Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Straus





Сообщение: 413
Настроение: Убей Васю!!!
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 21

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.11.09 21:31. Заголовок: Автор: Straus

Спасибо: 38 
Профиль
Ответов - 200 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All [только новые]


Straus





Сообщение: 1638
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.04.10 12:51. Заголовок: Вечером невероятно к..


Вечером невероятно красивая пара – Дайв и Грин отправилась на прогулку. Не виделись почти год. Частые командировки брата проходили не в Большом городе, а на линиях, где летчики-асы могли принести классовое преимущество в борьбе с врагами. Жизнь внутри мира надежно укрыта от внешних проявлений, но там, наверху, идет жестокая борьба за выживание. И те, кто служит Федерации, часто погибают, сами не понимая, за что. За идею. Но ее брат, Дайв, был уже легендарным пилотом истребителей и шаттлов-невидимок, могущих уходить от систем слежения и ПВО врага. Потому и прозвали его так, он нырял от слежки. Он был лучшим.

Зеленые глаза девушки часто устремляли взгляд в небо, провожая огни шаттлов, но, в то же время, она понимала, что брата не разглядит. От этого сердце щемило и тоска глубоко забиралась в душу, леденя и без того замороженное сердце девушки. Она была всегда спокойна, даже дерзка, холодный изумруд в ее глазах никогда не горел, лишь светился холодом, ее лицо редко (скорее, никогда не) украшала улыбка, а потому мозг всегда работал четко и трезво, даже под действием алкоголя, который помогал притупить тоску, ну хоть на время. Внешне собранна, скоординирована, резка и недоступна. Только нагловатая ухмылка, за что и получила свой позывной – Грин, и высоко гордо поднятый подбородок. Она была неуязвима, неуловима, хладнокровна, лучше многих мужчин знала свое дело. Но в душе она мечтала навсегда завязать с ним, с этим делом, но просто смотреть на несправедливость и недостатки в работе Федералов и Системы в целом, она не могла. Как умела, она боролась с этим.

Но она не была убийцей. Никогда она не работала так, чтобы подвергать кого-то опасности. И все это знали. И приходили к ней с заданием только «чистого» характера. А еще она была очень доверчивой, хоть и читала по глазам. Это больше, чем просто слова, и она видела, когда ее обманывали. Но это случалось редко.

Она была красавица, хотя и подсознательно скрывала это, не зная своей силы. Дерзкая челка, строгий костюм облегающей био-фибры, чуть сутулая высокая фигурка, тоненькая, до торчащих косточек. Угловатость, стройность на грани с худобой уже сменила легкая округлость и женственность, хотя для нее было пока еще неощутимо собственное очарование, только заметила, что костюм стал жать в некоторых местах. Пришлось сменить на больший размер. «Да, худеть пора» - мелькнула мысль, но запуталась в схемах и планах. Парни с ума сходили от ее независимого зеленого взгляда, пластики и манящих пропорций мышц. И не без доли флирта или иногда здорового заигрывания, видя интерес к себе, она любила расслабиться на площадке под музыку от дурмана капсул или напитков. Многие считали ее соблазнительницей, а она и не пыталась развевать слухи. Она была одна из редких женщин на счету Ставки. Она была лучшей.

Их группа была довольно многочисленна, имела свою сеть в разных городах. По всему Большому городу были устроены специальные секретные проходы, способные скрыть или наоборот выводящие из укрытий. Множество паролей, примет, устройств разработаны так, чтобы в любом месте иметь возможность уйти от Федералов и не выдать своих средств. «Через 15 секунд от поворота будет камень…» или «Поезд отъезжает, и через 20 секунд будет левый подземный лестничный пролет». И если ты это не запомнишь, попадешься. А это плохо.
- Дайв, давай пошалим! – хитро, по-детски прищурилась девушка.
- Как? Грин, бросай, обычно твои детские проказы плохо заканчиваются…
- Да ладно, не будь занудой!
- Что придумала?
- Вот, смотри, этот порошочек хорошо разъедает броню, а значит… - она показала зажатую между двумя пальцами капсулу.
- Плавит бронестекло?
- Да, ты правильно догадался…
- И что дальше? – зеленые глаза загорелись задором, он уже предвкушал эффект от такого порошка, особенно реакцию Федералов, но не понимал, как девчонка, сидящая сейчас на самом краю парапета, свесив ноги на улицу, туда, где сотнями метров вниз уносится отвесная стена, может так легкомысленно шутить такими серьезными вещами и при этом невероятно четко и со всей ответственностью выполнять задания Ставки.
- Не переживай, никто не пострадает! Ты же меня знаешь! – она как в детстве подмигнула ему и повесила на лицо свою неподражаемую улыбку. Ее знал только он. Ну, и родители, тогда, еще пять лет назад последний раз взглянувшие в глаза детям. «Да не было у нее детства, пусть хоть сейчас пошалит».

Внизу проносились корабли и небольшой городской транспорт, а несколько маленьких летающих шаттлов патрулировали город как раз чуть ниже уровня площадок на небоскребах, на которых в основном и происходила жизнь народа. Вниз мало кто спускался, привыкли общаться на верхних пределах. Там дышалось легче. Отсюда открывался прекрасный вид на Огни Большого Города. Это как Северное сияние в дымке смога и легких облаках, никогда не пропускающих лучи солнца. Огни часто превращались в однородное мерцание всех цветов города, а иногда отражали только проплывающие за облаками сигналы шаттлов.

Девушка посмотрела по сторонам и выбрала цель. В потоке корабликов мелькнул один, и она запульнула капсулу, которая присосалась к лобовому стеклу. Через несколько минут оболочка капсулы распадется, и порошок начнет реагировать с броней стекла шаттла. Те, кто был рядом на площадке, посматривали в сторону необычной парочки, сидящей на самом краю, свесив ноги по ту сторону парапета и весело смеющейся. Они знали ее. Они узнали его. И было вдвойне приятно видеть Дайва вместе с Грин. Улыбки озарили лица отдыхающих, когда под крики: «Грин, федералы! Мотаем!» - молодые люди подскочили с места, спрыгнули с высокого камня и направились в сторону скопления молодежи, поближе к укрытиям. Народ улюлюкал, наблюдая, что же снова вытворила девчонка. Она чуть более весело состроила свою легендарную ухмылку и окинула взглядом скопившихся коллег. Дайв обнял ее за плечи одной рукой и стал ждать. Тут из-за края парапета выскочил шаттл федеральщиков и застыл в воздухе, покачиваясь и трясясь. Народ воспринял его появление как сигнал к бегству, некоторые потянулись внутрь зданий, но основная масса продолжала наблюдать. Искаженные лица военных, которые теперь отчетливо были видны в проеме без лобового стекла, пытались сохранить управление кораблем и посадить его на площадку. Расплавившаяся прозрачная масса заливала панель управления, но она не была горячей. Народ смеялся. Но тут шаттл дернуло, потом развернуло и он, неуправляемый, унесся в скопление остального транспорта ниже, на уровень магистралей города. Все, смеясь, потянулись к краю площадки, высовываясь за пределы невысокого ограждения, выглядывая на улицу и наблюдая за паникой в потоке, куда вдруг прилетел сверху взбесившийся шаттл федералов.

Всеобщее веселье заткнулось в секунду, как только из-за близкого поворота с обеих сторон здания показались огни таких же шаттлов надсмотрщиков. Мгновенное замешательство сменилось всплеском адреналина, волной хохота и хаотичного бегства каждого в свое укрытие. Переглянувшись с Дайвом, Грин тоже изобразила удивление и потянула брата за руку, показывая дорогу. Побежали к люку в тоннель, который выводил в общие помещения, где располагался ночной клуб.

Запрыгнув через узкое отверстие в какую-то шахту, Грин приземлилась на ноги, перехватила траекторию парня, который не ориентировался в этих местах, а потому не знал, к чему готовить тело. Выйдя в широкий тоннель, они увидели несколько восторженных человек, поджидающих своих кумиров. Она окинула присутствующих взглядом.
- Грин, это круто было! Такое шоу!
- Да ладно, хотела проверить, как работает, – снисходительно склонила голову набок.
- Дайв, это ты…
- Я, – подобострастно парни стали протягивать руки, представляясь и ловя одобрение в глазах летчика.
- Я – Гуцул, это Тэо, Дебаг… - потом представили девушек. Грин заметила заинтересованный огонек в глазах брата. Она-то знала эти глаза, знала ту тоску, которую они скрывали. Знала, как тяжело одному, одной. И никто ждать его не обязан. Привязавшись однажды сердцем, он ушел. Девушка нравилась Грин. Но не обещала ждать. И не ждала. От этого ни Грин, ни брат не верили в возможность настоящих чувств. В этом мире все сложно. – Мы в клуб, а вы?

Переглянулись, кивнули друг другу, и, обнявшись, пошли по тоннелю, обсуждая что-то не слишком громко, чтобы не быть выслеженными.


Спасибо: 26 
Профиль
Straus





Сообщение: 1647
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.04.10 08:09. Заголовок: Ввалившись в клуб то..


Ввалившись в клуб толпой, Грин, в обнимку с братом, заметила, что народ притих, ди-джей взял микрофон и прокричал, чтобы поприветствовали знаменитость, Грин. Она, зло пожирая глазами этого недоделанного оратора, подняла свободную руку вверх, второй все еще не выпуская брата.
- … а это… это… неужели, сам Дайв! Дайв, какими судьбами, ты почтил нашу глушь своим присутствием? – парень тоже поднял руку, приветствуя взревевшую толпу.
- Пойду, придушу его, побудь у бара, ок? – шепнула она ему на ухо. Протиснувшись сквозь бушующую толпу, она поднялась за пульт. – Москит, иди сюда! Ты в своем уме?
- Грин, ну тут все с ума по нему сходят, особенно девушки, - хитро подмигнул ей парень, но, увидев угрожающий огонь в глазах, воспринял это как «он мой» и сделал серьезное лицо. Не надолго. Она картинно закатила глаза. – Грин, у меня тебе послание. Он подошел ближе и присоединил край своего манжета к ее лацкану, – Все. - Тут он схватил микрофон и проорал: - У Грин для вас сюрприз, она нам сейчас споет.
- Чего? Москит, тебе не жить! – она подняла руки, успокаивая обрадованную толпу. – Нет, нет, я не буду петь! Я отдыхаю! – молодежь разочарованно загудела, и она поймала взгляд зеленых глаз у стойки бара. Он приподнялся над толпой и выкрикнул:
- А ради меня?
- Ну, разве только ради тебя, милый, – она взяла микрофон и подошла к пульту, сказала включить минусовку недавно записанной ими с Москитом песни. Грустная мелодия унесла мысли далеко, туда, где она была счастлива и были рядом близкие. В проигрыше Дайв запрыгнул на маленький пятачок площадки и заключил ее в объятия, так они несколько минут потанцевали под красивую мелодию.

Потом начались быстрые танцы, и народ потянулся к бару. Грин с Дайвом заказали себе коктейли, а потом отправились в центр зала, зажигая под музыку. То ли так действовал алкоголь, то ли музыка сносила крышу, но ей сначала казалось, что за ней следят. Потом она отвлеклась, но не отделалась от ощущения взгляда на себе. Музыка стала тяжелее, дышать стало сложнее, кровь быстрее и вязче потянулась по жилам, народ тоже уже скапливался на площадке, создавая ощущение постоянно плавающего движения. Огни вспышками били в глаза, создавая нереально волшебное ощущение. Близкие тела, движущиеся руки, размывающийся свет огней прожекторов, обрываемый кромешной темнотой, жесткие такты музыки в голове, запах дыма, пота, какого-то непонятного драйва и даже страсти. Рядом сначала был брат, потом Гуцул, теперь же она довольно близко была от губ красавчика Тэо. И тут в толпе мелькнули синие глаза. Они полыхнули по сердцу, отрезвляя и обдавая сердце горячим потоком какого-то волнения. Дыхание прервалось, сердце застучало, она нашла глазами брата. Он тоже нашел себе спутницу на этот танец, но, через мгновение, поймав ее растерянный взгляд, вернулся к ней. Все также двигаясь в такт музыке, он обнял ее и на ухо спросил, что с ней. Она ответила, что все нормально, просто показалось. Дайв снова отправился танцевать, изредка посматривая на сестру. Музыка уже не приносила такого кайфа, как до этого, неприятное ощущение словно сожгло всю атмосферу.

И тут сзади на ее талию легли руки. Она схватила их и хотела сбросить с себя, но они не поддавались. Крепко прижали к рельефному телу и подтолкнули девушку под музыку, продолжая ее движения. Одна рука скользнула вперед, перемещаясь на живот, а вторая подняла ее руку вверх, закидывая себе на шею, проводя горячей ладонью от локтя к кисти. «Что он делает. Это же Он. Как же приятно, только не выпускай». Позже, потеряв ритм, руки повернули ее к себе, не выпуская талии, и она встретилась с его глубоким взглядом. Под музыку, почти соприкасаясь губами в бешеном ритме сердец и мелодии, его бедро оказалось между ее тонких ног. Движения навстречу, и лишь контакт бедер, принимающих ласки теплых ладоней и дикое притяжение. Пульс зашкаливал, голова кружилась от дурманящего запаха его тела, через туман времени музыка предательски замедлилась, расплавляя движения в более красивые, эротичные, руки заскользили по собственным линиям тела, разрывая контакт тел. Развернувшись, почувствовала сзади его тепло. Откинув голову назад, повернулась и заметила, как колыхнулся синий цвет, превращаясь в темный синий ореол вокруг большого зрачка. Ее тело само ответило на это, прогнувшись, двигаясь ближе, вытесняя пространство между ними. Кожу шеи обдало горячее дыхание, она шумно вдохнула, прикрыла глаза и вдруг губами зацепила его ухо, то ли нечаянно, то ли специально.

Это немного отрезвило. Грин одернула себя, развернулась, посмотрела в упор в глаза, ухмыльнулась, сделала шаг назад. «Вот это да, никогда такого не было». Она разорвала зрительный контакт, отыскала глазами брата и спряталась у него. Танцевать не хотелось, и они вместе отправились в бар. Она еще ощущала тяжелый взгляд на себе, но старалась не обращать внимания.
- Грин, все нормально?
- Да, просто устала.
- Не обманывай, я знаю тебя. Что-то необычное у тебя сегодня.
- Ага, - она глотнула еще коктейля. Потом еще. Под конец вечера она, отогнав от себя все мысли, отрывалась на площадке. Было легко и весело, не было ненужных мыслей, слов, взглядов. А потом они с братом отправились домой. Оба еле стояли на ногах, хохотали до судорог в прессе, до сгибания пополам, до слез. Вывалившись из лифта, где Дайв проиграл спор и вынужден был нести Грин на руках до двери, он попытался подхватить ее на руки, в конце концов, ему это удалось, и он попытался еще устоять.
- А ты... потяжелела с последнего раза, Грин, худеть надо!
- Сам ты потолстел, вон... пузо торчит, качаться надо, а то уже даже... меня не поднимаешь! – голосили они на весь коридор. Она попыталась его ущипнуть за несуществующий живот, но он потерял равновесие, впечатав ее в стену, и они чуть не грохнувшись, залились хохотом.
- Сиди... не дергайся! – тут дверь какой-то комнаты отворилась, и от неожиданности Дайв все-таки уронил свою ношу на пол, а сам приземлился сверху. Они снова залились смехом, она уткнувшись ему в живот.
- Что вы тут устроили! Чего кричите так? – голубые глаза пожирали девушку и пронзали парня насквозь. Но только они не видели этих взглядов.
- Извините... Мы больше так не... будем! – поднявшись и придав лицу серьезное выражение, проговорила она. Но через секунду оказалась вновь на руках. Дайв кое-как поднялся, взвалил свою ношу на плечо, ответив на ее вопли:
- Я же... обещал носить тебя на руках, вот и не воз...мущайся! – около двери поставил ее на ноги, повернул левым бедром к считывателю, потом сгреб сестру в охапку и запихнул в комнату, окинув нетрезвым взглядом мужчину в коридоре.

***

«Ну что же, найти проще всего там, где они и прячутся, а значит – пойдем в клуб». Отыскав в сети адрес ближайшей точки отдыха, Дип отправился туда, скинув предварительно форму.

Находясь у барной стойки, он наблюдал и прислушивался. В нешумном течении веселья пока было довольно спокойно, даже у стойки не много народу было. Но потом на площадку потянулись люди, к бару подходили новые посетители, прибывшие с поверхности, обсуждавшие какие-то последние новости и смеявшиеся над федералами. В разговорах проскальзывало имя того, чье имя сейчас остро резало слух. Он ждал, что вскоре Грин тут появится.

Какого же было его удивление, когда на приветственные крики парочки руку подняла именно девушка и все заголосили «Грин!». Он сначала подумал, что все же неправильно понял. Но потом она вышла на сцену, обменялась с парнем у пульта информацией, а затем запела. Низкий голос пробирал до костей, до сердца, звучал в самой душе. Он насильно вырвал эту мысль из головы, грохнул бокал об стойку. «Ну что же, девчонка, так девчонка, так еще проще. Правда она совсем как парень, и не в моем вкусе. Ну, да ладно, мне же с ней… Заодно и развлекусь..» - забилась нетрезвая мысль при картине, открывающейся с танцпола. Она невероятно красиво двигалась: плавно, грациозно, волнующе. Как хотелось прикоснуться к ее шее губами, будоражила ее небольшая грудь, сильные руки, плоский живот, гибкое тело, движущееся в такт музыке. Столько секса, желания, манящий свет на ее светлой коже… «Так, стоп, это враг, какая грудь…» Он сжал кулаки и шагнул в центр танцпола.


http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-20-00000620-000-80-0

Спасибо: 25 
Профиль
Straus





Сообщение: 1655
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.04.10 07:46. Заголовок: *** Девушка быстро ш..


***
Девушка быстро шагала по мостовой верхней площадки. Ее плащ развевался в разные стороны от ветра. Осень, прохладно, да и последняя вылазка на взлетную площадку не прошла бесследно. Грин чувствовала, что где-то внутри в легких щекотно живет источник кашля. Он пока не беспокоит, но он есть. Она судорожно сглотнула ком, но легче не стало. «Сегодня на вылазку, по плану, который скинул Москит. И этот кашель совсем не к месту. Только бы не заметили».

В еще неуспевшие открыться двери скользнула тонкая фигура девушки, прочеканила шаг по зеркальной поверхности пола и плюхнулась в одно из крутящихся кресел, закинув ноги на стол. Челка почти полностью скрывала глаза, но ухмылка, неизменно сопровождающая ее точеное личико, обдала всех присутствующих волной холодного равнодушия. Серьезным лицо стало лишь, задержавшись на синих глазах. Минутный немой диалог. Лишь зоркий взгляд профессионала смог бы отличить в ее глазах колыхнувшуюся на долю секунды волну тоски, боли и грусти. Но потом снова лишь ледяное спокойствие и холод изумрудных глаз.
- Ребята. Задание. Вы все сегодня в списке. Мы выходим на базу стратегических запасов оружия. Нам необходимо снять боеголовки с химическими соединениями, опасными для жизни на Земле и заменить их на обычные капсулы, - казенный голос главного. - Транспортировать боеголовки будем в специальных контейнерах. Это обеспечит защиту от ударов. Мне нужен точный план. Через день я вас жду. У меня все.
- А что дальше? – хриплый голос Грин.
- Грин, боеголовок не должно быть там, - главный.
- А где они должны быть?
- У нас.
- Зачем?
- Это приказ! Я должен перед тобой отчитываться?
- Я в прошлый раз все сказала, - она поднялась и задернула плащ.
- Стой!
- Ты меня не понял.
- Я тебя понял. Поэтому ты сейчас тут. Я обещал. Все чисто на этот раз. Если, конечно, сами все нормально сделаете.
- По-моему еще проколов не было? - подействовало. «Видимо, главный хорошо ее знает».
- Не было. Ну, так что? – все это время главный разговаривал со спиной девушки. Она развернулась и внимательно посмотрела ему в глаза.
- Я иду, – всем показалось, что главный облегченно вздохнул. Она осталась стоять, сложив руки на груди. – Вес, размер, характеристики сейфов и самих боеголовок?..
- Вот точные данные, - Из передатчиков вспыхнули голограммы. – Они уже есть у Дебага.
- Тогда мы свободны, – отпустила всех она, развернулась и пошла к выходу. Остальные тоже поднялись и последовали за Грин, прощаясь немного виновато на ходу с главным.

***
Вечером, под покровом ночи, а точнее – чуть более густых сумерек, смешанных с дымом и смогом, девушка, кутаясь в теплый плащ, выбралась на самую высокую точку Большого Города. Вот они – сердце Мира – Огни. Тут находится источник энергии. Без нее сердце остановится, Мир умрет, Земля погаснет и погибнет все, что еще хоть как-то живет тут, поддерживаемый этим самым источником. Он укрыт от глаз и от любых воздействий извне, его защищают, он дает жизнь, потому что питает абсолютно все области жизнедеятельности тут, на Земле.

Грин шагнула к трансформаторам. Как она сюда попала? Не помнила. В сонном тумане разгоряченного тела путались мысли, возможно, осознавала она, стечение счастливых случайностей отвело глаза охране, позволило Дебагу вовремя на точное количество долей секунд отключить двери, туману укрыть тонкую фигуру в бликах сумерек. Все, что нужно было – на 13 секунд выключить питание одного из каналов. Это позволит Дебагу перезагрузить систему с новыми обновлениями и внедрить несколько программ-перехватчиков как федеральных волн передачи информации, так и собственных частот, чтобы работать без помех и под уровнем Улиц, и на высоте зданий.

Тело уже плохо слушалось, горячая волна отторгала любое прикосновение к коже, даже био-фибра костюма наносила некомфортное ощущение, раздражающее и даже колющее. Сверившись с секундомером, она опустилась на колени в том месте, где проходили толстые сцепки проводов и они упирались в разъемы. Невероятным усилием она вцепилась пальцами в железные держатели, отсчитывая секунды в замученном мозгу.

Механизм разъединился, и Грин застыла с переходником в руках. Досчитав до «12», она дернулась к разъему, но почувствовала, что толстый кабель из проводов застрял где-то, не дотянувшись каких-то пары сантиметров до вилки. Она попыталась потянуть на себя, высвобождая, но руки дрожали, и не было сил даже разозлиться. «13». Без вариантов. Она должна. Сильный рывок и на откате она засовывает вилку в разъем в последний миг, что позволило не включить аварийной сигнализации. Больно ударившись рукой, разодрав кожу, она локтем, самым чувствительным местом стукнулась об острый край металлических стоек. В ушах встал звон. Она сморщилась, поспешила к краю, надеясь уйти «по стене», но тупая ноющая боль в локте отняла возможность двигаться, закладывая уши. В глазах потемнело и Грин осела на бетон, как раз на самом краю парапета.

***
Дип проследовал за девушкой. Он заметил некоторую рваную порывистость действий, именно незавершенность движений, хотя ранее даже ловил себя на мысли, что она, если того не хочет, может совершенно спокойно, не прилагая усилий, долго не обнаруживать своего присутствия. Сегодня этого не было. Все выдавало ее напряжение. Непонятно почему, он сам удивлялся своему внутреннему барометру, словно настроенному на нее. Что-то должна она была сегодня сделать, из-за чего так переживает. Он чувствовал, что что-то не так.

Выбрался на площадку с трансформаторами также незамеченный, стал глазами искать девушку. Увидел ее около одного из разъемов трансформатора. Проследил действия, понял, что не все по плану. «Ударилась, разбила руку. Включила вилку. Отходит. Медленно, неосторожно. К краю. Что она делает. Падает». Дальше, сам не успевая осознать действий своего тела, он рванул к краю. Поднял девушку с холодного камня. «Это первый и последний раз, когда я тебе помогаю».


Спасибо: 24 
Профиль
Straus





Сообщение: 1664
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.10 10:27. Заголовок: Доброго всем утра!!! :)


***

На пульте в небольшой комнате находилось восемь человек. У каждого при себе имелась сенсорная борда и голографический экран. Каждое устройство было подключено к большому монитору пульта управления, и все могли видеть тот участок, который разрабатывал каждый в отдельности.
- Сумка со всеми сейфами будет весить… - Дебаг, хозяин маленького кабинетика вывел на общий экран формулы.
- Это много, – Грин, увидев выкладки.
- Две сумки, - Дебаг, разбив формулы на две части.
- Подозрительно, – скептический голос Грин.
- Каждый по одному берет, – Дип.
- Да, так лучше, – она вскинула взгляд. – Только нам нужно их перекинуть. Не пронести их через детекторы мимо федералов. Скинуть надо, - они задумались.
- Давай подземкой!
- Нет, там внутренняя система, химию сразу сечет. У меня капсула прошлый раз зазвенела.
- Капсула? – Тэо улыбнулся. – У тебя, и зазвенело?
- Да, я не всемогущая, Тео!
- Значит, подземкой нельзя. В воздух нельзя… - Дебаг напряг свои стратегические способности.
- Я знаю. Мы пройдем через федералов, - парни резко повернулись на ее голос. Она сосредоточенно что-то водила пальцами по сенсорам, а потом сказала: - Вот, - и вывела схему на пульт. Все устремили взгляды на общую панель. Минуту все молчали, читая план и шифры.
- Отлично!
- Супер, а кто это? – Тео ткнул пальцем в условное обозначение.
- Я, - парни разом воззрились на нее.
- Хахаха, Грин в КПЗ! – веселился Тэо.
- Ну и что. Я девушка, они выяснят, кто я и отпустят, - невозмутимо пожала она плечами, откидываясь в кресле. Парни переглянулись. – Только вы должны вытащить сейфы оттуда. Дип, ты пойдешь. Тебя обыскивать не будут. Ты вынесешь сейфы, у меня их будет три…
- Почему три? Грин, ты сказала, что каждый по одному вынесет, – Дебаг.
- Да, по одному. Вот тут у меня сработает сигнализация на капсулу. – Она тыкала световым пером в схему. - В тот момент у меня будет один. По дороге с федералами я, вот тут, заберу еще один, а вот здесь ты, Тео, передашь мне третий. Дебаг, ты проводишь еще три сейфа. Сможешь отключить незаметно штанги?
- Смогу, на четыре секунды, - Грин прикрыла глаза на четыре секунды, а потом согласно кивнула.
- Времени хватит. Вот тут, и тут.
- Последний как?
- По стене, - молчание. Грин перевела по очереди тяжелый взгляд с одного на другого. Кроме Дипа. – Что?
- Грин, после того, как ребята сорвались, главный запретил…
- Да плевать на главного, он приказал, мы выполним…
- Грин, тебе плевать, а нам…
- А что вам, струсили?! – снова издевательская ухмылка. – Слабо?
- Это ты с ним спишь, а нам… - пискнул Тео.
- А ВАМ? Что? Тебе – завидно? – вспылила она. – Тогда я ОДНА иду! Москит, ты – в КПЗ, ребята, это ваши точки, – обратилась она к высокому худощавому парнишке с карими глазами и Гуцулу, который тихо сидел и только хмурил время от времени лоб. Швырнула перо, встала и вышла в разъехавшиеся створки дверей.
- А что значит по стене? – спросил неуверенно Дип.
- На улице был когда-нибудь?
- Ну.
- Вот по этой отвесной стене, - у Дипа что-то шелохнулось под желудком. «Страх что ли?»
- И она пойдет туда?
- Она же сказала…
- А как, там же нет даже выступов и…
- В том-то и дело, летишь и в определенный момент нужно стукнуться о стену, чтобы влететь в узкий проем вентиляции.
- М.
- Да, не волнуйся, она с детства летает. Это она и придумала его. А потом двое наших сорвались, и главный запретил пользоваться этим способом. – «И правда, чего я волнуюсь. Я не волнуюсь».
- А она…
- Да плевать ей на приказы. Кроме нее никто больше не сможет выполнить и половину заказов Ставки. Поэтому способы она выбирает. Он дает задание, а она рисует планы. Так, давайте дальше…

***

Девушка пришла и бахнулась на кровать. Действие капсулы, которую она запихнула в рот перед собранием по новому заданию, прошло, и снова поднялась температура. Рука болела, хоть и была обработана какой-то мазью, Грин не стала разматывать бинты. Провалилась в поверхностный липкий неспокойный сон. Снились родители, словно она у них на базе, а вокруг все белое. Потом все окрасилось в оранжевый тревожный цвет, в ушах звучало что-то навязчивое, но она не могла подойти к родителям, словно за стеклом. Она подскочила. Настойчивый сигнал оповестил, что кто-то пришел и ждет у двери. Стащив себя с постели, она поковыляла к двери. Глаза даже не открывались, словно залитые сверху кипятком. Открыла дверь:
- Грин, ну наконец-то, мы уже решили, что ты там…
- Где там? На том свете? Да, я уже там, или, по крайней мере, лучше бы мне там оказаться, - при этих ее словах Гуцул приложил ладонь ко лбу девушки.
- Грин, да ты горишь! Ну вот, укладывайся, давай, - он подтолкнул девушку в постель и укрыл ее теплым одеялом. Вышел из комнаты и набрал на рукаве пульт. – У нас проблема. Грин заболела, температура.

Через час в квартире сидели все восемь человек. Точнее, Грин спала, а мужчины сидели, и только Дебаг мерил шагами пространство.
- Деб, сядь, у меня голова уже кружится.
- Да, надо перекраивать план. Она не сможет встать.
- Смогу, - пробурчала слабым голосом Грин, подняв обнаженную руку и положив ее на голову. От этого жеста синие глаза вспыхнули темным огнем, но мужчина подавил его и перевел взгляд на парней, разом подорвавшихся с мест.
- Грин, ты жива?
- Ага. А вот вы что тут делаете?
- Лечить тебя собрались.
- Идите от сюда, лекари. Все, я встала. Будильник мне поставьте. И идите, уже все нормально, правда, спасибо вам.
- Грин, ты, если что – сообщи, мы придем.
- Не надо, я рядом, у меня квартира через две двери, я смогу присмотреть за ней, - ребята уставились на Дипа, а он пожал плечами. – Ну, если хотите.
- Все нормально, спасибо тебе, мы пошли, там еще штрихи по плану. И вопрос как Грин вытаскивать.
- Не надо меня вытаскивать, я сама приду. Через 16 часов, максимум.
- Хорошо, Грин. Мы на пульсе.
- Ага, на пульсе.
Ребята ушли, а девушка снова улеглась и укрылась одеялом.

Будильник поднял ее чуть раньше, чем положено и она отправилась в душ. Свежесть наполнила тело легкостью, и стало понятно, что она проголодалась. В дверь позвонили, и Грин пошла открывать. У нее не было комплексов по поводу обнаженного тела или каких-то фантазий на эту тему, поэтому совершенно не смутило то, что она была в полотенце. Она наклонилась и нажала на кнопку. Дверь отъехала, и перед ней возник Дип, от неожиданности пытающийся спрятать взгляд от ее внешнего вида. Она тоже не ожидала его увидеть. Потом опомнилась и махнула рукой заходить, ухмыльнувшись в ответ на его растерянность.
- Ребята просили…
- Знаю.
- Вот, держи, - она взяла капсулу с его ладони. Такие бывают только у федералов, причем не у всех, а лишь у секретных частей службы. Она это точно знала. Это означало, что он тоже – либо в «Голове», либо выше. Она не ошиблась, потому что его глаза говорили ей о втором. Еще раз поблагодарив небо за способность читать по глазам, она смахнула с ресниц наваждение и спросила:
- Что это?
- Капсула.
- Вижу, - усмехнулась своей фирменной ухмылкой.
- От температуры, - она склонила голову набок.
- Спасибо.
- Тебя ждать? – синие глаза требовали ответа. Она понимала, что он новенький, но даже среди федералов не принято привязываться к напарникам или коллегам. Каждый сам за себя и только вне плана, вне работы возможны какие-то эмоции и чувства.
- Нет. Сама, - он кивнул, вышел из комнаты.
- Стой.
- Чего тебе?
- Ты меня принес домой? С площадки?
- Нет.
- Никогда так больше не делай.
- Обещаю. - Зло полыхнули синие огоньки глубоких глаз, и сенсоры, потеряв источник тепла, закрыли двери.

***

«Чертова девчонка. Совсем тряпкой стал. Подполковник, соберись, ты здесь по делу и никакие личные проблемы не должны волновать... М, как она злится... эта ее челка на глазах и такие смешные крылышки носа... Это невозможно, я свихнусь скоро...» - потер виски.


Спасибо: 22 
Профиль
Straus





Сообщение: 1670
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.10 22:27. Заголовок: *** Время шло, беск..


***

Время шло, бесконечно выбивая настойчивую дробь в мозгу тихим шагом стрелок. Пять часов после окончания операции. Боеголовки, все, кроме одной стояли на столе у главного вряд. Мужчины сидели молча. Тяжелое ожидание и виноватая покорность повисла в воздухе. Сейчас уже все стихло, но еще час назад главный готов был разнести здание спорткомплекса. Его ослушалась Грин, его приказ выполнили, но такая цена его не устраивала.
- Она сказала через шестнадцать часов, прошло еще только пять.
- Да плевать, что она думает о себе! Я сказал не летать по стене! – горящие глаза зло сверлили взглядом каждого присутствующего. – Где она? Сорвалась? Кто мне скажет?
- Да она не могла сорваться, она там как дома… - главный нервно продолжал ходить по большому залу, где акустика позволяла маскировать звуки так, что даже самое сильное подслушивающее устройство могло записать совершенно другое, нежели звучало тут. Звуковая волна преломлялась и отражалась, складываясь в совершенно другие колебания волн.
- То есть, вы предлагаете спокойно ждать еще одиннадцать часов? Я сам пойду за ней. В каком месте она спускалась? – он застегнул «пульс» на запястье.
- На пересечении…
- На пересечении?! Да там поток воздуха и нестабильная гравитация! О чем вы думали? – бушевал главный.
На этих словах створки дверей разъехались, и Грин медленно вошла в зал, отгородившись от всех рядом волос челки. В руках, путающихся в складках плаща, у нее не было ничего. Ребята подскочили на сиденьях, но она холодным зеленым взглядом пригвоздила их к своим местам. Путаясь при шаге в плотный плащ, она пересекла зал, дойдя до стола, выпутала руку из складок и поставила аккуратно боеголовку рядом с остальными. Подняла глаза на главного, ухмыльнулась, развернулась и медленно пошла из зала. Когда девушка покинула зал, по помещению пронесся вздох облегчения. Дип со своего места заметил, как дрогнули пальцы, когда стукнул металл о поверхность стола. И глаза были потухшими, словно потерявшими цель.
- Что это было? - спросил главный. Но только многократное пожимание плечами было ему ответом. – Свободны.

***

Он снова сидел в коридоре напротив ее двери и ждал. Уже третьи сутки она не подавала признаков жизни. «Опять с кем-то кувыркается» - звучало в ушах. И непонятно совсем, почему именно эта фраза Тэо стала ключевой, вызвавшей невероятную бурю в душе. А ведь надо было просто прийти, наказать и уйти. Но эта цель оказалась для легендарного Дипа недостижимой. И он не мог понять почему. В каком месте он прокололся. Почему какая-то девчонка стала причиной провала его собственной операции мести. «Следующее задание Ставки, и я свободен. А пока надо ударить по слабому – она же женщина, и не простит предательства. Это выведет ее из равновесия и упростит задачу». Нервные нетерпеливые движения пальцев. «Как надломленный цветок. Вот вроде ровно прошла. Но словно стержень сломан. Что-то случилось. Дождусь ее и выясню». Сам удивился себе – так быстро мысли в голове меняли направление. То чувство тревоги, то жажда мести, какая-то злость и… желание? Его тянуло к ней и, что самое ужасное, он не хотел сопротивляться. Он понимал, что это просто влечение, но иногда сомневался. Иногда казалось, эта боль застряла уже и в мозгу, настойчиво ковыряя ненужным мыслям выход на свободу. «Нравится. Она мне нравится, что задушил бы. Я – маньяк», и вот так круглые сутки. Новые слова, фразы, а смысл тот же. «Я одержим ею».

Гулкий хлопок за стеной, грохот и запах паники. Двери квартиры Грин разъехались, и из глубины помещения показалась летящая фигурка взъерошенной девушки, на ходу застегивающей молнию комбеза, скрывающей под тканью обнаженную линию плоского живота, груди, которая мгновение назад мелькнула между складок био-фибры. Глаза влажно сияли, выдавая тревогу, решимость и негодование. Дип подскочил, Грин уперлась в него взглядом на секунду, а потом вслед за ней вырвался язык пламени и дыма. Она прыгнула в сторону, чтобы не задело, подлетела к кнопке сигнализации, утопила красненький язычок и выдохнула. Молча развернулась, поймав его взгляд и нажала на пульс.
- Деб, я взорвала эту… борду… мы сейчас придем, найди мне в сетке одного человека... – Бирюза ее глаз весь разговор неистово сражалась с его заинтересованной синевой. «Вот это вот «мы» - это она про меня? Я должен идти с ней? И ведь придется! Черт возьми», вздохнул.


Спасибо: 24 
Профиль
Straus





Сообщение: 1673
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.04.10 09:18. Заголовок: *** В полумрак мале..


***

В полумрак маленькой комнатки прорезался свет, и Дебаг повернул голову. Он замер, невольно любуясь этой картиной. «Как они смотрятся вместе». В проеме на миг застыла высокая фигура девушки, а чуть дальше, за ее левым плечом возвышался мощный силуэт Дипа. Дебаг поднял глаза и заметил напряженный горящий взгляд Грин, проследил за сверкающим взглядом мужчины и понял, что они на волне друг друга. Хоть и молчат, но их движения настолько наэлектризованы, они общаются молча, и хоть Грин нервничает, Дип совершенно спокоен, как стена сзади, за ее спиной – пусть холодная, но сильная и надежная. Дебаг тряхнул головой, отгоняя мысли:
- Грин, ты зачем угробила мое эксклюзивное творение. Я ведь для тебя старался!
- Деб, прости, вот смотри, - она воткнула чип в разъем и втроем они воззрились на экран. У мужчин волосы встали дыбом, когда они просмотрели первые 4 минуты записи. Грин сидела на стуле и не смотрела, опустив голову, глядя куда-то в сторону.
- Чертов придурок! – Деб треснул по краю сенсора с такой силой, что край впечатался в ладонь и по руке заструилась кровь. У Дипа зубы были стиснуты с такой силой, что можно было услышать их скрип, или это был звук спинки стула, в которую вцепились побелевшие пальцы. Дебаг остановил запись. – Как ты узнала? – сдавленный голос.
- У меня срезало в одном месте канал...
- Какой?
- Внешний, федеральный, - тишина несколько секунд разламывала атмосферу. Никто не смотрел в глаза друг друга.
- Что это значит? - Дип.
- Провод подслушки Грин состоит из витой пары, один – кокс, второй – новая технология. Оплетка этого провода содержит, помимо вольфрама, волокно… - Дебаг тихо говорил, опустив голову.
- Но это же токсично!
- Именно, токсично… башню нереально срывает, такие глюки…
- Все из-за меня… - прошептала Грин. Молниеносно Дебаг вскочил, но все равно не успел поймать ее, уже выскользнувшую сквозь двери. «Мне просто показалось». Дип готов был поклясться, что видел блеск на щеках, едва успев поймать ее лицо взглядом, когда она пробегала мимо него. Выйдя за Дебагом, он наткнулся на парня в коридоре.
- Деб, причем тут Грин?
- Это она внедрила этот кабель, - парень метался по комнатке и говорил.
- И что? Из-за этого она так переживает?
- Да ты не понимаешь. Этого придурка она однажды послала, а он сказал, что отомстит ей.
- Послала?
- Послала, отшила, как там еще? А он теперь нашел, как ее достать.
- Откуда он знает?
- Раньше работал тут, он протягивал линии. Он знает, что это только ее канал. Он знает куда бить, знает ее слабость, поэтому нужны были жертвы – люди, дети. Она не берется за дело, если знает, что пострадают люди. Нас итак на Земле мало осталось, и это для нее главное.

Дип стоял и слушал, перебирая в голове «Да уж, не пострадают. Мои люди были убиты этой вашей Грин». Но выдавать свои мысли он не собирался. Пока он стоял в ступоре, не заметил, как Дебаг накинул свой плащ и ринулся к двери.
- Стой, ты куда?
- За ней.
- А где она?
- Как ты думаешь, что она собралась сделать, чтобы он успокоился и не трогал людей? – он ткнул пальцем в монитор.
- Убьет его?
- Ты слышал, что я тебе говорил? Она не убивает! Он хотел ее, он ее получит, - парень задернул плащ и зашагал по коридору. Дип очнулся: «получит ее?» - и пошел следом, догнал через несколько шагов и поравнялся с парнем.

Скрытый текст


#

Подойдя к дверям комнаты, они заметили, что сенсоры были сорваны и двери просто находились в прикрытом состоянии. Паника заметалась в глазах Дебага, когда он вскинул глаза на Дипа. «Опоздали» - одна мысль на двоих. Дип выбил ногой двери и две темные фигуры скользнули в темноту комнат. Тяжелый запах тлеющего материала, дымом стоящий в воздухе. Дип напрягся. Тишина. Он остановил напарника и прошел вперед, достав какой-то бластер, довольно маленький, помещающийся в ладонь. Одно помещение, второе. Нет нигде, но присутствие ощущается. Послышался легкий женский вздох, горячей волной прошедший по сердцу, а потом мужской голос:
- Очнулась?
Дип рванул в очередной проем в комнату, где задом к нему стоял высокая мужская фигура, нависнув над едва пришедшей в себя девушкой, лежавшей на полу около тумбочки. Резкий удар Дипа остановил поворот мужчины и хлесткое движение рукой, а через мгновение Дебаг уже скручивал сзади ему руки. Дип шагнул к Грин и протянул ладонь, помогая встать на ноги. Губа разбита и волосы с одной стороны склеены кровью от раны на виске. Она приложила тыльную строну ладони к губе.
- Что, Грин, приятно? – ехидный голос с противоположного угла комнаты.
- Заткнись.
- Давай повторим, или тебе не понравилось?
- Если ты про те полторы минуты, которые я была здесь с тобой, то да, это было «божественно», особенно твой полет через комнату. Помнишь? А если про кабель, то я его тебя сейчас сожрать заставлю, и попробуй подавись!
Она ринулась к нему, подхватывая небольшой моток провода с пола. Заметив недобрый блеск в глазах девушки, Дип перехватил ее движения, преграждая путь к мужчине, стоявшему под присмотром Дебага.
- Да ладно, этим деткам очень вкусно было!
- Ты – с*** - она резко оттолкнула Дипа, который от неожиданной силы даже сначала растерялся. Но потом прыгнул за девушкой, которая одним рывком достигла противоположной стены и врезала обидчику в лицо, тут же схватившись за руку. Дип сгреб ее в охапку и потащил упирающуюся подальше.
- Грин, тише, он получит свое, - тихо говорил Дип, она отбивалась от его цепких тисков рук, пыталась пнуть его, но он уворачивался.
- Грин, детка, а знаешь, где я взял кабель, дорогая? Думаю, Главному понравится… - монолог этого противного голоса прервал кулак Дебага.
- Пусти меня! – воевала Грин. Дебаг повел притихшего нарушителя к выходу, а Дип пытался вытащить упирающуюся протестующую девушку из комнаты. «Да откуда у нее столько рук и ног», - пытался поймать он ее конечности, цепляющиеся за углы. Она вдруг затихла, а как только почувствовала, что державшее кольцо рук чуть отпустило, она выбралась из тисков и сказала: - Да все, все. – В этот момент Дебаг проводил мимо заключенного, который что-то начал возникать, и Грин снова ломанулась в атаку. Дип предвидел это и успел прижать девушку к стене, блокируя ее движения. Она поняла, что не вырваться и постепенно ослабила сопротивление. Голова болела, губа ныла в месте удара, а ноги подкашивались от Его запаха. Она просто стояла, наслаждаясь покоем, прижатая крепким телом к стене. Секунда, две. Больше нельзя. Она шевельнулась и почувствовала, как напряглись мышцы под комбинезоном мужчины. Замерла и заметила, что их дыхание сейчас глубокое, с одинаковой частотой. Воздуха стало мало, и она приоткрыла губы, поднимая взгляд в глаза. Темный бушующий океан накатывал волной на сердце, приближаясь. Теплое касание губ, нежностью прикрывающее веки. Несмелое, робкое, волнующее, набирающее обороты, а потом снова отступающее, оставляющее только горячую волну внизу. Замер на губах, стараясь понять, откуда привкус железа. Грин открыла глаза и утопила его в потоке света, но лишь на доли секунды, а потом резко выпуталась из рук и ушла. Нет, не оттолкнула. Взяла передышку. Синие глаза улыбнулись, но сразу же покрылись пеленой боли и вынужденного безразличия.

Он ткнулся лбом в стену в том месте, где только что стояла она. Кулаки сжались. «И зачем полез со своими поцелуями, идиот… ведь сейчас… ей нужна поддержка?» - удивился своему открытию. «И снова я сработал на нее». Стукнул кулаком в стену.


Спасибо: 27 
Профиль
Straus





Сообщение: 1675
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.04.10 22:07. Заголовок: *** Три недели не б..


***

Три недели не было никаких данных «сверху». Ждали. Паритет в международных переговорах, штиль во внутренних разборках. Грин редко виделась со своими помощниками. Дипа она тоже как-то избегала, но все равно пришлось несколько раз столкнуться с ним. Сама не понимала, от чего же так больно в сердце. Многолетняя тоска по свободе. Она с детства жила не своей, а прописанной жизнью, делала то, что скажут, ненавидела тех, кого скажут, а сама в душе ждала момента, когда сможет открыто вдохнуть полной грудью свободный воздух. Когда сможет, не скрывая блеска в глазах, восхищаться силой и гордостью федералов, смотря на статные фигуры в форме, которая сидела на мужчинах так, что у девушки ставал ком в горле. Она гордилась за свою родину, что у нее такие защитники, гордилась за родителей, у которых такой сын – ее брат, за себя. И теперь с тоской понимала, что и любить она будет только его. Федерала. С синими глазами. «Блин, вот снова его безграничная боль синих глаз. Да я не его имела в виду, а вообще… федерала». Она тряхнула головой, отгоняя навязчивый образ. Он понравился ей. И он федерал. Она уверена. Еще один внедренный. «Меня просто магнитом тянет к нему, такая необычайная сила и харизма. Настоящий мужчина». Она улыбнулась своим мыслям. «Влюбилась».

Ежедневные тренировки от нечего делать, ввиду отсутствия каких-либо заданий, все чаще проходили в присутствии Грин. Она тоже была на площадке. Игровые моменты и каскады упражнений приводили Дипа в уныние, но он замечал, что они приносили свои плоды. Природная спортивная форма при грамотной поддержке давала неизменный результат.
Не зная правил большинства спортивных игр, он часто нарушал их, что вызывало улыбку Грин. Настоящую, искреннюю. Первый раз Дип заметил, что Тэо толкнул Москита в бок, кивнув на нее. Она не видела. У Москита лицо вытянулось и стало похоже на профиль насекомого, в честь которого парень носил свое прозвище. Дип тоже улыбнулся. Парни из группы сделали вид, что не видели, не показали Грин, но сами были рады, что хоть кто-то заставил девушку улыбаться.

А Грин было смешно, что такой суровый с виду, здоровый сильный парень не помещался на тренажерах или вот так фолил на площадке, причем это вызывало у него такую бурю негодования, что со стороны выглядело, словно обидели ребенка. Он хмурился и психовал, обижался – фейерверк эмоций, которые спрятаны глубоко, зарыты и забыты - теперь фонтаном били. Только тут, с этими молодыми людьми он вспомнил, что он – человек. Что ему еще доступны чувства, что сердце стучит, душа живет.

Часто сидели в кабине у Дебага. Следили за передвижениями внутренних и внешних разведок. На легкие задания отправляли молодых агентов, иногда Тэо или Гуцул с Москитом водили группы, и все отчеты приходили на главный компьютер Дебага. Необходимости посылать Грин не было, и девушке дали отдохнуть, учитывая ее состояние после той истории с токсикоманами. Отдыхали, болтали, пили кофе с капсулами, которые таскал Дип, а потом в угаре хохотали до слез над Дебагом, который пытался выгнать бушующую компашку, попутно протирая с клавиатур пролитый кофе и злясь на бардак. За жизнью в сети Грин молча наблюдала уже несколько дней. Что-то происходило, но пока сверху не было никакой информации. Что радовало – творческий подъем. Они с Москитом записали две песни. А завтра в клубе она их собиралась спеть.

Дверь неслышно отъехала, и вошли те, кого ждали. Дебаг протянул борду Гуцулу. Дип уселся на свое место. Лена не поворачивала головы, вперив взгляд в экран. Слаженные сначала действия их агентов сейчас рассинхронизировались без постоянной связи, и получалось, что, не стыкуясь в одном месте, перекос уносил одну группу вперед, и она, рассчитывая на поддержку с другой стороны, вынуждена была ждать. Еще несколько секунд, и тогда, либо не успеет уйти от преследователей и провалит задание, либо придется рисковать, подставляя вторую группу.
- Да что они делают! – спросила Грин у Дебага.
- Не успевают.
- Задержи их. Сможешь? – она взяла наушник. – ЭТО ГРИН. ЧТО У ВАС?... – проговорила в микрофон.
- Как? – спросил Дебаг.
- Двери заблокируй. У них расхождение на 7 секунд. Я ОТКРЫВАЮ ВАМ ЛЮК НА 3 СЕКУНДЫ. ТУДА. ВДОЛЬ, - четче говорила она, чтобы поняли те, кто сейчас был на вылазке.
- Я на 4 могу.
- Дебаг, ну две двери заблокируй! Как маленький! – парень колошматил по сенсорам борды. Грин помогала второй группе, направляя через электронный навигатор и корректируя движения через передатчик в ухе. – НА ХВОСТЕ.
- Погоди, сейчас.
- Я СКАЗАЛА ВДОЛЬ! ВЫ СЛИШКОМ УДАЛИЛИСЬ… КАКОЙ СБОЙ? Деб, у них сбой! Черти что! УХОДИТЕ! Дебаг, они не установили только один аппарат. Сколько у меня времени? – она подскочила, скинула наушник.
- Грин, 34 минуты и взрыв.
- Аппарат еще есть?
- Нет.
- У главного?
- Нет.
- Твою… - и бросилась на выход. – Деб, на пульсе! – в проеме двери.
На сенсорах появилась ее точка. Движение в кабинке замерло. Напряженно наблюдали, как точка встретилась с группой, пошла дальше, но не тем маршрутом. Гуцул начал нервничать. Москит успокаивал всех, что она сама знает. По ее стопам «шли» синенькие огоньки. Это федеральные службы. И как точно повторяли ее траекторию. Около 20 минут все было тихо. Молодые люди сменялись у пульта, но Дебаг так и не двинулся, сидя напротив экранов.
- Она не отвечает мне! – Дебаг.
- Она их видит. – Тео.
- Ребят, как она их видит, у них анти-пеленгаторы. – Дип.
- А у нее кряк на анти-пеленгаторы. Дебаг придумал! – гордо заявил Тэо.
- Кряк?
- Да, «вскрывает» любое излучение, – Дебаг задумчиво произнес и долбанул по доске. Панель мелькнула и погасла.
- Деб, она не первый раз ныряет. Она справится.
- Черт, упрямая, как сто федералов! - Он оттолкнул от себя подвижную панель, которая на держателе поворачивалась в любую сторону, так, что она врезалась в столик Тэо.
Парень вышел в коридор. Дип чуть позже пошел следом. Он нашел его в конце прямого ровного тоннеля, прислонившегося к стене. Он был напряжен, и дернулся, как только рука мужчины легла на плечо.
- Чего тебе?
- Ты из-за Грин переживаешь?
- Я не переживаю.
- М. Я вижу.
- Слушай, ты новенький, ты не знаешь, на что она пойдет ради любого из них! Из нас! А мы ее уже раз собирали… - он резко замолчал, гневный огонек в глазах потух. Снова отвернувшись, он опять предпринял попытку связаться по передатчику на запястье. – Есть! Она установила… - он метнулся обратно в кабинку, снова усаживаясь за свой пульт. В комнате уже собрались все участники, и теперь Дебаг расшифровывал закодированные сообщения с сенсоров. – Ребята. Четыре минуты. Что она делает?
- Федералы. Они ее окружили, - Гуцул.
- Она уйдет. – сказал Дип, стоя, облокотившись руками о борду, и вперив взгляд в схемы на экране.
- Она не будет уходить. – Синий взгляд в непонимании холодно уставился на парня:
- Как так?
- Если они попадают с зону, она будет уводить и их. Я надеюсь, времени ей хватит.
- Три минуты.
- Куда? – не давало покоя Дипу.
- Какова мощность? - Гуцул.
- Пока все в порядке.
- Что «куда»? Да хоть куда, иначе они погибнут от взрыва. – Тэо, пожав плечами.
- Отползает. Слишком медленно. Блин, она их ведет. Они в зоне.
- Нормально, успевает. – Москит стучал по клавишам. – Там плохое перекрытие. Осколки опасные получатся. Какой идиот придумал ставить заряд туда? – выразительное молчание было ему ответом.
- Две минуты.
- Черт, Грин, что ты там стоишь… – шепот Дебага в звенящей тишине.
Замершая красная точка на мониторе заставляла сердца биться чаще. Минута. Точка не двигалась. Время тянулось. Дебаг пытался снова и снова выйти на связь, нервно колошматя по борде и тыкая напульсник. Еще через минуту все замерли. По схематическим изображениям на сенсорных экранов прошло движение и несколько точек погасли. Общее электрическое поле в комнате набрало такую плотность, что, казалось, любое слово взорвет эту тишину…

Дверь отъехала. В проеме стояла Грин. Но она не собиралась входить, оставаясь на том расстоянии, что позволяло держать дверь открытой. Ребята повскакивали с мест, бросились к ней, обняв и похлопав по плечу; вся основная масса народа рассосалась. Дебаг остался сидеть на месте, как и Дип, лишь повернувшийся и кивнувший головой. Она вошла в опустевшую кабину к сиденью Дебага. Парень не двигался. Она тронула его за плечо. Он поднял полные боли глаза. Молча поднялся и обнял ее, прижимая голову к своему плечу, целуя в макушку.
- Грин… Не делай так больше. Я похоронил тебя уже.
- Но-но, я еще молодая… - улыбнулась. Да, именно улыбнулась.
- Зачем ты осталась там.
- Они не уходили, мне нужно было увести их, ты же знаешь…
- Да, знаю.
- Ладно, все хорошо. Деб. У меня проблема.
- Я уже понял, - усмехнулся парень.
- У них мои данные и точное описание. Какой-то придурок меня слил.
- Они видели тебя? ТЕБЯ, по этому описанию?
- Да.
- Грин, у тебя проблемы, - она усмехнулась, тряхнув головой. Повернула голову и боковым зрением окинула Дипа. – Посмотрим, что можно сделать. Ты сегодня в клубе?
- В клубе.
- Увидимся. – Она вышла. Дип поднялся, кивнул Дебагу и тоже вышел из дверей.
Девушки нигде не было, и он направился в корпус. Проходя мимо узеньких отворотов коридоров и перегородок, он краем глаза заметил движение и успел среагировать, перехватил занесенную руку, одновременно вжимая хрупкую фигурку в стену.
- Ничего, реакция хорошая, - усмехнулась Грин. Сейчас в глазах плескался вызов, но в то же время, теплый свет проникал в душу, растапливая лед, под которым было похоронено то, куда вход был запрещен, намеренно запрятанное поглубже. Она серьезно смотрела в глаза, потому что захват длился дольше дозволенного. Облизнула губу. От этого жеста срывало все рамки, его пальцы скользнули по руке вниз, до плеча, в глазах забилась искра желания, но его движение тонкой рукой было отведено в сторону, мимо гладких линий тела девушки. Очнувшись, Дип дико глянул на нее и прохрипел.
- Что надо?
- Пойдем, покажу, - она взяла его огромную ладонь и повела его, доверчиво вложив ладошку ему между пальцев. ЕГО, того, кто никогда не подчинялся, повела за собой, эта девчонка, ради которой он ломает свои принципы, и еще готов много чего сломать. Снова отгородившись за холодной стеной и прогнав непрошенные мысли, он тряхнул головой и как заклинание мысленно произнес: «она – враг…». Выдернув руку, он сурово насупился и уже самостоятельно последовал следом. Она пожала плечами «как хочешь».

Через вереницу поворотов и выходов они оказались на козырьке. Она подошла к парапету и остановилась. Как только он поравнялся с ней, она подошла вплотную, обхватила его за шею одной рукой, и увлекла за край, на улицу. Дип не успел сообразить, но инстинктивно обвил руками ее тело, боясь отпустить от себя. Ее запах убивал все мысли в голове, кожа шеи была слишком близко к губам, под руками он чувствовал движение мышц. Ее ноги обвили его талию, и мужчина забыл, как дышать. Сильный рывок от присоски на запястье девушки начал закручивать в воздухе два тела. Через несколько ударов сердца он увидел створки узкого прохода, куда сейчас устремлена была траектория их полета. Влетев ровно в проем, по инерции тяжелого тела Дипа, они впечатались в стену. Причем удар пришелся на Грин, оказавшуюся спиной к стене, сверху прижатой могучим мужским торсом. Она закрыла глаза, и ему показалось, что она сейчас сознание потеряет от боли. Но это длилось мгновение, через которое она уже сама удерживала его от встречного инерционного потока, отбрасывающего назад.
- Почувствовал?
- Вроде – да.
- Еще как-нибудь попробуем. А потом сам. Пойдем, выход покажу.
- Я уже понял, сам выберусь, - она усмехнулась, как обычно, глянув из-под челки:
- Валяй!
Через несколько секунд, проходя по коридорам, он заметил, что девушки с ним не было. Она исчезла незаметно и тихо.


Спасибо: 26 
Профиль
Straus





Сообщение: 1680
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.04.10 15:22. Заголовок: *** «Черт возьми, е..


***

«Черт возьми, если я еще раз пойду в этот клуб, я за себя не ручаюсь… что она делает». В клубе было безумно жарко. Столько народу еще не было с самой весны. Грин снова что-то пела, но, не слушая слова, в голове у него, в такт пульсирующим толчкам, стучал ее голос, пробираясь глубоко на дно души.

***

Наутро всех собрали у главного в корпусе. Грин появилась в приподнятом настроении.
- В бой идут одни старики, - провозгласил главный. Грин хмыкнула, Тэо запыхтел, насупившись, Дип удивленно вскинул брови. – Дип на штурвале. Шаттл должен незаметно скинуть груз в кратер, и там его нужно будет укрыть. Одного или двоих вместе с грузом. Вот схема местности, работаем, надо продумать, как еще забрать людей оттуда.
В тесном кабинете Дебага снова собрались все, кроме оскорбленного Тэо. На задание не было необходимости тащить весь состав – как всегда, Деб в рубке, пара человек в отрыве, один за штурвалом шаттла, ну, и пара человек для связи и на случай сбоев системы.
- Все – бред, так не пойдет! – Грин не нравилось что-то в планах, и она уже третий отметала на корню.
- Да что с тобой!
- Не знаю, все не то! Они на меня охотятся, а значит, из-за меня вот тут у нас слабое место, - она ткнула пером в голограмму и удалила файл. Все молчали.
- Давайте заново, - проговорил Дип и вывел на экран план местности. – Шаттл.
- Уже плохо! – бросила световое перо Грин.
- Что тебе снова не нравится!?
- «ШАТТЛ»! – передразнила она. – А как этот ШАТТЛ пройдет вот этот рубеж с охраной и выберется из кольца Большого Города? Вот это мне не нравится! И мне не понятно, почему остальным это нравится!
В комнату вошел Тэо. У него был очень живой стратегический ум, цепкое мышление, хватка и интуитивные представления о слабых и сильных сторонах плана. Грин задумалась, а Дебаг умоляюще посмотрел на Тэо.
- Я, кажется, знаю. – Грин вскинула голову на парня. – Надо иметь липовый пропуск, типа мы на раскопки или что там сейчас в этом районе… - Дебаг быстро застучал по сенсорам и через две секунды все уже имели представление о проходящих работах на том уровне.
- Вот, сюда, это ближе, - Дип ткнул пером.
- Кто выдает направления, пропуски…
- Главный, кто же еще!
- ОК, разрешение получим, что дальше? – Грин уже начал импонировать этот вариант.
- А дальше – сажаем шаттл, и, сбросив груз, он должен уйти.
- Деб, а что у нас за итог?
- Взорвать вот этот модуль, хаха, на который у нас и будет допуск.
- Если взорвать, то шаттл нужно увести, но большой корабль не сманеврирует так, его зацепит, это точно. А что с людьми?
- Туда пойдет один человек, - сказала задумчиво Грин, что-то рисуя на борде. – А если вот так? – она вывела схему для всеобщего обзора. Минутное молчание.
- Грин, - начал Дебаг. – Я так понимаю, за штурвалом – ты? Ты умеешь водить миник?
- Нет.
- Грин. До выхода сутки.
- Отлично, у меня 24 часа, чтобы научиться. Скинь мне манипуляторы, - не принимая возражений, она встала.
- А я к главному, за допуском на объект, - тряхнула челкой Грин.
- О, Грин, ты там найди веские аргументы, чтобы он не артачился, - понятно на что намекал Тэо. Грин подошла к парню вплотную.
- МОИМ аргументам он не отказывает, милый, - елейным голосом пропела Грин, облизала палец и приложила к его губам, проведя по нижней, чуть оттягивая ее, заставляя приоткрыть рот. Резко убрала руку, хлопнув по подбородку, заставляя захлопнуть рот, и с победным видом вышла из маленького помещения, услышав, как за закрывшейся дверью заржали парни.

С самого вечера, обсудив детали операции с остальными, Грин разогнала всех из рубки и засела за обучающую программу-манипулятор управления малыми шаттлами. Через три часа кое-чего добилась – научилась взлетать, держаться на трассе, обходить некоторые препятствия. Голова раскалывалась от шлема, который немилосердно давил на уши. Через 7 часов она стащила этот агрегат с головы и ушла пить кофе, захватив капсулу с химией, которая бодрила и придавала сил. Вернулась. Оставалось научиться садиться и зависать в воздухе. Но времени еще достаточно, Грин решила, что успеет все освоить.

Снова натянула виртуальный мир на голову, взялась за штурвал. Взлетев, отмечая собственное удовлетворение, она помчалась в направлении цели. Обходя препятствия, она достигла нужного места. Вот тут и начиналось самое сложное. Зависая над площадкой, можно уронить шаттл, а, вовремя не затормозив, пролететь мимо цели. Несколько раз взрывалась, роняла его на землю, била и криво сажала прямо на мотор. Потом начала злиться. На саму себя. Вздохнула после очередного поваленного шаттла и положила руки на сенсор, опустив голову. Тут вдруг почувствовала, как локтей коснулись теплые ладони, мягко прошли к запястью, взяли ее кисти и положили на штурвал. Придвинувшись сзади вплотную, он обжег дыханием шею. Заметавшиеся, было, мысли вновь потекли плавно, словно впитывая эмоции от близости Его тела. Сердце стучало, щеки горели под шлемом.

- Не так резко, - его ладони направляли руки, и попутно тело мужчины то отдалялось, то плотнее прилегало вдоль позвоночника, заставляя ее то подаваться вперед, то маня следом за собой, в такт поворотам в шлеме и интенсивности движения. Шепот пробирал до костей. В крови бурлило от его запаха, в воздухе поднимался сладкий дурман желания, щекочущий и волнующий, – Одновременно, плавно, быстро, но не дергай. Вот так. Видишь? Сама, - но не убрал руки, лишь немного опустился чуть ниже к талии, все также прижимая и чуть лаская пальцами. На этот раз у нее получилось приземлиться, удалось зависнуть, а потом он показал ей, что делать на резких поворотах и как проходить спуски и пике.
Тело горело от контакта с его горячей грудью, умелыми руками. Внизу полыхал пожар, нарушая порядок в голове; все, что было сейчас ей нужно – его дыхание на волосах и ладони на ее руках.

Сняв шлем, она тряхнула головой, расправляя взъерошенные волосы. Обдав волной его шею, она повернулась и посмотрела в его темные глаза на уровне своих губ. Руки все также держали ее, создавая кольцо вокруг талии. Она дернулась, давая понять, что хочет уйти. Он медленно расцепил плен рук, но сам не поднялся. Она встала, прошла мимо, сказав:
- Спасибо за урок, - и выскользнула через разъехавшиеся створки дверей.


Спасибо: 27 
Профиль
Straus





Сообщение: 1691
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.04.10 09:02. Заголовок: *** Дип наблюдал за ..


***
Дип наблюдал за безумной молодежью. Они наглотались колес и теперь отрывались на площадке, кто как мог. Он пока только наслаждался алкоголем в баре, капсула еще не подействовала. В бар пришли ребята из группы и проследили за его взглядом. На танцполе отжигала Грин и еще несколько девочек, а парни образовали вокруг них кружок, поддерживая их игру, устраивая слишком откровенные номера прямо там, в центре зала, и что их сдерживало – не понятно; казалось, они совершенно не замечают ничего вокруг. Неприкрытая эротика и секс, горящие ласки, мерцание огней и туман, смесь алкоголя и химии в крови – било по нервам, разгоняя мысли и обостряя только физические желания.
Да, она давно мертва и кроме работы ничего другого знать не хочет. Но сердце пропускает этот голос, давая доступ глубже и всячески запутывая. Напивались коктейлями до беспамятства, до дури и безумия. Без слов, только плавные движения, невероятно завораживающий дым и разноцветный пульсирующий свет в глаза. Да и плевать, у нее через несколько часов задание, возможно, последнее.
Выбрался на площадку. Ее тело рядом, ее запах, ее кожа под губами, руки на плавных изгибах талии и упругих мышцах спины. Ее дыхание и блеск безумных глаз, собственное возбуждение, до предела от таких танцев, ее стон, слышный только ему, от прикосновений губами к ушкам и шее. Поймал ее губы. Такие мягкие, сладкие, податливые, которые заводили кровь еще быстрее по жилам. Понял, что от ее языка сходит с ума.
Как добрались до ее квартиры – оба не помнили, видя и чувствуя только друг друга. Эта маленькая, но такая желанная женщина возбуждала сильнее всех женщин, вместе взятых, что только были в его жизни. Ее жадные поцелуи, нежные и какие-то несмелые ласки, он был не в состоянии разбираться с этим, захваченный в плен этой волной безумного желания.
Тела были распалены до того, что даже в ушах глухо отдавалось сердцебиение. Еле успевая глотать воздух, торопливые ласки превратились в более тягучие, волнующие, интимные, глаза, горя безумными темными огнями, взгляды чаще встречались, рассыпая вокруг молнии. Первое резкое движение мощное, властное, болезненное, заставило застонать девушку, впиваясь в спину пальцами, пронзая мужчину, оставляя глубокие следы, вырывая у него дикий рык. Следующие его движения навстречу ей накапливали внутри ожидание, щекоча и, в то же время, заставляя поддаваться его ритму. С каждым новым толчком оба чувствовали нарастающую волну, безумием затапливающую жилы. Быстрее, до судорожного ощущения одновременного взрыва в ней, в нем, скользнувшего во все уголочки тела, расслабляющего. Почувствовав, что это не все, она скользнула горячей ладошкой по прессу, заставляя его прогнуться от неожиданной ласки. Судорожно вздохнув, он уперся взглядом в ее затуманенные зеленые глаза и подался вперед, освобождая желание и снова начиная гонку за удовольствием, которое они оба получали друг от друга. И ни сомнений, ни чувств, только безумная страсть и дикое желание друг друга, потребность друг в друге.

***
Она проснулась первая. Пульс дал понять, что до операции совсем мало времени. Но, почувствовав, что под тяжестью могучего тела ей не пошевелиться, решив пока не будить, она стала рассматривать мужчину, подсознательно крепко удерживающего ее в своих объятиях. Темный волос, ряд морщин, проложенных поперек лба, легкая дрожь сомкнутых ресниц, лучики вокруг глаз, сейчас безмятежно разглаженные, прямой нос, такие сладкие настойчивые губы. Она лежала и любовалась его силой, которая не покидала его, даже в сонном бессознательном состоянии. Лена вспомнила его ласки, и тепло разлилось по телу, заставив девушку покраснеть от своих мыслей. Да, она знала, что он уйдет. Но эти минуты счастья заставляли ее жить дальше. И она была им благодарна.
Пикнул будильник, и он открыл глаза. На него вупор смотрело милое создание с растрепанными вьющимися белыми прядями, блестя изумрудами глаз. «Милая». Она улыбнулась. Искренне, чисто и от этой улыбки захотелось удавиться. Зачем она дарит ему себя, он же не оценит, не должен он поддаваться. «Она – враг». Он уцепился за эту мысль и заметил, как улыбка сменилась снова насмешливой ухмылкой, застыв от его колючего холода глаз. «Поняла». Выбралась из-под него, молча направилась в душ.

***

Грин сидела за штурвалом мини-шаттла, который она успешно вывела из стыковки с большим кораблем, когда они прибыли в пункт назначения. Все чувства были обострены до предела – после еще двух капсул, которые они с Дипом молча проглотили утром. Далее, по завершению операции, быстро впрыгнула на мини, на ходу захлопывая купол, и попыталась как можно дальше уйти от взрыва. У мини-шаттлов ходовая часть рассчитана на небольшое притяжение Городов и недалекие расстояния, а тут огромная удаленность от Большого Города, и еще большая – от других. А корабль не имеет такой маневренности и не сможет подойти к месту взрыва на достаточное расстояние, чтобы забрать людей. Зато сейчас бы их большой кораблик и не шелохнулся, а этот малыш трясет как осиновый листок на ветру. Перед глазами встали пейзажи осенней рощи недалеко от Огней Большого Города, где жили они семьей. Мама с Серегой. Отец и дед. Постепенно картинки стали размываться и перед взором оказались голубые глаза. Дип. Где-то внизу живота начала скапливаться горячая волна, и она прикрыла глаза. И тут же почувствовала, как мини-шаттл вздрогнул и потерял управление. Через секунду догадка коснулась сознания. Ее пристыковал корабль, поймав траекторию. Она улыбнулась и отпустила штурвал. «Дип». Пока сидела, покорившись большому железному монстру, в голове крутились строчки песни. Новой. Немного с грустью, немного с надеждой, но в них было одно – ощущение свободы.

Корабль тряхнуло и Грин вынырнула из мыслей. Она огляделась сквозь стекло купола. Где они были – она не поняла. Купол автоматически отъехал, она попыталась выбраться, но почувствовала сильные руки на плечах, мощно выхватывающие ее из креплений сиденья. Дип сказал, что надо уходить. Они отправились к скрытым ловушкам, но тут же замерли от хлесткого:
- Ваш чип, пожалуйста.
Сзади вырисовались две фигуры федералов. Медленно повернувшись, Грин мельком глянула на Дипа. Холод синих глаз. Он с силой пихнул ее на край парапета за пределы площадки, а через секунду прыгнул сам и полетел вниз.
Полет Грин, подчиненный законам инерции более легкого тела, чем Дип, сначала уравнял с ним, а потом она стала отставать. Девушка заметила, что Дип пропустил одну отметку, где должен был удариться о стену, сделав это чуть ниже. Это не даст ему с его массой ровно влететь в узкий проем в стене.

И тут мимо нее пролетела пуля от оружия федералов. Чертыхнувшись, она стукнула о стену в неположенном месте и полетела наперерез Дипу. Чуть зацепив его, она подтянула его к себе как раз в тот момент, когда вторая пуля пронеслась мимо. Сильные руки сжали в объятиях, от чего зародился теплый комок внизу живота. «Грин, а ты шлюха, оказывается», - мысленно отругала сама себя девушка. Еще один удар в стену, и их начало выводить ровно в проем. И тут следующая пуля прорезала материал комбинезона и застряла в мышцах плеча Дипа. Он дернулся, но вида не подал. Ввалившись в проем, по инерции шарахнулись об пол. Болевой шок унес сознание Дипа, и Грин, отойдя от собственной боли, теперь судорожно представляла, как потащит его. Склонилась над его лицом и коснулась пальчиками щеки, потом губ. Поцеловала.

Разбудила мужчину, и они вдвоем выбрались из стены. В последнем повороте не оглянулась, ушла, почувствовав, что он свернул в другую сторону. Она мысленно похвалила его и направилась к корпусу.


http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000661-000-0-0

Спасибо: 25 
Профиль
Straus





Сообщение: 1706
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.04.10 21:37. Заголовок: *** - Москит, включ..


***

- Москит, включи мне ту композицию, помнишь, на вот этот размер, - она показала. Парень кивнул, и по клубу разнеслась красивая мелодия. Грин подсоединила к чипу микрофон и гитару запела, перебирая струны. Москит включил запись, народ замер, в зале погас свет и зажглись маленькие огоньки личных фонариков. Вспыхнули где-то в толпе грустные глаза. И из всего мерцания, колышущихся всполохов за стеклянными тонированными окнами, в которых видны Огни жизни Большого Города, самыми волнующими были эти – синие. Столь же необходимые, важные, завораживающие и будоражащие. Она не знала, что в них таилось, но чувствовала, что не все так просто. Камнем на сердце лежала недосказанность, эта безумная тоска и невероятная нежность. Мужчина подошел к какой-то девушке у стойки бара. А она пела, стараясь не смотреть.

Пришли парни из группы. После операции никто еще не видел друг друга, и они нашлись, обменявшись взглядами. Грин почувствовала, как дрогнул голос, пальцы уронили медик. Никто не заметил, она закрыла глаза, заметив панику и заметавшееся непонимание в карих глазах Дебага. подошел к Дипу. «Что ты делаешь, Деб, не надо...» Короткий, всего в пару слов диалог мужчин. Деб опустил голову. «Не смотреть. Доиграю. Паганини недоделанный».

Дип вывел девушку на площадку и завертел в потоке звуков, ощущений. Когда мелодия закончилась, Грин еще задержалась на подиуме за пультом, просматривая графики обработки голоса у Москита на мониторе, пока народ отрывался под ритмичную музыку. Подняв глаза, заметила Дипа, выходящего из зала в обнимку с той самой девушкой. Видно было, что он бережет плечо. «Глубоко, наверное, пуля прошла». Встретилась взглядом с Дебагом, который в ступоре сидел у стойки бара. Вопрос и непонимание в темных глазах, «оставь» - мольба в зеленых.
Когда поднялась на этаж, не обратила внимание на то, что дверь была размагничена. Упала на кровать и забылась сном.

***

Пробраться в Ставку не удалось, как на зло - везде федералы. Отложив поход на более подходящее время, она решила подняться на верхний уровень. Глотнуть жизни. Только выйдя на площадку, на парапете, где они с Дайвом любили сидеть, заметила Дипа. Начал моросить мелкий дождь и Грин развернулась, чтобы уйти обратно, но ее окликнул голос, и она обнаружила на себе красный огонек прицела. С обеих сторон к ней направлялись люди в черной форме. Дип не двигался. Она прошла к краю обрыва, чувствуя, что действие капсулы заканчивается, и она теряет силы. Дип встал, и, раскинув плащ, открывающий его форму, поднял руку в сторону коллег, останавливая их на расстоянии. Повернулся лицом к Грин.
- Почему ты не выдала меня? - тихо спросил.
- Я не предаю своих. – Четко, глядя в глаза. Он не успел ничего сказать. Сразу поток мыслей врезался в мозг. Но Грин резко взмахнула теплым плащом, шепнув по ветру губами «прощай», и прыгнула с парапета вниз на улицу. Дип перегнулся через край и проследил за ней.

Что он сейчас чувствовал – сам не понимал. Тревогу. От того, что сейчас начнет действовать одна из тех двух капсул, и она сорвется, не удержится. Облегчение от выполненного долга. Боль от предательства. Радость, что все закончилось, и он снова вернется в привычное русло. Слабая попытка тонкой рукой дотянуться до стены. «Действует». Удар, кривая уносит чуть в сторону и сильно бьет хрупкое тело о край проема, куда она должна была попасть, и все получилось бы, успей она сгруппироваться. Глаза сами зажмурились от боли, которая током прошла и сковала все внутри. Он отпрянул от края. «Конец» .

Мелкий дождь оседал на упругих волосах мужчины, стоящего на самом краю пропасти с закрытыми глазами. Сгорбившись, он стал намного ниже своего огромного роста. Ничего не значащие мысли роились в голове, но им было не достать сознание за той стеной, которую он выставил сейчас. Он так и не понял ничего. Кроме одного. Ее улыбка. «Она улыбалась так только с тобой» - молоточками по нервам голос Дебага сквозь грохот музыки. «Поздно. Слишком поздно».
- Ну, доволен? – раздался молодой голос сзади. Дип отрицательно покачал головой. – Отомстил? - кивнул. – На, федералы дали почитать, – главный бросил папку на мокрое покрытие к ногам Дипа. И ушел.

Через некоторое время он смог открыть файлы дрожащими пальцами. Читал, ничего не понимая. Буквы не складывались в слова, размытые строки не ложились в сознание. Какая-то семья ученых. Кулемины. Фото. Мальчик. Федерал. С 13 лет в системе. Дайв. «О, да он Кулемин, оказывается». Мелькнула чуть заинтересованная мысль и погасла. Фото. «Дайв. Совсем мальчишка». Дальше? Перелистывая страницу. Девочка. Лена Кулемина. С 12 лет под прикрытием федералов. Первое задание в 12. Успешное. Звезда. Звезда – это как первый полет Гагарина в космос. Легенда. Подвиг. Прорыв. Кумир. Совсем молодая и такая желанная и недосягаемая. Куча наград, званий, событий и подвигов. Ею бредят все, в школе учатся на ее примере, стремятся за ней, но никто ее не видел. «Звезда! Вот она, но как! Кулемина и есть Звезда! Вот это да! У таких родителей два таких легендарных ребенка. Почему они раскрыли ее сейчас? Где она была все это время? Я нашел ее, это же Звезда!..» - ожило сознание хаотичностью мыслей. Ранение в сердце. Списали? Нет. Перевод. Почти сразу. «Куда?». В Ставку. «В Ставку?!». Следующая страница – фото. Усмешка молоденькой девчонки, с вызовом смотрящей в глаза. Грин. «Не может быть! Этого НЕ МОЖЕТ БЫТЬ! НЕТ!».
- НУ ПОЧЕМУ? – то ли стон, то ли рык, то ли рыдания вырвались из горла мужчины, повалившегося на колени и прижимающего папку к себе. – Не может быть! НИКОГДА!!!!

«Я не предаю своих» - стучало в голове. Дальше файлы мелькали перед глазами. Федералы создали специальное подразделение, чтобы прикрыть свою внутреннюю войну. Очередной жертвой должен стать он, Дип. И это игра командования. Он должен был убрать ее, и он это сделал. А она тут ни при чем. «Мстил. ЗА ЧТО? КОМУ? Боже мой, значит, не показалось… ей было больно в ту их первую последнюю ночь. Я у нее первый был. И тут она играла, создавая нужный образ…». Каждое слово впивалось холодными спицами в сердце. «Опять с кем-то кувыркается… она одна была в квартире… а я и тогда не поверил Ей…».

Хотелось сделать себе так больно, чтобы перестать дышать, чтобы не жить, чтобы это проклятое сердце перестало, наконец, стучать. «Эта ее улыбка, ее теплые глазки, ее тонкие пальчики, хриплый голос, упрямая челка». Он взял пистолет в ладонь. «Она улыбалась так только с тобой … она жила СВОЕЙ ЖИЗНЬЮ в ту ночь… НАСТОЯЩЕЙ… она любила… федерала… она знала обо мне, знала, что я… но не поняла, зачем я пришел… поверила… доверилась… а я…»


Спасибо: 25 
Профиль
Straus





Сообщение: 1720
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.04.10 10:35. Заголовок: Через 3 месяца. - ..


Через 3 месяца.


- Заместителя ко мне, срочно, - раздалось в селектор. В кабинет командующего Федеральными силами вошел высокий мужчина в черной форме. Он подошел к столу командующего и вопросительно молча замер.
- Союз решил разрабатывать эту новую систему на одной из планет, где есть атмосфера, подобная нашей. Вопреки ожиданиям сопротивления, мы отправляем туда парламентеров. Им будет некуда деться, и они вынуждены будут нас выслушать.
- Кого на задание?
- Я сам пойду.
-Напарника надо.
- Да, одного я возьму.
- Кто?
- Дайв.
- Дайв? Но он временно отозван, - минутная пауза и взгляд мимо глаз собеседника.
- Собираешься мстить дальше?
- Он или никто.
- Хорошо, тебе виднее, приказ будет готов. – Он вышел. Взгляд снова потух, а по бледному осунувшемуся лицу пробежала тень облегчения, что не надо никому ничего объяснять.

***

- Сереж, тебе письмо, – пацанский голос радостно выкрикнул из дома во двор. – Наверное, твой отпуск закончился. Снова уедешь? – заглянула девушка в глаза брату, подойдя. Он распечатал конверт, пробежал глазами.
- Да, Лен, мне завтра нужно быть на базе. Новое задание, – она замычала и закатила глаза. – Ленок, а ты отдыхай. И не завидуй! – он щелкнул ее по носу.
- Не привыкла я отдыхать и не думать об этом. Это выше моих сил, я скучаю, меня тянет туда.
- Так, отставить, тебе вредно!
- Нашел аргумент. Да мне хандрить еще более вредно, а вот адреналинчику не помешало бы! – хитро прищурилась сестра.
- Ох, как мне не нравится этот твой взгляд! Только попробуй что-нибудь выкинуть! Я деду расскажу!
- Спокойно, Дайв, я же не на задании, и уже не в Ставке.
- Ты мне зубы не заговаривай, Звездочка!
- Сереж, давай я с тобой пойду! Я так хочу снова на службу!
- Нет, Лен, сейчас это опасно, да и нет больше того прикрытия… теперь все по-настоящему… теперь под ударом наша жизнь. Настоящая.
- Мне не нужна такая жизнь. Я медленно вяну, я должна идти туда, где я нужна, - она подняла глаза к небу, где высоко в плотном тумане неба проплывали корабли.
- Ладно, я замолвлю за тебя слово перед главнокомандующим. Скажу, что ты уже восстановилась.
- Спасибо, Дайв! – она обняла брата, сверкнув зеленью глаз, наполнившейся надеждой.

***

Вечером вернулся брат из штаба. Когда он уснул, Лена пробралась к нему, остановилась посередине и обвела взглядом комнату. На глаза попался его костюм, который он наденет завтра и конверты, видимо, с заданием и чипами. «Прекрасно, белая форма – задание международного уровня, мой такой же висит в шкафу. Сменила все костюмы на размер побольше, но не успела его ни разу надеть до того… до того, как…» В глазах вспыхнул задорный огонек, и она вышла из комнаты брата, забрав его будильник с собой, положив на его место свой, выставленный на полчаса позже. Прокралась в свою комнату, достала белый костюм и отнесла в комнату Сергея. Его костюм и чип забрала с собой, по пути прикидывая, что он будет великоват, зато очень на руку ей было то, что этот костюм предполагал шлем. За последнее время она сильно исхудала, восстанавливаясь после падения, но сейчас чувствовала, что снова набирает силы, выбегая каждое утро на легкие пробежки в лес рядом с домом. После мед.корпуса Сергей привез ее сюда под покровительство деда, да и сам пару раз брал отпуск, чтобы побыть рядом.

За это время, пока Лена была отозвана, с «голове» произошли некоторые преобразования. «Ставка» прекратила свое существование, а те, кто захотел, были переведены в соответствующие службы в Федерацию, где также сменилось руководство. Те, кто создал нелегальное подразделение, были отданы под трибунал, а на место руководителя сектора Земли был выбран Дип. Как бы он ни сопротивлялся, ввиду своего морального состояния в тот момент. Когда он оценил весь масштаб катастрофы, он решил отложить личное и заняться сначала судьбой родины, а потом уж и со своей жизнью разобраться. Но вышло так, что, по сути, детище, «очищенное» и направленное в нужное русло требовало его руководства, а потому расправа над собственной жизнью откладывалась на время. Он не думал, только работал, занимая все свое время задачами, которые срочно нужно решить, а по ночам, вымученный до основания, просто забывался во сне, чтобы наутро снова не успеть подпустить ни одной мысли к сознанию. Внутри все было выжжено до тла и нестерпимо болело, стоило только присесть отдохнуть или закончить какое-нибудь дело, так, что он сразу хватался за следующее. А сны ночами приходили. И поэтому на тумбочке рядом с кроватью, где стояла фотография из досье, лежал тот самый пистолет-наладонник, призванный теперь для избавления от совести, от души, от сердца.


Спасибо: 25 
Профиль
Straus





Сообщение: 1737
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.04.10 07:57. Заголовок: Дип запрыгнул в про..



Дип запрыгнул в прозрачную капсулу шаттла, проследив по взлетной полосе как шагает в белом костюме его напарник. Шевроны и отличительные знаки его шлема и формы говорили о том, что это высший пилотный состав войск, межпланетники в составе Союза. На плече личный вензель. «Дайв». Свободного покроя костюм предназначен для длительного пребывания в инородных условиях, сохраняет комфортную атмосферу внутри, минимально раздражая кожу, и, закрытый шлемом, дает возможность дышать кислородом практически несколько суток, без использования баллонов.
Напарник запрыгнул в соседнюю прозрачную капсулу управления, справа по борту корабля. Включив мониторы, связь со вторым пилотом, какие-то панели, он замер, уставившись на экран с заданием. Полная информация по самой операции и тех, кто участвует в ней. Всего их двое, задание – нейтральная планета, куда необходимо доставить оригинал пакта о взаимодействии и провести переговоры, склонив к сотрудничеству. А через стенку сидит Главнокомандующий Федеральными силами Земли в секторе Земля, генерал Дип. Сердце заторопилось, заставив судорожно втянуть воздух, и мысли разбежались. «Зачем он здесь? Почему? Еще не угомонился что ли?».
Переговоры через селектор проходили коротко и по делу, искажая голоса электроникой. Перелет проходил довольно спокойно, они приблизились к орбите планеты и вышли на связь с руководством. Как только они получили зеленый коридор, датчики замигали красным, извещая о нападении. Откуда-то из темноты космоса показались четыре истребителя противоборствующего союза. Это было возможно только в нейтральных пространствах, но на то она и война, чтобы нарушать правила, а потому система защиты корабля открыла резервы и выставила зонды. Маневрируя и пытаясь уйти от снарядов, они ловко отключали и выводили нужные двигатели и системы. В какой-то момент, поняв, что враг отступает, уже приближаясь к зоне действия систем ПВО планеты, пилоты вздохнули облегченно. И тут последний снаряд угодил в левую рулевую часть, как раз сзади кабины пилота.
Корабль содрогнулся и его, практически неуправляемый, понесло в сторону поверхности желтой планеты. Второй пилот пытался вызвать на связь левую кабину, и нехорошее подозрение злым червячком затронуло душу. Корабль, под действием небольшого притяжения, все же удалось удержать, но он все равно неуклюже плюхнулся на поверхность, уткнувшись носом в грунт и поднимая широкую волну песка вверх. Стараясь не потревожить левую кабину, правому пилоту пришлось сажать шаттл на себя, так как еще была надежда, что напарник еще жив. Еле выбравшись из покореженной капсулы, захватив с собой аптечку, человек в белом костюме прыгнул на поверхность, все еще не снимая шлема, перебежал на другую сторону корабля и полез на капсулу. Отсоединив колпак, почувствовал, как тряхнуло где-то внутри, и задрожали пальцы. Задняя часть кабины была раскурочена и взрывной волной сиденье вместе с человеком были впечатаны в приборную панель.
Паника замедлила действия, и пришлось повозиться, прежде чем удалось освободить человека из тисков железа, пристяжных ремней, остатков корпусных панелей. Откинутое сиденье позволило раненному принять полулежачее положение. Вколов несколько уколов из аптечки, пилот считал с чипа информацию об окружающей атмосфере. Она была схожа с земной, и он приподнял стекло шлема. Дышать и вправду было легко, и он проделал то же самое со шлемом напарника. Он был без сознания, но трогать его пока не стоило, пока не начали действовать лекарства.

***

- На границе нейтральных территорий и орбиты желтой планеты потерпел крушение корабль Федерации Земли. На борту было двое парламентеров. Генерал Дип и полковник Дайв. Мы послали запрос хозяевам, они ведут поиски места крушения, но разрешили выслать одну единицу техники на случай, если есть пострадавшие.

Голосование в штабе Земли. Заместитель главнокомандующего держал слово, стоя во главе стола, где обычно последнее время в кресле положено было сидеть Дипу. В разъемы моментально были вставлены чипы от практически всех присутствующих – они таким образом посылали свои данные на участие в этом задании. Предстояло выбрать одного. И в этот момент двери разъехались и внутрь шагнула стройная фигурка в белой форме и шлеме с поднятым стеклом, открывавшим только зеленый огонь глаз и светлую челку из-под шлема. Народ замер от неожиданности, а потом, когда спало оцепенение, приветственно вздохнул, расшифровав шевроны и прочитав имя. Властно прошагав до самого места главнокомандующего, белая фигура взмахом вставила чип в разъем главного, что дало ему преимущество при голосовании, и развернулась ко всем лицом. Молча взяла со стола чип задания и электронную карточку, и, смерив аудиторию взглядом, говорящим «кому, как не мне», гордо прошествовала к выходу. Закрывшаяся дверь дала сигнал «отомри», и первые слова «Звезда вернулась» одобрительным хором потонули в потоке информации, касаемой этого задания. Заместитель главного стоял в ступоре, а потом у него начали дрожать руки, и он опустился в кресло. «Господи, она жива. Что же будет, когда они встретятся».

***

Попытавшись снять шлем с раненного, второй пилот заметил, как дрогнули ресницы. Времени было достаточно, чтобы защитные силы организма включились в работу. Как только шлема не стало, пострадавший шевельнулся и нахмурил брови. Потом лоб разгладился и он приоткрыл глаза.
- Дайв. Прости меня.
- Тише, не надо, тебе отдыхать надо, Дип, - почти шепотом. Рука гладила волосы, что заставило снова открыть глаза. Неведомое чувство еще жило в умирающем теле и не давало провалиться в темноту. Открывая глаза и будоража сознание, понимал, что это ее брат, но, как только опускались веки, чувствовал ее руки и ее запах.
- Дайв. Я позвал тебя с собой… Чтобы вымолить у тебя прощения. Я встану на колени. Только... Прошу, прости меня. Я сам не знаю зачем... Это я сделал. Я знаю, ты не простишь. Такое сложно забыть... Но отпусти это от себя. Я знаю как это – жить с тяжелым сердцем… и желанием мстить… Я умру и я рад этому... Нет ничего больнее, чем убить любимого. А потому, она отомщена. Она научила любить и я полюбил... Но слишком поздно понял.., - он закрыл глаза. Речь далась тяжело, но он вздохнул спокойно, снова потеряв сознание. Второй пилот снял шлем и положил рядом. Заглянув в лицо, тонкими пальчиками обвел линии от скулы к подбородку, по губе. Поцеловал.

Сквозь пелену боли и забытия приоткрыл глаза. Свет преломлялся на лице, и он понял, что попал в рай. Зеленые глаза светились нежностью. Нарушенный порядок челки почти не прикрывал глаза, а такие манящие губы были в опасной близости. Уголки губ Дипа дрогнули.
- Грин. Звезда. Лена.
Дип снова отключился, а Звезда в форме брата отправилась в свою кабину за показателями датчиков. На радарах не было пока никого, и она вернулась к мужчине. Нашла в аптечке ампулы с восстановителем тканей и вколола мужчине в бедро. Пока его доставят до мед.корпуса, лекарство уже сделает какую-то часть работы.

Через несколько часов на радаре появилась зеленая точка. «Союзники». Она включила излучение, чтобы их корабль засекли, и стала ждать. В этот момент Дип пришел в себя. Уже более осознанно смотрел на нее и молчал. Еще один шаттл сел неподалеку, и по направлению к ним направился человек в такой же белой форме. По мере того, как он приближался, сначала на лице девушки появилось изумление, а потом ее разобрал смех. В минуту, когда Дайв подошел к ней, она была согнута пополам истерическим хохотом.
- Дайв, или как тебя теперь – "Звезда", называть? А тебе идет, - она смеялась до слез. – Как ты умудрился натянуть на себя мою форму? По швам не разошлась?
- А что мне делать оставалось! Ты в своем уме – куда направилась! Сумасшедшая! Да тебя под трибунал за такие шутки отдадут! – бушевал брат. Он думал, что прибьет сестру, но сейчас был благодарен судьбе, что с ней все нормально. Он прижал ее к себе.
- Сереж, у нас проблема. Дип, - она указала рукой на капсулу, он заглянул в глаза и увидел обеспокоенный блеск, на грани паники. – В нас стреляли, попали в рули, и задело его кабину.
- Вижу, идем, покажешь. – Они запрыгнули на крыло, служащее подставкой, Лена осталась снаружи. Брат осмотрел Дипа, и повернулся к ней. – Лен, бери мой шаттл, забирай его и сматывайся… - система оповещения нарисовала на радаре красную точку. Парень с девушкой переглянулись. – Быстро переодеваемся! Если нас в таком виде увидят – обоим непоздоровится!

Они поскидывали комбинезоны, прячась в тени кабины от прямого просмотра «гостей».
- Лен, давай перетащим его ко мне на шаттл, - наблюдавший за ними генерал перевел взгляд с одного на другую и закрыл глаза.
- Сереж, чего он молчит?
- Болевой шок и слабость. Ты его напичкала лекарствами, молодец, это позволит ему продержаться до корпуса, - парень аккуратно вытащил Дипа из капсулы. Лена, помогавшая ему, несколько раз слышала легкий стон, больше похожий на вздох, но она понимала, что подобные процедуры ему на пользу не пойдут. Зафиксировав его на полке в транспортном отсеке шаттла, там, где были каюты, молодые люди остановились друг напротив друга.
- Лен.
- Сереж, лети. Я не смогу одна им управлять, ты знаешь. А я тут попробую разрулить ситуацию, может, удастся их привлечь на нашу сторону. Поспеши, прошу, ему нужна помощь. – Она обняла брата, шепнув на ухо «Будь осторожен». Склонилась над Дипом и поцеловала его в губы и унеслась из шаттла.
Стоя под лучами палящего светила, непрегражденными слоем смога и гари, она махала отбывающему кораблю. С другой стороны уже был виден в слое атмосферы корабль местных жителей.


Спасибо: 23 
Профиль
Straus





Сообщение: 1748
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.04.10 08:09. Заголовок: - ...Почему вы отпус..


- ...Почему вы отпустили шаттл, вы не могли дождаться нас?
- Да я же объясняю, после обстрела пилоту срочно нужна была помощь, его погрузили на корабль и они отбыли. Все документы и жетон парламентера при мне.
- Без вашего главнокомандующего мы не будем рассматривать никакие договора.
- Он ранен, неизвестно, выживет ли он вообще…
- Да, но у вас есть исполняющие обязанности на этот случай, а в случае смерти назначат нового, - Лена чуть поморщилась при этих словах.
- Тогда объявите мой статус, генерал.
- Военнопленный. С видом заточения я разберусь чуть позже.
- Вы сообщите обо мне моей стороне?
- «Генерал не поедет за солдатом», подполковник, так и в вашем случае. Лучше располагайтесь, теперь вы – наш трофей.
- Мы не враги, и я бы поостереглась так быстро ставить штампы. Это может оттолкнуть потенциальных союзников.
- О, да, я наслышан из вашей истории, что из-за женщин вспыхивали войны.
- Не боитесь?
- Вы мне угрожаете?
- Ни в коем случае, генерал. Лишь призываю к благоразумию. Коалиция объединяет силы с дальними рубежами, и мы сами, совместно с Союзом, вскоре не сможем сдерживать натиск столь многочисленной армии, нам нужны ваши пространства и техника. А вся ваша планета и все вооружение не составит и десятой доли наших активов, так что, вы – это последние, кого мы будем защищать, а вы – находитесь между Союзом и Коалицией. Думайте.
- У нас боеголовки.
- У них их еще больше. А вы со своими площадями, заметьте, свободными, могли бы «пойти конем». Впрочем, мне нет дела. Покажите мне мою камеру.
- Ну что же так грубо. Вы – политический пленник, к тому же, девушка, поэтому проживать будете в комфорте, - он нажал на кнопку селектора, сказал: - Проводите нашу гостью. Отдыхайте, надеюсь, вы почтите нас своим присутствием за ужином?
- Непременно, - она гордо поднялась и последовала за сопровождающим.

Молча спустилась к ужину, когда ее позвали, молча же поднялась обратно. Пульс молчал. Слишком далеко. Ни послать сигнал, ни узнать; никаких вестей, звуков. И так две недели. Однажды за ужином она слушала вполголоса беседу немногочисленных подчиненных. Здесь не было теплых слов и взглядов. Только субординация и холод дежурных фраз. А еще планы, проекты и указания. Не ужин, а совещание. Причем, насколько поняла Лена, ее специально пытались запутать на случай, если ей удастся передать информацию. Но она не вникала, даже если бы удалось, она не стала бы этого делать.
Закончив, Лена уже собиралась подняться, чтобы отправиться к себе в комнату, но вдруг все замолкли и она поймала на себе взгляд генерала.
- Подполковник, не могли бы уделить мне несколько минут вашего времени?
- Да, конечно.
- Я позову вас.
- Хорошо, - она попрощалась и вышла.
Не находя себе места, металась по комнате, от кровати к окну, всматриваясь в переливы малинового в небе. С одной стороны горизонта оно отдавало белесо-желтым, а с другой – было нежно-фиолетового цвета. Но там не было главного - кораблей. Хотя атмосфера и отличалась от привычной, что-то здесь присутствовало в воздухе еще. И это нравилось Лене. Она чувствовала себя превосходно, учитывая, сколько времени и сил было потрачено на восстановление после падения со стены, там, на Земле, здесь ей казалось, что силы возвращаются с утроенной скоростью.

Постучались, и она приблизилась к двери, давая ей отъехать в сторону.
- Подполковник, генерал ждет вас в кабинете.
- Спасибо, - кивнула она и последовала за посыльным.
- У меня к вам дело, - она опустилась на предложенное кресло и поджала ноги под себя.
- Слушаю.
- Я согласен на сотрудничество. Мы вступим в Союз. Мы полностью подчинимся Совету, более того… мы отдаем наши территории под плацдармы и испытания. Вы этого хотели?
- Да. Позвольте спросить, к чему такой резкий поворот?
- Просто я решил, что залогом нашей безопасности будет моя жена.
- Вам нужен залог? Позвольте, какая жена. Я не знала, что вы женаты.
- Я не женат. Но как раз об этом я и собирался поговорить. Вы выйдете за меня замуж, гарантировав, таким образом, своей планете безопасность, приведя в союз еще одну державу, ну, и… станете гарантом нашего благополучия, - Лена засмеялась. Получилось немного нервно, но она держала себя в руках.
- Генерал, я не выйду за вас, - сказала, успокоившись, серьезно.
- Почему?
- Вы не думали, что я могу быть замужем, или любить кого-то, или я просто по закону не могу этого сделать?
- Я спокоен.
- Неужели?
- Если бы вы были несвободны, мы бы уже получили конкретный запрос по вам. Но ваша сторона молчит, и Союз делает вид, что ничего не знает, - Лена даже рот открыла, но быстро взяла себя в руки.
- Генерал же не поедет за солдатом. Так? Но есть надежда, что он кого-то пошлет за ним.
- За ваш закон я тоже спокоен, – словно не слышал. - У нас он другой, мы женимся и выходим замуж, когда захотим и на ком захотим, - его вызов был встречен зеленой волной негодования и даже злости.
- Что будет в случае моего отказа?
- Вам будет объявлена война.
- Нам, или Союзу?
- Вам.
- Прекрасно. До встречи на поле боя, генерал, - она резко поднялась. Он обогнул стол и преградил ей дорогу.
- В гневе вы еще прекрасней, - он поцеловал руку, Лена ее выдернула.

Зашла в комнату и повалилась на кровать. Долго плакала. Просто от бессилия, от мучивших вопросов, от тишины и безысходности. А ведь она даже не знала, что с братом, что с Дипом, почему Земля молчит, или не знает, что с ней? Уже утро окрасило розовым стены комнаты. А ей все не спалось. Что делать. Война или неволя. Погибнут все или она одна. Он уже предал раз. И опять не появляется. Лена не знала что делать. Тяжелый камень на сердце и гул в голове погрузили девушку в неспокойный сон, сквозь который до нее доносились звуки кораблей и выстрелы, топот и голоса, но ей казалось, что это все только снится.


Спасибо: 24 
Профиль
Straus





Сообщение: 1757
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.04.10 21:15. Заголовок: *** Проснулась от ви..


***
Проснулась от вибрации во всем теле. Когда отошла немного ото сна, сообразила, что это колебание шло от кровати, от пола, стен; оно была везде. Лена знала много видов технических явлений и большинство могла объяснить, но тут растерялась, а единственная догадка, которая пришла в голову, заставила похолодеть. Она поднялась на кровати и опустила ноги на пол. Снизу вибрация была ощутимее. Она встала и босиком прошлепала до двери. Не открывая ее, она прислушалась. Призраки сна еще преследовали сознание, но там она не слышала ничего. Зачем-то переодевшись в свою форму, она вышла в коридор.

Что ее сразу насторожило – это тишина. Или гул скрывал посторонние звуки, или в огромном здании никого не было. Она миновала несколько жилых комнат, затем вышла в служебный отсек. Кабинеты с мигающими сенсорами и экранами также не обнаруживали присутствия человека. Паника моментально разогнала кровь по телу и ноги стали сами по себе продвигаться дальше, не давая отчета сознанию, куда она идет. Завернув за угол, она поняла, что оказалась на главном командном пульте. Во всю стену высился экран, а перед ним, спиной к ней, сидел генерал. Лена подняла взгляд на экран и увидела множество окошек: ее брат, командующий Союзом, заместитель главнокомандующего Земли, еще какие-то люди. Было видно, что Сергей в кабине и явно он летит, отклоняясь и переключая внимание на приборы. Они с генералом ругались, главком что-то требовал, а генерал нажимал какие-то кнопки. Генерал нажал на одну из них, Лена заметила, как Серегу тряхнуло, отклонив от экрана и он стал судорожно что-то говорить и что-то делать на пультах. «Он стреляет. Гул от орудий. Черт». Она покинула комнату, обнаружив топотом свое присутствие, рванула к выходу.

В небе носились множество кораблей и шаттлов разного калибра, а на орбите висело еще два корабля Союза. В здании наверху были открыты орудийные люки, и было видно, как выезжают стволы ракет, наводясь на цели.
У Лены кровь в жилах остановилась. Один из кораблей неуклюже плюхнулся недалеко от здания, она рванула к нему, но была перехвачена сильными руками. Одна ракета взмыла вверх. «Ах ты…». Злость закипела внутри.
- Там опасно, дорогая.
- Пустите, и не смейте меня так называть! – она вырывалась, беспорядочно колотила руками и ногами, вымещая свою обиду. Отделавшись от него, она кинулась назад в здание. Залетев в рубку управления, она бегло окинула взглядом приборы и сети, подскочила к противоположной стене и ухватилась за провода, пучками подходящие к разъемам.
Услышав топот нескольких пар ног, она поспешила и резко рванула на себя, несколько проводов осталось в ее ладонях. Почувствовала, что вибрация моментально прекратилась. В кабинет влетел генерал и замер.
- Не подходите! – рыкнула она.
- Успокойтесь, я не хочу вам зла…
- Я ВИЖУ!
- …я только предлагаю сотрудничество.
- Вы стреляете в моих людей!
- Вы сами объявили мне войну. Отпустите провода и…
- Ну, уж нет! – и она снова рванула очередную порцию кабелей.
Подоспевший генерал ударом не смог остановить руки, а только помешал траектории, от чего девушку стукнуло током, и она упала рядом с искрящимися концами.

***
Проснувшись через два дня после задания, Дип не мог понять – что произошло, правда ли то, что ему привиделось, или это всего лишь сон. Но от чего на душе было спокойно. «Я попросил прощения у Дайва». Он прикрыл глаза. Мерное пиканье приборов укачивало, и он снова погрузился в сон.

На следующий день пришел Дайв. Дип открыл глаза и от удивления чуть не запутался в трубках и проводах, пытаясь встать и протянуть руку. Парень молча опустился на пластиковый стул.
- Ее держат на желтой планете в плену, не выдают, - он не смотрел на Дипа.
- Значит, это был не сон… Дайв, но как? После того, что я наделал, я думал… конец… Как?
- Она выжила. Это главное. Я сам не знаю. Было больно, особенно морально. – Мужчина прикрыл глаза.
- Она не простит меня. Зачем ты пришел ко мне?
- Она любит тебя... – Повисло тяжелое молчание. – …но понимает, что…
- Говори.
- Договор будет при одном условии. Они заключат союз и на войне и в жизни.
- Как это?
- Она выйдет за него замуж, гарантировав им безопасность, а нам дав союзника.
- Что?! Да он не посмеет! Она еще маленькая! - Он подскочил на кровати, но тут же повалился обратно, скорчившись от боли.
- Черт тебя возьми! ТЫ-то не думал об этом когда… - Сергей вскочил и заметался по палате, потом с силой треснул в стену кулаком. – Она сделает это из-за тебя! Она знает, что ты ее бросил, что не нужна ТЕБЕ! – он сжал кулаки, но потом снова опустился на стул. - Теперь она там, и что делать, я не знаю.
- Дайв, ты слышал, что я тогда сказал?
- Когда?
- После падения корабля.
- Меня там не было.
- Как это? Я у тебя просил прощения, я не знал тогда, что Грин, то есть Звезда, в общем, что она жива.
- Это Лена была, - молчаливое замешательство дало понять Сергею, что Дип не в курсе. – Она взяла мою форму, мой чип и пошла на задание вместо меня.
- Да вы понимаете, что это трибунал! – воскликнул Дип после минуты обдумывания.
- Понимаем. Ей надоело дома сидеть. Повоевать захотелось, а так как мы похожи, она натянула шлем и никто даже не задумался о том, что я за ночь так похудел.
- А что потом, кто ее видел?
- Никто.
- Как это?
- Я также надел ее форму и вставил чип в твой разъем. А потом мы переоделись обратно.
Дип долго молчал, а потом засмеялся.
- Узнаю Грин, – он посмотрел на Сергея. – Прости, я ее знаю только как Грин, какая она на самом деле – не знаю. Только то, что я ее там не брошу. Он приподнялся на кровати. - А я думал, что у меня глюки, а это правда. Что там с переговорами?
- Переговоры пока отклоняют. Боюсь, Лена не знает, что по ней идут запросы. Они молчат и игнорируют любые попытки связаться. Думают, наверное. Дип, дай приказ, я полечу туда.
- Подожди два дня, и полетим вместе. Не смотри так. Она моя, и я ее заберу оттуда.

***
Пришла в себя и скривилась от боли, возникшей при легком движении. Хоть вокруг было тепло и мягко, но в теле был какой-то гул. Потом вспомнила, что произошло, и резко распахнула глаза. Над ней низко склонилось лицо Дипа, обеспокоенно заглядывающего в глаза. Она дернулась, чтобы встать, но была снова уложена обратно.
- Тихо, Лен. Лежи.
- Они стреляют…
- Я знаю. Ты испортила орудия, они больше не причинят зла.
- Дип…
- Меня Виктор зовут, - он погладил ее по волосам, провел тыльной стороной ладони по щеке.
Она приняла вертикальное положение и отстранилась. Он вопросительно смотрел в глаза, ища там отражение чего-то необычного. Боли, злости, ненависти, вопроса или хоть какой-то эмоции. Но она была спокойна.
- Зачем пришел?
- За тобой.
- Убить меня?
- Нет, что ты! – он подполз к ней на коленях. – Лен, прости меня. Я знаю, что не заслуживаю твоего прощения, но все же прошу: прости. – Он опустил низко голову, продолжил: - Я пришел вытащить тебя отсюда, это я могу сделать? А дальше – решать тебе. Я лишь хочу, чтобы ты вернулась… домой, - последнее тихое слово резануло по сердцу. Горячо и сладко. «Дом».
- Я не вернусь. Я должна остаться, иначе они объявят войну Земле и Союзу. Пусть с Союзом им не справиться, но Земле, Огням непоздоровится. Я не могу допустить этого. Один человек – невысокая плата за планету.
- Зато для меня это слишком высокая цена…
- Что ты имеешь в виду? Ты сам хотел от меня избавиться, теперь все получится, да еще и с таким положительным результатом!
- Лена! Огней больше нет. Я не оставлю ни одного человека здесь! Тем более… Лен… Я люблю тебя.
- Хватит, Дип! Прекрати! Так будет лучше всем. Я не желаю больше ничего слышать. Уходи. - Она встала, отошла в сторону, к погасшему экрану, давая ему дорогу к выходу. Отвернулась. Сердце колотилось, к горлу подкатил ком. Она попыталась его проглотить, но он упрямо превращался в слезы. Она слышала, как он поднялся. Слышала, как прошел мимо, едва задержав шаг, но потом снова шагнул. Мимо. Она закрыла глаза, выгоняя соленые струи по щекам, пальцами вцепившись в спинку кресла, чтобы не упасть.

Ушел. Шаги по коридору стихли. На негнущихся ногах вышла из кабинета и направилась в сторону своей комнаты. По коридору раздались шаги, и из-за поворота показалась фигура генерала. Лена внутренне напряглась, быстро смахнула слезы и прислонилась к стене спиной. Хоть какая-то опора. Он подошел и остановился.
- Подполковник, я должен вам сообщить, что отзываю свое предложение. Я понял, что сотрудничество с вами меня и так устроит, без гарантий. Нам ничто не будет грозить, и даже наоборот, вы это доказали, как и то, насколько я ошибался, полагая, что любое чувство можно купить, заменить или забыть. Решительность и ярость вашего «генерала» убедила меня в обратном. Я отпускаю вас, «солдат».

Одна единственная мысль метнулась в голове: «Поздно». Кулаки сами по себе сжались, и Лена въехала генералу по лицу. Резко развернулась, чтобы бежать, но врезалась в чью-то грудь. Подняла глаза. Выдохнула:
- Вернулся.

***

Приземлившись, она с облегчением открыла колпак кабины и выскочила наружу. Внизу встречали родители. Она замерла от неожиданности, вглядываясь в родные черты, немного изменившиеся за эти пять лет. Потом побежала и бросилась в объятия мамы, расцеловала отца. Щебетала, размахивала руками, а потом, подняв глаза к небу, замерла. Над головой был голубой небосвод, а восход солнца посылал из-за горизонта первые лучи Солнца.
- Что это?
- Ленка, тебя пока не было, Дип отдал приказ демонтировать Огни городов.
- Зачем?
- Леночка, дочка, мы провели исследования. В лаборатории выяснили природу смога, мерцаний. Все зло было в гамма-излучении от Огней. Представь, они специально давили на психику, уничтожая единственный источник гормонов в человеке – витамин Д, который мы получаем от света, от солнечных лучей. Дип убрал источник излучения, и за две недели ушел смог. Он сказал, что на той планете дышится легче… - мама еще что-то рассказывала, а Лена пыталась понять:
- При чем здесь Дип?
- Он приходил к нам, мы поделились своими выводами… - сказал отец, внимательно наблюдая за реакцией дочери. Она подняла брови, ожидая продолжения.
- Зачем приходил?
Родители не ответили, и она заметила, что они смотрели мимо нее. Догадалась, что там был он. Она опустила голову, поискала что-то под ногами, а потом, приняв решение, подняла взгляд на родителей. Они кивнули.
- Иди. Нам тоже пора, - Лена их поцеловала, развернулась и увидела, как по взлетной полосе уходит Виктор, держа шлем под мышкой.

«Обернись!» Его фигура на фоне розового раннего солнца мерно чеканила шаг. Она стояла на ветру, трепавшем волосы. Между родителями и ним. И не было пути назад, ей нужно идти, идти к нему, если…
Он остановился. Повернулся. Долго смотрел, а потом они вместе сделали шаг навстречу друг другу. С разбегу бросилась в его крепкие объятия и впилась губами в его, обжигающие частым дыханием.
- Я не смогу без тебя, Звезда моя, - чуть прервавшись.
- Мой генерал, - выдохнула в губы.
- Лен, Огней больше нет… - тревожно, зная, как они важны для нее. Она приложила палец к его губам.
- Есть. Они в твоих глазах, любимый.
- Любимая.


Спасибо: 26 
Профиль
Dolka





Сообщение: 1025
Зарегистрирован: 07.06.09
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Репутация: 126
Фото:

Замечания: Флуд в теме интервью.
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.04.10 14:19. Заголовок: Ну... http://www.kol..


Ну... Пока АВТОР гуляет... Пробуем...

ЭПИЛОГ

Несколько месяцев спустя.

- Вить, это Дайв? – она указала пальцем в небо, где над их головами проплывал большой шаттл.
- Да, это Серега, - он погладил пряди белых волос, выкладывая их на своем колене. Он сидел на парапете, на верхнем уровне, в любимом месте Грин и Дайва, свесив ноги на улицу; а она лежала на согретом солнцем камне, уложив голову ему на колени, и бороздила взглядом голубой небосвод, по которому быстро или наоборот очень медленно проплывали корабли.
- Лен, у нас тут дельце одно образовалось. Нужно незаметно стащить у Союза подлинник их договора с Коалицией.
- Они о чем-то договорились? – удивилась девушка, касаясь пальцами «пульса».
- Да, но мне не нравится это, они подставят Союз.
- Так в чем дело?
- Мы вдвоем справимся? – он опустил голову и посмотрел в зеленые глаза. Она улыбнулась и снова изобразила ухмылку. Он внутренне застонал «опять эта Гриновска дерзкая улыбка».
- Мы бы справились, но мы уже не вдвоем.
- Как это? Что ты имеешь в виду? – не понял Виктор, растерянно глядя на нее, боясь допускать до себя мысль...
- Сейчас придет Дебаг, - успокоила она, улыбнувшись его растерянности.
Через минуту на площадке появился Дебаг, направился к ним; сзади показался Гуцул, за ним Москит и Тэо. Лена села, освобождая Дипа, сначала свесила ноги на улицу, но потом перевернулась. Виктор поднялся и шагнул к парням. Дебаг остановился и без замаха врезал Виктору в челюсть.
- Согласись, ты заслужил это. – Лена сделала вид, что ничего не видела. Внутри все напряглось. Но напрасно. Виктор кивнул, потом протянул ему руку.
- Согласен. Мир?
- Мир, - Дебаг и потом все парни по очереди протянули ему свои ладони. Лена подошла, Дебаг обнял ее: - Привет, сестренка.
- Здорова, мальчики, - пока обнимались с Дебом, Москитом и Гуцулом, Виктор терпел, но потом, едва дав обнять Тэо, взял Лену за талию и поставил рядом, прижимая рукой к себе.
- Отдайте мою жену, - успокоился, отобрал. Она засмеялась, коснулась легко его губ.
- Ну, что, готовы? – все согласно кивнули и шагнули к краю парапета. – Вход в штаб Союза - через подземку. Пошли.
- Дип, притормози, - Дебаг коснулся рукой локтя Виктора. – А ей не вредно так рисковать здоровьем…
- Ты хочешь ее попробовать убедить в обратном? Вперед, - он картинно махнул на жену рукой. – Я не хочу больше слушать лекцию на тему «дискриминация по половому признаку в семье представителя руководящего состава».
- Понятно, значит, воспитательный процесс идет полным ходом, - засмеялся Дебаг.
- Да, но только совершенно непонятно, кто кого воспитывает, - растерянность генерала, подтвержденная складками на лбу, заставила парня улыбнуться.
- Интересный у вас тандем получается, «глубокий свет Звезды». Надо запомнить, - задумчиво произнес Дебаг, срываясь со стены.
- Упрямой Звезды!
Дип шагнул к краю парапета, обнял сзади Лену, уткнувшись ей в шею, и спрыгнул вместе с ней на улицу.
- Я люблю тебя, малыш.
- Я тоже тебя люблю, - послала она ему ответ сквозь встречный ветер. Он ударил рукой о стену, на секунду присосавшись пульсом к стене, а потом крепче сжал девушку в объятиях.
Развернулся так, чтобы удар пришелся на него; впечатались в стенку, но устояли на ногах, смеясь, вдвоем удерживая равновесие. Встречавшие внизу парни засмеялись и Деб подмигнули Лене:
- Что, Грин, новый способ полета?
- Ага, «семейный» называется, - хохотнула она и впилась в губы любимого.
- Теперь так и будете все время прыгать?
- Конечно, я же теперь за нее отвечаю, - посмотрел он на ребят, не выпуская жену из рук. Она лукаво глянула на него и поправила, шепнув на ухо:
- «за НИХ отвечаю» – Виктор уставился на Лену. Складки между бровями – непонимание, потом вспыхнула догадка, и складки уже переместились на лоб, а потом радостный порыв, крепкие теплые объятия и шепот: «Значит, это – правда».
- Ну, все! Пойдемте, ребята, это – надолго, - парни незаметно удалились, на ходу обсуждая детали операции.
Оторвавшись от сладких губ, Виктор, счастливо улыбаясь, посмотрел в глаза:
- Ну вот, у Федерации теперь будет наследник! – Лена покачала головой:
- Кто о чем, а Дип о Федерации!
- Конечно, ты же знаешь, как я к ней отношусь!
- Я уже ревную.
- Не стоит, это она мне подарила ТЕБЯ! ТЫ для меня все: не просто Звезда, ты – моя Вселенная.

***
Сколько огней на небе,
А вижу я только тебя,
Отважная, милая, нежная,
Ты - Карма, моя Звезда…

Хотел приказать "погасни"
Молил прокричать "не люби".
Но взгляд тонул во Вселенной,
А сердце твердило "живи!"

Зажги своим синим цветом,
Люби, как любила меня,
Я знаю - не быть нам вместе,
Светить - лишь твоя судьба.

- «Цвет звезды зависит от того, насколько раскалена ее поверхность. Звезды могут быть красного (самые холодные), оранжевого, желтого, белого и синего цвета. Синие звезды – самые горячие». А теперь, сыночек, закрывай глазки и засыпай. – Лена закрыла энциклопедию, поцеловала малыша в носик и погасила свет. Аккуратно прикрыв дверь, попала в сладкий плен теплых рук мужа.

-- Конец--


Спасибо: 30 
Профиль
Straus





Сообщение: 1770
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.04.10 18:14. Заголовок: хахахаха, Dolka реш..


хахахаха, Dolka решила без меня дописать фик!!!

ШУТКА.


Девочки. Что могу сказать - СПАСИБО, что были со мной, что верили в меня, и я даже не ожидала таких эмоций от своих ОГНЕЙ. Я его давно выложила на других форумах, и все не решалась принести сюда. Но помня, что обещала ((=ОвечкО=)), все же решилась.

Вы заставили меня его полюбить и я теперь безгранично счастлива, что у меня одним "хорошим" фиком больше. Мне важно было ваше мнение, я не верила себе, что его стОит читать вам... короче - я пошла, а то тут развела демагогию...

ДО ВСТРЕЧИ, мои любимые!!!




Спасибо: 22 
Профиль
Straus





Сообщение: 1788
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.04.10 22:15. Заголовок: С одной стороны, не ..


Девочки, представляю ВАМ еще один фик из серии нереальных, но довольно красивых историй про КВМ в необычных условиях.
«Алоха» — слово гавайского происхождения. Обозначает одновременно «привет», «здравствуйте», «до свидания», «добро пожаловать», «я люблю тебя» и просто пожелание мира и радости.

Автор: Straus
Название:
Бета: Vies
Рейтинг: R
Пейринг: КВМ
Жанр: Romance, OOC, AU, Action
Статус: окончен

Примечание: Лена Кулемина, 17 лет, живет с дедом Петром Никаноровичем Кулеминым. После смерти родителей их покидает и родной дядя Лены Сергей Кулемин. Получив его записку, Лена отправляется на поиски родственника. Куда? А куда глаза глядят! Что будет дальше – увидим!
Примечание 2: стихи написаны под редакцией Dolka Даша, спасибо тебе!!!


ТЕМКА ДЛЯ МОИХ ЛЮБИМЫХ ЧИТАТЕЛЕЙ

спасибо, АЛЛОЧКА, за быструю премоду!

ПОСВЯЩАЕТСЯ ВСЕМ, КТО "ЗАМЕРЗ" НА АЛЯСКЕ!!!!

Девочки, мне подарили обложку, прошу любить и жаловать: Juls



Феникс подарила еще одну обложечку! у нас новый мастер!




А ВОТ ЕЩЕ ОДНА МЕГО-КАРТИНКА!!! ИРИША, Kris СПАСИБО ТЕБЕ ОГРОМНОЕ!!!


обалденный пролог в стихах:

Обручённая с ветром,
И повенчана с морем...
Ты ведь вольная птица
Ты паришь на просторе....

Волны - будто бы крылья,
Что несут всё вперёд...
Ты ведь вольная птица...
Не вернёшься назад...

Ты нашла это место,
Где ты стала собой...
Обручённая с морем,
Ты нашла свой прибой... (с) manechka




Почему я не сделала этого раньше? Да, я боялась. Я боялась в первую очередь понять, что боюсь. Боялась быть отвергнутой. Я не думала раньше, что это в жизни не самое главное – не понять. Ведь главное – знать, что ты сделала Все для того, кого любишь, для того, чтобы он был счастлив. Это неважно, чего стоит это Все. Ведь, если твой мир целостный, ты не сделаешь ничего из того, что бы противоречило тебе. Мой внутренний порядок противоречит всем законам, господствующим в обществе. Не умея изменить себя, я поняла, надо менять мир. И я его сменила. Мне надоела война с собой, со свей вселенной, с ее правилами.

Сегодня я – Перекати-поле. Тонкая, не отбрасывающая тени, подвластная ветру и палящему солнцу. И они гонят меня к морю. А я отдалась во вла

Спасибо: 25 
Профиль
Straus





Сообщение: 1803
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.04.10 20:44. Заголовок: Девочки, добрый вече..


***
У стойки спасателей стояла красивая пара молодых людей – вчерашняя девушка и высокий темноволосый парень с карими глазами. Увидав ее на подходе к пляжу, они развернулись и стали издалека наблюдать за худощавой фигуркой. Это смутило Лену, и она замедлила шаг, подходя к вышке.
- Aloha kakahiaka, Лен. Это Стас, он тут главный.
- Алоха. Очень приятно, - она улыбнулась одними уголками губ и протянула руку. Парень пожал ее и сказал:
- Наслышан. Кстати, они тебя еще наградить должны.
- Чего?
- Наградить, говорю, должны, за спасение человека. Пойдем, покажу что тут и как… - ознакомив девушку с распорядком и показав все, что было важно с точки зрения работы спасателей, он уже менее официально начал задавать вопросы. Лена насторожилась. Да, он ей импонировал как начальник, но не более, и рассказывать ему о своих планах она не собиралась, тем более, сама еще слабо представляла, надолго ли она тут, на этом острове. И чем планирует заняться в свободное от работы время:
- Серфингом, наверное, хотя, конечно, не исключаю, что появится что-то еще.
- Лен, а можно тебя пригласить вечером в кафе?
- Вечером не получится, меня ждать будут, - ничего такого не имея в виду, Лена решила осмотреться. Но и врать не собиралась. Ждать ее будет дед. Он еще не знает подробностей ее приключений.
- Очень жаль, мне бы хотелось с тобой поближе познакомиться.
- Другой раз, Стас. Спасибо, что показал тут все.
- Ладно, вы работайте, я на базу.
Девушка вернулась в Ане.
- Ну что, Лен, бинокль в руки, и luna.
- Что?
- Наверх, говорю! – девушка кивнула светлой головой, и полезла по лесенке на вышку следом за Аней.
Потрясающий вид на море, на остров, на бесконечное солнце в волнах завораживал и плескался чистой бирюзой в глазах девушки. Полный штиль. Ночная стихия смыла все облака с неба, навела бардак на берегу, а теперь с умиротворением качалась на гладкой поверхности моря, кочуя бликами то дальше, то ближе к берегу. Сидя на высокой вышке, бороздя взглядом рябую поверхность воды, она словно перемещалась туда, ей не нужен был бинокль, она была там – на волнах.

Сегодня спокойно, в душе полный комфорт и на море умиротворение. Золотые блики выхватывали маленькие точки в воде. Это люди, чуть дальше – маленькие черточки – доски серферов, еще дальше – катера и гидроциклы. И нет никаких ниточек волнения. Мысли постепенно уползали куда-то назад, в сторону города, туда, где была стычка несколькими часами назад. Чем могло грозить ей согласие на это безумие? А, наверное, ничем. Что такого, просто страшно. Приходили уже состоявшиеся в серфинге люди, да и тщеславием Лена не страдала. А посему, согласись она, скорее всего, ничего бы не потеряла. Зато знала бы уже хоть что-то о кулоне, и даже, возможно, нашла бы какой-то след его здесь. Перед сознание всплыл голос, а потом на фоне морской бирюзы возникли голубые глаза. Лена оборвала видение, заерзав на сиденье.
Аня наблюдала за новенькой спасательницей и поражалась ее внутреннему миру. Снаружи тихая, но такая стихия внутри. Одни глаза способны сказать все, что она думает, а проницательная брюнетка умеет читать в глазах.
- Лен, - прервала диалог девушки с морем напарница.
- Что? – соломенные волосы метнулись по сторонам.
- Как тебе?
- Ты о чем? Здесь мне нравится, только пара вопросов…
- Я не о том, - видя, что Лена не хочет понимать, Аня перешла к более решительным действиям. – Что ты думаешь о Стасе.
- Он хороший парень, и вы с ним очень красивая пара.
- Что!?
- Ничего. Он тебе нравится и это видно.
- Правда?
- Правда, - в подтверждение она тряхнула головой и снова уставилась вдаль.
- Лен.
- А? – все также не отрываясь от моря.
- А ты сюда просто так переехала, или у тебя дело?
- Дело, Ань, и я переехала, чтобы сделать его и остаться здесь.
- Отлично! Ленка, тогда тебе нужно выучить язык!
- Зачем, ты же меня понимаешь, - пожала она плечами. «И Виктор понимает. Вроде».
- Лен, тут очень интересная культура, жизнь, и даже твоя вольная душа найдет тут себе место.
- Какая душа?
- Вольная. – Видя вопрос в глазах, Аня пояснила: - Ну, все серфингисты отчаянные и ни за что не отвечают. Они отдадут за это nui loa, много, и не пожалеют.
- Чего?
- Ну, это я так сказала. Сколько я их знаю – они все одиночки, изредка сбиваются в компании, но и там они словно сами по себе. Вот ты что хочешь от жизни? – Лена задумалась и пожала плечами.
- Все, - на ее ответ Аня согласно кивнула:
- Ná pea ápau. Я так и думала.
Неделя захватила событиями, и Лена старалась запомнить все, что ей рассказывала неугомонная Аня. Еще она настояла на том, чтобы Лена выучила местный язык. Стас часто приходил и составлял ей компанию на маленьком моторном боте, на котором предстояло выходить в море, если кому-то требовалась помощь. Прошла обучение по распознаванию утопающих и просто плавающих людей. Научилась даже затаскивать пострадавших на лодку. Стас смеялся, что надо было взять какого-нибудь парня покрепче, а не «худющую» девчонку, но Лена, зло сверкнув глазами, выкинула его за борт, а потом спокойно помогла забраться обратно. Еще Стас предупредил, что в это время года бывают акулы, но они обычно ближе острова к берегу не подходят. Лена знала на собственной шкуре, что такое акулы, а потому спросила, где гарпуны и крепления к ним. Еще на борту должно быть подводное ружье. Но на него нужно разрешение.

***

Виктор решил отправиться на остров. Не давала покоя эта история с кулоном, и ему необходимо было выяснить, с чем связано появление в городе второго такого же. Остров представлял собой нагромождение каменных глыб с одной стороны, с той, что была устремлена навстречу волнам, а с другой стороны – обычная зеленая холмистая твердыня, обнесенная вокруг, словно забором, широким кольцом кораллового рифа. Подойти к острову можно было только в определенных местах, где существовал достаточный зазор для того, чтобы проплыла лодка.

На острове раньше жили люди, здесь процветал рыбный промысел, но потом все переселились поближе к городу. А здесь остались свидетельства их пребывания в виде нескольких домиков, выложенных камнем, небольшого хранилища «ценностей» того времени, и поговаривали, что в пещере укрыты сокровища. Виктор знал, что ничего тут нет, более того, он знал человека, а точнее – людей, которые продолжали тут жить, сторонясь общения с другими. Они были хранителями острова, и молодой человек решил поговорить с одним из них, с которым познакомился уже очень давно, только заступая на службу. Этот человек приехал издалека и до сих пор все смотрели на него, как на дикаря, а неугомонная молодежь подкалывала и придумывала легенды про этого угрюмого бородатого высокого мужчину. Он появлялся в городе редко, и это было событием. Общался он только с Виктором и его отцом, а потом снова скрывался на своем острове, отгораживаясь от людей. Остальные, его соседи, вообще не показывались на людях.
Пристроив доску на борту небольшого мотора, он устремился вдаль, туда, где была загадка, решив на обратном пути попробовать оседлать борд.

***

Лена сидела на самом верху вышки. Уже закончилась смена и она была одна. Но уходить не хотелось. На берегу еще был народ, играли дети, и закатные лучи, прощаясь, дарили последнее тепло этого дня людям. Вскидывая взгляд на море, Лена подсознательно отмечала людей и события – кто в море, кто на катере, кто вернулся; хотя рабочее время уже закончилось, но это же не значит, что помощь человеку не может понадобиться через пять минут после того, как спасатели покинут вышку.

Взгляд скользнул чуть влево и зацепился за темную отметину в море. Остров. И тут в голове щелкнуло. «Тот парень со странным именем… он сказал, что кулон я украла на острове». Такой прыти Лена от себя не ожидала. Крутая закручивающаяся лестница угрожала сломать однажды кому-нибудь шею, но тут девушка очутилась внизу быстрее, чем подумала о ступенях. Она схватила ган, покоящийся все время у стойки, и бегом поспешила к воде. Через несколько минут она скользила по небольшим волнам, направляя нос доски на остров.

Перепробовав разные пути подхода к острову, она отметила, что солнце уже коснулось нижним краем линии горизонта, а значит, у нее всего двадцать три минуты до сумерек. Не то, чтобы девушка боялась темной воды – нет, просто темнота накладывали отпечаток опасности и на суше, ограничивая обзор и обостряя чувства, и в воде, искажая расстояния и очертания предметов. Лена знала, что уж лучше кромешная темнота, чем обманчивые неверные бликующие и опасные полутона сумерек. А для серфера – тем более.

Болтаясь в воде, держась за доску, покоящуюся на практически гладкой поверхности воды, чуть прикрывающей коралловый риф, она с досады хлопнула ладонью по красному дереву своего гана. «Вот непруха. Ладно, завтра выходной, вот и попробую еще». Не привыкшая сдаваться, Лена отправилась в обратный путь, нервно развернувшись и толкнув борд перед собой, чувствуя себя неудовлетворенной результатом.

Выкатив на ровную поверхность, почувствовала волну. Решив не терять зря времени, встала на доску и заскользила с волны на волну, то подлетая, то опускаясь. Плавное, без адреналина, без взрыва, просто спокойный серфинг. На очередном подъеме взору открылся большой участок воды, и в волнах показалась лодка. Лена решила, что ошиблась, но алые лучи солнца, параллельно поверхности скользнули по металлическим деталям и отразились в глазах девушки. Катер. Но на нем никого не было. Сама Лена уже была ближе к берегу, чем мотор, а потому проследила взглядом по волнам. Нашла человека на гребне, который скатывался в этот момент вниз. Точнее, пытался скатиться. Смешавшись в кувырке с волнами и пеной, он через некоторое время появился на поверхности. Лена улыбнулась. Доска была пристегнута к ноге. Движение воды унесло девушку вниз по склону, и она потеряла его из вида. Вновь поймав его взглядом, она поняла, что человек учится кататься. Тогда, не совсем понятно, зачем ему такой же ган, как и у нее. Это слишком сложно для начинающего, он не прощает ошибок и очень чувствителен к действиям серфера. Очередная «горка» прервала мысли и унесла девушку за собой.

Через некоторое время, все приближаясь к берегу, Лена еще раз обернулась. Человек неумело пытался поймать равновесие на волне, которая, ближе к берегу уже не работала на благо спортсмена. Да и тяжелая доска была рассчитана на высокую, мощную волну, а сейчас нужна была четкая доработка ногами и корпусом, чему тоже надо учиться, и не по книгам, а на собственной практике, вкупе с чьим-то руководством. Как она и предполагала, волна скинула человека с гана. А вот то, что произошло дальше, бросило Лену в жар, а потом похолодели ноги. Полет кувырком через борд был, конечно, живописный, но по опыту она знала – те, кто пристегивает доску к ноге рискуют еще и запутаться в цепочке. И как раз этот вариант она и наблюдала сейчас. Описав носом дугу, ее доска устремилась в сторону катающегося человека. Лена гипнотизировала волны, надеясь, что она все же ошиблась, и он вынырнет. Но неумолимое чутье и знание техники и основных ошибок упрямо твердило, что еще секунда, и нужно будет помогать нерадивому серфингисту.

Череда погружений в том месте, где она последний раз видела его фигуру. Последней исчезла под водой доска. Паника от того, что третий раз был тоже безрезультатным, разожгла злость и Лена нырнула еще раз. Есть. Увидела доску сквозь темнеющую толщу воды, схватила и потянула на себя, хватаясь за цепочку. Ухватилась за ногу, потом добралась до шеи и резко рванула наверх. Глотнув воздуха, улеглась на спину, прижала голову человека к груди одной рукой и быстро погребла к берегу, отталкиваясь о воду ногами.

Едва коснувшись дна, Лена торопливо потащила тяжелое тело на берег, успев чуть оторваться от волн, она бахнулась на колени и на секунду замерла. «Виктор». И так душившее отчаяние от того, что может не успеть, волной затопила голову. «Это же он! Давай, открывай свои синие глаза». Сердце, похолодев, заторопилось с удвоенной силой, обдав щеки горячей волной. Пальцы задрожали, паника заметалась в глазах. Но через долю секунды она взяла себя в руки. Отогнав мысли, она принялась приводить молодого человека в чувства. Положив обе руки на грудь, она нажала несколько раз. «Придется целовать. То есть…» Она склонилась над ним, зажав нос, потом снова устроила руки на груди. Почувствовав учащенное сердцебиение, она с облегчением выдохнула. Провела по щеке, погладила по волосам, чувствуя его тепло, пытаясь движениями привлечь сознание. Отдернула руку. В этот момент к ним подбежала девушка и опустилась на колени, причитая, и теребя его. Лена дотронулась до ее плеча, и от ее прикосновения та подняла голову и замерла.
- Вам же нельзя волноваться, успокойтесь. Он сейчас встанет, - несколько секунд они смотрели друг другу прямо в глаза. Девушка машинально положила ладонь на живот, не отрывая взгляда от Лены. В этот момент Виктор закашлялся и перевернулся на бок. Лена разорвала зрительный контакт и посмотрела на него. Он уставился на Лену и начал подниматься на локте. Потом, придя в себя, перевел взгляд на вторую девушку.
- Марина? Ты чего здесь делаешь? Дома сидеть надо… - снова закашлялся.
- Витя, Витенька, я так испугалась! Куда ты полез! Я зашла к тебе, парни сказали, что ты на пляже… - она обняла его, а Лена сползла ниже, и, пытаясь не смотреть и не слушать, отстегнула от ноги цепочку. Виктор принял вертикальное сидячее положение, перехватил из рук крепление, коснувшись холодных пальцев. Распутав ноги, он поднял лицо и столкнулся взглядом с ее темными глазами.
- Спасибо.
- Это моя работа, - она пожала плечами и поднялась с колен. Девушка поднялась следом, и Лена залюбовалась ею. Где-то с нее ростом, темные волосы и зеленые глаза. По щекам катились слезы, но даже они не могли укрыть гордый блеск в глазах и невероятную силу, то ли в осанке, то ли во взгляде. Уже довольно большой живот был спрятан под легкой туникой. Босиком. Лена улыбнулась и сказала:
- Не переживайте, я научу его скользить по волнам. Это из-за меня произошло, но больше я этого не допущу.
- Правда? – подскочил с песка Виктор.
- Правда, - кивнула для убедительности.
- Спасибо вам, - вытерла девушка слезы. Лена кивнула и повернулась к морю. Ей предстояло найти катер и собственный ган.
- Постойте, вы куда? – удивленный голос Виктора.
- Надо еще вашу лодку выловить.
- Давайте лучше я…
- Не надо. С вас на сегодня достаточно. Вы, я надеюсь, теперь тут справитесь? – переводя взгляд с одного на другую, спросила Лена. Девушка закивала головой, беря молодого человека за руку.

Лодку нагнала вплавь. Резкие движения в волнах помогали скрыть дрожь. А когда она поднялась на борт катера, поняла, что ее трясет. Она опустилась на сиденье и посмотрела на руки - они мелко дрожали, а в голове мотались неоформленным хаосом мысли. «Отходняк». К горлу подкатывал ком. То ли истерика, то ли просто обида. Только от чего – она пока не понимала, лишь знала, что надо успокоиться, и все пройдет. Так всегда бывает. Заведя мотор, долго бороздила гладкую поверхность воды в поисках своей доски. Тщетно. Когда совсем стемнело, она причалила к берегу. Что толку включать огни, в темной воде все равно ничего не видно.

***

- Ань, а что значит «Алоха»?
- В каком смысле?
- Я знаю, что так желают благополучия, здороваются. А что в переводе значит это слово, почему оно такое?
- Вообще, у этого слова два корня. «Ало» - есть, наличие чего-то. А второй – «Ха». Дыхание. Закрой глаза. – Лена послушалась.
- А еще Алоха значит Я люблю тебя, - сердце стукнуло и от неожиданности Лена резко глубоко вздохнула. «Вот оно – дыхание. Вот чего мне не хватало. А я не могла понять».

Как это – выбирать. Как бы это ни было жестоко, но жизнь иногда подводит к распутью, и ты должен решить – куда идти. Выбирать, что для тебя важнее. А когда встает вопрос «Кто?» - почему-то думаешь о предательстве. Тот, кто заставляет выбирать. Между двумя огнями, между двумя жизнями. Кто он? Он ли учитель, что заставляет думать, или он всего лишь случай. Друг ли он, что наталкивает на верные выводы, или враг, что заставляет отказаться от части своей души. Предает, заставляя отдать что-то. И разве это вера, разве это любовь, если нужно жертвовать ради нее.
Жизнь моя, ты думаешь, ставя меня перед выбором, что я выберу тебя? Ошибаешься. Я выберу сердце. Я выберу Его.

Тишь. Два дыхания ночи
С уст моих сорвались
Ха, не слышу тебя. Молча.
Удар сердца скатился вниз.
Теребила рваные ветры
В твоих волосах
Появись, найдись, воскресни!
«Алоха!» - в моих устах.
Страх отбирает воздух
Ужас сжимает в кольцо,
Пальцы стынут,
Слеза пробегает каплей
На твое лицо.
Открой глаза, nui loa
Отдам я, и даже еще,
Даже больше, ná pea ápau…
Я готова отдать ВСЕ!
«ХА» – кричу я, и ты вдыхаешь…
Ало! Ты рядом, со мной!
Я смотрю в твое синее небо
«Алоха» - тихий шелест волной…




Добрый день, девочки!!!


Она закрыла ноут и снова устремила взгляд вдоль голубого простора. Вчера они долго разговаривали с дедом. Она рассказала, что какие-то ниточки тянутся на тот остров, но она пока не имеет возможности туда съездить. Петр Никанорович, выслушав, только покачал головой. Он не любил пороть горячку, нужно было все взвесить, и только потом действовать. А вот его внучка была другого мнения. Для чего тогда она сюда приехала.
Погруженная в свои мысли, витающие где-то около острова, она не заметила, как появился Стас. Он забрался на вышку и посмотрел на море.
- Что нового?
- Пока все живы.
- Лен, сегодня пятница и у нас будет праздник. Ты пойдешь?
- Да, меня уже пригласили, там, на площадке у маяка? – она заметила, как опустились плечи парня.
- Да, – выдохнул парень. Она кивнула в ответ.

На высоком взгорье была украшена площадка, где обычно проходили гуляния, танцы, молодежь отдыхала и веселилась. Лена и Аня подошли к аллейкам и остановились.
- Как тут красиво. – Полутемное небо сливалось с волнами далеко за пределами огромной площадки, на которой располагались множество скамеек и столиков, а на самом краю, казалось, словно охраняя границы, возвышался маяк. Все было украшено маленькими огоньками, которые в сумерках бледно мерцали, в беспорядке наброшенные на кусты. Шумные компании кучками уже распределились по всему плато, кое-где звучала музыка, в нескольких местах горели костры, завораживая искорками. Так горит пальма, отбрасывая истлевшие легкие стебельки в воздух. Очень красиво.
Как черт из табакерки выскочил Стас, что Лена даже вздрогнула.
- Девочки, а вы чего одни? Пойдемте, Лена, давай познакомим тебя тут со всеми, - девушки последовали за ним, шагая по обе стороны от парня. – Вот эта компания – серферы. Они часто уезжают за свои гонки, но сейчас не сезон, поэтому они пока тут. – Лена проследила за его взглядом. Несколько парней и девушек, с открытыми ртами слушающих их. «Рисуются, словно на выставке» - мысленно фыркнул Лена. Тем временем они подошли к нескольким молодым людям, среди которых Лена узнала Гуцула.
- О, привет, я – Гуцул, или просто Игорь, - он соскочил со скамейки.
- Лена, - она протянула ладонь.
- Ты еще не выбрала себе компанию? – спросил черноглазый парень, после того, как представил остальных.
- А надо?
- Пойдем, я тебя познакомлю с остальными, - Лена мигнула Ане на Стаса, а сама с Гуцулом отправилась дальше, слушая его истории. Он был неплохой парень и сразу попросил прощения что «наехал» тогда, в участке. Он рассказал, что Стас, начальник спасателей, подчиняется их департаменту. Лена удивленно подняла брови и сказала:
- Значит, и я тоже.
- Почему? – не понял парень.
- Я уже несколько дней работаю спасателем.
- О, тогда да, поэтому сегодня я устраиваю тебе экскурсию.
- Слушаюсь, и повинуюсь, шеф, - они засмеялись, а Лена отметила, что с ним довольно легко общаться, намного легче, чем со Стасом. Они дошли до маяка, и Лена засмотрелась с обрыва на море, где в темной дали были видны прожектора кораблей. Она остановилась, а Гуцул уже ушел дальше. Потом окликнул ее, и она, оторвавшись от горизонта, сделала пару шагов назад, вдогонку за парнем. И тут на кого-то наткнулась, ударившись локтем.
- Прости, я нечаянно, - сказала она, повернувшись. Перед ней стояла высокая красивая девушка в желтой легкой майке и шортах. Она была на каблуках и поэтому была выше Лены.
- Смотреть надо, куда идешь.
- Я же извинилась, - положительное впечатление сразу скатилось до ноля от раздраженного вида этой красавицы. Лена отошла, догоняя Гуцула. Пару раз оглянулась. – Кто это?
- Это? Лиза. Не обращай внимания, она всегда такая.
- Красивая.
- Да.
- Привет, Гуцульчик! Ты себе девушку нашел? – раздался звонкий голос сзади и молодые люди резко развернулись. Две девушки улыбаясь, подошли и обняли парня.
- Привет. Знакомьтесь, это Лена. Это Лина, моя сестра и Женя. А вы куда? Опять к серферам?
- Да, пойдем посмотрим, - они помахали и отправились к группе людей, которых Лена видела на входе, а они с Гуцулом вернулись к компании, где были Аня и Стас.
Подойдя, Лена не сразу заметила Виктора; народу прибавилось, и все с интересом наблюдали за парочкой, пока те подходили. Лена не привыкла к такому вниманию.
- Привет, - произнес Виктор.
- Привет.
- Вить, вы знакомы?
- Да, это самый лучший в мире спасатель, чье умение я испытал на себе, только я до сих пор так и не понял, как зовут мою спасительницу,- он улыбнулся, парни заулюлюкали.
- И не узнаете, если будете издеваться, - она прожгла его взглядом.
- Нет, нет, я серьезно, спасибо вам. И все же?
- Лена, - она протянула руку Виктору, и остальным парням. – И пожалуйста, не надо на «вы», я чувствую себя старухой.
- Да, Гуцул, у тебя губа не дура! Такую девушку выбрал.
- Он меня не выбирал, я сама пришла, - одобрительные кивки и гул голосов.
Сзади еще кто-то подошел и Лена, развернувшись, вынуждена была отойти в сторону, ближе к Гуцулу и Виктору. К ним присоединилась компания серфингистов. Пока приветствовали друг друга и выспрашивали о последних новостях, Лена молча слушала. Среди подошедшей группы были Лина с подругой, та самая девушка в желтом, которая скользнула мимо Лены и, смерив ее взглядом с ног до головы, по хозяйски устроилась рядом с Виктором, который положил руку ей на талию. «Ни черта не понимаю». На другом конце стола кто-то начал перебирать струны гитары и основная масса серфингистов устремилась туда. Насколько Лена понимала в иерархии, главный среди них был парень с темными спортивными очками на голове, который примостился со своими друзьями с этого конца длинной скамьи. «Зачем очки ему ночью» - подумала.
- Что нового в скользком мире, Макс? – спросил Виктор, имея в виду происхождение слова «серфинг».
- У нас вынужденный отпуск, - все одобрительно закивали. – Акулы. – Лена поежилась при этих словах. Гуцул вопросительно глянул, но она кивнула, что все в порядке.
- Да, сезон у них, сейчас опасно.
- Ну, вот мы и сушим кили.
- Как там, на материке?
- Да ничего, ввели новый вид в программу турнира, - Лена навострила уши.
- Да? – удивился Виктор. – И что же это.
- Прыжки сверху на волну, - Лена хмыкнула чуть громче, чем хотела, парни посмотрели на нее, а она сделала вид, что ее тут нет.
- И что – сложно? – Гуцул рвался в бой.
- А ты попробуй, - Макс задрал нос.
- А что такого, там все ясно, правда, Лен? – она сделала круглые глаза и выразительно посмотрела на парня. Потом на Виктора. Тот тоже пожирал Игоря взглядом.
- Кому – как, Гуцул, - отмазалась Лена.
- А что так скромно?
- Да, Лен, ты же супер катаешься! – Гуцул.
- Гуцул, рот закрой… - услышала Лена приглушенный голос Виктора, пущенный по ветру, чтоб только Игорь его слышал.
- Ну, вот, а вы молчите. Да у нас тут смена растет.
- Нет. Я не собираюсь никого сменять.
- Показала бы, на что способна.
- Я не буду ничего никому доказывать.
- Лен, ну покажи класс! – канючил Гуцул.
- Гуцул, я не для того сюда пришла, чтобы спорить с кем-то, - тихо только для него сказала Лена, начиная злиться.
- Слабо? – давил главный из компании.
- Не заинтересовал, не ведусь на слабо, - гордо заявила девушка.
- Да она струсила, вот и выламывается сидит, - подлила Лиза масла в огонь. Виктор выразительно на нее посмотрел.
- Кто – я? Ну уж нет. Хорошо. Прыжок сверху, - все уставились на нее, те, кто был на противоположном конце стола, повернулись и заинтересованно вслушивались.
- О, да ты хоть скользить-то умеешь?
- Вот мы и выясним, кто из нас не умеет.
- Лена, не надо, ребята, прекратите, сейчас акулы, - Виктор обеспокоенно выступил немного вперед, но блестящий яростью взгляд сказал ему, что она не отступится. Виктор готов был прибить Лизу, Гуцула, да и Лену заодно.
- Не страшно, девочка?
- Сам струсил? Я-то знаю что это такое, акулы. А вот ты-то не боишься свои очки утопить? – ребята засмеялись.
- А ставки какие? – ребята в предвкушении поединка на волнах не успокаивались.
- Ставки? Лен, если ты проиграешь – поедешь со мной.
- Куда?
- Куда повезу, это сюрприз.
- Надолго?
- На ночь.
- Чего? – вопросительный взгляд:
- Боишься?
- Тебя что ли? Нет. Согласна. А если я выигрываю, ты две недели вместо меня дежуришь на вышке. А Гуцул тебе помогает.
- У него же работа.
- Вот пусть и разбирается с этим, - она глянула на Виктора, с восхищением и одобрением в глазах следящего за ней. Потом нашла взглядом Гуцула. Подмигнула ему, они пожали с соперником руки, и девушка пошла к выходу с площадки под галдеж ребят.
Торопливые шаги ее нагнали за пределами веселого склона. Виктор. Она остановилась и развернулась лицом к нему.
- Лен, прости, это все Лиза…
- При чем тут Лиза?
- Ну, ее последнее слово было. Может, откажешься?
- Виктор, не переживайте, вот выиграю, и две недели буду свободна. Будет время научить вас стоять…
- Лена, сейчас опасно.
- Ну, позавчера вы об этом не думали, когда лезли в воду! – он опустил голову.
- Лен, называй меня на «ты».
- Я не могу… не привыкну никак.
- Привыкай, - он с надеждой глянул в глаза.
- Виктор, а где у вас тут магазины, где борду можно купить?
- У тебя же была…
- Была, я ее потеряла… когда…
- Ясно, когда меня спасала, - она согласно кивнула.
-Ну, так…
- Не надо, у меня есть борд, ты его видела?
- О, да, когда вы научитесь на нем стоять – я вам поставлю памятник. Нерукотворный! – засмеялась Лена своим хрипловатым от постоянного купания в соленой воде, голосом. «Такой глубокий голос, идеально ей подходящий по характеру».
- Лена, бери мой борд, тем более, вам с ним придется провести некоторое время вместе, - он улыбнулся, она кивнула ему, выглядывая из-под челки.
- Спасибо.
- И все равно, я считаю, что это не очень хорошая идея… А тем более, условия пари, мягко говоря…
- Я не проиграю. – Она серьезно смотрела несколько мгновений ему в глаза, а потом резко развернулась и ушла.



Белые волосы разлетелись по подушке, откидываемые частыми поворотами головы. Девушка в бреду металась, хмурясь и тихо всхлипывая. Ей снова снился тот день…

Они с одногруппником были на берегу. Он хотел попасть в команду и на носу были отборочные, но он понимал, что не пройдет. Попросив Лену поднатаскать его, он привел ее на пляж. Отрабатывая элементы, не заметили, насколько отдалились от берега. Да и сезон был уже опасный, но мы же всегда думаем, что с нами страшного ничего не случится. А опасность поджидала, раскрыв пасть и устремившись к двум маленьким фигуркам в открытом океане. Вынырнув после очередного падения, Лена увидела над волнами плавник. Паника вмиг выбила из головы все инструкции тренера, и только вколоченный до автоматизма алгоритм заставил заметить, что круги, выписываемые акулой еще достаточно широки. Как только она решит напасть, она будет предупредительно сужать их. Окликнув парня, она указала на рыбу. Быстро поплыв к лодке, Лена специально хлопала ладонями по воде, чтобы напугать животное. Парень уже был в лодке, акула приближалась, а Лена все никак не могла перебороть страх и преодолеть последний десяток метров. Парень схватил в руки гарпун на веревке и запустил в рыбу. Промазал. Подтащил его и снова попытался достать ее. Снова мимо. Руки тряслись, от ощущения того, что от него зависит жизнь девушки. Акула подплыла близко, она чувствовала, что жертва боится. И хоть для нее человек весьма необычный и непредсказуемый объект охоты, тут она поняла, что он проиграл. Она раскрыла пасть в тот момент, когда Лена рукой схватилась за борт лодки, но тут же резкая боль в жабрах заставила акула подпрыгнуть в воде и удалиться, но зубами она зацепила девочку за плечо. Парень подхватил ее за руки и выдернул из воды, пока не вернулась рыба. Быстро завел мотор и погнал к берегу. Акула могла еще в ярости перевернуть лодку.

Она оглянулась, уже почти дотянувшись до края бортика лодки, и ужас сковал сердце, отняв способность двигаться. Распахнутая белая пасть и ряды зубов-чешуй мелькнули рядом, подталкивая сознание. Она рванула к лодке… и вскочила, сев на постели. «Сон. Снова он». Сердце бешено стучало, плечо горело. «Я просто отлежала плечо. Спокойно. И он тут ни при чем. Это не повторится, я буду осторожна». Успокаивала себя Лена, думая о предстоящих занятиях с Виктором. «А акулы снятся к врагам. Могущественным. Только этого мне не хватало».


http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-20-00000620-000-20-0


Наутро, выбежав из дома, Лена натолкнулась на Виктора. Он стоял со своим ганом и явно кого-то ждал.
- Алоха.
- Алоха, Лен, - он коротко на нее глянул и опустил взгляд, поняв, что она сейчас начнет возмущаться. Она выжидательно склонила голову на бок. Усмехнулась.
- И что это значит?
- Тебе надо потренироваться, перед тем, как ты будешь прыгать на нем, - он указал на доску.
- Правда? – вскипела Лена, хотела что-то еще сказать, но потом выдохнула. – Идем, горе.
- Куда?
- На пляж, куда же еще. Буду учить вас. Чего время терять.
- Тебя учить...
- Тебя... С одним условием.
- Вот тебе раз. И с каким же?
- Вы… ты будешь во всем меня слушаться и выполнять все, что я буду требовать, - она с вызовом посмотрела в синие глаза. Он улыбнулся.
- Я готов выполнять все, что касается серфинга, - он приложил руку к виску. Она засмеялась, он подхватил доску, и они отправились на пляж.
- Виктор, у меня есть к вам вопросы, прежде мы начнем занятия. Ну, чтобы спланировать…
- Так в чем дело? Задавай.
- Сколько у нас… у меня времени?
- Через месяц закончится сезон, а за это время я выйду на них, и нужно будет как-то их «брать».
- Месяц?
- Месяц.
- Отлично.
- Ты думаешь, я смогу?
- А ты сомневаешься? Тогда лучше не начинать.
- Да нет, Лен. С таким тренером я через неделю летать буду! – он засмеялся, вызвав улыбку у девушки.
- Давай, сначала теория, потом практика, - Лена взяла в руки ган. Виктор смотрел на нее, а она с деловым видом: – Ганы, или доски для больших волн. Настоящее оружие для завоевания вершин. Пусть другие серфы неспешно дефилируют по волнам, а твой борд способен на большее, и ты это скоро поймешь сам. Ганы - это не для робких. Они обладают в равной степени "убойной силой" и функциональностью. Но они требуют очень многого от спортсмена. Четко и властно, и только так. Если это не в характере человека, то лучше ему сменить доску на более спокойный лонгборд или уж гибрид.
- Они менее профессиональные?
- Нет. На любой доске человек может достигнуть мастерства, но тут, - она провела рукой по краю широкой лопаты, - все намного глубже, сильнее. Это не просто катание, это диалог. И для него необходимо научиться говорить с морем. Мне кажется, ты не зря выбрал именно его. Но это потом. Вот смотри. У тебя классический ган, с одним плавником, это самая длинная и широкая доска, ее рокер – двадцать сантиметров, она сама понесет по гребню, ты только рули. А вот как туда взобраться – твоя задача заставить его работать на тебя…

Они долго сидели на берегу и он слушал эту девочку, потребовавшую от него полного подчинения. «Да, Степнов, ты попал. И она покажет свою власть. Такая маленькая, а уже настоящая женщина».
- Лен, ты меня научишь прыгать на волну?
- Захочешь – научу. А еще мы сразимся в кайтинге.
- Что это? – Она указала рукой куда-то вдаль. Виктор проследил направление. Над волнами кружился змей, или «крыло», а под ним, удерживая за веревки, носился серфер. – А как он доску не теряет?
- У него тау-борд. Там сделаны специальные крепления для ног, прямо на доске.
- А виндсерфинг?
- Я не занимаюсь виндом.
- Почему?
- Ветер непредсказуем. А с морем все ясно. Волна, она разная, но у нее свои законы, и я их знаю, они мне подходят. А у ветра нет законов… Если хочешь научиться, попроси кого-нибудь.
- Нет, мне пока этого достаточно, разобраться бы…

***

Когда солнце встало в зенит, на пляже начал собираться народ и стали подтягиваться катера. Молодежь собиралась выбраться на волну, посмотреть поближе на соревнования.
- Ах вот ты где! Я тебя с утра ищу, а ты тут прохлаждаешься… - откуда-то сзади появилась фигура девушки, заставив напрячься Виктора.
- Алоха, Лиза, - Виктор поднялся, помог встать Лене. – Вчера так и не познакомились. Лена, это Лиза, моя девушка. Лиза, Лена. Она будет учить меня серфингу.
- Алоха. – Сквозь зубы и неуверенно протянула Лене руку. – Вить, она же маленькая, чему она может научить… - Лена повернулась к морю и попыталась удержать улыбку. Не удалось.
- Не думаю, что возраст тут может что-то решать, - произнес Виктор.
- Ты же знаешь, как я отношусь к серфингу…
- Лиза, это не обсуждается, - они еще некоторое время прирекались, Лена не слушала.
- Кстати, я забыла сказать, у Марины, кажется, схватки начались.
- Что? И ты молчала? – он повернулся к Лене. – Лен, увидимся, – он остановился на секунду, заметив сдвинутые брови и обеспокоенный зеленый взгляд, вопросительно наблюдающий за ним. - Извините меня, девушки, мне пора.
Он ушел, а Лиза отправилась к лагерю Макса, который уже прибыл на берег со своими друзьями. Лена проводила ее взглядом, помахала Максу, заметившему ее и отправилась домой за гидрокостюмом. Взяла в руки ноут и с досады начала колотить по клавишам. Но после этого стало легче.

Значит вот как бывает больно, когда жжет изнутри предчувствие. Когда не хватает одного слова, чтобы затихло сердце, изводящее себя призраками. Откуда они явились? Из прошлого, или наоборот – это посланцы судьбы, чтобы предостеречь, чтобы оградить? Отойди, не смотри так, мучение, я и сама еще не поняла. И не нашла лекарства от этого.
Сложно что-то скрывать, отдаваясь волнам океана, которые слишком близко, слишком хорошо тебя знают, чувствуют и видят. Ты все поймешь по глазам, как бы ни старалась я спрятаться, все поймешь…
Как же укрыть тебя от себя. От своего рока, он только мой, пусть моим и останется…

Не тронь мое сердце, смятенье,
Уйди, не вгоняй меня в грех
Хотела сорваться, млея,
Ничего понять не успев.

Приняла его легкий трепет,
Ощутив на своих губах.
Растаяла, сдавшись ветру
И веру его предав.

Отвела наважденье рукою,
Отмахнулась от ласковых нот.
Что ты делаешь, гордость, со мною?
Эта мука мне сердце порвет.

Закрывай же, маска, мне душу,
Отводи, безразличье, беду,
Чтоб не выпустить сердце наружу,
Задержите любовь на лету.

Не впускайте, не нужно мне это,
Больно чувствовать лезвия нить,
Отгороженной степью свободы
Себя лучше от всех укрыть.


Когда вернулась на пляж, парни и девушки уже распределились по лодкам. К ней подошел Макс.
- Не передумала?
- С чего бы? Ты-то не боишься?
- Ха, ты еще мала для того, чтобы даже представить, что можно вытворить на волне.
- М, ну, вот и покажешь, - она кивнула и легко улыбнулась.
Они разом повернулись на звуки вертолета, появившегося из-за горы с маяком. Проследив за ним, разгоняющим вокруг волны ветра, Лена пыталась удержать волосы, развевающиеся и лезущие в глаза. Макс крикнул, что пойдет за доской, Лена кивнула. Когда вертолет приземлился, дверь отъехала, на песок соскочил Виктор и, сразу отыскав ее взглядом, шагнул к ней.






Спасибо: 32 
Профиль
Straus





Сообщение: 1818
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.04.10 16:12. Заголовок: Розовые тени залегли..


Скрытый текст


Мерный рокот от работы винтов щекоткой отдавался в легких. Виктор сидел на боковой скамейке и держал ган. Лена смотрела в окно.
- Вот тут! – крикнула она сквозь шум, но больше поняли ее жесты, чем услышали слова.
Парни подскочили к окну, а потом Виктор открыл дверь.
- Лен, ты уверена? – она кивнула головой. «В чем уверена? В волне – да. В себе – нет». – Мы зависнем над вами, я выкину лестницу, чтобы забрать вас в случае чего.
- И как я с доской туда заберусь?
- При чем тут доска?! Акулы не едят дерево! – она посмотрела в его глаза, пытаясь понять, что это, зачем он здесь и что это для нее значит. Ведь значит же, или кажется...

Стоя на самом краю борта вертолета, они с Максом выбира

Спасибо: 29 
Профиль
Straus





Сообщение: 1835
Настроение: Уж лучше молчать и казаться дурой, чем открыть рот и развеять все сомнения
Зарегистрирован: 25.08.09
Откуда: Россия, СПб
Репутация: 127

Замечания: Флуд в теме интервью.
Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.04.10 22:32. Заголовок: - Марина, вы здесь,..


***
Лена вышла на работу, на вышку, поэтому занятия с Виктором перенеслись на послерабочее время. Два дня шторма отобрали у них возможность поработать в океане, а полный штиль после принес им еще один день на берегу и на мелководье.
- Дурным тоном считается потерять доску, когда вокруг находятся другие серферы, с которыми может столкнуться твой неуправляемый серф. Вопрос с пристегиванием к ноге мы уже обсудили, - Виктор кивнул. - Также имей в виду, что коллеги, которые находятся выше тебя на волне или уже встали на доску, имеют приоритет. Если он уже выбрал себе направление, ты обязан выбрать другое для себя, даже если это означает то, что придется грести дальше через разбивающуюся волну или окунуться в пену. Чтобы не нарушать этот серферский этикет, помни, что, даже если вокруг враги, они в первую очередь – серферы, а потому уже достойны уважения, - рассказывала Лена Виктору, пока они сидели на песке и играли в шашки камушками на нарисованном пальцем поле в ожидании волны. Лена была довольна тем уровнем, какого он уже достиг за эти две с половиной недели, но теперь предстояло самое сложное – повороты и тримминг.

Следующий день принес много нового: Виктору не удалось вовремя уйти с работы, и теперь он торопился, зная, что Лена его давно ждет. Не забегая переодеться, он мысленно хвалил себя за то, что так предусмотрительно накануне бросил доску на работе.

Спускаясь с вышки, Лена издалека увидела своего ученика, направляющегося к посту. С ганом, но что-то еще встревожило девушку. Она отвернулась, повесила бинокль на место, спустилась к Ане вниз и замерла. По песку шагал Виктор… в шортах до колена и с голым торсом. Обычно они занимались в гидрокостюмах, так намного меньше трения воды, он не мешает, волна не грозит скинуть лямки купальников или запутать в ткани; в них удобней, и… они намного более закрытые. А тут…
- Анечка, слушай… скажи Виктору, что я сегодня не смогу с ним позаниматься, у меня очень важное дело… ну ты понимаешь… мне в воду нельзя… а сказать это я ему не могу… короче… Ань, выручи, а? Ну придумай что-нибудь! Все я убежала… - она схватила свою майку и вприпрыжку понеслась с пляжа. Аня только проводила ее ошалевшим взглядом. Мысленно покрутив у виска, девушка повернулась к вышедшему из-за ряда кафешек Виктору. Все еще пребывая в шоке, она старалась переварить ворох информации, полученный от Лены. «Что за бегство?».

Прибежав домой, Лена закрыла дверь и, тяжело дыша, прислонилась спиной к прохладной поверхности, в блаженстве прикрывая глаза. Так и застал ее Петр Никанорович, вышедший на шорох.
- Ленок, ты уже вернулась?
- Дед, ты меня не видел. Меня нет, - и девушка скрылась в комнате, прежде чем прозвучал резонный вопрос: «что случилось?».
Чуть позже раздался стук в дверь, и дед пошел открывать. Прислушавшись, Лена поняла, что это пришел Гуцул, и он был чем-то взволнован. Она спустилась, благодарно положила ладонь на плечо старику, который пытался объяснить парню, что Лены нет дома.
- Лен, у меня проблема. Линка пятый час не выходит из комнаты, Женька в панике, она даже ее слушать не хочет, родителей не будет неделю. Я не знаю, что случилось, боюсь, без мужика тут не обошлось.
- А я-то тут причем? Или ты думаешь, я и есть тот мужик? – но, глядя на нахохлившегося Гуцула, Лена поняла, что шутка неуместна. – Извини.
- Слушай, ты можешь поговорить с ней? Вдруг она хотя бы скажет, что произошло, иногда близким сложно рассказать что-то, чем кому-то… ну, она тебя мало знает…
- Так, Гуцул, спокойно, сам-то что завелся. А ну, взял себя в руки, и перестань трястись, – приказной тон Лены отрезвляюще подействовал на парня и он немного расслабился, видя, как Ленка натягивает на ноги шлепки. – Идем.

***

Как ни странно, Лену сестра Гуцула впустила и даже затихла в момент, когда ее волос коснулась рука девушки. Посидев немного рядом, привыкнув друг к другу, они смогли поговорить. Лина была на год младше Ленки, поэтому интуитивно почувствовала, что ее поймут. Лина сама решила расстаться с парнем, и теперь переживала, что это принесло боль ему.
Через некоторое, довольно продолжительное время, увидев сестру на кухне, Гуцул на радостях схватил Лену в охапку и закружил по комнате. Потом пошел ее проводить, а Ленка, витающая в усталых мыслях, совершенно не слушала его щебет.

Рвутся в клочья привычные звуки,
Ускользают события дня…
Слабой плетью опустятся руки,
Если рядом не будет тебя.

Если голос твой станет постылым,
И не дрогнет твой образ в груди,
Мои губы прошепчут уныло:
«Не люблю. Уходя, уходи».

Так бывает, никто не виновен.
Обманул. Не подумал. Предал.
Только мне почему-то не больно,
И свободен теперь пьедестал.

Не любила? Возможно. Не спорю.
Если сердце не рвется, крича,
Нелюбовь называли любовью,
И ждала я всегда не тебя.


Дойдя до центра города, Лена решила зайти в участок. Она весь день переживала., думая, что же делать, как разрубить то, что само собой у нее завязалось в тугой узел, распутать который у нее пока не получалось. А дальше станет еще более сложно. Она уже дважды солгала, не сказала, недосказала, да и не могла понять – почему. Что такого, скажи она, что она боится. Он же сказал, а ему, наверняка сложнее, он же мужчина. Настоящий мужчина, потому что нашел в себе силы признаться, что боится девушки. Возможно, тут природа этого страха другая. Он боится ее оценки, а ей страшно… потому что он взрослый мужчина, а она еще совсем… ребенок. «Никакой я не ребенок. У меня вон, даже Гуцул есть!» - разозлилась на весь мир Лена. «Точно. Не буду больше от него бегать, чего испугалась – мужчину в шортах? Вот глупая». Только вот что ей делать теперь, даже в момент, когда она его увидит – она не представляла.
Выйдя из-за поворота на нужную улицу, Лена, рассеянно кивая Гуцулу, поймала удивленный и даже какой-то раздраженный взгляд.
- Привет, Лен. У тебя же, вроде, какое-то дело было срочное?
- Да, я его сделала…
- Можно тебя на минутку? – кивнул он Гуцулу, тот оставил их наедине. – Лен, у нас не так много времени осталось, а вдруг я не успею всему научиться. Я еле вырвался сегодня с работы, а ты прохлаждаешься с мальчиками…
- Я прохлаждаюсь?! Слушай, у человека проблемы, Игорь отвел меня, мы все решили, и теперь он привел меня обратно. Все. Я не…
- Я видел, как вы мило беседовали! – Ленкин тон заставил нервничать Виктора, и дальше разговор стал набирать обороты.
- Что ты видел, он просто проводил меня! … - взгляды наэлектризовались, крылышки упрямого носика девушки напряглись, руки сложились на груди, закрываясь и выставляя защиту.
- Не верю! – Виктор, сам не зная с чего, пошел в наступление.
- Да мне пофигу, веришь ты или нет! Ты мне кто? Ученик? Вот и учись! – она взмахнула руками, резко развернулась и потопала в сторону своего дома. «Ненавижу!».
- А мне тем более пофигу! – вслед удаляющейся Ленке. «Истеричка!».

Грохнула дверью так, что дед выскочил из комнаты.
- Леночка, ты чего поздно. Виктор проводил тебя? Он приходил, спрашивал, все ли в порядке…
- Имя его даже слышать не хочу! Ненормальный! – ушла в комнату.
Дед кивнул, довольно потер ладони.
- Поссорились. Хорошо. Притираются.


***

- Ленок, что случилось? – старательно, но безрезультатно заглядывал дед в глаза.
- Я даже думать не хочу о том, что сегодня было, дедуль. Прости, я сама не понимаю. Я боюсь, что ошиблась, - она опустила голову на руки, сложенные на столе. Он погладил по волосам. – И теперь я не знаю что мне делать.
- Иди отдохни, утро вечера мудренее. – Она посмотрела на старика, кивнула и отправилась в комнату.

Легла. Села. Встала. Села. Снова легла. И так полночи. Достала карандаши и стала водить по бумаге, освещенной светом полной луны. Прервал ее тихий стук в дверь. Пробралась тихо к двери и прислушалась. Тишина. Стука не повторилось, и она подумала: «Сознание выдало желаемое за действительное. С чего он придет. Обиделся же. Да и я… Не впущу... Или впущу? Сама не знаю». Немного еще постояв и поняв, что все-таки показалось, решила выйти на улицу. Тихо открыла дверь и замерла. На пороге сидел Виктор, поставив локти на колени, зарыв пальцы в волосы. Повернулся на звук и резко поднялся.
- Зачем пришел, да еще так поздно, - сложила руки на груди.
- Ты же все равно не спишь, - тихо.
- Откуда ты знаешь?
- Почувствовал. Когда что-то такое происходит, тут не то, что спать, но и жить-то не хочется, - он опустил голову. – Прости меня, сам не знаю, что на меня нашло. – Он посмотрел в темноте в глаза.
- Тяжелый денек?
- Типа того, - задумался, что-то прикидывая. - Пойдем, - он взял ее за руку, и потянул за собой.
- Отпусти, куда ты меня тащишь?
- Если хочешь перебудить весь квартал, продолжай в том же духе.
- Я без тапок, без… без всего! – тише, но не менее возмущенно.
- Прекрасно, тогда так, - он схватил ее, положил на плечо и понес. Она колотила по спине, но, поняв, что без толку, просто повисла, уперев локоть в спину и водрузив щеку на ладонь.
- Отпусти, - он поставил лохматую девушку на холодный песок, как только они достигли пляжа.
Привел к гидроциклу, усадил на сиденье, сам сел сзади, взявшись за руль и повернул ручку. Лена не сопротивлялась. Наблюдая за их маршрутом, поняла, что он направляется к острову. Молчит. Выключив мотор, он плюхнулся в воду, вынырнул, и позвал взмахом руки Лену.
- И как ты себе представляешь – у меня нет купальника.
- Прыгай так, тебя только рыбы увидят, думаю, ничего страшного не произойдет, - «Да уж. Не только рыбы, еще ты…». Она несмело наступила на подножку и тихо соскользнула в воду.
Они немного отплыли от машины, качающейся на мелких волнах, приближаясь все ближе к берегу острова, но тут неожиданно Виктор остановился и «завис» в волнах, удерживаясь на плаву руками.
- Лен, постарайся сильно не шевелиться, не волновать ногами воду. Тут шельфовая зона, довольно мелко.
Лена последовала совету, расслабилась и замерла в волнах, утонув по самые ушки. Она могла так лежать, не шевелясь, долго. Ее научил дядя, когда-то давно, и они часто подолгу изображали звезды, распластавшись на поверхности воды, раскинув ноги-руки.

Несколько минут ожидания. И вдруг вода вокруг засветилась каким-то фосфорным светом изнутри, разгораясь ярче с каждой секундой. У Лены аж дыхание зашлось – как красиво. Жуткое, но очень завораживающее зрелище. Она начала крутить головой, улыбаясь, рассматривая сквозь чистую прозрачную воду источник этого света – небольших существ, прикрепленных к кораллам, выпустивших тоненькие волоски, на кончиках которых светились желтые капельки. Шевельнув ногой, Лена распугала животных, и в этом месте они попрятали цупальца, огни погасли, образовав темное пятно ночной воды.

Чуть поодаль, в таком же темном пятне бультыхался Виктор и следил за восторженным выражением лица девушки. Она теперь специально проводила ногой, волнуя светящихся полипов, и тихо смеялась. Но вмиг она испуганно дернулась, заставив взволнованно сдвинуться брови мужчины, смешно торопливо прошлепала по воде руками и с криком «МАМА!» - повисла на шее у Виктора, крепко вцепившись руками и обвив ногами его талию.
- Меня кто-то схватил за ногу! – тяжело дыша. Он рассмеялся в голос.
- Ленка, это рыба рядом проплыла, - он одной рукой обнял ее за шею, поглаживая. – Тише.
- Точно? – не меняя положения. Она шевельнулась. «Лучше бы ей так не делать».
- Да. Я ее видел, - немного хрипло, и Лена подумала, что задушила его. Стало неловко.
- Извини, - она немного ослабила кольцо рук и попыталась убрать голову от его уха, переместив на плечи руки. Только теперь заметила, что он был без майки. Он почувствовал ее движение, но в голове упорно стучало «не пущу». Она расцепила ноги и, поравнявшись взглядом с его, сказала: - Вить. Мне не пофигу, веришь ты мне или нет, - напряженный взгляд в ожидании ответа. Слишком близко, волнующе. Она впервые так смотрела в глаза мужчине. Нестерпимое желание его губ. Она моргнула, отстранилась.
- Мне тоже очень важно, Лен. А я тебе верю, - его слова задержали ее еще на несколько мгновений рядом, она кивнула, прочитав подтверждение в его темных глазах; и он нехотя выпустил девушку из рук.
- Ты не видишь эту рыбу больше?
- Нет, не вижу, - улыбнулся он ее реакции. Несмело, все же Лена отцепилась от Виктора и снова устремилась в центр сияющей воды.
Так доверчиво прижалась к нему, подсознательно ища защиты. Такая хрупкая, нежная, сильная, и в то же время, беззащитная. Вот только маленькой ее совсем не хочется называть, в отличие от того, как было в самом начале.
- Вить, а кто они такие?
- Не знаю, какие-то моллюски. Только несколько дней, после шторма в определенную фазу луны их можно увидеть. – Виктор поплыл по поверхности воды, даже не распугав огоньки. Лена повторила, и теперь улыбалась тому, что им удалось не потревожить живые существа. Она подняла взгляд, окинув берег острова и остановилась.
- Вить, мне кажется, или там, правда, мой ган? – она указала рукой на свет луны, отражающийся от отшлифованной поверхности.
- Поплыли, проверим. За мной, - Лена подчинилась, и они двинулись в обход невидимых ей кораллов. Она доверилась ему, ведущему ее по волнам к берегу.
Действительно, оказалось, что кто-то, выловив ее доску, отшлифовал, поправил плавники и выставил в самодельный держатель в том месте, где можно выйти на берег. Ленка обрадовано прижалась к гладкой поверхности. Все потом, завтра, главное – вот он, ЕЕ ган.
- Его сделал мой дядя, когда-то давно, из коа, это разновидность красного дерева – классика. - пояснила она, видя вопрос во взгляде Виктора. – Твой ган сделан из бальзы, это тоже хорошая доска, береги ее. Поэтому я сопротивлялась необходимости покупать новый, тут важна связь, ты поймешь это.
Вернувшись на берег, Лена застряла в воде, решая головоломку – как она, мокрая, в прилипшей одежде пойдет домой. Да то-то ладно, ночь на дворе, никто не увидит… только он.
- Лен, я покатил, надо поставить гидроцикл на место. Жди меня тут, я мигом, - спас положение Виктор. Она облегченно выдохнула.
- Ок, я пока пойду в душ, - выбралась из воды, шмыгнула в кабинку, отжала майку, смыла с себя соль и снова нацепила одежду на себя. «Да, лучше не стало, но все же, не так прилипает».

Лишь только влажная голова коснулась подушки, девушка погрузилась в сон до самого утра, выдохнув «Виктор».
«Лена» - сонный шепот в прохладе комнаты заместителя шерифа.


я теперь тут: http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000661-000-0-0


Почему утро всегда такое трезвое? То, что казалось волшебным сном, тает с первыми лучами солнца. Открываешь глаза, и сразу приходит сожаление и хочется продлить этот полет в мир грез. Там все так красиво и спокойно.

Как я могла допустить до себя это тепло? Оно мне неподвластно, недосягаемо и… столь же желанно, насколько и нереально. Что я для него – всего лишь миг. Вспышкой появилась и также растаю, оставляя в памяти лишь тонкий след благодарности и несколько капель привычки. Да грелась в его лучах, желала побыть ближе, а, почувствовав на себе, испугалась. Испугалась себя, что, коснувшись, не отниму пальцы, не смогу от этого отказаться. Не смогу отпустить в тот плен, в котором он сейчас. Да, я ему готовлю такой же, ведь сама готова сдаться, лишь бы быть в его тепле. Но всегда кажется, что ты сможешь дать что-то другое, отличное от предыдущего, лучше, сильнее… а смогу ли я? Что у меня есть? Только свобода. Моя или наша. Я еще сама не поняла, готова ли делить ее с кем-то.

Как назвать тебя, мое Солнце,
Чтоб твое имя было только моим?
Шептать, чтоб никто нас не слышал,
Дарить тайну только двоим.

Я назову тебя Утром Ранним
Выдохнув, не сдержу на губах,
Горьким отчаянием в раны
Душу свою истерзав.

Назову тебя Морем Безбрежным
На ладони слезинка с волной:
Незнакомая мне твоя нежность,
Сердце ночью смирит с другой.

И назвав тебя Сном Мятежным,
Подарю теплый взгляд ярких звезд.
Ты моей не узнаешь надежды,
Ты один в пелене своих грез.

Называла тебя, примеряла
Твое имя в своих устах,
А твое сердце мне имя шептало…
Но скажи, Я могу называть тебя ТАК?



Виктор проснулся с улыбкой. Солнце заливалось в комнату через распахнутое окно. Потянувшись, прогремел по лестнице и в кухне включил компьютер. Пока пил кофе, просматривал новости в сети – столько времени сюда не заглядывал. Вот он – безымянный курсив. Сердце радостно стукнуло, словно от того, что встретил друга. Кстати о друзьях.
- Алоха, Игорь! – только услышав ответ в трубке. – Ох, друг, да все некогда. Мы вышли на эту банду… Что?.. Еще и в сети промышляют? Слушай, а что там можно воровать?.. Какую информацию?.. Странно это все. Ну да ладно, скоро прикроем их лавочку… Да видел, - Виктор мечтательно улыбнулся, откинувшись на спинку стула. – Ладно, друг, мне на тренировку пора, - подскочил на месте Виктор, даже не придав значение тому, как быстро радость от увиденных строк в сети сменилась ожиданием встречи с Леной. Бросил телефон, хлопнул крышкой ноута, подхватил доску и унесся со двора.

***

- Витя! Ты снова опоздал! Ну, смотри – раз, все, пена! Она разбилась! Чуть раньше надо! Давай так: найди на берегу метку – пальму, стойку, я не знаю, вышку, в конце концов, и смотри на горизонт. - Они стояли почти по плечи в воде.
- Вон та 7-я пальма слева от второго перехода.
- Я утоплю тебя сейчас! Ты должен мельком глянуть и сориентироваться, а не высчитывать полчаса пальмы! – возмутилась Лена.
- Я быстро считаю… - надул губы «ученик». Лена засмеялась, примирительно положив руку ему на плечо.
- Ладно, счетовод-любитель, выбери явный ориентир, и не дожидайся, когда волна пройдет. Посмотри на них, по рельефу дна они начинают строение в одном месте, соответственно, в одном же месте они и разбиваются, значит твое «поле» - вот этот промежуток. Давай. Засек? Пошел. Я следом.

Искупавшись в пене, получил очередную порцию насмешек и подколов от Лены. Упрямо снова лег на доску и пошел на волну по-новой, отмечая, где на этот раз был прокол. Снова и снова.
- Ленка! Катание на изгибах - самое захватывающее чувство! Такое скольжение! Да ради этого я готов сам за тебя дежурить на вышке, только научи меня всему! – восторгался Виктор, у которого к концу второго дня стало получаться хорошо проходить изгибы.
- Если ты будешь на вышке, кого я учить буду?
- Давай дальше?
- Давай. А дальше у нас повороты.
- Класс! Мне так нравится, когда вы подпрыгиваете! Я даже пробовал!
- Тааак. А теперь заставь свое тело забыть то, что ты там пробовал.
- Почему?
- Потому что только начинающие пытаются поворачивать за счет стопы.
- А как же еще?
- Это не скейт-борд, а серфинг. Тут важно тело, колени, руки, спина. Да, что-то схожее есть со скейтом, но тут ты толкаешься не носком, а ногой, при этом разворачивая тело, увлекая его за тяжелой доской. Она же тебя и повалит, если ты не будешь чувствовать ее ось и свой центр тяжести…

Уходили на досках далеко к линии горизонта, ловя волну и затем, смеясь, стряхивая с лица потоки воды с волос, обсуждали и хвастались своими покоренными вершинами.
- Что, Вить, доска кривая досталась?
- Нет, Ленка, ученик бестолковый.
- Да, либо учитель такой… Знаешь, ведь моя задача не просто научить тебя элементам, чтобы ты как попугай за мной повторял, а научить тебя учиться, думать, где-то даже чувствовать. – Виктор закрыл глаза, опустил руку в воду и, изображая Ленку, когда его учит чему-то, продекламировал:
- «Опусти ладонь в волну. Что ты чувствуешь?» - она засмеялась и толкнула его в воду. Он, хохоча, повалился, забрызгав ее пеной. – Кстати, а ты знаешь, что в древней культуре предков, здесь на островах, ладони очень многое значили для передачи информации. Как ты думаешь, как раньше общались люди?
- В танце?
- Точно.
- Только не говори мне, что ты умеешь танцевать!
- Умею немного. – Лена широкими глазами смотрела на ученика, а он, видя ее удивление, смутился и опустил голову.
- Покажешь?
- Это целая культура. Целый мир. Очень интересный и безумно красивый. Но его нужно хотеть и…
- Что?
- Если его понять, то уже не захочется жить по правилам этого мира. Поэтому люди сюда сбегают «от туда». Это многое дает в понимании себя, к тому же…
- Ну, говори уже.
- Она учит любить. По-настоящему, - он замолчал, взял доску, запрыгнул на нее и стал грести руками к берегу. Лена молча отправилась следом на своем гане. – Шторм будет.
- Да. Но сейчас такая волна, - она лукаво глянула в сторону Виктора. Тот поймал ее настроение и спрыгнул с доски. – Но ты, наверное устал. А я пойду, покатаюсь. – И развернула ган. «Бестия», - ринувшись вдогонку.

В детстве Лена всегда думала – и почему, когда человек купается, ему долго не хочется есть. Ответ оказался прост – потому что, нахлебавшись соленой воды с микроэлементами, в организм также попадает и планктон и прочие мелкие питательные вещества, полезные нашему организму. Не зря же рыбы его едят. Она сделала это открытие пару лет назад, и теперь только убеждалась в этом. Когда она рассказала об этом наблюдении, Виктор, некоторое время смотревший на нее в ступоре, пытался понять – она это серьезно, или все же шутит. А когда он, поняв, что девушка вполне серьезно – хохотал так, что сам нахлебался воды разбушевавшегося океана.
- Ну, что – убедился? Не только напился, но еще и наелся!
- Ленка, ты – чудо! – он рассмеялся, а Лена еле удержалась от того, чтобы не прикрыть глаза, как тогда, в самую первую их встречу, когда почувствовала Его.

Их отнесло довольно далеко от берега, и они подозревали, что и от второго их островка - тоже. Слившиеся очертания туманного слитого дождем горизонта с волнами не давали возможности рассмотреть, на какой берег они смотрят – на остров, или это все же большая земля. Лена поняла, что они заблудились, но особо не предпринимала ничего радикального, полагая, что уж хоть какой-нибудь остров их приютит на время шторма. Виктор все еще крутил головой, а она, перекрикивая волну, сказала, что они не все равно не поплывут никуда, оставшись на ближайшем берегу.
- Лен, ты так все спланировала… - когда они только выбрались на сушу, которая сейчас мало подходила под это определение.
- Нет, я просто была в обеих ситуациях и могу точно сказать: не зря рядом оказывается твердь, это как спасательный круг. И не надо надеяться на то, что «там», кто знает, доберешься ли...
- И часто?
- Не часто, но несколько раз было. Ты, наверное, почувствовал – почему. Забываешь обо всем, не видишь и не слышишь. Но хуже знаешь что? Когда вообще никакой надежды выбраться хоть куда-то.
- И что тогда?
- Тогда все зависит от только от тебя. Растеряешься, испугаешься… Становись на доску и вперед. Но не советую одному уходить в шторм далеко. Я так однажды попала на корабль в открытом океане. Признаю, я уже отчаялась, и если бы они меня не выловили...

Они сидели на скалах, отойдя подальше от водопада брызг разбивающихся о камни волн. Поверхность была прикрыта слоем травы и мха, но это было неважно. Вокруг порывами поливал дождь, заводя ветром потоки то слева, то справа; не было возможности никуда спрятаться. Виктор изучал взглядом окрестности, а Лена подтянула колени к груди и положила сверху подбородок.
- Лен, идем.
- Куда?
Он указал рукой. Он и сам не знал, что там, но какое-то чутье подсказывало, что удастся хотя бы укрыться от ветра под стеной скалы. Он взял оба гана, понимая, что ветром их, словно паруса, выбивает из рук, а, и так замерзшей девушке, сложнее справиться с трехметровой доской. Хотя, конечно, раньше ей приходилось рассчитывать только на себя. Но пока он был рядом, ему хотелось заботиться о ней, хоть так, пока она принимает, не пытается все сделать сама.

Лена обхватила себя руками и послушно шагала за мужчиной, склонив голову, глядя под ноги, и попутно защищая глаза от хлестких нитей воды.
Виктор чуть притормозил, а Лена, не успев среагировать, поскользнулась на мокрой траве и упала назад, неудобно подставив руки. Он резко повернулся, побросал доски и помог девушке принять вертикальное положение. Сморщив нос, она держалась за запястье, а по ладони расползалась розовая влага.
- Прости, Лен.
- Да ничего, я сама резко затормозила, ноги поехали…
- Лен, ушиб сустава. Давай листом холодным обернем?
- Пройдет, - отмахнулась.
Они пошли дальше, Лена заметила, что он все время вполоборота следил за ней. Когда они поравнялись со скалой, оказалось, что подойти достаточно близко сложно, они, обменявшись взглядами, отправились вдоль стены, огибая ее склон. Какого же было их изумление, когда, вывернув из-за каменной глыбы, они уперлись в небольшую нишу в стене. Они быстренько преодолели последние метры и спрятались в относительной безопасности и сухости. Небольшая пещера находилась с подветренной стороны склона, хорошо укрывая от дождя, который стеной поливал, словно водопад, образуя завесу прямо за пределами пещеры.

Поставив к стене доски, они уселись на камень у стены и протянули ноги. Только сейчас поняли, как устали. Виктор взял ее ладонь. Провел легонько пальцами по неглубоким царапинам.
- Болит? – она поморщила носик, но потом отрицательно покачала головой. Он приложился губами к ладони. Лена вздрогнула, уставившись на него широко распахнутыми глазами. – Сейчас пройдет. Надо листом обернуть, он снимет припухлость. – Он вскочил на ноги и уже через несколько минут замотал запястье длинным тонким листиком какого-то растения, заправив кончик за «повязку».

Дальше на повестке дня стоял огонь. Виктор нашел в пещере несколько сухих деревянных палочек, разжег огонь и помещение осветилось неверными отсветами костерка. Взял девушку на руки и отнес поближе, чтобы согрелась, а сам ушел. Пока его не было, Лена изучала их жилище. Немного согревшись, она прошлась по пещере и собрала сухие ветки и палки, которые валялись по периметру. Снова продрогла. Задумалась. Для того, чтобы не мерзнуть, нужно было снять гидрокостюм – он долго просыхал, тем более, в таких условиях, а от его влаги все тело дрожало, как осиновый листик. Она расстегнула молнию и стащила ткань с себя. Подошла к доске, потянулась и набросила костюм на нос гана и снова прислонила его к стене. К утру, она надеялась, он просохнет.

Виктор сначала натаскал веток и сложил их недалеко от входа в пещеру, чтобы потом разом все затащить под навес. Через потоки дождя посмотрел, чем занята Лена. Остановился и не смог оторваться. Она расстегнула молнию костюма и высвободила по очереди плечи. Как в замедленной пленке темная ткань поползла вниз, открывая новые участки юного тела в купальнике, завораживающего блеском в рыжих бликах огня. Вот уже неделю ему хватает вида ее ног на берегу, когда она сворачивается комочком на доске после водных процедур. А тут... Освободив ноги, она отправилась к противоположной стене и потянулась к верхушке гана, набрасывая костюм на нос серфа. Виктор силой заставил себя отвести взгляд, стиснув кулаки, радуясь дождю и его прохладе. Он отправился снова к воде. Сам боялся себе признаться, боялся думать, но все чаще понимал, что придется что-то для себя решить.

Не заметил, как оказался у кромки прибоя, принимая ту свежесть, что давали волны. Опустился на камень, подставив себя под колючие брызги, запустил пальцы в волосы.


С одной стороны, не хотелось надолго оставлять Лену одну в незнакомом месте, а с другой, он не мог сейчас находиться рядом. Что-то происходило и не давало покоя. В голове все было четко разложено, но этот порядок не устраивал какую-то часть его существа – то ли души, то ли сердца. И это было самым странным. В голове еще существовала Лиза…
Успокоившись, приведя поток мыслей в относительный порядок, Виктор встал с камня. Нужно было подумать о том, что поесть. Но это не самый волнующий вопрос по сравнению с тем, который возникнет ближе к ночи. Вот тут Витор всячески прогонял от себя картинки, упорно ползущие в голову. «Такая соблазнительная. Непохожая на других, худенькая, немного угловатая, но...»- впервые подумал об этом «но».
По дороге вдоль берега заметил несколько мест скопления коряг и камней, где должны быть крабы, прячущиеся от стихии.

Лена уже разволновалась - Виктора не было довольно долго, а бушующий шторм на море завыванием приводил девушку в ужас, как только она думала, что он на берегу. Она ходила на пещере, но выйти на поиски не решалась, боясь разминуться, хотя эта мысль все настойчивее посещала ее с ходом минут. Но вдруг напрягла слух, ей показались шаги. И уже через мгновение в светлую полосу от костра шагнул Виктор. Она выдохнула, посмотрела в глаза.
- Нельзя же так пугать...
- Тебе страшно тут одной было? - стараясь не смотреть на нее. Только потом она заметила двух больших крабов, которых он положил около костра. - Прости, что долго. - Он вышел снова из пещеры, но снова появился с ветками для костра, сложил их недалеко от огня, чтобы просохли.
- Мне не было страшно, сколько раз я попадала в такие ситуации, просто... я подумала, что... что-то случилось. С тобой. - Он повернулся к ней, посмотрел в глаза. Опустила взгляд и приземлилась на камень у костра. Взяла двумя пальчиками клешню краба, приподняла и спросила: - И что с этим делать?
- Жарить. А потом мы его съедим. Проголодалась? - Она отрицательно покачала головой и водрузила краба сверху палок на костер. Быстро отдернула руку, Виктор заметил. - Я еще один листик принес. Давай сюда, сменим повязку.
Пока он возился с рукой, Лена рассматривала его. Она знала, что не имеет права так близко находиться, так реагировать на его прикосновения, так чувствовать его запах и млеть от его рук, только невесомо касающихся ее кожи.
- Что это? - она провела пальчиками по его руке. - Он тебя укусил?
- Да, клешней зажал.
- Вот паршивец!
- Защищался.
- Витя, не говори так.
- Почему?
- Потому что я не смогу его есть. - Он смотрел на нее, подняв голову, все еще сидя рядом и держа ее руку в своих ладонях. Не понимал, что тут такого.
- Почему не сможешь?
- Ну, ты говоришь так, что у меня к нему возникает уважение, а съесть уважаемое существо с душой и характером - я не могу. - Она смешно покачала головой и легко улыбнулась, даже как-то виновато. Он засмеялся.
- Лен, это мясо! И теперь его лучше перевернуть, чтобы оно не пережарилось. - Лена смеялась, а Виктор возился с крабами у огня.
- Витя, надо снять твой костюм, а то воспаление тебе обеспечено. - Хорошо, что он при этом не посмотрел на нее. Она не знала, куда деться, а под его взглядом вообще бы растерялась. «Да, дожили. Кулемина – растерялась».
- Да, ничего, Лен, я и так.
- Я отвернусь и не буду смотреть, если ты стесняешься...
- Да, нет, ничего такого... Кажется, уже готово, - снял напряжение момента, палочкой отбрасывая с костра бывшего краба.
Оказалось, что для того, чтобы сломать панцирь, силы Лениной больной руки не хватило, и Виктор, заметив, что она почти ничего не ест, стал чистить его сам.
- Лен, а что означает твой кулончик?
- Это зеленый хризолит, семейства гранатов. Вообще, насколько я знаю, этот камень можно носить тем, у кого в жизни много движения, он в динамике проявляется.
- О, да, как раз для тебя.
- Да тут даже дело не в моторике, а в душевных состояниях. Если человек флегматик, то от этого камня получится только дискомфорт. Я точно не знаю, но примерно так описывают его действие.
- Скажи, а какой камень больше подойдет честному и справедливому человеку, лидеру.
- Каждый камень имеет свое значение и противопоказан каким-то чертам характера. Если ты говоришь о мужчине, то тут можно сказать, что подойдет голубая бирюза; самая благородная, связана с властью, со справедливостью, с равновесием, с авторитетом. Это камень храбрых людей - часто ее помещают на рукоятки ножей и мечей. Также бирюза дает умение вести за собой людей. Она также связана с помощью высших духовных сил. Она вдохновляет на битву со злом. Вообще камни должны переходить по наследству.
- Твой достался тебе от мамы?
- Да. – Лена опустила голову.
- Прости…
- Ничего. Мне кажется, что я смирилась уже. Их давно не стало и я не помню.
- Лен, надо помнить.
- Я не хочу, это больно…
- Послушай, это все только от тебя зависит. Даже Алоха учит, что мир таков, как ты к нему относишься. Ты сказала себе, что тебе больно, вот и страдаешь.
- А как же надо?
- Найди положение равновесия в этом.
- Какое может быть равновесие, если их нет! Самых главных людей!
- Лена, подумай. Их давно нет. Да больно, но ты уже пережила, более того, ты научилась жить заново. Почему? Потому что знала. Была уверена, что сможешь. Что ты нужна деду…– Лена опустила голову на сложенные на коленях руки.

Слезы сами стекали по ногам, а она даже не пыталась их остановить. Виктор пересел ближе, прикоснулся к ее руке. Она вздрогнула, приподняла голову, а он аккуратно прижал ее к груди. Шептал на ухо и гладил волосы своей широкой теплой ладонью. - Ты на многое способна, и ты это видела. Ты используешь энергию моря, ветра, камней… ты живешь в равновесии. Лена, это ты, ты сама и есть эта жизнь. Только ты еще не осознала… хочешь, я покажу тебе тебя… - Кивнула. Долго шептал что-то еще. А вокруг шум дождя и вой урагана создавали фон, успокаивая и все больше погружая девушку в спокойный сон.

Виктор поднялся, переложив ее на камень. Взял ган, снял плавники, положил около костра и повернулся к Лене. Она смешно зевнула, сморщив нос. Он поднял ее на руки, уложил на доску, а сам снял костюм, также повесил его на камни напротив костра и сел рядом, погрузившись в свои мысли. Ему показалось, что Лена задремала. А он все не шевелился.

«Как странно мешается реальность с мечтами. Вот она, живая, настоящая, такая, какой я и ждал ее всегда – неожиданная, непохожая, непонятная и такая беззащитная. Пытается быть сильной, но такая слабая на самом деле. И та, другая. Властная, готовая бороться, отстаивать свое мнение и такая недоступная. Чего же больше в МОЕЙ женщине. Слабости, желания, чтобы рядом было сильное плечо, или воли, что сама поведет и укажет на то, что именно мне нужно. Она же сказала, что мечты должны сбываться. Но как понять сердце – о чем оно толкует, колотясь от близости к одной и при мыслях о другой. И как понять, почему они идут рядом в моем сознании. Только отдельно от этого получится осознать. Всего четыре дня. Четыре… а там, надеюсь, я пойму.»

По ощущениям под утро Лена завозилась и два раза чихнула. Виктор очнулся от дремы: «замерзла, наверное»; он, видимо, задремал, все также сидя на камне. Поднялся, размял затекшие кости, взял свою доску и положил рядом с Лениным ганом, с противоположной стороны от костра, куда подбросил подсохших веток. Улегся на него боком, отгораживая спину девушки от сквозняка. Рукой притянул ее к себе, утыкаясь носом в волосы.

Чихнула и проснулась. Перевернулась на другой бок, чувствуя странную тяжесть. Тепло и спокойно. Попытавшись свернуться комочком, поняла, что упирается во что-то мягкое. Открыла глаза и тут же подскочила на доске. Рядом, крепко обнимая ее, спал Виктор. «Совсем измучился за ночь, а теперь не проснется никак». Нежность нерастраченным потоком сорвалась с пальцев в том месте, где она легонько коснулась скулы, провела по колючей щеке, чуть задержалась и все же коснулась пальчиком губ мужчины. Опустила голову, убрала руку. «Нельзя». Высвободилась из его рук, разложила по-новой его костюм другой стороной, надела свой высохший и отправилась к краю пещеры. Дождь просто лил стеной, но уже на последнем дыхании. Угадать примерно который час не было возможности, да и она еще плохо знала местное солнце, хотя уже и начала примерно ориентироваться. Но сейчас она просто ждала, когда разойдутся облака.
«Когда же ты стал для меня таким необходимым. Жду и живу нашими встречами. Как же это сильно держит».


Спасибо: 30 
Профиль
Ответов - 200 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 348
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия