Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Оладушка





Сообщение: 674
Настроение: К нам подходили, думали, что мы проститутки... (с)ЛТ
Зарегистрирован: 03.12.09
Откуда: Россия, Сыктывкар
Репутация: 86
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 17:23. Заголовок: Автор: clairclair & Оладушка

Спасибо: 33 
Профиль
Ответов - 11 [только новые]


clairclair





Сообщение: 3853
Настроение: Следуй за мечтой...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 127

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 17:26. Заголовок: Глава 1 Последние д..


Авторы: clairclair и Оладушка
Название: Без лишних слов
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance
Пейринг: КВМ
Размер: миди
Статус: окончен
От авторов:
clairclair: Дорогие мои читатели! Я тут вроде обещала серию миников? Вот и я! Только миник перерос в нечто большее и, надеюсь, даже намного лучшее. Потянуло и меня на КВМ - тот самый, сериальный! Надеюсь, что все получится, потому что по сути это мой первый такой опыт.
Спасибо большое Надюше Оладушке за то, что поддержала мой порыв и помогла развить идею.

Оладушка: Я в свою очередь хочу сказать СПАСИБО моей самой-самой любимой маме Оле за то, что она дала мне возможность придумывать историю этого фика вместе с ней. Вот так из беты - в соавторы! Я счастлива! И, конечно, желаю всем приятного прочтения!

Огромное спасибо Kristenka за помощь в прохождении премодерации! С ее помощью мы сделали это!

Вот у нас уже и обложка появилась! Elfa Оля, что ж ты с нами делаешь? Ба-а-алуешь ведь! Спасибо, солнышко!
<\/u><\/a>

еще одна потрясная обложка с КВМ и дедом, благословившим "этот союз" от Юленьки Vies
<\/u><\/a>

Ну, и, собственно, ваши комментарии будем читать
тут<\/u><\/a>!


Глава 1

Последние две недели учитель физкультуры средней школы номер триста сорок пять Виктор Михайлович Степнов пребывал в раздумьях по поводу странного поведения своей лучшей ученицы Кулёминой Лены.
Девушка вроде бы, учась, звезд с неба не хватала, но числилась в твёрдых «хорошистах», уроки не пропускала, да и вообще была очень ответственной. Как-никак спортсменка. И как раз по физкультуре у Лены были всегда только пятёрки. Гордость школы. Ни одни соревнования не проходили без участия Кулёминой. Вдобавок ко всему она ещё и была участницей школьной рок-группы «Ранетки», и среди девчачьего музыкального коллектива считалась самой рассудительной и спокойной.
Для Виктора Михайловича Лена была особенной ученицей. Так получилось, что в прошлом году Степнов оказал огромную поддержку семье Кулёминых. Тогда родителей девушки захватили в заложники, а дедушка, с которым она проживала, сразу после того как случилось это несчастье, слёг с инфарктом в больнице. Виктор Михайлович помогал Лене, в какой-то степени заботился о ней, не давая быть одной, а затем, когда Кулёмина-старшего выписали, просто старался быть рядом с этой маленькой, но такой крепкой и дружной семьёй, и вселял надежду на лучшее своим позитивным настроем. В итоге родителей Лены освободили. И теперь Виктор Михайлович и Кулёмина были скорее уже друзьями, чем обычными учителем и ученицей. Да и общую их любовь к физкультуре никто не отменял. Только Лена могла заявиться в школу в любое время, когда уроки уже давно закончились, и, задерживаясь допоздна, с удовольствием играла в баскетбол со Степновым. А затем учитель физкультуры провожал школьницу до дома, и в эти моменты они чувствовали себя каждый по-своему очень счастливыми. Не понимали почему, но подсознательно знали, что необходимы друг другу.
В последние же две недели Лену как будто подменили. Утром перед первым уроком она перестала забегать в спортзал, чтобы поздороваться с учителем. Вскоре Виктор Михайлович уловил, что такие случайности переросли в закономерность. Он решил поговорить с девушкой. Не откладывая дела в долгий ящик, решил узнать у Кулеминой, что же случилось. И в тот же день, заглянув перед началом уроков в класс, физрук увидел, как Лена будто бы совсем без сил бросила сумку на парту, уселась на свое место и сразу же опустила голову на стол, провалившись в сон. И только еле-еле растолкавшая девушку подруга-барабанщица Лера Новикова смогла привести её в чувство перед самым приходом преподавателя.
Тогда же, придя после уроков на репетицию «Ранеток», Виктор Михайлович обнаружил, что Лена перестала появляться и там. Объяснения этому он так и не получил: девочки не смогли ответить ему ничего вразумительного, сказав, что их басистка сослалась на какие-то непредвиденные обстоятельства и неотложные дела и попросила поиграть несколько недель без неё. Сама Кулёмина, когда всё-таки появилась вечером на тренировке, своё отсутствие на репетициях обосновала учителю так странно и нелогично, что он запутался и заволновался ещё больше. Она, приковав взгляд к полу, пробубнила что-то про какой-то медосмотр, который ей срочно понадобилось пройти. Это сразу же насторожило Степнова, но предварительных выводов он делать не стал, решив пока просто понаблюдать за своей подопечной.
Следующим звоночком, обеспокоившим физрука не на шутку, стал разговор между педагогами в учительской, во время которого случайно оказавшийся рядом Виктор Михайлович узнал о регулярных пропусках Кулёминой первого урока. Поначалу даже не поверил, что говорят о Лене. Но всё сказанное подтвердилось в этот же день – первой была физкультура. На перекличке, дойдя в журнале до фамилии девушки, учитель физкультуры не услышал отклика. Лена не пришла на любимый урок. В такое Степнов и поверить-то сразу не смог. Обычно даже болезнь и высокая температура не могли удержать Кулёмину дома.
Виктор Михайлович попытался сразу же в зале дозвониться до Лены, но телефон отвечал ему только длинными гудками. Однако в этот же вечер Лена как ни в чём не бывало пришла в школу покидать мячик. На вопрос учителя, где она была с утра, девушка отмахнулась, пробормотав что-то про зубного врача.
И только дома, в одиночестве просматривая футбольный матч, но мыслями всё ещё пребывая в стенах школы, Степнов собрал воедино все детали одного паззла и составил более-менее понятную ему картину происходящего. Сразу же отругал себя за то, что раньше не обратил внимания на изменения во внешности и состоянии ученицы, ведь последние несколько дней на тренировках Лена выглядела как никогда замучено. Мешки под глазами, бледное лицо, да и двигалась девушка как-то заторможено. Хоть и приходила поиграть в баскетбол, но результат выходил плачевный. Кулёмина еле передвигала ногами и постоянно теряла мяч. Заканчивалась тренировка тем, что Степнов не выдерживал и отправлял девушку в раздевалку переодеваться, отмечая вслух, что спортсменка из неё какая-то никудышная в последнее время выходит. И только сейчас сообразил, что Лена, когда он произносил эти обидные слова, как-то странно дёргалась, будто собираясь возразить, но в итоге в ответ ничего не говорила. И теперь Виктор Михайлович насторожился не на шутку. Не верил он, что его самая любимая ученица, которой в спорте не было равных во всей школе, так легко могла проглотить обиду и даже не стала оправдываться. Учитель физкультуры решил завтра всё-таки попробовать расспросить Лену и попытаться узнать, что она от него скрывает.
Следующим вечером девушка снова пришла в спортзал. Вымученно улыбнулась учителю и ушла в раздевалку. Ушла… и пропала. Степнов успел достать мячи, проверить весь спортинвентарь, заполнил журналы, а Лена так и не вернулась. Виктор Михайлович подошёл к раздевалке для девочек, прислушался в надежде услышать хоть что-то за дверью, но ответом ему была полная тишина. Постучал, и снова никаких звуков. Пришлось заходить внутрь. В раздевалке Степнов с удивлением и всё больше накатывающим на него беспокойством обнаружил, что Лена уснула, сидя на скамейке и прислонившись к стене. При этом создавалось такое ощущение, что сон её посетил внезапно, потому что тренировочные брюки она натянула на себя ровно наполовину: одну ногу засунула в штанину, а вторую не успела.
Виктор Михайлович аккуратно коснулся плеча девушки и прошептал «Лена», но девушка спала, по-видимому, слишком крепко и никак не отреагировала на его действия. Тогда он выкрикнул её имя и сильнее тряхнул. Кулёмина резко открыла глаза и, выдохнув «Виктор Михайлович», засуетилась, обнаружив, что не полностью одета.
- Лен, подожду тебя в коридоре. Собирайся, ты явно не в форме. Я провожу тебя до дома. И постарайся больше не засыпать, – серьёзно произнёс Степнов.
Учитель физкультуры вышел, и Лена начала быстро натягивать вещи, волнуясь уже прежде всего не за свой вид, а о том, что тяжёлого разговора с Виктором Михайловичем избежать, скорее всего, не удастся. Кулёмина начала про себя придумывать варианты отговорок, чтобы только не рассказывать Степнову всей правды.
А правда была не очень весёлой, а если быть совсем точным, то крайне грустной. Последние две недели Лене приходилось работать. И ладно бы только днём, но и ночью. И всё это было необходимо, чтобы заработать как можно больше денег. Семья Кулёминых осталась без средств к существованию. Дедушка Лены, Петр Никанорович, наивный, как малое дитя, проиграл в виртуальном казино всё: накопления, переданную из Швейцарии родителями зарплату, гонорар от изданной последней книги. В доме не осталось ни копейки. Даже продукты не на что оказалось купить, и Кулёмин каждое утро мучил Лену завтраками из ненавистной ей перловой каши. К счастью кто-то в их семье скопил запасы этой крупы, потому что до того момента, пока девушка не устроилась работать, полки шкафов и холодильников зияли вводящей в уныние пустотой.
Лена даже не стала сильно ругать дедушку, понимая, что толку от этого не будет и он только ещё больше расстроится. Просто приняла решение ничего не сообщать родителям и попробовать вытянуть эту ситуацию самостоятельно. Занялась поисками работы, а деду настоятельно порекомендовала потрясти свою музу и написать новый роман, чтобы получить новый гонорар и облегчить участь внучки.
Работа, как ни странно, нашлась быстро. Да вот только отнимала она почти всё свободное время и силы.
Днём сразу после школы Кулёмина раздавала рекламные листовки в одном из больших супермаркетов, а так же иногда участвовала в промо-акциях, вспоминая весёлое «Ранеточное» прошлое, когда они год назад развлекали народ в магазине, чтобы заработать деньги на клавиши для Женьки.
Однако на этом трудовые обязанности девушки не заканчивались. С двух до четырёх ночи Лена работала уборщицей в ресторане рядом с домом, где она наводила порядок сразу после закрытия заведения.
Такой график очень изматывал. Девушка не высыпалась, регулярно стала опаздывать к первому уроку. Возвращаясь под утро с работы домой, не выдерживая, без сил падала на диван и засыпала так крепко, что не могла заставить себя открыть глаза по сигналу будильника.
Домашние задания делала совсем поздно вечером, а всё потому, что не могла отказать себе в том, чтобы пойти на вечернюю тренировку с Виктором Михайловичем.
Вот и дотренировалась! Так что теперь придётся объясняться со Степновым, а втягивать его в свои семейные дела Лена не очень хотела. В прошлом году он и так сделал для них с дедом слишком много всего. Она была ему благодарна, но сейчас как никогда не хотела почему-то чувствовать жалость Виктора Михайловича по отношению к себе.
Лена в душе надеялась, что скоро дед допишет роман, и их черная полоса закончится. А пока… просто такая жизнь – от звонка до звонка, а между ними большая перемена – тренировки со Степновым, которые хоть как-то скрашивали унылые дни.
И вот сейчас они шли молча, и каждый думал о своём: Лена о том, как избежать разговора, а Виктор Михайлович о том, как его начать. В итоге, погрузившись в свои мысли, они не заметили, как добрались до Ленкиного подъезда. Кулёмина улыбнулась учителю, искренне радуясь в душе, что он промолчал и ни о чём не спросил. Уже было почувствовала, как за спиной раскрылись невидимые крылья, сбросившие ненужный груз, но тут же полёт фантазии оборвали слова Степнова. Вместо прощания он напросился в гости якобы с целью навестить Петра Никаноровича, которого давно не видел. И даже не позволил Лене произнести ни слова, просто открыл перед ней дверь подъезда и прошёл следом за девушкой.



Спасибо: 57 
Профиль
Оладушка





Сообщение: 683
Настроение: К нам подходили, думали, что мы проститутки... (с)ЛТ
Зарегистрирован: 03.12.09
Откуда: Россия, Сыктывкар
Репутация: 87
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.12.10 12:08. Заголовок: Это снова мы! Спасиб..


Это снова мы! Спасибо тем, кто ставит нам плюсики! Спасибо тем, кто нас читает, за чудесные комментарии! Рады, что всем так нравится старый-добрый
Что ж, раз нравится - вот вам и продочка свеженькая! Практически с пылу и даже, в общем-то, с жару!


Глава 2

- Леночка, опять ты долго... Здравствуй, Виктор. Какими судьбами? – удивленно поприветствовал Кулемин-старший неожиданного гостя. – Ну, что же ты, Ленка, дорогого гостя на пороге держишь? Проходи, Вить, будь как дома.
- Добрый вечер, Петр Никанорович, – Степнов был искренне рад видеть старого фантаста. Он снял куртку, обувь и прошел в зал.
- Лен, чай нам организуй быстренько, – попросил Кулемин внучку. Та кивнула и исчезла на кухне. – Ну, как твои дела, Виктор?
- Ничего, Петр Никанорович, потихоньку, - сказал Степнов. Он хотел расспросить писателя о внучке, но не знал, с чего начать, чтобы не расстроить и не напугать Кулемина. – На работе все вроде нормально. Вот, тренирую ребят, команда у нас отличная, парни просто молодцы. И Ленка им не уступает. Только в последнее время что-то расслабилась, – потихоньку сворачивал разговор на Кулемину. А та тем временем, приготовив нехитрое угощение, крикнула: «Чай готов!» и быстро шмыгнула в свою комнату. Побоялась ещё раз попасться на глаза Степнову, надеясь, что дед заболтает Виктора Михайловича, и, глядишь, неприятного разговора удастся избежать.
- Да, – тяжело вздохнул старик. – Ленка моя перед трудностями не пасует. Пойдем-ка на кухню. Поговорить надо.
Виктор напрягся. Собственно, за этим он и пришел. Сидя за обеденным столом, физрук нервно ерзал на стуле.
- Ты, наверное, заметил, что Ленка моя в последнее время сама не своя? –спросил Петр Никонорович.
- Еще бы! – дернулся Степнов. – Уроки прогуливает, на репетиции не ходит, даже на физкультуру забила! Представляете? Ленка-то! – Выпалил, позабыв и о конспирации, и о больном сердце старика.
- Тише! – Кулемин шикнул на учителя и оглянулся на дверь.
- А еще, – приглушенно горячился мужчина, – она и на тренировках какая-то вялая, результаты плохие, а сегодня вообще в раздевалке уснула, представляете! Зашла переодеваться и все! – Степнов благоразумно решил не говорить, что он застал Кулемину в полураздетом состоянии.
- Вить, – посмотрел на физрука старик, – ты Ленку мою не ругай.
- Да что вы, Петр Никанорович, и в мыслях не было, – посерьезнел учитель. – Я, если честно, сам хотел с вами поговорить, потому что на Ленку это, ну, никак не похоже. Она же всегда такая ответственная. Я думал, может, заболела. Собирался к вам. Просто не знал, с чего начать. Но, раз вы сами начали этот разговор...
- Видишь ли, – перебил Кулемин, – стыдно признаться, но в таком внучкином состоянии виноват я.
- Что? – недоуменно посмотрел на старого фантаста Степнов. – Вы-то тут причем?
Дальше Петр Никанорович поведал Виктору то, к чему тот оказался абсолютно не готов. Конечно, Степнов прокручивал в голове массу вариантов, но правда оказалась куда как «интереснее» домыслов.
- ...и вот теперь она и днем и ночью на работе пропадает. Не высыпается, а все я виноват, старый дурак! – Кулемин стыдливо закрыл лицо ладонями. – И родителям отказывается сообщать, упрямица. Как всегда, пытается все решить сама, как с детства привыкла. Доведет себя до больницы с таким режимом. Еще бодрится, меня старика, поддерживает. Дескать, все хорошо, дед, не волнуйся. Будто я не вижу, как ей тяжело. А платят, сам понимаешь, копейки. Один раз в магазин сходит – и нет денег. Вот она каждый день и мотается туда-сюда. А на учебу времени не остается. Ох, запустит себя Елена... – огорченный старик схватился за сердце.
- Петр Никанорович! – подскочил Степнов, доставая из шкафчика валокордин. За время знакомства с семьей Кулеминых, учитель физкультуры узнал, где хранятся лекарства, чтобы в случае чего сразу оказать первую помощь. Вот как сейчас.
- Я тебя прошу, Вить, – тихо сказал фантаст, когда немного пришел в себя, – ты уж за ней проследи. Эта работа в ресторане... Уходит она глубокой ночью, а приходит в пятом часу утра. А я беспокоюсь, понимаешь? Девка-то она смелая, решительная, боевая, а все же сердце у меня не на месте, как у любого родителя. Да тут еще в районе банда объявилась. Отморозки какие-то. Позавчера еще только кого-то, говорят, ограбили. А ты мужик взрослый, серьезный. И тебе я доверяю.
- Хорошо, Петр Никонорович, – Степнов был серьезен, как никогда. – Я тогда пойду.
- Иди, Вить. Только постарайся, чтобы она тебя не заметила, а то ругаться будет на нас, расстроится совсем. Я на тебя надеюсь, – крепко пожал ему руку Кулемин. – Ленка за тобой закроет. Лен! Проводи гостя! – крикнул он вглубь квартиры.
Виктор направился в коридор. Он уже начал надевать куртку, надеясь увидеть Ленку перед уходом, но к нему никто не вышел. Дверь в комнату его лучшей спортсменки была приоткрыта, но оттуда не доносилось ни звука. Откуда-то лился приглушенный свет, и Степнов решил, что Кулёмина, наверно, просто не услышала деда, и сейчас делает уроки. Правда, памятуя сегодняшний маленький инцидент в раздевалке спортзала, сильно надеяться на это не приходилось. Мужчина осторожно заглянул в комнату. Так и есть. Едва слышно гудел включенный компьютер, а Кулемина спала, сидя за столом, положив голову на открытый учебник. На мгновение Виктора затопила нежность к этой девушке, которая привыкла бороться со всем сама, но сейчас так нуждалась в помощи взрослого человека. И он поможет. Он вытащит ее из этой передряги, и все будет хорошо. Они же спортсмены.
Мужчина, увидев разобранный ко сну диван, поправил на нём подушку и, подняв девушку на руки, медленно и аккуратно, чтобы не разбудить, положил на него тихо сопящую Ленку. Укрыл, подоткнув одеяло, чтобы не замерзла – в этой комнате всегда была открыта форточка. А бедная девушка ни звука не издала в ответ: так сильно вымоталась, лишь только легла поудобнее, обнимая подушку, как маленький ребёнок. Секунду Степнов позволил себе полюбоваться спящей Кулеминой – сейчас она, как никогда, казалась такой беззащитной. Подошел к столу, посмотрел на обложку учебника – история. Перевел взгляд на экран – она успела лишь оформить титульный лист к докладу про холодную войну. Подумал, что она опять получит два за несделанное домашнее задание. Тяжело вздохнул:
- Кулемина-Кулемина...
Сел за компьютер, раскрывая учебник на нужной теме. Рассказов бы сейчас им гордился. Усмехнулся своим мыслям, печатая первую строчку. «Холодная война между США и СССР началась...»
...Петр Никанорович немного посидел на кухне, успокаивая сердцебиение, ожидая, пока за учителем внучки захлопнется дверь, но так ничего и не услышал. Поднялся, отправляясь в коридор, но, проходя мимо комнаты Леночки, замер. За ее столом сидел Виктор и что-то печатал, поминутно сверяясь с учебником. Кулемин сразу все понял. Степнов, наконец, заметил стоящего в дверях фантаста и что-то хотел было сказать, но старик прижал палец к губам, мотнув головой в сторону спящей внучки:
- Тише, разбудишь. Захлопни за собой, как будешь уходить. И будильник ей заведи, а то проспит на работу-то...


Сидим, вот... Ждем вас...<\/u><\/a>
[взломанный сайт]<\/u><\/a>

Спасибо: 53 
Профиль
clairclair





Сообщение: 3876
Настроение: Следуй за мечтой...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 127

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.12.10 19:59. Заголовок: Глава 3 Дребезжащий..


Глава 3

Дребезжащий звонок будильника ворвался в сознание и вырвал Лену из оков сна. А спалось в этот раз как никогда хорошо и крепко. Совсем не хотелось возвращаться в реальность. Но очень быстро давящее ощущение долга перевесило желание ещё хоть чуть-чуть поваляться в тёплой постели. Сладко потянувшись и зевнув в голос, Кулёмина отключила будильник и вылезла из-под одеяла. Она совсем не помнила, как уснула вчера, поэтому не удивилась, обнаружив, что на ней вместо пижамы надеты обычные домашние брюки и футболка. Видимо сил на переодевание просто не осталось. Последние воспоминания были о реферате по истории, который девушка села писать в то время, пока её учитель физкультуры пил на кухне чай с дедушкой.

«Виктор Михайлович», – загрустила Лена, подумав о том, что вчера так и не смогла открыть мужчине правду о том, что же происходит сейчас в семье Кулёминых.

На душе стало как-то совсем тоскливо и неприятно. Нет, Кулёминой не было стыдно за то, что она работает. Просто Степнов, несмотря на разницу в возрасте, являлся для неё чуть ли не единственным другом, но решиться взвалить на него свои проблемы так же, как в прошлом году, она так и не смогла. Хотелось прежде всего самой себе доказать, что она сможет продержаться и выстоять в этой тяжёлой ситуации. Как-никак спортсменка. Потом когда-нибудь Лена обязательно расскажет всё Виктору Михайловичу, но не сейчас.
Кулёмина усилием воли заставила себя встать с дивана и подошла к до сих пор работающему компьютеру. На мониторе высвечивался титульный лист так и недописанного реферата. Лена тяжело вздохнула, подумав о том, что, скорее всего, избежать очередной двойки не получится. Однако времени на размышления по этому поводу у девушки уже не осталось. Нужно было собираться на работу. Кулёмина постаралась успокоить себя тем, что у неё будет ещё около полутора часов на доделывание домашнего задания, когда она вернётся с работы. Придётся пожертвовать несколькими часами отдыха, лишь бы совсем не настроить учителей против себя. А то всё это грозило скоро перерасти в разбор полётов с вызовом в школу дедушки, и тогда огласки избежать бы точно не удалось. Борзова уже намекнула как-то, наткнувшись на Лену в школьном коридоре между уроками, что при таком отношении к учебе девушке придётся объяснить своё поведение перед педсоветом и остаться на дополнительные занятия, чтобы сдать всё, что она пропустила за последние дни. Но у школьницы, к сожалению, на это просто не было времени, а потому хотя бы над этим рефератом нужно постараться потрудиться, как следует.

Девушка щёлкнула на кнопку «Сохранить файл» и выключила компьютер. Через полчаса Лена вышла из подъезда и отправилась в сторону ресторана, где ей предстояло пару часов наводить порядок в помещении. Она даже на секунду не могла представить себе, что теперь у неё есть собственный охранник, который незримо следует за ней, да и к тому же доделывает за неё домашние задания.

Степнов закончил дописывать реферат за пару часов до того, как Кулёмина проснулась. Не ожидал он, что школьникам достаются такие тяжёлые задания, но по окончании работы мог гордиться собой. Поставив последнюю точку, учитель сохранил файл и отмотал текст снова на титульный лист, чтобы содержимое явилось для Лены приятным сюрпризом.
Главное, чтобы она ни о чем не догадалась и не связала этот ''сюрприз'' с ним, ведь они договорились с её дедом соблюдать конспирацию. Степнов чувствовал, что ему всё-таки необходимо было поговорить с Кулёминой. Вдвоём они, может быть, и не справились бы со всеми проблемами, но уж дружескую поддержку в своём лице учитель обязательно бы оказал, а тогда, глядишь, и неприятности не казались бы такими глобальными. Но раз уж пообещал Петру Никаноровичу молчать, то придётся сдерживать в себе порывы к разговорам. Конечно, он мог бы предложить семье Кулёминых денег. Но понимал, что и старик, и, главное, Ленка наверняка упрутся и не возьмут. Гордые оба. Ещё и обидеться могут. Да и сам Виктор не был, к сожалению, миллионером и своей учительской зарплатой вряд ли бы сильно поправил положение. Тупик какой-то: и не помочь толком Ленке, и не поговорить. Успокоил себя тем, что порой лишние слова не нужны. Главное, просто быть рядом. Как он и пообещал когда-то своей лучшей ученице. Степнов вспомнил слова, которыми он успокаивал Кулёмину, когда похитили её родителей:

«Ты, Ленка, знай, что если что, то я всегда рядом».

Пожалуй, это было самое главное, а поговорить они всегда успеют. Перед уходом из квартиры Кулёминых Виктор Михайлович поправил одеяло, укрыв Лену так, чтобы не выглядывали наружу ее голые пятки. Залюбовался ученицей, которая во сне выглядела безмятежной и по-своему счастливой. Мужчина искренне хотел, чтобы такой же она была и в реальности, когда проснётся.
К тому времени, когда Степнов добрался домой, оставалось всего ничего до часа «X». Ложиться спать было бессмысленно. Он «заправил» себя несколькими чашками кофе и усмехнулся собственным мыслям:

«Нет, ну, точно мы с Ленкой два сапога – пара. Теперь вот бессонные ночи предстоят нам обоим».

Во втором часу ночи Виктор Михайлович вышел из дома и уже через несколько минут занял наблюдательный пост рядом с подъездом Кулёминых. Поначалу учитель переживал, что в такое время суток вести слежку будет практически нереально, ведь затеряться в толпе не получится. Но спасла его аллея с высокими кустами, ведущая от дома Лены к месту её работы, и слишком тёплая осень, по причине которой с деревьев ещё не облетела листва. Поэтому спрятаться и параллельно следовать за своей ученицей особого труда Степнову не составило.
Через десять минут из подъезда вышла Ленка, поёжилась, по-видимому, ощутив проникающий под одежду холодок ночи, и, понуро опустив голову, направилась к ресторану. Сердце учителя сразу сжалось от боли. Переживал, что не может поддержать. При этом мысленно ругал себя, что поддался на провокации Кулёмина, а не поговорил в открытую с девушкой, Петра Никаноровича, что тот влез в историю с казино, и саму Ленку за то, что вышла на улицу в совсем тоненькой ветровке, не думая о своём здоровье.
В итоге ночные часы, проведённые рядом со своей лучшей ученицей, но незримо для неё, пролетели для Степнова достаточно быстро. Даже усталости не почувствовал. Мужчина искренне надеялся, что и Кулёмина всё-таки возвращается домой не крайне обессиленной, хотя и верил в это с трудом. Выполнив свою миссию, физрук дождался, когда за Ленкой закроется дверь в подъезд. Увидев, что в окнах на втором этаже в спальне девушки загорелся свет, Виктор Михайлович практически бегом отправился домой в надежде, что успеет ещё хоть немного поспать, а то всё это грозило перерасти в клевание носом на утренней планёрке в учительской. В это же время Лена забежала в квартиру и, не позволив себе и секунды на отдых, сразу бросилась к компьютеру, чтобы дописать реферат по истории. Безумно хотелось спать, а в глаза можно было вставлять спички. Даже внеплановый сон перед работой не исправил положения и не избавил от накопившейся за последние дни усталости.
Через пару минут компьютер загрузился, и Кулёмина открыла файл. Взглянула на титульный лист и расстроено сморщила носик, подумав о том, что если она сейчас чего-нибудь и успеет наваять в таком уставшем состоянии, то её труды максимум потянут на тройку. И тут взгляд Лены остановился в левом нижнем углу монитора, где высвечивалось количество страниц открытого файла. Первая из шести! Кулёмина нервно сглотнула, решив, что от усталости и хронического недосыпа ей это померещилось. Протёрла глаза, но картинка не изменилась. Тогда девушка начала проматывать вниз страницы и с удивлением отмечать, что реферат полностью дописан. Пролистав до самого конца, она вернулась к началу и попыталась вдумчиво прочесть текст, но хватило и двух страниц, чтобы понять, что завтра ей будет обеспечена хорошая оценка на уроке истории.
В этот момент сердце Кулёминой замерло, а затем быстро-быстро забилось от множества переполнявших девушку эмоций - от безграничной радости до сентиментальности, которая привела к набежавшим в глазах слезам. Ленка подумала о том, что завтра обязательно нужно будет поблагодарить дедушку, и мысли не допуская, что к реферату мог приложить руку её учитель физкультуры.
«Конечно, это все дед!»
И пусть вся эта неприятная ситуация, в которой они сейчас находились, произошла по его вине, но девушка искренне в этот момент считала, что только он один мог так безмолвно поддержать внучку.
«Надо же, реферат дописал! Рассказов бы точно гордился дедом».
Ну, а Лена давно уже не обижалась на «шалость» Кулёмина-старшего с интернет-казино, ведь ближе, чем он, рядом с ней никого сейчас не было. Чего уж обижаться? Прорвутся! Никуда не денутся.
Стрелки будильника, который Лена достала из-под дивана, по-видимому, засунув его туда спросонья, показывали пять часов. За окнами потихоньку зачинался рассвет, а девушка, быстро натянув пижаму, забралась в постель и укуталась одеялом. У неё оставалось ещё целых два с половиной часа на сон.




Спасибо всем большое за спасибки и комментарии. Ждём Вас с нетерпением всегда здесь http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000176-000-40-0-1293379720<\/u><\/a>

Спасибо: 54 
Профиль
Оладушка





Сообщение: 695
Настроение: К нам подходили, думали, что мы проститутки... (с)ЛТ
Зарегистрирован: 03.12.09
Откуда: Россия, Сыктывкар
Репутация: 87
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.12.10 19:55. Заголовок: Привет вам, читатели..


Привет вам, читатели! Спасибо за спасибо, спасибо за отзывы! Мы с Олей так им рады, что не успеваем делиться друг с другом новыми идеями!
Хочется особо обратить ваше внимание на то, что глава эта достаточно проходная, НО! В ней есть особо важные диалоги, позаимствованные из сериала без переделки. Они отмечены курсивом. Просто мы решили с их помощью глубже окунуться в атмосферу сериала. Поностальгируем, как сказала Оленька!



Глава 4.

С трудом продрав глаза, Ленка, отчаянно зевая, побрела в ванную.
«Как всегда, нет никаких сил начинать новый день. Словно и не ложилась», – девушка была абсолютно разбитой. Не помогли и те два с половиной часа, которые ей удалось поспать. Надо было еще успеть приготовить завтрак. Вчера Ленке как раз выдали зарплату за неделю. Она не удержалась и заглянула в круглосуточный, чтобы купить сыр и колбасу. Крупы на завтрак уже просто достали. Запасы перловки подходили к концу, но в заначке оставалась еще более ненавистная Леной гречка. Поэтому, скрепя сердце, девушка отдала половину заработанных денег в магазине и пришла домой с полными пакетами нормальных по её мнению продуктов.
«Дед, наверняка, еще не проснулся. Пусть отдохнет, он, скорее всего, из-за моего реферата лег далеко за полночь», – размышляла Лена, еле-еле водя щеткой по зубам и борясь с желанием вернуться в теплую постель.
Но, придя на кухню, Кулемина с удивлением увидела накрытый стол и довольного деда.
- Дед, доброе утро. Ты что, не ложился? – недоуменно спросила она.
- Ну, лег я после двенадцати, но чувствую себя превосходно. Ты садись, Лен, – суетился Петр Никанорович. – Сейчас чай налью.
Девушка молча опустилась на диванчик. Кулемин заботливо придвинул к ней поближе чашку с ароматным напитком и тарелку с бутербродами.
Оба принялись за еду. Голодная Ленка уже дожевывала третий кусок хлеба с сыром и колбасой, а Петр Никанорович всё еще мусолил первый. Доев его, он поднялся из-за стола, вытирая рот салфеткой.
- Ну, все, спасибо тебе, Леночка.
- Дед, куда ты вскочил? – спросила внучка. – Ты же ничего не ел!
Под её внимательным взглядом старик опустился обратно на сиденье.
- Да я сыт, Лен, – забормотал он. – Потом я утром, ты знаешь, не люблю есть.
Кулемина нахмурилась.
- Так, дед. Обед не скоро. Давай. Бери бутерброд и ешь, – сказала она требовательным тоном.
Петр Никанорович робко спросил:
- Лен, может быть, ты съешь? Тебе надо хорошо питаться, у тебя молодой растущий организм. И потом ты у нас теперь вроде как добытчица.
- Дед, перестань, а? Ну, чё ты, как ребенок? Правду говорят – старый, что малый. Ешь, давай.

Кулемин колебался:
- Ну, если ты настаиваешь...
- Да, настаиваю,
– перебила его внучка.
Петр Никанорович протянул руку к тарелке, взял бутерброд, но тут же с тяжелым вздохом положил его обратно.
- Эх, нет. Кусок в горло не идёт. Я ещё никогда не ощущал себя таким нахлебником.
На этих словах Ленка чуть не подавилась чаем.
- Дедуль, да что ты ерунду несешь? Никакой ты не нахлебник! Ну, проигрался, бывает. Вон, другие машины с квартирами проигрывают. А нам еще с тобой повезло!
- Да будь оно проклято, это везение!
– рассердился сам на себя Петр Никанорович. – Тебе вместо учебы надо думать, где бы заработать на кусок хлеба. А я сижу тут...
- Ты не просто так сидишь. Ты роман пишешь. Дедуль,
– Ленка взяла вконец расстроенного старика за руку. – Мы еще с тобой на нём разбогатеем. Ну, а пока, чтобы перебиться, я поработаю. Ничего страшного. Ты, главное, пиши! – попыталась придать бодрости голосу, хотя ужасно хотелось лечь прямо на этот узкий диванчик на кухне и уснуть.
Петр Никанорович смотрел на осунувшееся лицо внучки, на синяки под глазами и не мог понять, как она еще держится.
- И вообще, дед, вот ты говоришь, что нахлебник. А кто мне с рефератом ночью помог? Да если бы не ты, я бы сегодня очередную двойку получила. Ты у меня мировой! Надо тебя с Игорем Ильичом познакомить. Пусть знает, что ты в истории не хуже его шаришь!
Кулемин пробормотал что-то одобряющее в ответ, пряча от внучки взгляд. Не дай бог, узнает, что это вовсе и не его рук дело...
Ленка встряхнула волосами, поправляя челку, чтобы та скрыла красные от недосыпа глаза.
- Так, давай, ешь свой бутер, и хватит об этом. Я побежала, – схватила еще один бутерброд, завернула в салфетку, чтобы съесть в школе на обед, и вышла из кухни.
- Ну, давай, – Кулёмин проводил взглядом сутулую спину своей внучки. – Золото ты моё, – добавил еле слышно.

Свежий утренний воздух немного разогнал Ленкину сонливость, но едва девушка пришла в школу, как дремота снова навалилась на нее. В родной триста сорок пятой сегодня было как-то уж очень оживлённо. Все куда-то спешили, что-то обсуждали. Кулеминой было не до суеты. До начала уроков оставалось еще минут двадцать, и Лена уселась на свободный подоконник в конце школьного коридора в надежде подремать до звонка. Правда, отдохнуть особо не получилось. Спустя пять минут её растолкали «Ранетки».
- Рота, подъем! – в три голоса закричали Женя, Аня и Наташа, видя, как Лена открыла глаза.
- Привет, девчонки, – вяло поприветствовала их Кулёмина.
- А вот и я! – из-за угла к ним выскочила Лерка. – Ленка, не спи, замерзнешь! – тормошила она подругу.
- Угу, – сонно откликнулась девушка.
- Чего-то ты вообще, Ленок, в последнее время сама не своя, – отметила Новикова.
- Уроков слишком много задают, – буркнула в ответ Кулёмина и отвела взгляд от девчонок.
- Уроки – это что! Ты самого главного не знаешь, - скривилась Алехина.
- Ого! Уроки теперь для тебя – не главное? – усмехнулась Лена.
- Хорошо смеется тот, кто смеется последним, - не разделяла ее веселья Женя. – А последний – это теперь наш новый директор, - на этих Женькиных словах Новикова живописно изобразила, будто ее тошнит.
- Чего-о-о? – сна как не бывало. Ленка во все глаза таращилась на «Ранеток». – Вы че, гоните? А Шрек что?
- Шрек с сегодняшнего дня у нас в министерстве работает. А исполняющий обязанности директора – это теперь Борзова Людмила Федоровна.
Кулемина открыла было рот, чтобы высказать все, что думает по этому поводу, но в этот миг прозвенел звонок, и девчонки поспешили на урок, боясь попасться на глаза новоиспеченной ИО директора. Шли молча, но Новикова не выдержала первая:
– Нам теперь сидеть и не высовываться.
Все мигом поняли, откуда дует ветер, и скисли еще больше.
- Мда-а-а, теперь она нам всё припомнит. Главное, чтобы группу не трогала, – Наташа расстроено смотрела в пол.
- Ничего, девчонки, прорвемся, – попыталась ободрить всех Лерка. – Кстати, насчёт группы. Давайте сегодня соберемся на большой перемене и порепетируем.
- А Борзова? – посмотрели на нее подруги.
- Ну, постараемся ее не злить и лишний раз на глаза не попадаться. Лен, ты с нами?
Лена молчала, чувствуя, как на нее снова наваливается дикая усталость.
- Кулемина! Спишь, что ли? Ты с нами? – потрясла её Новикова за плечо.
- Что? – вздрогнула Лена. – А, да, я с вами. Конечно. Сегодня после уроков в спортзале. Попросим Виктора Михайловича инструменты расставить.

***

Степнову сегодня приходилось совсем тяжко. Если Лена уже просто смирилась со своей усталостью, то физрук чувствовал себя так, как будто по нему проехался танк. Организм, привыкший жить по режиму дня, мстил хозяину за внеплановую ночную прогулку. Кофе, выпитый утром, помог только на первый час, и мужчина засыпал на ходу.
Виктор Михайлович никогда не замечал, насколько мягкий и уютный диван в учительской. Все утро на него так и хотелось лечь, но, окруженный коллегами, Степнов делал вид, что держится бодрячком, и только изредка украдкой, когда никто не видел, зевал в кулак. Он планировал немного прикорнуть в подсобке в «окно», но, как назло, сегодня собрали экстренный педсовет, на котором выяснилось, что временно исполняющей обязанности директора назначена Борзова, а Николаю Павловичу Савченко буквально вчера предложили должность в Министерстве образования, и он уже приступил к работе.
Само собой ни о каком сне речь уже не шла. Теперь все учителя готовились к большим переменам. Более всего волновались Степнов и Рассказов. Они прекрасно знали отношение Борзовой к «Ранеткам» и с опаской ждали, какое решение она примет по поводу группы. Всем было ясно, что для девчонок настали тяжелые времена. И вот на большой перемене представители педагогического коллектива школы номер триста сорок пять собрались в кабинете директора...

***

В спортзале «Ранетки» уперлись носами в закрытую дверь подсобки:
- Черт, ключи по-любому у Виктора Михайловича, – Ленка, понимая, что придётся ждать учителя, не тратя лишние силы, присела на скамейку.
- А где Степнов? – Женя обратилась к Кулёминой. Девушка нервничала, поглядывая на часы. До конца перемены оставалось двадцать минут.
- А я откуда знаю? Должен был прийти на репетицию, – Ленка устало опустила голову на руки. – Обычно в это время он всегда здесь. Надо его пойти поискать.
- Не нужно никого искать! – раздался противный голос исполняющей обязанности директора. Девчонки подорвались со своих мест. Лена тяжело поднялась со скамьи, потирая глаза руками.
- Людмила Федоровна? – растерянно смотрели на Борзову «Ранетки».
Рядом с бывшим завучем стояли Степнов и Рассказов. Вид у них был какой-то виноватый. Они потихоньку прошли вглубь зала и встали рядом со своими подопечными.
- Да, я пришла посмотреть, чем вы тут занимаетесь, – сузила глаза «Терминатор». – Вижу, что вы, как всегда, бездарно проводите свободное время. Ну, я от вас другого и не ожидала, – поджала губы Борзова.
«Ранетки» опасливо переглянулись. Такой тон не предвещал ничего хорошего. Они это знали слишком хорошо. Лена почувствовала, что, несмотря на безразличие ко всему, что происходило в последние две недели в стенах школы, внутри неё начал просыпаться гнев.
- К вашему сведению… – грубо начала она, но тут же, получив от Новиковой тычок в бок, замолчала.
- Ну-ну, я требую объяснений.
Женька решила помочь:
- Мы ждали Игоря Ильича и Виктора Михайловича, чтобы они помогли расставить нам инструменты. Решили немного порепетировать на перемене.
- Порепетировать, значит? Что ж, похвально, похвально. Игорь Ильич, Виктор Михайлович, что же вы стоите? Вы же ясно слышали, что девочкам нужно помочь расставить инструменты.
«Ранетки» удивленно переглянулись. Что это с Борзовой? Неужто новая должность смягчила её гадкий характер?
- Людмила Федоровна, – осторожно начала Лера. – Вы, правда, разрешаете нам играть?
- Да, но с одним условием! – крикнула она, видя, что девочки уже принялись радостно обниматься.
- Что за условие, Людмила Федоровна? – спросила Наташа.
- Я принесла для вас список песен, которые разрешаю вам играть, – «Терминатор» достала из своего портфеля ноты и тексты и протянула их девочкам.
- Что это за бред? – Кулемина не могла поверить своим глазам.
- Выбирай выражения, – язвительно произнесла Людмила Федоровна. – Это, между прочим, ваш будущий репертуар.
- Извините, но мы не будем ЭТО петь, – сказала Женя, прочитав первые строчки советского гимна.
Остальные решительно вернули обратно Борзовой копии старых партийных песен времен комсомола.
- Что ж, – самодовольно улыбаясь, директор забрала назад все распечатки. – Тогда мне придется запретить заниматься вам музыкой.
Ленка, услышав это, дернулась было, чтобы ответить, но сразу притихла, почувствовав, как Виктор Михайлович удерживает её за руку, чтобы не допустить взрыва.
Демонстративно достав из кармана ключ с ярким брелоком, давая понять, что инструменты теперь припрятаны надёжно, и «Ранеткам» до них не добраться, Борзова гордо подняла голову и вышла из зала, громко цокая каблуками.
Едва закрылась дверь, как девчонки растерянно посмотрели на своих художественных руководителей:
- Что все это значит? – психанула Ленка и с силой дернула свою руку, освобождаясь из крепкой хватки Степнова.
- Вы сами все слышали, – развел руками Рассказов.
- Но почему вы ничего не сделали, чтобы этого не допустить? Почему вы стояли и молчали?! – Кулемина посмотрела на историка, а затем перевела взгляд на Виктора Михайловича.
- Лен, – осторожно начал последний, зная крутой нрав девушки. – Только что был педсовет, и...
Рассказов опустил голову.
- Так вы все знали, да? Знали? Говорите!
- Да, Лен. Знали. Мы еще на педсовете попробовали вас отстоять, но вы же знаете Борзову. Когда она была завучем, Николай Павлович хоть как-то мог утихомирить ее, а теперь после того, как она стала директором, боюсь, её ничто не остановит в достижении целей, – развел руками Игорь Ильич.
- Что ж, – горько вздохнула Аня, – одной цели она только что достигла.

Остаток учебного дня прошел как во сне. Перцу под конец добавила ещё и самая главная «звезда» школы Зеленова, которая в сопровождении своего пажа Лужиной встретила девчонок в коридоре и «прошлась» по их музыке и группе, раздражая «Ранеток» ещё больше. В итоге, обменявшись колкостями, школьницы разошлись по домам. Довольные Зеленова и Лужина потирали ладони, что «этих выскочек» наконец поставили на место. Зато «Ранеткам» теперь было явно не до веселья.


Ленка, отстояв смену с листовками в супермаркете, шла домой в самом удрученном состоянии. Из-за реформ Борзовой настроение было ни к черту. Дома ее ждал с ужином дед.
- Леночка, что случилось? – всплеснул руками, посмотрев на грустную внучку.
- Дед, все нормально, просто устала. Мне же еще сегодня в ночь в ресторан идти убираться, – попыталась отмахнуться, вяло ковыряя вилкой к картошке.
- Лен, да на тебе лица нет. Рассказывай, – потребовал Кулемин.
- Да что рассказывать? – горестно вздохнула девушка и поведала Петру Никаноровичу, что у них теперь новый директор, которая запретила им играть.
- А как девчонки твои?
- А что девчонки? Мы решили, что лучше так, чем из-под палки про комсомол петь. Так что, дед, теперь мы без группы. И без денег. Сегодня я совсем мало получила. Пришел какой-то хмырь, пришлось выручку напополам делить.
- Лен, я тут подумал... – замялся Кулемин.
Девушка без каких-либо эмоций взглянула на него. Она прекрасно знала, что когда дед говорил с ней таким тоном, то нужно было насторожиться. Однако не было никаких сил вставать в стойку. Поэтому она просто промолчала, воздержавшись от нравоучений.
- Ты и так не высыпаешься, горбатишься с утра до ночи, а платят гроши. Можно компьютер продать и родителям позвонить. В конце концов, они помогут.
Лена резко выпрямилась.
- Нет, у родителей и так проблем хватает. Нет, предков дёргать нельзя.
- Но нам ведь даже продуктов
иногда купить не на что, – настаивал Кулемин.
Лена тяжело вздохнула.
- Ладно, дедуль, как-нибудь выкрутимся. Ты давай за роман берись, а то твои переживания сейчас никак не помогут.
- Ленка, я... Честное слово...
- Не переживай. Прорвемся, дедуль,
– обняла его девушка. Очень хотелось верить, что так оно и будет.
Кулемина тихонько отстранилась:
- Ладно, я пока пойду, уроки сделаю. Ещё бы и поспать успеть надо перед работой, – Ленка пыталась бодриться, но в итоге, еле передвигая ногами, побрела к себе. Петр Никанорович горько вздохнул и сел за письменный стол.

***

А ещё днём Степнов провёл важную агитационную работу среди тех коллег, с которыми он находился в дружеских отношениях.
Сразу после окончания уроков физрук заманил Рассказова в кабинет химии.
- Вить, ты мне можешь объяснить, что случилось? – спрашивал друга Игорь Ильич.
- Сейчас придём, и я тебе всё расскажу. Просто не хочу повторять одно и то же по два раза, – Степнов втолкнул друга в кабинет. Ирина Ренатовна была на месте.
- Вить, ты и Игоря притащил? Проходите, располагайтесь, – приветливо улыбнулась Каримова.
- Мне тут просто надо вам кое-что сказать... – смущенно потер Степнов затылок. – В общем, это связано с Леной Кулеминой.
- А что с ней? – поинтересовались его коллеги.
- Вы знаете, как у Ленки сейчас с успеваемостью? – начал Виктор.
- Знаем. Не очень. Девочка скатилась до двоек, – Каримова вспомнила, как недавно Ленка схватила «лебедя» на уроке химии за то, что не подготовила домашнее задание.
- Ну, короче, вы не могли бы Ленку не спрашивать? – выпалил физрук.
- Чего? – не понял Рассказов. – А с чего вдруг такие привилегии? Ей, между прочим, еще кучу двоек исправлять. Слава богу, что она хоть реферат про холодную войну мне сдала.
Степнов поперхнулся, когда услышал от друга об отлично выполненной работе, и покраснел. Хотя надеялся, что друзья всё-таки не заметят такой его реакции.
- И, главное, так хорошо тему раскрыла, молодец! – Степнов покраснел еще больше. – А вот на уроках ленится, – укоризненно покачал головой историк.
- Тут вот какое дело, – оглянувшись на дверь, Виктор понизил голос. – У Ленки дед болеет. Сильно. И она как утром проснётся, сразу бросается к нему. На уроки стала опаздывать. Днем с учебы придёт – опять за ним ухаживает. Принеси-подай. Он недавно из больницы вышел, из кардиологии, так Ленка его чуть ли не с ложки кормит. Слаб очень. Сами понимаете, возраст такой, что...
Степнов рассказывал свою душещипательную историю, а сам про себя чуть ли не молился, лишь бы его слова не воплотились в реальность. Всё-таки со здоровьем не шутят. Но другой достоверной причины, чтобы отмазать Ленку, учитель так и не придумал.
Каримова и Рассказов, проникшись, сочувственно качали головами.
- А у бедной девочки родители всё еще в Швейцарии? – участливо спросила Ирина Ренатовна.
- Да. Она одна крутится, как может, – Степнов съехал с темы и перевел дух – врать на сегодня, похоже, больше не придётся.
- Вить, ты бы помог ей, что ли? – подумав, сказал Рассказов. – Мы с Ирой Ленку пока не будем спрашивать. Подождем, пока дед оклемается.
- А я могу ей пару «энок» на четверки переправить, – спохватилась Ирина Ренатовна, которая никогда особо зверствовала на уроках и обычно была крайне лояльна по отношению к ученикам. – У меня они как раз маленькие, удобно.
- Спасибо вам, – Степнов благодарно улыбнулся коллегам и вышел из кабинета. – Ну, дела... – теперь можно было облегченно выдохнуть. По крайней мере, по двум предметам у Ленки косяков больше не будет.


Сил на эту главу было потрачено немало. Пересмотрен диск, выписаны дословно диалоги... Я писала эту главу 4 часа. Потом ее еще правила Оля. Вследствие всего этого очень хочется знать, получилась она или нет. Волнуемся...<\/u><\/a>

Спасибо: 52 
Профиль
clairclair





Сообщение: 3890
Настроение: Следуй за мечтой...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 127

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.12.10 20:14. Заголовок: Дорогие наши читател..


Скрытый текст


Глава 5

Лена влетела в школу и бросила взгляд на большие круглые часы, висящие в холле. До начала первого урока оставалось еще целых пятнадцать минут. Впервые за несколько дней девушка не опоздала, да и вообще сегодня чувствовала себя на удивление достаточно сносно. По-видимому, организм, наконец, адаптировался и перестроил свои биологические часы на нужный ритм.
Кулёмина вошла в класс, в котором практически ещё никого не было. Лишь только Стародубцева сидела, уткнувшись взглядом в учебник, и не замечала ничего вокруг, да Платонов изучал свой мобильный телефон и бросил однокласснице нейтральное «Привет». Лена ощутила какую-то странность во всём этом. Было крайне непривычно и прийти вовремя и не усесться при первой же возможности за парту, чтобы положить на неё голову и уснуть.
«Надо Виктора Михайловича навестить, пока урок не начался», – подумалось девушке.
И тут же стало как-то стыдно и горестно одновременно, что она совсем перестала общаться с любимым учителем. Последний раз они виделись в более-менее неформальной обстановке четыре дня назад, когда новоиспечённый директор школы Борзова объявила запрет на существование группы «Ранетки». После этого все встречи учителя и лучшей спортсменки школы свелись к двум урокам физкультуры, которые стояли в расписании одиннадцатого «а» класса на этой неделе. Лена даже перестала посещать такие по-особому любимые ей вечерние тренировки по баскетболу. Просто сил уже совсем не осталось, а Виктору Михайловичу девушка не решилась лично сказать, что больше не сможет приходить. Не знала, как посмотрит ему в глаза, какие аргументы и причины сможет привести в своё оправдание, да и просто никак не могла переварить, что в её жизни сейчас исчезло что-то важное…
А самое неприятное во всей этой ситуации было то, что Виктор Михайлович и не звал Лену обратно, не задал ей ни одного вопроса, просто отпустил. В душе засела обида. Девушке было немного не по себе. Ей казалось, что любимый учитель обязательно бы спросил, выяснил, почему она пропала. Но… он даже перестал появляться у деда! Лишь иногда дома Лена, прислушиваясь к звукам из комнаты Петра Никаноровича, понимала, что тот разговаривает со Степновым по телефону на какие-то нейтральные темы о том, как тот проводит свои вечера. Мужчина совсем не передавал ей приветы, а дед вообще делал вид, что Виктора Михайловича в его жизни нет. В голову Лены закралась совсем уж фантастическая мысль о том, что учитель давно нашёл себе другую более перспективную протеже и начал тренировать её, пока Кулёмина загоняла себя круглыми сутками на работе.
И вот сегодня, когда у девушки, наконец, появилась свободная минутка, она, ни секунды не раздумывая, бросилась в спортзал, чтобы, как и раньше, поздороваться со Степновым.
Лена вбежала в помещение и разочарованно выдохнула. Пусто. Однако решила все-таки проверить подсобку, хотя надежды на то, что она найдёт учителя там, у девушки практически не было. Подумала, что у него, скорее всего, просто нет сегодня первого урока. Кулёмина аккуратно приоткрыла дверь и вздрогнула от удивления. Видимо не зря её так потянуло в подсобку. Прямо напротив неё, сидя боком на стуле и прижавшись головой к стене, спал Степнов. Лена сразу же сделала шаг обратно по направлению к двери, чтобы выйти наружу и не беспокоить учителя, но неожиданно почувствовала порыв подойти к мужчине и не смогла сдержать эмоций.
Девушка присела на корточки рядом с Виктором Михайловичем и начала пристально изучать каждую чёрточку на его лице. В этот момент Кулёмина не задумывалась о том, почему ведёт себя именно так. Просто захотелось быть рядом. Пол под ногами громко скрипнул, но Степнов даже не пошевелился.
«Устал. Осунулся. Под глазами синяки. На лбу залегла складка. И спит так крепко, не слышит ничего. Интересно, где он так выматывается? Может, тоже ночами подрабатывает?» – мысленно усмехнулась Лена, и тут же подумала совсем о другом. – «Вряд ли работает. Наверное, просто насыщенная личная жизнь».
От этой мысли почему-то стало неприятно. Девушка поднялась, потянулась рукой к волосам мужчины, но остановила её в миллиметре от них, а затем, тяжело вздохнув, тихо вышла из подсобки и поспешила на урок.

***
На большой перемене «Ранетки» в полном составе столпились в коридоре. Настроение у девочек было всё ещё не самое радужное. Они пытались придумать хоть какой-нибудь вариант продолжения репетиций, но фантазия не подсказывала, как осуществить желаемое.
И только Ленка искренне радовалась, что ей не нужно отпрашиваться и каждый раз придумывать какие-то оправдания. Конечно, она очень любила группу и девчонок, но просто тяжелая жизненная ситуация заставила расставить приоритеты в другом ключе. Кулёмина стояла, прислонившись к стене, и участвовала в разговоре подруг весьма условно, поддерживая их только тем, что время от времени кивала головой.
Неожиданно беседу девушек прервала подошедшая к ним учительница литературы Копейкина Елизавета Матвеевна. Лена, которая мыслями вся была в расчётах о том, куда потратить очередную зарплату, не сразу вникла в то, что пыталась донести до девочек педагог.
Однако через несколько минут стало понятно, что она приглашает их после уроков в актовый зал, где со слов женщины их будет ждать какой-то сюрприз. «Ранетки» особым восторгом не пылали, решив, что Елизавета Матвеевна, скорее всего, снова хочет обсудить с ними в неформальной обстановке идею о драматическом кружке. Она не один раз подходила к школьницам на этой неделе с просьбой поучаствовать в театральной постановке по случаю Дня Учителя. Но девочки до последнего отбрыкивались. Правда, ещё и Борзова намекнула им, что в их интересах было бы всё-таки заняться внеклассной деятельностью во благо процветания школы, но «Ранетки» решили не поддаваться на такие завуалированные ультиматумы. Школьницы пришли к выводу, что лучше уж группа вообще не будет существовать, чем подчиниться новому директору.
И вот когда уроки подошли к концу, «яблочное семейство» собралось в актовом зале. Кулёмина не могла никак спокойно усидеть на стуле, зная, что на все разговоры у неё осталось всего минут сорок, а затем нужно будет бежать на работу. Девочки давно были готовы выслушать Копейкину, которая почему-то не начинала беседу, а уткнулась взглядом в какие-то листки. Неожиданно занавес открылся, и на обозрение присутствующим предстали Рассказов и Степнов в окружении ранеточных музыкальных инструментов.
- Игорь Ильич, Виктор Михайлович, вау! – потрясённо выдохнула Новикова.
- А как вы умудрились инструменты достать? – поинтересовалась восхищённая Липатова.
- Было бы желание. Главное, чтобы вы продолжали свои музыкальные репетиции, – отрапортовал Степнов, довольный реакцией девочек на появление учителей. Особенно его радовал вид ошеломленной Ленки, которая, казалось, потеряла дар речи. Впервые за долгое время Виктор Михайлович увидел её искреннюю счастливую улыбку.
В итоге через несколько минут «Ранетки» были в курсе авантюры педагогов, задумавших под прикрытием театрального кружка возобновить репетиции школьной рок-группы.
Улыбки, счастье на лицах и радостные объятия. И только Кулемина отошла в сторонку, не участвуя во всеобщем веселье. Она поняла, что работа не позволит ей разделить этот праздник жизни с девчонками. Восторг собравшихся оборвал поникший голос Лены:
- Девочки, Елизавета Матвеевна, я не могу играть в спектакле. Ну, никак вообще. Простите меня.
- Лен, ты вообще о группе думаешь хоть чуть-чуть? Вечно где-то витаешь. Пропадаешь куда-то постоянно. Подруга тоже, называется, – наехала на девушку Липатова.
Кулёмина вскочила, собираясь ответить хоть что-то в ответ на колкость одноклассницы, чувствуя, как горлу подкатывает комок, а в душе зарождается обида на происходящее. Но не успела. Виктор Михайлович резво спрыгнул со сцены и, подойдя к Лене, неожиданно обнял ее за плечи и обратился к Наташе.
- Девочки, давайте так решим этот вопрос. У вашей подруги приболел дедушка, и ей сразу после школы обязательно нужно проконтролировать его. Приём лекарств, режим… Правильно я говорю, Лен? – Виктор Михайлович посмотрел в глаза Кулёминой через её плечо, чуть-чуть развернув к себе лицом податливую и ошеломлённую происходящим девушку. Она лишь молча кивнула учителю. – Так что давайте вместо Лены мы попросим кого-нибудь другого играть в спектакле, а я, так уж и быть, пожертвую вечерними тренировками со своей лучшей спортсменкой и отпущу её к вам на репетиции.
Девочки согласились. Создавалось впечатление, что их в этот момент волнует только судьба группы. Они не стали спрашивать Лену о здоровье дедушки, не высказали никакого волнения, лишь радостно обнимались друг с другом. Кулёмина, правда, и сама не обратила внимания на некую безразличность девчонок к её проблемам. В этот момент девушку интересовало только поведение Виктора Михайловича, неожиданно вызвавшегося защищать свою ученицу. Пока она размышляла над его словами, Степнов взял Лену за руку и, шепнув: «Пойдём, поговорим», повёл безропотную школьницу за собой в спортзал.
Как только за ними хлопнула дверь, и они оказались в святая святых учителя физкультуры, Лена, наконец, опомнилась.
- Виктор Михайлович, что это было такое? Вас кто-то просил?! Вы зачем про деда истории какие-то выдумали?!
- Ты чего такая злая? – ухмыльнулся Степнов. – Плохое настроение?
- Плохое! – продолжала заводиться Лена. – Я бы сказала отвратительное!
- Лен, может, просто расскажешь, в чём дело? А что я должен ещё думать? Ну, извини, что в качестве оправдания твоего поведения выбрал деда…
- Оправдания? Да о чём вы вообще говорите, Виктор Михайлович!? Это моё личное дело. А с тренировок зачем меня отпустили? Конечно, не нужна я вам теперь, как спортсменка, да? Планку не держу. Нормативы не выполняю. Вы, наверное, какой-нибудь другой себе объект подыскать уже успели для выполнения задач по защите чести школы?
- Лена, что ты несёшь?! – Степнов схватил девушку за плечи, но она тут же сбросила его руки. – Я просто хотел тебе помочь. Прости, если обидел. И вообще, как ты могла подумать, что я могу тебя кем-то заменить. Ленка… я же… ты же для меня… – неожиданно физрук растерялся и запутался в словах.
- Не нужна мне ваша помощь. Сама справлюсь, Виктор Михайлович. И запомните – у меня всё хорошо! До свидания! – на одном дыхании выпалила Лена и, не дожидаясь ответа учителя, вышла из спортзала, оставив Степнова в одиночестве пытаться осмыслить произошедшее.
Кулёмина сразу же пожалела о тех словах, что так необдуманно наговорила своему другу. Именно другу. Только сейчас поняла, что мужчина действительно просто хотел помочь, а она сорвалась не по делу, и оправдания теперь ей не было. Лена развернулась обратно к двери спортзала и взялась за ручку. Чувствовала, что нужно вернуться и попросить прощения, но не смогла.
«Я объясню ему всё завтра. Он обязательно поймёт. Скажу, что просто устала. Уроками завалили. Придумаю что-нибудь. Дура ты, Кулёмина! Как можно было так обидеть человека, который столько всего для тебя сделал?» - Лена бросила взгляд на часы, поняла, что совсем опаздывает на работу и, отпустив ручку двери, побежала к выходу из школы.
А в это время Виктор Михайлович сдерживал себя, чтобы не побежать вслед за ученицей. Он не обиделся. Понимал, что Ленка просто устала, но на душе остался неприятный осадок от слов девушки. Мужчине казалось, что по-своему они с Кулёминой давно уже не просто учитель-ученица, и он заслужил хоть немного доверия по отношению к себе, но она только что расставила всё на свои места. Попросила не лезть в её жизнь. Сейчас как никогда захотелось плюнуть на ночные слежки, но Степнов вспомнил взволнованного Петра Никаноровича, а затем в голове ярко вспыхнул образ Лены, на хрупкие плечи которой свалилось столько проблем. Мужчина поднял с пола баскетбольный мяч и со всей силы зарядил им в стену спортзала.
«Эх, Ленка-Ленка. Что же ты делаешь со мной? Не смогу я бросить тебя в беде».



Спасибо всем большое за спасибки и комментарии. Ждём Вас с нетерпением всегда здесь http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000176-000-40-0-1293379720<\/u><\/a>

Спасибо: 44 
Профиль
Оладушка





Сообщение: 702
Настроение: котоВасия
Зарегистрирован: 03.12.09
Откуда: Россия, Сыктывкар
Репутация: 88
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.01.11 16:29. Заголовок: Здравствуйте! Всех с..


Скрытый текст


[взломанный сайт]<\/u><\/a>


Глава 6.
Этой ночью Лена, как обычно, наводила порядок в ресторане. В этот раз было особенно тяжело. Хозяин попросил ее прийти пораньше, чтобы помочь на кухне – сегодня гуляла какая-то крупная строительная фирма. Лена зашивалась: от холодной воды ломило руки, а сковородки и горшочки, в которых повара готовили мясо, не желали отмываться от жира под ледяной струей. Горячей воды частенько не было – хозяин экономил на всем. Кулемина поминутно сжимала красные руки в кулаки, пытаясь хоть как-то разогнать кровь, радуясь лишь тому, что ей обещали заплатить сегодня за посуду двойную цену. Слава богу, что добрая тетя Валя-повариха изредка приносила ей в ведре кипяток с плиты, и Лена могла хоть как-то справиться с прилипшим жиром и остатками пищи. Вот уже целых пять минут она яростно терла металлической губкой пригоревшую сковородку. Сегодня бесило все – и эта долбанная работа, за которую, как девушка не крутилась, неизменно получала жалкие крохи, и школа, и учителя, которые задавали непомерно много. «А все дед! Если бы не он, с учебой проблем бы не было. Я сейчас спала бы спокойно. И куда его черт понес! Игрок, блин! И родителям не скажешь! Все сама!» – злилась Кулемина, но тут же отругала себя за такие мысли. «Ну, разве дед виноват, что он у меня такой доверчивый? Наивный же, как ребенок! Раньше в его молодость ничего подобного не было, вот он и попался». Но поток мыслей было уже не остановить. Ленка припомнила и утреннюю ссору с Виктором Михайловичем. «Черт, из-за пустяка на Степнова набросилась! Чем только думала? Надо обязательно извиниться...»
В конце-концов, с посудой было покончено, и Лена, устало откинув рукой со лба прилипшие волосы, схватила пылесос и пошла в главный зал. Официантка Катя убирала со столов переполненные пепельницы, а Кулемина ползала между стульями, тщательно чистя бежевый ковролин. Ей оставалось совсем немного, и Лена уже настраивалась на то, что сейчас пойдет домой и ляжет спать.
В этот момент Катя решила выкинуть окурки на кухню, подняла поднос с пепельницами, резко повернулась... и врезалась в самого хозяина ресторана, который решил проконтролировать процесс уборки в зале лично. Моментально окурки оказались на его белой рубашке, а пепел... Весь пепел посыпался на тот самый бежевый ковролин, который с таким усердием чистила Кулемина. Катя тут же была уволена за профнепригодность, а Лена просто застыла столбом, глядя на грязно-серые пятна и бычки на некогда чистом ковре. Внутри все похолодело. Она перевела взгляд на хозяина, который в бешенстве втаптывал пепел все глубже и глубже и что-то орал. У девушки в ушах звенело, она не слышала ни слова из сказанного начальником. Усилием воли она вернулась в реальность, резко моргнула и...
- ...уволю эту криворукую дрянь сейчас же! А ты, – брызжа слюной, орал толстосум, – немедленно почисти мне тут все! Чтобы ни пятнышка не осталось!
От этого противного голоса свело желудок.
- А деньги? – спросила Лена.
- Какие, мать твою деньги? Получишь как обычно!
- Но вы же обещали... – откинула трубу пылесоса в сторону, понимая, что хозяин не собирается платить ей сверх нормы.
- Ты еще тут?! – взревел хозяин, и Кулемина зло схватила пылесос и пошла за чистящим средством, пока что-нибудь не случилось: либо она сейчас наваляет этой толстой роже, и ее уволят, чего никак нельзя было допустить, либо он отнимет помимо сверхурочных то, что причитается ей по договору.

Чертовы пятна удалось оттереть только через час, когда никого уже не было. Обычно в это время Лена уже приходила домой и падала замертво в постель, но сегодня она еще сидела, скрючившись под столом, зачищая последние следы. Гнев уже утихал, и Лена, вылив грязную воду и убрав все тряпки в подсобку, стягивала с себя резиновые перчатки. В кармане лежали привычные четыреста рублей, которые надо было, как обычно, потратить на еду. Да и у деда закончились некоторые лекарства, поэтому еще перед приходом домой девушка собиралась забежать в дежурную аптеку. Да-а-а, поспать сегодня, очевидно, не получится.
У черного входа столкнулась с охранником Павлом, который дожидался девушку, чтобы запереть все и сдать ключи сторожу.
- Ну, что, Ленка, домой? – подмигнул Паша.
- Домой, - устало кивнула Кулемина.
- Давай провожу хоть немного, мне с тобой в одну сторону.
- Откуда ты знаешь, куда мне? – вопросительно посмотрела на охранника девушка.
- Да в журнале видел. Решил посмотреть там кое-что, да на твой адрес и наткнулся случайно.
- Что ж, раз случайно, то пошли, – усмехнулась Кулемина, толкая тяжелую дверь.


Сегодняшняя ночь выдалась прохладной. Степнов невольно поежился и поднял ворот ветровки. Глянул на часы. «Ходики» остановили стрелки на полпятого, светало, а Ленки до сих пор не было видно. Обычно она уходила с работы в четыре. Каждый раз, когда хлопала дверь черного входа, Виктор щурил усталые глаза, но из ресторана выходили все время не те, кого он ждал. Один раз он увидел, как оттуда пулей вылетела заплаканная девушка. Постепенно работники покидали помещение, и вот уже сам хозяин уехал на дорогой иномарке, а Кулемина не появлялась. Прошло еще полчаса. Степнов маялся за углом, где обычно караулил Ленку, пытаясь заглушить нарастающее волнение. Он уже было собирался, наплевав на конспирацию, войти внутрь и узнать, в чем дело, как неожиданно дверь распахнулась и появилась Кулемина. Степнов облегченно выдохнул, но в следующий момент закашлялся, подавившись воздухом. Ленка была не одна. Рядом с ней шел какой-то «шкаф». Перед глазами запрыгали желтые и красные круги. Виктор помотал головой, и картинка прояснилась. Лучше бы ему это казалось. «Шкаф» оказался высоким плечистым парнем, нахально следующим за его Ленкой. «А Кулемина хороша! Нет, чтобы домой быстрее бежать, послав этого урода на все четыре стороны, так нет! Идет и о чем-то с ним еще разговаривает. Улыбается, гляди-ка!» – Степнов почувствовал, как внутри его просыпался какой-то зверь. Хотелось рычать и крушить все вокруг. «Я тут жду, мерзну, волнуюсь, ночами из-за нее не сплю, а она со всякими мужиками расхаживает! Значит, и без меня есть ее кому проводить! Вот зараза! Даже не отказалась! Видать, понравился этот... пропади он пропадом! – учитель психанул и пнул ногой стену. – Отлично, раз нашла себе провожатого, пусть с ним и ходит! Стану я тут из-за нее режим нарушать. У меня работа и вообще... Пошли они все!» – зло сплюнув на асфальт, Виктор рванул к себе домой. В совершенно противоположную сторону.


На следующий день Кулемина решительно отправилась в спортзал, чтобы попросить прощения у Виктора Михайловича за свою грубость. Хотя решительно, это громко сказано. Поспать после работы не удалось, а, следовательно, Лена была, как вареная. Глаза немилосердно слипались, и девушка каждую перемену бегала в туалет умываться холодной водой. Но в спортзале было пусто. В учительской сказали, что Виктор Михайлович отсутствовал с самого утра, и только Рассказов сообщил Ленке в коридоре, что Степнов немного приболел и сейчас спит дома. Значит, разговор временно откладывался.
После последнего урока Лена как всегда отправилась на работу раздавать флаеры, несмотря на полумертвое состояние, а «Ранетки» вчетвером – в актовый зал на репетицию драмкружка.
Каково же было их удивление, когда вместо освобождённой от данной повинности Кулеминой они увидели Полину Зеленову, которая раньше от участия в пьесе отбрыкивалась, как могла. Выяснилось, что она, оказывается, преследовала какие-то свои цели, и роль одной из сестер пьесы Чехова ей нужна была, как воздух.
И сейчас все могли наблюдать, как Зеленова, томно закатывая глаза, вещала:
- Музыка играет так весело, так радостно, и, кажется, еще немного, и мы узнаем, зачем мы живем, зачем страдаем... Если бы знать, если бы знать! – голос Полины постепенно смолкал.
Копейкина и «Ранетки» переглянулись.
- Кажется, у Зеленовой и вправду есть творческий потенциал, – заметила Лера, скривив губы.
- Тише ты! – шикнула на подругу Аня. – Не дай бог, она тебя услышит...
- ...и до конца школы будет всем трепаться, что «Ранетки» в восторге от ее гениальности, – хихикнула Женя.
- Как представлю ее самодовольную рожу, уже заранее тошнит, – поддержала Наташа подруг.

...На улице уже стемнело, когда, наконец, прозвучала последняя фраза монолога. Репетиция подошла к концу.
- Полиночка, молодец! Ребята, вы сегодня просто отлично поработали! До завтра! – хлопнула в ладоши Копейкина, привлекая всеобщее внимание.
Все постепенно стали расходиться, и зал вскоре опустел. Лишь «Ранетки» и хитро улыбающаяся Копейкина остались.
- Ну, что? Я пойду, а вы начинайте репетицию, – Елизавета Матвеевна устало поднялась со стула.
- А, может, вы останетесь? Послушаете, как мы играем, – предложила Лера в приступе благодарности.
- Нет, девочки, – усмехнулась Копейкина, держась за виски. – Боюсь, моя мигрень будет против. Да и немного погодите, пока все из школы уйдут. А то ваша музыка по всему зданию слышна. А вдруг Людмила Федоровна еще здесь? Или из учеников кто? Вам надо дождаться Игоря Ильича или Виктора Михайловича.
- И Ленку, – только сейчас девочки вспомнили, что их бас-гитаристки нет на месте.
- Ходит где-то, репетицию срывает, – поморщилась Аня.
- Что за бунт? Вам же ясно было сказано, у нее дед болеет! – на пороге возник улыбающийся Виктор Михайлович на пару с сияющей Кулеминой.
- Да помним мы, – погрозила пальцем «Ранеткам» Новикова. – А чего это вы такие довольные оба? – хитро прищурилась проницательная Лерка.
- Вовремя успели, вот и радуемся, – переглянулись Степнов и Ленка.

Еще час назад злая на весь белый свет Кулемина яростно молотила кулаками по толстенному справочнику, висящему на стене в ее комнате. От воспоминаний прошедшей ночи хотелось кое-кому набить морду. И девушка остужала пыл, что есть сил долбя по самодельной груше утянутыми специальными бинтами руками. Удар. «Вот козел!» Еще удар. «Получи, гад!» В комнату влетел испуганный дед.
- Лен! Лен! Ну, ты чего разбушевалась? Ты весь дом разнести хочешь?
- Да я бы с удовольствием! – бросила в лицо Петру Никаноровичу злая, потная Лена, резко повернувшись в открытой двери.
- Ну, может быть, не стоит? Ну, хотя бы не сейчас? – попытался воззвать к здравому смыслу внучки Кулемин.
- Конечно, не сейчас! – издевательским тоном проговорила Лена. – Потому что я опаздываю на репетицию и вынуждена взять себя в руки... Хотя для меня это стоит немалых усилий... – вновь повернулась к «груше», представляя на ее месте ненавистное лицо.
- Лен, Лен, ну подожди, – схватил дед внучку за трясущиеся от злости и усталости руки. – Ну что с тобой происходит? – осторожно начал Петр Никанорович.
Лишь усилием воли Лена не выдернула свои ладони из пальцев деда.
- Что происходит, что не так?
- Меня пугают твои дикие упражнения. Что это за бойцовские тренировки?
– твердым голосом спросил Кулемин, решив выяснить все до конца.
- Это хороший способ для снятия стресса, – Лена постепенно стала сбавлять тон, глядя в спокойные глаза дедушки.
- Да какие у тебя стрессы-то? – удивился старый фантаст.
Лена тут же мгновенно вскипела:
- И ты еще спрашиваешь? Это из-за проблем, которые ты в последнее время создал!
- Лен!
– горько вздохнул Петр Никанорович. – Ну, я уже не знаю, как и оправдываться. Что, ты меня никогда теперь не простишь?
Кулемина опустила голову. Смотреть на расстроенного деда не было сил. «Да что ж я распсиховалась-то? Дура! У него же сердце!» – девушка ощутила укол совести.
- Ладно, дед, не парься. Дело не только в тебе.
- Поделишься? – Кулемин обнял внучку, усаживая на диван.
- Сегодня под утро, когда я собиралась из ресторана домой, меня вызвался проводить наш охранник. Нам было по пути, и я согласилась. И... – Лена запнулась, не зная, как сказать.
Дед сжал руки внучки.
- И мы зашли в супермаркет за продуктами и в дежурную аптеку тебе за лекарствами. Он сказал, что поможет донести пакеты до квартиры, проводил меня до самого подъезда и... начал приставать, – девушка сглотнула, вспоминая тяжелое дыхание над ухом и потные руки.
Кулемин молчал, пытливо глядя на внучку, но Лена, беспокоясь, как бы деду не стало плохо, быстро закончила:
- Ну, я ему и вдарила пару раз между глаз... и не только. И, кажется, сломала нос, – смущенно добавила, глядя, как дед облегченно переводит дух.
- Леночка, он ничего не успел тебе сделать? – сочувственно спросил Петр Никанорович.
- Нет. Не волнуйся, дед, – глянула на часы. – Ладно, пусти, я на репетицию опаздываю.

Пока Лена была в душе, Кулемин позвонил Степнову.
- Алло?
- Здравствуй, Виктор, – тоном, не предвещающим ничего хорошего, начал фантаст.
- Добрый день, Петр Никанорович. Что-то случилось?
- Случилось. Я тебя просил за Ленкой моей следить? Просил. До дому тайно провожать просил? Просил. Позволь поинтересоваться, почему вчера она пришла домой одна?
- Прямо-таки одна? – усмехнулись на том конце провода. – И откуда вы знаете, что я ее не провожал? Хотя... Какое это теперь имеет значение? У нее и без меня вон кавалеры на каждом шагу. До дома провожают, двери перед ней открывают...
- Да как ты мог ее вообще одну оставить?! – вскипел Кулемин, но понизил голос, так как шум воды в ванной прекратился.
- А что, прикажете мне смотреть, как она там с ним любезничает? Улыбается... Да еще чуть-чуть, и он бы к ней полез це...
- Он и полез, – угрюмо сказал старый фантаст.
- Что? – вскричал Виктор. – Что вы сказали?
- Что слышал! Он ее до подъезда проводил и приставать начал, а она ему наваляла по полной программе и нос сломала. Молодец, хоть не растерялась.
- Черт! Ленка... Как же это...
- Вот так! Если бы ты проследил за ней, ничего бы не случилось. Ты почему ее одну там оставил? А ведь я тебя предупреждал, что за ней глаз да глаз нужен, – Петр Никанорович был крайне недоволен.
- Простите, я... – мгновенно растеряв всю уверенность и чувствуя вину, физрук спросил: - А где Ленка сейчас?
- Да в школу собирается на репетицию к своим «Ранеткам». А она, между прочим, спать вообще не ложилась. И еще такое пережила, – не преминул укорить и без того пристыженного физрука Кулемин.
- Я ее там перехвачу. Провожу после репетиции до дома, – бросил Степов и положил трубку.

Сказано-сделано. На подходе к школе Кулемина и Степнов встретились. На душе у учителя физкультуры скребли кошки, но извиняться стала, как ни странно, Лена.
- Виктор Михайлович, простите меня.
- За что? – удивился учитель.
- Ну, я вам вчера наговорила всякого. Я не хотела. Само просто как-то... Я устала тогда, а потом...
- Ладно, Ленок, все хорошо, – приобнял Виктор Кулемину. Сердце девушки радостно забилось: «Он не злится!»
Степнов заявил:
- По поводу того, что я там себе кого-то нашел... Ты это брось. Имей ввиду – я тебя никуда не отпущу! – шутливым тоном заявил физрук.
- Ну что вы, Виктор Михайлович, я вас никогда не брошу! – искренне призналась Лена, а на душе стало легко-легко.
- Вот это другой разговор, – залюбовался Степнов улыбающейся девушкой. – Пошли на репетицию?
- Идем! – довольная Кулемина легко вбежала по ступенькам.


а мы все еще
тут<\/u><\/a>. Чай остывает, давайте к нам скорее!!![взломанный сайт]<\/u><\/a>

Спасибо: 43 
Профиль
clairclair





Сообщение: 3932
Настроение: Следуй за мечтой...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 127

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.01.11 21:30. Заголовок: А вот и мы! Не могу ..


Скрытый текст


Глава 7

Дни полетели со скоростью света. И Лена и Виктор привыкли жить по своеобразным графикам: она трудилась днем и ночью, а он продолжал быть «личным охранником». Да, они всё так же не высыпались. Лерка продолжала практически каждое утро тормошить Кулёмину за партой, когда раздавался звонок на урок, а Степнова регулярно на «планёрке» в учительской приводил в чувство Рассказов, который никак не мог понять, где же так выматывается его друг. Историк думал в том же направлении, что и Лена – кроме насыщенной личной жизни в голову не приходило ничего. Настораживало лишь то, что уж слишком эта жизнь секретной получалась, раз о ней никто ничего не знал. Успокаивало Игоря Ильича то, что причиной сонного состояния физрука была явно не Светочка, местная библиотекарша, давно имеющая виды на Степнова, но отпугивающая его своей яркой неординарной внешностью и таким же неординарным поведением. Почему учитель истории был уверен, что это не она? Да потому что девушка, уже не стесняясь всего педагогического коллектива, каждый день оказывала знаки внимания Виктору, одаривая того либо подарками-сувенирами, либо пытаясь накормить домашней выпечкой. Однако Степнов демонстративно игнорировал все её усилия, чуть ли не бегом уносясь в противоположном направлении от Светочки, как только замечал ту в коридоре или натыкался на неё в учительской. При этом у коллег вся эта ситуация вызывала лишь улыбки. Они вроде бы и сочувствовали библиотекарше, но участи получить эту особу в качестве своей невесты физруку всё же не желали.
Знали бы учителя, что на самом деле занимает все мысли Виктора. Степнов всё никак не мог простить себя за то, что бросил Кулемину во время своего ночного дежурства именно в тот момент, когда ей понадобилась его помощь. Ведь не зря этот «шкаф» так не понравился ему. Надо же, Ленку обидел! Хотя, судя по рассказам Петра Никаноровича, её обидеть, еще нужно было постараться. Видимо, охраннику досталось с лихвой. Степнов поначалу пытался выловить парня возле кафе, надеясь, что Лена не заметит прыти учителя. Очень уж хотелось в довесок показать ещё и от себя, где раки зимуют, но охранник исчез в неизвестном направлении и на работе больше после той ночи так и не появился.
Однако Виктору от этого легче не стало. Он слишком хорошо помнил, как в ту ночь поддался эмоциям и ушёл. Степнов постоянно пытался придумать хоть что-нибудь, чтобы облегчить жизнь Лене, и добавить солнечных лучиков в её насыщенные тяжелым трудом дни. Но делать это тайно было нелегко.
И вот, наконец, шанс реабилитироваться представился сам собой! Степнов пошёл практически на подвиг, чтобы его любимая ученица получила оплачиваемый выходной. Предшествовали же этому события, связанные с предстоящим профессиональным праздником Виктора.
День учителя подкрался незаметно. Репетиции спектакля сменялись тайными вечерними репетициями «Ранеток», на которые, сломя голову, бежала с работы Кулёмина. Именно в этот момент она понимала, что если бы сейчас стояла перед выбором, куда поступать, то без раздумий пошла бы в физкультурный институт. Она посещала репетиции только потому, что дала слово девчонкам, но с гораздо большим удовольствием потратила бы это время на тренировку с Виктором Михайловичем. Они всё реже стали видеться со Степновым, а уроков физкультуры Лене уже не хватало. И не только по той причине, что ей хотелось подольше поиграть в баскетбол, но и потому, что с исчезновением из её повседневной жизни учителя она чувствовала, как теряет что-то важное, настоящее – то, без чего даже дышать становилось сложнее, и пока Кулёмина никак не могла объяснить себе это состояние. Просто грустила о том, что друга нет рядом, и что она так и не решилась довериться ему и рассказать о проблемах своей семьи.
Однако грустные мысли Лены перед празднованием дня учителя сменились приятными. Девочки-ранетки все эти дни репетировали в основном с пессимистическим настроем, ведь Борзова закрыла группу, и вопрос о ее дальнейшем существовании так и оставался открытым. Но дух противоборства в юных сердцах не угас, и они на свой страх и риск решили сразу же после спектакля спеть одну из своих песен. Ну, а художественные руководители – Степнов и Рассказов – безоговорочно поддержали предложение девочек и пообещали во всём им содействовать.
В день спектакля настроение у «Ранеток» было приподнятое. Даже Лена отвлеклась от своих проблем, мысленно окунувшись только в предстоящее выступление. Вдобавок ко всему она успела быстрее, чем обычно освободиться от дневной подработки, поэтому не пропустила спектакль и смогла оценить игру одноклассников.
Ближе к окончанию представления Кулёмина присела на банкетку за кулисами, чувствуя, что если не отдохнёт хотя бы пару минут, то сил держать бас-гитару, да ещё и петь при этом просто не останется. Она прислонилось головой к стене, потихоньку впадая в лёгкую дрёму под монотонные голоса актёров, но не успела даже прикрыть глаза, как почувствовала прикосновение к своему плечу.
- Лен, пойдём, переоденешься в подсобке моей, а то для сочетаемости вам лучше всем в костюмах быть. Девчонки уже не успеют их сменить.
Кулёмина резко очнулась от дремоты и вскочила на ноги.
- Да, Виктор Михайлович. Хорошо, – отозвалась она скороговоркой и потянулась за ключом от спортзала, который протягивал ей учитель.
Неожиданно Степнов перехватил руку девушки и начал рассматривать покрасневшие, с потрескавшейся кожей пальцы Лены.
Они оба замолчали и замерли в нерешительности. Виктор не смог сдержаться и погладил руку девушки. Настолько больно ему было оттого, что его любимая ученица, в одиночку переносит все тяготы своей работы. Первой опомнилась Кулёмина и резко выдернула руку.
- Я пойду, Виктор Михайлович? – спрятав взгляд за чёлкой, практически шёпотом спросила Лена.
- Иди, Ленок, – тяжело вздохнул Степнов.
В итоге «Ранетки» отыграли свою песню так, что с восторгом их приняли не только одноклассники, но и комиссия, которая присутствовала на спектакле. И высокое начальство дало добро на существование группы, тем самым загнав Борзову в тупик. Теперь исполняющая обязанности директора никак не могла помешать девочкам репетировать. По крайней мере, до того момента, пока ей не придёт в голову очередная идея, как бы избавиться от рок-группы.
Счастливые «Ранетки», Копейкина и незаменимые рыцари Степнов и Рассказов, не сдерживаясь, делились своей радостью за кулисами.
- Игорь Ильич, мы сделали это! – кинулась на шею историку Новикова, в ответ услышав его воодушевлённый клич.
- Мы рискнули, и все получилось, – улыбка не сходила с лица Липатовой. – И мы можем теперь не скрываться.
- Мы вышли из подполья! – радостно подытожила Алёхина.
Лена понимала, что помимо их общей заслуги основная всё-таки принадлежит учителю литературы, которая согласилась прикрывать репетиции девочек.
- Елизаваета Матвеевна, спасибо вам огромное, – обратилась Кулёмина к ней.
- Ой, ну мне-то за что? Это вы молодцы. Вам спасибо, – засмущалась Копейкина.
И снова все безудержно бросились обнимать друг друга, не сдерживая восторга.
- Эй, ребята, минутку внимания, – попытался вернуть в реальность учеников Рассказов. – Это ведь надо отметить. А заодно и день учителя. Я вас приглашаю всех в субботу на пикник. Сразу после уроков и отправимся туда. Послезавтра, значит.
- Ура! – раздался дружный клич ребят.
И только Кулёмина загрустила и не смогла разделить радость подруг и учителей, ведь после уроков в субботу она, как и все предыдущие дни недели, должна будет выйти на работу в магазин, где ей предстоит снова либо раздавать флаеры, либо участвовать в промо-акциях. В той ситуации, в которой они сейчас находились с дедом, позволить себе терять деньги ради пары часов увеселительного мероприятия Лена не могла. Хотя до невозможности хотелось, наконец, отдохнуть по-человечески и вспомнить о том, что ещё совсем недавно она была просто ребёнком. Уж больно рано взрослая жизнь постучалась в её двери.
Степнов заметил, как меняется выражение лица девушки с радостного на грустное, и всё понял. Ленке нужен был отдых!
- Кулёмина, как домой соберешься, зайди за мной в подсобку. Вместе пойдём. Я с дедом твоим пообщаться хочу. Давно не видел.
Лена радостно улыбнулась, моментально позабыв о своих горестных мыслях и вспомнив, как ещё с утра переживала, что они совсем отдалились со Степновым друг от друга. И вот теперь он сам сделал шаг к сближению. По крайней мере, в это хотелось верить.
- Конечно, Виктор Михайлович! – не смогла сдержать восторга Кулёмина.
Спустя почти час, когда эмоции улеглись, и Лена попрощалась с девочками, она вбежала в спортзал и крикнула:
- Виктор Михайлович, это я. Вы где?
Степнов практически сразу вышел из подсобки и улыбнулся Лене.
- Сейчас пойдём. Присядь, пожалуйста, на скамейку.
Кулёмина повиновалась его просьбе. Учитель, усевшись рядом, неожиданно достал из кармана штанов тюбик с кремом и в приказном тоне обратился к девушке:
- Руки давай.
Лена и сама не поняла, почему вдруг так спокойно отреагировала на то, что попросил сделать её Степнов.
Она безропотно протянула руки, а он, открутив крышку на тюбике с названием «Облепиховый крем», выдавил немного и начал втирать «лекарство» в сухую кожу на пальцах девушки. Лена ошалевшим взглядом смотрела на физрука, но никак не могла что-либо произнести в ответ на его действия. Все слова застряли где-то в подсознании. Было и хорошо, и как-то страшно одновременно. В голове полный сумбур. Кулёмина чувствовала, что забота Степнова ей очень приятна, но понимала – они переходят какую-то грань. Ту, за которой уже точно не смогут назвать свои отношения фразой «учитель-ученица».
Наконец, опомнившись, Лена резко отдёрнула руки.
- Я сама, Виктор Михайлович. Не нужно, – забрала у него крем. – Зачем вы это делаете?
- Ну, ты же молчишь. Ничего не рассказываешь. Будем продолжать играть в молчанку, да, Лен? Прости, если смутил тебя. Просто руки твои жалко. В следующий раз посуду мой в перчатках, – Виктор говорил без остановки, быстро-быстро, а сам думал про себя, откуда в его голове вообще рождается весь этот бред. Он просто хочет, чтобы Ленка была счастлива. И все!
- Какую посуду? – удивлённо, насторожившись осведомлённостью учителя, спросила Кулёмина.
- Ну, где ты ещё могла так кожу испортить? Наверное, посуду мыла. У вас дома воду что ли горячую отключили?
В ответ на его слова Лена с облегчением улыбнулась, понимая, что Степнов пока ни о чём не догадывается.
- Пойдёмте уже домой. Дед, наверное, заждался совсем. А крем я возьму, можно? Да, вода холодная только была. Вот и потрескались руки.

Через полчаса Кулёмина и Виктор Михайлович добрались до Ленкиного дома. Пётр Никанорович радостно встретил внучку, и в особенности её учителя.
- О, Лена к нам гостя привела! Здравствуйте, Виктор Михайлович.
- Здравствуйте, Пётр Никанорович.

Мужчины так искренне были довольны чем-то, что не смогли сдержать улыбок, а Лена только поражалась, с каких это пор дед так успел сдружиться со Степновым. Да, конечно, он многим был обязан физруку ещё по прошлому году, но каких-то особо доверительных отношений между ними девушка раньше не замечала. Сейчас же Пётр Никанорович с порога бросился обнимать Виктора чуть ли не как родного сына.
Усмехнувшись, Лена прошла в свою комнату, оставив мужчин наедине, которые так были рады друг другу, что особо и не заметили исчезновения девушки.
- Ну, что там с моей Ленкой? – поинтересовался Пётр Никанорович. – Как спектакль?
- Не волнуйтесь. Всё здорово! Представляете, высокое начальство из министерства даже разрешило «Ранеткам» опять репетировать.
- Я тебя очень прошу, ты следи за ней. Иначе моё сердце не выдержит. Не допускай больше таких оплошностей, как в прошлый раз.
- Тут вот какое дело, Пётр Никанорович. «Ранетки» в субботу на праздничный пикник собрались. А Ленка не может. Работает ведь. Я чувствую, что ей тоже очень хочется с ними пойти, да и просто отдохнуть пора вашей внучке. Вы видели её руки? Она так скоро бас-гитару держать не сможет. О баскетболе я вообще молчу.
Дед загрустил. Понимал, что Степнов говорит верные вещи. Внучка и, правда, совсем уже измотала себя. У неё давно уже возникла необходимость в хотя бы небольшом глотке свободы, да и просто важно было окунуться в атмосферу пусть мимолётного, но безделья, иначе девушка могла не выдержать и сорваться. Здоровье ведь не железное, да и моральные силы явно были на исходе.
- Да, ты прав, Виктор. Ленка же и днём работает. В супермаркете, тут за углом. Эх, что делать то? – начал переживать Кулёмин. – Я её начальницу знаю. Просил, чтобы за Леной присматривала, когда внучка туда устроилась. Такая мамзель. Глазки всем мужчинам без разбору строит. Но тётка неплохая. Даже не тётка, она тебе ровесница, наверное. Уговорить-то её можно, да вот боюсь, Ленка сама откажется деньги терять.
- Ладно, Пётр Никанорович. Я подумаю, что можно сделать. Не переживайте, – попытался успокоить его Степнов. – Пойду я. С Ленкой попрощайтесь за меня, не буду к ней заходить. Судя по тишине в её комнате, она уснула, наверное. Пусть отдыхает. А проблему с пикником я решу.
Кулёмин поднялся с дивана, чтобы проводить учителя и мысленно записал Виктору в актив очередной плюсик. Та безотказность и искренность заботы о Лене, говорили о том, что на Степнова можно будет положиться всегда. Не подведёт!
«Эх, повезло, тебе, Леночка. Такой человек рядом», – мысленно порадовался Пётр Никанорович.

На следующий день в школе во время большой перемены Лена в окружении остальных «Ранеток» сидела на подоконнике в коридоре и пыталась, не реагируя на все ещё эмоциональных после вчерашнего выступления подруг, выучить конспект по биологии, морально готовясь к тому, что её спросят на уроке. Вдобавок ко всему она ещё и нервничала. Кулёмина никак не могла решиться сказать девчонкам, что не сможет пойти с ними завтра на праздничный пикник.
Звонок мобильного телефона заставил девушку быстро переключиться на другие мысли. На экране высветилось имя её начальницы, под руководством которой она работала в супермаркете.
- Я отойду. Отвечу, – бросила она девочкам и ушла в конец коридора. – Слушаю вас, Екатерина Васильевна.
Дальнейший разговор заставил Лену поверить в чудеса и материальность мыслей. Желание попасть на пикник исполнилось само собой, без прикладывания к этому каких-либо усилий. Начальница объявила девушке, что сегодня и завтра ей не нужно приходить на работу, в связи с каким-то переучётом в магазине. При этом она пообещала Кулёминой, что два дня простоя будут оплачены в полном размере. В такую сказку даже поверить поначалу было тяжело. Однако все размышления по этому поводу вытеснила накатившая радость – у Лены, наконец, появились лишние часы отдыха! Ощущение свободы окрыляло. Хотелось свернуть горы и броситься сразу переделывать кучу всего, что накопилось за время, проведённое в рабочих тяготах. Лена побежала к «Ранеткам», чтобы поделиться своим приподнятым настроением и с ними. Конечно, девочки не были в курсе проблем Кулёминой, но в данный момент девушке просто хотелось, чтобы рядом находились близкие люди. Мир резко стал казаться лучше!
Неожиданно за своей спиной Лена услышал голос Степнова, повернулась и даже рот приоткрыла от удивления. Любимый учитель был одет в костюм. При таком параде, да ещё и с букетом в руках она никогда его ещё не видела. Неосознанно в голове пронеслась только одна мысль: «Какой красивый!»
- Ну, чего стоим? Кого ждём? – по-спортивному поинтересовался Степнов у девочек.
- Да так. Перемена же, – ответила Новикова и тут же лукаво задала учителю тот вопрос, который у всех присутствующих вертелся на языке. – Виктор Михайлович, а куда это вы такой красивый собрались?
- Да, лично я вас никогда в костюме не видела. А вам он очень идёт, – поддержала подругу Алёхина.
- Я сам себя… – засмущался Степнов, – в этом никогда не видел. Так, все! Пока, девчонки. Я очень тороплюсь. У меня важная встреча, – отрапортовал он и смутился еще больше, поймав на себе изучающий взгляд своей любимой спортсменки.
Больше время на разговоры он тратить не стал и, махнув рукой, умчался по коридору к выходу из школы.
- Интересно, куда он отправился такой расфуфыренный? – поинтересовалась у подруг Лена, по сути, зная уже ответ на свой вопрос. Она попыталась задать его как можно более безучастно, но во взгляде застыла грусть, которую невозможно было скрыть.
- На свидание. Куда же ещё, – ехидно ответила Новикова.
- Ты думаешь? – и вот уже голос Лены немного задрожал, выдавая охватившее её волнение.
- Ну, а чего тут думать? При параде. С цветами. Так на зарядку не ходят, – «добила» Лера Кулёмину.
Лена уткнулась взглядом в пол и, не говоря более ни слова, прижала к животу сумку с учебниками и пошла в класс, оставив девчонок недоумевать над странным поведением подруги.
Кулёмина медленно переступала через ту боль, которая зародилась в сердце, и никак не хотела её отпускать. «Так на зарядку не ходят», – эти слова словно пронзили ее иглой насквозь. Лена не помнила, как дошла до кабинета. Не заметила, что прозвенел звонок на урок. В голове засела только одна мысль.
«Я только сейчас это поняла, когда его с цветами увидела. Мне кажется, я к нему неравнодушна... Кажется, я влюбилась», – зажала рот ладошкой, ужаснувшись своим собственным мыслям. – «Я опоздала…»



Нам очень важно Ваше мнение. Если не сложно, то щёлкните хотя бы спасибку в правом уголке. Комментарии живут здесь http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000176-000-100-0-1294764266<\/u><\/a>

Спасибо: 39 
Профиль
Оладушка





Сообщение: 718
Настроение: котоВасия
Зарегистрирован: 03.12.09
Откуда: Россия, Сыктывкар
Репутация: 88
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.01.11 23:53. Заголовок: Девушки! Оле надо по..


Девушки! Оле надо поставить медаль за то, что она, бедняга, целых три (или четыре) раза перепроверяла написанную мной проду! Оль Поцелуй я вам обещала? Разумеется. Но что-то мне подсказывает, что не того вы ждете
Если случаем не найдете поцелуй - подсказка. Это когда все приехали на пикник!
Оль, молчу-молчу! Пусть сами читают

Глава 8

Весь пятничный вечер Лена в задумчивости просидела в своей комнате. Ей надо было переварить это свое признание и осознание своей любви к собственному учителю. Всё валилось из рук. Кулёмина никогда не думала, что осознание того, что ты любишь кого-то, может практически убивать. Безумно хотелось поделиться своей болью хоть с кем-нибудь. Но с кем? Не с «Ранетками» же? У неё был только один друг. Да и тот, как оказалось уже и не совсем друг…
Часы пробили половину первого ночи, и девушка собралась на работу в ресторан. Драя полы и моя посуду в резиновых перчатках, она накручивала себя, вспоминая Степнова, одетого в строгий костюм. В ушах звучали слова Новиковой о том, что Витенька явно собрался на свидание. Кулемина ревновала. «Цветы купил. Для НЕЕ. А ОНА, небось, рада. Он же такой красивый. Смелый, решительный, добрый. Рядом с ним чувствуешь себя, как за каменной стеной. Он будет ЕЕ любить, защищать. А как же я?».
А ей, Лене, останутся только воспоминания о совместных тренировках, о десятом классе, когда с родителями приключилась беда, и дед попал в больницу, а ОН был рядом. Степнов никогда не говорил лишних слов. Просто всегда заботился так, что Кулёмина привыкла принимать это как само собой разумеющееся.
«А теперь он меня забудет, – с горечью думала девушка. Ревность съедала её изнутри, будто кислота. – ОНА будет готовить ему ужин, и потом они будут сидеть на кухне, смотря друг другу в глаза. Виктор Михайлович будет ЕЁ обнимать, це... целовать», – выдохнула Лена. Закинула все тряпки в маленькую каморку, надела куртку и вышла на улицу. «А я ему не нужна. Блин, говорил же, что никуда меня не отпустит, что другой спортсменки не нашел... Он мне что, врал?» – мысли стремительным потоком проносились в голове. Кулемина медленно поплелась домой, не зная, что за ней внимательно следят голубые глаза...

Не знала Ленка только того, на что же пришлось пойти Виктору, ради того, чтобы она получила глоток свободы в виде двух выходных дней. И, конечно, даже предположить не могла, что свидание было, по сути, трудовой повинностью для Степнова, а никак не счастливым времяпровождением.
После того, как учитель физкультуры поговорил с Петром Никаноровичем по поводу пикника и узнал про Ленкину начальницу, он понял, что нужно сделать, чтобы Кулемину освободили от работы. Мужчина немедленно пошел в магазин, где работала Лена, и добился встречи с директором.
- Так вы хотите, чтобы я отпустила Лену Кулемину в пятницу и субботу? – кокетливо стреляя глазками, проворковала женщина.
- Именно, – Степнов ослепительно улыбнулся.
- А с чего, позвольте спросить, такие вольности? – поинтересовалась начальница.
- Понимаете... Катенька, – Виктор старался, как мог, – у моей... сестры завтра и послезавтра важные соревнования по баскетболу. Уезжает на сборы.
- О, она занимается спортом? – фальшиво удивилась Екатерина Васильевна, хотя ей на это было абсолютно наплевать. Сидящий перед ней красивый харизматичный мужчина с голубыми глазами интересовал женщину гораздо больше, чем его сестра-дылда.
- Да, вы знаете, она у меня спортсменка. Самая лучшая. Такая волевая, сильная, упорная, – взгляд Виктора потеплел. Он вспоминал Ленку – решительную, смелую, и так нуждающуюся в его помощи сейчас.
- Понятно-понятно, – начальница перебила Степнова, увлёкшегося приятными воспоминаниями о любимой ученице. – Я бы, конечно, отпустила ее, но ведь работа ждать не будет. Ее отгулы – это два дня убытка.
- Я все прекрасно понимаю, поэтому готов возместить вам ущерб. Сколько?
- Две тысячи, – не моргнув глазом, соврала Екатерина, которая обычно платила Лене в два раза меньше.
- Отлично, – Степнов достал из кармана бумажник и положил перед женщиной две новеньких купюры, стараясь скрыть эмоции по поводу того, что отдаёт почти последнее, а до зарплаты – ещё целая неделя. Екатерина быстро открыла ящик стола и положила туда деньги.
- С вами приятно иметь дело, Виктор, – расплывалась в улыбке начальница.
- То же могу сказать и вас. Но мне, к сожалению, пора. Хотя страшно не хочется уходить от такой очаровательной девушки. Думаю, мы с вами еще увидимся? Как на счет свидания завтра?
- Я согласна. Жду вас в шесть, – ответила Екатерина. Каждый понимал, что свидание было, в общем-то, благодарностью за услугу. Но уж очень начальнице Лены приглянулся этот голубоглазый красавец, так что в удовольствии провести с ним вечер, она себе отказать не могла.
- Что ж, всего хорошего, – она протянула руку, но Степнов неожиданно нежно поцеловал ее вместо того, чтобы пожать.
- И последнее, – тихо заговорил Виктор, глядя ошеломлённой его галантностью женщине прямо в глаза. – Могу ли я надеяться, что Лена не узнает о нашем разговоре?
- Почему? – удивилась Екатерина.
- Я хочу, чтобы у нас с вами была наша маленькая тайна, – Виктор еще раз поцеловал женщине руку и ушел.


В пятницу, то есть на следующий день, который уже должен был быть для Лены выходным, Виктор сменил спортивную форму на брюки, пиджак и рубашку. Они очень удачно оказались в шкафу подсобки после какого-то школьного праздника. Степнов переоделся и подвигал плечами – костюм ему приходилось надевать крайне редко, и в своем обычном спортивном прикиде Виктор чувствовал себя куда как удобнее. Но дело того стоило. Мужчина побрызгался любимой туалетной водой, которую подарила ему на день рождения, как ни странно, именно Кулемина, когда училась еще в 10 классе. Степнов тогда был растроган, глядя в чистые зеленые глаза девушки. Флакон с этой водой он использовал крайне редко. Особого случая не было. Однако тот всегда стоял на полке на самом видном месте.
Перед самым уходом Виктора на свидание как раз прозвенел звонок на перемену, и в школе было полно народу. Степнов стушевался, что придётся проходить через эту толпу в таком прикиде, но выбора у него не оставалось. Время поджимало. Надо было отблагодарить Екатерину за сделанное. Мужчина взял со стола в подсобке шикарный букет цветов в хрусткой обертке. Вышел из зала и запер за собой дверь. В коридоре он сразу же наткнулся на «Ранеток», которые расположились на первом этаже, подпирая стенку. Подошел ближе. Кулемина стояла, сияя, как солнце.
«Значит, с работы ей уже звонили. Какая она сейчас красивая», – пронеслось в голове. Захотелось подойти, обнять...
- Ну, чего стоим? Кого ждём?
- Да так. Перемена же, – ответила Новикова. – Виктор Михайлович, а куда это вы такой красивый собрались?
«Вот языкастая!» – ему уже надоело, что все в коридоре пялились на него, как на картину.
- Да, лично я вас никогда в костюме не видела. А вам он очень идёт, –Алёхина тоже не отставала. Аня и Наташа просто молча смотрели на мужчину, раскрыв рты от удивления. Но раздражение Степнова мгновенно улетучилось, стоило ему посмотреть на Кулемину, которая неожиданно погрустнела, хотя ещё секунду назад явно радовалась каким-то приятным новостям.
«А почему Ленка-то такая вялая стала? Только что едва не скакала вокруг девчонок, как коза», – Степнов встревожено взглянул на свою спортсменку, но понять ничего не мог. Кулемину словно сдули, как мячик. «И смотрит так, главное. Ну, костюм и костюм. Вроде ничего не измялось. И цветы нормальные».
- Я сам себя…в этом никогда не видел. Так, все! Пока, девчонки. Я очень тороплюсь. У меня важная встреча, – поспешил уйти. Ленка стояла такая грустная. «Ничего, это она ещё, может, просто не осознала, что отдохнуть сможет».

В кабинет Екатерины Васильевны охранник проводил Степнова, как дорогого гостя. Екатерина сменила деловой костюм на красивое платье и сделала прическу. Безусловно, она выглядела прекрасно, но неожиданно для себя Виктор вспомнил Ленку, облаченную в синюю спортивную баскетбольную форму – простая, без каких-либо ухищрений и красивых нарядов, Кулёмина радовала его взгляд гораздо больше, чем её начальница, будто сошедшая с обложки журнала мод. Как-то всё это яркое облачение, расфуфыривание раздражало только. Главного не видно! Виктор прошел вглубь кабинета и вручил букет смущенной женщине.
- Вы ослепительны, – соврал он.
- Спасибо.
- Я хотел бы сказать вам спасибо за то, что выполнили мою просьбу.
- Ну что вы. Виктор, не стоит.
- Хорошо, – согласился мужчина. – Давайте лучше пойдём в ресторан. Мне же надо вас как-то отблагодарить. Я теперь перед вами за Лену в неоплатном долгу.
- Ой, что вы, это такой пустяк, – отмахнулась Екатерина.
«Конечно, пустяк, стоивший мне двух тысяч рублей», – подумал Степнов.
Он повел женщину ужинать. Виктор собрал все душевные силы, изображая из себя заинтересованного дамой мужчину. Но он не собирался миндальничать с ней и давать ложные надежды, ведь знал, что продолжения не будет.
- Теперь я со спокойной душой могу уезжать, зная, что моя Леночка работает у такой великолепной женщины.
- Уезжать? – растеряно пробормотала та. Виктор видел, как улыбка постепенно сползает с лица начальницы. – Да. Я ведь не из этого города. Приехал буквально на пару дней к Ленке погостить. Вот, живу у нее. Она поведала мне, что скоро соревнования. Физрук возлагает на Лену большие надежды, а у нее работа, которую она не может пропустить. Вот и решил помочь любимой сестре.
- Понятно. А кем вы работаете? – безжизненным голосом спросила женщина.
- Я... капитан дальнего плаванья, – фантазировал Степнов, придавая себе солидный вид. – И вижу Ленку крайне редко. Скучаю по ней жутко.
- Ясно... – поникла Екатерина.
- Что ж, давайте прощаться? Мне было приятно вновь встретиться с вами, – откланялся Степнов и, оставив деньги на столе, быстро ушел, чтобы не видеть, как женщина печально смотрит ему вслед. Однако угрызения совести учителя точно не мучили. Главное, что Лена отдохнёт.
- Прощайте, Виктор... – прошептала Катерина в пустоту.

Наконец, настала такая долгожданная суббота. В десять утра все «Ранетки» были уже в школе. Пока доедешь, пока все приготовишь – намечались шашлыки – времени уже будет много. Поэтому в половину одиннадцатого девчонки вместе с Рассказовым, Степновым и одноклассниками, принявшими участие в спектакле, выезжали туда, где по рассказам историка, он регулярно отдыхал с друзьями. Продукты рано утром закупал Игорь Ильич, и взяли с собой всего предостаточно, плюс мама Ани Прокопьевой передала два килограмма сарделек. Настроение у всех было превосходным. В автобусе ехали с шутками, а вскоре неутомимые «Ранетки» затянули одну из своих песен. Пассажиры улыбались, а Лерка отстукивала ритм на обивке сиденья.
Добравшись до места, учителя с ребятами вышли из автобуса и поспешили на лесополосу для того, чтобы развести костер и сделать быстрее шашлык, ибо Семенов заявил, что голоден, ведь специально не ел с утра.
- Как же мы можем оставить Мишу голодным? – Новикова неожиданно чмокнула парня в щеку и ускакала к своим «Ранеткам». Все удивились, а Семенов жутко смутился и пробормотал, что подождет.
И только одной девушке было не очень весело. Лена Кулемина улыбалась, шутила, не желая портить друзьям настроение, но нет-нет да и бросала на Виктора Михайловича украдкой взгляд. «Надо же, какой довольный, - злилась девушка. – Видать, свидание прошло удачно...»
Ее немного отвлекла Зеленова.
- Фу! – Полина брезгливо смотрела на бревно, которое тащили Степнов и Рассказов.
- Присаживайтесь, – сиял Виктор. Его настроение объяснялось тем, что он сумел-таки вырвать для Ленки два дня дневного отдыха.
«Вот если бы ей ещё и ночью не пришлось бы работать, было бы вообще прекрасно! Ладно, будем довольствоваться тем, что есть, – посмотрел на Кулемину. Та сверлила его взглядом и хмурилась. – Чего она такая? Не пойму. Главное сейчас ее начальнице на глаза не попадаться. Капитан дальнего плаванья, – усмехнулся Виктор. – Ну и фантазия у меня...»
«Бревно притащил. Довольный, как слон, – размышляла Лена, сжав зубы. – Что, небось, счастлив, что теперь у него есть девушка? О-о-о, смотрит на меня, как сыч. Что улыбка-то пропала? Не похожа я на твою цацу, да? Ну уж извините, Виктор Михайлович», – с обидой отвернулась.


Ребята и учителя были довольны. Погодка радовала, шашлык был сочным, а когда Рассказов взял гитару, все просто ахнули. Никто не знал, что Игорь Ильич умеет так хорошо играть. И только Зеленова ворчала, что не сядет новыми розовыми спортивными штанами на «это ужасное грязное бревно». На предложение Семенова сесть к нему на колени только презрительно отвернулась и успокоилась только тогда, когда Степнов постелил на бревно чистый пакет. «Ранетки» смеялись, уже не скрываясь. Даже ушло раздражение на бесившую их Зеленову. Ну, подумаешь, не такая она, как все.
Прикончив шашлыки, дошли до сарделек. Виктор стоял на раздаче, подкладывая Кулеминой на тарелку самые толстые и сочные куски. Степнов ужасно переживал, что Ленка чем-то расстроена и подсел было к ней, думая, что у девушки проблемы на работе.
«А, может, к ней опять этот хмырь пристает?»
Решился:
- Лен, может, поговорим? – но та только сжала кулаки, вскочила с места и убежала к своим девчонкам.
- Подожди, не уходи, – зашипел ей вслед, стараясь не привлекать к себе внимание остальных. Тщетно. Он сам воспитал в Ленке упрямость и спортивную злость, поэтому понял мгновенно, что трогать ее сейчас не стоило. Так она пробегала от него весь день и в автобусе села как можно дальше. Домой ушла, попрощавшись со всеми, но в его сторону даже не посмотрела.

Степнов искренне не понимал, чем вызвано такое отношение к нему, что он сделал не так. Но приближалась ночь, а это значило, что ему опять пора «на вахту». Благополучно проводив Лену до ресторана, он как обычно остался караулить за углом. Аллея с кустами уже не помогала – листья стали облетать, и ему приходилось соблюдать осторожность, чтобы не быть замеченным. Спустя положенное время в дверях появилась Ленка, и он потихоньку двинулся за ней.
Кулемина не понимала, что происходит. Уже несколько раз по дороге на работу она явно чувствовала на себе чей-то взгляд. Вот и сегодня девушке опять казалось, что за ней следят. Пару раз обернулась, но улица была пустынной. Лена не боялась, что на нее могут напасть, потому что с легкостью, как ей казалось, наваляла бы любому. Но все-таки, как и каждой нормальной девушке, ей было не по себе. Поэтому она вздохнула с облегчением, добравшись до работы и зайдя внутрь. А когда закончила трудиться и отправилась домой, снова почувствовала себя неуютно. Проходя через арку, за спиной услышала чьи-то шаги. Резко обернулась. Никого.
«Но не могло мне померещиться!» – подумала про себя, напрягшись.
До дома оставалось всего ничего.
«Скорей бы дойти!»
Проезжающая по дороге машина мазнула фарами по стене, и в их удаляющемся свете Кулемина увидела чью-то вытягивающуюся тень. Внутри всё похолодело.
«Не показалось!»
Инстинктивно ускорила шаг. Идущий сзади шел таким же темпом. Бегом добралась до подъезда и захлопнула за собой дверь домофона. Пулей поднялась по лестнице. Было темно, видимо перегорела лампочка. В окошко между этажами Лена отлично видела мужчину, подошедшего к крыльцу. Он посматривал на часы и явно чего-то ждал. Девушка придвинулась ближе к стеклу, не боясь быть обнаруженной в полумраке подъезда. Темноволосый преследователь поднял голову, и Кулеминой резко стало нечем дышать. Сердце, казалось, замерло, а затем кровь бросилась в голову. Пульс зашкаливал.
«Степнов, – она не могла поверить своим глазам. – Так вот почему мне казалось, что за мной следят! Но почему... откуда он узнал?» – в голосе пронеслись картинки, как он провожал ее до дома, когда она впервые уснула в раздевалке, как говорил, что ему надо поболтать с Петром Никаноровичем. Поболтать... Кулемину словно окатили ледяной водой.
- Дед... – девушка сползла вниз по стене. Из глаз хлынули слезы. Накатила бесконечная усталость и бессилие. Когда Кулемина узнала мужчину, в голове промелькнула было мысль, что она ему дорога, что он делает это из каких-то чувств к ней. А теперь, когда Лена вспомнила про их общение с дедом, сомнений больше не оставалось. «Он ему все рассказал. А Степнов не мог ему отказать. У деда же сердце. Виктор Михайлович следил за мной из жалости... А дома его ждала другая», - отчаянье затопило волной. На плечи словно упал груз и тяжесть осознания. С трудом встав на ноги, девушка, всхлипывая, побрела к квартире. Открыв дверь ключом, тихонько шмыгнула в свою комнату и без сил упала на диван.


Понравился поцелуй? Ну тогда идите к нам, высказывайтесь тут<\/u><\/a>

Спасибо: 37 
Профиль
clairclair





Сообщение: 3984
Настроение: Нету меня!!!
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 127

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.01.11 00:32. Заголовок: Что-то меня потянуло..


Скрытый текст


Глава 9

Звонок будильника возвестил о том, что пора просыпаться. Каждый день Лена и так делала это с большим трудом, но сегодня вылезать из тёплой постели хотелось ещё меньше. Сразу же в мыслях всплывали горестные воспоминания о вчерашней ночи.
Девушка села на диване и провела рукой по щекам: всё ещё влажные, как будто она не переставала плакать и во сне.
Лена вздохнула, откинула одеяло и прошла в ванную. Она слышала, что на кухне уже возится с завтраком дед. Им предстоял нелёгкий разговор. В сердце зародились обида и злость на близкого человека за то, что тот решил всё без неё и втянул в дела их семьи Степнова. Но Кулёмина понимала, что не скажет и сотой доли того, что собиралась. Дед, наверное, хотел как лучше. Просто лучшее они воспринимают по-разному.
Лена ополоснула лицо холодной водой, сбрасывая последние оковы сна, и покинула ванную. Тяжело вздохнула, прошла в сторону кухни и встала в проходе, прислонившись плечом к дверному косяку.
- Леночка, проснулась? Умница. Давай завтракать. Я омлет приготовил.
Кулёмина не откликнулась на просьбу деда, а всё так же продолжала изображать из себя статую. Пётр Никанорович бросил взволнованный взгляд на внучку, обеспокоившись отсутствием реакции на его слова.
- Что-то случилось, Лен?
Девушка прикусила нижнюю губу, провела рукой по своим взлохмаченным после сна волосам, закопалась пальцами в них и растормошила пряди, будто так было проще вытаскивать нужные мысли из головы. Наконец, Лена двинулась с места, подошла к столу, налила в кружку чай и присела на диванчик.
- Лен, ты меня пугаешь? Почему ты молчишь? – заволновался дед.
Девушка выдержала паузу и решилась:
- Зачем ты всё ему рассказал? – без подготовки сразу же задала самый главный вопрос.
Пётр Никанорович выронил из рук прихватку, которой собирался снять с плиты сковороду, и, сделав глубокий вдох, практически упал на стоящую рядом табуретку. Ему не нужны были пояснения. Дед и так понял, о чём его спрашивает внучка.
- Леночка… пойми… Я просто волновался за тебя. Наш район неспокойный. Я не мог позволить тебе быть одной. А Виктор… Он же всегда о тебе заботился. Я попросил его, и он не отказал…
- Дед, как ты мог?! – с криком оборвала прерывистую речь Кулёмина. – Я не говорю уже о том, что ты не поставил меня в известность. Но, в конце концов, у Виктора Михайловича ведь есть своя личная жизнь, а ты просто навязал ему меня.
- Леночка, не горячись, солнышко. Я просто не хотел тебя волновать. И так проблем кучу создал. А про Степнова ты не переживай. Какая личная жизнь? У него кроме тебя никакой другой личной жизни точно нет.
- Дед, что ты несёшь? Он взрослый мужчина. На свидания ходит. Сама видела. И вообще, что за мысли? Я для Виктора Михайловича обычная ученица. Такая же, как все.
- Леночка, ну, какие свидания? Это же он всё делал ради тебя, – Лена недоуменно посмотрела на деда. – Он с начальницей твоей договаривался, чтобы тебе дали выходной.
- Господи! – девушка зажала рот ладошкой, а потом начала быстро-быстро дышать так, как будто ей перекрыли кислород.
Пётр Никанорович вскочил с табуретки и бросился к внучке.
- Лен, ну ты что так? У кого из нас больное сердце? Да пойми же ты, мы просто помогали тебе. Вон, Степнов даже реферат по истории за тебя дописывал, с учителями договаривался, чтобы тебя не спрашивали.
Каждое слово деда приводило Лену в ещё больший шок. Глаза расширились, руки затряслись. Оказалось, что свои чувства к Степнову осознать было даже легче, чем принять его поведение по отношение к ней.
- Всё, дед! Не могу больше это слушать. Спасибо за заботу. Дальше я справлюсь сама. А ты роман быстрее дописывай, чтобы не приходилось волноваться за внучку, которая ночами бродит одна по городу.
- Леночка, ну как же одна? А Степнов? Да не бросит он тебя. Не позволит. Не надейся даже. Тоже мне удумала.
- Дед, иди писать. Хватит уже. Я в школу пошла. И не думай звонить Виктору Михайловичу. Теперь уж позволь мне самой решать наши проблемы.

А в этот время учителя подтягивались к школе, каждый из своего района. Рассказов и Степнов встретились на ступеньках и, обменявшись крепким рукопожатием, прошли в холл. Физрук, поддавшись усталости, неожиданно зазевал в голос.
- Вить, что-то ты совсем не высыпаешься, похоже. Насыщенная личная жизнь? – ухмыльнувшись, поинтересовался Рассказов.
- Игорь, ну, что ты такое говоришь? О чём ты? Просто бессонница, – нелепо размахивая руками, чем ещё больше убеждая историка в странности своего поведения, начал оправдываться Степнов.
- Ага-ага. Плавали, знаем, – улыбнулся Рассказов, но, заметив агрессию во взгляде физрука, решил всё-таки больше не провоцировать друга, который почему-то никак не хотел с ним поделиться.
Так они и разошлись: историк в свой кабинет, а Степнов в спортзал. До начала урока ещё оставалось минут двадцать, и Виктор занялся накачкой волейбольных мячей. За этим незатейливым делом в голове начали сами собой всплывать мысли о недавнем разговоре с Рассказовым.
«Личная жизнь. Тоже мне придумал. Ленка и есть вся моя личная жизнь. Всё для неё одной», – от этой мысли вдруг стало горячо рядом с сердцем, осознание своих чувств выбило почву из-под ног в самом буквальном смысле этого слова, и Виктор присел на скамейку. – «Степнов, куда же тебя несёт? Неужели Рассказов прав? Влюбился, как мальчишка. И в кого? В собственную ученицу. Степнов, ты же нормальный мужик, с нормальными принципами и взглядами на жизнь. Нет, я подозревал давно уже. Но вот так слова друга заставили, наконец, самому себе признаться в этом. Что же ты делать будешь, дурак старый? Неправильно это все. У неё-то уж точно, наверное, насыщенная личная жизнь, в которой для тебя места не найдётся. Это она сейчас работает. А потом начнётся: мальчики, свидания. О чём я думаю? Какие свидания? Степнов, она вообще не для тебя… И уже точно пора завязывать с этими слежками. Эх, Ленка. Всю душу мне вывернула наизнанку. Люблю тебя. Теперь даже сомнений никаких не осталось».
Вот так практически одновременно с разницей в пару дней двое осознали свою любовь друг к другу. И при этом оба даже не задумывались о том, что чувства могут быть взаимными. Лена считала, что вся забота Виктора по отношению к ней связана только с дружескими намерениями. Ну а Степнов вообще не представлял, что теперь будет делать со своими чувствами, ведь любить ученицу – это на грани подсудного дела. Сорвёшься и улетишь в пропасть, да ещё и девушку напугаешь, которой до твоих чувств и дела нет.
Буквально через несколько минут прозвенел звонок, и спортзал заполнил шумный одиннадцатый «А». Первым уроком сегодня была физкультура именно в том классе, в котором училась Кулёмина. Степнов сразу же выловил её взглядом из толпы учеников, которые пытались построиться в линейку. Тут же заметил, что девушка неотрывно смотрит на него. В её взгляде застыли боль и разочарование. В совокупности со странным поведением Лены в последние дни это насторожило Виктора ещё сильнее. И так переживает за неё постоянно, а тут ещё и это недопонимание, неожиданно возникшее между ними, добавило волнений мужчине.
Весь урок Степнов не узнавал Кулёмину. У неё ничего не получалось. Мяч валился из рук, а когда она стала забираться по канату, физрук от греха подальше отправил её сидеть на скамейку, заметив, как дрожат руки любимой ученицы. Это уже даже на усталость он списать не мог. В голове была масса вопросов, и учитель, наконец, решился сегодня начистоту поговорить с Леной.
Звонок с урока прозвенел для Виктора с одной стороны, как спасательный круг, а с другой приблизил мужчину к непростой беседе. Он сам подошёл к Кулёминой, заметив, что девушка и не собирается покидать спортзал, как будто сама ждёт этого разговора.
- Лен, задержись, – замолчал, а она в ответ просто смотрела, не сводя взгляда, и молчала, взволнованная чем-то, будто испуганная. – Ой, тебе же на урок. Давай на большой перемене?
- Нет, сейчас, – Лена произнесла это так твёрдо, что Степнов даже не позволил себе задуматься о непедагогичности своего поведения и сел на скамейку, взглядом указав девушке на место рядом с собой.
- Ленок… понимаешь…– Виктор попытался начать разговор.
- Не нужно, Виктор Михайлович. Я всё знаю, – огорошила Лена мужчину.
- Что ты знаешь? – после своих утренних выводов почему-то первая мысль была о том, что Кулёмина почувствовала его любовь к ней.
Испугался, но то, что прозвучало из уст девушки, с одной стороны заставило вздохнуть с облегчением, а с другой добавило проблем.
- Виктор Михайлович, я видела вас вчера ночью. И дед мне сегодня всё рассказал, – она посмотрела на него так решительно, что Степнов не выдержал и отвёл взгляд. – Вот и всё. Закончились ваши интриги с дедом. Спасибо за заботу. Но я в ней больше не нуждаюсь. Я и без вас раньше справлялась и не собиралась вас в это посвящать.
Виктор поморщился. От слов любимой спортсменки сердце сжималось. Опять она отталкивает его. Наверное, снова в её голове мысли только о том, чтобы он не лез в её жизнь.
- Лена, ты не должна была так поступать. В жизни каждого человека бывают трудности. Неужели нельзя было подойти ко мне? Мы бы вместе что-нибудь решили. Зачем надо было меня обманывать? Неужели ты думала, что я тебе не помогу? – Степнов решил, что сейчас скажет Лене всё, что накипело. По крайней мере, уж вбить девушке в голову то, что он её друг и всегда придет на помощь, как бы она не избегала его, он просто обязан.
- Я не хотела вас обманывать. Просто не могла сказать всей правды. Вы не подумайте ничего. Я ценю всё, что вы делаете для меня и деда. Но в тот момент мне казалось, так будет вернее. Зачем всё время вмешивать вас? Вы же…
- Ты ещё скажи, что я тебе «никто», – обречённо произнёс Степнов, опустив голову и зарывшись пальцами в волосы.
- Нет, что вы, Виктор Михайлович! – Лена испугалась, схватила мужчину за предплечье и чуть ли не трясти начала, лишь бы только переубедить его. За всеми своими проблемами она и не заметила, что всё это время обижала Степнова тем, что не доверилась ему. – Вы не просто друг. Вы самый лучший, самый близкий человек для меня. Я просто не хотела, чтобы вы переживали из-за нас.
Степнов посмотрел на Лену и обомлел: красивая, взволнованная, а в голове только два слова, произнесённых ей – «самый близкий». Пока он думал, Кулёмина продолжала мысленно накручивать себя.
«Он молчит. Не простит. Дура ты, Кулёмина. Почему он так смотрит? Господи, как он смотрит. Что там дед говорил? Нет у него личной жизни? Только я. Быть этого не может. Не нужна ему я. Маленькая ещё. Или нужна? Как сложно всё. Тут бы дружбу сохранить для начала суметь. Блин! Ну, не молчите, Виктор Михайлович!»
- Не молчите, прошу вас, – хрипло прошептала Лена, понимая, что через секунду просто выбежит из спортзала, не выдержав. А ведь шла сюда с намерением чуть ли не отругать учителя. Была уверена в своей правоте. Сейчас всё это казалось таким нелепым и неважным.
Степнов, заворожённый, резко очнулся от её голоса и только тогда заметил, что у Лены уже чуть ли не слёзы стоят в глазах.
«Господи. Оба ненормальные. О чём мы вообще разговариваем? Что она себе там надумать уже успела?»
- Ленка, ну ты что? Всё хорошо. Это я дурак. Послушал твоего деда. Конспирацию устроили. Нужно было сразу прийти к тебе и поговорить обо всём. Я просто думал, что мешаю. Что не нужен…
Кулёмина неожиданно прервала его, приложив свою ладонь к его губам.
- Очень… нужны…– еле слышный шёпот.
И тут же Лена резко попыталась отвести руку, испугавшись своих порывистых действий, но Виктор перехватил кисть девушки. Они оба одновременно встали, не отводя друг от друга глаз.
- Друзья? – улыбнулся Степнов.
- Друзья, – отозвалась Лена, и в глазах вспыхнул огонек счастья.
В этот момент такой итог беседы устроил обоих.
- Я пойду? – девушка попыталась расцепить замок их рук, с трудом сделав это.
- Иди, – магнетизм взглядов, наконец, был разорван.
Лена пошла к выходу, совершенно не думая о том, что давно уже идёт урок и нужно будет придумывать причины своей задержки. В этот момент всё это совсем не волновало её. Главным было только то, что ОНИ помирились!
Кулёмина дошла до двери спортзала и резко обернулась.
- На сегодня слежка отменяется, Виктор Михайлович, – лицо девушки озарилось яркой улыбкой.
- Конечно, теперь я буду делать это в открытую. Встретимся ночью? – ухмыльнулся Степнов.
- Ага, – засмеялась Лена. – Будто свидание назначаете.
Не дождавшись его ответа, она вышла за дверь.
- Ну, пусть у нас будут хотя бы такие свидания, – Виктор вздохнул и отправился собирать мячи, разбросанные по залу после урока физкультуры.
«Ну вот, даже за учениками не проследил. Никакой дисциплины. Весь инвентарь не на месте. А всё Ленка! Эх…»

В назначенное время учитель и ученица встретились у подъезда её дома. Лена выбежала навстречу Степнову, улыбаясь и напрочь позабыв о своей усталости. Казалось, что в жизни начался какой-то новый этап.
- Опять куртка нараспашку. Лена, осень на дворе! Вот сколько ходил за тобой, столько каждый раз хотел подойти к тебе и застегнуть.
- Застегните, – лукаво ответила она на его возмущённый «воспитательный» тон.
Виктор растерялся только на секунду, а потом аккуратно коснулся молнии на куртке и застегнул её настолько медленно, будто растягивал удовольствие от этой нечаянной заботы, которую Лена сама позволила ему по отношению к себе.
- Спасибо, – выдохнула Кулёмина. – Пойдёмте.
Степнов безмолвно взял девушку за руку, и они отправились в сторону её работы, не зная ещё, что сегодняшняя ночь ворвётся в их жизнь неприятными сюрпризами.


Комментарии живут здесь! http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000179-000-20-0-1295041070<\/u><\/a> Спасибо всем за спасибки и отзывы

Спасибо: 37 
Профиль
Оладушка





Сообщение: 725
Настроение: котоВасия
Зарегистрирован: 03.12.09
Откуда: Россия, Сыктывкар
Репутация: 89
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.01.11 19:43. Заголовок: Добрый вечер! Блудна..


Добрый вечер! Блудная я вернулась! Технические и семейные проблемы не дали мне написать и выложить проду вовремя, но все-таки мы с ней победили и пришли сегодня вас порадовать. Спасибо вам за ваши отзывы. В эту главу вложено много сил и личных переживаний. Поэтому как никогда хочется знать, что вы думаете о ней!
Оля, спасибо за твое безграничное терпение!



Глава 10

- Виктор Михайлович, спасибо, но не стоило, правда, – Лена и Степнов подходили к ресторану.
- А что, я должен был просто смотреть, как ты загибаешься от усталости? – возмутился учитель.
- Ну почему? Поехали бы тогда с нашими в субботу на пикник, отдохнули.
- Ага. И как ты себе это представляешь? Я, значит, развлекался бы, а ты – мучилась? Да я бы себе этого никогда не простил! К тому же, Лен... без тебя мне там было бы скучно... – смутился.
- Мне недолго работать осталось. Дед роман почти дописал. Отнесет в издательство, получит гонорар, и заживем! Кстати, приглашаю вас на праздничный ужин! – лукаво улыбнулась Лена. Вроде бы и пошутила насчёт вечера, который пока ещё рисовался только в мечтах, но оба поняли, что по-другому и быть не может.
- Ленок, это я с удовольствием! – подставил руку, и девушка с радостью за нее ухватилась. – Костюм поглажу и приду, – шутливо добавил он, но Кулемина вдруг насупилась.
- Не надо, вам и без него хорошо.
- Ты чего? – удивился Степнов внезапной перемене настроения.
- Ничего, – буркнула и отвернулась.
«Разве он не понимает? Ходил к этой... в костюме, цветы ей дарил, а теперь к нам заявится. Да я его костюм порвать готова! Наверное, одним букетом дело не обошлось. По-любому, сводил ее куда-нибудь. А она сто процентов слюни развесила и рада. Глазки там ему строила...» – Лена ужасно злилась, что выходной для нее Степнов добыл, сводив ее начальницу в ресторан. – «А она, что ни говори, женщина красивая. Сидел там, наверно, пялился в ее декольте...»
- Лен...
«А, может, он ее целовал?»
- Лен!
- Что?! – грубо ответила она.
- Ты чего кричишь? В третий раз тебя зову, – тронул Виктор девушку за плечо.
- Задумалась, – нервно дернула ногой.
- Пришли, говорю. Иди, давай. Я тебя на улице подожду.
Лена посмотрела на Степнова, зябко кутающегося в ветровку. Ветер дул немилосердный.
«А цветы, наверно, дорогие этой дуре купил...»
Степнов чихнул, и Кулемина вздохнула.
- Заходите. В тепле меня подождёте. Сегодня, говорили, начальства не будет…

Степнов терпеливо ждал Ленку на вахте в компании охранника, прихлебывая горячий чай, который налила ему добродушная кухарка. Новый работник был в возрасте, бывший военный и не вызывал у Виктора таких отрицательных эмоций, как предыдущий. Периодически в поле зрения учителя попадала пробегающая мимо Кулемина, и тогда Степнов забывал дуть в кружку и обжигал язык. А сидящий рядом мужчина в черной форме только посмеивался, глядя на фыркающего кавалера.

Домой пошли, как обычно, в пятом часу утра. По дороге Виктор пытался разговорить Ленку, но она почему-то дулась на него, отказываясь называть причину своего недовольства. В конце-концов, Степнову это надоело, и он взял девушку за руку и просто вёл за собой, как непослушного ребенка. Ленка потрепыхалась для виду, но ладонь учителя была такой мягкой и такой горячей, что выдергивать из нее свою замерзшую руку совсем не хотелось.
Шли через подворотню, через которую Кулемина сотню раз срезала путь до дома.
- Лен, может, все-таки объяснишь, почему ты дуешься на меня, как мышь на крупу? – Виктор не выдержал этой игры в молчанку.
- Вам показалось, – упрямо повторила девушка.
- Я слышу эти слова уже в пятый раз, – вздохнул Степнов. «Упрямая, блин!»
- Я рада.
- Лен, я жду.
- Чего? Или, может, кого? – сквозь зубы спросила Кулемина.
- Что ты имеешь ввиду?
- Ничего, Виктор Михайлович. Вам свидание как, понравилось? – не выдержала.
- Какое свидание?
- Ну, с Екатериной Васильевной? Любит она розы, или не угадали? – всё сказала, что наболело. Остановиться теперь было просто невозможно.
Виктор облегченно вздохнул: «Все понятно! Накрутила! Неужели ревнует? С чего бы? Ведь повода-то нет!»
- Лен... – осторожно начал Степнов. Но как сказать так, чтобы не спугнуть? Как объяснить, что кроме нее он никого не видит? – Ну что ты там напридумывала? Если хочешь знать, она мне вообще не понравилась!
- Да ладно… Проехали, Виктор Михайлович, – скептически посмотрела она на учителя. Так хотелось ему верить...
- Да как такие могут нравиться? Килограмм косметики, дурацкое платье, ужасные духи… – старательно перечислял Виктор, стараясь ничего не забыть.
Они проходили через арку возле какого-то дома. Лена открыла было рот, чтобы что-то сказать, но замерла. Ей опять кажется?
- Виктор Михайлович, – неуверенно начала она, взяла его за руку и ощутила, как та напряглась.
- Молчи, – спрятал девушку за спину.
Из темноты вышли двое.
- Дядь, дай позвонить по мобиле.
- Дома забыл, – как можно спокойнее ответил Виктор.
Лена выглянула из-за широкой спины защитника, пытаясь понять, в чем дело.
- Ути, какая сладенькая, – засвистел один, между словами глотая из бутылки пиво.
- Иди сюда, крошка, развлечемся! – подхватил второй.
- Она никуда с вами не пойдет, – на лице у Виктора заходили желваки, и он задвинул Лену подальше.
- Телка что ль, твоя? Так будет наша. На всех хватит, – банда оглушительно заржала.
- Я ясно сказал, что она со мной, – терпение Степнова было на исходе, но злить этих козлов не стоило. Поэтому говорил он чётко, спокойно, с расстановкой.
- Слышь, урод, ты меня утомил, – скучающе заявил один из банды и бросился на Виктора.
Реакция девушки не заставила себя ждать. Кулемина было дернулась на помощь, но грозное: «Стоять!», кинутое Степновым в запале, словно пригвоздило ее к месту. Ослушаться она не смела и молча наблюдала, как правой ногой Виктор вырубил нападавшего. Однако внутри Лены всё клокотало от урагана чувств: страх за учителя, за себя, ужас от всего происходящего. Степнов повернулся ко второму бандиту и тут же получил сильный удар в бок, но боли не почувствовал. Наоборот, проснулась какая-то звериная ярость. Набросился на парня, обрушивая на того град ударов. Бил, не глядя. В голову, в солнечное сплетение, в ключицу, опять в голову. Самому тоже досталось: на лице были ссадины, кулаки кровоточили, перед глазами стояла какая-то пелена. Краем сознания помнил про второго бандита и про то, что Лена рядом. Он не мог выглядеть в ее глазах слабаком. Собрав все силы, ударил так, что противник упал без сознания. Вздохнул с облегчением, но тут раздался отчаянный Ленкин крик:
- Виктор Михайлович!
Мгновенно в глазах прояснилось. Резко обернулся. Увидел Ленку, зажатую очухавшимся первым бандитом в угол. Не раздумывая, кинулся к ним.
- Отпусти ее, урод! – ударил со спины, с трудом отдирая мужские руки от дрожащего девичьего тела. Мужик повернулся к нему, доставая нож. Резкий выпад Степнова – и рука разжалась. Нож полетел в сторону. Виктор старался отражать нападки противника. Но шок проходил, и теперь учитель чувствовал боль ещё от первого неожиданного удара. Сопротивляться становилось все труднее и сил почти не осталось.
Неожиданно бандит схватился за затылок и упал наземь. Шатаясь, Степнов сфокусировал зрение. За спиной нападавшего стояла Кулемина, тяжело дыша и сжимая в руке бутылку из-под пива. Вздохнул с облегчением.
- Виктор Михайлович! – девушка бросилась к нему. Степнов сделал шаг ей навстречу, но неожиданно захрипел и стал оседать на землю, держась за ребра.
- Лен...
- Виктор Михайлович, вставайте! Пожалуйста, вставайте! – Кулемину трясло, как в лихорадке: «Почему он не встает?! Его ранили?»
- Лен, тише. Сейчас... – попытался успокоить дрожащую девушку.
С великим трудом удалось подняться на ноги.
- Обопритесь на меня, – Лена поднырнула под левое плечо Степнова, прижимая мужчину к себе. От боли потемнело в глазах.
- Лен... встань... справа... больно...
- Конечно, – торопливо переместилась. – Виктор Михайлович, давайте вызовем скорую?
- Нет, Ленок, ты что? Все нормально...
- Да ни черта не нормально! – истерика набирала обороты. Надо было что-то делать, пока девушка окончательно не потеряла контроль над собой, и, собрав все силы, Степнов рявкнул:
- Кулемина! Сопли подбери! Спортсменка называется, разнюнилась! Лучше помоги подняться! До моего дома пять шагов, – он мотнул головой в сторону ближайшего двора.
Помогло. Лена словно очнулась и вытерла слезы.
- А с этими что делать? А если они... вы их...– она показала на лежащих без движения мужчин.
- Очухаются. Таких уродов даже смерть не возьмет. Пошли, – добавил более мягко.
- Хорошо, – больше сказать ничего не смогла. Зубы стучали так, что она боялась, что откусит себе язык. Колотило немилосердно.
С превеликим трудом добрались до Степновской квартиры.
- Лен... ключи... в кармане...
Но она уже открывала замок. Поняла его без слов, уловив лишь движение руки к карману.
В зале аккуратно помогла Степнову лечь на разобранный диван.
- Спасибо, Ленок, – запекшаяся кровь на губах мешала нормально разговаривать.
- Молчите. Я сейчас.
В ванной набрала в таз холодной воды, сдернула с крючка полотенце, вернулась в зал. Степнов лежал, тяжело дыша.
- Виктор Михайлович, где аптечка?
Молча взглядом указал на полку.
- Надо посмотреть, что они там с вами сделали, – решительно расстегнула ветровку, взялась за края футболки, потянула вверх. Степнов болезненно сморщился.
- Виктор Михайлович, миленький, потерпите, пожалуйста, – аккуратно освободила мужчину от верхней одежды и кроссовок, оставив спортивные штаны. В ужасе просто без слов смотрела на полуобнаженного мужчину. Весь левый бок был лилового цвета.
- Ребро сломали... гады... – не было сил повернуть голову и посмотреть, насколько Ленка испугана.
- Вы чувствовали... Почему не сказали? – перевела взгляд на его кровавые ссадины на щеке и губах. Намочив полотенце в воде, стала осторожно стирать кровь. Открыла перекись, смочила ватку, прижала к ране. Сморщился. Наклонилась к лицу сбоку, чтобы не дай бог не задеть ребро. Подула.
- Больно? – спросила участливо. Чувствовала, что где-то внутри начинает рваться какая-то нить.
- Нет, Ленок, – разве он мог сейчас сказать ей правду? «Бедная девочка. Зачем пугать еще больше?»
Взял Лену за руку, пытливо глядя на девушку.
- Я сейчас, – осторожно высвободила свою ладонь. Поднялась, пятясь спиной к выходу из комнаты. Успела добежать до ванной, включила воду на всю мощь и упала на пол. Нить, держащая эмоции внутри, порвалась. Из глаз ручьем хлынули слезы. Лена со всей силы ударила кулаком о кафельный пол, чтобы заглушить моральную боль физической. Заскулила, закусывая костяшки пальцев. Она так испугалась! Не столько за себя, сколько за Виктора Михайловича. «А что, если бы он... Нет! Заткнись, ясно?!»
Из ванной вышла через пять минут. Истерика прошла так же внезапно, как и началась.
- Ты как, Ленок? Куда пропала? – спросил Виктор, глядя в ее покрасневшие глаза, и тут же все понял.
- Умываться ходила и руки мыть, – соврала, пряча взгляд. Он не должен видеть ее слез. Она же сильная. ЕГО спортсменка. И сейчас она ЕМУ нужна.
- Лен, тебе домой надо, а то дедушка волноваться будет, – через силу сказал Степнов. Но так не хотелось ее отпускать!
- Вот еще! – к девушке вернулась уверенность и стальной характер. – Вы думаете, я брошу вас в таком состоянии? – «Он спятил?»
- Но Пётр Никанорович...
- Дедушке я сейчас позвоню, – достала мобильный, кинув на учителя упрямый колючий взгляд. – Алло, дед, привет. Извини, что так рано. Разбудила? Не волнуйся. Всё нормально. Я просто предупредить. Не потеряй меня, я у Лерки... Почему? Нет, она все знает про мою работу... Иначе я бы была дома... Да... Папа? Он у нее в командировке, ей скучно. Поэтому я и пошла к ней. Нам еще совместный проект надо делать... Ну, дед, не нуди... Вот и молодец. Давай, все, пока. Целую, – положила трубку.
- Кулемина, давно ли ты такой врушкой заделалась? – улыбнулся Виктор, но тут же поморщился. Лопнула разбитая губа.
- От вас с дедом научилась, – тихо произнесла Лена, ласково вытирая красный след на его мужественном лице…



Бедняга Степнов. Навестить его можно здесь<\/u><\/a>. Принесите апельсины и студень - для костей. И заходите. Если ревнивая Кулемина вас к нему пустит

Спасибо: 35 
Профиль
clairclair





Сообщение: 4062
Настроение: Нету меня!!!
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 127

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.01.11 19:19. Заголовок: Скучали? http://jpe...


Скрытый текст


Глава 11

Как только Лена закончила вытирать кровь на лице Виктора, он практически сразу же уснул. Сказалось эмоциональное напряжение и сильная боль, которые отняли у него все силы. Сама Кулёмина чувствовала себя так, как будто по ней проехался танк. Руки и ноги не слушались, в глаза от усталости можно было вставлять спички. Что касается морального состояния, то девушка постоянно повторяла про себя только два слова: «не думай», лишь бы не сойти с ума, лишь бы успокоиться и постараться начать делать хоть что-нибудь адекватное. Пока это получалось с трудом. Лена уже полчаса сидела на полу рядом с диваном, на котором спал и морщился во сне от боли Степнов. Девушка замерла и только, еле касаясь, водила пальцем по свисающей из-под одеяла ладони Виктора, рисуя на ней узоры. По щекам медленно текли слезинки. Девушка освобождалась от эмоций сегодняшней ночи.
Когда Лена, наконец, успокоилась и к ней вернулась способность трезво мыслить, она посмотрела на часы. Оказывается, уже подошло время уроков. Нет, Кулёмина не собиралась идти в школу. Она вообще не представляла сейчас, что даже на секунду сможет оставить Степнова одного. Однако кого-нибудь обязательно нужно было предупредить о том, что учителя физкультуры на месте сегодня не будет. О своих прогулах в эту минуту Ленка даже не думала. Собственная успеваемость отошла на второй план. Какая учеба, когда случилось такое? ОН спас её сегодня. Мысленно Лена посмеялась над тем, что такое ужасное событие в одну секунду заставило забыть глупые рассуждения о ревности, о свиданиях Степнова, о букетах и костюмах. Теперь у девушки даже не было сомнений: она просто любит ЕГО и ради него готова на все-все-все! На глупости, на подвиги, на романтические поступки, даже платье наденет, если попросит когда-нибудь, лишь бы только любимый мужчина поправился. В эту минуту, когда эмоции уже поулеглись, мысли, будто волшебники, привели её к самому важному итогу сегодняшней ночи – Лена нужна Виктору так же, как и он ей. И где-то в глубинах подсознания мимолётным шёпотом девушка произносила то, что очень боялась озвучить вслух: «Мне кажется, что он тоже неравнодушен ко мне», но тут же ругала себя за эти безудержные мысли.

Кулёмина поднялась с колен. Она приняла решение позвонить Рассказову. Едва Лена отвела свою руку от ладони Степнова, как тут же мужчина начал во сне ловить пальцами воздух. Девушка улыбнулась. Приятно было осознавать, что он неосознанно, потеряв частичку тепла Лены, пытается вновь найти её.
Кулёмина ушла на кухню, по пути обыскав в коридоре грязную после драки куртку Степнова. Нашла то, что искала – его мобильный телефон. Номер Рассказова в записной книжке обнаружился быстро. Оставалось самое малое – вменяемо объяснить учителю, почему именно Лена звонит сообщить о том, что Степнова не будет сегодня в школе.

- Игорь Ильич, здравствуйте. Это Лена Кулёмина... Понимаете… Виктор Михайлович сегодня не придёт… На него вчера рядом с моим домом напали бандиты… Травмы… Дедушка плохо себя чувствует… Я тоже не смогу пока посещать школу… Нет, навещать не нужно. Он сам вам позвонит… Спасибо. За понимание спасибо.

Лена отключила телефон и мысленно поблагодарила историка за его тактичность. Теперь если у Рассказова появятся в дальнейшем вопросы, то объяснять придётся всё Степнову, и оставалось только надеется, что Игорь Ильич обязательно всё поймёт.
Кулёмина вернулась в комнату, с грустью взглянула на спящего Виктора и только в этот момент осознала, что измотана уже до такой степени, когда ноги просто не держат. Других кроватей и диванов в этой комнате не наблюдалось, а уйти в соседнюю девушка побоялась. Слишком сильно волновалась за Степнова. Тяжело вздохнув, Лена с ногами залезла на мягкое кресло, стоящее рядом с его постелью. Сон ворвался в сознание девушки практически мгновенно…

Кулёмина не знала, сколько времени она проспала, но когда неожиданно открыла глаза, то ей показалось, что и не закрывала их вовсе. Девушка бросила взгляд на Степнова, пытаясь понять, что же её так резко разбудило. Мужчина кутался в одеяло и громко стонал. Лена встала с кресла и подошла ближе к Виктору. Коснулась рукой его лба и, почувствовав, как ладонь обдало жаром, не удержалась и проверила температуру губами.
«Чёрт, ему плохо… Что делать? Всё из-за меня… – мысленно засуетилась Кулёмина. – Нужно в скорую звонить. Пусть ругать будет. Я не справлюсь сама… Пусть будет кричать и возмущаться. Главное, чтобы поправился».
Лена вызвала доктора и начала напряжённо ходить по комнате из одного угла в другой. Обняла себя руками, чувствуя, что её начинает пробирать изнутри холодная дрожь, вызванная волнением за мужчину – за любимого мужчину. И тут же услышала, как Виктор застонал ещё громче. Девушка в одно мгновение подбежала к кровати и присела рядом с ней на полу.
- Виктор Михайлович, вам совсем плохо? – Лена попыталась привести мужчину в чувства.
А он, реагируя на её голос, всё еще не очнувшись, вдруг протяжно произнёс:
- Ле-е-ена… Леночка…
Неведомая сила и желание облегчить муки любимого заставила Кулёмину неожиданно отодвинуть одеяло и лечь рядом. В этот момент девушка не думала о том, как это выглядит, зачем она это делает. Просто до невозможности хотелось пропустить всю его боль через себя, лишь бы ему хоть капельку стало легче. И Виктор действительно успокоился и задышал спокойнее. Степнов лежал на том боку, который обошёлся без травм, а Лена обнимала учителя со спины и просто шептала «Я рядом». В итоге оба уснули, отпуская переживания в свободный полёт…

Звонок в дверь заставил очнуться от сказки. Кулёмина вскочила и побежала открывать, не замечая, что Степнов проводил её недоумённым взглядом. Мужчина спросонья никак не мог понять, как девушка оказалась в его кровати. Он вообще пока с трудом соображал. Вот только что ему снились яркие цветные сны, и тут же в одно мгновение вернулась боль и все волнения ночи.
- Ленок, ты куда? – простонал Виктор.
На пороге тут же появилась Кулёмина в сопровождении врача. А дальше начался осмотр, во время которого Степнов бросал возмущённые взгляды на Лену. Она сложила перед собой руки и стояла в проходе, не реагируя на то, что Виктор остался недоволен приходом доктора. Отводила взгляд и убеждала себя, что совершила правильный поступок.
В итоге уговоры доктора поехать в больницу ни к чему не привели. Врач подтвердил визуально перелом ребра, но пытался доказать необходимость рентгена.
- Так, я понял, что вас не пробьёшь. Это ваше право отказаться от госпитализации. Надеюсь ваша… – доктор бросил взгляд в сторону Лены.
- Девушка, – перебил его Степнов и посмотрел на Кулёмину, которая от неожиданности услышанного зажала ладошкой рот.
- Вот… Ваша девушка, надеюсь, окажется более вменяемой и, при ухудшении самочувствия, сразу же вызовет скорую помощь. Температура, если осложнений не будет, скоро спадёт. Поправляйтесь.
Доктор вышел, а Лена, боясь даже взглянуть в сторону Степнова, тут же ретировалась в коридор провожать врача.
Дверь хлопнула, но Кулёмина так и не вернулась обратно в комнату. Виктор изводил себя мыслями о том, почему Лена молчит, почему исчезла.

«Дурак! Напугал ее! Как ты мог? Лезешь к девочке со своими чувствами, – мысленно сам себя ругал Степнов. - Девушкой назвал… Как всё сложно! Да не нужен я ей… А если нужен? Осталась ведь. Столько делает для меня. Неужели просто благодарность? Господи, Кулёмина, ну где же ты?!»

Ожидание мучило, но из глубины квартиры не доносилось ни звука. Виктор попытался присесть на кровати, но почувствовал, что сделать это будет крайне сложно. Любое движение сразу же отдавалось болью в рёбрах.
Однако, сделав последнее усилие, Степнов всё-таки смог встать и медленно-медленно начал продвигаться в сторону кухни.
На пороге он остановился и замер. Кулёмина сидела на полу, опираясь спиной о стол, и обхватила голову руками.
- Лен, это из-за меня? – вырвал её из забытья голос Виктора. Мужчина стоял, прислонившись к косяку, и морщился от боли.
Девушка взглянула на него и тут же вскочила:
- Виктор Михайлович, ну, как так можно? Вам же лежать нужно! – она подбежала к Степнову и взяла его за руку. – Пойдёмте.
- Не надо, Лен. Давай позавтракаем, что ли? Ну, чего я буду всё время валяться? Я же спортсмен, – он свободной рукой нежно провёл по Лениной ладошке, успокаивая девушку.
Она сжала губы. Видно было, что борется сама с собой, а потом неожиданно расслабилась, посмотрела прямо глаза в глаза Виктору и улыбнулась так, как раньше, будто и не было сейчас никаких проблем.
- Хорошо. Я сейчас чайник поставлю.
Лена помогла дойти Степнову до диванчика у обеденного стола, хотя он и бурчал, что в состоянии дойти сам. Кулёмина лишь улыбалась в ответ, предпочитая не спорить с мужчиной.
- Я тебя ещё за скорую помощь не поругал. Ну, зачем? Я уже почти здоров, – бодрился физрук.
- Ага, почти… – Кулёмина поставила чайник на плиту и теперь ловко нарезала бутерброды, с радостью обнаружив, что у Степнова не такой уж пустой холодильник, как это обычно бывает у холостяков.
- И, кстати, я надеюсь, ты больше не собираешься выходить на работу, по крайней мере, на ночную?
- Не собираюсь… – Лена бросила на мужчину грустный взгляд из-под чёлки, а про себя подумала, что теперь, наверное, им с дедом будет совсем тяжко, и придётся снова питаться одними крупами. Но всё это казалось неважным сейчас, потому что позволить себе бросить Степнова после того, как он столько сделал для неё, девушка не могла.
- Лен, я помогу…Встану на ноги и обязательно помогу. Не оставлю вас с Петром Никаноровичем.

Кулёмина поставила тарелку на стол, а затем принесла туда же две кружки, которые достала из подвесного шкафа. Она встала сбоку от Степнова, усевшегося на край диванчика и начала красиво располагать посуду в тот момент, как почувствовала головокружение. В глазах резко потемнело, ноги подкосились, и девушка покачнулась.
- Чего такое? – заволновался Виктор и, позабыв о боли, привстал, чтобы поддержать Кулёмину.
Лена схватилась за голову, и начала опускаться прямо на колени к Степнову, который присел обратно на диван, удерживая за талию девушку. Сил стоять не осталось никаких. Сказалось напряжение последних суток, за которые девушка не поспала толком и пары часов. А с учётом того, что последние недели Лена вообще мало отдыхала, удивительно было, как она до сих пор ещё бодрилась и находила силы ухаживать за Виктором.
- Крыша едет, – закрыв лицо рукой, простонала Кулёмина.
- Ну, что ты, Ленок, милая. Я, дурак, о тебе совсем не думаю. Ты когда последний раз спала? – злился на себя Степнов.
Лена резко посмотрела на Виктора, взгляд забегал от губ к глазам. Оба в одно мгновение утонули друг в друге, позабыв обо всех проблемах. Вокруг не осталось ничего, лишь только двое влюблённых…
- С вами рядом… недавно…– медленно проговаривая каждое слово, прошептала девушка.

В эту секунду они одновременно поняли, что пропали навсегда. Сдерживать свои чувства не мог уже никто. Виктор потянулся рукой к волосам Лены и запустил в них пальцы, а она в ответ облизнула свои губы, последним жестом сдерживая свой порыв приблизиться к Степнову. Мужчина не сдержался первым… Потянулся и нежным лёгким поцелуем коснулся её полуоткрытых губ. Тут же отпрянул, испугавшись, что сорвался. В ответ Лена просто прижалась сильнее к Виктору, аккуратно обняв, заключив в кольцо своих рук, помня о том, что любое прикосновение может способствовать усилению боли в рёбрах. Степнов одной рукой продолжал держать Лену за талию, а другой гладил её волосы, наслаждаясь прерывистым дыханием девушки рядом со своим ухом.
- Что же мы делаем, девочка моя? – прошептал он.
Кулёмина посмотрела мужчине прямо в глаза и нежно улыбнулась. Ответ не заставил себя долго ждать. Она склонилась к уху Степнова и тихо произнесла:
- Мы просто любим. Я люблю…, – тут же почувствовала, как её тело сильнее сжали руки Виктора.
Она ещё раз взглянула на него, откидывая вбок чёлку, прикрыла глаза и услышала, наконец, то, во что втайне верила.
- Я тоже тебя люблю, Ленок.
Печатью, закрепившей чувства, которые влюблённые открыли друг другу, послужил лёгкий поцелуй в макушку, который Степнов подарил девушке.
Они ещё долго сидели на кухни, не сводя взгляда друг с друга, наслаждаясь тем, что могут быть просто рядом, совершенно не задумываясь о том, что в реальном мире всё может показаться другим…

***
Прошло несколько дней. Лена снова начала посещать школу, а Степнов всё еще восстанавливался после полученных травм. Кулёмина каждый день сразу после уроков мчалась к любимому. Они подолгу сидели, просто обнявшись. Вместе делали домашние задания, точнее Лена пыталась, а Виктор мешал ей, отвлекая бесконечными объятиями и нежными словами, которые он шептал девушке в тот момент, когда она склонялась над учебником.
Он не говорил ничего такого, что могло бы смутить Кулёмину, просто повторял, что он счастлив быть рядом с ней.
- Ты у меня самая-самая! – каждый день слышала Лена в свой адрес.
- Ты у меня тоже, – отвечала она Виктору.
После того мимолётного поцелуя на кухне, они больше не переходили грань, ограничиваясь лишь объятиями. Тяжело было вот так сразу окунуться в то, во что ещё недавно верилось с трудом. Степнов постоянно думал о том, что он учитель Лены, боролся сам с собой, не понимая, как же теперь им быть.
Кулёмина молчала, не торопилась сама и не давила на мужчину. Сейчас она просто радовалась каждой минуте, проведённой рядом с ним. Она любила!

Вот и сегодня Ленка сразу же, как только закончились уроки, примчалась к Виктору. Она нетерпеливо жала на звонок и почти подпрыгивала у двери, с нетерпением ожидая, когда же та откроется. Знала, что Виктор ещё передвигается медленно, но новость, которую Кулёмина так стремилась ему сообщить, заставляла быть как никогда нетерпеливой.
Дверь открылась. Лена тут же влетела в коридор, практически толкнув туда же Виктора, и крепко-крепко обняла его.
- Ленок, милая, ты чего? Соскучилась? – он в ответ тоже обнял любимую.
- Очень, – она подняла на взгляд на Виктора и тут же начала говорить скороговоркой, – Дед роман дописал. Отнёс. Гонорар заплатили. Все! Теперь легче будет. Теперь всё закончится!
- А может только начнётся? – тихо спросил мужчина.
- Начнётся…– Лена поднялась на цыпочки и потянулась к мужским губам.
В этот момент они начали писать новую главу своей жизни. И пусть впереди был ещё почти целый учебный год, пусть отношения учителя и ученицы будут запретными для других и на всё это время останутся тайной, но в данную минуту для них существовал только их мир, в котором двое влюблённых были счастливы.
Ленка враз почувствовала себя маленькой, ноги подкосились и только крепкие мужские руки давали ей надёжную опору. Её первый взрослый поцелуй! Виктор откинул все запреты, потому что сейчас для него существовала только ОНА – та, которая за последние дни стала для него той частичкой, без которой он теперь просто не мог жить. И им не нужны были лишние слова, потому что ОНИ – одно целое…


КОНЕЦ


Обращение авторов:

От Оладушки: Вот и подошла к концу наша история. Хочу сказать спасибо всем тем, кто поддерживал нас, ставил плюсики и неизменно комментировал, делился своими впечатлениями. Благодаря вам, мы сделали этот фик таким, какой он есть. Еще, безусловно, хочу сказать бесконечное спасибо милой моей Олечке, которая согласилась взять меня в соавторы, поверила в меня. Это такой бесценный опыт, вы себе просто не представляете! На такой эксперимент я решилась впервые, и хочется верить, что у нас неплохо получилось! Мне очень хочется верить, что эта история не станет единственным "детищем" нашего своеобразного дуэта!

От clairclair: Спасибо всем огромное за то, что читали, за то, что комментировали. Порой Ваши комментарии были бесценны, потому что заставляли нас по-новому посмотреть на фик, рождали в нашей голове море новых идей. Я счастлива, что, благодаря Наде, я все-таки написала тот самый классический КВМ. Спасибо за все! Я выхожу на работу, но надеюсь, что наша встреча не последняя.


Если есть, что сказать, то комментарии живут здесь http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000179-000-80-0-1295559136<\/u><\/a>

Спасибо: 38 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 153
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 83 месте в рейтинге
Текстовая версия