Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Failen





Сообщение: 14
Настроение: Ура!
Зарегистрирован: 16.12.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 14

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.01.10 19:17. Заголовок: Автор: Failen

Спасибо: 35 
Профиль
Ответов - 150 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All [только новые]


Failen





Сообщение: 2264
Настроение: Новый год прошел... Будем ждать лето!
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.01.11 16:36. Заголовок: http://kvmfan.forum2..


С Новым Годом в Тайге!





Скрытый текст


Декабрь промелькнул. И Виктор, и Лена заметили, что дни летели быстрее, чем прежде. Обычные дела стали интереснее, потому что почти всё молодые люди делали вдвоем. На крошечном пространстве, ограниченном стенами таежной избушки, им было удобно и легко, они словно забыли, что обоим придется возвращаться совсем в иную жизнь, о которой часто говорили между собой. Степнов вспоминал разные истории из своей экспедиционной жизни, а его собеседница рассказывала о школе, экзаменах и друзьях. Иногда это выходило очень забавно, потому что привычки и интересы мужчины и девушки сильно отличались.
- Вить, а ты похож на Росомаху, - сказала однажды Лена. Степнов замолчал и насупился. Дулся он почти весь день, и Кулемина не могла понять, что случилось. Уже перед сном Виктор не выдержал:
- Лена, росомаха – самый поганый зверь в лесу! Везде залезет, все сожрет, что не сможет съесть – то испортит. Её и убить-то не так просто, она живучая. Я действительно на неё похож? – стараясь сдерживать возмущение, пытался разобраться хозяин.
Ленка обалдела… Она-то была уверена, что сказала комплимент. Девушке в голову не могло прийти, что Степнов понятия не имел о существовании фильмов о таинственных людях с суперспособностями. Для неё герой Хью Джекмена был образцом мускулистости и выносливости.
- Да я про другого Росомаху сказала, который в людях Икс, - объяснила Кулемина.
- В каких людях?
- Кино такое…
- В кино не хожу! Мне некогда, - ответил Виктор.
Лена как смогла, рассказала о крепком парне с кинжалами на руках, который может нырнуть хоть в воду, хоть через стекло…
- А тебе нравятся фильмы, которые Рассказовы выбрали? – неожиданно спросил мужчина. - Или ты другие смотришь?
- Да я разные смотрю, - успокоила его девушка, - но мы с девчонками всегда старались не пропускать новые.
Названия известных фильмов последних лет Степнову ни о чем не говорили. Все это было где-то помимо его жизни. Он чуть не предложил ей сходить в кино, потом, когда они вернутся. Но сдержал себя: наверное, Лене потом не до него будет. Она тоже чуть не позвала его посмотреть что-нибудь, потом, когда они будут в городе. И тоже подумала, о том, что после возвращения Виктору, скорее всего, станет некогда смотреть фильмы. А уж вместе с ней и подавно.

От грустных мыслей обоих отвлекла веселая хвостатая компания, которая занималась дележом куска шкуры медведя. Щенки росли быстро, все время устраивали борьбу, смешно лаяли друг на друга и на хозяев. И верховодил во всем щенок с рыжим ухом. Но теперь Степнову окрас собаки уже не казался странным, потому что характер у трехцветной сучки был самый боевой. Залезть в войлочную чуню хозяина и уснуть там могла только Тэра, остальным такая привилегия не полагалась. И не потому, что хозяин был против, просто свое любимое место Тэрэшка никому не уступала…

Тридцатого декабря Лена и Виктор увезли трех кобельков староверам и неожиданно получили от них в подарок ведерко соленой капусты и полмешка свежих овощей: свеклы, морковки и картошки.
Пока Лена расставалась со своими питомцами, Степнов разговаривал с Рассказовым, а потом ещё с кем-то. И этот «кто-то» сначала орал в трубку так, что Виктор морщился, как от приступа зубной боли. Позже, излив свой гнев, собеседник успокоился, и последующий разговор получился вполне деловым.
- Лена! Иди сюда! – распахнул дверь в избушку и позвал девушку немного растерянный мужчина.
- Что? – вошла в тепло улыбающаяся Лена.
- Понимаешь… Сергей очень долго ничего не рассказывал твоему отцу, но, в конце концов, пришлось. Веру и Петра Никаноровича он во всю эту историю посвящать не стал, так что все новости Никита усваивал в одиночестве и действовал тоже сам. Он быстро сообразил, что Игорь не просто так в гости к деду приходил, и уже вторую неделю его пытает. Рассказов не советует звонить кому-нибудь кроме него, но я думаю, что можно, - Степнов говорил, и на Лену не смотрел, а когда взглянул, то испугался. – Ты чего? Там все хорошо! Все живы! – поспешил обнять побледневшую Кулемину, которая решила, что с кем-то из родных случилось несчастье.
Стянул с неё шапку и шубу, усадил на лавку и силой вложил в руку телефонную трубку.
- Лена, ты сейчас позвонишь всем! И родителям, и деду! Только успокойся, а то напугаешь их! – Убеждал он девушку. – Мы с Никитой договорились, что он не будет про нас рассказывать. А Сергей часть денег уже вернул. Я тебе дома все подробно расскажу! Я сказал твоему отцу, что мы в деревне живем. Но Вера с дедом уверены, что ты за границей, они регулярно получают от тебя письма из Финляндии…
Дома… Он называл лесную избу домом. И подразумевалось, что дом это не только его, но и её тоже. Ленка таращила на него глаза и от неожиданности не могла вспомнить номер телефона отца. Потом справилась с собой и набрала нужные цифры. Степнов хотел уйти, чтобы не мешать, но Ленка вцепилась в его руку так крепко, что даже больно было, и не отпускала, пока не поговорила со всеми родственниками. Некоторые её ответы были откровенным враньем, но собеседники об этом не знали. Отцу она «заливала» одно:
- Пап, деревня маленькая. Молодежи мало, в основном пожилые люди. Ага, я у бабушки живу, Матрены Ивановны. Она примерно как наш дед. А Виктор…Михайлович вообще у лесника живет. На окраине дом. Они там то на охоту ходят, то лес пилят… А что ещё делать? Телефон недавно только настроили, а так связи никакой. Баня есть… Я собак воспитываю и кино по видику смотрю… Собаки здесь в основном лайки, щенки у них… Да, Виктор… Михайлович бывает редко… Не вижу почти. Папа! Никто ко мне не пристает!
В разговоре с мамой и дедом темы были совсем другие:
- Тут учеба совсем слабая. Колледж так себе. Домоводство, собаководство, спортивное ориентирование. Поселок небольшой. А в городе учиться дорого очень. Я скоро приеду, буду восстанавливаться в институте и учиться у нас. Пользы больше. У них все строго, чуть ли не монашек воспитывают. Парней никаких нет. И не разрешают общаться… На всякий случай! Зима тут, страна–то северная, снег и тайга… Я звоню от учительницы по физкультуре. Мы с ней подружились, и вот она разрешила позвонить…

Конечно же, Лена все выспросила у мамы про её беременность, а у деда про гипертонию и радикулит. Степнову было неудобно все это слушать, он, словно стоял у замочной скважины и узнавал очень личные подробности. Но зато понял, как сильно Лена любила свою семью и переживала за неё…
- Значит я не парень, а учительница по физкультуре! – Сделал он вывод после того, как Кулемина закончила сеанс связи.
- Ты лучше скажи, как зовут бабку, у которой я живу? Я же не запомнила, что придумала… - улыбалась довольная девушка. – Вить! Как хорошо, что получилось позвонить!
Ленка отпустила руку Виктора и стала обнимать и целовать его. Степнов до этого не понимал, правильно он поступил или нет… Но глядя на счастливое лицо Лены, решил, что рискнуть стоило. Тем более что никаких других подарков он любимой девушке к празднику подарить не мог. В том, что она действительно любимая, мужчина уже не сомневался…


Главным предновогодним блюдом стал борщ. А в саму новогоднюю ночь украшением стола был винегрет… Делали его вместе, и Лена рассказывала, что у них дома винегрет уважал только дед, а остальные привыкли к салатам из свежих овощей и различным заготовкам из баклажанов и перцев. Но тут девушка с удовольствием приняла участие в приготовлении и дегустации того, что Степнов назвал «одной из самых настоящих русских кулинарных привычек».
Пили брусничный коктейль, пожелали друг другу счастья, загадали про себя желания, которые не могли сбыться. Но Новый год ведь… И потому загадали. Сидели и слушали по радио, как встречают самый сказочный праздник в разных уголках страны и мира… Так и уснули в обнимку на кухонном топчане. Новый год наступил тихо. Да и не мог он в тайге наступить шумно. Все вокруг спало, укрытое пышными сугробами, похожими на перины из лебяжьего пуха. Огромное пространство на тысячи километров было белым, другие цвета появлялись только в ясный восход или закат. Тогда по небу и снегу растекались отсветы и тени бесчисленных оттенков розового, лилового и сиреневого… И только по вечерам маленький кусочек сугроба за окошком избы освещался теплым желтым светом…



Скрытый текст







Спасибо: 25 
Профиль
Failen





Сообщение: 2379
Настроение: Новый год - кошачий, кошкам всем удачи!
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.02.11 15:12. Заголовок: Сильно извиняюсь, чт..


Скрытый текст


Близкие отношения молодых людей развивались как у любой недавно родившейся пары, когда все познается и изучается. Результатом вспышек страсти не вовремя явились сгоревшие котлеты, чифир вместо заварки и заглохшая электростанция. Отсутствие других людей и относительное вневременье не сдерживали никаких фантазий. Но один нечаянный эксперимент поразил Степнова. В жизни с ним не происходило подобных вещей.
В очередной снежный день Виктор пришел с улицы обогреться после уборки сугробов. Ввалился в избу и собрался раздеваться, но Лена предложила помощь.
- Что, будешь мне, как первокласснику, варежки и штанишки снимать? – усмехнулся Степнов.
- Думаешь, плохо получится? – лукаво посмотрела на него девушка.
- Ну попробуй, - по-барски щедро разрешил хозяин. Ему было интересно, как она справится с забитыми снегом молниями комбинезона.
Но у Кулеминой явно был талант – она играючи сдернула одну войлочную рукавицу, потом другую. Размотала шарф, стянула его и перебросила себе через плечо, как боа. На мгновение задумалась, а затем рванула собачку металлической застежки вниз. Подлая молния, которую у Виктора все время заедало, теперь раскрылась, будто её маслом смазали. Удивленный Степнов только головой покачал. Девушка расшалилась: она запустила ладони под комбинезон, освободила плечи и руки мужчины, ухватила свисающие рукава и потянула Виктора к топчану. Борец со снегом ещё не оттаял от мороза и в таком «свежем» состоянии решил, что сейчас он сядет, а Лена будет с него валенки снимать. Но сильно ошибся! Кулемина дернула за рукава, и комбез съехал вниз по ногам хозяина, увлекая за собой теплые спортивные штаны. Пока ошеломленный Степнов соображал, что происходит, Ленка коварно улыбнулась и толкнула его в грудь. Все! Клиент был готов: стреноженный, удивленный мужчина сидел на топчане и не мог никуда двинуться.
- Я тебя раздела! Мне полагается награда за непосильный труд. – Хитрая лисичка забралась на колени к любимому и принялась целовать его...

«Вот это кайф...» - мысли текли лениво, расслабленный организм с трудом приходил в себя после острой эмоциональной и физической встряски, которую он только что пережил.
- Вить, одевайся, а то замерзнешь! - Девушка появилась из комнаты на ходу натягивая свитер, потом чмокнула не до конца вменяемого мужчину в макушку и, подхватив кастрюлю с супом для собак, вышла из избы.
Степнов потянулся, провел руками по груди, животу, опустил ладонь ниже и мгновенно вспомнил сцену из фильма про особенности национальной охоты. Только тут не заезжий финн сидел заголившись, а он сам. Нашарил свои боксеры где-то ниже колен, натянул их и штаны натянул. После и комбинезон попытался надеть, но не мог попасть в рукава.
Лена вернулась быстро и, улыбаясь, смотрела, как грозный хозяин стягивает валенки и выбирается из теплого одеяния, цепляясь свитером за молнию.
- Ты на меня напала! - констатировал Виктор.
- Ага! А тебе не понравилось? - услышал он в ответ.
- На меня таким бессовестным образом никто не нападал! - почти возмутился Степнов.
- Поздравляю с первым разом! Давай отобедаем в честь этого дела, я приглашаю, - веселилась Ленка.
- Куда? - не въезжал мужчина.
- К столу! Куда же ещё?
Виктор громко расхохотался и даже хлопнул себя руками по бедрам.
- Ну ты звезда!
Но себе признался честно, что неожиданная инициатива со стороны Лены ему ужасно понравилась.

Теперь к староверам они ездили чаще, Кулемина домой звонила с удовольствием, могли бы и каждый день путешествовать к телефону, но запасы бензина были ограничены, приходилось экономить.
- Вот так и начинаешь ценить блага цивилизации! - восклицал Степнов. - Приеду домой, включу везде свет и не буду выключать, пока не надоест!
- Ты здесь, а за квартирой кто смотрит? - поинтересовалась Лена.
- Кулемина! Я уже не в том возрасте, когда живут в квартирах. У меня дом! Настоящий, из камня и дерева. И я не один живу. Так что все схвачено и продумано! - с удовольствием объяснял Виктор.
Ленка застыла с улыбкой на лице, словно мышцы свело. Едва смогла встать и отвернуться к окну, чтобы не испугать довольного мужчину.
«Не один я живу... А я, дура дремучая, как эта тайга, размечталась. Конечно, такие мужчины одни не бывают... И звонит он всегда долго, не только со своим Игорем разговаривает, а я ни разу не слушала, что он говорит, я же на улицу ухожу...»
Степнов не сразу заметил перемену настроения девушки.
- Лен, что случилось? Тебе плохо? Ты не простыла? Зачем выскакивать раздетой на мороз! - он донимал её вопросами и упреками.
- Я не простыла, - ровным тусклым голосом отвечала Лена. - Все нормально.
Невозможно было спрятаться или уйти куда-то... А слезы подступали, хотя плаксой она никогда не была.
- Да что такое, в самом деле?! Тебя пытать, что ли? - окончательно вышел из себя порывистый брюнет.
- Что ты жене скажешь? - спросила Лена. - Соврешь, что один жил? Или придумаешь мне мужское имя... Леня или Леха.
- У меня нет жены, что за бред!
- Ну подруге, какая разница...
- И подруги у меня такие... эпизодические. Ты можешь объяснить нормально, к чему весь этот допрос? - недоумевал Степнов.
- С кем-то же ты живешь...
- Ах это! Я живу с родителями.
- Ты же рассказывал, что они умерли?
- Это... приемные родители.
- Ты меня за кого принимаешь? В тридцать лет тебя кто-то усыновил? - не выдержала Ленка. - Это уж точно бред!
- Так, прекратить разговорчики в строю! Иди ко мне, я все объясню, - он сгреб Кулемину в охапку и потащил на кровать, уселся, прижал её к себе.
- Мы учились вместе: я, Игорь, Серега и Валька Савченко. Валёк у нас самый умный был, потому что батя у него преподавал физику и математику, а мать — литературу и русский. Но родители его жили под Иркутском, а мои в Тюмени. И поэтому мы все ошивались у нас дома, но ему всегда посылки хорошие присылали - Савченко в каком-то леспромхозе проживали, там японцы лес покупали, на бартер продукты везли. К себе в Японию лес, а к нам сюда — банки с нашей же икрой. Тряпки всякие, магнитофоны и видики! Потом мы работали в одной конторе и в разных, но всегда собирались вместе. Несколько лет назад Валька купил долевое в Нижневартовске, большую квартиру, родителей к себе перевез... А потом какой-то урод пьяный сбил его на машине. И родители остались одни. Я их почти не знал. Ко мне отец Валькин пришел и попросился сторожем на нашу базу. Я не взял, мест не было. Но ему плохо стало прямо у меня в кабинете, пришлось скорую вызывать, жене позвонили... В общем, с долевым их надули, из квартиры выгнали и даже деньги не заплатили сразу, а записали на очередь через полгода. И я их забрал к себе. Теперь у меня есть вторые родители. Места всем хватает.
- А жена или дети у Савченко были? - спросила осторожно Лена.
- Нет, он все работал, так и не успел семью завести.
Оба помолчали, но подумали одинаково о том, что Степнову пора не только об усыновленных родителях заботиться. Нужно и самому стать родителем.
- Ну, успокоилась? Так что, когда придешь в гости, никто тебя со скалкой ждать не будет! - усмехнулся Виктор.
«Хоть в гости позвал, и то достижение…» - решила для себя Лена.



Спасибо: 71 
Профиль
Failen





Сообщение: 2452
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.02.11 16:53. Заголовок: Куда можно пригласит..


Куда можно пригласить девушку в непроходимой тайге зимой? Пригласить так, чтобы это было похоже на свидание? На рыбалку!
- Лед на реке, и снегом все завалено! Какая рыбалка? – изумилась Кулемина, когда поняла, куда её Степнов зовет.
- Подледная рыбалка. Ты думаешь, весь север девять месяцев сидит и ждет, когда ледоход начнется? Да вымрут люди с голоду! Долбят лунки, ставят сети и перемёты. Я наживку уже приготовил, собирайся, сегодня поставим, а улов проверять завтра будем, - объяснил мужчина.- Перемёт сейчас покажу.
Через несколько минут Лена разглядывала странную снасть: к прочной пятнадцатиметровой бечевке было привязано штук двадцать коротких шнурков, каждый из которых заканчивался большим крючком. Для наживки Степнов порезал на кусочки мелкую рыбешку, которая была запасена у домовитого хозяина с поздней осени.
Пока одевались, Лена узнала, что самая распространенная зимняя рыба в этих краях – налим. Все остальные рыбы зимой спят на ямах или просто живут неспешно и лениво. А налим в это время – хозяин реки, у него даже нерест зимой.
- И вот на Оби налим невкусный, там вода другая. Ловят его только на корм животным, на зверофермы вывозят. А на Енисее и в притоках это нормальная зимняя добыча. В поселках все перемёты ставят, проверять их ходят не только мужчины, но и дедушки, и бабушки, и подростки, - рассказывал Виктор, помогая Кулеминой завязывать шарф.
Ехать пришлось до того участка, где Медведица впадала в большую реку. Там место было подходящее: вода свежая, и невдалеке имелись ямы с корягами, в которых любят прятаться налимы.
Ленка сидела позади Степнова и представляла, как они сейчас приедут, потом таким красивым буравчиком просверлят дырочку во льду и будут ловить рыбу. Все это девушка однажды видела в какой-то передаче. Но реальность оказалась совсем иной! Сначала лопатами чистили снег, а потом…
- Вот тебе пешня, - сказал Виктор и вручил Кулеминой тяжелое орудие, похожее на большое копье. – Тут долби, а я пока остальные лунки буду делать.
Оказывается он ничего бурить не собирался! Почти час Ленка лупила по льду пешней с острым металлическим наконечником, но до воды так и не добралась. Лед вокруг был засыпан осколками, блестевшими на солнце не хуже настоящих бриллиантов. Мелкой алмазной пылью покрылись валенки и шубка новоявленной рыбачки. Степнов быстро управился с несколькими маленькими луночками и пришел помогать. Но, увидев Лену, какое-то время сказать ничего не мог. В сверкающей одежде, разрумянившаяся от работы и мороза красавица была неотразима.
«Вот это Снегурочка, я понимаю… А то нарисуют какую-то бледную немочь в короне», - подумал Виктор и тоже стал рубить главную лунку – майну.
- Ну, так нечестно! – возмутилась девушка, когда разглядела, какая пешня была у мужчины. – Такой и я бы смогла!
В руках Виктора взмывал вверх, а потом врезался в лед топор, приваренный к тяжелому железному ломику.
- На, попробуй, - разрешил бывалый рыбак.
Ленка долго работать такой тяжестью не смогла, задохнулась. Зато у неё ловко получалось орудовать лопатой. Потом длинной палкой продевали бечевку от одной лунки к другой и уже после этого привязали к веревке сам перемет с наживкой. Легко и быстро ушла снасть в воду, Степнов засыпал лунки снегом, а палку рядом воткнул.
- Все! Поехали скорее домой, есть хочется.
Уставшая Кулемина завалилась в сани и ехала лежа. Смотрела на синее небо и заснеженные деревья вокруг и вспоминала, что у них в Геленджике сейчас ещё дождливо и ветрено, море штормит. Но через пару недель, в середине февраля, уже наступит весна. Дед опять будет возиться на своей даче, и весь его зимний радикулит в один момент пройдет. А мама… Мама в конце февраля должна родить... Интересно, к тому времени они успеют вернуться?

Лена старалась не думать о возвращении и о том, какой будет их жизнь после тайги. Но все равно время от времени грустила и раздумывала над вопросами без ответов. Ведь не проведут же они со Степновым всю оставшуюся жизнь в тайге? Вот появится вертолет, и куда они полетят? В Красноярск… Степнов поедет к Рассказовым, а она куда? Конечно, Игорь и Соня знают о существовании Лены Кулеминой, могут приютить её на время, но кем она там будет себя ощущать? А Степнов… до неё ли ему будет в городе? Нужно же срочно делами заниматься, наверстывать упущенное.
И самое главное: Лена не могла представить, куда ей самой в первую очередь ехать. С одной стороны, нужно обязательно узнать, что там с Сережей, увидеть его, если это можно. Наверное, стоит появиться в институте. И Степнов в Нижневартовск полетит.
Но в Геленджике ждут родители и дед. Маме будет спокойнее, если в её отсутствие Лена поживет дома. И отец, и дед не останутся одни.
Виктор… Вдруг он опять станет крутым боссом, деловым и недоступным? И как с ним общаться? Звонить самой или ждать его звонка… Он говорил, что можно прийти в гости, но дойдет ли до этого в городе?
А если придется здесь жить ещё не один месяц? Сколько? Когда вообще закончится это следствие?

Дорога к избе была недолгой , поэтому тяжелые раздумья у Лены в этот раз закончились довольно быстро. Собаки бросились встречать хозяев: взрослые пытались унюхать, где были люди, что привезли с собой; а две малявки, черная и разноцветная, просто лезли под руки, чтобы их погладили.
На следующий день история с выдалбливанием лунок повторилась, только лед намерз гораздо тоньше прежнего, и все получилось быстрее. Кулемина была в полном восторге, когда из проруби показалась огромная, плоская, усатая морда.
- Ничего себе рыбка! Целый крокодил!
Главная добыча топорщила плавники и разевала широкий рот. Ещё несколько рыбин были гораздо меньше размером. Степнов остался доволен и уловом, и эффектом, который этот улов произвел на его персональную Снегурочку. Дома Виктор сам жарил рыбу и варил уху. Знаменитую налимью печенку таежный гурман растер в отдельной миске в кашицу и положил в уху в последнюю очередь.
- Печенка налима – макса. Это самое ценное в рыбе и в ухе! – торжественно сообщил Виктор и поставил перед Леной миску с ароматным варевом. Уха и в самом деле была хороша. Обед удался.

Через несколько дней пришло время расстаться ещё с одним щенком. Черная сестричка Тэры уже подросла, и её отвезли к новым хозяевам. Этой собаке староверы были особенно рады, потому что во время последней собачьей эпидемии чумки погибли все сучки. А такая крепкая и смышленая самка должна была в скором будущем дать хороший приплод, да и на охотничьи способности молодайки Евмен очень рассчитывал.
Но поездка запомнилась Виктору и Лене совсем не этим. Они звонили родным и друзьям, и Никита рассказал о том, как Сергей попал в эту историю с кражей денег, похищением Лены и подставой Степнова. Сначала все выслушала Лена. И хотела уйти, но Виктор жестом показал, чтобы она осталась.
- Никита! Что там случилось? С дедом или с Верой? – спрашивал Степнов.
- Да дома все нормально. Просто я письмо получил от Сергея. Адвокат мне отправил. Оказывается, нашлись добрые люди, которые убедили Серегу помочь родить новую компанию. Вот уж не думал, что он может согласиться! – возмущался Ленин отец.
- Ну, ты не кипятись. Кому же не хочется попробовать что-то новое? Ничего предосудительного в его согласии нет. Человек волен выбирать…
- Но вот соратников себе выбирать нужно с умом, - перебил Виктора Никита. - Соратники оказались с гнильцой, и пока Серега с уставом и лицензиями бегал, его сотрудники придумали, как можно поживиться за твой счет. Ну, а потом отступать было поздно.
- Неужели я за столько лет не заслужил, чтобы друг мне доверил свои планы? Или он думал, что я откажусь помочь? – в голосе Виктора звучала обида.
- Да я же с ним не говорил! Хорошо, хоть письмо дошло! Он пишет, что надеялся взять деньги на время и после получения прибыли все вернуть. Но его подельнички взяли навсегда и смылись. И идея с похищением Ленки не Серёгина! Да и никакого захвата с ОМОНОм он тоже не планировал. Просто хотел, чтобы ты уехал на время, пока он разберется со всеми делами.
- Спасибо, Никита. А что за адвокат у него? Лерка нашла?
- Да нет! Игорь договорился, Рассказов. Там все как надо поставлено. Вы там как? Лена говорит, что вы с ней редко видитесь. Ты уж находи время её проведать, а то кто их там знает, местных, обидят девчонку.
- Я все контролирую. Никто её не тронет. Пока, - обещал Степнов, а самому уже тошно было от своего вранья.
Он упрекал Сергея в недоверии, а сам? Как потом объяснять Никите, что он, взрослый мужик, фактически соблазнил его молоденькую дочку?
«Контролер нашелся…» - ругал себя Степнов. И не представлял, поймет его Кулемин или даже говорить не захочет.


Лена была подавлена такой новостью. Она до последнего надеялась, что Сергея оговорили. А теперь надежда пропала… Девушка боялась смотреть на Степнова. Ей казалось, что уж теперь-то он должен её возненавидеть. Но мужчина все делал как обычно: руку подал, когда она слезала со снегохода; помогал готовить ужин; уснул, прижимая девушку к себе.
Виктор решил не лезть к ней в душу и не устраивать разборки сейчас, он видел, что Лена приуныла после разговора с отцом. Да и не до того ему было, у него появилась своя забота - Рассказов сообщил, что послезавтра вертолет может забрать Лену. Только Лену, самому Степнову ехать пока было рано. И теперь мужчина не знал, как сообщить эту новость Кулеминой. Решил, что утро вечера мудренее. Но не мог себе представить, что Лена улетит. Проснулся ночью и разбудил её. Был жадным и порывистым, довел девушку и себя до состояния восторга и изнеможения. А его белокурая возлюбленная все поняла по-своему: он не сердится на неё и не винит во всей этой лесной истории, верит, что она не имеет отношения к делам своего дядьки.
Только утро не всегда бывает мудрым…

Скрытый текст


Спасибо: 73 
Профиль
Failen





Сообщение: 2474
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.02.11 15:52. Заголовок: Они проснулись от ст..


Они проснулись от стука в дверь. Оба подскочили в смятении. Виктор решил, что он перепутал день, когда должен появиться вертолет, и теперь их ищут пилоты. Только не мог сообразить, каким образом экипаж добрался до избушки. Лене показалось, что ей этот стук снится…
Все оказалось просто: у староверов один из снегоходов заехал в наледь и почти весь провалился под лед, Виктора просят помочь его вытащить.
Скрытый текст


Лена металась по избе, собирала Степнова в дорогу, заворачивала в чистое полотенце хлеб и вареное мясо, грела кипятильником воду и заваривала чай в термосе. Пока хозяин одевался, у порога его терпеливо ждал сын Евмена. Крепкий парнишка лет пятнадцати изо всех сил старался не смотреть на Ленку, но у него ничего не получалось. Да и как можно не бросить взгляд на голые руки и шею девушки; на волосы, не покрытые платком и рассыпавшиеся по плечам? Про то, что он грешит, глядя на постороннюю женщину, парень в этот момент не думал. От созерцания его отвлек подошедший Степнов. И только в дороге Виктор вспомнил, что не сказал Лене про завтрашний отъезд…
Кулемина маялась в ожидании весь день и вечер, хоть и была занята делами. Она навела порядок в своих вещах, все разобрала и сложила; топила баню и стирала; готовила обед. Знакомое тарахтение снегохода услышала издалека, потому что как раз была на улице. Вымотанный дорогой и долгой работой на морозе мужчина с трудом двигался. Даже париться не стал, едва сил хватило обмыться. И пока Лена ходила в баню и развешивала там обледеневшую одежду Виктора для просушки, сам он уснул, хотя собрался только прилечь ненадолго перед важным разговором с девушкой. Она не стала его будить и снова не узнала такую долгожданную новость.
- Лена, Лен… Проснись. Уже утро... Я вчера уехал и не успел тебе сказать, - осторожно тряс её за плечо Степнов. – Проснись!
- Ты чего? Спи, устал же … Я собак уже накормила. Или тебе опять ехать нужно? Вы разве вчера не все сделали? – с трудом разлепила глаза Кулемина.
- Вертолет сегодня будет, - произнес мужчина.- Нужно собираться. Они часов в одиннадцать прилететь должны.
- А сейчас сколько? – спросила Лена, не до конца понимая, о чем идет речь.
- Десятый час. В Нижневартовск полетишь сама, там к следователям сходишь, с адвокатом встретишься. Рассказов объяснит, что нужно делать, и на все твои вопросы ответит.
- А ты? - сонно спросила девушка.
- Я после тебя у них буду...
Вот сказал бы он «через месяц» или «когда сам отсюда выберусь»... А так Лена поняла буквально, что по всем делам они скоро пойдут вместе, только первой в какие-то кабинеты будет заходить она. И это не вызвало вопросов - ведь Степнова обвиняют в похищении гражданки Кулеминой, а когда живая и здоровая гражданка покажется следователям, то и обвинение не подтвердится.
- Вить! Сегодня вертолет? - дошло наконец до Ленки. - Так собираться нужно! А как собаки?
- Да что им будет? Они же не одни останутся…
- Но Тэру я возьму с собой!
И опять Лена не стала уточнять, кто останется с собаками. Не так давно Степнов сам ей рассказывал, что в избе почти все время кто-то живет. То егеря из заказника приезжают, то лесники останавливаются. Девушка решила, что этот «кто-то», который будет жить в избе и следить за собаками, прилетит на вертолете. Знала бы Кулемина сногсшибательную новость о предстоящей эвакуации заранее, то нашла бы время что-то уточнить и выяснить. Но сейчас этого времени как раз и не хватило.
Зато образовалось множество важных дел. Ленка умудрялась вприпрыжку носиться по небольшому пространству избы, что-то собирая и разыскивая. Она краем глаза видела, что Степнов тоже собирает вещи в мешки. И невдомек ей было, что он просто хочет отправить охотничьи трофеи Рассказову, в том числе шкуры медведя и лося.
- Лена, пора ехать, лучше там подождем! – поторопил девушку Виктор, немного огорченный тем, что она такая веселая и счастливая. Он ожидал, что Лена будет уезжать грустной. Все-таки они почти полгода прожили вместе и сейчас так хорошо понимали и чувствовали друг друга.
Вещи закинули в сани, Тэру посадили в мешок, и Лена держала его перед собой. Лаечка не вырывалась, потому что её голова торчала из мешка наружу, и все было видно, да и любимые хозяева находились рядом.
Осенью вертолет садился далеко от избы, на галечной отмели реки. А сейчас приземлился совсем рядом, почти около места рыбалки, на крепкий и ровный лед. Двое пилотов в одинаковых синих комбинезонах стали вытаскивать на снег какие-то коробки. Степнов держал на руках собачку, пока Ленка надевала на плечи свой рюкзачок. Потом Виктор и один из вертолетчиков перебросились несколькими фразами, громко крича друг другу в ухо, иначе ничего понять было невозможно из-за гула мотора. И Степнов опомниться не успел, как вертолет взмыл в яркое февральское небо…

Он стоял на искрящемся льду, обхватив руками мешок с Тэрой, а она громко лаяла на растворяющуюся в синеве вертушку. Лена улетела. Даже не попрощалась. Забыла собаку и свои вещи тоже. Только рюкзак взяла, словно ей больше ничего не было нужно.
Мужчина, как пьяный, бродил вокруг снегохода и посылок, отправленных другом. Потом освободил щенка из заточения, и собачка принялась прыгать и играть с ним, не понимая, что хозяину совсем не до игры.
- Что, надоело в мешке сидеть? Надоело, - заговорил Степнов, чтобы как-то обрести равновесие в растревоженной душе. – Мы сейчас домой поедем. А завтра я позвоню и узнаю, как там наша Ленка в городе поживает. У нас с тобой дел туча! Давай в сани залезай, а то опять в мешок посажу.

Всю дорогу Виктор старался настроить себя на то, что завтра он услышит хрипловатый голос Лены в трубке, и сразу же станет легче. Просто он привык, что Кулемина всегда рядом. Ну ничего! Скоро и он отсюда сможет выехать. А в городе они непременно увидятся. Да как же иначе? Игорь сейчас ей все телефоны напишет, и они будут перезваниваться. Ведь можно же и из тайги позвонить. Весь оставшийся день Степнов провел в делах, своротил пару сугробов, которые лежали себе мирно в стороне от двора и дороги и никому до сих пор не мешали. Но в желании чем-то себя занять хозяин рассудил иначе и устроил почти взятие снежного городка. Вечером зарядил от электростанции все устройства в доме, выбрал фильм про пиратов и включил при просмотре громкость «на всю катушку». Такие вопли, рев и стрельба неслись из избы в тайгу в первый раз. Собаки вздрагивали и просыпались. Казалось, что даже елки качают заснеженными головами, возмущаясь, что их покой нарушают…
Спал Степнов крепко, развалившись на кровати и обнимая Ленину подушку, даже снов не видел. Утром выехал к староверам затемно и, добравшись до их деревеньки, почти час сидел в темной избе около телефона. Не хотел так рано будить Игоря, его семью и Лену.
- Привет! Давай, Рассказов, рассказывай мне, как там гостья поживает, как она вам? – каламбурил он, сжимая трубку в руке.
- Да мы нормально… А Лена… Она улетела. Вчера ещё, - нехотя сообщил друг.
- Как улетела? Куда? Почему? Что вы ей сказали? – возмущался Виктор.
- Вить, а у вас там как все было? – осторожно поинтересовался Игорь. – Она так странно себя вела.
- У нас все нормально было! Что странного? – слегка растерялся его собеседник. – Я же вчера её провожал…
- В общем, она даже к нам домой не поехала, скорее в аэропорт и первым же рейсом в Нижневартовск.
- Так скорее же нужно к следователю, вот она и торопилась! Ну, значит, она завтра позвонит! Ты же ей дал свой телефон? Я завтра приеду к десяти часам, пусть она мне позвонит. Я же её номер не знаю! Или спроси у неё номер сотового, я сам позвоню. Да! У нас же разница во времени два часа, она просто ещё спит! В общем, до завтра! Привет от меня передавай!
Рассказов ничего не мог сообразить. Тот многословный и почти истеричный мужик, с которым он только что беседовал, совершенно точно не мог быть Виктором Степновым. Что же все-таки у них случилось в тайге? Как они жили, и почему оба ведут себя так неестественно?

Целую неделю Степнов звонил ежедневно. Но с каждым днем слов в его речи становилось все меньше. В последний раз он просто поздоровался, услышал, что звонков не было, попрощался и положил трубку.
Все эти дни мужчина ждал, не давал себе раскиснуть, занимал все время выдуманными делами. А теперь понял, что все закончилось. Его пленница вырвалась на волю и живет своей жизнью, а тайгу забыла, как страшный сон.
- Неужели она так притворялась? Или просто привыкла? Или приспособилась и ждала? – Виктор заглушил мотор снегохода и в тишине спящего леса громко разговаривал сам с собой. – Но я должен был ей сказать, что… люблю её… Пусть она не ответила бы мне тем же, но хоть знала бы, что я не просто пользовался ей. Ну хоть бы друзьями остались!
А в сознании противный внутренний голос сверлил обидными словами: «Друзьями? В кино бы ходили, ты со своей девушкой, а она со своим парнем. Двойное свидание…»
- Да она моложе меня, ну и что? Ведь у нас все было замечательно. Да я что, не понимаю, когда женщина всего лишь спит со мной для собственного удовольствия, а когда дышит и думает как я? Нет… Я не мог так ошибаться. Просто она устала в тайге… Она же совсем молодая, давно не видела родных. Но почему она не позвонила ни разу? И собаку забыла…
Он ездил по лесу и орал во все горло, пока не закончился бензин. Бросил заглохший снегоход в километре от избы и тащился к жилью по своему же следу, оступаясь и проваливаясь в снег. Во дворе сломал двери в сарай и в блин расплющил ведро, случайно попавшее ему под ноги. Собаки забились в будку втроем и молчали.
Дома одетым завалился на кровать и прижался лицом к Ленкиной подушке. Он все сделал, чтобы измотать и обессилить себя, но спасительный крепкий сон не приходил. Засыпал на мгновение и просыпался, и все казалось, что сейчас скрипнет дверь, войдет Кулемина и пошутит про тех, кто долго дрыхнет…

Со следующего утра все дни стали одинаковыми. Встать, накормить собак, пожевать что-то самому и на работу, вкалывать так, чтобы кости хрустели, а потом упасть и ничего не помнить и не чувствовать. Хотя сны время от времени снились, рваные и беспокойные. Работа была странная, но тяжелая – Степнов чистил трассу от дома в сторону реки Медведицы. Хорошую дорогу шириной три метра, а длиной… Длиной – пока сил хватит. Собаки давно уже не понимали действий хозяина. Даже перестали звать его на охоту, сами бегали, время от времени загоняли на дерево соболя или белку, лаяли до хрипоты, а потом в недоумении возвращались домой. Мелкая тоже пыталась увязаться с родителями в лес, но далеко уйти не могла и, скуля от обиды, плелась обратно.
За две недели Виктор пропахал почти взлетную полосу посреди тайги. Только несколько деревьев портили картину, оказавшись на пути вынужденного строителя дорог. В очередное утро Степнов лениво отметил, что Шайтан потолстел, а Тэра вообще разбаловалась и даже есть вовремя не приходит. Что дело неладно, понял только к вечеру, когда опять не увидел около миски знакомой черно-рыжей мордашки, кинулся искать.
- Тэра! Тэээрааа!!! Где ты прячешься? Белка! Где девчонка? Что ты за мать? – ругал понурую лайку.
Малышку обнаружил в углу будки, вытащил безвольное тельце за лапу и чуть не завыл от ужаса.
- Прозевал! Скотина, тварь безмозглая! Урод! Прозевал собачонку! – запас приличных ругательных слов быстро закончился и в ход пошли маты. Принес собаку в дом, уложил на топчане и, как когда-то над Ленкой, стал колдовать над Тэрой. Силой влил воды в пасть, потом вспомнил, что чумных собак отпаивают водкой, перцовой или полынной настойкой. Нашел пузырек с перцовкой и принялся мучить бедное животное этой гадостью.
Тэра на время пришла в себя, стала кашлять, а хозяин обрадовался, что хоть какая-то реакция есть.
Полез к ноутбуку, включил его, чтобы почитать, что там есть про лечение собак, но от волнения ничего путного не нашел. Наткнулся только на стихи, которые читала Лена:
Как спокойно и бесстрастно Бог пускает время в рост!
Безвоздушное пространство служит пищею для звезд.
Ночь - кормилица и нянька - с головой укрыла твердь.
Человек, как Ванька-встанька, погружен то в жизнь, то в смерть.

Стало жутко, как будто смерть и в самом деле собралась заглянуть в избу. Быстро все выключил, но слова так и вертелись в голове…
Достал остатки трав, которыми лечил Лену, напарил целый ковшик лечебного питья, остудил и снова стал вливать жидкость в рот собаки. Через полчаса лайку стало рвать, а потом она затихла, вытянувшись на боку.
- Тэрочка, девочка моя, не умирай! Я тебя прошу… не оставляй меня одного! Да за что это все со мной? Ну что я не так сделал? В чем виноват? – в отчаянии просил он, гладил лапы и спину собаки, потом взял её на руки и стал ходить по избе, как с больным ребенком. Постепенно погасли обе лампы, двигаться в темноте было неудобно, мужчина сел на топчан и не заметил, как уснул.
Ему снилась Лена… Такая веселая и счастливая, она манила за собой и отступала от него. Он протягивал руки, пытался поймать её, но все время чуть-чуть не дотягивался. А потом она сама подошла близко, стала целовать его и почему-то лизнула в щеку. Язык оказался шершавым…
Очнувшись, Степнов понял, что это совсем не Лена рядом с ним.
- Ах ты, моя радость! Ну что, отлегло? Это не чумка была, это ты отравилась чем-то… Что съела? А? Эх ты, дурашка, - он осторожно поглаживал ожившую собачку по загривку, а она лизала ему руки и лицо. – Ну вот и славно, а то придумала болеть! Да? Болеть нельзя. Давай супешник варить! А то твои родители оголодают… да и нам полезно чего-нибудь горячего похлебать.
И казалось, что собака понимает абсолютно все и кивает, соглашаясь с хозяином…



Спасибо: 74 
Профиль
Failen





Сообщение: 2506
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.03.11 16:04. Заголовок: http://pics.qip.ru/s..


<\/u><\/a>
Это от Рыбки-Собачки! Оксана. у меня слов нет, так красиво и точно

Ленка, оказавшись в вертолете, сразу же заняла место возле иллюминатора. Она почти прилипла к стеклу, стараясь не пропустить момент взлета. Свой первый полет она не помнила совершенно и хотела посмотреть на всю красоту сверху хотя бы сейчас. Гул от двигателя стоял ужасный, поэтому у Кулеминой тут же заложило уши. Резко вниз ушла заснеженная полоса реки, мелькнула маленькая фигурка человека возле снегохода, и в иллюминатор ворвалось ослепляющее солнце. Счастливая девушка обернулась и не смогла понять, что с ней только что произошло - Степнова рядом не было…
Все ещё не веря в то, что он не попал в вертолет, Ленка кинулась к кабине пилотов, но трое членов экипажа дружно замахали руками, показывая, что нужно сесть. Она послушно плюхнулась на жесткую скамейку. Напротив неё расположилась женщина неопределенного возраста с маленьким ребенком на руках. Еще один малыш лет четырех спокойно спал, растянувшись на скамейке. Все трое были смуглые и какие-то зачуханные: на куртках детей и тетки виднелись жирные пятна; на валенки прилипли опилки и лохмы собачьей шерсти.
Середина вертолета была завалена мешками и коробками с мороженой рыбой, тут же лежали связки лосиных шкур и рога.
«Почему он остался? Почему не сказал мне, что остается? Отправил меня, как посылку… Я что, тоже мешок с рыбой или шкура? И даже Тэру не отдал… Она-то ему зачем?» - ошеломленная, ничего не соображающая Лена просто замерла, вцепившись в сидение руками. Шок был настолько сильным, что до конца полета девушка просидела не шевелясь, уставившись в одну точку. В памяти всплыли знакомые строчки:

Это неба полотенце. Это речка. Это лес.
Это тихий плач младенца. Это ангел. Это бес.
Это вышиты на ткани солнце, звезды и луна.
Это жизнь моя на грани то ли смерти, то ли сна…


Даже когда вертолет приземлился, и пилоты вытащили груз и высадили Ленкину попутчицу с ребятишками, сама она так и продолжала сидеть. Очнулась от того, что её дернули за рукав шубы:
- Лена! Выходите, пожалуйста. Вам плохо? Укачало? – заботливо спрашивал приятный, ухоженный мужчина в очках. – Давайте руку, я помогу. Я - Игорь Рассказов.
Он ещё что-то говорил, но Кулемина не воспринимала его слова. Идти было трудно, потому что девушка попросту отсидела ноги и теперь едва передвигала их, непроизвольно морщась от судорог, прокатывающихся по мышцам. Но неприятные ощущения быстро прошли, да и думать о них было некогда, потому что все мысли до сих пор занимал один вопрос: «Почему он так со мной поступил?»
Мужчина привел Лену в небольшой домик, который служил административным центром для авиаотряда, и усадил на диван. Вокруг говорили и смеялись люди, а Лене странно было слышать несколько голосов сразу. Только через несколько минут она сообразила, что говорят и о ней тоже.
- Вы сразу ехать собрались? Может, пообедаете? Тут рядом столовую новую открыли.
- Да нам лучше в город, супруга моя ждет гостью.
- Привет передавайте Софье Сергеевне!
- Передам…

В этот момент Кулемина подняла глаза и увидела себя в огромной зеркальной двери встроенного шкафа: в изношенных в хлам джинсах и бесформенных старых валенках, лохматую и бледную. Да ни за что в жизни она не смогла бы появиться перед образцовой женой Рассказова в таком виде! Даже в бессознательном состоянии, даже будучи трупом…
- Мне нужно в Нижневартовск лететь, - сказала Лена. – Немедленно.
Мужчины на какое-то время замолчали, услышав хрипловатый, нервный голос.
- Лена, мы и так хотели на завтра тебе билеты купить, но нужно отдохнуть, - осторожно начал Рассказов.
- Я не могу завтра, мне нужно срочно! – в голосе девушке Игорь уловил истерические нотки. Устраивать разборки со слезами и уговорами на виду у авиаторов совершенно не хотелось, и мужчина уже открыл рот, чтобы согласиться, но тут один из пилотов брякнул, что думал:
- Да кто тебя в самолет в таких валенцах пустит? Хоть переоденься…
Ленке стало плохо от мысли, что переодеться ей не во что. Видимо, паника отразилась на её лице, потому что Рассказов тут же попрощался с хозяевами, подхватил Кулемину под руку и потянул её к выходу.
- Ты не волнуйся! Мы сейчас заедем в магазин и сменим тебе обувь, - убеждал он свою побледневшую подопечную. После всех потрясений, которые уже успели с ней сегодня случиться, Лена с трудом успевала соображать, куда они идут и в какую машину садятся. Выйти из джипа возле магазина тоже было непросто – зеркальные витрины и светлая мраморная лестница подчеркивали убогий вид недавней таежницы. К тому же единственную приличную вещь, шубу, девушка сняла с себя в машине, и теперь не знала куда спрятаться, только бы её застиранную толстовку увидело как можно меньше людей.
- Секонд-хенд за углом, - отрезала продавец, едва взглянув на покупательницу.
- Я надеюсь, что вы поможете подобрать нам все, что нужно, - спокойно произнес Игорь и положил свою руку на прилавок. Продавщица моментально оценила стоимость часов говорившего и тут же кинулась искать подходящую одежду. Через пару минут прибежала вторая работница с охапкой разных сапог.
Забившись в угол примерочной, Лена не могла дождаться момента, когда уже можно будет задернуть шторы и хоть на время остаться одной. Наконец женщины пристроили на крючки все вешалки с одеждой и на время отстали от странной покупательницы.
Она ничего не выбирала. Сняла с себя почти всё. Натянула первый попавшийся топик, вытащила джинсы, висевшие ближе других. Сил не было расцеплять зажимы вешалок с водолазками и свитерами. Дернула за рукав одну вещь, другую… Надела ту, которая легко соскользнула с плечиков. На остальную одежду даже не взглянула. То, что она обула сапоги из разных пар, заметили продавцы, принесли недостающую пару, буквально сунули в руки два нужных сапога и с недоумением обнаружили, что девушка примеряла обувь на босу ногу. Рассказов попросил найти носки, но в наличии были только тонкие гольфы. Пришлось довольствоваться ими. Хотя Кулеминой было совершенно все равно…
Четыре часа от Енисейска до Краснояского аэропорта Рассказов и Лена ехали в полном молчании, есть и пить она отказалась. В аэропорту Игорь удачно купил билет – на рейс уже объявили регистрацию. Мужчина достал из багажника машины небольшую черную сумку и туда сложил Ленкин облезлый рюкзачок, оглядел девушку и остался доволен её внешним видом.
- Лена, послушай меня. Вот тебе деньги в дорогу, и запомни – ты летишь с пересадкой в Новосибирске. Там нужно ждать часа четыре. Не потеряйся и не опоздай на рейс. Вот тебе моя визитка, я тут все телефоны написал. Как прилетишь, так сразу позвони мне. Ты меня поняла? Лена! – Игорь словно со стенкой разговаривал, Лена его почти не слышала. И только окрик заставил её обратить внимание на собеседника.
- Я поняла. - Она закинула сумку на плечо, взяла из рук Рассказова деньги и сунула их в карман джинсов, а визитку зажала в руке. - Спасибо.
«Да что такое? Витька был так счастлив, когда о ней рассказывал, говорил, что живут дружно и весело… А она заторможенная какая-то, перепуганная…»
Дома Игорь понял, что совсем плохо знает собственную жену. Все высказывания в свой адрес он запомнить не смог, но понял, что гостью сегодня отпустил зря.


Аэропорт произвел на Лену ужасающее впечатление: толпы людей, все суетятся и шумят. Хотя на самом деле в это время регистрировали всего три рейса, и остальные пассажиры радовались простору и относительному спокойствию. В зоне досмотра девушка не сразу вспомнила, в какой лоток складывать одежду, а в какой обувь. И потом долго не могла узнать свои сапоги… Да и как их узнать, если она выбирала обувь почти не глядя на неё?
Но самое тяжелое ощущение оставила процедура личного досмотра… Когда девушка появилась из прозрачного пенала сканера, то к ней подошла женщина в форме и в желтых резиновых перчатках.
- Руки поднимите! – от такого приказа и протянутых к ней рук Ленка шарахнулась в сторону, чем немедленно вызвала повышенный интерес к себе со стороны нескольких проверяющих. Её отвели в сторону и тщательно ощупали, потом ещё раз проверили документы и порылись в сумке. И уже в накопителе к ней подошел милиционер и в третий раз перелистал паспорт.
В автобусе, который вез пассажиров к самолету, народ стоял плотно. Рядом с Леной оказался мужчина с крутого похмелья. Окружающие недовольно морщили носы. Девушке было невозможно отвернуться от «ароматного» пассажира, и в момент прибытия к самолету Кулемина едва не потеряла сознание. Но двери открылись очень вовремя, все облегченно вдохнули холодного воздуха и заторопились к трапу.
Сумку у бледной и растрепанной пассажирки стюардесса забрала с колен и спрятала на полку. Пассажирке было все равно: от голода, усталости и чудовищного стресса её тошнило и потряхивало. Она закрыла глаза и в этот момент мечтала заснуть, чтобы весь кошмар последнего дня закончился и вообще оказался просто плохим сном. Но ни уснуть, ни проснуться в привычном и спокойном месте Лене не удалось. Из состояния, близкого к бессознательному, её вывел голос стюардессы, предлагавшей напитки. И вид этих коробок с соками стал последней каплей… Молодая женщина в форме чуть не упала вместе с тележкой, когда девушка вместо того, чтобы определиться с выбором питья, кинулась в сторону туалета, сметая все на своем пути.
- Витя, Витя… - рыдала Лена, закрыв за собой дверь. Она захлебывалась слезами и не могла остановиться.
Стюардессы довольно быстро поняли, что у них в одном из туалетов образовалась «проблема». Они ещё во время посадки обратили внимание на подозрительно бледную и вялую пассажирку.
- Наркоманка, наверное. Была тихая, а теперь укололась и веселится, - предположила молодая бортпроводница.
- Да нет, она вроде бы плачет, - ответила вторая стюардесса, постарше, которая внимательно прислушивалась к звукам, доносящимся из туалета.
- Открывайте, а то у нас скоро посадка! – потребовала третья, та, которую чуть не уронила странная девица.
Обессилившую от слез и страданий Кулемину выволокли из её убежища и усадили в служебном отсеке на откидном сиденье. Втроем сняли с девушки шубу и осмотрели руки.
Старшая из бортпроводниц намочила холодной водой полотенце и приложила его к лицу девушки. Такая маска подействовала благотворно. Потом всхлипывающую пассажирку напоили водой, и она постепенно затихла.
- У тебя родители есть? Ты домой летишь?
Лена кивала головой, уже понимая, о чем её спрашивают.
- Из института выгнали? Беременная? – продолжала интересоваться самая любопытная собеседница. – Парень бросил?
- Бросил… - согласилась Кулемина.
- Может, ещё помиритесь.
- Другого найдешь!
- Да пошли их всех…
Советы были хороши, но в данный момент совершенно бесполезны.

Часть напряжения слезы унесли, а боль осталась. Но теперь Лена почти пришла в себя и понимала, где она и куда летит. В Новосибирске она вышла на улицу, чтобы подышать свежим воздухом и растерялась… Аккуратные газоны, покрытые слоем потемневшего снега; монотонное асфальтовое покрытие; поток людей, спешащих войти в огромное здание, и такой же поток желающих выйти на улицу. Сумерки были отодвинуты от аэропорта мощными прожекторами, но искусственный свет не радовал, а только еще больше раздражал. Окружающая обстановка только добавляла тоски, казалось, что люди двигаются помимо своей воли, мелькают, как одинаковые детали на конвейере большого города. Вспомнив, как тихо было в тайге, как легко там дышалось, Кулемина чуть снова не разревелась, но постаралась дышать глубже и даже поморгала глазами, чтобы слезы остыли и не прорвались наружу.
В маленьком кафе девушка попросила булочку и кофе. Напиток пила с удовольствием - успела соскучиться по нему. А вот булочка не впечатлила. «Убила бы того, кто её сляпал… Сами уж точно такую гадость есть не будут», - оценила Лена способности местных пекарей. Однако сильнее всего поразила сумма, которую она обнаружила у себя, когда пришло время расплачиваться. В Красноярске она просто запихнула деньги в карман, и только теперь сообразила, что денег у неё целых тридцать тысяч.
Чтобы не сидеть среди толпы пассажиров, Кулемина пошла бродить по залу ожидания и совершенно случайно. набрела на парикмахерскую. Скучающая мастерица обрадовалась клиентке, но честно сказала, что цены за услуги весьма существенные. Клиентка очень хотела потратить время, не думая о своих бедах, да и стоимость стрижки её не испугала…

Когда под утро в дверь позвонили, и Лера открыла, то чуть не схватила инфаркт. Пропавшая полгода назад племянница отодвинула её с дороги, как коробку с мусором, и прошла в свою комнату прямо в сапогах. Дверь за ней захлопнулась с грохотом, через несколько минут опять открылась, в проеме возникла Ленка. Она швырнула свои сапоги прямо под ноги ошарашенной хозяйки, прижавшейся к стенке в коридоре, и спросила:
- Ну, много у тебя планов? Кому ещё меня подбросить решишь? – вид тетки в роскошном халате злил ужасно.
- Лен, ты откуда? У тебя все в порядке? Степнов где? – выдавила из себя Новикова.
- Ещё скажи, что переживала за меня! И за Степнова тоже! И любя нас в лес сплавила! – заорала Ленка.
Вместо ответа Лерка разревелась и съехала по стенке вниз. Но Кулемину остановить было невозможно. Она махала руками и высказывала тетке претензии, перескакивала с одной темы на другую, недоговаривала предложения и сбивалась, а потом тоже заплакала. От шума проснулась дочь Сергея и Леры и вышла в коридор. Спросонья двенадцатилетняя девочка не могла понять, почему мать и двоюродная сестра сидят в обнимку и причитают.
Уже после ванны и раннего завтрака Лена увидела, что Новикова изменилась, да и квартира тоже. Жадная до всякого барахла и удовольствий Лерка в своей жизни работала всего восемь месяцев после выпускного в техникуме. Потом она вышла замуж за Сергея и стала вести совсем другой образ жизни. Вила гнездышко, наряжала себя и дочь, ездила отдыхать в дальние страны. Наводить порядок в доме и готовить обеды предприимчивая Валерия Андреевна доверяла приходящей домработнице. Тетя Валя жила в этом же подъезде на первом этаже и на свою работу к Кулеминым ходила в тапочках.
Больше всего в тайге Лена переживала, что тетка забудет про мужа, попавшего по их общей глупости в переделку. Забудет и найдет себе какого-нибудь денежного хмыря. Но трудности быстро слущили с Лерки все напускное и лишнее. Она продала то, что можно было продать: акции, дом на итальянском побережье, недостроенный коттедж в пригороде Нижневартовска, украшения, шубы, часть мебели и бытовой техники. Следственные органы уже учли правильное поведение подозреваемого Кулемина, который вернул большую часть долга в свою компанию.
- Лер, а на что вы живете? – спросила Ленка.
- Я на работу устроилась…
От изумления девушка чуть со стула не упала.
- Ты пошла работать? И куда?
- Обновляю каталоги запчастей для разных автомагазинов, иногда в офисе сижу, но можно и дома. Маринка научила меня на компе таблицы делать, ну и все остальное тоже. В путные места меня не возьмут, все же знают про нас… Но ты мне так и не сказала, где Степнов…
- Я… мы с ним в разных местах жили. И потом он вообще уехал. Не знаю я, где он сейчас. - Какой-то внутренний инстинкт не позволял выдать подробности их жизни с Виктором, не хотелось расспросов и объяснений. И сама того не сознавая, она таила все, что касалось Степнова, боялась, что его найдут и накажут, обидят или унизят. Зареванная и замученная внезапной разлукой, она все равно любила и берегла его.
- Лер, а когда этот следователь принимает? – перевела разговор Кулемина.
- Да ты хоть в себя приди с дороги! - удивилась тетка.- Никуда этот следопыт не денется, и торопиться нечего.
- Мне домой нужно, там мама ждет, - Лена действительно хотела увидеть и маму, и отца, и деда. Но больше всего она хотела, чтобы с Виктора сняли это позорное клеймо «похитителя несовершеннолетних девочек». Он ведь не виноват в том, что она оказалась с ним в тайге. Да и Сереже спокойнее будет жить, хоть одно обвинение отменят. А ещё невыносимо было любопытство Новиковой, светящееся в её глазах. Никакие передряги не могли заставить Лерку потерять интерес к событиям в жизни друзей и родных. Может именно это и помогает ей выжить?

Следователя сложно было удивить, но появление пропавшей племянницы главного подозреваемого привело его в транс. Жена Сергея Кулемина много рассказывала о замечательном характере, математических способностях и поведении Леночки. Сорокалетний мужчина с юридическим образованием и немалой практикой работы в органах очень надеялся, что поиски девушки завершатся успешно. Хотя видел в своей жизни всякое. Но взрослая и уверенная в себе особа, которая представилась Кулеминой Еленой Никитичной, мало походила на потерявшуюся отличницу.
- Давайте я все напишу поскорее. Мне домой лететь нужно, - предложила ему красивая девушка в шикарной рысьей шубе.
- А куда вы так спешите? Я могу вас задержать на время следствия, - попытался стать суровым работник дознания.
- Да? Я что-то нарушила? – удивилась посетительница. – Я жива и здорова, претензий ни к кому не имею, никто меня не похищал.
- Где вы были все это время?
- Да я сразу и не вспомню, в Казани была, в Иркутске, в Чите и даже во Владивосток ездила. А разве нельзя?
- Гражданин Степнов тоже с вами был?
- Я к друзьям в гости ездила. Одна. Это же не нарушение закона? Про Степнова ничего не знаю…
Через несколько минут следователь в одиночестве читал бумагу, составленную племянницей Кулемина. Придраться было не к чему, но интуиция подсказывала, что гражданка Кулемина знала гораздо больше, чем написала.


Через два дня Рассказов не утерпел и позвонил Новиковой. Спросил дипломатично про адвоката, про здоровье и последние новости.
- Ой, Игорь Ильич! У нас же Лена приехала! У следователя была, теперь обвинение о похищении снимут и с Сергея, и с Виктора. А вы не узнали, где Степнов? – скороговоркой выпалила Лера.
- Нет, а что Лена говорит? Она разве про него ничего не знает? И где она столько времени жила? – Рассказов старался добавить в голос нотки удивления.
- А вот тут ничего и не понять! Степнов её в какой-то деревне поселил. Как она там с посторонней старухой в этой глуши выжила… Ужас! А сам уехал, не пойми куда. Потом Лене по почте пришел перевод, она деньги получила и вот приехала. Но следователю мы сказали, что она вообще с ним не была, а ездила к друзьям в гости, - тараторила Новикова, потом спохватилась: - Ой, я тут говорю, а вдруг нас прослушивают?
- Ну и что такого вы скрыли? Все равно нам неизвестно, где Степнов. Могу я с Леной поговорить?
- Так она же домой улетела, там Вера со дня на день родить может… А что?
- Да просто хотел, чтобы она привет деду передала. Ну, ничего страшного, я сам ему позвоню…

Лера опять мастерски сыграла свою роль. Лена действительно улетела. Но перед этим она ночью напугала тетку, проснувшись с криками и плачем. Пока Новикова привела её в чувство, успела много раз услышать имя «Витя». Не стала ничего говорить, выспрашивать, давать советы. Поняла, что племянница стала взрослой и у неё своя трагедия. Стало страшно, что собственной глупостью они с Сергеем разрушили не только свою жизнь…



Спасибо: 79 
Профиль
Failen





Сообщение: 2558
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.03.11 13:53. Заголовок: Дома Лена несколько ..


Дома Лена несколько дней провела окруженная маминой заботой. Ела, спала, разговаривала с Верой о беременности, о северной стране, в которой она «училась», старалась рассказывать аккуратно, чтобы не выскакивали слова «мы» и «Витя». Очень хотелось все обсудить с мамой, но девушка боялась испугать её. Из состояния «маминой дочки» пришлось выйти резко, когда Вере стало плохо.
Потом была скорая помощь; сосредоточенный отец; перепуганный дед, хватающийся за голову и сердце; брошенные в прихожей тапочки с изображениями собачьих мордашек и выкипающий бульон на плите...
Никита жил в больнице трое суток. Лене и деду запретил туда ездить и мешаться под ногами. Несколько раз в день звонил сам, нарочито бодрым голосом сообщал, что состояние Верочки сложное, но стабильное. С новорожденным сыном Кулеминых, который в отличие от мамы после кесарева сечения чувствовал себя замечательно, весь персонал родильного отделения нянчился с особой заботой, потому что главврача и ведущего невропатолога знали и любили все.
Потом Вере стало лучше, и Никиту Петровича отправили отдохнуть, а сидеть с мамой приехала Лена.

По дороге домой мужчина зашел в магазин и нагруженный пакетами с сосисками, пельменями и прочей быстро приготовляемой снедью появился перед отцом.
- И зачем ты все это притащил? - глядя поверх очков, поинтересовался патриарх семейства.
- Вера ещё дней десять в больнице проведет, да и потом ей нельзя будет сильно напрягаться. А нам есть нужно что-то, - объяснял сын, втаскивая покупки на кухню.
- Так Ленка все приготовила! Вот зря ты ругал иностранное образование! Мать с бабушкой не могли девчонку научить готовить, а в финском колледже за полгода из неё шеф-повара сделали. Молодец Серега! Правильное решение. Теперь после курса домоводства, можно и в нашем институте учиться. Она и матери супчик сварила, - сообщил Петр Никанорович. - Можешь спать спокойно, от голода мы точно не помрем.
Никита посмотрел на большую кастрюлю борща и тазик с пирожками, и желание спать у него наоборот испарилось.
«Чтобы научиться какому-то делу, нужно регулярно практиковаться. Если доча жила вдвоем со старушкой, то кому она такие порции еды готовила? Или к бабке родственники столоваться приходили? А может, Степнов там жил? Черт... Что же там на самом деле происходило? И Виктор почему-то звонить перестал... Ничего не понять», - переживал отец взрослой дочери.
Они с Леной всегда были друзьями, он знал её подруг, мог обсудить массу проблем. Но не привык говорить с дочкой по душам, это всегда была привилегия жены. И хоть видел, что его девочка повзрослела и изменилась, но не знал, как подойти к ней с вопросами о личной жизни.

Весь следующий месяц семья жила в напряженной обстановке. Никита разрывался между очередной комиссией проверяющих в больнице и плановыми операциями. Лена стала главной домохозяйкой, дед был на подхвате, когда выбирался со своей дачи. Вера ужасно переживала. Она очень хотела второго ребенка, но никак не думала, что и сама, и младенец по своей беспомощности станут обузой для дочери.
- Мам, ну сколько можно уже извиняться? - не вынесла однажды Ленка. - Я же не за чужими людьми ухаживаю! Ты поправишься и будешь все сама делать, а я поеду учиться. Это хорошо, что у меня сейчас время есть. Как бы ты одна справилась? От деда толку мало.
- Лена, ты даже со своими девчонками не успела повидаться. И в последние дни совсем бледная, ешь плохо, - сокрушалась мать.
- Вот у отца в воскресенье выходной, он будет водиться, а я пойду с Анькой в клуб, - успокоила Веру дочка, ловко переодевая ползунки на братишке и улыбаясь ему. - Правда, Вовчик?

Отношения с подругой Лена успела выяснить на второй день после возвращения. Шустрая мелкая Прокопьева орала на Кулемину по телефону, обозвала её свинкой, но уже через пару часов прибежала мириться и узнавать последние новости. История про заграничное обучение показалась Ане странноватой, но она решила, что подробности выудит из подруги позже. Домашние проблемы Лены Прокопьева понимала лучше других, потому что у неё самой младшая сестренка родилась всего год назад.
Поход в клуб стал для Лены событием. Она собиралась, но боялась туда идти - отвыкла от всего этого в тайге. Грохот музыки и толпа разгоряченных людей ошеломили. Волны запахов косметики, пота, разных коктейлей и ещё чего-то непонятного вызывали тошноту и головокружение, но постепенно девушка привыкла ко всей этой круговерти и даже стала узнавать среди окружающих её людей прежних знакомых. Пока Аня обнималась со своим новым парнем, Кулемина вышла на крыльцо подышать и неожиданно наткнулась на того, кого так недавно обожала…
Ещё в конце июля она была уверена, что любит Стаса, радовалась его вниманию и переживала, что нужно уехать учиться в другой город. А сейчас даже смешно стало, что те свои щенячьи переживания она считала чувством на всю жизнь. Парень узнал её и обрадовался:
- Ленка! Привет! Ну как там загранка живет? Мне твоя мать говорила, что ты в Финландии учишься. Уже научилась шпарить по-фински? Как там у них «еккипукки»? – веселился Комаров.
- Я в основном на английском общалась, - улыбнулась Лена.
- Ленка, а ты стала шикарной! Нашла себе богатенького иностранца? Не говори ничего, я и так вижу, что нашла!
- На мне это написано? – удивилась Кулемина.
- На тебе написано, что у тебя есть постоянный мужик. Ты выглядишь, как хозяйская женщина! – сообщил один из самых известных молодых сердцеедов города. – Дай поцелую, не только твоему финику все должно доставаться!
Он потянулся к девушке, обнял её и чмокнул в висок, а потом попытался поцеловать в губы, но Лена отвернула голову и Стас смог приложиться только к щечке бывшей подруги, такой повзрослевшей и соблазнительной.
- О, Кулемина! А ты ещё и верная… Ну, передавай привет своему папику! Если будет скучно, то я всегда рад повидаться, номер телефона прежний!
До дома Ленка смогла дойти с невозмутимым видом, хотя внутри все тряслось. Кивнула выглянувшей в дверь из спальни маме и ушла к себе в комнату. Кулемина действительно была хозяйской, только оказалась не нужна хозяину…
Никита проснулся среди ночи, осторожно выбрался из кровати и прошел на кухню. Уже хотел закрыть дверь и включить телевизор, но услышал странный кашель, доносившийся из комнаты дочери. Открыл дверь и увидел, что дочь рыдает, сидя на полу и прижимая к лицу какую-то кофту. Он пытался напоить её успокоительным, но она мотала головой и выбила из рук стаканчик с лекарством.
- Лена, хоть воды выпей, мать разбудишь и деда, напугаем всех! – просил мужчина.
Последнее замечание подействовало. Обессиленная, вздрагивающая, Лена сидела, прижавшись к отцу, и слушала, как он её утешает:
- Все будет хорошо. Ты просто устала, год получился трудный. И Серега нас подвел, и учеба твоя не получилась, и жить тебе пришлось среди чужих людей. Но ты же дома, все наладится. Можно перевести тебя в другой институт, поближе к дому. Я возьму отпуск, посижу дома, а ты отдохнешь. Маме уже легче. И вообще, можно нанять домработницу! – Лена почувствовала, что отец обрадовался верному решению.
- Я сегодня Стаса видела… - неожиданно вырвалось у девушки.
- Доча, он тебя обидел? Да я пришибу этого юбочника! – возмутился отец.
- Пап, не нужно никого пришибать, ничего он мне не сделал. Я уже и думать про него забыла. Скажи, если бы мама не переживала из-за меня, ей бы не было так плохо?
- Она бы переживала ещё больше, если бы я рассказал ей все. Нормальные родители всегда думают о детях. Вот выйдешь замуж, родишь сама, тогда и поймешь нас… А сейчас отдыхать нужно. Малыш, все будет хорошо! И с учебой, и с личной жизнью. Кстати, микстуру ты зря пролила, она универсальная и действенная. И пионерам, и пенсионерам помогает, даже наша мама её пьет. Да и тебе не вредно нервишки подлечить.

На следующий день отец семейства вернулся с работы пораньше с букетами цветов.
- А что у нас такое? Или ты к кому-то на юбилей идешь? - удивилась Вера.
- Значит, просто так я не могу любимым женщинам сделать презент? - оскорбился Кулемин.
- Можешь, можешь! - тут же обняла мужа Вера. - Лену звать?
- Она занята?
- Да по телефону болтает. Скорее всего с Анюткой.
- Как думаешь, о чем?
- Никит, ну о чем могут болтать девчонки в восемнадцать лет? Весна, прогулки, друзья.
На самом деле Лена в очередной раз звонила в офис степновской фирмы. Просто хотела узнать, что он вернулся и работает. Ту самую карточку, на которой были написаны все телефоны Степнова и Рассказова, она потеряла. Выронила во время досмотра в аэропорту или в туалете самолета. Да какая разница, где? Потеряла... Тогда, у Лерки, она перерыла все свои вещи несколько раз, но ничего не нашла. Просить телефон Рассказова у деда боялась, потому что не смогла бы объяснить, зачем ей нужно общаться с незнакомым человеком. Узнать у отца тоже не рискнула. И так вопросов выше крыши - вчера отец увидел, как она ревела.
На звонок в офисе и в этот раз вежливо сообщили, что Виктор Михайлович в отъезде, и просили перезвонить позже. Почему его до сих пор нет на работе? Ведь уже можно возвращаться...
Пришлось сделать спокойное лицо и идти к родителям. Постаралась улыбнуться, сунула нос в хризантемы, подаренные отцом. А сама вспомнила ветки осенней рябины, которые приносил ей Степнов...

Спасибо Даше за проверку!


Спасибо: 74 
Профиль
Failen





Сообщение: 2567
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.11 15:58. Заголовок: Последний звонок от ..


Последний звонок от Степнова прозвучал в середине февраля. Какое-то время Рассказов был более или менее спокоен – пусть человек придет в себя, нечего домогаться с расспросами. Но постепенно появилось чувство тревоги за друга. Дни шли, а Виктор молчал. Тогда Игорь позвонил Евмену и попросил его навестить Степнова. Обстоятельный житель таежной заимки соседа навестил, но его рассказ Игорю не понравился: Степнов по телефону говорить отказался, просил передать, что все у него нормально, и он понимает, что очередной вертолет будет нескоро.
Рассказов забеспокоился: слишком уж безразличным было поведение Виктора, который обычно терпеть не мог ждать. Как это расценивать? У мужика дело всей жизни может развалиться, а он «понимает»… В середине марта ситуация обострилась: у летного отряда ушли на профилактику два борта, а два оставшихся были полностью заняты. Да ещё староверы сообщили, что сосед их странно себя ведет – снег чистит в лесу, на охоту не ходит и вообще «смурной». И Рассказову пришлось организовать спасательную экспедицию, пока не растаяли зимние дороги. На вездеходе, взятом в аренду у знакомых лесников, в компании двух Сониных братьев он за пару дней добрался до избы на Медведице.

Лохматый, заросший, мрачный Степнов молчком пожал мужикам руки и стал собираться.
- Вить, а что за гибрид тут у тебя бегает? – попытался разрядить обстановку Игорь, увидев щенка-подростка невообразимой расцветки. – Убирать будешь или Евмену отдашь?
- Это моя собака! Не трогать! – ощерился таежник. – Иди сюда, девочка, моя красавица…
Все трое приезжих обалдели от того, как по-разному обратился Степнов к другу и к собачонке. Игорь жутко обиделся и всю обратную дорогу молчал. Братья Рассказовской жены, до безобразия похожие между собой, как и полагается нормальным близнецам, понимали друг друга с полувзгляда и тоже особых разговоров не вели. Шайтан и Белка спали на полу вездехода, а пеструю собаку Степнов усадил рядом с собой и время от времени поглаживал.
И только дома, через несколько дней, Игорь понял, что зря обиделся на Виктора. Больно было смотреть на взрослого мужика, который сутками сидел перед компьютером, читая новости и просматривая кино. Спал мало, да и то только потому, что заставляли. Даже Саньке, двенадцатилетнему сыну Рассказовых, было странно, что крестный выясняет, кто такие Росомаха и Гарри Поттер, и с одинаково сосредоточенным лицом смотрит «Матрицу» и «Аватар».
Игорь не представлял, как преподнести новости про Лену, которые удалось узнать. Он, конечно же, нашел повод поговорить с Петром Никаноровичем, но тот в первую очередь похвалился внуком, а потом сообщил, что Вера болела сильно, и Лена весь дом на себе тянула. Получалось, что девушка была серьезно занята, но позвонить ведь можно было? Ну, не сошлись они там в чем-то со Степновым, но ему-то, Рассказову, она могла позвонить? Хотя бы для того, чтобы сообщить, что добралась нормально! Он же просил…
Но Степнов о Лене не спрашивал, и Игорь не стал навязываться в таком деле. Зато силой почти потащил друга на прием к руководству огромной фирмы, занимающейся добычей нефти на просторах тундры Красноярского края. И пришлось Виктору быстро вспоминать, что он генеральный директор, а после визита к коллегам погрузиться в изучение деловых бумаг собственной фирмы.
- Игорь, ты прости, что я так раскис. Потом тебе все расскажу. А сейчас как-то не получается. Спасибо, что ты есть…
- Вить, да все в жизни бывает. Я понимаю. Нам нужно на Тэру документы оформить, завтра и поедем. Хорошая собака, я сразу не рассмотрел, окрас-то редкий.
- Да? Ты знаешь, такая умница, все на лету схватывает!
Вот и нашел Рассказов то, от чего радостно заблестели глаза у друга. Собака была ещё молода, и делать прогноз о её рабочих качествах не стоило. Но у неё имелась одна черта характера, не свойственная лайке – сильная любовь к хозяину. Тэра просто ходила за ним по пятам, когда тот появлялся на улице, и если бы ей разрешили войти в дом, то и там не выпускала бы его из виду ни на минуту.
«Если через пару месяцев это не пройдет, то будет у Степнова персональная охранница на много лет. Тоже неплохо, на охоте и Шайтан справится», - уже спокойно рассуждал Игорь.


Родители встретили Виктора с радостью и вопросами, но быстро поняли, что спрашивать ничего не стоит. Вернулся живой, и слава Богу. А подробности сам расскажет, когда сочтет нужным. За время отсутствия хозяина в доме ничего не изменилось.
Зато многое изменилось в офисе. И внешне, и внутренне.
Во время отсутствия верховного начальства бразды правления попали в руки директора по персоналу Зеленова Дмитрия Петровича. И он развернулся и с ремонтом, и с персоналом… Хотя он развернулся бы более того, однако все контролировал неведомый до этого никому, но имеющий доверенность на исполнение обязанностей генерального Рассказов. Игорь Ильич через верного человека узнавал почти обо всех мыслях Зеленова раньше других. И Дмитрий Петрович все пытался выяснить, через кого уходят сведения, но так и не сумел. Зато он буквально перед приездом Степнова успел пристроить вторым секретарем свою дочь. И папа, и дочка мечтали прибрать к рукам не только компанию, но и Виктора Михайловича.
В первый же рабочий день Виктор чуть не упал с кресла, когда вместо привычной Светочки Уткиной, одевающейся в строгой черно-белой гамме, к нему в кабинет с документами вошла длинноногая красавица в изящном сиреневом костюме. Поправляя длинные локоны, падающие на грудь, девушка положила папку на стол и улыбнулась.
- А Вы кто? – сумел все-таки спросить удивленный Степнов.
- Я - Ваш личный секретарь. Меня зовут Зеленова Полина.
- А Уткина где?
- Она работает с бумагами, а я отвечаю на звонки и всегда к Вашим услугам.
- Вы идите, Полина. Я должен посмотреть документы. И Светлану позовите, мне тут напечатать нужно кое-что.
Унылая Светочка появилась не сразу. Она уже неделю не могла прийти в себя от такой чудовищной несправедливости. Зачем вторая секретарша нужна? Она всегда справлялась сама! А теперь эта выдерга ходит каждый день в новом наряде и спихнула с себя всю бумажную работу. На звонки отвечает… А все папочка её придумал!
- Здравствуйте, Виктор Михайлович…
- Привет, а что так грустно?
- Сами разве не видите?
- Вижу, но не понимаю, - честно признался шеф. – Может, просветишь?
- Зеленов хочет, чтобы Полина вышла за вас замуж. Он и так тут раскомандовался без вас, а если вы будете зятем, то и совсем всех заест. – Светочка говорила шепотом и широко открывала и без того большие глаза. – Хорошо, что хоть Игорь Ильич его держал, а то он уволить многих собирался.
- Света, а почему вы шепотом говорите? – как можно тише спросил Степнов.
- А вдруг они тут прослушку установили? – в очередной раз вытаращила глазищи Уткина.
- Светочка, а кто ещё за меня замуж собирается? – поинтересовался мужчина.
- Ваша Ирэн звонила несколько раз, потом Олеся. А в последнее время я не знаю про звонки ничего. Эта меня к телефону не пускает. Но будьте уверены, она всех женщин, которые захотят вас услышать, отправит далеко, - докладывала верная сотрудница, тайный агент и просто воздыхательница в одном лице.
- Света, а как у вас с личной жизнью?
- Замечательно! Я скоро замуж выхожу! – расцвела девушка и даже порозовела от удовольствия.
- Надеюсь, что не за меня? – уточнил Виктор.
- Ну что вы, Славик мне предложение сделал! Милославский!
- Это из геологов? Такой робкий? – попытался вспомнить одного из своих молодых подчиненных Степнов.
- Да никакой он не робкий! Зеленов его тоже хотел уволить, так он уехал на буровые, чтобы ему глаза не мозолить и дождаться вашего возвращения.
- Света, спасибо. Дальше я сам разберусь, но вы будьте начеку, мало ли что случиться может…
- Спасибо, Виктор Михайлович, - чуть не расплакалась Уткина от того, что шеф её не забыл и даже дал новое поручение.

Сотрудникам ужасно хотелось знать, где был их генеральный все это время. Многие считали, что Степнов просто жил в другом городе, а некоторые думали, что возможно и за границей. Они не поверили бы, что он мог провести полгода в тайге. Степнов не показывал никому, что ему сложно привыкнуть к городу, к прежней работе, даже к костюмам и галстукам. Но характер остался неизменным. И скоро все вспомнили крутой нрав шефа.
Новая секретарша решила навести свои порядки с первого дня, и к моменту появления Виктора Михайловича уже считала себя хозяйкой. Но Степнов не разделял её мнение.
Первый промах у Полины случился уже через полчаса после их знакомства. Девушка принесла начальнику кофе в красивой черной кружке и замерла, ожидая похвалы - вещь была куплена в дорогом парижском магазине по совету дальновидной бабушки.
- А где моя кружка? – посмотрел на помощницу Степнов строгими синими глазами.
- Да она же совсем страшная была! А эта стильная и очень подходит к интерьеру, - слова девушки должны были вызвать восторг в душе мужчины, но не вызвали.
- Я пью кофе или чай для собственного удовольствия, а не в соответствии с интерьером. И привык видеть нормальный цвет напитка. И вообще это подарок. Несите её.
- Да она… разбилась! Уткина её разбила! Ну что мне теперь делать? – быстро нашла выход Зеленова.
Мужчина поднялся, подошел к шкафу и вытащил из него большую прозрачную кружку.
– Тогда я буду пить из этой.
«Дмитрий Петрович - кадровик ценный. Да и работал тут без меня и Сереги один. С делами, в основном, справился. И отец хороший, за красавицу свою переживает. Но девка у него – стерва. Долго не продержится в приемной», - решил для себя директор.
В следующий раз Полина дала «дельный» совет по поводу заставки на мониторе – не понравилась ей фотография разноцветной собаки. Третьего раза Степнов ждать не стал – отправил на повышение в отдел маркетинга, а довольная Уткина вернулась на свое законное место.

Дома, как мазохист со стажем, Виктор рассматривал бесчисленные фото Лены, которые сделал в тайге… Лена в осеннем лесу, Лена с собаками, Лена на рыбалке, Лена, Лена…
Набрался мужества и позвонил Никите. Поговорили о деле Сергея; о том, что суд отложили, пока подельники Сережины в розыске; о здоровье Веры, деда и новорожденного. Ленкин отец все ждал, когда собеседник спросит о Лене. Не дождался, сам сказал кратко, что у дочери дела в норме, вся в семейных заботах, но и с друзьями общаться успевает. Попрощались.
Оба думали. Кулемину было подозрительно, что Степнов не интересуется делами дочки. Ведь они все равно виделись часто, там, в тайге. Звонить приходили всегда вместе, были веселыми, а тут Виктор говорит сдержанно и слишком вежливо. Да и Лена ничего про тайгу не рассказывает. Ясное дело, что матери и деду нельзя. Но неужели, ничего интересного, о чем можно поговорить, за столько месяцев не случилось?
Никита не знал, стоит говорить Лене о звонке Степнова или нет. Но через пару недель тот позвонил снова и опять про Лену не спросил. Кулемин решил, что взрослого нормального мужика интересуют дела. Ну чего ему интересоваться девчонкой? И Никита промолчал в очередной раз. У него была забота поважнее. Нужно было придумать, как рассказать отцу и жене о том, что Сергей под следствием и рано или поздно будет суд. Ведь они до сих пор об этом не знали…


Виктора почти добила фраза про друзей. Значит, с друзьями видится. И, конечно же, не только про девчонок речь идет… А разве могло быть иначе? Она из другого поколения, из другой жизни и другой судьбы. Так, залетела случайно к нему, а потом упорхнула… И вот он один.
С прежними подругами видеться желания не было. Но у Ирэны хватило ума приехать в офис после того, как Виктор отказался встретиться с ней. Самого Степнова она не застала. Но отсюда её выставили моментально, потому что Ирэна, к своему несчастью, напоролась на Зеленову, и охрана вывела шумную гостью после пламенной речи Полины Дмитриевны.
Ещё одна подруга пригласила Степнова к себе домой, но его хватило только на ужин, а ночевать он отказался, оставив обиженную девушку в слезах и недоумении…



Спасибо: 70 
Профиль
Failen





Сообщение: 2585
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.03.11 13:56. Заголовок: Лена с отцом решили ..


Лена с отцом решили поговорить с дедом о семейных тайнах. Однако, приехав на дачу, обнаружили двух изрядно выпивших плачущих стариков. И Петр Никанорович, и его друг Василий Данилович ничего вразумительного сказать не могли, оба твердили, что дачи у них пропали... После чайника мятного чая сознание и речь прояснились, а гости узнали причину печали.
Оказалось, что на соседнем участке один из местных дельцов построил дом, и чтобы выгодно продать его, хотел присоединить пару других участков. Пугал дедов, нашел общий язык с участковым милиционером, и тот стал уговаривать пожилых друзей согласиться, чтобы не иметь проблем.

- Дед! Так нужно заявление писать в прокуратуру! - решительно заявила Лена.
- Да разве поможет?
- Пап, а у тебя пару лет назад оперировался какой-то адвокат. Он ещё недавно коньяк привозил... Давай у него узнаем, что делать?
- Неудобно, - Никита был недоволен. - Это не просто адвокат, это огого!
- Вот, тем более нужно ему позвонить, - настаивала девушка.
Господин, которого Никита назвал «огого», обрадовался возможности помочь доктору, вытащившему его с того света. В результате, после вмешательства адвоката семья Кулеминых оказалась перед выбором: дорого продать дачу или купить дом по вполне разумной цене.
- И на что мы его покупать будем? - возмущенно спрашивал глава семейства своих домочадцев.
- Продадим нашу квартиру, дедову однушку, - загибала пальцы Лена. - Может часть акций продать?
- Я подумаю! И про акции тоже, - сдался Кулемин-сын, глядя на похудевшее лицо отца.

Никита позвонил Степнову, но тот запретил даже думать о продаже акций.
- Вы с ума сошли? Зачем вам такие деньги? Заболел кто-то? Что у вас случилось? - сердился Степнов. - Никита, ну говори же, что там у вас? С Леной все в порядке?
Ошарашенный вопросом о Лене её отец не очень доходчиво стал объяснять про соседей, дачу и продажу квартир. Но собеседник быстро понял суть дела:
- Денег на дом не хватает? Сколько? - услышал ответ и облегченно вздохнул. - И из-за десятка миллионов вы хотели продать акции? Ты хоть понимаешь, сколько они стоят? Это же будущее всей вашей семьи! Да найду я вам эти деньги, и...
- А чем я отдавать буду? - не дослушал его Никита.
- Сергей не все ваши дивиденды вам отправлял. Так что я долг верну, и все будет справедливо. И не спорь! Ждите деньги на Ленину карточку.

Никита Петрович выпивал редко, но после такой беседы достал бутылку дареного коньяка и уполовинил её. Жена с дочкой едва смогли уловить из его рассказа, что с финансами у них все нормально, и они переезжают.
Деньги на счет пришли быстро, дед и Вера поверили, что произошло изменение цены акций, и обрадовались. Опять хвалили Сергея за заботу. Но Лена и Никита понимали, что Сергей здесь не причем. Лена догадывалась, кто мог так щедро пополнить счет на её карточке. Степнов обещал, что обязательно вернет им все дивиденды. Позже она услышала, что отец говорит про Степнова деду и обрадовалась. Значит, точно вернулся…
Девушка вдруг захотела позвонить и просто поблагодарить. Ну что в этом особенного? Да мало ли людей в мире, которые жили вместе, а потом перестали, но продолжают работать рядом, видятся и даже дружат? Некоторые вообще расходятся, а потом опять встречаются! Во время звонка он не увидит, что лицо у неё красное и руки трясутся, а говорить кратко и спокойно она умеет. А так получится, что Степнов старался, а она даже «спасибо» не сказала… О том, что Виктора уже поблагодарил отец, Лена не подумала. Это же её карточка и её счет! Она должна сама…
Позвонила в офис и нарвалась на тираду о том, что нормальные женщины не обращаются к генеральным директорам по личным вопросам. Откуда Ленке было знать, что именно в этот день Уткина отсутствовала на работе по важным семейным обстоятельствам, и в приемной сидела Полина? А Светочка обязательно доложила бы шефу, что его просит к телефону девушка… Не судьба…
«Интересно, какая у него секретарша? По голосу не понять, сколько ей лет. Так стервозно отвечает… Как он её терпит? Хотя она с ним может нормально разговаривает. И спать с секретаршей он точно не будет. Сам говорил: или работница, или любовница…» - немного успокоилась, вспомнив степновские принципы устройства конторы.
Но вечером стало так муторно на душе, что хотелось завыть. Опять ревела, только теперь потихоньку и недолго, чтобы не услышали. Вот ведь, даже поплакать нельзя.
А отец Лены все думал о том, почему Виктор спросил о ней. Но в суматохе переезда, оформления справок и прочих документов так и не нашел времени поговорить с дочерью. В этой же самой суматохе никто не заметил, что Лена сняла со счета не все деньги...

Апрель пролетел в обустройстве на новом месте. Никита с Леной решились и постарались как можно спокойнее рассказать Вере и Петру Никаноровичу о делах Сергея. Деду пришлось ставить капельницы, чтобы сбить давление, а Вера перенесла все стоически. Её интересовал только один вопрос: где была Лена?
- Мама, я же училась. Это без меня произошло, мне уже потом папа и Лера все рассказали, - врала Кулемина, стараясь не отводить взгляда.
Мама сделала вид, что верит, но позже чуть не вывернула мужа наизнанку, пытаясь установить истину. Муж тоже врал, хотя не так убедительно. Теперь Лена чувствовала, что мать к ней присматривается, словно пытается что-то понять. И девушка стала чаще уходить гулять с подругами, да ещё купила абонемент в бассейн. Вода действовала положительно на расшатанные нервы, и потом спалось лучше. Кроме того, можно было запросто отказаться от ужина, сославшись на то, что после тренировки есть вредно. Перед майскими праздниками Лена заявила, что поедет в Нижневартовск.
- Мне нужно в институт, пора заявление писать на восстановление. А там и суд должен состояться, - объясняла девушка родителям причины своего отъезда. – Я Лере звонила.
И родители согласились, тем более что про суд и Степнов упоминал.

В тот день Лена собралась ехать за билетом, но сначала набрала знакомый номер и попросила соединить её с Виктором Михайловичем. Она была уверена, что не соединят. Настолько уверена, что даже не придумала, что скажет, если услышит его. Но услышала совсем иную новость:
- Сколько можно звонить? Я уже не первый раз ваш голос слышу! Нет его для вас! И вообще сейчас нет!
- Он в командировке или в отпуске? – рискнула спросить Лена.
- Он в тайге! Живет он там и не имеет возможности общаться со всякими дурочками! Так что не звоните больше!
Хорошо, что она сидела. Стало жарко, потом холодно, руки затряслись противной дрожью. Сразу не поняла даже, правильно ли она все услышала.
«В тайге, живет там и не имеет возможности… Не может быть! Он же должен жить в городе… Папа говорил что-то про проблемы. А может он деньги на наш дом взял на фирме? - целая лавина мыслей унесла остатки спокойствия, но на помощь откуда-то пришла трезвая мысль: - Да не мог он так глупо поступить! Что с ним случилось? Может эти, которые в розыске, что-то задумали?»
Лена с трудом взяла себя в руки, сходила в ванную, умылась и попила воды. Решение пришло само собой, только боялась, что кто-нибудь может помешать его исполнить.

- А Лена где? Она билет купила? – первым делом поинтересовался Никита вечером.
- Она обещала позвонить, - ответила жена. – И поговори с ней. Она совсем посадила желудок в своем колледже, пусть хоть на ФГС сходит.
Дочь действительно позвонила:
- Пап! Ты не волнуйся, но я улетаю сегодня. У меня пересадка будет, так что доберусь нескоро и обязательно позвоню. Я вас люблю!
- Почему сегодня? Ты же ещё ничего не собрала? – кричал в трубку отец, пытаясь разобраться в происходящем.
- Всё, уже посадку объявили, пока!
- Она улетела! – сообщил потрясенный Никита жене.
- Лена? – не поверила Вера. – А вещи?
Родители дружно пошли в комнату дочери и в очередной раз оказались потрясены: даже в день переезда это помещение выглядело приличнее.
- Я же днем здесь была! - оправдывалась женщина, поднимая с пола разбросанную одежду.
Мужчина молча закрыл дверцы шкафа и поднял стул.
- Что-то случилось, - вдруг заявила Вера. – Только мы почему-то об этом не знаем.
- Верочка, она же сказала, что позвонит, подождем, - постарался успокоить жену Никита. – Пойдем, убраться ещё успеем.
Весь вечер провели в ожидании, спали плохо, субботнее утро оказалось хмурым и дождливым, как и настроение Кулеминых. К обеду не вынесли и позвонили Лере, но та удивилась и сказала, что с Леной не говорила и про её приезд слышит впервые…
Благодаря тому, что главврача знал весь город, знакомые в аэропорту проверили списки пассажиров и сообщили, что Кулемина Елена Никитична приобрела билет до Новосибирска и благополучно улетела.
- Зачем она туда поехала? Ей же нужно было на рейс в Сургут! – рыдала Вера. – И вещи все дома остались!
- Ну, может, не было билетов, а из Новосибирска тоже можно улететь в Нижневартовск.
Звук звонка оглушил, но голос в трубке принадлежал Новиковой, которая советовала подождать – рейсов много, бывают задержки. Просто так ждать было невыносимо, и Никита занялся домашним расследованием. Записал по часам и минутам кто, что и где делал весь прошедший день, потом отдельно составил схему действий Лены. Деду подробности не рассказывали, он был уверен, что внучка ночевала у подруги, и продолжал возиться в саду.
Встревоженным родителям казалось, что они уже обсудили все, что происходило в день отъезда дочери, но вдруг Вера вспомнила, что Лена звонила куда-то. Через несколько минут Никита обнаружил в памяти аппарата номер телефона офиса Сергея в Нижневартовске. Но поскольку брата сейчас там быть не могло, то Кулемин позвонил Степнову...

Даша! Спасибо!


Спасибо: 68 
Профиль
Failen





Сообщение: 2618
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.03.11 14:25. Заголовок: Даша, спасибо за тво..


Скрытый текст

Оказалось, что добраться до Медведицы не так уж и сложно - было бы желание! В самолете Лену не укачало, полетный обед усвоился нормально, а соседкой на красноярском рейсе стала женщина из того самого райцентра, в который ехала Кулемина. Попутчица оказалась разговорчивой, пришлось всю дорогу её слушать. Зато не было времени заниматься самокопанием . Соседку встретил муж, и они довезли приятную девушку, которая спешит в гости к родственникам, до нужного города. Погода удивила - после двадцати двух градусов тепла в Геленджике, где уже загорали и даже начинали купаться, плюс одиннадцать в сибирских краях не очень-то грели. Лена купила на местном рынке высокие резиновые сапоги с теплыми вкладышами, куртку защитного цвета и, надеясь, что Степнов одобрит её покупки, отправилась на аэродром.
Вертолеты стояли коротким рядком вдоль бетонного поля. Оранжевые, как апельсины, чистенькие и яркие. Так же ярко выглядел тот, кто командовал сегодняшним экипажем. Это был всего третий рейс нового командира, до этого он летал вторым пилотом, и сейчас гордился собой сверх меры. Ленка ещё не дошла до диспетчерской, как встретила этого орла.
- Почему посторонние на объекте? В чем дело? – сурово и важно спросил молодой мужчина.
Девушке было глубоко наплевать на его значимость. Но прикинув, что может именно от этого человека зависит успех её предприятия, она ответила:
- Да мне узнать нужно, как улететь в верховья Сыма, туда, где староверы недалеко от Медведицы живут, - услышал он и удивился: такой точной и краткой характеристики пункта назначения от блондинки не ожидал.
- Вы одна летите? Там кто-то встретит?
- Там живет человек, да и староверов я знаю, - расплывчато сообщила ему девушка, а сама тут же представила, какой человек её ждет.
Состояние эйфории, вызванное командной должностью, сыграло с новоявленным воздушным богом плохую шутку – он решил заработать на случайной пассажирке.
- Вы не ходите к диспетчеру, пока оформляться будете, мы уже улетим. А так дешевле выйдет, да и рейс у нас как раз в нужную вам сторону. Деньги давайте и паспорт покажите, - распорядился коммерсант.
Лена, обрадованная, что не нужно ждать, выгребла все деньги, которые у неё были.
- Так, восемьдесят девять тысяч двести, - подвел итог пилот.
- Я могу ещё снять, сколько не хватает? Только в банк ехать придется, - испуганно посмотрела на него пассажирка. – Как тут такси вызвать? Я быстро!
- Ну, сто рублей я вам прощу.
- А почему так дешево? Я в интернете смотрела, и там цена гораздо выше была указана, - снова глянула ему в глаза блондинка.
- Чем больше человек летит, тем меньше стоит билет для одного. Вас четверо, так что все в норме. Идите по дорожке за вертолетами и увидите, где народ грузится.
Кулемина зашла за первую оранжевую машину и едва смогла дух перевести от радости. Степнов все время говорил, что полеты в их район бывают редко и улететь сложно. А тут все элементарно! И она уже совсем скоро будет в тайге. Вспомнила про свою разноцветную собаку. Почему-то боялась, что Тэра выросла и забыла её…
Размышляя так, девушка переобулась и надела куртку. Когда приблизилась к нужному вертолету, то трое мужиков от изумления даже перестали таскать свои рюкзаки и ящики. Но потом пришли в себя и продолжили погрузку, хотя все время косились на неожиданную спутницу.
- Алексей! Что там за девушка крутилась? – полюбопытствовал у пилота пожилой диспетчер.
- Алексей Николаевич, - уточнил мужчина, - мало ли девушек сюда заглядывает. Пришла… Ушла…
- У тебя все пассажиры на месте?
- А куда они денутся! Все в наличии! – отрапортовал командир.
- Ну ладно, не пойду на них смотреть, хорошо вам слетать. - У пожилого болела нога, и тащиться через поле совсем не хотелось.
Проклятый человеческий фактор: пилот нарушил одно правило, диспетчер – другое…

Взлетели нормально, только Лене было неприятно, что один из пилотов все время на неё оглядывался. Но девушку больше занимала панорама за окном, и она перестала обращать внимание на экипаж.
Лес внизу виднелся серо-зеленый, с пятнами тусклого снега. Сосны и ели радовали глаз, а вот березы ещё стояли без листьев. И река не вскрылась! Широкая белая полоса Сыма местами поблескивала участками чистого льда, но даже трещин нигде не было видно.
«Он меня точно не ждет. Удивится, что я сама сообразила, как приехать, и дорогу нашла… Я поживу месяц, пока ничего не видно, а за это время все может измениться, и он вернется. Там у него забот много, не до меня будет. На глаза попадаться не собираюсь… К Лерке поеду. Все равно мне домой появляться нельзя… А если он просто не мог мне позвонить? Пока вернулся, с делами разобрался, и тут опять какая-то дребедень случилась… Дурдом полный! Это сколько можно по лесам прятаться? Чем там в милиции занимаются… И прокуратура тоже… Есть же у буржуев защита для свидетелей и потерпевших, а у нас все не как у людей… И деньги он не зажал, обещал вернуть и вернул! А может он обрадуется, что я приехала? Ну, хотя бы просто как знакомой. Завтра нужно родителям позвонить, а лучше сегодня, иначе в розыск объявят, - хоровод разномастных мыслей вертелся в голове, то одна всплывала, то другая. - Повезло мне с экипажем и с пассажирами. И в банк тащиться не пришлось».
Вертолет сел и проводить девушку вышел тот самый пилот, что смотрел на неё.
- Иди вдоль реки до Медведицы, а там по ней пойдешь! Здесь километров пять! В устье горелые сосны стоят! – орал он в Ленкино ухо, потому что во время посадки двигатель не глушили, и по-другому расслышать собеседника не получалось.
- Я знаю! – прокричала ему Лена.
Мужчина окинул её тревожным взглядом и поспешил в машину.


Лена шла по весенней тайге и не могла поверить, что она уже почти добралась. Шла и думала, как отреагирует на её появление Степнов. Даже если они поругаются сразу же, то домой он её отправить не сможет и на улицу не выгонит. Покричит и успокоится. Улыбнулась, представив, как он в возмущении будет бегать по избе и выскочит на улицу, грохнув дверью…
Может если бы ей пришлось ждать вертолета несколько дней, то она поняла бы, что очень опрометчиво поступила, собравшись в тайгу. Но на пути не встретилось ни одного препятствия, и теперь девушка бодро шагала по берегу, поскальзываясь на кромке льда. Кое-где у берега уже выступила вода, приходилось обходить эти лужи, углубляясь в лес. Пахло талым снегом, птицы голосили на разные лады. Изредка среди палой листвы и хвои попадались отдельные островки молодой травы. Некоторые были похожи на зеленые щетки - прочные стебельки просто прокалывали прошлогодние листья; другие выглядели лохматыми кочками, из которых вперемешку торчали сухие и живые длинные листья.
Солнце пригревало, даже пришлось расстегнуть куртку, чтобы остыть. Но это помогло мало, потому что Лена неожиданно вспомнила - сегодня суббота, и Виктор наверняка баню топит. И если прежде, до таежной жизни, слово «баня» ассоциировалась у неё исключительно с малиновыми лицами отца и деда, сидящих на крыльце дачного домика после парилки, то теперь вспоминалась горячая поверхность листвяжной скамьи и прикосновения шершавых рук к спине и плечам… Размечталась так, что споткнулась на очередной кочке и чуть не упала. Но не рассердилась, рассмеялась…
Она торопилась и мало что замечала вокруг себя: проскочила мимо полянки, на которой уже проклюнулись первые цветы сон-травы, напоминающие маленьких нахохлившихся цыплят; не обратила внимания на рощицу цветущих осин, окутанных красноватым облаком сережек; даже не посмотрела на просыпающийся огромный муравейник.
И чем ближе Лена подходила к знакомым местам, тем яснее понимала, что не сможет зайти в избу как ни в чем не бывало. По тропинке от Медведицы к тайной заимке уже почти бежала и остановилась между двух елей, наблюдая за тем, что происходит во дворе. Легкий ветерок дул ей в лицо и доносил запах дыма, тянущегося из трубы баньки.
Кулеминой вдруг стало не хватать воздуха, она начала судорожно хватать его открытым ртом и изо всех сил уговаривала себя успокоиться. Ну не будет же она врываться в избу, дыша как загнанная собака? Хозяин ещё решит, что за ней опять медведь бежал. Дергая непослушную молнию на кармане куртки, попыталась достать подарок, который приготовила для любимого. Ещё дома за пару недель до отъезда она купила красивую зажигалку. Степнов не курил, но зажигалками в тайге пользовался.
Ленка рванула собачку на молнии и окончательно заклинила её. От обиды чуть не заплакала - не везет в самый неподходящий момент! Стащила с головы бандану, вытерла вспотевшее лицо и услышала, как стукнула о стену дверь бани. Даже глаза закрыла, затаила дыхание и осторожно посмотрела, ожидая увидеть знакомую высокую фигуру...
Посреди двора стояла женщина. В теплом халате малинового цвета и с чалмой из полотенца на голове. Женщина развешивала на веревке пододеяльник со знакомыми треугольничками и квадратиками, у её ног стоял таз с мокрым бельем.
От неожиданности Лена попятилась, захрустели сухие ветки, попавшие под ноги, и девушка кинулась бежать прочь. Слишком сильным было потрясение, чтобы она могла пережить его, стоя на одном месте, требовалось какое-то действие. Она не слышала лая собак и не понимала, куда бежит и зачем...
Незнакомка во дворе вздрогнула и оглянулась. Ей показалось, что она увидела среди деревьев человека, собаки бросились в ту сторону, но вскоре вернулись. Женщина облегченно охнула и продолжила свое занятие.

Во время стресса у человека меняется ощущение времени. В одних случаях время летит с огромной скоростью, в других — тянется бесконечно долго. Но бывает, что оно как бы исчезает. Все вокруг замирает, и нет никакой возможности двигаться дальше или вернуться назад. Лена ничего не слышала и толком не успевала разглядеть, куда бежит. Шарахалась в сторону от деревьев, через что-то перепрыгивала и не замечала, что давно уже плачет. Она не кричала и не всхлипывала, а просто с каждым выдохом вырывался хрип или стон. В себя пришла только тогда, когда колени обожгло холодом. Ледяная жидкость втекала в сапоги, а Лена все ещё не понимала, что нужно делать. Оказывается, она забрела в глубокую лужу талой воды и теперь стояла, чувствуя, что ноги постепенно замерзают.
Холод отрезвил, тут же сработал инстинкт самосохранения - животное желание выжить. Выбралась из воды, и сил хватило только, чтобы дойти до поваленной сосны и сесть, привалившись к её стволу. От пережитого шока и усталости девушка на какое-то время потеряла сознание и очнулась оттого, что к лицу прикасалось что-то мокрое и шершавое. Даже не успела испугаться, открыла глаза и увидела знакомую черную морду со шрамом над бровью.
- Шайтанчик, собачка моя хорошая! - Пес явно не ожидал, что его будут обнимать и целовать, но не сопротивлялся. - Не уходи только, не бросай меня...
Лена опять заплакала, но уже тихо и обреченно. До самого последнего мгновения она надеялась, что Виктор обрадуется ей, поймет и не оттолкнет, что не будет против ребенка. А у него другая женщина! Все так просто: зимой - одна, весной - другая. Летом можно третью привезти в тайгу... Только теперь Кулемина испугалась. Не за себя испугалась, за маленького. Как же могла она потащиться черт знает куда, наивно веря, что её будет ждать человек, который ни разу не позвонил и даже не спросил о ней в течение нескольких месяцев? Да, он перечислил деньги. Так это долг делового человека. Может, он заплатил больше, чем должен был? Значит, откупился, компенсацию выдал и все... Разве могла она рисковать жизнью ребенка? Нет. Он же ни в чем не виноват.

Глотая слезы, стянула сапоги и мокрые джинсы; нашла в рюкзаке спортивные штаны, носки и кроссовки. И поняла, что смертельно устала и не может больше никуда идти.
- Шайтан, мы сейчас поедим, что есть. Потом я отдохну, и пойдем к Евмену. Там есть телефон, и номер Рассказова они знают. Будем звонить и просить вертолет. – Если бы не было собаки рядом, то можно было сойти с ума от одиночества в тайге, а так пес внимательно слушал и даже хвостом вилял, как будто одобрял её план. – Отдам все деньги, надеюсь, что хватит. Не жить же мне здесь…
Не жить здесь. А так хотелось… Увидеть весну, просыпаться и засыпать рядом с любимым человеком, который все поймет, поможет и защитит.
- Дура я: забралась в глушь, истратила все что было. Зато теперь точно знаю, что рассчитывать можно только на саму себя.
Шайтан не понял, что хозяйка назвала едой. Сосиска ему не понравилась, а из цветной бутылочки девушка выпила что-то сама. А где каша или суп? И ни одной косточки. Пес смотрел, как Лена укладывает рюкзак на землю около сосны и садится на него. Умное животное сразу же сообразило, что они никуда сейчас не пойдут, поэтому Шайтан лег рядом с девушкой, она прижалась к нему, обняла рукой и моментально уснула…

<\/u><\/a>

Это подарок от VrediNatasha Спасибо!



Спасибо: 67 
Профиль
Failen





Сообщение: 2651
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.04.11 14:41. Заголовок: Редко Степнов мог пр..


Редко Степнов мог провести выходной так, как хотел. Чаще все планы шли насмарку из-за проблем на работе. Эта суббота получилась удачной. И весь день он вместе с домочадцами занимался строительством ограды. Красивый каменный забор вокруг всего участка был в полном порядке. То, что они строили, было предназначено для спасения альпийской горки, любовно сооруженной женой Савченко. Виктор не звал своих близких по имени отчеству: Николай Павлович сразу стал просто Палычем, а Лилия Николаевна – Лилей.
И сейчас трое взрослых людей со смехом наблюдали, как их общая любимица Тэра бегала вдоль преграды, не позволяющей ей добраться до привычного места развлечения. Как только растаял снег, шустрая собака лихо нарыла ям между камнями горки, пытаясь поймать мышей. Сначала Степнов хотел соорудить вольер для собаки, но оба Савченко тут же стали жалеть лайку. Пришлось устроить вольер для альпийской горки! Хозяйка этого оазиса уже носила ящики и пакеты с новыми растениями, в воздухе пахло хвоей и можжевельником. Палыч с интересом рассматривал разноцветные листья каких-то неведомых многолетников, а Тэра поскуливала от возмущения, что её не пускают поучаствовать в развлечении. Кроме того, на морде было написано явное непонимание: почему её ругают за раскопки? Сами-то тоже роют?!
Но хорошее настроение в момент улетучилось, как только Виктор услышал по телефону взволнованный голос Никиты:
- Лена тебе не звонила больше? Она сказала, почему улетела до Новосибирска?
- Мне? Да я в первый раз слышу, чтобы она мне звонила… - опешил Степнов.
- Что значит в первый! – возмутился Кулемин. – На нашем домашнем аппарате номер твоего офиса!
- Сегодня же суббота! Я не был там. Давай все спокойно и по порядку.
Пока Ленкин отец рассказывал и отвечал на вопросы, его собеседник успел добежать до дома и, не отпуская телефона, почти переоделся. Сам не мог понять, почему он это делал, но какое-то противное чувство заставляло его торопиться. Пообещал Никите, что все узнает и тотчас же позвонит. И уже стал искать номера телефонов местного аэропорта, как на него обрушился новый звонок. Услышать Рассказова Степнов точно был не готов.
- Быстро берешь билет на ближайший рейс до Красноярска, Соня встретит. Я уже еду, попробуем вылететь сегодня, ждать тебя не будем, - приказал друг.
- Игорь, зачем в Красноярск? – не мог сообразить Виктор. – У меня в понедельник совещание, и тут Ленка у Кулеминых билет купила странный, они переживают, что не звонит, как долетела. Детский сад! Нужно узнать…
- Детский сад, говоришь? Твой детский сад в тайгу улетел!!! Я не знаю, что ты ей сделал или сказал, но она в лесу одна! Ты понимаешь?! Она все нашла сама… - На какое-то время разговор прервался, видимо машина въехала в зону, недоступную для связи. Степнов положил телефон на кровать и, хоть до конца не понял ещё, что Лена находится совсем не там, где он хотел её искать, стал лихорадочно собираться в дорогу. Больше всего поразило то, что Рассказов кричал на него. Рассказов кричал! Это вообще было неестественно и страшно. Через несколько минут опять раздался звонок.
- Игорь! Лена у вас? – опередил Рассказова Виктор.
- Ты идиот? Я же русским языком сказал, что она в тайгу улетела! На Медведицу! На вертолете! Я случайно узнал…
Идиотом Степнова уже много лет никто не называл, но сейчас он даже не обратил на это внимания. Оказывается, Игорю позвонил тот самый пилот, который узнал Лену. Если бы пилот увидел её раньше, то обязательно спросил бы к кому и зачем она летит, но в полете это невозможно было сделать. Да и спорить с командиром не положено. Зато теперь Рассказов намерен был разобраться во всем и всыпать самым умным по полной программе. Состояние ярости, в котором находился в данный момент мирный и деликатный представитель ООО «Тэра-нефть», было чрезвычайной редкостью. Степнов видел Игоря в гневе два раза в жизни, ещё в пору их студенческой жизни, и уже забыл, на что друг способен.
Сам он сейчас легко мог убить того, кто додумался оставить девушку в тайге. Все это Степнов осознал уже сидя в самолете и только теперь испугался: наступил вечер, пока Рассказов доберется до аэродрома, пока они долетят до нужного места в лесу, станет совсем темно. Ночью искать бесполезно, значит, до утра Лена будет одна…

Чем пахнет весенняя ночь в тайге? Талой водой, соснами, дымком от костра. Черемшой и ароматным чаем с ветками смородины. Ветер приносит свежесть…
Ещё тайга пахнет опасностью. Лед на любой речушке будет выглядеть прочным, но проломится в том месте, где течение самое сильное. По твердой и надежной тропке вполне можно забрести в болото. И медведи в это время злые и голодные, они уже проснулись, а тайга ещё не заготовила им еды. Да просто заморозок в это время станет неожиданной проблемой. Проснешься утром, а все вокруг белое и холодное… Пока солнце растопит снег и изморозь, пройдет не один час.

Прямые рейсы из Нижневартовска в Красноярск отсутствовали. И Степнов в ожидании пересадки топтался в Новосибирском аэропорту на том же месте, где зимой стояла Лена... Он только что позвонил Кулеминым и убедительно соврал, что у неё украли сумку с документами и телефоном. Милиция разбирается, и после всего Лена непременно позвонит. Никита с Верой благодарили за заботу и извинялись, что отнимают время, а Виктору хотелось повеситься от отчаяния. Он гнал прочь дурные мысли и сам себя убеждал, что все будет хорошо. Но зачем Лена звонила в офис? И почему поехала в тайгу? Что произошло? Вот говорят, что ждать и догонять — одно и то же. Нет. Ждать страшнее. Когда догоняешь, то хоть погоней занят, и что-то зависит от тебя...
Рассказов так психанул из-за всей этой истории, что не мог сам вести машину. За рулем его джипа сидел один из Сониных братьев. Мужчины собрались быстро, но толково. По тайге несобранному ходить глупо, а если придется искать кого-то, то тем более нужно быть готовым ко всему. В дороге Игорь несколько раз говорил со Степновым и сумел дозвониться до староверов. Евмен ничего сказать не мог - к ним в гости чужие не заходили, но пообещал, что вертолет встретит и в поисках поможет. На аэродроме ожидали Рассказова и фельдшера из районной больницы. Предприимчивого командира выматерили несколько человек, пожилой диспетчер слег с гипертоническим кризом, когда узнал, что по его недосмотру в глухом лесу оказалась девушка. Мало ли что взбредет в голову людям? На то и существуют правила, чтобы предусмотреть как можно больше способов предохранения от этих глупостей. Вправлять кому-то мозги Рассказову не пришлось, без него справились, все подготовили и людей собрали для помощи в поисках. Молодой парень с медицинским баулом взобрался по лесенке уже в готовый к взлету вертолет, и машина тут же поднялась в небо.
«Только бы все обошлось! Все будет хорошо!» - одновременно думали несколько человек, но тайга сама решает, кого пощадить, а кого наказать, и в этом никакие пожелания не помогут. Все зависит от того, каков характер бойца, бросившего вызов этому бескрайнему таинственному миру...

До места долетели нормально и к избе вышли без проблем. В это время темнеет поздно и ненадолго, почти белые ночи. Перепуганная хозяйка тут же вспомнила, что видела человека сегодня, хотя считала, что ей показалось.
- Так, прикидываем. Вдоль Сыма Евмен прошел, мы прошли вдоль Медведицы и никаких следов не заметили. Значит, завтра будем искать вот в этом квадрате и вот тут, - рассуждал Игорь. – Далеко она уйти не могла.
- А ты отчего думаешь, что она там ходит? Девка крепкая, шагает споро, ежели ошиблась и не в ту сторону двинулась, то далеко уж отсюдова, - степенно заметил бородатый старовер.
Рассказов растерялся. Все молчали, не в радость были угощения, выставленные новыми жильцами избы – лесником и его женой. Оставалось только ждать утра.
- А Шайтан где? – опомнился Игорь.
- Да убежал! Вот как раз в то время, когда девушка появилась. Все собаки вернулись, а его нет.
Гости обрадовались даже такой малости. Если их беглянка встретилась с Шайтаном, то шансов выйти к людям у неё стало намного больше.
Приехавшие разместились на короткий отдых, но Рассказов спать не мог. Так и просидел несколько часов на крыльце. Прелесть тихой ночи не доставляла удовольствия. Компанию ему составил Евмен. Правда он привалился к стене избы и совершенно спокойно уснул. Завтра будет трудный день, и нужно отдохнуть, пока есть такая возможность.


Лена проснулась не от того, что замерзла. Просто поясница и ноги затекли от неудобной позы. Девушка выпила остатки воды, собрала в пакет мокрые джинсы и сапоги и попыталась сообразить в какую сторону идти. Она совершенно не представляла, где находится. Если бы кто-то её искал, то стоило выйти на поляну побольше и организовать костер, да положить в него травы и листьев, чтобы дым был заметнее. Но Лена была уверена, что её поиски организовывать никто не станет, а потому спасать себя придется самой. Зарядки на телефоне осталось немного, по местному времени было всего пять часов утра. Тут же выключила телефон, чтобы зря не тратить энергию. И стала спускаться в ложбину, искать ручей или речку. Она помнила, как Степнов рассказывал простые правила для потерявшихся: идти вдоль маленького водотока, потом вдоль того, что покрупнее, и так можно выйти к большой реке, где вероятность встречи с людьми больше, да и с вертолета на открытом берегу или на отмели человека видно лучше.
Лена была уверена, что на берегу Сыма она быстрее сориентируется, где находится деревенька староверов. И рассуждала правильно, и делала все, как нужно, только вот силы свои не рассчитала. Устала быстро, хотелось есть…
И пока её несколько часов искали в лесу, она вышла к большой реке, спрятанной подо льдом, но уже готовой сбросить зимний панцирь. Обрадовалась, когда увидела свежие пни от спиленных деревьев – значит, идет правильно! И радостная легла отдохнуть на огромную кучу пихтовых веток, оставшихся после работы лесорубов. Хорошо… небо высокое и синее, солнышко пригревает. Уснула незаметно. Шайтан сначала сидел рядом, а потом услышал в лесу те звуки, которые привык читать с детства. Уж выстрел-то он точно мог отличить!
Пес быстро нашел людей, но никак не ожидал, что Рассказов станет его обнимать и тискать. Шайтан отряхнулся и уверенно повел искателей за собой.
- Почему она не просыпается? – допытывался Игорь у фельдшера, когда они нашли девушку и не смогли её разбудить.
- Да не знаю я! Давление нормальное, руки-ноги целые. Довезем до города и разберемся. Может просто устала, может клещ укусил. У неё диабета нет?
- Откуда мне знать? – отвечал друг Степнова. – В городе позвоню и узнаю.
Но девушка проснулась сама в вертолете и очень сильно испугалась, увидев незнакомых людей. Теперь уже пришлось держать её и ставить укол, и в машину скорой помощи на аэродроме её опять несли, потому что лекарство подействовало, и она снова уснула. Фельдшеру было совершенно наплевать на всех, он стремился как можно скорее довезти пострадавшую до больницы. В том числе не интересовал его и высокий мужик, который пытался влезть в машину вслед за ним. Мужчину оторвали от дверцы силой и держали до тех пор, пока скорая не уехала…

Спасибо: 72 
Профиль
Failen





Сообщение: 2671
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.04.11 17:15. Заголовок: Лена очнулась в боль..


Лена очнулась в больнице в полной прострации. Действие лекарства ещё не закончилось, и состояние у пациентки было полусонное. Девушку в кресле возили из одного кабинета в другой, прицепляли всякие датчики и присоски, взяли анализы и даже УЗИ сделали. Но кроме сонливости, вчерашнее переутомление обеспечило сильную головную боль. И будущая мамочка первое обследование своего ребенка не запомнила - сил не было повернуть голову к монитору. Да и вообще, после периода особого напряжения наступила полоса апатии. Принесенный ужин остыл, потому что Лена, замученная всякими процедурами, опять заснула.
Она не слышала, как в палату несколько раз заходила медсестра, и о появлении посетительницы тоже не могла знать. Когда проснулась, то не сразу увидела рядом с собой гостью.
Лениво и отстраненно Лена разглядывала стены и окно, пыталась сообразить, какое сейчас время суток. Теперь голова болела меньше, но ужасно хотелось в туалет, и в животе урчало от голода.
«Как я сюда попала? Меня Степнов нашел или Евмен? Наверное, Шайтан кого-то привел… Нет, не Степнов, я же к староверам ближе была… И Степнов позвонил бы родителям, зачем ему со мной возиться… Папа уже бы прилетел. Но больница хорошая, столько обследований и так быстро… Палата приличная…» - думала она.
- Ты проснулась? Как себя чувствуешь? – Лена обернулась и обнаружила, что на неё внимательно смотрела дородная женщина лет сорока. – Кушать будешь?
- А вы кто? – девушка не испугалась, но мысль об амнезии все же появилась, потому что тетка вела себя как родственница, а Лена её совершенно не помнила.
- Я Любовь Кирилловна, теща, - сообщила незнакомка и улыбнулась приветливо. – Ты уж пожалей нас, не заявляй никуда. Он же балбес, сам придумал все. Хотел, как лучше, а вышло через… Семья же у них, сынку третий год. Мы деньги можем отдать! Я принесла! От тебя все зависит, милая.
Кулемина от неожиданности решила, что это Степновская теща. И уже стала приходить в ужас от того, что жила с женатым человеком, да ещё и ребенок у него, но тут в палату вошла медсестра и рассердилась на тетку:
- Мама, ну что ты пристала к человеку! Она в себя не пришла, а ты уже со своими вопросами…
Ленка смотрела на миловидную девушку, у которой было усталое и встревоженное лицо. В лесу около избы она видела совсем другую женщину, та выглядела низенькой и крепкой, а эта стройная и выше ростом. Сколько же у Степнова любовниц или жен?
- Разбирайтесь сами, я уеду и никому мешать не буду. У меня к Степнову претензий нет, - ответила Кулемина, стараясь говорить внятно и спокойно, хотя внутри все уже начинало трястись.
- А кто такой Степнов? – влезла в разговор тетка, складывая руки на внушительной груди.
- Так вы же теща…
- Мама, ты что тут наговорила? – возмутилась медсестра. – Понимаете, мой муж увез вас в тайгу без разрешения. Вас в полетные документы не записали, и деньги он себе взял. А потом все выплыло, и теперь его могут не только уволить, но и посадить. Это хорошо, что вас нашли сразу… У нас с деньгами напряг, вот Лешка и решил скалымить.
- Какой Лешка? – Лена вообще не могла ничего понять.
- Кривощапов. Пилот, с которым вы в тайгу улетали… - девушка в белом халате увидела, что выражение лица пациентки стало гораздо веселее. Обе вздохнули облегченно.
- А меня кто забрал из леса? – выясняла пациентка, обрадованная тем, что теща оказалась посторонней.
- Да второй пилот шум вовремя поднял, вот и обошлось все. Вы не волнуйтесь, у вас анализы хорошие, и ребенок в норме. Он так удачно лег, что даже пол определили. Мальчик будет, - рассказывала медсестра.
- Доча, ну хватит уже говорить просто так! Я тут блинчики принесла, домашние с творожком, и холодец куриный! Покушайте, а потом и поговорить можно. Надюшка, ты бы чайник погрела, а то ваш больничный чай уже замерз. Я и заварку захватила, и варенье! – на тумбочке тут же возникли контейнеры с едой, пакет с фруктами, какие-то коробочки и кульки.
- Я не съем столько, - пыталась протестовать Лена.
- Ничё! Тебе нужно хорошо питаться, вон какая ты худая. А беременной есть положено за двоих! Дите там с голодухи страдает!
Пока Надежда ходила за чайником, Кулемина попросила у её словоохотливой мамаши телефон и позвонила домой.
- Папа, у меня все в порядке. Я потом позвоню и все расскажу нормально. Просто телефон не мой…
- Лена! Ну, наконец-то! Виктор сказал, что нашли твою сумку и после разборок отдадут! Ты только от него не отходи! Не потеряйся опять! И привет ему передай, мы ждать будем!
От этих слов у Лены опять возникло ощущение, что она часть своей жизни не помнит. Какая сумка и разборки? Почему не отходить и от кого? Виктор – это Степнов? Или кто-то другой?
Девушка боялась, что дома её потеряли и будут ругаться или плакать от волнения, а там все всё знают… Ещё бы и её посвятили в подробности! Но обдумать ничего не получилось: Надежда принесла не только чайник, но и тонометр. Пришлось померить давление, потом срочно бежать в туалет, а после все мысли были только о еде.
Когда осоловевшую от обильного ужина Кулемину оставили в покое, часы над входной дверью показывали половину двенадцатого. Лена пыталась обдумать все, что услышала от жены и тещи предприимчивого авиатора, но организм не желал решать такие сложные проблемы сейчас. И без двадцати двенадцать обитательница уютной палаты уже крепко спала.

Теща Кивощапова сидела в коридоре и не могла поверить, что так просто и легко удалось обговорить всё с этой полоумной приезжей. И денег не взяла, и обещала не писать заявление.
«Наверное, из богатой семьи девка, раз деньги не нужны. Да и не каждый почти сотню тыщ отвалит, чтобы в лес улететь! Зачем она в тайгу беременная потащилась? Туристка, тоже мне! Куда только родители смотрят? Да и молодежь такая, что не слушает. Господи, хорошо, что обошлось! А если бы потерялась эта дурочка? Посадили бы Лешку, как пить дать посадили…»
Дальнейшие размышления были нарушены звонком на мобильный телефон.
- Да, слушаю. Кто? Мама Лены? А, да! Она с моего телефона звонила! Да вы не волнуйтесь! Она в полном порядке! И палата хорошая, и обследование отличное. У нас в Енисейске больница после ремонта всего год стоит! И с беременностью у неё все хорошо, внучек у вас будет! Поздравляю! Алё! А-л-ё-ё-ё, - женщина не слышала собеседницу, в трубке что-то шуршало и гремело, потом связь оборвалась. – Да что ж такое! За что только деньги платим! Ну, никуда позвонить нельзя!
- Ты чего шумишь? Иди домой, все уже спят! – вышла из кабинета медсестра.
- Да вот позвонила мать этой Лены. Я даже не смогла толком ничего про неё рассказать! Ни фига не слышно!
- Мама! - Надежда чуть не задохнулась от таких слов. – Ты зачем отвечала?
- Так люди же волнуются!
- Да после твоих объяснений и не так разволнуешься! Ляпнешь что-нибудь не по делу…

Кулемины переваривали информацию беспокойно. А как ещё можно это воспринимать? В пятницу восемнадцатилетняя дочь улетает как будто к месту учебы; в субботу обнаруживается, что она находится в другом городе без документов и вещей; в воскресенье к вечеру выясняется, что дочь лежит в больнице и ждет ребенка! Вера стала звонить Степнову сразу же после того, как привела мужа в чувство - от услышанной новости доктор сам чуть не стал пациентом родной больницы. Но телефон молчал. Тогда всплыло в памяти название города…
Рассказов проснулся в гостинице в час ночи. Сонин брат уехал домой, а они с Соней остались. Уговорить Степнова поехать ночевать в гостиницу не получилось. Он так и продолжал сидеть в приемном покое на диванчике. И вот теперь Игорь с трудом понимал, что хотят от него Кулемины. О каком ребенке идет речь? Соня взяла трубку из рук мужа и быстрее разобралась в ситуации. Как могла, объяснила, что Лена просто легла на обследование и завтра все расскажет сама. Но известие о беременности привело Рассказовых в шок! Какой уж тут сон? Оба собрались и поехали разговаривать со Степновым. Любая другая новость могла бы подождать, но эту Виктор должен был узнать немедленно. В том, что ребенок у Лены от Степнова, друзья не сомневались, хотя не могли понять, какая причина побудила девушку в таком состоянии отправиться в тайгу…

Даша! Спасибо

Спасибо: 67 
Профиль
Failen





Сообщение: 2718
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.04.11 14:17. Заголовок: Дежурная в приемном ..


Дежурная в приемном покое сердилась на единственного посетителя, из-за которого никак не могла закрыть входные двери и прилечь отдохнуть. Вся ночь впереди, и не угадаешь, какой она будет. Пожилая женщина не решалась подойти к молодому человеку - слишком уж несчастным он выглядел, хотя по правилам должна была выпроводить всех посторонних ещё в одиннадцать часов.
Степнов на дежурную внимания давно не обращал, знал уже, что она ничего не решает и не поможет пройти к Лене. Он все перебирал в голове причины, по которым Лена могла оказаться в тайге. Но это были какие-то непонятные мотивы. Если она хотела узнать о судьбе Тэры, то почему не позвонила раньше? Если хотела доказать что-то, то кому и что? Даже если она просто устала от проблем в семье, то стоило ли ехать в такую даль, чтобы оказаться подальше от всех? И зачем она ему звонила перед отъездом? Что у неё случилось?
Степнов не спал сутки, а последний раз нормально ел прошлой ночью в самолете. Даже автомата с кофе в приемном покое не было… Хотя, Соня что-то приносила ему попить, но что это было, он не мог вспомнить. Рассказовы появились в тот же миг, стоило только о них подумать.
- Что? – Виктор был на сто процентов уверен - друзья приехали не просто так.
- Витя, нам звонили Кулемины. Они случайно узнали, что Лена… в положении, - жена Игоря объяснила причину их появления кратко. Она знала, что Степнов терпеть не мог длинных и неконкретных речей.
- Да, положение у неё непростое. Но завтра я все равно попаду к врачу и точно узнаю, что там с ней, - кивнул головой Виктор.
- Она беременна! – повысила голос Соня.
- Лена?!
Вопль вырвался непроизвольно. Дежурная вздрогнула и про себя выругалась, а мужчина вдруг подскочил и побежал на улицу, грохнув дверьми. Вслед за ним побежали остальные. Рассказовы бросились догонять Степнова, а дежурная тут же закрыла вход в отделение.
- Витя! Ты куда? – друзья не успевали за длинноногим бегуном, который несся вокруг здания больницы.
- Мне нужно её увидеть! – обернувшись, крикнул мужчина.
Рассказов прибавил скорости и перехватил спринтера.
- Ты что? В окно полезешь? – задыхаясь после рывка, спросил Игорь. – Она на третьем этаже лежит…
- Там пожарная лестница есть, - не унимался Степнов. – И по трубе можно попробовать!
- Хватит с ума сходить! – возмущению Рассказова не было предела. – До утра не так много осталось. А если ты сейчас навернешься с какого-нибудь карниза, то придется ещё одно место в больнице выбивать!
- Мне сейчас нужно!!! – заорал Виктор и побежал обратно к приемному покою, стал дергать ручку и стучать в стекло. Но к двери подошла не дежурная, а медсестра. Надежда принесла уточненные списки больных и поневоле выслушала жалобы на беспокойного посетителя. Когда сестричка услышала, что мужчина рвется к больной Кулеминой, то решила посмотреть на нарушителя правил. С самой Леной она договорилась, что никаких жалоб на её недальновидного мужа-пилота, никто писать не будет. А тут на горизонте появился новый объект для переживаний. Если бы не личный интерес, то Надя Кривощапова даже не посмотрела бы в сторону мужика, ломящегося в приемный покой. Но личный интерес был…
- Что Вы шумите? Всё с Вашей Кулеминой в порядке. Завтра придете, будет дежурить главврач, вот он Вас и примет, - Надя пыталась успокоить мужчину, дверь только приоткрыла.
- Она под капельницей? В сознании? Простыла или что там? – глаза у просителя блестели, как в лихорадке.
- Ничего такого, просто спит. Да я только что у неё была! - медработница старалась быть убедительной.
- А можно мне посмотреть? Ну пожалуйста, девушка! Я только взгляну и уйду сразу. - Рассказов от таких слов неловко шагнул в сторону, оступился и чуть не рухнул с крыльца. Степнов в роли просителя? Это было невероятно!
- Вы что! Она экстренная больная с санрейса и лежит в платной палате!
- Да я сам за все заплатил, вот квитанции… - посетитель вытащил из кармана несколько помятых бланков и протянул их сестричке. – Я только одним глазом гляну!
- А потом точно уйдете? – поймала мужчину на слове. – Отдавайте куртку и телефон. Пойдемте со мной.
Куртку друга Игорь успел схватить почти у пола. А телефон никакой опасности не представлял: он болтался в кармане куртки без всяких признаков жизни, потому что давно был отключен.

В бахилах и халате Виктор шел по коридору и не до конца верил, что ему так повезло. А девушка, шедшая рядом, выбирала момент, когда стоит спросить у этого красавчика о своем деле. Оба вошли в палату, где маленьким настенным светильником был освещен только пятачок у дверей. Степнов сделал шаг вперед, выходя из кружка света, и увидел, что на кровати у самого окна спала Ленка. Кулемина обнимала подушку и тихонько сопела во сне. Не было никаких стоек с капельницами или приборов и проводов, которые все мерещились мужчине, пока он сидел в приемном покое.
- Видите? Спит, - прошептала Надежда.
Мужчина молчал, он вообще ничего и никого вокруг не видел, кроме спящего чуда. Медсестра потянула посетителя за рукав, стараясь увести, но в этот момент девушка на кровати зашевелилась и перевернулась на спину. Одеяло сползло, и на виду оказался живот спящей, не прикрытый вздернувшейся футболкой. Мужчина быстро подошел к кровати и поправил одеяло. Медичка от неожиданности пискнула, метнулась следом и вцепилась в рукав чересчур активного гостя.
- Вы что? Испугаете! – зашипела она.
- Просили только посмотреть, а что творите? – сердилась девушка уже в коридоре.
- Спасибо! – Степнов подхватил сестричку и закружил её.
- Отпустите! Ненормальный!
- Девушка, а как ребенок? – опомнился гость после того, как вернул медсестру из полета вокруг себя.
- Пока не такой как Вы. Растет Ваш мальчик и никому не мешает, - одергивая халат, бурчала Надежда.
В том, что перед ней отец ребенка этой Кулеминой, она не сомневалась. На отца самой пациентки мужчина не тянул, на брата похож не был. Слишком уж активно старался к ней попасть, и палату выпросил отдельную…
- Мальчик?! – выдохнул синеглазый. – Да? Точно? А… А что, уже видно? Это сколько месяцев?
- Около четырех, но в неделях точнее… А Вы не знали? – насторожилась медичка.
- Я не знал… что мальчик, - выкрутился посетитель.
- Жаловаться будете? – осмелилась спросить Надежда.
- На кого? Я не против сына! – удивился мужчина.
- На пилота… Она же в лес не сама ушла.
- Да мне что, делать больше нечего? И без меня разберутся! А когда её выписать могут? – Будущего папашу интересовала только пациентка платной палаты. Надежда облегченно вздохнула.
- Это завтра у Шинского спросите. Только он небритых не любит. Вы себя в порядок приведите, если хотите с ним поговорить. А теперь уходите, Вы обещали! Совсем уходите, внизу тоже сидеть по ночам нельзя!
Обратно по коридору и по лестнице с третьего этажа Степнов шел один, не торопился. У него даже мысли не возникло, что ребенок может быть не его. Вот если бы Ленка была сейчас дома, никуда не ездила, то тогда… Тогда бы сомневался. А так она ему звонила и приехала в тайгу, где они были вместе. Зачем только именно в тайгу нужно было ехать?
- Во сколько главврач приходит? – спросил Виктор у дежурной.
- У него сперва обход отделений, а посетителей он часов в десять принимать начинает, - мрачно объясняла женщина, боясь, как бы этот мужик не остался здесь на всю ночь.
- Тогда мы часов в девять приедем? Уже можно будет? – спросил посетитель.
- Можно! – обрадовалась тетя: в девять утра её смена уже закончится. Потом пусть кто угодно приезжает, это уже забота сменщицы.

В машину к Рассказовым сел уже прежний Степнов, уверенный в себе и готовый действовать. Друзья не знали, что спрашивать. Наконец Соня решилась:
- Витя, а кто… - что она хотела узнать, так и осталось тайной.
- Это мой ребенок! – перебил женщину Виктор. – И по срокам, и вообще! Поехали в гостиницу, мне нужно завтра к главврачу, я хоть переоденусь. Сонь, прости меня. Я, наверное, тебе много нервов вымотал по дороге и здесь тоже?
- Да ладно. Возьмешь нас крестными, и мы тебя простим. Как Лена? – ответила понимающая жена Игоря.
- Спит, - улыбнулся Степнов.
Теперь ему стало гораздо легче. Только вот один вопрос так и остался: зачем Лена полетела на Медведицу?
А вот Соня наоборот посерьезнела. Как ещё пройдет встреча Лены и Виктора? Что Лена скажет про ребенка? И вообще, будет ли рада Степнову? Ведь столько раз Игорь советовал другу поехать в Геленджик и поговорить с Кулеминой, разобраться в причинах её поспешного отъезда из Красноярска и последующего упорного молчания… Но Виктор все откладывал поездку. Чего опасался?
Конечно, теперь ребятам придется поговорить, но Софья уже решила, что они с Игорем будут поблизости и постараются контролировать процесс общения. Мало ли что…



Спасибо: 64 
Профиль
Failen





Сообщение: 2731
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.05.11 15:09. Заголовок: «Когда же меня выпиш..


«Когда же меня выпишут? Свалить отсюда поскорее... Хоть бы телефон новый купила, а то папа с мамой уже с ума сходят. Про какие документы и сумку они говорили? Я же с рюкзаком уехала… И про Виктора говорили…» - Лена ждала обхода, чтобы уговорить врача отпустить её из больницы. Вчерашняя медсестра сама сказала, что никаких отклонений в анализах гражданки Кулеминой не нашли. – «Домой звонить нужно срочно, иначе в розыск подадут. И сочинять историю придется, не как попало, а обстоятельно».

Врач пришел. Но не стал даже слушать её просьбы. Велел отдыхать и ждать до завтра. А чего ждать? Вот если бы как в сказке: появился принц и увез в свой замок. Только в жизни все не так…

Это чистая тарелка. Это ложка. Это ложь.
Это страшно. Это мелко. (Слов во тьме не разберешь.)
Тьма закрыла свет, как штора. Ночь на улице шуршит.
Тонкой ниткой разговора воздух в комнате прошит.
Я ребенка пеленаю, тихо плачу и молчу.
Помнишь? Помню. Знаешь? Знаю. И заплатишь? Заплачу…

- Заплачу… - шептала девушка и старалась не разреветься. Нельзя. А то врачи найдут ещё какую-нибудь причину, чтобы задержать её здесь. Но слезы все равно потекли - как же легко она теперь плачет.


Не зря говорят, что понедельник – трудный день. Без разрешения главврача к Лене посторонних не пускали. А попасть к нему самому утром оказалось не так просто. Степнов через час был уже не в себе от того, что поток заведующих отделениями, бухгалтеров с какими-то документами, снабженцев и прочих работников больницы не заканчивался. Рассказов молчал, но потом ему позвонила жена. Соне стало интересно, в чем причина задержки. Она считала, что раз Лена не относится к категории больных со строгим постельным режимом, то уж сегодня-то ей вполне можно спуститься в фойе, где все пациенты общаются с посетителями. Да и почему бы не выйти погулять? В конце концов ей надоело сидеть в машине в полной неизвестности…
Минут через двадцать Соня совершенно спокойно прошествовала мимо Виктора и Игоря в сторону отделения терапии. Она подмигнула удивленным мужчинам и поправила на себе белый халатик. Домашние тапочки и прозрачный пакет с яблоками подчеркивали, что гостья идет не просто так, а по важному делу. Степнов смотрел, как она открывает дверь и исчезает за ней. Мужчина, было, ринулся следом, но тут же перед ним, как черт из табакерки возникла пухленькая особа с рыжими кудряшками из числа медперсонала и осадила рьяного посетителя:
- Вы куда, мужчина? Нельзя!
- Так вот же девушка прошла! А я… Мне нужно!
- Она к подруге пришла. Все как положено: со сменной обувью и халатом. И передачу принесла. А вы прётесь в ботинках и куртке! Где пропуск?
- Ну её же пустили! - возмущался Виктор.
- Будете шуметь, я вас вообще в приемный покой выгоню! – пообещала тетка и грозно глянула на возмутителя спокойствия поверх очков. – Охрану позову!
- Вить, давай потише, а то правда позовет... Я видел, там в конце коридора ходит какой-то тип в форме, - уговаривал друга Рассказов. – Соня Лену позовет, и они к нам выйдут.
- Я и сам мог пройти! – сердился Степнов, не понимая, почему Рассказовскую жену пропустили без вопросов, а его чуть за порог не выставили. Но в это время Виктора пригласили в кабинет к главному.
- Вы уж извините, что пришлось ждать. После выходных всегда так. Вы по поводу Кулеминой? Все в порядке: обследование провели, анализы сделали, выписка завтра с утра. Могу её до выписки отпустить. Только она вроде бы не местная, так что скажите лечащему врачу, где она до завтра будет находиться. На всякий случай, - объяснял возбужденному посетителю хозяин кабинета. – Вы родственник или друг?
Степнов смотрел в глаза не очень пожилого мужчины и не знал, что ответить. Кто он Лене? Молчание затягивалось.
- Я… муж, в общем, - ответил Виктор.
- По паспорту Кулеминой этого не видно, - констатировал врач.
- Я гражданский муж, - уточнил Степнов.
- Позвольте узнать Ваше имя?
- Виктор Михайлович.
- О, тезка! А я – Виктор Львович, - обрадовался главный. – Очень приятно! Так вот, Виктор Михайлович, не люблю я гражданских браков. Понимаю, что отстал от жизни, но не люблю. В некоторых случаях очень важно, чтобы было документальное подтверждение. К примеру, пропуск Вам не положен.
- Да я действительно ей не чужой человек. И родителей знаю, и про все остальное, - не совсем уверенно объяснял один Виктор другому.
- А родители у девушки кем работают? Мне помнится, что лет пять назад на одном из семинаров в Москве я встречал своего коллегу из Геленджика по фамилии Кулемин, - задумчиво рассуждал Виктор Львович.
- Так это же он и есть! И Вера тоже врач, это Ленина мать, - обрадовался Степнов.
- И вы медик? – полюбопытствовал Шинский.
- Нет, я - геолог.
- Тоже хорошо! Можете идти, я позвоню, чтобы вас пропустили и вещи отдали.

Шинский про себя усмехнулся: «Как он сказал: муж в общем… Все у них теперь так. Девочка беременная, а он «в общем». Я бы на месте её родителей устроил головомойку этому мужу. Как она из южного города в тайгу попала? Куда этот муж смотрел?» Обычно доктор не вникал в обстоятельства личной жизни пациентов, но бывали исключения. Например, вот этот случай. Не каждый раз из тайги санрейсом девушек привозят. Повезло, что эта красавица осталась невредима, даже ни один клещ укусить не успел.

Пока Степнов маялся на аудиенции у больничного руководства, Соня зашла в палату к девушке, о которой они с Игорем не раз говорили. Лена поспешно села, вытирая лицо. Она решила, что вошедшая - очередной врач, и приготовилась отвечать на вопросы.
- Привет. Давай знакомиться? – Молодая женщина в белом халате просто шокировала пациентку своими словами.
- Меня же завтра обещали выписать! Зачем знакомиться? Главный ваш сказал, что выпишет, - стала протестовать Лена.
- А мы после больницы будем общаться, - настаивала женщина.
«Психолог… Решили проверить меня… Только психички мне не хватало», - подумала Кулемина и тут же стала прикидывать, как нужно правильно ответить, чтобы к ней не было претензий.
- Меня зовут Софья, - сообщила гостья.
Ленка кивнула, собираясь назвать свое имя и фамилию.
- Софья Рассказова. Я уверена, что заочно мы уже знакомы, - добавила гостья.
- Вы - правильная Соня? – удивилась Лена. – Ой, извините, я не хотела обидеть…
Было ужасно стыдно, что она сказала так, как они со Степновым всегда говорили о жене Игоря Ильича.
- Да ничего! – улыбнулась женщина. – Как дела?
- Нормально. А вы как меня нашли?
- Тебя же Игорь из леса привез. Ты совсем не помнишь?
- Нет… - и глаза отвела.
- Лена, тебе нужно поговорить со Степновым, - решилась Соня.
- Зачем? Он мне ничего не должен, - тут же перестала улыбаться девушка. – Не буду я ему в глаза лезть. Вы… Вы с врачом говорили?
До Кулеминой дошло, что Рассказовы могли узнать о ребенке и догадались, кто отец.
- Не говорите ему про меня! Я уеду и все! Пожалуйста! - просила Лена уже со слезами. – Если вы расскажете, то все поругаются с ним: и родители, и дед. Пусть все останется, как было.
- Лена, он тебя любит до умопомрачения! Он так переживал, что ты уехала и не позвонила ни разу! Да он вообще чуть не одичал один в тайге, Игорю силой пришлось его вывозить, - Соня гладила девушку по голове, вытирала ей слезы, а Ленка никак не верила, что Степнов мог о ней думать. Женщина говорила о том, какой трудной была дорога от Медведицы, как тяжело Виктор привыкал к городу и носил с собой фотографию любимой.
- Уже третий день к тебе пытается прорваться, только врачи не пускают. Он вот сейчас уговаривает главного, чтобы разрешили свидание с тобой, - сообщила главную новость Рассказова.
- Неправда, - хлюпнула носом Кулемина.
Дверь открылась, вошел Степнов и с порога приказал:
- Собирайтесь быстро, мы в гостиницу едем. Главврач отпустил.
Если бы была Лена в палате одна, то, может, он бы и кинулся обнять её. Чтобы почувствовать, что она живая и рядом с ним. Но в присутствии Сони не посмел, застыл в ожидании. Кулемина настолько растерялась от его появления, что перестала плакать, но и собираться была неспособна. Соня сложила все Ленкино имущество из тумбочки в большой пакет и рюкзак запихала туда же. Сунула все это Виктору в руки, а сама взяла девушку под локоть и помогла встать. Вела её осторожно, как ведут человека, перенесшего тяжелое потрясение, и лихорадочно соображала: не слишком ли много информации она выдала Лене за один раз.
Уже на ступенях крыльца их нагнала та самая бойкая рыжая тетка:
- Вы куда в казенных тапках? Забыли же! И вещи тоже забыли! – она перевела дух и протянула ещё один пакет, из которого торчали резиновые сапоги. – Только все тут мокрое!
- Так чего же вы не посушили? – укорила тетку Соня.
- У нас только хранить положено, - объяснила нянечка.
Подошел от машины Рассказов, забрал пакеты… Тут Виктор словно очнулся, стянул с себя куртку, набросил на плечи Лены и подхватил её на руки. Рыжеволосая ловко сняла с ног девушки тапочки и ушла.
В машине ехали молчком. Рассказовы сидели на переднем сиденье, Лена с ногами забралась на одно из задних мест за спиной у Сони, а Степнов даже не пытался к ней приблизиться. Ему хватило того, что он её на руках до машины нес. Вдруг стало страшно, что она могла потеряться в тайге, такая теплая и родная. Машину Соня остановила совсем внезапно у какого-то сквера и, не сговариваясь, три человека задали Кулеминой один и тот же вопрос:
- Ты зачем в тайгу полетела?

Скрытый текст




Спасибо: 63 
Профиль
Failen





Сообщение: 2747
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.05.11 15:12. Заголовок: Растрепанная и испуг..


Растрепанная и испуганная девушка теребила край рукава мужской куртки, в которую её укутал Степнов.
- Я просто хотела помочь. Одному в тайге жить трудно. Вы же сами сказали… - обратилась она к Соне.
- Кому помочь? Зачем? Объясни толком! – не вытерпел Степнов.
- Витя, подожди, - перебила его Рассказова. – Ты в тайгу к кому летела?
- К Виктору… Михайловичу… - осипшим голосом ответила Ленка.
- Степнов, ради Бога молчи!!! – тут же отреагировала Соня. – А почему ты решила, что он там?
- Мне секретарь сказала, - не очень уверенно выговорила Кулемина и тут же поняла, какую огромную глупость она совершила.
- Ты звонила мне на работу? Мой секретарь? – не поверил Степнов. – У меня нормальная секретарша! Она не могла такой бред придумать! С кем ты говорила?
- Да откуда же я знаю! – воскликнула Лена. – Это что, шутка была? Про то, что ты живешь в тайге?
- Когда тебе это сказали? – голос у хозяина приемной, в которой граждан «посылали лесом», стал стальным. – Ну?
- В пятницу…
Мужчина толкнул дверь машины и выскочил на улицу. Рассказовы молча наблюдали, как Степнов быстро ходит по дорожкам сквера и ругает кого-то по телефону. Судя по всему, гнев руководителя накрыл несколько человек.
Лена на процесс дистанционного воспитания сотрудников внимания не обращала. Ей не до этого было.
«Я - полная дура. Настоящая тупая блондинка… Опозорилась сама и всех выдернула. Только бы никто не рассказал об этом дома, а то меня точно в психушку сдадут. Идиотка!» - девушка не представляла, как она теперь будет смотреть в лицо Степнову и его друзьям. Единственным желанием было исчезнуть отсюда, чтобы больше никому ничего не объяснять и не выслушивать упреки. Она осторожно открыла дверь и выбралась наружу, только через десяток шагов беспомощно замерла: идти босиком было холодно, и камушки кололи ступни…
Но её исчезновение из машины заметили: следом бросились Игорь и его жена, прибежал Виктор, сгреб беглянку в охапку и понес в машину. Через пару минут Соня вела машину в сторону гостиницы, а на заднем сиденье Степнов крепко прижимал к себе Лену, словно боялся, что она выпрыгнет из автомобиля прямо на ходу. Кулемина сидела спиной к мужчине, поджав ноги, и изо всех сил старалась не заплакать. В зеркало Рассказова видела лицо Лены и понимала, что истерика у их пассажирки может начаться в любой момент. Нужно срочно отвлечь девушку…
- Лена, у тебя, кроме сапог, есть какая-то обувь? Или в магазин зайдем?
Оба мужчины даже растерялись: тут вопросы более жизненные нужно решать, а Соня про всякие глупости спрашивает. Кулемина тоже не сразу поняла, причем здесь магазин, но потом шмыгнула носом и ответила:
- Кроссовки были.
- Здорово! Ты пока их найди и обуй, а я схожу и куплю тебе сланцы. Какой размер носишь? – непринужденно общалась с Леной женщина, останавливая машину.
- Тридцать девятый! – хором ответили мужчины и посмотрели друг на друга.
- Молодцы! Ищите кроссовки, я быстро.
Рассказов открыл багажник, рылся в вещах Лены и что-то сердито бормотал, потом заглянул в салон машины и сообщил, что обуться пока не получится - в большом пакете все мокрое. И кроссовки в том числе.
Но Софья вернулась быстро, и в гостиницу Лена уже шла сама. Степнов вел девушку за руку и нес рюкзак, Рассказовы остались около стойки объяснять, откуда у них гостья. Они избавили друзей от разборок с администратором.

Виктор выплеснул свою ярость на Зеленова, которого обозвал по телефону весьма нецензурно, и потребовал, чтобы Полина уволилась добровольно, пока он её не убил. Но окончательно не мог успокоиться, швырнул Ленкин рюкзак в угол, а саму девушку, как ребенка, поднял и усадил на диван. Присел перед ней и не удержался от вопроса:
- Почему ты мне не позвонила?
- Я не знаю твой номер… - прошептала Лена.
- Спросить у отца не могла?! – укорил ёе Степнов.
- А что бы я отцу объясняла? Зачем мне твой номер понадобился? – уже громче ответила девушка.
- Разве со мной говорить запрещено? – настаивал мужчина. – Почему я про ребенка узнаю последним? Зачем ты уехала тогда?
И тут Кулемину прорвало… Все, о чем она много раз хотела бы ему сказать, о чем молчала дома, о чем плакала по ночам, хлынуло наружу. Она вскочила с дивана и шагнула навстречу Виктору, который едва успел подняться и отступить.
- Я уехала? Да ты сам отправил меня и даже ничего нормально не сказал! Захотел - привез, захотел – увез! Ты же звонил к нам домой, чего меня не позвал ни разу? – почти кричала Лена. – А теперь я уже сама могу решать за себя! И нечего меня воспитывать!
- Лена, успокойся! Ну почему ты все сама? С ребенком сама решила, в тайгу тоже сама поехала! Ты хоть понимаешь, что могла погибнуть? Как ты хотела справиться там одна?
- И справлюсь! Можешь жить спокойно, я ничего просить у тебя не буду! – Девушка озиралась в поисках своих вещей. – Мне в больницу нужно!
- Зачем в больницу? Тебе плохо? – перепугался Степнов и попытался остановить Лену, обняв её.
- Плохо! Пусти! - но сил вырываться не было, слезы потекли ручьями. – Ты… ты наврал все Соне… Она сказала, что тебе трудно было без меня, а ты наврал!
Она уже рыдала в голос, и все тело сотрясала дрожь. Только тут до Степнова дошло, что своими вопросами он сделал хуже. И самой Лене, да и ребенку тоже… Теперь он пытался успокоить девушку: гладил её по спине и плечам, ладонью вытирал мокрые щеки.
- Лена! Все будет хорошо. Не плачь только! Ты все правильно сделала, нужно было домой лететь, там тебя ждали… Это я, идиот, не додумался позвонить, все ждал. Мы все решим, придумаем и объясним… - убеждал и себя, и Лену Степнов.
- Ты ругаешься, а я… же… звонила! Но мне сказали, что ты занят и со всякими гражданками не разговариваешь… - всхлипывала Лена. - И потом про тайгу тоже…
- Да не ругаюсь я, просто разобраться хотел. Не думай об этом! Больше никто так не будет отвечать. Ты успокоишься, мы завтра заберем твои документы и поедем в Нижневартовск… Позвонишь своим, поговоришь с ними, расскажешь про ребенка и про себя…
- Нет! – замотала головой, зажмурив глаза. – Я не смогу сказать! Пусть они подольше не знают. Не говори им!
Виктор замер от неожиданности: «Как не знают? Они же Игорю звонили?!»
- Хорошо, не скажу, - послушно согласился с её просьбой и предложил: - Лен, давай воды выпьешь?
Однако уговорами и водичкой истерику прекратить уже было невозможно. В глазах Кулеминой появился страх, который бывает у людей в момент безнадежного состояния. Она не владела собой и понимала это, но справиться не могла. Цеплялась за Виктора в попытке найти опору, а Степнов и сам уже не знал, что делать. В какой-то момент мужчина готов был бежать за помощью к Рассказовым, только боялся оставить Лену одну, взял её ладони в свои и ощутил какие у неё пальцы холодные…
- Лен, давай ты в душ сходишь? А то замерзла… Согреешься! Я включу воду, пойдем!
- Я одна… не могу… - сопротивлялась Лена.
- Мы вместе пойдем. Я рядом буду. Я же тут, - подхватил, понес и прямо в одежде поставил в низкую ванну. – Сейчас, все включим!
Девушка села, но не пыталась снять с себя одежду - руки не слушались… Степнов не стал заморачиваться с раздеванием и принялся поливать Лену прямо в одежде.

Видимо, в номере недавно делали ремонт, и в том числе поменяли сантехнику в туалетной комнате. Диск новой лейки на гибком шланге был непривычно большим, поток воды щедро окатывал светлые волосы девушки, спортивные штаны, футболку и новые синие шлепанцы. Постепенно теплая вода сделала свое дело, Лена расслабилась и даже смогла снять с себя мокрые вещи. Виктор одной рукой держал лейку душа, а другой помогал Кулеминой раздеваться.
- У меня больше нечего надеть, - уже почти нормальным голосом выговорила девушка.
- Да ерунда! Отдадим все дежурной в стирку, я халаты попрошу. Зато тапки обмыли, - облегченно выдохнул Степнов.
- В такой гостинице халатов не дают… - продолжала Лена.
- Для люксов все есть. А вдруг поделятся? - предположил мужчина. – Тебе гель дать? Мыться будешь?
- Буду, - она кивнула ему в ответ.
- Держи, - он отдал ей лейку, а когда вернулся с гелем и шампунем, то обнаружил, что Лена уже нашла держатель для гибкого шланга на стене, пристроила душ на место и теперь стоит под струями воды за прозрачной шторой. Отодвинул край шторы и подал то, что принес. Пока она мылась, он закрыл унитаз крышкой, сел и неожиданно подумал, что с медведем справиться было трудно, но не так страшно, как с истерикой. Ведь Ленка тогда не растерялась, вытащила его и потом спину штопала, а он сегодня чуть было не сбежал звать Соню… Чуть не сбежал.
Виктор встал и посмотрел на себя в узкое зеркало на стене: мокрые волосы прилипли ко лбу, рубашка во влажных пятнах. Тут же глянул на пол и увидел, что на кафель натекла лужа воды, в которой он и стоит прямо в ботинках.
- Витя, а полотенце есть? – раздался голос Кулеминой.
- Сейчас! – кинулся в комнату, оставляя мокрые следы на полу, и застыл, соображая, где взять это самое полотенце: одним из выданных в гостинице он вытирался сам, второе было совсем маленьким. Спал Степнов ночью на диване и кровать не трогал, поэтому сейчас вытянул чистый пододеяльник и вернулся к Лене. Она даже не успела удивиться, так быстро Виктор завернул её в белое полотнище и понес в комнату.
Девушка выпростала руки из плотной ткани пододеяльника, стянула полотенце Степнова со спинки кровати и тут же соорудила из него чалму. Мужчина довольно улыбнулся и ничего не сказал. Пусть берет все, что захочет, только бы ей было хорошо.
- Ты как? – осторожно поинтересовался Степнов.
- Уже лучше. Спасибо, - потупила глаза Лена.
- Я пойду про халаты узнаю? – спросил Виктор.
- Ага…

Рассказовы извелись от неизвестности. Ломиться в дверь к другу и что-то спрашивать они не собирались. Но и совсем оставить эту беспокойную парочку без присмотра тоже не могли. Услышав голос Степнова в коридоре, оба миротворца выскочили из своего номера и не поверили глазам: Виктор, мокрый, как после дождя, что-то выговаривал дежурной, а та не пыталась вставить даже слово в его тираду:
- Пусть оба мужских будут, без разницы, главное быстрее. И можете одежду постирать? В счет включите сумму. Но если вам удобно, то я сразу заплачу наличными.
- А что стирать-то? – вклинилась со своим вопросом женщина.
- Идемте! - Мужчина повернулся и чуть не сбил с ног Игоря. – О, блин…
- Ты почему мокрый? – тут же спросил Рассказов. – Что у вас случилось?
- Да нормально все, просто душ сорвался. В общем, случайно… Мне идти нужно. Игорь, я потом приду.
Он пошел по коридору, за ним торопилась дежурная горничная. Игорь стоял и ничего не мог понять. Соня пришла в себя быстрее. Она сбегала в номер, вернулась с пакетом и помчалась догонять Степнова.
В маленькой прихожей Виктор складывал мокрую одежду, горничная смотрела на это круглыми от удивления глазами.
- Витя, а что… - начала говорить подошедшая к ним Соня.
- Тихо, - прошептал Степнов, – Лена спит!
Дежурная ушла, нагруженная пакетами с одеждой; Рассказовская жена тоже не задержалась, только перед уходом убедилась, что Виктор поставил принесенные ею продукты в холодильник. Мужчина присел на край кровати и посмотрел на спящую Ленку: благодатный сон сморил её, согретую в душе и успокоенную. Степнов вздохнул, стянул с себя влажные вещи, развесил их на стулья и лег рядом с девушкой…






Спасибо: 58 
Профиль
Failen





Сообщение: 2780
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.05.11 13:51. Заголовок: Уважаемые читатели! ..


Скрытый текст



Смотреть, как Кулемина спит, было очень трудно. Хотелось поцеловать эту спящую красавицу, чтобы она немедленно открыла глаза и обрадовалась ему. Виктор хорошо помнил, что в их таежной жизни сам он или Лена могли запросто разбудить друг друга под утро или даже среди ночи, если было желание… И сейчас он мечтал поступить так же, но не позволил себе: Ленка намучилась в тайге, в больницу попала, и он довел её вопросами до рыданий. Нельзя к ней со своими желаниями лезть. Она может обидеться и будет права. Чтобы подавить искушение, мужчина лег на живот и отвернулся. Даже получилось задремать, но ненадолго. Вскочил от стука в дверь, поспешил открыть её и, только открыв, сообразил, что на нем кроме боксеров ничего больше не надето. Быстро забрал из рук горничной стопку халатов и полотенец и сразу же дверь затворил…
Спать больше не хотелось, поэтому Степнов пошел в душ. Не спеша мылся и все время думал о том, что Лена в положении. До этого мужчина близко с беременными женщинами не общался. Было странно видеть изменившиеся женские фигуры, а иногда даже появлялась мысль, что носить большой живот будущим мамочкам неудобно или больно. И ещё про всякие там сохранения, капризы и токсикозы рассказывали некоторые из его друзей. Но случайные чужие рассказы – это одно, а собственный опыт – другое. Точнее говоря, полное отсутствие опыта и много вопросов о том, что можно или нельзя беременным… Может, обо всем стоит спросить у Игоря и Сони? Или об этом спрашивать нельзя?
С одной стороны, мужчина не видел любимую так долго, что едва себя сдерживал, чтобы не наброситься на неё, но с другой стороны, если нужно потерпеть, сберегая ребенка, то он готов. Ради здоровья Лены и ребенка на все готов.
Пока девушка спала, Виктор разобрал свои вещи и, спрятавшись в ванной, успел сделать несколько звонков. Узнал, что Зеленов ушел на больничный с обострением язвы, и чуть не выругался вслух. Ему было ясно, какая язва обострилась у Дмитрия Петровича: Полина. Только стало обидно, что взрослый мужчина с подачи дочери мстит таким примитивным способом. Пришлось генеральному директору со скоростью суперкомпьютера решать, что и кому поручить в свое отсутствие.
Довольный тем, что все удалось уладить, Степнов подошел к окну, за которым старинный сибирский городок жил привычной жизнью. Бывшие купеческие двухэтажные особняки из кирпича, сработанного еще в восемнадцатом веке, глядели на улицу новыми пластиковыми глазами. Неподалеку виднелись купола монастыря, заключенные в строительные леса. Прямо напротив гостиницы крепкий дом из потемневших от времени листвяжных бревен отделывали панелями из какого-то современного материала. Рабочие, явно южной национальности, сильно не спешили. Было старинное здание со своим лицом и историей, станет просто строение, с искусственной маской вместо лица. Жаль, но такова наша действительность.

Лена открыла глаза, увидела мужские джинсы на стуле и моментально все вспомнила. Витя… Такой серьезный и сдержанный. В последние месяцы их жизни в тайге он был совсем другим. Все время старался обнять её, чмокнуть или хотя бы просто погладить по руке.
«Стесняется Рассказовых или считает, что я ненормальная, раз всерьез поняла шутку про лес? Есть хочется, принес бы кто завтрак… Или обед уже? Стремно без телефона, даже время не узнать. Нужно у Степнова сотик взять и позвонить домой», - сонно рассуждала девушка, прислушиваясь к звукам, доносившимся из ванной. Она поняла, что там Виктор с кем-то разговаривает по телефону. Лена не знала, как себя вести со Степновым. Если он ради неё приехал, то почему сразу взялся воспитывать? Даже не поцеловал ни разу…
Когда дверь в ванную приоткрылась, Кулемина притворилась спящей, потому что ещё не приготовилась к разговору, который обязательно должен был состояться. Из-под руки наблюдала, как Степнов идет по комнате и стоит у окна.
- Витя, - через некоторое время она решилась и позвала мужчину.
- Выспалась? – улыбнулся он, оборачиваясь.
- Да…
Дальше все пошло совсем не так, как каждый себе представлял. В кармане халата у Виктора зазвонил телефон, он машинально вытащил его и глянул на экран, а потом решительно нажал на громкую связь и вызов.
- Степнов! Что у вас происходит? Ты почему не отвечаешь? И Рассказов тоже отключился! Вы над нами издеваетесь? Говорите как есть, что там с Леной? И не вздумай трубку бросить! – разнесся по комнате голос Ленкиного отца. – Мало того, что ты за ней не досмотрел, так теперь свои промахи пытаешься прикрыть? Дома она ни с кем не встречалась! Это какой-то урод в вашей деревне постарался!
- Привет, Никит. А почему сразу урод? – спросил Степнов, глядя на застывшую Ленку. – Думаешь, что твоя дочь не может понравиться нормальному человеку?
- О нормах мы после побеседуем! Ты не хочешь милицию впутывать? Её изнасиловали? – дрогнул голос у Кулемина.
- Никита, не говори глупости. Никто её не насиловал, - поморщился Виктор и положил телефон на подоконник. – Я виноват, но могу все объяснить. Только ты постарайся выслушать меня и понять.
- Да говори уже! Что за душу тянешь?
- Я… Мы не жили в деревне. Мы с Леной жили вдвоем. В избе на охотничьем участке. Это мой ребенок. Я люблю Лену и хочу, чтобы она стала моей женой, - выдохнул Степнов, и теперь уже сам боялся поднять глаза на девушку, о которой говорил.
- Витя, ты соображаешь, что говоришь? – осипшим голосом поинтересовался Никита Петрович. – Ленка… Вы же с Серегой её из роддома забирали! Она же ещё сама ребенок! Ты извращенец?
- Никита, она уже давно выросла, просто для тебя и в двадцать, и в сорок будет ребенком…
- Позови её немедленно! – потребовал Кулемин.
- Она спит. Когда проснется, то позвонит сама. Но мы послезавтра к вам прилетим, так что все разговоры можно перенести на потом. Лучше узнайте про ЗАГС.
- Скотина! Я тебе покажу ЗАГС! Я тебе операционную устрою! Лучше не приезжай, убью!
- Я приеду. Надеюсь, за пару дней ты успокоишься, и мы сможем нормально поговорить. Пока.
Телефон хрюкнул и замолк. Видимо, у потенциального тестя от возмущения все слова закончились.
Виктор отошел от подоконника и приблизился к кровати, на которой сидела Лена.
- Ну, путешественница, как себя чувствуешь?
- Не знаю… Ты папе сказал всё и даже не спросил меня… Сам решил…
- Ты сегодня говорила, что ко мне в тайгу ехала. Разве не для того, чтобы мы были вместе? - Он присел рядом. - И теперь моя очередь принимать решения. Ты уже решала и с тайгой, и с ребенком…
- Я неправильно поступила? – не посмотрела в глаза, боялась увидеть укор.
- Все правильно! Спасибо…
- За что?
- За то, что жива и не одна. - Что-то внутри у Степнова перевернулось, стало жарко и даже глаза защипало от осознания того, что они могли больше никогда не увидеться. Он не сдержался, сполз на пол и уткнулся лицом в Ленкин живот. Обнял осторожно, словно больную. Девушка не ожидала такого порыва от сурового мужчины и растерялась. Ведь хотела обо всем спросить, но звонок отца выбил нужные слова из головы, а Степнов, стоящий перед ней на коленях, вызвал острое желание заплакать. От радости, наверное… Застигнутая целой лавиной разных ощущений, Лена спросила совсем не о том, о чем следовало бы узнать в первую очередь:
- Вить, а собака где? - и все-таки заплакала.
- Ты что? Какая собака? – поднял голову Виктор, но тут же сообразил, о ком речь. – Тэра? Да что же с ней будет? Дома она! Выросла, обнаглела и весь участок перекопала.
Он сел на пол и потянул Лену к себе, и уже не ладонями, как прежде, а губами собирал слезы, которые катились по щекам девушки. Уговаривал, покачивая в своих объятиях, убеждал, что все хорошо.
- Лен, ты в тайге у избы была?
- Да…
- А почему не осталась там? Зачем в лес ушла?
- Там женщина стояла… Во дворе…
- Она тебя не пустила? Да я скажу Игорю, и он выгонит их!
- Я с ней не говорила… Я подумала, что она твоя… с тобой там…
- Ленка! Ты решила, что я привез себе кого-то ещё?!
Степнов сначала возмутился, но быстро понял, что сам недалеко ушел в своих подозрениях.
- После тебя у меня не было ни одной женщины, даже на ночь, даже на час. Не мог я о ком-то думать, кроме тебя....
Признание было неожиданным, а голос – срывающимся. И сказал Виктор о том, о чем никому другому не говорил.
- Ну почему же ты не позвонил мне ни разу?
- И я решил… Что у тебя другая жизнь, и взрослый мужик, который силой привез девушку в лес, больше не нужен. Ты же тоже не звонила.
- Я на работу звонила!
- Да знаю я, уже уволил эту активистку.
- Нельзя так…
- Это уже моя забота.
Прижался губами к виску, замер, и Лена тоже замерла. Просто сидели обнявшись, мысленно понимая и прощая друг друга, слова были не нужны. Но потом мужчина нарушил это молчание.
- Кулемина, ты замуж-то за меня сама пойдешь или опять воровать придется?
- Я теперь ученая, сама могу украсть любого.
- Не сомневаюсь! Потому и спрашиваю, хочу заранее знать, что делать, если… - Степнов не смог произнести слово «откажешься».
- Не откажусь, - ответила девушка и посмотрела ему в глаза.
После такого ответа не поцеловаться было невозможно. И отрываться друг от друга тоже не хотелось. Пододеяльник с Ленки давно сполз, но она этого не замечала. Первым опомнился Виктор:
- Ты раздетая, замерзнешь! Там халат есть, – в его голосе звучала забота.
- Обними меня! Как раньше!!! – её голос звенел от волнения и желания.
- Лена, ты же после больницы…
- У меня ничего не болит! И мне все можно! - умоляюще произнесла она. - Пожалуйста…
- Я сорвусь и придавлю тебя, - Виктор пытался успокоить девушку.
- Мы осторожно, - шептала ему в ухо, а у самой в голосе уже чувствовались подступающие слезы.
Он сдался, только не понимал, как - осторожно? Неужели это может быть осторожно? Отвечал на поцелуи и ласки и все делал медленно. Халат его валялся на полу, туда же улетели подушки. От неспешных движений мужчины Лена быстро нырнула в нирвану и стянула в комок край простыни, стонала, прижималась сухими губами к шее Степнова, а он все терпел и боялся отпустить себя.
Звонок телефона раздался внезапно и подействовал на мужчину, как сигнал на радиоуправляемый заряд. Взрыв ощущений был такой силы, что Виктор перестал чувствовать свое тело. Казалось, что душа вылетела из него почти целиком, ну, может, одним ноготком держалась, и теперь неслась в волнах нереального удовольствия. Когда сознание вернулось, Степнов даже не способен был вспомнить, как они с Леной оказались на середине кровати. Ведь происходило все у самого края…
- Лен, тебе не тяжело? – обеспокоенно спросил Виктор, потому что хоть и лежал на животе рядом с ней, но головой прижимался к плечу, а рукой обнимал девушку за талию.
- Нет, мне хорошо, - счастливо улыбнулась она, а сама перебирала влажные волосы любимого, щекой прислонясь к его макушке.
- А можно послушать? – неожиданно попросил Степнов.
- Что послушать? – не поняла Лена.
- Ну, как там он, мальчик…
- Да он же совсем маленький, я вот только перед отъездом поняла, что он двигается, - объясняла Кулемина.
- Ты чего краснеешь? – Усмехнулся мужчина, приподнимаясь на локте и глядя на порозовевшие щеки своей избранницы.
- Ничего я не краснею, просто жарко, - оправдывалась девушка.
Но попытку услышать или почувствовать сына Степнов все-таки совершил. Приложив ухо к Ленкиному животу, сосредоточенно молчал, потом обрадовано сообщил:
- Там же вода, как будто булькает что-то!
- Это совсем другое: просто я есть хочу, вот и урчит в животе. У тебя одежда сухая, сходи в магазин?
- Зачем в магазин? У нас все есть! - потянулся за халатом, но телефон вновь напомнил о себе, и хозяин аппарата возмутился: – Да что ж такое? Опять забыл его отключить!
Но увидев, кто звонит, передумал отключать и протянул трубку Лене. Та тоже посмотрела на дисплей, потом на Степнова, и так же как он недавно, нажала на громкую связь и вызов. Раздался голос Веры:
- Виктор! Я тебя очень прошу, позови Лену, - хлюпая носом, попросила она.
- Мам! Ты чего? – перепугалась Ленка. – Случилось что? С кем?
- Доча, и ты ещё спрашиваешь? С тобой случилось! Ну как же ты позволила? Он тебя заставил? Почему же не сказала нам? Ну, хоть бы мне сказала! И не нужно выходить замуж только потому, что Степнов так решил! Как же ты будешь жить с нелюбимым? Леночка! Возвращайся домой, мы со всем справимся сами!
- Мам, я тебя очень люблю. И папу, и деда, и Вовку… Ты не волнуйся, все у меня нормально, и никто меня не заставляет, я сама согласилась. И почему нелюбимый? Очень даже любимый… А как там дед?
- Да дед-то как раз счастливее всех! Когда отец сообщил, что Степнов собрался на тебе жениться, дед от радости чуть с лестницы не упал. Поругался с Никитой, доказывал, что мы паникеры и не понимаем, как нам повезло с зятем. Доча…
- Мам, я сейчас поем и пойду себе новый телефон покупать, а то мой… сломался. И позвоню тебе ещё раз! Ты только не волнуйся, тебе вредно!
- Ты сама не волнуйся, и с едой аккуратно! Подозрительного ничего не ешь! Отравления для беременных опасны! Тебя тошнит?
- Да я поем, и все будет хорошо! Пока! Целую! – ответила Лена.
- Значит, уже согласилась? – Довольно шептал ей на ухо Степнов, подобравшийся сбоку и облапивший свое сокровище.
- Витя! Я же говорю, а ты меня отвлекаешь, – сделала замечание будущая супруга. – Как я могу нормально отвечать, когда кто-то со щекоткой пристает!
- Не кто-то, а я! – смеялся мужчина. – Мне можно!
- Слушай, ну что там у нас есть съедобного? Не могу уже! – жалобно попросила девушка.
- Сейчас, - мужчина заторопился, на ходу натягивая халат, а потом принялся вытаскивать из холодильника пакеты и контейнеры с едой.
Все вернулось… Как будто не было этих месяцев разлуки и страданий. Словно они до сих пор в тайге, и вокруг на многие километры никого нет…

Скрытый текст




Спасибо: 57 
Профиль
Failen





Сообщение: 2831
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.06.11 10:39. Заголовок: День добрый! Сильно ..


День добрый! Сильно извиняюсь за задержку
Спасибо Шато Марго за своевременную стимуляцию мыслительного процесса!
Даша

Ощущение таежного уединения было недолгим, потому что в обычной жизни человек все время вращается среди других людей и событий.
Вечером Лена и Виктор пили чай в номере у Рассказовых. Общались все легко, словно Кулемина давно являлась частью этой компании. На следующий день вместе выбирали Лене телефон, потом так же дружно отправились за документами в больницу.
Дома у Рассказовых Лена быстро нашла общий язык с хозяйским сыном. Вдвоем они лихо разобрали процессор от Сашиного компьютера и что-то там добавили к его содержимому. Сыну Игорь Ильич такие манипуляции запрещал, но Лену об этом никто не предупредил. Виктор с легкой ухмылкой наблюдал за тем, как его любимая ловко вывинчивает шурупчики из корпуса думающего агрегата. У хозяина даже очки вспотели от напряжения. Но все обошлось, компьютер работал, и Рассказов вздохнул с облегчением, а Степнов поднял вверх большой палец, показывая, как он доволен достижениями невесты. Нашлось время и для дамских посиделок, когда Соня и Лена что-то увлеченно обсуждали.
Но чем ближе подходил момент отъезда в Геленджик, тем грустнее становились гости, хотя Игорь с Соней всячески их успокаивали. И мудрая жена Рассказова нашла способ отвлечь гостей.
- Вы бы купили обручальные кольца, пока время есть. Потом будете спешить, а в таком деле нужно все посмотреть и примерить, - молодая женщина увидела, что её предложение подействовало и на Виктора, и на Лену самым лучшим образом.
В поход по ювелирным магазинам жених с невестой отправились уже в приподнятом настроении. Лена надеялась, что родители к их приезду почти перестанут сердиться, хотя и будут что-то высказывать. И наличие колец казалось ей дополнительным аргументом в пользу серьезности намерений Степнова. Кулемина не была любительницей украшений, но обручальное кольцо получить очень захотела.
Виктор думал примерно так же.
«Никита – мой тесть… Вот уж не ожидал. Интересно, а он мне будет говорить «сынок»? Хотя бы шутя…» - усмехнулся Степнов и неожиданно решил, что нужно купить Лене два кольца, как это сейчас модно. И чтобы одно из них она надела сразу же. То, что ему тоже придется что-то выбирать для себя, он понял только тогда, когда перед ним на витрине раскинулись ряды парных золотых изделий.
Мужчина растерялся - он много лет носил на безымянном пальце правой руки перстень, подаренный отцом. Массивный перстень с черной агатовой вставкой, в которую был впечатан бриллиант. Лена знала, что эта вещь дорога Степнову.
- Вить, если ты не хочешь другое, то не выбирай. Ничего страшного. Некоторые сейчас вообще никаких колец не носят, - девушка старалась говорить спокойно, но голос все равно дрогнул.
- Ну ты что? Все нормально. Мы возьмем, что захотим, а это… Это… Это я оставлю нашему мальчику. В подарок от деда. - Виктор обнял любимую, прижал к себе и поцеловал в висок. – Тебе что нравится?
- А тебе? Ты мне… сам подари. Можно? – Она заглянула ему в глаза и поняла, что своей просьбой обрадовала.
Продавец терпеливо ждала. Во-первых, клиенты выбирали дорогие украшения, таких покупателей стоило подождать. А во-вторых… Видно, что влюбленные, просто приятно смотреть, как они обнимаются и шепчутся. Красивая пара.


Кулемины действительно почти перестали сердиться. Почти – это значит, мнения в семье разделились. Петр Никанорович был уверен в том, что у Лены и Виктора отношения основаны на любви, и никто не мог убедить его в обратном. Вера тоже считала, что если бы Лене было плохо, то она давно бы уже вернулась домой. А вот Никита до сих пор ругал Степнова и даже не поехал встречать его и дочку в аэропорт, отправил свою служебную машину. Ждал дома, готовился тут же устроить допрос этому… Не знал, как его и называть-то. Слово «зять» пока не воспринимал.
Он первым услышал, что подъехала машина. Вышел на улицу, хмуро глядя, как гости достают из багажника свои вещи, а сообразительный водитель быстренько покидает место встречи. Грозный хозяин успел кашлянуть, прочищая горло перед обвинительной речью, но тут из-за поворота вырулила поливальная машина и на полном ходу окатила всех троих с ног до головы ледяной водой.
- Дегенерат! - заорал Никита Петрович вслед удаляющейся цистерне, отфыркиваясь, как морж после всплытия. Однако часть гнева, тщательно сберегаемого для одного из гостей, схлынула вместе с водой. Мужчина повернулся, намереваясь упрекнуть приехавших в нерасторопности, но в глаза тут же бросились искры солнца, вспыхивающие в каплях воды, в серьгах дочери, в кольце на её руке, которой она проводила по своему лицу. Ошеломленный отец не успел ничего больше сказать, потому что из открытой калитки появился дед и бросился обнимать гостей.
- Ленка! Витя! А чего вы мокрые? Давайте скорее в дом, сегодня ветер свежий, можно простыть. Никита, помоги с вещами!
Шустрый старик подталкивал внучку и своего ученика ко входу во двор, Лена объясняла, что с ними произошло. Следом за всеми шел мрачный папаша Кулеминой и нес сумку.
В доме Лена тут же убежала к себе в комнату переодеваться. И Степнов стал рыться в сумке в поисках сухой футболки. Дедушка что-то спрашивал у Виктора, в их разговор вмешалась Вера. Гость отвечал, потом стянул через голову рубашку и повернулся, вешая её на стул… И разговор прекратился. Слышно стало, как сопит закипающий чайник, ветер шумит за открытым окном и лает чья-то собака.

Виктор не мог понять, почему все молчат и что он сделал не так. Но тут хозяева обрели способность говорить:
- Это медведь тебя так? – спросил Никита. – Догонял?
- Это медведь. Только не догонял, мы обнимались. Так вот получилось, - Степнову было ужасно неудобно, что он напугал всех своей рваной спиной.
- Пойдем, расскажешь все толком, - махнул рукой Петр Никанорович, и мужчины двинулись к выходу на веранду.
Через некоторое время Лена спустилась по лестнице и растерянно оглянулась:
- Мам, а где все?
Вера как-то странно посмотрела на дочь и кивнула в сторону двора:
- Да они повели Виктора… - девушка не дослушала и кинулась догонять мужчин. Проскочила веранду, сбежала по ступеням крыльца и услышала голоса, доносящиеся из глубины сада. Когда ворвалась в беседку возле строящейся бани, то от волнения уже говорить не могла. Но все трое мирно сидели за столом и пили пиво.
- Лен, а чего ты с пустыми руками? У нас мясо готово, неси салатик и зови маму, - обратился к ней дедушка.
Кулемина перевела дух, ещё раз посмотрела на троицу и побежала обратно.
- Да не бегай! Иди спокойно! – крикнул ей вдогонку отец.
- А ведь она проверять приходила! – изрек Петр Никанорович.
- Кого проверять? – не понял Степнов.
- Она решила, что мы тут тебя бить будем. Видел, какие глазищи были перепуганные? Это, Вить, хорошо!
- Да чего же хорошего? Ей же вредно пугаться! Я сейчас… - и Виктор встал из-за стола, намереваясь догнать любимую.
- Они с Верой сейчас придут. Не спеши. А хорошо потому, что Ленка готова защищать тебя! Значит, любит! – при этом Кулемин-старший ткнул сухим кулаком сына в плечо, чтобы тот проникся ситуацией. – Я надеюсь, ты тоже готов её защищать? – обратился он к Степнову.
Виктор только утвердительно кивнул в ответ и хотел сказать что-то, но в этот момент в беседку вошли женщины. Вера держала в руках поднос с салатницей и тарелками, а Лена несла братишку. От вида невесты с младенцем на руках у жениха чуть инфаркт не случился. До этого Степнов и подумать не мог, что у него будет такая реакция на Лену с ребенком. В который уже раз за последние дни мужчина был благодарен беспокойному пилоту, Рассказову и Шайтану за то, что его любимая жива и здорова. И очень скоро у них будет малыш.
Видимо, восторг и нежность отразились на лице Виктора, потому что Никита смотрел на него с удивлением. Такого Степнова он видел впервые, и злиться почему-то расхотелось…
Просидели долго. Маленький Вовка успел подремать и на руках у сестры, и в коляске. Потом Вера увела дочь спать, а мужчины все не расходились. Ленку разбудил звук упавшего стула и сдавленные чертыхания. Девушка включила светильник над кроватью и обнаружила, что подвыпивший Степнов в потемках пытается улечься на маленьком диванчике у окна.
- Ты куда лег? Давай на кровать, - она попыталась потянуть мужчину за рукав футболки, но он упирался.
- Я пьяный и буду на тебя дышать плохо, я тут посплю, - сообщил Виктор и поцеловал Лене локоть. После этого он мгновенно уснул, а Кулемина не могла понять, что же ей теперь делать. Речи быть не могло о том, чтобы передвинуть спящего красавца. Пришлось накрыть его простыней и оставить в покое. Уже под утро сквозь сон девушка слышала, как сполз с дивана её благоверный и разминал затекшие ноги и спину, а потом осторожно опустился на кровать рядом.

На другой день Кулемин-отец раным-рано умчался организовывать свадебные мероприятия, дед тоже ушел по неотложным делам. А Лену и Виктора Вера огорошила тем, что предложила отправиться по магазинам и купить одежду для свадьбы. Молодые растерялись. Они рассчитывали на тихий домашний обед после регистрации, а никак не на полномасштабное ресторанное мероприятие. Степнов тут же представил толпу незнакомых людей, перед которыми нужно улыбаться и послушно целовать невесту. Обязательно кто-то будет фотографировать все это, и снимки могут попасть в интернет, а выставлять на всеобщее обозрение подробности личной жизни руководитель «Тэра-нефть» не собирался. Но как сказать об этом Кулеминым?
Лена не об этом думала, ей было неудобно признаться матери, что никакого платья она не хочет. А больше того девушка испугалась, что её начнут активно убеждать в необходимости покупки какого-нибудь шедевра из атласа и органзы.
- Мам, а мне обязательно быть похожей на Барби? Вы много гостей пригласили? – осторожно спросила девушка.
- На какую Барби? – удивилась Вера. – Ты о чем?
- Я про одежду…
- Вы уж сами решите, что вам там нравится. Потом переодеться можно. Витя, а разве Никита не рассказал вчера, что мы придумали со свадьбой? Вы же полночи что-то обсуждали? – Ленкину маму насторожили вопросы дочери.
- Да мы как-то об этом не говорили, - Степнов посмотрел на неё честными глазами и понял, что только что заложил своего новоиспеченного тестя.
- Ну я ему сейчас устрою собеседование! – возмутилась Вера, схватила свой телефон и пошла на веранду, чтобы поговорить с супругом наедине.
Через несколько минут Кулемина-старшая, румяная от бурного объяснения с мужем, посвятила молодых в подробности грядущего семейного мероприятия. Молодые облегченно вздохнули и отправились на встречу с очумевшей от неожиданности Прокопьевой, которая никак не могла поверить, что она участвует в выборе свадебных нарядов для подруги и её обалденного жениха. Уж Аня-то оценила размеры бриллиантов в ушах и на пальце Кулеминой. Понятное дело, что в салон с платьями никто заходить не собирался, обошлись белыми брюками и рубашками. Только Ленкина рубашка была вся в выбитых и вышитых маленьких снежинках, а потому выглядела кружевной и очень женственной, как и полагается наряду невесты. После регистрации устроили фотосессию, молодые в белом шикарно смотрелись на фоне цветущих каштанов и сирени. Степнов никогда не бывал в здешних краях в мае и представления не имел, как все может благоухать. В воздухе стоял аромат каштановых соцветий, сосны осыпали прохожих желтой пыльцой, и невозможно было придумать лучших декораций для свадебных фотографий.
Позже поехали на катере по морю до одной из турбаз, где их ждал праздничный ужин. Компанию Кулеминым и Степновым составили друзья Лениных родителей - семейная пара, Аня и племянник Веры, который тоже был врачом и работал в одной из больниц Адлера. Возвращались уже в сумерках, когда южный город сверкал огнями и с разных сторон неслись звуки музыки. Молодые сидели на диванчике на корме катера и были совершенно счастливы. Всё прошло уютно и радостно среди близких людей. Пахло морем, над трубой катерка взлетали искры и уносились в темнеющее небо. Впереди была целая жизнь, одна на двоих, точнее уже на троих…




Спасибо: 57 
Профиль
Failen





Сообщение: 2860
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.06.11 14:54. Заголовок: http://i.pixs.ru/sto..


Даша! Спасибо!

Давно прошло то время, когда Николай Павлович и его жена чувствовали себя посторонними в доме Виктора. Супруги понимали, что их единственного сына не вернуть, в одиночку они могли и не пережить свое горе, а Степнов стал для них смыслом жизни, поддержкой и радостью. Сказал бы кто, что c ними произойдет такая история – не поверили бы. Но жизнь распорядилась иначе.
С появлением приемных родителей дом Виктора изменился, пустые комнаты стали жилыми, и теперь, если хозяину приходилось уезжать, он точно знал, что его ждут.
Аккуратный двухэтажный коттедж из камня и дерева построил Степнову хороший знакомый, один из местных архитекторов. Творец лично следил за строительством. На первом этаже располагалась большая гостиная, в которой для комфорта, уюта и красоты был сделан второй свет. Изначально предполагалось соорудить над этой частью дома стеклянную крышу, но суровый климат такого не позволял, поэтому пришлось обойтись несколькими окнами в крыше. Рядом с гостиной находилась просторная кухня, комната Палыча и Лили и заведение со всеми удобствами. А второй этаж был в полном распоряжении Степнова.
Домашние ангелы-хранители Виктора привыкли, что тот может в любой момент сорваться куда-то по делам. Вот и в этот раз он уехал неожиданно, даже толком не собравшись, но потом звонил и сообщил, что у него все в порядке, обещал устроить сюрприз.
- Коля, ну какой сюрприз? Вы оба как дети! Мужику уже тридцать с лишком, а он все чудеса организовывает. А ты вот его поддерживаешь! - недоумевала Лилия Николаевна. - Жениться ему пора, и сюрпризы иметь в виде детишек!
- Люлёк, ты опять за свое… Не скажи это Вите, а то ещё обидится. Не все же в двадцать лет женятся, как мы с тобой, - ворчал Николай Павлович. – Хотя, я бы хотел внуков увидеть. Да…
Разговор на эту тему супруги вели несколько дней назад, а сегодня ждали Степнова, но вот только не знали, каким рейсом он прилетит. У Савченко по плану был «продуктовый день»: с утра они поехали на рынок, потом ходили по магазинам и домой вернулись нагруженные покупками. Пока жена ставила машину в гараж, пожилой мужчина пытался отомкнуть замок и не сразу понял, что дверь открыта. А когда понял, то обрадовался:
- Витя, приехал!
В прихожей Савченко чуть не упал, запнувшись о развалившуюся на хозяйских туфлях собаку, ругнулся для порядка и, конечно же, не заметил, что обуви около Тэры было две пары. Довольный Палыч протопал в кухню и замер на пороге…


В открытом холодильнике рылся незнакомый человек. Точнее, девушка, одетая в короткие белые шортики и зеленую футболку с надписью «Степнов» во всю спину. И около её ног отирался любимец Савченко – рыжий кот Бомбей. Изумлению мужчины не было предела: ни одна из пассий Виктора ни разу не входила на кухню. И кот терпеть не мог посторонних, а тут почти слюни пускал и жмурился от удовольствия.
Способность сказать что-то у Николая Павловича появилась не сразу, а когда он все же сформулировал свой вопрос, то сильно напугал гостью.
- Вы кто?
- А… - девушка обернулась и от резкого движения выронила из рук яблоко. Желтый фрукт покатился и остановился прямо у ботинок мужчины, держащего в руках пакеты с продуктами. Бомбей кинулся за яблоком, понюхал его и разочарованно отошел. Девушка растерялась и стояла, молча прижимая к груди пакет с помидорами и банку майонеза.
- Вы что тут делать будете? – поинтересовался Савченко.
Гостья была удивлена: «А что особенного можно делать на кухне? Готовить и есть».
Но мужчина спрашивал неспроста. Дело в том, что бывший учитель физики был главным поваром в доме. Его супруга, литератор по образованию, лихо водила машину, чинила утюги и розетки, а готовил Палыч. Стряпал пироги, закатывал на зиму банки с компотами и огурцами, запекал в духовке дичь и рыбу. И конкурентов на кухне терпеть не собирался! Савченко хотел ещё что-то спросить, но тут у него за спиной появились Лилия Николаевна и Виктор. Степнов забрал из рук сердитого мужчины пакеты и поставил их на стол, а потом пожал руку приемному отцу. Невысокая хрупкая жена Савченко рассматривала девушку. Оба родителя от неожиданности забыли, что нужно поздороваться с гостьей. И девушка ничего не говорила.
- Я вам сюрприз обещал, - сказал Виктор, подходя к незнакомке и забирая у неё продукты. – Знакомьтесь. Это Лена. Моя жена.
Он положил пакет и банку на стол и обнял девушку, у которой от неожиданности даже щеки порозовели.
- Мы были у её родителей, они нам свадьбу устроили, - сообщил улыбающийся Степнов.
У Николая Павловича сердце трепыхнулось и стало куда-то падать: «Как же так? Свадьба. А нам ничего не сказал. Витя… Он не считает нас близкими людьми?»
Жена Савченко на всякий случай присела на стул, чтобы не упасть. Новость про женитьбу оказалась в прямом смысле сногсшибательной.
- С Кулемиными мы регистрировались, а с вами будем венчаться. Я не очень понимаю про это венчание, но вместе сообразим, что там нужно делать, - продолжил свою мысль Виктор.
Савченко выдохнул облегченно и в душе выругал себя за минутное сомнение: «Старый дурак!»
- А почему с Кулемиными? – не поняла Лилия Николаевна.
- Так Лена – внучка Петра Никаноровича…
- Да? – дружно изумились Савченко, которые были знакомы с Ленкиным дедом.
- Ну вот! Дамского полку прибыло! - Мама Лиля уже пришла в себя и успела обрадоваться: – Теперь нас поровну.
- Это временное явление! Скоро мужиков опять станет больше, - Виктор взглянул на недоумевающую женщину и пояснил: - У нас ребенок будет, мальчик.
- Это когда ещё будет! И почему ты уверен, что мальчик? – протянула Лиля.
- В октябре, и уже сказали, кто должен родиться, - уточнил довольный Степнов.
На лице у будущей бабушки возникло выражение полного восторга. Наконец-то!
- Это ж когда вы успели? – удивился Палыч.
- Коля! Ты о чем спрашиваешь? – возмутилась его супруга. – Не об этом речь! Витя, Леночка! Поздравляем вас!
Лилия Николаевна радовалась, что сын женился и совсем скоро появится внук. Пожилая женщина от полноты чувств хотела обнять невестку, но не знала, как та отнесется к её восторженному состоянию.
- Витя! Вот это сюрприз! Коля, чего ты стоишь? Ребята с дороги голодные. Леночка, у тебя токсикоз есть? Что приготовить? – хлопотала вокруг стола вторая Степновская мама, разбирая покупки. – Ну, Степновы, преподнесли вы нам подарок!
- Подарки… - Ленка выскользнула из объятий мужа и побежала из кухни, обогнув застывшего Палыча, который так и не мог сдвинуться с места от свалившихся на него новостей.
- Куда она? И по лестнице нужно осторожно ходить. Беременная все-таки!– воскликнула мама Лиля.
- Мы кое-что привезли, Лена переживает, понравится или нет.
- Витя, где ты нашел эту девушку? Настоящее чудо!
- В лесу, - усмехнулся счастливый мужчина. – Точнее сказать, на берегу реки.
- Всё шутишь?
- Чистая правда!
Из прихожей послышался голос Лены:
- Фу! Бандитка! Уронишь меня!
Остальные члены семейства выглянули в двери и увидели, что собака встала на задние лапы, а передними толкала девушку и стремилась лизнуть руки Лены, занятые коробкой.
- Её Тэра зовут, - сообщил Палыч, очнувшийся от временного ступора.
- Знаю, что Тэра. Я же сама ей имя выбирала, - ответила Лена и увернулась от своей любимицы.
Бедный Савченко опять задумался: как эта девочка могла выбрать кличку собаке, которая родилась в глухой тайге? Но долго думать мужчине не дали, потому что Степновы стали доставать из коробки подарки.
- Это вот мама отправила, тут формы для выпечки силиконовые, какие-то особенные. И измельчитель для льда и вообще для всего, - рассказывала Ленка и выкладывала различные кулинарные приспособления перед удивленной Лилией Николаевной. – А дед вам драцену передал, вы же просили… И ещё вам рубашки привезли, только сумку разобрать нужно… Что-то не так?
- Это все не для меня, Леночка! Это для моего ненаглядного мужа. Мне только дерево давай, а остальные прибамбасы он оценит и использует, - улыбалась женщина.
Лена не ожидала, что главным по кухне является мужчина, и покраснела от неловкости.
- Извините меня…
- Да все нормально. У нас Палыч настоящий шеф-повар, ресторанные маэстро отдыхают. Им до него расти и расти! – спас положение Степнов. – Давайте есть будем, а то некоторым голодать вредно.
Шеф-повар уже поставил на плиту сковородку и доставал огурцы из пакета, а сам все не мог понять, где же все-таки встретился Виктор со своей женой?

На другой день генеральный директор появился в офисе в отличном настроении. Его встретила счастливая Светочка: пока Степнов был в отъезде, Мирослав все поручения Виктора Михайловича выполнил в лучшем виде, даже по буровым делегацию немецких специалистов провез. Мечты секретаря о карьерном росте супруга уже не казались несбыточными.
- Виктор Михайлович! Я так рада вас видеть! Вы хорошо отдохнули? – расплылась в улыбке Светлана.
- Я не просто отдохнул. Я… женился, - неожиданно признался шеф.
- Женился? - глаза у девушки стали круглыми и испуганными. – На этой?!
- Ты о ком говоришь? – Степнов не сразу сообразил, о ком речь. – Светочка! Разумеется не на Зеленовой! Как ты могла такое подумать?
- Извините, но ведь всякое бывает. В чай какой гадости нальют или укол поставят, а потом воспользуются…
- Никто меня не принуждал, я по собственному желанию! И хватит об этом, неси почту и пригласи ко мне своего Милославского.
Хранить секреты своего начальника Светлана умела, а потому речи о женитьбе не возникало до тех пор, пока не явился после больничного Зеленов.

Дмитрий Петрович ждал, что ему будут часто звонить домой как незаменимому специалисту, но телефон молчал и, забыв, что строит из себя обиженного, кадровик пришел на прием к руководителю.
- Виктор Михайлович, Полина вынуждена была уволиться. Для нас удар, что она осталась без работы. Хотелось бы получить объяснение такому решению, - Зеленов был настроен решительно.
- Она несколько раз не сообщала мне о важных звонках, хотя я напоминал, что все нужно записывать. Помните неприятную историю с иркутянами? Ведь их юристка тогда звонила, но Полина сказала, что меня нет. А я ждал этого звонка. Но в этот раз она заявила, что я живу в тайге. Это вообще необъяснимо, - спокойно говорил Степнов. – И кроме прочего, мне неприятно, что коллектив обсуждает ваши семейные планы с моим участием.
- Виктор Михайлович, девушка влюблена в тебя с самой первой встречи. Не могу я запретить ей мечтать…
- Пусть мечтает в другом месте. Я уверен, что у тебя есть возможность устроить дочь на хорошую должность. Давай о делах поговорим, я тебе из Красноярска документы привез, - перебил его генеральный.
- Это ты как холостяк рассуждаешь…
- Я уже давно не холостяк, - усмехнулся Степнов. – Успел жениться, пока тут мои косточки моют.
Но Зеленов не поверил в изменение семейного статуса шефа ни сейчас, ни позже. И другие подчиненные не поверили. Никто не слышал о свадьбе или регистрации, на корпоративе в честь дня рождения фирмы рядом со Степновым женщины не было, хотя на этот праздник было принято приходить со своими половинками. И хоть уехал директор с мероприятия, сообщив, что его дома ждет ревнивая жена, коллектив был уверен, что это просто шутка подвыпившего человека.

(это ещё не конец... )

Спасибо: 54 
Профиль
Failen





Сообщение: 2883
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.06.11 17:26. Заголовок: Молодая жена обживал..


Молодая жена обживала дом и привыкала к новой семье. Виктор действительно не водил любимую по всяким мероприятиям. Родители Степнова настояли на том, что не стоит беременную женщину перед всеми выставлять напоказ. Они переживали за будущего внука даже больше, чем мамочка и счастливый отец. Но Лена и сама пока не стремилась попасть на всеобщее обозрение. Она только теперь поняла, что её муж очень известный и влиятельный человек далеко за пределами Нижневартовска. И к этому тоже нужно было привыкнуть.
Дом девушке нравился, а второй этаж просто очаровал своей необычностью. Все было продумано и комфортно: высокие потолки, много света, панели из натурального дерева. Дышалось легко и сны снились только хорошие.
С появлением в доме Лены гостевая спальня тут же приготовилась стать детской, в галерее сменили покрытие на полу, а в большой спальне - покрывало на кровати и шторы. Степнов просто балдел от того, что жена вьет гнездышко. Бывшая Кулемина за лето успела многое: с помощью теткиных связей оформила академотпуск задним числом; встала на учет к грозному доктору Борзовой; мужественно перенесла волнительное таинство венчания… И просто жила рядом с любимым мужчиной. В выходные они ездили на базу отдыха за город, катались по Оби на теплоходе, гостили у друзей Степнова в деревне – «отпивались молоком».
Лена легко нашла общий язык с мамой Лилей, которая настаивала, чтобы невестка обращалась к ней по имени так же, как Виктор. Девушка сначала отказывалась, но потом это само собой получилось.
«Наверное, в молодости она была похожа на Аньку Прокопьеву. Такая же маленькая, говорливая и бегучая», - думала о свекрови Лена. Они вместе ходили по магазинам; дружно игнорировали полезную овсяную кашу; могли часами сидеть перед компьютером, обсуждая демотиваторы и грустные японские мультфильмы. Лилия Николаевна говорила эмоционально, быстро, а Лена вставляла короткие, емкие фразы, но над смешными моментами заразительно хохотали обе. И обе не любили тяжелую входную дверь около ворот, предпочитая пользоваться скрытой боковой калиткой, ведущей в переулок, а затем на одну из центральных улиц. О событиях последних месяцев мама Лиля не спрашивала, она была уверена, что дети сами расскажут, когда придет время.
Палыча Лена долго стеснялась. Ей часто хотелось что-то приготовить для Виктора, как в тайге. Но кухня стала почти личным кабинетом Савченко. В углу стоял маленький столик, где мужчина усаживался с ноутбуком или газетами в свободное от кулинарных занятий время. Неудобно было хлопать дверками шкафов у него за спиной. Казалось, что у главного повара глаза на затылке, и он все время следит, как Ленка готовит. Девушка считала, что свекор не очень доволен тем, что она делает.
Сам Савченко не мог придумать, как же ему общаться с Витиной женой. И хоть первый раз они встретились на кухне, после этого невестку кулинарная тема почти не интересовала, а он бы с удовольствием поделился с ней любимыми рецептами. Грусть посещала Палыча в свободное от готовки время, и вот тогда его сильнее всего мучили два вопроса: где встретились молодые и как испечь таежный хлеб, о котором ему рассказывал Виктор. Про встречу мужчине хотелось узнать, чтобы все события этого непростого года сложились в единую логическую цепочку, а то получается, что ребята в тайге познакомились… А про хлеб… Николай Павлович решил, что за хлебом Виктор ходил к староверам, но у тех рецепта не спросишь – далеко живут, да и не любят тайны выдавать.
Уже в конце июня Николай Павлович сообщил о безнадежности своих попыток Степнову:
- Вить, не выходит у меня хлеб по твоему рецепту. Вот я все делаю, как ты рассказал, но не получается…
- Да ты не мучайся! Будут тебе таежные караваи, - усмехнулся Виктор и допил кофе. – Я Лену попрошу, и она покажет.
- Лену?! – у Палыча даже лоб вспотел от изумления, но тут в кухню вошла заспанная Ленка. В последнее время по утрам она открывала глаза с ощущением страшного голода и первым делом бежала что-нибудь съесть, а уж потом могла идти умываться.
- Всё хорошо? – поинтересовался Степнов после того, как супруга отправила в рот пару ложек йогурта.
- Угу, - ответила Лена и поздоровалась с Савченко: - Доброе утро, извините…
- Да не извиняйся ты, и так все ясно, - Виктор чмокнул любимую в щечку. – Когда проснешься окончательно, расскажи Палычу, как хлеб лесной печь.
- Муку нужно покупать ржаную, - Лена облизнула губы и посмотрела на свекра. – Белая не годится. И закваску дня три делать.
- Меня машина ждет, вы уж тут разберитесь с мукой и с закваской тоже. Пока.
Занятой муж ушел, а Савченко все не мог решиться задать вопрос, но Лена его опередила:
- Такую муку маленькими пакетами не продают. Только мешками. Придется ехать на машине, но мы вдвоем с Лилей мешок не унесем.
- Да я же помогу! – воскликнул мужчина. – А ты откуда рецепт знаешь?
- Так я в тайге сама хлеб пекла, у Вити терпения не хватало. И он все равно в этой духовке не такой будет. Там же все по-другому было.
- Ты жила с Виктором в лесу?
- Да. Полгода почти… Он не рассказывал? – спросила Лена.
- Он же все время в делах, и настроение было не очень. Не до того было, - тут же нашел разумное объяснение Палыч. – Это теперь он сияет. Может, ты расскажешь?
Лена растерялась… Она не знала, о чем стоит говорить, а о чем нет.
- Ты не волнуйся, это не срочно. Сейчас я свою засоню разбужу, чаю попьете, а там и поговорим! – И мужчина поспешил в комнату, чтобы удивить жену новостью о таежной жизни Степнова и Лены.
Конечно же, все рассказать сразу было невозможно. Вечером хозяина встретил дома совершенно счастливый Палыч и объявил, что они с Леной поставили закваску для теста. Уже позже Виктор рассказал второму отцу о том, как Лена попала в лес и им было сложно понять друг друга.
- Такое только в кино бывает, - говорил Савченко, потирая лицо руками. – Вероятность событий ничтожно мала, даже не верится, что это все произошло.
- А я боюсь представить, что могло быть иначе, - объяснял ему Степнов. - Мне не нужна другая женщина, до нашей встречи с Леной все было ненастоящим…

После этой истории всем стало легче понимать друг друга. Николай Павлович восхищался невесткой. Он был уверен, что второй такой девушки точно нет. С ним никто и не спорил. И место для венчания Савченко выбирал сам, чтобы самое лучшее и «Леночке недалеко ехать, а то дороги плохие». В итоге венчались молодые в церкви Николая Чудотворца в поселке Излучинске, всего в двадцатипяти километрах от Нижневартовска. В назначенный день поехали туда и поразились и поселку, и церкви. На берегу реки Вах, притока Оби, на песке стоял сказочный городок. Все дома - от коттеджей до десятиэтажек, были с яркими крышами, разноцветными стенами и балконами. Чистенькие, уютные, радостные. И у самой реки на просторе возвышалась пятиглавая церковь.
Посаженными отцом и матерью были Игорь и Лера. Софья с удовольствием работала оператором. Родители плакали. И от печали, что родной сын ушел из жизни очень рано, и от радости, что бог послал им родственников, рядом с которыми и для которых так хочется жить. Новикова сдерживала слезы, этому она уже научилась… Её семейная жизнь сегодня – полная неизвестность; еще придется поплакать.
Лена больше всего переживала, что красивая рубашка, в которой она была на свадьбе, сейчас оказалась очень тесной и обтягивала живот. И в длинной белой юбке, выбранной Соней, тоже чувствовала себя непривычно. Но присутствующие убедили её, что выглядит она замечательно, а молодой батюшка на проповеди объяснил: «Живот будущей матери следует носить с гордостью и удовольствием, дабы младенец в утробе чувствовал, что родители пекутся о его благополучии».
Домой приехали умиротворенные и молчаливые. Но за ужином разговорились. Когда Степнов рассказал, что все великолепие Излучинска построено на болоте, в которое отсыпали несколько десятков миллионов тонн песка, то ему не сразу поверили.
- Да что поселок! Там рядом Нижневартовская ГРЭС стоит на такой же песчаной подушке, - добавил Рассказов. – И прекрасно работает.
Соня улыбалась, глядя на двух друзей, с жаром доказывающих, что «русские строить умеют, главное, чтобы никто не мешал!»

Рассказовы улетели на следующий день. Но обещали приехать к Рождеству. И жизнь опять вошла в привычную колею. Лена несколько раз была у Виктора на работе, привозила документы и сумку с вещами для командировки. Светочка познакомилась с женой шефа и была от неё в восторге. Остальные сотрудники на случайную посетительницу внимания не обратили и подумать не могли, что девушка в широких летних штанах и блузке-разлетайке и есть директорская жена.
Выход супруги генерального в свет состоялся неожиданно и не обошелся без скандала…

Полина уволилась, но идея стать Степновой у неё не исчезла. Она внимательно следила за тем, где и с кем появляется её бывший руководитель. В бухгалтерии «Тэра-нефть» работала подруга Полины Риточка Лужина, которую устроил туда Зеленов. Лужина считала своим долгом рассказывать Полине обо всем, что могла узнать. Отец советовал дочери успокоиться и поискать выгодного жениха среди сотрудников на новой работе, но упрямая и капризная девица считала, что у неё ещё есть шансы наладить отношения с бывшим шефом. Тем более, что конкуренток для себя в окружении генерального директора она не наблюдала. Объект её притязаний трудился на благо родной фирмы, ездил в командировки, открывал новый спорткомплекс и занимался прочими обычными для его должности делами. В выходные возил куда-то Рассказовых и ещё каких-то гостей.
На последнем корпоративном мероприятии Степнов был в отличном расположении духа, даже не отказался танцевать с Полиной. И она посчитала это хорошим знаком. Извинялась за свою забывчивость, рассказала, что ужасно скучает без прежней работы, а в новом офисе грубый руководитель, никакого сравнения с Виктором Михайловичем. Позже, в августе, девушка несколько раз появлялась в приемной Степнова, и все по делу, потому что работала в дочернем предприятии и лично доставляла пакеты с важными документами. Вообще-то привезти бумаги мог любой другой работник – водитель или курьер, но Зеленова всеми силами старалась попасться на глаза Виктору Михайловичу. А когда стал приближаться день проведения общего собрания акционеров, то Полина совсем сбилась с ног.
Дмитрий Петрович тоже волновался перед выборами в совет директоров, и потому спал плохо. После истории с увольнением дочери он много сил положил на то, чтобы шеф перестал смотреть на него косо. Поползновения Полины в сторону Степнова кадровик воспринимал нервно. Но пока все шло нормально.

И вот день собрания настал. На входе в офис участники мероприятия проходили паспортный контроль и двигались к залу заседаний. Там Лужина регистрировала их в специальном журнале и выдавала конверты с бюллетенями для голосования, а Полина напросилась вручать брошюры с отчетом совета директоров и прочие информационные листовки. Она расположилась за отдельным столом возле двери в зал и была воплощением деловитости. За десять минут до окончания регистрации в коридоре появилась девушка, которая сразу же не понравилась Зеленовой. Незнакомка была одета в светлые брюки и просторную ветровку голубого цвета. Как будто она вышла прогуляться, а не собиралась присутствовать на серьезном мероприятии.
«Никакого понятия о деловом стиле. Купит такая одну акцию и изображает из себя миллионершу. Могла бы вообще не приходить, все равно от неё ничего не зависит», - сделала вывод Полина.
А эта в куртке облегченно вздохнула, глядя на настенные часы, и подала Рите паспорт. Лужина открыла его, и лицо у неё вытянулось от изумления. Она растерянно листала документ, потом свой журнал, словно не могла найти нужную страницу. В этот момент из зала вышла Милославская и, увидев девушку в куртке, расплылась в улыбке.
- Здравствуйте! Вы уже зарегистрировались? Все в порядке? Вы курточку снимите, я вот тут повешу. У нас тепло, - ворковала Светочка.
Полина не могла понять, отчего же директорская секретарша так распинается перед незнакомкой. Противно было наблюдать, как Милославская почтительно принимает ветровку и пристраивает её на вешалку. А ещё Зеленову удивила реакция подруги на документы этой девицы, захотелось немедленно узнать, в чем дело. Предчувствие чего-то неприятного охватило модельную красавицу. Она даже плечами передернула, как в ознобе. Наконец Светочка убежала по коридору, а незнакомка обернулась к Зеленовой, и та поняла, почему куртка девушки была просторной и вид не деловым: неизвестная оказалась беременной.
«Ненормальная… В таком виде дома нужно сидеть. Будет мешать работе собрания, то попить потребует, то в туалет соберется!» - Полина едва не высказала свои мысли вслух.
Девушка подошла к столу и протянула руку за остальными бумагами, но ничего не получила.
- Покажите паспорт. Я отмечаю, кому выдаю документы, - потребовала Зеленова.
- Да я уже два раза показала, - незнакомка была в недоумении.
- Сколько нужно, столько и будете показывать, таков порядок, - ответила Полина. Она понимала, что не имеет права просить документы, но хотела во что бы то ни стало увидеть паспорт этой особы, за спиной которой Лужина производила странные действия: что-то писала в воздухе и тыкала пальцем в сторону незнакомки.
Открыв книжечку в серой обложке и увидев фамилию «Степнова», Полина чуть не застонала от догадки. Она точно знала, что у генерального директора нет сестер или племянниц. Непослушными пальцами пролистала паспорт и убедилась, что владелица документа в мае этого года стала женой Степнова В.М. и прописана по адресу проживания её бывшего шефа.
«Вот эта беременная простушка - жена Степнова?! Господи, он женился по залету и даже в люди с ней не выходит… - Зеленова минуту была в полном шоке, но быстро очнулась, потому что стоящая перед ней женщина что-то спросила. - И нашла же куда прийти, сидела бы дома».
- Девушка! Вы меня слышите? – опять обратилась к ней беременная. – Паспорт верните, я уже опаздываю.
– Вот уж не думала, что Виктору Михайловичу придется жениться на какой-то залетчице. Банальнее не бывает, - зло усмехнулась Полина.
Обида на то, что мечта уплыла в руки другой, затмила все остальные чувства. Красивое лицо блондинки в деловом костюме сразу стало неприятным. В гневе она никого вокруг себя не видела. А между тем её последние слова отлично слышали не только подруга и соперница. В дверях зала стоял мрачный Виктор Михайлович, а позади него к косяку прислонился отец Зеленовой.
Степнов засунул руки в карманы и сжал пальцы в кулаки. До хруста. Боялся, что не вытерпит и свернет шею этой ядовитой твари. Иных слов она не стоила. Побледневший Дмитрий Петрович замер… В один миг вся его карьера рухнула благодаря собственной дочери.
- Полина… - жалобно охнула Лужина.
- Что?! – Зеленова резко повернулась и увидела бешеные глаза Степнова. Но раскаяния у неё не было. Была только злость на эту беременную девку, так не вовремя притащившуюся в офис.

Лена не сразу поняла, с чего ради красотка на неё наехала. И обидеться не успела, просто растерялась. Однако, услышав имя разгневанной блондинки, сообразила, что перед ней та самая Полина, благодаря которой она отправилась в тайгу. И неожиданно стало смешно. Было ясно, что у Зеленовой накрылись большие планы на генерального директора.
- Косметологи знакомые есть? – спросила Лена.
- Думаешь, тебе поможет? – усмехнулась Полина и окинула соперницу презрительным взглядом.
- Надеюсь, что тебе поможет, - с заботой в голосе произнесла Лена и пояснила: - У меня рука тяжелая.
Красотка такого не ожидала, она переступила с одной ноги на другую, открыла рот и собралась сказать что-то, но Степнова опередила её:
- И ещё охрана просила передать, что кто-то твою машину стукнул. Они уже эвакуатор вызвали.
- Мою машину?!
- Твою, твою.
Лена попала в точку: машину Зеленовой отец подарил недавно, и стоил подарок недешево. С хозяйки нового автомобиля мигом сошла вся надменность, и она бросилась бежать по коридору в сторону выхода.
В повисшей тишине тяжело дышал Степнов. С одного взгляда на него Лена поняла, что муж готов догнать Полину, чтобы вытряхнуть из неё душу. Поняла и испугалась…
- Вы где? Мы уже нарушаем регламент! – поторопил их Рассказов, выглядывая из зала. – Что тут случилось?
- Игорь Ильич, это я решила пешком пройтись и чуть не опоздала, - заговорила Степнова, стараясь, чтобы голос не дрожал. - Кресла в зале удобные? А то долго сидеть придется…
Она взяла мужа под руку и на какое-то мгновение прижалась к нему сбоку. Всего на пару секунд. И затем потянула его в зал.

Собрание шло по обычному регламенту. Первым выступал Степнов. Коротко сказал, каким сложным и богатым на различные события оказался прошедший год, подвел итоги и обрадовал всех, что дела у ЗАО «Тэра-нефть» идут хорошо. Присутствующие слушали, а сами все поглядывали на молодую блондинку, сидящую в первом ряду. Поскольку среди акционеров были в основном сотрудники трех родственных фирм, то все друг друга давно знали, а новое лицо вызывало живейший интерес. Незнакомка сидела рядом с Рассказовым, и многие предположили, что это его жена. После окончания собрания народ задержался в коридоре, расходились медленно, обсуждая что-то. И тут к Рассказову подошла одна из бухгалтеров:
- Игорь Ильич, Вам билет заказали, а Ваша жена позже улетать будет? - и женщина повернулась к Лене, стоящей рядом.
- Это моя жена! – громко возмутился Степнов. – И никакие билеты ей не нужны!
Все в коридоре перестали говорить и двигаться, и тут же уставились на Лену.
- Извините, - пролепетала бухгалтерша, быстренько пробралась среди стоящих людей к ближайшему кабинету и юркнула в дверь.
Степнов готов был взорваться от ярости. Он издергался с подготовкой и утверждением документов, до сих пор злился на стервозную Зеленовскую дочку, а тут ещё эта тетка с дурацким вопросом.
- Это моя жена, - уже тише повторил он и обратился к стоящим людям: - Можно пройти?
Народ расступился, и Виктор вышел из толпы, подхватив под локоть Лену.
Потом они сидели в приемной, слушали Игоря и ждали, пока все разойдутся. И уже позже на лестнице наткнулись на растерянного и взъерошенного Зеленова.
- Виктор Михайлович, я понимаю все. Мне завтра кому дела передать?
Степнов молчал, Лена ушла вперед вместе с Рассказовым. Дмитрий Петрович не знал, стоит ему извиняться или нет.
- Думаешь, что я тебя теперь сожрать должен? – негромко спросил Виктор. Собеседник обреченно кивнул головой.
- Мы же не в тайге. Хотя у нас дела порой пострашнее лесных бывают. Успокойся. Увольнять я тебя не собираюсь, - Степнов кашлянул. – И в совет ты тоже попадешь.
- Виктор Михайлович… Вы за меня проголосовали?! – не поверил Зеленов.
- Нет, не я. Это моя жена … Извини, мне идти нужно.
Дмитрий Петрович в растерянности опустился на холодную мраморную ступеньку. Его, властного и влиятельного человека, легко решающего судьбы многих людей, пожалела какая-то девчонка. Просто так пожалела, без всякой выгоды…

Коллективы самой «Тэра-нефти» и дочерних компаний испытывали чувство неловкости перед Степновым. В компании было принято поздравлять юбиляров и ветеранов, новобрачных и новорожденных. Машин не дарили, но и просто открыткой не обходились. К генеральному периодически обращались по разным личным вопросам, и он всегда старался помочь. Но сейчас вышло, что Степнов женился, а его не просто не поздравили, ему даже не поверили, когда он сказал об этом.
Исправляя ситуацию, группа доверенных лиц через неделю привезла подарки прямо домой к Виктору Михайловичу. Большую запечатанную коробку вскрывали всем семейством и гадали, что же в ней лежит. Из пакета Лена достала легчайший кашемировый плед цвета кофе, завернулась в него, закрыла глаза от удовольствия.
- Ну, артисты! – услышала она возглас мужа, обернулась и увидела, что из коробки Виктор вытаскивает огромную медвежью шкуру-ковер. – Никуда нам от тайги не деться.
- Никуда, - повторила Лена вслед за Степновым и погладила свой живот, где хранился самый главный лесной подарок на всю жизнь…


Это конец... Но ещё эпилог будет


Спасибо: 54 
Профиль
Failen





Сообщение: 2951
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.07.11 17:39. Заголовок: Эпилог... Несколько..


Эпилог...

Несколько месяцев особых потрясений не случалось. Спокойная жизнь расслабила Виктора, и он в начале октября улетел в командировку в полной уверенности, что к моменту рождения сына точно успеет вернуться. Степновы не планировали партнерские роды, но мужчина намеревался поддержать жену во время схваток и побыть с ней после появления малыша. По закону подлости, повалил снег, который в здешних краях в октябре вполне обычен. Влажные пушистые хлопья засыпали все вокруг, сугробы росли на обочинах и прямо под ногами прохожих. Нелетная погода обосновалась в регионе надолго.
Первые дни Степнов ждал вылета спокойно, потом стал нервничать и злиться. А позже весь его психоз уже не имел никакого значения – Лена родила раньше указанного врачами срока. В роддом её отвез Палыч и сидел в приемном покое почти восемь часов, пока ему не сообщили, что Степнова родила и можно спокойно ехать домой.
Ни один телефонный разговор не заменит личную встречу. На третий день после прибавления в семействе прямо с летного поля Виктор примчался к жене в роддом, собираясь обнять её и наследника. Но получил полный отказ от Борзовой.
Людмила Федоровна заявила:
- Посетители в такой гриппозный период являются источниками различных инфекций. А вазы с цветами – рассадник синегнойной палочки! Встречаться будете дома, и без букетов вполне можно обойтись.
Расстроенный папаша вышел на улицу и позвонил супруге:
- Лен, меня не пустили. И даже розы не взяли…
- Да ладно, ты только не уходи. Мы сейчас едим, а минут через двадцать я к окну подойду. Хоть посмотрю на тебя. Домой хочу сильно.
- Лен, я уже просил выписать тебя пораньше. Но это же не женщина, а какой-то Терминатор! С ней невозможно договориться. Вы там не торопитесь, ешьте спокойно, я жду.
Виктор ходил под окнами. Букет, как веник, торчал у него подмышкой и сильно раздражал. Милославский встретил шефа, привез его сюда и теперь смотрел, как тот мрачно бродит по дорожке.
- Виктор Михайлович, давайте скатаем из снега шар и туда букет воткнем. Будет как ваза с цветами, и на белом хорошо видно, - деликатно предложил Мирослав.
- Шар… Шар катать не будем, а за идею спасибо! Идем скорее! – И воодушевленный Степнов кинулся к машине.
Вдвоем они скупили почти все цветы в ближайшем ларьке и разложили это великолепие на снегу.
В окна роддома время от времени обязательно кто-то выглядывает: пациентки высматривают родных и друзей; завхоз поджидает машину с продуктами; а главврач лично проверяет, почистил ли дворник дорожки от снега. Через полчаса все, кто способен был подойти к окнам, замерли, уставившись на цветочное сердце, возникшее на белой снежной подложке. Но Виктор видел только свою любимую, держащую на руках малыша…

Через несколько дней Лену выписали. Девушка была какая-то притихшая и бледная, но Лилия Николаевна сказала, что выглядит она замечательно, как и положено мамочке новорожденного. Степнов не успел обнять жену, как шустрая медсестра подала ему сына, упакованного в теплый меховой конверт с синим бантиком. Изо всех сил стараясь не поскользнуться на снежных кочках, мужчина дошел до машины и сел на заднее сиденье, а рядом боком неловко пристроилась Ленка. Виктор придвинулся к жене, а она прижалась к его плечу и облегченно выдохнула. Разом потянулись друг к другу и прикоснулись на миг губами, словно сказали то, о чем в этот момент думали.
Он безмолвно благодарил за сына, она радовалась, что он рядом.
По снежной каше на дорогах ехали медленно, и через несколько минут Степнов понял, что Лена спит. Он даже не удивился, потому что в этот момент осознал, что держит такого маленького ребенка второй раз в жизни. И тогда, девятнадцать лет назад, он держал на руках … Лену…

Они с Серегой приехали домой к Кулеминым по просьбе Нины Ивановны, матери Никиты и Сергея. Она даже не дала им раздеться и тут же потащила за собой на улицу. Выяснилось, что Никиту отправили в командировку в какое-то дальнее село, где врача не было уже полгода, а Петр Никанорович ещё не вернулся из очередной экспедиции. И Веру, родившую неделю назад дочку, кроме свекрови встретить было некому.
- Да что же я одна! Как же без мужчин! Сережа, ты как дядя просто обязан девчушку принять, - объясняла женщина на ходу.
Парни-первокурсники притихли. Было странно ехать в такое место, как роддом. Но Вера обрадовалась им, и вся неловкость прошла сама собой.
- Ну, дядька, держи племянницу, - и медсестра сунула в руки ошеломленного Виктора белый сверток, перевязанный ленточкой розового цвета.
- Да не он дядька, - ахнула новоиспеченная бабушка.
- Не беда! Вот вырастет красавица, будет тебе невестой! – не растерялась медичка и улыбнулась Виктору.
- Ну что вы! Пока Леночка вырастет, Витя успеет жениться и сам отцом станет, - возмутилась Нина Ивановна.
Сергей побежал ловить такси, его мама поддерживала невестку, а Степнов стоял столбом с ребенком на руках. Не соображая, что делает, он отогнул край одеяльца с кружевной оборкой и заглянул внутрь свертка. Теплая шапочка была велика для крохи и съехала на глаза, Виктор успел увидеть только пуговку носика и плотно сжатые крошечные губки.
- Витя! Не открывай, холодно на улице, - окликнула его Вера…

«Будет тебе невестой...» – повторил про себя мужчина, вспоминая слова медсестры, и прижался щекой к теплой макушке спящей жены.
Потом отодвинул клапан конверта и посмотрел на сына. Темные брови мальчика были насуплены, пустышка ритмично двигалась.
«А парень-то с характером… - неожиданно понял отец. – Не соскучимся».
Домой малыша несла Лилия Николаевна, Степнов нес Лену, а Палыч помогал. Они не смогли её разбудить. И уже дома через пару часов поняли, отчего молодая мамочка так крепко спала: младенец не желал лежать ни в кроватке, ни в коляске. Он молчал только на руках у отца или у бабушки.
Лена проснулась сама, испугалась, сразу не смогла сообразить, где она и где ребенок. Едва не заплакала от стыда, что отключилась, но успокоилась, когда муж нежно обнял её.
- Ну чего ты? Лен, он все время так? Один спать не хочет?
- Не хочет, только на руках спит, - ответила измученная мамочка. – Но дома все будет иначе, привыкнет к кроватке и будет спать нормально.
- Обязательно привыкнет, - согласился Виктор. – Ты прости, что я опять не был с тобой рядом. Лен, там… Ну в больнице, очень трудно?
- Не смертельно. Но я даже не знаю, как бы ты там со мной справился. Я ревела и даже медсестру пнула. Нечаянно, конечно, - призналась Лена.
Степнов чуть не ляпнул, что с ним бы было легче и в следующий раз он бросит все, но будет возле жены. Вовремя остановился, сообразил, что ещё от этого раза любимой нужно в себя прийти. И вообще, они успеют со следующим разом… Вся жизнь впереди.
- Он уснул? – спросила Лена.
- Лиля его качает, - ответил Степнов и поцеловал жену.
Лилия Николаевна мечтала о внуках давно, и до сих пор корила себя за то, что не помогла родному сыну устроить его семейную жизнь. Может, тогда он был бы жив. Но сейчас она держала на руках малыша и верила, что у неё впереди ещё может быть что-то хорошее…
Парень действительно оказался с характером. Все попытки родителей и бабы Лили приучить Мишу спать в кроватке успехом не увенчались. Имя для ребенка никто не обсуждал, и так было ясно, что кроме как Михаилом, мальчика, привезенного из тайги, назвать нельзя.
Лена за день уставала, и Степнов, вернувшись с работы вечером, часа три сам водился с сыном. А жена в это время спала перед ночной сменой. Потом в двенадцать происходило купание наследника. Чудо, изматывающее трех взрослых людей, улыбалось, лежа в ванночке, и с удовольствием дрыгало ногами. И все тут же забывали о бессонных ночах и усталости. Купаться Мишаня любил и громко кричал, когда его из ванны извлекали. Только порция молока прекращала крики. Ночью Лена уходила в детскую, чтобы никого не разбудить, а утром эстафету у неё подхватывала Лилия Николаевна…

И только Николай Павлович пока не чувствовал себя дедом. Теперь готовил он один (Лене было некогда), а ещё развешивал пеленки после стирки, ходил в магазин и аптеку. Как хотел пожилой мужчина подержать малыша, но все занимались с ребенком, а Савченко в этом не участвовал. Помогал, но не участвовал. И он решил, что Лена не доверяет ему, но выяснять что-то у уставшей молодой женщины не пытался. Вспоминал своего родного сына, жалел, что не довелось тому стать отцом. И совсем стало тошно, когда в своем электронном ящике обнаружил одно из последних писем Валентина. Как оно сохранилось здесь? Ведь уже несколько лет прошло… И Николай Павлович решил написать письмо сыну, как будто тот просто уехал. Необходимо было кому-то рассказать о своих переживаниях. Стало легче, словно на самом деле поговорил. И это вошло в привычку…

«Ты знаешь, Виктор даже привозил детского невропатолога, но тот никаких отклонений у пацаненка не нашел. Сказал, что дети разные и некоторые до тех пор голосить будут, пока сами топтаться не начнут. А бывает и до трех лет не дают матери даже в туалет сходить. Такой характер. Но наш-то не так уж и шумит, но вот только на ручках. А один лежать не желает.
Витя все понимает. Никаких упреков Лене не высказывает. Он тут мальца катал в коляске по залу. Он же упертый, Степнов, решил сам проверить. И ничего. Уже хотел отпуск брать, чтобы помогать, но дела никуда не деть. Мать наша там старается. Так уж рада, что ей водиться можно…
Лена тоже с характером. Ночью ходит по комнате, я все слышу - детская как раз над кухней. И никогда не потревожит ни Витю, ни мать. Хорошая девушка. А что не доверяет мне, так я же и правда никто парнишке. Эх, Валя, как же ты так не поберегся? Был бы свой внучок или девочка, я бы тоже понянчился… Может, подрастет Миша, тогда и я пригожусь. Дожить бы только. Что-то сердце стало прихватывать снова. Матери не говорю, она тут же меня в больницу потащит…»


«Позавчера мать упала возле крыльца. Как она так сумела? Я же все время говорю, что под ноги смотреть нужно, а она торопится. Теперь лежит, в спину ей вступило. И, как назло, Виктор уехал в командировку. Он бы врача сразу привез, а так пришлось ждать целые сутки. Теперь Лена одна с Мишкой бьется. Укачает его, положит и бежит бегом в туалет или в душ. Когда успевает, а порой он уже голосить начинает… Мать переживает. Я тоже. Ведь Лена совсем не спит… Не знаю как и подойти к ней. Уже качает её от усталости…»

Лена пыталась справиться одна. Но через двое суток стала бояться, что уснет на ходу и уронит ребенка. Помощь пришла неожиданно:
- Лена, давай я подержу малого, а ты какие-то свои дела сделаешь, - предложил Савченко. – Я хоть и не родной человек, но ребенка не обижу.
- Почему неродной? Вы же дедушка… - Лена растерялась.
- А что вы тогда все водитесь, а меня стороной обходите? Я же тоже могу помочь и пеленать умею, - грустно сказал мужчина.
- Вы и так все время в делах, я должна сама справляться. Простите, что у меня не получается. Я не знаю, что делать. С братишкой справлялась, а с Мишей не могу, - оправдывалась девушка.
- Да не извиняйся, не в тебе тут дело. Парнишка беспокойный, одной няньки точно не хватит. Ты же вон на тень похожа. А ну как молоко от недосыпа пропадет? – рассуждал мужчина. – Если уж считаешь меня дедом, то давай внука, я тоже покачаю, а ты поспишь часок.
- Я потом не проснусь, - сопротивлялась Лена.
- Проснешься, с таким-то будильником, - и Николай Павлович осторожно забрал из рук утомленной мамочки сопящего Мишу.
Лена даже в комнату к себе не стала подниматься. Тут же в зале легла на диван и моментально уснула.

Палыч ничего вокруг не замечал. Он бережно прижимал к себе ребенка, и, боясь, что тот расплачется, все говорил и говорил. И себя успокаивал, и внука.
- Ты же большой парень уже. Целый месяц тебе. Месяц – это тридцать дней! Это много. А раз большой, то должен маму свою беречь. Ведь совсем молоденькая, ей бы на танцульки бегать и в кино, а она вон тебя родила. Не испугалась. Смелая у тебя мама. Так вот понимать нужно, что женщин принято беречь. Есть такие, что не берегут… Но мы-то нормальные мужики! Отец твой и я, и дед Никита тоже. А ещё у тебя прадед есть, - объяснял малышу мужчина, и казалось, что Миша слушает и понимает. – Ты богатый парень. И дядька у тебя есть, вот подрастете немного, будете во дворе у нас носиться или к морю поедете. Ты же любишь купаться? Море-то теплое, там купаться хорошо. Но для этого нужно расти. А растут дети во сне. Спят у себя в кроватке и растут. И мама рядом спит, тоже в своей кроватке. У тебя вон коляска какая… Я бы сам в ней полежал, да не войду. А тебе-то как раз…


Лена проснулась в полной тишине, взглянула на часы и несколько минут пыталась сосчитать, сколько времени она спала. Получалось, что пять часов. Но поскольку такого точно не могло быть, то Степнова сразу поверила в неисправность часов. Она дошла до комнаты Савченко и осторожно открыла дверь. Темно. Лена вернулась в зал и от волнения стала разговаривать сама с собой:
- Они спят. И я спала. А Миха где? Наверное, Палыч ушел с ним наверх, там теплее.
После такого умозаключения она уже собралась подниматься к себе на этаж, но заметила на ручке коляски ползунки и подошла забрать их. И замерла…
В коляске, укрытый дареным кашемировым пледом, спал её сын. Так крепко спал, что пустышка выпала из приоткрытого рта. Лена испугалась, что с ребенком что-то не в порядке и стала тормошить его.
- Мишута, малыш, просыпайся. Тебе кушать пора! – сынок проснулся с трудом, поел без особого усердия и снова задремал. Мама положила его в коляску, не питая особой надежды на положительный результат своих действий, но дитенок сладко зевнул и спокойно засопел.
Лена сходила наверх, взяла свой телефон. Убедилась, что часы в порядке и сейчас действительно три часа ночи. Купание они проспали. Минут пятнадцать решала, что же ей теперь делать. А потом легла на диван досыпать…

«Ленка смешная. Пытала меня, как я сделал, чтобы малой спал так крепко… Да ничего особенного я не сделал. Поговорил по-мужски. А они вместе с Лилей решили, что я заговоры какие-то знаю. Артистки! Чуть меня колдуном не объявили. Ничего особенного, они песенки поют, я рассказал кое-что…
Да может просто так совпало. А мать-то взялась про мои способности прирожденного педагога говорить…»


Пару дней все не дышали, боялись сглазить ребенка. Даже Степнову ничего не сообщили. А к моменту возвращения Виктора уже привыкли. К хорошему ведь быстро привыкаешь. Вместе свозили малыша на плановый осмотр в поликлинику. И даже Лену отпустили на прием к Борзовой.
Хозяин семейства вернулся в волнении, уверенный, что без него пришлось туго. Увидев троих взрослых в прихожей, Степнов неожиданно для себя самого испугался:
- А Миха где? Заболел? Почему мне не сказали?
- Да спит он. Все у нас в порядке, - объяснила Лена.
- Как спит? – не понял мужчина. – Где спит?
- У нас в спальне, я только что ходила туда, - Лена смотрела на растерянного мужа, для которого новость оказалась просто сногсшибательной.
- Ну вы даете… Рассказывайте, что тут у вас было! – потребовал Виктор.
Ужинали все вместе впервые за полтора месяца. Посвежевшая Лена улыбалась мужу, а он так смотрел на неё, что супруги Савченко нашли повод закончить ужин скорее, чтобы оставить молодых вдвоем.
Утром Николай Павлович проснулся от писка домофона. Водитель Степнова вежливо сообщил, что уже полчаса не может дозвониться до Виктора Михайловича. Пришлось срочно будить Виктора, а через пятнадцать минут генеральный директор, сидя на заднем сиденье авто, надевал галстук и застегивал пуговицы на рубашке, но выглядел совершенно счастливым. Водитель изо всех сил старался сохранить серьезное выражение лица, потому что смеяться было неприлично…

Кулемины приехали в гости в Нижневартовск тридцатого декабря. Их ждали. Савченко подготовку к приему гостей проводил со всей ответственностью. На кухонном столе красовались пироги, в холодильнике горкой стояли лотки с заготовками для салатов, а из духовки доносился аромат запеченного окорока. Ленины родные должны увидеть, что в доме у зятя и дочери все в лучшем виде.
Счастливые хозяева встречали гостей. Вера, самая эмоциональная из всех приехавших, не успевала рот закрывать от удивления:
- Ой, у вас елка прямо у дома растет! И гирлянда светится. Никита, смотри какая собака! Она в краске испачкалась? Такая расцветка? Ну надо же… А зал какой, и окно на потолке! Красиво. А шкура настоящая? Какая огромная…
Потом были другие восторги:
- Доча, малышок на Витю похож. Такой мужичок смешной! У вас все хорошо? Ты только про себя не забывай, иногда к гинекологу ходи. И к зубному тоже, после родов зубы просто крошатся. Молока хватает? А растяжки есть?

Никита с Петром Никаноровичем не охали, но глаза светились от любопытства и удовольствия. У них были свои поводы для восхищения. Кроме того, Кулемины ждали обещанной Степновым прогулки по заснеженной Оби на «Хивусе», судне на воздушной подушке. И отец, и сын, родом из Сибири, сейчас жили в теплых краях, но всегда вспоминали зиму.
Шумная компания разместилась в доме с комфортом, во всем помогала дочка Сергея и Леры – Марина. Девочка осталась у Степновых, пока Новикова уехала на свидание к мужу. Сергею по суду определили наказание в виде лишения свободы сроком на три года с отбыванием в колонии-поселении. Пробивная Лерка все разведала, выпросила у начальства колонии разрешение и уже укатила в Иркутскую область.

Перед наступлением Нового года все уселись за праздничный стол. Маленький Вовка не спал, потому что по южному времени было рано спать, а к местному он ещё не привык. Мишу отец тоже принес в общую компанию и держал на руках.
- Витя, ты тут главный, тебе последнее слово за уходящий год сказать положено, - обратился к Виктору Николай Павлович.
Все ждали, что Степнов будет говорить о том, что случилось хорошего в прошедшем году, что плохое нужно оставить и не вспоминать…
- Я предлагаю выпить… за Лену, - неожиданно произнес Виктор. – Если бы не она, мы не собрались бы сегодня здесь. И вот Мишка у нас теперь есть. Я должен сердиться на Сергея, но я благодарен, что он так резко все в нашей жизни изменил. Лен, ты нас всех сделала счастливыми. Я даже не знал, что так бывает…
Все за столом притихли. У Лены в ушах зашумело от таких слов, она попыталась встать и пролила на себя сок. Родственники тут же вышли из ступора, стали суетиться, но Савченко быстро всех угомонил:
- Ничего страшного! Пьем за сказанное! А потом переодеваться. Скоро уже двенадцать!
После тоста взялись раскладывать по тарелкам салаты и прочие деликатесы, смеялись и шутили, ждали возвращения Лены и Виктора, которые ушли переодеваться вдвоем…

«У нас все хорошо. Все здоровы. Кулемины будут гостить до рождества, а после них приедут Рассказовы. У них Соня в положении. Уже сказали, что родятся двойняшки, девчонки. Рассказовы будут у Мишки крестными. Поедем в Излучинск, там батюшка нас знает. Виктор – молодец, так про Лену под Новый год хорошо сказал. Я и сам хотел предложить... Она потом будет учиться, нужно ей помочь, отстала ведь… А ещё Игорь с Виктором собираются полететь на одну буровую. Куда-то в тайгу…»


Конец

Я благодарна всем, кто приходил а Тайгу Гости - это всегда радость!
Все приятно - и отзывы, и вопросы, и просто спасибо. И безымянные читатели тоже радуют своим интересом!
Огромное спасибо девочкам, которые помогали рассказу стать лучше:
Маша Morikvendi
Даша Шато Марго Даша вообще подхватила рассказ на половине и была редактором и критиком!
И ни у одного рассказа у меня не было столько замечательных иллюстраций!
Оксана Рыбка - Собачка! Наташа VrediNatasha! Лика freedom! [img]http://jpe.ru/gif/smk
/sm55.gif[/img] Красота необыкновенная!

И последняя иллюстрация от Лены Bello4ka


Спасибо: 53 
Профиль
Failen





Сообщение: 3096
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.10.11 10:14. Заголовок: Шиворот-навыворот


Автор: Failen
Название: Шиворот-навыворот
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG-13
Жанр: Angst, Romance, Humour
Бета: freedom
Статус: окончен

Идея принадлежит Стэлле.

Спасибо Лике freedom за помощь и понимание
Спасибо Kristenka за премодерацию! .

Спасибо Лене Bello4ka за прекрасную иллюстрацию к рассказу!



Спасибо Лике за юморную иллюстрацию!


Спасибо Оксане Рыбке-Собачке за Новогодний КВМ!


Спасибо: 25 
Профиль
Ответов - 150 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 355
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия