Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Straus





Сообщение: 413
Настроение: Убей Васю!!!
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 21

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.11.09 21:31. Заголовок: Автор: Straus

Спасибо: 38 
Профиль
Ответов - 200 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All [только новые]


Straus





Сообщение: 3103
Настроение: Главный флудильщик подфорума ;) Обращайтесь
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.09.10 18:53. Заголовок: РИСУЯ ТЕБЯ


Автор: Straus
Название: Рисуя тебя
Бета: Vies
Рейтинг: R
Пейринг: КВМ
Жанр: Romance, AU
Статус: окончен


От автора: девочки, после Ангста двух последних наших фиков, захотелось написать что-то легкое, светлое, и, конечно же, про любимый Питер . Надеюсь, этот фик также и вам поднимет настроение, как он мучает возвышенностью и меня.

Спасибо хочу сказать forget-me-not за строгую, но справедливую премодерацию . Спасибо!

Отдельное спасибо Оксаночке Dulce за квалифицированную помощь, поддержку профессиональными советами и просто за то, что ты есть!

Огромный привет моей СТУДЕНТКЕ и ДОЛИМОНКЕ. Девочки, я без вас как без рук, потому что без вас - без души, без сердца и без Музы.

Очень рада, что появилась Катя Земляничка и огорчает, что пропали все остальные: Юляшки, Оленьки, Оксаночки, Ира, Лена и Ленок, Надюшки, Люся и все-все-все - девочки мои любимые, простите, что не пишу часто - завал непроглядный у меня, но я всех вас очень люблю и рада всегда видеть, не только в темке - ВООБЩЕ!

Расчувствовалась тут, пока писала

на всякий случай темка: http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-20-00000816-000-20-0-1283874907<\/u><\/a>

так, все, ладно, ПОЕХАЛИ!

Девочки, Ириша подарила мне и КВМу обложечку!!! смотрите:

<\/u><\/a>

СПАСИБО ТЕБЕ ОГРОМНОЕ!!!
УРА!!!!!


Девочки, еще одна картинка от Bello4ka

Лена!!! СПАСИБО ТЕБЕ ОГРОМНОЕ!!!

<\/u><\/a>

Еще одна картинка от Кэт
Скрытый текст
КАТЮША! СПАСИБО огромное!!


<\/u><\/a>


МНЕ они ВСЕ ОЧЕНЬ НРАВЯТСЯ!!!


Спасибо: 39 
Профиль
Straus





Сообщение: 3104
Настроение: Главный флудильщик подфорума ;) Обращайтесь
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.09.10 18:59. Заголовок: Первая глава - Гуцу..


Первая глава

- Гуцул, отстань, я не буду ничего рисовать. У меня нет вдохновения, нет больше желания брать кисть в руки. Нет. Я умерла и больше мне не подняться. – Белокурое создание сидело на узеньком подоконнике, подтянув к себе коленки и обняв их тонкими руками. Рядом на стуле примостился темноволосый кареглазый фотограф, который, не теряя времени даром, щелкал затвором фотоаппарата.
- Ленка, очнись! Это всего лишь работа! Я же не бросаю свою камеру каждый раз, когда уходит заказчик! Придут другие! – парень заглядывал в глаза девушке.
- Что ты равняешь? У тебя объекты на каждом шагу, ты их видишь, и хватит меня щелкать! А у меня ушел ведущий заказчик, наша последняя надежда. Мне не продержаться больше, даже аренду нечем выплачивать. Зарплату сотрудникам платить чем? Натурой?
- А что, я бы согласился! – гоготнул парень, наигранно-соблазняющим движением проведя по своим волосам.
- Дурак ты, Гуцул! – хрипло засмеялась Лена.
- Ну вот, ты уже улыбаешься. Давай так: ты сейчас идешь со мной.
- Куда?
- На Невский. Там мы ищем тебе клиента, ты выполняешь заказ, и если Петенька одобрит, то я бесплатно делаю тебе презентацию в Галерее на Миллионной, как положено, портфолио, приглашения... Только мне нужны все твои эскизы. И стены тоже! – Девушка задумалась. Загоревшийся в глазах азартный огонек выдавал интерес, но она колебалась.

Затвор так и щелкал, сохраняя в памяти отражение ее мыслей в глазах.
- Гуцул, я не смогу. Я не могу подобрать гамму в гостиную, а ты хочешь, чтобы я эмоции рисовала.
- Не эмоции, а просто лицо, - прикинулся шлангом, делая безразличный вид.
- Много ты понимаешь, - почти сдалась. – А если я проиграю?
- Ну тогда… тогда Серега у тебя будет жить три месяца.
- Я ж повешусь!
- Зато какой стимул для твоего вдохновения!
- А хотя… я согласна. Давно не было презентаций, очень хочу! Пора выбираться из подполья! Гуцул, пойдем! – она соскочила с подоконника, они пожали руки и вдвоем отправились в сердце Питера, на Невский проспект – обитель богемы и пристанище творческой элиты культурной столицы.

***

- Степнов, Витька, как я рад тебя видеть!
- Серега, сколько лет, сколько зим! – двое парней обнялись и по-дружески похлопали друг друга по спине, радуясь встрече. – Со школы не виделись!
- Идем. Устал с дороги? - худощавый светловолосый парень подхватил какую-то длинную сумку и пошел по платформе, весело что-то рассказывая своему другу, брюнету спортивного телосложения. – Чего так долго ждал, надо было раньше к нам перебираться! А ты только сейчас решился.
- В угол загнали. Думал, справлюсь, но так работать невозможно. Ты же знаешь, что такое, когда перекрывают кислород.
- Да, друг, но я очень рад, что ты теперь рядом будешь!
- Спасибо тебе за поддержку и что не бросил. – Брюнет посмотрел в глаза другу.
- Как я мог бросить тебя, столько пережили вместе! Слушай, мы сейчас заедем на Невский, мне нужно забрать кое-что у своей бывшей девушки, и двинемся домой.
- Слушай, а как же гостиница, ты не забронировал мне номер? – брюнет даже остановился.
- Нет. А зачем? Поживешь у нас, у Ленки, моей сестры, там просторно и весело, все время что-то происходит. Тебе понравится. Да и я хотел у нее пока перекантоваться. Так что – пойдем, обрадуем сестренку.
- А она не будет против, у нее же и своя жизнь есть? - засомневался тот, кого назвали Степновым.
- Вот и присмотрим за ней, чтобы эта жизнь не подкинула ей снова чего-нибудь.
- Сереж, ну неудобно, давай лучше в гостиницу!
- Все нормально, Вить, не переживай. Не выкинет же она нас на улицу!
- Что-то мне уже страшно.
- Не, Ленка у меня хорошая, она не предаст.

***

На высоком камне вдоль ограды Екатерининского садика расположилось множество мольбертов, столиков и раскладных стульчиков художников. Они шумно что-то обсуждали, предоставив на обзор прохожим свои работы, закрепленные в подставках, рамках и просто на стендах, под стеклом. Виктор медленно переходил от работ одного художника к другим картинам, скользя взглядом и выхватывая знакомые штрихи. Шагнув дальше, он заметил девушку, сидящую прямо на бордюре, которая, если и была художником, то уж очень отличалась от остальных. Одухотворенность взора мастера не шла в сравнение с тем блеском, который был в ее глазах. Она не предлагала нарисовать его, восхваляя свои способности, как все, да и вообще никак не проявляла себя, только мерно качала ногой, постукивая о камень. Притормозив, он задержался, витая в своих мыслях, и его толкнул под локоть невысокий парень, смерив пронзительным взглядом карих глаз. Он подбежал к девушке, что-то сказал, и она улыбнулась.

Поймав на себе взгляд мужчины, она внимательно и серьезно посмотрела на незнакомца через плечо парня, тот тоже обернулся.
- Хотите, девушка вас нарисует? Чего без дела стоять, – пожал плечами парень, обращаясь к Виктору.
- Да я, вообще-то… жду…
- Ну вот, подождете сидя. Давайте, - он поставил перед мужчиной стул.

Наблюдая за тем, как она молча взялась за кусок «мела», он по движениям рук пытался представить, что там, на холсте.

Как непривычно рисовать лицо. Или это потому, что это Его лицо. Столько правильных элементов. Линии ложатся ровно, такие мужественные черты… так, Кулемина, спокойно, хорошо, что не портретистка, хотя, что-то в этом определенно есть. Осталось еще влюбиться в модель! Тряхнув головой, отгоняя мысли, она выглянула из-за мольберта и долго наблюдала за тем, как мужчина общается с Гуцулом. Мимика и жесты, разворот головы. На втором листе набросала профиль, пока он не поворачивался, увлеченный беседой. Через некоторое время, когда Лена снова выглянула, он сделал серьезное лицо, приняв первоначальное положение. Лена расхохоталась, заметив смешинки в синих глазах. Она задумалась. Потянулась и достала с мольберта соседа несколько цветных мелков.

***

Развернув рисунок к нему, она наблюдала за реакцией «клиента». Гуцул неопределенно икнул и унесся за Петенькой. За секунды замешательства на лицах коллег и главного судьи, призванного на этот спор, в светловолосой голове по несколько раз пролетели все мысли в разном порядке.
- Гуцул, готовь галерею! – сказал Петенька, обняв Лену за плечи и чмокнув в макушку. Он очень любил эту девочку, которую, как и ее брата, частенько катал на плечах, когда еще сам был молод.

Лена победно растянулась в улыбке, обняла Петра, показала язык Гуцулу. Голубоглазый мужчина так и стоял около рисунка, не отрывая взгляда. Она коснулась плеча, заглядывая в глаза.
- Вам не понравилось? Можете его тут оставить. Если не захотите, я никому не буду показывать.
- Нет, нет, меня очень задел этот рисунок.
- Чем же?
- Глубиной, - он повернулся и посмотрел ей в глаза. Красивые, блестящие зеленью глаза прикрывала челка. «Убрать бы ее», - рука дернулась, но остановилась, не смея притронуться.
- Вас легко было рисовать, у вас все прописано во взгляде.
- Спасибо вам, - он достал портмоне.
- Не надо, - она остановила его руку. – Это был спор, а потому, пусть это будет подарок.

Гуцул щелкал камерой. Она сняла рисунок с мольберта, свернула и протянула мужчине тубус. Он кивнул, взял портрет и пошел обратно, туда, где его и оставил Сергей. Зеленые глаза проводили его, вскоре потеряв в толпе. Он обернулся, но толчея центра города укрыла от него хрупкую фигурку художницы.

***

- Ленка, Лен! – воскликнул Сергей Кулемин, переступив порог квартиры и жестом приглашая войти своего друга.
- Иду, чего кричишь! – раздался смутно знакомый голос. Виктор застыл в проходе, все еще готовя пути к отступлению. – Привет, братец!
Она обняла брата, не заметив, что у него за спиной кто-то еще стоит. А в нише прохода голубые глаза следили за двумя очень похожими молодыми людьми. В этот момент она, выпуская Сергея из объятий, повернулась и застыла, растерянно моргая.
- О, Лен, познакомься, это мой одногруппник, Виктор Степнов. Вить, это моя сестра, Лена.
Она протянула ладошку, он взял ее пальчики, сжал:
- Очень приятно, Лена.
- И мне, - она отняла руку и отошла назад, давая пространство мужчине.
- Ленка, мне нужна твоя помощь. Виктор поживет у тебя, пока не найдет работу.
Лена растерянно взглянула на брата, прислонившись спиной к стене. «Что?».










Спасибо: 64 
Профиль
Straus





Сообщение: 3127
Настроение: Главный флудильщик подфорума ;) Обращайтесь
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.09.10 22:59. Заголовок: Вторая глава. Она..


Вторая глава


Она переводила взгляд с Виктора на Сергея. Молчание нарушил гость, истолковавший ситуацию по-своему.
- Сереж, я лучше пойду, я же говорил, что это не очень хорошая идея. – Он повернулся к еще не закрытой двери.
- Куда? – спросила девушка.
- В гостиницу, - пожал он плечами.
- Значит некуда, - заключила она. - Оставайтесь, я не против. Не выгонять же человека на улицу. Сереж, покажешь Виктору комнату? – Лена обратилась к брату, кивнув в сторону маленького коридорчика, а сама отправилась в другую сторону.

На кухне появились через некоторое время. Сергей плюхнулся на стул, а Виктор остался стоять в проеме двери. Он не видел Лену, и она его тоже.
- Рассказывай, горе, - она прислонилась спиной к подоконнику, сложив руки на груди. – Опять тебя выгнали? – Брат опустил голову. – Сереж, это нормально, когда у мужчины в тридцать с лишним лет все вещи помещаются в одну сумку? Что опять случилось?
- Она застала меня с другой.
- Ты за старое?
- Так, ты, малая, яйца курицу не учат! - он наконец посмотрел на сестру. - Я пробую построить отношения, но когда понимаю, что все не то, срываюсь…
- Любишь Ее? Ну, так верни!
- Много ты понимаешь. Я ей не нужен.
- Она сказала?
- Нет. Она ушла.
- Я бы тоже ушла. Она забыть тебя пытается, но не скоро у нее получится, сам знаешь… вот и прячется за границей.
- Ты с чего такая умная стала? Сама-то чего не нашла себе, хоть попытайся...
- Нет уж, Сереж, вот глядя на тебя, мне хочется сразу начисто писать, а не пробовать и пытаться.
- Ладно, Ленок, я подумаю над твоими словами. А пока мы с Виктором…
- Кулемин, я иногда сомневаюсь в твоей ориентации! – хохотнула хрипловатым голосом Лена. При этих словах девушки Виктор хмыкнул, и Лена выглянула из-за арки, поймав взглядом его веселые огоньки в глазах. - Сережка, вечно ты мне все усложняешь! Но без тебя было бы так скучно жить! – она улыбнулась, обняла его за плечи. – Что стоите, присаживайтесь, в ногах правды нет, - обратилась она к брюнету.

Виктор кивнул в знак благодарности, смущенно опустился на стул рядом. Она долго изучала его внимательным взглядом.
- Спортом занимались?
- Бывших спортсменов не бывает.
- Отлично. Пойдемте. – Она вышла в коридор и открыла дверь в небольшую кладовку. – Во что сыграем? – На полках лежал инвентарь для разных видов спорта. Подняв голову, он даже увидел надувную лодку в чехле, закрепленную под потолком. – Это дедова лодка. Любил он уток погонять на озере. – Виктор посмотрел на нее, взял в руки оранжевый мяч. Лена достала кроссовки, какую-то тканевую полосу и пошла в коридор. Обулась, надела на голову полоску, закрепляя волосы, и поманила его за собой. – Серега, мы на крыше! - крикнула в глубь квартиры.
- Смотри не заездий его в первый же день! – крикнул из кухни брат.

Они поднялись на самый верхний этаж, опустили железную лестницу и выбрались на крышу. Виктор удивился. Широкое пространство крыши было огорожено сеткой, а весь бетонный пол исчерчен разноцветными линиями для командных игр. Стритбольная корзина была ровно в том месте, где и должна быть, крепления для сеток установлены правильно. Он удивленно посмотрел на Лену.
- Кто это все сделал?
- Я рисовала, а Сережка гвозди вбивал в том месте, где я говорила. Предупреждаю сразу: на кольце не висеть, боюсь, навыков моего брата недостаточно, чтобы надежно все укрепить. Он в ванной защелку-то сделать не может. До сих пор стучит и спрашивает, нет ли меня там.

Она стукнула мячом. Подняла взгляд и с вызовом посмотрела ему в глаза. Азарт вспыхнул голубым заревом и моментально вскипятил кровь.
- До шестидесяти.
- Проигравший…
- Моет посуду. - Приняв стойку, он приглашающе кивнул. Обманный полушаг вправо к кольцу и резкий рывок влево, обход сзади. Прыжок. – Два-ноль. А посуды мноооого будет! - «Этот голос...»
Выбил мяч и уложил в корзинку.
- Два-два.
Стук о бетон, сбивающееся дыхание, взлет рук. В прыжке в развороте Виктор повалил Лену на жесткое покрытие. Испугался и подскочил к свернувшейся девушке, нависая сверху. Лица он не мог видеть из-за волос, прикрывавших со всех сторон. Коснулся плеча, второй рукой коленки, за которую она держалась обеими руками. Он опустился коленями на пол, и в этот момент пострадавшая вскочила, схватила мяч, забросила его в корзину и сказала, насмешливо глядя:
- Вы умеете и сидя играть? Ну, мастер! – засмеялась, и рванула от него на другой конец площадки с мячом. Счет был в пользу Лены, но на этом ее преимущество закончилось...

- Шестьдесят-пятьдесят два, - провозгласил Виктор, поймав вылетающий из сетки мячик.
Они пожали друг другу руки. Лена лукаво глянула из-под челки на «победителя».

***

Только теперь, спустившись в квартиру, Виктору удалось осмотреться вокруг. Поразился минимализму обстановки и легкости атмосферы. Светлые стены комнаты и гардины на окнах, плед на кровати и светлого дерева комод и маленький шкаф. И снова ничего лишнего. Виктор отметил, что тут было много воздуха из-за удачного расположения косого окна, освещающего все три оставшиеся стены комнаты неправильной геометрической формы, и тона покрытия стен, высокого потолка и не отягчающей обстановки. Как и коридор, стены были исписаны тонким нежным рисунком чуть темнее, чем фон. Только теперь заметил, что рисунок нанесен вручную. Удивился, тут же спросив себя, что за рисунок был в коридоре. Рисунок в коридоре также был живым, не штампованным, а индивидуальным, нанесенным заботливой рукой. Пошел спросить у Лены, как попасть в ванную, но не нашел ее, зато немного ознакомился с планом квартиры.

«Его» комната находилась, словно в стороне от всей квартиры, слева, куда вел небольшой коридорчик. Остальные помещения представляли собой широкое пространство холла, расположившегося в центре квартиры, откуда вели две арки – одна в коридорчик с приглушенным освещением, вторая – в кухню. «Отсюда, наверное, можно попасть в комнаты Сергея и Лены», - подумал Степнов. Вокруг холла заворачивал коридор, переходящий в предбанник ванных и душевых комнат, сужающийся дальше к арке на кухню.

Девушка отыскалась в огромном помещении, объединяющем столовую и кухню. Она что-то напевала у варочной панели, стуча большой деревянной ложкой по крышкам баночек со специями в такт приглушенным звукам из динамиков.

Пространство тут поделено на отдельные зоны цветами и покрытием полов. Там где стояла Лена – пол выложен ребристой керамикой, а в столовой части – ламинат. Современные элементы отделки в некоторых местах расписаны тонким серебряным шрифтом китайских иероглифов и украшены несколькими фресочными изображениями Дали, кое-где он заметил фрагменты мозайки в двух-трех тонах, но главное – как оно сочеталось в одном помещении, столь разное по духу, стилю, но такое завершенное в сочетании. Из другого коридора в столовую вошел Сергей.
- О, Ленок, чего делаешь? – спросил брат, тоже вышедший на запах еды из укрытия.
- Ужин готовлю. Скоро есть будем. Вы же с дороги, проголодались? – обратилась она к Виктору. Он смущенно опустил голову, а она поймала себя на том, что не может оторваться от него: «Как он так делает?». - В ванной полотенце, Сереж, вперед, покажи там все.

Ужин прошел весело: Виктор рассказал о своих приключениях в Москве, Серега расспросил о знакомых и бывших коллегах, кто уехал в столицу, они много вспоминали с Сергеем задорные студенческие годы в голодные 90-е; Лена слушала и смеялась над их выходками, но как только обнаруживала его взгляд на своем лице, прятала глаза за челкой.
После чая весело составила посуду в мойку, еще рядом водрузила две кастрюльки, сверху несколько крышек, кружки. «Деловая!»
- Ленок, спасибо тебе за ужин, беги, я помою, - брат обнял Лену за талию, чмокнул в щеку и подтолкнул ее к выходу с кухни. Виктор сидел с отвисшей челюстью и не моргал. Она весело подмигнула ему, улыбнувшись до ушей и скрылась в лабиринте комнат.
- Сереж, что это было? Ты любишь посуду мыть?
- Нет, просто она ее мыть ненавидит, и это негласное правило, что посудой в этом доме занимаюсь я и посудомойка.
«Вот оторва! Как красиво она меня сделала! И кто тут проигравший?» - Виктор весело ухмыльнулся, тряхнув головой, поднялся.
- Давай, что ли протирать буду? – он взял полотенце и встал рядом с Серегой у стола.



Спасибо: 51 
Профиль
Straus





Сообщение: 3142
Настроение: Главный флудильщик подфорума ;) Обращайтесь
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.09.10 21:23. Заголовок: Третья глава Он сид..


Третья глава

Он сидел в столовой с газетой в руках и чиркал ручкой. Рядом лежала трубка телефона. Вошедший Сергей опустился на стул рядом.
- Серег, мне нужна помощь. У меня есть несколько адресов, но нет карты города.
- Что там у тебя. – Друг заглянул в листок с мелким почерком. - Хочешь, вместе поедем? – Виктор благодарно посмотрел на него.

Войдя в третье по счету агентство, они устроились в приемной на удобных стульях, куда им указала секретарь, записавшая фамилию и какую-то информацию о Викторе в журнал. Через некоторое время из-за дверей кабинета послышался мужской голос, потом какой-то грохот, затем дверь отворилась, и раздалось:
- Только через мой труп!
- Ты проиграешь тендер!
- Посмотрим.
- Посмотрим! – выкрикнул мужчина вслед вышедшей из двери девушке в белом.
Виктор вздрогнул. Лена. Она смотрела на поднявшихся в ее присутствии мужчин изумленным взглядом. Мужчины поднялись.
- Думаю, вам тут тоже делать нечего, - сказала она. Следом за Леной показался хозяин кабинета, и троица повернулась в его сторону:
- Вернись, Кулемина! – угрожающе рыкнул высокий темноволосый парень, стоя в проеме двери кабинета.
- Я все сказала.
- Отдай мой проект!
- Это мой проект. – Лена была спокойна.
- Ты еще пожалеешь!
- Угрожаешь? Угомонись, у вас уже два года ничего стоящего не выходило. Поэтому проект – наш. – Она развернулась, вышла из приемной. Виктор и Сергей последовали за ней.


Оставшийся в приемной мужчина бросил секретарям:
- Позвать срочно Лебедеву, - и удалился обратно в кабинет.
- Я вас слушаю, Станислав Андреевич, - около стола материализовалась стройная фигуристая блондинка.
- Видела этого мужчину с Кулеминой? Займись им. Данные в журнале у девочек. Мне нужны ее эскизы через две недели, она их как раз подготовит. И еще. Тебе самой лучше не попадаться ей на глаза.



Уже на улице, вдохнув свежего воздуха, Лена повернулась к спутникам и спросила:
- Вы другого места для прогулок не нашли? – она перевела взгляд с одного на другого, виновато смотрящих на нее. – Мне пора, счастливо.

Она ушла, а Виктор и Сергей так и остались стоять на проспекте. «В гневе ее глаза горят еще ярче, черты лица прочерчиваются отчетливей», - тряхнул головой, отгоняя морок. – «Такая смешная, когда злится!»
- Ладно, для первого дня поисков достаточно, - сказал Кулемин. – Пойдем теперь покорять пространства. Познакомлю тебя с коллегами.

Они отправились в «офис» Сергея на Петроградскую сторону. Театр Балтийский Дом встретил их оживлением и радушием. Актеры отмечали последнюю премьеру, состоявшуюся две недели назад. На удивленный взгляд Виктора Сергей пожал плечами «Творческие люди!». Кулемин был востребованным актером, его приглашали сниматься и на экран, но он редко участвовал в подобных проектах. Он был в поиске, и этот поиск накладывал отпечаток и на карьеру. «БД» славился своим непостоянством, руководство пробовало все, бросалось в крайности, подбирая репертуар для постановок, благо, имея достаточно разношерстный талантливый контингент актеров, который мог сыграть практически все. Экспериментаторство и креативность этого коллектива завораживала петербуржцев и они, хоть и со скепсисом, но и с огромным интересом ходили на новые постановки, затем читая критику и хвалебные оды в сети, черпая в них вдохновение и новые идеи для творчества.
- Ну вот. Режиссер предложил мне контракт. В Вене. Я согласился, – вздохнул Сергей. Они медленно мерили шагами расстояние до дома, решив не толкаться в транспорте, а насладиться воздухом Северной столицы.
- Ты не рад?
- Да нет, рад, конечно, просто это отдалит меня от одного дела.
- Может, я смогу чем-то помочь? – искренняя готовность друга согрела душу, Сергей положил руку на его плечо.
- Да нет, это личное. Я сам. Спасибо тебе.
- Когда ты уезжаешь?
- В конце недели.

***

Вечером, отдыхая в «своей» комнате, Виктор привыкал к звукам. Он слушал, как кто-то уходил, и в доме все стихало. Затем приходили люди, и он мог отличить два голоса – мужской и женский. Иногда сознание выхватывало голос Сергея. Но мужчина отметил, что старались не шуметь, говорили тихо. В целом, квартира была довольно спокойная, пропитанная какой-то атмосферой полудремы, какого-то вдохновения. А за окном жил Город. Он совсем другой, не похожий на его город. Виктор несколько раз ловил себя на мысли, что ему тут тепло. Словно люди другие, да и просто чувствуется, что они есть, что они рядом и всегда кто-то поможет. Он подскочил на кровати и раскрыл свою сумку. Достал кисти, альбомы и несколько тюбиков с красками. Сложил все в ящик тумбочки. Подумал. Взял карандаш. Мольберта не было, палитры тоже, но он не мог отпустить от себя это ощущение.

В комнату постучался и заглянул Сергей.
- Вить, пойдем с нами в клуб?
- Серега, да я не хочу мешаться…
- Ты не помешаешь нам, мы с друзьями решили вытащить тебя куда-нибудь, познакомиться. Пойдем, Питер покажем, чем живем, чем дышим.
- Уговорил.
Небольшая компания собралась уже там, в клубе, где друзья Сергея, судя по всему, были завсегдатаями. Располагающая обстановка, приятный свет ламп, дружеский смех и просто теплое общение; и Виктор немного расслабился. Тут были все примерно одного возраста, интересные люди под тридцать, в основном со вторыми половинками или подругами; остроумные шутки, злободневные темы и юмор не покидали тесный круг молодых людей, и Виктор искренне был рад, что его туда приняли.

Виктору понравился вечер, несмотря на две вещи, не дающие ему покоя: во-первых, его немного напрягал интерес со стороны противоположного пола, особенно, когда девушки задавали личные вопросы; а во-вторых, он не понимал, почему не было Лены с ними в компании. Ему казалось, что, несмотря на ее возраст, она сможет тут совершенно спокойно поддержать любую тему. Хоть он с ней мало общался, но она ему казалась намного взрослее своих лет, и на порядок умнее многих девушек тут.
- Она не ходит с нами, тут нет ничего интересного для нее, она же на много младше нас. Сейчас пойдут в клуб, найдут себе парней… - он не договорил, их прервали. Девушки приглашали потанцевать. К Виктору подошла блондинка, которую ему представили как Ольгу. Она весь вечер невзначай роняла фразы и взгляды, чтобы привлечь его внимание. Виктор не стал ломаться. «Ну вот, и тут тоже есть совсем молодые девчонки» - не шли слова Сергея из головы.
- Ты же только приехал в Питер? Откуда, из Москвы? – спрашивала блондинка, преданно заглядывая в глаза.
- Да, приехал попытать счастья здесь, - смущенно опустил взгляд.
- Здорово. А чем ты занимаешься? – неподдельный интерес в глазах.
- Пока ищу работу. Вообще, хотелось бы чего-то нового, попробовать себя, скажем, в области режиссуры. Но, пока бы хоть что-то найти, зацепиться.
- Понятно. Есть варианты? – Оля как-то неопределенно улыбнулась, от чего на щеке появилась ямочка.
- Не много. А ты, что тебя интересует?
- А я… - Ольга попыталась сходу придумать себе занятие, - я работаю менеджером.
- Понятно. – Музыка закончилась, и никакого очарования не осталось. «Какая интересная девушка» - мелькнуло в уголке сознания.

Вечер решили продолжить уже на свободе, выбрались из душного помещения клуба, и компания «творческих личностей» отправилась по ночному городу в поисках вдохновения. Оля пошла с ними, уверенно взяв Виктора под руку. Степнов крутил головой, запоминая разные фрагменты: старинную лепнину, выхваченную пучком света из темноты, далекие силуэты белых фигур статуй среди сочной зелени Летнего сада, четкие очертания линии Петропавловской крепости на фоне заката Белых ночей, неровность мостовой на Дворцовой площади, обшарпанные стены дворов и замкнутость узких, уходящих вверх пролетов «колодцев». Все складывалось в один цельный незабываемый образ Города. Сумерки восхода рассеяли темные очертания домов, и город приобрел обыденный дневной вид, прорисовавшись в раннем зареве.

Придя домой под утро, когда уже небо было светлым, Виктор после душа отправился в свою комнату. Через некоторое время снова услышал шорох у двери, чей-то шепот, стук обуви. «Видимо, это Лена вернулась, и, кажется, не одна» - колыхнулось что-то в груди, но Виктор торопливо отогнал этот холодок. «Ревность что ли?». Потом за стеной, где, по идее, должна находиться спальня, послышался приглушенный смех, а еще через некоторое время Виктору пришлось накрывать голову подушкой, чтобы ничего не слышать и хотя бы попытаться уснуть. Злился сначала на саму ситуацию; до абсурда – «надо было все-таки в гостиницу ехать»; а потом сам на себя - «да какая мне до нее разница», «есть разница, ведь я тут некоторое время поживу, придется присматривать за ней» и подобное. Но вскоре такой насыщенный впечатлениями день и его продолжение сморили усталостью, и Виктор не заметил, как уснул.

***

Утро встретило всех на кухне яркими бликами по стенам, разукрасив столовую в совершенно неожиданные оттенки, которые до поры, до времени прятались среди основных цветов интерьера. Лучи солнца путались в светлых волосах девушки, которая за огромным столом что-то читала в альманахе и пила при этом дымящийся кофе из расписанной чашечки. Она подняла взгляд, и Виктор, вместо того, чтобы поздороваться, только через несколько секунд смог сказать:
- Какая чашка красивая.
- Да, это подглазурная акриловая краска, после обжига. Она не очень стойкая, но если мыть не в посудомойке, то послужит. Как вечер прошел?
- Вечер удался. Столько впечатлений. Ночной Питер – мечта! – Она улыбнулась и снова спрятала взгляд в кружке. – А вы... как?
- Весело. Спасибо, – выглянула из-за края посуды. «И все, не хочет рассказывать. И где же ее мужчина?». – Кофе будете? – выдернула своим необычным голосом из раздумий.
- Не откажусь. Вы мне только покажите, я сам все сделаю.
- Мне не сложно, присаживайтесь пока.
В глубине квартиры стукнула дверь, и на кухне материализовался лохматый Сергей. Кивнул Виктору, чмокнул сестру в щеку.
- Сереж, иди причешись, а то ты моего муза и так все утро пугал, а сейчас он вообще сбежит от твоего вида.
- Иду, иду, - недовольно буркнул брат.
«Так это Серегина спальня, что ли, не Ленина…», - улыбнулся своим догадкам мужчина. Словно в ответ на его мысли в кухне появилась хрупкая фигурка девушки.
- Привет, Ленка, - зевнуло создание.
- Доброе утро, - улыбнулась она. – Кофе налить?
- Угу. – Плюхнулась на стул. - Познакомь со своим парнем.
- Виктор. Даша. – Представила молодых людей Лена, ставя блюдца с кружками на стол. Виктор поднял брови и удивленно посмотрел на хозяйку квартиры. «Даже отрицать не стала. Что это? Чувство собственности? Или… ну да, ее территория…»

Тихо пикнув, часы привлекли внимание Лены. Она поставила кружку на стол рядом с мойкой.
- Приятного аппетита, - она вышла из кухни. Через некоторое время он услышал легкие шаги по коридору, шорох одежды. Она крикнула брату хрипловатым голосом, что ушла, и легонько хлопнула дверью.





Девочки, продка большая, потому что с запасом - в выходные могу не появиться на форуме

http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-20-00000816-000-60-0<\/u><\/a>

Спасибо: 53 
Профиль
Straus





Сообщение: 3148
Настроение: Главный флудильщик подфорума ;) Обращайтесь
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.09.10 11:02. Заголовок: Четвертая глава Мес..


Четвертая глава

Местный авторитет Петр Степанович, или попросту Петенька, уже давно не рисовал сам, но зато мог с легкостью отличить работы практически любого художника, к тому же, знал он почти всю молодежь из этой среды. Этот добродушный старик часто появлялся на Невском, где ему сразу были готовы стол и поле деятельности. Ему часто приходилось принимать участие в обсуждении работ юных дарований, судить споры и разнимать повздоривших на этой почве, и его слово становилось основным гарантом того, войдет ли новая фамилия в анналы богемной истории Санкт-Петербурга, или нет. Надо сказать, что много лет он работал экспертом, да и сейчас многие фирмы пытались привлечь его к себе заманчивыми предложениями различного характера, но он предпочитал свободу, выбирая себе, где и с кем он будет иметь дело. И самым главным подтверждением его свободы была скромная квартирка под самой крышей старого дома на Владимирском проспекте, выходящая окнами на золотые купола Владимирского собора. Вот так скромно, но со вкусом он шел по жизни, веря только времени.

- Лена, к тебе Петр Никанорович и Петр Степанович.
- Отлично, зови! – Лена встала из-за стола и пошла к двери.
- Здравствуй, внученька, - просиял Кулемин-старший. Он крепко обнял Лену.
- Привет, дедуля. Здравствуйте, Петр Степанович, - он тоже обнял Лену. – Рассказывайте, что случилось. Не каждый день ко мне такие делегации захаживают.
- Пришли поговорить о конкурсе. Ты же участвуешь в тендере? Так вот у нас предложение. Вы выигрываете его, и все ваши материалы мы продаем рекламщикам.
- Дед, нам, конечно, нужны деньги, но… Забудьте, - Лена махнула рукой. – Найдите фирмочку с нестандартным направлением и пусть снимают.
- Лена, мы на тебя делаем ставки, - сказал Петенька. – В городе я не вижу такого же потенциала, кто бы мог потянуть проект, а у вас художники, технари, имя и возможности. И Гуцул с вами.
- Дедуль, Комаров тоже охотится за проектом. А с ним я не буду связываться… ты знаешь его грязные методы. – Лена посмотрела на мужчин. Два умоляющих взгляда. Примирительно подняла ладошки. - Я подумаю. Что от меня лично нужно?
- Твои этюды и эскизы, - сказал Петенька, следя за реакцией девушки.
- Но я давно не рисовала эскизов! Тем более, для тендеров. Девочки рисовать будут, я не могу… – Щеки порозовели.
- Лен, а как же портрет? – хитро прищурился Петр Степанович.
- Я чего-то не знаю? – переводил дед взгляд с одного на другого.
- Да, Никанорыч, Лена тут на Невский выходила. Я видел ее работу. Неплохо, - потер подбородок Петр Степанович. – А теперь нужно это сделать также, но имея в виду, что это будут скрины и часть ролика.
- Ладно, Леночка, ты подумай. А мы пойдем работать. Брату привет. – Поднялись деды.
Она проводила гостей и отошла к окну. Пыльный воздух города создавал на стекле блики. Положила ладонь на прохладную поверхность. «Портрет. Снова он. Надо же, как тесен мир. Он такой необычный, не вписывался в этот город, бросалось в глаза, что он не такой… А потом так близко оказался. Кто он. Кто он для меня. Будоражит, я чувствую, что это где-то внутри. Три тома мыслей и образов – по одному на каждый день. И все о нем. Влюбилась что ли?»


***

Прошла неделя. Старалась не показываться на глаза, только бы не думать. Сергея проводили на съемки, а Лена даже боялась представить себе, как останется в доме с Виктором одна. Спасало одно – он отвлекался на какую-то девушку, но, как поняла Лена, пока у него не срывает от нее крышу. Лена была убеждена, что настоящая любовь никогда не проходит тихо.

Времени не хватало ни на что, не то, чтобы на мысли. Подготовка к конкурсу и еще Гуцул постоянно дергал и искал интересный материал для выставки. Однажды ночью он пришел нетрезвый и, ввалившись в коридор, стал горланить, прося Лену запечатлеть картинки, которые он «видит». Он совал ей в руки фотоаппарат, а она от смеха не могла и слова сказать. Разбудили Виктора, который спросонья не понял сути обнимашек в коридоре, когда Лена пыталась его удержать, и ошарашено смотрел на эту безумную парочку. Утолкли наконец-то Игоря спать в зале, посмеялись над этим «сыщиком вдохновения» и Лена, выйдя с Виктором на кухню, набрала номер.

- Привет, Полина. Твое сокровище дрыхнет у меня на диване... Да, пришел, просил меня заснять его зеленых чертиков… - хохотали девушки в разных концах города. Виктор стоял, облокотившись на подоконник, и улыбался. – Как малой? Спит? Чмокни его в носик от меня. Ну, все, пока…

«Когда она говорит не мне, словно живет там, в том разговоре, но какая-то часть души все равно словно обращена ко мне. Почему я это чувствую? Один короткий взгляд из-под челки, просто проверить, что я еще тут… Как же мне пережить эту вечность рядом, когда нельзя тебя коснуться, нельзя ласкать взглядом, нельзя, нельзя… Уж лучше не быть, чем быть и скрываться. А ведь нельзя. И уйти - не уйдешь…»

Лена опустила трубку на стол и посмотрела на Виктора, с интересом рассматривающего что-то на ее лице. Она, поправив челку, щелкнула кофеваркой, лишь бы спрятаться от взгляда. «Что так волнует этот взгляд. И пусть смотрит. Только…»
- Идите спать. А я еще посижу, - мужчина оторвался от подоконника.
- Спокойной ночи.
- Спокойной, - она посмотрела вслед удаляющейся фигуре. «Что так сильно стучит внутри…»
Предстояла ночь кофе, такого, что ложка стоит, и шуршания пергамента. У Лены было всего два готовых этюда. Для линии ролика нужно четыре. А еще эскизы и пилоты на тендер. Завтра в офисе заказчика должна была появиться заявка - папка с проектом. Когда все успеть. Три часа ночи. Черно-белые листы взяла с собой, разложила на столе. Критически окинула эскизы взглядом. Два сразу отправила в мусорную корзину. Осталось три. Сидя на кухонном подоконнике, искоса поглядывая на рисунки, она издалека видела, что картинам не хватает души. Нет чего-то главного.



Виктор понимал, что Лена зашивается. И нет ни одного намека на то, что то, что она сейчас делает, сможет вывести ее дело из кризиса. Но, видимо, она не может по-другому, все взяла на себя, никому не доверяя. Сергей коротко обмолвился о том, что происходило у сестры в фирме. А память складывала всю информацию в одну ячейку с надписью «Лена», и, перебирая эти сведения, он составлял ее образ для себя.

Рассвело, но Виктор также не спал в своей комнате, что-то увлеченно нанося на бумагу. Вышел на кухню попить воды и застыл в проходе. На столе в беспорядке раскиданных карандашей и бумаги покоилась вытянутая рука девушки, служащая подушкой светловолосой головке. Разметав по столу волосы, она посапывала, уткнувшись носом во вторую руку, сжимающую ластик. Виктор подошел и тронул светлые пряди пальцами. Не пошевелилась. Аккуратно поднял со стола, переместил голову к себе на плечо, поднял ее и понес в спальню. Приоткрытая дверь сказала о том, где именно комната Лены. Он уложил ее на кровать. Долго смотрел на нее, спящую, поправляя волосы. Ровный носик, вздрагивающие ресницы, сонные губы. И ее запах.

Он вернулся на кухню, взгляд упал на стол. С интересом перелистал эскизы. Собрал карандаши, раскатившиеся по столу и полу. Заметил рисунки в корзине. Достал. Долго смотрел, потом взял простой карандаш и стал что-то рисовать поверх имеющихся изображений.


***

Лена открыла глаза. Она не могла вспомнить, когда успела прийти с кухни, но потом, заметив в руке ластик, подумала, что все-таки смогла сама дотопать до кровати. Взглянув на часы, она мигом метнулась на кухню, сгребла все эскизы, даже не взглянув, посовала в папку и понеслась на работу, на ходу просовывая руку в рукав тонкой кофточки. Не глядя под ноги, она споткнулась о кроссовки Гуцула и чуть не спикировала на пол, но в коридоре на ее счастье оказался Виктор. Он поймал ее руками за талию, она подняла голову и встретилась с синими глазами. Учащенный пульс заставлял глубже вдыхать его запах, сводящий с ума. И тут откуда-то из зала раздался грохот и потом мат сонным голосом. Лена тихо засмеялась, от чего Виктор замер, вслушиваясь в ее низкий голос, высвободилась из объятий и убежала, стукнув дверью.


***

В офисе на ходу бросила секретарше Жене папку с бумагами, сказала срочно все оформить и отправить заказчику с курьером. После обеда начался какой-то шквал звонков. Все обсуждали их проект и звонили поздравить и выразить одобрение их работе. Лена была в шоке. Что она могла там такого нарисовать, если уже глаза закрывались и руки отказывались держать карандаш, а в голове не было ни оной мысли. Про вдохновение речь не шла вообще. Только теперь поняла, что отправила оригиналы и даже снимков не осталось. И Гуцул напился. Лена медленно шагнула по кабинету, ступая ровно в луче солнца, падающем между полосками жалюзи. Она взяла мобильный и набрала номер. К телефону в квартире никто не подошел. Ни через час, ни позже Виктор трубку не поднял. Куда мог деваться человек в незнакомом городе. «Ну, он же мужчина, сообразит, наверное, что делать, если потеряется», - но это мало успокаивало. Она собралась и спустилась в холл, сказала Жене, что поехала домой, раздала указания и попросила подготовить ей скрины по проекту.

На выходе столкнулась с Петром Степановичем. Он, как всегда, галантно поцеловав руку, передал поздравления. На Ленино изумление он развернул Альманах, в котором печатались последние события в мире искусства, как раз на странице, где выставили работы претендентов по текущему конкурсу. Предполагалось учитывать голоса простых людей, которые могли оставить свои отзывы на сайте компании. Лена взяла в руки журнал и поднесла ближе, рассматривая СВОЙ рисунок. Это был он и не он. Она медленно прошла по холлу и села на диван. Петенька последовал ее примеру.
- Дядя Петя, вы видите тут меня?
- Да, в общем, это ты.
- А в деталях? – Лена повернулась к нему и заглянула в глаза. Он потер подбородок.
- Нет. Штрихи очень правильные. Очень тебе идут, но они не твои. Ты рисуешь наоборот, как бы снаружи вовнутрь, и я всегда тебя вижу. А тут – словно изнутри, из глубины, но очень четко. Тут школа другая. Я не скажу, что по учебнику, скорее, наоборот, но вот стиль… Лен. Кто это?
- Я сама не знаю, - она поднялась, гоня от себя единственно возможное объяснение этому. «А это тут откуда?» - увидела те рисунки, что выкинула в корзинку. Подошла к Жене, показала ей страницу глянца. – Жень, это так и было, когда я принесла тебе?
- Да, Лена, конечно, я сразу сняла копии и положила в конверт. Что-то не так?
- Да нет, все так. Просто я рисовала ночью и сама не узнала…
Она вернулась к Петру Степановичу, пожала плечами.




http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-20-00000816-000-80-0<\/u><\/a>

Спасибо: 47 
Профиль
Straus





Сообщение: 3156
Настроение: Главный флудильщик подфорума ;) Обращайтесь
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.09.10 11:55. Заголовок: Пятая глава Девушк..


Пятая глава


Девушка зашла в магазин связи и купила симку. Вбила новый номер себе в записную книгу и пошлепала от метро к дому. В пустую квартиру. Неизвестность поднимала в душе панику. Куда идти искать его. В милицию бесполезно сообщать, тем более, если его поймали, то уже посадили за то, что он без документов. И как это узнать. Не может же она позвонить и спросить прямо.

Часы на микроволновке тихонько пикнули. Восемь вечера. В двери повернулся ключ. Она замерла в коридоре. Шурша пакетами, мужчина вошел в дом, одним свободным пальцем прикрывая дверь. Поставил ношу на пол и уперся взглядом в туфли Лены. Медленно поднялся по голым ногам до шортов, потом по фигуре вверх, замер на глазах. Они яростно горели изумрудами, щеки были розовыми, а губы были приоткрыты, видимо, готовые что-то сказать.
- Привет, - улыбнулся Виктор.
- Очень смешно. – Обезоруживающая чистая улыбка стерла из памяти ту часть монолога, которая была продумана вплоть до положения рук и изгиба бровей. - Весь день названиваю, уже в милиции собралась искать вас.
- Ну, вы же обычно к восьми приходите, вот я в магазин зашел…
- А днем…
- Я на собеседовании был, меня Гуцул проводил, а потом... с Олей встречался… - опустил он голову. – Я не знал, что понадоблюсь….
- Да не вы мне нужны были… а Гуцул, - фыркнула Лена, развернулась и ушла в комнату.

Виктор прошел на кухню, немного расстроено мотнув головой «не вы мне нужны». Сложил покупки в холодильник. Растерянный, он вернулся к себе и там затих до позднего вечера.


Стоя у окна, провела руками по плечам, пытаясь согреться. У него же девушка есть. Оля. Пока она тут с ума сходит, где он, этот самый Он гуляет с Олей. Или не гуляет, а у нее… Наверняка она постарше Лены, поопытнее, и уж явно одевается и выглядит получше. А она... Всего лишь маленькая девчонка. И не верилось, что может быть как-то по-другому. Вот непруха, даже рука не поднималась, а глаза упорно избегали бумагу. Внутри кто-то шептал, что он вернулся к сроку, зная время, когда Она приходит, но она не слушала этот голос. Поняла, что поработать не удастся, закрепила волосы полоской, взяла в кладовке мяч и пошла выколачивать из себя злость на крышу.


***

Виктор вышел из комнаты, привычно вслушиваясь в звуки. Лена сидела на кухне. Над длинной деревянной полосочкой курилась ароматная свечка, источая запах лаванды, каких-то еще растений. Приглушенный свет, включенный только на вытяжке над плитой, хрипловатый голос:
- …Нет, Лерка , представь, совсем нет сил и желания вообще что-то рисовать, даже странно как-то… ну да ладно. Ты-то как?.. Молодец, учись… Гуцул? А что ему будет. Малыш растет, Поля очень изменилась. Нравится мне, что она очень ему помогает. Он просто летает… Комаров?.. – Лена замолчала. – Я слышу, слышу. Лера, все сложно. Он изменился. Мы теперь по разные стороны баррикад… Случилось. Но давай не будем об этом… Почти забыла… - прошептала она. – О, у Сереги все как всегда! А сейчас мой брат на съемках в Вене… Ладно, Лерик, не грусти, ты же знаешь, что у него одна любовь в жизни... Я ничего не хочу, хочу только, чтобы вы были, наконец, счастливы! Ты когда приедешь? Приезжай скорее, мне очень плохо без тебя... Почему?.. ЧТО?.. – Лена отодвинула от уха трубку и удивленно на нее уставилась. Потом заговорила: - Лера, скажи мне свой адрес, я приеду… Я очень хочу тебя видеть!.. Блин, Лера!

Кулемина бросила трубку на стол. Зарыла пальцы в волосы. Схватила аппаратик и еще раз набрала номер на телефоне. Долго не отвечали, но потом она сказала:
- Найди Леру. Это очень важно. ОЧЕНЬ! – отключилась. Посидела, потом встала и направилась к шкафчику. Достала рюмку, какую-то бутылку, налила и залпом выпила. Закашлялась. Потом еще раз налила - выпила. Села за стол, сложила руки, уронила на них голову.
Из разговора, невольным свидетелем которого ему пришлось стать, Виктор понял, что что-то случилось. Это не очень страшное, что-то очень важное, и в одиночку ей не справиться. Но как ей помочь. Он подошел, провел рукой по белокурой головке. Присел рядом со стулом на корточки, заглядывая снизу в лицо.
- Лен, посмотри на меня. Что случилось?
- Ничего. А что? – пробубнила, не поднимая головы.
- Я же вижу. Послушай. Для некоторых вещей нужно время. Подожди, и все само собой решится. Только не спеши что-то предпринимать.
- Ага, - она вскинула голову и в упор посмотрела на него. Кивнула, встряхивая челку. – У вас, мужиков все просто. Вы пока с другой, мы тут с ума сходим. А этот вообще… - она махнула рукой. – Умотал, а она там… а я… - Замолчала. Рассматривала его лицо, смешно сдвинув брови. Потом коснулась пальчиками щеки. От ее прикосновения по телу мужчины прошел ток. Он прикрыл глаза и прильнул к ладони, накрыл сверху своей рукой ее кисть, повернулся и поцеловал в центр ладошки. Приятное возбуждающее тепло накрыло ее, она отдернула руку, вскочила со стула и со словами «Я, кажется, напилась», - убежала в свою комнату. Виктор так и сидел около стула, сжимая в кулак руку, в которой только что были ее пальчики. «Не было печали, нужно было влюбиться. Да как. И о чем она говорила сейчас. Вообще о женщинах, которые с ума сходят, или о себе, а это «вы» - она про всех, или… она меня еще на «вы» называет. Да нет, к чему бы это, при чем тут я. Тогда про кого она? Кто «она»? подруга? Черт, как сложно. Что у них тут вообще происходит!»


***

Утром она появилась на кухне первая. Сосредоточенно проделала привычные манипуляции, и к тому моменту, когда Виктор вышел из душа, Лена уже допивала кофе.
- Виктор, что это? – она показала в сторону холодильника.
- Холодильник.
- Издеваться будете? Я спрашиваю, зачем вы натащили продуктов. У нас что – есть нечего? – Лена сверкнула глазами.
- Лена, я не могу быть в доме нахлебником…
- Обалдели, что ли, совсем? – она с грохотом поставила кружку на стол, встала, протянула ему пакет с набором от оператора. – И прошу вас, будьте на связи.

Ушла, хлопнув дверью. «Ну вот, вся душа наизнанку. Она сказала далеко не все. Обиделась. Что теперь делать?» Виктор взял в руки симку.
- Алло, Гуцул? Слушай, у меня просьба… Через час.


***

- Ленка, привет!
- Привет, каким ветром?
- Лен, смотри, что я принес тебе, - он протянул ей глянцевые листы.
- Ух ты! Здорово! Спасибо. Но как ты узнал?
- Женька сказала, что тебя что-то волнует.
- Понимаешь, Гуцул, я не совсем въезжаю. Я рисовала эти эскизы. А потом ничего не помню, уснула. И на утро в альманахе появилось вот это, - она указала на слайды, которые держала в руках.
- Ну и что?
- Это Виктор рисовал, - у парня отвисла челюсть.
- Откуда знаешь?
- А кто еще? Барабашка?
- Лен, слушай. А ты у него спрашивала?
- Нет, я не знаю, как это сделать. И вообще, я на него обиделась, - Кулемина отвернулась к окну.
- А за что, можно узнать?
- Он вчера не отвечал на звонки, со своей Олей гулял, - Лена прокривляла имя девушки.
- Кулемина! Мы ревнуем! – всплеснул руками парень.
- Офигел, совсем, Гуцул! – возмущенно развернулась и уставилась на парня.
- Ладно. И это все?
- А потом забил холодильник едой.
- Это тоже преступление? Он же живет у тебя, есть-то ему надо что-то!
- Гуцул, ты совсем ку-ку, или прикидываешься? Я что – не могу прокормить свою семью!? Ну, или тех, кто живет у меня… - смутилась Лена от собственной оговорки.
- Трендец, Кулемина, - покачал головой Игорь.
- К тому же, он без работы, где деньги берет? А?
- Ну, он же мужик, отвечает за что-то в этой жизни. Не может же он быть нахлебником. Может, у него в банке куча бабла?
- Ага, и он не поехал жить в гостиницу, просто потому, что очень любит своего одногруппника, Сережу Кулемина! Ща умру! – размахалась Лена руками, а сама подумала, что Гуцул в чем-то прав.
- Ладно, Ленка, поговори с ним. Если он рисовал, то у него, определенно, талант. Возьми его к себе на работу!
- Очень смешно! Просто тогда непонятно, если он – художник, то зачем ему надо было, чтобы я рисовала его портрет?
- Лен, не ищи скрытого смысла там, где его нет. Поговори с ним, он тебе все скажет.
- Хорошо, уговорил, спасибо. Ты за чем-то приходил?
- Да, знаешь, завтра на площади Островского молодежь отрывается. Мы с Полей пойдем на пару часиков. У нас теща приехала, с малым побудет, а мы погуляем. Пойдешь?
- Нет, - она отвела глаза. – Мне возвращаться поздно не охота… - «Одной...»
- Так ты же с нами, мы потом тебя на такси довезем!
- Ну, если с вами, тогда еще можно. Ладно, до завтра.


http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000816-000-80-0-1284995763<\/u><\/a>

Спасибо: 47 
Профиль
Straus





Сообщение: 3163
Настроение: Главный флудильщик подфорума ;) Обращайтесь
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.09.10 11:07. Заголовок: *** Забежала домо..


Шестая глава


Забежала домой, надвинула на ноги балетки, захватила с собой кофту и, уже открыв дверь, замерла. «Виктор. И чего он будет один сидеть. Может, позвать его? Или не надо, он не так поймет, подумает, что… Да нет, он вроде нормальный мужик. Да, надо позвать. Но, кажется, его нет.» Она постучалась в дверь. Никто не откликнулся. Она заглянула внутрь. Его не было. «Вот так. Опять со своей Олей. Черт, обидно-то как. Да и ладно, чего киснуть, пойду развеюсь.»

На построенной сцене под открытым небом выступали молодые коллективы разных направлений, развлекая публику, вдоволь уливающуюся пивом разных марок, продающимся под зонтиками. В самую толпу они не полезли, расположившись у ограды Анничкова дворца. Музыку было слышно и там, но хотелось поговорить, а потанцевать можно будет подойти поближе.
- Привет, вы тоже гуляете? – приятный бархат знакомого голоса отразился в зеленых глазах испугом: «Если я повернусь, и он с ней, я умру». Медленно, как во сне, повернулась. Выдохнула – один. Виктор здоровался с Гуцулом, знакомился с Полиной, а потом повернулся к ней. Виновато посмотрел в глаза. – Я не помешал?

- Нет, конечно! – воскликнул Гуцул еще до того, как Лена вышла из транса. – Вот нам с Полиной уже пора, а вы… О, Виктор, ты и проводишь Ленку домой. Вам все равно в одну сторону! – Он радостно помахал Лене, утаскивая Полину за собой. Не понимая, что произошло, почему вдруг так стремительно сменились планы, Лена повернулась к Виктору. Он смотрел на нее, словно стараясь запомнить каждый штрих, каждый поворот головы, каждую тень ее мимики. Она ему казалась каждый день разной. То сияющая жизнерадостная, то тихая, даже мудрая, то волнующая, соблазнительная, а сейчас – легкая, нежная, открытая. Он пожалел, что он не в том статусе, чтобы подойти и сказать ей об этом. Сказать, насколько она проникла в его сердце своей улыбкой, зажигая огонь блеском глаз.
- Привет. – Кивнула в сторону удаляющейся пары. – Посмотрите на него, вытащил меня сюда, обещал домой доставить в целости и сохранности, а сам…
- Можно я побуду сегодня телохранителем и провожу до дома? – он взял ее за руку. Она кивнула. – Лен, давай на ты?
- Я, если честно, привыкла уже…
- А ты попробуй, - он заглянул в глаза, поднес ее пальчики к губам и невесомо их коснулся. Лена спрятала глаза за челкой, кивнув.
- А ТЫ тогда больше не делай так. Ладно? – они обсудили вопрос с продуктами, с телефоном. Лене так легко стало, словно свалилось с плеч недосказанное.
- Это ты рисовал за меня эскизы?
- Нет, рисовала их ты. Я только добавил штрихов. Тебе не понравилось?
- Здорово, только не стоило, я бы сама справилась. Спасибо, ты спас эскизы. – Она смотрела в глаза, и так горячо стало на сердце, когда она ТАК произнесла эти слова. - Покажешь, как ты рисуешь?
- Покажу. Но я не специалист.
- Откуда тогда такая техника? Ты - самородок? – прищурилась, изобразив удивление и восхищение. Он улыбнулся.
- Нет, я учился, но художником не стал.
- А кем ты работал?
- Я работал в рекламе, создавал клипы и рекламные ролики.
- Понятно, почему ты сделал именно то, что нужно было.
- А ты?
- А я дизайнер. В моей компании работают со всем: интерьеры, ландшафты, афиши.
- Понятно.
- А можно вопрос? – ему показалось, что в глазах заблестел какой-то холодок.
- Можно.
- А ты почему сегодня один? Без Оли. Так, кажется, зовут ва… твою девушку.
- Да она не девушка, встретились пару раз. А сюда я пришел посмотреть, как отдыхает Питерская молодежь. – Он отвернулся и посмотрел в сторону сцены. Потом снова повернулся к девушке.
- Нравится?
- Мне нравится тут, с тобой. Может, купим пива, или чего-нибудь. Ты пьешь пиво?
- Не очень пью, - она сморщила носик. – Мне пиво нравится некоторое, но потом надо искать туалет. – Она опустила взгляд, и ему показалось, что даже покраснела. Виктор улыбнулся, отдавая должное ее искренности. – Пойдем лучше поближе, послушаем музыку?
- Идем. Только, чур, от меня не отходить, - он протянул ей руку, она вложила туда свою ладошку. Встретились взглядами. «Мир?» «Мир».

Толпа вокруг норовила разделить, либо подталкивала ближе друг к другу, и Виктор боялся выпускать Лену из своего круга. Но и прикоснуться не мог, обнять, и не имел возможности просить ее об этом. Все казалось таким волнующим, ведь это первый шаг к сближению, а она такая необычная, что он не знал, чего с ней ждать. Началась медленная композиция, и Виктор, наконец, смог прижать ее к себе, вдохнуть запах волос, почувствовать ее в своих руках. Лена тоже млела от возможности безнаказанно незаметно скользнуть по плечу, вдоль мышц, устраивая руки поудобнее. Близость его теплого дыхания, синих глаз и его какой-то особый запах волновали ее.

Когда закончился медленный танец, и началась снова более быстрая музыка, Виктор так и не отпустил ее. Она повернулась к сцене лицом, а он остался сзади, загораживая спиной и создавая защиту вокруг девушки.
Домой пришли под утро, пешком, немного хмельные от пива и свежего воздуха, но довольные.

***

На работе рисовала. Сама. Немного посидев над эскизами, Лена выбрала один и положила его в папку. Пришла домой и устало стянула туфли с ног, засовывая в тумбочку. Никто не встречал, это было странно. Не успев додумать мысль, она услышала из сумки призыв мобильного телефона. Звонила взволнованная Женя из офиса, сказала, что какая-то проверка, требуется ее присутствие. Надевать вновь туфли казалось мазохизмом, и Лена достала кроссовки. Подумала, сменила костюм на джинсы, взяла рюкзачок, положила паспорт и какие-то бумаги и вышла из дома.

Виктор метался около входа в метро, ждал, когда придет последняя электричка, хотя понимал, что это глупо, она могла поехать на такси. Но не сидеть же в доме, когда среди ночи он не может дозвониться до нее, потому что телефон играет мелодию сигнала в сумочке, лежащей в коридоре. Нервно чеканя шаг, сверился с часами, которые опережали последние показания ровно на полторы минуты.

С последней электричкой Лена не появилась. Виктор пнул какой-то мусор на тротуаре, взлохматил волосы и медленно пошел в сторону дома, где он временно обитал. Задумался, никак не понимая, что между ними происходило. Его влекло к этой молодой, такой сильной и такой нежной девушке. Она словно глоток холодной воды в жару – охлаждает истерзанное тело, пропитывая необходимой влагой, спасая душу, но, утолив первую жажду, ее хочется больше и больше. И, несмотря на ее внутреннюю силу, хочется ее прижать, не отпускать, защищать, согревая ее руки в ладонях.

Локтя коснулась прохладная ладошка, пробравшись на руку, и успокоилась там. Он повернулся и посмотрел в зеленые глаза.
- Что ты тут делаешь? – заинтересованная улыбка, голова чуть на бок, открывающая глаза стряхнутая набок челка.
- Да я прогуливался, подумал, вдруг тебя встречу, завернул сюда, а вот и ты, - поняла, что он сердится. «Неужели искал?» – Почему не сказала, даже мобильный не взяла! Ночь на дворе! – сменил тон Виктор.
- Я… наверное, потеряла его, - тихо сказала она. – А если постоянно грузить друзей своими проблемами, то их можно потерять…
- Ты меня считаешь другом? – с надеждой серьезно спросил Виктор, развернувшись к ней.
- Ну, конечно. Ты же всегда помогаешь мне, волновался…
- Спасибо, Лен. – Девушка так и не поняла, за что он благодарил. То ли за то, что доверяла ему, называя другом, то ли за то, что приняла его, даже когда Серега уехал, то ли еще за что-то. – Телефон твой дома. Ты его, наверное, забыла, когда собиралась.
- Хорошо, а то там столько контактов нужных!
Долго шли молча, а когда впереди замаячил дом, Лена остановилась, чувствуя неловкость. Она не могла так, ей нужно было решить сразу все, не оставляя недосказанностей и обид.
- Прости, что заставила волноваться, - тихо проговорила она, приложившись головой к плечу. Дыхание от ее близости перехватило, и Виктор вдохнул запах ее волос. «Черт, и всего лишь друг…»




http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000827-000-0-0-1285252814<\/u><\/a>

Спасибо: 50 
Профиль
Straus





Сообщение: 3170
Настроение: Главный флудильщик подфорума ;) Обращайтесь
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.09.10 10:34. Заголовок: Седьмая глава Помим..


Седьмая глава

Помимо поисков работы на Виктора еще свалилась проблема поиска квартиры. Пришли деньги от продажи его собственной жилплощади в Москве, и он теперь находился в постоянных бегах по городу. Несколько раз, не зная, как добраться до того или иного места, он, не желая отвлекать Лену и Игоря, просил Ольгу помочь ему. Девушка без умолку тараторила и уже через час была в курсе всех последних событий, удовлетворенная даже односложными ответами. Вопросы она ставила так, что потом ей не составляло большого труда собрать все кусочки паззла. И собеседник ни о чем не догадывался.

Виктор выбрал себе небольшую квартиру на Старом Невском, где из окон открывался вид на северную воду. Очень хотелось показать свою находку Лене, но он пока не решался мешать девушке перед сдачей проекта.

***

Виктор однажды вечером ввалился уставший в коридор и услышал голоса из зала.
- …так что, Петр Никанорович, станешь ты скоро прадедом. – У Виктора сумка выпала из рук. - Если, конечно, Серега тормозить не будет. – Это она уже сказала, видимо, на ходу, потому что через мгновение вышла в коридор и уставилась на нарушителя тишины.
- Привет, Лен, - смущенно проговорил.
- Привет. Иди, с дедом познакомлю.
Лена их представила, Кулемин и Степнов пожали руки.
- Очень приятно, Петр Никанорович, никогда не думал, что смогу вот так с вами разговаривать.
- Рад, что меня еще помнят читатели.
- Конечно, помнят! В свое время зачитывались романами!
- Да, были времена, а теперь муза меня совсем покинула!
- Да ладно, дед, не прибедняйся, тебя и сейчас хорошо печатают. Пойдемте лучше ужинать.
После ужина все снова разместились в зале. Лена с дедом смотрели снимки Игоря, листали эскизы, Кулемин качал головой, одобряя или наоборот не принимая что-то.
- Ты что, дед! Это же самый креатив!
- Не краетив, а пошлость какая-то. Ну, вот откуда же это тут взялось?
- А это такой довесок, без которого сейчас никак, Петр Никанорович… вот смотрите… – защищал Лену Виктор, пряча в глазах смешинки. Ленка дулась и обижалась, старый фантаст ухмылялся, глядя на обоих, и, почесывая бороду, продолжал спорить. – Ты бы еще глаза тут пририсовала!
- Точно, дед! Так и сделаю! – смеялась она, понимая, что все происходит шуткой.
Виктор оставил внучку с дедом наедине, понимая, что им нужно поговорить.
- Дедуль, и что нам делать с твоим внуком? Я думаю, мы должны им помочь! А он и слушать не хочет, говорит, что раз она уехала, значит, видеть его не хочет. Дед, что делать?
- Эх. – Вздохнул Кулемин. – Придется опять изображать из себя больного. – Он хитро блеснул глазами.

***

Через три дня на проект были готовы несколько вариантов эскизов. Настроение художников зашкаливало, Гуцул носился с фотографиями для выставки и снимал на официальное портфолио для тендера. Виктор проводил много времени с Леной за рисунками, вырезая элементы и перетаскивая их на бумаге, подыскивая им место. Девушка и не заметила, как проект превратился в их совместное творчество. Показывая какие-то собственные секреты, Виктор узнавал много нового из питерской школы, да и о самой Лене тоже много становилось понятно. Он чувствовал, что, переехав вскоре из ее квартиры, ему будет не хватать ее голоса, ее глаз. Сейчас она рядом, он может ее каждый день видеть, любоваться сосредоточенным лицом, невзначай касаться ее пальцев, перехватывая карандаш, видеть блеск глаз в момент игры на площадке. Но, в то же время чувствовал, что нужно что-то еще. Но что?


Разрабатывали тему рекламного ролика. Взяли камеру и сами что-то нарезали, а потом под руководством Гуцула монтировали и смотрели, оценивали сюжет.
- Чтобы было интересно, возьми, скажем, средневековье. Какие темы, там можно такие локации забахать…
- Фу. Кринолин, парики… - девушка сморщила носик.
- Дворцы, парки, балы… - развивал мысль.
- Измены, тайны, предательства, яды… - не сдавалась.
- Подземные ходы, гроты… Лена! Собирайся! Поехали!
- Куда? Ты что?..
- У тебя полчаса! – он уже выскочил в коридор, а Лена только опомнилась.
- Эй, а форма одежды какая? – в проеме арки показалась голова и он сказал:
- Обуй лучше кроссовки!
Лена, пожав плечами, отправилась собираться. Через два часа они подъезжали к одному из пригородов Петербурга, чтобы окунуться в далекие времена царей и придворной красоты.

После экскурсии по дворцам они прошли к узенькому коридорчику с маленькой дверцей.

Подземелья бывают более интересны, чем замки. У Павловского дворца нет мрачных застенков, но имеется большой подземный ход – со своей историей, тайнами, привидениями и эхом. Старожилы утверждают, что в переходах и подвалах до сих пор бродит приведение императора, поэтому, если вы чувствительны к таким вещам – запаситесь хорошими фонарями и добрыми проводниками.

Грот «Эхо» - еще одно удивительное сооружение. Выход из него – в огромных валунах и зарослях кустов – кажется капризом природы. Но это сделано руками человека.
Сильное, многократное эхо грота – штука капризная, получить его можно, стоя только в определенных местах. Например, у второй от входа пары фонарей. Оно может повторить до четырех последних слогов слова, есть свидетельства, что некоторые слова повторялись до 30 раз.

С эхом связана такая забавная история. Когда-то на стенах грота была развешана различная конская упряжь. Однажды ее сняли. Дочь Павла I, играя в саду, вбежала в тоннель и, обнаружив отсутствие «украшений» на стенах, закричала: «Кто украл хомуты?». Конечно же, эхо ответило ей: «Ты… ты… ты…». С тех пор это одна из самых распространенных кричалок для общения с эхом в этом гроте.
Есть и другие. Например, «Какой цветок не боится мороза? – Роза!», «Как звалась первая дева? – Ева!». Но проявляет оно и некоторое своеволие. На вопрос: «Кто нами правил?», эхо дворца неуклонно отвечает: «Павел!».



Лена и Виктор, прослушав информацию, отправились ее проверять. Пройдя ко входу, они встали у второго фонаря и стали кричать. Эхо повторяло слова и окончания фраз, они смеялись и так увлеклись, что стали продвигаться вглубь тоннеля. Действительно, не во всех местах была одинаковая акустика, и они долго смеялись над тем, как тут искажались слова.
- Гуцул! – «уснул».
- Что за эскиз? – «кис-кис».
- Кому связали свитер? – «Вите». Она специально сказала с мягкой «т». Мужчина сверкнул глазами и крикнул в тоннель:
- Ленка! – Эхо ответило «пенка». Он засмеялся, а она в шутку стукнула в грудь кулаком, взвизгнув
- Сейчас убью! – «люблю… люблю… люблю…» заметалось в камне и затихло в стенах грота. Не ожидавшие такого эффекта, оба замерли от изумления, глядя друг другу в глаза. Лена поняла, почему такие места называют мистическими, хранящими тайны. Откуда-то взявшаяся случайность расставила в сердце все на свои места. «Ведь эхо право: люблю». Мужчина наблюдал, как сменилось несколько отражений чувств в глазах девушки. Темные зрачки, блестящие в сумеречном свете, пронзенном кое-где лучами солнца, проникающими через люки, выдали смущение и растерянность. «Не может быть! Неужели я ей нравлюсь…» Виктор перевел взгляд в глубь тоннеля, Лена проследила за ним. Им обоим показалось какое-то шевеление вдалеке. Они переглянулись, Лена схватила за руку Виктора, и они побежали к выходу.
- Что это было? – тяжело дыша, она выглянула из-за плеча мужчины, когда они остановились у входа на витую узкую лестницу, оглядываясь в тоннель.
- Привидение, наверное. Испугалась? – она подняла взгляд на его лицо.
- Нет, - мотнула головой. Глаза горели, губы приоткрылись от сбившегося дыхания.

Виктор наклонился и коснулся горячих губ девушки, ловя теплый воздух ее дыхания. Нежные касания разожгли желание в груди, и, чувствуя, как она отвечает, Виктор смелее погрузился в ее тепло. Отпустил, торопливо пробежав по нижней губе. Лена посмотрела в глаза, ища признаки раскаяния или другие эмоции, но кроме благодарности и наслаждения не увидела ничего. Молча поднялись наверх, крепко держась за руки, и отправились домой, осмысливая, насколько этот поцелуй был желанным, важным и волнующим.

Приехал Гуцул, и они загрузили ему фотографии, которые удалось сделать во дворце. Пролистывая снимки и видео на ноутбуке, у Ленки по-новой начали трястись руки. Они с Виктором наперебой рассказали историю с привидением, и все вместе решили расслабиться после пережитых эмоций. Виски у Сереги в баре был хороший, дорогой, а потому Гуцул даже смог сам добраться до такси.



http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000827-000-0-0-1285311408<\/u><\/a>

Спасибо: 47 
Профиль
Straus





Сообщение: 3171
Настроение: Главный флудильщик подфорума ;) Обращайтесь
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.09.10 11:55. Заголовок: Восьмая глава Ле..


Восьмая глава



Лена сама не помнила, в какой момент стала зависима от всякого рода экспериментов с красками и разными видами творчества. Впервые разрисовывая стену, она поняла, что этот «холст» давал намного больше пищи воображению, чем просто бумага или даже планшет. Взяв в руки посуду, ощущения по силе повторились, но совершенно в неожиданной проекции – хотелось на хрупком маленьком пространстве передать не просто информацию, но создать сюжет, отразить динамику, показать жизнь, или смерть… И сейчас она стояла около полок с материалом для… бодипейнтинга. Отбросила сомнения и сгребла с полки несколько видов красок – на жирной основе, водные. Пришла домой и водрузила покупку на стол, достала, открыла коробки и задумалась.

На кухне появился Виктор, и Лена, хитро прищурившись, коротко сказала:
- Идем.
- Куда? – опешил Виктор.
Она молча взяла его за руку и повела в свою комнату. Скинула тоненькую кофточку, оставаясь в коротком топике. Всунула ему в руки краски и сказала:
- Нарисуй что-нибудь, пожалуйста. - Села в кресло, и положила руки на подлокотники. Виктор сначала не мог понять, чего она хочет, но когда опустил глаза на коробку, еще больше растерялся.
- Нарисовать на… тебе? – Лене показалось, что голос был даже не столько тихим, сколько севшим. Она твердо кивнула.
Мужчина собрал волю в кулак, произнес в уме мантру: «только бы не сорваться», и придвинул катающийся стул к креслу. Посмотрел на безвольно покоящуюся кисть и открыл краску. Лена следила за его сосредоточенным лицом, не глядя на рисунок. Еле перенесла пытку, когда тонкие кисточки скользили по запястьям, по плечам, по лопаткам. Вздрогнула, когда он чуть сдвинул лямки топика. Перехватывало сердцебиение, когда он выводил линии на шее, обдавая кожу теплым дыханием.
- Не опускай руки, пусть краска подсохнет, - сам удивился хриплому голосу, даже в шепоте звучащему сдавленно.
Повернул ее, приблизившись к лицу, нанося рисунок на белую шею. Несколько раз переводил взгляд в глаза. Темные зрачки горели завораживающе, по губам часто быстро проскальзывал язык, что отвлекало и волновало мужчину. Сменив краску, скользнул на грудь. Глаза девушки расширились, она пошевелилась.
- Тише, я лишь закрою тему орнамента, не буду все забивать. – И он провел кисточкой до края топика. Лена закрыла глаза, едва сдерживая стон, прерывисто выдыхая горячий воздух.
Отставил краски, заглянул в лицо.
- Вставай, - шепнул.
Изумление девушки усилилось, когда, подняв ее, он опустил руки на бедра, и повернул к себе спиной. Соблазнительные ямочки на пояснице заставили вздохнуть, прикрывая глаза. Коснулся пальцами кожи, придерживая, водя медленно мягкими кончиками инструмента. Поворачивая ее, переходя плавно на бока, напряженно следил за собственной реакцией. Пульс стучал в висках, пальцы подрагивали, и он спешил, понимая, что разум начинает мутнеть. А дальше… мышцы пресса дрогнули под руками, когда кисть коснулась чувствительных мест тела девушки. Она закрыла глаза. Чуть ниже, вензель почти коснулся края шорт. Задохнулась и откинула голову назад, стряхивая челку с глаз.
- Ммм… - то ли стон, то ли хрип. Рука легла на его запястье. – Не надо…
- Почти все, Лен, - от ее реакции казалось, что он сейчас расплавится. В венах кровь раскалилась, наполняя тело и голову тяжелым огнем. Прикосновение к руке жгло где-то в сердце, отдаваясь внизу. «Да я безумно тебя хочу… а ты заставляешь терпеть это…»


***

В дверь позвонили как раз в тот момент, когда она закрыла краски. «Вот бы в холодный душ…» - поселилась мысль в сознании обоих. Касаясь обнаженного торса мужчины, Лена пыталась подавить горячие волны, накатывающие на нее. Она просила не шевелиться, боясь не вынести эту пытку – вид перекатывающихся мышц на спине, на руках. Могучая шея грозила остаться неразрисованной, а когда Лена, закусившая губами язык, поднималась кисточкой по подбородку, неудобно наклонившись над Виктором, мужчина взял ее за бедра и опустил себе на колени. Лена дернулась, но он, предвидевший такую реакцию, придержал, заглядывая в глаза, сообщая, что все в порядке.

Дверь отворилась, и Гуцул сначала вскрикнул от неожиданности, а потом присмотрелся. Из ступора его вывел знакомый голос.
- Отомри! – девушка засмеялась и протащила обалдевшего парня в прихожую.
- Ленка, это чудо!
- Ты еще Виктора не видел!
- Ого! Да вы тут время не теряете!
- Да, деловые – жуть прям!
- Привет, - мужчина протянул изрисованную руку Игорю.
- Привет, граф! Или как тебя звать-то теперь? – парень с интересом рассматривал мужчину, качая от восторга головой и ходя вокруг. – Сделай вот так, - он показал жест, Виктор повторил. – Офигенно! Так, Ленка, а где у тебя мои старые зонтики?
- Зачем?
- Я не могу не запечатлеть ЭТО! – он указал на обоих рукой. – Это потрясающе!
- Это экспромт…
- Только с условием – без лица, - слова Лены заставили Гуцула задуматься.
- Тогда иди, сделай прическу, помнишь, когда все дыбом стоит? Сюда это в самый раз. А я в кладовку за светом!
Когда в зале все было готово, Гуцул еще больше часа мучил своих моделей, говоря, как встать. Затвор щелкал не переставая, снимая все в движении, вылавливая эмоции, напряжение лиц, горящие глаза. Не сдержал обещания, наснимал с лицом – «для себя», успокаивал сам себя.
- Вить, руку за Лену… так, наклонись, Лен, откинь голову, он же вампир…
- Ага, а я вся белая и пушистая… - хохотнула она, запрокидывая голову, чувствуя губы на шее. Руки сами собой скользнули в волосы и сжали. Рисунок на руках стал четче, очерченный напрягшимися мышцами, Виктор, рукой, выходящей на камеру, прижимал девушку к себе, а второй, как бы невзначай, провел по спине.
- Вот так, Ленка, молодец! Витя, открой глаза!
Последние кадры, Лена с Виктором отпрыгнули друг от друга.
- Гуцул, иди на фиг, не буду тебе больше позировать… - оба тяжело дышали, глядя в безумные глаза друг друга. Она повернулась и ушла в комнату.

Гуцул подумал: «Да от них пахнет сексом, нереально искрит. Не поверю, что ничего не было. Ну, Кулемина! Тихоня!»


хыхы, поиздевались над бедным <\/u><\/a>

Спасибо: 48 
Профиль
Straus





Сообщение: 3177
Настроение: Главный флудильщик подфорума ;) Обращайтесь
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.09.10 14:40. Заголовок: Девятая глава - К..


Девятая глава



- Кулемина, колись, что между вами?
- Ничего, - пожала девушка плечами. – А что?
- Ты из меня-то дурака не делай, я тебя знаю, как облупленную, вон как глаза блестят.
Виктор был в душе, ему кто-то звонил, и он должен был уйти. Лена сидела на подоконнике, болтая ногами и сверху глядя на друга.
- Ничего, Гуцул! Уйдет сейчас к ней!
- К кому? – на кухне появился Виктор в полотенце. Гуцул что-то попытался сказать, но увидев мужчину, слова где-то застряли, и он только «хмыкнул».
- Моя очередь,- Лена спрыгнула с подоконника и пошла смывать с себя краску.
Зазвонил телефон, Лена взяла трубку, после разговора отключила ее и, взглянув на Гуцула, сказала:
- Боевая готовность, Игорь. Скажи Полине, что дед в санатории.
Когда она вышла из ванной, на кухне по-прежнему сидел Игорь. Виктора не было, она знала, что он ушел.
- Гуцул, давай выпьем?
- Давай, Лен, - на удивленно поднятые брови девушки парень ответил:
- Ушел.
- Я знаю.
- Лен, он хотел ехать к Петру Никаноровичу, проверить, как его здоровье.
- Чего? – скривившись от обжигающего горло напитка, она посмотрела на Гуцула.
- Вот так люди спиваются! – он протянул ей колбасу.
- А мы будем закусывать! Правда?
- Правда, Лен! Закусывай давай!
- Ты не ответил.
- Он подумал, что это правда, что твой дед заболел.


***

Виктор был рад этому неожиданному звонку Оли. Нужно было отвлечься, потому что находиться с Леной рядом не хватило бы сил. Нужно было бы обдумать, он чувствовал, что все не так просто у них, но вот так наспех не решить, не понять – слишком сильно было желание прижать ее к себе и не отпускать, и времени думать тоже не было.

И сам не заметил, как они оказались у девушки дома. Погруженный в свои мысли, он автоматически выпил чай, предложенный радушной хозяйкой.
- Витя, ты тут? – теребила Виктора за рукав Оля.
- А? Да. Задумался просто. – Виктор оторвал от груди прилипшую к нему Олю, выразительно томно вздыхающую и соблазнительно, как ей, наверное, казалось, облизывающую губы. В голове вспыхнул кадр из памяти, как Лена облизывает губу, особенно когда волнуется. Оля снова попыталась прижаться к Виктору, но тот отодвинул ее на вытянутые руки, удерживая за плечи. - Оля… Слушай, я пойду лучше, я кое-что вспомнил.


***

Лена услышала, как щелкнул замок.
- Я пойду, Гуцул. Передай, не забудь, пожалуйста, Полине про деда, может, Лерка ей первой позвонит.
- Хорошо, передам. Беги.
Виктор вошел на кухню в тот момент, когда Лена скрылась в коридорчике с другой стороны.
- Вить, садись, выпьем.
- Что отмечаете?
- Удачную фотосессию! – слукавил Гуцул. Он повернул ноутбук к Виктору, демонстрируя слайды из их новой папки.
Виктор и Игорь долго обсуждали фотографии, а Лена лежала на кровати, раскинув руки, и не могла прогнать мысли о нем. «Опять к ней ходил. Как же паршиво-то, а! Да, трогает, да, цепляет. Черт, ДА! Ревную!»

Когда услышала, как закрылась входная дверь, выбралась из комнаты. Слышала какие-то шорохи в коридоре, но полумрак единственной горящей лампочки не дал четкой картинки, только то, что Виктор на коленях что-то делал у тумбочки. Подошла близко, почти вплотную. Он снизу посмотрел на девушку, остановив движение рук. Она молчала, пытаясь что-то понять. Не выдержал, также стоя на коленях, обнял ее, обхватив бедра. Несколько секунд Лена растерянно старалась не дышать. Потом все более смело руки потянулись, и она зарылась пальцами в волосы мужчины. Прерывистый вздох, она с силой сжала руки, причиняя боль. «Это ее месть...» - полыхнули зловещей догадкой голубые глаза.

- Где ты был… - горький отчаянный шепот. Она знала ответ.
Она отпустила волосы, оттолкнула от себя мужчину, резко развернулась и быстро зашагала по коридору. Не услышала преследующих шагов от захлестнувшей обиды – горячие пальцы удержали запястье, сильные руки остановили бег, тихий, но настойчивый голос проник в самое сердце.
- У нее… но БЫЛ С ТОБОЙ! – носом провел по щеке до ее губ, заставляя ее губы открыться, разворачивая в объятиях к себе лицом.
Лена вдохнула прохладный воздух, остудивший жаркий поток внутри, уперлась ладошками в грудь мужчины, не давая привлечь ближе. Опустил руки, выпуская; но не ушла. Крепко вцепилась руками, притягивая к себе за шею, целуя, словно из последних сил.

Не выдержал, провел ладонью по волосам, спустился к плечам, по спине к талии, сделал шаг и прижал девушку к стенке, потом перевернулся, сам упираясь лопатками в прохладную поверхность, и заглянул в глаза. Тот незабываемый темный цвет, какой он уже видел. Нахлынули воспоминания страсти в глазах, привкуса адреналина и выбивающего изнутри ритма сердца при динамической съемке. И так зашкаливающие децибелы в сознании, кричащие уйти, сопротивление тел, стремящихся навстречу друг другу – секунды замершего движения. Медленный ток невесомого касания пальцев к коже руки. По внутренней стороне запястья, до сгиба локтя, выше до плеча, ладонью по шее на затылок. Тихий стон от одновременного бега пальчиков по груди, по шее, пульсирующей точке, до губ. Прикусил пальчик, приближаясь к горящим черным огнем глазам. Она сжала короткие волосы в пальцах, прикрывая глаза. Ощутила горячее прерывистое касание губ. Забыла обо всем, лишь принимая его вкус. Он наслаждался ее губами, поочередно лаская своими, чувствуя, как она отвечает. Ее руки в волосах, гибкое тело в руках, дышащее нежностью и страстью. Виски в крови убивал всякие посторонние мысли, напуская головокружительного туману, путающего, влекущего, проглатывающего своим безумием. Горячие поцелуи спустились к шее, руки ласкали спину, поднимая майку, доставая до чувствительной кожи. Она трогала упругие мышцы под футболкой, впиваясь пальчиками, когда он прикусывал кожу. Стоны смешивались с дурманом, стены коридора сменились открытой дверью, а потом и интерьером спальни, а двое не могли оторваться друг от друга, теряя по пути любое желание сопротивляться, вместе с верхними частями гардероба.
Прикосновения губ к коже на животе заставляли вздрагивать и вдыхать маленькими порциями жаркий воздух. Тонкие пальчики на спине и на прессе жгли нетерпеливым желанием, губы девушки скользнули по подбородку, затем на шею. От этих ласк мужчина издал какой-то рык, быстро избавил ее от брюк и остатков одежды, наслаждаясь открывшимся видом желанного тела. Она стащила брюки с Виктора и также замерла, разглядывая его, стоя на коленях на кровати. Когда подняла взгляд в глаза, забыла обо всем, отдавшись губам.

- Какая ты красивая, - придвинулся к ей и прошептал на ушко, заключая в кольцо рук. Проводя ладонью по прогнувшейся спине, укусил мочку, заставляя закрыть глаза. Уложил на покрывало, придавливая своим телом, скользнул к груди. Лена застонала, чувствуя его желание, ощущая свое желание и предвкушая его силу.

Забилась, принимая его в себя, словно задыхаясь, неистово впившись пальчиками в бедра. Виктор взвился и задвигался в ней, наращивая темп, затем прекращая гонку, и снова по кругу, изводя ее и себя, наслаждаясь стонами, даря сладкую муку, током завивающуюся в разных уголках тел. Фейерверк чувств, пережитых за день, выливался страстью в постели, накатывая и отступая. Почувствовал ее финальную дрожь, сильнее погрузился в нее, сливаясь в ярком экстазе. Опустился на нее, поцеловав влажную грудь, часто вздымающуюся под ним, лег рядом, прижимая девушку к себе. Она поцеловала его в губы, и они, уставшие, расслабленные от любви и алкоголя, погрузились в сон. Ночью, отдохнув, отправились в душ, награждая друг друга новой порцией ласк, поцелуев и допуская руки к новым целям.

Рассвет застал их, уснувших поперек кровати, перепутавших руки и ноги в глубокой дреме. Лучи солнца согрели, пробудив ото сна. Зашевелилась первой Лена, и, поняв, что уже позднее утро, дернулась, чтобы встать, и разбудила Виктора. Встретились взглядами и долго любовались собственным отражением в потеплевшем сиянии глаз друг друга. Легко улыбнулась в ответ на его улыбку. Моментальный испуг в глазах и возглас:
- Я опоздала! Сегодня сдача проекта! Вечером фуршет и объявление результатов! – она быстро соскочила с кровати и унеслась в ванную. Бегала по дому, пока Виктор ее не поймал. Приподняв подбородок, заглянул в глаза.
- Лена. Ты все равно опоздала. Спокойно соберись, а то что-нибудь забудешь, - авторитетно заявил мужчина.
- Я не могу спокойно, мне надо быстро! - взмахнула девушка руками и побежала собираться дальше.



http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000827-000-0-1-1285672494<\/u><\/a>

Спасибо: 47 
Профиль
Straus





Сообщение: 3185
Настроение: Главный флудильщик подфорума ;) Обращайтесь
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.10.10 14:30. Заголовок: *** Пришла в офис и..


Десятая глава

Пришла в офис и достала эскизы. Но самого главного не оказалось. Быстро набрала номер.
- Вить, я все-таки забыла эскизы. Можешь привезти? Давай через час на Горьковской. Спасибо.


Виктор увидел папку с бумагами и диском на полу, около стола. Видимо, Лена столкнула его со стола, и, не заметив, уехала без него. И тут же раздался телефонный звонок. Уже надев рубаху, снова заметил светящийся экран.
- Привет, Оля... Что-то срочное?... - Давай через три часа?.. – Ладно, только у меня пять минут…
Виктора не на шутку взволновал голос Ольги. Хоть он и понимал, что кроме дружбы их не связывает ничего, но отказать девушке во внимании не мог. Через двадцать минут они сидели в кафе и Оля рассказывала какую-то душещипательную историю. Виктор глянул на часы.
- Оля, давай встретимся вечером, и я что-нибудь придумаю, как тебе помочь. Мне нужно передать кое-что одному человеку, это срочно… - девушка замахала руками, пытаясь что-то сказать, и пролила кофе ему на рубаху.
- Извини, Витя, я не хотела… - нытье и приторные извинения заставили мужчину удалиться, оставив эскизы на столе. Не теряя времени, девушка открыла папку.
Когда Виктор вернулся, ее уже не было. Удивился, взял папку и отправился на встречу с Леной.

***

В актовом зале было полно народу. Лена прошла к компании своих коллег, там же были художники из их подопечной студии. Она приземлилась в кресло, улыбаясь коллегам и знакомым. Увидела в толпе деда и Петра Степановича, помахала им рукой, в дверях показался знакомый силуэт брата. Она долго ждала, когда он вернет ей взгляд, заметив; он увидел Лену, кивнул и занял место где-то недалеко от выхода.
В зал вбежал Гуцул, и следом рядом с Леной плюхнулась в кресло Женя.
- Лен, плохие новости. Стас выиграет тендер.
- Что? С чего ты взял?
- Мне сказала Анечка, секретарь в Комитете культуры, - Женя опустила взгляд под вопросительным Лениным огненным.
- Этого быть не может. У нас завершенный проект, мы предусмотрели все… - Лена не могла поверить, что это правда.
- Лен, подожди, это не точно. Наверняка, ошибка.
Настроение упало. Она знала, что слухи не рождаются на пустом месте. Гуцул остался сидеть с Леной, а Женя куда-то исчезла.
- Привет, Кулемина, - резкий голос над ухом заставил вздрогнуть. За общим гулом в зале их никто не слышал. Рядом было свободное место, и сейчас на него опустилась Лебедева. – Скучаешь?
- Да, нет. Пока ты не появилась, все хорошо было.
- А где же твой хахаль? Бросил? Добился, чего хотел, и в сторону?
- Оля, ты о чем? – повернула голову и вупор посмотрела на девушку Кулемина.
- О тендере и о Викторе Степнове. Слышала о таком? – Спокойно сказала блондинка.

«Оля. Черт, неужели это и есть та самая Оля…» - застучало в висках.

- Лебедева, чего надо-то? Говори. Не отвлекай, - в зале потух свет, затихли звуки и все замерли в ожидании действий на сцене.
- Ты действительно подумала, что главный художник-реставратор Москвы, слетевший со скандалом с подиума и покинувший столицу, просто так появился у тебя на пути во время тендера? – шипела Оля на ухо Лене. Ей казалось, что сейчас все могут слышать этот зловещий шепот. – Ошибаешься. Это Стасик послал его. Помнишь своего бывшего? Витя не передавал привет от него? – она зло хихикнула. У Лены кулаки сжались. – Он выполнил свою работу, выкрав у тебя эскиз, получил деньги, на которые купил квартиру. Мне там очень понравилось, особенно спальня. Стасик очень доволен, особенно предстоящей победой. Он обещал отомстить, Кулемина, вот теперь ты на себе ощутишь, что такое банкротство.

Кулемина сидела бледная, молча наблюдая, как на широком экране проплывают слайды проекта-победителя. В голове складывалась та же картинка, только лишенная светлых оттенков. Все срасталось именно так, как и сказала Оля. Только о квартире она не знала. И не могла в это поверить.

Пробудившись от очередного кадра, резнувшего по сердцу, Лена поднялась со своего места. Она даже не заметила, что Лебедевой уже рядом не было. В тот момент, когда комментатор за трибуной ведущего говорил о том, что победителем стала фирма Комарова, Лена увидела на сцене с микрофоном Петра Степановича. Но она продолжала свой путь к выходу.
- Вы можете привлекать экспертов и долго спорить об авторских правах, но этот эскиз не может принадлежать фирме Комарова. Его рисовал один человек, которого нет тут.
- Вы можете это доказать?
- Конечно. На всех его работах есть вензель. Водный знак. И этот – не исключение. – Лена замерла в проходе между рядами. Она сама ставила их на Его рисунках. И как-то сказала об этом деду. И забыла. Улыбнулась и, повернувшись, благодарно посмотрела на Петеньку.

Жюри начало переглядываться, кивая, группа людей, работающих на Стаса Комарова, засуетилась; Лена заметила, как Гуцул поднес трубку к уху, а потом спешно покинул свое место. Она посмотрела на Стаса. Изумленное лицо, в отсветах с экранов выглядевшее бледным. Он напряженно переводил взгляд с экрана на жюри, на Петра Степановича, на свою команду.
- Вы можете его показать?
- Верхний правый угол, пожалуйста, увеличьте, - он обратился к техникам за пультами управления. Изображение начало съезжать в сторону, приближая до боли знакомые штрихи, прорисовывая легкую неровность, а потом все четче выдавая вензель автора «В.Степн_». Смотреть Лена не могла на это, развернулась, покидая темный зал. Мельком увидела в рядах копну волнистых волос, мысль скользнула по сознанию «Лера приехала, наконец-то все встало на свои места». Горячо отозвалось внутри сердце, - «на свои места, как будто и не было его». На выходе из зала натолкнулась на Серегу.
- Ленок, что это все значит?
- У Виктора спроси, он расскажет. Иди, Сереж, тебя там Лера ждет. – Лена положила руку на плечо, улыбнувшись одними губами. Слышала, как начались споры в зале, как жюри стало голосовать за приостановку конкурса и пересмотр результатов тендера, как кто-то из устроителей настаивал на осуждении Комарова. Ничто уже не было важно для нее. Она вышла из здания Комитета, набрала номер.
- Лен, привет. Освободилась? Послушай, у меня для тебя сюрприз, давно хотел показать…
- Квартира? – перебила.
- Да. А… Ты откуда знаешь?
Она закрыла глаза. Растерянность его голоса сожгла последние сомнения в сердце.
- Зачем, Вить? Ты и так лучший, ты легко это доказал, зачем было так… - холод фраз разбился последними словами, которые она почти прошептала.
- Лен, подожди, что случилось... - Отключилась. Набрала Гуцула.
- Игорь. Да. Через полчаса. Один приходи.
Лена зашла в ближайшее турагентство.
- Девушка, на сегодня любой тур на две недели. Лучше с экскурсиями.
- Что желаете,..
- Мне все равно, даже страну не называйте, - она протянула документы и карточку.
Через полчаса сидела в кафе с дымящейся кружкой в руках.
- Куда ты убежал из Комитета?
- Слушай, я побежал к тебе в офис. Мы с Женькой сделали так, что Виктор уже целую неделю числится у тебя в сотрудниках. Теперь получается, тендер выиграли вы, а не Стасик!
- Гуцул, мне все равно, кто выиграет. – Она замолчала под непонимающим взглядом друга. - Это Степнов продал эскиз Комарову, - практически шепотом от сдавившей горло обиды сказала она. Воцарилась тишина. Гуцул что-то соображал, хмурясь. От привкуса скорой победы не осталось и следа. Он растерянно посмотрел на Лену, в пальцах которой дрожала кружка.
- Но… Я не верю, - выдохнул он. - Он мне казался искренним, он был очень удивлен и… благодарен за то, что ты поставила его вензель на рисунках…
- …эскизах… - машинально поправила друга.
- Черт знает что... Лен, а это точно?
- Да. Мне Лебедева рассказала все. Она спала с ним, а он… Она сказала про квартиру, а он позвонил и подтвердил, что купил недавно...
- Он звонил?
- У меня телефон разрывается… хотя, нет… скорее, это о сердце…
- Лен. Было? Лен! Я убью его! - подскочил на месте друг.
- Нет, нет. Тише. - Она положила ладонь на его руку, удерживая взвившегося парня. - Не надо.
- Кто он для тебя?
- Он для меня… - поджала губы, чтобы не давать им дрожать. Тряхнула головой, глядя на кружку. - А я… он не сказал. - Она вздохнула и дрожащими руками поставила на стол напиток. Гуцул заметил, как она прогнала влагу из глаз и взглянула на него. - Отменяй работы по моей выставке. – Гуцул внимательно наблюдал за ней.
- Лен, ты уверена?
- Ты же сам понимаешь, что это теперь невозможно. – Ему было больно смотреть на Ленку.
- Ладно, все, закрыли тему. Поехали домой, я возьму только свою сумку. Не хочу никого видеть.


Скрытый текст


Дома никого не было. Лена только пожалела, что не увидела Леру и толком не поговорила с братом. Она прошла в свою комнату. Взгляд остановился на гладко заправленной кровати. Собираясь, она, конечно, даже не подумала накинуть покрывало, а теперь эта мелочь резанула по сердцу. Как же больно, что все так незначительно, машинально. По крайней мере, для него, а она теперь с ума сходит. «Наша постель… словно покрытая пледом тайна…» Обошла вокруг. Опустилась на самый краешек. «Почему?»
Когда вышла из комнаты, в коридоре ее позвал Гуцул.

- Лен, иди сюда, - она пошла за ним, он привел ее к комнате Виктора. Открыл дверь. – Только не падай.
Сначала она не заметила ничего, кроме свидетельств его присутствия. На тумбочке лежали карандаши, альбом на кровати, а над кроватью висел его портрет, тот самый, который рисовала Лена. С синими глазами. Сердце застучало сильнее.

Она развернулась и замерла. С той стены, куда не доставал луч солнца, смотрел ее собственный взгляд. Каким Он видел ее. Немного прикрытый челкой, но лукаво выглядывающий из-под ресниц, зовущий и спокойный, грустный и смеющийся изумруд какого-то специального карандаша, который рисует словно тенью, растушевкой по обоям. Линия губ такая четкая… «Неужели это я…» Словно хочет что-то сказать, но все замерло. Нежный румянец и неожиданный взгляд снова на глаза, а в них… «Столько страсти, огня… и губы горят как после поцелуя…» Мысли ожили в голове: «В какой момент он это рисовал? И что это значит…» Невесомая линия шеи и оттенок ключицы, уходящий линией в кончики волос. «Рисовал сегодня, после… после нашей ночи…» - губы дрогнули, в душе стоял такой гул от мыслей и ощущений… Только сейчас заметила, как в волосах на картине путались строки стихов. Пробегала глазами ни один не оставляя в памяти. Зачем?

… мне в твоих подсказала ресницах
Дрожь, запутавшись болью в глазах…


Коснулась пальцами ровных строчек, волос, губ. «Как же, все-таки, красиво. Как четко. Как правильно. И так глубоко. И так больно…»
- Лен, - вздрогнула, когда Игорь прикоснулся к ее руке. – Такое мог сделать только влюбленный…
- Я ему не верю.
- Лена, так рисуют не кистью, а сердцем, - она прикрыла глаза. «Не надо, Гуцул, молчи, итак больно, словно рвется душа на куски. Молчи. Молчи…»
- Он выиграл тендер одним эскизом, он сможет нарисовать все, что угодно. – Она махнула на стену. – И это все ничего не значит. Как для него, так и для меня. – Попыталась убедить себя Кулемина. Тряхнула головой, сгоняя дурман от эмоций, которые навевала эта работа. Только сейчас заметила, как Гуцул щелкал затвором камеры.
- Гуцул, сделай для меня одну вещь. Пусть выставка состоится… только не моя. Его. Он заслуживает, тем более, там все готово. Эскизы у Жени, московские работы найдешь в интернете, у него там богатый послужной список, если верить Лебедевой… Деньги есть… - протянула карточку.

Они вдвоем вышли из дома, Лена достала из телефона симку и выбросила ее в мусорку на улице.

- Я поехала. Гуцул, передай привет Сереге. Скажи, что я позвоню.
- Лен, куда ты уезжаешь?
- Не поверишь – сама не знаю. Узнаю в Пулково. Ну, все, пока, Полине привет.

Лена чмокнула его в щеку, села в такси и помахала в окно.



http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000827-000-20-0-1285873370<\/u><\/a>


Спасибо: 42 
Профиль
Straus





Сообщение: 3192
Настроение: Главный флудильщик подфорума ;) Обращайтесь
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.10.10 15:29. Заголовок: Одиннадцатая глава ..


Одиннадцатая глава


«Как глупо. Как же глупо сбежала...»
- Разрешите пройти? - из задумчивости ее выдернул приятный голос. Лена подняла голову. Женщина довольно почтенного возраста в элегантном костюме и кашемировой шали внимательно рассматривала девушку.
- Да, пожалуйста, - поднялась она, пропуская женщину к окошку. Решила, что даже рада, что соседкой будет именно она, а не какая-нибудь болтушка, или вообще мужчина. «Не хочу видеть их».
- Спасибо, - Лена улыбнулась и прикрыла глаза, откинув голову в удобном кресле. Никак не расслабиться. Мысли мешаются, и все какие-то невеселые, а что-то конструктивное не приходит в голову.

Немного помучившись, но так и не уснув, стала выглядывать в иллюминатор, что не прошло незамеченным любопытной соседкой, и уже через час полета обе смеялись над историями из жизни, которыми делилась старшая из них. В разговоре выяснилось, что летят они в один отель в Вене, и, по всей видимости, эти две недели Лене скучать не придется. Это и к лучшему, она специально хотела по максимуму заполнить время различными делами, экскурсиями, чтобы не грузиться и поменьше думать. Конечно, обдумать все нужно будет, но не сейчас, а тогда, когда можно будет взглянуть на это со стороны.
- А как вас зовут?
- Элеонора, или Эля.
- А отчество? Я не могу вас просто по имени называть... - растерялась Лена.
- Что, слишком старая? – лукаво улыбнулась женщина.
- Нет, слишком мудрая.
- Я всего лишь женщина, и мы все мудры, только не все об этом знают, - Лене показалось, что она как-то странно посмотрела на нее. Словно что-то пыталась ей сказать, а она не понимает. «Какая же я мудрая, так мудро сбежала!» - мысленно похвалила себя Кулемина.

Неугомонная трещетка не давала Лене ни минуты на самокопание. Женщина бывала в Вене и теперь она взялась за культурную сторону и организацию досуга. Их дни были расписаны по минутам и все, что было запланировано, успевалось и приносило огромную пользу - Лена снова взялась за карандаши. В большом альбоме оставались наброски с экскурсий, какие-то срисованные элементы архитектурных хитростей мастеров, возводивших памятники зодчества в самой Вене и за ее пределами. Время близилось к неизбежному возвращению домой.

Лена открыла глаза, собралась, сложила вещи. Странное чувство, что чего-то не хватает. Элеонора не появилась утром, и это настораживало. Лена несмело прошла по коридору до двери подруги. На ручке висела табличка. «Уехала? Что-то случилось…».
Когда Лена спустилась сдавать ключи, ей передали записку от Элеоноры. Девушка спросила, где можно ее найти, а ей ответили, что «мадам Степнова покинула отель».

Она опустила голову и улыбнулась под челкой. Покачала головой: «Нашел. Все-таки нашел меня».
Долго крутила в руках сложенный листочек. «Леночка, девочка моя, прости, что сразу не сказала тебе всего, но все, что я к тебе чувствую – все искреннее и я рада, что узнала тебя. Как бы ни было больно – прости. Желаю тебе только счастья. Эля Степнова.»

***

Питер встретил дождем и холодом. Лена отправилась к деду, чтобы поделиться и узнать как тут дела. Хочешь, не хочешь, а прятаться нет смысла. Кулемин рассказал ей о том, что происходило эти две недели. Победителем по тендеру признали фирму Лены. Теперь Гуцул раздал всем задания, чтобы сделать рекламный проект. Лена боялась поднимать глаза на деда, боясь, что он прочитает в них вопрос. Но старому фантасту итак было понятно все.
- Как ты думаешь, кто пишет ролик?
- Не знаю, - слукавила. Сердце стучало.
- Виктор.
- Он-то тут причем?
- Ты забыла, что он теперь у тебя в фирме?
- Дед, пусть еще пару наших эскизов продаст и откроет свою фирму. Он на это способен.
- Лен, а ты не думала, что ты можешь ошибаться?
- Думала.
- И?
- Я надеюсь, что я ошибаюсь.
- Представь, что он думает о тебе?
- А обо мне нечего думать, я не предавала никого.
- А у него другая информация. Комаров показал ему ваши фото с какими-то подземельями…
- гротами… - Лена слушала и пыталась понять, в чем подвох.
- Ты отдала «своему любовнику» идею ролика.
- Вот скотина! Но откуда у него снимки? Они только у меня…
- Лен, спокойно. Мы с Петей немного покопались в причинно-следственных связях… Вчера Петр Степанович расспрашивал Гуцула, а потом пошел в бар. В тот день они с Серегой и Виктором напились до поросячьего визга и потеряли камеру, мобильники, еще что-то. А потом в офис принесли пропажу, якобы от бармена того заведения, где они гуляли.
- Этих алкоголиков уже весь Питер знает... – покачала головой Лена. – И этот приехал, и туда же… Подожди. В МОЙ офис? – дед кивнул, Лена всплеснула руками. – Прекрасно! На этих двоих я найду управу, а вот как быть с еще одним – его же не уволишь с должности брата! – негодовала Лена.
- Лен, ты понимаешь, что это не просто так. Не исключаю, им что-то подсыпали или подмешали…
- Ага, и мозги выкачали!
- Кто-то специально забрал камеру, а потом, когда получил информацию, вернул все владельцу.
- Значит, ролик создается заново?
- Идею они не поняли, но кадры, конечно, уже не пойдут… а может, и идею придется менять.
- Ясно… - тихо сказала девушка, встала и подошла к окну.
- Дедуль, как там Лера?
- Лен, она вернулась.
- К нему?
- Нет пока, она вернулась в Питер. А это уже много значит. Пока Сережа на испытательном сроке, - Лена хохотнула. – Но мне кажется, все еще впереди. – Продолжил дед, словно не заметив смешка внучки.
- Хоть одна хорошая новость.
- Ты позвонишь ей?
- Да, нам нужно встретиться.
- Лен, а что с фирмой.
- Да к чертям эту фирму. Все из-за нее, из-за проектов, тендеров… надоело… Лучше глянь, что я нарисовала. Кстати, сейчас расскажу еще кое-что про твоего любимого Степнова…
Лена пересказала историю с Элеонорой. Хитрый взгляд деда сказал о том, что он знал, что Лена под присмотром.
- И после этого не обижайся, что мы тебе не все рассказываем! Сам тоже хорош! Как маленькие! Я вам что – ребенок? – дед с улыбкой смотрел на разбушевавшуюся Ленку. – Ну вот что смешного!
- Ленка, ты такая еще молодая! Ну посуди сама, а если бы там кого-нибудь встретила…
- Отлично! Так вот зачем нужно было надсмотрщика ко мне приставлять – чтобы я не влюбилась ни в кого!? Совсем что ли уже ку-ку! – она встала, возмущенно размахивая руками. – Дед, дай мне адрес этого чокнутого! Я ему устрою!
- Не кричи. Он куда-то пропал. У него послезавтра выставка. В 19 часов.
- Если ты думаешь, что я пойду – ты ошибаешься. – нахохлилась Кулемина. – Мне все равно.
- Ну вот что вы с Серегой все от себя бегаете? Любите ведь!
Лена опустилась на диван, открыла альбом, который создала в Вене, повернула к деду, а сама задумалась, положив подбородок на коленку.

- Лен, ты куда? Домой?
- А я пока поживу у дяди Пети, - Лена подхватила сумку.
- Леночка, я же не гоню тебя. Хочешь, оставайся у меня.
- Нет, дедуль, спасибо, но тут тебя и меня будут доставать, а там меня никто не знает.
Она обняла деда.

***
Лена не появилась в офисе эти два дня. Знала, что это трусость, что не сможет смотреть ему в глаза. И также знала, что поговорить нужно, выяснить. За две недели, что она провела в Европе, она передумала много всего. Сначала была злость и обида. А потом немного притупилось, потому что разогнать целую волну в душе не было времени.

Она жила у Петеньки, пока сам он отдыхал на минеральных водах. Потрясающий вид из окон его квартиры-студии каждое утро создавал настроение полета. Музыка колоколов Владимирского собора доставала до самой души, заставляла трепетать и парить, поселяясь внутри каким-то светом.

***
Был вечер. Звонила Лера, и они долго говорили обо всем, договорившись встретиться на следующий день, потому что Лена знала, что они все пойдут на выставку Виктора на Миллионной, так что вечер и у брата и у всех остальных будет занят. В 19 часов она включила фильм. Не видела, но упорно смотрела на экран, а когда стемнело, Лена решила прогуляться по магазинам, с радостью любуясь огнями ночного города, который утопал в собственных бликах холодного великолепия.

Лена вышла на Владимирский проспект и замерла.


http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000827-000-40-0<\/u><\/a>

Спасибо: 43 
Профиль
Straus





Сообщение: 3203
Настроение: Главный флудильщик подфорума ;) Обращайтесь
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.10.10 11:32. Заголовок: Двенадцатая глава Н..


Двенадцатая глава

На широких растяжках над улицами города обычно вывешивали рекламу, какие-то изображения города, цитаты классиков; сейчас остановиться ее заставил именно почерк, до боли знакомый, который снился плавными линиями множество ночей подряд. Она удивилась. Перед ней был фрагмент с рисунка, который они не стали использовать в своих проектах, отложив просто в папку. Кто именно его рисовал, она уже не помнила, да и создавалось впечатление, что именно оба характера в сочетании давали ту необычность, объемность, что заставило сейчас стоять ее на середине людного проспекта и терпеть толчки локтями от прохожих. Вынырнув из воспоминаний, она огляделась. На остальных плакатах были просто рекламные баннеры, и Лена подумала, что, возможно, Виктор все же решился осуществить свой замысел с продвижением собственных амбиций в рекламе. Она отогнала мысли от себя и шагнула дальше.

На перекрестке с Невским проспектом уже было три растяжки. И на всех трех были их работы. Словно приглашая, давая выбор, куда идти. И нужно было выбрать направление. «Хочешь, чтобы я пошла за тобой?» - Лена снова остановилась и задумалась. Это было сделано именно для нее, она знала. Она словно видела в этих картинах его руку, его взгляд, словно слышала голос. Прикрыла глаза и ощутила его крепкие объятия. «Пойду за тобой. Просто, чтобы узнать, куда ты приведешь. И не надейся, что я простила». Она глянула вдоль Невского: здесь была тема с их фотографий из подземелий. Немного ретуши, теней, оживший свет из колодцев. На Литейный висел фрагментаж с их росписи на стенах.
Они в гостиной устроили соревнования – она на одной стене, он на второй; на пол они уселись одновременно, выводя орнамент вдоль пола. Лена повернулась и засмеялась: Виктор уже перешел на смежную стену, увлекшись, а потом подхватил серебрянку Лены, присоединился к ней, соперничая уже в скорости. Она вспомнила, как смеялся дед, когда увидел разношерстный рисунок, а Лена удивлялась, как он заметил.
Ее линии плавно сплетались с его, и Лена улыбнулась: «без Гуцула тут не обошлось». Когда она повернула голову в другую сторону вдоль Невского проспекта, сердце застучало быстрее. Роспись на плече, уходящая на шею. Прикрыв глаза, почувствовала, как по телу пробегают мурашки, словно от прикосновений кисточки к коже. Она пошла по направлению, которое указывало это изображение, встречая по дороге плакаты и афиши непременно с их работами. «Сколько же труда и времени это унесло…» - она шла и даже сама не заметила, как увлекла ее эта игра. Ждала очередного перекрестка, чтобы увидеть, какой именно кадр из Их жизни поведет ее дальше.

Переулками мимо собора Спаса на Крови «провели» ее фрагменты росписи на посуде. Она однажды забрала из дома деда старую бутылку от какого-то коньяка и стала просто водить по ней. Подошел Виктор и тронул руку. Она дернулась, и краска легла криво, он зацепил кончик кисти и получился силуэт женщины в профиль… беременной, и словно ветер уносил полы одежды, облегая фигуру. Столько нежности излучал этот рисунок, столько света. Лена любила его, потому что он заставлял думать о Лере, и поставила бутылочку на подоконник. Когда утром в окно заходило солнце, казалось, как Мадонна в храмовых цветных витражах светится изнутри.

Вышла на открытое ветру пространство и запахнула пальто. Издалека увидела огромный щит, стоявший плоскостью вдоль Марсова поля. Ее собственный взгляд улыбался ей. Лица не было видно, одни глаза, но они смотрели именно на нее, словно чего-то ожидая. Она подошла ближе. Только сейчас она догадалась, куда вели ее плакаты. Выставка на Миллионной. Но как он узнал, что искать ее надо на Владимирском, как узнал, что она пойдет вечером на улицу. «Как? Почувствовал?»

Она подошла к залу, где обычно устраивали Вернисажи художники. Никого не было. Она открыла дверь и вошла в темные помещения, в которых тихо звучала музыка. Вокруг стояли стенды и в некоторых местах мольберты, все накрытые легкой шелковой тканью. Она сдернула ее с одной картины. Потом шагнула дальше. Освободила следующую. Продолжая двигаться по широким коридорам, снимала занавеси с картин по стенам, бросая их прямо на пол. Дошла до небольшого зала. По полу были расставлены свечки, и несколько картин также были накрыты. Осторожно, стараясь не потушить огонь, она сняла ткань. Тот самый портрет. «Ждал». Лена огляделась. Никого. Ни в одном помещении ее никто не встретил. Она выпустила из рук ткань, которая легко скользнула к ногам и накрыла кончики балеток.

- Зачем пришла? – Лена вздрогнула от неожиданного резкого голоса.


http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000827-000-40-0<\/u><\/a>

Спасибо: 48 
Профиль
Straus





Сообщение: 3224
Настроение: Главный флудильщик подфорума ;) Обращайтесь
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.10.10 16:59. Заголовок: «И как я раньше не з..


«И как я раньше не замечала, что он такой противный», повернулась и уперлась взглядом в нагло ухмыляющегося Комарова.
- Порадоваться успеху, а вот что ты тут делаешь? Как стервятник, в поисках возможного скандала? Огорчу, тут, судя по всему, все тихо. – В полумраке ее глаза сверкали презрением. – Что, Лебедева не сообщила тебе о выставке, и ты не успел ничего изгадить?
- Милая, что за тон? – слащаво скривился он в притворной улыбке. – Я пришел отдать должное художнику, он так тебя изобразил, прям богиня. Знал бы он твой истинный характер, не старался бы так.
- Ты сейчас пытаешься меня оскорбить или умалить его заслугу? Тебя каким боком это касается?
- Да тем, что ты – моя!
- Да ну? – Лена сложила руки на груди.
- Это я тебя всему научил, я дал тебе все!
- Так ты все и забрал, а остальное я создала сама. Так что, Стасик, я тебе ничего не должна. Извини, мне пора. – Она двинулась вперед, обходя мужчину, но он больно схватил ее за локоть.
- Я потерял все! Из-за тебя!
- Я не заставляла фолить, это твоя инициатива. – Она пыталась выдернуть руку из цепкой хватки мужских пальцев. Тщетно. – И с Лебедевой вы отличная команда.
- О! Она тебе рассказала?
- Рассказала.
- И что, приятно?
- Если бы я ей поверила!
- А ты не поверила? А кому? Этому…
- Рот закрой! – гневно сверкнула она глазами и, наконец, высвободилась из захвата, тут же дав ему пощечину.
- Дура! – он замахнулся, чтобы ударить, но его рука замерла, удерживаемая стоящим сзади Сергеем.
- Стасик. А тебя, кажется, не звали. Еще раз подойдешь к ней – не обижайся! – Сергей оттолкнул Комарова по направлению к двери.
- Я еще не все сказал…
- Зато я все сказал, и дальше ни мне, ни Лене неинтересно. Иди, иди. – Брат повернулся к Лене, проводив взглядом удаляющегося по коридору Стаса. – Привет, малыш. Как ты?

Он прижал ее к себе. Лена уткнулась в грудь лбом, вдыхая родной запах. Как в детстве, когда он еще защищал ее во дворе, маленькую, худенькую светловолосую девочку. А потом она сама научилась за себя постоять, но парень так и остался навсегда защитником, и девушка всегда на него рассчитывала, знала, что махать шашкой начнет раньше, чем думать, а потому многое скрывала, но он на то и брат, что все видел.

- Лен, пойдешь?
- Да.
- Знаешь куда?
- Нет, но что-то должно подсказать.

Она развернулась на выход, посмотрев на брата. «Иди», - подбадривал взгляд. Она молча вышла из здания. «И куда идти?» - в голове не было мыслей. Она побрела по темной улице, потом обогнула дом и вышла на шумную набережную. Добралась до высокого гранитного парапета и уперлась руками в камень, всматриваясь в темную рябь воды. Позади пролетали машины и проходили люди, а она стояла и вдыхала ветер полной грудью. Также, как ветер сдувал с лица волосы, он уносил мысли далеко куда-то назад. Она прикрыла глаза, наслаждаясь собственным покоем. Слышала, как по Неве прошел катер, что-то доносящий до ее слуха, еще один. А она стояла, прижавшись к холодным перилам. Еще один катер. Он не уплывал, а находился где-то рядом, видимо разворачиваясь. «Тут много места, не должен столкнуться» - ленивая мысль проводила звук мотора. Лена не помнит, в какой момент потеряла его из мыслей. Открыла глаза.

Напротив нее на воде качался небольшой катерок, повернутый носом на середину реки. Облокотившись на руль спиной, удерживая бот, сложив на груди руки, на нее, неуверенно улыбаясь, смотрел Виктор. Сердце стукнуло и разогнало по телу волнение.

Вначале была паника от того, что она даже не успела обдумать ничего, поглощенная вывесками по всему городу. Потом обида и злость на него, да и на себя тоже. А теперь что? Есть он и он пришел за ней. Не прося, не виня, он просто рядом, и она точно знает, что не бросит. Сжала губы, стараясь не подпустить слезы к глазам. «Или от ветра». Глянула в небо, ища там ответа, высушивая глаза. Потом повернулась и пошла вдоль парапета, ведя по камню рукой, словно боясь нарушить связь с ним, с водой, с этим городом, который привел его в ее жизнь. Постепенно ускоряя шаг, заметила, как катерок двинулся параллельно ей, обогнал и пришвартовался у каменных лесенок. Соскочила со ступенек и утонула в крепких объятиях. Губы шепнули у уха «Здравствуй». Она медленно подняла взгляд на Виктора. Синие глаза горели темным огнем, отраженные светом прибрежных огней. Белая рубаха была расстегнута сверху, открывая грудь. Внутри все дрогнуло от воспоминаний упругих мышц под ладонями. Она тихо сказала «Здравствуй», вдыхая его близкий запах. Видела, знала, чувствовала, что он не врет. Верила, любила. Протянула руку и дотронулась кончиками пальцев до щеки, потом до губ.
- Прости меня…
- Простила…
- Нет, прости за то, что не сказал раньше. Я люблю тебя, – подхватил ее ладонь, сжимая в руке. Она пробежала взглядом по лицу. – Ты для меня и радость, и горе, и свет и тень, ты для меня все. Не уходи больше, я не смогу без тебя. – Привлек к себе и обнял.
Она не могла сказать ни слова, уткнувшись носом в его плечо.
- Я тебя люблю. – сказала, все также прижимаясь к нему. А потом вскинула голову и заглянула в глаза. - Веришь?
- Я тебе всегда верил, – погладил тыльной стороной ладони по щеке.
- И когда сказали про Комарова?
- И тогда.
- Спасибо, - шепнула она.
- Ты же мне тоже поверила? – испытующе всматривался в глаза.
- Поверила, иначе не пришла бы. – Он улыбнулся и легко коснулся ее прохладных губ своими горячими. - Вить, скажи мне… У тебя что-то было… с Лебедевой? - она освободилась из объятий.
- Нет. Я уже тогда влюбился в тебя. – Он смущенно улыбнулся, и Лена удивленно на него посмотрела. «Вот как он так умеет?» – Постой, так это что, была ревность? – Она кивнула, убирая взгляд.
- Почему... была... - пробубнила девушка.
- Ленка! - подхватил ее на руки и закружил на месте. - Люблю, люблю, люблю... - целовались на палубе, пока не заметил, как похолодели ее ладошки. - Едем?
- Куда?
- Увидишь! - он усадил ее на сиденье и укутал в плед, а сам встал за штурвал. Подмигнул и повернул ключик, заводя мотор.



там все равно мало кто водится (почти), но на всякий случай! <\/u><\/a>


Спасибо: 53 
Профиль
Straus





Сообщение: 3270
Настроение: Хочу тебя сегодня выдумать (с)
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.11.10 17:41. Заголовок: Довольно быстро кате..


Довольно быстро катер, разгоняющий винтами темную воду, причалил к пристани. Лена огляделась: все вокруг покачивалось, пока Виктор привязывал катер, отражая вдоль воды, уходящей под мост, огонечки подсветки набережных. Мужчина в белой рубахе, невероятно ему идущей, спутывал стропы, изредка бросая на Лену взгляды. Мышцы натягивали ткань, открывая и скрывая шею и грудь. «Боже, как же я соскучилась… такой красивый… родной…»
- Что? – заметив блеск ее глаз, Виктор застыл. Лена опустила взгляд и покачала головой.
- Закрой глаза. – Они поднялись на набережную, затем за руку перебежали через дорогу, Виктор завлек Лену в подъезд, они преодолели каменные ступени и остановились у двери. Лена посмотрела в любимое лицо и доверчиво закрыла глаза. Мужчина помахал ладонью, проверяя, и открыл дверь, за плечи направляя девушку в квартиру. Несколько поворотов, они остановились. – Подожди, не открывай.
Виктор пропал из ее круга, но она улавливала его движения где-то рядом.
- Теперь можно, - он снова оказался рядом, встав сзади, положив руку на талию. – Открывай.
Лена открыла глаза и задохнулась от волны чувств, окатившей ее до самых кончиков пальцев. В эту секунду, казалось, прямо перед лицом, вспыхнул огромный цветок салюта. Потом еще и еще. Они стояли, словно над городом, в огромной стеклянной сфере, создающей ощущение полета. Под ногами сверкали огни города, блеск воды, вокруг – темные пространства облаков и вспышки лопающегося салюта, теплые объятия сзади и частое дыхание в волосах.
- Как это так? – Лена не знала, как выразить ощущение того чуда, которое сейчас стучало в груди. Она несмело протянула руку и вздрогнула, коснувшись холодной поверхности стекла. Салют закончился, а она заворожено смотрела вниз на город. – Красиво.
Повернулась и встретилась с Виктором горящим задором взглядом. Он понял, что она что-то придумала.
- Вот я так и знал!
- Ты знал!
- Знал! – в шутку стукнув его в грудь. – Ты… ты…
Он засмеялся, заставляя своим голосом трепетать соскучившееся сердце.
- Я! И я люблю тебя! – подхватил на руки и закружил по просторной комнате, две стены которой и сводчатый потолок были прозрачными.
- И я! Откуда ты все про меня знаешь!? – кружась, смеялась она. – Ведь ты сразу узнал! Как?
- Рисуя тебя. – Он остановился. - Веришь?
- Верю!


***
Утром, проснувшись раньше Виктора, Лена отправилась на кухню, но, открыв двери комнаты, уловила шепот. Постеснявшись своего внешнего вида, хоть и его рубаха прикрывала бедра, не решилась показаться из укрытия. «Ну, конечно, встанут, им только до готовки завтрака будет!» - возмущался один, до боли знакомый приглушенный голос. «Ничего, вот вместе и сделают, Эля! Пойдем уже!» - Лена выглянула. Лера тащила Элеонору от холодильника, не замечая шпионку. Девушка засмеялась, прикрывая рот рукой, чтобы не выдать себя, и снова спряталась. Женщины покинули квартиру, и Лена прокралась снова в теплые объятия любимого.

ЭПИЛОГ

Лена с закатанными по локти рукавами, держа карандаш в зубах, стояла на стремянке и что-то клеила на стекло. Раздалась мелодия входящего звона мобильного телефона, висящего на шее. Быстро сунула карандаш в волосы.
- Да!
- Ленка, поезд уже подошел, - прокричал в трубку Сергей.
- Сереженька, ну дай мне еще часок! Ну, задержи его! Прошу! В кафе своди…
- Ладно, постараюсь! Но не думаю, что его что-то может задержать, рваться к тебе будет, столько не виделись!
- Все, не отвлекай, не успею! – Лена отпустила мобильник, снова повисший на шее. – Да где этот карандаш!
Крутилась на лестнице, чуть не свалилась, потом вспомнила, выхватила инструмент из прически и продолжила свою работу, закусив губу.
- ВСЕ! УРА! – глянула на часы. – Два часа! А где Витя? – нажала кнопку вызова. – Сереж, вы где?
- М. Лен, тут… понимаешь…
- Ты чего там мычишь!? Что случилось?! Говори скорее! – встревожено затараторила Лена.
- Привет, – любимый голос. Лена замерла, сразу успокоившись. Если там Виктор, значит все в порядке.
- Привет, - улыбнулась в трубку.
- Пришлось отобрать у твоего брата телефон, а то он его разбил бы…
- Ты где, Вить?
- Как раз собрался тебе звонить. Я в роддоме, успокаиваю твоего братца.
- Что!? Началось!? – Лена на ходу, зажав плечом трубку, уже скидывала домашние штаны. – Я еду!
- А я жду тебя. Люблю.
- И я.

Ввалились в квартиру, уставшие, голодные; Лена поплелась в ванну, а Виктор понес вещи в комнату. Проходя мимо открытой двери на мансарду, мужчина, кинув мимолетный взгляд в стеклянную комнату, остановился и замер, не веря своим глазам.
Сколько так стоял – и сам не знал, удивляясь тому, чего раньше тут не было – на изначально гладком стекле теперь поселились оттенки, раскрашивающие серость Питерской осени в цвета. Голубое небо, зелень травы, откуда-то взявшиеся блики желтых лучей солнца.
- Вить! – послышалось из глубины квартиры. Лена заметила стоявшего в проходе мужчину, остановилась, ловя малейшие посылы его отношения к этому. – Я совсем забыла. Так спешила закончить, и забыла… - он не двинулся. – Если не нравится, я верну обратно…
- Лен… - Виктор наконец повернулся к ней. – Я, конечно, знал, что ты что-то придумала, но чтобы так…
- Мне почему-то захотелось раскрасить небо, воздух, землю…
- Очень здорово! Лен, ты – гений!
- Это твой салют мне подал идею, так что – ты сам, а я только поймала...
- Ты у меня самая-самая!
- Да?
- Да. – чмокнул в губы. – Да. – Еще раз. – Да.
Только теперь обнаружил, что она в полотенце.
- М, Лен… - он поднял голову к «небу». – Мне, кажется, пора в душ!
Под заливистый хохот Кулеминой, Виктор метнулся вдоль коридора.
Отыскал ее уже на кухне, обнял, зарывшись в волосы у шеи.
- Лен.
- М?
- Ленок, а у меня вот тоже есть один проект для детской. Поможешь? – Лена напряглась, развернулась в руках, заглянула в глаза.
- Ты что… хочешь…
- Серега такой счастливый был… - они вместе улыбнулись, вспомнив мечущегося в ожидании дочки Кулемина по коридорам приемного в больнице.
- Показывай свой проект, - нежно муркнула она. Глаза мужчины тут же загорелись хитрым огоньком.
- Угу, сейчас, он у меня в спальне, - подхватил Лену на руки и понес.
- О! Направление проекта мне уже нравится!


Конец.


Девочки, дорогие, простите, спешила, что все забыла ;)

http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000018-000-160-0-1289835560<\/u><\/a>

это темка, кто поругаться хочет.
Очень, очень! ОЧЕНЬ жду вас там!!!

ДОПИСАЛА! Что могу сказать: хотелось легкости, романтики, ярких красок... получилось вот так, рада, что завершился фик, а самое главное - рада, что он получился такой легкий вроде. Перебор с наивностью и простотой героев, несмотря на их возраст, с романтикой и всякими розовыми... ну вы поняли, короче - СПАСИБО, что были со мной!

Целую, жду еще, обещаю "взяться за ум" и дописать недописанное. И еще пару сюрпризов





Спасибо: 49 
Профиль
Straus





Сообщение: 3271
Настроение: Хочу тебя сегодня выдумать (с)
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.11.10 18:51. Заголовок: Девочки, дорогие, пр..


Автор: Straus
Название: Смерти в глаза
Бета: Vies
Рейтинг: R
Жанр: Romance, Angst, Action, AU, OOC, Deathfic
Пейринг: КВМ, Лера
Статус: окончен
Муза: Vies, Dolimonka

Kristenka, благодарю за помощь в прохождении премодерации

Юленька, рада, что ты со мной!!!


С нетерпением жду отзывов, адрес помните? Нет?
http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000198-000-0-0-1290062117<\/u><\/a>

а у меня обложка, мне ЮЛЯ подарила еще до того, как я фик написала

VIES

<\/u><\/a>


Австралия. Сидней.

Две фигуры в обтягивающих черных маскировочных костюмах растворились в тени под стеной здания. Прижав своим могучим телом вторую фигуру к прохладному кирпичу, та, что повыше, склонилась и прикрыла голову напарника от осколков и взрывной волны, спустя секунду сотрясшей стену и окрестности. Через несколько мгновений движение возобновилось, и две фигуры плавно покинули темный переулок.

Дверь в квартиру распахнулась под напором двух тел, слившихся в поцелуе. Руки хаотично стягивали предметы одежды, губы путались в поцелуе, и не прекращались ласки языками. Пнув ногой дверь, они проехались по стенкам коридора и ввалились в светлую спальню.
- Ленка... ты умница моя… люблю тебя… - задыхаясь, прокладывал дорожки мужчина по нежной коже от ушка к шее, ниже к груди, захватывая губами и прикусывая чувствительные места. Она извивалась в мужских руках и шептала что-то сбившимся дыханием, лишь отчетливо слышно было «любимый».
Напивались друг другом до изнеможения, до самого розового рассвета, а потом, лишь обменявшись темнеющими взглядами в отражении огромного зеркала ванной комнаты, отдались друг другу в объятия вновь.

Так «отмечали» завершение очередной операции агенты ФБР, работающие в Австралии над делом о нефтяных незаконных сделках. Дело уже почти закрыли, осталось доработать по мелочам, а потом – заслуженный отпуск. Елена Кулемина, молодая сотрудница, работающая под прикрытием в самой группе, и ее напарник, Виктор Степнов, опытный агент во внешнем окружении. Познакомило их одно мутное дельце с незаконной торговлей оружием, на которое Степнову прислали напарника. Ночами просиживали над планами, рисовали схемы на доске невидными мелками, а потом пили чай в маленькой кухне специальной квартиры, напичканной техникой, незаметной неподготовленному глазу. Сначала Виктор ни в какую не хотел мириться с необходимостью работать в паре, но потом, уже привыкнув за долгую операцию думать «за двоих», прорабатывать детали с учетом того, что напарник – девушка, он в следующее задание взял никого иного, как Лену. Она с ним чувствовала себя как за каменной стеной. Сильный и надежный, рисковый и хладнокровный, Виктор был для нее больше, чем напарником. Он был ее телохранителем, ее страховкой и гарантией безопасности. В то время, как Лена для мужчины стала основной причиной не рисковать, удерживающей его, готового наплевать на безопасность, на грани фола. Своей отдачей и неумолимой жаждой жизни ради других, тщательностью и четкостью, заставляющей принимать ее всерьез, несмотря на молодость, где-то неопытность и даже излишнюю скрупулезность в деталях, она словно вела его за собой, изнутри отслеживая четкость проработки всех деталей операций. А потом сами не поняли, когда их привязанность, взаимовыручка, дружба и бесспорное доверие переросли в такую любовь. Сильную, страстную, нежную, сметающую все на своем пути, с привкусом опасности, с невероятной благодарностью и глубоким уважением к способностям друг друга. Они работали даже не на свою пару, а во благо друг друга, отдавая все, чтобы только нигде и ничем не подставить другого, и всегда иметь возможность вмешаться и вытащить напарника из любой передряги.


После окончания операции Лена сидела на кухне одна и грустила. Не удалось спасти людей: торговцы оружием взорвали автобус, - и теперь по бледным щекам катились упрямые слезы. Виктор вышел из своей спальни и замер, заметив в темноте силуэт девушки. Подошел. Почувствовал слезы и прикоснулся нежно губами, собирая их с лица. Сердце рвалось из груди. Хотелось взять ее боль себе, оградить от постоянного веяния смерти, вырвать из этого круга, защитить, укрыть... Ответила, доверчиво прижимаясь к груди, подставляя губам лицо. Пальцы убрали мешающиеся волосы, открывая белую в темноте кожу шеи. Он немного отстранился и посмотрел на девушку. Горящие глаза еще блестели в темноте, губы приоткрылись, судорожно вдохнув воздух. Прикоснулся к губам и замер, наслаждаясь ее вкусом. Не оттолкнула, а через некоторое время сама ответила на ласки. Осмелев, мужчина двинулся дальше, теснее прижимая к себе девушку. Несмело провела ладонями по груди, заставляя горячее сердце стучать чаще, скользнула пальчиками на шею. Он оторвался от сладких губ и заглянул в глаза, спрашивая разрешения.
- Как же ты мне нужен… - выдохнула едва слышно.
- Ленка… - дыхание перехватило от ее слов.
Мужчина подхватил и понес девушку в комнату. В свою спальню, словно приглашая в свою жизнь, точнее, в судьбу, не им прописанную.
Первый вскрик боли немного отрезвил.
- Я… первый… - не спросил, улыбнувшись, поцеловал в губы. – Прости...



Они заводились от одного касания, простого взгляда и срывались в объятия друг друга, еще не дойдя до дома. Время не властно над страстью, любовь только крепнет с годами. Работали в разных точках мира, но неизменным было одно – они были вместе. Изредка Виктор задумывался над своей жизнью, в которой они оба застряли, и выбраться так просто без потерь они не сумеют. Иногда ловил взгляды простых прохожих на улицах или даже вглядывался в глаза мамочек с малышами и думал, смог бы он стать мужем Лене и отцом их детям. Но пока над ними висели их работа, их долг, их судьба. Именно чувство долга и ответственность перед страной, перед своей совестью отодвигала возможность реальной жизни без масок, легенд, погонь и опасности. Оба понимали, что рвать с прошлой жизнью придется мучительно, искореняя ее из сердца и души беспощадно, и еще неизвестно, что скорее закончится – жизнь или работа. Бывших агентов не бывает, они всегда под прицелом, да и сами подсознательно цепляются за ниточки прошлой жизни. Они отчетливо осознавали это. И как только появятся первые нотки предпосылок, первые мысли «хватит», нужно бросать все. Попытаться выпутаться из сетей вездесущей системы, липкими лапами держащей за душу. В последнее время он все чаще задумывался над тем, как ее вытащить. Но для нее не было ни одной лазейки. Ни в паре с ним, ни отдельно. Ее родители были в системе, проходя по другому ведомству. Боялся затрагивать эту тему. Лена молчала, пока не было срывов и падений, все было терпимо, он загонял эти мысли, оставляя без ответа, в дальний уголок с грифом «отложено до…».

Лена не требовала. Она знала: стоит только привязать себя к земле, и не взлетишь. Став зависимой, придется отвлекаться, оборачиваться, вздрагивать, и не останется шанса спастись и спасти его. Она и так чувствовала, что вместе им не выбраться, да и по одному сложно. Но у него был шанс. Благодаря ей никто не знал об их совместной жизни за пределами записей на жучки и камеры. Она Виктору не говорила, но всегда в запасе была комбинация, дающая возможность двойного прочтения их совместных появлений на публике или случайных кадров. Страховалась, оставляя за собой незакрытые двери, чтобы, в случае чего, вытолкнуть хотя бы его. Ей не спастись, это ясно. Так хоть ОН.

А после завершения операции она ушла.

***

5 лет спустя.

Дорогой отель в Шарм-Эль-Шейхе. Знойный воздух словно затягивал голоса троих людей, раздающихся в огромном кафельном помещении, где посередине был устроен бассейн с бурлящей водой. Две мулатки с двух сторон кормили фруктами мужчину, поглаживая его грудь, посмеиваясь, пробираясь под воду и продолжая ласки там. Расслабившись у бортика, он что-то игриво отвечал девушкам, периодически погружаясь в воду и увлекая одну из них за собой. Проводя руками по темным курчавым волосам, стряхивая воду, глазами мужчина внимательно сканировал помещение. Прочитать что-то в синих глазах было невозможно за маской холода, застывшей в них, и только профессионал смог бы сказать, что человек напряжен и словно ждет чего-то, когда все его движения, выражение лица, голос - все свидетельствовало об обратном.
В вип-зону прошел еще один человек, кивнув головой куда-то в сторону, и подошел к краю бассейна.

- Виктор, звонок из России. Тебя спрашивают, - высокий араб, вопросительно глядя, протянул трубку телефона.
- Меня ни для кого нет, правда? – игриво впился он губами в шею девушки. Та хохоча кивнула.
- Виктор, это МИД, - мужчина настойчиво повторил жест, заставив друга выбраться из воды. И даже его опытный взгляд не смог заметить дрожи в пальцах, когда бывший агент брал аппарат. Виктор никак не мог понять, что «конторе» понадобилось от него через столько лет.
- Добрый день, Степнов слушает, - по-русски сказал он.
- Виктор, мы вынуждены Вам сообщить, что вы упомянуты в завещании, и вам необходимо присутствовать при его оглашении, которое состоится через три дня в Москве. Наш человек Вас встретит.
- Простите, я не понял, при чем тут я? У меня нет знакомых в Москве… - сердце кольнуло отдаленное воспоминание, терзающее сердце долгих пять лет. – Чье завещание? – тихо спросил он.
- А я не сказал? Простите. Завещание Елены Кулеминой.


Добрый вечер, дорогие!


***
Младой горячий спорил первоцвет
    С замерзшей памятью…

Рожденной болью стольких лет

И не рассеет сумерек прозрачных
    Утро

Твердившей лишь себе…
    Забуду…


И сердце умывалось кровью
    Не забыть

Ни на Земле, ни под землей… а в небе…
    Только ближе буду…




«Господи, если бы ты знал, как я ненавидел ее! Одно только имя выжигало в душе огромную дыру. Боли, крови, крика и слез стоила мне эта память. Я забыл. Уже забыл, но ее смерть снова всколыхнула огонь в сердце. Думал, что нет уже ее там, а она с еще большей силой полыхнула внутри. Господи, как же больно… Видит бог, я не желал ей смерти… да, злился, проклинал после слов «не люблю», но никогда не хотел я этого… Почему не нашел, не вернул, отпустил и позволил убить себя? Все надеялся, что она нашла, что искала, что каким-то чудом ей удалось самой выпутаться, это мог быть ее шанс, и мешать ей я был не в праве… Но теперь понимаю, что ошибся. Не было шансов, кроме одного. Она им воспользовалась. Все. Все, что строил вокруг этой главы в сердце под названием «Лена» рухнуло с одним звонком и холодным голосом на том конце провода. Было бы легче, если бы я был рядом? Пусть мучил бы ее своей несвободой, но она была бы сейчас жива, быть может, ненавидела бы меня, кого-то любила, кому-то улыбалась, но ЖИЛА! Да, наверное, было бы легче…» - глухой стон и очередной бокал виски. «А теперь снова удалять тебя из жизни, но уже до конца, без остатка, с корнями, из души, сердца и памяти.»


Черная тонированная иномарка притормозила у выхода из здания аэровокзала. Дверь открылась, мужчина средних лет прошел навстречу потоку людей, прибывших с самолетом рейсом из Шарм-Эль-Шейха.
- Виктор Михайлович? – обратился он к высокому брюнету в темных очках.
- Добрый день, он самый.
- Пройдемте, - он указал рукой на автомобиль у выхода.
Это странное старое чувство, что ты снова под колпаком, что твой каждый шаг записан, и отслеживается каждый вздох. И не дай бог, ты глотнешь воздуха больше, чем положено, все, тогда тебя затаскают по кабинетам. Такая она – система тут, в этой действительности, в этой части мира. Он надеялся, что Лена избежала этого, хотя, если тебе нужно скрыться, нет наиболее запутанной и непонятной организации, где словно в воду уходят все «концы».

Все сомнения мужчины, да что там, все надежды на ошибку, подставу и просто хитрый ход развеялись, когда он, попытавшись выяснить подробности, получил подробный отчет о расследовании смерти Елены Кулеминой и заключение теста на ДНК. Последний шанс потух в его глазах. Он ее потерял уже второй раз. Все. Конец. Теперь точно навсегда. И только теперь понимал, почему ни одна женщина не увлекла его за все это время. Да просто потому, что это была не она. Не ее волосы, не ее улыбка, не ее голос и не ее глаза. Однажды вздрогнуло сердце, когда мелькнула в толпе похожая макушка. Но это казалось нереальным в тот момент в том месте. Ее не могло там оказаться, где, спустя несколько месяцев, Виктор топил сердце в соленом море. Она всегда хотела отправиться в Иерусалим, это было ее мечтой. Но вполне реальной, потому что вполне выполнимой. Но он не успел. Виктор сделал это за Них, исполнив Ее мечту в одиночестве. Долго истязал свою душу. Сначала было непонимание, потом, решив, что так нужно, пришла тоска и боль. А теперь. А теперь было пусто. Вырвали с корнем, ничем не дав закрыть кровоточащую рану. Да и чем закроешь… Нечем. Некем. Все нужно начинать заново.

Степнов очень удивился, что она оставила квартиру и машину ему. Огласив завещание, служащие вышли из помещения, оставив Виктора наедине со своими мыслями. Нотариус протянул Виктору небольшую коробочку, в которой были вещи и документы девушки, и деликатно закрыл за собой дверь. Все еще не веря словам, перечитал бумаги. Достал из коробки пухлый конверт, перевязанный лентой. Дрожащими пальцами распутал атласный узелок. Отогнул уголок. На руку выкатилось колечко с изумрудом, которое он дарил Лене. Сжал в кулаке, поднеся к губам. В этой коробочке все самое дорогое? Или просто все подряд? Вздохнул. Она его мало носила, боялась, что по нему ее когда-нибудь кто-то найдет. Или, что еще хуже – Его найдут. Дальше лежали письма, фотографии и еще какие-то бумаги. Опытный глаз сразу из небольшой стопочки выцепил сложенный рукописный листок.

«Здравствуй.

Не назвать мне тебя, ты и сам знаешь. Чувствовал, догадывался, но не верил себе. Спасибо, что отпустил, оставив в памяти лишь свет. Все годы молила, чтобы забыл, и себе просила милости забыть. Но разве можно было просыпаться птицей в небе и не летать. Нет, конечно, мое Небо.

Прости, что снова так беспардонно врываюсь в твою жизнь. Знаю, научился уже жить без меня. Прости, прости, прости… я надеюсь, когда-нибудь ты поймешь все. Поймешь меня, себя. Лишь протяни руку и скажи «здравствуй, это я», - и ты почувствуешь все, что я должна была сказать…


Лена.

P.S. не пишу «твоя», так как не имею права касаться тебя, раз предав.
P.P.S. тут телефон человека, в чьих руках Все самое дорогое в моей жизни. И в моей смерти… ведь, если ты читаешь это письмо, меня, скорее всего, уже нет в живых.»


Листок мелко задрожал в пальцах. Мужчина зажмурился, стиснув зубы. «Как понять тебя. Как? Ответы только добавили вопросов. Лена. Ленка. Моя… бывшая…»
Остальные бумаги лежали рядом на столе. Он долго их гипнотизировал взглядом. Тронул пальцем. Какая-то узенькая полоска с дырочками… что-то написано черным фломастером. Букв не разобрать от какой-то пелены перед глазами. Фото. Его собственное. Истертое. «С собой носила», - снова кольнуло слева.

Минуты отбивались в сердце, превращаясь в часы. Еще одно фото. Лена и какая-то симпатичная блондинка с вьющимися волосами. Обе смеются в камеру, и от этих улыбок по сердцу разливается радость. «Совсем еще молоденькие», - палец погладил глянец в том месте, где сияли ее глаза.
Неожиданный стук в дверь вернул Виктора в серость унылой чопорной обстановки кабинета.
- Извините, Виктор. Чаю, кофе, быть может… - голос молодого человека прервал Степнов.
- Спасибо, не стоит. Можно попросить такси вызвать?
- Минуту… - легкий кивок головы.
Виктор сложил бумаги снова в конверт, сохранив указанный в письме номер в память телефона. Попытался завязать ленту, но не получилось, и он просто положил все на место в коробку. Подхватил ее, и через некоторое время такси остановилось по адресу, который указал ему голос в трубке после того, как Виктор представился.

Его встретила женщина и пригласила в свой кабинет. Практически без слов дала понять, чтобы он ждал, а сама вышла. Степнов подошел к окну. Он так и не понял, что это за здание. Надписи не было, но внутри чувствовалось тепло. Не высокая температура, а какая-то аура, от которой в душу приходило спокойствие. Здесь было что-то светлое, словно… отодвинул жалюзи, и перед ним открылся вид на детскую площадку. «Словно… детский сад». В голову ударило жаром. «Полоска в конверте – медицинская метрика с ручки новорожденного…» Мысли завертелись с невероятной скоростью, кружа голову и не давая дышать. «У Лены ребенок… самое дорогое… как же он теперь без мамы… и что я должен понять? ЧТО!?» - он опустился на кресло, обхватив голову руками. Паника прекратилась, оставляя на сердце тугое кольцо вопросов. Что он должен сделать с ребенком. Ведь, оставляя ему завещание, ни слова не сказала о малыше. Почему? Он закрыл глаза, вызвав из памяти Ее улыбку. «Ленка, Ленка. Какого решения ты ждала от меня. За что так… больно. Вот оно, то, что продолжает Тебя, что закроет рану в сердце. Не отпущу. Больше никогда не отпущу! И будь, что будет».

Дверь отворилась и вошла женщина, держа в руке маленькую ладошку ребенка. Сердце застучало часто-часто. Разволновался так, как никогда не позволял себе со взрослыми показывать свою слабость, а тут… поднялся. Малыш прятался за юбкой воспитателя, и только заинтересованно поднял взгляд на Виктора, когда женщина чуть отступила в сторону. Пшеничные кудрявые волосы, по-детски вздернутый носик и плотно сжатые губки. Мальчик несколько секунд смотрел на Виктора, а потом отпустил руку воспитателя и шагнул к мужчине. Чтобы не смотреть сверху вниз, Степнов опустился перед малышом на корточки. Маленькие ладошки обвили его шею, доверчиво прижимая тельце к широкой груди. Виктор растерянно глянул на женщину, улыбающуюся в ответ, и тоже обнял ребенка. Вздохнул. «Волосики пахнут солнцем… как у Ленки. Как там было?..»

- Здравствуй, это я… - шепнул на ушко. Малыш еще сильнее стиснул в объятиях могучую шею, по сути, чужого, незнакомого мужчины.


***

Виктор сидел в кабинете директора детского учреждения, пока мальчика кормили в столовой. Женщина рассказала, как появилась Кулемина Елена четыре дня назад и привела малыша к ним. Она просила позаботиться о нем, если она не появится, до тех пор, пока кто-то за ним не придет.
- А кто должен был прийти? Отец?
- Отец мальчика. Еще одна девушка, - женщина показала фото той самой блондинки, которую он видел на изображении в коробке. – Или мужчина, который должен представиться полковником Новиковым.
«Отец». У Виктора сердце сжалось: «Если бы я опоздал, и он забрал бы малыша… я бы не увидел его, не узнал в нем Лену, не понял бы, как я скучал, как ждал нечаянной встречи, хотел видеть ее глаза, как я ее люблю до сих пор… Девушка – подруга Лены, наверное. И кто же тогда этот военный?» Родителей Лены нет в живых, родных, он знал, тоже. А друзей исключала работа, а точнее, тот стиль жизни, который они вынуждены были вести. Он долго сидел и не понимал, как же в ее жизнь вписался мальчик. Скрыть беременность и, тем более, маленького ребенка было невозможно. А еще сложнее было скрыть от ребенка все это, ведь дети видят больше, чем говорят, они многое чувствуют, догадываются получше взрослых. «Быть может, она усыновила его? Но у него точно Ленкины глаза» - ну, никак не выстраивалась в голове четкая картинка.
- Он молчит, - тихо сказал Виктор.
- Да, я не слышала от него ни звука. Его мать не упоминала об этой особенности…
- Скажите, а что она говорила вообще, когда привела его…
- Артема.
- Что, простите?
- Его Артем зовут. Да ничего она не говорила, только просила присмотреть за мальчиком. – Женщина открыла ящик стола и достала бумаги в прозрачной папке. – Вот документы: свидетельство о рождении, паспорт, еще что-то. Она протянула ее мужчине, кивнувшему в знак благодарности. – Я понимаю, вам очень тяжело. Вы звоните, если вопросы будут, или нужно будет присмотреть за Артемкой. Он хороший мальчик… Надеюсь, вдвоем вы справитесь со всем этим...

Женщина понимала, что сейчас никто не сможет помочь ему, быть может, только этот самый малыш, который способен дать смысл для того, чтобы он продолжал жить. Опыт работы с людьми подсказывал ей, что мужчина сейчас находится на распутье, ошарашенный открытием: там, где была смерть, для него начиналась новая жизнь, и он никак не мог примирить эти два понятия в своем сознании. На него ложилась огромная ответственность, которую он внутренне уже принял на себя, приехав сюда, ведь, если бы его не волновало ничто, связанное с матерью ребенка, он не стал бы ворошить прошлое и даже не попытался заглянуть в будущее, бросив все так, как и пять лет назад. Ответственность за жизнь мальчика, а, соответственно, и за свою, без кого мальчик не сможет, не даст ему опустить руки. Быть может, сейчас она поступает жестоко, неправильно, но синие выразительные глаза, кричащие о том, что он на краю пропасти, заставили ее поступить именно так: отдать ребенка незнакомому человеку, у которого, возможно, совершенно отличные от этого планы… да и ребенку… НО они ДОЛЖНЫ помочь друг другу. Женщина отогнала все сомнения, проводив Степнова до дверей, и Виктор пошел за мальчиком, уже поджидающим его во дворе. «Как же они похожи».

Он протянул руку, представляясь, и мальчик доверчиво вложил туда свою ладошку, глянув на него своими изумрудными глазками.
- Виктор Степнов, - он присел, чтобы быть с маленьким собеседником одного роста. Тот кивнул, тряхнув белесой челкой. «Ленкин жест», - заныло сердце. Виктор прикрыл глаза, но лишь на мгновение, достаточное, чтобы незаметно прогнать боль. – Идем домой. – Мужчина поднялся, потрепал по голове мальчика, и они вдвоем пошли по направлению к воротам.

«Что делают с детьми его возраста? И вообще, сколько ему лет?» - думал Виктор, пока такси ехало до квартиры, адрес которой был указан в завещании, и ключи от которой ему отдал нотариус. «Его же надо кормить чем-то…». Мужчина надеялся, что в той квартире Лена все же жила с ним, и он найдет все необходимое для ребенка. Но оставались еще вопросы помимо банального быта, касающиеся воспитания, обучения. Его волновало, что мальчик не разговаривал. «Это врожденное, или он от испуга временно не может говорить. Кто и что его напугало?» - казалось, голова сейчас взорвется от массы вопросов и новой информации, но лучше уж пусть будет занята голова, чем болит душа. Подъехав к дому, Виктор выбрался из машины, достал малыша и в нерешительности застыл, подняв голову, охватывая взглядом высотное строение. И только потом, опустив голову, заметил, что малыш сам ушел вперед, свернул по дорожке к подъезду, остановился и вопросительно посмотрел на него, говоря взглядом: «ты идешь?». Виктор последовал за хозяином дома, в которого вмиг перевоплотился Артем. Открыв двери ключом, Виктор толкнул дверь и замер. Тихо. Примерно так пахло в той их квартире пять лет назад. Неуловимый запах свежести, какого-то мыла и сладковатых духов, от которых временами кружилась голова.


- Ленка, не стоит оставлять след. Твои духи слишком тебе идут, это как формула, вы дополняете друг друга, а потому – легко запомнить запах, а потом… когда-нибудь… кто-нибудь… - прокладывал губами дорожку по ароматной шейке на плечи и спину. - …Вспомнит… и захочет…
- Что захочет? – томным голосом «оживилась» Лена.
- …убить тебя…
- У, мне кажется, что кто-то уже хочет… - бедрами ощущая его желание, руками скользя по упругим мышцам пресса.
- Убить? – резко разворачивая девушку и оттесняя ее к стене, создавая мощную опору с трех сторон.
- …хочет... - впилась в теплые губы, пальчиками играя в волосах.
- …очень хочет… - накрывая горячим телом у стены. Не прерывая поцелуя, улыбнулась его реакции. Страстный, порывистый, дикий секс в ту ночь убивал реальность. И лишь последние стоны вернули привкус предстоящей разлуки, о которой знала только она, и не знала, как ему сказать.



Виктор аккуратно шагнул дальше, переступая запретную черту в Ее жизнь, крепко держа Ее сына за руку.
Вместе обследовали помещение и затем отправились за покупками. Около подъезда стояла припаркованная машина, к которой подошел Артем и одним взглядом попросил открыть. Виктор сначала растерялся, но потом заметил на заднем сидении детское кресло, куда быстро забрался мальчик и застегнул ремень.

Непривычные толпы народу в магазине, где по проходам мужчина катил каталку, а Артем висел на корзине, поставив ножки внизу на перекладину, дали ощущение чего-то давно забытого, родного, сейчас так отчетливо терзающее память.
Мальчик очень помог ему с выбором, наложив в корзинку продуктов, видимо, которые обычно они покупали с Леной. Степнов улыбнулся и потрепал его по голове. Домой пришлось заносить ребенка на руках – он уснул в машине, притомившись за долгие похождения по магазинам. Виктор уложил его на кровать, снял верхнюю одежду и укрыл малыша одеялком.

Включил телевизор и невидящим взором долго смотрел на красную точку на корпусе. Сам не заметил, как его сморил сон, прямо там, в кресле, в обнимку с небольшой подушкой и пультом.

- МАМА! – Виктор подскочил от детского вскрика. С трудом понял, где он находится, насилу отыскал дорогу в темноте в незнакомом помещении. Артем всхлипывал во сне и звал маму. Виктор потихоньку разбудил его, погладив по голове, мальчик посмотрел сквозь темноту комнаты на мужчину, обвил ручками за шею и снова уснул, уткнувшись в грудь мужчины, прошептал: – Папа.

Больше он не уснул в ту ночь.

http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-40-00000766-000-160-0<\/u><\/a>




Спасибо: 22 
Профиль
Straus





Сообщение: 3289
Настроение: Хочу тебя сегодня выдумать (с)
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.11.10 23:33. Заголовок: *** Резко обернулас..


Девочки, привет от неунывающих Ёжиков в тумане

Он думал, как же теперь сказать, что он не отец ему, этому мальчику, к которому за столь короткое время привязался всей душой. Он боялся, что теперь придется расстаться с ним. Виктор не хотел отпускать его, и ведь не зря же Лена оставила тот адрес именно ему. Очередной раз вздохнул, но почувствовал, что может разбудить малыша. Сел на кровати. Из мыслей его выдернул резкий короткий звонок в дверь. Разозлившись на пришедшего, он быстро пошел к двери. У порога снова раздался звонок, громом звеневший в мозгу, угрожающий разбудить ребенка. Виктор принял воинствующий вид и открыл дверь.

- Привет. Я Лера. Где Тема? – в квартиру влетела девушка, та самая, с фотографии. Она скинула сумку и прошла в глубь квартиры.
- Привет. Он спит. – Она остановилась и только теперь посмотрела на мужчину.

Именно таким она его и представляла. Всего лишь раз услышав о нем от Лены, всего 5 слов: «я не люблю его больше», а потом четыре года она видела КАК Кулемина его «не любила». Лера не сомневалась, чей это ребенок, ей не нужны были ни доказательства, ни даже просто ее слово. И не нужна была ей его фотография, висевшая все это время в комнате ребенка. Он и сам был копией своего отца, лишь только глазками напоминая мать. А Лена все это время жила лишь им: его словами, мыслями, его памятью и его продолжением. Все свои чувства она переносила на сына.
И Лера молчала. Она чувствовала ту боль, сопровождающую жизнь ее подруги, не будь она дочерью полковника милиции. Как знакомы ей было выражение глаз, когда хочешь сказать, и уже слова готовы вырваться с губ, но говоришь лишь то, что ДОЛЖЕН.

Да, он оказался именно таким, какого смогла бы полюбить Лена, та, которую знала она.
Лера шагнула в спальню. Спит. Она нежно улыбнулась, глядя на мальчика. Синие глаза с интересом следили за девушкой. Она резко повернула голову, наученная школой жизни с отцом и удивилась, заметив, что мужчина все же успел отвести взгляд, и сделал это настолько профессионально, что неопытный глаз не заметил бы ничего. «Мне показалось, или…» - теперь у нее практически не было сомнений в том, что именно свело их с Леной, тем, более, что он, казалось, был намного старше ее. она теперь почти была уверена - работа.

- А вы?
- Что? – вопрос вывел его из раздумий.
- Вы не представились.
- Виктор, - он протянул руку, Лера коротко ее пожала.

Она уверенно прошла на кухню, провела ревизию холодильника, под наблюдением мужчины достала рюмки, бутылку водки из бара, налила.
- Скоро отец приедет.
- Кто?
- Полковник Новиков. Мой отец. – Виктор кивнул. Вот что их связывает, полковника и Лену. Они усели друг напротив друга за стол.
- Расскажите мне все…

По мере того, как Лера рассказывала, содержимое бутылки уменьшалось. И рассказывала только то, что сама знала. А знала немного, потому как жила в другом городе, откуда Лена уехала, а вскоре оборвала связь с Новиковыми. Виктор понимал почему. И Лера тоже, но ради нее же, пыталась сейчас показать обиду.

- И это лучшая подруга. Скрыть от нас малыша. Я когда узнала… - она опрокинула рюмку и зажмурилась.
Мужчина никак не мог понять, почему затуманенный, да нет, практически отказавший мозг тянется к этой девушке. Сначала он подумал, что она, действительно, очень красивая. Но позже решил, что все же не в его вкусе. Но потом он осознал, что ни сердце, ни душа ее не чувствуют так, как видит ее сознание. Она – еще одна ниточка, которая связывает ее с Леной.
- Что вы будете делать с ребенком?
- Не знаю, чего ждала от меня Лена, но я сделаю для него все, что от меня зависит.
- Спасибо.
- За что?
- Я люблю его, как родного и тоже сделаю все возможное, чтобы он был счастлив… если это возможно… ради него… - она замолчала. – И ради нее…

Ладони закрыли лицо. Виктор уже несколько минут наблюдал, как она тихо сидела, уткнувшись в руки. Щелкнул включенный чайник, но она не двинулась. Буря в душе Виктора достигла критической точки, подгоняемая огромным количеством алкоголя, мысли стали приобретать второй смысл. Он начал понимать, откуда это притяжение, а ведь сразу не понял, ведь все так просто: она была рядом с ней все эти годы, пусть, не видя, но получая известия, которых не получал он. Она многое знала из ее жизни, а он не знал. Она видела, разговаривала… Виктор чувствовал, что внутри боролись два противоречивых чувства: благодарность ей за то, что могла в любой момент обнять ее, и обида и ревность за то, что она тут, а Лены нет. Лера может вспомнить ее любовь, а он – уже практически нет. Да и нужно ли это ему теперь. Он не мог ответить нетрезвым мыслям, все чаще возвращаясь взглядом к волнистым белым волосам.
Резко подскочил к ней, силой пытаясь отнять руки от глаз, едва заметив катящиеся из-под ладоней слезы. Сел рядом, хотелось успокоить девушку, обнять, но он сейчас воспринимал только сладкий запах ее духов, и боль вытесняла остальные чувства. Еще один человек, которому от этого всего плохо. Он шептал, что они справятся, но с каждым всхлипом все меньше чувствовал уверенность в своих словах. Теперь, он чувствовал, и ему нужна поддержка, ведь не будет все хорошо, не будет, без нее. Нет.

Девушка подняла мокрое лицо и посмотрела в глаза. Темные зрачки дали сигнал, отключая мозг. Лера уткнулась мужчине в шею, заставив его шумно выдохнуть. Он погладил волосы, каким-то самым стойким кусочком сознания понимая, что не она ему нужна, что потом будет мучительно больно от собственной слабости, но им обоим нужна была сейчас поддержка. Увидев раскрывшиеся навстречу губы:

- Лера, уйди… - прорычал он, отталкивая. Бессилием столкнулись два беса внутри.
- Забудь, не вернешь… - руками зарылась в волосы, прижимая темноволосую голову к груди.
- Она рядом. Всегда… - упрямо твердил, зло терзая тело девушки, уже не замечая, где руки.
- Отпусти, прими ее выбор… - как же хотелось забрать его боль себе, залечить, освободить от камня, тянущего душу на дно отчаяния, плещущегося в синих глазах невероятного оттенка. Понимала, что не сможет заменить Ее, что не имеет права, но пусть хотя бы чувство вины, хотя бы раскаяние, пусть хотя бы злость на нее будут тем, что заставит его жить и чувствовать, думать и идти дальше ради того, что осталось, но не ради того, чего не вернешь. Она подняла руками его лицо и заглянула в глаза. Два бездонных моря. С силой впилась в губы мужчины, причиняя и чувствуя боль.

Грубые тяжелые движения крепких рук через несколько секунд пригвоздили к столу. Она дернулась, но мужчина удержал, чувствуя уже негасимый огонь страсти, пылающий на проспиртованной душе.

- Нет. Не отпущу… - сквозь бешеный ритм дыхания разобрала слова, то ли являющиеся подтверждением его действий, то ли ответом на ее слова. Слезы снова задушили своим щекотливым жалостливым комком, и Лера почувствовала, как резким движением Виктор освободил их от одежды. Да, жестоко, но пока он не мог дать ничего больше.

Последние всхлипы в поисках утешения, две замершие фигуры на кухне в отбликах луны, и не сказать, что вместе, хотя и несколько мгновений назад были одним целым, пусть физически, не морально, но теперь – совершенно чужие друг другу. Тихое медленное осознание произошедшего. Все. Все неправильно.


Где-то тут...<\/u><\/a>


***

- Лер… прости. Я напился и… Не нужно было, черт, - широченные плечи теперь были опущены, словно поникшие крылья птицы. Весь хмель куда-то испарился, оставляя только трезвое понимание совершенной ошибки.
- Не надо. Молчи. – Она не глядя на него подхватила футболку и ушла в ванную.

Виктор сел на стул и обхватил голову руками. «Зачем, зачем обидел Леру. Ведь знал, что не нужна она… Как теперь быть…»
Утром снова раздался звонок. Лера спала в комнате Темы, и Виктор пошел открывать дверь.
- Добрый день, я полковник Новиков, Андрей Васильевич, - он протянул руку.
- Виктор.
- Степнов. – Кивнув, уточнил мужчина.
- Да.
Виктор удивился, потому что в его сознании этот мужчина был военным, он и представить себе не мог, что Новиков служит в милиции.
- А Лера уже приехала?
- Приехала, она у Темы в комнате, - невольно отвел взгляд Степнов.
Да, он привык отвечать за свои поступки, но сейчас не хотелось, чтобы кто-то осуждал или одобрял. Он и сам не понял, жалеет он, или нет.

На поздний завтрак собрались все за столом. Тема улыбался Лере, та гладила его по голове и смотрела на отца, а полковник, видя блестящие глаза дочери, готовой сорваться в слезы, качал головой, давая понять, что малыш не должен знать. Пока. И сколько может длиться это «пока»? Никто не знал. Мальчик рассказывал что-то «дедушке Андрею», забавно морща носик, как умела Ленка. Девушка держала себя в руках, Виктор отметил, что она – настоящая дочь своего отца: не выдаст, не сорвется, не подставит.

Ох как давила эта недосказанность. Никогда не оставлять двусмысленных фраз, не давать пустых надежд. Он не помнил, откуда он это взял, кто его так учил, но теперь он чувствовал, что должен поговорить с теми, кто на какое-то время останется рядом. Малыш не должен привязываться к нему, считая его отцом, ведь потом будет намного больнее принимать правду. Виктор присел на краешек дивана, Тема подошел к нему.
- Артем, я должен сказать тебе. Я твой не настоящий папа.
- Ты – папа, я знаю, мне мама рассказала, какой ты!
Краем глаза Виктор заметил Леру, стоящую на входе в комнату. Она замерла, прислушиваясь к словам мужчины. Потом посмотрела испепеляющим взглядом на Виктора, резко развернулась и бросилась прочь. Виктор заметил осуждение, ему даже показалось – презрение, только он не понял, из-за чего. Отец поймал ее, удержав за плечи, одними глазами и кивком головы словно говоря: «пусть сами разбираются, это не наше дело».

- Тема, я хочу, чтобы ты знал, я не отпущу тебя никуда, даже если твой настоящий отец придет за тобой. – Говорил Виктор, но Лера уже не слышала.
- Я люблю тебя, папа - малыш обнял мужчину за шею.
- И я тебя люблю, – он прижал к себе маленькое хрупкое тельце, улыбнувшись, потому что он так и продолжал его называть так. «Как же его защитить от всего этого…»
- Скажи мне, тебе снятся сны?
- Да.
- Что ты видел там?
- Маму. - «Ну, конечно, скучает».
- Я тоже ее часто вижу.
- Ты видел тех, кто ее держал?
- Нет, не видел. Расскажешь?
- Я не помню.
Виктор погладил его по голове.
- Ничего, вспомнишь.
- Пойдем гулять?
- Пойдем.
- Возьмем Леру?
- Давай возьмем, если ты хочешь.
- Хочу, хочу! – мальчик скакал по комнате, потом унесся вглубь квартиры, и Виктор услышал задорный голосок Темы, собирающегося на улицу.


- Лер, посмотри на меня, - Виктор настойчиво искал ответного взгляда.
- Я же сказала, не надо ничего говорить, - но она все же посмотрела ему в глаза.
- Надо. Лер, я действительно виноват, прости. Это было помутнение… блин, что же так сложно-то. Послушай, ты замечательная девушка, красивая, но… понимаешь…
- Понимаю, Вить. Не надо. Все правильно, этого не должно было случиться вообще. Нам нужно было почувствовать кого-то рядом в тот момент… прости, что это оказалась всего лишь я, а не она…
- Лер… - он взял ее за руку.
- Все нормально, правда. У нас есть дело поважнее, - она кивнула на мальчика, копающего в песке траншею. – Мир?
- Мир, - согласился мужчина.
- Пока мы не определимся, как жить дальше, позволь мне оставаться с ним рядом.
- Да, Лер, конечно, я думаю, так и ему лучше будет.

***

Вечером в комнату вошел Андрей Васильевич.
- Виктор, нам надо поговорить. Пойдем, прогуляемся на улицу. – Он обвел глазами комнату, скользнул взглядом по потолку. «Жучки» - понял Виктор.
На улице было душно, и народ прятался в прохладе помещений, а потому мужчины устроились во дворе дома под деревом.
- Лера сказала, что ты отдашь Тему в детский дом?
- Чего?
- Ну, ты ему сказал, что не отец ему.
- Я не отец, но отдавать не собираюсь ни в детдом, ни настоящему отцу. Лена его доверила мне, и я не могу его бросить, особенно теперь…
Полковник долго смотрел на мужчину, у которого по лицу невозможно было прочитать ни одной мысли, ни единой эмоции. Такое самообладание – результат хорошей школы и работы над собой. Он уважал его за то немногое, что уже успел узнать и за то, что постепенно ему открывалось в бывшем агенте.
- Виктор, я делал запрос. Твой файл засекречен. Это и понятно. Но он есть. – Виктор кивнул, смутно догадываясь, о чем идет речь.
- Я правильно понял?.. – посмотрел в глаза Новикову Степнов.
- Именно.
- Кто еще в курсе?
- Я и мой хороший друг из архива Внутренней разведки. Ему можно доверять.
- Андрей Васильевич…
- Андрей…
- Андрей, что бы это могло значить?
- Ее вывели. Вот только кто, и зачем.
- И где она сейчас?.. – задумчиво протянул Виктор.
- В каком смысле?
- Вы же понимаете, что все это может означать только одно… – мужчины долго смотрели в глаза друг другу. – Вы видели тело?
- Нет, только документы. Результаты…
- Подделаны. Все чисто. Никто не догадается.

Степнов поднялся. Он не мог сидеть какая-то неведомая сила била горячим ключом изнутри. Руки не находили себе места, то сжимаясь в кулаки, то приглаживая и без того уложенные волосы. Он кругами ходил вокруг одной точки на песке, не решаясь сменить траекторию. Когда же круг замкнется, он поймет… поймет. Что с ней. Сама она так решила и не хочет, чтобы ее искали. Или наоборот ждет помощи. Вспыхнувшие огни надежды в глазах сменились спокойным блеском. Никто не догадается, и самообладание – основное свойство, без которого в их работе никак. Полковник тоже сидел с отрешенным выражением лица, но в глазах читалось отражение множества чувств и вопросов. Что дальше. И как уберечь малыша и Леру. Вот эти две проблемы сразу вырисовались из череды нерешенных задач. Немного приведя мысли в порядок, он занял место рядом с полковником.
- Виктор, не говори пока Лере… Надо проверить все.
- Да, да. Конечно, мы можем ошибаться. Я позвоню своему другу, попрошу…
- Послушай, ему можно доверять?
- Да, мы много лет куралесили вместе.
- Кое о чем я наслышан, уважаю, Виктор. – Он пожал руку Виктору.
- Спасибо, но это все так мелко по сравнению с тем, что я упустил.
- Не переживай, все наладится… - Степнов коротко глянул в лицо немолодого мужчины, наверняка знающего жизнь не только по боевым действиям. – Лучше скажи, ты помнишь хоть что-то о ее жизни вне заданий?
- Я помню все. Но ее жизнь вне заданий была рядом со мной и все равно ничего я о ней не знаю, как и она обо мне. Вот теперь вопрос, это ее игра, или спецслужб?
- Я не знаю. Это нужно выяснить.



Ночью Виктор плохо спал. Ему снился несколько раз один и тот же сон, выматывающий длинный, зацикленный, из которого он не мог выбраться. Они с Лерой искали выход из длинного коридора с множеством дверей, но как только они открывали одну из них, оказывалось, что с другой стороны она заблокирована кирпичной кладкой. В конце коридора появлялся свет, но они не могли добежать до него, каждый раз проваливаясь в круглое отверстие в полу, которого там до этого не было.
Виктор подскочил на кровати. Сидящий в углу комнаты полковник только усмехнулся, глядя на то, как мучается от кошмаров Степнов.
- А я так уже восемь лет, - сочувственно покачав головой.
- Да уж, - потер лоб Виктор.
- Смотри, что мне прислали сейчас по почте, - он щелкнул мышкой, и на экран компьютера выскочило изображение какого-то документа.


http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000766-000-220-0-1281959327<\/u><\/a>


Скрытый текст

***

- Виктор, как ты думаешь, откуда это? – еще и светать не начало, но мужчины вышли на улицу.
- Это копия приказа о правительственных наградах. Я так понимаю, секретный документ. Файла Лены нет. Но приказ есть. Значит, в Службах она проходила. С чем она работала? Либо это внутреннее дело…
- К которому у меня есть доступ, я бы видел…
- …либо…
- Только не это.
- Да уж. Международный терроризм. Лучше не спрячешь.
Долго молчали. Появившаяся надежда таяла с каждой минутой. Даже найдя девушку, не было шансов ее вытащить.
- Знать бы хоть ее имя там, во всей этой заварухе.
- Витя, думай. Вспоминай все. Имя она не могла взять из ниоткуда.
- Я постараюсь что-нибудь вспомнить.

Вдвоем молча перерывали интернет. Говорить и обсуждать боялись, а потому копили информацию, потом выходили на улицу и делились впечатлениями. Лера удивлялась, насколько быстро мужчины нашли общий язык. С Виктором они практически не общались, хотя все и было выяснено, но между ними словно какая-то тень пролегла.
Вечером, погруженные в свои мысли, весь мужской состав квартиры пил чай на кухне.
- Пап, я уже большой, вы с дедом Андреем будете брать меня с собой на улицу?
- Большой, говоришь?
- ДА!
- И сколько ж тебе лет?
- Четыре зимой исполнилось! – мальчик сложил пальчики и продемонстрировал Виктору. Тот перестал жевать и посмотрел на Новикова, что-то ищущего в собственной кружке.
- Конечно, будем брать тебя с собой. А сейчас допивай чай и пойдем читать сказки.
- И спать? – спрыгнул ребенок с табуретки.
- И спать! – подтвердил Виктор, поднимаясь следом. – Так, что читать будем?
- Мама мне читала про бакуганов.
- Про кого? Покемонов слышал, а вот этих не знаю! – малыш вытащил из стопки журнал и протянул Степнову. – Так это – комиксы.
- Ну да, такие воины, мама много про них читала, но сказала, что мне неинтересно будет и купила комиксы. – «Странно, Япония… какая связь с террористами… это должна быть восточная Азия, либо Африка…но Япония... Быть может я ошибаюсь, и это тут ни при чем…»
Мозг судорожно старался «вписать» любую информацию в общую систему. Весь вечер Виктор пытался из комиксов понять, имеет ли это значение. Мальчик смеялся, когда мужчина изображал героев разными голосами, но потом забыл об этом, зачитавшись.
- Спокойной ночи, папа, - прошептал мальчик, обнимая за шею.
- Спокойной ночи, сынок. Спи, и пусть тебе приснится мама.
- Пап, она скоро вернется?
- Я не знаю, Тема. Я постараюсь как можно раньше привезти ее домой.
- Ну как же ты не знаешь, ты не читал ее записку?
- Какую записку?
- Она сказала, что ты прочитаешь.
- А где ее взять, она не сказала?
- Я не понял, но она говорила, что там, где закончилась ее мечта.
- Понятно. Все, спи, я пошел за запиской, а ты закрывай глазки.

Укрыв одеялком малыша, немного поперебирал его тонкие шелковые волосики, думая о том, что сказал сын. Виктор вскоре выбрался из комнаты, и сейчас у него был план. Для начала он достал документы из коробки. Директор садика говорила о свидетельстве о рождении. Развернул бумагу. Вроде подлинная, но имена стоят другие. Отложил ее. Достал из коробки оранжевую метрику. Прочитал. «Зима. Точно. Но… тогда получается, если мы расстались летом… Артем – МОЙ сын! Слишком срок большой уже был, и слишком все быстро произошло, слишком…»


- Лена, я заказал тебе салат с мидиями и морской капустой…
- Спасибо, Вить, но я не хочу мидии, - Виктор удивленно посмотрел на девушку, усаживающуюся за столик в кафе. Она выходила, чтобы, как она выразилась, «припудрить носик», и мужчине показалось, что вернулась она бледной.
- Ленка, ТЫ, и не хочешь мидии? Ты же их любишь!
- Люблю, но не хочу сейчас. Лучше закажи мне что-нибудь с рыбой.
- Ладно, - покосился на нее, открывая меню.

«Это что, значит, был токсикоз? И где настоящее свидетельство? Она прячет его. Почему? От кого?»


- Андрей, у меня к вам дело. Какие-то нитки тянутся в Израиль. Я точнее не могу ничего сказать, потому что сам не знаю, но понял я пока только это; это было ее мечтой - Иерусалим. Там должен быть какой-то знак.
- А в чем дело? Только не говори, что ты Тему заберешь… Оставь его, мы с Лерой за ним приглядим. Мы поедем в Питер, домой, только документы на ребенка нужны.
- Они поддельные.
- Это и хорошо, никто не увидит его перемещений.
- Это разумно. Спасибо вам. Только как сказать Артему… Кстати… - он внимательно посмотрел в глаза мужчины. – Артем мой сын.

Полковник кивнул, подтвердив и так очевидный факт. Снова во взгляде появилось что-то неведомое, и быстро исчезло. Новиков положил ладонь на плечо, понимая, какие противоречивые чувства сейчас у него на сердце. Он так хотел им помочь, и Ленку понимал, и Виктора ему было жалко. Но самой большой их проблемой было уберечь сына.
- Езжай, Виктор. Узнай все. И пусть там ничего нет, это сузит рамки поиска.

Израиль. Стена плача.

Огромная площадь, подсвеченная огнями светильников в этот поздний час. Блестящая плитка отбрасывает эхо стука каблуков и мерный шепот молитв о стену. Плавное движение вокруг. Виктор несмело ступал по священной земле. Стена плача. Он уже однажды был здесь, и снова та же сила его привела к этой твердыне. Люди приходят сюда, чтобы просить, совсем редко – благодарить, но в основном – чтобы поделиться горем и задать вопрос «за что?». В щелях плит Стены люди помещают записки с обращениями ко Всемогущему.

Ему и в прошлый раз показалось, и сейчас он обратил внимание, действительно это место не может больше никак называться, кроме как Стеной плача. Даже спиной чувствовал слезы, уснувшей от усталости душой он ощущал отчаяние, горечь, боль, даже страх. Где и что искать. Кто даст ответ. Найдет ли? Справится ли?

Приближаясь к ровной кладке, испещренной отверстиями, он прикрыл глаза, как делал, когда пытался собрать в одном месте части души, концентрируясь на одном. Отдавая боль во власть холодного воздуха, отпускал мысли о ней, ему казалось, чувствовал облегчение и даже находил некоторые положительные моменты. Например, складывалось в сердце то, что он снова тут, только теперь с осознанием того, что она все-таки тут была. Это как ниточка, которая связывала в этот момент его с ней. Пусть даже, откинув надежду, представить, что он один, - все равно это место словно давало новую жизнь. Теперь, опустив голову, осознал, что внутри появилось что-то новое. Оно кололо и не давало покоя, призывая поддаться ему. Что-то далекое, из глубины памяти…

- Никогда не клади предмет в предмет, который можно передвинуть (с)
- 15,7,4 – произнесла она и улыбнулась только «его» улыбкой; ему она так улыбалась. На удивленный взгляд только пожала плечами.

Его как током ударило. Он резко распахнул глаза и посмотрел на стену. «Ее ведь не передвинешь…» - отсчитал пятнадцатый сегмент. «Я дурак, а это все – бред, и скорее всего, мы ошиблись, но… а, чем черт ни шутит», - седьмой ряд кирпичей. Слишком высоко. Значит, наоборот. Пересчитал с другого конца. Коснулся рукой еще теплого камня. Пробежал пальцами. Будто специально со временем разрушения создали отверстия, куда можно просунуть что-то плоское. Тут хранятся записки людей разных национальностей, расс на различных языках разным почерком или просто какие-то закорючки на невиданных видах бумаги, разного размера и калибра. Но во всех них одно – надежды и чаяния народа Мира.

Щель сверху. Достал стопку листочков. Перебрал. Ни одна не напомнила ее стиль. Снизу. Результат тот же. Следующую. Ничего. Уже потеряв надежду, осознав всю несостоятельность этой идеи, руки вдруг коснулась ленточка, точно такая же, как на конверте в коробке, письмо из которой сейчас греет во внутреннем кармане пиджака. Ну, точно, четвертое по счету письмо в стопке из Стены. Дрожащие пальцы засунули оставшуюся стопочку обратно между камнями, и развязали ленту. Тонкая бумага. Легкая записка. Шифровка. Виктор, отодвигая волнение на задний план, улыбнулся строкам.


- Тема сегодняшней лекции: «Японская криптография».
Слушатели записали тему. После окончания занятий записи остались только у Лены.
- А ты что, все знаешь? – спросила она, заметив, что мужчина не написал ничего.
- Да, - уверенно.
- Покажешь? – он кивнул, взял листок и набросал несколько иероглифов, точек и палочек.

Долго Лена билась над этим стилем шифрования. Она злилась на себя, на Виктора за то, что подкалывал. Не укладывалось в голове, чего-то не хватало.

- Иди сюда, - подозвал Лену и открыл шкафчик на кухне. Стоявшие вряд скляночки с пряностями все были без этикеток. Взгляд возмутился, но, повернув одну, Лена заметила надпись от руки. Смягчилась, глазами поблагодарив, и пропала на кухне на несколько часов. Найдя лимонную кислоту по вкусу, перевела «то, что цитрусово кисло». Посмеялась над языковой формой формулировки и стала копаться в специях дальше. На банке с перцем было «соль для чихания». И так – много-много раз она, переведя почерк Виктора, пыталась представить, о чем речь. Очередная шифровка поставила ее в тупик: «со вкусом мышьяка». Пока не попробовала, не догадалась, что это гвоздика. И тут у нее в голове что-то щелкнуло. Она разыскала несколько неподписанных баночек, сделала надписи.
Через пару дней позвала напарника помочь ей в приготовлении позднего ужина.
- Вить, кинь, пожалуйста, вон в ту кастрюлю базилика, и передай мне мускатный орех. – Глаза под челкой хитро сверкнули. Виктор передал ей пряности, что-то кинул в кастрюлю и уселся за стол.
- Ленка, спасибо, очень вкусно!
- Да, соус удался… - Виктор довольно улыбнулся. - … и даже незаметно, что вместо базилика ты шафрана напихал туда. Но все равно пахнет отпадно! – «заверила» его смеясь и выскочила из-за стола, уже заметив чертят в глазах мужчины…


Вздохнул, провел пальцем по черненьким паучкам, размытым перед глазами каким-то дымом, не дымом… Потом прочитает, в гостинице. Сложил тонкий листок и развернул более плотную бумагу. Бланк страны… документ на ребенка. На иврите:
«Кулемина Елена Никитична
Степнов Виктор Михайлович
Иерусалим.
Дата».


Прижал лист к груди, лбом уткнувшись в Стену. Тяжело было дышать до того момента, пока слезы не закапали на сжатые у груди кулаки. «Ты тут была в тот момент, когда твоя мечта меня сюда позвала… я видел ТЕБЯ и не поверил сердцу, послушал разум… и наш сын тут родился… и это все, что ты хотела мне отдать. Все» - кулаком врезал с желтый кирпич со злостью на себя: «Почему раньше не догадался! Почему? ЗА ЧТО?»

Спасибо: 27 
Профиль
Straus





Сообщение: 3321
Настроение: Хочу тебя сегодня выдумать (с)
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.12.10 19:21. Заголовок: Доброго всем вечера,..


Доброго всем вечера!!!

Он не смог запомнить ни одного слова из того, что было написано в записке. Только безграничная нежность сквозила в строках. То ли это повлияло материнство на нее, то ли это было действительно где-то в глубине сознания, и прорвалось лишь тогда, когда отчаянье потушило надежду еще хоть раз его увидеть. Сказала то, о чем все время молчала. Он только сейчас понял, насколько все было сложно тогда и насколько все было глубже, чем казалось. Не хотела привязывать к себе, зная, что не получится ничего, не хотела, чтобы он чувствовал себя ответственным, чтобы помнил о ней. И так тяжелое чувство в сердце, тяготившее последние насколько дней, усилилось щемящей легкостью этого письма, когда еще все было безоблачно для нее. Для них с ребенком. Что же стало потом? Откуда эта угроза, откуда при этом высшая правительственная награда год назад?

Виктор набрал телефон друга в Египте. Что их связывало с Саидом? Теперь и ответить сложно, с чего началось, но та боль, обида были разделены на двоих, когда темнокожий парень практически своими руками вытаскивал Виктора из лап отчаяния, а тот доверился, скупо поделившись своим наболевшим тогда еще настоящим. Как он и предполагал, рвать пришлось со всем сразу, вслед за уходом Лены он и сам вышел из системы, как ему тогда показалось, ну, или попытался выйти. А теперь придется снова ворошить этот осиный улей.

- Саид. Да, Виктор.
- Нет, пока не приеду.
- Узнай для меня одну вещь.
- Спасибо.

Прибыв в Москву, Виктор набрал по памяти номер Андрея Васильевича, запомнил адрес и маршрут, как доехать до загородного домика Новиковых, затем выкинул симку. Приехав уже затемно, постучался в калитку. Тут же отозвался грубый тяжелый голос собаки. «Прямо волкодав, судя по грозящему рыку» - Виктор шагнул за ворота, и опытный глаз сразу отметил все возможные пути отступления, набросав в уме план местности, сильные и слабые стороны обстановки, могущие дать преимущество, или «подвести» в случае обороны или побега. В доме уже спали, и, судя по бодрому полковнику, встретившему позднего гостя, все было спокойно, благодаря бдительной вахте Новикова. А сторож во дворе был одним из главных козырей. Но он привязан. Собака была огромной, лохматой овчаркой, видимо, не чистопородной, но статью подтверждала благородную часть крови. Пес издалека внюхивался в воздух, водя носом в направлении Степнова, но больше не лаял. «Знакомится». Виктор спросил, почему не отвязывают собаку, и Новиков ответил, что из-за ребенка. Решили все-таки на ночь ее отпускать, пока Тема в доме.
Виктор зашел в комнату, поцеловал сына и присоединился к Андрею, что-то рисующему и щелкающему на клавиатуре ноутбука. Он поднял глаза на Виктора.
- Ну? – мужчина достал документы и передал полковнику. – И все. – Он выдохнул, и без слов все поняв.
- Как тут?
- Пока тихо. Посмотри вот это.
На экране мелькали документы, некоторые из них были выдернуты из закрытых секретных файлов. Виктор пролистывал информацию. Сводки о группах, списки, фотографии. В кармане завозилась маленькая трубка, сообщая о пришедшей почте. Виктор влез в ящик на одном из почтовых закодированных серверов. Открыл письмо. Косвенно, все косвенно. Подозвал жестом полковника. Тот непроницаемым взглядом пробежал строки. Набрал номер, что-то коротко сказал, ему ответили.
- Завтра, Виктор. Завтра. – Положил руку на плечо мужчины.
- Идемте отдыхать.
- Да.

Андрей Васильевич проводил Виктора до комнаты, и сам отправился к себе. В темноте непривычной обстановки и запахов он долго не мог уснуть, слушая звуки, доносящиеся с улицы. Слышал шорох травы под осторожной поступью лап собаки. Дверь тихонько отворилась и вошла Лера. Виктор сел на кровати, выдавая свое напряжение.
- Привет.
- Привет, приехал? Что там? – присела рядом на кровати.
- Ничего. Темкино свидетельство.
- И все? – она повернулась к нему лицом.
- Все. – Мужчина кивнул, глядя в черные глаза.
Девушка приблизилась и поцеловала его в губы. Он не ответил, она опустила голову, он взял ее за плечи и отодвинул от себя.
- Вить…
- Лера, не надо, - сердце сжалось от того, как глупо получилось дать той ночью надежду, а потом отобрать. Она все не так поняла, и ведь сердцу не прикажешь, уже привязалась…
- Почему? У тебя же были женщины.
- Были, но им не нужен был я.
- Ее нет, Витя!.
- Это неизвестно… - очередной раз сердце кольнуло, он прикрыл глаза от собственного бессилия.
- Что? Так вот почему ты сказал, что я не нужна! Она замаячила, и ты сразу помчался за призраком!?
- Лера, Лер, тише, это не так, - он попытался прикоснуться к ее руке.
- Что не так? А как? – Лера взмахнула руками, отталкивая его.
- Лер, послушай. Ничего точно не известно. А тебе я сказал потому что это так, вне зависимости от нее. Лера, ты замечательная, красивая, умная девушка…
- Тогда в чем дело…
- Я не люблю тебя.
- Не любишь, и не надо, я просто хочу… - она попыталась обнять его.
- Ты хочешь доказать, что лучше нее. – Он снова поймал ее руки, придерживая. - Возможно, но не для меня. Лер, не надо усложнять, я очень ценю твою дружбу, пусть не со мной, но с Темкой, с Леной. Для меня это важно.
- Да ничего я не хочу доказать. Я люблю тебя. А ты… - тихо сказала. Она поднялась и направилась к выходу из комнаты.
- Лер… - как же сложно все. «Сам виноват. Сам допустил» - откинулся на подушку и закрыл лицо ладонями. Не хотел он этого, не хотел. Ни сейчас, ни потом не хотел подпускать близко никого.

Утро светилось в окошках бледным светом осеннего солнца. Еще тепло тут, под Москвой, но природу не обманешь. Во дворе уже лежала облетевшая листва, и веселый голосок сына, звенящий в осеннем воздухе, отзывался внутри приятным щекотанием, похожим на ощущение счастья. Очень условного, какого-то однобокого, но такого желанного. Мальчик разбежался и запрыгнул на руки Виктора, он закружил его, а огромный пес, сдерживаемый цепью, залился радостным лаем, подпрыгивая на пределе разрешенной дистанции. Виктор покосился на животное, а Тема сообщил, что собака очень добрая и он уже успел подружиться с ней.

К вечеру пришли данные от коллег полковника. Мужчины устроились в садике за домом на качелях.
- Вить, я пока не знаю, относится это к делу, или нет, но полигоны в Азии снова закрыты.
- Опять испытания?
- Да.
- Кто проводит?
- Видишь ли, там такая штука… Вить, а что тебе сказал твой связной?
- По их данным на полигоне в Таиланде разворачивают новый вид оружия.
- Химия?
- Химия. Над ней уже 5 лет трудится одна лаборатория где-то в пампасах Таиланда или Мьянмы, там непонятно.
- Откуда инвестиции?
- А вот тут самое интересное – неизвестно.
- Я тебе вот что скажу, Виктор. Лаборатория находится во Вьетнаме, на границе с Таиландом. А кто там работает, знаешь? – мужчина отрицательно покрутил головой. – Русские химики, ядерщики, конструкторы-испытатели.
- Но… у меня другая информация.
- Случайно, не от Саида? – синий взгляд недоуменно остановился на одной точке на дорожке сада.
- Что вы знаете?
- Его туда внедрили полгода назад. – Виктор сжал челюсти так, что стало больно. В глазах полыхнул огонек отчаянной, неконтролируемой ярости.
- Кто? Контора?
- Да. «Им» нужно, чтобы оружие было разработано и испытано как можно скорее. Когда в русской лаборатории получили состав, способный отключать мозг человека на несколько часов, оттуда были выкрадены все схемы и формулы, но вместе с учеными. Угадай, какая фамилия мне попалась в списке…
- …Кулемин
- Именно. А теперь я тебя расстрою. Саид…
- Я уже понял.
- …не знал он о Темке, как и его дед, Никита Кулемин. Ленка – молодец, хорошо спрятала ребенка. Ленкин файл удалили, и пока лаборатория работала, Ленка была в безопасности. Но тут вдруг резко Вьтнамские военные отказали в предоставлении базы для испытаний. Как я понимаю, «наши» узнали о местонахождении русских ученых и поспособствовали этому.
- А почему в прессе ничего нет? Люди пропали!
- А потому что ученые уходят на испытания порой на год, на два… и только могут звонить. Вот так.
- А Лена?
- А вот этого, Вить, я сам не знаю. Когда пошла война, тут сложно что-то прогнозировать.
- Но официальная экспертиза, завещание…
- Витя! Бумаги подлинные, как и то, что такого человека нет! Да для них это просто! И ты веришь во всю эту бутафорию? – мужчина уставился на Степнова, который зарылся пальцами в волосы.
- Я не знаю, чему уже верить. Не хочу верить, что ее нет. Не могу поверить, что это Саид. Зачем? Я не понимаю! Одно хорошо, они не найдут Темку и… вас с Лерой.
- Виктор, за нас не переживай. Лена все сделала для того, чтобы обезопасить вашего сына.
- С вами что будет, полковник?
- Я свое отжил, а Ленка мне как дочь, росли с Леркой вместе… Ладно. А тебе нужно ехать, Виктор. Найди ее отца, если он жив еще, узнай, что с дочкой…
- Тема… - хриплый голос.
- Он будет вас ждать здесь.


простите, что долго, депрессуха замучила!
http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000827-000-20-0-1285873370<\/u><\/a>


***

В голове не укладывалась информация о Кулемине. Однажды Лена сказала, что родителей нет, и Виктор принял это и жил с этой мыслью. А теперь что же получается: или она обманула, «Обманула!» - этого быть не могло; или сейчас информация недостоверна. Или достоверна, но «так надо». Кому? Чья это правда? Полковника? Вряд ли, скорее он также получил уже заведомо ложную информацию. Кто тут враг, кто «свой»? Саид, Ленка, Новиков или…

На следующий день Виктор взял малыша, и они вдвоем отправились в магазин за игрушками. Хотелось побыть с сыном вдвоем, и они отправились покупать костюмы героев мультфильмов.
- Пап, ты кем будешь?
- Бэтманом! – Виктор натянул на глаза черную маску. Сердце заныло тупой болью прошлого, которое он хотел забыть, но теперь вынужден снова возвращаться к «началу». Да, душа рвалась туда, где была Она, но разум упорно спихивал тонкие пальцы памяти со скользкого холодного края – «зачем? Построй НОВУЮ жизнь, обратно нет дороги».
- А я буду Человеком-пауком! И мы вместе победим врагов!
- Да, Темка, победим. – Они долго возились с костюмами и когда довольные сидели в кафе, Слушай, мне нужно уехать…
- За мамой? – глазки малыша зажглись радостным огоньком.
- Я не знаю, сынок, - прошептал, заглядывая в лицо малышу. – Я надеюсь и сделаю все для этого.


Поганое скользкое чувство поселилось в груди – чувство измены. Упорно гнал от себя Виктор эти мысли, но чувство не исчезало. «Если это с самого начала было фарсом. Зачем она им? Саид был охотником за ней, и для этого был столько времени рядом? Но наверняка они вышли на нее еще раньше, намного раньше. Что это было? Он мог исчезнуть, как только получил информацию», - в голове замелькали картинки, где он сам мог проколоться, рассказать, упомянуть, где мог выдать ее. Ничего. Ни имени не называл, ни мест не знал «друг», ни времени; только желание забыть, а потом ненависть, что не может вычеркнуть ее, и злость на самого себя, на это глупое сердце. Никогда не говорил об этом не потому, что подозревал, а просто это было привычкой, отработанным механизмом никого ни во что не посвящать. И только редкие минуты, когда в глазах селилась боль и отчаяние, проведенные с Саидом выдавали его реальное состояние. Сейчас многие переменные известны и Виктор уже судил, допуская то, что Саид также владеет тем же арсеналом профессионалов, как и он сам. И теперь понятны были многие моменты. «Выдал. Сам выдал. Собственными руками спихнул ее… господи…» - синий невидящий взгляд отражался в мутном стекле иллюминатора самолета.
В сознание вплыл нежный голос стюардессы английским вариантом «Шарм-эль-Шейх», и Виктор мыслями вернулся в реальность. «Вот и посмотрим, кто есть кто».

- «Друг, Виктор!»
- «Здравствуй, Саид.»
- «Вернулся? Все уладил?» – «Вот о чем он сейчас. Я не говорил о причинах такого скорого отъезда».
– «Да, спасибо, все в порядке.»

«Вот как жить так, зная, что все – фальшь. Дружить, любить и даже умереть понарошку, взаймы, словно можно откатить назад и начать заново. Невыносимо больно от осознания того, что ты смотришь в глаза Смерти и смеешься над тем, что обхитрил ее. Обманул, и она бессильна, ничтожна перед тобой. Но что она сделает в следующий момент – ты знать не можешь».

- «Саид, где Лена?»
- «Виктор, ты о ком?»
- «Ты знаешь.»
- «Это та шл… которая тебя бросила, а я потом я вытаскивал тебя? Да откуда мне знать, развлекается с кем-нибудь…» - договорить он не успел. Виктор схватил его за грудки и встряхнул.
- «Где она?» - повторил вопрос тихо, внимательно глядя в глаза. Мужчина только усмехнулся. Виктор отпихнул его. – «Зачем?»
- «Ты так ничего и не понял»
- «Да понял я, понял, ты тоже из них, только она причем?»
- «Она отняла у меня тебя!»
- «Чего?» - Виктор стоял в ступоре. Да, перевод, конечно, весьма приблизительный, но по-другому данную фразу не повернешь.
- «Да, Виктор, я все делал, чтобы быть рядом, чтобы ты меня заметил…»
- «Хватит!» - рявкнул Степнов и опустился на диван. – «Саид… я не знаю что сказать».
- «Зато я знаю! Ее больше нет… ты теперь останешься со мной… мы снова вдвоем будем… Виктор…» - «отлично, значит про Темку он не знает».
- «Что ты сделал?»
- «Да убил я ее! Она перекрыла нам доступ к главарю токийской мафии, это главный спонсор лабораторий…»
- «Адрес»
- «Я не знаю».
- «Адрес!»
- «Что ты делать собираешься?»
- «Поеду туда. Дай мне адрес».
- «Послушай, я же сказал, ее нет…»
- «Я не спрашиваю тебя, есть или нет. Адрес! Я жду» - темнокожий парень написал на листочке несколько слов.
Виктор резко вырвал из рук бумажку и пробежал взглядом. Поднялся и вышел, оставляя за плечами годы вопросов, боли, бессонных ночей и кучу до сих пор нерешенных задач. Неважно. Теперь уже все не так важно. Сжал заветный клочок бумаги в кулаке. Он знал, что еще встретится с Саидом, только радости не будет испытывать ни тот, ни другой. А у него другая цель. Найти.


***

Темный подземный коридор. Мужчина неуверенно пробирается по ходам, вслушиваясь и выглядывая из-за поворотов. Спуск чуть ниже. Темнота, к которой уже привыкли глаза и еще не прочертившиеся контуры предметов на стенах. Провел руками. Теплый материал… дерево. «Двери. Боже мой, это комнаты…» - ужас застыл в жилах. Казалось, сердце стучать перестало: «заложники. Как их вытаскивать». Двери закрыты, но не заперты. Пусто. Пошел дальше, снова вышел на перекресток двух ходов. Вдалеке заметил движение и быстро спрятался за выступом стены. Сознание запоздало выдало картинку: двое. Один помогает идти другому. «Раненный». Он проследовал за ними. Занятые, они поздно заметили преследующего.
- «Стой!»

Тот, кого поддерживали, бессильно прислонился к стене, а второй остановился посреди коридора и медленно поднял руки вверх.


http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000827-000-20-0-1285873370<\/u><\/a>


Было слышно, как щелкнул предохранитель пистолета Виктора, направленного на вытянутых руках в голову человеку. Что-то знакомое кольнуло в сердце и исчезло. «Показалось».

- Прости меня, дочка, - в треске тишины прозвучал тихий русский шепот.
Не поворачиваясь, замершая посреди коридора фигура качнула головой. «Показалось. Это не может быть он. Он не стал бы стрелять».
«Ленка. Лена!» - рванул вперед и сгреб в охапку вмиг обессилевшее тело. Повернул к себе.

- Ленка... Ленка... господи, жива... - шептал, задыхаясь, покрывая лицо, соленые щеки и дрожащие руки поцелуями. Сейчас ничто не имело значения: ни человек у стены, ни враги, ни то, сколько всего было и не было, ни разорванное сердце, истерзанная в обломках душа, ни то, что она может и не ждать, не любить, и даже то, что их могут в любую минуту схватить, убить... все неважно, все настолько мелко и незначительно, лишь одна перед глазами ОНА. Ее руки, ее волосы, запах и любимые губы. Нашел и приложился к ним утверждающим поцелуем, дающим точный ответ, что это она. ОНА, та, которую он теперь никогда не потеряет. «НИКОГДА!» - Леночка... родная, это ты... боже мой, все-таки жива... Лена... - Оторвался и посмотрел в горящие огнем глаза. «Взрослая, другая, моя... МОЯ!» - Не молчи, скажи, что это ты! Что я не сплю!
- Вить... Витя... постой, ты зачем приехал... где Темка? - словно очнулась, вытирая слезы.
- С Темкой все в порядке, с ним Лера. Лен, я искал тебя. - Держал крепко ее ладони в своих.
- Как? - взгляд перебегал по глазам, к губам, ловил такие родные черты, он узнавал и снова открывал ее для себя.
- Ты думала, я поверю в твою смерть? Думала, я не почувствую тебя? Думала, Темка сможет жить без тебя? А я? Лен! Ты и вправду так думаешь обо мне?
- Нет, конечно. - У стены раздался легкий стон.
- Папа. Вить, познакомься, Никита Кулемин. Пап, это Виктор Степнов, он бывший агент и...
- И отец вашего внука, - протянул руку Степнов.
- Да, - выдохнула Лена.
- Почему вы молчали?
- Все правильно, я тоже не знал, зато теперь он укрыт от них, а нам надо выбираться...
- Прости, Вить...
- Нет, нет, потом, все потом. - он подошел к Кулемину, помог ему оторваться от стены, создавая новую опору.
- Я вперед пойду.
- Осторожно!
- Эх, Степнов, ты забыл кто я? Кулемина Елена! - подняла вверх палец.
- Скажи мне, Кулемина Елена, кто такой Саид? - ему показалось, что она как-то тряхнула головой, словно ей неприятно было говорить, украдкой глянув на отца.
- Можно я расскажу? Мы сюда попали два года назад. Сначала жили наверху, в комнатах в лаборатории, но когда оружие было готово, нас всех заперли здесь, в подвалах. Главный спонсор проекта, мы не видели его никогда, не смог договориться с полигонами и с людьми, на ком должны были проводиться испытания. Они провели испытания... на нас, на всех, кто тут был. Но оружие не сработало, я там кое-что не достроил... и тогда он привез Лену. И сказал, что продаст ее заказчику, который давно охотится за Дарго. Они так ее прозвали, когда она появилась во Вьетнаме первый раз. Теперь все уверенны, что ее нет больше. Кроме Саида. Он все знает. И ищет ее. Леночка, только скажи, как тебе удалось спрятать внука моего?
- Это потому что я не знал. А Лену он найдет. Я ее выдал.
- Зачем? - спросил ученый, останавливаясь.
- Простите меня, я не хотел...
- Тише... - шикнула Кулемина.
Они замерли, слушая приближающийся гул голосов.

- Виктор, идите с отцом, а мне в другую сторону.
- Не понял, ты куда? Я думал, я поведу теперь.
- Я тоже так думала, но теперь ты все испортил, и планы меняются.
- Знаю, знаю, прости, но по-другому я не мог. Но какие планы? Нам надо выбираться.
- Витя, это опасно. Я вышла из игры. Почти. А теперь вместе мы пропадем...
- Мы могли бы и тогда вместе...
- Нет. Это было невозможно. Мне удалось... - она замолчала и отвернулась.
- Так это ты сделала? Отвечай! - вот тут Виктор вскипел. Он и сам бы справился, он же мужчина, сам бы отвечал за себя, а она зря рисковала собой и ребенком... ради него...
- Тише. Я. И не думай, что все ради тебя. Только ради ребенка.
- Так я тебе и поверил! - он улыбнулся и прижал ее снова к груди. - Идем, пора.
- Идите. Вам нужно добраться до восточной стены, там есть подземный ход. Там в тоннеле остальные заложники.
- А дальше?
- Я знаю ходы, я проведу всех, - сказал Кулемин.
- Зачем тебе наверх?
- Там Саид ждать будет.

От неожиданности Виктор замер. «Саид? Что их связывает? Неужели...»
- Саид?
- Да.
- Ты не идешь туда.
- Иду. Я отвлеку его от вас, - решительно сделала шаг к отцу. Виктор поймал ее под локоть и развернул к себе.
- Как ты думаешь, кто ему нужен?
- Я.
- Я, Лена! Я! Вот я и пойду. Уходите, они могут взорвать подвалы. - Он оттолкнул ее от себя, но увидел грустные глаза и тихо сказал: - Я найду тебя. Всегда.

Отвернулся и пошел обратно по коридорам, уходящим вверх.

***

- «Не трогай ее. Пусть уводит людей. А я пришел, ты ведь этого хотел»
- «Ты уйдешь к ней! Я не верю тебе!»
В этот момент открылась дверь и в лабораторию впихнули Лену, сопротивляющуюся толчкам в спину. Она посмотрела на Виктора, два раза моргнув.
- «Отпусти ее…» - прорычал Виктор. Если бы не связанные руки, «а хотя, и руки-то тут не помешают, я ему глотку перегрызу…» - сжал кулаки, насколько можно.
- «Нет. Ты не сдержишь обещание, я убью ее, только теперь по-настоящему» – темнокожий мужчина направил пистолет на Лену.

Как только Виктор двинулся, Лена сделала шаг назад, врезав в челюсть охраннику головой. Прозвучало несколько выстрелов, Лена заметила боковым зрением, как Виктор повалил Саида, и потом резкая боль отключила ее сознание.



http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000827-000-20-0-1285873370<\/u><\/a>


***

Пусть будет так, как чувствует душа
Твой мир, твое безумье, слезы, счастье.
Твоих несбыточностей непроходимый лес
Умоется слезой моей случайной.

Уйдешь, как уходила осень пятый раз,
Укрывшись белым покрывалом снежным.
Твоих пустых мечтаний вдумчивый рассказ
Размоет дым несбыточной надежды.

Не быть нам вместе, никогда не быть
Не видеть глаз, и не кричать, не слышать
И вместе дней нам больше не прожить
И ночи не соткать - они не дышат.

Ты пронесешь невидимую нить,
Связующую крепким сильным жгутом
За ней пройду, понять простить
И отпустить безмолвием наутро.

Рукой, прощаясь, тронешь неспеша
Моих волос тугие прядки
И пусть моих ресниц порхающих рассказ
Прогонит страх, ушедший без оглядки.

Боишься? Не смотри смерти в глаза
И не кляни судьбу, ее мы строим сами.
Солгал себе? Теперь нам жить во лжи,
Лишь оставайся честным с небесами.

Я не забуду твоих глаз и не скажу люблю.
Иди, и не узнаешь моей муки.
И нет теплее той твоей зимы
И нету горше мне с тобой разлуки.




Сквозь приоткрытые щелочки между веками поступал свет. Нашла в себе силы и открыла глаза. Сильной боли не обнаружила и улыбнулась. В палате было тихо, но она чувствовала, что тут был он. Виктор сидел в кресле и, казалось, дремал, уткнув голову в собственную ладонь. Лена долго смотрела на мужчину, лаская взглядом каждую черточку его лица. «Такой родной, такой далекий, такой любимый и такой недосягаемый. Дотронуться бы, но могу ли я? Что у него в жизни, кому он должен, к кому стремится, о ком мечтает. Любит ли. Любит. Я знаю. И я люблю». Улыбнулась последней мысли и от тепла пошевелилась, но тут же боль заставила прикрыть глаза и легкий случайный стон разбудил Виктора.
- Привет, - подскочил с кресла.
- Прости, что разбудила, - мужчина отмахнулся.
- Как ты?
- Заживет. Что там с людьми?
- Все в порядке. Всех освободили. Отца я отправил в Россию со всей делегацией.
- Саид?
- Ранен. Его задержали, но...
- Контора, - понимающе слегка кивнула.
- Да, его отмажут.
- Спасибо, Вить.
- За что?
- Что спас нас.
- Ты что, не говори так, это самое маленькое, что я мог сделать, ведь из-за меня ты тут. - Он присел на краешек кровати.
- Нет, не из-за тебя. Так получилось.
Они немного помолчали, глядя в друг другу в глаза. Настоящее смешивалось с тенями прошлого и проносилось в голубом сиянии грустных глаз то болью, то какой-то светлой грустью.
- Как ты жил все эти годы... - они оба понимали, что это не вопрос, это всего лишь глава в жизни, которую нужно пролистать и ставить по другую сторону. А дальше... Что дальше, как перешагнуть эту пропасть в долгих пять лет и как укрыться от туч, под названием «ложь» и «разочарование». Немало времени пройдет, пока они научатся доверять снова, делиться и вспомнят, как это - любить друг друга. Начинать не сначала, и даже не с середины, а прямо с конца, взглянув в глаза смерти, обманув судьбу и посмеявшись над законом жизни. С конца начинать. Только перешагнуть через себя, простить и отдать все оставшееся друг другу. Подняла руку и коснулась его щеки, провела вверх и кончиками пальчиков разгладила морщинки у глаз.
- Я не знаю, как отпустил тебя. Прости... не должен был... я не жил... без тебя не жил... не хотел, не мог...

Сколько так прошло времени, они не знали. Диалог взглядов всегда заканчивался одним и тем же, «прости», как только кто-то нащупывал в другом отголоски горечи или упрек. Но нужно было это время, чтобы понять и отпустить.

- Я позвоню Новикову...
- Да, давай, я тоже хочу послушать Темку, да и по Лерке соскучилась. - Виктор опустил взгляд, словно на мобильный, но неприятное чувство, словно есть что-то, о чем она не знает, поселилось в сознании. «Он имеет право. Я сама его прогнала, отдала кому угодно, и теперь не имею права что-то требовать. Я сама виновата, а он считал, что меня нет... Он имеет право быть счастлив. Господи, как я раньше не подумала, надо было сразу спросить... а мне показалось, что он со мной...» - она прикрыла глаза, отгоняя от себя это ощущение, словно стоишь на перепутье и ждешь приговора.
- ...да, полковник, все хорошо, вот Лена поправится, и мы сразу выезжаем. Да, спасибо, даю Лене трубку.

Пока Лена разговаривала сначала с Новиковым, потом с Темой, потом с Лерой, Виктор слушал восторженные возгласы девушек и улыбался, а перед глазами стоял снимок, который он достал из коробки: две задорные красавицы улыбались в камеру, и, казалось, нет их счастливее на свете... «Как бы хотелось, чтобы у них так все и было». За своими мыслями он пропустил часть диалога...
- Что? Лера! Это же здорово! Поздравляю! Я так за тебя рада! …Ну все, целую тебя, скоро увидимся! - Лена положила трубку, продолжая улыбаться.
- Ты такая радостная...
- У Лерки будет ребенок и я просто счастлива за нее. - Виктор опустился на кресло.

«Значит, я правильно поняла», - Лена прикрыла глаза и повернулась к окну.
Он ожидал, что мыслей будет море, но в голове было пусто и тихо. «Раскол. Вот оно - ты смеялся над смертью, а жизнь посмеялась над тобой».
- Вить, я так хочу спать... - прошептала она. Навалилась такая плита, из-под которой не было сил выбираться. Ни ради себя, ни ради него, ни даже ради сына. Не выбраться. И ни уйти, и ни остаться.
- Я тогда пойду...
- Ты...
- Я не буду далеко уходить, а ты поспи, отдыхай. - Он хотел коснуться светлых прядей волос, но в последний момент отдернул руку и вышел из палаты.
- Спасибо. - Шорох тихих слов в губах, звон отчаяния и повисший плотный туман, заметный только ей, и снова одиночество.
Закусила губу. Вскоре жалость к самой себе захлестнула обидой и Лена, уткнувшись в подушку, разревелась.

Спасибо: 27 
Профиль
Straus





Сообщение: 3323
Настроение: Хочу тебя сегодня выдумать (с)
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.12.10 19:33. Заголовок: http://www.kvmfan.fo..


Виктор метался у входа в палату: «Плачет». Слыша ее слезы, разрывающие его душу с каждым всхлипом, ему хотелось самому удавиться, только бы не знать этой ее боли. А сколько ее было за эти пять лет... Виктор приложился лбом к прохладной стене. А главное - он не знал, что теперь ему делать. «Что теперь, что?»

Отвлек его звук шагов множества пар ботинок и голоса. В коридоре появился военный патруль, проверяющий каждую палату.
- "Обыск. Как имя пациента?"
- "Елена Степнова" - Виктор протянул карту, стоящую в кармане у палаты, в которой указывались данные пациентов. Старший по званию прочитал карту, извинился и патруль отправился дальше по коридору. «Надо уводить ее».


http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000827-000-20-0-1285873370<\/u><\/a>


«Чужой. Теперь навсегда чужой. Как будто ты несешься на всех парах к заветному берегу, а достигаешь обрыва. И падаешь, падаешь, падаешь... и не спастись, не за что схватиться, все окружающее падает вместе с тобой.

Ну, обмани же, я поверю, протяни руку, ухвачусь, не раздумывая, только еще хоть одно мгновение побудь моим! Лишь час украсть у нее, лишь пять минут налюбоваться твоими глазами на всю жизнь, лишь один раз прикоснуться, на мгновение ощутить твой, такой родной запах... но нельзя. Ты не мой. Не мой, и теперь мне всегда помнить твой взгляд, глядя на твоего сына. Вот так мое счастье, моя любовь превратится в огромную боль, терзающую сердце ежесекундным напоминанием о тебе, о том, какой ты, когда со мной, какая я, когда ты рядом.

Не быть. Всего этого не может быть. И все. Ни нам, ни мне не жить. И только то, что столько пропустила, станет моей карой. Казалось, ушла от смерти, спаслась, и удалось выжить, но стоила ли она того, вся эта пустая бесцветная жизнь без тебя. Ты имеешь право быть счастливым. Пусть не со мной, но я никак не могу этого принять. Да, все верно, меня не было, я ушла, а ты-то остался! На что надеялась? Да, глупо. А тебе теперь идти вперед, вперед, не оглядываясь, ведь ничего не вернуть, и только строить. Ты должен жить, и ты будешь жить, лишь дай мне уйти, не держи. ОТПУСТИ!»


Отчаянье сморило ее уже на рассвете. Она слушала шорох в коридоре, знала, что это Он, и была ему благодарна. Но по-другому сейчас нельзя, и ей придется снова солгать.

- Лен… - решился, но было слишком тяжело это сказать. Слишком больно.
- Не надо, Вить, все правильно, я сделала свой выбор, ты – свой. – Тяжело. Минутное молчание под давлением самых страшных слов.
- Я думал, тебя нет, а она… осталась как напоминание о тебе… это так само как-то вышло… - Лена закрыла глаза, пытаясь унять рвущееся сердце.
- Не надо, все так, как есть… не мучай… - прошептала, отворачиваясь. Он опустился на кровать, беря ее пальчики в руки. Ледяные.
- Ленка… - выдохнул на них, согревая, прижимаясь губами. – Как же невыносимо было без тебя… а с тобой стало еще хуже… - он опустил голову низко-низко, не видя дорожек слез по бледным щекам.
- Уйдешь, Вить... к ней…
- Нет, нет… - отчаянно закачал головой «если бы я мог уйти от тебя!!!», целовал дрожащие пальчики.
- Иди… Я не держу... – Оттолкнула его руки, высвобождаясь из теплых ладоней. – ИДИ! – Но мужчина не двинулся. - Прости, что снова появилась на твоем пути…
- Лен, я не смел надеяться, что увижу тебя еще… господи… что ж так сложно-то… Лен, - он поднял голову и посмотрел на нее. – Я НЕ МОГУ УЙТИ! И не могу остаться… - ей показалось, что волосы его блестят от вмиг проступившей седины.
- Иди, Витя. Ты мне не нужен больше. – Она отвела взгляд, чтобы в огромных зрачках он не увидел, как медленно умирает сердце. – Только тогда, если бы меня убили, мне нужно было знать, что с сыном все в порядке, а теперь – иди… - Чуть не сорвалось с языка запретное теперь слово, рука, скользнувшая в последний раз погладить колючую щеку, едва успела остановиться, не выдав.
- Я не верю тебе. – «Я тоже».
- Какая теперь разница...

Мужчина вышел в коридор и практически упал на скамейку, закрыв лицо руками. «Девочка моя… Зачем отпустил, как мог вообще даже подумать, что не любишь… любишь, да еще как… ЛЮБИШЬ! …хм «не нужен». Отпускаешь. Чтобы думал, что ты плохая… да итак знаю, что ты для меня все, ты – ВСЕ! И я нужен. НУЖЕН! Только позволь быть рядом. Но ты ж не дашь, из-за него, ребенка. Но ведь Темка… если б он не был так похож на меня, могла бы соврать, что не мой. Что ты не моя… но я все равно знаю! И больше никогда не поверю словам. Потому что у тебя все написано во взгляде, и ты правильно его прячешь…»

Мысли вертелись быстро-быстро, но он не успел ответить себе на вопрос «что дальше», когда на лестнице уловил стройный чеканный шаг сапог. Он рванул в палату.
- Лена, ты сможешь встать? – холодный взгляд и только прерывистое дыхание могло выдать волнение. Уж она-то его знала.
- Да, смогу.
- Давай, родная, нам пора, - он скинул покрывало, похватал ее одежду, поставил у кровати кроссовки. Сам не заметил, каким взглядом она обожгла его спину, когда всего лишь одно слово резануло по сердцу.

Лена поднялась, зажав зубами губу. Голова кружилась, где-то в плече сидела тупая боль, но это было ничто по сравнению с тем, что было на душе, откуда вырвали что-то очень важное, и продолжают это делать по кусочку, когда каждый раз она сталкивается с ним взглядом. Или касается невзначай. «Бежать» - сама не поняла, о чем это она. Быстро засунув ее ноги в кроссовки, он подхватил ее на руки, сначала высунул голову в дверь, проверив, нет ли в коридоре людей, а потом рванул к ординаторской, откуда вела запасная железная лестница.
- Отпусти, я сама. – Боялась смотреть в глаза, отталкиваясь от груди руками. Боялась. Жарко было в его крепких тисках, а не поддаться – слишком сложно. «Лишь на мгновение…» - вспомнились утренние мысли.
- Лена, послушай. Я тебя понял. А пока позволь мне быть рядом. – Успокаивающий синий цвет и тихий голос заставили подчиниться.

Запер дверь и метнулся к окну, поставив Лену на пол с кучей одежды в руках. Открыл доступ к лестнице, повернулся и замер. Лена натягивала черный комбинезон на голое тело. Постарался запомнить каждую черточку ее тела, а когда понял, что его взгляд заметили, закрыл глаза, мысленно застонав, отгоняя от себя эти мысли.
- Лен! – махнул, подзывая, помог выбраться наружу. По дорожкам проходили люди в форме, видимо, патрулирующие территорию, и Виктор прижал Лену к стене, удерживая, пока они не скрылись из виду.

Она старалась не дышать и не шевелиться, не чувствовать, пока его сильное тело прижимало ее к кирпичу здания. Слабость наваливалась с каждой минутой все сильнее, хотелось его рук, чтобы вот так быть в его объятиях, чтобы держал… Тайком посмотрела на любимые губы, пока лицо было близко, пока эти ненавистные люди так кстати были на угрожающем расстоянии, пока ей было плевать на них, пока он был рядом, пока… пока еще можно было до него дотянуться, хотя бы так, издалека, и лишь взглядом. Ведь потом и не взглянешь лишний раз. Отвела взгляд и сама не заметила собственного вздоха. Мысленно оторвавшись от окружающего, почувствовав вздох, обеспокоенно заглянул в лицо: «больно сделал?». Но нет. И тут понял. Глаза потемнели, и он напрягся. «Сам отказался…» - отступил, выпуская ее из рук, проверив на всякий случай, сможет ли она устоять сама. Потянул немного за руку, увлекая за собой вниз.


http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000827-000-120-0<\/u><\/a>


***

Пробираясь людными улицами пыльного города, Виктор беспокойно посматривал на Лену, ее бледность ему казалась не очень здоровой, и он не выпускал ее из рук. Проходя мимо рыночка, Виктор остановился и накупил сладостей, чтобы хоть как-то отвлечь Лену. Вскоре они достигли пристани. «Вода. Она очищает и дает силы... уплыть...», - Лена задержалась на краю помоста, вдоль которого быстро шагал Виктор навстречу мужчине на трапе. Несколько фраз, человек на мостике глянул на девушку, а Виктор, развернувшись, вынужден был дойти до нее, взяв под локоть. Она была еще слишком слаба, ей нужно было отдохнуть. Ее растерянный взгляд, растрепанные волосы, наспех приглаженные пальцами: «Родная, милая, такая теплая, близкая… Как же отказаться от тебя, как смогу не смотреть, не дышать, наслаждаясь твоим ароматом, не думать…» Мысленно прекратил эту муку, он подхватил под руку и шепнул, чтобы пока молчала.
- Сначала нужно разведать обстановку на борту, судно может быть пиратским, а может быть браконьерским, - чмокнул девушку в висок.

Еще было время до отплытия, и они отправились перекусить. К вечеру, уставшие, снова вернулись на пристань.
Мужчина бросил Виктору ключи, тот поймал на лету и помог Лене спрыгнуть на палубу.
Каюта была двухместная, но ее это сейчас мало волновало – важнее было то, что они будут в одном помещении. Мольба в глазах – только бы сдержался, потому что у самой нее не было никакого желания сопротивляться ему. Слишком велика была тоска стольких лет, слишком сильна связь, слишком горячо стучало сердце рядом с ним.

Уложил ее на полку, служащую кроватью.
- Поспи, а я пока схожу за запасами еды и воды. – Вскинула взгляд в глаза.
- Я не усну… без тебя. – Легкое шевеление губ. Виктор остановился на них взглядом, запоминая каждое движение. Приблизился, замерев в миллиметре от ее дыхания. Она завершила этот путь, прильнув к нему. Сладкое блаженство от вновь обретенного счастья растеклось по сердцу, глаза закрылись, заставляя вспоминать эти губы, этот ток по жилам, мягкую кожу рук, шеи, тепло шелковых волос. Перехватывая между поцелуями клочки воздуха, понимали, что нужно оторваться, но пьянящий дурман времени оттягивал эту секунду далеко за пределы сознания. Покачивающаяся каюта, шум волны за иллюминатором, шорох одежды, такой ненужной, препятствовавшей полностью раствориться друг в друге. Рывок и широкие плечи нависли над ней; он вздохнул, сообщая темным приглушенным светом глаз о нетерпении, столько лет рвущемся внутри, теперь свободном, звучащем его голосом «люблю».

- Ты мой, мой… всегда мой.. уйдешь, но будешь мой! Никто не отнимет, никто… никогда… - не затерялись тихие вздохи, поймал их, удержал, ведь сам же себе тоже обещал «никогда». Накатывающие волны нежности от ее слабых ладошек на спине, напряжение мышц, чтобы не тревожить раны. Вот такая любовь, урывками, вполоборота.
- Любимая… - закрыла пальчиками его губы. Невыносимо слышать это, не она теперь рядом будет. От этой мысли закусила губу.
- Нет, нет, Ленка, Леночка, - подхватил ее мысли, понял, увидев в глазах отчаяние. – Не сейчас, потом… а пока… Лена… - покрывал поцелуями лицо. – Можно я…
Она кивнула, привлекая его к себе:
- Последний раз…
- Последний… - самый последний, долгожданный, жаркий, жгучий, нежный и резкий. Уносящий далеко в прошлое, но удерживающий в горьком настоящем.


Лена подскочила на твердом покрытии кровати, не обнаружив рядом Виктора. Заснули они вместе, и теперь она, проведя ладонью по простыне, лишь застала легкое тепло, свидетельствовавшее о спавшем ранее рядом мужчине. Вздохнула. Она не помнила себя такой, какой была этой ночью с ним. Коснулась губ пальчиками, воровато оглянувшись, чтобы никто не увидел.

Чувствовала себя более чем погано. Но не было сожаления. «Все правильно, он пока мой, а потом… а потом будет с ней. А мне останется его любовь и его сын. А она… не узнает». Лена снова опустилась на подушку и прикрыла глаза. Голова кружилась, но, наверное, это было от качки. Она сама не заметила, как снова погрузилась в сон.

Виктор, вернувшийся в каюту уже в какой раз, снова отметил, что Лена спит. И если он до этого не обращал внимания, словно так и надо, то теперь этот факт насторожил его. Собираясь уже сделать шаг к порогу, он остановился, заметив вздох. Подошел, положил руку на лоб. Тут его прошиб озноб – Лена горела под ладонями, и только кончики пальцев были ледяными. «Она всегда так болела, всегда холодные руки…» - сердце колотилось. Еще не хватало воспаления ран, здесь, на корабле, где нет достаточно медикаментов и плыть им неизвестно сколько.


Сквозь тяжелый сон она чувствовала руки на себе, любимый запах рядом, тепло и знала, что это он. Не осознавая реальности, важно было только его присутствие в минуты просветления.
Подняла голову. Ей казалось, что все это время она слышала какую-то войну вокруг. Сколько в ее жизни было этого, она и не знала. Много, наверное, за это она будет расплачиваться всю жизнь. Своей жизнью. А точнее, не жизнью, а невозможностью этой жизни. «Забуду. Да конечно, заставлю себя забыть. Уеду далеко, только не видеть и не слышать… что он счастлив с ней… Как же хочется им обоим счастья, но… я не могу пока отпустить. Не могу. Пока». За размышлениями не заметила, как сама поднялась, подошла к иллюминатору. Суша. «И не качает так. Где мы? Где Виктор?» Дверь оказалась заперта. Лена подергала, но ни один миллиметр не шелохнулся. Что дальше делать, Лена не знала, но она и не из таких передряг выбиралась. Из безвыходных, и даже смертельных ситуаций.

День стемнел ночными бликами. Лена сидела в каюте. Признаков жизни снаружи не было, и она решила, что предпримет попытку освободиться, когда немного стемнеет. Поднялась, выглянула в иллюминатор. Несколько далеких огней на пристани и тишина, только плеск воды о борт корабля.

Взяла приготовленные железные спицы и двинулась к двери. Возилась с крепким замком, пока не онемели пальцы. Злость подкатила, она сжала кулаки, и тут же послышался щелчок в скважине. Вздохнув облегченно, приоткрыла тяжелую дверь и выглянула наружу. Никого. Осмотрелась. Куда идти она не знала, но по логике – к борту. Нашла лестницу, схватилась за перила руками. Собралась сделать шаг, но тут тяжелая рука легла на плечо, удерживая и останавливая биение сердца.



http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000018-000-180-0-1289908777<\/u><\/a>


***

Резко обернулась. Виктор. Она уткнулась лбом в плечо.
- Привет, - кивнула в ответ.
- Что тут было?
- Лен… они убили Саида. – Лена вздрогнула. Подняла голову и посмотрела на Виктора.
- Он нашел нас? – Лена заметила синяки на лице, ссадину на лбу. Легонько дотронулась пальчиками до кожи, провела по отметинам. – Больно? – Виктор улыбнулся одним уголком губ, отрицательно покачал головой. Прикоснулся пальцами к волосам, убрал непослушную прядку за ухо.
- Идем. Пора.
- Куда?
Виктор долго смотрел ей в глаза. «Зачем сегодня я выжил? Зачем? Только бы не видеть этот взгляд. Но я должен был знать, что ее не найдут. Должен был. И теперь должен забыть все».
- Домой.
Взял в руку ладонь и повел за собой.

«А что дальше? Что? Как объяснить сыну, что папы снова не будет рядом, что он должен уйти, что мы не можем быть вместе. Как сказать, что любит, но этого иногда в жизни недостаточно. Как сказать ребенку, что я сама его толкнула, а он… может, решил бы по-другому. Хотя, Он точно не смог бы по-другому, против совести, против души. А то, что было… Да я сама виновата, первая обманула, вырвав из его сердца надежду. Сама все разрушила, и ни она, ни он, ни будущий ребенок тут ни при чем», - вытащила ладонь из его руки, продолжая шагать рядом. Виктор не повернулся, лишь поджал губы, поняв ее. Ей не нужно было делать вид, что рукой она должна что-то сделать. Просто… Просто теперь она пойдет своей дорогой. Без него. Пока их дороги совпадают – она будет рядом, но потом уйдет. И он это понимал. Не принимал, но прекрасно знал ее – она освобождает его от себя. От ответственности, от щемящего чувства привязанности, от вынужденной заботы и памяти о том, чем они друг другу были раньше.

Он прикрыл глаза, когда заметил, что Лена стала отставать. Не потому, что была еще слаба. Да, именно так он и должен думать, и он будет думать, но истинная причина будет терзать до конца.

***

Ворота были открыты. Профессиональный взгляд сразу оценил обстановку. Виктор напрягся, чеканя в предчувствии шаг. Множество колей по осенней загородной жиже от колес джипов. Страх подкатил к горлу, руки похолодели, щеки залил лихорадочный румянец. Он не глянул на нее, шагающую сзади. Нехороший холодок подогнал бег сердцебиения. Они зашли во двор, сердце глухо бухнуло. В середине двора лежала убитая собака. Лена зажала рот ладонями, подняв взгляд на дом. Темнота. Виктор заскочил первый, перепрыгивая через несколько ступеней. Осторожно, но быстро, пронесся по первому этажу и метнулся вверх по лестнице. Лена следом. Мебель перевернута. С ужасом она увидела дырки от пуль в обивке, выбитое стекло. Прошла комнату насквозь, дальше, еще комната. Из-за дивана на полу видна рука. «Лера!» - Лена бросилась на колени.
- Лера! Лерка, нет, боже мой! – подползла и взяла окровавленную ладонь в свои. Девушка попыталась приоткрыть глаза. – Лерочка, родная, подожди, не умирай только! Слышишь? – слезы катились нескончаемым потоком. – Лера, послушай, мы здесь, Виктор приехал, он теперь с тобой будет… Лерка… - губ коснулась дрожь, очень похожая на улыбку.

- Нет... Лен… не надо… он тебя любит… Темку… все правильно… - рука ослабла, и Лера прикрыла глаза.
- Только попробуй глаза закрыть! Лера! Вставай! – Лена теребила подругу, пытаясь ее разбудить, но та не слышала уже. - Лера, тебе нельзя, у вас же малыш, слышишь! Лера! Очнись! Ты не можешь меня бросить! Вставай! - На крик вбежал Виктор и замер. Лена рыдала на груди Леры, размазывая слезы по лицу и пытаясь поднять подругу. – Это я виновата! Все из-за меня! – она вырывалась из крепких рук Виктора, пытающегося оттащить ее от трупа.

Мужчина прижал ее к себе, понимая, что теперь винить будет себя. «А наверху еще два трупа». Виктор гладил сбившиеся волосы. Долго не отпускал, боясь повторения истерики; сложно, невыносимо больно и как дальше жить с этим - тоже непонятно. Она очень сдержанна в своих эмоциях, но сегодня... общая слабость и такие события... подкосят кого угодно. Лена немного успокоилась, и Виктор тоже постепенно ослабил контроль, перестав удерживать хотя бы себя.
- А… Вить, а дядя Андрей? – она с надеждой заглянула в глаза. Он отрицательно покачал головой. Слезы покатились по щекам с новой силой. – А Темка?
- Я не нашел его. – Вспыхнувшая надежда в глазах сменилась паникой.
- Они забрали его!?
- Тише, Лен, его тут нет, это может значить все, что угодно. Идем.

Нужно было увести ее из дома. Он не хотел, чтобы она видела все остальное, что произошло в доме. Вывел ее на крыльцо. Оба вдохнули воздуха. В душе была пустота. Да, боль придет, позже, когда пройдет шок, когда информация достучится до мозга. А пока – опустошение, и только молоточком пульс: «где Темка». По опыту и Лена и Виктор знали, что иногда нужно немного подождать, и ответ придет сам. Лена присела на ступеньки, Виктор спустился и пошел по двору, заглядывая в темные углы и осматривая местность.
Какое-то время Лена сидела и смотрела в одну точку. Легкий вздох Виктора, скорее почувствовала, чем услышала издалека: «Темка». Сама не помнит, как подскочила, куда неслась и как очутилась на коленях перед будкой собаки, где, свернувшись калачиком у дальней стены, спал Артем. Как Виктор его заметил, почему он оказался тут, как его впустила суровая псина… неважно, все настолько мелко, главное – он жив, и он с ними, с ней и с отцом. Виктор аккуратно растормошил малыша и вытащил его из будки. Мальчик заулыбался сквозь сон, шепнув «папа», «мамочка», обвил худенькими ручками шею Лены. «Господи, счастье мое, как ты без меня… как же я смогла без тебя…» - слезы, не задерживаясь на глазах, впитывались в волосы и одежду. Виктор, поцеловав ребенка, отошел к воротам, наблюдая за местностью в ожидании скорой, опасаясь, как бы снова их кто-нибудь не навестил. Он теперь всегда рядом. На страже покоя своей семьи.

- …Я обязательно узнаю, кто виновен в их смерти. Я найду, обещаю, – было окончанием благодарственной за сына молитвы.


Забыла сказать моей стрекозе
СПАСИБО ЗА ПРОВЕРКУ!!!! <\/u><\/a>


Скрытый текст



- Лена, Лен, пойдемте, скоро приедут из милиции, нам нужно ехать. - Виктор поднял за плечи Лену, чмокнув в лоб. Тема жался к маме, не веря, что она снова с ним.
- Папа, куда мы? - заглянул в лицо мальчик.
- Домой, сынок. Домой. - На Лену эти слова никак не подействовали. Она отложила их в памяти, пообещав себе разобраться с этим вопросом. Кто она, и где теперь ее дом. Кого любить, а кого забыть — все потом. Главное — выбраться теперь отсюда.

Из дома Виктор вынес кофту для Артема, и они втроем отправились на остановку автобуса, который отвезет неприкаянных пока людей куда-нибудь, где можно затеряться в толпе. Мимо них пролетели кареты скорой помощи.

Спрятав семью, Виктор сам занялся всем, что было связано с Новиковыми. Ознакомившись с документами, он выстроил для себя все звенья цепочки в этом деле. Было обидно за себя, но еще больше за Лену, за то, что она себя винила в смерти подруги. Самое сложное было то, что не сама эта нелепая ситуация, которой не должно было произойти, выводила из так трудно приобретенного равновесия, но то, что она переживала из-за него. Из-за его потерь, из-за его переживаний, его души. Предав последнюю память земле, оба долго не могли разглядеть дороги. Винить кого-то было глупо, но только тогда, когда нарисовалась истинная картина произошедшего, стало чуть более понятнее, куда идти дальше.


В офисе стояла тишина. Первый в городе снег разрушил привычный ритуал прихода сотрудников на рабочие места, и теперь они проводили время в транспорте, зажатом непогодой в пути. Поэтому начальнику Внешней Разведки пришлось готовить себе кофе самому, что отнюдь не могло поднять ему настроение.

В приемную вошли двое и, не замедляя хода, прошествовали в кабинет мимо портретов высших лиц государства, не встретив преград на своем пути. Кружка в толстых пальцах дрогнула, разливая напиток, когда мужчина поднял взгляд и столкнулся с давно забытым взором зеленых злых сполохов. Как двое могли незамеченными пройти, не создавая и колыхания воздуха, не привлекая внимания, не обращая на себя внимания, словно и нет их. «Профессионалы!», - кольнуло в сердце. Высокий брюнет остался стоять у двери, а Кулемина шагнула к столу. Она могла бы этого и не делать, все существо итак было в трепетном ожидании расправы. Он знал это.

- Елена, я объясню все.
- Чем они помешали? – Глаза девушки метали молнии.
- Они знали много. Лена, нас раскрыли бы...
- Значит ВЫ плохо работаете! Они-то причем? – Она опустила голову и секунду помолчала. - Меня нет. И теперь ты сделаешь так, что и не будет. - Когда она четким жестом скользнула рукой за пазуху, что-то извлекая, перед глазами чиновника промелькнула вся его жизнь. - А потом и сам уйдешь.
- Да, я все сделаю... - он взял со стола брошенную книжечку.
- Лена, спасибо за брата.
- Он - мой отец. И если бы не ты, его бы уже не было. Береги его, я оставляю его тут.
- Куда ты? – мужчина поднялся со своего места.
- Домой. - Она развернулась, скользнув взглядом по лицу мужчины, ждавшего у двери. Ей показалось, или глаза были серее ненастного неба. Но потом, все будет потом, она и с этим разберется. А теперь пора жить.

«В этом году зима наступила слишком неожиданно. Лед в глазах поселился холодом в сердце. Мы не смогли отпустить чувства вины. Но оно нас объединило. Не было никакого отчаяния, ведь мы хранили память где-то глубоко в сердце, лишь изредка доставая оттуда и любуясь, вспоминая и снова пряча воспоминания обратно, до следующего сеанса ностальгии, которые становились со временем все более редкими. Это не означало забвения, нет. Было также горько, что жизнь человека ставилась на одну чашу весов, а на другую — выгода, деньги, власть, и она пересиливала. А ведь у этого человека могли быть родные, близкие. Это также не означало, что стало меньше чувства вины, чувства ответственности и тяжести совести. Просто у человека есть такое свойство — уставать. Когда бьешься грудью о жесткие прутья клетки и никакого толку, ее не сломать, удары становятся слабее и слабее. Растерзанное в кровь тело просто ждет, когда клетку откроют. И лишь когда боль притупляется, кажется, что снова можно дышать.

Что изменилось в наших отношениях? Мы перестали оглядываться и планировать. Использовали каждый счастливый миг, подаренный нам, дышали тем воздухом, который был в тот момент. Стали ли мы любить меньше? Нет. Даже наоборот. Не давая зароков и обещаний, просто были рядом. Ценили каждую секунду, впитывали каждый миг вместе.

А вокруг — соленая вода. Такая, что держит маленькое кудрявое создание на плаву, помогая верить, что выплывет. Наш сын выплывет, и мы это знаем...»

- Дарго, привет, - в первый момент внутри похолодело все. Начиная от кончиков пальцев и заканчивая макушкой. Выронила карандаш из рук и медленно повернулась, также продолжая сидеть на белом камне. Но через мгновение до сознания достучался знакомый тембр, и легкая улыбка коснулась губ.
- Здравствуй, папа. Чего пугаешь!? - Мужчина опустился рядом и, притянув девушку к себе, поцеловал в щеку.
- Извини. Пора бы уже забыть… - они долго смотрели на гладь воды. «Разве такое можно забыть?» - Где мой внук?
- Покоряет Мертвое море. Вон, голова торчит. - Лена указала рукой в сторону плюхающегося в волнах малыша.
- Твоя мама любила море...
- И Лера...
- И Лера. А мимо меня прошла вся твоя жизнь. Я и сейчас не знаю, что ты любишь. Не твои легенды, а ты сама...
- Да. А Лерка была настоящая.
- Ты тоже была, Виктор же любил тебя… - отец положил руку на плечо, устремляя взгляд в закат, вслед за взглядом дочери.
- Мы оба заигрались и не видели границы между ложью и правдой, настоящим и выдумкой. И только сейчас мне кажется, начинается то, что мы тогда упустили...


http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-12-20-00000198-000-80-0<\/u><\/a>

тут меня можно найти.

Юлевна-королевна, без тебя я, как Венера Милосская ;) - то есть без рук!

Девочки, огромное спасибо вам за поддержку, за то, что вы терпели меня, как автора этого противоречивого трактата о смерти...

еще спасибище всем, кто снова вызвал меня на интервьюху!
(с вами я поговорю отдельно, в другой темке)

Самое главное, - вы есть, а значит, есть ради чего все это

люблю




Спасибо: 15 
Профиль
Straus





Сообщение: 3745
Настроение: Я ведь и врезать могу (с)
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.04.11 10:43. Заголовок: Наказанная любовью


Автор: Straus
Бета: Vies
Название: Наказанная любовью
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG
Жанр: Romance, AU, немного Angst
Статус: окончен
Примечание: Лена начиталась сказок про Белоснежку и Краснозорьку. Короче – это не плагиат, а вольный пересказ отрывка сказки Братьев Гримм. А когда температура – еще и не такое привидится!


Спасибо: 18 
Профиль
Ответов - 200 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 331
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия