как дед со Степновым спорят, работая над книгой, ловить его взгляды, брошенные украдкой, из-под темных ресниц, и была абсолютно счастлива… А что теперь? Гуцул со своим навязчивым вниманием… одиночество вдвоем - страшная вещь. Пустые перемены, на которых больше столкнуться с ним в школьном коридоре, не услышать его зычный окрик..Опротивевшие вдруг уроки физкультуры. Заброшенные тренировки. Иногда девушке казалось, что ее Лену Кулемину, какой-то фантастический злодей из дедова романа просто выкинул в параллельную реальность, где на первый взгляд все то же: школа, одноклассники, Ранетки, Степнов, дед. А на второй уже дикая интерпретация ночного кошмара. И что сделать, чтобы вернуться назад, она не знает. Да и возможно ли возращение в принципе?

милости прошу СЮДА


Спасибо: 72 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 29
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.02.09 09:56. Заголовок: НЕОЖИДАННО ВОТ ТАКОЙ..


НЕОЖИДАННО ВОТ ТАКОЙ ВОТ ПОВОРОТ :

Он и сам себе не мог объяснить, почему в последнее время плохо засыпает. Раньше таких проблем не возникало. Еще бы: молодой, растущий организм, спорт, учеба, прогулки с друзьями – чем не основания для крепкого, здорового сна. Игорь помнил, как совсем недавно засыпал моментально, едва коснувшись взъерошенной мальчишеской шевелюрой помятой подушки. И отчего же теперь, которую ночь подряд, часами ворочается без сна, считая овец, баранов, слонов и что попало, никак не находя приюта в уютных объятиях Морфея. Когда вести подсчет живности надоедало, он сдавался и пускал в голову мысли, которые окончательно убивали надежду на сон.
И сегодня Гуцул лежал в своей кровати, закинув руки за голову, прищурившись, смотрел через прихваченное ночным морозом стекло на окна соседних домов, и думал о Лене.
«Мне надо знать: влюбился ты в меня или нет». Он помнил, как этот разговор застал его врасплох. Игорь и сейчас не был готов обсуждать эту тему. Влюбился ли он? А что такое влюбленность? Чем она отличается от любви и отличается ли вообще? И что он испытывает к Лене…кроме дружеских чувств?
Некстати вспомнился взгляд Степнова – переполненный болью, злостью, ревностью и еще чем-то, чему Игорь - нужно признаться - не знал названия. Гуцул чувствовал, что не смог бы и за тысячу лет сформулировать ответ на заданные себе вопросы, но почему-то был уверен: в душе физрука творилось совсем не то, что испытывают парни его, Игоря, возраста. Было что-то сумасшедшее во взгляде этого взрослого мужчины, когда он смотрел на Ленку. Какой-то странный компот из нежности, страсти, боли, злости, снова нежности и опять чего-то, чего ему еще не понять. И Гуцул чувствовал: это «нечто» живущее в душе физрука… теперь уже бывшего… несоизмеримо больше того, что у него есть к Кулеминой.
А Ленка? Что Ленка… Ей совсем не нужен этот Степнов. Ведь так? Или…
Парень даже сел в своей кровати - настолько неожиданной была пришедшая мысль.
Он попытался припомнить все их разговоры о Степнове. Что там Ленка говорила? Кажется, что-то про ученицу и учителя, про «ничего не может быть» про такие вот в общем-то глупости, только одного девушка не сказала ни разу: « я к нему равнодушна», «мне по фиг» иличто-то вроде этого…А с его исчезновением из школы и вовсе стала отмалчиваться на эту тему.
В последнее время Игорь чувствовал, что невидимая стена между ним и Кулеминой становится все крепче, и сделать шаг вперед уже нельзя – лишь упрешься в эту возведенную ею преграду. Еще на тренировках, находясь рядом с этими двоими, он всегда чувствовал себя третьим. Лишним. И от того злился, валял дурака и всячески пытался отвлечь Лену от Степнова. Но и тогда, когда Кулемина даже не смотрела в сторону физрука, Игорь все равно чувствовал их незримую связь. Между этими двумя не было стены. Никогда не было. Пока ему не раскрыли глаза, он считал это дружбой.
Внезапно (снова некстати) в памяти всплыла их ссора, почему то стало жаль Степнова. Гуцул поморщился. Глупо все вышло. Если бы знать, что все закончится вот так, никогда бы не стал его провоцировать. Просто очень хотелось знать, насколько там все серьезно и, случись что-то неожиданное, как отнесется к этому Лена. Случилось. И Кулемина (кто бы сомневался) встала на его, Игоря, сторону. Виктор Михалыч ушел из школы и теперь совсем не видится со своей бывшей ученицей.
Только Игорь все равно чувствовал себя третьим рядом с Леной. Теперь, возможно, даже больше, чем раньше. И он, кажется, начинал понимать почему: девушка не была так равнодушна к бывшему физруку, как хотела показать окружающим, как хотелось думать самому Игорю. Это было неприятно, но сейчас, сидя в ночной тишине, перебирая в памяти обрывки фраз, короткие взгляды, улыбки, Гуцул вдруг понял: чувства бывшего физрука взаимны. Девушка влюблена в Степнова, и неизвестно по какой причине Ленка, бунтарка по духу, бежит от этих отношений. Было что-то между ними или нет?
Игорь поежился – в комнате как будто стало прохладней. Встал, подошел к окну. Небо усеяно мерцающими в темноте звездами. Похоже, завтра будет морозно…
«Нужно ей рассказать» - он впервые подумал об этом сейчас, стоя у окна и смотря в ночное небо. Нужно. Неприятно и страшно, но очень, очень, очень нужно.
Игорь вернулся в постель, зарылся головой в подушку и в первый раз за многи дни уснул крепким, глубоким сном.


Спасибо: 76 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 33
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.09 15:10. Заголовок: Непреложная истина: ..


Непреложная истина: новый год - семейный праздник. Его надо встречать дома, с родными и близкими тебе людьми, с пушистой ароматной елкой и солнечно-оранжевыми мандаринами. Истина в который раз подвела. Родители не смогли прилететь из этой своей Швейцарии, дед виновато отпросился к Данилычу, и наверное, даже хорошо, что новогодняя ночь пройдет в так сказать «рабочей» обстановке. Концерт в кафе все-таки лучше тоскливо-одинокого праздника, а Ранетки и Гуцул - компания, несомненно, более интересная, нежели однотипные телепрограммы.
«Будет весело»- пыталась убедить себя Лена, оглядывая со сцены собравшихся гостей. Новикова что-то болтала в микрофон, публика отзывалась одобрительными возгласами, а Кулемина отгоняла от себя, словно назойливых мух, мысли о доме и потихоньку трогала струны любимой гитары.
В перерыве их сменила бодренькая аниматорша, а Лена наконец-то опустилась за столик, зарезервированный на этот вечер за их компанией, взглянула на часы. Почти одитннадцать. Еще час игры… еще час до сползающего неумолимой лавиной Нового года.
-Лена…-чья-то рука легко тронула ее плечо
Девушка обернулась на голос и встретилась взглядом с улыбающимся Гуцулом.
-Лен, музыка хорошая. Можно тебя пригласить?
Девушка чуть устало пожала плечами. Почему бы и нет. Позволила себя увлечь на танцпол.
Спустя несколько секунд Игорь откашлялся:
- Лен, я поговорить с тобой хотел.
«Нет, только не это … неужели нельзя обойтись сегодня без выяснения отношений»
- Гуцул, а давай в другой раз… чего-то не в настроении я для разговоров.
Но одноклассник проявил удивительную настойчивость:
- Нет, сейчас. В другой раз… - он замялся - короче в другой раз может не выйти.
-Валяй тогда, - устало кивнула Лена. «Вот, черт… сейчас начнет в любви признаваться… придется снова рассуждать о ценности дружбы»
-Только ты меня не перебивай, пожалуйста ,и выслушай до конца.
-Да давай уже, не тяни - девушка нетерпеливо встряхнула челкой - мне скоро на сцену возвращаться. «Да, давай говори, и покончим с этим поскорее»
-Обещаешь?
-Да обещаю, сказала же, Гуцул.
И парень заговорил. Сначала ей показалось, что она сходит с ума - с чего бы Игорю вспоминать Степнова, да еще так не вовремя - обстановка романтическая донельзя, не до соперников тут. Она напряженно вслушивалась в слова Гуцула.
-Лен, ты только пойми меня правильно. Я не хотел ничего плохого. Я хотел …как сказать-то.. Я хотел проверить, что ли. Ну, правда ли он в тебя … влюблен. Глупо, конечно. Ты поверь, если бы я знал, что все так обернется, я никогда бы не стал..
- Постой, объясни толком - она остановилась, отстранилась от парня, прямо посмотрела ему в глаза - ты сейчас о чем вообще?
- Лен, тогда, на соревнованиях…Степнов мне не просто так врезал. - Игорь с тоской отвел взгляд в сторону. Смотреть ей в глаза сейчас было не просто сложно - невозможно… - спровоцировал я его, Лен, - он нашел в себе силы и посмотрел на девушку - я, если честно, тоже себе двинул бы на его месте.
Кулемина просто стояла и смотрела на него, не зная, что сказать и всем своим существом чувствуя, как по кирпичику рушится стена, которой она так тщательно отгородилась от бывшего физрука.
-А зачем ты мне сейчас все это говоришь? - наконец вымолвила девушка, и голос ее звучал совсем глухо.
- Мне кажется, ты имеешь право знать. Мне кажется … мы же друзья, Лен?
-Друзья... – она машинально повторила это невесомое и сейчас ничего не значащее для нее слово
- Тебе надо разобраться во всей этой истории… в себе… в нем. – так нельзя, Лен. Ты не сможешь вечно бегать от Степнова.- Игорь тряхнул ее за плечи. – понимаешь?
Девушка медленно сняла его руки с плеч.
-Понимаю. Гуцул, я пойду. Мне пора играть, – Лена обернулась на Лерку, отчаянно машущую рукой в сторону сцены.
Ушла.


Спасибо: 73 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 37
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.09 17:09. Заголовок: И зачем он туда идет..


И зачем он туда идет? Степнов и сам не мог себе ответить на этот вопрос. Новогодняя ночь, кругом рвутся фейерверки, полупьяный народ высыпал на улицы города, хлещет холодное шампанское, закусывая мандаринами, а он идет по обледенелым пешеходным дорожкам в кафе – где его никто не ждет.
Да, кое-кто возможно, обрадуется: кинется обниматься Новикова, завопит «Виктор Михалыч» Наташа, застенчиво улыбнется Аня.. Только та, ради которой мужчина готов был сейчас, кутаясь в куртку, брести по мостовым хоть на край света, скорее всего скривит губы и постарается быстренько сбежать. Сбежать с другим. От этой мысли становилось невыносимо, он почти презирал себя и нужно было что-то делать… Но ничего сделать было нельзя и он просто шел, иногда почти бежал, спасаясь от одиночества холостяцкой квартиры. Что может быть хуже, чем новогодняя ночь вдвоем с телевизором?
____________________________

Лена била по струнам, почти ненавидя себя. Что же делать теперь? История, которая раньше казалась неприятной, но не слишком запутанной (ревность-эмоции-злость -обида: так легко разложить на ноты) теперь в ее сознании вообще потеряла начало, конец и середину.
Что случилось с Гуцулом? Зачем он это сделал? «Стоит у стены, улыбается виновато… Как треснуть бы ему гитарой, чтоб не лыбился, как идиот». Натворил дел, а ей теперь разгребать. Со Степновым и раньше было не все просто, а теперь….. уууууу…. Лена даже зажмурилась. И все-таки он прав, этот Гуцул. Вечно бегать нельзя, особенно от себя самой.
Затихла музыка, Кулемина, торопясь, прошла в зал, позвала одноклассника
-Игорь!
Тот обернулся через плечо, снова виновато улыбнулся и нерешительно подошел ближе.
-Убивать меня будешь, да? - Он скривил губы в виноватой ухмылке.
-Не буду, – девушка улыбнулась, - я не обижаюсь…. почти. Спасибо, что сказал… И ты, наверное, прав. Нужно во всем разобраться…
-Эх, Ленка, - Игорь обхватил девушку за плечи, как когда-то в спортзале – ты человек, ей богу! Я бы на твоем месте не знаю, что со мной сделал…

Степнов стоял у входной двери и смотрел, как они, смеясь, обнимаются у сцены. Зачем пришел? Увидеть, как Лена счастлива, когда его рядом нет? Последние надежды рушились как пресловутый карточный домик, когда он смотрел на эту пару – молодые, красивые ребята, так подходят друг другу, так что же он, двадцатисемилетний мужчина все еще здесь делает? Зачем стоит у входа и, почти не дыша, смотрит на их счастье? И сколько можно продолжать вот так издеваться над самим собой, позволяя сыпать соль на кровоточащую рану? Нужно уйти. Или нет – можно постоять еще секунду и посмотреть, как ей хорошо сейчас. А потом уйти, закрыть за собой эту дверь, закрыть за собой этот город, уехать далеко-далеко, где девушки со светлыми волосами даже не встречаются, где ничто не будет напоминать…
Он все стоял и смотрел, как молодой парень обнимает Лену… его Лену. А потом их глаза встретились: зелень лесов и глубина синего океана. Девушка замерла. А Степнов с сожалением улыбнулся и вышел на улицу. Зачем-то остановился у крыльца.
За спиной хлопнула дверь.
-Виктор Михайлович, постойте…
Он обернулся, приподнял удивленно брови.
-Лена? Зачем ты вышла совсем раздетая? Не май месяц… - так буднично звучал его голос, что девушке стало жутко.
-Почему вы уходите? – она даже не обратила внимания на наставнический тон бывшего учителя физкультуры.
- Потому что там – Степнов кивнул на сияющие окна кафе – меня никто не ждет. И Игорь, наверное, будет против…
-Да причем тут Гуцул! – Кулемина подошла ближе – мы друзья, понимаете? Всегда были, есть и останемся ими! Ну как вам объяснить?
- Правда? А мне казалось… - он по-мальчишески смутился, отвел взгляд.
- Вам казалось. Вы, как всегда торопитесь с выводами. – Лена прямо и невозмутимо смотрела в его лицо
- Я тороплюсь? – Степнов ошарашено уставился на девушку.
-Торопитесь. И еще все время торопите меня. – Кулемина вдруг осознала, что стоит на пороге января в одних джинсах и легком топе. Поежилась. – Мне нужно время.
- А мне нужно тебя видеть – мужчина вдруг сделал шаг вперед и оказался совсем близко от нее.- видеть хотя бы иногда. Я…. Ты… ты много для меня значишь.
-Да видьте на здоровье, кто вам не дает – Кулемина уже приплясывала от холода – вы же сами не ходите к нам больше…. И…. может хватит, а? Пойдемте Новый год встречать, пока я воспаление легких не схлопотала.
-Отставить воспаление! – Степнов подтолкнул девушку к дверям – бегом в помещение!
Новогодняя ночь обещала быть нескучной.

ЖДУ ЗДЕСЬ ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ПОПРОБОВАТЬ СЕБЯ В КАЧЕСТВЕ КРИТИКА


Спасибо: 81 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 44
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.02.09 15:49. Заголовок: ЖДЕТЕ НОВЫЙ ГОД? А ..


ЖДЕТЕ НОВЫЙ ГОД? А У НАС УЖЕ КАНУН РОЖДЕСТВА!

Сочельник – шестой день от нового года. Последние часы перед Рождеством. Этот праздник всегда казался ей волшебней и светлей, чем тот день (а точнее ночь) когда существенно менялась дата на календаре. И этот тихий вечер – такой же, как всегда: теплый, уютный, пронизанный невидимыми нитями благословления небес. Петр Никанорович, склоняясь над ноутбуком, трудился над очередным шедевром, а Лена удобно устроившись в кресле, наслаждаясь гармонией плавно струящихся мгновений.
Она думала о той ночи, случившейся меньше недели назад, когда ее жизнь перевернулась с головы на ноги и потекла в привычном русле - почти. Почти в привычном. Возвращаясь со Степновым в кафе за несколько минут до наступления нового года, девушка совсем не представляла себе, что ждет их там, в компании ее друзей. Но Виктор не подвел: шутил без надрыва, смотрел без собачей тоски в глазах, танцевал с девочками, и ни разу – с Леной. Пожал руку Гуцулу, а тот с готовностью ответил на рукопожатие. Ночь получилась такой легкой, праздничной, невесомой, что - казалось Кулеминой – если крепко закрыть глаза, и отогнать от себя посторонние мысли, то можно забыть о том, что случилось, о том, что в последнее время разрывало ее на куски, опустошая мысли, выворачивая наизнанку чувства.
Иллюзию удавалось сохранить на несколько секунд, а потом все возвращалось. Только теперь от этого не хотелось бежать сломя голову, а хотелось, затаив дыхание, чувствовать эту невидимую нить, связывающую ее с бывшим физруком. Нить, еще недавно режущую эмоции, как натянутая струна, а теперь так плавно обвивающую душу.
Было приятно вспоминать, как они все вместе шли домой и Степнов, размахивая руками, громко, на всю улицу рассказывал про свою новую работу: передразнивал режиссера, пародировал актеров и декламировал отрывки из сценария. Лена слушала незатейливые истории, улыбалась и, впервые за много дней, ей было спокойно и легко в его присутствии.
Вспоминая эти минуты сейчас, сидя в комнате с чуть приглушенным светом, она снова улыбалась и чувствовала себя просто прекрасно. Ее тихую идиллию разрушил звонок в дверь. Кулемина посмотрела на деда – он даже не повернул головы, значит, так увлечен работой, что даже не заметил..
Обреченно вздохнув, побрела к двери. Щелкнула замком, удивленно вскинула брови:
- Виктор Михалыч? Здрасте… - сделала шаг в сторону, пропуская его в квартиру
-Привет, Кулемина. Петр Никанорыч дома?
Лена усмехнулась. «А то вы не знаете». Кивнула в сторону комнаты:
-Там. Работает. Даже не слышал, как вы пришли.
-Как это не слышал? – в прихожую вышел дед, улыбнулся, прищурившись – Здравствуй, Виктор. Проходи, обсудим кой-чего.
Степнов неуверенно взглянул на Лену, словно спрашивая согласия. Девушка только пожала плечами и внимательно посмотрела на него из-под светлой челки.
-Ладно, работайте… – махнула рукой, – я пойду чего-нибудь на ужин соображу. Позову вас потом… - нарочито зевая, скользнула на кухню.
-Пойдем-пойдем – Петр Никанорович, довольно улыбаясь, утянул своего соавтора в гостиную.
Глупое сердце стучало так оглушительно, что Лена даже на секунду прижала руку к груди, пытаясь унять сумасшедшие удары. Потом негнущимися пальцами потянула дверку холодильника, заглянула внутрь, попыталась представить, что же ей теперь «сообразить» из того, что хранил этот ледяной продуктовый ящик. Так… овощи… значит, будет салат…готовый фарш.. Вспомнила про пачку сухой лазаньи в стенном шкафу. Решено. Лазанья и салат.
Готовить сегодня было трудно – руки не слушались, хотелось двигаться как можно тише, чтобы услышать что происходит за стеной, но, как назло, дед с Виктор Михалычем разговаривали в полголоса, и до девушки доносилось лишь невнятное бормотание. Наконец, устав прислушиваться, Лена махнула рукой и принялась мыть и чистить овощи, временами заглядывая в шкворчащую от жара плиты сковородку. Она так увлеклась своей работой, что почти забыла о Степнове и когда неожиданно услышала его голос за спиной, вздрогнула и провела остро заточенным лезвием по пальцу.
-Вот черт! – девушка, как ошпаренная отскочила в сторону, - вы чего подкрадываетесь-то?
- Лен, я не знал. – мужчина растерянно смотрел на нее – из пальца прямо на пол по капле медленно стекала кровь - – не знал, что ты меня не слышишь..
Кулемина в ступоре смотрела то на свою руку, то на него и почему-то не понимала, что нужно сделать, чтобы остановить кровотечение. Ее опередил Степнов : взял девичью ладонь, инстинктивно прижался губами к кровоточащей ране. Дыхание замерло где-то в горле, сердце остановилось – Лена смотрела в его синие глаза и чувствовала, что если сейчас же не отнять руку, она всенепременно упадет в самый настоящий обморок - прямо к ногам бывшего физрука.
Девушка резко выдернула ладонь и, облизнув все еще кровоточившую рану, кинулась к холодильнику. От пальцев так пахло его дыханием, что Кулемина, вместо аптечки зачем-то достала бутылку минералки, плеснула в стакан, одним движением вылила в пересохшее, онемевшее горло. Ледяная вода обожгла пищевод, еще сильнее сковала мышцы.
-Лен, пластырь нужен, - Степнов все-таки достал аптечку, нашел нужную упаковку, не гладя протянул ей.
Она так же не глядя на него выхватила пластырь, убежала в комнату.
Виктор медленно налил еще воды в стакан, выпил. Холодная. «Кого мы, черт возьми, пытаемся обмануть! Не выходит дружбы, как ни крути…»


Спасибо: 84 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 48
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.02.09 16:50. Заголовок: ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! У..


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! У ФИКА ПОЯВИЛСЯ ЭПИГРАФ!
А это ВАМ , мои дорогие!

В ванной, комкая упаковку и ругаясь сквозь зубы, Лена, пыталась заклеить все еще кровоточащую рану пластырем. Красная жидкость бодро сочилась из надреза, и ее постоянно приходилось слизывать. От соленого привкуса крови и ЕГО запаха кружилось голова, выпрыгивало из груди сердце. «Бред какой-то, как в плохом сериале..» - мелькнула неприятная мысль. Наконец, девушка справилась с клейкой ленточкой, прижав бактерицидную полоску прямо к ране. Оглядев конструкцию на пальце, поморщилась от боли и неудовольствия. Хотелось плакать от обиды и злости на саму себя: «как маленькая, честное слово… Или наоборот, как большая? …»
Лена с удивлением взглянула на себя в зеркало: румянец на щеках от частого сердцебиения, покрасневшие губы – покусывала их, борясь с лейкопластырем, светлые волосы, падающие на зеленые глаза. «Нда, просто фея..» кольнула саму себя иронией. Не помогло. Кулемина смотрела на себя и даже удивлялась – когда это она успела так измениться? Долгие годы с гладкой зеркальной поверхности на нее смотрела девчонка – пацанка: вечные синяки, вечный casual в шмотках, и никакой романтики в образе. Романтики не было и сейчас, только во взгляде вдруг появилось что-то новое, чего она раньше не видела. Она еще пристальней вгляделась в свое отражение и вдруг поняла, что Степнов отнюдь не с бухты-барахты так изменился к ней. Из зеркала на нее смотрела не прежняя девочка-пацанка, а совсем еще юная, но уже очевидно сексуальная девушка.
---------------------------------


Она вернулась на кухню через несколько минут, как ни в чем не бывало, улыбаясь, почти кокетливо продемонстрировала заклеенный палец.
- Вот! А вы испугались…. - можно продолжать. - поможете?
-Командуйте, товарищ начальник - он шутливо козырнул, стараясь припрятать поглубже играющие в глазах огненные всполохи. Вдох-выдох. - Всегда готов!
-Ну раз так, тогда вперед - девушка ткнула пальцем в раковину, где мокли под струей воды недочищенный лук, розовые томаты, пупырчатые огурчики - с вас салат…
Ужин был почти готов, когда звонок в дверь второй раз за вечер взорвал спокойствие этого дома.
Переглянулись.
-Хм.. Я никого не жду. - девушка шагнула в коридор, а Степнов замер, прислушиваясь. Щелкнул замок, секунда тишины и не просто радостный - захлебывающийся счастьем голос Лены:
-Мама! Папа!
Мужчина вздрогнул. Беспомощно огляделся. Так неожиданно… Сейчас они войдут и увидят его в фартуке на своей кухне, увидят его глаза и все поймут. И наверняка поймут неправильно… Потому что далеко не всякий взрослый может понять чувства, связывающие его с этой удивительной девушкой.

Нет, Виктор не боялся признаться им, как признался Петру Никаноровичу несколько месяцев назад, он отчаянно боялся другого – что родители не смогут понять и поверить в чистоту и серьезность его, Степнова, намерений. Что увезут далеко-далеко и спрячут Лену от его такой несвоевременной любви…

Размышления прервала девушка, влетевшая в кухню и, сияя от счастья, задыхающимся голосом крикнула:
-Виктор Михалыч, что же вы тут… … там мама с папой приехали…- и наспех сорвав с него фартук, за руку потащила в гостиную.
Никита и Вера едва успели скинуть теплые вещи и присесть с дороги, когда Лена втолкнула в комнату смущенного Степнова
-А вот и мой уважаемый соавтор – Петр Никанорович широко улыбнулся
-Здравствуйте, Виктор, - мама устало улыбнулась, отец протянул руку.
-Здравствуйте, рад ,что вы все-таки приехали. - рукопожатие, короткий взгляд – Лена вас очень ждала.
-А мы и сами не думали, что вырвемся. – Никита с улыбкой посмотрел на дочь – Так вот все неожиданно получилось.
-Тем более хорошо, сюрприз поучился.
-Правда мы ненадолго – Вера пристально, с легкой улыбкой смотрела на смущавшегося отчего-то физрука своей дочери и думала: «показалось с дороги или… нет?». Перевела взгляд на Лену. Девушка из под светлой челки смотрела на Степнова.
-Да что мы все о нас? Виктор, как в школе дела? Как работа?
Лена неожиданно перестала улыбаться, мужчина тяжело усмехнулся в ответ.
-работа неплохо. А про школу вам лучше Лена расскажет. Я там теперь редко бываю.
На мгновение в комнате повисла тяжелая пауза. Вера теперь уже с удивлением смотрела на этих двоих: помрачневших, явно чувствующих себя сейчас не в своей тарелке. «Нет, не показалось…»
-Ладно, - Виктор с легкой досадой махнул рукой – Рад был повидаться. Я, пожалуй, пойду.
-Виктор Михалыч, а как же ужин? – спохватилась Лена.
-Спасибо, Кулемина, я уже ел. Твоим родителям нужно отдыхать, да и поговорить вам есть о чем – столько не виделись, - он выразительно посмотрел на свою бывшую ученицу, и девушка прикусила готовые сорваться с язычка возражения.
- Я вас провожу, - Лена двинулась за ним в прихожую. Степнов был уже у дверей, когда в коридор вышла Вера
-Виктор, а приходите к нам завтра. Рождество все-таки. Обещаю вкусный ужин. – женщина так искренне и доброжелательно улыбалась, что он не смог отказаться и коротко кивнув « Спасибо, с удовольствием» вышел за дверь.
_____________________________
Лена попала в свою кровать далеко за полночь, когда настенные часы непрозрачно намекали на уже близкое утро. В возбуждении от радостных событий, она долго ворочалась, не находя сна, пока в ее комнату тихонько не вошла мать. Не включая света, присела на край дивана, полушепотом позвала дочь:
- Лен, ты не спишь?
- Нет.- так же тихо отозвалась девушка.
- Я хочу тебе рассказать одну историю..
-Сказку на ночь? – хихикнула Лена,
-Почти. Сказку из жизни – мама в темноте нашла ее руку – послушай, пожалуйста, не перебивая.
-Хорошо.
-Давно, когда я еще училась в институте и не была знакома с твоим папой, у меня была подруга. Ее, как и тебя звали Леной. И вышла с той Еленой такая история…Ты меня слушаешь?
-Конечно.
-Так вот. – продолжила Вера – Случилась у Лены Любовь. Такая настоящая, серьезная, с большой буквы «Л». Взаимная, знаешь, любовь. И все бы было замечательно, только Лене едва исполнилось девятнадцать, а предмету ее обожания было далеко за тридцать. Работал этот самый предмет в нашем институте, преподавал анатомию и был к общей радости незамужних аспиранток бессовестно неженат. А она была его студенткой. – женщина немного помолчала - время было такое, знаешь… Короче, сказать, что у них были сложности – значит, ничего не сказать. Сначала она долго сомневалась, потом он боялся общественного порицания. И все это было так печально, и смотреть на них обоих было по-настоящему больно. А когда Лена перешла на пятый курс, их общее терпение кончилось. Новость гремела не только на весь институт – на все министерство. И с работы его таки поперли… Нашли повод… Только потом это не имело значения.
Вера снова замолчала, собираясь с мыслями, и Лена, не дождавшись продолжения, спросила:
- Они расстались?
-Нет. Может, им обоим и было бы легче расстаться, чем пережить все то, во что их с удовольствием окунула советская действительность, но они остались вместе. Елена закончила институт и они уехали в Америку. Сейчас у них частная клиника и четверо детей. И они безумно счастливы, что в своем время не испугались и не сдали позиции. А знаешь почему все так вышло?
-Почему? – в ее голосе дрожат слезы или это только кажется?
-Потому что они не предали друг друга и стояли на своем до последнего. Им пришлось поменять все: родину, дом, друзей, но они знали, что эти жертвы стоят того. И в конце концов оказались правы.
- Не знаю, мам… - Лена задумчиво выдохнула – все это так неожиданно…
-Все лучшие в мире вещи случаются неожиданно. – мягко засмеялась Вера – и этим прекрасна жизнь. Иначе, представляешь, как было бы нам скучно?
-не знаю… - в голосе девушки слышались нотки сомнения – а так что-то слишком «весело», на мой взгляд.
-Спокойной ночи, Лена. – женщина поднялась, –совсем уже поздно…. Спать пора. А завтра мы еще поговорим…. Если захочешь.
Кулемина зажмурила глаза, как только дверь в ее комнату закрылась и провалилась в глубокий, крепкий сон. Ей снилась мама, незнакомая Елена из маминого прошлого и улыбающийся Степнов.


на сегодня все. ЗАБЕГАЕМ, НЕ СТЕСНЯЕМСЯ



Спасибо: 75 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 49
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 8
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.02.09 14:35. Заголовок: МАЛЕНЬКАЯ ТАКАЯ ПРОД..


МАЛЕНЬКАЯ ТАКАЯ ПРОДОЧКА:

День прошел в радостном предвкушении: от мысли о рождественском семейном ужине становилось необыкновенно тепло, а при воспоминании о приглашенном госте и вовсе кидало в жар. Помогала на кухне маме, раскраснелась у плиты, и к удивлению родителей была непривычно возбуждена: много смеялась, громко говорила – так, что голос иногда срывался на фальцет. Часто поглядывала на часы. Взрослые понимающе переглядывались и улыбались о чем-то своем.
Ужин почти был на столе, когда зазвонил мобильный деда. Этот звук почему-то больно резанул Ленин слух, показавшись крайне неприятным.
Петр Никанорович снял трубку:
-Да Виктор, а мы тебе вспоминаем.. что-то ты задерживаешься… Что? Ты не шутишь?.. Как же так.. Помощь не нужна?.... Ладно, выздоравливай.
Лена весь разговор напряженно вглядывалась в лицо деда. Последние слова заставили краски сойти с ее щек, девушка заметно побелела. Едва Кулемин-старший отложил телефон, она нарочито-небрежным тоном спросила:
-Виктор Михалыч звонил? Что-то случилось?
-Тут такое дело, понимаешь – дед был очевидно озадачен , – Витя заболел. Голос у него такой… Говорит, слегка простыл, но, на мой взгляд, слегка простывшие так не говорят. Его лихорадит всего…
Лена молча достала из холодильника коробку с лекарствами. Под удивленные взгляды родственников стала выбирать противопростудные средства.
-Лен, ты чего? – Никита тронул за руку сосредоточенную дочь.
Девушка смела лекарства в первый подвернувшийся пакет и подняла голову.
-Я пойду к нему.. Когда я….- в памяти всплыли первые дни после боев, Степнов на ее кухне в фартуке, – когда я болела, он мне помогал. Всегда. И когда дед болел, каждый день ходил к нему в больницу. Я пойду…,- забрав со стола пакет, девушка ушла одеваться.
Уже на пороге квартиры, когда лена поглубже натягивала капюшон, мама протянула ей сумку.
-Вот, держи. Я сложила туда мед, малиновое варенье. Ромашковый чай. А хочешь, я пойду с тобой? Я все-таки врач….- она все еще сжимала в руке кожаный ремешок, не давая дочери выскользнуть за дверь.
-Не надо, мам – Лена устало улыбнулась. – Я быстро. Просто отнесу ему лекарства , у него наверняка ничего нет – не помню, чтобы он болел. И вернусь. А вы ужинайте без меня.
Вера отпустила сумку и ее дочь мгновенно исчезла за дверью.
-Как Лена выросла и повзрослела – вздохнул Никита, который наблюдал эту сцену, прислонившись плечом к стене, - а мы с тобой все пропустили…
Женщина только задумчиво кивнула в ответ.


Спасибо: 73 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 51
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 8
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.02.09 16:35. Заголовок: Звонок в дверь вырва..


Звонок в дверь вырвал его из болезненного полусонного состояния. С трудом поднялся, ворча «ну кого там еще принесло», побрел открывать. Увидев на пороге Кулемину, опешил, тряхнул головой – не температурный ли бред? Но на пороге стояла она – чуть бледная, встревоженная, со странным блеском в глазах.
-Лена? Ты как здесь? – он сжал рукой горло, пытаясь унять нестерпимую боль – я же сказал Петру Никанорычу, что все нормально..
-Угу. – кивнула девушка – Я вижу. – многозначительный взгляд на его ладонь, трущую кожу под подбородком. – будете здесь меня держать или я могу войти?
Не дожидаясь ответа, шагнула через порог, Степнов только развел руками и закрыл за ней дверь
-И все-таки это было ни к чему. – он прошел за девушкой, смело отправившейся на кухню – со мной все в порядке и вообще, что родители твои скажут..
-Где у Вас ложки чистые? – Лена даже не стала утруждать себя ответом на его болезненный лепет, просто выложила содержимое сумки и пакета на стол.
Степнов сдался и достал чайную ложку из шкафа.
-Садитесь – девушка кивнула на стул. – откройте рот и скажите «А».
-Это еще зачем? – мужчина испуганно отшатнулся – не надо…
-Надо, – девушка приблизилась к нему вплотную, так, что его и без того помутившееся от жара сознание почти рухнуло в пропасть беспамятства. Удержался огромным усилием воли, потратив на это последние силы.
Открыл рот, обреченно промычал нечто, отдаленно напоминающее первый звук в алфавите.
Лена с помощью столового прибора заглянула в горло бывшему физруку, разглядела алые миндалины, обнесенную белым налетом гортань.
-Господи … - с испугом посмотрела в глаза мужчине, позволяя ему наконец закрыть рот, – да у вас ангина – самая настоящая… Снега что ли наелись? Или мороженного ведро, не меньше?
-Лучше не спрашивай, – рассказывать про ледяную минералку он не стал, – чего делать то?
-В постель живо и температуру мерить. Градусник есть? – Лена сделала шаг назад и тень ее следом за хозяйкой скользнула с мужского лица.
-Нет – Степнов виновато развел руками. – как-то не нужен был.
-Хм, как знала.- девушка, пошарив рукой по дну сумки, извлекла продолговатый футляр, достала из него градусник. – Идите, ложитесь, я сейчас принесу все что нужно. И это возьмите – протянула ему термометр.
Виктор покорно ушел с кухни, рухнул на свой диван, натянув на себя клетчатый шерстяной плед, который, впрочем, тепла не приносил. Сунул градусник под мышку, прикрыл глаза и мгновенно провалился в болезненную пропасть. Открыть глаза его заставили девичьи руки, осторожно тянущие градусник из-под пледа.
-Лена? - он хотел было сесть, но попытка подняться с треском провалилась.
-Да лежите уже, - девушка поднесла термометр к глазам, пытаясь разглядеть, насколько высоко по шкале забрался столбик серебристой ртути. Присвистнула:
-Ого-го… - посмотрела на кутающегося в плед Степнова, - тридцать девять и четыре…. Прямо скажем, не шутки… Я говорю, не вставайте, – резко пресекла его очередную попытку сесть. – я сейчас… - растворилась в дверном проеме.
Через несколько минут девушка вернулась с подносом: чайник, чашка, баночка с медом да горсть таблеток. Виктор все-таки поднялся и сейчас, побледневший, сидел, неестественно откинувшись на спинку дивана.
- Я же вам сказала не вставать – она поставила поднос на журнальный столик у дивана, - какой вы все же… - замолчала, подбирая подходящие слова, потом продолжила, – упрямый! Вам лежать нужно, Виктор Михалыч…
- Лен, да все в порядке со мной…- он все принял из ее рук чашку с теплым чаем , вдохнул его травяной, ромашковый аромат, - ну затемпературил чуть-чуть… ничего же страшного не случилось..
-Обязательно случится, - твердо заявила девушка и принялась ломать таблетки на мелкие кусочки, чтобы было легче глотать, - если вы нормально лечиться не будете… Это ангина – не хухры-мухры вам…

Лена присела рядом с мужчиной и , взяв его руку в свою, всыпала разноцветные обломки на ладонь. Он, повернув голову, смотрел на девушку и не торопился отнимать руки. Она, почти не дыша, смотрела в синие, лихорадочно блестевшие глаза и продолжала сжимать его пальцы своими. Глаза в глаза. Дыхание в такт. Секунды текли медленно, густыми, прозрачными каплями, и мужчина все не мог найти в себе силы, чтобы разорвать эту тончайшую связь, соединявшую его сейчас с бывшей ученицей. Лена чувствовала жар его кожи и с жадностью впитывала эту тяжелую энергию, словно пытаясь забрать часть боли, которую испытывал тот, кого она так привыкла видеть сильным, подтянутым, уверенным в себе. Поток этот был словно неиссякаемым, он вливался в нее с бешенной скоростью, заставляя чувствовать болезненный огонь в груди. Она чувствовала, что вот-вот захлебнется его болью и уже не могла определить ее происхождение. Тряхнула светлой челкой, подняла его ладонь выше, отвела, наконец, взгляд.
-Пейте. Пейте и ложитесь.
Он устало вздохнул и, морщась от жжения в горле, принялся глотать таблетки, запивая их теплым ромашковым чаем.
Потом протянул ей опустевшую чашку и осторожно прилег, стараясь не задеть сидевшую на краешке дивана Лену. Девушка, тут же поднялась, поставила чашку на поднос, наполнила ее снова.
-Теперь спите. Мне пора, родители будут беспокоиться. Завтра приду. – девушка, отвела взгляд. – дверь захлопну, не вставайте
Уже на пороге комнаты Лену догнал его полусонный голос.
-Спасибо, Кулемина, что пришла. Ты настоящий…. друг
-Не за что, - бросила она, даже не обернувшись, и спаслась бегством из квартиры Степнова.

Она брела по улице, чувствуя, как клокочет внутри ЕГО боль, как разливается жар по телу, пульсируя в висках, сковывая движения, лишая сил. Каждый новый шаг давался все тяжелей, и до дома девушка добралась совсем измученная, с пылающим нездоровым румянцем лицом, неестественно блестевшими глазами.
У порога ее встретила мать, тут же заметила перемену в дочери, инстинктивно коснулась рукой лба.
-Лена, да ты вся горишь… быстро раздевайся и в постель. – встревоженная женщина метнулась в кухню
Только сейчас девушка почувствовала, что тело ее будто пылает, а горло скованно так, что больно глотать. Воспаленная память подкинула сцену из вчерашнего : она, Степнов, стекающая по руке кровь, обжегшая горло ледяная вода…
Добравшись до своей комнаты, она скинула одежду и упала на диван. Спустя мгновения болезнь поглотила ее сознание и Лена погрузилась в темноту температурного жара.

Скрытый текст


комменты тут



Спасибо: 75 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 55
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 8
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.09 16:54. Заголовок: А У НАС ТУТ ГАЛОПОМ ..


А У НАС ТУТ ГАЛОПОМ ПО ЕВРОПАМ, ТАК ЧТО ВОТ:

Кап. Кап. Кап. Тихий, настойчивый звук упорно отвлекал от уроков, путал мысли. Кап. Луч солнца, врывающийся в окно, терялся в светлых волосах, скользил по лицу, щекоча теплыми пальчиками губы. Кап. Лена отложила ручку, подошла к окну. Кап. Это стучали по карнизу слезы ледяных сосулек, стремительно таявших под мартовским солнцем. Кап. Кап. Кап. Пульс весны, разбушевавшейся на улицах города, льющейся по тротуарам потоками талого снега, разбивавшейся солнечным светом в окнах домов и магазинных витринах. От творящегося на улице весеннего бесчинства радостно билось сердце, заставляя кровь в висках стучать втакт капели.

Лена смотрела в окно и удивлялась : как быстро летит время. Казалось, только вчера отшумели новогодние праздники, отступила неожиданно ворвавшаяся болезнь. При мысли об этом девушка досадливо поморщилась: это надо же, как глупо – нахлебаться ледяной минералки, проваляться в постели две недели, из них первые три дня в беспамятстве, только изредка открывая глаза. Так и не поговорить с мамой, не проводить их с папой в аэропорт: они улетали, когда Лена была еще слаба и категорически запретили ей ехать. Хорошо еще Степнов, быстрее справившийся с недугом, оторвался от своей чертовой работы и нашел время зайти пару раз. Ей было неловко – бледная, как мел, Лена встречала его в пижаме, кутаясь в плед, а он рассказывал забавные истории со съемок и силком кормил ее принесенными апельсинами, приговаривая: «ешь, Кулемина, это витамины».
Она жевала цитрусовые и слушала его истории, незаметно, из-под опущенных ресниц разглядывая изменившегося Степнова. Он сменил свои вечные треники на деловой костюм и галстук, кажется, слегка похудел (наверное, давала о себе знать перенесенная ангина) и, чего греха таить, нравился ей таким еще больше. Девушка старалась прятать изучающий взгляд, но глаза их порой все равно встречалась. Мужчина смешно терял нить разговора, нервно сглатывал, неуместно шутил. Лена блаженно улыбалась, протягивала ему спасительную цепочку беседы, и он тут же подхватывал ее, рассказывая все новые курьезы.
Потом ее выписали, Кулемина снова отправилась в школу, и бурный поток будней захватил ее целиком: учеба, репетиции, концерты. Степнов заходил редко, выглядел уставшим и все больше шептался о чем-то с дедом. С Леной держался ровно, стараясь не задевать животрепещущих тем, о школе не спрашивал совсем, и ей все чаще казалось, что их история вот-вот канет в Лету. Лишь иногда девушка ловила на себе его тоскливо-потерянный взгляд, и сердце сладко сжималось: не забыл!
А теперь вот пришла весна и потоками талой воды выворачивает наизнанку ее душу. И с этим нужно что-то делать, только вот как понять, что именно?
__________________________
На съемочной площадке сегодня творилось что-то невообразимое: актеры безбожно врали текст, режиссер, устав орать, истерически хихикал, операторы литрами глотали отвратительный кофе. «Весна, что ли на них так действует?» - вяло подумал Степнов. Он стоял у декораций, тянул минералку прямо из бутылки и устало обмахивался листами сценария.
Мимо проскочила молоденькая гримерша. Мужчина проводил ее равнодушным взглядом, коротко кивнув в знак приветствия, поймал на себе заинтересованный взгляд Марины – актрисы, исполнявшей главную роль. Совсем еще юная, но такая уверенная в себе блондинка резко отличалась от его представлений о том, какой должна быть эта героиня. Но с продюсерами не спорят, люминь – значит люминь, тем более Марина была неплохой девушкой: веселой, жизнерадостной и очень дружелюбной. Они неплохо общались , с ней было о чем поговорить. Девушка, оглядываясь на сурового режиссера, потихоньку подкралась к Степнову.
-Слушай, Вить, а можно вопрос?- открытый взгляд голубых глаз – прямо в душу.
-Валяй… - он устало улыбнулся в ответ.
-Вить, ты - гей?- все тот же чистый, почти наивный взгляд.
Степнов поперхнулся минералкой от неожиданности. Ни фига себе вопросики у девятнадцатилетней соплюшки…
-Марин, ты что? С дубу рухнула? С чего такие предположения? – он ошарашено уставился на девушку.
-Тихо-тихо, - Марина прижала палец к своим губам,- Не кипятись так. В съемочной группе поговаривают… Сам посуди, основания есть: столько симпатичных дам вокруг, а ты ни-ни…
-А при чем здесь … это? – Виктор возмущенно развел руками, - у вас, киношников, совсем..- он, не находя слов, покрутил пальцем у виска.
Марина хихикнула:
- Я так и думала, что ты не знаешь, что болтают… Но нет дыма без огня, Вить. У тебя что-то случилось?
Он горько усмехнулся:
-Случилось. Или не случилось. Я уже и сам не пойму…
-Расскажи! – ну что за голубые глаза? Выдергивают из тебя самое твое существо.
Виктор вздохнул. Может, и правда рассказать? Вдруг станет легче?
-Это внучка Кулемина, - отвел глаза в сторону, - невеселая история, в которой никто не ставит ни точек, ни запятых…
-Петра Никанорыча? – Марина непонимающе уставилась на мужчину – Так она же… Она же школьница еще?
Он перевел на нее взгляд, полный тоски и усталости.
-Считаешь меня извращенцем, да? – глотнул воды – Лучше уж гей?
-Дурак ты, Степнов. – отмахнулась Марина, - просто неожиданно. Рассказывай давай, что у вас там…
-Ты уверенна, что хочешь это слушать?
-Уверенна-уверенна, - Марина оглянулась на режиссера – хотя, погоди. Ты вечером не занят?
-Вроде нет… – пожал плечами в ответ, – а что?
-Сейчас? – Марина вытащила из кармана мобильный, - погоди-ка, - набрала номер, - Алле… дорогой, привет. Ага, и я тебя. Дим, вечером придется все отменить… Да мне нужно помочь тут… - короткий взгляд на Степнова.. – одному другу. Угу. Ну все, пока, целую.
Девушка задвинула слайдер и подмигнула Степнову.
-Ну вот и все. Вечером поболтаем… И никаких «нет» не принимается – поспешила добавить, увидев, что мужчина собирается ей возразить – пойдем, здесь неподалеку кафешка есть…. Там и расскажешь.
Она махнула рукой и упорхнула, а Виктор остался стоять, задумчиво глядя ей вслед.

ЖДУ ТУТ ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ!



Спасибо: 68 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 58
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 8
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.09 18:39. Заголовок: -Я и сам себе не мог..


-Я и сам себе не могу объяснить, как так вышло, - он вертел в руках кофейную ложечку, смотрел на вечерние огни через большое окно, у которого стоял их столик, - помню ее в седьмом классе – смешная такая, серьезная всегда. Я сразу понял – спортсменка отменная, да еще и умница к тому же. Когда мы стали друзьями – не заметил. Да и как … - нервно сглотнул – как все дальше получилось, тоже до сих пор не понял. Просто в один день проснулся и понял: задыхаюсь без нее. Мы проводили вместе все больше времени, а мне становилось все страшнее – думал, крыша поехала: влюбиться в свою ученицу, школьницу… это же статья… Потом Петр Никанорыч в больницу попал с инфарктом, я стал бывать у них еще чаще. Потом она ввязалась в историю одну - деньги нужны были. Я успел вовремя, могли и покалечить. Почти жил там пару дней. Чуть с ума не сошел… Так сложилось, что решил сказать ей.... дурак… повторять неловко. И Лена начала бегать от меня, потом появился Гуцул, ее одноклассник..
Степнов все говорил, говорил, его слова лились тяжелым, тягостным потоком, а Марина слушала молча, задумчиво подперев подбородок ладошкой. Он рассказывал о своей боли, о том, как не спал по ночам, как потерял контроль над собой настолько, что не выдержал и ударил своего ученика, как уходил из школы, рвал с мясом из себя эту историю, да только ничего не вышло и она до сих пор грызет его изнутри, и сделать ничего нельзя. Позволить себе еще одну попытку он не мог, потому что страх окончательно потерять был значительно сильнее, чем робкая надежда обрести.
- И я не знаю, что мне делать… - Виктор усмехнулся, заглянул в чашку с кофе, будто ища в осевшей на дне гуще ответ на свой непростой вопрос.
-Мда, вот это история… в кино такого не встретишь, – Марина задумчиво потерла рукой лоб, - странная девушка. Вроде неравнодушна к тебе… если все так, как ты рассказываешь. И так отреагировать на признание в любви..
-Не совсем, - Степнов поморщился, - не совсем признание.
-Не поняла. – Марина удивленно приподняла бровь, - мне показалось, ты сказал..
-Я сказал ей «ты мне нравишься». Я не знал, как сказать иначе.. – он растерянно смотрел, как вытягивается лицо собеседницы. Неожиданно девушка расхохоталась.
- Ой, Степнов, ну насмешил, честное слово, - выговорила она между приступами смеха. – и чего ты хотел-то? Чтобы она кинулась тебе на шею с криками «я так рада, что нравлюсь вам, Виктор… как там тебя ..
-Михайлович, - обреченно подсказал Степнов.
Марина наконец вытерла выступившие слезы, покачала головой
-Вить, ты не обижайся ну тот еще балбес. Чтобы в такой ситуации девушка правильно отреагировала, нужно отрезать ей пути к отступлению. Ты должен был не просто сказать ей «люблю» - проорать, провопить это на весь мир… В вашем случае нужно так: или все, или ничего. Полумеры – худшая идея.
-Что теперь об этом говорить, - отмахнулся Виктор, - все уже сделано.
-Витя, - девушка тронула его руку, - Витя, где твой дух победителя? Ты же спортсмен….
-Я спортсмен, но она же не наградной кубок…
-Ладно, не вешай нос, - девушка сжала его руку в своей ладони, - все поправимо… Что-нибудь придумаем!
Она шла домой после репетиции одна, когда уже стемнело, и город зажег свои разноцветные лампочки. Шла вдоль сияющих витрин, заглядывая в большие, ярко освещенные окна кафе и баров, смотрела на парочки за столиками и улыбалась. На душе было легко: Лена приняла решение. Хватит уже бегать от него и себя. Нужно сделать шаг навстречу и, будь что будет. Конечно, немного страшно, ведь уверенность в его чувствах так и не поселилась в ее душе, но жить вот так, день за днем продлевая многоточия, было невыносимо. Завтра после школы она позвонит и спросит о чем-нибудь несущественном, потом уговорит зайти вечером и… вдох – выдох…гори оно все огнем.
Мелькали окна, силуэты, а она не шла – почти летела над тротуаром, сбросив с себя груз неуверенности. Легко и свободно дышалось и вдруг… дыхание остановилось. И Лена встала как вкопанная. Ноги вдруг стали ватными, а разум отчего-то отказывался верить в то, что отчетливо видели глаза. Он сидел у окна напротив хрупкой блондинистой барышни, которая что-то говорила ему, улыбаясь и сжимая его руку. Мир разбился на тысячу осколков, осыпался к ее ногам. Опоздала. Опять опоздала. Нужно было уйти, пока Степнов не повернул головы, не заметил ее маленькую фигурку, замершую посреди тротуара, но силы покинули ее - даже на слезы, которые вдруг мутной пеленой заволокли взгляд, их совсем не осталось. Она крепко зажмурилась, надеясь, что когда откроет глаза, ужасная картинка исчезнет, как мираж. Но вместе с уличным светом вернулись и эти двое, мирно беседующие за столиком у окна. Лена кинулась бежать – не разбирая дороги, сталкиваясь со случайными прохожими, - бежать прочь от того места, где мгновенье назад она не по-девичьи коротко оплакала свои мечты о другой жизни.


Спасибо: 78 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 60
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 9
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.02.09 11:00. Заголовок: И МЫ ПОЧТИ У ЗАВЕТНО..


И МЫ ПОЧТИ У ЗАВЕТНОЙ ЦЕЛИ:

Лена смотрела в окно через головы одноклассников. Теплые лучи апрельского солнца теперь не радовали и не согревали. Она всю жизнь считала себя этакой одинокой волчицей: ни близких подруг, ни близких друзей, родители вечно в разъездах. Потом появился Степнов, который казался ей ангелом-хранителем: всегда рядом, всегда готов прийти на помощь. Только до недавнего времени Кулемина не очень себе представляла, как много места занимал в ее жизни бывший учитель физкультуры. Теперь там, где раньше был ОН, образовалась странная пустота – космический вакуум, всасывающий ее душу в ледяное пространство, как открытый настежь люк орбитальной станции. Целую неделю Виктор Михайлович не появлялся, не звонил, оно и понятно: та блондинка из кафе, должно быть, отнимает все свободные дни… и ночи. От этой мысли Лену посетил приступ тошноты, и одновременно омерзительно сжалось под ложечкой. Вот и все. Она понимала, что во многом виновата сама: оттолкнула его, самого близкого человека, в момент, когда так была ему нужна. И теперь Степнов нашел замену бывшей ученице, заполняет ею брешь, пробитую в его сердце Кулеминой.
«Так тебе и надо» - думала она, вспоминая, наверное, в миллионный раз этих двоих, мило болтающих за столиком в кафе. Лена злилась на себя, на деда, на девчонок, на всех вокруг, позавчера зачем-то наорала на историка, нервничала на репетиции, на вопросы Ранеток, что случилось, и всю неделю была то совершенно невыносимой, то вдруг целиком погружалась в свои мысли, никак не реагируя на окружающий мир. Вечерами ждала звонка, засыпая в обнимку с мобильным, но телефон так ни разу и не заиграл долгожданной мелодией. Девушка изо-всех сил старалась держать себя в руках – получалось отвратительно. Старалась улыбаться – выходила чудовищная гримаса. Комок, застрявший в горле неделю назад, не растворялся, не глотался и беспрестанно сдавливал дыхание. Хотелось то ли орать от боли, то ли выть от тоски на луну, на худой конец – истерически разрыдаться. Только слез не было, и голоса тоже. Были тяжелые горькие мысли и (теперь она понимала) полное одиночество.
Виктор ехал в автобусе съемочной группы и страшно волновался: то и дело поправлял безупречно сидящий костюм, теребил галстук, вдруг превратившийся в удавку. В последнюю неделю он мало спал и редко ел, сразу после съемок они с Мариной отправлялись в студию к ее другу Диме и там до глубокой ночи пытались воплотить этот сумасшедший – так ему казалось – замысел. Когда девушка рассказала ему о своей идее, он послал ее к черту и лег спать. Только сна в эту ночь не вышло, до рассвета мужчина ворочался в постели, не находя себе места и все думая о том, что ему сказала Марина. А что, если она права? Что если все получится и это бесконечное мучение, наконец, закончится?
Утром Степнов подошел к девушке, извинился и попросил помочь. Незлопамятная Марина посмеялась над его импульсивностью и вечером этого же дня отвезла в студию к своему приятелю, где его мучили нотами всю последующую неделю.
И вот он ехал к бывшему месту работы, чтобы сделать свой самый решительный в жизни шаг, а с ним солидная группа поддержки: инициативная Маринка таки вытащила знакомого звукорежиссера, музыкантов и еще какой-то народ, как она пояснила, «для массовки».
Виктор знал (из компетентных источников), что у Лены сейчас урок истории, поэтому инструменты и аппаратуру тихонько, стараясь не привлекать внимания, разгрузили под окнами класса. Он потерянно крутил в руках микрофон, пытался унять стучавшее как у марафонца сердце. Последние приготовления. Марина подошла вместе Димой, улыбнулась, убрала с его плеча несуществующую соринку:
-Ну что, Ромео, готов?
Степнов кивнул, откашлялся – пересохло в горле, и шагнул в центр импровизированной сцены. Пора.


Спасибо: 71 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 61
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 9
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.02.09 13:21. Заголовок: ТА-ДАМ!!!!! http://j..


ТА-ДАМ!!!!!
Громкие звуки за окном вырвали класс из полусонного состояния. Сидевшие у окна одноклассники прильнули к стеклам, остальные повскакивали из-за парт. На своих местах остались только Игорь Ильич и Кулемина. Историк загадочно улыбался. Лена напряженно вслушивалась в происходящее на улице. Какой знакомый мотив.. Ей казалось, что она сходит с ума - налицо уже галлюцинации . Ущипнула себя за ухо. Но музыка не только не исчезла, к ней добавился до боли знакомый голос:

-Нет пустых эмоций,
Значит, нет простых побед…

Ее песня! Кулемина подскочила к окну, распихала столпившихся одноклассников. Вот он, стоит в окружении каких-то людей с микрофоном: и гитарист, и клавишник, и эта блондинистая девушка рядом – только обнимает ее за плечи другой парень.

-Лети за мной лети
И ты узнаешь, как люблю тебя...

Она все не верила в то, что видела за окном.
-Ну Степнов, совсем с ума сошел.. – выдохнул кто-то за спиной.

А Лена все стояла, прислонившись лбом к прохладному стеклу, и смотрела, как бывший физрук, немного неуклюже сжимая микрофон, поет ее песню - для нее.

Наконец, музыка стихла, он поднял голову, защищая рукой глаза от солнца. Посмотрел в окно ее класса. Прервал показавшуюся оглушительной тишину:

-Лена! Я знаю, ты меня слышишь! Я пришел сказать тебе одну вещь… Нет, не одну: много разных вещей. Лена! Прости меня. Прости, что подвел тебя. Прости, что оставил одну. Прости, что так долго не говорил самого главного: Лена! – он перевел дыхание, - я люблю тебя! Я люблю тебя так, как никого никогда не любил! Ты не просто много для меня значишь – ты все, что у меня есть. Я просыпаюсь каждое утро с мыслями о тебе. Я не могу без тебя дышать. Мне нужно знать, Лена! Слышишь? Мне нужно знать только одно: есть ли у меня шанс? Пусть один на миллион – я готов ждать сколько угодно!..

Она сорвалась с места, летела по школьным коридорам, слыша наступившую тишину за окном, летела, сбивая на бегу встречавшихся учителей и учеников. Никогда еще школа не казалась ей такой огромной: прошла целая вечность, а девушка все никак не могла достичь заветной двери. Совсем у порога наткнулась на Борзову, споткнулась, едва не упала.

-Ты с ума сошла, Кулемина.. – женщина крикнула это в уже закрывшуюся за девушкой дверь.
Лена на мгновение задержалась на крыльце. Вот он, Степнов, стоит, все еще смотрит в окно, сжимает в опущенной руке микрофон и не знает, что их сейчас разделяет лишь классическая стометровка – не больше. Она сбежала по ступенькам, легко миновала школьный двор.

Мужчина услышал ее шаги, обернулся,замер. Сердце, минуту назад по- заячьи выпрыгивавшее из груди, сейчас будто не билось совсем; дыхание остановилось: зачем ему кислород, когда она здесь..

Кулемина медленно подошла вплотную к мужчине, молча зарылась лицом в плечо, обвила руками шею.
-Ты сумасшедший, – едва слышно шепнула на ухо,- ты сумасшедший, но я так тебя люблю..
Резким звуком на весь двор отозвался выпавший из ослабевших пальцев микрофон. Мужчина прижал ее к себе, зарылся лицом в светлые волосы, не веря, что все это действительно происходит.
Вокруг суетились люди, собирая аппаратуру, инструменты, а эти двое так и стояли, не двигаясь. Он – боясь открыть глаза и обнаружить, что проснулся, она, замерев на его плече, вдыхала знакомы запах и умирала от счастья.
И никто не смел их побеспокоить.

Скрытый текст


Спасибо: 78 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 62
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 11
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.02.09 16:43. Заголовок: Зачем нам СЛОВО? Это..


Зачем нам СЛОВО? Это вечное проклятие и вечное благословление человечества, благодаря которому мы так отличаемся от остальных живых существ на земле. Оно нужно нам, чтобы передать другим то, что наполняет нас ежесекундно - наши мысли. Но никто из нас не стал бы говорить, если бы можно было заглянуть в глаза собеседнику и понять, о чем он думает.
Им были ни к чему слова – они все знали друг о друге. Наверное, поэтому ни Степнов, ни Лена не сказали ни слова с тех пор, как ушли со школьного двора. Они шли знакомым маршрутом по городским улицам, залитым весенним солнцем, держались за руки, иногда переглядывались, улыбаясь друг другу. Остановились у знакомой зеленой скамейки, невольно ставшей молчаливой читательницей стольких страниц их истории.
Лена похлопала себя по карманам, засмеялась:
-Ключи. Ключи в сумке. А сумка в классе осталась.
Кулемина так и не зашла в школу. Выскочила на улицу смущенная Наташка, накинула куртку подруге на плечи, бесшумно исчезла. А они поспешили уйти, скрываясь от любопытных взглядов, и теперь стояли у ее подъезда, смотрели друг на друга и не знали, что же делать дальше.
-Может, Петр Никанорыч дома? – Степнов поднял глаза на знакомое окно, - откроет.
-Нет, дед уехал – с утра предупредил, что вернется поздно. – покачала головой Лена и добавила, - пойдем лучше… к тебе.
Отвела смущенный взгляд в сторону. Мужчина порывисто шагнул к ней, оказался так близко, что девушка задохнулась от нахлынувших чувств. Они секунду смотрели друг другу в глаза, а потом Лена, наконец, решившись, зажмурилась и прижалась к его губам. Мир взорвался как миллион ядерных бомб и рухнул к ногам рассыпавшимся карточным домиком. Ее губы – теплые, неопытные, его – бесконечно нежные, знакомились друг с другом так аккуратно и осторожно, что перехватывало дыхание, становились ватными ноги. Степнов взял ее лицо в свои ладони, слегка отстранился, заглянул в глубокие зеленые глаза, выдохнул слегка дрожащим голосом:
-Ох, Ленка… что же ты со мной делаешь….
Она улыбнулась, снова притянула его к себе. «Ничего… Просто люблю тебя».
Мучительно сладко держать ее в своих объятиях и не верить самому себе. Может, это весна свела его с ума и жалостливо подкинула спасительные видения?
Скамейка стыдливо зеленела, вынужденная в который раз быть свидетельницей проявления их чувств.
-Пойдем . – Степнов снова отстранился и решительно взял ее за руку. – не нужно тут… тебя потом замучают расспросами…
«Как хорошо, что его дом так недалеко». «Как держать себя в руках и не наделать новых глупостей?». Каждому – свои мысли.
И вот дверь, перед которой она уже стояла однажды, тем рождественским вечером, умирая от страха за него. Целовать его прямо в прихожей, даже не сняв куртки и кроссовок, прижавшись спиной к прохладной стене - разве она могла предполагать, что ничего лучше этого быть уже не может.
-Хочешь чаю? – Степнов держал ее за плечи, не позволяя приблизиться и давая себе маленькую возможность чуть остыть, - тебе бы поесть. Время- то обеденное.
- Я не хочу, - решительно покачала головой девушка, и, скинув верхнюю одежду, скользнула вперед него в комнату.
Диван разложен – не успел собрать утром, на кресле как попало набросаны вещи – торопился, собираясь.
-И все же я поставлю чай, - вошедший в комнату Степнов встретился глазами с девушкой и попытался ретироваться. Но Лена проворно ухватила его за галстук.
-Стоять. – притянула к себе, снова прижалась к губам. «Мы, Кулемины, может и запрягаем медленно, но едем по-русски – на предельной скорости».
-Лена, - шептал Виктор между поцелуями, ловя ее пальцы, к тому времени ловко стянувшие тугой галстук и уже принявшиеся за пуговицы на рубашке, - Лена… Я деду твоему обещал… ну что за девчонка… слышишь меня?... я обещал, что и пальцем тебя не трону…
-А ты не трогай, - она отвела его руки в стороны и снова принялась за рубашку, целуя его скулы, шею, - я сама…
Степнов каким-то звериным чутьем понял: отстранись сейчас, и оскорбишь в ней рвущуюся на свет божий женщину, и в очередной раз глупо продемонстрировав, что считаешь ее ребенком.
Сознание плыло, руки крепче сжимали ее тело, губы все с большей страстью отзывались на поцелуи. И он сдался. Сдернул с себя пиджак, наполовину расстегнутую рубашку, помог задыхающейся, раскрасневшейся девушке стянуть синий джемпер.

В залитой солнечным светом комнате они упали на так кстати разложенный диван. Ее горячая кожа, его тяжелое дыхание – все смешалось в едином порыве, и ускользающего сознания едва хватало на то, чтобы сдерживать собственное обезумевшее от так долго сдерживаемой страсти тело. Как исчезли остатки одежды ни Степнов, ни Лена не помнили. Ничего не осталось вокруг, только одно, всепоглощающее желание принадлежать друг другу окончательно, бесповоротно.
-Девочка моя, милая, – его голос стал совсем хриплым от связавшего горло желания, - ты не боишься?
-Я ничего не боюсь, когда ты рядом, - она целовала его губы, тянула к себе еще ближе, так близко, насколько это было возможно, - ну что же ты медлишь?

Легко, одним движением сделать ее своей, сжать в объятиях на мгновенье напрягшееся тело любимой, шептать успокаивающим тоном нежности, сходить с ума от бесконечного наслаждения: еще вчера это было лишь сюжетом для непрошенного сна, а сегодня такой волшебной реальностью.

Принадлежать ему каждой клеточкой тела, слушать его сбивающееся дыхание, таять от бесконечной нежности, отвечать на теплые поцелуи – вчера она и представить себе не могла, что это возможно, а теперь … теперь можно ловить его губы, прижиматься к гладкой коже и умирать от счастья.
Потом они лежали, прижавшись друг к другу и молчали. Ведь слова не нужны, если можно просто заглянуть в глаза и легко понять, о чем думает собеседник.
___________________________________________________________________________________________
Он сидел на ветке тополя, качал ногой и, щурясь в наступивших апрельских сумерках, смотрел в темное окно. Это им, смертным, нехорошо подглядывать, а он не подглядывает, - любуется результатом работы, как талантливый ювелир родившимся в его руках произведением искусства. Он гордился собой: на этот раз получилось неплохо, а если не скромничать – просто замечательно получилось. Почему выбрали именно их, ему было неизвестно, но глядя сейчас в окно, он понимал: все-таки ТАМ не ошибаются.
Достал из холщовой сумки Книгу, открыл на незаполненной еще странице и вписал их имена. Небесная канцелярия уже не первую тысячу лет требует строгой отчетности. Порядок есть порядок. Он снова посмотрел в окно, улыбнулся. Сколько времени он провел рядом с ними? Не один год, и так теперь странно расставаться. Хотя, почему расставаться? С сего дня в его непосредственные обязанности входит навещать их каждый год в этот час, проверять все ли в порядке. Жаль что все-таки пора, но смотреть так долго – это, пожалуй, именно подглядывать. Он убрал Книгу обратно в сумку, проверил, плотно ли закрыт Колчан ( не хватало еще на радостях потерять стрелу) и расправил крылья. Пора. Его уже ждут.

А ВОТ ТЕПЕРЬ: THE END
ВСЕМ СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ

Скрытый текст

ПОКРУТИТЬ ПАЛЬЦЕМ У ВИСКА МОЖНО ТУТ




Спасибо: 76 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 73
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 14
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.02.09 15:24. Заголовок: ... И она открыла глаза.


Автор: Юрвига
Название: …И она открыла глаза
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance, Angst
Статус: в процессе

Примечание: фик с маленьким сюрпризом если все получится, конец многих удивит.

ругаться здесь


Спасибо: 14 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 74
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 14
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.02.09 15:25. Заголовок: ЭТО ТАК СКАЗАТЬ ЗАТР..


ЭТО ТАК СКАЗАТЬ ЗАТРАВОЧКА

Темно и тихо. Только он: его шепот, его дыхание, его прикосновения. Все вокруг словно растворилось, исчезло – да и было ли когда-нибудь что-то кроме него? Лена, словно губка, впитывала его ласки, горячо отвечала на поцелуи, стараясь разглядеть знакомый до боли мужской силуэт. Но в кромешной тьме увидеть что-то кроме блеска глаз было невозможно. Да и зачем – она узнает его среди сотен других, даже если вдруг ослепнет, узнает по одному движению рук, по хрипловатому шепоту, по темпу дыхания. Поэтому можно просто закрыть глаза и наслаждаться его теплом, растекаться каплями счастья по горячей коже, пылать огненным шаром, родившимся внизу живота и просто отдавать ему себя – до последней капли.

Мужские руки ласкали совсем еще невинное тело, иногда оказываясь в самых неожиданных местах, слегка смущая ее и даря необыкновенные, новые, волшебные ощущения. Она чувствовала его движения внутри себя – не было ни боли, ни страха, одно только тепло, волнами разливающееся по животу, отзывающееся дрожанием рук и легким стоном, срывающимся с губ девушки. И эти волны все быстрее и быстрее накрывали ее с головой, шепча о приближении чего-то удивительного, прекрасного, в той, прежней жизни, жизни без Виктора, ей неведомого и недоступного. Это что-то было все ближе и почти захватило все ее существо, когда вспышка белого, яркого света разрезала бархатную темноту, ослепила….
....И она открыла глаза.

Тяжело дыша, села в своей кровати. Внизу живота все еще ощущался горячий, тяжелый ком. Нервно сглотнула. Сон. Просто странный сон. Один из тех, что которую неделю не дают спать по ночам, тревожа волнующими и, чего греха таить, местами весьма неприличными картинками. Сначала Лена просто просыпалась вся в слезах, не понимая, отчего душат непрошенные, непонятные рыдания. Потом стала чувствовать в этих снах ЕГО присутствие, а теперь вот…

Она глубоко вздохнула, пытаясь унять дрожь в руках и отогнать только что привидевшиеся картинки. Семь недель без него. Кто знал, что это окажется так сложно? Кто знал, что Степнов – не просто учитель физкультуры, а значительная, важная и до сих пор непонятая ею часть жизни. Он ушел из школы, послушно исчез из поля зрения Кулеминой, а ей вдруг стало не хватать воздуха при одной мысли о нем.
Днем было так просто притворяться: болтать с девчонками на репетициях, прямо и с вызовом выдерживать испытующие взгляды учителей, улыбаться Гуцулу (черт бы его побрал!), врать деду, и даже глядя в глаза собственному отражению в зеркале, упрямо твердить: «Ничего не было. Ничего нет. Ничего не будет». Можно усилием воли запихнуть мысли о нем глубоко, далеко – она ведь спортсменка и способна на все, что прячется в длинном слове «пре-о-до-ле-вать». Но день сменялся ночью, реальность – сном, и из волевого плена вырывалось подсознание, зловредно демонстрирующее Лене ее собственную изнанку, в темноте издевательски высыпая на нее все то, что при свете так усердно распихивалось по самым дальним уголкам души.
И от этого нельзя было убежать, потому что скрыться от себя можно только в черном небытие. А это – она хорошо понимала – это совсем не выход


Спасибо: 80 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 77
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 14
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.02.09 13:16. Заголовок: - Лена! Леееееннннаа..


- Лена! Леееееннннаааааа! Кулемина!- бешенные удары по барабанам и окрик Новиковой наконец вырвали ее из оцепенения. Она тряхнула челкой, подняла глаза на Ранеток. Аня смотрела с удивлением, слегка приподняв брови, Наташа улыбалась чему-то своему, Женька задумчиво трогала клавиши, а Лера, отложив палочки, светилась праведным гневом.
-Ленка! Ну сколько можно? третий раз вступаем….Ты репетируешь сегодня или где?
Кулемина легко пожала плечами и виновато наморщила нос:
- Я соберусь сейчас… Просто не выспалась..
-Да ты как-будто в последнее время вообще не спишь… - проворчала Лера и снова взялась за палочки, - Раз. Два.Три. -отбила ритм. - Поехали…
Только игра сегодня не клеилась: Лена постоянно сбивалась и басы звучали невпопад, Аня была явно «не в голосе», срываясь на высоких нотах, да и Лера то и дело звучала фальшиво.
-Все. - после очередной музыкальной ошибки Кулемина решительно сняла с шеи гитарный ремень,- Я так больше не могу. Какой смысл? мы просто время теряем..
-И правда, девчонки, может, пойдем по домам? - закивала Женька, переминаясь с ноги на ногу, - не клеится сегодня…
Вырвавшись, наконец, на улицу, Лена жадно втянула в себя свежий морозный воздух. От декабрьской прохлады в голове яснее не стало. Прощаясь, махнула рукой девчонкам и быстро зашагала в сторону дома. ..
Декабрьское холодное солнце резало острыми лучами бело-голубой небесный пирог на неравные части, криво отражалось в витринах и окнах домов. Идти по промерзшим мостовым было непросто: ледяная корка предательски ускользала из-под ног, грозя вот-вот шарахнуть о тротуар изо всех сил. Поэтому Кулемина сосредоточенно смотрела вниз, себе под ноги и старалась ни о чем не думать. Но, общеизвестный факт: чем больше гонишь от себя мысль, тем наглее и грубее она становится, пролезая в голову всевозможными путями. Другими словами: лучший способ заставить себя думать о чем-нибудь – постараться выкинуть это из головы. Лена пыталась не думать о Степнове. И, чем больше она прилагала усилий, тем хуже у нее это получалось. Боль и сомнения, ставшие постоянными спутниками в последние месяцы, снова терзали ее душу. Лена старалась представить себе, как развивались бы ее отношения с мужчиной, если бы не случилось….. того, что случилось. Если бы он не признался ей в своих чувствах, продемонстрировав страх и отчаянную неуверенность, если б не ударил Гуцула, если б не ушел из школы? Что было бы с ними теперь? Наверное, все то же: он провожал бы ее домой, вовремя подставлял плечо, пил на кухне чай с дедом, смотрел пронзительно-нежным взглядом, гонял по спортзалу.
«А ты бы, как раньше, усердно топила чувства к своему физруку в чепухе и болтовне ..» - с неохотой призналась себе Лена и, вздохнув, подняла глаза к небу. Отдалившееся, непрозрачное, словно огромная ледяная глыба, угрожающе зависшая над городом. Она шла и смотрела в его мутную голубизну, когда тротуар внезапно вырвался у нее из-под ног. Падая, она успела подумать о Степнове: был бы рядом, обязательно поддержал бы… и подготовилась к удару – вжала голову в плечи, сгруппировалась. Уже у самой земли ее подхватили чьи-то руки, над ухом раздался знакомый насмешливый голос:
- Эх, Кулемина! Чего ж ты под ноги не смотришь? Переломаешь конечности, какая ж ты потом спортсменка?
Обретя почву под ногами, она обернулась: он. Степнов собственной персоной. Улыбающийся, слегка смущенный.
-Виктор Михайлович? –Лена машинально отряхнулась, хотя тротуара коснуться не успела, - Вы как здесь? Почему не на работе?
-А ты Ленок, как мамочка прям, - передразнил, скорчив смешную рожицу – «Почему не на работе?»… Потому что выходной у меня. А ты чего здесь?
-А я это..- Лена все еще ошарашено смотрела на мужчину., - у нас репетиция была.. я домой иду.
-А, ну это хорошо. – Виктор улыбнулся – я как раз с твоим дедом увидеться хотел, - пойдем вместе.
Соврать, что забыла о важном деле и ей срочно нужно совсем в другую сторону. Она уже открыла рот, чтобы выпалить какую-нибудь глупость, но почему-то сказала:
-Хорошо, пойдемте.
И они зашагали по направлению к дому. Лена молчала – не знала что сказать. Степнов не говорил: боялся спугнуть снизошедшее спокойствие.
Ей было хорошо. Хорошо от свежего, морозного воздуха, от солнца, вдруг показавшегося теплее и ближе, от его руки, время о времени случайно касавшейся ее пальцев, от затянувшегося молчания, такого говорящего, такого многозначительного, такого кричащего о том, что она не могла сказать вслух. Асфальт перестал скалиться ледяными пастями замерзших луж, и идти вдруг стало легко. Точнее не идти – парить над тротуаром, наслаждаясь уже забытой близостью.
-Лен, - его голос казался очень спокойным, но сердце Кулеминой болезненно оборвалось, - Лен… я сказать хотел… - он все так же не поворачивая головы, взял ее руку в свою, сжал почти до боли, - прости, если тебе неприятно, но я хочу, что бы ты знала: я так скучал по тебе. Невыносимо…
Лена хотела сказать мужчине, что не хочет слышать этого, но вместо резких слов с губ сорвались совсем другие:
-Я тоже, Виктор Михайлович. Я тоже безумно скучала….
Степнов остановился, развернул ее лицом к себе, заглянул в глаза, задохнувшись, прошептал:
-Лена…
Его губы были так близко, так кричали о своей боли и нерастраченной нежности, что девушка не выдержала и сделала шаг навстречу. Секунда – и поцелуй превратит их в единое целое.
Резкий звук заставил ее обернуться, разорвать еще не родившуюся связь.
Убегающие мальчишки, осколки разбитого стекла, сыплющиеся из витрины за их спинами. Куски стекла, пролетая мимо, жадно впитывали в себя лучи холодного солнца и тут же выпускали их обратно. Острые, блестящие брызги сотен стеклянных обрывков швырнули в нее эти белые отраженные лучи, миллионом оттенков ослепили… И она открыла глаза.

для разных мыслей



Спасибо: 68 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 79
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 14
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.02.09 14:39. Заголовок: … И она открыла глаз..


… И она открыла глаза. Села на диване, обвела мутным со сна взглядом комнату. Еще светло. С трудом восстановила в памяти сегодняшний день. Школа. Неудачная репетиция. Дорога домой стремглав, почти бегом. Прилегла на диван, на минуту прикрыла глаза – стрелки почти насчитали пять после полудня. Ого, вот это на минуту… дрыхла аж два часа.
Лена потянулась, стряхнула с себя остатки сна, прислушалась. Где-то гремит посуда . Верно, это дед соображает ужин.
-Дед… - позевывая и потягивалась, девушка отправилась на кухню, - дед.. ты меня чего не разбудил.
Петра Никаноровича на кухне не было. Зато над плитой завис Степнов – в фартуке и с лопаткой для тефлоновой посуды в руках.
-Привет, Ленок… - обернулся, кажется, немного смутился, снова принялся что-то переворачивать в сковородке, - проснулась? А я вот рыбу на ужин жарю. Рыба – это ж фосфор, очень полезно для мозгов, тебе в выпускной год – как раз…
Лена все еще ошарашено смотрела на бывшего учителя физкультуры. Как он может стоять здесь и втолковывать ей таблицу Менделеева, как ни в чем не бывало? Как он может притворяться, что все в порядке, когда все, абсолютно все, не совсем в порядке, а уж если по-честному – то в полном хаосе.
-Что. Вы. Здесь. Делаете. – холодно, отрывисто, словно острыми пиками в прямо в сердце.
Он даже растерялся, неуверенно покосился на нее, отложил в сторону лопатку для рыбы.
-Лен, ну зачем ты так…
-Я же все вам сказала, - теперь она почти кричала, глаза пылали гневом, - все кончилось. Зачем вы пришли….зачем?
Не дожидаясь ответа, Лена развернулась и выбежала из кухни. Дверь. Спасительная дверь ее комнаты. Захлопнуть ее за собой, прижаться к ней спиной и захлебываться рыданиями, зажимая рот себе рукой, чтобы он не услышал. Рыдать от бессильной злости. Не на Степнова, на саму себя, бросившую все силы на войну с чувствами к нему, но беспрестанно терпящую поражение.
Где-то далеко тяжело хлопнула входная дверь. Ушел. А потом еще раз - вернулся дед, выходивший к Данилычу за какой-то мелочью. Услышал сдавленные внучкины рыдания, осторожно постучался:
-Лена, что случилось? Где Виктор? Ты плачешь?
Девушка сделал два шага, упала на свой диван. Петр Никанорович осторожно вошел.
-Леночка, милая.. – присел рядом, тронул за плечо, - Он что, обидел тебя?
«Обидел? Как он мог меня обидеть – он дышать на меня боится…»
Сказать бы это деду, да только слова тяжелым комом застряли в опухшем горле, осталось только покачать головой и, всхлипывая, пробормотать:
-Почему все так сложно.. почему.
Петр Никанорович вздохнул, погладил внучку по светлой, взъерошенной со сна голове
-Потому что это жизнь, Лена…
На кухне подгорала в сковороде богатая фосфором рыба, а Кулемина, прижавшись к плечу деда, все еще всхлипывая, смотрела на темнеющее небо за окном. В эту ночь она не видела снов.


Спасибо: 69 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 85
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 14
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.03.09 17:05. Заголовок: «Дура. Какая же ты, ..


«Дура. Какая же ты, Кулемина, дура.» Прыжок. Бросок. Мяч в корзине.
«Идиотка». Пробежка по залу. Снова он, оранжевый, в руках. «Как можно было с ним так….жестоко! » Бросок. Корзина. Стук мяча о расчерченный под площадку пол. Как вычеркнуть из памяти его взгляд: растерянный, беспомощный? Как вернуть вылетевшие не воробьем – огненной стрелой - слова? И почему нельзя просто переступить через себя и быть спокойной в его присутствии – спокойной и только. Не надо улыбаться, кидаться ему на шею, просто нужно встречать его без этого надрыва в голосе и отчаянья в глазах.
-Лена! Кулемина! – она обернулась на звук. В дверях спортзала стоял Гуцул. Поймав взгляд девушки, развел руками:
-Ну ты даешь… Я тебя уже десятый раз зову. Спишь, что ли?
«Не сплю. А жаль..» - в голове мелькнула картинка из ночного ведения, Лена слегка порозовела и поежилась от пробежавшего по телу озноба.
-Извини, задумалась.
-Извиняю. – щедро кивнул Гуцул и улыбнулся. – на алгебру-то идешь? До звонка…- вскинул руку, бросил взгляд на часы – четыре минуты.
Лена задумчиво посмотрела на мяч, который все еще крутила в руках, не глядя, швырнула в корзину. В точку. Взяла сумку со скамьи и двинулась к выходу. «Лучше бы я спала …».
По школьному коридору: торопясь, почти срываясь на бег – опоздаешь, замучаешься потом от Борзовой выслушивать. Игорь уже скрылся за дверью класса, призывно махнув ей рукой, а она вдруг, у самого порога почувствовала прожигающий, горячий взгляд в спину, обернулась.
Степнов стоял у стены, с тоской смотрел ей в след. Увидел, что его заметили, смутился, стиснув зубы, отвел взгляд.
Лена замерла у двери . Казалось, она слышала его мысли: «останься, пожалуйста, останься… не уходи». И не было сил не уступить этой немой мольбе. Она отпустила дверную ручку. Десять шагов. Собраться. Девять. Не накричать, как вчера..Восемь. Быть предельно вежливой. Семь. Почему так стучит сердце. Шесть. Уймись, глупое. Пять. А может, не надо? Четыре. Черт, нужно было на алгебру…. Три. Что я ему скажу? Два. О, господи… Один.
-Здравствуйте, Виктор Михайлович. – Она смотрела ему в глаза, остановившись на почтительном расстоянии.
-Здравствуй, Кулемина. – крутит в руках ключи какие-то, смотрит в сторону – опаздываешь…
-Черт с ним. – Она тряхнула светлой челкой. – Я сказать вам хотела…
Как пересохло в горле. И сердце вот-вот выпрыгнет из груди.
-Только не здесь, наверное. – Лена оглянулась, - пойдемте на улицу, если не торопитесь. На свежем, так сказать воздухе.
У школы был припаркован черный автомобиль.
-Пойдем, присядем... – Степнов кивнул в сторону машины – не жарко на улице-то... Декабрь.
Кулемина шла к автомобилю и гадала, откуда такое богатство у школьного физрука. Хотя, какой он теперь физрук – доходы, наверное, позволяют.
-Служебная. – ответил на ее молчаливый вопрос мужчина, открывая ей дверь, - садись.
Лена утонула в комфортном кресле, глубоко вдохнула вкусный запах салона. Бросив сумку под ноги, смотрела, как он располагается на водительском сиденье, поворачивает ключ в замке зажигания.
-Ты, кажется, хотела поговорить.- Степнов прервал затянувшееся молчание, все еще не глядя на девушку.
-Хотела, - она нервно сглотнула, отвернулась к окну, - Виктор Михалыч… извините меня… я зря на вас вчера накричала.
-Ничего. Я привык, Лен, - он тяжело усмехнулся, - в последнее время ты только и делаешь, что говоришь мне разные неприятные вещи. Хотя… тут я соврал. В последнее время ты вообще со мной не разговариваешь.
-Все так странно, - Лена заставила себя посмотреть ему в глаза, - после того, что случилось..Вы стали другим..
-Нет, Кулемина. – мужчина, скривив рот в какой-то вымученной улыбке, покачал головой, - Это ты изменилась. После того, что случилось….Ты ведь даже не спросила меня: почему, я сделал это.
-А вы бы ответили? – Лена смотрела на него, прищурившись. Обороняется. От нее.
-Наверное, нет. – Степнов снова покачал головой, - но ты ведь не спросила. Тебе не нужно было знать, кто из нас прав, кто виноват. Тебе просто нужен был повод. Не так ли?
-Какая глупость… - Лена взялась за ручку двери, - я не собираюсь сидеть здесь и слушать эту чушь. Я хотела извиниться за вчерашнее. Я это сделала. Теперь мне пора.
-Снова сбегаешь? – Виктор смотрел на нее жестко. Такого взгляда она еще не видела. – Знаешь, что я тебе скажу, Кулемина? Ты трусиха. И Гуцулов здесь совсем не причем. Просто кое-кому было страшно признаться себе, мне и окружающим, что между нами что-то есть. Конечно… - он развел руками – все тут же начнут трепаться, и неуязвимая-невозмутимая-почти идеальная Кулемина окажется под прицелом доброй сотни глаз. А обо мне ты подумала?
Лена широко раскрытыми глазами смотрела на почти кричащего Степнова.
-Обо мне, Лена? – он тряхнул ее за плечи: зло, ощутимо больно, - каково было мне? Я бросил под ноги тебе свою жизнь, а что сделала ты…? Что ты со мной сделала? Я хоть раз дал тебе повод сомневаться во мне?
Мужчина отпустил ее плечи, закрыл лицо руками, из под ладоней донесся то ли рык, то ли всхлип.
-Я так устал. Я бы и рад вырвать тебя из себя… но не могу. Не могу, черт бы все побрал….
Лена смотрела на его искаженную болью фигуру и с ужасом осознавала: она предала его. Отвернулась в самую трудную минуту от человека, который всегда был рядом, даже когда находился совсем в другом месте, который и днем, и ночью – всегда был готов бросить все ради нее и ничего не требовал взамен, кроме возможности ПРОСТО быть рядом.
Задохнулась от боли – его боли. Как же так? Лена не понимала, как могла быть настолько слепой и не видеть очевидного: Степнов прав. Во всем, до последнего слова.
-О господи… – девушка осторожно тронула его плечо, - я такая дура. Если бы можно было все вернуть назад…
Мужчина поднял глаза, в которых вдруг, кроме боли, появилось еще что-то…
Это что-то Лена уже видела осенью у своего подъезда, когда он, переминаясь с ноги на ногу, впервые сказал ей о своих чувствах. Надежда.
- Не нужно ничего возвращать. – она тонула в его синих глазах, пальцы все еще сжимавшие дверную ручку, разжались, - Лена, давай все с начала начнем. С любой точки. Откуда пожелаешь.
Девушка не стала отвечать. Потянулась к нему всем телом, обхватила руками за шею, зажмурившись, нашла его губы. О, если бы раньше она могла представить, каким нежным и волшебным будет их первый поцелуй… Его губы – такие горячие и осторожные, ее – такие ищущие и ждущие. Только бы это длилось бесконечно, только бы не прерывалась эта связь.
Уже привычный свет в глаза – откуда только взялся. Белая вспышка обожгла, ослепила… И она открыла глаза.
ОЧЕНЬ ЖДУ КОММЕНТЫ


Спасибо: 72 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 88
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 17
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.03.09 16:35. Заголовок: КХЕ-КХЕ. http://jpe..


КХЕ-КХЕ. По просьбам трудящихся - триллер:

…. И она открыла глаза. Жмурясь со сна, всмотрелась в темноту, села в постели. Нашарила рукой мобильник под подушкой - глупая привычка держать эту штуку поближе - без пяти шесть.
-Вот черт. – ругнулась в полголоса. – такая рань….
Сон сняло как рукой. Разобрать по полочкам мысли – уже привычное занятие по ночам. Вчерашний день: школа. Спортзал. Гуцул. Алгебра. Дорога домой. Ужин с дедом. Уроки. Постель. И никакого, совсем никакого Степнова. Даже намека. Так какого, извините за французский, хрена….
Лена чувствовала – еще немного и она начнет сходить с ума. Непонятные сны, непонятно откуда, зачем приходят и тревожат ее по ночам, безжалостно сдирая заживо тонкую кожицу ее души?

Тихо, стараясь не шуметь, поднялась с дивана, прокралась к столу, щелкнула крышкой ноутбука, села. Пока на экране мелькала системная информация, задумчиво смотрела в окно. Когда компьютер тихонько поприветствовал ее стандартной мелодией, быстро нашла на рабочем столе нужный ярлычок, щелкнула дважды. Пальцы на миг зависли над клавиатурой в размышлении, потом быстро набрали текст: «почему снятся сны». Умница Google мгновенно выдал сотни ссылок. Кликнула по первой попавшейся, погрузилась в текст. «Не всякий сон имеет характер откровения, и все же, если вам почему-то запомнилось какое-либо сновидение, то, поверьте, произошло это не случайно. Значит, есть в этом сне некая важная информация, имеющая определенное значение для вас». Скрытый текст


- Ну теперь-то все понятно….- фыркнула тихонько Лена и продолжила чтение. « Кого бы вы не видели в своем сне - родственников, друзей, незнакомых людей, запомните: к ним это не имеет никакого отношения. Ваши сны о Вас и для Вас. Подсознание передает мысли и чувства другим персонажам, чтобы вы их услышали, ибо не каждый способен объективно и адекватно оценить свои собственные эмоции. Простой пример: представьте, что поссорились с другом наяву, а потом, во сне, выясняете с ним отношения. Если друг просит у вас прощения, значит все в порядке –подсознание демонстрирует вам – оппонент действительно не прав. Но, когда и во сне ваш друг выговаривает свою обиду, приводит аргументы, задумайтесь - в вас бушует внутренний конфликт. Возможно, вы действительно поступили неправильно. И лучше попросите у друга прощения . »

Лена жалобно застонала и уронила голову на руки. Только этого еще не хватало: начинка собственной черепной коробки вздумала с ней шутки шутить! «А что, если я и правда – не права?» руки похолодели и покрылись липкой испариной от этой мысли. Стало гадко и приторно. Вспомнились слова Степнова и треклятого сна: «Тебе не нужно было знать, кто из нас прав, кто виноват. Тебе просто нужен был повод.»

Почему же я не спросила? Ни у него самого, ни у Гуцула. Почему не разобралась. Почему как страус, воткнула голову в песок, и только что и твердила себе: «я все сделала правильно».
Эти безобразные «почему» вдруг навалились на плечи девушки грузом последних месяцев. Стало так невыносимо тяжело, что захотелось вскочить и бежать, бежать, бежать…. « Бежать? А это идея!». Кто-нибудь, избавляясь от стресса или очередной депрессии начнет двигать мебель в квартире , а она, Кулемина, оденет спортивный костюм и кроссовки, натянет поглубже шерстяную шапочку и, бесшумно выскользнув из квартиры (не разбудить бы деда), молодым, сильным животным понесется по привычному маршруту.


Морозный декабрьский воздух колюче пробирался в легкие, вытесняя теплый, домашний дух. В предрассветной мгле парковая зона была тиха и пустынна, но Лене не было страшно: она бежала быстро, а могла еще быстрей - никакой маньяк не догонит. Нестись сквозь сквер – и к черту мысли. Это так удивительно хорошо – бежать одной, сквозь пространство и время, рассекая холодный воздух, слушая звуки просыпающегося города. Одна. Одна! Одна?

Уловила звук шагов. Нет, не шаги – такой же стремительный бег. Обернулась. В темноте разглядела высокую фигуру, несущуюся за ней почти след в след, стремительно сокращающую расстояние. Припустила быстрей. Дыхание участилось, пульс стучал в ушах: от страха или напряжения? Оглянулась: незваный спутник не отставал. Оценила взглядом расстояние – метров тридцать. Девушка почувствовала нарастающую панику, снова прибавила скорость. Всей спиной, каждой клеточкой своего тела она ощущала приближение преследователя. Голова непроизвольно снова дернулась назад. Двадцать метров. Взгляд выхватил из темноты капюшон, закрывающий глаза.

«Все. Пипец. Допрыгалась» Лена, уже не надеясь оторваться, побежала еще быстрей. Ноги горели, дыхание обжигало горло, густой, словно сигаретный дым, парок вырывался изо рта. Обернулась. 10 метров. Черт! Девушке казалось, что она слышит его дыхание - почти над своим ухом. До ворот парка оставалось добрых двести шагов.
«Не успею» - с тоской подумала Кулемина. Она хватала ртом ледяной воздух, чувствуя, как силы покидают ее, и ноги, как во сне, двигаются все медленней. Шаги преследователя совсем уже близко. Лена вжала голову в плечи, ожидая самого худшего.
-Привет, Кулемина. – тяжелая мужская рука хлопнула ее по плечу, - ну ты и носишься – еле догнал.
Девушка повернула голову на голос, не веря собственным ушам. Но глаза подтвердили: это не галлюцинация. Это Степнов.

Она резко остановилась. Он тоже.
-Какого черта! – толкнула его в грудь двумя руками с силой, злостью - я чуть не умерла от страха!
-Ленка, да ты чего – мужчина виновато улыбался, синие глаза поблескивали в тусклом свете уличных фонарей. – вот уж не думал, что ты испугаешься.
-Не думали? –накопившееся за последние месяцы напряжение вдруг вырвалось наружу – слезы брызнули из глаз, Лена принялась колотить его по груди крепко сжатыми кулаками, - Да о чем! Вы! Вообще! Думаете! И что! Вы! Со мной! Делаете!
-Леночка, ну прости ты меня дурака, - Виктор пытался поймать ее руки – не получалось. Тогда он просто обхватил рыдающую девушку за плечи, прижал к себе, - Леночка… девочка моя… ну что ты так испугалась? Ну прости.. прости… прости…

Она не могла говорить. Слезы заполняли ее всю – бежали теплыми дорожками по щекам, клокотали в горле. Силы окончательно покинули и Лена обмякла в мужских руках. Степнов прижимал ее к груди, шептал свои удивительным бархатным голосом какие-то слова утешения, а она, совсем по-детски прерывисто вздыхая и всхлипывая, жалась к нему как потерянный щенок и крепко обнимала за шею.
Приподнять голову ее заставили звук шагов постороннего. Кулемина нехотя поискала взглядом идущего. Серая форма, фуражка, фонарик в руке, освещающий путь.

-Ей, девушка! У вас все в порядке? – усталый мужской голос окончательно вырвал ее из состояния невесомости, - я слышал кто-то кричал…
Кулемина не видела его лица и почему-то не могла вымолвить ни слова. Не дождавшись ответа, милиционер навел фонарик на парочку, застывшую на тропинке. Белый свет диодного фонаря наполнил глаза холодным огнем, в одно мгновенье заслонив от взгляда окружающий мир. Лена попыталась закрыться рукой, часто заморгала….. И открыла глаза.
Она сидела у компьютера, положив голову на руки. Расцвело и первые лучи солнца, заглянувшие в квартиру Кулеминых, трогали ее лицо, повернутое к окну. Не было ни пробежки затемно, ни Степнова. Был шуршащий кулером ноутбук и раскрытая интернет-страница: «почему снятся сны».

БЕЙТЕ МНУ ТУТ



Спасибо: 67 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 90
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 17
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.03.09 15:33. Заголовок: КОРОТЕНЬКО ТАК http:..


КОРОТЕНЬКО ТАК :
Сослаться на головную боль и отсиживаться всю физкультуру на скамейке - как это по-новиковски. Лене сегодня не хотелось даже шевелиться, и она пошла испытанным путем: соврала новому физруку (точнее физручке), что плохо себя чувствует и укрылась в Леркином убежище. Она и в самом деле выглядела не очень здорово - бледная, с лихорадочно блестящими глазами. Хотелось спать и ни о чем не думать. Или нет - спать и ничего не видеть во сне. Или… она уже и сама не понимала, чего ей на самом деле хочется.
Вот одноклассники - глупо машут руками на разминке. Какие у них заботы: один в очередной раз поссорился с подружкой, другая бесполезно ревнует бой-френда, третья безосновательно мнит себя звездой. И каждому его собственные проблемы кажутся гигантскими, а проблемы соседа по парте - полной чепухой. Вот Зеленова, например: от души бы смеялась над ее, Ленкиными, заморочками, а она сидит тут и не знает, что делать.
Рядом присел отдышаться после сорока кругов по залу Гуцул - у спортсменов своя разминка. Переводя дыхание, одноклассник поглядывал на Кулемину, которая устало и равнодушно смотрела в окно из-под опущенных ресниц.
- Что-то случилось, Лен? ты какая-то… неживая. - Игорь осторожно тронул девушку за руку, тут же отдернул руку - настолько обжигающе-ледяным показалось ему это прикосновение.
-Игорь, а ответь мне на один вопрос… - Лена будто и не услышала его реплики - почему.. почему он тебя ударил?
Она говорила будто с трудом, так и не повернув головы
-Кто?- Гуцул вздрогнул от неожиданности, потом лицо его скривилось в понимающей ухмылке, - а… ну ты даешь, Лен. Вспомнила. Когда это было то?
-Почему он тебя ударил? - не меняя интонации, повторила девушка и, повернув голову, посмотрела ему прямо в глаза серьезным тяжелым взглядом.
-Ну, Лен – Игорь отвел взгляд, - ты же сама говорила… он психованный просто..
-Я говорила? – Кулемина удивленно спрятала брови под челкой, - ну, предположим. У меня были свои причины. Только я знаю Степнова, как никто другой. И сомневаюсь, что он врезал тебе так, за здорово живешь.
-Раньше ты так не думала, - Гуцул криво усмехнулся и покосился на Лену, следя за выражением ее лица.
-Раньше… - она машинально повторила это слово, на мгновенье задумалась, - раньше…. И на это у меня были причины, поверь.
-Лен, да клянусь тебе, сам не понимаю, что на него нашло, - Гуцулов заискивающе искал взгляд девушки, - ну честное слово.
Она смотрела на него в упор, не мигая, и чем больше Игорь убеждал, тем больше сомневалась.
-Гуцул. – прервала Лена словесный поток, - Гуцул, мы же друзья.
-Друзья. –кивнул парень, не понимая к чему вдруг это надоевшее упоминание о дружбе.
-Гуцул, расскажи мне, как другу… все дословно. Мне важно все: до последнего звука.
Игорь пожал плечами:
-Ну, не помню я точно. Степнов подскочил ко мне, стал орать, что нельзя партнера по команде целовать, ну я ему и сказал, мол, «вы что, ревнуете?». Тут он и … - Гуцул нервно сглотнул, видя, как расширяются зрачки девушки – Лен, ты чего?
-Ты же знал, как он ко мне относится, - не прошептала - прошипела Кулемина, - зачем ты это сделал? Ты хоть понимаешь, каково ему было?
-Значит, ты мне врала, - усмехнулся Игорь, отвернулся, не выдержав взгляд зелено-змеиных глаз, - значит, ты к нему не равнодушна…
-Да не твое это дело! – со зловещего шепота Лена перешла на крик, подскочила со скамейки, - это его и мое! И тебе до него….как…как… – подходящие сравнения никак не приходили в голову и девушка, так и не найдя, что сказать, подхватила сумку и выбежала из спортзала.
Вырвалась на улицу, глотнула всей грудью чистый, морозный воздух. Пошла прочь от школы, не оглядываясь. Вот все и встало на свои места. Все, что она чувствовала каждый день, каждый миг своего существования, за той чертой, где началась жизнь без него. Теперь стало все совсем ясно, но от этого становилось только хуже. Любила его – но не смогла быть рядом: испугалась. Испугавшись, спряталась от себя, от него, от правды. Спрятавшись, предала его, публично отказавшись от их отношений. От того, чего почти не было и что все-таки было. А что теперь? Теперь он где-то там, в другой жизни и неизвестно, ждет ли ее. И есть только один способ это проверить: спросить у самого Степнова.


Спасибо: 63 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 91
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 17
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.03.09 16:27. Заголовок: Найти чертову съемоч..


Найти чертову съемочную площадку не так уж трудно, особенно если фильм снимается по сценарию твоего деда. Сложно прорваться через охрану – и опять же возможно, если гордо продемонстрировать паспорт со всем известной здесь фамилией. Найти в этой хаотично мечущейся толпе Степнова – вот это уже задача посложней. Однако, и это дело вполне подъемное: вот он, стоит у осветительных приборов, пьет кофе из пластикового стаканчика. Только теперь совершенно невозможно заставить свои ноги шагнуть из-за декораций и подойти к нему. Тем более, что мужчина явно неплохо проводил время, мило беседуя с высокой блондинкой. Лена пригляделась к девушке. Стоит перед ним, покачиваясь с пятки на носок, руки в карманах узких джинсов, на голове бейсболка, из-под которой выглядывают спутавшиеся светлые локоны. Если бы она не была самой собой, то подумала бы, что рядом со Степновым стоит Лена Кулемина. Девушка напрягла слух и до нее донеслись обрывки фраз:
-Вить, пожалуйста…
Его смех, эмоциональные жесты руками – такие знакомые, такие родные…
- И что мне с тобой делать.. – его завораживающе нежный голос.. Или это только кажется? – хорошо, уговорила..
- … ты чудо, Вить..
Она видела, как девичьи руки взлетели птицами, крепко обвили его шею, а губы запечатлели поцелуй на слегка небритой щеке.
В глазах потемнело. Опоздала. Снова опоздала. Дыхание замерло в горле тяжелым комом, тело окаменело. Не в силах пошевелиться, девушка продолжала смотреть, как блондинка оставила мужчину одного, как он улыбаясь, продолжил пить кофе, слегка морщась при каждом глотке, как почувствовав на себе взгляд, обернулся и встретился с Леной глазами. Ошарашено вскинул брови, в несколько шагов преодолел разделяющее их расстояние.
-Лена, а ты что здесь делаешь?
Слова застыли в горле вместе с дыханием. Можно было только с беспредельной тоской смотреть ему в глаза и искать в них ответ на свой немой вопрос.
-Лен, что-то случилось? - Степнов встревожено тронул ее плечо, заглянул в глаза
«Случилось. Я тебя снова потеряла.»
-Лена, да не молчи ты, - он, уже всерьез испугавшись, тряхнул девушку за плечи, - что-нибудь с Петром Никанорычем?
Она только покачала головой в ответ и невольно перевела взгляд на блондинку, болтающуюся неподалеку. Мужчина проследил за ее взглядом, недоумевая, чем Кулемину побеспокоила исполнительница главной роли в сериале.
-Это Вика, актриса, - растерянно пробормотал Степнов, - Лен, ты чего подумала-то? Лена!
Но девушка, с ужасом отшатнувшись от него, снова подняла взгляд, переполненный болью, и опрометью кинулась со съемочной площадки. Пластиковый стаканчик как на замедленной пленке выскользнул из рук и устремился к полу. Мужчина несколько мгновений наблюдал, как разлетаются в стороны мутные коричневые капли, как подпрыгивает и дергается в агонии пластик, а потом, очнувшись, кинулся вслед за девушкой.
Лена неслась быстрее ветра, проклиная себя, Степнова, эти чертовы сны, вымотавшие всю душу. И кто только устроил ей этот фантасмагорический сеанс психоанализа? Зачем она больше двух месяцев копалась в собственной душе , трогая обнаженные этой историей нервы, и медленно, день за днем превращаясь в жалкую пародию на саму себя. Зачем, ведь все так бессмысленно и бесполезно. Охрана. Ворота. Его крики за спиной. Темная улица. Она продолжала бежать, не разбирая дороги, не видя ничего впереди из-за горячих слез, застилающих взгляд сплошной пеленой.
-Лена! – его голос– Лена, постой…
Она продолжала бежать. Поскользнулась. Упала. Поднялась. Помчалась дальше, унося ноги от разбитой вдребезги мечты.
-Лена, остановись, - его умоляющий голос доносился издалека – словно из другого мира.
Она обернулась. Он бежал по тротуару. В глазах – видно даже в темноте – застыл ужас. Проследила за его взглядом и повернула голову туда, куда смотрел Степнов.
Проезжая часть. Желтые глаза стремительно приближающегося автомобиля. Оглушительный сигнал. Нестерпимо яркие фары. Визг тормозов. Лена не успела пошевелиться – только закрыла глаза ладонью, спасаясь от слепящего света. Удар…. И она открыла глаза.
Села в кровати - в своей двуспальной кровати. Огляделась, все еще вздрагивая от сотрясавших во сне рыданий. Спальня. Милая сердцу супружеская спальня. Перепуганный Степнов, испуганно тормошащий ее за плечи:
-Лена, проснись, слышишь? Лена, это только сон…

тут жду крики возмущения

Спасибо: 68 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 94
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 17
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.03.09 14:55. Заголовок: -Лен, ну что ты.... ..


-Лен, ну что ты.... - Степнов гладил по плечам прерывисто, совсем по детски всхлипывающую жену, - опять этот сон, да?
Лена кивнула, не в силах побороть рвущиеся из груди рыдания и вымолвить хоть слово, и еще крепче прижалась к груди мужа.
Эти сны, иногда приходящие по ночам, вырывали ее из привычного мира и силком впихивали в саму себя пятилетней давности: семнадцатилетнюю Лену Кулемину. Лену Кулемину, не знающую что ей делать со своими чувствами к бывшему учителю физкультуры. Лену, не понимавшую, что с ней происходит и как жить дальше. Лену, так боявшуюся любви взрослого мужчины и, вместе с тем, так страстно и зрело желавшую разделить с ним это чувство. В этой прежней Ленке было холодно, неуютно и одиноко. Девушка ощущала себя в сновидениях потерянной и разбитой, как тогда, пять лет назад, когда в одиннадцатом классе появились на свет ее новые отношения со Степновым. Их рождение, как и положено, прошло в муках, и от этого связавшее молодых людей чувство стало еще ценнее и дороже.
Теперь все было хорошо. Так хорошо, что многим могло показаться сном. И только они – ночные сновидения - иногда тревожили семейный покой. А в последнее время – все чаще. Может, сказывалось ее состояние?
-Ну все, - успокоившийся Степнов отстранил девушку, - ты как хочешь, но завтра я позвоню Яне. Пусть побеседует с тобой по старой дружбе. Нужно что-то делать с этими кошмарами. Ты в последний месяц совсем не высыпаешься. – он аккуратно погладил жену по заметно округлившемуся животику, - А тебе нельзя так волноваться и вообще, нужны только положительные эмоции…
Спорить с мужем не хотелось. Тем более что переубедить Виктора – уяснила она еще в школе – практически невозможно. Уж если он решит что-то, палкой эти мысли не выбьешь. И она, конечно, пойдет к психологу, если так нужно. Только Лене почему-то казалось, что теперь это лишнее. Каким-то шестым чувством она понимала: это ее последний кошмар. С содроганием вспоминая картинки из жуткого сновидения, она смутно понимала: удар об капот закрыл дверь в тот страшный коридор снов. И ей вдруг стало очень легко от этого ощущения «конца». Лена сидела, прислонившись к мужу, и в голове ее крутилась лишь одна мысль: «Хорошо! Как хорошо, что я проснулась!».

И ЭТО КОНЕЦ!

черкните что-нибудь напоследок

Спасибо: 73 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 108
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 17
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.09 02:19. Заголовок: Две недели


Автор: Юрвига
Название: Две недели
Рейтинг: R Скрытый текст

Жанр: Romance Fluff OOC
Статус: в процессе
Пейринг: КВМ
Примечание автора: Ну вот и я! снова с вами, чему безумно рада.
Примечание автора 2 Внимание тонким и чувствительным натурам! Предупреждаю: характеры вне канонов Причем сильно "вне"
Отдельное спасибо: моим дорогим овечкам. С вами хорошо. И КАТЮШЕ (lady_in_red) - за позитиф, поддержку и вдохновение. И за подсказку про коньяк

Скрытый текст

а комменты, если таковые появятся, сюда ссыль работает!!!!

Спасибо: 44 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 109
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 17
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.09 02:22. Заголовок: Предисловие 1. Жизнь..


Предисловие 1.
Жизнь – странная штука. Как бы мы не кутались в мягкие, уютные одежды своих заблуждений, как бы не закрывали глаза на очевидное, она упрямо, раз за разом, доказывает нам, кто в доме хозяин. И расставляет все по своим местам.

Вот и у Лены Кулеминой все возвращалось «на круги своя». Отшумели новогодние праздники, улеглись страсти вокруг ТОЙ истории. Теперь она уже не была девушкой «которая-кажется-спала-с-физруком». А в школе появился новый учитель физкультуры, точнее учительница: молоденькая, едва после института, смущавшаяся и неуместно красневшая перед старшеклассниками.

Отношения с Гуцулом тоже вернулись к отправной точке. После проведенного вместе нового года, после ссоры, после откровенного разговора, Лена, несмотря на все попытки убедить себя в целесообразности перехода на новый уровень, все-таки поняла: ничего не может быть. Просто потому, что ничего не может быть. Игорь, кажется, так же это осознал и прекратил бесплодные попытки превратить дружбу во что-то большее, а потом и вовсе закрутил бурный роман с Лужиной. Чем она, собственно, была безумно рада.

Обида. Обида ушла, прихватив с собой страх. Кулемина поняла: ничего не вернуть назад. И друзьями со Степновым им не быть. Узнав от Гуцула о причине той вспышки гнева в спортзале, Лена простила бывшего физрука, хотя по-прежнему считала, что мальчишеская провокация – не оправдание взрослому мужчине. Но нельзя же злиться вечно – и Степнов с ее легкой руки снова стал бывать в доме Кулеминых. Сначала она вела себя настороженно, словно кошка, застывшая перед прыжком. Потом расслабилась – Виктор очевидно не собирался на нее набрасываться. И хотя между ними все еще оставалась какая-то болезненная недосказанность, общаться стало ощутимо легче: можно было подкалывать друг друга, шутить, проводить время за теплым семейным ужином.
Они не сближались, но холодная отстраненность исчезла. Отношения зависли в воздухе.

Отношения, которых не было и которые –не смотря ни на что- были.


Спасибо: 127 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 110
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 17
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.09 03:10. Заголовок: Предисловие 2 - Нет,..


Предисловие 2
- Нет, Витя, и не уговаривай. Я не поеду.

-Петр Никанорович, вы меня удивляете, - она сквозь сон услышала возмущенный голос Степнова. Открыла глаза – шесть вечера. Тихонько хмыкнула – ничего себе вздремнула после школы.

- Какие могут быть сомнения: надо ехать. Тем более , это не я вам говорю, это врач говорит.
Лена окончательно проснулась, села в постели, стряхнув с себя остатки слабости, напряженно прислушалась.

-Виктор, а о Лене ты подумал? Как я ее одну оставлю? –взволнованный голос деда

-Это вы о ней подумайте.- было слышно, как Степнов сердито зашагал по комнате, - а если еще раз инфаркт? С сердцем не шутят – тем более в вашем возрасте.

-Физрук, он и в Африке физрук, Хоть во фрак одень и лимузин посади. - сердито ругнулся Петр Никанорович, - никакого чувства такта.

За стеной помолчали.

-Ну допустим, поеду я в этот санаторий, - шумно выдохнул наконец, дед, - ну это же две недели, Витя. Как Лена тут одна? Она и так без родителей, и я еще уеду… черт знает куда.

-Ни черт знает куда, - нравоучительным, нестепновским тоном поправил мужчина, - а в лучший кардиологический санаторий страны. Вашему сердцу это просто необходимо, как вы не понимаете? Или без соавтора меня оставить хотите?

-Разорвется там мое сердце от беспокойства за Елену. Мне же родители доверили ее. Не могу я уехать и оставить ее одну.

-Ну хотите, я с ней поживу.- немного помолчав, предложил Степнов.

«ого-го… огогошеньки… чего делается» - Лена подскочила с дивана и буквально кинулась в комнату к мужчинам.

-Я и сама справлюсь. – на звук ее голоса и дед, и Степнов одновременно повернули головы. – чего меня нянчить… не маленькая небось.

-Лена, ты все слышала? – Петр Никанорович поднялся с дивана навстречу внучке, - мы думали, ты спишь…

-А я и спала , - Лена демонстративно зевнула, прикрыв рот ладошкой, - вы так вопите, мертвого поднимете…

-Вот, Виктор в санаторий меня гонит, а я говорю – чего я там не видел в том санатории…

-Во-первых, не Виктор, - Степнов поднял палец вверх, ткнув куда-то в потолок, - а врач. А во-вторых не гоню я вас, а уговариваю. Уже битый час. Скажи ему, Лен…

-А чего тут говорить? – Лена плюхнулась в кресло, - ехать надо. А пасти меня не надо, не овечка. Я и сама две недели проживу.

-Нет, - Петр Никанорыч решительно покачал головой, - насчет санатория вы меня, положим, уговорили. Но одну я тебя не оставлю. Позвоню -ка я тете Даше, пусть приедет, поживет с тобой, пока я лечусь…
Лену передернуло. Тетку она терпеть не могла, а две недели… ну уж нет.

-не надо тете Даше,- скороговоркой с нескрываемым ужасом пробормотала она, -Виктор Михайлович со мной поживет, правда Виктор Михайлович?- она умоляюще уставилась на бывшего физрука..
-Правда, Кулемина, - он старался спрятать улыбку – получалось плохо.

-Не знаю, удобно ли это… - Петр Никанорович с сомнением посмотрел на переглядывающуюся парочку. Степнову он доверял как самому себе, а вот внучка в последнее время просто непредсказуема…

-Удобно! – не сговариваясь, ответили хором.
Пожилой мужчина засмеялся:

-Ладно, уговорили, черти….звоню врачу.

Лена облегченно вздохнула и тут же испуганно покосилась на Степнова. Тот сидел на диване, крутил в руках ручку и задумчиво смотрел в пустоту. «А может все-таки тетю Дашу? – мелькнула трусливая мысль, но Лена тут же сердито отбросила ее. Отступать было некуда. И потом – это всего две недели. Две недели.


Спасибо: 139 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 132
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 18
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.09 17:32. Заголовок: НУ, МОЖЕТ И НЕ R ht..


НУ, МОЖЕТ И НЕ R НО УЖЕ КОЕ-ЧТО:

Первое февраля, воскресение.
Она проснулась рано утром от сладкого запаха. На кухне творилось что-то странное: шипело, шкворчало, гремело. Лена, часто моргая спросонья, зевнула, потянулась, вдохнула полной грудью чудесный аромат.
«Мммммм… чем это пахнет… что там дед такого колду… СТОП!!!».

Девушка села в постели. Перед глазами всплыли картинки, услужливо подкинутые собственной памятью. Вокзал. Чемоданы. Степнов. Дед, машущий рукой из окна уходящего поезда. Обещание Виктора быть завтра утром. С вещами.

Стало страшно. Чувство голода, еще минуту назад приятно щекотавшее желудок чудесными запахами, словно испарилось. Вместо него появилось стойкое желание не высовываться из комнаты до вечера.
- Детский сад – штаны на лямках,- сердитым шепотом одернула себя Лена и сунула ноги в тапочки. Подошла к зеркалу, кое-как пригладила взлохмаченные волосы, критически оглядела свое отражение: штаны в клеточку, майка. Вид утренне-заспанный, но вполне приличный.

Она храбро шагнула за дверь. Степнов был на кухне: в фартуке завис над плитой, лопаткой переворачивая блинчики на сковородке. При виде этой знакомой до боли и почти забытой картины сердце ухнуло в пятки баскетбольным мячом.

-Доброе утро, Виктор Михалыч. – голос предательски сорвался.
Степнов вздрогнул, обжегся об горячую сковороду, схватился за ухо,
-Кулемина, блин, чего ты подкрадываешься…- он старательно разглядывал свои покрасневшие пальцы, пытаясь не смотреть на ее полуодетую фигуру, замершую в дверной проеме.
Пауза затянулась, и ему все-таки пришлось поднять взгляд на бывшую ученицу.
Лена усмехалась, скрестив руки на груди.

- Чего застыла? Марш в ванную и завтракать, - он зло встряхнул рукой и отвернулся к плите. – тебя жду.
Лена удивленно пожала плечами и отправилась в ванную. Чего бесится-то, непонятно….

Хотела обойтись умыванием, но из противности полезла под душ: «только меня ждешь? Ну жди-жди…». Теплая вода окончательно вывела из полусонного состояния. Прозрачные струи скользили по нежному телу, будоража разные мысли. Наедине с собой можно было не притворяться. Не прикидываться равнодушной. Не топить мысли о нем в пустой болтовне и мелочах. Можно просто закрыть глаза и раствориться в своих желаниях. Степнов там, за стеной, жарит ей блинчики на завтрак, обиженно сопит и, наверное, ругает себе под нос медлительную Ленку. Намыленные руки гладко скользили по коже. Что бы она могла отдать, чтобы он бросил чертовы куски теста и нагло, без спросу открыл разделяющую их дверь? Ее дыхание участилось, руки уже явно не мыли - ласкали обнаженное, подрагивающее тело. Переступил бы порог, одернул полупрозрачную шторку, шагнул под теплые струи. Она слегка застонала, представив, как его мужественный, красиво очерченный рот жадно впивается в ее губы, а руки бесстыдно шарят по самым тайным местечкам. Пальцы скользнули по груди, животу, бедрам, коснулись самого центра ее вселенной. Вздрогнула и снова вздохнула. Был бы сейчас рядом – поддержал бы слабеющее тело, сжав в своих объятиях, целуя нежную кожу. Тепло, родившееся внизу живота, быстро растекалось по венам, захватывая целиком все ее существо. Пальчики правой руки двигались все быстрей, левая упиралась в стену в поисках хоть какой-нибудь – пусть самой маленькой опоры. Дыхание стало еще чаще, в глазах потемнело и горячая волна вдруг накрыла с головой, отбирая последние силы. Ноги подогнулись и Лена, тяжело дыша, опустилась на дно ванной.


Спасибо: 142 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 143
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 18
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.03.09 02:59. Заголовок: В ванной – он слышал..


В ванной – он слышал отчетливо – в стены застучали капли воды. Лена в душе. Сердце отчего-то застучало громче, а воображение коварно предложило соблазнительную картинку: обнаженная Кулемина, прозрачные капли, стекающие по гладкой девичьей коже, хлопья мыльной пены.

Мужчина глубоко вздохнул, пытаясь восстановить дыхание. Отложил лопатку в сторону, оперся руками о стол, склонив голову, закрыл глаза. Видит бог – он не хотел этого, но вдруг целиком сосредоточился на происходящем за стеной.
Капли стучат по дну ванной, по стенам. Невнятный шорох. Шуршит штора? Наверное, это Лена потянулась за шампунем. Снова тишина, только льющаяся вода. Вдох-выдох. Дыши, Степнов, дыши. Степнов изо всех сил старался не представлять себе, как ее руки, скользят по намыленному телу, путаются в шапке пены на голове. Пальцы до боли в суставах сжали столешницу, низ живота окутал жар, организм не замедлил тут же отреагировать – весьма адекватно и при этом так некстати. Напряженный слух уловил новый звук. Что это: вздох или стон? Он еще не успел разобраться, когда звук повторился. И еще раз.

-твою дивизию, -выругался мужчина и открыл глаза. Блинчик на сковороде почернел и съежился. Выключил плиту и быстрым шагом вышел из кухни.

Лена вышла из ванной – улыбающаяся, свежая и голодная. Степнова нигде не было. Она пожала плечами, прошла на кухню. Взяла с тарелки еще теплый блин, свернула, макнула в пиалку с медом и откусила. Ммммм….. Просто волшебно. Налила себе чаю, зачем то подошла к окну и удивленно вскинула брови. Мужчина, который еще несколько минуту назад в фартуке суетился у плиты, был во дворе. Сжимая сильными руками турник, он подтягивался, касаясь подбородком металлической трубы. Раз-два-три-четыре-пять. Лена сбилась со счета. Пожала плечами: и что на него нашло? Взяла чашку с чаем и уселась у стола, плотоядно поглядывая на завтрак. Почему-то ей казалось теперь, что день сложится удачно.


Спасибо: 137 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 233
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 25
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.09 04:23. Заголовок: продолжаем разговор)))))


ЙО-ХОУ!!!!!!!! Я ВЕРНУЛАСЬ!!!!!

Второе февраля, понедельник.

Около восьми вечера закончился съемочный день, и можно было отправляться домой. Попросил водителя высадить его у магазина, зашел купить пару пакетов молока и свежего хлеба. Потом шагал по расцвеченным неоновой рекламой улицам и размышлял. Сколько раз он мечтал об этом: возвращаться с работы не в пустую холостяцкую квартиру, а в теплый, уютный дом, к горячему ужину и к ней, Лене Кулеминой. Она бы встречала его у дверей, целовала и рассказывала о том, как прошел день.

Как говорится, бойтесь своих желаний: они исполняются. Степнов с содроганием вспомнил минувшие сутки. С утра почти час проторчал на улице у турника, малодушно кляня глупое обещание Кулемину-старшему присмотреть за его внучкой, день провел как на иголках, бесполезно пытаясь расслабиться и вести себя естественно, ночь – не спал, как когда-то давно, ворочаясь на диване и пытаясь не прислушиваться к ее дыханию за стеной.
А теперь нужно снова быть рядом весь вечер и, кто его знает, может, опять не спать предстоящую ночь.

Проскрипел ключом в замке, вошел. Тишина. В квартире Кулеминых царил полумрак, только из-за неплотно прикрытой двери в Ленину комнату сочился слабый свет.

Он скинул верхнюю одежду, неуверенно потоптался в прихожей, потом, стараясь не шуметь, прокрался по коридору, побарабанил пальцами в дверное полотно, сунул голову внутрь.

-Лен, привет. Можно?
Лена не ответила – только кивнула. Девушка сидела на полу, опираясь спиной на диван, в руках сжимала гитару. Тонике пальцы слегка перебирала струны, отчего инструмент не пел – шептал какие-то звуки.
Степнов присел рядом. Кулемина продолжала трогать натянутые гитарные нервы.

В комнате не горело света, только дрожащее пламя декоративной свечи бросало кривые тени на стены, мебель и лица.

Помолчали. Она продолжала тихо наигрывать, потом запела. Хрипловатый голос рассказывал ему о дальних странах, синих морях и незнакомой, прекрасной любви. Лена пела, а мужчина, откинув голову на спинку и, прикрыв глаза, слушал и думал. Думал обо всем, что произошло с ним за последнее время, думал о потерях и приобретениях, думал о прошлом и будущем, о синих морях и неизведанных землях. Он плыл по волнам, терял нить, путался в мыслях и снова плыл, плыл, плыл…

Виктор открыл глаза. Пламя свечи продолжало неровно освещать комнату, замолчавшая гитара лежала у его ног. Он размял затекшую шею, обернулся. Лена спала, вытянувшись на диване, безмятежно, по-детски крепко и без следов усталости от минувшего дня. Светлые пряди падали на лицо и слегка шевелились от ее дыхания. Степнов кинул взгляд на часы: ого-го…. Почти полночь.

Попытался подняться. Затекшие ноги подвели и он, пошатнувшись, остался сидеть на коленях. Сделал еще одну попытку, но мелкие иглы в обеих конечностях свели тело болью и швырнули вниз, отчего он вдруг оказался в странном положении: стоя на коленях, уткнувшись лицом в ее живот.

Девушка вздрогнула, но не проснулась.
О Господи… Ее запах мгновенно наполнил легкие, растекся вместе с пузырьками кислорода по всему телу… От соприкосновения с гладкой нежной кожей бешено закружилась голова, сбилось дыхание, налился свинцовой тяжестью низ живота. Степнов осторожно отодвинулся, посмотрел на девушку, снова задохнулся от подступивших к горлу чувств.

Он знал – сейчас правильнее всего встать и уйти. Добраться до ванной, сунуть голову под холодную воду, отдышаться и попытаться уснуть. Но уйти сейчас – было выше его сил. Проклиная себя, он продолжал смотреть на спящую Лену. Она лежала на спине, футболка задралась почти до груди, пижамные штаны, сдвинувшись, оставили легкий след на бедрах. Почти не дыша, Степнов провел пальцем вдоль этой розовой полосы. Лена улыбнулась во сне. Ненавидя свою слабость, мужчина посмотрел на задравшуюся футболку: одно движение вверх и можно увидеть эти нежные бутоны с темными ореолами сосков. Хотя, их видно и так: футболка слишком тонка и уж очень обтягивает тело. Мужчина аккуратно прикоснулся к ткани, почувствовал, как под ней стучит сердце. Даже от соприкосновения с девичьей грудью через эту преграду рассудок его помутился, пересохло в горле. Он уже не мог остановиться, чувствуя, как напрягаются ее соски под тканью, как сбивается ее дыхание во сне. Не думая ни о чем, Степнов скользнул пальцами под резинку Лениных пижамных штанов. Какая горячая… пальцы бесстыдно забрались между сведенных бедер. Тело девушки с благодарностью встречало его теплом и влагой. Показалось, или она слегка раздвинула ноги ему навстречу? Он изучал ее тело, одной рукой через футболку сжимая девичью грудь, другой невольно пробуждая в ней самые древние, самые сильные инстинкты. Лена не проснулась, но тело ее внезапно выгнулось дугой, и с губ сорвался протяжный, истинно женский стон. Степнов очнулся. Подскочил, посмотрел на свои дрожащие руки и, нервно сглотнув, вышел из комнаты. Он не оглянулся на девушку, поэтому не увидел, как она с улыбкой смотрит ему вслед.


Спасибо: 137 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 239
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 25
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.09 09:33. Заголовок: Третье февраля, втор..


Третье февраля, вторник.
-Лен, а дед надолго уехал? – голос Леры вывел девушку из задумчивого состояния.
-А? – она подняла глаза на подругу, перестав задумчиво улыбаться, - а, дед…. На две недели.
-Две недели, - Новикова мечтательно закатила глаза, - вот бы мне одной остаться на пару недель… или даже на пару дней… я бы так оторвалась..
Кулемина тяжело усмехнулась и посмотрела в окно. Быть одной… не две недели и не два месяца.. что она в этом понимает?
Но Лера уже спохватилась:
-ой, подруга, прости…. Дура я безмозглая… давно с родителями разговаривала?
-В день отъезда деда, - Лена усилием воли подавила в себе нарастающую тоску, - скоро быть не обещали…
-А хочешь у меня пожить? Или я с тобой? – Новикова тронула подругу за руку, - чтоб не скучно было одной…
Одной? Кулемина и не подумала бы сообщать Лере с кем живет, но как теперь выкрутиться?
-Ты извини Лер, - девушка виновато улыбнулась, - мне сейчас лучше одной, наверное…
Новикова понимающе закивала и снова защебетала о своем, а Лена некстати нащупала в памяти вчерашний вечер: его руки на своем теле, такие бессовестно-беззастенчивые, такие нежные, от прикосновения которых внутри мгновенно разгорался самый древний в мире огонь – огонь страсти. Девушка осторожно тянула чай и думала о том, как бы ей хотелось еще раз почувствовать пережитое вчерашним поздним вечером. И не только это, но и продолжить начатое… Взгляд невольно упал на часы. Почти девять. И где интересно его носит?
Вдруг ее осенило: вот-вот придет Степнов, откроет дверь своим ключом и Лерка сразу же все поймет. Сознание заметалось в поисках выхода, но Новикова вдруг зазевала:
-Ой, Лен ладно… спасибо за чай и за диск, - она помахала в воздухе записанным для нее компактом, - побегу я, а то поздно..
Лена смотрела на часы. Лера одевалась, как ей казалось безумно медленно. Левый ботинок.
-А он мне говорит…. – Лена не слушала болтовню подруги, напряженно следя за тем, как она одевается.
Правый ботинок. Дверь в подъезде хлопнула. Куртка. Шаги по лестнице – легкие и твердые. Может, не он? Шапочка, кокетливый взгляд в зеркало. Шаги замерли на площадке, звонко брякнули ключи.
Кулемина метнулась к двери прежде, чем заскрипел замок, открыла и толкнула ее изо всех сил.
В коридоре стоял Степнов. В прихожей замерла Лера. Оба непонимающе уставились друг на друга.
-Виктор Михайлович, здравствуйте, – затарахтела вдруг Лена, - а деда нет.. вы забыли, он в санатории? Спасибо, что зашли…
И она захлопнула дверь перед мужчиной, так и не успевшим вымолвить ни слова, повернулась к Новиковой, широко раскрывшей рот.
Криво усмехнулась, неестественно громко выпалила:
-Достал уже…. Таскается каждый день. И чего ему надо?-
-А то ты не знаешь.. – хихикнула Лера с легким подозрением косясь на Кулемину, та в ответ только отмахнулась. Гостья медленно повязала шарф и продолжила:
-Как ты его невежливо выпихнула, обидится еще… - она подняла сумку с пола, - даже чаем не напоила…
-Ничего не барышня. – снова отмахнулась Лена и осторожно открыла подруге дверь. На площадке никого не было.
-Пока, подруга, - Новикова выпорхнула наружу, - увидимся еще.
Лена, попрощавшись, закрылась. Лера оглянулась на запертую дверь, задумчиво посмотрела на лестницу вниз. Но спускаться не стала. Напевая себе под нос какую-то песенку, поднялась на площадку между этажами и уселась на ступеньку. Не проверить свои подозрения она не могла- на то она и Лера Новикова.
Степнов мерз на улице почти сорок минут. Он был голоден и зол. Сначала он даже не обиделся. Конечно, признаться подруге в том, что ты живешь с мужчиной, который был твоим физруком и с которым у вас вроде что-то было, а вроде ничего не и было, сможет не каждая. И уж Ленка точно не относится к числу откровенничающих на этот счет. Поэтому, когда дверь за ним закрылась, он быстро сбежал по лестнице, вышел на улицу и прошел к соседнему подъезду. Под покровом зимней темноты Лера вряд ли его заметит. Но Новикова не вышла ни через пять минут, ни через десять. Степнов торчал на улице битый час, давно начал злиться: допустим, сказать что он живет с ней не так и просто, но можно ведь найти возможность выпроводить подружку побыстрей, тем более Лера очевидно собиралась домой. Злость и обида кипела в горле, когда подъездная дверь хлопнула и мимо, не заметив Степнова, продефилировала Новикова. Он подождал еще минуту и решительным шагом отправился к подъезду Кулеминых.
Лена металась от окна к окну, отлично понимая, что в наступившей ночи разглядеть что-либо трудно, если не сказать невозможно. Прошел почти час, А Степнов все не возвращался. Она перебрала в голове десятки возможных сценариев: ушел к себе? Вряд ли – вот ключи от его квартиры, лежат себе на трюмо. Друзья поблизости не живут, родственников тоже нет. Пришли на ум даже подвыпившие хулиганы, но Лена сразу же отбросила эту мысль – она бы точно услышала шум во дворе.
Когда ее терпение почти подошло к концу, в замочной скважине, наконец, заскрипел ключ. Она кинулась в прихожую, шагнула навстречу мужчине:
-Виктор Михалыч, слава богу, - и тут же отшатнулась.
Степнов был зол, и как всегда, это не предвещало ничего хорошего.
-В...в...виктор Ми...хайлович, - она с ужасом попятилась назад.
А мужчина сдернул с себя куртку и с каменным лицом шагнул к ней, попутно выдергивая ремень из брюк.



Спасибо: 132 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 248
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 27
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.09 11:25. Заголовок: http://jpe.ru/gif/s..


Она замерла, глядя в его налитые кровью глаза. Ей хватило доли секунд осознать, что Степнов не шутит. Лена всей кожей ощутила – сейчас начнется! Спастись бегством – единственный выход. Так, резко развернуться, в пару шагов преодолеть прихожую и скрыться за дверью своей комнаты. План был хорош. Но в нем был существенный изъян: Лена точно знала, что Степнов быстрее и сильнее. Это как минимум.
Но другого выхода не было, и Кулемина кинулась по коридору.
Спасительную дверь захлопнуть не удалось. Рычащий от ярости Степнов протиснулся вслед за ней в комнату. Поймав девушку за талию, он уронил ее на диван лицом вниз, прижал барахтающуюся Лену коленкой. Снова попытался выдернуть ремень из шлевок на поясе. Но тугая кожа не хотела скользить по материалу, и ремень никак не поддавался своему хозяину. Обезумевший от злости и ее близости Степнов дернул с девушки спортивные шорты, обнажил белоснежные упругие ягодицы.
Кроме страха в животе у Лены в этот момент колотилось еще какое-то чувство: не то стыд, не то смущение, не то возбуждение. Она не своим голосом завопила:
-ааа.. не трогайте меня… аааа …. Я сдачи дам…, - попыталась вырваться.
Попытка с треском провалилась, подтвердив худшие опасения – Степнов действительно гораздо сильнее. Она осталась лежать на диване, лицом вниз, со спущенными штанами.
-Дашь… - процедил сквозь зубы мужчина… - куда ты денешься…
Спустя мгновение она почувствовала, как тяжелая рука с размахом опустилась на ее ягодицы. Тоненько, не по-кулемински взвизгнула, еще раз попыталась вырваться. Еще раз убедилась – бесполезно. Он тяжело дышал. Его ладонь снова и снова жгуче хлестала девушку пониже спины. Нежная кожа порозовела, Лена только беспомощно стонала. Девушка чувствовала боль, но вместе с болью по телу разливалось странное тепло. Оно заполняло каждую клеточку ее организма, текло по венам, с дыханием вырывалось из легких. Он все не мог остановиться – и она уже этого не хотела. Было все горячее, горячее, и терпеть уже не было сил…
Еще секунду, миг - и ее тело сотрясла мощная волна наслаждения, отчего с губ сорвался новый стон, от которого Степнов вдруг очнулся. Тяжело дыша, перевернул бывшую ученицу лицом к себе, заглянул в помутневшие от сладкой боли глаза и четко, раздельно произнес:
-Никогда. Так. Со мной. Не. Поступай. Это. Понятно?
Лена только прикрыла веки в знак согласия, не в силах в этот момент пошевелить даже пальцем. Он поднялся и, стараясь не смотреть на ее полуобнаженное в борьбе тело, вышел из комнаты.


Спасибо: 135 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 271
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 28
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.03.09 14:39. Заголовок: ДЕВОЧКИ, РАСТЫКИВАТЕ..


Скрытый текст
Маленький кусочек - не последний на сегодня

Четвертое февраля, среда.

Она была зла. Настолько зла, что хотелось скрипеть зубами и, может быть, даже покусать кого-нибудь, подвернись кто подходящий. С остервенением сдирая кожуру с картофелин, Лена пыталась отвлечься на ужин, но в памяти снова и снова всплывала вчерашняя экзекуция. Как он мог? Во-первых, она ни в чем не виновата: выпроводила Лерку по-быстрому, как только смогла, бегала тут от окна к окну… А этот …. Еще и явился только через час! А во-вторых: как у него хватило наглости трогать ее? Да еще и так…

Кулемина краснела в очередной раз за день, вспоминая шлепки тяжелой мужской руки по ее ни в чем неповинной попе и волны наслаждения, внезапно нахлынувшие от внеплановой порки. Если бы Лена могла, она бы ему отомстила… жестоко….Но как? Вчера девушка очень наглядно убедилась в том, что Степнов гораздо сильнее ее. Что лучшая спортсменка школы, способная «дать прикурить» многим из сверстников противоположного пола, по сравнению с этим мужланом просто барышня кисейная.

Лене хотелось вернуть ему должок – от души. терзая несчастную картошку, она то и дело измышляла коварные планы отмщения, , но в каждом из этих планов непременно находился изъян: ее собственная слабость.

Внезапно Кулемину осенило - от неожиданности девушка даже уронила нож и очередной клубень в раковину. Точно! Слабость – это ее сила! Как она могла забыть, как Степнов к ней относится? Как она могла забыть, что она девушка, к которой Степнов совсем неравнодушен?

С торжествующей улыбкой победителя Лена вытерла руки и полотенце и отправилась к себе в комнату. Ужин подождет.


Спасибо: 129 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 275
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 28
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.03.09 16:48. Заголовок: Степнов вошел в квар..


Степнов вошел в квартиру Кулеминых, когда стрелки на часах в гостиной показывали восемь. В нос ударил сногсшибательный запах жареной картошки. От голодного спазма резко свело желудок. Он слегка замялся в прихожей, потом прошел в кухню. На сковороде, лаская слух, шкворчал ужин. У раковины резала салат умиротворенная Кулемина со странно-блаженной улыбкой на лице.

Обернулась, почувствовав его присутствие:
-Виктор Михайлович? Вы вовремя. Руки мойте, сейчас ужинать будем…

Он ошарашено смотрел на девушку, снова повернувшуюся к нему спиной. Утром не сказала ему ни слова: было видно, что злится. И хотя попало ей за дело, Степнов и сам был неуверен, что поступил правильно. Пока лупил ее по «мадам сижу», ничего кроме ярости не чувствовал, но позже, лежа в постели, вспоминая белые, упругие девичьи ягодицы с розоватыми пятнами от его ладони, не мог заснуть, отчего уже привычно ворочался с боку на бок почти до самого утра.

А сейчас она стоит тут в одной футболке… Что?

Мужчина округлил глаза. Только сейчас до него дошло, что Кулемина стоит у раковины в неплотной белой футболочке, едва прикрывающей те самые ягодицы, которые так будоражили его воображение минувшей ночью. Ткань была настолько тонкой, что не составляло труда разглядеть тонкую полосу кружевных трусиков. Степнов нервно сглотнул и от греха подальше отправился мыть руки.

Вернувшись на кухню, он обнаружил, что Лена давно накрыла стол и теперь сидит и ждет его, закинув ногу на ногу. От такой позы и короткой футболки на ее точеные ноги и изящные бедра открывался шикарный вид. Стараясь не замечать этой божественной картины, Степнов уселся за стол и взялся за вилку.

-Картошечка! – он плотоядно улыбнулся и поднял глаза на девушку. - обожаю…

Внезапно его глаза сделали еще одно открытие: Лена не одела под футболку бюстгальтера. Никакого. Даже спортивного. Через тонкую футболку замечательно просматривались очертания ее высокой красивой груди, темные ореолы сосков нагло просвечивали через ткань. Его зрачки расширились, вилка в руке застучала по тарелке.

-Вам плохо, Виктор Михайлович? – она участливо склонилась к нему, чуть насмешливо улыбаясь. – что-то не так? Может, пересолено?

-Нет-нет, Лен, все в порядке, - Степнов поспешил опустить глаза и уставился в тарелку.- Просто задумался…

-О чем? –Кулемина склонилась еще ближе – так, что ее волосы слегка касались его лица, - что-то на работе?

Виктор чувствовал, как ускользает почва из-под ног. Чертова девчонка… С ней и слово, данное Петру Никанорычу, недолго нарушить, а этого ему хотелось меньше всего. Или не так: хотелось невероятно, но он просто не мог….не мог себе этого позволить. Во-первых, из-за Кулемина –старшего. Во-вторых: он отлично помнил, чем закончилось его первое проявление чувств. Повторять опыт не стоило.

Но ее дыхание обжигало, запах сводил с ума так, что есть совсем расхотелось.

Степнов нехотя поднял взгляд, увидел ее лицо в каких-то сантиметрах от своего и последний бастион пал: он жадно прижался к ее губам, таким зовущим, таким нежным. В его теле не осталось места разуму. Огненный жар мгновенно расползался по венам, наполняя кровь пульсирующим желанием.

Мужчина с силой прижал ее к себе, не переставая целовать, а Лена только беспомощно обхватила его руками, словно соломинку утопающий. Она и представить себе не могла, что это будет ТАК. Затеяла все это, чтобы подразнить его, и сама уже не могла остановиться.

Степнов подхватил ее на руки и унес прочь из кухни. В гостиной опустил на неразложенный диван, рванул прочь чертову футболку. Целуя и лаская ее тело, кое-как сбросил собственную рубашку, дрожащими пальцами расстегнул брючный ремень. Лена с некоторым смущением смотрела на его полуобнаженное тело. Она, конечно, мечтала об этом моменте ночами (и, что тут скрывать, днями тоже), но сейчас, глядя на то, как мужчина высвобождает из наполовину расстегнутых штанов предмет ее вожделения, слегка испугалась. Размерчик впечатлял, и девушка вдруг представила его внутри себя, отчего мигом похолодела.

Бросив, наконец, бороться с собственными штанами и оставив их болтаться на бедрах, Степнов склонился над ее обнаженным телом. Губы впились в ее рот, руки настойчиво изучали тело – нежные холмики с темными вершинами, волшебную равнину животика, чудесную впадину между бедрами. Девушка только стонала, отвечала на жадные поцелуи и гнулась навстречу ему, забыв про минутный страх. Еще мгновенье и она станет его- целиком и полностью.

-Виить, пожалуйста… - девушка потянула его на себя, сжимая ногами его бедра. Но почему он вдруг остановился?

Лена открыла глаза. Степнов замер, глядя ей в лицо. У него был ошарашенный, если не сказать напуганный вид.

-О Господи, - он как ошпаренный подскочил с дивана, метнулся к окну, на ходу подтягивая брюки. Ничего не понимающая Ленка приподнялась на локте, проследила за этим – не скажешь иначе – дезертирством.

Справившись, наконец с молнией, Степнов выдохнул:
-Прости, Лен. Я так не могу.
Не может? Он не может? Кулемина с ужасом смотрела ему в спину. Не может сейчас, когда отступать уже поздно, когда она была готова отдать ему все, что угодно – и себя в первую очередь? Трус…
Она усилием воли уняла колотившееся сердце, с достоинством поднялась с дивана, подхватила небрежно отброшенную несколькими минутами назад футболку и вышла из комнаты, на пороге обронив хриплым от еще не угасшего желания голосом:

-Придурок ты, Степнов….

Он закрыл лицо ладонями, ненавидя себя в этот момент со всей страстью, на которую был способен.


Спасибо: 142 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 281
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 29
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.03.09 07:01. Заголовок: Пятое февраля, четве..


Пятое февраля, четверг.

Легко ли делать вид, что его нет? Не просто нет рядом, а вообще не существует в природе…. Смотреть расфокусированым взглядом мимо, молча жуя безвкусный ужин. И представлять, что ты одна в кухне…

Лена вяло отхлебывала некрепкий чай, Степнов отрешенно ковырял вилкой так и недоеденную вчера картошку. Мужчина не знал, как ей объяснить: вчера это было бы неправильно. Неправильно и глупо. Совсем не так, как он себе это представлял. Степнов хотел льющейся через край нежности, замершего дыхания, мерцающего света, а получалось звериное совокупление. Лена было достойна большего. Но она наверняка поняла все это по-своему. Посчитала его трусливым слабохарактерным придурком…

«Трусливый слабохарактерный придурок…» - Кулемина с каким-то остервенением жевала бутерброд. Больше всего хотелось встать и уйти с кухни. Но демонстрировать безграничное презрение наедине с собой было бы весьма сложно, и она продолжала сидеть за столом, пить едва теплый чай и терзать кусок хлеба с колбасой.

Степнов выглядел поникшим и усталым. Но Кулеминой было этого мало. Ей хотелось его уничтожить, растоптать за то, что он вчера с ней сделал. Месть отвергнутой женщины – страшная вещь.

Наконец Лена справилась со своим бутербродом – поводов оставаться на кухне больше не было. Нарочито медленно сполоснув кружку, она долго смахивала несуществующие крошки со стола. Вымыла руки. Собралась было уходить, когда почувствовала, как он схватил ее за руку.
-Лена, постой… давай поговорим.
Вспыхнувшее на мгновение торжество в глазах. Медленный – очень медленный – поворот головы. Тонна презрения во взгляде, скривившиеся почти с отвращением губы.
Степнов задохнулся, отдернул руку – пальцы Лены были просто ледяными. Девушка вышла. Он обессилено опустился на стул.
----------------------------------------------------------------------------------------------
-Ты спишь? – Степнов на цыпочках вошел в ее комнату. Лена не ответила. Ее спокойное дыхание едва-едва колыхало тишину, воцарившуюся в квартире Кулеминых.

-Может и к лучшему, - тихонько вздохнул он и присел на пол рядом с ее диваном. – не знаю, смог бы я тебе рассказать…

-Знаешь, Ленок, - продолжил мужчина, немного помолчав. – я чертов физрук, хоть давно не работаю в школе. У меня туговато со словами и всяческими излияниями чувств. Я не знаю, как тебе сказать…. Я видел, как ты росла, как из девочки превращалась в девушку с самой красивой улыбкой в мире. Ты так много бывала рядом. Я так часто приходил к вам в дом. Не знаю, когда понял, что это непросто дружба. А когда понял – ужаснулся: ну как я мог – ты моя ученица, я твой учитель. Кинулся к Яне… и закрутилось….. Я не мог остановиться. Хотел - и не мог. Я не знал, как ты ко мне относишься и больше всего на свете боялся обидеть тебя. Я до сих пор этого боюсь. Я…. Ты… ты так много для меня значишь. Я люблю тебя. И то, что чуть не случилось вчера – было бы ошибкой, ужасной ошибкой. Потому что все должно быть не так. Я пока не знаю, как, но мне не хотелось бы торопиться с этим….

Степнов обернулся и посмотрел на нее: на лицо упали светлые пряди, грудь слегка вздымается во сне. Он склонился, слегка коснулся губами ее щеки, едва слышно прошептал:
-Ты - мое сокровище. И все у нас обязательно будет…

Хотел было подняться, но почувствовал, как руки девушки обвили его шею.
-Лена? - он ощутимо напрягся, - я думал, ты спишь..

-А я не сплю, - в темноте было видно, как Кулемина улыбается.

Она скользнула пальцами по его лицу, шершавым от щетины скулам, зарылась в темные жестковатые волосы. Степнов шумно выдохнул и прижался губами к ее губам. Сегодня это было иначе. Это больше не было звериным инстинктом, голым желанием обладать. Сегодня это была нежность, сочащаяся с губ, словно кровь из только нанесенной раны. Сегодня это было тепло, изливающееся через кончики пальцев, дыхание, слегка касающиеся друг друга языки. Это была сама любовь, доверчивой девушкой подставляющая свои губы первым поцелуям.
Он, тяжело дыша, отстранился, заглянул в блестевшие в темноте глаза Лены:
-Девочка моя…

Она прижала палец к его губам.
- Не надо. Просто помолчи. Просто побудь со мной.

Кулемина села на диване и притянула мужчину к себе. Он сел рядом, обнял ее за плечи, прижал к груди. Лена молча улыбалась и играла пуговицей на его рубашке. Это было хорошо. И оба знали, что это только начало.



Спасибо: 142 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 292
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 30
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.03.09 17:53. Заголовок: ЖДЕТЕ? http://jpe.r..


ЖДЕТЕ? Вот вам R Как умею уж

Шестое февраля, пятница.
Лена ждала. Ждать было трудно. Поэтому она пыталась себя занять. Она мылась. Она ела. Она вытерла пыль во всей квартире. Дважды. Она пыталась читать. Она смотрела телевизор. Листала фотоальбом. Она играла на гитаре. Она звонила Лере и разговаривала с ней целых пять минут. Она делала все, чтобы убить время до его возвращения. Время текло невыносимо медленно. Степнов все не шел. Она устала ждать. Прилегла на диван. Задремала.

Где-то далеко хлопнула дверь. Шорох. Шаги. Лена села, потирая глаза. В комнату вошел Степнов.

-Ленок, ты чего не спишь?- Он удивленно приподнял брови. – почти одиннадцать. Тебе же в школу утром…

Она зевнула, прикрыв ладошкой рот, и потянулась.
- Тебя ждала. Чего так поздно?

-Съемки, сама понимаешь, - он развел руками и виновато улыбнулся, - не сердись.

Лена смотрела, как он стягивает джемпер, как расстегивает по одной пуговицы на рубашке и была почти счастлива.
-Я не сержусь. Ты же пришел…

-Ленка… - он блаженно улыбнулся, подошел ближе, склонившись, легко поцеловал девушку в нос. Стянул с себя рубашку. – подождешь еще немного? Мне в душ надо - я как после сотни тренировок…

Девушка украдкой из-под длинной челки разглядывала его тело – теперь она могла себе это позволить.

Мускулистый, красиво сложенный … так и хочется потрогать. Она протянула руку, коснулась его рельефного живота, провела пальцами до самого брючного ремня, замерла и подняла на него неуверенный взгляд.

Мужчина улыбнулся и накрыл ладонью ее руку.
-Лена, ты меня слушаешь? Я в душ…

Кулемина сморщила нос. Ей не хотелось его отпускать после такого долгого ожидания.

-А можно я с тобой? – она смущенно улыбнулась и скользнула пальчиком под ремень.

-Кулемина, ты что? – мужчина мягко засмеялся и отвел ее руку. – я ровно пять минут. Не дуйся.

Решительным шагом Степнов вышел из гостиной.
Лена вздохнула. Столько ждать… и опять он сбежал. И с собой не пустил. Хотя это, наверное, к лучшему: девушка не была уверенна, что вид обнаженного Степнова не смутил бы ее окончательно. Ну и что конкретно она собиралась делать с ним в душе, она тоже не представляла. То есть соображения на этот счет были, но то фантазии, а здесь… Она нервно сглотнула, вспомнив, о чем совсем недавно думала, стоя в ванной, и залилась краской.

Такую порозовевшую от смущения ее и застал вернувшийся Степнов.

-Ну я же говорил, что быстро, - наклонился поцеловать ее, - скучала без меня?

-Еще как… – Лена обвила его шею руками, потянула на себя. С мокрых волос мужчины капнула вода. Он стер с ее плеча холодные брызги и посмотрел в глаза девушке. Взгляд ее был серьезен и словно спрашивал о чем-то. Сел рядом, обхватил тонкую талию Кулеминой одной рукой, другой промокнул полотенцем волосы, с которых снова и снова капало.

Лена смотрела на него не отрываясь. Какой он красивый сейчас… мужественный профиль, прозрачные капли, сбегающие по гладкой коже. Она не удержалась и прижалась губами к одной из них, спешащей куда-то вниз по его шее. Степнов прерывисто вздохнул и откинулся на спинку дивана. Сейчас? Он не знал, как поступить. Только еще крепче обнял девушку.

Кулемина еще секунду сидела так, не двигаясь, потом вдруг резко оторвалась и уселась к нему на колени, словно оседлав козла в спортзале.

-Ленка, ты чего задумала? – мужчина встрепенулся, заерзал на диване.

-Того.. – она решительно прищурилась. - и на этот раз ты не отвертишься.

Степнов улыбнулся. Она действительно готова. И он этого хочет. И тянуть ни к чему.

Он обнял ее за талию и привлек к себе. Губы встретились с губами: нежно, осторожно, едва-едва касаясь. Горячее дыхание. Прочь ее футболку. Полусвет ночника рисовал мягкие контуры тел, выхватывая из тьмы детали: ее округлую девичью грудь с темными ореолами сосков, плоский животик, влажные от поцелуев губы.

Степнов скользил пальцами по ее обнаженной спине, отчего девушка покрывалась тонкими мурашками.
Она чуть неуверенно притянула к себе его голову. Мужчина с готовностью прижался губами к затвердевшему соску, легко втянул его, слегка теребя языком. Лена застонала, почувствовав, как от ласки мучительно сладко заныл низ живота. Оторвавшись от ее груди, Степнов, крепко обхватив девушку руками, осторожно уложил ее на диван, помог освободиться от шортов и белья, скинул свои спортивные штаны. У Лены перехватило дыхание. Напрасно она боялась смущения – ни тени последнего не мелькнуло. Только радость от созерцания любимого – такого красивого, такого мужественного,… Виктор склонился над ней, руками и губами лаская девичье тело, гнущееся от наслаждения дугой . Чувствовал, как желание все больше охватывает его, отчего дыхание становится учащенным и мысли все больше путаются.

- Витя, пожалуйста. – не простонала, - почти прокричала девушка, раздвигая ему навстречу ноги. Еще мгновение, и она уже крепко сжимает его бедра.

Сделать ее своей – одним мощным, сильным движением, забыв обо всем. Почувствовал как напряглись и обмякли ее мышцы.

-Девочка моя… Леночка – он с испугом остановился. – прости … очень больно?

-нет, - она притянула его к себе за шею и прильнула разбухшими губами к его губам, - совсем нет.

Ее поцелуи почти убедили Степнова и он снова, на этот раз бесконечно нежно, стал двигаться.

-девочка моя любимая – шептал он между поцелуями – какая ты чудесная… как я люблю тебя…. Как хорошо…

Он чувствовал, что желание захлестывает его с головой, и огромным усилием воли сдерживал свой порыв, стараясь быть осторожным.

Лена как во сне, после отступившей боли вновь ощутила жар внизу живота, стало вдруг так горячо и томно, картинка перед глазами поплыла, легких вздох, вырвавшийся из ее уст, перерос в стон, и она не заметила сама, как стала двигаться навстречу сильному мужскому телу.

Мгновения – и у них больше нет сил сдерживаться. Взрыв потряс его сознание, мощные горячие волны накрыли тело. Она еще крепче сжала ногами его бедра, напряглась и дрожь пробежала по ее сильному спортивному телу.
Потом они просто лежали рядом, молчали и слушали дыхание друг друга.


Спасибо: 148 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 298
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 31
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.09 16:39. Заголовок: Седьмое февраля, суб..


Седьмое февраля, суббота.
-Хочу новые джинсы! - Мечтательно пропела Лена, вытягивая длинные ноги и небрежно закидывая ступни на колени Степнову.

Вообще, за покупками ходить она не любила. Заскакивала в магазин, хватала первые «удачные» шмотки и кидалась наутек. От суеты и навязчивости продавцов у нее начинала болеть голова. Поэтому по магазинам она ходила редко и, сколько себя помнила, предпочитала спортивные бутики. Но сейчас, лежа на диване и глядя, как Виктор кликает мышью по ссылкам интеренет-страниц, она ощутила страстное желание обновить гардероб. Новые джинсы – то, что надо.

Услышав Ленин голос, Степнов захлопнул ноутбук, повернул голову к девушке, растянувшейся на диване.

-Ну так в чем проблема? Пошли в магазин. Купим.

-Ну не знаю… - Лена пожала плечами и с сомнением нахмурила брови… - я такие покупки с дедом согласовываю всегда… и потом денег он не столько оставил…

-Ленок, перестань! – Степнов улыбнулся и слегка щелкнул ее по носу – о чем ты говоришь. Денег – куры не клюют. Собирайся, пошли.

-Нет, Вить, - Лена села на диване, смущенно покачала головой – я так не могу…неудобно..

-Так, Кулемина!- мужчина поднялся, громкий голос уже привычно потряс мирное спокойствие квартиры, - неудобно на потолке спать – одеяло падает. А все остальное – ерунда. Вставай, давай – и стянул смеющуюся, сопротивляющуюся Лену с дивана.
***********************************
- Эти или эти?- девушка на вытянутых руках выставила перед собой две пары джинсов.

Виктор забрал у нее обе и оценивающе скривившись, выдернул с вешалки еще несколько штук.

-Эти, эти и вот эти… - В примерочную: бегом марш!

-Ты мне покомандуй еще… - проворчала Лена, но джинсы взяла и скрылась в защтореной кабинке.

Выбирать джинсы – это целая наука. Или искусство – кому как больше нравится. Эти незамысловатые по большей части штаны имеют одно удивительное качество: если они «твои», то ты будешь выглядеть в них бесподобно, независимо от особенностей фигуры, цены, производителя - всего того, что при выборе любой другой одежды имеет принципиальное значение. Если же нет - то самая эксклюзивная модель от самого шикарного дизайнера в лучшем случае не украсит тебя, а в худшем – изуродует.

Лена умела выбирать джинсы. В первый раз сжимая их в руках, она сразу же понимала, стоит ли делать шаг вперед и попытку познакомится ближе. Из пяти пар, врученных ей Степновым, две совсем не годились. Они словно кричали ей «нет» и девушка не стала настаивать, решительно отложив их в сторону и взявшись за оставшиеся. Еще один секрет: в первый раз в джинсы нужно влезать «с мылом». Это гарантия того, что через пару дней они не повиснут на всех выступающих местах, а будут сидеть как влитые. Проверку примеркой не прошла еще одна пара – штанины оказались безбожно коротки.

С двумя последними (теми, что она наметанным глазом выбрала сама ) случилась странная история. Ни те, ни другие не хотели налезать, хотя размер был явно ее. Со свойственным ей упорством все-таки втряхнув себя в одну из выбранных пар, Лена потерпела полное фиаско в попытках застегнуться.

Когда ее терпению уже подходил конец, в примерочную просунулась голова Степнова.

-Ну что тут у тебя, Лен?- увидел, как девушка безуспешно пытается притянуть пуговку к петельке, шагнул к ней, – давай помогу.

Одним движением застегнул молнию, чуть повозился с пуговицей, поднял голову:
-Все. Ну- ка повернись..я посмотрю.

Девушка смущенно покрутилась на носочках, Степнов в восхищении развел руками
- Ленок, просто здорово! Как влитые.

-Да? – Лена с сомнением покосилась в зеркало – не маловаты ли?
-Нет. Берем!

Кулемина принялась стягивать с таким трудом застегнутые штаны. Аккуратно повесила выбранную пару на крючок и хотела было одеть спортивные штаны, в которых пришла, но Виктор поймал ее руку, протянутую за одеждой.

-Погоди, - он заговорщицки улыбнулся, - вот еще …. кое-что…

Мужчина извлек из кармана маленький сверток, развернул упаковкут и Лена наконец разглядела что ей предлагают надеть. В руках Степнов держал тоненькие хлопковые трусики.

-С ума сошел? - Лена густо покраснела, но взяла у мужчины из рук лоскуток ткани. На самом интересном месте красовалась забавная белая овечка с томным взглядом и кучерявой челкой. –И где ты это взял?

-Купил – мужчина поцеловал ее кончики пальцев, сжимавших лоскуток, - пока ты тут с джинсами воевала. Такая овечка смешная…. Мне понравилась…

Лена поколебалась еще секунду и медленно потянула с бедер собственные трусики. Через секунду они упали прямо на пол, и девушка небрежно откинула их в сторону пальчиками ног, с улыбкой и легким вызовом глядя в глаза Степнову.

Вид полуобнаженной Кулеминой в миг вызвал в мужчине вполне естественную реакцию: дыхание сбилось, низ живота налился тяжестью. Лена между тем не торопилась облачаться в обновку, продолжая с улыбкой смотреть в глаза мужчине.

Он шагнул к ней, сгреб в охапку, прижал к стене. Губы прильнули к губам, руки сжали ее обнаженные ягодицы.

-Витя… Витя… не надо.. – внезапно охрипшим голосом шептала девушка между поцелуями, изо-всех сил пытаясь бороться с желанием, болезненно-сладко охватившим все тело. - Витя, вдруг кто-нибудь зайдет…

Но мужчина уже не мог остановиться.
-Кто зайдет? - звук скользящей молнии на его джинсах – они тут дрессированные… не бойся.

Степнов легко, словно пушинку оторвал Лену от пола, и девушка тут же обвила его бёдра ногами, скрестив голени за его спиной, крепко обхватила за плечи руками. Почувствовав, как они становятся одним целым, не выдержала и легонько застонала.

-Тише-тише-тише – он поймал ее стон губами, еще крепче прижал к стене, - Леночка, тише…

Его движения - твердые, но необыкновенно нежные, впечатывали ее спину в шершавую поверхность стены, но Лена не чувствовала боли. Все ее существо сейчас было сосредоточено в одном месте: в том самом, куда приходились резкие удары мужчины. Оттуда блаженным теплом по телу со скоростью света растекалось наслаждение. Сладкое томление билось пульсом на шее, шумело в ушах и наполняло низ живота горячим светом. Лена повернула голову на бок, и до крови закусив губу, пыталась не стонать. Необычность обстановки, страх попасться на месте «преступления», быстрый ритм его движений очень скоро сделали свое дело: в животе будто взорвался ядерный заряд, отчего все тело свело мучительно сладкой судорогой и через мгновенье устало обмякло.

Почувствовав ее финал, Степнов аккуратно поставил девушку на ноги, отстранился, застегнул брюки. Лена, коснувшись ослабшими ногами пола, едва не упала, но удержалась за стену:
-А ты? – она подняла на него затуманенный взгляд

-В другой раз, - улыбнулся Степнов и поднял с пола выпавшие из пальцев «в процессе» трусики с овечкой – прошу вас, мадмуазель..

-У вас все в порядке? - послышался из-за ширмы голос молоденькой продавщицы, - я слышала странный шум….девушке плохо? Может, врача?

Степнов широко улыбнулся Лене и крикнул сквозь плотную ткань:
-Девушке хорошо! Минутку, пожалуйста! Мы подойдем на кассу.

Мужчина собрал разбросанные по полу джинсы в одну руку, выбранные Леной зажал под мышкой.
-Я побежал расплачусь, а ты одевайся, и выходи.

Когда за ним задвинулась шторка, Лена дрожащими руками натянула новые трусики и свои джинсы, оглядела свое отражение в зеркале. Ничего не скажешь, близость с ним явно шла ей на пользу: глаза блестели, на щеках шикарный румянец, губы от поцелуев алые, точно сочные спелые вишни.

Поправив на себе одежду и натянув капюшон толстовки поглубже, Лена выскользнула из примерочный, и под одобрительное хихиканье девушек-консультантов проскользнула к Виктору, уже дожидавшемуся ее на выходе из магазина. Кулемина и сама удивлялась – но ей ни капельки не было стыдно.

Скрытый текст
тут ЖДУ!

Скрытый текст


Спасибо: 139 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 317
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.04.09 15:45. Заголовок: Восьмое февраля, вос..


Восьмое февраля, воскресение.
Провести вместе целый день – это ли не счастье? Вместе проснуться, вместе готовить завтрак, вместе съесть его и после блаженно валяться перед телевизором, вовсе не глядя на экран. Впереди еще столько волшебных часов и столько вариантов, как их провести, что кажется: завтра не наступит никогда. Чем заняться двоим влюбленным, когда им предоставлена куча свободного времени и еще более свободного от посторонних глаз пространства? Чем заняться двоим молодым людям, которые так долго шли к этим отношениям, что почти потеряли всякую надежду на осуществление мечты? Конечно же, наверстывать упущенное! Что они и делали, да с таким усердием, что опомнились, только когда их желудки громким урчанием напомнили о том, что пора бы поддержать силы телесные.

Обед готов не был. Абсолютно. Ни в какой форме. По существу, самым голодным в мире людям даже перекусить было нечем, что уж тут говорить о полноценном приеме пищи. Лена задумчиво посмотрела на Степнова. Тот, совершенно голый, стоял перед открытым холодильником и со скептическим выражением лица осматривал пустые полки.

-Ну что, Ленок. – он обнял девушку за плечи, - похоже нам придется выбираться из нашей уютной берлоги и отправляться в поисках еды в какое-нибудь приличное заведение, где нас, будем надеяться, накормят-напоят и обогреют.

-Как скажешь. – девушка улыбнулась, поцеловала его в уголок красиво очерченных губ и захлопнула дверцу холодильника. – ну что, пойдем собираться?

Меньше чем через час – голод ведь не тетка – они уже стояли на пороге одного из московских ресторанчиков из числа тех непафосных местечек, где по-домашнему уютно и всегда рады гостям. Любезный юноша-официант провел их в отдельную кабинку, которую от общего зала отделяла тяжелая шелковая штора.

-Как тут здорово… - Кулемина с наслаждением откинулась на спинку уютного диванчика, - и пахнет вкусно! Я ужасно есть хочу!

-Сейчас все будет! – мужчина уселся напротив, на ходу открывая меню, - что тут у нас…

Аккуратный молодой человек в безупречно белом переднике с идеальной осанкой официанта в считанные минуты заставил столик заказанными блюдами, и они молча накинулись на еду.

-Я сейчас лопну, - выдохнула Лена, покончив с солидной порцией горячего – в жизни столько не съедала за раз.

- Давай-давай, тебе сил нужно набираться, - закивал Виктор, подвигая к девушке очередную тарелку.

- зачем это? – она игриво стрельнула на него глазами из-под светлой челки и зачерпнула полную ложку десерта

-О чем ты там думаешь? – мужчина засмеялся и слегка щелкнул ее по носу

-Я? – Лена невинно захлопала ресницами и нарочито медленно облизала ложку, - о чем таком я могла задуматься, интересно?

Девушка вытянула руку со столовым прибором в сторону и ловко зашвырнула ложку под стол.

-Ой, ложка упала, - хихикнула Лена и в считанные секунды оказалась под столом. Плотная шелковая скатерть всколыхнулась и спрятала девушку от внешнего мира.

-Лена-Лена-Лена, - забормотал Виктор, почувствовав ее руки на своих коленях – ты чего задумала? Сейчас официант зайдет и…

-И что? Меня же не видно. – резонно возразила девушка и тут же потянула молнию на его брюках вниз. Что делать с освобожденным богатством Кулемина понимала не до конца. Нет, конечно, теория ей была знакома по фильмам определенного содержания и периодически попадающимся статейкам в сети и прессе, но практика… практики не было совсем. Вот он, предмет ее вожделения – горячий, твердый, налитый страстью к ней, а мысли, как тараканы разбегались в разные стороны. Впервые она видела его так близко и толком не знала, что теперь делать. В голове всплывали пошлые фразочки из романчиков, которые девчонки читали вслух в женской раздевалке: «она пробежала по нему пальцами до самого основания». Что ж, попробуем: Ленины пальцы заскользили по гладкой коже, под которой горячая кровь пульсировала желанием. Девушка почувствовала, как напряглось его тело. Вспомнила, как в каком-то фильме одна девица советовала представить себе леденец. Леденцов Лена не ела лет с десяти – она не очень-то любила сладкое. Но здесь было совсем другое дело – Кулемина зажмурилась и представила. По вырвавшемуся из уст мужчины хриплому стону она поняла – игра удается. Она медленно, но с каждой минутой все уверенней и уверенней изучала его, скользя губами, рисуя язычком одной ей понятные узоры. А Степнову ничего не оставалось, только как беспомощно рычать, впиваясь зубами в собственный кулак, чтобы хоть как-то заглушить рвущийся наружу стон наслаждения. Ее движения становились все ритмичнее, его сладкие мучения все острее. Тело наполнялось огнем, как от хорошего вина и, почувствовав близкую развязку, Виктор прохрипел:
-Лена я сейчас…

Еще секунда и она приняла его финал – легко и с удовольствием. Он уронил голову на руки, пытаясь отдышаться.

Официант, бесшумно проскользнувший через шелковую ширму, легонько коснулся плеча Виктора.

-С вами все в порядке? Ваша дама ушла?

Он не успел ответить. Из-под стола выползла Ленка, деловито отряхнулась и продемонстрировала найденную под столом ложку.

-Вот, - Лена усмехнулась, косясь на своего спутника, пребывавшего почти в бессознательном состоянии. – Ложечку уронила.

Молодой человек смущенно кивнул, взял из рук Кулеминой прибор и так же бесшумно, как появился, исчез за шелковой тканью.

А она присела рядом с тяжело дышащим мужчиной, прислонилась головой к его плечу и блаженно улыбнулась. Провести вместе целый день – это ли не счастье?


Спасибо: 140 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 327
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 33
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.04.09 15:28. Заголовок: Сорри, что так мало...


Скрытый текст

Девятое февраля, понедельник.
Понедельник – день тяжелый, это известно всем. За выходные мы расслабляемся, становимся мягкими и поддатливыми, словно едва подошедшее тесто и всем своим невыспавшимся организмом стремимся в прекрасное «вчера». Лена не любила понедельники. Но первый день недели подобно болотной трясине в очередной раз медленно, но неумолимо втягивал ее в свою неуютную жижу, и она, позевывая, листала тетрадь, пытаясь прислушиваться к объяснениям Каримовой. Химия в голову не шла. Память терзала картинами, от которых скулы Кулеминой мгновенно наливались розовой краской. Тело слегка ломило от усталости – последствия бессонных ночей.

Хотелось домой – упасть на диван и в легком забытьи провести весь день до вечера. Ждать его, а когда он придет… Она снова покраснела. Встряхнулась: нет, так не пойдет. Нужно ведь жить нормальной жизнью – общаться с друзьями, петь в группе, учиться, наконец, – выпускной год как-никак. И Лена усилием воли заставляла себя слушать о формулах и химических элементах. Это было так невыносимо трудно, что кровь в венах буквально кипела от напряжения. Долгожданный звонок просто спас ее от ядерного взрыва – девушка собрала вещи и, подхватив сумку, не разбирая дороги, вылетела в школьный коридор.

На лестнице столкнулась с Лужиной.
-Привет. – Рита аккуратно перегородила девушке дорогу – ты куда летишь.
-Пусти, Рит. – Лена, нервно переминалась с ноги на ногу – мне домой надо.
-С чего вдруг это? – девушка вскинула брови и повнимательнее пригляделась к раскрасневшемуся лицу Кулеминой, - ну-ка иди сюда – Лужина потащила ее в сторону от мельтешащего школьного люда, - быстро рассказывай, что случилось.

Лена и сама не поняла, как это случилось. Но накопившееся напряжение последних дней вдруг вырвалось из нее потоком полу-связанных слов

-Понимаешь, я со Степновым живу.. и мы, понимаешь, у нас …. Было все, понимаешь? И есть. Я думать ни о чем не могу, только о том, как он придет с работы и…, - девушка нервно сглотнула, - я учиться не могу. И в группе играть. Я только о нем думаю. Что мне делать, Рит?

Лужиной было не до советов. Она ошарашено смотрела на мучительно краснеющую Лену.

-Лен, что, правда что ли?

-Нет, мне все приснилось, - девушка нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, - и теперь я не могу от этого отвлечься. Подскажи как, а? А то мне кажется, я с ума начинаю сходить.

Лужина наконец взяла себя в руки. Стараясь спрятать удивление в глубине светлых глаз, она наконец, выдала:

-А пойдем со мной после школы? Помогу – чем смогу, конечно.

Лена обрадовано закивала. Может, и правда – отвлечься это то, что надо?


Спасибо: 123 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 338
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 36
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.09 14:39. Заголовок: Кусочек, но сегодня ..


Кусочек, но сегодня будет еще

Прогулка удалась. Они бродили по улицам, и Рита рассказала кучу забавных историй. Они смотрели кино, пили чай в незнакомом кафе и даже успели познакомиться с двумя парнями, от которых бессовестно сбежали по темным улицам. И все это время Лена не думала о Степнове. Почти. Домой вернулась около десяти, когда свет фонарей слабо освещал двор и улицу.

Вошла в квартиру и сразу уловила витающие в воздухе флюиды тревоги. Он ждал ее прихожей – взволнованный, и будто чуть побледневший.

-Лена! – Виктор почти с испугом заглянул в ее глаза – Ты где была?

-Я?- девушка кинула сумку на трюмо и виновато улыбнулась, - Я гуляла с Ритой.

-С Ритой? –он неожиданно взревел раненным медведем, - а трубку почему не брала? Я наверное миллион раз позвонил..

Кулемина похолодела и тут же покрылась жаркой испариной. Телефон. Звук выключен с самой школы. Она дрожащими пальцами рванула трубку из кармана сумки. Пятьдесят два пропущенных. Нервно сглотнула.

-Прости, я не подумала, что ты будешь волноваться, – девушка виновато опустила глаза, - глупо конечно…

-Глупо? Ты хоть понимаешь, что я тут чуть с ума не сошел? С твоим талантом попадать в передряги. Почти ночь на дворе, ты не берешь трубку, сама не звонишь, девчонки не знают где ты…- мужчина со злостью хлопнул ладонью по стене. – а ты «не подумала»…

Лена молча смотрела на побагровевшего Степнова, и не знала что сказать.

-Какой ты еще ребенок… - он горько махнул рукой, так и не дождавшись ответа, наспех оделся и вышел из квартиры. Лена как окаменевшая не смогла протянуть руки, чтобы его удержать.

Захлопнулась дверь, сумка наконец выскользнула из пальцев. Отвлеклась. Тишина пустой квартиры оглушала сильнее ревущей толпы.

Что теперь делать? Медленно стянула куртку, растеряно прошла на кухню. Нетронутый ужин на столе.

-Вот черт. –ругнулась в полголоса.

Нехорошо все вышло. Лена никак не ожидала, что дело обернется так. Устало села, несколько минут тупо смотрела на накрытый стол и ни о чем не думала. Внезапно навалилась вязкая усталость, тянущая веки вниз.
Праздник удался, нечего сказать. Пустота в голове и осознание нелепости произошедшего. Как она могла попытаться освободить от него свое сердце? Ведь Степнов - это не просто какая-то там любовная история! Это ее пульс, ее дыхание, ее слезы и улыбки. Это ее все и ничего не изменишь. Она уронила голову на руки и в потоке вялотекущих мыслей провалилась в мутный, тревожный сон.


Спасибо: 106 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 340
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 37
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.09 16:36. Заголовок: 10 февраля вторник. ..


10 февраля вторник.

Она проснулась около пяти. Тело затекло от неудобной позы, шею невыносимо ломило. Степнова в квартире не было. Это Лена поняла сразу, едва открыла глаза и подняла голову с затекших рук. Почуяла пустоту квартиры всем своим существом и заскрипела зубами – злость на саму себя разрывала на части. Дура, какая же дуууура…..

Усилием воли Лена поднялась и побрела в душ. Теплы струи воды не забрали с собой усталости и головной боли. В своей комнате рухнула на диван, попыталась успокоиться. «Все нормально. Он придет завтра. Мы все выясним. Он меня простит и снова будет рядом. Всегда… всегда будет рядом…»
Из полудремы вырвал телефонный звонок.

-Алло – хриплый со сна голос.

-Ленка, ты чего, заболела что ли? – Женькин встревоженный голос окончательно вырвал Лену из царства Морфея, - урок через пять минут, а тебе нет…

Кулемина подскочила, словно ошпаренная.

-Блин, Жень я это… проспала…. Уже лечу.

На историю все-таки не попала. Рассказов лишь укоризненно покачал головой, пришлось пообещать ему реферат в качестве отработки за прогул. Уроки тянулись бесконечно, и Лена едва сдерживалась, чтобы не рвануть из школы: вдруг он там, один в пустой квартире, а она здесь, теряет время попусту.
Домой бежала почти бегом. Степнов и в самом деле был там. Сидел на диване с книгой в руках, и по всему видно - ждал. Услышав, как хлопнула дверь и увидев Лену в проеме двери, отложил книгу и поднялся. Девушка молча кинулась к мужчине, прижалась к груди, обвив руками за шею. Он на мгновенье прижал ее к себе, потом слегка отстранился, не позволив ей себя поцеловать.

-Погоди. – Виктор легко, словно куклу, усадил девушку на диван, - давай поговорим.

Она подняла на него испуганный взгляд и снова опустила, не в силах выдержать его напускного спокойствия.

-Ленок, послушай… - Мужчина приподнял ее подбородок и заглянул в виноватые глаза - послушай… мне
кажется, мы торопимся…мне кажется, ты еще не готова к …. – он помолчал, подбирая слова…. – к таким серьезным отношениям….

-В каком смысле? – ее растерянный голос был еще более хриплым, чем обычно, а взгляд вдруг стал таким потерянным, что Степнову до боли в груди захотелось сжать ее в объятиях, но он, сделав над собой усилие, сдержался.

-В прямом. Мы поторопились. Я зря поддался…. То есть не зря, конечно…- он силой удержал на месте порывавшуюся подняться девушку, - не зря, потому что безумно люблю тебя. Не зря, потому что хочу тебя…. все время. Не зря, потому что мне фантастически хорошо, когда ты рядом. И в то же время нам не стоило заходить так далеко…. Сейчас…. Ты еще не готова.

Лена сидела словно пораженная громом и не могла найти в себе силы посмотреть в глаза Виктору.

-В выходные ты так не думал… кажется….

-Думал- не думал, - он устало отмахнулся и отошел к окну, выпустив ее руки из своих ладоней. – сейчас думаю. Нам нужно притормозить. Я буду спать тут. А ты – у себя.

В комнате повисла густая тишина, и стало слышно, как капает в кухне вода из неплотно закрытого крана. В этой плотной тишине Лена уронила глухое «понятно», Степнов обернулся, и сердце его сжалось от нежности и боли. Она выглядела сейчас словно маленькая девочка, которую в самую радостную минуту жизни жестоко обидел близкий человек. На долю секунды ему захотелось броситься ей в ноги, просить прощения, целовать, потом поднять на руки и унести в спальню, но он сдержался. Так надо. Лена еще минуту сидела не двигаясь и, казалось, не дыша, а потом почти поднялась и ушла в свою комнату, плотно прикрыв за собой дверь.

комменты


Спасибо: 110 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 364
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 39
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.06.09 15:30. Заголовок: 11 февраля, среда Эл..


вот как-то так
11 февраля, среда
Электронные часы на письменном столе давно намекали светящимися в темноте знаками на то, что день окончен и мерно, посекундно отсчитывали новые сутки. Они перебрали почти целый час среды, а Лена все не могла уснуть. Весь вечер она не выходила из комнаты. Сначала злилась и тихо ненавидела Степнова. Потом пыталась встать на его место и понять, в чем причина. Потом, осознав мотивы поведения мужчины, изыскивала способы переубедить его. Потом пришла в отчаянье, придя к выводу, что упертый Виктор скорее всего так запросто не сменит своего решения. Девушка старалась лежать спокойно, чтобы Степнов там, за стеной не слышал, что ей не спится, но чем дальше, тем трудней ей становилось дышать без него.

И она не выдержала: способная сейчас даже умолять его о близости, Лена поднялась с кровати и на цыпочках прокралась в зал. Степнов не двинулся, не повернул головы, но она точно знала – мужчина не спит. Лена аккуратно скользнула под его одеяло, прижалась дрожащим от возбуждения телом к его обнаженной спине.

Виктор шумно вздохнул и повернулся к ней.

-Ленок, мне казалось, мы договорились…

-Витя, пожалуйста… - глаза девушки в темноте умоляюще блестели, - не прогоняй меня… мне так нужно…. Быть рядом…

Она прижалась к его губам так жадно, словно умирающий от жажды, приникший к благословенному источнику. Это невозможно – не откликнуться на эти слегка неумелые, но такие искренне-страстные ласки. Хриплый стон вырвался из груди мужчины, когда он понял, что его руки не слушаясь хозяина, сдирают с Лены майку и прижимают девушку к груди. Его собственное тело будто взбунтовалось против разума: Виктор хотел остановить это безумие, уговорить ее, заставить понять, но губы таяли в поцелуях. Руки жадно искали спасения, но Степнов лишь все глубже погружался в горячий омут ее желания. Еще минута и она снова принадлежит ему. Еще минута и Степнов горячим шепотом кается в том, что чуть было не отказался от этого счастья.

Прости меня, любимая. Прости, что сомневался. Прости, что был слабым. Прости, что не поверил тебе…

Быть к ней как можно ближе, потеряться в глубине этих зеленых глазах, сгореть в пламени ее лона. Преступление - отказаться от всего этого.

Девушка тихонько стонала от его таких долгожданных, тяжелых и резких, но при этом бесконечно нежных движений. Мужчина тяжело дышал, задыхаясь счастьем обладать этим сокровищем. Взрыв потряс их обоих одновременно, смешав чувства и ощущения. Лена сейчас не смогла бы и под дулом пистолета определить, где кончается ее наслаждение и начинается его. Виктор прижимал девушку к груди слабеющей от блаженства рукой и не мог разделить два дыхания: свое и ее.

Время раскололось на миллион кусков и осыпалось к подножию кровати.


Спасибо: 132 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 443
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 45
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.06.09 15:46. Заголовок: Прода маленькая, ибо..


Прода маленькая, ибо проходная
12 февраля, четверг.
Лена никогда не была особо сентиментальной. До недавнего времени не признавала слезливых мелодрам, романтической шелухи и особенно – дня Святого Валентина. Ну какой это праздник, честное слово? Розовые сопли, пустые признания. «О чувствах не кричат» - думалось ей. Однако, в этом году в преддверии очередного дня влюбленных невыносимо потянуло в магазин. Витрины пестрели яркими открытками и плюшевыми сердцами, а она смотрела и понимала – все не то. Подарок должен быть особенным, получив который Степнов сразу поймет, что она носит в своем сердце, что наполняет ее, как хрустальный бокал, пьянящим чувством.

А продавцы пихали ей забавных медведей с влюбленными глазами и смешные открытки. Мило, но… не то.

Убив всю вторую половину дня на пустое хождение от прилавка к прилавку, она было собралась домой и вдруг, уже на выходе из какой-то художественной лавки, уткнулась глазами в стеклянную витрину, заполненную хрустальными фигурами. Знаки зодиака, балерины в пачках, атлеты, искусно вырезанные из кристаллов, сияли под лампой миллионом оттенков.

Но Лена не смотрела на все это великолепие. Она видела лишь одну из фигур - на агатовой подставке раскрытая хрустальная ладонь. Тонкие, изящные пальцы сжимают сердце, так талантливо ограненное мастером, что свет, преломляясь на его поверхности, создавал впечатление, что кусок минерала кровоточит. Вот оно – живое, трепещущее сердце в протянутой к ней руке. Кулемина была уверенна – ничто другое не годится ему в подарок. Увидела цену – присвистнула. Нехило. Прикинула в уме, посчитав имеющуюся наличность – нужная сумма набиралась, но с трудом. Выходило, что домой придется идти пешком. Плевать. Лена достала кошелек.

13 февраля, пятница.

Степнов и сам себе удивлялся – вообще-то он не любил этот праздник и считал суету вокруг него напускной, выдуманной. Но в этом году ему отчаянно хотелось отметить день влюбленных. В воскресение вернется Петр Никанорыч, и субботу - последний день наедине с ней – хотелось сделать особенной.

С чего нужно начать? Подарок! Ноги сами привели его в ювелирный. В самом деле: лучшие друзья девушек - это бриллианты. Виктор даже не сомневался, точнее, не сомневался кто-то за него – его словно подвели к нужной витрине и ткнули носом. Кольцо стояло отдельно и смотрело на него. Как живое. Простой ободок из белого золота был бы обручальным, если бы не ограненный в форме сердца бриллиант. Карата три – не больше. Но безупречной огранки и цвета. Скрытый текст
Степнов, не раздумывая, достал бумажник, расплатился и вышел на улицу, сжимая в руках маленькую черную коробочку.

Ресторан. Теперь ресторан. Он выбрал индийский – экзотично, красиво, достойно Лены. Забронировал по телефону столик, заказал ужин.

Платье. Виктор хотел видеть свою девушку в платье. Знал, что она будет сопротивляться, наотрез отказываться вылезать из любимых джинсов и знал, что найдет способ ее убедить. Платья неожиданно оказались типичным «не то». Зато Степнов нашел кое-что другое и вышел из магазина ужасно довольный собой, сжимая под мышкой большую коробку.

Будет праздник.


Спасибо: 111 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 464
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 46
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.06.09 16:48. Заголовок: 14 февраля, суббота...


14 февраля, суббота.

Коробка лежала на ее кровати, когда она пришла с репетиции. Большая, черная коробка. Степнова дома не было. Оставил подарок и ушел? Это странно.

Лена присела рядом, провела пальцами по глянцевому картону. Интересно, что там? Аккуратно открыла крышку. Что-то невероятно зеленое. Невроятно красивое. Какой чудесный материал… Чем бы ни оказалось содержимое большой черной коробки, она непременно это оденет. Ткань мягко скользила, разворачиваясь в лениных руках. Вроде и не платье…

Слегка напугав, завибрировал в кармане телефон. Смс от него. Открыла, всмотрелась в текст: «ровно в семь у подъезда белый лимузин будет ожидать светловолосую девушку в зеленом сари. Удачи))) целую, я.»

Мать моя… женщина… Лена еще раз посмотрела в коробку, заметила белый листок. Надо же, инструкция. Ей вдруг стало смешно. Если для того, чтобы это надеть, нужна инструкция, как он будет снимать это с нее сегодня вечером?

Мельком пробежала глазами написанное. Вот черт. Еще раз взялась за мобильный, легко нашла нужный номер, нажала кнопку вызова.

-Алло, Лер? Привет еще раз. Лер, прости, что отвлекаю в такой день. Но у меня тут просто SOS, натурально. Скоро будешь? Отлично.

Закрыв за Лерой дверь, она еще раз посмотрела в зеркало и еще раз не поверила собственным глазам. Обнаженный живот, открытые плечи, мягкий материал струился по телу, словно живой, широкий палантин, перекинутый через руку… Или как там это у них называется? Скрытый текст

Волосы, убранные Лерой в незамысловатую прическу, которая ей невероятно шла. Подведенные темным глаза - ни дать, ни взять – индианка-блондинка.

Легкая мандражная дрожь сотрясала тело девушки. Еще пять минут. Присела на край дивана - на дорожку. Вспомнила про подарок, помчалась в комнату, сжала в руке небольшую коробочку с хрустальным сувениром. Пора.

Спустилась вниз, накинув лишь мамин полушубок, подбирая свободной рукой полы длинного и почти касающегося пола (это с ее-то ростом!) сари. Водитель учтиво открыл двери и она быстро скользнула в шикарный автомобиль, прячась от начинающегося снегопада. Первый раз в жизни боялась испортить прическу.

Когда автомобиль остановился, Степнов уже стоял на пороге, ожидая ее. С улыбкой смотрел, как она идет к нему, сжал ее ладони в приветствии.

- Самая красивая девушка проведет со мной это чудесный вечер, - Виктор коснулся ее губ. – Привет, любимая.

Оказалось, в их распоряжении отдельная кабинка с разбросанными на полу мягкими широкими подушками, мягкими коврами на стенах, на которые было удобно облокачиваться и низенький переполненный экзотическими яствами столик.

- Как тут красиво… - Лена присела рядом с Виктором, скрестив ноги, - и необычно.

- Я рад, что тебе нравится! – он протянул руку, сжал в пальцах девичью ладонь. – А давай уже есть? Я такой голодный, с ума сойти можно…

Они ели молча, только изредка обмениваясь впечатлениями о чудесах индийской кухни.

Лена разглядывала обстановку. Внезапно ей стало жарко. То, что на первый взгляд выглядело замысловатыми узорами на коврах, при ближайшем рассмотрении оказалось картинами из всемирно известной энциклопедии любви. Вот мужчина берет свою партнершу, держа ее на руках. Ее ноги страстно сжимают его бедра и, кажется, наслаждение видно по лицам Подпись вязью, видимо давала название этой позе. Лена не знала хинди, поэтому задумка древних индийцев осталась для нее тайной. Ковер за спиной Степнова и вовсе изображал такое, чего Лена и представить себе не могла. Забыв про еду, девушка во все глаза рассматривала изображение.

Виктор, заметив ее широко раскрытые глаза, обернулся, проследил за ее взглядом. Удивленно присвистнул:

- Вот это да! Вот фантазия у людей! Надо же такое придумать. А я то думаю, почему администратор мне так рекомендовала этот ресторан для романтического свидания…

А у Лены словно раскрылись глаза. Она внезапно увидела, что черенки у приборов подозрительно напоминают мужское достоинство, а тарелки расписаны обнаженными телами. Сама того не желая сейчас, Кулемина почувствовала внутреннюю дрожь и разгорающийся огонь. Еда встала в горле комом, а Виктор, как ни в чем ни бывало, продолжал уплетать свой ужин, словно не замечая отсутствия аппетита у спутницы и лишь иногда поднимая на девушку смеющийся взгляд.
Отвлечься. Нужно отвлечься. Она нервно сглотнула, стараясь не замечать сладкую тянущую боль в животе и внезапный жар.

- А у меня для тебя подарок есть! – Лена, словно фокусник, достала из складок сари коробочку, протянула ее Степнову, сжимая ее в своей ладони, будто спасительную соломинку. – Не могу больше ждать… - голос предательски дрогнул, щеки вспыхнули еще ярче.

- Нетерпеливая ты моя, - Виктор взял подарок из ее дрожащей руки, поцеловал кончики пальцев, потом открыл крышку, вынул на ладонь сувенир. В глазах потемнело. Сердце. Он все понял мгновенно. Она отдает ему свое сердце. Что ж, осталось только попросить ее руки. – Спасибо. - Поднял на нее глаза.

- Знаешь, я, пожалуй, тоже не буду тянуть, - извлек из внутреннего кармана маленькую бархатную коробочку, протянул девушке.- Открой.

Лена ахнула. Оно было прекрасно. Камень живо вобрал в себя мягкий свет и отдал его обратно миллионом искрящихся бликов. Степнов пересел ближе к девушке, взял кольцо из ее рук, осторожно надел на дрожащий безымянный.

-Лен, я думаю, самое время для этого вопроса… Ты станешь моей женой?

Она вскинула на него глаза, почувствовала, как ускользает пол, обвила руками его шею, потянулась к нему губами. Степнов сжал ее тело, прижался губами. Секунда, и она опрокинута на подушки, он – целует ее губы , скулы, шею, почти готов разорвать в клочья чертово сари. Останавливается, заглядывает в потемневшие от страсти зеленые глаза:

- Ты не ответила.

- Поехали домой, а? – Она села в подушках – я больше не могу… Меня с ума сводит все это и ты… Хочу тебя ужасно…

- Лена, а я хочу что-нибудь услышать в ответ…

- Господи, – она прижалась к нему, зарылась руками в черные, жестковатые волосы, близко-близко заглянула в глаза, - ну что ты спрашиваешь! Будто не знаешь… я выйду за тебя замуж… даже если ты будешь сопротивляться. Никуда от меня не денешься. – поцеловала, улыбнулась, снова поцеловала. - А теперь вези меня скорей домой, пока я прпрямо тут, - кивок в сторону пар на коврах, - не начала брать с них пример.

Скрытый текст


Спасибо: 111 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 478
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 46
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.06.09 16:01. Заголовок: Домой поднимались по..


Домой поднимались почти бегом. Прямо в прихожей, не включая света, начали срывать друг с друга одежду. Она задыхалась, он на ощупь был словно раскаленная печь. Сари не поддавалось его рукам, крепко кутая его Ленку в свои шелковистые объятия, за что было безжалостно разорвано, а освобожденная из гладкого плена девушка подхвачена на руки и отнесена в комнату.

- хочу тебя безумно, - внезапно севшим голосом бормотал Виктор, срывая с ее пылающего тела белье, - моя девочка…

- Иди ко мне… - хрипела она раздвигая ноги, чувствуя, как мокнет от ее влаги простыня под ягодицами , - пожалуйста…сейчас…

Виктор, толком не освободившись от одежды, ворвался в нее одним мощным движением. Девушка ногами сжала его бедра, выгнулась навстречу твердым ритмичным движениям. Разрядка пары, разогретой экзотично- эротическим ужином, наступила так быстро, что Лена удивленно охнула, содрогаясь от сладких спазмов наслаждения, а Степнов, отдышавшись, разочаровано выдохнул ей в ложбинку на плече:
- Прости, милая…

-Ни за что – хрипловато засмеялась в ответ , - только если ты…кое в чем мне поможешь.

- Все что угодно для моей королевы.- Хмыкнул в ответ.

Королеве было угодно в душ. Прозрачная занавеска отрезала их маленький уютный мир от всей вселенной. Вода теплыми струями била по расслабленным телам, каплями стекала по кафельным стенам, а он намыливал ее обнажено тело медленно, с удовольствием, не пропуская ни единого сантиметра. Шея, плечи, округлости груди, ее темные твердые вершины, плоский живот, упругие ягодицы, бедра, ноги… мужские руки скользили, забираясь во все явные и тайные уголки. Лена уже откровенно стонала, упираясь локтями и ладонями в стену, сжимая пальцы, пыталась удержать равновесие. Виктор закончил с ее стопами, поднялся вверх под струями воды, не обращая внимания на стекающие по лицу капли, прижался к губам, раскрыл их в поцелуе, коснулся языком ее языка, со стоном вкусил его сладость. Прижал девушку спиной к стене, от ее прохлады и жара его тела возбуждение Лены стремительно взлетело вверх, закружилась голова, почти не соображая, она согнула одну ногу в колене, поставила бортик ванны. Мужчина расценил ее движение правильно: приподнял за бедра, крепко зажав между стенкой и собой, и опустил вниз, соединяясь с ней. Почувствовав его внутри себя девушка, еще громче застонала, обхватила за шею, поймала поцелуем губы. Он стал двигаться медленно, нежно, осторожно, то почти полностью выскальзывая, то прижимаясь так близко, что казалось, девушка чувствовала его движения прямо под тонкой кожей живота. Разгоряченные влажные тела скользили, еще сильнее возбуждая обоих, сводили с ума поцелуи. Сколько это продолжалось никто из них сказать бы не смог. Но вскоре Степнов уже не мог сдерживаться, а ее стоны больше походили на крик, еще секунды –и Кулемина, закрыв глаза, почувствовала, как сладкая дрожь сотрясает тело от кончиков волос до пят, а Виктор взревел словно раненое животное, чувствуя как низ живота превращается в ядерный взрыв.

Еще несколько минут они стояли молча, потом Лена сорванным голосом пробормотала:

-Кажется, я сейчас видела радугу.

До ее комнаты еле добрались. Уставшие, счастливые в обнимку повалились на диван и проспали до утра.

А утром их разбудил вернувшийся из санатория дед. Но это – УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ.

КОНЕЦ!!!!!

ДОРОГИЕ МОИ!!!! Спасибо вам, что читали! что комментировали! отдельное СПАСИБИЩЕ Мандаринке за тьму ценных идей, Катюше, девочкам и всем, кто пинал меня, кто требовал прод,
и конечно тем, кто пережил со мной мою боль, тогда, в марте, поддержал и не дал бросить этот фик.
Я ВАС ВСЕХ ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ!!!!!


Спасибо: 116 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 831
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 75
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.03.10 15:02. Заголовок: Мезальянс


Автор Юрвига
Название: Мезальянс
Пейринг: КВМ
Рейтинг: R
Жанр:OOC, Romance
Статус: окончен

Примечание: ну чего тут собственно... я вернулась.
тема с коментами жива и она тут

Спасибо: 49 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 832
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 75
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.03.10 15:02. Заголовок: - Лена. Лена… Лена! ..


- Лена. Лена… Лена! Выключи, наконец, музыку. Нам нужно поговорить.
Светловолосая девушка, небрежно раскинувшаяся на постели все-таки вняла просьбам отца и щелкнула пультом. В внезапно наступившей тишине ее зевание и потягивания показались мужчине, мгновение назад вошедшему в комнату, особенно дерзкими.
Никита Петрович Кулемин, глава и создатель известной московской фармацевтической компании, прошелся по комнате дочери в поисках места, где он мог бы присесть, чтобы продолжить разговор. Такового не нашлось, ибо единственно в комнате кресло было завалено практически всем девичьим гардеробом, отдельные части которого, впрочем, можно было обнаружить на письменном столе, спинке стула и даже подоконнике. Так и не найдя свободного места среди царящего беспорядка, Кулемин смахнул вещи дочери с кресла прямо на пол и сел.
Молодая девушка, вальяжно расположившаяся на кровати, лениво проводила взглядом упавшие на ковер цветные тряпицы и, даже не изменившись в лице, снова перевела глаза на отца.
- Лена, у меня для тебя наверное не очень приятная новость, - после минутной паузы начал Кулемин, - ты должна выйти замуж.
- Чего? – девушка даже села в кровати, видимо полагая, что так она лучше расслышит то, что скажет ей отец. – ты совсем сбрендил?
- Лена, пойми, - Никита сложил руки на груди, откинулся на спинку, - у компании сейчас тяжелые времена. Ты же знаешь, мировой кризис… нам срочно нужны финансовые вливания…
- А я то здесь при чем? – перебила отца Кулемина, раздраженно тряхнув светлой челкой.
- Выслушай меня, Лена. – в голосе мужчины появилась некотороя жесткость, - А потом будешь вопросы задавать.
Девушка замолчала с недоверием глядя на мужчину.
- итак, нам нужны инвестиции. Как ты, надеюсь, знаешь, банки сейчас кредитов не дают. Найти человека, готового при нынешней экономической ситуации вложиться в бизнес, - задача не из легких. А у меня есть такой человек. Он готов передать мне такую сумму, которая позволит поправить наши дела и остаться на плаву. Проценты смешные. Просто грех отказываться. У него есть единственное условие – он хочет на тебе жениться.
- Ни фига себе условия! А если я не хочу? А я не хочу! – девушка сркестила руки на груди и откинулась на стену.
Еще один способ досадить отцу – радость по этому поводу отразилась на ее лице нагловатой улыбочкой.
- Лена, пойми, - мужчина очень старался быть убедительным, - от этого зависит твое будущее. Ты не хочешь учиться, не хочешь работать. Позволь мне сделать хоть что-то, чтобы позаботиться о твоем завтрашнем дне.
Девушка, не выдержав, вскочила с кровати.
- Что ты несешь, папа? Да плевать тебе на мое будущее! Как и на меня с тех самых пор, как не стало мамы. Ты думаешь только о себе и твоей Ирочке. Господи, какой ужас! – она заметалась по комнате. – Ты готов отдать меня какому-то старому извращенцу, только чтобы этой стерве сладко елось и мягко спалось.
- Во-первых, Ира - не стерва, и тебе это хорошо известно. Во-вторых, - он глубоко вдохнул и медленно выдохнул, пытаясь сохранять спокойствие, - Виктор – не извращенец. Он порядочный мужчина и ему нет и сорока. Для тебя это крайне выгодная партия. И ты ему вполне подходишь.
- А я? А меня кто-нибудь спросил? – устало проговорила она, отвернувшись к окну, - Подходит ли он мне?
Помолчали. Потом, в оглушительно звенящей тишине вновь раздался голос девушки:
-Я не выйду замуж. Иди к черту со своими идеями и свои бизнесом.
Кулемин выдохнул. Остался последний аргумент. Он старался пользоваться им только в особых случаях и, манипулируя дочерью, всегнда чувствовал себя последней скотиной.
- Если мама тебя сейчас видит, ей, наверное, очень грустно.
Ее и без того светлая кожа вдруг побелела как мел. Девушка почувствовала подступившую слабость и снова опустилась на кровать, закрыла глаза.
- Ненавижу тебя. – Голос ее звучал глухо, словно из-под земли. – Когда чертова свадьба?
- Ты выйдешь за него?- осторожно спросил мужчина.
- А разве ты оставил мне выбор? – равнодушно, не поворачивая головы.
- Я позвоню Степнову, скажу, что мы согласны. – сказал отец, поднимаясь и тут же вышел из комнаты.
Девушка, оставшись одна, закрыла лицо руками и заплакала.


Спасибо: 82 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 833
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 75
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.03.10 15:03. Заголовок: Никита Кулемин не бы..


Никита Кулемин не был плохим человеком и очень любил свою дочь. От того, что их отношения в последнее время стали такими невыносимыми, он постоянно терзался угрызениями совести.
Когда-то у него была прекрасная семья – чудесная жена Вера, дочь, обустроенный, уютный дом. Все сломалось, когда Лене было тринадцать. В дом пришло страшное известие – у Веры рак, самой последней, четвертой стадии. К моменту завершения полного обследования организм женщины был почти полностью поражен метастазами. Врачи вынесли приговор. В считанные месяцы болезнь сожгла Веру, не оставив надежды близким.
В день, когда она умерла, пошел дождь. Он лил стеной, смывая осенние желтые листья с тротуаров, лил, не переставая ни на мгновенье несколько дней подряд. Лил, когда семья и близкие друзья собрались на кладбище, чтобы проводить мать Лены в последний путь. Капли стекали по лицу Никиты, и потому девочке казалось, что отец не плачет. Сама она стояла обмерев, не чувствуя ни холодной воды, упрямо стекающей по лицу, застилающей глаза мутноватой пеленой, ни собственного тела.
Дождь прекратился только к вечеру.
Никита думал, что смерть жены сблизит его с дочерью, но Лена неожиданно замкнулась в себе и только однажды, когда он застал ее плачущей, крикнула с какой-то необъяснимой яростью:
- Это ты, ты виноват, что она умерла! Ты же врач! Ты должен был ее спасти….
С того дня начались их еженедельные визиты к психологу вдвоем. Время все же неплохой врач, а вместе с профессиональной помощью и вовсе дает отличные результаты. Через полгода дочь почти оттаяла, и Никита уже было решил отменить регулярные сеансы, но тут в его жизнь ворвалась Ирина. Они познакомились на какой-то конференции, позже познакомились ближе. Тонкая, деликатная Ирина искренне сочувствовала его горю и не стремилась занять в его сердце место времени. Наверное поэтому, скоро получила там свою, довольно значительную территорию.
Знакомя двух своих любимых женщин - дочь и будущую жену, Кулемин не подозревал чем это обернется. Он надеялся, что мягкая, добрая Ирина если не заменит Лене мать, то уж точно понравится ей и хоть немного отвлечет дочь от черных мыслей. Однако, девочка восприняла знакомство в штыки, снова замкнулась и почти перестала разговаривать с отцом. Сеансы психолога больше не помогали, пропасть между ними росла с каждым новым днем. Никита надеялся на время и ошибся.
Он все-таки женился на Ирине, хотя она и не настивала, казалось, она даже была против того, чтобы сделать этот шаг сейчас. Вскоре Никита ушел из медицины и вместе с женой-фармацевтом организовал компанию. Дела неожиданно пошли на лад, и вскоре его смело можно было назвать состоятельным человеком.
Вопреки его ожиданиям, это еще больше отдалило их с Леной друг от друга.
К восемнадцати годам дочь совершенно отбилась от рук – проводила почти все время вне дома, в странных компаниях, которые очень не нравились Никите. И чем больше они ему не нравились, тем чаще и дольше Лена пропадала по разным заведениям, тем чаще приходила домой со странным блеском в глазах и запахом алкоголя. Уже два года Кулемин никак не мог контролировать совершеннолетнюю дочь, и она делала, что хотела. А вот сейчас ему пришлось вынудить ее. И кто знает, чем вся это история закончится.
От тяжелых размышлений Никиту оторвала Ирина, тихонько тронувшая мужа за плечо.
- Поговорил с ней? Она отказалась?
Мужчина в ответ покачал головой:
-Нет. Убедил.
Ирина удивленно вскинула брови:
- Ты? Лену? Странно…зря мы все это делаем.
-Виктор хороший человек. И дело даже не в том, что он мне помогает. Я и так это вижу. И мне почему-то кажется, он хорошо подействует на Лену.
- Не знаю, не знаю, - женщина с сомнением покачала головой, - как бы не сделать хуже. У вас и без того сложные отношения.
Где-то хлопнула дверь. Никита обернулся, увидел дочь, прошмыгнувшую мимо его кабинета, выглянул в прихожую. Девушка натягивала кроссовки.
- Уходишь?
Она старательно затянула цветные шнурки, сидя на корточках, потом распрямилась, взглянула в глаза отцу, усмехнулась:
- Платье свадебное выбирать – и закрыла за собой дверь.
Натянув капюшон толстовки поглубже, сунув руки в карманы, Кулемина быстро шагала по улице. Ее путь лежал к дому подруги, Леры Новиковой, единственной оставшейся со школьных лет. Виделись редко, чаще созванивались и общались в сети. Но сегодня у нее к подруге совсем не телефонный разговор.
Нажала кнопку звонка, через мгновение на пороге, широко распахнув двери, появилась сияющая девушка.
- Ленка! - обняла подругу за плечи и потащила за собой вглубь квартиры, - как я рада, что ты пришла! Пойдем скорее пить чай.
Они расположились на кухне, Лера заварила душистый зеленый чай, поставила на стол чашки из любимого маминого сервиза.
Такие разные: одна – кокетка и творческая натура, другая – пацанка и большая любительница спорта, - они сошлись на почве общего несчастья. Обе в детстве потеряли мать.
- Рассказывай! – Лена поставила чай перед подругой, подвинула ближе вазу с конфетами, – что там у тебя стряслось?
- Да не так чтобы стряслось… Тут такое дело… Понимаешь…- Лена болтала ложечкой в чашке и никак не могла подобрать подходящих слов для своей новости.
- Ну же, не тяни кота за… хвост! – нетерпеливо тряхнула кудрявой головой Лера.
- Я замуж выхожу! – наконец решившись выпалила Кулемина и подняла глаза на подругу.
Позитивная Новикова тут обрадовано завизжала, кинулась обниматься:
- Дорогая моя, поздравляю! Кто же этот счастливчик?
- Фиг его знает, - скривилась Лена, - я его ни разу не видела.- и вздохнув, рассказала всю историю целиком.
-Вот так номер!- присвистнула подруга, когда Кулемина замолчала, - не ожидала я от Никиты Петровича. И что ты будешь делать?
-Не знаю. – Лена пожала плечами, - а какая мне разница? Выйду замуж, хоть избавлюсь от зоркого ока папаши.
- Слушай! – Лера вдруг подскочила, совершенно забыв про остывающий в чашке чай, - а пошли посмотрим на этого твоего… жениха. Про такого мужика обязательно должна быть информация в сети.
Не дожидаясь ответа, девушка упорхнула в комнату, и Лене ничего не оставалось делать, как неохотно плестись за ней.
Пойсковик на запрос «Виктор Степнов» мгновенно выплюнул сотни ссылок.
Ткнув наугад в первую попавшуюся, подруги попали на его интервью. Со страницы на девушек смотрел молодо выглядящий мужчина с пронзительно синим взглядом и резкими чертами лица.
- Ленка, да он красавец! – Новикова пихнула Лену в бок и снова прильнула к экрану ноутбука.
- Да он еще и миллионер! – присвистнула Лера через несколько минут, - подруга, хватай и беги, пока он не передумал.
Кулемина еще раз пробежалась глазами по тексту, собирая информацию. Так, Степнов Виктор Михайлович, москвич, глава крупного холдинга, занимает какое-то там место в списке Forbs. Разведен восемь лет как. Детей нет. И больше ничего из тог, что могло бы ее заинтересовать. Ленка откинулась на спинку дивана.
-Должен же быть какой-то подвох, - после минутной паузы проговорила она, - что с ним не так? Он развелся жуть сколько лет назад и не женат до сих пор. Может, он садист? Или просто извращенец? Лера, ну что-то тут не так! Я это чувствую, понимаешь?
- Ты же встретишься с ним до свадьбы? – Леру, как обычно не интересовали детали, - вот и спросишь, все, что тебе интересно. Уверенна, он удовлетворит твое любопытство.


Спасибо: 83 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 834
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 75
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.03.10 15:04. Заголовок: Виктор Степнов нечас..


Виктор Степнов нечасто ошибался, редко попадал в неловкие ситуации и никогда не опаздывал. Все это благодаря жесткой дисциплине и постоянному самоконтролю, привитым спортивным детством Но сегодня, сидя в своем автомобиле, стоящем посреди традиционной московской пробки уже почти сорок мину, он обеспокоенно поглядывал на часы. Заставлять будущую жену себя ждать вовсе не входило в его планы, и от этого мужчина все больше нервничал. Когда его Бентли наконец выбрался из затора на дороге мужчина даже прикрикнул на водителя, чтобы тот поторопился. В итоге к своему облегчению к ресторану он прибыл вовремя, отпустил машину и поднялся по лестнице, ведущей к входу. На крыльце столкнулся с девчонкой нагловатого вида – спущенные ниже некуда штаны, дурацкая футболка, кепка надвинутая на глаза. Виктор пропустил девушку внутрь. Та, подняв на него глаза отчего-то вздрогнула и ему показалось даже слегка побледнела.
За столом его ждал Кулемин.
- Моя дочь опаздывает, прошу извинить, - Никита протянул руку, приветствуя Виктора.
-Ничего страшного, - Степнов улыбнулся в ответ, - сам простоял в пробке почти сорок минут. Час пик.
В этот момент девушка, с которой он столкнулся у входа, подошла к их столику, отодвинула стул и села без приглашения, холодно сверкнув на мужчин зелеными глазами.
-Привет, пап. – кивок отцу, - здрастье, - еще один острый как льдина взгляд в сторону Степнова.
- Лена! – Кулемин укоризненно посмотрел на дочь, - ты опоздала…
О, дело не в этих пяти минутах, на которые Лена задержалась! В упреке отца слышалось недовольство многими вещами, - ее внешним видом, манерами, явной недружелюностью.
- Прости, папуль, – она растянула губы в искусственной улыбке, - пробки. Совершенно невозможно проехать в центр. – Правда, Виктор Михайлович?
И снова пронзительный взгляд зеленых глаз.
- Конечно.
Степнов ожидал увидеть совсем другую девушку – вышколенную, словно после института благородных девиц, с совершенными манерами и идеальным макияжем. Об этой семье Виктор навел справки. Настоящая интеллигенции: ныне покойный Кулемин-старший – знаменитый писатель, его сын Никита – врач, как и его первая жена, мать Елены, родители которой так же покинули эту бренную землю – настоящий цвет науки. Мать профессор в одном из престижнейших университетов страны. Отец – известный публицист, ученый. Есть чем гордиться и небезосновательно задирать нос Кулеминой Лене. Но девушка значительно отличалась от картинки, которую он сам себе нарисовал. По ее жесткому взгляду, по колким интонациям, по жестам и мимике Степнов догадался – девочке отнюдь не глупа, и стоит больше, чем могло показаться на первый взгляд.
- Предлагаю поужинать и после обсудить наше дело, - прервал Виктор затянувшуюся паузу. Было очевидно, что серьезный разговор лучше отложить на конец трапезы. – Лена, давайте я за вами поухаживаю.
Он смотрел, как девушка ест. По тому, как человек принимает пищу, можно многое понять о нем, о его семье, о его детстве и воспитании. В Лене была видна порода, этакая врожденная утонченность, которую не скрыть ни рваными джинсами, ни напускной небрежностью, ни какой-то дикой, кошачьей, почти постоянной готовностью к прыжку.
«Нда, видимо досталось девочке от жизни» - думал он, ловя очередной холодный, вызывающий взгляд Лены на своего родителя.
Телефонный звонок прервал очередную неловкую паузу. Кулемин извинился, сослался на важность разговора и вышел из-за стола. Оставшись с девушкой наедине, Степнов отложил столовые приборы.
- Поговорим?
- Валяйте, - она, нахально улыбнувшись откинулась на спинку стула, закинула ногу в кроссовке на колено, демонстрируя ему рваную джинсу.
- Тебя принуждают выйти за меня? - он неопределенно кивнул головой в ту сторону, куда минуту назад ушел Кулемин.
Лена в ответ неопределенно хмыкнула
- Ну что вы, Виктор Михайлович. Кто же от такого предложения отказывается?
-Тогда я бы хотел знать, что конкретно тобой движет.
-Э нет, - хриплый смех в ответ, - теперь моя очередь задавать вопросы.
Степнов чуть приподнял бровь. Непростая девочка.
- Хорошо, спрашивай.
-Вы успешный мужчина, как говорится, в самом расцвете сил. Не урод. – почему же не нашли себе более подходящую спутницу?- пронзительный взгляд зеленых глаз казалось, пытался пробить насквозь завесы невозмутимости. Но не тут-то было.
- Полагаю, тебя интересует, почему я не женюсь, что называется «по любви»?
- Вроде того, - кивнула девушка.
-Хорошо, я отвечу. Расставим все точки над «и»


Спасибо: 78 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 835
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 75
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.03.10 15:05. Заголовок: - Восемь лет назад о..


- Восемь лет назад от меня ушла жена. Точнее сбежала. Вместе с моим партнером, - Степнов усмехнулся, и выражение его лица на какой-то миг стало жестче, - перед тем как отправиться заграницу эта парочка провернула одно дельце, здорово меня подставив. Компания была на грани банкротства, меня дважды чуть не посадили, и я пережил неудачное покушение. Но я выжил, и компания удержалась на плаву. Однако, с тех пор женщины присутствуют в моей жизни только в двух качествах: либо как деловые партнеры, либо как…- Он сделал паузу, подбирая слова, подходящие для девичьих ушей.
- Средство удовлетворения естественных потребностей? – подсказала ему Лена. Ее почему-то все больше забавляла эта история.
Мужчина в ответ легко приподнял брови. «Хм, все-таки неглупая девочка».
- Приблизительно так. И, нужно сказать, меня в этой ситуации все устраивает. Но, к сожалению, кроме моего мнения существует еще и общественное, которое, как бы ни было неприятно, оказывает значительное влияние на репутацию. Мужчина, которому без малого сорок и у которого до сих пор нет семьи вызывает подозрения и наводит на определенные мысли. Вы понимаете, о чем я?
Лена еще больше развеселилась.
- Вы не похожи на гея, - фыркнула она, пытаясь не расхохотаться во весь голос.
- Похож – не похож… Какое это имеет значение? – Степнов поморщился, - стоит одному ляпнуть что-то подобное, это тут же подхватит молва и тогда… Трудно будет доказать, что я не верблюд. К тому же семейный человек вызывает больше доверия. Это хорошо для бизнеса.
Он помолчал немного, потом продолжил:
- Решив жениться, я вдруг обнаружил, что найти подходящую невесту в наши дни – весьма сложная задача. Барышни нынче либо хищные акулы, либо пустоголовые дурочки. Меня не устраивает ни тот, ни другой вариант. Так что ваш отец, Лена, появился очень кстати. Я думаю, что девушка из хорошей семьи, без прошлого и пятен на репутации – это как раз то, что мне нужно.
- А что нужно мне, вас, конечно, не интересует? – Кулемина, недобро прищурившись, посмотрела ему прямо в глаза. Виктор взгляда не отвел.
- Ну вы тоже не остаетесь в проигрыше, Лена. Вы получаете свободу от гнетущей опеки отца и то, что сейчас принято называть «красивой жизнью». Любой каприз - в разумных пределах, естественно.
- И вас совсем не беспокоит, что я … не люблю вас? И мы почти незнакомы?
- Леночка, - Степнов усмехнулся, - вы же взрослая и, как я вижу, далеко не глупая девушка. Любовь – это сказка для самых маленьких. Ну, а насчет знакомства, я не вижу никакой проблемы. Познакомимся.
- Все это как-то… - Лена пыталась поймать свою мысль, которая, словно назойливая муха, беспокоила почти весь разговор. Внезапно ее осенило.
- А что будет входить в мои обязанности как вашей жены?
Виктор усмехнулся.
- Вести себя прилично, иногда выходить со мной в свет и очень достоверно демонстрировать свое счастье. Это все.
- А как насчет… - она, преодолевая смущение, подбирала слова. Нелепо, но спросить надо. Сюрпризов в этом деле быть не должно.
Мужчина мгновенно понял ее мысль.
- Леночка, насчет супружеских обязанностей можете не беспокоиться, - усмехнулся он, - мне есть к кому обратиться с этими вопросами.- Он окинул девушку, как ей показалось, пренебрежительным взглядом, от которого мгновенно стало неуютно.- Так что я вас не побеспокою с такими желаниями. Разумеется, если это не будет интересно лично вам.
Кулемина, получив шанс дать сдачи, в ответ брезгливо скривилась.
Степнов, будто не заметив, продолжил.
- Однако, это только часть предложения, известная вашему отцу. Вторую часть я изложу только вам.
Лена вопросительно взглянула на мужчину.
- Леночка, я нахожусь в том возрасте, когда самое время задуматься о продлении рода. Мне нужен наследник.
У девушки вдруг потемнело в глаз. Вот он, подвох. А Виктор тем временем продолжал:
- Я предлагаю вам родить мне ребенка. Если вы это сделаете, ровно через год после появления малыша на свет, вы получите на ваш личный счет такую сумму, что сможете уйти от меня и получить полную независимость. Разумеется, вам будут разрешены любые контакты с ребенком. Если конкретнее, сумма, которую вы получите, будет равна… - Степнов назвал цифру.
Лена присвистнула.
- Щедрое предложение, Виктор Михайлович. Только вы не боитесь, что может случиться так, что ледяная глыба, которую ваш врач по нелепой ошибке называет сердцем, вдруг растает при знакомстве с какой-нибудь дамочкой? Что-то мне не хочется получить пинка под зад, потеряв ребенка, которого будет воспитывать совершенно незнакомая мне тетка. Каковы гарантии, хотела бы я знать?
Степнов на минуту задумался, потом улыбнулся
- А вы и правда неглупы, Леночка. Будут вам гарантии. Я переведу эту сумму на депозит нотариуса с отлагательным условием. Внесу в брачный договор пункт, гарантирующий, что в случае развода по моей инициативе – разумеется, без вашей вины, - вы получаете всю сумму сразу. И ребенок останется с вами. Если будет другая женщина. Но я бы советовал вам не беспокоиться по этому поводу – такая ситуация исключена. Поверьте.
Лена смотрела на этого взрослого, красивого, успешного мужчину и с удивлением ощущала жалость к нему. Человек без сердца – что может быть печальнее.
Через паузу она вздохнула.
- Хорошо, Виктор Михайлович. Я подумаю над второй частью вашего предложения. Обещаю. А насчет первой – то я согласна. Так что можете назначать дату. Договоритесь с отцом, а я пойду, пожалуй. Спасибо за обед.
Она поднялась и бросила на него еще один колкий взгляд.
Степнов тоже встал, протянул руку на прощание.
- До свидания, Лена.
-До свидания. – она сжала его ладонь, ощутив ответное движение мужских пальце. Поспешно отдернула руку и, круто развернувшись, поспешила к выходу.
Вернувшийся Кулемин, обеспокоенно глядя вслед дочери, хотел было окликнуть Лену, Степнов ее остановил:
- Не стоит, Никита Петрович. Мы обо всем договорились. Теперь предлагаю обсудить наши с вами дела. Итак…


Спасибо: 78 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 836
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 75
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.03.10 15:06. Заголовок: Сон. Это, конечно, п..


Сон. Это, конечно, просто глупый, абсурдный сон. А она все никак не может проснуться. Сегодня утром Лена Кулемина открыла глаза, завтракала, сидела в кресле и смотрела, как ей делают свадебную прическу, как крепят в волосах роскошную фату, что-то говорила от счастья звенящей, словно колокольчик, Лере, выдыхала, когда подруга затягивала на ней корсет белого платья. И при этом словно застряла на границе между сном и реальностью, силясь встряхнуться, прийти в себя, и, наконец, проснуться. Только избавиться от преследующего ее нелепого видения никак не удавалось. Не удавалось уже целый месяц. Целый месяц она куда-то зачем-то шла, с кем-то разговаривала и пустыми глазами смотрела на будущего мужа. Но Лена больше не печалилась. Глупо расстраиваться от всего происходящего, если точно знаешь – это всего лишь абсурдный сон. И ты вот-вот откроешь глаза.
Она открывала глаза каждое утро, вновь и вновь удивляясь тому, что все остается на своих местах. И сегодня, вставая с постели, Кулемина была твердо уверенна, что просто увязла как муха в варенье в этом чертовом сне, где она всерьез собирается замуж за полузнакомого мужчину, с которым ее разделяет целая пропасть размером с Большой каньон.
Это было так невыносимо, так чудовищно неправдоподобно, что лучший способ пережить все происходящее - просто представить, что ее тут нет. Ни на этой шикарной церемонии в Дворце бракосочетаний, где мужчина с синими глазами одевает ей на палец кольцо, где она дрожащим от нереальности происходящего голосом говорит свое «да», и противно бессильными пальцами ставит корявую подпись в той самой книге, где оставляют на память государству свои автографы счастливые молодожены. Нет и на несказанно пафосном банкете, где чужие лица и надменные голоса шепчут в спину: «Она же совсем девочка еще… мезальянс…», где кто-то пронзительно громко и поразительно неприятно кричит «горько». От этого выкрика Лена вдруг очнулась, подняла на него паникующий взгляд.
- Не бойся – шепнул Степнов на ушко, поднимаясь со своего места и увлекая ее вслед за собой, - это всего лишь поцелуй…
Она, зажмурившись и порозовев от смущения, позволила себя поцеловать. Виктор делал это аккуратно, словно боясь смять нежные лепестки ее губ и, к удивлению Лены, поцелуй не был ей противен. Но это было все, что девушка успела понять, потому что мужчина слегка отстранился и заглянул ей в глаза:
- Устала? Потерпи чуть-чуть. Еще четверть часа и мы уедем.
От этого уверенного «мы» Лена снова поспешила спрятаться в свое состояние полусна-полуяви, как единственно возможное во всем этом сумасшествии.
Снова очнулась только сидя в свадебном лимузине, который стремительно уносил ее в новый дом. В новую жизнь. Очнулась и тут же почувствовала смертельную, непреодолимую усталость, копившуюся весь минувший месяц.
-Устала? – его голос заставил вздрогнуть
- А? Да, немного, пожалуй.- Лена зябко поежилась, вдруг ощутив, как сдавливает грудную клетку корсет, как жмут ноги новые, не разношенные туфли.
- Скоро будем…. – Степнов удержал готовое сорваться с языка слово «дома», заменив его нейтральным, - на месте.
Лена кивнула в ответ и откинулась на спинку кожаного сидения. Степнов смотрел в окно.
Когда знакомые ворота с едва слышным жужжанием отъехали в сторону, пропуская автомобиль, он позвал ее:
- Лена. Лена…
Девушка не ответила. Спит.
Степнов вышел из машины, раскрыл пассажирскую дверь, взял девушку на руки, и, коротко покачав головой подбежавшему охраннику «Не надо. Я сам», зашагал к дому.


Спасибо: 80 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 837
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 75
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.03.10 15:07. Заголовок: Лена сидела на задне..


Лена сидела на заднем крылечке своего нового дома и, глядя на хлещущий по газону дождь, неспешно втягивала в себя горьковатый синий дым. Можно было курить в гостиной, удобно устроившись на кожаном диване и пуская дым колечками в далекий потолок, но она знала, что Степнов не одобряет ее привычки. А делать что-то назло ему было вовсе не так интересно, как насолить папочке. Она вспомнила, как во вторую их встречу пришла в ресторан в тертых джинсах и невнятного цвета майке. Степнов и бровью не повел, оставаясь самим воплощением галантности, зато пафосная публика бросала столь презрительные взгляды, что хотелось провалиться сквозь землю. И уже через день Лена села к нему в машину в узкой черной юбке-карандаше и простой белой рубашке. Виктор окинул ее одобрительным взглядом, а девушка вызывающе вздернула подбородок. Мужчина, отвернувшись, спрятал усмешку в лацкане дорого пиджака, она сделал вид, что не заметила.
Девушка, отмахнувшись от воспоминаний, сделала последнюю затяжку и затушила тлеющую сигарету. Три дня как нет больше Лены Кулеминой. Три дня, как есть Лена Степнова. И она не знала, что с этим делать. Не знала, что ей делать в этом большом красивом доме, как проводить свободное время и как дальше жить. Впрочем, была одна вещь…
Три дня для такого решения – неразумно мало. Но она, несмотря на недоразумение в новеньком паспорте, Лена Кулемина. А это значит – если сказала, значит сделала. Да и о чем тут рассуждать: если подумать, это действительно хорошее предложение. Что она теряет? Девять месяцев. А что приобретает? Маленькое счастье, которое положит конец ее одинокому пребыванию в этом мире, внушительную сумму денег и долгожданную свободу. Возможность просто жить и быть, наконец, счастливой. Поэтому тщательно взвесив возможные «за» и «против», Лена решила: она родит Степнову ребенка.
Принятое решение осложняло одно. Дети не рождаются по щелчку пальцев и их не приносят аисты. Для этого, чтобы под сердцем теплилась жизнь, нужно как минимум раз – а она подозревала, что одного раза может быть недостаточно – хоть раз заняться сексом. С ним. От этой мысли становилось нехорошо. Лена ничего не имела против своего супруга, но, во-первых – интимные отношения с малознакомым человеком для нее как петля на шею, во-вторых – от воспоминаний о ее первом и единственном в жизни сексуальном опыте до сих пор выворачивало наизнанку. Как забыть липкие, холодные ладони, жадно шарящие по ее телу, скользкие, отвратительно слюнявые губы и пронизывающую насквозь острую боль? Связавшись со своим первым мужчиной назло отцу, Лена единственный раз в жизни пожалела о том, что сделала что-то наперекор родителю и, сбежав из чужой квартиры, постаралась сделать все, чтобы больше никогда не встречаться со своей ошибкой. Тема близости с противоположным полом так же оказалась надолго закрытой. А вот сегодня придется повторить. Лена внутренне содрогнулась. Она тысячу раз посчитала: подходящий день именно сегодня. А Степнов как раз возвращается из Швейцарии, куда улетел на следующий после свадьбы день. Значит, так тому и быть. Сегодня.


Спасибо: 78 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 838
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 75
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.03.10 15:07. Заголовок: Почти десять. Он, на..


Почти десять. Он, наверное, уже закончил дела и ушел из своего кабинета. Что делать? Дождаться, когда в его комнате погаснет свет? Или пойти сейчас? А если пойти, то что сказать? Или он сам… догадается? Сердце отчего-то стучало, как молот. Лена сидела на кровати, поджав под себя ноги, и нервно теребила подол коротенькой комбинации и пыталась себя убедить, что ничего страшного не случится. Нужно просто закрыть глаза и представить, что тебя здесь нет. Черт, она же Кулемина! То есть уже нет, но…
Лена осторожно выглянула в коридор – никого. Чертовы огромные дома. До его комнаты топать и топать. Бесшумно выскользнула за дверь, мягко ступая босыми ногами по идеально чистому паркету. То и дело одергивая едва прикрывающую ягодицы комбинацию, почти бегом пробежала до противоположного конца коридора.
Остановилась. Вдох-выдох. Повернуть ручку. Сделать шаг через порог
Дверь за спиной закрылась, и она на секунду прижалась полуобнаженной спиной к прохладной деревянной поверхности. Виктора в комнате не было, но из ванной комнаты доносился шум льющейся воды и мужской голос, напевающий незнакомый мотив. Сердце стучало громче прежнего.
Лена огляделась. Детально обследовав дом за прошедшую после свадьбы неделю, она неизменно обходила это место стороной, надеясь, что необходимость побывать здесь просто не возникнет. И теперь с чисто девичьим любопытством оглядывала комнату. Огромная кровать под черным шелковым покрывалом, белый пушистый ковер на полу, безупречно вписанный в стену прямоугольник плазменной панели. Еще раз огляделась в поисках места, куда можно было бы присесть в ожидании Степнова. По всему выходило, что некуда, кроме спального ложа хозяина дома.
Лена почему-то на цыпочках прокралась к кровати и аккуратно присела на краешек. Вода в ванной литься перестала так неожиданно, что девушка едва успела подавить в себе желание вскочить и опрометью кинуться вон. Вцепившись побелевшими от напряжения пальцами в покрывало и пытаясь дышать ровно, она лихорадочно пыталась сообразить, что все-таки скажет Виктору, когда он вернется в комнату.
- Лена? – его голос прервал судорожные попытки прийти в себя и сформулировать более или менее адекватное предложение.
Девушка обернулась. Степнов стоял на пороге ванной комнаты в одном полотенце, небрежно обернутом вокруг бедер. По спортивному, загорелому торсу, преломляя свет от ночника, стекали редкие капли.
Лене нервно сглотнула и, ненавидя себя за слабость, предательски порозовела. Виктор понимающе вздернул брови, задумчиво потер рукой небритый подбородок, и снова исчез в ванной. Зашумела вода.
Лена смотрела через окно на хлещущий в сумерках дождь, все еще сжимая в пальцах черный шелк, и уговаривала себя остаться. Струсить в последний момент и с позором сбежать урожденная Кулемина позволить себе не могла.
Она услышала, как Виктор вновь вошел в комнату, но головы не повернула, спасаюсь в заоконном пейзаже от страха, липкой холодной дрожью расползавшегося по телу и до спазмов в животе жалея, что минуту назад не закрыла за собой дверь в его спальню. Будто бы и не было ничего. Теперь поздно.
Шорох покрывала. Каждой клеткой своего полуобнаженного тела она чувствовала его близость. От прикосновения к плечу вздрогнула.
- Лена. – Голос Степнова звучал спокойно и как будто чуть насмешливо. – Не нужно меня так бояться.
Теплые ладони легли на плечи, горячее дыхание обжигало шею.
- Посмотри на меня! – хрипловатый шепот, от которого мгновенно пересыхает в горле
Лена медленно обернулась, вдруг задохнулась от близости его губ и потемневших синих глаз. Мужская рука скользнула на ее затылок, теплый поцелуй одним движением швырнул в бездонную пропасть. Внезапно стало жарко, тело, в один миг перестав слушаться, потянулось вслед за его руками и губами и Степнов легко увлек ее на гладкую лужицу черного шелка, опрокинул на спину. Слабеющими руками обхватила его за шею, словно все еще пытаясь удержаться на краю, а на самом деле падая, падая, падая вместе с ним в глубокую пропасть нежности.
«Совсем еще девочка» - вспыхнула мысль при виде ее крепко зажмуренных глаз и приоткрытых манящих губ. Не давай ей опомниться, мужчина одним уверенным движением сорвал с девичьего тела тонкие кружевные трусики, потянул вверх тонкую ткань комбинации. Лена в ответ прогнулась в спине, помогая ему освободить себя от лишнего, теперь ненужного и безжалостно скинутого с кровати одеяния.
Мелко задрожала от горячего прикосновения его ладоней к своему обнаженному телу, от нежных губ с наслаждением ласкающих отвердевшие вершины белоснежных холмиков груди, от движений его пальцев, скользящих по нежной коже живота, ласкающих бедра и самые нежные, самые чувствительные места между ними. Девушка едва помнила себя, голова металась по черному шелку, стоны срывались с губ, какое-то новое, доселе непознанное желание разрывало изнутри, и об исполнении этого желания она была готова молить его.
Легко развел ноги в стороны. Почувствовав его тяжесть, Лена на мгновение напряглась, готовясь к неприятным ощущениям. Но он вошел словно раскаленный нож в сливочное масло и, вместо боли и сухости, в ней вдруг забилось пламя, заставляющее подымать бедра все выше, стремясь навстречу. Степнов двигался сначала медленно и аккуратно, стремясь увлечь ее своим темпом, потом все быстрее, но это уже не имело никакого значения. Она ловила его движения, хрипловатым голосом шептала его имя, хватала пересохшими губами воздух, а пламя внутри нее все росло и росло, заполняя каждую молекулу, каждый атом ее тела, пока долгожданный и вместе с тем такой неожиданный взрыв не сотряс ее тело крупной дрожью наслаждения.
- Умница моя, девочка… - шептал ей на ушко Виктор, отправляясь вслед за ней в долину абсолютного счастья.
Потом Лена лежала, не в силах пошевелить даже кончиком пальца, ощущала его руку на своей руке, слушала его размеренное дыхание и даже не пыталась понять, что произошло.


Спасибо: 81 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 839
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 75
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.03.10 15:08. Заголовок: Яркий луч утреннего ..


Яркий луч утреннего солнца нагло шарил по шелковой ткани в поисках все еще дремлющей жертвы. Побродив по гладкой черной поверхности, он, наконец, запутался в светлых прядях волос, разметавшихся по подушке, скользнул по губам, обрадовано нащупал сомкнутые веки, прицелился, навел фокус и стал радостно тормошить спящую девушку. Возмутившись такой беспардонностью, Лена только сильнее зажмурилась и натянула на голову черную ткань. Но призрачная материя сна уже неумолимо рассыпалась, выталкивая девушку из своих сладких объятий. Лена проснулась с ощущением безмятежной радости. Отчего-то было несказанно, немыслимо хорошо и она, сонно перебирая свои мысли, искала источник столь блаженного состояния.
Нашла. Вздрогнула. Открыла глаза. Воспоминания минувшей ночи мгновенно захлестнули ее с головой. От картинок, что собственная память сейчас заботливо демонстрировала девушке, становилось жарко, на щеках вдруг разгорелись ярко-розовые пятна. От мыслей о том, что он делал с ней последние несколько часов, отчаянно хотелось накрыть голову подушкой и зажмуриться.
Ах, да, ночью ей почти удалось сбежать от него, едва рассудок немного прояснился, но как только ноги коснулись мягкого ковра, на запястье сомкнулись мужские пальцы. Хрипловатый голос прошептал в темноте:
- Куда? Тебя никто не отпускал.
И снова обжигающие поцелуи, требовательные, но нежные ласки, твердые, уверенные движения и сладкое, полуобморочное забвение, медленно сменившееся крепким, спокойным сном.
Села в кровати, пытаясь стряхнуть наваждение, взглянула на часы – почти одиннадцать. Степнов, конечно, давно уехал – этот спартанец поднимается в шесть, а в выходное «щедро» позволяет себе подремать до восьми. Лена выскользнула из постели, и как накануне проверив коридор на предмет наличия там посторонних глаз, рванулась в свою комнату. Оказавшись за дверью, с разбегу рухнула на кровать, улыбнулась потолку.
«С ума сойти! Я это сделала!»


Спасибо: 81 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 840
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 75
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.03.10 15:09. Заголовок: Чулки. Такие тонкие,..


Чулки. Такие тонкие, путающиеся в пальцах, особенно когда торопишься, с тугой силиконовой резинкой.
Какая потрясающая наглость! Бросить в трубку «Будь готова через сорок минут. Я пришлю машину». Ни тебе объяснений, ни банального «здравствуй»!
Платье. Атласное, бежевое, с изящной ненавязчивой позолотой. Этакий элегантный футляр на все случаи жизни.
И что он о себе возомнил? Если я… если мы… это же еще не значит, что можно так…
Закрыла глаза на мгновение, вспоминая, как гнулась под его прикосновениями, как почти кричала «еще» распухшими от поцелуев губами. Встряхнулась, изловчившись, затянула молнию на спине.
Это же не повод вести себя так, будто я его собственность. Ничего, совсем ничего не изменилось!
Убедительно, черт возьми…
Туфли. Изящные легкие туфельки, с кокетливым вырезом на пальчике.
Еще раз так сделает – пошлю к черту. Или куда подальше. Я не его собственность, даже если мой отец продал меня ему. Даже если я сама продалась.
Клатч. Удобно помещающийся в ладони светло-кожанный конверт.
Ну все, пора.
Сбежала по лестнице, скользнула в учтиво распахнутую водителем дверь, удобно устроилась на сидении. Все-таки странно быть его женой.
Виктор встретил машину сам. Сам открыл дверь и протянул руку девушке. Лена, стараясь выглядеть абсолютно спокойной, шагнула на тротуар.
- Привет. – его короткий кивок.
- Здравствуйте… Виктор Михайлович. – с усмешкой прищурилась, глядя прямо ему в глаза, напряженно ожидая реакции.
- Лен, ну может, хватит уже – поморщился Степнов.
- Что? – она улыбалась, но поджилки тряслись и сердце билось в грудной клетки как бешенное.
-Демонстрировать мне дистанцию между нами? Я, кажется, ни разу не переступил границу, на которую мне указали. Так, может, ты все-таки перестанешь мне «выкать».
Границы- дистанции. Она почему-то была уверенна, что Степнов сошлется на минувшую ночь, как на основание для перехода на «ты». А он и не вспомнил – как будто и не было ничего. Потому что все это для него ничего не значит. В душе отвратительным пауком шевельнулась неприятная серость. Лена усилием воли задавила ее в себе. Да какая ей, собственно, разница?
- Хорошо. – с трудом справившись с эмоциями, названия которым она не знала, не хотела знать, Лена подняла глаза на мужа, – как скажешь. Идем?
Она считала ступеньки лестницы и слушала Степнова. Одна, две, три…
У его партнера день рождения.
Четыре, пять, шесть…
И он вовсе не собирался присутствовать, отделавшись поздравлением и подарком, отправленным с курьером
Семь, восемь, девять…
В последний момент узнал, что на торжестве планирует быть один крайне важный человечек…
Десять, одиннадцать, двенадцать…
- Так что прости, что так поздно позвонил. В следующий раз обещаю давать тебе больше времени на сборы. Хотя… я вижу, ты вполне успела. Прекрасно выглядишь.
Последнее он произнес уже в холле, прижавшись к ее руки губами и странно глядя исподлобья. Защелкали вспышки фотографов – вечных спутников светских вечеринок. Лена разочарованно выдохнула – ах, да, мы же играем в большую любовь.
Прорвавшись через журналистов, они вошли в зал.
- Не обращай внимания на этих акул, - Степнов кивнул в сторону стайки светских львиц, хищно поглядывающих на вновь прибывающих гостей, - мне придется уйти на некоторое время и, возможно, тебя попытаются покусать. Здесь как в боях без правил – возможно все. Так что оттачивай свое остроумие, сколько влезет.
Лена кивнула. От собравшейся публики отчего-то подташнивало. Эх, сейчас бы гитару и на лавочку во дворе. Там может, не так дорого и эксклюзивно, и уши девчонок не тянут бриллиантовые сережки, а мальчики не хвастаются друг перед другом последней маркой очередного БМВ, но зато там все по-настоящему, по-честному. Если злость - в морду, если любовь - рука в руку.
Степнов растворился в толпе через четверть часа. Минутупронаблюдав за выступлением приглашенной звездочки, Лена краем глаза заметила приближающихся «акул», внутренне собралась. Вечер перестает быть томным.
_________________________________________________________________
- Господи, и как ты в этом живешь? – она брезгливо передернула плечами, когда Степнов вслед за ней нырнул в черный Мерседес. – на редкость отвратительное общество.
Виктор хмыкнул в ответ.
- Может, все не так плохо, как тебе показалось? Там есть нормальные люди, поверь.
- Значит, они весь вечер прятались от меня. – девушка откинулась на сидение, отвернулась к окну.
Теперь, когда шум вечеринки оставался позади, Лена еще сильнее ощущала его присутствие. Такой спокойный, равнодушный, смотрит на огни, мелькающие вдоль дороги, думает о чем-то своем. Губы поджаты, глаза напряжены. А вчера эти губы… девушка задрожала. Прислушалась к ощущениям внутри себя. Может, там, внизу живота уже появилась жизнь. А, может, она ошиблась и тот самый день сегодня? Если того, что было вчера недостаточно? И ничего не получится…
Нужно, наверное, попробовать еще раз. Решение созрело внезапно. Чтобы не передумать, она развернулась к Степнову.
- А ты что сейчас делать будешь? Я… зайду?
Он усмехнулся в ответ:
- Думаешь, одного раза недостаточно?
Лена задохнулась, как от удара в солнечное сплетение. Сволочь. Наглая, самоуверенная сволочь. Полагает, что она втрескалась и издевается.
Увидев, как порозовело ее лицо, Виктор, спохватившись, поймал ее руку.
- Конечно, заходи.
Но девушка с остервенением выдернула пальцы, прошипела:
- Обойдешься… козел.
Едва автомобиль въехал во двор, она выскочила из машины и рванулась к дому. Тяжелые мужские шаги приближались. Он поймал ее в холле, грубовато схватил за плечи, развернул к себе лицом. Секундная пауза и его губы накрыли ее – страстно, жадно, не щадя девичье кожи. Она застонала под этим натиском, чувствуя разгорающееся пламя, и обмякла в его руках.
Как добрались до его спальни – не помнила, только дорожка из беспорядочно разбросанных вещей наглядно демонстрировала прислуге – вернулся хозяин с молодой женой.
Лена позволила ему, не церемонясь, швырнуть ее на кровать, сорвать последнюю преграду – тонкие кружевные трусики. Не щадя ее тонкой кожи, не слушая умоляющих стонов, он жадно ласкал ее тело, впиваясь губами в окаменевшие вмиг соски, покусывая нежную кожу живота, заставляя ее выгибаться лозой и хрипловатым голосом умолять о продолжении.
Наконец, мужчина внял ее просьбам и одним резким, твердым движением сделал ее своей. В глазах резко потемнело от наслаждения, пронзившего тело. Виктор был совсем другим сегодня – был страстен, резок и словно обуреваем низкой, животной страстью. Но это еще больше сводило ее с ума. Она кричала до хрипоты в голосе, цеплялась слабеющими пальцами в его спину, шептала его имя окончательно сорванным голосом и содрогалась, содрогалась, содрогалась от охватывающих все ее существо электрических разрядов наслаждения. Достигнув финала вслед за ней, Виктор, тяжело дыша, упал рядом на кровать, крепко сжимая ее запястье, будто боясь, что Лена попытается сбежать. Но она не пыталась. Девушка слушала их дыхание и ждала. Ждала продолжения, которое – о, она-то знала, - будет еще жарче начала.


Спасибо: 83 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 841
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 75
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.03.10 15:10. Заголовок: День тянулся медленн..


День тянулся медленно. Иногда казалось, что июньское солнце намертво приклеено к небесному куполу в самом зените и вечер не наступит никогда. А вечера она ждала. Потому что вечером Степнов придет домой. Можно будет скоротать пару часов после ужина за попыткой посмотреть очередной дурацкий сериал, а потом, когда сумерки окончательно поглотят свет за окном, бесшумно прокрасться к нему в комнату. Ждать днем, жить ночью – привычка, стойко сформировавшаяся за последние две недели. Лена старалась не думать, почему это делает. То есть старалась с тех пор, как отговорка «мы делаем ребенка» превратилась в совершеннейшую нелепицу. «Подходящие» дни давно миновали, а она все не могла остановиться – ноги сами несли ее по длинному коридору к заветной двери. Виктор больше не позволял себе неуместных шуток, молча встречая ее долгим поцелуем и одним движением сдергивая комбинацию. А девушка просто запретила себе думать на эту тему, усердно отпихиваясь от копошившихся неприятных мыслей, и просто плыла по течению, мягко переносившему ее из ночи в ночь.
Только дни становились все длиннее, и переживать бесконечные часы ожидания становилось невыносимо сложно. Девушка взглянула на часы. Еще нет и двенадцати, а выносить это уже нет сил. Тело голодно ныло, словно требуя обезболивающего, а она ничего не могла поделать. Пыталась отвлечься: лупила боксерскую грушу в спортзале, включала на всю катушку любимый рок, орала песни, слопала шоколадку, но ожидаемого притока гормонов удовольствия так не почувствовала. Все, что совсем недавно было способно принести хоть какую-то радость, превратилось в рутину, в никчемность-ненужность.
Наспех натянула летнее плате, кое-как распрямила еще влажные после душа волосы и вылетела из своей комнаты. Оставался последний допинг – скорость. Когда давишь гашетку в пол, врубаешь музыку так, чтобы закладывало уши и несешься по шоссе, куда глаза глядят.
До боли в пальцах сжав баранку «Ауди ТТ», Лена выехала за ворота, стараясь не гнать по элитному поселку, вырвалась, наконец, на трассу, с удовольствием нажала на газ. Автомобиль мгновенно подчинился, на электронном спидометре быстро перевалило за сто пятьдесят километров в час. Девушка повеселела – ощущение, которое охватывало ее, когда этот мощный механизм слушался каждого движения, и, практически каждого вздоха, она не могла сравнить не с чем. Разве что… Лена разочаровано застонала: скрутившее при незваном воспоминании низ живота желание было сильнее, чем адреналин от скорости. Ненавидя себя за эту слабость, за жар и озноб, охватывающие ее тело каждый раз, когда она вспоминала о Степнове, девушка прибавила скорость. Ничего, она выбьет из себя эту дурь… Ничего… Только бы продержаться до вечера.
Она опомнилась только когда вокруг замелькали высотки. Москва. Еще через пять минут оказалась у здания компании. Машину главы корпорации издали заприметил охранник, кинулся к Лене.
- Здравствуйте, Елена Никитична! Припарковать машину?
Откуда только эта вездесущая служба безопасности все знает? Она молча кинула ему ключи, зашагала к офису, стараясь не думать о том, что сейчас скажет Степнову и о том, зачем вообще туда идет. Девушка считала мозаичную плитку под ногами и почти не отзывалась на приветствия незнакомых людей. Подымаясь в лифте, пустым взглядом смотрела на суетящуюся Москву. Пульс бился в висках миллионом крохотных молоточков. Она была в его кабинете всего раз, когда подписывала брачный контракт, и дорогу помнила смутно, но сейчас шагала безошибочно, как ведомый древним инстинктом зверь. Шагнула в приемную, равнодушно посмотрела на рыжую секретаршу. Почему-то подумала: «зачем ему рыжая? У всех блондинки, а этот …»
Девушка поднялась из-за стола и аккуратно преградила ей дорогу.
- Здравствуйте, Елена Никитична. У Виктора Михайловича совещание. Вы не могли подождать? Я принесу вам чаю или кофе…
Неожиданно для себя Лена прервала ее треп, подняв горящие глаза:
- Пошла вон. – потом ей будет стыдно. Очень стыдно.
Девушка опешила. В прошлую их встречу молодая жена хозяина показалась ей тихим, безобидным и каким-то отстраненным созданием, а теперь вот… «без году неделя жена олигарха, а все туда же». Решив не связаться, рыжеволосая Светочка сделала шаг в сторону. Лучше потом получить пистолей от шефа, чем навсегда испортить отношения с его женой.
Лена молча прошла мимо и толкнула дверь в кабинет Степнова. Люди, за секунду до этого, что-то бурно обсуждавшие, разом замолчали.
- Лена? – Степнов приподнялся из-за стола.
Она молчала, не в силах выдавить не слова, и смотрела ему в глаза.
- Все свободны. – Наконец обронил Виктор в замкнувшейся под зеркальным потолком тишине, - продолжим, - короткий взгляд на часы, - после обеда.
Собравшиеся с грохотом отодвигая стулья, покинули кабинет. Едва дверь закрылась за последним из них, Лена решительным шагом пересекла помещение, оказалась совсем близко, снова заглянула в глаза, надеясь, что мужчина все поймет сам. Но лицо его оставалось недвижимым, руки небрежно покоились в карманах брюк, он смотрел сверху вниз – невозмутимо и, казалось, равнодушно.
Отступать было поздно – она возьмет то, за чем пришла. Крепко зажмурившись, девушка обвила руками шею Виктора, прижалась губами к губам. Мужчина словно ждал этого первого шага, и, почувствовав ее прикосновение, тут же прижал девушку к себе, одним движением усадил на стол, смахнув на пол канцелярские мелочи и наверняка важные бумаги.
Лена дрожащими пальцами расстегивала бесконечный набор пуговиц ее наглухо застегнутого пиджака, тонкой рубашки. Он целовал ее, тяжело дыша, рвал на ней платье, белье до тех пор, пока девичье тело не обнажилось полностью.
Ее рука легла на пряжку ремня, но Виктор оказался быстрее – мгновенно щелкнул застежкой, потянул вниз молнию. Она почувствовала спиной холодную поверхность полированного стола и одновременно с этим его горячее вторжение. Застонала протяжно, вцепившись в дерево слабеющими пальцами, не в силах отвести разорвать с ним зрительный контакт. Глаза Степнова теперь смотрели по-другому, но разбираться с оттенками его эмоций девушка сейчас способна не была. Пытаясь удержать бедра под его твердым натиском, Лена хрипло шептала только одно слово. Ее жаркое «еще», ее молочно-белая кожа на поверхности темного дерева, приоткрытые влажные губы – все это сводило с ума, и, боясь прийти к финалу раньше времени, мужчина то и дело останавливался, наклонялся к ней, впиваясь губами в отвердевшие вершины сосков, покрывая поцелуями напряженный животик, обнаженную шею, алеющие скулы. Но Лена снова и снова твердила это свое «еще» уже почти срываясь на крик, и он снова двигался, отчего ее тело гнулось дугой, словно от электрического разряда. Минуты и волной наслаждения захлестнуло их обоих. Он тяжело дышал и все еще крепко сжимал девичьи бедра в своих руках, а она блаженно улыбалась.
Наверное, именно это чувствуют наркоманы, дорвавшись до вожделенной дозы: чистое наслаждение, без примеси других чувств, обнаженная радость не смешанная ни с чем. Эйфория.
Эйфория сменилась чувством вины. Наверное, это испытывают больные булимией, что после долгой диеты срываются и наедаются до отвала, а потом, мучаясь угрызением совести, засовывают два пальца глубоко в рот, чтобы освободить желудок. И Лена была готова даже на это, лишь бы вычистить из себя гнетущее ощущение своей слабости. Слабости, которую он видит. Слабости, которая делает ее «одной из…». Одной из тех, кто стал средством удовлетворения его страстей. Только испытанный булемиками метод ей не поможет. И от этого она чувствовала себя еще хуже.


Спасибо: 80 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 842
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 75
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.03.10 15:10. Заголовок: Ох уж эта молодежь с..


Ох уж эта молодежь с ее вечной привычкой красить окружающий мир только в два цвета: безпроглядно черный и ослепительно белый! Мнят себя взрослыми и способными принимать серьезные решения, а сами словно пятилетние дети делят людей на «хороших» и «плохих». И невдомек им, что из любого «за» легко сделать «против».
Степнов давно отложил бумаги в сторону и в тишине опустевшего офисного здания, расстегнув давящую на горло пуговицу рубашки, неспешно глотал коллекционный арманьяк, глядя на вечернюю Москву, призывно мелькающую неоновыми вывесками за стеклянной стеной.
Домой, как в последние пару недель, не торопился: что-то у подсказывало Виктору, что жена дождется его, даже если он слегка задержится. А здесь, в мягкой тишине своего кабинета, расслабившись после наполненного суетой дня, можно было спокойно поразмышлять обо всем происходящем.
Как к этому относиться? Он сделал хороший глоток, сунул в рот дольку ароматного яблока. Степнов меньше всего ожидал, что дело примет вот такой вот оборот, хотя и не исключал такой возможности.
Но теперь нужно было решить, как поступить. Лена еще не влюблена. Она просто сходит с ума от страсти, захлестывающей все ее существо, наполняющей разум и чувства, поглощающей волю. Этот огонь с равными трудозатратами можно обратить и в любовь, и в полное равнодушие. Для второго, впрочем, требуется гораздо меньше усилий – нужно просто не добавлять в их отношения эмоциональной составляющей, и девушка сама со временем перегорит, если учитывать ее отношение к нему, как к человеку. Тогда все останется в рамках договора: рождение ребенка, деньги, ее скорый уход – ведь молодость возьмет свое и рано или поздно Лена влюбится, ей захочется свободы, другой жизни рядом с тем, кого она выберет.
Но есть и другой вариант. Можно попробовать перевести их отношения с чисто сексуального уровня на новый, наполненный другими эмоциями. Ему, прославившемуся в мире бизнеса не только акульей хваткой, но и бесподобной интуицией, не составит большого труда это сделать. И чем дольше он думал, тем все больше эта ситуация казалась Виктору выигрышной - мадам Степнова становится слабее, потому что любящий всегда слабее того, кто позволяет себя любить. Это даст возможность контролировать ее. А что получает он? Он получает семью при минимальных потерях – у ребенка будет реальная, а не приходящая мать, у него будет надежный тыл и постоянная сексуальная партнерша без риска, и при этом полное эмоциональное спокойствие. А Лена никогда не догадается, о том, что его любовь – сделка с жизнью. Выгодная, без сомнения, сделка. По его подсчетам все остаются в плюсе.
Мужчина довольно улыбнулся, одним махом опрокинул в себя ароматное золотисто-коричневое содержимое бокала и нажал кнопку селектора:
- Света, машину мне.


Спасибо: 82 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 843
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 75
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.03.10 15:13. Заголовок: уж не знаю, жив ли в..


Скрытый текст


Теплый солнечный луч ласкал лицо, свежий аромат летнего утра будоражил обоняние, звук стрекочущей где-то газонокосилки рассыпал по телу щекочущие мурашки. Но разбудило Лену совсем не это. Чтобы понять, что именно выманило ее из нежных объятий Морфея, она медленно приоткрыла глаза и тут же зажмурилась. Снова открыла. Ведение не исчезало. Степнов, подперев голову ладонью, лежал рядом и смотрел на нее. В синих глазах приплясывали чертики. Мужчина улыбался.

Она привыкла к одинокому пробуждению и поспешному бегству из спальни Виктора так же, как и к жарким ночам в шелковом озере простыней его кровати. Каждое утро, просыпаясь, Лена обнаруживала, что в комнате одна и словно полуночный вор вновь и вновь кралась вдоль длинного коридора к себе. Это стало столь привычным – шептать ему нежности ночью и угрюмо помалкивать днем, что девушка растерялась. Как вести себя? Сейчас, когда он загадочно улыбается и смотрит на нее этими своими…..синими….. И с чего это он, несмотря поздний час, валяется в постели, да еще и пялится на нее… почем зря?

- У тебя не получается притворяться. – Насмешливый голос заставил вздрогнуть, открыть глаза и бросить на него вопросительный взгляд .
Степнов все так же продолжал смотреть на нее и нахально улыбаться.

- Я вижу, что ты не спишь, поэтому глаза можно открыть. Тем более, я принес тебе завтрак. Садись скорее, будем есть.

Лена, собиравшаяся было выплюнуть в него какую-то колкость, поперхнулась собственным голосом. Завтрак? В постель? От удивления ее глаза округлились, но мужчина, словно не заметив, приподнялся и потянул на себя прикроватный столик. Через секунду перед носом девушки оказался поднос. Апельсиново-оранжевый свежевыжатый сок, маленький кофейник, миниатюрные чашечки, пухлые, теплые оладьи и влажная от утренней росы бордовая роза. Лена нервно сглотнула и аккуратно села в постели.

- Налетай! – тонкая коричневая струйка ударилась о дно чашки, мгновенно наполнив комнату ароматом свежесваренного кофе.
Девушка, наконец, пришла в себя и встряхнулась. Чего это он о себе возомнил? Лыцарь, блин…. Задумываться о причинах такого поведения Степнова совсем не хотелось.

- Вообще-то я сначала предпочитаю душ. – она изо всех старалась, чтобы голос звучал невозмутимо, но связки предательски «дали петуха».

- Это потому что никто никогда не приносил тебе завтрак в постель! - Мягко улыбнулся Виктор, словно и не заметив ее бесплодных попыток дистанцироваться. – я ведь прав? – мужчина подвинул столик ближе. – тебе понравится, попробуй.

Устоять перед ароматом свежего кофе и теплых еще оладий было невозможно, тем более что минувшая ночь отняла приличное количество сил. Лена с аппетитом накинулась на еду.

Степнов – слава Богу!- ничего не говорил, только продолжал странно улыбаться и наблюдать за женой, а Лена старалась не думать, как выглядит в этот момент - растрепавшиеся волосы, обнаженное, едва прикрытое тонкой простыней тело…. Лохудра и только.

Удивляя саму себя количеством поглощенной еды, Лена прикончила последний оладий и, вытерев пальцы о льняную салфетку, откинулась на подушку.

- Хорошоооооо, - протяжно выдохнула она, на мгновение забыв о его присутствии в комнате.

- Так же хорошо, как было сегодня ночью? – напомнил о себе Степнов, откатив стеклянный столик в подножье кровати.

Лена покраснела как варенный в крутом кипятке рак и ничего не ответила, только беспомощно посмотрела на мужа. С этим, новым Виктором с насмешливой улыбкой и чертиками в глазах, она была совсем незнакома. Этого Степнова не трогали ни ее показное равнодушие, ни надуманная резкость. И она не знала как себя вести. А он похоже знал, потому что, избавившись от прикроватного столика, вернулся и склонился на ней. С минуту пристально смотрел в глаза, все еще слегка улыбаясь, потом коснулся губами ее губ, провел теплой гладкой ладонью по телу, отбрасывая шелк в сторону.

И снова низ живота стал тяжелым и почти болезненным, легкий стон вырвался из груди и пальцы зарылись в черный жесткие волосы. Но мужчина не спешил. Он легко покусывал ее губы, скользил пальцами по теплой гладкой коже живота, касался остроконечных вершин белоснежно-молочной груди. Мысли утекали прочь, оставляя в голове прозрачную легкую паутину ощущений и осязаний. Его ладонь легла между девичьих бедер, пальцы привычно нашли источник ее наслаждения.

- Ммммм, - голос Виктора стал хрипловатым и глаза потемнели почти до черна, - какая ты горячая и влажная…. Там…хочу тебя безумно.

Лена охнула и зажмурилась. Боль внизу живота становилась все сильней, и почему-то все меньше походила на квинтэссенцию страсти. А Степнов вдруг замер. Она открыла глаза. Мужчина еще не погасшим, мутноватым взором смотрел на свою руку, удивленно приподняв брови. Бывшие недавно в самом центре ее существа пальцы окрасились в багряно-красный цвет крови. Мысль – острая как стрела, возилась в пустевшее до этого сознание. Господи, как она могла забыть! Самое время!

Их взгляды встретились. Его – недоумевающий, ее – испуганный. Еще секунда и Лена, залившись краской до корней волос, шепнула «извини» и выскользнув из под тяжелого мужского тела пулей кинулась из комнаты.




Спасибо: 107 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 848
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 80
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.03.10 14:06. Заголовок: А помните, как мы жд..


Скрытый текст


Когда в доме появилась молодая хозяйка, Соня была несколько напугана. Им, горничным, приходится несладко, когда у работодателя появляется женщина. В лучшем случае – новые правила, порядки, в худшем – о худшем даже задумываться не хотелось. Ревность, попытки подставить, обвинить в воровстве и прочие развлечения силиконовых блондинок стали притчей во языцах среди обслуживающего персонала вычурных домов нуворишей.

А Соня, двадцатитрехлетняя киевлянка с обворожительными миндалевидными глазами, дорожила своей работой и вовсе не хотела ее терять. Хозяин – добрейшей души человек, рук не распускает, ведет себя интеллигентно и не возражает, когда она иногда прихватывает на работу трехлетнего карапуза Владика, если сынишку совсем не с кем оставить, и к тому же терпит ее учебу в университете. Поэтому весть о женитьбе Степнова заставила девушку почти месяц засыпать в тревожном ожидании чего-то нехорошего. Но самые худшие опасения распались в прах, когда летним утром вместо расфуфыренной девицы Соня обнаружила в кухне подтянутую молодую девушку в спортивных брюках и мягких кедах, бурно возражающую, чтобы Клавдия Степановна накрывала завтрак в столовой.

-Что я вам, цаца какая? – бурчала она, усаживаясь за стол, - все равно … - запнулась об имя хозяина, - его нет дома. Я уж лучше тут, с вами.

Она жевала булку, запивая молоком, и выглядела такой потерянной, что Соне было даже немного жаль ее.

Молодая хозяйка оказалась еще более беспроблемной, чем выглядела на первый взгляд. Она строго-настрого запретила себя именовать Еленой Никитичной, объявив что для всех она просто Лена, под ногами не путалась, ценных указаний не раздавала и вообще была совершенно незаметной до тех пор пока солнце не закатывалось за горизонт. И только по ночам из приоткрытого окна спальни хозяина дома доносились ее хрипловатые стоны. Охрана улыбалась и полушепотом отпускала плоские шуточки.

Соня, иногда остававшаяся ночевать, чтобы не возвращаться затемно в город, брезгливо морщилась и, сидя с чашкой чая на скамье в опустевшем дворе, думала про себя, что для такой невероятной страсти юная мадам Степнова выглядит чересчур несчастной. Но, в конце концов, разве это ее дело? Раз девушка живет здесь, и очевидно, что добровольно, значит, это ее выбор. Да и по доносящимся из хозяйской спальни звукам было не похоже, что Лена тяготится своей участью. И, казалось бы, все хорошо, только Соня ничего не могла с собой поделать: юную жену Степнова ей отчего-то было ужасно жаль.

Особенно сейчас, когда она, скорчившись от болезненных спазмов внизу живота, лежит в своей спальне. Соня деликатно постучала в дверь и тихонько вошла. Мадам Степнова по-прежнему оставалась на кровати, и на звук шагов даже не обернулась.

- Я принесла молока. – Девушка поставила поднос на тумбу у кровати, - с печеньем. Нужно съесть хотя бы это, что же ты голодом себя моришь.

- Не хочу ничего, правда. – Лена приподнялась и, не отнимая руки от живота, поморщилась: - болит.

- Может, все-таки таблетку? – Соня опустилась на пуф . Весь день уговаривала девчонку облегчить свою участь с помощью обезболивающего, но та упрямо отказывалась. И теперь снова скривила губы в презрительной усмешке:

- Что от них толку?

- Мне помогают.- попыталась заступиться за фармацевтическую продукцию Соня.

- А моей маме – не помогли. – резковато выдохнула Лена и прикрыла глаза. Больно. Но уже не внизу живота, а там, под сердцем.

Горничная закусила губу, сообразив, что от души бухнула соли в кровоточащую рану.

- Извини, я наверное что-то не то брякнула. Я пойду.

- Да все в порядке, это ты меня извини, - Лена удержала попытавшуюся подняться девушку. – сама понимаешь, не в духе.

- Ну ничего, - облегченно засмеялась Соня и снова уселась на пуф, - одно утешение – это все временно. Вот родишь Виктору Михайловичу ребеночка и все пройдет, Больно уже не будет. У меня так было с Владиком. Раньше ужас как мучилась, а сейчас все, как бабка отшептала.

Лена снова прикрыла глаза, поморщившись от спазма боли. Слушая в пол-уха щебетанье Сонечки, она вдруг почувствовала, как отчаяньем сводит горло. «Родишь ребеночка и все пройдет». Все. А ведь и правда, как только выяснится, что она беременна, необходимость ежевечерних визитов в спальню мужа отпадет. Паника удушливой волной прокатилась по телу. Даже боль отступила перед желанием вскочить и бежать… бежать по длинному коридору, прижаться к его спине, заснуть в его руках… ни думать ни о чем.

- Лена тебе так нехорошо? Может, позвать Виктора Михайловича? – Соня тревожно заглянула в лицо хозяйки дома.

- Нет – девушка через силу улыбнулась - мне уже лучше, правда. Я, наверное, лягу спать, уже почти девять, заодно завтра пораньше встану. И молоко я выпью, не переживай.

- Вот и хорошо, - горничная улыбнулась и поднялась, - тогда я пойду, отдыхай.

Лена кивнула и снова прикрыла глаза. Как за Соней закрылась дверь, она уже не слышала. Она думала о том, что, во что бы то ни стало, нужно предотвратить эту беременность. Или оттянуть. Оттянуть хотя бы на месяц. Или на два. Или на полгода. В общем на такой срок, который не вызовет подозрений у Степнова и за который она успеет… успеет перестать быть зависимой от этих жарких, наполненных горячей негой ночей. Когда то же ей надоест? Как пресыщаются самым изысканным блюдом, так и она рано или поздно пресытится этим безумством!

Она словно в лихорадке металась по кровати. Слишком много сделок с совестью для одной Лены Кулеминой. Только выхода нет, нет, нет… И жить без этого сейчас она не может, как наркоман без очередной дозы. От одной мысли, что все прекратится, ее трясло как в предэкзаменационном мандраже. Очнулась девушка легкого скрипа двери. Она обернулась. На пороге стоял Степнов.

- Не спишь? – он встревожено смотрел на жену – прости за вторжение, я хотел убедиться лично, что у тебя все в порядке. Как ты?

- Ничего. – облизнула вмиг пересохшие губы. Голос предательски дрожал. – Мне уже лучше.

- Можно мне немного побыть с тобой? Знаешь ли, привык засыпать в твоем обществе. – он сделал еще несколько шагов к кровати и, словно в нерешительности, остановился. Еще раз повторил вопрос: – можно?

Лена в ответ смогла только кивнуть, судорожно сглотнув. Виктор опустился с нею рядом, притянул к себе. Девушка осторожно положила голову на мужское плечо и, выдохнув, прикрыла глаза. Оказывается, лежать с ним вот так, в закатных сумерках, без слов, без ласк и поцелуев, почти без дыхания и уж точно – без всяких там мыслей - необыкновенно хорошо. И даже боль отступила, перестав, наконец, терзать ее измученное тело. Она не заметила, как село солнце.


Спасибо: 122 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 862
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 81
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.03.10 13:00. Заголовок: В тот год, когда не ..


Скрытый текст


В тот год, когда не стало мамы, Лена перестала бывать в поликлиниках, больницах и даже аптеки старалась обходить стороной. Медосмотры в школе стали настоящей пыткой, а визиты к стоматологу с «легкой» папиной руки – сущим проклятьем. От вида людей в белых халатах, от специфического запаха лечебных учреждений девушку неумолимо начинало мутить. Слава богу, здоровье ей досталось крепкое, и даже в стоматологическом кресле она проводила не дольше пяти минут, положенных для осмотра.

Но не только поэтому придти сегодня в аптеку было невыносимо трудно. Да, прозрачные витрины, заставленные коробочками, пузырьками, блеск и холод стекла раздражали ее сегодня не самим своим существованием, а тем фактом, что здесь, среди отвратительной аптечной стерильности, она снова наступает на горло Лене Кулеминой. Прежняя Ленка никогда не позволила бы себе поддаться слабости, а эта, новая, ей совсем незнакомая, словно размазня, идет на поводу у своих желаний. Надоедливый внутренний голос все шептал разные мерзости, отчего хотелось выть волком на луну которой, ввиду светлого времени суток, и на небе то не было видно. Но она все решила и, буркнув «заткнись» своему глубинному «я», направилась к скучающему за прилавком фармацевту и уже через минуту выбежала на улицу, унося с собой коробочку с почти стопроцентной гарантией от обещанной мужу, но такой нежеланной сейчас беременности.
По дороге домой заехала в парфюмерный магазин – возвращаться из города с пустыми руками, если уехала «за покупками» , совсем нелепо. Уже загружая в машину покупки, Лена почувствовала, что в воздухе что-то изменилось. Легкий летний ветерок неожиданно усилился и вот уже мощные порывы несут по улицам мелкий мусор, полуденное солнце скрылось за иссиня-черной тучей, а потемневший горизонт то и дело разрезали голубые стрелы молний. Где-то громыхало. Девушка глубоко вдохнула. Пахло грозой.
До дома полчаса как минимум, и это если гашетку в пол. Значит, дождь застанет ее в пути и придется бороться со скользкой трассой или пережидать где-нибудь на обочине. Поколебавшись еще мгновенье, девушка села за руль. «Успею» - заверила себя она и решительно повернула ключ в замке зажигания.

Накрапывать стало в десяти минутах езды от поселка. В пяти начался дождь. А когда Лена въезжала во двор через автоматические металлические ворота, то, что творилась вокруг, даже ливнем нельзя было назвать. Словно кто-то наверху перевернул бездонное гипотетическое ведро над землей. Вода лилась, и лилась, и лилась, и казалось, не будет этому ни конца, ни края.

Охранник на остекленной террасе дома беспомощно смотрел на въехавший во двор автомобиль. Внезапно обрушившаяся на поселок стихия застала его врасплох и он никак не мог решиться выбежать на улицу, чтобы забрать у хозяйки ключи и загнать автомобиль в гараж. Неизвестно зачем набрав полную грудь воздуха, словно собираясь нырнуть, парень распахнул двери на улицу и увидел, как девушка отчаянно машет ему через лобовое стекло и что-то показывает рукой.

- Да стой ты, дурак, куда лезешь! – выругалась Лена, - пережду я в машине, ничего со мной не случится.

Охранник на террасе, кажется, верно истолковал ее жесты и с видимым облегчением вернулся в свое надежное укрытие. Девушка с облегчением откинулась на спинку сиденья и слегка приоткрыла окно – так, чтобы от косых струй спасал козырек над стеклом, но свежий влажный воздух проникал внутрь. Да, не хотелось бы сейчас оказаться там… А может наоборот, распахнуть дверь и выйти над улицу, под эти колючие, словно под напором, струи? Пробежаться босиком по ухоженному газону, подставить лицо дождю, напиться этой летней грозой вдоволь, досыта, промокнуть до нитки, до черных дорожек туши по щекам… Только в доме куча народу, и парнишка-охранник таращится через стекло, и с ним еще кто-то… Лена прищурилась.

На террасе стоял Степнов.
Судя по тому, как виновато разводил руками парень и отчаянно жестикулировал, повторяя Ленины пассы, хозяин дома появился мгновенье назад и явно был недоволен, что его жена до сих пор на улице. Выслушав охранника, Виктор спокойно отправился к двери и даже не вздрогнул, выйдя из под навеса. Десяток метров да машины он преодолел в несколько секунд, но когда, наконец, дернул на себя дверь «ауди», тонкий джемпер на нем и джинсы можно было выжимать.
- Вот черт. – он плюхнулся на сиденье. – Ну надо же. Не помню когда в последний раз попадал под такой дождь.
Он развернулся к девушке всем корпусом и Лена отчего-то едва не задохнулась. Синие глаза казались темными, как июльская ночь, и глубокими как горное озеро, с волос, мгновенно скрутившихся в черные упрямые пружинки, капала вода, стекала по лицу, скатывалась прозрачными, сладкими на вид каплями по смуглой от загара шее. Эти капли до ужаса захотелось собрать губами, скользнув по теплой коже, задержавшись вот в той симпатичной впадинке. Стоп! Лена поспешно спрятала глаза. Сейчас, под его пристальным, смеющимся взглядом, эти мысли явно некстати. Склонилась, выдернула пачку бумажных платков из карманчика под приборной панелью.

- Держи вот. Мокрый весь, простынешь.

-Какая забота.. – ни нотки иронии в голосе и словно смущенный взгляд, – спасибо.

Лена смотрела, как ее муж неловко вскрывает пластиковый пакет, как пытается вытянуть на свет божий тонкую бумажную ткань, неподатливо рвущуюся в мужских пальцах. Не вытерпела, отняла упаковку, одним движением выхватила платок, быстро, стараясь не смотреть в глаза мужчине, стала промакивать блестящие капли. Высокий лоб, выступающие скулы…Перехватил ее ладонь с зажатой салфеткой, прижался щекой к тонким пальцам. Влажный, смятый кусочек бумаги упал куда-то под сиденье, но она этого уже не заметила. Не в силах противиться безумству, потянулась к нему всем телом. Его губы были прохладными и влажными от дождя, ее – горячими и сладковатыми на вкус. Он целовал ее словно в первый раз – аккуратно, едва касаясь, так нежно, почти невинно, словно и не было у них этих сумасшедших ночей, наполненных опьяняющим ароматом разгоряченных любовью тел. Иногда на мгновение Виктор отстранялся , заглядывал в помутневшие зеленые глаза, шептал что-то нежное, отчего у нее болезненно-сладко щемило где-то в районе лопаток, и снова перехватывало дыхание.
Дождь все еще отчаянно хлестал по автомобилю, а Лена, десять минут назад проклинавшая разбушевавшуюся стихию, теперь была безумно благодарна стене воды, окружившей ее персональный, так внезапно родившийся рай.


Спасибо: 119 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 865
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 83
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.04.10 12:23. Заголовок: - Это очень странно,..


- Это очень странно, Дэвиду не свойственно опаздывать. – Степнов кажется уже в сотый раз посмотрел на часы. - Обычно он крайне пунктуален.

Лена пожала плечами.

-Может, пробки? Ты же знаешь как это бывает…

- И телефон недоступен. Вчера прилетел, из гостиницы звонил, - мужчина прищурился, вспоминая детали, - и сегодня утром созванивались. Может, что-то случилось?

- Не нервничай, всякое бывает. – Лена слегка коснулась рукой плеча мужа. – давай пообедаем и ты вернешься в офис, а я поеду домой. Когда все выяснится, позвонишь мне – я попрошу Клавдию Степановну приготовить ужин на троих. Пригласишь своего Дэвида, обсудите все у нас.

- Мысль. – Степнов бросил на девушку короткий взгляд и кивнул – так и сделаем.

Через полчаса Лена уже мчалась за городом. То есть пыталась мчаться, потому что сегодня ее «Ауди» отчаянно сопротивлялась. Она вжимала педаль газа в пол, но автомобиль упрямо не набирал скорость. Под капотом что-то шелестело. Лена свернула на обочину. Вышла из машины, открыла капот. Заядлой автомобилисткой она не была и в начинке под капотом разбиралась с трудом. Так что вот так, с ходу, поставить диагноз у нее не вышло. Мимо со свистом пролетали железные кони, иногда притормаживая, чтобы их пассажиры могли полюбоваться очаровательным зрелищем: очередная блондинка на шпильках и в платье, явно не подходящем для работы автомеханика, с любопытством заглядывала под капот.

- Ндаааааа, - Лена озадачено терла затылок и шестым чувством пыталась определить причину неполадок. Интуиция молчала, словно красный партизан. – Что ж делать то?

Рука потянулась за телефоном, но девушка остановила себя. У Степнова и так весь день вверх дном, добавлять ему забот не хотелось. Внезапно автомобиль заглох.

- Вот черт, - зло ругнулась девушка и достала из кармана связку ключей. Бесполезно. "Ауди" не отзывалась.

Придется звонить в дорожную «скорую» и торчать тут пару часов, не меньше. Лена потянулась к сумке за телефоном.

- Hello. Can i help you, beautiful lady?

Лена вздрогнула и обернулась. У машины стоял молодой мужчина и приветливо улыбался. На обочине противоположной полосы стоял припаркованный «Мерседес». «Иностранец»- мелькнула мысль. Не то чтобы этот факт ее удивил, к общению с европейскими и американскими партнерами Степнова она давно привыкла. Просто встретить неместного, так храбро разгуливающего вдоль дороги тут, за пределами МКАД, было как-то странно.

- Do you speak English? – прервал затянувшуюся паузу мужчина и улыбнулся еще шире.

- Yes, i do. – поспешила отозваться Лена, пока единственный вызвавшийся помочь человек не испарился, махнув на нее рукой., - not good.

- Ok. Я говорю немного по-русски. –медленно, с заметным акцентом выговорил мужчина и склонился над капотом, не боясь выпачкать белоснежной рубашки, - что случилось?

- Я не знаю. – Лена беспомощно развела руками. Она просто … не набирала скорость. А потом заглохла.

- Заглохла? – повторил мужчина и поднял на нее выразительные глаза светло-орехового цвета, - sorry?

- Не заводится. – и девушка демонстративно ткнула пальцам в брелок. Автомобиль по-прежнему молчал в ответ.

- Все хорошо тут, - мужчина захлопнул крышку капота.– как это…на взгляд.

- На первый взгляд. – Лена невольно улыбнулась в ответ

- Да. На первый взгляд. – Повторил мужчина, с интересом поглядывая на нее. Потом неожиданно спросил – топливо есть?

-Конечно, все…- начала было Лена и вдруг осеклась, хлопнула себя по лбу и засмеялась. Суета с ожиданием в ресторане чертова степновского бизнес-партнера выбила из колеи настолько, что из головы вылетело - стрелка бензобака почти на нуле.

- Женщины… – покачал головой мужчина, а Лена неожиданно заметила, как ее собеседник хорош собой: светло-карие глаза, обаятельная, теплая улыбка, легкая небритость. Воротник белой рубашки небрежно расстегнут, брюки слаксы сидят безупречно, дорогие туфли сияют чистотой– этакий лондонский денди на современный лад.Скрытый текст


- Сейчас все исправим.- Молодой человек весело подмигнул ей, словно и не заметив этого беглого, но внимательного взгляда, - Но с вас кофе.

- Хорошо. – неожиданно для себя согласилась Лена и оставила ему номер телефона.

«Это только кофе» - уговаривала она себя, несясь к дому от автозаправки – «кофе и ничего больше. К тому же Степнову все равно. Да и может этот денди и не позвонит вовсе.» Уже въезжая во двор девушка сообразила, что не спросила имени незнакомца.

Сотовый зазвонил, когда Лена отпустила Соню, сервировавшую стол.

- Будем через двадцать минут, - сообщил Степнов, - ты готова?

- Конечно.- девушка, зажав трубку плечом, вытирала мокрые руки и пыталась разглядеть себя в зеркало – джинсы, кеды, футболка.
Нда, этому снобу из Лондона она наверняка покажется уличной оборванкой. Отправляясь переодеваться, Лена пыталась мысленно нарисовать себе гостя - получался безликий портрет мужчины в строгом костюме и почему-то туго затянутом галстуке. Скукотища.

На улице уже лязгали ворота, впускающие машину хозяина во двор, когда Лена удовлетворенно разглядывала себя в зеркало: темно-синее платье-футляр, атласные туфли-лодочки, аккуратно зачесанные назад волосы. Теперь тонкий вкус гостя в полной безопасности.

Быстро спустилась вниз, но в гостиной еще никого не было. Последний взгляд на комнату. Фигурки над камином показались стоящими неровно, и девушка принялась их поправлять.

- Лена, а вот и мы, - дверь за спиной хлопнула, - позволь тебе представить. Дэвид Доусон. Глава компании «Доусон&Доусон». Мой партнер и хороший друг.

Она обернулась, заготовив на лице приветливую кукольную улыбку, и оторопела от неожиданности. Руку для приветствия ей тянул молодой мужчина, в чьем мобильном хранился теперь ее номер телефона.

- Здравствуйте, Елена. Рад знакомству.

Девушка с трудом взяла себя в руки и под чуть удивленным взглядом Степнова ответила на рукопожатие.

-И я. Рада. Знакомству.


Спасибо: 100 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 870
Настроение: обожаю красный цвет!
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 83
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.04.10 17:05. Заголовок: Она и сама себе не м..


Она и сама себе не могла объяснить, почему не рассказала Степнову, что познакомилась с Дэвидом несколькими часами ранее. И уж тем паче никак не могла понять – отчего промолчал он? Может, просто не узнал? Лена бросила короткий взгляд на мистера Доусона, который, удобно устроившись в кресле, потягивал бренди из пузатого бокала. Нет, днем она конечно выглядела несколько иначе, но не настолько же… Девушка снова опустила невидящий взор на журнальную страницу, изо всех сил пытаясь уловить боковым зрением ореховый взгляд Дэвида. Но мужчина что-то рассказывал Степнову и словно не замечал его супруги, взволнованно листающей журнал. В конце концов, Лена начала успокаиваться. В самом деле, что такого? Он помог ей, она оставила номер телефона – нужно же было как-то отблагодарить человека. В любом случае, Степнов к ней равнодушен и ему должно быть наплевать, кому его жена оставляет номер своего мобильного – лишь бы это не стало достоянием общественности. От этой мысли неприятно защемило под ложечкой и отчего-то захотелось ударить мужа, а лучше – себя. По голове. Дурной голове.

- Слышишь, Лена? – Степнов повернулся к жене - Дэвид планирует покупать квартиру в Москве.

- Не люблю гостиницы, - улыбнулся мужчина, невозмутимо глядя на девушку, - а провожу в них половину жизни. Sad.

- Прекрасная мысль. – старательно улыбнулась Лена и поспешно спрятала глаза в журнальную страницу.

- Дорогая, может, ты поможешь с выбором? – Голос Степнова заставил ее слегка вздрогнуть, - ты же понимаешь, женский взгляд в таком деле незаменим.

- К сожалению, я не женат. – будто бы виновато развел руками молодой англичанин, - и завидую Виктору, у него очаровательная супруга.

- Спасибо. – Лениной выдержки едва хватало на то, чтобы изображать вежливость, а этот чертов денди невозмутим и спокоен, как море в полный штиль. – Но, может, мистеру Доусону лучше обратиться к специалисту? У меня совсем нет опыта. – она почти умоляюще смотрела на мужа. Но тот словно не заметил просьбы в глазах девушки.

- Лена, опыт тут ни к чему. На ушлых русских риэлторов никакой надежды. Ты бы могла помочь как хозяйка дома, которая знает, что и как должно быть в семейном гнезде. Дэвид давно ищет спутницу жизни.

- Кто-нибудь есть на примете? – брякнула Лена и тут же пожалела об этом, потому что молодой мужчина посмотрел ей прямо в глаза и ответил:
- Знаете, сегодня днем, опаздывая на встречу с Виктором, я встретил одну очаровательную девушку. Возможно, меня ждет удача.

Лена похолодела. Она не знала, что ответить. Этот самоуверенный лондонский денди просто издевается над ней.

- Очаровательные девушки часто бывают замужем. Не боитесь? В России еще встречаются горячие мужчины, умеющие постоять за своих женщин.

- oh no…. - засмеялся в ответ Дэвид, - если у той прекрасной девушки и есть муж, она совсем его не любит. Иначе не оставила бы свой номер совершенно незнакомому мужчине, даже не спросив его имени. Не так ли?

Лена снова не нашлась, что ответить и только беспомощно посмотрела на Степнова, с некоторым удивлением следившего за этой короткой словесной перепалкой.

- Так что скажешь, дорогая? - Виктор вопросительно приподнял брови, и в синих глазах явно читалось требование подчиниться.

- Хорошо, я помогу мистеру Доусону. Тем более я все равно свободна. – Она поднялась с кресла, - а сейчас если не возражаете, я вас оставлю. Что-то голова разболелась.

- Конечно, Лена. Попроси только Соню приготовить комнату для гостей, Дэвид останется сегодня у нас.

- Я передам. – девушка поспешила покинуть комнату, старясь не смотреть на собеседника мужа.
__
Теплая июльская ночь щедро усыпала звездами иссиня-черный небосвод, словно бархат блестящими стразами. Казалось – протяни руку и легко сковырнешь пару-тройку блестящих точек, соберешь в ладонь и можно любоваться сколько душе угодно. Но звезды так обманчивы – они далеки и холодны, и только красный огонек зажженной сигареты освещал ее лицо. Лена сидела на заднем крыльце дома и курила. В последнее время она, сама не зная отчего, стала меньше курить. Например, эта пустая пачка, которую девушка сейчас задумчиво мяла в руке продержалась почти неделю – невиданный для прежних времен срок. Правда, последние три сигареты выкурились буквально «залпом» за последние полтора часа – с тех пор как она покинула гостиную, где Степнов и мистер денди-лондонский-зануда обсуждали дела. Минут сорок она металась по комнате, потом скинула дурацкое платье и, с удовольствием натянув любимые джинсы, натянула капюшон на голову и спустилась во двор, где курила одну за другой, с перерывами не больше пяти минут. И у последней красноватый обжигающий огонек все ближе к фильтру, а идти спать так не хочется. Хочется отправиться в его спальню и ждать, когда он на краткий срок поцелуями заставит ее забыть свое имя. А тут этот…. Дэвид, черти б его взяли. Сидят там битый час, толкуют ни о чем и нет им обоим никакого дела до нее. Впрочем, ей тоже нет дела до этого лондонского болвана.

Дверь за спиной скрипнула и Лена, отчего-то испугавшись, быстро спрятала сигарету.

На крыльце за ее спиной стоял Дэвид.

- Не возражаешь? – он чиркнул зажигалкой и прикурил. Не дождавшись ответа, присел рядом с Леной на ступеньку. Помолчали.

- I’m sorry. – выпустил дым из легких куда-то в сторону, - я… неправильный.

- Я неправильно поступил, - механически поправила Лена и, с сожалением затянувшись в последний раз, щелчком отбросила окурок на идеально подстриженный газон, как когда то в своем дворе. – я тоже неправильно поступила. Надо было сказать ему, что мы встретились днем. Вот и все.

- Почему не сказала? – блеснули его глаза в свете тусклого огня сигареты.

- Не знаю. А ты почему?

- Нехорошо. – Дэвид покачал головой, - он спросит тебя – почему не сказала? Что ты ответишь?

- Неважно, - Лена махнула рукой. – теперь уже поздно. Дело сделано.

- I just wanna be friends. Дружить, понимаешь?

- Понимаю. – Лена вдруг сообразила, что раз этот пижон сидит здесь, Степнов теперь свободен и совершенно доступен и резко подскочила на ноги, бросив на ходу. – ну френдс так френдс. Мне без разницы. Good night. Приятных снов.

- Ты его не любишь, я был прав!

Брошенная вслед фраза поймала ее за почти закрытой дверью. Пришлось высунуться обратно.

- Эх, да что ты понимаешь… в колбасных обрезках, френд. – и исчезла в дверном проеме, оставив недоумевающего гостя искать в своей памяти подходящий перевод для странной фразы.

Скрытый текст


Спасибо: 106 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 880
Настроение: happy end
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 87
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.04.10 13:56. Заголовок: Знаю шо мало. http:/..


Скрытый текст

Степнов с нескрываемым удивлением смотрел на жену. Первый раз он видел Лену в таком состоянии. Всегда спокойная, нарушающая собственную невозмутимость лишь изредка прорывающейся язвительностью, сейчас она, похоже, была готова рвать и метать.

- Зачем, зачем ты это сделал? Объясни мне, зачем?

Виктор непонимающе пожал плечами.

- Да что тут такого то? Дэвид не просто мой партнер - его компания является нашим крупнейшим поставщиком - он мой друг. Зная его отношение к гостиницам, было бы свинством с моей стороны не предложить ему остановиться в этот раз у нас. Дом большой, всем места хватит. А к следующему приезду у него уже будет своя квартира в Москве. Если ты так против его общества, у тебя есть лишний повод постараться ему помочь. А почему, собственно, ты против? Чем тебе не угодил Дэвид?

Степнов приподнялся на локте и внимательно посмотрел на Лену, ожесточенно терзавшую край простыни.

Девушка молчала. Что ответить мужу? Что она боится находиться в такой непосредственной близости от мужчины, которому нравится и который, кажется, не собирается этого скрывать? Что тепло, светящееся в светло-ореховых глазах ее смущает и пугает? Что она до дрожи боится проводить с ним много времени, потому что ее мирок и так слишком хрупок, чтобы подвергать его такой опасности… Сказать этого она не могла и потому, тяжело вздохнув, буквально выдавила из себя:

- Не знаю, не нравится он мне.

И тут же вздрогнула от его горячего шепота прямо над ухом:

- А может, наоборот?

Сказал и разозлился. Чушь собачья. Как такое может быть? Она дрожит от одного его прикосновения, сходит с ума от самых невинных ласк, плавится как воск под тяжестью его тела. И этот смазливый мальчишка не может просто так, в один момент все изменить.

Словно пытаясь найти этому подтверждение, мужчина впился губами в чувствительную впадинку на шее жены. Лена охнула и обмякла в его руках. Увлек за собой на широкую супружескую кровать, уронил на спину, жадно блуждая губами по ее молочно-белой коже, рвал тонкую ткань, сдирая шелковую комбинацию, торжествовал, чувствуя, как отзывается ее тело, наслаждался стонами, срывающимися с ее губ, владел ею как своей собственностью. Потом он лежал рядом, смотрел на жену, скулы которой все еще пылали румянцем, касался едва подрагивающих пальцев ее руки и чувствовал, как тонкий, невесомый эфир блаженства заполняет все его существо и выплескивается вместе с ровным дыханием наружу.


Спасибо: 112 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 894
Настроение: nostalgie
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 95
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.03.12 14:03. Заголовок: Как я уже говорила н..


Скрытый текст


- Мне определенно нравится. – Лена измерила шагами комнату. Из всех просмотренных вариантов, этот, несомненно, был лучшим. Большая светлая гостиная с панорамным остеклением, совмещенная на европейский манер с кухней, одна спальня и шикарная ванная в голубых тонах. Вид из огромных окон захватывающий – на освещенную набережную, за которой терялась сочная зелень старого московского парка. Мебели в квартире не было, отчего она казалась немыслимо просторной и наполненной светом и воздухом.
Дэвид, подняв подбородок, задумчиво разглядывал потолок, все-таки нанятый им риэлтор беззвучно топтался у двери –за минувшие две недели работы с новыми клиентами он привык к тому, что лучше не отягощать эту странную парочку пространными разговорами о достоинствах очередной квартиры.
- Думаешь, это то, что нужно? – Мужчина пересек комнату и остановился рядом с Леной.
- Главное, что думаешь ты. – Улыбнулась девушка и слегка подтолкнула плечом друга. Очень странно, но за этот ничтожно малый срок деловой партнер мужа стал ей очень близок. Рядом с ним было так легко, что вся ее безумная жизнь словно терялась и растворялась в этой замечательной невесомости. Она ничего не была должна, она могла быть собой: не играть в равнодушие, не прятать мыслей, не искать подвоха в диалогах и не бояться - каждую секунду – выдать свою слабость. С Дэвидом было так же легко днем, как со Степновым по ночам и от этого ее жизнь, едва успев принять четкие, пусть и несколько причудливые очертания, снова превратилась в размытое пятно.
- Не могу себе представить, что получится. – Дэвид неопределенно махнул рукой в сторону комнаты за спиной. – Как мы…как я сделаю тут...
Лена помедлила с ответом – ей вдруг показалось, что он ждет от нее предложения оказать помощь в этом вопросе, но совсем не была уверенна в том, что это действительно хорошая идея. Она и так болталась с этим холеным европейцем у всех на виду последние пару недель и чувствовала – вот-вот пойдут разговоры. Да и что если Виктор будет против? Эта мысль неожиданно разозлила ее. Какая к черту разница? Ее муженек наверняка не отказывает себе в удовольствиях, а она просто хочет помочь другу, что в этом предосудительного? Тем более, Степнов ее сам об этом просил.
Стряхнув подступившее к горлу раздражение, Лена снова улыбнулась мужчине:
- Можешь на меня рассчитывать.
-Ра… рассчитывать? – Дэвид вопросительно приподнял бровь, у него это получалось весьма забавно – одна оставалась слегка изогнутой полосой, а другая словно подрыгивала над ореховым взглядом.
Лена хихикнула, не сдержавшись:
- Это значит, что я тебе помогу. Помогу тут все обустроить.
Мужчина с улыбкой приобнял ее за плечо:
- It’s nice. really nice. so…- сообразил, что сбился на родной язык – прости, просто я рад, что у меня есть ты.
Девушка напряглась под его рукой – кажется, это немного чересчур. И рука, и радость, и формулировка. Благодарности было бы вполне достаточно. Мужчина, видимо почувствовав ее напряжение, легко отвел руку и обернулся к маявшемуся позади агенту
- Well, I’ll buy it. Make a deal.
Даже через комнату ей было слышно, как у риэлтора вырвался облегченный вздох.
В сумке у девушки заволновался мобильный.
-Степнов. – кивнула она на трубку, поймав вопросительный взгляд Дэвида, и тронула пальцем сенсорный экран.
- Да, дорогой. – В голосе ее звучал едва уловимый сарказм, к которому всегда был так чуток ее муж. Девушка не без удовольствия представила, как он досадливо морщится. – У тебя все в порядке? – и снова тонкий намек – Виктор никогда не звонил без особого повода.
- Конечно. Ты дома?
- Нет. – Она и не подумала вдаваться в подробности, еще не хватало – отчитываться.
- Может, поужинаем в городе? – голос мужа был ровным и ничего не выражающим, впрочем как и всегда, если разговор происходил в светлое время суток.
Настала Ленина очередь морщиться. Она не очень-то любила эти его деловые ужины – невыносимо пустоголовые дамочки, или, напротив, язвительные, с языками острыми, как лезвие бритвы, мужчины с жестким и цепким взглядом. Но отказаться не было причины.
- Как скажешь. Куда нам подъехать?
- Нам? – легкое удивление слегка оживило его голос.
- Я с Дэвидом. Разве ты имел в виду не … - она сбилась, на мгновенье растерявшись.
-Нет, но неважно. Приезжайте, скажи Дэвиду, что это то же место, где мы обедали в среду. Он знает дорогу.
Голос в трубке сменился на короткий сигнал отбоя.


********************************************************************************************
Виктор приехал в ресторан первым - жена и друг опаздывали. В ожидании он пытался просматривать меню, но мысли растекались как подогретый студень. И какого черта они так задерживаются? Он привык, что Лена в его распоряжении по первому требованию, но в последние дни все неуловимо изменилось - пропущенные встречи, опоздания, и ее почти не бывало дома. И хотя вечерами она все также торопилась в его спальню, ему казалось, что зависимость эта теряет былую силу. Казалось ли? Мужчина раздраженно захлопнул кожаную папку и откинувшись на спинку стула, посмотрел в окно. Оценивая события последних дней, Виктор пришел к выводу, что в отношения с женой не мешало бы добавить романтики - так любимой всей прекрасной половиной человечества.
Именно поэтому этот вечер он планировал провести наедине с Леной. И конечно, глупо было злиться на то обстоятельство, что она проводит так много времени с его деловым партнером и добрым другом - ведь это была его личная просьба, а госпожа Степнова никогда не отказывала мужу. Но Виктор ничего не мог с собой поделать: ускользающий из рук контроль над женой ужасно его раздражал.
-Привет. - голос над самым его ухом прозвучал так неожиданно, что Степнов вздрогнул, оборачиваясь. Лена склонилась над ним чтобы легко коснуться губами гладко выбритой скулы. - Прости, мы опоздали.
- Все в порядке. - он поднялся, протянул руку для приветствия Дэвиду. - Я сам едва вошел.
Виктор усилием воли прогнал неприятные ощущения от этого ее "мы".
- Прошу - мужчина взялся за спинку стула, чтобы привычным жестом помочь девушке, но, оказалось, что на этот раз он не был единственным джентльменом в компании - рука Дэвида коснулась стула в тот же момент и явно с тем же намерением. Встретив удивленный взгляд Степнова, он поспешил отдернуть ее, но неловкая пауза успела зависнуть в воздухе. Лена, усаживаясь поудобней, с усилием прятала усмешку, Дэйв, кажется был слегка смущен, Виктор в очередной раз подавил приступ раздражения.
- Я чудовищно голодна. - Она наконец позволила себе улыбнуться, принимая меню из рук безупречно вежливого официанта, - и, кстати, есть повод выпить шампанского, правда, Дэйв?
- Oh yeees. - мужчина с большим удовольствием ухватился за спасительную нить разговора. - Виктор, мы наконец нашли то, что нужно. Тебе обязательно надо будет взглянуть на мое холостяцкое...как это по-русски...
Степнов улыбнулся - на этот раз искренне - от нахлынувшего неизвестно по какой причине чувства облегчения
- Логово. Поздравляю, это хорошие новости. Надеюсь, теперь ты вернешь мне мою жену, а не то я начну подозревать, что ты планируешь ее увести, коварный обольститель.
Дэвид рассмеялся в ответ, но Лена почти физически ощутила, как напрягся деловой партнер ее мужа, как уловил эти нервно звенящие ноты Виктор. Ей неудержимо захотелось спрятаться от очередной неловкости - невозмутимого и равнодушного к ней Степнова это тронуть не могло, но именно в этот момент она вдруг остро почувствовала, что оброненная им шутка, подчиняясь общему правилу, прячет в себе какую-то долю правды и от того так смущает и Дэвида, и ее саму. Хвала всевышнему, ее муж был превосходным дипломатом и легко сменил тему разговора. Лена отмалчивалась, в пол уха слушая разговор мужчин и размышляла, над тем, что Дэйв не упомянул о ее обещании помочь ему с обустройством новой квартиры. Счел ли он неуместным оглашать эту новость именно сейчас, или им надлежит скрыть это обстоятельство от Виктора ? Размышления ее прервал поданный официантом заказ. Беседа плавно перетекла в деловое русло, что ничуть не расстраивало Лену - любая личная тема могла сейчас быть весьма некстати. Ужин был прерван звонком на мобильный Степнова и ему пришлось, извинившись, отлучился.
Возвращаясь к столу спустя несколько минут мужчина застал жену и друга за оживленной беседой и невольно замедлил шаг, чтобы понаблюдать за этой картиной. Лена улыбалась, слушая Дэвида и глаза ее сияли. В них горел огонь - совсем не тот, что пылал по ночам, когда в призрачном свете ночников он покрывал поцелуями ее тело. Это было ровное, теплое пламя, освещавшее ее лицо словно десяток улыбок сразу. Лена выглядела такой расслабленной и естественной, что он почувствовал острый укол самолюбия - несмотря на его несомненное обаяние, девушка почти всегда оставалась почти такой же, как в их первую встречу - кошкой, сгруппировавшейся перед прыжком. Степнов знал только один способ заставить ее смягчиться, но слова там были не при чем. Дэвид мог заставить ее улыбаться без тени ехидства одной своей болтовней. Мысль об этом вызывала неприятно-щемящее чувство, от которого, впрочем, мужчина поспешил отмахнуться, словно от назойливого насекомого.
- Еще раз прошу прощения, - Степнов опустился на стул и ему показалось, что только в этот момент они его и заметили, - необходимо было ответить.

Когда вечер, наконец, подошел к концу, Лена чувствовала явное облегчение - необходимость постоянно быть готовой к очередной неловкости отпала. Девушка смотрела через темное стекло как прощаются, обмениваясь рукопожатиями и последними фразами мужчины и не могла не думать о том, какие эмоции вызывает в ней каждый. Отношения со Степновым походили на наркотическую зависимость: она не понимала, что находит во всем этом, но пожертвовать ради чего бы то ни было даже одной минутой, проведенной с ним наедине, не могла. Шло время, а ее существо продолжало загораться с немыслимой скоростью, стоило ему лишь едва коснуться ее губ. Дэвид был другим. Лена могла поклясться чем угодно, что ничего подобного к нему не испытывает, но при этом никак не могла отделаться от мысли что его общество днем несоизмеримо комфортней, чем общество мужа. С ним было так же легко и невесомо, как дышать.
Размышления прервал Степнов, захлопнувший за собой дверь в салон. Едва автомобиль тронулся он нашел в темноте ее талию и, притянув к себе, требовательно и даже зло впился в ее губы.
-Соскучилась? - выдохнул он через минуту, в темноте пытаясь разглядеть что-то в глубине ее глаз. Лена ответила поцелуем, не желая тратить время на его издёвки. Виктор больше не задавал вопросов до самого дома, впрочем - и дома тоже не задавал и, кажется, это устраивало обоих.


Спасибо: 47 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 897
Настроение: nostalgie
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 95
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.03.12 14:27. Заголовок: Пока дело идет, вот ..


Скрытый текст

Ни в какие ворота. Степнов нервно крутил в руках бокал с бренди и смотрел на красноватые отблески пламени в камине.
На часах четверть одиннадцатого, но ее все еще нет дома и телефон дружелюбно-имбицильным голосом системы твердил одно и тоже: «аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети. Надеемся на ваше понимание»
Надежда была напрасной – он понимать не желал и злился. Когда Лена пропадала с Дэйвом, помогая ему подыскать квартиру, это несколько раздражало, но с этим можно было мириться. Но теперь, когда их общие дела должны быть закончены, Виктор буквально приходил в ярость от изменений в их жизненном укладе. Его жена была свободным человеком, с этим он и не думал спорить, но должны же быть границы? Приходит, когда захочет, уходит – куда захочет. На ненавязчивые вопросы невзначай о том, где же пропадает госпожа Степнова, реагирует вяло или отшучивается. А прямо Виктор спросить не мог – все не мог отделаться от ощущения, что их сделка с Леной морального права задавать такие вопросы не дает. И начистоту – какая ему разница, где пропадает Лена, пока молчат таблоиды. Формальных оснований придраться к жене он не находил, но злость, казавшаяся беспричинной, все чаще наступала на горло тяжелым кованным сапогом. Вот если бы их брак был настоящим….
Додумать мысль Степнову не дала хлопнувшая за спиной дверь. Он обернулся – в гостиную вошла Лена, небрежно бросила ключи от машины на журнальный столик, на лице ее блуждала легкая рассеянная улыбка.
- Ты поздно. – бросил он через плечо, невольно потянувшись рукой к собственной шее, будто пытаясь удержать в горле приступ клокочущей ярости.
- Да, извини. – девушка кивнула и упала в большое кресло, - так вышло.
Так вышло? Она что, издевается? В глазах темнеет и кажется в этот раз взрыв неминуем. До боли в пальцах сжав стекло бокала, мужчина швырнул в глотку остатки алкоголя – пожар разгорелся еще ярче.
- И твой телефон недоступен.- Виктор старался не смотреть на жену.
- О, да неужели мистер «мне на всех накласть» волновался? – его тон не нравился Лене и она постаралась вложить в свой голос весь сарказм, на который была способна, чтобы слегка его позлить. Но «слегка» не получилось – Виктор всем корпусом развернулся в кресле по направлению к ней и по его сжатым в тонкую линию губам, по потемневшим до черноты глазам девушка поняла – момент для издевки она выбрала неудачный. Девушка нервно сглотнула и почувствовала себя пустой изнутри, будто все внутренности внезапно исчезли.
-Что. Ты. Себе. Позволяешь. – разделяя слова жесткими точками прорычал Степнов
Показать ему свой страх? Да ни за что!
Лена подалась вперед всем телом и с трудом выдерживая его тяжелый взгляд, прошипела:
- Думаешь, купил меня? Думаешь, я твоя собственность? Так ты решетки на окна поставь и охрану у дверей, а можно еще меня на цепь…
Договорить она не успела – мимо головы пролетел стеклянный снаряд. Бокал, который мгновенье назад сжимали мужские пальцы, врезался в стену и с острым звоном осыпался на паркет.
Девушка широко раскрытыми глазами смотрела на мужа, который вполголоса выругался, и одним резким движением выдернув тело из кресла, ушел к себе, даже не оглянувшись.
***************************************************************************************************Не спалось. Немногие ночи из проведенных в новом доме Лена спала в своей кровати, но эта определенно была худшей. Приоткрыв окно и призрев все правила, она курила одну за одной, вглядываясь в мрак, изредка нарушаемый светом в окнах соседних домов. И чего Степнов так взбесился? Встречи с Дэйвом она не афишировала, да и теперь , когда основная часть квартирного вопроса была для него решена, они тратили на совместное времяпрепровождение гораздо меньше времени. Наверное от того часы, проведенные с новым другом, казались еще ценнее, и Лене ни разу не пришло в голову от них оказаться. Вот и сегодня, когда он позвонил после шести, попросил помочь выбрать цвет стен для гостиной и спальни, девушка ни минуты не задумываясь, плюхнулась в свою Audi и помчалась по трассе.
Среди строительного мусора в квартире, пахнущей ремонтом, они сидели на барной стойке, отделявшую кухню от гостиной и ели пиццу, запивая апельсиновым соком. Лена перебирала в руках образцы с оттенками, время от время рассматривала их, отведя в сторону на вытянутой руке и прищурив глаз, смеялась, настойчиво предлагая покрасить комнату в цвет детской неожиданности и потом объясняя Дэвиду истинное значение этого выражения. Неудивительно, что опомнилась она когда почти стемнело, наскоро попрощавшись и клятвенно заверив приятеля, что непременно найдет время, чтобы помочь ему с покупкой мебели, рванула назад. мысли о возвращении домой вовсе не была ей неприятна – скорее напротив, что-то сладко ныло внутри от предвкушения скорой встречи с мужем. А этот чудак, как разъяренный бык накинулся и что самое обидное – без существенных на то причин. Сам вчера явился почти к полуночи и она ничего, дождалась. Был вымотан, молчалив, но дело свое делал не хуже обычного. А сегодня словно не в себе.
Лена снова и снова прокручивала в голове сцену их размолвки и все больше убеждалась, что Виктор вел себя крайне странно. Ведь если рассудить – никаких установленных им правил она не нарушила, вернулась в общем-то не так и поздно - не под утро же - и человека, которому она, что называется, по барабану, это никак не могло довести до белого каления, если только… ему действительно по барабану. Лена поперхнулась затяжкой от собственной бредовой мысли и глухо рассмеялась. Подозревать наличие человеческих чувств в этой ледяной глыбе – что может быть глупее? Просто взыграли у Степнова собственнические замашки, а может в делах что-то не ладится, вот и сорвался на ней. Лена решительно потушила сигарету и посмотрела на часы. Четвертый час.
Девушка решительно направилась к кровати. Спать – и никаких разговоров. Устроилась поудобнее в жемчужно-шелковых простынях и зажмурилась. Сон не шел. В ночной тишине дома было слышно, как тонко отсчитывает секундная стрелка тягучие мгновения, как шелестит почти беззвучно телевизор – или может радио - в комнате дежурного охранника, капает плохо закрытый кран в ее ванной и где-то скрипит дверь. Дверь. Лена продолжала лежать с плотно закрытыми глазами, но всей кожей вдруг почувствовала его присутствие в комнате. Неужели и ему не спится? Толстый ковер прятал его шаги, но все ее тело напряглось под тонкой простыней в предвкушении. однако шли секунды, а девушка оставалась на кровати одна. На короткое мгновенье в голову закралась почти паническая мысль - «показалось?!» - и она метнулась на простынях, ища его глазами в темноте. Степнов замер у изголовья, в темноте его полуобнаженный силуэт казался почти черным.
- Иди ко мне. – Лена протянула ему руку, мысленно ругая себя за запах табака, все еще витавший в комнате.
- Зачем? – голос его казался глухим и отстраненным и девушка тут же пожалела, что не продолжила притворяться спящей.
-Я…ты знаешь. – говорить об этом вслух было тяжелее, чем ей казалось.
- Скажи.
Хочет унизить ее? Почувствовать на ее слабость? И пусть.
- Пожалуйста… Хочу тебя.
Он в один миг оказался рядом, зарылся ладонями в ее волосы, прижался губами к ее губам, хрипло шепнул:
- Может, этого недостаточно…
Эти его слова Лена обдумать не успела, вдруг потерявшись в восхитительной череде требовательных поцелуев и ласк.


Спасибо: 52 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 902
Настроение: nostalgie
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 98
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.03.12 16:21. Заголовок: Она проснула..


Она проснулась и сразу почувствовала, что все еще не одна. Не спеша поднимать сладко-тяжелые со сна веки, девушка лениво потянулась, улыбнулась утреннему солнцу, лучи которого тепло скользили по коже, и открыла глаза. Степнов лежал рядом и, подперев голову ладонью, смотрел на нее с легкой, блуждающей улыбкой.
- Ты не на работе?
- Сегодня суббота. – Виктор протянул руку и аккуратно убрал за ухо светлые пряди, падавшие на лицо. Лену этот жест отчего-то смутил и она спрятала глаза, бестолково разглаживая нежные складки простыни. Шелк снова складывался в непослушные упругие волны, стоило ей разорвать прикосновение.
- Будто это обстоятельство когда-то тебе мешало. – девушка недоверчиво покосилась на мужа. Что-то странное отражалась в глазах Виктора, что именно - она не понимала, но лицо мужчины неожиданно смягчилось, и практически исчезла эта жесткая, напряженная складка у губ, которую, ей казалось, нельзя уничтожить даже самыми нежными поцелуями.
- Я теперь семейный человек, - Степнов все еще продолжал пристально вглядываться в лицо жены, - мне положено больше времени проводить дома. И, кроме прочего, если у тебя нет особенных планов, – на мгновенье его глаза снова сделались ледяными, - они есть у меня.
- Планов нет, - быстро ответила Лена, не без дрожи вспоминая, как вчера звенел разбитый в крошку бокал. И хотя, уверенная в том, что Степнова как обычно не будет дома все выходные, накануне она пообещала Дэвиду полистать вместе каталоги итальянской мебели, это можно было отменить простой смс. Он поймет, а вот Виктору отказывать что-то не хотелось.
- Вот и хорошо, - холодная тень все еще мелькала в глубине его темно-синих глаз, но улыбка снова тронула губы, - тогда нам нужно собраться, есть всего пару часов.
- Пару часов? Что у тебя за планы такие? - Лена старалась сосредоточиться на предмете разговора, но взгляд ее так и соскальзывал ниже, на его губы, которые вопреки обыкновению теперь не выглядели упрямо-жесткими. Ей хотелось потрогать их пальцами, а лучше – не пальцами.
- А мои планы – это сюрприз. Но действительно нужно поторопиться. Так что подъем и бегом в ванную, иначе не успеешь собрать сумку.
Лена с сожалением выдохнула и села в кровати. Похоже, Степнов был настроен решительно, и девушка знала, что в такие моменты спорить с ним бесперспективно. В последний раз искоса посмотрев на его лицо, она усилием воли вытянула себя из кровати и потащилась в душ, провожаемая синим взглядом. Но уже переступив порог ванной, она снова выглянула в комнату. Виктор все еще смотрел ей вслед
- А ты со мной… не хочешь? – она приподняла брови, пряча за кокетством смущение
- Я уж думал, что не предложишь. Иди, я догоню.
Лена поспешила скрыться, наконец, в ванной. Наспех почистила зубы, поглядывая в зеркало над раковиной на свое зарумянившееся по неизвестной причине лицо, и шмыгнула в душевую кабинку. Едва успела настроить идеальную температуру упругих водяных струй, бьющих по обнаженному телу, как дверца кабины мягко скользнула влево, и в облако теплого пара шагнул Степнов. Лена отставила было взятый в руки флакон с шампунем, но, заметив это движение, его тут же подхватил мужчина
- А давай я помогу тебе, - и не дожидаясь ответа, выдавил немного пахучей массы в ладонь.
И хотя Лене не терпелось попробовать каковы на вкус его губы, когда он вот так, как сейчас, умиротворен и расслаблен, а не сжат, как обычно, наподобие жесткой стальной пружины, возражать она не стала.
Степнов пальцами взбил шампунь в мягкую, белоснежную пену и принялся аккуратно втирать ее в волосы девушки. Лена крепко зажмурилась, но всей кожей чувствовала. что он смотрит на нее, ласкает взглядом обнаженное тело.
- открой глаза, - вдруг опросил мужчина, - я хочу, чтобы ты смотрела на меня.
Лена, не задумываясь, подчинилась и по телу ее пробежала дрожь – столько разного и незнакомого было сейчас в его глазах, провожающих хлопья пены, падающие с волос на шею, скользящих по груди и животу. Пальцы мужчины продолжали мягко массировать ее голову и от этого какая-то мягкая, невесомая нега растекалась по телу. Покончив с головой, он добавил в руку гель для душа и продолжил намыливать ее тело – сначала шею и плечи, потом грудь, живот, спустился к бедрам и, не пропустив ни одного сантиметра, дошел до кончиков пальцев ног. В движениях рук Виктора было что-то такое, что девушка даже сквозь разливающееся по животу тепло чувствовала, что делает он это не только и не столько с целью разбудить в ней страсть. Но обстоятельств это не меняло, и когда муж подвинул ее прямо под одну из водяных струй, чтобы смыть остатки пены, девушка была практически не в себе и Степнов сжалился. Прижав к прохладной стене душевой кабины и даря вожделенные поцелуи, он приподнял жену над полом и наконец дал ей то, чего она так хотела. Остатки мыльной пены на телах обоих заставляли выскальзывать из объятий друг друга, но от этого возбуждение росло все больше, и скоро ее хриплые стоны почти заглушали шум воды. Лена больше не чувствовала тела – она была упругими каплями, воздушной мыльной пеной, невесомым эфиром, наполнившим каждый кубический сантиметр этого маленького мирка. Взрыв, вскоре потрясший их тела, отнял остатки разума. Не в силах удерживаться на дрожащих ногах, Лена, едва почувствовав гладки пол под ступнями, тут же опустилась вниз. Когда к ней медленно стало возвращаться ощущение времени и пространства, голос Виктора над самым ухом шепнул:
- Я бы с удовольствием остался тут на все выходные, но в 12 нас будет ждать самолет…и еще нужно добраться до Шереметьево.
Лена с трудом открыла глаза, и, глядя на Степнова через еще не отступившую пелену наслаждения, попыталась собрать вместе кусочки мозаики.
- Самолет… Шереметьево…С каким пор самолеты ждут пассажиров?
- С тех пор как они частные, - засмеялся Виктор и, выскользнув из кабины, протянул ей руку.
Лена в ответ округлила глаза:
- У тебя что, свой самолет?
- Нет пока, арендованный. – мужчина протянул ей полотенце, - но я подумываю над этим приобретением.
Девушка только покачала головой и принялась выжимать волосы, вода с которых все еще стекала по телу. Вопрос, куда же полетит ожидающий их самолет, отчего-то не заботил ее совершенно.


Спасибо: 47 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 920
Настроение: nostalgie
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 100
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.03.12 08:29. Заголовок: Предупреждаю всех о ..


Скрытый текст


Океан был живым. Волны-жабры вздымались  в предзакатном зареве,   и, разбрызгивая белоснежную пену, жадно трогали кроваво-красное солнце, низко скатившееся  по ванильно-облачному куполу небосвода. Ей казалось, что  прохладные брызги шипят, встречаясь с его огненным  телом, и если прислушаться, можно услышать этот звук испаряющейся воды. Но солнце погружалось все глубже, а слух улавливал лишь мягкий шепот волн да мерное дыхание Степнова, развалившегося на подушках шатра. Лена, сложив ноги по-турецки, сидела в метре от него, чувствовала его взгляд, но не могла заставить себя обернуться, чтобы встретиться с ним глазами. Вместо этого девушка, не сводя глаз с багряного горизонта, перебирала в голове детали дня, по капле вытекавшего из красно-огненного глаза в волнующийся океан.
Когда комфортабельный самолет приземлился и выпустил своих пассажиров в дипломатическом терминале, девушка решила было, что они прибыли на какой-то из европейских курортов. Но едва поданный им автомобиль выехал за территорию аэропорта, сразу поняла - это место не имеет ничего общего с тем, где она бывала раньше. Город петлял узкими улочками, с затаенной гордостью демонстрировал древние постройки, удивлял женщинами в длинных черных одеждах и мужчинами - в белых. Он не открывался сразу, как шумные европейские города, а будто бы присматривался к своим гостям и - одно за одним - вытаскивал чудеса из широких рукавов восточного одеяния.
- Касабланка - ответил Степнов на ее вопросительный взгляд и, подумав, добавил - Марокко.
Лена, хмыкнув, снова отвернулась к окну. Будто бы она не знает, где находится Касабланка. Но, если честно, знания ее этим и ограничивались. Она напряженно морщила лоб, чтобы вспомнить хоть что-нибудь из уроков географии, но в голове путались только какие-то невнятные обрывки - Кулемина не была прилежной ученицей. В конце концов она сдалась и еще раз посмотрела на мужа.
Он улыбнулся и стал рассказывать ей про старый город. Это было похоже на удивительную сказку: Касабланка, родившаяся как Анфа больше пятисот лет назад, то взлетала на вершины, то падала в руинах к ногам завоевателей. Великие правители, дворцовые интриги, берберы и арабы. Восток. Дело тонкое. Лена вздохнула, когда Степнов замолчал. Тонкой девушкой она никогда не была. Все в ее жизни как-то прямо, без хитростей и выкрутасов - если радость, то полной грудью, если тоска - то без предела, если дружба - то в огонь и в воду, если любовь...Она вновь встретилась глазами с мужем и тут же поспешно отвела взгляд, гоня от себя глупые мысли.
Потом была раскаленная краснокаменная медина - центр старого города, с бесконечными лавочками, полными специй, тканей, украшений и прочего, неведомого ей ранее. Лена накупила всего и много, только непонятно зачем: готовить ей не приходилось, длинные юбки и тонкие платки не вписывались в ее привычный стиль, впрочем, как и разноцветные бусы. Но остановиться было невозможно - восток поглотил ее, не верившую прежде в его магию, затянул словно пустынными песками в свои объятия и не отпускал. Виктор смеялся, глядя как она чихает, нюхая специи, как кутается в цветные невесомые ткани, как зачарованно трогает пальцами посуду ручной работы и вешает на шею длинные нитки, унизанные теплыми кусками благородного камня. Он и не думал, что прямую и острую, как стекло, госпожу Степнову могут так захватить чисто женские страсти и от души наслаждался это картиной.
Потом был настоящий марокканский обед в доме его хорошего друга Хассана - по-восточному щедрый, обильно сдобренный специями и не похожий ни что, что ей когда-либо приходилось пробовать.
А потом, попрощавшись с хозяевами дома, они покинули город и спустя час оказались в загородном доме, любезно предоставленным в их распоряжение Хассаном. Дом больше походил на настоящий дворец - с прислугой, садами, огромной террасой, собственным пляжем и шатром на берегу, в котором им и накрыли ужин. Лена почти не ела, все ее внимание захватил океан. Она помнила путешествия к морю с родителями - мама любила юг и они часто бывали там. Изъездили все побережье Черного моря в стране, были в Крыму - девушка до сих пор помнила его сладкий розовый воздух, были за границей, но никогда до этого дня Лена не видела океана. Ирина, новая жена отца, предпочитала "активный" отдых и Никита Кулемин вдруг стал разделять ее желания. Лена летала одна - в год, когда ей исполнилось восемнадцать и.... ничего не запомнила - Ибица словно проглотила все, что было. А океан был прекрасен и ей казалось, что ничего лучше случиться не могло. Можно сидеть так вечно: слушать его дыхание, шепот волн, смотреть на солнце, почти скрывшееся за горизонтом и ни о чем не думать. Впервые за тысячи дней она вдруг почувствовала, как душа ее обретает покой. Наконец обернулась, встретилась глазами с мужем, все еще наблюдавшим за ней из-под опущенных ресниц. Он, заметив ее пристальный взгляд, мягко улыбнулся:
- Не замерзла?
Лена вдруг почувствовала, что ветер с моря сменил характер с мягкого и нежного на требовательный и пронизывающий. Солнце село.
- Наверное. - зябко поежилась.
Степнов приглашающе раскрыл объятия и девушка скользнула в уютное кольцо его рук.
-Может, пойдем в дом? Темнеет... - пробормотал мужчина, зарывшись лицом в светлую макушку и еще крепче сжимая жену в объятиях.
Лена бросила еще один взгляд на воду. Сумерки над океаном сгущались, значит в Москве уже за полночь - в это время они давно в постели.... не спят. Легкая дрожь охватила ее тело от этой мысли и она поспешила подняться, чтобы скрыть свое волнение от мужа.
- Конечно.
Виктор встал с подушек, и, взяв девушку за руку, твердо повел к дому. На террасе их встречал паренек, закутанный в шаровары и широкую рубашку - это он накрывал им ужин в шатре, вспомнила Лена. У парня были темные, миндалевидные глаза и широкая улыбка. Девушка вдруг подумала, что он напоминает ей мультяшного Алладина и невольно оглянулась, ища взглядом симпатичного Абу и неправдоподобно- зубастого попугая Яго.
Степнов что-то сказал парнишке по-арабски и потянул Лену дальше. Она шла за ним босыми ногами по теплому и гладкому мрамору и вдруг подумала, что совсем не знает своего мужа. Вот он - так хорошо изученный римский профиль, твердая горячая рука, сжимающая ее ладонь - такой известный и такой незнакомый. Говорит по-арабски, дружит с бородатыми Хассаном и делает сюрпризы, трогающие самые нежные струны ее души, сам того не подозревая. А что если.. Лена нервно сглотнула - об этом нельзя было и подумать, чтоб не разорвать так тщательно тканную ею материю мироздания. Но от мысли этой невозможно было просто отмахнуться - она въедалась в сознание, словно кислота. Что если Степнов - совсем другой человек? Не такой, каким его описывали в желтой и даже не в желтой прессе. Не такой, каким она, Лена Кулемина, представила его несколько месяцев назад, еще до знакомства. За этот образ она держалась, как за спасательный круг, так бережно лелея, дополняя все новыми деталями - очередной жесткий взгляд, вытянутые в твердую, упрямую линию красивые губы. Мужчина - ледяная глыба, сердце которого, как в старой песне "Агаты кристи" "сверху мягкой травой набито, а снизу - каменное, каменное дно". Такого легко ненавидеть, как и весь остальной мир. А что - если?
Лена, охваченная сразу тысячей мыслей, не заметила, как они дошли до спальни, точнее, одной из спален восточного дворца и очнулась уже внутри.
- Тебе нехорошо? - Виктор сжимал ее плечи, встревоженно глядя в глаза. И она вдруг увидела - увидела все сразу. Щемящую, невероятную заботу, тень страха - страха за нее, легкую, как топленое молоко, нежность и что-то еще, такое далекое, теплое, но настолько глубокое, что опасно туда заглядывать без риска захлебнуться. Эмоции, накопленные за день, старый город, арабские скакуны, марокканская кухня, длинные, летящие одежды, пылающий закат, последние месяцы рядом со Степновым, и вся-вся-вся ее дурацкая жизнь вдруг посыпались с полочек в голове, мешаясь,путаясь и наваливаясь на нее неподъемным, чудовищным грузом. Горло сдавил невыносимый спазм и девушка поняла, что сейчас расплачется. Слезы хлынули в тот же момент - легкие, освежающие, освобождающие.
- Леночка, да что с тобой? - Виктор испуганно сжимал ее в объятиях, а девушка совсем по-детски пыталась вытереть соленую воду с лица и судорожно всхлипывала, пытаясь объяснить ему почему плачет: про благодарность, внезапно охватившую все ее существо, про чувства, в мгновение ока снесшие тонкую карточную постройку - целую жизнь, а это почти двадцать лет, не так уж много, но и совсем не мало
- Ты.... ты... - цеплялась за его плечи и пыталась улыбаться, глядя в испуганные глаза - ты так.... спасибо тебе... мне ...хорошо. Не помню, когда так было... Понимаешь? вся моя жизнь... как все это случилось? И что было до тебя? ты так... я так...
Мужчина, опомнившись, стал покрывать легкими, короткими поцелуями ее мокрое лицо, собирая губами солоноватую воду, снова и снова твердил ее имя и еще какие-то правильные, нужные слова, стягивал широкую рубашку с себя, разрывал руками податливую ткань на ее теле, обжигая прикосновениями обнажающиеся сантиметры кожи. Они упали кровать и ее рыдания кончились, сменившись легкими всхлипываниями, но с губ все продолжали срываться слова - прерывисто, невнятно, путанно:
- Ты так мне нужен... я так...так тебя лю....
Мужчина не дал ей договорить - накрыл глубоким поцелуем, прижимая к кровати. Чувствуя тяжесть его тела, его огонь, его нежные, настойчивые губы, Лена забыла все слова, крутившиеся на языке и мысли - мысли тоже забыла. Растворившись в тишине, она падала, словно Алиса, в бездонную кроличью нору.

Спасибо: 46 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 921
Настроение: nostalgie
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 100
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.03.12 11:14. Заголовок: Она проснулась внеза..


Она проснулась внезапно, будто кто-то влажной, липкой ладонью выдернул ее из объятий Морфея. Провела рукой по лбу, стерла испарину, часто поморгала глазами, чтобы согнать сонную пелену и села в кровати. Рядом, раскинувшись и отшвырнув в сторону простыню, мирно спал Степнов. Аккуратно, чтобы не разбудить его, Лена соскользнула с постели и, не утруждая себя одеждой, подошла к стеклянной стене, отделявшей их комнату от террасы. С легким усилием толкнула в сторону ее часть и глубоко вдохнула прохладный ночной воздух. Липкое, мутное ощущение глубоко в груди не прошло. Где-то совсем рядом шумел океан, а еще ближе кто-то позвякивал посудой - наверное, им готовили завтрак. От мыслей о еде девушку замутило еще сильней. В темноте она нашла сумку, извлекла из нее мобильный - в Москве девять двадцать, а значит здесь только шестой час. Что же разбудило ее в столь раннее время? Пальцы нащупали пачку сигарет и зажигалку. Ступая на цыпочках, Лена подхватила с пола какую-то ткань, на поверку оказавшуюся рубашкой Степнова, натянула ее прямо на голое тело и, игнорируя дверь в коридор, вышла на террасу. Где-то там, в темноте, прятались ступени, ведущие прямо на пляж и Лена не без труда нашла их. Прошлась, кутаясь в хлопчатобумажную ткань, по остывшему за ночь песку, миновала шатер, где ужинала накануне с Виктором и дошла до самой кромки воды.

Щелкнув зажигалкой, закурила, глубоко вдыхая дым, стараясь заполнить его клубами каждую клетку своего тела, изгнать им это противное, липкое, непрошенно-незванное ощущение. Океан по прежнему волновался и резко, отрывисто швырял волны к ее ногам. Вода была на удивление теплой - гораздо теплее предрассветного заряженного воздуха. Искупаться бы, вчера так и не сложилось, а сегодня улетать... Лена вдруг почувствовала, что горьковатый дым не помогает - тошнота только усиливалась - и, с отвращением отбросив сигарету, присела на корточки. Погрузила пальцы в подступавшую к ногам воду и снова остро почувствовала - океан был живым, цельным организмом, удивительным, диким, неведомым зверем. Сейчас он мягко, как кошка, ластился к девушке, звал ее с собой: "Иди ко мне.... побудь со мной..... узнай, какой я на самом деле".

Безотчетно повинуясь этому призыву, Лена сдернула с себя рубашку, швырнула на песок вместе с сигаретами и мобильным и рванулась в его объятия. Вода действительно была очень теплой. Нежно трогая обнаженное тело девушки, она руками-щупальцами затягивала ее все глубже, мгновенье - и Лена потеряла дно под ногами, но это почему-то не пугало. Океан подхватил ее и понес над волнами. Ей казалось, она слышит его хохочущий голос: "Видишь? Видишь, какой я сильный? Я все могу! Хочешь, заберу твою боль?"
- Забери, - вслух прошептала Лена и в ответ получила порцию соленой воды прямо в открытый рот. Кашляя и захлебываясь, девушка нащупала ногами скользкое, далекое дно. Спазмы сотрясали ее тело: вместе с горько-соленой водой организм избавлялся от отягощавшего ее чувства. Волны накрывали ее с головой, рот снова и снова наполнялся кровью океана, которая тут же вырывалась наружу вместе с содержимым желудка. А потом все вдруг закончилось: ее тело, ставшее невесомым, с силой отбросило в сторону, утянуло глубже и Лена снова потеряла тонкую связь с дном, но теперь связь эта не была нужна, теперь океан безраздельно владел ею и она с благодарностью ему отдавалась, слушая его торжествующий шепот: "Видишь? Теперь ты знаешь,как со мной хорошо. Я могу унести тебя далеко-далеко, я могу показать тебе неведомые глубины, я могу сделать тебя своей... своей... своей навсегда.."

Последнее слово напугало Лену и она встрепенулась, закрутила беспомощно головой, борясь руками с волной, пытаясь найти опору для ног. Но дна не было. Не было берега. Не было абсолютно ничего вокруг, только океан, только его дыхание и шепот: "Куда же ты? ты теперь моя... моя..." Лена испугалась, отчаянно загребла руками, как ей казалось, в направлении берега и океан в один момент из ласкового, нежного зверя превратился в разъяренное чудовище: "Не пущууууууууууу..... никуда не пущуууу.... моя....". Девушка упорно плыла, но монстр швырял ее, как тряпичную куклу, накрывал с головой хлесткими волнами, пытался пробраться сквозь крепко сжатые губы и трепещущие от страха ноздри. " Не посмеешь... никто... никто... никто от меня не уходит" - ревел глубинный зверь, хватая ее за лодыжки, утягивая с собой в вязкую глубину.
Она знала, она чувствовала, что чудовище не лжет, что оно не отпустит ее на берег, что отнимет последние силы, вымотает и поглотит, алчно причмокивая волной. Она знала, но продолжала бороться, рваться по волнам и под ними, рваться до тех пор, пока совсем не ослабла. Внезапно болезненно остро поняла: все кончено с ней, Леной Кулеминой...или.... Степновой? Какая теперь разница. Больше ничего не имело значения. Не имела значения ее глупая жизнь, ее забытое детство и испорченная никому не нужной борьбой с собственным отцом юность. Она станет одной из его волн, она будет пеной морской, пусть и не Марина, а вовсе даже Елена...Только что-то одно крутилось в голове, пока остатки сил покидали ее тело и она никак не могла найти, что именно. А океан зловеще хохотал: "Видишь, глупая? У тебя больше никого нет, кроме меня. Никого, даже этого, синеглазого..."
Лена вдруг поняла, что заставляет ее держаться, болтаясь у поверхности и жадно хватая воздух между волнами - эти глубокие голубые глаза, которые, она теперь знала, могут быть не только невозмутимыми и жесткими. Будет ли ему жаль молодой жены, сгинувшей, растворившейся в Атлантическом океане? Этого Лена не знала, но чувствовала, что ей жаль, бесконечно жаль, что она больше никогда не посмотрит ему в глаза. Мысль заставила ее рвануться из последних сил, вынырнуть и открыть глаза.
- Витя.... Витя!!!!! - беспомощно крикнула девушка, напряженно вглядываясь в темноту.
Но океан тут же заткнул ей рот, яростно швырнув в горло горькую воду, и, накрыв с головой, потащил ко дну. Перед тем, как поверхность плотно сомкнулись над ней, Лене показалось, что она увидела какие-то синеватые проблески совсем рядом, но это уже было все равно. Океан поглотил ее, легкие наполнились его горько-соленой кровью и она была даже немного рада, что все наконец кончилось. Мгновенье - и сознание покинуло ее тело. Рук, резко выдернувших ее из цепких объятий зверя, Лена уже не почувствовала.
*******************************************************************************
- Лена, Леночка..очнись, пожалуйста... - этот голос совсем не был похож на торжествующий вопль океанского чудовища, он звал ее с тревогой, с ужасом, звал ее оттуда, откуда, казалось, обратно дороги нет. Ей не хотелось возвращаться - там, где она находилась сейчас, было спокойно и уютно. Там не было ничего, а это значит, что не нужно было бороться, рваться через волны, глотать соленую воду. Не было чувств, ощущений, боли, слабости, страха - только покой. Так зачем же она идет за этим дрожащим голосом в полной темноте, чтобы почувствовать это, чтобы снова отдать все свое существо тому, что уже осталось далеко позади. Лена не знала ответа, но шла на этот голос, шла за этой болью в груди - резкой, давящей, болью, от которой трещали ребра и наполнявшая ее легкие вода толчками выплескивалась через рот.
- Я очень тебя прошу, давай, милая, давай же... Дыши!
И она вдохнула - легкие обожгло огнем. Закашлялась, открыла глаза, увидела склонившегося над ней Степнова, его перекошенное от ужаса лицо.
- О Господи, Лена!- мужчина облегченно выдохнул и страх на его лице сменился на какую-то другую эмоцию, какую именно, Лена не пыталась разглядеть - не было сил. Его руки все еще давили на ее грудь, хотя нужды в этом уже не было - девушка откашлялась, выплевывая остатки воды.
- Ты делаешь мне больно, - поморщилась она и вдруг поняла, что эмоция в его глазах - злость. И даже больше, чем злость - бешеная ярость.
- Больно? Это я делаю тебе больно? - заорал Степнов, вскакивая на ноги, - да ты понимаешь, что чуть не утонула? Что я тебя совершенно случайно нашел, чудом просто?
- Не кричи, пожалуйста. - Лена села на песке и поморщилась. Вот и чудесное спасение - не так она себе его представляла, барахтаясь в когтистых лапах глубинного монстра.
- Да о чем ты вообще думала? Как можно пойти в океан затемно, одной, да еще и не предупредив никого. Когда ты перестанешь думать только о себе, тебе уже не тринадцать лет, разве можно быть такой... - Виктор задохнулся, подбирая слова, но в голову, видимо, не пришло ничего стоящего, - Я же.... я...
Он хотел было добавить что-то еще, но, наткнувшись на удивленный взгляд жены, только с досадой махнул рукой и, круто развернувшись, ушел по направлению к дому. Над их восточным дворцом уже забрезжила розовое зарево рассвета и в комнатах зажигались огни - в них просыпалась жизнь. Лена, обернувшись через плечо, проводила мужа долгим взглядом, пока он не растворился во мгле, и горько усмехнулась. Все показалось: показалось, что он другой человек, показалось, что возможно что-то "кроме", померещилось все, как мираж в пустыне, которая отсюда не так и далеко. Девушка поднялась, нашла на песке его рубашку, укутала мокрое и покрытое песком тело и на дрожащих ногах вернулась к воде. Океан снова казался ласковым и нежным, нашептывал свои песни, манил и увлекал, но теперь она знала - ему нельзя верить. Никому нельзя.

Спасибо: 48 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 947
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 104
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.03.12 11:07. Заголовок: Проходная http://jp..


Скрытый текст


Ни терпкий вкус сигарет, ни теплый аромат кофе не избавлял от сладковато-приторного чувства в груди, привезенного Леной из жаркого Марокко. Домой девушка вернулась бледной, отказалась от ужина и даже не выпила привычный стакан молока на ночь. Соня напрасно стучалась в дверь молодой хозяйки с полным подносом снеди: Елена Никитична, выглядевшая усталой, отослала ее вниз, сославшись на легкое недомогание после отравления в субботу - видимо, восточная кухня не пришлась по вкусу ее организму. От лекарств отказалась тоже, приняв после легкого колебания только несколько таблеток белого угля и, поблагодарив Соню, снова заперлась в своей спальне.
Дом слушал тишину по ночам уже третьи сутки: хозяин возвращался поздно и сразу уходил в свою комнату, его молодая жена тоже не спешила покидать будуар. Сегодня утром Клавдия Степановна принесла ей поднос с кофейником и горячими оладьями и джемом, но Лена не притронулась к еде. Она, сидя на подоконнике у приоткрытого окна, курила одну за одной и запивала никотин уже остывающим кофе - это не спасало. Зря отказалась от лекарств - может, это помогло бы придти в себя хоть немного быстрей. Недомогание было некстати: через пару часов у нее была назначена встреча с Дэвидом, хорошо бы отвлечься. От мысли о том, от чего ей требуется отвлечься, Лене снова стало дурно. В голове, как навязший в зубах рекламный ролик, который раз крутилась одна и та же картина: его бешенный взгляд на перекошенном лице, его силуэт, растворившийся в предрассветной мгле, злое коварство океана. Лена ожесточенно вдавила остатки сигареты в пепельницу: Степнову даже не было жаль ее, распластавшуюся обнаженной на холодном песке. Она могла утонуть, она почти исчезла с лица земли, а его волновало только то, что жена посмела уйти, не предупредив. Конечно, такие инвестиции в госпожу Степнову не должны были пропасть. И как ей только пришло в голову искать в нем…чувства. Вспоминая минуты своей слабости, Лена невольно поморщилась и закрыла глаза ладонью – стыдно, мучительно стыдно было за слезы, за глупую болтовню, за почти сорвавшееся с губ признание. Степнов этого признания, может, и не услышал, но в ее сознании несказанные слова запечатлелись намертво, словно высеченные на куске мрамора. Лена, пряча внутренний взор, пыталась не смотреть на этот нелепый памятник, запихивая его в самые отдаленные уголки подсознания, закрывая крышкой, заколачивая гвоздями, засыпая потоком несвязанных мыслей, но он упрямо, словно пенопласт в воде, всплывал и раз за разом приводил девушку в недоумение. Этого не может быть, просто потому что не может быть. Она же не настолько дура, чтобы…испытывать к Степнову хоть что-нибудь, хоть самую малость. Но ее кусок мрамора с тремя выгравированными на нем никем нежданными, никому не нужными словами, упрямо болтался на поверхности сознания и отчего ее мерзко, непередаваемо мутило каждую секунду существования. От этого ощущения невозможно было ни спрятаться, ни скрыться.
Мягко завибрировал телефон на белой ладони подоконника, Лена опустила глаза: «Степнов» - гласила бесстрастная надпись на экране. Волнение удушливой волной сжало горло: они не говорили и не виделись три дня, а теперь он звонит, как ни в чем не бывало, наверное, чтобы позвать на очередной дурацкий ужин. Девушка продолжала смотреть на оживший мобильный и не шевелилась. Нет, она не может говорить с ним, не может слышать и видеть его, не сегодня… Телефон затих.

Виктор нажал на отбой и раздраженно оттолкнул мобильный по полированной поверхности стола. Не берет трубку… черт бы побрал упрямую девчонку! Раздраженно прошелся по просторному кабинету. Третий день подряд Степнов мерил шагами дорогой паркет, раз за разом прокручивая в голове один и тот же сюжет: как он проснулся там, в Марокко, когда еще не расцвело, как сквозь дрему следил за женой, ускользающей через террасу с зажатой в пальцах пачкой сигарет, как ждал ее возвращения, Лена все не шла. Как потом бежал по ускользающему из под ног песку, набирая ее номер и стараясь услышать сквозь шум волн звук мобильного, но не слышал, и от этого пересохло в горле и сердце бешено колотилось в груди. Крик – ее крик, разрезал предрассветную тишину и пропал. Успел. Чудом успел.

Степнов сжал кулаки. Страх всегда рождал в нем злость, и от нее было избавиться гораздо труднее, чем от ужаса, холодной рукой стиснувшего сердце под рубашкой. Миновало три дня после их возвращения из этой поездки, но все еще не мог успокоиться, и это было странно: многолетняя закалка диким миром российского бизнеса всегда помогала быстро брать себя в руки. Но что-то волновало его до сих пор, не позволяя заниматься делами, не позволяя отпустить, и Виктор который день мерил нервными шагами кабинет, безуспешно пытаясь разложить на привычные полочки вдруг изменившуюся картину мира.
***********************************************************************************************

Лена расслабленно перебирала увесистые итальянские журналы и слушала путанную русско-английскую болтовню Дэвида. Как всегда, в его обществе было необыкновенно спокойно, и это радовало: хватит с нее потрясений и переживаний. Мужчина напротив действовал на нее умиротворяющее и ненавистный кусок мрамора наконец перестал болтаться перед глазами. Можно было спокойно курить вместе, рассматривать коллекцию мебели в каталогах и ни о чем не думать. Расслабленно щурясь под мягким сентябрьским солнцем, врывающимся в окно кофейни, девушка выдыхала дым и улыбалась сквозь его сизоватый туман Дэвиду. Жаль, что она не встретила его раньше. Раньше, чем случилась вся эта сумасшедшая история, раньше, чем появился Степнов, давно, в той, другой жизни, когда она была просто Леной Кулеминой, свободной и почти счастливой. Он, наверное, мог бы ей понравиться: открытая улыбка, медово-ореховый взгляд и, при определенной доле везения, из этого могло бы получиться что-то хорошее. Лена попыталась представить, каково это – прикосновения его ухоженных рук, наверное, нежных губ, шепот над ухом…. но картинка никак не складывалась: на ум шли поцелуи совсем другого мужчины и в голове снова закопошились воспоминания. Лена недовольно поморщилась и поспешила затушить сигарету – ее вкус вдруг стал неприятным.
- Лена? – Дэвид, уловив выражение ее лица, в удивлении приподнял бровь, - ты сегодня …как сама не в себе.
- Сама не своя, – машинально поправила девушка и снова щелкнула зажигалкой. Рукам нужно было хоть какое-то занятие, а дым неплохо заполнял пустоту внутри, хоть от него и слегка мутило в последние дни.
-Много куришь, - уловил мужчина ее мысли, - почти ничего не ешь. Ты здорова?
Заботливый. Не то, что … Лена крутила в пальцах сигарету, стряхивая частицы пепла и стараясь отогнать всплывший в памяти образ: его дикие, злые глаза.
- Все хорошо, Дэйв. – наконец покачала головой, - просто мне не по себе. На выходных съела что-то не то, мутит до сих пор.
- Четверг. – мужчина заметно волновался все больше. – Слишком долго. Тебе надо к врачу.
Она почему-то была уверенна что врач ей не поможет.
- Глупости все это. – Лена через силу улыбнулась, - ты прав, я слишком много курю.
Так и не сделав ни одной затяжки, она решительно потушила подкуренную сигарету.
- Дай-ка мне вот этот каталог, я его еще не видела.
Дэвид, все еще обеспокоенно хмурясь, толкнул к ней толстый глянцевый журнал.
Лена бросила быстрый взгляд на первую страницу и открыла на издание на середине. Снова захлопнула, растерянно уставилась на обложку и вдруг посерела, как лист писчей бумаги.

- Лена, - Дэвид тронул ее руку, пытаясь привлечь ее внимание, – тебе нехорошо?

Девушка побледнела еще сильней, подняла на друга невидящие глаза:
- Дэйв, ты извини, мне надо уйти. Увидимся.
Схватив сумку, Лена стремглав вылетела на улицу. Мужчина в растерянности смотрел ей вслед.


Спасибо: 49 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 955
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 105
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.12 20:13. Заголовок: Раз-два-три-четыре-п..


Раз-два-три-четыре-пять. Считать - это легко. Шесть-семь-восемь. Считать - это не то, что думать. Девять-десять-одиннадцать-двенадцать. Например, полотенец в ванной ровно пять. Тринадцать-четырнадцать. А флаконов с гелями-шампунями восемь. Пятнадцать-шестнадцать-семнадцать. Два зеркала. Восемнадцать. Восемнадцать кусочков кафельной мозаики на стене.

Лена могла бы делать это бесконечно, сидя на гладком теплом полу, но в ванной было не так много предметов, и все она уже сосчитала: и полотенца, и флаконы, и зеркала. И небольшие красные черточки на тонкой полоске, что лежала рядом. И желтенькие капсулы в небольшой коробочке, которую девушка крутила в руках. Полосок было две, а таблеток... таблеток гораздо больше, чем нужно. Потому что нужно было, чтобы упаковка была пустой, а в ней... Лена заглянула внутрь еще раз и еще раз не поверила самой себе - едва ли не половина. Пересчитывать таблетки не имело смысла, так как вопреки законам математики сумма их сводилась к двум. Двум черточкам на тестовой полоске.

Девушка отбросила уже не нужную упаковку и, уткнувшись лбом в колени, закрыла глаза. Мысли разбегались в разные стороны, путались и от этого в голове мучительно звенело. Лене казалось, что пока она остается на полу своей ванной, пока не думает о том, о чем думать не хотелось, пока не сказала это вслух – жизнь будет течь в привычном русле. И секунды текли, превращаясь в минуты, минуты медленно копились в часы, а она оставалась все там же и только легко вздрагивающие плечи отличали ее от недвижимой статуи. Это могло, наверное, продолжаться бесконечно, но вдруг где-то внизу тонко зарычали отъезжающие, чтобы впустить автомобиль, ворота и коротко, видимо, для порядка, пролаяла немецкая овчарка Лиза. Девушка нехотя подняла голову и бросила взгляд на часы – почти восемь, значит, Степнов вернулся домой.

Лена, скривившись, размяла затекшие ноги и нехотя поднялась с пола. В одну секунду мысли, которые она гнала от себя последние несколько часов, настигли ее, но, вопреки ожиданиям, стало только легче. Чтобы правильно задать вопрос, нужно знать большую часть ответа. Эта самая часть выражалась всего в двух словах - «я беременна» и оставалось только сформулировать тот самый вопрос, а это не так уж сложно. Лена быстро собрала разбросанные по полу вещи и спрятала в сумку: не дай Бог увидит Соня - этой задаче не нужны были дополнительные условия. Быстро поправив макияж и убедившись, что не выглядит болезненно, она отправилась поздороваться с мужем – молчание пора было прервать.
*******************************************************************************************************

- Я хочу спросить. – она лежала на его плече, прикрыв глаза, восстанавливая дыхание после бурного «примирения», и казалась абсолютно спокойной.
- Спрашивай. – Степнову не очень хотелось говорить прямо сейчас, но Лена не так часто пыталась вести с ним диалог, чтобы игнорировать это обстоятельство.
- У нас все…. все по-прежнему?
Спрашивает, не злится ли он... Степнов улыбнулся краешком губ с внутренним чувством победителя. Значит, поняла. Поняла, что он волновался. Поняла, что ему не все равно, что с ней будет.
- Конечно. Почему ты спрашиваешь?
Потому что хочу знать что ты чувствуешь - если ты на это способен.
- Просто мне показалось. Показалось, что что-то изменилось.
Изменилось. Может, даже больше, чем мне хотелось.
-Изменилось? Нет, все по-прежнему. Тебе не о чем волноваться.
Не о чем? Это ты так думаешь.
- Значит... наш договор в силе?
Договор. Значит, ее волнует этот договор. Неприятно.
- Конечно, я всегда держу слово.
Держать слово легко. Удержишь ли ты меня?
- Играем в семью? Думаешь, это может продолжаться бесконечно? И все будет так, как ты задумал?
Какая разница теперь, что я когда-то задумал? Разве ты не видишь?
- Все будет так, как мы уже обсуждали...и не раз.
И больше не о чем говорить.
-А если я...я так не смогу?- Лена слегка повернула голову и вопросительно приподняла бровь.
Не сможешь? Уже успела кем-то увлечься и подумываешь, как сбежать?
- Тогда родишь мне наследника и...свободна.

Свободна. Лена нервно сглотнула и отвернулась к окну, за которым совсем уже стемнело. Как холоден его голос. Как прост и как невыносимо мучителен ответ на ее вопросы: свободна. Степнов по-прежнему ничего не ждет от нее и ему все также ничего не нужно, кроме репродуктивных функций ее тела. И не обязательно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: все бессмысленно . И не к чему быть экстрасенсом, чтобы почувствовать - для нее, Лены Кулеминой, это ничего не меняет и она, вопреки этому пониманию, будет ждать, ждать когда станет для него чем-то бОльшим. Но этого не случится - не случится никогда, и ожидание превратится в бесконечную муку. И есть только один способ не потерять жизнь - свою и ту, другую, что едва успела проснуться где-то там, в глубине.

Девушка закрыла глаза и прерывисто, как ребенок вздохнула.
-Лена...-.прервал затянувшуюся паузу Степнов.
Она выгнулась кошкой назад и, не давая ему опомнится, на ощупь, не открывая глаз, нашла поцелуем мужские губы. Все решено и выход один. Но он подождет до утра.

Спасибо: 48 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 964
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 105
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.03.12 11:00. Заголовок: Лена любила скорость..


Лена любила скорость. Любила мчаться по шоссе под оглушительную музыку, рвущуюся из мощных динамиков, вдавливая педаль в пол и наслаждаясь полетом автомобиля, так редко возможным в условиях московского трафика. Но сегодня – сегодня был не тот случай. Она ехала медленно, старательно объезжая редкие выбоины на качественной дороге элитного поселка и поглядывая в зеркало заднего вида на все удаляющийся особняк Степнова. Дом, который больше не будет ее домом – потому что так надо. Лена стиснула зубы и прибавила скорость, но тут же отпустила гашетку. Это было почти невозможно – уехать. Будто бы огромный резиновый трос натягивался между ее «Ауди» и тем местом, где она жила последние несколько месяцев, и Лена никак не могла разорвать эту тугую, звенящую как струна связь. Казалось: отпусти газ - натянутая резина отыграет назад, швырнув автомобиль в ухоженный двор. Нечеловечески трудно было бороться с этой силой. Лена глубоко вдохнула и усилием воли отвела взгляд от зеркала.
- Хватит, Кулемина. Поехали.
Через пять минут красно-белая стрела шлагбаума плавным взмахом рассекла ее жизнь на две части, удержав одну в пределах коттеджного поселка и отпуская другую. Вот она, ее новая жизнь: Ауди, подарок отца на день свадьбы, сумка с личными вещами и документами да несколько купюр разного достоинства на скромную сумму в бумажнике. Там, в доме, который больше не был домом, остались украшения, подаренные Виктором, кредитки и все, что не принадлежало ей до свадьбы. Чужого брать нельзя – это правило Лена усвоила с детства и никогда не нарушала. Если не считать - девушка невольно положила руку на живот – если не считать кражи его права быть отцом. Но с этим своим преступлением девушка вполне могла смириться.
Прозрачное сентябрьское утро радовало чистым высоким небом и ярким солнцем с теплыми не по-осеннему лучами. Торча в пробке перед выездом на МКАД, Лена набрала номер Новиковой и чертыхнулась, выслушав сообщение автоответчика : «Привет, это Лера. Если ты звонишь на мой московский номер, вспомни, что на дворе осень и у меня начался семестр. Жду звонка в туманном Альбионе. By-by»
Как она могла забыть? Девушка раздраженно тряхнула светлой челкой и, нервно похлопывая пальцами гладкую кожу на руле, задумалась. Если Лерка, у которой она планировала перекантоваться, пока что-нибудь не придумает, уже в Лондоне, пойти вроде как и некуда. К отцу нельзя – он тут же оформит ее посылкой Степнову. В старую компанию … Девушка улыбнулась, представив, как бы удивились пацаны, узнав, что она, Лена Кулемина, находится в «интересном положении». Нет, туда тоже нельзя, возвращаться – плохая примета.
Ей стало вдруг невыносимо страшно и смешно одновременно: одна, беременная, без денег и работы… как могло так случиться? Это больше походило на глупый сериал, на бульварный нелепый роман, но вопреки всей логике и здравому смыслу не было ни тем, ни другим. Не какая-нибудь выдуманная героиня оказалась в таком положении, а она, она сама сидела сейчас в машине и не знала, что делать дальше и куда идти.
Телефонный звонок оторвал девушку от невеселых мыслей.
Быстрый взгляд на экран – Дэвид. С души словно свалился огромный камень. Дэвид! Ну конечно же, как она раньше не подумала! Лена счастливо улыбнулась и сняла трубку.

Дэвид стоял у окна своей новой квартиры, смотрел на набережную и слушал Лену, которая сидела на единственном пока предмете мебели в свежеотремонтированной комнате – большом кожаном диване. Странная штука все-таки жизнь: еще вчера он даже думать не мог о том, что такое может случиться. Что она появится на пороге с этой нелепой спортивной сумкой наперевес, скажет: «Мне нужно…остаться... пожалуйста…» и со странным отчаянием посмотрит в глаза. Нет, Дэвид всегда знал, что в отношениях Степновых есть что-то неправильное, неестественное, но при этом чувствовал – эти двое связанны какой-то прочной, невидимой связью. Видел эту связь в коротких, напряженных взглядах Лены на мужа, в ее настороженных движениях в моменты, когда Степнов был рядом. Он даже, помнится, несмотря на европейскую сдержанность, обмолвился об этом в разговоре со своим партнером, выразив легкое беспокойство по поводу госпожи Степновой, но в ответ получил только странную усмешку и прозвучавшую резко, почти грубо, просьбу не беспокоиться.
И вот она сидит, поджав под себя ноги и устало склонив голову на обтянутую дорогой кожей спинку дивана и говорит-говорит-говорит. Говорит, что устала и хочет покоя. Говорит, что муж ее не любит и никогда не любил, что все это только сделка - с ней и с самим собой, и что у нее больше нет сил играть по его правилам.
Лена потерла переносицу и посмотрела в спину застывшего у окна Дэвида. Не очень правильно, наверное, отягощать его всем этим, но разве есть другой выход?
Мужчина продолжал молчать, и девушка уже начинала думать, что все-таки зря приехала к нему. Лучше бы уж к ребятам на первое время, а там… придумала бы.
- Дэвид, ты не волнуйся, Степнов не узнает, мне просто нужно немного времени и я исчезну. – и снова эти умоляющие нотки в голосе.
Дэвид глубоко вздохнул и повернулся к девушке, буравящей взглядом его спину.
- Лена, не надо. Оставайся сколько хочешь.
- О, спасибо, - она соскользнула с дивана и кинулась через комнату к мужчине. Порывисто обхватила его руками за шею.
- Дэйв, ты настоящий друг.
Мужчина аккуратно подхватил за талию трепещущую девушку. Сейчас или никогда.
- А если я …не друг?
Лена замерла. Не друг? А как же… Почти не дыша, отстранилась , с недоумением заглянула ему в глаза и свалившаяся было с сердца тяжесть вновь упала на грудь невообразимым грузом. В его глазах было все: нежность, тоска, желание и что-то большее, гораздо большее, чем ей доводилось когда-либо видеть в мужском взгляде.
- Лена…- он от волнения перешел на родной язык. - Don't be scared. I just want you to know. I’ll be waiting as long as you need. But I don’t want be just a friend, do you get it?
И за что ей это? Безумная любовь к мужчине, которому она не нужна, и нежное, трепетное, настоящее чувство от человека, к которому почти равнодушна. Дэвид вызывал в ней какие-то эмоции, но эмоции эти были больше похожи на те, что она испытывала, например, к Лере: рядом с ним было тепло, уютно и можно было ни о чем не волноваться. Можно было быть собой и говорить, то, что думаешь.
- so much time as you need... a month… year… I just wanna be with you.
Лена все смотрела ему в глаза и молчала. А может, так и надо? Так, чтобы не чувствовать себя 24 часа в сутки как на раскаленной сковородке? Может, его мягкое тепло больше ей подходит, чем огонь Степнова, может, пройдет время, и она будет смеяться, вспоминая, как мучилась от этой странной жажды. Лене вдруг мучительно захотелось, чтобы все так и было, чтобы никогда к ней больше не возвращалось это неказистое, неуместное чувство необходимости дышать одним воздухом с мужчиной. Повинуясь вечной женской привычке, она вдруг представила, какой могла бы ее жизнь рядом с Дэвидом и пазлы неожиданно сложились в гармоничную картинку. Вот дом, вот он, вот она, вот дети… Лена вздрогнула, опустила глаза и уткнулась носом в его широкую грудь. Дети. И как сказать ему, что у нее будет ребенок, ребенок от другого, ребенок, у которого будут небесно-синие глаза и черные, как смоль волосы, и который каждый миг будет напоминать им обоим, что все, что есть – компромисс. Если только… если только этот ребенок будет…
От пришедшей в голову мысли не зашлось сердце, не задрожали губы и глаза не наполнились слезами. Лена просто продолжала стоять в объятиях мужчины и думать о том, что так возможно было бы лучше… для всех и ей стоит принять это решение.


Спасибо: 47 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 966
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 105