Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Юрвига





Сообщение: 2
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.09 11:41. Заголовок: Автор: Юрвига

Спасибо: 20 
Профиль
Ответов - 78 , стр: 1 2 3 4 All [только новые]


Юрвига





Сообщение: 3
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.09 11:42. Заголовок: поехали, что ли?


Автор: Юрвига
Название. Обернись...
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance
Статус: в процессе
Примечание: название рабочее... Скрытый текст


тапки, помидоры, яйца, и прочую гуманитарную помощь жду по этому адресу http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000159-000-0-0-1234169335 крупногабаритные предметы шлите почтой
Ой! забыла совсем сказать: фик родился от безысходности. Хочется заглянуть дальше 75,76 серии а ... НИЗЯ. Решила додумать...

Вот, родился такой вот ЭПИГРАФ:

Я смотрела из окна, как замерзали лужи,
Тонкий лед их сковывал устало.
До зимы не много и не мало,
А ты все еще мне очень, очень нужен.

Я ждала, что осень быстро смоет
Нашу страсть холодными дождями,
Только то, что было между нами
Все еще между лопаток ноет.

Что нас ждет за снегом и метелью?
Будет мир наш тем же, что и прежде?
Или ты с другою будешь нежен,
Верно, отдавая дань апрелю?

Только что бы с нами там ни стало,
Как бы ты во мне не сомневался,
Рядом или где-то просыпался,
Я твоя: не много и не мало.

***** ***** *****


Между нами ничего не было, но теперь и это закончилось . И еще раз: между нами ничего не было, но теперь и это закончилось. И еще. Еще-еще-еще. Повтори это хоть миллион раз, ничего не изменится.
Она сама не верила, что сказала ему это. Сказала вот так – глядя в глаза, спокойно. А он отвел растерянный взгляд в сторону. Как больно - будто кто-то холодной рукой сдавливает горло. Закончилось. Все закончилось. Он ушел, обреченно махнув рукой на прощание.
Все это крутилось в голове беспрестанно, выматывая нервы, выкручивая руки, и от этих мыслей не хотелось спать, есть. Перед глазами все стояла картина: лежащий на полу Гуцул, встряхивающий обожженной ударом рукой Степнов. Тишина в зале.
«Как это могло случиться?» – Лена задавала себе этот вопрос в тысячный раз. И в тысячный раз не находила ответа. На ее вопрос Игорю, что же он сказал такого физруку, что тот так … отреагировал, одноклассник только плечами пожал: «ничего особенного».
Лена стояла у окна в своей комнате. За окном неприятная морось – то ли снег, то ли дождь.... Суетятся прохожие, дворник с метлой, девчонка из соседнего подъезда, балансируя на ступеньках, трещит по телефону, курит…
Кулемина снова и снова пыталась разложить все по полочкам. Она и Степнов. Сначала просто учитель и ученица. Потом друзья. А потом… Почему так все случилось? Девушка прислонилась лбом к холодному стеклу. Эх, Виктор Михайлович…
Болезненно стыдно вспоминать его робкое «нравишься ты мне». Так неуверенно… а еще накануне бежал на свидание к какой-то фифе и выглядел абсолютно счастливым. И зачем только пришел с этой глупой коробкой конфет и стоял, переминаясь с ноги на ногу, как первоклассник…
А может, она сама во всем виновата? Не маленькая девочка: зачем подпустила его слишком близко? Зачем тот жест – рукой по щеке, глаза в глаза? Зачем тогда, после боев, сидела у него на коленях, ловила пронзительно синий взгляд, не смела дышать и боролась с отчаянным желанием прижаться к нему всем телом.
Черт, черт, черт… нельзя себе не признаться: чувства к физруку душили ее. А она пряталась – от него, от себя, от Ранеток и деда, от всей школы наконец, и лишь иногда эмоции предательски блестели в глазах. Не мог Степнов этого не видеть. Не мог не знать. Не мог. Видел. И почему тогда…
-Каша в голове какая-то, - Лена досадливо поморщилась . Мысли не желали раскладываться по полочкам. И все-таки факты – упрямая вещь. Степнов поступил плохо. Он ударил Гуцула ни за что, просто из ревности, не справился с эмоциями. Не по-спортивному это. А она девушка спокойная и ей не до сериальных страстей. И потом: скажи Лена «да», что бы это изменило? Роман с учителем вывернет ее наизнанку – она не хотела скрывать, врать, притворяться. Не умела. Ей хотелось гулять по аллеям парков, держа за руку своего парня, сидеть вечерами в кафе, иметь возможность целовать его – когда появится такое желание, а не тайком, украдкой, оглядываясь. А что было бы с ними?
-Я правильно поступила. – почти крикнула Лена в стекло. Тишина пустой квартиры алчно поглотила звуки. Не верилось.


Спасибо: 75 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 4
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.09 11:49. Заголовок: На столе непочатая б..


На столе непочатая бутылка водки, стопка, да закуска на полупустой тарелке: кусок сыра, вчерашние магазинные пельмени, несвежий хлеб - нехитрая снедь холостяка.
«Между нами ничего не было, но теперь и это закончилось». Тихий, хрипловатый голос Кулеминой до сих пор звучал в его голове, отдаваясь немыслимой болью во всем теле.
«Что же ты наделал, Степнов?», - в какой раз он задавал себе этот вопрос? И снова не знал, что ответить.
Мужчина рывком поднялся, выглянул в кухонное окно. За стеклом мутная ноябрьская морось - не снег, не дождь. Серые улицы, копошащиеся, как муравьи, автомобили. Обыденно. Скучно. Тоскливо.
- Где же ты ошибся? - голос Виктора разрезал тишину, как раскаленный нож сливочное масло. О, ответ на этот вопрос мужчина знал, как никто другой.
Степнов прикрыл веки. Перед глазами который день стояла все та же картина: он и Кулемина у подъезда, эти дурацкие конфеты, ее взгляд из под светлой челки, его сбивающийся голос:
« нравишься, ты мне, понимаешь?». В очередной раз при этом воспоминании его передернуло. Как можно сказать такие слова ей - любимой, желанной, единственной? Будто пацан пятнадцатилетний, не смеющий признаться в первой любви к однокласснице. Недостойно его, взрослого, сложившегося человека. Струсил. А Лена поняла по-своему. Если мужчина, на которого она привыкла полагаться, которому привыкла доверять как себе самой, не может произнести эти три слова - «Я люблю тебя», заменяя их неловким «нравишься ты мне», значит, боится и не уверен. А если неуверен он сам, то, как могла поверить и понять эта шестнадцатилетняя девочка? значит, это все неправильно.
- Дурак. - в сердцах выплюнул он ругательство и снова сел у стола. Бутылка водки на столе - попытка выдернуть из себя мысли о ней. Степнов не мог припомнить, когда последний раз пил один и все смотрел на прозрачное, чуть запотевшее стекло, не решаясь свернуть шею пробке. В глубине души Виктор понимал, что водка не поможет. Никогда не помогала. Скорее даже усугубит. Поэтому он все сидел и смотрел на бутылку, пока звонок не вырвал его из оцепенения. Нехотя встал, открыл дверь. На пороге стоял Рассказов. Не дожидаясь приглашения, вошел, увидел в проеме «накрытый» стол и двинулся на кухню.
Степнов запер дверь, потом сел рядом с другом.
- Будешь? - коротко кивнул на сосуд с зеленым змием.
Игорь отрицательно покачал головой, пристально посмотрел на Степнова.
-Что скажешь, друг?
-Поминки у меня, - криво усмехнулся мужчина в ответ, - по физруку Степнову. Теперь я супер…скрипт… скриптсупервайзер что ли? в общем, как-то так.
- Поминки? Ну, тогда наливай.
Выпили. Помолчали.
Степнов внезапно закрыл лицо руками - почти нечеловеческие рык рвался из его груди, из самого сердца. Голос невысказанной боли - был бы женщиной, заревел бы от безысходности. Но слез не было, только боль: всепоглощающая, всеобъемлющая, из-за которой «не берет» ни водка, ни что потяжелее…

- Я тебе правду скажу, друг - Рассказов откашлялся (огненная вода обожгла горло, как в первый раз), - Наворотил ты дел. Черти тебя дернули с Кулеминой объясняться. Потерпеть полгода не мог? А потом дружбу изображать - вообще гадкая идея… хуже некуда. Про Гуцула молчу, тут ты и сам все знаешь. Но с чего ты так убиваешься-то, не пойму?
Виктор поднял глаза на друга. Как старый-добрый-всепонимающий Рассказов мог спрашивать?
-Я потерял ее. - он и сам удивился тому, насколько глухим и низким был сейчас его голос - Она и моей-то никогда не была, а я умудрился потерять ее…
-Глупости. - Рассказов хлопнул друга по плечу - как баба, ты Степнов, честное слово. Ленка еще ничего не решила, в независимости от того, что она там тебе наговорила. Ты сделал ей больно, ты напугал ее - девочка защищается, как настоящий боец. Или как маленький, запутавшийся ребенок. Это как тебе больше нравится.
-Чего она боится, не пойму - устало выдохнул Виктор.
- А нечего? В нее влюблен взрослый мужик, который звереет при приближении к ней любого мальчишки, у которого крышу снесло настолько, что он врезал ее другу на глазах у всех… врезал за невинные объятия…
- Ни фига себе невинные.. - зло огрызнулся Степнов. Рассказов, не обращая внимания, продолжил:
- Который так обезумел от своих эмоций и желаний, что щедро бросил ее личную жизнь на растерзание молве. - Рассказов вскочил с места, нервно прошелся по кухне, вернулся к столу, навис над Степновым - ты своим идиотским поступком выставил наружу ее самое сокровенное, понимаешь? Это ведь было настолько личное, что, может, она наедине с собой боялась об этом думать. Личное, понимаешь? Твое и ее. А теперь об этом только ленивый не треплется. Не стесняясь Ленки, между прочим!
В тесной кухне повисла тяжелая, болезненная тишина. Виктор не выдержал взгляда друга, отвел глаза. Рассказов отошел к окну.
- Она ненавидит меня, да? - это все, что Степнов мог сейчас спросить.
Игорь промолчал в ответ. И только минуту спустя вновь зазвучал его голос.
- Я видел, она стояла с девочками у окна, когда ты уходил. Я видел ее глаза. Я слышал, что она сказала. Это не было похоже на « я его ненавижу». Это было: «Я не знаю… я не знаю, что мне делать». Вить, она почти плакала…
Кулемина? Плачет? Он и представить себе этого не мог. Она не плакала, тогда, после боев, от жуткой боли в избитом теле, не плакала во время болезни деда…
- Послушай, Вить.. - Игорь дернул друга за плечо, - подождать тебе надо. Пусть Лена подумает. Пусть поживет без тебя. Пусть поймет, что ты ей нужен… - Рассказов на мгновение задумался - Да, ты ей нужен. Пусть простит тебе слабость - девушки умеют прощать. А ты просто незримо будь рядом. Не мелькай перед глазами, не путайся под ногами, а просто сделай так, что если у нее возникнет желание протянуть руку и дотронуться до тебя, пусть это не будет невозможно. Ну ты понял, что я имею ввиду…
Степнов только кивнул в ответ.
- А если ты к этому не готов, тогда просто забудь. Отпусти. Займись работой. Найди девушку. Пусть Кулемина останется немного грустной романтической историей - и только. Ты привыкнешь. Со временем.
Забыть? разве можно взять и забыть? мужчине стало смешно.
- Как я понял, последний вариант тебе не походит. - Игорь снова присел на стул рядом с другом. Щелкнул пальцем по горлышку бутылки, в ответ печально запело стекло. - А это ты брось. Не поможет.
-Да знаю я все… - Степнов махнул рукой, - Понял, обдумаю твои слова.- он с полуулыбкой взглянул на друга, - психология - это заразно что ли..?
Рассказов в ответ только засмеялся и поднялся со стула.
-Пойду я, Вить. Мне пора. Не провожай - он двинулся к выходу, на пороге обернулся. - Кстати, есть хорошая новость. Что там тебе Ленка говорила про учителя-ученицу?- Игорь улыбнулся. - Ты теперь не ее учитель. И Кулеминой больше не за что прятаться. К лучшему все, Вить…

Скрытый текст


Спасибо: 83 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 11
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.09 16:57. Заголовок: Вы хотели проды? htt..


Вы хотели проды? Их есть у меня :

«Эх, кедики мои любимые» - Лена посмотрела на свои ноги. Ей казалось, что это не она - любимые, верные кеды не хотят подниматься по школьным ступеням. Не хотят вести ее туда, где с недавнего времени стало так трудно находиться. Может кто-то и мечтает о школьной популярности, но только не Кулемина. И уж точно не о такой. Лена с тоской смотрела на школьное крыльцо, все не решаясь подняться. Мимо пролетел какой-то десятиклассник. Крикнул, смеясь в лицо:
- Что, Кулемина, физрука ждешь? Заходи, не дождешься… - и скрылся за дверью.
«Вот урод» - Лена скривилась. Кеды теперь не только не противились, сами понесли ее внутрь. Здесь, перед крыльцом, она была как экспонат на выставке редких животных.
«Затеряюсь в толпе» - подумала девушка, стараясь как можно незаметней проскользнуть по школьным коридорам. Задуманное оказалось ненаучной фантастикой. То и дело ее провожали любопытными взглядами. Кто-то шептался: «конечно правда… он из-за нее и уволился», от другой кучки любопытствующих до Лены донеслись обрывки фраз : «….Аська видела…. в подсобке целовались…». Щеки девушки непривычно залились краской. Она невольно сжала кулаки и обернулась в поисках болтуна или болтушки, но весь школьный коридор косился на нее одинаково заинтересованно. «Черт бы вас всех побрал!» - она едва не выкрикнула это в никуда, всем присутствующим. Удушливой волной злость драла горло, рвалась наружу. Но Лена стиснула зубы, натянула капюшон толстовки поглубже и твердо зашагала в класс. Да пошли вы все….
Алгебра. Она толкнула дверь в кабинет, молча прошла между неровно стоящими партами и рухнула рядом с Наташкой.
-Что, все никак не успокоятся? – подруга сочувственно улыбнулась Лене. Та лишь вяло отмахнулась. Разговаривать не хотелось.
Кулемина не слушала урока. В последнее время Лене совсем не хотелось вникать в то, что говорили учителя. Едва ей удавалось, она стремительно погружалась в свои мысли. Почти месяц прошел, с тех пор, как…
На дворе совсем зима. Белая снежная пыль пожрала на своем пути остатки зеленой травы, которая в этом году - на удивление – кое-где продержалась до конца ноября. Скоро новый год. И чего всем не живется спокойно? Нет бы, готовится к праздникам – вот и школу уже украшают, в актовом зале елку нарядили для малышей. Но молва все еще упрямо, злорадно, с удовольствием пережевывала ТУ историю. Иногда – особенно бесконечными переменами – она чувствовала себя обнаженной среди толпы одноклассников. Уже месяц у всех на устах Лена Кулемина да уволившийся Степнов. Физрука ему на смену до сих пор не нашли – не богата ныне земля русская спортсменами, желающими трудится в школе. Все по фитнесс-клубам норовят, да в большой спорт, а к детям – ни за какие коврижки…
-Кулемина! Кулемина! – окрик Борзовой вырвал ее из паутины мыслей – о чем замечталась?
Она и рта не успела открыть, как кто-то подал голос из-за ее плеча:
- О Степнове, конечно… она у нас только о нем и думает в последнее время.
Лена задохнулась, как от удара в солнечное сплетение. «Господи, когда же я привыкну!» В глазах потемнело. Она встала, задержалась на долю секунды, ухватившись рукой за край парты, и медленно вышла прочь из класса. Борзова почему-то не стала ее останавливать.
Лена шла по пустым школьным коридорам – сначала медленно, болезненно опираясь на стену, сжимая зубы как от нестерпимой боли, потом все быстрее, и рука ее только легко касалась гладкой поверхности, потом совсем бегом, не разбирая дороги, пока не уткнулась лицом в какие-то двери. Девушка остановилась. Спортзал. Ноги принесли ее в спортзал, где она не была целый месяц. Тронула дверь. Странно, открыто. Тихо проскользнула внутрь и тут же рухнула на лавку у стены. Минуту сидела, глядя в пол и ни о чем не думая, потом подняла глаза. О Господи, здесь все так, как было при нем. Если прикрыть веки и прислушаться, наверное, можно услышать его шаги – твердые, спортивные. Она встала, прошлась по раскрашенному под баскетбольную площадку полу. Девушка почти видела его – дающего пас, ловко попадающего в корзину, видела, как крутится в его руках оранжево-солнечный мяч. Черт. Лена была готова поклясться – она всем телом, всем своим существом чувствовала его присутствие, казалось, обернись - он стоит за спиной, насмешливо смотрит, держит в руке журнал.
Ей хотелось закричать его имя, но язык будто прилип к гортани так, что даже прошептать его не вышло. Она еще раз обвела взглядом зал, наткнулась на приоткрытую дверь подсобки. Быстро подошла и уже почти протянула руку к ручке, как дверь открылась и на пороге появилась девушка, загораживая вход.
- Здравствуй. Что ты здесь делаешь?
Миловидная барышня, еще и тридцати нет – каштановые волосы, светло-ореховые глаза, фигура…
-Я? – Лена тряхнула головой, будто надеясь, что барышня исчезнет, как мираж, – Я учусь здесь.
-Замечательно . А я новый учитель физкультуры в вашей школе. Виктория Сергеевна.- девушка улыбнулась и протянула руку для рукопожатия.
Лена ответила на рукопожатие, буркнув «Кулемина», и стремительно вылетела в коридор. За спиной захлопнулись двери зала, который больше никогда не будет ЕГО залом. Новая эра.


Спасибо: 75 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 13
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.02.09 13:52. Заголовок: Нет, все-таки это бы..


Типа, прода:

Нет, все-таки это была не лучшая идея - прийти в школу днем, во время уроков. Степнов стоял, не дыша, сжав кулаки до боли, прижавшись лбом к холодному стеллажу с инвентарем. Ее голос за дверью - низкий, с хрипотцой и такой растерянный - он узнал бы его среди миллиона других. Борьба с собой – не самое легкое дело на свете. Оторваться от опоры, выбежать в зал, увидеть ее глаза, на мгновение оказаться совсем рядом – и будь, что будет! Будь, что будет….
Он живо себе представил, как меняется ее лицо: наполняются злостью глаза, губы кривятся в презрительной усмешке, представил - и еще крепче сжал кулаки, закусил губы, замер. Услышал ее удаляющиеся шаги, выстрелом грохнувшую дверь спортзала, но продолжал стоять так, не шевелясь, почти не дыша. Вернулась Вика, заметила его болезненно скомканную фигуру у стеллажа, кинулась к мужчине
-Витя, что случилось? Тебе плохо? Витя! – девушка тормошила его за плечо, словно превратившееся в камень, - да что с тобой, в самом деле ?
Внезапно хватка ее ослабла, Виктория обернулась на дверь.
-Постой-ка…. Кулемина? Та самая Кулемина? Эта пацанка?
Он резко вскинул голову:
- Она не пацанка. Она… Знаешь, она…. – внезапно обмяк, безжизненно рухнул на единственный стул, закрыл лицо руками. Пальцы предательски дрожали.
Девушка расхохоталась. Она и представить себе не могла, что ее однокурсник, в свое время самый завидный парень на факультете, за которым бегали буквально все, не исключая первой красотки курса, вот так потеряет голову из-за девчонки, из-за девчонки, которая (видно же невооруженным глазом! ) не помнит, когда в последний раз одевала юбку.
-Вить, насмешил, не могу – она вытерла выступившие слезы и наткнулась на недоуменный, почти злой взгляд. Степнов жалел, что бывшая однокурсница стала свидетелем его слабости – она все равно не поймет. Никто не понимает, даже Лена…
-Ты не поймешь – устало выдохнул Виктор промелькнувшую мысль.
Ну как объяснить это ей? Она давно вышла замуж, родила сына, наверное, счастлива…
-Степнов, ты что, серьезно все это? - девушка присела перед ним на корточки, попыталась снизу поймать его взгляд – я слышала… Я думала, ты с какой-нибудь школьной красоткой…. зажег…. Ну всякое бывает. Вы, мужики, слабенькие на это дело. А тут вот оно что… любовь.
Мужчина взял себя в руки, посмотрел на приятельницу, попытался изобразить на лице улыбку:
-Ладно, Вик.. Забудь. Все перемелется. Не маленький мальчик.
Он отвел взгляд на стеллажи… мячи, скакалки, кегли. Осколки его прежней жизни. Прежней, нужной ему как воздух, без которой он иногда, оставаясь один, задыхался, словно астматик без ингалятора. Работа над фильмом затягивала, словно мощный пылесос мелкий сор, но в послесъемочной тишине, когда закрывались жаркие глаза осветительных приборов, утихали крики режиссера, и он брел домой, эта жизнь следовала за ним попятам незримым призраком, жгла сердце витринами спортивных магазинов, закрытыми дверьми чужих школ. Его жизнь, которая закончилась после непродолжительной агонии, впитавшей в себя боль, ревность, злость, страх…Его жизнь, которая безжалостно выбросила его из своего уютного чрева в чужой, незнакомый мир.
- Пойдем лучше писать заявление, – Виктор с трудом перевел взгляд на девушку и поднялся, – пока урок не закончился. На перемену мне здесь лучше не задерживаться.
Виктория молча кивнула и вышла вслед за бывшим хозяином этого зала в школьный коридор.


Спасибо: 71 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 14
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.02.09 16:23. Заголовок: Ну и еще чуть-чуть h..


Ну и еще чуть-чуть :

До звонка отсиделась в школьном туалете, вечном убежище плачущих девчонок. Сюда приходили лить слезы по первой любви, злиться на неудачи, или нарисовать на стене сердечко, подписав таинственные буквенные символы со знаком «плюс» между ними.

«Вот и все, Кулемина…» Только сейчас она осознала, что Степнов в школу не вернется. Эта мысль оказалась гадкой на вкус, ее не хотелось думать. Наверное, Лена до последней минуты надеялась, что настанет день, и все забудут это сумасшествие. Все забудут и однажды утром их снова позовут в спортивный зал – на урок физкультуры. А он будет там. Будет покрикивать на лентяйку Наташку, гонять мальчишек и перекидываться с ней шутками. Бросать мяч исподтишка, проверяя ее реакцию, и довольно смеяться, когда она ловко примет пас. А ей будет хорошо и светло на душе.

Теперь это стало совсем невозможно. Барышня в зале ткнула ее носом в очевидное: Степнов больше не ее физрук. Больше нет. Теперь он где-то там, живет чужой жизнью, в которой возможно нет места для одиннадцатиклассницы Лены Кулеминой. А его место займет та миловидная шатенка. Теперь она будет гонять мальчишек и отвечать за спортивный инвентарь, и (кто знает?) может быть подружится с тунеядкой Новиковой. Не будет стритбола. Вряд ли эта рафинированная дамочка что-то понимает в игре. Да и хочет ли она сама летать по залу с мячиком, если Степнов не стоит рядом и не гоняет за «косые», неотработанные броски…

Мысль не хотелось думать. Она думалась сама, без спросу, навязчивыми пальцами копаясь в душе и, чем больше Лена пыталась от нее отделаться, разглядывая карандашные надписи на стене, тем больше погружалась в ее неприятную вязкость, кусая губы.

Звонок – спасение. Она опрометью метнулась в класс, застала оживленных ребят.
-Ленка, слышала новость! – кто-то крикнул из прохода- У нас новый физрук.
Новости в этой школе разносились со скоростью света.
-Новая.- бросила Кулемина, стараясь изобразить полное равнодушие к происходящему – Это она.
- О, так ты уже в курсе? Видела Виктор Михалыча? Это он ее привел! Говорят, его однокурсница…
Потемнело в глазах. Трудно дышать. Значит, Степнов был там. И она не зря чувствовала его присутствие. Был там и даже не вышел поздороваться…
Лена присела за свою парту. Склонился Гуцул.
-Лен, все в порядке? Ты чего-то побледнела…
-Что? – она подняла голову, неузнавающим взглядом посмотрела на одноклассника. Опомнилась, тряхнула светлой челкой– а, да. Все ок. Идем? Чего там у нас далее по списку?
___________________________

Дорога домой с Гуцулом – привычка с датой рождения «осень». Лучший друг рядом, что может быть лучше? Лена смеялась его шуткам, обсуждала с ним последние школьные новости, ранеток, концерты, бас гитары – все на свете. Только в последнее время эти минуты перестали быть уютными. Игорь терпеливо пытался ее смешить, а она лишь вяло улыбалась в ответ, он задевал самые животрепещущие темы, а она слушал в пол уха, пытаясь вовремя поддакивать, но все больше молчала. А сегодня даже не пыталась изобразить заинтересованность. Да и Игорю не шутилось. Беседа не клеилась.

У своего подъезда Кулемина, собрав последние силы, улыбнулась другу.
-Пока, Игорь. Завтра увидимся.- не дождавшись ответа махнула рукой и исчезла за зеленой дверью, оставив Гуцула недоуменно смотреть ей вслед. В несколько шагов одолела лестничные проемы, влетела в квартиру, бросила сумку и стекла на пол по стене.

-Лена, это ты?- голос деда из комнаты- Лена, чего молчишь?
Вышел в коридор, увидел сидящую на полу внучку, мгновенно все понял.
-Плохо тебе, Лен?
Девушка только кивнула в ответ. Скрывать эмоции от окружающих – еще одна вещь, которую она разучилась делать без Степнова.
Петр Никанорович ,по-стариковски кряхтя, присел рядом. Проследил за Лениным взглядом, уперся глазами в потолок, тяжело вздохнул.
-И ему плохо, Лен. Может, даже хуже, чем тебе.
-Как он там? – вот такой будничный вопрос.
-Работает. – дед снова вздохнул.
«дед, я же не спрашивала, что делает.. я спрашивала как он…» - озвучивать мысль Лена не стала. Коротко бросив серое «ясно» поднялась и ушла в свою комнату, оставив деда сидеть у стены. Петр Никанорович улыбался. Дело, кажется, сдвинулось с мертвой точки. Мужчина достал из кармана домашнего халата телефон, набрал знакомый номер, выслушал гудки, ответил на короткое "алло"
-Здравствуй. Танцуй. У меня для тебя новости.

на сегодня все. не забываем забегать сюда: http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000159-000-0-0-1234169335



Спасибо: 74 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 20
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.02.09 08:30. Заголовок: далее


- Я не уверен, что время подходящее.
- Зря.
- -Может, стоит подождать? Еще немного
- Пока ты состаришься что ли? Говорю тебе, самое время.
- Думаете, она готова?
- Думаю, надо попытаться. Аккуратно.
- Ладно. Тогда сегодня?
- Да, сегодня.
- В таком случае, до связи.
- До свидания, Виктор.



Она вернулась домой поздно – концерт в кафе. Дед дремал в гостиной на диване под звуки шепчущего что-то телевизора. Девушка прислушалась. То ли от усталости, то ли от излишней мнительности (в последнее время нервы – ни к черту) почудилось присутствие в квартире кого-то третьего. Но, кроме бурчащего телека, в комнатах не раздавалось ни звука. Тихо, на цыпочках – сама не спит по ночам, не хватало еще деда разбудить - прокралась к себе. Включила свет в комнате. Увидела его – постороннего, которого учуяла еще в прихожей. Он стоял на столе в любимой маминой вазе, в полупрозрачной обертке. Удивленная, подошла ближе. Букет был розовый. Она не очень-то любила этот цвет, но стояла, смотрела на цветы, вдыхала их тонкий, необыкновенный аромат и боялась протянуть руку. Что это? И откуда взялось здесь? Лена невольно посмотрела на окно. Какая глупость… Второй этаж, зима, накрепко запертые рамы. Только приоткрытая форточка – маленькая дверка для свежего воздуха, свежих мыслей. Осенило: наверное, деду, благодарные читатели. Тогда почему здесь, не на кухне, как это обычно бывает?

«Нет, не его это веник…»- Кулемина сделала еще шаг по направлению к столу, склонилась над цветами, погрузилась в их чарующий, пьянящий аромат. Розы были едва приоткрывшимися, с прозрачными каплями на нежных бутонах, цвета девичьего румянца. Их лепестки, казалось, дрожали от дыхания девушки – так трепетно, нежно и чудесно. Волшебство. Посчитала пальчиком. Семнадцать.
Кулемина вдруг заметила среди цветочных головок белый уголок. В недоумении потянула картонку из ароматного плена. Карточка – белая, чистая, вроде визитки. Пустая. Если только не… Она перевернула белый прямоугольник. Только два слова – «прости меня». Только два слова черным по белому. Только два слова до боли знакомым подчерком. Только два.

Сердце билось так, что ей казалось - слышно даже на улице. Она аккуратно положила карточку на стол, рядом с букетом и тихо вышла из комнаты. Горячий чай – напиток для разных мыслей. Пей его медленно, стараясь не обжечь губ, и думай, о чем вздумается.

Прости меня. Лена слышала его голос: растерянный, переполненный болью. Видела его измученные глаза, как тогда, в школьном коридоре, когда она сказала все, поставив над «ё» жирные точки. Сказала, еще не представляя себе как это – жить без него. Сказала, чтобы сделать больно ему. Сделать больно себе. Чтобы вырвать из себя эту историю, эти мысли – запретные, неправильные, мысли от которых перехватывает дыхание, и пламенно горят щеки.

А теперь он принес этот букет и просит прощения. За что? За то, что не справившись с эмоциями - то же мне, спортсмен- выставил на всеобщее обозрение ее личную жизнь? Показал всему миру самое ее существо и ушел, оставив девушку одну расхлебывать эту кашу.

Или за то, что обидел ее друга? Беспричинно. Опять же – эмоции, противники разума.
Или, может быть, за то, что привел эту… как ее…Викторию….привел, и трусливо спрятался в подсобке. О, Лена, не сомневалась – пока она была в зале, Степнов находился там, за дверью и слушал, как она разговаривает с его преемницей.
Или за то, что испортил дружбу, бросив под ноги свои скомканные признания?

Жирные точки над «ё». Она задумалась: точки над Ё совсем не то, что над«i». Над «i» - одна точка. Точка. Конец. Над « ё» – две. Две . Почти многоточие. А это уже совсем другое дело…

Размышления прервал Петр Никанорович. Щурясь от яркого света, вошел в кухню:
-Лен, ты пришла? Поздно-то как! Чего не спишь?
- А ты будто не знаешь? – девушка спокойно и прямо смотрела в глаза деду, ловя взглядом малейшие движения его лица.
-Не знаю, чего случилось то? – он открыто и недоуменно смотрел на внучку.
- Ничего не хочешь мне рассказать? –Лена все смотрела в лицо деда, недоумевая, его лицо светилось искренностью. На ум приходили совершенно библейские ассоциации, так честен и открыт был взгляд Петра Никаноровича.
-Да что ты меня пугаешь-то, честное слово! – дед нахмурился и сел рядом.
-Дед, букет откуда? – Лена решила не играть в следователя.
Пожилой мужчина секунду смотрел на девушку, потом со смехом постучал себя по лбу.
-Ох, Ленка, честное слово, прости старого дурака – забыл про букет этот проклятый. Посыльный принес. Я думал, ты в курсе… Может, поклонник какой завелся у моей внучки. А ты не знаешь от кого значит?

Лена выдохнула, потерла лоб рукой. Значит дед ни при чем.. А она уже было подозревала заговор. Глупо, конечно. Вспомнила про вопрос, пожала плечами.
-Не знаю.
-Может, это дружок твой чернявый? – между делом, наливая чай… - Игорь, да? Ухаживает за тобой...
-Дед, мы с Гуцулом друзья – и только. – Лена устало покачала головой. – большее мне неинтересно.
-А ему?
Лена вздохнула, подняла глаза на деда.
-Давай не будем на эту тему, ладно? – она виновато улыбнулась – многовато стало в моей жизни таких разговоров. Пойду я спать.
Девушка ушла. Петр Никанорович остался сидеть с полупустой чашкой. Война, которую затеяла его внучка, не зависела от вероятного противника, от тактики, стратегии и вооружения. Не зависела от всего того, что так важно во всех войнах на свете. Ее битва – самая важная, битва с собой, сражение за себя, свое я. Выиграет она ее или проиграет, все равно - она в любом случае получит приз победителя. В первом случае – любовь, большую, возможно, одну на всю оставшуюся жизнь, такую, какой в современном мире почти не встретишь. Во втором – опыт. Горький, болезненный, но без сомнения бесценный. Не от него зависело, к какому результату придет Лена. И никто сейчас не мог ей помочь.



Спасибо: 75 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 21
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.02.09 10:15. Заголовок: и еще чуть-чуть http..


и еще чуть-чуть

На столе мобильник. В мобильнике список контактов, открытый на букве С.

Она уже битый час в тишине пустой квартиры смотрела на этот чертов телефон и никак не могла решиться. В конце -концов, ничего ведь сложного : нажми на кнопку, получишь результат. Степнов снимет трубку и можно будет задать ему все интересующие вопросы, коих накопилось предостаточно.

Например, его ли это букет, (его конечно, чей же еще), или вот еще – почему он совсем не заходит, а если забегает – исключительно в моменты Ленкиного отсутствия. И еще тысячу других. Просто послушать его голос. Просто сказать ему: «Здравствуйте, Виктор Михалыч».

Кнопка взглядом не нажималась, а руки, как окаменевшие, лежали на коленях девушки. «Давай, Кулемина! Где твой дух победителя? Или только ногами на ринге махать? »
Она зажмурилась и все-таки вдавила блестящую кнопку в корпус. Секунда, две.. Вот сейчас раздастся звук соединения, и пойдут гудки. Глупые испуганные пальцы так же быстро нажали на другую кнопочку – красную. Отбой.
«Ну что ты, Кулемина, честное слово…. Как маленькая. Если так себя вести, тебя всю жизнь будут считать соплюшкой, и вместо признания в любви удостаивать жалким «нравишься ты мне». Собрались и еще раз!»
Снова кнопка с зеленой трубкой. Снова замершее дыхание и…. опять красная!
«Черт. Ну смешно же, в самом деле! «
Зеленая…..Красная.
«Нет, так дело не пойдет»
Зеленая….. Красная.
«Вот дура-то…»
Зеленая.. красная… зеленая… красная…зеленая… красная
Скрытый текст


Степнов смотрел на собственный телефон и почти справедливо полагал, что сошел с ума. Уже в который раз на дисплее загоралась надпись «Лена Кулемина» и тут же гасла. Загоралась на пол секунды, лишь успевая оставить в меню «пропущенные» очередную метку и исчезала. Загоралась и гасла снова, оставляя экран тихо меркнуть под взглядом владельца.
Чтобы понять, что не сошел с ума, Виктору понадобилась не одна минута. Надпись продолжала мелькать, а мужчина стоял и пытался отгадать, что же происходит. Несколько раз пытался принять вызов и все до одной попытки провалил. Звонок обрывался раньше, чем он успевал пошевелить пальцем. В очередной раз погас экран. Тишина. Он медленно открыл всплывшее окошко – 19 пропущенных. Подумал. Отпил минералки из бутылки. Подумал еще. И решительно нажал кнопку вызова.


Спасибо: 69 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 22
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.02.09 11:17. Заголовок: ВОТЬ http://jpe.ru/g..


ВОТЬ
Лена с ужасом смотрела на мобильник. Входящий. Степнов. Только не это! Видимо, ее паника все же оставила след в телефоне физрука.
Пересохло в горле. Снять трубку? Или оставить как есть? Сделать и жалеть, или не сделать и жалеть? Выбрав первый вариант, девушка с силой нажала зеленую кнопку.
-Да.
-Лена, ты?
От звуков его голоса стало жарко. Потом зазнобило. Потом вновь окунуло, словно в кипящую воду.
-У тебя все в порядке? – такой встревоженный, взволнованный, беспокоящийся.

-Ну, смотря о чем вы, Виктор Михалыч.

-хм… в данный момент о 19 пропущенных в своем мобильном.

-Это случайно вышло .
«Ого. 19 раз. Не слабо, Кулемина.!»

-Я и не сомневался.

Помолчали. Связи прерывать никто не спешил.

- Лен, как дела? Давно не виделись. – было слышно, как тщательно подбирает он слова, взвешивая в уме, как на аптечных весах, каждый звук.

-Вы давно не заходили – ответила Лена на вторую часть фразы, попросту проигнорировав заданный вопрос.

-Работа навалилась. Да и… - Степнов помолчал, потом, чуть дрогнувшим голосом продолжил, – не хотел тебе мешать. Смущать лишний раз..

- Ха. – ей сейчас очень хотелось запустить в темноволосую голову бывшего физрука чем-нибудь потяжелее. – с чего вы взяли, что смущаете меня?

Он не отвечал так долго, что Кулемина уже подумала, что связь прервалась. Совсем было собралась посмотреть на дисплей, но тут мужской голос на другом конце провода снова ожил:

- Может, не будем на эту тему?
Лена злилась, сама не понимая на что: то ли на его спокойный, уверенный голос, то ли на себя: все казалось невпопад.

-Может вообще не будем? – почти выкрикнула в трубку и испугалась тишине в ответ.

-Ладно, Лен. Я вижу, что ты не в настроении. Извини, что побеспокоил. Пока.

Короткие гудки.
Побеспокоил. Ее била мелкая дрожь. Оттолкнула от себя телефон, словно обжегшись. Да, она не в настроении. Весь чертов месяц не в настроении. Да и как может быть иначе, если твой мир внезапно вывернули наизнанку? Ведь все было так здорово: у нее был дед, был друг, всегда готовый прийти на помощь, которому она могла рассказать все. Ну или почти все. Был спорт. Были вечерние прогулки, чаепития и ужины втроем на ярко освещенной кухне, после которых она могла просто сидеть в кресле, подогнув под себя длинные ноги и слушать, как дед со Степновым спорят, работая над книгой, ловить его взгляды, брошенные украдкой, из-под темных ресниц, и была абсолютно счастлива… А что теперь? Гуцул со своим навязчивым вниманием… одиночество вдвоем - страшная вещь. Пустые перемены, на которых больше столкнуться с ним в школьном коридоре, не услышать его зычный окрик..Опротивевшие вдруг уроки физкультуры. Заброшенные тренировки. Иногда девушке казалось, что ее Лену Кулемину, какой-то фантастический злодей из дедова романа просто выкинул в параллельную реальность, где на первый взгляд все то же: школа, одноклассники, Ранетки, Степнов, дед. А на второй уже дикая интерпретация ночного кошмара. И что сделать, чтобы вернуться назад, она не знает. Да и возможно ли возращение в принципе?

милости прошу СЮДА


Спасибо: 72 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 29
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.02.09 09:56. Заголовок: НЕОЖИДАННО ВОТ ТАКОЙ..


НЕОЖИДАННО ВОТ ТАКОЙ ВОТ ПОВОРОТ :

Он и сам себе не мог объяснить, почему в последнее время плохо засыпает. Раньше таких проблем не возникало. Еще бы: молодой, растущий организм, спорт, учеба, прогулки с друзьями – чем не основания для крепкого, здорового сна. Игорь помнил, как совсем недавно засыпал моментально, едва коснувшись взъерошенной мальчишеской шевелюрой помятой подушки. И отчего же теперь, которую ночь подряд, часами ворочается без сна, считая овец, баранов, слонов и что попало, никак не находя приюта в уютных объятиях Морфея. Когда вести подсчет живности надоедало, он сдавался и пускал в голову мысли, которые окончательно убивали надежду на сон.
И сегодня Гуцул лежал в своей кровати, закинув руки за голову, прищурившись, смотрел через прихваченное ночным морозом стекло на окна соседних домов, и думал о Лене.
«Мне надо знать: влюбился ты в меня или нет». Он помнил, как этот разговор застал его врасплох. Игорь и сейчас не был готов обсуждать эту тему. Влюбился ли он? А что такое влюбленность? Чем она отличается от любви и отличается ли вообще? И что он испытывает к Лене…кроме дружеских чувств?
Некстати вспомнился взгляд Степнова – переполненный болью, злостью, ревностью и еще чем-то, чему Игорь - нужно признаться - не знал названия. Гуцул чувствовал, что не смог бы и за тысячу лет сформулировать ответ на заданные себе вопросы, но почему-то был уверен: в душе физрука творилось совсем не то, что испытывают парни его, Игоря, возраста. Было что-то сумасшедшее во взгляде этого взрослого мужчины, когда он смотрел на Ленку. Какой-то странный компот из нежности, страсти, боли, злости, снова нежности и опять чего-то, чего ему еще не понять. И Гуцул чувствовал: это «нечто» живущее в душе физрука… теперь уже бывшего… несоизмеримо больше того, что у него есть к Кулеминой.
А Ленка? Что Ленка… Ей совсем не нужен этот Степнов. Ведь так? Или…
Парень даже сел в своей кровати - настолько неожиданной была пришедшая мысль.
Он попытался припомнить все их разговоры о Степнове. Что там Ленка говорила? Кажется, что-то про ученицу и учителя, про «ничего не может быть» про такие вот в общем-то глупости, только одного девушка не сказала ни разу: « я к нему равнодушна», «мне по фиг» иличто-то вроде этого…А с его исчезновением из школы и вовсе стала отмалчиваться на эту тему.
В последнее время Игорь чувствовал, что невидимая стена между ним и Кулеминой становится все крепче, и сделать шаг вперед уже нельзя – лишь упрешься в эту возведенную ею преграду. Еще на тренировках, находясь рядом с этими двоими, он всегда чувствовал себя третьим. Лишним. И от того злился, валял дурака и всячески пытался отвлечь Лену от Степнова. Но и тогда, когда Кулемина даже не смотрела в сторону физрука, Игорь все равно чувствовал их незримую связь. Между этими двумя не было стены. Никогда не было. Пока ему не раскрыли глаза, он считал это дружбой.
Внезапно (снова некстати) в памяти всплыла их ссора, почему то стало жаль Степнова. Гуцул поморщился. Глупо все вышло. Если бы знать, что все закончится вот так, никогда бы не стал его провоцировать. Просто очень хотелось знать, насколько там все серьезно и, случись что-то неожиданное, как отнесется к этому Лена. Случилось. И Кулемина (кто бы сомневался) встала на его, Игоря, сторону. Виктор Михалыч ушел из школы и теперь совсем не видится со своей бывшей ученицей.
Только Игорь все равно чувствовал себя третьим рядом с Леной. Теперь, возможно, даже больше, чем раньше. И он, кажется, начинал понимать почему: девушка не была так равнодушна к бывшему физруку, как хотела показать окружающим, как хотелось думать самому Игорю. Это было неприятно, но сейчас, сидя в ночной тишине, перебирая в памяти обрывки фраз, короткие взгляды, улыбки, Гуцул вдруг понял: чувства бывшего физрука взаимны. Девушка влюблена в Степнова, и неизвестно по какой причине Ленка, бунтарка по духу, бежит от этих отношений. Было что-то между ними или нет?
Игорь поежился – в комнате как будто стало прохладней. Встал, подошел к окну. Небо усеяно мерцающими в темноте звездами. Похоже, завтра будет морозно…
«Нужно ей рассказать» - он впервые подумал об этом сейчас, стоя у окна и смотря в ночное небо. Нужно. Неприятно и страшно, но очень, очень, очень нужно.
Игорь вернулся в постель, зарылся головой в подушку и в первый раз за многи дни уснул крепким, глубоким сном.


Спасибо: 76 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 33
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.09 15:10. Заголовок: Непреложная истина: ..


Непреложная истина: новый год - семейный праздник. Его надо встречать дома, с родными и близкими тебе людьми, с пушистой ароматной елкой и солнечно-оранжевыми мандаринами. Истина в который раз подвела. Родители не смогли прилететь из этой своей Швейцарии, дед виновато отпросился к Данилычу, и наверное, даже хорошо, что новогодняя ночь пройдет в так сказать «рабочей» обстановке. Концерт в кафе все-таки лучше тоскливо-одинокого праздника, а Ранетки и Гуцул - компания, несомненно, более интересная, нежели однотипные телепрограммы.
«Будет весело»- пыталась убедить себя Лена, оглядывая со сцены собравшихся гостей. Новикова что-то болтала в микрофон, публика отзывалась одобрительными возгласами, а Кулемина отгоняла от себя, словно назойливых мух, мысли о доме и потихоньку трогала струны любимой гитары.
В перерыве их сменила бодренькая аниматорша, а Лена наконец-то опустилась за столик, зарезервированный на этот вечер за их компанией, взглянула на часы. Почти одитннадцать. Еще час игры… еще час до сползающего неумолимой лавиной Нового года.
-Лена…-чья-то рука легко тронула ее плечо
Девушка обернулась на голос и встретилась взглядом с улыбающимся Гуцулом.
-Лен, музыка хорошая. Можно тебя пригласить?
Девушка чуть устало пожала плечами. Почему бы и нет. Позволила себя увлечь на танцпол.
Спустя несколько секунд Игорь откашлялся:
- Лен, я поговорить с тобой хотел.
«Нет, только не это … неужели нельзя обойтись сегодня без выяснения отношений»
- Гуцул, а давай в другой раз… чего-то не в настроении я для разговоров.
Но одноклассник проявил удивительную настойчивость:
- Нет, сейчас. В другой раз… - он замялся - короче в другой раз может не выйти.
-Валяй тогда, - устало кивнула Лена. «Вот, черт… сейчас начнет в любви признаваться… придется снова рассуждать о ценности дружбы»
-Только ты меня не перебивай, пожалуйста ,и выслушай до конца.
-Да давай уже, не тяни - девушка нетерпеливо встряхнула челкой - мне скоро на сцену возвращаться. «Да, давай говори, и покончим с этим поскорее»
-Обещаешь?
-Да обещаю, сказала же, Гуцул.
И парень заговорил. Сначала ей показалось, что она сходит с ума - с чего бы Игорю вспоминать Степнова, да еще так не вовремя - обстановка романтическая донельзя, не до соперников тут. Она напряженно вслушивалась в слова Гуцула.
-Лен, ты только пойми меня правильно. Я не хотел ничего плохого. Я хотел …как сказать-то.. Я хотел проверить, что ли. Ну, правда ли он в тебя … влюблен. Глупо, конечно. Ты поверь, если бы я знал, что все так обернется, я никогда бы не стал..
- Постой, объясни толком - она остановилась, отстранилась от парня, прямо посмотрела ему в глаза - ты сейчас о чем вообще?
- Лен, тогда, на соревнованиях…Степнов мне не просто так врезал. - Игорь с тоской отвел взгляд в сторону. Смотреть ей в глаза сейчас было не просто сложно - невозможно… - спровоцировал я его, Лен, - он нашел в себе силы и посмотрел на девушку - я, если честно, тоже себе двинул бы на его месте.
Кулемина просто стояла и смотрела на него, не зная, что сказать и всем своим существом чувствуя, как по кирпичику рушится стена, которой она так тщательно отгородилась от бывшего физрука.
-А зачем ты мне сейчас все это говоришь? - наконец вымолвила девушка, и голос ее звучал совсем глухо.
- Мне кажется, ты имеешь право знать. Мне кажется … мы же друзья, Лен?
-Друзья... – она машинально повторила это невесомое и сейчас ничего не значащее для нее слово
- Тебе надо разобраться во всей этой истории… в себе… в нем. – так нельзя, Лен. Ты не сможешь вечно бегать от Степнова.- Игорь тряхнул ее за плечи. – понимаешь?
Девушка медленно сняла его руки с плеч.
-Понимаю. Гуцул, я пойду. Мне пора играть, – Лена обернулась на Лерку, отчаянно машущую рукой в сторону сцены.
Ушла.


Спасибо: 73 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 37
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.09 17:09. Заголовок: И зачем он туда идет..


И зачем он туда идет? Степнов и сам не мог себе ответить на этот вопрос. Новогодняя ночь, кругом рвутся фейерверки, полупьяный народ высыпал на улицы города, хлещет холодное шампанское, закусывая мандаринами, а он идет по обледенелым пешеходным дорожкам в кафе – где его никто не ждет.
Да, кое-кто возможно, обрадуется: кинется обниматься Новикова, завопит «Виктор Михалыч» Наташа, застенчиво улыбнется Аня.. Только та, ради которой мужчина готов был сейчас, кутаясь в куртку, брести по мостовым хоть на край света, скорее всего скривит губы и постарается быстренько сбежать. Сбежать с другим. От этой мысли становилось невыносимо, он почти презирал себя и нужно было что-то делать… Но ничего сделать было нельзя и он просто шел, иногда почти бежал, спасаясь от одиночества холостяцкой квартиры. Что может быть хуже, чем новогодняя ночь вдвоем с телевизором?
____________________________

Лена била по струнам, почти ненавидя себя. Что же делать теперь? История, которая раньше казалась неприятной, но не слишком запутанной (ревность-эмоции-злость -обида: так легко разложить на ноты) теперь в ее сознании вообще потеряла начало, конец и середину.
Что случилось с Гуцулом? Зачем он это сделал? «Стоит у стены, улыбается виновато… Как треснуть бы ему гитарой, чтоб не лыбился, как идиот». Натворил дел, а ей теперь разгребать. Со Степновым и раньше было не все просто, а теперь….. уууууу…. Лена даже зажмурилась. И все-таки он прав, этот Гуцул. Вечно бегать нельзя, особенно от себя самой.
Затихла музыка, Кулемина, торопясь, прошла в зал, позвала одноклассника
-Игорь!
Тот обернулся через плечо, снова виновато улыбнулся и нерешительно подошел ближе.
-Убивать меня будешь, да? - Он скривил губы в виноватой ухмылке.
-Не буду, – девушка улыбнулась, - я не обижаюсь…. почти. Спасибо, что сказал… И ты, наверное, прав. Нужно во всем разобраться…
-Эх, Ленка, - Игорь обхватил девушку за плечи, как когда-то в спортзале – ты человек, ей богу! Я бы на твоем месте не знаю, что со мной сделал…

Степнов стоял у входной двери и смотрел, как они, смеясь, обнимаются у сцены. Зачем пришел? Увидеть, как Лена счастлива, когда его рядом нет? Последние надежды рушились как пресловутый карточный домик, когда он смотрел на эту пару – молодые, красивые ребята, так подходят друг другу, так что же он, двадцатисемилетний мужчина все еще здесь делает? Зачем стоит у входа и, почти не дыша, смотрит на их счастье? И сколько можно продолжать вот так издеваться над самим собой, позволяя сыпать соль на кровоточащую рану? Нужно уйти. Или нет – можно постоять еще секунду и посмотреть, как ей хорошо сейчас. А потом уйти, закрыть за собой эту дверь, закрыть за собой этот город, уехать далеко-далеко, где девушки со светлыми волосами даже не встречаются, где ничто не будет напоминать…
Он все стоял и смотрел, как молодой парень обнимает Лену… его Лену. А потом их глаза встретились: зелень лесов и глубина синего океана. Девушка замерла. А Степнов с сожалением улыбнулся и вышел на улицу. Зачем-то остановился у крыльца.
За спиной хлопнула дверь.
-Виктор Михайлович, постойте…
Он обернулся, приподнял удивленно брови.
-Лена? Зачем ты вышла совсем раздетая? Не май месяц… - так буднично звучал его голос, что девушке стало жутко.
-Почему вы уходите? – она даже не обратила внимания на наставнический тон бывшего учителя физкультуры.
- Потому что там – Степнов кивнул на сияющие окна кафе – меня никто не ждет. И Игорь, наверное, будет против…
-Да причем тут Гуцул! – Кулемина подошла ближе – мы друзья, понимаете? Всегда были, есть и останемся ими! Ну как вам объяснить?
- Правда? А мне казалось… - он по-мальчишески смутился, отвел взгляд.
- Вам казалось. Вы, как всегда торопитесь с выводами. – Лена прямо и невозмутимо смотрела в его лицо
- Я тороплюсь? – Степнов ошарашено уставился на девушку.
-Торопитесь. И еще все время торопите меня. – Кулемина вдруг осознала, что стоит на пороге января в одних джинсах и легком топе. Поежилась. – Мне нужно время.
- А мне нужно тебя видеть – мужчина вдруг сделал шаг вперед и оказался совсем близко от нее.- видеть хотя бы иногда. Я…. Ты… ты много для меня значишь.
-Да видьте на здоровье, кто вам не дает – Кулемина уже приплясывала от холода – вы же сами не ходите к нам больше…. И…. может хватит, а? Пойдемте Новый год встречать, пока я воспаление легких не схлопотала.
-Отставить воспаление! – Степнов подтолкнул девушку к дверям – бегом в помещение!
Новогодняя ночь обещала быть нескучной.

ЖДУ ЗДЕСЬ ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ПОПРОБОВАТЬ СЕБЯ В КАЧЕСТВЕ КРИТИКА


Спасибо: 81 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 44
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.02.09 15:49. Заголовок: ЖДЕТЕ НОВЫЙ ГОД? А ..


ЖДЕТЕ НОВЫЙ ГОД? А У НАС УЖЕ КАНУН РОЖДЕСТВА!

Сочельник – шестой день от нового года. Последние часы перед Рождеством. Этот праздник всегда казался ей волшебней и светлей, чем тот день (а точнее ночь) когда существенно менялась дата на календаре. И этот тихий вечер – такой же, как всегда: теплый, уютный, пронизанный невидимыми нитями благословления небес. Петр Никанорович, склоняясь над ноутбуком, трудился над очередным шедевром, а Лена удобно устроившись в кресле, наслаждаясь гармонией плавно струящихся мгновений.
Она думала о той ночи, случившейся меньше недели назад, когда ее жизнь перевернулась с головы на ноги и потекла в привычном русле - почти. Почти в привычном. Возвращаясь со Степновым в кафе за несколько минут до наступления нового года, девушка совсем не представляла себе, что ждет их там, в компании ее друзей. Но Виктор не подвел: шутил без надрыва, смотрел без собачей тоски в глазах, танцевал с девочками, и ни разу – с Леной. Пожал руку Гуцулу, а тот с готовностью ответил на рукопожатие. Ночь получилась такой легкой, праздничной, невесомой, что - казалось Кулеминой – если крепко закрыть глаза, и отогнать от себя посторонние мысли, то можно забыть о том, что случилось, о том, что в последнее время разрывало ее на куски, опустошая мысли, выворачивая наизнанку чувства.
Иллюзию удавалось сохранить на несколько секунд, а потом все возвращалось. Только теперь от этого не хотелось бежать сломя голову, а хотелось, затаив дыхание, чувствовать эту невидимую нить, связывающую ее с бывшим физруком. Нить, еще недавно режущую эмоции, как натянутая струна, а теперь так плавно обвивающую душу.
Было приятно вспоминать, как они все вместе шли домой и Степнов, размахивая руками, громко, на всю улицу рассказывал про свою новую работу: передразнивал режиссера, пародировал актеров и декламировал отрывки из сценария. Лена слушала незатейливые истории, улыбалась и, впервые за много дней, ей было спокойно и легко в его присутствии.
Вспоминая эти минуты сейчас, сидя в комнате с чуть приглушенным светом, она снова улыбалась и чувствовала себя просто прекрасно. Ее тихую идиллию разрушил звонок в дверь. Кулемина посмотрела на деда – он даже не повернул головы, значит, так увлечен работой, что даже не заметил..
Обреченно вздохнув, побрела к двери. Щелкнула замком, удивленно вскинула брови:
- Виктор Михалыч? Здрасте… - сделала шаг в сторону, пропуская его в квартиру
-Привет, Кулемина. Петр Никанорыч дома?
Лена усмехнулась. «А то вы не знаете». Кивнула в сторону комнаты:
-Там. Работает. Даже не слышал, как вы пришли.
-Как это не слышал? – в прихожую вышел дед, улыбнулся, прищурившись – Здравствуй, Виктор. Проходи, обсудим кой-чего.
Степнов неуверенно взглянул на Лену, словно спрашивая согласия. Девушка только пожала плечами и внимательно посмотрела на него из-под светлой челки.
-Ладно, работайте… – махнула рукой, – я пойду чего-нибудь на ужин соображу. Позову вас потом… - нарочито зевая, скользнула на кухню.
-Пойдем-пойдем – Петр Никанорович, довольно улыбаясь, утянул своего соавтора в гостиную.
Глупое сердце стучало так оглушительно, что Лена даже на секунду прижала руку к груди, пытаясь унять сумасшедшие удары. Потом негнущимися пальцами потянула дверку холодильника, заглянула внутрь, попыталась представить, что же ей теперь «сообразить» из того, что хранил этот ледяной продуктовый ящик. Так… овощи… значит, будет салат…готовый фарш.. Вспомнила про пачку сухой лазаньи в стенном шкафу. Решено. Лазанья и салат.
Готовить сегодня было трудно – руки не слушались, хотелось двигаться как можно тише, чтобы услышать что происходит за стеной, но, как назло, дед с Виктор Михалычем разговаривали в полголоса, и до девушки доносилось лишь невнятное бормотание. Наконец, устав прислушиваться, Лена махнула рукой и принялась мыть и чистить овощи, временами заглядывая в шкворчащую от жара плиты сковородку. Она так увлеклась своей работой, что почти забыла о Степнове и когда неожиданно услышала его голос за спиной, вздрогнула и провела остро заточенным лезвием по пальцу.
-Вот черт! – девушка, как ошпаренная отскочила в сторону, - вы чего подкрадываетесь-то?
- Лен, я не знал. – мужчина растерянно смотрел на нее – из пальца прямо на пол по капле медленно стекала кровь - – не знал, что ты меня не слышишь..
Кулемина в ступоре смотрела то на свою руку, то на него и почему-то не понимала, что нужно сделать, чтобы остановить кровотечение. Ее опередил Степнов : взял девичью ладонь, инстинктивно прижался губами к кровоточащей ране. Дыхание замерло где-то в горле, сердце остановилось – Лена смотрела в его синие глаза и чувствовала, что если сейчас же не отнять руку, она всенепременно упадет в самый настоящий обморок - прямо к ногам бывшего физрука.
Девушка резко выдернула ладонь и, облизнув все еще кровоточившую рану, кинулась к холодильнику. От пальцев так пахло его дыханием, что Кулемина, вместо аптечки зачем-то достала бутылку минералки, плеснула в стакан, одним движением вылила в пересохшее, онемевшее горло. Ледяная вода обожгла пищевод, еще сильнее сковала мышцы.
-Лен, пластырь нужен, - Степнов все-таки достал аптечку, нашел нужную упаковку, не гладя протянул ей.
Она так же не глядя на него выхватила пластырь, убежала в комнату.
Виктор медленно налил еще воды в стакан, выпил. Холодная. «Кого мы, черт возьми, пытаемся обмануть! Не выходит дружбы, как ни крути…»


Спасибо: 84 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 48
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.02.09 16:50. Заголовок: ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! У..


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! У ФИКА ПОЯВИЛСЯ ЭПИГРАФ!
А это ВАМ , мои дорогие!

В ванной, комкая упаковку и ругаясь сквозь зубы, Лена, пыталась заклеить все еще кровоточащую рану пластырем. Красная жидкость бодро сочилась из надреза, и ее постоянно приходилось слизывать. От соленого привкуса крови и ЕГО запаха кружилось голова, выпрыгивало из груди сердце. «Бред какой-то, как в плохом сериале..» - мелькнула неприятная мысль. Наконец, девушка справилась с клейкой ленточкой, прижав бактерицидную полоску прямо к ране. Оглядев конструкцию на пальце, поморщилась от боли и неудовольствия. Хотелось плакать от обиды и злости на саму себя: «как маленькая, честное слово… Или наоборот, как большая? …»
Лена с удивлением взглянула на себя в зеркало: румянец на щеках от частого сердцебиения, покрасневшие губы – покусывала их, борясь с лейкопластырем, светлые волосы, падающие на зеленые глаза. «Нда, просто фея..» кольнула саму себя иронией. Не помогло. Кулемина смотрела на себя и даже удивлялась – когда это она успела так измениться? Долгие годы с гладкой зеркальной поверхности на нее смотрела девчонка – пацанка: вечные синяки, вечный casual в шмотках, и никакой романтики в образе. Романтики не было и сейчас, только во взгляде вдруг появилось что-то новое, чего она раньше не видела. Она еще пристальней вгляделась в свое отражение и вдруг поняла, что Степнов отнюдь не с бухты-барахты так изменился к ней. Из зеркала на нее смотрела не прежняя девочка-пацанка, а совсем еще юная, но уже очевидно сексуальная девушка.
---------------------------------


Она вернулась на кухню через несколько минут, как ни в чем не бывало, улыбаясь, почти кокетливо продемонстрировала заклеенный палец.
- Вот! А вы испугались…. - можно продолжать. - поможете?
-Командуйте, товарищ начальник - он шутливо козырнул, стараясь припрятать поглубже играющие в глазах огненные всполохи. Вдох-выдох. - Всегда готов!
-Ну раз так, тогда вперед - девушка ткнула пальцем в раковину, где мокли под струей воды недочищенный лук, розовые томаты, пупырчатые огурчики - с вас салат…
Ужин был почти готов, когда звонок в дверь второй раз за вечер взорвал спокойствие этого дома.
Переглянулись.
-Хм.. Я никого не жду. - девушка шагнула в коридор, а Степнов замер, прислушиваясь. Щелкнул замок, секунда тишины и не просто радостный - захлебывающийся счастьем голос Лены:
-Мама! Папа!
Мужчина вздрогнул. Беспомощно огляделся. Так неожиданно… Сейчас они войдут и увидят его в фартуке на своей кухне, увидят его глаза и все поймут. И наверняка поймут неправильно… Потому что далеко не всякий взрослый может понять чувства, связывающие его с этой удивительной девушкой.

Нет, Виктор не боялся признаться им, как признался Петру Никаноровичу несколько месяцев назад, он отчаянно боялся другого – что родители не смогут понять и поверить в чистоту и серьезность его, Степнова, намерений. Что увезут далеко-далеко и спрячут Лену от его такой несвоевременной любви…

Размышления прервала девушка, влетевшая в кухню и, сияя от счастья, задыхающимся голосом крикнула:
-Виктор Михалыч, что же вы тут… … там мама с папой приехали…- и наспех сорвав с него фартук, за руку потащила в гостиную.
Никита и Вера едва успели скинуть теплые вещи и присесть с дороги, когда Лена втолкнула в комнату смущенного Степнова
-А вот и мой уважаемый соавтор – Петр Никанорович широко улыбнулся
-Здравствуйте, Виктор, - мама устало улыбнулась, отец протянул руку.
-Здравствуйте, рад ,что вы все-таки приехали. - рукопожатие, короткий взгляд – Лена вас очень ждала.
-А мы и сами не думали, что вырвемся. – Никита с улыбкой посмотрел на дочь – Так вот все неожиданно получилось.
-Тем более хорошо, сюрприз поучился.
-Правда мы ненадолго – Вера пристально, с легкой улыбкой смотрела на смущавшегося отчего-то физрука своей дочери и думала: «показалось с дороги или… нет?». Перевела взгляд на Лену. Девушка из под светлой челки смотрела на Степнова.
-Да что мы все о нас? Виктор, как в школе дела? Как работа?
Лена неожиданно перестала улыбаться, мужчина тяжело усмехнулся в ответ.
-работа неплохо. А про школу вам лучше Лена расскажет. Я там теперь редко бываю.
На мгновение в комнате повисла тяжелая пауза. Вера теперь уже с удивлением смотрела на этих двоих: помрачневших, явно чувствующих себя сейчас не в своей тарелке. «Нет, не показалось…»
-Ладно, - Виктор с легкой досадой махнул рукой – Рад был повидаться. Я, пожалуй, пойду.
-Виктор Михалыч, а как же ужин? – спохватилась Лена.
-Спасибо, Кулемина, я уже ел. Твоим родителям нужно отдыхать, да и поговорить вам есть о чем – столько не виделись, - он выразительно посмотрел на свою бывшую ученицу, и девушка прикусила готовые сорваться с язычка возражения.
- Я вас провожу, - Лена двинулась за ним в прихожую. Степнов был уже у дверей, когда в коридор вышла Вера
-Виктор, а приходите к нам завтра. Рождество все-таки. Обещаю вкусный ужин. – женщина так искренне и доброжелательно улыбалась, что он не смог отказаться и коротко кивнув « Спасибо, с удовольствием» вышел за дверь.
_____________________________
Лена попала в свою кровать далеко за полночь, когда настенные часы непрозрачно намекали на уже близкое утро. В возбуждении от радостных событий, она долго ворочалась, не находя сна, пока в ее комнату тихонько не вошла мать. Не включая света, присела на край дивана, полушепотом позвала дочь:
- Лен, ты не спишь?
- Нет.- так же тихо отозвалась девушка.
- Я хочу тебе рассказать одну историю..
-Сказку на ночь? – хихикнула Лена,
-Почти. Сказку из жизни – мама в темноте нашла ее руку – послушай, пожалуйста, не перебивая.
-Хорошо.
-Давно, когда я еще училась в институте и не была знакома с твоим папой, у меня была подруга. Ее, как и тебя звали Леной. И вышла с той Еленой такая история…Ты меня слушаешь?
-Конечно.
-Так вот. – продолжила Вера – Случилась у Лены Любовь. Такая настоящая, серьезная, с большой буквы «Л». Взаимная, знаешь, любовь. И все бы было замечательно, только Лене едва исполнилось девятнадцать, а предмету ее обожания было далеко за тридцать. Работал этот самый предмет в нашем институте, преподавал анатомию и был к общей радости незамужних аспиранток бессовестно неженат. А она была его студенткой. – женщина немного помолчала - время было такое, знаешь… Короче, сказать, что у них были сложности – значит, ничего не сказать. Сначала она долго сомневалась, потом он боялся общественного порицания. И все это было так печально, и смотреть на них обоих было по-настоящему больно. А когда Лена перешла на пятый курс, их общее терпение кончилось. Новость гремела не только на весь институт – на все министерство. И с работы его таки поперли… Нашли повод… Только потом это не имело значения.
Вера снова замолчала, собираясь с мыслями, и Лена, не дождавшись продолжения, спросила:
- Они расстались?
-Нет. Может, им обоим и было бы легче расстаться, чем пережить все то, во что их с удовольствием окунула советская действительность, но они остались вместе. Елена закончила институт и они уехали в Америку. Сейчас у них частная клиника и четверо детей. И они безумно счастливы, что в своем время не испугались и не сдали позиции. А знаешь почему все так вышло?
-Почему? – в ее голосе дрожат слезы или это только кажется?
-Потому что они не предали друг друга и стояли на своем до последнего. Им пришлось поменять все: родину, дом, друзей, но они знали, что эти жертвы стоят того. И в конце концов оказались правы.
- Не знаю, мам… - Лена задумчиво выдохнула – все это так неожиданно…
-Все лучшие в мире вещи случаются неожиданно. – мягко засмеялась Вера – и этим прекрасна жизнь. Иначе, представляешь, как было бы нам скучно?
-не знаю… - в голосе девушки слышались нотки сомнения – а так что-то слишком «весело», на мой взгляд.
-Спокойной ночи, Лена. – женщина поднялась, –совсем уже поздно…. Спать пора. А завтра мы еще поговорим…. Если захочешь.
Кулемина зажмурила глаза, как только дверь в ее комнату закрылась и провалилась в глубокий, крепкий сон. Ей снилась мама, незнакомая Елена из маминого прошлого и улыбающийся Степнов.


на сегодня все. ЗАБЕГАЕМ, НЕ СТЕСНЯЕМСЯ



Спасибо: 75 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 49
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 8
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.02.09 14:35. Заголовок: МАЛЕНЬКАЯ ТАКАЯ ПРОД..


МАЛЕНЬКАЯ ТАКАЯ ПРОДОЧКА:

День прошел в радостном предвкушении: от мысли о рождественском семейном ужине становилось необыкновенно тепло, а при воспоминании о приглашенном госте и вовсе кидало в жар. Помогала на кухне маме, раскраснелась у плиты, и к удивлению родителей была непривычно возбуждена: много смеялась, громко говорила – так, что голос иногда срывался на фальцет. Часто поглядывала на часы. Взрослые понимающе переглядывались и улыбались о чем-то своем.
Ужин почти был на столе, когда зазвонил мобильный деда. Этот звук почему-то больно резанул Ленин слух, показавшись крайне неприятным.
Петр Никанорович снял трубку:
-Да Виктор, а мы тебе вспоминаем.. что-то ты задерживаешься… Что? Ты не шутишь?.. Как же так.. Помощь не нужна?.... Ладно, выздоравливай.
Лена весь разговор напряженно вглядывалась в лицо деда. Последние слова заставили краски сойти с ее щек, девушка заметно побелела. Едва Кулемин-старший отложил телефон, она нарочито-небрежным тоном спросила:
-Виктор Михалыч звонил? Что-то случилось?
-Тут такое дело, понимаешь – дед был очевидно озадачен , – Витя заболел. Голос у него такой… Говорит, слегка простыл, но, на мой взгляд, слегка простывшие так не говорят. Его лихорадит всего…
Лена молча достала из холодильника коробку с лекарствами. Под удивленные взгляды родственников стала выбирать противопростудные средства.
-Лен, ты чего? – Никита тронул за руку сосредоточенную дочь.
Девушка смела лекарства в первый подвернувшийся пакет и подняла голову.
-Я пойду к нему.. Когда я….- в памяти всплыли первые дни после боев, Степнов на ее кухне в фартуке, – когда я болела, он мне помогал. Всегда. И когда дед болел, каждый день ходил к нему в больницу. Я пойду…,- забрав со стола пакет, девушка ушла одеваться.
Уже на пороге квартиры, когда лена поглубже натягивала капюшон, мама протянула ей сумку.
-Вот, держи. Я сложила туда мед, малиновое варенье. Ромашковый чай. А хочешь, я пойду с тобой? Я все-таки врач….- она все еще сжимала в руке кожаный ремешок, не давая дочери выскользнуть за дверь.
-Не надо, мам – Лена устало улыбнулась. – Я быстро. Просто отнесу ему лекарства , у него наверняка ничего нет – не помню, чтобы он болел. И вернусь. А вы ужинайте без меня.
Вера отпустила сумку и ее дочь мгновенно исчезла за дверью.
-Как Лена выросла и повзрослела – вздохнул Никита, который наблюдал эту сцену, прислонившись плечом к стене, - а мы с тобой все пропустили…
Женщина только задумчиво кивнула в ответ.


Спасибо: 73 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 51
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 8
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.02.09 16:35. Заголовок: Звонок в дверь вырва..


Звонок в дверь вырвал его из болезненного полусонного состояния. С трудом поднялся, ворча «ну кого там еще принесло», побрел открывать. Увидев на пороге Кулемину, опешил, тряхнул головой – не температурный ли бред? Но на пороге стояла она – чуть бледная, встревоженная, со странным блеском в глазах.
-Лена? Ты как здесь? – он сжал рукой горло, пытаясь унять нестерпимую боль – я же сказал Петру Никанорычу, что все нормально..
-Угу. – кивнула девушка – Я вижу. – многозначительный взгляд на его ладонь, трущую кожу под подбородком. – будете здесь меня держать или я могу войти?
Не дожидаясь ответа, шагнула через порог, Степнов только развел руками и закрыл за ней дверь
-И все-таки это было ни к чему. – он прошел за девушкой, смело отправившейся на кухню – со мной все в порядке и вообще, что родители твои скажут..
-Где у Вас ложки чистые? – Лена даже не стала утруждать себя ответом на его болезненный лепет, просто выложила содержимое сумки и пакета на стол.
Степнов сдался и достал чайную ложку из шкафа.
-Садитесь – девушка кивнула на стул. – откройте рот и скажите «А».
-Это еще зачем? – мужчина испуганно отшатнулся – не надо…
-Надо, – девушка приблизилась к нему вплотную, так, что его и без того помутившееся от жара сознание почти рухнуло в пропасть беспамятства. Удержался огромным усилием воли, потратив на это последние силы.
Открыл рот, обреченно промычал нечто, отдаленно напоминающее первый звук в алфавите.
Лена с помощью столового прибора заглянула в горло бывшему физруку, разглядела алые миндалины, обнесенную белым налетом гортань.
-Господи … - с испугом посмотрела в глаза мужчине, позволяя ему наконец закрыть рот, – да у вас ангина – самая настоящая… Снега что ли наелись? Или мороженного ведро, не меньше?
-Лучше не спрашивай, – рассказывать про ледяную минералку он не стал, – чего делать то?
-В постель живо и температуру мерить. Градусник есть? – Лена сделала шаг назад и тень ее следом за хозяйкой скользнула с мужского лица.
-Нет – Степнов виновато развел руками. – как-то не нужен был.
-Хм, как знала.- девушка, пошарив рукой по дну сумки, извлекла продолговатый футляр, достала из него градусник. – Идите, ложитесь, я сейчас принесу все что нужно. И это возьмите – протянула ему термометр.
Виктор покорно ушел с кухни, рухнул на свой диван, натянув на себя клетчатый шерстяной плед, который, впрочем, тепла не приносил. Сунул градусник под мышку, прикрыл глаза и мгновенно провалился в болезненную пропасть. Открыть глаза его заставили девичьи руки, осторожно тянущие градусник из-под пледа.
-Лена? - он хотел было сесть, но попытка подняться с треском провалилась.
-Да лежите уже, - девушка поднесла термометр к глазам, пытаясь разглядеть, насколько высоко по шкале забрался столбик серебристой ртути. Присвистнула:
-Ого-го… - посмотрела на кутающегося в плед Степнова, - тридцать девять и четыре…. Прямо скажем, не шутки… Я говорю, не вставайте, – резко пресекла его очередную попытку сесть. – я сейчас… - растворилась в дверном проеме.
Через несколько минут девушка вернулась с подносом: чайник, чашка, баночка с медом да горсть таблеток. Виктор все-таки поднялся и сейчас, побледневший, сидел, неестественно откинувшись на спинку дивана.
- Я же вам сказала не вставать – она поставила поднос на журнальный столик у дивана, - какой вы все же… - замолчала, подбирая подходящие слова, потом продолжила, – упрямый! Вам лежать нужно, Виктор Михалыч…
- Лен, да все в порядке со мной…- он все принял из ее рук чашку с теплым чаем , вдохнул его травяной, ромашковый аромат, - ну затемпературил чуть-чуть… ничего же страшного не случилось..
-Обязательно случится, - твердо заявила девушка и принялась ломать таблетки на мелкие кусочки, чтобы было легче глотать, - если вы нормально лечиться не будете… Это ангина – не хухры-мухры вам…

Лена присела рядом с мужчиной и , взяв его руку в свою, всыпала разноцветные обломки на ладонь. Он, повернув голову, смотрел на девушку и не торопился отнимать руки. Она, почти не дыша, смотрела в синие, лихорадочно блестевшие глаза и продолжала сжимать его пальцы своими. Глаза в глаза. Дыхание в такт. Секунды текли медленно, густыми, прозрачными каплями, и мужчина все не мог найти в себе силы, чтобы разорвать эту тончайшую связь, соединявшую его сейчас с бывшей ученицей. Лена чувствовала жар его кожи и с жадностью впитывала эту тяжелую энергию, словно пытаясь забрать часть боли, которую испытывал тот, кого она так привыкла видеть сильным, подтянутым, уверенным в себе. Поток этот был словно неиссякаемым, он вливался в нее с бешенной скоростью, заставляя чувствовать болезненный огонь в груди. Она чувствовала, что вот-вот захлебнется его болью и уже не могла определить ее происхождение. Тряхнула светлой челкой, подняла его ладонь выше, отвела, наконец, взгляд.
-Пейте. Пейте и ложитесь.
Он устало вздохнул и, морщась от жжения в горле, принялся глотать таблетки, запивая их теплым ромашковым чаем.
Потом протянул ей опустевшую чашку и осторожно прилег, стараясь не задеть сидевшую на краешке дивана Лену. Девушка, тут же поднялась, поставила чашку на поднос, наполнила ее снова.
-Теперь спите. Мне пора, родители будут беспокоиться. Завтра приду. – девушка, отвела взгляд. – дверь захлопну, не вставайте
Уже на пороге комнаты Лену догнал его полусонный голос.
-Спасибо, Кулемина, что пришла. Ты настоящий…. друг
-Не за что, - бросила она, даже не обернувшись, и спаслась бегством из квартиры Степнова.

Она брела по улице, чувствуя, как клокочет внутри ЕГО боль, как разливается жар по телу, пульсируя в висках, сковывая движения, лишая сил. Каждый новый шаг давался все тяжелей, и до дома девушка добралась совсем измученная, с пылающим нездоровым румянцем лицом, неестественно блестевшими глазами.
У порога ее встретила мать, тут же заметила перемену в дочери, инстинктивно коснулась рукой лба.
-Лена, да ты вся горишь… быстро раздевайся и в постель. – встревоженная женщина метнулась в кухню
Только сейчас девушка почувствовала, что тело ее будто пылает, а горло скованно так, что больно глотать. Воспаленная память подкинула сцену из вчерашнего : она, Степнов, стекающая по руке кровь, обжегшая горло ледяная вода…
Добравшись до своей комнаты, она скинула одежду и упала на диван. Спустя мгновения болезнь поглотила ее сознание и Лена погрузилась в темноту температурного жара.

Скрытый текст


комменты тут



Спасибо: 75 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 55
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 8
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.09 16:54. Заголовок: А У НАС ТУТ ГАЛОПОМ ..


А У НАС ТУТ ГАЛОПОМ ПО ЕВРОПАМ, ТАК ЧТО ВОТ:

Кап. Кап. Кап. Тихий, настойчивый звук упорно отвлекал от уроков, путал мысли. Кап. Луч солнца, врывающийся в окно, терялся в светлых волосах, скользил по лицу, щекоча теплыми пальчиками губы. Кап. Лена отложила ручку, подошла к окну. Кап. Это стучали по карнизу слезы ледяных сосулек, стремительно таявших под мартовским солнцем. Кап. Кап. Кап. Пульс весны, разбушевавшейся на улицах города, льющейся по тротуарам потоками талого снега, разбивавшейся солнечным светом в окнах домов и магазинных витринах. От творящегося на улице весеннего бесчинства радостно билось сердце, заставляя кровь в висках стучать втакт капели.

Лена смотрела в окно и удивлялась : как быстро летит время. Казалось, только вчера отшумели новогодние праздники, отступила неожиданно ворвавшаяся болезнь. При мысли об этом девушка досадливо поморщилась: это надо же, как глупо – нахлебаться ледяной минералки, проваляться в постели две недели, из них первые три дня в беспамятстве, только изредка открывая глаза. Так и не поговорить с мамой, не проводить их с папой в аэропорт: они улетали, когда Лена была еще слаба и категорически запретили ей ехать. Хорошо еще Степнов, быстрее справившийся с недугом, оторвался от своей чертовой работы и нашел время зайти пару раз. Ей было неловко – бледная, как мел, Лена встречала его в пижаме, кутаясь в плед, а он рассказывал забавные истории со съемок и силком кормил ее принесенными апельсинами, приговаривая: «ешь, Кулемина, это витамины».
Она жевала цитрусовые и слушала его истории, незаметно, из-под опущенных ресниц разглядывая изменившегося Степнова. Он сменил свои вечные треники на деловой костюм и галстук, кажется, слегка похудел (наверное, давала о себе знать перенесенная ангина) и, чего греха таить, нравился ей таким еще больше. Девушка старалась прятать изучающий взгляд, но глаза их порой все равно встречалась. Мужчина смешно терял нить разговора, нервно сглатывал, неуместно шутил. Лена блаженно улыбалась, протягивала ему спасительную цепочку беседы, и он тут же подхватывал ее, рассказывая все новые курьезы.
Потом ее выписали, Кулемина снова отправилась в школу, и бурный поток будней захватил ее целиком: учеба, репетиции, концерты. Степнов заходил редко, выглядел уставшим и все больше шептался о чем-то с дедом. С Леной держался ровно, стараясь не задевать животрепещущих тем, о школе не спрашивал совсем, и ей все чаще казалось, что их история вот-вот канет в Лету. Лишь иногда девушка ловила на себе его тоскливо-потерянный взгляд, и сердце сладко сжималось: не забыл!
А теперь вот пришла весна и потоками талой воды выворачивает наизнанку ее душу. И с этим нужно что-то делать, только вот как понять, что именно?
__________________________
На съемочной площадке сегодня творилось что-то невообразимое: актеры безбожно врали текст, режиссер, устав орать, истерически хихикал, операторы литрами глотали отвратительный кофе. «Весна, что ли на них так действует?» - вяло подумал Степнов. Он стоял у декораций, тянул минералку прямо из бутылки и устало обмахивался листами сценария.
Мимо проскочила молоденькая гримерша. Мужчина проводил ее равнодушным взглядом, коротко кивнув в знак приветствия, поймал на себе заинтересованный взгляд Марины – актрисы, исполнявшей главную роль. Совсем еще юная, но такая уверенная в себе блондинка резко отличалась от его представлений о том, какой должна быть эта героиня. Но с продюсерами не спорят, люминь – значит люминь, тем более Марина была неплохой девушкой: веселой, жизнерадостной и очень дружелюбной. Они неплохо общались , с ней было о чем поговорить. Девушка, оглядываясь на сурового режиссера, потихоньку подкралась к Степнову.
-Слушай, Вить, а можно вопрос?- открытый взгляд голубых глаз – прямо в душу.
-Валяй… - он устало улыбнулся в ответ.
-Вить, ты - гей?- все тот же чистый, почти наивный взгляд.
Степнов поперхнулся минералкой от неожиданности. Ни фига себе вопросики у девятнадцатилетней соплюшки…
-Марин, ты что? С дубу рухнула? С чего такие предположения? – он ошарашено уставился на девушку.
-Тихо-тихо, - Марина прижала палец к своим губам,- Не кипятись так. В съемочной группе поговаривают… Сам посуди, основания есть: столько симпатичных дам вокруг, а ты ни-ни…
-А при чем здесь … это? – Виктор возмущенно развел руками, - у вас, киношников, совсем..- он, не находя слов, покрутил пальцем у виска.
Марина хихикнула:
- Я так и думала, что ты не знаешь, что болтают… Но нет дыма без огня, Вить. У тебя что-то случилось?
Он горько усмехнулся:
-Случилось. Или не случилось. Я уже и сам не пойму…
-Расскажи! – ну что за голубые глаза? Выдергивают из тебя самое твое существо.
Виктор вздохнул. Может, и правда рассказать? Вдруг станет легче?
-Это внучка Кулемина, - отвел глаза в сторону, - невеселая история, в которой никто не ставит ни точек, ни запятых…
-Петра Никанорыча? – Марина непонимающе уставилась на мужчину – Так она же… Она же школьница еще?
Он перевел на нее взгляд, полный тоски и усталости.
-Считаешь меня извращенцем, да? – глотнул воды – Лучше уж гей?
-Дурак ты, Степнов. – отмахнулась Марина, - просто неожиданно. Рассказывай давай, что у вас там…
-Ты уверенна, что хочешь это слушать?
-Уверенна-уверенна, - Марина оглянулась на режиссера – хотя, погоди. Ты вечером не занят?
-Вроде нет… – пожал плечами в ответ, – а что?
-Сейчас? – Марина вытащила из кармана мобильный, - погоди-ка, - набрала номер, - Алле… дорогой, привет. Ага, и я тебя. Дим, вечером придется все отменить… Да мне нужно помочь тут… - короткий взгляд на Степнова.. – одному другу. Угу. Ну все, пока, целую.
Девушка задвинула слайдер и подмигнула Степнову.
-Ну вот и все. Вечером поболтаем… И никаких «нет» не принимается – поспешила добавить, увидев, что мужчина собирается ей возразить – пойдем, здесь неподалеку кафешка есть…. Там и расскажешь.
Она махнула рукой и упорхнула, а Виктор остался стоять, задумчиво глядя ей вслед.

ЖДУ ТУТ ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ!



Спасибо: 68 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 58
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 8
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.09 18:39. Заголовок: -Я и сам себе не мог..


-Я и сам себе не могу объяснить, как так вышло, - он вертел в руках кофейную ложечку, смотрел на вечерние огни через большое окно, у которого стоял их столик, - помню ее в седьмом классе – смешная такая, серьезная всегда. Я сразу понял – спортсменка отменная, да еще и умница к тому же. Когда мы стали друзьями – не заметил. Да и как … - нервно сглотнул – как все дальше получилось, тоже до сих пор не понял. Просто в один день проснулся и понял: задыхаюсь без нее. Мы проводили вместе все больше времени, а мне становилось все страшнее – думал, крыша поехала: влюбиться в свою ученицу, школьницу… это же статья… Потом Петр Никанорыч в больницу попал с инфарктом, я стал бывать у них еще чаще. Потом она ввязалась в историю одну - деньги нужны были. Я успел вовремя, могли и покалечить. Почти жил там пару дней. Чуть с ума не сошел… Так сложилось, что решил сказать ей.... дурак… повторять неловко. И Лена начала бегать от меня, потом появился Гуцул, ее одноклассник..
Степнов все говорил, говорил, его слова лились тяжелым, тягостным потоком, а Марина слушала молча, задумчиво подперев подбородок ладошкой. Он рассказывал о своей боли, о том, как не спал по ночам, как потерял контроль над собой настолько, что не выдержал и ударил своего ученика, как уходил из школы, рвал с мясом из себя эту историю, да только ничего не вышло и она до сих пор грызет его изнутри, и сделать ничего нельзя. Позволить себе еще одну попытку он не мог, потому что страх окончательно потерять был значительно сильнее, чем робкая надежда обрести.
- И я не знаю, что мне делать… - Виктор усмехнулся, заглянул в чашку с кофе, будто ища в осевшей на дне гуще ответ на свой непростой вопрос.
-Мда, вот это история… в кино такого не встретишь, – Марина задумчиво потерла рукой лоб, - странная девушка. Вроде неравнодушна к тебе… если все так, как ты рассказываешь. И так отреагировать на признание в любви..
-Не совсем, - Степнов поморщился, - не совсем признание.
-Не поняла. – Марина удивленно приподняла бровь, - мне показалось, ты сказал..
-Я сказал ей «ты мне нравишься». Я не знал, как сказать иначе.. – он растерянно смотрел, как вытягивается лицо собеседницы. Неожиданно девушка расхохоталась.
- Ой, Степнов, ну насмешил, честное слово, - выговорила она между приступами смеха. – и чего ты хотел-то? Чтобы она кинулась тебе на шею с криками «я так рада, что нравлюсь вам, Виктор… как там тебя ..
-Михайлович, - обреченно подсказал Степнов.
Марина наконец вытерла выступившие слезы, покачала головой
-Вить, ты не обижайся ну тот еще балбес. Чтобы в такой ситуации девушка правильно отреагировала, нужно отрезать ей пути к отступлению. Ты должен был не просто сказать ей «люблю» - проорать, провопить это на весь мир… В вашем случае нужно так: или все, или ничего. Полумеры – худшая идея.
-Что теперь об этом говорить, - отмахнулся Виктор, - все уже сделано.
-Витя, - девушка тронула его руку, - Витя, где твой дух победителя? Ты же спортсмен….
-Я спортсмен, но она же не наградной кубок…
-Ладно, не вешай нос, - девушка сжала его руку в своей ладони, - все поправимо… Что-нибудь придумаем!
Она шла домой после репетиции одна, когда уже стемнело, и город зажег свои разноцветные лампочки. Шла вдоль сияющих витрин, заглядывая в большие, ярко освещенные окна кафе и баров, смотрела на парочки за столиками и улыбалась. На душе было легко: Лена приняла решение. Хватит уже бегать от него и себя. Нужно сделать шаг навстречу и, будь что будет. Конечно, немного страшно, ведь уверенность в его чувствах так и не поселилась в ее душе, но жить вот так, день за днем продлевая многоточия, было невыносимо. Завтра после школы она позвонит и спросит о чем-нибудь несущественном, потом уговорит зайти вечером и… вдох – выдох…гори оно все огнем.
Мелькали окна, силуэты, а она не шла – почти летела над тротуаром, сбросив с себя груз неуверенности. Легко и свободно дышалось и вдруг… дыхание остановилось. И Лена встала как вкопанная. Ноги вдруг стали ватными, а разум отчего-то отказывался верить в то, что отчетливо видели глаза. Он сидел у окна напротив хрупкой блондинистой барышни, которая что-то говорила ему, улыбаясь и сжимая его руку. Мир разбился на тысячу осколков, осыпался к ее ногам. Опоздала. Опять опоздала. Нужно было уйти, пока Степнов не повернул головы, не заметил ее маленькую фигурку, замершую посреди тротуара, но силы покинули ее - даже на слезы, которые вдруг мутной пеленой заволокли взгляд, их совсем не осталось. Она крепко зажмурилась, надеясь, что когда откроет глаза, ужасная картинка исчезнет, как мираж. Но вместе с уличным светом вернулись и эти двое, мирно беседующие за столиком у окна. Лена кинулась бежать – не разбирая дороги, сталкиваясь со случайными прохожими, - бежать прочь от того места, где мгновенье назад она не по-девичьи коротко оплакала свои мечты о другой жизни.


Спасибо: 78 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 60
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 9
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.02.09 11:00. Заголовок: И МЫ ПОЧТИ У ЗАВЕТНО..


И МЫ ПОЧТИ У ЗАВЕТНОЙ ЦЕЛИ:

Лена смотрела в окно через головы одноклассников. Теплые лучи апрельского солнца теперь не радовали и не согревали. Она всю жизнь считала себя этакой одинокой волчицей: ни близких подруг, ни близких друзей, родители вечно в разъездах. Потом появился Степнов, который казался ей ангелом-хранителем: всегда рядом, всегда готов прийти на помощь. Только до недавнего времени Кулемина не очень себе представляла, как много места занимал в ее жизни бывший учитель физкультуры. Теперь там, где раньше был ОН, образовалась странная пустота – космический вакуум, всасывающий ее душу в ледяное пространство, как открытый настежь люк орбитальной станции. Целую неделю Виктор Михайлович не появлялся, не звонил, оно и понятно: та блондинка из кафе, должно быть, отнимает все свободные дни… и ночи. От этой мысли Лену посетил приступ тошноты, и одновременно омерзительно сжалось под ложечкой. Вот и все. Она понимала, что во многом виновата сама: оттолкнула его, самого близкого человека, в момент, когда так была ему нужна. И теперь Степнов нашел замену бывшей ученице, заполняет ею брешь, пробитую в его сердце Кулеминой.
«Так тебе и надо» - думала она, вспоминая, наверное, в миллионный раз этих двоих, мило болтающих за столиком в кафе. Лена злилась на себя, на деда, на девчонок, на всех вокруг, позавчера зачем-то наорала на историка, нервничала на репетиции, на вопросы Ранеток, что случилось, и всю неделю была то совершенно невыносимой, то вдруг целиком погружалась в свои мысли, никак не реагируя на окружающий мир. Вечерами ждала звонка, засыпая в обнимку с мобильным, но телефон так ни разу и не заиграл долгожданной мелодией. Девушка изо-всех сил старалась держать себя в руках – получалось отвратительно. Старалась улыбаться – выходила чудовищная гримаса. Комок, застрявший в горле неделю назад, не растворялся, не глотался и беспрестанно сдавливал дыхание. Хотелось то ли орать от боли, то ли выть от тоски на луну, на худой конец – истерически разрыдаться. Только слез не было, и голоса тоже. Были тяжелые горькие мысли и (теперь она понимала) полное одиночество.
Виктор ехал в автобусе съемочной группы и страшно волновался: то и дело поправлял безупречно сидящий костюм, теребил галстук, вдруг превратившийся в удавку. В последнюю неделю он мало спал и редко ел, сразу после съемок они с Мариной отправлялись в студию к ее другу Диме и там до глубокой ночи пытались воплотить этот сумасшедший – так ему казалось – замысел. Когда девушка рассказала ему о своей идее, он послал ее к черту и лег спать. Только сна в эту ночь не вышло, до рассвета мужчина ворочался в постели, не находя себе места и все думая о том, что ему сказала Марина. А что, если она права? Что если все получится и это бесконечное мучение, наконец, закончится?
Утром Степнов подошел к девушке, извинился и попросил помочь. Незлопамятная Марина посмеялась над его импульсивностью и вечером этого же дня отвезла в студию к своему приятелю, где его мучили нотами всю последующую неделю.
И вот он ехал к бывшему месту работы, чтобы сделать свой самый решительный в жизни шаг, а с ним солидная группа поддержки: инициативная Маринка таки вытащила знакомого звукорежиссера, музыкантов и еще какой-то народ, как она пояснила, «для массовки».
Виктор знал (из компетентных источников), что у Лены сейчас урок истории, поэтому инструменты и аппаратуру тихонько, стараясь не привлекать внимания, разгрузили под окнами класса. Он потерянно крутил в руках микрофон, пытался унять стучавшее как у марафонца сердце. Последние приготовления. Марина подошла вместе Димой, улыбнулась, убрала с его плеча несуществующую соринку:
-Ну что, Ромео, готов?
Степнов кивнул, откашлялся – пересохло в горле, и шагнул в центр импровизированной сцены. Пора.


Спасибо: 71 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 61
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 9
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.02.09 13:21. Заголовок: ТА-ДАМ!!!!! http://j..


ТА-ДАМ!!!!!
Громкие звуки за окном вырвали класс из полусонного состояния. Сидевшие у окна одноклассники прильнули к стеклам, остальные повскакивали из-за парт. На своих местах остались только Игорь Ильич и Кулемина. Историк загадочно улыбался. Лена напряженно вслушивалась в происходящее на улице. Какой знакомый мотив.. Ей казалось, что она сходит с ума - налицо уже галлюцинации . Ущипнула себя за ухо. Но музыка не только не исчезла, к ней добавился до боли знакомый голос:

-Нет пустых эмоций,
Значит, нет простых побед…

Ее песня! Кулемина подскочила к окну, распихала столпившихся одноклассников. Вот он, стоит в окружении каких-то людей с микрофоном: и гитарист, и клавишник, и эта блондинистая девушка рядом – только обнимает ее за плечи другой парень.

-Лети за мной лети
И ты узнаешь, как люблю тебя...

Она все не верила в то, что видела за окном.
-Ну Степнов, совсем с ума сошел.. – выдохнул кто-то за спиной.

А Лена все стояла, прислонившись лбом к прохладному стеклу, и смотрела, как бывший физрук, немного неуклюже сжимая микрофон, поет ее песню - для нее.

Наконец, музыка стихла, он поднял голову, защищая рукой глаза от солнца. Посмотрел в окно ее класса. Прервал показавшуюся оглушительной тишину:

-Лена! Я знаю, ты меня слышишь! Я пришел сказать тебе одну вещь… Нет, не одну: много разных вещей. Лена! Прости меня. Прости, что подвел тебя. Прости, что оставил одну. Прости, что так долго не говорил самого главного: Лена! – он перевел дыхание, - я люблю тебя! Я люблю тебя так, как никого никогда не любил! Ты не просто много для меня значишь – ты все, что у меня есть. Я просыпаюсь каждое утро с мыслями о тебе. Я не могу без тебя дышать. Мне нужно знать, Лена! Слышишь? Мне нужно знать только одно: есть ли у меня шанс? Пусть один на миллион – я готов ждать сколько угодно!..

Она сорвалась с места, летела по школьным коридорам, слыша наступившую тишину за окном, летела, сбивая на бегу встречавшихся учителей и учеников. Никогда еще школа не казалась ей такой огромной: прошла целая вечность, а девушка все никак не могла достичь заветной двери. Совсем у порога наткнулась на Борзову, споткнулась, едва не упала.

-Ты с ума сошла, Кулемина.. – женщина крикнула это в уже закрывшуюся за девушкой дверь.
Лена на мгновение задержалась на крыльце. Вот он, Степнов, стоит, все еще смотрит в окно, сжимает в опущенной руке микрофон и не знает, что их сейчас разделяет лишь классическая стометровка – не больше. Она сбежала по ступенькам, легко миновала школьный двор.

Мужчина услышал ее шаги, обернулся,замер. Сердце, минуту назад по- заячьи выпрыгивавшее из груди, сейчас будто не билось совсем; дыхание остановилось: зачем ему кислород, когда она здесь..

Кулемина медленно подошла вплотную к мужчине, молча зарылась лицом в плечо, обвила руками шею.
-Ты сумасшедший, – едва слышно шепнула на ухо,- ты сумасшедший, но я так тебя люблю..
Резким звуком на весь двор отозвался выпавший из ослабевших пальцев микрофон. Мужчина прижал ее к себе, зарылся лицом в светлые волосы, не веря, что все это действительно происходит.
Вокруг суетились люди, собирая аппаратуру, инструменты, а эти двое так и стояли, не двигаясь. Он – боясь открыть глаза и обнаружить, что проснулся, она, замерев на его плече, вдыхала знакомы запах и умирала от счастья.
И никто не смел их побеспокоить.

Скрытый текст


Спасибо: 78 
Профиль
Юрвига





Сообщение: 62
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ
Репутация: 11
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.02.09 16:43. Заголовок: Зачем нам СЛОВО? Это..


Зачем нам СЛОВО? Это вечное проклятие и вечное благословление человечества, благодаря которому мы так отличаемся от остальных живых существ на земле. Оно нужно нам, чтобы передать другим то, что наполняет нас ежесекундно - наши мысли. Но никто из нас не стал бы говорить, если бы можно было заглянуть в глаза собеседнику и понять, о чем он думает.
Им были ни к чему слова – они все знали друг о друге. Наверное, поэтому ни Степнов, ни Лена не сказали ни слова с тех пор, как ушли со школьного двора. Они шли знакомым маршрутом по городским улицам, залитым весенним солнцем, держались за руки, иногда переглядывались, улыбаясь друг другу. Остановились у знакомой зеленой скамейки, невольно ставшей молчаливой читательницей стольких страниц их истории.
Лена похлопала себя по карманам, засмеялась:
-Ключи. Ключи в сумке. А сумка в классе осталась.
Кулемина так и не зашла в школу. Выскочила на улицу смущенная Наташка, накинула куртку подруге на плечи, бесшумно исчезла. А они поспешили уйти, скрываясь от любопытных взглядов, и теперь стояли у ее подъезда, смотрели друг на друга и не знали, что же делать дальше.
-Может, Петр Никанорыч дома? – Степнов поднял глаза на знакомое окно, - откроет.
-Нет, дед уехал – с утра предупредил, что вернется поздно. – покачала головой Лена и добавила, - пойдем лучше… к тебе.
Отвела смущенный взгляд в сторону. Мужчина порывисто шагнул к ней, оказался так близко, что девушка задохнулась от нахлынувших чувств. Они секунду смотрели друг другу в глаза, а потом Лена, наконец, решившись, зажмурилась и прижалась к его губам. Мир взорвался как миллион ядерных бомб и рухнул к ногам рассыпавшимся карточным домиком. Ее губы – теплые, неопытные, его – бесконечно нежные, знакомились друг с другом так аккуратно и осторожно, что перехватывало дыхание, становились ватными ноги. Степнов взял ее лицо в свои ладони, слегка отстранился, заглянул в глубокие зеленые глаза, выдохнул слегка дрожащим голосом:
-Ох, Ленка… что же ты со мной делаешь….
Она улыбнулась, снова притянула его к себе. «Ничего… Просто люблю тебя».
Мучительно сладко держать ее в своих объятиях и не верить самому себе. Может, это весна свела его с ума и жалостливо подкинула спасительные видения?
Скамейка стыдливо зеленела, вынужденная в который раз быть свидетельницей проявления их чувств.
-Пойдем . – Степнов снова отстранился и решительно взял ее за руку. – не нужно тут… тебя потом замучают расспросами…
«Как хорошо, что его дом так недалеко». «Как держать себя в руках и не наделать новых глупостей?». Каждому – свои мысли.
И вот дверь, перед которой она уже стояла однажды, тем рождественским вечером, умирая от страха за него. Целовать его прямо в прихожей, даже не сняв куртки и кроссовок, прижавшись спиной к прохладной стене - разве она могла предполагать, что ничего лучше этого быть уже не может.
-Хочешь чаю? – Степнов держал ее за плечи, не позволяя приблизиться и давая себе маленькую возможность чуть остыть, - тебе бы поесть. Время- то обеденное.
- Я не хочу, - решительно покачала головой девушка, и, скинув верхнюю одежду, скользнула вперед него в комнату.
Диван разложен – не успел собрать утром, на кресле как попало набросаны вещи – торопился, собираясь.
-И все же я поставлю чай, - вошедший в комнату Степнов встретился глазами с девушкой и попытался ретироваться. Но Лена проворно ухватила его за галстук.
-Стоять. – притянула к себе, снова прижалась к губам. «Мы, Кулемины, может и запрягаем медленно, но едем по-русски – на предельной скорости».
-Лена, - шептал Виктор между поцелуями, ловя ее пальцы, к тому времени ловко стянувшие тугой галстук и уже принявшиеся за пуговицы на рубашке, - Лена… Я деду твоему обещал… ну что за девчонка… слышишь меня?... я обещал, что и пальцем тебя не трону…
-А ты не трогай, - она отвела его руки в стороны и снова принялась за рубашку, целуя его скулы, шею, - я сама…
Степнов каким-то звериным чутьем понял: отстранись сейчас, и оскорбишь в ней рвущуюся на свет божий женщину, и в очередной раз глупо продемонстрировав, что считаешь ее ребенком.
Сознание плыло, руки крепче сжимали ее тело, губы все с большей страстью отзывались на поцелуи. И он сдался. Сдернул с себя пиджак, наполовину расстегнутую рубашку, помог задыхающейся, раскрасневшейся девушке стянуть синий джемпер.

В залитой солнечным светом комнате они упали на так кстати разложенный диван. Ее горячая кожа, его тяжелое дыхание – все смешалось в едином порыве, и ускользающего сознания едва хватало на то, чтобы сдерживать собственное обезумевшее от так долго сдерживаемой страсти тело. Как исчезли остатки одежды ни Степнов, ни Лена не помнили. Ничего не осталось вокруг, только одно, всепоглощающее желание принадлежать друг другу окончательно, бесповоротно.
-Девочка моя, милая, – его голос стал совсем хриплым от связавшего горло желания, - ты не боишься?
-Я ничего не боюсь, когда ты рядом, - она целовала его губы, тянула к себе еще ближе, так близко, насколько это было возможно, - ну что же ты медлишь?

Легко, одним движением сделать ее своей, сжать в объятиях на мгновенье напрягшееся тело любимой, шептать успокаивающим тоном нежности, сходить с ума от бесконечного наслаждения: еще вчера это было лишь сюжетом для непрошенного сна, а сегодня такой волшебной реальностью.

Принадлежать ему каждой клеточкой тела, слушать его сбивающееся дыхание, таять от бесконечной нежности, отвечать на теплые поцелуи – вчера она и представить себе не могла, что это возможно, а теперь … теперь можно ловить его губы, прижиматься к гладкой коже и умирать от счастья.
Потом они лежали, прижавшись друг к другу и молчали. Ведь слова не нужны, если можно просто заглянуть в глаза и легко понять, о чем думает собеседник.
___________________________________________________________________________________________
Он сидел на ветке тополя, качал ногой и, щурясь в наступивших апрельских сумерках, смотрел в темное окно. Это им, смертным, нехорошо подглядывать, а он не подглядывает, - любуется результатом работы, как талантливый ювелир родившимся в его руках произведением искусства. Он гордился собой: на этот раз получилось неплохо, а если не скромничать – просто замечательно получилось. Почему выбрали именно их, ему было неизвестно, но глядя сейчас в окно, он понимал: все-таки ТАМ не ошибаются.
Достал из холщовой сумки Книгу, открыл на незаполненной еще странице и вписал их имена. Небесная канцелярия уже не первую тысячу лет требует строгой отчетности. Порядок есть порядок. Он снова посмотрел в окно, улыбнулся. Сколько времени он провел рядом с ними? Не один год, и так теперь странно расставаться. Хотя, почему расставаться? С сего дня в его непосредственные обязанности входит навещать их каждый год в этот час, проверять все ли в порядке. Жаль что все-таки пора, но смотреть так долго – это, пожалуй, именно подглядывать. Он убрал Книгу обратно в сумку, проверил, плотно ли закрыт Колчан ( не хватало еще на радостях потерять стрелу) и расправил крылья. Пора. Его уже ждут.

А ВОТ ТЕПЕРЬ: THE END
ВСЕМ СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ

Скрытый текст

ПОКРУТИТЬ ПАЛЬЦЕМ У ВИСКА МОЖНО ТУТ




Спасибо: 76 
Профиль
Ответов - 78 , стр: 1 2 3 4 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 222
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия