Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Murzik





Сообщение: 216
Настроение: Если друг не смеется, ты включи ему солнце, ты включи ему звезды - это просто
Зарегистрирован: 29.01.10
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 21

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.03.10 11:15. Заголовок: Автор: Murzik

Спасибо: 22 
Профиль
Ответов - 36 , стр: 1 2 All [только новые]


Murzik





Сообщение: 744
Настроение: Хочу в Красноярск
Зарегистрирован: 29.01.10
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 54

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.09.10 22:51. Заголовок: Правильная стратегия


Автор: Murzik
Название: Правильная стратегия
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG
Жанр: Romance, AU
Бета: Валентинка
Размер: мини (в трех частях)
Статус: окончен

Автор идеи: Валентинка.
Идея: Фанфик о том, как Лена «влюбляет» в себя Степнова.
Обстоятельства: Стандартные персонажи КВМ, только Лена тайно влюблена в своего учителя, а он к ней относится немного по-отечески, немного по-приятельски. У Виктора могут быть девушки, но большой любви нет. Лена оканчивает школу и так и не решается признаться, надеясь, что со временем чувство пройдет. Институт, новые «знакомства», однако отношения с молодыми людьми не вызывают должного трепета. Встреча выпускников, где она снова видит Его, и «поутихнувшие» чувства вспыхивают с новой силой. Она понимает, что ей нужен только он, и решает попробовать «влюбить» его в себя.
Пожелания: хотелось бы увидеть мысли, чувства Лены и реальные поступки, которые может совершить девушка, чтобы «разбудить» любовь мужчины (можно и путем проб и ошибок).

Благодарность: Огромное спасибо Алле Alla-A за помощь!
Комментарии.

Спасибо: 27 
Профиль
Murzik





Сообщение: 745
Настроение: Хочу в Красноярск
Зарегистрирован: 29.01.10
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 54

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.09.10 22:53. Заголовок: Часть первая. Ле..


Часть первая.

Лена стояла у окна, задумчиво наблюдая, как большие снежные хлопья медленно опускаются на землю. «От асфальта до звезд заштрихована ночь снегопадом», - в памяти всплыли строчки из давно позабытого стихотворения. Сзади тихо подошел Миша и обнял за талию. Девушка едва заметно напряглась от его прикосновения. Глубоко вздохнула, прикрыла глаза, пытаясь расслабиться, но тщетно. Ее сердце молчало, тело не отзывалось на ласки, впрочем, как обычно. Как же она устала врать самой себе, надеясь, что чувства придут со временем! Аккуратно высвободилась из кольца рук и прислонилась лбом к холодному стеклу. Больше не имело смысла продолжать этот спектакль.
- Я тебя не люблю. – Собралась с духом и повернулась. Почувствовала, что парень разозлился не на шутку.
- Ненормальная! Сначала «ты мне нужен», а теперь «я тебя не люблю», – сорвался на крик. - К чему тогда все это? – Указал на столик в центре комнаты, красиво сервированный на двоих. - А ведь Гуцул предупреждал, что ты «динамо», а я, дурак, не поверил. Думал, у нас все серьезно. – Парень в ярости выхватил из вазы огромный букет алых роз и швырнул на пол. – Сначала определись, чего ты хочешь, а уж потом отношения завязывай. Нечего людям мозги пудрить!
- Да иди ты знаешь куда?! - в голосе зазвенел металл. – И на глаза мне больше не попадайся!
- Ой, не больно-то и хотелось. – Молодой человек не стал дальше испытывать терпение своей, уже бывшей, девушки и поспешил покинуть квартиру, на выходе чуть не сбив с ног симпатичную блондинку.
Она проводила его недоуменным взглядом, потерла ушибленное плечо и прошла в комнату. Лена продолжала стоять у окна, ссутулившись и обхватив себя руками, словно пыталась согреться. Лера бесшумно подошла к подруге, стараясь не наступать на нежные бутоны, веером рассыпавшиеся по ковру, и крепко ее обняла.
- Леночка, что произошло? Почему Савельев вылетел отсюда такой злющий? Чуть не убил.
- Ничего. Мы расстались, – проговорила тихо, ничем не выдавая своих эмоций.
- Лен, - участливо заглянула в зеленые глаза, - Миша - отличный парень, он остынет и все...
- Я не хочу это обсуждать, – сказала, как отрезала. Собрала цветы, открыла балконную дверь и безжалостно выбросила их на снег.
- Розы-то в чем виноваты?
- Новикова, отстань! Если ты по делу, говори, а рыдать у тебя на плече я не собираюсь. – Кулемина заметила, как вспыхнули от удивления светло-карие глаза и надулись от наигранной обиды губы. – Лер, ну прости! Просто день неудачный. Мир? – добавила уже гораздо дружелюбнее и искренне улыбнулась.
- Ох! Знаешь же, что не могу на тебя долго злиться, – проворчала скорее для порядка. Она давно привыкла к такому стилю общения и старалась не принимать все близко к сердцу. – Я действительно пришла не просто так: у меня потрясающая новость! – Девушку просто распирало желание поделиться известиями. - Но расскажу, только если чаем напоишь.
- Пошли уже на кухню, вымогательница.
Пока хозяйка разливала по чашкам ароматный напиток, гостья от нетерпения ерзала на стуле.
- Знаешь, какое событие ожидается в эту субботу?
- Нет, не знаю. Какое? – Кулемина с совершенно равнодушным видом потянулась за вазочкой с печеньем.
- Фу, Ленка, хоть бы сделала заинтересованное лицо. А то, глядя на тебя, все желание говорить пропадает. Ну да ладно. Намечается вечер встречи выпускников! – Новикова замолчала, предвкушая бурную реакцию на свои слова, но таковой не последовало. – Ну, как тебе новость?
- Я не пойду.
- Кулемина, обалдела? Отказ не принимается! В этом году будет уже пять лет, как мы окончили школу. Николай Павлович очень просил «Ранеток» собраться старым составом и выступить на празднике, мы с девчонками сегодня дали согласие.
- Лера, да как ты…
Зазвонил телефон, девушка коротко бросила в трубку: «Да, я спускаюсь», заговорщически подмигнула подруге и заторопилась к выходу.
- В субботу репетиция, в час встречаемся в холле, – донеслось уже из прихожей. – И не опаздывай!
Хлопнула входная дверь. Хозяйка квартиры лишь пожала плечами - в этом вся Новикова!

В назначенный вечер в триста сорок пятой школе царило небывалое оживление: всюду сновали ученики старших классов, ответственные за праздничный концерт, гордо расхаживали выпускники, суетились взволнованные учителя. То и дело раздавались радостные, а порой удивленные возгласы приветствия. Лена, оставив верхнюю одежду в гардеробе, шла по коридору, вглядываясь в знакомые лица.
- Лена! Ленка, иди к нам! – заметив девушку, Аня замахала рукой, пытаясь привлечь внимание.
Девчонки, оживленно переговариваясь, прошли в кабинет истории на импровизированный классный час. Оказалось, Игорь Ильич приготовил потрясающий сюрприз: он принес сочинения, написанные ими в самом начале пятого класса на тему «Кем я стану через десять лет». Светлана Геннадьевна, их бывшая классная руководительница, перед тем, как выйти на пенсию, передала молодому учителю тоненькие зеленые тетрадки, попросив сохранить до выпускного. Рассказов со всей присущей ему ответственностью спрятал их в самый дальний угол шкафа и со временем забыл. Обнаружил совсем недавно, а теперь они ему очень пригодились.
Ребята с шумом разобрали сочинения и принялись по очереди читать их вслух, со смехом воспоминая разные истории, рассказывая о том, как в действительности сложились их судьбы. Было так интересно и весело, что никто не заметил, как пролетело время, - и всех пригласили в актовый зал. Концертная программа прошла на ура, старшеклассники постарались на славу. А в завершение вечера на сцену вышли «Ранетки».
- Дорогие друзья! Очень приятно было вернуться в прошлое, вспомнить, как все начиналось. Наш коллектив в таком составе не выступает уже четыре года, но, несмотря на это, мы тоже постараемся вас порадовать. Раз. Раз. Раз, два, три… – Лера отбила ритм палочками, что послужило сигналом для остальных девчонок.
«Бай, Бай, Алиса… Бай, бай, бай, бай…», - зал дружно подхватил мелодию.
И будто бы не было этих пяти лет другой взрослой жизни… В течение всего выступления искренняя улыбка не сходила с лица высокой светловолосой бас-гитаристки.
Вечер подошел к концу, и народ начал расходиться. Кто-то спешил домой, а кто-то собирался продолжить праздник в более комфортной обстановке. Женя пригласила подружек-«Ранеток» в кафе родителей - слишком долго они не виделись, чтобы вот так просто расстаться. Все с восторгом поддержали идею, только Лена осталась безучастной, стоя с задумчивым видом в стороне. Девчонки, зная ее непростой характер, не лезли с расспросами, одна Новикова не выдержала:
- Так, Кулемина, хорош киснуть! Ты с нами?
- Да, Лер, с вами.
- Тогда сделай лицо попроще и пошли. – Девушки направились к выходу из школы. Ленка едва слышно выругалась и повернула обратно.
- Черт, кажется шарф из рукава в гардеробе выпал. Вы идите, я догоню. – И скрылась за рядами вешалок.
То, чего так боялась, но в глубине души очень ждала, не произошло: они не встретились. И она не могла понять, хорошо это или плохо. А ведь пять лет назад казалось, что такая сильная любовь непременно на всю жизнь. Сейчас былых чувств уже вроде бы не осталось, только странный холод и пустота окутывали душу при воспоминании о них.
Конечно, любила только она, а Виктор Михайлович относился к ней с симпатией, отеческой заботой, как и подобает преподавателю и тренеру относиться к своей лучшей ученице, спортсменке. На уроках Лена ловила каждое слово, тая от звука низкого бархатного голоса, и старалась изо всех сил отлично выполнять задания, чтобы заслужить его похвалу. Если удавалось хотя бы мельком увидеть высокую широкоплечую фигуру в школьном коридоре или обменяться парой шутливых, ничего не значащих фраз, весь оставшийся день светилась от счастья. А перед сном со сладким замиранием сердца перебирала в памяти минуты, проведенные рядом с ним. Мысли об учителе медленно сводили с ума, будоражили воображение, пробуждали запретные желания, скрывать которые с каждым днем становилось сложнее. Все рухнуло в один миг: она случайно встретила его на улице под руку с совершенно счастливой библиотекаршей. Они мило ворковали, никого не замечая вокруг. Наивная мечта разбилась вдребезги. Слезы лились неудержимым потоком всю ночь, а наутро пришло решение вычеркнуть этого человека из своих мыслей. Забыть! Переключиться на других парней. И до сих пор ей это как-то удавалось. Так почему же она весь вечер боялась и так ждала его появления?
Шарфа нигде не было видно, но Лена продолжала внимательно осматривать помещение - не хотелось терять любимую вещь. Вдруг за спиной раздалось громогласное:
- Кулемина! Ты что тут делаешь?
Девушка от испуга вздрогнула и резко развернулась, уткнувшись лицом в мужскую грудь. Медленно подняла глаза.
- Виктор Михайлович?! Как же вы меня напугали. – Судорожно выдохнула, от его близости закружилась голова. – Я…
- Ты случайно не это ищешь? – в голосе чувствовались теплота и забота. – Нашел в коридоре, хотел тут оставить.
- Да-а-а… - Отступила на шаг и выдернула шарф из рук бывшего учителя. - Спасибо! - И вроде бы надо еще что-то сказать, поинтересоваться как дела, но все слова будто застряли в горле и нет никаких сил оторвать взгляд от такого родного лица.
- Лен, вы здорово выступили сегодня, – непривычно тихо, почти шепотом.
- Правда? Спасибо. Виктор Михайлович, простите… мне пора. Меня девчонки в кафе ждут. Еще раз спасибо!
Пулей выскочила на школьный двор, присела на заснеженную скамейку, не чувствуя холода. В ушах раздавался громкий стук сердца, тело била мелкая дрожь. За пять лет ничего не изменилось: она была все так же безнадежно влюблена в него.

Лера мерила шагами свою комнату. Беспокойство за Лену нарастало с каждой минутой: она так и не пришла в кафе, сотовый был отключен, а домашний телефон отвечал длинными гудками. Явно что-то случилось… Ее взволнованные размышления прервал настойчивый звонок в дверь. Быстро справившись с замком, пропустила в прихожую припозднившуюся гостью.
- Ленка! Господи, ты жива! Я уже собиралась папе звонить. – Прижимала к себе сгорбленную, будто окоченевшую фигуру, одновременно стаскивая куртку. – Лен, где ты была все это время? Лен, не молчи! На тебе лица нет. – Новикову было сложно чем-то удивить, но такой свою подругу она еще не видела: красные, опухшие от слез глаза, черные разводы туши на щеках и отчаянье, сквозившее во всем облике. Стало страшно. – Ленка…
Кулемина отозвалась глухим, полным решимости голосом:
- Лера, как влюбить в себя мужчину?

Скрытый текст


Спасибо: 56 
Профиль
Murzik





Сообщение: 753
Настроение: Хочу в Красноярск
Зарегистрирован: 29.01.10
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 55

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.09.10 13:22. Заголовок: Часть вторая. Че..


Часть вторая.

Через час, после того, как Лена привела себя в порядок, согрелась и успокоилась, Лера требовательно заявила:
- А теперь рассказывай. С самого начала, в мельчайших подробностях. Только так я смогу тебе помочь.
- Хорошо, - Лена тяжело вздохнула, - но ты не перебивай, пожалуйста.
Выслушав все, Новикова не нашлась, что сказать. Просто обняла подругу, пытаясь таким образом выразить свою поддержку.
- Нет смысла дальше себя обманывать: любовь никуда не делась и не денется. Но если раньше между нами была пропасть, то сейчас мы больше не учитель и ученица. Ведь можно попытаться что-то сделать, правда? – В глазах и голосе Лены сквозила отчаянная надежда.
Лера не могла долго находиться в унынии, ее живой ум уже вовсю работал над поставленной задачей.
- Насколько я знаю, Степнов не женат. - Девушка, размышляя вслух, принялась ходить по комнате. – Значит, надо выяснить, свободно ли его сердце, но этим займемся завтра. А пока необходимо придумать, как вызвать его интерес к тебе как к женщине, понимаешь? Это нелегко, придется поработать над собой. Ты готова?
- У меня нет другого выхода, – сказала Лена без малейших колебаний.
- Правильная стратегия – половина успеха! Что нам может помочь… - Хозяйка в задумчивости стала накручивать белокурый локон на палец. - Ты посмотри вот здесь, - на диван рядом с Леной шлепнулась внушительная стопка глянцевых журналов, - а я поищу в интернете.
И девушки погрузились в чтение.
- Все, не могу больше, в глазах рябит. – Лена отложила в сторону просмотренные журналы и откинулась на мягкую спинку.
- Нашла что-нибудь полезное? – пробормотала Лера, не отрывая взгляда от монитора.
Пощелкала мышью, зажужжал принтер и выплюнул несколько листков. Новикова радостно потерла руки и вытащила еще теплую бумагу из лотка.
- В «Космополитен» есть статья «Десять способов влюбить в себя мужчину», - Кулёмина достала из кипы нужные, - и в этом, как его… «Гламур», - прочитала на обложке, - «Как понравиться мужчине».
- Отлично! Давай сюда. – Быстро пробежалась по тексту. – Та-а-ак, это не подходит, это тоже будет слишком. А! Вот то, что нужно: «Просите его о помощи время от времени. Скажите, например, что вам необходимо повесить полочку. Настоящий мужчина не только не откажет – он заодно повесит вам картину, ковер, а также починит кран в ванной. Но и вы постарайтесь: хвалите его и искренне восхищайтесь проделанной работой».
- И как ты себе это представляешь? Приду к нему и скажу: «Виктор Михайлович, почините мне кран в ванной»?
- Почему сразу кран? Попроси его помочь с организацией какого-нибудь тематического вечера в музыкальной школе, где ты работаешь. Чем не повод вновь увидеться и восстановить общение, но уже на равных, как преподаватель с преподавателем?
- Да, это мысль… И двадцать третье февраля не за горами.
- Ну вот, первый шаг есть! – Лера просияла. - Читаем дальше: «Носите легкие, женственные платья. Романтичные наряды из деликатных тканей (шелка, шифона, вискозы, органзы) будут создавать образ нежной, хрупкой и соблазнительной женщины. Соответственно, ваши шансы на успех увеличатся в разы».
- Я, конечно, все понимаю, но платья?! – в голосе Лены послышалось явное сомнение. – Может, как-то без них обойдемся? А то они на мне как на борце сумо пачка! И зима на дворе, между прочим.
- Не волнуйся, подберем тебе гардероб по высшему разряду, на все времена года. – Новикова уже давно уговаривала подругу сменить имидж, но та упрямо отказывалась, оставаясь верной джинсам, футболкам, кофтам и кедам. – Теперь не отвертишься! В следующие же выходные пройдемся по магазинам. – Кулемина лишь обреченно вздохнула.
Лера продолжила читать:
- «Не играйте в недотрогу, но и на шею вешаться не стоит. Вы должны показать ему, что не обделены мужским вниманием, однако другие вас не интересуют. Конкуренция и легкая ревность благотворно влияют на мужчин, стимулируют к решительным действиям». Интересно, Гуцул согласится на некоторое время побыть влюбленным в тебя? – Девушка замолчала, о чем-то напряженно раздумывая, и не заметила, как сузились от злости глаза собеседницы при упоминании имени их бывшего одноклассника.
- Лер, я не хочу иметь с ним никаких дел!
- Почему? – искренне удивилась та. - Вы же друзья еще со школы и даже встречались в одиннадцатом классе, так что он легко войдет в роль.
- Лера, я сказала - нет! И этот способ использовать не буду, – а затем добавила едва слышно: – Хватит с меня лжи…
Интуиция подсказала, что спорить и о чем-то расспрашивать сейчас бесполезно, поэтому Новикова решила отложить уговоры на потом и снова взялась за журнал.
- Хорошо, но ты зря отказываешься. Отличный метод! Та-а-ак, что там у нас дальше… «Прикасайтесь к нему нежно и ненавязчиво, но только в том случае, когда это не вызовет неудобства и лишних вопросов. Например, с энтузиазмом рассказываете что-то мужчине – дотроньтесь до его ладони на мгновение. Идете рядом с ним – сделайте вид, что споткнулись, схватитесь за его локоть и больше не отпускайте».
- Да, я сама имела «счастье» наблюдать, как это работает. – Лена вдруг загрустила. Воображение нарисовало картину пятилетней давности: светившуюся от радости библиотекаршу и довольного учителя физкультуры.
- Отставить хандру, на войне унынию не место! Главное сейчас начать, а дальше будем действовать по обстоятельствам. – Лера встала и с удовольствием потянулась. - Возьми журналы домой, еще раз в спокойной обстановке внимательно их изучишь, может, новые идеи возникнут. Я сделала закладки на нужных страницах. Да, и вот это, - схватила со стола несколько листов и вложила в «Космополитен», - информация об афродизиаках: как, что и в каких случаях использовать.
- Зачем? – возмутилась Кулемина.
- Ленка, не спорь! Соблазнять - так по полной программе. А теперь давай спать ложиться, а то третий час уже. – Девушка сладко зевнула.

Утро выдалось морозным и солнечным. Лена проснулась довольно рано, быстро собралась и, решив не будить гостеприимную хозяйку, выскользнула из квартиры, захлопнув за собой дверь. Ночной разговор с подругой подарил надежду, вернул душевное равновесие и хорошее настроение. Теперь у нее была цель, план действий, решимость и уверенность в своих силах. Она должна победить!
Подойдя к своему дому, будто в подтверждение этих мыслей, она заметила до боли знакомый силуэт.
- Физкульт-привет, Кулемина! – У подъезда ее поджидал Степнов. – Вы что, всю ночь с девчонками гуляли?
- Здравствуйте, Виктор Михайлович. – Сохранять видимое спокойствие было неимоверно трудно: сердце колотилось с бешеной силой, в животе все скрутилось в тугой узел, мысли путались, а на лице вот-вот была готова появиться глупая улыбка. Ведь он сам пришел к ней! Только вот зачем… – Нет, я у Леры ночевала. А вы что тут делаете?
- Твою потерю принес. Шарф ты вчера забрала, а перчатки выронила. Я кинулся догонять, а тебя и след простыл. Молодец, не растеряла спортивные навыки! – Достал их из кармана и протянул ей. Широко улыбнулся. – Держи, Маша-растеряша, а то заболеешь.
- Вы же знаете, бывших спортсменов не бывает. – Улыбнулась в ответ. - И… спасибо за заботу!
Кулемина вытащила руку из кармана и подалась вперед, чтобы забрать перчатки, совершенно забыв про прижатые к телу журналы. Они тут же полетели в снег.
- Ленка, что-то у тебя все из рук валится, влюбилась, что ли? – пошутил, подбирая с земли глянцевые издания. Посмотрел на обложки. – «Гламур», «Космополитен»… - Сильный порыв ветра раскрыл последний на заложенной странице. Мужчина прочитал название статьи: - «Десять способов влюбить в себя мужчину». Хм, не знал, что ты читаешь такое. Ну… пока! - Степнов сунул журналы ошарашенной девушке и поспешил удалиться.
Яркие краски утра мгновенно померкли, а жгучий стыд нахлынул горячей волной. Что теперь ей делать?


Спасибо: 49 
Профиль
Murzik





Сообщение: 934
Настроение: Электрокот О_о
Зарегистрирован: 29.01.10
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 73

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.05.11 13:42. Заголовок: http://i2.pixs.ru/s..


Скрытый текст


Часть третья.

Лена закрыла дверь, бросила на тумбочку ключи и ненавистные журналы, скинула обувь, сняв куртку, повесила ее в шкаф. Вздохнув, прошла в комнату и, забравшись под одеяло, свернулась калачиком – решительный настрой уступил место усталости и апатии. К черту все! Куда она вообще собиралась сунуться? Ведь не ее это – стрелять глазками и вертеть «хвостом». Эх, знать бы, что теперь Степнов о ней думает…
Из сна Кулемину выдернул телефонный звонок. Она нехотя посмотрела на экран мобильника и, помедлив секунду, все же ответила.
- Привет.
- Лен, ты где? Почему сбежала?
- Дома, просто будить тебя не хотела.
- А голос почему грустный? Что-то случилось?
- Нет, то есть да… Ох, Лер, даже не знаю как сказать…
- Главное, чтобы никто не умер, а все остальное поправимо. Буду через пятнадцать минут, жди.
Новикова примчалась уже через десять минут и прямо с порога стала мучить Лену вопросами, а потом, облегченно вздохнув, начала снимать верхнюю одежду.
- Ленка, ты меня в могилу свести хочешь? Тоже мне, нашла проблему!
- Но если я начну осуществлять наш план, он обо всем догадается и разочаруется во мне!!! Лена Кулемина – коварная соблазнительница! – девушка грустно усмехнулась.
- Скажешь тоже, - прокричала бывшая одноклассница уже из ванной. – Лучше поставь чайник. Я, между прочим, еще не завтракала, да и тебе не помешает.
- Лер, мне кусок в горло не лезет… - вздохнула. - Он видел журналы и прочитал название статьи! – Вытащила из холодильника йогурт, сыр и ветчину, достала хлеб. – Хочешь, овсяную кашу сварю?
- Ммм… ты неисправима! – Новикова вошла на кухню и села за стол. – Крепко же Степнов вбил в тебя азы здорового образа жизни. – Схватила бутылочку с йогуртом, сделала большой глоток и облизнула белые «усы». - Я умру от голода, пока твоя каша сварится.
Съев бутерброд, Лера удовлетворенно откинулась на спинку стула.
- Ленка, тебе двадцать три, а ты так и не научилась разбираться в мужской психологии. Мужчины вообще не понимают намеков, им все надо говорить открытым текстом. - Пододвинула чашку с чаем и осторожно подула. – Даю девяносто девять процентов, Виктор Михайлович не догадается, что это его ты собралась в себя влюблять.
- А если напрямую спросит? Что тогда?
- Ленка! Закладки могла сделать и я, это ведь мои журналы. А тебя заинтересовали статьи с советами по уходу за волосами и кожей лица. Такая версия подойдет? – Девушка взглянула на подругу с самым невинным выражением лица.
- Подойдет, - впервые за прошедший час Лена неуверенно улыбнулась.
- Ну вот, - Лера улыбнулась в ответ, - уже лучше. А сейчас, раз уж я здесь, пошли обновлять твой гардероб!
- Э-э-э… мы ж на следующие выходные договаривались?
- Тебе сейчас необходимо развеяться, а шопинг – лучшее средство для снятия стресса. Допивай чай и пошли.

Ленка уже почти час топталась у ворот своей бывшей школы в ожидании любимого учителя. Новые сапожки немного жали, ноги гудели от непривычно высокого каблука, а настроение медленно и верно ползло вниз. Постепенно поток спешащих по домам учащихся иссяк, начало темнеть, пошел снег, а Степнова все не было. Девушка с грустью посмотрела на темные окна спортзала, вздохнула, накинула капюшон и медленно пошла в сторону метро, как вдруг услышала голос бывшего классного руководителя:
- Вить, подожди!
Резко развернулась и увидела, как Рассказов нагнал Степнова почти у самых ворот. Сошла с тротуара, свернув в ближайший двор, и пропустила мужчин вперед. Лена, согласно плану, собиралась попросить Виктора помочь с организацией праздника ко дню защитника Отечества в их музыкальной школе, и светиться перед историком ей совсем не хотелось.
- Блин, ну что за невезуха! И сапоги эти чертовы!!! Хорошо хоть джинсы отстояла. – Она двинулась следом, ругая про себя Леру, уговорившую надеть часть обновок, и болтливого Игоря Ильича, который так некстати увязался за объектом ее дум.
Рассказов проводил друга до самого дома. Кулемина с тоской смотрела, как за Виктором медленно закрывается подъездная дверь, в то время как учитель истории, поставив сумку на ближайшую лавочку, увлеченно беседовал с кем-то по сотовому.
- Ладно, - тяжело вздохнула девушка, - сегодня явно не мой день, - и отправилась на работу.

Лене не везло: никак не получалось выловить Степнова на улице, а заходить в школу она не хотела. Потом закрутили хлопоты по организации праздника, а затем прошел и сам праздник. Повода, чтобы подойти к Виктору Михайловичу, не стало, а Лера, главный генератор идей, уехала в Питер. У нее родилась сестренка, и девушка отправилась знакомиться с новым членом семьи, а заодно помогать Зое Семеновне с малышкой. Кулемина решила не беспокоить подругу, надеялась на случай, а случай так и не представился. Хорошо продуманная стратегия с треском провалилась. От хандры и депрессии Лену спасли друзья-музыканты, пригласив басисткой в свою группу.

Незаметно наступил май.
- Лен, постарайся завтра не опаздывать, ладно? Нам надо прогнать все песни еще раз, не дай Бог в субботу облажаемся. Первый серьезный концерт все-таки. – Высокий симпатичный парень открыл переднюю пассажирскую дверь и подал девушке руку.
- Не обещаю, Саш, но попытаюсь. Ты же знаешь, дети непредсказуемы. – Кулемина широко улыбнулась и вышла из машины. – С каких пор ты такой галантный стал, а? – Хитро прищурилась.
- А я всегда такой был, ты просто не замечала. - Молодой человек улыбнулся в ответ и шутливо поклонился: – Ваш верный рыцарь к вашим услугам, мадемуазель! - И они расхохотались.
- Ладно, рыцарь, спасибо, что подвез.
- Да не за что. Обращайся!
Машина, мигнув на прощание фарами, скрылась за поворотом, а Лена направилась к своему подъезду. В сумке пискнул мобильник, оповещая хозяйку о входящем смс. Девушка, остановившись, искала телефон, когда услышала до боли знакомый голос:
- Лена?
Обернулась. Вынырнув из темноты в круг света уличного фонаря, к ней шел Степнов.
- Виктор Михайлович? – Сердце учащенно забилось.
- Привет! А я иду и думаю: ты, не ты. Как дела?
- Да нормально все. – Она столько раз представляла себе их встречу, частенько вела с ним мысленные разговоры на разные темы, а сейчас растерялась. Все заготовленные фразы вылетели из головы. – А… вы здесь какими судьбами?
- У Рассказова вчера сын родился! Вот мы с ним сегодня полдня детские вещи покупали. Никогда не думал, что младенцу столько всего нужно. Хорошо, хоть Ирина заранее составила подробный список, сами бы точно не справились.
- Здорово! Увидите их, поздравьте от меня, пожалуйста. – Лена, глядя на слегка взъерошенного, но довольного физрука, разулыбалась. – Виктор Михайлович, вы очень торопитесь? Пойдемте ко мне чай пить. – Слова вырвались сами собой. Через секунду она осознала смысл сказанного и решила: будь что будет. Возможно, это ее единственный, такой долгожданный шанс обратить на себя его внимание.
- Да нет, не тороплюсь… - Виктор немного помолчал. Размышляя, запустил пальцы в волосы на затылке. – Лен, поздно уже. Как твой молодой человек отнесется к тому, что посторонний мужик чаи гоняет на твоей кухне в такое время?
- Какой молодой человек? Вы о чем? – искренне удивилась.
- Ну… Я видел, тебя парень подвез, высокий такой... – неуверенно проговорил Степнов.
- А-а-а, не волнуйтесь, он не будет против, - опять улыбнулась и с надеждой добавила: - Идем?
- Я не понял, это сейчас такие отношения у молодежи?
- Виктор Михайлович, – Лена не выдержала и рассмеялась: таким растерянным он выглядел сейчас, - нет никаких отношений. Это наш вокалист.
- Какой вокалист?
- Идемте, я вам все объясню.

Степнов сидел за столом и наблюдал, как Лена суетится у плиты, увлеченно рассказывая о своей группе и о предстоящем концерте. А она изменилась… Неудивительно, что он не сразу ее узнал. Волосы стали немного светлее, или это так кажется в ярком свете электрической лампы? Исчезли привычные джинсы и футболка с ярким рисунком на груди, сейчас на девушке были черные зауженные брюки и светло-серая блузка, удачно подчеркивающие все достоинства фигуры. Кожаные фенечки на тонком запястье уступили место изящным серебристым часикам, а шею украшала нитка жемчуга. Лицо тоже стало слегка другим: похудело, пропал едва уловимый налет детскости. Или такой эффект из-за того, что убрала челку назад? Да, повзрослела…
- Отлично выглядишь.
- Спасибо, Виктор Михайлович. – Обернулась и улыбнулась, глядя ему прямо в глаза.
Все это время она явственно ощущала его изучающий взгляд, но не позволяла себе запаниковать. Мысленно несколько раз повторила главный совет Леры: быть самой собой и ничего не бояться.
- Лен, я уже давно не твой учитель, давай без отчества и на «ты»?
- Хорошо. У меня есть ваше… твое любимое печенье, угощайся. – Достала из верхнего шкафчика небольшую яркую коробочку и поставила перед ним.
- Откуда…
- Знаю о твоей тайной слабости? Да весь нижний ящик письменного стола всегда был забит такими коробками. Только слепой бы не заметил! – Она выглядела серьезной, но смешинки в зеленых глазах выдавали ее с головой.
- Ну, Кулемина! Ну, шпионка! – И они дружно рассмеялись.
За окнами занимался рассвет, однако Лена и Виктор, увлеченные беседой, этого не замечали. Она наслаждалась такой неожиданной и такой долгожданной возможностью побыть рядом с любимым человеком, а он ощущал, как с каждой секундой внутри него растет чувство восхищения этой удивительной девушкой. С Ленкой и раньше было легко и интересно общаться практически на любые темы, но сейчас Степнов вдруг увидел ее в совсем другом свете. И сам испугался своих мыслей.
- Лен, уже утро, вот это я засиделся! – Вскочив, стал поспешно собираться. – Большое спасибо за чай.
- Да не за что. – С лица Кулеминой в тот же миг исчезла улыбка, стало грустно, что ночная сказка так быстро закончилась. Но мужчина, ничего не замечая, уже успел накинуть куртку и обуться. – Мне было приятно снова с тобой увидеться, – глухо проговорила Лена, выйдя в прихожую проводить гостя. – Будет время - заходи.
- Да, обязательно. Ну, пока!
- До свидания.
Виктор открыл входную дверь, переступил порог и замер. Почему он бежит от очевидного факта? Ведь Ленка ему нравится, всегда нравилась. Только раньше она была его ученицей, и он даже мысли не мог допустить… но сейчас-то все изменилось!
- Лен, может, встретимся вечером? В кафе сходим или в кино? – Порывисто обернулся и увидел, как в ее глазах зажегся радостный огонек, но сразу же погас.
- Я не могу.
- Понятно… - Взялся за ручку, собираясь закрыть за собой дверь.
- У нас сегодня финальная репетиция, а завтра вечером концерт в клубе «Проект О.Г.И.». Придешь?
- Обязательно! Только адрес скажи.
- Станция метро Чистые пруды, Потаповский переулок… подожди, у меня же флайер есть. – Она схватила с тумбочки сумку, порылась и достала немного помятую яркую рекламную листовку. – Вот, тут указан адрес, даже схема проезда есть. Начало в десять.
- Спасибо. Тогда до завтра?
- До завтра.
Захлопнулась дверь, стихли шаги на лестнице, а Лена все стояла в прихожей, прижимая к себе сумку, боясь пошевелиться и спугнуть пока еще такое призрачное ощущение счастья. Затем метнулась к окну и проводила взглядом удаляющуюся мужскую фигуру. Только когда Степнов исчез из поля зрения, позволила себе расслабиться. Выпустив наконец из рук сумку, глубоко вздохнула, взяла со стола Леркины журналы и убрала в самый нижний ящик стола, дожидаться приезда хозяйки. Девушка была уверена: они ей больше не понадобятся. Начало положено, а дальше – будь, что будет. Ведь как ни старайся, невозможно заставить человека в тебя влюбиться.

КОНЕЦ

Хочу сказать огромное спасибо за поддержку, помощь и ценные советы Нине Валентинка и Алле Alla-A. Вы чудо!

Спасибо: 40 
Профиль
Murzik





Сообщение: 956
Настроение: Как же я соскучилась!
Зарегистрирован: 29.01.10
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 75

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.10.11 17:16. Заголовок: Кот в мешке


Автор: Murzik
Название: Кот в мешке.
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG
Жанр: Romance, Fluff, AU
Бета: All-a A
Размер: мини (в трех частях)
Статус: окончен

Автор идеи: LeVi

Скрытый текст


Kristenka, Кристина, огромное спасибо!

Комментарии.

Спасибо: 19 
Профиль
Murzik





Сообщение: 958
Настроение: Как же я соскучилась!
Зарегистрирован: 29.01.10
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 75

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.10.11 17:25. Заголовок: - 1 – - О, Кулемина..


- 1 –

- О, Кулемина! А где же твой прекрасный принц на белом «Мерседесе»? – Черноволосый парень отделился от небольшой группы одноклассников и ленивой походкой приблизился к девушке.
- Гуцул, отвали! Это не твое дело. – Ленка ускорила шаг, однако была грубо схвачена за локоть. – Отпусти, а то так по морде заеду, мало не покажется.
Игорь лишь усмехнулся:
- Не отпущу. – Подошел ближе и прошептал на ухо: - Понимаешь, Леночка, я очень не люблю, когда мне врут. А ты мало того, что наврала с три короба, так еще унизила меня перед пацанами.
- Сам виноват, нечего было выпендриваться!
- Так где же твой взрослый и опытный ухажер? – нарочито громко спросил Гуцулов, проигнорировав последнюю реплику. Отпустил ее руку и, обернувшись к «зрителям», язвительно продолжил: - Мы уже три дня наблюдаем, нет у тебя никого! Трепло ты, Ленка. – Парни, ловившие каждое слово, дружно заржали.
- Я не обязана вам ничего рассказывать, но так и быть, приоткрою завесу: ОН в командировке. – И, гордо вздернув подбородок, зашла в кабинет математики.
- Ну-ну… - донеслось ей в спину.
Кулемина села на свое место, подперла щеку кулаком и с тоской посмотрела в окно. Вот ведь влипла! Кто ее вообще за язык тянул?
- Лен, что у вас с Гуцулом произошло? Почему он к тебе цепляется? Вы же «не разлей вода» были, прямо Чип и Дейл. – Лера плюхнулась на соседний стул.
- Вот именно, были.
- Кулемина, давай рассказывай. Знаешь же, что не отстану. Может, смогу чем-то помочь.
- Ох, Лерка… - девушка вздохнула и через небольшую паузу продолжила: - В пятницу, после тренировки, я случайно услышала, как Игорек хвастал перед парнями из команды, что он такой крутой перец, девчонки на него гроздьями вешаются и даже я к нему неровно дышу. Будто бы уже подходила, приглашала в кино и погулять, а он великодушно предложил остаться друзьями. Типа, ему Зеленова больше импонирует, представляешь?! Я, конечно же, не смолчала! Наговорила ему всякого и со злости ляпнула, что у меня уже есть мужчина, взрослый и опытный, а сопляк Гуцульчик ему и в подметки не годится. Вот он теперь проходу не дает, требует доказательств.
- Офигеть! – Новикова ошарашено смотрела на одноклассницу и переваривала информацию. – Не ожидала от Игоря такой подлости: имидж для него стал дороже дружбы. Что думаешь теперь делать?
- Не знаю. Надеюсь, пошумят и отцепятся.
- Это вряд ли. Лен, а что мешает тебе попросить кого-нибудь из знакомых сыграть роль бойфренда, а?
- А кого? Он должен быть старше лет на восемь-десять, высокий и обязательно связан со спортом.
- Почему?
- Гуцул ни за что не поверит, что я влюбилась в какого-нибудь рохлю менеджера. Я сама в это не поверю.
- Блин, Ленка, ну и запросы у тебя. Ладно, дай мне время подумать, обязательно кто-нибудь нарисуется.

За окном давно стемнело, пора было ложиться спать, а Лера все ходила по комнате, пытаясь решить поставленную перед ней задачу. Потянулась за телефоном и по второму кругу стала просматривать список контактов. Так, «Артем (16 тонн)»… Этого парня она не очень хорошо помнила. Познакомились летом в клубе «16 тонн», отжигали на дискотеке до утра, обменялись телефонами и разбежались, но вроде он был старше и говорил, что работает директором магазина по продаже оборудования для подводного плавания. Высокий, да. И фигура у него, кажется, ничего. Дайвинг – это ведь спорт? Поколебавшись немного, она стала листать список дальше. «Максим (танцы)»… Два года назад Новикова брала частные уроки у одного начинающего инструктора, увлечение сальсой быстро прошло, а номер телефона остался. Высокий, подтянутый, приятный молодой человек, но немного женственный и жеманный - для Ленки не годится. «Сергей (хим. - байк.)»… Химик-лаборант из криминалистической лаборатории вполне подходил под нужные параметры, но был слишком увлечен мотоциклами, просто бредил ими и мечтал собрать на базе своего старенького «Урала» настоящий байк. Лерке, как-то заглянувшей к отцу в кабинет, хватило пятнадцати минут, чтобы понять – он не герой ее романа. И подставлять уши подруги под удар она не собиралась. Обширный список подошел к концу, девушка горестно вздохнула и взглянула на последнее имя – «Стасик». Ну конечно! Вот кто ей нужен.
- Комаров, ты спишь, что ли? – нетерпеливо пробормотала девушка.
- Лера? – удивлению парня не было предела. – Вообще-то да, я сплю по ночам.
- Стас, время еще детское, – ее голос мгновенно стал мягче. - Помнишь, ты приглашал меня на свидание? Так вот, я согласна. Только у меня к тебе маленькая просьба. Малюсенькая совсем!
- Какая?
- Стасик, миленький, мне срочно нужен мужчина двадцати восьми – тридцати лет, высокий, спортивный и холостой.
- Новикова, ты обкурилась? – парень рассмеялся.
- Это не смешно! – девушка тут же насупилась.
- А что смешно? Звонишь в полпервого ночи, сначала соглашаешься на свидание, а потом мужика требуешь.
- Стас, ты просто все не так понял. Одну мою знакомую предки просто достали сынком своих друзей: какой он положительный, умный, работящий и красивый, а она его на дух не переносит. Вот и ляпнула сдуру, что у нее уже есть мужчина. Теперь родители требуют предъявить кавалера, а некого, понимаешь?
- Понимаю. Но причем тут ты?
- Я обещала помочь… Стас, ты еще тут?
- Тут. А почему ты меня об этом просишь?
- Ну как… ты же такой… умный, веселый, общительный - душа компании! У тебя полно знакомых не только в школе, наверняка среди них есть и парни постарше. Ведь есть?
- Хорошо, Лер, я подумаю, что можно сделать. Но только потому, что ТЫ просишь.
- Спасибо! Спасибо-спасибо-спасибо!!! Я в долгу не останусь, обещаю! – И совершенно счастливая и успокоенная Валерия отправилась наконец спать.

На следующее утро Новикова пришла в школу одной из первых, чтобы как можно раньше перехватить Комарова. В том, что парень придет не с пустыми руками, Лера нисколечко не сомневалась, и теперь ее просто съедало любопытство.
- Стас! Стас, привет! – Как только одноклассник, поздоровавшись с дядей Петей, прошел через турникет, девушка подхватила его под руку и утянула в пустой коридор. – Ну? Удалось?
- Привет! Конечно, вот держи, - не без гордости проговорил парень и протянул Лере вчетверо сложенный лист. – Я почти всю ночь на это угробил, так что одним свиданием мы не ограничимся.
- Ага. - Не слушая, девушка нетерпеливо развернула бумагу и округлившимися от удивления глазами уставилась на собеседника. – Это что?
- Номер телефона.
- А имя?
- Лер, я и так сделал для тебя почти невозможное. Представляешь, что мои друзья теперь будут думать обо мне? Я заколебался объяснять, зачем мне среди ночи понадобилось искать высокого, спортивного и холостого мужчину.
- Стасик, милый, прости! – Девушка привстала на цыпочки и нежно поцеловала одноклассника. Тот просиял, а его спутница нахмурилась: предстоял трудный разговор с Леной.

После окончания уроков девушки вышли на крыльцо школы. Лера практически отчаялась уговорить подругу и скорее автоматически предприняла последнюю попытку:
- Ленка, пойми, это единственный шанс утереть Игорьку нос.
- Ты мне сейчас бессовестно подсовываешь кота в мешке! Ни имени, ни того, как он выглядит, ни чем занимается… А что если обладатель этого номера - форменный урод? Вот будет потеха! Придется из школы уйти или вообще в другой район переехать.
- А что если он, - Лера взмахнула бумажкой, - красивый… - и мечтательно, нараспев добавила: - голубоглазый богатый романтик? Не задумываясь, прибежит тебе на помощь, спасет от коварного бывшего друга, влюбится и сделает предложение, а?
И обе девушки от подобного бреда звонко рассмеялись. Кулемина, вздохнув, выхватила лист у одноклассницы.
- Ладно, уговорила, давай позвоним. Лучше жалеть о содеянном…
Отошла в сторонку, чтобы деятельная подруга и не подумала вмешаться.
– Здравствуйте! Простите, что отвлекаю, но не могли бы вы мне помочь? – Услышав уверенное «да, конечно», коротко обрисовала сложившуюся ситуацию и затаила дыхание в ожидании ответа. – Да, я знаю, где это… К трем? Успею… А как я вас узнаю?.. Да, до встречи.
- Что, что он сказал? – Едва Лена убрала сотовый в сумку, Лера тут же подскочила к ней.
- Предложил встретиться в кафе у метро и обсудить проблему более подробно.
- И все? – девушка разочарованно вздохнула. – Даже имени не спросил?
- Хорошо еще, что сразу не послал. Ладно, Лер, мне бежать надо, а то могу не успеть.
- Ленка, я с тобой! А вдруг он маньяк?
- Значит, моя смерть будет на твоей совести, - строго сказала она, а затем тепло улыбнулась: – Спасибо, ты мне очень помогла. Дальше я сама разберусь.
- Но как закончишь, обязательно позвони! – крикнула вслед стремительно удаляющейся подруге, совершенно не надеясь на положительный ответ.
- Обязательно.

Кулемина вошла в небольшой уютный зал, оглядела посетителей, но среди них не оказалось брюнета в спортивной ветровке с баскетбольным мячом в руках. Поколебавшись, села за свободный столик у окна, вытащила телефон и удостоверилась, что пришла вовремя. В голову полезли мысли о том, что зря она послушала Новикову и затеяла эту авантюру. Даже возникло желание слинять из кафе, пока не пришел незнакомец, но девушка подавила это чувство. Не привыкла лучшая спортсменка школы сдаваться на полпути. Рассеянным взглядом оглядела улицу, повернулась к входной двери и замерла. Не таким уж незнакомым оказался ее недавний собеседник! Кулемина подняла руку и неуверенно взмахнула. Мужчина подошел.
- Простите за задержку. Это вы мне полчаса назад звонили? – Он мягко улыбнулся и опустился на свободный стул. – Я, честно говоря, подумал, что меня разыгрывают мои же ученики.
- Да, я звонила и… мне правда нужна помощь.
- Ну что ж, давайте тогда знакомиться. Хотя мы вроде бы немного знакомы… Виктор Михайлович Степнов, учитель физкультуры триста сорок пятой школы.
- Лена.
- Кулемина, - тут же добавил ее собеседник.
- Надо же, вы даже фамилию мою помните?
- А как же, ты очень сильный игрок, приятно смотреть!
Ленка от стыда готова была провалиться сквозь землю. Вот уж Новикова удружила!!! Лучше бы и вправду какой-нибудь урод оказался, всегда можно откреститься народной мудростью «Любовь зла…», а тут? Надо же было выложить свои проблемы тренеру их команды-соперницы.
- Спасибо. Простите, что побеспокоила, но… давайте забудем тот разговор. – Она поднялась, собираясь уйти, но была перехвачена сильной рукой.
- Нет уж. Я сейчас внимательно тебя выслушаю, и мы вместе найдем выход.
- Поверьте, не стоит.
- Лена!
- Ладно. - Девушка нехотя вернулась на свое место. - Мой бывший лучший друг решил покрасоваться перед друзьями… - она подробно пересказала суть конфликта и с сожалением добавила: - Я ведь всегда знала, что ложь до добра не доводит, и наступила на те же грабли. Признаться сейчас в том, что соврала, значит подписаться под каждым словом Игоря. Послать всех и не предъявить никаких доказательств – то же самое. Что мне делать?
- Хм… ну давай я встречу тебя после школы. Сыграть героя-любовника не трудно: цветы, конфеты, безумный взгляд…
- Ага, а на следующий день меня камнями закидают или на костре сожгут за то, что с тренером команды соперников общаюсь. Вас ведь не только я в лицо знаю.
- Да, проблема. Я как-то об этом не подумал. – Виктор потер виски, посмотрел в окно, а потом неожиданно просиял: – Есть идея! Во сколько у тебя завтра уроки заканчиваются?
- В час тридцать, потом еще репетиция и тренировка. К пяти мы обычно расходимся по домам.
- Ясно. Значит, в пять я буду ждать тебя у ворот школы.
- Но как же…
- Не волнуйся, никто меня не узнает.
- А…
- Ничего тебе пока не скажу, – он хитро улыбнулся. – А то не получится эффекта неожиданности. – Встал, легко подбросил оранжевый мяч в воздух, ловко поймал. – Все, побегу договариваться об антураже. Пока!
- До свидания.
Лена посидела минуту, приходя в себя. Странный какой-то этот Степнов... Эх, и угораздило же ее позвонить именно ему!

Спасибо: 51 
Профиль
Murzik





Сообщение: 961
Настроение: Как же я соскучилась!
Зарегистрирован: 29.01.10
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 75

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.10.11 22:45. Заголовок: http://i.pixs.ru/st..



- 2 -

На следующее утро Лена пришла в школу абсолютно спокойная, но чем ближе приближалось назначенное время, тем сильнее она нервничала. Кое-как отыграла на репетиции, а на тренировке почти все время просидела на скамейке: недовольный ее рассеянностью и невнимательностью физрук удалил девушку с площадки.
Переодевшись, парни поджидали Кулемину на крыльце, живо обсуждая ее сегодняшнее состояние. И как только девушка показалась в дверях, обступили ее плотным кольцом.
- Что, Ленка, тебя твой мужик бросил, а? Никакая сегодня.
- Не ваше дело, – зло бросила она, вжала голову в плечи и, толкнув одного из одноклассников плечом, быстро сбежала по ступенькам.
- Да нет у нее никого! Насочиняла сказок, а вы верите. – Гуцул закинул рюкзак на плечо и пошел вслед за Леной. – Признайся, наконец, Кулемина.
- Отвалите, достали уже.
Она собиралась еще что-то добавить, как вдруг услышала: «Лена!». Повернулась и замерла: легко соскочив с мотоцикла, ей навстречу шел высокий широкоплечий мужчина в специальном костюме и защитном шлеме. Он приветственно взмахнул рукой, и Ленка рванула к нему прямо в раскрытые объятия. Виктор поймал девушку, покружил и бережно поставил на ноги. Снял с ее плеча сумку, сунул в кожаный «багажник», помог застегнуть шлем и сесть на мотоцикл. Через несколько секунд они с ревом исчезли за поворотом. Парни постепенно начали приходить в себя.
- Вот это да… Это был настоящий «Харлей»?
- Да нет, «БМВ», кажется.
- А по-моему, японец.
- Значит, Ленка правду говорила, а мы не верили. Ребят, надо извиниться.
- Подумаешь, забрали ее из школы на крутом мотоцикле, это еще ничего не значит.
- Да ладно тебе, Гуцул, чего ты на нее взъелся? Ну, отшила тебя девчонка, что, других мало?
- Старик, не тушуйся, у тебя ведь еще Зеленова есть.
- Вы же друзьями были, Игорь. А личная жизнь, на то и личная, чтобы всем подряд о ней не трепаться.
- Да, завтра извинимся. А то некрасиво получилось… И соревнования скоро, Петрович на нас уже волком смотрит, не команда, а размазня какая-то. Плохо без Ленки.
Молодые люди одобрительно зашумели, поговорили еще немного о пустяках и разошлись. Только Игорь зло сплюнул и пошел в противоположную от своего дома сторону.

- Это было круто! Просто нереально! Виктор Михайлович, вы – гений! – Лена спрыгнула на землю и сняла шлем.
- Да ладно тебе, пустяки. – Степнов, хоть и отнекивался, но сиял как медный грош. Он поставил мотоцикл на подножку, повесил шлем на руль и достал из «багажника» сумку девушки. – Надеюсь, они поверили.
- Уверена. – От езды на высокой скорости в плотном потоке машин, от удачного «спектакля» в крови бурлил адреналин, и Ленке совершенно не хотелось уходить. Не с дедом же ей обсуждать свое триумфальное показательное выступление! – Вы бы видели их открытые рты!
- А Игорь – это черноволосый парень в серой куртке? – Мужчина неожиданно притянул девушку к себе и прошептал: - Тогда нам придется специально для него повторить, вон он из-за угла выглядывает. – И поцеловал, уверенно и требовательно.
Кулемина от неожиданности даже не подумала сопротивляться, послушно приоткрыла губы и, как могла, стала отвечать на поцелуй. Через несколько минут Степнов слегка отстранился, все еще удерживая девушку в объятиях, и негромко проговорил:
- Пойдем, провожу тебя до квартиры.
- Ага. - Обалдевшая от головокружительных ощущений Кулемина позволила обнять себя за плечи и увести в подъезд. - Может, зайдете? Чаю попьем. А то вдруг Гуцул все еще караулит на улице.
- Да, пожалуй.
Пока Ленка накрывала на стол, Виктор стоял у окна и внимательно вглядывался в сгущающиеся осенние сумерки. Затем резко распахнул створку, оглушающее свистнул и нарочито грозно прокричал вертевшемуся у мотоцикла подростку:
- Эй, парень! Подойдешь - уши откручу. - Тот вздрогнул, обернулся и через мгновение пустился бежать. – Лен, спасибо, но я пойду. Мне еще мотоцикл хозяину вернуть надо. Я позвоню завтра?
- Конечно.
Когда за гостем негромко хлопнула дверь, девушка медленно села на ближайшую табуретку. Из-за такого эмоционального дня и богатого на события вечера она чувствовала огромную усталость. И почему-то вдруг стало очень грустно…


- Лен, ты из-за Виктора грустишь, да? – Лера подсела в соседнее кресло в зоне рекреации. Практически все старшеклассники со звонком поторопились в столовую, и в небольшом закутке сейчас было пусто.
- Новикова, с чего ты вообще взяла, что я грущу? У меня все зашибись! Даже Гуцул вчера после тренировки подошел и извинился, представляешь?
- Да ладно! И что, вы помирились?
- Ну да. Он сказал, что не думал меня обижать, просто занесло немного. А потом было страшно уронить свой авторитет перед парнями, вот и получилась… катавасия.
- Я с ним после такого вообще не общалась бы больше!
- Нам же с ним в одной команде играть, контактировать по-любому придется. Так что пусть уж будет худой мир.
- Как знаешь, Лен, как знаешь… Но ты от темы-то не увиливай! Я же не слепая и вижу, что в последнее время ты грустная и рассеянная, на гитаре играешь с каким-то надрывом и с посиделок в кафе пытаешься слинять пораньше. А когда идем по улице, ты все время выискиваешь кого-то в толпе. К чему бы это, а?
- Лерка, ты… ты… Вот убить тебя иногда хочется за твою проницательность!
- Что, подруга, влюбилась?
- Типун тебе на язык! Нет, конечно. Просто… просто… мне очень понравился Виктор. Мы мало общались, но с ним легко и спокойно. Да нет, не спокойно, а … надежно. А еще, Лер, он так потрясающе целуется! Я раньше думала, что ощущения, которые описываются в дамских журнальчиках, - чистой воды вымысел. Так, красивые слова. А оказалось, такое правда бывает, – Лена грустно вздохнула. – Только я ему на фиг не нужна… Школьница, малолетка… Он позвонил на следующий день, как и обещал, поинтересовался, удалось ли впечатлить «аудиторию». Порадовался, что пацаны извинились и больше не достают меня, и все. Уже две недели тишина.
- Да, дела… Ну ничего, что-нибудь придумаем.
- Лера, не смей!!! – Увидев как загорелись глаза Новиковой, Ленка вскочила и угрожающе прошипела: – Только попробуй ему что-нибудь сказать…
- Ладно, ладно. – Барабанщица подняла вверх руки, показывая, что сдается. – Не буду я ничего твоему Степнову рассказывать, обещаю.
- Он не мой. Ладно, пошли на физику, сегодня лабораторная, подготовиться надо.

После окончания занятий Лера прямиком направилась в триста сорок пятую школу. Да, она обещала Ленке ничего не говорить о ее душевном состоянии, но рассчитывала надавить на совесть мужчины. По рассказам Кулеминой выходило, что Виктор очень ответственный, а значит начатое дело на полпути не бросит. Вот это качество и собиралась использовать хитрая Новикова. Подошла к школьным воротам, дождалась звонка с урока и набрала номер.
- Виктор Михайлович, здравствуйте! Меня зовут Лера, я подруга Лены Кулеминой. Вы можете сейчас говорить?
- Да. Что-то случилось? Что-то с Ленкой? – Услышав обеспокоенные нотки в голосе собеседника, Новикова мысленно себя похвалила. Все идет по плану!
- Нет. Просто… есть разговор, но не телефонный. Я у ворот вашей школы, вы можете выйти на несколько минут?
- Сейчас буду.
Девушка глубоко вздохнула и постаралась придать лицу расстроенное выражение. Но не смогла сдержать восхищенного восклицания, когда из дверей вышел высокий красивый брюнет в идеально сидящем спортивном костюме. «Да, повезло Кулеминой с котом в мешке… Такой экземпляр отхватить, с ума сойти!!!
- Лера?
- Да, здравствуйте, Виктор Михайлович.
- Пойдем в сквер, там нам никто не помешает.
Когда они сели на свободную скамейку, Степнов нетерпеливо проговорил: - Ну?
- Виктор Михайлович, огромное вам спасибо за помощь, для Лены это было очень важно. Но вы же понимаете, любимый мужчина не может появиться один раз, изобразить трогательную встречу после долгой разлуки и вновь исчезнуть. Навсегда. – На последнем слове она выразительно посмотрела на собеседника. – Было бы здорово, если бы он хоть иногда появлялся на горизонте… Как вы считаете? – Еще один выразительный взгляд, и Лера с удовольствием отметила, что Виктор нахмурился.
- Лену до сих пор обижают?
- Нет. Но могут возникнуть подозрения.
- Значит, все-таки обижают… А почему она сама мне не позвонила?
- Никто к Ленке не цепляется. Пока. – Новикова выделила последнее слово и разволновалась. Неужели не поймет? – Она гордая до ужаса, вы не представляете, каких усилий мне стоило уговорить ее позвонить вам.
Виктор коротко рассмеялся.
- Я все понял, Лер, спасибо за подсказку. Все будет в лучшем виде!
- Только вы Лене ничего не говорите, а то она меня убьет.
- Договорились.
Степнов зашел в опустевший спортзал - на сегодня все уроки закончились и ребята, переодевшись, разошлись, - сел на скамейку и задумался. Хотел ли он еще раз увидеть Кулемину? Да, безусловно. Он давно выделил ее из толпы учеников, ему нравились стиль ее игры, смелость, напористость и смекалка, а теперь к этим качествам добавились искренность, ум и обаяние. Только как подойти к девушке, чтобы это не выглядело грязным домогательством и нездоровым интересом? Все-таки разница в возрасте и статусе… Спектакль спектаклем, а Ленка ведь совсем еще ребенок.

- Виктор Михайлович? Я вас с трудом узнала. Что вы тут делаете? – Кулемина отделилась от группы парней, что-то бурно обсуждавших на крыльце школы, и улыбаясь подошла к солидному мужчине в кашемировом пальто, стильных очках, с шикарным букетом чайных роз.
- Привет! Решил закрепить эффект. Не может же «любимый человек» появиться один раз и исчезнуть, ведь так? Зрители не поверят. – Смущенно улыбнулся и протянул цветы. – Это тебе.
- Спасибо, они чудесные! – Зарывшись носом в нежные бутоны, вдохнула тонкий аромат. – Только как я с ними на тренировку?
- На сегодня тренировка отменяется. Беги за вещами.
- Но…
- Лен, один раз пропустишь, ничего страшного.
- Наверное, вы правы. Я быстро.
Степнов галантно распахнул перед Ленкой дверцу автомобиля, помог положить цветы, затем быстро сел на водительское сиденье и повернул ключ в замке зажигания.
- Вы меня нарочно с тренировки сорвали? Думаете, таким образом выиграть предстоящие соревнования?
- Нет. Мы и так окажемся в тройке призеров. Моя команда объективно сильнее. – Переместил рычаг коробки передач в нужное положение и мягко вырулил на трассу.
- Я вообще-то пошутила. – Радость от неожиданной встречи почему-то угасла. – А то, что вы сильнее, - вздохнула, - никто и не спорит.
Настроение у Кулеминой внезапно испортилось, стало неуютно. В огромном, пахнущем дорогим парфюмом и кожей, салоне автомобиля почувствовала себя чужой. Да и мужчина, сидевший рядом, – с иголочки одетый, умопомрачительно красивый и абсолютно недоступный - тоже превратился в чужого. Рядом с ним Ленка ощущала себя неухоженной оборванкой.
- Остановите здесь, пожалуйста.
- Лен, в чем дело? Тебе нехорошо? – Он послушно притормозил, но не торопился снять блокировку с дверей. – Я думал, мы в кафе посидим, а потом уже тебя домой доставлю.
- Спасибо вам, Виктор Михайлович, но не стоит. И больше не встречайте меня, ладно?
- Но почему?
- Ребята считают, что вы очередной женатик, польстившийся на неопытную девчонку. Даже предложили вам морду начистить. – Мужчина лишь хмыкнул на это. – Скажу, что они оказались правы и я дала вам от ворот поворот. Не могу больше врать, тошно, - бесцветным голосом проговорила Лена.
Виктор молча наблюдал, как девушка распахнула дверцу и спрыгнула на асфальт. Закинула на плечо сумку, сунула руки в карманы и вскоре затерялась в толпе. На сиденье остался лежать букет чайных роз.

- Лен, что опять не так? Ты сама не своя, я же вижу!
- Новикова, отстань! Вообще-то урок идет, дай послушать. – Лера обиженно отвернулась. Не хочет говорить, ну и ладно! Сама все выяснит, не впервой.
Утром пацаны что-то обсуждали, она краем уха слышала фамилию «Кулемина», но не придала этому значения. А сейчас этот факт насторожил деятельную барабанщицу. Еле дождавшись звонка на перемену, Лера с пристрастием допросила Стаса, а затем не поленилась позвонить Степнову. Результат не обрадовал: из сумбурных и туманных объяснений вырисовывалось лишь то, что Ленка почему-то сама оттолкнула Виктора. Поплакалась парням, что ухажер оказался двуличной скотиной… Как это не похоже на Кулемину! Что у них там на самом деле произошло? И ведь страдает подруга, за версту видно. Ах, как жаль! Такой прекрасный план и с треском провалился.

Спасибо: 49 
Профиль
Murzik





Сообщение: 972
Настроение: Как же я соскучилась!
Зарегистрирован: 29.01.10
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 76

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.10.11 21:30. Заголовок: - 3 - Следующие ..


- 3 -

Следующие несколько дней Лера ломала голову над тем, как вновь свести Ленку с Виктором. Устроить «случайную встречу» где-нибудь на улице, в клубе или в магазине? Заманить Степнова к ней домой под каким-нибудь предлогом? Пригласить Кулемину «на прогулку» к нему в школу? Над последним вариантом Новикова основательно задумалась. А ведь его легко осуществить! И даже делать ничего не придется. Через пару недель стартуют городские соревнования по стритболу, но сначала школы «сразятся» друг с другом в пределах своего района. А значит, их команда обязательно пересечется с командой триста сорок пятой школы, надо будет только не упустить момент и столкнуть голубков друг с другом. Глядишь, поговорят и помирятся. Определившись с основной концепцией, Лера развила бурную деятельность: организовала из «Ранеток» и их парней команду поддержки, выпросила у физрука результаты жеребьевки и расписание матчей. Закончив с приготовлениями, Новикова с замиранием сердца стала ждать одного-единственного дня.

В спортзале уже знакомой Лерке школы было многолюдно, шумно и душно. Поэтому первоначальный план – исхитриться и ненадолго закрыть где-нибудь Ленку и Виктора – пришлось не без сожаления признать невыполнимым. «Ничего страшного, - сказала себе девушка, - будем действовать по обстоятельствам. Что-то обязательно да подвернется!»
Кулемина с Гуцуловым играли сегодня, как никогда, технично и слаженно, но соперники были явно сильнее. Пару раз Лена ловила на себе пристальный взгляд голубых глаз, один раз даже заметила одобрительный кивок после особенно удачной комбинации. Однако отвлекаться себе не позволяла. Они, конечно, проиграли, но проиграли достойно. Вполне довольный результатом физрук коротко поблагодарил спортсменов и отправил их по домам. Вот тут Лера запаниковала. Позволить Ленке сейчас уйти - означало вернуться на исходную точку. А этого никак нельзя было допустить!
- Лен, сходи со мной в туалет!
- Лерка, ты вроде не маленькая. Зайди в раздевалку, там есть. – Кулемина даже выпустила куртку из рук, обалдев от неожиданной просьбы.
- Не-е-е, там такой запах, боюсь, в обморок грохнусь. А где здесь обычный, понятия не имею. Вдруг заблужусь?
- Новикова, тебе случайно мячом по голове не попали? – хохотнула одноклассница. – Не пахнет там ничем.
- В этих раздевалках вечно потом воняет, не продохнуть. Пойдем поищем другой, а? – Девушка сделала такие умоляющие глаза, что Кулемина не смогла отказать.
- Ладно, фиг с тобой, пошли.
Когда Лера скрылась за дверью туалета, Лена прошла дальше по коридору, устало опустилась в кресло и, закрыв глаза, откинулась на спинку. Накатила такая апатия, что, казалось, даже пальцем пошевелить не было сил. Поэтому и не отреагировала на приближающиеся голоса. Только когда услышала визгливое «Витенька», разлепила веки и подалась вперед, с интересом разглядывая невысокую рыжеволосую женщину в пышной коричневой юбке и зеленой водолазке, буквально ходившую кругами вокруг Степнова.
- Витенька, я люблю вас! Давайте поженимся! Мы идеально подходим друг другу и обязательно будем счастливы вместе!!!
- Света, но я вас не люблю. НЕ ЛЮБЛЮ, понимаете?
- Это не важно! – Женщина театрально взмахнула руками и дернула головой, отчего ее косы на мгновение взметнулись вверх. – Первое время моей любви хватит на двоих, а потом вы тоже меня полюбите.
- Света… - простонал Виктор. На его лице отразилась целая гамма чувств – от отчаяния до отвращения. – Оставьте вы меня в покое, Богом прошу!
- Нет! Витенька, вы просто… Вы мне потом спасибо скажете.
- Вить, извини, я немного задержалась. – Лена легко поднялась с кресла - усталость как рукой сняло. – Я готова, мы можем идти. – Небрежно взяла ошалевшего и ничего не понимающего мужчину под локоть. - А это кто?
- Нет, это вы кто? – Света быстро оправилась от шока и ринулась в атаку.
- Я? Его девушка. – Снисходительно улыбнулась. – Челюсть с пола подберите, а то кишки застудите. – И поспешила увести Степнова, пока соперница не опомнилась.

- Ленка, ЧТО ЭТО БЫЛО? – Как только Степнов довел Кулемину до подъезда и скрылся за углом, Лера подлетела к подруге. – Я в туалете чуть на пол не грохнулась! Требую рассказать все в подробностях.
- Эх, отвертеться, сказав, что я очень устала после матча и мне положен заслуженный отдых, не получится? В душ-то сначала сходить можно?
- В душ можно, - милостиво разрешила Валерия. - А потом – все как на духу! Иначе в моей смерти будут винить тебя.
- Лерка, ты… чудо!
- Ага, в перьях. Давай дуй в ванную, а то я долго не выдержу.
Наскоро перекусив и выпив по чашке чаю, девушки переместились в Ленину комнату.
- В общем, дело обстоит так: за Виктором уже несколько лет бегает эта женщина, Света. Сначала все было очень мило: она украдкой вздыхала, кормила его пирожками, периодически просила помочь передвинуть стеллажи в библиотеке или донести до дома пакеты с книгами. Потом стала менять имидж. Витя сказал, она как-то даже в ЭМО вырядилась, пытаясь привлечь к себе внимание. Писала любовные письма, дежурила у его подъезда с какими-то гадалками, якобы для того, чтобы те подтвердили идеальность их союза. Короче, постепенно съехала с катушек и теперь предлагает ему на ней жениться. Ну, ты сама все слышала.
- И что? Номер с «его девушкой» прокатил?
- О, да-а-а! Ты бы видела ее лицо! – Лена изобразила крайнюю степень удивления, а потом несколько минут приводила в чувство согнувшуюся пополам от смеха Леру. - Витя предложил пойти с ним на свадьбу его коллеги, чтобы Светлана окончательно оставила его в покое и дала доработать до конца второй четверти.
- Не поняла? Он что, увольняется?
- Уезжает. – Кулемина вмиг стала грустной. – Хотя, я его понимаю и удивляюсь, как он вообще столько времени выдержал.
- Дела-а… – Она обняла подругу, а затем резко убрала руки и, хищно сузив глаза, спросила: - А с каких это пор Виктор Михайлович Витей стал, а? Я что-то пропустила?
- Нет, это как-то само собой получилось, в разговоре. Он и предложил перейти на «ты». Я же вроде как его девушка теперь.
- Так, отставить хандру. Лучше будем думать над твоим нарядом. Идеи есть?
- Лерка, я еще не согласилась. Это свадьба учителя истории и учительницы химии, там девяносто процентов приглашенных – учителя, их коллеги. И тут я выкачусь – пацанка-малолетка.
- Макияж – универсальное оружие женщины, «нарисовать» тебе пару годков - не проблема. - И уже серьезнее добавила: - Лен, это, наверное, единственная возможность побыть с ним рядом. До Нового года совсем немного осталось, потом, говоришь, он уедет.
- Ты, конечно, права. – Стало тоскливо и холодно. Она встала с дивана, нашла в шкафу свитер и накинула на плечи. – Витя мне нравится, очень… И я боюсь, что после вечера, проведенного вместе, будет почти невозможно выкинуть его из головы. Как потом жить?
- А ты не думала, что тоже ему нравишься? Стал бы он с тобой возиться, да еще на свадьбу коллег приглашать. А предложение сыграть перед Светланой влюбленных – просто удачная возможность еще раз тебя увидеть.
- Нет, ты сейчас говоришь какие-то нереальные вещи. Я не могу ему нравиться. Нет. – Лена заметалась по комнате. – Хотя… Витя же помог мне в трудный момент, а мог бы просто послать куда подальше. Я вроде как ему обязана.
- Вот! Так что звони своему Степнову, говори, что согласна. Когда свадьба?
- В эту субботу.
- Думаю, успеем.
- Что успеем? Лера, что ты опять задумала?
- Звони, потом все узнаешь. – Новикова подскочила с места, сунула Кулеминой в руки телефон и отошла к окну.

Увидев удивленное и одновременно восхищенное лицо Виктора, Лера мысленно пропела в свой адрес вполне заслуженные дифирамбы. Лена выглядела сногсшибательно: идеально уложенные волосы, легкий макияж с акцентом на глаза, синее атласное платье с серебристым отливом, мини-жакет на тон темнее, изящные туфельки на небольшом каблучке. Дополняли образ крошечная сумочка и длинная нитка жемчуга на шее – получилось скромно, естественно и элегантно.
- Все будет хорошо, – Новикова ободряюще сжала руку подруги и подмигнула.
- Надеюсь, никто не догадается.
- Не переживай. И если что, звони.
- Ага.
Лена подошла к Степнову, дожидавшемуся ее у такси, и, обернувшись, помахала однокласснице. «Как Золушка, собирающаяся ехать на бал. А Лерка – крестная фея, блин! Ох, мама дорогая, и зачем я ее послушала?» Но Виктор уже распахнул перед девушкой заднюю дверцу, и через минуту машина выехала со двора.

Небольшое представление - переделанный отрывок из «Отелло», - которое в самом начале вечера разыграли коллеги для молодоженов, настроил гостей на веселый, доброжелательный лад. Лена с облегчением вздохнула: на нее наконец-то перестали обращать внимание, переключившись на тамаду, традиционные свадебные конкурсы и застолье. Только хмурая, похожая на нахохлившуюся ворону, Светлана неотрывно следила за ней. Кулемина чувствовала ее тяжелый взгляд и судорожно пыталась придумать нечто такое, чтобы странная женщина навсегда поверила – тут ей ловить нечего. Виктор сзади подошел к Лене, положил ладонь ей на плечо и, нагнувшись почти к самому уху, прошептал:
- Пойдем потанцуем.
Девушка обернулась и, улыбнувшись, встала из-за стола. Они вышли на середину танцпола к остальным парам. Мужчина по-хозяйски притянул девушку к себе, взял ее ладонь в свою руку и уверенно закружил в такт мелодии. У Лены перехватило дыхание, часто-часто забилось сердце, и закружилась голова то ли от танца, то ли от пьянящей близости, таких желанных объятий или от потрясающе приятного аромата туалетной воды Виктора. Она, неожиданно для себя самой, положила голову ему на грудь, прижавшись еще теснее. И, почувствовав макушкой горячее дыхание, забыла обо всем на свете. Пусть потом будет больно и тоскливо! Главное - сейчас Виктор с ней и только ее.
Ленка не заметила, как пролетел вечер и в какой момент исчезла библиотекарша. Интересно, поверила ли Светлана в их отношения? Гости подходили к молодоженам, благодарили за чудесный праздник, еще раз поздравляли и прощались. Невыносимо защемило в груди: все, часы пробили двенадцать, бал закончился, и она снова стала Золушкой. Лена выскочила на улицу и огляделась по сторонам. Надо вызвать такси или поймать машину: до дома в туфельках и тоненьком платье не добежать.
- Далеко собралась? – На талию легли горячие ладони.
- Домой. – Кулемина вывернулась, сбежала по ступенькам и пошла по тротуару к перекрестку.
- Лен, что произошло? Кто тебя обидел? Света ведь давно ушла. – Виктор на ходу снял пиджак и накинул девушке на плечи. – Да постой же ты! – Схватил за локоть и развернул лицом к себе. – Пока толком не объяснишь, не отпущу. Почему ты все время от меня убегаешь? – Лена заглянула ему в глаза и сразу поняла - действительно не отпустит. Непоколебимая решимость читалась в его напряженном взгляде.
- Ладно, - вздохнула, то ли пытаясь успокоиться, то ли показывая, что сдается. – Я, слава Богу, не наивная дура и отлично понимаю, что состоятельному мужчине нужна женщина с деньгами и связями. А сказки о Золушке – это всего лишь красивые истории, не больше. В жизни так не бывает. Удивительно, зачем вы, с вашими-то деньгами, в школе работаете?
- Лена, ты о чем? – в полном недоумении спросил Степнов.
- О вашей навороченной тачке! – Сдернув с себя пиджак, сунула ему в руки.
- Какой тачке? – еще больше удивился мужчина. – У меня нет машины.
- А-а-а… - девушка растерялась. - Но вы же заезжали за мной на внедорожнике, крутая такая черная «беха», забыли?
- Ах, вот ты о чем! – Виктор рассмеялся. – И автомобиль, и мотоцикл мне одолжил шурин, муж сестры. Я ему здорово помог в одном деле, вот он и… расплатился таким образом. Прости, что ввел в заблуждение.
- А-а-а…
- Что ты себе напридумывала? – Он притянул ее к себе, снова накинул пиджак на плечи и осторожно обнял. – Замерзла. Девочка моя… И прекращай мне «выкать», мы ведь давно об этом договорились.
У Лены перехватило дыхание, навалилась огромная усталость, а на глаза навернулись слезы. Неужели ее чувство взаимно? Не может быть, нет… но Витя так нежно назвал ее своей девочкой. И так бережно и крепко обнимает. Это ведь не сон?

- Ленка, партизанка-подпольщица, ты где все новогодние каникулы пропадала? – Лера нагнала подругу почти у самых школьных ворот. – Сотовый то занят, то не отвечал, то недоступен – это раз. Петр Никанорович, которого я на улице случайно встретила, очень удивился и сказал, что ты ко мне в гости полчаса назад убежала – два. Пришлось наврать с три короба и все оставшиеся дни дома безвылазно просидеть. Хорошо, Стасик мое заточение скрашивал, а то бы загнулась! Ни разу на репетиции не появилась – три. Мне продолжать? Или сама все расскажешь?
- Витя никуда не уезжает. Лер, я так счастлива! – Губы сами собой растянулись в глупой улыбке. – Спасибо тебе.
- С диагнозом все более-менее понятно, - барабанщица вздохнула, потом хитро улыбнулась: – Что бы мне такого попросить за свои труды, а?
- Новикова, я так тебя люблю! – Ленка обняла девушку за плечи, и они вошли в здание школы.

Конец .

Алла, спасибо тебе за труд!

Спасибо: 48 
Профиль
Murzik





Сообщение: 992
Настроение: Как же я соскучилась!
Зарегистрирован: 29.01.10
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 77

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.10.11 22:33. Заголовок: Сильнее правил


Автор: Murzik
Название: Сильнее правил
Пейринг: КВМ
Рейтинг: R
Жанр: Angst, AU
Бета: All-a A
Размер: мини
Статус: окончен

Автор идеи: julia09

Примечание автора: Фанфик написан не совсем точно по заявке, а с некоторыми изменениями в сюжете:
- повествование начинается не весной, а в начале ноября.
- родители и дед гибнут в авиакатастрофе, однако Сергей Кулемин чудом остается жив.
Высокий рейтинг обусловлен тяжелыми эмоциональными переживаниями главных героев. Юмора нет.

Тяжело мне дался этот миник. Очень страшно услышать вашу оценку на него. Комментарии

Kristenka, Кристина, спасибо!

Спасибо: 18 
Профиль
Murzik





Сообщение: 993
Настроение: Как же я соскучилась!
Зарегистрирован: 29.01.10
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 77

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.10.11 22:37. Заголовок: Воду и огонь не соед..


Воду и огонь не соединить,
Но любовь бывает сильнее правил…
(Мюзикл «Финрод-зонг»)

- 1 -

Лена откинулась на спинку заднего сиденья такси и прикрыла глаза. Хотелось умереть от невыносимой боли, которая билась сейчас вместо сердца, сжимала легкие так, что не удавалось вдохнуть полной грудью, а вместо выдоха получался только сдавленный хрип. Неделю назад она потеряла самых близких людей: в авиакатастрофе погибли родители и горячо любимый дедушка. А Степнов… Степнова она тоже потеряла, хотя он и сидел сейчас рядом с водителем живой и здоровый.

- Ленка, привет! – Наташа и Лера догнали одноклассницу у входа в школу. - Ты чего светишься, как медный грош?
- Привет, девчонки! Да так… - Девушка не удержалась и подарила подругам ослепительную улыбку. – Дед сегодня из Швейцарии должен вернуться, да не один, а с родителями. Они наконец-то смогли вырваться домой на пару недель.
- Уау, круто! Поздравляю!!! – Новикова, выражающая эмоции всегда очень бурно, кинулась обнимать Кулемину.
- Да, Лен, здорово! Только нам бы поторопиться, химия вот-вот начнется. – Более сдержанная Наташа, открыв входную дверь, пропустила девушек в здание.
- Лера, ну ты чего встала? – Лена, поздоровавшись с охранником, прошла через турникет и уперлась Новиковой в спину. – Звонок сейчас будет, пойдем скорее.
- Девочки, вот это новость! – протянула барабанщица, сделав шаг в сторону. – А ведь совсем недавно шарахался от нее, как от огня.
- Значит, правда… - Липатова протиснулась мимо замерших подруг и тоже застыла от удивления.
Прямо напротив входа Елена Петровна вешала на доску объявлений яркую открытку, на которой большими буквами было написано: «Поздравляем с Днем Свадьбы учителя физкультуры Степнова Виктора Михайловича и библиотекаря Уткину Светлану Михайловну! Желаем счастья!!!».
Лена, пробежав глазами текст, почувствовала, как внутри что-то оборвалось. Слухи об этой свадьбе уже несколько недель ходили по школе, но она упорно отказывалась в них верить. «Значит, правда… - мысленно повторила за Наташей. - Как же он натурально врал мне тогда у подъезда! И я ведь, дура, поверила. Плакала ночами в подушку, изводила себя из-за того, что испугалась и столько обидных слов наговорила сгоряча. Хотела все исправить, рассказать, что тоже чувствую нечто большее, просто не знаю, что именно. А он сразу побежал жениться». Лена часто заморгала, чтобы прогнать навернувшиеся слезы. Не хватало еще, чтобы кто-то увидел, как она расстроилась. Чужим охрипшим голосом позвала девчонок:
- Пойдемте на урок, а то опоздаем, - и заставила себя сделать шаг вперед. В кармане завибрировал телефон. Автоматически приняла вызов и поднесла трубку к уху. - Алло? Да, это я… Да, мой дедушка всегда носил в кармане записку с моим номером телефона. Что с ним?.. Самолет разбился? О, Господи... Да, я все поняла. Спасибо.
Телефон выскользнул из вмиг ослабевших рук и гулко ударился о мраморный пол фойе. Задняя крышка отскочила, аккумулятор, вылетев из гнезда, упал прямо под ноги довольной улыбающейся Светочке, идущей рядом со своим новоиспеченным мужем. Это стало последней каплей - в ушах у Лены зазвенело, перед глазами потемнело, и она стала медленно оседать на пол.

Девушка открыла глаза и невидящим взглядом уставилась в окно автомобиля на растворяющийся в сумерках город. Сегодня, проводив родителей и дедушку в последний путь, она похоронила и себя прежнюю – беззаботную, счастливую Ленку Кулемину. Что будет с ней и маленьким братиком, чудом выжившим в кошмарной авиакатастрофе, завтра? Лена отлично знала, куда попадают оставшиеся без опеки взрослых дети. Близких родственников у них с Сережкой нет, приютить некому, она еще школьница и пока не может самостоятельно заботиться о брате, а значит… Стало по-настоящему страшно, холодно и одиноко. «Господи, за что? За что ты так со мной?!»

- Хочешь, побуду с тобой? – Степнов, пропустив Лену в квартиру, зашел следом и закрыл дверь.
- Спасибо, не надо. Вы и так для меня много сделали: похороны организовали, поминки. Я… я не знаю, как сама бы справилась. А вас, наверное, уже жена заждалась, идите. Со мной все будет в порядке.
- Лен, я понимаю, сейчас не время, - решительно начал он, - но нам надо серьезно поговорить.
- Виктор Михайлович, я очень устала.
- Это действительно важно.
- Ну, хорошо, пойдемте на кухню.
Девушка села на краешек кухонного диванчика, привалившись боком к его мягкой спинке, щекой коснулась прохладной стены. Виктор застыл у двери.
- У тебя что-то болит? – обеспокоенно спросил он.
После своего неосторожного признания у подъезда, Степнов старался не попадаться Лене на глаза, чтобы не напугать ее еще больше. Не мог подобрать нужных слов, чтобы все объяснить, рассказать о своих истинных чувствах. Ах, если бы можно было повернуть время вспять! Не было бы этого дурацкого «нравишься», ничего бы не было. Ведь ясно как божий день, что Кулемина его не любит. И не полюбит, потому что между ними - огромная непреодолимая пропасть. Поэтому и женился, хотел все исправить, а получилось как всегда. О чем он только думал? Как теперь жить со Светой? Ведь любовь никуда не делась… Но Ленку одну в беде он никогда не бросит, даже если мир перевернется.
- Голова ужасно раскалывается. Что вы хотели?
- Я предлагаю стать вашим опекуном, твоим и Сережиным. Если ты согласна, то, как только его выпишут из больницы, я заберу вас к себе. Савченко обещал помочь с оформлением необходимых документов и договориться, чтобы органы опеки разрешили вам жить со мной, - он запнулся, - ну, то есть с нами - до официального решения комиссии. У него там вроде какие-то знакомые есть. Что скажешь? Согласна? – Но девушка молчала, никак не реагируя на слова Виктора. – Лена…
- Зачем?
- Что зачем? – Степнов никак не ожидал такого спокойного равнодушного тона.
- Зачем вам это нужно? У вас молодая жена, медовый месяц и все такое, зачем вам мы? В добренького решили поиграть? – Она оторвала голову от стены и, медленно повернувшись, заглянула ему в глаза. - Светлана Михайловна, я полагаю, не в восторге?
- Это наше общее решение. Скажи, ты согласна?
- У меня нет другого выхода. – Фраза «наше общее решение» резанула слух, болью отозвалась в сердце. «У него теперь семья. А я… я… Почему? Ну за что?!» - Лена закрыла лицо руками и разрыдалась. Горько, отчаянно. Она пыталась успокоиться и не могла, лишь всхлипывала: – Сейчас… все… пройдет… идите… жена… ждет…
Виктор моментально оказался на коленях перед плачущей девушкой, осторожно обняв, прижал к себе. Легонько поглаживал по спине и шептал:
- Поплачь, Лен, поплачь, легче станет. Все будет хорошо. Обещаю.


- 2 -

Лена, собрав все необходимые вещи в сумку, поставила ее в прихожей, а сама, в ожидании Степнова, забралась с ногами на диван и обхватила колени руками. «Вот и все, - вздохнула она. - Подумать только, почти год назад вся школа на ушах стояла, обсуждая наш с Виктором Михайловичем «роман», а теперь я буду жить с ним в одной квартире, и никто слова не скажет. Жить с ним… и с ней. У них ведь медовый месяц, как я буду за всем этим наблюдать?» Непрошенные слезы опять навернулись на глаза, и Лена яростно вытерла их тыльной стороной ладони. «Нет, нельзя об этом думать! Нельзя плакать! Нельзя, чтобы Степнов это увидел, мне не нужна его жалость. Ох, лучше бы он совсем не приходил… Потерялся бы где-нибудь по дороге и зашел завтра или послезавтра, а лучше - вообще никогда». От резкого звонка в дверь Лена вздрогнула, поднялась с дивана и, пытаясь на ходу привести себя в относительный порядок, поплелась в прихожую.
- Физкульт-привет! – Мужчина, широко улыбаясь, переступил порог, скользнул взглядом по лицу девушки и нахмурился. – Кулемина, ты чего нос повесила? Хорошие новости! Я был в больнице, разговаривал с лечащим врачом Сергея, его завтра выпишут.
- Правда?
- Конечно, правда. Собралась? Тогда поехали. - Виктор легко подхватил стоящую у двери объемную сумку и вышел.
- Вот и все. - Лена взяла с тумбочки ключи и погасила свет. Запрокинула голову, пытаясь удержать вновь подступающие слезы, и прошептала в пустоту: - Мама, мамочка, помоги…

- Проходи. Теперь это все твое.
Лена огляделась. Виктор Михайлович выделил ей самую большую комнату в квартире. Приятные светло-бежевые обои, веселенькие желтые занавески, удобно расставленная мебель: большой платяной шкаф с зеркальными дверцами, шкаф для книг, письменный стол и диван.
– Спасибо, здесь очень уютно.
- Я рад, что тебе понравилось. - Девушка вдруг почувствовала, что мужчина волнуется, хочет что-то еще добавить и не решается. От его взгляда бешено застучало сердце, вдруг стало нечем дышать. Она стремительно подошла к окну, отодвинула штору – темно. – Обживайся, не буду тебе мешать. – Повернулся, собираясь выйти.
- Виктор Михайлович, а… Сережа?
- Он будет жить в нашей комнате. Я уже поставил туда кроватку.
- Нет!
- Лен, наверняка придется вставать к нему среди ночи, кормить, менять пеленки. А тебе с утра в школу. Как ты собираешься учиться в таком режиме?
- Нет! Я сама буду ухаживать за своим братом. Переведусь на домашнее обучение или в экстернат, неважно, но Сережку на эту… вашу жену не оставлю. Я его никому не отдам, вам понятно?! У него кроме меня никого больше не осталось. – Голос задрожал от нахлынувших воспоминаний.
- Лена, послушай, – Степнов устало вздохнув, присел на краешек дивана, – я все понимаю. Я, черт возьми, все понимаю!!! – Обхватил голову руками и едва слышно застонал. – Савченко предупредил, что если твоя успеваемость упадет, органы опеки могут отказать мне в опекунстве, так что этот вариант отпадает. Конечно, отметки – не главный и не единственный критерий, но все же…
- И что, Светлана Михайловна добровольно согласилась уйти с работы, чтобы сидеть с моим братом?
- Нет, конечно. Зоя Семеновна порекомендовала нам хорошую няню, свою дальнюю родственницу. Она завтра поедет с нами забирать Сережу из больницы. Очень душевная женщина, тебе понравится.
- Хорошо, но жить он будет со мной в этой комнате!
- Лен, а ты уверена, что справишься?
- Виктор Михайлович, это не обсуждается.
- Ладно, после ужина перенесем кроватку и остальные вещи. А пока располагайся, не буду тебе мешать.
Девушка начала раскладывать одежду по полкам, но внутри затаился страх: «Может, Степнов прав и я много на себя беру? А вдруг не справлюсь? Нет, просто обязана справиться». Достала из сумки фотографию: счастливый Никита, стоя на крыльце роддома, бережно держит новорожденного сына, радостный Петр Никанорович обнимает улыбающуюся Веру и что-то ей говорит. «Четыре месяца прошло, а кажется, целая вечность. Мама… папа… дед…»
- Леночка, я освободила тебе шкафчик в ванной, можешь поставить туда… Ты плачешь?
- Нет, Светлана Михайловна. – Лена быстро смахнула слезы, шмыгнула носом и попыталась изобразить улыбку. – Все хорошо.
- Ну ладно. Пойдем на кухню, ужин готов.

Как ни старалась Уткина скрыть облегчение от того, что ей не придется ухаживать за мальчиком, у нее это не получилось. Кулемину раздражали ее наигранно доброжелательный тон, жалкие попытки пошутить или рассказать школьные новости, но еще больше бесили полный жалости взгляд и приторно слащавое обращение «Леночка»: «Леночка, передай, пожалуйста, хлеб… Леночка, ты наелась? Может, добавки?.. Леночка, хочешь чаю?». В конце концов Кулемина не выдержала:
- Спасибо, Светлана Михайловна, мне больше ничего не надо. – Резко вскочила, с грохотом отодвинув стул. Бросила хмурый взгляд на Степнова. – Я пойду к себе, извините. – На что женщина обиженно поджала губы.

Спасибо: 46 
Профиль
Murzik





Сообщение: 995
Настроение: Как же я соскучилась!
Зарегистрирован: 29.01.10
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 77

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.10.11 21:08. Заголовок: - 3 – В своей кр..


- 3 –

В своей кроватке заворочался Сережа, значит пора вставать. Лена села на диване, с трудом разлепив веки. Надо еще немного потерпеть, через неделю начнутся зимние каникулы и станет легче. Непременно станет легче. Девушка решительно откинула одеяло и поплелась на кухню ставить чайник. Достала из шкафчика чистую бутылочку, насыпала необходимое количество мерных ложек сухой смеси, налила в глубокую миску холодной воды, чтобы остудить кипяток до нужной температуры, – ежедневный, ставший уже привычным ритуал. Села на табурет, прислонившись спиной к стене, потерла глаза. «Как же хочется спать! Вот уснуть бы и не проснуться. Никогда… Что за дурь лезет в голову с утра пораньше? Нельзя раскисать, Лена! Сейчас Степнов придет с работы, пора разогревать ему завтрак». В подтверждение ее мыслей осторожно открылась входная дверь, и в прихожей показался ее учитель.
- Доброе утро! – прошептал он и стал снимать верхнюю одежду.
Она не ответила, лишь кивнула в знак приветствия и полезла в холодильник за кастрюлей и сковородой. В ванной зашумела вода: Виктор принимал душ. «Вот интересно, где он работает? Судя по всему, еще в двух местах помимо школы. Ночью понятно - охранником, а вечерами?» Заплакал Сережа. Лена, капнув немного готовой смеси себе на ладонь, встряхнула еще раз бутылочку и направилась в комнату кормить брата.
- Уснул? – Степнов уже сидел за столом и пил чай.
- Ага.
- Садись поешь. – Кивнул на полную тарелку.
- Да что-то не хочется.
- Лена! – Она послушно опустилась на стул и, положив перед собой учебник по физике, потянулась за вилкой. – Как дела в школе?
- Нормально. Контрольная сегодня, хочу повторить формулы.
- Ни пуха тебе!
- К черту. Виктор Михайлович, скоро надо будет с Сережкой к врачу ехать…
Лена не успела договорить: на тесную кухню вплыла Светлана в ослепительно белом и до неприличия коротком кружевном пеньюаре. Присела рядом с мужем и, чмокнув его в щеку, промурлыкала:
- Витенька, доброе утро! Уже позавтракал? А я так хотела составить тебе компанию. - Женщина улыбалась и кокетливо стреляла глазками в опешившего мужчину, явно ожидая каких-то слов или действий с его стороны.
- Свет, ты извини, мне в школу надо пораньше. – Виктор резко поднялся и пулей вылетел из кухни.
Уткина, явно недовольная поведением мужа, бросила раздраженный взгляд на девушку и стала яростно намазывать масло на хлеб.
- Я, пожалуй, тоже пойду. – Отставив тарелку с почти нетронутым завтраком, Лена подхватила учебник и поспешила в прихожую.

Кулемина брела по все еще темным улицам, сунув окоченевшие руки в карманы и низко опустив голову. От слез глаза почти не различали дороги - она налетала на прохожих, машинально извинялась и шла дальше. Через какое-то время обессилено опустилась на первую попавшуюся скамейку, скинула с плеча сумку и закрыла лицо руками.
Несколько дней назад она наконец призналась себе, что любит Степнова. Пришла как-то с прогулки, осторожно раздела и уложила все еще спящего брата в кроватку, а сама направилась на кухню делать уроки, да так и застыла на пороге. За столом сидел Виктор. Перед ним в беспорядке были разложены какие-то бумаги, он, сверяясь со списком, вытаскивал нужные, внимательно изучал и аккуратно складывал в папку. Мужчина, похоже, так увлекся, что не заметил появления девушки. А Лена, прислонившись к дверному косяку, наблюдала за ним, ощущая щемящую нежность в груди. И вдруг поняла – она любит. Искренне и глубоко любит женатого мужчину.
«Почему жизнь так жестока? Может, не возвращаться? Сбежать? Нет, невозможно. Однако видеть Виктора рядом со Светланой Михайловной просто невыносимо. Замкнутый круг какой-то. И очень больно внутри…»

- …Ириночка Ренатовна, вот что мне де-е-елать? Мы уже месяц женаты, а спим как брат с сестрой. Даже не целовались ни разу после ЗАГСа. А все из-за Куле-о-оминой… – Девушка услышала свою фамилию и инстинктивно замерла у кабинета химии, совершенно забыв о том, что секунду назад торопилась на урок литературы, отчаянно пытаясь придумать правдоподобное объяснение двадцатиминутному опозданию.
- При чем тут Лена? Света, я ничего не понимаю. Успокойся и расскажи по порядку. – Из-за приоткрытой двери послышались всхлипывания, а затем шаги. – На, выпей воды.
- Спасибо. – Возникла небольшая пауза. – Я так мечтала, как мы здорово и дружно заживем после свадьбы: будем ходить в театр, в консерваторию, на выставки, ездить по выходным к моей маме в Клин или на экскурсии по подмосковным городкам, а к лету подкопим денег и обязательно устроим настоящий пра-а-аздник… - Вновь послышались приглушенные рыдания. – Я в белом платье, Витя в костюме, гости, лимузин и все такое… А тут эта трагедия! Витенька сам не свой стал, когда узнал, что Кулемины-старшие погибли. Всю неделю до похорон не отходил от Лены, ночевал в больнице у Сережи, домой приходил только душ принять и переодеться. А потом просто перед фактом поставил: он начал собирать необходимые документы, чтобы оформить над ними опекунство.
- Подожди, ты же говорила, что сама согласилась? Тебе стало жаль Кулеминых, ведь их непременно отправили бы в детский дом?
- Ну да-а… А что мне оставалось делать? Витенька сказал, что если меня что-то не устраивает, мы можем развестись в любой моме-е-ент…
- Свет, не реви! Твой муж ответственный и благородный человек, ты должна им гордиться.
- Да, ответственный и благородный для всех, кроме меня. Меня он вообще не замечает. В школе лишний раз из спортзала не выйдет, сразу после уроков бежит оформлять необходимые для опеки бумажки, вечером - в соседний супермаркет, он там теперь разнорабочим подрабатывает, а ночью стоматологическую поликлинику охраняет. Все, что я слышу от него по утрам – это «Привет», вечером – «Я на работу» или, если у него свободная ночь, «Я очень устал. Спокойной ночи». Я так больше не могу-у-у…
Опять послышались рыдания, а затем шаги. Видимо, Ирина Ренатовна побежала за еще одним стаканом воды.
- А ты пробовала с ним поговорить? Рассказать, что ты все-все понимаешь, но тебе тоже хочется немножко внимания и теплоты?
- Ну… я… попробовала сегодня обратить на себя Витино внимание, а он так наорал на меня. Сказал, чтобы я никогда больше не смела появляться при детях в таком виде, и вообще… столько обидных слов наговорил!
- Света, а что ты сделала? – осторожно поинтересовалась химичка. Библиотекарша, сбиваясь и всхлипывая, рассказала о своем эксперименте. – Знаешь, план был неплохой, но… - Каримова тщательно подбирала слова, чтобы еще больше не расстроить подругу, – но это надо было делать наедине. Свидетели в таком деле… лишние, понимаешь?
- Да?! А как мне тогда быть? У нас в квартире всегда кто-то есть: днем с Сергеем сидит Анна Петровна, а вечером Лена. И Витенька так редко бывает дома.
- Ну, не знаю. На выходные куда-нибудь съездите вдвоем. О, придумала! Через неделю Новый год, а что если вам уехать на новогодние каникулы? За границу дорого и с визами уже не успеть… но можно же попробовать поискать путевки в подмосковный пансионат? Наверняка два места найдется.
- Ириночка Ренатовна, вы мой ангел-хранитель! И как я сама не догадалась!!! – В голосе Уткиной послышалось воодушевление. – У мамы есть знакомая, которая работает в турагентстве, сейчас же ей позвоню. Спасибо вам!
Послышался звук отодвигаемого стула, и Лена юркнула за дверь женского туалета. Ее трясло, словно в ознобе. Она обняла себя руками, походила туда-сюда вдоль кабинок, пытаясь успокоиться и привести мысли в порядок, но тщетно - в голове царил полный хаос. Прозвенел звонок с урока. Девушка вспомнила, что сейчас будет контрольная по физике, а она так ничего и не повторила. Глубоко вдохнула, выдохнула, взглянула на себя в зеркало, попыталась придать лицу беззаботное выражение и вышла в коридор.

Спасибо: 46 
Профиль
Murzik





Сообщение: 1003
Настроение: Как же я соскучилась!
Зарегистрирован: 29.01.10
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 77

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.10.11 21:43. Заголовок: - 4 – - Ленка, ты о..


- 4 –

- Ленка, ты опять лажаешь, соберись! – Наташа отставила гитару в сторону и обратилась к остальным Ранеткам: - Давайте сделаем перерыв?
- Липатова, какой перерыв? Через час начнется новогодний концерт, нам выступать, а мы полтора месяца не репетировали. – Лера, недовольная и раздраженная, со всей силы ударила по тарелке. По актовому залу прокатился высокий дребезжащий звук.
- Девчонки, простите меня, но я не буду играть.
- Кулемина, ты офигела? – Новикова подскочила со своего места. – Ты не можешь нас бросить! Где мы сейчас тебе замену найдем?
- Лер, не кричи. – Женя вышла из-за синтезатора. - Лена, мы понимаем, тебе тяжело, но не руби с плеча. Сережка подрастет, и у тебя снова появится время на занятия музыкой. Пойдемте лучше в столовую, съедим чего-нибудь, глядишь, настроение поднимется.
- Нет. – Бас-гитаристка опустила глаза и отрицательно помотала головой. – Это без меня.
- Лен, ну извини, сорвалась. – Лера подошла к Кулеминой и взяла ее за руку. – Правда, пойдем поедим. У меня конфеты есть.
- Проехали. Но я действительно не могу больше играть, сегодня – последний раз.

«Девчонки обиделись. Вот как им объяснить, что даже в руки брать гитару не хочется? Ничего не чувствую, только боль… постоянную ноющую боль в груди. Я ведь сильная, я справлюсь, переживу. Нельзя, нельзя падать духом, Виктор Михайлович всегда говорит… Виктор Михайлович… Ради Сережи, я должна жить ради брата. И буду жить, слышишь, Бог?!» Девушка опустилась в кресло, положила руки на живот и, резко согнувшись пополам, прижала голову к коленям. Задержала дыхание, не позволяя эмоциям выплеснуться наружу. Хватит, наплакалась.
К четырем часам Лена вернулась домой. Кое-как отыграла свою партию и сразу ушла, даже не стала досматривать концерт, не говоря уже про дискотеку. Провожая Анну Петровну с пожеланиями счастливого Нового года, заметила в углу прихожей объемную дорожную сумку. У нее чуть не остановилось сердце – значит, Степновы едут сегодня. Ну что ж… Покормила братишку и быстро собралась с ним на прогулку. Лучше мороз, темнота и одиночество, чем счастливые улыбки Светы и Виктора, предвкушающий огонек в их глазах. Что угодно, только не это.
Полтора часа бродила по постепенно пустеющим улицам, желая одного – лишь бы Сережка поспал подольше. Перед тем как зайти в подъезд, взглянула на темные окна степновской квартиры и облегченно вздохнула. Поднялась на лифте на свой этаж, с трудом открыла дверь: малыш проснулся, заплакал и чтобы успокоить, пришлось взять его из коляски на руки. Переступила порог - багажа в углу не было. Все. Лена и подумать не могла, что мир может рухнуть вот так, из-за пустяка, из-за черной дорожной сумки…
- Ну вот, солнышко, сейчас разденемся и пойдем купаться. Ты ведь любишь плескаться в теплой водичке? Конечно, любишь… - Присела на краешек пуфика, продолжая бормотать что-то нарочито ласковым голосом. Но не смогла поднять руку, чтобы расстегнуть молнию на комбинезоне и откинуть капюшон. Лишь крепче прижала к себе братишку, закрыла глаза и, покачиваясь, беззвучно заплакала.
В замке повернулся ключ, скрипнула дверь и откатилась вглубь прихожей коляска.
– Лен, ты почему тут сидишь? Что случилось? Что-то с Сережей? – Виктор схватил девушку за плечи и легонько потряс. – Лена, да ответь же ты!
Затем осторожно разжал ее руки, забрал мальчика, снял верхнюю одежду и осмотрел его. Ничего необычного, подгузник подтек, и Сережка, скорее всего, просто проголодался. Обернулся к девушке: невероятно бледная, пустой безжизненный взгляд, красные глаза, опухшие веки и нос, обнимает себя руками и дрожит. Ох, Ленка… Это его вина, это все из-за него! Не надо было взваливать на хрупкие девичьи плечи заботу о маленьком брате. Почему он тогда уступил ее просьбе?
- А вы… не уехали?
- Нет. Ты знала?
- Да. – Она опустила голову.
- Ты иди ложись. Я с малышом сам управлюсь. – Не было сил смотреть на нее такую. Даже на ринге, после рокового боя, кажется, было легче.
- Угу. – Но с места не сдвинулась, даже не пошевелилась. – Почему?
- Что «почему»?
- Почему вы не уехали?
- Лен, я дежурил в школе на дискотеке. И вас не смог бы бросить, я все-таки опекун, пусть еще неофициальный. К тому же мне второго на работу.
Как сказать ей, что он физически не выносит присутствия своей жены рядом? Не может заставить себя даже прикоснуться к ней, не говоря уже о большем. Каждое утро просыпается в страхе, что спросонья назовет Свету Ленкиным именем. Нарочно изматывает себя на работе, только бы спать без сновидений. И любит он ее. Всей душой. Вопреки всему. Какие уж тут поездки?
Степнов унес мальчика в комнату, положил в кроватку и зашел в ванную. Раздался плеск воды, и Кулемина будто очнулась. Виктор Михайлович не уехал. Он никуда не уехал! Вдруг стало так легко на душе, что она рассмеялась.
- Ты не заболела? – Мужчина выглянул из-за двери, наскоро вытер руки полотенцем и подошел к девушке. Потрогал лоб. – Плохо дело... – Сам стал стаскивать с нее кроссовки, расстегивать куртку, девушка лишь послушно выполняла указания. В комнате надрывался Сережа. – Малец, потерпи, сейчас твою сестру уложу и займусь тобой, - прокричал в его сторону, подхватил Лену на руки и бережно опустил на диван.
Когда Виктор осторожно уложил довольного сопевшего малыша обратно в кроватку, девушка уже сладко спала, почти с головой укрывшись одеялом. Ему непреодолимо захотелось просто взглянуть на нее, слегка отодвинув краешек одеяла. Уже протянул руку, но сдержался, заставил себя выйти из комнаты, плотно прикрыв дверь.
Долго стоял на кухне, вглядываясь в сияющий миллионами разноцветных огней город. Новогодняя ночь, всеобщее помешательство… Отовсюду были слышны музыка, смех, поздравления и пожелания счастья, гремели и разрезали серую мглу яркими всполохами фейерверки, а у него было так муторно на душе. Жалел, что сорвался сегодня на Светлану, наговорил всякого сгоряча. Понятно, ей просто хотелось побыть вдвоем, вот и устроила «сюрприз». Но это ладно, плохо, что Ленка заболела. Бедная девочка, сколько же на нее свалилось за последние полтора месяца! Да еще он масла в огонь добавил: практически заставил жить втроем, точнее вчетвером, в одной квартире. А как по-другому? Спокойно смотреть, как Кулеминых определяют по разным детским домам? «А может, не надо было вообще жениться?» - шептал внутренний голос. Конечно, не надо было. Это он сдуру в омут бросился, а теперь… ничего уже не исправишь.
- Почему вы в темноте? – Мужчина вздрогнул от неожиданности. Задумался и не заметил, как рядом появилась Лена.
- А… не знаю. Ты чего вскочила? – обеспокоенно поинтересовался Виктор. – Как себя чувствуешь?
- Вроде нормально, и температуры нет.
- Точно?
- Да.
- Ленка, может, я все-таки заберу Сережку к себе? Хотя бы на каникулы? Тебе отдохнуть и выспаться надо, на себя уже не похожа, одна тень осталась. Петр Никанорович мне никогда бы не простил… - не договорил, понял – продолжать не стоит. Помолчал. – Скучаешь по ним?
- Безумно. – Ее голос стал глухим и невероятно грустным. – Особенно по деду, к отсутствию родителей я более-менее привыкла.
Виктор больше не стал ни о чем спрашивать, обнял Лену и прижал к себе. Гладил по спине и волосам, шептал скорее для себя, чем для нее: «Все будет хорошо, девочка моя. Все будет хорошо».
- Я вас люблю, - услышал вдруг. – Конечно, вы женатый мужчина и между нами ничего не может быть… но я все равно вас люблю. – Девушка аккуратно высвободилась из его объятий и ушла в свою комнату.
Степнов сжал кулаки с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Сдержаться, только бы сдержаться и не закричать!

Жизнь потекла своим чередом, один выходной день сменялся другим. Лена и Виктор много времени проводили вместе, но общались исключительно по делу, никак не затрагивая ночной разговор на кухне. Все их внимание переключилось на Сережу. Степнов с удовольствием возился с малышом, словно с родным сыном, а Ленка, освобожденная от части обязанностей, отсыпалась. Когда позволяла погода, ходили в Измайловский парк, один раз съездили втроем в торговый центр: Кулемин-младший стремительно рос, и купленная ранее одежда уже стала мала. На Рождество Виктор подарил Лене зеркальный фотоаппарат. Поставил коробку у дивана, пока девушка спала, и все утро с замиранием сердца прислушивался к шорохам. А вдруг ей не понравится?
- Виктор Михайлович, зачем? – Он не торопился поворачиваться. Подождал, пока Сережка проглотит кашу, вытер ему подбородок.
- Ты же так о нем мечтала.
- Но это очень дорогой подарок! Вы и так из-за нас на трех работах работаете…
- Да хоть на десяти. Тебе не понравилось? Ты другую модель хотела? – Заглянул в глаза. Разволновался, будто мальчишка.
Девушка отрицательно помотала головой, а затем несмело улыбнулась:
- Эту. А как вы догадались?
- Много будешь знать, Кулемина, скоро состаришься. – Привычным жестом легонько щелкнул ее по носу и чуть не задохнулся от теплой и искренней улыбки. Господи, он уже целую вечность не видел Ленку такой – с сияющими глазами, радостной и счастливой! И вдруг явственно ощутил, что лед, появившийся в их отношениях после его глупого признания у подъезда, дал трещину. Незримую, самую первую маленькую трещинку. – Кстати, Лен, постоянно забываю тебе сказать. Я тридцатого сдал в опеку все документы, двадцатого января состоится заседание комиссии. Тебе тоже надо будет там присутствовать.
- Хорошо. – Она прижала к себе коробку, намереваясь вернуться в комнату. Но замерла и осторожно спросила: - А Светлана Михайловна… когда вернется?
- Не знаю точно, десятого, наверное.
- Ясно. – Девушка ушла, а он продолжил кормить Сережу.

- 5 –

Лена чувствовала, что между Степновым и Уткиной что-то происходит. Формально все осталось как прежде, девушке не на что было жаловаться. Никаких скандалов в ее присутствии никто не устраивал, и в этом, без сомнения, была заслуга Виктора Михайловича. А то, что эти самые скандалы были, Кулемина не сомневалась. Красноречивее всяких слов говорили раздраженные, а порой ненавидящие взгляды, которые бросала на Ленку Светлана Михайловна. Ну и пусть! Ей было плевать на библиотекаршу с высокой колокольни, вот только ее опекун очень выматывался от каждодневной ругани, она точно знала. Стараясь хоть как-то его поддержать, взвалила на себя всю работу по дому. Уткина, видимо, объявила забастовку и демонстративно перестала интересоваться домашними заботами. Когда Виктор приходил вечером уставший и раздавленный, Лена молча садилась рядом, брала его ладонь в свои руки, стараясь забрать себе весь негатив.

Гром грянул на восьмое марта. Степнов утром ушел на работу, Ленка готовила на кухне обед, Сережка спал, а Светлана Михайловна не выходила из своей комнаты, откуда было слышно только бормотание телевизора.
- Это ты во всем виновата! – Девушка вздрогнула от визгливого голоса Уткиной. Она и не заметила, как женщина оказалась рядом. – Это из-за тебя разрушился мой брак!
- Что? – Кулемина, остолбенев от неожиданных обвинений, не нашлась что сказать.
- Да если бы не ты, мы были бы счастливы! Жили бы душа в душу! Поганка! Лолита недоделанная! – Миловидное личико библиотекарши перекосилось от злобы и ярости. – Ты специально подстроила так, чтобы твои родители погибли. Решила подобраться еще ближе к моему мужу, школы тебе показалось мало?
- Что вы такое говорите? Родители погибли в авиакатастрофе.
- Нет, это ты их убила! Они ведь торопились к своей любимой доченьке…
- Света, замолчи! – На кухню, не раздеваясь, влетел бледный, напряженный как струна, Виктор. Схватив орущую женщину за плечи, выволок в прихожую и вытолкал за дверь, прямо в домашнем халате и тапочках. Затем ненадолго скрылся в спальне, вышел оттуда с битком набитой дорожной сумкой, заглянул в ванную, потом сорвал с вешалки верхнюю одежду Уткиной, схватил обувь и вышвырнул все это прямо на лестничную площадку. Захлопнул дверь, повернул ключ и стремглав бросился обратно на кухню. – Лена, Леночка… Я идиот, что женился на ней! Какой же я идиот!!! Ленок… Девочка моя, солнышко мое, любимая…
Степнов не заметил, в какой момент девушка оказалась в его объятиях, когда он начал легко целовать ее щеки, нос, глаза, несмело коснулся мягких приоткрытых губ. Безумный, нежный, страстный поцелуй двух измученных, истосковавшихся друг по другу людей прервал детский плач.
- Сережа проснулся, - тяжело дыша, прошептала Лена.
- Да… Ты простишь меня? – Виктор прислонился лбом к ее лбу, удерживая в ладонях ее лицо, умоляюще заглянул в глаза.
- Давно простила. И ты меня прости… Я тоже виновата, такого наговорила, до сих пор стыдно.
- Нет, ты ни в чем не виновата. Это я, идиот, пришел с конфетами, напугал тебя.
- Все, – она приподнялась на цыпочки и вновь коснулась его губ, – закрыли тему. Ты меня отпустишь к брату? – Виктор нехотя разжал объятия.

- Привет! Купаемся? – Светловолосая макушка на мгновение показалась в дверном проеме ванной комнаты и тут же исчезла. Степнов привстал с корточек, аккуратно подлил в ванну горячей воды и вручил довольному Сережке резиновую собачку.
- Угу, ты чего так рано? Сбежала сразу после вручения аттестатов?
- Да, скука смертная… - Лена, быстро переодевшись в футболку и домашние штаны, присоединилась к мужчине. – Как вы тут? – Братишка хлопнул маленькой ладошкой по воде, брызги разлетелись во все стороны. Виктор успел прикрыть лицо полотенцем, а Ленка тут же промокла. – Фу! Ну, малой, держись! – И, зачерпывая рукой воду, стала поливать пухлые плечики, спинку и кругленький животик. Мальчик взвизгнул от удовольствия и засмеялся.
- Лен, сегодня ведь твой выпускной. Жалеть не будешь?
- О чем, Вить? Ты в школе с весны не работаешь, а кроме тебя меня там ничего больше не держит. Доучилась, и слава Богу!
- Как же «Ранетки»?
- Будут поступать всей группой в Снегинку.
- А ты?
- Нет.
- Лен, тебе же нравилось заниматься музыкой! Не отказывайся от своей мечты.
- Вить, мы сто раз уже это обсуждали. Буду работать помощником редактора у Николая Александровича. Они с дедом с незапамятных времен дружили, и просто чудо, что мы его тогда в кафе встретили. Его предложение – мой реальный шанс оформить опекунство над Сережей. И ты, наконец, сможешь развестись…
- Но тебе ведь учиться надо! Год пропустишь, тяжело будет потом нагонять, ЕГЭ заново сдавать придется.
- Сдам. Поработаю год, мне как раз восемнадцать исполнится, оформлю опекунство и, если понравится профессия редактора, поступлю на заочное отделение в университет печати или еще куда…
- Ленка!
- Вить, я все решила.
- И отговаривать бесполезно?
- Ты же знаешь… - Она коснулась кончиками пальцев его скулы, с нежностью заглянула в глаза, и Степнов сдался. – Я так тебя люблю.
Мужчина потянулся за поцелуем, но тут на них обрушился настоящий дождь. Это Сергей, обидевшись, что взрослые перестали обращать на него внимание, начал яростно колотить ручками по воде.
- Ну, малой!
- Ну, Сережка! – И они дружно рассмеялись.

Конец .



Спасибо: 51 
Профиль
Murzik





Сообщение: 1039
Настроение: déjà, déjà...
Зарегистрирован: 29.01.10
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 78

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.11.11 21:38. Заголовок: Не было бы счастья...


Автор: Murzik
Название: Не было бы счастья…
Пейринг: КВМ
Рейтинг: G
Жанр: Romance
Бета: All-a A
Размер: мини (в трех частях)
Статус: окончен

Автор идеи: freedom

Лика, спасибо . Давно чесались руки исправить кое-какие моменты во втором сезоне, и твоя идея пришлась как раз к месту.

forget-me-not, Катя, .

Комментарии.

Спасибо: 15 
Профиль
Murzik





Сообщение: 1040
Настроение: déjà, déjà...
Зарегистрирован: 29.01.10
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 78

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.11.11 21:43. Заголовок: - 1 - - Лен, как бы..


- 1 -

- Лен, как бы нам все-таки затащить Виктора Михайловича на встречу с читателями, а?
- Дедуль, он мне вчера сказал, что ни за что не пойдет.
- Ну я же извинился перед ним, и опровержение в газете напечатано. Все теперь знают, что он не виноват.
- Знают, но осадок-то остался.
- Ох, не хочется мне одному идти, ведь роман мы вдвоем писали.
- Дедуль, да ты сам прекрасно ответишь на все вопросы.
- Нехорошо это, Лен. Читатели придут посмотреть на нас обоих. Что я им скажу? Где мой соавтор?
- Скажи - в школе. Физкультуру ведет.
- Ну как же? Люди время потратят, неудобно их подводить. Может, все-таки удастся его уговорить? Хотя бы заглянуть?
- Дедуль, не обещаю, но попробую что-нибудь придумать. Все, завтрак на столе.
- Спасибо. Постарайся, Лен, а?
- Дедуль, я сказала - попробую.


По дороге в школу Лена прокручивала в голове разговор с дедом. Да-а-а… задал он ей задачку! Что бы такое придумать? Может, попросить Степнова донести до кафе, где будет проходить встреча, какой-нибудь тяжелый пакет? Ну, если только со спортивной формой, больше не с чем. Не прокатит. А если позвонить Виктору Михайловичу сразу после начала и пожаловаться, что к ней прицепились пьяные мужики, она вынуждена отсиживаться в туалете и боится идти домой? Да, пожалуй, сработает, но… как-то противно врать подобным образом. Он столько сделал для них с дедом, а эта «сказочка» станет очередным ударом в спину. Нет, лучше всего просто еще раз поговорить.
Степнова в школе не было. Закрытые двери спортзала Ленку ничуть не обеспокоили: наверняка просто нет первого урока и он придет ко второму. Но на всякий случай она посмотрела расписание – так и есть, сейчас окно, потом восьмой «в», пятый «а», а последние два урока в их параллели. Однако на следующей перемене на по-прежнему запертых дверях появился листок с измененным расписанием: физкультуры там не было. Немного поколебавшись, Кулемина рванула в кабинет истории.
- Игорь Ильич, здравствуйте!
- А, Лена, привет!
- Игорь Ильич, вы не знаете, почему Виктора Михайловича сегодня нет?
- Знаю, он заболел. Ты что-то хотела?
- Да, дед просил передать приглашение на встречу с читателями. А долго его в школе не будет?
- Лен, я не могу точно сказать, возможно, пару недель, а может, и дольше.
- Понятно. Спасибо.
Что же случилось? Ведь виделись вчера после уроков, все с ним было нормально! Степнов вообще редко болел, самое серьезное, что она помнила, – перелом ребра. Аппендицит? Машина сбила? Хулиганы на улице порезали? От нехороших мыслей сжалось сердце, неприятный холодок пробежал вдоль позвоночника. Надо срочно выяснить, только как? Рассказова неловко об этом расспрашивать, может, позвонить Степнову и спросить напрямую? Нет. После всего, что было, он с ней даже разговаривать не станет. Максимум, что можно от него услышать: «жив, скоро буду». Интересно, Малахова что-то знает? Возможно: они очень сблизились из-за истории с опровержением. Но для похода к Яне Ивановне нужна красивая легенда, чтобы внятно объяснить, зачем ей подробности личной жизни учителя. А зачем они ей, Лена и сама толком не могла понять. Просто волнуется. Ведь может она переживать за близкого человека, друга, которому к тому же многим обязана?
Беспокойство весь день не покидало девушку, а полная неизвестность и невозможность хоть как-то прояснить ситуацию угнетали еще больше. Еле досидев до конца последнего урока, она с огромной неохотой поплелась вслед за Лерой и Наташей в библиотеку готовить совместный доклад о поэтах Серебряного века. Пока девчонки подбирали литературу, Лена, вспомнив, что так ничего и не рассказала деду, незаметно вышла в коридор. Уже начала набирать номер, как из-за угла послышался голос классного руководителя:
- Да, эсэмэску твою получил, куплю все что надо, не волнуйся… Вить, а ты уверен? Я вроде в детстве болел ветрянкой… Ну, скорее всего, болел, не помню точно… Хорошо, хорошо, сделаю, как просишь. Все, через полчаса буду.
Вот оно - решение!

Проследить за историком не составило большого труда: он зашел в супермаркет, затем заглянул в аптеку и направился к дому коллеги. Лена шмыгнула следом в приоткрытую подъездную дверь, поднялась на площадку первого этажа и притаилась. Шаги достаточно быстро стихли, зашуршал полиэтиленовый пакет, а затем она вновь услышала голос Игоря Ильича: «Вить, я все оставил у двери, как ты просил. Тебе больше ничего не нужно?.. Тогда я пойду, выздоравливай!». Вот засада! Через несколько секунд Рассказов уже будет здесь и обязательно увидит ее: спрятаться-то совершенно негде. Бежать на улицу? А как потом снова попасть в подъезд? Черт, что делать?! Кулемина успела дернуть вниз молнию, снять куртку и, кое-как вывернув ее наизнанку, пристроить на плечи. Капюшон толстовки накинула, когда учитель был совсем близко. Отвернулась к стене с почтовыми ящиками, делая вид, что ищет в сумке ключ, и моля Бога, чтобы классный руководитель ее не узнал. Сердце бешено колотилось, руки дрожали и не слушались. Ленке казалось, что Игорь Ильич намеренно замедляет шаг. Точно! Остановился. Не поднимая головы, выдавила из себя чужим низким голосом:
- Дядя, закурить не найдется?
- Не курю и вам не советую.
Раздался противный писк, а затем грохнула тяжелая металлическая дверь. Ушел. Узнал? Скорее всего, да. Ну и ладно. Главное, что не пришлось оправдываться и ничего объяснять.
Пакет, оставленный историком, сиротливо лежал у обитой коричневым дерматином двери с номером сорок пять. Странно… Что вообще происходит? Девушка опустилась рядом на корточки: после недавнего стресса не держали ноги, да и куртку не мешало привести в порядок. Щелкнул замок, она подняла взгляд и не удержалась от испуганного восклицания:
- О, Боже… Виктор Михайлович, что с вами?
- Кулемина?!
Лена не успела даже вскочить на ноги, как дверь захлопнулась. Да что за невезуха такая!!! Она жала на звонок, пока не устал палец, - без толку. Намеренно громко спустилась на один пролет, а затем бесшумно вернулась и затаилась у стены. Бесполезно. Видимо, Степнову было наплевать на брошенный пакет или он был уверен, что она все еще в подъезде. От нечего делать заглянула в белую «маечку» – ничего особенного: бутылка молока, овсянка, хлеб, пара огурцов и пучок зелени. На дне обнаружился пузырек с зеленкой и упаковка ватных палочек. Рассказов говорил, что болел ветрянкой… Странные красные пятнышки на лице физрука, которые она успела разглядеть совершенно точно... Зеленка… Получается, Степнов подхватил где-то детскую болезнь?! Приплыли. Ясно одно: сидеть под дверью больше не имело смысла.
Когда Лена вышла на улицу, уже начало темнеть. Сколько же времени она проторчала в подъезде? Достала телефон, глянула на дисплей и ахнула: двадцать восемь пропущенных вызовов. Бли-и-ин, дед, наверное, с ума сходит, ведь она ему так и не позвонила! Ой, ё-о-о… девчонки! А им что сказать? Почему сбежала? Забравшись ногами на грязную скамейку, села на спинку, набрала дедушку и, коротко обрисовав ситуацию с его соавтором, отключилась. Отправив Лере эсэмэску с извинениями и обещанием завтра все объяснить, выключила телефон. На душе было паршиво оттого, что Виктор Михайлович ее оттолкнул, не позволив быть рядом. Хотя… сама виновата, заслужила. Тоскливо оглядев двор, Лена подняла взгляд на серую панельную пятиэтажку: кое-где уже тепло и приветливо горел свет, однако в предполагаемых окнах степновской квартиры было по-прежнему темно. Тревога накатила с новой силой, заставив девушку спрыгнуть со скамейки и подойти к углу дома. Верх ограждения лоджии первого этажа находился достаточно низко от земли, к тому же сама лоджия была не застеклена, а всего лишь огорожена ажурной металлической решеткой. Кулемина задрала голову – второй этаж тоже не застеклен, а дверь в комнату приоткрыта. Что она собирается делать? А если ее увидят, или вдруг это окажется не квартира Степнова? Придется объясняться с милицией, родителей из Швейцарии выдернут, в школе разразится грандиозный скандал, а у деда больное сердце... Лучше всего пойти домой, сделать уроки и лечь спать.

Лена осторожно толкнула стеклянную створку, вошла в комнату и огляделась: сразу у стены - шкаф для одежды и стеллаж с книгами, напротив - кресло и диван с кучей одеял. В серых осенних сумерках светлые тона комнаты тоже показались серыми, и вообще было непривычно тихо и пустынно: ни работающего телевизора или хотя бы радио, ни разбросанной одежды, книг или журналов - будто никто здесь не живет.
- Виктор Михайлович… - тихонько позвала она. – Виктор Михайлович... – Неужели ошиблась квартирой? Не может быть. – Виктор Михайлович, вы здесь?
На диване что-то зашевелилось, и она разглядела лежащего человека. Он с трудом приподнялся на локтях, а затем сел.
- Лена? Какого… ты тут делаешь? – По запоздалой реакции чувствовалось, что мужчина с трудом соображает. – Лена, немедленно уходи, слышишь?!
- Нет. Я в детстве болела ветрянкой, так что не волнуйтесь. – Присела перед ним на корточки и задрала до локтя толстовку на правой руке. – Вот, видите шрамы? Корочки расчесала.
- Уходи! - Степнов попытался подняться, чтобы выпроводить незваную гостью силой, но от внезапно охватившей слабости покачнулся и плюхнулся обратно.
- Виктор Михайлович… - Лена инстинктивно схватила учителя за плечи, но тут же убрала руки. – У вас жар! Вы температуру мерили?
- Кулемина, Богом прошу, уходи!
Однако девушка проигнорировала слова Степнова. Помогла ему лечь, метнулась на кухню, смочила полотенце холодной водой и положила ему на лоб.
– Где градусник? Не скажете, сама найду.
- Там, в секретере, аптечка, – глухо отозвался Виктор.
- Врача вызывали? – Открыла дверцу и заглянула внутрь. На полке лежала коробочка с лейкопластырями, эластичный бинт, скатанный в аккуратный рулончик, тюбик с какой-то мазью и термометр. – Это все? Не густо, ну ладно… - Вытащила из футляра градусник, сунула в руки ошарашенному учителю. – Мне нужны ключи.
- Лен, спасибо за заботу и все такое, но сейчас я хочу побыть один. Один, понимаешь?! – Сдернул со лба полотенце, резко подскочил к девушке и схватил ее за локоть.
- Хорошо, не пустите в дверь, снова полезу через балкон. – И вырвала руку. – А сейчас ложитесь, вам необходим постельный режим. – Бросила на учителя убийственный взгляд и вышла в прихожую. Вслед ей донесся сдавленный стон, а затем хриплое:
- В правом кармане ветровки.
Слава Богу, пакет, принесенный Рассказовым, никто не унес - не пришлось по новой бежать в супермаркет. Лена убрала продукты в холодильник, поставила на стол пузырек с зеленкой. Что делать дальше? Чем вообще лечат ветрянку? Заметила на подоконнике ноутбук, поколебалась, но спрашивать у хозяина разрешения не стала: наорет, снова начнет выпроваживать, а знать, как бороться с болезнью, необходимо. Через пятнадцать минут Кулемина уже была в аптеке.
Вернувшись, быстро разделась и осторожно заглянула в комнату.
- Виктор Михайлович, вы спите?
- Нет…
- Надо обработать все ваши болячки, а еще я жаропонижающее купила и антигистаминный препарат, чтобы уменьшить зуд. Сейчас руки помою и приступим.
- Я сам.
- Ага, и спину зеленкой мазать тоже сами?
Кажется, она перестаралась. Практически обнаженное, мускулистое мужское тело помимо воли волновало ее, руки дрожали, щеки и уши горели, а сердце в груди подпрыгивало и бухало, эхом отдаваясь в висках. Одно дело - варить куриный бульон для раненного учителя, и совсем другое – аккуратно касаться ватной палочкой, щедро смоченной антисептиком, каждого красного пятнышка на могучих плечах, крепкой шее, небритом лице.
- Вроде бы все, прыщиков пока немного. Сильно чешется? – Поднялась с кресла и поторопилась уйти на кухню.
- Нет. Спасибо. – Степнову тоже было ужасно неловко - он поспешно натянул футболку и лег.
- Может, все-таки выпьете жаропонижающее? Легче станет. – Появилась в комнате со стаканом воды и таблеткой.
- Так обойдусь.
- Как хотите.
Лена рассердилась. Ее задел грубый тон, односложность фраз и явное желание Степнова, чтобы она поскорее покинула его квартиру. Ну уж нет, дудки!!! Он от нее так просто не избавится. Плюхнулась в единственное кресло и закинула ногу на ногу. Виктор отвернулся. На улице совсем стемнело, тяжелый плотный мрак разбавлял лишь свет небольшого бра, негромко тикали часы.
- Лен, поздно уже, иди домой. Дед, наверное, волнуется.
Кулеминой очень хотелось ответить что-нибудь колкое, она даже открыла рот, но промолчала. Все-таки Виктор Михайлович болен - тут не до споров.
- Хорошо, я завтра перед школой зайду.
Вздохнула, быстро накинула куртку, надела кеды и уже собралась открыть дверь, как услышала шаги.
- Подожди, провожу.
И вмиг исчезли злость и обида, в груди разлилось приятное тепло. Какой Степнов все-таки…
- Виктор Михайлович, вам лежать надо. – В темноте не было видно ее улыбки, но он почувствовал. – Как доберусь, позвоню, обещаю. До свидания!
Мужчина не ответил, но Лене это было неважно. Главное, что простил.

Спасибо: 44 
Профиль
Murzik





Сообщение: 1048
Настроение: déjà, déjà...
Зарегистрирован: 29.01.10
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 78

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.11.11 20:14. Заголовок: - 2 - На следующ..


- 2 -

На следующее утро Лена чуть не проспала. Полночи проворочалась с боку на бок, вспоминая в мельчайших подробностях события вчерашнего вечера. Кто для нее теперь Степнов? Формально - учитель, но она давно уже перестала воспринимать его только в этом качестве. Тренер, друг? Да, но не совсем. А кто? Почему ее волнует его близость? Почему было так важно, просто жизненно необходимо вновь наладить с ним отношения?
Девушка осторожно зашла в прихожую, бесшумно прикрыв входную дверь, и заглянула в комнату. Виктор, тяжело дыша, спал на животе, вытянув перед собой руки. Скомканное одеяло валялось в ногах, подушка упала на пол. Скорее всего, ворочался всю ночь и только что заснул – поняла Лена. Красных пятен на спине и ногах стало гораздо больше. Аккуратно дотронулась до лба – горячий. Быстро разогрела в кастрюльке молоко, налила в кружку, нацарапала на вырванном из тетради листке: «Обязательно выпейте!» и так же бесшумно вышла из квартиры.
Лену не задело ни возмущение Леры в ответ на ее нелепые оправдания, ни двойка по литературе. Она еще утром предупредила деда, что сразу после школы пойдет к Новиковой писать доклад и дома будет поздно. Радуясь отсутствию репетиций по субботам, мысленно подгоняла стрелки часов в ожидании заветного звонка с последнего урока.
Пока кружным путем шла к знакомой пятиэтажке, подготовила целую речь, чтобы убедить Виктора Михайловича не прогонять ее. А как увидела его с задранной футболкой, пытающегося обработать сыпь зеленкой, все слова вылетели из головы. Молча забрала пузырек, взяла чистую ватную палочку и, не обращая никакого внимания на его ворчание, стала мазать каждое новое красное пятнышко.
Закончив, поднялась с колен и велела:
- Сядьте пока в кресло, я поменяю постельное белье. И градусник поставьте.
- Лена, я тебе очень благодарен, но дальше справлюсь сам.
- Где у вас чистые комплекты? – Подойдя к шкафу, открыла створку и, обернувшись, улыбнулась: – Вы на леопарда похожи.
- Что, совсем страшный? – смутился Степнов.
- Нет, такой же пятнистый. Только не черный, а зеленый.
- Кулемина, поговори мне тут! – Виктор метнул на свою ученицу убийственный взгляд. Она независимо пожала плечами и нырнула в шкаф. От греха подальше.
– Все, нашла.
Они снова надолго замолчали. Лена перестелила постель и ушла на кухню, а Виктор лег на диван и, стараясь не обращать внимания на усиливающийся зуд, прислушивался к шорохам, пытаясь определить, чем занимается девушка. Его ужасно злило Ленкино упорство, бесила собственная беспомощность, цветастый внешний вид, невозможность принять душ или хотя бы побриться. А еще было очень страшно привыкнуть к ее постоянному присутствию в своей квартире. Только в дешевых дамских романах молоденькие девушки, ухаживая за больным мужчиной, влюбляются в него, а в жизни все гораздо прозаичнее: в лучшем случае их общение вновь сведется к прежнему - «любимая ученица и хороший друг». Вопрос в том, как потом заставить замолчать собственное сердце и успокоить разум?
- Виктор Михайлович, надо поесть. – Лена появилась на пороге комнаты с небольшим подносом. – Я кашу сварила.
- Спасибо, но что-то аппетита нет.
- Ну, хоть молоко выпейте.
- Не хочу, спасибо.
- Из ложечки вас поить? Вы же знаете, я могу.
- Давай сюда, - прорычал в ответ. Вот что за девчонка?! Веревки из него вьет…
Пока Виктор, кряхтя и морщась, маленькими глотками пил горячую жидкость, Кулемина внимательно разглядывала стеллаж с книгами, дотрагивалась до корешков, словно выбирала подходящую. Затем вытащила довольно объемный том в красной обложке с золотым тиснением, включила бра, придвинула кресло ближе к дивану и села.
- Вы не против «Айвенго»?
- Лена… - простонал Степнов.
- Совсем плохо? – Вскочив, забрала у него пустую кружку, дотронулась до лба и нахмурилась. – Почему вы не сказали? Теперь придется подождать с жаропонижающим, после молока нельзя принимать лекарства.
- Не надо ничего. Скоро совсем стемнеет, иди домой.
- Угу, не волнуйтесь. – Заботливо поправила одеяло. Сбегала в ванную, принесла полотенце, смоченное холодной водой, и положила на лоб мужчине. – В детстве, когда я болела, мама всегда мне читала. Это здорово отвлекает. – Села в кресло, раскрыла книгу: - В той живописной местности весёлой Англии, которая орошается рекою Дон, в давние времена простирались обширные леса, покрывавшие большую часть красивейших холмов и долин, лежащих между Шеффилдом и Донкастером …
Когда от тусклого света устали глаза, а в горле пересохло, она перевела взгляд со страницы на своего учителя - он спал. В груди вновь теплой волной разлилась нежность, а губы тронула едва заметная улыбка. Эх, мужчины! Что дед, что Степнов… когда болеют, ведут себя как капризные дети. На всякий случай Лена оставила на табуретке рядом с диваном стакан воды и таблетки, оделась и выскользнула из квартиры.

Он проснулся на рассвете от ужасного зуда во всем теле. Температура спала, но маленькие красные прыщики были теперь повсюду: во всех складочках, на коже головы, даже во рту. От этого было трудно разговаривать и глотать, и дико хотелось, наплевав на все, расчесать сыпь. Виктор метался по комнате из угла в угол, как уж на раскаленной сковородке, пытался чем-нибудь себя занять, но бросал через несколько минут. Все, абсолютно все раздражало. Когда стрелки на часах показали девять, начал выглядывать во двор, ожидая увидеть знакомую долговязую фигуру и мысленно представляя их встречу. Вот Лена осторожно повернет ключ в замке, он встретит ее у порога, объявит, что температуры нет, ему лучше, и она уйдет. Нет. Он ведь не грубиян, напоит Ленку чаем, спросит про деда и про встречу с читателями, а потом уже отправит ее домой. Нет. Надо еще узнать, как идет подготовка к выступлению в Лужниках. Ну и пусть девчонки исполняют только одну песню, зато где! Нельзя ударить в грязь лицом. И еще необходимо выяснить, как вчера сыграл «Спартак» с питерским «Зенитом». С этой ветрянкой все планы наперекосяк! Собирался купить большой телевизор и старый выкинул. Теперь томись в четырех стенах без связи с цивилизацией. Одна надежда на Кулемину, и где ее носит?
От бодрого «Доброе утро, Виктор Михайлович!» Степнов подскочил на месте. Вот черт, проворонил!
- Ленка! Нельзя же так пугать, без сердца оставишь.
- Простите, я не хотела. Как самочувствие?
- Уже лучше. Температуры нет, я полон сил. Сыпь сойдет, и на работу!
- Ага, а с голосом что?
- Да так…
Девушка пробурчала себе под нос что-то вроде «ну-ну», подхватила принесенные с собой пакеты и ушла на кухню. Виктор пошел следом. Вот почему с ней всегда все получается не так, как запланировано?
- Лен, спасибо тебе за помощь, но не стоит таскать мне продукты. Если что, Рассказова попрошу. – Взял с подоконника заранее приготовленные купюры. – Вот, возьми.
- Но вы ведь тоже нам помогали, деду лекарства покупали, почему я не могу? – ее голос задрожал. Она отвернулась, сунула курицу в морозилку, картофель с морковью положила в специальный ящик у раковины. Степнов поразился тому, как хорошо она ориентируется на его кухне.
- Потому что отлично помню, каким способом были заработаны эти деньги. Лен, послушай… ты мне ничем не обязана.
- Как здорово вы все за меня решили! – Она резко обернулась. – А если я хочу? Хочу приходить не потому, что чувствую себя в долгу, а потому что мне не безразлично ваше здоровье. Я ведь нужна вам, хоть вы и не признаётесь…
Степнов затаил дыхание от ее последних слов. Ах, насколько близко к истине была сейчас Ленка! Неужели он во сне или в бреду проговорился?
- Ну-у ладно, раз так, - промямлил, совершенно смутившись, и поспешил уйти в комнату. И только собираясь лечь, заметил, что до сих пор сжимает в руке уже порядком помятые купюры. Сунул их в лежащую на полу Ленкину сумку и откинулся на подушку. Если Кулемина все знает, как теперь вести себя с ней? Что говорить, что делать или ничего не делать?
После того как Степнов ретировался, девушка несколько минут постояла неподвижно, пытаясь сообразить, что же сейчас произошло. Неужели она, ткнув пальцем в небо, попала в яблочко? Да не может этого быть… или может? Решив, что разберется с этим потом, Лена занялась хозяйственными вопросами.
Сегодня они читали роман по ролям, передавая книгу друг другу. Виктор дурачился, выделяя героев не только голосом, но и жестами, мимикой. Ленка сначала посмеивалась, а потом и сама втянулась в импровизированное представление. Это занятие так увлекло их, что она совершенно забыла о времени, а он – о своей болезни. С небес на землю учителя и ученицу вернул звонок Петра Никаноровича, который потерял внучку, убежавшую на пару часов к подружке и загулявшую аж до позднего вечера.
- Виктор Михайлович, в ближайшие три дня я не смогу к вам приходить. Девчонки решили репетировать до потери пульса и отшлифовать весь репертуар на всякий случай. – Лена дотянула с этим разговором до последнего и теперь топталась в прихожей, боясь поднять глаза. Ведь только недавно доказывала, что хочет и будет навещать больного, а теперь выходит...
- До потери пульса все же не стоит. Кто тогда выступать-то будет? – Степнов, казалось, совсем не расстроился. Может, она не так поняла, нафантазировала себе, будто он нуждается в ней? Да нет, тогда его глаза не врали… Они врут сейчас.
- Как же вы тут один?
- Лен, я же не маленький мальчик, не переживай за меня.
- До свидания.
- Ага, пока! – Он ободряюще похлопал девушку по плечу. – Вы обязательно «взорвете» Лужники! Я в вас верю. – Она неловко улыбнулась.

Как только за Леной закрылась дверь, напускная бодрость тут же сошла с лица Степнова. На миг ему показалось, что промозглый осенний вечер поглотил Кулемину навсегда и он больше никогда ее не увидит. Сердце сдавил болезненный спазм. Виктор тряхнул головой, словно пытаясь физически избавиться от этой мысли, тихонько пробормотал под нос, что совсем ку-ку поехало, и вернулся в будто осиротевшую комнату.

Спасибо: 42 
Профиль
Murzik





Сообщение: 1058
Настроение: déjà, déjà...
Зарегистрирован: 29.01.10
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 78

Замечания: за флуд в теме комментариев
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.11.11 20:22. Заголовок: - 3 - Следующие ..


- 3 -

Следующие два дня прошли для Степнова словно в тумане. Нет, он ел, пил, спал, за неимением других развлечений много времени проводил в интернете, но тоска, поселившаяся в душе и усугубленная болезнью, окрасила окружающий мир в серый цвет. Даже зуд уже не причинял былого дискомфорта.
Утро среды началось с почти непреодолимого желания немедленно позвонить Кулеминой и подбодрить перед выступлением, но он удержался. Во-первых, еще рано, а во-вторых, неловко. Хотя после того разговора на кухне Ленка и сделала вид, что ничего не произошло, Виктор чувствовал – она поняла. Возможно, не все, но многое. Промаялся до обеда, не выпуская телефона из рук, однако набрать заветный номер так и не решился. А потом, как сообщил Рассказов, девчонки уехали на саунд-чек, и Степнов не стал дергать басистку, хотя до жути хотел услышать любимый голос.

- Ленка, вы молодцы, вы просто супер! А ты… ты была самая красивая!
- Спасибо, но откуда вы знаете? Вы же не видели концерт, у вас телевизора нет.
- Лен, мне не надо видеть, чтобы это знать. – Отключился. Вот так просто, ничего больше не объясняя!
Она хотела сразу же перезвонить, выяснить, что Виктор Михайлович имел в виду, но уйти в разгар всеобщей эйфории было невозможно. «Ранетки» наперебой делились впечатлениями, обсуждали будущие перспективы, еле сдерживая бьющие через край эмоции. Одна Лена молча сидела в уголке, натянуто улыбаясь, и украдкой поглядывала на часы.

- Лен, ты какая-то задумчивая… не ешь ничего. – Петр Никанорович постарался на славу, приготовив для внучки праздничный ужин. Они сидели за столом в окружении цветов, подаренных восторженными поклонниками.
- Не придумывай, я обычная, просто устала очень. Пойду к себе. Спасибо, дед, ты самый лучший! – Чмокнула старика в щёку. – Спокойной ночи.
Где найти такие слова, чтобы объяснить дедушке, что с ней происходит? Как сказать, что за эти три дня она очень соскучилась по Виктору Михайловичу? Как рассказать, что мысли постоянно заняты им, душа томится в каком-то непонятном волнении, а руки жжет огнём, так хочется набрать заветный номер и услышать привычное «физкульт–привет, Кулёмина!»? А от воспоминаний, что нужна Степнову, что она для него всегда «самая красивая», так сладко замирает сердце? Нет, дед, как бы хорошо он не относился к Степнову, вряд ли поймет, да и родители тоже… не говоря уже обо всех остальных. В прошлом году Борзова на пустом месте такую бучу подняла, а что будет, если к ней в руки попадут доказательства? Не-е-ет, лучше об этом не думать. Лучше вообще о Степнове не думать.

На следующее утро Лена с трудом подавила в себе желание заскочить проведать больного. За пять минут нормального разговора все равно не получится, да и вчера она вроде решила не лезть в зыбкую, опасную трясину, не выяснять никаких отношений. Чувствовала, как только прозвучат слова, все безвозвратно изменится. Это ее пугало.
- Девчонки, у меня такая новость! – Едва «Ранетки» поставили подносы с едой на стол в школьной столовой и расселись, Новикова принялась делиться с подругами:
- Оказывается, у нашего Витеньки девушка есть! Светочка в библиотеке убивается, такой цирк там сейчас творится, словами не описать. Она вчера Степнова навещала, так он ее даже на порог не пустил, а сердобольная соседка нашептала, что ходит к нему молодая блондиночка, продукты приносит. Попыталась таким образом успокоить расстроенную коллегу, а получилось наоборот.
- Лер, ну что тут такого? Виктор Михайлович видный мужчина, почему у него не может быть девушки? – Наташа тут же встала на сторону физрука.
- Как это что?! – вскинулась барабанщица. - Светка - это фигня, жалко ее, конечно, но давно пора было понять: со Степновым ей ничего не светит. А как же наша Лена? Виктор Михайлович за ней с десятого класса таскался: Кулемина - то, Кулемина - сё, дышать на нее боялся, а теперь с какой-то бабёнкой зажигает?
- Новикова, ты совсем? С дуба рухнула или белены объелась? – Лена от возмущения даже вскочила. – Ты себя послушай! Несешь полную чушь… Что-то у меня аппетит пропал, пойду прогуляюсь.
- Лерка, ну ты даешь! – Проводив подругу взглядом, Женька повернулась к барабанщице. - Такое Кулеминой выдать… И вообще, с чего ты решила, что Виктор Михайлович к ней неровно дышит?
- Я, в отличие от вас, не слепая и уж в мужчинах кое-что понимаю.
- А по-моему, у тебя слишком богатая фантазия. Давайте обедать, а то скоро звонок будет, - поставила точку в разговоре Наташа.

Леркина новость Лену не удивила. Скорее всего, бабка подглядела, как она открывала дверь, вот и выдумала чёрти что. Задело другое: а вдруг у Виктора Михайловича и правда появится любимая девушка, невеста, жена? Он сильный, смелый, благородный, отзывчивый, внимательный, заботливый, веселый, никогда не унывающий, немного импульсивный, даже взрывной, но это тоже своеобразное достоинство… За такого любая пойдет. Воображение тут же услужливо нарисовало рядом с учителем роскошную блондинку, хозяйским жестом поправляющую ему ворот ветровки, а затем легко целующую Степнова в губы. В груди мощной волной поднялась ревность. Лена усилием воли разогнала видение, но противный осадок все же остался и до конца дня не давал покоя.
Поужинав и сделав уроки, Кулемина попыталась чем-нибудь себя занять, но безуспешно: сконцентрироваться не получалось, все мысли неизменно возвращались к Виктору Михайловичу. Помаявшись еще немного, Лена подхватила куртку, бросила деду: «Пойду погуляю, я недолго» и стремглав вылетела из квартиры. Убеждала себя, что идет просто проведать больного, но сердце все равно колотилось как бешеное. Было страшно: от волнения вспотели ладони и трясло, словно в ознобе. Долго искала в сумке ключи, а когда наконец нашла, дверь неожиданно распахнулась, и она нос к носу столкнулась со Степновым.
- Ленка?
- Виктор Михайлович? – удивленные возгласы прозвучали одновременно. - Вы куда собрались?
- Да… решил прогуляться, не могу больше в четырех стенах сидеть.
- Но вам нельзя!
- Можно. Я уже не заразный, и на улице темно. Накину капюшон и пройдусь немного по парку.
- Тогда я с вами.
- Лена…
- Виктор Михайлович… - они снова одновременно обратились друг к другу.
– Ладно, пошли.
Степнову очень хотелось взять девушку за руку, просто почувствовать ее тепло, убедиться, что все это не мираж, не игра больного воображения. Он за эти дни почти настроил себя на то, что лучше всего будет вновь вернуться к прежней субординации. И, Боже упаси, никакой дружбы! Но израненное сердце умоляло дать ему чуть-чуть времени, чтобы попрощаться с любовью и похоронить ее навсегда. И Виктор не смог сдержаться, уступил чувствам, дал себе еще одну возможность побыть рядом с Кулеминой. Последнюю.
- Игорь Ильич сказал, фанаты вам проходу не дают.
- Ага, сегодня Леркин отец здорово выручил, прислал машину ДПС, чтобы нас по домам развезти.
- Надо что-то с этим делать, - обеспокоенно проговорил Виктор. – Не будет же Новиков каждый день вас сопровождать.
- Да ладно, потолкаются пару дней у школы и забудут, - девушка вздохнула. - Надеюсь. – Помолчала и участливо спросила: - А как вы себя чувствуете?
- Нормально, уже почти здоров.
Они дошли до конца центральной аллеи парка и повернули к дому Кулеминых. Он молчал, она тоже не торопилась что-то говорить. Постояли немного у подъезда. Ленка поежилась от холода и неуверенно посмотрела на учителя.
- Спокойной ночи, Виктор Михайлович. Спасибо, что проводили.
- Я люблю тебя, Лена, - сказал буднично, будто тоже пожелал спокойной ночи, развернулся и быстро пошел прочь, словно поставил некую точку.

Степнов стремительно ворвался в квартиру, скинул обувь и, не раздеваясь, рухнул на диван. Вот и все… Нет, не все. Щелкнул замок, хлопнула дверь, и на пороге комнаты показалась взъерошенная, запыхавшаяся Кулемина.
- Как это понимать?
- А что тут понимать? – Виктор резко поднялся на ноги, затем сел. - Люблю я тебя. Люблю и ничего не могу с этим поделать! – Обхватил голову руками. – Прости…
- Я… я тоже вас люблю, просто… - Лена опустилась рядом. Хотелось провалиться сквозь землю, исчезнуть, испариться, но раз уж сама пришла… Раз уж пришла, то пусть будет откровенность за откровенность. Как бы трудно это ни было. - Просто боюсь.
- Меня??? Лен, ты же знаешь, я никогда…
- Нет, я боюсь не вас, – перебила девушка. Глубоко вдохнула и проговорила: – Боюсь взрослых отношений, я ведь даже целоваться не умею… – Ждала усмешки или обидного «какой ты еще ребенок!», но Виктор молчал, кажется, даже дышать перестал. Поэтому она продолжила: - Мне-то плевать на общественное мнение, но вот как отнесутся к этой ситуации дед, родители и девчонки? Хотя «Ранетки» вряд ли осудят, Лерка и не такое отчебучивала, все уже привыкли. А если в школе узнают?
- Лена… - Степнов очень осторожно обнял девушку и прижал к себе. – Леночка… - в его голосе смешались облегчение, радость и невероятная нежность. – Тебе не надо бояться, мы не будем торопиться. По крайней мере, до выпускного точно ничего не будет. А дальше… время покажет.
Кулемина с облегчением вздохнула – Виктор все понял. Несмело сунула ладони ему под куртку и сцепила на спине. Прижалась к широкой груди и почувствовала, как часто бьется его сердце.
- Эх, жаль, не удалось вас «во всей красе» сфотографировать! Представляете, какой бы был компромат?! – Оторвала лицо от груди, заглянула в глаза и хитро улыбнулась.
- Ну, еще не поздно. – Он тоже улыбнулся в ответ. Ушла прежняя неловкость, вновь стало легко и просто. – Только зачем он тебе? Я и так все, что хочешь, сделаю…
- Виктор Михайлович, я пошутила.
- А я нет. Знаешь… хорошо, что я подхватил где-то эту треклятую ветрянку. Как там в народе говорят? Не было бы счастья…
- Да несчастье помогло, - закончила Лена.
- Точно!

Конец .

Алла, огромное спасибо за помощь!

Спасибо: 37 
Профиль
Ответов - 36 , стр: 1 2 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 321
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия