Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Straus





Сообщение: 413
Настроение: Убей Васю!!!
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 21

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.11.09 21:31. Заголовок: Автор: Straus

Спасибо: 38 
Профиль
Ответов - 200 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All [только новые]


Straus





Сообщение: 3746
Настроение: Я ведь и врезать могу (с)
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.04.11 10:44. Заголовок: Пролог Девушка шла..


Пролог


Девушка шла по лесу. Разгар лета раскрасил растительность сочными оттенками, кое-где приглушенными палящим солнцем. Она направлялась к реке. Но тут заметила какое-то движение на берегу в траве. Подойдя ближе, разглядела маленького человечка, мечущегося вдоль обрыва. Она подбежала и поняла, что это карлик, чья длинная белая борода намоталась на леску удочки, и теперь огромная щука тянет его в воду.

- Чего стоишь, нерасторопная кляча! – заскрежетал карлик старческим голосом. – Лучше помоги! – Недолго думая, она схватила человечка и потянула прочь от обрыва. Он заголосил:
- А-А-А! Оторвать захотела мою роскошную бороду? - Удерживая одной рукой самого человечка, она достала из кармана нож и чикнула бороду почти до середины, освобождая его из плена.
- Глупая гусыня! Что ты натворила, полоумная! – завопил он, покраснев от злости. Его маленькие глазки метали молнии. – Мне же теперь еще четыреста лет растить свою фамильную гордость! Ты испортила мне всю жизнь! За это ты будешь наказана.

Девушка стояла в ступоре. Она спасла его, да и не нужно было никакой благодарности, но такого она не ожидала. Она почувствовала, как начала падать спиной в черную пропасть, а над ней горели красным гневным огнем маленькие глазки, и гремел брюзжащий голос маленького человечка:
- … наказана любовью! Будешь любить, но не сможешь быть с ним! Никогда! НИ-КОГ-ДА! ... ни-ког-да…
Она заледенела от ужаса при этом звуке, похожем на скрип ржавого железа. Она все падала, отдаляясь от этого карлика. Но потом услышала другие голоса – мужчины и женщины.
- … ты не можешь накладывать заклятия на такой срок, Скриги. Но и отменить мы не можем, лишь подправить… - сказала женщина.
- … до тех пор, пока она не заставит смеяться невинную душу, - закончил мягкий мужской голос.
Темнота поглотила с головой, разрывая сознание непониманием.


Спасибо: 33 
Профиль
Straus





Сообщение: 3747
Настроение: Я ведь и врезать могу (с)
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.04.11 10:47. Заголовок: Глава 1 Девушка прос..


Глава 1


Девушка проснулась.
- Какой бред. – А в ушах звенело: «наказана любовью…» «… не сможешь быть с ним…»
Часы показывали пять утра, но сил уснуть не было. Догадалась померить температуру – тридцать восемь и шесть.
«Где же меня так? В бассейне, наверное, продуло сквозняком…»

Утром разбудил телефонный звонок. Звонила Лера.
- Лер, передай на работе, что я заболела. Буду завтра, надеюсь. – Отключилась.
Скорая помощь в лице подруги подоспела через пару часов. Вызывать врачей на дом больная наотрез отказалась, и Лера, напичкав ее таблетками, потащила в поликлинику.

Лена устроилась на скамейке, удобно положив тяжелую голову на руку, покоившуюся на подоконнике, закрыла глаза. Очнулась она от того, что ее теребила Лера, и теплые крепкие руки поднимали за плечи с подоконника. Почувствовав свежий запах мужской туалетной воды, она распахнула глаза. Повернулась и тут же окунулась в синеву глаз человека, держащего ее на руках, напугав его возмущенным блеском. Он занес ее в кабинет и опустил на кушетку. Закрыл дверь и, вернувшись, приложил ладонь ко лбу, присев на корточки рядом.
- К тридцати девяти. Вы почему пришли, а не вызвали врача на дом? – Голос приятно разливался внутри, и Лена словно пребывала в тумане. Он сейчас у нее в сознании был синего цвета, но она так и не смогла уловить — почему.
- На улице прохладно, да и посторонних людей я в квартиру не пускаю.
- Вот как? – в синих глазах заискрилась улыбка. – А если это водопроводчики?
- Тем более! Вы что? Не слышали, чем все может закончиться?
- Нет, я не слышал. Но сказать могу точно: у вас действительно высокая температура. Вот что, вы сейчас разденетесь, я прослушаю легкие, выпишу лекарства и отвезу вас домой. Вы сегодня последний пациент. – Она отрицательно покачала головой. Он удивился. – Как так?
- Я не раздеваюсь в присутствии мужчин. - К удивлению примешалось нечто, похожее на нежность. Даже в бессознательном состоянии она продолжает быть такой сильной.
- Так вы за ширмой разденьтесь, к тому же, достаточно снять только кофту. – Она снова покачала головой.
- Вы не хотите лечиться? Зачем же вы тогда пришли?
- Чтобы вы меня выписали. Мне на работу завтра. Я обещала. И так сегодня весь день в очереди потеряла.
- Выписать? – Доктор поднял брови, заложив несколько складок вдоль лба.
- Да, - твердо сказала она, для верности кивнув. Села на кушетке, готовая «к труду и обороне». Он посветил маленьким фонариком в глаза. Она зажмурилась и убрала ладошками его руку. – Не надо.
- Не буду. Больно?
- Нет. – Пытаясь убедить, отрицательно покрутила головой, от чего потеряла равновесие и покачнулась.
- Понятно. Значит, так. Я везу Вас домой. Это не обсуждается, - заметив ее порыв что-то сказать, опередил он. – А завтра утром перед сменой я к вам заеду, проверю, как Вы, и, может быть, отпущу на работу. Идет?
Она кивнула. Он поднялся, отошел к шкафу, из которого что-то достал, потом пошуршал халатом, взял свою куртку и повернулся к пациентке. Она лежала, свернувшись калачиком, и мирно сопела.
- Значит, на работу? – он улыбнулся, покачал головой, подхватил ее на руки и вышел из кабинета. В коридоре сказал Лере следовать за ним.

Утром Лена не могла понять, откуда лекарства, расписание приема таблеток на листочке и где Лера. Раздался звонок в дверь, и она, обрадованная, что одним вопросом станет меньше, щелкнула замком. От неожиданности начала задыхаться, чувствуя тяжесть в легких. Кашель скрутил ее, и она даже не успела поздороваться. Мужчина придержал ее, боясь, что девушка упадет от слабости, затем отвел ее в комнату, уложил в кровать.
- Здравствуйте. Я Вас где-то видела. Точно. Но не помню – где, - смущенно улыбнулась, снова закашлявшись и натянув одеяло на голову.
- Я вчера обещал заехать к вам, выписать на работу. Давайте ручку.
- Вы доктор, что ли? – выглянула из-под одеяла.
- Да. И Вам пора на работу.
- Вы в своем уме? – окончательно высунула голову из-под одеяла.
- Я – да. А вот вы вчера взяли с меня обещание, что я вас выпишу. А обещания я держу.
- А если бы я попросила на мне жениться, вы бы тоже сдержали обещание? - Доктор смотрел на напряженные крылышки носа, на потемневшие глаза, и мелькнула мысль, что девушка ему нравится, особенно, когда сердится.
- Если бы не был женат, то женился бы.
- Вы – ненормальный? – Она приложила руку к его лбу. – Да у Вас температура отрицательная, вон холодный какой! – От ее горячей ладошки тепло разлилось по всему телу.
- Что Вам кажется ненормальным?
- Вы слышите, как я кашляю?
- Вчера это вас не смущало.
- Я вообще ничего не помню. - Она закрыла лицо руками и уткнулась в ноги, стоящие домиком.
- Поэтому я тут. – Она подняла благодарный взгляд на него, он слегка улыбнулся. Ее глаза светились лихорадочным огнем, щеки были красными. – Смотрите, я тут расписал, как и когда принимать какой препарат. Все понятно? Если что – вот мой телефон. Жду Вас у себя через четыре дня. Отдыхайте. А мне пора.
Лена держала в руках его визитку. Слышала, как хлопнула дверь. Вздохнула. «Жаль, что он женат».
На четвертый день Лена отправилась в поликлинику с твердым намерением выйти на работу.
- Здравствуйте, Лена.
- Здравствуйте. Мы же с Вами даже не познакомились, откуда Вы знаете мое имя?
- Из Вашей карты. А я – Виктор Михайлович Степнов. – Она протянула руку, он сжал пальчики. Отпустил.
- А что там еще написано? – сложила она руки на груди.
- Что Вам восемнадцать, а еще, что у Вас редкая группа крови, и при необходимости переливания трудно будет сразу получить ее из банка. – «Какой галантный, даже возраст тактично приуменьшил».
- А цвет моих тапочек не указан в карте?
- Нет, но я знаю, что они у Вас голубые, - синие огоньки вспыхнули смехом, и Лена рассмеялась.
- Под Ваши глаза подбирала, - сказала она. А потом испугалась, уставившись на него не мигая и не веря, что это все-таки вырвалось. Серьезный внимательный взгляд током прокатился по телу от самых кончиков пальцев до макушки. Она глянула в окно, потом на свои руки. – Простите.
Еще несколько секунд мужчина не сводил взгляда с лица девушки. «Наваждение какое-то, словно весна в конце ноября заглянула ко мне».

На противоположных концах города двое думали друг о друге. И если девушка втайне надеялась когда-нибудь еще заболеть, чтобы просто увидеть эти глаза, то мужчина молил, чтобы никогда больше не сталкиваться с ее колдовским взглядом, скрытым белокурой челкой. Он старался не думать о ней, но, когда все-таки приходили эти запретные мысли, он гнал лишь те из них, которые заставляли улыбаться, а сердце – стучать сильнее, оставляя себе ее образ, от которого на душе была сладкая мука.

[BR]http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000231-000-80-0-1302507648<\/u><\/a>

Спасибо: 46 
Профиль
Straus





Сообщение: 3750
Настроение: Я ведь и врезать могу (с)
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.11 18:55. Заголовок: Глава 2 Осенью дети..


Глава 2

Осенью дети пошли в школу, и в классе его сына начались тренировки по плаванию. Виктор был рад тому, что Максим будет приучаться к самостоятельности, ведь нужно было собираться не только в школу, но и в бассейн. Привыкший к опеке матери, он рассчитывал, что кто-то подскажет, сделает за него или примет решение. Но сейчас возможность этого с каждым месяцем отдалялась. Врожденное заболевание жены обострилось после родов, и вот уже почти девять лет точит ее изнутри. Нужна была операция, но Виктор знал, что тут помочь могут только новые технологии, да и специалистов лучше привлечь из-за границы. Да и то, исход операции гарантирован только в семидесяти процентах случаев. А сумма нужна колоссальная. Однажды, разменяв просторную квартиру, чтобы оплатить курс лечения, который облегчил боль на пару лет, жена запретила в дальнейшем пользоваться этим способом добывания денег, не желая лишать ребенка и Виктора жилплощади. Она так говорила, так как знала, что скоро ее не станет, а им нужно где-то жить. Она надеялась, что Виктор все-таки найдет женщину, ведь в сердце не было никакого чувства к мужчине, потому что со временем все перечеркнула безмерная благодарность. Они оба поняли, что им так удобно, он не бросит, ради сына. Но и любви не было. И потому она жила с большим чувством вины перед ним. Когда-то она спряталась за иллюзией любви, приняв его ухаживания, в то время, когда он также думал, что это и есть то самое, настоящее, вечное. Но оба поздно поняли, что это не так, и приняли это, согласившись ждать вместе момента, когда к одному из них оно придет, хотя бы к одному. Но оно не приходило. И они жили привычкой и заботой друг о друге и о сыне.

Пока была теплая осень, дети возвращались домой компанией, иногда сопровождаемые кем-то из взрослых, иногда родителей, а порой и сами тренеры провожали школьников. А когда похолодало и вечера стемнели, Виктор стал встречать сына по дороге из комплекса, все-таки следя, чтобы мальчик завязал шапку и застегнулся на все пуговицы. Заодно, провожали тех ребят, кто ходил домой без родителей.

Однажды, не увидев привычной шумной компашки, Виктор, не спеша, направился им навстречу, к спорткомплексу. Уже дойдя до двери, так и не встретив сына, решился и вошел внутрь.

В широком холле было полно народу, тут были старшеклассники и ученики помладше, среди которых он и увидел тех, кого искал. Оказалось, что кто-то дрался, а остальные стояли и наблюдали, подбадривая участников заварушки выкриками. Он шагнул в круг, образованный «спортсменами», расталкивая публику. Навстречу ему, с другого конца, опережая на секунду, пробиралась… Лена. Она распихала локтями народ и, бесстрашно шагнув к дерущимся, на лету отвела руку, сделала подсечку и грамотно уложила парня на лопатки. В следующий миг другая рука была остановлена в миллиметре от ее лица, и второй парень был обезврежен Виктором. Девушка подняла глаза на спасителя и застыла.
- Спасибо, - сказала она и занялась провинившимися. Разогнала зрителей, усадила двоих на скамейку, взяла на посту аптечку, намочила перекисью вату. Виктор следил за ее действиями. Собранная, четко знает, что делает. Он подошел, молча осмотрел пострадавших, удовлетворенно кивнул, что легко отделались синяками и парой ссадин. – Ваши абонементы. – Она выжидательно протянула руку. Две покаянные головы склонились над своими сумками, мальчишки протянули ей бумажки с фотографиями. – Вместо бассейна – два месяца тренировок в секции самбо. После зачета, который будете сдавать мне, я подумаю о восстановлении вас в группе плавания. До свидания. - Она стояла и наблюдала, как под бурчание «до свидания» парни ушли в раздевалку.
- Здравствуйте, Елена. - Наконец появилась возможность отвлечь ее от работы.
- Здравствуйте, Виктор Михайлович.
- Пап, познакомься, это Елена Никитична, мой тренер по плаванию, - встрял между ними мальчик.
- Очень приятно, а я…
- Отец Максима, - улыбнувшись, закончила Лена. Мужчина кивнул, пожал протянутую руку. – Молодой человек, вы мне можете рассказать, что тут произошло, и почему вы еще не дома, вас же ждут? – обратилась она к ученику.
- Елена Никитична, тут ребята подрались, а нам так интересно было посмотреть! Представляете... – Мальчик аж подпрыгивал от нетерпения все рассказать. Но, увидев осуждающий взгляд отца, он опустил голову. – А что произошло, я не знаю.

Лена отвернулась в сторону, пряча улыбку, потом подняла глаза на Виктора. Он едва заметно улыбался, казалось, купая в своем тепле окружающих. «Как же хочется, чтобы этот взгляд принадлежал только мне, чтобы видеть его глаза, просыпаясь, засыпая, и знать, что он рядом. Любит и любим…» Но он любим и, скорее всего, любит, вот только не ее. Не ей улыбается, не для нее светятся огоньки его глаз, и не она его ждет. И не его она ждет. Другая жизнь, без него. Не нужны встречи, цветы и поцелуи. Это в сердце. Все ответы, все страхи, все сомнения.

Из мыслей вернул его голос:
- Вы домой? Давайте, мы вас проводим, - она склонила голову набок.
- У меня есть десять минут? – Мужчины переглянулись, кивнув друг другу, и Макс убежал в раздевалку.
- Я буду вас ждать вечность, Елена Никитична, - шепнул Виктор, глядя в изумрудные глаза.

Девушка смахнула с ресниц призрак его образа, уходя в тренерскую. Невольно оглянулась. Зашла в комнату, закрыла дверь и прижалась к ней спиной. Закрыла глаза. Сердце колотилось, а на лице блуждала глупая улыбка. Он провожал ее взглядом, щекоча спину горячим синим огнем. А у нее внутри растекался пожар. «Зачем его судьба снова привела, ведь поклялась забыть, а он явился оттуда, откуда не ждала. Близко, совсем близко»

Трясущимися руками собрала сумку и надела куртку, не застегнув.

Виктор долго не мог понять, что произошло. Ее движения, ее взгляд, потом исчезновение и то, что она обернулась. «Обернулась!», - кричало сердце. Он и сам не понимал, что такого в том, что она не смогла просто уйти. Но тут он почувствовал связь с ней, увидел, что она не отпускает. Это на уровне ощущений, на уровне подсознания. Впервые он не думал ни о чем, кроме нее и невозможности быть с ней. И ее быстрый разворот головы, взгляд, с одной стороны, какой-то ищущий, с другой дарящий то, что нужно именно ему, именно в этот момент распутья, позволяющий решить. Вот оно, он понял – она помогла ему понять, сказала главное.

«Ведь успокоился же уже, нет, - снова увидел ее. И теперь мне не будет покоя, пока я знаю, где ее искать, пока сердце ищет ниточки ее присутствия. И к ней нельзя, и без нее невозможно. И зовет, сама того не осознавая, какими-то мимолетными жестами, и отталкивает одним своим сомнением в глазах. Господи, она же молодая, у нее вся жизнь впереди, ее судьба перед ней, а я со своим багажом, нужен ли я ей... Да, будет больно, но это ее ошибки… Боже, как же хочется ее удержать от их совершения… Так и тянет встречать сына каждую тренировку. И, как на зло, Макс только и говорит о Елене Никитичне. Это невыносимо».

Спасибо: 34 
Профиль
Straus





Сообщение: 3751
Настроение: Я ведь и врезать могу (с)
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.11 19:02. Заголовок: Глава 3. Новый год,..


Глава 3.

Новый год, как и всегда, наступил неожиданно. Чтобы немного развеяться, молодые коллеги Лены пригласили всех на дачу. Пили и играли в разные игры, Лене стало душно, и она вышла из домика, прошла по двору и вышла из калитки. Вокруг громыхали салюты, и она не услышала следом шагов. Трое мужчин заметили девушку и окликнули ее. Лена не сразу поняла, что это ее зовут. Но когда услышала, они уже были рядом. Она повернулась, испуганно осматривая незнакомцев в темноте ночи. Взгляд встретился с голубым огнем, сердце радостно стукнуло, поймав встречную волну от него.
- Добрый вечер.
- Здравствуйте. – Тревога отступила, она поняла, что незнакомцы не собирались ее пугать.
Мужчины пригласили ее к себе в домик, и они долго сидели у камина, расспрашивая и рассказывая истории из жизни. Затем, когда остальные поднялись наверх, Лена с Виктором остались внизу на диване у камина.
- Лена, может, выпьем чего-нибудь?
- Можно. Я помогу. – Она поднялась с дивана следом за мужчиной.
Они вышли на кухню, он открыл шкафчики, достал фужеры, поставил на стол, откупорил шампанское и налил пенный напиток. Поднял взгляд на девушку, молча наблюдающую за его движениями. В груди что-то зашевелилось сладкое, волнующее от ее взгляда. Он подошел вплотную и протянул ей бокал.
- С Новым годом!
- С Новым счастьем, - прошептала она, они сомкнули бокалы и отпили шампанского, пряча взгляд в искрящейся жидкости.
Подхватили блюдца с конфетами и торт, снова устроились в холле.
- Лен, а почему ты одна гуляла?
- Там слишком душно, ребята шумят. А я вышла подышать. К тому же, на улице видно салют. Только одна проблема. – Она сделала глоток шампанского.
- Какая же? Я думал, у вас, девушка, нет проблем. – Он улыбнулся.
- Ну, вообще то… просто я теперь не найду тот дом, где мы отмечали, - она смущенно посмотрела в глаза Виктору.
- Разве это проблема? – Она кивнула «угу». – У меня есть телефон, если хочешь, набери кого-нибудь из друзей. - Он незаметно скрестил пальцы на спинке дивана, за ее спиной.
Она долго наблюдала за его взглядом. В нем было все: и нежность к ее молодости, и смущение от осознания собственной зависимости от нее, и страх, и надежда.
- Не надо. Найду, - она беззаботно махнула рукой. Поднялась, Виктор пошел проводить ее. В дверях он остановил ее, взяв за руку. Скользнув по ладошке, пальцы переплелись. Девушка не поворачивалась, не давая ему намека на то, чтобы понять, как ее волнуют его прикосновения, и сколько сил нужно, чтобы не допустить, чтобы отказаться от его рук, не мечтать о его губах. Он понял, что она не повернется на этот раз, не сделает ничего, что могло бы скомпрометировать его или ее. Ни одного жеста, ни одного взгляда. Все отобрала. Может, и правильно, ведь что он мог ей дать? Лишь звание любовницы. Молча обулся, накинул дубленку и пошел за девушкой по снежным дорожкам, не выпуская ее руку из своей.

Лена долго не могла посмотреть в глаза мужчине. Жгло чувство вины, она не понимала, как сама себе позволила некоторую вольность в отношениях с женатым мужчиной. Он старше ее, у него своя жизнь… а о своей Лена думала, что она будет теперь совершенно бесцветной. Сейчас, чувствуя тепло его рук, она понимала, что не сможет без него, но и с ним они не смогут быть. Прикрыла глаза, вдыхая морозный воздух. Вытащила руку из его ладони. Грустные мысли заставили вздохнуть, и Виктор, чувствующий ее состояние, посмотрел на нее.
- Лен.
- Виктор, мне пора, а вы возвращайтесь…
- Прости…
- Нет, нет. За что? – она остановилась и открыто посмотрела на Виктора.
В синих глазах плескалось отчаяние. Он должен отпустить ее. По крайней мере, сейчас. Пока все так, пока не произошло ничего, означающего перемены. Он их не боялся, но думал, что сразу вываливать на девушку груз своих проблем не стоит. Он – мужчина, и ему с этим справиться легче, а вот выдержит ли она. Или даже, вопрос в том, выдержит ли в этом случае их любовь. По опыту он знал, что чувства, которые постоянно бьются о бетонную стену, со временем притупляются, становятся менее четкими. По крайней мере, он судил о тех, что испытывал раньше. Это определенно была любовь, да и начиналась она примерно также. Вот только совершенно неожиданно она закончилась. И теперь он боялся ошибиться. Он чувствовал, что с его стороны, это вполне осознанно, но понимал, что девушка, да еще и такая, как Лена, имеет право на любовь, которая будет полностью принадлежать ей, от начала и до конца. И это правильно, но так сложно сейчас для него. А потому он должен ей дать шанс понять саму себя. Он видел, что Лена отдает отчет в том, что между ними что-то есть. Но что она об этом думает – ему не известно. Он довел ее до домика, махнул рукой на прощание и замер в отдалении, чтобы удостовериться, что она в безопасности. Из дома вывалилось несколько человек, что-то говорили, а у Виктора сердце замирало, когда он представлял, что в той жизни у нее кто-то есть, или будет, быть может, уже совсем скоро кто-то из этих парней назовет ее любимой... Руки сжались в кулаки, когда один парень подскочил к ней, сгреб в охапку и стал кружить под ее хрипловатый смех. Он поцеловал ее в щеку, Виктор стиснул зубы и отвернулся, ускоряя шаг, направляясь домой.

Лена чувствовала его взгляд. Обернулась в тот момент, когда мужчина, резко повернувшись, быстро зашагал прочь. По сердцу больно резанула сгорбленная фигура, удаляющаяся в темноту. И ни окликнуть, ни удержать, ни прогнать, - ни свой, ни чужой. Стряхнула с ботинок снег и вошла в дом.

***
Крещенские морозы в том году были особенно суровы. Многие во время каникул не водили детей в бассейн, боясь по дороге домой застудить их. Лена была на рабочем месте, отрабатывая занятия с теми, кто жил рядом и все-таки пришел в бассейн. Закончив еще засветло, она еще час что-то писала в журналах, а потом, отложив это неблагодарное дело, собралась и вышла в холл. Увидела, что на скамейке сидит ее ученик.
- Максим, ты еще тут?
- Да.
- Что случилось?
- У меня телефон разрядился, папе не позвонить, а он сказал тут ждать его.
- Знаешь его номер? Диктуй. – Лена достала мобильный телефон. Макс покачал головой. Лена вздохнула. – Слушай, у меня где-то была его визитка из поликлиники. Подожди. – Она поставила рюкзак на скамейку и достала ежедневник. Никак не попадалась нужная бумажка. Но потом все-таки нашла.
- Ви…
- Лена, слава Богу… - перебил ее Степнов. По коридору к ней подбежала дежурная и остановилась.
- Виктор Михайлович, что случилось?
- Елена Никитична, там, в бассейне, Максим где-то должен ждать меня. Я позвонил на вахту, мне сказали, что он с вами…
- Да, он со мной. Не волнуйтесь, я отведу его домой.
- Спасибо вам… - Лена прикрыла глаза. От его официального тона и того, как он произнес ее имя, было горько, хотелось плакать. И боялась этих чувств, но и узнать, что их нет - еще страшнее. Что-то изменилось, наверное, он что-то решил: «И все-таки ничего…» - …тебе – раздалось тихое в трубке. Сердце стукнуло пару раз, отнимая воздух: «…или значит?».
- Виктор Михайлович, тут Максим что-то хочет сказать… - дрожащим голосом еле заставила себя сказать, передала мальчику трубку. Пока он общался с отцом, дежурная жестами сообщила о звонке Степнова. Лена показала, что это он звонит, а когда женщина ушла, услышала фразу:
- … не волнуйся, пап, я позабочусь о Елене Никитичне, пока тебя нет. – Она мысленно улыбнулась.


http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000231-000-80-0-1302507648

Спасибо: 36 
Профиль
Straus





Сообщение: 3754
Настроение: Я ведь и врезать могу (с)
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.04.11 20:24. Заголовок: Глава 4. Лера приво..


Глава 4.

Лера приводила девушку в чувства, пыталась вытащить ее в клубы отвлечься, в кино, но она, словно специально, заражала тусовки унынием, и подруга оставила эти попытки. Просто была рядом, поддерживала и старалась как-то облегчить боль, не давая много времени на размышления. Лера поняла, что подруга переживает не самый лучший период в жизни, и связано это, скорее всего, с мужчиной. Однажды, после очередной тренировки с детьми Лена пришла к Лере и принесла бутылку спиртного. Удивлению подруги не было предела, и к концу вечера обе блондинки были в состоянии «нестояния». Они смеялись, потом начали вспоминать детство, перешли к родственникам. Отец Леры тоже теперь служил далеко, и настроение девушек быстро сменилось, они всплакнули над своей бабьей долей. А потом Лена рассказала о Викторе и своей любви. Лера, вытирая слезы, поклялась никому и никогда и слова не говорить, но сама в глубине души очень уважала Ленку за такое сильное чувство. Чего было больше в тот вечер — радости от того, что есть в жизни такая любовь, или горечи от ее несбыточности, они и сами не поняли, но за этот вечер словно стали ближе, объединенные страшной тайной — чувством к женатому мужчине.

В выходные Лена ездила к деду. Давно не виделась со стариком, только созванивались, он уверял, что все хорошо, но, приехав, она поняла, что нужно было следить за ним. Питался плохо, забывая о еде, уносясь мыслями за своим вдохновением далеко. Серьезно поговорила с Кулеминым и сказала, что заберет его к себе. На том и порешили. А квартиру договорились пока сдавать.

Но планам не суждено было сбыться. Утром следующего дня Лене сообщили о гибели родителей. В торговом центре, где они находились, прогремел взрыв. Она не успела сообщить деду сама, ему уже позвонили. Сердечный приступ забрал последнего родного человека, кто был рядом, - деда.
И снова только один луч света – Лера.
Пока занимались оформлением, разбором вещей, Лена решила продать квартиру старшего Кулемина.

Не имея четкого плана, она просто пока плыла по течению. Одной отрадой были ее занятия с детьми. Она отдавала им всю себя, замечая, как задерживается взгляд на пшеничных волосах Максима. И, словно в контраст им, перед глазами встает картина темных упругих – его отца.

Снова мальчик в холле спорткомплекса ждет Виктора.
- Маму в больницу забрали, папа уехал с ней на скорой. – «Вот оно, то, что нужно»,- подумала Лена.
- Тебя проводить? У тебя ключи от дома есть? – Мальчик кивнул и с надеждой посмотрел на нее. – Телефон работает? Набери отца, скажи ему, чтобы не волновался, что мы идем домой. Да? – Максим сообщил Виктору, что они отправляются домой, чтобы он не искал сына в бассейне, она потрепала малыша по светлым волосам. – Идем, Макс.

По дороге мальчик рассказал про маму. Она поняла, что ситуация безвыходная. Даже кредит, который под свою зарплату сможет получить Виктор, не покроет расходов на операцию, а еще нужно учесть лекарства. За раздумьями прошел вечер, Максим помогал готовить ужин, показывая, что где лежит, Лена помогла ему сделать уроки.

Услышав поворот ключа в замке, она вышла в коридор, пряча за спиной руки, которые не находили места и подрагивали. Виктор, измученный, выглядел постаревшим. Только глаза жили или, скорее, даже существовали на лице. Он тоже заметил, как похудела Лена. Несколько секунд немого диалога передали боль и сообщили о том, насколько тяжело душить в себе живое чувство, что невозможно его вырвать, как бы ни хотелось, как бы правильно это ни было, - оно дышало, давая силы жить и держаться, и убивать его было бы неправильно, жестоко. Но и по-другому нельзя.
- Там ужин. – Она кивнула по направлению кухни. – Я пойду.
- Спасибо, - сказал, пока она обувалась.
- Тебе спасибо.
- За что? Ты для меня столько сделала… - она устало улыбнулась.
- И столько не сделала. Прости. – Тихий шепот и глаза в глаза последнее: «Прощай».
Ушла, оставив после себя лишь тонкий аромат духов. Он знал, что она будет рядом. Потому что он любит ее, и его сердце ее найдет. Ведь находило же столько раз.

Вечером через несколько дней тупое валяние на диване у телевизора было прервано неожиданным звонком в дверь. Открыла и почувствовала, как кровь отлила от лица. А потом вспыхнула, подумав о том, зачем он пришел. Шагнул в квартиру и крепко-крепко прижал ее к себе. Она не понимала, что случилось, но чувствовала, что нужна ему. И как он нужен ей, она тоже ощутила в его крепких объятиях. Чуть ослабив тиски рук, он стал гладить ее по волосам, по лицу, касаясь дрожащими от нетерпения пальцами ее кожи, проводя по линии губ, потом коснулся губами щеки, целовал реснички, щеки, ласкал пряди волос. Пробежал легкими касаниями губ по виску и спустился к уху, зарываясь в волосы, шепча: «не сказал самого главного...». Не сказал больше, не успел, она, словно проснувшись, убрала его руки и отодвинулась. В упор посмотрела в глаза. Негодование от чуть не совершенной ошибки, мольба уйти, отчаяние и боль в глазах, дрожь в пальцах. Но ладонь упрямо лежит на его груди, вроде и отталкивая, но в тоже время, словно связывая, не желая отпускать. Виктор понимал, почему была боль, и даже наличие этого оттенка в ее глазах сказало о многом. «Нельзя». Он шагнул к двери. Обернулся и почувствовал ком в горле от стоящих в зеленых глазах слез. Ушел, но сердце знало, что вернется, что не сможет уйти, бросить, отдать кому-то.

Наутро она, выяснив, в какой больнице лежит Степнова Мария, отправилась к главврачу. Сказав, что хочет оплатить операцию пациенту, она только попросила, чтобы никто никогда не узнал ее имени. Доктор предложил сделать анонимный перевод, сказав, что суммы хватит и на последующий курс восстановления. Она поблагодарила эскулапа и отправилась дальше.
Уволилась с работы. Собрав самое дорогое, что только было у нее, она попросила Леру продать и ее квартирку, а деньги перевести на счет. На расспросы подруги она только сказала, что тут ее больше ничто не держит. А оставаться — значит мучить себя, а главное — его. Лера всплакнула, поняв, что подруга потратила деньги на то, чтобы сделать счастливым Виктора, вылечив его жену. Догадалась, что ради мальчика и этой женщины она сейчас уезжает, даже не говоря – куда.
- Я буду звонить, писать, Лера, прошу, отпусти меня, мне нельзя тут. – Оторвала от себя плачущую Леру, чмокнула в висок и шагнула в вагон поезда, разрывая связи с тем, чего не может быть. Никогда.


Спасибо: 36 
Профиль
Straus





Сообщение: 3758
Настроение: Я ведь и врезать могу (с)
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.04.11 14:19. Заголовок: Глава 5. Приехав в..



Глава 5.


Приехав в маленький городишко в средней полосе России, Лена решила остановиться тут, подыскала себе малюсенькую однокомнатную квартиру, устроилась на работу в школу. Осенью начались занятия, и она полностью погрузилась в атмосферу радости, которая немного притупляла боль, отодвигая ее на задний план обилием проблем и положительных моментов школьной жизни. Тянулось время, и только ночами невыносимо было не спать. А спать не получалось. Взяла еще себе секции.
Стало лучше: приходила и падала от усталости в кровать.

Раскладывая старые альбомы, которые вывезла из квартиры деда, ударилась в воспоминания. Перелистывала старые снимки, водила пальцами. Мама. На карточках стоят даты. Но что это? В том году мама не могла быть беременной, Лена появилась намного позже. Решив, что показалось, что это пальто такого покроя, она перевернула страницу. Опять. Странно, еще этот альбом она не помнит. Видела раз, но и только. Провела пальцем по снимку, и он открепился и вылетел. А под ним Лена нашла выписку из роддома. Руки затряслись. За четыре года до нее у родителей была еще дочь. При рождении она не смогла сразу заплакать, и им сказали, что она умерла. Вот и выписка. «У меня была сестра. Раньше у меня все было, только теперь никого не стало, теперь я совсем одна».

Позвонила Лере и попросила нанять детектива на остатки денег, которые получила за квартиру. Она рассказала подробно то, что ей удалось узнать. И вот, через три года она снова возвращалась в Москву. Детектив узнал для нее все, и теперь Лера с замиранием сердца ждет ее на перроне. Подруги обнялись, словно не виделись вечность, но рассказать-то Лене было особо нечего — все как обычно. Дома Лера суетилась и не могла никак найти место, куда пристроить Лену. Но та упокоила ее, вручив альбом с фотографиями своих учеников и видов города, которые по ходу она коротко комментировала, увлеченная чтением отчета детектива. Щебет подруги прервало тихое «не может быть». Лера вскинула взгляд и увидела, что Лена уткнулась лицом в ладони и плачет. Подруга переполошилась, сбегала на кухню, принесла воды и успокоительного. Растерянно гладила по голове плачущую девушку. Среди слов разобрала только «люблю мужа собственной сестры». Лера взяла протянутые листы и прочитала в конце фамилию. Не зная всей истории, но четко представляя, что значит в судьбе Лены эта фамилия, Лера и сама растерялась. Насилу влила в Кулемину лекарство и уложила ее на кровать.

- Лен, ну, а с другой стороны, чего ты боишься, ничего же не было... или... - подруга тут заподозрила, что Лена могла что-то не договаривать.
- Нет. Не было. Но и смотреть в глаза спокойно не знаю, смогу ли. Это похоже на то, что я всеми правдами и неправдами пытаюсь влезть в их жизнь. Теперь вот, придумала эту историю. Да мне не поверят, а когда эта Мария узнает, кто я такая, вообще возненавидит меня. Вот так, искала сестру. А нашла...
- Лена. Это ты навыдумывала. Никто кроме тебя, ну, и еще, может, него, не знает ничего. Я-то и то не знала, а уж все остальные...
- Вот именно, Лера, Он все знает. Я однажды ушла, он уже смирился за столько лет, и очень не хочется, чтобы он снова все вспомнил, чтобы страдал. Я не могу так. Не нужно мне это такой ценой. Я не буду ничего никому говорить. Пусть будет так, как есть.
- Лен. Сама говоришь, что он смирился, все, назад пути нет. Он же взрослый мужчина. А она тоже имеет право знать, что у нее есть сестра. - Долго молчали, сидя в обнимку.
- Быть может, ты права, Лерка. - Лена улыбнулась. - Что бы я без тебя делала.

Ночью Лера слышала, что Лена не спала. Сначала были тихие всхлипывания, затем просто слышались шаги по комнате.

Утром Лена отправилась туда, куда зарекалась не ходить больше. И снова тот дом, тот подъезд. Девочка не умерла. Мать выписали, но ребенка удалось спасти, и его отдали в отказники. А потом девочку усыновили другие родители. Зачем теперь ей знать, что у нее была другая семья? Лена не знала, она хотела просто сказать, у той женщины есть она, Лена, которая нуждается в ней, просто хотя бы знать, что кто-то есть родной на свете. Кроме него.

Она поднялась до нужной двери и нажала звонок. В той же квартире. Сердце стучало как у загнанного кролика.
- Здравствуйте. Вам кого? - Дверь открыла высокая худощавая женщина, чуть старше самой Лены.
- Здравствуйте. Мне нужно с Вами поговорить. Я не знаю, захотите ли вы знать об этом, но уже поздно, я тут. – Женщина колебалась, но потом впустила ее. Светлые волосы, такие же, как у Лены и Максима, зеленые глаза. Лена протянула фотокарточку. – Это Ваша мать. И моя тоже. – Женщина смотрела на снимок, а потом подняла глаза на Лену. - Я знаю, что это неожиданно и... сложно. Просто знайте, что у вас есть еще кто-то. Я пойду.

Лена поднялась, понимая, что у женщины такой же шок, какой был и у нее, когда она обнаружила это. Жить в другой семье, любить родителей, а потом выяснить, что есть еще кто-то, кому тоже нужна твоя любовь. Около двери Лена замешкалась, обуваясь, а когда открыла дверь, в коридоре появилась Мария.
- Не уходите. – Лена не успела удивиться, как женщина бросилась к ней и крепко обняла. – Я знала, что они не настоящие родители, надеялась найти хоть кого-то…

День прошел за разговорами и, когда стало темнеть, Лена забеспокоилась. Не хватало еще столкнуться с Виктором прямо тут. А она все не решалась сказать самого главного. А должна была, иначе, когда все раскроется, будет выглядеть совсем не так. Мария заметила напряжение.
- Что-то не так?
- Да нет. Я должна тебе кое-что рассказать, пока не пришел твой муж с работы...
- Нет у меня мужа. – Лена чувствовала, как холодом пробрало со спины.
- Как это? А Виктор Михайлович?
- Мы развелись. - Лена закрыла глаза, чувствуя, как дрожат губы. - Я давно не испытывала к нему сильных чувств, а после операции, когда за мной не нужно было больше ухаживать, я наконец смогла отпустить его. Рада, что так получилось. Он в последнее время был сам не свой. Мотался, что-то искал, он извелся весь. Я думаю, у него кто-то появился, я имею в виду женщину.
- Стой. Не говори больше ничего. Прошу тебя. Это из-за меня он так… - слезы потекли по щекам.
- Что?
- Из-за меня. Я виновата в том, что вы расстались… - Сбиваясь и путаясь в словах, спеша и глотая слезы, Лена рассказала все.
- Я ничего не понимаю, но Лена, это точно не ты, потому что мы уже давно жили привычкой. Да нам и не надо было, а недавно я встретила того, кого полюбила, и мы с Витей решили расстаться. Но одно я знаю точно, кто-то его был у него в сердце.
- Маша, не знаю, простишь ты или нет, но я старалась, чтобы он никогда не мог даже подумать...
- Тише, тише, - женщина подошла и погладила Лену по голове. - Я знаю...
- Ничего не было. Он женат был. А я сбежала. С ума сходила от его глаз и не выдержала. Тогда погибли родители, и умер дед, а у него… ты в больницу попала... В один момент никого не стало, и мне нужна была поддержка, и если бы он еще хоть секунду пробыл рядом, я бы наплевала на все: на тебя в больнице, на Макса, на себя и… Чувствовала себя дрянью, а ведь он даже не сказал ни слова, я все время избегала его, держала на расстоянии.
- Ну и зря... - она продолжала гладить по светлым волосам, стараясь успокоить сестру.
- Нет, жить с предательством в сердце я бы не смогла.
- Из жалости ко мне?
- Нет, я не знала о болезни. А он в первую же встречу сказал, что женат. Наверное, за это и полюбила. За верность. - На какое-то время в помещении поселилась тишина. Редкие всхлипывания, и стук сердец.
- Лен, найди его. Я сама не знаю, куда он уехал, но он где-то далеко живет, забирает сына на лето, там тепло. Слушай, а сама ты где живешь? Если это он тебя искал. Почему не нашел?
- Я никому не сказала, где я. Даже единственному человеку, кто все обо мне все знает, Лере. Маша, мне пора. Скоро уже поезд, я поеду, в школе ждут. - Лена засобиралась, а Маша пыталась удержать ее.
- Лена, не уезжай, прошу тебя. Подумай, давай ты останешься тут, в Москве.
- Нет, Маш, Москва все забрала у меня. Теперь все по-новому. Вот мой телефон, - она написала цифры на листочке. – Приезжайте ко мне летом, у нас отличное озеро, тоже тепло летом, будем с Максом плавать, к тому же, у меня тоже летом отпуск.

Глава 6.
«Три осени, три зимы и третья весна без твоих глаз…». Лена шагала вдоль берега озера маленького городка далеко-далеко от Москвы. Тут был парк и люди, прогуливающиеся по аллеям, часто выходили на крепкий лед, чтобы покормить уток хлебом. Она остановилась и подумала, что уже март, а еще следы на льду, озеро не спешило оттаивать. Мысли опять вернулись в Москву, к Маше. Словно гора с плеч свалилась, когда Лена узнала о Викторе. Искал, значит. А все, чего она боялась, оказалось пустым, но таким роковым. Как его найти. Если он уехал также, как и она, шансы почти нулевые. Почти. Есть же фамилия. Лена твердо решила покопаться в интернете и направилась по аллее наверх.

Вот эта парочка – мама и девочка лет пяти в инвалидной коляске. Они часто тут гуляют. Как и Лена. Из немногих фраз, что они успели сказать друг другу, Лена поняла, что девочка тяжело больна, не ходит, не говорит, и даже редко улыбается. В руках у девочки надувная игрушка. Но пальцы плохо слушаются, и она выпускает ее. Она полетела низко, но поймать никто не успел, и игрушка, приземлившись на льду, еще долго ползла, подгоняемая ветром по замерзшей поверхности озера. Потом длинной веревкой зацепилась за какие-то торчащие из воды железяки. Лена, видя расстройство девочки, шагнула на лед. Дойдя до игрушки, она подхватила веревку, отцепила шар и победно повернулась, показывая, что объект расстройства теперь в ее руках. Девочка засмеялась и стала неумело хлопать в ладоши. Лена застыла от удивления. Мама девочки аж прослезилась от такой реакции дочери, благодарно глядя на Лену.

Через мгновение женщина на берегу приложила ладони к губам, испуганно глядя куда-то сзади Лены. Она, заметив, резко повернулась и в этот момент провалилась под воду в трещину между сломавшимися льдинами. Пролет старого сломанного моста невовремя громыхнулся, проламывая слежавшийся за зиму слой льда. Тяжелые балки упали рядом, расталкивая глыбы и грозя зажать собой человека. Женщина начала звать на помощь, чтобы вытащили девушку из воды. Несколько мужчин подбежало, один сразу стал пробираться к ней.

Лед расположился так, что все-таки зажал Лену между тремя острыми ледяными кусками. Она попыталась оттолкнуть один из них, но его держали балки моста, а два другие куда-то упирались, и сил не хватало. Она попыталась немного хоть подняться над поверхностью холодной воды. Приподнявшись, почувствовала, что движение зажало ногу. Побоялась, что сломает, прекратила попытки. Через некоторое время подоспела пожарная бригада. Пока доставали девушку, перепробовали несколько способов, и ни один не гарантировал, что она останется цела. Уже не чувствуя ног, она подумала, что ей уже все равно, и сама рванула из плена льда. Боль погасила сознание.

Из маленького городишки вылетел медицинский вертолет в областную больницу. Требовалась операция и последующее серьезное наблюдение, а такого в маленькой поликлинике районного городка не было.

[BR]http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000231-000-100-0-1303229966<\/u><\/a>

Спасибо: 36 
Профиль
Straus





Сообщение: 3764
Настроение: Я ведь и врезать могу (с)
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.04.11 13:52. Заголовок: Глава 7 В приемном ..


Глава 7

В приемном отделении раздался звонок, медсестра сняла трубку и что-то коротко сказала. Вернула трубку на аппарат.
- В операционной нужна кровь. Что у нас в банке?
- Не густо. - Девочки покопались в картотеке. Переглянулись. Удрученно опустили головы. Шаги по коридору и приятный голос отвлек их от невеселых дум.
- Чего грустим, сестрички?
- Да вот, Виктор Михайлович, в банке всего три из восьми. И, конечно, не те, что надо.
- А что надо?
- Три минус. - Виктор вздрогнул. В голове мелькнула далекая мысль, обжигая воспоминанием сердце. «У Лены такая группа с отрицательным резусом». Он развернулся и побежал в операционную, на ходу хватая стаканчик с водой из боулера.
Распахнув двери, он на вопросительные взгляды сказал, что будет донором, у него третья отрицательная, улегся за ширмой и подставил руку для иголки.

Через месяц Виктор сидел в общей ординаторской и читал журнал. Девочки щебетали, он не слушал, а потом выхватил фразу: «выписали эту спортсменку, как она только домой поедет, ведь далеко…». Он поднял голову и уставился в стену. Какое-то шестое чувство подтолкнуло, и он пошел на пост. Просмотрел записи о больных по отделению. Ничего странного. Медсестра посмотрела на него:
- Виктор Михайлович, что случилось?
- Да не знаю, где искать больного, на каком отделении.
- Которому вы кровь сдавали?
- Что?
- Кровь. Вы сдавали кровь, помните?
- Так это давно…
- Вот, смотрите, Кулемина Елена Никитична… - сестра перелистала журнал.

В глазах потемнело, и он схватился за стойку. Он рядом ходил, столько времени дышал с ней одним воздухом, да и жить приехал туда, где она, совсем рядом. Почему сразу не узнал, ведь было же чувство…
- А где она сейчас? - севшим голосом спросил он.
- Ее выписали, она уехала. Ей далеко до дома, в район… - женщина ошарашено посмотрела вслед убежавшему Степнову. Потом он также быстро прибежал обратно.
- Дайте мне ее адрес, пожалуйста. Срочно. – Пока медсестра писала, он скинул халат, бросил его в ординаторскую, схватил листок и унесся, как ошпаренный.

В автобусе до дома Лена уже засыпала. Полдня провела в транспорте. Тело ныло, нога болела, и хотелось расслабиться и поспать. А еще нужно было навести в квартире порядок. Но это – позже. А пока – спать.

Она вошла в дом, пооткрывала окна, впуская апрельский ветерок, и без сил упала на кровать. Вечером встала, чувствуя, что отдохнула. Навела порядок, благо, квартира небольшая, приготовила ужин. Раздался звонок в дверь. Пришли соседи, мальчик учился в 5 «А» классе, а его мама часто просила Лену приглядеть за сыном после уроков, пока та на работе. Женщина принесла пирог, который сама испекла, а мальчик поздравил с выздоровлением и подарил картинку, где нарисовал войну. Лена улыбнулась, пригласила в комнату, но гости отказались, сказав, что ей нужен покой. Она закрыла за ними дверь и щелкнула на кухне чайником, устроившись на подоконнике. Снова позвонили, и она решила, что это снова соседка. Открыла дверь.
- Лена, - полыхнуло по сердцу синим пламенем любимых глаз.
Чувствуя, что она упадет, он шагнул к ней и крепко-крепко прижал к себе, шепча слова и целуя волосы. Тонкие пальцы крепко держались за него, боясь отпустить, а когда сердце немного успокоилось, девушка посмотрела в глаза.
- Как ты меня нашел?
- Сам не знаю, какую судьбу благодарить за то, что наказала нашими чувствами а потом привела тебя ко мне. Я люблю тебя, Лена.
- И я люблю, наказание ты мое.

Эпилог

По аллеям парка к озеру медленно шли две девушки, похожие друг на друга, словно сестры. Позади шагали двое мужчин, держа за руки мальчика лет десяти.
- Папа, смотри, мост упал, – указал мальчик на озеро. Компания остановилась, Виктор подошел к Лене, обнял за талию.
- Это Лена его сломала. – Она подняла голову и улыбнулась, глядя в глаза. – Если не это, я бы ее так и не нашел.
- Ну да, а теперь у меня две мамы и два папы.
- Макс, так это ж плохо, тебе всех надо слушаться! – засмеялась Лена.
- Лен, а можно я тебя не буду слушаться?
- Меня - можно, - все дружно засмеялись.
- Вот только… Я братика хочу, - грустно сказал мальчик. Парочки переглянулись, загадочно улыбнувшись друг другу, в зеленых глазах обеих девушек скользнула тайна.

Конец.

Спасибо: 30 
Профиль
Straus





Сообщение: 3795
Настроение: Без тебя не могу... нельзя нам врозь...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.05.11 18:37. Заголовок: Секс - не повод для знакомства


Автор: Straus
Название: Секс – не повод для знакомства
Бета: Vies
Пейринг: КВМ
Рейтинг: R
Жанр: Romance, AU
Статус: окончен

Мы тут с Тришей покумекали, - Подфорум совсем загибается, но не в нашем духе бросать "СВОИХ". Поэтому решили ПОДДЕРЖАТЬ его хотя бы еще парой новых работ. Надеюсь, вы не против
Фик написан, поэтому выложу быстро.

МЫ ПРЕОДОЛЕЕМ ВСЕ РАДИ ТЕБЯ, НАШ ДОМ!!!!

МЫ ЗА КВМ!!!



Юльча, надеюсь, ты еще помнишь, что это - ТВОЙ подарок!
Спасибо тебе за все!



forget-me-not, благодарю за быструю премодерацию!


Лена Failen вот такое резюме написала к этому фику:

Failen пишет:

 цитата:
Девчонка пошла потусить налегке:
Футболочка, джинсы и сумка в руке.
Решила, что девственность – это порок.
И нужно исправить порок в краткий срок!

Нашла кавалера и в гости пришла,
Но спать раньше времени пьяной легла.
А утром никак не могла разобрать:
С кем было, что было, считать, не считать?

Сбежала девчонка скорей из гостей,
И даже в футболке совсем не в своей.
А парень, с которым всю ночь проспала,
Искал её всюду, забросив дела.

Искал и нашёл! И готов ей помочь,
С пороком ужасным бороться не прочь!
Но я вам скажу: чтобы жить без проблем,
Неплохо бы помнить, когда, где и с кем!



Автор передавала всем СПАСИБО!


ВСЁ. МОЯ ЛЮБОФФЬ НАВЕКИ!!!





Спасибо: 35 
Профиль
Straus





Сообщение: 3796
Настроение: Без тебя не могу... нельзя нам врозь...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.05.11 18:42. Заголовок: - 1 - Под размеренн..


- 1 -

Под размеренный голос преподавателя хотелось улечься на парту и поспать. Лена заметила, что у аудитории были те же планы, и только Гуцул веселился на заднем ряду, приставая к окружающим. Кто-то ткнул в спину ручкой.
- Кулемина! Ленка! – девушка обернулась. Гуцул и те, кто сидел рядом, не слушали лекцию, вовлеченные в возню позади Лены. – Смотри. – Он покрутил в руках коробочку с лекарствами. – Ты, случайно, не знаешь, в какие дни нельзя принимать противозачаточные таблетки?
- Не знаю, Гуцул, отвали, дай послушать лекцию, – отмахнулась и отвернулась Лена. Но парень не отставал, снова ткнул в спину ручкой, и пришлось снова повернуться.
- Да брось, там неинтересно. Я вот купил своей девушке таблетки, сама понимаешь, чтобы обезопасить себя, да и ее. Ну, расскажи нам, Лен…
- Отстань, сказала, я не знаю, я ими не пользуюсь, - Лена мысленно закатила глаза: «И черт меня дернул это сказать».
- А чем ты предохраняешься, Лен? Ты же не хочешь подставить своего партнера, огорошив его известием о беременности? – На занимательный диалог стали оборачиваться и другие студенты, сидевшие за соседними партами.
- Не переживай, я как-нибудь разберусь с этим. И потом, с чего ты решил, что у меня один партнер? – ребята на соседних партах довольно загудели.
- О, Кулемина! И что только мужики в тебе находят…
- Э, полегче, а то что-то у меня кулаки чешутся… - пригрозила Ленка, продемонстрировав ему свой аргумент в виде сложенных пальцев.
- Да, женственностью ты не блещешь. Лен, а во сколько лет ты потеряла девственность? – не унимался парень.
- Какая тебе разница?
- Ну, скажи, интересно же!
На счастье Лены, к их ряду подошел преподаватель, продолжавший свой монолог, который, как предполагалось, студенты должны были записывать. Все уткнулись в тетрадки, делая вид, что конспектируют. «Вот привязался, и что же ответить?» - сказать правду она не могла, ведь даже сама считала, что это ненормально, когда в двадцать лет у тебя еще не было мужчины. Но что поделать, если парни не обращают на спортсменку внимания как на женщину. Да, спортивная фигура, соответствующая одежда – джинсы или штаны, майки-борцовки, постоянные тренировки в команде. Да и так, по жизни, утренние пробежки, вечерние матчи во дворе с ребятами, которые считают ее «в доску своим парнем». Какая уж тут романтика, тем более - любовь.
- Ленка! – снова за спиной раздался голос Гуцула, когда отошел препод от их ряда.
- Чего тебе?
- Ну чего ты такая неприветливая? – Лена повернулась и натянула на губы улыбку в тридцать два зуба.
- Так лучше?
- Лучше. Слушай. Пойдем сегодня в клуб?
- Гуцул! Ты кому таблетки купил? Девушке, вот и иди с ней, я-то тут при чем? И вообще, отстань, не мешай.
- Ленка! Секс – не повод для знакомства. Пойдем, развлечемся…
- О’кей, Гуцул, согласна, приду сегодня к тебе в бар. А то ты плохого обо мне мнения.
- Лен, признайся, я же нравлюсь тебе…
- Ну, нет, Игорь, я приду показать тебе, КАК надо отрываться, и С КЕМ! А я для тебя слишком «неженственная»! Забыл?
Лена мысленно прикусила язык, ругая себя последними словами. «Только бы Лерка сегодня не занята была», - скрестила Лена пальцы под партой, «чтоб сбылось».

***
По просторному кабинету взволнованно вышагивал высокий голубоглазый мужчина, взмахивая руками при каждом слове.
- Вот и я говорю, ну на что нам этот контракт! Чистой воды подстава!
- Вить, ты как директор фирмы просто обязан вынести все на голосование. – Его собеседник, напротив, вальяжно устроился в кресле, закинув ногу на ногу.
- Наверное, я так и сделаю! Одна голова – хорошо… – Мужчины обсудили еще вопросы по бизнесу, а потом, решив насущное, предались приятному времяпрепровождению – обсуждению женщин. Постепенно напряжение отпустило, и голубоглазый мужчина смог расслабиться в мягком кожаном кресле.
- Слушай, пойдем сегодня в какой-нибудь клуб, оторвемся, девочек найдем…
- Пойдем, а то настроения совсем нет, хоть расслабиться немного. – Мужчины пожали руки и разошлись по своим делам.

***
- Лер, Лерка, выручай! - набрала Лена номер подруги, как только появилась возможность.
- Кулемина, что случилось?
- Лера, мне сегодня надо быть в баре у Гуцула. Мы поспорили, я должна ему доказать, что у меня на личном фронте все ОК!
- Он-то тут причем? Или…
- Да нет, я дура, знаю, но он сегодня пристал ко мне с расспросами, ну не могла же я сказать, что у меня мужика-то не было никогда!
- Ладно, Ленка, все будет тип-топ, но за это…
- Вымогательница! – перебила, смеясь, Кулемина.
- …за это ты мне ВСЕ рассказываешь, что было, точнее, будет! В ПОДРОБНОСТЯХ!
- Лер, может, еще ничего не выйдет, а ты уже делишь шкуру неубитого медведя.
- Все будет, обещаю! Или я – не я! Такого мужика тебе оторвем, что забудешь не только его, но и свое-то имя!
Кулемина вздохнула, с надеждой посмотрев на телефон, с экрана которого улыбалась ее подруга.
«Да уж, Лерка вон какая, на нее все сразу западают, у нее нет с этим проблем. Для нее секс – само собой разумеющееся, а я… Может, и правда, в этом есть что-то такое, что заставляет забывать имя того, с кем… кто…» - почувствовав, как начинают гореть щеки, Лена откинулась на спинку дивана, закрыла глаза, обняв руками мяч. «Оторвем!» - она кинула мячик в стенку, ловко поймав его на лету.


эх, я уже и сама-то забыла, где моя прописка...

Спасибо: 67 
Профиль
Straus





Сообщение: 3805
Настроение: Без тебя не могу... нельзя нам врозь...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.05.11 10:43. Заголовок: - 2 - Дожидаясь Лер..


- 2 -

Дожидаясь Лерку, Кулемина нервно поправляла кофту, пыталась натянуть рукава на запястья и уже обкусала все губы. Увидев подругу, она подлетела с такой скоростью, что Лера отпрыгнула от нее.
- Ленка, ты чего на людей набрасываешься… - договорить она не успела, так как подруга оттащила ее за локоть в сторонку и быстро заговорила:
- Лера, я уже после вспомнила, Гуцул говорил про какие-то таблетки. Я подумала, что нужно подумать о… ну, о предохранении.
- Ты что? Какие таблетки?! – вылупилась Новикова на перепуганную Ленку. – Вообще-то, мужчина сам должен об этом думать!
- Лера! Этот мужчина увидит меня первый и последний раз, также, как и я его. О чем думать-то?
- Хм. А ты права! Кто же их знает, а может, вообще «это» будет прямо в клубе…
- Чего? – неуверенность всего дня сменилась откровенной паникой, отразившейся в зеленых глазах. – Как... в клубе?
- Спокойно! Шутка! Вот на. – Новикова сунула в руки Кулеминой ленту блестящих упаковочек.
- Мне одну… - она хотела оторвать одну «резинку», но Лера зашипела:
- Ты что?! Бери все! Так надо!
- Зачем столько?
- А ты думаешь, что это один раз будет?
- А... сколько? – Лерка уставилась на подругу, у которой краска сошла с лица и руки опустились.
- Увидишь! – Лера развернулась и направилась ко входу в клуб. Не услышав за собой характерных только ленкиной походке звуков шагов, Новикова обернулась. Кулемина так и стояла и даже не думала шевелиться.
- Ты, может, уберешь это в сумку, или хочешь Гуцулу продемонстрировать? – хохотнула Лера, растормошив Лену и потащив ее, укладывающую в сумку «улики», за собой.

***
- Вон, смотри, какие куколки! – несколько парней за столиком занимались сканированием помещения клуба нетрезвыми взглядами.
- Да, только они в бар направились, - поддержал другой.
- Отлично, мы, кажется, выпить хотели? Идем. – Двое поднялись и подошли к девушкам у стойки.
Вечер в копании веселых молодых людей закружился в голове спортсменки Кулеминой невероятным по ее меркам количеством алкоголя. Когда молодые люди собрались провожать девушек, у Лены они все были на одно лицо. Новикова уже целовалась с одним, а Лена оказалась в объятиях высокого голубоглазого брюнета вроде, стоявшего на ногах, наверное, только благодаря относительно трезвой Ленке.
- Ребята, мы отчаливаем, - Новикова и ее спутник ввалились в такси и унеслись вдоль дороги, залитой размытым светом фанарей.
- Мы тоже. - Парень, крепко держащий ее за талию, взмахнул рукой и засунул Ленку в подъехавшую машину такси. В руке у него была бутылка чего-то спиртного и, когда он предложил ей, она смело глотнула из горла. Зажмурившись, она отметила, что окружающее стало не настолько значимым, а потому Лена немного расслабилась. Горячие руки скользнули по талии под майку, и Ленка почувствовала на губах настойчивый поцелуй, требующий ответа. Не сказать, что ей было неприятно, скорее - никак, но поглаживания пальцев по коже под одеждой отозвались внутри горячим потоком. Анализировать что-то она была не в состоянии, а потому просто отдалась его рукам и губам, полагая, что уж он точно знает, что делает.

Пустая бутылка была с грохотом отправлена в мусорку у подъезда, дверь с треском врезалась в стену, отпихнутая ногой, так как руки были заняты. Лифт, казалось, раскачивался в такт торопливым движениям, по пути к квартире избавляющим от одежды. Звон ключей и темная прихожая.
- Можно в душ? – Лена пыталась перевести дух; голова кружилась от запаха туалетной воды, спиртного, еще чего-то сладкого, немного раздражающего.
- Справа дверь. Жду тебя, детка. - Он подтолкнул ее к ванной. Лена поморщилась: «Детка? Фу». Заперлась в ванной - ей требовался перерыв. Забралась под душ и долго стояла под горячей водой, смывая отпечатки чужих рук с кожи. Затуманенным взглядом обвела полочки в душе. «Прекрасно. Два геля для душа. Разные, но оба мужские. - Понюхала по очереди. - Вот чем пахнет сладко. Фу». Первый поставила на полку. Открыла второй и намылилась им. «Вкусный, свежий такой».

Долго раздумывала – одеваться или, все же, нет. Белье одела, натянула футболку, а джинсы решила не надевать. Выбралась из ванной комнаты в темный коридор. «И куда идти?» По пути попалась дверь. Заглянула. Видимо, зал. «Никого. И почему меня не встречают». Пошла дальше, придерживаясь за качающуюся стену. Горячая вода еще больше разогнала градусы по венам, и сейчас Лена чувствовала, как полыхают ее щеки и молоточки стучат в висках, мешая думать. «Или это не от выпитого…» Как раз у следующей двери под ноги что-то попалось, и она с грохотом приземлилась на пол. Нащупала руками – это оказалась ее сумка. Вдруг почувствовала, как крепкие руки поднимают ее с пола, приговаривая негромко:
- Ты кто такая, и почему на полу? - мужчина развернул ее к себе.
- Упала. – Выговорила растерянная Лена. Прикосновение к телу горячих рук зажгло кожу. Она положила ладонь на грудь мужчины и почувствовала, что на нем нет майки. Задохнулась от собственных ощущений, отбросила стыд и шагнула к нему ближе, прижимаясь к губам своими.

Виктор пришел из клуба рано. Огромное количество очумевшего народа, духота, сигаретный дым, дамочки, гроздьями вешающиеся на шею. «Ведь знают, что я – директор фирмы. А как же хочется без титулов, чтобы просто я – это я…»
Среди ночи раздался грохот лифта, и потом возня у входной двери. «Опять братец на рогах приперся. И не один. Сейчас я ему устрою! И эту выгоню, очередную… Черт, да, приходится быть негостеприимным и занудой». Мужчина вышел в коридор в домашних брюках, даже не потрудившись надеть рубаху, и босиком. Очень удивился, не обнаружив брата. Решил не мешать ему, раз уж он в кои-то веки внял просьбам не будить его, Виктора, приходящего домой затемно и без задних ног. Вернулся к себе в комнату. Выпитый виски приятно согревал, и он уже начал погружаться в сон, когда снова услышал звук открывающейся двери. Через некоторое время это повторилось, и все стихло; ему даже удалось расслабиться, но ненадолго – грохот в коридоре заставил его, возмущенного, подскочить с кровати. Вылетел из убежища, чуть не растянулся в коридоре, споткнувшись обо что-то мягкое. На полу сидело чудо в футболке. Голые ноги в темноте казались бесконечными, тонкие руки на ощупь исследовали пол. Светлые волосы в беспорядке падали на глаза, поэтому сложно было сказать, что сейчас творилось в душе у девушки. Виктор наклонился и поднял ее, затем развернул, пытаясь зачем-то рассмотреть ее лицо. «Странно, таких тут еще не было. Расфуфыренные, с шикарной фигурой, большой грудью… А тут… Футболка…»
- Ты кто такая, и почему на полу? - отчего-то голос сел, и громко не получилось, лишь какой-то сдавленный лепет. Сам себе удивился.
- Упала. – «И голос какой-то пацанский. Какая-то оторва». Додумать не получилось, так как Виктор понял, что стоит перед девушкой в одних штанах, без майки. Понял по тому, как отозвалось тело на теплую ладошку на груди. Шаг навстречу. «Господи, чем она пахнет?»
– Твоим гелем для душа, у меня нет своего. – Ответила. «Видимо, сказал вслух». Ошеломленно смотрел в темноте на это создание, вызывающее непонятные чувства у него, взрослого, опытного, рассудительного мужчины. Сейчас же ни одной порядочной мысли в голове. «Я отключаюсь», - предательски протянул мозг, убаюканный смесью запахов алкоголя, мужского геля, ее запаха от волос. А она... «Боже, какие сладкие губы...» - Виктор вздохнул полной грудью, подняв голову, удержал ее руки, немного отстраняя ее от себя. Пальцами отодвинул челку в сторону и заглянул в глаза. Темные зрачки горели желанием. Виктор подхватил ее и затащил в свою комнату, закрыв дверь. Повернулся и замер. Девушка стянула с себя футболку и осталась перед ним в спортивном белье, просто гладком, без всяких рюшечек. «Одуреть», - зарычал мужчина и, приблизившись вплотную, впился в губы, прижимая горячее тело к себе. Чувствуя собственную реакцию на нее, позволил освободить себя от штанов.
«О, Боже…» - единственная мысль, выражавшая восторг от ее действий. Она, смущенно отталкивала его руки, когда они достигали откровенных или просто чувствительных мест, сама понимая тщетность этого, ведь он сильнее, захочет – она не сможет сопротивляться. Знал, что это не наигранное, и даже не результат влияния алкоголя, а естественная реакция, потому что в следующий момент она уже сама желала его рук; реакция той, кто… у кого... В голове все встало на свои места. «Первый раз что ли? Но зачем она пришла к НЕМУ?» - непонимание и обида на брата, на нее, на ситуацию разозлили, он навис над ней, пытаясь прочесть ответ в глазах. Но долго так не получилось, она, словно специально, провоцировала, даже не подозревая, какую бурю вызывает внутри. Губки так ласково и, в то же время, страстно ласкали его губы, что мужчина забыл свои рассуждения. Придавив сильнее к кровати, почувствовал, как девушка пытается ускользнуть из-под него. «А ну стоять, казбек!» - удержал, возвращая на место. Снова вырывается. «Прыткая какая» - впился в губы.


«Странный какой-то, только что целовался как сумасшедший, а теперь вообще не помнит меня… а, ну да, мы же напились… Господи, да ничем я не пахну! Давай уже покончим с этим»
– Твоим гелем для душа, у меня нет своего.
«Да что я такого сказала? Отпусти!» - этот… сначала остановил, а потом подхватил ее, опустил на пол, закрыл дверь. В комнате все завертелось по-новой, дурманящие ласки, темнота… но только краем сознания заметила, что сладкий запах уже не раздражал, привыкла, наверное, да и все происходящее по большей части ей нравилось. Не помнила, как оказалась без белья, но было приятно, все кружилось и казалось сном. Потянулась и стащила с молодого человека штаны. «Вроде так надо, в фильме видела».

Мысли вернулись в голову отдаленным осознанием того, что ей все-таки нужна ее сумка. Но было уже поздно, парень ее придавил к кровати своим телом. Она посмотрела в глаза и попыталась освободиться от него, ей нужно было достать то, что дала ей подруга. «Блин, и как же сказать-то об этом? Милый, ты ни о чем не забыл? Вот засада...» - но его губы заставили все забыть. Это были другие поцелуи – горячие, глубокие, волнующие, распаляющие. Она никогда не думала, насколько приятно, когда ласкают небо, язык. Ловила его губы, пытаясь также сделать и ему. «Зачем? А, из вредности, щекотно же! Пусть помучается…»
Краем сознания, занятого собственными ощущениями, Лена чувствовала, что ей нужно еще что-то, чего-то не хватает, вот еще чуть-чуть, и она поймет…


Поцелуями уже исследовал ее шею, спустился к ключице, поцеловал ямочку... потом понял, что тонкие пальчики больше не впиваются в его плечи, не царапают спину и не ворошат волосы. Он вернулся к ее лицу. «Спит. Невероятно! Заснуть во время… Офигеть! Черт, старею, видимо!» - он уткнулся лицом в подушку и рассмеялся. Еще больший приступ смеха его скрутил, когда представил лицо друга Рассказова, когда Виктор ему поведает всю эту историю. Они, конечно, выпили, но не до таких чертиков же!


Спасибо: 65 
Профиль
Straus





Сообщение: 3814
Настроение: Без тебя не могу... нельзя нам врозь...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.05.11 15:44. Заголовок: - 3 - Девушка так и..


- 3 -

Девушка так и осталась в его объятиях до утра. Она спала, а он боялся потревожить ее сон. Рассветные тени позволили рассмотреть спящее создание, невероятным образом ворвавшееся в его жизнь. Он убрал прядь волос с лица. Ровный красивый носик. Четко очерченные губы с чуть улыбающимися уголками. Легкий румянец. Без косметики. «Я понял, чем ты пахнешь. Я же привык к своему гелю, поэтому не его чувствую, а ТВОЙ запах. Настоящий». Он положил голову рядом на подушку, уткнувшись носом ей в волосы. «Рассказову необязательно об этом знать».

«Жарко», - открыла глаза. Незнакомый потолок. Повернула голову. «Мужчина». Лена сначала шарахнулась от него, но потом успокоилась, вспомнив фрагменты ночных похождений. «Обнимает. Вот от чего так жарко. И как себя вести после «этого», он же теперь все обо мне знает». Аккуратно коснулась рукой волос, провела ладошкой по щеке, потом коснулась пальчиком губ, чувствуя, как от воспоминаний внутри снова скапливается тепло. Опустила взгляд, рассматривая себя. «Вот это ничего себе, Я ГОЛАЯ! А, ну, хотя, чего удивляюсь, после всего, что тут произошло… Блин, я точно чокнулась – отдаться первому встречному». Она вздохнула, встала, подхватила со спинки кресла футболку, на выходе подцепила свою сумку, в ванной, приведя себя в порядок, натянула джинсы… «Футболка не моя! Его. Блин. Возвращаться… А вдруг разбужу, что я скажу? И что он скажет, что секс – не повод для знакомства? Да. И будет прав. У меня все так и вышло. Даже имени не знаю». Открыла сумку и достала ленту, которую Лерка вчера дала. Пересчитала. «Черт. Еще и забеременею теперь». Решительно одела мужскую футболку, сверху пиджак.
Вышла в коридор и чуть не столкнулась с невысокой темноволосой девушкой. Даже дар речи потеряла.
- Ой, привет! – Та тоже была в не меньшем шоке.
- Пппри-вет. Ты кто такая?
- Как кто?! Вообще-то я – Сашкина девушка. А вот ты-то кто? – Лена ошарашено смотрела на брюнетку. Да уж, не хотела бы она так прийти к любимому в гости и застать в ванной такую картину. Настроение упало сразу, она почувствовала себя невероятной дрянью. Загнала это в уголок души, заставила взять себя в руки.
- Конь в пальто. Не видишь, что ли? – Обошла ее, пихнув плечом, не замечая за спиной возмущенных воплей. Впрыгнула в кроссовки и покинула квартиру.

***

Виктор, не открывая глаз, улыбнулся, потягиваясь. Но тут же сел на кровати, улыбка сошла с лица. «Где она?» - он соскочил с кровати, натягивая на ходу штаны. «Если он ее нашел…» - нехорошее предчувствие усилилось, когда он заметил ее футболку на полу у кровати. Выскочил в коридор. Сейчас, при дневном свете все выглядело «не так».
На кухне его брат увлеченно целовался не с ней, а с какой-то девахой, сидящей у него на коленях. Виктор скривился. «А это еще кто? Как тут оказалась?»
- Что тут происходит? – пожелал доброго утра он.
- Ты чего, Витька, не видишь, ты мешаешь! – Благостное расположение духа брата разозлило еще больше.
- Где она?
- Кто?
- Та девушка, которая… - «черт, как сказать-то, спала со мной… но это не совсем правда…» - Которая тут была до нее? – выговорил он, кивнув на темноволосое недоразумение на коленях Саши, наблюдая за реакцией этой… Ноль эмоций. «Никакого самолюбия!»
- Витя, ты бредишь! Девушек сюда вожу только я! И видишь же – она тут. Одна. Наверное, другая приснилась тебе! – Две издевательские улыбки.
- Если ты не забыл, ты тут в гостях. Прошу тебя, веди себя соответствующе!
- Ты же сам сказал «чувствуй себя как дома».
- Да, и это не значит вести себя по-свински! Сейчас же уматывайте отсюда оба!
Договорить у него не получилось, потому, как он услышал призыв своего мобильного из комнаты.
- Да! – гаркнул в трубку.
- Витя, ты чего, друг!
- Прости, Игорь. - Виктор закрыл глаза, потерев пальцами переносицу. – Что случилось?
- Слушай, тут кое-что произошло, давай увидимся через час.
- Хорошо.
Тревожный голос друга взволновал мужчину, и он в спешке собрался и ушел.


***

«Что же так паршиво в душе? Наверное, потому, что ни фига не помню».
- Кулемина! А ну рассказывай! – В квартиру влетела Новикова.
- Лер, я не помню ничего. Одно могу сказать точно – мне понравилось.
- Откуда ты знаешь? – Прищурилась подруга.
- Ну…
- Ну? - Лера поерзала на месте.
- В общем, я помню свои ощущения, когда… когда он целовал… - в конце фразы голос сел и она прошептала слова, упорно пряча глаза.
- Да хватит краснеть, как девочка! Что целовал?
- Все целовал…
- Ого! Кулемина! Я прям завидую! – присвистнула Лера. – И?
- А дальше я не помню…
- И больно не было? – Подруга помотала головой. – А… Хм… вот молодец, уважаю! Опытный…
- …только вот…
- Что?! – перепугалась кудрявая блондинка.
- Кажется, мы не предохранялись… - Повисла продолжительная пауза.
- Лен, может, ты не почувствовала? Ты же сама говоришь, что не помнишь…
- Да, наверное, просто не помню, но все, что ты мне дала – на месте.
- Так, Ленка, ты чего паникуешь? Вот тебе тесты. – Лера порылась в сумочке и протянула подруге пару плоских пачек. – На всякий пожарный, но я думаю, все в норме, раз ты не почувствовала, значит, твой кавалер и об этом позаботился! Так, не киснуть! Зато ты доказала Гуцулу!
- Да уж! – «Что-то у меня не прибавилось оптимизма на этот счет».
- Ну что – идем к нему в бар?
- Идем.
Лена не разделяла веселья Гуцула, который весь вечер тараторил о своих похождениях. Она практически не слышала его. Не рассказав Лере о встрече с девушкой в коридоре той квартиры, Лена все пыталась понять, откуда та взялась и что все это значит. Ну вот как тогда понимать тех, для кого секс - не повод. Неважно - для чего, Лене казалось, что все как-то наизнанку: в этом есть какая-то тайна, и доверить ее, она теперь чувствовала, можно только близкому, любимому человеку, для кого это важно, кому нужна не только близость физическая, но и, что важнее, душевная. А на деле вышло все наоборот. Но еще хорошо, что она не помнит, и надеется, что тот парень тоже ничего не помнит. Особенно ее. Это и к лучшему. «Да какая мне разница, ведь секс – не повод для знакомства. Ну и выкину это все из головы». Мысли пытались формироваться в голове, но им мешало вчерашнее возлияние.

- Что, Лерик, как мальчики? – Из кухни пришел напарник Гуцула, Михаил, одногруппник Новиковой.
- Да все пучком, Мишка, если еще коктейльчик подгонишь – вообще сладко будет! Как сам? – спросила Лера, открывая меню.
- Ну, Кулемина, уважаю! – протянул Гуцул, отъехав вдоль стойки подальше от Леры и Миши. – Как Саша?
- Кто? Даже имени не знаю, прости, не до того было! – гордо задрала нос Лена.
- УУУ! – Гуцул закатил глаза, понимающе закивал.
- Сомневался! – подмигнула она парню.
- Теперь точно не сомневаюсь! Будешь что-нибудь?
- Нет, спасибо! Воды дай. – «Да чтобы Я еще хоть раз в рот взяла алкоголь! Ни в жизни!»

***
- Что случилось, Игорь? – В кабинет вошел высокий голубоглазый мужчина в костюме. Его помощник и друг мерил шагами кабинет и нервно без конца поправлял очки.
- Вить, они наклеили наши логотипы.
- Что?! Вызовите мне юриста, срочно! – сказал он по селектору. - Мы не будем с ними работать. И точка. – Провозгласил он своему помощнику и другу Игорю. - Слушай, у меня тут одно дельце… Я отлучусь.
- Вить, ты какой-то сам не свой в последнее время. Что происходит?
- Да понимаешь, Сашка все время водит девок в дом. Я прихожу, думаю, что наконец-то хоть ноги вытяну, но какой тут... а сегодня вообще... - Голубоглазый мужчина обреченно опустил голову.
- Ты со своей жалостью сам виноват. Снял бы ему квартиру, и дело с концом.
- Я уже сто раз вспомнил твои слова. Наверное, именно так и нужно сделать.

***
Гуцул стоял и протирал бокалы, развешивая их над прилавком. На высокий стул приземлился мужчина в костюме. Такие тут редко бывают, в основном молодежь.
- Слушай, я ищу одного человека. На днях мой брат приходил с девушкой, сказал, что тут познакомился…
- Сашка что ли? – спросил Миша, наливая в бокал напитки.
- Да, Сашка.
- А зачем вам? – «Зачем ему понадобилась Кулемина?» - заинтересовался Гуцулов.
- Мне нужно ей кое-что отдать. – С надеждой посмотрел он на парня.
- Давайте, мы передадим, – предложил Михаил, как ни в чем не бывало, тряся шейкер.
- Можно, да? Я на днях зайду, принесу. – Виктор не знал, как бы ему узнать что-то конкретное о ней. «Хотя, зачем? Правильно, незачем». – Спасибо, ребята.
- Да не за что! – пожал плечами Миша.
Мужчина удалился, а Гуцул присвистнул. «Неплохо Кулемина, видать, оторвалась, с двумя сразу что ли, если этому даже есть, что отдать…»



http://kvmfan.f.qip.ru/?1-12-0-00000231-000-200-0

Спасибо: 62 
Профиль
Straus





Сообщение: 3816
Настроение: Без тебя не могу... нельзя нам врозь...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.05.11 15:00. Заголовок: - 4 - - Лерка! Я бе..


- 4 -

- Лерка! Я беременна! – Новикову подбросило на диване, телефон чуть не выпал из руки.
- Что?! Кулемина! Спокойно! Ты где сейчас?
- В институте.
- Давай встретимся через полчаса, и ты мне все расскажешь.
Новикова летела со всех ног в парк, который соединял несколько дворов, в том числе и институтский.
Лена сидела на скамейке и смотрела в одну точку. Лера уселась рядом и погладила Лену по голове.
- Лен, еще мало времени прошло…
- Знаю, но я точно уверена. Меня тошнит уже два дня.
- Горе ты луковое, Кулемина! Да ты съела что-нибудь, вот и тошнит.
- Лер… и где теперь его искать? - словно и не слышала подругу.
- Ты адреса не помнишь? – Лена помотала головой.
- А! Слушай! – Лена резко подпрыгнула на скамейке, и Лера вместе с ней. – Гуцул называл его имя! Может, он знает?
- Лен, и что ты ему скажешь?
- Сама не знаю. – Снова загрустила Лена.
- Кулемина, ты не влюбилась, часом?
- Лер, я даже имени его не знаю, да и вообще – видела его только утром, спящего. Даже не узнаю его. Какой уж тут влюбилась. – Вздохнула Лена.
- Ленка-Ленка. Какая ты дурочка у меня.
- Ну конечно! Одна ты умная! – улыбнулась Лена, обнимая подругу.
Вечером Лена снова отправилась в институтский спортзал и до потери пульса выбивала из себя мысли о той ночи. Зайдя в раздевалку, вытащила из раскрытой сумки бутылку с каким-то напитком, который всегда пила после тренировок. «Вкус странный, но это, наверное, от беременности, говорят, что у женщины тогда меняется восприятие». Завинтила крышку и поставила обратно в сумку.
На следующий день после тренировки позвонила Лера и сказала записывать адрес. Гуцул для нее все узнал у того парня. Поблагодарив подругу, Лена застегнула замки сумки и отправилась в сторону метро.

***
Как ни пытался Виктор Степнов выкинуть эту муть про ту ночь из головы, но через неделю снова пошел в бар.
- Ребята, у меня к вам дело. – Гуцул признал в нем того мужика, который про Ленку спрашивал. - Мне нужно найти ту девушку.
- Ленку?
- Ну… Я ее имени не знаю. – Гуцул в недоумении уставился на мужчину, смущенно опустившего глаза. – В общем, она мне нужна.

***
Звонок в дверь оторвал голубоглазого парня от компьютера.
- Кого там принесло? – ворчал он, пока открывал двери. В коридор ввалилась девушка с огромной спортивной сумкой. – Беженцев не принимаем!
- Я по делу. – Она поставила сумку. Долго смотрела на парня и не могла понять. Вроде она его знала, но он не очень был похож на того. «Или похож. Или нет. А если он глаза закроет... Похож. И на груди у него родинка... Но не раздевать же его. Как узнать-то!»
Парень не мог вспомнить, где ее видел. Что-то отдаленное крутилось в голове. Она наклонилась и достала из сумки футболку.
- Это твое?
- Нет.
- Нет? – искренне удивилась Кулемина. Она вспомнила тот сладкий запах, который раздражал ее в прошлый раз.
- Нет.- Лена, почувствовав вновь, как подкатывает ком к горлу, снова открыла сумку и достала бутылку, сделала глоток и закрыла ее. - Кто ты такая, и что тебе тут надо?
- Неважно, кто такая. Пришла тебе сказать, что ты скоро станешь отцом, я беременна. - Сказать, что парень был в шоке - не сказать ничего. Он открыл рот и прислонился спиной к стене.
- Чего? - когда немного отошел и смог дышать.
- Я тоже рада. - Она поставила бутылку на тумбочку в коридоре и сама присела на нее.
- Больная, что ли? Я знать тебя не знаю, да и знать не хочу, нагуляла от кого-то, а на меня повесить хочешь? Я - пас! Уж извини!
- Ты придурок, совсем? Я тут была пару недель назад, даже запах тот же, точнее - гелем для душа воняет также, вон даже снова затошнило, - кивнула она на бутылку с водой. - И футболка твоя, я ее перепутала со своей, когда уходила.
- Слушай, ты! А ну, убирайся! - парень взял ее за руку повыше локтя и дернул вверх, поднимая с тумбочки и выпихивая из квартиры. - И запомни: я тебя не знаю, и о ребенке слышать не хочу!
- Ты, урод, отдай сумку!
- Да забери! И чтобы больше я тебя не видел! - Он швырнул ей в руки сумку и с грохотом захлопнул дверь.
- Да больно надо! И что я в тебе нашла! Дура. - Последнее слово она добавила к своей реплике тихо, обращаясь к себе. - Только подумай, на что рассчитывала? Пральна! Секс - не повод для знакомства. - Утвердительно кивнула головой, спускаясь пешком по лестнице. Резко остановилась: «Черт, бутылка! Вот урод! Да и фиг с ней, но туда больше ни шагу!»



А вот и адресок резиновой темки!

Спасибо: 51 
Профиль
Straus





Сообщение: 3824
Настроение: Без тебя не могу... нельзя нам врозь...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.05.11 14:51. Заголовок: - 5 - Через пару дне..


- 5 -
Через пару дней нехотя топала утром на лекции, засунув обе руки в карманы. «Ну, вот как теперь мне одной с ребенком? Вот Гуцул посмеется. Надо найти малышу нормального отца. Лера! О, нет, она обещала, что «оторвем», а получилось... да придурок он, одним словом». После нескольких минут колебания, все же нажала кнопку вызова на телефоне.

- Алло, Лерка! Мне срочно нужен мужик!
- ..., ...
- Приём, Новикова! - Кулемина потрясла трубку.
- Что, ОПЯТЬ? Так понравилась, что теперь...
- Не опять, а снова! Мне срочно нужен папа моему ребенку!
- Кулемина! С чего ты взяла, что вообще беременна?
- Да я тесты твои эти делала...
- Ленка, блин! И сколько всего полосочек?
- Всего - две.
- ...
- Ты что там, считаешь, сколько будет 1+1? Две, Лера! ДВЕ!
- Да нет, Кулемина, местечко подыскиваю...
- Для чего? - не поняла Лена.
- Для могилки! Своей!
- Лерка! В пятницу двинем в клуб! Пообещай мне!
- Ладно, будем искать тебе папу! Фу! Точнее, ребенку папу!
- Только давай в другой клуб пойдем, мне этот не очень понравился. - Кулемина сморщил носик.
- Блин, я повешусь... - пробубнила Лера, отключаясь.

***
Виктор Степнов решительно ступил в прихожую, откуда уже точно понял, где и с кем его братец.
- Александр, мне нужно кое-что тебе сказать, подойди, пожалуйста, - крикнул он вглубь квартиры. Разулся, поставил обувь в тумбочку, заметив на ней бутылку воды собственной фирмы. Но производство именно этой марки сейчас приостановлено, Виктор сам отдал приказ. Он взял и повернул ее этикеткой. Дата не совпадала со сроками поставок. Он поставил бутылку у своего кейса с документами, предполагая, что завтра разберется с этим.
- Чего тебе? - парень недовольно смерил старшего брата взглядом.
- Что это?
- Бутылка воды, вроде.
- Не твоя?
- Нет. Какая-то бешеная фурия притащила и забыла. Она еще тут какую-то вещь оставила, если интересно. - Тот, кого звали Александром, махнул на сложенную ткань в пакетике в противоположном углу прихожей и собрался удалиться.
- Я не отпускал тебя. Пройдем на кухню. - Мужчина подхватил пакет, сразу не узнав в нем свою же футболку, вышел на кухню, останавливаясь у подоконника. - Это тебе. - Он положил на стол ключи.
- Что это? - не понял парень.
- Ключи от квартиры. Я снял ее для тебя, чтобы не мешать тебе развлекаться, и чтобы ты не мешал отдыхать мне. Завтра ты переезжаешь.
Сначала не осознав, о чем говорит его старший брат, он взял в руки ключи. Покрутил. Но позже, уже, когда мужчина скрылся в своей комнате, до парня дошел весь масштаб катастрофы, которая грозит ему, когда он уедет от брата. Он долго пытался уговорить его, потом кричал, ругался, грозил, что навредит его карьере, но Степнов-старший был непреклонен, хотя и держался из последних сил – ведь не чужой же он ему, в конце концов.

Уже утром он снова наткнулся на тот самый пакетик, который оставила, по словам Александра, какая-то девушка, как и бутылку. «Бутылка!» - не забыв разбудить брата и приказав ему начать сборы, он подхватил кейс, интересующий его предмет и отправился сразу в лабораторию, чтобы провести исследования.

Вечером, наслаждаясь тишиной, он листал заключение лаборатории по поводу содержимого бутылки. По данным исследования выходило, что это — бутылка новой партии питьевой воды, адаптированной для спортивного режима. Но далее было указано, что вместо оригинального состава минералов и витаминов, были добавлены заменители. Также прилагалась аннотация по поводу действия и побочных эффектов данных примесей.

Мужчина подхватился с дивана, набрал по телефону своих сотрудников, оповестил Рассказова, службы контроля. Плевать, что это скандал, в котором замешано имя его фирмы, но травить людей он не собирался.

***
- Кулемина, ходи сюда! - на вахте ее притормозил охранник дядя Петя. - Смотри - тебе! - гордо указал мужчина на огромный букет цветов, стоящий в большой вазе за стойкой охранника. - А еще он просил передать тебе вот это. - Охранник протянул маленький подарочный пакетик, но Кулемина недоверчиво посмотрела на него, потом на пакет, кивнула:
- Ага, бомба?
- ТЫ что! Тщщщщ, - замахал на нее Петр Степанович, озираясь по сторонам. Купюра в карманчике формы грела душу обещанием приятного вечера в компании с бутылочкой чего-нибудь вкусненького.
- Тогда что это? – сложила руки на груди, отставив ногу.
- Слушай! Сами разбирайтесь со своими кавалерами! Меня попросили передать, я и передал, - обиженно надул губы мужчина.
- Ладно, ладно, не обижайтесь, дядь Петь. - Примирительно положила руку ему на плечо. - Спасибо. Но забирать все равно пока не буду. После лекций. Ладно?
- Хорошо, Леночка, иди на занятия.

***
Препод опять нес какую-то пургу, которая совершенно не интересовала Лену. «Зачем это все? Одумался? Решил жениться? Вряд ли. Да и не знаю, прощу ли я его. Как нашел меня? Лерка? но... Он же сказал, что меня не помнит, ее уж тем более. Да и вообще, какая разница, чего это я думать о нем должна! Пошел он...» - В тетрадке на полях образовалась надпись «НЕНАВИЖУ» и жирная полоса под ней. «Тогда это кто-то другой. Но кто? Ошибся? Скорее всего». Точно решила, что делать с букетом: «Выкинуть. А подарок... посмотреть, что это и... тоже выкинуть.»


Спасибо: 45 
Профиль
Straus





Сообщение: 3831
Настроение: Без тебя не могу... нельзя нам врозь...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.05.11 16:23. Заголовок: Ну - все, терпения м..


Ну - все, терпения моего не хватает, выкладываю


- 6 -

Черный «паркетник» стоял за ограждением институтского двора, по которому прогуливались компашки студентов. Голубые глаза жадно вылавливали среди парней и девушек хоть что-то, напоминавшее ЕЕ. Он не помнил, да и уверен не был, что увидев, сразу поймет, что это она. «А как узнать? Передадут ли букет, захочет ли она вообще слышать о нем, ведь, наверное, и ушла именно потому, что… интересно, а почему она ушла?» - Виктор вздохнул, обреченно покачав головой, сложил руки на руле и уставился перед собой невидящим взглядом. «Что я забыл здесь? Почему не идет из головы? Да сколько таких!» - он нажал кнопку, запуская двигатель.
Уже несколько дней его фирма работала совместно с милицией над делом об отравлении продуктов и воды.



***

Двор практически опустел, и лишь одинокие фигуры людей изредка проходили по аллеям. По ступеням спустилась высокая блондинка с огромным букетом в руках. Старательно запихала непослушные цветы в урну, приземлилась рядом на скамейку, разглядывая маленькую записку, размером с визитку. «За самую невероятную ночь...» - когда прочитала, рука дрогнула, бумажка выпала из рук. Она быстро распаковала подарочную упаковку, заглядывая внутрь. Это была ее футболка. Посмотрела на цветы. «Что бы это все значило! Вспомнил про футболку, или ее вспомнил, но он же сказал, что не знает... это такой способ загладить вину за свои слова?» - Лена не знала, что думать. Голова шла кругом.
Как гром среди ясного неба раздался знакомый голос:
- Кулемина, физкульт-привет! Результаты допинг-контроля не пришли еще? – Девушка покачала головой. - Прикинь, я теперь с тобой в паре!
- Гуцул, отвали, не пори чушь, где ты, и где спорт... - она не успела отшить навязчивого паренька, как тот подхватил с земли у ее ног записку, покрутив в пальцах. Присвистнул.
- Ладно, ладно, Кулемина, признаю, ты меня умыла, спор выиграла. Проси, что хочешь. - Парень присел рядом на скамейку, заглядывая в лицо девушке.
- Сделай для меня одну вещь, пожалуйста. Не показывайся мне больше на глаза, и без тебя тошно! - Она выхватила из его рук записку, подскочила со скамейки и быстро покинула двор.
- А что я, я ничё, но Кулемина, и вправду, крута! - Почесал макушку. - Как бы узнать, чем дело закончилось... - Он пнул камешек, посмотрел на букет, торчащий из мусорки.

***
- Лер. Я не пойду сегодня в клуб. - Кулемина медленно брела по улице.
- Ленка, ну что случилось?
- Да ничего, Лер. Я еще ничего не придумала. И вообще, знаешь, я не хочу никого искать.
- Ленка, подруга, ты чего? Давай, пошли, просто посидим, выпьем... сока. А? Ну не кисни!
- Ладно, Лер, пойду, но только потому что ты — это ты! - Кулемина невесело улыбнулась в трубку.
- Ок, Ленок, давай, жду тебя!

***

Весь день пришлось решать вопросы с прессой, с поставщиками, с отделом сбыта, с советом директоров. По запросу пришлось перетрясти все спортивные школы, чтобы взяли пробы на входящие в состав воды элементы. К вечеру, совершенно вымотанный, он проторчал час у института, но так и не дождался той самой девушки, Лены, кажется. Или просто не узнал ее. Пришел домой, наслаждаясь долгожданным покоем, стал переодеваться. Опустился на диван, запустив пальцы в волосы. Взгляд упал на ту самую вещь в пакетике. Он ее взял, развернул. «Это моя футболка! Значит, Сашка говорил о той самой девушке, которая тут была в ту ночь со мной... Лена, кажется... Она приходила, это ее отравленная бутылка, она что-то хотела! Что?»
Быстрее молнии Виктор натянул на себя футболку, в коридоре сунул ноги в кроссовки и ломанулся из квартиры, прихватив кофту.


***

Парень, как мог, обживался на новом месте, проклиная судьбу и поминая разными словами брата, так ловко от него избавившегося. Раздался звонок в дверь, Александр удивился, кто мог вечером к нему пожаловать. Не успев открыть дверь, он отскочил под напором, а потом был припечатан к стене Виктором, держащим его за грудки и сверлящим синим взглядом.
- Что ты с ней сделал, отвечай, иначе…
- С кем, ты чего, Витя?! – Парень испуганно уставился на мужчину.
- С той девушкой, которая принесла бутылку. Говори!
- Да ничего, я ее пальцем не трогал, выставил за дверь и все.
Виктор сбавил обороты, чуть ослабив хватку.
- Точно?
- Т-т-точно.
- А теперь рассказывай, - он сильнее вдавил брата в стенку.
- Слушай, она сама пришла, сказала, что ждет ребенка. Но это точно не от меня.
- Ребенка? – Виктор задумался. Он понимал, что этого быть не могло, и если тут виноват братец, он за себя уже не ручается. – Если я узнаю, что ты ее хоть пальцем…
- Да нет, нет, точно, ты чего? – паренек испугался многообещающих огоньков в глазах старшего брата, сжатого кулака и злых желваков, катающихся на скулах. Но потом тот отпустил его, отступив чуть назад и озадаченно почесывая затылок.
- Бутылка…
- Она сказала, что ее тошнит, и выпила воды из этой бутылки. И забыла ее. – Видя, как в глазах брата что-то начало проясняться, уже смелее спросил. - Да что случилось-то?
- Не твое дело. Этой водой людей травят и прикрываются моим именем. Ладно. Пока.
Так же стремительно Степнов-старший покинул квартиру брата.

- 7 -

Лена сидела у стойки бара со стаканом яблочного сока, потягивая его из трубочки. Лера периодически отлучалась на танцпол, а Лена наблюдала за ней, удивляясь неугомонному темпераменту подруги. Несколько раз подходили мужчины, приглашали, но она оставалась за стойкой. Завозился мобильный, и на экране высветилось сообщение, что утром приедут родители. Подхваченная радостью, Лена взяла свой стакан, вскочила с места, устремляясь в толпу танцующих, чтобы обрадовать Леру. Не глядя, куда несется, она врезалась в широкую мужскую грудь, облив одежду яблочным соком. Бокал скользнул из рук к ногам, стукнувшись об пол и разлетевшись на мелкие осколки. Трубочка так и осталась, зажатой между губами девушки. Проводив взглядом последние брызги, осевшие на мужских брюках, она подняла голову и сразу потонула в глубине синих глаз. От неожиданности щеки вспыхнули, и до сознания донесся рассеянный, неуловимый знакомый запах. В непонимании Лена смотрела на мужчину и не понимала: сердцем чувствовала, что это он, но видела совсем не то, в то время, как, видя перед собой того, другого, который тоже похож, не могла точно сказать, что это он. Совсем запутавшись, она опустилась обратно на стул за стойкой, хрюкнув трубочкой.

- Простите, пожалуйста, - вздохнув, кивнула на пятно на футболке. На той самой футболке, которую она отнесла в тот дом… Мужчина присел на соседний стул, продолжая разглядывать ее. Ну, конечно, ОНА, та самая девушка, ее голос, ее волосы, ее лицо…

Лена терялась в своих мыслях и догадках, не знала, что говорить. Повернулась к бармену, кивнув, он подал еще один стакан сока. Она украдкой глянула на мужчину, но потом, подняв взгляд чуть выше, она вздрогнула: как в дурном кино, от входа протискивался в их направлении тот, первый, который ее встретил в прихожей и выставил из квартиры. Она снова захватила трубочку губами, отметив, как же сильно она хочет пить.
- Привет! – мужчина напротив повернулся, буркнув ответ. – Тебя-то я и искал. Витя, вот эта девушка приходила к нам. Что ты молчишь? – обратился к ней парень. – Скажи ему, зачем ты принесла бутылку?
- Саша, спасибо, я сам нашел ее, как видишь. - Мужчина рукой остановил парня, преграждая ему путь к девушке. Она переводила взгляд с одного на другого. Они похожи, но от этого ей казалось, что сходит с ума, потому что не помнит ничего.
- Я вспомнил, я ее привез домой, а потом она куда-то делась. А она с тобой ночевала что ли? – хохотнул тот, что помладше.
- Да, но это не то, что ты думаешь.
- Ага, конечно, я так и понял, и теперь она беременна…
- Она не беременна, это интоксикация от воды, которую она пила.
- Откуда ты знаешь, она…
- Я знаю. Саша, оставь нас, пожалуйста.
Кулемина даже рот открыла: они говорили, словно ее и не было рядом. Лена не могла поверить, что это происходит с ней.
- Зашибись. Я – шлюха… - она оттолкнула от себя стакан, поднимаясь. - Что вам надо от меня? А тебе я уже все сказала! – глянула она на парня, которого мужчина называл Сашей. Толкнула его плечом, проходя мимо. Не повернулась на протесты мужчины, пытающегося остановить ее. Расталкивая локтями посетителей, она быстро выбралась на улицу, где припустила бегом по улице, пряча слезы, размывающие очертания фонарей. Долго бежала, пока не успокоилась и не остановилась в каком-то дворе. Залезла ногами на скамейку, присела на спинку, переводя дыхание.

На плечи опустилась кофта, обдав теплом щеки. Лена боялась дышать. Зачем он пришел? Что хотел, разыскивая ее?
- Простите меня. Это все было глупо… а потом я запуталась…
- Это ты прости, что не сразу тебя искал. Хотел выкинуть из головы ту ночь…
- Это вы прислали цветы?
- Да.
- Красивые. Но я их выкинула.
- Ничего другого я и не ожидал.
- Зачем?
- Что зачем, зачем прислал, или что?
- Зачем искали меня? – она повернулась, ища взглядом его глаза. Нашла. - Секс — не повод для знакомства.

В голубых глазах метались искорки смеха. Он приблизился, прислоняясь к спине, обняв за плечи.
- Ты мне нужна. Никто, только ты, не умеет ТАК заниматься этим самым сексом, – прошептал, обдавая щеку дыханием. Почувствовал, как напряглась девушка, пытаясь освободиться.
- Я думала, что после этого... мужчины... в общем, им уже такая девушка не нужна, которая... ну... я даже имени вашего не знаю, а сама с вами спала...
- Вот именно.
- Что?
- Лена, ты просто уснула. Я с ума сходил, а ты так мило сопела мне в грудь. - Кулемина встала, выбираясь из его рук, отошла к краю скамейки и застыла там, непонимающе уставившись на мужчину.
- Уснула?
- Секс — не повод, а вот ты — самый железный повод! И еще, у меня есть веская причина, чтобы познакомиться. – Виктор обошел скамейку, приблизился и, сняв девушку со скамейки, аккуратно приложился губами к ее губам. Он помнил, как она умеет целовать, и от этих воспоминаний захотелось ее губ по-настоящему. Он провел рукой по спине и почувствовал, как она стала отвечать. Оторвались друг от друга, тяжело дыша. – Ты же не целуешься с незнакомцами. – Скорее утвердительно сказал, чем спросил. Заметив смех в глазах, представился: - Виктор.
- Лена, - склонив голову набок, посмотрела в сияющие синие глаза. Мужчина предложил ей руку, протянув ладонью вверх.
- Идем? - Девушка несмело поднесла свою, но остановилась, задумавшись.
- Куда?
- Сексом заниматься, - хохотнул Виктор.

Зеленые глаза загорелись яркими лукавыми огоньками. Она вложила ему свою ладошку в ладонь и пошла за ним.

Эпилог

- Витя, я беременна!
- Что – ОПЯТЬ?! Ну, нет, Кулемина, на этот раз я должен точно знать, а то с тобой даже обрадоваться толком не получается! Сразу обламываешь!
- На этот раз мне доктор сказал, и ты, Степнов, можешь теперь спокойно радоваться!
- И на этот раз причина – не отравленная вода?
- Нет. Другая…
- Дай угадаю… - он пробрался под майку руками, накрывая совсем еще плоский животик ладонями, и, отодвинув волосы, прикусил ушко. Руки двинулись ниже. – Эта причина?
- Угадал! – Лена развернулась к нему и впилась в губы, крепко обнимая за шею...

КОНЕЦ

Я уже и не надеюсь, что она закроется когда-нибудь :)

Спасибо: 61 
Профиль
Straus





Сообщение: 4074
Настроение: Без тебя не могу... нельзя нам врозь...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.11.11 19:50. Заголовок: Больница на окраине города


Автор: Straus
Название: Больница на окраине города
Рейтинг: R
Пейринг: КВМ
Жанр: Romance, OOC, AU, Angst
Статус: окончен


Дисклеймер: не отходя от "своей" темы, той, что, видимо, мне неплохо удается, решила преподнести скромный подарок огромному поклоннику этой моей слабости в творчестве - Дольке. Доля, спасибо тебе за преданность, за честность и за то, что ты всегда рядом, хоть и далеко.
Это твой подарок, он немного запоздал, потому что я хотела его сделать особенным. Не знаю, судить тебе, получилось ли. И еще - очень хочу от тебя не просто комментария, а чего-то более полного и развернутого. (на рецензию намекаю... )

В общем, судить вам, ДЕВОЧКИ!
Жду всех в теме: http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000242-000-140-0-1320956577

forget-me-not, огромное спасибо за самую быструю в мире премодерацию

Vies, от тебя жду рецензию, ты обещала!
Феникс, мой консультант и вдохновитель, отдельное тебе спасибо!

Ну, и еще небольшой оффтоп, ОБЛОЖКА!!!




Спасибо: 24 
Профиль
Straus





Сообщение: 4075
Настроение: Без тебя не могу... нельзя нам врозь...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.11.11 19:51. Заголовок: Глава: КАПЛИ КРОВИ ..


Глава: КАПЛИ КРОВИ

Стеклянные двери холла больницы на окраине города разъехались в стороны, как только к ним приблизился высокий темноволосый мужчина с ребенком на руках и быстрыми шагами проследовал в приемный покой. В волосах блестел снег, словно окрашивая голову сединой, и было сложно сказать, сколько ему лет, однако сосредоточенное лицо и пронзительные синие глаза с внимательными лучиками морщин вокруг создавали впечатление жизни и движения и не могли принадлежать старцу, но человеку, видевшему жизнь во всех ее красках и оттенках.
- Помогите, девочке плохо! - Голос хрипел от бега с тяжелой ношей по морозной улице и то и дело сбивался на шепот. - Прошу вас, помогите... она задыхается...
Подоспевший персонал больницы помог уложить ребенка на каталку, кто-то раздевал, кто-то замерял пульс, подключал какие-то приборы. Мужчина стоял у каталки, держал маленькую ручку и растерянно шептал, что он рядом.
- Что произошло? Вы отец ребенка? Имя? Адрес? - прислушиваясь к дыханию девочки, задавала вопросы кудрявая молодая девушка в белом халате, помогая коллегам заполнить карту.
- Сегодня Маша себя плохо чувствовала, мы не могли понять, из-за чего, поехали к врачу, а в машине она... начала задыхаться...
- И вы приехали к нам? Так далеко? Это же самый край города. Вам ближе было в районе, зачем рисковать...
- Нет, нет, там уже все нас знают, никто не может сказать, что с ребенком. - Отчаяние в синих глазах затапливало и саму докторшу, как только она поднимала взгляд на мужчину.
- Девочка находится под наблюдением специалиста, у нее есть какой-то диагноз?
- Да нет, вроде, - развел руками мужчина.
- Вы привозите ребенка с приступом и говорите «вроде»?! - возмутилась блондинка.
- Но я... к сожалению, пока не очень хорошо знаю историю болезней Маши...
- Чтобы облегчить ей дыхание, я должна ввести препарат внутривенно, так как мне узнать, нет ли у ребенка аллергии на его компоненты? – Докторша наседала, вперившись взглядом в растерянного папашу, - смена выдалась не из легких, но и он чувствовал, что она права.

Явно расстроенный брюнет зарыл пальцы в волосы, не зная, куда деть руки. Шаг влево, два право, вернулся назад. Вновь синие глаза устремили свой свет на ту, в чьих руках сейчас была жизнь его ребенка.
- У меня есть ее личное дело из детского дома.
- Давайте хоть его, надеюсь, там указывают основные данные.
- Да, да, у нас с этим строго, должно быть там указано, - уже убегая, проговорил он.

Пока медперсонал занимался девочкой, мужчина сбегал в машину и принес папку с документами. Через полчаса уже прошли основные симптомы, и девочка немного успокоилась, теперь мирно лежала в приемном и держала мужчину за руку.
Быстро перелистывая типовые формы в папке, врач говорила какие-то слова медсестрам, что-то помечающим на листках. Затем все куда-то разошлись, сказав, что скоро им подготовят палату и придет лечащий врач.

Время медленно ползло, и казалось, что прошла вечность: он стоял, затем присел на скамейку, сжимая маленькую ладошку в своей. Девочка искала глазами поддержки, кого-то знакомого, и он чувствовал, что ей больно и страшно. А врачи, казалось, и не торопились. Поглядывая на стрелки часов, мужчина постепенно терял терпение. Вскоре он поднялся и принялся ходить по коридору, пытаясь понять, где все люди в белых халатах, которым положено было заниматься своим делом — лечить людей. Несколько таких же, как он, пара прошедших мимо санитаров, и все, в коридоре не было ни души. Вечер стремительно вмешивал в серые сумерки черноту, и вьюга еще могла выбелить кое-где цвет неба, но тем и темнее казалось из-за проносящихся и исчезающих россыпей снежинок. Он отошел от окна, развернулся в тот момент, когда в дверях появилась высокая худая фигурка, на ходу быстро стаскивающая длинный шарф, стряхивающая с волос крупу снега, толстым слоем укрывающую челку и блестящую на ресницах. Пронзительный зеленый взгляд искрился возбужденным светом. Когда мужчина смог выпутаться из его теплого плена, он заметил, что короткое пальтишко девушки было в крови, рука тоже, одна пуговица снизу расстегнута, или ее попросту не было, сумка нараспашку, из нее торчали пакеты с лейкопластырями и бинтами. Он шагнул к ней.
- Тут вам вряд ли помогут, мы весь день ждем, но никого нет. - Мужчина развел руками. Потом указал на свое место на скамейке, приглашая ее сесть. - Давайте помогу, вы ранены?

Девушка смотрела на него, широко распахнув глаза, продолжая держать шарф чистой рукой. Синие глаза, полные боли, все еще могли греть, и ей было приятно в их власти. Тут ее все знали, и никто ни разу не предложил ей помочь, все только ждали ее помощи, она же лучший доктор в этой больнице на окраине города. Через мгновение, очнувшись от его голоса, она выглянула из-за его плеча, сделала шаг дальше, обходя его, крикнув в коридор:
- Мальчики, Лера, Зоя Семеновна! Где все?! - она отошла, оглянулась на мужчину, еще раз поймав его взгляд. - Подождите, сейчас, - почти одними губами сказала. Брюнет так и стоял, ловя последние ее волны, обращенные ему. Хрипловатый голос звучал еще в сознании, сильный, но такой доверчивый, теплый. Она прошла глубже по коридору, но он слышал каждое ее слово, чувствовал каждую нотку интонации.
- Лена?! Что случилось?! - Вышедшая из-за поворота женщина средних лет ахнула, приложив руку к губам. - Лена, ты ранена? Степа, Миша! Быстрее!
- Да нет, нет, я не ранена, там у человека ранение, я его смогла только до дверей дотащить, - успокаивала она женщину, махнув в направлении входа. Мимо уже пронеслись санитары с носилками. - Лера! Почему у вас столько народу в приемной?! Что тут произошло?
- Лен, ты не знаешь? - в коридоре появилась та самая кудрявая блондинка в белом халате.
- Что я должна знать? - девушка растерянно оглянулась, и мужчине показалось, что она даже побледнела. - Что произошло... Да говорите же, наконец!
- В кафе «у Ильича» взрыв был.
- Как взрыв? Кто-то пострадал? Что с Рассказовым? - девушка растерянно переводила взгляд с одной на другую.
- Да сам он нормально, пострадавших много. Там свадьба была... Лен, ты в крови вся! Ты что, тащила кого-то? Тяжело же! - подруга только заметила кровь, как и то, что девушка еле стояла на ногах.
- Ерунда. Это там человек мне встретился. Видимо, тоже оттуда, ребята с носилками уже за ним ушли.

Разговор стих в поворотах коридора, и мужчина вернулся на свое место у каталки девочки, которая мирно посапывала, убаюканная голосами, лекарствами и свежим воздухом. Промаявшись полдня в коридоре, мужчина решил все же узнать, почему Машу еще не отвезли в палату, почему нет диагноза и ребенком никто не занимается! Он решительно ступил в тот самый коридор, направляясь вслед за белыми халатами, скрывшимися в лабиринте поворотов уже довольно давно. Ступая по чистому полу коридора, он миновал пустой стол диспетчера, где тихо трещал телефон. Прошел дальше, вывернул из-за угла. Та самая девушка, которая пришла последней, теперь в белом халате сидела на подоконнике, поставив ноги домиком, глядя в окно на улицу. Вторая, кудрявая, видимо, ее подруга, что-то тихо говорила, боясь нарушить покой сестрички на посту, положившей голову на сложенные на столе руки.
- Что тут у вас, вообще, происходит? - Мужской голос пророкотал в белоснежных сводах коридора, от чего вздрогнули девушки, постовая сестра вскочила, устремляя взгляд на неожиданного возмутителя спокойствия. И только та, что сидела на подоконнике, не повернулась. - Там ребенок умирает, а вам все равно? Мы весь вечер в коридоре, она мучается! А вы! Да я жаловаться на вас буду!
- Мужчина, успокойтесь, тут палаты. Не кричите, больных разбудите. - Молодая медсестра хотела подойти к разбушевавшемуся мужчине, но тот отскочил от нее.
- Не подходите! Лучше ведите меня к вашему главному! Пусть знает, что тут у вас творится! Беспредел!
- Подождите, что вам надо? Мы дали ей необходимые препараты, сейчас оформляются все документы, вас скоро переведут в палату...
- Почему она одна? Всем плевать! Одна спит, другие лясы точат!
- Да вы... Как вы смеете! - хватая ртом воздух, кудрявая докторша приготовилась возразить, да покрепче, но тут на плечо легла ладонь. Девушка посмотрела в глаза коллеге и кивнула в ответ на какое-то слово шепотом.
- Я займусь ими, только карту принеси мне. - Это была она, но совершенно в другом облике, сильная, уверенная, даже гордая и снисходительная. Хрипловатые оттенки голоса, опущенные плечи и даже какая-то усталость в жестах, но ни намека, что ей самой тоже от чего-то тяжело. Быть может, что-то случилось, а может, просто внутреннее, тоска или горе какое. - Идемте, сейчас выясним, что там у вас. - Она жестом приглашала его пройти по коридору, но он упорно не хотел подчиняться.
- Кто вы, и почему... - Она остановилась ровно напротив, глядя прямо в глаза, пытаясь дать так отпор.
- Меня зовут Елена Кулемина, я старший сегодняшней ночной смены, и, скорее всего, буду лечащим врачом вашей дочки. - Все же она двинулась вдоль коридора, и он вынужден был послушно идти следом. Она шла, на полшага опережая его, показывая и так известную ему дорогу.
- Так значит, вы поощряете такое отсутствие дисциплины, покрываете этот хаос... - не унимался мужчина.
- У нас каждый выполняет свою работу и отвечает за это головой. Все заняты своими делами. А те, кто уже справился со своими обязанностями, может отдохнуть. Поверьте, это у нас так редко случается. Очень мало персонала.

Мужчина задумался. Ее голос успокаивал. Искренность и откровенность не позволяли усомниться в ее человечности по отношению к коллегам, а то, что он видел в первые минуты их знакомства, говорили об обостренном чувстве долга. Убаюканный ее спокойным тоном, уставший от ожидания, от переживаний, он верил ей, и мозг посылал тонкие импульсы, что можно уже расслабиться.
- Вы не представились. - Девушка остановилась у каталки, где спала Маша, склонила голову набок, весело вспыхнув глазами, посмотрела на мужчину. Тот растерялся и поспешил исправиться.
- Простите, Виктор Степнов, - протянул руку, смутившись. - Я думал, вы в карте увидите.
- Увижу, но позже. А это милое создание? - она посмотрела на ребенка.
- Маша.
- Очень приятно познакомиться. - Она улыбнулась, заражая своей улыбкой и его. Он и сам не заметил, как увлекся ею, хотел быть рядом с ней, если нужно, то охранять, ведь она только с виду сильная, а на деле — девочка еще. К ней подошел паренек, передал карту и кивнул. Она листала и говорила. - Мы пока понаблюдаем, какова реакция на препараты, что за симптомы будут, а потом уже решим, от чего и чем лечить. - Она взялась за поручни каталки и мягко толкнула ее по коридору. Теперь она уже точно знала, что не такой уж этот мужчина страшный, как могло показаться сразу. Просто он вспыльчивый, да и перепугался за ребенка. – Нужно еще много анализов взять, а пока она спит, не буду ее тревожить, к утру уже что-то будет готово. А вы пока можете тоже отправиться домой. До утра вас не пустят к ней, процедур не будет, а я за ней понаблюдаю. Идите, отдыхайте, вы вымотались.
- Нет, все в порядке, я там подожду, в приемной. - Мужчина махнул рукой в сторону холла. Лена вспомнила, что гостиница с утра была забита, она узнавала, потому что нужно было разместить родственников пациента из онкологии. Тогда он будет всю ночь сидеть на стульях. Она мысленно вздохнула. А завтра бой: анализы, диагнозы, процедуры, вопросы и многое без ответов на несколько дней.
- Виктор, завтра сложный день, нужно отдохнуть. Вы ей понадобитесь. - Елена серьезно посмотрела в глаза мужчине.
- Я могу и в машине переночевать, если тут нельзя. - Значит, и правда, в гостинице нет мест.
- Можно. - Доктор кивнула.

Мужчина помог вкатить каталку в палату, помог переложить девочку на кровать, поблагодарил доктора и присел на стул, поставив его около кровати. Маша спала.
- Они такие ангелочки, - прошептала Лена, наблюдая, как он держит ручку в своих широких ладонях. - Так больно видеть, как они мучаются. Просто невыносимо. Ладно, сам уже, а они-то чем заслужили это...
Мужчина молча кивнул, грустно глядя на спящую девочку. Долго молча сидели. Он понимал, что по правилам нельзя ему тут находиться, если кто увидит, ее накажут.
- Спасибо вам, Елена, - он поднялся. - Я лучше в коридор пойду, а то вам достанется.
Она благодарно кивнула уходящему мужчине, оставшись на какое-то время с маленькой пациенткой.

Спасибо: 42 
Профиль
Straus





Сообщение: 4081
Настроение: Без тебя не могу... нельзя нам врозь...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.11.11 10:14. Заголовок: *** Сонное холодное..


***

Сонное холодное помещение встретило ее послеполуночной темнотой. Как она и предполагала, мужчина сидел на железном стуле, вложив руки в рукава, нахохлившись, дремал, вытянув ноги. Она улыбнулась: «Чуть ли не весь коридор занял». Присела рядом: «Как его разбудить?» Потрогала по руке. Не помогло. Провела еще раз от плеча до локтя. Да, первый сон самый крепкий, да еще и после таких переживаний. Коснулась пальчиками щеки, потом ладонью, мягко проводя вниз. Отдернула руку, лишь только дрогнули веки.
Открыл глаза, сразу же снова попав в плен ее глубокого взгляда. Завозился, разрывая путы собственных одежд и невольно - ее тепла.
- Пойдемте, отдохнете, хоть спину выпрямите.
- Постойте, вы сказали, что вы с Машей будете всю ночь.
- Не переживайте, у нее Лера сейчас, а потом я сменю ее. А сейчас идемте.

Она понимала, что человек спросонья туго соображает. Она вышла на улицу, пытаясь руками удержать полы пальто там, где не было пуговицы. Виктор тоже поднял воротник.
- Тут недалеко, два поворота, и мы пришли.
- Куда мы идем?
- Ко мне. - Мужчина остановился.
- И вы не боитесь?
- Есть чего бояться? Вы меня обманете?
- Нет, конечно, но...
- Шагайте, а то замерзнем. - Девушка повернулась и поспешила вперед, а Виктор покачал головой. Неужели не боится, а вдруг попадется какой-нибудь придурок... мысли путались, но он следовал за бесстрашной девушкой. Правда, он не знал, что ждет его там. - Не переживайте, я вас положу спать, а сама вернусь к вашей дочке.
- Но вы же сказали, Лера, кажется...
- Это мой пациент, и никто не должен это делать. Просто она решила помочь мне.
- Это ваша сестра?
- Почти. - Улыбнулась девушка.

Оставив мужчине телефоны, написав на бумажке что где лежит, она пообещала утром прийти после смены, чтобы проводить его в больницу. Теплое одеяло и мягкая подушка сделали свое дело — Виктор провалился в крепкий сон до самого утра.

***

В белоснежном кабинете сидела такая же белоснежная девушка и читала исписанные белые листы карты пациента. Открылась дверь, впуская в кабинет мужчину также в белом. Темный волос жестко контрастировал с цветом кабинета.
- Игорь, результаты готовы? Мне срочно нужно знать, исключить или все-таки что-то есть. - Мужчина опустился на стул. Он не сделал еще анализ. Результатов не было, и прогибаться под нее он не собирался — уже полгода они друг другу только коллеги. Прекратила это Лена, и Игорь теперь был очень зол, хотя и понимал, что огромного чувства не было, но ведь неприятно, когда тебя кидают, тем более, с ней тут, в больнице он всегда был под прикрытием, но и развлекаться ему она не мешала, потому что была с головой в работе.
- Да нет там ничего, Кулемина. - Он закинул ногу на ногу, покачивая ботинком.
- Это ответ, или предположение?
- Это ответ.
- А где тогда распечатка. Мне ответ нужен срочно, нужно лечение начинать.
- В лаборатории заберешь.
- Хорошо. - Девушка поднялась, сложила карты, зажала их под мышкой и направилась на выход.
- И все? Просто «хорошо»? А поорать, сказать, какая я скотина?
- Ты и сам все знаешь, а мне — плевать! Пока, Игорь.

Выходило, что, если ответ отрицательный, то все намного проще, антибиотики и большинство препаратов уже действуют, их нужно просто продолжить. Это вселяющий оптимизм факт. Лена пробежала по коридорчику, завернула в лабораторию и стала копаться в куче бланков анализов. Прошли коллеги, поздоровались, потом пробежала Лера, сказав, что ждет Кулемину в ординаторской на кофе. А Лена пролистывала бумаги. Ну, нет анализов девочки, хоть убей. Она позвала лаборантов и попросила отыскать в компьютере результаты. Девушки переглянулись, затем посмотрели на старшего, Стаса. Тот внимательно просканировал прищуренным глазом Лену.
- Лен, Гуцул ничего не приносил. Забора на этот анализ не было.
- Стасик, этого не может быть! Посмотри, пожалуйста, может, ты забыл, глянь, это срочно, у меня каждый час на кону... - Тем временем Стас Комаров перерыл всю базу, девочки перепроверили пробирки.
- Лен, нет ничего, - покачал головой он.
- Как же так? - Паника сменилась отчаянием. Это еще несколько дней ждать, пока придет ответ. - Я должна исключить это и начинать лечение, либо...
- Лен, не расстраивайся, послушай, тебя спасут два дня? Я завтра сам еду в город, могу лично отвезти кровь. Давай сейчас подготовим... Ты же знаешь, у меня там Алина работает, я к ней обращусь... - Стас положил руку на плечо, заглядывая в глаза.
- Да. Быстрее все равно не получится. Спасибо, Стасик!


Спасибо: 36 
Профиль
Straus





Сообщение: 4091
Настроение: Без тебя не могу... нельзя нам врозь...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.11.11 19:11. Заголовок: Глава: ОТРИЦАНИЕ Ле..


Глава: ОТРИЦАНИЕ

Лена вошла в палату Маши. Девочка уже не спала и внимательно рассматривала доктора.
- Доброе утро, - улыбнулась она. Девочка продолжала смотреть на нее зелеными глазами.
- Здравствуйте. Вы мой врач?
- Да. Меня зовут Елена. А тебя?
- Маша. А где Витя? - Она и не знала, что так здорово звучит его имя, когда со всей любовью его произносят.
- Он скоро придет. Он всю ночь тут был, переживал за тебя. А сейчас пока не пускают, многие пациенты еще спят. - Девочка тоже заулыбалась. - Ты мне расскажешь, что случилось, почему папа тебя сюда привез?
- Мне было больно вот тут, в груди, - Маша приложила кулачок чуть ниже горла. Лену, словно ушатом воды окатило. Несколько секунд она не могла пошевелиться, не смея верить во все это. «Значит, мне не показалось, не зря я насторожилась...» Рано еще выводы делать, но если ребенок точно описал симптомы – жизнь девочки в опасности. - А потом стало тяжело дышать, но мы уже тогда ехали на машине. Витя сказал, что нам нигде не помогут, если не в дальней больнице. Вы же меня вылечите? Я не хочу болеть, чтобы он волновался.
- Мы постараемся, Маша. Но для начала нужно узнать, что у тебя в груди мешает дышать. Для этого мы возьмем у тебя кровь, а потом мы поедем в процедурный, будем фотографировать тебя.
- Не надо, я не красивая. - Лена даже остановилась.
- Кто тебе такое сказал?
- Девочки в детдоме. Они дразнили меня, говорили, что Витя удочерит меня только из жалости.
- Да сами они такие! Не обращай внимания, ты красивая, а вырастешь — будешь еще лучше, они просто завидуют. Смотри, какие у тебя глазки.

Лена взяла с тумбочки зеркало и присела на край кровати. Грустные зеленые глазки, совсем не как у отца, были больше серого цвета, но Лена знала, стоит развеяться тучам болезни, и свет солнцем заиграет в глазах, открывая настоящий их цвет. Маша немного успокоилась, перестала стесняться и рассказала о жизни в детском доме, откуда ее забрал Виктор Степнов полгода назад. Пришла Лера, и вот тогда Маша смогла по-настоящему улыбнуться. Сегодня не было болей, а Лера имела такой заводной характер, что могла любого вывести из депрессии, а уж тем более, развеселить ребенка.

Лена попросила подругу побыть с пациентом, а сама отправилась за отцом девочки к себе домой. Тихонько открыв дверь, она ее аккуратно закрыла, повернула замок. Тихо, чтобы не разбудить Виктора, она поставила сумку на пол и стала стаскивать с ног сапоги. Чуть не подпрыгнула от испуга, когда сзади раздалось сонное «Доброе утро!» Девушка повернулась и заставила себя не улыбнуться при виде мужчины. Взъерошенный волос, сонные глаза и какая-то извиняющаяся улыбка, словно ему стыдно. Такой милый, домашний, заспанный.
- Вы уже встали. - Девушка кивнула и расстегнула куртку, которую Виктор помог снять и повесил на вешалку. Лена была благодарна ему за то, что избавил ее от необходимости идти в спальню и будить его. Как она его должна была разбудить, если бы он еще спал — вдруг бы голоса он не услышал, и тогда нужно было снова прикоснуться к нему. А это, поняла она, начинало ее беспокоить.
- Елена. Спасибо вам за доброту и за гостеприимство, но я всю ночь корил себя, что согласился на ваше предложение, это неправильно по отношению к вам. Простите, я не подумал...
- Что-то произошло? Виктор, что случилось?
- Да нет, нет, я не должен был оставаться у молодой девушки на ночь... Я не подумал сразу, простите...
- Я не девушка, я врач, и каждый бы поступил так же на моем месте, о чем вы, Виктор?
- Спасибо вам огромное, Елена. Я через минуту соберусь.
- Странный вы. - Пожала она плечами.
- Не странный, я мог вас скомпрометировать, мог кто-то прийти, а тут я. - Донесся голос из комнаты. Лена ответила ему громко, чтобы он услышал ее, удаляющуюся на кухню.
- Виктор, если только вас это могло скомпрометировать, то это другой вопрос. А я никого не жду.

Через минуту мужчина появился в дверях кухни в полном сборе. Лена готова была поспорить, что и кровать была застелена.
- Садитесь завтракать. Не весть что, я редко дома завтракаю, но... - она развела руками. Поставила две кружки на стол. Мужчина втянул запах носом. Да, а не ел он уже почти сутки.
- Да... я бы...
- В столовке на завтрак каша манная. Лично я ее не ем.
- Почему? - Мужчина умостился на стуле и благодарно улыбнулся.
- В ней нет ничего полезного.
- Вы рассуждаете как врач. А я не ем, потому что не люблю. В детдоме отвратительная манка. - Он сморщил нос. Лена смотрела, как он прячет взгляд в кружке, а потом перестала смотреть — это становилось опасно, он ей нравился, она поняла это. - Я готов.

Его голос прервал ход ее мыслей, и она снова подняла на него глаза. Он словно тут и был, а потом уехал надолго и только теперь вернулся. Какой-то внутренний ток горячо пульсировал в груди — от самых левых ребер до правых, и назад, подкатывая к горлу. Обычно в такие моменты хочется смеяться, прыгать, а тут такое чувство, что этот жар не должен вырваться. Почему — она еще не поняла, но точно знала — еще не время.
- Тогда идем. - Подхватила с вешалки длинный шарф, перекинув через шею, запрыгнула в теплые сапожки.

***

Когда в палате появилась Лена, а за ней вошел отец девочки, Лера невольно улыбнулась – такой сияющей она подругу давно не видела.
- Елена Никитична, можно вас на минутку. – Пока маленькая пациентка радовалась приходу отца, подруга вытащила Лену в коридор.
- Что это было, Лен? – она покосилась на дверь палаты.
- Что? О чем ты?
- О Степнове. – Лера воткнула руки в бока.
- Да ничего, Лер, просто... он хороший человек, и с ним рядом как-то спокойно.
- Да уж, я заметила. Лен, ты снова привязываешься к пациенту… предупреждаю, они вылечатся и уедут. – Лера пыталась заглянуть в глаза подруге, но это было не так просто.
- Да знаю я все, Лер, не переживай, я уже большая.
- Ладно, Ленка. Ты придешь ко мне сегодня?
- Приду, чуть позже. – Девушки разошлись в разные стороны коридора.

***

- Ленка, и чего ты переполошилась из-за этих ответов? Что с тобой происходит? У тебя давление скачет. – Лера отстегнула липучку тонометра с руки Кулеминой.
- Давление – это временное, пройдет. Я не могу спокойно давать ребенку препарат, зная, что он может усугубить ситуацию. В случае, если тут не просто аутоиммунное, это вообще противопоказано.
- Лен. Шанс – один на сотню.
- Лера, но он есть. Я всю ночь за ней наблюдала... Ты же знаешь, раньше мне могло и показаться, потому что это в мозгу сидит навязчивой идеей, но сейчас все вполне реально, это не моя паранойя, это похоже на все, что я столько времени изучаю.

Спасибо: 28 
Профиль
Straus





Сообщение: 4092
Настроение: Без тебя не могу... нельзя нам врозь...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.11.11 19:24. Заголовок: Еще немного, и она у..


Еще немного, и она уже не сможет по столько работать. Врожденное заболевание с каждым годом сильнее дает о себе знать. Полгода назад кружилась голова, и Лена теряла сознание по три раза на дню. Лерка думала, что подруга беременна, и ей с трудом удалось успокоить ее, что причина в другом. Не могла она сейчас сказать ей, что осталось недолго. Дальше будут приступы, как у девочки. Лена молила Бога, чтобы она ошиблась с диагнозом маленькой пациентки, но это было бы возможно, наблюдай она со стороны. А когда на себе испытываешь это, то в каждом чихе ребенка подозреваешь самое страшное. Ежегодные вылазки на море на две недели в сентябре подпитывают организм на некоторое время, но потом, во время холодов, появляются новые сюрпризы. Эта зима наступила, вроде, относительно спокойно, и до сих пор не было рецидивов. Но Лена не спешила радоваться. Одного только боялась – что лучшая подруга не выдержит такого удара. А сказать ей придется, да и все она увидит скоро сама. Лена знала, когда ждать обострения – начинало ломить косточки. Все до единой болели, сводя с ума. Препараты облегчали страдания, но ненадолго. Да и все способы лечения, доступные тут, давали только временный эффект. По этому поводу много литературы изучено, есть хорошая методика, но о ее стоимости Лена даже думать боялась, а уж о том, чтобы что-то сделать тут, в больнице – и речи не было. Может, где-то в платных дорогих клиниках и внедрят когда-нибудь что-то подобное, то все равно лечиться там смогут единицы.

***

Девушка в белом халате вышла в коридор. На скамейке сидел мужчина, погруженный в свои мысли. Ожидание хуже самой казни, а он не знает даже, чего ждать. Быть может, ему станет легче, если это ожидание примет хоть какие-то очертания. Но как ей теперь сказать ему «легко не будет, жди самого страшного»? Это очень сложно, гораздо легче, если ты не знаешь человека, ты оставляешь его одного с этим - такая у врачей профессия. А тут, теперь, после того, как она сама слишком близко его рассмотрела, подпустила и с того момента, когда его жизнь ей стала небезразлична... как сказать, став для него палачом. Но надо, надо сделать это, ведь так, когда знаешь врага в лицо, ты можешь оценить свои шансы против него. Так и тут – чем ты владеешь против этой болезни, от этого и зависит исход. Не во всем, во многом. Но, внутренне готовясь сразиться с невидимым врагом, лучше представлять его размеры и возможности.

Увидев девушку, мужчина с надеждой выпрямился, потом поднялся ей навстречу. Словно обезоруженный, он все равно смотрелся со стороны не жалостливо, не слабо, а имел какую-то внутреннюю броню, стальной каркас, который не даст ему согнуться. Это видно, это прописано в глазах. Невозможно красивых, сияющих, даже, когда они источают грусть.
- Виктор, мне нужно поговорить с вами. Пройдемте в кабинет. - Мужчине не очень понравился тон, каким говорила доктор Кулемина.
- Виктор... я имела возможность наблюдать за девочкой довольно долго. Я надеялась, что все не так, но некоторые симптомы дают основание полагать, что у Маши сложное заболевание. Я не могу утверждать точно, еще нужно дождаться результатов анализов, но... даже если это не так, то лечение будет сложным… - Девушка говорила торопливо, словно стараясь обогнать его мысли, успеть сказать слово раньше, чем он сделает неверный вывод, чем разобьется надежда. Мужчина, до которого не сразу дошел смысл сказанного, теперь удивленно смотрел на докторшу.
- Что вы такое говорите!
- Виктор, я не утверждаю точно, все может быть, но то, что я уже получила — само свидетельствует о том, что мои догадки...
- Послушайте, давайте дождемся результатов...
- Да, конечно... я хотела предупредить, немного ослабить удар, если...
- Что? Когда с ребенком все плохо, что может ослабить... у вас нет детей? - Как ледяные иголки хлестнули по сердцу - стремительный взрыв огня в глазах напротив. «А что остановит эти часы, которые крутят время вспять, отсчитывая минуты до конца, напоминая, что еще пара кругов, и не нужна будет никакая правда и кривда, лишь бы только заглушить эту боль! Когда не знаешь — живешь, словно еще впереди будет шанс что-то переделать, а стоит узнать, и каждый миг — на вес золота, каждый вздох и каждый взгляд близких, как глоток свежего воздуха в жару. И не нужен точный диагноз, и не нужно ничего, даже отец рядом, даже родная кровь не в радость. И ей — каково знать, что ничем не можешь помочь еще одному такому же несчастному существу, который по ошибке оказался с такой же проблемой; вот что страшное — не иметь шансов. Как остановить это? Никак. Да и стоит ли? У каждого свой путь, каждый заканчивает его раньше или позже, и, наверное, где-то ведется учет, все ли успел он сделать».

- Да, да, вы правы, но все же...
Мужчина поднял голову, словно не желая слушать. Закрыл глаза и опустился на диван. Лена подавленная стояла у своего стола. Ее трясло так же, как и колотилось сердце на протяжении этого разговора.
- Виктор... поверьте, я бы очень многое отдала, чтобы это все было ошибкой, но... мы, врачи, вынуждены смотреть правде в глаза, чтобы был шанс спасти от настоящей беды, а не тешить себя тем обманом, которым мы пытаемся заменить реальность. Простите, но вы должны были это знать.
- Не надо... Молчите...

Лена поджала губы и потихоньку вышла из кабинета, пройдя аккуратно мимо мужчины, уткнувшегося лбом в кулаки. Ему нужно побыть одному и как-то принять эту информацию. Не сразу, но она уляжется, либо отвергнется, замененная розовым призраком мнимого благополучия. Она не знала, каким будет его решение, но она его должна будет принять, иначе никак. Тут она бессильна. И от этого зависело – разочаруется ли она в очередной раз, либо укрепится в своих чувствах. Она это точно знала.

***

Ночью Лене не спалось. На душе было так гадко. Она ждала, когда Виктор обдумает все и примет какое-то решение, но станет ли ему легче от этого? Вряд ли. Лена забралась с ногами на подоконник, взяла в руки большую кружку с мятным чаем и стала смотреть на снег. Набрала на телефоне номер подруги. Колебалась, но все же решила, что стоит.
- Лер, что нового?
- С девочкой все в порядке. Не переживай, чуть что – и я позвоню. – Лера не сразу ответила, вслушиваясь в голос Лены.
- Хорошо. Я переживаю за нее… - На некоторое время повисло молчание, Лена не решалась спросить.
- Лен. Ты хочешь знать, тут ли Виктор? Его нет. Он давно ушел, наверное, в гостинице места появились.
- Ясно. Спасибо тебе, Лерик.

Словно задремала, ей стали казаться голоса. Словно мама что-то говорила, словно дед гладил по голове, как когда-то, кажется, совсем недавно. Словно отец ругал кого-то по телефону. Снег словно коснулся щеки. Вынырнула в реальность – уснув, она прильнула щекой к окну. Приложила пальчик к стеклу в том месте, куда только что села снежинка. Та не спешила таять. Лена перевела взгляд на улицу. На скамейке сидел мужчина, сгорбившись, подняв воротник пальто. Виктор. Тоже не спится. Все это ожидание рвет душу на мелкие брызги отчаянья. Лена понимала, что он чувствует, но была не согласна с ним, нельзя так убиваться, ведь есть целых две надежды – первая, что она ошиблась. А вторая… что где-то можно будет достать денег. Да, ничтожная, но есть. Мужчина не двигался. Снег аккуратно заботливо укрывал слоем за слоем своим покрывалом его плечи, голову, руки и пальцы. Лена закрыла глаза и вздохнула. «Было бы все по-другому – все бы по-другому было. А пока как есть». А она не может иначе. Хотя, может, Соня права, и она тоже имеет право на частицу тепла?

Так разрушилось все хорошее, что было в самом начале. Проще было, когда не было привязанности, не было попыток понравиться, поухаживать. Лишь только перейдешь невидимую грань между деловым общением, добавишь чуть-чуть личного отношения, и все — все наизнанку, в душе такой переворот, что дышать трудно. Вот зачем ночью позвала его, ведь, останься он в коридоре прошлой ночью, не было бы этого стеснения, не было бы переживаний по поводу того, что он подумает, что он почувствует сейчас, что он сделает, что, в конце концов, будет. Какая разница ей была до одного из тысячи проходящих по этим больничным коридорам, до того, кто ворвался в ее жизнь, устроив скандал, кто горел, а потом так покорно отступил к ее ногам, остался тлеть рядом под ее присмотром. Не просила этого, не хотела, не ждала, даже боялась. А теперь не может уже отвернуться, дав однажды надежду. Куда девать ей это пламя, если сама она скоро затухнет, и все забудется. Каждая его вспышка опаляет ее, заставляет этот миг жить, а потом, лишив себя, лишь существовать под гнетом собственного несовершенства, не умеющую полыхать так же. Зачем она нужна рядом ему, его силе? Чтобы подавлять? Он не понимает, что ему от нее не будет помощи, со временем она сможет только брать, а отдавать уже не сможет. Он не понимает, а она видит это, но прекратить это уже не в силах. Не нужно было поддаваться сразу его жару, отойти и не вмешиваться, но разве она могла? Разве можно пройти спокойно, не залюбовавшись игрой откликов пламени отчаянья в синих глазах. Нет. Никогда.
- Никогда. - Вздохнула, накинула куртку, сапожки на босу ногу и открыла дверь. - Мне нужно, чтобы вы были сильным. Ради дочери. Ради меня...


Краем сознания Виктор понимал, что не имел права так разговаривать с Еленой. Они отвечают за жизнь дочери, а он… обидел ее. Знал, что теперь не смеет надеяться на прощение, но все равно пришел к ее дому, даже не зная, может, она в больнице, но почему-то тут дышится легче, и именно от осознания того, что он сможет извиниться. Пусть, она уже спит, но он будет тут сидеть до тех пор, пока не станет легче. А без нее это невозможно, а потому он дождется ее. Она, конечно, поймет, быть может, простит, но ему сейчас так гадко на душе. Ни снег за шиворотом, скатывающийся талыми каплями по шее, ни порывы ветра, неприятно пролезающие под одежду, не могут сравниться с тем холодом, что сейчас внутри. Зачем пришел сюда? Быть может, ему легче тут, зная, что рядом тот, кто поддержит. Он видел силуэт в окне, наверное, все-таки ее, и даже показалось, что она мысленно с ним, потому что смотрит и наверняка думает о том же, что терзает его. Легче так сидеть рядом и на огромном расстоянии, разделенным снегом, дышать в унисон, думать об одном, пусть даже и быть далеко. Вдвоем, но по-своему одиноким. И эта боль, постоянным гулом поселившаяся в сердце, словно выталкивала все остальное — совесть, терпение, внимание и сострадание к другим, оставляя только чувство собственного бессилия, жалости к себе, эгоизма и предательской слабости. А еще ненависти к себе за это ничтожное малодушие.

Вздрогнул от неожиданности, когда плеча коснулась легкая ладонь. Поднял голову, всматриваясь в глаза. Грустные. Он поднялся. Девушка развернулась и пошла к подъезду, ведя его за собой за какую-то невидимую струну, что натянута между ними, которая не рвется, но и не дает приблизиться, быть рядом. Он просто знал, что надо идти, надо заставить себя шагать, - механически переставлять ноги, и шел следом.

Лена не смотрела на него, молча привела домой, повесила пальто на вешалку, уложила мужчину на диван и погладила по голове. Хотелось сказать, поблагодарить ее, попросить прощения, но усталость и внутреннее напряжение сдавливали горло. Приказав жестом ему молчать, она не убирала руку с головы, перебирая упрямые волосы, пока Виктор не задышал спокойно, прошептав перед этим «спасибо».


Спасибо: 29 
Профиль
Straus





Сообщение: 4093
Настроение: Без тебя не могу... нельзя нам врозь...
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.11.11 19:29. Заголовок: … - Доброе утро. - ..




- Доброе утро. - Уголки губ чуть дернулись вверх, но внимательный синий огонь глаз не потеплел.
- Доброе. - Девушка поставила кружку перед мужчиной, приготовила необходимое и ушла в комнату, тихо сказав «приятного аппетита». Как ни пытался он поймать ее взгляда, ему не удавалось, а на его вопросительные «Лена?..», она только отвечала «Что?», и не слушала, погруженная куда-то внутрь себя.
- Вы не ели ничего.
- Не хочу.
Только на входе в больницу она мельком глянула в лицо, попрощавшись, отправилась по своим делам.

***

Вечером после смены Лена не осталась в больнице, ушла. За девочкой наблюдали, в случае каких-то нюансов ее позовут, а она не могла сегодня там находиться, - не совсем все понятно было с Виктором, и она чувствовала себя как пленница в крепости, вход которой охраняется, и из нее нет хода.

Кулемина отправилась в кафе к их бывшему учителю истории, Игорю Ильичу Рассказову, который теперь сменил род деятельности – он открыл клуб по интересам, где со своей женой Соней продолжают заниматься исследованиями и писать статьи в научные журналы. Для кого-то просто место, где можно отдохнуть и выпить чего-нибудь, а кого-то здесь выслушают и помогут советом.

- Здравствуйте, Игорь Ильич. – Девушка стянула с себя длинный шарф, устроила свою сумку на прилавке и огляделась.
- Здравствуй, Лена. Присаживайся. Видишь, что тут у нас. - Бывший учитель обвел свою обитель рукой. Лена понимающе покачала головой.

Из-за стойки показалась Соня, поздоровалась с доктором и присела на краешек стула.
- Да, погром у вас… и кто это все смог…
- Ничего, зато нам охрану дадут. Как у вас дела?
- Все хорошо. То есть, как обычно.
- Будешь соку? – Лена кивнула. Рассказов наполнил стакан и поставил перед девушкой. – Как ты сама, Лен? Ты бледная, все хорошо?
- На этот раз зима для меня относительно спокойна. Спасибо.
- Лен, когда ты уже решишься и сдашь пробы?
- Да зачем, Сонь? Я и так все знаю. У меня сестра от этого умерла. И мама. А мне главное – побольше успеть в этой жизни.
- Кстати, я звонила в институт. Скоро научная конференция, в апреле, а к сентябрю пройдет симпозиум, они просили подготовить доклады.
- Хорошо, напишу что-нибудь. Спасибо, что сказала. Вам тут, наверное, помощь нужна? – Лена оглянулась, обвела взглядом зал.
- Неплохо было бы. Но стекла в витрины привезут только завтра.
- А перед этим нужно все подготовить. Ты как, Сонь? Давай тряпку и веник.
- Сиди уже, помощница, а потом тебя откачивай. – Рассказов улыбнулся.
- Я же говорю, пока все хорошо. А мне отвлечься хочется. – Лена закатала рукава куртки.
Рассказов и Софья переглянулись, кивнули и отправились в подсобку за необходимым инвентарем.


- Если бы я не знала, как бывает… я же вижу, что это почти так же, как и у меня. Жаль, что я не видела маму в этот период, мне бы проще было бы сориентироваться, но теперь эта девочка. Сонь, так хочется ошибиться, чтобы у нее все было хорошо, но я почти знаю, что за диагноз у нее будет. И что ее ждет в скором будущем. Сначала будет просто слабость, и скорее всего, она просто не замечала, она же еще довольно сильный растущий организм, который, кстати, не очень-то и большой для ее возраста. И это тоже…

Лена сидела на подоконнике и что-то протирала тряпочкой, разговаривая с Соней. Неспеша они убрали большую часть разгромленной территории. Игорь таскал тяжести, приносил воду, если нужно было залезть куда-нибудь, он старался сделать это сам.
- Лен, а потом?
- Я не знаю, может, по-другому будет. Видишь, мне сейчас лучше. Это, скорее всего, временно, но пока я не принимаю таблетки, я все время чувствую себя средне, как бы на грани. А с таблетками лучше, но зато приступы, если случаются, то очень сильные. Тут уж выбирай, если хочешь, чтобы какой-то период было легко, пей таблетки. А у девочки уже был приступ, как у меня в прошлый раз. Значит, у нее все быстрее происходит, и период до следующего ухудшения короче.
- Тогда надо торопиться. – Рассказов, стоя на стремянке, посмотрел на Лену.
- Если бы это было возможно, Игорь Ильич. Вы же знаете сколько все это стоить будет…
Лена заметила, что Соня уже некоторое время посматривает за окно, сначала куда-то вдаль, потом ближе. Что было у нее в голове, Лена не знала, а потому решила понаблюдать за девушкой. Кроме любопытства в ее глазах не было ничего, пожалуй, и Лена, улыбнувшись, все же повернулась узнать, что ее так заинтересовало. Прошла взглядом тот же путь, что и Сонин: на противоположной стороне дороги цветочный лоток, лавка с мороженым, двое прохожих, один перебегает дорогу, еще один движется на этой стороне дороги и… От неожиданности сердце екнуло в груди – прямо под разбитой витриной стоял Виктор и смотрел снизу вверх на Лену. Улыбка стерлась сама с губ, Лена растерянно посмотрела на Соню, отвела взгляд.
- Этот человек давно смотрит сюда. Как ты думаешь, что он хочет? – Соня уловила реакцию Лены, но не хотела ее смущать своими догадками. Тем временем, по ту сторону стены Степнов прошел до входной двери и постучал.
Продолжая смотреть на Лену, ловя ее мечущийся взгляд, скрывающий ее мысли обо всем этом, Соня открыла дверь.
- Простите, я думал, тут накормят, но уже вижу, что кафе не работает.
Рассказов, сверху наблюдавший за женщинами, при появлении гостя спустился со стремянки.
- Проходите, проходите, уж кофе-то у нас всегда найдется для усталого путника. – Хозяин сложил и отодвинул лестницу к стене.
- Познакомьтесь, это Виктор Степнов, отец моей пациентки… - обратилась Лена к хозяевам кафе, указав на мужчину.
- Очень приятно, - протянул руку историк. – Игорь, Софья. Располагайтесь.
- Здравствуйте. Елена Никитична, простите за вторжение… это вам, и… простите меня. – Дождавшись, когда Лена заставила себя кивнуть, он протянул маленький букетик цветов, второй отдал смущенной Соне. Значит, она не разочаруется.
- Ну, раз уж наше кафе неофициально открылось на сегодняшний вечер, приглашаю всех к столу. Ужин импровизированный, а потому мужчины несут стулья, а девушки идут на кухню. - Соня на правах хозяйки взяла командование на себя.
- Ленка, он такой красавчик! - подмигнув, толкнула локтем девушку Соня.
- Соня! Ты о чем? Ты же знаешь... – залилась краской Кулемина. Соня улыбнулась.
- Лен, ну что ты, ты имеешь право быть счастливой, хоть недолго, пока...
- Я не хочу никому делать больно. Меня потом не станет, а что будет с ним? Я не про Виктора, а вообще про того, кто захочет заботиться обо мне все это время, жертвовать собой, своей жизнью, и ради чего?
- Ради тебя, Лена! Что ты такое говоришь, ведь не зря же «в болезни и здравии»...
- Соня, посмотри в глаза правде! Сейчас со здоровым-то человеком никто не хочет что-то строить, терпеть, понимать, а тут... Кому это надо? И сколько это продлится, неизвестно, год, два, а может, я еще десяток лет промучаюсь, и этот несчастный около меня будет чахнуть. А так у человека будет шанс с кем-то другим быть счастливым. Я не могу ни с кем начинать отношения, не могу и не хочу, это нечестно!
- Лен, а кто все это время будет с тобой рядом... ты подумала, прежде чем отталкивать... Ты и с Гуцулом поэтому порвала?
- Порвала, потому что он не любил и я... тоже. И пока он не знал ничего, я предпочла расстаться. Так правильней. Так лучше. Да и жалости мне не надо. И никто не будет со мной. Я надеюсь, что все произойдет быстро...
- Ну девочки! - Рассказов открыл дверь в кухню и прокричал с порога, чтобы его услышали, подгоняя.
- Идем, идем! - крикнула Соня, подхватила какое-то блюдо, куда успела накидать нарезанных ломтиков мяса, колбасок, дала Лене блюдо с овощами, выключила плиту. - Дурочка ты, Ленка. Ты не права, но об этом позже. - Старшая подруга подмигнула девушке.

Даже не касаясь личных тем, проговорили допоздна. С ними было интересно, весело, и совершенно разные взгляды на жизнь, воспитание и интересы собеседников, собравшихся в прохладном помещении, хоть и скрытом от разбитых витрин, но все же, обдуваемом зимним воздухом, давали много тем для разговоров. Через некоторое время Игорь Ильич внимательно глянул на Лену.
- Леночка, ты замерзла? - Соня тоже обеспокоенно посмотрела на младшую подругу.
- Да нет, немного прохладно, но... – завозилась на стуле, тряхнула светлой челкой, сбив ее с глаз. Виктор поднялся, молча дошел до вешалки, куда набросил с разрешения Игоря свое пальто, взял его. - Не надо, у меня есть куртка...
- Она короткая. - Пальто доходило девушке до колен и безумно приятно пахло. Мужчина запахнул полы и усадил девушку на место. Соня поставила очередную галочку в рейтинге напротив имени Виктора.



- Игорь Ильич, Соня, спасибо вам, накормили...
- Она сегодня ничего не ела, - тихо сказал Виктор Соне, чтобы Лена не слышала. Женщина в душе улыбнулась этой милой незаметной заботе — он не говорит, но все замечает и незаметно пытается исправить, если что не так. Если бы не здесь, но он нашел бы способ накормить девушку, пусть бы самому пришлось притворяться голодным.
- Уже поздно, а у меня первая смена завтра. Да и вам нужно отдыхать. Я, пожалуй, пойду. - Разомлевшая в тепле и от мужского запаха, Лена не заметила, сколько времени прошло за приятной беседой. Она отложила салфетку, вставая.
- Я провожу. - Кивнул Виктор новым знакомым, также поднимаясь.

Уже дошли до дома, а Лена все раздумывала, что же ей теперь делать — ведь и пригласить его она теперь не имеет права, и спросить о том, где он будет ночевать, тоже неудобно. Она замедлила шаг, подойдя к подъезду, глубже засунула свободную руку в карман.
- Спасибо, Виктор. - Лена опустила голову, уткнувшись носом в букетик. - За то, что проводили.
- Вам спасибо за чудесный вечер. - Лена кивнула, взглядом давая понять, что прощается.
- До свидания.

Мужчина кивнул, пошел в обратную сторону, махнув на прощанье.



В больнице его не видела. Да и не выходила она из кабинета, все выясняла по телефону сроки подготовки ответов по материалу. Расстроилась и даже успела поругаться с Гуцуловым, когда он пришел в очередной раз подразнить бывшую подругу. Без всякого сожаления отправилась домой, бахнула сумку в прихожей и опустилась на диван, закрыла лицо руками. Долго сидела, но потом услышала несмелый стук в дверь. Удивилась, но потом подумала, что, возможно, кому-то нужна ее помощь — открыла дверь. Да, это он, тот, кто без нее, наверное, не справится, ведь врага надо знать в лицо, и рассказать о своих подозрениях она должна так, чтобы никто не заподозрил о ее заинтересованности.

Она налила горячего чаю с мятой, поставила большую круглую кружку перед мужчиной, достала вазочки с вареньем и с конфетами. Молча. Закончился ароматный напиток, согрел, дал расслабиться, в тишине даже немного разморив. Виктор поднялся, включил воду, подставляя свою кружку под струи. Лена тихо стукнула дном бокала рядом по столешнице. Убрал кружки и пошел за ней в комнату, где спал в прошлый раз. Положила подушку на диван и собралась выйти из комнаты, но его фигура загораживала проход. Она знала, как тяжел этот период – отрицания диагноза. Когда в душе все бунтует, ты надеешься, сравниваешь перспективы и хочешь, жаждешь, чтобы этого всего никогда не было, чтобы жить, как раньше, пусть и не зная правду, но без этого топора над головой. Она сама сейчас вознесла над ним это орудие, и тяжко от этого, но он должен пережить это.
- Что дальше будет, Лен?
- Тяжело будет. Это точно.
- Долго? – Она пожала плечами.
- По-разному бывает… - Почти сорвалось «я вот пока живу».
- Что мне нужно делать.
- Верить.
- Верить? Во что? В то, что это ошибка?
- В это – в последнюю очередь. – Она еще ниже опустила голову. - В себя, в нее.

Он прошел по комнате. Остановился у дивана, но садиться передумал и снова прошел туда-сюда. Лена опустилась в кресло. Не облокотилась, а так и осталась сидеть на прилипочках с ровной спиной на самом краю. По лицу мелькали тени, отбрасываемые неярким торшером от фигуры мечущегося мужчины.
- Лена, а если… ее не станет… - он резко остановился напротив нее, присел и заглянул в глаза.
- Нас всех когда-то не станет. – Не отвела взгляд, посмотрела в синий океан отчаяния. – Для чего-то мы тут живем, и если наш путь тут завершился, то…
- Не говорите так, пожалуйста… - его громкий шепот сдавливал слух, она знала, что ему тяжело это осознавать. – Как я останусь без нее… - опустил голову.
- Это правда. А вы сейчас о себе думаете.
Виктор вскинул голову. «А ведь она права, Маше намного хуже». Долго молчал, читая ответы в ее глазах.
- Расскажите мне все об этой болезни.
- Все? Возможно ли это. Давайте я расскажу, что знаю, могу показать статьи в научном альманахе, результаты исследований. Идите сюда.

Лена открыла ноутбук и загрузила нужные сайты. Виктор устроился рядом на диване и стал слушать и задавать вопросы. Почти всю ночь они просидели за материалами.
- Лена, а как же дети? Она сможет иметь детей?
- Виктор, Маша еще сама ребенок, а вы уже о внуках думаете…
- Годы, Елена Никитична… хочется все успеть.
- Понимаю. Вот и мне тоже…
- Да у вас вся жизнь впереди… - «Да… вся…» - не сразу сообразила, куда спрятать свой взгляд. Вся ее жизнь – это пациенты, Лерка и Рассказовы. Да и она уже подходит к концу. А еще столько не сделано.
- Вряд ли. – Виктор не понял, что она имела в виду.
- Что «вряд ли»?
- Детей – вряд ли. Вот смотрите. – Она кликнула на ссылку, открыла еще какую-то статью. - Ух ты! А я даже не видела еще. - Лена быстро прочла информацию, помещенную в рубрику «Новости». - Это женщина, которая после перенесения этой болезни сумела забеременеть. Врачи не давали шансов, и вот, смотрите, Виктор, она родила, с ребеночком все хорошо. А я уже и не надеялась, так ей тяжело было... Значит, есть надежда... - прошептала она последние слова.

«Елена, какая же вы... какая ты... искренняя. Так радоваться за другого, так сопереживать, так заботиться о совершенно посторонних людях. Только ты так можешь. Сколько радости, надежды, счастья в глазах, это неподражаемо, это не подделать, если ты в душе не несешь этого света. Ты бескорыстно отдаешь, и тебе хочется отдать взамен хотя бы часть того, на что способен сам, конечно, не сравнить эту силу, а точнее, слабость с твоей, но хоть дать тебе почувствовать, что с тобой рядом есть те, кто тоже способен также любить. Не я, я, наверное, так никогда не смогу, и последнее, что буду стараться сделать — сохранить в тебе этот свет. Я теперь понимаю Игоря, понимаю Соню и Леру, всех остальных в больнице — тебя нельзя не любить за твою любовь к людям, к жизни. А что же бывает с тем, кто рядом с тобой. Совсем рядом, с парнем или с мужем».

- Елена Никитична, вы не замужем? - Лена повернулась к нему лицом и уставилась в глаза. - Простите, это, вероятно, не мое дело, просто я подумал... - «он - счастливый человек». - В вашем возрасте обычно уже дети есть.
Виктор, по всему было видно, совсем растерялся. Он не понимал, что говорит, а что он хочет сказать, и как это связано. Он знал, но хотел слышать от нее, стало почему-то так важно это услышать сказанное ему, и, казалось, от этого ответа что-то важное зависело.
- Нет. Мужа нет. - Девушка заправила прядь волос за ухо и снова повернулась к монитору. Закрыла окно браузера. - Уже поздно. Я рассказала вам. В общих чертах. Остальное зависит от Маши и ее организма. Повторюсь, все по-разному бывает. И я надеюсь, что я плохой диагност, и я ошибаюсь. Ложитесь спать, Виктор, завтра один из вереницы нелегких дней. - Пока говорила, они вышли из комнаты, но Степнов направился к двери. Лена удивилась.
- Елена Никитична, спасибо вам. Я лучше пойду. Неудобно, вас стеснять не хочется. - Она опустила голову и покачала головой. - Спокойной ночи, а точнее, утра.
- И вам тоже.
Наверное, так лучше. Хотя уже поздно - он ей отчаянно нравился, и она не могла с этим ничего поделать. Только, вопреки глупой поговорке «с глаз долой — из сердца вон», легче не становилось, не видя, скучала и думала о нем еще больше.

***

Так и не легла больше, а наутро появилась в больнице с большой папкой в руках, пролетела по коридору, наткнулась на всех, кого только можно, хотя собиралась в одиночестве посидеть над статьей в научный сборник. Но поработать, как обычно, не дали. Не хотела Лена поднимать вопрос с Гуцулом на повестку, но проблема пришла к ней сама – в кабинет вошел Савченко, вызвал Комарова и Гуцулова и задал влоб вопрос о несвоевременном заборе крови у пациента.
Лена пыталась замять это дело, но Савченко был непреклонен. Выдав предупреждение, он отправил Гуцулова в отпуск.
- За злоупотребление, Игорь. За злоупотребление.
- Николай Павлович, а почему Кулемина до сих пор не начала лечение этого пациента? Я уж тут ни при чем! Спросите ее!
- Так! Гуцулов, в отпуск, значит — в отпуск, я сказал! Доктор Кулемина, зайдите ко мне, пожалуйста, будьте добры.

***

В кабинете главврача собрался небольшой консилиум. Стас, Зоя Семеновна и Степнов молчали.
- Почему вы не хотите назначить пациенту препарат, Елена Никитична?
- Потому что у нас нет всех данных анализов.
- Этот ответ имеет очень маленький шанс, мы не можем ждать месяц. Ждать не можем! Тем более, уже неделю прождали.
- Из-за полпробы мы будем ждать, Николай Павлович. Даже один процент поставит под угрозу жизнь девочки. Я не беру на себя ответственность, и вам запрещаю!
- Елена Никитична! Что вы себе позволяете!
- Это мой пациент! И лечить его я буду. - Кулемина поднялась и нависла над главврачом, сидевшим в кресле, уперев руки в стол.
- Что вы так прицепились к этому тесту?
- Симптомы, Николай Павлович! Симптомы! Не будь их – она бы бегала уже по лужайке!
- Кулемина, ты невыносимая! Сейчас зима! Какая лужайка! Что ты хочешь? - Савченко тоже поднялся.
- Результатов.
- Я еще раз говорю, ДОЛГО!
- У нас в крови - видите? Что написано? – она сунула листочек под нос начальнику.
- Это пограничная цифра.
- Нет, это высокая цифра! Значит, риск есть.
- Как решит отец. Я тут бессилен. – Савченко развел руками. Виктор присутствовал при этом, он встретил Лену в коридоре, когда та шла к главврачу.
- Он – не врач, он не знает всего!
- Как отец решит, говорю. И точка. – Савченко хлопнул ладонью по столу, повернулся к мужчине, внимательно следящему за перепалкой эскулапов.
- Я? Я… полностью доверяю мнению доктора Кулеминой.
- Сговорились что ли? Делайте, как знаете, но только, Кулемина, не ной потом… - махнул рукой главный.
- Не буду я ныть, время есть, приступов пока не будет.
- Почему ты так думаешь? – Савченко насторожился, и Лена поняла, что сказала лишнее, Степнов все равно не поймет, а вот Савченко может докопаться.
- Ну, потому что эта болезнь, если это она, не часто приступы дает. – Нашла выход. - В справочнике написано. Мне пора, Николай Павлович! – И постаралась побыстрее скрыться от пытливого главного, прихватив при этом Степнова.
- Кулемина, я не отпускал!
- Николай Павлович, а давайте внедрим эту американскую систему тут, чтобы такие заболевания лечить?
- Так, иди, Кулемина, куда шла, тебе, кажется, некогда? Но разговор не окончен!
- Ага! – она выскочила из кабинета, вытолкала Степнова и, прикрыв дверь, мысленно выдохнула.
- Правда, что еще столько ждать?
- Правда. Но можно и постараться быстрее. – Она подмигнула Виктору.
- Как? Если что-то надо от меня…
- Нет, нет, просто везде работают люди, можно и попросить.

Спасибо: 30 
Профиль
Ответов - 200 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 321
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия