Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
umnica_nadin





Сообщение: 21
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 6

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.08.10 01:41. Заголовок: Автор: umnica_nadin

Спасибо: 77 
Профиль
Ответов - 59 , стр: 1 2 3 All [только новые]


umnica_nadin





Сообщение: 410
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 52

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.08.10 23:06. Заголовок: Огромное спасибо все..


Скрытый текст


- Ну, и кто тут у нас умирать собрался? – в палату вошла Алла Николаевна и присела на край Лениной кровати. – Поздно, голубушка, умирать, будем рожать. А ну-ка давай посмотрим, как у нас обстоят дела.

Женщина только попыталась дотронуться до Лены, как та инстинктивно «отскочила», больно лягнув акушерку по руке.

- Лена, прекрати! – попытался повлиять на жену Виктор.
- Мне больно, - попыталась оправдаться Лена.
- Нет, милка моя, так дело у нас не пойдет, - Анна Николаевна как всегда была невозмутима. – Витюш, выйди-ка, мы тут с твоей женой покалякаем, сами справимся.
- Нет! – Лена сильнее схватила Виктора за руку.
- Выйди, выйди, – настаивала акушерка, глядя в растерянные глаза мужчины.
- Пожалуйста, пусть он останется, - молила Лена.
- А раз пожалуйста, - строго сказала Анна Николаевна, - тогда прекрати безобразничать.

Виктор всегда поражался умению этой опытной, профессиональной женщины привести в порядок «неадекватных» рожениц. Лена притихла, уткнулась лицом в его руки, и только по тому, как она сжимала его запястья и кусала пальцы, понимал всю степень ее мучений. «Помучив» немного девушку, акушерка произнесла заветное: «В родовую».

Все кругом засуетились, куда-то поехали, что-то повезли. Лена. Капельница. Хорошо, хоть монитор отключили. Девушка практически ничего не соображала. Кто-то ее одевал, кто-то поднимал кресло, кто-то делал уколы и поправлял капельницу. «Народное мельтешение» вокруг. Сквозь туман – голоса: «Тужься!», «Не так!», «Дыши, слышишь, дыши!», «Еще!», «Не рычи, щеки не раздувай, тужься вниз!», «Молодец!», «Давай, давай!», «Отдохни!», «Еще разок!», «Умница!». Родильный зал огласил истошный, заливистый, звонкий крик.

- Лена, смотри, у тебя мальчик родился, - Алла Николаевна подняла малыша повыше.

Милое создание пунцового цвета с пухлыми щечками и темными волосиками голосило «на всю ивановскую», махало ручками, сучило ножками. Лена напрягла зрение, чтобы разглядеть, все ли в порядке «по мужской части». Там было даже очень в порядке. «Масштабы» по отношению к маленькому тельцу выглядели весьма убедительно.

- Ну, все, маленький Степнов, гулять мне у тебя на свадьбе, – улыбнулась женщина, передавая малыша детской медсестре.

Только что описавший акушерку ребенок утих, засунул кулачок в рот и стал причмокивать.

- Испугался, маленький, проголодался, - ворковала медсестра, кладя малыша в кювет для осмотра врачом-неонатологом.
- Все, Вить, принимай свою красавицу, - улыбнулась Алла Николаевна, - мое дело сделано, твоя очередь.

Лена думала, что с рождением ребенка ее мучения закончатся. Как она ошибалась… Ее опять мучили, на сей раз «любимый» муж. Девушку вновь осматривали, зашивали. Измученная, уставшая, озлобленная, она высказала Виктору все, что думает о нем, о его «гребаной» профессии, о «козлах» мужиках, о несчастных женщинах и о процессе родов в принципе. Нет, это были не нецензурные выражения, наоборот, высокохудожественные, с множеством эпитетов, сравнений, олицетворений и прочих прелестей литературного языка. Пораженные «грамотностью и фантазией жены Степнова» застыли все: медсестры, санитарка, проходившая мимо открытой двери в родовую «по делам», Шабалин, стоявший здесь «так, на всякий случай», не успевшая уйти Алла Николаевна, врач-неонатолог Марина Александровна, детская медсестра Арина и даже новорожденный малыш. Лишь сам Степнов, словно отключившись от реальности, продолжал выполнять свою работу. Лена, увлекшись своими «философскими суждениями», даже не сразу поняла, что все от нее отстали. Из ступора выходили постепенно. Первой очнулась Марина Александровна, откашлялась и громко произнесла:

- Мамочка, слушайте. Девятое мая, время одиннадцать пятнадцать, - и почему она снова не удивляется, - родила мальчика, весом три килограмма семьсот граммов, рост пятьдесят три сантиметра, объем головы тридцать шесть сантиметров. Группа крови первая отрицательная. Состояние здоровья при первом осмотре хорошее.

Затем малыша быстренько приложили к Лениной груди и унесли в детское отделение. Народ расходился. Ушел Шабалин, почти все медсестры, Алла Николаевна потянула за руку стоящего у окна Виктора, шепнув на ухо: «Оставь ее пока, дай в себя прийти». И только пожилая медсестра, которую все звали бабушкой Риммой, осталась с Леной. Она заботливо уложила девушку, положила на живот лед, прикрыла легким одеялом, убрала ненужную больше капельницу. Увидев в глазах Лены слезы, погладила по головке и ласково произнесла:

- Намучилась, бедняжечка. Ну, ничего-ничего, все позади, все пройдет. Сейчас полежишь здесь, отдохнешь, я тебе покушать принесу, а потом в палату переведут. Все хорошо, все хорошо.
- Я его сильно обидела, - всхлипывала Лена, - я не хотела, я так не думаю, мне просто было больно, так больно…
- Милая, он все понимает. Ему что только от рожениц не приходиться выслушать. Он врач, и это – издержки профессии.
- То от других, а это от меня… - слезы так и катились по щекам.

***

- Да, Витек, закончилась твоя семейная жизнь, - подзуживал расстроенного Степнова Шабалин. - «Козлов» больше к телу не допустят, детей «от всяких придурков» рожать не будут.
- Она просто перенервничала, да и молодая совсем, - попытался оправдать Лену Виктор.
- Димка, - Алла Николаевна хлопнула мужчину по спине, - ну что ты к нему пристал. Иди лучше работай, снизу звонили, сразу двух со схватками привезли, да одну из патологии ведут, воды отошли.
- Ну, вот, я же сказал, затишье перед бурей, – мужчина, дружески хлопнув Виктора по плечу, удалился.
- Вить, - Алла Николаевна легонько обняла Степнова, - вот что ты расстроился, сам знаешь, она не в сказку попала, наговорить-то много чего можно. Я вот сама, когда Анну рожала, думала все, ни в жизнь больше не рожу, на Славку смотреть не могла, во всех своих страданиях винила, и ничего – после Анюты еще троих родила.
- Да я не расстроился, все нормально. Лену жалко, намучилась.
- Ну, ничего, ничего, там с ней Римма, все будет хорошо, а ты лучше домой иди, отдохни.
- Нет, я подожду, пока ее в палату переведут, а потом уж пойду. А сейчас в детское отделение схожу, на сына получше посмотрю.
- Как знаешь. С тебя причитается,- улыбнулась женщина.
- Само собой.
- А с нас подарки.

***

Отлежав положенные два часа, Лена была переодета и отправлена в палату под номером двести один. Это была небольшая комната в нежных розовых тонах, только после ремонта, три удобные кровати, одна у окна была застелена, три тумбочки, собственный душ и санузел. Хорошо, что ее положили у окна, будет хотя бы белый свет видеть. Девушка еще до конца не осознавала, что у нее родился сын, вся боль уже позади, а впереди неизвестность. Несмотря на усталость, спать совсем не хотелось, Лена смотрела в окно на кусочек голубого неба, на солнышко, выглядывающее из-за тучки, на птиц, стремительно разрезающих воздушное пространство, протянула руку к сотовому телефону, выбрала из телефонной книги «дед» и выдохнула в трубку, на привычное «Слушаю»: «Дедуль, у тебя правнук родился».

***

Виктор был в детском отделении. Он разглядывал крепко спящего малыша. «Ну, здравствуй, Ванюша». Имя они с Леной придумали сразу, как узнали, что будет мальчик, не спорили, просто оба почему-то подумали об одном имени и рассмеялись схожести своих мыслей.
- Сын на тебя похож, - Виктор вздрогнул от голоса Арины.
- Ты так думаешь? – улыбнулся мужчина.
- Жену твою в двести первую положили, - доверительно шепнула девушка.
- Спасибо, - так же тихо ответил Виктор.

***

Лена скорее почувствовала, нежели увидела, кто пришел. В памяти еще были свежи сегодняшние высказывания в его адрес. Нет, она пока не в состоянии смотреть ему в глаза, поэтому девушка притворилась спящей. Завтра, всё завтра. Лена почувствовала, как он сел на краешек кровати. Каждой клеточкой своего уставшего тела она чувствовала, что он смотрит на нее, любуется ей.

- Спи, малыш, - тихо прошептал он и, коснувшись слегка губами ее щеки, направился к двери.

Лена, приоткрыв глаза, смотрела на его удаляющуюся спину.

Комментарии<\/u><\/a>


Спасибо: 128 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 452
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 54

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.08.10 23:08. Заголовок: Огромное спасибо все..


Скрытый текст


Глава 12

Лена до ужаса боялась, что «пользуясь своим служебным положением», Виктор оставит ее одну в палате. И что ей прикажете делать одной в этом розовом раю с отдельным душем и санузлом? Степнов и так к ней будет приходить, а кому еще ее навещать? Дедушке? С ним она по телефону поговорит, а больше и некому. А соседки – это гарантированное общение. Она готова «делить» душ на троих, ну хотя бы на двоих. Лена и так чувствовала себя, словно под микроскопом. Каждый, кто заходил к ней по каким-либо «служебным» делам, всем своим видом показывал: «Я знаю, кто ты. Ты жена Степнова».

Господь услышал ее мольбы. В пять часов вечера к уже слегка оклемавшейся Лене привели соседку, девушку по имени Саша. Они познакомились. У Саши тоже родился мальчик, на пятьдесят граммов меньше Ванюши. Девушки делились первыми впечатлениями, когда дверь в палату распахнулась.

- Кто Глазкова? – обратилась с порога вошедшая в палату женщина.
- Я, - Саша махнула рукой.
- Вот вам передали.

На Сашину тумбочку был водружен букет из пяти бледно-розовых роз в красочном целлофане, а в руки передан маленький белоснежный медвежонок с огромным сердцем в руках. В ту же секунду голосом Круга запел мобильник.

- Да, любимый. Спасибо. Все принесли. Со мной все в порядке, не волнуйся, - ворковала в трубку соседка.

Лена невольно становилась свидетелем искреннего семейного счастья. Саша в подробностях описывала мужу сам процесс, свои чувства, состояние, Кирюшу. А сколько было сказано нежных слов, слов «люблю», «целую», сколько было дано «ценных указаний и наставлений»… Видя светящиеся искренней радостью глаза соседки, Лена подумала о Степнове. Ей просто до боли в сердце захотелось его увидеть, обнять, прижаться к груди и услышать ответное «малыш». Но сегодня был явно не ее день. Одно только радовало: около восьми часов вечера пришла детская медсестра и объявила Лене, что сейчас принесут Ванюшу.

- Вы сегодня пока не кормите, просто пообщайтесь. В одиннадцать вечера сегодня и в шесть утра завтра ребенка вам не принесут, отдыхайте, а завтра с полдесятого будем носить каждое кормление. Все понятно?

Заправив волосы под медицинскую шапочку и постелив поверх одеяла детскую пеленку, Лена лежала на кровати, ожидая сына. Его принесли, примостили рядом с мамочкой. Ребенка спеленали так, что он напоминал маленькое поленце. Лена наконец смогла разглядеть малыша как следует. Маленькое красненькое личико с припухшими закрытыми веками, причмокивающий ротик, носик-пуговка, пухлые щечки «видны из-за ушей», под уголком простынки черные «кучеряшки». Девушка осторожно провела пальцем по его личику. Ваня сморщил носик, повозился, но глаз так и не раскрыл. «Сынок, посмотри на маму, - мысленно обращалась к нему Лена. - Какого цвета твои глазки?» Но ребенок ее не слышал. Глядя на это беззащитное создание, Лена буквально переполнялась нежностью. Неужели когда-то она хотела сделать аборт? Час пролетел незаметно. Ванюшу только унесли в детское отделение, а девушка уже скучала.

Третья соседка прибыла к ним в десять часов вечера. Прямо с порога огорошила:

- Зовут Аня. Мальчик три килограмма шестьсот граммов, рост пятьдесят один сантиметр. Назвала Данькой.

Девчонки рассмеялись, а Аня без сил повалилась на кровать. Но не успела голова девушки коснуться подушки, как пронзительно затренькал ее телефон. Не в силах повернуться или вытянуть руку, Аня с тоской посмотрела сначала на пакет с вещами, а потом на девчонок. Лена, как самая оклемавшаяся, помогла девушке решить данную проблему.

- Да, - Аня приложила трубку к уху.

И опять ласковое воркование, улыбка, светящиеся глаза, подробности, смех, кокетство. И опять болезненно сжимается Ленино сердце.

- Денис, ты где? - Аня округлила глаза. - Здесь, под окном? Дениска, я не смогу встать, родной. Что? – очаровательная улыбка. – Хорошо, я попрошу, – и опять умоляющий взгляд.
- Лена, - представилась девушка.
- Леночка, ты не могла бы снова мне помочь? Там под окном муж мой стоит. Время позднее, передачи уже не принимают, а он подарок принес. Говорю ему: завтра передашь, а он ни в какую. Сегодня, и точка. Не поможешь? Десять часов под окнами дежурил, пока я рожала. Весь на эмоциях, как бы чего не вытворил.
- Конечно, помогу, только как? Второй этаж ведь, - Лена растерянно посмотрела на соседку.
- У меня в пакете веревка есть, - заговорщически произнесла Аня.

В распахнутое окно ворвался теплый вечерний майский воздух. Под окном стоял высокий симпатичный парень. Точнее, не стоял, а метался из стороны в сторону. В его руках был букет из пяти белых роз в прозрачной упаковке. Увидев в окне Лену, он прокричал.

- Привет, у меня сын родился, понимаешь, сы-ы-ы-ын!!!
- Понимаю, - улыбалась девушка, спуская вниз веревку.
- Ты с Аней в одной палате лежишь? Да?
- Да.

Его руки тряслись, привязывая к концу веревки букет.

- Ты ей скажи, ты передай, что я ее люблю!!!

Язык парня слегка заплетался. Было видно, что на радостях и от долгого ожидания он немного «махнул». Мужчина был просто «невменяем от счастья». Лене казалось: дай ему волю, он по этой тоненькой веревке заберется в палату.

- Ты только обязательно передай, слышишь?! – настойчиво повторял Денис.
- Слышу, - улыбалась Лена, отвязывая букет и пряча веревку за жалюзи.
- Аня!!! Я люблю тебя!!! Ты слышишь!!! Ответь!!! – кричал парень.
- Денис, я тоже тебя люблю, иди домой, - отзывалась Аня.
- Я очень, очень тебя люблю!!! Спасибо за Даньку!!!
- Пожалуйста, Дениска, иди домой. Весь роддом на уши уже поднял.

Саша и Лена улыбались, наблюдая диалог мужа и жены через открытое окно. Неизвестно, сколько бы все это еще продолжалось, если бы в палату не вошла акушерка.

- Это еще что такое? – строго спросила она.

Подойдя к окну и глянув вниз на Дениса, который, увидев женщину в белом халате, моментально притих и пробубнил: «Все, ухожу», она закрыла фрамугу и, строго оглядев присутствующих, в особенности стоящую Лену, произнесла:

- Марш все в постели, через десять минут кварцевание.

Комментарии<\/u><\/a>



Спасибо: 130 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 490
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 55

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.08.10 23:02. Заголовок: Огромное спасибо все..


Скрытый текст


Глава 13

Обычное утро в обычном послеродовом отделении обычного перинатального центра. Тихая размеренная жизнь. Подъем, завтрак, уколы, кормление детей. Их маленький «розовый рай» ровно в полдесятого утра наполнился истошным звонким криком Кирюши и низким грудным баском Даньки. Лишь только Иван Степнов, не обращая внимания на вопли друзей, невозмутимо дрых. Молодые мамочки-первородки тщетно пытались накормить полезным молозивом своих малышей. Кирюша откровенно плевался (чем уж Сашина грудь ему не угодила?), Данька старался зацепиться за «плоский» Анин сосок, злился и орал оттого, что не получалось, а Ванюша кряхтел, зевал и отворачивался на все тщетные Ленины попытки разбудить его.

- Ванечка, зайка, проснись, надо покушать, - Лена щекотала сына за ушком.

Ребенок крутил головкой, не открывая глаз, чуть приоткрывал ротик. Лена моментально «опускала» туда сосок, слегка надавливала на грудь, чтобы хоть маленькая капелька упала в рот сынульки. Тот радостно причмокивал, облизывал губки и мамину грудь, но дальше дело не шло. Измученный Леной Ваня под конец разревелся от обиды за потревоженный мамой сон. Так и унесли их троих орущих в детское отделение, где для данных «экстренных случаев» были припасены бутылочки со смесью. Расстроенные мамочки еще долго обсуждали безобразное поведение своих мальчишек. Их разговоры были прерваны командой «на обработку швов». Вернувшись с процедуры «очищения», все трое были осмотрены врачом – улыбчивой Светланой Юрьевной, затем знакомились со своим педиатром, после чего вновь была предпринята тщетная попытка накормить детей. Порядком уставшие молодые мамы отобедали и уже были готовы отойти к дневному сну, когда вдруг дверь в двести первую палату приоткрылась, и «розовый рай» услышал до боли знакомое:

- Здравствуйте, девушки.
- Виктор Михалыч, здравствуйте! – соседки были ошеломлены.

Лена с улыбкой наблюдала, как Аня и Саша наперебой рассказывают о своих родах и детках. А он, делая вид, что внимательно слушает своих «бывших беременных», смотрел только на Лену.

- А что вы здесь делаете? – наконец светлую Анину головку посетила ясная мысль.
- Я… - Степнов явно растерялся.
- А Виктор Михалыч ко мне пришел, - помогла мужчине Лена.
- К тебе? – удивленные глаза.
- Да. Вот, девочки, познакомьтесь – это мой муж, - с гордостью произнесла девушка.

Немая сцена. Сердце Лены пело в груди. Еще, наверное, никогда в жизни она не чувствовала себя такой счастливой. Она подошла к Виктору и уже было хотела обвить руками его шею и коснуться губ, когда он, поймав ее за запястья на полпути, остановил Ленин порыв одним серьезным взглядом, в котором читалось «не надо». Девушка слегка растерялась. «Что случилось? Ты все еще обижаешься на меня?» - спрашивали ее глаза. «Нет, не обижаюсь, просто не надо», – говорили его. Они перебросились парой дежурных фраз. Он поинтересовался ее самочувствием, задал интересующие его врачебные вопросы, сообщил, что принес и поставил в холодильник «много чего вкусного и полезного для нее» и поспешил удалиться. Он ушел, а горький привкус разочарования остался. «Что с ним? Обижается? Вроде, нет. Неудобно перед девчонками? Так ведь он не чужой человек, а муж. Они бы поняли. А, может, он ее просто стесняется? Стесняется того, что она его жена? А, может, все теперь закончилось: она родила ему ребенка, и он вспомнил, что их связывает просто устный, негласный договор?» От осознания всего этого Лена почувствовала себя вдруг такой одинокой в этом мире… Нет, она никогда не плакала, точнее один раз в жизни, когда погибли в автомобильной катастрофе ее родители, а за последнее время стала настоящей плаксой. «Что ты со мной сделал, Степнов?» Почувствовав набегающие на глаза слезы, Лена тряхнула головой, улыбнулась еще не пришедшим в себя от новости соседкам и поспешила в душ, якобы по делам. И только там, включив воду и прислонившись лбом к холодному кафелю, дала волю слезам.

Комментарии<\/u><\/a>




Спасибо: 131 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 523
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 61

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.08.10 23:02. Заголовок: Огромное спасибо все..


Скрытый текст


Глава 14.

Подъем в половине шестого утра обитательницам двести первой палаты давался с трудом. Полусонные, они по очереди шагали в душ, мерили температуру, готовились к приходу детей.

- Только бы ели сегодня, - вздохнула Саша.
- Да уж, - отозвалась Аня.

Но дети, как это нередко бывает, не оправдали родительских ожиданий. У Лены с утра совсем не было сил «мучить» Ванюшу, поэтому она просто счастливо смотрела на личико спящего сына, мысленно разговаривая с ним. «Вань, вот что ты за мужик-то такой? Вот ведь любому только покажи грудь, он ее с радостью возьмет, а ты один такой нос воротишь». На секунду Лена задумалась. «Хотя нет, не один. Еще Степнов. Ему тоже до моей груди дела нет. Вы с ним случайно не родственники?». От воспоминаний о Викторе у девушки снова стало щипать в глазах. Она глубоко вздохнула, легла на подушку рядом с сыном, крепко прижала его к себе и моментально заснула.

***

Ленино мрачное настроение было кардинально приподнято в обед.

- Кто Кулемина? – спросила вошедшая женщина.
- Я, - отозвалась Лена.
- Вот передали. К вам пришли.

Лена заглянула в довольно объемный пакет и увидела там большого плюшевого зайца с морковкой в руках, крошечный спортивный костюмчик с аппликациями в виде баскетбольных мячиков, такие же в тон и стиль малюсенькие кроссовочки, набор различных по размеру и цвету погремушек и просто огромную, формата А4, яркую открытку с надписью «С рождением сынульки!». Девушка распахнула это «масштабное произведение полиграфии» и уже по первой строке «ЛЛЕЕЕНННААА!!!!! ППООЗЗДДРРАВВЛЛЯЯЯЮЮЮЮ!!!!» поняла, от кого это. Бросив содержимое пакета на кровать, так что в палате раздался погремушечный перелив, через секунду Лена уже распахивала фрамугу, впуская в палату теплый майский воздух.

- Лерка!!!
- Ленка!!!

Под окном стоял улыбающийся дед и прыгала, протягивая к Лене руки, «ошалелая» от счастья Новикова.

- Шифровальщица, разведчица, учусь в своей Англии, ничего не знаю, а она, оказывается, и замуж уже вышла и сына родила. Ну хоть бы словом обмолвилась! Сюрприз тебе хотела сделать, а тут сюрприз для меня. Прихожу, как ни в чем не бывало к Петру Никаноровичу, а он мне такое говорит! Дай я тебя обниму-у-у-у-у!!!

Лера тянула к ней руки, подпрыгивая на каблуках, Лена практически лежала на подоконнике и тянула руки вниз. Петр Никанорович пытался успокоить перевозбудившихся девчонок. Но куда там! Тысяча слов в минуту. Лена не успевала за потоком вопросов от подруги, пыталась вставлять свои вопросы. И опять «люблю», «соскучилась», «прыжки на каблуках» и «обнимашки». Из всего этого сумбура Лена поняла одно: Лерка приехала из Англии на две недели по делам, а потом назад, в свой музыкальный колледж. Из этого позитива, потока счастья ее «вырвали» резко и бесцеремонно.

- Да что ж ты делаешь-то?! С ума сошла?! Простудиться хочешь?! – Виктор снял с подоконника болтающую ногами Лену, поставил на пол и поспешил закрыть окно.
- Вить, там Лера… - девушка хотела рвануть обратно, но была цепко схвачена за локоть.
- И что? - он злился. – Можно подумать, вы больше не увидитесь. Лена, где твоя голова? Ты сейчас должна думать, в первую очередь, о своем здоровье и о ребенке. Все подруги потом, после выписки.
- Но…
- Никаких «но», - отрезал Степнов. – Какая у тебя сегодня с утра температура?
- Нормальная, - пробурчала Лена.

И опять эти вопросы врача. Получив от нее полный отчет о самочувствии ее и Ванюши, Степнов удалился, а Лена снова подскочила к окну в надежде увидеть Леру, но, увы, внизу стоял только молодой человек, явно смотрящий не в их окно. Лерка вышла на связь через полчаса. Они болтали долго, более спокойно и адекватно. Рассказали друг другу новости, поделились эмоциями и впечатлениями. Сославшись на то, что ей срочно нужно бежать по делам, подруга обещала звонить каждую свободную минуту. И снова одиночество и тоска. Нет сил смотреть на улыбки девчонок, слушать их воркование по телефону с любимыми мужьями, веселые разговоры с родственниками и друзьями, смотреть на «благодарственные» букеты, вдыхать их аромат. Лучше бы она, действительно, лежала в палате одна, чтобы не видеть этого человеческого счастья. Не в силах больше находиться в этом «розовом раю», Лена вышла в коридор, якобы за бутылкой со льдом. Нырнув в нишу между палатами, положила руки на подоконник и с тоской посмотрела в окно. Сколько ей еще находиться в этой тюрьме?

- Лена, ты что здесь делаешь? – строго спросил непонятно откуда взявшийся Степнов.
- Стою, - девушка даже не повернулась к нему.
- Здесь нельзя стоять, иди в палату, - он тронул ее за плечо.
- Почему нельзя? – поинтересовалась Лена.
- Не положено, - ответил мужчина.
- Я не могу в палате, - с тоской произнесла Лена.
- С девчонками поссорилась? – осторожно спросил Степнов
- Нет, они очень хорошие, просто не могу, и все. Домой хочу. Когда меня выпишут? – глаза полные грусти.
- Через несколько дней, если все нормально будет. Да что с тобой? – обеспокоенно.
- Ничего.
- Кстати, ты почему ничего не ешь? Тетя Аня тебе там и мясо вкусное готовит, и рыбку. Творог тебе приношу, фрукты, булочки. Что еще за забастовка?
- Мне хватает того, что дают в больнице.
- Лена, здесь, конечно, неплохо кормят, но не достаточно разнообразно для кормящей матери. Не сегодня-завтра «подойдет» молоко, ты должна хорошо питаться. Кстати, проблем с кишечником нет?

Последний вопрос девушку просто добил. Она завелась с пол-оборота.

- Слушай, Степнов, отстань от меня!
- Лена! Что случилось? За что ты на меня злишься? Я понимаю, что причинил тебе физическую боль, но это было необходимо!
- Физическую боль! – кричала Лена. – Достал ты меня своими медицинскими вопросами! Мой лечащий врач – Светлана Юрьевна! Если тебе что-то интересно, спрашивай у нее, а ко мне не лезь!
- А ты достала меня своими капризами! - не выдержал Виктор. – И позволь, я сам буду решать, что и у кого спрашивать!
- Достала?! Прекрасно! Не смей больше ко мне приходить! Видеть тебя не хочу! И еду я твою есть не буду, можешь не носить!

Степнов от растерянности не смог больше произнести ни слова, лишь взглядом проводил удаляющуюся Ленину фигуру.

Комментарии<\/u><\/a>


Спасибо: 132 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 540
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 66

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.08.10 00:09. Заголовок: Огромное спасибо все..


Скрытый текст


Глава 15

Сегодняшний день для Лены не задался с самого утра. Все началось с того, что «подошло» молоко. Грудь распухла, горела огнем, Ванюша никак не мог ухватиться за жесткий сосок, ревел от обиды и голода. Лена, естественно, перенервничала. Потом девушки пытались «расцедиться» (от старания даже кусая губы), в итоге, измучившись, Лена на это дело «забила». Будь что будет, ей было все равно.

За окном сегодня лил дождь. Серые тучи заволокли небо. Не было ни единого просвета для солнечных лучей. Такой же мрачный, как туча, в ординаторскую послеродового отделения вошел Степнов.

- Ой, Вить, привет! – Светлана Юрьевна улыбнулась коллеге.
- Здравствуй, Свет! Что у вас здесь наверху новенького? – осведомился мужчина.
- Да все, как всегда, - она пожала плечами. - Как там у вас внизу? Рожениц много?
- Да пока только одна, долгоиграющая, «усыпили» часа на четыре, а там посмотрим, как дело пойдет.
- Вить, тогда можно не в службу, а в дружбу попросить, - очаровательно улыбнулась женщина.
- Попроси.
- Понимаешь, срочно вызывает главный, боюсь, вернусь только после двенадцати, а Альбина в патологии «зашилась». А мамочки у нас народ нетерпеливый, на выписку скорее. Может, обойдешь пока мои владения с осмотром, раз внизу все спокойно? Карточки на столе.
- Да не вопрос.
- Спасибо, Вить, с меня шоколадка.

***

- Девушки, готовимся к обходу, - в двести первую палату заглянула акушерка Инночка.

Минут через десять в палату вошел Степнов. В Лене вскипел праведный гнев. «Ах, ты так, значит, решил? Плохо ты меня знаешь!» Под удивленные взгляды соседок и Инночки девушка встала с кровати и подошла к окну. Она сосредоточенно смотрела, как капли дождя с силой ударяются о стекло и ручейками скользят вниз. Мужчина же остался невозмутим. Внимательно изучив карточку Ани, он подошел к девушке, осмотрел ее, ласково поговорил, ответил на вопросы, потом свою порцию тепла и внимания получила Саша, наконец, Виктор подошел к пустующей кровати Лены.

- Лен, может быть, ты все-таки ляжешь, осмотр идет, - спокойно произнес мужчина.

В ответ тишина.

- Кулемина, вернитесь на место, не задерживайте врача, - подала голос Инночка.
- А его никто и не задерживает, - хмыкнула Лена, - пусть идет.
- Лена, прекрати, пожалуйста, показывать свой характер. Есть определенная процедура, которой ты тоже должна подчиняться, - голос Виктора был по-прежнему спокоен, - а личное обсудим позже.
- И обсуждать ничего не будем, тебе русским языком сказали: не приходи, не хочу тебя видеть, а ты все равно приперся.

Саша, Аня и Инночка были, как говорится, в ступоре.

- Я не «приперся», - Виктор продолжал держать себя в руках, - я пришел, но не как твой муж, а как твой лечащий врач.
- Мой лечащий врач Светлана Юрьевна. И осматривать меня будет только она.
- Сегодня всех пациентов Светланы Юрьевной смотрю я, у нее срочные дела, - мужчину уже нажинал раздражать этот разговор а ля выяснение отношений при свидетелях.
- Значит, сегодня я обойдусь без осмотра. За день со мной ничего не случится.
- Так, Лена, хватит этого балагана, - повысил голос Виктор, - быстро ложись в кровать, кому сказал.
- Угу, спешу и падаю.

Всё, больше терпеть он не мог. «Несносная девчонка! Я научу тебя меня слушаться! Думаешь, что не справлюсь?!» Лена и опомниться не успела, как была подхвачена на руки. Извиваясь и брыкаясь, она пыталась вырваться, но была положена на кровать. В борьбе с «неравными и превосходящими силами противника» «пали последние рубежи». Нет, она, конечно, лягалась и била его по рукам, однако стыдно и унизительно была поднята рубашка, раздвинуты ноги и осмотрена грудь. Из глаз нескончаемым потоком лились слезы.

- Придурок!!! Ненавижу тебя!!! Не смей ко мне прикасаться!!!
- Инночка, - Виктора буквально трясло от всего происходящего, но он пытался даже в этой ужасающей ситуации сохранить лицо, - Кулеминой успокоительный укол, - он назвал лекарство и дозу, - и с грудью помогите. Нужно «расцедить», пока мастит не начался. Контролируйте температуру.

Он вышел, хлопнув дверью, за ним выбежала «ошалелая» Инночка. Лена просто тряслась на кровати от рыданий.

- Лена, зачем ты так? – тихо спросила Саша.
- Да, Ленусь, Виктор Михалыч такой славный, такой заботливый, – вторила Аня.
- Зачем?! Славный, говоришь, заботливый?! – всхлипывала Лена. – Вот о чем, скажите мне, девчонки, ваши мужья спрашивают вас с утра? Как ты спала? Что тебе снилось? А мой?! Была ли температура, и нет ли проблем с кишечником! А сколько вам говорят о любви, а сколько поцелуев в трубку, вечером «спокойной ночи» желают, цветы приносят, благодарят за рождение сыновей. А мой?! Толку, что он каждый день приходит, не обнимет, не поцелует. Я для него всего лишь мать его ребенка, которая должна быть здоровой и хорошо питаться. Да, он хороший врач! Врач! Но не муж!
- Лена…- одновременно выдохнули соседки.
- Не надо, не надо меня жалеть! – девушка закрылась с головой одеялом и отвернулась к окну.

По звукам, доносящимся из-под одеяла, и по его постоянному «вздрагиванию» было понятно, что началась настоящая истерика. И снова Лена сильно жалела, что не одна в палате.

***

Как разъяренный зверь в клетке, снося все на своем пути, Виктор шагал по ординаторской, пытаясь успокоиться. Устроенная Леной истерика до сих пор звенела в ушах. Нет, ему было наплевать на все те разговоры, которые обязательно возникнут за его спиной, сейчас его заботило только душевное состояние девушки. Он, конечно, знаком с таким понятием, как «послеродовая депрессия», но даже в страшном сне он не мог предположить, что это коснется его Лены. «Что ему делать? Как быть?» Решив выпить кофе, чтобы привести мысли и чувства в порядок, мужчина подошел к чайнику, заглянул в него и, увидев, что он пустой, осмотрелся в поисках воды. Не найдя ее, взял со стола кружку и направился в сестринскую – спросить кипятка у девчонок-медсестер.

Он практически готов уже был открыть чуть приоткрытую дверь в сестринскую и войти внутрь, когда услышал неприятный для себя разговор. Акушерка Инночка в красках описывала утреннее происшествие. Ее собеседница – известная и порой беспардонная юмористка - процедурная медсестра Наташа внимательно слушала рассказ, вставляя свое «Ничего себе», «Вот это да», «Серьезно?».

- Наташ, ты не представляешь, так вела себя! Ужас! Бедный Витя, опозорила его при всех. Неужели не стыдно? А он еще с ней цацкается, у мужика просто ангельское терпение и железные нервы. Другой бы… - Инночка сделала паузу.
- Да, посмотрела я на эту Кулемину. И чего он в ней нашел? Только, что соплячка молодая. А так, - женщина пожала плечами. - Не его это, не его. Ему девушку постарше бы надо, поумней, способную оценить свое счастье, а не эту истеричку.
- Вот и я о том. Сколько у нас здесь замечательных незамужних девушек, только выбирай. Ни на кого не смотрел, жил своей трагедией. И вдруг… Я чуть с ума не сошла, когда узнала, что он женился. Главное, внезапно так. Никто ничего не знал. Я тогда подумала, наверное, просто суперская девушка, если женился вдруг так внезапно. А это что? – Инна покачала головой.
- Да, Инн, ты, что, не догоняешь? Женился, потому что залетела. Он же мужик у нас благородный.
- Наташ, вот я только поражаюсь, где он с ней познакомиться-то мог и уж тем более переспать так скоро, да настолько потерять голову, чтобы довести до беременности?
- Инн, ты знаешь какая сейчас современная молодежь, - презрительно фыркнула Наташа, - сама на шею, небось, повесилась, да ноги раздвинула. Он что, не мужик? Минутное помутнение, потеря рассудка. В руках молодое, податливое тело, призывно намекающее на секс… Он же не железный, в конце концов.
- Да, но где с такой познакомиться-то можно? Она ведь на четырнадцать лет его моложе, я в карточке посмотрела. Где они могли встретиться? – недоумевала акушерка.
- Где, где, в клубе каком-нибудь.
- В клубе? Ты, что, думаешь, Степнов по клубам ходит?
- А что бы и не сходить? Я не утверждаю, что он там постоянный гость, но пойти развеяться вполне мог. Там она его и подцепила.
- Ну не знаю, не знаю… - с сомнением протянула Инночка.
- А что знать-то, шлюха, она и в Африке шлюха, где ей еще мужиков-то снимать? Залетела, поди, сама не знает от кого, а сказала, что от него. Он и растаял. Сама знаешь, как он к детям относится.
- Не, Наташ, - покачала головой девушка, - пацаненок его, я смотрела: черненький, кучерявенький, глазки голубенькие, да и похож на него.
- Глазки голубенькие, - передразнила Наташа, - они у всех в этом возрасте голубенькие, в плане похожести еще ничего не понятно, а что касается черных кучеряшек, так мало ли брюнетов на белом свете.
- Ты так думаешь?
- Да ясен пень. Сто пудов, провела его, стерва.

Всё, больше Виктор слушать не мог. Распахнув дверь в сестринскую, Степнов рявкнул:

- Вам что, заняться больше нечем, кроме как обсуждать мою жену?!

Девушки притихли, вжались в диван. Голубые глаза, метавшие молнии, не предвещали ничего хорошего. Бог Зевс - громовержец в гневе.

- Инна, я, кажется, вам дал указания по поводу определенных пациенток, - Виктор чеканил слова, - вы все выполнили?
- Нет, я… - растерянно лепетала девушка.
- А раз нет, идите и выполняйте! Вы на работу работать приходите, а не трепаться!

Инночка подскочила и тотчас выбежала из сестринской.

- А вы, Наташа, кажется, процедурной медсестрой работаете?
- Да, - прошептала в ответ Наталья.
- Вот и идите к себе в процедурный кабинет! - прикрикнул на нее Степнов.

Разогнав посиделки, Виктор пытался унять бешено стучащее сердце. Кофе не помогло. Он готов был разорвать всех на мелкие кусочки. «Да как они посмели!»

Комментарии<\/u><\/a>



Спасибо: 126 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 566
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 70

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.08.10 23:56. Заголовок: Огромное спасибо все..


Скрытый текст


***

- Вить, ну, как дела? – вернувшаяся от главврача Светлана посмотрела на коллегу.

Виктор сидел за столом и вертел в руках карточку, женщина догадывалась, чью именно. Его внешний вид не предвещал ничего хорошего.

- Что-то случилось? – напряглась Светлана Юрьевна.
- А то тебе по пути не рассказали, - съязвил Виктор.
- Вить, я не понимаю, о чем ты, - женщина говорила спокойно, - но тон твой мне не нравится.
- Свет, вот скажи: вы, что, здесь все думаете, что Лена шлюха какая-то? Думаете, она мне на шею повесилась сама и, так сказать, изнасиловала? Считаете, что она по клубам шарахалась, спала со всеми подряд, а меня бедного и несчастного на крючок поймала? Может, думаете, что и Ванюшка не мой? Да чтоб вы знали! С Леной мы познакомились в парке, - он уже настолько привык к этой версии начала отношений, что порой ему казалось, что все так и было на самом деле, - она бегала и подвернула ногу, а я ей помог. Разговорились, стали встречаться. Она, между прочим, сирота. Родители погибли в автомобильной катастрофе, когда ей было всего шестнадцать лет! Жили вдвоем с дедом, у которого больное сердце. Какие клубы! Она даже учиться не пошла после школы, а работать устроилась, чтобы себя и деда содержать. Денег на хлеб порой не хватало. А она, между прочим, в школе музыкой занималась, в группе играла, в Снегинку без экзаменов брали. И привычек вредных не имеет, спортом серьезно занималась, КМС по баскетболу. Как вы можете, вообще не зная человека, поливать его грязью! Устроили ей тут «препарацию под микроскопом». Я люблю ее, а она любит меня! У нее просто послеродовая депрессия. Понятно!
- Вить, успокойся, пожалуйста, - холодно ответила Света, - не надо на меня кричать. То, что ты жену защищаешь – это похвально, иначе и быть не может. Только я не знаю, с чего это ты все взял.
- Да услышал очень интересный разговор между Инночкой и Натальей, - бушевал Виктор.
- Нашел, кого слушать! Наташка – язык без костей, помело, лишь бы чего трепать, только не молчать. А Инночка влюблена в тебя по уши, словно не знаешь. Надежды большие имела, а ты вот взял, да и женился неожиданно. Вот лично я так не считаю, как и все здесь, за исключением некоторых, - Света сделала ударение на последнее слово. - Мне Лена твоя очень нравится. Добрая и отзывчивая девушка. Сразу видно – бывшая спортсменка, - она улыбнулась, - быстро оклемалась, соседкам по палате то покушать принесет, то лед из морозилки. И никакого к себе особого отношения, ни одного каприза. Я вообще не понимаю, о какой послеродовой депрессии ты говоришь!
- Тогда я ничего не понимаю, - Виктор сник. - Свет, объясни мне, бестолковому, в чем дело?
- Давай по порядку, сначала ты мне – что произошло, а потом я тебе, если в силах, постараюсь помочь.

Света была замечательным другом, отличным специалистом и, в конце концов, женщиной, к тому же матерью двух очаровательных близняшек, поэтому, плюнув на все условности, Виктор поведал ей все события последних дней, начиная с родов, заканчивая утренним происшествием и Лениной истерикой. Женщина слушала внимательно, иногда переспрашивала, вставляла вопросы.

- Да, Степнов, - усмехнулась Светлана, когда его повествование было закончено, - хорошо ты о жене заботишься.
- Вот именно, хорошо! - Виктор не уловил в словах женщины иронии. - Свет, я же для нее все, понимаешь, все готов сделать, только бы ей было хорошо. А она? Я беспокоюсь о ней, о ее здоровье, забочусь. Вот что не так?
- А ты уверен, что вот это «все», - она сделала ударение на последнее слово, - ей нужно?
- Свет, да ты чего? – удивился Степнов. – Что ты мне предлагаешь! Я не должен заботиться о своей жене?!
- Вот именно, жене! – женщина улыбнулась.
- Я не понимаю тебя.
- Хороший ты мужик, Витя, врач замечательный, ну уж, прости меня за прямоту, бестолковый.
- В смысле? – насупился Степнов.
- Ты у Лены в палате был?
- Ну, да…
- Соседок ее видел?
- Да… - Виктор все еще не понимал, к чему она клонит.
- И что ты видел?

Внезапно до Виктора стал доходить смысл разговора со Светланой. «Придурок!» По тому, как женщина улыбнулась, он понял, что сказал это вслух.

- Понимаешь, Витя, мы, женщины в такие моменты очень ранимы, мы, конечно, вообще существа ранимые, но в период беременности и раннего материнства – особенно. Это я тебе как мама двух детей говорю, а не как врач. Лене сейчас муж нужен, а не доктор. Я ясно изъясняюсь? – Светлана внимательно посмотрела на коллегу.
- Более чем, - Виктор погрустнел, - Свет, скажи, у меня есть еще шанс заслужить прощение, скажи, я еще могу все исправить? Не поздно?
- Свои ошибки никогда не поздно исправлять! Тем более наделал ты их не со зла, а из-за «чрезмерной любви к профессии». Более того, чем быстрее ты их начнешь исправлять, тем лучше будет для всех.

***

Лена лежала на спине, стеклянными глазами уставившись в потолок. Девчонки ее не трогали, тихо переговаривались о своем. Саша заботливо принесла Лене ужин, который так и остался стоять на тумбочке нетронутым. Белый потолок, мерцающая лампа. Бездонность. Пустота. Пустота в ее груди, раздавленное сердце, униженная душа. Холодно, как же холодно… Нельзя согреться, да и некому согреть. Растоптали, прополоскали в помоях, вдавили в грязь. Укол сделан больнее, чем обычно. Пришли вдвоем, шушукаются. Еще бы смирительную рубашку принесли. Грудь расцеживали «до звезд в глазах». «Все, не хочу, ничего не хочу». Она отчетливо слышала, как открылась дверь палаты, как стихли голоса соседок. «Сколько сейчас времени? Детей унесли недавно, значит, около девяти вечера, очередной укол пришли делать? «Любимый доктор» целый курс прописал?» Девушка приподнялась на локте, чтобы посмотреть, да так и застыла. Посреди палаты стоял Виктор, в одной руке он держал потрясающей красоты букет из девяти крупных алых роз, стебель каждой из которых был перевязан золотой «завитушкой». Все это великолепие было помещено в прозрачный целлофан с детской тематикой: смешные мишки одной лапой держали погремушку, а другой попарно растягивали баннер «СПАСИБО, ЛЮБИМАЯ!». В другой руке мужчина держал стеклянный сосуд с водой, видимо, для принесенных цветов. Виктор сначала не решался подойти, видя состояние Лены, боялся получить цветами по физиономии и холодный душ за шиворот. Однако «его заметили», и не в привычке Степнова было идти на попятную. Мужчина сделал решительный шаг вперед по направлению к кровати жены, под изумленным взглядом Лены поставил на тумбочку сосуд с водой, опустил туда букет, присел на краешек кровати. С секунду помедлил, затем аккуратно взял распухшее от слез лицо девушки в свои ладони, наклонился и, легонько коснувшись губ, тихо сказал: «Любимая, спасибо тебе за сына». «Любимая? Она не ослышалась?» Ком стоял в горле, слезы снова предательски подкатывали к глазам. Виктор крепко обнял ее и, прижав к себе, тихо прошептал: «Прости меня, идиота, малыш». Она простила сразу. Не было сил не простить. Он так ей нужен. Как воздух, как пища, как вода. Любимый, ненаглядный, драгоценный муж. Лена обвила руками его плечи и, уткнувшись носом в шею, уже в который раз за день расплакалась. Соленый поток лился за шиворот рубашки, а Виктор, все крепче прижимая к груди Лену, шептал: «Прости меня, Леночка, прости, маленькая моя, не плачь». Он гладил ее волосы, целовал макушку, а она сквозь слезы бубнила в плечо: «И ты меня прости, пожалуйста, мне просто было так больно, так горько, так обидно». Выплакавшись и наизвинявшись, они, наконец, оторвались друг от друга. Мужчина, заметив на Лениной тумбочке остывший ужин, подхватил тарелку и исчез со словами: «Я сейчас». Через несколько минут Виктор вернулся с «дымящейся» тарелкой, пачкой зернистого творога и рогаликом.

- Так, давай-ка поедим, дорогая моя.

Лена улыбнулась на «хозяйское распоряжение» и послушно открыла рот. Скормив ей мясо, приготовленное тетушкой, Виктор принялся кормить ее творогом, при этом он постоянно следил, чтобы Лена откусывала рогалик. Ради него она сейчас, пожалуй, и полкоровы бы съела. Довольный результатом, Виктор снова обнимал ее, шепча на ушко нежные слова, и таял, видя ее искрящиеся глаза. Неизвестно, сколько бы все это продолжалось, если бы в палату не вошла Инночка. Бедная, уже второй раз за день девушка испытала шок. Утром – от сцены семейных разборок, вечером – от сцены трепетного примирения. Промямлив что-то о кварцевании, она поспешила удалиться, а Виктор, с тоской поглядев на Лену, стал прощаться. Он уже ушел, а Лена все продолжала улыбаться, витая в облаках. У нее был «самый лучший муж», «самый красивый букет», и она была «самая счастливая на свете». Отвернувшиеся из чувства деликатности каждая к стене в момент прихода Виктора в палату, Ленины соседки также мечтательно улыбались, думая о своем.

Комментарии<\/u><\/a>



Спасибо: 145 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 600
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 72

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.08.10 22:32. Заголовок: Огромное спасибо все..


Скрытый текст


Глава 16.

Дни в роддоме тянулись долго и до тошноты однотонно. Лучиками света для Лены были частые приходы Виктора. Мужчина старался каждую свободную минуту проводить вместе с ней: когда не мог прийти, то звонил или писал SMS. Все остальное свободное время Лена проводила, болтая с соседками и по телефону с Леркой и дедом.

Сегодня был особенный день. Утром всей палатой они сделали УЗИ и оказались «пригодными» к выписке. Осталось дождаться педиатра с заключением о состоянии здоровья детей. Все трое носились по палате, периодически сталкиваясь друг с другом, повторяя одно и то же: «Ну, когда же, когда?» Невозмутимая Наталья Геннадьевна пришла, как и полагается врачу-педиатру, ровно в полдень. Оглядев замерших в ожидании девушек, улыбнулась и дала «добро». Что тут началось! Телефоны разрывались. «Артем, нас выписывают!», «Дениска, всё, давай приезжай! Вещи там, в комнате, на диване. Да! Да! И Данькины там!» «Ви-и-и-ить!!! Забери меня скорее отсюда!»

Комната для выписки представляла собой большое светлое помещение, украшенное шарами, плакатами с надписями «В ДОБРЫЙ ПУТЬ, МАЛЫШ!», «ПОЗДРАВЛЯЕМ!», различными потешными инструкциями и памятками для счастливых родителей, фотографиями очаровательных малышей, семейными портретами и прочей приятной мелочью. Лера уже десять раз обежала помещение, прочитала все, что только можно было прочитать, посмотрела все, что только можно было посмотреть, а Лена до сих пор не выходила. Остановившись наконец около стены с изображением огромного аиста, в клюве держащем малыша, обратилась к сидящему на диване Степнову:

- Вить, ты хоть бы своим служебным положением, что ли, воспользовался. Пусть Лену быстрее выпишут.
- Лер, - Виктор был невозмутим, - сядь, посиди. Понимаешь, сегодня очень многих выписывают, и, как назло, все приехали и привезли вещи одновременно, поэтому выписывают по алфавиту. Смотри, все ждут. Как я пойду и буду настаивать? Я так не могу.
- Не могу, - передразнила Лера и, посмотрев на очередную «счастливую компанию с младенцем», добавила недовольно. - Ну сколько можно фотографироваться, другие же тоже ждут, а они – то свет не такой, то фон не тот. Вон пусть на улицу идут, тепло там, май. И фон сразу найдут, и свету полно.
- Лерочка, - девушку взял за руку сидевший рядом с Виктором Петр Никонорович, - ну, потерпи немного, видишь, Жукову выписывают, недолго уже осталось.
- Ага, хорошо хоть Ленка фамилию свою оставила, есть шанс часа через полтора выписаться, а Степнову бы мы ждали такими темпами явно до вечера, - Лера картинно закатила глаза, вызвав смех у сидящих мужчин.

Кабанова, Кириллова, Коновалова, Крачкова, Крымова, Кубасова, Кузнецова… «Да чтоб вы все провалились! Сколько вас там еще на букву К!» Наконец, Кулемина. Лера огляделась. Из ожидающих остались только несчастные, встречающие роженицу, которой «повезло» носить фамилию Федотова. Так что хоть Кулемина, хоть Степнова, все одно – предпоследняя. Как по команде, все трое вышли на середину зала. Виктор передал пакеты с вещами и подарками для медсестер с выписки. Лера, не отрываясь, смотрела на дверь и когда та наконец открылась, выпустив в зал бледную Лену, взвизгнула от радости и, подпрыгнув на каблучках, бросилась обнимать подругу, рассудив, что со Степновым они и так каждый день виделись, и поэтому она, Лера имеет полное право первой обнять новоиспеченную молодую мамочку.

Ощупанная и расцелованная подругой, Лена наконец смогла обнять Виктора. Девушке был вручен, как ей показалось, огромный букет. Маленькие, нежные, темно-бордовые бутоны с «пушистыми» краями плотно собраны в помпезную упаковку. Лена попыталась на глаз оценить их количество, когда услышала шепот Виктора: «Не считай, девятнадцать». И вот. Долгожданное. Солидная тетя в белом халате выносит Ванюшу, укутанного в стеганое шерстяное одеяло желтого цвета с выбитым на нем рисунком в виде мишек, машин и пирамидок, перевязанное огромным голубым бантом.

- Поздравляю, - женщина обращается к родителям, жмет руку Виктору и протягивает драгоценный сверток.

Ванюша, сначала внимательно оглядев улыбающуюся и сюсюкающую Леру, довольного прадеда, гордого отца, уставшую, но счастливую маму, изобразил подобие улыбки, оскалив беззубые десны и слегка высунув язычок. Новикова засуетилась, указывая фотографу со знанием дела, где и как лучше снимать, потом то рассаживала, то расставляла родителей, организовывала совместный снимок, в общем, делала все, чтобы Федотовы загрустили еще сильнее.

***

Лена никак не могла поверить в то, что она дома. С того момента, когда ее увезли в роддом, многое изменилось. В прихожей стояла веселенькая, пестрая коляска, в комнате под балдахином – «царское ложе» для Ванюши, пеленальный стол с комодом, колонка, также для детских вещей, большой просторный манеж, ходунки, качельки. А сколько игрушек – не сосчитать… Одна часть была убрана в прозрачные мешки со смешными мордочками зверей, другая располагалась в огромной по размеру красочной палатке. В довершение всего, у стены стояли лошадь-качалка, трехколесный велосипедик с ручкой и маленький, но очень похожий на оригинал, джип. Помимо этого девушка обнаружила в ванной детскую купель на подставке и горку для купания, в кухне – высокий удобный стульчик, а на лоджии – висящие на крючке санки. Видя замешательство Лены, Виктор и Лера довольно улыбались.

- Мы тут с Витей решили все подготовить к твоему приезду. Тебе понравилось? - подруга сияла как медный грош.
- Да, я подумал… Вы ведь с Лерой давно дружите, она тебя хорошо знает, знает твой вкус. Я ей полностью доверился.
- Заметно, - улыбнулась Лена, - Вить, скажи, вы с Леркой все детские магазины скупили или хотя бы что-то оставили другим малышам?
- Не волнуйся, промышленность у нас работает хорошо, - резонно ответила Лера, - так что и другим останется. Пойдем, я тебе лучше покажу, какие мы Ванюше вещи купили.

И здесь Лена поражалась размаху Лериной фантазии и Витиной щедрости. Вещей было не просто много, их было очень много. Насчитав тридцать пар крохотных разноцветных и разнофасонных носочков, девушка не выдержала:

- Вот объясните мне, куда столько носков? Ванюшка быстрее вырастет, чем все их хотя бы по разу наденет.
- Ну, это Витя не смог остановиться и выбрать, так что пришлось брать все, имеющиеся в наличии, - Лера картинно развела руками.
- Ничего, - вмешался в разговор Виктор, - каждый день будешь одевать новые.
- Так, хватит болтать, садитесь за стол, пока Ванюша спит, - прервала радостный разговор Анна Викторовна.

Все пятеро сидели в кухне за празднично накрытым столом. Точнее, Лена не сидела, а полулежала на специально вынесенном по такому случаю с лоджии кресле, поставив тарелку с едой на подлокотник. Анна Викторовна изрядно постаралась. Каких только вкусностей не было! Все поднимали бокалы с шампанским: за маму, за папу, за здоровье малыша, за прадеда, за будущую крестную. «Так, не вздумайте без меня крестить Ванюшу. Крестная я, и точка. Я через два месяца снова приеду, и будем крестить», - было безапелляционно заявлено Лерой. И снова звон фужеров. Лена улыбалась, протягивая ко всем хрустальный бокал, наполненный минеральной водой. Да, яблочный сок ей пить запретили, чтобы у Ванюши не было расстройства, да и красный смородиновый компот тоже, во избежание у сына аллергии. Их радостный гогот был прерван тихим попискиванием, доносящимся из комнаты. Лена вскочила и бросилась к сыну, за ней рванула Лера, а за ними Степнов. Лишь умудренные опытом Анна Викторовна и Петр Никанорович многозначительно переглянулись и остались сидеть на своих местах.

Желтое стеганое одеялко с выбитыми на нем рисунками в виде мишек, машинок и пирамидок шевелилось на «царском ложе» под балдахином. Пока они ехали домой, Ванюша уснул, было решено его не трогать, а просто положить в кроватку. Теперь «главный человек» в доме проснулся и требовал внимания. Лена аккуратно взяла сына на руки и положила на пеленальный столик. За правым Лениным плечом улыбалась Новикова, а за левым – Виктор. Ванюша смотрел на маму и слегка причмокивал.

- Лена, давай разворачивай его скорее, ему, наверное, жарко, он пить хочет, - учила Лерка молодую мать.
- Нет, он, наверное, есть хочет, - предположил Виктор, - Лен, ты давно его кормила?

Лена ничего не ответила, а стала тянуть голубую ленту. Было немного жаль портить эту красоту, ведь сама она вряд ли сможет потом так божественно завязать бант. Развернув одеяльце и пеленки, она с нежностью посмотрела на худенькие ножки в белоснежных носочках, малюсенькие кулачки, которые Ванюша, высвободившись, тут же потянул в рот, голенький животик, перемазанный марганцовкой, под задравшимися распашонками.

- Какие пяточки, какие пальчики, - умилялась Лерка, - Вить, он так на тебя похож.

Лена «оценила» ситуацию. Ощутив характерный запах, она отстегнула одну из липучек памперса и заглянула внутрь. «Так, теперь понятно, в чем проблема». Успокоив дрожащие руки, молодая мама взялась за дело. Вытерев перемазанную попку влажными салфетками, Лена поменяла памперс, сняла беленькие носочки, одела легкие малюсенькие ползунки, поверх них – выуженные из тридцати пар разноцветные полосатые носки, сменила взмокшие распашонки, сняла шапочку и чепчик, потрогала влажные кудряшки, подумала и повязала новый тонюсенький ситцевый чепец с яркими желтыми уточками. Лера и Виктор, как завороженные, смотрели на это «священное действие». Ваню решено было покормить, чем Лена и занялась, заставив наблюдавших умиляться еще сильнее.

Уже вечером, проводив дорогих гостей, молодые родители купали сыночка. Надо сказать, действие это мальчишке очень понравилось. Он возлежал на горке, позволяя тереть себя рукавичкой, не капризничал, когда его поливали водой, одевался без слез, засовывая в рот кулачки, чем, конечно, затруднял процесс. И только когда гордый и счастливый отец взял его на руки, отнес в комнату и положил в кроватку, Ванюша звонко заверещал. Виктор испугался, что сделал что-то не так, причинил боль сыну, но был успокоен Ленкой, уверившей его, что мальчик просто голоден, вот и орет. Через несколько минут мужчина с трепетом смотрел на закрытые глазки и чмокающие губки, по-хозяйски обхватившие Ленин сосок. Мадонна с младенцем!

Комментарии<\/u><\/a>


Спасибо: 130 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 634
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 72

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.08.10 23:00. Заголовок: Огромное спасибо все..


Скрытый текст


Глава 17.

День ото дня становилось теплее. Все ярче светило солнце, все длиннее были дни, все короче ночи. Май плавно передавал права июню. Лена уже привыкла к своему новому статусу. Все увереннее становились ее движения, все реже совершала она бестолковые действия. Теперь девушка не подскакивала ежеминутно с постели каждую ночь, чтобы проверить, дышит ли Ванюша, а вставала лишь по требованию сына. Если у Виктора не было ночного дежурства, то есть мужчина ночевал дома, он вставал вместе с Леной. «Спи, ты чего?» - каждый раз улыбалась девушка. Но Степнов все равно продолжал вставать. Приносил, уносил Ваню, с умилением наблюдал за процессом кормления. Ежедневно Лена гуляла с сыном в парке. Вывозя свою «веселую» коляску, здоровалась с бабушками, сидящими у подъезда. Ей приятно было слышать вслед приглушенный шепот: «Какая славная девушка. Это жена доктора. Да. Да. Того, с четырнадцатого этажа. Соседа Петровны. Сынок у них, сама спрашивала».

Лена очень любила дни, когда Виктор был дома. Любила весь их день с самого утра и до вечера. Виктор с умным видом готовил ей «полезный завтрак», пока молодая жена кормила сына. Затем они часами играли с Ваней, пока тот откровенно не начинал зевать. Но больше всего Лена любила гулять с мужем в парке. Казалось, в такие моменты девушка сама себе завидовала. Мужчина одной рукой уверенно катил коляску, другой сжимал ладонь Лены. У девушки возникало ощущение абсолютного счастья, когда они останавливались, встречаясь с «бывшими беременными» Степнова, а ныне мамами, переговаривались, рассказывая об успехах детей, а затем шли дальше. Лена в такие моменты инстинктивно прижималась к Виктору, а он легонько целовал ее в макушку. Девушка буквально считала дни до предстоящего отпуска мужа, чтобы полтора месяца жить только своим семейным счастьем. Строила грандиозные планы.

Вот и сегодня Лена с грустью смотрела на часы. Чудесный день подошел к концу. Они выкупали и уложили Ванюшу, а теперь сами готовились ко сну. Завтра у Виктора дежурство, а значит, он уйдет, пока Лена будет спать и вернется лишь в девятом часу вечера.

Сегодня ночью девушке почему-то не спалось. Ванюша сопел в кроватке, казалось бы, спи, не хочу, а у нее сна не было ни в одном глазу. Прислушалась. Со стороны кушетки слышалось размеренное дыхание Виктора. Сама не зная зачем, Лена встала, подошла к мужу, присела на краешек его постели и залюбовалась им. Ресницы слегка подрагивают, мерное дыхание, легкая улыбка на губах. «Интересно, что ему снится? Такая счастливая улыбка».

***

«…Свет. Не яркий, режущий глаза, а приглушенный, теплый, обволакивающий. В него хочется закутаться, словно в одеяло…

- Витя, здравствуй.

Знакомый до боли голос. Знакомый, но как же давно Степнов его не слышал… Мужчина оборачивается и видит перед собой девушку. Рыжие волосы рассыпаются мягкими волнами по плечам, серые глаза смеются. Он не в силах произнести ни слова.

- Тебя можно поздравить, любимый. Какой замечательный малыш. Сын! И жена – юная, очаровательная девушка. Ты счастлив? Хотя зачем я спрашиваю? Это же очевидно. Ты любишь ребенка и любишь ее. Да, да, не отрицай. Любишь ее. Любишь сильно, до боли в сердце, до мурашек, до сладкой неги. Я вижу, как ты на нее смотришь. Я знаю этот взгляд. Не смущайся. Все правильно. Она хорошая девушка и заслуживает твою любовь. Люби ее, как меня любил, точнее, нет – сильнее, чем меня любил! Я так рада, что ты наконец-то улыбаешься, живешь, а не существуешь. Родной, обещай мне всегда быть таким счастливым! Обещаешь?

Легкое прикосновение губ к щеке, шее, губам. Он помнит это дыхание, этот вкус, это безудержное счастье.

- Прощай, любимый!

Она уходит, свет поглощает и растворяет знакомую до боли фигуру, уносит навсегда ее аромат. А он? Стоит на месте, не в силах бежать за ней, лишь тянет руки, выдыхая имя…»
Виктор зашевелился. Сидящая на кушетке Лена успокаивающе погладила мужа по щеке. В ответ на прикосновение услышала его полный горечи, тихий, сонный голос: «Настя, Настя, Настя!» Словно ошпаренная, Лена отдернула руку от лица мужчины.

Комментарии<\/u><\/a>




Спасибо: 132 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 656
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 73

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.08.10 23:39. Заголовок: Огромное спасибо все..


Скрытый текст


Глава 18.

Почему с самого утра у Виктора возникло ощущение, что сегодня должно произойти что-то нехорошее, он и сам не знал. Просто как-то по-особенному стучало сердце, предвещая беду, сосало под ложечкой, все валилось из рук, а самое главное – безумно, отчаянно хотелось домой. Он уже несколько раз позвонил Лене и тетушке. С их слов, все было в порядке. Так почему же? Почему вдруг он очень сильно переживает? Что так заставило его беспокоиться? Мужчина еще раз позвонил Лене. После разговора с ней понял, что именно вызывает беспокойство. Жизнерадостная Лена всегда с упоением начинала рассказывать ему о Ванюшке, о том, как они проводят день. Остановить ее было невозможно, да он и не хотел, прерывал, только если требовал «врачебный долг». А сегодня сухие односложные ответы. «Господи, Ленка, что случилось?» Виктор инстинктивно чувствовал – дело в нем. Лихорадочно перебирая в памяти последние события, пытался понять, в чем он провинился, и не находил ответа. Это пугало еще больше. Еле доработав до конца смены, буквально примчался домой. Вошел в комнату, и сердце похолодело сразу. На диване лежали собранные и упакованные в сумки Ленины вещи. Ванюша спал в кроватке. Девушка, одетая далеко не по-домашнему, стояла у окна.

- Лен, - Виктор тронул ее за плечо, - как это понимать? – он указал на диван.
- Я ухожу, - тихий и спокойный ответ.
- Куда? Зачем? Почему? – недоумевал мужчина. – Что случилось? Объясни.
- Ничего не случилось. Просто… - Лена на мгновение задумалась, а потом добавила, - я устала.
- Как устала? Разве тетя Аня тебе не помогает? Кстати, где она? – Виктор, пребывающий в шоковом состоянии от Лениных слов, вертел головой в поисках родственницы.
- Она пораньше ушла. У нее дела. Но дело не в этом.
- Лен, я все понимаю… - мужчина попытался взять себя в руки. - Ты потерпи немножечко. Скоро у меня отпуск… И мы…
- Вить, ты меня слышишь?! – повысила голос Лена. – Дело не в этом. Я просто устала быть твоей женой!
- Лен, - растерялся Виктор, - но мы же… у нас же…
- Вить, «нас» - нет, и «мы» - тоже не существуем. Ты забыл, что между нами просто договор, условия которого я выполнила, теперь твоя очередь. Ты обещал развод по первому требованию. Считай, что я потребовала.
- Лен, а как же Ванюша? – Виктору казалось, что он видит страшный сон, в котором перед ним не его Лена, а ее двойник, похожий на девушку только внешне.
- Ванюша, - Лена на секунду задержала дыхание, - останется с тобой. Всё, я пошла.

Девушка подхватила самую легкую сумку и вышла в коридор.

- Если не сложно, остальные сумки завези, как будет время. Самое необходимое я взяла.

Виктор смотрел на обувающуюся девушку и не мог поверить в то, что происходит сейчас.

- Ну, все, прощай, - еле слышно.

У мужчины дрожали руки. «Нет, я не могу этого допустить. Нет! Никогда!» Вмиг он очутился перед готовой было уже открыть дверь Леной, схватил ее за плечи и прижал к себе.

- Нет, Лена, я тебя никуда не отпущу!!! Я тебя никогда не отпущу!!! Я думал, что смогу, если попросишь, но я ошибся. Я не могу без тебя!!! Я не смогу, понимаешь?! Скажи, в чем моя вина? Я все исправлю!!! Только, пожалуйста, не уходи!!!
- Вить, прошу, не начинай. Это была твоя идея, ты мне обещал!!! – в отчаянии крикнула Лена, упираясь ладонями в его грудь и пытаясь оттолкнуть его.

От его близости кружилась голова, по телу теплой волной растекалось возбуждение.

- Ты с этим своим помирилась?! – Виктор тряс девушку за плечи, пытаясь заглянуть ей в глаза. – Скажи!!! Где ты его видела?! Что он тебе сказал?!
- Пусти!!! – молила Лена.
- Нет!!! Никогда!!! Пожалуйста!!! – Степнов еще крепче сжимал в объятиях хрупкое тело девушки, целуя ее виски, щеки, по которым текли слезы, прижимался к макушке, вдыхая аромат ее волос.

В этот момент из комнаты раздался требовательный плач Ванюши.

- Вить, иди к сыну!!! Он плачет!!! – просила девушка.
- Леночка… - он пытался поймать ее взгляд.
- Иди, прошу… - мольба.

Не вынеся криков ребенка, мужчина рванул в комнату. В тот же момент он услышал хлопок закрывающейся двери.

***

Лена неслась вниз, перепрыгивая через три ступеньки, боясь, что он ее догонит. Душили слезы, глаза застилала пелена. Решение пришло сразу, как только Анна Викторовна сказала, что ей нужно уйти пораньше к зубному. «Все правильно! Я делаю все правильно. Так будет лучше. Кому? Господи, кому будет лучше? Но и так, как сейчас, невыносимо!»

Бежала по улице. Не заметила, как оказалась на пороге родной квартиры. Словно во сне нажала кнопку звонка. Через мгновение дверь распахнулась, и в проеме возник Кулемин.

- Лена? – испуганно произнес он. – Что случилось? Что-то с Ваней? С Витей? Леночка, да не молчи!!!

Петр Никанорович наконец заметил в руках внучки сумку. Его глаза округлились от изумления. Втянув Лену за руку внутрь квартиры, он с ужасом произнес:

- Леночка, внученька моя, вы с Виктором расстались? Ты ушла? Он тебя выгнал? Да не молчи, прошу!!!

В ответ на допрос деда Лена разрыдалась. «Господи, что со мной творится? Стала настоящей ревой. Это я-то!» Ведь знает, что плакать нельзя – у деда больное сердце, но ничего не могла с собой поделать. Хранить тайну не было больше сил.

- Я не могу так, дедуль! – в отчаянии.

Комментарии<\/u><\/a>


Спасибо: 128 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 697
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 73

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.09.10 21:39. Заголовок: Огромное спасибо все..


Скрытый текст


В ту же секунду дед взял из рук девушки сумку, поставил на пол и, обняв Лену за плечи, отвел ее в комнату. Усадив внучку на диван, Петр Никанорович присел рядом и стал успокаивающе гладить девушку по волосам.

- Расскажи мне, Леночка, что случилось?

Умом она понимала, что рассказывать деду ничего нельзя во избежание потрясений, опасных для его здоровья, но и не рассказывать уже не могла, была просто дикая потребность выговориться. Лена начала свое повествование. Сбивчиво, запинаясь, нервно рассказывала все с самого начала: про Васю, беременность, про решение сделать аборт, про знакомство с Виктором, про его предложение и печальную историю. Она рассказывала, не тая, подробно, в мелочах. Говорила о своих эмоциях и завершила рассказ услышанным вчерашней ночью. Когда наконец Лена закончила повествование, с удивлением обнаружила, что прошло уже достаточно времени.

- Да… - от такого потока новой информации Петр Никанорович растерялся.
- Дедуль, тебе плохо? – Лена обеспокоенно заглянула мужчине в глаза.
- Нет, нет, - он поспешил успокоить внучку, - Леночка, так ведь Виктор - святой человек!
- Дед, ты не понимаешь, у нас был просто договор, я условия выполнила и теперь больше ему не нужна, - слезы снова предательски катились по щекам.
- Да с чего ты взяла? – мужчина всплеснул руками. – Он тебя выгнал? Или что-то сказал? Ты сама сделала выводы, притом, неправильные, по моему мнению.
- Да, не выгнал! Более того – удерживал.
- Вот! – Петр Никанорович назидательно поднял указательный палец.
- Дед, да как ты не поймешь, - возмущалась Лена, - я ему не нужна. Ему порядочность не позволяет меня выгнать. Он никогда и никого больше так не полюбит, как свою жену!
- Да, так не полюбит, а полюбит по-другому. Ты ведь тоже его жена, - не сдавался Кулемин.
- Дед, ты издеваешься?! – прокричала Лена. - Мне и так плохо! А ты…
- Плохо?! – не выдержал Петр Никанорович. – Оставила ребенка и мужа только из-за каких-то слов, сказанных им во сне? Кому ты чего доказала? За свою любовь нужно бороться!
- Дед, ты чего… Какая любовь? – растерялась Лена.
- Еще скажи, что ты Виктора не любишь. Я, хоть и старый человек, но способен отличить искреннее чувство от подделки!
- Это неважно. Он всегда будет любить только Настю, - с горечью прошептала Лена.
- Да, внученька, он всегда будет помнить о ней и даже любить, но это не значит, что он не способен полюбить вновь. Более того, я вижу, что он тебя любит. Сильно, искренне.
- Любит?! Да с чего ты взял? Когда любят, так себя не ведут. Когда любят, хотят быть вместе каждую свободную минуту.
- А у вас разве не так? – улыбнулся мужчина.
- Да, но, - Лена смутилась, - но это как-то по-дружески, что ли.
- Лена, ты еще слишком молода. Для тебя все очевидно. Но послушай меня, не торопи его. Он любит тебя, поверь, просто, может, себе боится признаться. Потом внутренне он чувствует вину, что полюбив тебя, предает память своей жены. Ему нужно разобраться в себе, позволить себе быть счастливым.
- Дед, а что же делать мне? – испытывающий взгляд.
- Ждать, - улыбнулся пожилой мужчина. - Я понимаю, тебе трудно, но поверь, это время уже не за горами.
- С чего ты взял? – смутилась девушка.
- Да потому что любит он тебя уже давно. Он полюбил тебя до того, как сам это понял, до того, как ты поняла, что любишь его. Полюбил, как только тебя увидел, неосознанно, неподконтрольно.
- Почему ты так думаешь? – недоверчиво.
- Потому что предложение замуж могло поступить только от сильно влюбленного мужчины, - заключил Петр Никанорович.
- Дед, - Лена покачала головой. - Витя меня просто пожалел, мне нельзя было делать аборт.
- Он, конечно, добрейшей души человек, но вряд ли сделал бы такое предложение девушке, абсолютно для него безразличной, - мужчина серьезно посмотрел на внучку.
- Как же быть, дедуль? – в глазах вопрос.
- Как, как? Бери сумку и отправляйся домой к мужу! – безапелляционно.
- Как же я так вернусь, что скажу? – растерялась девушка. - А если он меня не пустит?
- Молча вернешься. Поверь, никто даже не будет выяснять причины твоего поступка.
- Почему ты так думаешь?
- Интуиция, – улыбнулся пожилой фантаст.

***

Виктор уже четвертый час ходил с кричащим Ванюшей на руках. Мальчик был голоден и никак не хотел успокаиваться. Приготовленная по инструкции смесь безжалостно выплевывалась сыном. Ребенок лягался, бил ручонками грудь мужчины и поворачивал голову в поисках соска. Тыкаясь каждый раз приоткрытым ртом в мягкую ткань футболки, Ванюша начинал реветь еще громче, показывая свою обиду.

- Знаю, сыночек, знаю, родной, - пытался его успокоить Виктор, - мне тоже ее не хватает. Но что же делать, малыш, мы должны учиться жить без мамы.

Ком стоял в горле, к глазам подступали слезы, в голове звучало буквально одно лишь слово «развод». «Как она могла? Почему? Что я сделал не так?» Измученный бессонницей ребенок наконец задремал на широком плече Виктора. Боясь, что сын опять проснется, если его положить в кроватку, мужчина осторожно прилег на кушетку, стараясь не растревожить Ванюшу, и забылся чутким сном-полудремой. Проснулся он от осторожного царапанья металла по дверному замку. Взглянув на часы, которые показывали половину шестого утра, напрягся. Дверь тихонечко отворилась, пропуская в коридор гостя. Шуршание, затем тишина. «Тетушке еще рано приходить. Кто? Воры?» Виктор попытался встать, от неосторожного движения проснулся Ванюша и громко заплакал. Положив кричащего сына на кушетку, Степнов уже подготовился дать отпор непрошеным гостям, когда в комнату буквально влетела Лена.

- Ванечка, сыночек, - девушка подхватила мальчика на руки.

Моментально стянув футболку, Лена прижала ребенка к наполненной молоком груди. Изголодавшийся Ванюша тотчас принялся с жадность поглощать такое желанное угощение. Он причмокивал, давился, хныкал, теряя сосок, опять его ловил.

- Не спеши, малыш, - мурлыкала Лена, из припухших красноватых глаз которой текли слезы, - прости маму, она больше никогда и никуда не уйдет от тебя. Кушай, кушай, папка кашей невкусной кормил. Солнышко мое…

Виктор стоял не в силах пошевелиться. «Она вернулась! Она вернулась! Она вернулась!» Все остальное неважно.

Комментарии<\/u><\/a>

Спасибо: 136 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 720
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 74

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.09.10 23:37. Заголовок: Огромное спасибо все..


Скрытый текст


Глава 19

Они не обсуждали Ленин поступок. Боясь ее снова нечаянно обидеть или, хуже того, потерять, Виктор для себя списал уход и возвращение девушки на хроническую нервную усталость: в последнее время ей многое пришлось пережить. А Лена была ему благодарна за отсутствие вопросов. Их семейная жизнь входила в обычное русло: легкое общение, игры и прогулки с сыном, восторженные рассказы Лены о «подвигах» Ванюши. И все-таки кое-что изменилось. Мужчина с приятным удивлением обнаруживал постоянные перемены в девушке. Пока он не знал, как к этому относиться, но ему была безумно приятна внезапно возникшая забота жены по отношению к нему. Лена готовила ему завтраки, вставала, чтобы проводить на работу, встречала вечером с горячим ужином. Одним словом, вела себя как настоящая жена. Сидя за столом, он не мог оторвать взгляда от перемещающейся по кухне Лены. Приказывал себе: «Встань! Что расселся, как маленький! Помоги! Она ведь с сыном устает за целый день». Но как же приятно было просто ничего не делать, а только любоваться девушкой… Рождение ребенка пошло ей на пользу. Формы округлились, приняв еще более выразительные очертания, увеличенная грудь была весьма соблазнительной. Изучая ее тело, одетое в футболку и домашние спортивные брюки, Виктор испытывал колоссальные эмоции. Какая же она все-таки красивая, сексуальная и, ему особенно нравилось это слово, аппетитная! Он смущался, когда Лена, поймав его раздевающий взгляд, говорила каким-то протяжным бархатным голосом: «Нравлюсь?» Этот взгляд из-под челки, непроизвольное облизывание губ, легкая улыбка туманили рассудок.

Все пошло не так. Обещанный отпуск в полтора месяца превратился в двухнедельный. Кто-то заболел, у кого-то непредвиденные обстоятельства, и срочно нужно их решать, кто-то вообще решил уйти на пенсию. В общем, Виктор остался крайним. «Пойми, работать некому!» Лена стоически перенесла это известие, хотя, конечно, безумно расстроилась, но вида не подала.

- Самое главное в твой отпуск Ваню окрестить, Лерка обещала приехать, - резюмировала Лена полученное известие.

***

Жаркий июльский день. Беспощадное солнце калило несчастных людей, словно на сковородке. В коридорах женской консультации томились измученные беременные, тяжело отдуваясь и обмахивая себя медкартой, периодически пили водичку. Духота, царившая в здании, взвинчивала нервы до предела, заставляя людей ворчать, бурчать, огрызаться и возмущаться. И вот в этом клокочущем людским недовольством помещении появилась девушка. Собранный на макушке светлый хвостик, челка, заправленная под ободок, коротенькие светлые шорты выгодно подчеркивали стройные загорелые ноги, яркий топик едва прикрывал грудь, к которой она прижимала крошечное создание в забавном полосатом боди, желтых носочках и колпачке. Лучезарно улыбаясь, она шла по направлению к кабинету номер пять.

- Девушка, вы куда? – послышались недовольные голоса.
- А у меня талон на одиннадцать пятнадцать, - нахалка даже не сбавила хода и скрылась в недрах кабинета.

Прошло два месяца с момента рождения Ванюши, и Степнов со своим осмотром после родов доставал Лену каждый день, начиная с девятого июля. Говорил, что сам принесет ей талон, пусть только скажет время. «Одиннадцать пятнадцать» - она даже не задумывалась.

«Вот он, кабинет номер пять. Сколько же всего произошло с тех пор, как я побывала здесь впервые…» Уверенно открыв дверь, девушка шагнула внутрь и поздоровалась.
Виктор обернулся на такой родной Ленкин голос и потерял дар речи. «Ах, чертовка, как оделась!»

- Привет, а вот и я! – лучезарная улыбка.
- Ой, Ванечка, как ты вырос, - акушерка Оля поспешила подхватить малыша на руки.
- Лен, ну зачем ты с Ванюшкой-то пришла, больница все же, не дай бог, - пожурил жену Виктор.

Пока Ольга развлекала наследника, врач осмотрел свою пациентку, безусловно сделав «замечание» по внешнему виду и услышав в ответ: «Ты не представляешь, какая на улице жара».

- Ну, доктор, все у меня в порядке? – Лена явно издевалась.
- На первый взгляд все хорошо, но стоит подождать результатов анализов, - парировал мужчина.
- Степнов, не будь занудой, - рассмеялась.

Попрощавшись, девушка подхватила на руки сына и удалилась.

- Знаешь, Вить, - задумчиво произнесла Оля, - я же скептически отнеслась к твоему решению жениться на Лене, ты ведь в курсе, но сейчас смотрю на вас и думаю: ты правильно поступил, вы такие счастливые и… - девушка сделала паузу, - влюбленные.
- Оль, - Виктор слегка смутился, - неужели так видно?

В ответ акушерка только утвердительно закивала головой.

Комментарии<\/u><\/a>


Спасибо: 130 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 768
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 75

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.09.10 21:07. Заголовок: Огромное спасибо все..


Скрытый текст


Глава 20.

Церковь Архангела Михаила в этот утренний час была заполнена народом. Небольшая и уютная, она словно растворялась в пышной растительности и скрывалась от посторонних глаз. Лишь позолоченные купола с крестами виднелись над вековыми деревьями.

Лена жутко нервничала. Низким грудным голосом говорил батюшка, попискивали младенцы, и в каждом вскрике девушка пыталась расслышать голос Ванюши. Все мамочки смиренно внимали молитве, читаемой специально для них, пока их детишек окунали в купель. И Лена внимала, точнее, пыталась. Таинство крещения Ванюши познавали Виктор, Анна Викторовна, Петр Никанорович, крестная мама – Лера Новикова и крестный отец – Андрей Власов, молодой анестезиолог и близкий друг Виктора. Лера, безусловно, прониклась важностью момента, однако эта важность не мешала ей безбожно заигрывать с крестным отцом. Мужчина краснел и смущался под оценивающим взглядом девушки. Когда они одевали крестника, Лера, словно ненароком, коснулась руки Андрея, провела по ней своей мягкой теплой ладошкой и очаровательно улыбнулась. Уже позже, когда виновник торжества мирно посапывал в своей кроватке, а дружная компания отмечала важное событие в жизни Ванюши, от глаз присутствующих не ускользнул откровенный флирт со стороны Новиковой.

- Все, попал твой Андрей. Лерка взяла его в оборот, - шепнула Лена на ухо Виктору.

В ответ он улыбнулся и тоже прошептал:

- А, по-моему, он не против этого.

***

Уставшие от событий сегодняшнего дня, молодые родители присели на диван. Гости ушли. Андрей, естественно, пошел провожать Леру. Ванюша, измучившись за утро, до сих пор сладко спал.

- Устала? – Виктор с нежностью посмотрел на Лену.

Та лишь отрицательно покачала головой. Встретившись с Виктором взглядом так близко, девушка поразилась глубине его глаз. Они манили, затягивали. Непонятный блеск провоцировал. Повинуясь порыву, девушка придвинулась ближе, забросила ноги на диван, обхватила руку и положила голову на плечо мужчины.

- Ты такой хороший, Вить, - тихо выдохнула она, на секунду задумалась и добавила уверенно, - нет, даже не так, ты самый лучший.

Эти искренние зеленые глаза, светлые, слегка растрепанные волосы, чуть приоткрытые губы, бархат ее кожи на своем плече, трепетные пальцы сжимают руку. «Ленка, милая моя, это ты самая лучшая!» Мысли стремительно мелькают в голове, эмоции накрывают. Нет сил и желания сдерживать свои порывы. Хватит врать самому себе, хватит притворяться, прикрываться благородными намерениями! Всё, достаточно!

Мужские ладони касаются щек. «Малыш», - шепот в самые губы. Легкий, нежный поцелуй, еще один. Осторожно опрокидывает на спину и кладет ее голову на свои колени, смотрит сверху вниз в пронзительно-зеленые глаза. Чуть касаясь указательным пальцем, очерчивает контур лица, глаз, носа, линии губ, шеи, чувствуя, как юное тело чутко отзывается на его нежные прикосновения. Приподнимает с колен ее голову, слегка наклонившись, снова касается губ. «Иди сюда», - легкий шепот. И вот Лена уже сидит на его коленях, притихшая, до конца не осознающая долгожданную реальность. Уверенным движением снимает сначала ее футболку, затем свою. Прикосновение прохладных ладошек к широкой груди туманит сознание. Рука скользит по плечу, стягивая бретельку и обнажая грудь. Осторожное касание губами, язык ласкает сосок. Ладони гладят поясницу, удерживая Лену, готовую потерять рассудок от происходящего. Характерное жжение. Легкий смешок. «Не буду отнимать у сына ужин». Попытка остановить молочные ручьи тонкой тканью бюстгальтера. Прижимает к себе. Опять поцелуй, более требовательный, страстный. Еще один, еще. Хватают глоток воздуха и снова к желанным устам. «Колючий», - шепот, который заглушает очередной поцелуй. «Ложись», - команда, сводящая с ума. Его губы целуют живот. От каждого прикосновения тело Лены слегка приподнимается над диваном. Руки мужчины добрались до брюк девушки и даже спустили их вниз, снять не смогли, остановились, увидев очередной любимый «шедевр коллекции». Пальцы принялись поглаживать рисунок, заставляя девушку тяжело дышать, а когда они проникли под «веселую картинку», Лена то ли прохрипела, то ли простонала что-то невнятное и заелозила от нетерпения и накрывшего ее возбуждения. И как это часто бывает, в самый ответственный и неподходящий момент в очередной раз в дело вмешался Ванюша – блюститель нравов в семье Степновых. Он требовательно заплакал, заставив Виктора непроизвольно выругаться. Лена вскочила и, натягивая на ходу брюки, поспешила к сыну.

***

У вас когда-нибудь возникало ощущение неизбежного, неотвратимого наступления чего-либо? Естественно, в положительном смысле. Например, когда ты идешь по залитому солнцем пляжу далекой экзотической страны и понимаешь, что сейчас встретишь здесь, на чужой территории до боли родное лицо друга. Невероятно? Но так происходит. И ты удивляешься тому, как твоя интуиция вперед тебя сказала: «Будет так!» Вот и Лена, и Виктор понимали все. Назад пути нет, теперь только вперед. Воздух в комнате раскалился от предчувствия близости. Они смотрели друг на друга, нервно облизывая внезапно пересохшие губы. Решительную Лену даже слегка пугали его глаза, вмиг превратившиеся из голубых в темно-синие. Взгляд сжигающий, испепеляющий, говорящий лишь одно: «Ты – моя!»

- Агу, гугу, угу, - накормленный Ванюша выгибался на Лениных руках, изображая бурную радость и недоумевая, почему же мама так старается снова уложить его спать.
- Сыночек, поздно уже, спать пора.
- Ууу…
- Никаких «ууу», спать.
- Аааауууу, ууууаааа…
- Ванюша, завтра маме попоешь. Завтра солнышко встанет, будем с тобой песенки петь, а сейчас баиньки.

Дыхание стоящего рядом Виктора обжигало кожу, рука, лежащая на плече, заставляла тело подрагивать. Сознание отключалось, подчиняясь инстинктам.

- Давай его мне, - хриплый голос, - а ты пока постель постели, да в душ иди первая, а я потом.

От слова «постель» у Лены в очередной раз перехватило дыхание. Она метнулась к шкафу, достала новый комплект постельного белья и принялась лихорадочно стаскивать наволочку с подушки. Заправляя одеяло в «чудо бязевой абстракции», столкнулась взглядом со смеющимися глазами Степнова. Улыбнулась в ответ и, подхватив снятое белье, удалилась в ванную. Лена не знала, сколько времени она там провела. Сначала девушка пыталась остыть под прохладными струями, затем согреться под теплыми, после этого с остервенением драила себя мочалкой, будто не мылась полгода, и наконец крутилась около зеркала, придирчиво разглядывая свое отражение. Лена не хотела признаваться себе в очевидном: она волновалась.

Вернувшись в комнату, девушка умилилась увиденной картине: Виктор расхаживал взад-вперед, покачивая Ванюшу и напевая ему что-то о солдате, у которого выходной и «пуговицы в ряд». Ребенок, удивленный внезапно открывшимися вокальными способностями отца, смотрел на него во все глаза и одобряюще крякал, размахивая в такт ручонками.

- Ты его укладываешь или разгуливаешь? – улыбнулась Лена, принимая сына из рук супруга.

Этот откровенный, без стеснения, изучающий взгляд. Ей показалось, или он, действительно, довольно прищелкнул языком?

Когда Виктор вернулся из душа, Ванюша уже лежал в кроватке, которую Лена покачивала, дабы сынуля покрепче заснул. В какой-то момент девушка забыла, как дышать. Она впервые видела мужа раздетым, в одном белье. Мягкий трикотаж соблазнительно обтягивал фигуру, подчеркивая ее «явные достоинства». Лена судорожно сглотнула и принялась сильнее раскачивать кроватку. В голове пронеслось: «Бог! Мой Бог!» «Бог» приподнял краешек одеяла и мягко проскользнул в недра постели, повернулся на бок, поднялся на локте и многозначительно посмотрел на молодую жену.

- Лен, - позвали из района дивана, - ложись, давай, Ванюша уже спит.

Как говорится, слушаясь и повинуясь, девушка приглушила свет и забралась под одеяло. Он лежал совсем близко, только руку протяни. И почему она внезапно оробела? С минуту ситуация была неясной, пока наконец Виктор по-хозяйски не придвинул Лену ближе к себе. Крепкие мужские объятья… От его близости перехватывало дыхание. Нескончаемый поток страстных поцелуев... Лена испытывала колоссальное возбуждение, прижималась к Виктору всем телом, крепко обнимая сильную спину. Он горел под ее ладонями, она плавилась от его ласк. Затуманенные страстью глаза. Жар сплетенных тел под одеялом. Чтобы не сойти с ума, Виктор резким движением сбросил одеяло в ноги. Поток свежего воздуха слегка охладил разгоряченные тела. Уверенными движениями, без всяких прелюдий, мужчина стянул с девушки футболку и трусики, оставив один лишь бюстгальтер. Памятуя о молочном наводнении, его он снять не рискнул. Слегка сжал грудь, провел большими пальцами по ткани, скрывающей соски, почувствовал влагу, легонько коснулся мокрых пятен губами. Настанет время, и он обязательно их поцелует так, как хочет, даже нет, он их «съест». А пока… Пока его губы целуют шею, плечи, руки гладят, изучая такое знакомое и одновременно незнакомое тело. Лена тяжело дышит, пытаясь ласкать его. Он настойчиво и требовательно заставляет отдавать для ласк и поцелуев каждую понравившуюся ему частичку тела. Щеки девушки полыхают то ли от страсти, то ли от смущения, то ли от бесстыдства. Отдается, открывается навстречу доселе неведомым для нее, но просто космическим ощущениям. И вот он снова смотрит ей в глаза, дыхание обжигает губы, поцелуй – бесконечный, требовательный, страстный. Раздвигает и забрасывает ее ноги на свои бедра. Секунда, и Лена с тихим стоном выгибается под его напором, пытаясь не только двигаться, но и дышать в унисон с партнером. Несколько мощных движений, и девушка, вскрикнув, сжимает его тело еще сильней. Конвульсивная дрожь, тяжелое дыхание, он держит ее, не уходит, стараясь каждым движением проникнуть глубже, а она лишь непроизвольно вздрагивает, порывисто дышит, а тело постепенно наполняет сладкая истома. Обессиленная, она обмякла в его руках, слабо реагируя на дальнейшие движения мужчины. Но его требовательные руки, подхватывающие ее почти сползшие с него ноги, да тихий нечеловеческий рык заставляют Лену продолжить «работу». Он крепко держит ее безвольное тело, увеличивает темп, а она всеми силами старается успеть за предложенным ритмом. Сдавленный стон, и уже практически ничего не соображающая Лена прижимает к себе его ставшее непомерно тяжелым тело, сводимое судорогой, ощущая приятную боль от его зубов, кусающих плечо. «Нереально! Боже, как нереально!»

Они лежали молча, обнявшись и прижавшись друг к другу, думая о своем, еще раз переживая недавно произошедшее событие. Тела и губы горели, помня ласки и поцелуи. Лена почему-то вспомнила Ваську. Его вечное «Ленк, ну давай, я хочу», сопение и пыхтение в ухо, резкие болезненные движения, грубые ласки, хотя их и ласками-то назвать было сложно: просто задранная футболка, спущенные штаны, раздвинутые ноги, никаких поцелуев, прелюдий, вошел, подергался и отвалил. Из всех воспоминаний после этого – лишь болезненные ощущения между ног и очередные маленькие синяки на груди от сильного их сжимания. Девушку слегка передернуло от воспоминаний. Виктор еще сильнее прижал ее к своей груди, его руки поглаживали тело Лены, успокаивая, губы слегка касались макушки. «Я люблю тебя, господи, Ленка, как же я тебя люблю!» Слова, от которых хотелось сойти с ума от счастья.

Очень долго она не могла уснуть, переполняемая эмоциями. Виктор спал, Лена чувствовала это по тому, как отяжелела его рука, ослабив объятья, как мерно вздымалась грудь, и каким ровным было дыхание. Девушка понимала, что это глупость, но почему-то боялась заснуть, проснуться и не увидеть его рядом, словно то, что произошло, может стать только ее сном, а в жизни все будет как раньше. Лена приподняла голову и заглянула в спящее лицо мужчины. «Я тоже люблю тебя, Степнов». В ответ лишь сонное вздрагивание ресниц.

Комментарии<\/u><\/a>

Спасибо: 137 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 799
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 78

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.09.10 22:56. Заголовок: Огромное спасибо все..


Скрытый текст


Глава 21.

Виктор проснулся от тихого попискивания будильника в телефоне, блаженно потянулся и, посмотрев на пустующую рядом подушку, расстроенно вздохнул. Так хотелось с утра обнять Лену, поцеловать ее и… Сразу вспомнились события вчерашнего вечера, картинками в калейдоскопе пронеслись эмоции и ощущения. Он словно вновь почувствовал жар ее тела, невинные ласки. «Господи, как же хочется к ней, в нее… Боже, о чем это я? Что со мной? Нужно успокоиться». Но мужские желания в нем закипали просто с сумасшедшей силой. «А может, и не стоит успокаиваться?» «Не стоит, не стоит», - кричало тело. Однако Лены не было. Раздосадованный ее «побегом» с супружеского ложа, Виктор встал и босиком пошлепал разыскивать девушку. Ориентируясь по запаху свежих тостов и шуму работающей кофеварки, мужчина оказался на кухне. Лена, свеженькая после утреннего душа, со слегка влажными волосами, готовила мужу нехитрый завтрак, что-то весело мурлыча себе под нос.

- Нашел.

Девушка вздрогнула от неожиданного шепота над ухом. Почувствовала, как его руки проскользнули под футболку, сжали животик и придвинули ближе. Виктор легонько потерся щекой о ее макушку.

- Лен, ты почему ушла? – целует висок, мочку уха, шею. - Я проснулся, а тебя нет.

Осторожно отодвинул ворот футболки, прикоснулся к плечу. Увидев потемневший участок кожи, слегка коснулся его губами и прошептал: «Прости».

- Да я вот, - девушка почувствовала возбуждение от его почти невинных, но таких провоцирующих ласк, - завтрак тебе готовлю.
- Спасибо, - хриплый голос, - только сначала я съем тебя. Можно?

Повернул лицом к себе. «Нет, только не это!» Обнаженное тело, великолепное в своей наготе. Целует губы. Лена понимает, что больше не в силах контролировать ситуацию, так как разум плавно покидает ее, наполняя все тело неистовой страстью. Он протягивает руку, чтобы выключить бурлящую кофеварку, невольно прижимая ее бедрами к ящику гарнитура. Это стало последней каплей. В каком-то диком, первобытном порыве она начинает ласкать его столь желанное тело. Она хозяйка! Она делает с ним, что хочет! Доведенный почти до ручки, Виктор все же находит в себе силы поймать ее проворные ладошки и, прижав их к губам, хрипло прошептать:

- Тихо, тихо… Если будешь продолжать в том же духе, все закончится, не успев начаться.

Это слегка отрезвило Лену, она позволила Виктору подхватить себя и отнести в комнату. Девушка даже не дала волю своим шаловливым ручкам, а просто обнимала мужа за шею, пока он доставлял ее к, так сказать, месту дислокации. Но лишь только спина коснулась прохладной простыни, Лена так призывно подалась вперед и развела ноги, что доведенному до состояния крайнего возбуждения Виктору уже ничего не оставалась, как стащить с нее штаны и белье и войти без всяких предисловий. Руки сжимали и комкали футболку, губы уже не целовали, а просто терзали друг друга. Лена в экстазе щипала и царапала спину мужчины, до боли сжимая ногами его бедра. Безумный, животный, основной инстинкт.

***

Очень долго Виктор не мог уйти из дома. Уже одетый не по-домашнему, он стоял в коридоре и целовал Лену. «Ну, все, пошел я». «Иди». Оторвался от теплых губ, заглянул в зеленые глаза – и снова целовать. «Иди уж, опоздаешь», - тихий шепот, поцелуй. «Сейчас», - слегка прикусывает нижнюю губу девушки, плотнее прижимает к себе. «Степнов, успокойся, иначе одно мое движение, и ты уволен по статье за прогул», - выдыхает ему в губы Лена. Одурманенная поцелуями девушка уже потянулась к пуговицам рубашки и, расстегнув несколько, нырнула ладошкой внутрь. В ответ легкое рычание. Сдержался, выудил хулиганку из-под одежды, прижался к губам, отпустил и от греха подальше шагнул к двери, на ходу приводя внешний вид в порядок.

«До вечера», - смотрит с безопасного расстояния на девушку, прислонившуюся к стене. «До вечера», - облизывает губы. «Это невозможно!» Делает шаг навстречу зеленым полыхающим огонькам. Останавливается, замирает, покачивает головой, отгоняя наваждение. И вдруг, словно молния, в голове вспыхивает мысль, позволяющая слегка прийти в себя.

- Ты куда в обуви? – Лена хватает за руку готового уже проскочить в комнату Степнова.
- Черт, - сбрасывает на ходу ботинки и скрывается за дверью.

Через минуту выходит, сжимая в ладони бархатную коробочку алого цвета. Молча протянул ее Лене.

- Что это? – удивленно.
- Открой.

Приподняв плотную крышку, девушка увидела на мягком атласе два желтых ободка обручальных колец. Сглотнула. Какая-то горечь разлилась по венам.

- Зачем?
- В смысле? – Виктор непонимающе заглянул во внезапно погрустневшие глаза девушки.
- Не надо, – Лена протянула назад коробочку.
- Леночка, - мужчина притянул девушку к себе, моментально поняв, что она подумала, - это не те. Это новые кольца. Я их перед нашей росписью купил.

Замерла, глаза непонимающе уставились на мужчину.

- Не знаю, зачем я это сделал, - ответил Виктор, опередив ее вопрос, смущенно отвел взгляд и добавил, - но я рад, что их купил.

Состояние Лены в этот момент было шоковым. Не хватало воздуха, глаза щипало от подступивших слез, сердце бешено колотилось, разнося по крови нереальное, возбуждающее ощущение эйфории. «Для меня! Он для меня купил кольцо! Уже тогда он чувствовал, что так будет! Уже тогда он меня любил и знал, что это навсегда! Прав был дед, боже, как он был прав!»

- Можно? - Виктор осторожно взял Лену за запястье правой руки.

В ответ девушка лишь кивнула головой. Кольцо было впору. Оно играло новизной на ее безымянном пальце, вызывая какие-то сладостные ощущения.

- Никогда не снимай, - тихо произнес Виктор и добавил, - а теперь ты, - он протянул ей ладонь.

Взяв его широкую кисть в свою казавшуюся маленькой ладошку, Лена осторожно надела драгоценный кусочек металла.

- Так-то лучше, - улыбнулся мужчина и уже в который раз за сегодняшнее утро поцеловал девушку.

Это был один из самых лучших дней в его жизни. И даже легкий нагоняй за десятиминутное опоздание на работу не смог испортить Виктору настроения.

Комментарии<\/u><\/a>

Спасибо: 127 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 822
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 78

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.09.10 18:27. Заголовок: Огромное спасибо все..


Скрытый текст


Глава 22.

Жизнь молодой семьи Степновых с каждым днем становилась все насыщенней. Они занимались любовью, как только предоставлялась такая возможность. Словно два странника, исходивших пустыню Сахару вдоль и поперек в поисках воды и обнаруживших наконец-то живительную влагу, Виктор и Лена припадали к источнику необузданной страсти, пили из него и не могли напиться. Девушка открывала для себя Степнова с новой, доселе неведомой стороны. Не сказать, что Виктор был человеком абсолютно спокойным, наоборот: он, конечно, не заводился с пол-оборота, но характером обладал взрывным, мог повысить голос и покомандовать, хотя чаще старался сдерживаться. Лена прекрасно помнила его воспитательные меры во время беременности – команды, выполнять которые нужно было без обсуждения. Однако при этом человеком он был скромным и немного застенчивым. Даже в самых смелых мечтах девушка не представляла степени его раскрепощенности. Он почему-то ассоциировался у нее с шелковыми простынями и чувственным полумраком. А в жизни чего только не происходило… Нет, простыни, конечно же, были, и полумрак тоже, но в этом мужчине смешалась целая палитра эмоциональных состояний: от чувственно-трепетных, когда она просто задыхалась от его нежности до необузданных, животных, первобытных, подчиняющих волю и тело желаниям сильного самца. Сказать, какое его состояние ей нравилось больше, девушка не могла. Это был ее мужчина! Хозяин ли он, диктующий поведение, подчиненный, горящий в руках своей начальницы, нежный и трепетный любовник, либо изголодавшийся зверь, поймавший свою добычу – всё для Лены было новым, неожиданным, удивительным. Порой они просто сходили с ума, забывая обо всем на свете.

Лена ненавидела его ночные дежурства. Ворочаясь с боку на бок, девушка никак не могла заснуть. Постель казалось неудобной, неуютной, холодной без него, спящая на кушетке Анна Викторовна раздражала своей безмятежностью. Лена посылала Виктору смс и засыпала лишь тогда, когда слышала его голос в трубке, говорящий что-то ласковое и нежное. А утром, на цыпочках прокравшись в комнату, мужчина так и находил на постели спящую Лену с зажатым в руке телефоном. Осторожно целовал запястье, запускал руку под одеяло и начинал поглаживать желанное тело любимой жены. Как приятно Лене было просыпаться от его ласк… Тихо, боясь разбудить спящую тетушку, они направлялись в ванную, запирали дверь, выворачивали кран и предавались любовным утехам. Казалось, каждый сантиметр пространства испытал на себе силу приступов страсти, а шум воды заглушал стоны и вскрики. Бедная стиральная машинка… Лена просто удивлялась, как она до сих пор умудряется работать.

Но, движимые основным инстинктом, влюбленные порой абсолютно теряли контроль. И страдала, в первую очередь, «милый цербер». Первый раз это случилось, когда вернувшийся с дежурства Виктор, как обычно, прокрался к Лениной кровати и, ласково разбудив девушку, увлек ее в ванную. Что на них нашло тогда? То ли Виктор увлекся ласками еще в коридоре, то ли Лена расшалилась не на шутку, только дверь в ванную комнату они закрыть забыли, да и воду не включили. Все закончилось тем, что разбуженная грохотом сдернутой в порыве страсти занавески и рассыпавшимися бутыльками с шампунем и пеной, тетушка ворвалась в помещение, спросонья едва поняв, что здесь происходит. Надо отдать должное Анне Викторовне, что она оставила происшествие без внимания. Второй раз бедной тетушке пришлось пережить подобную «картину маслом» через несколько дней. Виктор в тот день собирался на работу, а Лена как примерная жена, готовила мужу завтрак. После принятия пищи мужчина на десерт возжелал молодую жену, но так как та расхулиганилась прямо на кухне, то у бедняги уже не было сил отправиться в комнату, поэтому он просто по-хозяйски уложил девушку животом на стол, сдвинув посуду, чтобы высвободить пространство. Уверенным движением Виктор стянул с Лены штаны и трусики. Теперь они болтались где-то на уровне пяток. Ощутив обнаженной кожей прохладу, девушка нетерпеливо повиляла бедрами, заставив мужчину зарычать от возбуждения. Секунда – и ее ягодицы согреты теплом его ладоней, а она то выгибается, принимая его как можно глубже, впиваясь костяшками пальцев в край стола, то снова падает, ощущая щекой и оголенным животиком шершавую поверхность. Анна Викторовна появилась как раз в тот момент, когда Степнов в порыве страсти сильно сжимал и похлопывал Ленину упругую попку, наращивая темп, а она ловила его руки, пытаясь удержать в болезненной, но сводящей с ума ласке. Женщине опять хватило ума не обозначить своего присутствия, а тихо пробраться в комнату и, взяв на руки проснувшегося, но не подавшего голоса Ванюшу, делать вид, что в ушах у нее беруши, и она не слышит всей какофонии звуков, доносящихся из кухни. Молодые, конечно, покраснели, как маков цвет, увидев, что тетушка уже на посту. Виктор поспешил на работу, а Лена вдруг вспомнила, что забыла помыть посуду.

Но третий раз несчастную Анну Викторовну сподвигнул на серьезный разговор с Леной. А ведь ничто не предвещало, как говорится… Лена, как обычно, развешивала Ванюшины вещи на лоджии. Был удушающе-жаркий летний день, и девушка не нашла ничего лучшего, чем разгуливать по дому в неглиже. Благо дело, дома она была только с Ванюшей, у тетушки в тот день наметились дела. Нет, перед тем, как пойти вешать белье, она накинула только что выглаженную легкую льняную рубашку Виктора, даже застегнула ее на две пуговицы. Этого ей показалось достаточно: четырнадцатый этаж все-таки, напротив окон – парк. Кто ее увидит? Девушка не учла одного: внезапного прихода Виктора пораньше. Увидев свою красоту неземную, мужчина, естественно, поспешил к ней прикоснуться. Что было дальше, они помнили смутно. Только купленное еще во время Лениной беременности на лоджию раскладное кресло стонало, скрипело и содрогалось от смены позиций и страстного напора, а раскаленный воздух наполнялся рычанием и криками бившихся в экстазе людей. И все бы ничего, но…

***

Анна Викторовна, как обычно, спешила к Лене. На часах уже было девять, она безбожно опаздывала, а ведь сегодня они собирались с малышом в поликлинику. Женщина уже перетряхивала сумку в поиске ключей, чтобы открыть замок: она никогда не звонила, дабы не разбудить возможно спящего Ванюшу, когда соседская дверь приоткрылась, и на площадку выглянула седовласая миниатюрная бабулечка, которую все звали просто Петровной.

- Здравствуйте, - вежливо поздоровалась Анна Викторовна, продолжая поиски.
- Здравствуй, милая.

Старушка вышла на площадку и, вплотную приблизившись к женщине, взяла ее под локоть. Секунду помедлив, с состраданием проговорила:

- Ты бы хоть с ним поговорила, что ли.
- Вы о чем? – не поняла Анна Викторовна.
- Бьет он ее, - шептала старушка, - жалко, девушка такая приятная. Вот уж про кого не думала, так про него. Врач все-таки, интеллигенция, а все, как дворовый мужик, руки-то распускает.
- Кто бьет? Виктор Лену? – глаза женщины округлились. – Вы что-то путаете. Вам показалось.
- Да как показалось, - всплеснула руками Петровна, - давеча, так визжала, думала, что убьет, хотела уж милицию вызывать, да решила сначала с тобой поговорить, может, повлияешь.

И старушка поведала женщине о том, что случилось. Петровна была страстной любительницей цветов. Каких только сортов и видов растений у нее не было! Летом старушка выставляла их на лоджию и получалась своеобразная оранжерея. Там Петровна проводила большое количество времени: поливала, полола, подкармливала, стригла или просто наслаждалась радующим глаз видом. Вот и вчера, в тот душный вечер, она вышла на лоджию, чтобы обрызгать водой изнывающие от жары цветы. Распылитель застыл у нее в руках, когда из-за тонкой стены соседней лоджии она услышала грохот, какой-то звериный рык и женские стоны. «Господи», - испугалась старушка и, приложив ухо к стене, стала прислушиваться. Чем больше она слушала, тем сильнее болело сердце. За стеной что-то крушилось, падало, скрипело, она отчетливо слышала какие-то шлепки, хлопки, нечленораздельный рык хозяина и какой-то вой, повизгивание и поскуливание молодой жены. «Бьет!» - страшная догадка пронеслась в голове сердобольной старушки. Она еще больше укрепилась в своем подозрении, когда ее ухо уловило шипение мужчины: «Что, нравится? Еще хочешь?», а в ответ раздался отчаянный крик девушки. Не находя себе места, старушка металась из кухни на лоджию, выпила, казалось, пузырек корвалола, а издевательства не прекращались. Она уже хотела рвануть к соседям, чтобы хоть как-то помочь несчастной, потом думала набрать 02 и почти уже это сделала, когда наконец все стихло. С твердым намерением поговорить с тетушкой соседа, которая приходила ежедневно, она караулила женщину, стоя у глазка.
Выслушав историю в красках от Петровны, женщина, моментально догадавшись, чем там занимались ее молодые, покраснела и попыталась успокоить соседку.

- Это не то, что вы подумали. Просто, - женщина запнулась, - просто они, как бы это сказать, - слова давались с трудом, - женаты недавно, молодые, да вот Лена беременна была, в общем, - женщина замялась.

Петровна никак не могла понять причины смущения Анны Викторовны.

- Я обещаю с ними поговорить, чтобы они больше вас так не пугали, - слава богу, в этот момент нашелся ключ, и женщина поспешила отворить дверь, оставив Петровну на площадке в глубоком раздумье.
- Лена, - позвала девушку Анна Викторовна, едва успев перешагнуть порог квартиры.
- Здравствуйте, - Лена лучезарно улыбалась, - Ванюша еще спит, так что попозже пойдем, там прием до двенадцати, успеем.
- Вот и хорошо, - женщина направилась на кухню, - у меня к тебе разговор есть, серьезный.
- Серьезный? Что-то случилось? – девушка поспешила за Анной Викторовной.
- Случилось, - женщина дрожащими руками наливала чай в чашку. – Лен, я, конечно, все понимаю. Я не должна вмешиваться в вашу с Витей жизнь, а уж тем более в интимную, но... – она посмотрела в глаза вмиг смутившейся девушке. - Вы оба взрослые люди. Ладно, Витя, он мужчина, может потерять контроль над собой, но ты-то, ты-то женщина! Вы вчера на лоджии, - тетушка запнулась, - а соседку до полусмерти напугали, она хотела в милицию звонить. А если бы не четырнадцатый этаж, а первый? Да бабушки под балконом на скамеечке? Вы хотя бы думайте!

Лена густо покраснела. «Вчера на лоджии…» От этих слов все тело заныло в сладкой истоме. Воспоминания выхватывали яркие картинки. Пальцы, проникающие внутрь. «Что, нравится? Еще хочешь?» Она лишь кричала в ответ, лаская своего мужчину и извиваясь от его бесстыжих ласк.

- Лен, ты меня слышишь? – голос тетушки вырвал ее из оцепенения. – У вас Ванюша растет. Он пока маленький, но ведь вырастет. Ни к чему, чтобы он слышал и, упаси бог, видел всю эту вашу камасутру.

«Камасутру…» Очередная теплая волна пробежала по телу.

«Сегодня будем изучать позицию двадцать первую, - страстный шепот, руки, укладывающие на диван и забрасывающие ее ноги себе на плечи. Сладкая и приятная боль».
Лена облизнула губы и посмотрела на тетушку.

- Я… я поняла, - еле слышно пролепетала девушка.

***

Вечером, когда вернулся Виктор в весьма игривом настроении и попытался заявить свои права на жену, Лена усилием воли удержала и себя, и его, затем, смущаясь, поведала утренний разговор. Он побушевал, позлился, выдыхая, что никто не имеет права вмешиваться в их интимные отношения, затем успокоился и… Они хохотали как сумасшедшие, чуть не разбудили спящего сына. Да, это неприлично! Да, это неправильно! Нельзя смеяться над пожилым человеком, но представив себе Петровну, оказавшуюся в ненужном месте и в ненужное время, заливались с новой силой. Ленин смех возбуждал мужчину. Он протянул руки, чтобы обхватить ее талию, но девушка ловко увернулась и со словами: «Не будем доводить соседку до инфаркта» метнулась в коридор. Возбужденный мужчина рванул за ней. Они носились по квартире, хихикая и перешептываясь. «Не догонишь!» «Все, тебе несдобровать!» Задев в очередной раз лампу в коридоре, слава богу, не разбив, Лена наконец была поймана в жаркий плен мужниных рук и прижата к прохладной обивке входной двери. «Попалась, - прорычал Виктор и моментально стянул с нее футболку. - Теперь не жалуйся, малышка». Штаны и трусики были сброшены и болтались на правой ноге, а левую ногу Виктор подхватил и потянул на себя. Подняв ее максимально высоко и прижав к своему телу, он вошел в разгоряченную плоть девушки. Губы нашли друг друга. Рык, стоны, поцелуи. Руки обвивают мужскую шею. Грудь трется о рубашку Виктора, возбуждая Лену еще сильнее. Его ладонь огнем горит на девичьей спине. Ну вот, и о чем говорила тетушка? Какая вменяемость? Полная и взаимная несоображаловка! Они стояли уставшие и удовлетворенные. Его руки поглаживали и грели прижатые к двери ягодицы.

- Вить, - тихо проговорила Лена, - может, со временем это пройдет?
- Что? – мужчина еще туго соображал.
- Ну, это… - девушка положила голову ему на плечо.
- А что, очень хочешь? – лукаво улыбнулся мужчина.

В ответ Лена лишь отрицательно покачала головой.

- Мне даже порой страшно, что все может пройти, - искренний взгляд зеленых глаз.
- А мне нет, - серьезно ответил Степнов. - Ты для меня и в восемьдесят лет будешь самой сексуально-привлекательной и любимой женщиной на свете.
- В восемьдесят лет?! – Лена рассмеялась. – Ты уже ничего не сможешь, дорогой. Тебе же будет…
- Девяносто четыре! И поверь, я буду еще о-го-го! – голубые глаза ехидно улыбались.
- Ох, и самомнение у вас, Виктор Михайлович, - сокрушенно покачала головой Лена.
- Сомневаешься? - его губы накрыли рот девушки.
- Вить, - Лена порывисто дышала, - может, дашь мне одеться?
- Ни за что!
- Ванюша скоро проснется, - сделала Лена последнюю робкую попытку остановиться и тут же простонала, почувствовав его горячую ладонь между своих ног.
- Так не проснулся же еще, - прошептал Виктор, целуя мочку уха.

В ответ Лена лишь инстинктивно сжала бедра. Вот и как выполнить обещание, данное Анне Викторовне? Это практически невозможно! Нет! Это совсем невозможно! Так что Петровне придется запастись корвалолом. А что делать? Жизнь – штука сложная!

Комментарии<\/u><\/a>


Спасибо: 129 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 855
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 79

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.09.10 17:04. Заголовок: Огромное спасибо все..


Скрытый текст


Глава 23

Сегодня весь день Виктор злился и переживал. Злился на Лену, переживал опять-таки за нее. Спросите, почему? Все очень просто. Он целый день не мог до нее дозвониться. Нет, абонент не был временно недоступен, просто почему-то не брал трубку. Отчаявшись дозвониться жене, Виктор набрал номер Петра Никаноровича. Сообщение о том, что Лена у него и кормит в комнате Ванюшу, успокоило. Он даже не стал отвлекать ее от важных дел, а просто сделал вывод о том, что его жена наверняка забыла телефон дома. Возвращаясь вечером домой, Степнов придумывал планы сладкой мести за свое беспокойство.

Открыв ключом дверь и шагнув в квартиру, Виктор уже было собирался оповестить Лену, что он дома, когда его ухо уловило странные звуки, доносящиеся из комнаты. Он отчетливо слышал Ленин смех, лепет Ивана и … Нет, он не ошибся, мужской, незнакомый баритон. Сердце ухнуло куда-то вниз, жуткое липкое чувство страха заползало в душу. Решительным шагом он направился в комнату.

Перед его глазами предстала наимилейшая картина. Около детской кроватки стояли двое. Лена щекотала Ванюшу и агукала с ним. А сын, очаровательно улыбаясь матери, прыгал на руках незнакомого молодого человека. Темноволосый, кареглазый, он обнимал Ваньку, прижимая к груди и влюбленным, как показалось Степнову, взглядом смотрел на Лену.

- Лен, - позвал Виктор и уже было хотел добавить «Кто это?», но не успел.
- Вить, - девушка подошла к нему, обняла за шею, поцеловала в щеку, обернулась к незнакомцу и добавила, - познакомься, это Вася.

Мужчине показалось, что время остановилось, что его мир рухнул, вторая попытка выстроить семейные отношения провалилась, а любовь, которую он долго не принимал, а потом стал беречь и лелеять, растоптали безжалостно и нагло. Одним словом «Вася» Ленка словно вырвала его сердце из груди, и вставал законный вопрос «За что?».

- Степнов, что с тобой? – зеленые глаза обеспокоенно заглядывают в голубые.

«Она еще спрашивает!» - злость, ревность закипали в мужчине, мысли сменяли одна другую, еле сдерживаемые, чтобы не вырваться наружу оскорблениями и праведным гневом.

- Лен, забери, пожалуйста, у него Ванюшу, - Виктор старался успокоиться, - слышишь, забери сейчас же!

Глаза присутствующих недоуменно округлились. Лена и Вася переглянулись, а потом посмотрели на закипающего мужчину. Последней каплей стало Ленино «Почему?»

- Я сказал, чтобы ты забрала ребенка! – голос Степнова дрожал. – Я не желаю, чтобы этот прикасался к моему сыну! Или пусть положит его в кроватку!

Потерявшая дар речи Лена, растерянный Вася, ставший попискивать от громкого голоса отца Ванюша.

- Я сказал, положи ребенка! – рявкнул Виктор.
- Нет, - Лена остановила Василия, готового уже положить Ванюшу в кроватку, - подержи его, пожалуйста, пока мы с мужем поговорим.

Девушка схватила Виктора за руку и потащила опешившего от ее наглости мужчину в коридор.

- Что ты устроил?! Кто тебе дал право так себя вести?! – злилась Лена.
- Кто?! – бушевал Виктор. – Я еще пока твой муж! Ты об этом забыла?! Я не потерплю! Хочешь быть с ним? Будь! Но не в моем доме и не на моей постели! Что, уже удовлетворил? Светишься вся!

В ту же секунду мужчина почувствовал горячий след ее ладони на щеке. Размашистая звонкая пощечина ничуть не отрезвила, а завела его еще больше.

- Не смей, слышишь, не смей бить меня по лицу! – рычал мужчина, больно схватив Лену за запястье.
- А ты не смей так со мной разговаривать, - на ее лице не было ни капли страха или раскаяния, - Вася ехал трое суток, привез подарки, домашней провизии целый холодильник.
- И ты поспешила его отблагодарить, - глаза мужчины метали молнии.
- Да, я ему благодарна, и ему, и тете Любе. Они единственные мои родственники, после деда, конечно. Меня мама каждое лето к своей сестре отправляла. Мы с Васькой выросли вместе. Поэтому так разговаривать со своим двоюродным братом я никому не позволю, даже тебе!
- Братом? – до Виктора стал доходить весь ужас этой нелепой ситуации.
- Да, братом, а ты что подумал? – Лена попыталась поймать его виноватый взгляд. – Да как ты мог, Степнов! Хорошего же ты обо мне мнения! Спасибо! – горькая усмешка появилась на лице девушки. – Виктор Михайлович, я думала вы… а вы… - Лена попыталась высвободиться.
- Лен, - мужчина не отпускал ее, - ты просто целый день не брала телефон, я волновался, а тут Вася, я же ведь не знал, что у тебя есть брат, я же… - наконец девушка освободилась от его рук, - Лен, постой. Ты куда?
- Я вниз, в колясочную, наверняка мой телефон там. А ты, - она указала на дверь в комнату, - иди и исправляй ситуацию.

У двери Лена обернулась и добавила:

- Если мужчину зовут Василием, это еще не означает, что он козел.

Василий оказался парнем добрым и понятливым. Уже через полчаса они мило общались, попивая чай на кухне, что не могло не порадовать Лену. Вася рассказывал об их с сестрой проказах, чем неимоверно смущал девушку. «Ленк, а помнишь, мы в колхозный сад за яблоками лазили, ты еще крапивой обожглась?» «А помнишь, как с Димкой подралась? Рубашку ему новую разодрала. Не помнишь? Не может быть! Он до сих пор вспоминает».

- Так, ребята, - прощаясь, говорил Вася, - Вить, в твой отпуск с Леной и Ванюшкой приезжаете к нам в гости. И никаких отговорок. У нас там природа, свежий воздух. Это вам не город. А уж мама как рада будет! Так что ждем!

Комментарии<\/u><\/a>

Спасибо: 130 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 873
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 81

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.09.10 13:14. Заголовок: Огромное спасибо все..


Скрытый текст


***

Лена дулась. Все попытки Виктора обнять ее, поцеловать, поговорить, попросить прощения пресекались на корню. Мужчина был на грани отчаяния. В душе он давно себя называл болваном, идиотом, придурком и прочими нелицеприятными словами. Как теперь доказать Лене, что он раскаивается? Он долго размышлял об этом, сидя на кухне, пока девушка укладывала сына. Из комнаты уже не было слышно ни звука, когда наконец мужчина поднялся со стула и отправился в душ, чувствуя тяжесть на сердце.

Войдя в комнату, он просто не поверил своему счастью, а в душе забрезжила надежда. Лена расстелила постель, положила две подушки и лежала на своей половине, отвернувшись к стене. Это означало только одно: она не прогоняет его с супружеского ложа, а значит, у него появляется маленький шанс. Недолго думая, Виктор нырнул под одеяло и прижался к Лениной спине, обхватив рукой ее животик и придвинув ближе к себе. Она со словами «отстань», «не лезь» и «убери руки» стала брыкаться, пытаясь высвободиться, а он лишь крепко держал ее. Зарывшись лицом в волосы, легонько целуя макушку, шептал «прости». Схватка была неравной. Виктор, прижимая одной рукой к себе Лену, другую запустил в ее трусики и, легко раздвинув ноги девушки сзади своей коленкой, молниеносно просунул ладонь между ее ног. От его ласки Лена инстинктивно сжала бедра и простонала. Она стала мягкой и податливой, позволяя раздевать себя. А Виктор, словно сумасшедший, целовал и ласкал ее тело, шепча всё то же «прости». Прижимая плотнее его ладонь и направляя движения, Лена постанывала, закусив губу и откинув голову на его плечо. «Да, да, да...» Ее состояние, близкое к экстазу, будоражило кровь, а спина, скользящая по груди заставляли закипать мужчину с неимоверной силой. Почувствовав приближение ее оргазма, мужчина сильнее сжал грудь девушки. Лена судорожно прижала его ладонь, сильнее свела бедра и выгнулась со сдавленным грудным криком. А Виктор лишь продолжал движения пальцев, ловя ее конвульсии. Забросив ногу девушки себе на бедро и наклонив ее тело, лежащее на боку вперед, мужчина глубоко проник в уже обессиленную Лену. Подстраиваясь под его ритм, она порывисто дышала, возбуждаясь с новой силой. Одурманенные страстью, разгоряченные тела скользили, извивались в желанной близости. Заключительное движение, до боли сжатые бедра, последний выдох и стон.

Переполненная сладостной негой, Лена лежала, прижавшись спиной к любимому мужчине, который пользуясь таким выгодным положением, продолжал поглаживать ее обнаженное тело. Одна рука покоилась на груди, согревая и слегка массируя, другая скользила от живота вниз к стройным бедрам и упругим ягодицам, периодически ныряя между слегка разведенных ножек. Губы безостановочно шептали: «Люблю, Ленка, милая, прости». Девушка погладила ладошкой кисть его руки, покоящуюся на ее груди и произнесла тихо, но уверенно:

- Это был первый и последний раз! Ты понял? Если еще хотя бы когда-нибудь ты позволишь себе подумать обо мне такое, я уйду навсегда! Слышишь? Навсегда! И ты больше не увидишь ни меня, ни Ванюшу.
- Лен, - шептал Виктор, ласково касаясь мочки уха, - прости, я не знаю, что на меня нашло. Возможно, имя Вася на меня так действует. Я безумно боюсь тебя потерять.

Неожиданно лежащая спокойно Лена развернулась лицом к мужчине. Обняв его за шею и заглянув в пронзительные голубые глаза, уверенно произнесла:

- Вить, ты никогда меня не потеряешь! Я люблю тебя, Степнов и буду любить всегда! Я хочу, чтобы ты это знал!

И снова поцелуй притягивает губы, и снова страсть наполняет воздух комнаты, и снова два любящих друг друга человека в который раз за этот вечер раскрашивают свой мир яркими красками.

- Вить…
- Ммм…
- Ты спишь, что ли?
- Ага, пытаюсь.

Даже в темноте Лена видит, как улыбка играет на его губах.

- Вить, пообещай мне…
- Что?
- Что лет так через семь у нас родится дочка с такими же голубыми глазами, как у тебя.

Мужчина моментально распахнул глаза и удивленно посмотрел на Лену. Сердце забилось быстрее. Чувствовал сейчас смешанные чувства: радость, нежность, осознание счастья.

- Лен, ну ты же говорила… - он не мог вымолвить больше ни слова.
- Да мало ли я что говорила, - встряхнула головой девушка, - глупая была.
- А если будет мальчик, ну или глаза не голубые? И вообще, почему именно через семь лет, а не через пять или десять? - мужчина хитро улыбался.
- Ну, про срок, это я образно сказала, а там, как получится, а вот про все остальное, - Лена лукаво посмотрела на мужа, - вы уж постарайтесь, Виктор Михайлович. И только не надо мне говорить, что от меня тоже многое зависит, - девушка попыталась скопировать голос Виктора.
- Ах ты, - тихо рассмеялся мужчина, заключая Лену в объятья.
- Обещай! – смеялась Лена, водя пальчиком под ребрами Степнова.
- Ленка, что творишь?! – Виктор попытался увернуться от щекочущих движений. – Прекрати! Хорошо, обещаю, обещаю! Что ты делаешь? – мужчина извивался, уклоняясь от ее рук.
- Проверяю, ревнивый ли ты, - с детским азартом продолжала свою пытку Лена.
- А то ты не знаешь, что да!
- Неплохо бы убедиться в этом еще раз! – девушка безжалостно щекотала мужа.
- Ах, так! – мужчина перехватил инициативу и тоже принялся щекотать девушку. - Теперь проверим, какая ты ревнивая!
- Ох, я, я … - задыхалась от смеха Лена, уворачиваясь от его рук, - я очччееннь ревнивая!

Они хохотали и крутились на диване, пока резкий треск ломающегося дерева не резанул уши. Вмиг ощутив легкое падение вниз, молодые еще сильнее разразились заливистым смехом, разбудив, как этого и следовало ожидать, Ванюшу. Грациозно перескочив через Виктора, Лена поспешила к ребенку.

- Ну как? Восстановлению подлежит? – поглядывала сверху вниз стоящая с ребенком на руках Лена на сидящего на корточках мужчину.
- На одну ночь хватит, при условии, что ты будешь вести себя спокойно.

Он обернулся и посмотрел на жену. Обнаженное тело, совершенное, бесстыдно красивое. Лена стояла, слегка наклонив голову набок и выставив левую ногу вперед. Зеленые глаза блестели лукавым огоньком из-под длинной челки, светлые волосы падали на плечи. Ванюша, уютно расположившись на руках у матери, уже поймал успокаивающий его сосок и причмокивал, закрыв глазки. От этой картины захватывало дух. «Богиня! Мадонна с младенцем!» Виктор не выдержал. Встал, подошел к Лене, и теплые сильные руки обняли девушку. Легонько поцеловав Ванюшу в лобик, он было уже потянулся к нежной шейке, но рука, коснувшаяся губ, остановила мужчину.

- Не отвлекайся, - серьезный тон, а в глазах пляшут чертики.
- Ладно, попробую, - улыбнулся, повернулся спиной и тут же ощутил ее шаловливую ладошку, погладившую сначала ягодицу, затем бедро и после этого накрывшую объект ее страстных желаний.
- Ленка…
- Ммм… - пальцы уже затеяли мучительную ласку.
- Прекрати, - прошептал Виктор, нехотя отрывая ее ладонь. - Что творишь? Да еще с Ваней на руках. Нужно диван хоть как-то починить.
- Тогда оденься и не своди меня с ума, - сказала Лена и направилась к кроватке, чтобы уложить уснувшего сына.

Кое-как отремонтировав диван на ближайшую ночь, молодые снова лежали, обнявшись. Возбужденные событиями сегодняшнего дня: ссорой и бурными примирениями, они никак не могли уснуть.

- Вить, а давай никогда не будем больше ссориться.
- Давай. Слушай, Лен, а, может, нам вместо дивана кровать двуспальную купить?
- Ага. Только железную, - съехидничала Лена.
- Почему? – Виктор не почувствовал подвоха.
- Чтобы уж наверняка. А то с твоим-то темпераментом, боюсь, другая кровать просто не выдержит.
- Я бы сказал, с нашим темпераментом, - улыбнулся мужчина и настойчиво подмял девушку под себя.
- Степнов, опять?! А как же диван? Он снова сломается!
- Да и бог с ним, все равно не спим.
- Я имела слабую надежду на это, - от его близости все тело девушки уже заныло в предвкушении.
- Что ж, я тебя разочарую, - прошептал мужчина и накрыл ее рот поцелуем.

Комментарии<\/u><\/a>

Спасибо: 127 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 887
Настроение: Летнее...Хочу на море!
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 81

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.09.10 23:55. Заголовок: Ну, что же, мои хоро..


Ну, что же, мои хорошие, настало время попрощаться с мамочкой. Безумно благодарна всем тем, кто был со мною рядом все это время: безмолвным гостям и постоянным читателям темы. Огромная благодарность всем, кто ставил спасибки, повышал репутацию, писал ЛС. Я вам очень признательна.

Но ОСОБАЯ, ОТДЕЛЬНАЯ, БЕСКОНЕЧНАЯ благодарность всем, кто писал комментарии. Девчат, ваши эмоции грели душу, заставляли стараться на двести процентов!!!

А САМАЯ ГЛАВНАЯ моя благодарность беточке. Светик (Наза), за твой ТРУД и неоценимую ПОМОЩЬ!!! Я многому научилась за этот месяц. Ты знаешь, о чем я.

И напоследок...

Эпилог

Под сводами храма Михаила Архангела в таинственном полумраке, наполненном ароматами тающего воска и лампадного масла, звучал зычный размеренный бас отца Владимира. “Венчается раб Божий Виктор рабе Божией Елене во имя Отца, и Сына, и Святого Духа”. “Венчается раба Божия Елена рабу Божию Виктору во имя Отца, и Сына, и Святого Духа”. С иконостаса и фресок задумчивые лики святых взирали на высокого статного мужчину в строгом сером костюме и светловолосую девушку в платье цвета кофе со сливками и наброшенном на голову палантине в тон. Барышня волновалась, слегка подрагивала в руке зажженная свеча, немного ссутулены плечи от непривычной одежды. Мужчина же, напротив, был спокоен. “Господи, Боже наш, славою и честью венчай их!” Священник берет правые руки мужчины и женщины и соединяет их, а затем, не спеша, трижды обводит новобрачных вокруг аналоя. Под сводами с хоров протяжно поют тропари. Она трепещет от близости руки любимого, от важности и значимости момента, а он своим теплом, мимолетным взглядом успокаивает. Еще долго после окончания таинства отец Владимир напутствует уже мужа и жену, слегка сурово, но по-отечески заботливо.

Весь сегодняшний день Лена и Виктор провели в церкви. Отстояли службу, причастились, исповедались, покаялись. Они долго и тщательно готовились к обряду. Три дня постились, не грешили… почти не грешили. Лена, одухотворенная утренней службой, опьяненная благодатным запахом, рассказала батюшке всё без утайки, найдя в его добрых словах поддержку и понимание. Даже Ванюша, находящийся с родителями целый день в храме, не голосил, а с вниманием осматривался на руках Ольги – доброй помощницы, акушерки Степнова. Сердобольные и благочестивые служительницы храма позволили Лене покормить сына, отведя в класс воскресной школы при церкви.

И вот важное событие в жизни Степновых случилось. Они стояли на крыльце церкви, принимая поздравления. Приехавшая по этому случаю Лера стоически держала во время обряда над головой подруги венец и теперь была весьма возбуждена от священного таинства. Она льнула к руке Андрея и восторженно говорила о том, что, если вдруг соберется выходить замуж, то непременно будет венчаться. Ольга попыталась успокоить присутствующих.

- Не забыли? Нас уже ждут в «Эрмитаже».

Лена улыбнулась, вспоминая последние несколько недель. Решение обвенчаться и затем отметить данное событие узким кругом было обоюдным. Определили дату, заказали ресторан, в спешке рассылали приглашения самым близким родным и друзьям. Потом ждали приезда родственников Лены и родителей Виктора. Тетя Люба, Вася и его невеста Катя приехали ночью, переполошив всех. Долгие объятия, слезы, вздохи, ахи, разговоры до утра. Тетушка, не доверяя местной кухне, привезла с собой сумку мяса и теперь (в этом Лена была уверена) командовала поварами в ресторане.

Родители же Виктора приехали тихо, даже неожиданно, совсем не предупредив. Степнов был на работе, Ванюша спал, «любимый цербер» убежала по делам, а Лена, забросив детскую стирку, прилегла с книжкой на недавно купленную вместо дивана двуспальную кровать, когда в дверь позвонили. Открыв дверь, она замерла, столкнувшись взглядом с веселыми голубыми глазами высокого, седовласого, но все еще статного мужчины.

- Ну, здравствуй, Леночка. Степнов, - мужчина протянул ладонь для рукопожатия, - Михаил Викторович.
- Лена, - девушка растерялась, пожала руку и перевела взгляд на стоящую рядом и внимательно изучающую ее женщину.

Лена нервно потянула вниз смешную футболку с зайчиком, склонившим голову набок, а затем стала теребить завязку сиреневых клетчатых домашних брюк.

- Вот и увиделись, дочка, - мягко произнесла женщина.

Слезы подступили к горлу, когда Лена почувствовала теплые ладони, обнимающие за плечи.

К приходу Виктора они уже настолько сумели подружиться, что Лена не просто больше не испытывала неловкости, напротив, шутила и смеялась, глядя на то, как дед устраивает Ванюше полеты и показывает козу…

…Ресторан ждал. Украшенный шарами, в праздничной суете, с зажигательной музыкой, он готовился к приезду долгожданных гостей. А они были где-то в пути, торопились, попадали в небольшие пробки, но все же двигались в нужном направлении.

- Устала? – Виктор легонько провел пальцем по щеке жены.
- Нет, - Лена очаровательно улыбнулась, - я счастлива.

Они смотрели друг другу в глаза. Мир, казавшийся до их встречи будничным и серым, теперь играл новыми красками. Боль, потери, страх, обида, непонимание остались где-то там позади, в прошлой жизни. А впереди? Сложно сказать. Но есть самое главное - любовь и счастье. Навек!

***

- Черт! – выругался водитель серебристой Ауди. – Опять пробка, ну и как тут успеть!

Выглянув в окно, он увидел свадебный кортеж на соседней полосе.

- Да, люди женятся, гляжу, не женат лишь я хожу! – с грустью процитировал мужчина классика и вновь взглянул на часы. - Опоздаю, как пить дать, опоздаю…

Ведь для подавляющего большинства жителей и гостей города это был обычный день. Просто один из многих. Двадцать шестое сентября.

Для тех, кому есть, что сказать на прощание Комментарии<\/u><\/a>


Спасибо: 115 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 1225
Настроение: Лето жаркое, ты где?
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 127

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.06.11 16:54. Заголовок: Ребенок к Новому году


Автор: umnica_nadin
Название: Ребенок к Новому году
Жанр: Romance, Humour, POV, OOC, AU
Рейтинг: R
Статус: окончен
Бета: Longview
Пейринг: КВМ
Размер: Max

От автора: Идея данного фанфика принадлежит Труся.

Скрытый текст


Примечание: Благодарю девчат и Виталия за дискуссии в теме «Эмансипация» на официальном сайте Виталия Абдулова. Ваши жизненные позиции, рассказанные истории, рассуждения стали для меня источником вдохновения, помогли определиться с сюжетом и создать образ Лены в данном фанфике.

Предупреждение: Автор заранее просит прощения, если читатель найдет некие несоответствия в описании мест, событий либо профессиональной тематике.

Огромное человеческое спасибо моей беточке Longview. Наташа

Выражаю благодарность forget-me-not в быстрейшем прохождении перемодерации.

Комментарии

Огромное спасибо Оксане (Zabava) за такую красоту!



Спасибо: 37 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 1226
Настроение: Лето жаркое, ты где?
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 127

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.06.11 16:56. Заголовок: — А что это за звуки..


— А что это за звуки, вон там? – спросила Алиса, кивнув на весьма укромные заросли какой-то симпатичной растительности на краю сада.
— А это чудеса, – равнодушно пояснил Чеширский Кот.
— И.. И что же они там делают? – поинтересовалась девочка, неминуемо краснея.
— Как и положено, – Кот зевнул. – Случаются…

Льюис Кэрролл. «Алиса в стране чудес»


Пролог

Вы верите в чудеса? Я верю. Особенно жду их под Новый год. Как-то так сложилось, что самые чудесные явления в моей жизни неизменно происходят в новогодние праздники. Начиная с первой куклы Барби (в моем детстве они не продавались в любом магазине игрушек, и попытка достать ее была сродни подвигу), и заканчивая встречей с любимым мужчиной. Но самое главное чудо в эту новогоднюю ночь мирно посапывало на плече у отца. Я улыбалась, наблюдая за тщетными попытками мужа одной рукой откупорить бутылку шампанского. Он беспомощно переводил взгляд на электронные часы, стоящие около телевизора, затем на меня. Двадцать три пятьдесят пять. У меня, точнее у нас, двойной праздник – Новый год и День рождения сына. Ему ровно год. Вот именно в эту минуту в прошлую новогоднюю ночь и появился на свет наш Ванюшка.

Глава 1

Я всегда была девушкой амбициозной и честолюбивой. Нет, вы не подумайте, что я пошла бы буквально на все ради поставленной цели. Отнюдь. Родители с детства привили мне самые правильные понятия морали. Все в какой-то степени обстояло гораздо хуже. Потому как я была трудоголиком до мозга костей. Училась, совершенствовалась, стремилась. Профессию выбрала по душе, а развиваться в любимом деле было ко всему прочему еще и приятно.

У меня был четко выстроенный план на жизнь, и все, что мешало выполнению очередного пункта, устранялось без сожаления. План был до гениального прост: учеба, карьера, замужество лет так в двадцать семь и рождение ребенка никак не раньше двадцати восьми. Мне казалось, что только от меня зависит выполнение данного перечня.
Преподаватели в академии прочили мне хорошее профессиональное будущее, хотя женщина в юриспруденции еще должна завоевать свое «место под солнцем», а уж тем более в частной адвокатуре. Но я была из тех, кому это в итоге удалось. Занимаюсь такими востребованными сейчас имущественными спорами.

И все, казалось бы, на своих местах: любимая работа, арендуемый небольшой офис, двухкомнатная квартира в новостройке, обставленная со вкусом и весьма недешево, машина, одежда от дизайнеров, счета в банке, в общем, все то, что говорит пусть и не о заоблачном доходе, но, тем не менее, об успешности и финансовом благополучии. Имелось лишь одно «но». Мне было тридцать, а ни мужа, ни детей в моей жизни не наблюдалось. Кто бы мог подумать, что эти два последних и, как мне казалось, совсем легких пункта плана окажутся самыми трудновыполнимыми. А ведь поклонников у меня всегда было много. Да только к запланированным мной для замужества двадцати семи годам они все уже оказались благополучно женаты, а многие даже успели и потомством обзавестись. А я? По-прежнему была интересна. Высокая, стройная, светлые волосы в короткой модной стрижке, зеленые глаза, как утверждают окружающие, «бездонные и завораживающе красивые». Поначалу я даже и не переживала по поводу сбоя в моем плане. Годом раньше, годом позже. Однако когда ни через год, ни через два, ни через три ситуация не поменялась, стало в первый раз в жизни почему-то страшно и одиноко. И уже не радовали успехи, новые дела не вызывали энтузиазма, а заработанные деньги не приносили чувства удовлетворения работой.

Наверное, в тот момент у меня началась депрессия. Она усугубилась еще и тем, что малышка Нюта, последняя из нашей шайки-лейки, благополучно родила своему Степке здорового крепыша. Нет, я, безусловно, радовалась за подругу, но именно в тот момент почему-то впервые ощутила полную никчемность своей жизни. Кому все это нужно? Ну кому? Я осталась совершенно одна. В погоне за карьерой я отказалась в жизни от самого главного - от семьи. И откуда была такая уверенность, что одно другому помешает? Вот и Нютка – мама, а ведь она меня моложе на три года. У всех подружек семьи, мужья, дети. Моя депрессия набирала обороты. Я отказывалась от клиентов, скрывалась от подруг и выключила телефон. Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы не случай.

Это был один из дней огромных новогодних каникул, таких любимых мной ранее и таких ненавистных в тот момент. Встретив сам праздник в обществе бутылки мартини и телевизора, я несколько дней не выходила из дома, чтобы не видеть раздражающую атрибутику: переливающиеся огнями гирлянд пышные ели и бесконечные фейерверки, от которых закладывало уши даже в квартире. Но желание хотя бы что-то съесть пересилило мой негативный настрой по отношению к самому богатому на чудеса периоду в году. Проходя через соседний двор, где развернулось настоящее народное гуляние, к круглосуточному супермаркету, я вдруг почувствовала, как кто-то легонько подхватил меня за руку и стал тянуть в нестройный хоровод, распевающий знакомое с детства «В лесу родилась елочка». Я настолько опешила, что даже не стала сопротивляться.

А потом… Потом я вдруг почувствовала себя по-настоящему счастливой. Знаете, как в детстве. Когда каждый год в новогоднее утро ты бежишь заглянуть под елку и, найдя там такую желанную игрушку, книгу, коньки (все-все, что ты «заказал» Деду Морозу) и, конечно, огромный куль сладостей в придачу, прыгаешь от радости и кричишь в окно «спасибо» за подарки. А потом объедаешься конфетами, обещая маме, что «вот эта - последняя на сегодня», но все равно тайком бежишь к заветной красочной упаковке.

Вот и тогда, я словно очнулась ото сна, пела со всеми песни, отплясывала «танец маленьких утят» и «прятала руки» от ледяного посоха Деда Мороза. Глядя на раскрасневшиеся от холода лица людей, веселых и по-детски счастливых, на розовощеких карапузов, рассказывающих под елкой стишки, на задорных аниматоров в образе снеговиков, зайцев и петрушек, я вдруг поняла, что надо жить! Только жить по-настоящему! Наверное, именно тогда я и осознала до конца причины своей депрессии, поняла, чего хочу на самом деле. Хочу так сильно, что впервые готова буквально на все ради достижения поставленной цели! Я хочу ребенка! Хочу быть мамой! И это не потому, что мне уже «пора». Нет! Это потому, что все остальное для меня в какой-то момент потеряло смысл, наверное, наконец, вырвался на свободу так тщательно заглушаемый мной до поры до времени инстинкт материнства.

Ребенок стал для меня навязчивой идеей, которая превратилась в манию после случайного прочтения гороскопа на год. В нем говорилось, что для моего знака это был лучший период для рождения детей. Итак, у меня было два с половиной месяца, чтобы в итоге успеть выполнить предначертание гороскопа. И, кажется, был план…

Комментарии

Спасибо: 61 
Профиль
umnica_nadin





Сообщение: 1248
Настроение: Лето жаркое, ты где?
Зарегистрирован: 20.07.10
Откуда: РФ, Владимир
Репутация: 127

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.06.11 00:25. Заголовок: Наташа, огромная бла..


Наташа, огромная благодарность!

Глава 2

Мы сидели за столом на кухне. Такие разные, но, тем не менее, близкие друг другу люди. Подруги. Лера в задумчивости барабанила наманикюренным пальчиком по матовой стеклянной столешнице; Женя покачивалась на стуле, вглядываясь в поверхность моего натяжного потолка; Наташа же, сложив руки как прилежная ученица, наоборот, рассматривала стеновую панель, и лишь Аня нетерпеливо ерзала на стуле, воровато поглядывая на холодильник. Я устроила эти девичьи посиделки, чтобы поведать о своих желаниях и намерениях. Подружки, поначалу обрадовавшись, что я снова появилась «в зоне доступа», в итоге были весьма ошарашены моими откровениями.

Думаю, что стоит немного рассказать о них и об истории нашего знакомства. Итак…

…Знакомство наше состоялось на первом курсе академии. Все мы, включая не присутствующую на девичнике новоиспеченную мамочку Нюту, учились в одной группе. Вот так, банально и просто.

Лера Новикова была старостой. Внешняя привлекательность, острый язычок и умение «разрулить» любую ситуацию предопределили ее роль. Она умела договариваться с преподавателями, была у них в почете, что не могло не сказываться на Лериной учебе. Но надо отдать ей должное, Лера была большой умницей, и усомниться в ее пятерках не мог никто, но, там где задавалось дополнительно три вопроса, в случае старосты был всего один, так что льготные условия для девушки, безусловно, существовали. По окончании учебы Лера, как верная дочь подполковника милиции, связала свою жизнь с уголовным правом. Вместе со своим теперь уже мужем, а тогда парнем и нашим одногруппником, Стасом Комаровым они работали в прокуратуре. Стас любил Леру с самого первого дня учебы, да и она отвечала ему взаимностью, поэтому неудивительно, что через год после окончания академии ребята узаконили свои отношения. Знаете, с такой теплотой я вспоминаю их свадьбу. Лера – вся белом с букетом алых роз, и Стас – с платком на шее вместо галстука и бутоньеркой в петлице в тон ее цветам. Даже нас, подружек, выдумщица Лера заставила нарядиться в алое. То фривольное платьишко, в котором я была на их свадьбе, до сих пор висит в моем шкафу. Пожалуй, это был самый смелый эксперимент в одежде в моей жизни. Еще одно свадебное воспоминание – мой непродолжительный роман с коллегой Стаса и Леры Игорем Гуцуловым. На двадцатипятилетие мужу Лера подарила самое главное сокровище – дочь Владу.

Наташа Липатова всегда была тихой скромницей. Училась она неплохо, но знаниями особо не блистала. Казалось, что юридическое образование было выбрано по принципу «престижно, нужно, а куда еще абсолютному гуманитарию?» Наташа страстно увлекалась фотографией. Ее работы еще во время учебы в академии участвовали в конкурсах, а незадолго до окончания юрфака состоялась первая персональная выставка. Именно там Наташа познакомилась со своим будущим мужем Константином. Профессиональный фотограф, интеллектуал, он не только оценил запечатленные на пленке людские эмоции, от задумчивости и легкой грусти до эйфории и сумасшедшего драйва, но и самого автора-любителя. В профессии Наташа не осталась. Вдвоем с Костей они открыли небольшую галерею, где организовывали выставки-продажи работ талантливых художников - мастеров разных стилей и направлений: от классических до авангардных, от карандашных зарисовок до фотокартин. Понимающие друг друга с полуслова, чуткие, они были очень гармоничной парой. А рождение дочек-близнецов Даши и Марины только добавило теплоты в их и без того трепетные и нежные отношения.

Женя Алехина была, наверное, самым драйвовым человеком из всех, кого я когда-либо знала. Шебутная, беспокойная. Уж если кто и умудрялся попадать в какие-нибудь истории, так это Женя. Страстная любительница экстрима, в особенности катания на скейте и сноуборде, казалась случайным человеком на юрфаке. Да она и не скрывала, что попала на факультет лишь благодаря стараниям папы Владимира Петровича. Алехин с Жениных младых ногтей желал видеть дочь только в престижной юриспруденции. Но своенравная Женя училась из рук вон плохо, допускалась до сессий в последний момент, а экзамены сдавала стабильно на три, живя по принципу «главное, чтобы не отчислили, а то мне кирдык». Надо сказать, что если и было на свете что-то, чего боялась наша Женечка, то это гнев отца. Отчаявшись вырастить из дочери «человека», Алехин в итоге смирился и с троечным дипломом, и с местом юриста в городской клинической больнице. И все же Женя сумела порадовать отца и заставить его собой гордиться. Она очень удачно вышла замуж. Нет, не подумайте, что ее муж олигарх какой-нибудь. Не в этом дело. Владимир Петрович, ее отец, больше всего уважал в людях целеустремленность и трудолюбие, а этого в Николае Платонове – муже нашей Евгении - было хоть отбавляй. Молодой врач, хирург, уже тогда подавал большие надежды, а со временем стал одним из ведущих специалистов не только в рамках отдельно взятой больницы, но и в рамках города, пожалуй. Уж каким попутным ветром Николая занесло тогда к юристам - неизвестно, да только с тех самых пор было ему там «медом намазано». Женя и Коля… Они такие разные. Как у классика: «Они сошлись. Волна и камень, стихи и проза, лед и пламень». Никто из нас, подруг, даже и предположить тогда не мог, что Женькин роман будет иметь такие серьезные последствия. Но, как говорится, противоположности притягиваются. И вот уже почти семь долгих лет неугомонная Женя и спокойный, уравновешенный Николай были вместе. А рождение сына Павла только укрепило данный союз.

Аня Прокопьева… О, Аня заслуживает отдельного разговора! Анютка относилась к категории людей, которые успевают все. Я серьезно. Вы скажете, что все успеть невозможно. Я тоже так думала до знакомства с Аней. Учеба в академии для нее не представляла никакого труда. Материал Аня запоминала на раз, стоило пробежаться глазами, поэтому и училась отлично. Перед ней открывались такие перспективы, но… Едва начав учиться на втором курсе, Анютка влюбилась. Да в кого?! В выпускника ПТУ! Я была в шоке! Ну кто этот Антон Маркин? Никто! Так, внешность смазливая. Но Анька была влюблена как кошка и совершенно потеряла голову. Поэтому неудивительно, что совсем скоро она оказалась в «интересном положении». Дело еще усугублялось и тем, что Антона забрали в армию. В общем, эпопея была та еще. Свадьба переносилась до неприличия долго, а когда, наконец, состоялась, то находящуюся на девятом месяце беременности Анну увезли рожать прямо из-за праздничного стола. Так в девятнадцать лет у Анютки родился старший сын Ярослав. И как она успевала все, одному богу известно! Академический отпуск не брала, между кормлениями бегала на лекции и семинары и по-прежнему получала одни пятерки. Никакой усталости, сплошная жизнерадостность. Как верная жена ждала мужа из армии, частенько писала на переменах ему трепетные письма. А вообще Анютка всегда была очень смелой девушкой. Иначе как вы объясните, что на пятом курсе она собралась за вторым ребенком? Будущую мать-героиню увезли в этот раз рожать из академии прямо сразу после сдачи государственных экзаменов. Святослав появился на свет в машине скорой помощи, не доехав до роддома каких-то пару сотен метров. Оказывается, у Ани на момент сдачи экзамена уже начались схватки, но она стоически выдержала испытания, бездумно и бесшабашно решив, что еще успеет до потуг в роддом. Удивительный человек! А знаете, с годами мое мнение об Антоне – муже Ани - кардинально изменилось. Мне даже в какой-то момент стало стыдно за свои «фи» в его сторону. Вернувшись из армии, Антон поступил на заочку в МАДИ, а спустя год открыл на пару с другом и однокурсником Степаном Белутой первый автосервис. В настоящий момент друзья уже владели сетью мастерских и автомоек. А что же Анютка? Она родила мужу еще двух сыновей Вячеслава и Станислава, по профессии не работала ни дня, если не считать, конечно, работу в фирме у мужа, где она числилась на должности юриста и консультировала Антона при необходимости, а также проверяла и составляла юридические документы. Ну, это было сущей малостью по сравнению с основным видом деятельности Анны. Она была домохозяйкой, женой и мамой! Для души и поддержания формы Аня подрабатывала фитнес инструктором в спортклубе «Wild», вела занятия для беременных и женщин, восстанавливающихся после родов. Вот такая – живая и подвижная, жизнерадостная, светлая, безумно привлекательная (рождение четверых детей никак не отразилось на ее фигуре) и абсолютно счастливая. Она залихватски водила минивэн, развозя сыновей по всевозможным кружкам, секциям, школам, без труда готовила казаны плова и огромные кастрюли борща, при этом всегда потрясающе выглядела и радовалась жизни.

Ну и, наконец, скажу пару слов о Нюте. Нюта Морозова была самой младшей в нашей группе. Девочка-вундеркинд окончила школу экстерном и уже в четырнадцать лет поступила в академию. Она поначалу слегка комплексовала из-за своего столь юного возраста на фоне более взрослых однокурсников, но со временем освоилась. Нюта настолько располагала к себе своей искренностью и непосредственностью, что не подружиться с этим человеком было просто невозможно. Само собой разумеется, что училась она отлично и после окончания академии работала помощником нотариуса, а впоследствии и сама возглавила нотариальную контору. Нюта была открытым и общительным человеком, да и род деятельности предполагал наличие подобных качеств. Но вот в чем парадокс… Нютик была крайне застенчива в общении с противоположным полом. Молодые люди и головокружительные романы не имели места в ее жизни. Однако все в итоге сложилось самым замечательным образом. Предприимчивая Аня познакомила подругу с партнером по бизнесу своего мужа — Степаном Белутой. Он был настолько очарован девушкой, что предпринял самые активные действия для завоевания ее сердца. Долго и красиво ухаживал, а она… Она в итоге стала его женой. Вот так. Как говорится, удачно познакомили. А буквально за пару месяцев до описываемых мной событий Нюта стала мамой, подарив Степке сына Арсения…

Молчание на кухне явно затянулось. Я не выдержала первая.

- Девчонки, что скажете?
- Неожиданно, - задумчиво произнесла Лера.
- Лен, это неправильно, - тихо отозвалась Наташа, - понимаешь, ты сама, своими руками, лишаешь ребенка нормальной семьи, отца. Это очень эгоистично.
- Наташ, - я предвидела этот ответ, - ты думаешь, что я не хочу замуж? Не хочу нормальных отношений? Семьи? Тебе легко рассуждать – у тебя дочки растут. Я тоже хочу быть мамой, пойми. И если я встречу потом замечательного человека, полюблю его, он полюбит меня, неужели тогда он не полюбит мое дитя, не станет ему настоящим отцом? А вдруг мне всю жизнь суждено быть одной? Что же я должна отказаться от материнства? Да ни за что! Говоришь, что это эгоистично? Пусть! Пусть! Я - эгоистка!
- Девчонки, не ссорьтесь, - вмешалась Лера.
- Ленк, все правильно, - Женя встала со стула и подошла к окну. Все повернулись, наблюдая за ней. Присев на краешек подоконника, подруга продолжала,- я на твоей стороне!
- Ань, а ты чего скажешь? – Лера, следуя процессуальным действиям, предоставила слово всем участникам девичника.
- Я… - Аня жалобно посмотрела в мою сторону и проканючила, - Лен, у тебя есть что-нибудь пожевать?
- Да, - я с удивлением наблюдала за несчастным выражением лица подруги. - В холодильнике сыр и ветчина на тарелке.

Словно получив разрешение, Анютка распахнула дверцу холодильника и выудила оттуда тарелку с едой. Тем временем завязавшийся спор между Женей и Наташей набирал обороты.

- Жень, вот что ты такое говоришь?! – возмущалась бывшая Липатова. – Сильная женщина! Ха…Ха… Да какая бы сильная не была! Дети должны расти в полной семье!
- Ну еще скажи, что все, кто вырос в неполной семье, несчастные, закомплексованные и так далее… Наташка, как детский сад! Смешно же!
- Смешно?! Ну давайте начнем все вокруг плодить безотцовщину!
- Наташ, вот кто такое говорил? Ситуации ведь разные бывают! Ленка наша подруга, мы ее должны поддержать!
- Вот именно, что подруга! Мы ее должны уберечь от необдуманного поступка!
- Так, стоп! – я поспешила прервать этот бессмысленный спор.- Я приняла решение! Я буду рожать! И точка! Я очень хочу, чтобы вы меня поняли и не осуждали, - я выразительно посмотрела на Наташу.
- Хорошо, - резюмировала Лера, - подведем итог. Ты решила родить ребенка. Для себя. Назревает логический вопрос: «От кого?» - она посмотрела в мою сторону.
- Вот здесь я очень рассчитываю на вашу помощь.

Вы бы видели лица моих подруг в этот момент. Удивление во всевозможных своих проявлениях отразилось на каждом из них.

- В смысле? – осторожно спросила Женя.
- Ну в смысле поиска кандидатов. Это должен быть проверенный человек. Не случайный. Понимаете?
- Не очень, - честно призналась Лера.
- Я долго думала. Есть несколько вариантов для зачатия ребенка. Первый, - я ходила по комнате, загибая пальцы, - обратиться в банк донорской спермы и подобрать подходящую кандидатуру. Но я как-то этого опасаюсь. Все-таки кот в мешке. Мало ли. Второй, попытаться лично познакомится с будущим кандидатом через сайты знакомств, но на это нет времени, да и… - я помедлила, - не надежно как-то. Кто знает, что у этого кандидата в голове, какая наследственность и прочее. Поэтому остается только третий вариант, - я с надеждой посмотрела на подруг, - кандидат должен быть хорошо знаком хотя бы одной из вас. Так сказать проверенный человек.
- Браво! – саркастически произнесла Наташа, хлопая в ладоши. – И как ты это себе представляешь? Дима, не хочешь стать отцом ребенка Лены?
- А зачем ему говорить? - отозвалась от холодильника Аня. – Как я понимаю, Ленка для себя хочет родить, без всяких там моральных и материальных претензий.
На слова подруги я активно закивала головой.
- Так вот, - продолжала Анюта, жуя очередной по счету бутерброд, - просто Ленку нужно познакомить с этим человеком. А там, вообще, кто знает, может у них не только ребенок получится, но и любовь случится.
- Нет, я понимаю, если сначала любовь, то я только за, - не унималась Наташа. - Так ведь она вбила себе в голову, - подруга кивнула в мою сторону, - что ребенок ей нужен во что бы то ни стало в этом году! А это максимум три месяца для зачатия, тут не до любви!
- Ну, а что такого, если у них сначала случится секс, а любовь потом? – Аня отыскала в моем холодильнике огурцы и с жадность поглощала уже четвертый корнишон.
- Нет, ну нормально, - Наташа эмоционально жестикулировала, - приличный мужчина вообще-то думает о предохранении!
- Ой, Наташка, - Лера положила руку на ее плечо, - любой мужчина думает об этом в последнюю очередь в порыве страсти, а уж если сказать, что принимаешь таблетки, то его душа совершенно спокойна. Он же не с какой-то там, - она неопределенно махнула рукой, - а с приличной, красивой девушкой. А уж страсть-то Ленка разжечь сумеет, думаю.
- Нет, девочки, я в этом не участвую, - насупилась Наташа. – Ни к чему хорошему это не приведет.
- Приведет, не приведет, - Аня теперь беззаботно попивала кефир, - да пусть Ленка попробует, Натах, ну чего ты, в самом деле!
- Аня… - подала голос Женя, - ты себя хорошо чувствуешь?
- Отлично! – задорный голос подруги вселял в нас смутные подозрения.

Глядя на наши внимательные и сосредоточенные лица, Анютка расплылась в глупейшей и счастливейшей улыбке.

- Не-е-ет, - с сомнением протянула Лера, - не может быть. Ты снова…
- Ага, - Анька сияла как медный грош, - мы с Тошкой уверены, что это девочка. Мы соблюдали девичью диету, в специальные дни занимались любовью. В общем, в этот раз мы подошли к вопросу очень ответственно. Ленка, кстати, а ты кого хочешь?
- Ну, не знаю, - я еще отходила от приятного шокового известия о пятой Аниной беременности.
- В общем, у меня дома книжки, таблицы есть и всякое-такое. Приедешь ко мне, я тебе все покажу, расскажу, по дням определим, когда лучше девочку, а когда мальчика. Ну, чтобы не в пустую.

На душе в этот момент стало тепло и уютно. Я, глядя на Аню, чувствовала себя практически беременной.

- Да, кстати, у вас есть на примете кандидаты для Лены?
- Надо подумать, - Лера приложила палец ко лбу.

И тут меня осенила мысль. Она показалась такой правильной, неужели все так просто!

- Лерк, а может Гуцул? – я радовалась как ребенок. (Как же я забыла про Игоря?!) – Мы с ним встречались. Он вроде хорошо ко мне относился, это я…
Но договорить Лера мне не дала.
- Опомнилась! Гуцул три года как женат! Дочке полгода.
- Ле-е-ен, - Аня подбадривающе похлопала меня по плечу, - не расстраивайся! Зато у меня есть вариант, - и, увидев мой заинтересованный взгляд, добавила. – Как ты относишься к инструкторам по фитнесу?
- Нормально. Главное, чтобы не только мышцы, но и интеллект присутствовал.
- Интеллект там точно есть. Он, конечно, мачо еще тот, не знаю как там насчет серьезно, - Аня посмотрела в сторону недовольной Наташи, - но только как отец ребенка вполне подходящая кандидатура.

Мы расстались уже в десятом часу. Первой ушла Наташа, еще раз высказав все, что она думает по поводу моей авантюрной затеи; потом засобиралась Анна, вспомнив, что не доварила борщ, а завтра у нее по плану поход с детьми и мужем на елку, так что будет совсем не до борща; затем за Женей зашел Коля с Пашкой и, наконец, Лере позвонил Стас, сказав, что ждет ее у подъезда.

- Ну, все, Лен, пока, - мы обнялись, - все будет хорошо! Я позвоню.

Глядя в красивые карие глаза Леры, я не просто верила, а уже больше ни секунды не сомневалась в том, что жизнь моя круто изменится в самое ближайшее время.

Комментарии

Спасибо: 54 
Профиль
Ответов - 59 , стр: 1 2 3 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 380
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия