Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Straus





Сообщение: 413
Настроение: Убей Васю!!!
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 21

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.11.09 21:31. Заголовок: Автор: Straus

Спасибо: 38 
Профиль
Ответов - 200 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All [только новые]


Straus





Сообщение: 994
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 77

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.01.10 17:39. Заголовок: Добрый вечер, девочк..


Добрый вечер, девочки!!!


Алексея она поймала на выходе из бани:

- Леша, у тебя есть номер вашего диспетчера? - она тяжело дышала, словно бежала километр, Алексей придержал поскользнувшуюся на скользкой дорожке девушку.
- Конечно, сейчас, у меня телефон в доме. Что случилось? На тебе лица нет - он взял ее за плечи — Лена, успокойся!
- Родители разбились на машине... там, на трассе… их должны уже забрать... надо, чтобы они их к нам привезли... я сейчас поеду... – она от нехватки воздуха и слов жестикулировала руками.
- Лена, спокойно, что они сказали, точно? – он мигом забежал на веранду, взял телефон и уже набирал номер.
- Я почти ничего не знаю. Авария на трассе, машина въехала под фуру, фуру развернуло, и она выскочила на встречную полосу. Оба без сознания, но вроде живы.
- Алле, диспетчер, кто забрал с трассы двоих?... Куда? На Московский. Да, там ждут... Алле, Саша, вы на Московский едите? Хорошо, что там?... ясно. Лена, слушай меня. Ты не сможешь оперировать, даже не спеши. Они их к вам везут, там Федор Федорович и Савченко. Успокойся. Я сейчас попрошу кого-нибудь отвезти тебя.
- Нет, Леш, не надо, не говори никому, пусть все отдыхают, у них и так этого каждый день хватает. Я пойду, через два часа буду на месте, меня все равно не пустят, а к тому времени что-то будет известно. Спасибо тебе, - она посмотрела потухшими глазами на него, поджала побелевшие губы, быстро забежала в дом, подхватила сумку и шапку и вышла из ворот.

Степнов наблюдал из окна предбанника, как Лена вылетела из дома и практически повисла на Алексее. Что-то взволнованно обсуждали, ее руки, так красиво что-то показывающие, не находили покоя и потом, когда она молчала, пока мужчина разговаривал по телефону. Вот он взял ее за плечи. «Что произошло... Они так близко общаются… и меня это никаким образом не должно волновать». Заставил себя отвернуться, попытался уловить нить разговора присутствующих. «И что же все-таки случилось», - не давала мысль покоя. Когда вышел к дому, Лены уже не было. Алексей сообщил об аварии и Степнов впервые порадовался, что еще не успел выпить со своим другом, так как тот все это время сидел у костра и занимался шашлыком.

Перед глазами быстро пробегал уже небелый снег куда-то назад, под ногами было все смазано, наверное, от слез, стоявших в глазах, а неподалеку виднелась платформа. Лена не слышала звука мотора, машина остановилась справа, из-за руля вышел Степнов. Он поймал Лену на ходу, остановил ее за плечи и заглянул в лицо.

- Я отвезу вас, Елена Никитична, кажется, я там понадоблюсь, - она подняла потухшие глаза на него, потом опустила голову, и слезы ручьем покатились по щекам. Он прижал ее к себе, втягивая легкими ее запах. Когда она успокоилась, он посадил ее на переднее сиденье.

Она шагала по коридору вдоль дверей операционной. Никто еще не выходил, Лена ждала. Все было словно в тумане. Ей рассказали, что случилось. Их спасли подушки безопасности. У отца были травмы головы, т. к. машина попала под фуру. У мамы переломы, ее еле достали из машины.
Лена дождалась, когда Степнов вышел из операционной. Он подошел к ней и взял за руки. Она посмотрела ему в глаза.

- Все хорошо будет. Он сильный, Елена Никитична, там ничего сложного. Правда.
- Спасибо, - прошептала она и опустилась на скамейку.

Через некоторое время вышли от мамы. Она отходила от наркоза. С ней полегче, она еще легко отделалась для таких аварий. Лена сидела рядом с кроватью и держала ее за руку. Она знала, что все будет хорошо. И с ней и с папой. Она верила. Верила Ему.

Изо дня в день Лена проводила у родителей. Когда они пришли в себя, она хотела их познакомить со Степновым. Он заходил пока отец еще был без сознания. И только сейчас Лена вспомнила, что не видела Виктора Михайловича уже несколько дней.

Лене предстояло выходить на смену, хотя Савченко был против, ей нужно было еще время отойти от шока. Но она настаивала, и главврач сдался, он вообще не мог долго спорить с дочерью самого знаменитого врача страны. Вот и сейчас вся палата, куда перевели родителей, была уставлена букетами цветов. Когда отец очнулся, ему постоянно звонили и заходили коллеги и друзья. Потом Лена стала нервничать и сказала, что ограничит время посещений. Отец засмеялся и сдался дочери.

Лена узнала, что Степнов уехал в командировку — в Чечню. Она была в шоке, он не говорил, что тоже едет. А может и говорил, но она тогда ничего не слышала. И не могла думать ни о чем, кроме родителей. Она благодарила бога за то, что все обошлось, и теперь Лена дала себе обещание, что будет чаще ездить к родителям. Вот так живешь, а потом в один «прекрасный» момент понимаешь, что человека может не стать. И что потом — пустота.

Вот, оказывается, какая она эгоистка — была настолько увлечена своими проблемами, что даже не уделила внимания тому, кто ей так помог, кто рядом оказался в нужный момент. А она... она теперь себя ругала за это, за свое малодушие.

Она каждый раз, когда был сеанс связи с врачами в горячей точке, ходила в кабинет к Савченко и просто молча слушала Его голос. Или не Его, но о Нем. Как новости с другой планеты.
« - …Как вы там, Виктор? – Савченко с улыбкой говорил по громкой связи, чтобы Лене было слышно.
- У нас спокойно, не переживайте. Военных действий пока нет, так, рабочие моменты. Иногда наезжают, но мы сражаемся. Что нового в клинике, Николай Павлович?
- Все по-старому, ругаемся, миримся, у нас тут весело!
- Ругаетесь? А как… - раздались помехи и голос сорвался. Лена нахмурилась и подсознательно подалась вперед, вглядываясь в аппарат, словно он мог показать, в чем дело.
- Алле, Витя…
- Да, я на связи.
- Ты о ком-то конкретном хотел спросить?
- Да... нет…
- Вам все передают привет, возвращайтесь скорее, удачи вам! – проговорил Савченко, глядя в глаза Лене.
- Спасибо, вы тоже всем передавайте, счастливо!»
Часто на сеансы приходили коллеги и диалог оживал, но Лена не участвовала в общем веселии, понимая, как тяжело Им потом, когда смолкает веселье в трубке и ты остаешься один на один с опасностью, дышащей в затылок злым ожиданием войны.

Летом Лена отправила родителей в санаторий. Они оба уже восстановились, и Никита Петрович даже поговаривал о возвращении на работу. Но до этого еще долго — в конце июля они вернутся, а дальше видно будет.

Два месяца Лена работала, отключив мозги, только в выходные звонила родителям. Они говорили, что у них все хорошо, они поправляются. Лена хотела убедиться, что с ними все в порядке. Она сказала, что хотя бы забирать она их приедет сама. Но родители уверяли, что это лишнее. Она снова вышла на смену, и стало как-то так спокойно на душе.

Девочки звали сходить куда-нибудь. Погода стояла теплая уже неделю, и нужно было ловить каждую погожую минуту. Запланировали поход в кино, и Лена сказала, что приедет. Нестеров обещал за ней заехать, и она согласилась – вдвоем веселее.

Лена приехала домой после трех дежурств. Энергия била ключом, она приняла душ и услышала звонок в дверь. Это была Ксюша. Лена даже испугалась — на девушке не было лица. Она затащила ее домой, быстро достала водки и молча налила в рюмку. После второй рюмки девушка заплакала, размазывая косметику по лицу. Лена позвонила Нестерову и отменила поездку. Ксюша попыталась возразить — она и одна может побыть, но Лена обняла ее, и они долго сидели молча, постепенно Ксюша успокоилась, и они смогли поговорить. Все было непросто, расставания, встречи, симпатии, ревность. Но больше всего расстраивало, что время уходит, и каждый раз нужно начинать сначала. А возраст... все сложнее притереться, отказаться от привычек ради кого-то, приобрести новые и не потерять себя при этом. С этой мыслью они уснули на кровати, не раздеваясь.

: http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000442-000-0-0-1263824915

Спасибо: 57 
Профиль
Straus





Сообщение: 1001
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 78

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.01.10 15:58. Заголовок: Здравствуйте, девочк..


Здравствуйте, девочки!


Савченко сообщил на собрании, что возвращается делегация врачей из Чечни. По этому поводу решили устроить снова выезд на природу через выходные, но Лена как раз должна была встречать родителей, а перед этим она хотела подготовить дом к их возвращению, поэтому дальнейшую информацию пропустила мимо ушей.

В доме работала тетя Маша — добродушная пожилая женщина, которая и помогала Лене навести порядок в доме. Она очень любила ее отца, который некогда спас в прямом смысле слова ее сына, который теперь служил на Дальнем востоке и редко приезжал к матери. Тетя Маша жила в соседнем поселке и уже много лет присматривала за домом и за одно, участвовала в жизни семьи, т.к. очень скучала по семейному теплу. Она рассказывала и показывала Лене, что еще успел устроить ее отец в доме, они смеялись, что это уже даже не дворец, а просто какие-то царские палаты с пристройками для прислуги. Последнее, что успел сделать отец до аварии — почти отстроил бассейн с сауной. Лена обмолвилась, что осталось еще свою конюшню поставить, но они обе решили, что не стоит об этом говорить отцу, а то глядишь, он ухватится за эту идею и тогда придется всем, включая тетю Машу, учиться верховой езде.

Они приготовили праздничный обед, Лена сделала тортик, и теперь она не могла дождаться родителей. Как когда-то в детстве, хотелось съесть все сразу — она так любила праздники, что каждый раз целый день ничего не ела, «оставляла место для еды», а когда наступал сам праздник, почему-то все равно «не хватало места» на торт. А потом, когда сама выросла, стала готовить любимые сладкие блюда просто без повода, тем более в сам праздник она часто работала. Вот и сейчас она сидела около тортика и водила пальцем по блюду вдоль краев, где уже скапливалось самое вкусное — помадка сверху. Тетя Маша ворчала на девушку, и они смеялись. Пришло время выезжать, встречать родителей в аэропорт. Лена настояла, чтобы тетя Маша поехала с ней. Родители, наверное, соскучились. Она взяла машину отца и с удовольствием уселась за руль «Мерседеса». Хорошо, что в аварии не он побывал, она искренне его любила и полагала, что ничто не сравнится с этим железным конем.

Родители приехали посвежевшие, немного загоревшие, и даже Лена позавидовала маме, т.к. в Питере это лето выдалось довольно холодным, за исключением трех недель испепеляющей жары. Хоть столбик термометра не превышал двадцати пяти градусов, влажность накладывала оттенок духоты и тяжести.

Родители сообщили, что через две недели отправляются в Европу. В Нидерландах открывалась какая-то выставка (Лена прослушала), но видимо, что-то связанное с медициной. Она рассеянно смотрела на свой телефон. Был пропущенный звонок, но такого номера она не знала и сейчас думала — стоит ли позвонить или нужно ждать, когда сами перезвонят. Она оторвалась от экранчика и улыбнулась, сказав, что очень рада, что они вернулись к жизни.
Отец напрямую поинтересовался, как там дела у делегации в Чечне. Лена удивилась его интересу, а когда сказала, что она не общалась со Степновым больше, то получила в ответ уничтожающий взгляд отца и удивленный матери. Отец попросил ее зайти после обеда в его кабинет. Лена покраснела и отвела глаза.

Сложно было объяснить отцу, что мешало ей поговорить и вообще как-то проявить себя со Степновым. Она себе-то не могла объяснить, что происходило, а тут такие прямые вопросы и сверлящий взгляд... Отец не понимал, почему его дочь оказалась такой бестактной...

- Папа, я не могу взять и позвонить ему сама! Да, они приехали, наверное, но он — профессор, занятой человек, у него сейчас заслуженный отдых, ты же знаешь, что там за кошмар... К тому же он — мужчина, а я...
- Я не говорю тебе ехать к нему домой, но на кафедре или на этаже можно было его найти, хотя бы поблагодарить... Хотя это я должен был его поблагодарить...
- Когда ты очнулся, он уже уехал, а я даже не знала, что его направили туда. Я была слишком занята собой... Я знаю что это, по меньшей мере, некрасиво...
- Некрасиво! Да это не то, что бестактно, это вообще не по-человечески! Ты, как эгоистка, сидела и жалела себя, а вокруг тебя тоже люди! А потом ты удивляешься, что одна! Да ты черствая и бесчувственная!
- Папа, не кричи, я не бесчувственная, я просто люблю его! - она сама испугалась своих слов. Она призналась. В первую очередь самой себе. - Я вообще не знаю, как в глаза ему смотреть, - прошептала она. Никита прямо смотрел на дочь.
- Ну, он же пока не догадывается, значит веди себя как обычно, хотя, лучше ему сказать.
- Ты что!...
- У меня где-то телефон Савченко, сейчас... Вот, сейчас узнаем... Коля, привет! Да, Кулемин. Как там?... Все хорошо, благодаря тебе и Степнову. Скажи мне, как я могу его найти?... Нет, она не знает когда он выйдет, у них же наверняка отпуск... А когда они не ссорились?... Да, отлично. Спасибо, друг, вот там и встретимся. Не знаю еще, возможно — нет, - он попрощался и отключился.
- Папа, что - «нет»?
- Итоги первой командировки Красного Креста и Красного Полумесяца по Чечне будут обсуждать дома у Степнова, пятнадцатого. А потом предстоит спланировать следующие действия Движения Международного Красного Креста*, - Лена расширила глаза. - Савченко, Каренский, даже ваш Кристаллинов и весь остальной «свет» там будет.
- Ничего себе. Ты, я так понимаю, тоже туда приглашен?
- Да, мы с мамой поедем, наши из фонда в Чечне тоже были. А ты?
- Нет.
- Почему?
- Дежурю. Да и я не отношусь к вашему «свету».
- Ты-то как раз и относишься...
- А почему меня тогда не пропустили в Чечню? Твоих рук дело?
- Нет. Но я поддерживаю решение комиссии.
- Так ты в курсе?
- Да, я следил за этим.
- Никита Петрович!
- Спокойно, Елена Никитична, пока все правильно. Я не собираюсь лезть в твою жизнь и карьеру. Ты взрослая, ты опытный специалист, но, наверное, еще не время.
- Наверное, ты прав. Следующий раз. Папа, что ты собираешься делать там?
- Будут обсуждать вопросы по Чечне и Красному кресту вообще. И еще мне нужно лично увидеть Степнова. Я наслышан о нем, но встречаться нам не доводилось.
- Почему нельзя заказать ресторан? Опять эти дачи.
- Секретность проще сохранить в неформальной обстановке, а ресторан привлечет внимание.
- Ладно, я поняла, жаль не смогу поехать с вами, боюсь я теперь трасс... - она поднялась.
- Всякое бывает, никто не застрахован, да и вряд ли снаряд упадет в одну и ту же воронку. - Он поднялся вслед за ней, поцеловал дочь в лоб и проводил до двери. «Девочка выросла, и мне очень нравится, и она сама и ее выбор. Надо их как-то подтолкнуть, а то так и будут до старости ходить вокруг да около, а мне внуков хочется».

Скрытый текст


У кого какие варианты, как папа "подтолкнет" их? : http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000442-000-0-0-1263824915

Спасибо: 60 
Профиль
Straus





Сообщение: 1011
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 78

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.01.10 23:37. Заголовок: Привет, фантазерки! ..


Привет, фантазерки!


***
Лена позвонила на этаж Степнова. Девочки сказали, что он не появлялся, наверное, в отпуске. Она решила сама сходить в корпус к Савченко и узнать у него лично, что к чему, чтобы избежать лишних разговоров. Она как раз заходила на этаж главврача, когда ее кто-то окликнул. Это были молодые ординаторы Иван и Сашка. Последний здорово играл на гитаре и пел песни группы Кино. Она спросила у себя ли начальство, но они ей сказали, что там кто-то есть и пригласили Лену в кафе. Она улыбнулась и сказала, что у нее много работы и ей срочно еще нужно попасть к Савченко.

- Елена Никитична, вы слышали, что нас продают?
- Как это?
- Спонсор новый будет.
- А что со старым?
- Мы не в курсе...
- Ну, раз не в курсе, то не собирали бы сплетни.
- Да, мы не сплетничаем, мы точно слышали...
- Посмотрим, но, по-моему, мы тут ни при чем. Это политика, а лично я в этом не участвую. У меня и так работы много, а от спонсора не зависит количество людей, нуждающихся в помощи. Счастливо.

Лена зашла в кабинет к главному, в приемной никого не было, и она, решив, что шеф вышел, без стука зашла в кабинет. Она не ожидала, что он в кабинете, да еще и не один. Лена выдохнула и шепотом сказала:

- Здравствуйте, Николай Павлович, я не знала, что вы здесь и не одни. Здравствуйте, Виктор Михайлович... - Главврач посмотрел на девушку и, слегка улыбнувшись ее растерянности, сказал:
- Елена Никитична, это пока мой кабинет, вы кого-то ищите?
- Я, кажется, его уже нашла... - более уверенно ответила девушка и посмотрела на Степнова. - Извините, не буду мешать. - Она закрыла дверь и прислонилась к стенке около двери, перевела дыхание и пошла обратно в свой кабинет.

Лена еще долго не могла прийти в себя. Она давно не видела Степнова и уже отвыкла от его взгляда. Он глянул на нее своими бездонными синими глазами, которые просто сияли на загорелом лице, и теперь Лена вообще не знала, как себя с ним вести. Сердце говорило ей одно, а разум заглушал его голос. Умом она все понимала, но последнее время сердце заходилось при виде этого сильного красивого мужчины. Сегодня она посмотрела в его глаза и увидела что-то, чего раньше не было. Да, наверное, он просто соскучился по коллегам, но ей показалось, что было еще что-то. Или ей показалось. Ну вот — хотела его видеть, поблагодарить, а сама, увидев, сбежала как дурочка... Ну ладно, попозже позвонит Савченко и узнает, когда он вернется на работу.

Степнов стоял около окна в кабинете главврача и не слушал. Когда Савченко окликнул Виктора уже в третий раз, он повернул голову и улыбнулся:

- Простите, Николай Павлович, отвлекся...
- Лена тебя вывела из равновесия?
- Она давно уже вывела меня...
- Опять поругались. Я думал, что после истории с ее родителями, вы будете нормально общаться. Не обращай внимания, я вообще-то удивлен, что она так... Она вообще-то безвредная, очень добрая и надежная. Я давно знаю ее отца...
- Да нет, не в том смысле. Именно что из равновесия вывела — я кроме нее думать ни о чем не могу... А она...
- Она боится.
- Чего боится? - шеф пожал плечами.
- Знаешь, она каждый сеанс связи слушала вас из Чечни.
- Правда? – вспыхнули глаза Степнова, после чего он задумался.
- Угу. Если бы я не знал ее родителей, да и саму ее с детства, я бы подумал, что с ней одни проблемы — она все делает по-своему. Но я ее знаю и понимаю, что хочет она как раз сделать как лучше, как правильно, хоть и не по правилам.
- Она будет пятнадцатого?
- Кажется — нет. У нее опять три дежурства, - «Все еще обижается» подумал Степнов.
- И вы молчите. Нельзя же по правилам...
- Нельзя. А ей можно. И спорить на эту тему я больше с ней не собираюсь. Не собираюсь спорить, я еще жить хочу, - они рассмеялись.


Лена вышла из оперблока, поснимала стерильную одежду, умылась и вышла в коридор. Подбежала медсестра с картой пациента и стала что-то быстро говорить. Лена ей ответила, она пролистала карту и, не найдя того, что искала, сказала срочно найти листы и вставить на место. Эта карта на прошлой смене у нее была на столе. Ей казалось, что она отработала ее, и теперь выяснилось, что лекарство дает аллергическую реакцию. Этого не могло быть — она уже пользовалась этим препаратом, а в анализах она не увидела ничего криминального, поэтому и назначила его. Она сейчас припоминала, что был еще один листок, где явно исключалось применение аналога этого лекарства. В нем содержалось еще одно вещество, но на него у пациента точно была аллергия.

Она пошла быстро по коридору, заскочила в свой кабинет, где сидел Федор Федорович. Лена рассеянно улыбнулась и, взяв со стола стопку анализов, пошла к столу медсестер, чтобы вместе разложить пришедшие ответы. Втроем они быстро справились, и теперь она не понимала. Лена не могла перепутать, это была та карточка и тот пациент. Она пошла в палату, где лежал этот мужчина. Поговорила с ним и растерянная вышла в коридор. Остановившись около стенки, она затылком прислонилась к прохладной поверхности и закрыла глаза. Все верно. Только в анализах было наоборот. Неужели Лена перепутала все с точностью до наоборот. У нее началась настоящая паника. Она редко паниковала, но сейчас у нее тряслись руки, и сердце колотилось как бешеное. Медленно подошла к стойке и попросила девочек еще раз взять все анализы у него и лично принести ей вместе с картой.

В кабинет она зашла словно на эшафот. Там никого не было, и, словно обессиленная, села на свой стул, положив подбородок на руки. Она не могла сосредоточиться. Прибежала сменившаяся Катя и заглянула в глаза подруге. Молча принесла ей кофе, уселась рядом с видом «я вас слушаю» и стала качать ногой. Лена после глотка кофе немного отошла и рассказала. Катя успокоила, у каждого врача такое бывает, даже если она действительно что-то напутала, хотя Катя сомневалась. Она сказала, что у них двое с похожими фамилиями, может быть, просто перепутали анализы. Тем более что листков в карте вообще не оказалось. Катя побежала по делам.

Через некоторое время в ординаторскую зашел Савченко. Лена улыбнулась и сказала, что не стоило беспокоиться. Она просто хотела узнать, когда выходит Степнов, ничего срочного. Он ответил, что у него еще неделя отпуска, и что он ждет всех пятнадцатого у себя на даче. Лена посмотрела в глаза Николая Павловича и хитро улыбнулась.

- Вы же уже знаете, что у меня круглосутки...
- Третьи...
- Третьи.
- Лена, ты мне там нужна будешь.
- Я слушаю.
- Это нужно будет обсудить всем вместе.
- Дядя Коля! Вы же понимаете, что я не могу поехать к Степнову...
- Почему? Он твой коллега и если этого требует дело — ты должна...
- Что?
- Узнаешь пятнадцатого.
- У меня дежурства.
- Ты издеваешься?
- Ладно, но учтите — только ради дела. Я до сих пор не поблагодарила Степнова...
- Вот тебе и возможность это сделать. Скажем так, в приватной обстановке...
- Этого-то я и боюсь...
- Лена, я тебя не узнаю. Что с тобой?
- Я точно не знаю, кажется, я к нему неравнодушна.
- Ну!?
- Он старше, опытней, он профессор и вообще я для него — девочка, он сказал «выскочка». Я его боюсь.
- Он не съест тебя, а поблагодарить надо.
- Вот и папа говорит. Хорошо, я поменяюсь. Наверное. Николай Павлович, у меня к вам дело... - Лена рассказала, что произошло, чем заставила улыбнуться главврача.
- Лена, такое бывает, только надо выяснить, может быть, правда перепутали...

- Николай Павлович, вы только не думайте что это я от переутомления или...Мне правда не сложно по три... Просто я правда не могу представить, где я прокололась. Мне казалось, что я не могла ТАК перепутать...
- Лена, не переживай, проверь все еще раз, - он поднялся, - Я жду тебя пятнадцатого.
- Вы-то ждете, а Степов меня не приглашал.
- Я тебя приглашаю.
- Может, вы меня и заберете?
- Хорошо, я заеду за тобой к тебе домой. Созвонимся.
- Спасибо, Николай Павлович, — она улыбнулась, он попрощался с Кулеминой. Лена набрала внутренний номер девочек на посту. - Катюша, зайди ко мне с графиком, пожалуйста.

Савченко заехали за Леной ровно в назначенное время. Главврач поднялся к ней в квартиру и заметил, что Лена была напряжена. Он улыбнулся и сказал, чтобы девушка не переживала так.
Николай Павлович догадался обо всем еще до их разговора и искренне полагал, что они будут отличной парой со Степновым, если, конечно, сами захотят. В машине Лена с Ольгой Николаевной, женой шефа, оживленно общались на все темы, кроме работы. Ольга была в курсе, но не хотела опережать события при принятии решений.


http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000442-000-60-0

Спасибо: 54 
Профиль
Straus





Сообщение: 1014
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 78

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.01.10 16:11. Заголовок: Добрый день, красави..


Добрый день, красавицы!


Они въехали в просторный двор, где уже стояли машины коллег, друзей и даже папина тоже уже была тут. Лена поблагодарила Николая Павловича и Ольгу и прошла следом за ними в задний двор, где находилась большая часть приглашенных. Она поздоровалась со всеми, помахала рукой знакомым, и к ней подошли Нестеров и какой-то приятный мужчина в белой рубашке и нежно голубом свитере.

- Елена Никитична, разрешите вас познакомить с Каренским Алексеем Сергеевичем. Он руководит Василеостровской центральной и очень меня просил познакомить вас.
- Очень приятно. Фамилия красивая. Но с чего бы такой интерес и откуда вы обо мне знаете, Алексей Сергеевич?
- Кажется, лучшего хирурга Московского района все знают, а я вот не преуспел... К тому же вы еще очень красивая женщина.
- Спасибо. А вы — ловелас, Алексей Сергеевич, - Лена глянула на Нестерова и улыбнулась ему, — А вы, Петр Михайлович, трепло.
- Елена Никитична, не велите казнить, сейчас попрошу протекции у Никиты Петровича.
- Боюсь, он бессилен тут. Недавно он провинился, теперь он в полной моей власти. Кстати, где они? Ты их не видел?
- В доме, кажется, они вроде уже познакомились со Степновым...
- Понятно. Пойду, найду предков, удивлю своего папочку.
- Он не знает что вы тут? - удивился Каренский.
- Нет, я не собиралась приезжать. У меня были планы, но Савченко настоял.
- Что же может быть важнее тусовки высшего медицинского общества, если не секрет? - спросил Каренский.
- Конечно не секрет, у меня дежурство было запланировано, пришлось поменяться. Да и к «высшему» я пока не принадлежу... С вашего разрешения... - она наклонила голову, мельком глянула на Петра и пошла в сторону дома.
- Елена Никитична, а вы как тут? У вас же дежурство сегодня? - улыбнулся отец дочери, заметив ее входящую в дом. Он стоял к компании нескольких мужчин и своей жены, Лена подошла, чмокнула отца в щеку и обняла мать.
- Да, Никита Петрович, но мой начальник настоял на моем присутствии, пришлось поменяться. - Она кивнула уже знакомым собеседникам отца, протянула руку тем, кого ей представил отец - Я у вас заберу эту прекрасную особу? - она взяла маму под локоть, отвела немного в сторону и шепнула ей на ухо — Мамочка, выручай: что тут происходит? Кто эти люди, где Степнов и при чем тут я?
- Дочка, ты все скоро узнаешь, а пока поищи Виктора. Мы уже с ним познакомились, он очень хороший человек...
- Ты сомневалась?
- В тебе — ни сколько!
- Я-то тут при чем.
- Ну, ты не могла выбрать никого недостойного. Отец просто очарован... – Лену кольнуло в сердце. «Да, уж, мама, помня мой предыдущий опыт…»
- Мама, я ничего о нем не знаю, и даже не удивлюсь, если сейчас сюда выйдет его жена и дети... а тут я со своей благодарностью. Честно — мне стыдно и хочется сбежать...
- Я думаю, он поймет, не переживай. - Они подошли к резной лестнице, ведущей, видимо, на второй этаж. Лена разглядывала дом.
- Мама, мне кажется, что тут не дача, а резиденция посла какого-нибудь. Так красиво. Вот вроде ничего кричащего, но так стильно... Правда?
- Да, тут приятно находиться. А ты не была на заднем дворе? Нам Виктор показал озеро. Оно настоящее, не выкопанное... - Лена улыбнулась своей мысли: «Да, и белый лебедь на пруду, как в той песне».
Из зала вышел отец и позвал дам присоединиться к собранию. Лена вошла в зал и прислонилась к стене. В центре стоял огромный стол, вокруг сидели какие-то люди. Были те, кого она знала, кого видела, но не была знакома лично. На столе лежали проспекты и бумаги. Кто-то облокачивался на подоконники, а Лена просто стояла у стены и слушала. Из всего этого она поняла, что это политика, и она в ней не участвует. Она не понимала, зачем она сюда приехала, но решила дослушать до конца. Оказалось, что это были люди из Красного креста. Через некоторое время в зал вошел человек кавказской наружности. Лена их не различала, но он был очень приятным седовласым человеком с акцентом. Еще тут были люди из какого-то фонда. «Там» была война, и врачи в ней принимали участие, правда кто-то воевал по-настоящему, а кто-то обеспечивал тыл.

Степнов тоже выступил. Он рассказал про саму базу — больницу, что сделано, что нужно. Описал инфраструктуру и возможности связи. На данный момент там работали чеченские врачи, но были и наши, которые меняли друг друга через определенный период. Как только они подают сигнал — Россия отправляет туда своих. Да, сложно, постоянно нужны люди, готовые в любой момент уехать. Это тоже оговаривалось, и они получали статус освобожденных врачей при Красном кресте. Лена поняла, что она станет одним из них. Понятно, что все происходящее не должно получить огласки.

Базовые поликлиники и больницы получали за своих врачей какие-то субсидии или права. Но Лене было не это важно, и не из-за этого ее сюда позвали. И еще она точно знала, что ее не подставят. Не потому что у нее ТАКОЙ отец, а просто потому что у нее уже есть ЕЕ имя, и у них есть Красный Крест.

Она поймала на себе взгляд Никиты. Он смотрел несколько секунд вопросительно, Лена выдержала его взгляд и незаметно кивнула. Взгляд повторился. Савченко. Кивок. Нестеров. Кивок. Все три взгляда имели разную реакцию на ее ответ, но она точно знала — она правильно поступает.

Дальше были частные вопросы, подробности, которые не интересовали Лену, и она вышла во двор. В воздухе витали запахи костра, шашлыка, тишины и свежести. Было лето, но зори уже были холодные. Лена прошла по дорожке, даже не посмотрев, куда она ведет. Она вышла к озеру. Наверное, про него мама упоминала. Удивилась, когда увидела небольшой мостик с белыми перилами. Девушка медленно прошла по нему, проводя по гладкому железу рукой. Внизу блестела вода, отражая закат, который уже забыл, что такое Белые ночи. Здесь и правда очень красиво. Все по-настоящему. Она спустилась с другой стороны моста и опустилась у воды. Напряжение постепенно спадало, уступая место спокойствию. После дежурств и той истории с лекарствами Лена поняла, что действительно устала. Даже то, что сейчас вокруг никого не было, ее радовало.

жду вас: http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000442-000-60-0


Спасибо: 53 
Профиль
Straus





Сообщение: 1021
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 81

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.01.10 14:19. Заголовок: http://smayly.net.r..





Она не помнила, сколько времени она провела у воды, но отчетливо поняла, что стало прохладно даже для ее накинутой сверху шали. Волшебство этого сумеречного полусна прошло, Лена вышла из оцепенения и решила вернуться в дом, хотя бы, чтобы погреться. Покидая мостик, она заметила Каренского, направляющегося в ее сторону. Нет, он был ей скорее приятен, просто настолько хорошо было там одной.

- Елена Никитична, вы пропустили самое интересное.
- Да, и что же это?
- Шашлык с далмой и лавашем по рецепту нашего гостя.
- Мне сейчас намного интересней был бы камин и горячий чай.
- О, так идите в дом, там есть камин...
- Откуда вы знаете?
- Мы с Виктором дружим со школы, я сам помогал тут все строить.
- Правда? Ну, тогда, может, вы мне покажете, где тут есть чайник?
- Конечно. Прошу.
- Кстати, а где сам хозяин сейчас? С гостями, наверное?
- Да нет, уже почти все разъехались, остались самые стойкие.
- Как разъехались! А кто же меня заберет! - она встревожено посмотрела на собеседника, пошла в сторону ворот и, выйдя из-за дома, скрывающего площадку для машин, остановилась. Машины родителей и Савченко не было. - Вот это да! Родной отец бросил меня, - Лена была расстроена. К тому же, ей было холодно, и она еще не нашла Степнова. Что-то ей подсказывало, что сегодня не ее вечер. Она пошла к дому, набирая номер мамы. Телефон молчал. - И молчат.
- Елена Никитична, чаю? - она кивнула. Они прошли на кухню, Лена взяла в руки чашку и стала греться. - Пойдемте, я вас отведу к камину.
- Нет, спасибо, мне только нужно найти Степнова, а потом я уеду.
- У вас к нему дело?
- Да, иначе бы я не стала его тревожить и уже уехала с кем-нибудь, - Лена по-детски шмыгнула носом.
- Пойдемте.
- Куда?
- Вы искали Степнова.
- Это удобно?
- Думаю, да, - она кивнула и так с чашкой и пошла за Каренским. Пройдя несколько поворотов, они вышли на террасу. На фоне закатного неба вырисовывался его силуэт. Сердце радостно заторопилось, но потом отдало какой-то болью. Он был не один. Лена остановилась. - Вы чего?
- Вы сказали, удобно, а он не один, - прошептала Лена, но он их уже заметил.
- Леша, ты чего там шарахаешься в темноте. Елена Никитична, добрый вечер.
- Простите, Виктор Михайлович, я не хотела вас беспокоить, здравствуйте...
- Ничего, проходите. - Он кивнул собеседнице, и та удалилась. - Извините, что не подошел к вам раньше, но сами понимаете...
- Понимаю, если на вас сразу насел мой отец — вам сразу стало не до чего, - она улыбнулась и уткнулась в чашку.
- Я пойду, там нужно убрать во дворе, – Каренский решил оставить их вдвоем, Степнов кивнул. Он взял Лену под руку и усадил в плетеное кресло около столика, накрыл ее пушистым пледом, а сам сел в другое.
- Спасибо. Я, кажется, задремала у озера, теперь никак не могу согреться...
- Тогда в чай нужно коньяку добавить.
- Спасибо, мне еще домой добираться. Родители уехали, а мне нужно с вами поговорить. Виктор Михайлович. Простите, я вела себя как эгоистка, даже не поблагодарила вас. Вы столько для меня сделали, а я даже не знала, что вы в Чечню едите. Спасибо, что спасли отца, что рядом были...
- Не стоит, вы бы также поступили. Тем более, что ничего сверхсложного не было.
- Вы простите меня? - он засмеялся.
- Перестаньте, мне не за что вас прощать.
- Я не смогу смотреть вам в глаза, пока вы меня не простите. Это тянет за душу... - Лена глянула ему в глаза. Опять тот же свет, который она не знает, что такое.
- Да я уже давно простил вас. Вы же меня простили, не так ли? Ну, если сами подошли ко мне. - Он посмотрел в глаза Лене. Она выдержала его взгляд, а потом опустила его в кружку.
- Да.
- А теперь пойдемте, я вас отведу в вашу комнату.
- Куда?
- Туда где вы сможете отдохнуть.
- Нет, Виктор Михайлович, мне пора. Я домой...
- Елена Никитична, уже поздно. Электрички не ходят, на такси тоже не добраться — мосты разводят... А сам вас отвезти я не могу, извините...
- Это неудобно, не хочу вас стеснять...
- Посмотрите, сколько у меня сегодня гостей. Не переживайте, вы меня не стесните. Оставайтесь, будет весело. Ну, а если не захотите с нами в компании — комната в вашем распоряжении, - он посмотрел на нее. Она сидела в призрачном свете далеких огней и держала бокал в обеих руках. Волосы лежали ровно вокруг лица, падали на лоб и прикрывали шею. Глаза блестели, она была напугана и так нежна, что хотелось ее обнять и не отпускать.

- Виктор Михайлович, что подумают родители, когда узнают, да и все остальные...
- Они сами вас тут оставили...
- Да, но есть еще Каренский.
- Кстати, как он вам?
- В каком смысле?
- Ну, вы уже познакомились?
- Он вас очень любит, это было видно. Даже когда я еще не знала, что вы — друзья.
- Да, он отличный парень. Кстати, одинокий.
- Вы к чему это сейчас сказали? Каренский — ловелас! И не страдает от того, что одинокий.
- Это — да, и женщины его любят, - тихо усмехнулся Степнов.
- Тогда почему же он один?
- Не нашел наверное ту, кто его зацепит. - Лена кивнула...
- Вам нужно к гостям идти. Идите, а я пока тут...
- А комната?
- Правда, ну, тогда можно я заберу плед с собой?
- Конечно, но в комнате есть еще... - они пошли по темным коридорам и поднялись на второй этаж. - Считайте, Елена Никитична, а то потом не найдете свою комнату. - Он проводил ее до третьей двери слева от лестницы и открыл дверь, пропуская ее в комнату.
- Какая большая... - она повернулась к Степнову и прошептала – Спасибо.
- Отдыхайте. - Он закрыл за собой дверь, она села на кровать и удивилась ее мягкости.

Теплая мягкая пелена окутала Лену, и она, поджав коленки, не раздеваясь и не снимая пледа, уснула прямо на покрывале, укрывающем огромную двуспальную кровать. Ей снились яркие светлые сны, и к утру она совсем выспалась.

Вот как-то так было. : http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000442-000-60-0

Спасибо: 52 
Профиль
Straus





Сообщение: 1026
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 81

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.01.10 11:54. Заголовок: Доброго утра, дороги..


Доброго утра, дорогие!!!


На рассвете ее разбудила тишина. Она подумала, что сейчас у нее как раз начало дежурства в больнице, и сейчас она довольно хорошо себя чувствовала. Лена открыла дверь и выглянула в коридор. Никого не было. Она спустилась вниз. В кухне было светло от восходящего солнца. Она нашла чайник, щелкнула его. Нашла кофе и достала из посудомойки кружки, оставшиеся, видимо, с вечернего чаепития.

Сладко потянувшись, она решила выйти на воздух, пока согреется чайник. От кухни было два пути — один, по которому она пришла, вел к главному выходу, а второй, надо полагать, был коридором к задним дверям. Она вышла как раз к огромным ступеням сзади дома, от которых отходило несколько тропинок. Лена открыла дверь и шагнула на ступени. Влажность пробралась под кофту и девушка поежилась. Но через минуту ей стало жарко — прямо перед ней вырос огромный силуэт серого с черным пса, угрожающе смотревшего на нее. Она замерла. Он не шевелился, пронизывая ее взглядом. Лена не боялась собак, но сейчас ей стало не по себе. Он смотрел своими серо-желтыми глазами прямо в душу и спрашивал ее, что она тут делает.

- Доброе утро. Ты тут, наверное, за старшего? Прости, я вторглась на твою территорию. Хотела подышать воздухом. У меня в это время начинается смена в больнице, поэтому теперь я выспалась. А все остальные еще, наверное, спят. Хочешь — я уйду обратно? Не хочешь. Ну, тогда давай знакомиться, - Лена медленно сделала шаг. Пес не двинулся. Опустилась на верхнюю ступеньку и протянула ладонь к собаке. Ей показалось, что его суровый вид сменился более приветливым. Пес издалека понюхал руку и поменял положение лап. - Скажи, ты тут один управляешься со всем хозяйством? Я так понимаю, территория тут ого-го, а твоих собратьев не видно. Покажи мне, как пройти отсюда на озеро, там так красиво. - Она заметила, что пес ослабил свою настороженность, опустил голову, нюхая землю около ног Лены. Он аккуратно взял за край ее плед, все еще накинутый на плечи, и потянул. - Ты отведешь меня? А можно? - Она поднялась и пошла за собакой. - Ты все понимаешь? Почему ты не стал на меня лаять и пугать? От одного твоего вида можно с ума сойти, а если ты еще и залаешь — заикой остаться можно. Ты думаешь, что я безвредная? - Пес повернулся и посмотрел на нее.
- Ты давно его знаешь? Хозяина. Я его узнала на первом курсе. У меня в тот момент были сложности в жизни, и я ненавидела всех мужчин и большинство женщин, но Виктор Михайлович мне показался совсем другим. Он старше, он умнее, до него так далеко было дотянуться, ну он профессор, а я девчонка еще была. Меня покорил его прищуренный взгляд и прямота. И вообще он настоящий мужчина, надежный и такой... - она улыбнулась, — Светлый что ли. А вот недавно поняла, что люблю твоего хозяина. - Пес опять повернулся и посмотрел на девушку.
- Да иду я, иду. А у тебя в роду случайно волков не было? У тебя глаза как у волка — умные и понимающие. Озеро. Только с другой стороны. Молодец, спасибо. Тут безумно красиво. А на другой стороне, смотри, белый мостик. Мне сказали, что озеро настоящее. Интересно, а тут купаться можно? - Лена заметила, что пока они дошли, то ли воздух прогрелся, то ли она согрелась, но она скинула плед и повесила его на куст. Она села на берегу и опустила руки в воду.
- Теплая, словно это не у нас, а на юге, - словно в подтверждение ее слов, пес забрался в воду и поплыл на середину. - Ну, нет, плут, у меня нет купальника, да и я боюсь в нашем климате купаться. Плыви сюда, ты весь мокрый теперь. Тебя никто не испугается, ты как веревка, - смеялась она над псом. Тот повернул к берегу, смешно перебирая лапами в воде и прижав уши. Когда он выбрался, она стала смеяться, что он тощий, но он подошел поближе к ней и стал отряхиваться, обливая Лену потоком воды с шерсти. Она взвизгнула и, хохоча, поднялась с травы, скинула туфли, зашла по щиколотку в воду и стала двумя руками поливать собаку водой, а та стала носиться вокруг, поднимая столбы брызг и лаять на летящие капли, повизгивая от удовольствия. Когда оба наигрались, Лена выползла на траву, а пес сел рядом и лизнул ее в нос.
- Тьфу, слюнявый! Посмотри на меня! Мне надо мыться из-за тебя, а у меня даже полотенца нет! Я же не могу как ты отряхиваться! Она помотала головой, изображая движения пса и краем глаза заметила, что от дома к ним приближается Степнов в джинсах и с голым торсом. У нее дыхание перехватило - Нет, ну ты посмотри, он еще меня тут смущать вздумал, - Лена только сейчас поняла, почему пес часто поворачивал голову в сторону дома — почуял хозяина.

***
Степнов проснулся рано, согреваемый мыслью, что Она спит в его доме, и от этой мысли сердце сладко застучало. Он поднялся, вышел в коридор и заметил, что дверь ее комнаты открыта. Он спустился на кухню, чайник как раз вскипел, но Лены не было. Он пошел по коридору и его словно обдали ледяной водой — дверь на улицу была открыта, а там — Лютый. Пес-охранник сторожил территорию всю ночь, а потом Виктор сам его загонял на место. Имя у него было под стать характеру. Степнов даже не обратил внимания на утреннюю прохладу, он был в одних джинсах. Он представить себе не мог, что этот здоровяк сделал с девушкой, которая оказалась на вверенной ему территории. Он быстро обошел дом, потом пробежал до ворот, а потом услышал ее голос от озера, и внутри все похолодело, Лютый тоже лаял. Только потом он понял, что лаял он, играючи, без угроз, но мысли запоздало достучались до разума, когда он увидел, как этот суровый пушистый комок носится по воде как щенок и ей ничто не угрожает. Он замедлил шаг. Лютый лизнул ее в лицо. Он улыбнулся, даже собаке она понравилась.

Помимо того, что он соскучился по ее волосам, голосу, смеху, опущенным ресницам — он редко видел ее глаза, она их часто прятала, он понял, что ее ему очень не хватает. Но он не может признаться ей, что она ему нравится. Она молодая, у нее своя жизнь и она встретит кого-то, а с ним ей не интересно. Нет, нужно напустить побольше хладнокровия... постараться не попадаться ей на глаза. Потом она уедет в Чечню, станет легче, как говорится — с глаз долой, из сердца вон.

Он подошел к озеру и остановился. Лютый кинулся к нему, а Лена, проводив собаку взглядом, улыбнулась.

- Доброе утро.
- Доброе. Елена Никитична, вы зачем вышли из дома?
- Подышать... И пришлось еще искупаться... - она говорила, улыбаясь, но, заметив серьезный взгляд Степнова, улыбка сошла с ее лица.
- Вы знаете, как зовут этого пса?
- Нет.
- Лютый. Как вы думаете, почему его так прозвали?
- А говорили «доброе». - Пробурчала Лена и опустила глаза, поджала губы и повернулась взять плед с куста.
- Я не шучу, он никого не подпускает, его кормят через две решетки! А вы... Я когда увидел открытую дверь, а потом услышал ваш голос, у меня сердце чуть не остановилось, - закончил он тихо. Она подняла глаза на него, потом глянула вниз — в руку уткнулся нос собаки.
- Лютик, пойдем, твой хозяин ругается на меня, - она прошла мимо Степнова, коротко глянув на него, но Лютый встал на дороге и не собирался ее пропускать. - Не пустишь? Ладно, я поговорю с ним, - она повернулась к Степнову. – Ну, я же жива, ничего не случилось!
- Что бы я сказал вашим родителям!
- Сами меня тут оставили!
- Елена Никитична, вы как ребенок!
- Да, вы все взрослые, учат только меня... я сама знаю... - она опустила голову, а потом тихо сказала: — Я сначала тоже испугалась... - она шмыгнула носом и, отвернувшись, побежала к дому. Степнов даже не мог пошевелиться. Наорал, а ведь ей было страшно, он представил девушку и огромного пса одних, глаза в глаза.
- Пойдем, Лютый. Не пугай ее больше, если она когда-нибудь еще тут появится. - Пес крутился вокруг, заглядывал в лицо хозяину и поскуливал. - Да, она самая лучшая, а я дурак...

Лена пришла в комнату и закрыла за собой дверь. Зашла в ванную, умылась — тут было все кроме одежды, а ее была влажная. Она вышла обратно в комнату, набрала номер такси и замерла, задумавшись. Она не знала адреса. В дверь постучались. Она открыла дверь и отошла в сторону, пропуская Степнова в комнату.
- Простите, я был резок...
- И вы простите, я не знала что там собака...
- Вам нужно переодеться в сухое...
- Не беспокойтесь, я набрала такси, до дома доеду... только я адреса не знаю... Виктор Михайлович, спасибо вам, мне правда пора.
- Я отвезу вас...
- Нет, спасибо. У вас гости, а я лучше на такси.
- Я понял. Вы случайно не овен по гороскопу?
- Нет, я телец.
- Еще лучше! - он продиктовал по телефону адрес, — Пока едет такси — может кофе?
- Нет, спасибо.
- Но это же вы поставили чайник? Значит, хотели кофе...
- Не хочу вам портить аппетит...
- Колючка...
- Зануда... - она прямо посмотрела ему в глаза. Тот же свет, который уже стал ее смущать. Прищуренный взгляд, немного улыбающийся, но не смеющийся, не унижающий... и такой теплый. Телефон затрещал. - Мне пора.
- Такси, - сказал как-то обреченно, глянув на экран, — Я провожу, - она взяла сумочку и вышла из дома, он за ней.


- Привет, Ленок, как спалось?
- Здравствуй, папочка, я прекрасно выспалась, благодаря тебе, дорогой. Ты зачем меня вчера бросил, старый сводник?
- Лена, ты большая девочка, у тебя свои дела...
- Да, папа, ты прав, поэтому я завтра пойду и куплю себе машину.
- Купи. Только осторожно, мама волноваться будет. Ты хорошо подумала по поводу вчерашнего?
- Да, вам нужны пешки, я буду одной из них. Я буду помогать людям, буду прикрывать вас. Вам это нужно?
- Да. Спасибо, и прости, что вмешиваем тебя в это...
- Папа, в любом деле нужны люди, на которых можно положиться и не ждать удара в спину. Я рада, что смогу быть полезной. Надеюсь что справлюсь. Маме привет. Целую.
- Пока, родная.





Спасибо: 53 
Профиль
Straus





Сообщение: 1032
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 81

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.01.10 17:03. Заголовок: Чуть-чуть пошалили....


Чуть-чуть пошалили...


Когда Степнов вернулся на кухню, как раз, спустился Каренский.
- А ты что так рано?
- Сон приснился. Послушай, а эта девушка, Елена Кулемина, если не ошибаюсь... Она с кем?
- Вроде ни с кем. Пока.
- В смысле?
- Ты думаешь — один такой умный?
- А Нестеров?
- Я не знаю, они учились вместе. Ты бы сам у нее спросил, я не знаю о ней ничего.
- А что она хотела от тебя вчера, я думал...
- Я оперировал ее отца после аварии...
- У, - промычал он, делая глоток горячего кофе.
- Что — зацепила?
- Не знаю, но она очень красивая и умная.
- Вот именно — умная.
- Что ты имеешь в виду?
- Она делает всегда все наоборот, не по правилам. Ты думаешь, она поедет в Чечню?
- Нет, она же ушла, не дослушала...
- Она услышала, что ей было нужно, и приняла решение. Остальное ее не интересует. Что бы там ни было, – задумчиво произнес Степнов.
- Давай поспорим.
- Давай, на что?
- На приглашение.
- Куда? В ресторан?
- В круиз, - Степнов громко засмеялся - Кто проиграет, тот оплачивает путевки на двоих.
- Вот это фантазия, Леша. Она не поедет, у нее дежурства, и работает она не то, что некоторые — отсидел и ушел...
- Поедет, и это устроит тот, кто проиграл, ну то есть уговорит.
- Ты совсем ее не знаешь. А если ей не понравится компания выигравшего?
- Почему сразу выигравшего, пусть сама выбирает с кем поедет. - Степнов открыл рот от изумления.
- Как это? В чем суть пари тогда?
- Посмотрим, кто ей нравится.
- Тогда я не участвую. Это глупо.
- Почему?
- Да, она никого не выберет, тем более, если ей кто-то нравится.
- Откуда ты знаешь?
- Она не такая, про нее даже еще сплетен не ходит, а она уже у нас два с лишним года. Да и мужики, думаешь, на нее не смотрят?
- Степнов, да ты влюбился!
- С чего ты взял? В моем возрасте не влюбляются.
- Мы с тобой в одном возрасте и ты влюбился!
- Хорошо, хочешь пари — давай пари! Если она тебя выберет и поедет с тобой в круиз любой, хоть по Неве, в тот момент, когда будут известны списки в Чечню, то я подарю тебе свою дачу и Лютого в придачу. Идет?
- А если она согласится ехать с тобой...
- Если она вообще согласится ехать с кем-то из нас. Но мне сдается, что ехать придется нам с тобой!
- У, Степнов! Идет, - они пожали руки. – Я, кстати, даже не видел как она уехала, - он отпил кофе.
- На такси, - деланно безразлично пожал плечами Степнов. «Да, уж, Степнов, Леша прав, а ты влюбился, раз уже скрываешь от лучшего друга. Но почему-то вообще не хочется, чтобы кто-то что-то о ней знал, тем более, о том, что она тут ночевала. А то потом ее же достанут. Такая иллюзия тайны на двоих» - синие глаза улыбнулись мыслям.


http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000442-000-60-0

Спасибо: 46 
Профиль
Straus





Сообщение: 1034
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 81

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.01.10 19:15. Заголовок: Ладно, девочки, КВМ,..


Скрытый текст


Лена вышла на работу и занялась своей проблемой. Снова было все замешано на политике, снова перестановки и новые должности. Кто-то кому-то мешает, а договориться — это выше понимания некоторых людей. Надо взять и с треском выставить вообще из штата. Лена даже подумать не могла, что ее будут подставлять. Она поднялась в кардиологию и прилюдно всем сообщила, что весной уезжает в Чечню, а до этого времени будет работать на своем месте и переходить с повышением не собирается. Когда она вышла с этажа отделения кардиологии, то была уверена, что теперь все услышат ее слова, т. к. если хочешь что-то кому-то передать — скажи кардиологам, и все узнают. Даже за пределами больницы.

Раздался внутренний телефонный звонок, и она машинально взяла трубку.

- Это Степнов, с кем имею честь разговаривать?
- Добрый день, Виктор Михайлович, Кулемина к вашим услугам. Что случилось?
- Добрый вечер, узнал вас по голосу, - ей показалось, что он улыбнулся. - К вам должен был поступить пациент, у него травма позвоночника. Там, наверное, наша помощь понадобится?
- Не думаю, я сама справлюсь.
- Я могу осмотреть больного?
- Конечно, приходите, будем ждать.

Она повесила трубку и выдохнула. «Он сейчас придет. Как себя вести? Отдать пациента ему? Или не отдавать? Или ассистировать?»
Степнов появился в реанимации со снисходительной улыбкой на лице, с которой он обычно общался с молодыми медсестрами. Лена предоставила ему полную свободу, а сама пошла в кабинет, якобы, чтобы переодеться для операции. Через некоторое время появился и профессор, постучав, вошел в кабинет и уставился на Лену.

- Вы не погорячились, что справитесь?
- Вы опять будете сомневаться в моей квалификации?
- Нет, конечно, - он подошел и взял ее руку. - Там сложный случай с разрывом и проникающим.
- Я видела.
- Точно справитесь?
- Да, я делала подобные операции.
- О да, я наслышан и, признаться, впечатлен, - он поцеловал ей руку. Раньше они никогда не общались на профессиональную тему, кроме того инцидента.
- Виктор Михайлович, выкладывайте, вы зачем пришли? И от кого наслышаны? Что вам от меня нужно? Не люблю, когда подлизываются, а потом просят, например, поменяться отпусками, - он засмеялся.
- Пришел предложить помощь, у нас сегодня тихо.
- Что-то раньше я от вас такой любезности не наблюдала.
- Елена Никитична, вы на что-то намекаете?
- Нет, хочу спросить — вы не будете против ассистирования?
- Нет, с вами — готов всегда...
- Доктор Степнов, вы не поняли, вы мне будете ассистировать... - он даже рот открыл, а у нее похолодела спина.
- Вот такого я не ожидал даже от вас!
- Ну, так ваш ответ...
- Да, черт возьми, я буду сегодня вам ассистировать!
- Тогда вперед, у нас уже все готово, все кроме вас, профессор.

Она повернулась и прошла к двери, а он так и стоял, пораженный смелостью этой молодой докторши. В сознание потихоньку стало вползать бирюзовым туманом, словно идущим от ее глаз, одиночество и тоска, давно забытый мир и обычные человеческие чувства — привязанность, дружба, радость и сострадание, смущение и любовь. Он давно отвык от этого, отгородив себя от людей работой, и только долг и профессия были для него в жизни. Но эта девушка вернула его к жизни, словно вытолкнув утопающего над поверхностью воды, и он, конечно, глотнул воздуха и задышал.

Когда она сняла маску, на лице у нее было торжество и гордость. Степнова уже около двух часов не было рядом. Помимо травмы позвоночника ей пришлось еще оперировать несколько органов.
Она помнила, как обомлели коллеги, когда она на бегу в операционную сообщила, что ассистировать ей будет Степнов. И сейчас, после отлично проведенной операции, она чувствовала, что лед тронулся.

Из операционной она прошла в свой кабинет, где, как она надеялась, был он. Но там было пусто. Через минуту в дверь постучали, и он просунул голову в неширокий проем.

- Девочки сказали, что вы уже закончили.
- Вы у них отсиживались? Кто-то еще говорил, что Каренский - ловелас... - он улыбнулся, не давая вырваться своему «ревнуете», подошел к ней вплотную — Устали?
- Нет. Кофе будете?
- Ага.
- Вы не лопнете? Девчонки, небось, напоили вас, да не один раз?
- Нет, я ждал вас, - она серьезно посмотрела в синие глаза. «Шутит, или, правда, ждал. И что это все значит». Она подняла трубку. - Катюш, да, я... точно. И чего-нибудь к чаю... Поприкалывайся мне еще... Вот если бы это был Каренский, то в аптеку... но ты же меня знаешь... - она засмеялась своим низким голосом, от чего у Степнова по спине пробежал холодок. - Видимо вас обсуждают, или нас... Не пойму я, и чего вы с Каренским еще не женились, и ходить никуда не надо, лучшие медсестрички под боком. Зашел в любой корпус — пожалуйста.
- Елена Никитична, вы же сами...
- У меня другая история, мне подавай кого постарше, — она смутилась. — В смысле по званию, да и медбратьев мало, а медсестер — на любой вкус.
- Значит — кого постарше?
- Угу.
- Запросы у вас, доктор Кулемина. Мне вот тоже кого постарше подавай...
- Угу, я заметила вашу снисходительную улыбку, когда вы на девчонок смотрите. Полюбить, так королеву, проиграть — так миллион? Так? - она улыбнулась, в дверь постучали, Лена с трудом отвела взгляд, открыла и взяла у Кати поднос с кофе. - А это что? - она достала торчащий пакет из ее кармана — У, какая вкуснятина...
- Елена Никитична, да вы сутки не ели, вам сейчас хлеба принеси — радоваться будете, - девушка мельком глянула на Степнова, прислонившегося к столу. Его огромная фигура загораживала полкабинета. - Вот еще, это мама пекла, это конечно не ваши трубочки, но тоже вкусно.
- Спасибо маме, у нее самые вкусные печеньки! Катя, что там у Иванцова?
- Нормально. За ним Софья присматривает. Он уже выходить собрался.
- Тогда я спокойна, она его не выпустит, - она кивнула девушке, та улыбнулась и вышла из кабинета.
- Виктор Михайлович, ваши ноги участвуют в соревнованиях по бегу? В качестве препятствий? Сядьте уже... - пробубнила Лена, в который раз перешагивая через него в маленьком кабинете.
- Елена Никитична, перебирайтесь к нам, у нас кабинеты побольше, мои ноги мешать не будут, а вы прекрасно справляетесь...
- Очень смешно. В тесноте да не в обиде.
- У нас вас тоже никто не обидит, а кто посмеет — закатаю в барокамеру.
- Виктор Михайлович, не стройте из себя начальника гестапо, вам не идет, да и все знают, что вы не такой.

Они «спокойно» попили кофе, под стук открывающейся двери, коллеги все разом решили убедиться в том, это не шутка — совместная операция, и сканировали туда-сюда по очереди. Лена улыбнулась и посмотрела на него. Ей нравилось с ним просто быть рядом, даже молчать, но вместе.

На следующий день в кабинет постучала медсестра и внесла огромный букет с запиской. Это было от него, со словами благодарности за операцию и урок. Она улыбнулась, и тут же раздался звонок:

- Да, Виктор Михайлович, это вы?
- Добрый день, Елена Никитична, что новенького?
- Напрашиваетесь на еще одну операцию? Если вы мне каждый раз будете присылать такие букеты, я, пожалуй, переведусь к вам в ассистенты. Спасибо за цветы.
- Рад, что понравились. И заметьте, это мне к вам в ассистенты перевестись придется, – его голос улыбался, и Лена это чувствовала. - Я хотел спросить... вы уже ужинали?
- Нет еще.
- Вы не против встретиться в кафе внизу?
- У вас сегодня тоже тихо?
- Да, вы же сами у меня отбиваете всех моих пациентов.
- Хорошо, скоро приду, - она положила трубку и улыбнулась. «Вот это да, что это было?» На том конце провода голубые глаза тоже улыбнулись.


: http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000442-000-100-0



Спасибо: 48 
Профиль
Straus





Сообщение: 1043
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 81

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.01.10 11:41. Заголовок: Карета скорой помощи..


Карета скорой помощи подошла как раз в тот момент, когда Лена вышла на крыльцо. Она приняла очередной тяжелый случай и на ходу попросила медсестру позвонить Степнову и сказать, что она занята и не сможет подойти. Она быстро переоделась и отправилась в приемную. Персоналу приходилось еще сражаться с нетрезвыми родственниками и друзьями пострадавшего. В коридорах стоял кошмар, Лена бежала рядом с носилками и на ходу замеряла пульс и пыталась прослушать легкие, в которые что-то попало. Дальше надо было действовать быстро — на подходе к операционной она повернулась, перехватывая аппарат для искусственного дыхания, а потом, резко разогнувшись, она налетела на одного из тех родственников, толпившихся в коридоре.

Удар пришелся виском о широкую грудь, как потом оказалось, в нагрудном кармане которой была фляжка со спиртным. Лена потрясла головой, рявкнула медперсоналу, чтобы всех убрали с пути, и они покатились в оперблок. На нее надели халат, перчатки, на голове у нее была шапочка. Но сделать шаг она не успела, повалилась на пол без сознания.
Очнулась она от того, что свет падал прямо в глаза. Она убрала чьи-то теплые руки от лица и приоткрыла глаза. Голова болела, комната плавала перед глазами, а перед ней маячило лицо Степнова. Она подскочила, но тут же была снова уложена на кушетку. Она почувствовала, что сейчас пойдет кровь и попросила вату. Опять попытавшись встать, она спросила, что там в оперблоке. Катенька сказала, что все в порядке.

- Елена Никитична, я думаю нужно сделать снимок. Я отвезу вас к себе...
- Если только ногами вперед. Я в норме, спасибо.
- У вас сотрясение.
- Я поняла уже. Ничего, пройдет, мне еще ночь дежурить, а там до дома.
- Елена Никитична, я настаиваю — никаких дежурств и пойдемте я вас обследую более детально.
- Не стоит, я вам свою голову не отдам — самой нужна, спасибо, я в порядке.
- Елена Никитична, Виктор Михайлович говорит, что вам нужно отдохнуть, отправляйтесь домой, а мы тут додежурим, - пробубнил молодой врач, тоже сегодня вышедший на смену.
- Блин, слух у меня в порядке, Василий Александрович, я слышу! Спасибо, но если я не буду биться головой о стену, думаю, додежурю. Виктор Михайлович, спасибо за беспокойство, и извините, что не дождались меня.

Под утро она уже отлично себя чувствовала и даже приняла одного больного, поступившего утром. Когда она закончила операцию, то оказалось, что уже давно пора было сдавать смену. Она взяла неделю отпуска и счастливая направилась домой. Степнов позвонил раз пятнадцать за ночь, но на последние звонки она не успела ответить, так как была в операционной.

Девушка спустилась с крыльца и услышала сзади шаги. Было уже темно, и она немного напугалась. Нервы были на пределе и дали о себе знать, хотя она знала такие точки, куда можно нажать в случае нападения. Она резко повернулась и увидела перед собой Степнова.

- Извините, кажется, напугал?
- Ничего, просто смена не из легких. А вы должны были уже давно отправиться домой?
- А я ждал, когда вы закончите...
- Зря, я могла задержаться.
- Елена Никитична, я вас провожу. Скажите, зачем вы так себя загоняете? Ведь у нас правило — больше двух не брать, а вы постоянно по три сидите. В тот раз было бы легче, если бы вы были не с трех смен. Да еще и раньше приходите и уходите не по расписанию.
- Какое у нас может быть расписание? Человеческая жизнь дороже, и, когда у тебя есть ради кого жить, это же здорово.
- У вас нет, ради кого, нет мужа?
- Нет.
- А дети? В вашем возрасте пора бы иметь детей.
- Если у меня нет мужа, значит, и детей нет.
- Ну, сейчас это не правило...
- Для меня это свято. Меня так воспитывали. Бабушка с дедом... Мои родители всю жизнь вместе, и мне приятно на них смотреть, у них все общее — и воспоминания, и горе, и радости... Я смотрю на них и думаю о том, что, наверное, это сложно — врачам ужиться вместе. Графики, вызовы, ведь не каждая женщина будет ждать мужа... а если женщина — врач, то вообще! Как им удалось столько лет вместе провести? Просто, наверное, потому, что они одинаковые - он улыбнулся. Ему нравилась ее основательность и преданность.
- Да, а я тут оглянулся и понял, что уже вырос из этого.
- Из этого невозможно вырасти. Вам мужчинам еще проще, это женщине нужно раньше, чтобы потомство было здоровым и прочие тараканы... а вам никогда не поздно начать... А у вас есть жена?
- Была. Но ушла. Она не понимала нас — врачей. А когда я первый раз уехал с Красным крестом... все сложно стало.
- Любили ее? - она посмотрела ему в глаза.
- Да. Но работу, наверное, больше, поэтому не было у меня выбора. Знаете, когда она кричит «или я или она - работа»...
- А дети?
- Нет, вот детей у меня нет. К сожалению.
- Да, к сожалению... - Лена грустно кивнула.
- Елена Никитична, я могу увидеться с вашим отцом? Он легенда, я всегда на него равнялся.
- Конечно, Виктор Михайлович, я думаю, он будет рад. Но вы же только виделись...
- Вы не поняли — с вами вместе...
- Как это?... зачем? - растерялась девушка. Она остановилась и прищуренно смотрела на него. Он засмеялся:
- Да нет, Елена Никитична, отвезите меня к нему, если можно. Просто пригласить его к себе — вроде нет темы, да и неудобно, а поговорить надо, а я сам не знаю куда ехать... - ей показалось, что он смутился. Хотя, наверное, показалось. Она еще несколько секунд смотрела в его глаза. Степнову показалось, что его сканируют, он понял, что тонет, и вообще у него крышу срывает, когда она так на него смотрит:
- Хорошо, я же вроде пока в отпуске и как раз собиралась к ним в Петергоф. Спасибо что проводили.
- Елена Никитична, а можно…
- Что? – она остановилась.
- Ваш номер? - он опустил глаза. «Ну, прямо как в школе».
- Конечно, записывайте...

Он стоял на ветру и провожал ее взглядом, пока она не скрылась за дверями автобуса. Ее светлые прямые волосы приятно щекотали ему щеку, пока она диктовала номер и смотрела в экран мобильного телефона, и теперь эти ощущения хотелось повторить. А еще очень хотелось опять прижать ее к себе и не отпускать. Он хотел набрать ее номер, но не решался. Завтра она будет дома. Завтра он тоже выходной.

На следующий день он позвонил. Она ответила сразу и торопливо объяснила, что его номера у нее нет, поэтому она не позвонила раньше сообщить, что родители уехали на конференцию. Вернутся они недели через три, поэтому ему придется подождать. Он ответил, что это не к спеху и спросил как ей отдыхается. Она засмеялась и сказала, что пока только успела отоспаться, и во вкус еще не вошла. Они попрощались, и у нее сложилось впечатление, что совсем не из-за отца он звонил.




Спасибо: 57 
Профиль
Straus





Сообщение: 1049
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 81

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.01.10 22:44. Заголовок: Я хочу порадовать вс..


Я хочу порадовать всех продкой:

На следующие выходные их компания собиралась на даче у Каши - это Катя и Паша. Так прозвали коллеги эту пару, но Лена сомневалась, стоило ли их беспокоить, ведь Катя была уже на сроке, и толпиться такой компанией казалось слишком негуманно. Лена накануне, как раз, была выходная и отправилась на дачу раньше, чтобы помочь приготовить, захватив с собой сумку с разными лакомствами. В электричке зимой Лена не любила ездить, и каждый раз убеждалась почему — сидишь на печке, жарко, а ноги ледяные. Лена бывала на даче у Уляковых во время учебы, и тогда еще неженатые сокурсники также тепло и хлебосольно встречали друзей.
Лена пекла Кате торт, она очень просила, а Паша резал салатики.

- Ленка, давай тоже выходи замуж и рожай быстрее. Ты одна осталась среди коллег. Мама, наверняка, поможет с родами.
- Так уж одна! Да, мне пока не от кого. А маме деваться некуда — она у нас за главного по родам. У тебя когда срок-то?
- После шестнадцатого января.
- Ну, если мальчик — может и переходишь...
- Не надо перехаживать! Я уже хочу увидеть своего наследника! - вскричал Пашка с ножиком в руках. На, вот лучше солененького огурчика съешь...
- Не хочу солененького, уже поздно, это в начале беременности умирала по огурцам.
- А мне не хотелось вообще соленого, только сладенького и побольше... - она задумалась, а ребята переглянулись:
- Не переживай, вот поженим вас с Нестеровым. Сначала дом, потом собака, а потом и дети, - попытался подбодрить Пашка.
- Нет, мы с ним не переносим друг друга дольше пяти минут. Шутка, мы как брат и сестра, и я знаю, он за меня убьет.
- А по ком у вас, девушка, стучит сердечко? Если не секрет? - спросила Катя, заглядывая в глаза Лене.
- Не знаю, стучит ли оно вообще...
- Да она по Степнову со школы сохнет! - Лена глянула на улыбчивую рожицу Пашки и покраснела.
- Ты что? Он же профессор!.. Ты только никому не говори, не хочу сплетен.
- Нет, но мы с Катькой давно догадались... Да, дорогая? Он, кстати, должен сегодня быть, они с Каренским приедут, это главврач с Василеостровской главной больницы.
- Да, с Каренским мы знакомы. Послушай, я же даже не знаю, может у него кто-то есть...
- Нет у него никого. Девочки говорят, что он ждет свою принцессу, а еще говорят, что, как только он поменяет свою десятку на иномарку, значит, точно влюбился... У него есть за городом дом, девочки говорят, там здорово, только ему одному там скучно.
- Да, я была там — дворец... - Лена заметила, что друзья переглянулись с многозначительными улыбками. - Да там было заседание, Савченко настаивал...
- Угу.
- Да не угу, и не надо на меня так смотреть. Ничего быть не может.
- Может и не может, да от вас искрит, особенно когда вы на собраниях присутствуете вместе.
- Да, Лена, наши вас прозвали «взрывоопасная горючая смесь Кулемина-Степнов» - они засмеялись.
- Да, а я не замечала...
- Лена, это химия, это от мозгов не зависит, это даже не подсознательно, это просто химия. У меня есть друг, мы в школе учились, так он женился на женщине на пять лет его старше. Все против нее были: и родители, и друзья, и общество не понимало. А он по пьяни мне говорил: «Знаешь, Пашка, мы уже десять лет вместе. Сыну семь, а меня трясет каждый раз, когда я ее вижу, я ее постоянно хочу и люблю ее безумно» - Лена опустила взгляд:
- Да, бывает же такая любовь...
- Лена, а почему ты не встречалась с мужчинами ни в институте, ни позже?
- Откуда ты знаешь, что не встречалась?
- Встречалась?
- Нет.
- Почему? - не сдавалась Катя.
- У меня, наверное, слишком большие запросы. Мне не нужны отношения на год или два. Мне нужно все и без остатка, - она улыбнулась.
- Лена, а представь, ты встретишь своего идеального мужчину, а он женат.
- Значит, не судьба.
- Так и откажешься?
- Конечно.
- Ну, а если он потом поймет, что он тебя тоже любит.
- Не поймет, я постараюсь или ему не попадаться на глаза, или сделаю так, чтобы он во мне разочаровался. И сама найду кучу причин, чтобы разочароваться и забыть.
- А что же Степнов?
- Я не могу допустить это чувство ближе, чтобы оно не переросло во что-то большее. - «Хотя — почему нет?» - спросила Лена у себя.
- А почему нет? - повторила Катя мысли Лены, она улыбнулась.
- Все те же тараканы — он старше, он профессор, я для него девчонка, он не воспринимает меня всерьез, что скажут вокруг, и может ему не интересно со мной будет. Это помимо того, что я не знаю, что с его жизнью и вообще ничего о нем не знаю...
- Так ты узнай!
- А зачем? Если бы я была нужна ему, он хотя бы позвонил бы мне... Хоть по работе. Да и некогда мне, график не располагает к совместному времяпровождению. Вот Паш, тебе же нравилась Катя когда-то, что ты делал?
- Ну, мы в кино ходили, вместе прогуливали пары...
- Ты был инициатором?
- Ну да.
- Вот и я о том же. Я, конечно, понимаю, что в семнадцать лет и в тридцать смотришь по-разному на одни и те же вещи. А может, это любовь так искажает действительность и кажется все волшебным. Я уже не помню, - она улыбнулась. - Я сначала боялась и бегала от этого, потом расслабилась и забыла. А когда его встретила, испугалась. Он был рядом, но поняла я поздно и теперь, наверное, это не имеет значения. Главное — оно было.
- Лена, всегда лучше, когда не ждешь. Мы вот тоже не ждали, а получился сын, - Катя глянула на Пашу.
- Наверное... Кать, а он уже шевелится, можно потрогать? - она глянула в глаза мамочке. Катя взяла руку Лены и приложила сбоку:
- Вот, наверное, тут ножки.
- Ой, правда, пинается, ему не нравится, что кто-то чужой его трогает. Паш, представь, такой маленький... а потом вместе пиво пить будете... - они еще долго смеялись в тот вечер. Лена поняла, что хотела сказать ей Катя, и на душе стало легче. - Послушайте, у вас так здорово! Так спокойно и тихо, просто можно отдохнуть морально...
- Так ты приезжай, тебе приглашения не надо...
- Ага, у вас скоро появится малыш, и вам будет ни до кого.

Подъехали машины и припарковались в просторном дворе у забора. Сразу стало шумно и весело, особенно у костра. Ребята привезли с собой разного спиртного, но Лена хотела только одного — посидеть у огня и поесть шашлыков. Они с Катей перетаскивали все к костру на невысокий стол, вокруг костра лежали огромные бревна, и Лена подумала, что на скамейках было бы не так здорово.

- Нестеров у нас мастер по шашлыкам, правда, ребята? Давай, маэстро, угли прогорели, и так хочется есть!
- Вот обжоры! Даже поздороваться не дадут! Привет, любимая! Как там дети? - заорал Петр на весь поселок, ребята захохотали, а Лена бросила в шутника комок первого снега:
- Все хорошо, дорогой. Наша няня согласилась на весь день нас подменить...
- Высокие отношения!
- Да, а вы не знали? Теперь еще собаку завести... - Паша и Лена переглянулись и засмеялись. Он взбежал по ступеням в дом, поцеловал в щеку Катю, схватил кастрюлю с шашлыками и пролетел мимо девушки.
- Пойду, помогу Кате, - сказала Лена.
- Между прочим, Каренский тоже отличный шашлычник. Предлагаю дуэль, дегустировать будут подопытные друзья и коллеги, — слышала Лена, как во дворе голосил Нестеров. - Девочки, располагайтесь, будьте как дома, - это он уже обращался к подоспевшим двум девушкам, которые приехали со Степновым и Каренским.

Алексей Сергеевич и Виктор Михайлович сейчас выгружали что-то из машины.
- Вот видишь, они все же с Нестеровым вместе, у них еще и дети? – спросил тихо Каренский.
- Да нет, это они по-дружески, они учились вместе.
- Между мужчиной и женщиной не бывает просто дружбы. Может он ее любит, или любил.
- Как знать, - пожал плечами Виктор.

Степнов закрыл дверь машины и прошагал к дому, по пути здороваясь с ребятами и кивая девчонкам. Он поднялся по лестнице и в дверях почти наткнулся на Лену, несшую тарелку с зеленью и кетчуп на улицу. На нем был шерстяной голубой свитер с горлом, он выгодно подчеркивал цвет глаз и стройность фигуры. Джинсы, сверху незастегнутая дубленка и финские непромокаемые ботинки.

- Ой, извините, Виктор Михайлович, - она опустила глаза и обошла его. Вышла на свежий воздух и сразу ощутила, насколько ей было приятно находиться с ним рядом и чувствовать его запах.
- Здравствуйте, Елена Никитична, – проговорил он вслед девушке, лаская взглядом ее удаляющуюся фигурку. - Катя, иди, принимай аппарат, – обратился уже к хозяйке он.
- Какой аппарат? - непонимающе заморгала Катя.
- Да тут Степнов общался со своей беременной подругой. Она прочитала ему лекцию про супер-коляски на трех колесах с кучей наворотов. Мы сегодня весь город объехали, вроде нашли, вот решили на тебе испробовать, - смеялся появившийся следом за другом Каренский.
- Да зачем... - смутилась Катя.
- Я же говорю, эксперимент. Смотри, тут тормоз на руле... - Лена дальше не слышала, она снова зашла в дом.
- Паша, а где вы жить будете? Вы же в городе снимали квартиру?
- Да, наверное, тут будем жить. Квартиру сдали.
- А вы комнату детскую уже обставили?
- Да, хочешь посмотреть?
- Нет, это личные апартаменты малыша, пусть он первый туда и въезжает, - улыбнулась Лена.
- Не грусти, Ленка, все будет. Только не сразу, - он обнял ее одной рукой за плечи, а она кивнула - Что там за шум? Пойдем посмотрим?
- Пойдем, - они вышли из дома и увидели премилую картину: Каренский и Степнов собирали коляску, пристраивая новые детали на основу. Паша и Лена переглянулись и громко захохотали от того, что эти два огромных парня не знают, куда что ставить и вообще, как управляться с этим самым «аппаратом», который сами и притащили.
- ...а это куда? Нет, Вить, не так...
- Вот сюда, механики! - взяла Лена из рук Степнова какой-то механизм и поставила его на место. - Инструкцию читать надо! - снова засмеялись, а ребята стали объяснять Кате как работает «эта штука».
- А зачем вы поставили сидячий блок? Сидеть дети начинают в полгода. Виктор Михайлович, снимайте, ставьте люльку.
- Ну да, мы хотели показать что тут и так можно...
- … тогда подставка для ног пока не нужна.
- Ну и что это?
- Люлька.
- Что-то эта навороченная вещь мало похожа на коляску...
- Да потому, что вы капюшон забыли! - молодежь уже давилась от хохота, Катя вообще держалась за живот «все, больше не могу».
- Да, Лена, откуда такие познания?
- Логика. Да и мама у меня — сами знаете, как ни приеду к ним, все веселят меня своими беременными посиделками, дают советы и спорят.
- Тебе дают советы?
- Нет, мне без толку... Друг другу дают. Хотя, конечно, любая мамочка сделает так, как ей удобно, правда, Катя? Кстати, тут ручка регулируется по высоте, смотри, - она нажала кнопки по бокам и подняла ручку.
- Паша, смотри какая прелесть! - Катя была потрясена таким подарком.
- Ребят, вы правда зря, спасибо, но...
- Да ладно! Вам же ехать некогда уже, я бы не потащил жену на таком сроке в город... - все остальные согласно закивали Степнову.
- Да я бы сам купил...
- Моя сестра еще до родов с мужем ходили и выбрали примерно удобную коляску, ну там — фирму, цвет, а потом, когда она родила, он позвонил и сказал, что купил. Знаете, что она ответила? «Если мне не понравится — сам в ней возить будешь, а я сама куплю себе удобную» - констатировал Степнов. Лена улыбнулась, а Катя, сияющая от удовольствия, сказала:
- Мне понравилась, спасибо, ребята. Теперь мы готовы, да, Паш?...
- Да, классная. Теперь ей нужен гараж. - Мужчины отправились пристраивать коляску, а девушки пошли в дом за остальными блюдами, чтобы отнести их к костру, где колдовал Нестеров, не забывая веселить Олю и Розу. Остальные парни тоже поглядывали на новых девушек, приехавших со Степновым и Каренским.
- Катя, а кто это приехал с Каренским? Ты же говорила, что у Степнова нет подруги. - Спросила она, когда вернулась за очередным блюдом.
- Это коллеги Алексея, Роза и Ольга. Я не знаю, кем они работают, но они часто появляются в нашей компании, в отличие от тебя. Пойдем, я вас познакомлю, - Лена взяла Катю под руку, и они вместе спустились к костру... - Лен, ты что, ревнуешь?
- Нет, я просто слушаю... - она грустно улыбнулась. «Ревную».
- Катя, я не советую тебе садиться тут. Может, пойдем в дом, а чтобы не было скучно, можно открыть дверь, тогда мы все услышим?
- Ничего, я немного тут побуду и пойду. Кстати, Лена, а ты помнишь нашего декана? У него тоже тут дача, у нас номер 74, а у него — 79.
- Послушай, очень хочется с ним поговорить, да и с женой. Можно к ним сходить, как ты думаешь, это удобно будет?
- Думаю, удобно, он всегда спрашивает про всех вас и приглашает к себе.
- Пока шашлыки не готовы, можно, я схожу?
- Давай, Уляков проводит.
- Не надо, спасибо, а ты не засиживайся на улице долго, - Лена была рада снова увидеть декана. Он с самого начала ее тепло принял, и она его уважала безмерно.

Через час Лена возвращалась от Кристаллинова, довольная, что сходила и повидалась с ним и его гостеприимной женой. Тогда на приеме она его издалека видела, только кивнула ему, но поговорить не удалось. Он был чудный специалист — он очень много знал, был добр, но очень любил читать морали прилюдно. Если уж ты провинилась, он вытащит тебя перед всей аудиторией и отчитает тебя при всех. Лена помнила один такой случай, правда не помнила, что она ему при всех же ответила, но после этого у них сложились теплые отношения. Он стал ее ценить и уважать даже.


хэ, посиделки не закончились : http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000442-000-120-0

Спасибо: 54 
Профиль
Straus





Сообщение: 1052
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 81

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.01.10 16:16. Заголовок: Она шла по улице, за..


Она шла по улице, засунув руки в карманы и задумавшись. Сзади она слышала торопливый скрип шагов по снегу. На перекрестке ее догнала группа ребят, резвившихся на снегу. Они кидались снежками и попали в Лену. Она рассмеялась, зачерпнула липкую массу и запустила в них, попав кому-то в спину. Через мгновение она была обстреляна артиллерийским залпом комков, но успела еще пару раз в кого-то попасть, когда заметила, что в сторону противника летят еще комки.

- Елена Никитична, прячьтесь, я прикрою, — горланил Каренский, а рядом пулялся в ребятню Степнов. - Идите шашлыки есть, а то все слопают! Кстати там уже покушаются на тортик.
- Спасибо, пусть лопают! У меня тут войнушка.
- Кажется вы в качестве мишени, — засмеялся Степнов, схватил ее в охапку, отвернул от комков, влепившихся ему в спину, под общий хохот, и посмотрел в глаза. Он заметил, что она сейчас начнет возмущаться и быстро ее выпустил. Повернулся и стал закидывать лагерь противника комками.
- Да уж, меня, кажись, обстреляли. Виктор Михайлович, сейчас и вам достанется, - она спряталась за его спину, но тут он увернулся от летящего комка, а Лена не успела, и тот прострелил Лене плечо. Она засмеялась, Степнов тоже, со словами «простите», а она отряхнулась и сказала: - Ок, я пойду лучше поем.

- А вы мужественно сражались.
- Да, если бы не вы с Виктором Михайловичем, я бы пала смертью храбрых...
- Мне рассказывали, что вы и на посту отлично воюете!
- Они мне льстят, Алексей Сергеевич. А вы с чем воюете?
- Со всем понемногу. Главврач иногда рассматривает даже случаи немедицинские... Елена Никитична, приходите к нам, посмотрите, с чем мы имеем дело. Может, к нам переберетесь, нам такие специалисты нужны...
- Я польщена, Алексей Сергеевич, но я с Московской — никуда.
- С чего бы такой патриотизм?
- Мой патриотизм здесь ни при чем, просто я «другому отдана и буду век ему верна» - …ах - Лена ахнула и подскочила с места следом за Каренским, увидев как падает лестница, на которую ребята навешали свою одежду. Кто-то из повеселевших ребят налетел спиной на лестницу, и теперь она летела прямиком в огонь, угрожая спалить одежду отдыхающих. - А, держите же! - Каренский еле успел подставить плечо. Она неудобно подставила руку, подхватив падающие куртки, а потом подоспели крепкие мужские руки: «Степнов, его руки» - подумала она, и вытащили Лену из опасной зоны, и мужчины убрали лестницу в сторону.

Лена сидела у костра с шашлыком, а ребята смеялись над тем, как бы они выглядели в дырявых куртках.
- Ага, а я босиком, в прожженных ботах, пошлепала бы домой по снегу, как в той песне, только там к любимому без валенок.
- Я бы тебя отвез!
- Спасибо, Петя, ты настоящий друг!
- Елена Никитична, мы не договорили, так это Петр? - спросил Каренский, когда они остались вдвоем у костра.
- Что — Петр?
- Ну, про патриотизм...
- А, нет, мужчина тут ни при чем. Я про медицину, больницу, коллектив и начальство.
- Елена Никитична, может, составите мне компанию? Я завтра приглашен на выставку медицинских технологий в СКК...
- Извините, в моем случае это невозможно, к тому же я на смене.
- А послезавтра?
- Тоже на смене.
- А через день?
- Тоже.
- Елена Никитична, вы либо шутите про дежурства, чтобы от меня отделаться, либо вы нарушаете правила.
- Алексей Сергеевич, во-первых, я никогда не шучу на тему работы. Извините, но так меня проще всего найти в случае чего. Во-вторых, если я нарушаю правила, попробуйте пожаловаться моему начальству. Только с условием, что потом расскажете, что они вам ответили.
- Елена Никитична, да вы — колючка.
- Это я болею, а вообще я — мягкая и пушистая. Кто шашлык делал?
- Мы с Петром.
- Отличный получился. Спасибо.
- Кто тут у нас колючка? - подсел Степнов. – Елена Никитична, покажите свою руку! Вы ее сильно об лестницу?...
- Нет, не покажу... это не ваш случай, Виктор Михайлович, на этот раз это травма... - они засмеялись.
- И меня Елена Никитична послала целых два раза.
- Она может! - он улыбнулся, взял ее за руку, которую она не хотела давать, он посмотрел в глаза. — Будете сопротивляться — госпитализирую! – синий огонь прямо в глаза, и тихо, только чтобы она услышала. Она поняла, что он не отстанет...
- Да ладно, вас пошлешь, вы же не пойдете...
- Да мы смирные! - засмеялись молодые люди.
- Да, девочки с вашей больницы рассказали, что вы просто ангелочки...
- Да это мы молодые были, горячие, да, Вить? А уж что мы творили в Красном кресте!
- У, да вы опасные типы! Виктор Михайлович, отдайте мою руку, я вас уже бояться начинаю, — смеялись они.
- Кстати, сейчас опять придет график на Грузию или на Чечню.
- Да, но вам, девушка вряд ли такое поручат... - протянул Каренский, поглядывая на друга.
- Почему?
- Там тяжело. Морально тяжело. Меняешься сильно после таких поездок. - Сказал задумчиво Степнов.
- То-то вы присмирели, я смотрю! Говорили — вон какие были, а теперь...
- Годы, Елена Никитична, вам этого не понять. - Наигранно грустно сообщил Каренский.
- О, да, я владею секретом вечной молодости, и мой отец на самом деле — алхимик...
- Но вы же намного младше...
- Тогда, что же вы на таких молодых заглядываетесь, Алексей Сергеевич, нашли бы себе по старушке и сидели бы спокойно... зато с ней без сюрпризов и на дискотеку не надо водить!
- С молодыми и сам не стареешь!
- А, вот это и главное — кто на сколько себя ощущает! От амбиций зависит. А вы уже на пенсию собрались. - Лена вспомнила про свою руку, которая уже некоторое время находилась просто в ладонях Степнова. Лене так было приятно просто сидеть рядом, что она испуганно, поймав себя на этой мысли, глянула ему в глаза. Он увидел ее реакцию и быстро выпустил ее руку.
- Ну, не на пенсию, но повидал много! Вы, Елена Никитична, давно были на дискотеке?
- Лет десять не была, а что — приглашаете? - справившись с собой, Лена легко улыбнулась Каренскому. А потом еще раз посмотрела на Степнова. Быстро. Чтобы знать. Узнала. Он смотрел на нее, тоже пытаясь привести себя в порядок от собственной подобной реакции.
- Хотите — пойдемте... называется «Дискотека 80-х» - они засмеялись.
- Знаете, а у меня другая идея. Мы с подругами собираемся Новый год отмечать в кафе недалеко от Московской больницы. Будет много одиноких девушек, правда они тоже все «молодые», так что приходите, познакомлю...
- О, я как раз думал, чем занять себя в Новый год.
- Отлично, тогда созвонимся. Виктор Михайлович, вы как?
- Буду, - смог выдавить он.
- Адрес сообщу дополнительно. А сейчас мне пора, еще до дома топать. Всего доброго! - она поднялась с бревна.
- Елена Никитична, давайте мы вас подвезем!
- Это неудобно, мне через весь город ехать, да и у вас есть, кого подвозить, спасибо.
- Точно колючка, - констатировал Алексей. Степнов только плечами пожал.


http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000442-000-120-0 я тут!

Спасибо: 51 
Профиль
Straus





Сообщение: 1061
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 81

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.01.10 14:58. Заголовок: Новый год Лена раз..


Новый год

Лена разослала приглашения с адресом всем приглашенным и созвонилась с подругами — две из них должны были прийти с молодыми людьми. Лерка как всегда — одна, еще две подруги Ксюши, одна с работы, вторая просто знакомая. Они однажды обедали вместе и Лена поняла, что она вменяемая. Уляковых, понятно не будет, еще придет Нестеров, короче, этот Новый год — праздник одиноких.

Лена была свободна в саму новогоднюю ночь, но потом, первого числа выходила на дежурство. Это тяжелые дни, обычно начинался самый настоящий аврал — коллеги отзванивались и говорили, что заболели, и что опять дежурить одной, не говоря уже про обмороженных, подстреленных, опившихся, побившихся и просто про поскользнувшихся людей. Для травмы — это самая работа.

Перед праздником Лена сходила в салоны, уложила волосы, у косметолога нанесла легкий мэйк-ап и пошла домой. Пришли подруги, они собрались, еле выгнали Ксюшу от зеркала и радостные пошли в кафе. Наташи с ними не было, она уехала к родственникам в пригород. Лена была в чудном настроении, должен был прийти Степнов и это ее немного будоражило. И вот она снова о нем думает...

Весь вечер она его практически не видела. Она танцевала с молодыми людьми, даже с Каренским один раз пришлось, так как он успел ее поймать по пути к столикам подруг. Он настоял на том, чтобы они перешли на «ты», но она сказала, что только в неофициальной обстановке — на работе с коллегами она на «вы».

Один кавалер не из их компании был особенно активен и даже чересчур напрягал Лену, так, что в итоге она отказала ему в танцах и вообще решительно прекратила его поползновения в ее сторону. Но он напился и к концу вечера решил повторить попытку «завоевать» Лену. В кафе было много маленьких столиков, и он постоянно терся рядом, не выпуская ее из виду. Лена разнервничалась, но виду не показывала и вскоре решила пойти домой. Степнов где-то обитал, но надо отдать должное — она не заметила, чтобы он с кем-то флиртовал или как это у мужчин называется.

Под самый конец праздника медленная музыка не переставала звучать. Лене нравилась такая романтическая обстановка, она сидела на высоком стуле у барной стойки и вполоборота наблюдала за парами на площадке и переливами огней на платьях девушек. Вдруг сзади кто-то наклонился к самим волосам, обдав приятным свежим ароматом.
- Потанцуем? - спросил бархатный голос, волосы шелохнулись, защекотав шею и открывая ухо. - Или вы сегодня заняты весь вечер? - она прикрыла глаза от сладкого жжения в груди, вызванного прикосновением к уху. Она тряхнула головой, обдав его щеку волной волос и аромата. Степнов вздрогнул.
- Не занята, - она повернула голову, подняла глаза в глаза и оказалась близко-близко к его лицу. Он взял ее руку, повел на площадку и закружил под музыку, прижимая к себе. Не хотелось говорить, и они долго танцевали, просто наслаждаясь близостью друг друга. Он смотрел ей в глаза, и она отвечала взглядом. Лена не помнила, сколько времени прошло, многие стали расходиться. Степнов опустил обе руки Лене на спину, ей стало жарко, сердце забилось, и она подумала, что он сейчас это почувствует. Волна счастья и какой-то нежности разлилась по сердцу, а когда он невесомо провел пальцами от шеи до талии, убирая прядь волос, Лена задохнулась. Она посмотрела почти угрожающе ему в глаза. Он заметил.

- Виктор Михайлович, я пойду, спасибо.
- Это вам спасибо. Не уходите, побудьте, а потом я вас отвезу.
- Спасибо, но мне пора, вечером на смену, - он кивнул, поцеловал ее руку, обжегая ее дыханием и проводил к столику. Девочки стали его приглашать присоединиться, но он куда-то удалился.

Через некоторое время, когда Лена уже собралась уходить, он подошел к их столику. Лена снова поймала на себе взгляд того назойливого парня.

- Елена Никитична, спасибо за вечер, - перед ней оказалась алая роза.
- Не стоит, это не мне спасибо... тут отличная музыка, ведущие, а остальное зависело от вас. – Она, не отводя глаз от его втянула аромат цветка, как-то нервно пожала плечами, ей всегда казалось, что она хорошо маскируется, но он тихо произнес:
- Елена Никитична, я вас не узнаю, что случилось?
- Нет, просто испортилось настроение из-за одного экземпляра. Веселитесь, счастливого Нового года! - она улыбнулась своей очаровательной улыбкой и вышла из зала. А он подумал, что сглупил, надо было хотя бы проводить ее. Он вышел на улицу, но не увидел ее, а в какую сторону идти — он не знал.

Следом за Леной из кафе вышел еще один человек. Он шел качающейся походкой, но довольно быстро. Лена не сразу заметила преследователя, на улицах было людно, гремели салюты, а идти приходилось большими перегонами. Она стала спешить, надеясь, что выпитое им все-таки помешает ему ее сразу догнать. Она не знала, что лучше — бежать домой или попытаться укрыться в людном месте, она подозревала что этот человек теперь просто так не отвяжется, во-первых после того, как она дала ему отпор. Во-вторых, Лена сегодня потрясающе выглядела — длинное платье с разрезом до самого верха облегало фигуру девушки, открывая длину ног, и притягивало взгляды. Ей хотелось романтики, вот теперь она ее получит. Ну почему никак нельзя понять — «вы мне не интересны, я не хочу с вами поддерживать бессмысленный разговор» - кажется вполне конкретные слова, так нет, не понимают. Наконец, Лена вышла на свою улицу и пошла вдоль дома, который скрывал ее от пустыря, на котором сейчас должен был находиться преследователь. До ее дома было еще долго — три длинных квартала, пересекающихся с дорогами, а значит — со светофорами. Лена уже спиной чувствовала, что он ее вот-вот догонит. Сейчас закончится этот дом, а там — будь что будет.

Она сделала шаг, соскакивая со ступеней, и вдруг из-за угла ее кто-то схватил, зажал рот и перекатами вдоль стены закатил ее за следующий угол, а там, в нишу подъезда, куда не проникал свет фонаря, и тьма скрывала от прохожих. У нее сердце замерло. Она его вообще не слышала, но тут крепкие руки повернули ее лицом к себе. Она посмотрела в лицо похитителя и сердце первый раз бухнуло. Степнов. Потом оно заколотилось с такой скоростью, разгоняя панику и слезы, что она забыла, как дышать. Слезы сами покатились из глаз. Он прижал ее к груди, накрыл голову ладонью и стал ждать. Последние капли жалости к самой себе иссякли и она затихла. Он вдыхал запах ее волос, духов, чувствовал тепло ее тела, чувствовал, как она вздрагивает у него под руками и не хотел отпускать ее, хотел так и стоять, укрыв ее от всего. Какая же она все-таки еще молодая, ранимая. Испугалась какого-то пьяного мужика. Вон, какие к ней поступают пострадавшие, так она борется за их жизнь, а тут за свою не смогла... Глупая девочка. Он поймал себя на том, что для него она совсем не ребенок, его сейчас переполняла нежность, сострадание, желание защитить, но вовсе не девочку, а красивую привлекательную женщину. Он ощутил, что его уже неудержимо влечет к ней. Это было желание, которое стало сладко разливаться по телу. Мужчина попытался анализировать, но испугался этих мыслей и оторвал ее от себя, посмотрел ей в лицо:

- У ваc совсем ку-ку поехало. Вы куда так рванули? Надо было там остаться и попросить кого-нибудь проводить вас. Простите, я не посмел...
- Спасибо вам, Виктор Михайлович, я подумала, это он меня схватил... вы мужчины совсем не слышите, когда вам говорят «нет»?... больше не буду ходить в кафе в платье... - она смешно шмыгала носом между своими фразами.
- О, Елена Никитична, я вам подарю паранджу, я был в Чечне, там такие носят.
- Спасибо, оставьте ее Розе или Оле, а я сама скоро туда поеду и куплю там, - он засмеялся: «Ревнует».
- А вы и вправду колючка.
- Да, верблюжья.
- Почему? - смеялся он и видел, как она понемногу оттаивает.
- Потому что только верблюды на меня внимание обращают, остальные, нормальные, меня боятся, - он смотрел на нее и не верил своим глазам. Так не могло быть... она совсем рядом и он понимал, что, правда, боялся ее, а точнее боялся себя, каким он становился рядом с ней.
- Елена Никитична, ваш дом далеко? Я вас провожу, вам надо выпить кофе или чего-нибудь покрепче.
- Спасибо, я уже пила сегодня «покрепче». Как вы думаете, он ушел уже?
- Думаю, да, но даже если нет — он не посмеет подойти.
- Но тогда он будет знать, где я живу...
- Думаю, он завтра проспится и забудет вас.
- Точно забудет?
- Точно. Пойдемте. – Степнов взял ее за руку, и они вышли из своего укрытия.

Они пошли по городу, празднующему Новый год, и он постоянно посматривал на нее. Она была совсем другая, чем обычно, когда она в белом халате. Она его задела. И не слезами, которыми женщины всегда пытаются разжалобить, а открытостью что ли, непосредственностью, она была настоящая, со страхами, надеждами, она жила.
Дома Лена пригласила Степнова пройти и снять верхнюю одежду.

- Виктор Михайлович, у вас костюм или рубашка, должно быть, мокрые от моих слез. Извините, я как дура разревелась...
- Это от испуга, ничего страшного ни с костюмом, ни с рубашкой не произойдет.
- Нужно хотя бы посушить...
- Нет, спасибо, все в порядке.
- Вы вернетесь туда?
- Нет, поеду домой. Кстати, у вас тут такси где обитают?
- Не знаю, я сейчас вызову — она взяла телефон, продиктовала адрес. – Через полчаса будут. Может кофе?
- Если можно, - она указала на высокие стулья у барной стойки в кухне, а сама поставила кружки в аппарат. Достала торт, который испекла перед приходом девчонок.
- Виктор Михайлович, не хотите тортика, я сама его сделала... - она обессилено опустилась на стул – простите, что испортила вам вечер... теперь понимаю, почему этот праздник нужно отмечать в кругу семьи. А у меня вот и родители уехали...
- Как они, как Никита Петрович?
- Спасибо, хорошо, благодаря вам... – они тихо переговаривались, запивая произошедшее кофе, а потом звякнул телефон — такси.
- Мне пора, не грустите.
- Спасибо, счастливо добраться. Виктор Михайлович, не рассказывайте, пожалуйста, моим родителям... и вообще не говорите никому... - он кивнул головой, поднял ладонь и пошел по коридору к лифту.

http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000442-000-140-0-1264852630

Спасибо: 55 
Профиль
Straus





Сообщение: 1063
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 83

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.01.10 12:54. Заголовок: Девочки, привет, мои..


Девочки, привет, мои дорогие!


Наступил январь. Лена несколько раз ездила к родителям в Петергоф, однажды посетила Катю дома. Она уже сама ждала окончания беременности и все торопила события. Приезжала Ксюша и привезла Лене программу оцифровки голоса и микрофоны. Она показала, как можно начитывать информацию в компьютер, потом печатать и подшивать в карты больных. Лена была рада, что теперь не нужно столько писать. Она хотела показать новые технологии на собрании, но последние летучки были настолько скомканы из-за праздников и предстоящих командировок с Красным крестом, что не хотелось в такой суете что-то демонстрировать.

- Виктор, на неделе нужно будет посетить выставку и сделать пару летучек для студентов, - звонил Каренский.
- Хорошо, когда?... Я думал, чем же их занять, а вот и случай... Спасибо, там и встретимся.


В январе прошла выставка, куда Лена отправилась с родителями. Это было ей тоже интересно, но больше для общего развития, хотя, помня опыт работы в Сибири, Лена понимала, что ничего не бывает зря. У нее как раз был выходной. Она, отдохнувшая, радовалась, что проведет время с родителями. Потом можно будет отправиться в Петергоф, поплавать у папы в бассейне. Она уже начинала завидовать и однажды даже маме в шутку сказала, что у нее всего лишь однокомнатная квартирка, а папа шикует на вилле с бассейном. Они посмеялись, что у Лены есть время построить себе особняк - всего-то каких-то тридцать пять лет.

Лену они встретили в центре, прошлись с мамой по магазинам и поехали к павильону на Васильевском острове. Совместно с мамой Лена пересмотрела все новинки и уже знакомые технологии, пока отец где-то просвещался. Потом они втроем отправились что-то оформлять для его больницы или для фонда, или что-то в этом роде, Лена не вникала, она просто болталась следом и морально отдыхала.

Стенды были подсвечены яркими фонарями, от которых болели глаза, и немного кружилась голова. Лена поняла, что устала и хотела где-то посидеть в тишине. Тут они провели, как оказалось, больше четырех часов. Наконец, дела были закончены, дамы взяли отца под руки с двух сторон и потащили его в кафе, иначе он бы еще где-нибудь завис. Проходя мимо какого-то стенда, Лена остановилась. Что-то резало память, какое-то слово, или название, или место — она не могла вспомнить. Родители отошли от нее уже прилично, смешавшись с потоком людей, а Лена безуспешно перерывала память, силясь вспомнить. Она уже собралась отойти от стенда, когда увидела человека, сидевшего глубоко за стойкой. Его практически не было видно, но он выглянул, и Лена заметила его глаза. Такой взгляд не забудешь. Она видела его. Только где? Тут ее размышления прервали две огромные фигуры, подошедшие сзади с двух сторон, и отдаленно знакомый голос произнес:

- Гражданочка, пройдемте. - Сердце ухнуло, во-первых, от неожиданности, во-вторых, от напряжения, помноженного на официальность говорящего. Она резко повернула голову и увидела Каренского и Степнова, улыбающихся шутке.
- Нельзя же так пугать! Блин, я чуть к Соне в кардиологию не отправилась! - возмущалась Лена под хохот двух довольных мужчин.
- Лена, ну ты куда пропала? - воскликнул подошедший отец, но, увидев собеседников, с удовольствием поприветствовал обоих.
- Да я тут... вот... - она показала на них, потом опустила глаза, а потом мельком глянула за стойку, пока мужчины обменивались приветствиями. Человек сидел, но не выглядывал.
- Вы не будете против присоединиться к нам? Девочки, кажется, устали, и мы собирались зайти в какое-нибудь кафе посидеть.
- Отличная идея! - голосил Каренский. - Мы тоже уже уйму времени тут потратили на поиски, но, по-моему, Виктор Михайлович ничего так и не нашел.
- Да, а что вы искали, коллега?
- Тему, подходящую для студентов. Признаться, что-то наклевывалось, но потом натолкнулось на бессознательность оных, ну не будут они копаться так глубоко, как эти темы того требуют.
- У вас сессия скоро?
- Да, но время есть и хочется, чтобы они сами поработали мозгами.
- Ага, я теперь понимаю, откуда профессор Степнов черпал идеи для заданий и вопросов на экзамены. - Пробурчала Лена. Они смеялись по пути из выставочного павильона. Степнов предложил ей руку, и так они вошли в кафе, отец с мамой, а она с Ним.
- Мы вас, правда, напугали? - под общий шум наклонился к Лене Степнов.
- Ну, мы, Кулемины, вообще-то не робкого десятка... Я задумалась, а тут вы... — она улыбнулась.
- Нашли что-то?
- Да, но пока не поняла, что это и к чему... - тихо произнесла девушка.
- Елена Никитична, а что вы искали на выставке? - решил вмешаться Каренский, видя, что эти двое словно уединились, даже не отвернувшись от остальных. Им это и не нужно было. Их будто ширма отгородила, и они остались вдвоем. Поговорив, они разделись и отправились к столику, Каренский увел Лену вперед, Степнов сзади любовался ее стройной высокой фигурой и прямыми волосами, которые ровно опускались на плечи. Он понимал в кого она такая высокая — лишь на полголовы ниже отца и чуть повыше матери, хотя, судя по худощавости и подтянутости отца, фигура у нее именно от него.
- Вдохновение, Алексей Сергеевич. Иногда что-то новое появляется и понимаешь, что не все так безнадежно...
- Да, только жаль, раньше в этом наша медицина преуспевала — НИИ разрабатывали, а мы внедряли, а теперь платим за то, что наши давно изобрели и сложили в стол, т. к. денег испытать и внедрить нет... - папа выступил.
- Да плевать, кто это изобрел и сколько оно стоит, если пациенту легче и самому врачу проще! Я за то, чтобы люди меньше мучились... - задумчиво произнесла Лена. Они начали спорить о политике, а Лена не участвовала в таких дебатах, молча поглощая суши. Она искренне не понимала людей, кто не любит суши и японскую кухню.
- Елена Никитична, вы так увлечены суши, словно вы выросли в Японии и с детства там не были и сильно по ним соскучились...
- Люблю суши. Знаю, что большинство наших соотечественников не разделяют мое мнение, а мне так очень нравятся.Скрытый текст

- Да, мне говорили, что вы все делаете всем назло...
- С чего вы взяли, Алексей Сергеевич?
- Говорят... - он пожал плечами. - Если все не любят суши, значит, вам они понравятся.
- Ерунда, просто, наверное, у меня извращенный вкус, в папу, - она хитро улыбнулась и посмотрела на отца, который не слышал, т. к. был увлечен беседой со Степновым. Мама засмеялась и тоже посмотрела на мужа.
- ...да, в меня... - он по-деловому кивнул и продолжил беседу, а женщины и Каренский рассмеялись.
- Лена, я пригласил коллег сегодня к нам, так сказать, за круглый стол без галстука...
- То есть в баню, Никита Петрович? Кстати, а Петра Никаноровича не будет?
- Ну да. И отец приедет. Ты же тоже собиралась к нам?
- Да, собиралась, у меня завтра выходной, да и по деду соскучилась.
- Вот и славно! Кстати, звонила бабушка, просила перезвонить, как освободишься. - Он сказал это уже тише, посмотрел на дочь, она извинилась и вышла в холл. Поговорив с бабушкой, она прошла на красиво обставленную террасу, где было довольно прохладно из-за нескольких открытых окон. Она смотрела вниз на Неву и гавань, на зимний унылый пейзаж и хотелось вернуться в детство — к бабушке в ее летний дом и на речку. Она стала замерзать и поежилась, но возвращаться не хотелось. На плечи опустился пиджак с запахом Степнова. Это был не запах какого-то особого парфюма или еще чего-то искусственного, это был его запах. Может это у всех так, но его она чувствовала всегда.
- Спасибо.
- Как у бабушки дела?
- Стою и о ней думаю. Моя жизнь на четверть состояла из летних поездок к ним. В школе я хорошо училась, и меня дед забирал к себе еще в мае. Может я, поэтому такая старомодная в некоторых вопросах...
- Убеждения и жизненная позиция не могут быть старомодными.
- Но сейчас уже так никто не живет. Молодежь раскрепощенная, самодостаточная, а у меня куча лимитов и просто комплексов.
- Вы же живете с ними — комплексами, значит, вам так комфортно и может для кого-то это комплексы, а у вас это достоинства, - он смотрел ей в глаза, а она не могла отвести свои, не хотелось разрывать контакта. Она чувствовала, что он прав, практически ее не зная.
- Вы не знаете, о чем я говорю, не знаете меня, но почему-то вы правы, Виктор Михайлович.
- Со стороны иногда виднее... Скучаете по бабушке?.. Почему она живет далеко?
- Там прошла ее жизнь, и она не хочет покидать родных могил.
- Понимаю.

http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000461-000-0-0-1264896474 жду вас!!!!

Спасибо: 50 
Профиль
Straus





Сообщение: 1071
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 85

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.02.10 18:40. Заголовок: Привет, девочки!!! ..


Привет, девочки!!!

***
На операцию приходила какая-то делегация, и Лена не обратила внимания, ведь с ними был Николай Павлович и еще кто-то из их персонала. Она узнала, что доктора все уже на месте и ей можно спокойно отправляться домой. Делегация ее встретила в коридоре, и какой-то противный с виду человек уставился на нее. Она посмотрела на него, но ее отвлекла медсестра с анализами. Лена коротко что-то объяснила и вдогонку убегающей девушке крикнула, чтобы потом историю положили ей на стол. Подошел коллега со второй смены, и она передала устно, что было сделано и что нужно будет еще сделать с этим пациентом. Он кивнул, что-то черканул в карте и убежал. Из операционной появился Федор Федорович и тоже подошел с тяжелым случаем, по которому нужно было принимать решение. Обсуждая на ходу, она помогла ему раздеться, сама тоже поснимала и выбросила стерильную одежду и пригласила его зайти к ней чаю попить.

Краем глаза она следила за этим противным человеком, который упорно не уходил. Она махнула Катеньке принести чаю и чего-нибудь съедобного, повернулась к главврачу, сопровождающему делегацию, и пригласила всех на чай. Но они отказались, сказали, что еще предстоит проконтролировать несколько этажей, но по лицу главного она поняла, что он не доволен чем-то. Ее насторожило слово «проконтролировать», но она отвлеклась на Катеньку, которой всегда удается достать невозможное из общего ящика, куда практически никто ничего не кладет. Лена всегда отдает ей деньги за угощенья, хоть девушка и отказывается, ведь понимает, что врачам иногда некогда поесть, поэтому быстро глотнуть чаю и что-то закинуть в рот — единственное удовольствие за весь день.

Она открыла свой ящик и достала дорогой препарат, который недавно появился на фармакологическом рынке. С Федором Федоровичем она хотела обсудить этот вопрос. Это рекомендация отца, и Лена специально купила его в аптеке, чтобы предложить его использовать Федору Федоровичу, который все по старинке пользуется старыми дедовскими способами.

- Федор Федорович, у вас, кажется, новый случай?
- Нет, забытый старый.
- Послушайте, мне папа, как раз, по этому случаю тут проводил ликбез, есть лекарство нового поколения, вроде работает, динамика от него отличная. Не хотите попробовать? Я купила, хотела сама понаблюдать, но у вас у первого пациент.
- Что Савченко?
- Он сказал, что это наше дело, что назначать пациентам, но если этого нет в больнице — пусть они сами покупают, извините.
- Хорошо, давай попробуем, если папа... давно мы не виделись, привет передавай.
- Спасибо, он всегда спрашивает, кто как поживает и чем живет. Вы, кстати, не хотите поспокойней найти себе работу?
- Нет, дочка, это мое — я тут привык.
- Мне иногда кажется, что вам тяжелее, чем нам...
- Нет, это вам тяжелее, вы молодые, а мы видели и чудеса и исключения из правил, и это дает нам право принимать совсем нестандартные решения, - она задумалась. Федор Федорович был из тех, кто плюет на статистику и на начальство, если ему позволяет ситуация поступить правильно — он это делает.

Они попили чай, отдохнули, и Петров отправился дальше, положив коробку в карман. Лена услышала в коридоре какие-то голоса и следом за вернувшимся Федором Федоровичем в кабинет вошли главврач с делегацией. Они, точнее тот «противный», хотели бы узнать, что это за контрабандные лекарства, и почему их профессор прячет в кармане. Петров стоял довольный собой, в сопровождении Зои Семеновны, которую Лена терпеть не могла за то, что та сует свой нос везде и потом еще сплетничает, не разобравшись в ситуации. В прошлый раз она отличилась с Катей, ныне Уляковой, которая устраивалась тогда на работу «к своему любовнику», но не успела сменить фамилию в паспорте, и записали ее сначала под девичьей.

Федор Федорович подмигнул Лене и улыбнулся, давая понять, что уже «уделал» этого . «Противный» стал дознаваться, а он ответил, что отец Лены посоветовал ему принимать это лекарство. Лена начала качать права, что это не его дело. Зоя кричала свое, а главврач отправил Петрова на свой пост, а потом занялся Кулеминой. Лена была права, даже если бы это было внутренне дело, то назначать лекарства — дело лечащего врача. Лена с видом победителя достала чек из аптеки, который предусмотрительно сохранила. Потом на беду, он заметил торчащий белый микрофон на компьютерном столе и стал докапываться, что это такое. Пришлось объяснить. Оказалось, что устанавливать «паленые» программы было запрещено. Лена достала коробку от диска с надписью о правах. Он потребовал разрешение главврача, которого, естественно, не было у Лены. Тут вмешался Савченко и сказал, что они в канцелярии и с программой все в порядке.

Когда покрасневший «проверяющий» вышел из кабинета, она как фурия хлопнула ящиком и со стола упала ручка. Стало легче. Лена позвонила в канцелярию и, объяснив ситуацию, узнала, что нужно, чтобы не подставить главврача. Она записала все на компьютер, распечатала и, переодевшись, взяла букет, которые теперь часто появлялись у нее в кабинете, втянула аромат цветов и побрела по коридорам. На посту отдала служебную записку Катеньке и попросила завтра, как можно раньше, отнести в канцелярию. Было уже утро и ей нужно было успеть купить подарки ко Дню защитника отечества, оставалось три недели. Она постоянно дежурила, сократив выходные, и теперь понимала, что времени бегать по магазинам не будет, а подарки хотя бы основные, купить надо. Поэтому придется воспользоваться метро, а там, пешком до дома.

Кажется, Лена оторвалась — она весь день где-то бродила и, почувствовав, что замерзает, отправилась в сторону дома. Весь следующий день она занималась чем-то непонятным, то ли убиралась, то ли разбирала и выкидывала старые вещи, но толку было мало, голова не работала, мысли путались. Она постоянно думала о той операции, о том, что Степнов ей сказал, о проверке в больнице, о Чечне. Лена вымыла голову, а потом не заметила, как уснула, прямо в полотенце. На утро она поднялась, и нужно было отправляться на смену. Лучше так, там отвлекаешься, и нет времени на глупости — мысли.

Приехав в больницу, она поняла, что заболевает. В носу щекотало, и она постоянно чихала. Потом начало щипать горло. Она натянула маску, чтобы не заразить никого.
Раздался звонок мобильного в кармане, и Лена увидела незнакомый номер. Каренский приглашал в кафе внизу. «Что он тут делает, хотя наверняка приезжал к Степнову и вспомнил обо мне» - пришла мысль. Она спустилась в кафе, на ходу снимая маску.

- Привет! Ты прямо из операционной, я польщен...
- Почему?
- Ну... в маске.
- А, это чтобы не заразить никого, кажется, я что-то подцепила.
- Лена, ты ела сегодня что-нибудь?
- Нет, я совсем не хочу, только воды попить...
- Ты меня пугаешь — вид у тебя нездоровый.
- Нормальный, сейчас наглотаюсь колес и приду в себя.
- Слушай, у меня к тебе предложение, — сказал загадочно Каренский.
- Заинтриговал...
- У меня билеты в тур по Средиземке, мы с друзьями решили отметить Китайский новый год в море.
- И...
- Приглашаю... Каюта — люкс, не так жарко...
- Одноместная?
- Каюта? Нет, двуместная, ну, со мной…
- С тобой? Ты в своем уме? Каренский, я не поеду, можешь не продолжать.
- Лена, ну почему?
- Во-первых, у меня работа.
- У тебя скоро отпуск!
- Откуда ты знаешь!
- Я все знаю, ну говори, а во-вторых?
- Во-вторых, я не езжу с мужчинами на море, если мы не… встречаемся, извини.
- Ты же взрослый человек, можешь сама решать...
- Что решать?
- Встречаться или не встречаться, и с кем встречаться...
- Ты это к чему?
- Выбирай, со мной или с Виктором, - она зло глянула на главврача больницы на Ваське, грохнула об стол стакан с водой, вскочила с места:
- Каренский, ты больной? Степнову показывался? Он у нас за мозги отвечает, хотя я сомневаюсь, что у тебя они есть! Привет Виктору Михайловичу.
- Лена, да я же... - она вышла из кафе, хлопнув дверью, что аж Алексей втянул голову в плечи.

Все тело ломило, суставы болели и голова разламывалась. «Ну почему всегда думаешь – друг, а они все одинаковые. Вот и Каренский туда же. За кого он вообще меня принимает!». Она шла до корпуса, а слезы текли по щекам. Обида душила, застряв в горле комом. Еще это. Во дворе ее встретил анестезиолог, Ольга Леонидовна, и проводила ее на этаж. Она сидела за столом, точнее, висела, положив голову на руки. Сначала слезы душили, а потом начали действовать таблетки, и Лена провалилась в сон. Она почувствовала, что ее кто-то поднимает и куда-то кладет. Ощущение полета было испорчено болью в горле. Лена открыла глаза. Она лежала на диване, укрытая пледом. Она встала, в ординаторской никого не было. Ночь. Подняла трубку, сказала Кате зайти и попросила принести ей что-нибудь от температуры. Катя пришла, сделала укол, и Лена решила, что поедет домой, чтобы не заразить никого. Спросить, кто переложил ее на диван? Не стоит.
- Кать, я же за столом заснула?
- Да, я попросила Васю отнести тебя на диван. Давай я такси вызову, - Лена кивнула и отправилась домой.


http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000461-000-0-0-1264896474

Спасибо: 51 
Профиль
Straus





Сообщение: 1082
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 86

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.02.10 19:24. Заголовок: Через три дня Лена п..


Через три дня Лена почувствовала, что температура больше не вернется, и она позвонила на работу, сказав, что выходит на дежурства. Кашель еще не прошел, но Лена чувствовала, что дома ей не отсидеться. Рвалась на работу. Она злилась на Степнова, на Каренского, на себя, что получилось так недосказано. Может быть, если бы ее тогда не лихорадило, она бы поставила все на свои места, но история не терпит сослагательного наклонения. Вышло так, что они трое оказались втянутыми к какую-то игру, и Лена не могла понять, как к этому относиться.

Дежурство началось с сюрприза - Петрова назначили зав.кафедрой хирургии, поэтому персонал был в приподнятом настроении, отмечая это событие. Лена не участвовала, хотя искренне радовалась за него, поздравила, выпив кофе «за его назначение», и отправилась по делам. В эти дежурства были необычайно сложные случаи, и один она даже отправила Степнову. Раньше, конечно, она тоже отправляла на этажи, если это было епархией конкретного специалиста. А с этим случаем было совсем непросто. Сделав свое дело, она поняла, что выдохлась — слабость после болезни сказывалась. Лена не выстоит еще несколько часов, а главное — она не сможет столько времени выдержать на весу в одном положении ровно тяжелый аппарат. Она сама на себя злилась, и в то же время радовалась, что она тут не одна. Вспомнив, как было в Сибири, она написала ровным почерком в карте и позвонила в нейрохирургию. Степнова не было. Она с сожалением подумала, что случай тяжелый. Либо нужно браться самой, либо оставить все как есть.

«Думай». Секунда. Удар сердца. Еще один. Секунда. «Ведь дрогнет рука». Еще удар. Секунда. Удар. Она взялась за голову. Удар. Шаги по коридору. Секунда. Удар. «Степнов. Откуда он тут». Удар. Взял карту. Секунда. Удар. Вопросительно посмотрел на нее.

- Мне сказали, что вы меня искали.
- Не искала, просто… кроме вас... я сегодня только ассистировать могу... это срочно.
- Я уже моюсь.
- Спасибо.

После операции коллеги поблагодарили друг друга, и Лена пошла за картой. Подошла к стойке у девочек и стала что-то писать своим ровным почерком. Степнов подошел сзади, она напряглась и остановила руку.

- Елена Никитична, нам надо поговорить.
- Я слушаю, - не поворачивая головы.
- Не здесь.
- А где? На палубе корабля? - она повернулась и зло сверкнула глазами в упор.
- Я виноват, Елена Никитична, выслушайте меня.
- Я сама виновата. Больше не буду у вас перед носом маячить, Виктор Михайлович. Простите, правда, по работе все же придется сталкиваться. Мне без вас иногда никак, - последние слова она почти прошептала, но он услышал. Она положила ручку на карту пациента и быстро ушла в кабинет. Села за свой стол, спряталась за монитором и положила голову на руки. «Ну, вот опять я плачу».

На следующее дежурство в кабинет принесли огромный букет цветов. Она заметила его только вечером, взяла записку. Каренский прислал. Просил встретиться. А она еще не решила, что ему скажет. Это будет зависеть от того, что он скажет. Это-то ладно. Степнов молчит. Вот где проблема.

Через одно дежурство в кабинете было пять букетов. Она их даже не видела. В кабинет она заходила только раз или два в сутки. Чтобы кофе попить. А потом выдалась минута, она заскочила в ординаторскую — а тут оранжерея. Ее позабавило это, но она все еще злилась. Что делать, она не знала. Раздался звонок. Она улыбнулась — подумала что Он. Нет. Отец.

- Лена, ты должна это увидеть!
- Папа, что случилось?
- Какой-то сумасшедший завалил весь двор в Петергофе цветами и шарами. Так красиво — все в бело-красно-золотых тонах.
- Папа, сделай фото, я потом посмотрю, если не убью этого сумасшедшего.
- Что-то случилось?
- Пока ничего.
- Лена, что мне с этим делать?
- Я же сказала. Все, маме привет, целую.

И кто это? Каренский? Степнов? Звонок по местному. Он.

- Елена Никитична, добрый день.
- Добрый, Виктор Михайлович.
- Сильно заняты?
- Слушаю.
- Мне нужно вас увидеть.
- Сегодня собрание, увидите.
- Нет, в неофициальной обстановке.
- Хорошо. Но я на круглосутках...
- Завтра третьи?
- Нет, сегодня заканчиваю, но будет поздно. Или рано — кому как.
- Елена Никитична, давайте я вас после работы отвезу домой, и поговорим.
- Спасибо, Виктор Михайлович, но я сама... давайте позже встретимся. Сможете?
- Да. Я позвоню?
- Да. Всего доброго.
- До свидания.

Она грохнула трубку на базу. Мобильный звонит. Каренский. Сговорились.

- Да!
- Елена Никитична, простите меня! Мне нужно с вами встретиться, желательно не в больнице!
- Алексей Сергеевич, вы совсем как маленький! А говорили, что уже выросли... нашкодили и теперь не знаете, как быть? То ли самому утопиться, то ли меня утопить?
- Да вы что! Елена Никитична...
- Мы снова на «вы»?
- Я не знаю, возможно, вы меня больше видеть не захотите...
- Да нет, просто неприятно, да еще Степнова впутали. Сам бы он точно до такого не додумался. Я вообще не знаю, что думать и как вести себя и с вами и с ним.
- Давайте встретимся, я вам все расскажу.
- Хорошо. Только я дежурю.
- Давайте я вас заберу после смены?
- Нет, после смены я домой, меня ждать будут...
- А у вас кафе еще работает?
- Очень своевременный вопрос — я его уже ненавижу, как раз думала, сколько мне тротила понадобится...
- Я через час — у вас. Позвоню.
- Хорошо. Жду звонка.

Через час он ждал на ступенях корпуса, Лена вышла, и они вдвоем пошли в кафе.

- Цветами мне удается полюбоваться только несколько минут за смену. Если это способ намозолить глаза и заставить с тобой встретиться, то неудачный, если подлизаться — то не впечатлил. Что тогда?
- Это просто напоминание о том, что у тебя есть нерешенный вопрос.
- Для меня все давно решено, и я тебе сразу сказала «в-моем-случае-это-невозможно!» - четко произнесла она. Помнишь? Зачем ты все это затеял?
- Лена, я подумал... ты одна, ни с кем не встречаешься, я тоже один... Может у нас что-нибудь и получилось бы...
- С чего ты взял, что я себе кого-то ищу?
- Но как же так? Ты молодая красивая женщина, ты многим нравишься, неужели нет достойных?
- Есть.
- Тогда почему...
- Это решать не только мне. Ты об этом не думал?
- Он что — женат?
- Это не важно, - она прищурено посмотрела ему в глаза. - Леш, представь, ты мне понравился, через день ты приходишь и говоришь «поехали в круиз». И я еду в круиз. Что дальше?
- Мы бы отлично провели время...
- Какое? Неделю, месяц или даже год? - она долго смотрела ему в глаза, не отпуская. - Извини, мне это не интересно, - она встала. Каренский поднялся за ней, взял ее за руку.
- Лена, прости меня. Я уже понял! Понял, что готов с тобой быть рядом всю жизнь... как с другом. Я подумал, что влюбился, но тут другое... на тебя можно положиться. Ну, дурак я был, больше не буду. Мир?
- Мир, - она улыбнулась. Он проводил ее до крыльца.

Все просто — нужно поговорить. Остается Степнов.

***
На собрании даже Лена заметила разряды между рядами: верхним, где обычно сидел Степнов, и ее нижним. Народу почти не было. Многие на больничных были, кто-то в отпуске. Савченко опять выяснял отношения с хирургией, орал на Федора Федоровича. Лена слушала, потом встала и сказала, что это все из-за нее. Она заболела и в первый день не смогла полностью встать на смену, и даже пришлось звонить Степнову, сил не хватало даже держать тяжелый аппарат. Ее заменяли молодые хирурги, которых понятно, отправляли на этажи. Федор Федорович тоже вышел, но его не хватало. Савченко разорялся, а Лена сказала, что тогда не пойдет в отпуск.

- Будем считать - я отгуляла свой отпуск. Рассчитывайте график и на меня.
- Елена Никитична, вы тут ни при чем...
- Вы сами говорите, что полтора врача на всех, да еще Федор Федорович занят. Я смогу спокойно отдыхать? Он же не позвонит, если аврал случится...
- У нас каждый день — аврал...
- Тем более.
- Если сильно припрет — позвоню. И не говорите так, словно меня нет рядом.
- У нас ВУЗы совсем прекратили выпускать хирургов? Виктор Михайлович, вы там ближе всего к ним... – Савченко.
- Елена Никитична, по поводу выпуска новых - сколько лет вам понадобилось, прежде чем вы нас осчастливили своим появлением? - Степнов
- Столько не живут...
- Да тут вопрос не в годах, а в желании! Почему они все идут в частные клиники? Потому что там платят.
- При чем тут, платят или нет... Женщины не могут из-за времени — учиться, работать, а еще семью надо создавать, а тут график убойный... Мужчинам нужно кормить семью, но зарплаты... либо надо все время проводить тут... - дебатировали коллеги.
- Это от человека зависит. Мне кажется, по-другому быть не может — я привыкла, что и ночью и днем папа куда-то убегал, маме звонили. Она говорила, а сама с закрытыми глазами гладила меня по голове, укладывая спать. Их жизнь была там, моя тоже... и у них нормальная семья!
- Если бы у вас была семья... - Софья Марковна по-матерински решила внести свою лепту.
- Думаю, мало бы что поменялось...
- В доме нужна жена, мать...
- А еще в доме нужен мужчина, который будет понимать это и поддерживать, а это возможно, если он сам такой же. И другого, лично мне, не надо. Вот поэтому у меня ее нет. Иногда приходится выбирать, семья или работа... и вообще, причем тут я? Нам нужно еще принять на работу хирургов... - Лена решила перевести тему.
- Давайте попросим спонсоров прислать...
- Кстати о спонсорах... У нас меняется «крыша»?
- Да, предлагают.
- Чем нам это грозит?
- Как обычно, столкнут лбами, перессорят всех, а потом передадут кому-нибудь.
- Давайте вообще без спонсоров?
- Но у нас же был губернатор... - завибрировал телефон, Лена посмотрела на экран, молча, подняла трубку и побледнела. Шепнула что-то Петрову. – Извините, — сказала она и выбежала из зала, Петров выскочил за ней. Савченко пожал плечами «ну как всегда» и ничего не сказал.

Привезли двоих из аварии, в которой поучаствовала скорая помощь. Шофера и кого-то из участников спасти не удалось, они погибли на месте. Лена не понимала, как можно не пропустить карету скорой помощи с работающей сиреной. К самой машине никого не было, они спешили на детский вызов, им был зеленый коридор, но кому-то нужно было быстрее. Она проверила списки — Алексей работал тоже на скорой, и сейчас она молила, чтобы это была не его машина. Точно — не его, но от этого не легче — коллеги сильно пострадали, и им с Петровым предстояло потрудиться.

Она сняла маску, ей помогли раздеться. Она дошла до стойки на этаже. Девочки сидели тихо. Она взяла карту и стала писать, а слезы сами текли из глаз. Еще не понятно, дождались ли «там» другую скорую.
Давно Лена не плакала из-за работы. Но тут что-то навалилось все сразу. Она побрела по коридору. Было уже поздно. Наверное, ночь. Утром она сменяется. Так хотелось спать. Она пришла и прилегла на диван. Забылась. Вой сирен, столб дыма, визг колес, какой-то корабль, солнце, но так тяжело. Она положила ладонь под щеку и уснула.

- Елена Никитична, у вас вид уставший, давайте я вас домой отвезу, - сказал Степнов, целуя руку и заглядывая в глаза девушке.
- Нет, я в норме.
- Я вас не задержу.
- Все в порядке, я даже уснула, сил совсем не было. Не в том смысле, а в моральном плане...
- Из-за аварии переживаете? - она кивнула. – Елена Никитична, что происходит? Мне всегда казалось, что вы сделаны из стали... - она резко подняла глаза и уставилась на него.
- Я? Никогда не скрывала чувств и не стыдилась их. Я же обычный человек, - она замолчала. Подумала и сказала. - Я сама не знаю, что меня так тревожит. Словно откуда-то дует холодный ветер, но туч, предвещающих ненастье, еще не видно. Еще Каренский...
- Елена Никитична, простите, мы поспорили. Я сразу ему сказал, что вы никуда не поедите, а он захотел проверить.
- Проверил. А вы почему так уверены... – они сидели рядом и сейчас Лена повернула к нему голову, оказавшись в плену его пространства, которое отгораживалось локтем на спинке стула и развернувшейся линией широких плеч.
- Мне кажется, что вы совсем другая. Вот тогда на общем собрании по Чечне вы ушли — вы все решили, а остальное вас не интересовало. Верно?
- Верно.
- А казалось, что ушли вы потому, что вы не поедите.
- И вы поспорили и на это тоже...
- Откуда вы знаете?
- Я же говорю — вы оба как дети, - она улыбнулась, посмотрев в его внимательные глаза. - Я сначала думала, что прибью его, но потом он сказал, что готов всю жизнь быть рядом... как друг. И это его спасло. - Через мгновение она сделала серьезное, даже напуганное лицо, поняв, что сморозила глупость. Приложила пальцы к его губам. – Виктор Михайлович, только молчите сейчас, – он незаметно, неуловимо поймал на секунду подушечки пальцев губами. Лена решила, что ей показалось. «Он так близко. Кажется, вот его губы, такой мягкий взгляд... Но что меня держит? Его неуверенность в глазах. Что за… Он не делает попыток еще приблизиться, преодолев последнюю дозволенную дистанцию. Каких-то пять сантиметров. Самых сложных…». Она отпустила взглядом его, покинув несмелым дрожанием близкого тепла лицо и губы. Летающие искорки испарились, и Лена засобиралась домой.


вот, сегодня мега-прода! по размеру, я имею в виду http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000461-000-20-0-1265126738

Спасибо: 54 
Профиль
Straus





Сообщение: 1089
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 86

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.02.10 16:20. Заголовок: Лена взяла отпуск. ..


Лена взяла отпуск. Очень хотелось перед началом весны перестроиться на новые рельсы. Звонили девчонки, приглашали Лену в Репино на Масленицу, провожать зиму. Она сказала, что подумает, но идея ей нравилась. Было еще холодно, а так хотелось весны в душе, и она решила поехать на Масленицу, тем более, что это будет, как раз, в самом начале ее отпуска.

А еще нужно было купить недостающие подарки мужчинам. А вот, что купить — она не представляла. Порывшись с помощью Ксюши в интернете, они заказали Нестерову будильник, у которого вылетал пропеллер и летел в неизвестном направлении, и пока ты его не вставишь на место, он будет тебя будить. Улякову старшему она решила подарить «кенгуру» - сумку для переноски малыша, ну а младшему — огромного медведя. Папе нужно было что-то серьезное, и она отправилась в магазин парфюмерии, по пути скупив половину женского отдела, ведь следующий праздник приходился тоже на ее отпуск. Если бы она знала, что затеял папа в доме, она бы подарила ему смеситель для душа. Коллегам — мужчинам она купила небольшие презенты в виде наборов, решив, что всегда пригодится. Оставался вопрос — что дарить Степнову. Как всем коллегам? Но для нее он не как все. Хотя он об этом не знает, и показывать ему это она пока не собиралась. Вкуса его она тоже не знала, хотя искренне полагала, что настоящего мужчину не испортит хороший классический парфюм, особенно если у него нет аллергии. Так, отпадает. Часы он носил дорогие. Тоже не пойдет. Тогда что?

В Репино она отправлялась в полном вооружении: отдохнула, купила новые джинсы и ковбойские сапоги и приготовилась ждать девчонок. Звонок раздался за минуту до окончания Лениного терпения. Оживленные девочки влетели в дом, и Лена долго не могла понять причины их радости. Оказалось, что Нестеров предложил довезти их на машине, чтобы не тащиться по грязи, да и дороги девушки не знали. «Отлично», подумала Лена, и вручила девчонкам кучу сумок с подарками. Уляковы тоже должны были быть там, и поэтому в машине не было места от мягкого плюшевого медведя, торчавшего во все стороны.

Когда выгружались, Петр задержал Лену за локоть и сказал:
- Не слушай никого и ни на что сгоряча не поддавайся, прошу тебя.
- На что не поддаваться? Я уже давно созрела для любых...
- Дура, я сказал — ни на что! - она посмотрела на него как на пьяного, но решила, что время покажет. В кармане заползал телефон, но Лене не хотелось ни с кем обсуждать политику. А именно политика тут сейчас и назревала, точнее — подковерная возня.

Народу было много, и в основном Лена всех знала или видела в больнице. Сначала было весело. Ребята играли и привлекали девчонок поиграть, Катя рассказывала про Илюшку — ему еще только полтора месяца, а он уже столько всего знает и умеет! Даже улыбается папе! Лена слушала и немного завидовала. А у нее даже собаки нет, чтобы позвонить перед сменой на работу и сказать, что собака заболела, и она останется дома. Начались танцы, и Лена никак не могла отыскать Нестерова, чтобы тот ее пригласил, у нее из головы не шло то, что он сказал. Но потом она отвлеклась, так как молодые коллеги стали ее приглашать по очереди.

Шашлык удался, и все сидели вокруг костра и обсуждали предстоящие перестановки в Московской больнице. У больницы появился спонсор. «Это, наверное, тот самый «противный», который наточил зуб на меня и Савченко, который меня прикрывает» — думала девушка и краем уха слушала сплетни. В больнице переполох - переформировывали некоторые кафедры, точнее их объединяли и делили. Теперь шла борьба за ведущие должности. И, как на зло, пришло распределение в Азию. Пока город не был известен, но Лена поняла, что скорее всего, это и есть та же самая больница, куда она собиралась. Там предстояло работать в полевых условиях и без воды. Линия боевых действий проходила на границе, в принципе, не близко, но все равно ехать, конечно, никто не хотел.

- Это еще не точно, но там нужны хирурги разные, педиатры и акушеры.
- С кафедры акушерства едет Мошкарев и Трубицын. Хотела поехать Будыгина, но ее не пустили.
- А Степнов сказал, что молодежь не сдвинуть с места, поэтому нет специалистов, которые могут и вслепую и без наркоза, опыта нет, мозгов не хватает.
- Степнов не мог такого сказать.
- Но сказал же!
- Это неправда. Я могу вслепую и без наркоза, - сказала тихо Лена, но ее услышали.
- И я могу, но я там не нужен.
- А я нужна.
- Спорим, что тебе слабо туда поехать!
- Почему слабо? Я давно хотела.
- Потому что тебя, скорее всего, назначат на заведующего кафедрой...
- Кто такое сказал, без меня не назначат.
- Да ты вообще молчи, спишь с Нестеровым, а он за тебя бегает перед начальством... - хорошо расслабившийся Иван посмотрел неровно на Лену.
- Да она не только с ним снюхалась!
- Ваня, рот закрой! Он уже перепил! Лена, не обращай внимания!
- А ты сам-то, что не едешь?
- У меня мама больная.
- Да, родину защищать, а тебе пора памперс менять? Да он первый начал! - это она уже теребившей ее за рукав Оле.
- Лена, отстань от него!
- Кулемина, кто теперь у тебя по списку? До Степнова добралась!? Зачем он тебе, найди себе кого-нибудь помоложе! Ты же тоже уже побывала в его темной ординаторской? Ему-то все равно с кем, вон, в Чечне Гюльчатай, любимая жена есть… - Лена подскочила:
- А ну забрал свои слова обратно! Завидовать нехорошо, а еще раз скажешь что-нибудь про Степнова, - она кинулась на него с кулаками, - даже он тебя не спасет... от черепно-мозговой травмы... - но была схвачена ребятами и усажена на место. — Блин, идиот. Да нормально все! – зло отмахнулась она от ребят.
- Лена, давай поспорим! Он тебя увезет в Чечню и сделает третьей женой! - орал Ваня, пока его оттаскивали ребята от девушки.
- Да ты ему завидуешь, вот и бесишься!
- Лена, успокойся, ну ты что — он же набрался... Пошел от сюда, проспись, придурок, - ребята уже потащили Ивана в сугроб. Все это происходило под шум друзей, пытающихся утихомирить разошедшегося Ваню и не уступающую Лену.

Да, ситуация. Вот почему мобильник сходил с ума. Уже слухи ни о чем пустили. К ней подсели Оля и Надя.
Когда Лена собралась ехать домой, девочки пошли проводить ее.
- Теперь до Виктора Михайловича дойдет, блин, откуда слухи-то? - они втроем шли по аллее за воротами, она отправилась на вокзал, а они пошли проводить ее, - ну что им всем надо? Мы вообще, кроме работы, не успеваем поговорить ни о чем. Лена заметила, что даже руки тряслись. - Лишь бы кости поперемывать.
- Лена, не обращай внимания, это всегда так в коллективе.
- Да, мне кажется, что откуда-то это дует, лишь бы Степнова не коснулось это.

«Да, Ольга Николаевна... Да, дорогая, спасибо что предупредили, но я уезжаю, и не зачем мне оставаться заведующей, меня же сожрут... Мне есть дело, пусть про меня говорят, что хотят, но вот Нестеров со Степновым тут ни при чем. Я не хочу, чтобы их склоняли... Спасибо, передавайте привет Николаю Павловичу. Я выйду из отпуска 10-го и подпишу все бумаги, а пока пусть оформляет командировку. До свидания» - это звонила жена главврача поликлиники, они вечность дружат с ее родителями, и теперь мысль о них немного привела ее в чувства. Как они спокойно отправят ее в Чечню? Ну, с другой стороны, они тоже были молодыми врачами и использовали любую возможность обучения.

«Добрый вечер, Виктор Михайлович... Да, я знаю, мне сообщили, я отказалась... да, отказалась. Я не хочу, чтобы мое и ваше имя использовали в связке с плохими словами... Да, я поеду в командировку... Виктор Михайлович, мне нужно вам кое-что сказать... Домой еду... Давайте лучше вы... До свидания» - она отключила телефон и, молча, зашла на платформу. Нестеров куда-то пропал, да она и сама доедет.

- Виктор Михайлович, теперь моя очередь. Опять слухи, но я должна знать. Есть несколько фактов, и я не могу их сопоставить. Говорят, что у вас в Чечне есть жена.
- Вы верите тому, что говорят?
- У нас игра такая — верю-не верю. Меня это не касается. Просто есть еще кое-что, - она рассказала про выставку и странное ощущение. Степнов, молча выслушал, удивившись ее интуиции.
- Елена Никитична, послушайте, вы очень много чувствуете, вам надо в разведке работать. Я вас только прошу: оставьте это на уровне догадок и не копайтесь больше. Так лучше вам. И нам… мне спокойней.
- Вы мне не ответите? – он увидел столько боли и надежды в глазах, что его сердце сжалось.
- Елена Никитична, так надо, - он взял ее руки в свои, прямо посмотрел в глаза. Через несколько мгновений она отняла руки и опустила взгляд.
- Значит, правда, - выдохнула она. Он лукаво глянул на нее.
- Вас же это не касается...
- Ну да, я и забыла...

Лена расстроенная попрощалась со Степновым. Его зацепило, что она так отреагировала на эту ситуацию, но большего или меньшего он не мог сказать. Ради нее.


я пока тут



Спасибо: 53 
Профиль
Straus





Сообщение: 1099
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 87

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.02.10 16:37. Заголовок: Зайдя домой, она пон..


Зайдя домой, она поняла, что дежурств ей не хватает. В жилах бурлило и хотелось работать. Хотелось знать, что она кому-то нужна, что от нее зависит чья-то жизнь. Она гнала от себя мысли, что, возможно, она сейчас пытается что-то доказать Ему, делает что-то назло. Не могла разобраться и зацепить эту мысль за хвост: что это? К чему было так много волнения и почему нельзя сразу было дать понять, что ничего быть не может. «А я дура…» Но она не могла злиться. «Ревность? Возможно. Нет, точно - ревность. Да и пусть. Да, ревность. И этот факт пугает». Она собралась, надела кофту под куртку и пошла на улицу. Хотелось подумать с холодной головой, не пороть горячку.

Было еще холодно, февраль хоть в этом году выдался теплее, но ветры, казалось, были суровее. Она долго шла по улицам центра Питера. Она любила центр и всегда стремилась сюда, на Неву, ощущая какую-то тягу к ее холодным волнам и каменным оковам. Веселые огни, яркие здания, оживленные витрины кафе, блестящие набережные и четырехугольные звезды встречных огней машин то ли от слез, то ли от мороси, приближающиеся и пролетающие мимо. В рюкзаке булькнуло сообщение на телефоне, но она не хотела доставать руки из карманов. Она шла вдоль берега Невы, через какое-то время свернула на мост и остановилась на середине, облокотилась на перила, наблюдая за машинами на далекой набережной вдоль течения. Черная гладь воды в середине широкой воды и широкие ледяные острова у берегов, начавшие таять от течений, гонимых в русло реки с залива. Бесцельно блуждая взглядом, провожая задумчивый бег одной из северных красавиц, Лена долго хватала свежий воздух, более холодный, более влажный здесь, чем в ее районе.

Глаза нащупали спуски к воде с двух сторон каменных берегов, и на одном внимание привлекла группа людей, шумевших и что-то обсуждавших. Потом двое из них стали спускаться на лед. Лена насторожилась — если это происходило под распитие напитков, это могло окончиться печально. Двое ушли уже прилично от берега и радостно сообщали друзьям, что "все в норме, лед крепкий!". Девушка сделала шаг к набережной, она знала, насколько опасен лед в конце февраля. Люди разошлись — один направился вдоль берега, а второй — в противоположную сторону — на середину реки. Те, кто оставался на берегу подбадривали их выкриками, но Лене было совсем не смешно. Она быстро шла по направлению к лестнице. Ближе, а человек еще на шаг отдалялся, еще секунда — и его шаг. Она не могла бежать — нельзя было потеть, если вдруг придется прыгать в воду, нужно будет снимать одежду. И тут «дальний» человек стал погружаться в воду, поднимая рядом другой конец льдины. Он провалился не слишком резко — обломков льда было много, и верхняя часть туловища должна была быть сухой, думала девушка. Второй человек уже подходил к лестнице, Лена его не могла видеть, да и смотрела она только на пловца.

Поползли секунды, она их считала пока шла вдоль берега. 12 — 13. Среди народа была паника. Также остановились прохожие и кое кто начал читать морали экстремалам на берегу. 20. Она, наконец, достигла группы, посмотрела на них, выбрала самого трезвого и сказала:
- Вызывай скорую, ты — быстро за маленькой бутылкой водки в магазин, у кого тут машина рядом, пожалуйста, нагрейте печку.
38, она повесила рюкзак на резную решетку, 39 — шаг на лед, 42 — по льду. «Через 22 секунды начнут коченеть ноги». Дальше на коленях, но лед еще крепкий, можно и побыстрее. 1 и 1. Она почти достигла края льда. Окликнула человека, он повернул голову. Она сказала опереться на край льдины. «Не понимает». Английский. Нет. Финский. Нет. Немецкий. Схватился за край и отломил край льдины. «Плохо знаю немецкий».
- Еще раз. - Он ухватился руками и обломил еще кусок. Ну вот, теперь она была ближе. Еще раз — еще кусок.
- А теперь не ломаем, а пытаемся закинуть ногу на край, — я понимаю, что вы не балерина, но полезли сюда, теперь работаем! - «Как же по-немецки балерина». Нет. Еще раз — нет. Она легла на живот и ухватила его за ворот.
- А теперь не меня обнимаем, а облокачиваемся о край. Так, теперь ногу. - Ее не поднять — свело судорогой. Ладно, обнимаем и вылезаем.

Еще минута ушла, под животом трещало, но никак было не вытащить хоть немного над водой, он весил, наверное, тонну. Еще полминуты ушло на другой способ, потом она попыталась его вытянуть за куртку сбоку, чтобы площадь поверхности увеличилась. Все, время вышло, теперь не до шуток. Она отползла подальше, развернулась, встала, быстро отбежала к берегу, расстегнула куртку, сняла кофту, зимние штаны, сапоги, носки и ступила босиком на снег — в трусах и в бадлоне. С берега кто-то крикнул, и она призывным жестом махнула помочь ей — показав пальцем, одного человека.

Пока человек аккуратно приближался, она в обход дошла до края льда и спустилась в воду в том месте, где был прорубь. «Да, крещенское купание, только немного запоздалое». Человек тоже пополз, и она ему крикнула держать и тащить. Обойдя пострадавшего сзади, она одной рукой обвила его за талию, а второй ухватилась за край. Первый раз не получилось — она перехватилась ниже.

В детстве она очень любила плавать под обрывом речки против течения — там сильно тащило назад, сопротивление было колоссальное, но она боролась и выплывала. Она понимала, что больше ее спасали ноги, т. к. руки тогда были слабоваты, но теперь и в руках появилась сила, иногда не по часу приходилось их держать на весу с инструментом или аппаратурой. Она силой толкнулась об воду ногами и завершила рывок рукой, перенеся массу на лед. Сверху подхватили тело, и уже на откате Лена схватилась за ноги и еще раз толкнула вверх и в сторону, чтобы вынести большую часть тела. Человек теперь был на поверхности, и Лена отплыла вправо, чтобы вылезти и не обломить лед под людьми. Она выбралась на снег и подхватила пострадавшего под вторую руку, помогая тащить его к лестнице, опасаясь, что они опять провалятся.
- Теперь снимайте... все мокрое, быстро... я оденусь и приду... - тяжело дыша. Она надела носки, штаны, ботинки, быстро сняла мокрый бадлон, накинув на плечи кофту, потом оделась до конца. Отжала мокрую одежду, бросила в рюкзак и бегом поднялась по лестнице.

Люди раздевали человека, но какая-то девушка из их компании кричала, чтобы они остановились, ему же холодно, что Лена — садюга, дура. Она какому-то парню сказала забрать ее, быстро помогла снять остатки одежды с мужчины и взяла протянутую бутылку водки. Быстро растерла ноги и грудь мужчины и закутала его в приготовленную одежду — куртку, перчатки, шарф и даже плед откуда-то взялся. Подошел мужчина и сказал, что у него тут машина, предложил пока посадить его в теплый салон. Компания отправилась к машине дожидаться скорой помощи, а к Лене подошел пожилой мужчина и сказал, что ей тоже надо погреться и предложил выпить коньяку из его фляжки. Лена отказалась, усмехнувшись, сказала, что не пьет ничего, кроме медицинского спирта и тут услышала звуки скорой помощи. «Быстро» - пронеслось в голове. Но она не хотела, чтобы на скорой знали, что она врач. Еще решат везти больного к ним в Московскую, бросить его она не сможет, а значит, все узнают, чем она занимается по ночам... поэтому она решила уйти по-английски. Но одна девушка, видимо, та же, сказала парням, чтобы ее остановили. Один подошел молча и посмотрел на нее. Она достала из кармана визитку — обычный клочок бумаги, распечатанный на принтере, на котором были фамилия, имя и мобильный телефон:
- На случай, если понадобятся мои показания для скорой или милиции. - Хорошо, что она упомянула милицию, это успокаивающе подействовало на впечатлительную девушку, и Лена ушла.
Прилив сил от купания был такой, что хотелось бегать, прыгать, смеяться и плакать. А на душе кошки скребли.
По пути она почувствовала, что замерзает и поймала такси до дома. Приняв душ, она залезла под одеяло и уснула. Спать не было сил — все тело ломило, под одеялом было жарко, но стоило высунуть ногу и начинало трясти от холода. Она подтянула к себе рюкзак и нащупала телефон. Решила позвонить подругам или Нестерову предупредить, что заболела, но потом бросила его обратно — во-первых, уже ночь, а во-вторых, утром будет полегче, и она позвонит.

Утром проснулась она от того, что кто-то стучит и звонит в дверь. Она поднялась, накинула халат и пошла открывать. В дверях она замерла от неожиданности — там были родители, которые должны были приехать через четыре дня. Они были взволнованны тем, дочь не отвечает на звонки, не приехала встречать, и в Петергофе ее тоже не было. Девушка в ужасе спросила, какое сейчас число. Оказалось, что она провалялась четыре дня и не встретила родителей. Она взяла мобильник — он намок от бадлона и не работал.

- Что тут происходит? - как всегда влоб спросил отец.
- Папа, я тут просто в Неве купалась, вот отсыпалась после этого...
- Ты как раз вовремя, солнце в зените, почему бы не искупаться?
- Извините, что всех переполошила, послушайте, вы с самолета? Посидите немного, я сейчас в ванну и мы сходим куда-нибудь перекусить, - в легких щекотало, но она боялась кашлять при родителях.
- Давай, а то мы голодные.

Они пошли в ресторан неподалеку от дома. Лена успела зайти купить себе телефон, номер удалось сохранить старый. Она вкратце рассказала родителям о последних новостях на работе, в личной жизни, мама подмигнула ей, предлагая обсудить последнее. А вот отца больше заинтересовала встреча со Степновым. Он хотел встретиться с ним и переговорить как с коллегой, тем более, что у него был вопрос. Рассказ об их совместной операции вообще развеселил отца, и он сказал, что они вместе могут приехать к ним в Петергоф. Лена была рада, что будет возможность побыть с Виктором рядом на своей территории и теперь она сидела и гипнотизировала телефон, чтобы он позвонил. Они с родителями еще долго обсуждали ее последние операции и отдых родителей, проблемы на работе и предстоящую командировку.

Мобильный телефон заерзал на скатерти, родители заметили, как покраснела дочь и переглянулись. Она извинилась, вышла из-за стола и ответила на звонок. Это были Лера и Ксюша, они совместно где-то гуляли и решили отправиться к Лене домой, чтобы обсудить меню и программу на восьмое марта, которое предполагалось праздновать в кафе. Но подруги дома не оказалось и они теперь ее разыскивали. Лена назвала адрес ресторана и улыбнулась трубке. Вот глупая, почему решила, что он позвонит, только из-за встречи с отцом? Ну, хоть так. Сзади подошел отец.
- Грустишь. - Она подняла глаза к потолку, чтобы не выпустить слезы.
- Лена, поверь, так надо.
- Если бы это было правдой. Он ничего не объяснил.
- Лена, ты и так Моя дочь, плюс ты Сама едешь в Чечню, плюс ты с Ним общаешься. Ты понимаешь, что ты — находка для шпионов. Тем более — ты женщина. Лучше тебе ничего не знать. Есть шанс, что тебя не тронут.
- Он любит ее?
- Ты меня не слышишь. Он ее не видел ни разу.
- Но увидит...
- Дочка, я видел, как он на тебя смотрит, не переживай, подумай лучше, если он будет гражданином Чечни, у вас у всех будет шанс в случае чего... - Лена посмотрела на него.
- Пап, ты меня не слышишь. Он-будет-же-нат! А это – конец! По крайней мере, для меня. - Отец прижал ее к себе, как бы обещая, что все будет хорошо. Легче ей не стало, но она приняла спокойствие отца за пример.

Вернувшись за стол, она сообщила, что придут девчонки, и родители с облегчением решили, что теперь не придется оставлять дочь одну, она была слишком слаба после болезни. Они вызвали такси, отец пошел вперед, а мама взяла девушку за плечи, посмотрела ей в глаза и сказала:
- Не сомневайся, если любишь, то люби — но только полностью, крепко и беззаветно.
- Мама, я уезжаю надолго, за это время все может произойти.
- За столько лет не произошло, значит и эти три месяца ничего не изменят, только укрепят то, что есть.
- Спасибо, я вас люблю с папой!

Девочки, я вас жду!

Спасибо: 54 
Профиль
Straus





Сообщение: 1106
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 91

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.02.10 16:24. Заголовок: 8 марта Сегодня Лен..


8 марта

Сегодня Лена была обворожительна. Виктор улыбнулся, ведь она обещала, что больше не будет носить платья на праздники, она сдержала свое слово: стройные ноги были обтянуты черными брюками. Он стоял в холле и наблюдал как коллеги и друзья дурачились и играли в передачу апельсина сначала подбородками, потом на коленях, а потом на вытянутых ногах, усевшись на стульях в линеечку, чередуясь — мужчина, женщина. Было весело всем, особенно, когда мужчинам приходилось практически залезать на соседку сверху, чтобы перекатить апельсин со своих колен на ее. Он улыбнулся, когда на Лену накинулся один молодой ординатор, а она, весело смеясь, попыталась его оттолкнуть с себя. Потом она прошла за свой столик, и они с девчонками налили себе шампанского.

Лена и не представляла, что может столько набраться народу в кафе. И когда появилась кардиология, а за ней пришли ребята с пластической хирургии и еще несколько анестезиологов, Лена поняла, насколько у них дружный коллектив. Хотя тут были и просто друзья и люди, не имеющие отношения к медицине, и коллеги из других клиник, и даже конкуренты, но тем и веселее, в спорах рождается истина. После игр начались танцы, а они с подругами вернулись к столу. Бурное застолье и поздравления не отпускали девушек на площадку, к ним все время кто-то подсаживался и отвлекал разговорами.

Уже под вечер к Лене приземлился Алексей Каренский с комплиментами и сообщил, что хотел поговорить с ней. Она только сейчас увидела Степнова в холле с коллегами и решила, что он ее избегает. Но потом подумала, что все-таки нужно будет подойти поздороваться. Они с Алексеем немного поговорили ни о чем, а потом он посмотрел на Лену и сказал:

- Я не хотел тебя расстраивать, но мне нужно с тобой посоветоваться.
- Я уже от твоего тона расстроилась.
- Я знаю, и дальше будет еще хуже, извини. Просто сейчас подходящий момент что-то сделать.
- Ты о чем?
- Я о Нестерове. У меня в клинике работает Анна Востринова
- Жена нашего Лешки Востринова? - он кивнул. - Отличная пара, а Лешка у нас как самый младший брат, - она улыбнулась. - Он у нас «тонкая душевная организация»...
- Так вот Нестеров к ней подбивает и кажется, у них что-то было, ну я не утверждаю, но то, что я видел, мне не понравилось.
- Что!? Нестерову это зачем? Он же уважает Лешку, мы учились в соседних группах, и ему просто повезло с женой...
- Ну, согласись, устоять перед чарами Петра сложно женщине, тем более такой неискушенной в этом вопросе, - она замолчала, к горлу подкатывал ком. Ну, конечно, она миленькая, нежная, приехала их провинции и такая скромная, но шустрая, вот и захотелось экзотики... Лена поставила руку на локоть и пальцы приложила ко лбу. Мысли пролетали быстро, но решением была только одна.
- Не знаю, он не в моем вкусе.
- А кто в твоем вкусе?
- Тот, кого я сегодня предам, и может быть навсегда...
- Что ты собралась делать? Кого предашь?
- Твоего лучшего друга... - сказала и посмотрела в глаза Каренскому. Он не ожидал это услышать, но когда увидел в глазах Лены боль и застывшие слезы, все понял.
- Прости, мне не нужно было...
- Не поворачивайся, пожалуйста, а то все меня увидят... секунду.
- Слушай, ну давай я ему просто морду набью...
- Нет, он будет жертвой, ты злодеем, девочка вообще растает...
- Давай попросим Ксюшку...
- Она не поверит, чем Ксюшка лучше самой Востриновой? А я всегда была рядом, и все думают, что у нас с Нестеровым что-то есть...
- Да, уж, полюбить так королеву... - пробурчал он. - Послушай, а Он?
- Он все неправильно поймет, а потом я уеду в Чечню. Может так у него будет спокойно на душе, если он поймет что у меня что-то с Петей...
- Ты сейчас о чем?
- Он женится, или уже женился.
- Не может быть! Я бы знал!
- Леша, не кричи, так нужно, я правда, не знаю зачем, только он понял, что я от этой новости расстроилась. А теперь ему будет легче. Только бы он глупостей не наделал...
- Давай ему правду скажем. - Лена посмотрела ему в глаза:
- Как ты себе представляешь: «ты подожди, я тут наиграюсь с Петей, а потом...»
- Прости, я, кажется, сломал вам жизнь, хотя пытался спасти три других жизни...
- Три дороже двух. Спасибо что предупредил. Иди и сделай так, чтобы Аня поверила в то, что будет происходить дальше.
- Лен…
- Иди, Леш.

Она сидела за столом, сердце стучало, и пальцы дрожали, держа стакан. Девчонки сказали тост, Лена нарисовала улыбку, залпом проглотила бокал шампанского для храбрости и резко поднялась. В зале несколько пар танцевали, она поймала Нестерова за руку и прижала к стене.

- Стой, засранец.
- Что такое! Дорогая, ты с ума сошла?
- Да, милый, а теперь послушай меня. Зачем тебе понадобилось морочить Ане голову? Зачем она тебе нужна?
- А ты что? Морали мне читать будешь? Она мне не нужна, но я же мужчина...
- Тогда посмотри на Лешку, — она показала через плечо на сияющего парня, чуть ли не колесом ходящего перед своей женой. — Ты хочешь его убить? И ради чего? Месяца развлечений? Отвечай, трус! Ты готов потом жить с ней всю жизнь? – Лена воткнула палец в грудь Нестерову.
- Да ты что? Не нужна она мне! - он нашел ее глазами. — Сам не знаю, что на меня нашло.
- Она смотрит? - он кивнул. - Тогда целуй меня, да так, чтобы она и все остальные поняли навсегда, что у вас с ней никогда ничего быть не может. Но только помни, я сейчас предаю одного очень хорошего человека... ради тебя... ради Лешки... - она подставила лицо, а когда закрыла глаза, с ресниц покатились крупные слезы. Нестеров целовал ее неподвижные губы и чувствовал ее мокрые щеки. Она закинула руку ему на шею, а второй словно пыталась его оттолкнуть. Это было машинально, он это понял.

Народ был явно поражен происходящим в середине зала у освещенной стены, но больше всего был удивлен Степнов. Он отошел к стойке бара, попросил ручку. Потом подошел к столу девушек, поздоровался, положил на сиденье Лены красивую алую розу, на стебель которой в виде листа была прикреплена голубая открыточка, и быстро вышел из кафе.

Нестеров отпустил Лену, заметил, что она была бледной. Она сказала, чтобы он выяснил все с Аней, но казалось, это было лишним, они мило танцевали с мужем, и она хоть и глянула в сторону Пети, то только для того, чтобы убедиться в своем поражении. А Леша вообще не заметил ничего. Ну, вот и все. Она предала любовь, предала Виктора Михайловича и предала себя. Он довел ее до гардероба, она взяла свою шубу и отправилась домой, не сказав ни слова Нестерову.

***
Взяв в руки открытку, она прочла строки хайку:
"О, если к другому
склонишься ты сердцем, то знай:
в тоске безутешной
я, должно быть, погибну скоро,
словно дым на ветру, растаю..."

Дальше было написано: "До сих пор я жил надеждой когда-нибудь с тобой
соединиться, но теперь о чем мне мечтать, ради чего жить на свете?"

Письмо было написано на тонком синеватом листе, на котором цветной вязью была оттиснута старинная танка:

"Уйдите, о тучи,
с вершины Синобу-горы,
с вершины Терпенья -
из души моей омраченной
без следа исчезните, тучи!"

Это Нидзе, «Непрошенная повесть». Лена знала ее. Как и у автора, оторвала кусочек от голубой бумаги и написала:
"Ах, ты ведь не знаешь,
что в сердце творится
моем! Объята смятеньем,
я другому не покорилась,
ускользнула, как дым
вечерний".

Прикрепила листок на розу, как и было у Степнова, и поставила ее в вазу.
Достала бутылку водки и налила себе рюмку. Опрокинула и закашлялась — она никогда не пила водку. Через некоторое время пришли девчонки и Каренский. Лена вообще на него не могла смотреть. Хотя – в чем он виноват. Девчонки поздравляли ее, что она, наконец, определилась, но она, молча налила себе еще водки и опять выпила. Потом села за стол, положила голову на руки и заплакала. Девочки переглянулись «это от радости», но только Алексей знал, от чего были эти слезы.


Все тут, а тебя еще нет!

Спасибо: 55 
Профиль
Straus





Сообщение: 1113
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 91

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.02.10 21:40. Заголовок: Так, ПОЗИТИВЧегг от ..


Так, ПОЗИТИВЧегг от меня

Скрытый текст


Через полтора месяца уже точно были утверждены списки тех, кто едет в командировку. На общем собрании Лена и коллеги получили все документы, и кто-то вдруг передал ей записку. Она ее развернула: «Степнов разбился на стройке, упав с лесов». У нее в глазах потемнело. Она резко встала с места, хотела куда-то бежать, но пол ушел из-под ног, и она упала без сознания. Когда пришла в себя, листок у нее был зажат в ладони, а вокруг толпились коллеги. Нестеров встревожено заглядывал в глаза, потом взял ее руки в свои. Она поднялась, всех поблагодарила и вышла из зала. По залу прошел шепот, кто-то толкнул его в бок и пошутил: «Ты что, скоро станешь папой?». Девушки с гинекологии согласно закивали, а Нестеров незаметно развернул листок.

Ночью в палате сидела она. У нее теперь не было дежурств, им дали отпуск за две недели до отъезда, но ей нечего было собирать. Халаты в любой больнице есть, а остальное ее не интересовало.
Она похудела за последнее время. Даже рабочее белое платье на ней теперь висело, а туфли соскакивали с ноги. Когда еще были дежурства, она ночи проводила в больнице, и ей было легче, а когда были выходные, она специально на ночь оставляла уборку, какую-то механическую работу — только бы быть занятой. Покоя не давали букеты цветов без записок на каждом дежурстве, но сейчас они не вызывали такой бури в душе, лишь сильнее волновали.

Во дворе у родителей они высаживали деревья. Покупая побеги разных плодовых пород, она взяла два корня специально для себя — Клен и Ясень. Папа и Витя. Клен — аккуратный, неутомимый энтузиаст, агрессивно борющийся с тьмой. Ясень — постоянный в любви, чистый, светлый, проницательный, способный отдать свои силы другому. Но что у них общее — это надежность. И это были два мужчины в ее жизни. В тот день, когда Виктора Михайловича привезли к ним в приемную, она высадила оба дерева в саду. Рядом.

Она сидела около кровати и держала его руку в своей. Он был без сознания. Он должен очнуться, она не верила, что это кома, хотя тут верь - не верь, от нее это не зависит. На пальце была прищепка, мониторы рисовали пульс, и видеть его бледное лицо было невозможно, потому что не могло этого быть... никогда. Она гладила его ладонь, потом проводила пальцами по лицу, повторяя основные линии: от носа по бровям, вокруг глаз, по подбородку и скулам, по шее, по ушам... Она долго водила и прислушивалась. Вдруг где-то заденет какой-то нерв, и пульс отреагирует. Нет.
В палату вошел Нестеров.

- Ты тут? – Она кивнула.
- Я всегда буду рядом.
- Ты уедешь.
- Потому что я нужна ему «там», но сердцем я буду с ним. Как там Аня?
- Теперь все думают, что ты беременна, после твоего обморока, - она посмотрела на Петра и рука дернулась. Она подумала, что это она сама ее от неожиданности сжала. Улыбнулась краешками губ.
- Все бы отдала за это. Хоть бы не была одна…
- Прости… Лен, ты думаешь, мне нравится смотреть, как ты ломаешь себе жизнь? Я не хотел такого, просто...
- Просто ты думаешь не тем местом. А женщины у тебя всегда были слабостью. Слушай, я уезжаю, а ты найди себе хорошую девушку. Только, пожалуйста, не из медиков. И пусть у нее будет хоть пять детей, но только не будет мужа. Ладно?

Они немного помолчали, а потом он сказал:

- Лена, ты совсем опустила руки? Ты же не сдаешься никогда, а теперь что – на что похожа. Ты скальпель держать сможешь? Я твоим родителям скажу, и ты останешься тут. Твой отец нас тут всех порешит, особенно меня.
- А ты-то тут причем, ты же мне не муж, который не кормит жену и заставляет работать. Иди лучше отсюда, а то я тебя возьмусь воспитывать, - он подошел и посмотрел в глаза Лене.
- Лена, а откуда ты тогда узнала про...
- Про Аню?
- Да.
- Каренский сказал. Он просил повлиять на тебя, т. к. мы самые близкие друзья были с тобой. Еще хотел сам тебе морду набить... Петя, я прошу, не говори никому ничего.
- Да, ты как всегда. Тебя саму не бесит, что ты все время кого-нибудь спасаешь? Ты о себе когда думать будешь?
- У меня работа такая.
- При чем тут работа? А тот случай на Неве?
- Какой случай?
- Мы видели благодарственную заметку в газете, когда ты спасла какого-то иностранца из воды. Даже фотка там была с мобильной камеры, ты еще там в трусах одних...
- С ума сошел? Это была не я. И не в одних трусах, а еще в бадлоне.
- И потом неделю болела — помирала? Я все двери обтер, телефон не отвечал, подруги не знают, родители меня чуть не убили...
- Что ты говоришь!
- Что ты дура!
- Не ори, Он спит!
- Он не спит, это, скорее всего кома, если ты его так любишь — оставайся и не мотайся на свои подвиги! А когда он встанет, тогда и поедешь!
- Он и так встанет, без меня. Он сильный.
- А зачем ему теперь вставать без тебя? Ты же сама ему показала, что ты со мной, а ради чего еще? Ради кошки? - не унимался Петр. - Ты даже его предала ради совершенно постороннего человека!
- Я не с тобой, и никогда не буду с тобой. И не кричи, Петя... Он вообще женится… - проговорила она, и горячие слезы стали падать на руку человеку, слышавшему почти весь разговор.
- ЧТО!? Женится? – она кивнула. Он обнял ее за плечи и чмокнул в макушку.
- … и ты мне не совсем чужой... - Петя немного смягчился. Долго молчали.
- Ты думаешь, что рука... это поможет?
- Это поможет, - она замолчала.
Вскоре Петр попрощался и вышел, а она опять села на стул и прижала его огромную ладонь к губам.

Через час пришел Каренский. Она повернула голову, отпустила ладонь и встала.

- Ты сегодня дежуришь?
- Нет, просто зашла посмотреть, что нового, — соврала она.
- Как тут?
- Спит. Это я виновата, что он теперь лежит здесь.
- Почему?
- Потому!
- Не грусти, он встанет.
- Я знаю. Я уезжаю, а ты присмотри за ним...
- Сколько осталось?
- Не знаю, пара дней. Меня ребята заберут. Я вообще сбилась со счета. День-ночь — какая разница, главное чтобы Виктор Михайлович встал...
- Как Петр?
- Наверное, отлично. Как всегда. Только что ушел кому-то голову морочить, - она попыталась улыбнуться.
- Прости меня, я не знал, хоть по Вите и догадывался...
- Перестань, мы все взрослые люди и сами выбираем, как нам поступать.
- Лена, а помнишь тот разговор про круиз? - она улыбнулась.
- Помню.
- Мы с Виктором спорили, - она повернулась и посмотрела в глаза. - Витя сказал, что ты никогда ни с кем не поехала бы и спорить глупо, а я был уверен, что смогу тебе понравиться.
- Действительно глупо. Я так понимаю, он выиграл?
- Да. Он все точно мне тогда про тебя сказал. Кроме одного. Он соврал тогда. Первый раз.
- Чего?
- Он сам тебе расскажет, когда встанет.
- Надеюсь...

Немного поговорив еще, он ушел, а она принялась перебирать цветы. Ему постоянно присылали букеты, и их уже ставить было некуда. Она перебрала их сначала по красоте композиции, вытащив увядшие, потом по сортам, а потом принялась ставить в вазы. Она вспомнила, что у нее в кабинете была еще одна большая ваза и отправилась по коридору в соседнее крыло, сказав перед уходом:
- Виктор Михайлович, вы тут побудьте, не уходите, а я сейчас за вазой схожу и приду. - В кабинете она встретила коллег, и они немного поговорили.
Она вернулась, поставила цветы в вазу, налила воды и остановилась.
- Виктор Михайлович, а где ваши родители? Они знают, что вы тут? Они приходили уже? - она упорно пыталась активировать его мозг. Она знала, что он ее слышит, но когда он будет реагировать, она не знала. - Я обещала вас отвезти к своему отцу, помните? Вот вы встанете, и я его привезу к вам. Он тоже уже давно хочет с вами встретиться, так сказать «без галстука». Но я не успела... теперь он пусть сам приезжает. - В палату вошла медсестра, и Лена спросила, который час.
- Шесть часов. Елена Никитична, идите домой. Теперь мы тут, а вам надо отдохнуть.
- Да, если что изменится, Люба, позвоните мне, пожалуйста. И еще, вы не знаете, родители приезжали сюда к Виктору Михайловичу?
- Я точно не знаю, но вроде кто-то был из родственников. - Лена кивнула головой и посмотрела на него.
- До вечера, Виктор Михайлович, поправляйтесь.

- Лена, это сработало!
- Что сработало?
- Твой массаж и рука! Он проснулся! - орал в трубку Нестеров.
- Это отличная новость, Нестеров! Спасибо, что сказал.
- Конечно, сказал! Ты молодец! Ты верила!
- Я знала.
- Дорогая, мне покупать сегодня лотерейный билет? Я выиграю?
- Нет, дурак, завтра купишь. Пока, - улыбалась она в трубку. На душе стало полегче. Он проснулся. Это здорово.
- ...Алле, папа, ты не хочешь осмотреть еще одного пациента? Нет, у меня на этаже. На бывшем... Да, Степнов очнулся. Хорошо, жду звонка.


Через минуту позвонила Катенька, сказала, что Степнов очнулся и что народу у него — толпа. Лена сказала всех выгнать, и что она скоро приедет.
В палату она вошла первая, отец уже подъехал и где-то задержался на этаже с коллегами. Лена вошла, поздоровалась с ребятами, которые постоянно находились в палате, сменяя друг друга. Потом, выгнав всех, она взяла маленький фонарик в рот, подошла и посветила на отметины на голове, проводя руками и щупая рельеф.

- Вам, увазаемый надо показаться Штепнову, он сразу сказет, сто у вас тут.
- Он в отпуске и сказал передать меня Кулеминой, она тоже умеет...
- А Кулемину не хотите показаться? - спросил из-за спины Лены Никита Петрович, подошел к больному и протянул руку. - С возвращением.
- Весьма польщен, Никита Петрович, - Лена попрощалась и вышла из палаты. В коридоре прилипли коллеги, но Лена всех успокоила, сказав, что забирать отец его не будет, оставит тут.

- Пап, ну как твое мнение? Я, честно говоря, даже осматривать его не могу. Руки трясутся. Я же в этом виновата...
- Слушай, я думаю, через неделю-другую он бегать будет, такой организм просто так не загонишь в кровать.
- А голова? Самое главное — голова и руки?
- Ушиб, гематом нет, без проникающих. Он меня порадовал, я был худшего мнения... только вот...
- Что? Мы что-то пропустили?
- Да. И не вы, а ты. Психологию. Он не хотел просыпаться, а это — основное! Так что не буду тебя успокаивать — да, ты виновата. И смени платье, это тебе велико, - он строго посмотрел на дочь, чмокнул ее в нос и пошел по коридору.

Так всегда — нет более строгого критика, не прощающего ошибок и дающего горькие уроки, чем родной отец. Когда ему передают, что все хвалят его дочь, он говорит: «они тебе льстят», когда ему хвалят его дочь, говорит: «меня там не было», когда дочь сама хвалится, он говорит: «тебе нравится? Значит, ты что-то упускаешь». Так во всем. Когда она в первый раз потеряла больного на столе, которого доставили практически без шансов, он сказал: «не реви, значит, ты плохой хирург». Хотя, конечно, он любил свою дочь, гордился ею и знал, что она хороший специалист, но похвалить, значило поставить точку в ее росте и личностном развитии.

- А Кулемина обход на сегодня завершила? - спросил Степнов медсестру.
- Нет, что вы, она уже давно не дежурит. Она же в командировке. Им дали на сборы две недели.
- На сборы? Она сегодня приходила.
- Да, она всегда приходит помочь нам, а ночью у вас сидит. Сидела. Она же в Чечню...
- Я чувствовал, что тут кто-то был. Она больше не придет, вы сказали «сидела»?
- Не знаю, она не сказала. Ее отец отругал, и она расстроенная ушла. Знаете, она с вами все время разговаривала, поэтому вы проснулись, - он улыбнулся.
- Можно вас попросить найти Нестерова и Каренского.
- Конечно.

- Рад тебя видеть в здравии, Виктор!
- Спасибо, Петр. – Он что-то еще хотел сказать, но Нестеров поднял руки, и сказал:
- Могу сказать одно — поговорить тебе лучше с ней.
- Как ты думаешь, сейчас она...
- Пациент скорее мертв, чем жив. Завтра ее ребята забирают, и девчонки за нее возьмутся там, может немного ее растрясут. Она вообще уже... - в дверь вошел Алексей Каренский, они поприветствовали друг друга. - Привет, Алексей. Степнов, а правда что ты женился? Даже не проставился!?
- Кто тебе сказал?
- Да все говорят!
- Витя, и я, твой друг, узнаю об этом последний!?
- Да нечего тут знать.
- Ладно, ты поправляйся, а отметить — успеем!
- Ну, я пойду, оставлю вас поговорить, всего хорошего, Виктор, Алексей, - после рукопожатий Петр вышел, а друзья переглянулись.
- Рад видеть в строю! Как ты? Выглядишь — отменно! Посоветуй мне тоже такую медсестричку, которая тебя вдохновила...
- Я свою медсестричку никому больше не отдам, даже тебе.
- Ты о ком? Катенька? Оленька или Люба? А может...
- Иди ты! Нестеров тут вечно в поисках, ты...
- Постой-ка, ты вроде тоже было время — был в поиске, а теперь — поостыл? Жена не отпускает от себя?
- Очень смешно! Нет, я, кажется, нашел, но все так непросто...
- А что тебя смущает? Муж? Дети?
- Вот именно — дети.
- Расслабься, тебе давно пора отца позабавить — пусть няньчится...
- Ты заткнешься!? - хохотали друзья. Потом Алексей сделал серьезное лицо и удивленные глаза.
- Витя, у вас с женой — дети? - Степнов запустил в друга апельсином. - Лена?.. не может быть, это же... специально устроено...
- Ну почему не может, он, она...
- Да кто — он? У нее может быть только один «он», и этот «он» ее, кажется, не на шутку обидел, - они встретились взглядом. Каренский понял немую просьбу ничего не спрашивать.
- Ты чего тут сидишь? Завтра поезд уйдет, а ты тут останешься один... а ну, вставай и за родину!

К поезду Лена не разрешила приезжать родителям. Они попрощались в Петергофе, мама попросила быть осторожной, а отец сказал, что гордится дочкой — первый раз! Тут на платформе были Ксюша, Лера и Наташка, куча коллег и друзей, которые провожали не одного кого-то, а сразу нескольких своих, ведь ехали сотрудники всех Питерских больниц. Всего их было 50 человек, а провожающих в несколько раз больше. Нестеров еще не приехал, и она переживала, что же случилось, хотя не очень-то хотела его видеть после последней их встречи. Ну и не надо. По громкоговорителю объявили, чтобы провожающие покинули вагоны, и Лена заняла свое место, прилипнув к окну, где стояли расстроенные подруги, и вся куча провожающих распределилась вдоль вагона. В ее купе были все девчонки, и сейчас к ним еще зашли две девушки из Московской больницы. И вдруг зазвонил телефон.

- Нестеров, ты как всегда — опаздываешь, и я подумала ты не приедешь.
- «Посмотри в окно, Елена Никитична!»
- Да не хочу я на тебя любоваться, что я там не видела? - сказала Лена, выглядывая в окно. Рука с телефоном опустилась. - Девочки, Степнов! - Она видела, как трудно давался ему каждый шаг, но он шел! Она снова поднесла к уху телефон - Ты, садюга! А ну быстро отведи его в палату! С ума сошел! - орала она в телефон. Виктор стоял, поддерживаемый Каренским и Петром, он улыбнулся ей в окно и помахал рукой поезду. Состав тронулся, а она сидела, прилипнув к окну, и думала, как же тяжело ему было это сделать. И еще терзал вопрос: зачем он пришел?

Ну, настроение поднялось?


Спасибо: 54 
Профиль
Straus





Сообщение: 1119
Настроение: ...и все-таки, они разошлись
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 92

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.02.10 15:26. Заголовок: Чечня Лена слышала,..


Чечня

Лена слышала, что несколько лет назад питерские врачи тоже ездили с делегацией. Там строили больницу, и необходимо было укомплектовать ее. Затем устроить все, нанять врачей. Но потом, видимо, из-за военных действий что-то там произошло, и теперь нужно было все восстанавливать по новой. Место это находилось в самом конце пути, если ехать от Кизляра, через границу и дальше по дороге в горы. Больница была спрятана так, чтобы ее сложно было обойти, но и за водой и провизией приходилось ездить в селения Новотерское и Терское. Дорога там каменистая и непроезжая практически, особенно весной. У больницы есть джип, вот на нем и привозят воду, продукты и медикаменты.

Жили в основном в небольшом доме, куда поместилась почти вся делегация врачей. Еще вокруг были рассыпаны маленькие домики, где и поселилась Лена с одной из девушек. Они практически не пересекались дома, чаще сталкивались в больнице, ведь Лена приходила в домик только отдохнуть. Тут было две комнаты, большой холл и маленькая кухня. Лена даже не знала, как там что включается, кроме чайника, а вот напарница часто радовала ее всякими приготовленными блюдами. Так и жили вдвоем, практически не видясь. Еще несколько таких же небольших строений занимали мужчины, также расселившись по парам, но в большинстве своем предпочитали находиться в группе. Мало ли чего.

Лена нашла тут отличный отдых — чудесная весенняя южная природа, солнце и холмы вокруг. Утром зори прохладные, как раз для того, чтобы пробежаться по каменистым дорогам, шокируя местных жителей своей внешностью: в топике, шортах и кроссовках с волосами, затянутыми на макушке резинкой. Душа словно вылетала и парила над горами, купаясь в голубом небе и золотых лучах восходящего солнца. Даже, когда она дежурила, она не упускала минуты прохлады и выбегала на природу из душного помещения. Каждую неделю Лена с несколькими ребятами и одним из местных жителей отправлялись в поселок. Ей нравились эти поездки, только готовиться приходилось заранее — красить черным брови, надевать паранджу, хотя ее это все и веселило. Только ей было непонятно, почему этот угрюмый высокий чеченец постоянно появляется, только стоит ей выйти на порог больницы. Ездили они к дяде Ильясу, который «торговал» на рынке водой. Это были огромные бойлеры, которые поставлялись из России, и семья Ильяса доставляла к себе в аул и на рынок. Но, конечно, не за этим он тут стоял. У него была важная информативная миссия. А Лена наблюдала за жизнью в этой стране. Потом она познакомилась с семьей дяди Ильяса. Стала часто приезжать к ним и подолгу общаться с его дочерьми, рассказывая о себе и слушая их.

Дяде Ильясу нравилась эта добрая, умная девушка. На рынке она старалась молчать, чтобы не привлекать внимания, а когда она ходила за другими продуктами, с ней всегда отправлялся ее телохранитель из аула Ринат, которого сам Ильяс приставил к Лене по просьбе Виктора, Лена этого не знала. Ради Виктора он сам был готов сторожить эту девочку, но боялся, что не поспеет за ней. Она как метеор, а он уже далеко не молод. Он надеялся, что за эти три месяца ничего страшного не произойдет. Он жил со своими четырьмя дочерьми в ауле в прекрасном доме, похожем на сад. Трое старших вышли замуж и разъехались, а младшие четверо все еще были рядом. Одна из оставшихся тоже была замужем и жила в одном доме с отцом. Хоть у них не было матери, сейчас, когда она должна была родить, ей так было спокойней. Они были замечательные, веселые, любили танцевать, и Лену всегда удивляло то, что с самого детства они точно знали, для чего они рождены на свет — ублажать своего мужчину. Она знала маленьких девочек в ауле, и с трех лет они умели танцевать так, что дух захватывало. А еще они были очень доброжелательные и жизнерадостные. Они приняли Лену как сестру и даже пытались все время ей что-то дарить, но Лена со смехом отказывалась от подарков, говоря, что ее тогда через таможню не пропустят, но она всегда их будет помнить и любить.

Лена была занята полностью: кроме пробежек и поездок в поселок - все остальное время она проводила в больнице. Тут было много дел. Врачей не хватало, и она старалась быть в курсе всего. С гинекологии, например, приехало трое врачей, с ее больницы – двое, и еще одна женщина из другого района. Но двое не смогли тут работать из-за разницы в религиозных взглядах и недоверии к врачам в этом вопросе. После того, как в операционную ворвалась группа вооруженных родственников роженицы и приставили пистолет к головам врача и ассистирующей Лены, пришлось отправлять людей в Россию. Еще было детское отделение. Туда она не любила ходить. Дети непосредственны, но тут они даже рождаются с ненавистью в сердце и с автоматом в руках.

В больницу приехал дядя Ильяс и привез Лене коробку. В ней был ноут-бук. Лена не ожидала такого подарка, но подумала, что теперь сможет записывать происходящее. А дядя Ильяс сразу попросил ее записать его слова. Она это сделала и удивилась — слова были русские, но она не понимала их смысла. Она оставила все как есть и сохранила файл, зарыв в хитросплетении ветвей ее каталогов. Каждый день она проводила за записями и к концу отпуска уже довольно быстро печатала. Она перенесла свои истории в память по отделениям, где ей приходилось оперировать или ассистировать, соответственно дав им имена.

Она была на смене, когда прибежал ее телохранитель и позвал ее в аул. Она возразила, что не может оставить пост, но он сказал, что там плохо женщине. Лена надела верх от паранджи и отправилась за ним. Он привел ее в большой дом Ильяса, провел по коридорам и поставил перед дверью с пологом, который откинулся и появился сам Ильяс.

- Лено, моя дочь только что родила сына, но она совсем слаба и не говорит ничего...
- Я сейчас посмотрю... как ребенок?
- Хороший мальчик!

Лена прошла к кровати и поняла, что ее нужно перевезти в больницу — у нее были внутренние повреждения, и скорее всего детей у нее больше не будет. Она сказала дяде Ильясу собрать дочь и ребенка. Но внука он не хотел отдавать, а Лена в упор посмотрела ему в глаза и сказала: «Он поедет со мной — спасать свою маму». Телохранитель уже ждал их около машины, помог погрузить девушку и усадил Лену с малышом на переднее сиденье, пристегнул и повез. Лене казалось, что прошла вечность, пока длилась их пятиминутная поездка. Телохранителю дали задание разузнать, чем кормят малышей, если мама не может, ну, и конечно, привезти в больницу еду ребенку, а дяде Ильясу было поручено поговорить с зятем. И еще — всем ждать. Лена отдала ребенка на детское и занялась больной. Пришлось самой оперировать, так как дежурный врач уже два дня болел какой-то странной болезнью.

- Мама, скажи, сколько у меня шансов?
- Ты не вырезала?
- Нет, там все было нормально, там другое...
- ...Ты все правильно сделала. Если не присоединится инфекция и гормоны, то ты имеешь два из пятидесяти. В противном случае ты ее потеряешь.
- У них тут с гормонами должно быть хорошо, у них с рождения инстинкты играют — что у мужчин, что у женщин.
- Удачи, теперь жди, у тебя двое с половиной суток. Если не проснется — кома.
- Спасибо, мамочка! Я вас люблю, передавай папе привет. Я, наверное, скоро приеду, если ничего плохого не случится. И еще, мама, я через месяц опять сюда вернусь. Целую.

Она сидела на качелях во дворе с внуком дяди Ильяса на руках, качала его и пела ему колыбельную, когда подошел дед малыша. Он улыбнулся, увидев маленькое личико, посапывающее и улыбающееся во сне.

- Деда, смотри, какой я большой! Я сегодня опять маму трогал ручками. Но она не встает, - тихо проговорила она, отдавая малыша деду.
- Я знаю - она встанет, а мы с тобой будем запускать змеев и кататься на велосипеде, - он отвечал, обращаюсь к внуку.
- Дядя Ильяс, перебирайтесь к нам в Питер всей семьей.
- Нет, дочка, там климат не подходит для нас.
- Но тут жарко становится, может, пройдет время, и вы сможете вернуться?
- Спасибо, дочка, но у нашей родины тоже есть свои патриоты, и это не те, кто все это тут затеял...
- Конечно, я понимаю! Но мне бы так хотелось видеть, как растет этот комочек...
- У тебя скоро тоже появится...
- Когда это еще будет, если будет вообще.
- Почему ты грустишь?
- Я предала Его, а грустит моя совесть, которая вроде осталась еще, - она тихо засмеялась.
- Знаешь, мы еще с тобой увидимся, ты приедешь сюда снова. Но уже не одна.
- Тот, с кем я бы могла приехать - женился, кстати, на чеченке.
- Дочка, это нужно нам, а главное — вам. Тебе же, в первую очередь, - Лена не ожидала такого ответа. Она посмотрела на дядю Ильяса и не стала ничего спрашивать — она знала, что он больше ничего не скажет.
- Дядя Ильяс, обещайте мне, что увезете семью, как только вам будет что-то угрожать!?
- Успокойся, дочка, конечно, я их увезу. А ты, Лено, не слушай свой разум, слушай сердце.
- Спасибо. Малыш давно уснул, пойдемте, отнесем его маме, он проснется и потребует кушать — пусть она встает и кормит его. Хватит отлеживаться.

Он отдал ребенка Лене, она поднялась, поддерживаемая им, и они пошли в палату. Вечером был сеанс связи с руководством: билеты были заказаны, документы готовы и оставалось только дождаться. «Дома», т. е. в больнице, с которой была налажена связь, все рады были, что их заезд завершен. На сеанс связи приехали папа и Кристаллинов. Лена рассказала, что у них карантин. Что она настояла на вакцинации всех врачей. Степнов и папа одобрили сразу, так как знали этот штамм вируса, сказав, что предупредят всех, чтобы делегацию никто не встречал. Савченко, шутя, предложил их там еще оставить, и в обеих точках мира, связанных сейчас проводами, долго смеялись, предлагая сослать куда-нибудь Николая Павловича. Те, кто был по эту сторону, даже воспрянули духом. Осталась неделя-другая, а там — домой.

Перед отъездом прибыла новая группа врачей, им передали дела, собрали вещи и с легкой душой отправились на границу на машинах. Тяжело было прощаться с семьей дяди Ильяса — с их врожденным гостеприимством понимаешь, что нашел еще одну семью. Дядя Ильяс утирал скупую мужскую слезу, а Лена долго еще махала рукой из машины. Дочь уже вернулась домой, но была еще слаба, зато внук во всю горланил и требовал еды у нерасторопных нянек.

Коллеги, друзья, близкие были предупреждены, чтобы никто не встречал группу врачей с поезда. Оставалось несколько дней выдержать карантин и тогда можно встречаться с близкими. Доктора возвращались в начале сентября, а это самое неустойчивое время для Питерских вспышек заболеваний. Лене было грустно, что ее не встретят веселые подруги, знакомые лица. Но она была рада, что уже дома, что не надо напрягаться при каждом стуке в дверь купе, что никто не приставит дуло к виску во время операции. Она улыбнулась и пошла по перрону. В руках у нее была маленькая сумка и портфель с ноут-буком, поднятый ворот пальто прикрывал от холодного ветра и от привычной суеты Питера. Она нырнула в машину, которую прислал Савченко за врачами, и порадовалась, что сейчас день — будет время привести в порядок все свои вещи и голову, написать несколько писем по почте — у нее же был теперь ноут-бук.

В это время в большом окне по гардинам скользила тень шагающего вдоль окна человека с бокалом в руке. Он не мог решить для себя, что же делать, либо чего-то ждать, либо не ждать, но тогда это подстегнет события, в которых он не успел разобраться. В камине трещал огонь и подсказывал, что у него нет времени сомневаться. Тень поставила бокал на невидимый стол и быстро испарилась.

К вечеру Лена была полностью удовлетворена проделанной работой — ей даже удалось испечь трубочек со взбитыми сливками, которые она очень любила. Она навела порядок в вещах — все, что касалось прошлого, она выбросила, переставила мебель в зале и занялась собой. Еще немного, и она возьмет свой ноут и чашечку кофе с трубочками и отправится на любимый диван — покорять просторы интернета.

Но покорять не пришлось — у нее не было сетевого кабеля и Ксюшка радостно сообщила, что готова ей в этом помочь. Но Лена решительно запретила ей приезжать под страхом смертной казни и та немного остыла. Дальше было веселее. Позвонила Лера и после приветствий извиняющимся тоном начала тараторить:

- Лена, я сама не понимаю, как все это произошло, но я потеряла голову, он меня просто смел с пути и я растерялась... я его люблю... ты прости меня, я знаю, что вы вместе... я не стану оставлять ребенка, я тебя люблю и ради вашего счастья... он все это время звонит и мучает меня, я не знаю, как быть...
- Стой, Лера, с тобой все в порядке? - она кричала в трубку, трясла ее и пыталась хоть слово вставить в Леркины рыдания, но на том конце была паника. Подруги не знают эту историю с Петей. Блин. - Лера, я не понимаю, ты вообще о ком сейчас говоришь! И что значит «не буду оставлять ребенка»?!
- Лена, я знаю у вас с ним любовь, ты сама... я предала тебя, но ты не переживай, ребенка не будет... прости меня!... скажи ему что я его люблю, но не буду вам мешать... - трубку положили. Лена была в панике. Лера что-то натворила с кем-то из их друзей, но вот что теперь делать... Это Степнов? Да нет, не может быть, хотя почему нет, ведь «она теперь с Нестеровым». В дверь позвонили.

- Я же сказала тебе не приезжать, Ксюша, у меня ка-ран-тин! - крикнула она по пути к двери. Но перед ней оказалась не Ксюша.
- Здравствуйте, Виктор Михайлович, - выдохнула она, но быстро взяла себя в руки. - Как всегда, не выполняете предписаний врачей?
- Здравствуйте, Елена Никитична. Я сам врач и могу оценить опасность несоблюдения некоторых предписаний. Простите, что не встретил вас на вокзале, просто подумал, это может вас скомпрометировать... - она вскинула брови, посмотрела на него. Она очень рада была его видеть, но показывать это не собиралась. Ради него же.
- Прошу вас, проходите. Верхнюю одежду можно повесить в шкаф. Я сейчас поставлю кофе. Вы не против?
- Спасибо, с удовольствием.
- У меня один разговор, пока варится кофе, простите, - она проводила его на кухню, засыпала кофе и вышла в комнату. «Лера, успокойся, выслушай не перебивай. У меня карантин и я не могу приехать. Если у тебя что-то с кем-то получилось — я только рада, тем белее что у вас ребенок. Ничего не надо решать, все просто: у меня ни с кем ничего нет и не было. Я люблю тебя и очень рада за тебя. Встретимся через четыре дня. Целую» - она вернулась на кухню с легкой улыбкой, положила телефон на стол и посмотрела на Степнова.
- Как самочувствие?
- Спасибо, хорошо, но вы ведь мониторили меня по телефону.
- С чего вы взяли? Это сплетни. Что нового в поднебесной? - Кофеварка щелкнула, она поставила кружки в аппарат, и по кухне разнесся аромат кофе.
- Люди встречаются, люди влюбляются, женятся...
- Если им коллеги не «помогут». Выкладывайте.
- Я ничего не знаю. Только то, что Нестеров и Лера, ваша подруга, кажется, завели роман, - она с облегчением вздохнула. Нестеров - А я вообще ничего не понимаю… — Он, глядя поверх кружки на девушку, сделал глоток кофе. Лена присела на стул. Она приложила пальцы ко лбу и губы чуть улыбнулись. - Простите, Елена Никитична, мне пришлось это вам сказать, теперь вам больно...
- Виктор Михайлович, не переживайте, резать вены я себе не буду.
- Тогда что тут происходит?
- «Так надо»... Простите, что вы там тоже были, это зрелище вам не предназначалось. Извините, больше не скажу ничего... - она тряхнула головой - Вот это да, а ведь она мне только что сказала... я даже переоценила весь масштаб катастрофы, не то подумала... Виктор Михайлович, а если у меня прививка и я поконтактирую с беременной...
- Не думаю, что вы с прививкой не опасны для беременной.
- На раннем сроке...
- На любом. А к чему такой вопрос.
- Мне нужно увидеть одного человека.
- Так в чем дело?
- В смысле? В вас и в том, что она живет на другом конце города, а точнее, еще дальше!
- Я на машине, к вашим услугам.
- Спасибо, но я не могу воспользоваться вашими услугами.
- Почему? Боитесь? Не переживайте, я не опасен в это время года, не наброшусь, - они одновременно улыбнулись.
- Почему вы думаете, что я вас боюсь?
- А что же тогда? - он смотрел на нее. Он и сам не подозревал, насколько она его притягивала, он только сейчас понял, что с ума сходит по ее загорелому телу, подтянутому животу, торчащему между штанами и короткой обтягивающей аккуратную грудь майкой, по стройным длинным ногам, сильным рукам и красивой шее. Эта девушка давно будоражила его мозг, но сейчас она стала еще желанней, она изменилась, внутренне, внешне и ему это очень нравилось. Он понял, что такое Женщина, какая она — Его женщина. Раздался звонок мобильного телефона, и она вздрогнула. Посмотрела на монитор и сказала:
- Виктор Михайлович, вы меня извините, но тут... мне нужно... короче не уходите, пожалуйста, никуда... Да? - рявкнула она в трубку, прикрыла аккуратно дверь и ушла в комнату. Степнов слышал весь разговор и ей не пришлось пересказывать его ему. Звонил Нестеров и уж он получил все, что должен был. Перспектива остаться без «дальнейшего» потомства, правда цивилизованным, хирургическим методом ему не очень понравилась, поэтому он отправился к Лере и уж он постарается привести ее в чувства, даже если ему придется лезть через балкон. Другой вариант приравнивался к дезертирству.
- Простите, Виктор Михайлович, что вылила на вас это... просто... Лера беременна и собралась... избавляться... из-за нас с Нестеровым. Зато ехать необходимость отпала.
- Он и тут поспел! Во дает!
- Да уж, не чета вам с Каренским. Кстати, вы же не за этим ко мне пришли? –
- Елена Никитична, ну так все-таки, почему вы не можете со мной поехать?
- Это сложно объяснить, Виктор Михайлович!
- Попробуйте, я вроде не тупой...
- Конечно не тупой, вот и догадайтесь, - он засмеялся, а она довольная собой повернулась за блюдом с трубочками. - Не хотите таких попробовать?
- Много мучного вредно...
- По вам и видно, что вы на диете... - она шутила, т. к. ей очень нравилась его фигура, и сейчас он выглядел отлично — посвежевший, подтянутый и даже немного похудевший, но это видимо после травмы.
- Нет, я с удовольствием попробую... это вы делали?
- Да, люблю вкусно поесть, но и приготовить тоже люблю.
- Я слышал, что вы делали тортики...
- Виктор Михайлович, говорите... - она внимательно смотрела ему в глаза.
- Елена Никитична, мне что-нибудь есть из Чечни?
- Нет.
- Подумайте.
- Мне никто ничего не давал для вас.
- Вы туда уехали с одной сумкой, с одной и вернулись? Вспоминайте.
- Ну да, только дядя Ильяс подарил мне ноут...
- А где он? Вы его привезли?
- Конечно! Там еще какие-то слова, я не поняла, я их сохранила. Пойдемте покажу!
- Спасибо, отличный кофе, - по пути в комнату.
- Я не умею варить кофе, пришлось купить нормальный аппарат. Вот. А это то, что он сказал. Я поместила его слова в файл с историей болезни его дочери.
- Его дочь болеет?
- Нет, у нее осложнения после родов были.
- Но вы же не гинеколог!
- У нас не осталось ни одного. После того нападения в операционной...
- Да, я слышал, что отозвали двоих.
- Виктор Михайлович, что происходит?
- Война.
- Они к нам лезут?
- Пока нет.
- К вам? - спросила она тихо.
- Я не могу никому ничего говорить, и вы понимаете почему. Чем меньше кто-то что-то знает, тем я спокойней, что с кем-то что-то произойдет.
- Тем не менее, вы ездите туда и за себя не боитесь...
- Я сам знаю, что со мной происходит, а если схватят моего отца или мою… девушку, мне останется только одно — убивать. А это против природы врача.
- Да уж. А где ваша девушка?
- В каком смысле - «где»?
- Вы же сказали «если схватят мою девушку»...
- ГлУпая, я же сказал, что поэтому у меня ее еще нет, - после этих слов он повернулся и посмотрел в ее глаза своими голубыми и замер. И заставил себя снова отвернуться к монитору. – Извините, - он закрыл файл, удалив перед этим строку слов Ильяса. Лена в ступоре сидела рядом - Я все понял, спасибо. Елена Никитична, можно мне взять ваш ноут с собой? Я привезу его вам позже. Мне нужно просмотреть, вдруг я что-то упускаю, - его голос немного отрезвил ее, она глянула быстро на него.
- Конечно, берите. Вы знаете, вы, наверное, можете передать что-то кому-то обратно... Я через месяц уезжаю опять... - он остановился и посмотрел на нее. Раздался звонок. - Дядя Ильяс звонит, - она нажала кнопку. - Алло, да, все нормально, я дома... Да, здесь... - Степнов заметил, как румянец залил щеки Лены, она посмотрела в глаза Степнову, держа трубку у уха, а потом отвернулась и сказала: - Целуйте девочек, внука, скоро увидимся, наверное, - она отключила телефон и опустила руку.
- Вам привет.
- Спасибо. Елена Никитична, я пойду, пора уже.
- Кстати, у меня для вас еще кое-что, правда не из Чечни, - она прошла на кухню, достала высохшую розу Степнова, вздохнула и зашла в комнату. Протянула ее Виктору и тихо сказала:
- Вот. Это, кажется, ваше, и я не имею права теперь ее хранить у себя. Вы же знаете, что для меня это свято… - он глянул на розу, потом в ее глаза, протянул руку и снял открытку с ответом Лены. Роза так и осталась у нее в руках. Он снова посмотрел в ее глаза, сделал шаг назад.
- Елена Никитична, спасибо вам за… все, - он кивнул на ноут-бук. - До свиданья.
- Будьте осторожны... – провожая его у двери.
- Он что — кусается?
- Не с ним, а вообще — будьте осторожны!

С приездом из Чечни!!!


Спасибо: 48 
Профиль
Ответов - 200 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 323
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия