Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
clairclair





Сообщение: 9
Зарегистрирован: 19.04.10
Репутация: 3

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.04.10 17:16. Заголовок: Автор: clairclair

Спасибо: 26 
Профиль
Ответов - 87 , стр: 1 2 3 4 5 All [только новые]


clairclair





Сообщение: 2267
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 66

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.07.10 15:09. Заголовок: АААА! Читатели разбе..


Скрытый текст


Песня будущего http://my.mail.ru/cgi-bin/my/audiotrack?file=c9d7abe0607eb50ccd252b5c3f522e65&uid=2819308<\/u><\/a>

Глава 12

Лена Кулёмина бежала по улице, не оглядываясь и даже не пытаясь остановиться. Слёзы уже давно высохли, мысли из беспорядочных превратились в огромный стеллаж, в котором всё было расставлено методично по полочкам. Цель была теперь ясна. Казалось, что бежит девушка в никуда, но на самом деле у неё в голове выстроилось чёткое задание, выполнить которое можно было только одним способом.
Подбежав к огромному мосту, возвышающемуся над бурлящей рекой, она перелезла через его ограду и встала, держась сзади руками за чугунное покрытие и подняв голову в небо. Глаза её были прикрыты, волнение выдавало только то, как она кусала побелевшие от напряжения губы. В воздухе повисла мёртвая тишина. Улица была пуста, куда-то в раз исчезли все машины и люди. Еще секунда и, кажется, что девушка сделает шаг в пропасть, унося за собой боль всех случившихся в её жизни разочарований.

В этот момент к ней с разных сторон подбежали двое мужчин, одетых в чёрные костюмы. В их глазах не было испуга, но сквозило напряжение.

– Елена Никитична, слезайте оттуда. Что вы надумали? – вежливо обратился к ней один из них.

Лена, не поворачивая головы, откликнулась хриплым голосом на просьбу:

– Явились? Молодцы. А теперь доставайте своё оружие и кладите мне в карман куртки. Легко же вас, оказывается, выманить было.
– Елена… – начал было противиться один из незнакомцев.
– Молчать! – грозно оборвала его Лена. – Вы хотите, чтобы мой отец вас убил? Я прыгну, даже не сомневайтесь. Мне нечего терять. Вы – псы его величества, должны ему подчиняться. Он велел, наверное, мою жизнь охранять тоже, а не просто следить за каждым моим шагом? Я права? Вот и выполняйте все мои требования без самодеятельности, а то придётся папочке моему труп привезти в мешочке.

Мужчины молча достали оружие и положили его девушке в карман ветровки. Лена аккуратно перелезла на обратную сторону моста и, отряхнув руки, сверкнула глазами в сторону своих телохранителей. В этот момент она превратилась из нежной танцовщицы в агрессивного подростка тех времён, когда ещё не была знакома с Виктором. В её душе в этот момент растеклось приятной тепло от воспоминаний детства. Состояние агрессии, злобы и оторванности от всех заводило её. Однако уже через секунду её мысли вернулись к тому, ради чего Лена пришла на это место. Предательство, обида, непонимание – эти слова проедали мозг и не давали расслабиться.

– Где ваша машина? Ведите меня туда, – обратилась она к подручным своего отца всё тем же ледяным хриплым голосом.

Через несколько коротких минут странная компания уже сидела в полном составе в чёрном затонированном донельзя джипе.

– Куда едем, Елена Никитична? – девушка услышала обращённый к ней вопрос сквозь туман своих мыслей.
– К отцу, – глухо и безучастно отозвалась она.
– Вы уверены? Это же триста километров, – удивлённо отреагировал водитель автомобиля.
– Я не тороплюсь. Заводи, давай и хватит уже вести со мной бессмысленные разговоры, – ответила ему Лена всё с той же нескончаемой агрессией и злостью.
– Может, позвонить ему? Предупредить же надо.
– Даже не думай! – крикнула Лена. – С этой минуты вы подчиняетесь только мне. Никакой инициативы. Вы выполняете только мои приказы. Оружием я пользоваться умею, так что лучше меня не нервировать. А папочке мы сделаем сюрприз. Он же соскучился, наверное, по любимой детке? Вот и обрадуем его неожиданной встречей. Заводи!

Лена грустно посмотрела в окно автомобиля, вылавливая взглядом проезжающие мимо неё пейзажи города, в котором она была счастлива несколько коротких мгновений и не чувствовала напряжения прошлой жизни. До боли в сердце не хотелось покидать эти чудесные минуты, эти милые воспоминания. Там остаётся Виктор, который любит её. А она? И она любит его. Она вдруг поняла это сейчас неожиданно даже для себя самой.

«Люблю… ни за что, а вопреки. Люблю… Я с ним чувствую себя счастливой каждой клеточкой моего тела, и разум мой улетает в рай. Я просто боялась, что он уйдёт опять, поэтому гнала от себя мысли о нём. А сейчас? Сейчас я верю ему и просто… просто люблю. Только теперь уже поздно, и нет в моей жизни места для этой любви».

Мысли о своих чувствах успокаивали девушку, но все равно мстительная игла ковыряла мозг, напоминая о том, куда она едет сейчас и зачем.




Спасибо всем, кто ставит спасибки!!! Спасибо за прекрасные комментарии, заставляющие думать!
Я ВАС очень-очень ЛЮ!!!!
Жду
http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000592-000-0-0-1279277744<\/u><\/a>

Спасибо: 50 
Профиль
clairclair





Сообщение: 2335
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 67

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.07.10 22:10. Заголовок: Убивайте меня, ругай..


Скрытый текст


Ириш! Милая, спасибо за быструю проверку!!!!

Глава 13

Дорога домой была долгой. Ничего не мешало Лене думать. Телохранители сидели молча, не беспокоя её, дабы не нервировать девушку лишними словами. За мыслями о том, что будет, пришли воспоминания о том, что было. Лена очень любила отца и, в отличие от многих окружавших его людей, никогда не боялась его. Она могла испугаться за своих друзей, но чувствовала, что лично ей он никогда не сделает больно. Сейчас же девушке начало казаться, что она ошибалась. Однако, несмотря на порывистость принятого ей несколько часов назад решения, Кулёмина понимала, что все последующие совершённые ей поступки будут осознанными и взвешенными. Лена окунула голову в капюшон куртки, стараясь на время спрятаться от нежелательных глаз, и начала вспоминать…

«Девочка, МОЯ. Одни мы с тобой остались. Нет больше твоей мамы. Иди ко мне, котёнок. Иди, обниму тебя».

«Ленок. Посмотрите, какая в моём доме красавица растёт. Солнце, ты нас, пьяных мужиков, не бойся. Смотри, какие у нас тут игрушки. Хочешь, стрелять научу? Давай свои ладошки. Они у тебя нежные такие, маленькие. Не для оружия, а для любви».

«Лен, красивая ты у МЕНЯ такая. Вся в маму свою. Нет, пожалуй, ты ещё красивее, чем мама».

«Лен, ты ВСЕГДА будешь со мной рядом. Я не отпущу тебя НИКОГДА. Ты со мной одно целое».

«Девочка моя, зачем тебе танцы? Это же не твоё совсем. Ты такая же, как я. Ты все равно будешь потом СО МНОЙ. Брось эту блажь».

«Спряталась, говоришь? От меня спряталась? Боишься меня, значит? Ладно, танцуй, пока Я ПОЗВОЛЯЮ».

«Лен, а тебе Виктор нравился? Это хорошо, что он ушёл. Не нужны нам никакие посторонние. В твоей жизни есть только мы: ты, да Я».

«Елена, ты никуда не поедешь!»

«Хорошо, можешь идти собирать вещи».

«Пап, что ты делаешь у меня в спальне. Зачем ты здесь? Ночь, иди спать. Я не навсегда уезжаю. Я вернусь. Не мучай меня больше. Я НЕ ТВОЯ…»


Не заметив, как пролетели часы, проведённые в дороге, Лена очнулась от воспоминаний и обнаружила, что джип медленно въезжает на территорию их загородного дома. Дома, где она прожила с отцом всю свою жизнь. Мужчины медленно покинули автомобиль. Один из них подал Лене руку, и она, вспомнив вдруг о том, что уже не пацанка из прошлого, грациозно вышла из машины.
Гордо подняв голову, она вошла в здание в окружении подручных отца. Лена знала, где искать человека, ради общения с которым она вернулась опять в свой родной город. Девушка никогда не срывалась из-за отца, долго закрывала глаза на всё, но почему-то именно последние события заставили её измениться. Что-то не давало покоя в этот раз. В тот момент, когда девушка поняла, что Виктор уехал по приказу отца, Ленино терпение улетело. Она сломалась. Девушка до сих пор не могла поверить, что родной для неё человек мог поступить с ней так. Самым ужасным было то, что только сейчас, вспоминая прошлое, Лена поняла, что не она отгоняла от себя постоянно молодых людей, а они исчезали сами. В голове Кулёминой были сейчас только одни вопросы. Поднявшись на второй этаж дома, она плавно открыла дверь большого кабинета отца и вошла вовнутрь. Здесь она надеялась, наконец, получить ответ на главный вопрос: «Почему?»
За Леной в кабинет проникли и её сопровождающие. Один из них стал возле двери, а второй подошёл к Никите Кулёмину, вставшему из-за стола и удивлённо взглянувшему на вошедшую компанию.

– Никита Петрович, ваша дочь не позволила предупредить вас. Я готов понести любое наказание, – обратился к главарю один из мужчин и отошёл к стене.
– Что, моя Леночка утёрла нос лучшим моим людям? Я горжусь тобой, дорогая. Моя школа не прошла зря, несмотря ни на какие твои танцульки. Ты вернулась, Лен? Надоели танцы? – язвительно проговорил последние слова Кулёмин.
– Я вернулась для того, чтобы узнать, зачем ты все эти годы мешал мне жить моей жизнью? Той, которой хотела жить я. Ты – тот, кто говорит мне всё время о своей заботе и любви. Ты – мой отец. Но у тебя поднимается рука использовать в своих корыстных целях моего лучшего друга. Тебе мало было заставить твоих псов следить за мной, так ещё и Игоря нужно было к этому подключить. Как же ты любишь делать из людей марионетки. Чем же ты его взял? И не говори, пожалуйста, что деньгами или ещё какими благами. Я твои штучки за эти годы все выучила. Матерью ты его шантажировал, да? Тут и догадаться не сложно. Я сбежала от всех твоих ужасов в свой новый мир, намеренно сбежала. Я не хотела сломаться. Я не хотела, чтобы ты имел надо мной власть. Но ты не дал мне жить этой жизнью спокойно. Тебе обязательно нужно было контролировать каждый мой шаг.

Всё это время Кулёмин напряжённо молчал, наблюдая за Леной, которая говорила с ним, несмотря на всю злость и агрессию по отношению к нему, спокойным голосом.

– Я старалась делать вид, что не замечаю твоей постоянной слежки и вмешательства в моё личное пространство. Меня вроде бы всё устраивало. Я даже подумать не могла, что в отъезде Виктора был виновен ты. Я искренне верила в то, что он сам бросил заниматься со мной тогда. И что я узнаю через пять лет? Он любил меня… Может, теперь расскажешь мне, папочка, почему ты избавился от него? Чем тебе помешал молоденький парень, который, уж поверь мне, под твоим постоянным присмотром вряд ли бы сильно близко подступился ко мне. Почему? Почему все молодые люди, которые появлялись на моём пути, очень быстро теряли интерес ко мне? Объясни мне, наконец. Что я не понимаю в этой мозаике?
– Леночка, милая, ты заблуждаешься, солнышко. Я не делал тех вещей, о которых ты сейчас рассказываешь, – попытался ласково успокоить девушку Никита и сделал шаг в её сторону.
– Стой, где стоишь! Я больше не верю тебе. Я никому не верю, – Лена медленно достала пистолет из куртки и направила его на отца. – Рассказывай всё! Хватит делать из меня дурочку. Ты сам учил меня быть сильной.

Телохранители было дёрнулись на защиту своего хозяина, но были остановлены взмахом его руки.

– Мы сами разберёмся, не вмешивайтесь.

Никита Кулёмин жёстким взглядом посмотрел на Лену и ответил ей:

– Ты сейчас такая красивая. О такой тебе я и мечтал. Твоя мать никогда не была такой. Она была слишком нежна, слишком робка. Я боялся, что и тебя твои танцы сделают такой. Но нет, у тебя другой характер. Ты сильная девочка. Моя девочка, – на последнем слове он вдруг схватился за сердце и начал оседать на пол.

Лена, ошеломлённая его последними словами, боролась сама с собой. Она понимала, что отцу нужна помощь, но что-то жуткое прозвучало в его словах. Что-то, чего она никак не могла уловить.

«Моя девочка… Моя девочка… Моя девочка».

– Договаривай. Не молчи. Я хочу услышать всю правду, – практически прошептала Лена, нервно сглатывая воздух, которого вдруг перестало хватать.

Кто-то из присутствующих помощников Кулёмина схватился за сотовый телефон, пытаясь вызвать скорую помощь, но был остановлен Леной, когда она направила на него пистолет, взглядом давая понять, что связь должна быть отключена.

– Говори! – не выдержав напряжения, закричала девушка.

Мужчина хватался за галстук, ему тоже не хватало воздуха, он понимал, что умрёт сейчас, но взгляд его оставался жёстким. Ему не нужна была помощь. Он понял, что проиграл. Он, будучи главным воротилой этого города, человеком, которого боялись многие, проиграл всю свою жизнь этой девочке, сделав неправильную ставку.

– Я не твой отец. Я просто хотел, чтобы ты была только моя, – прохрипел он последние слова и отключился, остановив своё сердце навсегда.

Лена затряслась, прикрыв руками рот, сдерживая в себе крик ужаса, и медленно осела на пол. Пистолет выпал из её рук, а она, не веря тому, что только что произошло, закрыла глаза и про себя повторяла несколько фраз:

«Мамочка, милая, ты всё знала? Зачем ты оставила меня с этим ненормальным? Зачем?»

Подручные Кулёмина подбежали к нему, пытаясь разобраться в том, можно ли ему ещё помочь. Лена же продолжала сидеть на полу, уйдя в себя, боясь вернуться назад в мир, где она встретила разочарование и подлость.
В этот момент в кабинет влетел Виктор. Оценив быстро обстановку, он понял, что опоздал и какие-то непонятные пока ему, но явно не доставшие удовольствия никому из присутствующих события уже произошли. Увидев сидевшую на полу с отключённым взглядом Лену, он подошёл к ней и аккуратно поднял любимую девушку с пола, подхватив её на руки. Она моментально уткнулась носом в его грудь, почувствовав что-то родное и близкое рядом с собой, медленно возвращаясь к реальности. Взглядом указав одному из присутствующих в помещении мужчин на пистолет, Виктор молчаливо попросил убрать его. Так тот и поступил. В этот момент в кабинет вошёл Игорь, который, наконец, медленно добрался до места назначения на своих костылях. Степнов улыбнулся парню и попросил его:

– Игорь, поговори, пожалуйста, с ребятами и выясни, что здесь произошло. Вроде бы ничего криминального, но её отец мёртв, судя по всему. А Леночку я унесу пока в другое место. Позвонишь мне.

Аккуратно неся свою партнёршу, как самое дорогое сокровище, Виктор медленно начал спускаться по лестнице. Он не думал в этот момент ни о чём, хотел лишь одного, чтобы Леночка была счастлива и забыла обо всех проблемах, улетев в созданный им для неё рай.







Спасибо всем за спасибки! Спасибо за ваши комментарии! Я жду вас всегда с радостью в своём домике http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000592-000-0-0-1279277744<\/u><\/a>


Спасибо: 47 
Профиль
clairclair





Сообщение: 2390
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 69

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.07.10 19:46. Заголовок: Глава 14 Вечер того..


Глава 14

Ириш! Спасибо!

Вечер того же дня.

Лена полулёжа сидела на огромной кровати в номере отеля, куда её привез несколькими часами ранее Виктор, и напряжённо скребла пальцами по покрывалу, иногда сжимая его и сразу же отпуская, как будто пыталась таким образом изгнать что-то неведомое из себя. Прошло уже достаточно много времени с момента тех событий, которые перевернули всё сознание девушки, изменив её отношение к прожитой жизни навсегда. Только сейчас она потихоньку стала приходить в себя и начинать мыслить разумно.
Лена помнила, что наравне со всем ужасом, который ей пришлось пережить, в голове осталось и приятное воспоминание – появление Виктора. Он нёс девушку на руках до самого отеля, не говоря ей ничего, не спрашивая ни о чём, только нежно вдыхал запах её волос, заставляя партнёршу своим тёплым дыханием постепенно возвращаться к жизни. Сейчас она слышала его такой родной голос где-то в глубине номера, не видя Виктора, но радуясь в душе, что он всё ещё рядом с ней.
Степнов говорил в данный момент по телефону с Игорем, выясняя последние подробности произошедшего инцидента с его любимой девушкой.

– Всё понятно, Игорь. Мерзкий он тип был, конечно. Жаль, что теперь ничего не изменишь. Я пока побуду с Леной, а ты с мамой своей повидайся. Завтра созвонимся. До встречи.

Виктор закончил разговор и подошёл к кровати, на которой сидела Лена. Присев на самый край, он осторожно коснулся руки девушки. Она же, как будто продолжая пребывать в страхе, резко отдёрнула её и отрешённо посмотрела в неизвестность.

– Лен, солнце, я понимаю, что ты не хочешь и не можешь сейчас разговаривать о том, что сегодня произошло в том доме. И не нужно пока ничего говорить, но думать ты об этом все равно будешь постоянно. Твоя маленькая головка не так быстро сможет избавиться от тяжёлых мыслей. Ты не торопись пока делать выводы. Они сами придут тогда, когда наступит для них время. Одно я могу сказать: что тебе самой станет легче, если ты его простишь. Жизнь станет спокойнее.

Лена посмотрела на Виктора своими потухшими глазами, но столкнувшись взглядом с его добрыми синими, завораживающими её, не смогла не улыбнуться. Она чувствовала, что какая бы злость не сидела в её сердце на человека, которого она всю жизнь считала родным отцом, благодаря своему партнёру по танцам она возвращалась в нормальную жизнь гораздо быстрее, чем это могло бы быть, если бы рядом не было его. Она до конца ещё не понимала, как могло так случиться, что они вновь полюбили друг друга вот так легко, за несколько дней, забыв обо всём. Ведь даже Ленины мысли о том, что Виктор когда-то оставил её ради карьеры, не помешали на самом деле ещё в Москве проснуться чувствам. Теперь же, когда всё встало на свои места, когда правда, наконец, вышла наружу, ничего не могло встать на пути их любви.

– А что будет дальше? – тихо спросила девушка, облизнув пересохшие губы.
– А дальше? У тебя будет новая жизнь. Если пустишь, то я буду рядом с тобой. И она станет для нас общей, – тихо отозвался Виктор, вновь нежно коснувшись руки девушки.
– Я не могу пока думать объективно. В голове одни только вопросы. Мама ведь знала, что он не мой отец, но ничего сказала. И я не понимаю почему?
– Ленок, тебе же было всего десять лет, когда твоя мама умерла. Он же растил тебя как родную, и вряд ли у неё могли возникнуть какие-то сомнения в том, что её муж не сможет заменить тебе родного отца. То, что Никита Кулёмин в последствие свихнётся на почве тебя, – при этих словах Лена поморщилась, окунувшись в горькие воспоминания, – твоя мама, к сожалению, никак не могла предвидеть.

Виктор замолчал на несколько секунд, собираясь с мыслями, понимая, что для того, чтобы рассудок любимой девушки принял всё, что с ней произошло, как можно более спокойно, очень важно было сейчас найти правильные слова.

– Милая, ведь всё могло быть гораздо хуже, ты же понимаешь? Слава Богу, что он и пальцем не тронул тебя. Ведь не тронул, Лен? – спросил взволнованно Степнов, осознав неожиданно, что девушка могла просто никогда не говорить об этом.
– Нет… Не тронул, – тяжело вздохнув, ответила Лена. – Господи, столько вопросов в голове. Почему так случилось? Не могу и не хочу об этом думать сейчас.

Лена медленно поднялась с кровати и, проведя рукой по взлохмаченным волосам, повернулась к Виктору.

– Вить, я в душ схожу? – и, не дожидаясь его ответа, опустив голову, она медленно ушла в ванную комнату.


***
Прошло уже полчаса и, наконец, Виктор услышал, как сначала умолк шум воды, а затем и виновница его волнения вышла из душа. Он стоял у окна и слышал, как тихие лёгкие шаги Лены приближаются к нему. Через секунду неожиданно для себя молодой человек почувствовал, как мокрые ладошки обняли его.
Виктор повернулся к девушке и посмотрел в её изумрудные глаза, не в силах отогнать от себя приятные ощущения, которые были вызваны пленом, в который взяли его руки любимой девушки.

– Милая, тебе нужно выспаться, – прошептал он ей на ухо слегка подрагивающим от волнения голосом.
– Нет, – отозвалась Лена, прикусив нижнюю губу.
– Что нет? – удивился её ответу Степнов.
– Мне сейчас нужно быть с тобой, – прошептала девушка.
– Я и так всегда рядом, – нежно улыбнувшись, отозвался Виктор.
– Не отпускай, – отозвалась Лена и ещё сильнее прижалась к груди любимого мужчины.
– Лен, солнышко, у тебя сейчас шок. Ты будешь потом жалеть об этом.
– Время покажет, о чём я буду жалеть, а пока мне важно быть рядом с тобой. Я, наконец, просто хочу на несколько минут стать самой собой и отдаться своим чувствам.
– Леночка, а как же любовь? Ты же…

Слова Виктора вдруг оборвала ладошка Лены, нежно коснувшаяся губ мужчины.

– Я люблю тебя, Вить. Я просто гнала от себя чувства, но теперь всё на своих местах… И любовь тоже.

Задохнувшись на секунду от счастья, которое подарили Виктору такие долгожданные слова Лены, он посмотрел в её ждущие чуда глаза и прижался губами к её приоткрытому рту…





Спасибо всем за спасибки!!!! Спасибо за ваши прекрасные комментарии!!!!! Вы мое вдохновение!

Спасибо: 49 
Профиль
clairclair





Сообщение: 2439
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 70

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.07.10 16:56. Заголовок: Главу посвящаю Ташен..


Скрытый текст


Песенка-вдохновение...потанцуем танго... http://my.mail.ru/cgi-bin/my/audiotrack?file=6c09e4a46696a95fab5de9e619c21369&uid=2819308<\/u><\/a>
Чтобы не заглушить то, ради чего мы все сегодня собрались, слушаем полушёпотом



Глава 15

Поцелуй… Влюблённых одновременно настигло воспоминание об их первом поцелуе под дождём. Он был дорог им, но стал таким быстрым, таким неожиданным, что сейчас каждый из них хотел насладиться новым в полной мере, чтобы точно не позабыть эти счастливые мгновения никогда.
Лена где-то сквозь улетающее сознание чувствовала жар губ Виктора, яростно впивающихся в её. Невозможно было оторваться даже на секунду, казалось, что, наконец, дорвавшиеся друг до друга, унесённые страстью близкие люди, не будут в силах больше отпустить родное сердце никогда.
Виктор прижимал сильнее и сильнее к себе Лену, продолжая наслаждаться поцелуем так, как будто каждой клеточкой своего тела хотел прочувствовать девушку. Его крепкие объятия практически оторвали любимую от пола, который она уже и так не ощущала под своими ногами. Сознание давно уже почти покинуло её, Лена пребывала в каком-то неведомом ей до этого момента состоянии невесомости, улетая за своими желаниями.
Мужчина провёл рукой по мягким, сворачивающимся колечками кучеряшек от влаги после душа, волосам любимой женщины. Сильные пальцы продолжили дальше путь по телу Лены, уже не осторожными движениями, а уверенными, с трудом сдерживающими страсть в себе. Остатки уносящихся вдаль мыслей думали пока ещё о том, что для партнёрши Виктора сегодня всё происходит, скорее всего, впервые.
Он не спрашивал её об этом, просто где-то на интуитивном уровне чувствовал, что так и есть: по легким вздрагиваниям прекрасного тела, по прикрытым глазам, которые боялись пока еще прямо смотреть на него.
Рука, продолжавшая ласкать каждую точку на возбуждающем мужское начало теле, неожиданно почувствовала край полотенца, в которое была завёрнута Лена. Виктор издал возглас удивления, не понимая, почему он раньше даже не обратил внимание на то, что девушка вышла из ванны раздетой. Мысль о том, что нет никаких преград, позволяющих хоть на чуть-чуть заглушить страстное желание, заставила мужчину резко прервать наслаждение от поцелуя и прикусить губу, ощущая, как где-то внизу просыпается зверь, готовый вырваться в любой момент наружу.
Лена резко открыла глаза, издав протяжный стон разочарования от того, что жаркие губы мужчины покинули её. Посмотрев на Виктора и увидев в его синих глазах замутненный страстью рассудок, она мило улыбнулась и коснулась пальчиками его губ, не задерживаясь на них, продолжила путь дальше и добежала до пуговиц на рубашке. Руки девушки хоть и дрожали слегка, но всё же пытались аккуратно расстёгивать преграждающие путь к мужскому телу мелочи. Однако на второй же пуговице Виктор очнулся от удивления, вызванного решительными действиями Лены и, быстро разорвав оставшиеся преграды, сорвал с себя рубашку. Она же, чувствуя, что, несмотря на страх того, что сейчас произойдёт впервые в её жизни близость с мужчиной, откинув мысли о волнении и успокоив себя тем, что рядом с ней её любовь, резко скинула с себя полотенце, представ перед Виктором нагой. Он, сдерживая в себе уже практически неконтролируемое желание при виде прекрасного тела любимой девушки, резко прижал её к себе и, осознав, что ждать дольше нет никакой возможности, подхватил её на руки и отнёс на кровать.
Задержавшись на несколько секунд для того, чтобы избавиться от остатков одежды, он вернул всё своё внимание Лене, которая нежно провела пальчиками по его груди и, бросив осторожный взгляд на пульсирующую плоть, нервно облизнула губы.
Этим своим действием она унесла остаток рассудка Виктора навсегда в неизвестность. Он прилёг рядом с ней и, начав свою дорожку поцелуев от впадинки шеи, дойдя до притягательной упругой груди, резко остановился, задерживая дыхание.

– Лен, я не могу сдерживаться. Я не хочу, чтобы было так быстро в первый раз, но ты просто срываешь мне крышу напрочь. Я не могу…

Лена прервала его речь, сдобренную возбуждённым участившимся дыханием мужчины, и, приподнявшись, прошептала ему на ухо такие манящие слова:

– Молчи. Мне не нужно твоих рук, твоих умелых движений. Я сама желаю этого так же, как и ты. Просто будь со мной, – с придыханием произнесла последние слова Лена и прильнула к губам любимого мужчины.

Не разрывая страстного поцелуя, Виктор накрыл сводящее его с ума тело своим и, проведя аккуратно рукой по внутренней стороне бедра девушки, он спустился ниже. Коснувшись пальцами источника пульсирующего возбуждения Лены, мужчина заставил прогнуться её тело дугой и издать протяжный стон. Она подалась бёдрами к нему, не в силах сдерживать в себе голод по ласкам, по чувствам, по любви. Нет больше никаких препятствий. Только двое любящих сердец.
Виктор, продолжая одаривать Лену поцелуем, выпуская, наконец, из себя зверя, готового съесть любимое лакомство, резко вошёл в девушку. Крик боли мгновенно утонул в губах мужчины. Любимый ангел впился пальцами в его плечи, при этом инстинктивно сжимая бёдра. Виктор нежно провёл пальцем по щеке Лены, смахивая непроизвольно побежавшую по ней слезинку, и, поцеловав любимую женщину в шею, нащупав там ту точку, которая доставляет ей удовольствие и возбуждение, заставил заново раскрыться и расслабиться.
Лена, не осознавая уже, что делает, просто следовала за своим телом и за его желаниями. Она обхватила Виктора ногами и, забыв о боли, которая прошла через её тело секунды назад, вжалась в любимого мужчину, окунаясь в океан возбуждения.

Где-то в глубине пролетела безумная мысль воспаленного мозга:

«Это, как танго, когда страсть приходит сама и не нужно лишних слов и движений».

Быстрые движения, переплетающиеся с музыкой их сердец, отбивая ритм их собственного танца любви, унесли влюблённых, отрешенных от реального мира, в их собственный рай для двоих.

– Я люблю тебя, – нежный шёпот двоих, и никто не помешает счастью.




Спасибо за спасибки! Они очень-очень важны!!!! Спасибо всем, кто комментирует! Жду новых комментариев и новых читателей!
http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000598-000-0-1-1279738110<\/u><\/a>

Спасибо: 44 
Профиль
clairclair





Сообщение: 2467
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 70

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.07.10 12:38. Заголовок: Благодаря Надюшке (n..


Благодаря Надюшке (nadink6) и Юлечке (Феникс), у меня появилась восхитительная обложка! Спасибо, милые мои!

<\/u><\/a>

Спасибо: 30 
Профиль
clairclair





Сообщение: 2503
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 75

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.07.10 21:05. Заголовок: Давайте понимать дру..


Скрытый текст


Песенка-настроение...правда, скорее моё, чем героев! http://my.mail.ru/cgi-bin/my/audiotrack?file=4a25a4395096af6173910123986e4bed&uid=2819308<\/u><\/a>

Глава 16

Раннее промозглое утро, дождь бьёт по лицу резкими саблями капель, и не спасает никакой зонт. Только объятья любимого мужчины согревают и вселяют веру в будущее. Мысли о новой жизни перемешиваются с воспоминаниями о старой. Вокруг стоит толпа незнакомого Лене народа: сегодня похороны ее отца. Она так и не смогла называть про себя его по-другому. Несмотря на всю боль и невозможность принять то, что Кулёмин мог сделать с жизнью девушки, она всё равно пыталась отнестись к его поступкам по-человечески. Во всей этой ситуации осталась какая-то недосказанность. Лена знала и верила, что не мог он сделать ей больно и плохо. Его рассудок что-то изменило, а она об этом просто пока ничего не знала.
Хотелось докопаться до истины, понять… Но сейчас девушка прощалась с ним навсегда, провожая глазами, в которых застыли слёзы, гроб, опускающийся в промозглую землю, забирающую отца в темноту, туда, где он будет отвечать за свои ошибки.
Нежное касание губ Виктора к её шее, как знак того, что он будет теперь всегда рядом со своей любимой. Его рука крепко сжимает её подрагивающие пальчики. Они вместе пройдут этот путь до конца.


***
Лена тихо вошла в кабинет Никиты Кулёмина и села за массивный дубовый стол. Ей хотелось в данную минуту побыть одной. Девушка попросила Виктора только одним взглядом, и он понял всё сразу без лишних слов и объяснений. Отпустив её руку, мужчина проводил любимую глазами до двери, давая ей шанс самой разобраться в том, что мучает её в последние дни.
Лена открывала один за другим ящики стола и доставала оттуда бумаги, папки – всё, что могло помочь ей.
Она уже почти полчаса перебирала документы, ничего особо не понимая в них: договоры, расписки, бланки, письма, а они интересовали её больше всего. Почти все странички бумаги были исписаны незнакомым почерком, однако старания девушки были вознаграждены. Случайно задев большую записную книжку отца, Кулёмина опрокинула её со стола. Нагнувшись, чтобы приподнять её, Лена слегка встряхнула книгу, и из неё выпали листки, исписанные уверенной рукой её «отца».
Взволнованно вздохнув, выпуская наружу страх неизвестности, сидевший внутри, девушка приступила к чтению «привета» из прошлого.

«Милое мое солнышко! Сегодня тебя не стало. Ты растворилась в воздухе, покинув меня навсегда. А я? Я не смогу себя простить никогда, я задавил тебя, испортил твою жизнь, не давал тебе дышать и быть счастливой. Мой ангел сбежал от меня, выбрав самый быстрый путь, оставив мне вечное напоминание о себе – твою превосходно выполненную копию.
Я уже и не помню, когда это случилось. Мы с тобой знали друг друга так давно. Из маленькой девочки с косичками ты в одночасье превратилась в безумно красивого белокурого ангела. И наши пути постепенно разошлись, так как твой друг по дворовым играм резко перестал вписываться в общество твоей интеллигентной семьи. Вечерами я сидел на лавочке с друганами у твоего дома, выкуривая сигарету за сигаретой, а ты проносилась мимо меня на высоченных каблуках, оставляя за собой запах сладких духов и дуновение лёгкой прохлады, сквозившее от развивающего на твоей шее гипюрового шарфа.
Ты не замечала меня. А я любил. Любил такую недоступную, чужую девочку. Я был бандит, а ты принцесса. Я не вписывался в твою сказку. Но однажды ты пришла ко мне в парк, не боясь осуждающих взглядов. Ты вспомнила о своём друге детства тогда, когда не было выхода, когда тебя засосала в трясину нарисованная жизнь, оказавшаяся мишурой. Прижалась ко мне, коснулась рукой, проведя нежными пальчиками по моей оголённой груди. Жар лета окунул нас в огонь скрытых желаний. Ты попрощалась с детством и ушла на годы. Следующим утром ты была уже замужем за нелюбимым, угодным твоим родителям человеком.
Я уехал в другой город тем же вечером. Я начал новую жизнь. О тебе иногда доносились сплетни, новости. Через пару лет ты родила дочь.
А еще через год я узнал от друзей, что муж бьёт тебя…
Я вёл себя, как безрассудный мальчишка, хотя к тому времени уже превратился в мощную машину, которая давила всё на своём пути.
Я приехал за тобой и… убил его… Ты не смогла простить. Не смогла понять. Ты никогда так и не стала моей. Ты одна… тебе никто не был нужен. Но я любил, несмотря ни на что. А ты? Ты чувствовала себя запертой в золотой клетке. Рядом росла Леночка, которая была вылитая мама в детстве. Только она отогревала моё сердце своей нежной улыбкой и добрым словом «папа».
Ты всё решила сама: заболела бронхитом и, видимо, в тот момент собралась уйти в другой мир. Ты просто выпрыгнула из окна, осуществив это в больнице, чтобы, наверное, мы не помнили тебя такой.
Сегодня тебя не стало. И я не прощу себе этого никогда. Я отпустил тебя… но я никогда не отпущу твою дочь. Она будет счастлива со мной. Я всё исправлю. Я буду рядом с ней… Ты будешь со мной, будешь улыбаться мне своими глазами, сквозь изумрудный взгляд Лены».


Лена вытирала слёзы, которые бежали бесконечными капельками по лицу. Девушка не могла сейчас думать адекватно, не хотела принимать решений. То, что она узнала о жизни близких ей людей, о том, как умерла мама, сильной болью разорвало её сердце на части. Но в голове была лишь только одна мысль, от которой не было сил избавиться: она не может не простить ЕГО. Он просто любил… Любил так, как мог.



Спасибо всем!!!!

Спасибо: 43 
Профиль
clairclair





Сообщение: 2554
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 76

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.07.10 12:43. Заголовок: Глава 17 Лена сидел..


Глава 17

Лена сидела на кровати в номере отеля, обхватив свои колени руками и слегка покачиваясь из стороны в сторону. Рядом пристроился Виктор, который поглаживал шёлковые волосы любимой и тяжело вздыхал, пытаясь собраться с мыслями, после выслушанного им монолога девушки об истории её семьи.
Но с каждой пролетающей секундой он начинал понимать, что слова здесь на самом деле ничем не помогут и по большей части совсем не нужны. Лена сама разберётся во всём, а ему нужно быть просто всё время рядом. Стать незаметной опорой, которая вовремя подставит спину.

– Вить, пора идти на встречу к адвокату, – нарушила тишину девушка, повернувшись к Степнову и одарив его нежной улыбкой.
– Ну, что ж поехали. Ленок, я еще спросить тебя хотел. У тебя же есть свои деньги, доставшиеся от матери. А откуда она их взяла?

Девушка вздохнула и, встав с кровати, подошла к окну, грустно вглядываясь в дождь, барабанящий по стёклам.

– Да там не так уж много денег, но на жизнь, пока я сама не начну нормально зарабатывать, хватит, конечно. Моя мама была поздним ребёнком, поэтому к тому времени, когда случилась эта история с моими родителями, бабушка с дедушкой уже были очень пожилыми. Я не знаю, почему они не общались с дочерью, хотя догадаться не сложно, но они со временем просто покинули этот мир, постарев, а сбережения свои завещали маме. Однако в бумагах было оговорено, что деньгами смогу пользоваться только я, после того, как достигну совершеннолетнего возраста. До этого же момента всеми средствами она могла только управлять, помещая в банк или ещё куда-нибудь.
– Понятно. Грустная история. Сколько же навалилось на тебя, Ленок. Но скоро всё закончится, мы вернёмся в Москву, и ты забудешь этот кошмар. По крайней мере, я постараюсь, чтобы воспоминания о нём как можно быстрее смягчились.

Виктор помог надеть Лене плащ, и молодая пара вышла из номера.

***
В кабинете адвоката находилось всё близкое окружение Никиты Кулёмина. В основном это были мужчины, которые помогали ему в его, так называемых, деловых отношениях. Лена была настолько далека всю свою жизнь от этого, понимая только одно, что вся деятельность отца была связана с преступным миром, а банки, заводы, газеты были только ширмой и прикрытием. Из присутствующих девушка была знакома только с «правой рукой» Кулёмина – Романовским Юрием Аркадьевичем.
Минуту назад завещание было оглашено, и Лена стала единоличной наследницей всех богатств и собственности. Она ждала этого, но все равно пребывала пока в некой ошеломлённости от происходящего. Решение девушка приняла уже давно, оставалось только озвучить его.
Повернувшись к стоящему за своей спиной мужчине, она, наконец, произнесла те слова, которые завершали её дела в этом городе перед отъездом в Москву.

– Юрий Аркадьевич, я не хочу связывать себя с той деятельностью, которой занимался мой отец. Я всё равно в этом никогда не разберусь, но это даже не главное. Основной причиной является то, что я живу в другом мире, и в нём нет места преступной жизни отца, о которой все предпочитают помалкивать, но никуда она сама собой естественно после его смерти не исчезнет. Таким образом, я приняла решение, что на моё имя будет записана только недвижимость, принадлежащая моей семье, а всё остальное я передам в ваши руки. Готова сейчас же подписать все бумаги и нисколько не удивлюсь, что они уже лежат у вас в дипломате, – закончила свою речь Лена.

По комнате пролетел гул удивлённых голосов, но девушка постаралась не обращать на них своего внимания. Встретившись с одобрительным взглядом мужчины, к которому были обращены её слова, она улыбнулась, ощутив спокойствие и радость от того, что всё сделала правильно.
Через несколько минут все бумаги были подписаны, и Лена вышла из кабинета. В ту же секунду она погрузилась в объятья любимого.
– Всё хорошо, – прошептала девушка, и Виктор со вздохом облегчения легко прикоснулся губами к её макушке.

Они взялись за руки и вышли на улицу из здания, где на пороге сразу же наткнулись на Гуцула, сидящего на ступенях. Игорь встал, опираясь на костыль, и посмотрел в зелёные, наконец, светившиеся счастьем глаза подруги.

– Лен, простишь меня? Я дурак, Ленка!

Девушка спустилась со ступенек и, подойдя вплотную к парню, прошептала ему на ухо:

– Не за что прощать, Игорёк. Ничего не было, я всё забыла.

Лена лёгким поцелуем коснулась щеки радостно-удивлённого Гуцула и, повернувшись к Виктору, вздохнув и на секунду прикрыв глаза, как будто прощаясь с прошлым окончательно, весело сказала:

– Ну, а теперь пора возвращаться в Москву. Людмила Фёдоровна, наверное, совсем нас потеряла и устроит нам головомойку за несанкционированный побег из-под её крыла.
– В Москву! – радостно откликнулся Виктор, и вся компания отправилась к автомобилю Степнова навстречу счастливым километрам новой жизни.







Спасибо всем! В следующей главе мы обязательно потанцуем!

Жду! http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000598-000-0-1-1279738110<\/u><\/a>

Спасибо: 41 
Профиль
clairclair





Сообщение: 2590
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 76

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.07.10 12:11. Заголовок: Глава 18 Шесть меся..


Глава 18

Шесть месяцев спустя

– Вить, Игорь с Лерой через пять минут придут на тренировку, а мы с тобой никак зал не освободим, – хитро промурлыкала Лена на ухо любимому.
– А мы что? Мы с тобой танцуем, милая. Не правда ли? – и их позиция, в которую обычно становятся танцоры, резко сменилась на крепкие объятия. – Такое счастье держать тебя всё время в своих руках. Никуда тебя не отпущу.
– Куда я денусь с подводной лодки, Степнов? Ты теперь для меня всё, – с придыханием произнесла Лена и уткнулась носом в грудь мужчины.
Он же нежно провел рукой по её волосам и грустно улыбнулся. В этом слове «всё» в действительности помещалась их жизнь. Они были одним целым последние полгода. Виктор полностью реанимировал любимую девушку и своими чувствами окунул в новую счастливую жизнь.
Они продолжали танцевать вместе, Людмила Фёдоровна не посчитала нужным разделять их пару после того, как месяца через три после перелома Игорь уже смог выйти на паркет.
Гуцулу нашли новую партнёршу. Поначалу парень вообще думал завязать с танцами, так как в своё время влез в это дело по большей части из-за лучшей подруги, но как только Борзова привела в зал Леру Новикову, эти мысли моментально улетучились из головы Игоря.
Красавица-блондинка покорила сердце молодого человека чуть ли ни с первого взгляда. Сначала они нашли друг друга в паре и превратились в конкурентов Лены и Виктора на первом же конкурсе – настолько отлично подошли друг другу и по технике, и по темпераменту. Ну, а через месяц в опустевшей квартире после того, как Кулёмина съехала к своему любимому человеку, соседкой Игоря стала Лера. А если быть совсем точным, она стала его девушкой, той, от которой у него кружилась голова, той, ради которой Гуцул вставал каждое утро к плите и готовил вкуснейшие завтраки.

Эти приятные воспоминания пронеслись за несколько секунд в голове Лены. В реальность вернул звук открывающейся двери: на пороге появилась влюблённая парочка.

– Вы ещё здесь? Кулёмина, совсем ты Витьку не жалеешь, ему-то отдыхать больше, чем нам с тобой нужно. Это мы с тобой молодая поросль, а он…, – шутливую речь Игоря прервал Виктор, отвесивший дружеский подзатыльник товарищу.
– Поговори мне тут. Тебе ещё расти и расти до меня, салага, – отозвался в той же манере Степнов.
– Может, вместе потанцуем, раз уж мы с Витей задержались? – предложила неожиданно для всех Лена.

Порезвимся немного http://my.mail.ru/cgi-bin/my/audiotrack?file=d90cc572af7b42492e8001c9f6c0aa64&uid=219987372<\/u><\/a>

Все дружно улыбнулись друг другу, обсуждать идею девушки никому даже не пришло в голову. Виктор просто отправился к музыкальному центру, бросив на ходу только одно короткое, но такое заводящее слово:

– Самба?

По залу полились звуки музыки, от которых не зашевелился бы только самый ленивый. Вертикальными раскачивающимися движениями девушки начали продвигаться по линии танца, приглашая соблазнительными жестами своих партнёров присоединиться к ним. Пульсирующий ритм самбы завораживал, бесконечная работа бёдер, и руки, случайными движениями ласкающие партнёрш. Сладостное ощущение солнечных лучей на телах, пусть понарошку, но каждый танцор представляет в эту минуту себя на Бразильском карнавале или рабом на плантации, ощущающим свою свободу, только отдаваясь ритмам музыки.
Звуки барабанов заставляют двигаться тела точно в такт, повторяя удар за ударом покачиванием бёдер. Быстрые повороты, и партнёрши сначала в одиночку кружатся, как будто зависая в воздухе на несколько секунд, а затем и мужчины присоединяются к этой ошеломляющей круговерти. Создаётся такое ощущение, что пары пружинят, беззвучно переставляя ноги, но при этом скорость танца нарастает с каждой секундой, и зритель уже не различает ничего, кроме волнительных возбуждающих тел, двигающихся по кругу танцпола в бешеном ритме пляжной музыки. Глаза горят, руки тянутся к партнёршам, а они, как будто подразнивая, словно находятся всё время на один шаг впереди. При этом позиция всегда сохраняется, просто есть в этом танце ощущение того, что танцоры бесконечно пытаются сблизиться друг с другом, но каждый раз разбегаются, оставляя только касание пальцев в одной из своих рук, другая же рука живёт своей жизнью, рисуя ритм танца в воздухе. И только к последним тактам музыки мужчина и женщина, наконец, соединяются друг с другом ближе и ближе, дотанцовывая схему самбы. Он притягивает её спиной к себе и в круговом наклоне демонстрирует залу всю красоту своей партнёрши.
Последний звук и разгорячившиеся пары останавливаются, пытаются отдышаться и просто радостно смотрят друг на друга. Жизнь продолжается. Они живут танцем, свободой и друг другом. И больше никого не нужно прощать, потому что рядом люди, которые никогда не сделают больно. Они пережили слишком много разочарований и сейчас готовы для близких каждый день делать праздник, который неразлучно пройдёт в паре с ними всю их счастливую жизнь.

Эпилог

Лена сидела на диване перед включенным телевизором. На экране пробегали кадры, поставленные девушкой на перемотку. Вдруг взгляд выдернул одну из самых приятных сцен, запечатлённых на диске. Девушка нажала кнопку на пульте, и комната наполнилась звуками приятной музыки. Свадебный вальс. Приятные воспоминания согревают сердце, и даже невесомые слезинки проступают на глазах. Совсем недавно она была невестой, а теперь…Лёгкий толчок в животе, и девушка, улыбнувшись сама себе, касается руками своего тела. Поглаживает и успокаивает малыша:

– Тише маленький, мама просто слегка растрогалась.

В комнату вошёл Виктор с чашкой чая, заваренного только что для супруги.

– Не устала ещё просматривать кадры нашей свадьбы, милая?
– Разве от этого можно устать? – ласково отозвалась Лена.

Виктор коснулся легким поцелуем губ любимой и опустил руку на округлившийся животик жены.

– Как малыш поживает? Маму не беспокоит?
– Нет, он наслаждается просмотром вместе со мной и танцует в животе вальс, – засмеявшись, ответила Лена.
– Да, судя по всему, вырастет в нашей семье ещё один танцор, – ответил Виктор и встал с дивана. – Заболтался я, милая, у меня через сорок минут выездной урок.

Мужчина начал быстро застёгивать пуговицы на рубашке и взглядом искать галстук, который, как по взмаху волшебной палочки, откуда-то достала его жена.

– Не жалеешь, что ушёл на тренерскую работу? – почти шёпотом задала вопрос Лена, помогая повязать мужу на шее только что найденную вещь. – Ты же мог продолжать ещё соревноваться и найти новую хорошую партнёршу.
–Моя единственная партнёрша на всю жизнь – ты. Я никогда не пожалею ни о чём, пока наши сердца бьются рядом.

Виктор обнял свою любимую жену, нежно прижимая к своей груди. Он всегда испытывал трепетное волнение, когда она была рядом. А скоро их станет трое.
Счастливая спокойная жизнь…












Дорогие мои читатели! На этом на неопределённый срок я прощаюсь со своим индивидуальным творчеством! Не говорю прощай...но пока и не говорю до свидания! Однако, верю, что ещё порадую Вас!

"Простить..." дался мне, как никогда, тяжело...но я искренне надеюсь, что те читатели, которые дошли со мной до конца получили хоть капельку удовольствия от моего произведения!

Хочется, как всегда, выразить бесконечную благодарность Леночке Jlисёl-lok. Лись - ты знаешь и понимаешь всё сама, без тебя я ужасный автор, только благодаря тебе слова превращаются в сказку!
Милая Ириск@ - Ириш в этот раз на целых три главы, одни из самых тяжёлых в этом фике, ты стала моей палочкой-выручалочкой! Спасибо тебе!

Вика и Танюша Не такая во многом этот фик выжил, только благодаря вашим фантастическим комментариям. Вы внушали мне веру в себя и в моё творчество!

Эмка (Юль) и nadink6 (Надюшка) и Tasha (Натусь) вы просто были всегда рядом! Восхищались, шокировались и всегда поддеживали....за это вам тоже большое спасибо!

Благодаря этому произведения в число моих читателей вошли новые люди, с которыми я очень рада познакомиться! Надеюсь, что мы еще пересечёмся когда-нибудь в моей темке!

Спасибо всем-всем! Напоследок жду Вас в гости:
http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000598-000-0-1-1279961256<\/u><\/a>

Спасибо: 46 
Профиль
clairclair





Сообщение: 2936
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 88

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.08.10 11:14. Заголовок: Только ты не умирай


Автор: clairclair
Название: Только ты не умирай
Рейтинг: R
Связан с тяжестью описываемых сцен и эмоциональными переживаниями
Жанр: Angst, Romance, OOC, AU, Deathfic (Главные герои не умрут)
Статус: окончен
Пейринг: КВМ
Бета: с благодарностью к Jlисёl-lok
Консультант: с благодарностью к Failen

Спасибо за быстрое прохождение премодерации Kristenka



nadink6 подарила мне замечательную обложечку

<\/u><\/a>

Anutta подарила мне замечательную обложку

<\/u><\/a>

Спасибо Кэт за восхитительную обложку

<\/u><\/a>


Трогательное стихотворение от моей любимой umnica_nadin

Холод. Платье легкое...
Руки словно лед...
Дверь сарая грохнула...
Полицай идет...

Наглый, он в развалочку...
Чувствуя триумф...
И жуя цыгарочку...
Выдыхает: " Уфф...

Что же ты, красавица,
Не смотришь на меня!
Верь, тебе понравится,
Сладкая моя!"

И трещит отчаянно
Разрываясь ткань.
Не сбежит нечаянно
Пойманная лань!

Только ласки грубые
Причиняют боль.
Собирают губы
Слез бессильных соль.

Света вспышка яркая...
Распахнулась дверь...
Выстрел... "Моя жаркая!"
И подстрелен зверь!!!

Только шепот... Свежестью
Первая капель...
Накинутая с нежностью
Теплая шинель.


От моей любимой umnica_nadin

И по-прежнему солнце,
И по-прежнему дождь,
Стая галок на пыльной дороге.

Шум колес по шоссе,
Да гудки поездов,
И в мозоли истертые ноги.

Словно нету войны,
Словно нету потерь,
Только счастье разлито по венам!

Но исписанный лист,
На одной петле дверь,
Словно вой полуночный серены!

Не увидеть глаза!
Не обнять за плечо!
Не услышать задорное: "Здрасти!"

Только слезы стоят,
Да в груди горячо,
Только нету надежды на счастье!

И по-прежнему солнце,
И по-прежнему дождь,
Стая галок на пыльной дороге.

Только нету тебя!
Ты уже не придешь!
Лишь щемящее чувство тревоги!



Посвящается всем, кто подарил нам мир



Все комментарии живут здесь
http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000632-000-0-1<\/u><\/a>

Спасибо: 47 
Профиль
clairclair





Сообщение: 2937
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 88

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.08.10 11:19. Заголовок: Пролог – Виктор Ми..


Пролог

– Виктор Михайлович, вы где?

В спортзал влетела девушка – совсем ещё юное создание в белом платье, воздушном, как облако, развевающемся при движении. Светлые волосы убраны в хвост, перевязанный ярко-красной лентой. Глаза горят. Улыбка во весь рот. Ничего не омрачит сегодняшний день. Оглянулась в поисках своего учителя: видно невооружённым глазом, что школьница хочет поделиться радостью. У неё праздник.
Педагог не заставил ждать себя долго и вышел из подсобки. Взгляд его ученицы сразу потеплел, а улыбка стала ещё шире. Мужчина в ответ подарил ей свою, такую же добрую. Сегодня преподаватель физкультуры двадцать пятой школы города Смоленска провожает в новую жизнь самую любимую ученицу – Кулёмину Лену. У неё выпускной, и поэтому сердце Степнова Виктора Михайловича сжалось от лёгкой боли, совсем слабой, но достаточной для того, чтобы немного расстроиться. Больше они не сыграют вместе в баскетбол, не поедут на соревнования в Москву, не будет слышен её звонкий смех в спортзале во время уроков. Он уже скучает по ней. Столько связывало их все эти годы, что мысль о расставании заставляет грустить, несмотря на всю радость, которую принёс этот день. Виктор уже и не помнил, почему всегда выделял Лену из толпы учениц. Она жила в основном с дедушкой – Петром Никаноровичем, а её родители занимались исследованиями в медицине и подолгу отсутствовали дома. В один из вечеров, когда Кулёмина пришла в школу побросать в одиночестве мячик, учитель и застал её в спортзале со слезами на глазах. Грустила девчонка о том, что почти не видит маму и папу и очень скучает по ним. Лена училась тогда в девятом классе. У неё были подруги, но делиться с ними она не хотела ничем, находя отдушину только в спорте. А в тот день не выдержала и рассказала Виктору Михайловичу всё, что терзало душу. С тех пор и началась дружба школьницы и учителя физкультуры.
По случаю праздника Степнов сменил свою спортивную одежду на строгий серый костюм. Лена смотрела на мужчину и внутренне млела от увиденного.

«Такой красивый. Господи, Кулёмина, и это твой педагог. Где же такого встретить среди ровесников? Эх...»

– Виктор Михайлович, куда вы пропали? Мы уезжаем рассвет встречать. Вы с нами? – спросила Лена, при этом ожидая только положительный ответ.
– С вами, Ленок, конечно. Пойдём быстрее, а то уже гудят, слышишь? – Учитель протянул девушке руку, и Кулёмина, вложив свою ладошку в его, потянула мужчину за собой к выходу.

Они практически бежали по коридорам, наслаждаясь последними минутами их жизни в школе. Уже в дверях Степнов вдруг остановил ученицу и, повернувшись к ней, пристально смотря в её зелёные глаза, спросил:

– Лен, а ты будешь заходить? Мы же ещё погоняем мячик?
– Ну что вы, Виктор Михайлович! Вот поступлю в физкультурный институт и буду на каникулы приезжать, проверять, как тут смена моя подрастает. Я вас никогда не брошу и не забуду. Обещаю.

Она трепетно сжала его ладонь, и они, подписав молчаливый договор, вышли из школы навстречу рассвету.
Сегодня замечательный день, который навсегда останется в их памяти. Вернувшись домой, мальчики спрячут машинки, а девочки уберут в сундуки куклы. Они просто станут взрослыми.
Виктор Михайлович и Лена Кулёмина, смеясь, подбежали к грузовику, в кузове которого сидели ученики. Преподаватель помог сесть девушке в кабину, а сам устроился рядом с остальными школьниками. Перед водителем висел маленький отрывной календарь, который привлёк внимание Лены.

«Нужно запомнить эту дату. Двадцать первое июня сорок первого года – начинается моя новая жизнь».






Боюсь...волнуюсь http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-20-00000598-000-180-0-1281562811<\/u><\/a>


Спасибо: 68 
Профиль
clairclair





Сообщение: 2950
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 88

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.08.10 20:10. Заголовок: Выложу сегодня всё, ..


Скрытый текст


Глава 1

Сентябрь сорок первого года.

– Гуцул, потерпи ещё немного. Нам километра два осталось. Я понимаю, что очень больно, но ты же сильный. Вспомни, как Степнов гонял по спортзалу так, что ноги еле передвигали, но ведь бежали же. Вот представь, что скоро и этот забег закончится. Там тебя Лерка ждёт. Пожалуйста, Игорёк, – шептала Лена, наклонившись над другом.

Сейчас она готова была кричать на бывшего одноклассника, лишь бы он сделал ещё несколько шагов, но страх, что за каждым кустом их может подстерегать опасность, сковывал голос. Парень был ранен в ногу, и двигаться ему с каждым часом становилось всё сложнее. Пуля прошла навылет, что успокаивало друзей в отсутствие медицинской помощи, но конечность практически парализовало от невыносимой боли. Каждый шаг Игорь делал, сжимая зубы, но понимал: долго он так не протянет. Кулёмина практически тащила на себе и Гуцула, и тяжеленный мешок с продуктами для их партизанского отряда.

– Лен, брось меня. Дойдёшь быстро до лагеря сама, а затем вернёшься с помощью. Меня спрячешь под ветками. Всё будет нормально, Ленок. Прости, но я не могу больше идти. – Девушка готова была побить его за такие слова.

На глазах выступали слёзы. Бросить друга было равноценно тому, что оставить на верную погибель. Юная партизанка не понимала, как они до сих пор, после произошедшего инцидента, больше не пересеклись в лесу с немцами. Притом, что идти аккуратно, постоянно прячась, из-за ранения Игоря не могли.

– Перестань нести чушь. Не брошу я тебя. Сейчас немного отдохнём и в путь. Прорвёмся. Потерпи, Гуцул, пожалуйста. – На последнем слове Лена без сил присела на рядом лежащий ствол поваленного дерева и схватилась руками за голову.

Она знала, что друг прав, и ей нужно уходить, чтобы хотя бы одному из них повезло вернуться в лагерь. Но морально Кулёмина не могла заставить себя решиться на это. Девушка тяжело вздохнула и встала. В этот момент из кустов послышались шаги. Кто-то шёл очень тихо, но осенние листья предательски выдавали своим шорохом любое движение. Лена испуганно стала накидывать на Игоря ветки и всё, что могло помочь быстро спрятать парня. Через несколько секунд из-за дерева, осторожно оглядываясь, вышел мужчина, и девушка вздохнула с облегчением. Перед ней стоял её бывший учитель истории, а нынче командир их партизанского отряда.

– Игорь Ильич, слава Богу, это вы. – И даже радоваться не осталось сил.

В глазах не загорелась ни одна искорка счастья. Последние месяцы были слишком трудными для юной души Кулёминой Лены. Рассказову всё сразу стало понятно, как только он вышел на поляну, на которой ребята устроили передышку.

– Как это произошло, Лен? – спросил он тихо и серьёзно. Времени на долгие разговоры у них не было.
– Недалеко от деревни встретили фрица. Он успел выстрелить, – девушка сделала паузу, а потом продолжила фразу, – я тоже.

Мужчина бросил на свою подопечную настороженный взгляд, в котором лишь на мгновение промелькнула боль. Понимал, что жалеть сейчас Кулёмину, нет времени. Разбираться придётся на месте, если, конечно, они до него доберутся.

«Убила человека. В первый раз. Дай Бог, в последний, девочка».

– Так, Лен, ты бери мешок с продуктами. Я Игоря понесу. Будем верить, что сюрпризы для нас на этом сегодня закончатся. В деревню теперь за провизией путь нам закрыт. Надеюсь, что не свяжут убийство немецкого солдата с тем, что местные жители помогают партизанам.
– Почему вы пошли искать нас, Игорь Ильич? – спросила полушёпотом девушка.
– Потому что вы моя семья, Ленок. – Рассказов щёлкнул Кулёмину по носу и улыбнулся, пытаясь разрядить обстановку, но «мертвые» глаза партизанки заставили сразу же вернуться в реальность, которая совсем не радовала.
– Ну что, Игорь, держись за меня. Лерка уже заждалась, наверное, – обратился к парнишке историк.

Гуцул встал с земли и, опираясь на Игоря Ильича, стал медленно продвигаться по тропинке, которая со временем выведет их к партизанскому лагерю. Лена перевесила через плечо мешок с продуктами и, опустив голову, пошла за ними.

***
– Вернулись! – навстречу своим друзьям выбежала взволнованная Лера.

И тут же после её клича из землянок начали выходить партизаны – весь небольшой отряд, состоящий человек из двадцати, основой которого были недавние выпускники. Новикова бросилась помогать своему любимому. Игоря Ильича моментально окружили остальные ребята. Лена тихо отошла от толпы и, стараясь не привлекать внимания, медленно направилась к своему самому близкому человеку. Он стоял у одной из землянок, грустно смотрел на уставшую, чуть ссутулившуюся фигуру, идущую к нему. Через секунду девушка уже была рядом с ним. Прижалась к широкой груди. Слов не осталось, хотелось только, чтобы руки родного человека обняли крепко-крепко.

«Забыть, как страшный сон».

– Скоро всё закончится, внученька. Потерпи, моя хорошая. – Пётр Никанорович гладил светлые мягкие волосы Лены и будто убаюкивал её своим спокойным голосом, не спрашивая ни о чём вот уже в который раз.



Глава 2

Лена сидела в одиночестве перед костром и грела руки. Осень в этом году пришла с холодами, как никогда, рано. На улице было уже совсем темно – ночь вступила в свои права, но девушка никак не хотела идти спать. Голову «разрывало» от всех эмоций, пережитых за день. Она смотрела на пламя и вспоминала похожее из своей прошлой жизни, в которую уже не надеялась когда-нибудь вернуться. Ещё недавно юные комсомольцы сидели вокруг такого же костра, когда встречали рассвет после празднования выпускного. Тогда ещё всё казалось таким безмятежным, впереди они ждали только счастье. А утром мечты были разрушены голосом, объявившим по радио о начале войны.
Лена резко очнулась от раздумий, чувствуя, как рядом присел Игорь Ильич.

– Ленок, ты как? – спокойным голосом, без лишних эмоций, спросил он.
– Нормально, – Кулёмина попыталась выдавить из себя подобие улыбки. – Только вы лучше эту тему не подымайте сейчас. Я уже переболела. Ничего страшного сегодня не случилось. Просто это наша жизнь.

Рассказов приобнял Лену за плечи, а она, хоть и пыталась казаться сильной, прижалась к нему как воробышек, дрожащий на ветру.

– Да уж, переболела, говоришь? – поморщившись, пробурчал себе под нос еле слышно историк.

Они сидели молча достаточно долго, наслаждаясь тишиной и спокойными минутами, такими редкими в последние месяцы. Однако учитель не просто так нарушил уединение Лены. Для неё было задание, о котором он мысленно собирался сообщить девушке уже несколько часов и наконец решился.

– Ленок, пока тебя не было в лагере, ребята солдатика раненного нашли. Самолёт подбили в километре от нас. Они его в лагерь перенесли, но он совсем плох и до утра, скорее всего, не доживёт. При нём донесение из Москвы, которое нужно срочно доставить к месту боёв на Богородицкое поле.

Кулёмина серьёзно посмотрела на учителя. В глазах на секунду мелькнул страх. За эти месяцы она научилась понимать Рассказова практически с полуслова. Сразу стало понятно, что доставлять письмо придётся ей. Но не это испугало девушку, а то, что туда, куда предстояло идти, пробраться было практически невозможно. Немецкие войска взяли в кольцо советских солдат, и из окружения никто не мог выбраться уже многие дни. Эта информация доходила до партизан по обрывкам разговоров с местным населением.

– Игорь Ильич, а что в письме? – тихо спросила Лена.
– Не читал, – он улыбнулся, – но думаю, что надежда. Может быть, им пришлют подкрепление.
– Я даже не буду спрашивать, почему я, – в голосе не было возмущения, но все равно где-то внутри сидела юношеская обида на всё, что произошло в последнее время. Кулёмина, как и многие её ровесницы, хотела учиться, влюбляться и просто спокойно жить.
– Лен, я понимаю, что тебе тяжело и достаётся больше всех. На самом деле это счастье для нас, что ты рядом. Только благодаря тому, что Степнов когда-то таскал тебя на соревнования по ориентированию, многие ребята до сих пор живы. Сколько раз именно ты выводила нас из-под огня только известными тебе одной тропками? Понимаешь же, Ленок, только ты сможешь без карт и лишних блужданий донести послание до места назначения.

Кулёмина вздохнула. Иногда девушка совсем не радовалась своим спортивным довоенным достижениям, которые сейчас помогали бороться с врагом. Хотелось взвалить этот груз обязанностей на чьи-нибудь более крепкие плечи. Ей казалось, что надежда на быстрое окончание этого кошмара умерла в ней давным-давно. Однако Рассказов был прав. Её личные переживания не являлись поводом для того, чтобы лишать помощи и веры в лучшее других людей.

– Дед в курсе? – серьезный голос. Она уже отключилась от эмоций.
– Да, – потупил взор Игорь Ильич.
– Ох, не жалеете вы его сердце совсем, товарищ учитель! – вроде бы и возмущённо отозвалась Лена, но все равно голос почти ровный.
– Ты за дедушку не переживай. Он у тебя столько всего прошёл уже. Его силы хватит на нас всех, – попытался поддержать девушку историк, хотя понимал, что слова сейчас эти ей не нужны совсем.
– Когда выдвигаться?
– Завтра на рассвете, Ленок. Иди, спать. Силы тебе понадобятся. За сколько дойдёшь? Как думаешь?
– За сутки, – резко ответила она.

Лена встала и, уже было, сделала шаг по направлению к землянке, как неожиданно повернулась к Игорю Ильичу и с давно забытой всеми нежной улыбкой на губах сказала:

– Вы сегодня Виктора Михайловича вспомнили. Где он, интересно? Скучаю я по нему, – и, не дожидаясь реакции учителя на свой вопрос, развернулась и ушла в темноту.

«Чувствуешь ещё, девочка. Не всё потеряно. Даже у тебя есть надежда…»

***
Ранним утром, когда солнце только-только бросало свой свет из-за горизонта, прогоняя ночь, Лена вышла на поляну перед землянками. Она оделась неприметно: шерстяные чулки, кирзовые сапоги, тёмный ватник и косынка на голове, повязанная концами назад. Под майкой, почти у сердца, в специальном кармане зашито письмо.
Она не прощалась ни с кем. Хотела уйти тихо и незаметно. Однако этому не суждено было случиться. Из соседней землянки выглянули Гуцул с Леркой, которые, судя по всему, не ложились совсем. Лена внутренне улыбнулась. Ей было приятно от мысли, что кто-то рядом с ней счастлив, и даже война не мешает чувствам.

– Что, Кулёмина, сбежать решила втихую? – ухмыльнулся по-доброму Гуцул. – Так с друзьями не поступают, Ленка.
– Не хотела лишних эмоций. Да и расстроитесь только, – грустно ответила девушка.
– Ты думаешь, если уйдёшь, не прощаясь, мы меньше будем переживать? – взволнованно отреагировала на слова подруги Лерка.
– Не меньше, – прошептала Лена.

Они тихо стояли на поляне. Каждый думал об одном и том же – они могут больше не увидеться.

– Помни, Ленка, надежда умирает последней, – серьезно, уже без тени улыбки, сказал Гуцул. Он как будто вдалбливал в голову Кулёминой эти слова, думая о том, что хоть где-то в глубине души они отложатся у неё.

Ребята обнялись молча, без слёз и лишних разговоров. Лена сжала на прощание ладошку Лерки и, резко развернувшись, почти бегом скрылась за деревьями.




Мне важно Ваше мнение http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000598-000-180-0-1282235048<\/u><\/a>


Спасибо: 55 
Профиль
clairclair





Сообщение: 2956
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 88

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.08.10 10:02. Заголовок: Глава 3 – Разрешит..


Глава 3

– Разрешите, товарищ капитан? – в блиндаж заглянул молоденький солдатик. – Там девушка пришла с донесением. Желает разговаривать со старшим по званию.
Тёмноволосый мужчина удивлённо посмотрел на бойца.
– Какая девушка? Солдат, ты что с ума сошёл?! Сюда даже мышь не проскочит. Мы в окружении. Может, тебе приснилось всё? – возмутился капитан.
– Сейчас её приведу. Не знаю, как она пробралась, но у неё на самом деле с собой письмо из главного штаба. – Парнишка уже было развернулся, чтобы выйти, но напоследок вспомнил ещё об одной детали. – Красивая она.

Мужчина ухмыльнулся и стал ждать, когда перед ним появится та, которая, по словам его бойца, дошла сюда, пройдя через многотысячную немецкую армию. А пока его взгляд вернулся к карте, лежащей на столе. На ней были отмечены точками разных цветов расположения советских и вражеских войск. Своих с каждым днём становилось всё меньше и меньше. Ситуация была такова, что в скором времени этот пятачок, который сдерживает совсем маленькая группа солдат Красной Армии, будет захвачен мощной немецкой «машиной смерти». Подкрепления русские уже не ждали, да и на чудо практически перестали надеяться.
В этот момент шорох у входа заставил капитана оторваться от своего занятия. Несмотря на то, что в помещении было темно, мужчина уловил в девушке, которую привёл солдат, нечто знакомое. Эта светлая чёлка, выглядывающая из-под косынки, за которой незнакомка прятала взгляд. Таким родным жестом девушка убирает её набок и смело смотрит в глаза военному.

– Леночка… – через секунду он уже стоял рядом с ней, прижимал к себе и, сдёрнув с головы косынку, гладил мягкие как шёлк волосы. Шептал что-то неразборчивое, но такое дорогое и близкое для них двоих.

Лена только и смогла произнести два слова: «Виктор Михайлович». Уткнулась лицом в широкую грудь учителя физкультуры и… нет, не плакала, просто вздрагивала от его прикосновений. Никак не могла поверить, что он рядом. Бросив суровый взгляд на замершего от удивления солдата, который стоял у входа, Степнов отдал команду:

– Кипятка нам принеси и кружки.
– Есть, принести кипятка, – радостно ответил парень, довольный тем, что в их тяжёлые будни, судя по всему, ворвалось чудо, которое заставило расслабиться, наконец, даже сурового капитана.

Виктор отпрянул от своей бывшей ученицы и проводил к самодельной скамейке, стоящей у стены блиндажа. Усадил, сам устроился рядом. Лена молчала, просто положила голову мужчине на плечо. Не смогла произнести больше ни слова. Только теребила в руках конверт, ради передачи которого она оказалась здесь. Степнов, заметив это, взял его из её рук и быстро вскрыл послание. Через несколько секунд еле слышно ругнулся. Однако, не удержав в себе волнение, вскочил и, напряжённо шагая из одного конца помещения в другой, начал расстроено высказываться, скорее саму себе. Лена его особо не слушала, просто растерянно смотрела на мужчину, всё еще до конца не понимая, сон это или явь, что они вот так встретились там, где не ждали и не верили.

– Десять дней. Они предлагают мне ещё столько времени ждать подкрепление? Да нас тут скоро в фарш превратят. – Виктор возмущался, а Кулёмина продолжала смотреть на своего бывшего учителя, не сводя с него сияющий взгляд.

Только сейчас пришло осознание счастья, которое свалилось на неё вот так нежданно-негаданно. И пусть вокруг бои и смерть, Лена радовалась. Ей казалось, что даже, если её жизнь скоро оборвётся, все переживания теперь будут не важны. Она встретила того, кому ещё верила. Виктор Михайлович долго был её второй семьёй, и все эти месяцы с начала войны девушка тосковала по нему, жалея, что не может прийти как раньше в спортзал и поведать то, что накопилось в душе. Сейчас, глядя на него, внутренне улыбалась, несмотря на тяжесть момента. Это был тот самый Степнов: горячий, порывистый и такой родной.

– Виктор Михайлович, не переживайте так. Это бессмысленно, – прошептала она.

Он всё равно услышал, взглянул на Лену, и что-то как будто надломилось в нём. Подошёл, присел рядом на корточки и уткнулся головой в коленки девушки. Кулёмина вздрогнула от такого порывистого поведения мужчины, закусив нижнюю губу, мучительно боролась с душевной болью, осознавая, что сейчас сказка закончится и придётся вернуться в реальность. Гладила Виктора по волосам. Тишину их одиночества для двоих нарушил тот самый солдат, которого послали за кипятком. Степнов резко вскочил и, выхватив, кружки с водой из рук парня, взглядом указал ему на дверь.

– Лен, ты же голодная, наверное? У нас почти вся провизия закончилась, – взволнованно обратился он к девушке.
– Нет, Виктор Михайлович, у меня даже есть кусок хлеба с собой. Вы на меня внимания не обращайте, можете вернуться к своим обязанностям. Там, наверное, бои вовсю идут.
– Ну, Ленок, немцы тоже люди. Они и спят, и кушают. Так что время на тебя у меня найдётся. Не отвертишься.

Мужчина пристально посмотрел на свою бывшую ученицу, нервно сглотнул и расстегнул верхние пуговицы гимнастёрки. Подошёл к ней и серьёзно спросил:

– Ну, рассказывай, Кулёмина, как ты докатилась до жизни такой? Кто тебя вообще додумался одну в окружение послать? Почему ты не в эвакуации? Господи, Ленка, не должно так быть! – на последней фразе он вдруг сорвался на крик и стукнул кулаком по рядом стоящему столу.

Юная партизанка бросила на бывшего учителя полный боли взгляд и ответила:

– Вы уверены, что станет легче, если я расскажу? Понятно же без слов, как я здесь очутилась.

Ленка встала и, отвернувшись к стене, попыталась уйти в себя. Степнов неожиданно быстро оказался совсем рядом, развернул девушку лицом к себе и, прижав к груди, прошептал ей на ухо:

– Для меня важно всё, что касается тебя.

Кулёмина отпрянула от него и опять присела на скамейку. Виктор расположился рядом на стуле и приготовился слушать рассказ.

– В тот день, когда началась война, дедушка увёз меня в деревню. К счастью, в этот момент со мной рядом оказались Гуцулов Игорь и Лерка Новикова, которых родители доверили нам, отправив подальше от Смоленска. Тогда казалось, что скоро всё закончится. Не верилось в то, что немцы смогут так далеко забраться. Мы жили там до конца июля. Волновались за родных. Радовались хоть какой-нибудь весточке из дома. Затем узнали, что Смоленск захвачен, а через неделю к нам посреди ночи постучал Игорь Ильич Рассказов и увёл без объяснения причин в лес. Попросил просто довериться ему. На следующий день деревня была сожжена немцами. Вы в курсе, наверное, что историка нашего не призвали в начале войны, потому что у него нет двух пальцев на руке. Он и ушёл в партизаны. Теперь мы все там: я, Игорь, Лерка и даже дедушка. В лагере много моих ровесников и бывших одноклассников. Не могу сказать, что мы сильно помогаем нашей армии, но стараемся по мере возможностей. Вот письмо доставили сюда, получив его от раненого солдата, которого нашли ребята. Почему я? Все партизаны моего отряда за это бесконечно благодарят вас. Кто занимался со мной ориентированием, Виктор Михайлович? Вы. Вот и приходится выручать наших, ведь лучше меня сквозь смоленские леса незаметно для врага не пройдёт из отряда никто. Одна? Так безопаснее просто, меньше привлеку внимания.

Лена замолчала и зажала рот ладошкой, отвернувшись от Виктора. Не могла она больше говорить. Степнов нежно взял девушку за руку и тихо попросил:

– Малыш, посмотри на меня.

Она грустно взглянула на него. Боль от воспоминаний кольнула сердце.

– Лен, ты так складно всё рассказала. Я же вижу, как в тебе ещё бурлят эмоции, хоть ты и пытаешься запрятать их поглубже. Самое главное опустила? Я прав? – продолжил говорить Виктор.

Глаза девушки заблестели от близко стоящих в них слёз. Но она, сжав руку мужчины, удержала их в себе и отвернулась.

– Не молчи. Прошу тебя. – Лена опять посмотрела на него и «утонула» в ласке. Только он один мог успокоить её своим взглядом. Слова полились сами собой.
– Ничего не знаю о родителях. Чуть больше суток назад я впервые убила человека. Не рассказываю дедушке ни о чём, потому что боюсь за его сердце. Всё время одна. Игорь Ильич разговаривает со мной, но это не помогает. Мне кажется, что я уже умерла. Не осталось надежды. Сегодня вот вас встретила, Виктор Михайлович, и стало легче дышать на мгновение, будто сняли с меня этот груз проблем. На несколько минут забылась, а затем снова вернулась в реальность. Всё бессмысленно. Я не понимаю, за что борюсь. Зачем?

Степнов вдруг прижал маленькую ладошку девушки к своим губам, буквально на секунду коснулся ими её и сразу же отвёл. Ему хотелось, подарить сейчас девушке всю нежность, на которую он был способен. Провёл рукой по волосам Лены и полушёпотом сказал:

– Девочка, моя. Я всегда буду рядом с тобой, даже если война разлучит нас. Верь, моя хорошая. Ты ещё увидишь мирное небо над головой.

Они встали, и Виктор прижал её к себе, как маленького котёнка. Он ничего больше не говорил. Просто, как и когда-то давным-давно, в прошлой жизни, стал её опорой.



Спасибо: 57 
Профиль
clairclair





Сообщение: 2967
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 89

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.08.10 23:14. Заголовок: Лена Failen. Это теб..


Скрытый текст



Глава 4

Раннее утро встретило Лену не голосами поющих птиц, а звуком выстрелов и разрывающихся повсюду снарядов. Выбираться сейчас из окружения было бессмысленно, и девушка осталась в роте, находящейся под командованием капитана Степнова. Ротой, конечно, теперь этих солдат можно было назвать очень условно. Из пятидесяти пяти человек к утру первого октября в живых осталось около двадцати. Полетели дни, которые Кулёмина провела с ребятами, помогая им просто одним своим присутствием обороняться, а так же вселяла в них надежду.
Лена ухаживала за ранеными, облегчала последние минуты жизни тех, кому помощь доктора уже была не нужна, выслушивая их. Разносила по окопам еду для солдат, которая больше уже походила не на суп, а на обычную воду. Тайно от Виктора, ближе к ночи, когда порой всё затихало, ползала по полю от одного убитого к другому и добывала такие нужные патроны и боеприпасы, которых с каждым днём становилось всё меньше и меньше. Сваливала их в кучу перед старшиной Петром Степановичем, с которым подружилась за эти дни. Он ласково называл её «доченькой», напоминая о том, что, несмотря на жизненные обстоятельства, взрослеть ещё рано. Однажды, когда они на пару разбирали с ним свою «добычу», в блиндаж вошёл Виктор. Обычно Лена сразу же уходила к себе, чтобы, не дай Бог, не нарваться на гнев своего бывшего учителя. Но сегодня, как назло, не спалось, вокруг всё грохотало, и даже немцам, судя по всему, сон был не нужен. Степнов, увидев Кулёмину, разбирающую по кучкам боеприпасы, сразу всё понял. Подошёл к ней и, как ребёнка, поставил перед собой. Лена опустила голову, смотря себе под ноги.

«Ругать будет», – пронеслась в голове мысль.

Виктор не стал кричать. Просто долго и пристально рассматривал девушку, заставляя её внутренне сжиматься от пронзительного взгляда. Затем развернулся и уже на выходе из блиндажа сказал, как отрезал:

– Ещё раз увижу, сам убью.

Лена даже не разозлилась. Понимала, что он волнуется за неё, и ему не важно, что она делает это для общего блага. Просто Виктор хотел уберечь свою бывшую ученицу. Желание было одно: только бы осталась живой.
Так пролетели почти десять дней. К этому моменту стало понятно, что рубеж практически сдан немцам. От роты Степнова осталось семь человек. В этот момент Виктор принял волевое решение уводить людей. Ругал себя за то, что не решился на это раньше, прикрываясь словами о долге и чести. Только вот как выбираться из этой мясорубки, пока ещё не понял. Бой практически не прекращался по всей линии Богородицкого поля. Какой была ситуация в других подразделениях Красной Армии, он не знал – информация не доходила. Ждать подкрепление было уже бессмысленно.
Такие тяжёлые мысли мучили капитана, сидевшего в окопе. Тут взгляд его выловил в вечернем полумраке какое-то движение рядом. Навстречу ему, согнувшись, пробиралась Лена с котелком. Виктор улыбнулся, на душе становилось очень тепло от того, что рядом есть человек, заботившийся о нём. Мужчина, забыв о безопасности, привстал было, чтобы помочь ей, и тут же почувствовал сильную боль в районе плеча. Рухнул, как подкошенный, на землю, ни столько от полученного ранения, сколько от шока. Лена быстро, как могла, подползла к Степнову и испуганно посмотрела на него. Он вдруг схватил её ладошку и крепко сжал.

– Всё нормально, Ленок. Больно, но не смертельно. Поможешь мне выбраться отсюда?
– Конечно, Виктор Михайлович, – попыталась как можно увереннее ответить девушка, но голос предательски дрожал.

Помощь от Лены особо и не требовалась мужчине. Просто само ощущение того, что она рядом в этот момент, придавало сил и перекрывало боль.
Они выбрались из окопа в безопасное место, спрятавшись за блиндажом, и Виктор присел у берёзы, растущей рядом, опираясь спиной об неё. Лена достала из сумки бинты и начала расстегивать форму на мужчине. Он молчал, позволяя ей сейчас делать с собой всё, что угодно. Им было всегда хорошо рядом друг с другом. Неожиданно болезненные ощущения улетучились, уводя мужчину в воспоминания. Виктор улыбался, представляя картинки из прошлого, как они с Ленкой вдвоём играли в баскетбол вечерами в опустевшей школе.

– Виктор Михайлович, миленький, вернитесь, – пыталась «достучаться» до мужчины Кулёмина, видя, что он проваливается в забытьё.

Степнов, услышав родной голос, открыл глаза.

– Пуля застряла, здесь доктор нужен будет. Я перевязала пока, чтобы кровь остановилась, но вам в любом случае понадобится специалист в ближайшее время, иначе начнётся нагноение, – возбуждённо говорила с Виктором Лена.
– Малыш, послушай меня внимательно. Ты сейчас найдёшь Петра Степановича и попросишь его собрать всех наших. Затем ты выведешь нас отсюда тем же путём, которым пришла сама. Я не уверен, что получится, но попытаться стоит. Лен, только будь аккуратнее, прошу тебя. Не высовывайся, – произнося каждое слово сквозь зубы, борясь с болью, отдавал поручения девушке Степнов.
– Хорошо, Виктор Михайлович. Я пойду, – Лена почувствовала, как в горле встал ком, нервно сглотнула и, сжав напоследок руку мужчины, удалилась разыскивать старшину.

Через полчаса на поляне собралась маленькая группа измученных, грязных, большей частью с ранениями солдат, и Кулёмина повела их за собой в лес. На удивление всё прошло для них легко. Просто ребята ещё не знали тогда, что именно в эту ночь в том месте, где они прорывались, был, наконец, открыт русскими солдатами одной из дивизий коридор. Из окружения вырвались восемьдесят пять тысяч человек, против более миллиона погибших на Богородицком поле.
По истечении почти суток пути рана Виктора доставляла ему уже нестерпимую боль. Лена успокаивала себя тем, что в лагере есть доктор, который постарается помочь её другу.
И вот на рассвете несколько человек, измученных тяжёлой дорогой, ранениями и отсутствием пищи, дошли, наконец, до партизанского лагеря.
Лена, не раздумывая, побежала к землянке, в которой жил врач. Она тащила за собой наверх ещё не очнувшегося от сна молодого человека, что-то быстро объясняя на ходу.

– Мирослав Николаевич, я солдат привела. Там Ваша помощь некоторым сильно нужна. Я даже помогать могу – ассистировать. Всё, что попросите, буду делать, только помогите ему…
– Леночка, постой. Тебе, похоже, самой доктор нужен. Мне кажется, что у тебя шок. Кто ранен? – мужчина оборвал сумбурную речь девушки. Он остановил её, пытаясь успокоить и хоть как-то привести в чувства.
– Друг хороший. Нет, самый лучший. Он мой бывший учитель физкультуры. Ему плечо прострелили, но пуля застряла. Там и другим помощь нужна, но ему больше.
– Всё понял. Пойдём, показывай своего бойца.

Они вышли на поляну, где солдат уже окружили партизаны, которые принесли одеяла, воду и еду. Врач по фамилии Милославский, примкнувший когда-то к отряду в тот момент, когда выбирался из разрушенного неподалёку военного госпиталя, приступил к своей работе, отправив суетившуюся Кулёмину за медицинскими инструментами. Внутренне, несмотря на всю тяжесть ситуации, он посмеивался над Леной. Ранее никогда он не видел её такой. Девушка всегда отличалась сдержанностью, редко кто видел на лице партизанки эмоции, как отрицательные, так и положительные. Почти с самого начала войны Лена как будто надела маску – она никому не открывала свою душу. И тут вдруг такая перемена. За последние несколько минут Мирослав Николаевич увидел в глазах девушки и радость, и волнение, и нервозность, и расстройство. С любопытством разглядывая своего подопечного, он пытался понять, что же заставило так расслабиться Кулёмину. Он попросил Виктора подняться и отвёл его в импровизированную медицинскую палатку, куда через секунду влетела и Лена с котелком, в котором лежали простерилизованные инструменты.
Доктор уже было приготовился извлекать пулю, как Степнов движением руки остановил его и повернулся к Лене, которая уселась на скамейку напротив и, открыв рот, наблюдала за происходящим, уже не волнуясь, а больше просто радуясь, что они добрались до места живыми и почти здоровыми.

– Ленка, а ну пошла вон отсюда, – вдруг почти прорычал Виктор.

Кулёмина вскочила и обиженно взглянула на мужчину. В глазах девушки застыли слёзы. Она, не отвечая ему, просто молча пошла на выход, как вдруг почувствовала, что Степнов перехватил её руку. Посмотрела на него и расслабилась: взгляд, в котором отражается мольба.

– Ну не могу я терпеть боль, когда ты рядом. Понимаешь же?
– Понимаю, Виктор Михайлович, – улыбнулась ему одними глазами и вышла наружу, где сразу же была окружена друзьями.




Спасибо всем за спасибки и за комментарии! Мне важна Ваша поддержка. Жду http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000632-000-0-1<\/u><\/a>

Спасибо: 56 
Профиль
clairclair





Сообщение: 2982
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 91

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.08.10 17:51. Заголовок: Глава 5 С того моме..


Глава 5

С того момента, как Виктор со своими людьми добрался до лагеря партизан, прошло около пяти дней. За это время бойцы пришли в себя и окрепли. Конечно, многим из них ещё требовалась медицинская помощь, но, в целом, они были в состоянии самостоятельно передвигаться. Степнов принял решение заканчивать пользоваться гостеприимством своих спасителей и направиться в сторону Москвы, куда сейчас сдвигались регулярные части армий. Всё это время капитан хотел, наконец, как следует пообщаться с Леной, пользуясь минутами относительно мирного времени, но она, то ли специально избегала его, то ли просто отсутствовала в лагере, находясь на задании, и встретиться у них никак не получалось. Виктор, пытаясь выяснить хоть что-то о том, куда подевалась его бывшая ученица, приставал с расспросами и к Кулёмину, и к Рассказову, но они либо отмалчивались, либо выдавали что-то нечленораздельное о том, что девушка занята и времени на беседы у неё нет. Мужчина пребывал в полном недоумении. Он никак не мог понять, чем заслужил такое поведение друзей по отношению к нему. Однажды, когда до отхода роты из лагеря оставались сутки, не выдержав, схватил за грудки историка и уже более жёстко допросил его о местонахождении Кулёминой. На что получил ответ, что девушка намеренно избегает его. Слова Рассказова отозвались сильной болью в сердце Степнова. В душе он догадывался, что поведение Лены имеет под собой веские основания: их встреча перевернула всё, на чём строилось их отношение к войне, с ног на голову. Если раньше каждый выполнял просто свою работу, то теперь появился страх за дорогого человека. У Виктора родственников не было, и потому забота о Кулёминой была для него привычной: он волновался за неё, когда та ещё была ученицей. Для Лены чувства, вызванные появлением в её жизни Степнова, были непривычны. Установка, на которую девушка настроилась – отсутствие эмоций и методичное выполнение заданий – вдруг посыпалась, как карточный домик. Она поняла, что, находясь рядом со своим бывшем учителем, не может контролировать себя и начинает волноваться, переживать и бояться за него. Поэтому специально избегала встреч с ним, пытаясь найти в своей душе ответ на вопрос: почему этот мужчина вызывает в ней столько чувств, ведь раньше она так не реагировала? И тут же сама себе отвечала: тогда не было войны…
Ранним утром, в день отхода солдат из лагеря, Виктор вылез из землянки и направился к роднику, находящемуся неподалёку. Захотелось перед долгой дорогой напиться ключевой воды, бьющей из родной земли. Оказавшись на месте, он выглянул из-за деревьев и увидел Лену, которая стояла к нему спиной. Степнов медленно подошёл к ней, но она, почувствовав чужое движение, испуганно обернулась.

– Это я, не бойся, – успокоил девушку Виктор.

Лена отвернулась от мужчины и застыла, пока не решаясь произнести в ответ ни слова.

– Лен, мы уходим. Ничего не хочешь сказать на прощание?

Выдержав паузу, она, не оборачиваясь, всё-таки начала говорить:

– А что я могу ответить? Я буду надеяться на то, что мы обязательно с вами встретимся ещё, Виктор Михайлович.

В голосе чувствовалась грусть и невыносимая тоска. В этот момент, как тогда в блиндаже, Степнову вдруг захотелось крепко прижать к себе Лену, но он не решился. Понимал, что расстаться будет ещё тяжелее.

– Я буду скучать по вам, – прошептала Кулёмина. – А теперь идите. Так будет легче нам обоим.

Виктор хотел было что-то произнести в ответ, но не смог. Только сейчас пришло осознание того, что ему невыносимо больно уйти от этой девочки: такой ещё совсем юной, но очень рано повзрослевшей. С ужасом представил себе, как опять исчезнет из её жизни, а вокруг война, и Лена практически в одиночку борется за то, чтобы снова стать счастливой. А он не может быть рядом…
Лена почувствовала, как мужчина сильно сжал её руку. Через секунду Виктор почти отпустил маленькую ладошку девушки, но, задержавшись, нежно коснулся каждого пальчика, как будто оставлял своё тепло на них. И вот уже Лена чувствует только воздух, а ЕГО рядом больше нет. А в сердце эхом отозвались последние слова Степнова: «Я найду тебя». Обернулась, а вокруг слышно пение птиц, да шелест опавшей листвы. Лена прижала ко рту ладошку, а другой как будто насильно удержала её, пытаясь так сохранить последние воспоминания о Викторе. По щеке покатилась одинокая слеза…

***
Пару дней спустя

– Ребята, мы сегодня сворачиваем наш лагерь и углубляемся в лес. Немцы со дня на день дойдут сюда. К сожалению, пока что Красная Армия не может остановить врага, и он уже максимально близко подошёл к столице нашей Родины. Перед уходом, предлагаю взорвать мост через реку. Это хотя бы временно отодвинет продвижение некоторых частей немцев на Москву. Перейти на другой берег с техникой будет невозможно, и они займутся поисками другого пути. Поддерживаете мое решение? – задал вопрос своим подопечным Рассказов.

Молчаливое согласие взлетевшими вверх руками партизан. Игорь продолжил говорить:

– Со мной пойдут Кулёмина и Пётр Никанорович, который ещё в первую мировую войну был подрывником. Остальные быстро собирают вещи. Через пару часов будем выдвигаться.

Лена, стоящая рядом с дедушкой, вцепилась в его руку и посмотрела на старика. В ответ увидела только добрый и успокаивающий взгляд.

– Дед, не ходи, прошу тебя, – серьёзным голосом, пытаясь сдерживать в себе эмоции, обратилась она к Петру Никаноровичу.
– Ленок, солнце моё, ты же понимаешь, что приказы командира не обсуждаются. Да и кто лучше меня с этим справится? Вы же совсем юные. Тротиловую шашку и в руках-то никогда не держали.
– Не могу я так больше. Когда уже всё закончится? Лучше бы убили меня, – вдруг сорвалась Ленка. Нет, она не кричала и не устроила истерику, просто слова вырвались сами собой от мучавшей её безысходности.

Дедушка прижал внучку к себе и погладил по волосам, успокаивая, как ребёнка:

– Скоро, Леночка. Ты, главное, верь. А о смерти даже не думай больше. Ты ещё стольким людям нужна на этом свете.

Она отпрянула от него и агрессивно спросила:

– Кому я нужна, дед? Только тебе. Нет у нас больше никого.

Пётр Никанорович махнул рукой, понимая, что разговор сейчас не получится, да и времени на него не осталось. Лишь понадеялся, что внучка всё-таки не забудет его слова, а при случае он обязательно вернётся к этой теме.
Спустя несколько минут, группа из трёх человек отправилась к мосту. Лена всю дорогу ёжилась. Ледяной осенний воздух пробирался под не очень тёплую одежду. Она подумала о том, что скоро уже придёт зима, а у партизан даже надеть нечего в холод, да и с провизией перебои. Стало совсем тоскливо. За этими мыслями Лена и не заметила, как они дошли до нужного места, почувствовала только, что мешок с её плеча кто-то снял. Дедушка занимался раскладыванием тротиловых шашек под опорами моста, а Игорь разведывал обстановку вокруг. Кулёмина спряталась за кустом и выжидала, через минуту туда же пришёл и Рассказов. Лена нервничала как никогда, не отпускало предчувствие чего-то нехорошего. Состояние девушки выдавали руки, которые дрожали. Заметив это, историк спросил:

– Лен, ты чего?
– Волнуюсь. Вот здесь как будто камень положили, – приложила она руку к сердцу.

Рассказов увидел, как Пётр Никанорович подал знак, что закончил работу, и поспешил ему на помощь. Мужчины, согнувшись, протащили сапёрный провод метров на пятьдесят до того места, где как раз сидела Лена. Устроившись, они выждали несколько секунд.

– Ну, с Богом, – прошептал себе под нос Кулёмин и, махнув рукой, нажал кнопку на подрывной машинке.

Лена зажала уши, но взрыва так и не услышала. Испуганно посмотрела на дедушку и по его напряжённому взгляду поняла – что-то пошло не так.

– Пойду, проверю, – как можно спокойнее попытался сказать эти слова Пётр Никанорович и сжал ладошку внучки перед тем, как встать.

«Как будто попрощался», – вдруг подумалось Лене. И тут стало как никогда страшно. Она видела, как дед уже сидит рядом с опорой моста и пытается разобраться с проводами. Предчувствие того, что случится плохое, накатило на неё в этот момент с новой силой. Кулёмина неожиданно вскочила и бросилась к старику.

– Дед, уходи оттуда!

Рассказов схватил девушку, пытаясь удержать, но она вырвалась и успела сделать пару шагов, как вдруг прогремел взрыв.
«Не осталось никого…» – была последней мысль Лены перед тем, как она провалилась в беспамятство.




Спасибо всем за комментарии и спасибки. Жду http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000632-000-0-1<\/u><\/a>


Спасибо: 57 
Профиль
clairclair





Сообщение: 3001
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 92

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.08.10 23:36. Заголовок: Глава 6 Лена чувств..


Глава 6

Лена чувствовала, как к ней возвращается сознание. Откуда-то издалека доносились голоса, а лицо обдувал лёгкий прохладный ветерок. По-видимому, рядом было открыто окно. То, что она находится в каком-то помещении, ей стало понятно сразу, ещё до того, как открыла глаза – Лена лежала на кровати. В руках и ногах ощущалась ноющая боль, и вместе с ней возвращались воспоминания о том, что произошло в тот момент, когда девушка потеряла сознание. Тоска и одиночество будто бы манили её не покидать темный мир забвения, в котором было спокойно и казалось, что ничего трагического не произошло.
Последним усилием воли Лена всё-таки заставила себя открыть глаза. Осмотрелась и увидела, что находится в палате, скорее всего, госпиталя. Кулёмина присела и выглянула в распахнутое окно.

«Странно, уже ведь совсем осень. Помню, что было холодно, а сейчас даже тепло. «Бабье лето» решило вернуться», – подумалось ей.

Взгляд Лены остановился на руках и ногах, боль в которых доставляла дискомфорт. Девушка увидела, что они были целиком перевязаны бинтами. Сама же она была одета в серую застиранную больничную рубаху.

«Я похожа на мумию», – грустно усмехнулась Лена.

В этот момент в палату вошла медсестра. Кулёмина взглянула на неё и улыбнулась. Перед ней стояла бывшая одноклассница – Морозова Нюта.

– Нютка! Откуда ты здесь? – радостно воскликнула Лена.
– Привет, Ленок. Я с июля в этом госпитали помогаю. Теперь уже считаюсь медсестрой – война выдала мне диплом раньше времени, – с горечью в голосе отозвалась девушка. – Давай я тебя осмотрю. Хотя ты вполне здорова. Раны скоро заживут, а в себя не приходила долго из-за шока. Мои соболезнования, Лен. Пусть земля будет пухом Петру Никаноровичу.
– Пусть…– почти шёпотом ответила юная партизанка, а затем, встрепенувшись, начала быстро-быстро задавать вопросы, – Нют, как я здесь вообще оказалась? Где Рассказов? Кто меня сюда привёз? Как давно я без сознания? Какое сегодня число?
– Остановись, Кулёмина. Совсем меня запутаешь. Давай по порядку. Ты находишься в госпитале под Наро-фоминском. Доставили на нашем грузовике, который вёз раненных из Смоленской области. Насколько я знаю, по дороге тебя передал нашему водителю какой-то мужчина в очках и попросил позаботиться. Сказал, что погиб твой дедушка. Я так понимаю, что это был Рассказов, раз о нём теперь спрашиваешь. У тебя было множество рваных ран на руках и ногах. Сегодня десятые сутки пошли после того, как ты оказалась на нашем попечении.
– Значит, скоро октябрь уже закончится, – тихо сказала Лена и, замолчав, посмотрела в окно.

Разговаривать больше ни о чём не хотелось. Сейчас как никогда чувствовалось одиночество. Разрушали изнутри и будто вымывали твёрдую почву из-под ног мысли о том, что невозможно ничего изменить.

– Лен, а ты партизанка? – нарушила её раздумья Нюта.
– Да, – девушка помолчала ещё немного, поблагодарив про себя одноклассницу за то, что та не торопит её, и продолжила говорить. – Так получилось… Рассказов – командир нашего отряда. Дедушка тоже с нами… был. И Лерка с Гуцулом там же. Вот только они стоянку поменяли. Уходили от немцев в день, когда я была ранена. Теперь нужно будет их искать.
– Много наших. А знаешь, у меня есть новость, которая, я уверена тебя обрадует.
– Какая? – Лена широко улыбнулась, как ребёнок, забыв на несколько секунд обо всех проблемах. Слова подруги напомнили о Новом Годе, подарках и мирном времени.
– Ты представляешь, Степнов здесь.

Кулёмина почувствовала лёгкое головокружение и дрожь в руках.

– А что он тут делает? Болен? – взволнованно начала уточнять девушка.
– У него рана воспалилась. Сейчас всё нормально. Завтра уже выписывают. Должны были сегодня, но машина не пришла.
– Виктор Михайлович знает, что я здесь? – тихо спросила Лена.
– Нет, не стала его беспокоить. Я была не права? – участливо и слегка расстроено ответила Нюта, увидев в глазах девушки боль, которую, судя по всему, вызвал рассказ о Степнове.
– Всё нормально. Не переживай. Где он? Я хочу его увидеть. Найдёшь мне одежду какую-нибудь? – не дожидаясь ответа, Лена резко встала с кровати и попыталась сделать несколько шагов. Тут же чуть было не упала. Ноги не слушались после долгого бездействия. Нюта успела подхватить подругу.
– Ты пока за тумбочку подержись, а я за одеждой схожу. Провожу тебя.

Через несколько минут Морозова вернулась с огромным халатом, в который обернула исхудавшую Кулёмину чуть ли не два раза. Поддерживаемая бывшей одноклассницей Лена медленно вышла на улицу – в больничный сквер, где за низеньким столиком увлечённо играли в шахматы двое мужчин. В этот момент парень, сидящий напротив них, отвлёкся и увидел медсестру и незнакомую ему пациентку. Молча коснулся своего товарища, давая понять тому, чтобы он обернулся.
Мужчина посмотрел через своё плечо и тут же вскочил на ноги. Лена вцепилась в руку Нюты, боясь сделать шаг навстречу Виктору. Ноги всё ещё не слушались. Только ЕЁ секундное замешательство, потому что ОН уже рядом. И как-то не заметно для них медсестра и партнёр по игре куда-то исчезли. Остались только ДВОЕ. Степнов пробежался взглядом по девушке и, подхватив её на руки, поднёс к скамейке, на которую сразу же усадил, а сам устроился рядом на корточках.

– Ленка, что это? – показал он на бинты. – Как ты здесь оказалась?

Кулёмина молчала, просто смотрела на Виктора. Её губы дрожали. Она постоянно их кусала, специально причиняя себе боль, чтобы не чувствовать другую – душевную. Слёзы застилали глаза. Лена потянулась рукой к мужчине и погладила по волосам. Он, перехватив, захватил ладонь девушки в свою и прошептал:

– Не молчи, прошу тебя.
– Дедушка погиб, – почти прохрипела, еле слышно произнесла она то, о чём боялась до этого говорить вслух.

Во взгляде Степнова Лена увидела ту муку, которую держала в себе. Даже у него затряслись руки. Она почувствовала, как он сжал её ладонь ещё сильнее: так, что стало больно. Но вырвать побоялась, давая мужчине пропустить своё горе через неё. Девушка прикрыла глаза и, закусив нижнюю губу, ждала, когда Виктор смирится. Через мгновение почувствовала, что уже стоит, плотно прижавшись к нему, к его широкой груди.

– Тебе сильно больно? – Степнов коснулся бинтов на руке Лены.
– Нет, – тихо ответила она. – Мне уже давно нигде не больно. Я не живу…

Виктор отпрянул от девушки и, зажав ладонями её лицо, начал кричать:

– Не смей так говорить! Никогда, слышишь? Поклянись мне, что где бы ни оказалась, что бы с тобой не случилось, ты до последнего будешь бороться за свою жизнь! Поклянись, Лена!
– Зачем? Для меня уже всё закончилось, не успев начаться, – спокойным голосом отозвалась она.
– Леночка, да что же это такое? Не говори так, пожалуйста, девочка моя.

Он прижал её снова к себе и коснулся губами светловолосой макушки, ощущая, как девушка начинает вздрагивать и выпускать наружу стресс, давая волю слезам. Через несколько минут рыдания затихли. Нарушив тишину, Виктор еле слышно, так чтобы это осталось только их тайной, и даже птицы не услышали ни слова, медленно проговаривая, сказал:

– Поклянись, что будешь бороться… ради меня.

Лена посмотрела на него и, «утонув» в его глазах цвета неба, смутившись от пронзительного взгляда, полного чувств, уткнулась лицом в грудь Виктора. Осмелев на мгновение, обняла мужчину, но через секунду расцепила объятия и также тихо ответила:

– Клянусь.

Степнов подхватил девушку на руки.

– Я отнесу тебя в палату. Тяжело ещё ходить самой, – безаппеляционный уверенный голос: тот самый, которым он отдавал команды солдатам.

***
Утром они не прощались… Лена тайком смотрела в окно и провожала взглядом грузовик, увозящий Степнова. И только сердце колола тонкая игла боли, напоминая о том, что главное так и не было сказано.


Спасибо: 55 
Профиль
clairclair





Сообщение: 3013
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 93

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.08.10 00:07. Заголовок: Глава 7 Кулёмина по..


Глава 7

Кулёмина полностью оправилась от ран недели через две. Она была готова и раньше покинуть госпиталь, но добрый старенький доктор вместе с Нютой до последнего старались её удержать. Вечерами бывшая одноклассница приходила к Лене в палату и уговаривала девушку остаться у них. Но партизанка до последнего стояла на своём. Объясняла, что не может бросить друзей. Она знала: без её помощи отряду будет тяжело. Не зря о незаменимости девушки постоянно говорил Рассказов.
В итоге ближе к середине ноября сорок первого года Лена приняла окончательное решение возвращаться к своим.
На рассвете она тепло попрощалась с Нютой и налегке, взяв с собой только немного хлеба и воды, кутаясь в лёгкую не по погоде одежду, ушла по направлению к Смоленской области.
Дорога была тяжёлой и долгой: почти всё время передвигалась пешком, иногда подвозили солдаты, которые встречались на её пути всё реже. Да и сама избегала дорог, стараясь идти через лес. Время от времени Лена заворачивала в деревни за провизией, но чаще на месте знакомых дворов ей встречались сожжённые обугленные дома. Иногда попадались такие населённые пункты, в которых уже как дома ощущали себя немцы, и тогда Кулёмина старалась незаметно пройти мимо.
Через несколько дней блужданий она дошла до бывшей стоянки лагеря. Всё здесь было таким до боли знакомым и родным. Залезла в землянку, в которой жила с дедом, и перебрала каждую забытую партизанами вещь: футляр от очков, обрывки газет и книга – один из томов «Войны и мира», как насмешка над всей ситуацией. Ей вспомнилось, как вечерами дед читал главы из неё, а она «отбивалась» от него, как могла. Умоляла не мучить описанием сцен боёв, которые Лена и в школе-то пропускала. Только сейчас вдруг накатило осознание того, что не зря всё было.
«Ведь победили тогда – победим и сейчас», – подумалось Кулёминой перед тем, как покинуть это место.
Вылезла из землянки и обнаружила, что вокруг всё покрылось снегом, который большими мягкими хлопьями продолжал падать.
«Вот и зима пришла», – взгрустнулось Лене. Она понимала, что лагерь искать в лёгкой одежде дальше не сможет. Нужно было срочно решать, куда податься на время. Девушка оставила в дупле дерева записку о своём местонахождении, начёрканную найденным в землянке карандашом на обрывке газеты. Кулёмина знала, что Рассказов будет искать её, и надеялась, что придёт, прежде всего, сюда и сообразит заглянуть в импровизированный тайник.
Через пару часов продрогшая насквозь Лена тихо, почти по-кошачьи, пробралась в ту самую деревню, рядом с которой ранили в сентябре Гуцула. В ней уже давно «правили балом» и устанавливали свои распорядки немцы, но другого выхода из сложившейся ситуации девушка не нашла.
Подкравшись к знакомому дому, хозяйка которого выручала их лагерь ни раз, снабжая провизией, Лена негромко постучала в дверь. Через несколько секунд перед девушкой предстала её бывшая учительница математики – Борзова Людмила Фёдоровна. Она так же, как и многие, ещё в начале войны перебралась в деревню подальше от Смоленска. Еще недавно у женщины было приличное по размерам хозяйство, которое сейчас почти полностью разграбили немцы. Старый петух, две полудохлых курицы и малюсенький огород, урожай с которого учительница успела снять и припрятать в погреб до прихода врага – вот и всё богатство.
Женщина буквально втащила Кулёмину за порог и, закрывшись, как следует, на засов, провела в маленькую комнатку, которая играла роль кухни, судя по небольшой печке и обилию разномастной посуды повсюду.
Лена рухнула без сил на табуретку – дорога измотала её.

– Девочка моя, как же ты здесь оказалась? Немцы кругом. Что делать будем теперь? – волновалась женщина, одновременно ставя перед девушкой тарелку с чем-то похожим на суп и кружку с кипятком.
– Людмила Фёдоровна, помогите мне. Я ранена была. Партизаны ушли, пока отлёживалась в госпитале. Не найти их сейчас. Мне нужно зиму переждать или хотя бы одеждой тёплой обзавестись. Ещё лучше, чтобы не рыскать по лесу без каких-либо ориентиров, дождаться весточки от Игоря Ильича. Укрыться надо, а деться больше некуда. Сильно они у вас здесь зверствуют? – Лена говорила спокойно, вселяя своим ровным голосом уверенность и в Борзову.
– Они как везде. Поставили над нами присматривать полицая из местных. Ведём мы себя тихо. Что с нас взять? Бабьё одно. Партизаны же сейчас к нам не ходят, да и немцы на них в здешних местах давно не натыкались. Потому не лезут к нам особо. Может, и выгорит, Леночка, что-нибудь. Скажу, что ты моя племянница. Глядишь, и не будут проверять. Я баб наших предупрежу, тех, кто родственницу мою в лицо видел. Полицай точно не вспомнит. Давно она здесь не бывала. И звать же её так же, как и тебя. Даже с именем мучиться не придётся. А то, не дай Бог, проговорюсь и назову не тем: расстреляют тут же обеих.
– Хоть бы выгорело. Спасибо вам, Людмила Фёдоровна.
– Не за что пока благодарить. Я пойду Мишку-предателя выловлю. Пусть доложит фрицам. А ты ешь пока и грейся. Намёрзлась, бедняжка.

Борзова закуталась в пуховый платок и, дёрнув засов, вышла из дома.



Спасибо всем за комментарии и спасибки. Жду http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000632-000-0-1<\/u><\/a>


Спасибо: 53 
Профиль
clairclair





Сообщение: 3039
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 95

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.08.10 19:37. Заголовок: Глава 8 Через неско..


Глава 8

Через несколько минут дверь распахнулась. На пороге стоял ещё достаточно молодой парень. Он вразвалочку подошёл к Лене и ехидно спросил:

– Племянница, значит? Встать!

Кулёминой сразу стало понятно, что план не сработал. По-видимому, это был тот самый полицай, про которого говорила Людмила Фёдоровна. Девушка спокойно поднялась и почти сразу же вскрикнула от боли: парень схватил её за волосы и потащил к выходу.
В этот момент в дом ворвалась испуганная Борзова и, бросившись с кулаками на Мишку, закричала:

– Не тронь девочку! Ирод!

Полицай оттолкнул женщину и вывел на улицу Ленку, одетую только в лёгкое платье, ватник остался в доме. Девушка сразу почувствовала, как мороз проникает под одежду, причиняя боль, заставляя неметь руки и ноги.
Мишка пристально изучал девушку, не реагируя на умоляющий плач Борзовой, и удивлялся внутреннему спокойствию той, которую представили, как племянницу. Не верил он. Когда шёл в дом, ещё сомневался. Сейчас же гордый вид Лены окончательно навёл на мысли об обмане.

– Что ж, племянница, тебе дома не сиделось? Чего это ты к тётке надумала ночью прийти?
– Мама умерла. Я долго добиралась. Роднее человека у меня нет, – ответила Лена. Пыталась говорить спокойно, но голос предательски дрожал.
– Боишься, тварь?! – вдруг заорал полицай и со всего размаха ударил Кулёмину по лицу с такой силой, что она рухнула на колени.
– Что ты делаешь?! – закричала Борзова, попыталась помочь Лене, но тут же была отброшена в сторону.

Парень схватил Кулёмину за волосы и потащил к избе, в которой жил один из старших офицеров-оккупантов. Лена закрыла глаза и, до крови кусая губы, думала только об одном: держаться до последнего.

– Партизанка, да? – орал полицай. – Я тебя сейчас на этом месте зарою. Сама могилу себе копать будешь.

Неожиданно весь ужас происходящего был нарушен звуком выстрела. На пороге избы стоял офицер-гитлеровец. На ломанном русском он крикнул:

– Что у вас?!
– Девушка в деревню пришла. Говорит, что племянница местной жительницы. Не верю я ей.

Фриц подошёл к лежащей на земле Кулёминой и, схватив за подбородок, пристально изучил девушку.

– Вставай! Кто такая?
– Я её племянница, – она поднялась на ноги и указала в сторону плачущей Борзовой. – Добиралась из Москвы. Похоронила маму и отправилась к тёте.

Немец долго рассматривал Кулёмину, молчал. Она же ждала своей участи, смотря под ноги, повторяя про себя только одно слово: «Держись».

– Шрамы откуда? – мужчина бросил взгляд на руки Лены.
– Поезд взорвался, в котором ехала. Поверьте мне, пожалуйста, – последние слова Лена произнесла почти шёпотом и со слезами в глазах, пытаясь сознательно давить на жалость. Хотя с трудом верила, что в гитлеровцах осталось что-то человечное.
– Хорошо. Я верю. Забирай её! – крикнул мужчина Борзовой.
Та подбежала к Лене, всё ещё пребывающей в шоке, и потащила за собой. Кулёмина безропотно пошла за ней.

– С утра зайдёшь. Будешь работать у меня, – окликнул их офицер.

Девушка обернулась и, прищурив глаза, тихо ответила:

– Хорошо.

***
Полетели бесконечные дни зимы сорок второго года. В тот год она как никогда была холодной и снежной. Для Лены начался новый тяжёлый этап: теперь она вынуждена была жить в деревне в окружении ненавистных ей немцев, да ещё и работать на них. Кулёмина разносила чай и кофе офицерам и убиралась в кабинетах. Несмотря на то отвращение, которое вызывали у неё оккупанты, сейчас девушка находила выгоду в происходящем. Благодаря тому, что её подпустили достаточно близко к документам, она надеялась попробовать при первой же возможности найти в них что-то важное и передать партизанам.
По деревне Лена передвигалась очень аккуратно, стараясь не попадаться солдатам на глаза. Так получилось, что она оказалась единственной молоденькой девушкой в этом месте. Самым неприятным для неё стали ежедневные встречи с Мишкой-полицаем. Он будто бы специально караулил Лену. В глазах парня читались ненависть и желание вывести девушку на чистую воду.
До определённого момента он позволял себе не просто разглядывать Кулёмину, но и пытался показать своё мужское превосходство над ней, зажимая у заборов. Хорошая физическая подготовка помогала ей не допустить его настолько близко, насколько тому хотелось. Однако девушке стало легче после того, как за приставаниями к ней полицай был замечен тем самым офицером, который оставил партизанку в деревне. С тех пор немец по имени Франк Дитц оберегал Кулёмину. Она понимала, что офицер симпатизирует ей, но не верила в искренность его намерений, подсознательно всегда представляя себе мужчину только врагом. У неё был свой счёт в этой войне, и чувство мести перевешивало человеческие отношения. К тому же хорошее расположение к ней офицера повлекло за собой ещё большую ненависть Мишки. Лена понимала, что ей как никогда нужно быть с ним осторожной и не выдать себя ничем. Она чувствовала каждой клеточкой тела, как парень постоянно следил за ней.
Так пролетела зима. В начале весны Лене представился случай впервые выбраться в лес на то место, где она оставляла записку партизанам. Радости не было предела, когда в дупле она обнаружила ответ на неё. Так завязалась переписка девушки с Рассказовым, в ходе которой Лена выяснила, что за зиму врага отбросили от Москвы и теперь медленно освобождают от него Смоленскую область. Слова Игоря Ильича вселяли в юную партизанку надежду на скорое светлое будущее. Она получила инструкции оставаться пока в деревне, постараться не выдать себя и при случае нанести по немцам удар изнутри. Свои вылазки Лена осуществляла в основном глубокой ночью, надеясь на крепкий сон и жителей, и солдат, и, особенно, полицая
В конце марта Лена нашла письмо с неожиданным для себя посланием. В нём указывались координаты новой стоянки лагеря, и был дан приказ вернуться в его расположение.

***
– Игорь, где Ленка? – крайне взволнованно спросил Виктор.

Он со своей ротой продвигался от Москвы к Смоленску и совершенно случайно разбил временный лагерь неподалёку от того места, где обосновался Рассказов с партизанами. Друзья узнали о местонахождении друг друга достаточно быстро и, наконец, встретились.
Почти сразу Степнов заметил отсутствие Лены. Все долгие зимние месяцы он надеялся вновь встретить её. Верил только в то, что девушка жива, не давая себе возможности даже на секунду задуматься о плохом.

– Она в деревне захваченной немцами, – Игорь ответил на вопрос и отвернулся от друга, зная, что в ответ последует яростная реакция.
– Где?! – закричал Виктор. – Ты с ума сошёл? Что она там делает?
– Вить, понимаешь, она до зимы не успела добраться до нас. Ей деваться было некуда, и она пошла к Борзовой в деревню. Прикинулась её племянницей. Фашисты поверили, Лена зиму там провела. Мы поначалу надеялись, что она сможет какую-нибудь информацию добыть. Потом приняли решение не ждать больше случая и приказали девочке вернуться. Вить, она ещё десять дней назад должна была вернуться к нам. Не пришла. По-видимому, раскрыли.
– И ты мне это сейчас так спокойно говоришь? Игорь, я тебя убью когда-нибудь сам! Почему вы не пошли за ней? – голос Степнова постепенно становился более спокойным.
Мужчина понимал, что криками делу не поможешь. Нужно было срочно действовать.

– Вить, у нас есть правила. Мы никогда не помогаем своим, чтобы не подставлять остальных. Тем более что сейчас представляем собой не самый оснащённый оружием отряд – война сильно потрепала. Когда поняли, что Лена точно не придёт, сменили стоянку на случай, если она расскажет им правду под пытками.

Услышав последние слова Игоря, Виктор бросил на него возмущённый взгляд. Однако уже через секунду осознал весь ужас сказанного другом.

– Она жива. Почувствовал бы, если умерла. Вот здесь почувствовал, – Степнов приложил руку к сердцу. – Я со своими людьми туда пойду. Наплевать на приказ. Сколько их там может быть? Человек пятнадцать – не больше. Найду её, Игорь, обязательно. Я обещал Лене.

Рассказов молчал. Он чувствовал свою вину за то, что втянул когда-то Кулёмину в эту борьбу, не оставляя ей выбора.

– Вить, ты любишь Ленку?

Степнов удивлённо посмотрел на Рассказова. Через секунду взгляд Виктора потеплел, как будто он сам, наконец, признался себе.

– Люблю, – почти шёпотом ответил.
– Скажи ей об этом обязательно, если встретитесь.
– Не «если», Игорь. Когда! – крикнул Степнов, убеждая в этом себя и весь мир вокруг него.



Спасибо всем за комментарии и спасибки. Жду http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000632-000-0-1<\/u><\/a>



Спасибо: 54 
Профиль
clairclair





Сообщение: 3060
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 96

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.08.10 08:11. Заголовок: Что-то спасибок совс..


Скрытый текст


Anutta подарила мне замечательную обложку


Глава 9

Дочитав записку, Лена уже было потянулась в карман за спичками, чтобы уничтожить послание, как услышала хруст ломающихся под чьими-то ногами веток. Не мешкая, девушка засунула письмо в рот и как можно быстрее проглотила его. В этот момент она почувствовала, как кто-то сильно схватил её за руку.

– Дрянь! Я же говорил Дитцу, что ты партизанка! Сейчас тебе мало не покажется! – Мишка набросился на Лену, сначала залепив ей пощёчину, а затем, уронив в весеннюю грязь, впечатал в неё лицом и несколько раз ударил сапогом в живот.

После этого заставил Кулёмину встать, схватил девушку за волосы и потащил в деревню. Лена закрыла глаза. Налипшие комки грязи на глазах утяжеляли ресницы. Она боялась и не хотела видеть сейчас ничего вокруг. Хотя бы на время убежать в мир иллюзий. Представить только хорошее. Гнать от себя мысли о том, что ждёт её в ближайшее время: муки пыток и издевательства.

***

– Эх, Лена, Лена… я разочарован. Такое ангельское личико и такая жизнь. Нехорошо обманывать. Плохо, что записку съела – меньше бы мучилась. Теперь придётся из тебя правду неприятными методами выбивать. Может, расскажешь всё сама? – немецкий офицер взял Лену за подбородок и, пристально разглядывая её, попытался уловить настрой девушки.

«Слишком гордая», – решил он почти сразу. – «Такая не заговорит никогда».

Мужчина взглядом указал своим людям на бочку с водой, специально принесённую в кабинет, и те, заломив Кулёминой руки за спину, окунули лицом девушку в неё. Дитц отмерял секунды по часам: ждал, пока Лена захлёбывалась практически до потери сознания, доводя её до крайней стадии. Но она продолжала молчать. Через час не выдержал Мишка-полицай, наблюдающий за этой сценой.

– Что-то вы с ней, товарищ офицер, слишком мягко обходитесь. Давайте, я ей пальчики поломаю. Жалко тётку её, так называемую, упустили. Она, видимо, почувствовала что-то и успела сбежать.

Дитц бросил напряжённый взгляд на парня. Умом он понимал, что Лену нужно пытать гораздо сильнее, чтобы получить результат, но никак не мог себя заставить избавиться от чувства симпатии к ней. Решил ждать офицеров из штаба, которые точно смогут выполнить свою работу до конца.

– Увидите её, – бросил он солдатам.

Перед тем, как Лену вывели, она успела посмотреть в глаза своему врагу. Даже за нависшими паклями волос, за синяками, которые покрывали почти всё лицо девушки, он увидел то, что бросало в дрожь: гордый и уверенный взгляд.

«Ничего не боятся эти русские».

***
Через несколько дней после произошедшего Дитц понял, что линия фронта подошла слишком близко, и он принял решение уходить из деревни. Людей из штаба он так и не дождался. Пытать Лену сам так и не решился. В данной ситуации мужчина мог принять только одно решение – партизанку следовало расстрелять. Такие были инструкции, и нарушить гитлеровец их не мог. Поздним вечером он попросил привести девушку к себе в кабинет. Она, как и во все предыдущие дни, гордо смотрела на него, не отводя взгляда ни на секунду.

– Завтра тебя расстреляют, – только в этот момент Дитц увидел промелькнувший и практически сразу же исчезнувший страх в глазах партизанки. – Уводи!

Солдат толкнул в спину Лену, направляя к двери. Девушка вдруг обернулась и прошептала офицеру на прощание:

– Спасибо, что не мучил.

Тот отвернулся к окну, вглядывался в тёмную ночь за ним и грустил, вспоминая свою дочь – ровесницу Лены Кулёминой.

***
Лена лежала на полу в камере, прижавшись к ледяной стене. Она продрогла до самых костей. Всё это время на ней было одето только ситцевое платье. Это тоже было своеобразной пыткой: мучить девушку холодом – босые ноги уже посинели, губы потрескались, всё тело постоянно била дрожь. Сейчас, понимая, что помощь не придёт, Лена готовилась к казни, про себя прощаясь со всеми близкими. Жалела только об одном: она не могла сказать им это лично.
Неожиданно дверь комнаты со скрипом открылась, и в помещение вошёл Мишка-полицай. Он вразвалочку подошёл к девушке и, схватив её за руку, поднял с пола, притянув максимально близко к себе.

– Тебе же нечего больше терять? Давай уж, сделаю твой последний вечер приятным и запоминающимся, – прошептал парень Лене на ухо и провёл рукой по её шее, спустившись к вырезу платья в районе груди.
– Руки убери! – крикнула Кулёмина и попыталась вырваться.

Однако через секунду Мишка повалил её на пол. Обессиленная последними тяжёлыми для неё днями, Лена не могла сопротивляться. Чувствовала, как рвётся платье, как чужие руки лапают её тело, как слёзы беззвучно текут по лицу. В этот момент безумно хотелось только одного – потерять сознание, чтобы «улететь» в неизвестность от ужаса происходящего.

– Сладкая ты такая. Давно я этого хотел. Твоя последняя ночь будет лучшей в твоей жизни.

Лена закрыла глаза и закусила нижнюю губу. Последним движением она попыталась хоть как-то сопротивляться, но её руки были моментально перехвачены Мишкой. Однако через секунду почувствовала, что тело парня обмякло – он перестал двигаться. Только тогда поняла, что не услышала выстрела, который остановил этот кошмар. Девушка сбросила с себя мужчину и взглянула на стоящего в проёме спасителя.

«Успел… он нашёл меня».

Через мгновение Виктор был рядом с ней, обнимал девушку, закутывая в снятую шинель, гладил спутавшиеся волосы и шептал бесконечное «прости». Лена же не могла в ответ произнести ни слова: просто билась в истерике, не сумев сдержать её, до конца ещё не осознавая, что рядом с ней теперь близкий человек.

Трогательное стихотворение от моей любимой umnica_nadin

Холод. Платье легкое...
Руки словно лед...
Дверь сарая грохнула...
Полицай идет...

Наглый, он в развалочку...
Чувствуя триумф...
И жуя цыгарочку...
Выдыхает: " Уфф...

Что же ты, красавица,
Не смотришь на меня!
Верь, тебе понравится,
Сладкая моя!"

И трещит отчаянно
Разрываясь ткань.
Не сбежит нечаянно
Пойманная лань!

Только ласки грубые
Причиняют боль.
Собирают губы
Слез бессильных соль.

Света вспышка яркая...
Распахнулась дверь...
Выстрел... "Моя жаркая!"
И подстрелен зверь!!!

Только шепот... Свежестью
Первая капель...
Накинутая с нежностью
Теплая шинель.




Спасибо всем за спасибки и за комментарии! Жду http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000632-000-0-1<\/u><\/a>



Спасибо: 53 
Профиль
clairclair





Сообщение: 3084
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 97

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.08.10 18:12. Заголовок: Глава 10 Лена очнул..


Глава 10

Лена очнулась и огляделась вокруг.

«Землянка…»

Рядом лежала Лерка. Она спала, но, почувствовав сквозь сон шевеление вблизи себя, потянулась и через секунду открыла глаза. Увидев, что Лена уже сидит, Новикова улыбнулась, без слов поддалась порыву и обняла подругу, волнение о которой за последние дни лишило всех сил.

– Лерка, как же я по тебе соскучилась! Ты со мной спала? Почему я здесь? – закидала вопросами Лена.
– Ты ничего не помнишь? – взволнованно уточнила Лера.

Кулёмина схватилась руками за голову, а затем медленно провела ими по своему лицу, как будто стирая воспоминания.

– Помню, Лер. Меня Виктор Михайлович спас? – шёпотом уточнила она.
– Да… Как подумаю, если бы он не успел. Леночка, сколько же ты всего натерпелась! Степнов чуть с ума не сошёл. Он когда тебя принёс, никак не хотел отпускать. Всё время держал на руках, даже доктору не давал осмотреть.

Лена скромно улыбнулась и тут же спросила:

– Где он сейчас?
– Ушёл, Ленок, – услышав эти слова, Кулёмина не сдержалась и начала тихо плакать. – Он очень хотел дождаться, когда ты придёшь в себя. Но у него приказ. Нужно было уводить роту к месту назначения. Лен, вы обязательно встретитесь! Виктор Михайлович записку тебе оставил, смотри.

Лера полезла в карман и вытащила оттуда лист бумаги, свёрнутый треугольником, и протянула подруге. Лена вытерла одним движением руки слёзы и взяла записку, бросив на подругу умоляющий взгляд, давая понять, что хотела бы остаться одна. Новиковой не нужно было слов. Она легко обняла девушку за плечи и вышла, оставив её наедине с посланием. Дрожащими руками Кулёмина быстро развернула листок и окунулась в строчки, такие короткие, но такие родные.

«Леночка. Звезда моя. Я опять покидаю тебя. Мы уже в который раз находим друг друга и снова расстаёмся. Сердце болит при мысли, что и в этот раз, когда ты очнёшься, меня не будет рядом. Не смогу посмотреть в твои глаза цвета весенней травы, не увижу улыбки, не почувствую твои руки в своих… Я вернусь к тебе и сделаю счастливой. Заставлю забыть этот кошмар навсегда. Только ты не умирай…»

Записка как будто обрывалась, давая понять, что многое автор не досказал, оставляя большую часть слов до личной встречи. После прочтения письма Лена впервые за долгое время улыбалась. Сквозь неровные строчки девушка почувствовала не только боль и переживания Виктора, но и ту надежду, ради которой она собиралась жить – ОНИ обязательно будут вместе. Лена сидела, обнимая колени, и боялась пошевелиться, чтобы не разрушить это сказочное умиротворение и вернуться в реальность.

«У меня есть ВЕРА в победу, НАДЕЖДА на встречу и ЛЮБОВЬ к нему».

От последней мысли стало жарко в груди. Лена даже почувствовала, как заалели её щеки от признания самой себе в чувствах к Степнову. Она вдруг ощутила слабость во всём теле и прилегла, свернувшись калачиком. Зажав в ладошке ЕГО письмо, Лена провалилась в сон, уходя в мир иллюзий.
В эту минуту всем партизанам казалось, что война закончилась, ведь вокруг было слышно только пение птиц. Весна сорок второго года переломила ход войны. Враг был отброшен от столицы, и это вселяло в русских надежду на то, что победа обязательно будет за ними…

***
Прошло полтора года

Лена бежала вверх по лестнице дома, искренне радуясь, что может чувствовать под ногами такие родные ступени, мечтая как можно быстрее открыть дверь в квартиру, в комнатах которой она когда-то оставила своё детство. Вроде бы уже не в первый раз, а сердце всё время замирало от накатывающего на неё счастья. Через мгновение девушка уже ворвалась туда, в очередной раз поблагодарила про себя небеса за то, что дом непонятным образом устоял во время боевых действий в Смоленске. Её родной город, наконец, был освобождён от немецких оккупантов.
Лена подошла к большому, во весь рост, зеркалу и начала рассматривать своё отражение: она очень похудела, в волосах с грустью заметила несколько первых, таких невозможно ранних седых волос, а глаза, которые вроде бы никогда не отличались большим размером, теперь выглядели как блюдца – только их и было видно на лице.
Пробежавшись по комнатам, Кулёмина прикоснулась к каждой вещи, как будто собирая в себя воспоминания. Когда Лена только появилась в городе, она обнаружила в квартире следы проживания немцев. Однако они, на удивление, обошлись бережно с имуществом хозяев и сохранили почти всё на своих местах. В кладовке даже нашлась одежда для девушки. Сейчас Лена грустила от того, что в когда-то доставшейся её родителям за заслуги квартире жить, по сути, было некому: дедушка умер, родители пропали без вести, а она сама собиралась на фронт.
Девушка быстро переоделась и, не задерживаясь, поспешила снова на улицу, где её ждала Лерка. Через несколько минут она встретилась с подругой в самом центре города, который теперь почти весь состоял из развалин, и ничто не напоминало вокруг о былой красоте. Новикова сидела на каких-то блоках и тихонько всхлипывала, зажав рот кулачком.

– Лер, ну ты чего, подружка, успокаивайся, давай. Всё хорошо. Столько испытаний пережили и не плакали ни разу почти. Чего уж теперь реветь? – попыталась успокоить девушку Ленка и обняла её.
– Раньше ребята рядом с нами были, а теперь мы совсем одни остались, – грустно ответила Лера.

Как только был освобождён Смоленск, и Гуцул, и Рассказов сразу же пришли на призывной пункт и вступили в ряды Красной Армии. От их партизанского отряда за полтора года осталось в живых меньше десяти человек, поэтому было получено разрешение командования, продолжить воевать в качестве солдат. Неделю назад девочки попрощались с ребятами, отправляя дорогих людей освобождать другие города их огромной Родины.

– Лер, я всё продумала: документы у нас есть, разрешение получено. Мы прямо сейчас пойдём и запишемся в школу радисток. Им сейчас люди очень нужны. Профессионалов почти не осталось, поэтому учат любого, готового защищать Родину, в том числе и женщин. Так что слёзы подотри и «руки в ноги», Новикова.

Лера даже не стала перечить подруге – решительности и силы воли Кулёминой хватало на них двоих. Она вложила свою ладошку в Ленину, и они почти бегом устремились к своей бывшей школе, где теперь офицеры-специалисты готовили радистов.

***
Через три недели девушки покидали Смоленск. С окончанием учебы и та, и другая стали рядовыми Красной Армии и отправились в Белоруссию, где сейчас велись самые ожесточённые бои.


Спасибо всем за спасибки и за комментарии! Жду http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000632-000-0-1<\/u><\/a>

Спасибо: 50 
Профиль
clairclair





Сообщение: 3132
Настроение: Душа на кончике пера...
Зарегистрирован: 19.04.10
Откуда: Москва - Южно-Сахалинск
Репутация: 97

Замечания: за флуд в теме комментариев
Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.09.10 16:17. Заголовок: Глава 11 Штаб. Неда..


Глава 11

Штаб. Недавно освобожденный город Гомель

– Ну что ты от меня хочешь ещё, Степнов? Людей всем не хватает. Сейчас хоть затишье временное. На неделе тебе радистку пришлю, только больше никого от меня не требуй. Всем тяжело!
– Товарищ подполковник, спасибо, конечно, но женщина в моей роте… Вам не кажется, что это уже перебор?
– Что-то ты совсем заговариваешься, капитан! А ну шагом марш отсюда! Чтобы глаза мои тебя больше не видели. Мужчин ему подавай! Нет их. Перебили всех оккупанты. Учить некого. Так что жди в конце недели девушку. Пришёл приказ о распределении её в вашу роту. Она, кстати, землячка твоя, из Смоленска.

Степнов обречённо махнул рукой. Другого выхода из сложившейся ситуации всё равно не было. Его радист погиб неделю назад как раз во время боёв за освобождение Гомеля. Без связи они были теперь, как без рук.

«Ну, девушка, так девушка», – подумал Степнов.

– Разрешите идти!
– Разрешаю, – прозвучал ответ подполковника, в голосе которого была слышна еле заметная грусть.

Ему тоже было не по себе от того, что на фронт посылают женщин. Ещё больше накатывало отчаяние, когда офицер, вот уже в который раз, открывал папку, в которой лежала телеграмма с приказом, и всматривался в цифры, указывающие на возраст радистки: совсем ещё юная девятнадцатилетняя девушка.

***
Лена прибыла в Гомель в самом конце ноября сорок третьего года. Так получилось, что с Лерой им пришлось разлучиться почти сразу же. Новикову отправили тоже в Белоруссию, но совсем в другое место. Подружки ещё ночью распрощались на маленькой станции, где поезд делал остановку, чтобы забрать раненых. Расставание было трогательным, но без слёз. Даже Лерка не плакала. Девочки просто уткнулись друг другу в плечо и молча держались за руки. Слов к тому моменту уже не было. Каждая постаралась удержать в своём сердце воспоминания о школе и дружбе, о том, сколько всего пережили вместе за годы войны. Они надеялись на новую встречу, стараясь избегать на прощание лишних разговоров.
Кулёмина вышла из здания штаба, рядом с которым стоял военный грузовик. Она подошла к двери со стороны водителя и, заглянув в кабину, поинтересовалась:

– Вы, наверное, меня ждёте, товарищ старшина? Мы можем ехать.

Мужчина повернулся в её сторону, и на лицах обоих застыло удивление, быстро сменившееся радостью. Водитель открыл дверь и, выскочив наружу, обнял девушку, приподняв над землей, закружил в воздухе.

– Ленка, дочка. Неужели ты? Вместе опять. А капитан-то наш как обрадуется!
– Пётр Степанович, отпустите же меня, – смеясь, пыталась изобразить возмущение девушка, но при этом понимала, что сама рада этой неожиданной встрече. Сердце билось будто бы сотнями ударов в секунду – его переполняло счастье.

Полтора года Лена не слышала о Викторе Михайловиче ни слова, не получала ни одной весточки. Они были потеряны друг для друга. Каждый хранил только воспоминания. Лена же никогда не расставалась с той самой запиской, которая тогда вселила в неё надежду и заставила жить дальше.
Через несколько минут старшина и Кулёмина уже тряслись в грузовике по просёлочной дороге, продвигаясь ближе к линии фронта, где расположилась рота Степнова, находящаяся в ожидании приказа о наступлении от командования.
Спустя полтора часа они, наконец, прибыли на место. Лену сразу же поразила какая-то необычная тишина. На войне всё время находишься в ожидании того, что вокруг будут рваться снаряды и раздаваться выстрелы. Она вспомнила, как уже однажды, в начале войны, они нежданно-негаданно встретились с Виктором на поле боя. И тогда тоже было затишье.

«Как он говорил? Немцы тоже люди: и спят, и едят», – усмехнулась про себя Лена.

Однако сейчас душу согревала приятная мысль о том, что всё вокруг замолкает лишь для того, чтобы ОНИ встретились, и ничто не омрачило этот момент. Будто бы обстоятельства жизни шли им навстречу и устраивали такое вот свидание, заставляющее на время забыть о войне.
Пётр Степанович помог Лене выпрыгнуть из высокой кабины грузовика и открыто улыбнулся девушке.

– Ну что, девочка, пойдём, обрадуем твоего героя?
– Он не мой, – Лена скромно потупила взор, внутренне удивляясь сама себе и чувствуя, как краснеют её щеки.
– Ага! Я всю войну только и слушаю его рассказы о тебе по вечерам. Он же в себе почти всё держит, но волнуется за тебя до невозможности. Приходится дяде Пете порой побыть его жилеткой. Эх, Ленок, Ленок… За что вам такие мучения? Молодые же совсем ещё, а уже столько ужасов насмотрелись.

Пётр Степанович тяжело вздохнул и повёл девушку за собой в сторону открытой палатки-навеса. Под ней с огромной картой разместился Степнов с подчинёнными и обсуждал возможные действия в ходе предстоящих боёв. Лена увидела его почти сразу, встала в метрах десяти и просто наблюдала за ним.

«Такой красивый, родной. Седины в волосах прибавилось. К концу войны будем как два старичка. Неужели мы снова вместе. Надолго? Может быть, навсегда?»

Девушка хотела и одновременно боялась привлечь к себе внимание капитана. Поймала себя на том, что сейчас глупо улыбается, но не стеснялась уже, как раньше, своих смелых мыслей о Викторе. Кулёмина давно уже всё поняла. Она чувствовала, что в её сердце стучится первая любовь. Она ждала встречи с дорогим человеком каждый день на протяжении полутора лет. Ночами, перечитывая перед сном записку, строчки которой напоминали ей о ЕГО чувствах. Лена вспоминала руки Виктора, которые последний раз обнимали её в тот момент, когда сознание улетучилось после всех ужасов. Тело продолжало хранить их тепло и заботу все бесконечные месяцы разлуки. Ещё секунда, и она слышит свой слегка дрожащий голос:

– Рядовая Кулёмина прибыла в Ваше распоряжение, товарищ капитан.

Виктор поднял взгляд, в котором быстро менялись эмоции одна за другой: недоверие, что он слышит такой знакомый голос, радость, что не обманулся, и счастье вперемешку с волнением: ведь ОНА снова рядом, но опять их сближает война. Хотелось обнять её сразу же, но пришлось соблюдать субординацию.

– С прибытием, рядовая Кулёмина! Проводи девушку, Степаныч. Пусть отдохнёт.

Лена почувствовала, как глаза заблестели от подступающих слёз, но всё понимала. Было бы странным, если бы капитан Степнов на глазах у подчинённых кинулся обнимать незнакомую девушку. Но при этом, несмотря на осознание необходимости такого поведения мужчины, всё равно было немного грустно, а руки дрожали, выдавая волнение и расстройство.
Лена шла за Петром Степановичем. Неожиданно её внимание привлекло красивое озеро, мимо которого они проходили. Кулёмина остановила своего провожатого и попросила:

– Можно я пока здесь побуду? Красивое место. Когда ещё такой шанс выпадет побыть наедине с самой собой в спокойной обстановке?

Старшина улыбнулся и, щёлкнув по носу девушку, не говоря ей ни слова в ответ, отправился обратно. Кулёмина прислонилась к стволу берёзы. Так она чувствовала себя увереннее: ноги не подкашивались. Лена прикрыла глаза, продолжая наслаждаться тишиной. Стояла она так, как ей казалось, очень долго до того момента, пока не ощутила легкое прикосновение чьей-то руки к своим волосам. Девушка повернулась и, прижавшись спиной к дереву, кусала губы. Так ждала этого момента и растерялась, не зная, что сказать. Виктор тоже молчал, улыбаясь одними глазами, нежно смотрел на Лену. Она не выдержала первая и потянулась рукой к его щеке. Провела осторожно по ней и, испугавшись своего поступка, попыталась отвести её, но Виктор перехватил кисть девушки и прижал к своим губам, проложив дорожку лёгких поцелуев. Затем притянул Лену к себе, обнял настолько крепко, что ей казалось, будто бы воздуха уже не хватает. Однако даже это доставляло удовольствие, и не мелькнула в голове ни на секунду мысль о том, что она может разорвать эти объятия.

– Виктор Михайлович, – прошептала Лена.

Степнов отпрянул от девушки и посмотрел в её глаза нежно и заботливо.

– Какой я тебе теперь Виктор Михайлович?

Лена улыбнулась и, убрав быстрым движением руки набок выбивающуюся из-под пилотки чёлку, тихо ответила:

– Самый любимый.

Виктору показалось, что он задохнулся от счастья, которое заполнило его внутренний мир. Поднял Лену на руки и закружил в воздухе, а она счастливо смеялась. Когда Степнова отпустили первые эмоции, он остановился и прошептал девушке на ухо:

– Я люблю тебя, Ленок. Больше жизни люблю.

Поставил её на землю и легко-легко, почти невесомо коснулся губ, оставляя в памяти обоих первый робкий поцелуй.




Спасибо всем за прекрасные комментарии и плюсики. Вы дарите мне вдохновение! http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000632-000-0-1<\/u><\/a>

Спасибо: 52 
Профиль
Ответов - 87 , стр: 1 2 3 4 5 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 113
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 87 месте в рейтинге
Текстовая версия