Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 880
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 51

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.09.09 12:22. Заголовок: Автор: azna

Спасибо: 55 
Профиль
Ответов - 32 , стр: 1 2 All [только новые]


azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 881
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 51

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.09.09 12:35. Заголовок: Глава 1. Уговоры или..


Автор: azna
Муза: SUN_J
Название: РЕГАТА
Пейринг: КВМ
Рейтинг: R
Жанр: Romance, Action, Humor, OOC, AU и, пожалуй, немного Angst
Статус: окончен
Примечание автора: Выхожу в самостоятельное плавание. Надеюсь, будет интересно. Море, солнце, яхты... и КВМ.
Как это будет выглядеть сейчас, тем более в свете событий четвертого сезона, судить вам
Некоторые идейки, признаюсь, стырены из нечеловечески любимой в детстве книжки «Приключения капитана Врунгеля»

Вот и обложки есть. Целых две!
Скрытый текст

Для облегчения чтения (и для всех, кто интересуется ) - небольшой словарик морских терминов
За идею и заботу большое спасибо Юле Синее море Если будут вопросы - пишите, термины будут добавляться по необходимости.
Скрытый текст


У моей истории появилась песня Спасибо огромное Даше (Долли)
Скрытый текст

Комментарии Безумно благодарна всем, кто заинтересуется и захочет высказаться




Глава 1. Уговоры или Как все начиналось

- Виктор, я в яхтах ничегошеньки не понимаю! Вообще ни-че-го! Я яхты только на картинках видел, - Савченко схватился за голову. – Не смогу, и даже не уговаривай!
- Николай… Постой…
- А я тебе говорю – это все глупая затея! Ты посмотри на мой выдающийся профиль! – Николай Палыч повернулся боком и похлопал себя по круглому животику. – А?! Куда? Куда мне в яхтсмены? Ну?!
- Это все мелочи! Тут главное – сноровка и командный дух. Ты же в молодости спортивный был, греблей занимался… - Шинский продолжал спокойно гнуть свою линию.
- Ооо… Когда это было… Ты бы еще пионерское детство вспомнил… - устало отмахнулся директор школы.
- Ну, вот что… друг мой ситный… - Виктор Львович исподлобья глянул на приятеля. – Давай так условимся… Что у нас сегодня? Третье июня. Значит, в субботу шестого жду тебя с супругой в нашем яхт-клубе «Семь морей» на Клязьменском водохранилище. Я Людмилу возьму. Выйдем в плавание с ночевкой.
Савченко протестующе замахал руками.
- И не возражай! – повысил голос Шинский. – Ты все сам увидишь и почувствуешь. Вот тогда и определимся окончательно. Договорились?
- Ну… - замялся Савченко, - хорошо, договорились.

Погода выдалась замечательная. Солнечная и ветреная, и как нельзя лучше способствовала прогулкам по воде. Паруса были туго натянуты, снасти звенели, компактная круизная яхта «Селена» легко скользила по волнам. Шинский ловко управлялся с судном. А Николай Палыч с удивлением отметил, что современные яхты оснащены бортовым компьютером, электрическими приборами, душевой, туалетом и прочими благами цивилизации.
Снаружи – ветер в лицо. Солнце. Брызги. А в кают-компании, обшитой светлым полированным деревом, тепло и комфортно. Из камбуза, оборудованного газовой плитой и водопроводом, доносились аппетитные запахи. Каюты, хоть и маленькие, но уютные, и продуманы до мелочей.
«А может, все-таки… тряхнуть стариной?» - то и дело проносилось в голове Николая Палыча… и сердце начинало учащенно биться, и тревожно посасывало под ложечкой…

В понедельник Шинский мягко, но настойчиво добивался окончательного ответа.
- Ну? Николай, ты обдумал мое предложение?
- Обдумать-то я обдумал… Я обдумал, да, - Савченко снял очки и сунул дужку в рот.
- И что надумал?
- Тут ведь вот какая петрушка…
- Тебе яхта понравилась? – перебил Шинский, скрестив руки на груди.
- Яхта – даааа! – Николай Палыч энергично закивал. – Яхта, Виктор, у тебя отменная!
- Мне ее бывшее руководство подарило, в память о заслугах перед отчеством. Только это – тссс, - Виктор Львович строго глянул из-под густых бровей.
- Ну-ну-ну, - Савченко замахал очками.
- И они же ввели меня в этот яхт-клуб и членство оплачивают. Я там – почетный член, между прочим. Именно мне выпала честь участвовать в международной регате любительских круизных яхт.
- Так это же замечательно! Замечательно! – залопотал директор.
- Мне надо дать окончательный ответ и представить экипаж! А ты… резину тянешь! Ты согласен или нет?
- А без меня никак? – Николай Палыч взглянул на бывшего разведчика с робкой надеждой. – Я же ничего не умею…
- Без тебя никак. Откажешься – я не буду участвовать. Пусть другого выбирают.
Николай Палыч понял, что отвертеться не удастся, крякнул и, скрепя сердце, согласился.

- Ну, вот и отлично, - облегченно выдохнул Шинский. – Поздравляю, коллега, ты в команде! До регаты еще месяц, я тебя всему научу.
- То есть, мы с тобой вдвоем будем?! – ужаснулся новоиспеченный матрос.
- Нет, по правилам регаты экипаж должен быть не менее трех, но не более пяти человек. – Шинский почесал затылок. – Я предполагаю троих, иначе тесновато будет… да и тяжеловато. Еще ведь плюсом шкипер, которого предоставляет принимающая сторона.
- А кто третий? Определился?
- Есть у меня один паренек на примете… в клубе… Тоже новичок, но хваткий и сообразительный… Думаю, он тебе понравится.

Спасибо: 77 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 884
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 51

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.09.09 14:54. Заголовок: Некоторые товарищи у..


Глава 2. Она одна… или Как так получилось?

Июнь бежал быстро и незаметно. Вот и выпускной отгремел.
А накануне дед уехал в Швейцарию – проходить курс реабилитации. Как так получилось? Ни раньше, ни позже…
- Дед, почему так? Почему именно сегодня? Что за спешка?
- Да я и сам переживаю, Лена… Глупо все получилось… Но твои родители так долго устраивали мое лечение в кардиологическом центре, и вот, наконец, выбили место … И билетов на другой день не оказалось. Леночка… прости меня, старого… я тебе праздник испортил… - в глазах старого фантаста блеснули слезы.
- Дед, ты что? Перестань! Ничего ты не испортил… Ты не виноват… Это просто… стечение обстоятельств… Все будет нормально, не парься. Звонить-то мне будешь, а? – состроила веселую рожицу и ткнула деда в бок.
- Обижааешь, Елена Никитична!

Хорошо, что с Гуцулом все выяснили до выпускного. Вон они какие счастливые были с Зеленовой. Пусть все у них будет хорошо… Полина на почве взаимной любви даже подобрела. Сказала, что за любовь надо бороться и надо поговорить со Степновым. Эх, знала бы она…
Гремела музыка, все танцевали.
- Виктор Михалыч… я… знаю, что вы женитесь. Но для меня это ничего не меняет. Я… вас люблю и… всегда буду любить. Я хочу, чтобы вы об этом знали.
А он только глянул молча. И отвернулся.
- Ничего не скажете? Сегодня… последний день. И мы больше никогда не увидим друг друга.
Снова посмотрел в глаза. Снова отвернулся.
Все кончилось – мысли, слова, ощущения. Осталось его молчание. И пустота. Ей ничего не оставалось, как уйти. Не было смысла оставаться дольше и делать вид, что весело.
Он догнал. Взял за руку горячей живой ладонью. И ее сердце забилось одновременно в горле, в голове, в пятках и в его ладони. Металось и грохотало, опрокидывая все вверх дном, взрывалось вместе с праздничными салютами, беззвучно вспыхивающими в ночном небе.
А потом на какой-то лавочке он гладил ее по голове и говорил, не смея поднять глаз.
- Ты сильная, умная, талантливая, Лен… У тебя прекрасное будущее. Училище, «Ранетки», Игорь… Все у тебя будет хорошо. А я… У меня все будет по-прежнему. И я… Я слово дал, Лен… Понимаешь?
- Конечно, понимаю, Виктор Михалыч! – она вдруг очнулась. – Все пучком! Вы дали слово. На свадьбу пригласите? Я вам копилку подарю. Поросенку розовую. На память. Все. Я – домой. Мне завтра с утра в светлое будущее. Провожать не надо.
Встала и ушла. И даже не плакала. Почти.
Дома лежала на кровати, глядя в темный потолок. На настойчивые звонки девчонок спокойным, «сонным» голосом отвечала, что натерла ноги дурацкими балетками и уже спит. И точно никуда не пойдет.
Три дня слонялась по квартире. Открывала и закрывала холодильник. Смотрела телевизор. Разговаривала с дедом и родителями по телефону. Рассказывала про Снегинку.
На четвертый день взялась за пылесос. Сходила в магазин за продуктами. Вечером слопала шоколадку. Решила зарядить мертвый мобильник. Полночи читала накопившиеся смс и электронные письма.
А двадцать пятого нагрянула Лерка. Вывалила на Лену ворох новостей. Про Англию, про Стасика, про «любимых» родственников, про кто-с-кем-гулял в ночь после выпускного… Смеялись.
- Уезжаешь, значит… - вздохнула Лена, отсмеявшись.
- Да, - Лера кивнула радостно и виновато.
- И когда?
- Первого июля. Вечером самолет. Проводить приедешь?
- Что за вопрос, подруга?! – улыбнулась и шутливо ткнула в плечо.
- Смотри!
- Хорошо, что вместе едете… Со Стасом веселее будет…
- Конечно! А у тебя как… со Степновым? Вы поговорили?
- … Поговорили, - кивнула Кулемина, криво улыбаясь.
- И что?
- И ничего. Он женится, Лер. Что тут скажешь?
- Но он же ее не любит!
- Откуда ты знаешь? – Лена запрокинула голову и закрыла глаза. – Хотя, какая разница… Он дал слово. И он женится.
- А ты?!
- А меня он послал… - усмехнулась Леркиным вытаращенным глазам, - в прекрасное будущее. Спасибо, ускорения не придал.
- Да ну тебя, Ленка! – фыркнула Новикова. – Слушай, ну… может, что-то все-таки можно сделать?
- Что?
- Образумить его как-то… поговорить…
- Опять поговорить? Нет уж! Хватит! – Кулемина решительно скрестила руки на груди. - Ничего нового он мне не скажет. И я ему тоже. Все сказано, Лер…
Повисло тягучее молчание.
- Так, ладно… Кончай хандрить! – Валерия решительно тряхнула кудрями. - Я к тебе по делу пришла.
- Да ну?! – «испугалась» Ленка.
- Ну да! Отец Стасика, в смысле отчим… ты его видела на выпускном…
- Ну-ну…
- Так вот, он нам сделал прощальный подарок. Купил ночной квест.
- Чего купил? – переспросила Лена, наклоняясь вперед.
- КВЕСТ… игра такая.
- А! Знаю. Задания выполнять разные, чтобы клад найти, да?
- Да, типа того. Я хочу, чтобы ты с нами поехала.
- Ха, прикольно. А Стасик?
- Там команда два-три человека должна быть. Стас сказал, надо бы пацана покрепче. Хотел Гуцула позвать. Но он же теперь отец семейства. – Лера прыснула и закатила глаза. – Носится с Полиночкой, как курица с яйцом.
- Гуцула не цепляй! Он – настоящий мужик! – напустила суровую мину, но тут же улыбнулась. – Так что там с квестом?
- А! Ну, мы тебя зовем. Поедешь с нами?
- Клаааасс! Конечно, поеду! Когда?
- В ночь с тридцатого на первое.
- Нормально! А вы как потом полетите-то?
- Ой, не переживай! Улетим!
- Ну, тогда заметано!

Спасибо: 84 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 892
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 52

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.09.09 15:28. Заголовок: Ребятыыы! Всем приве..


Глава 3. Все к лучшему или Третьим будешь?

Смышленый паренек из яхт-клуба, приглашенный Шинским в экипаж «Селены», сломал ногу аккурат двадцатого июня. Поздравлял младшего брата с окончанием школы. Отмечали на семейной яхте. Классика бессмертна: выпил шампанского, поскользнулся, упал, очнулся – гипс.
- Николай, Денис ногу сломал, – Виктор Львович ворвался в кабинет директора. - Через пять дней нужно подтвердить участие в регате. Экипаж не укомплектован. У тебя есть мысли по этому поводу?
Первой мыслью было брякнуть: «Давай, откажемся!» Но вдруг… в голове блеснула идея.
Повисла секундная пауза… Савченко смотрел куда-то в бок… потом решительно тряхнул головой.
- А если Виктора Степнова? Физрука нашего.
- Степнов? – Шинский задумчиво потер подбородок.
- Ну, да! Посмотри, молодой, сильный, смышленый. Отличный парень. Отличный! На него всегда можно положиться! – оживился Николай Павлович. – С ним и в огонь, и в воду...
- Хммм… - колебался капитан. – У него же свадьба в июле.
- Ну и что, что свадьба? Мы разве не успеем?
- Не знаю, может, и успеем. А подготовка как же? Там вон сколько всего нужно… Да и как невесту одну оставить накануне такого события?
- Свадьбу можно и перенести… ради такого дела… все-таки международное мероприятие. А парень-то хороший, хороший парень!
- Признайся, Николай, ты его не просто так мне расписываешь, а? В чем подвох? – Шинский взял карандаш и стал вертеть его в пальцах.
- Какой… какой подвох?! Ты о чем?! – опешил Савченко.
- Ты не хочешь, чтобы он женился. Так?
- Не в этом дело! – Николай Палыч вскочил из кресла и заметался по кабинету. – Пусть женится, ради бога! Дело-то хорошее. Хорошее дело! Только по взаимной любви и согласию! А не так вот – с бухты барахты… Вот что он себе в голову вбил, а? Что и кому доказать хочет? Что это за «геройство», прости господи?! Я по-другому даже назвать не могу! По-другому, понимаешь, назвать… Нет, ты пойми меня правильно! Я против Светочки ничего не имею! Славная девушка – умненькая, работящая. И хорошей женой станет кому-то. Вон Милославский по ней сохнет. Не зря, ведь, сохнет. Но со Степновым они не пара. Ну, не пара! И не любит он ее! Да и она… что-то там себе… навоображала, - он покрутил у носа Шинского растопыренной пятерней. – Вот, поженятся они… На сколько хватит его терпения и ее воображения? А? Ну? - под напором его вопросов Шинский растерянно пожимал плечами. - На месяц? Два? На полгода? А потом? А я тебе скажу, что потом! Раздражительность, взаимная неприязнь, - Николай Палыч загибал пальцы, - потом обиды пойдут, скандалы… А зная характер Светланы Михайловны, я тебе гарантирую, что школу чаша сия точно не минует! И весь коллектив окажется вовлеченным в эту войну, помяни мои слова, Витя! – взъерошенный директор покачал головой и поднял вверх указательный палец. – Помяни мои слова! Добром эта женитьба не кончится! Это – бомба замедленного действия. А у нас тут дети…
Николай Палыч без сил упал на стул.
- Так уж и бомба… - осторожно глянул Виктор Львович.
- Да бомба, Витя, бомба… - обреченно вздохнул несчастный директор школы.
- То есть… ты хочешь сорвать ему свадьбу?
- Ну, почему сразу «сорвать»? Зачем «сорвать»? – Савченко с надеждой поднял голову. – Просто дать человеку шанс одуматься… еще раз взвесить все «за» и «против»… Голову проветрить. Если он после этого останется при своем мнении, я больше слова не скажу! Да я… свидетелем на их свадьбу пойду! И Светочке нашей Михалне… тоже, знаешь ли, поостыть не мешает…
- И последний вопрос… для полноты картины, так сказать… - бывший разведчик пальцами выстукивал дробь по гладкой столешнице. – Это все как-то связано с той историей… ну… когда слухи ходили про Степнова и старшеклассницу… ммм... Лену Кулемину?
- А вот об этом, Витя… я даже думать не хочу! – тихо произнес Николай Палыч, кладя руку на плечо товарищу. – Лену сюда никоим образом втягивать не стоит. Ей и так не сладко живется. Родители в Швейцарии, она здесь. Дед – туда, она одна… Пусть живет своей жизнью, играет в группе, гуляет... я не знаю… развлекается… Сейчас главное – удержать Степнова от опрометчивого шага. А там пусть сами решают... А все эти шушуканья… - Савченко досадливо махнул рукой.

Вдруг раздался энергичный стук в дверь. Савченко вздрогнул, надел очки и приосанился.
- Войдите!
- Николай Палыч! – Степнов вошел в директорский кабинет с кипой классных журналов. – Здравствуйте, Виктор Львович, - кивнул коллеге.
- Приветствую, - откликнулся Шинский.
- А, Виктор! Заходи-заходи!
- Я на минуту, Николай Палыч… Вот… журналы шестых и седьмых классов… я все заполнил. Хотел передать Людмиле Федоровне, а у нее заперто. Думал, может, она у вас.
- Она сегодня раньше ушла, - ответил Савченко. - Журналы можешь у меня оставить. Я завтра их сам передам.
- Отлично! Вот… - физрук положил кипу на стол. – Спасибо, Николай Палыч!
- Виктор Михайлович! – подал голос Шинский. – Вы когда-нибудь ходили под парусом?
- Под парусом? – обернулся Степнов. – Нет, не доводилось. Был опыт по катерам и моторкам. А что такое?
Впервые за последние недели его глаза засветились искренним интересом.
- Есть предложение принять участие в международной парусной регате у побережья Майорки и Ибицы… Вы как? - Шинский вопросительно приподнял бровь.
- Это у берегов Испании, - встрял Николай Палыч.
- Испании… - эхом откликнулся ошарашенный физрук, с трудом переваривая новость.
- Участвуют небольшие круизные яхты с любительскими экипажами, - негромко продолжал Виктор Львович. – Я набираю команду... Третьим будешь, Виктор?
- Буду! – выпалил Степнов, но тут же осекся. – А когда?
- Примерно… с тринадцатого по двадцать шестое июля. Но уехать туда нужно раньше. Да! И еще тренировочный лагерь на Черном море. Пять дней.
- Ммммм… блин, - Виктор скривился, как от зубной боли, - у меня же свадьба семнадцатого.
- Виктор Михалыч… - подскочил Савченко.
- Обожди, Николай Палыч! – мягко отстранил его Шинский.
- Виктор… Ты пойми правильно… Для нашей страны это – уникальный шанс. Нас пригласили участвовать в международных соревнованиях. Ты знаешь, сколько это стоит? Огромные деньги! А нас пригласили на льготных условиях! Испанский оргкомитет решительно настроен привлечь российских любителей парусного спорта к соревнованиям. Это, Виктор, выведет Россию на новый уровень. Тебе ли не понимать, какой ЭТО шанс, и что ЭТО значит для отечества! Кроме того… там… - бывший разведчик закатил глаза и ткнул пальцем в потолок, - рассмотрели и рекомендовали твою кандидатуру… Я надеюсь, ты понимаешь, ЧТО это означает…
Степнов кивал, вытаращив синие глаза…
- Светлану Михайловну я могу взять на себя, - снова подал голос директор школы.
- Н-нет, Николай Палыч… Спасибо, конечно… - физрук запустил руку в шевелюру и смущенно отвел взгляд, - но я должен сам.
- Значит, по рукам? – улыбнулся капитан, протягивая ладонь.
- По рукам! – Степнов, расцветая во все тридцать два белых зуба, крепко пожал руку.

Когда дверь за физруком закрылась, у Савченко очки покрылись испариной.
- Ты что ему такое наговорил?!
- Ничего-ничего… Я просто подбросил ему аргументов для беседы с невестой.

Спасибо: 76 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 902
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 53

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.09.09 03:33. Заголовок: Всем привет! Продолж..


Глава 4. Смертельный номер или Светочка, постойте!

- Светочка! – полный решимости Степнов ворвался в библиотеку.
И замер с открытым ртом. Неловко перевалившись через стойку, Милославский что-то увлеченно нашептывал на ушко его смущенно хихикающей «невесте».
Первой радостной мыслью было тихонько свинтить и с полчасика позаниматься своими делами. Но библиотекарша и литератор уже встрепенулись и уставились на него с видом застигнутых врасплох.
- Виктор Михалыч?! – вскрикнули оба с одинаковой интонацией.
«Ну, вот же! Два сапога – пара! Чего она в меня-то вцепилась?» - подумал про себя физрук.
- Извините, я не помешал? - спросил, с трудом пряча улыбку.
- Что вы, Витенька! – заверещала обладательница рыжих баранок. – Мирослав Николаевич уже уходит.
- Светочка, постойте, я… - замялся Милославский.
- А я говорю, УХОДИТ, - повысила голос Светочка, делая «страшные» глаза и дергая головой.
Литератор понимающе заморгал и попятился к двери. Степнов проводил его сочувственным взглядом.
- Он такой вежливый, - добродушно и широко улыбнулся, готовясь начать нелегкий разговор.
- Д-да так… ничего особенного… Он… эээээ… просто зашел… ээээ… книжки сдать, - виновато заблеяла Светлана Михайловна, стараясь незаметно спрятать в ящик стола пару разноцветных программок.
Он деликатно отвел глаза. Замялся у стойки, теребя край футболки.
- Светочка… Нам нужно серьезно поговорить…
- Вы меня ревнуете… - радостно брякнула библиотекарша. Ее глазки с нескрываемым удовольствием посмотрели друг на друга, а потом счастливо закатились вверх и вбок.
- Чего? – переспросил Виктор, опешив.
- Но у вас совершенно нет никакого повода…
- Не понял…
- Ну, Мирослав Николаевич, естественно, в меня влюблен… Но я не даю ему никакой надежды, - она гордо задрала нос.
- А может, зря? – вырвалось у Степнова.
- Может, и зря, - поддакнула Светочка, важно кивая головой. – ОЙ!
- Ничего-ничего… - кивнул понятливый физрук. – Мирослав Николаевич - мужчина видный, уважаемый…
- Витенька! Да что вы такое говорите?! – глазки старались сфокусироваться на лице «жениха», но их неудержимо влекло к переносице.
- Светлана Михайловна… - снова начал Степнов. - Прошу вас, выслушайте и не перебивайте.
Библиотекарша неуверенно кивнула.
- Нам нужно отменить свадьбу.
- ЧТООООО? – она без труда взяла верхнее «ля».
- Понимаете, меня призвали… то есть, позвали… точнее, пригласили… в общем, предложили… но это одно и то же!
- Ничего не понимаю, - затряслись рыжие баранки.
- Меня рекомендовали для участия в парусной регате…
- Ой, так вы на море едете? Тогда я с вами! – обрадовано заголосила «невеста».
«Боже упаси!» - пронеслось в голове физрука.
- Нет, со мной нельзя. Это серьезные международные соревнования. И вообще… экипаж уже укомплектован. Лишних на борт брать нельзя, сами понимаете. Это увеличит вес яхты, ухудшит маневренность и снизит наши шансы на победу.
- Я не лишняя! – оскорбилась Светочка. – Я ваша невеста! – но пыл ее заметно угас. – Маневренность? Соревнования… – в ее голосе явно слышалось разочарование.
- Да, очень важные и ответственные. Я еду с Николаем Палычем и Виктором Львовичем. Отказаться не имею права. Там, - Виктор ткнул пальцем в потолок, - меня не поймут.
Уткина испуганно проследила направление пальца и поджала губки.
- А женщины там будут?
- Вот чего не знаю, того не знаю, - пожал плечами Степнов.
Светочка переваривала информацию, беззвучно шевеля губами. Такой поворот событий ее явно не устраивал.
- А почему нужно отменять свадьбу? – в голосе послышались плаксивые интонации.
- Светочка, - «жених» пустился в терпеливые объяснения, - во-первых, семнадцатого июля меня точно здесь не будет, так что на регистрацию я не попадаю. Во-вторых, когда мы вернемся, точно не известно. В-третьих, вы молодая, привлекательная девушка (прости, Господи!), и я не имею права связывать вас бессмысленными обязательствами… мало ли, что может случиться…
- Вы, правда, считаете, что я привлекательная? – кокетливо заморгала библиотекарша.
- Конечно, - кивнул Степнов. – «Кажется, мы пошли по второму кругу…»
- А что может случиться?
- Море коварно и непредсказуемо… в шторм легко сбиться с курса… мы можем погибнуть или пропасть без вести, - Виктор мужественно умолк.
- Ой… - Светочка напряглась. Перспектива остаться вдовой, не выйдя замуж, ее явно не привлекала. – Вы это серьезно?
- Ну, может не так драматично… но лучше быть готовыми ко всему.
- Да-да-да… - рассеянно кивала Уткина, оценивая свою диспозицию. – Пожалуй, вы правы… Свадьбу лучше отложить…
- Отменить, - поправил Степнов.
- Отложить.
- Отменить.
- Отменить? Отменить… - повторила «невеста», вслушиваясь и пробуя слово на вкус. – Д-да…Да-да! Отменить! Я завтра зайду в ЗАГС и заберу заявление.
- Ну, что вы! Не беспокойтесь! Я сам все сделаю (от греха подальше!), - напоследок Виктор даже проникся симпатией к бестолковой библиотекарше. – Всего доброго! Надеюсь, еще увидимся.
На прощанье крепко пожали друг другу руки. Расправив плечи и с улыбкой до ушей, Степнов бодрым шагом покинул библиотеку. «Но Рассказова все-таки попрошу держать руку на пульсе. Мало ли…»
Через несколько минут после ухода Степнова из библиотеки выскочила Светочка и припустила по коридору. Тут же, из-за угла показалась голова воровато оглядывающегося Милославского.
- Светочка, постойте!

Спасибо: 76 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 912
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 53

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.09.09 03:27. Заголовок: http://jpe.ru/gif/s..


Глава 5. Ночные приключения или О некоторых последствиях квеста

- Кто этот квест составлял?! Что за патологическая тяга к помойкам? Уже вторая точка на свалке, - ворчал Стас, отряхивая штаны от картофельных очисток.
Девчонки устало присели на перевернутый мусорный контейнер. Половина пятого утра. Шесть из семи этапов пройдены. Остался последний. И есть фора почти в сорок минут. А все благодаря Кулеминой – на втором этапе умудрилась так уронить хитроумную шкатулку с мудреным кодом, что та сама открылась. Сэкономили кучу времени и сил.
- Нашел? – Лера зябко поежилась.
- Вот! – парень передал ей небольшую облезлую жестянку из-под чая.
- Открывай скорее! – заерзала Лена.
Лера откинула скрипучую крышку и вынула листочек с очередной загадкой.

      Где полотно стремится в небо,
      Русалка косу заплетает при луне.
      Иди за семь морей,
      Дары победы ищи на самом дне.


- И чё за фигня? – Ленка задумчиво потирала лоб перепачканной рукой.
- Это, наверняка, про море, в смысле, про большой водоем, - Лера потянулась.
- Точно! Где парусники!
- Парусники? – Лена подняла голову.
- Полотно стремится в небо… Точно парус.
- Похоже!
Стас быстро вытер руки влажной салфеткой и открыл ноутбук.
- Ща посмотрим…- он ввел стишок в строку поисковика и дополнил словами «яхты, парусники».
- Похоже, нам сюда, - Лена, заглядывающая через плечо парня, ткнула пальцем в строку «Семь морей. Яхт-клуб…»
- Так просто? – удивилась Лера.
- Будем надеяться… - кивнул Стас. – По коням, девчонки!
Они быстро загрузились в небольшой автомобильчик, выделенный отчимом Стаса для ночного мероприятия, и помчались по направлению к Клязьменскому водохранилищу.
Прибыв на место, остановились в нерешительности. Куда теперь? Навстречу им вышел заспанный охранник. Посветил фонариком для верности, кивнул и пропустил на территорию клуба.
Стройные ряды яхт, моторных лодок и катеров. Куда бежать? Молчаливый охранник ткнул в стенд со списком яхт и их владельцев. Радостно поблагодарив мрачного и сонного мужика, троица кинулась к стенду и заскользила пальцами по строчкам.
- Вот эти больше всего подходят…
- «Луна», «Ундина» и «Селена»?.. Ой, смотрите: Шинский В.Л. Это наш географ?!
- Где? О, точно… Да нууу… У нашего Шинского яхта? Хотя… Так, всё! Не отвлекаемся!
- А с чего ты взял, что эти яхты?
- У нас в стишке есть про русалку и про луну. Ну вот, русалка – ундина, луна – селена. По-моему, логично.
- Ну… если ты так считаешь, то, наверное, логично…
- Три яхты и нас трое, - Стас посмотрел на девчонок. – Разделимся?
- Давайте, - кивнула Кулемина. – Быстрее будет.
- Ой, неееет! – захныкала Лера. – Я боюуууусь!
- Идите вдвоем, - Лена забросила рюкзак на спину, - Я справлюсь.
- Точно? – Стас топтался в сомнениях. – Может, все вместе?
- Три яхты прочесать? Не, тогда точно не успеем.
- Ладно. Лен, ты иди на «Селену» - она в первом ряду должна стоять, а мы с Лерой возьмем «Ундину» и «Луну», они во втором ряду, но почти рядом.
- Окей.
Стас и Лера побежали к лодкам, а Лена прошла чуть вперед и встала перед нужной яхтой. Небольшая белобокая новенькая. Очень симпатичная. Так хорошо и удобно стоит. Чуть покачивается. И мостки высокие. Отступила на несколько шагов назад. Качнулась с пятки на носок… разбежалась, оттолкнулась, прыгнула. Есть! Ноги гулко ударили о палубу. Сгруппировалась. Все в порядке.
Интересно тут. Аккуратно свернутые, туго перетянутые паруса. Порядок. Прошлась, осматривая снасти. Две мачты, куча веревок, штурвал… Ничего особенного в глаза не бросается. В принципе, правильно… Искать надо на дне. Оставалось надеяться, что не с наружной стороны, и что нырять не придется. От мысли о возможном купании зябко поежилась на утреннем ветру и решительно дернула ручку люка, ведущего во внутренние помещения. Тот не поддался. Неужели, купаться придется?!
Не надеясь на успех, стала ощупывать упрямую дверцу и панель вокруг нее. Вдруг пальцы нашли плотный пластиковый карман, а в нем – непривычного вида крестообразный ключ. Вот он, голубчик! Ленку охватил радостный азарт. После недолгой борьбы замок щелкнул, и она увидела перед собой небольшую, но довольно крутую лестницу вниз. Сделала первый осторожный шаг в полумрак, не отпуская люка.
Внезапно, под порывом ветра, яхта качнулась. Люк поспешил вернуться в свое привычное состояние, заодно прихлопывая руку. Вскрикнув от неожиданности, Лена дернулась, потеряла равновесие и полетела по лестнице вниз – в темноту. Замок благополучно защелкнулся. Ключ остался снаружи.

В себя вернул сдавленный писк мобильного. Перевернулась на бок и вытянула его из заднего кармана.
- Чееерт… - попыталась сесть. – Да? – в голове было как-то странно, чувствительно ныла вся правая сторона – плечо, локоть, бок, бедро.
- ЛЕНА!!! Мы нашли!!! На «Ундине» нашли! Тут записка, что до девяти нужно эту записку привезти по адресу и получить… ТРИ АЙФОНА, Ленка!!! – Лерка зашлась ультразвуком.
- Аааа… Ммммм… - вернулась в лежачее положение, закрыла глаза.
- Лен, ты чего там? – насторожилась Новикова.
- А? Нет… все нормально…
- Так! Кулемина! Мы сейчас придем. Никуда не уходи!
- Блин, Лерка… Не кричи так… Куда я уйду?.. Слушай, а сколько сейчас?
- Чего? А! Полвосьмого. Мы все успеем!!! Ленка!
- Угу… - Лена вздохнула, отключилась и на ощупь стала взбираться по лестнице вверх.
Добралась до люка. Подергала. Люк не открывался.

- Лен? Ну, ты где? – через полчаса мобильник снова ожил и закричал на этот раз голосом Стаса.
- А вы где?
- Стоим у яхты. Тебя не видим.
- Блин… Конечно, не видите! Я внутри. Сижу на лестнице прямо под люком. Он не открывается, - поведала Ленка суровую правду.
- Почему?
- Ключ, кажется, снаружи остался. Я тут, по ходу, захлопнулась.
- Ну, ё-моё! – занервничал Комаров. – Сейчас я попробую на яхту перебраться.

- Лен! – через пару минут его голос раздался над головой.
- Ну?
- Я не вижу ключа.
- Как это?! Ну… вокруг посмотри… Может, выпал? Он такой… крестиком!
- Я смотрю… нету!
- Блин!!! Ладно… Стас, езжайте без меня, а то не успеете.
- А ты?!
- Стас, не парься! Предупредите охранника, чтобы с владельцем связался. Пусть… я не знаю… люк разрешит сломать, что ли… Короче, встречаемся вечером в аэропорту. Езжайте! Мы что, зря всю ночь пробегали?!
- Хорошо… Я понял, Лен…
Лена прислушалась к удаляющимся шагам и потрогала ушибленный локоть.
Через пару минут телефон снова зазвонил.
- Лена, это точно яхта Виктора Львовича. Он уже скоро приедет и выпустит тебя.
- Вот и отлично! Дуйте уже, а то опоздаете!

Спасибо: 75 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 925
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 53

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.09.09 05:20. Заголовок: Привет всем, кто чит..


Глава 6. Ой, мамочки! или Узница яхты

- Ну что… Лер… поедем? Без пяти восемь… - Стас неуверенно глянул на встревоженную подругу. – Ленка права… Что мы, зря бегали, что ли?
- Ой, мамочки! – тяжко вздохнула Лера и согласно кивнула. – Поехали. Шинский сказал, что сам все сделает. Короче… блин… правда, поехали уже… а то опоздаем везде!
И ребята бегом припустили к своему автомобильчику, припаркованному у ворот яхт-клуба.
Едва автомобиль Стаса скрылся за поворотом, утреннюю тишину разорвал басовитый рокот. Метрах в пятидесяти справа у причала завелся буксировочный катер. В кабине, лениво жестикулируя, разговаривали два мужика. Катер обогнул несколько яхт и приблизился к «Селене». Один из мужиков перепрыгнул на палубу яхты, размотал трос в носовой части и бросил конец с крюком на катер.
Его напарник закрепил трос, и, взревев еще пуще, буксир тихим ходом стал удаляться от причала. «Селена» грациозно качнула станом и двинулась следом.
Ленка, тщетно ожидающая освобождения, снова свалилась с лестницы от внезапного движения яхты – на этот раз приложилась левой стороной.
Яхту отбуксировали к погрузочным рельсам, подняли на большую автоплатформу. Закрепили тросами и блоками. И увезли.

Через час в караульную вошел озадаченный Шинский.
- Доброе утро, - капитан «Селены» задумчиво посмотрел на охранника. – Позвольте поинтересоваться, а где моя яхта?
- Ваша – это которая? – зевая, осведомился блюститель плавучих средств.
- Моя – это которая «Селена». Стояла вот тут, - Виктор Львович ткнул пальцем в окно, - прямо напротив вас.
- А! Так ее увезли.
- Куда?!
- Так это… - охранник принялся листать амбарную книгу, - на Черноморское побережье, местечко Тихвино.
- Тихвино? – удивленно переспросил владелец яхты. – Сегодня? Вы ничего не путаете? Транспортировка назначена на второе.
- Да нееет, - настороженно протянул охранник. – Почему на второе? На первое! Точно первое – вот у меня в журнале записано и подпись президента клуба, - сунул книгу Шинскому в нос. – ТОЧНО! Не знаю, кто вам про второе сказал… У меня написано «первого». Ребята уже все погрузили и уехали…
- Так… так… - Шинский мерил шагами четыре квадратных метра будки. – У вас есть телефоны этих ребят?
- Нет… - охранник пожал плечами. – Мне как-то ни к чему. Этим шеф занимается…
- Ясно… - Виктор Львович набрал номер президента клуба. – Ах ты… Абонент вне зоны…
- А! Он сегодня семью на дачу повез. К вечеру вернется.
- Все понятно. Спасибо. Разберемся, - бывший разведчик вышел на улицу и остановился в раздумьях.

Ленкиному сотовому все-таки изрядно досталось, судя по тому, как надсадно он закудахтал. Она услышала его словно через мягкую пелену. Особого желания шевелиться не было. Но призыв мобильника был настойчивым...
- Лена, это Виктор Львович. Шинский.
- Аааа… здравствуйте! Вы извините, что так получилось…
- Не стОит. Бывает… Давно уже надо было на этот люк приводящий механизм установить, чтобы не захлопывался так… Лена… Я что хотел сказать… ты только не волнуйся…
В трубке что-то захрустело и запищало…
- Да? – Лена прижала телефон крепче к уху.
- Ты …ас на яхте, а яхта …дет …форме …оре … живай…
- Что? Я не слышу! – нервно потрясла мобильник.
- …ена …вай! …ор …лыч …ретит! …нуйся! …рядке…
- Чего? Алло??? Виктор Львович! Вас не слышно! Алло?! Вы скоро приедете?
- Уже скоро! Лена …лодная … шкафчике …рава …алет дальше…
- Не слышу вас! Связи нет!!!
- По коридору.
- Что?! Я не поняла!
Телефон вяло пискнул – связь окончательно пропала. И заряда совсем мало осталось.
Шинский говорил-говорил что-то, а что говорил – она так и не поняла. Ладно… главное – он скоро будет.
Прислушалась. Что-то негромко гудело и поскрипывало. Было неясное ощущение какого-то перемещения в пространстве. Наверное, волны поднялись…
Заметила, что густая темнота немного расступилась и проявилась окружающая обстановка. Лена поднялась на ноги и осторожно двинулась вдоль стеночки.
Рассмотрела вокруг небольшую комнату. Справа в углу – что-то вроде кухонного гарнитура с мойкой, столешницей и шкафчиками сверху и снизу… Дальше по обе стороны явно угадывались светлые диваны. Между ними, кажется, был стол. Двинулась вперед, стукнулась коленкой – точно стол.
Сообразила, что в рюкзаке есть фонарик. Подсвечивая окружающее пространство, отправилась знакомиться с внутренностями яхты. Когда еще представится такая возможность?
Под лестницей, с которой она уже дважды свалилась, обнаружились две двери. Толкнула первую. Маленькая каюта, бОльшую часть которой занимала кровать.
«Ой, мамочки!!!» - сердце прыгнуло в горло – на секунду испугалась до шума в ушах. Показалось, что на кровати кто-то лежит. Но мгновенно ослепла от луча фонарика, брызнувшего из зеркала, висящего напротив двери, и сама над собой посмеялась за мнительность. Рядом, преодолевая цветные пятна в глазах, нашла умывальную комнату с раковиной и душевой кабиной. За следующей дверью, которая нашлась в салоне, оказался туалет (весьма кстати!).
На противоположном конце нашлись еще две каюты, убранством как две капли воды похожие на первую.
Вернулась к камбузу. Помялась в нерешительности, но, скрепя сердце, полезла исследовать содержимое шкафов. Нашла железные банки. Ага! Консервы.
Макароны. Мука. Крупа. Соль. Сахар.
Это что? Апчхи! Это перец. Так… Лавровый лист… А тут? Приправа для плова. Тоже хорошо – был бы плов!
Масло подсолнечное. Масло оливковое… ох ты, ё-моё!
Конфеты! Ну-ка, ну-ка… ам.. уммм… угум… ничего так… «Красная шапочка»? Пойдет! Печенье. Круглое с начинкой. Какого цвета – не понятно… И простое квадратное.
Ууу! Халва! А как тут насчет попить? О! Хорошо.
А тут? Попробовала покрутить кран. Тонкой струйкой потекла теплая водичка. Помыла руки, ополоснула лицо.
По инерции подняла голову и заглянула в шкаф над мойкой. Логично! В специальных креплениях стояли тарелки, кружки, стаканы. Были даже бокалы.
Значит, вот тут – опустила правую руку вниз – ага! – выдвинула ящик – точно! – ложки, вилки, ножи, открывалки.
Как предсказуемы люди.

Вернулась к лестнице. Снова нашарила на полу свой рюкзак и вытащила пакет с бутербродами. Ночью не пригодились, зато теперь – самое оно. И бутылка воды. Глянула на дисплей телефона – полдесятого. По всей Москве, наверное, пробки…
На ощупь добралась до дивана. Сжевала бутерброд и прилегла, с удовольствием вытянув ноги. Поддавшись магии легкого покачивания, заснула.

- Виктор? Это Шинский.
- Здравствуйте, Виктор Львович. А я…
- Ты извини, у меня мало времени. У тебя все готово? Во сколько поезд?
- В четырнадцать тридцать. Все готово, не беспокойтесь. Документы, деньги, билеты, рюкзак – все с собой.
- Хорошо. Виктор… тут накладка небольшая вышла… Яхту привезут на день раньше. То есть, времени впритык. Ждать у ребят времени не будет. Нельзя, чтобы «Селену» бросили без присмотра…
- Виктор Львович, не беспокойтесь! Я все успею и все сделаю, как надо…
- Хорошо… Я очень на тебя надеюсь… Мы с Николаем Палычем в Тихвино приедем, как и планировали, четвертого.
- Все понял. До связи.
- Виктор, постой… Там на яхте Ле… - телефон звякнул и отключился.
Степнов приподнялся на локте и удивленно глянул на монитор – индикатор сети указывал на полное отсутствие таковой. Странно, такого здесь раньше не наблюдалось… Часы показывали одиннадцать. Ох, разоспался! Пора вставать. Еще до вокзала добираться… Хорошо, что вчера, завозя на яхту продукты, захватил все вещи с собой.
Получается, «Селену» уже сегодня заберут. Потянулся на широкой упругой кровати и встал открыть иллюминатор.

Вместо свежего озерного ветра в нос ударил пыльный угар автострады.


Скрытый текст


Спасибо: 76 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 934
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 53

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.09.09 22:07. Заголовок: Едем дальше? Глава..


Глава 7. Чё за нафиг?!! или О функциональности кухонной утвари

Нормально!!!
Виктор опустился обратно на кровать и попытался осмыслить ситуацию. На поезд он, конечно, не попадет… но на месте будет вовремя! А это – главное!
Несмотря на очевидную глупость положения, все складывалось как нельзя лучше. «Селена» не останется без присмотра. Еда есть, вода есть, гальюн действует… И ехать-то всего-ничего! Завтра, самое позднее – к вечеру, яхта будет в Тихвине.
Воодушевленный своими выводами, Степнов вышел в кают-компанию перехватить что-нибудь на завтрак.
Сложновато, конечно, на яхте без освещения… Но запускать генератор на пыльном шоссе было глупо – все фильтры забьются, поэтому пакетами шуршал в потемках.
Наложил полную тарелку печенья и халвы. Постоял, подумал – передумал. На ощупь открыл банку тушенки. С удовольствием съел мясо прямо с ножа, пятерней отхватывая от буханки изрядные куски хлеба. Запил это дело водой из бутылки.
Сунул хлеб обратно на полку. Смахивая крошки со стола в опустошенную консервную банку, нащупал шуршащие бумажки…
Конфетные фантики?! Не понял… Он же вроде конфет не ел еще … Или ел?.. Слегка удивился и, захватив с собой початую бутылку с водой, пошел обратно в каюту…
Глянул в телефон – индикатор сети еле теплился. Попил. Сообразил, что тарелка с печеньем осталась на камбузе. Решил, что сходит за ней потом…
Улегся на кровать. Ехать в полной темноте было скучновато. Мысли текли вяло. Подчиняясь первобытным инстинктам и намекам сытого желудка, погрузился в приятную дрему. Последней мыслью было опасение, что после такой дороги на яхте придется делать генеральную уборку. Но это ничего! Зато на Светочке не придется жениться… А ради такого дела можно было передраить весь Черноморский флот.

Лена проснулась легко и с ясной головой. Ушибы чуть побаливали, но от этих ощущений она запросто отмахнулась. Сколько проспала? Видимо, не долго, потому что Шинский еще не добрался до яхт-клуба и не вызволил ее из заточения. Наверное, уже вот-вот…
С удивлением ощутила, что опять хочет есть. Это, видимо, нервное… Верхние шкафы она обследовала, стало интересно, что в нижних... Подошла к «камбузу», включила фонарик и присела на корточки. Внизу оказались кастрюли, сковородки, лопатки, половник, терка и прочие полезности… короче, ничего съедобного…
Выпрямилась. Луч света упал на тарелку… полную печенья и халвы.
Чё за нафиг?!!
По спине пробежал противный холодок, а сердце испуганно заколотилось. Стояла, тупо смотрела на мистическое явление и тщетно пыталась вспомнить, когда и как умудрилась нагрузить плошку вкусностями.
А если здесь, все-таки кто-то есть?! Кто?! Добродушный яхтенный барабашка? А если маньяк? Сначала прикормит халвой, а потом… АААА! Блин!!! Где же Виктор Львович?! Сколько можно ехать?!
Так… спокойно! Без паники. Она ведь уже спала здесь, и никто ее не тронул. И вообще… Может эта тарелка всегда тут росла… а Ленка ее просто не заметила в потемках… О, Господи! Ну конечно! Просто не заметила – и все.
Паника отпустила. Но Кулемина, после некоторых раздумий, все же достала из шкафчика сковородку. Выбрала потяжелее – так, на всякий случай.
Есть расхотелось. Вернулась на диван, тиская в руках предполагаемое орудие самозащиты. Посидела, напряженно прислушиваясь к темноте. Темнота отвечала прежним негромким гудением и мерным поскрипыванием.
Получилось немного расслабиться, что позволило желудку снова робко заявить о своих правах. После некоторых раздумий тихонько утянула с камбуза тарелку с халвой и печеньем. Поставила рядом с собой на диван. Снова села, сжав ручку сковороды.
Несколько томительных минут ожидания неизвестно чего. И снова сердце в пятках – щелкнул замок и отворилась дверь каюты под лестницей. Кто-то вышел – кто-то большой – и принялся шарить по столешнице камбуза.
Значит, не барабашка… Ох, не надо было брать тарелку…
Некто в темноте начал тихо чертыхаться. Значит, все-таки маньяк… А может, пронесет? Может, он и не знает, что она тут? Может, он вовсе и не по блондинкам, а так себе – простой мирный маньяк? Спит на чужих яхтах… любит халву с печеньем…
Маньяк стучал дверцами и шебуршал пакетами. Потом затих и двинулся в Ленкину сторону. Она сжалась. Значит, все-таки, по блондинкам…
Быстро скинула кеды и пихнула их на середину прохода. А сама забралась на диван, сжимая руками сковороду, как теннисную ракетку.
Маньяк споткнулся о кеды и полетел вперед. Тут-то его и встретила безжалостная, не знающая промаха сковорода спортсменки Кулеминой. Маньяк охнул, осел на пол и затих. Со вздохом облегчения победительница спустилась с дивана и утерла пот.
Но радоваться было рано. Маньяк коварно ожил, цепко ухватил за лодыжку и легко сдернул Ленку вниз. Грохнувшись третий раз за последние сутки, Кулемина попыталась из последних сил оказать сопротивление земному притяжению, но ощутив бесплодность своих стараний, отпустила уплывающее сознание.

Борясь со звоном в голове, Степнов уселся рядом с поверженным противником. Хилым оказался таинственный незнакомец. Пацаненок? Хулиган? Бомж? А со сковородкой это он лихо провернул… Пошарил вокруг в поисках грозного оружия. О! Кроме сковороды наткнулся еще и на фонарик. Узкий луч скользнул по ладному телу – стройная нога, изгиб бедра, острое плечико… спутанные светлые волосы… Вот те на… Девчонка?!
Тронул девушку за плечо, поворачивая на спину, отвел пряди с лица… ЛЕНА?!
Доли секунды – и приговор подписан. Это от Светочки он ушел залихватским колобком… а от Ленки… от Ленки никуда не деться… И она, лежащая сейчас перед ним, была прямым тому подтверждением.

В ее кармане ожил сотовый. Шевельнулась, попыталась достать…
Крепкие пальцы выдернули телефон из руки, и разговор повел странно знакомый голос.
- Алло… Новикова? … Что надо, то и делаю… - покосился на Кулемину. – Со мной. Что происходит? … Ну-ну… так… Ну… С лестницы свалилась? Ааа… А теперь еще и с дивана… А? Нет, я о своем… Уже нормально… Нет, не переломала… Ну, может, головой слегка… Не, тут не высоко. Пусть полежит пока… Естественно… в целости и сохранности… Угу… давай… Комарову привет… Счастливого пути.

На смену мутности пришла тягучая дрема. Последним Ленкиным ощущением были чьи-то теплые руки и ускользающий голос.
- Играют они… Спать по ночам нужно! Блин…

Неее… Быть этого не может! Этого просто не может быть… это сон…

Спасибо: 81 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 940
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 55

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.09.09 04:59. Заголовок: А читателей-то прибы..


Глава 8. Здравствуй, море или С миру по нитке

Лена проснулась на диване, укрытая пледом. Лоб приятно холодило. Села, поймала свалившееся с головы влажное полотенце. Вспоминая недавние события, пыталась сообразить, как улеглась на диван, как укрылась пледом, вообще, откуда что взялось... А маньяк? Где он?! Она ж его сковородкой! А он ее за ногу! А потом… а что потом? Потом он ее… пледом? Или что-то было между ногой и пледом? Ну, все… вот и провалы в памяти…

Вдруг заметила, что через злополучный люк на лестницу льется свет.
ВИКТОР ЛЬВОВИЧ!!!
Подскочила и рванула к спасительному сиянию. Уже добралась до трапа, как вдруг почувствовала, как талию обхватывают чьи-то руки, и кто-то не пускает подняться по ступенькам.

- Проснулась?
- А?! – резко локтем под дых и с разворота правой в че...
- Привет, говорю, Кулемина! – Степнов еле увернулся.
- ВИКТОР МИХАЛЫЧ?! Вы?!
- Тихо-тихо… спокойно. Я.
- Вы что тут делаете?!
- Я тут на Черное море приехал.
- КУДА?!
- На Черное море. В тренировочный лагерь.
- Что за бред? А я?
- И ты тоже приехала.
- Блииин… Чё то я не поняла… Виктор Михалыч… а это точно вы? Тут свет нигде не включается?
- Включается. Только сейчас генератор нельзя запускать – на песке стоим. Вот на воду спустимся…
- Нет… Нет! Какое море?! Меня же Шинский должен был отсюда вытащить! Мне Лерку сегодня провожать.
- Ну, извини… накладочка вышла. Новикова еще вчера улетела.
- Как улетела? Почему вчера?.. А сегодня что?
- Лен… ты ляг, полежи… - он мягко подталкивал ее обратно к дивану. – Что ты соскочила? Голова болит?
- Вроде нет, - Ленка потрясла головой. – А должна? Я головой ударилась?
- Ну, так… слегка…
- А я не помню… Виктор Михалыч… А где… А как же…
«Стоп! Нет! Она не будет про ЭТО спрашивать. Ей по барабану. Проехали, забыли и похоронили!»
- Что?
- Нет… ничего…
- Есть хочешь?
- Не знаю… вроде нет… А что есть?
- Ложись, Лена. Я сейчас схожу, принесу тебе чего-нибудь горячего. Тут ребята, девчонки – народу много.
- Много? Тогда я с вами.
- Лучше полежи.
- Ничего не лучше. Я с вами пойду!
- Лена!
- Виктор Михалыч! Я пойду – и точка!
- Блин… Да делай ты, что хочешь… только потом не жалуйся!
- Когда это я жаловалась?!

Степнов только рукой махнул и первым вылез на палубу. Потом вытащил Ленку. От яркого солнца и теплого ветра у нее закружилась голова, и пришлось ухватиться за его футболку.
- Лена, тебе надо полежать. Тебя же ноги не держат! – увещевал Степнов, пока Ленка, прикрыв глаза, с шумом вдыхала и выдыхала вкусный соленый воздух.
- Все нормально… - согнулась, упираясь руками в колени. – Сейчас пройдет.
Тут Виктора окликнули мужики-транспортировщики, и он осторожно потянул ее к деревянной лестнице, прислоненной к борту яхты. «Селена» стояла на платформе у стапелей, готовая к спуску на воду. Степнов уже нетерпеливо топтался внизу, а Лена еще спускалась по перекладинам. С последних была подхвачена и поставлена на разогретый солнцем песок. Сделала вид, что не заметила. Даже спасибо не сказала – нечего с почти женатым мужиком нежности разводить.

Огляделась. МОРЕ. Метрах в ста от берега стояли яхты, на берегу – несколько скутеров и моторок. Золотистая песчаная полоса плавно переходила в скалистый берег. Вокруг огромных валунов пристроились палатки и трейлеры тренировочного лагеря.
Степнов все еще что-то перетирал с транспортировщиками. Со стороны лагеря, приветливо кивая, подтянулись загорелые ребята и тоже присоединились к обсуждению. Сообразив, что это может затянуться, Ленка решила пойти в лагерь самостоятельно.
В самом деле, кто такой Степнов, чтобы его дожидаться?
По мере приближения к палаткам, стала ловить на себе любопытные и удивленные взгляды. Ах да! Выглядела она странновато – кеды, джинсы, олимпийка с длинными рукавами. А народ-то вокруг – в пляжных шлепках, спортивных сандалиях, коротких шортах, а то и вовсе в купальниках и трусах…
- Привет! – помахала девушка в пестрой бандане. – Ты вон с той красотки? – ткнула пальцем в «Селену».
- Угу, - осторожно кивнула Кулемина.
- Из Москвы? Как добрались? Меня Юля зовут.
- Лена. Нормально добрались… Спасибо.
- Ты что не переодеваешься? Жара ведь!
- Кхм… да мне как-то… не во что…
- В смысле?! – присоединилась к ним крепкая брюнетка в красном спортивном купальнике. – Привет. Я – Катя. Сумку забыла или что? Я не поняла.
- Привет. Лена. Нуу… да… так все неожиданно получилось. Я не ожидала, что сюда попаду. Как-то вот… да… - с надеждой на понимание посмотрела на девчонок.
- Я ничего не поняла. Потом еще раз расскажешь, - объявила Катя. – Но переодеть тебя надо. Девчонки!!! – бросила громкий клич и пошла к палаткам.
- Ну, все! – засмеялась Юля. – Если Катя взялась за дело, через полчаса пойдешь купаться.

Через пятнадцать минут у Ленки было все, начиная от цветных вьетнамок и заканчивая ватными палочками и жидкостью для снятия макияжа. Ее тут же засунули в ближайшую палатку переодеваться, откуда она вышла в черном купальнике, обмотавшись желто-зеленым парео.
- Вот! Совсем другое дело! – довольная Катя гордо скрестила руки на груди. – Ну, что, девочки? Будем новенькую макать?
- Чего делать? – встревожено переспросила Лена.
Девчонки весело засмеялись.
- Нет, Кать, давай дадим ей время осмотреться. Что так уж сразу и макать. Да и ребят нет. Потом гундеть будут, что их не дождались…
- Ладно… считайте, что уговорили, - Катя повела плечами и присвистнула, глядя куда-то поверх голов. – Опа! Какой олень!
Девушки дружно повернулись. Переодетый в длинные шорты и светлую майку, к ним приближался Степнов.

Ленку он приметил сразу, несмотря на ее новый наряд. На фоне смуглых девчонок она выглядела белой березкой. Затянутая в плотный черный купальник с открытой спиной, теребила завязки большого платка, обернутого вокруг бедер, и прятала глаза под челкой.
- Лен? – оглядел ее с ног до головы. Такой он Кулемину еще не видел.
- Что?
- Мы яхту спустили.
- Хорошо… - она пожала плечами.
- Лен, познакомь нас? – Катя, улыбаясь, ткнула ее в бок.
- Это Виктор Ми…
- Виктор. Степнов. Яхта «Селена», - улыбнулся от уха до уха. – Я смотрю, у вас тут весело.
- Да! И еще веселее будет. Со дня на день еще народ подтянется. Я – Юля.
- А я – Катя.
- Оля.
- Маша.
- Динара.
- Виктор. Очень приятно! – всем пожимал ладошки.
Ленка скрестила руки на груди и поглядывала в сторону.
- Сейчас мы Лену искупаем и будем ужинать. О! Вон и ребята идут.
- А! Ну, конечно, купайтесь, - Степнов покивал и пошел навстречу парням.
А девчонки потащили Ленку к морю, находу делая ребятам знаки.

Эх, знал бы Виктор Михалыч, куда Кулемину отпустил…

Спасибо: 79 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 951
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 55

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.09.09 07:40. Заголовок: Продолжение первого ..


Глава 9. Дань традициям или Трудности коммуникации

У кромки прибоя Лена сбросила парео и потрогала ногой воду. Теплая.
- А он у тебя темпераментный! – услышала за спиной одобрительный голос.
Удивленно обернулась.
- Виктор твой, говорю, мужик ого-го! – пояснила Катя со знанием дела.
Ленка вслед за девчонками оглядела себя. На бедрах были синяки. О, черт!
- Не, девчонки… вы чего?! – округлила глаза. – Это не то, что вы подумали! У нас с ним ничего нет!
- Ой, да ладно! Заливать-то! А то не видно, как он на тебя смотрит!
- Да никак он не смотрит! Он вообще… почти уже… вот. А это я сама упала.
- Сама упала? Ааа… Ну-ну… Смешная ты, Ленка! Чего стесняться-то? У нас тут все взрослые. Многие парами приезжают. Вон Оля с Мишей – молодожены, прошлым летом тут познакомились. Маша с Гариком вообще третий год женаты. Так что, нам можешь отмазки не лепить – и не такое видали. А то смотри… он у тебя видный…
- Блин, девчонки… – чувствовала, что словарного запаса для общения катастрофически не хватает. - Да я вам серьезно говорю, он…
Не успела закончить. Парни, а с ними и Степнов, подошли гурьбой и обступили девчонок. Перемигиваясь, неуловимым движением переместились, замыкая удивленную Ленку в центре плотного круга. Виктору осталось смотреть на нее снаружи, так ловко его оттеснили вставшие плечом к плечу ребята.
Все дружелюбно улыбались, и только у Степнова взгляд был тревожным и внимательным.
- Лена! – старясь сохранять торжественную серьезность, начал невысокий плотный паренек неожиданно басовитым и раскатистым голосом. – Ты, наверное, слышала, что женщина на корабле – не к добру.
Она неуверенно пожала плечами и осторожно кивнула.
- Так вот… Чтобы ваша яхта не знала бед и напастей… так сказать ни дна, ни покрышки… - по кругу побежало еле сдерживаемое хихиканье. – Я попросил бы, – повысил голос оратор, - соблюдать протокол! Кхм… да… чтобы ветер всегда был попутным, шторма обходили стороной, а на камбузе было полно еды… придется тебя, Лена… принести в жертву морю!
Под взрыв веселых криков круг, ломаясь, завертелся вокруг Ленки. Двое парней ловко, со знанием дела уронили ее на спину, ухватили за руки и за ноги, забежали в воду, сильно раскачали и закинули в море под всеобщий смех и улюлюканье.
- Эй, мужики! Але! – завопил Степнов, не раздеваясь, ринулся в волны к месту, где Лена ушла под воду.
Но она уже вынырнула, отфыркиваясь, нащупала ногами дно. Подняла руку и приветливо помахала. Молодежь на берегу радостно кричала и показывала большие пальцы.
Перепуганный Виктор ухватил ее за локоть.
- Лен, ты как? Извини, я не сообразил, что они... имели в виду…
- Да ладно. Нормально все. Традиция, - она аккуратно высвободила руку.
- Ничего себе, традиция. Чуть не утопили! Знал бы…
- И что? Свою кандидатуру бы предложили? – глянула косо, отводя со лба мокрые волосы.
- И предложил бы!
- Знаете что, Виктор Михалыч!
- Что?
- Не надо меня опекать! Ничего со мной не случится, – Лена пошла к берегу.

Ее уже встречали – хлопали по плечам и жали руку.
- Все, Лена! Теперь ты – настоящая морячка, - веселью не было предела.
Симпатичный сероглазый парень заботливо кутал ее в большое полотенце.
- Не ударилась? – пытливо заглянул в глаза.
- Не. Все нормально, - Ленка широко улыбнулась. – Забавная традиция. Вы всех девчонок так купаете?
- Кто первый раз к нам приезжает, - парень заулыбался в ответ.
Степнов тут же отпочковался от окруживших его девушек
- Спасибо, спасибо! Давай, я сам, - оттеснил сероглазого и принялся сам растирать Кулемину полотенцем.
- Вик-тор Ми-ха-лыч! Вы шкуру с меня сдерете! – Ленка вырывалась из цепких рук. – Я ж не в проруби купалась!
Вывернулась и, нахмурившись, осмотрела покрасневшую кожу.
- Черт… - понял, что перестарался. – Извини, Лен…

- Витя! Лена! Идите кушать! – Катя призывно махала рукой.
- Виктор Михалыч… Как-то неудобно…
- Чего неудобно-то?! Нас тут ждали, наше участие оплачено, соответственно и продукты на нас закуплены. Так что, вперед!
- Вы-то может и оплачены… А я? Я тут вообще по чистой случайности…
- Так! Кулемина! Разговорчики отставить и шагом марш ужинать!
- Иду-иду… - завязала парео на талии и двинулась за Степновым.

На береговом камбузе роилось уже человек тридцать. «Кухня», занавешенная москитными сетками и оборудованная газовыми печками, источала аппетитные запахи. А «Столовая» приветливо манила тремя длинными деревянными столами и лавочками.
Их посадили рядом. Выдали по миске вкуснющей картошки с тушенкой. Потом мимо проплыл тазик с салатом. Так вкусно! И чай с печеньем и сгущенкой.
К концу ужина, однако, они оказались на разных концах столовой. Решительные Ленкины отнекивания от «У вас с ним серьезно?» привели к зашкаливанию и без того высокого рейтинга Степнова среди «непарных» девчат. Предупреждения, что он «почти женат», были проигнорированы легко и просто. И теперь он сидел, как муха в меду.
Залип крепко, но бдительности не терял – бросал подозрительные взгляды на Лену, которая перебралась за соседний стол – повелась на предложение сероглазого намазать печенюшку вареной сгущенкой и звуки настраиваемой гитары. Сероглазый оказался Костей.
К счастью, долго засидеться ей не дали. Солнце клонилось к закату. Покончив с мытьем посуды, девчонки решили еще раз искупаться.
Степнов устроился на теплом песочке. Одежда просохла, теплый ветер перебирал волосы. Из лагеря доносился смех и звон гитары. Девчонки резвились в море, как маленькие веселые рыбки. Вон Ленка. Хорошо плывет, технично. На сердце потеплело от тихой гордости. Чуть дальше грациозно покачивались яхты. Повернул голову: а вон их «Селена». Еще у берега. Завтра придет буксир и выведет ее в общую линию.

- Она красивая! – рядом приземлился Костя.
- Да. Я лучше не видел.
- Твоя?
- Не. Виктора Львовича... Шинского... Это капитан наш.
- А я слышал, у него семья…
- И что? По выходным проводит время с пользой для души и для здоровья. И жену с собой берет.
- Нифига себе… Ну, вы, москвичи, даете… А он же вроде… в возрасте уже.
- А причем тут возраст? Виктор Львович молодым еще фору даст.
- А тебе она нравится?
- Конечно! Как такая может не нравится?
- И капитан в курсе?
- Ну, в курсе… а что такого? Даже попользоваться иногда разрешает.
- Да ты что?! Ну и как она?
- Классная она, что тут скажешь…
- А она-то… как к этому относится?
- Кто?
- Ну, Лена…
- К чему?
- Ну, что Шинский женат, и что тебе… разрешает…
- Да с Ленкой вообще отдельная история. Она малость не в теме.
- То есть как не в теме? Она не знает, что он женат?
- Кто?
- Шинский.
- Знает. Его жена у нее математику в школе преподавала.
- Охренеееть… Вот это да… Как у вас все запутано…
- В смысле?
- Ну, Ленка… крутит с мужем учительницы… и тебе мозги парит…
- Ты чего?! Совсем ку-ку поехало? Ты что городишь?! – Степнов вскочил, хватая парня за майку.
- Да ты же сам мне только что сказал!!! – испуганно заголосил тот.
- Что я тебе сказал?! Я тебе про яхту рассказываю!!! А ты!!!
- Про яхту?! А я тебя про Ленку спрашиваю!
- Так! Слушай сюда! – еще раз тряхнул – майка предательски затрещала. – Перевожу для особо непонятливых. Ленку не трогать! Руки не протягивать! Губы не раскатывать! Глаза не пялить! Чтобы даже в мыслях не было!!! Понял?! – отпустил и ткнул бедолагу в грудь.
- Да понял, понял! Блин… Так бы сразу и сказал… Чё тут непонятного… - Костя одернул майку. - Короче, пойду я… Давай… Извини, если что…
- Угу… - бросил напоследок Степнов и снова отвернулся к морю. Кулемина продолжала плескаться в воде.
Слава Богу, не заметила!


- Лен, пойдем, наверное… Темнеет уже… Пока доберемся… - Виктор тронул за плечо завернувшуюся в полотенце Кулемину.
- Девчонки, - не поворачиваясь спросила та, - а у вас тут места лишнего не найдется? Переночевать…
- Нуу… найдется, конечно… - девчонки недоуменно переглядывались, пожимали плечами.
- Тогда я останусь.
- Лен, не дури… Сейчас генератор запустим, телефоны зарядим. Тебе надо родителям позвонить… Вдруг они…
- Блин… правда… - Ленка потерла лоб. – Ладно, девчонки… Отбой…
- Отбой, так отбой… - лукаво улыбнулась Юля. – Мы в душ. Подождешь? – подмигнула Степнову.
- Подожду, - кивнул тот.

- Ха-ха-ха! Забавная конструкция! – смеялась Ленка, в потемках перебирая ногами по тугому матрасику из плотной резины.
- А что? – сквозь шум воды отзывалась Юля. – Душ-топтун – отличная штука. В походе – самое оно!
- Точно!
После душа Лена переоделась в сухое и с большим пакетом в руке отправилась искать Степнова. Оказалось, он уже выдвинулся к яхте.
- Ну, вот… А сказал, подождет! Где его теперь искать по темноте?
- Пошли, провожу, - вызвался Костя.
- Ну, пошли…
Всю дорогу Константин был предельно вежливым и обходительным. У Ленки чуть культурный шок не случился – чувствовала себя как минимум английской королевой.
Впереди замаячили белые борта «Селены», а у кромки прибоя послышалась возня и звуки смачных поцелуев. Лена остановилась.
- Верочка… то есть, Машенька… - голос явно принадлежал Степнову. – Вы меня неправильно поняли. Я не…
- Я не Маша. Я Света!
- Светочка… ЧТО?! О, Господи! Нет! Только не…
- Да что такое, в самом деле?! Ты что?! Тебе не понравилось?!
- Машенька… эээ… то есть, Светочка… тьфу ты, блин…
- Ааа... Подружка строгая? Значит, вы все-таки вместе? – догадалась «другая» Светочка.
- Очень строгая! Узнает – голову оторвет! - подтвердила из темноты Кулемина. - Девушка, шли бы вы домой. Нечего к чужим женихам приставать.
Девушка отпрянула от Степнова и, вцепившись в Костю, поспешила удалиться.
- Спасибо, Лен… Можно сказать, спасла…
- Не за что, Виктор Михалыч…

Этой ночью Ленка еще долго не могла уснуть. Все ворочалась на просторной кровати и думала, какая, все-таки, странная штука жизнь…

Спасибо: 86 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 958
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 57

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.09.09 10:30. Заголовок: Плывем дальше? http..


Глава 10. Великий и могучий или А ну, марш в команду!

Шинский приехал на день раньше. Вырвался. И даже умудрился обменять билеты. Теперь ждали только Николая Палыча, чтобы, наконец, начать финальные тренировки в открытом море.
А Николай Палыч самоотверженно боролся со строителями и отделочниками, которые работали над помещениями будущего музыкального класса. Ни конца, ни края той борьбе видно не было. У бедного директора школы номер триста сорок пять подскочило давление и приключилась бессонница. Но он держался и надеялся, что пока он будет бороздить просторы Средиземного моря, ничего страшного со школой не случится.

Уже с самого утра Степнов, Лена и Виктор Львович сидели в кают-компании и обсуждали сложившуюся ситуацию.
- Родители знают, что ты уехала из города? – Шинский глянул на Лену из-под кустистых бровей.
- Да. Я позвонила. Они не против.
- Пока мы тренируемся, можешь пожить здесь. Но…
- Послушайте, я только и слышу «тренировки-тренировки»… Что за тренировки-то?
- Ты ей ничего не рассказал? – Шинский глянул на Виктора. Тот качнул головой, отводя глаза.
- Эээ… кхм… это подготовка к международным соревнованиям… в Испании… нда…
- Что за соревнования? Плавание?
- Парусный спорт. Мы на яхте, Лен, - негромко пояснил Степнов.
- Нифига себе… - только и смогла выдавить Ленка.
- Можно и так сказать, - согласился Шинский. – То есть, еще шесть дней мы тут – отрабатываем маневры в открытом море… А перед отъездом в Испанию отправим тебя домой.
- Я могу сама вернуться в любое время. Деньги и документы у меня с собой. Даже загранпаспорт есть с шенгенской визой.
- Да? – удивился Степнов.
- Что мы… идиоты, что ли… носиться по ночной Москве без документов и денег?
- А, ну да… Куда ночью в Москве без шенгена…
- Виктор Львович… а можно мне здесь дольше пожить? Ну… не шесть дней, а хотя бы недели две… или до конца июля?
- Кхм… Лена… не думаю, что это хорошая идея.
- Но вы же не отправите меня домой силком?!
- Лена! – повысил голос Степнов. – Прекрати!
- Что?! Что «прекрати»?! Вам-то какое до меня дело?! Я сейчас пойду к девчонкам и попрошусь жить с ними. Все объясню… Они поймут меня! – Кулемина вскочила и бросилась к трапу.
- Лена, стой! Стой, кому говорю! – физрук дернулся за ней.
Глядя на все это, Шинский только молча покачал головой.

- Пустите меня! Пустите!!! Я доплыву... Тут недалеко... - Ленка вырывалась из крепких рук Степнова, хваталась за поручни в порыве выпрыгнуть за борт. - Да пусти же меня!!!
- Не пущу! - кричал физрук. - С ума сошла! Кулемина! Пре-кра-ти вы-ры-вать-ся, черт тебя дери! - справиться с лучшей спортсменкой школы было не так-то просто. – Куда?! Куда ты одна?! Кто там тебя ждет?! Стой, говорю! Стой, ДУРА!!!
Ленка мгновенно отцепилась от поручня, развернулась и отвесила ему оглушительную затрещину. От неожиданности он потерял равновесие и стал падать, инстинктивно хватаясь за первое, что попалось под руку. Первой под руку попалась Кулемина. И оба уже барахтались на палубе. Ленка дубасила Степнова, по чему попало, а тот пытался сдержать ее натиск и увернуться.
Наконец удалось опрокинуть ее на спину и прижать к настилу.
- Эй, на Елене! БыстрЭе дАставай кАнэц! – крик на ломаном русском, многократно усиленный мегафоном, обухом шарахнул по голове.
Оба замерли, переваривая услышанное. Через секунду Кулемина с безумными глазами, красная и растрепанная, из последних сил спихнула с себя физрука и вскочила на ноги. Едва не сбив с ног показавшегося на палубе Шинского, нырнула обратно в трюм.
Степнов поднялся и обернулся.
- Эй, на «Елене»! – пуще прежнего заорал мегафон, на этот раз без акцента. – Трави конец! Спите, что ли?
- Вообще-то мы - «Селена»! – прокричал в ответ Шинский.
- Тогда я – испанский летчик! – заржал буксировщик. – Вы яхтой не ошиблись?!
Степнов перегнулся через поручни, рассматривая борт. Выпрямился и растерянно посмотрел на капитана. Выражение его лица Шинскому не понравилось, поэтому он повторил маневр. Теперь оба оторопело глядели друг на друга.
- Я не понял, - хрюкнул мегафон, - выходить будем или как?
- Будем, - рявкнул Степнов, не оборачиваясь. – Виктор Львович, что делать? Где букву искать?!
- Даа… Ситуация… - тот потер лысину. – Ладно, выходим. Трави конец, Витя… Я что-нибудь придумаю.
Виктор перебросил носовой канат буксировщику. «Елена» вышла в море.

Шинский стоял у штурвала. Степнов присел рядом.
- Сейчас уборку проведу…
- А? – отвлекся от своих мыслей капитан. – Ааа, да… Хорошее дело. Секунду! – в его кармане тревожно зазвенел телефон. – Да… Рад тебя слышать! … ЧТО?! Как съел?! … Ясно… Ясно… Угу… Я понял… Что делать, что делать… Думать будем! … Есть… Есть, говорю, варианты… Да… Не переживай… Все нормально… Угу… А собаке слабительное дай, мало ли… Супруге привет! … Отбой, - спрятал телефон.
Буксир подвел их к шеренге других яхт и пристроил с краю.
- Спасибо! – махнул Шинский.
- Счастливого плавания! – отозвался буксир и попыхтел восвояси.
Капитан помолчал. Повернулся к терпеливо молчащему Степнову.
- Ну, что ж… «Елена», значит, «Елена»… Наверное, это знак… - задумчиво пошевелил бровями. – Пойдем-ка вниз, Виктор.

- Лена… Лена! – Виктор Львович постучал в дверь Ленкиной каюты. – Разговор есть. Выйди, пожалуйста. Это важно.
Сначала за дверью было тихо, потом раздался шорох, и, наконец, щелкнул замок.
- Я не поеду в Москву, - упрямо повторила она с порога.
- Хорошо. Пойдем, побеседуем.
И снова они уселись втроем на светлом кожаном диване.
- Ну, что, девушка… - Шинский искоса глянул на Кулемину. – Видимо, не зря вы сюда попали... Вступайте в команду.
Лена оторопело молчала, переводя взгляд с одного на другого.
- Что с Николаем Палычем? Он не приедет?! – нахмурился Степнов.
- Не приедет… мда… Батлер…это собака его… съел паспорта… и билеты.
- Как съел?!
- Как-то съел… Все. Время не ждет. Надо переоформить заявку. Надо… да много чего надо. Лена, неси все свои документы. Виктор, поможешь мне спустить лодку.
- Да вы что?! – Ленка вышла из оцепенения. – Какая заявка?! Я не смогу! Я ж никогда… Не-не-не!!! Я родителям позвоню! Без их согласия не имеете права!
- Кулемина! Это что за разговоры?! Ты спортсменка или где?! Да на тебя сейчас вся страна смотрит!
Ленка нервно оглянулась.
- Какая страна?! Я вам говорю: Я НЕ УМЕЮ! И позориться не стану! Виктор Львович!!!
- Спокойно, Лена! Все нормально. Мы тебя научим, - Шинский ободряюще похлопал ее по плечу. – Там все любители. Мы заявлены в группу новичков. Все будет в порядке. Вы же с Виктором Михалычем команда… - не то вопросительно, не то утвердительно добавил капитан.
Ленке даже показалось, будто он подмигнул ей.
- С чего вы взяли, что мы команда? – спросила, сердито зыркнув на Степнова.
- Нет? Значит, станете, - Виктор Львович решительно хлопнул ладонями по коленям, давая понять, что разговор закончен. – Лена, неси документы. Я жду. Да! И телефон родителей.
Чувствуя, что все больше увязает в этой непонятной паутине, Лена молча выполнила его приказание. Сопротивляться и качать права уже не было никакого желания. В который раз захотелось закрыть глаза сказать себе: «Неее… это сон. Это точно сон!»

Шинский спустился в резиновую лодку и взялся за весла. Напоследок погрозил пальцем.
- Вернусь вечером… в лучшем случае… В худшем – завтра к обеду. Виктор, остаешься за главного. Покажи Лене, где тут что… Питаться на общем камбузе. И с вас уборка! Заодно вспомните командные навыки…

Спасибо: 85 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 976
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 57

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.09.09 17:17. Заголовок: Здравствуйте все, кт..


Глава 11. Командные навыки или Банты и шпаги

Степнов вздохнул и глянул на Ленку, задрав бровь. Та наморщила нос и отвернулась.
- Есть хочешь?
- Нет.
- Тогда пошли. Я сверху, ты внизу.
- А?! – вздрогнула Кулемина.
- В салоне, говорю, убираться будешь. Пошли, выдам тебе пылесос.
Спустившись в кают-компанию, вытащил из ящика под диваном компактный пылесос.
- Вон там розетка. Каюты тоже пропылесось, ладно? – стянул через голову майку. – Я пошел наверх. Если что – зови.
- Угу… - смогла выдавить, глядя, как он поднимается по лестнице.
Жужжала пылесосом, яростно возя щеткой по горизонтальным поверхностям, отгоняла мысли об обнаженном торсе физрука. Ей по барабану… хоть два…
Его каюту оставила напоследок. Вдохнула еле уловимый запах, одновременно успокаивающий и драконящий до спазмов в животе, возбуждающий так, что хотелось заорать, вцепиться в волосы, укусить, поцарапать, пнуть, врезать кулаком что есть мочи – за то, что есть такой; за то, что рядом; за то, что красивый и добрый; за то, что говорил, что любит, а теперь женится на другой; за то, что дал это дурацкое слово…
Пытаясь собрать пыль под кроватью, зацепила и выволокла бумажник.
Растяпа! Не следит за своими вещами.
Взяла в руки, раскрыла и увидела свою фотографию. В груди ощутила теплую волну.
Откуда она у него?
Смотрела на свое улыбающееся лицо и старалась вспомнить, когда же улыбалась так беззаботно последний раз. Закрыла бумажник и бросила на кровать.
Засунула пылесос обратно в ящик. Переоделась в купальник, натянула шорты и вылезла на палубу.
Солнце уже стояло высоко и вовсю припекало. Степнов, влажный от пота, отмывал палубу и снасти от сажи и пыли. Встала, не привлекая к себе внимания, и смотрела, как играют мускулы под кожей, как сверкают капельки испарины.
Почувствовал ее взгляд. Обернулся.
- Закончила?
- Да, - кивнула, сглатывая что-то сухое и трудное.
- Отдыхай.
- Не хочу, - она огляделась. – А сверху прикольнее. Дайте тряпку. Я помогу.
- Тряпку тебе? – усмехнулся, утирая лоб. – Сейчас найдем.
Спустился вниз и через пару минут вернулся с ветошью и резиновыми перчатками.
- Держи.
- Угу… спасибо, - зажав тряпку под мышкой, принялась натягивать перчатки.
Левая села криво. Стала стягивать, чертыхаясь и злясь под его внимательным взглядом. Вывернула наизнанку. Фыркнула, откидывая волосы с глаз. Он тихо засмеялся, отнял и привел резиновый комок в исходное состояние.
- Давай руку…
- Не надо… Я сама… - голос осип и дрогнул.
Молча взял ее руку, натянул перчатку. Поправил. Разгладил каждый пальчик. Странно было ощущать тепло его ладони сквозь резину. Внутрь оно проникало, а обратно выбраться не могло, накаляя кожу, разбегаясь по телу горячими импульсами.
Отдернула руку, сжимая и разжимая кулак.
- Все. Села.
- Тогда двигайся вот так, - махнул рукой, - вдоль левого борта. Оттирай все, что оттирается. Если не оттирается, есть щетка.
- А ведро?
- Ведро одно. Вон стоит. Не подеремся? Или тебе еще одно принести?
- Не подеремся, - буркнула Ленка и пошла мочить тряпку.
- Лен…
Обернулась.
- На голову надень что-нибудь… Напечет.
Палубу и такелаж отмывали еще часа два. Наконец, присели рядом – усталые и голодные.
- Сейчас умываемся и на берег. Надеюсь, от обеда что-нибудь осталось.
- А может, не поедем, а? – Лена вяло попыталась возразить. – Давайте тут перекусим? А на ужин – туда.
- Устала?
- Угу… Сейчас бы полежать…
- Совсем форму потеряла, а еще спортсменка… Эх, Кулемина!..
- Виктор Михалыч!
- Что?! Не так, что ли?!
- Вы еще скажите, что я беременный бегемот! – она повеселела, захотелось смеяться.
- И скажу! Подумаешь, часок тряпкой помахала! Где твоя выносливость?!
Вдруг стало легко-легко… как раньше… она – спортсменка, он – тренер… разбор полетов после тренировки… как давно они так не разговаривали – без криков и взаимных обвинений…
Пусть сейчас, хоть на минуточку, будет так. Пусть будет так, пожалуйста! Она не станет вспоминать, что он жениться, а он забудет, что она ему тогда в сердцах наговорила.
- Я могу что-нибудь приготовить… - глянула вопросительно.
- Так пошли! Чего сидим?

С голодухи она согласилась даже на гречневую кашу.
- Быстро, вкусно и питательно! – со знанием дела махал ложкой Степнов.
- С первым и последним пунктом я согласна, - кивала Ленка с набитым ртом.
- Скажешь, не вкусно?
- Нуу… так… - скорчила гримасу и дернула плечом.
- Привередливая ты, Кулемина… - собрал последние крупинки и сыто вздохнул. Глянул на часы. – О! Почти четыре. Во сколько общий ужин? В семь? В восемь?
- По-моему, в семь… Ну, с семи до восьми…
- Значит, есть время…
- На что?
- На уборку по камбузу и курс молодого матроса! Вперед!
- Лааадно… - встала, потянулась довольной кошкой и принялась собирать тарелки.
«Держи себя в руках! Только держи себя в руках! Не вспоминай… Не напоминай…» - он улыбнулся непринужденно, как только мог.
Вытирал посуду и без умолку что-то рассказывал. Она рассеянно кивала и улыбалась.
- Эй! – щелкнул пальцами перед носом. – Ты где?
- А? Я здесь, здесь… - вздрогнула и кивнула.
- Не спать! Пошли наверх!
- Да-да… я сейчас… накину что-нибудь…
Надела рубашку и вылезла на палубу.
Уверенный, громкий, босой… Степнов в одних шортах расхаживал по яхте и рассказывал Ленке про яхтенные причиндалы.
- Смотри! Две мачты. Видишь? Вот это – гротмачта. А это, ближе к носу – генуя. Поняла?
- Поняла. Грот и генуя. А почему «генуя»?
- Потому что рыбаки из Генуи такой парус придумали.
- Ясно. А когда паруса будем натягивать?
- Не натягивать, Лена, а ставить. Маневры начнем отрабатывать – поставим.
- А когда начнем отрабатывать?
- Виктор Львович приедет, и начнем. Смотри дальше. Видишь, тросы мачты держат?
- Ну…
- Это вАнты. Они натянуты к бортам.
- Ха, бАнты. Смешно.
- А вот эти, которые натянуты к носу и корме – штаги.
- Ага. Банты и шпаги, - пробило на неудержимое хи-хи.
- Кулемина!!!
- Да поняла я! Ванты и штаги!
- Тросы для управления парусами называют шкотами.
- Шкодами? Круто!
- Ленка, не дури. Я с тобой серьезно разговариваю. Потом спрошу! – глянул почти сурово.
- Все-все! Шкоты. Я запомнила.
- У нас вот, видишь, лебедочки есть, чтобы легче было с парусами управляться. Вручную, конечно, тяжелее, особенно когда ветер сильный. А так – лебедку крутишь – и быстрее, и проще шкоты подтянуть или ослабить. Сечешь?
- Виктор Михалыч, не надо меня за дуру держать. Я знаю, что такое лебедка!
- Ну, вот и отлично! Пошли дальше. Вот это углубление в палубе называется кокпит. Тут штурвал, монитор бортового компьютера и вот, типа, лавочки для экипажа. Можешь присесть.
- Не лавочки, Виктор Михалыч! А БАНКИ!
- Молодец, Кулемина! Уже прогресс налицо.
- А тут, говорите, компьютер? Игрушки есть?
- Какие игрушки?! Куда лапы тянешь?! – легонько шлепнул ее по руке. – Это штука серьезная!
- Ой, да лааадно! Не очень-то и хотелось! А это тут что? Ящики? – нагнулась и подергала ручку.
- Это рундуки. Там надувной плот, резиновая лодка. О! Кстати, надо будет лодку, на которой Виктор Львович уплыл, обратно забрать. Да… Еще там спассредства – жилеты, пояса… инструменты разные… штормовой грот…
- Чего?
- Парус небольшой на случай шторма.
- Ааа…
- Ну и так… мелочь всякая…
- А что тут за лесенка на корме? Топиться?
- Угадала! – засмеялся. – Купальный трап.
- Ооо! Тогда я купаться!
- Стоять! Куда?! Тут глубоко!
- Ну, Вииктор Михааалыч! Я хорошо плаваю!
- Я сказал НЕТ! Доберемся до берега, там, на пляже – сколько угодно.
- Но если есть трап – значит можно!
- Лена!
- Виктор Михалыч!!!

Спасибо: 74 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 983
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 58

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.09.09 08:54. Заголовок: Ну, вот! Как обещала..


Глава 12. Командные навыки – 2 или Ночные забавы

- Да что такое?! Даже искупаться нельзя! Ничего со мной не случится!
- Нет, ну что ты будешь делать!!! – Степнов взмахнул руками.
Нашла коса на камень. Ленка, демонстративно глядя ему в глаза, расстегнула пуговицы и скинула рубашку. Вышагнула из шортов, повернулась спиной…
- Ой, ёёёё!!! – раздался изумленный возглас.
- В смысле? – Ленка замерла одной ногой на трапе.
- В смысле... Дураки мы с тобой, Кулемина… - добавил обреченно. – Ты мазалась чем-нибудь?
- Чем мазалась? Не поняла…
- Не поняла?! Обгорела ты! Черт… И я, идиот, не сообразил тент сразу поставить… Пошли вниз. У тебя вся спина красная! Пошли, говорю, горе мое!
Спустившись в кают-компанию, Степнов встал – руки в боки – и в упор посмотрел на Ленку.
- Болит спина?
- Вроде нет… Печет немного… Ну, пощипывает… Ерунда, Виктор Михалыч!
- Ерунда?! Да ты волдырями пойдешь! Понимаешь?! Завтра даже одеться не сможешь! – закричал, отчаянно жестикулируя.
А Ленка улыбалась, отвернувшись – не могла сдержаться. Он заботился о ней, как хорошо она знала этот его крик. Светочке такое и не снилось!
- Раздевайся и ложись! – рявкнул тоном, не допускающим возражений.
- Как… куда?
- Вот сюда на диван ложись. Снимай этот свой купальник к чертовой матери!
- Ладно… Я сейчас…
- Куда?!
- Виктор Михалыч… я в каюте разденусь…
- А… ну да… извини… - смешался и сбавил тон.
Она ушла в свою каюту и плотно закрыла за собой дверь. Не бросилась раздеваться, а тихонько присела на краешек кровати. Рассеянно погладила рукой мягкое махровое покрывало. Прикрыла глаза, прикусила губы, разъезжающиеся в неудержимой улыбке.
Момент истины.
Извините, Светлана Михайловна, но придется Вам обломаться.
Разве сможет кто-то кричать на нее так, как он? Разве сможет она ругаться с кем-то так, как с ним? Разве смогут они психовать и злиться на кого-то другого так, как друг на друга? Да никогда!!! Друг без друга даже поссориться толком не с кем!
Сняла купальник, шорты надела. Завернулась в полотенце и вышла в салон. Степнов сидел, повесив голову, и теребил в руках зеленый тюбик.
- Готова? Давай! – хлопнул по дивану рядом с собой.
- Ложиться же не обязательно? – кротко осведомилась и глянула из-под челки. – Можно сидя?
- Можно… Поворачивайся…
Села к нему спиной. Ослабила полотенце и позволила сползти вниз. На чуть ссутуленной спине трогательно обозначились позвонки. Ярко-красный опаленный солнцем участок глубоким округлым мысом вторгался в молочное спокойствие кожи.
Он аккуратно отвел ей волосы с шеи и выдавил крем. Запахло ментолом. Хотел хорошенько намазать ладонью, но передумал. Прикоснулся пальцами. Она шумно вздохнула и передернула плечами.
- Больно? – спросил почти шепотом.
- Нет… холодно.
Нежно водил подушечками по горящей коже, оставляя мягкость и прохладу. Подумал, выдавил еще крема и прошелся по плечам.
Лена сидела, зажмурившись, и пыталась представить, что он чувствует. Может, то же, что она? Нежность, распирающую грудную клетку, и едва сдерживаемое усилием воли теплое токанье. Кровь прилила к губам, они стали горячими и непослушными. А он все водил ласковыми, осторожными пальцами по спине и плечам. Как будто, не понимал, что с ней творилось. С этим нужно было что-то делать, иначе она бы просто заорала от переполняющих ощущений.
Едва уловимым движением расслабилась, и полотенце скользнуло вниз, ложась мягкими волнами у талии.
Он замер, задохнувшись. Пальцы прервали волшебное путешествие.
- Все? – улучила момент для побега.
- Да… все… - старался дышать ровно.
- Спасибо. Я пойду? – не шевелилась и не оборачивалась.
- Иди… - он слышал ее улыбку, и внутри нарастало смятение.- «Что она делает? ЧТО ОНА ДЕЛАЕТ?!» - кашлянул. – Лен…
- А? – чуть повернула голову.
- Не одевайся пока. Пусть впитается. Минут пятнадцать-двадцать… и на спину не ложись.
- Не лягу, - она встала, подтянула полотенце к груди и ушла к себе, не оглядываясь.
В каюте улеглась на живот, обняла подушку и зарылась в нее лицом. Спрятала улыбку победительницы – от него и от всего мира.
Никто не узнает. Она должна попробовать! Нет… не так! Она должна победить!

- Лен! Лена! – Степнов стучал в дверь. – Спишь? Подъем! Пора на ужин.
Ленка открыла глаза. И правда, задремала. Села, потерла глаза. Попробовала натянуть майку. Больно. Ладно, значит, рубашка.
Открыла дверь и чуть не врезалась в Степнова.
- А! – вскрикнула испуганно.
- Тихо-тихо! Как чувствуешь себя? – потрогал лоб.
- Нормально, - шутливо боднула его руку.
- Иди на палубу, - сам, захватив куртку, двинулся следом.
За кормой качалась резиновая лодка.
До лагеря плыли молча. Степнов налегал на весла. Ленка прятала глаза под челкой и покусывала губы. Смотрела на солнце, хитро щурящееся на западе.

На ужин была гречка.
Кулемина ковыряла ложкой в тарелке, вяло отбрыкиваясь от девчачьих подколов.
- Ленка, а мы сегодня утром на вас в бинокль смотрели, - вкрадчиво начала Катя, подмигивая подругам поверх Ленкиной головы.
- Ммм? Да? И что? – рассеянно спросила Кулемина.
- Похоже, твой мачо посадил тебе еще пару синяков?
Девчонки дружно засмеялись и загалдели, пихая Ленку под локти. Она машинально отыскала взглядом Степнова. Вокруг него терлась давешняя Светочка «номер два».
Везет ему на Светочек!
- Ну, Лееен! – не унималась Катерина. - Не молчи уж… Весь лагерь на ушах стоял! Вы так катались по палубе! Когда, говоришь, он женится?
Странно. Она не чувствовала ни стыда, ни гнева… Только слегка потряхивало, как на качелях, когда взлетаешь высоко-высоко… И где-то даже была гордость ЗА СЕБЯ – вот какого мачо «отхватила» и каталась с ним по палубе, он еще и спину ей мазал сегодня… И ЗА НЕГО – он, оказывается, «мачо»…
- Ушла наша Ленка в глухой отказ… - от смеха девчонки гнулись пополам.
- Лееен! Ну, если у тебя с ним «ничего нет», может, одолжишь попользоваться, а? – Катя мечтательно вздохнула. – Я тож хочу таких синячков! Такой олень пропадает!
Вместо ответа Ленка отложила ложку и крутанулась на лавочке. Под растерянные девчоночьи «Ой, Лен, обиделась, что ли?!» прошла к соседнему столу, где сидел Виктор… Михалыч. Неслышно приблизилась со спины, легко скользнула руками и обняла за шею, положив подбородок на его плечо. Из-под опущенных ресниц глянула на растерянную соискательницу Витенькиного внимания. Та заткнулась на полуслове и стала тихонько отползать. А хор подружек-веселушек исторг что-то вроде глубокого завистливого стона.
- Что такое, Лен? – он повернул голову и уткнулся носом в ее щеку. Прохладный запах ментола и аромат теплой кожи. Дышать – не надышаться.
- Пришла спасать вас от Светочки, - обняла чуть крепче.
- Спасибо… Ленка, - погладил ее руки, губами коснулся светлых волос.
- Мы же команда… - не то спросила, не то пояснила она.

Дежурные по камбузу заканчивали уборку. Ребята натягали дров из аккуратно сложенной под навесом поленницы и развели костер. Народ стал подтягиваться к огоньку. Зазвучали первые гитарные аккорды. Удивительно гармоничным дуэтом вступили мужской и женский голоса.

            На тебе сошелся клином белый свеееет…


У Ленки аж в носу защипало – так красиво и душевно выводили.
Смеялись, пели, травили байки – морские и не очень. Степнов смотрел на Ленку, сидящую через пять человек от него, старался уловить хрипловатый смех среди других голосов. Щеки ее горели ярким румянцем, глаза сверкали влажно и весело.
- Ребята! Хорошо сидим! – раздался звонкий голос. – Может, сыграем во что-нибудь?
- Фанты!
- В песенную «чепуху»!
- Нее, в «крокодила» давайте! В шарады!
- В «города» еще предложите!
- А что такого?!
- Детский сад!!!
- Ну, сам предложи!
- В «бутылочку» надо играть!
- ООООО!!!
- ААААА!!!
- Кто про что, а вшивый про баню!
- Ой, а я ЗА!
- Давайте-давайте! Садитесь все! Никто не филонит! Быстро все садимся!
- Бутылка-то есть?
- Есть-есть! Вот!
- Тааак… Ребята, кто-нибудь понял, почему у Сани в палатке тара из-под пива?!
- Э-Э! Это вообще не бутылка, а спассредство!
- Меньше слов, больше дела! Кто-нибудь уже будет крутить, или мы тут собрались чесать языками до утра?
- Языки в дело!
- Саня, твоя бутылка – крути первый!
Симпатичный черноглазый парень с забранными в хвост кудрявыми волосами ловко крутанул бутылочку. В воздухе разлилось радостное возбуждение. Первая пара пошла целоваться. Народ кричал, хлопал, считал… короче, как мог, выражал одобрение и восхищение…
Очередной тур – бутылка выбирает своего хозяина, а потом коварно указывает на белокурую зеленоглазую москвичку. Ленка удивленно подняла голову. Одно дело смотреть как целуются другие. Это весело. И совсем другое – самой идти целоваться с незнакомым парнем. Да еще на глазах у Степнова (а тому уже стало не до смеха). Но игра есть игра. И отступать – не по-спортивному.
Радостно выпихиваемая девчонками, Ленка встала и вышла на «пятачок», где уже плотоядно улыбался Саня. Краешком глаза следила за Виктором… Михалычем. Грозные потемневшие синие глаза ловили каждое ее движение. Решила, с огнем играть не будет – потихонечку спустит.
Парень уже тянулся к ней со знанием дела. Сжала губы и в последний момент чуть отвернула лицо. Смачный чмок пришелся в щеку. Молодежь недовольно загудела, послышались выкрики: «Халтура! Штрафной!». Да и настойчивому Сане этого показалось мало. Он решительно положил руку строптивице на спину и притянул к себе. Обожженная кожа отозвалась резкой болью. Ленка вздрогнула и открыла рот. Вскрикнуть не успела – парень расценил приоткрытые губы по-своему и жадно реализовал «штрафной».
- Эй! – вскочил Степнов. – Ты что делаешь! Ей же больно!
- Уймись, Витюша! – ребята со смехом дергали его за шорты, усаживая обратно на песок. – Не ломай девчонке кайф!
- Знаешь, как Саня целуется? – встряла Светочка «номер два» и закатила глаза. – ООО!!!

Спасибо: 79 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 996
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 59

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.10.09 18:28. Заголовок: А вот и продолжение ..


Глава 13. Разбор полетов или О! Молодежь!

- Эй, Саня! Лена! Ну, хватит уже! – народ начал шутливо возмущаться. – Брэк!
- Во, слиплись-то! Слиплись!
- Саня, отпусти девушку!
- Да она сама – не промах! Ишь, как вцепилась!
- Лена! Лена! Что ты делаешь?! На Витю посмотри – на нем же лица нет!
У Ленки от боли шумело в ушах. Пытаясь хоть как-то уменьшить давление руки на свою спину, подалась вперед, прижимаясь к парню.
Степнов держался из последних сил. Уже ходили желваки, и раздувались ноздри. Только что землю копытом не рыл.
Что творит, зараза?! Куда так жмется?! Совсем, видать, крышу снесло... Что там за фантастический способ такой?!
- Саня у нас парень видный. И по этим делам спец! – не унимались болельщики.
- Это я понял, - буркнул Виктор. – Профессионализм налицо… Угу… - отвернулся, чтобы не видеть. Уши отключить было сложнее.
А у Ленки изначально предполагаемый крик прорвался возмущенным стоном.
- Ну, Саня, ты – монстр! Что ты там с ней делаешь?! Отпускай уже!
У Степнова аж челюсти свело.
Что за стоны такие?! Совсем совесть потеряла.

Она, в самом деле, вцепилась парню в футболку, пытаясь отодрать от себя. Тот, наконец, отпустил ее спину и обхватил лицо ладонями.
- А ты вкусная! – прошептал, оторвавшись от ее рта.
А Ленка стряхнула его руки и, тщательно укрыв глаза под челкой, пошла на свое место, непроизвольно вытирая губы рукавом.
Углядев такую реакцию, Степнов решил отложить разбор полетов на попозже и попытался снова включиться во всеобщее веселье, отгоняя тяжелые мысли.
- Вот так, салаги! Учитесь! – Саня довольно ухмылялся и облизывался, как кот, уворовавший сметану.
- Ой, Ленк! Я смотрю, тебе понравилось… - хихикнул кто-то из девчонок.
- Не то слово! – негромко и сердито отозвалась Кулемина, снова вытирая рот.

Игра продолжилась. Бутылка завертелась и указала на Степнова.
- ООО!!! – народный восторг хлынул через край. – Справедливость торжествует!
- Давай-ка, Витя, выходи! А то Ленка, вон, уже стонет вовсю, а ты еще нецелованный сидишь.
Степнов недобро глянул на шутников, выдержал красноречивый Ленкин взгляд и встал, распрямляя плечи.
За возможность целоваться с ним чуть не подрались две претендентки – Светочка «номер два» и хорошенькая загорелая девушка, огненно-рыжая и синеглазая.
Общим голосованием (почти общим – Ленка отвернулась) победила рыжая – отклонение бутылки в ее сторону, по мнению экспертов, было на полградуса больше.
И вот уже руки рыжей обвились вокруг его шеи. Он слегка опешил поначалу, но взял себя в руки и сделал уверенное движение навстречу.
Ленке поплохело… Бросило в жар, потом в холод. Щеки пылали и бил легкий озноб. Сердце отбивало мучительный ритм. Первый раз она видела его таким. Светочки – и один, и два – детский лепет. А вот такие рыжие хищницы, уверенные в своей неотразимости… это уже серьезно.
Целовался с другой. Не отпрянул испуганно, не сбежал, не сказал, что так нельзя, не время и не место… что надо ждать два месяца до выпускного… Целовался с удовольствием и на всеобщее обозрение. Конечно, это игра… А с ней, с Ленкой, всерьез и наедине целоваться не захотел.
Целовался всего несколько секунд, а казалось – целую вечность.
И хоть бы хны ему, что она тут с ума сходит!!! Сил никаких нет смотреть на это!!!
Легко вскочила и бросилась бежать. За ней подхватился понятливый Саня. За Саней, бросив рыжую, понесся вмиг допетривший что к чему Степнов. А вслед за ними всеми сорвался и сероглазый Костя, которому воображение очень живо нарисовало возможные последствия.
Саня, естественно, нагнал Ленку первым.
- Ну, ты и бегать, красавица! Чего сорвалась-то? – старался отдышаться, уперев руки в колени.
Но увидев, как она тянет к воде резиновую лодку, перешел в срочное наступление.
- Слышь, как тебя? Ленка? Куда собралась, а?
Ленка не ответила, только молча пыхтела, волоча лодку.
- Ну, ладно тебе! Иди сюда! Ну? Так хорошо начали… Может, продолжим? – с чувством погладил ей спину, спустился ниже.
Ленка, резко втянув воздух сквозь сжатые зубы, бросила лодку и с неменьшим чувством заехала Сане в нос.
- УУУУУ!!! – завыл парень, схватившись за лицо.
- Лена!!! – из темноты вынырнул Степнов.
Ленка отвернулась и вновь ухватилась за лодку.
- Ты чего?! Совсем сбрендила?! – орал парень, размазывая по лицу кровь.
- Сань! Саня! Не надо… Пойдем! – Костя тянул его за локоть.
- Не, Костян, погоди! Разобраться надо!
- Пойдем, говорю! Они без тебя разберутся. Пошли!
- Правильно, Костя. Растолкуй товарищу что к чему. Он, видимо, с первого раза не понял, - Степнов отдирал Ленку от лодки.
- Че ты сказал?! – обиженный Саня кинулся на Виктора, но встретившись с чувствительным ударом в подбородок, быстро дал задний ход.
- Получил? – схватил его за майку Костя. – Пойдем? Или еще вопросы остались?
- Отвали! – Саня дернулся и пошел к лагерю, пиная песок.
- Вить… не грузись. Он у нас немного того… без башни…
- Я заметил, - кивнул Степнов, удерживая обиженно сопящую Ленку за плечи.
- Лен… - окликнул парень напоследок и поднял вверх большие пальцы. – Хороший удар. И, короче… извини… ладно?
- Угу, - Лена кивнула, не оборачиваясь и одновременно пытаясь вывернуться из сильных теплых рук.
- Лееен… - негромко позвал Виктор. – Ленка… - рук не отпускал и вывернуться не давал. – Бежал тебя спасать, а спасать-то кавалера надо было…
Она продолжала обиженно молчать, но вырывалась уже без энтузиазма.
- Ну, и спасали бы!
- Да ну, нафиг он мне сдался…
- А нафиг я вам сдалась?! Идите, рыжую свою целуйте, пока будущая жена не видит. Вот интересно, как бы ей это понравилось?! Вы же вроде слово дали? А?
- Лена! Леночка! Послушай…
- Что? Что? Что? Как со мной – так вы слово дали, а как со всякими рыжими – так можно?!
- Да ты же сама целовалась!!!
- А я слова не давала!!!
- Лееенкааа… - боясь трогать за спину, притянул ее голову к своей груди. – У тебя, похоже, температура.
Она замерла и вдруг почувствовала, что прямо сейчас разревется от бессильной злости и отчаянья.
- Ну, как тебя целовать, а? Ты ж дерешься… Вон, парню нос разбила…
- Никак! Идите со Светочками своими целуйтесь! И с рыжими! И вообще с кем хотите!
- Ленка, не хочу я со Светочками… Я с тобой хочу…
- Ага, только попробуйте! Я и вам в нос двину…
- Лен… Посмотри на меня… Ну?
Она подняла голову. Услышала, как на берег набегают волны. Он улыбнулся и ласково провел большим пальцем по горячей щеке. Она всхлипнула и закрыла глаза.
Он мягко забросил ее руки себе на плечи, поудобнее прихватил ее голову, другой рукой нежно притянул за талию…

- О! Молодежь! Гуляете? – из темноты донесся приветливый голос Шинского.

Спасибо: 79 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1008
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 60

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.10.09 10:05. Заголовок: Все выходные проотды..


Глава 14. А-я-яй! или Пора заняться делом

- Виктор Львович?! А вы что здесь делаете?! – удивленно воскликнул Степнов, запихивая Ленку себе за спину.
- Вернулся со спецзадания, - ухмыльнулся капитан. – Привез ворох новостей и сюрпризов в прямом и переносном смысле. Ндааа… А я смотрю, вы меня… ждали. Лодку на яхту не забрали. Отлично. Значит, все одним разом доберемся. А! Кстати, познакомьтесь… Это – Иван Семеныч… - рядом с ним материализовался невысокий плотный лысый дядечка. – Начальник и главный тренер лагеря… ну, и наш индивидуальный наставник. Это – Виктор. А это – Лена.
Кулемина набралась храбрости, вышла из-за Степновской спины и встала рядом. Иван Семеныч молча покивал и крепко пожал обоим руки.
- Ребята, примите пакеты, – Виктор Львович протянул Степнову два огромных бумажных пакета с веревочными ручками. – Лен, ты тоже возьми, пожалуйста. Он легкий.
Лена молча подошла и взяла пакет.
- Так. По лодкам. Идем на «Селену»… эээ… то есть, на «Елену». – Шинский подхватил объемистые и с виду тяжелые баулы. – Виктор, Лена, вы везете пакеты. Мы с Иваном Семенычем за вами. Выдвигаемся.

Ленка сидела спиной к Степнову, придерживая поклажу. Плыли молча. Лодка Шинского шла совсем рядом, можно было слышать его разговор с Семенычем. Обсуждали программу тренировок. Галсы, дрейф, разворот, смена парусов, ночное плавание, по курсу, по фарватеру…
Подошли к яхте. Лена поднялась на палубу и приняла сумки. За ней влез Виктор, закрепляя шлюпку по левому борту. Через несколько минут пришвартовалась вторая лодка. Шинский при помощи Ивана Семеныча втащил на яхту свои баулы.
- Виктор, лодки пока не убирай. Идемте вниз. Разговор есть.

Степнов кивнул Ленке, чтобы шла вперед, а сам сгреб все три пакета.
- Виктор Михалыч, давайте мне один.
- Шагай-шагай. На трапе примешь.
Лена нырнула в люк и протянула руки.
- Не вздумать упасть с любимой лестницы!
- Нее… мы с ней заключили договор о непадении.

Пристроив пакеты у стола, Кулемина уселась на диван, рядом тут же приземлился Степнов и накрыл ее руку своей.
- Лен… - попытался заглянуть ей в глаза. – Ты только не… - закончить не успел.
- Так, все в сборе, - Шинский сел и упер локти в колени, кладя подбородок на сцепленные кисти. – Да. Новость первая. Лена, родители прислали согласие на твое участие в регате. Теперь последнее слово за тобой.
- Согласились… - задумчиво протянула Лена и почувствовала, как Виктор крепче сжал ее руку. – Так просто?
- Не знаю, было ли это просто или непросто… Я ждал три часа. Подключился… эээ… Петр Никанорович, если не ошибаюсь…
- Дед?! – изумилась Лена.
- Да. Когда узнал, что в команде Виктор Михалыч… так обрадовался… по-моему… это он уговорил родителей…
- Вот это дааа… - Ленка прижала ладонь ко лбу и глянула на Степнова. – Что же он им наговорил?
- Не знаю… видимо, нашел нужные слова. Они уже прислали по факсу и согласие на твое участие, и разрешение на съемки в рекламе, - Шинский похлопал по пухлой папке, лежащей у него на коленях. – Оригиналы придут почтой на адрес испанского оргкомитета
- В рекламе? – недоуменно вскинул брови Степнов.
Капитан кашлянул и потер подбородок.
- Да, ребята… Вторая новость. У нас теперь есть спонсор. Известная марка одежды для спорта и активного отдыха изъявила желание сделать экипаж «Елены» лицом летней рекламной кампании. И меня… убедили… нда… что от такого предложения отказываться грех. Если вы не против, приедем в Испанию – подпишем контракт. Будут рекламные съемки.
- Ничего себе… - только и смогла произнести Ленка.
- Елена… твое последнее слово. Надеюсь, ты подумала… Ты с нами? Кстати, рекламщики нами заинтересовались именно в связи с тем, что в экипаже предположительно появится девушка… Ну… а если нет… не обижайся, через пять дней придется отправить тебя в Москву. Иван Семенович не готов взять на себя такую ответственность, да и морока с разрешением родителей… сама понимаешь…
Начальник лагеря строго смотрел, согласно кивал и разводил руками.
- Лен, правда… оставайся, - негромко поддержал Виктор.
Ленка высвободила ладонь и глянула на него блестящими из-под челки глазами. Перевела взгляд на Шинского. Скрестила руки на груди и закусила губу. Через несколько секунд напряженного молчания кивнула головой.
- Хорошо. Похоже, другого выбора у меня нет.
- Выбор есть всегда, - совсем тихо произнес Степнов куда-то в сторону.
- Кто бы говорил, - бросила она так же тихо.
- Ну и третье, - Шинский повысил голос. – Завтра начинаем тренировки. Работать будем плотно. Подробности завтра. Подъем в семь утра. Виктор, ты дежуришь по камбузу.
- Есть дежурить по камбузу! – Виктор шутливо козырнул.
- Лена, иди, отдыхай. Кстати, телефон проверь, родители до тебя дозвониться не могли. Да, и пакет захвати, - заглянул в бумажные сумки. – Вот этот – твой. Разберись там… что к чему… Думаю, тебе понравится.
Ленка взяла пакет, попрощалась и ушла к себе. Шинский проводил ее задумчивым взглядом и повернулся к Степнову.
- Виктор, я сейчас доставлю Ивана на его яхту – она четвертая от нас – и вернусь. Дождись меня. Разговор есть.

Еще минут двадцать капитан и тренер шушукались, роясь в баулах. Вынимали, раскладывали и перекладывали с места на место рулоны карт, толстые справочники и диски с новым программным обеспечением для бортового компьютера. Наконец, кое-что отложили в пакет, который Иван Семеныч забрал с собой.

Еще через полчаса Шинский вернулся, они со Степновым уложили лодки в рундуки и спустились в салон. Виктор Львович устало опустился на светлый диван.
- Послушай, Виктор… объясни-ка мне… что я сегодня видел на берегу?
Степнов мгновенно все понял.
- Виктор Львович, я ее люблю.
- Угу… так… это, конечно, многое объясняет… А она?
- Я думаю… нет, я уверен, она тоже меня любит.
- Уверен, значит… угу… тогда скажи, на какой стадии находятся ваши отношения со Светланой Михайловной? Ты ведь, если я не ошибаюсь… жениться на ней хотел?
- Виктор Львович… прошу вас, выслушайте меня…
- Да я вот как раз тебя слушаю.
- Мы отменили свадьбу! Я сам лично забрал заявление из ЗАГСа и освободил Светочку от всех обещаний. Очень надеюсь, что она не станет ждать меня из похода, и устроит свое счастье с более достойным кандидатом.
- Что ж… это хорошо… это правильно. А Лена? Она уже знает?
- Эээ… ммм… - Степнов запустил пальцы в волосы, склоняя голову. – Нет еще…
- Вот и у меня сложилось такое ощущение… нда… что она не в курсе этих твоих… новостей... А тебе не кажется, Виктор… что это как-то… неправильно?
- Кажется… Но понимаете… не было подходящего случая… не вываливать же на нее это все вот так… с бухты-барахты… без подготовки…
- Без подготовки? А целовать девушку, которая уверена, что ты женишься со дня на день – это ничего? Нормально?
- Да не поцеловал я ее, - Степнов вздохнул и отвернулся.
- А что так?
- Не успел…
- А! Значит, я успел, - кивнул Шинский. – Имей в виду, Виктор… я теперь за нее отвечаю перед ее родителями. Я ей тут и отец, и мать, и дедушка. Она любит тебя – это без бинокля видно… А ты… В общем, так… Против чувств ваших я не возражаю… нда… но чтобы все в разумных пределах. Тебе еще с ее родителями объясняться, если, конечно, у вас там все всерьез…
- Виктор Львович!
- Не перебивай. – капитан повысил голос. – Я очень надеюсь, что ты… эээ… как взрослый человек… не допустишь, чтобы ваши, я так понимаю… эээ… непростые отношения… повлияли на дееспособность команды. Ты меня понял?
- Да.
- Вот и хорошо. И поговори с ней, Виктор… не тяни кота за хвост. Тебе самому спокойнее станет. А то сидим тут… как на пороховой бочке. Даже Семеныч вон… заметил…
- Хорошо, Виктор Львович… Я все понял.
- Ну… хорошо, что хорошо… и что понял тоже хорошо… Действуй.

Спасибо: 76 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1028
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 62

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.10.09 18:10. Заголовок: http://jpe.ru/gif/s..


Глава 15. Обновки или Призрак свадьбы

Лена сидела на кровати. Перед ней лежал разноцветный ворох одежды, вытряхнутой из огромного пакета: по паре топов и футболок, две настоящие тельняшки, шорты, бриджи, брюки, спортивные костюмы – легкий и утепленный, бейсболка, берет, носки, свитер, два купальника, спортивное белье, кеды и большое полотенце с фирменной символикой. Целый гардероб.
Майки сейчас больно надевать. Приложила к себе тельняшку, посмотрела в зеркало. Здорово будет!
А вот штаны можно померить… шорты впору, брюки… чуть широковаты… это ерунда, главное – в длину подходят. Ладно… в целом, можно считать, все подошло. Даже с кедами почти угадали – чуть-чуть большеваты оказались.
Теребя мобильник, размышляла, что сделать вперед – убрать обновки в шкаф или просмотреть пятнадцать пропущенных звонков. Метания прервал тихий стук в дверь.
- Да? – подняла голову и взглянула на открывающуюся дверь.
В каюту просунулась голова Степнова.
- Можно?
- Заходите…
- Как спина? Болит?
- Немного.
- Надо еще намазать… Ну, как тебе? – кивнул на новую одежду.
- Угу… - рассеянно кивнула Кулемина и принялась просматривать пропущенные звонки. От мамы, от отца, от деда…
- Мне тоже понравилось. Лена… - замялся, теребя в руках зеленый тюбик. – Мне нужно кое-что тебе сказать…
- Угуммм… - продолжала копаться в телефоне. – Что?
- В общем… это касается свадьбы…
Замерла. Сердце прыгнуло в горло, стало страшно дышать, повернуться и посмотреть на него тоже было страшно.
- Я не… - начал он…
В этот момент телефон у Ленки в руке завибрировал. Она испуганно вздрогнула.
- Мама! – приняла вызов и расплылась в блаженной улыбке. – Мамочка, привееет! – плюхнулась на спину, взвыла, ойкая, перевернулась на живот. Через пару секунд уже беззаботно болтала босыми ногами.
Степнов положил тюбик на полочку и тихо вышел из каюты.
Ладно, позже скажет. Она такая счастливая – с родными разговаривает.
Лена поговорила с мамой и с дедом, послушала веселое щебетание маленького Сережки. Отца дома не оказалось – был в клинике на дежурстве. Сто вопросов, советов, напутствий и предостережений… Выключив телефон, долго соображала, что не так…
А! Степнов был… видимо, ушел… Что-то хотел… блин… что-то насчет свадьбы… неужели, он думал, ей это… Нет… Кого она пыталась обмануть?! Конечно, интересно! И тревожно, и страшно… Так страшно, что дальше некуда.
Пошла сама. В салоне никого не было. На цыпочках подошла к двери его каюты. Там тихо и темно. Его голос доносился с палубы.
- Да, я слушаю, Игорь! Просто на палубу вылез… Да, вроде лучше… Ну, что там стряслось? … Светочка? ... Ну? … Блин… Как Пенелопа? Ну-ну… Не, ну если двадцать – пускай ждет. Я тогда торопиться не буду… Передумала? Господи, Игорь! Зачем так пугать-то… И когда счастливое событие? … Четырнадцатого августа? Конечно, вернусь! … Надеюсь, все серьезно? Без дураков? … Эх, повеселимся!!! На эту свадьбу я Светочку в ЗАГС сам на руках отнесу!!! … Ох, Игорь, порадовал! Спасибо, друг! Я твой должник!

Ленка стояла под люком и слушала – ни жива, ни мертва. И вроде один раз смирилась уже с его женитьбой… и снова – словно ушат холодной воды вылили.
Светочку. В ЗАГС. На руках.
Вот и все. Если раньше была уверенность, что жениться он собрался, не любя… и можно было что-то исправить… то теперь… он так радуется этой свадьбе…
Что за жизнь у нее такая? Задрала голову и посмотрела через открытый люк вверх на темное небо, усыпанное сияющими звездами.
Слышали, южные звезды? Вот так-то…
Вся ее недавно обретенная истина расползалась, как мокрая бумага, прямо на глазах. Видимо, в разлуке, вдали от невесты он осознал, наконец, что для него действительно важно…
Закрыла глаза и сидела, запрокинув голову, стараясь не думать ни о чем. Услышав шорох и движение, очнулась.
Его глаза – голубые звезды. Такие же близкие и недосягаемые, как эти южные.

- Лена? Ты что тут делаешь? – вроде удивился, а у самого рот до ушей.
Посторонилась. Он спустился почти бегом и бросился к ней. Сгреб в охапку и принялся кружить по каюте, сжимая до хруста в косточках и рыча от восторга.
- Ленка! Леночкаааа!!! – поставил на пол, стал гладить по плечам. – Прости! Прости! Больно, да? Это я от радости, Ленка! Болит? Сейчас намажем! Сейчас-сейчас… Пойдем, пойдем скорее!
Ленка молча высвободилась из его рук и отошла на шаг. Секунду постояла, глядя в глаза. А потом… изо всех сил, со всей кулеминской дури влепила ему в челюсть.
- Совет да любовь!
Хлопнула дверью каюты, ставя жирную точку.
Он отлетел на несколько шагов, схватился за щеку. В полном недоумении завис посреди кают-компании. Обернулся на шуршание. Шинский доставал лед.
- Я вижу… поговорили вы… - капитан завернул пакет в тонкое полотенце.
- Да вот… что-то… я ничего не понял… Что на нее нашло? – приложил лед к лицу.
- А что ты ей сказал?
- Да в том-то и дело! Ничего не успел сказать… Только что с Рассказовым поговорил. Светочка за Милославского замуж выходит. Уже и свадьбу назначили. Хотел Ленку новостями обрадовать, а она меня… в челюсть…
- Ну, что-то же ты ей сказал? Что-то сделал? Я не знаю…
- Вот и я не знаю…
- Так… ладно. Ложись иди, Виктор… Завтра будешь разбираться.

Спасибо: 79 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1041
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 63

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.10.09 20:28. Заголовок: Вот, выставляю, как ..


Глава 16. Первая тренировка или До седьмого пота

Ночь беспокойная. Голова тяжелая, а мысли еще тяжелее. От прежней решимости бороться за Степнова мало что осталось.
И с ним ведь еще почти месяц на этой маленькой яхте… бок о бок… тереться. Ну, ничего… она сильная и все сможет. Выпустила пар и на капельки не жалела. Он - не учитель. Он оказался бабником… не хуже, чем Гуцул в свое время… Жениться собирался на одной, целовался с другой, Ленке мазал спину и кружил по каюте, крепко сжимая в объятиях… А ведь никогда бы так про него не подумала, ведь в любви признавался, цветы дарил, можно даже сказать, на руках носил… Нет, она тоже, конечно, виновата, что вот так… точнее, не так…
Но теперь уж точно ВСЕ! Теперь только вежливость и рабочие отношения. Команда не должна пострадать из-за их бесконечных разборок.
Сама все решила. Сама, извиваясь, мазала себе спину чудесным кремом. Собрала одолженную у девчат одежду в пакет, чтобы отдать при удобном случае. Наконец, улеглась поверх покрывала кое-как намазанной спиной вверх.
Приснился красивый Степнов в черном костюме с белым цветком в петлице. Держал ее за руку и что-то говорил, улыбаясь и щекоча губами ухо. Наверное, опять ласково отсылал в прекрасное будущее.
Вздрогнула и проснулась от энергичного стука в дверь.
- Лена! – бодро взывал Шинский. – Подъем!
- Встаю! – подала голос и села на кровати. Изогнулась осмотреть спину в зеркале. Потянулась и закинула руку ощупать кожу. Волдырей не было. Вроде и не болело уже почти…
Натянула тельняшку и шорты. С полотенцем на шее и зубной щеткой в руке прошлепала через салон в душевую.
- Доброе утро, Виктор Львович! Здрасте, Виктор Михалыч…
Они оба тоже были в тельняшках.
Через пятнадцать минут присоединилась к мужчинам за столом. Дежурный Степнов поставил перед ней тарелку горячей овсянки и блюдце с огромным куском хлеба с маслом и вареным яйцом. Уже очищенным.
- Чай или кофе? – спросил через плечо, снова отходя к камбузу.
- К-кофе… - неуверенно откликнулась Ленка.
А щека-то левая припухла. Хорошо она его вчера… отоварила. Взялась за ложку и принялась возить по тарелке.
- Лена, послушай совета… - Шинский следил за овсяными кругами. – Нужно хорошо позавтракать. Серьезно… Работы много. Сейчас полвосьмого, обед не раньше двух.
- Не вкусно? – Виктор поставил перед ней кружку с кофе.
Ленка нагнулась и потянула носом волшебный аромат.
- Вкусно-вкусно. Спасибо, Виктор Михалыч.
Старательно запихала в себя все, что предполагалось. В другой раз заартачилась бы, но не сегодня. Сидела, уткнувшись носом в тарелку. За припухшую щеку Степнова было неудобно, по крайней мере, перед Шинским.

В восемь ровно яхта качнулась, принимая на палубу Ивана Семеныча. И началась тренировка.
- Виктор Львович, заводи мотор. Пусть греется. Отойдем на пару километров. Так, красавица… - внимательно оглядел Ленкины ноги. – Что в шортах – хорошо… что в белых – не очень.
- Почему? – удивилась Кулемина.
- Темненькое есть?
- Ну… джинсы обрезанные есть…
- Вот, хорошо. Дуй, переодевайся. Мы подождем.
Ленка пожала плечами и побежала в каюту. Через пять минут вышла в коротюсеньких джинсовых шортиках – девчачьем креативе.
- Кхе… нда! – крякнул главный тренер. – Хотел, как лучше… но хрен редьки не слаще… Ладно, ребята… Выходим. Поднимай якорь! – махнул Степнову и перебрался в кокпит, где сидел Шинский.
«Белые были сантиметров на двадцать длиннее» - тревожно размышлял Степнов. – «Зачем он сказал ей переодеться? Это не шорты, а сплошное безобразие!»

Отошли в открытое море на моторе.
- Так… Готовим лебедки, - деловито командовал Семеныч. – Закрепляем шкоты. Распускаем паруса. Давай грот сначала. Тааак! Тааак! Пошел-пошел-пошел! – сам правил руками канаты. – Хорошооо!.. Куда?! Куда?! Где перчатки?! Витька?! Ты куда смотришь?! Она ж все руки себе обдерет! Быстро ей рукавицы и сам одевай. Как дети малые!!!
Яхта затрепетала, дернулась и плавно заскользила по волнам. Степнов метнулся до рундука и раздал всем по паре толстых перчаток с красными прорезиненными ладонями.
- Во! Благодарствую! - кивнул Семеныч. - Хорошо идет – устойчиво. Давайте, курс зададим. Вот, видишь? – ткнул пальцем в монитор компьютера. – Вот тут мысок будет. Попробуем его по дуге обойти. Потом развернемся.
Шинский наметил стилусом путь, и компьютер сосредоточенно замигал, рассчитывая траекторию движения яхты.
- Так, молодежь! Чего мечтаем? Живо шкоты подобрать и ванты подтянуть! Мачта, вон, ходуном ходит.
Ленка непонимающе уставилась на Степнова, тот кивнул – вроде понял.
Так и ходила за ним хвостом – осваивала мореходную науку. Сначала он делал все сам, что-то негромко пояснял, совсем на нее не глядя. Но, постепенно расслабляясь под ее интересом и желанием все понять и попробовать, снова проявил свою тренерскую сущность. Глаза заблестели, в голосе зазвенели бодрые командирские интонации. Вместе тягали шкоты и крутили лебедки.
Вслед за гротом поставили геную. Яхта рванула вперед, рассекая волны. Вода то и дело заплескивалась на палубу. Ленка поняла, почему шорты – это хорошо.
- Ребята, надеваем жилеты! – скомандовал Иван Семеныч, первым надел ярко-оранжевое спассредство и дернул «свистульку». Жилеты надулись быстро.
- Вон мысок, - Шинский вытянул руку.
- Заходим в поворот, - кивнул тренер. – Сначала работаем по ветру, потом – против. Слушать меня внимательно и реагировать мгновенно. Ясно? Львович, ты – у штурвала. Ребята, сейчас яхта пойдет в правый крен – нужно быстро переместиться на левый борт. Смотрите, вот так садимся и крепко держимся за поручни. Поняла, малая? – потрепал Ленку по влажным волосам. – Гляди, чтобы не смыло. Что она у тебя худенькая такая? – озорно глянул на Степнова.
Тот встревожено оглядел слегка обалдевшую Кулемину, промолчал, но подобрался поближе.
Маневрировали часа два. Обходили мыс сначала по ветру, просто уравновешивая крен. А потом пошли против ветра. Вот тут-то пришлось побегать – вручную и лебедкой подстраивали паруса, страховали мачту, метались по палубе, выравнивая крен. Убегались. Наконец вышли из дуги и легли в дрейф.
- Половина второго, - Шинский посмотрел на часы. – Пора обедать. Дежурный? Чем побалуешь?
- Дайте мне полчаса, - Степнов кивнул и спустился на камбуз.
- Может, я помогу? – неуверенно поинтересовалась Ленка у старших.
Те переглянулись, пожали плечами.
- Помоги, конечно…

Спустилась к Степнову. Тот глянул искоса и, не говоря ни слова, дал ей нож и придвинул миску с овощами и чистую плошку.
Через полчаса команда уплетала ароматные макароны по-флотски и салат, приготовленные двумя глухонемыми поварами.

В три часа, после недолгого отдыха, двинулись в обратный путь. Снова огибали мыс. Ветер изменил направление и усилился. Яхта ощутимо качалась на волнах. Соленая вода снова и снова захлестывала палубу. Почти всю дорогу шли против ветра. Когда замаячил знакомый ряд яхт и приветливый берег, Лена почувствовала, как силы окончательно покидают измотанное тело, облепленное мокрой одеждой. Мокрым и просоленным было все – от кед до жестких, слипшихся волос.
Якорь бросили в половине седьмого вечера. Ленка присела на банку в кокпите и поняла, что больше не сдвинется с места. Казалось, сил не было даже пошевелиться. А вокруг сновали мужчины – прибирали снасти и обсуждали результаты первого тренировочного дня. Откуда у них столько энергии? Вот у нее, у Ленки, даже язык уже не ворочался.
- Мужики, вы – молодцы! – разливался неутомимый тренер. – Слышь, Львович? Хорошую команду подобрал. Налету все схватывают. А главное, с полуслова понимают и меня, и друг друга. Это здорово, ребята! Сегодня, конечно, умотались, что и говорить… Ветер не хилый… Вы-то мужики крепкие, а вот маленькую надо восстанавливать… а то завтра не подымется. А молодец девчонка! Вить, на берег ее надо, там баньку мои соорудили… Прогреть хорошенько, хорошо бы с веничком, конечно... Я пошукаю… И массаж, Вить! Ей массаж сегодня обязательно – прямо с ног до головы. Там Лева Валеев, ага… У него трейлер синий… Так он - спортивный врач. Договорюсь, он помнет Ленку.
До последнего Степнов слушал молча и согласно кивал, растирая ноющие мышцы грубым полотенцем. Но представив, как молодой спортивный врач мнет его любимую девушку, взвился и блеснул собственным профессионализмом.
- Да не стоит его беспокоить! Я сам институт физкультуры закончил и знаю, что такое спортивный массаж.
- Так то ж замечательно! Ну, все! – Иван Семеныч потер руки. – Всех приглашаю в баньку. Девушке присоветуй, чтобы купальник… Да что я лезу, - махнул рукой, - сами разберетесь.

Спасибо: 78 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1054
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 64

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.10.09 18:45. Заголовок: http://jpe.ru/gif/s..


Глава 17. Банно-массажная или Воровато-нежная

Ленку придавили непривычные ощущения – ломило шею, спину и грудь от ключиц до пупка. Руки-ноги тряслись. Болели пальцы на руках. Кожа на веках и вокруг губ дрожала мелкой дрожью. Такого после тренировок еще не бывало. Уже десять минут уговаривала себя встать и пойти переодеться. Но тело отчаянно бунтовало против любого движения, поэтому она продолжала сидеть, свесив голову и упираясь локтями в разведенные колени.
- Мы отчаливаем. Не задерживайтесь. Как раз поужинаем, и банька раскочегарится, - Иван Семеныч махнул рукой, спустился в лодку, где уже сидел Шинский, и бросил напоследок. – Эй, юнга! Не сиди в мокром!
Она подняла голову и попыталась улыбнуться. Ни губы, ни щеки не послушались. Степнов повесил полотенце на шею и присел рядом, обняв за плечи.
- Устала? – заглянул в лицо.
- Ага… - вздохнула Ленка, чувствуя, как задубевшие от утомления мышцы начинают тихонько подергиваться, соприкасаясь с его теплом. Остро захотелось прижаться целиком, впитать его и растаять, растечься бесформенной лужей и не чувствовать усталости и ломоты.
- Пойдем, Лен… Надо переодеться… - помог встать и практически на руках доставил к двери каюты. – Ты только не расслабляйся. Нам обязательно нужно на берег, слышишь?
- Угу… - общаться у нее получалось только междометиями.
- Лен, дверь не запирай, пожалуйста…
- Хорошо, - кивнула и, оставив дверь приоткрытой, принялась стаскивать с себя мокрую тельняшку.
«Вообще-то, я не это имел в виду…» - тихо умер Степнов, вцепляясь себе в волосы.
В приоткрытом пространстве мелькали бросающие в жар фрагменты. И стоял он, ругая себя последними словами, а глаз отвести не мог.
Шуршания и движения за дверью поубавилось.
- Готова? – спросил и прислушался.
Ленка не отвечала.
- Лееен? Не забудь куп…
- Что? Я не слышу! – она высунула растрепанную голову.
- Нет... Ничего… - на секунду замялся. – Полотенце не забудь. И теплое возьми… или сразу надень…
- А! Мышцы греть? Хорошо…
Сам подумал-подумал и на всякий случай взял одеяло.
В лодке она удобно расположилась и улеглась головой на дутый борт. Пыталась расслабить тихо скулящий организм и убедить кровь поступать в налившиеся чугуном конечности. А Степнов греб, утыкаясь в ее согнутые коленки. Рассмотрел их во всех подробностях и сделал вывод, что коленки исключительно замечательные.
По пути к лагерю встретили веселую компанию. Макали новенькую девушку. Даже переодеться не дали – закинули в море в шортах, майке и пляжных тапках. Девушка, отфыркиваясь и смеясь, выходила из моря, попутно отлавливая слетевшие вьетнамки. Тут до Ленки дошел смысл отрицания тренером белых шортов. Намокнув, они во всех подробностях являли миру цвет и фасон нижнего белья. Ленка покосилась на Степнова. У девушки были черные стринги.
На общем камбузе отдыхали человек пять – раскрасневшихся, с полотенцами на плечах. Это были первые смельчаки, опробовавшие походную баню.
- Как там температура? – поинтересовался Степнов у смакующей чай девушки.
- Мне – в самый раз. Я сильно горячую не люблю. А через часик уже градусов семьдесят будет. С тренировки? – кивнула на бледную с сероватым отливом Ленку. – Вам, конечно, погорячее надо.
Есть Кулемина категорически отказалась. С трудом влив в нее большую кружку сладкого чая, крепко взял за руку и повел на банные процедуры.

Баню устроили в конце песчаной косы, где валуны спускались к самой воде. Из голышей и больших кусков гранита сложили каменку – почти камин. Установили пару сколоченных скамеек. Обнесли все это дело алюминиевыми дугами от тента, а сверху натянули старые паруса и что-то брезентовое, похоже, бывшее когда-то палаткой.
Плотная парусина хорошо держала жар, и уже после третьей закладки дров в баньке можно было поддавать пару. Рядом на камнях горел костерок – грелось дополнительное ведро воды.
- Молодежь! – Шинский блаженно улыбался, вытирая полотенцем распаренную лысину. – Там так хорошо. Виктор, ты как себя чувствуешь? – спросил и одновременно с сочувствием посмотрел на Лену.
- Да нормально, - Степнов повел плечами и повертел головой. – Бывало и хуже.
- Молодец! Орел! – вынырнувший из бани Семеныч хлопнул его по спине. – Вперед! – кивнул на приоткрытый полог, откуда веяло душистым жаром. В двух словах растолковал, что где и как. – Вот веника нема, ребята. Но есть можжевеловые веточки, - подмигнул и потянул за собой Шинского. – А вас, Виктор Львович, попрошу пройти на массаж.
Уходя вслед за товарищем, капитан послал Степнову внимательный и строгий взгляд, едва пальцем не погрозил.
Виктор вздохнул и повернулся к Ленке.
- Давай. Ты первая. Разберешься? – протянул ей ее пакет.
- Разберусь – кивнула и скрылась за пологом.
Минут через двадцать, чтобы скрасить ожидание, Степнов решил искупаться. Успел раздеться и только стал осторожно спускаться к воде по камням, как услышал грохот, вскрик, дикое шипение воды на раскаленных булыжниках и треск стреляющих камней.
«Ошпарилась!!!» - билась в голове мысль, пока скакал по валунам обратно. Из баньки вырывались клубы пара. Нырнул в банное нутро и едва разглядел ее в горячем влажном полумраке. Она сидела на лавке, обхватив колени и спрятав лицо. Сказочно и терпко пахло можжевельником.
- Что случилось?!
- Ведро уронила… Не заметила… запнулась…
- Ленкааа… у меня чуть сердце не выскочило… Не обожглась?
- Нет.
- Уффф… ну, и парилка тут… ни черта не видать, - прищурился, разглядывая ее. Сидела в одних трусиках, вся в мыльной пене, смотрела на него блестящими глазами. – Ладно… - смутился. – Я пойду… - он и сам стоял перед ней в трусах.
- Виктор Михалыч… останьтесь, пожалуйста… У меня без вас… не получится… - не могла удержаться, украдкой рассматривала его – стройный, мускулистый, длинноногий.
- Что у тебя не получится? – заворчал с притворной строгостью, тщетно пытаясь унять сердцебиение. – Не получится у нее… Турииистка, блин… - высунул руку на улицу и втянул в баньку свой пакет, оставленный у полога. – В бане ни разу не мылась?
- Неа…
- Вот горе мое… - почувствовал, как по спине скатываются капли пота. – Вставай, полью.
- Я еще голову хочу помыть.
- Ну, помой, раз хочешь… - нагнулся зачерпнуть воды из ведра.
Она соскользнула с лавки и повернулась спиной. Выдавила шампунь на ладонь и…
Ему поплохело – подняв обе руки, она старательно терла волосы, и хлопья пены падали на спину и сбегали по гладкой влажной коже вниз на бедра.
- Все, - она повернула голову. – Лейте.
Он лил, а она гладила себя по голове, промывая волосы, по шее, плечам, груди, смывая пену… глаз было не оторвать, и все внутри звенело под высоким напряжением.
- Дайте, пожалуйста, полотенце.
Обмотала вокруг себя теплую ткань и повернулась к нему. Он поспешно отвернулся. Не надо ей видеть его ТАКИМ.
- Вы тоже мойтесь. Я полью, - выдернула из его руки черпачок.
Сначала замычал что-то нечленораздельное. Потом нашел в себе силы ответить.
- Не надо, Лен…
- Мы – команда? Или как? - напряглась, прожигая взглядом его затылок.
- Команда-команда… хорошо… отойди немного… на лавке посиди…
Она сидела и без зазрения совести разглядывала, как он тер себя мочалкой, как мыл голову. Терпкий можжевеловый жар проник глубоко внутрь и угнездился пульсацией внизу живота. Встрепенулась, когда он замедлил движения.
- Лью? – встала и зачерпнула воду.
- Давай.
- Только я не достану. Нагнитесь, что ли…
Одной рукой поливала его из ковшика, другой придерживала на груди сползающее полотенце. Он довольно фыркал, разбрызгивая воду, растирая руками тело.
- Давай последний раз. Вот сюда, - похлопал себя по мощному загривку.
Прищурилась, закусила губу и потянулась к ведру с холодной водой, стоящему у полога. Зачерпнула полный ковш и вылила на подставленную спину.
- ЫЫЫ!!! – он судорожно вдохнул и распрямился, как сжатая пружина. – Ну, Кулемина! – схватил ее за плечи.
Черпак со звоном упал на камни. Полотенце поехало вниз, открывая упругие полушария.
Она улыбалась испуганно и дерзко, глядя в горящие синие глаза. Мазнула взглядом по губам, снова глянула в глаза.
- Что? – спросила шепотом. Полотенце свалилось к ногам.
- Ты что творишь? – ответа не дождался, обхватил ее лицо ладонями и прильнул к горячим губам. Губы дрогнули, раскрылись и подались навстречу.
- Эй! Есть кто живой? – снаружи послышались шаги и голоса.
Он с тихим стоном прервал поцелуй.
- Вот блииин… - прошептала Ленка, прижимаясь лбом к его лбу.
Несколько секунд молчали, закрыв глаза.
- Все, мы уже выходим! – откликнулся решительно и бодро. И только она видела, чего это ему стоило. Он поднял полотенце и накинул ей на плечи. – Одевайся. Уходим.
Повернувшись спинами, стягивали мокрое и надевали сухое. Наконец, вышли – в одинаковых спортивных костюмах. Под понимающими улыбками пошли в лагерь. Оказалось, что Шинский уплыл с Семенычем на его яхту смотреть новую программу GPS-навигатора для бортового компьютера.
- Лен, надо возвращаться. Поздно уже. Завтра рано вставать, - Виктор присел на лавочку у крайнего стола.
- А я не против. Уже сплю находу.
- Не спи! Еще массаж надо сделать.
- Массаж? – вмешался сидящий поблизости молодой мужчина в очках и бороде. – Вы с «Елены»? Меня предупредили. Кто первый? Девушка?
- НЕТ!!! – Лена решительно встала. – Спасибо большое, но мы сами, - ухватила Степнова под локоть и почти бегом потащила к лодке.

- Не хочу я… - ответила на немой вопрос удивленных голубых глаз. – Разотрусь полотенцем… как вы…
- Ленка… не дури… Завтра ни руки, ни ноги поднять не сможешь.
- Все равно, не хочу! Я его не знаю!
- Я сам тебе сделаю. Меня-то ты знаешь? – налегал на весла.
Она почувствовала, что краснеет и отвернулась.
- Эй, испугалась, что ли? – уже привязывал лодку и чувствовал нарастающий азарт. – Кто там что сегодня про команду говорил?
- Ничего я не испугалась! - она уже взобралась на палубу и стояла, уперев руки в боки. – Чего бояться-то?
- Вот и говорю – нечего, - одним прыжком преодолел трап и подтолкнул ее к люку. – Шагай.
- Ладно-ладно! – подхватила его настроение. – Только без рук!
- Массаж, Кулемина, без рук не бывает!

«Черт!!! Ну, почему он такой хороший?! Ладно… Пускай… Это же просто массаж… Ничего такого… Медицинская необходимость… Я же не пристаю к нему… И он тоже… Да и не узнает эта… невеста его… Подумаешь, поцеловались один раз… Всего один разочек… Никто не узнает… Никто-никто…»
Вышла из своей каюты в длинной футболке, в руках мяла полотенчико. Степнов сидел на диване рядом с расстеленной простыней, щелкая крышечкой бутылки с оливковым маслом. Увидел ее и ободряюще улыбнулся.
- Садись, - кивнул на диван.
- Садиться?
- Пока садиться, - опустился на пол на колени и взял в ладони ее стопу. Капнул масла и принялся разминать каждую косточку…

Полтора часа невероятного мучительного самоистязания. Сознание было затоплено ощущением теплой шелковой кожи, которой он касался уже не пальцами – всей ладонью, даже двумя. Скользил, сжимал, разминал… поднимался все выше, где становилось все нежнее и горячее. Одежда стала тесной и по вискам ползли капли пота.
- Больно? – сам себе зубы заговаривал.
- Больно… - со стоном выдыхала она.
- Терпи. Все мышцы комками… Терпи, Ленка.

Она терпела… Она боялась шевельнуться. Под его руками кожа горела, мышцы болели, и тело наливалось незнакомой тяжестью. А когда руки легли ей на бедра, внутри взвился сноп искр. Золотые искры плясали в глазах, беспорядочно носились в мозгу, разгоняя мысли, вихрем закручивались в груди и летели вниз, отзываясь сладкой судорогой. Все тело заходилось в тягучей истоме.

Он переключился на руки – разминал каждый пальчик, гладил от запястья до плеча. Видел, как она закрывает глаза и кусает губы, и уговаривал потерпеть еще немножко. А она кивала, стискивая колени, и хотелось согнуться пополам, чтобы унять растущее возбуждение.
Сквозь пелену услышала его голос.
- Леночка, надо снять майку. Спину теперь…
Зашкалило. Сказано надо, значит надо. Сняла.
- Ложиться?
- Ложись.
Прохладное масло, горячие сильные руки… сил больше не было сдерживаться – она тихо стонала в такт движениям, выдыхала свое напряжение. Расслабление накатывало ласковыми волнами. Таяла, как кусок рафинада в горячем чае…

На большом диване в кают-компании, перейдя от энергичного разминания к успокаивающему поглаживанию расслабленного Ленкиного тела, он решился-таки на откровенный разговор.
- Лен… - скользил руками по блестящей от масла коже и заходился тихим восторгом, мысли путались и скакали в голове вспугнутыми кузнечиками. К чему слова? Хотелось просто целовать теплую кожу с едва уловимым ароматом можжевельника… от пяток до самой макушки… - Леночка… прости, что сразу не сказал… Я не женюсь на Светлане Михайловне.
Она молчала. Даже головы не повернула. Вздохнул и нежно провел руками по изгибам талии.
- Мы отменили свадьбу. Я бы не смог, Лен… Я тебя люблю. Слышишь? – скользнул по бедрам к стопам и обратно – медленным, долгим движением.
И опять ничего не ответила. Ни звука. Он снова опустился на колени рядом с диваном. Погладил и отвел с лица светлые волосы.
Она спала, чуть приоткрыв губы. Не удержался – поцеловал горячую щеку и краешек рта. Накрыл большим полотенцем и тронул за плечо, пытаясь сглотнуть острое разочарование.
- Лена! Леночка! Вставай… пойдем, отведу тебя…

Спасибо: 76 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1072
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 69

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.10.09 09:43. Заголовок: Ну, все... наконец-т..


Глава 18. Отходная или Провожальная

Утро подкралось незаметно. На этот раз будил Ленку Степнов, а на камбузе суетился Шинский.
- Лена, подъем! – стучал в дверь Виктор. – Подъем!
- Я слышу, - отозвалась она, зевая и потягиваясь. – Уже иду.
С удивлением отметила, что потягиваться было приятно – боли в мышцах не было, был зуд, который хотелось разогнать активным движением.
Душ, завтрак под обсуждение планов на день и старательное отведение глаз от Степновского лица, полчаса на уборку каюты и сборы.

И снова в море. Снова маневры. Звенели натянутые снасти, поскрипывала мачта, яхта то неслась вперед, то совершала головокружительные повороты, то сбрасывала скорость и спокойно покачивалась на волнах, невзирая на ветер.
Снова кричал Семеныч.
- На левый борт! Живо! Не спать!
Снова бегом по палубе от лебедок к поручням – выравнивать крен – и обратно. Ярко-оранжевый жилет царапал шею. Промокшие тельняшка и шорты липли к телу. В кроссовках хлюпала вода. Снова пальцы под красно-белыми перчатками сводило от напряжения.
- Хорошо! Хорошо! – тренер уже охрип от крика. – Закрепляй грот, Витя, закрепляй! Лена, подтягивай геную! Будет так полоскаться – порвется к едрене-фене! Витя, не лезь! Пусть сама! Сама, Лена! Крути! Крути, вот так… Давай-давай-давай! Ай, молодец! Молодец! Дай пять… Умница! Львович, меняй курс! Ребята, не расслабляться! Приготовились!!!..
Горячий обед, обжигающий чай…
И снова на палубу под тугой ветер и прохладные соленые брызги.
И несмотря ни на что – ни на беготню, ни на судорогу в руках, ни на крики… глазами то и дело искала его, на себе ловила его взгляд.
Что он о ней думал? Почему она его спровоцировала? Почему поцеловал? Зачем тело так реагировало на его прикосновения?

Вечером на берегу сидели за столом на общем камбузе.
- Сегодня снова в баню? – брякнула Ленка и прикусила язык, кожей ощутив смятение Степнова.
- Для закрепления эффекта? – понимающе подмигнул и заулыбался тренер. – Понравилось? Понимаааю!
- Да, сегодня гораздо легче. С утра ничего не болело, - кивая, подтвердила Ленка, делая честное лицо.
Степнов упорно отворачивался.
- Замечательно, - блестел хитрыми глазами Семеныч, - только я не об этом…
Ленка удивленно примолкла.
- Я о том, что у меня все, кто в баню эту вместе мыться попадал… ну, если парень с девушкой, конечно… - нагнулся к Ленкиному уху и понизил голос, - все переженились!
Кулемина вздрогнула и покраснела от ключиц до корней волос. Виктор тоже притих и старался лишний раз не дышать.
- Вот прямо не знаю… - продолжал притворно сокрушаться начальник лагеря. – Мистика какая-то. И это – не случайность, точно вам говорю! – толкнул локтем Степнова, сидящего по другую руку. – За три года четыре пары, - растопырил пятерню и, подогнув большой палец, помахал перед замершими слушателями.
- Так мы ж случайно…– Ленка неуверенно глянула на тренера, потом на Степнова. Смущенно оглянулась в поисках Шинского. Тот сидел в компании мужчин за соседним столом, крутил в руках какой-то диск и участвовал в жарком обсуждении.
- Это я… - подал голос Виктор. – Я подумал, она там ошпарится…
- Ребята! – остановил его оправдания Семеныч. – Капитан не в курсе, - приобнял обоих. – А меня, старого лиса, не провести. Но я вам так скажу… Банька наша… знает, что делает, - многозначительно умолк и поднял вверх указательный палец.

Оставшиеся три дня Ленка про баню больше не заикалась. Замечая странные долгие взгляды, наедине со Степновым старалась не оставаться. Любые его попытки завести приватный разговор наполняли ее необъяснимым тихим ужасом, а потому пресекала и обрывала она их незамедлительно.
По ночам долго не могла заснуть. Стояла на кровати у раскрытого иллюминатора, вдыхая теплый соленый воздух. Тихонько выбиралась на палубу. Смотрела на звезды и молча жаловалась на свою слабохарактерность и зависимость от него.
Закрывала глаза и вспоминала поцелуй в можжевеловой жаре и горячие сильные руки, выжимающие из нее боль и усталость.
«Неправда! Неправда! Это все неправда!» - терла лицо и уши, пытаясь стряхнуть наваждение и незаконную надежду, вселенную сказками Семеныча про волшебную баню.
Потом лезла купаться, нарезала круги вокруг яхты, чтобы унять поток воспоминаний и, наконец, заснуть.
А днем – невыспавшаяся и раздраженная – летала по яхте подбитой чайкой, на автомате исполняя уже привычные и освоенные команды. В короткие минуты отдыха садилась на нос, подставляя лицо солнцу и ветру, надеясь, что он выдует из головы дурацкие мысли.
Пять сумасшедших дней пролетели как один. В последний вечер экипаж «Елены» был приглашен на прощальные посиделки. По такому случаю желающим было разрешено принять по пять капель – ведь не каждый день соратников на международные регаты провожают.
Команду героической яхты угощали кубанским ягодным вином. Зависнув над Ленкиной кружкой, Семеныч для порядка вопросительно глянул на Шинского – мол, как капитан скажет, так и будет.
Шинский задумчиво поднял бровь… утвердительно качнул головой и показал: на два пальца. Стол разразился одобрительными аплодисментами и криками: «За победу!», «За «Елену»!».
Ленка посмотрела на радостные лица и сунула нос в кружку. Темно-красная жидкость призывно и обманчиво пахла вишневым компотом, и, на первый взгляд, была гораздо интереснее опробованного два месяца назад коньяка. Передернувшись от некстати нахлынувших воспоминаний, поймала на себе пару чужих удивленных взглядов и один пристальный – Степнова. Решительно сделала большой глоток. На вкус вино тоже показалось сладким лакомством, родом из детства. Только в самый последний момент «компотик» не по-детски припек гортань и оставил во рту взрослое пряно-терпкое послевкусие.
- Вкусно? – улыбнулся сидящий напротив Костя.
- Угу… очень вкусно, - слегка перехватило дыхание.
- Бабка моя сама делает. Из своей вишни. Говорят, колдует над ним! – парень многозначительно подмигнул. – Так что, осторожнее… могут быть побочные эффекты.
- Не слушай его! – отмахнулась здравомыслящая Юля. – Ему поверить, так мы тут все после этого вина на метлы должны сесть, - засмеялась и легонько дернула Ленку за рукав. – Давай еще немножко? – спросила шепотом и показала из-под стола пол-литровую пластиковую бутылочку. – Во, выбила у Костика на всякий пожарный… Давай?
Кулемина нерешительно глянула на своих мужчин. Тренер, капитан и Степнов сидели голова к голове и увлеченно шушукались. Похоже, до нее никому особого дела не было.
- Давай! – храбро сунула под стол свою кружку.
Судя по булькам, Юля налила прилично. Ленка аккуратно поставила кружку перед собой. Так и есть – больше половины.
- Ну, Ленка… за тебя! – девушка чокнулась с ней пластиковым стаканчиком. – И за твоего кудрявого. И чтоб все у вас… Короче, ты поняла! Давай…
Лена кивнула и отхлебнула. Душистый горячий глоток подхватил так некстати подступивший к горлу ком и вместе с ним устремился вниз, разливаясь внутри красным вишневым теплом. Еще глоток… голова стала легкой, а в пальцах появилось легкое покалывание.
- Как-то жарко, да? – соседка глянула на нее блестящими глазами. – Пойдем, прогуляемся? Кружку забирай, - по-тихому утянула со стола свой недопитый стаканчик.
- Пошли, - согласилась Ленка и встала, преодолевая легкое головокружение.

Девчонки шли по кромке прибоя. Солнце село, и берег затянулся сумерками, грозящими вот-вот перейти в состояние «хоть глаза выколи». Юля рассказывала, как прошлым летом была в Испании, как раз на Майорке. Дошли почти до конца песчаного пляжа и присели на большой теплый камень, потягивая вино. Небо засияло почти круглой луной и россыпью звезд.
Через пару минут послышались шаги и запыхавшийся голос.
- Вот вы где! Я уже весь берег обежал, - у камня материализовался сердитый Степнов. – Смылись, ни слова не сказали! А я бегай – ищи…
- Да мы просто погулять пошли по берегу. Юль, скажи? – повернула голову и Юли не обнаружила – та уже неслышно растворилась в темноте. – О! А где она?
- Пошли назад…
Лена сползла с камня, звякая кружкой.
- Что тут у тебя? – потянулся и отобрал остатки вина. – Пьянствуешь, Кулемина?! Где взяла?!
Взятая с поличным хранила партизанское молчание.
- Где взяла, я спрашиваю?! – навис над ней грозной тучей.
- Там все равно уже нету, - она хихикнула и, поднявшись на цыпочки, чмокнула его в щеку. – Не злись, - промурлыкала так, что он дар речи потерял. – Я совсем чуть-чуть.
Повернулась и послушно пошла в лагерь.
Он ошалело глянул в сжатую в руке кружку и опрокинул в себя последний глоток. Нагнал ее одним прыжком и развернул к себе.
- Лена, стой! Поговорить надо… - одной рукой сжимал ее запястье, другой тискал пустую кружку. – Это насчет свадьбы…
- Да хрен с ней, с твоей свадьбой… - выдала низким хрипловатым голосом. Кружка звякнула о камни. – Все я про нее знаю. Только мне сейчас все равно, понял? – обняла его за шею и притянула голову.
- Знаешь? Откуда? – сомкнул руки на ее талии. Она сладко пахла солнцем и вишней.
- Вить, - прошептала, закрывая глаза, - я целоваться хочу. Отказ не принимается.

Господи, да как от нее откажешься? Поймал губами ее шепот и крепко прижал к себе.

- Ребята! Я вас потерял… Никто не видел, никто не знает… Вы где были?
- Там, - счастливый Степнов неопределенно махнул рукой.
- Возвращаемся. Завтра много нужно сделать до отъезда.
В лодке Ленка дремала, подперев голову рукой, и мечтательно улыбалась. Добравшись до яхты, все разбрелись по каютам.
Едва коснувшись головой подушки, провалилась в беспокойный сон с беспорядочными отрывками ярких сновидений… последним отрывком был ОН, нависший над ней, и его слова: «Я тебя люблю. И мне все равно»… а ей было так страшно и сладко…
Проснулась, как от толчка, и резко села на кровати. Низ живота был завязан в тугой пульсирующий узел… Что-то снилось… Но светлая легкая голова не предлагала ни одного мало-мальски правдоподобного объяснения возбуждению, охватившему тело с утра пораньше.
Натянула шорты и вышла в салон. В дверях нос к носу столкнулась со Степновым, открывшим рот, чтобы позвать ее. Его счастливый вид и едва сдержанный порыв, явно указывающий на желание поцеловать ее в щеку, вызвал смутные подозрения.

За завтраком Шинский разложил по полочкам дальнейшие действия экипажа. Необходимо было быстро подготовить яхту к транспортировке. Транспортировка предполагалась грузовым самолетом. Капитан сам решил сопровождать свое сокровище в путешествии через Европу. А Лена и Степнов должны были улететь в Испанию на пассажирском лайнере.

Все, что могло скатиться, упасть, разбиться или потеряться, поубирали в ящики и заперли. Сняли и свернули паруса, проверили, как уложены рундуки, выключили генератор и, наконец, задраили все люки.
Буксир утянул «Елену» к берегу. Через пару часов яхта была погружена на автоплатформу.
Попрощавшись и пообнимавшись с доброй половиной лагеря, экипаж утеснился в кабине рядом с водителем и выехал по направлению к ближайшему аэропорту.

В закат солнце провожали уже в Испании.

Спасибо: 79 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1084
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 70

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.10.09 16:04. Заголовок: Кто там хотел Лугов?..


Глава 19. А вот и мы! или Нам все рады

Участников и гостей международной парусной регаты Пальма-де-Майорка встречала исключительно приветливо и радушно. Из окон первоклассного отеля открывался вид на упоительной синевы Средиземное море.

Всю ночь Степнов метался по своему номеру, раздираемый жгучим желанием разбить голову об стену.
Накануне вечером он держал Ленку в своих руках. Обнимал, гладил волосы, чувствовал ее губы на своих губах.
Ведь это было. Было! Ведь целовались же они!!!
Сначала осторожно и нежно, едва касаясь... а потом все смелее. Поцелуи становились долгими и страстными, а губы – горячими и влажными. Ладони скользили по ее плечам, спускались на спину... Сжимал ее до хруста в косточках – так, что дышать не могла, отзывалась лишь нетерпеливыми стонами, обнимала крепче и снова тянулась за поцелуями. Показывал ей, КАК он умеет – задыхалась от восторга и бросалась повторять, доводя его до умопомрачения.
Ленка... нежность... страсть... счастье...
Сказала, что все знает про свадьбу, и что на всё и на всех наплевать, что любит его и хочет быть с ним, несмотря ни на что...
Была такой искренней и порывистой. Выбила из-под ног почву сдержанности и благоразумия - он чуть... не съел ее там, жадно, словно тающее мороженое, глотая минуты неожиданной близости.
Ленка... счастье... теплой и трепетной птицей прямо в руки... Яркий безумный сон...
До сих пор не верилось.

Утром глянула так, будто не было ничего. Неужели не помнила? Нет... этого просто не может быть... Она, конечно, выпила вчера... Но это ж сколько выпить надо, чтобы всю память отшибло?! А она ведь не была пьяной! Точно не была! Что же за перемена такая?
Ну, ладно... при Шинском стеснялась, но потом в самолете... просто попытался взять ее за руку – посмотрела удивленно и настороженно, хотел обнять – шарахнулась, как черт от ладана. И глаза такие... непонимающие, обиженные, тоскливые...

Утром объявился Шинский. И завертелось…
После завтрака потащил Ленку и Виктора в марину смотреть на яхты.
Как там было красиво! Безудержное солнце, синее небо. Яхты белыми лебедями покачивались на бирюзовых волнах. Многие были украшены яркими замысловатыми логотипами. Bellinda, Topaz, Seagull, Bermuda, Cinzia... Красивые современные яхты с красивыми, звучными именами.
Среди других «Елена» выделялась относительно небольшими размерами, легкостью и изяществом.
- Виктор Львович, - удивленно обернулась Лена, - как мы будем соревноваться? Яхты-то все разные. Вот эта – здоровая – помощнее нашей будет!
- Ну… не такая уж она и здоровая, - усмехнулся капитан. – Не переживай, - положил руку ей на плечо. – Для таких случаев в парусном спорте разработана специальная система оценивания. «Гандикап» называется. Виктор, ты слышал, наверное? – повернулся к Степнову, вовлекая его в разговор.
- Гандикап? Да… слышал, - тот оторвался от созерцания залитой солнцем марины.
- Да ну? Расскажите, Виктор Михалыч? – в настороженных зеленых глазах вспыхнул интерес.
Он передернулся, поменялся в лице, но взял себя в руки и пояснил с видимой неохотой.
- Гандикап… ммм… это система поправочных коэффициентов, которые используются при начислении яхтам баллов за этап гонки. Применяемый поправочный коэффициент зависит от класса и технических особенностей яхты. Таким образом, шансы на победу уравниваются.
- Блииин… как-то это все… сложно…
- Зато объективно, - улыбнулся Шинский. – Ну… более-менее.
Ленка засмеялась и покачала головой.
- Пойдемте, ребята… Нам нужно в оргкомитете отметиться, проверить, получили ли они документы из Швейцарии от Лениных родителей, и внесены ли изменения в профиль участника…

В оргкомитете их встретили с распростертыми объятиями. Конечно, всё получили, естественно, всё отметили и внесли необходимые изменения. Русскую команду ждали с нетерпением, как самых дорогих гостей.
Такие участники! Впервые в истории их ежегодной регаты! А история насчитывает уже без малого тридцать лет!
Ах, какая участница в русской команде! Такая юная! Самая молодая за всю историю! А история насчитывает уже… Кстати, о русской команде уже спрашивал рекламный агент. Вот и визитку оставил… - Шинский принял карточку из рук говорливого сотрудника оргкомитета, глянул в нее и понимающе кивнул, узнав фамилию.
Пока суд да дело, на шеи им повесили ламинированные бейджи участников, на запястья надели пластиковые браслеты – для доступа в закрытый клуб. Потом попросили расписаться в куче граф, куда тыкал светящийся неподдельным счастьем испанец, и выдали сотовый телефон и пластиковые пакеты с программой регаты, гидом по островам и кучей рекламных проспектов.
Наконец, покончив со всеми формальностями, экипаж «Елены» выпал из прохлады офиса в ослепительный зной морского берега. Шинский вынул из нагрудного кармана визитную карточку.
- Через полчаса нас ожидают в баре «Жемчужина».
- Рекламщики? – вопросительно глянул Степнов.
- Да, они самые. Ну, что, молодежь… соглашаться будем? – капитан потер подбородок.
- Надо сначала узнать условия контракта, - пожала плечами Ленка.
- Грамотный подход! – улыбнулся Шинский. – Ну, тогда идем.

Встреча прошла в теплой, почти дружеской обстановке, если не считать скрипевшего зубами Степнова.
Разговор шел серьезный. Внимание, прежде всего, было приковано к Ленке. Именно ей предстояло стать центральным персонажем рекламной кампании. Съемки в бикини и белье были отметены сразу и безоговорочно. Услышав намек на откровенную фотосессию, Ленка замерла в изумлении, капитан сурово глянул из-под бровей, а глаза Степнова были, видимо, такими красноречивыми, что даже напористый рекламщик понял, что ловить в этой акватории нечего.
Скрупулезно обсуждали длину шортов и юбок, глубину выреза маек и топов. Виктор старался сдерживаться и помалкивать, но душой болел за каждый сантиметр.
Против юбок Ленка уперлась насмерть. Не важно, что спортивные… А если Кулемина уперлась…
В этот раз он даже нашел в себе силы тихо порадоваться ее ослиному упрямству и несговорчивости.
Часа через полтора утрясли все нюансы. Бедный мужик устало улыбался и, пожимая руки экипажу «Елены», обещал внести все договоренности в контракт. Подписание назначили на девять утра следующего дня в ресторане отеля.
Рекламщик откланялся, а Шинский с облегчением откинулся на спинку стула.
- Уууффф… как это все утомительно… - глянул на часы. – Обедать пора, молодежь, - ободряюще хлопнул Степнова по плечу и ласково потрепал белокурую Ленкину макушку. – А после обеда предлагаю погонять в здешних водах. Для знакомства с обстановкой…
- А можно? – засомневался Виктор. – Нам ведь буксир понадобится и туда, и обратно… да и без шкипера мы…
- Ничего, - поднялся Шинский, - мы осторожно. У нас есть два с половиной дня, чтобы немного «пристреляться» к местным особенностям.

Спасибо: 74 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1114
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 72

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.11.09 07:23. Заголовок: Здравствуйте все, кт..


Глава 20. Строчит пулеметчик или Выход из-за печки

На следующее утро агент привел фотографа. На первый взгляд, тот выглядел сущим имбецилом. Все сорок минут, которые ушли на завтрак и подписание контракта, просидел над тарелкой с фруктовым салатом, отвесив губу, и бессмысленными глазами шарил по Ленке. Иногда, никого не стесняясь, заглядывал под стол, отчего Кулемина инстинктивно поджимала ноги, и во взгляде его проблескивал намек на мыслительный процесс. А Виктор Михалыч крепко сжимал в руке вилку, отгоняя настойчиво бьющееся в мозгу стремление сделать в бессовестном фотографе одним махом четыре дырки.
Потом рекламщик сообщил, что оставшиеся два дня до начала регаты специалист плотно поработает с ними, чтобы эксклюзивные снимки попали в свежие номера глянцевых журналов, которые собираются освещать знаменательное событие. Члены экипажа настороженно переглянулись и с подозрением глянули на фотографа и агента.
- Вообще-то, у нас запланированы тренировки, - прищурился Шинский.
- Алекс знает свое дело, и фотосессии не отнимут у вас много времени. К тому же, снимать, в основном, будем на яхте – в действии, так сказать… Ну, все! Мне пора, - запихнул бумаги в папку и, попрощавшись, покинул ресторан.
Внимание команды переключилось на фотографа Алекса, сидевшего с отрешенным видом. Он беззвучно шевелил губами и однообразным движением почесывал переносицу. Пожав плечами, Ленка встала из-за стола, чем, похоже, привела мастера в чувство. Он с видимым усилием подавил в себе желание залезть пальцем в нос и тоже поднялся.
- Приступим? – спросил неожиданно четким и приятным голосом. – У меня все готово.
Члены экипажа опасливо и вопрошающе уставились на мастера.
- Эээ… куда, говорите, идти-то, голубчик? – мягко, как у больного ребенка, поинтересовался капитан.
- Ну… а где ваша яхта? – имбецил общался вполне внятно и членораздельно. – Туда и пойдем.
Экипаж сочувственно покивал убогому и все вместе отправились в марину.
У яхты их уже ждала группа с чемоданчиками, кофрами и штативами. Завидев Алекса, бросились к нему и наперебой загалдели. Тот усмирил их нетерпеливым движением головы.
- Ничего не надо, - буркнул, сосредоточенно хмуря брови. – Будем снимать, как есть. Потом обработаем, если понадобится. А может, и не понадобится… Штативы убрать. Никому не суетиться. Сам буду снимать – с руки. Отойдите куда-нибудь… - махнул рукой и развернулся к Шинскому. – Господин капитан, вы позволите мне подняться на яхту?
- Д-да… да-да, конечно, - капитан поперхнулся от неожиданности – умственная отсталость на лице фотографа сменилась на деловую решимость, в глазах горело неукротимое пламя творчества.

Мастер сам порылся в их пакетах и выбрал одежду для съемок, кое-что выдал из своих запасов. Вежливо попросил переодеться и терпеливо ждал, пока все трое вновь выйдут на палубу. Они вышли и замялись, переглядываясь. Степнов и Шинский были в тельняшках и белых штанах до колен. Так как мастер предложил им обуться по желанию, Капитан надел любимые светлые кроссовки, а Степнов остался босиком, чем вызвал у фотографа новый прилив задумчивости.
На Ленке была красная штормовка, под ней – белая майка и короткие темные шорты, на ногах черно-белые кеды.
- И что теперь? – спросил Степнов, глянул на фотографа и сложил руки на груди.
- Эээ… а что вы хотели делать? – тот принялся расчехлять фотоаппарат.
- Вообще-то, мы хотели выходить в море…
- Вот и выходите. Если не ошибаюсь, вам нужно вызвать буксир? Вызывайте. И просто не обращайте на меня внимания. – Алекс залег с фотоаппаратом в кокпите, как пулеметчик в окопе.
- Блин… Легко сказать… - вздохнула Ленка.
Стали готовиться к выходу в море. Двигались сначала скованно, с оглядкой на незваного гостя, но потом плюнули и перестали обращать внимание. Минут через двадцать подоспел буксир, а взмокшая в штормовке Ленка взмолилась.
- Послушайте… можно я сниму куртку, а? Ну, жарко – сил нет. Смотрите, какое солнце!
- Снимай, конечно, - милостиво разрешил фотограф.
Она принялась расстегивать пуговицы. Фотоаппарат торопливо защелкал. Степнов оглянулся.
Румянец во всю щеку, прилипшие ко лбу и шее волосы… Распахнула штормовку, провела пальцами по шее. Влажная майка облепила тело. Чееерт! А белье в реквизит этой фотосессии не входило.
«Вот гад!!! А ведь он нарочно!..» - Виктор сжал зубы.
Ничего не подозревающая Ленка сняла куртку и оглянулась, не зная, куда ее деть.
- Давай, - дернулся к ней Степнов, - бросим пока вниз на лестницу, - открыл люк, - потом приберешь.
Она взглянула благодарно. Пулеметчик Алекс застрочил с утроенной силой. А Виктор старался отвернуть ее от объектива и при этом не сильно откровенно разглядывать причину… причины…
«Елену» вывели в море, Алекс перебрался на буксир и предупредил, что на закате снова будет съемка.
До заката бороздили прибрежные воды. Выяснили, что ветер есть у самого берега и дальше в открытом море – через несколько сот метров. А между двумя этими полосами – полный штиль. Паруса еле колыхались, и впору было заводить мотор.
Вернулись - голодные, усталые, но довольные. Фотограф уже сидел на парапете – отрешенный и неподвижный – со своим «фотопулеметом» на шее, пакетом и корзиной в руках. Его подручные пестрой стайкой толпились поодаль.
Буксир подвел «Елену» к кнехтам и отполз восвояси.
Алекс, не дожидаясь приглашения, скакнул на палубу и без особых церемоний ввел команду в концепцию вечерней фотосессии.
Одно порадовало усталых мореходов – пулеметчик позаботился об ужине. После торопливого душа и суматошных переодеваний уселись в кокпите, где на раскладном столике благоухали фрукты, бутерброды с икрой, куски теплой запеченной индейки на огромных листьях салата. Довершали великолепие мерцающие свечи, бутылка вина и ваза с пирожными.
Однако, на предложение фотографа начать с тоста за удачный день команда ответила решительным отказом – спортивный режим. Уступая уговорам, согласились только разлить вино по фужерам – для антуража. Фотограф был явно разочарован, что наводило на мысли о провале очередного коварного плана.

В просторных белых брюках и легкой длинной голубой тунике, трепещущей на ветру, Ленка выглядела морской нимфой, взошедшей на борт разделить ужин с усталыми моряками. Тонкие пальцы, трогательные щиколотки босых ног, неуловимое движение ветра в светлых волосах, падающих на глаза – зеленые, как загадочные морские глубины… грустная улыбка…
Алекс удовлетворенно рассматривал отснятый за день материал.
Ну, и ладно, что не прокатил трюк с вином... Они и трезвые ТАК друг на друга смотрят… камеру не обманешь! Такие чувства не сыграть. Интрига плюс профессионализм – успех обеспечен.

На следующий день, рано утром, в лучах восходящего солнца снимались в движении – прыгали с парапета на палубу, по одному и в паре – Лена и Степнов. Держась за руки, она к нему, он за ней… Он споткнулся – едва не упал, успел развернуться, она упала ему в объятия… Лучше не придумаешь. Фотограф, довольный, как слон, только успевал поворачиваться.
Потом тренировались по укороченной программе. Ушли подальше в море, поймали хороший ветер и «репетировали» установку штормового грота. Вернулись к четырем.
Навели порядок на яхте и ушли в отель отмываться и переодеваться. К восьми нужно было поспеть в закрытый яхт-клуб на церемонию открытия Регаты.

Прием был поистине королевским. Убранство элитного яхт-клуба поразило сдержанной роскошью – белые кожаные диваны, огромные зеркала, невероятные светильники, сияющий паркет, старинные карты, свитки и морские пейзажи в рамках на стенах, штурвалы, огромные старинные компасы, барометры и прочая морская и корабельная романтика. Звучала негромкая музыка, беззвучно скользили официанты с подносами, предлагая гостям искрящуюся ледяную каву, виски и изысканные закуски.
Пока высокие гости, типа каких-то министров, консулов и советников, вещали что-то радостное и торжественное, Ленка, в руке которой незаметно оказался бокал с игристым вином, украдкой рассматривала гостей. Вон немецкая команда – трое серьезных коренастых молодцов, одинаково светловолосых, с одинаковыми проборами, в шейных платках цвета национального флага; итальянцы – семейный подряд: отец, мать и двадцатилетний Аполлон – сын – светловолосый, кудрявый, голубоглазый, который всю дорогу Ленку этими самыми глазами облизывал с ног до головы.
Поежившись под пристальным взглядом молодого итальянца, поднесла бокал к губам. Однако, крепкая рука уверенным движением выдернула из ее пальцев вино и сунула стакан с апельсиновым соком. Вздрогнув от неожиданности, повернула голову и встретилась с другими голубыми глазами – пытливыми и встревоженными. Почувствовала, что краснеет, и уткнулась в стакан.
Шведская команда – четыре высоких крепких, мужеподобных тетки от тридцати до сорока. В основном молчали, иногда улыбались и кивали. Иногда перемигивались с англичанами. Тех тоже было четверо - забавные мужики, одетые вразнобой – кто в шортах, кто в драных джинсах – бородатые, веселые. По всему было видно, что со шведками они встречались раньше.
Еще была команда из Болгарии – две семейные пары лет тридцати – тридцати пяти, скромные, жутко приветливые и дружные. Само собой, были испанцы – три загорелых белозубых мачо, прямо как с картинки - загорелые, смешливые с прожигающими насквозь черными глазами. Ирландцы со значками в виде трилистника весело налегали на виски. А еще были греки, эстонцы, латыши, французы, голландцы, датчане… и шотландцы были, которые держались особняком и делали вид, что не имеют никакого отношения к англичанам.
Потом все перемешались и стало непонятно, кто где, и кто есть кто… Одно Ленка уловила – команд было около двадцати.
Русских представили особо – как дорогих гостей, участие которых знаменует собой начало новой эры в истории Регаты. Было приятно и одновременно как-то неудобно стоять в эпицентре фотовспышек и всеобщего внимания. Кто-то аплодировал радостно, кто-то вяло, улыбки были и искренние, и кривовато-снисходительные… в общем, все как обычно… соревнования есть соревнования, и любить никто никого не обязан.
Апогеем вечера стал роскошный фейерверк на набережной. Потом капитанов пригласили на «Совет капитанов», а членам команд предложили продолжить посиделки на клубной террасе.
Степнов, прислонившись к колонне, смотрел, как к Ленке подкатывал молодой итальянец - цепко смотрел в глаза, пытался взять за руку, мурлыкал что-то на романтичной смеси родного и английского…
Кулемина неявно, но пыталась отстраниться – слишком активно наседал Аполлон, да и спина дубела от осязаемо тяжелого взгляда бывшего учителя…
Вот блин… со дня на день женится, а никакого покоя и личной жизни… А испанец-то как зыркает…

Спасибо: 70 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1130
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 72

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.11.09 08:16. Заголовок: http://jpe.ru/gif/s..


Глава 21. Полный вперед! или Мы что, победили?!

Степнов понял, что с вечеринки пора смываться, когда засматриваться на Ленку стали даже дисциплинированные, но уже хорошо подвыпившие немцы. Осуществив ловкий маневр, вынырнул по правому борту и уверенно положил тяжелую руку ей на плечи.
- Лен, пойдем, наверное… пора уже… - заглянул в лицо, чуть сдавил плечо ладонью.
Она для виду обиженно сжала губы, и ноздри своенравно затрепетали… но в глазах промелькнули облегчение и благодарность.
По залитой светом фонарей набережной шагали к отелю. Она раздраженно дернула плечом, скидывая его руку.
- Лена, стой… - он решительно зашел вперед и встал перед ней. – Я ничего не понимаю. Что произошло, почему ты такая?
- Какая ТАКАЯ? – глянула в сторону, качнулась на пятках, засовывая руки в карманы.
- Чужая… Ты то говоришь, что любишь, бросаешься целоваться… а то не смотришь даже… брыкаешься!
- Я?! Я лезу целоваться?! – взвилась Ленка. – Это когда такое было? Тогда дома, что ли? Так можете забыть, как страшный сон. Считайте, что ничего не было, понятно?!
- Лен, ты что… - опешил Степнов. – А в лагере?
- Чего в лагере? Я с этим уродом понарошку целовалась! Игра такая потому что!
- Какая игра?!
- БУТЫЛОЧКА!!! Вы, между прочим, тоже с рыжей слюнявились!!!
- Кулемина! Думай, что говоришь-то!!!
- А что за предъявы, я не пойму! Вы женитесь? Вот идите и женитесь!
- Лена, – ошалел так, что перешел на хриплый шепот, - ты же сказала, что все знаешь про свадьбу?!
- А кто ж про нее не знает?! Да ваша библиотекарша уже, поди, всей Москве растрепала! Да и вы тоже… - сбавила тон, сложила руки на груди и отвела взгляд.
- Что я?
- Сильно громко радуетесь, - сказала и закусила губу.

Вот кто из них инопланетянин?! После такого разговора впору было пойти и утопиться. Но на крыльце отеля уже призывно махал Шинский. Пришлось свернуть дискуссию и вспомнить о командных чувствах и навыках.

- Значит так, ребята, – Шинский энергично расхаживал по своему номеру, где экипаж «Елены» собрался на «военный совет», - старт завтра в десять. Шкипер нам утром расскажет все подробности. Сейчас нужно собрать вещи, чтобы с утра не суетиться. Завтрак в восемь – жду в ресторане без опозданий. Всё. По койкам.
В дверях Степнов пропустил Лену вперед и с тоской глядел вслед, пока она не скрылась в своей комнате. Даже не оглянулась.
Полночи промаялся без сна, снова и снова прокручивая в голове последний разговор. Она знает про Светочкину свадьбу и знает, что он рад этому. ЧТО ЕЕ НЕ УСТРАИВАЕТ?! Мысли в сотый раз бежали по одному и тому же больному кругу… снова и снова… пока кто-то милосердный не выдернул штепсель…

В девять пятнадцать в полной боевой готовности экипаж сидел в кокпите и нервно кусал пальцы, ожидая шкипера. В девять сорок на борт поднялся пожилой испанец с орлиным профилем и благородной сединой в волосах. Поклонился, поприветствовал команду и залопотал с Шинским по-английски. Пока буксир вел яхту к старту, колдовали с навигатором.

Яхты выстроились в линию, трепеща парусами. Перед ними важно продефилировал небольшой катер с Судейской командой.
Виктор Львович жестом подозвал Лену и Степнова и скороговоркой сообщил план на день.
- Первый этап небольшой – идем вдоль береговой линии Майорки до марины Sa Rapita. Это недалеко, но учитывая капризный ветер, на этап отводится шесть часов.
- Так мы рано прибудем? А потом что? – удивился Степнов.
- Ну, не знаю… Диего говорит, там пляжи хорошие… Так, все, ребята! Готовность номер один.
Судьи приветственно помахали. Прозвучал сигнал стартового пистолета и яхты снялись с якорей.
Регата началась.

С первых минут вперед вырвалась шведская команда. Сдержанные и сосредоточенные тетки прекрасно знали свое дело и понимали друг друга с полувзгляда. Они не тратили силы на беготню и крики, как темпераментные испанцы, а отточенными движениями с каждой секундой укрепляли свое превосходство. На хвост шведской яхте плотно сели немцы и англичане, причем последние умудрились даже хлопнуть между делом по банке пива – чокнулись с Нептуном, так сказать, - отдали дань древней морской традиции. Замыкали гонку лидеров итальянцы, Аполлону страсть как не хотелось ударить в грязь лицом.
Шинский решил не толкаться в общей куче и увел «Елену» дальше в открытое море. Там, поймав хороший ветер, вышли на приличную скорость и быстро оставили позади многих, кто замешкался в штилевой полосе.
А те особо не переживали. Поняв, что шансов у них уже нет, постепенно сбились в кучу и весело дрейфовали в нужном направлении. Ветерок время от времени все же шевелил паруса, небольшие волны, пусть не быстро, но несли, куда надо. Подстрекаемые жизнерадостными болгарами, аутсайдеры устроили большой пикник – натянули тенты, накрыли «полянки». По примеру улетевших вперед англичан «налили морскому богу» и с удовольствием принимали солнечные ванны. Даже пытались петь хором… что-то из «Битлз»…
Когда навигатор просигнализировал, что пора смещаться ближе к берегу, «еленовцы» заметно заволновались – предстояло пройти «мертвую» зону, и была угроза в ней застрять. Подправили грот, отпустили «пузо» генуи, скрестили пальцы и, выжав максимум, штиль все-таки проскочили.
Паруса снова натянулись, вдыхая береговой ветер, и вынесли «Елену» прямо перед носом изумленных шведок.
- ООО!!! – обрадовалась Ленка. – Так мы первые, что ли?!
Шкипер положил руку ей на плечо и знаком велел молчать, чтобы не спугнуть фортуну. Но ветер, видимо, услышал, потому что вдруг совсем их покинул. Хорошо, что не только их, но и ближайших соперников тоже.
Шведки деловито задвигались, перетягивая снасти, подстраиваясь под хитрый «зефир». Шинский тоже начал было отдавать распоряжения… Но ветер вдруг передумал и обратил внимание на русскую яхту. Чем она ему приглянулась – загадка, но именно ее он стал ласковыми шлепками, как непослушного дитятю, подгонять к финишу. Прежним лидерам осталось лишь вяло тащиться следом.

Марина Sa Rapita встретила их громом аплодисментов и дождем цветов. Окончательные результаты должны были объявить вечером на официальной церемонии, но и без всякого гандикапа было ясно, что первый этап выиграла «Елена».
Пришвартовались, помылись, перекусили. Теперь можно было расслабиться. Шинский со шкипером куда-то исчезли. На часах – четыре пополудни – самое время купаться и загорать. Степнов сказал, что пойдет на пляж, звал с собой Ленку. Она отказалась, и он ушел один... А она посидела-посидела… заскучала… да и решила обновить открытый купальник – надо немного загар подровнять.
Пляж, и вправду, был замечательный. Накупалась всласть и улеглась в низенький шезлонг, подставляя влажную кожу ласковому солнцу. Блаженно закрыла глаза, погружаясь в приятную дрему.
Из нирваны вырвал кубик льда, упавший меж чашечек лифа.
- Аааах!!! – задохнулась и резко села, стряхивая с себя ледышку. Тут же перед ее носом возник стакан с соком манго.
- Ой… - удивилась, - спасибо…
- Ciao, Elena! – жаркий шепот в самое ухо.
Повернула голову и глаза в глаза столкнулась с молодым итальянцем. Как там его? Он же вчера говорил… блин… Паоло, что ли…
Основу способа их общения составлял жуткий винегрет английского, итальянского, русского, жестов и мимики.
- Пошли поплаваем? – Аполлон дергал кудрявой головой в сторону моря и изображал руками плавание вразмашку. – Swim?
- Неее… - лениво морщилась Ленка.
Но Аполлон попался упрямый. «Ой, случайно!» и «Ах, нечаянно!» толкал под локоть, пока она не облилась соком. Добился-таки своего – белокурая недотрога пошла в море. Дальше – дело техники – ослепил ее брызгами, ухватил за талию, пара щекочущих прикосновений… и она уже хохочет, запрокинув голову и забыв обо всем. Потом гуляли по пляжу, болтали и смеялись… только итальянца не покидало противное ощущение, что она рядом, но не с ним. Чуть не опоздали на торжественный ужин и церемонию награждения. А на ужине странное ощущение приняло вполне осязаемую форму.

Их хохот и беготню Степнов углядел еще на пляже. Внутри, в который раз уже, все сжалось и противно заныло. Она знает про свадьбу и вот так запросто флиртует с этим прохиндеем. Да у него на роже его масляной написано, что… ААА!!! Нет! Нет! Нет! Нельзя думать об этом!!! Она не такая!
«Она не такая, а он такой! А Гуцула вспомни!» - дятлом долбил бдительный внутренний голос, и против воли сжимались кулаки.
И вот они – вместе нарисовались к торжественному ужину. Рты до ушей. Хорошо, что ума хватило не сесть вместе. Красавчик ушел к родителям. Кулемина, невинно улыбаясь, приземлилась рядом с Шинским.
От мрачных мыслей Виктора отвлек голос Главного судьи, возвестившего о начале церемонии награждения. Перешли в другой зал…
Ну, да… они выиграли первый этап…
Шинскому вручили небольшой кубок. Красивый... из… похоже, стекла… какого-то невероятного искрящегося синего цвета… оправленный в состаренное серебро…
Капитан поднял кубок над головой. Все зааплодировали.

И тут она, переполненная эмоциями, ПРОСТО БРОСИЛАСЬ ЕМУ НА ШЕЮ… По привычке, видимо… секундное помешательство – обхватил ее, прижал к себе крепко.
Прежде чем ослепнуть от счастья, успел перехватить настороженный взгляд Аполлона.

Через мгновение она отстранилась, стараясь скрыть смущение. И уже всей командой они стояли перед веселой толпой и улыбались фотовспышкам. Итальянец скалил зубы и показывал Ленке язык. А ей было смешно.
Потом все перемешались… примерно через час капитаны удалились на Совет, а члены команд стали потихоньку расходиться. С трудом поймав Ленкин взгляд, Степнов вопросительно приподнял бровь. Она недовольно нахмурилась. Похоже, нынче компания отвязного Аполлона ее уже не напрягала так, как вчера. Но подошла сама и, изучая узоры то на полу, то на потолке, со странной интонацией то ли спросила, то ли сообщила, что придет на яхту через полчасика. Он поверил и ушел, не оглядываясь. В конце концов, у него тоже есть гордость…
Провожалки затянулись на два часа. Последние шестьдесят минут топтались около пришвартованных яхт - Паоло просто заговаривал ей зубы и не давал уйти. Разговор все время соскальзывал на Степнова.
- Давно знаешь ЕГО? – итальянец поднял руку. – Высокого… - кивнул на яхту. – How long?
- Сто лет! – Ленка закатила глаза и махнула рукой. – Он мой учитель. Teacher. Понимаешь?
- А! Учитель! – Аполлон закивал. – Ты школьница, что ли? Schoolgirl?!
- Неее, - усмехнулась и покачала головой. – Финиш! Баста! – показала скрещенные руки.
- Good! – радостно заржал парень.
- А еще он тренер мой. Тренер. Баскетбол, - сделала движение, будто посылала мяч в кольцо. – Понимаешь?
- Si, si! Basketball trainer... Он тебе нравится? Like him? – подбирался к самому главному.
- Эээ… да… он… нормальный… - кивнула… пожала плечами, отворачиваясь. – O’kаy…
- Вы… вместе? Together? Или раньше были? – настойчиво заглядывал в глаза и что-то такое показывал на пальцах.
- В смысле? – она сильно удивилась.
- Ну… ты спишь с ним? – нужно было окончательно удостовериться. – Sleep with him? – и для верности еще недвусмысленное движение бедрами.
- Ты дурак, что ли?!?! – Ленка отскочила на метр и выразительно покрутила пальцем у виска.
- No! No! Sorry! Elena! – замахал руками, вытаращил глаза. – Scusa! Scusa! Sorry! – попытался взять за руку.
Тут мимо прошли Шинский и шкипер. Остановились. Диего хлопнул русского капитана по плечу, указав на кубок в его руках, крепко пожал руку и ушел. Виктор Львович кивнул молодым людям: итальянцу вежливо, а Лене с намеком - мол, пора уже и до дому, перепрыгнул на яхту и скрылся в люке.
- Все, пора мне, - сухо бросила Ленка. – Пока. Чао.
- Ciao, - откликнулся парень. – Congratulations! – ехидно приподнял брови и изобразил, как Шинский победно поднимал кубок.
- Чего стебешься? – Ленка подозрительно прищурилась. – Why do you smile so?
- Вспоминаю вашу победу… Красивая случайность! – кивнул на яхту вслед скрывшемуся капитану. – Новичкам везет… - широко улыбнулся, обнажая белоснежные зубы. – Just an accident!
- Accident, говоришь? Ну-ну… - сложила руки на груди и сурово глянула из-под челки.
- Обиделась? – сверкнул насмешливыми голубыми глазами. – Не обижайся! Это же правда – в этот раз вам повезло. It’s true!
- Вот завтра и посмотрим! – Кулемина начала заводиться.
- Want a bet? Да? Давай на спор? Если не придете первыми – с тебя все медляки на дискотеке, - приблизил к ней свое лицо. – You're all mine. Every dance! - протянул руку.
- А больше ничего не хочешь?! – возмущенно уперла руки в боки.
- Боишься, - уже явно провоцировал.
- Прямо трясусь вся!!! – стиснула его руку. – Придем первыми, я тебе такого пенделя дам! Bet! - развернулась и легко перескочила на палубу.
Итальянец стоял и улыбался. Дождался, пока она скроется внутри яхты, воровато оглянулся и сам шагнул на «Елену». Ступил мягко, старясь не вызвать ни шороха, ни колыхания. Быстро оглядел палубу, еще раз оглянувшись, присел у лебедки и вынул из кармана перочинный нож…

Спасибо: 72 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1157
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 74

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.11.09 21:17. Заголовок: Глава 22. Шторм или ..


Глава 22. Шторм или Тысяча чертей!

Солнце с утра на работу не вышло. Небо затянули низкие серые тучи. Ветер, который в надежде на лучшее всё еще именовали «бризом», никак не мог решить, в какую сторону ему дуть, поэтому метался по окрестностям, сбивая всех с толку.
В девять часов команды уже были в полной боевой готовности. Шкиперы поднялись на яхты, а сигнала к выходу все не было. Диего сообщил, что второй этап включал в себя два перехода – дневной и ночной. Днем нужно было на время пройти до соседнего острова.
В «чемоданном» настроении провели два часа. Во всех подробностях изучили маршрут, на карте и в красочных буклетах рассмотрели пункт назначения. Остров Кабрера оказался по совместительству национальным парком и находился совсем недалеко, буквально рукой подать – в каких-то тринадцати морских милях.
Наконец, в одиннадцать пятнадцать по рации объявили координаты старта. Яхты ставили паруса и одна за другой стали подтягиваться к заветной линии.
Когда подошла «Елена», на старте царил полный сумбур. Проказник «бриз» не оставлял попыток развлечься – угрожающе хлопал парусиной, старался заставить яхты крутиться вокруг своей оси. Некоторые одуревшие от ожидания экипажи умудрились встать не с той стороны от стартовой линии. В радиопространстве между капитанами разгорелась жаркая дискуссия на тему «кто не так стоит». Капитанской перепалке вторили члены экипажей – срывая голоса и размахивая руками, тоже пытались объяснять, кому куда следует пойти и как встать. Разгорающийся конфликт пресекла Судейская лодка. За пару заходов удалось прекратить заваруху и всех расставить как надо.
В половину первого прозвучал гудок. Яхты рванули с места.
Никто в этот раз не рискнул уходить далеко в море. Жались к береговой линии и дышали друг другу в спину. Прямо по носу обозначился скалистый мыс, который нужно было обойти. Непогода усиливалась, ветер снова попытался разбросать яхты. Шкиперы отдали приказ надеть спасжилеты. Паруса гудели от напряжения и грозились лопнуть. Проще всего было свернуть снасти и лечь в дрейф, но никто не хотел сдаваться.
Яхты, не сбавляя скорость, белокрылой вереницей огибали мыс. Скорость, крутой правый крен, палубы одна за одной захлестывали высокие волны. Захлебываясь адреналином, команды жались к левому борту и вспоминали всех святых заступников.

Шинский крепко держал штурвал и продолжал маневр, не обращая внимания на врывающиеся на палубу потоки воды. Вцепившись в поручни, Ленка сидела между Степновым и Диего. Все было мокрым – от кед до макушки. Противные капли стекали по шее. Ветер, хоть и не холодный, каждым порывом пробирал до костей. По встревоженным взглядам Степнова поняла, что, наверное, совсем уже посинела. Шкипер тоже поглядывал сочувственно и кричал что-то ободряющее, показывая рукой на скалы.
Еще немного! Ну!!! Есть! Выдохнули… острая оконечность была пройдена. Яхта выпрямилась. Ветер с этой стороны мыса немного поутих. Ленку срочно отправили переодеваться в сухое. Степнов, сам мокрый насквозь, остался следить за парусом.
- Кулемина! – рявкнул ей вслед. Она вздрогнула и обернулась. – Разотрись там… и как следует!
«Какой-то злой он сегодня…» - подумалось Ленке, пока она, ежась от холода, стягивала сырую одежду. Неожиданно нахлынули воспоминания о жаркой тихвинской бане… как он взял в ладони ее лицо и на несколько секунд остановил время…
А потом оно снова пошло, отсчитывая минуты, часы, дни… а каждый новый день неумолимо приближал дату его свадьбы и окончательное расставание. Да что там свадьба… они расстанутся, как только самолет приземлится в Москве… И все труднее делать вид, что отпустить его – раз плюнуть.
Остервенело терла себя большим полотенцем. Но кровь не желала согревать ни руки, ни ноги – она упорно пульсировала внизу живота и полыхала на щеках.
А если прийти к нему ночью…
Совсем сдурела… Выгонит!
А вдруг не выгонит…
Ну, а не выгонит, то ЧТО? В постель к нему полезешь?
И полезу! – намеки нахального итальянца не прошли бесследно.
И что? Что изменится? Он же слово дал… Да и не станет он спать с тобой… вытолкает в шею! Вот стыдобища-то будет…
Будет… а что делать?!
Ни-че-го. Потерпи, немного осталось… надо постараться не срываться… он же держится, все твои закидоны проглатывает… ведешь себя как малолетка… а еще хочешь, чтобы он к тебе серьезно…
Трясущимися руками натянула сухую одежду. Глянула в зеркало – лицо красное, глаза горят… пригладила волосы и пошла наверх.
Яхты упорно неслись к финишу. Уже отчетливо виднелось побережье Кабреры. Передали координаты финиша – яхты должны выстроиться в линию, не заходя в гавань. Ближе к берегу море становилось все спокойнее. Скорость падала, яхты шли «нос к носу», дожимали последние метры, стараясь вырвать друг у друга секундное превосходство.
К финишу так и подошли – большим «гуртом». Тихо радовались окончанию сложного пятичасового перехода, а определение победителей оставили судьям.

На отдых и ужин отвели три часа. Пока по очереди отогревались в душе, два катера развезли термосы с горячим ужином.
- Вот это я понимаю! Сервис! – Степнов отвинтил большую крышку и потянул носом пар. – Пахнет вкусно…
В термосе было что-то вроде густой, насыщенной мясной похлебки с клецками, кусочками ветчины, окорока и огромным количеством зелени. Все это источало призывный аромат чеснока.
- Пучеро! – благоговейно улыбнувшись, шкипер замычал и закатил глаза, стараясь изобразить, какая там вкуснятина. Похлебкой наслаждались без Диего – Судейский катер собрал шкиперов на брифинг.
Горячий, в меру острый суп согрел и наполнил кают-компанию атмосферой домашнего уюта. После ужина Шинский завис над картами на небольшом откидном столике в углу салона, а разомлевшая Ленка развалилась на диване, наблюдая, как Степнов моет посуду.
Он спиной чувствовал ее, его ерошило… оборачивался, встречал сверкающий взгляд… поднимал брови: «Чего ты?» - она молча мотала головой, волосы падали на разгоряченные щеки… «Ничего...»
В восемь тридцать Диего появился снова. Пошептался с Шинским, пожал руку Виктору, Лену потрепал по щеке и погладил по голове. В двенадцатичасовое ночное плавание они уходили совершенно самостоятельно. Страшновато было, конечно… на десятый раз перепроверили навигатор, кромки парусов, шкоты, лодку резиновую, спасжилеты… короче, нервничали.
В девять дали старт и яхты пошли на Ибицу. Погода утихла, хоть небо и было затянуто тучами. Ничего особенного от команд не требовалось – нужно было просто точно пройти по маршруту и уложиться во время. Плавание обещало быть спокойным и размеренным.

Лена проснулась среди ночи. Яхту сильно болтало. Над головой раздавался торопливый топот ног и громкие крики. Что там творится?! Почему ее не разбудили?! Вскочила на кровати и глянула в иллюминатор. Шторм?! Блииин…
Наспех натянула первое, что попалось под руку. Выудила из-под кровати кроссовки, сунула в них босые ноги и бегом побежала наверх.
Там творилось невообразимое. Теряя равновесие, упала на четвереньки, на несколько секунд ослепла и оглохла. Ветер и дождь хлестали по лицу, вода то и дело заливала глаза, стекала за шиворот.
Степнов и Шинский в спасжилетах перетягивали снасти, устанавливая штормовой грот.
- Лена, не надо! – ее заметил Шинский. - Иди вниз! Вниз! – кричал и махал на нее одной рукой, другой крутанул ручку лебедки, подтягивая шкот.
В этот момент у лебедки отскочила блокировка, и механизм дал обратный ход, ослабляя натяжение троса. Парус, почувствовав свободу, заполоскался на ветру. Яхта резко крутанулась и опасно накренилась. Ленка, недолго думая, бросилась, ухватилась за шкот обеими руками и с силой потянула вниз.
- Молодец! Держи! Лена, держи! Не отпускай! – закричал Степнов, пытаясь утихомирить хлопающую парусину.
И она держала, пока Шинский водворял на место и фиксировал блокировку. Держала, вцепившись в мокрый шкот, стиснув зубы и крепко зажмурив глаза. Чувствовала, как деревенеют пальцы и ноют от напряжения руки. Очередная волна шлепнула по голым ногам и смыла незавязанный кроссовок. Новый порыв ветра дернул парус. Взвизгнув, Ленка почувствовала, что отрывается от палубы, и всем телом повисла на канате.
Наконец, лебедка заработала, шкот стал натягиваться. Парус напоследок мотнулся, и Кулемина больно стукнулась о панель управления.
- Лена, отпускай шкот! – крикнул Виктор Львович.
- Ааааааа!!! – завопила та, почувствовав, что не может разжать пальцы. – Я не могу! Не могууу!!!
- Отпускай!!! Лена!!! Бросай!!!
Степнов что-то почувствовал и метнулся к Ленке. Обхватил, глянул в перекошенное лицо, что-то бросил Шинскому, и стал отдирать ее пальцы от троса.
Кулемину отодрали. Парус закрепили. Ветер, будто наигравшись, постепенно стал стихать, яхта выровнялась и вновь уверенно заскользила по волнам.
Шинский приник к навигатору, а Степнов потащил Ленку вниз.
Глянув на ее негнущиеся пальцы, сам расстегнул и стащил с нее мокрую толстовку, дернул с ног шорты. Не до церемоний сейчас! Обернул ее в махровый халат и толкнул на диван. Быстро набрал в большую кастрюлю горячей воды. Велел поставить на колени и сунуть в воду руки. Ушел к себе в каюту… Через несколько минут вернулся в сухом, с парой каких-то тюбиков в руках.
- Отходят? – сел рядом.
- Н-не знаю… - прошептала Ленка.
- Ну, согрелись, хоть? Тепло чувствуешь?
- Да. Горячо, - она кивнула, сглатывая комок. В носу противно щипало.
- Чего ты выскочила? – буркнул, строго глянув в глаза.
- К-как… - голос совсем сел. - Разве я не помогла?
- Помогла… - не то подтвердил, не то усмехнулся.
- А почему вы меня не разбудили?
- По кочану. Давай руки, - отвинтил крышку тюбика и выдавил какую-то пахучую мазюку.
Он разминал ее одеревеневшие пальцы. Она ерзала и кусала губы.
- Больно? – глянул – обжег, не улыбаясь.
- Немно… АЙ! Чуть-чуть…
- Завтра тоже болеть будут, - сообщил спокойно, продолжая разминать, не выказав и тени сочувствия.
- Угу… - она подняла глаза. – Так почему ТЫ меня не разбудил?
- Сами бы справились, - едва заметно усмехнулся.
- Понятно, - попыталась выдернуть руки.
Он не пустил. Снова выдавил мазь и продолжил, не проронив больше ни слова.
- Все, - отпустил, наконец, и встал первый, забирая свои тюбики.

Люк с грохотом распахнулся, по лестнице спустился Виктор Львович.
- Ребята, у нас проблема. Мы, похоже, сбились с курса…

Спасибо: 75 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1176
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 78

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.11.09 13:19. Заголовок: http://jpe.ru/gif/s..


Глава 23. Расплата на Ибице или Я уже не маленькая!!!

- Что случилось? Навигатор полетел? – Виктор тревожно посмотрел на капитана.
- Нет, что-то с автопилотом... Он отключился, - Шинский устало потер лицо. - Ума не приложу… Он не должен был…
- Это из-за меня! – почти крикнула Ленка и осеклась. – Наверное… Я… долбанулась о панель приборов… когда на шкоте висела…
Несколько секунд мужчины оторопело глядели на нее и молчали. Она виновато опустила голову. Первым отмер Степнов.
- Значит… идем неизвестно куда последние… - он посмотрел на часы, - минут тридцать-сорок.
Лена сцепила горящие пальцы, с надеждой посмотрела на капитана – он шагнул к шкиперскому столику. Бортовая радиостанция тихо шипела и подмигивала зеленым огоньком – связь есть. Разговор с Судейской лодкой занял минут семь. «Елене» посочувствовали, сообщили точные координаты, согласно судейскому радару, и пожелали удачи.
- Ну что? – Ленка топталась рядом. Неизвестность выматывала последние нервы.
- Не волнуйся, сейчас все отладим, - Шинский встал и с улыбкой заглянул ей в лицо. – Все будет хорошо. Иди сейчас к себе, надень теплые носки и ложись спать! – погладил ее подрагивающие плечи. – Ты сегодня молодец. Всех нас спасла. Если бы не ты – перевернулись бы к чертям морским… Иди, - мягко подтолкнул ее. – Виктор, а мы с тобой на палубу – нужно снова настроить автопилот.
- Виктор Львович! Я… - Ленка попыталась возмутиться несправедливым распределением.
- Бунт на корабле?! – шутливо рыкнул капитан, и ей ничего не оставалось, как подчиниться.
Долго возилась в постели – пристраивала ноющие пальцы, пыталась расслышать и угадать, что происходит на палубе… наконец, отключилась, сама не заметила как.

Проснувшись, не уловила движения. Быстро оделась и высунулась на палубу – сонная, растрепанная. В безоблачном небе, как ни в чем не бывало, сияло вернувшееся из загула солнце. Степнов складывал парус.
- Доброе утро, - голос хриплый спросонок.
- Доброе… - он кивнул, не прекращая работы.
- Мы уложились?
- Нет.
- Много?
- Полчаса.
- Это много?
- Не знаю.
- Помочь?
- Ладно уж… Иди лучше… умойся, - насмешливо скользнул взглядом по следу от подушки на румяной со сна щеке. Затопила неконтролируемая, никчемная, неуместная нежность.
- А где Виктор Львович? – она нахмурилась и отвела глаза.
- Пошел узнать, что да как… - он неопределенно махнул рукой.
- Ясно… - кивнула и нырнула обратно в люк.

Через двадцать минут он спустился вниз.
- Яичницу будешь? – она стояла у печки. Там что-то завлекательно скворчало.
- А где яйца взяла? – глянул удивленно и невольно поежился от непривычного обращения.
- В холодильнике… - повернулась, глянула недоуменно. – А что?
- Ничего… - пожал плечами. – Не знал, что у нас есть яйца.
- А я, - ей стало смешно, - не знала, что у нас есть холодильник. Он как-то сливается с общим фоном. А там и мясо есть… а мы все тушенку… - вернулась к сковородке и ткнула вилкой в любопытный желтый глазок. Снова подняла голову. – Ты с глазами ешь или без?
- Чего?! Ааа… я омлет больше люблю.
- А, ну да… - второй и остальные глазки постигла участь первого.
- И кофе, - уселся на диван.
- Что? – ее спина удивленно напряглась.
- Кофе. К яичнице.
- Кофе.
- Да.
Ленка убавила огонь, потянулась к шкафчику и достала жестянку. Нажала кнопку чайника, задумчиво посмотрела на яичницу. Поставила рядом две кружки, откупорила кофейную банку.
- Выключай. Спалишь, - он неожиданно вторгся в узкое пространство камбуза, нарушая границу. Одновременно отщелкнулся чайник.
Она вздрогнула и просыпала кофе. Он выключил газ, переставил сковороду на подставку. Ленка коротко вздохнула, взяла себя в руки и снова сунула ложечку в банку.
- Кофе, Кулемина, - сам полез в шкаф, - вреден для спортивного организма, – достал пачку зеленого чая. – Никакого режима!
Она опустила руки и закрыла глаза. Он уверенными движениями разложил яичницу на две тарелки и грохнул сковородку в мойку. Унес тарелки на стол в салоне.
- Хлеб захвати, - уже уселся и взял вилку.
Наверху послышался шум – в проеме открытого люка показался капитан.
- Завтракаете?
- Да, - бодро откликнулся Степнов, отправляя в рот кусок яичницы.
- А я только кофе закинул с утра.
- Садитесь, Виктор Львович, - Ленка перенесла на стол хлеб, заварочный чайник и кружки. – Как раз вас ждали.
Шинский радостно потер руки и с удовольствием присоединился к Степнову.
- Елена, а ты? – спросил с набитым ртом. – Уже позавтракала?
- Да… Вот, - сыпнула в кружку темные гранулы и теперь лила горячую воду, - уже кофе пью, - потянулась к упаковке с печеньем.
Степнов подавился своим зеленым чаем.
- Угу… - капитан одобрительно кивал и дожевывал. – Вот какое дело, молодежь… С утра был Совет капитанов. Сегодня - «ленивый» день. Отдыхаем. Можно гулять, купаться… загорать… Здесь масса клубов… кафе, баров… и прочих развлечений.
- А когда результаты этапа? – со скрытой тревогой спросила Ленка.
- Вечером. В шесть. А потом снова свободное время.
- Виктор Львович, ну, а предварительно? Ну, хоть что-то? – взмолилась Кулемина. – Или все совсем плохо?
- Нет… не плохо, конечно… по-моему, мы где-то в середине, многие пришли еще позже…
- А кто первый?
- Англичане, вроде… Не знаю… Правда не знаю, Лена! – Шинский развел руками. – Давайте, вечера дождемся.
Ленка сумрачно кивнула и отвернулась к мойке.
- Как пальцы? – Степнов принес посуду со стола.
- Нормально, - забрала из его рук тарелки.
- Да ладно врать-то. Болят?
- Ну, так… терпимо.
- Что делать будешь до вечера?
- Мне надо кроссовки купить.
- Кроссооовки… Ну, пошли тогда. Помогу выбрать.

Конечно, Ленку такое предложение ошарашило, но осмыслив его в процессе переодевания, ничего криминального не обнаружила, потому отказываться не стала. Они нашли магазины и медленно перемещались от витрины к витрине… Наконец, решили зайти внутрь небольшого спортивного бутика.
Пусто. Парочка молоденьких продавщиц хихикала у кассы, полистывая журнальчик. Лена и Виктор, не привлекая их внимания, принялись исследовать содержимое полок. Рассматривали, трогали, мяли, крутили… Отобрали несколько, чтобы померить. Повернулись к продавщицам, к которым присоединился невысокий пожилой мужчина с гладко зачесанными назад волосами. Все трое таращились, открыв рты. Ленка испуганно глянула на Степнова – тот тоже был сильно удивлен.
К счастью, персонал магазинчика быстро пришел в себя. Девушки забегали, усадили покупателей, сами шнуровали примеряемые башмаки, ползая вокруг практически на коленках. Мужчина, оказавшийся владельцем магазина, нервно суетился вокруг.
Несмотря на несмолкаемое стрекотание продавщиц и сумасшедшую скорость, с которой обувь сменялась на ее ногах, Ленке как-то удалось выбрать подходящую пару. В магазинчике стало прибывать народу. На кассе хозяин, широко улыбаясь, преподнес Ленке в подарок еще одну пару обуви, а Степнову всучил пакет, в котором оказались несколько ярких футболок.
- Это… чего это? – подозрительно шепнула Ленка и ткнула Виктора локтем в бок.
- Не знаю, Лен… - отозвался тот также шепотом. – Может, мы у них какие-нибудь… десятитысячные?
Тут к ним подскочила девчонка лет двенадцати и, тыкая в лицо глянцевым разворотом, попросила оставить автографы. Потеряв дар речи, оба уставились на фотографию и узнали на ней себя… Автографы раздавали полчаса, тихо отходя от шока.
У первой же стойки с печатными изданиями купили пару журналов. Не глядя друг на друга, рассматривали фотографии, испытывая, похоже, одинаковую степень смущения. Глубокие взгляды, волнующие прикосновения… удивительные, переполненные чувственностью картинки из жизни влюбленной пары, будто случайно подсмотренные нескромным фотографом…
«Не было такого!!!» - в панике шептал Ленке внутренний голос, а роскошные фотографии кричали об обратном.
Рекламная компания известной марки спортивной одежды успешно стартовала под слоганом «Море Свободы и Любви». А Ленка и Виктор за пару часов стали знаменитыми.
И что теперь?.. А если Шинский увидит? А дед? А родители? А Светлана, блин, Михална?

Вечерняя церемония награждения прошла без заминок, правда, многие отвлекались на русскую парочку – кивали, улыбались, перешептывались.
Победили англичане. «Елена» оказалась на пятом месте, пропустив вперед еще шведок, испанцев и итальянцев.
Паоло сорок минут строил Ленке глазки, не стесняясь стоящего рядом с ней Степнова. Когда все бросились поздравлять победителей, молодой итальянец ухватил ее за руку и оттащил в сторону.
- Ну, все! Ты мне должна! – придвинулся ближе и радостно искрил глазами. – Сегодня идем на пляжную вечеринку и танцуем до упада.
- Вообще-то… я не танцую… боюсь тебя разочаровать даже… - заюлила Ленка в надежде отмазаться или хотя бы заменить танцы чем-нибудь менее тошнотворным.
- Не беспокойся, я тебя научу, - самоуверенно заявил Аполлон и притянул ее к себе за талию.
- Давай только без этого вот, - поморщилась, отстраняясь, а глазами искала Степнова.
Он стоял облепленный болгарами, которые трясли злополучными журналами с выражением удивления и восхищения на лицах.
- Я видел фотки, - снова привлек ее внимание итальянец. – Ты говорила, у вас ничего нет.
- Нет.
- Как же нет?! А это что?!
- Не поняла, - Ленка удивленно отступила. – Это что за наезды?
- Ладно-ладно, - поднял руки вверх. – В десять я за тобой зайду.

Без пятнадцати десять в черной майке и обтягивающих белых бриджах вышла в кают-компанию. Краснея и отводя глаза, отпрашивалась у Шинского на пляжную дискотеку. Пылающим затылком чувствовала негодование сидящего на диване Степнова.
- Ну… не знаю… - капитан с сомнением поглядывал Виктора, который делал вид, что внимательно читает журнал.
- Я не долго. Правда. Я посмотрю как там и назад. Ну, часик, может… Ибица все-таки… интересно же…
- Понимаю, - вздохнул Шинский. – Одна пойдешь?
- Кхм… нет… с Паоло, - пряталась за челкой. – Он из итальянской команды. Он зайдет… в десять.
Степнов нервно перелистнул и порвал страницу.
- Ты не возражаешь, если я перекинусь парой слов с этим молодым человеком?
- Нет… - пожала плечами и пошла вверх по лестнице.
Капитан отпустил ее до половины двенадцатого, взяв с Аполлона обещание не опаздывать и довести девушку до самой яхты.

Степнов выдержал до без пятнадцати одиннадцать. Сказав Шинскому, что пойдет проветриться перед сном, выскочил на берег и устремился на грохот и огни дискотеки. Народу было тьма тьмущая – человек триста, не меньше. Ленку нашел быстро – в своих майке и бриджах она хорошо выделялась на фоне супермини и обнаженных торсов. Молодой итальянец, тоже голый по пояс, крепко прижимал к себе Ленкины бедра, запустив пальцы за пояс ее штанов, и такое выделывал нижней частью тела под оглушительную, вгоняющую в транс музыку… что у Виктора на лбу проступила испарина и внутри стало горячо.
Ослепленный возмущением, ринулся в толпу и, ухватив под мышки, оторвал Кулемину от похотливого Аполлона. Тот, видно, не ожидал такого натиска, потому что встал, как вкопанный, и выкатил красивые глаза. Пользуясь, замешательством противника, Степнов быстро рванул с пляжного «танцпола».
- Ты что вытворяешь?!! – тащил ее, как котенка, прочь от беснующейся под музыку толпы.
- Что?! Да что такое?! – она пыталась вырваться. – Это просто танец!
- Танец?!! Это не танец! Это совращение!!!
- Какое совращение?!! Боже мой… - вытаращила глаза.
- Ты еще скажи, что тебе понравилось!!!
- А что такого?! – включила полную громкость.
- Откуда в тебе это?!! Где ты этого нахваталась?!! – он отчаянно схватил ее за руку, притягивая к себе.
- Чего «этого»?! – накатила волна возмущения. – Что ты со мной как с маленькой?!
- Ах, ты уже взрослая! Ты уже все знаешь и все умеешь, да?! – заорал во всю мощь легких. – Как я забыл! У тебя же все было! Гуцул же тебя всему научил!!!
- Да ты… Да что… Да что ты знаешь, вообще?!! Что ты понимаешь?!! И Гуцула не тронь! Он – настоящий мужик, понял?!
- Ах, он – мужик?!
- Да, он – мужик! А ты…
- Ну?! – взревел он, хватая ее за плечи и встряхивая.
- Пусти, пожалуйста, - сказала тихо, глядя в темно-синие от ярости глаза.

Спасибо: 81 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1184
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 79

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.11.09 22:14. Заголовок: Всех поздравляю с кр..


Глава 24. Порвали парус или Происки недоброжелателей

Виктор разжал руки и почти оттолкнул ее. Круто развернувшись, зашагал к яхте. Ленка постояла несколько секунд и, хлопнув руками по бедрам, пошла следом. Навстречу попались развеселые ирландцы, что-то аппетитно смакующие из больших алюминиевых банок.

Молча добрались до яхты, спустились в салон и разошлись по своим каютам под пристальным взглядом капитана. Через несколько минут столкнулись у душевой – оба с полотенцами на шее и зубными щетками в руках. Он, не говоря ни слова, пропустил ее вперед.
Шинский зашелестел газетой, привлекая внимание. Поймав усталый взгляд, вопросительно поднял брови. Степнов в ответ прикрыл глаза и безнадежно покачал головой.
Позже, лежа в постели, Ленка долго не могла уснуть. Теперь все встало на свои места. Стало понятно, почему он такой и почему женится… и вообще… Это все из-за Гуцула… точнее, из-за того, что она ему тогда наговорила… Короче… сама виновата. Как всегда…

Ах, южные ночи! Темнота – друг молодежи. Высокий крепкий светловолосый парень по-кошачьи мягко прыгнул на палубу «Елены». Тихо ступая, подошел к грот-мачте и принялся шарить руками по свернутому парусу, отыскивая край. Достал из кармана верный перочинный нож, раскрыл лезвие и нащупал кромку полотнища.
Чик и готово! Усмехнулся и, пряча нож, перескочил обратно на берег.

«О! Опять итальянец… и снова скачет с русской яхты…» - второй вечер подряд удивлялись трое с алюминиевыми банками.

Следующее утро было беспокойным. Солнце то и дело перекрывали бегущие по небу облака. По рации передали штормовое предупреждение. Яхты покинули марину и шли до стартовой линии десять мучительных миль. Ветер разыгрался не на шутку. Волны тяжело вздымались и бултыхали яхты то вверх, то вниз. От жестокой качки нехорошо было даже более-менее выспавшимся «еленовцам», не говоря уже о тех участниках регаты, кто прошедшей ночью отдал дань соблазнам развеселой Ибицы. Лица у многих были такими же зелеными, как листочки мяты и дольки лайма в ночных коктейлях.
Яхты вытянулись в линию, готовые к старту, а он все откладывался и откладывался... Все измучились в ожидании. Две команды заявили о сходе с дистанции – видно, совсем плохо им стало в безжалостной болтанке.
Сигнал к началу этапа дали в два часа дня. Восемнадцать яхт отправились в дневной переход вдоль роскошных пляжей Ибицы. Паруса, словно сговорившись с ветром, проявляли чудеса непослушания. Команды начали допускать ошибки.
Аккуратных и осторожных эстонцев крутануло так, что яхта почти улеглась на бок. Экипаж чудом удержался на борту, но гоночного пылу у них заметно поубавилось – ушли подальше от берега и значительно сбавили скорость. Их примеру последовали еще семь команд, впечатленных драматичной сценой.
«Елена» держалась в числе смельчаков. При скорости ветра в восемь-десять узлов просто идти по прямой было трудно, а предстояло обогнуть большой буй. Десять яхт вошли в маневр почти одновременно. «Елена» оказалась опасно близко прижатой конкурентами к бую. Прошли в крутом крене, едва не зацепив его бортом. Однако, опасное положение обернулось неожиданным преимуществом – успешно завершив вираж, наши вырвались вперед.
Заключительная пара сотен метров – казалось, победа уже трепещется на кончиках пальцев. Памятуя о выкрутасах лебедки, Степнов страховал ненадежный шкот. Очередной порыв ветра ускорил и без того неслабое движение, натягивая снасти до предела…
А дальше события развивались со скоростью звука – самого жуткого звука, какой только может услышать моряк. С истошно-звонким щелчком лопнула нижняя шкаторина грота. С душераздирающим скрежетом парус расползался прямо на глазах. Хлопающим на ветру полотнищем Степнова едва не выбросило за борт.
Так захлебнулась их красивая финальная атака. На одной генуе до финиша добрались четвертыми.

- Трос-то как мог порваться?! – негодовал Степнов, спуская поврежденный парус. – Ну, ладно бы ткань лопнула… А тут… Черт!!! Такую победу упустили!
- Да, - вздыхал Шинский, - красиво шли… Так удачно буй обработали… так хорошо вышли. И ветер, и скорость… Ээх…
Ленка присела на корточки, рассматривая место порыва.
- А вот смотрите, - подняла голову, - край паруса как будто надрезали…
- Где?! Ну-ка… - Степнов опустился рядом, взял из ее пальчиков разорванную шкаторину. Край паруса был двойной, плотно прошитый и укрепленный гибким ликтросом. – Почему ты думаешь, что его надрезали? – серьезно глянул ей в глаза.
- Ну… - смутилась Лена, - я не знаю… похоже просто… Смотри, где порвано – края лохматятся… а тут нет.
К ним присоединился Шинский, принял парусину из рук Степнова и стал внимательно изучать место порыва…
Внезапно раздались всплески, громкие голоса и стук. Кулемина вскочила и глянула за борт. К «Елене» подошла резиновая лодка с ирландской командой, один из них настойчиво стучал веслом о борт яхты, двое других кричали и махали руками.
- Там ирландцы, - удивленно сообщила Ленка, оборачиваясь. – По-моему, они хотят к нам в гости …
Шинский жестами пригласил неожиданных визитеров подняться на борт. Оказавшись на палубе, три крепких улыбчивых мужичка искренне посочувствовали русским, а увидев разложенный парус, тут же присели над ним и принялись рассматривать разорванное полотнище. Потом поднялись и, многозначительно переглядываясь, сказали, что им есть, что сказать по этому поводу.
Разговор продолжили в кают-компании. Ленка на правах «хозяйки дома» разливала чай и старалась разобрать, о чем наперебой частили ирландцы. Выхватывала слова: «молодой итальянец», «ночью», «вчера», «нож»… и становилось не по себе…
Гости замолчали, а Шинский вкратце пересказал суть.
Ирландцы дважды видели, как молодой итальянец – вчера и позавчера ночью – уходил с нашей яхты. В этом месте Степнов метнул в Ленку странный взгляд. Она поежилась, но глаз не опустила. Да и с какой стати?! Разве она в чем-то виновата?!
А нынче ночью бдительные ирландцы видели, как итальянец прятал в карман нож… Ну, и… странно им стало, что русскую яхту раз за разом преследуют неудачи… и так нехорошо сопоставляются надрезанная шкаторина и тайный визит человека с ножом… тем более, что никто из экипажа «Елены»… не приглашал итальянцев на борт и о визите Паоло ничего не знает. Шинский умолк, а Степнов снова вперил в Ленку суровый взгляд.
- Что ты на меня так смотришь? – возмутилась Кулемина. – Я его не приглашала. Виктор Львович! – голос задрожал. – Вы же знаете… Виктор Львович…
- Лена, все в порядке, - капитан строго глянул на Степнова. – Не надо оправдываться. Ты ни в чем не виновата! – произнес твердо, давая понять, что дискуссии по этому поводу не потерпит. Степнов промолчал и опустил глаза.
Ирландцы выразили желание и готовность повторить свой рассказ перед Судьями. После некоторых раздумий и обсуждений на том и порешили. Сказано – сделано. Переговорили с судейским катером по радио, быстро собрались и погрузились в лодки, захватив с собой злополучный парус.
Разборки заняли три часа. Выслушали ирландцев, расспросили русских – всех вместе и по одному. Долго изучали парус, потом вызвали итальянцев. Крик в кают-компании стоял такой, что катер колыхался. Паоло после долгих препирательств признался, что попортил русским лебедку и парус, за что получил от отца оглушительную затрещину. Капитан итальянской команды просил не предавать дело огласке и позволить им добровольно покинуть Регату… Но Главный Судья соревнований был непреклонен. Итальянскую команду официально дисквалифицировали, о чем по рации оповестили всех участников.
Итальянцы понуро покидали Судейский катер. Капитан был бледен и в отчаянии кусал губы, его супруга утирала слезы. Сверкая красной щекой, Аполлон прошел мимо Степнова, нарочно с силой врезавшись плечом в плечо, а на Ленку глянул злыми и голодными глазами. Ту передернуло под его хамским взглядом, но она выдержала характер и ответила наглецу презрительным прищуром.

Еще раз сердечно поблагодарив ирландцев, наш экипаж вернулся на свою яхту. Отдохнуть и толком поужинать не удалось. В одиннадцать вечера был дан старт двенадцатичасовому ночному переходу. К счастью, ветер утих и унялись волны. Переход Ибица – Майорка обещал быть спокойным.
До часу ночи просуетились, подправляя снасти, проверяя лебедки, тросы, кромки парусов. Следили за навигатором и автопилотим, дважды переговаривались с Судейским катером – те сильно теперь волновались за русскую команду. Всю ночь спали беспокойно, то и дело просыпались и выскакивали на палубу, практически сталкиваясь сонными лбами. Но до пункта назначения дошли без приключений.

В десять утра пришвартовались в марине Андрач. Такой красоты Ленка никогда в жизни не видела, даже на картинках. По уверениям путеводителя это было одно из самых прекрасных и престижных мест в мире. Прямым подтверждением этому были роскошные виллы, живописно расположенные на скалах вокруг залива.
Оказалось, что на одной из этих вилл сейчас проживает старый друг Виктора Львовича. Едва бросили якорь у приветливого побережья, капитан тут же принялся звонить своему товарищу. А через полчаса он сообщил Ленке и Виктору, что после церемонии награждения уезжает в гости, где пробудет до завтрашнего вечера, благо следующий день был «ленивым». С собой, увы, не звал, так как друг его был человеком эксцентричным, замкнутым и малознакомых людей не жаловал.
Церемония подведения итогов прошедшего этапа была назначена на восемь вечера и проходила в теплой и раскрепощенной атмосфере винной дегустации. Напробовались все, даже Ленка, которую сдерживало присутствие старших товарищей и спартанско-спортивное воспитание.
После всех злоключений, выпавших на долю «Елены», русской команде были принесены официальные извинения. Результаты предыдущего этапа пересматривать не стали. А в последнем первое место поделили на двоих – между фактическими лидерами, немцами, и русскими. Каждая команда получила по памятному кубку.
Настроение улучшилось… В голове приятно шумело… и все бы ничего… и даже нет назойливого, раздевающего масляными глазами итальянца… но тяжко-то как…
Вон, стоит Степнов. Разговаривает по телефону… И улыбается лучшей своей улыбкой и глазами сияет синими… и доносятся до Ленкиного слуха самые страшные в мире слова: «свадьба», «Светочка», «возвращаемся», «уже скоро»…

Спасибо: 79 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1196
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 80

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.11.09 10:46. Заголовок: http://www.kolobok...


Глава 25. Я тебе кто?! или Скажи, что тебе все равно

После церемонии награждения Шинский для приличия потусовался со всеми около получаса, а потом, кивнув своим, по-тихому утек к товарищу.
Доблестные ирландцы, выполнив свою миссию по отношению к «Елене», на достигнутом остановиться не смогли и крепко взяли в оборот Ленку. Девчонка им дюже понравилась, поэтому они дружно упали ей на хвост, присели на уши, взяли под крыло… короче, чуть совсем не занянчили. Степнов мрачно смотрел на все это из своего угла, но не вмешивался.
Весь вечер под зажигательные ритмы латины ирландцы учили ее танцевать свой народный танец – джигу, а под занавес под их чутким и умелым руководством уже на все забившая Ленка училась пить ирландский виски. Щадя тонкую девичью организацию, душевные мужики с горкой накапали священный напиток в мензурку для текилы, потом долго и тщательно втирали жертве теоретические основы правильного пития и, наконец, в шесть глаз следили, чтобы ни капли мимо.
Тонкая девичья организация гнулась под непомерным грузом впечатлений, тихо проклиная свою благовоспитанность, совестливость и идиотское чувство признательности… Виски горячим комком устремился в несчастный съежившийся желудок. Ленка зажмурилась и зажала рот рукой.
- Дыши, дыши! – ирландцы махали руками и показывали, как высоко должна вздыматься на вдохе грудь.
Через несколько секунд спазм отпустил, и по венам заструилось тепло. Еще через пару минут закружилась голова, и стало жарко. И вот она уже смеется над их забавной речью и чрезмерной жестикуляцией. А они настойчиво зазывают ее в гости смотреть спортивные трофеи, которых у них «ну, просто завалиииись».
Далеко уйти с ирландцами Ленке не удалось. Едва вышли за порог клуба, перед честной компанией материализовался злющий Степнов. Ирландцы все поняли без слов – взгляда, мечущего громы и молнии, было достаточно, чтобы они исчезли тихо и быстро.
С Кулеминой дело обстояло гораздо сложнее. Она так просто сдаваться не привыкла.

- Меня в гости пригласили! – кричала Ленка, пока он, крепко сжимая руку, тащил ее к морю. – Ты не имеешь права!
- В гости ее пригласили! Смотрите-ка!.. Быстро домой и спать!
- Я тебе кто?! Дочка? Внучка? Что ты ко мне цепляешься?!
- Я тебе покажу внучку! Быстро в лодку!
- Ты мне даже не учитель!!! Какого фига ты командуешь?!
- Кулемина! – Степнов грубо ухватил ее и перебросил в лодку. – Я с тобой нянчиться не буду! – запрыгнул сам и взялся за весла.
- А я тебя и не просила! Что тебе от меня надо? Завтра отдыхаем. Все люди как люди, а я – как дура! – разорялась та, сжимая кулаки.
- Ты дура и есть! – рявкнул Виктор, налегая на весла. – Сейчас поперлась бы к незнакомым мужикам… ночью… - он задохнулся.
- Какого хрена?!
- Кулемина!!! Ты понимаешь, что ты пьяная?!
- Я?! – заорала Ленка, вставая во весь рост в качающейся лодке. И тут же свалилась за борт. Бросив весла и матерясь про себя, на чем свет стоит, он выловил ее и втянул обратно. Отфыркиваясь, она продолжала кричать и махать руками.
Степнов, не слушая ее воплей, причалил к яхте, затолкал на борт. Взобрался, втянул лодку и потащил гулену к люку, перехватив отчаянную попытку прыгнуть в воду. Спустившись в кают-компанию, остановился, развернул ее к себе, сжал плечи и слегка тряхнул.
- Лена!
- Да пошел ты! – медленно и четко выговорила Лена, уже вполне трезво глядя ему в глаза.
Он разжал и опустил руки, отошел, сел на диван. А она так и осталась стоять – мокрая, холодная, с синими губами. Даже головы не повернула.
- Я тебе противна, да? – вдруг спросила глухим голосом. – Скажи! Противна?
- Лен, ты мокрая… Надо переодеться.
- Ты готов жениться на ком угодно… только чтобы убежать от меня…
- Лена, не надо!
- Это из-за Гуцула?– она повернулась и смотрела ему в лицо горящими глазами. – Скажи! Из-за Гуцула?
- Лена, ты простудишься…
- Не хочешь со мной разговаривать… - снова отвернулась. Постояла несколько секунд и дернулась к своей каюте.
- Хорошо, давай поговорим, - его голос настиг ее в дверях.
Вернулась. Встала перед ним вплотную, касаясь коленей. Смотрела в глаза. И тряслась от холода и отчаянья.
- Садись, - смог сказать охрипшим голосом, хлопнул ладонью рядом с собой.
Не отводя глаз, усмехнулась и села ему на колени, лицом к лицу. Замерла в нескольких сантиметрах от его губ, глаза в глаза.
Не выдержал. Резко дернул на себя, прижал крепко. Влепил ей в губы поцелуй, крепко ухватив в горсть волосы на затылке.
Чувствовал, как ей холодно. Как дрожит. Стучит зубами.
Нельзя в мокром. Заболеет. Встал и поставил ее на ноги.
Глаза почти черные.
Длинная молния куртки – до самого низа… Прочь. Рукава цепкие. Пуговицы на рубашке непослушные. Первая, вторая… ниже… еще ниже… Все сырое, зябкое, злое. Еще одна пуговичка. Короткая молния. Тянет штаны вниз – скользит руками по стройным ногам.
Ленка, надо вышагнуть!
Ворот своей майки стал тесным... Она вцепилась в его ремень. Звякнула пряжка. Джинсы – почти сухие – сами упали. Переступил.
У нее холодная кожа. У него – курчавые волосы на теплой груди. У нее – возмущенные, растревоженные холодом соски. У него горячий рот. Обжигающее дыхание… Внутри рождалась новая дрожь.
Вдох – стон.
Горячие руки по холодным плечам… по спине… и ниже… Тонкие хлопковые трусики… хоть выжимай. Гладил – скатывал в жгутик медленным уверенным движением. Тоже на пол. Губами по животу, и чуть прикусывая.
Стон – вдох.
Ее холодные пальцы… под резинку… Там все горит. Глаза в глаза.
Давай! Сними сама. Сможешь?
Смогу!
Резко дернула, не отводя глаз. Потянула вниз, приседая… коснулась грудью… щекой…
Не боюсь!
Стон – вдох. Внизу живота полыхало желание, посылая живое тепло.
Потянул с дивана плед, чтобы завернуть ее.
Отвела его руки. Прижалась крепко... еще крепче… еще… вцепилась зубами в шею… укусила… больно… встала холодными ногами на его теплые… Запрокинула голову и смотрела, не опуская ресниц.
Красивая. Ледышка совсем. Иди ко мне…
Сильным рывком подхватил под бедра. На себя ее – гладкую, крепкую, тонкую, легкую.
Носил бы, не отпускал!
Грел. Дышал в нежную ямку ключицы. В губы дышал-целовал.
Дышали вместе. Чувствовала его горячего. Своего. Ни с кем таким не будет.
Сегодня. Пусть. МОЙ… а потом… не важно…
Услышал ее шепот: «Не отпускай».
Прижал крепче: «Не отпущу!»
Она тянула за собой. Тянула на себя.
В последнюю секунду резко дернулась и уперлась коленом ему в грудь.
- Скажи…
- Я люблю тебя!
- Нет… скажи… что тебе… все равно.
В его потемневших глазах вспыхнуло понимание.
- Я люблю тебя… И мне… ВСЕ РАВНО!
Выдохнула под поцелуем, развела колени. Приняла его. И не смогла удержать болезненный стон.
Он замер.
- Ленка!!! – закричал шепотом.
Отвернулась, сжав зубы и зажмурившись.
- Ленка, ты что?! Ты… Зачем?! – поднялся на руках.
- Не уходи, - обхватила ногами. – ПОЖАЛУЙСТА.
Медленно-медленно. Тягучими и теплыми движениями. Как волны качают яхту. Как ветер качает чаек. Растапливая напряжение, уносил боль.
Только моя. Никому теперь! Никуда теперь!
Только здесь – в кольце ее ног. Только ее в кольцо своих рук. Только вместе. Всегда.
Только так теперь правильно.

Спасибо: 83 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1213
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 83

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.11.09 19:27. Заголовок: http://kvmfan.forum..


Глава 26. Звонок друга или Какая же я дура!

Она открыла глаза… взгляд уперся в незнакомый потолок, удивленно метнулся по стенам... Через мгновенье пришло понимание. Их ссора… а потом ВСЕ БЫЛО… и он на руках унес ее в душ… а потом к себе… и баюкал, крепко обнимая и шепча что-то нежное и виноватое… она только повторяла, как заведенная: «Я ЛЮБЛЮ тебя... Я ТЕБЯ люблю…»

Повернула голову и встретилась с его взглядом – глубоким, сияющим, синим, как море под солнцем. Степнов лежал на боку и неотрывно смотрел, подперев рукой голову.
- Привет, - сказал шепотом, словно боялся спугнуть.
Рядом с ним… в одной постели… видимо, на лице мелькнуло смятение…
- Все хорошо?.. Да? – спросил осторожно, а в глазах – встревоженная нежность. – Или… Лена? – быстро поднялся и сел. Простынь скатилась, обнажая загорелое мускулистое тело…
Глянула – зажмурилась, отвернулась, судорожно втягивая воздух. Оставалось только завыть.
- Лена… Леночка… посмотри на меня, - торопливо гладил плечи, пытался повернуть к себе. – Ленка! Я тебя люблю! Слышишь? Я очень тебя люблю! - сбился с дыхания. – Лена… ты… - замолчал, а глаза наполнились ужасом. – Ты жалеешь, да? – голос охрип и скатился в шепот.
- НЕТ!!! – она отчаянно мотала головой, вцепляясь в простыню на груди. – Нет… Нет! Нет!
- Ленкааа, - притянул ее к себе вместе с простыней.
Голову ему на плечо, и губами как раз в пульсирующую жилку на шее. Щекой прижимаясь к растрепанным шелковистым волосам, он теплой ладонью нежил гладкую кожу и ласково пальцами перебирал каждый позвоночек.
Тепло его ладони наполняло спокойствием, а в голове становилось пусто до головокружения. Только он сейчас – единственное ощущение на свете.
Утихомирившийся ритм сердцебиения порвал телефонный звонок. Большой мир, деликатно исчезнувший пару минут назад, снова бесцеремонно ворвался в маленькую каюту.
Крепче прижав к себе невольно вздрогнувшую Ленку, Виктор дотянулся и взял телефон с полки над изголовьем кровати. Глянув на дисплей, хмыкнул и сбросил вызов. Но телефону такое обращение явно не понравилось, потому что Ленка даже дыхание не успела перевести, как аппарат снова разразился позывными. Степнов вздохнул и ответил.
- Да… Ну… Ну… Фуууффф… Слушай, зачем ты мне это рассказываешь?.. Да, я сам… я просил… но я ж не думал, что каждый чих считается новостью… Какие фотографии?.. В журнале? Не, ну… Да их уже весь мир видел, и что теперь?.. К-как отменить свадьбу?!?! Ты что несешь?!?!.. Это… неее… не может такого быть!.. Я?! Я вероломный?! А я-то тут каким боком?! – вытаращил глаза и взмахнул рукой, на секунду теряя бдительность. – Куда?! Стоять!!! – опомнился и ухватил за лодыжку тихо утекающую из постели Кулемину. – Это я не тебе! – рявкнул в трубку. – Короче, так! – тащил ее обратно, преодолевая яростное сопротивление. – Делай, что хочешь, но свадьба должна состояться! – удерживать вырывающуюся Ленку одной рукой становилось все труднее. – Ты же знаешь, мне эта свадьба как… как… как воздух нужна! Ты это понимаешь?! Если она не состоится… - Ленка брыкнулась так, что телефон вылетел из его руки и упал куда-то на пол. С клацаньем и шипением включилась громкая связь. – Я не знаю, что я сделаю! – докричал Виктор, обхватывая Ленку обеими руками и роняя на кровать.
- Пусти!.. Убери руки!.. - она яростно отбивалась, взметая простыни и подушки, кусалась – изо всех сил старалась вырваться. – Ненавижу тебя! Сволочь! ПУСТИИИ!!! ААААААА!!!
- Да что случилось-то, ЛЕ-НА?!?! – попытался прикоснуться к лицу. – ААА!!! – отдернул руку и замахал, дуя на пальцы.
Наконец, ему удалось подмять ее под себя и придавить к кровати, удерживая руки.
- Пустиии! – взвыла она и замотала головой.
– Лена, - принял упор лежа, сильнее прижимая ее к растерзанной постели, - это что сейчас было?
- Вали к своей Светочке! - выплюнула прямо ему в лицо. – Иди! ЖЕНИСЬ!!!
- Не понял… - словно обухом по голове. – Зачем на Светочке-то?..
Повисла секундная тишина, нарушаемая только тяжелым сбившимся дыханием… а телефон робко поинтересовался голосом Рассказова.
- Вить? У тебя все в порядке?
- НЕТ! Не все… – хрипло откликнулся Степнов. - Игорь, давай потом, а? – поудобнее перехватил ее руки и навис сверху. – У меня тут срочное дело…
- ЧТО у тебя? – переспросил телефон.
- ВСЁ, Игорь, ОТБОЙ!!! – рявкнул, не отпуская смятенного Ленкиного взгляда.
- Ну… ладно… - засомневался историк. – У тебя точно все в порядке?
- ИГОРЬ!!!
Телефон пискнул и отключился.

- Это… Рассказов был? - спросила негромко и удивленно.
Произошла какая-то неуловимая перемена, и Степнов ее кожей учуял.
- Да, Рассказов… - показалось даже, что она слегка расслабилась. – А ты что подумала?
- Я думала… это ОНА… тебе звонит, - отвела глаза.
- Кто ОНА? – посмотрел удивленно.
- Сам знаешь, кто! – снова начала злиться. Сердито задышала, закусив губу. – НЕВЕСТА ТВОЯ!
- Лен, нет у меня никакой невесты! Ты же знаешь! – вытаращил глаза в полном шоке и удивлении.
- Хватит! ВСЁ!!! Я не могу больше! ПУСТИИИ!!! – снова рванулась. Попыталась выдернуть руки из крепкой хватки.
Посмотрел удивленно и насмешливо. Лицо озарилось догадкой.
- Ленка! – припал, поцеловал в губы. Она даже среагировать не успела. Оторвался и посмотрел в недоверчивые и упрямые зеленые глаза. – Да ты что?! Да я уже… месяц скоро… как свадьбу отменил. Еще перед отъездом…
- К-как… Как это?.. А ты же… про свадьбу… что нельзя отменять… и как воздух…
- Лен, - ласково потерся носом о ее нос, скользнул губами по щеке и вниз на шею, и еще ниже…
- Ооооой… – немедленно пошла будоражащая кровь реакция.
- Это не моя свадьба, - мурчал, не отрываясь от шелковистой кожи. - Это Светочкина.
- Ааааааа… - язык как-то плохо подчинялся, а умственных усилий хватало только на понимающие стоны.
- Она выходит замуж, - крышу сносило напрочь, - за Милослаааавского. Ленкаааа!!! Ну, ты… Как ты могла подумать, что я могу с тобой… так! Я ж люблю тебя, Ленка! – почувствовал нежные пальцы в своих волосах. - А говорила, что знаешь все… - зашептал укоризненно, поднимаясь на локтях и строго заглядывая в глаза.
- Блин… - вздох пополам со стоном. – Вииить, я такая дууурааа! – горячим виноватым шепотом, обнимая его крепко-крепко – и руками, и ногами…
- Ох, Кулемина… - у спортсмена снова сбилось дыхание, - выдрать бы тебя, упрямую…
- Мммм… я осознала… - по страшному секрету на ухо, чуть касаясь губами.
- Ленка… прости меня! Я тоже… такой идиот! Такой… блин… - легкими укусами по нежным округлостям. – Никто мне не нужен. Только ты!
Пульс в галоп. Руки…губы… нетерпеливые сладкие стоны… новые открытия… и восторг один на двоих, неизбежный, громкий и неудержимый…
Счастье… оно такое же большое, как мировой океан.

Спасибо: 87 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1225
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 86

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 12:42. Заголовок: Большое спасибо всем..


Глава 27. Великий день или Ура чемпионам!

- Красиво здесь… - вздохнула она и чуть шевельнулась, поудобнее устраиваясь в крепких теплых объятиях. Так хорошо сидеть на палубе… меж его колен, спиной прижимаясь к его груди.
- Мммм? – он нехотя открыл глаза и оторвал губы от шелковистой белокурой макушки.
- Здесь красиво.
- Да.
- Витя…
- Что? – аккуратно заправил волосы за ушко и поймал губами розовую мочку.
- Ой! Завтра родители приедут… повидаться хотят. Мама смс прислала.
- Хорошо… - спустился ниже на шею.
- Ты меня слышишь? – попыталась повернуть голову, и была еще крепче стиснута и быстро зацелована.
- Слышу. Это же здорово!
- Да? – в ее голосе осторожное удивление.
- Разве нет? Ты же рада будешь их видеть?
- Нуу… да…
- Ленка? – развернул к себе. – Трусишь, что ли? Эй, спортсменка?..
- Нет! Ничего я не трушу! – вздернула подбородок. – Ну… ДА… - уткнулась ему в свитер и рукой обхватила за шею.
- А вот не надо! Ты ведь у меня храбрая и сильная. Настоящая чемпионка, - чуть отстранился и взял в ладони раскрасневшееся лицо. Большими пальцами легко провел по прикрытым векам. – А какая красивая…
Зеленые глаза распахнулись и засияли влажно и благодарно.
- Я тебя люблю. Я всегда рядом… ты помнишь?
- Да. Я знаю.
- Все будет хорошо. Да? – посмотрел пытливо.
- Да, - кивнула, улыбаясь.
Почти семейную идиллию прервал мерный рокот приближающегося катера. Катер шел малым ходом и вез Шинского.
Ленка распрямилась сжатой пружиной и задышала тревожно. За ней во весь свой немаленький рост встал Степнов. Успокаивающе положил руку на плечо и чуть сжал, притягивая к себе и наполняя своей уверенностью. У них ВСЕ ПРАВИЛЬНО.
Капитан шагнул на палубу, сдерживая удивление, глянул на членов своего экипажа. Счастливое сияние, исходящее от них, плохо маскировалось приветливо-серьезным выражением на лицах. Так, так, так…
Спустились в кают-компанию. Шинский поставил на стол небольшую корзинку и снял крышку.
- Вот. Привет от моего товарища. Из собственного сада, - в корзинке золотились апельсины.
- Здорово, - Лена подошла ближе. – Можно?
- Конечно. Вы… ужинали? – протянул ей пару.
- Да, - кивнули абсолютно синхронно.
«Ага, значит, вместе…»
- А Вы? – озаботилась Ленка.
- И я ужинал. Спасибо.
Повисла пауза.
- Я… к себе пойду, ладно? – посмотрела на Степнова, потом перевела взгляд на капитана.
Оба кивнули.
- Конечно, - добавил Шинский. – Общий сбор через час. Будем готовиться к завтрашней гонке. Когда дверь ее каюты закрылась, повернулся и кинул апельсин Степнову.
- Жизнь налаживается?
- Да, - смутился Виктор, но апельсин поймал ловко. – Налаживается. Завтра ее родители приезжают. Повидаться хотят.
- Родители? – капитан задумчиво глянул из-под бровей. – Ты с ними знаком?
- Да. Встречались. Я деда – Петра Никаноровича – хорошо знаю.
- Писателя? – кивнул Шинский. – Наслышан. Ну… удачи тебе, Виктор.
- Спасибо.

Через час на «Елене» была развернута массированная подготовка к последнему походу. Взамен испорченного, из рундука был извлечен запасной комплект парусов. Все снасти были перепроверены и перетянуты.
Экипаж, вдохновленный прошлыми успехами, был решительно настроен «порвать всех». Этому настроению поддался даже капитан, хоть и был самым хладнокровным и рассудительным.
Спать разошлись рано, но долго не могли уснуть. Шинский думал о соревнованиях, а остальные двое – друг о друге. Странно… всего одна ночь вместе, а поодиночке уже неуютно.

Старт финальной гонки был назначен на десять утра. Откровенно говоря, этот этап был интересен, в основном, тем, у кого по набранным очкам были шансы прорваться в тройку лидеров. Остальным все это действо было постольку поскольку. Две команды сами снялись с соревнований.
На «Елене» же вчерашний настрой на победу только усилился – зря, что ли, в экипаже целых два упертых спортсмена? Пока шли к стартовой линии, поняли, что ветра почти нет. Похоже, предстояла штилевая гонка.

Этап включал в себя несколько маневров. Но для начала нужно было выйти из бухты – пройти отрезок, отгороженный от открытого моря острыми скалами. Понятное дело, ветра здесь ожидать не приходилось, и выход подзатянулся.
Но вот, наконец, был объявлен первый маневр – дистанция с разворотом вокруг стоящей на якоре ассистирующей яхты. Благодаря ядовито-желтым парусам, яхту эту было хорошо видно издалека. Вроде бы ничего сложного, но без ветра это стало настоящим испытанием.
Рискуя заработать штрафные очки, некоторые команды держали паруса руками, пытаясь придать им хоть какое-то натяжение, чего абсолютно не обеспечивал издевательский зефир. Наши эту идею забраковали – способ сомнительный – только силы расходовать впустую, а потому немного отстали от особо рьяных и удачливых.
Яхты, кое-как лидирующие в вялой гонке, до желтокрылой красавицы худо-бедно добрались, но вот с разворотом возникли реальные сложности. Без ветра маневренность подвижных судов снизилась до уровня корыта.
После получаса грустных наблюдений за тщетными попытками лидеров войти в поворот, с судейского катера поступило распоряжение о переходе к завершающей стадии. Теперь нужно было просто на время пройти с текущей позиции до линии, заданной новыми координатами.
И тут оказалось, что яхты, которые вырвались вперед и пытались совершить разворот, теперь потеряли преимущество. Опять-таки по причине отсутствия ветра, быстро из маневра им выйти было практически невозможно. И вперед вырвались те, кто шел позже, но по прямой. В их числе была и русская яхта.
Линия финиша была визуально обозначена самоотверженным судейским катером и ассистирующей яхтой, которая добралась туда вперед всех, врубив мотор. Шли с переменным успехом. Это было уже состязание не мастерства, а крепости нервов, удачливости и воли к победе. Казалось, яхты двигались исключительно на психической энергии своих экипажей.
И у «Елены» этой энергии оказалось больше! Судейский катер зафиксировал преимущество в полкорпуса – настолько русские обогнали своих ближайших соперников – немцев.
Извещая о завершении Регаты, на ассистирующей яхте, взамен желтых, к небу взметнулись алые паруса.
Ура, товарищи!!!

Вслед за алым парусом утомленная флотилия поползла в уже знакомую гавань Пальма де Майорки. Несмотря на скомканность и напряженность последнего этапа, грустить никто не стал – на яхтах зарядили музыку и захлопали шампанским, чтобы оперативно отметить если не победу, то, как минимум, участие. Даже Ленке налили на два пальца.
К месту стоянки прибыли весело и шумно, под приветственные крики туристов всех мастей. Пока яхты по очереди швартовались, участники Регаты были официально приглашены занять прежние номера в отелях.
Как хорошо ступить на твердую землю, принять ванну и растянуться на неподвижной кровати! Особо расслабляться, правда, было некогда. За пару часов нужно было привести себя в порядок перед торжественным ужином и церемонией награждения победителей.
В мягком белом махровом халате, с полотенцем на голове, Ленка лежала на кровати, лениво перебирая кнопки пульта. Вообще-то нужно было уже одеваться и сушить волосы… но так хорошо было, что даже шевелиться не хотелось.
Раздался стук в дверь. Внутренним чутьем безошибочно определила, кто там, и легко подхватилась с кровати, шлепая босыми ногами по паркету.
- Ленка, - порывисто обнял ее прямо у порога, чувствуя, как сквозь мягкую ткань халата пробивается ее тепло, - ты еще не одета… - прозвучало совсем не возмущенно.
- Неохота никуда идти, - вздохнула, проводя пальчиком по пуговицам его рубашки.
Он мягко перехватил ее руку, накрывая своей ладонью.
- Мне тоже… - шепнул во влажные волосы. – Но капитан нас не поймет.
- Угу, - кивнула, соглашаясь, - проходи…
- Родители звонили? – он опустился в кресло, стараясь абстрагироваться от мыслей о том, что под халатом у нее, скорей всего, ничего нет. А если и есть, то по минимуму.
- Да, мама звонила. Сегодня в десять прилетают, - посмотрела внимательно. – Я хочу их встретить.
- Конечно, Лен, - кивнул и улыбнулся успокаивающе. – МЫ их встретим ВМЕСТЕ.
Какой замечательный день…

Торжественный ужин и церемония награждения были назначены в ресторане La terraza del Victoria. Столики, покрытые белоснежными скатертями, расположились на веранде с видом на залив. В нем стояли усталые парусники участников Регаты и моторные лодки всех олигархов планеты.
Изысканные легкие закуски из морепродуктов, прохладное белое вино. Воздух напоен романтикой…
Но вот и фанфары! Пришло время объявить победителей! Судьи с коробками и свертками в руках плотной шеренгой выстроились на небольшой сцене в глубине веранды. Вперед вышел Главный судья.
За третье место в юбилейной тридцатой международной парусной регате в классе новичков и любителей наградили англичан. Особо отметили ирландский экипаж, которому до бронзы не хватило всего одного очка.
Второе место поделили шведская и немецкая команды. Им вручили серебряные кубки.
Про победителей Регаты Главный судья говорил с особой теплотой и восторгом. В нарушение тридцатилетней традиции, получать призы и регалии пригласил не капитана, а самую юную и прекрасную участницу за всю, он не побоялся этого слова, историю соревнований. Ленка, переполненная гордостью и счастьем, вышла вперед под гром аплодисментов и приняла золотой кубок и памятную медаль.
Русским аплодировали стоя. Впервые приехав на Регату, они умудрились выиграть ее у гораздо более опытных соперников, несмотря на все неприятности и злоключения.
Потом еще вручали призы по разнообразным номинациям: «За волю к победе», «За неиссякаемый оптимизм», «За слаженность команды»… В итоге никто не ушел с пустыми руками.
Когда награждение завершилось, экипажи еще долго и сердечно общались на гостеприимной веранде, обмениваясь контактной информацией. Ирландцы взяли с Ленки слово, что она будет писать не реже раза в месяц.
Степнов улыбался и кивал в ответ на ее тревожно-вопросительные взгляды, а потом выразительно постучал по запястью: «Пора!» Проводив Шинского с призами до отеля, взяли такси и полетели в аэропорт.
Как раз поспели к приземлению самолета. Сгорая от нетерпения, топтались у терминала. Вон они!
- Мама!

Спасибо: 73 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1253
Настроение: Надо бы пропылесосить мозг
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 88

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.01.10 12:28. Заголовок: Глава 28. Мама сказ..


Глава 28. Мама сказала или Все для тебя

Огромный прозрачный гейт разъехался, впуская троих Кулеминых в зал ожидания аэропорта. Отпустив ладонь Виктора, Лена бросилась вперед.
- Мама! Дед!!! Сережка, какой ты уже большой! – налетела вихрем, пытаясь обнять всех сразу. – А папа?
- Здравствуй, моя хорошая! – мама обняла ее одной рукой, на другой сидел Сережа с мягким медведем. – Папе пришлось остаться, Леночка. Коллега свалился с гриппом, папа вынужден был заменить его на дежурстве. Зато мы отпросили Петра Никанорыча.
- Дед! Как же я соскучилась! – Ленка так крепко стиснула старика, что тот аж закряхтел.
- НА! – громко и серьезно произнес маленький Сережка, протягивая игрушку скромно стоящему в сторонке Степнову. Тот растерялся.
- Вот так! – засмеялась Вера, переглядываясь с Петром Никаноровичем. Дед многозначительно поднял брови.
- А что я говорил? Здравствуй, Виктор. Ты не представляешь, как я рад тебя видеть!
Степнов пожал протянутую руку крепко и благодарно. Потом хитро глянул на малыша.
- Пойдешь ко мне?
Мальчик заулыбался и запросто покинул материнские объятья. Объемистая детская сумка тоже перекочевала к Виктору.
- Не хило! – удивилась Ленка, беря под руки мать и деда. – Он всегда так запросто к незнакомым?
- Я бы не сказала, - Вера покачала головой, - скорее наоборот.
- А я вам говорил… - кивнул дед с важным видом.
- Что? – заинтересовалась Лена.
- Ничего-ничего. Пойдемте.

До отеля добрались уже затемно. Новых гостей поселили двумя этажами ниже. Правда, окна их выходили на город – тоже море, только огней.
До трех часов ночи Лена пробыла в номере матери. Сережка уже видел десятый сон, а они все сидели на диване, крепко обнявшись и прижавшись друг к другу светловолосыми головами.
- Дедушка нам все рассказал. Отец, конечно, был в шоке поначалу… Так рвался поехать выяснять отношения. Он и сюда рвался, хотя уже успокоился… по сравнению с тем, что было.
- Мама… - Ленка испуганно повернула голову.
- Не пугайся, - тихо засмеялась Вера, - Петр Никанорович объяснил – а уж объяснять он умеет… и убеждать тоже – что у вас такие сложности… были, - она многозначительно умолкла. – Любое вмешательство – и его любимая внучка останется несчастной на всю жизнь…
- Так и сказал?! – изумилась Лена, снова поворачиваясь к матери.
- Именно так.
- Блин… ну, дед!
- Леночка, ты скажи мне… у вас правда все так… серьезно?
- Да, - Ленка ответила севшим голосом, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. – Правда.
- Ну, а до какой… степени? То есть… я имею в виду…
- Мам, я хочу, чтобы он всегда был рядом. И всегда хочу быть с ним.
- Девочка моя маленькая, - Вера крепче обняла дочь, - как же быстро ты выросла.
- Мама, - начала Ленка осторожно, - ты ведь не против?..
- Нет, Леночка, - вздохнула мать, - я не против.
- А папа? – выдохнула, внутренне сжавшись.
- И папа, - Вера тихо засмеялась и взъерошила ей волосы. – После тщательной обработки, которую провел твой дедушка, сдался даже наш строгий и несгибаемый папа.
- Ну, дееед! – хохотнула Ленка. – Надо будет спасибо сказать.
- С его слов, Виктор – просто золото, - Вера ласково потрепала дочь по плечу.
- Он самый лучший, мам. Самый-самый лучший.
- Если так, я рада за тебя, дочь.
- И папа рад?
- И папа тоже рад. А дед вообще на седьмом небе.
- Ну, дед-то – конечно! Они с ним вообще… родственные души.
- Я это заметила. Лена, я тебе только счастья желаю. Ты просто знай, что бы ни случилось, у тебя есть мы. Мы – твоя семья, и очень тебя любим…
- Мам, ну, ты чего?! У меня же все хорошо, Нет! У меня все зашибись как классно! Мама! – толкнула маму в бок.
- Все-все! – торопливо зашептала Вера, вытирая глаза. – Маленькая моя… - снова крепко обняла дочь. – Поздно уже. Спать давно пора. Хочешь, ложись у нас?
- Не, мам… - Лена виновато улыбнулась. - Мне… нужно. Там кое-кто, наверное, уже по потолку бегает. Пойду я, ладно? Мама! – бросилась матери на шею. - Я вас так люблю!
- Ладно, - Вера снова вытерла влажные глаза. – Беги! – поцеловала дочь. – Я тоже тебя люблю, моя хорошая, - шепнула вслед, глядя, как Лена спешит к лестнице.

Ленка была уверена, что Виктор не спит. Так и оказалось. Едва она тихо стукнула, дверь его номера тут же распахнулась, и в лицо ей вперились измученные неизвестностью и ожиданием синие глаза.
- Лена! – притянул ее к себе, стискивая в объятьях, утыкаясь лицом куда-то в теплые волосы.
- Мама ночевать оставляла, но я… мне нужно было тебя увидеть, - прошептала Ленка, подняв голову и глядя ему в глаза. – Они не против.
- Что? – он даже сразу не понял.
- Мои мама и папа… они не против. Они все знают…
- Что знают? Я не понял, - чуть отстранил ее, чтобы глянуть в лицо.
- Ну, что… мы с тобой… что я… тебя люблю… и ты… тоже, - выдохнула, замирая. – Дед их так обработал...
- Дед? Серьезно?! – и он потерял голос.
- Да!!! Даже наш строгий папа сдался.
- Ленкааа! – подхватил ее и закружил по комнате, потом сел на неразобранную кровать, усадил ее себе на колени и выдохнул облегченно, прижимаясь лбом к ее виску. – Не отблагодарить мне Петра Никаноровича! А мне ведь ничего не сказал. Мы с ним целый час чаи гоняли, а он… вот партизан!
- Дед – он такой! Сделает и молчит.
- Ты не представляешь, что это для меня значит. Ты ведь еще совсем…
- Не надо, - Лена накрыла его губы ладонью.
- Я об этом думал… с тех пор, как познакомился с твоими родителями. Сам не знаю, почему… но думал, представлял, что бы они сказали. У нас такая разница.
- Блин, опять! Ты еще скажи, что ты мой учитель.
- А что? Разве не правда?
- Уже нет!
- Я ведь еще тогда заметил, как твой отец на меня посмотрел.
- Как? – удивилась Ленка.
- Подозрительно.
- Да ну?!
- Ну, мне показалось…
- Да с чего бы вдруг?!
Он ничего не сказал, а лишь негромко засмеялся и прижал ее к себе крепче, касаясь губами горячей щеки. Она в ответ обняла его за шею, провела пальцами по волосам и сама несмело потянулась за продолжением.
- Не уходи? – встретил ее тихим шепотом и осторожным нежным поцелуем. – Давай я тебя не отпущу, и ты останешься? А?
- Давай…

Стучали, или показалось? Ленка открыла глаза и резко села.
- Стучат, что ли?
Стук повторился.
- Стучат, - согласился разлепивший глаза Степнов и принялся натягивать футболку и штаны.
За дверью стоял смущенный дед.
- Мне страшно неудобно… но мы вас потеряли… Уже одиннадцать, а у нас самолет в шесть, и…
- Привет, дед! – раздался хрипловатый со сна голос, и из-под руки Степнова высунулась взлохмаченная Ленкина голова. – Извини. Через полчаса сбор у мамы.
Степнов согласно кивнул, стараясь сохранить серьезное лицо.

Все вместе гуляли по городу. Ели мороженое, фотографировались, устроились на поздний обед в белоснежном уличном кафе. Потом дед увел Лену и Сережку к фонтанам, а Вера удержала Виктора за столиком.
- Я бы хотела поговорить… с тобой. Ничего, что я на «ты»?
- Нет-нет, все в порядке…
- Виктор… нас долго не было рядом с Леной. Ни меня, ни отца… так уж сложилось… Петр Никанорович больше мать для моей дочери, чем я… Да ты все это знаешь, - Вера умолкла, сжимая губы и стараясь сдержать подступающие слезы.
Степнов молча кивнул.
- Она выросла и уже делает самостоятельный выбор в жизни. И мы чувствуем, что не имеем права мешать ей… Но мы имеем право защищать и поддерживать ее… Ты понимаешь, о чем я?
Виктор снова кивнул, глядя в серо-зеленые, почти как у Ленки, глаза.
- Ты взрослый человек, Виктор… а она… Господи… она еще совсем ребенок… - мать закусила губы и быстро вытерла брызнувшие слезы. – Не навреди ей. Я тебя прошу. Она любит тебя.
- Я вам обещаю. Я сделаю все, чтобы она была счастлива, - на смуглых щеках проступил едва заметный румянец. Он чуть дрогнувшей рукой накрыл и сжал стиснутые ладони Веры. – Я ее очень люблю и никогда не обижу.
- Мааамааа!
Вера подняла голову и улыбнулвсь.
- МАМА!!! – кричал Сережка, размахивая привязанным к запястью воздушным шаром в виде огромного пестрого попугая. Дед смеялся, а Лена пыталась нести брата на руках, но они с попугаем так крутились, что мальчика пришлось поставить на землю. Изловчившись, вместе с дедом ухватили Сережку за руки и дошли до столика, где оставили мать и Виктора.
- Верочка, пора собираться, - напомнил Петр Никанорович.
- Да, пора, - кивнула Вера, вздыхая и принимая на руки сына. – Пойдемте.

- Так мало повидались, - жаловалась Ленка на плече у деда.
- Приезжайте теперь вы к нам, - мать погладила ее золотистые волосы. – Выправляйте документы и приезжайте. Мы вас всегда ждем.
- А отпуск у вас будет?
- Не знаю, Леночка… пока глухо.
- Дед! А тебя-то когда отпустят уже?
- К осени обещали, - обнадежил Петр Никанорович. - О! Наш на посадку объявляют! Ладно, ребята… - чмокнул Ленку в макушку и принял внука из рук Степнова. – Ну, Виктор, еще раз поздравляю вас с победой. Рад был увидеться. Да что там… - махнул рукой, - будьте счастливы!
- Будьте счастливы, - эхом отозвалась Вера. – И знаете… - улыбнулась лукаво, - не торопитесь, пожалуйста, делать меня бабушкой.
- Мама! – закраснелась Ленка.
А Степнов, не менее смущенный, кивнул:
- Торопиться не будем.

Вернулись в отель и уже шли по коридору к своим номерам, когда Виктор вдруг остановился и замер, сосредоточенно глядя перед собой.
- Чего? – Лена недоуменно обернулась.
- Эээ… мне нужно отойти на пару минут. Я скоро вернусь.
- Куда?
- Тут недалеко. Я быстро.
- Я с тобой.
- Давай я сам? А ты отдыхай пока… Потом ужинать пойдем. Виктор Львович уже звонил.
Она замолчала и посмотрела с любопытством и удивлением.
- Ну… ладно, - пожала плечами и взялась за ручку своей двери.
Степнов с облегчением развернулся и быстро пошел по коридору. Она догнала его уже у лифтов.
- Я лучше с тобой прогуляюсь.
- Да не надо, Лен… Ты устала…
- Да не устала я!
- Ну, хорошо. Пойдем.
Вышли из отеля и буквально через несколько шагов он оставил ее минуту постоять у небольшого аптечного магазинчика.
- Все, - вышел, засовывая небольшой пакет в карман куртки. – Теперь можно обратно.
- И все?
- Ну, да… я же говорил, что быстро.
- Ты плохо себя чувствуешь? – Ленка подняла встревоженные глаза.
- Нет, - он глянул удивленно. – Все в порядке.
- Ааа…
- Чего?
- Ладно, я поняла. Не мое дело, - засунула руки в карманы и отвернулась.
- Ленка, ты чего?
- Ты что-то принимаешь? – снова обернулась. - Лекарства? Или витамины?
- Да ничего я не принимаю, - уже еле сдерживал смех.
- А что тогда? Что случилось?
- Я тебе потом покажу.
- А сейчас нельзя?
- Не стоит, - качнул головой, изо всех сил стараясь не рассмеяться.
- Да что там такое?!
- Ленка… - взял ее за руку и чуть потянул к себе.
- Что?!
- Мама тебе что сказала?
- А что она сказала?
- Мама сказала, чтобы ты была счастлива.
- Ну…
- Все для тебя.

Спасибо: 59 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1254
Настроение: Надо бы пропылесосить мозг
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 88

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.01.10 12:31. Заголовок: Глава 29. Вроде все..


Глава 29. Вроде все или Домой, но огородами

После ужина и обсуждения планов на следующий день отправились погулять вдвоем. Дошли до марины, полюбовались закатом и силуэтами яхт. Под шорох волн разговаривали вполголоса. Она призналась, что совсем не хочет возвращаться в Москву – в старые рамки, под взгляды друзей и знакомых.
- Ленка, разве теперь это имеет значение? – обнял успокаивающе. – Я уйду из школы. И пусть кто-то попробует хоть что-то сказать! – почувствовал, как она дрогнула. - Замерзла?
- Да, прохладно стало.
Он снял куртку и накинул ей на плечи. Она продела руки в рукава – ну, и что, что длинные – сразу стало теплее.
- Пойдем обратно? - сжал ее прохладные пальцы.
- Угу, - вздохнула и засунула ладонь в карман. – А что это? – вытащила сверток, в котором на ощупь угадывалась коробочка.
- Лен…
Уже двумя руками развернула пакет. Стало жарко. Ну, да… узнаваемое слово. Подняла потемневшие от нахлынувших эмоций глаза и облизнула губы.
- Пойдем.

В отеле она остановилась у своей двери, а у него заныло в груди.
Устала маленькая... Нельзя ее торопить. Она обернулась и опровергла его сомнения.
- Я… сама приду, - кивнула и скрылась в номере.
Через полчаса стояла у его двери, уже подняла руку постучать, но передумала и просто нажала ручку. Конечно, не заперто. Шагнула внутрь, защелкнула замком и столкнулась с ним, выскочившим на звук из ванной. Обнаженный по пояс, благоухающий чем-то свежим и нестерпимо притягательным, он тут же обнял ее крепко и прижался щекой к чуть влажным волосам.
- Ленка… я так тебя люблю.
И сенсоры вылетели в гиперчувствительный режим, выкручивая возбуждение на полную катушку. Исчезли тревоги и опасения. Весь мир остался там, за закрытой дверью. Теперь все по-настоящему – до самого донышка. С каждой секундой непреодолимая потребность быть еще ближе затягивала стремительным водоворотом, ослепляя и оглушая новыми ощущениями.
Взамен ненужной одежды он окутывал ее страстью и нежностью, чуткими руками скользил по нетерпеливо впитывающей каждое прикосновение коже, снова и снова губами припадая к дрожащим от сладкого предвкушения губам.
- И я тебя люблю! – шептала она, опускаясь в свежие прохладные простыни.
Томительными горячими поцелуями он ласкал упругие напряженные вершины и спускался вниз по шелковистой впадине живота, закручивая пружину распаленного желания до почти болезненных спазмов.
- ААААААААА!!! Пожалуйстааааа!!! Не могу, - прерывалось дыхание, - больше!!!
С силой притянула его к себе, впиваясь ногтями. Порывисто прижалась и тут же выгнулась, запрокидывая голову.
- ДАААААА!!! – выдохнула, почти срываясь в крик, и через секунду до краев наполнилась его горячим ритмом…
Кажется, она еще потом кричала, но уже не от нетерпения…
На излете ночи утомленная и счастливая, Ленка спала, прижавшись к его боку, а он все смотрел и смотрел, как подрагивают ее ресницы, как в лунном свете сияют светлые волосы. И чувствовал, что совсем не устал – такой удивительной энергией наполняло его каждое прикосновение к ней. Слушал ее спокойное дыхание, и сам себе не верил – после всего, что с ними было… наконец, пришло осознание, что она здесь, рядом, что теперь уже физически он любил ее ТАКУЮ – ощущал под своими ладонями, слушал прерывистый шепот и хрипловатые стоны, видел и чувствовал, как она любит, как хочет, как открывается навстречу, знал теперь вкус ее кожи и дышал с ней на двоих одним горячим дыханием…
Задремал уже на рассвете. Спал чутким сном охотника, пока она не пошевелилась. Движения век было достаточно.
- Привет… - глянул в еще затянутые паволокой сна зеленые глаза.
- Привет, - улыбнулась, как может улыбаться только она.
- Как спалось?
- Хорошо.
- Как ты себя чувствуешь?
- Хорошо, - чуть удивленно. – Чего? – совсем проснулась под его ласковым и обеспокоенным взглядом.
- Я тебя… - смутился, - не замучил?
Не отвечая, она улыбнулась новой улыбкой, краснея и прикрывая глаза. И почти замурлыкала, прижимаясь покрепче.

Капитан ждал их на яхте к десяти. Они опоздали. Прибежали в начале двенадцатого, отводя счастливые глаза и стараясь лишний раз не касаться друг друга.
Шинский оставил их заниматься тотальной уборкой, а сам пошел улаживать бумажные вопросы. Утром они вместе с яхтой должны были вылететь в Геленджик, потом морем добраться до Тихвина и посетить тренировочный лагерь с отчетным визитом. Оттуда яхту должны были по прежней схеме оттранспортировать в Москву. Но через три часа концепция резко поменялась.
- Ребята, у нас возникла проблема… - Капитан шагал по палубе, нервно растирая пальцы.
Ленка и Виктор оторвались от оттирания соляных разводов и встревожено переглянулись.
- Что случилось? – Степнов бросил тряпку в ведро.
- Мне срочно нужно лететь в Москву. Алехины решили продать кафе. А я очень хотел бы его купить. Мне сейчас Людмила Федоровна звонила. Похоже, там много желающих. Есть вероятность, что у меня его просто уведут.
- Значит, нужно лететь, Виктор Львович. А мы поедем по запланированному маршруту и доставим яхту, да Лен?
Та согласно кивнула. Шинский на минуту задумался, потом решительно глянул из-под бровей.
- Так и сделаем. Виктор, тогда мы с тобой сейчас идем оформлять доверенность, а потом я обменяю билеты. Лена, ты пока остаешься одна. Придумай что-нибудь на ужин, хорошо?
- А когда вы вернетесь?
- Часов в семь. Если повезет, раньше.
- Хорошо, я поняла.
Через пятнадцать минут мужчины покинули яхту. Степнов на прощание незаметно сжал ее пальцы и шепнул: «Не скучай!» Такая малость, а внутри расползлось счастливое тепло.
Шинский и Степнов вернулись только к восьми. Благодаря юристам местного яхт-клуба были улажены все формальности и преодолены бюрократические препоны. В кармане у Виктора Львовича грелся билет на ночной рейс до Москвы.
После ужина Лена и Виктор проводили капитана до такси, а сами полночи еще занимались уборкой и подготовкой яхты к транспортировке. Поспать удалось всего два часа.
- Ничего, в самолете отоспимся, - тормошил Степнов сонную, цепляющуюся за подушку Ленку. – Сейчас буксир придет. Погрузчик уже на месте. Бутерброды и кофе в пакете. Позавтракаем по дороге. Бегом умываться!
Перепроверив, все ли прочно упаковано и заперто, вышли на палубу и задраили люк. Тут же подошел буксир и отвел «Елену» к месту погрузки. Завтрак по дороге в аэропорт придал бодрости, но едва головы коснулись спинок самолетных кресел, оба тут же провалились в глубокий сон.
Проснулись, когда самолет заходил на посадку. Ну, вот… почти дома.
Полдня ждали, пока выдадут яхту, дожидались бы и дольше, но у Шинского везде были «свои люди», которые подтолкнули дело и даже помогли добраться до моря и спустить «Елену» на воду.
До Тихвина было часов восемь-десять ходу. Виктор выставил автопилот, и яхта отправилась в ночной переход по спокойному и приветливому Черному морю.
После легкого ужина они сидели на палубе и смотрели на закатное солнце над спокойной морской гладью.
Да, дней через пять они вернутся в шумную и беспокойную Москву. Но для них ничего не изменится. Они будут вместе – никто и ничто не сможет их разлучить. Но вот для верности…
- Лен… - развернул ее к себе и внимательно посмотрел в глаза.
- Что?
- Я хочу попросить Ивана Семеныча устроить волшебную баню.
- Ммм?
- Пойдешь со мной?
Она отвернулась, пряча счастливую улыбку.
- Лееен?
- ПОЙДУ!!!

Спасибо: 70 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1262
Настроение: Надо бы пропылесосить мозг
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 90

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.01.10 19:09. Заголовок: Эпилог - Дорогие ра..


Эпилог

- Дорогие радиослушатели, напоминаю, что сегодня второе июля – пятница. Последний рабочий день этой жаркой недели. На часах четырнадцать ноль-пять, и с вами по-прежнему радиостанция «Хорошая компания» и ведущие рубрики «Досуг и отдых» Иван Великанов и Маша Светлова.
- Сегодня у нас в гостях Елена Кулемина и Виктор Степнов. Здравствуйте, ребята!
- Здравствуйте.
- Привет.
- Спасибо, что согласились снова прийти к нам. Наши постоянные радиослушатели, наверняка, помнят что Лена и Виктор – победители прошлогодней международной парусной регаты, прошедшей у берегов Испании. Прошлым летом они уже были у нас в студии и рассказывали, как докатились до такой жизни. Правда, с ними тогда был еще капитан Виктор Львович Шинский. Кстати, ребята, где на этот раз капитана потеряли?
- Ну, нет, мы его не потеряли. Он вчера уехал из Москвы.
- Капитан ушел в дальнее плавание?
- Почти. Он вместе со своей яхтой выехал в направлении Черного моря.
- А вы что же не поехали?
- А мы поедем. Вот сегодня после эфира с вами сразу на поезд. Мы сюда уже с рюкзаками приехали.
- Дорогие радиослушатели, мы с Машей подтверждаем, наши гости пришли в студию с огромными рюкзаками.
- Значит, вы тоже на море? Иван! Почему мы с тобой сидим в душном офисе, а? Люди вот на море едут…
- А потому, Машенька, что нам еще нужно выяснить, зачем эти люди едут на море. Зачем, Лена? Наверное, загорать и купаться? Я угадал?
- Почти. Мы едем в тренировочный лагерь. Нам нужно восстановить… командные навыки.
- Так, Маш, ты понимаешь, почему они смеются? Дорогие радиослушатели, не сбивайтесь с волны «Хорошей компании», после рекламной паузы мы с вами выясним, что смешного скрывается за словами «командные навыки». И напоминаем, что вы тоже можете задавать вопросы нашим гостям по телефону студии и посредством смс-сообщений.

- Ну, Лена, что там за «командные навыки»? Ты так загадочно улыбаешься. Думаю, нашим радиослушателям уже тоже интересно узнать…
- Да на самом деле, ничего особенного… палубу драить, еду готовить… эээ… паруса ставить… Что еще, Вить?
- Тузика надувать…
- Да! Точно! Тузика надувать.
- Это что такое?
- Тузик – это резиновая лодка.
- И как вы ее надували? Ртом по очереди?
- Ха-ха… нет, конечно. Насосом. Надували, сдували. Опять надували.
- Весело там у вас! Надували, сдували… Иван, давай тоже подадимся в яхтсмены?
- Я бы, все-таки, порасспросил еще наших гостей о суровых буднях моряков. Вдруг это - несовместимое с жизнью занятие, а я – натура хрупкая. Меня беречь надо!
- Конечно, Ваня! Тебя обязательно будем беречь – все твои метр девяносто в длину и полтора в ширину! Но попозже. А сейчас все же расспросим наших гостей о планах на нынешнее лето. Виктор, Лена, вы уже делились с нами впечатлениями об участии в международных соревнованиях. А впечатлений была масса. И вы, я так понимаю, на достигнутом останавливаться не собирались?
- Абсолютно точно. В прошлом году мы случайно попали на Регату, но нам удалось добиться успеха и выиграть гонку. Испанская сторона в этом году снова прислала нам приглашение и после двухнедельного тренировочного курса мы едем в Испанию.
- Да, и в этот раз мы уже хотим проверить, случайно мы победили или нет.
- Вот я на вас смотрю, и мне кажется, что не случайно. Да, Маша?
- Полностью согласна с тобой, Иван! А у нас есть звонок. Алло, говорите! Вы в эфире.
- Алло!!!
- Да, говорите. Мы вас слушаем. Как вас зовут?
- Евгений.
- Очень приятно, Евгений, вы откуда?
- Я из Москвы. Давно интересуюсь парусным спортом и в прошлом году следил за выступлением нашей команды в Испании. Ребята, вы – супер!
- Спасибо.
- Да, спасибо большое.
- Ребята, а ведь это, сто пудов, не дешево – принимать участие в международных соревнованиях. Как вы с этим моментом справляетесь?
- Ну, во-первых, мы состоим в известном московском яхт-клубе «Семь морей». Слышали? Ну, вот. Конечно, клуб нам помогает. Во-вторых, у нас есть спонсор – известная фирма спортивной одежды, с которым у нас взаимовыгодное сотрудничество. В прошлом году Лена была лицом их рекламной компании. В этом году контракт продлен, и в Испании снова будут съемки.
- Короче, в финансовом отношении вам повезло.
- Верно.
- Замечательно, когда финансовая сторона не вызывает беспокойства. Евгений, спасибо за звонок. Дорогие радиослушатели, сейчас мы прерываемся на блок новостей. Оставайтесь с нами, и вы узнаете много интересного.

- Я сейчас просматриваю смски… Лена, радиослушательница Людмила из Солнечногорска интересуется, а чем ты еще занимаешься, кроме съемок в рекламе?
- Ну, вы сказанули! Съемки это так… Вообще-то, я учусь в Снегинке.
- Поешь? Или танцуешь?
- На гитаре играю.
- Дело хорошее! И как учеба?
- Все хорошо. Закончила первый курс. Неделю назад сдала последний экзамен и закрыла сессию
- Успешно?
- Вполне!
- Мы тебя поздравляем, и, уверен, наши радиослушатели к нам присоединяются.
- Спасибо!
- Ленка, вообще, - такая молодец!
- Виктор, а ты-то чем занимаешься в свободное от мелкого подхалимажа время?
- Ха-ха-ха!!! Я последнее время занимаюсь тренерской работой.
- А в какой области?
- Зимой в фитнес-центре при нашем яхт-клубе веду баскетбол, волейбол, ОФП.
- Это что?
- Общая физическая подготовка. Ну, тренажерный зал и все такое…
- А летом?
- Летом учу новичков азам парусного спорта.
- Меня научишь, если приду?
- Без проблем. Приходи.
- Только я плавать не умею.
- Я и плавать тебя научу.
- Слушай, ты прямо на все руки! Вот и Лена со мной согласна. Да, Лена?
- Да.
- Дорогие радиослушатели, Лена сейчас сидит и улыбается. И ведь хорошо улыбается! Он тебя тоже чему-то учил? Ну и как? Можно ему доверять?
- Можно.
- Ага! Лена говорит, что можно. А у нее вид здорового и счастливого человека. Вот, что значит правильный образ жизни, дорогие друзья, и регулярные занятия спортом!
- А у нас еще звоночек. Алло, здравствуйте! Говорите, пожалуйста, вы в эфире.
- Добрый день. Я бы хотела задать вопрос обоим – и Виктору, и Лене.
- Конечно, задавайте, только сначала представьтесь, пожалуйста.
- Меня зовут Оля.
- Замечательно. Откуда вы, Оленька?
- Из Москвы. Можно спрашивать?
- Да, конечно!
- Ребята, а как вы попали в команду? Вы уже были знакомы? Или на яхте познакомились?
- Нет, мы давно уже знакомы. Сколько, Лен?
- Ой, я уже не помню. Давно. Года… четыре уже, наверное… или пять.
- Да, где-то так. Но в команду мы случайно попали. Совсем случайно. И по отдельности. Даже не знали и не ожидали. И очень удивились.
- А с тех пор чаще встречаетесь?
- Да. Ха-ха-ха… Гораздо чаще.
- Нет, они опять смеются! А как часто тренируетесь?
- В основном по выходным. У Лены в будни занятия и репетиции. И Виктор Львович тоже занят. Поэтому в выходные тренируемся.
- Каждые выходные на свежем воздухе. Я вам прямо завидую белой завистью. Сейчас мы снова прервемся на рекламу и по-прежнему ждем ваших звонков и сообщений. Не переключайтесь!

- Ага, вот интересный вопрос от Гали из Одинцова. Все выходные вы проводите на тренировках, это не мешает вашей личной жизни? Лена, тебе это не мешает?
- Нет. Даже помогает. Я все успеваю.
- Завидую я, Лена, твоим способностям. Обратите внимание, дорогие радиослушатели! И музыкой человек занимается, и спортом, и с личной жизнью порядок. Я всем нам с вами того же желаю. А у тебя, Виктор, как в этом смысле?
- Замечательно. Лучше не бывает.
- Вот я, почему-то, даже и не сомневалась.
- Ну, что ж… вот так незаметно пролетел очередной час нашего эфира. И нам пора прощаться с нашими гостями. Лена, Виктор, мы вас еще раз благодарим за то, что пришли сегодня к нам и подняли настроение, я уверен, всем, кто нас сейчас слушает. Удачи вам в тренировках и в соревнованиях. И надеемся на новую встречу в эфире, когда вы вернетесь с победой из Испании.
- Тьфу-тьфу-тьфу! Не надо раньше времени.
- Хорошо, не буду! Напоминаю, что с нами последний час провели замечательные люди, гордость нашего любительского парусного спорта – Виктор Степнов и Елена Кулемина.
- Степнова.
- Маша! Маша, спокойно! Друзья мои, Маша от такого известия подавилась соком. Вот это даааа, дорогие радиослушатели. Я даже скажу: японский городовой! Что мы узнаем на последних секундах нашего эфира. И давно это с тобой Лена?
- Уже почти три месяца.
- И ведь молчали! Молчали до последнего! Вот такие замечательные скромные гости посетили сегодня нашу студию. Что ж, всего вам доброго. Думаю, к моим пожеланиям сейчас присоединяется наша многочисленная аудитория, и мы все вместе желаем вам успеха и обещаем, что будем держать за вас кулаки.
До свидания, ребята! Удачи!

КОНЕЦ


Ну, вот и все, дорогие читатели. РЕГАТА закончилась. Для меня это уже не просто РЕГАТА, а целая эпопея
Большое спасибо всем-всем-всем, кто читал, терпел мои паузы, ставил спасибки, комментировал, поддерживал, подбадривал и подгонял. Большое-пребольшое спасибо!

На посошок<\/u><\/a>

Спасибо: 76 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1490
Настроение: Все проходит, и это пройдет...
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127
Фото:

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.12.10 17:12. Заголовок: С днем рождения?!

Спасибо: 27 
Профиль
azna
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1491
Настроение: Все проходит, и это пройдет...
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127
Фото:

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.12.10 17:14. Заголовок: Эпиграфа нет С эпигр..


                      Эпиграфа нет
                      С эпиграфами нынче туго


- …ра Михалыча поздравить! - в сознание ворвался голос Новиковой, и Лена вздрогнула – только что ведь о НЕМ думала. – У меня вообще из головы вылетело! - продолжала голосить Лерка. – Случайно услышала около учительской. Игорь Ильич к нему собирается...
- Так это же здорово, девчонки! – Женька весело пробежала пальцами по клавишам синтезатора – брррям-брррям. – Это повод сходить в гости. Давайте попросим Рассказова взять нас с собой. Я уже, честно, соскучилась. Когда Степнов заходил последний раз?
- Ммм… - Аня нахмурила брови, вспоминая, - по-моему, на Новый год… он тогда Дедом Морозом нарядился, помните?
У Ленки екнуло и противно заныло сердце.
- Нет, - отозвалась Наташа, - он потом снова приходил, когда у нас физ-ра была. Ну, такой в пальто, в костюме. Лену еще воспитывал насчет спорта…
- Ааа… точно-точно, с месяц назад… - подтвердила Женя. – В феврале, да Лен?
Лена молчала, спрятавшись за длинной челкой, и одним пальцем дергала струну на басу.
- Ау, Кулемина! – Лера пощелкала пальцами у ее носа. – К Степнову пойдем?
- А? – Лена подняла голову и оглядела подруг.
- Не спи, замерзнешь! – хмыкнула Новикова и повторила: - Пойдем Степнова поздравлять?
- С чем?
- Женится он, блин! – рявкнула барабанщица, уперев руки в боки.
- Как женится?! - Ленке показалось, что кровь отлила отовсюду и ринулась к щекам. Гитара едва не выпала из похолодевших рук.
- О, проснулась, - Ранетки дружно засмеялись. – Ну, так что? Идем поздравлять?
Ленка сморщилась, как от зубной боли.
- А оно ему надо?
- Кулемина, это что за разговоры?! - возмутилась Лерка. – Ты, между прочим, как «любимая спортсменка» вообще должна впереди всех бежать!
Девчонки поддержали Новикову и выразили бас-гитаристке единогласное «фи» за то, что она в таком важном вопросе отбивается от коллектива.
Не обращая внимания на Ленкино невнятное сопротивление, Ранетки занялись выбором подарка. Перебрали множество вариантов – от мяча, за который Кулемину чуть не съели, до бритвы, которую тоже отвергли в связи с отсутствием информации о способе бритья, который предпочитает Степнов. В итоге остановились на соковыжималке.

- Прекрасный будет подарок, - восхищалась Аня по дороге в магазин бытовой техники. – Он же спортсмен, значит, ценит здоровое питание. Да, Лен?
- Чего?
- Ну, он же правильно питается?
- Кто?
- Уууу… Ушла в себя, вернусь не скоро… - махнула рукой Новикова.
– Степнов, Лена, Степнов! – уточнила Аня. – Мы же ему подарок выбираем. Он заценит нашу соковыжималку?
- Не знаю, - Ленка пожала плечами. – Наверное.
- А ты случайно не знаешь, что он больше любит? Фрукты или овощи?
- Творог с медом он любит. И орехами сверху посыпать, - буркнула Ленка сердито и тут же прикусила язык, сообразив, что сболтнула лишнего.
- Откуда такая осведомленность? – Новикова удивленно вздернула брови.
- Не помню уже… - дернув плечом, попыталась отмазаться Кулемина, - слышала где-то… как-то… не помню, короче… Отстань! И вообще, девчонки, давайте вы без меня эту хрень купите, а? Мне сейчас вообще некогда. Вот моя доля, - она вытащила из сумки смятые бумажки, сунула Ане в руки и пустилась наутек.
- Ну-ну… - Лерка проводила ее пристальным взглядом.

Летела домой, не разбирая дороги. Это он ей назло! Месяц назад, сказал, что любит по-прежнему. А она не поверила. Не поверила? Испугалась! Струсила! С Гуцулом в новогоднюю ночь целоваться и то не так страшно было… ну, дура – с кем не бывает. А Степнов… просто тихо сказал, что любит, и у нее все внутри перевернулось. Руки затряслись, аж чай пролила. А он сидел, как сидел, вздохнул только и синими своими глазами так глянул – всю душу вынул. Откуда только у нее сил взялось так с ним разговаривать? Мол, нафиг вы мне не сдались, Виктор Михалыч, нет у нас с вами будущего. И вообще, вы с Кристиной целовались, вот к ней и валите… а сама-то с Гуцулом, а? А хочешь к нему валить? Нет? А что ж так? Не в кайф? А к Степнову, значит, хочешь? А зачем букет ему в лицо швырнула?!
Потому что дура ты, Кулемина. Как есть, во всем круглая дура. А он тебя, дуру, послушал. И женится. У нормальных людей, Кулемина, весна – месяц март. Нормальные, Кулемина, женятся на нормальных. А те, которые букетами швыряются и орут на всю улицу, теперь идут лесом.

На следующий день после уроков и репетиции ответственная делегация во главе с историком Рассказовым отправилась поздравлять бывшего физрука Степнова. Впереди шли Игорь Ильич, нагруженный пакетами с подарками – от себя и коллег, и Женька с большой связкой шаров. Следом семенили Аня и Наташа с большим пакетом яблок – надо же испытать соковыжималку. Замыкали шествие Кулемина и Новикова с агрегатом.
- Чего мы вообще туда тащимся? – нервничала Ленка, беспрестанно поправляя сумку на плече. – Зачем напросились с Рассказовым? Нафиг подарок этот купили? Кто нас туда звал?
- Лен, ты чего? – удивлялась Новикова. – Игорь Ильич сказал, что это даже очень хорошо…
- А что он мог еще сказать? Вы ж как танки поперли! У них, может, там мальчишник планировался.
- Ой, да ничего страшного! Мальчишник-девичник… мы же не будем долго сидеть. Поздравим, то-се и по домам.
- Угу… то-се… - Лена мрачно кивнула.
- А Виктору Михалычу сколько лет? – вдруг озадачилась Лера. – Ты в курсе, Лен?
- А чего сразу я-то? – Кулемина мгновенно ощетинилась. – Много!
- Наверно, к тридцатнику… - примерно прикинула Новикова. – Давно уже пора семью заводить. А тут мы с таким перспективным подарком. Да, Лен?
- Угу… - Ленку аж перекорежило, но она стиснула зубы и виду не подала.
Так «за приятной беседой» дошли до дома Степнова. Игорь Ильич придерживал тугую дверь, пока Ранетки, одна за другой, с шариками, сумками, пакетами и коробкой протопали в подъезд.
Никто не хотел отставать от компании, поэтому в лифт набились битком, распластали Рассказова по стенке, втянули животы и не дышали до самого седьмого этажа. На седьмом выдохнули и с хохотом, толкая друг друга, выкатились из лифта на узкую лестничную клетку. Дружные ряды потеряли былую стройность, а тут еще из соседней квартиры выкатили коляску… в общем, в результате всех маневров Кулемина с коробкой оказались притиснутыми к двери Виктора Михалыча.
Новикова встала на цыпочки и нажала кнопку звонка. Хорошо нажала, от души, потому что через несколько секунд дверь резко распахнулась и Ленка спиной вперед полетела прямо в руки обалдевшему от неожиданности Степнову. Следом за ней в квартиру, запинаясь друг за друга, ввалились Ранетки вперемешку с шариками и Рассказов в запотевших очках. Не выдержав такого хаоса, большой пакет порвался, и яблоки раскатились по прихожей.
- По-здрав-ля-ем!!! – нестройным хором закричали гости и бросились собирать фрукты. Только Лена молчала, все еще пребывая в объятиях «жениха». А он как-то не торопился ее отпускать. Наконец, она сердито задвигала локтями, вырываясь из его тепла, и нашла в себе силы выдавить:
- Я тоже вас… поздравляю.
- Спасибо, - тихо ответил он, стараясь поймать ее ускользающий взгляд.
- Виктор Михалыч!!! – вездесущая Новикова с круглыми глазами указывала на что-то в гостиной.
Все тут же разогнулись и посмотрели в том же направлении. На праздничном журнальном столике красовалась бутылка коньяка. Покраснев как рак, Степнов бросился изымать спиртное.
- Я же не знал, что вы таким составом… - оправдывался на бегу, унося коньяк на кухню.
- Трубку надо брать! – улыбаясь, вклинился в его переживания Рассказов.
- Ай-я-яй, Виктор Михалыч! – не унималась Лерка. – Значит, вы нас не ждали? Думали, мы не придем вас поздравить?
- Да ладно, было бы с чем… - засмущался Степнов. – Вы проходите, проходите!
Со смехом и шутками расселись вокруг маленького стола. Лена, несмотря на упорное сопротивление, оказалась на диване крепко прижатой к боку Степнова. Дурея от его близости, сидела и боялась лишний раз дохнуть и пошевелиться. Казалось, все вокруг пышет жаром. Смех и голоса сливались в беспрестанный и бестолковый гул.
Девчонки, кажется, уже вручили виновнику торжества подарок, а теперь, вроде, разливали в бокалы сок… смеялись, что его мало, и грозились устроить испытания соковыжималки, прямо не отходя от стола…
«Что я вообще тут делаю?» - билось у Ленки в голове и бухало в груди. – «Валить отсюда надо!» - потянула вниз молнию на толстовке. – «Жарко. Просто невыносимо…»
- Дайте я выйду, - попросила тихо и хрипло, не глядя на Степнова.
Он попробовал встать, но не смог и лишь откинулся на спинку дивана. Лена с усилием вывернулась из тесноты, встала, попыталась протиснуться между диваном и столом, стараясь при этом не коснуться его колен, однако, потеряв равновесие, на колени к нему и упала. Горячие сильные руки мгновенно придержали ее за талию, но тут же, словно испугавшись собственной смелости, взлетели на плечи. Ленка дернулась, расстегнутая толстовка сползла с нее, словно змеиная кожа, и, полувывернутая наизнанку, осталась у Степнова.
- Давайте первый тост за Виктора Михалыча! – девчонки закончили возиться с бокалами. - Кулемина, ты куда?!
- Я… щас… - махнула пунцовая Ленка и бросилась вон из комнаты.
- Виктор Михалыч, ну вы-то куда? – закричала Новикова. – Игорь Ильич, девчонки, давайте все вместе: С ДНЕМ РОЖ-ДЕНЬ-Я! С ДНЕМ РОЖ-ДЕНЬ-Я! С ДНЕМ РОЖ-ДЕНЬ-Я! УРААА!!!
В квартире радостно зазвенели стекла.
«С днем рожденья?!» - В голове взорвался яркий цветной салют.
Как же она забыла, что у него день рождения? Как ей вообще пришла в голову эта дикая мысль, что он женится?!
«Новикова!!!» - Ленка тихо сползла по стенке в коридорчике, клятвенно обещая себе, что завтра оторвет барабанщице голову… или язык…
Там, в коридоре, на нее и наткнулся Степнов, выскочивший из комнаты сразу после «первого тоста».
- Лен, ты чего? – нагнулся над ней. – Тебе плохо?
Она подняла голову, встретила его взгляд и утонула в тревожной штормовой синеве.
- Вик... Виктор Михалыч… - прошептала непослушными губами, - вы ведь не женитесь… без меня?
Он помог ей встать, осторожно – не спугнуть бы – притянул к себе и обнял.
- Ни за что, - выдохнул в светлые волосы и прижал еще крепче.
И Ленка тоже выдохнула ему в футболку – туда, где под ее губами билось его сердце:
- Тогда с днем рожденья.

Спасибо: 94 
Профиль
Ответов - 32 , стр: 1 2 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 148
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия