Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Straus





Сообщение: 413
Настроение: Убей Васю!!!
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 21

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.11.09 21:31. Заголовок: Автор: Straus

Спасибо: 38 
Профиль
Ответов - 200 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All [только новые]


Straus





Сообщение: 1121
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 94

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.02.10 16:16. Заголовок: Лена появилась на со..


Лена появилась на собрании под общее оживление. Она сразу заметила, что ее место было занято и она села с краю на свободную скамейку. Пока не началось собрание, к ним с ребятами, кто тоже был в Чечне, подходили коллеги поприветствовать и узнать об итогах командировки. Девочки отметили, что она отлично выглядела, парни расспрашивали «как там», все были рады видеть вернувшихся с непростой поездки. Потом подошло руководство, и она заметила незнакомых людей за большим столом. Савченко начал, конечно, не с них. Потом перешел плавно к командировкам и только потом, словно случайно, обратил на нее внимание. Лене это показалось странным, он всегда был человеком прямым.

- Николай Павлович, говорите... меня уволили.
- Елена Никитична...
- Я поняла. И что тут такого?.. А из-за чего, можно узнать?
- Из-за несоблюдения внутреннего распорядка, - заговорил тот самый, «противный».
- Ладно, мне все равно, увольняйте, только сначала отправьте меня снова в Чечню, - повисло молчание.
- Уже поздно, заявки уже не рассматриваются. – «А тебя, идиота, вообще не спрашивают» - мысленно бросила она этому уроду.
- Моя заявка там есть. Я узнавала, нужно просто подтвердить запрос...
- Хорошо, Елена Никитична, вы поедете в Чечню. На три месяца, - спокойно проговорил Николай Павлович.
- Всего доброго, - она поднялась, помахала, улыбнулась коллегам и вышла из зала.

Так. Отлично. На Московском ей больше не работать. Кто виноват и что делать. Она остановилась у окна, наблюдая как по двору несется машина скорой помощи, и жгучее желание бежать к себе на этаж навернулось на глаза слезами. Она сжала кулаки. Из зала кто-то вышел и подошел сзади.

- Елена Никитична, простите... - это был Иван.
- За что, Ваня?
- Я был неправ тогда, Елена Никитична... я играл в чужую игру...
- Забудь, Ваня, и называй меня просто Лена, мы ведь теперь не коллеги.
- Да я... мы не коллеги, но вы — пример для меня и для всех...
- Не надо, Вань, мне нечем гордиться...
- Есть, - Лена повернула голову и увидела еще несколько человек, вышедших из зала. Среди них был Степнов и Нестеров. В руках у них была стопка распечатанных листов, и Петя держал газетную вырезку. Наверное, ту самую...
- Лена...
- Спасибо, ребята, все нормально, это не наша игра - она повернулась и пошла на лестничную площадку. Быстро сбежала по лестнице, взяла в гардеробе свою шубу и вышла во двор.

Зазвонил телефон. Она неглядя подняла трубку. Ничего не хотелось обсуждать, и она пресекала все попытки перевести тему на профессиональные рельсы. Звонили подруги. Лера наконец успокоилась, у них было тихо. Наташа с Ксюшей беспокоились за подругу, им Нестеров рассказал про события в больнице. Лена их успокоила, что все в порядке и волноваться не стоит, что она пока безработная, но скоро опять уезжает. Девочки всхлипнули, но она быстро подняла им настроение тем, что этот месяц будет с ними. Сразу после Наташи позвонила жена Савченко и поинтересовалась, как Лена пережила новость. Потом позвонила мама. Сказала что приедут, но Лена попросила дождаться ее дома, что она собиралась к ним. Пока она добралась до дома, казалось, что переговорила со всеми. Стоило зайти домой, и Лена снова почувствовала, что одна. Она достала большую сумку и стала собирать вещи для поездки к родителям, где она теперь собиралась остаться до отъезда. Здесь ей было нечего делать.
Раздался звонок в дверь, и Лена остановилась, задумавшись — кто же это может быть. Она открыла дверь и от неожиданности даже вздрогнула. Савченко.

- Николай Павлович? Вы что тут делаете?
- Лена, я должен с тобой поговорить.
- Не о чем говорить, вам нужен спонсор и это невысокая цена для больницы — несколько врачей.
- Но это высокая цена для меня, для нас. Ребята не довольны, кто-то тоже собирается уходить...
- Не надо, Николай Павлович.
- Лена, я не стану тебя увольнять. Мне кажется, что это было специально придумано и направлено именно на тебя. Я попробую разобраться, а ты мне скажи: кому ты перешла дорогу?
- Не знаю, знаю только, что это началось еще до Чечни. Вроде все говорили о моем назначении на заведующего, но потом как-то сразу стало так сложно. У меня все перестало получаться, оставалось только плыть по течению. И почему — вообще загадка. А потом Степнов...
- Лена, у вас серьезно?
- Что?
- Со Степновым?
- А что у нас с ним? Ничего, просто он…
- Я не про внешнее, а про внутреннее.
- Да, я люблю его. Но он не должен об этом знать.
- Тебе не кажется, что может из-за этого?
- Но кому мы мешаем? К тому же у нас чисто деловые отношения, только профессиональный интерес.
- Подумай.
- Я не знаю.
- Может это женщина?
- Ну, тогда об этом надо у него спросить, я не могу этого знать.
- Хорошо. Мужчина. Ты что-то кому-то сделала? Вспоминай.
- Николай Павлович, а кто за этим стоит... я имею в виду спонсоров — кто это? Что за фирма, какие у них документы и крыша?
- Там несколько учредителей, а прислали их от губернатора, якобы, это хороший его друг и скоро они будут родственниками...
- А фамилии...
- Я не знаю, но наверняка можно где-то посмотреть в договорах. У меня, кстати, один с собой. Лена, ты что-то вспомнила?
- Нет, но это может быть давняя история, связанная со мной, и что самое отвратительное — с отцом. Он тогда перекрыл одному перцу все каналы окончательно, и если сейчас копают под меня, да еще сверху, я опасаюсь, что его карьера тоже может пострадать.
- Скажи, чего ты боишься?
- Что прошлое может вернуться в другом облике и с другой силой.
- Давай смотреть. Вот тут подписи...
- Вы знаете, я не вижу тут знакомых фамилий.
- А места, смотри, администрация, фонды..., что еще — вот, управляющий..., ничего не всплывает?
- Нет. Вроде нет ничего. Будем надеяться, что это я такой плохой хирург.
- Нет, Лена, к тебе вопросов нет, это политика. Я, наверное, плохой руководитель, если не могу отстоять своих...
- Да ладно, не переживайте. Тут идет игра на головы. А вы просто попали под раздачу. Что нам делать-то?
- Я отправлю тебя в командировку, пока ты там, тебя не уволят, а потом будет видно, может, удастся найти причину этого.
- Николай Павлович, будьте осторожны, не подставляйте под удар...
- Нет, я поэтому и приехал, попросить прощения за свою слабость...
- Я все понимаю, и, наверное, поступила бы точно так же. Пойдемте лучше кофе пить. Я кстати хотела вам показать свою базу данных.
- Что это?
- Я создавала файлы по каждому случаю, по операциям и заболеваниям, с которыми работала «там», - она поставила кружки в аппарат. - У меня накопился кое какой багаж...
- Подожди, сколько там файлов?
- Не знаю, порядка трех сотен, точно не скажу, я не считала, просто сейчас ноут-бук не у меня...
- У Степнова?
- Да, откуда вы знаете?
- Он сегодня на собрании их показывал. Лена, это нереально за три месяца... Послушай, я не знал, что ты там только и работаешь — отдыхать надо! Там климат хороший, воздух...
- Николай Павлович, вы же понимаете, что спокойно смотреть на это нет сил, хочется бежать... Я сегодня увидела во дворе карету скорой помощи и подсознательно уже бежала к себе на этаж... после того как вы меня уволили. Ну не могу я спать, пока кто-то там умирает.
- Если у тебя не останется сил, ты не сможешь никому помочь, если во время операции у тебя дрогнет рука или начнут слезиться глаза...
- Да, вы, наверное, правы, Степнов тоже так говорит, - она замолчала, подумав, что они правы: когда нужно будет лечить ее, она потеряет много времени. - Я буду осторожнее. Вот тут у меня торт был, я собираюсь к родителям, нужно его доесть.
- Спасибо, но в моем возрасте...
- И вы туда же... Степнов тоже за стройность фигуры... Кстати, Николай Павлович, как он тут был все это время?
- Ничего, ему повезло, что он так отделался, можно сказать «легко», в таком падении всего несколько переломов. Он быстро встал и почти сразу вышел на кафедру. Потом стал оперировать. Ты знаешь, ребята говорят, что он изменился. Он очень изменился внутренне и как-то, словно получил какой-то или заряд, или новую силу. Каренский звонил и говорил, что это твой отец «виноват» — он наблюдал же его?
- Да, он тогда только очнулся, я попросила осмотреть его. Но на тот момент он сильно беспокоился о его душевном состоянии, сказал что он «не хотел просыпаться». Это из-за меня. Но папа сказал, что быстро встанет, у него сильный организм.
- Да, он еще молодой, тут действительно дело в психологии...
- Вот и папа говорит...
- Лена, спасибо, извини еще раз, мне пора, документы я отправлю завтра, думаю — проблем не будет. Береги себя, ты нам всем нужна!
- Спасибо, дядя Коля, до скорого!

я тут!

Спасибо: 54 
Профиль
Straus





Сообщение: 1126
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 95

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.02.10 18:52. Заголовок: Девочки!!!! Всем при..


Девочки!!!! Всем привет!


В Петергофе она появилась уже под вечер следующего дня. В доме уютно горел камин, и тепло разливалось по всему телу. Вместе с горечью. Что же это было? Кому она так мешает? Ответа она не могла дать.
Поговорив с папой, но, не упоминая про свои опасения, она спросила, кто еще может быть в курсе всего этого. Он сказал, что Степнов и Савченко об этом знают, они были на приеме. Посмотрев на дочь, отец спросил:
- Тебя что-то тревожит? - она кивнула. - Если это действительно так важно, давай завтра я отвезу тебя к Степнову, и ты сама все узнаешь.

Она села на переднее сиденье и откинулась на спинку. Подъехав к дому Степнова, они позвонили, и им открыла женщина средних лет. Отец ее знал, это помощница по дому, которая сказала, что Виктор Михайлович во дворе, и проводила их туда.
Лена топала по тропинке следом за Ольгой Денисовной и отцом и не сразу заметила его, стоящего на верхних балках какого-то сооружения с голым торсом и стучащего молотком. Рядом работали мужчины, они переговаривались, и она слышала его глубокий смех. Был сентябрь, но этот год порадовал всех «бабьим летом», еще днем солнце грело, но зори уже были холодные. Лена не могла отвести взгляда от картины работающего любимого мужчины, тем более, что она впервые видела его в таком виде — без привычного белого халата, в бандане, стоящего к ней спиной, на которой перекатываются мышцы. Это длилось несколько мгновений, потом Степнов повернулся и, заметив процессию, стал спускаться с лесов. У Лены стукнуло в груди. Снова он залез наверх.

- Елена Никитична, Никита Петрович, прошу, пройдемте в дом. Правда, мне нужно переодеться, — сказал смущенный Степнов после приветствий.
- Скорее — одеться. Вы снова верхолазничаете, Виктор Михайлович? - проговорила Лена, глядя на Виктора.
- Да нет, я просто люблю работать, когда мне говорят что делать, так думать не надо. Вы кофе выпьете со мной?
- С удовольствием, - сказал отец, толкая Лену локтем. - Лена, ты чего наехала на человека — свалились на голову, оторвали от дела, а еще и указываем, что ему делать в его же доме... - прошептал отец, когда Степнов вышел, извинившись: «Минутку».
- Папа, он снова сорвется, он еще не окреп...
- Успокойся, он взрослый человек...
- Ну да, я и забыла — я одна тут малявка, - отец обнял ее за плечи и чмокнул в щеку. Степнов вернулся, улыбнулся всем своим синим, глубоким взглядом.

Изложив суть дела, Лена с надеждой посмотрела на Степнова. Он сказал, что на последней конференции он был, и даже есть фотографии. Усадив Лену за слайды на ноут-буке, мужчины вышли во двор. Через некоторое время Степнов вошел в кабинет и спросил Лену, не нужно ли чего. Лена помотала головой, а потом подняла на него взгляд.
- Кто это? - спросила она, останавливая кадр.
- А это и есть один из этой шайки — соучредители фирмы наших спонсоров.
- Ясно.
- Елена Никитична, кто это?
- Вы же сами сказали…
- Кто он для вас?
- Один знакомый. Спасибо, Виктор Михайлович, вы мне очень помогли.
- Да не за что, я могу еще что-нибудь сделать? - спросил он, заглядывая ей в глаза. Он заметил тень страха в глазах и тоже напрягся. Что может ее напугать?
- Да, если можно — две вещи. Не говорите отцу, что я что-то нашла. Второе — прошу вас, не лазьте высоко... - он улыбнулся. Взял ее за руку и поцеловал. Она уже настолько привыкла к этому, что ей стало не хватать его нежности, с которой он обычно брал ее пальцы в свои.
- Этот человек может причинить вам вред?
- Мне он уже причинил, что мог. Боюсь, что он к отцу полезет.
- Вы его не сможете остановить? - она опустила голову и отрицательно тряхнула волосами.
- Никита Петрович...
- Ничего не должен знать. Мама сказала, что он совсем сдал, он не говорит, но мама знает, что его беспокоит сердце... а это - моя проблема, - кивнула на фото. Она подняла голову, тряхнула волосами, слегка улыбнулась и спросила - А где мой папа?
- Обходит владения...
- Спасибо вам, Виктор Михайлович. Нам пора.

Прошел почти месяц. Документы были готовы, и Лена наслаждалась отдыхом у родителей в доме с бассейном. Она любила плавать, потом пойти погреться в душе и спокойно полежать у камина на полу. Она перечитала всю литературу отца, потом принялась за мамину, ведь по опыту она знала, что читать ей будет некогда. Несколько раз приезжали девочки, но в основном по одной, в отличие от Лены, они все работали.

Перед отъездом нужно было собраться, но вещей особо она не набирала, поэтому домой в свою квартиру она отправлялась просто, потому что соскучилась. Девушка решила сходить, наконец, в салон, а потом можно и куда-нибудь в кафе. Но она не успела уйти, как раздался звонок. Приехал человек с документами из Красного Креста. Она удивилась, насколько вовремя. Следом за посыльным явились Нестеров с Лерой, Наташей и Ксюшей. Лена смеялась и жаловалась, что их нечем кормить, но ребята сказали, что приехали не есть, но, глядя на веселую подругу, они поняли, что спасать никого не надо. Они решили, что пойдут в ресторан, только Лене придется переодеться. Девушки выгнали Нестерова, убрали Ленины волосы наверх, она оделась, а девочки отметили, насколько она изменилась, на что Лена ответила, что это только внешне.

В ресторане они заказали большой стол на всю компанию и взялись за меню. В сумочке зазвонил телефон, это был Каренский, который деликатно спрашивал, где ее можно найти. Она сказала адрес, попросила официанта проводить Алексея к ним.

Виктор шел по залу, высматривая ее, но сам боялся своих сомнений. На его стороне опыт, степенность, взвешенность решений, присущая уже, наверное, немолодым людям, а на ее стороне — пылкость, задор и молодой энтузиазм. Быть может, не зря «тогда» она дала ему понять, что Нестеров ему не конкурент, что он молод, как и она, а Виктору нет места в ее жизни. В ее сердце, т. к. он очень ценил, что в жизни она у него есть. Хотя бы как коллега. Может, зря он отогнал все опасения по поводу угрозы ей, как его близкому человеку, решив, что это мелочи, он все равно лучше сможет ее защитить, когда она рядом. Если она будет с ним рядом.

Через декоративную загородку он рассмотрел ее голову с красиво уложенными русыми волосами, длинную шею, красивые приоткрытые плечи. Когда они подошли к столу, Лена, повернувшись, от неожиданности испуганно вскинула взгляд вверх, на него и улыбнулась.

- Здравствуй, виновница торжества! Я тут не один, вы не против? - поцеловал руку Каренский.
- Да вы что! Конечно, наоборот, мы тут как раз собрались отметить важное событие... - голосил Нестеров, представляя девочек Каренскому и Степнову. Пока Каренский перецеловал руки всем девушкам, Степнов подошел к Лене и тихо, только ей сказал:
- Извините за вторжение.
- Признаться, я ждала вас. Здесь все свои, и вас не хватало.
- Ну да, мне же нужно было вам отдать ноут-бук, - Лена посмотрела ему в глаза и отняла руку.
- Я про него уже забыла, - сказала она, опустив глаза. Нестеров познакомил их со своей будущей женой Лерой. Она покраснела от удовольствия, а Лене было приятно на них смотреть.
- Лена, это в твою честь такое застолье?
- Да, Леш, мы тут хороним мою карьеру, так что — присоединяйтесь!
- Лена, ты не права! Пользуясь случаем, приглашаю тебя к нам в больницу на Ваську! Я этого, признаться, долго ждал! И чтобы не хоронить, мы ее продлим...
- Вот хитрец! Да мы не допустим, чтобы ее переманили конкуренты!
- Петя, поздно, я на неделе уезжаю, и теперь буду числиться свободным хирургом при Красном Кресте.
- Лена, вы когда едете?
- Через пару дней. Весну и лето в горах я видела, теперь — осень и зима.
- Ой, Лена, расскажи как там?
- Что изменилось? Люди. А так там я думаю все также красиво — цветной лес, поднимающийся по склонам волнами зеленого, светло зеленого, иссиня черного, а если смотреть вниз сверху — внизу голубым туманом прикрыт аул, издалека напоминающий каплю росы, отражающей какие-то маленькие домики. Больница стоит на склоне, и чтобы спуститься туда, к людям, нужно долго ехать серпантином. Только девушкам рекомендуется замаскироваться.
- Замаскироваться? – удивились подруги.
- Да, нашим девушкам, хотя кроме меня, по-моему, из больницы и гостиницы никто не высовывался.
- Ленка, а как ты маскировалась?
- Я надевала паранджу, красила черным ресницы, брови, если бы были еще цветные контактные линзы — в этот раз обязательно захвачу коричневые!
- А что! Я бы хотел посмотреть на Лену в парандже, — хохотали Каренский с Нестеровым.
- Ага, она мне не идет — у меня кожа светлая...
- И глаза зеленые... - добавил тихо Степнов. Лена услышала и посмотрела на него. Он сидел рядом и тоже смотрел на нее.
- А что с теми... – подруга все не могла успокоиться.
- Наташа, тут нечего рассказывать.
- Ну, расскажи! Наверное, Алексей не слышал!
- Да, Лена, я же этого не слышал!
- Наталья имеет в виду вооруженных чеченцев, ворвавшихся в операционную.
- Ты тогда оперировала?
- Нет, ассистировала, да и пациент только засыпал под наркозом. Это было извините в гинекологии. Видно, муж и отец с братьями посчитали, что мы хотим их лишить жены и ребенка, приставили врачу и мне к виску пушки.
- Ой, Леночка и что — ты, наверное, испугалась? - пискнула Наташа.
- Конечно, испугалась! У нас есть поставщик в соседнем селении — мы закупаем воду и провизию у него, так он научил меня, как остудить пыл таких героев: трясущимися руками достала из кармана поддельную гранату, выдернула чеку и вставила гранату в руку жены этого джигита, или как там их.
- Ах!
- Конечно, еще секунда и граната бы упала, т. к. женщина почти уже спала и вот тогда мне бы точно крышка пришла. Но в тот момент они быстро удалились, вместе с оружием. Как только закрылась дверь, граната выпала из руки пациентки, а врач упал в обморок. Он не знал, что она ненастоящая. С той операции я там осталась одна.
- Лена, а как там Ильяс Акатович?
- Хорошо, четвертая дочь родила ему внука, – Лена глянула на сияющую Лерку.
- Они не боятся?
- Он пообещал мне, что сразу увезет их оттуда, как только что-то начнет им угрожать. Я звала их сюда, но конечно они не приедут.
- Лена, а ты не боишься опять туда возвращаться?
- Нет, мы там под охраной Красного Креста...
- А что Красный Крест сказал по поводу тех в операционной?
- Ничего.
- Как это?
- Я не обращалась.
- Ты что — сдурела?
- Так, а зачем? Ну, выставят они охрану... Кстати у меня там был хвост, я когда выхожу на крыльцо, через минуту является. У него словно датчик был, - засмеялась Лена. Остальным было не смешно, а Степнов спрятал напряженный взгляд.
- Лена, оставайся...
- Нет, тут я безработная, а там — может быть, последняя надежда. Так все, давайте не будем о грустном, а то, я смотрю, всех тут расстроила, - она взяла снова меню. Постепенно разговор стал теплеть, и к середине вечера Лена заметила, что Каренский посматривает на Наталью с нескрываемым интересом. Она боялась, что это будет временно и опять оставит девушку с разбитым сердцем, но мешать не хотела.

- Елена Никитична, я посмотрел ваши файлы и...
- И показали их всем. Зачем? - она серьезно посмотрела ему в глаза.
- Я хотел, чтобы эти люди, не понимающие ничего в медицине...
- Тихо, - она приложила пальцы к его губам. Он их поцеловал, а она отдернула руку, словно обожглась. Она отвернулась и растерянно смотрела на свой бокал.
- Елена Никитична, давайте выпьем за вашу предстоящую поездку. Это сложное чувство, но мне что-то очень неспокойно...
- Я уже решила.
- Я знаю. Вы вино будите? - он взял ее бокал. Она кивнула. Он налил и поставил бокал. Он боялся, что снова прикоснется к ней. Или она к нему. И тогда...
- Виктор Михайлович, а вы читали ту папку, которая называется...
- «Сердце»?
- Да, я просто не успела ее переименовать, не думала, что вы будете это читать.
- Я сначала подумал, что это кардиология... но потом увидел, что такая уже есть, поэтому совсем запутался, когда обнаружил там файлы по нейрохирургии.
- Да, там именно эти файлы, хотя я не собиралась их туда класть. В общем, у меня есть по ним вопросы.
- Я понял. Ваши заметки весьма прозрачны, особенно там, где написано «спросить Степнова» или «узнать у папы», - он засмеялся.
- Извините, вам, наверное, не хочется в выходной заниматься работой...
- У нас, врачей, нет расписания... Вы все правильно сделали, но есть некоторые технологии, позволяющие это делать быстрее и безопаснее. Я могу вам показать...
- Как? Я же не имею права...
- Давайте отлавливать клиентов на улице и как пособие использовать для наших курсов повышения квалификации, - смеялся Степнов.
- А лучше сразу дать по затылочной части черепа — пациент готов, приступим, коллега? - ее глаза играли при неярком освещении, и это нравилось Степнову.
- Ну, так почему же все-таки «сердце»? - спросил Степнов, глядя Лене в глаза. «Потому что ты — мое сердце! А ты занимаешься нейрохирургией, но этого ты не узнаешь, вот и все» - сказали ее глаза.
- Я же сказала: не успела переименовать, - она оторвала от него взгляд и перевела его на счастливого Каренского. - Вы видели, Алексей, кажется, нашел себе объект обожания, - засмеялась Лена.
- Да, но боюсь, это ненадолго. Он непостоянен.
- Я тоже этого боюсь...

Лена вышла из зала вместе с Наташей, которой понадобился перерыв. Они отправились в дамскую комнату, и Лена посмотрела на сияющую подругу.
- Могу сказать одно: я от него без ума. Где ты его столько времени прятала?
- Наташ, если ты не хочешь, чтобы все было как всегда, не поддавайся ему.

Ребята курили, на улице у входа, а Степнов пинал лестницу.

- Она не подпускает к себе.
- Да, колючка, - Каренский согласно кивнул.
- Да нет, она боится меня.
- Значит — любит, - сказал Нестеров.
- Лена? Не знаю.
- Да что ты знаешь! Как она упала в обморок, когда узнала что с тобой!? Как она ночами сидела у твоей кровати? Как она тебе делала массаж рук и лица чтобы ты очнулся, каждую минуту разговаривая с тобой? Как поехала в Чечню, поругавшись из-за тебя с ребятами? Как она звонила и спрашивала о тебе? И как она переживала, когда ты ее оскорбил у себя в реанимации. Как ныряла в феврале в Неву, узнав, что у тебя кто-то есть в Чечне? Или как напилась водки восьмого марта после того, как предала тебя ради совершенно чужого человека... И вообще, зачем она к нам пришла в Московскую — думаешь из-за меня!? - Нестеров резко бросил сигарету, посмотрел на него, взял за плечи, встряхнул и сказал: - Она боится тебя. Любит вот и боится признаться. Нам, тебе, а главное — себе. Если она тебе нужна — скажи ей это! Я понимаю, трудно менять все и сразу в таком возрасте... но ты ей нужен! Особенно сейчас. Я бы ее не отпустил. И уж тем более, не женился на другой... - он отпустил Степнова и пошел в зал, а Виктор стоял потрясенный, глядел на Каренского, который, казалось, забыл, как курить надо.

- Вот она, какая бывает, и не больше, не меньше, а все, полностью...
- Ты о чем?
- О ней, о любви.
- Вот почему «Сердце» - пробормотал Степнов. – Значит, не отпустил бы?

Лена вернулась к столу и не обнаружила там мужчин. Она попрощалась с девочками и отправилась в гардероб. Зазвонил телефон, и она задержалась, разговаривая с мамой. Тем временем Степнов вернулся в зал, и девочки сообщили, что Лена попрощалась. Он тоже сказал, что ему пора и отправился догонять Лену.
Лена спускалась по ступеням, когда ее под локоть взяла крепкая мужская рука.

- На этот раз я вас одну не отпущу.
- Спасибо, Виктор Михайлович, но это лишнее, я доберусь...
- Значит, вы от меня вздумали бегать? Я такой страшный?
- Я не бегаю, просто мне пора домой, собираться.
- Неужели?
- В самом деле.
- Колючка.
- Обзываться будете?
- Елена Никитична, расслабьтесь. Я не хотел вас обидеть, простите.
- Да, я и сама не знаю, что на меня нашло, извините, - она посмотрела на него. Он просто отлично выглядел. Она всегда удивлялась — он всегда был подтянутым и полным сил, лицо загорелое, глаза чуть прищурены, красивые губы и сильная шея. Она с ума сходила, когда он был рядом. Его запах и сила влекли ее, и она понимала, что он может ей принадлежать только целиком, по-другому никак.
- Спасибо, Виктор Михайлович, сегодня обошлось без приключений. Я скоро уеду, а когда вернусь — приезжайте к нам, мне приятно, когда вы с нами в компании. До свидания.
- Спасибо. Мне тоже приятно с вами быть… в одной компании. До свидания.

Консилиум тут:

Спасибо: 51 
Профиль
Straus





Сообщение: 1140
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 96

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.10 20:25. Заголовок: Девочки, добрый вече..


Девочки, добрый вечер
я сегодня не одна, а в компании: во-первых, посвящаю проду одной девочке.

Vies 88

еще для полноты "картины" советую скачать песню Анны Герман "Эхо любви" Скрытый текст

ссылка: http://www.sagedragonru.narod.ru/music/eho.mp3
когда включить - я скажу!


Лена два месяца провела в той же больнице, что и в первый раз. Только сейчас было намного тяжелее. Она приехала одна со своего района, остальные врачи были со всего Питера, и даже несколько человек с областных больниц. Они были хорошей командой, им удалось сплотить коллектив, и Лена поняла, что, наконец, сможет послушаться старших коллег и отдохнуть. У нее был маленький домик со спальней и холлом, переходящим в кухоньку, где была только плитка и столик. Лена тут жила сначала с коллегой с севера, но потом девушка испугалась оставаться ночами одна и переехала в гостиницу. Лена осталась одна. На крыльце обычно сидел ее телохранитель. Он теперь появлялся незаметно, и даже когда его не было, он вместо себя присылал еще одного парня. В общем, она постоянно была под присмотром. Но теперь она понимала, и на этот раз ей было жутко, что-то происходило, народ уезжал, а больных прибавилось.

Иногда ночью Лена слышала взрывы. Почти каждый день она ездила в аул и на рынок. Во-первых, чтобы еда была свежая, а еще, чтобы узнать новости и выслушать дядю Ильяса про обстановку. Однажды врачей пытались отравить. Подсыпали вещество в еду, или в воду. Было настолько плохо, что они не вышли на связь с Питером. Позже на мобильный звонили Савченко и отец. Степнов тоже присутствовал при разговоре, но молчал. А еще через пять дней бомбили Красный Крест здесь, в Чечне. Лена поняла, что они не смогут просто так пересечь границу с Россией. Нужно было что-то делать с документами.

Сегодня они собирались опять в дорогу, и Лена готовилась — красила брови карандашом. Уже пришел Ринат и ждал снаружи. Она услышала голоса и удивилась, что ее молчаливый телохранитель с кем-то разговаривает. Потом голоса стихли, то ли они ушли, может, просто шепотом говорили. Лена оделась и вышла, никого не увидела и отправилась к машине. Там был водитель, она села на заднее сиденье, и через секунду подошел телохранитель. Он забрался на переднее сиденье, и они поехали. Дядя Ильяс был молчалив, когда Лена отошла к немногочисленным торговцам фруктами, он что-то быстро и на своем языке говорил Ринату, Лена насторожилась. Уже привыкнув к языку и выучив несколько слов, Лена выхватила из разговора «поезд», «больница» и «Виктор». Подумав, что последнее ей показалось, тем более, звучало из уст Рината, она отогнала мысли и продолжила занятие. Она подозревала, что ситуация накаляется. Когда она подошла к ним, дядя Ильяс сказал:

- Дочка, я должен тебя предупредить: вам надо собираться и уезжать раньше, не дожидайтесь три недели, собери своих, и поезд будет вас ждать через шесть дней на границе. Оттуда придется прорываться через таможню на вокзале. Я подготовлю все, чтобы как-то отправить вас. С девушками проще — они наденут паранджи и отправятся под видом наших гражданок. С мужчинами сложнее, мне удалось достать только 25 путевок, Красный Крест сам не может гарантировать безопасность на границе, там теперь не их зона, но мы попробуем. Но учти, еще до границы надо доехать.
- Что нужно чтобы добраться до границы?
- Удача, дочка. Я дочерей и внука вывез в Россию, у нас там недалеко от Пятигорска дом. Лено, поехали сейчас. Я тебя отвезу, на тебя нет документов. А потом мы переправим остальных...
- Спасибо, дядя Ильяс, но я поеду со всеми, мы — команда.
- Это хорошо, но толкуют, что будут бомбить и начнут со стратегических объектов, а вы — все в одной больнице и в общежитии... одно попадание — и всех сразу... поэтому можно будет встретиться кому-то раньше у меня в ауле, девочек я смогу переправить как своих дочек, а вот за остальных придется бороться.
- Да, но дочек у вас не десять, а всего четыре, тем более, одна должна быть с ребенком...
- Ничего, прорвемся. Ладно, звони мне, я на связи. И еще — постарайся поменьше быть в больнице. Я переживаю за тебя.
- Спасибо, дядя Ильяс, передавайте привет девочкам и внуку, скажите, что я их люблю. До свиданья.
- Надеюсь, скоро увидимся.

Лена быстро собрала экстренное совещание. Она пересказала разговор с дядей Ильясом. Они решили, что им нужно собраться и через три дня выдвигаться к границе. Они определили три лагеря, назначили старших, и последняя смена должна была оставить больницу пустой. Стационарных больных не было, да и в таких случаях обычно родственники забирают своих домой. Лена собрала документы и составила полный список. Это и некоторые вещи с несколькими людьми отправили на машине к дяде Ильясу в аул, там он передаст все, что касается Красного Креста, и только после этого можно будет отправляться на границу.

Лена уже двое суток бегала по больнице и гостинице, в перерывах умудрялась оперировать и на третий день почувствовала, что сил больше нет. Ей казалось, что все было готово. Главное — документы и живые люди. Она без сил опустилась на диван и руками взялась за виски. Подошли коллеги и сказали, что ей надо отдохнуть. Согласившись, она отправилась к себе домой. Там она даже не переоделась, так и упала на кровать, сразу заснув.

вот тут нужно включить саунд-трек

Лена плохо спала, ей снилось кафе и музыка, какие-то люди танцевали, было красиво, светло и шумно. Проснулась Лена от грохота, уже не столь отдаленного; она села на кровати, и стала слушать. Сначала взрывалось где-то за горой, но потом она услышала, как треск прокатился по ущелью, грохнув в стороне... больницы! Она бросилась к выходу, открыла дверь и от неожиданности зажмурила глаза. Открыла, но картина не сменилась — прямо на нее бежал Степнов. Она подумала, что совсем устала. Он налетел на нее, схватил в охапку и рванул к выходу, а потом вниз по склону, крепко схватив за руку. В этот момент издалека за домом начали падать снаряды, приближаясь с каждым разом все ближе.

Когда они уже достаточно отбежали, снаряд угодил в дом, и тот взорвался, тяжело хрястнув сзади, сильно оттолкнув волной двух людей, повалив их на землю, и вокруг стали падать щепки. Степнов укрыл Лену своим телом и замер. Она накрыла его голову ладонями, опасаясь, как бы осколки не зацепили его. От каждого взрыва внутри все сжималось, по щекам заскользили слезы, путаясь в волосах, пропитывая землю. Виктор торопливо стал хватать их губами, шепча, рывками выдыхая тревогу и страх не успеть, страх потерять ее и остаться одному:

- тихо, тихо… Лен… все хорошо… я нашел… мы живы… тихо, я рядом… - она задыхалась от рыданий, душивших горло, страха, нежности к нему, кто так заботливо укрывал от войны. Момент – и ее бы не было уже, не увидела бы больше его глаз, без которых она не сможет уже, без его рук, без него.

Когда очередной снаряд покосил верхушки окружающих деревьев, осыпав их ранеными ветками и листвой, Лена крепко прижала его голову к себе и стала беспорядочно его целовать, коротко переводя дыхание – в щеки, в глаза, во все места без разбору. Он поймал ее губы губами, перехватив хаотические движения. Сначала надорвано, неистово целовал, отвечая на отчаяние и чувствуя привкус горечи. Потом все более успокаивая, тише, медленней, более ласково, нежнее. Отстранился, заглядывая в широко открытые глаза. Паника улеглась. Через несколько минут кошмар закончился — утихли взрывы, перестали падать остатки покалеченных строений и куски земли, и дыхание немного пришло в норму. По ее щекам катились слезы, а она все еще инстинктивно вжималась в широкую грудь мужчины. Он прижимал ее к себе, благодаря Бога, что он успел. Он не отпустит ее от себя больше. И пусть что хочет, то и делает, кричит, обзывается, молчит, все что угодно, но только рядом. Она его, и она нужна ему, вся.

Кромешная тишина: ни голосов птиц, ни звуков природы, словно заткнули уши ватой. И только звук войны. Звенящая тишина. Холод пробрался до костей. Прошло довольно много мгновений, пока реальность вернула их на склон ущелья. Лена пошевелилась, разгоняя кровь по затекшим частям тела.

- Лен… я чуть с ума не сошел, когда не нашел вас в общежитии и среди врачей, когда всех отправлял... – синий нежный ласкающий и такой спокойный взгляд. Настолько уверенно себя чувствовала девушка с ним рядом, словно за каменной стеной. Он все знал наперед, обо всем подумал.
- Так они не пострадали? Вы успели их... мне показалось, что взорвали больницу... – задыхаясь от прошедших слез и тяжести, придавливающей к земле, проговорила она.
- Да, взорвали, наверное, или где-то совсем рядом грохнули, - она шевельнулась, освобождая руку из-под его плеча. Когда она почувствовала, как отозвалось его тело на нее, она закрыла глаза и постаралась не думать, унимая расходящееся по всему телу желание. Не хотелось больше куда-то бежать, так и осталась бы тут с ним... Он словно услышал ее мысли, быстро вскочил, поднял Лену — Тяжело? - Она помотала головой, улыбнулась губами, унимая дрожь, и послушно пошла с ним, придерживаемая теплыми ладонями, спускаясь по склону. В стороне снова грохнуло, и он увлек ее в другую сторону.

И вдруг она услышала торопливые шаги. Она замерла и испуганно посмотрела в глаза Степнову. Он быстро прижал ее к дереву с противоположной стороны от слышимых шагов. Они превратились в слух. Шаги приближались. А потом человек позвал:

- Лено, Виктор!
- Да, мы тут. Ринат, веди нас.

Они забрались в машину, которая стояла неподалеку, и быстро поехали в аул к Ильясу. По дороге Степнов рассказал, что приехал вытаскивать делегацию, получив от старого чеченца информацию о передвижении сил. Сначала он оформлял бумаги, а потом приехал за людьми. И это его она тогда слышала, разговаривающего с телохранителем около дома. она сидела сзади, прижавшись к плечу мужчины и слушая рассказ. Крепко прижимая ее к сердцу, правой рукой он держался за спинку переднего сиденья, страхуя от ударов о машину.

До аула они добрались без приключений. В доме дяди Ильяса Лене женщины помогли вымыться и переодеться. Там было спокойно, и Лена чувствовала себя намного лучше. Девочки пока ее наряжали, рассказывали последние новости, которые она пропустила. Она тоже пересказала свои приключения. Мужчины куда-то делись, видимо, уехали по делам, и Лена пошла бродить по дому в компании одной молодой девочки. В саду был фонтан, но он не работал, а после зимы весь двор стоял в каком-то запустении. Она шла по шуршащим листьям, лежащим на полу, на ступенях лестниц, на блюдах фонтана. Лена опустилась на белый бортик фонтана, вытянула ноги и положила руки на колени. Они дрожали. Она задумалась и не заметила, что ее подруга ушла дальше. Она долго сидела и перебирала в голове все, что произошло за это время.

Вспоминалось много хорошего, много плохого, но всегда рядом она чувствовала его. Так было надежнее, словно какая-то база или основа, без которой нельзя, и ради которой нужно было жить. Лена поднялась и побрела через двор дальше, к дому. Она поднялась по полукруглой лестнице и попала в большой открытый зал, где посередине была устроена танцевальная площадка, вокруг стояли диванчики и кушетки, а вся средняя часть отделялась от прохожей части зала висящими тонкими пологами и шторами из полупрозрачной арганзы. Ветер шевелил занавеси и придавал иллюзию движения. Из зала можно было подняться в дом, с другой стороны был спуск во двор, а с торца были красивые белые арки на террасу, тоже украшенные занавесями. Лена решила посмотреть сверху на двор и фонтан. Раздвинув легкую ткань, она вдруг услышала шаги.

Она повернулась и замерла, закрываясь на всякий случай складками прозрачной тканью. По лестнице поднимались дядя Ильяс и Степнов, тихо переговариваясь. Виктор был одет в белую рубаху с закатанными рукавами и расстегнутыми верхними пуговицами, которая очень шла его загорелому телу. Лена отпустила занавесь, и она отъехала в сторону.
Степнов увидел Лену и замер на последней ступеньке лестницы, пропуская вперед дядю Ильяса, который подошел спросить у девушки о самочувствии и готовности отправляться дальше.

Она стояла у белых арок в потрясающем бирюзовом восточном костюме: широкие брюки на бедрах и расшитый лиф с золотой отделкой открывали ровный живот с россыпью родинок, талию и загорелую сильную спину, подчеркивали высокую грудь и длинную шею. Красивые золотые украшения вплетались в русые волосы и свисали на лоб, а на руке, чуть выше локтя была обвита изящная тонкая декоративная змея. На ногах были шлепки, которые состояли из золотых красивых веревочек, продетых через пальцы. Лена подняла глаза на мужчин, и в груди Степнова бухнуло — они светились бирюзовым светом, отраженные цветом одежды.

Он не мог отвести взгляда от нее, пока она разговаривала с Ильясом. Лена стояла полу-боком, слушала его, понимая, что им придется снова расстаться: выходило, что девушек повезет сам Ильяс с несколькими парнями, которых удалось нормально оформить в обход Красного Креста. Остальную группу во главе с Виктором должен будет прикрывать Ринат со своими людьми, но им придется пробираться на поезд незаконно, точнее не по тем законам, которые царили сейчас тут. Лена разволновалась, она переводила взгляд с одного на другого, не понимая, неужели нет больше способа, чтобы не рисковать жизнями людей. Лена предложила нарядить их тоже в паранджу, но потом посмотрела на Степнова — двухметровая женщина Востока — это вряд ли пройдет. У нее слезы навернулись на глаза.

- Не плачь, Лено, ты помнишь, как я тебе сказал, что ты еще приедешь к нам, но не одна?
- Помню, дядя Ильяс, я приехала...
- Не одна, ты с ним.
- Но вы не сказали, что я с ним и уеду...
- Все будет хорошо, не переживай! Виктор справится, а ты, дочка дождись его.
- Конечно, дядя Ильяс, я столько ждала, что какие-то несколько часов уже не играют роли. Точнее не «какие-то», а самые сложные. Спасибо вам, без вас мы бы погибли все, - он обнял ее, а Лена поцеловала его в лоб, - передавайте привет своим. Ильяс ушел, а Лена посмотрела на Степнова.
- Как вы?
- В порядке, спасибо, - она опустила голову, повернулась к арке и тихо проговорила: — Я знаю, что вам придется рисковать собой и людьми, - она резко повернулась и посмотрела в упор в глаза подошедшему Степнову. – Виктор Михайлович, скажите честно, если бы меня здесь не было, вы бы поехали вытаскивать делегацию?
- Поехал бы, если бы Ильяс позвал. Как в этот раз.
- Значит, вы здесь не из-за меня.
- Не только.
- Спасибо. И удачи вам, она вам понадобится, - она обошла его и пробежала по лестнице, потом в женскую, и только там остановилась. Она тяжело дышала то ли от быстрой ходьбы, то ли от душивших слез. Она знала, что это не правда. Он не хотел заранее возлагать на нее вину, если… вдруг что. Она это понимала. Понимала, что он не хотел бы, чтобы Лена чувствовала ответственность за то, что он здесь, за то, что он здесь из-за нее.

Пришел Ильяс. Он сказал, чтобы Лена надевала паранджу, дал девочкам фото женщины, сказав ее накрасить, желательно, чтобы было похоже на фото. Он подмигнул ей, но она не поняла. В своей сумке, которую отыскала в приготовленных к погрузке вещах, она отыскала линзы с коричневым оттенком. Когда Лена посмотрела на себя в зеркало, она удивилась. Она не была похожа на себя, а если еще лицо закрыть, оставив только глаза с нарисованными «новыми» бровями, то вообще другой человек. Через некоторое время пришел дядя Ильяс и забрал Лену, которая успела помахать девочкам.

- Дядя Ильяс, я не поеду со всеми? У меня же нет документов?
- Нет, дочка. Ты поедешь со своим мужем.
- С кем? - у Лены округлились глаза.
- С Виктором.
- Это как?
- Лена, ты не поняла сразу, что это ты — его жена, ну подумай, он ее не видел ни разу, да и… тебя не узнать...
- но... дядя Ильяс, я не гражданка Чечни... и потом… а что Степнов сказал?
- А он не знает что это ты, а все остальное — для конспирации, - Лена от всего этого думала, что сойдет с ума.
- А фото?
- Это фото нашего агента, паспорт подлинный, не хотелось уж совсем мухлевать, ты должна быть похожа на наших женщин... - Лена покачала головой, словно стряхивая с ушей лапшу.
- Вот это да! Хоть бы предупредили, я бы голову в черный покрасила, для пущей убедительности.
- Ну, вообще-то тебя попросят открыть только лицо, но на всякий случай — пусть, так спокойней... Вы с ним пройдете проверку со мной вместе, как муж и жена, а потом он уйдет к своим, им нужна помощь, а мы с тобой погрузимся на поезд, а потом я, как провожающий, выйду, оставив вместо себя одного из ваших парней...
- Спасибо вам, дядя Ильяс, мы бы без вас...
- Погоди, у нас еще все впереди.

Ильяс подошел к Степнову вместе с девушкой, которую ему представили как его жену. Как бы он ни сопротивлялся, но ему пришлось взглянуть на нее. Ничего не было видно кроме глаз. Карих. Какое-то щемящее чувство заставило его снова посмотреть в ее глаза. Она их опустила, и этот хорошо знакомый жест резанул по сердцу. Он подумал, что точно сходит с ума. Он подставил локоть, она положила свою руку, а Степнов вспомнил, как держал руку Лены в своих ладонях. Он переглянулся с Ильясом, заметил чертиков в его глазах умудренного опытом человека, но не понял. «Что же такое?» Проходя проверку документов, где Лену попросили открыть лицо, он заметил, как побледнел дядя Ильяс, но всех пропустили, и они втроем отправились к поезду.

- Что происходит, вы беспокоитесь, Ильяс Акатович, - шепнул он.
- Нормально, теперь уж пропустили.
- Я думал, что ваших пропускают без проблем…
- Наших—то без... Ну, Виктор, поспеши. Ты должен успеть проскочить тут, пока нет такой охраны, - Степнов повернулся к «жене», протянул руку, она дала свою, а он, не отводя взгляда от ее глаз, сказал: «Удачи, и спасибо...» - он не договорил, нахмурил брови, а потом повернулся и пошел. Лена стояла и смотрела ему вслед. Он обернулся и снова посмотрел. Она улыбнулась под плотной тканью, ее глаза немного повеселели, но блеск остался тот же. Степнова осенила мысль — «линзы». Пока он пробирался к своим, он все никак не мог себе дать ответа: это действительно была Лена, или показалось. Ну, тогда он понимал, почему она сразу завладела его вниманием. Нет, ну конечно восточные женщины те еще мастерицы в этих делах, но тут не это сработало.


традиционная порция оплеух автору

Спасибо: 51 
Профиль
Straus





Сообщение: 1146
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 97

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.02.10 15:26. Заголовок: Они ждали на платфор..


Они ждали на платформе. По всей длине состава стояли вооруженные люди. С их пропусками было все хорошо, сейчас проверяли последних, и предстояло грузиться в вагоны. Их всего было 23 человека, из них 10 — женщины Красного Креста, 8 человек должны были как-то пробраться в поезд без досмотра. Документы, необходимые на границе в России, у них были, оставалось попасть на борт тут. Лена заметно нервничала, дядя Ильяс ее успокаивал. Через вагон стояло рядом несколько человек с автоматами. Они заметили, что охранников что-то привлекло где-то в стороне. Лена глянула на дядю Ильяса, он кивнул, и она «без чувств» повалилась ему на руки. Дядя Ильяс начал громко кричать, чтобы ему помогли, потом уже побыстрей их грузили, кричал, что их уже проверили, просил принести воду — но все это отвлекло тех людей с оружием от объекта их внимания. Уже в поезде Лена «пришла в себя», помахала в окно дяде Ильясу и стала ждать, когда придут ребята.

Суматоха на платформе немного приблизила время отправления, и пока все пришли в себя, поезд, наконец, отправился. Лена с ужасом стала перебирать в уме варианты, которые возникали, если бы ребята опоздали или их поймали. Девочки что-то ей говорили, но она не слышала и отвечала уже после того, как привлекут ее внимание.
- Ну, где же они? – высовываясь в приоткрытую дверь.
- Лена, ты только сейчас смотрела в коридор.
- Они должны были уже появиться.
- Перестань, а то опять упадешь.
- Да это я специально, чтобы охрану отвлечь, - в купе было много народу: двое забрались наверх, остальные сидели на нижних полках. Лене было так легче — они болтали и отвлекали ее. Вдруг дверь открылась, и в купе просунулась голова одного из отстающих. Лена тревожно выглянула за его плечо, пытаясь найти Степнова.

- Сашка, а где остальные? Все в порядке? Как вы...
- Подожди, подожди. Давай постепенно: остальные в купе у девочек...
- Все?
- Да, все, нам еле удалось прорваться, но все хорошо, все живы и здоровы, - она облегченно вздохнула. Значит с ним все нормально, он тут, с ними. Больше она не слушала.

Через несколько минут в купе появился Степнов с еще одним парнем. Ребята успели разбежаться, и места было много. Степнов сел рядом с Леной.

- Здравствуйте, Елена Никитична!
- Здравствуйте, Виктор Михайлович. Как там девчонки поживают?
- Какие девчонки?
- У которых вы столько времени торчали...
- У, да мы ревнуем?
- Ни сколько! С чего бы! Хоть зашли бы, сказали, что все хорошо, я же не железная! – серьезно и взволнованно сказала Лена.
- Я думал вы — там...
- Я рада, что все получилось, и все закончилось...
- Да, там, на платформе что-то произошло, и это отвлекло охранников, иначе — нас бы поймали.
- Просто ваша жена упала в обморок. Она у вас что – беременна? - Степнов замер, прислушиваясь и ища подвох в ее словах.
- Откуда вы знаете?
- Что? Что беременная? Предположила. А то, что упала — знаю потому что была там... - она улыбнулась и лукаво посмотрела на него.
- А она не говорила, какой у нее срок...
- Ну, Виктор Михайлович, вам лучше знать...
- Кто еще упал? Чья жена? Как Лена грохнулась — мы видели, а больше вроде никто... – как всегда встрял в разговор кто-то из парней, выхватив из контекста разговора одну фразу. Лена прикрыла ладонью рот, посмотрела на Степнова и состроила глаза в стиле «а меня тут вообще нет».

- Вот плут! Ильяс! И вы тоже хороши! Развели меня! - притворно возмущался Степнов, когда они пошли найти место для отдыха.
- Я, правда, узнала все только перед самым постом... Правда! – смеялась она. - Вам теперь надо отдохнуть. Там купе свободное пока, наши кучкуются все вместе... пойдемте, покажу.
- Спасибо, отдохнуть не мешало бы... но я бы сначала поел. Вы как?
- От этих переживаний у меня действительно аппетит проснулся.
- Идемте в ресторан?

Родители с замиранием сердца ждали прихода поезда. На этот раз они бы приехали даже в случае вспышки любого заболевания. Сильнее всего переживаешь, когда не владеешь информацией, а то, что преподносилось здесь, в России, только подстегивало беспокойство за тех, кто «там».
Лена увидела в окно купе родителей, и первая выскочила из вагона. С коллегами они уже попрощались и теперь все были поглощены радостными минутами возвращения на родину.

- Вы сразу в Петергоф? Вас теперь отец вообще из дома не выпустит.
- Да, но у меня такие классные родители, что скорее они приставят мне телохранителя, чем будут меня удерживать. У меня были в жизни непростые ситуации, когда мне нужна была поддержка и понимание. И я их находила, и даже вместе с вариантами возможных решений. Вот это в них и ценю больше всего.
- Да, я бы тоже хотел, чтобы дети мне доверяли...
- Все в ваших руках... - она посмотрела ему в глаза.
- Елена Никитична, а давайте сходим куда-нибудь в Питере вместе в честь нашего спасения?
- Давайте...


Девушка с мамой шли в обнимку по платформе, а сзади шел отец и расспрашивал Степнова. Когда они подошли к машине на стоянке, Лена спросила отца, куда подевался Виктор. Но Никита Петрович ответил, что он отправился на такси, и они решили не отвлекать Лену от мамы. Она даже была рада, что Степнов не поехал с ними. Ей как-то неудобно стало с ним общаться. Она постоянно помнила тот момент, когда они были под бомбежкой, и тайно себе признавалась, что она хочет быть рядом с ним. Она думает о нем постоянно. И хорошо, что ее пока не ждут на работе. Во-первых, сейчас она не смогла бы еще оперировать — руки еще дрожали, да и находиться рядом с ним — это опасно.

Лена пошла в сад, посмотреть на свои деревья. Они давно прижились и росли, оба вытягиваясь к солнцу, которого практически не было. Она погладила их тоненькие стволики. Подошла мама и обняла дочь за плечи:

- Знаешь, дорогая, я смотрю на них почти каждый день, они так похожи, и в то же время они совсем разные.
- Да, и деревья словно связаны с Ними. Иногда, глядя на ветки, кажется, что разговариваешь с человеком, а если человек заболеет, то и листочки поникнут...
- У вас с ним что-то было?
- Нет. К сожалению... - она замолчала. - Я не о том, не о физической близости, просто уже нет сил скрывать и... там одна вещь произошла... в общем, я не могу делать вид, что все как прежде, что ничего не происходит. Происходит, и еще как!
- Я сегодня видела, как он на тебя смотрит.
- Как?
- Лена, дочка, мне кажется, это не просто, он взрослый серьезный человек и отвечает за свои поступки.
- В том-то и дело, мама, что голова в чувствах — это то, что нужно отключать, она только все портит.

Они пошли по дорожкам сада. Уже несколько дней они вдвоем целыми днями общались на разные темы. Мама сказала, что очень испугалась за нее, когда сообщили, что Красный Крест бомбили, и теперь они пытались наверстать упущенное. Когда все хорошо, то достаточно просто созвониться, но когда что-то происходит, понимаешь, что важнее и проще ничего нет, чем просто посидеть вместе.

- Лена, ты должна ко мне приехать в клинику.
- Зачем?
- Ты давно не была, да и мне кажется, что тебе нужно...
- Мама, перестань, я не собираюсь спать с кем-либо только потому, что мне стукнул четвертый десяток.
- А потому что любишь... - она посмотрела на дочь. Лена смутилась и спрятала взгляд. Молчала, а потом сказала:
- Я приеду к тебе…
- Скажи мне, а что ты собираешься делать с Московской больницей?
- Вернуться туда.
- Дважды в одну реку...
- Вот именно, мама, ты сама говоришь — я изменилась, это будет совсем другое. Я думаю, что теперь я должна стать заведующим. На меньшее я не согласна. Я хоть и изменилась, но все равно не могу жить без медицины, хирургии.
- Кстати, Савченко звонили, спрашивали о тебе. Я сказала, что ты, наверное, появишься на собрании?
- Да, а пока — поеду домой и приведу все в порядок. Виктор Михайлович предлагал куда-нибудь пойти по случаю нашего спасения, но что-то он не звонит.
- Не переживай, позвонит. Вчера вечером отец хотел с тобой поговорить, но ты уже ушла в комнату.
- А что он хотел?
- Я не знаю.
- Мама!
- Да, правда, не знаю. Что-то по поводу твоих файлов.
- Откуда они у него?
- От Степнова.
- Что?
- Да, когда тебя не было, он несколько раз приезжал.
- Он не говорил мне. Что же он хотел?
- Он с отцом разговаривал.
- Ладно, я спрошу при встрече. А где папа?
- В больнице. Это у меня отгул, а ему не бросить своих, к тому же мы собираемся снова в Европу. Папа что-то сдал последнее время.
- Что — сердце?
- И сердце, наверное, тоже. Он же не признается, но я же вижу...
- Не грусти, я с ним поговорю.
- Не стоит, он не скажет, только разозлится.
- Значит, его что-то тревожит. Я попробую поговорить с ним. Мне кажется, это из-за меня и, тут еще Степнов как-то замешан, - Лена замолчала и медленно пошла по дорожкам. Она думала, что же это может быть, но одна мысль не давала ей покоя — Чечня.

Через день Лена вернулась к себе домой и позвонила подругам. Им предстояло сделать дизайн ее квартирки. Отряд примчался не в полном составе — Наташа была на дежурстве. Лена порадовалась за подруг, у которых все было хорошо с работой, с личной жизнью. Лера теперь выглядела как шарик, Лена подумала, что Нестеров бракодел, а радостная будущая мама сообщила, что у них будет дочка, подтвердив Ленины мысли. Лена не могла нарадоваться на Леру, боялась сглазить ее такое неожиданное счастье. У Ксюшки вроде тоже был кавалер, и она была на седьмом небе от счастья.

- А как там Наталья, девочки, она там же и работает?
- Да, но она теперь такая занятая! У них с Алексеем любовь, кажется.
- С Каренским?
- Да, они ездили на неделю в Париж, оттуда она приехала вся в восторге и в подарках.
- У, да он, кажется, сдался?
- Ну, перед нашей Натальей никто не устоит.
- Девочки, а как там Уляковы?
- Спрашивали когда ты приедешь. Илюшке был годик, он такой шустрый! Лена, а у тебя как на личном фронте?
- Никак. Если вы про детей — забудьте. Мама сказала, что у меня гормоны не на месте.
- Да тебе мужика надо, да такого, чтобы тебя из постели не выпускал, вот тогда твои гормоны на место встанут!
- Угу, у меня есть один на примете, - хохотнула Лена.
- Говорят восточные мужчины там горячие!
- Ну, уж не надо, мне хватило этих мачо! Еле ноги унесли. Они же бомбили больницу. Представляете? А если бы там люди были, больные, врачи, дети. Вы знаете, я никогда так и подумать не могла, но теперь дали бы мне автомат — лично бы их постреляла. Ничего святого нет! - перевела тему.
- Погоди, а куда же вы всех дели?
- Больных отдали родственникам, а весь медперсонал Степнов как-то успел вывести, укрыл всех в ауле у дяди Ильяса.
- А он-то откуда там взялся?
- Приехал вытаскивать оттуда делегацию, когда сообщили, что «эти» захватили Красный Крест… - она коротко передала события того дня.
- Лена, так ты же его спасла!
- А до этого он меня спас. В тот день бомбили, и если бы он не прибежал и не вытащил меня из дома, меня бы уже не было. Он не нашел меня среди остальных и пошел искать.
- Лена, он — просто герой.
- Да, девочки, я чуть сознание не потеряла от страха, как в фильме, сначала ужасный звук, а потом взрыв. А когда слышишь, что попали в больницу — кошмар! Ну ладно, так, давайте прикинем, что тут можно сделать в комнате...

***
На собрании Лена появилась не в белом халате, а в стильном костюме. Коллеги радовались благополучному возвращению, и сразу насели с расспросами. Отбивалась от них сама, так как Степнов был на кафедре и не подошел еще. Когда Лену спросили, что она думает о ее назначении, она ответила, что ничего об этом не знает.
Собрание началось с приветствия вернувшихся из командировки, и по этому поводу предполагалось несколько назначений и перестановок. Лена ждала, что же будет с ней.
На собрании не было спонсоров, но коллеги сообщили, что они теперь редко появляются здесь, и это немного успокоило ее.
Лену назначили заведующей отделением, и она с грустью подумала, что скоро нужно приступать к обязанностям. Через месяц планировалось провести собрание с уточненным списком должностей и со всеми перестановками. А пока у Лены узнали, готова ли она занять эту должность. Она кивнула головой, и руководство сказало, что пока подготовит необходимые бумаги.

Вдруг двери распахнулись и в зал вошли четверо — все кавказской наружности (Лена их не отличала), двое в масках и с автоматами. Один из старших заговорил и все выдохнули.

- Где нам найти Лено Кулемину?
- Это я, - она, сохраняя внешнее спокойствие, встала, и в этот момент в зал вошел Степнов.

Быстро сориентировавшись в происходящем, он шагнул навстречу девушке, спускавшейся с выступов амфитеатром расположенных столов. Он поймал и сжал ее прохладную ладонь, когда она остановилась рядом, не пересекая линию его тела. Оставшись между ней и непрошеными гостями, он глянул на главного, тихо сказав:
- Здравствуйте. Чем обязаны?
- Виктор Степнов, если не ошибаюсь?
- Да, он самый.
- Очень приятно, Саид, – он обнажил ровный ряд зубов. – У нас дело к Лено.
- Моих людей обязательно было пугать? – незаметный взмах ресниц, и двое с автоматами молча удалились за двери.
- Ильяс Акатович сказал обращаться к вам, - он говорил так, что в аудитории, где читались лекции, не слышали его слов. - Вам нужно проехать с нами. Мы вас долго не задержим, тут рядом, всего на пару часов.
- Доктор Кулемина поедет только со мной.
- Мы не сомневались. Вы нам тоже нужны. Пройдемте?
- Николай Павлович, мы можем идти?
- Да-да, конечно, идите.

Причина столь неожиданного вторжения заключалась в том, что человеку срочно нужна была пересадка сердца. Ознакомившись с бумагами, Лена заметила в двух местах то, чего там не могло быть. Это означало, что донорские органы доставлены весьма сомнительным образом. Но тут было кое-что еще, что выбило Лену из рамок понимания. Подпись… Савченко. Лена вскинула в недоумении взгляд, тут же погасив в себе эмоции, потому, как получила четкие инструкции от голубого внимательного и упорно ищущего контакта взгляда Виктора. Она вернула бумаги Саиду и кивнула головой.

- Виктор Михайлович, я полгода не делала пересадку, да и сейчас мне просто страшно…
- Мастерство не ампутируешь, Елена Никитична, я в вас не сомневаюсь. Я буду ассистировать, хотите? – она с надеждой посмотрела ему в глаза и шепнула:
- Да.



Вопросы и предложения

Спасибо: 51 
Профиль
Straus





Сообщение: 1148
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 99

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.02.10 19:22. Заголовок: *** Через день посл..


***

Через день после операции раздался звонок Степнова. Лена была у родителей, расслаблялась в бассейне, когда зазвонил телефон.

- Добрый... Виктор Михайлович, объясните толком... Двое? Сколько лет?... Ууууу... - Лена улыбнулась, но по мере того, как он говорил, ее лицо стало приобретать более серьезное выражение. - Так, спокойно. У них есть отец... Час от часу не легче. Вы где живете? На даче?... Я у родителей, сама я не знаю дороги... Хорошо, вы сейчас их берете обоих, одеваете, сажаете в машину, пристегиваете в креслах, и едете до ближайшего торгового центра. И не дай Бог, вы превысите скорость больше 60-ти километров в час. Там вы ждете меня. Одного вы держите на руках и не отпускаете, а второго — за руку, иначе — вы их растеряете... Да, я смогу туда подъехать... Виктор Михайлович, вы сами сможете выбрать им пижамы, памперсы, еду и все такое... вот поэтому я тут командую... Хорошо, через час я позвоню, - «отлично, скучать не придется: боевая гвардия — мальчишки 3 и полтора года» - Лена улыбнулась своим мыслям, представляя Степнова в роли няни для племянников.

Через час Лена набрала его номер, подходя к входу в торговый центр. Улыбающийся голос сообщил, что дети сидят в креслах пристегнутые, довольные, и они скоро приедут. Лена вошла в здание. В спортивном купила себе костюм, чтобы удобно было дома ходить. Проходя мимо отдела нижнего белья, не удержалась, и долго просматривала модели на вешалках. Лена очень любила эти магазины и всегда находила себе что-нибудь для души и тела.

На выходе она ответила на звонок. Они сообщили, что катаются на эскалаторе, и Лена пошла в сторону лестниц между этажами. Через холл она увидела как высокий красивый мужчина, держа в руках маленькие ладошки малышей, ступает на эскалатор, объясняя как нужно держаться, а они не слушают и смеются от восторга. Лена подошла снизу к движущейся лестнице и стала ждать, когда они спустятся.

Ее глаза поймали его теплый взгляд, лучики вокруг которых сейчас говорили о сильном напряжении. Они подошли, и Степнов, улыбаясь, познакомил ее с маленькими мужчинами. Она протянула им руку, старший по-взрослому с ней поздоровался, и оба прилипли к дядьке. Младший был очень похож на Степнова, только светленький. А старший был темненький, с карими глазами — совсем другой и очень симпатичный малыш. Звали его Витя, младшего — Глеб.

- Я смотрю, вы времени не теряли, уже побывали в магазинах? - произнес он, целуя ее руку.
- Да, - смутилась она — Как и у всех женщин, у меня тоже есть слабости. Ну ладно, у нас план такой: мы идем в детский за игрушками и нужными вещами, потом за едой и двигаем… домой... - она не знала, как назвать то место, где будут жить дети, поэтому было немного неудобно, Степнов это заметил. Она улыбнулась малышу, позвала его жестом и взяла на руки ребенка, недоверчиво, но с надеждой протянувшего к ней ручки. Степнов забрал у нее покупки, и они пошли в непонятном ему направлении. Она заметила вопрос в глазах мужчины и сказала: — Мы за корзинкой, да, Глеб? - спросила она малыша. Взяла корзину с машиной впереди, в кабину залез Витя, а Глеба посадили на сиденье сверху корзинки. Она повернулась к Степнову. – Боюсь, что мне не сдвинуть ее с места будет.
- Вы думаете, что я вам доверил бы управление этим агрегатом? У вас даже машины нет! - смеялся он.
- Фу, да вы — шовинист! – сморщила нос.
- Ни в коем случае, - наклоняясь к ее уху, сказал он. — Просто для вас действительно тяжеловато.

Дети со Степновым скупили весь отдел игрушек, пока Лена торчала в отделе с одеждой, без них она не могла туда сходить, нужно было прикинуть сначала рост малышей. Когда Лена увидела кучу игрушек, торчащую из корзины, она подошла к Степнову и, смеясь, сказала: - Вы сами еще ребенок!
- Почему?
- Потому что мне теперь придется брать еще одну корзину! Виктор Михайлович, пойдемте, купим мультики? - она посмотрела на него, смутившись, — Я так люблю мультики, и так давно их не смотрела...
- Елена Никитична! Кто-то говорил что я — ребенок! А сами!
- Только два мультика, ну может три, а не полную корзину! - она сделала хитрые глаза.
- Уговорили. И за едой.
- А что у вас случилось с женщиной, которая следила за вашим домом? Или я что-то путаю...
- Она заболела. Я остался совсем один с этими двумя подарками.
- Действительно — подарки! Такие ангелочки!
- Вы их не видели в действии! - смеялся Степнов. - Дом ходуном ходит.
- А что вы хотели, чтобы они сели и сидели рядом с вами? Так делают ненормальные дети! А здоровый правильный ребенок должен познавать мир.
- Елена Никитична, спасибо что приехали, я, признаться, совсем растерялся! Сестра приехала, у нее трудности, но из гордости она не хотела нас стеснять, мы ничего не знали...
- Простите, из-за чего?
- Ну, мы, Степновы, — гордый народ...
- Гордый? Какая может быть гордость у матери? Когда нечем кормить детей, когда они болеют — любая наступит на горло своей гордости, честности, и убьет за своих детей! - она смотрела на него, а в глазах было столько ярости, что Степнов понял: материнский инстинкт — это природа, заложенная с рождения, и женщины друг друга всегда поймут.
- У, Елена Никитична, сколько страсти!
- У, Виктор Михайлович, сколько пафоса, пустого... Давайте не будем спорить, а то я разозлюсь, а у нас — дети, - она испуганно вскинула взгляд на Степнова, который почему-то улыбался. - Я... имела в виду... с нами дети. Они всегда чувствуют, когда родители ссорятся... в смысле, когда взрослые ссорятся... - Степнов снова прищурил глаза, что придавало его взгляду внимательный вид.
- Выбирайте мультики, нам лучше поспешить...
- Виктор Михайлович, а когда дети последний раз ели? - спросила она.
- Утром, кажется, хлопья с молоком.
- И все?
- Ну да, потом приехала скорая за их мамой...
- А вы сами есть не хотите?
- Ну...
- А дети не могут терпеть, если они сейчас нам устроят истерику — вот нам весело будет!
- Пойдемте, сядем за столы, там, в центре зала, а я что-нибудь закажу.
- Давайте вместе закажем, а потом пойдем за столы. Мы же не можем их накормить чем-то, что они не хотят и не любят...
- Но они маленькие, как мы узнаем...
- Спросим, - она пожала плечами, и Степнов удивился, что у нее, а точнее — с ней, все проще. Они подошли к стойкам кафе.
- Куда пойдем?
- Где тут что-нибудь съедобное? Например, мясо.
- Я еще понимаю, молочное, но мясо...
- Мужчин надо кормить мясом. Витя, скажи, а ты любишь котлетки? - Малыш кивнул. - А суп будем кушать? - он снова кивнул. - А что еще ты любишь?
- Акаоны и апот, - Лена и Степнов переглянулись.
- Ну, с «акаонами» понятно — макароны, наверное, а «апот»...
- Вить, компот? - догадалась Лена. Малыш кивнул. Она подняла глаза на Степнова. - С одним выяснили. А что любит Глеб, мы узнаем за столом. Идемте, - в центре зала располагались столы и диваны, а также барные стойки по периметру, а с двух сторон были кафе и рестораны с кухнями разных видов. Они накормили малышей в итальянском ресторане, Лена себе ничего не стала заказывать, настояв на том, чтобы Степнов тоже поел. А сама была занята тем, что кормила Глеба и помогала маленькому Вите в вопросе расправы над макаронами и десертом. Они смеялись над тем, какой грязный рот был у Глеба после пирожного, которое он попытался проглотить целиком. Посадив детей в корзину, они покатили в сторону продуктов. Глеб беспокоился, и Лена взяла его на руки. Сначала он сидел спокойно, но потом начал елозить.
- Глебушка, садись как тебе удобно, - малыш обхватил талию Лены ножками и ручками обвил ее шею, положив голову на плечо. Она улыбнулась от приятной близости и доверчивости этого комочка. - Он хочет спать, — прошептала она, глядя на Степнова. Он улыбнулся, а в глазах поселилось столько нежности, что Лена залюбовалась этой голубизной.
- Елена Никитична, давайте я его понесу. Тяжело...
- Нет, он по маме скучает, ищет женского общества. То ли еще будет, когда спать на ночь будем укладывать... Виктор Михайлович, идемте быстро в овощной отдел, и нам нужно молочное. Надеюсь, они едят молоко. А, ну да, вы же говорили, утром они вроде с молоком ели хлопья.
- Да, и творог надо взять... Елена Никитична, но кто это будет готовить? Детям, наверное, нужно что-нибудь...
- Диетическое. Не переживайте, главное — натуральное и свежее. А вот что вы будете есть?
- Я ем все.
- Отлично, внимание! Меню: завтрак — молочная каша (овсянка, сэр); раз в неделю — яйцо; ланч — блинчики с творогом; обед — щи, картофельное пюре и пареные котлеты, компот и булочка; полдник — фрукты со сливками или со сметаной; ужин — овощное рагу с мясом; на ночь — кисель или каша.
- Да, интересно, гардеробчик сменить через сколько недель придется ...
- Что-то не так?
- Если это все съедать — в двери проходить перестанешь.
- А вы в перерывах побегайте и поскачите так, как они, то есть без отдыха...
- А вот это вот «блинчики с творогом» - это откуда-то из детства... Вы шутите?
- Почему? Вполне серьезно, вообще обожаю выпечку...
- По вашей фигуре не скажешь... Кстати, в вашем меню нет конфет...
- Без них можно обойтись... - как в подтверждение слов, Витя, высунувшись из кабины машины, сказал: «ачу асету». - Я так понимаю, Виктор младший просит конфету?
- Я еще пока не выучил их язык, но он прав...
- Я же сказала...
- Вы, девушка, можете обойтись без конфет?
- Конечно, и детям советую, лучше съесть фрукты, цукаты или орешки пожевать...
- Вы сколько выдерживаете без конфет?
- Да сколько угодно!
- Давайте поспорим!
- Виктор Михайлович, да вы — сладкоежка! - засмеялась она.
- Да, люблю сладкое.
- Я тоже люблю...
- Но вы же сказали...
- … сладкое, но не конфеты!
- Первый раз вижу девушку, которая не любит конфеты...
- «А я еще крестиком вышивать умею...» - сказала она голосом кота Матроскина из мультика, они засмеялись. – Кажется, кое-кто проиграл пари? Награда победителю...?
- Все что хотите, леди.
- У, Виктор Михайлович, не боитесь?
- Вас — нет. Наоборот, мне даже интересно, насколько же далеко зайдет ваша фантазия.
- А можно отложить это до того момента, когда мы приедем к вам домой. Кстати, а ваш отец...
- Он через несколько дней обещал вернуться... Пришлось прервать его дела, но срочно выехать он все равно не смог.
- Он тоже живет на даче?
- Нет, в доме. Но готов пожить тут, чтобы помочь мне... нам.
- Ого, вы ему про меня рассказали?
- Нет еще. Не хотел смущать... .
- Виктор Михайлович, почему вы позвонили мне? Ну, никому больше...
- Не знаю, я уже успел задать себе этот вопрос. Может, потому, что я постоянно о вас думаю... и других вариантов не было, - он посмотрел на нее, она отвела глаза, смутившись.

Тем временем они прошли через кассы, маленький Витя был очарован всем этим и в машине сразу уснул, как только его пристегнули в кресле. Глеба Степнов аккуратно снял с Лены, которая подергала плечами, и пристегнул спящего в его маленьком креслице. Они перетащили пакеты в машину, и, устроившись в кресле, Лена поняла, что сейчас тоже уснет.
- Виктор Михайлович, дайте, что ли я за руль сяду?
- Зачем? - не понял он.
- Просто я сейчас усну. А если я усну, то вы тоже начнете отключаться. Представляю, как это — рулить, когда вокруг все сопят, - он засмеялся, взял ее за руку. – Руки, наверное, затекли? - поцеловал.
- Ерунда, главное, что он ко мне пошел, говорят, что дети не со всеми общаются... Глебушка на вас похож, можно сказать, что он ваш сын, только от светленькой мамы...
- … от такой как вы... - она подняла голову и посмотрела ему в глаза.
- ...а Витя наоборот — темненький как вы, но не совсем похож... зато - Виктор Степнов. Здорово. Ваша сестра, наверное, вас очень любит.
- Не очень, мы много ссорились... а потом оглянулись — жизнь прошла, а все эти разборки — ерунда...
- Да, особенно когда такие ангелочки рядом. Они у вас жить останутся?
- Нет, они уедут домой в Ростов-на-Дону. Там у нее работа, климат для них подходящий, дом.
- А сейчас...
- Проблемы со здоровьем. Я даже не успел ее нормально положить в больницу, пришлось скорую вызывать, обострение...
- Когда ее выписывают?
- Через неделю примерно.
- Так скоро?
- Елена Никитична, нам бы эти семь дней продержаться...
- Прорвемся, где наша не пропадала!
- Спасибо вам!
- Пока не за что, только я не совсем представляю что дальше...
- Давайте не будем планировать, сориентируемся на месте, - она посмотрела на него, кивнула и улыбнулась. Он был взбудоражен этими всеми событиями, но от него веяло какой-то основательностью, которая передается другим, и ты точно знаешь, что дальше делать, и что сделает он даже в нестандартной ситуации.

Вечер прошел, конечно, бурно, Лена успела приготовить ужин, пока мужчины пачкались во дворе, а потом они налили детям ванну, напустили детской пены. и около часа вчетвером возились в воде. Дети, отмокая, а взрослые — сидя около ванны и попеременно вытирая лица друг друга полотенцем. На ночь они уселись на большую кровать, отгородив малышей от края, и включили мультик. Под конец Степнов посмотрел в темноте на девушку и малышей: Лена полулежала на самом краю, по щекам катились слезы, она прижимала к себе спящего Глеба и перебирала пальцами волосы маленького Вити, который моргал глазками из последних сил. Лена не видела взгляда Степнова, она незаметно смахнула слезы, поцеловала малышей, укрыла каждого своим одеялком, и привстала на локте. Мужчина смотрел не отрываясь.
- Вы плачете над мультиками? - прошептал, она смущенно кивнула.
- Не над всеми, только над душевными.
- Обалдеть.
- Что?
- Вы — обалдеть, - она поднялась с кровати, поманила его из комнаты, и, взглянув еще раз на спящих мальчишек, закрыла дверь. Включив рацию, она пристегнула ее сзади на джинсы Степнова.

- Что это?
- Радионяня. Вы будите слышать все, что у них происходит.
- Я?
- Да, когда я уеду.
- Погодите, куда?
- Домой.
- Елена Никитична, вы же не думаете, что я вас отпущу среди ночи, да и это... Елена Никитична, а если они проснутся ночью — что я делать буду, а если я не услышу!? - Лена замерла.
- Вы мне сказали, что не надо планировать, а сами все спланировали...
- Да я не планировал, просто не думал, что… Елена Никитична, вы же не бросите нас...
- Нет, конечно, я просто даже не подумала что дети — это не просто накормил и спать уложил... Я про ночь забыла...
- Спасибо. Пойдемте, я вам покажу, где одеяло и все остальное... у Ольги Денисовны тут свой порядок, я даже не помню, где что лежит.
- Виктор Михайлович, а их мама с ними спала в одной комнате? Я спрашиваю, может нам... мне стоит у них лечь спать, чтобы они не боялись, все-таки первая ночь без мамы...
- У меня в основном двух-спальные кровати, поэтому, когда они приехали ночью, она ушла в другую комнату. Честно говоря, я не задавался этим вопросом.
- Будем надеяться, что они не будут сильно бояться...
- Да, пусть спят спокойно.

Неделя была убойной. Лена получала огромное удовольствие от общения с малышами. Степнов взял неделю отпуска, и они всей компанией наслаждались тишиной пригорода. Взрослые, не привыкшие к такому ритму, не замечали, как сами засыпали с детьми, убаюканные их мирным сопением. Однажды в конце недели Лена проснулась в 17 часов, никак не могла вспомнить, как так получилось, что они с Виктором лежали поперек детской кровати ниже ножек детей, ноги свисали, а он обнимал ее своей тяжелой горячей рукой, зарывшись лицом в ее волосы у шеи и мирно сопел. Ей так не хотелось его будить, она повернулась аккуратно, поцеловала его сонные губы и почувствовала, как по телу растекается тепло от просыпающегося желания и нежности. Она поняла, что нужно уходить, иначе будет не остановиться. Она спустилась в кухню, приготовила коктейль и сделала ленивые вареники — для детей. Лена улыбнулась тому, что они со Степновым с удовольствием уплетали детские блюда, которые Лена вычитывала в книге, купленной еще в первый раз. Там было, наверное, все для детей. Да и теперь они уже более спокойно занимались мальчиками, уже представляя, что такое надеть на ночь памперс Глебу и почистить зубы с Витей.

К воротам подкатила машина и из нее вышла девушка. Лена поняла, что это не сестра. Подойдя к воротам, она сняла темные очки — это была Роза. Лену кольнуло какое-то нехорошее ощущение. Она поднялась в спальню, аккуратно разбудила Степнова, сказав, что подъехала машина. В этот момент раздался звонок. Он ушел, малыши завозились и стали просыпаться. Прошло немало времени, она их покормила, они стали играть, бегая по дому. Лена не знала, куда Степнов девался, но машина Розы еще стояла у ворот. Глеб, носившийся по дому, залетал в комнаты внизу, его не пускали на второй этаж, потому что там была лестница. А тут — вереница сообщающихся комнат. Лена следовала за ним, следя, чтобы тот не ударился об угол или не свалил на себя что-нибудь. И тут он резко открыл тихие двери кабинета, и до Лены донесся обрывок фразы Розы «...что мне делать теперь с ребенком...». Его голоса она не слышала. Степнов, стоявший у подоконника, повернулся в сторону летящего к нему Глеба, подхватил его на руки и посмотрел на Лену. Она, молча, подошла, взяла из его рук малыша и вышла, аккуратно закрыв за собой дверь. В ушах звенел ее голос. Ребенок. Этого не могло быть. Он что — был рядом и был не с ней? Но это тогда не он. Насколько она его узнала — не он. Лена одела детей и увела на улицу, нужно было освежиться. Взяла коляску, и они пошли за двор, гулять по заснеженному еще поселку. Навстречу им попалось несколько соседей, а одна бабуля спросила: «А где же ваш папа? Что-то его сегодня не видно». Лена улыбнулась и сказала, что он дома.

Когда они возвращались к дому, Лене не хотелось заходить туда, словно туча повисла над домом, но Лена решила не делать никаких выводов и не выяснять ничего. Он сам расскажет. Вот только когда.
Уснуть она не могла. Только удастся себя успокоить, сердце снова начинает бешено колотить — «а если... да нет, этого не может быть…». Часа в три ночи она встала, взяла рацию и пошла на кухню. Поставила чайник, положила прибор на стол и опустила голову рядом на руки. Вскипел и щелкнул чайник, она поднялась, налила крепкого чаю и накидала туда малины. Залезла в тумбочку — там у Степнова хранились конфеты. Она их выгребла все, усмехнулась их количеству, вот сладкоежка! Ну ладно, раз уж это так вкусно — будем пробовать все.

Степнов появился в дверях и увидел горку фантиков на столе и Лену, в обнимку с рацией спящую на сложенных руках. Он улыбнулся, взял девушку на руки и понес в комнату. Кровать была разобрана и, положив ее, он задумался: что не давало ей уснуть? Потом он перебрал в уме все события дня, и остался один вариант — Роза. Он улыбнулся и наклонился над ее лицом. Он почувствовал ее теплое дыхание, пахнущее конфетами, а губы даже в темноте напоминали малину. Она пошевелилась, и он отодвинулся, чтобы не разбудить. Она вздохнула, и он заметил, что она возбуждена. Дыхание неровное, и без того красивая грудь словно налилась и притягивала, закрытая тонким шелком пеньюара. Он встал с кровати, но Лена открыла глаза и приподнялась на локте.

- Виктор Михайлович, вы что тут делаете?
- Я нашел вас на кухне... - она улыбнулась. – Кажется, вы проиграли спор, а так как вы не сказали, на что мы спорили, то я придумал сам...
- А как же Роза, я думала, вы уехали...
- Куда?
- Ну не знаю, к ней.
- Елена Никитична, причем тут Роза?
- Как я поняла — Роза беременна. Только не говорите, что откажетесь от ребенка, а то я в вас разочаруюсь, - он засмеялся, потом сделал серьезное лицо.
- Вы могли подумать, что мы тут вдвоем с вами, а там другая женщина ждет моего ребенка? Это я в вас сейчас разочаруюсь: вам что — нравятся такие мужчины?
- Мне — нет. И почему вы решили, что вы мне нравитесь?
- Показать почему?
- Покажите, - он подошел к кровати и опустился рядом. Приблизил лицо к ее и посмотрел в глаза. Запах малины сводил с ума. Он придвинулся еще, она не шевелилась. Он коснулся губами уха и прошептал:
- Это не мой ребенок. А от своего я никогда не откажусь, Елена Никитична, особенно если он будет от вас, - она дернулась, чтобы отодвинуться, но он задержал ее горячей ладонью за шею, целуя за ухом. Она задохнулась, попыталась освободиться, но вторая рука прижала и придвинула ее за талию к его горячему телу. Он посмотрел ей в глаза. - Теперь верите?
- Верю. Так на что же мы спорили?
- Если я выиграю — вы будете моей.
- Я же не вещь...
- …нет, я имею в виду — женой.
- А если я, то вы — моим, - он сделал удивленное лицо.
- Почему же вы сразу не потребовали награду после магазина?
- Почему? Вы и так неделю были моим... - она опустила голову, вздохнула. - Скоро приедет их мама...
- Елена Никитична, не грустите, мы оба привязались к ним. Мы, как захотим их увидеть, сядем на машину и поедем в Ростов, обещаю... - она кивнула, не поднимая головы. - Вам надо отдохнуть, уже светает...
- Не хочу спать...
- Елена Никитична, а вы не хотели бы перекусить. Что-то я совсем голодный, да и вы, кажется, уже давно не ели... конфет...
- Знаете, Виктор Михайлович, а это хорошая идея...
- Я тут вечером сварганил кое-что, пока вы от меня прятались, вы не против попробовать? - она посмотрела в глаза Степнову. Ей не нужно было так смотреть на него. Он стал приближаться к ней, взял за руку, поцеловал пальцы, потом ладонь, потом выше - где запястье. У Лены защекотало где-то внутри, и она забрала руку.
- Простите, я вас напугал...
- Вы — нет... Ну, так что там про «перекусить»...
- А вы — обжора, Елена Никитична?
- Жуткая обжора! А вы — любите вкусно поесть? - переговаривались они шепотом, пока спускались на кухню.
- Да, мы с отцом хоть и всю жизнь без женщин прожили, но поесть мы любим...
- Я тоже люблю, но еще больше я люблю сначала приготовить, а потом съесть все. Правда, иногда скучно одной, что даже разогревать не хочется.
- А как у вас с салатами?
- Думаю — справлюсь, а что?
- Я никогда не понимал, что с чем можно смешивать. У меня чутья не хватает...
- Хорошо, тогда салат — мой, а вы — доставайте свой шедевр. Где тут наш овощной магазин... пары авокадо нам хватит?
- Детям, наверное, рано такое...
- Ну, тогда мы сможем все съесть...
- У, Елена Никитична, вас проще убить, чем прокормить, — захохотал он и приблизился к ней. Она тоже засмеялась, ее смех завораживал Степнова, а его мягкий бархат отзывался у нее внутри. Она остановила его взглядом. Наверное, она права — сейчас не тот момент, но ему показалось, что там было и некоторое сожаление. «Мы сейчас слишком напряжены» «Да, оставим это на потом» «Когда выполним свой долг» «Да» - говорили глаза. Сердце стучало, но пока не время. Степнов налил в бокалы шампанского, протянул один Лене.
- За что пьем, Виктор Михайлович?
- За то, что вы теперь будете называть меня на «ты».
- А вы?
- И я тоже. Можно?
- Нужно. Мой отец до сих пор в шоке, что вы меня зовете по имени-отчеству...
- Я сам в шоке, что вы меня тоже так зовете... - он стукнулся краем бокала о край ее, посмотрел в глаза.
- Лена...
- Что, Виктор Михайлович...
- Ты же обещала...
- Не могу так сразу...

Он робко приближался, почти вплотную, словно сомневаясь. Она поставила бокал на стол и повернулась ровно ему навстречу. Его запах и сильная шея сводили ее с ума, она притянула его за талию к себе. Крепкие объятия мешали вдохнуть полной грудью, не давая вырваться тоске и боли, столько лет лишавших ее тепла и любви. Она подняла руки и провела пальцами по его затылку. Он с силой выдохнул воздух, закрыл глаза и впился губами в ее открытые губы. Она чуть не задохнулась, когда почувствовала его руки на спине. Они целовались как первокурсники — сначала смущенно, но потом он начал сильнее прижимать ее к груди, запустил руку в ее волосы, и она поняла, что сдалась. Волна наслаждения накатывала, сметая в голове все барьеры и вообще стирая все мысли. Были только его сладкие губы, томящие и нетерпеливые, нежные и настойчивые, горячие и холодящие. «Целовать его вечно». Но потом она отстранилась, положила руку ему на грудь и сказала, глядя в глаза:

- Подождите, Виктор Михайлович...
- Что?
- …я на вашей территории и... там дети... - она спрятала лицо у него на груди. Он поднял ее лицо за подбородок и заглянул в глаза.
- Лена… Леночка… я давно понял, что это ты... но… представляешь, я боялся...
- Чего?
- Твоей молодости, своего опыта, предрассудков и еще Бог знает чего, например что тебе будет со мной неинтересно, а я с чем-нибудь не справлюсь...
- Я тоже этого боялась: своей молодости, твоего опыта, что тебе со мной будет скучно, и что я не справлюсь с твоими предрассудками, - он стоял близко и держал ее руку в своей ладони, а она тихо, но с чувством говорила, и даже ее волосы невыносимо щекотали его шею. Легко и нежно коснулся ее губ. Они внимательно посмотрели друг другу в глаза и вдруг рассмеялись.
- Ура, мы на «ты»
- Вы — да, а я еще на вы, — он взял ее за щеки и поцеловал.
- А так? Может, передумаешь?
- Нет, профессор, это некультурно с преподавателями на ты... фу.
- Ладно, тогда — прошу к столу, только придется пить на брудершафт.
- Согласна, после салата я — вся ваша, профессор. Ой.
- Ловлю на слове.
- Я не это имела в виду, а то, что мне надо сделать салат, а потом будем пить, - смеялись они, и сердце ее замирало от счастья и страха.

А он думал о том, насколько же она хороша — как картинка, тонкая ткань пеньюара легко прикрывала ее стройное тело, фантазия дорисовывала детали, и ее хотелось все больше и больше. Они выпили шампанского, не отрывая взгляда друг от друга. Он приблизил губы к ее и нежно коснулся. Она ответила. Еще. Он провел языком по нижней губе. У нее сбилось дыхание, и она прикусила его верхнюю. Он тихо застонал, а она прижалась к нему, расслабившись и отдаваясь ему, его губам. Становилось жарко, близко и волнующе от его запаха. Даже не решались открыть глаза, боясь взмахом ресниц рассеять этот сон.
Рация запищала голосом Глеба.
Виктор не смог сдержать улыбки.
- Нас вызывают, а я-то думал, еще успею сорвать пару десятков поцелуев с этих прелестных губок.
- Всего-то? Я рассчитывала хотя бы на пару сотен поцелуев… - он притянул ее к себе, впился в ее малиновые губы и отпустил.
И они отправились в комнату детей, держась за руки.

Темка тут

Спасибо: 54 
Профиль
Straus





Сообщение: 1152
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 100

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.02.10 18:52. Заголовок: Девочки, добрый вече..


Девочки, добрый вечер!

Утром Лена улыбнулась и открыла глаза. Странно, но детей еще не было. Обычно по утрам мужчины атакуют ее комнату. После робкого стука Степнова дверь распахивается и влетает банда в пижамах, а за ними входит смущенный Виктор. В первый раз Лена услышала диалог мужчины и племянников по радионяне, которую она не отключила. Он предложил сходить к ней, а потом пытался объяснить, почему надо стучаться, и почему он не спит с ней в одной комнате. Ей было смешно от его замешательства от таких детских вопросов, которые он воспринял всерьез. Ответ она выслушала, а потом при случае вставила «цитату» в нужном месте. У Степнова было отличное чувство юмора, и они оба посмеялись над этим.
- Виктор Михайлович, детям надо говорить только правду, но по-детски, иначе, почувствовав фальшь, они начинают уточнять для себя, в чем именно вы их обманываете, задают новые вопросы, а вы еще больше запутываетесь.
- Да, а меня его вопросы ставят в тупик, особенно если подумаю, что он будущий мужчина. Как нужно...
- Уверенно и четко объяснить мальчику, что мужчины ночью охраняют и защищают ЖЕНУ, поэтому спят в одной комнате.
- Все просто, как всегда у вас.
- Я представила, КАК вы теперь расскажете своему отпрыску, откуда берутся дети... У, да еще и с медицинскими подробностями...
- Не смешно... - она веселилась, а Степнов внимательно смотрел на нее. Ее хрипловатый голос и легкая улыбка когда-то заставили его оглянуться вслед студентке Кулеминой.

Она всегда была приветлива со всеми одногруппниками, казалось, она дружила со всеми. Но она была одна. Вначале в глазах была боль, он хорошо читал по взглядам, отличал ложь и искренность, но ее глаза всегда говорили одно и то же. Правду. Она никогда не была выскочкой, но когда на практике была ее очередь ассистировать или что-то показывать, она всегда все делала правильно. В коридорах часто она сидела с книгой, но она не была ботаничкой. Ей было интересно, и она узнавала что-то для себя. Однажды они с коллегой что-то увлеченно обсуждали и неожиданно наткнулись на Лену. Она оторвалась от книги, которую удержала от падения и, посмотрев на Степнова, хотела что-то сказать, но его коллега ее перебил, спросив, что она читает. Она сказала, что готовится к экзамену у Степнова, но тот, заметив, где она заложила страницу, сказал, что этот раздел не проходят в институте, и он не будет это спрашивать. Она кивнула, но ответила, что тогда картина будет неполной, а она хочет знать, что же делать с пациентом, у которого такой диагноз. Только был один момент, который она не совсем поняла. Он помнит, как она на него посмотрела с легкой смущенной улыбкой, и его собеседник, решив, что это надолго, попрощался, а Лена задала свой вопрос. Он тогда заметил, как поменялся ее взгляд, который она теперь прятала. В нем не было боли, но жил какой-то страх, возможно, того, что она оставалась наедине с мужчиной. Но этого он не мог знать. И вытеснял его живой огонек интереса. Он знал, что это только профессиональное. Она говорила языком медиков и думала как медик, она жила как медик. Эта мысль пришла ему в голову уже, когда она поблагодарила, попрощалась и отошла от него, снова уткнувшись в книгу. Он повернулся, проводил ее взглядом, словно проверяя, она обычная девушка или все-таки есть разница... Вывод тогда был совсем неутешительный — она вообще особенная, а он уже вышел из возраста, когда интересуются студентками.

Они вспоминали этот эпизод по-разному. Она, выслушав его объяснения и дополнение о том, что все в медицине приходит с опытом, снова улыбнулась и ушла с мыслью, что и в жизни тоже учит собственный опыт. Сердце ныло, но из-за потери ребенка, но тут она поняла, что снова была готова чувствовать. Ей нравился Степнов, пока она его знала мало, но этого хватало, чтобы понять, что его жене, наверное, повезло.


Так, где же дети? Лена встала, посмотрела на часы — десять! Их же надо кормить! Где Степнов? Она быстро привела себя в порядок и пошла в детскую. Никого, кровать заправлена. Вот это да. На кухне чисто. Так, наверное, помощница Ольга Денисовна выздоровела и вернулась на работу, поэтому так тихо. Лена обошла дом. Она уже стала паниковать. Взяла мобильный и набрала его номер.

- Доброе утро, тетя Лена! - улыбнулся в трубку Степнов.
- Доброе, Виктор Михайлович.
- У, тебе не понравился наш вчерашний «брудершафт»?
- Виктор Михайлович, вы где?
- В Питере, - улыбнулся он ее взволнованному голосу.
- Что?
- Это сюрприз...
- Вы меня не разбудили, дома чистота, детей нет — у меня чуть инфаркт не случился, обширный, между прочим, миокарда!
- Спокойно, Лена, мы проснулись, решили, что тебе надо поспать еще, и отправились, не скажу куда.
- Ну вот, теперь я вам завидую и ревную, и вообще...
- Мы уже почти дома.
- Ладно, я жду.

Дома они появились как раз тогда, когда Лена спускалась по лестнице уже десятый раз, не находя себе места. Она увидела открывающуюся дверь и спрыгнула с нижних ступенек. Вошел Виктор с Глебом на руках, а за ним его сестра с Витей за руку. Лена остановилась, она не ожидала, что мама детей вернется так скоро, хотя, прикинув, поняла, что прошло даже больше чем неделя. Она взяла на руки малыша, протянувшего ей ручки, и посмотрела в глаза Степнову.

- Знакомься, это Настя, моя двоюродная сестра. Настя, это Лена, - девушки обменялись взглядами и протянули друг другу руки. Лена поцеловала Витю и стала раздевать Глеба.
- Да, Виктор Михайлович, хороший сюрприз. Грустный правда... - они прошли на кухню, Лена поставила кофе.
- Лена, не грусти, приезжай, я еще недельку тут побуду, а потом мы с парнями отправимся домой. И спасибо тебе, что подменила меня!
- Да, Ольга Денисовна выходит завтра с утра...
- Как - недельку? После операции... - выхватила из разговора важное для себя.
- Все нормально, не переживай!
- И кто же у нас такой добрый, отпустил на самолете с двумя детьми... Федор Федорович, или еще кто отличился?
- Лена, я справлюсь, у меня там мама помогать будет...
- А ехать-то как? Тебе же поднимать нельзя ничего, да и просто покой нужен, хотя какой тут... Виктор Михайлович, вы не поедите их провожать?
- Девочки, мне завтра на работу, я только через две недели смогу...
- Тогда я поеду с тобой, - отрезала Лена, глядя на Настю.
- А это удобно будет?
- Конечно, я хоть еще немного с ними побуду... а на обратном пути в Воронежскую заеду.
- Лена, но ты же в самолете...
- Ничего, пара дней голодовки, горсть таблеток... а вот обратно я на поезде...
- Спасибо, но я бы и сама справилась.
- Не стоит, я даже рада буду, я все равно в отпуске...

Вечером, когда детей уже уложили с мамой в комнате, Лена собрала вещи и спустилась на кухню. Горячий чай с малиной теплом разливался по телу. Виктор сидел рядом и смотрел на нее задумчивым взглядом, потом взял ее за руки и посмотрел в глаза.
- Виктор Михайлович, вы точно справитесь?
- Мы-то справимся, не переживай... Господи, как же я не хочу тебя отпускать! – притянул к себе, зарылся носом в волосы на шее.
- Мне пора… - Она немного отстранилась, коснулась его губ. Он посмотрел внимательно в ее глаза:
- Лен, ты сейчас можешь со мной поехать?
- Куда?
- В одно красивое место.
- Красивое – театр?
- Это современная красота.
- Завтра кому-то на работу…
- Поедем?
- Хорошо, но я не одета… - он отмахнулся.
Он взял ее за руку, и они пошли в машину.
- …Прости, я правда не могу сейчас улететь в Ростов, а подождать она не хочет...
- Ничего, я с удовольствием поеду с этой бандой. Только надо будет позвонить бабушке.
- Она, наверное, обрадуется.
- Наверное.
- Виктор Михайлович...
- Лен, мы же на "ты"
- Я не знаю, как мне тебя называть, - Он посмотрел на нее.
- Опять твои комплексы?
- Почему?
- Ну, я же старше, и все такое...
- Да нет, просто мне пока непривычно...
- Я не тороплю тебя, - они замолчали. - Грустишь? - она кивнула.
- Такое впечатление, что у меня силы кончились, пустота в душе...
- Устала?...
- Если я за неделю устала, как же Настя...
- Она — мама, во-первых, с первого дня, да и они же ее дети...
- Зато вырастут — гордость мамина, защитники. Представьте, мама с ними будет идти — высокие, красивые...
- Откуда ты знаешь?
- Судя по тому, что один на тебя как две капли похож, да и второй не отстанет, в кого им мелкими быть? Мужчины и должны быть такими... как ты... – она смотрела на него и понимала, как же долго она ждала такого, как он. Нет, Его ждала.

Они приехали в блестящий автосалон. Лена была очарована огнями, переливающимися на гладких поверхностях машин, запахом салонной кожи, важностью персонала.

- Лена, давай купим тебе машину?
- Да зачем она мне?
- Будешь ездить к родителям... и на работу.
- Да я и на автобусе или на такси… - он облокотился на машину, просунул руки под расстегнутую шубу, обнимая ее, притянул к себе и нежно поцеловал. - Ты же умеешь водить машину?
- Да, но давно не практиковалась, три месяца — паранджа мешала, - они засмеялись.
- Ты правда носила ее?
- Приходилось, дядя Ильяс настаивал.
- Но ведь ты же все равно светленькая и глаза...
- Грим и черный карандаш творят чудеса. А глаза — у них наверняка тоже встречаются рецессивные признаки.
- О да, наверное. Лена, больше я тебя не отпущу.
- Это дискриминация, вы забываетесь, профессор.
- Я с ума сходил от тревоги за тебя.
- И ни разу не позвонил.
- Я не мог звонить, после того как ты мне отдала розу, я подумал, что тебя потерял навсегда. А потом я понял, что вообще не могу без тебя... - он смотрел на нее и понял, что ни к кому не чувствовал такой смеси чувств. Он в своей жизни говорил уже это, но не так, как сейчас скажет, это было не то, что сейчас у него происходило в душе. - Лена, я люблю тебя...

Лена стояла, прислонившись к его широкой груди, и смотрела на него. Она понимала слова, но не поняла, что он сейчас сказал, лишь чувствовала, что это очень важно. Важно для него и для нее, это что-то общее, тайна, касающаяся только двоих, ЕГО и ЕЕ, ИХ:

- Виктор... Ми... я...
- Я знаю, знаю, что я спешу и... я не требую от тебя ничего, просто ты должна знать, что это так — Я люблю тебя, Лена. Люблю давно и теперь уже очень сильно. Все. А теперь пойдем выбирать тебе машину, - он взял ее за руку, и они отправились вдоль рядов блестящих поверхностей железных коней.
- Мне не нужна машина, у меня все есть... - когда немного пришла в себя.
- А кто же меня пьяного возить будет? – переговаривались они.
- Никто, останешься там, где напился.
- И ты так меня бросишь?
- Нет, ни за что... я тебя не брошу теперь уже никогда.
- Правда? – он смотрел в ее изумрудные блестящие глаза, ища там ответы. Ему важны слова, но еще важнее то, что написано на сердце.

Документы были готовы, а вот забрать сразу автомобиль не получилось, поэтому назавтра снова была запланирована поездка в салон. Лена попросила взять малышей с собой, Степнов улыбнулся, но обещать не стал, потому, как не знал, когда закончится его дежурство.

Мы все тут!

Спасибо: 52 
Профиль
Straus





Сообщение: 1156
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 101

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.02.10 23:00. Заголовок: Девочки, я с продкой..


Девочки, я с продкой, простите, что заставила ждать, долго мучилась вопросом всех времен и народов "быть или не быть". Вот, судите сами.

Юлечка, ты снова спасла меня, очередной раз спасла мою проду и Гены тоже! 88 дорогая! и спасибо тебе!



Вечером раздался звонок. Лена долго смотрела на телефон, а потом подняла трубку и услышала улыбающийся голос. Если голос может улыбаться, то тут он именно так и делал. Услышав также в голосе некоторую грусть, Лена расстроилась:

- Виктор, ты не сможешь со мной поехать.
- Смогу, почему ты решила?
- Голос грустный.
- Все в порядке, я скоро заеду, но я без машины, буду на такси.
- Хорошо, я жду.

Лена положила трубку. «Странный какой-то. Что-то придумал, а значит, надо быть готовой ко всему». Снова зазвонил телефон. Номер незнакомый. Это Настя. Она сказала, что ждет ее у Степнова на даче, хочет познакомиться поближе, тем более, что должен приехать отец Виктора, и намечается баня. Правда, уточнила девушка, самого Виктора не будет. Лена пообещала, что приедет, к тому же нужно обсудить вопросы сборов в Ростов.

«Так вот почему он грустный был. Только не совсем понятно, откуда приезжает отец».
Забрав машину из салона, Лена, сидя за рулем, повернулась к Степнову и спросила:
- Куда теперь?
- У меня теперь личный водитель?
- Да, Виктор Михайлович, буду вас теперь возить на работу.
- О, это я так привыкну!
- Так я и не против, - он притянул ее к себе, поцеловал, нежно лаская губы.
- Лен, я хотел спросить…
- М?
- Я хочу тебя с отцом познакомить… ты не против? – она смотрела в любимые глаза, и не могла понять, почему так взволнованно стучит сердце. Словно ей 17 лет, и она первый раз идет к мальчику в гости. Он заметил растерянность в глазах Лены, и даже сник.
- Я не против, просто… я боюсь… - он с облегчением вздохнул и улыбнулся.
- Чего ты боишься?
- Ну, я ему не понравлюсь...
- Ты? Почему ты можешь не понравиться?
- Ну, там молодая, несерьезная...
- Доктор Кулемина, да вы, оказывается, несерьезная? И кто же вам кафедру доверил? - полусерьезно проговорил Степнов. - Лена, милая, ты как маленькая… - целовал ее лицо, с улыбкой шепча слова.
- Не смешно, мне, правда, страшно. А кстати, где он сейчас?
- Его самолет прилетает через два часа, я поеду в аэропорт…
- Мы вместе поедем, а потом отвезем его домой.
- Ты, правда, этого хочешь?
- Да, хочу, тем более, Настя приглашала в баню, - она лукаво глянула на Степнова.
- Лен, я не смогу составить вам компанию…
- Я знаю. Настя со мной поговорить хотела.
- У, теперь все про меня расскажет!
- А тебе есть, что скрывать? – они смеялись, целовались, и так легко было от ощущения тихого счастья.

Пока Виктор встречал самолет, Лена купила строгий букет цветов и стала ждать их на выходе. Она заметила их сразу. Они были очень похожи, особенно издалека, когда расстояние скрывало отпечатки возраста, только отец был немного пониже. Такой же подтянутый, стройный, такая же шевелюра волос, только в большей степени уже белых, лишь кое-где угадывался их первоначальный цвет; и такой же прищур глаз, как у сына. Лена стояла и смотрела на этих двух красавцев и гордилась ими. По крайней мере, один из них был ее. Ее жизнью, ее любовью.
Они подошли ближе, и Степнов младший представил их друг другу.

- Очень приятно, Лена, так, значит, вот Вы какая. Та, из-за которой мой сын лишился покоя! Я потрясен, - он улыбнулся, поцеловал ей руку, а она посмотрела на него своими сияющими глазами с огромными зрачками.
- Какая? И потом, может, это вовсе не я, не сваливайте на меня...
- Лена, не слушай его! Он просто перед тобой рисуется.
- Виктор Михайлович, ваш отец вполне еще может рисоваться перед девушками, и надо заметить, будет иметь успех, - она отдала Михаилу Георгиевичу букет, и взяла Виктора под руку.
- Смотри, а то ревновать начну...
- А вы ревнивы, профессор?
- О, да, но лучше не проверять!
- Ни за что! - она засмеялась, и он поцеловал ее в губы.
- Кто у нас сегодня за рулем?
- Вить, я дороги не знаю, давай, ты сам…

В доме было шумно, дети обрадовано висели на мужчинах, Настя суетилась по дому, что Лена все никак не могла ее поймать и усадить, ведь после операции нельзя столько двигаться. Потом, наобщавшись с Виктором, Глеб залез на руки к Лене и весь вечер принимал участие в разговорах взрослых. Виктор через некоторое время попрощался, поцеловал Лену и отправился в город.
Уложив малышей, девушки пошли в баню, захватив с собой мартини.
- Ты хотела поговорить со мной? Я не люблю баню, но с тобой за компанию… Кстати, Настя, а тебе не рано в баню?
- Я немного, просто погреться чуть-чуть.
- Ладно, уговорила, только у меня нет с собой купальника...
- В баню ходят в простыне, а то всякие железные элементы нагреются, и будет больно...
- Настя, а почему ты одна? В смысле детей одна воспитываешь... Ты же еще молодая... - они сидели в комнате отдыха и пили чай.
- Лена, кому я нужна с двумя детьми в 30 лет!
- А их отец?
- Придурок! Прикинь, он тут хотел мой дом разменять. Он достался нам с мамой от ее отца, а они с папой живут в квартире в Ростове. Дом дед мне завещал, да и я не замужем была, просто жили вместе. У меня сначала не получалось родить, года четыре или пять я моталась по больницам, все вроде нормально, но никак. Потом я поменяла работу, переключилась, пришлось учиться многому, и как-то даже забыла про детей, уставала. А потом на скорой меня забрали с выкидышем. Кошмар конечно. Сказали предохраняться, но через два месяца я поняла, что беременна. Встала на учет в 4 недели. И хорошо, что так рано, сразу началась отслойка плаценты. Кололи гормоны, так и выносила. И сразу не заметила, как забеременела Глебом, причем долго не могла понять, когда и как. А потом стало просто ужасно. Он стал еще больше пить, хоть и раньше бывало, и однажды пришел к нам в комнату, где мы спали с Витенькой и стал стучать по кроватке... Я двинула ему в морду, и выставила из дома. Позвонила родителям, они приехали и стали жить у меня. А теперь он куда-то пропал, но Витя говорит, чтобы я была осторожна, что он еще появится. Да, дети его, но как им сказать, что у них такой отец...
- Как ты, не боишься возвращаться туда?
- Самое страшное, что я его еще люблю, но простить не смогу никогда. Гордость дурацкая. Да и пить он не перестанет. Горбатого могила исправит. Лена, это между нами...
- Конечно, есть вещи, которые не расскажешь даже маме...
- Да. А ты почему одна?
- Да я, вроде и не одна, у нас все только началось…
- Так что же тебе мешает?
- Он.
- Что? Он не хочет? Не верь, я же вижу, я его таким никогда не знала...
- Нет, он просто не готов. Должно что-то произойти, тогда он поймет, а пока...
- Лена, ты сама должна дать ему понять...
- Настя, вы же сами говорите что вы, Степновы, гордые. Скажи я ему, что жду его, что он подумает?.. Вот именно, - заключила она, заметив, что Настя задумалась.
- Иногда хочется эту чертову гордость послать куда подальше...
- Вот и я говорю...
- Да, это семейное. И дядя Миша и мой отец тоже такие. Лена, ты знаешь, у Вити с отцом очень теплые отношения. Вообще у нас у всех это в крови — мы все связаны...
- Да, это хорошо, я вот тоже люблю, когда на праздники собирается вся семья, тети, дяди, внуки...
- Да, только мы далеко, а кроме Вити с отцом Степновых нет больше.
- Подожди, а твои сыновья?
- Это чужая кровь, по мужской линии они не Степновы. Послушай, мне нужно тебе отдать кое-какие бумаги...
- Мне!?
- Да, никто о них не знает, мне их отдал дед Степнов. Это касается Вити.
- Но я тут причем?
- Лена, ты их отдашь ему после свадьбы.
- Какой свадьбы?
- Когда вы с Витей распишетесь, ты их отдашь ему в руки. Обещаешь?
- Если.
- Что?
- ЕСЛИ мы распишемся...
- КОГДА. Лена, это вопрос времени...
- Откуда ты...
- Я знаю своего брата. И вижу твои глаза. - Лена улыбнулась. - Обещаешь?
- Конечно, но почему ты сама их ему не отдашь?
- Я хочу их передать, со мной всякое может случиться, а эти документы помимо юридической силы еще имеют историческую ценность. У тебя они будут в сохранности.
- Но Настя, так нельзя, ты меня видишь второй раз в жизни, я не имею никакого отношения к вашей семье, вообще, не понятно, что и как сложится, а ты отдаешь документы совершенно посторонней женщине. Ты же, наверное, слышала, как некоторые дамы пытаются женить на себе мужчин разными способами... и не только из-за денег, а хотя бы из-за прописки в Москве или Питере...
- Лена, ну я, конечно, знаю, что ты ненормальная, но не подлая, это точно.
- Ладно, мне не сложно выполнить твою просьбу. Только скажи две вещи: эти документы могут кому-то помешать или навредить?
- Нет.
- Если они попадут к Степнову раньше его свадьбы, он или кто-нибудь пострадает?
- Нет. Считай, это подарок.
- Почему ты ему ничего не сказала про эти бумаги?
- Дед просил.
- Я не буду читать их, положу к отцу в сейф.
- Спасибо.
- Мне — точно не за что, а теперь рассказывай, почему ты меня считаешь ненормальной?
- Мне Витька всегда про тебя все рассказывал.
- Что!?
- Да, я хотела с тобой познакомиться, но была занята, извини.
- Ну-ка, поподробней, с этого места... – девушки долго смеялись и обсуждали разные случаи из жизни, запивая все чаем и мартини, и когда, наконец, решили уже отравиться в дом, было около четырех часов утра.
Настя принесла Лене документы, сложенные в красивую папку с гербом. Банные посиделки переместились на кухню, а девочки все не могли расстаться.
- …И что он?
- Ничего. Мы с ним ругались на собраниях, а Нестеров мне сказал «боишься, значит любишь». Потом мы вроде помирились. Но потом он попал в больницу, а я уехала в Чечню.
- Лена, страшно там?
- Да. Виктор Михайлович в последний момент вытащил меня из дома, и через минуту туда попал снаряд. Нас засыпало щепками, но мне кажется, я тогда была такая счастливая. - Лена улыбнулась и опустила голову, вспомнив сияющий синий блеск любимых глаз, подчеркнутый белой рубахой с закатанными рукавами там, в доме дяди Ильяса.
- А что у вас тут за брудершафт случился?
- Хихи. Глупая история. Я его приревновала, слопала его конфеты назло, хотя мы с ним спорили, что я могу сколько угодно без конфет прожить. Вот он потребовал награду...
- Ты ревнуешь?
- У меня есть недостатки, Настя, и один из них — я не просто ревнива, я вообще собственница…
- Ой, погоди, кто-то звонит, - девушка вышла.
- И кто же это был?
- Да так... Не переводи тему, а то сейчас возьму в бане веник и отхожу тебя...
- Сама не увиливай, кто кроме брата тебе может звонить.
- Откуда ты знаешь?
- Колись, глаза твои хитрые, что — приехал?
- Нет, спрашивал что купить, и выпустили ли мы собаку.
- Лютик — я его знаю. Меня из-за него однажды чуть Степнов не убил. Мы тогда поссорились. - Настя сделала большие глаза.
- Вообще-то Лютый! А не Лютик.
- Я не боюсь собак и они, наверное, это чувствуют.
- А чего ты боишься?
- Пауков и змей. Самое страшное, что было в Чечне — что ко мне змея в дом заползет. Боялась. Мне даже не было страшно, когда к виску пистолет приставили.
- Ужас, у меня от одного рассказа сердце холодело...
- Ты знаешь эту историю?
- Я же говорю, мы часто с братом общаемся...
- Что еще ты знаешь? - Лена демонстративно уперла руки в бока, по-деловому сдвинув брови. Они засмеялись.
- Что он любит тебя, Лена.
- Я тоже его люблю. Больше всего на свете. Глупо, правда? Но это так. - Лена закрыла глаза. Тепло после бани поселилось во всех уголках тела, приятно согревая. - Кстати, Настя, а ты в какой комнате? С детьми?
- Нет, рядом.
- А где же теперь моя комната?
- А твоя слева.
- Это Степнова комната.
- Нет, она на одну дальше.
- Точно? А то я плохо ориентируюсь... ты же мне покажешь?
- Угу, — промычала Настя, хитро улыбаясь. Лена не открыла глаза, а потому не могла этого видеть.

Попрощавшись на ночь, Лена пошла в комнату, которую ей показала Настя. Она не стала включать свет, упала прямо на покрывало. Было тепло и чем-то приятно пахло. Хотелось встать и разобрать постель, но силы остались в бане, и она откладывала это и не заметила, как уснула.

Степнов приехал вскоре после того, как девушки ушли из бани. Она еще не остыла, и он с удовольствием туда направился. Он тихо пробрался в дом, зашел в комнату, скинул мокрую простынь и удивился, щелкнув включатель. Ни одна лампочка не зажглась. Второй — тоже. Ладно. Глаза уже немного привыкли к темноте. Он повернулся к кровати и замер. Сердце стукнуло. На кровати поверх покрывал лежала Лена и спала. Он подошел и сел на край. Наклонился, поцеловал в губы. Она шевельнулась, а потом открыла глаза.

- Вот это сюрприз! Кто это ко мне в комнату забрался?
- Так это все-таки твоя комната? Ну, Настя, ну я ей покажу! - они засмеялись.
- Привет.
- Привет. Прости что... - он накрыл ее губы своими, и стал нежно целовать. Лена взяла его голову в свои руки и стала ласкать волосы, шею. Потом приподнялась, желая обнять его, чтобы быть ближе, но заметив, что на нем не было ничего, кроме влажной тонкой простыни на бедрах, в смятении немного отодвинулась.

Он, почувствовав резкой смене ее настроения, только чмокнул в губы. Затем уложил Лену обратно в кровать, укрывая одеялом, и сам отправился в другую комнату. Уже у входа, потянувшись к двери, почувствовал прохладную ладонь на своем запястье.
- Не уходи… - он резко повернулся, оказавшись совсем близко к темным любимым глазам. – Вить, это твоя комната, оставайся…
- А ты…
- А я уйду в другую комнату.
- Ну, нет, Елена Никитична, только через мой труп.
- Тогда готовься, я тебя буду убивать.
- Только медленно и осторожно, я очень чувствительный к боли.
- В каком месте вы, профессор, чувствительный?
- М, показать?
- Останься со мной… - серьезно посмотрела она на него в темноте. Он прикрыл на секунду глаза, сделал шаг к кровати, увлекая ее за собой. Опустившись на прохладную простынь, он притянул девушку к себе, накрыл их обоих одеялом и зарылся в волосы у шеи. – Вить, – она немного отстранилась, заглянула в глаза. – Витька, я люблю тебя. Люблю, - поцеловала в губы. Он чуть не задохнулся. Его никто не называет так, кроме отца. Все его называют полностью по имени-отчеству или просто Виктор. А ее «Витька» резануло по сердцу и очень-очень захотелось любви и тепла.
- Скажи еще...
- Я люблю тебя.
- Не это скажи. Как ты меня назвала?
- Витька. Извини, если тебе так не нравится, я могу тебя Виктором называть. Или Виктором Михайловичем...
- Ты знаешь, мне очень понравилось, как ты меня назвала. Я никогда не думал, что это будет так приятно. Можно тебя попросить называть меня так?
- Хорошо... Витька... - она поняла, что у нее не хватит сил долго ему сопротивляться, она желала его, его тело также как и душу, также как и сама хотела ему полностью принадлежать. И это было выше ее сил. Но сейчас было не место, да и не время.
- Я тебя тоже безумно люблю, Ленок, - снова уткнулся носом в шею, и уже сквозь сон прошептал: - Люблю.
- Спокойной ночи, любимый, - так же тихо.


НАШЛА!!! спасибо МАНЮНЯ!!!

Спасибо: 50 
Профиль
Straus





Сообщение: 1162
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 101

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.02.10 22:53. Заголовок: Утром Лена проснулас..


Утром Лена проснулась от того, что кто-то обвил ее шею маленькими ручками. Она открыла глаза. На кровати сидели два ангелочка, Глеб обнимал ее, а Витя нетерпеливо подпрыгивал на мягком одеяле. Степнов стоял и улыбался своими синими глазами:
- Доброе утро, тетя Лена, - любимый бархат его голоса.
- Доброе утро, мальчики! – она поцеловала малышей, и они довольные выбежали в коридор. Виктор подошел, быстро чмокнул ее в сонные губы:
- Как спалось?
- Отлично! – она улыбнулась ясной улыбкой, и он вышел из комнаты вслед за малышами, опасаясь, как бы Глеб не упал с лестницы.

- Настя, тебе не стыдно!?
- За что? – удивилась девушка, состроив невинную мину.
- За то, что лишила брата кровати!
- Нет, конечно, не стыдно, я же ради него и старалась!
- О чем спор? – вошел Степнов с Глебом на руках. Лена забрала малыша, он чмокнул ее в висок.
- Да вот тут Лена жалуется, что ей барабашки спать мешали…
- Я сейчас устрою тебе «барабашек»! – он ринулся за сестрой. Она, хохоча, выскочила с другой стороны стола, а Глеб радостно захлопал в ладошки.
Виктор зашел на кухню, сказал, что ему пора на работу.
- А где Настя? Ты ее что – убил? – смеялась Лена.
- Она наказана! – крикнул он в сторону зала, чтобы его услышали. Они засмеялись. – Лен, у тебя какие планы на сегодня?
- Пока никаких нет. А что?
- Да там, у отца, к тебе предложение.
- У, так сразу?
- Он сам тебе скажет, - он поцеловал Лену, чмокнул малыша в макушку и вышел во двор. Махнув Лене в окно, он выехал со двора.

Михаил Георгиевич за завтраком попросил Лену поехать вместе с ним. На ее резонный вопрос он ответил, что это сюрприз. Они договорились, что поедут на ее машине.
Через некоторое время они остановились напротив ворот.
- Как дворец, красиво, стильно. Чей это дом?
- Я тут живу с Виктором, - она посмотрела на него. – Но он все больше теперь проводит времени на даче, и я тут практически один хозяйничаю, когда бываю в Петербурге. Пойдемте, Лена, у меня есть, что вам показать. Это оружие. Не хотите взглянуть? Кажется у вашего отца скоро юбилей?
- Да, и он уважает оружие, но я в нем не разбираюсь.
- Я вам расскажу... Пойдемте?
- Уговорили, только с одним условием. Вы меня будете называть на «ты», - он внимательно посмотрел на нее, но потом кивнул, соглашаясь, подставил ей локоть, и она проследовала за ним в дом по мощеным дорожкам.

Лена была поражена: пройдя через огромный холл, они попали в зал, где были выставлены образцы ружей по странам и времени. На стенах висели чучела животных, стоял полумрак, и подсветка выхватывала каждый экспонат. Было красиво, и уже через час объяснений Лена чувствовала себя знатоком оружия.

- Ну как? Понравилось что-нибудь?
- Михаил Георгиевич, я понимаю теперь, в кого у Виктора этот дар - так вести лекции. Это наследственное. Чувствую себя профессионалом.
- Это от слушателей зависит, - тепло улыбнулся он голубыми глазами. – Ну, так что понравилось?
- Меня впечатлил стенд с австрийскими экспонатами. Ну, и, конечно, японская и китайская коллекции клинков и мечей. Потрясающе. Но я все равно не эксперт и не взялась бы комментировать сегодняшнюю экскурсию.
- Ты отличный ученик, точнее... прекрасная ученица. И как раз этот стенд – моя гордость, – пока он говорил, открыл стеклянные дверцы и снял небольшой клинок с зеленоватой ручкой. - Это – тебе. Пообещай носить его с собой.
- Михаил Георгиевич, зачем… - Лена растерялась. – Тем более, это часть коллекции, ценность...
- Нет ничего ценнее жизни, Лена. Носи на всякий случай с собой, мне так спокойнее будет.
Она взяла клинок в руки, провела пальцами по ручке, по отделанным такими же фрагментами камня ножнам.
- Спасибо, но…
- Это нефрит. Я думаю, ты поймешь, почему именно этот клинок. Нефрит высоко ценится китайцами, которые называют его «камнем жизни», он является их национальным камнем. Китайские философы приписывали нефриту пять основных достоинств, отвечающих шести душевным качествам; его мягкий блеск олицетворяет милосердие, его твёрдость — умеренность и справедливость, полупрозрачность — символ честности, чистота — воплощение мудрости, и его изменяемость олицетворяет мужество. Старинная китайская пословица гласит: «Золото имеет цену, нефрит же бесценен».

Пока говорили, они прошли в бар и присели за стойкой. Есть не хотелось, но зато было желание просто посидеть и пообщаться. С ней было приятно разговаривать, она умна, тактична, но никак не раскрывается. «Значит рано еще» - подумал Степнов.

- Михаил Георгиевич, я не могу его взять…
- Лен, мы закрыли эту тему.
- А откуда вы знаете, что этот благородный камень подойдет мне? Вы же меня видели всего пять минут…
- Ну, во-первых, он цвета твоих глаз, когда ты смеешься. А во-вторых, иногда не нужно видеть самого человека, достаточно только слышать.
- Спасибо вам.
- Да не за что, дочка. – Лена вскинула взгляд на Степнова старшего. – Можно я тоже тебя так буду называть?
- Почему вы спрашиваете?
- Просто что-то мне подсказывает, что скоро именно так и будет… - он заметил удивление в ее глазах. – Лен, послушай. Я воспитывал сына один, всегда опасался, что не смогу дать ему понять, что такое женская любовь, какой она должна быть. Потому что у меня самого такого не было. Его мать рано умерла, и он плохо помнит ее.
- И поэтому он боится любить - вдруг его снова бросят, - она тихо сказала, он тихонько кивнул.
- Я с детства с ним посещал оружейные выставки, он всегда интересовался этим. Друзья клеили кораблики, самолеты, а он в их возрасте мог разбирать автомат и умел чистить пистолеты. А вот с женщинами я как-то не научил его… И если у него до сих пор ничего не вышло ни с кем – это только моя вина. Да, он может быть грубым, неотесанным, вспыльчивым… но я его таким никогда не знал, какой он с тобой. Он дышит тобой, живет тобой, и говорит только о тебе… Если он что-то делает не так, не отталкивай его, покажи ему как надо…
- Да, если бы я сама знала, как надо… Михаил Георгиевич, вы отлично воспитали сына, такого взаимопонимания с отцом я редко встречала. Могу вам сказать одно – для него очень важно ваше мнение, он дорожит им, и очень переживает за вас.
- Переживает за меня?
- Да, мы завязаны на Чечне, мои родители в курсе, а вот вы – безоружны. Пообещайте, что в случае чего, обязательно позвоните. Хотя бы мне.
- Я не могу обещать…
- Обещайте.
- Ладно, Лена. Позвоню. Обещаю...

После посещения дома Степновых, Лена, чтобы не ехать через весь город, отправилась к родителям. Передала документы Насти папе, попросив положить их в сейф. Рассказала, что собирается к бабушке. Отец оживился и стал давать кучу указаний дочери, что передать бабушке, а о чем лучше не рассказывать.

***
Погостив в Ростове четыре дня, Лена решила недельку пожить у бабушки. Время неумолимо летело, и долгожданная встреча приближалась к концу. Виктор звонил каждый день. Они не могли наговориться, восполняя пустоту рядом. Вот, казалось бы, находясь рядом, они спокойно могли не видеться, а тут, разделенные километрами, возникала потребность друг в друге, хотя бы знать, что он с тобой в одном городе, что она живет там, за виадуком. Безумное томление, и такое сладкое ожидание встречи.

Наутро, проснувшись, она решила отправиться на вокзал. Обычно билеты брали за сутки, а потому в семь утра они с бабушкой открыли калитку, и Лена, подняв взгляд, замерла. Прямо напротив дома стоял темный переливающийся Крайслер, а рядом, облокотившись на машину, стоял мужчина ее мечты — высокий темноволосый красавец в расстегнутой дубленке и синих джинсах, подчеркивающих длину и стройность его ног. Она склонила голову набок, улыбнулась и подошла почти вплотную.

- Здравствуй, незнакомка, - улыбнулся он, протягивая ей букет алых роз.
- Здравствуй, незнакомец, - сказала она и протянула руку. Он прильнул губами к ее руке, и она почувствовала, что что-то не дает ей покоя — где-то внутри разгорался огонь от его поцелуя. Лена прижалась к нему, а он благодарно прижал ее, вдыхая запах сладких губ.
- Лен, я соскучился и приехал за тобой.
- Сумасшедший! – она засмеялась, своим грубоватым голосом будоража его изнутри. Еще сильнее прижалась к его губам.

Весь день они не могли наговориться, а бабушка наблюдала за ними, улыбаясь своими морщинами и веря, что он ее не обидит. Вечером Виктор растопил баню. Пока она грелась, бабушка напекла блинов, а потом отправилась попариться, зная, что внучка не любит жар и если и ходит туда, то уже в почти остывшую. Отправив старушку спать, Лена взяла блины, они достали сладости, чай и перенесли все в предбанник. Когда они вышли из жаркого помещения, Лена решила покормить Виктора блинами. В слабоосвещенном помещении влажное тело блестело мелкими капельками, отвлекая ее от ароматного чая с горячей выпечкой. Глянув поверх кружки снова на мужчину, она подняла взгляд в его глаза. Поставила чашку на стол, встала, не отводя взгляда, она взяла бутылочку с маслом и пошла в парилку, заметив, как полыхнула темнота в его глазах. Он пошел за ней. Она остановилась, он прислонился сзади и обвил талию руками. Она развернулась в его руках и сказала хриплым голосом:
- Ты устал, давай я массаж сделаю.
- Давай, а потом я, - она только кивнула от комка, подкатившего к горлу.
Освободив его бедра от ткани, она кивнула ему на верхний полог. Он лег, а Лена капнула в руки немного масла. Сначала она разминала мышцы, сведенные напряжением, но потом, слушая свои желания, стала просто ласкать его тело, даря немыслимое блаженство, от чего через несколько минут Виктор уже судорожно вдыхал жаркий воздух.
- Теперь я. Ложись, - он поднялся, оказавшись к ней вплотную, развязал ее простынь и закрепил ее на себе. Она опустилась на его место, и он начал неторопливый бег рук по желанному телу.

После процедур Виктор укрыл Лену махровым полотенцем, укутал в теплое одеяло и подхватил на руки. Смеясь, они зашли в дом, он поставил ее на ноги. Когда они вошли в дальнюю комнату, то побросали полотенца на пол и стали неистово целоваться. Лена не ожидала от Степнова такого напора, она плавилась от его горячего дыхания, млела от рук по всему телу. Сама не замечая, она доводила мужчину до исступления, заставляя постанывать и еще плотнее привлекать ее к себе, им казалось, что они впервые так занимаются любовью. Весь стыд, скованность, да и мысли – все осталось далеко. Он чудесно целовался, распаляя ее губами, и ей ужасно хотелось узнать его как любовника. Она запустила руки ему в волосы, потянула, сжимая. Он невольно зажмурился, застонал и отстранился.

- Подожди... ты уверена...
- Наверное...
- М, Ленок, прекрати, я же сейчас...
- Угу, попробуй...
- Постой... ты не сказала, что ты хочешь... - она остановилась, перевела дыхание, посмотрела огромными черными от страсти зрачками на него и серьезно сказала.
- Степнов, я люблю тебя. Я молчала только потому, что мне не нужен просто секс или флирт, или какие-то регулярные встречи... мне нужен Ты, полностью, твое тело, твоя душа, твои мысли, твоя жизнь... Если ты не готов себя мне отдать, тогда лучше нам не видеться вообще. - Он стоял пораженный, хотел что-то сказать, но не мог. Он не ожидал, что эта девушка может так серьезно потребовать всего Его. Да, ей нужно все и сразу. И не меньше. Ну что же.
- Ты с ума сошла? Я ждал этого момента и надеялся, что твоя любовь именно такой и окажется, ведь мне тоже нужно все, сразу и полностью. Я люблю тебя, малыш, безумно!
- Я люблю тебя, Витька, кажется всю мою жизнь люблю, как только увидела на 2м курсе, так и полюбила. – он тихо зарычал, стал целовать ее лицо, волосы, уши, шею, руки. Они переместились в темную часть комнаты...
- Люблю…
- Витька...

Виктор не мог поверить, что это происходит с ним... с ней. Она как осиновый лист дрожала под его руками и поцелуями. Он изучал ее шикарное тело: высокую молодую грудь, плоский чувственный живот, длинные ноги, и ему не хватало воздуха, чтобы передать весь свой жар ей. Она ласкала его сильное тело, удивляясь, сколько в нем страсти, азарта и желания. Она хотела его всего, но никак не могла его получить, казалось, еще немного, и он будет ее целиком, но он ускользал от нее и, все начиналось снова. Но потом он поймал ее, и с силой, но аккуратно завладел ею. Она задохнулась и отдалась ему, радуясь всем телом, что он, наконец, ее. Он утолял ее и свою жажду любви, а по ее вискам катились слезы. Он стал их целовать, лаская ее нежно и страстно, и она все никак не могла насытиться этим волшебным чувством. Они не заметили, как стрелки часов перекатились в полночь, потом зашагали дальше, и очнулись они уже к утру, когда поняли, что устали, и все равно им еще многое предстояло друг другу отдать. Она лежала на нем сверху и гладила его по лицу, целовала, а он ласкал ее спину, волосы, упругие ягодицы и тихо смеялся от Лениных щекоток. Они жалели, что столько времени потеряли, что не знали друг друга раньше, и теперь им не хотелось отпускать от себя обретенную частичку сердца.


Жду с нетерпением!!!

Спасибо: 51 
Профиль
Straus





Сообщение: 1166
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 102

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.10 20:16. Заголовок: Здравствуйте, мои до..


Здравствуйте, мои дорогие!!!
Скрытый текст


Домой они возвращались счастливые донельзя. Сменяя его за рулем, Лена давала Виктору отдохнуть. Она-то привыкла не спать по трое суток, хоть это было давно, но биологические часы давали о себе знать. Проснувшись однажды, он обнаружил, что машина стоит на обочине, а Лены нет рядом. Он развернулся, посмотреть, куда могла деться девушка. «Девушка. Да нет, она теперь уже не девушка мне… Моя женщина. Как-то не так звучит. Моя… жена. Да, так лучше». Согласившись со своими мыслями и нарисовав в голове план, он открыл дверь джипа и шагнул на морозную дорогу. Сзади на обочине стояли машины ДПС, а от них навстречу ему шла, улыбаясь, его… Лена. В расстегнутой шубе она была такой соблазнительной, что Виктор в ступоре застыл, встречая ее движения взглядом. Приблизилась и уткнулась носом в грудь. Он прижал ее и вдохнул ее запах полными легкими. Такой манящий. Она подняла голову, подставляя лицо ему под губы.
- Что случилось, милая?
- Да, ерунда!
- Колись, а то зацелую сейчас! – они засмеялись.
- На автостраде можно ехать 110! Чего они прикопались?
- Елена Никитична, можно нескромный вопрос? А с какой скоростью ВЫ ехали? – он испытующе терзал ее смеющимся взглядом. Она отвела глаза:
- 196.
- Что!? И вы еще возмущаетесь! Доктор Кулемина, ну вы даете! – хохотал Степнов, а Лена сделала невинные глаза:
- Да это я еще не разогналась, как следует! – они так и стояли в обнимку на обочине. Потом, почувствовав, что она на морозе начала остывать, он забрал документы, сказал:
- Поехали, Шумахер в юбке. Только теперь я за рулем, - он открыл ей пассажирскую дверь.
- Вить, а как получилось, что я у тебя в страховке вписана?
- Ну, вот так – вписал, и все, - нежность к нему перехватила дыхание, она прильнула губами к его прохладным губам, перегнувшись через подлокотник между сиденьями.

Два дня наслаждались дома тишиной наедине, тратя себя только на любовь и на сон. Кормили друг друга различными способами всякими вкусностями, которые заботливо готовила Ольга Денисовна.
- Лен, звонил Каренский. Предлагал встретиться где-нибудь в ресторане.
- Отлично. Я готова.
- Что – так пойдешь?
- Ну, если с тобой, то, как показывает практика, вообще без этого.
Игриво приблизилась к нему и провела пальчиками по напрягшемуся прессу вниз, его руки тут же подхватили легкие края короткого платья, обнажая ноги, скользя вверх. Встретившись своей темнотой, цвет глаз еще сильнее зажег желание, и горячие губы сплелись в чувственных ласках. Руки уже накрывали грудь, скинув ненужную ткань. Прижав ее к стене, Виктор, сдерживая одной рукой грудь, второй прошел по изгибам тела любимой, приближаясь к заветной цели. Она затрепетала от его ласк:
- Что ты делаешь, - и, не выпуская его губ, тихо застонала, инстинктивно прикусывая. Но не отстранилась. Руки добрались до спины, потом до волос, и в тот момент, когда его пальцы с хирургической точностью находили нужные движения, она сжимала его плечи и волосы. Всем телом чувствуя частоту ее дрожи, в нужный момент мужчина погружал пальцы в пульсирующую влагу. Более сильные и частые стоны, и ее дрожь выбили рассудок из обоих, а Виктор, губами захватив сосок, чуть прикусил его, одновременно чуть надавив пальцами. Последний стон, и Лена обмякла в его руках, все еще держась за широкие плечи. Он подхватил любимую на руки и отнес на кровать.
- Спасибо…
- Любимая…
- Люблю…
- Люблю…
- Хочу… - он целовал шею и грудь, а потом вошел в нее, принимая ее нетерпеливую дрожь.
- Какая же ты горячая… - выдохнул в губы. Поймал ее руки и прижал к кровати своими ладонями, заводя за голову. Лена сжала коленями его бедра, и они отдались его темпу, тревожа тишину частыми стонами и низким рыком...

- Ты превосходный любовник… - когда, уже отдышавшись, они лежали в объятиях друг друга.
- А ты даже не представляешь, какая ты любовница, что ты со мной делаешь… - она поцеловала его в губы, притянув за шею.
- Вить, нам надо собираться…
- Предлагаю принять совместный душ… - игривый тон и лукавый блеск синих глаз встретил потемневшие зеленые сполохи.
- У нас еще есть время? – он кивнул. – Тогда я – за!..

Посидев с друзьями, Лена, нашушукавшись с Наташкой, предложила поехать в Петергоф. Родители были счастливы за дочь и за Виктора, которого уже давно полюбили как сына.
Пока Лена плескалась в бассейне, Степнов с отцом закрылись в кабинете. Потом во дворе отъехала машина, а по кафельному полу простучали туфли отца.
- Дочь, у меня к тебе дело. Ты поднимешься ко мне?
- Да, пап. А где Витя?
- Он отъехал, скоро будет, – «значит, это его машину я слышала».
Через час Лена сидела в кабинете отца:
- Папа, я ничего не понимаю.
- И не надо понимать – эти документы должны храниться у тебя на работе. Положи их в сейф, они пригодятся.
- Как они могут пригодиться, если я не знаю, о чем они!
- Лена, спокойно. Ты сама поймешь.
- Ладно, папа.
- Лена, еще одно. Завтра к нам приезжает Михаил Георгиевич.
- Да, ну, счастливо вам посидеть.
- Ну, вообще-то вы тоже присутствуете.
- Не поняла.
- Лен.
- Пап, говори уже.
- Виктор уезжает…
- С этого и надо было начинать, - расстроенно выдохнула она.
- Лен…
- Знаю, знаю, так надо, но мне не легче… Завтра здесь ужин?
- Обед.
- Ладно. Папа, а флигель уже отстроили?
- Да.
- Камин функционирует?
- Да, дочь. Хочешь там остаться?
- Да. Попрошу тетю Машу принести постель туда, – безжизненным голосом. Отец поцеловал ее в лоб, и она ушла.

Скрытый текст

Во флигеле, построенном отдельно от большого дома, было три комнаты. Но самое главное, за что Лене нравился этот домик, это то, что он отапливался дровами. Ольха, береза и лиственница давали порой очень приятную смесь терпкого запаха с частицами дыма, от чего становилось не просто тепло, но и было ощущение природного комфорта. В камине потрескивали поленья. Лена сидела, закутавшись в плед на диване, и смотрела на пляшущие огоньки. В душе было смятение. Вот все хорошо, а ощущение такое, что чего-то не хватает. Тихие шаги прервали ход мыслей. Мягко ступая по ковру, Виктор присел на диван, притянул ее к себе и обвил сильными руками. Она как кошка замурлыкала и потерлась щекой о его плечо.
- Родная, я приеду через два месяца, - она вздохнула.
- Пообещай, что будешь осторожен.
- Обещаю. А ты пообещай, что не будешь ночевать на работе.
- Обещаю. Ты еще не уехал, а мне уже плохо без тебя. Раньше не так было, мне не с чем было сравнить, а теперь я знаю, как это – с тобой рядом.
- Лен, ну ты чего… Я так буду переживать… Прошу, отпусти меня… не рви душу… - он, задыхаясь от душившего отчаянья, от обиды за ее боль, целовал ее лицо, развернув к себе. Она, борясь с рвущимися наружу слезами, прижималась к нему, ища в глазах подтверждения мысли, что все будет хорошо. Чувствуя нарастающее возбуждение, он скинул плед на пол, опустил любимую на пол около камина, и прильнул к желанным губам. Ожидание близкой разлуки обострило все ощущения, и ноющие следы под ладонями полыхали на коже, приводя тела в трепет. Не нужно было что-то доказывать или успокаивать. Просто потребность друг в друге заводила кровь по жилам, подгоняя движения и учащая дыхание. Каждое прикосновение радовало и одновременно причиняло боль, тонкие пальцы вымещали обиду на коже, оставляя царапины, губы не давали глотнуть воздуха, отбирая последнее пространство между телами. В отблесках огня по стенам метнулись тени разлуки и надежды, слившись с непокорными голосами любви. Завернувшись в плед, они так и остались на полу, греясь у камина и согревая друг друга своими сердцами.
Виктор завозился, разрывая путы разморившего тепла. Он выбрался из-под пледа, но через несколько минут пришел и снова скользнул в объятия любимой.
- Ленок, перед тем, как уехать… - она напряглась в ожидании. – Ты станешь моей женой? – голубые глаза проникали своим огнем до самого сердца. Лена не поняла, почему в горле возник ком. Она закрыла глаза и прислонилась к губам, а из-под ресниц скользнули слезинки. Она запомнила этот момент навечно. Его глаза, полные надежды и какой-то боли.
- Конечно, стану, Витька, - прошептала, чуть оторвавшись от губ. Он взял ее руку и надел на палец колечко. А потом сплел свои пальцы с ее, сжав в своей ладони ее ручку. Поцеловал запястье.
- Спасибо. Ты не представляешь, как для меня это важно.
- Для меня это тоже важно. Ты очень важен, - а слезы все катились. Он вытер пальцами мокрые дорожки, поцеловал любимые глаза и поднял любимую на руки. Уложил на кровать и обнял. Она улыбнулась и устроилась поудобнее в объятиях своего мужчины, будущего мужа.

***
Лена забыла считать дни. Она просто ждала. Каждый день, разговаривая с ним, она чувствовала, что у него все хорошо. Она это знала.
- Как тебе на новой должности? Сильно загружают?
- Да тут тихо. Как в гробу! – они засмеялись. – Мне не хватает драйва, авралов, трех суток… Единственное, что радует – это собрания. Хоть там я узнаю прежний ритм – Савченко в своем репертуаре.
- Как он?
- Сдал заметно. Я беспокоюсь за него, он много через себя пропускает, а возраст…
- Да, Ленок… Ну ничего, скоро его кто-нибудь подменит…

Через месяц раздался голос Насти. Лена ужасно соскучилась по малышам, да и по неунывающей девушке, и пригласила их в Питер. Но Настины слова взволновали Лену, и она поняла, что не просто она звонила.
- Лен, помнишь, я говорила тебе о своем… об отце мальчиков…
- Помню. Настя, что случилось?
- Лена, он вернулся.
- Что значит вернулся? Ты его пустила?
- Нет. Он встретил меня на улице.
- Так, давай я приеду. Я так понимаю, что он шантажирует?
- Да, нет. Не надо, наверное, приезжать.
- Послушай, детям или тебе что-нибудь угрожает?
- Да нет…
- Так, я завтра прилечу к тебе.
- Лена, не надо, тут дело в…
- Да говори уже!
- Помнишь документы?
- Ну, ты хочешь, чтобы я их отдала?
- Нет, нет, наоборот, никто не должен знать, а тем более, что они у тебя!
- Хорошо, я поняла. Настя, звони мне. – Лена отключилась и набрала отца.
- Папа. У меня к тебе дело. Помнишь, я отдавала тебе папку.(…) Так вот, я обещала ее не читать. Но мне надо знать, что там, и что будет, если их сейчас запустить в ход.(…) Пока ничего. Тут кое-кому неймется, а я не знаю, в чем суть. Ты сможешь разобраться в этом? (…) Делай что надо, но мне срочно нужно знать. (…) Спасибо!

***
Отец попросил ее приехать к нему. Лена вошла в кабинет и поздоровалась с мужчиной в очках, также присутствующим в кабинете.
- Эти документы со времен Царской России.
- Да, я видела печать.
- Ты еще не видела гербы, – он протянул ей какую-то бумагу, но она махнула, показывая, что читать не будет.
- Верю. Так в чем там дело?
- Это дарственная императора на имение в Тверской области. Целое селение с прилегающими территориями. Сказать название?
- Говори.
- Поселок Степное.
- Хм. Вот оно что. А что там с условиями? Я так понимаю, не просто тут вся каша со свадьбой…
- Если Виктор получит наследство в момент, когда уже будет женат, то он – единственный наследник. Если до – то разделит его с его не-за-муж-ней кузиной.
- Пап, как это возможно, вся земля в советское время отошла государству…
- А как вы думаете, как национальный лес может принадлежать одному человеку? – заговорил адвокат.
- Вы хотите сказать, что эта бумага сейчас имеет силу?
- Да, мы проверили реестр, с тех пор не было необходимых мер по приватизации земли. По документам проходили строения, отдельные участки, но Степнов сейчас сможет стать владельцем земли.
- «Мертвые души», прям! Значит, этот паразит охотится за наследством. Вот почему он не женился на ней… - озвучила тихо она свои мысли.
- Лен, ты о ком?
- Да, нет, это так, мысли вслух.

http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000528-000-40-0-1266170658<\/u><\/a>


Спасибо: 48 
Профиль
Straus





Сообщение: 1188
Настроение: не будите во мне спящего дракона, он и так не высыпается...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 104

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.02.10 17:56. Заголовок: «Да, наверное, ей та..


«Да, наверное, ей так спокойней, но мне-то что теперь с этим делать? Настя спрятала документы. А заодно и переложила на меня ответственность. Чего она боится. Что он достанет ее? Тогда ей придется сказать, где папка. И что он потом сделает? Он не имеет никакого права претендовать, и на что. Кто он такой. Ничего не понимаю. Надо ждать Витю. Как же его не хватает. До боли. До безумия».
Оставила этот вопрос открытым, но Насте звонила каждый день. Просто, чтобы знать, что у нее все хорошо. Если Настя решила выполнить волю деда – отдать документы после свадьбы Вити, ну, что ж, пока все спокойно, пусть так и будет.

Лена вышла из операционной, стащила маску. Она хотела попить кофе, но медсестра сообщила, что ей на телефон кто-то довольно настойчиво звонит. Она забеспокоилась и отправилась в кабинет. Один раз звонил отец, и были звонки от Степнова старшего. Лена быстро нажала кнопку вызова.
- Михаил Георгиевич, что случилось?
- Лен… тут приехали к тебе.
- Вы где, Михаил Георгиевич?
- Я у вас на даче. – Как резанули два коротких слова по сердцу. «У вас»… После обеда у Кулеминых, добравшись до дома, Виктор, вместо того, чтобы отправиться в свою комнату, где они с Леной последние дни проводили время, повел ее на третий этаж. Она однажды до этого поднималась туда, но лишь для того, чтобы увидеть рассвет в огромном витражном окне на всю стену коридора. Дом возвышался над большинством деревьев, и восходящее солнце затапливало своим светом необычную отделку коридора. В дневном свете и в свете ламп одно и то же помещение приобретало совершенно различные тона, с акцентами на неожиданных элементах. В лучах солнца тут веяло легкостью и романтичностью, в то время как тяжелый желтый свет бра привносил строгий классический отпечаток. Виктор толкнул правую дверь и пропустил Лену в огромную светлую комнату. Две стены полностью занимали окна. С торца был камин, а в глубине комнаты стояла широкая кровать с прикроватными тумбочками. Больше в комнате не было ничего. Она остановилась и посмотрела на Виктора.
- Это НАША спальня: моя и моей жены.
- Красиво. Только нет ничего из мебели. – Она обвела еще раз взглядом пустые стены.
- Займешься?
- Но я же не жена еще, - он обнял ее за талию и привлек к себе.
- Елена Никитична, вы по чеченским законам давно моя жена, да и по нашим скоро ею станете, - его взгляд посерьезнел, и он сказал: - Лен, мне бы хотелось, чтобы ты тут жила, пока я буду в командировке. В этом доме. В этой комнате. Для меня это важно. – Лена долго смотрела в его безумно красивые глубокие глаза. Как же не хотелось отпускать его, прерывать этот контакт, эту волну нежности и тепла, которую они дарили. Она легко коснулась его губ.
- Я буду тебя ждать здесь. – Он обнял ее, благодарно целуя и шепча одно слово: «Спасибо»...

- Буду через 40 минут.

Въехала во двор, и с единственной мыслью «только бы отца не трогали», на ватных ногах она прошла в дом. На входе человек с оружием. В зале напротив входа в кресле сидел Михаил Георгиевич, вставший, как только девушка показалась на пороге. В помещении заметила движение. Шагнула в арку, и с облегчением выдохнула. Саид. Но потом снова сердце стукнуло. Что он тут забыл?

- Лено, у меня к вам дело, - после приветствий.
- Я вас слушаю, Саид, - она присела на широкий подлокотник кресла, где сидел Степнов старший, и взяла его за руку.
- Лено, мы накрыли эту группировку, которая незаконно торговала органами.
- Главного взяли?
- Нет еще. Я приехал предупредить и оставить своего человека тут. В доме.
- Это необходимо? Я против охраны…
- Лено, это вынужденная мера. Еще одни мой человек будет находиться в доме отца Виктора. – Лена посмотрела на Михаила Георгиевича, сдвинув брови.
- Что-то угрожает отцу?
- Пока, думаю, нет. Но мы должны быть начеку. Вот мой выделенный канал, это номер вашего охранника, это – господина Степнова, это – моего. На всякий случай, - он протянул визитку и указал на номера.
- Спасибо. Саид, отец Виктора может пожить здесь, тогда вам не нужно будет…
- Человек все равно нужен в доме, - он посмотрел на девушку, она кивнула головой.

Попрощавшись, и оставив своего человека на территории, Саид удалился, сверкая фарами по сумеречным окрестностям поселка. Лена присела на диван, посмотрела на Степнова и вздохнула.
- Кажется, мы под арестом.
- Да, Лен, но ты не унывай. Скоро Виктор вернется…
- Да, я уже со счета сбилась, сколько дней осталось.
- Не грусти, дочка. Лучше расскажи, как работа?
- Да, работа спокойная, изредка бывают плановые операции, а так – полный штиль.
- Значит, справляешься... - они тихо переговаривались, привыкая к тому, что рядом теперь был посторонний человек.
- Давайте позвоним Насте? – она взяла трубку и набрала номер. После разговоров с дядей, Лена услышала в голосе некоторые тревожные нотки. Кивнув Михаилу Георгиевичу, Лена вышла на кухню.
- Лен, он слышал наш с тобой разговор.
- Про документы?
- Да. Он спрятался и подслушал. Потом как-то выяснил адрес Вити и дяди Миши. Блин, я боюсь, что я подставила тебя. Он может поехать к тебе.
- Настя, скажи мне, он тоже принимает наркотики?
- В том-то и дело, Лена, что да. И я думаю, что пока он без них был, он бы не решился… А теперь, я реально боюсь.
- Не переживай, я его тут встречу.
- Лен…
- Не бойся, я не собираюсь его убивать, хотя надо бы… - вспомнила Лена охрану. - Как там мальчики?
- Растут! Лен, приезжай в гости.
- Я сейчас не могу. У меня тут некоторые дела наметились, да и Витя скоро вернется, - она вздохнула.
- Ленка, подожди чуть-чуть, а лучше – не жди, он так быстрее, неожиданней приедет, - Лена подняла глаза к потолку и улыбнулась.
- Как я могу не ждать! Ладно, Насть, передавай привет всем, малышей целуй. Пока, завтра позвоню.

Неделя тянулась долго. Лена попросила Степнова старшего остаться на даче с ней и Лютым. Он охотно согласился, понимая, что ей тяжело от всей этой ситуации, хоть она и не показывает. Она не представляла, что значит, когда за каждым шагом следят. Да, в Чечне был Ринат, но там все было пропитано войной, и это воспринималось как еще один элемент из сложившегося калейдоскопа чувств: опасности, страха, надежд, доверия кому-то собственной жизни. А тут – в твоей привычной жизни, когда ты не ждешь от судьбы сюрприза, появляется вероятность встретиться с врагом лицом к лицу. И этот человек в твоем доме является скорее напоминанием, чем гарантом безопасности. Заставляет оглядываться собственный настрой, ибо ты спиной ощущаешь пристальный взгляд.

Зазвонил телефон, и Лена вздрогнула. Припарковалась у обочины и взяла трубку.
- Алло. (…) В каком? (…) Спасибо. – Вздохнула и отключила телефон. Устало положила руки на руль. Снова взяла телефон.
- Пап. Савченко арестовали. (…) Да. Еду. – Она положила мобильник и развернула машину.

К Николаю Павловичу пускали по одному, поэтому, оставив родителей в коридоре, Лена шагнула в маленькую комнатку. Обняла старика и заглянула в глаза.
- Дядя Коля, я знаю, что вы из-за нас тут…
- Нет, нет, что ты, Лена, это мы вас втянули сюда. Сами застряли, и еще вы…
- Это все из-за операций? Что вам предъявляют?
- Я подписывал итоговые документы.
- Зачем вы их подписали?
- Лен, не спрашивай…
- Николай Павлович, посмотрите на меня, - он не сразу, но все же поднял виноватый взгляд. – Кто? – Молчал. В глазах колыхнулся огонек страха и тревоги. Лена по-своему трактовала его причину. Взгляд заметался по тесным стенам, дыхание перехватило. Стало нестерпимо душно и сердце застучало с утроенной силой.
- Лен, не лезь в это, прошу. Ты и так под ударом. Не дай Бог…
- Не переживайте, я все равно без него не буду ничего делать. Я не знаю, что делать…
- Леночка, все хорошо будет, вот увидишь!
- Да, дядя Коля – хорошо, вы за решеткой, у нас в доме охрана с автоматами…
- Лен, посмотри на меня. Все нормально. Ты мне веришь?
- Верю, конечно. Верю.

Приехав домой, она взяла бумагу, карандаши, которые нашла у детей в комнате (удивилась, она так и считает эту комнату их), и стала рисовать схемы. Стрелки, связи, кружки… Ничего не получалось, не хватало нескольких переменных. Потом появилась мысль – папины бумаги на работе в сейфе. Срочно нужно было их посмотреть. Они наверняка имеют отношение ко всему этому. На кухне появился Михаил Георгиевич, и Лена сказала, что скоро приедет, взяла сумку, и решительно вышла во двор.

http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000528-000-40-0-1266170658

Спасибо: 47 
Профиль
Straus





Сообщение: 1197
Настроение: не будите во мне спящего дракона, он и так не высыпается...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 106

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.02.10 19:19. Заголовок: Она достала из сейфа..


Она достала из сейфа папку и погрузилась в изучение документов. Понимание наступило не сразу. Только, прочитав все, Лена поняла, что это спасение для Савченко, Виктора, да и для нее. Это подлинники, по которым все связанное с пересадкой органов - законно. Отец с Виктором сделали все так, что для всех эта фирма, отмывающая деньги через Московскую больницу, где сама же и была спонсором, через Фонд, которым руководил Никита Петрович, действительно незаконно поставляла донорские органы, собственно, как и было. Откуда? Из Чечни. Через Красный Крест это грозило бы международным скандалом, а вот со своими… Но в Фонде быстро узнали об этом, и, вместо того, чтобы закрыть канал, они стали следить, подстраховавшись реальными законными документами. Но. Есть одно «но». Если эти бумаги получат сейчас ход, то выйдет так, что дел с незаконной торговлей органами не будет. Состава преступления нет.

Лена с облегчением вздохнула и убрала папку. Чувство, грызущее изнутри и возникшее после немого ответа Савченко, кто ему дал документы на подпись, отпустило, и дышать стало легче. Просто от того, что нет на совести этого пятна. И Виктор тоже может спать спокойно. Лена не могла представить, что бы было, окажись правдой все это, не будь этих подлинников. Она сидела в кресле в кабинете и смотрела на сумеречный город, плененный Белыми ночами.

Она погасила свет, вышла, повернула ключ в скважине замка. Сначала сознания коснулся знакомый запах, и, одновременно с этим, руку накрыла большая теплая ладонь. Все внутри напряглось, разгоняя безумным стуком сердца кровь по жилам. Лена закрыла глаза, подняла голову вверх, прижимаясь спиной к широкой груди, вдыхая его запах. «Апрель. Он обещал вернуться в апреле». Сильные руки повернули к себе, и он долго смотрел в глаза, словно запоминая каждую черточку, словно ища подтверждения того, что это она, Его Лена. Она коснулась пальцами его щеки и обняла за шею, выдохнув:
- Наконец-то, ты со мной.
- С тобой, родная, - приник к мягким губам. – Пойдем домой.

На неделе добились освобождения Савченко. Так как главного подозреваемого не поймали пока - он исчез куда-то, не было смысла удерживать Николая Павловича. Одно дело «зависло». Вопрос наследства также терзал Лену. Что с ним делать. Промучившись еще неделю, она позвонила Михаилу Георгиевичу. Договорившись, что заберет его, она поехала в Петергоф и достала из сейфа отца папку. Вечером они приехали поздно, Лена позвала Виктора присоединиться к ним и положила перед мужчинами документы.
- Я не знаю, что с этим делать. Надеюсь, вы поймете, почему. Я буду наверху, - поцеловав Виктора и чмокнув в щеку Степнова старшего, она ушла в спальню.

Уснуть не получалось. Она подсознательно вслушивалась в тишину. Через невероятную уйму времени дверь осторожно отворилась, и Виктор скользнул под одеяло. Прижавшись к теплой Лене, он поцеловал ее в затылок, греясь и, сам того не замечая, согревая ее своими прохладными прикосновениями. Она улыбнулась. Он почувствовал и скользнул руками по гладкому шелку ночнушки, по изгибам любимого тела, останавливаясь на груди, вмиг отреагировавшей на ласку. Губы вырисовывали что-то на ушах, повторяя «Люблю», и шее. Провел кончиками пальцев по шее, убирая прядь волос, затем спустился на плечо, пробежал практически невесомо к запястью, сплел пальцы с ее. Поцеловав ладонь, прошелся легкими прикосновениями обратно от кисти к плечу, почувствовав нарастающее желание любимой. Витя проложил узор от плеча до бедра, достав края легкого материала, стал осторожно его поднимать, прерывисто касаясь кожи нежных мест, наслаждаясь нетерпеливыми вздохами, срывающихся с таких манящих губ.
- Ленок, ты спишь? – игривый шепот на ухо с захватыванием губами мочки с сережкой.
- Угу, сплю...
- А так? – его рука развела ноги и оказалась в волнующей близости к центру желания. Лена задохнулась от ожидания.
- Вииить… - застонала она, рука властно проникла в запретную зону, одновременно поворачивая Лену на спину.
- Ты же спишь! – она зарычала, перевернулась и уселась на него сверху, со словами:
- Я сейчас покажу тебе, как я сплю! – она невероятной красоты жестом избавилась от ткани, от чего глаза Степнова блеснули азартным огоньком, руки тут же метнулись по телу, прижимая к себе, срывая желанный поцелуй с губ, опустились на бедра, и направили движения. Стон прорвался сквозь поцелуй, и Виктор поймал ее темп, немного подгоняя, нетерпеливо ловя губами ее реакцию. Выпрямившись, она глубже впустила его, руки вмиг накрыли грудь, от чего она прикрыла глаза, закусывая губу. От этого он резче подался к ней, чувствуя своими оголенными нервами ее горячий пульс, зашкаливающий и сводящий с ума. Накатывающее болезненное томление взорвалось вспышкой одновременной расслабляющей неги, уложив девушку на грудь мужчины. Обессиленного, но такого сильного.

Через неделю отмечали день рождения Лены, и друзья смогли вновь собраться своей компанией на даче у Степнова. Поездку в кафе Лена отмела сразу, настроение было не то, а вот посиделки на природе оказались в самый раз. Теплая погода последних дней апреля радовала легким ветерком, и, чтобы горластая банда не мешала спать малышу Нестеровых, который приехал с родителями, он был передан под опеку Ольге Денисовне. Лена порадовалась, что они с Виктором так и оставили «детскую» комнату не разобранной, и теперь малыш спокойно спал наверху, а рация «подслушивала» за ним.

Лена и Наташа медленно шагали по дорожкам у озера.
- Ленка, я так боюсь сглазить… - Лена улыбнулась.
- Знаешь, как я рада за тебя! Что вы со свадьбой решили?
- Пока ничего. – Лена удивленно вскинула брови.
- Правда? Странно…

Их догнал Каренский, и они остановились у озера.
- Наташ, тут от воды прохладно, иди кофту накинь. – Лена улыбнулась такому заботливому тону Алексея. Наташа ушла, а он посмотрел на Лену.
- Лен, ты почему не позвонила.
- Не поняла?
- Когда Саид приезжал.
- Леш, это наше дело, я не хотела дергать, да и, причем тут ты…
- Лен, ну вообще-то Витя для меня как брат, и твои слова меня обижают…
- Леш, правда, не стоит беспокоиться.
- Лен, помни, я всегда готов помочь, что бы ни случилось, тем более, что я в курсе многого.
- Ладно. Леш, поняла, – она улыбнулась. Как у вас с Наташкой? Она на седьмом небе.
- Правда?
- Ты прикидываешься или правда не замечаешь?
- Ну. Я хотел у тебя спросить. Что она думает по поводу замужества? – Лена засмеялась.
- Каренский, я тебя обожаю! Сам не пробовал спросить? Думаю, она лучше тебе ответит, чем я. – Лена все смеялась, когда к ним подошел Степнов.
- Кто посмел украсть именинницу? Каренский! – он поцеловал девушку в губы.
- Да вот, Степнов, пытаюсь выяснить, когда свадьба-то?
- И что отвечает моя вторая половина?
- Она говорит, что ее никто не звал замуж, она не знает.
- Как не звал? – Степнов состроил удивленно-обиженную мину, а Лена подняла руку и пошевелила пальцами, демонстрируя другу кольцо на пальце, уверенно кивая головой в подтверждение. Радостный Степнов еще раз одарил любимую поцелуем и потащил в сторону мангала. – А вот тебя стоит допросить на этот счет.
- Вот, иду выяснять, - обреченно вздохнул Алексей.

Уже в комнате Виктор навис над Леной, повалив ее на кровать
- Милая, у меня для тебя сюрприз ко дню рождения!


Сюда !


Спасибо: 52 
Профиль
Straus





Сообщение: 1207
Настроение: не будите во мне спящего дракона, он и так не высыпается...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 109

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.02.10 19:15. Заголовок: Девочки, добрый день..


Девочки, добрый день!


Еще задолго до рассвета Лену разбудил нежный поцелуй любимого. Он стащил Лену с кровати, натянул на сонную девушку первое попавшееся платье, на которое она, молча, кивнула, когда он ткнул на него пальцем, взял плед и, обняв ее за талию, повлек из спальни:
- Пойдем, Ленок, а то сюрприз пропустим.

Разложил сиденье машины, сказав, чтобы Лена поспала, а сам уселся за руль.
Когда Лена проснулась, темное небо уже обрело розоватый оттенок, предвещая восход солнца. Виктор крепко сжимал руль. Лена замерла и несколько минут, молча, смотрела на любимого. Так хотелось коснуться сильных рук. Заметив движение, он повернул голову и улыбнулся.
- Проснулась? Доброго утра, любимая! – он ладонью провел по ее руке, показавшейся из-под пледа.
- Привет, милый. И все-таки, Вить, куда ты меня везешь? – Лена глянула на дорогу. Замелькали указатели с названиями населенных пунктов, и она улыбнулась. - Ты решил?
- Разве ты не этого хотела, чтобы Я сам решил?
- Да. Я не имею права вмешиваться.
- Почему ты так говоришь, ты же знаешь...
- Нет, нет, просто оба решения были бы логичными… - он отвлекся от дороги, глянул на нее, и приложил палец к ее губам.
- Чшш… Не спеши с выводами. – Лена поцеловала его пальцы и, не выпуская руку из своих ладоней, устроилась поудобней в кресле. – Мы почти приехали.
Свернув с дороги, машина еще некоторое время освещала фарами придорожную природу. Еще поворот, и перед глазами раскинулась широкая долина, неподалеку – россыпь домов, а где-то среди них возвышались голубые купола. Когда они въехали в сам поселок, минуя белую табличку «Степное», оказалось, что за строениями находится небольшой обрыв, уводящий в долину реки, которая протекает ниже неторопливым потоком, другим берегом упираясь в полосу густого леса. В самом центре изгиба возвышенности берега красовалась старинная церквушка. Вот туда-то и устремился Виктор, крепко держа Лену за руку. Пройдя в темное помещение, подсвеченное кое-где неяркими пятнышками свечек, Виктор направился к хозяйке, оставив Лену у входа. Женщина что-то дала Виктору, и кивнула головой следовать за ней. Виктор вернулся, накрыл голову Лены белым прозрачным платком и повел следом за матерью-хозяйкой. Она вывела их через темный коридор к лестнице и исчезла. Поцеловав девушку, он повлек ее за собой вверх по ступеням. Минуя открытую площадку, они поднялись еще выше уже по внешней лесенке и оказались на самом верху колокольни, под главным куполом церкви.
Повернув Лену в ту сторону, где под ногами бежала темная вода, повторяющая оттенок неба, он указал на верхушки далеких деревьев.
- Смотри. – Из-за стройного рядя многолетних жителей леса поднимался свет. Сначала голубым, потом белым окрашивая небо, через десяток минут Лена ощутила щекотание в носу от неярких лучей солнца, выглянувших над макушками деревьев.
Скрытый текст

- Как красиво. – Через минуту колокола ожили и, сначала заливая тонким звоном округу, отдались внутри гулкими ударами более крупного их коллеги. От такого приятного трепета внутри и красивых переливов Лена повернулась и прижалась к Виктору. Он коснулся губами ее губ, и через мгновение они погрузились в пьянящий дурман терпкого поцелуя, волнующего дрожью по всему телу, идущей словно изнутри. Теплые губы, слепящий свет, родной запах вперемешку с ветром выбивали опору из-под ног.
- Люблю тебя.
- Люблю.
- Спасибо за сюрприз. Это в прямом смысле, божественно.
- Это не весь сюрприз, - Виктор смешался, но быстро справился с собой. – Лен, если ты согласишься… - голубые растерянные искорки. Они сводили с ума. – Давай сейчас обвенчаемся… - горячо застучало сердце, Лена поняла, что подступает паника.
- Что? – что так взволновало, ведь она дала согласие стать его женой. Перед людьми. А тут он просит в свидетели Бога…
- Лен, стань моей женой… перед Богом, – выдохнул. Словно прочитал ее мысли. Несколько минут смотрела в глаза.
- Вить, у меня нет… белого платья, - глаза полыхнули синим светом.
- А это какое? – целуя ее, он указал на ее хлопковый… белый сарафан.
- Так ты все подстроил?
- Нет, я не знал твоего ответа, но надеялся. Пойдем, а то уже служба началась.
- Степнов, ты можешь мне объяснить, почему я всегда с тобой соглашаюсь?
- Потому что я всегда прав! – он, смеясь, подхватил ее на ступенях и понес вниз. Переговариваясь шепотом, они спустились и подошли снова к хозяйке.

- …Венчается раба Божия Елена рабу Божиему Виктору…


Лена крутила на безымянном пальце кольцо. Изредка бросая взгляд на загорелые руки на руле, Лена удивлялась своим ощущениям. Ей безумно нравилось, как смотрелось золото на его длинных пальцах. В душе была невероятная смесь чувств. Лена таяла от нежности, ее просто захлестывала гордость, и было нестерпимо приятно осознавать этого мужчину своим. До слез хотелось прижаться к нему. Где-то глубоко жила тревога, в счастливые моменты отпускающая, но присутствующая на задворках сознания. Но она гнала ее от себя. Она знала, что теперь все будет хорошо.
- Вить.
- Да, Ленок.
- А ведь получается, что завещание твоего деда выполнено. Он хотел после твоей свадьбы, чтобы ты стал наследником. В царской России же браки были церковными…
- Да, Ленка, и теперь ты – моя жена.
- Вот поэтому я и не знала что лучше – лишить Настю наследства, или не выполнить волю деда.
- Ты умница, ты все правильно сделала. Спасибо тебе.
- Это ты придумал выход, поэтому умница – ты, - они улыбнулись друг другу.

Коллеги, заметив на пальцах кольца, тепло поздравляли Лену и Виктора с браком. Смеясь, они объясняли, что не расписаны, но ведь главное – повод, по которому решено было устроить гуляние прямо в корпусе. Неугомонная шумная компания вызвонила Савченко, и через несколько часов кабинет Лены был оккупирован людьми в белых халатах. Никто не отменял дежурства и посты, поэтому, ввиду присутствия высшего руководства, многие быстренько убегали «на пост». К вечеру в кабинете остались Савченко, Лена с Виктором, еще заведующие несколькими кафедрами. У Виктора зазвонил телефон, и он вышел, а теплая компания пристала к Лене с вопросом о потомстве. Она ответила, что как получится, так и будет, а потом ее отвлек вид Степнова, появившегося в кабинете. Он позвал Николая Павловича, взглядом ответив на Ленин немой вопрос, что все хорошо.
- Лен, так, когда нам ждать смену?
- Чего? – Лена вернулась из своих мыслей, застигнутая Софьей Марковной врасплох.
- Я про детей.
- А, да не хотелось торопиться, хотя мама сказала, что все нормально должно быть.
- Лена, сколько тебе лет, торопиться она не хотела… - она добро улыбнулась, и подмигнула. – Не затягивай с этим. Все, девочки, мне пора. – Она поднялась, поцеловала Лену и вышла.
Мужчины не возвращались. В кабинет зашел Нестеров.
- Лен, привет! Видел твоего мужа, - Лена подняла глаза к потолку, Нестеров изобразил удивление. – На дне рождения же еще ничего не было!
- Вот так все быстро в нашем мире происходит. – Лена начала нервничать. – Петь, а Виктор Михайлович где?
- Они в коридоре. Там твой отец, они Саида ждут.
- Что? – Лена хотела встать, но Петр сказал:
- Лен, сиди, они сейчас придут.


http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000528-000-60-0

Спасибо: 47 
Профиль
Straus





Сообщение: 1223
Настроение: не будите во мне спящего дракона, он и так не высыпается...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 111

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.02.10 12:39. Заголовок: Здравствуйте, мои до..


Здравствуйте, мои дорогие, простите - загуляла! Вот маленькая продочка, обещать не буду, но может вечером еще приду с подарком! Всех люблю


Все, кто еще оставался в кабинете, постепенно разошлись, и Лена с Петром остались вдвоем. Лена расспрашивала о малыше, а Нестеров, смеясь, сказал, что пока только остро ощущается недосып и безмерную гордость, с какой он носит это звание - «отец».
Через некоторое время в кабинет вошли мужчины. Отец поцеловал дочь, а Виктор встал сзади ее крутящегося кресла и облокотился на спинку. Из разговора Лена поняла, что люди Саида поймали кого-то из группировки подставной фирмы, нашли документы и поддельные печати, и скоро они должны тут появиться. Лена удивилась. Савченко ответил, что эти люди имеют отношение к больнице, так как фирма спонсоров оформлена через них. Если это дело пойдет в суд, то эта цепочка выведет расследование на губернатора и приближенных.

В разговоре Лена подняла голову и посмотрела на Степнова снизу вверх. Он сосредоточенно что-то слушал, и Лена невольно улыбнулась. Он опустил взгляд и поймал ее улыбку. Взял ее руку и нежно провел пальцами по ладошке. Волна тепла прошла по телу, Лена поерзала в кресле, устраиваясь поудобнее. Сплели пальцы и так и остались сидеть, отгороженные от всех столом.

Зазвонил телефон Савченко, на посту его приемной на втором этаже сообщили, что к нему пришли. Он отправился к себе, прихватив отца, а Лена с Виктором задержались, чтобы забрать вещи и закрыть кабинет. Погасив свет, не успев открыть дверь, Лена оказалась прижатой к широкой груди любимого. Когда глаза привыкли к темноте, она подняла лицо и встретилась с блестящими темными глазами мужа.
- Вить, нам пора, - поцеловал и задержал ее сладкие губы в своих.
- Идем. Просто я соскучился по твоим поцелуям. Ты рядом, и не со мной, - еще поцелуй. – Люблю.
- Люблю.
На втором этаже, где была приемная главного врача, стояли парни в масках. Лена посмотрела на Степнова, он кивнул, «Саид уже здесь». В просторном кабинете было много народу, в том числе и представители власти. Когда Лена шагнула внутрь, то сразу уперлась взглядом в мужчину, которого видела на выставке. Его необычный взгляд скользнул по ней и Виктору, который шел сзади, и буквально наткнулся на девушку, резко остановившуюся от неожиданности. Отгородив ее сзади, он протолкнул ее чуть дальше и так и остался за спиной ощутимой теплой стеной. Несмотря на происходящее, в котором Лена не понимала пока ничего, она чувствовала спокойствие от Виктора и видела уверенный взгляд отца. Подошел Саид, поприветствовал Лену и пожал руку Виктору.
Странный мужчина сидел на диване с застегнутыми наручниками на запястьях. Его охраняли. С больницы на Московском проспекте забрали еще двоих. Затем, на обвинения в адрес Савченко, Кулемин достал документы. Следователь, пролистав бумаги, кивнул, что с ними будут работать и обязательно разберутся в этом, но Николая Павловича под стражу не взяли. Отец по тем же бумагам остался вне подозрений. Саид также предоставил данные собственных расследований, по которым в их присутствии представителями власти был зачитан список новых фигурантов, которых должны были задержать. Все руководство организации, выступающей спонсором поликлиники, прошло по этому делу. Оставался вопрос о причастности губернатора. Вопрос довольно щекотливый, учитывая иерархию и истинное положение вещей, ведь много лет Центральная поликлиника Московского района подчинялась непосредственно главе администрации, и Савченко и его замы с губернатором были в отличных отношениях. Лена переглянулась с отцом. Ее терзал вопрос, хватит ли доказательств у обвинения при наличии бумаг, которые ей отдал отец. Никита Петрович незаметно кивнул, и Лена протянула бумаги следователю. Мельком глянув на даты, Лена поняла, что это будет основным козырем – они оформлены задолго до начала махинаций, и врачи работали с настоящими донорами, а выдавали их за нелегальные поставки через Фонд при поддержке губернатора.

Приехав домой, опустошенные, да и расстроенные, что теперь придется выступать свидетелями на процессах, Виктор и Лена, перекусив и немного отдохнув, поднялись наверх. Пока Виктор ждал Лену из душа, заметил, что вода не шумит, а ее уже долго нет. Приоткрыв аккуратно дверь, он заглянул внутрь. Лена сидела на краю ванны с опущенной головой и не шевелилась. Он подошел и тронул за плечо. Она подняла голову и посмотрела в глаза.
- Что случилось, ты грустишь?
- Нет, все нормально, устала, наверное.
- Идем спать.
- Да, - она поднялась, и пока Виктор вешал мокрое полотенце сушиться, она открыла ящичек в шкафу и что-то положила, тихо прикрыв.
Лена вышла, а Виктор задумался, что могло расстроить любимую. О произошедшем в больнице они поговорили, да и тут совсем другая природа волнения была. Виктор выдвинул ящичек. Поднял брови, а потом нахмурился. «Средства гигиены. Они ей сегодня понадобились… и из-за этого расстроилась. Моя девочка хочет малыша! От меня!». Последние мысли вскипятили в душе целую бурю, он запрокинул голову вверх и счастливо улыбнулся. Метнулся в спальню, где на краю кровати, укрывшись, лежала Лена. Он запрыгнул к ней под одеяло, обнимая и разворачивая ее к себе, посмотрел в глаза и сказал:
- Ленка, ты даже не представляешь, КАК сильно я тебя люблю! До безумия, до боли, до дрожи... – он носом потерся о шею. - Лен, ты родишь мне ребенка? – она засмеялась такому порыву, а потом сказала:
- Витька, я сегодня не могу… - и хитро прищурилась. Он счастливо улыбнулся и поцеловал ее. Она поддалась его губам, давая ему ответ.


Наконец-то я вернулась в свой домик, жду!





Спасибо: 47 
Профиль
Straus





Сообщение: 1229
Настроение: не будите во мне спящего дракона, он и так не высыпается...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 112

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.02.10 22:09. Заголовок: Процесс шел уже два ..


Процесс шел уже два месяца, а основного подозреваемого не поймали еще. Попеременно приходилось появляться на заседаниях и давать показания. Лена приезжала несколько раз с Виктором, потом, когда он не мог, они ездили с отцом. Выматывало ужасно. Виктор тоже постоянно уезжал куда-то, и она часто ждала его вечером дома внизу у камина. Уже два дня в больнице «дежурили» люди Саида, правда, без масок и автоматов. На этаже Савченко, у нее и в корпусе Виктора. У отца тоже была «охрана».

Утром звонил Каренский, они с Наташей приглашали в гости. Лена ответила, что вечером заедут, если Витя пораньше освободится. Она сидела в кабинете и читала карточку больного. Плановая операция. Ничего сложного. Она сделала кое-какие пометки и отложила карточку в стопку. Раздался рингтон звонка Виктора на телефоне. Она улыбнулась, поднесла аппарат к уху. Он сказал отправляться к Каренскому, а он подъедет попозже. Поцеловала его в трубку и пошла на пост отнести карточки. Когда возвращалась в кабинет, чтобы забрать сумку и закрыть его, не давала покоя мысль, что что-то не так. Словно чего-то не хватало. Она перебрала в уме все моменты и только потом остановилась. Развернулась и пошла в конец коридора. Человека Саида не было на месте. Отметив, что утром она его видела, в душе заметила поднимающуюся тревогу. Набрала номер отца.
- Пап, что происходит? – спросила Лена после приветствий. Она передала свои наблюдения, а отец сказал, что она зря волнуется. – А где мама?
- На работе еще. А что ты спрашиваешь? Позвони ей.
- Да, я позвоню, - она растерянно долго смотрела на экран мобильного.
Поговорив с мамой, она немного успокоилась, за что была безмерно ей благодарна. По дороге к Каренскому на север города, Лена долго стояла в пробках. Самый конец рабочего дня, и почему было не выехать на кольцевую! Ругая себя, она неверными пальцами набрала Наташу. Встречать вниз спустился Алексей. Посмотрев на Лену, он спросил, в чем дело. Рассказав ему, Лена вздохнула и опустила голову.
- Лен, ты снова придумываешь. Может, Саид отозвал всех, может они взяли главного.
- Он бы сказал мне или папе. Леш, мне кажется, что-то происходит… Если бы Витя тут был… - Каренский встал рядом с Леной, облокотившись о машину и обнял ее одной рукой за плечи.
- Пойдем, мы его дождемся, и ты увидишь, что зря волновалась. Идем.
Кулемина вздохнула и отправилась вслед за другом. Она была рада видеть Наташу, а та щебетала и хвасталась колечком, которое подарил Леша. Лена, смеясь, поймала взгляд Каренского, кивнула головой: «я же говорила». Такие смешные.

Уже часов в десять вечера Лена набрала Виктора, и ей сообщили, что телефон абонента выключен. Вопросительный взгляд на нахмурившегося Каренского. Он со своего телефона зачем-то набрал и утвердительно кивнул. Эффект тот же.
- Ребят, я, наверное, поеду, может он дома, хотя я сомневаюсь.
- Пойдем, я провожу, - попрощавшись с Наташей, она вышла из подъезда и втянула прохладный воздух. Поежилась. Сев за руль, завела мотор, не закрывая двери. – Лен, давай я поеду с тобой. Ты одна за рулем в таком состоянии.
- Не надо, Леш, спасибо, я доберусь, знать бы, куда ехать… - она помахала Каренскому и вырулила из двора. Потом ей пришла в голову мысль – она снова набрала отца.
- Пап, а ты не знаешь, где мой муж?
- Лен, ты только не волнуйся… он здесь, со мной…
- Говори уже! – крикнула она.
- Лен, тут была перестрелка… - Лена сжала трубку в руке, что аж она затрещала. Пульс за одно мгновение участился до практически непрерывного нахождения в верхней точке амплитуды. – Он ранен.
- Где вы?
- В моей больнице, - она швырнула трубку куда-то в недра машины и утопила педаль газа.

Я дома


Спасибо: 42 
Профиль
Straus





Сообщение: 1234
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 113

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.02.10 17:22. Заголовок: Привет всем моим чит..


Привет всем моим читателям

Лена сидела в коридоре. В кабинет отца не пошла. Приехал Каренский и мама, Нестеров и Савченко давно были тут. Когда Савченко сообщили, что вышли на руководство фирмы спонсоров, он поехал в Фонд. В это время люди Сада были сняты с постов и, совместно с милицией, отрезали пути выхода из зданий. Основной мишенью стали отец и Виктор, которые и были причиной провала такого прибыльного бизнеса. Повезло, что все происходило вдали от оживленных корпусов больницы Фонда, и сотрудники уже в основном разошлись. Но это не помешало перестрелять половину чеченцев и милиции, ранить Саида и Виктора. У Саида было проникающее ранение, пуля прошла через легкое. Виктора ранили в голову, но не сильно, он успел увернуться, и пуля прошла по касательной. Самое плохое, что преступники прорвали кольцо окружения и скрылись. Троих удалось задержать, но еще трое были на свободе.

Лена слушала как через вату. Это все было настолько неважным. Казалось, вот увидит его глаза, и больше ничего не нужно будет. Только бы пришел в себя. Никита сказал, что он скоро должен очнуться от наркоза, и она ждала.
Из реанимации вышел отец и кивнул. Лена зашла, остановилась у кровати и взяла его за руку. Веки дрогнули, и он приоткрыл глаза. У Лены отлегло от сердца. Голубой взгляд поравнялся с ее. Она улыбнулась. Он смотрел на нее и молчал. Вокруг пикали приборы, она погладила его руку. Виктор сдвинул брови, и мерное пикание стало учащаться. Вошел отец и посмотрел на приборы. Где-то что-то щелкнул и попросил Лену выйти.

Она скрылась за дверью, где сразу несколько пар глаз уставились на нее. Она сказала, что он уже очнулся. Зазвонил телефон, это был Михаил Георгиевич. Лена сказала, что сейчас выйдет его встретить у корпуса, и пошла по коридору. Нестеров и Каренский пошли с ней, чтобы остаться у входа, а Лена привела к палате отца Виктора. В этот момент через раздвижные двери вышел Кулемин.
- Михаил, Лен… у Виктора частичная потеря памяти. Потребуется время… - дальше Лена не слышала, провалившись в темноту.

Когда пришла в себя, услышала тихие голоса. Открыла глаза. Она была в палате. Рядом сидели мама и Михаил Георгиевич. При их виде ком, стоящий у горла, растаял, и Лена уткнулась в подушку, часто и глубоко всхлипывая. Чувствуя, что у дочери начинается истерика, мама позвала отца, и он вколол ей успокоительное. Михаил Георгиевич гладил Лену по голове, а мама держала за руку, пока она не выплакалась.
- Вы почему тут сидите? Кто там с Витей?
- Там отец. Он сейчас спит, Ленок, и ты поспи, а мы тут побудем, - сказала мама, укрывая ее одеялом. Лена не заметила, как провалилась в сон.

Лена запретила говорить Виктору, кто есть кто – пусть сам вспоминает. Совместно с Михаилом Георгиевичем они решили, что жить пока будут в доме Степновых. Во-первых, это могло помочь вспомнить привычные вещи, звуки, запахи. Да и потом – для Лены сложно было сейчас находиться с Виктором наедине. Это был словно посторонний человек. И в то же время ей очень хотелось прикоснуться к руке, посмотреть в глаза, так, как раньше – утонуть в их омуте, целовать и дышать им. До дрожи. Предстояло ждать. Снова ждать. Сколько – даже отец не мог сказать. Может – неделю, а может – несколько месяцев.

Он присматривался к ним с отцом, и иногда Лена видела, что он пытается вспомнить, что напрягается, даже иногда на лбу пролегали морщины. Хотелось сказать, чтобы не напрягался, от этого только наоборот возникает барьер. Он часто, сидя в зале у камина говорил, что этот запах что-то напоминает ему. Лена переживала, что он изводит себя.

Однажды, собираясь на работу, Лена поняла, что костюм не налезает на нее. Она была в шоке. Уже было прохладно, и этот костюм провисел в шкафу, и теперь был бы в самый раз. С замиранием сердца Лена положила руки живот. Улыбнулась. Уже заметный упругий животик стучал под ладонями частым пульсом. «Ах, вот оно в чем дело. А ведь ему уже…» - Лена прикинула, что совсем забросила себя с самых судебных заседаний. А потом было не до того. Она быстро собралась и побежала к машине. Приехав к маме, она услышала срок: 12 недель по УЗИ. Степнов старший аж прослезился от такой новости. Он и так всячески оберегал Лену. Она занималась Виктором, а он – Леной. А теперь вообще ни на шаг не отходил от нее.

Через два месяца их жизни у отца, которого Лена называла «папой», так как без его поддержки не смогла бы со всем этим справиться, Лена ночью проснулась от странных звуков. Она поднялась и пошла в коридор. Шум доносился из спальни Виктора. Она толкнула дверь. Он спал, и метался по кровати в бреду. Она взяла его руку, разжала кулак, вторую положила на голову и провела по волосам. Потом настойчивее обозначила свое присутствие. Он проснулся и уставился на нее в темноте комнаты.
- Что-то приснилось?
- Да. Женщина и ребенок.
- Это, наверное, твоя сестра. А до этого ничего не снилось?
- Нет, это первый сон.
- Ты начинаешь вспоминать. Только не напрягайся, - она встала и направилась к выходу.
- Постой.
- Что? Тебе принести что-то?
- Нет. Спасибо.
- Тогда что?
- Спасибо.
- Не за что. Отдыхай.

Утром, когда Лена, собралась на работу, спустился Виктор и сказал, что хочет поехать с ней. Она, поколебавшись немного, решила, что хуже, наверное, не будет. В кабинете было более-менее спокойно, там народу было не много, но, как только они выбирались в коридор, мельтешение белых халатов не давало покоя Виктору, поэтому через пару часов Лена увезла его домой.

День был солнечный, хоть и холодный. Дома Лена надела теплый плюшевый спортивный костюм и спустилась вниз. Виктор с отцом были в зале, она подошла, поцеловала Михаила Георгиевича в лоб. Когда пошла на кухню перекусить, что теперь с ней часто случалось, она услышала тихий разговор мужчин.
- У Лены будет ребенок?
- Да. У меня будет внук.
- Почему она живет одна?
- Почему – одна. У нее мы есть, родители, теперь еще малыш будет.
- Где ее муж? – отец пожал плечами.
- Если б знать.

На кухне Виктор появился где-то через час. Что-то варилось в кастрюле, а сама Лена смотрела в окно на дорогу, по которой изредка проезжали машины. Коснувшись плеча девушки, он заставил ее вздрогнуть от неожиданности.
- Лена, а можно послушать… малыша? – она не ожидала такой просьбы. И даже не знала, что делать. Но природное чутье ей подсказало, что это инстинкт.
- Он еще не шевелится, - она повернулась к нему. Он несмело протянул ладонь, она взяла ее и положила на живот, приподняв кофту. Сердце выпрыгивало из груди, поднимая панику. Она закрыла глаза, прислушиваясь к импульсам, теплом пронизывающим ее тело от большой ладони. Как же давно она не ощущала его рук на себе. Слезы сами потекли по лицу и, словно в подтверждение ее мыслей, рука чуть развернула ее к мужчине спиной, вторая легла на живот рядом. Дрожь во всем теле, тоска и желание тепла душили рыданиями от безысходности, ведь сейчас чужой человек прикасается к самому сокровенному, к тайне, к жизни. Мгновение прошло и Лена, убрав его руки, так и не повернувшись лицом к нему, вышла из кухни, поднялась наверх в комнату. Отчаяние еще какое-то время терзало сердце, слезы невыплаканным потоком лились до тех пор, пока она, обессилев, не уснула, свернувшись калачиком.

- Лен, зачем ты со мной возишься? Я ведь посторонний человек…
- Не говори глупости, ты мне не посторонний.
- Тогда почему ты даже не смотришь на меня.
- Потому что мне тяжело смотреть на тебя. Я не могу делать это так, как раньше.
- Ну, если тяжело, так брось, отправь меня в больницу, я там все вспомню…
- Тебе плохо тут?
- Нет, но я не хочу, чтобы ты мучилась.
- Ну, тогда не говори глупости. Кофе с молоком будешь? – наливая из кофеварки напиток, спросила Лена.
- Да ничего я не хочу. Я хочу только вспомнить все.
- Вспомнишь, не переживай.
- Да я не могу видеть, как вы мучаетесь с Михаилом Георгиевичем.
- Мы не мучаемся, мы хотим тебе помочь.
- Почему?
- Потому что любим тебя.
- А я-то никого не люблю, я ничего не помню! Я не могу вам дать и частицы того, что вы мне даете!
- Нам не надо ничего! Только не изводи себя, не пытайся обмануть свою память!
- Да не надо меня жалеть! Я не хочу, чтобы ты из жалости…
- Замолчи! – она швырнула ложку в раковину, выскочила в коридор, схватила куртку и прямо в тапках выбежала во двор.
- Зачем ты так, Вить, она же любит тебя, - появился на кухне Степнов старший. Виктор опустил голову на руки. Потом вскочил и побежал следом за Леной во двор. Но застал только стоп-сигналы машины, выезжающей через ворота.

Лена выехала за пределы поселка, остановилась на обочине. Положила руки на руль. Ее колотило. То ли от злости, то ли от обиды. Нет, она не в праве на него злиться – он и сам себя не знает, и она прекрасно понимает его. Но она не знает, что дальше. Он с ума сойдет, пока все вспомнит, итак уже довел себя. Она взяла мобильник и набрала отца. Но заметила входящий в ожидании и отключила отца. Звонил Михаил Георгиевич.
- Леночка, дочка, не уезжай, я знаю, что тебе очень тяжело, прости его…
- Не надо, пап, я все понимаю. Он ни в чем не виноват. Это я не сдержалась. Я тут, никуда не уехала. Сейчас буду.
- Мы ждем тебя, - она положила трубку и улыбнулась. «…и это тоже пройдет…». Положила ладонь на живот.

тута я :)


Спасибо: 45 
Профиль
Straus





Сообщение: 1257
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 116

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.02.10 16:52. Заголовок: Здравствуйте, девочк..


Здравствуйте, девочки. Финальный аккорд.


- Лен, ты зачем в тапках, застынешь ведь, - волновался отец, встречая ее в темном коридоре.
- Нет, меня малыш греет, тепло в каждой клеточке, - улыбнулась Лена, снимая куртку. Михаил Георгиевич взял ее и повесил.
Лена подняла глаза и увидела Виктора, застывшего в проеме зала. Он смотрел на нее каким-то удивленным взглядом и молчал. Отец, заметив их немой диалог, удалился. Он приблизился.
- Лена, прости меня.
- Ты меня прости, я психанула… - в кармане завозился мобильник. – Извини, - Она глянула на экран и быстро поднесла аппарат к уху, - …Добрый, Саид… за городом… я поняла, спасибо, - весь разговор она смотрела в глаза Виктора, и он смог прочитать в глазах много чего, что до боли резало память короткими вспышками. Отключив телефон, она взяла сумку и достала клинок, сжав нефритовую ручку в ладони. Засунула в карман. В другой положила телефон и закрыла дверь на замок.
Вечером Лена услышала во дворе звуки и пошла посмотреть, в чем дело. Подъехала машина и оттуда вышли двое. Она подошла, и они сказали, что их прислал Саид, и они останутся тут, на территории. Она вернулась в дом и поднялась в спальню. Спать не хотелось, она лежала и читала журнал. Сначала ее внимание привлекли голоса внизу за окном, потом в доме. Лена нерешительно открыла дверь, но потом, сообразив, что там отец и Виктор, поспешила по лестнице вниз. В зале она увидела жуткую картину. Отца не было. Двое держали Виктора, а третий наносил удары, что-то при этом говоря. Стиснув зубы, она подбежала к мужчине сзади и треснула со всей дури, крикнув:
- Не трогайте его, он не помнит ничего! – мужчина развернулся и с размаху ударил Лену по лицу, что повалило ее на диван. Синие глаза яростно полыхнули. Он шагнул к ней, но грудной рык Виктора его остановил:
- Не смей… - рванул так, что стряхнул двоих с себя, и ринулся на третьего, отгораживая Лену от возможных посягательств. Она подняла голову и увидела своего несостоявшегося жениха. Злость затопила сознание, и в тот момент, когда она поднялась с дивана, Виктора снова схватил один из тех, кому меньше досталось. Чья-то рука захватила шею Лены сзади:
- Кто это тут у нас. Кулемина, привет, дорогая. Чего молчишь, не рада меня видеть?
- Мне нечего тебе сказать, кроме этого, - она замахнулась и всадила клинок в бедро. – А это за него, - она на четверть повернула ручку. В этот момент в комнату влетел один из охранников, весь в крови. Виктор уже освободился из захвата и бросился к Лене. Сгреб ее в охапку и стал покрывать лицо и волосы поцелуями.
- Ленка, родная… любимая - задыхаясь. – С тобой все в порядке… Лена… зачем ты пришла…
- Вить, ты вспомнил… - мысли метались в такт сердцебиению. – А где папа?
Они бросились из комнаты и нашли отца в баре. Он стоял посреди помещения и держал на прицеле какого-то старинного пистолета еще одного из банды.

Вечность пронеслась перед глазами несколькими минутами. И уже не так страшно было встретиться взглядом с врагом, не так страшно бинтовать охранников, которые были ранены во дворе, пытаясь не пропустить никого в дом. И не страшно, что он не все помнит, главное – он живет! Все не так страшно, когда рядом греет огонь любимых глаз.
- Лен, я тебя когда увидел в полутемном коридоре, свет преломился так, что я вспомнил твой бирюзовый наряд и золотые нити в волосах. Я не мог понять, откуда… - Лена счастливо улыбалась, прижимаясь к его груди.
К дому подкатили машины. Приехали Савченко и Каренский, чуть позже появились Саид и родители. Лена стояла с Виктором, но когда из машины вышел Алексей, Виктор направился ему навстречу. Михаил Георгиевич посмотрел на Лену, и она, улыбнувшись, прислонила голову к высокому плечу.
- Кажется, Леночка, он вспомнил, - она кивнула, наблюдая, как друзья пожали руки и обнялись. Подошли Никита и Вера, поцеловали дочь и спросили, как там их внук.
- Дед Миша о нем заботится, - Лена положила руки на живот.
- Теперь моя власть закончилась, передаю вас обоих в руки мужа, - смеялись они.
- Кстати, может «внучка»? – хитро прищурилась Лена. Подошел Виктор и зарылся носом в волосы, накрыв ее руки своими ладонями.


Темка тут

Спасибо: 44 
Профиль
Straus





Сообщение: 1274
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеить все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 116

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.10 16:48. Заголовок: http://www.kolobok...



Эпилог:

На теплое время года вся компания Степновых собралась в летней резиденции в поселке Степное. В начале лета из Ростова приехала Настя с Витей и Глебом и Михаил Георгиевич также устроил тут себе небольшой отдых. Виктор неделю работал, а в пятницу срывался из города и несся к семье. Иногда приезжали Кулемины, и Вера по целым неделям гостила у них, наслаждаясь обществом детей. Сюда же Виктор привез и Лютого, охранявшего территорию ночью.

Лена стояла посреди зала дома в Тверской области и что-то крутила в руках. Звонкие голоса носящихся по дому мальчишек и веселый смех годовалой кудрявой девчушки колокольчиками разливались в стенах старинного строения, сопровождаемые яркими летними лучами солнца, струящимися через огромные окна.
В комнату шагнул Виктор, Лена повернула голову и улыбнулась. Он застыл, любуясь картиной: жена стояла в солнечном свете полубоком, а внизу, держась за ее ногу, ловила равновесие их дочь. Темные волосики закручивались тугими колечками на кончиках, пухленький кулачок крепко сжимал подол маминого платья.

Год назад позвонил дядя Ильяс поздравить с новорожденной и спросил, как назвали дочь, Виктор ответил:
- Карина, - старик долго молчал, Виктор слушал, прикрыв глаза.
- Каро… Мою жену так звали... – выговорил чеченец.
- Я знаю, Ильяс…
- Спасибо…


Увидев отца, она отпустила Лену и шагнула к нему, тихо сказав «па». Потом еще шаг, еще и еще. Почти дойдя до цели, она все же плюхнулась на попу, но расстроиться не успела, потому что была подхвачена сильными руками и подброшена под самый потолок под общий смех родителей.
- Витька, она пошла, к тебе! – они радовались, целуя малышку в мягкие щечки, а девочка удивленно смотрела на взрослых своими синими глазками.
- Привет, любимая, как же я соскучился, - отец семейства поцеловал жену в губы.
- Фу, Вить, чем ты пахнешь? – и Лена унеслась из зала. Виктор удивленно уставился на девочку.
- Что с нашей мамой, доча?

Через некоторое время он нашел Лену в ванной.
- Степнов, смени туалетную воду.
- Не понял, тебе же нравилась!
- Мне-то она нравится, а вот твоему сыну – не очень.
- Чего? – Виктор закрыл ванну на защелку.
- Вить, у нас будет еще малыш, - она серьезно смотрела в глаза любимого.
- Правда? Ленка… - он, улыбаясь, прижал ее к себе, зарываясь пальцами в волосы. – Спасибо тебе… - шептал на ухо, обжигая дыханием кожу. Почувствовав, как пальчики потянулись к пуговицам рубахи, он немного отстранился и глянул в зеленые глаза, потемневшие и горящие желанием. – Что ты делаешь?
- Соскучилась ужасно. Но сначала хочу смыть с тебя этот запах, - она уже расправилась с пуговицами, сопровождая томным взглядом движение рук, направляющееся к пряжке ремня. - Где Каро?
- С дедом, - он впился губами в сочные губы любимой, чувствуя, как реагирует ее, ставшее более чувствительным, тело на его ласки.

Когда они выбрались из ванной, в доме была тишина. В окно увидели, как Михаил Георгиевич водил за ручку Карину и пытался ногами отбивать мяч, который ему катал Глеб. Потом слуха коснулся приглушенный смех девушки, и Степновы переглянулись.
- Мне кажется, или твоя сестра с кем-то флиртует?
- Видимо, у нас гости, - они прислушались, и одна мысль на двоих осенила их.
– Саид? Вить, Настя… с чеченцем…
- Ну, да. Мы с ним поговорили, и решили, что он не повезет ее на свою родину, останутся здесь, да и нам не помешает имение в Чечне, будет где жить в следующую командировку… - он хитро глянул на жену, ожидая ее реакции. Лена блеснула глазами:
- Степнов! Ты продал сестру! Вот ненормальный! – хохотали они, она в шутку била его кулаками в грудь, пока он тащил ее на улицу.
- Ленка, шутка!
- В каждой шутке… Настя и правда уже давно посматривает в его сторону, с тех пор как… погиб отец мальчиков, - они в обнимку шли по дорожке во дворе, направляясь за дом, где были скамеечки. Выйдя из-за угла, Лена остановилась и замерла в изумлении. По середине песочницы смирно сидел Лютый. Рядом на коленях стоял Витя со стетоскопом в ушах и «слушал» его могучую грудь. Пес смиренно часто дышал, вывалив длинный язык. «Скажи ААА», - и малыш ручками пошире открыл пасть собаки, заглядывая. Почуяв хозяина, Лютый посмотрел виновато, сообщая взглядом, что процедура пока не окончена, он не может подойти. Лена покатилась со смеху, Виктор, прикинув, чем может все закончиться через пару лет, хохоча, сказал:
- Тааак, надо пойти перепрятать гипс, анестезию и учебники по трепанации черепа…
- ГЕНЫ! – развела руками Лена.



Девочки, ну вот и закончился такой большой фик. Неожиданный КВМ, странные отношения и необычная обстановка... Надеюсь, кто-то нашел тут то, что для него важно, чего хотелось и прочитал что-то новое. Но это не главное, а главное - что ВЫ были со мной. Читали, переживали, комментировали и ПОДДЕРЖИВАЛИ этим меня. Хочу ВСЕМ сказать спасибо за "СПАСИБО"

ЛЮБЛЮ ВАС!!!

Ну, и напоследок: ЖДУ!



Спасибо: 48 
Профиль
Straus





Сообщение: 1618
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеить все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.04.10 08:10. Заголовок: ОГНИ Большого Города


Автор: Straus
Название: Огни Большого Города
Рейтинг: R
Пейринг: КВМ
Жанр: Romance, Fantasy, OCC, AU, Angst, Action
Статус: окончен
Примечания:
Grin (англ. «ухмылка») – Елена Кулемина. 17 лет.
Dive (англ. «погружение») – Сергей Кулемин, брат Лены. 21 год.
Deep (англ. «глубоко») – Виктор Степнов. 28 лет.
Theo (англ. «теория»)
DeBug – (англ. «очистка от жуков»)
Mosquito (исп. «комар») – Стас Комаров.
Борда (англ. key-board - «клавиатура»).

Примечание 2: Девочки, представляю вам фик в стиле Фэнтези, немного необычный, как и вся фантастика. Жду в темке:
http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000661-000-0-0


ЗАБЫЛА сказать спасибо ВСЕМ!!! Очень вас люблю!!!

Отдельный привет (как я и говорила), Эмси, спешиал фо ю .
Kristenka огромное спасибо за помощь в прохождении премоды!



А мне НЕОЖИДАННО подарили обложку! я в шоке: Kris, ты - мего-мастер!!!

Ленка тут - я просто тащуууусь.... Витенька - ну просто шпЫон настоящий!!! АААААААААААААААА




Девочки, не поверите, вчера мне сделали ЕЩЕ одну обложку! Я В ШОКЕ - у меня день подарков
Феникс, солнышко, спасибо тебе, жутко понравилось, особенно, собственно, ОГНИ, и надпись на форме у Степнова - Police - по сути, так оно и есть Ленка тут - ммммммррррр просто одуренная, такая нежная!


ОГНИ получили еще один ОСКАР - стих от Не такая:

По жилам ток,
Как пуля в висок.
Наискосок,
Может прямо иль вбок.
Идти и бежать,
Но нас не догнать.
Не найти, не узнать,
Не угадать.
Не потерять, не перейти,
Не предсказать, что впереди.
Пан иль пропал,
Может и так.
Что на пути: свет или мрак?
Но ты не уйдёшь,
Но ты не предашь.
Пусть жизнь иногда бьёт наотмашь.
А мне всё равно,
мне всё нипочём.
Ведь ты спишь рядом
И сопишь мне в плечо.


Таня, СПАСИБО!!!


Спасибо: 28 
Профиль
Straus





Сообщение: 1619
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеить все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.04.10 08:14. Заголовок: *** «Нет! Этого быт..


***

«Нет! Этого быть не может… не может!» - мужчина сидел на кожаном диване, зажав в кулаках волосы, причиняя физическую боль, чтобы заглушить душевную. Темные кудри переливались под ксеноновыми лампами высоких потолков кабинета главнокомандующего Федеральными войсками Земли.
- К сожалению, Дип, их больше нет.
- Кто? – выдавил из себя мужчина.
- Ставка.
- Кто именно? – прорычал подполковник федеральных сил планеты.
- Нет информации. Возможно, это случайность, они сами не ожидали…
- Погибло тридцать человек, это случайность? – мужчина поднял голову и зло сверкнул синими глазами. – Откуда взялся этот шаттл? Кто его направил?
- Дип, это внутреннее дело подразделений. Мы разберемся.
- Мне не легче от того, что вы разберетесь. Моих ребят больше нет, а вместе с ними совершенно неповинные люди… - он устало опустил голову. Потом поднялся, попрощался с главным и вышел из кабинета.
«Я найду ответ на вопрос, кто вас убил. И он пожалеет о том, что родился на свет». Решительность заколыхалась во взгляде, и он уверенно зашагал в сторону комнат отдыха.

***

Выбежав из метро, резко растолкав стеклянные двери, хрупкая фигурка девушки пересекла площадку и уткнулась в серое бетонное ограждение выше ее ростом, за которым ничего невозможно было рассмотреть. Подняла голову и в сизом вечернем небе за слоем облаков распознала два набора сигнальных огней летающих кораблей. Она машинально провела рукой по лацкану комбинезона, включая запись. Огни приближались, целясь в точку на площадке, скрытую от девушки забором. Вдруг в груди застучало. Второй корабль, находящийся выше и чуть дальше предполагаемой цели, стал стремительно приближаться, и его траектория как раз пересекала траекторию шаттла, за которым велось наблюдение. «Что за…» - не сводя взгляда с происходящего, приблизилась к ограждению, но поняла, что так еще хуже, верхний край стены закрывает обзор. Она шагнула назад. Через несколько мгновений второй шаттл все же догнал, накрыл сверху «ее» корабль, и боковым ударом моторного отдела врезался в соединение рулевой рубки и кабины пилотов. Девушка невольно сжала кулаки. Вспышка пламени моментом поглотила кабину, и уже через секунду неуправляемый корабль грохнулся где-то за забором. Предположила, что упал он как раз напротив ее местонахождения, что и подтвердил рыжий столб дыма и искр от обгоревшего материала; по инерции пылающую груду металла должно притащить как раз к ближайшему ограждению, то есть к тому месту, где стояла девушка.

По оглушающему звуку микровзрыва она поняла, что лучше ретироваться, сделала несколько неуверенных шагов назад, но второй более мощный толчок, поваливший щиты и секцию забора, заставил ее поторопиться. Она рванула к метро, но немноголюдная станция имела вход с другой стороны, как раз там, где сейчас было пламя и завал от щитов. И если она задержится еще секунду, федералы поймают ее, и уже ее местонахождение тут будет только подтверждением причастности ее и ее конторы к инциденту с шаттлом. Да еще и с записью, которую не успеть тут «слить».

Преодолев двери встречного направления, она рванула к ряду поднимающих вверх эскалаторов. Системы безопасности разом оповестили о вторжении нарушителя. Приказав своей внутренней системе заткнуться, прыгнула вниз, преодолевая сразу десяток ступенек, стаскивающих постепенно ногу назад. Параллельно ей наверх двигались служащие внутреннего распорядка. Это пока не федералы, но девушка понимала, что следом появятся они, ее враги. Перепрыгнула через перила и оказалась в самом левом ряду, поторапливая себя, пока не появились федералы и не заняли ее ряд снизу. Но, к удивлению, внизу не было перехватчиков, и девушка сразу вспомнила, почему. В этот же момент между ее кроссовками натянулись резиновые мягкие цепкие тросы. Это специальные средства поимки нарушителей. Они работали по принципу, как лопасти в миксере, только в хаотическом порядке. Цепляясь своей структурой за материал обуви, резина методично запутывается и затягивается вокруг ноги, блокируя дальнейшие попытки выбраться. Лена тут же замерла, незаметно приподнимая левую ногу над тросами, освобождая ее. Система безопасности сообщила о прекращении сопротивления нарушителем, и тросы остановились.

В этот момент, уловив краем глаза движение в свою сторону, девушка свободной ногой перемахнула через перила, вываливаясь за пределы бегущей дорожки, оказавшись в опасной зоне – высоко над полом. Упасть не получилось, так как правая нога была по-прежнему в плену резины. На весу Лена подтянулась к ноге, распустила шнурки и выдернула ногу из кроссовка. Распутав его, она разжала пальцы, держащиеся за тросы, и полетела на бетонный пол. Нацепила обувь и выпрямилась. С разных выходов из тоннелей в ее направлении двигались федералы, и Лена рванула в единственный свободный проход – на платформу. Скользнув по лестнице, она оказалась в холле с множеством колонн, и ее тело начало укрывающие движения, обманывающие преследователей. Тем временем из тоннеля показался огонь поезда, и Лена начала отсчет секундам: «Одна, две…» - как только поезд остановился, Лена, продолжая считать, скрылась в вагоне, прошла его насквозь до последней двери. Преследующие федералы, видимо, заметив фигурку, скользнувшую в створ раздвижных дверей, или просто решившие, что деваться, кроме поезда, ей некуда, практически полным составом погрузились на борт, проникая каждый в свою дверь по всей длине состава.

Прозвучал сигнал к отправке, а в этот момент преследователи уже запеленговали девушку у последней двери состава. Поймав первый порыв электрических дверей, дернувшихся к закрытию, она быстро выскочила наружу, еле избежав волосами попадания между электронными створками. Но на платформе оставались еще двое. До них было далеко, и они пока не отреагировали на нее. «…пятнадцать, шестнадцать…» - она прислонилась спиной к оградительному камню тоннеля, по краю разукрашенному фосфорной светоотражающей краской. Как только поезд начал движение, она приготовилась, и, не глядя на людей в форме, которые уже держали ее в поле зрения, ждала. «…восемнадцать, девятнадцать…». Фосфор вспыхнул предупреждающим светом, когда фонарь одного из федералов прошел лучом по камню, к которому как раз девушка повернулась лицом. Задний стоп-сигнал вагона отделился от арки тоннеля, образуя узкую щель, в которую шмыгнула в долю секунды худая фигурка, утопая в темноте.

Она спрыгнула на пути и, считая, стремительно побежала навстречу следующему составу. Как только из-за поворота подземных ходов вспыхнули огни фар, она зажмурила глаза, чтобы не ослепнуть. «…двадцать восемь, двадцать девять, тридцать». Резкий рывок влево в последнюю секунду увел ее от столкновения с поездом, скрывая в темный провал. Укрытие на миг озарилось светом фар поравнявшегося с ним локомотива и снова погрузилось в темноту.

Она секунду лежала на полу, переводя дыхание, но потом резко встала. «От федералов ушла. Молодец, Звездочка. Теперь на базу, нужно выяснить, что все это значит».


Спасибо: 28 
Профиль
Straus





Сообщение: 1631
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.04.10 20:46. Заголовок: *** Главный компьюте..


***
Главный компьютер командования Федеральных сил.

- Так, отлично, чип, кажется, уже заработал. Мне только узнать… так… - мужчина в черной форме Федеральных служб, необычайно ему шедшей, подчеркивающей его спортивное стройное тело, сидел за пультом и водил длинными пальцами по сенсорам. На огромном голографическом экране возникали разноуровневые ссылки и тексты, иногда проскакивали фотографии. Но его не интересовала доступная информация, пусть даже которую могли прочитать единицы… он читал между строчек. – Есть! Грин. Он в ту ночь разнес полрайона и снова скрылся от федералов. - «И вправду ловок. Ну, ничего, я достану тебя оттуда, откуда ты не ждешь».

***

С ноги врезала в дверь мужской раздевалки главного спорткомплекса Ставки. Мужчины ошарашено повернули головы на такое вторжение, но, увидев гостью, снова занялись своими делами. Некоторые молча кивнули ей, а некоторые просто проигнорировали. Уже привыкли. По направлению к ней шагнул парень, вокруг бедер которого было обернуто полотенце.
- О, Грин, привет.
- Отвали, Тэо, - она отпихнула его с дороги, стремительно шагая по стерильному полу своими грязными от подземки кроссами.
- Наша звезда не в духе, – съязвил парень.
- Сейчас получишь, узнаешь! – прошипела она, показав кулак молодому человеку. «Ты и сам не представляешь, как же ты сейчас прав» - преодолела раздевалку и направилась в душевые, нервно чеканя шаг. На самом входе столкнулась с незнакомым высоким мужчиной. На нем не было ничего, кроме скатывающихся капель воды, завладевших вниманием девушки, а он даже не попытался прикрыться от ее прямого изучающего взгляда. Находясь в нескольких сантиметрах от его кожи, она почувствовала дыхание его тела, сама не ожидая от себя, вернулась немного назад, разрывая опасный контакт. Та, кого назвали Грин, оценивающе окинула его взглядом, задержавшись на широких плечах, прокачанных кубиках пресса, узком тазе, стройных ногах. Подняла глаза, рассматривая лицо. Синий смущенный огонек упрямо боролся с ее испытующей бирюзой. Она вспомнила, зачем пришла, и тут же растаявший в его тепле зеленый взгляд снова заледенел.
- Ничего так, с пивом потянет, - бросила она, обходя его сбоку, скрылась в одной из кабинок.

Скрытый текст

Включила душ, провела левым бедром по невидимому считывателю и стала ждать, нервно покусывая губы. Через несколько секунд внутри стены что-то тихо щелкнуло, и она кулаком треснула по кафелю. Отъехавшая стена пропустила взволнованную девушку и снова встала на место. Появившись в огромном холле, она быстро пересекла пространство и остановилась у большой двери. Распахнула ее, вошла, облокотившись на большой стол, нависла над человеком в кресле и рявкнула:
- Что это было? – на стол шлепком легла ее ладонь с маленьким чипом-флешкой.
- Грин, не капризничай! Это очередное задание…
- Которое я провалила!
- Нет, ты молодец, все сделала правильно.
- Шаттл упал и унес жизни людей! Я не убийца, этого не могло произойти!
- Грин, ты ВСЕ ПРАВИЛЬНО СДЕЛАЛА. Твою работу подкорректировали и добились того результата, которого ты нам не обещала.
- Вы же понимаете, что теперь будет! Грин поубивала невинных. Я не буду ТАК работать!
- Никто не знает, что это ты.
- Как это, на ком ответственность?
- На Ставке. Успокойся, все под контролем.
- Под каким контролем! – бушевала девушка в кабинете начальника Ставки. – Люди погибли, а ты тут мне рот затыкаешь! Я больше не буду участвовать в ваших планах. Я ухожу. Я сдамся федералам. И пусть они меня накажут за преступление.
- Все сказала? Молодец. Теперь послушай. Это операция специально разработана, чтобы послужить ловушкой. Нам нужно выиграть время, чтобы усыпить бдительность федеральных служб. Все международники потеряли след группировки, и теперь будут готовиться к новому нападению Ставки.
- Они будут следить, они вышлют шпионов…
- У нас все их перемещения под контролем. Отдыхай, Грин. – Главный развернул кресло, отгородившись от нее спинкой, показывая, что аудиенция окончена.
Она раздраженно взмахнула руками, развернулась и вылетела из огромного кабинета.

***
Приказ:
Считать подполковника Федеральной разведки Дипа в бессрочном отпуске. Выдать необходимое сопроводительное намагничивание на чип. Обеспечить подполковнику прикрытие, под которым он будет находиться, пока не будет закрыто дело о внутреннем шпионаже и не поступят достоверные данные о системе «Ставка».
Главнокомандующий Федеральными силами Земли.


***

Высокая фигура бороздила смог на верхних уровнях зданий. Погруженная в мысли, она лишь кивала на редкие приветствия, не глядя и не вникая. Только она знала как это – все время врать. Врала с самого детства, с того момента, когда ее с финала соревнований забрали люди в черной форме. Она до безумия любила свою Родину, и все, что с ней связано, любила и тех, кто ее защищал, отдавал ей годы жизни, да и саму жизнь. Уже в столь юном возрасте она точно знала, что станет служить в Федерации, что отдаст свою жизнь за Землю, за ее народ, за идею. Она безумно любила Федералов, а потому, не было ничего странного для нее, когда трое огромных мужчин, гордо несущих погоны на плечах, окружили ее и попросили проследовать с ними. Она не боялась, и даже ждала этого, зная, что это будет лучшее, что она сможет сделать в своей жизни – служить Родине.

И началась эта чужая судьба. Проверив девушку в нескольких вылазках, практически с самого начала, с детства ей дали задание. Но никто не должен был знать о нем. Она скрывалась от всех, а потом и от себя начала прятаться, находя положительные моменты в этой игре, под названием "жизнь". Но не покидало то ощущение, что, работая так, под прикрытием, она рисковала, совершала безрассудные поступки, чувствуя, что не может погибнуть – это не ее душа, не ее тело, не ее убьют, ведь такого человека нет.

Приложившись к бесконтактному считывателю левым бедром, где в комбинезон был вшит чип, Грин проскользнула в разъехавшиеся двери спального блока. Огромный длинный коридор и ряды дверей квартир. В Большом городе люди жили в многоуровневых домах, которые упирались верхними этажами в облака, а нижними, теми, где находились в основном подсобные помещения и всякие рабочие станции, глубоко под землю. Имея свой чип, человек имел доступ практически везде, в соответствии с возрастом, должностью, заданием, и прочими критериями, а электронная система отслеживала перемещения через точки контроля. Для прохода на объекты различного уровня секретности необходимо было иметь доступ на чипе, уровень которого определялся автоматически.

Грин жила одна. Родители давно ушли работать в лаборатории, которые находились далеко от Огней Городов. Передавали сообщения раз в неделю, спрашивали о жизни. А она отвечала, что все хорошо. Еще был брат. Он служил Системе далеко на пусковых установках на внешних границах Земли. Он летал на шаттлах. Когда прибывал в Большой город, он всегда останавливался у них в квартире. Они ходили в бар, и была некоторая тайна – они оба служили во внутренней разведке, но только он – в самой Федерации, а она в секретном подразделении. Том, что называлось Ставкой. Это как закрытое тайное общество действующего режима, но созданное для обеспечения безопасности и для тихой слежки за потенциально опасными объектами. Попадали туда лишь избранные, обладающие какими-то выдающимися способностями молодые люди, для которых слово «Родина» имела значение. Только Грин туда послали, чтобы следить за теми, кто следит. Молодой человек должен был приехать, и девушка спешила домой, так как сильно соскучилась по старшему брату.

В коридоре были какие-то люди, что-то обсуждали, сидя на полу, кто-то стоял, облокотившись о стены, и вся эта куча располагалась как раз напротив ее двери. Она недовольно окинула холодным взглядом компанию, наградив парней своей несравненной ухмылкой, и подошла к двери, собираясь снова считать чип. Но тут дверь открылась сама и на нее воззрились яркие зеленые глаза, такие же, как у мамы и у нее самой.
- Дайв! – взвизгнула девушка и повисла на шее брата.
- Привет, малыш, - улыбнулся парень, подхватывая хрупкую фигурку.
Дверь не спешила закрываться, чувствуя сенсорами наличие тепла рядом. Выпустив брата из объятий, она повернулась к открытой двери и заметила, что шумная компания притихла. «Подслушивают». Она подошла ближе к створкам двери и увидела того самого голубоглазого парня, с которым столкнулась в душевой. Хлопнув ладонью по кнопке, она закрыла дверь, смерив его холодным взглядом. «Что ему здесь надо?».


Спасибо: 26 
Профиль
Ответов - 200 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 358
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия