Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Starushencia





Сообщение: 1
Зарегистрирован: 02.02.09
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.02.09 14:42. Заголовок: Автор: Starushencia


Фики:

1. Победители
2. С новым годом! С новым счастьем!
3. "Горела в пламени", или Маленькая месть
4. Мы пойдем другим путём!
5. Сообразим на троих, или Новогодние каникулы
6. Лето
7. Подарочек
8. Народная мудрость
9. Если в сердце живет любовь

* Размещение на других ресурсах возможно только с согласия автора.

В связи с пропажей части текста фика и невозможностью его быстрого восстановления:
http://rusfolder.com/44209173 ссылка на скачку фика "Лето" в ворде

Спасибо: 39 
Профиль
Ответов - 172 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]


Starushencia





Сообщение: 734
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.03.10 23:55. Заголовок: ЭПИЛОГ. Сообразим на..


ЭПИЛОГ. Сообразим на троих, или Год спустя. Часть 2

А потом в сентябре Ленка пошла учиться.
И... Блин. Началось!!!
Репетиции, занятия по вечерам... Творческий ВУЗ требовал полной отдачи и коллективной работы. И одногруппники, и даже Ранетки посматривали на Ленку косо, когда она сломя голову, при первой же возможности сбегала после занятий домой или игнорила групповые посиделки.
- Что, не переживет без тебя твой Степнов?! - Возмущалась Анька. Ее поддерживала Женька.
Наташка держала молчаливый нейтралитет. Она хоть и была самая большая фанатка музыки, но все же помнила, как Степнов спасал ее с матерью. А поддерживала Ленку, как ни странно, одна новенькая Нюта, которая считала, что важнее семьи ничего в жизни нет.
Степнов же, наоборот, не пенял Ленке за вечерние отлучки и поздние приходы, готовил и усиленно кормил ее вкусными ужинами и завтраками, и настаивал, чтобы она обязательно ела суп в институте. Он даже, кажется (Ленка, как-то придя домой, случайно услышала телефонный разговор), вешал лапшу на уши ее родителям, расписывая, какая Ленка умница и хозяйка, хотя эта хозяйка видела плиту максимум по воскресеньям.
- А потом... - лучше и не вспоминать, - погрустнела Леночка.
На день рождения старосты их группы Ленка не пойти не могла. Слушать шуточки одногруппников в свой адрес сил уже не было. Витя знал, что это будет поздно, но отпустил, обещал встретить и вдобавок заставил взять денег на подарок.
Сначала все шло хорошо. Было весело, народ играл, пел, шутил. Курили, правда, много. Потом Сенин с Дроздовым – два самых шебутных студента из их группы - замутили какой-то коктейль, якобы, так празднуют все студенты. Пили все по кругу. Отказаться не решилась. Она помнила, что было еще пятнадцатью минутами после, а потом...
Она проснулась и сразу даже не смогла понять, где она находится, почему на ней кто-то спит.
Голова раскалывалась. Жутко хотелось пить. Вокруг вповалку спал народ. Ленка глянула на наручные часы и... почти умерла. Часы показывали полчетвертого утра. Она выбралась в коридор, влезла в кеды, накинула куртку, схватила сумку и пулей вылетела на лестницу, хлопнув дверью. «Позвонить Вите». Че-ерт! Телефон в сумке был разряжен. Он наверняка не выдержал Степновских звонков. И в квартиру не вернуться, никого не добудиться, и такси не вызвать.
Она бросилась в сторону метро, уповая на то, что найдется какой-нибудь порядочный бомбила, который все-таки доставит ее домой. Поймала машину. В голове только одна мысль:
«Витя ее убьет». Увидела его у парадной, когда машина только въехала во двор. Расплатилась еще на ходу. Выскочила. Он, увидев подъехавшую машину, бросился к ней.
- Лена! Живая?! – Окинул вначале взглядом. А потом пробежал руками по телу, словно проверяя, все ли кости целы. Ощутил запах курева и перегара. Поняв, что с ней все в порядке, как-то вдруг сник, ссутулился и, ей показалось, вмиг постарел.
- Вить!
Произнес спокойно. Лучше бы накричал!
- Лен, поднимайся домой.
Она не ослушалась. Раз он сказал, то она пойдет. Сейчас не время спорить.
Он остался у подъезда и присел на скамейку. Неужели было не ответить на звонок?! Что делать? Ругать? Кричать? Хлопнуть дверью? Уйти на диван в гостиную, молчать? Что?
С ней все в порядке. Небось, разряженный телефон... Он же звонил... Студенческая пьянка. С кем по молодости не случались такие истории. А что он тут чуть не сошел с ума, ну так...

Она зашла в квартиру. Нетронутый холодный ужин, разобранная постель, телефонный справочник, открытый на странице «телефоны экстренной помощи». Подчеркнутое «справочное о несчастных случаях». Несмотря на больную голову, бросилась в душ смывать с себя чужие отвратные запахи. С остервенением чистила зубы. Только чувство вины так просто не смоешь. Дура! Вот не надо было пить! ... Витечка!
Вышла в спальню. Присела на кровать.
Он пришел через несколько минут.
Молча скинул одежду, лег в постель. Укутался в одеяло, чего никогда не бывало.
- Вить, Витечка! Прости! Мы чего-то выпили. Я не знаю. Я просто отрубилась. Проснулась,
все вповалку спят. Я домой. Вышла, уже дверью хлопнула, обнаружила - телефон разрядился. Витечка. Я такая дура!!!
- Лен, ты не дура и не виновата. Ты просто молода и, как все, совершаешь ошибки. Не та компания, не то вино. - Он произнес это тихо и устало. - Давай спать. У меня тренировка в девять.
Она легла, но по-прежнему не могла ТАК. Она понимала, ошибка-то ее, но переживал-то он.
- Витя, Витечка! - Обняла, прижалась к его спине всем телом, зашептала в ухо. - Ну, прости меня. Я никогда больше так не буду.
Прикосновение ее рук, горячих губ сломило его спокойствие. Прорвало плотину. Он резко развернулся и прижал ее к себе. Его руки лихорадочно шарили по телу, пытаясь убедиться в ее реальности.
- Лена, Леночка! Я так боялся... Ты живая, невредимая... Ленка-а-а ... - Он тыкался в нее губами. Она покрывала его лицо поцелуями и вдруг поняла, что У НЕГО мокрые и соленые щеки. Из-за нее! И она заревела. Заревела громко и в голос.
- Витя-а-а. Прости-и-и!
Вся его боль этой ночи перешла к ней и выходила слезами. Так что это уже он побежал на кухню за водой. Усадил, отпаивал. Она всхлипывала и икала.
- Ленка. Леночка. Ну, успокойся. Маленькая моя. Все. Девочка любимая. Все.
Он бегал за водой второй раз. Спортсмены, блин! В доме ни валерьянки, ни алкоголя! Еще полстакана выпила она, полстакана он. Сидели, прижавшись другу к другу. Так же, не размыкая объятий, приняли горизонтальное положение и уснули, измученные...
Ленка проснулась в двенадцать. Нашла на кухне записку. «Я тебя люблю». Забила напрочь на институт и намеченную репетицию. Пошла в магазин. Хватит. Сегодня она будет ждать с ужином мужа с работы. Витя пришел домой с цветами. Ленка чуть опять не разревелась. Как они любили друг друга той ночью... Ей казалось, что от избытка чувств остановится сердце.
- Это было ТАК... - Леночка даже не могла подобрать слов.
- Да, зато утром нам все испортили. - Вспомнила Лена.
- Ничего не испортили! - Откликнулась бодро Ленка.
- Точно. Ленка молодец тогда... Так ему... У-ух! - подтвердила Леночка.


Чудное утро было испорчено приветствием в Снегинке.
Девчонки были в претензии за ее неявку на «репу» и игнор по телефону, а главное, за то, что, проснувшись сама, убежала и их не разбудила. Дроздов же громко на всю аудиторию затянул романс: «Старый муж, грозный муж...»
Дальше у него спеть не получилось. Не успев среагировать, здоровенный парень почти упал на колени с заломанной рукой, а Ленка, возвышаясь над ним, яростно выплевывала:
- Козел! Еще слово...
- Степнова, дура, отпусти, ведь пальцы... играть...
- Еще пасть свою откроешь, я тебе не то, что пальцы сломаю, ты у меня «МУЖЕМ» никогда не станешь. - Понял?! - Ленка усилила нажим.
- Ой! Понял. Отпусти!
Понял не только Дроздов. Остальные, никогда не видевшие в такой ярости обычно спокойную Ленку, очень впечатлились, и тема «мужа» была временно закрыта.
Но прошла пара недель, и все снова «влетели» в историю. Опять с Дроздовым. Есть у некоторых людей талант находить приключения на свою пятую точку. Ладно бы только на свою... Он, создавший свою группу, договорился с каким-то клубом о выступлении. Но поскольку собственного богатого репертуара у них еще не было, упросил Ранеток составить им компанию. Ленку девчонки поставили, что называется, перед фактом. Начало концерта в 00.00. Степнов одну Ленку не отпустил, поехал с Ранетками. Девчонки сначала на него косились, но помощь Степнова при переноске гитар и клавиш оказалась очень кстати. Хорошо хоть, барабанная установка в клубе была.
- Не нравится мне это место. И публика не нравится. - Сразу, как только вошли в маленькую каморку за сценой, заявил Витя.
- Ну конечно, - огрызнулся Дроздов, - Лужники нас просто ждут, - но дальше продолжать не осмелился. Степнов впечатлял своим внешним видом.
Девчонки отыграли нормально. На сцену вышли трое ребят с гитарами и баяном. Запели.
- Ты, пацан, Мурку давай! - Какой-то пьяный мужик, добравшись до сцены, обращался к Дроздову и, конечно, был проигнорирован.
Когда Дроздов двинулся по сцене, мужик поймал его за штанину.
– Ты, козел, кому говорю...
Дроздов неловко дернулся и залепил случайно в итоге ногой мужику в глаз. Мужик взревел и бросился на сцену, следом его собутыльники.
Степнов среагировал первым.
- Хватайте инструменты и уходите. - Крикнул он девчонкам, бросаясь на сцену из кулис наперерез бугаям. Ленка повесила свою гитару на Нюту и толкнула на выход. Пока Дроздов разбирался с тем мужиком, Степнов принял на себя троих собутыльников. Двое других ребят, схватив дорогущие инструменты - свои и Дроздова, под Витиным прикрытием бросились на выход. Ленка же поспешила на помощь к мужу, ибо народу на сцене прибавилось, хотя уже с главного входа бежала охрана. Удар, еще один. Ленка ногой отправила со сцены одного «отдыхать». Дроздов отделался от своего «врага» и рванул на выход, Степнов, схватив Ленку за руку, потащил ее следом в узкий проем кулис.

На воздухе все стояли, пытались отдышаться. Появилась оставшаяся троица.
- Лена, ты куда полезла?! - Орал Степнов на всю улицу. - Я тебе что сказал?! Уходить!!! И вообще, в таких кабаках вы больше не выступаете...
Ленка улыбнулась, подошла близко к Степнову, приложила пальчик к его губам. - Ш-ш-ш. -
Потом нежно-нежно коснулась губами его губ.
Зрители сего действа были в шоке. Словно у них на глазах в пять секунд стаканом воды прекратили извержение вулкана Везувий.
Степнов замолк и ласково посмотрел на Ленку. Она оторвалась от его губ и полезла за платком. Ибо щека у Степнова была поцарапана. Какой-то козел, видимо, задел его кольцом.
- Вить, пошли к метро. Там аптека 24 часа. Надо царапину промыть. - Ленка забрала у Нюты гитару. - Всем пока.
- Слышь, Степнова, - дернулся Дроздов, - а у тебя классный мужик!
- У меня, - Ленка крайне выразительно посмотрела на Дроздова, - МУЖ. - И подхватив Витю под руку, двинулась по аллее.
С этого момента отношение окружающих к Ленкиному браку в корне изменилось. Витя не раз еще провожал Ранеток и других музыкантов на выступления. Парни смотрели на него с уважением, а потом нашли и общую тему для беседы - футбол.
- Наверное, нам сразу надо было не отделять Витю от всех, а чтобы он и с девчонками продолжал видеться, и с остальными ребятами познакомился. - Задумчиво произнесла Лена.
- Ну, что называется, поздняк метаться. Поезд ушел.
- Да и нормально все сейчас.

На новогоднем капустнике в частушках парней даже прозвучало, что в их группе есть единственная на весь первый курс и самая примерная жена. Витя, сидевший в зале, очень смеялся.
*Ленка еще не знала, что сегодня на их годовщину Виктор приготовил ей сюрприз. Недели усиленных занятий с Дроздовым - и он сегодня СПОЕТ ЕЙ, Ленке, как тогда она ему, аккомпанируя себе на гитаре.

Впрочем, у Ленки с его работой тоже вышла история.
Когда он стал работать уже со сборной, она по сложившейся традиции продолжала хоть раз в неделю выбираться к нему на часок - поиграть вдвоем после тренировки. Эти часы, когда они были вдвоем, точнее втроем - еще баскетбольный мяч, - Степновы обожали. Веяло какой-то ностальгией и... просто было чудесно.
Парни - почти Ленкины ровесники - не смогли не заметить регулярное появление в зале молодой блондинки.
- Виктор Михайлович! А у вас еще после нас индивидуальные занятия?
- Да, Березин. Тебя это волнует? Могу тебя погонять, пока слева не начнешь пас нормально давать.
- Ходят тут всякие блатные. - Тихо проворчал капитан команды и ее «мозг» Григорьев.
Вечером Степнов предложил Ленке приходить минут на 15 позже, чтобы не попадаться ребятам на глаза. Но она им попалась уже не в зале, а на входе в спорткомплекс.
Парни, стоявшие на ступеньках крыльца, перегородили дорогу.
- Ой! Какие люди! Девушка, а вы, собственно, куда идете?!
- А я, собственно, на занятия. - Ленка ответила миролюбиво, держа руки в карманах.
- А с какой это радости у вас индивидуальные занятия?! - Пристал Григорьев. (Ленка как хорошая жена, знала всю Витину команду по именам-фамилиям и даже игровым навыкам.)
- По блату. - Засмеялась Ленка и хотела пройти, но дорогу решительно перегородил Березин.
- Девушка, а может, вы с нами «ПОЗАНИМАЕТЕСЬ», - он протянул руку к Ленкиной талии, - вон в том кафе.
- Санечка, - Ленка произнесла это нарочито нежно, - ЗАНИМАЮСЬ я только с мужем. - Она специально пронесла руку с обручальным кольцом перед глазами Березина, - а ты сначала научись пас слева отдавать, а то Витя мне на тебя каждый вечер дома жалуется. - И сдвинув обалдевшего парня с пути, Ленка проскользнула в дверь.
- Не понял.
Зато тему просек «мозг» команды и даже присвистнул. - Ничего себе! Во Михалыч дает!

- Виктор Михайлович, а можно вопрос?
- Один, Березин, и только быстро.
- А эта блондинка, это, правда, ваша жена?
- Значит, говорю для всех раз и навсегда. - Степнов обвел тяжелым взглядом группу. – Да, это МОЯ ЖЕНА. А кто будет интересоваться ее персоной, вылетит из сборной со свистом. Точнее, вылетать будет по частям. Сначала просто порву. Всем понятно?!
Парни поняли. Порвет.

– Ну, вот, вроде, и все. - Сказала Леночка.
- Ну, ты что! - Возмутилась Ленка. - А моя мечта!?
- Наша мечта, - поправила Лена.
- Да! - Подхватила Леночка, - и чтобы была красная...
- Ты еще скажи в кружевах!!!

Уже в декабре Ранетки заработали кучу денег, выступив дважды в России и на Украине на разогреве на концертах известной зарубежной поп-дивы.
- Вить! - Ленка радостно и гордо положила конверт с деньгами на стол. - Давай куда-нибудь в теплые края поедем или, может, ты еще чего хочешь?!
- Ленок! Я вот подумал. Давай, ты лучше после праздников на курсы вождения пойдешь. К дню рождения весной как раз к «сценарным» подзаработаю и машину тебе купим. И инструменты не надо будет на себе таскать, и домой поздно возвращаться одной или в метро не придется. Я же не всегда смогу тебя встретить.
- Вить! - Ленка обняла Степнова за талию и потерлась щекой о его подбородок.
- Что, котенок?!
- Ты у меня самый-самый лучший муж!
Он заглянул в колдовские зеленые глаза. - Это ты у меня сокровище!!!

А тут перед праздником она завернула в Орхидею. К Новому году хотелось чего-то этакого.
Ленка пробежалась взглядом по витринам и...
- Может, вот это?!
Она смотрела на трусики, ну «почти трусики». Сзади это были стринги, спереди трусики в форме бабочки, а вот там, где должна была начинаться ластовица, не начиналось ничего, кроме двух тончайших кружевных полосок, обрамляющих несуществующую ластовицу.
- Кружавчики, конечно, хороши и бабочка с блестками тоже. - Откликнулась Леночка. - Какой берем? Белый, черный, красный?
- Девочки, у него инфаркта не будет? Он все-таки в возрасте. - Напомнила Лена.
- Этот «в возрасте» не дает мне спать ночами. - Капризно заявила Леночка.
- А что? - Ленка коварно улыбалась. - Будет сюрприз на Новый год. Праздничный стол, эти «почти трусики», чулки, и кухонный передник, что Новикова дарила... Прикиньте эффект.
Степнова стояла и мечтательно улыбалась.
- Ну, ты сади-и-стка! - Протянула Лена.
- Я?! Да вы же знаете, я все для него...
Все трое расхохотались.


Год прошел. Все так изменилось. Нет, не все. Ленке по-прежнему нравилось называть Степнова «Виктор Михайлович». Иногда подчеркнуто в знак уважения и приятия авторитета, а в моменты интимной близости это обращение звучало очень пикантно, придавая «перчинку» любовной игре.
Вспомнилось:
- Виктор Михайлович, вы не хотите потренировать любимую ученицу. - Она в одном халатике после душа подошла к нему, сидевшему за столом. Приласкалась щекой и провокационно провела ладонью по его бедрам, в районе ниже завязочек от штанов.
- А любимая ученица прибралась в подсобке? - Он подхватил игру. Притянул между своих колен, распахнув полы халата. Его ладони проникли под шелк, двигаясь с ее талии на ягодицы.
- Любимая ученица даже журнал 11-а в учительскую отнесла. - Рассмеялась она и потянулась за поцелуем.
А его руки нырнули на внутреннюю сторону бедра, заставив Ленку поставить ножки «на ширине плеч». Ленка прикрыла глаза и словно наяву...
Одно движение пальцев и она влажная. И ей не до смеха.
- Ви-и-ть!
- Что за фамильярность с учителем?!
Она чувствует его в себе, в глубине. А он, как назло, замер.
- Виктор Михайлович!!! Ну!?
Его губы по очереди терзают острые чувствительные пики, а пальцы ласкают снизу.
Выдыхает в его губы: - Хочу. - Мучительно желая ощутить ЕГО полноценно.
- А вежливо! - Ритмичные движения пальчиком. ...
- М-ммм! - Стонет. - Пожалуйста!
...
Он уже готов ВОЙТИ, но специально дразнит, ведя ИМ снаружи... раздвигает мокрые губки, но не погружается.
- А полным предложением...
- Виктор Михайлович, пожалуйста, я вас хочу.
- Пятерка. Садись Кулемина. - Сажает ее к себе на бедра, позволяя вобрать его в себя...
Долгожданное ощущение полного слияния, и она начинает движение...
- Ленк, завязывай с воспоминаниями, сейчас придется холодный душ принимать. Витя еще только через час придет. - Привела всех в чувство Лена. - И вообще, Новый год сегодня.
- Ну и что, что Новый год, - откликнулась Леночка. - Между прочим, очень романтический праздник. А у нас сегодня вообще годовщина отношений.
- Да запарили вы с годовщиной. Я пока нашла в этой кулинарной книге рецептик, да чтоб с афродизиаком...
- Да, ладно. Зато заценим эффект. - Ленка хихикнула.
- Подозреваю, что с «бабочкой», - Леночка раскраснелась, но улыбалась, - его можно этим блюдом и не кормить...
- Ладно. Ну что? Идем как бы одеваться?! - Троица снова засмеялась в предвкушении потрясающего вечера, волшебного праздника и предстоящих чудесных и сказочных новогодних каникул. Вдвоем с ним. Вместе с любимым мужем.


* А через какое-то время они будут уже проводить каникулы не вдвоем, а втроем, и будут, получается, «соображать» на троих... или на пятерых? Автор запутался.
А если у них родится тройня разом, то тогда это на сколько человек соображать?



*************
Вот, увы, закончилась эта история. Мне самой безумно жаль расставаться со всеми героями.
Спасибо моей музе, бете, соавтору и вообще ДРУГУ - Танечке. Без тебя такой истории точно бы не получилось. И вообще
Спасибо иллюстраторам Иришке -Kris, Лорочке из Канады. Спасибо за обложку Надечке -Принцессе Ню.
Спасибо всем новым и старым читателям, кто просто читал, кто ставил плюсики, кто добавлял репутацию и, конечно, же тем, кто писал отзывы. Спасибо девочки. Без вашей ответной реакции автору трудно. Спасибо. Ну, а поскольку уже весна, то автор, закончив с новогодними каникулами, возвращается к Лету.

На посошок


Спасибо: 108 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 744
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.03.10 00:14. Заголовок: Глава 34 Она снова ..


Автор: Starushencia
Название: Лето.
Рейтинг: R
Жанр: Romantic
Герои: КВМ
Статус: окончен
Вдохновитель и Бета: Танюша из Калуги.

Примечание 1: Скрытый текст

Примечание 2. Навеяно моим отпуском в Тунисе, но не всегда буду придерживаться 100% достоверности фактов. Курсивом - мысли героев. Со звездочкой * - мысли автора.

Общение - тут.<\/u><\/a>

А еще у нас появился трейлер к фику - видео от Юлечки - smile067
Вот здесь.<\/u><\/a>
Юля!!!

А это обложечки от Олечки - фигли_мигли. Я просто в восторге и безумно благодарна за такой сказочный подарок!
<\/u><\/a>

<\/u><\/a>

А это от Оксаночки - Рыбки-собачки к дачной части "Лета". Спасибо наигромаднейшее!!!
<\/u><\/a>
А это тоже от Оксаночки к третьей части.
<\/u><\/a>

А вот это чудо "Три в одном" от Машеньки -Morikvendi. Ужасно благодарна.
<\/u><\/a>
И еще одна от Машеньки к третьей части. Спасибо!
<\/u><\/a>

Пополнение обложечек к предстоящему финалу от Наташи - VrediNatasha

<\/u><\/a>

<\/u><\/a>

<\/u><\/a>

ГАЛЕРЕЯ ИЛЛЮСТРАЦИЙ к фику «Лето» от VrediNatasha.
Серия "Лето -это..."
НАТАШЕНЬКА, СПАСИБО!!!

Скрытый текст



Можно сказать "гимн фика" или "концептуальная песня"
Нашлась благодаря Олечке - Murzik.
http://files.mail.ru/58ZHTT<\/u><\/a>

"Осени не будет никогда" (муз. Е.Скрипкин, сл. Д.Мигдал, поет Теона Дольникова) Текст песни:

Скрытый текст




Глава 1.

- Виктор Михайлович, я знаю, что вы женитесь, но... для меня это ничего не меняет. Я Вас люблю и... всегда буду любить. Я хочу, чтобы вы об этом знали.

Ему кажется? У него глюк? Она шутит?! Нет. НЕ шутит. Почему же так больно?! Что же они наделали?!

- Ничего не скажете?

Что он может ей сейчас сказать?! Что он идиот и трус? И до сих пор не отменил свадьбу.

- Сегодня последний день, и мы больше никогда не увидим друг друга...

Как сложно поверить в то, что они могут быть счастливы в её 17 и его 30! Ушла. Рядом другая. А ты сможешь быть счастлив вот с ней?! Любить вот ее?! Честно!
- НЕТ!


<\/u><\/a>

«Вот и всё...» думала она, когда вдруг ощутила его горячую ладонь. Осознание пришло не сразу. Шли молча, но вместе с первым оглушающим залпом фейерверка пришло оглушающее ощущение счастья. Остановилась. Повернулась к нему. Острожный взгляд: Вместе?! Правда?!
Он. Он может только молить о прощении и доказывать, что любит.
- Я люблю тебя. Прости.
Вместо ответа обвила руками шею, просто крепко прижалась: «Неужели?! МОЙ!»
Нежно обнял. Господи, я такой дурак. Я тебя недостоин. За что мне такой счастье?!

***********
Перед началом вечера грустный Мирослав Николаевич столкнулся с Рассказовым в дверях учительской.
- Вы чего такой грустный? Жаль с учениками расставаться?
- Да не в этом дело. Просто день Светочкиной свадьбы знаете ли, неумолимо приближается.
- Хотите совет?
- Да.
- Что-то подсказывает мне, что сегодня Светочке потребуется Ваша компания и ваше утешение. Держите ее в поле зрения и будьте поувереннее и понастойчивее. Вот не надо этой вашей деликатности, мягкости. Она и на Витю запала из-за его спортивного характера. Да и до него был горячий восточный джигит. Вот и вы сегодня не просите у нее внимания, а ведите себя так, как будто имеете на нее все права. А лучше всего если вы у нее «ПЕРЕНОЧУЕТЕ». Коньячок, все дела...
- Да как же можно???!!! (Милославский пошел красными пятнами)
- Мирослав Николаевич! Ведь вам не 14 и не 17. Так и можно. С Витей они не жили и сравнивать она не сможет, и получится, что первенство и преимущество будет на вашей стороне. И даже если Степнов вдруг решит отыграть назад, Светлана Михайловна - девушка порядочная, ей совесть не позволит...
- Вы так думаете? (Милославский был окрылен фразой «не жили»)
- Уверен.
- Но ведь это как-то... неэтично...
- Знаете, в любви, как на войне... все средства в ход...


***********
Светочка видела, как Кулемина что-то сказала Витеньке и отошла. Быстренько в тревоге рванула к нему. Получила «взгляд» и видела как он пошел за НЕЙ. Двинулась за угол следом. Она вообщем-то была готова увидеть то, что увидела. Витенька догнал Кулемину и взял ее за руку. А когда начался фейерверк, та повернулась к нему, он что-то сказал, а Кулемина его обняла, и он обнял ее в ответ. В глубине души Светочка знала, что Витенька любит Лену. Не зря же он из-за нее ударил ученика и вылетел из школы. А вот сейчас школа окончена, и стоило Кулеминой его позвать, он пошел. Она - Светочка не могла с ней тягаться даже тогда, когда та была еще десятиклассницей.


***********
Не верил. Держал ее в объятьях и не верил, что это с ним.
- Виктор Михайлович, давайте поговорим.
- Конечно.
Он подвел ее к скамье, она присела, поежилась. Он тут же обнял ее, укутывая своим пиджаком.
- Замерзла?
Его тепло обволакивало и туманило разум. Говорить расхотелось, но надо расставить все точки над i.
- Вы не женитесь?
- Нет. Я отменю свадьбу. Лен, прости меня. Я... я испугался. Я так привык: «Ты - ученица, я - учитель». Я не смог перестроиться сразу. Мы не поняли друг друга, а дальше... как снежный ком... Я решил, что ты не любишь, что проще отказаться, ты будешь счастлива с ровесником, я попытаюсь с ровесницей... Простишь?
- Я сама виновата. Я наговорила. Я хотела быть с вами, а вы... «ждать до выпускного», будто я маленькая... (внятно формулировать почему-то не получалось) Я соврала про Гуцула. У нас ничего не было. Мы друзья. Правда.

Вместе с безумной радостью пришла тяжесть ответственности. Он будет первым. Он ее так любит. Хочется защитить ее от всего, даже от взрослого себя. Как же все-таки сложно перестать относиться к ней как к ребенку, как к его «любимой девочке» и увидеть в ней «любимую девушку». Но он будет стараться. Ему там не небесах ведь сегодня дали шанс.
- Лен, а давай без отчества и на «ты»!
Смотрит пристально и произносит, пробуя на вкус: «ТЫ». «Люблю ТЕБЯ!»
Кажется, готова взглядом поглотить всего. Смотрела бы и не нагляделась. Он тонул в зеленых глазах. В них было столько любви и нежности!
Как ему только в голову пришло, что она не любит,и что он сможет жить без нее.

Поцелуй, можно сказать, ПЕРВЫЙ. Всего лишь робкое нежное касание губ. Нет. Это печать, скрепляющая навек договор любви. Легкое касание - подобно цунами, землетрясению и пожару. Останавливается сердце и горишь в огне.
Звонок мобильного телефона. Она с недоумением обнаружила его в кармане куртки.
- Лен, ты куда пропала?! Гулять то идем?!
Выпускники собирались гулять по ночной Москве.
- Сейчас перезвоню.

- Что, девчонки?
- Мы гулять собирались.
- Ну, так надо идти. Выпускной вечер то один раз в жизни бывает.
- Вы... ты пойдешь?
- Думаешь, отпущу тебя ночью одну?!

Когда Ленка появилась за руку со Степновым, у всех хватило ума не комментировать сей факт.
Двинулись толпой. Ритка с Южиным, Женька с Колей, Лерка с сияющим Стасом, Аня, Семенов, Наташка с новым знакомым, который оказался классным фотографом. Все ее на творческие личности тянет. Впрочем, понятно. Вот спортивную Ленку тянет на спортивных личностей. Пошли еще ребята из класса. Только Нюта уехала домой, к сожалению, девчонки были бессильны чем-то помочь. Даже Гуцулов с Зеленовой пошли. Гуцулов сильно переживал, а не вредно ли ей столько ходить, категорически заставил ее переодеть так подходящие к платью 10 сантиметровые шпильки на «дурацкие тапочки» и не отпускал ее от себя ни на минуту, словно боясь, что как только он отойдет, Полина рухнет на асфальт.
Ленка со Степновым шли замыкающими. Говорили, о том, что не было сказано раньше. Ленка рассказывала, как сдавала экзамены, про группу, про Романовского. Степнов слушал ее уже совсем по-другому.
- Жалко немного, что ты все-таки не в физкультурный.
- Мне тоже жаль, но даже Агнесса Юрьевна говорит, что Романовский выпускает успешных профессионалов и нас берут ведь группой.
- Да, Лен, я знаю. Просто в тебе столько талантов... (она засмущалась) Ты, вообще, лучшая.
- Вы... ты... тоже.


***********
Итак, Степнов за Ленкой, Светочка за Степновым, а Милославский - за Светочкой.
Он внимательно со стороны следил за развитием событий. Да. Еще минута, как он ожидал, из-за угла появилась убитая Светочка.
- Светлана Михайловна, я настаиваю, чтобы проводить вас домой, на вас лица нет. (Он подхватил Светочку под руку.)
- Хорошо. (на автопилоте ответила Светочка, продолжая пребывать в своих мыслях)
В который раз рушатся ее мечты о сильном, надежном мужчине в ее жизни, о свадьбе... Хотелось умереть, напиться или совершить нечто из ряда вон выходящее... Нет. Вообще ничего не хотелось.
Милославский по-хозяйски завел ее в квартиру: «Вам нельзя в таком состоянии оставаться одной». Поискал в шкафчике. Нашел коньяк. Заставил ее выпить. Глотнула. Закашлялась. Откачал. Налил горячего чая. Светочка пребывала в прострации, и вместе с тем росло желание быть хоть кому-то нужной. Милославский поднялся со стула.
- Вы уже уходите.
- Нет я не уйду. (В его голове рефреном бились фразы Рассказова.) И вас больше не отпущу.
Сгреб Светочку в охапку и поцеловал. Решительно. От полной неожиданности Уткина не возмутилась, и Милославский усилил напор. Светочкино сознание по-прежнему включалось мерцающими проблесками. Через некоторое время она обнаружила себя под Милославским полностью обнаженной. Она стонала в экстазе, а он с каждым ритмичным движением рвано и яростно выдыхал ей в губы строки Маяковского. Где-то под утро, услышав: «Вы божественны» и «Я на вас женюсь», она снова только и смогла произнести: «Хорошо».


***********
Проводив под утро Ленку домой, и поцеловав долгим поцелуем на прощанье, Степнов часа три бесцельно слонялся по микрорайону, пребывая в состоянии эйфории и пытаясь прийти в себя. Они гуляли, ДЕРЖАСЬ ЗА РУКИ, по центру, пели песни, фотографировались и ТАНЦЕВАЛИ в толпе выпускников. Он держал ее в объятиях и, наконец, они пару раз ЦЕЛОВАЛИСЬ. Ну, когда никто не видел. Она, почувствовав, поверив, что они ВМЕСТЕ, была так искренна в своем счастье, непосредственна, решительна и робка одновременно... И все его чувства, все эмоции, все ощущения, словно прорвав плотину, хлынули мощным потоком. Он пытался убеждать себя не торопиться, прислушаться к голосу разума, но ее присутствие так близко после стольких месяцев разлуки и непонимания опьяняло. В голове стоял сладостный туман.

В 9.30 в квартиру Светланы Михайловны позвонили.
Светочка сладко потянулась и не подумала вставать.
- Я никого не жду.
Звонок повторился. Трезвонил явно кто-то очень настойчивый.
Накинув брюки, Милославский пошел открывать.
Сказать, что Степнов был в шоке при виде данного зрелища, это просто ничего не сказать. Он смотрел на голый торс Милославского, в полном смысле слова, открыв рот, но будучи не в состоянии что-либо произнести. Милославский первым ринулся в бой. Ему было что защищать.
- Светлана Михайловна, сегодня ночью стала фактически моей женой и согласилась стать ею официально. Вам ясно?!
- А я собственно...- наконец собрался с мыслями Степнов - и пришел сказать, что не могу жениться, ну и извиниться хотел...
Услышав разговор в коридоре, Светочка решила продемонстрировать Степнову, чего же он все-таки дурак лишился и вышла из спальни в таком фривольно-экзотическом пеньюаре (в ее стиле), что Степнов потерял дар речи во второй раз. В его голове роились 2 мысли: «Господи, какое счастье, что Светочка не будет его женой и что есть Милославский! От таких явлений у него бы был инфаркт»
А Светочка наслаждалась произведенным эффектом. Она по-хозяйски положила руку на голое плечо Милославского и царственным тоном произнесла: «Вы ко мне?»
- Да. Я хотел извиниться, что не смогу быть вашим мужем.
- Ну что ж? Думаю, что с Мирославом Николаевичем я нисколько об этом не пожалею. Он умеет отличать истинные ценности от мнимых... - Не удержалась от укола Светочка.
- Слушайте, - перебил Светочку Милославский, - А нельзя ли случайно, чтобы не переносить дату свадьбы просто поменять фамилию в заявлении?
- Я не против. - Обрадовался Степнов.
- Давайте прямо сейчас сходим и решим вопрос. (Милославский решил ковать железо, не отходя от кассы) Виктор Михайлович, вы подождете немножко на кухне?
- Да, конечно.


***********
В 11 часов утра Степнов стал свободным человеком. Было ощущение, что с души упал не то что камень, а какой-то горный массив. Он пришел домой, принял душ и рухнул спать, впервые за многие дни в ладах с самим собой. Звонить Ленке не стал. Отсыпается наверное его девочка. Представил. Его солнечная девочка. Его солнышко, заенька, лапочка, красавица, спортсменка, нежная, любимая... Послал ей смс.

Ленка проснулась часа в три с ощущением абсолютного счастья, но тут же закрался страх. А вдруг Светочка устроила Степнову истерику и Степнов не сможет отказаться от данного той слова. Но ведь и ей - Ленке он слово дал. Нет. Все будет хорошо. Позвонить ему? Нет. Первая не будет. Но что это? На экране смс-ка. Пришла, когда она спала. «Все уладилось. Еще раз: Прости. Жду встречи. Люблю.»
Внутри стало так тепло и хорошо и даже почему-то навернулись слезы. Отправила ответную: «Жду в 18». Появилась на кухне вся сияющая.
- Ну что, Лен, теперь свобода? Рада? Ни экзаменов, ничего до сентября...
- Ага, дедуль, рада.
- Родители звонили пока ты спала. Скоро еще раз будут перезванивать.
И действительно через полчаса раздался международный звонок.
Ленка рассказала об экзаменах, оценках в аттестате и подтвердила, что в Снегинку их точно берут без экзаменов.
- Короче, все отлично.
- Леночка, мы приехать не сможем, но у нас числа с пятого августа отпуск с папой на две недели, и мы ждем вас с дедушкой к себе.
-Так долго? Ну, Лен, так получается. Мы вышлем все бумаги и еще мы вышлем денег. Может, ты до августа с девчонками съездишь отдохнуть куда-нибудь на море, раз вы уже свободны. Это наш с папой будет тебе подарок на окончание школы. Возьмете путевку «все включено», отдохнете, покупаетесь.
- Мам, спасибо. Это такой обалденный подарок!
- Ну, вот и договорились. Ты у нас уже взрослая, умница, надеюсь, глупостей всяких на отдыхе не наделаешь, и вы будете аккуратными и осторожными.
- Мам... Ну, конечно.
Ленка готова была прыгать от счастья. Отличная идея - поехать на море... только не с девчонками, а с...

В 18 ровно раздался звонок в дверь. К этому времени Ленка успела и поесть, и навести марафет (Чтоб не хуже чем на вчерашнем выпускном, правда в брюках ), и понервничать. Сердце частило. Ладони потели. Ведь он еще никогда не приходил к ней как «любимый человек». Смс-ка отпечаталась в памяти намертво, но она не могла отказать себе в удовольствии ее перечитывать в сотый раз.
Она открыла дверь. На пороге Степнов с букетом бело-розовых лилий. Цветов она не ожидала, и тем приятнее был сюрприз.
- Это тебе.
- Спасибо.
- О! Виктор!
Петр Никанорович появился в дверях и оценил ситуацию. Значит, вот почему Ленка такая сияющая и беспокойная весь день.
- Здравствуйте, Петр Никанорович.
Но тот решил сразу все выяснить, ибо никому не позволено пудрить мозги любимой внучке, даже Степнову.
- Как у тебя дела? Какие у тебя новости?
Степнов понял вопрос правильно. Все-таки не зря они столько времени работали вместе.
- Дела хорошо. Светочка выходит замуж за Милославского Мирослава Николаевича -это наш литератор. Удалось им даже дату оставить. С утра были в ЗАГСе.
- Понятно. Ну что ж, я рад. Проходи. Чай будем пить.
- Да вообще то я думал, что мы пойдем погуляем...
- Да, дед. Извини, но мы пошли.
Ленке не терпелось остаться со Степновым наедине. Она поставила цветы в воду и поспешила влезть в кроссовки. Они вышли за дверь.
Он смотрел на нее.
Она ангел. Белокурый ангел в джинсах и кофточке с вырезом.
Он смутился направленности своих мыслей. Она поймала его восхищенный взгляд.
- Виктор Михайлович... Ой! Все хорошо?
- Все просто отлично. Ты такая красивая!
- Тогда (Ленка положила ладони ему на плечи и придвинулась ближе)
Господи, что она с ним делает! Сводит с ума одним взмахом ресниц. Ее полуоткрытые губы, мягкие, нежные, манящие...
Они вышли из подъезда только минут через пять.

**************
**************
Переехала сюда. Проду выложу через пару-тройку часиков.


Глава 2.

Неделя просто пролетела. Они встречались ежедневно и почти все время проводили вместе. Утро начиналось с его звонка и с пробежки. Если Ленка не репетировала с девчонками и не моталась по каким-то оргвопросам по поступлению, она приходила в школу, и они вместе наводили порядок в спортзале, разбирали инвентарь.
Да и вообще, какая разница что делать, если делать это вместе. Если можно подойти и тихонечко прижаться всем телом, обняв за талию. Если можно смотреть другу другу в глаза и произносить какие-нибудь милые глупости, а потом целоваться.
Вечер точно был их. Они то сидели у Кулеминых, то шли гулять, в кино или кафе.
Через неделю родители прислали документы и деньги и Ленка решилась.

- Ну, как? Успешно съездила за документами?
- Да. Родители еще подарок прислали.
- Тебе он понравился?
- Очень. Правда он еще, ну как бы это выразится, ну в планах.
- Чего-то у тебя одни загадки.
- Родители прислали денег, чтобы я в июле поехала с девчонками по путевке на море.
(Ленка внимательно наблюдала за его реакцией) А я хочу ехать с тобой.
- Ленка... (Он всматривался в ее лицо и молчал)... Я об этом мечтать не смел. Точнее нет. На самом деле я мечтал и именно к морю, но... если честно, я боялся заводить этот разговор.
- Почему?
- Ну, мы официально встречаемся всего 8 дней. Ну... это как-то... Я думал в августе поехать.
- В августе мы с дедом летим к родителям, поэтому можно ехать только числа с 15 июля. И надо уже сильно торопиться - это ведь почти через 2 недели. Ты уже будешь в отпуске?
- Да. Лен, а ты уверена, что Петр Никанорович нас отпустит.
- Ты думаешь, у него есть альтернатива?
- Леночка!
- Просто поцелуй меня и скажи куда мы едем.
- Поцеловать - всегда пожалуйста... (разговор продолжился через пару минут) А решать куда мы едем - тебе. Это твой подарок. Вообще я сам хотел сделать тебе такой сюрприз.
- Ладно, пойдем в агентство, там и решим.
- Сначала к Петру Никаноровичу.


Дед посмотрел на смущенного Степнова и уверенную внучку. Если Лена смотрела таким взглядом, то все. Аргументы бесполезны. Она явно для себя все решила. Ну что ж? К этому шло. Времени, конечно, мало прошло, хотя...
Придется прикрывать ее от родителей, но с другой стороны, уж с кем-кем а со Степновым Ленка будет в большей безопасности и счастлива, чем если бы молодые красивые девчонки отправились на курорт одни.

- Договорились. Только будете мне звонить каждый вечер или смс хотя бы присылать.
- Дедуль, ты у меня самый лучший!
- Ну и легенду мне разработай. Чего, куда, с кем? Что я родителям буду говорить.
- Ну, Петр Никанорович! Вы! Вы... просто наш добрый фей.

В итоге решено было, что они едут в Тунис. В Болгарии Степнов был, в Турцию почему-то не рвалась Ленка. Девчонки, конечно, обалдели от такой новости, но согласились предоставить алиби. А потом решили тоже ехать на море и стали собирать компанию.
Еще не уехавшая в Лондон Лерка взяла Кулемину в оборот.
- Лен, а у тебя есть летний гардероб?
- А нафига. Купальник есть.
- Кулемина, ты совсем спятила. Ты со взрослым мужчиной едешь на курорт. Там надо на завтрак ходить в одном, на обед в другом, на ужин - в вечернем платье. Купальников как минимум три, к ним - парео, еще что-то спортивное, еще что-то гулять по городу по жаре, на дискотеку...
- Лерка, это ты спятила. Куда мне все это? И вообще где ты откопала этот перечень?
- В журнале я его «откопала» как ты выражаешься. В журнале для ЖЕНЩИН. Или ты со Степновым как ученица типа на соревнования едешь?!
Ленка смутилась и погрустнела. Вообще это была больная тема. Решится ехать-то, она решилась сразу. Но немножко слабо себе представляла, как оно будет. Они будут жить в одном номере, ну значит, там все и произойдет... Ну, вообщем, вроде ясно, что ВСЕ будет, но как-то все равно страшно что ли.
Новикова заметила и догадалась.
- Лен, ты чего? У вас еще... (Кулемина покраснела еще больше). Лен, ну так тем более... Надо такое белье купить, чтобы Степнов сразу упал замертво.
- Ну, вообще-то он мне живой нужен. (К Ленке вернулось чувство юмора)
- А мы не один комплектик купим. Один чтобы упал, а второй чтобы ожил и встал. Ой!
(Лерка захихикала) Что-то я сказала...
- Кулемина поняла шутку. Усмехнулась.
- Да уж, Лерка. Короче уговорила.

Они сидели в углу ресторанного дворика в торговом центре и пили сок. Ленка стонала.
- Все, Лер. Я - пас. Я от этих магазинов устаю так, будто три тренировки без передышки отпахала.
- Да ладно. Уже все купили. Кое-что я тебе еще подкину из своего.
- Ага, а сколько дней на это потратили? Мне Степнов уже у виска скоро покрутит.
- Зато ты будешь красивая. Для него. Знаешь, я тебе даже завидую.
- Почему? Вы же со Стасом вообще в Англию вместе едете.
- Почему? Ну, вот первый раз... с любимым человеком, не с уродом каким-то... с опытным, в своем комфортном номере... Знаешь, не на квартире, не боясь, что предки придут, легально - по крайней мере, с разрешения деда...
- Лер..., а что надо делать?
- А чего тебе надо делать? Ничего.
- Ну, понимаешь... Ну, вот я всегда была для него лучшей - в баскетболе, ну... короче во всем, ну я все умела, а сейчас...
- Дурочка. Он же твой учитель. Вот и научит. Не парься, Лен. Правда. Лучше расслабься и ни о чем не думай. Ну поначалу может и будет некомфортно, а потом... Кайфово все будет.

«Не думай». Не думать у Ленки не получалось. Причем совсем. Степнов заметил ее нервозность. Он и сам нервничал. Его Леночка - его девочка. Они сейчас на поцелуйно-букетной вроде стадии, а тут будут жить вместе. Нет, он, однозначно, потерпит и не будет ее трогать. А воображение уже услужливо подкидывало соблазнительные картинки: Ленка, разметавшаяся на кровати под легкой простыней, Ленка, выходящая в халатике из душа, Ленка в купальнике. А он удержится? А если ей не понравится быть рядом. А вдруг он храпит? Он же когда спит, не слышит...

Петр Никанорович попросил сходить его в аптеку, купить лекарство.
Почему-то попросил его, а не Ленку.
- Виктор, тебе не трудно заскочить в аптеку. Может тебе в дорогу что надо, там крем для загара, еще чего...
А когда до Степнова дошло, «почему»... Когда он натолкнулся взглядом в аптеке на «еще чего», его переколбасило совсем. С одной стороны, безопасность и Ленкино здоровье превыше всего, с другой - ну не совмещались пока у него в голове его солнечная девочка и название данной продукции. * Леночка и ... Ну вот сами попробуйте.
Вышел из аптеки. Еще есть время до отъезда.

Последняя неделя была нервной. Точнее пока речь не заходила о поездке все было нормально, как только заходила, оба начинали внутренне напрягаться. Надо разобраться!
- Ленок, ты не хочешь, чтобы мы ехали вместе?
- Ты что с ума сошел?
- Не, если ты передумала, я пойму...
- Витя!!! Просто я... волнуюсь...
- Лен... (он понял) Ленок, ну вот если ты о том, что мы будем жить в одном номере... то я тоже волнуюсь.
- А ты чего?
- А вдруг я храплю.
Ленка от неожиданности, от контраста между серьезнейшим видом Степнова и незначительностью, на ее взгляд, повода для переживаний, расхохоталась. Хохотала и не могла остановиться. Выражение лица Степнова становилось грустнее.
Отсмеявшись, Ленка обняла и прижалась к нему.
- Смешной Вы, Виктор Михайлович. Это точно не повод для волнений.
- Лен...
- Я люблю тебя. (спрятала лицо у него на груди, только кончики ушей, видно, порозовели)
- Лен, я хочу сказать, ну то, что мы будем в одном номере... это не значит, что... ну что мы будем... ну, что у нас будут серьезные отношения.
Ленка подняла голову.
- Не поняла!!!
- Ну, я хотел сказать, ну, чтобы ты не думала, что мы обязательно сразу... Нам некуда торопиться. Я подожду сколько надо. Мы ведь пока так мало были вместе. Мы просто будем жить в одном номере. Хорошо?
Вместе с огромным облегчением к Ленке пришло и некоторое разочарование.
Впрочем, действительно, что она раньше времени дергается. Будет видно по обстановке.
По тому, как она обмякла в его объятиях, как опустились напряженные плечи, он понял, что попал в точку. Девочка, моя!
- Солнышко, улыбнись!
После поцелуя Ленка разулыбалась.

- Я думал, у тебя после походов с Новиковой, будет вагон вещей, (Ленка выкатила в коридор чемодан средних размеров.) а тут, так... (прикололся Степнов)... почти по спортивному...
Тут же получил удар под ребро.
- Пошутите, пошутите, Виктор Михайлович! Один полетите.
- Ленок!
- Виктор, значит пройдете регистрацию и мне отзвонитесь и как приземлитесь тоже.
- Конечно, Петр Никанорович.
Было 3 часа ночи. Они уезжали в аэропорт.
- Присядем на дорожку.
Посидели.
- Ну, с богом!
Ленка снова бросилась к деду. Обняла его, не в силах выразить словами всю любовь и благодарность за его понимание.
- Дедуль!
- Ну, ладно, ладно. Леночка! Давайте. Такси уже внизу. Будь умницей. Слушайся Витю.

Ленка лететь не боялась. Больше боялась всей этой муторной процедуры регистрации, всяких досмотров и как бы не придрались к документам, что она несовершеннолетняя выезжает из страны. Но все прошло благополучно, и она расслабилась.
На предложение Степнова что-нибудь купить ей в Dirty free: косметику, духи, украшения, посмотрела не него в недоумении: На фига?! и позвала смотреть на самолеты.
Их посадили удачно. И окошко было и места около запасного выхода. Ленка, а главное, Степнов с его ростом, могли вытянуть ноги. Третьим к ним был подсажен какой-то отец семейства средних лет. Единственный минус, который обнаружила Ленка, это место бортпроводницы прямо напротив них. Эта наглая тетка (тетке было лет 28) с самого начала стала строить Степнову глазки и слишком вежливо с ним общаться. Черт! Светочка осталась в прошлом, и до этого момента Ленке в голову не приходило, что и другие тетки могут смотреть и иметь виды на ее Степнова. Но проводница, слава богу, потом оказалась сильно занята делами, и Ленка успокоившись, после завтрака даже подремала на Степновском плече.


Отдельное спасибо подруге Кате за фотки.
Громадное СПАСИБО MissAlex, которая поделилась своими эмоциями о прошлогоднем пребывании в Тунисе, что и было использовано автором в дополнение к своим впечатлениям. И это "еще не вечер"....

***************


Спасибо: 105 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 751
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.03.10 22:56. Заголовок: Глава 35 Утром их р..


Глава 3.
И вот - Африка. Удивительно. Вот читали в детстве: «В Африке акулы, в Африке- гориллы», в школе изучали, и даже в голову не приходило, что ты сам можешь оказаться на этом - другом континенте.
Сразу окутывает непривычно теплый воздух, хотя еще по-утреннему свежо. Разница во времени с Москвой три часа. То есть, здесь почти столько же времени, сколько было в Москве в момент их отъезда.
Вот и встреча под табличкой с принимающей стороной. Молодой высокий симпатичный брюнет вполне сносно говорящий по-русски приветствует их.
Ленка подошла к нему в толпе туристов, Степнов с вещами замешкался чуть сзади.
«Бадер» - так представился брюнет и предложил пройти в автобус.
- Ой, пальмы!!!
Ленка смотрит на них. Дома, асфальт, машины, автобусы - все вокруг обычное и вот только вместо привычных деревьев раскидистые пальмы. Это вызывает восторг.
- Вы первый раз в Тунисе?
- Да.
- Вам понравится. Могу вам все рассказать и показать.
(Нежно улыбается обаятельный гид.) А как же иначе! Когда тут среди туристок юная красивая БЛОНДИНКА.
- Спасибо.
- Как вас зовут?
- Лена.

Я не понял. Какого черта он ей так улыбается! Убью!
- Лена! - Покрасневший (не от натуги) Степнов наконец продрался к ней со своей сумкой и ее чемоданом через толпу теток с вещами. Поставил чемодан и тут же одной рукой притянул Ленку к себе.
- Извините! - бросил назад - по дороге его сумка чуть зацепила чей-то чемодан.
- Чего «извините», куда прешься?! Нашел место для обжиманий! Да еще с ребенком. Козел! И не стыдно! - толстая тетка за полтинник обвиняюще смотрела на Степнова.
Тот пошел еще больше красными пятнами, набрал воздуха и... Ленка заткнула ему рот поцелуем. *Хорошая вещь - спортивная реакция.
- Не стыдно. Извините, что задели.- Спокойно сказала тетке, оторвавшись от ошеломленного Степнова.
И тихо зашептала: "Витя, только молчи!"
Чуть расстроившийся Бадер тоже пришел в себя и быстренько стал загружать народ в автобус, начав со скандальной тетки.
Они сели в автобус почти последними.
- Лен!
- Все хорошо! Ну ее! Обращать еще внимание на всяких дур!- Ленка крепко держала Степнова за руки. - И извини, я от тебя убежала налегке, балда...
- Ленок!
- Хорошо? - прижалась щекой к его щеке.
- Хорошо.

На их счастье тетка оказалась в другом отеле и ее выгрузили из автобуса первой.
Но «приключения» на этом не закончились. Заполнили в холле отеля регистрационные карточки и отдали их Бадеру. Через некоторое время, оставив Степнова сидеть с вещами Ленка, как англоговорящая подошла к стойке. Пожилой мужчина за стойкой начал выдавать туристам ключи, квиточки на питание и пластиковые браслеты для пользования системой «все включено». Когда, очередь дошла до нее, как раз в самом конце, мужчина долго смотрел паспорта и заполненные карточки, потом бросил напарнику какую-то явно неодобрительную фразу на арабском. Ленка заволновалась.
- Что-то не так?
Стоящий рядом Бадер прокомментировал: «Ему не очень понятно, как вы селитесь в один номер, не будучи женатыми, при том, что ты, как это по-русски, ну вот нет тебе 18 лет.
- Это наше личное дело. Путевка же оплачена. (Ленке захотелось всех прибить)
- Конечно, конечно. Держи браслеты. Твой розовый.
- Девочкам - розовые, мальчикам - голубые?
- Нет. Розовые -тем кому нет 18.
Черт! Это значит она на территории отеля будет засвечена как ребенок, и опять их будут обсуждать, и никакие Леркины наряды не помогут. Черт!!!!!!
- Бадер, пожалуйста, очень прошу. Нельзя ли и мне голубой браслет?
- У них правила.
- А у меня весь отдых испорчен будет. Будут цепляться как эта тетка.
Бадер задумался. Да! Хорошая девочка, красивая, смелая. Вон как перед автобусом себя повела. С одной стороны такое поведение не приветствуется для арабских женщин, но у этой пары явно была любовь. Еще бы в такую не влюбиться. Как улыбнется... Но тут и она любит, а не просто взрослый мужик купил себе девочку. Таких туристов он уже навидался.
*Надо отметить, что восточные мужчины более эмоционально воспримчивы и романтичны. Поэтому минут через 5 эмоционального диалога на арабском Ленка стала обладательницей голубого браслета.
- Спасибо. Спасибо!
Ленка одарила Бадера одной из самых сияющих своих улыбок.
- Да ладно.

Получили ключи от номера.
- Черт!
- Чего?
- Да плохой номер нам дали. - Степнов стоял жутко расстроенный.
Первый этаж и вон балкон на главный вход в упор выходит. Это туда вообще не выйти будет и балкон открытым не оставить.
- Ну, пойдем, попросим поменять. Ведь Бадер сказал, что можно.
- Да что уж теперь?
- Пошли.
Ленка решительно поволокла Степнова на ресепшн главного корпуса. Общаться то ей, Степнов по-английски не говорит.
Того пожилого уже не было. Ну и слава богу! А то решит, что Ленка скандалистка.
Их повели показывать другой номер. Уже по дороге Ленка поняла, что не вариант. Пока они регистрировались, Бадер махнув рукой в эту сторону, сказал, что столовая там. И точно. Балкон номера выходил на бетонную крышу столовой с соответствующей вентиляцией.
- Вить, у тебя есть 10 баксов? (Ленка вспомнила отзывы об отеле, читанные в интернет)
- Есть.
- Давай.
- Лен, ты чего? Взятку что ли давать. Да я... (*Честная спортивная натура Степнова встала на дыбы.)
- Вить, все нормально будет. Давай. (*Женские натуры обычно более гибкие. Ленке тоже не хотелось жить на проходе.)
Держа в руках купюру, Ленка по-английски осведомилась, не найдется ли еще какой-номер в том корпусе, где они были, но на втором этаже. Номер нашелся, правда, как раз там еще не была зак

Спасибо: 95 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 756
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.03.10 21:58. Заголовок: Глава 36 Просыпатьс..


Для тех, кто не заглядывает в шапку, сообщаю, что благодаря Олечке - фигли_мигли у фика есть потрясающая обложка.
Еще немножко и будет так, как на картинке.
Скрытый текст


День четвертый

После завтрака они, как обычно, до двенадцати провели время на пляже. Ленка сходила на аквааэробику, они наплавались и вернулись в номер. Решили на несколько жарких часов съездить посмотреть на район Суса (это километрах в семи)- Порт Эль Кантауи. Это действительно порт. Когда Тунис стал развиваться как туристическая страна, встала необходимость приема богатых яхт, и был построен красивый порт. Огромные катамараны, белоснежные красавицы яхты, быстроходные катера мило соседствовали с маленькими деревянными баркасами, заваленными рыболовными сетями. В самом порту, на побережье и дальше построены шикарные гостиничные комплексы и жилые дома. Обеспеченные тунисцы приезжают сюда отдыхать на море.

Игнорируя зазывания в различные кафе и лавочки, они дошли до самой границы Туниса. Два маяка на входе в бухту порта как раз и обозначали границу.
На обратном пути набрели на маленький зоопарк. Точнее это был небольшой ботанический сад с множеством растений, а в клетках в основном были птицы. Ленка долго не могла оторвать взгляд от страусов. Так забавно! А Степнов усмеялся над кроличьей площадкой.
Вперед они ехали на такси, а обратно ехали на «тук-туке» - такой смешной мотопаровозик. Степнов крепко держал в объятиях Ленку. Чтобы не выпала ненароком.

После прогулки, длительного заплыва в море, и перекуса в баре Ленку разморило. Захотелось с пляжа в уютный прохладный номер, с песка - на чистые белоснежные простыни. Приятная тяжесть в желудке убаюкивала. Быстренько приняв душ, Ленка рухнула на кровать. Странное дело, только голова коснулась подушки, спать почему-то расхотелось. Прохладный воздух от кондиционера. Плотно зашторенный балкон.

Ленка пребывала в странном состоянии. С одной стороны, она была счастлива. Степнов так близко, они гуляют в обнимку или держась за руки, целуются и все хорошо. С другой стороны, от его близости у нее ехала крыша, стоило им оказаться в более интимной обстановке. Жара, пляж, море, легкие одежды, что-то такое в теплом пряном воздухе... Она уже не понимала, как ей комфортнее, и что ей хочется, то ли того, чтобы он ее не торопил, то ли, чтобы уже, наконец, сделал ее своей Женщиной.
Пожалуй, скорее второе.
И хоть аргумент Степнова утром сработал, взволнованный мозг не очень позволял организму успокоиться, и тот требовал снова дозу будоражуще-сладостных ощущений.
Ленка уже сообразила, что первым Степнов не начнет, но если с её подачи, то он уже устоять не сможет.

Степнов вышел из душа и...
Она лежала в позе Данаи с известной картины и смотрела на него. Сорочка заканчивалась где-то на середине бедра, и прикрываться простыней она не стала. Поза подчеркивала тонкую талию и соблазнительно крутой изгиб бедер. Она улыбалась.
На самом деле ей стоило большого труда сохранять улыбку, потому что внутри все дрожало и трепетало. Она первый раз так откровенно «открывала» себя перед ним. Странное дело, почему-то в мыслях соблазнять мужчину намного легче, чем на деле. В мечтах она легко флиртовала и произносила какие-то изящные остроумные возбуждающие фразы, была такая уверенная и раскованная в своих действиях. А на деле... почему-то в речевом центре что-то замкнуло, и в голову лезли какие-то дурацкие мысли типа, красиво ли она лежит, и заметен ли синяк от чемодана на левом бедре...
От нее не укрылся его ошеломленный взгляд. Чуть полегчало.
- Я думал ты спишь... - растеряно.
- А ты мне не пожелал приятных снов, - эта фраза произнеслась срывающимся голосом только потому, что была тщательно вызубрена за время его пребывания в ванной.
- Приятных снов! - Он боялся приближаться.
- Не так.
Ну, вот что она творит! Упругая грудь натягивала атлас сорочки. Приводя утром Ленке аргумент, Степнов в общем-то верил в него сам. И вообще, не должна его Ленка соблазнять... Это как-то... Но если Кулемина что-то решила...
Степнов подошел, склонился над ней, и она тут же оплела руками его шею, притягивая на кровать.
- Вить...

Страстный поцелуй был прерван стуком в дверь номера.
Ленка тяжело дышала.
Стук повторился.
Степнов встал и открыл дверь. Оказалось, горничная донесла недостающее полотенце.
Черт! Как не вовремя! Вот почему он не повесил табличку «Не беспокоить». Вот правильно, гулять надо днем, а не...
Ленка уткнулась лицом в подушку и мысленно застонала, посылая проклятья на голову горничной.
- Ленок, поспи! Я почитаю на балконе.
Поспи, блин! Итак, что мы имеем? Мы имеем удачную идею, но плохо реализованную.
Лежа утром на пляже Ленка слышала разговор двух девиц, обсуждавших местные дискотеки. Им нравилась дискотека не в городе, а в соседнем отеле:
- Да нормально там. Музыка может не особо продвинутая, но танцпол отдельный есть и туристов много. Не страшно. Иногда даже медляк могут включить.

Вот. Пожалуй, отличное начало вечера. Пойти со Степновым потанцевать, не там где вчера. Потанцевать именно с ним. Можно даже что-то выпить...
Несколько успокоившись, набросавши в голове план действий, Ленка все-таки уснула, проспав почти до ужина.

Задумано - сделано.
Они пришли к двенадцати, когда на танцполе - круглой площадке, окруженной столиками с диванами, еще народу было мало. Пошли танцевать. Тут даже Степнов не устоял, и с удовольствием наяривал, периодически держа Ленку в объятиях. Но со временем, ближе к часу ночи, народу существенно прибавилось. Степнов сел за столик у танцпола, заказал им напитки - Ленка уговорила его на пару слабоалкогольных коктейлей с экзотическим названием. А Ленка, примкнув в кружок к каким-то русским (по внешности) девочкам, осталась танцевать. Она видела, как он не сводит с нее глаз. С одной стороны это смущало, но с другой - пусть смотрит. У них впереди....

Когда она появилась, это заметили многие, чуть ли не все.
Девица, лет, наверное, 23-25, с умопомрачительной фигурой и красивым лицом. Правда, было в этой красоте что-то сермяжно-злое. Ленке она напомнила героиню Викторию из сериала «Не родись красивой». Бронзовый загар, видимо привезенный еще из дома, черные длинные локоны, подколотые с эффектом небрежности, белые шортики и серебристое сооружение из кусочков кожи и шнурков, которое больше открывало безупречную грудь, чем ее скрывало. В довершение босоножки на безумной платформе и каблуке. Она была с подружкой, такой - никакой.
Обе вошли на танцпол. Она начала двигаться, вроде сначала нехотя и лениво, но...
На нее не смотреть было трудно. Видимо она была или профессионалка или достаточно долго занималась стрип-дэнсом. Двигалась эффектно, красиво. Нет, это не выглядело сильно вульгарно или пошло, но это выглядело очень откровенно.
Когда она, танцуя с воображаемым партнером, роль которого в качестве отдаленного силуэта исполняла подружка, постепенно опускалась перед ней, извиваясь телом, то даже в мозгу невинной в общем-то Ленки нарисовалась детальная картинка, как это будет с мужчиной, что девица делает, что расстегивает, к чему спускается и что будет дальше.
В глубине души Ленка закомплексовала и малость позавидовала. Даже не из-за танцев. Нет. Вот ведь молодая девица, а у нее, наверное, такой опыт... и она знает, как доставить удовольствие мужчине, как соблазнить. Как двинула бедром, так местные арабы уже из штанов выпрыгивают, а они вон со Степновым ночуют в одной комнате в полуметре и...
Пожалуй, надо пойти освежиться.
От движения, несмотря на кондиционеры, было очень жарко. Кивнув Степнову, что она, мол, в дамскую комнату, Ленка отправилась туда.

Когда она снова вошла в зал...
Девица по прежнему танцевала, только теперь это было шоу для одного, теперь она извивалась, глядя в упор, гипнотизируя не только движением тела, но и взглядом, движением губ. И он смотрел. ЕЕ СТЕПНОВ смотрел на девицу как заколдованный.
Вот она подходит ближе и садится к нему на колени, нагло обнимая...

Дальше Ленка не видела. Она вылетела пулей, насколько позволяла вылететь толпа у входных дверей.

************
Ленка вышла. Тогда он обратил внимание на других танцующих. Спортивная девочка, гибкая. Хм! Видимо она решила, что он одинок. А хорошо танцует...
Поневоле он поддался магии танца и сексуальной энергетике и смотрел во все глаза как на шоу.
Но когда девица опустилась к нему на колени и произнесла: «Познакомимся?», гипнотический эффект был моментально разрушен. Каким-то шестым чувством он уловил Ленку и успел увидеть, мелькнувшую в дверях светлую макушку и белый топ.

Он догнал ее почти у корпуса. Кулемина решила явно поставить личный рекорд по бегу, забыв впрочем, что ключи от номера у него. Она вообще просто бежала.
- Лена! - Он схватил ее за руку.
- Не трогай меня!
- Что случилось?
- Не трогай меня! Иди к своей... стриптизерше...
- Лена, ну что ты говоришь? Я не...
- Да, ты НЕ смотрел голодными глазами, и она НЕ сидела у тебя на коленях!
Ленка его приревновала. Ему почему-то стало так приятно. Смешно, как ей в голову могло прийти, что нужна какая-то девица.
- Дурочка моя! - Попытался обнять, сказал шутливо ласково.
- Конечно. Еще скажите, - Ленка наоборот пришла в ярость от его улыбки и просто метала громы и молнии, - что я маленькая. Ну да! Куда нам до этих опытных...
- Лен, ты же знаешь, что мне никто не нужен кроме тебя.
- Трепло! - Она сбрасывает его руки. - Не верю! Отпусти!
- Не веришь?! - Он тоже начал заводиться.
- Не верю.
Встряхнул ее изо всех сил и резко, несмотря на сопротивление, притянул к себе.
Впился в ее губы, прижал к себе так, что невозможно стало дышать. Больно.
Она была ошеломлена. Так же резко отпустил, а у нее из глаз брызнули слезы.
- Лена, Леночка, прости, счастье мое, девочка моя...
Он шептал вперемешку между жаркими поцелуями, осушая слезы. Она тоже целовала, куда ни попадя, дрожала, льнула всем телом и больше не могла стоять самостоятельно. Он подхватил ее на руки и пришел в себя, только оказавшись перед закрытой дверью номера.

- Ленок. Надо дверь открыть.
Он аккуратно опустил ее на ноги, одной рукой придерживая за талию, другой - открывая дверь. Она ждала ровно столько, сколько было необходимо на поворот ключа в замке и захлопывание двери, и потянулась к нему снова.
До кровати они как-то добрались. Как-то быстро на ней не стало топа, а на нем рубашки.
Нет, он же не пещерный человек, и он взрослый и негоже так начинать...


Всего четыре слова, произнесенных в перерывах между поцелуями...
Всего четыре слова, когда он словно взвешивает на ладони сладкий плод...
Всего четыре слова, вызывающих пожар во всем теле:
«Я буду тебя ЛАСКАТЬ».
От одной этой мысли, только от предвкушения... внутри что-то взорвалось, растеклось горячей лавой, заблокировало мыслительные процессы и...
Она стонала, смущалась, сладко мучилась, взлетала и падала, умирала и воскресала под его губами и руками. А он доказывал: «Мне никто не нужен, кроме тебя. Только ты, ты, ты...» Он хотел, чтобы она сначала узнала «экстаз», «экстаз» с ним, а... боль, боль это потом...

Она лежала в его объятьях не в силах ни шевельнуться, ни вымолвить ни слова достаточно долго. Мыслей не было. Они как-то легко разлетелись в разные стороны, словно радостные школьники на каникулы, и не желали возвращаться. Но все-таки она должна, наконец, хоть что-то сказать!
- Ви-и-ть! (скорее прошептала, но он услышал) Я... Ты... Люблю тебя.
- Тс-с-с. Девочка, моя. Хорошая. Будешь спать?
Заманчиво, но, наверное лучше...
- Лучше в душ.
Он встал, подхватил ее на руки и опустил уже в душевой кабинке.
- Ты стоишь? Справишься?
Нет, она хочет, чтобы он ее всю жизнь так носил на руках, потому что, когда он так близко, ноги не держат и голова кругом.
- Да.

Она вернулась из душа в одной сорочке. Правда, в номере темно, не видно. Степнов, уже успевший навести порядок в номере и на кровати, в одних брюках, как обычно, стоял на балконе. Ночные спутники влюбленных - звезды приветливо мигали ему. Теплый ветерок ласково остужал кожу. Хотя, какое «остужал»?! От одних воспоминаний получасовой давности... и холодный душ на полночи не спасет.

Она погасила свет и на балконе. Подошла. Уверенно. Обняла. У нее всплывает перед глазами картинка с дискотеки... она целует и опускается, как та... Покрывает поцелуями лицо, шею, плечи, грудь... - Да! Вот так!
Потянула за ремень.
- Ленок, не...
- Надо.
- Леночка...
Вообще то у него... нет сил сопротивляться. Слишком бурный сегодня день. А она уже справилась с ремнем, расстегнула пуговицу и аккуратно, дурея от собственной смелости, тянет язычок молнии.
Совершенно четкая реакция, именно на НЕЁ, ЕЁ действия, на каждое ЕЁ касание...
Она ЧУВСТВУЕТ ЭТО, чувствует его и это напрочь «сносит крышу» и придает решимости. Уже не страшно и не стыдно... а манят тайны любви... Окутаны покровом теплой ночи и пряным ароматом страсти...
Он опирается на ограждение и отдается... в её руки...
Уже в таком состоянии, что ему много не надо... Несколько движений нежной ручки и ... его уже накрывает с головой... Сладкие судороги, стоны и извержение...

Она торжествует. Торжествует свою первую ЖЕНСКУЮ победу.


Фотографии:
Скрытый текст


заходите в гости<\/u><\/a>


День пятый.

Будильник на телефоне настойчиво сигнализировал о пляже и завтраке. Ленка что-то промычала и уткнулась снова носом в Степнова. Он проснулся и... волновался. Хотелось уловить ее первый взгляд при пробуждении, когда она вспомнит...
Внимательно следил за выражением ее лица, но кроме мирной неги, там ничего не наблюдалось. Через 15 минут прозвенел Ленкин будильник.
- Ленок, встаем или спим?
Ей безумно не хотелось выныривать из сладкого блаженно-расслабленного состояния сна. Но на отдыхе это вечная дилемма: Хочется на пляж загорать и купаться и одновременно очень хочется спать. С другой стороны, дома моря нет, а отоспаться можно на пенсии.
- Ага.
- Что ага?
- Встаем. Сейчас.
Степнов засмеялся. Она была такая милая, такая сонно-смешная, такая трогательная и такая близкая.
Значит, придется будить. Рука заскользила по талии, бедру, гладя атлас сорочки, а затем бархат нежной кожи. Поцелуй в один закрытый глазик, в другой...
- Сонечка моя!
Ленка не открывая глаз, подставляет губы для поцелуя.
Целует. ТАК, что темные ресницы взмывают вверх, а два изумруда удивленно смотрят на Степнова.
- Ленка-а..., люблю тебя.
- А я тебя.

Ну, что стоит легкий недосып, когда от счастья хочется летать?!
Решив, что степень загара уже позволяет носить что-то покороче, она решила блеснуть сегодня на завтраке шифоновым платьицем. Достаточно простенькое, с V-образным вырезом, коротким рукавом. Куплено в Oggi. Сшитое на рост 170, на Ленке оно смотрелось еще короче, вдобавок оно даже слегка просвечивало, требуя к себе стринги. Но Новикова категорически велела брать, а Ленке понравилось прикосновение летящего шифона к телу, хотя отражение в зеркале было крайне непривычным.
Эффект превзошел все ее ожидания.
Выходивший с балкона Степнов, обалдев и засмотревшись, зацепился за порог и чуть не рухнул.
- Господи, Вить. (она подскочила к нему)...
Он смеется.
- Я от твоей красоты в прямом смысле падаю.


Они уже заканчивали завтрак, когда Степнов несколько изменился в лице.
- Что случилось?
- Да нет, ничего.
За ее спиной, она чувствовала, что-то происходило. Она повернулась. Через несколько столиков от них, лицом к Степнову, сидела та самая вчерашняя девица и, похоже, пыталась привлечь к себе его внимание.
Зашибись! Во борзота! И если вчера её еще можно было оправдать тем, что она могла подумать, что Степнов один, то сейчас... Это при живой то Ленке!
- Может, пойдем, - Степнов поднялся.
- Конечно.

Ленка убежала на аквааэробику. Когда же в движении повернулась, то обалдела. Эта шмара только что отошла от их со Степновым зонтика.
- Что ей было надо?
- Спросила, во сколько начинают выдавать лежаки.
- Ты сказал?
- Да.
- А послать ее не мог?
- Ну, Лен, как ты себе это представляешь? Подходит девушка с нормальным вопросом, а я ее посылаю.
- Ну да...
Вежливый вы, Виктор Михайлович, джентльмен. Вспомнились Светочкины передвижки книг в библиотеке в 10-м классе. Только это было давно, а сейчас...

- Вить, я пойду лицо ополосну, а то соль чувствую...
Ленка рванула в пляжную душевую. Минуту назад за этой дверью скрылась шмара.
Выйдя из кабины, та напоролась на Ленку.
- Тебе чего, девочка?
Даже так! Ну ладно!
- Тетенька, вам в вашем стриптиз-клубе не объясняли, что приставать к чужим мужчинам вредно для здоровья.
- Деточка, (девица не желала оставаться в долгу) - Ты пойди в куклы поиграй и не мешай людям вести взрослую полноценную жизнь.
- Ты меня не поняла?! Я предупредила, чтобы я в радиусе километра тебя не видела!
- Ох, боюсь, боюсь... А!
Какая то доля секунды, и тетка больно упав на колени, уткнувшись лицом в кафель, стонет от боли в заломаной руке и слышит вкрадчивый хриплый голос.
- У нас... на боях без правил... два раза... не предупреждают! Вам что больше нравится: переломанные ребра и отбитые почки, но ничего не заметно или испорченное личико со сломанным носом и челюстью, ТЕТЕНЬКА?
Весь отпуск проведешь горизонтально, как мечтала.
- Сумасшедшая!
- Только посмотри в его сторону и все будет. Поняла?
- Поняла.
- Свободна.
Ленка спокойно повернулась к раковине и с выражением брезгливости на лице начала намыливать руки.

Когда Ленка куда-то уходила на территории пляжа, Степнов старался держать ее в поле зрения. Слишком много вокруг бодрого молодого арабского персонала: торговцев, охранников, официантов, зазывал на экскурсии... Вот и сейчас он смотрел на дверь пляжного душа.
Дверь распахнулась. Оттуда стремительно вылетела пристававшая к нему девица. Красивое лицо было перекошено, будто в душевой кабинке оказался монстр из фильма ужасов. Торопясь, чертыхаясь, чуть ли не теряя шлепанцы, застрявавшие в песке, она подлетела к своему лежаку, одним движением сгребла все вещи в сумку и рванула на выход с пляжа.

Из дверей душевой вышла спокойная Кулемина и с милой, кроткой счастливой улыбкой направилась к нему, приземлившись на его лежак.
- Умылась? - Поинтересовался он, глядя на ее сухое лицо.
- Ага. - Ответила она и нежно ему улыбнулась.
Похоже, этот милый ангел только что устроил маленький женский мордобой.
Он не знал, как на это реагировать: было лестно, что Ленка бьется за свои права на него. Голос взрослого учителя школы 345 вякнул, что физическая расправа не метод. На что голос страстно влюбленного напомнил про Гуцула. Было смешно и как-то одновременно это не укладывалось в голове.
- Лен, может, не стоило так ее пугать. Она метеором летела.
- Вить, ну если ты у меня такой скромный, вежливый, то я... (Ленка пальчиком рисовала узоры на груди у Степнова.) Мы мило поболтали по-женски.
Он притянул ее к себе и чмокнул в губы.
- Знаешь, Ленка, почему мы вместе?
- Почему? - спросила она серьезно.
- Потому что мы - два сапога - пара.

*************
Сегодня после пляжа он пошел в душ первым, и поэтому уже давно сидел на балконе в тягостных раздумьях, пока Ленка плескалась в душе. Ему надо было с ней поговорить. Серьезно. До того пока они... Ему до сих пор после прошлой ночи казалось, что он пребывает или во сне или, что это не с ним. В голове теснились какие-то яркие обрывки слов и ощущений, и хотелось себя ущипнуть и еще почему-то хотелось закурить.
Ленка весь сегодняшний день летала, ластилась игривым котенком, прибила эту фифу и ЯВНО РАССЧИТЫВАЛА на логичное продолжение, то есть завершение, тьфу, или может быть, начало близких отношений. НО он должен с ней поговорить, потому что это очень важно и поговорить надо так, чтобы она не успела ничего сообразить и ему соврать.
А если он скажет, что надо «подождать», то...

А самое ужасное, что он просто не представлял, как его язык повернется, и он задаст этот вопрос именно Ленке.
(Он слышал, она уже бегала по номеру, собиралась и что-то напевала. )
Господи, что делать? Он же не произнесет, не выговорит. Хоть в письменном виде пиши. Пожалуй, это мысль. Надо подстраховаться. Он достал из бумажника листик и записал на нем три вопроса.

Ленка собиралась на ужин. Утренний выход в платье произвел впечатление на нее саму. Даже не столько по эффекту произведенному на Степнова, а сколько по собственному ощущению себя рядом с ним, по ощущению их - как пары. Она чувствовала себя необычно милой и ласковой, такой же легкой и нежной как шифоновая оборка платья, ласкающая бедро. И как бы это выразиться? Ну, принадлежащей ему что ли...
Поэтому она одела белую юбку- баллон, красную маечку без рукавов, с красивым вырезом, подчеркивающим грудь и осталась довольна.
Вышла на балкон. Произнесла мягко кокетливо:
- Я готова.
Степнов повернулся и в который раз изумленно застыл. Какая же она..!!!
- На ужин сойдет?
- Очень красиво! - произнес он и тут же был награжден нежным объятием.
Мягкие руки обвили талию. Они постояли так.
- А ты почему еще без рубашки? - Ленка подняла голову, заглянула ему в лицо, и увиденное ей не понравилось. В его голове явно шел какой-то мыслительный процесс, а он - процесс, как успела убедиться Ленка, ни к чему хорошему в их отношениях со Степновым не приводил.
- Вить, что случилось?
- Ничего.
- Неправда. Я же вижу... ты о чем-то думаешь.
- Э-э-э. Ну, вообще да. (Она облегчила ему задачу ). Нам надо поговорить.
Сердце ухнуло куда-то вниз.
- Только если ты сейчас скажешь, что я маленькая и далее по тексту, я озверею...
- Лен, я даже не знаю, как сказать. Даже думал... на бумажке что ли изложить...
- Ты чего?! Еще мы будем письменно изъясняться! Говори.
- Лен, я хотел у тебя спросить. Мне нужно знать. У тебя сейчас какой день м... э-э цикла?
- Чего? (Ленка не поняла)
Степнов подал ей листочек, она успела прочитать только первую фразу. Листок выпал из пальцев.
- Ты с ума сошел! ( И кажется, до самых пяток став одного цвета со своей маечкой, Ленка выскочила в ванную, захлопнув дверь.)

- Лен. Он подошел к дверям
Молчание.
- Ленок...
- Тебе зачем?
- Лен, ты говоришь ты не маленькая, но вот именно поэтому я и хотел бы получить ответы на вопросы. Я же тебя не как учитель спрашиваю, а как (он запнулся) любимый мужчина, надеюсь. Пожалуйста. Всего две цифры и пару слов. На бумажке, если тебе так легче. Я жду на балконе и все объясню, если надо.

Если только что Ленка была бордового цвета от одной мысли, то сейчас - уже совсем от другой.
Дура! Дура, Ду-у-ура! Не «маленькая», а повела себя... Блин! Он прав. Теперь он точно решит, что она «детский сад».

Степнов мерил шагами балкон. Может зря я. Рано. У нее романтика в голове, поцелуйчики, а я о такой прозе. Идиот! О господи!
Подошла, протянула листочек и тут же спрятала пунцовое лицо у него на груди.
Он держит одной рукой листок, второй ее обнимает.
"22, 30 Постоянно, точно."
Облегченно выдохнул. Чмокнул в макушку.
- Леночка!
- Зачем тебе?
- Ну... понимаешь...( Хорошо, что Ленка не видит его лица! Господи, это он С НЕЙ ОБ ЭТОМ говорит?!!!!!!!!! ). Есть такая типа шутка, что 100%-ную гарантию от беременности дает лишь одно средство защиты - воздержание. А с учетом нашей ситуации - твоего возраста и института нам надо 100%.
ЧТО?????????????????????!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
- Ну, поэтому, даже с учетом средств защиты лучше ориентироваться на безопасные дни.

Ленка обмякла и тяжело плюхнулась на стул. Вид у нее был совершенно потеряный.
- И что? (спросила тихо)
- А сейчас как раз все очень удачно.
Он присел перед ней на корточки. Взял ладошки, поцеловал одну, вторую.
- Простишь?
- Уф! ( К Ленке возвращалось чувство юмора.) Я даже не знаю, кто из нас кого быстрее, несмотря на возраст, доведет до инфаркта.
- Солнышко! (поцеловал еще раз, поднялся на ноги.) Ну, что пошли ужинать?
- Пошли. Только кто-то еще без рубашки.
- Я мигом.
Степнов одел сандалии и накинул рубашку, на ходу застегивая пуговицы.
Подошла, поправила завернувшийся уголок воротничка. Встретилась с ним взглядом.
* Всего лишь уголок воротничка - такое маленькое тихое домашнее такое необъятное счастье.


На ужине по дороге к своему столику они застряли около потрясающе красивого стола. Белая скатерть была усыпана красными, розовыми, фиолетовыми цветами и лепестками. На столе стояли бокалы и приборы с накрахмаленными салфетками.
- Это что такое? -полюбопытствовала Ленка у официанта.
- Это у людей праздник.
Выходя с ужина, они заметили милую пожилую пару, сидящую за этим столиком. Мужчина нежно держал за руку свою спутницу жизни. Его лысина, ее морщинки, но молодые влюбленные глаза. Они были такие красивые.
Вот бы и мы с Ленкой так когда-нибудь... - подумал Степнов - Хм, а что, правильная мысль...


Они сидели в ожидании анимации для взрослых, за столиком у бассейна, когда Степнов вдруг нервно захлопал себя по карманам.
- Лен, я кажется, ключи от номера в ресторане оставил.
- И чего? Точно? Посмотри хорошенько.
- Точно. Нет ключей.
- А если выронил на территории? И как мы теперь в номер попадем?
- Ну, на ресепшене всегда есть второй ключ, не волнуйся. Горничные же приходят.
- Ничего себе не волнуйся! Зашибись! А если влезут в номер посреди ночи. Или днем по вещам пошарят.
- Ладно, Лен, я побежал. Сиди здесь. Я быстро.
- Минут через 15, когда Ленке рисовались уже совсем безрадостные картины вторжения посторонних, появился улыбающийся Степнов, размахивая ключом.
- И где он был?
- Нашелся. В ресторане не было. Кто-то добрый принес на главный ресепшен.
- Ну, слава богу!

Сегодня в анимации значилось «мисс Отель» - типа конкурс красоты. Не пойми откуда взявшиеся девицы, стали выходить на сцену в каких-то национальных балахонах, делая попытку танцевать какие-то восточные танцы. Степнов посмотрел на сцену.
- Лен, пошли отсюда, лучше погуляем. Все равно самая умница и красавица здесь ты.
Против такого аргументированного предложения не устоял бы никто.
Прогуляв чуть больше часа, они вернулись в корпус. Ленка вставила магнитный ключ в специальное устройство у дверей. *** Загорелся ночник и в комнате и на балконе. Странно. Когда они уходили...
Первой прошла в комнату и... остолбенела.
Вот тебе и потерянный ключ!!!

__________________
*** Для тех, кто не в курсе, в отелях обычно практикуются магнитные ключи и замки. Изнутри, рядом с дверью специальное устройство. Когда ключ в нем, в номере есть свет. Когда ключ вынимаешь, через несколько секунд свет везде автоматически гаснет. Когда снова вставишь, он загорится.

я
тут<\/u><\/a>




Спасибо: 98 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 763
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.04.10 21:48. Заголовок: В соавторстве с люби..


Примечание 1. Прода состоит из двух частей. Первую часть можно медленно читать под музыку с момента ее включения в сюжете. Очень хотелось подобрать что-то 100%ное, но... короче судите сами. Для желающих - идем по ссылке, сюда<\/u><\/a> находим композицию 15 Эннио Морриконе «Ветер плачь», рядом c буквами MP3 щелкаем круглый значок «Проиграть».

Примечание 2. Вторая часть изначально была написана для меня моей бетой Танечкой, потому что ей хотелось разговора, а у меня он не писался. Таня, как взрослый человек и профессионал, пишет очень хорошим, грамматически правильным и красивым, литературным русским языком. Получилось, что Ленка и ВМ заговорили элегантно. Что не стыковалось с их разговором до этого, то бишь, на самом деле, с моим личным простецким бытовым языком. Но хотелось, чтобы разговор был. Поэтому я, скрепя сердце, его чуть поредактировала - почикала и поупрощала.
Вообщем, короче прода нынче для меня специфическая и нетрадиционная.
Примечание 3. Кто не видел. Чуть выше на страничке новая обложка от Олечки - Фигли_мигли.

И... СПАСИБО, ТАНЕЧКА!!!

****************
Первой прошла в комнату и... остолбенела.
Вот тебе и потерянный ключ!

Восточные люди знают толк в любви и в ее украшении.
Две доселе раздельно прибранные кровати были узорчато застелены как одна. В изголовье, в изгибе декоративно разложенных простыней - красный цветок. На столе, в вазе на всю комнату благоухает букет красных роз. На балконе, на маленьком столике, на белоснежной скатерти красуются два сердечка, выложенные из розовых лепестков. Два фужера под вино и бутылка, два бокала и графин с соком, ваза с фруктами: сливами, инжиром, персиками, абрикосами, виноградом. Степнов подошел к холодильнику и вытащил оттуда блюдо с разнообразными маленькими пироженками. Поставил на стол.
- Прошу.
Не сразу выйдя из оцепенения, Ленка молча опустилась в подвинутое кресло и продолжала созерцать эту красоту. Она ну вот никак не ожидала такого от Степнова, да и себя никогда не считала романтичной особой. Оказывается, нет. Это было приятно, сногсшибательно приятно!

- Вить! Я в шоке.
- Надеюсь в приятном.
- Очень. Так романтично. Не ожидала от тебя. (Настала очередь Степнова краснеть.)
- «А я еще и на машинке могу, и крестиком вышивать…»
Ленка расхохоталась.

<\/u><\/a>

- У нас праздник?
- Да.
- Какой?
- НАШ.
Я наливаю? - Степнов показал на бутылку вина. Ленка игриво кокетничает:
- Разрешаешь?
Смеется.
- Ну, у нас сегодня вечеринка для взрослых.
- Чуть-чуть. Спасибо.
(шутит)
- Не волнуйся, много и не налью.
Ну, за тебя, Ленок - самую прекрасную девушку на свете!
- Неправильно. За нас!
Звон бокалов...

Ленка съела пару пироженок и поднялась убрать их в холодильник.
- Знала бы, не ужинала. Вить, это сказочно!

Он вслед за ней вошел в комнату.
- Лен, а давай танцевать?
- А музыка?
- Сейчас. Он нажал кнопку на телефоне.
Предложил ей руку. Она в ответ подала свою.

Они танцуют вот ТАК ПЕРВЫЙ раз. На пионерском расстоянии. Несмело, аккуратно, чуть смущенно. Затаив дыхание. Это очень серьезно. Это слишком важно. Оба боясь неосторожным резким движением вспугнуть тишину. Только музыка.
Только частит пульс, подгоняемый текущим по венам, пенящимся счастьем.
Его рука на ее спине, ее дрожащие пальчики в его ладони. Медленно покачиваются в такт. И кажется больше никого не существует в мире. Он ведет, она полностью доверяет. Время замедлило стремительный бег.
Музыка звучит, а его ладонь прижимает ее к себе крепче, и она опускает вторую руку на его сердце. Да, стучит, как и у нее... в такт. . Звуки музыки... Она робко бросает взгляд... и пропадает в голубой бездне. И не надо слов. Порывисто прижимается. Крепко, крепко. И теперь они танцуют, став единым целым. Закрыла глаза. Только ЧУВСТВОВАТЬ ЕГО, так БЛИЗКО. Как хочется остановить мгновение!

Его горячее дыхание на шее. И музыка. Уже почти не двигаются. Он тихонечко касается губами ушной раковины, она - не дышит. Он тянет вверх край маечки - она спокойно поднимает руки.
Медленно, аккуратно снимает с нее алую вещицу.
Не отрывает жаркого взгляда от незагорелой полоски кожи над белым кружевом.
Ей не холодно. В его руках - будто окутана теплым облаком. А музыка звучит... Невесомо касаясь, так же медленно, она расстегивает пуговицы рубашки. Смакуя, растягивая удовольствие, как изысканный гурман. Куда торопиться? Вся ночь - их. Вся жизнь - их.
Только музыка звучит...
Горячие руки ласкают спину, словно боясь касаться. Торжественно нежно, преклоняясь, словно она божество, словно вдруг сейчас она пропадет, раствориться в воздухе, словно он не верит сам себе.

Пальцы нежно приходят на талию и одним плавным движением расстегивают молнию. Юбка скользит по бедрам. Она только переступает ее, не глядя. Отстраняет ее от себя. Смотрит. Просто смотрит. Кожа розовеет под его взглядом. Она смущается, а он смотрит. Ведет ладонями от плеч по рукам, по талии, бедрам, будто он ослеплен ярким солнцем и надо кончиками пальцев убедиться в том, что она живая, тут, здесь перед ним. Ни звука. Только музыка. Она растворяется, она тонет в этих волнах восхищения, нежности. Она уже захлебывается и надо выжить. Как? Только обвив его шею, только прижавшись к губам. Он, конечно, «спасает», подхватывает на руки и «выносит на берег», аккуратно опускает на... ложе.
Уже замолк телефон, но для них играет слышимая им одним музыка.

Для них - вечный как мир ритм. Ритм любви.

***********
Как и вчера, она лежит не в силах пошевелиться и даже приоткрыть глаза, только чувствуя его рядом, но мысли наоборот накатывают безудержным потоком.
Как.... слов не подобрать... Он... такой...
- Солнышко, ты жива? - Мягко берет ее руку, касается губами.
Она широко улыбается, не открывая глаз.
- Понятно. Жива. (Нежно чмокает в щечку.) Я сейчас.
(она слышит звук хлопнувшей двери)

Да, в какой-то момент было больно, но это ничто. Когда чувствуешь, что вы вместе - совсем. Ближе не бывает. А он..., а ты... отдаешь... А он, такой внимательный, и так переживал и... Мамочки! А чего я разлеживаюсь? Ленка распахнула глаза и села на кровати. По комнате прошелся маленький тайфун под названием «страсть». Встала. Обнаружила под собой громадную простынь, сложила в несколько раз, завернулась в нее.
Успела поднять с пола только свой бюстик, когда появился Степнов в полотенце на бедрах...
Ох!
Взгляд нежный, озабоченный, притянул к себе:
- Ты как?
- Прекрасно. Я в ванную.
- Все в порядке? Помочь?
(покраснела, смутилась, улыбнулась)
- Вить!
- Все. Понял.

Вышла из душа, обнаружила свою сорочку заботливо пристроенную изнутри на дверной ручке.
Ох! Какой он...
Вернулась в комнату, в идеальный порядок.
- Я тебе сока налил. На ее тумбочке стоял бокал.

Как же права была Новикова со своим «кайфово» и «я тебе даже завидую». Она сейчас сама себе завидовать начнет, безудержной завистью. Такой вечер, цветы, танец и он... Представить страшно, да это просто ужасно, что на его месте мог оказаться кто-то другой, к примеру... Гуцул. О, боже!!! Скользнула к нему на постель, прильнула всем телом, он тут же крепко обнял.
И вот сейчас так захотелось облечь в слова ту бурю чувств и эмоций, которую она испытывала к нему - мужчине, лежавшему рядом. ЕЁ мужчине! Теперь-то она могла с полным правом так сказать.
C головой затапливали щемящая нежность, безграничная любовь и огромная благодарность. Она счастлива – быть рядом с НИМ, смотреть на него, иметь возможность дотронуться, прижаться, поцеловать… Но сейчас этого мало. Ленке, всегда такой сдержанной в выражении эмоций, хотелось, чтобы он все узнал и понял про нее и ее чувства. Стыд, смущение, которые раньше мешали ей говорить на такие темы, куда-то ушли.
- Виить! Теперь уж точно не «Виктор Михайлович». – Витя! – и утонула в его глазах, смотревших на нее с такой любовью. Прижаться к его груди, стать как можно ближе – самое сильное желание сейчас. На какое-то время отвлеклась, покрывая легкими поцелуями его лицо, грудь, нежась в его объятиях… Но эмоции по-прежнему требовали своего выхода, поэтому она решилась.
- Витя! СПА-СИ-БО. (выдохнула прямо в губы)
- Да за что?
- За все! Хочется весь мир обнять от счастья!
- Ну, весь не надо, лучше меня.
- Я так счастлива. Хорошо, что ты тогда, на выпускном поверил мне, ... простил. Спасибо за...
- Ленок...
- Как представлю, что могло быть иначе. Знаешь, я ведь эти два месяца не жила, а только делала вид, что живу, что у меня все в порядке – ходила, разговаривала, улыбалась, с Гуцулом общалась, но ничего при этом не чувствовала. Знаешь, как будто мне сделали заморозку, которая отходила только по ночам – когда плакать хотелось… Вот тогда я и поняла, что все сделала не так, что сама виновата в случившемся.
На этих словах Виктор, лежавший в блаженно-расслабленном состоянии очнулся и попытался возразить.
- Леночка, ну что ты говоришь....
Но Ленка не дала ему этого сделать.
- Молчи, молчи, дай мне сказать, - теплой ладошкой накрыла губы – Ты знаешь, я много думала за эти два месяца. Все пыталась понять, что я сделала не так. Вспоминала себя, тебя… Сейчас мне кажется, что я любила тебя всегда. Вот ты когда к нам в 5-м классе пришел ... понятно, что я тогда ни о какой любви не думала, но ты сразу стал моим любимым учителем, а физкультура – любимым уроком. Я из кожи вон лезла, чтобы только ты похвалил и в пример поставил. Потом уроки, секции, соревнования, а потом и пробежки. Я тогда не задумывалась, но если день проходил, а я не слышала твоего голоса, зовущего меня – «Кулемина!» - мне чего-то не хватало. Я ведь и в группу согласилась пойти только потому, что ты меня попросил. Получается благодаря тебе все лучшее в моей жизни: спорт, музыка.
- Лен...
- Подожди. Ты стал меня провожать домой. Это было так здорово – идти с тобой, говорить обо всем и чувствовать, что я тебе действительно интересна, что мои проблемы реально тебя волнуют. Именно я, именно МОИ проблемы. Я вроде привыкла быть самостоятельной, а ты... Мне так приятно было. А потом ты стал мне… нам с дедом помогать. С издательством. Родители в заложниках. Больной дед… я бы точно не выдержала, если бы не ты. Я ведь ни с кем об этом даже поговорить не могла… Сама не понимая, тебе первому от радости на шею бросилась. А ты меня обнял, закружил… это было так здорово! А главное – правильно! Быть в твоих объятиях!
(Степнов обнял Ленку еще крепче.)
И я принимала все, как должное. Хорошо, спокойно, надежно…. Не заметила, как привыкла, что ты всегда рядом. Порвалась струна, порезала палец – ты уже здесь и перевязываешь мне руку. На улице темно – и ты ведешь меня домой. Я тогда совсем не думала, почему ты это делаешь, просто пользовалась. А ты дарил. Щедро так.
А потом – бои. Ты вмешался, как будто имел на это право. Вынес меня прямо с ринга, ухаживал за мной, за дедом в больнице. И знаешь я, вся избитая, в синяках, страшная, а чувствовала себя счастливой, потому что в твоих глазах не было жалости, а было что-то, относящееся только ко мне. Я только тогда задумалась над нашими отношениями, попыталась понять, что чувствую к тебе. Слово «любовь», я пыталась не замечать. Да это нереально: ты – учитель, ты гораздо старше! Разве могу я, быть тебе интересной? Кто – я, и кто – ты! Но когда ты пошел на ринг за меня, а я увидела тебя после боя, я сразу поняла, что люблю. Ты знаешь, я до сих пор каждую минуту помню, когда вначале ты ухаживал за мной, а потом – я за тобой. Я еще тогда «Лети» тебе написала, но не решилась спеть сразу.
- Я такой дурак. - Перебил Степнов. - Я столько раз ее слушал, но не слышал, не понимал слов песни. Знаешь, ты поешь, я голос твой слышу, на тебя смотрю и все...уже соображаю плохо.
- Ну и вот. - Продолжила Ленка. А потом все пошло не так… Мне тогда было не понять, чего стоило тебе твое признание, твоя борьба с собой. Я испугалась своих чувств, а главное – твоих. Позволила себе в них усомниться. А еще этот скандал с Борзовой… Я ведь не верила, что у нас что-то получится. Ты – такой взрослый, сильный, красивый, и я – кто - простая школьница.
- Ленк, ну что ты, прямо слов нет!!!
- Ну, вот здесь и появился Гуцул. Черт тебя дернул нас в пару поставить. У нас ничего не было, но он меня веселил. С ним у меня получалось ненадолго выбросить из головы такие мучительные мысли о тебе. В какой-то момент мне даже показалось, что мне будет проще вести обычную жизнь без тебя. Я не понимала, что ты от ревности мучаешься. А когда ты его ударил, я воспользовалась этим как предлогом. Думала, что смогу вернуть себе детство, забыть о чувствах, о тебе… Прости. В меня как будто бес вселился. Я вроде и понимала, что не должна так себя вести, но убеждала себя, что так будет лучше. А потом Кристина... Блин! Я так тебя ревновала. Наверное, как и ты. А потом я, наконец, решила, что хватит притворяться, что ничего не происходит. Я призналась себе, что люблю тебя и не могу без тебя. Решила поговорить с тобой. Но сделала все не так, неправильно.
- Леночка, ну как может быть неправильно?
- Неправильно, потому что ты мне, наверное, просто не поверил. Конечно, я столько от тебя бегала, мучила, а тут вдруг поворот на 180. А то что в запале про Гуцула. выдала. Вообще!!! Я тогда совсем не думала. Хотелось доказать, что я взрослая. А сделала очень больно... тебе... себе. Я так много передумала за эти два месяца… Я тебя к Светочке даже не ревновала. Я ведь знала, что ты к ней ничего не чувствуешь. Но когда узнала про свадьбу, знаешь, так напилась…
- Чего?!
(Ленка усмехнулась)
- Представляешь, напилась коньяка у Анькиных родичей на свадьбе. Одна. Всю бутылку. Хорошо, Гуцул в кафе работает, домой доставил и бедняга, в кресле ночевал, а то неизвестно, что бы я могла натворить тогда…
- Это тогда дед решил, что вы вместе ночевали, и я потом тебе наговорил кучу гадостей? Идиот!!!
- Нет, ты не идиот! А злилась, а потом знаешь, только боль осталась. За нас двоих. Я ведь видела, что ты совсем не рад этой свадьбе. И, не поверишь, ЗЕЛЕНОВА говорит МНЕ на выпускном: «Ты борись за любовь, сегодня твой последний шанс». Вот.
Она снова посмотрела ему в глаза. И поцеловала.
- Люблю тебя.

Слушая Ленку, Виктор с трудом сдерживал себя, свои чувства. Нет, он знал, конечно, что Ленка гораздо взрослее своих лет, но эта исповедь... он был потрясен. Она заставила его вновь пережить последние месяцы. Поэтому первым порывом было благодарно обнять, чтобы успокоить. Он понимал, что хоть он и не мастер говорить, но придется, ведь Ленка вся раскрылась перед ним. Обхватил ее руками со спины, положил голову ей на затылок:
- Леночка! Это ты прости меня! Ведь я клялся всегда приходить тебе на помощь, быть рядом, а слова не сдержал, сдался, позволил усомниться в тебе. Вел себя как глупый упрямый ребенок. Ни разу нормально не смог просто поговорить и объясниться. Мне тоже жутко страшно становится сейчас, когда я представляю, что ты не подошла бы ко мне на выпускном и не заговорила со мной. Ведь я мог тебя потерять! Я, если честно, уже махнул на себя рукой. Решил: «ты не любишь, а я... без тебя - без разницы, где, с кем... " Я уже сдался и смирился… Так что, если бы не ты... на мне можно было бы поставить крест. Это ты у меня такая умная и СМЕЛАЯ девочка. И это я тебе благодарен. Что ТЫ простила и сделала ПЕРВЫЙ шаг! Я вчера говорил - мне никто не нужен кроме тебя. Ты никогда не сомневайся. Только ты ! Я знаю это точно! Я до стольки лет дожил и ни разу до встречи с тобой сердце не екнуло. Ни разу я не испытывал этого чувства, когда вот дышишь и живешь только для одного человека, а без него вообще – пусто!

Ленка, сидя в объятиях самого дорогого человека и слушая его голос, просто млела от счастья. Она даже и не представляла, что может быть так хорошо. Что ТАКИЕ РЕЧИ так сладко кружат голову… Ей остро захотелось продлить это ощущение, слышать его еще и еще. Поэтому она рискнула…
- Вить!- шепнула она, когда любимый замолчал. А расскажи, когда ты понял, что влюбился?
Степнов негромко хмыкнул и крепче обнял Ленку. Сейчас на его глазах подтверждалась старая истина – женщины любят ушами!
- Ленок! Ты ж знаешь, я не мастер говорить!
Но попытка уйти от разговора не удалась. Стоило Ленке придвинуться к нему поближе и шепнуть на ухо своим хрипловатым голосом «Пожалуйста!», он сдался.
- Я не знаю, когда я понял, что люблю тебя. Я тебе уже сказал, что в моей жизни до тебя не было ничего серьезного. Только школа и спорт. Но знаешь, я ведь помню тот урок в 5 классе, когда впервые увидел тебя. Ты уже тогда была такая серьезная не по годам. И уже тогда улыбалась так, что хмурый день казался светлей. А дальше я все удивлялся. Совсем маленькая еще, но такая упорная, с бойцовским характером, победительница!
- МОЯ победительница! – он не удержался и шепнул эти слова Ленке на ушко, от чего у нее сладко заныло внутри, и она крепче прижалась к Степнову.
- Не часто мне встречались такие ученики, с такими прекрасными данными для спорта. И при этом нацеленные на победу. Ты ведь никогда не сдаешься? – он снова прошептал этот вопрос прямо на ушко, отчего Ленке расхотелось задавать вопросы и срочно захотелось чего-то другого.
- Ну вот. Все то же: уроки, секции, соревнования… Мы так часто оказывались рядом… И я привык, что в самые важные моменты моей жизни именно ты рядом со мной. Ты стала моим талисманом, удачей что ли. День был счастливым, если я с утра встречал тебя. Ты улыбалась, и ты ведь не формально, а именно мне Виктору Михайловичу Степнову, улыбалась... и я весь день в позитиве летал как энерджайзер.
Когда Савченко велел группу создать, я первым делом позвал тебя. Так что, ты никогда не была для меня просто ученицей, а всегда была гораздо большим. Но я еще долго не замечал, как ты выросла, что перестала быть маленькой девочкой. Точнее, не хотел замечать, а только радовался возможности побыть с тобой подольше. Репетиции, тренировки после них, дорога домой, когда мы могли говорить о чем угодно, а главное – ты шла рядом, смотрела на меня и улыбалась только мне. Я не хотел признаваться себе, что жду этих моментов и коплю их в своей памяти, как какой-нибудь скряга - золотые монеты. Не хотел понимать, что ты для меня давно стало не просто ученицей и талисманом. Я просто радовался любой возможности быть с тобой рядом. Помочь отнести рукопись в издательство – легко! Не дать свалиться в депрессию по поводу родителей – с радостью!
Все изменилось, когда их освободили, и ты прибежала... Я сам от себя был в шоке. Сначала Светочка с сырниками. И вдруг – ты! И с улыбкой, которую я так давно не видел. И не просто улыбаешься, а еще кидаешься мне на шею.
(Ленка смутилась)
Вот тогда я и понял, что ты для меня не просто ученица, удача и даже не только друг, что до меня уже дошло… Я не ожидал, что ТАК отреагирую на твои объятия. Я так резко и остро понял, что ты уже не девочка! Мне это потом часто снилось, а я просыпался и выть хотелось. Я и подумать не мог, что в этой ситуации учитель-ученица можно что-то сделать. Но и уйти я не мог, сил не хватало. Вот так я и принял решение – просто быть рядом и довольствоваться тем, что есть – дружбой. Разве я мог представить в тот момент, что ты готова посмотреть на меня иначе?!
- Готова, готова! - Ленка провела губами по щеке, подбородку...
- Я держался довольно долго, до истории с боями. А потом - голова кругом . Как же я за тебя испугался... А дальше ... быть рядом с тобой... так близко, я не сорвался чудом. Это было так трудно – не позволить себе чего-то большего, чтобы ты ни о чем не догадалась и не испугалась.
Когда ты меня, помнишь, кормила меня с ложечки… Физическая боль – ничто. Как мне хотелось обнять и зацеловать тебя тогда... Я и сбежал вечером, не был уверен, что сдержусь, если проведу еще одну ночь рядом. А утром твой взгляд глаза в глаза, твои пальцы на моей щеке…
У меня появилась надежда, что я тебе тоже не безразличен. Поэтому и заговорил чуть позже о чувствах. И все сделал неправильно. Испугал тебя. Заставил пройти через все последующие события… Сам мучился, мучил тебя…
Вообще все как-то с ног на голову перевернулось в наших отношениях. Но теперь я точно знаю – бесполезны были все попытки забыть тебя, избавиться от любви. Наверное, нам надо было пройти и через это, чтобы все понять...
- Да. Понять и самих себя и друг друга.
Эту фразу Ленка произнесла чуть надтреснутым голосом. Она давно пыталась сдержать слезы. Поэтому Степнов, срочно принялся осушать их поцелуями и шутливо скомандовал:
- Кулемина! Отставить наводнение!
И был награжден пробившейся сквозь слезы улыбкой:
- Есть отставить! Кстати, а ты меня так и будешь Кулеминой звать все время? А если я фамилию сменю?
- Тогда я тебе буду говорить : «Жена, отставить слезы!». А вообще моя любимая жена плакать не должна.
- А от счастья?
- От счастья? Ленка, я сейчас сам заплачу. (он снова покрывал поцелуями влажные щеки.)

Успокоившись, Ленка, смущенно опустив глазки, снова принялась выводить пальчиком узоры на Степновской груди, а потом не выдержала, прижалась губами, обрушив дождик из легких поцелуев. Сама провела рукой по бедру... Все было «в новинку».
- Вить, ты еще не хочешь спать?
- Будешь так себя вести (перехватил ее руку) и тебе спать не дам.
- А я может об этом мечтаю... (бросила лукавый взгляд, потом смутилась)
Ленка! Когда она, его милая невинная девочка, начинала флиртовать и проявлять инициативу, от этого контраста он загорался вмиг, будто его подключали к высоковольтной линии.
- А не...
- Вить, ДА!


**************

Короче, нынче нагородила огород, поэтому принимаю тапочки
тут.<\/u><\/a>


День шестой.

Сегодня он отключил все будильники. И Ленка спала. * А что вы хотите? Еще не разу с момента приезда толком не выспались, жизнь бурная, эмоций много, можно сказать один стресс, хоть и со знаком плюс.
Сначала он не хотел вставать и планировал дождаться ее пробуждения и заказать завтрак в номер. Вообще он вошел во вкус. Совершенно неожиданно в голове осела мысль, что хоть их любовь имеет давнюю историю, но он ведь за Ленкой, получается, практически не ухаживал, и никаких романтических жестов она от него не видела. Пару раз в кафе, парк, кино - до отъезда, а тут сразу -бац, и совместная жизнь. Администратор ресторана, к которому вчера подошел Степнов, собираясь заказать такой же столик c цветами, не раз любовавшийся красивой молодой парой, предложил перенести заказ в номер на вечер, ну и оформить соответственно. Степнов даже и не знал, что такое возможно. Но получилось просто потрясающе. Надо пойти отблагодарить материально. Хотя Степнов к понятию «чаевые» привыкал с трудом, но тут...
А про танец он сам сообразил. Надо будет спросить у Бадера, что тут еще есть такого местного колоритного и романтического.

И вот сейчас после ночи, их первой ночи, Степнов думал, что наверное вряд ли можно быть более счастливым. Странным образом закрутившись в простыню его Ленка крепко спала рядом. От нежности останавливалось дыхание. Господи, какая же она все-таки маленькая - его любимая женщина. И какая она красивая и взрослая - его любимая девочка.
Время перевалило за одиннадцать, а Ленка и не думала просыпаться. Он тихонечко поднялся, сходил в душ и вышел на любимый балкон, чтобы не ворочаться рядом и не шуметь в комнате.

Она проснулась. Кажется, она выспалась на год вперед или за весь прошедший год оптом.
В теле ощущение сладкой расслабленности и неги. Так. Вчера....... А где он? Резко открыла глаза. Он - в кресле на балконе. Ну-у-у.... не мог полежать со мной что ли... А сколько времени? Что? 12.30. Зашибись. Ничего себе поспала!
- Привет! (она подошла сзади и обняла его за шею.)
- Привет! ( взял за руки, обвел вокруг кресла и притянул к себе на колени.) В одной сорочке, босая, лохматая и такая желанная...
- Доброе утро!
Сладкий поцелуй с привкусом ванильного крема. (Он уже перехватил пироженку.)
- Я думал ты до вечера проспишь, сонечка! (смеется)
Получил шутливый толчок в бок.
- А кто в этом виноват?
- Да, а кто в этом виноват?
- Мне кажется один темпераментый брюнет. (Запустила пальчик в темную шевелюру.)
- Да?! А, по-моему, так одна потрясающе сексуальная блондинка - Пощекотал носом шею, промурлыкал на ушко: «Потрясающе»
Ленка раскраснелась и сменила тему.
- Я так понимаю мы сразу на обед?
- Ага. Я уже еле сдержался, чтобы не съесть все твои любимые пирожные.
- Но-но! Я сейчас. Быстренько.
Бегом в душ. Натянула короткие джинсовые шорты и маечку.
(смотрим финальную обложку от Фигли_мигли к фику Myrrtigri "Давай поженимся")
Он в который раз залюбовался стройными ногами.
Моя! С ума сойти!!!
Зашибись! - как говорит Ленка.


На обеде они опять оказались за одним столом со вчерашней парой.
Вежливо поздоровались кивком головы и улыбкой. Интернациональная вещь.
Дело в том, что на завтраке и обеде можно было сидеть, где угодно, а на ужине места были четко закреплены. Сидеть за закрепленным столиком в глубине зала в первой половине дня ни Ленке, ни Степнову не нравилось. Они сразу с первого завтрака облюбовали себе длинный стол у открытого окошка, в которое светило солнышко. Стол был рассчитан на 8 человек, 4 с одной стороны, 4 - с другой. Они садились с краю у окошка, друг напротив друга и обычно так и сидели вдвоем. Вчера, пока они ждали приготовления яичницы и блинчиков, они увидели, что за тот же стол, на который они уже поставили йогурты, фрукты и сок, села пара. Арабская пара.
- Может, пересядем. Как-то неудобно.
- Ага. А еще неудобнее будет, если мы у них на глазах это сделаем. Что они подумают?
- Ну да.
Вообще когда сталкиваешься с какой-то экзотикой, то очень трудно на нее не смотреть. Любопытно ведь. Ленка делала над собой усилие, чтобы откровенно не пялиться на соседей по столу.
Мужчина был несколько моложе Степнова, но такой же высокий и широкоплечий, тоже нос с горбинкой, но Витя выглядел даже смуглее, а тот - даже более по-европейски, ну как бы это выразиться, «породистее» что ли. Он был одет как обычно мужчины на отдыхе. Длинные шорты, рубашка. А вот девушка была в масульманском наряде, когда открыто только лицо и ладони. На ней были брюки, нижняя рубашка, похожая, на взгляд Ленки, на трикотажный бадлон и длинная туника сверху с длинным рукавом и рисунком спереди. На голове - темный шелковый шарф.
Ну, надо же блин, как им достается бедным. Мало того, что, небось, дома сиди, носа не высуни, так еще и ходи как капуста в такую жару и даже не искупаться. Вот тебе судьба восточных женщин. Наверняка, тиранят их, блин!
Степнов же, поймал себя на мысли, что был бы не прочь облечь Ленку в такой костюмчик. И Ленке бы брюки с туникой пошли и мне б спокойнее...
Ленка снова украдкой взглянула на девушку. Та не выглядела бедной. Молодая, миниатюрная, красивая такой восточной, яркой, южной красотой.
Вечером Ленка видела их выходившими из отеля. Девушка снова была одета традиционно, на этот раз в юбку до самых пят, держала мужа под руку и улыбалась. Ленка тогда подумала: "Может, зря я так драматизирую. Он же молодой, не старый лет 50-ти. Многоженство в Тунисе запрещено. И брак, похоже, по любви."
Это было вчера, а сейчас они снова сидели на обеде за одним столиком, мужчины на одной стороне по разным краям стола, дамы - с другой.
- Зай, нектаринку будешь? - Степнов взял с тарелки нектарин.
- Ага, - сказала Ленка, допивая сок.
Он взял нектарин, ножиком отрезал вкусную дольку и...
И вдруг зазвучал женский смех, высокий, колокольчиком - арабской девушки и мягкий хрипловатый Ленкин.
Мужчины оба в недоумении взглянули на своих дам, потом перевели взгляд друг на друга и тоже рассмеялись.
Оба, абсолютно синхронно, отрезав по одной дольке от нектарина, одинаково НЕЖНО правой рукой протягивали их любимым.
Не переставая улыбаться, девчонки потянулись за угощением. И в этих улыбках было столько света, нежности, гордости и радости, что любимы, счастья от мужского внимания...

Вспоминая этот момент, Ленка потом думала, что не стоило ей переживать за восточную девушку. Может, даже в этом что-то есть, когда взрослый сильный мужчина рядом отвечает за тебя, а ты принадлежишь ему и любишь так, что даже обнаженная рука не для посторонних мужчин, а только для него. Для него - одного.


Итак, Рубикон в отношениях с Ленкой был пройден и теперь у Степнова просто отказывали тормоза. Они так долго работали на пределе возможностей, он так долго держался, что сейчас он просто не мог себя останавливать. Он выпустил ее из объятий только на обеде. Намазывание кремом превратилось в эротическую пытку. Поплавать он ей толком не дал. Хотелось беспрерывно ощущать ее рядом, в своих руках. Правда, в итоге пришлось выгнать ее из моря одну.
- Ну, Лен, я не могу прямо так выйти, поплаваю...
Наглая Кулемина, отплыв для безопасности на несколько метров, в ответ ехидно поинтересовалась: «Может тебе к воде полотенчико принести?»
За что была настигнута, поймана, слегка утоплена и вновь зацелована.

В итоге только отправив Степнова играть в волейбол, Ленка смогла спокойно растянуться на лежаке и позагорать. Поскольку в этот раз Ленка не являлась для Степнова отвлекающим фактором на площадке, он показывал класс и еще как-то незаметно стал руководить мужчинами на площадке. Отвлекался он во время игры всего несколько раз. Причем, удивительное дело, все стояли и его ждали.
Ровно через каждые полчаса он подходил к дремавшей Ленке, будил ее поцелуем, развязывал или завязывал тесемки купальника (чтобы загар был без полосок), следил, что она перевернулась (чтобы не сгореть) и уходил играть дальше.
По окончании игры к нему подошел тот парень, который тогда пытался знакомиться с Ленкой.
Степнов напрягся. Парень бегло заговорил по-английски и Степнов был вынужден позвать Ленку переводчиком, ибо со слуха язык он почти не воспринимал. Вот тут и выяснилось, что парень - сын владельца сети их отелей, что кроме того его отец является Президентом футбольного клуба г. Суса, а через два дня будет дружеская встреча по волейболу между командами их сети и другой, и не хочет ли Степнов и не сможет ли сыграть за их команду, а уж они его отблагодарят.
- Вить, хочешь сыграть?
- Подожди, когда? Мы же завтра в Сахару уезжаем на два дня. (У них была запланирована экскурсия.)
Ленка переспросила.
- Как раз на следующий день после нашего возвращения.
- Ты хочешь, чтобы я играл? Не обидишься?
- Ты чего?! Наконец то я посижу на скамеечке и за тебя поболею, а то все я, да я по полю бегаю.
- Я согласен.

После ужина они только встретились с Бадером - уточнить детали завтрашней экскурсии, сходили в город - позвонить Петру Никаноровичу и затариться водой с плюшками в дорогу и вернулись в номер. Подъем планировался очень ранний в 5.30, а во сколько удастся уснуть «молодоженам» вопрос темный. Ибо Ленка сначала проспав до часу, а потом продремав на пляже, чувствовала себя бодрой и готовой к подвигам.
- Лен, ты все вещи собрала: и для верблюдов, и в бассейн, и на ночевку?
- А чего там собирать?! Завтра покидаю.
- Нет, солнце, давай сегодня. Завтра хорошо, если я тебя смогу разбудить к автобусу. А то как бы не пришлось в спящем состоянии как багаж транспортировать.
- Издевайся, издевайся. Думаешь, я не смогу тебе коварно отомстить?
-Ты, коварно? Нет. Ты у меня ангел. (смеется)
Лен, я серьезно давай заранее.
- Да, командир.

- Давай сюда в рюкзак.
- Ну, все? Теперь можно расслабиться и заняться чем-нибудь приятным? - Ленка отдала пакет Степнову и блаженно растянулась на кровати, не забыв при этом принять позу поизящнее.
Степнов рассмеялся.
- Кулемина, а ты, я гляжу, вошла во вкус...
Ленка тут же смутилась, покраснела, погрустнела и спрятала лицо в подушку.
Степнов бросился к ней, наклонился.
- Я дурак, я пошутил. - Целует в макушку - Леночка, солнышко, ну не обижайся, прости.
Хрупкие плечи сотрясаются.
- Леночка! (в голос слышен испуг.)
Ленка выворачивается из под его руки, ловким движением опрокидывает Степнова на кровать, хохочет, кидает на него сверху подушку, вскочив, успевает увернуться от него, и с криком «Я мстю и мстя моя страшна» убегает в ванную.

Она что-то напевает стоя за занавеской в душе, когда открывается дверь ванной.
- Ты чего?
- Да решил время сэкономить. А то ты два часа плескаться будешь. Пустишь?
Их разделяет лишь полиэтиленовая шторка. А почему то так волнительно и даже страшно. Вот он сейчас вступит в это маленькое пространство такой большой и такой... раздетый и она тоже....
- Понял. Извини.
- Вить.
Шелест шторы и тихое: «Пущу».
Конечно пустит. Она уже впустила его в свою жизнь, в сердце, в душу, в себя...
С закурчавившимся от влажного воздуха волосами, без грамма косметики, порозовевшая от смущения и горячей воды, она прекрасна.
Он делает шаг. И где-то там закрывают шланг с кислородом. И неважно, что она уже мылась, когда смуглые руки тонут в белой мыльной пене на ее коже. Когда ласкают его пальцы, его губы и струи воды. Она стремится ответить. В мечтах она видела что-то подобное. Как она будет целовать его, и осмелев, проведет ладонями от спины к пояснице и ниже...
Но это НЕ ЕЁ игра. Он смывает мыльную пену сначала с ее спины, держа в одной руке гибкий шланг, нежно поглаживая - другой. А потом откинувшись на стену, прижимает ее спиной к себе и направляет теплые струи на грудь, живот, бедра. Она сзади ЧУВСТВУЕТ ЕГО! Но не владеет. Но ох, как она его чувствует!!! Изгибается, поворачивает голову. Ее губы, стремятся к его губам. А его пальцы терзают острые пики, стремительно закручивая спираль возбуждения. А теплая струя воды сместилась и уже МЕЖДУ бедер. ТОЧНЫМ попаданием... Напор.
Да! Да-а-а-а...
Неведомая сила гнет и ломает тело, вырывая из груди болезненный крик острого наслаждения.
И... тишина. Только шумное дыхание, звук льющейся воды. Она обессиленная у его ног.
Везде. Всегда. Пущу.

*************
Заходите.<\/u><\/a>




Спасибо: 95 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 766
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.04.10 22:42. Заголовок: Глава 38 1 сентября..


Примечание 1. Дни седьмой и восьмой с историко-географическим познавательным уклоном.
Путешествие в Сахару написано по материалам и с использованием оригинального текста и фотографий Miss Alex, которая в отличие от меня ездила на эту экскурсию.
Настя, СПАСИБО!
Примечание 2. Спасибо Олечке - Фигли_мигли за Ленку на верблюде.
Примечание 3. Спасибо моей Танечке, эксплуатируемой мной и плавно переходящей из музы в бету.

**********************

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ. Путешествие в Сахару.

Будильник прозвонил в 5.30. Ленка не шевелилась.
- Леночка. (Он коснулся губами теплой щеки.) - Ну, зай, вставай.
Ноль реакции.
- Зай, (продолжает тормошить). Сейчас как закричу: «Кулемина, подъем!»
- Ага, (пробормотала Ленка не открывая глаз) и нас выселят за массовую побудку всего корпуса.
- Вот видишь, я не хочу жить под пальмой.
Ленка разлепила глаза и встретилась с ним взглядом. Получила самый прекрасный, нежный «Доброутренний» поцелуй. Степнов встал первым, позволяя Ленке понежиться еще несколько минут, пока закипает вода. По привычке спортивной юности он всегда брал с собой кипятильник. И правильно. В 5 утра в отеле чая не обнаружишь.
Оделись, глотнули чаю и в 6.05 уже стояли на выезде с территории отеля вместе с другими экскурсантами в ожидании автобуса. Ленка, обняв Степнова за талию, прислонившись к нему, дремала прямо стоя.
Автобус очень удачно был наполовину пуст. Они заняли целиком все самое заднее сиденье.
Во-первых, Виктор только там, с его ростом, мог вытянуть ноги. Во-вторых, там на них никто не смотрел. В-третьих, можно было забраться на сиденье и, подогнув ноги, принять горизонтальное положение, что Ленка и сделала, использовав вместо подушки бедро любимого.
- Ленка, я понял. Надо мне вместо мячика и кипятильника брать для тебя походную кровать.
- Ви-и-ть, ну хватит.
- Ну, солнце, надо мне найти хоть какой-нибудь повод приколоться, а то ты у меня такая идеальная...
Вот и что ему на это отвечать?
- Ладно. Я тебя прощаю.
- Спасибо, ваше высочество.

Группа подобралась смешанная. Еще две пары не старше 25, компания из 4 девиц чуть старше Ленки. Семейные пары с детьми, тетки разного возраста в основном парами от 30 до 55. Ну, ясное дело, на экскурсии и вообще отдыхать мужчин ездит всегда меньше, чем женщин.

До первой остановки - Амфитеатра в г. Эль-Джем, в прошлом г. Тисдрус, ехали часа два. Ленка с Виктором сначала дремали, потом слушали экскурсовода.

Амфитеатр был построен римлянами в 3-4 веке н.э. Некогда он был шестым по величине, на его трибунах собиралось до 30000 зрителей. По размерам он чуть-чуть уступает римскому Колизею, но лучше сохранился. Это самый малоразрушенный римский амфитеатр в мире, поскольку разрушали его только местные жители, растаскивая мраморную облицовку на свои жилища.
Гид привела группу в императорскую ложу и общими словами рассказала, что к чему.
Ничего толкового она особо не выдала. Познания о Колизеях у нее были так себе, на
вопрос Ленки о том, каким по популярности и важности был этот Колизей в эпоху
Древнего Рима, она ответить ничего не смогла. Зато сообщила, что амфитеатр послужил декорацией в известном фильме "Гладиатор" и что тут проводились съемки знаменитой трилогии «Анжелика». Потом начала рассказ про то, какие тут были представления с животными : тиграми, львами, пантерами и людьми... Сказала про решетки, загораживающие выходы для зверей, про подвал с камерами карцера, ворота смерти, куда уносили с арены мертвых.
Гид экспрессивно расписывала бои, а Ленка вмиг помрачнела. Степнов сразу уловил суть и понял. Жестокость - она, что в 3 веке, что в 21-м.
- Лен, пойдем лучше полазаем и пофоткаем. Все-таки удивительно! Эти камни помнят людей, которые жили столько веков назад.
- Пошли.
Вооружившись фотиком, они пошли бродить по колизею. Облазили все. Залезли даже на самый верхний ярус, чтобы сделать панорамный снимок. Впечатляет, конечно!
<\/u><\/a> <\/u><\/a> <\/u><\/a>
и фото здесь<\/u><\/a>

Из Эль Джема, купив только открыточки с амфитеатром, тронулись снова в путь.
Проезжали мимо г. Сфакс, по красивой набережной. Потом г. Габес. Там остановились в морском оазисе, где рощи финиковых пальм, гранатовых деревьев, а внизу растет хна. Народ вовсю затаривался продукцией местных плантаций. Тетки «кудахтали», торговались и бегали за сумками. Ленка же со Степновым, ограничившись пакетом фиников, стояли в тени пальмы около автобуса и просто целовались.
В конце-концов, у всех свои радости жизни.
Но если в автобусе до этого еще был кто-то, кто поначалу принял их за молодого папу со взрослой дочкой, то теперь характер их отношений ни у кого сомнений не вызвал.
Молодые девицы тихо разошлись во мнениях: типа «нафига такой старый» и «посмотри, какой красавчик». Кто-то вспомнил молодость, кто-то из мужиков позавидовал Степнову, кто-то из теток подумал: «Совсем совесть потеряли», но в глубине души каждая не отказалась бы постоять ТАК с любимым мужчиной. А одна из молодых пар просто последовала их примеру.

Потом группу завезли на обед в какой-то придорожный отельчик с маленьким
бассейном, с одноэтажными постройками, но с довольно таки большим обеденным
залом по местным меркам. Предложили оригинальный пирог - в чебуречном тесте яичница, зажаренная с луком. Ленка, попробовав, отдала свою порцию Степнову. Также было довольно приличное мясо с вареным картофелем, арбуз, дыня и компот.

Затем их повезли к берберам. Бербе́ры - общее название покоренных в VII веке арабами и обращенных в ислам коренных обитателей северной Африки. На юг от города Габес до ливийской границы простирается бесплодная пустынная земля с каменистым хребтом Дахар, состоящим из череды холмов высотой 700–900 метров. Вытесненные сюда с плодородных равнин северного Туниса в XI веке арабами, берберы научились выживать в пустыне. Они обосновались высоко на склонах холмов, вырубая в камне пещерные дома, спасающие от палящего солнца и зимнего холода. Сумев пережить нашествия финикийцев и римлян и сохранить национальную идентичность в арабском Тунисе, берберы не смогли ничего противопоставить прогрессу, пришедшему в эти земли вместе с европейцами. Некоторые «образцово-показательные» деревни еще живут за счет сувениров, продаваемых туристам, или превратились в отели. Большинство же берберов перебралось в современные поселки на равнинах, оставив древние жилища старикам и старухам, отказавшимся покидать свои родовые места.
Скрытый текст

В берберийской деревне путешественники провели около часа. Осматривались и фотографировались. Так у берберов (да и у арабов тоже) очень распространены магические символы с изображением рыбы и «руки Фатимы». Рыба - священное животное берберов, защищающее жилище от нечистой силы. «Рука Фатимы» или «к(х)амса» (пятерня, ладонь) - очень распространенный на Ближнем Востоке амулет. Считается, что ладонь дочери Пророка, символизирует пять основных предписаний Корана или же пятерых членов семьи Пророка.
На лицевой стороне стены дома-пещеры, куда привели туристов, были как раз и изображены рыбы и три черных ладошки - три руки Фатимы. Означает, что в этом доме живут три семьи. Внутри в доме темно и прохладно, потолки низкие, только-только хватает на рост 1,90. Жители сами низкие, им не надо высоких потолков, да и попробуй долбить камень, а бедному Степнову, чтобы что-то посмотреть пришлось согнуться в три погибели, поэтому долго в доме он не выдержал.
Внутри висел череп козла с рогами - тоже оберег. В прихожей кровати - просто своеобразные ниши, выдолбленные в каменной стене и застланные ткаными дорожками. Кухня, как ни странно, беленая, там все аккуратно, все тарелки по полкам, все очень чисто и светло. В спальнях стояли нормальные кровати. Шторы, ковры - все присутствовало. Задний двор тоже есть. В переднем дворе место для работы и огород из кактусов.
- Не, не хотела бы я все-таки жить в пещере.
Они сидели в переднем дворике, где всю группу поили мятным чаем с кедровыми орешками.
А местная бабулька пыталась изображать то, чем якобы обычно занято население - что-то молола на каменных жерновах.
- Да ты что? - пошутил он - Зато вокруг пустыня, холмы. Представляешь, какая здесь ночью тишина.
- Нет уж, я все-таки лучше поближе к цивилизации. Там и удобства есть, и электрогитара, и даже твой любимый козел.
- Да уж, без него я точно не выживу.

<\/u><\/a> <\/u><\/a>

Как только вышли от берберов и поехали, по правой стороне нарисовался какой-то старый город. Гид рассказал, что он был разрушен наводнением в 60-х годах 20-го века, и с тех пор там практически никто не живет... Хотя электричество было проведено, на мечети красовался мегафон, была лавка, да и пара явно обжитых домов тоже имелась.
<\/u><\/a>

Далее они ехали в город Дуз - известный как родной город актрисы Клаудии Кардинале и славящийся одним из самых больших финиковых оазисов. А называют город еще - "ворота пустыни". Потому, что Дуз находится именно в самой настоящей песчаной пустыне.
Здесь группа должна была ночевать. Их поселили в отеле на краю города. Действительно вокруг была реальная пустыня, и это накладывало отпечаток на весь облик отеля. С внешней стороны отель напоминал крепость. Сплошная стена коричневого цвета, без окон, с несколькими металлическими дверями. Внутри отель оказался достаточно уютным. Номера просторные, правда, без балкона, только окна.
- Ну, все, - хихикала Ленка, обнаружив этот факт. - Ты не переживешь!

Вода из крана текла солоноватая. Бассейн на территории оказался необычным. Дно его было выложено не плиткой, а линолеумом. Видимо, здесь частенько бывают песчаные бури, и так его проще чистить. На маленькой территории отеля был разбит красивый сад из пальм и других растений. Это и Ленке и Степнову очень понравилось. От бассейна в разные стороны расходились аллейки. Под пальмами на территории стояли удобные лежаки и плетеные диванчики. После размещения у них было несколько часов, отдохнуть, погулять и поплавать.
<\/u><\/a> <\/u><\/a>

А после отдыха группу повезли кататься на верблюдах.
Всех предварительно одели в полосатые одежды местной фабрики «Большевичка», намотали на головы синие тюрбаны, и только после этого повели к верблюдам.
Ленке достался белый верблюд. Степнов считал, что его Леночка достойна лучшего и красивого верблюда, а Ленка сама его выпросила, когда узнала, что он беговой. Но он, как оказалось, не хотел бегать, хотя Ленка как только не пыталась его на это подвигнуть. И пинала, и за уши таскала, и за веревку дергала. Ничего не помогало. К Ленкиному верблюду караваном на веревочке было прицеплено еще два. Сзади Ленки сел Степнов, чтобы не выпускать ее из виду, и всю дорогу уговаривал Ленку не пытаться превышать скорость на бедном животном.
А Степновскому верблюду, как и его хозяину, Ленка пришлась по душе, и он постоянно пытался хватануть ее за коленку. Нет-нет, да зажует ее джинсы, аккуратненько так, ненавязчиво...
- Ленка, похоже, у меня соперник, ему тоже сильно нравятся твои коленки.
Степнов пытался отвлекать верблюда, а Ленка периодически гладила его по голове, чтобы он
отстал. Погладишь - перестанет. *Во, мужики! Все на ласку ведутся!
Вид пустыни, конечно, впечатлял. Просто море песка. Бесконечное. На сколько хватает глаз. Хорошо бы тут побольше побыть и поездить дальше. Чего тут? Только час, да и то все кучей катаются.
А Ленкин верблюд оказался романтиком. За этот час его угораздило рвануть на поиски своей подружки в общей массе катающихся. Надо сказать, что поиски увенчались успехом. Верблюд подошел к подружке сбоку, так это по-хозяйски, потерся о морду, прихватил за ухо, они пофыркались и дальше пошли вместе.
Степнова этот факт сначала насмешил, но потом ему стало не до смеха. Ибо молодой человек из какой-то другой тургруппы, сидящий на верблюжей подружке, просто расцвел от Ленкиной улыбки и нагло заявил:
- У вашего верблюда прекрасный вкус. Он выбрал самую лучшую подружку и самую красивую наездницу. Как зовут прекрасную незнакомку?
- Елена.
- Я Александр. Можно Саша. Очень приятно.

Слезу с верблюда и убью! Нет. Не так. Примем меры.
- Александр, - вмешался Степнов, обозначая свое присутствие, - Очень удачно. Вы нас со стороны с Леночкой не сфотографируете верхом? Солнышко, (это «солнышко было произнесено очень конкретно и с легкой ласковой угрозой в голосе, которую Александр понял), ты не передашь фотик?!
<\/u><\/a> <\/u><\/a>
Катались до захода солнца. Застали момент: с одной стороны небо красное, солнце садится, закат, а с другой - голубое - голубое, и месяц в нем белый. Очень красиво.

На ужине Ленка впервые в жизни попробовала настоящие оливки, хотя вообще их обожала.
Оливки были большого размера, хоть и консервированные, но видно, что самые настоящие, потому как вкус очень специфический. Соленые. Стало понятно, почему более 6 штук в Тунисе в день никто не ест. Просто не хватит сил.

После ужина они пошли гулять по территории, а потом устроились на плетеном диванчике в глубине пальмовой аллеи. Вроде после такого насыщенного дня нужно было идти спать, но уходить в номер не хотелось.
Ленка присела на плетеный диванчик, а Виктор улегся к ней на колени, закинув ноги на подлокотник.
- Теперь моя очередь.
- Да, я не возражаю.
Ласково потрепала по волосам, обняла за шею. Он сразу накрыл своей ладонью ее руку.
(См. обложку в шапке.)
Теплый воздух приятно обволакивал тело. По территории включили ночную подсветку. Ярким голубым светом фосфорицировал бассейн. Фонари на аллеях освещали изумрудные листья и в темноте придавали пальмовому лесу таинственность и уют. Мерцали теплым песочным цветом стены отеля. За стенами была вечная тишина песков, и казалось, что они не в гостинице, а совсем одни в старинном волшебном замке на краю земли.
Молчали. С любимым человеком даже просто молчать вдвоем безумно хорошо.
- О чем думаешь? Что загрустила? Устала?
- Устала. Немножко. (У нее действительно был немного усталый, но счастливый вид.) А думаю... Ну, думаю о том, почему мне еще нет 18-ти.
- Ленок, не страшно. Через несколько лет будешь думать, что какая жалость, что мне уже давно было 18 и будешь хотеть обратно.
- А ты хочешь обратно?
- Нет, наверное. Конечно, по молодости много было всего, было здорово и весело, но там не было тебя.
- А расскажи, что ты делал в 18.
- Что делал? Да как обычно. Хотя вот помню...

У нее на коленях лежал самый лучший и любимый мужчина и рассказывал о своей юности.
Ленка внимательно слушала степновские истории и смеялась, а потом снова погрустнела.
- Видишь, ты уже был самостоятельным, а я еще год завишу от деда и родителей. Не хочу ехать в Швейцарию без тебя.
- Ленк, ты что?! Ты же соскучилась по родителям, Сережке. Тебе надо с ними побыть. Семья -это святое. А я у вас квартиру покараулю, цветочки пополиваю. Буду тебе письма и смски писать.
- Ну да... А может, поедешь со мной?
- Лен, родители ждут тебя с Петром Никаноровичем. Как ты себе это представляешь? Если еще и я приеду. Я то конечно не против, и был бы счастлив поехать с тобой и говорить с твоими родителями, но не уверен, что Никита Петрович меня не убьет за то что я (он поднес Ленкину руку к губам и произнес в промежутках между поцелуями) совратил его дочь.
(От каждого его касания бежали мурашки и становилось все жарче.)
- Это еще вопрос, кто кого совратил. (смеется)
- Ну, ты же не расскажешь папе детали...

Коснулся языком чувствительной точки между пальчиками, чуть прикусил нежную кожу, снова целует. Ленка заерзала. А он продолжает, глядя на нее снизу вверх. И прижимаясь щекой к мягкой груди.
- Вить, ты нарываешься.
- Ну и что? (нежно перебирает ее пальчики.)
- Ну, мы же не в номере.
- Да уже, по-моему, весь отель ушел спать. Пошли купаться?
Пожалуй, охладиться ей как раз впору!
- А думаешь можно?
- А почему нельзя?
- Ну, у нас то в отеле до семи вечера.
- А тут никакого объявления не висело, значит можно.
- Правда, переодеваться лень.
- А мы не будем. Ты же в белье. Ну и все. Темно, не видно.
- Виктор Михайлович, вы экстримал!
- Нет, я тоже ленивый.
Сбросив одежду на лавочке, они пробежали метров 20 по аллее до бассейна.

Он прыгнул в воду первым, подняв кучу брызг и поплыл. Ленка уже было хотела последовать за ним, но в последний момент, остановилась. Щелкнула застежкой бюстгальтера. И только потом прыгнула в воду. Ну, нафиг, сушить негде, все равно одни.
Поплыла по бассейну, потом перевернулась на спину и легла на воду... Вода - парное молоко, теплее воздуха. А небо...
- Ви-и-ть, ка-а-кие звезды!!!
На черном небе причудливым узором искрились яркие, далекие и такие близкие звезды. Золотой месяц показывал острые рожки.
А он уже этого не видел. Для него существовала одна «звезда», чье тело сейчас отливало перламутром, словно жемчужина в голубой оправе бассейна. Она перевернулась и поплыла, красиво рассекая медно-купоросную гладь. Светящиеся воды омывали чуть колыхавшуюся грудь. Блики фонарей придавали ее волосам оттенок лунного серебра.
Он не мог отвести взгляд и сдвинуться с места. Подплыла к нему, встала на дно.
- Вить!
Только сейчас заметила напряженное лицо и синее пламя глаз.
Опустила взгляд. С ума сойти! Это ОНА так на него действует?! По телу растеклось приятное тепло.
- Лен, пойдем!
Он схватил ее за руку и потащил на выход из бассейна...
Она не ожидала.
- Вить, куда?!
Он просто перекинул ее через плечо как носят раненых, и быстро зашагал по аллее, по пути избавляя Ленку от последнего куска ткани. Он торопился.

Что он делает???!!! Она предчувствовала бурю. Сердце билось где-то в горле... Он несет ее АБСОЛЮТНО голую по дорожке ОТЕЛЯ в тень деревьев и сейчас...
Темная мощная энергетическая волна его желания обжигает ее, парализует, затапливает сознание, вызывая крупную дрожь предвкушения. От одной мысли вмиг стало жарко и влажно. Он был незнакомым, опасным и... ДА!!!
Он торопился, еле держась на волоске мысли, что надо добраться до кармана брюк.
Добрался! Сильные пальцы пробегают по всему ее телу сверху вниз и приступ острого желания захлестывает окончательно.
- Не могу больше... Лена!!!
Посадил на себя. Внутри! Какой сладостный долгожданный миг! Не могу! Прости...
Резкие яростные движения и громкие стоны. Его бы сейчас не остановило ничто и никто.
Руки терзают тело, сминают нежную грудь, губы перекрывают кислород. Она не отстанет! Ногти впиваются в кожу, зубки оставляют след... Пламя страсти полыхает запредельно.
Это стометровка. Спринт! И... быстрый финиш. Хриплый стон раненого зверя и... тишина.
Кажется, на несколько минут он потерял сознание.
Она? Она просто в шоке.


- Лен, Леночка...
(Она безвольно опустилась к нему на грудь.)
Леночка...
- Ты сумасшедший!
- Прости.
- Дурак. Люблю!
- Ленка-а-а...

- А если бы кто-нибудь шел мимо?
- Ну и шел бы себе дальше. Порядочный человек сделал бы вид, что ничего не заметил.
Ленка смеялась.
- Ага, мы с тобой такие маленькие и незаметные и такие тихие...
- Ну что поделаешь, если мне очень хочется (жаркий шепот) здесь и сейчас (касается мочки ушка) любить свою женщину.
- Вить, ты что? Опять?!
- Не опять, а снова.
* Теперь настала Ленкина очередь терять сознание.

********************

Тут можно подкинуть автору вдохновения.<\/u><\/a>


Еще раз СПАСИБО Miss Alex за материал и фотки!

**************
День восьмой. Экскурсия продолжается.


В 4.30 утра они покидали г. Дуз и свой волшебный замок чувственных наслаждений.
После завтрака группу везли встречать восход солнца в пустыне. Рассвет на соленом озере.
Соляное озеро Шотт-эль-Джерид. Конца и края ему не видно. Просто корка песка и на ней соль. Под коркой песка - соляные отложения, а под ними вода. Соль периодически выступает на поверхность. Тут же растут соляные кораллы, абсолютно разные, причудливых форм, коричневого цвета. Дорога, по которой везли туристов, проходит прямо посередине озера и периодически опускается, ее постоянно обновляют. Римская дорога, которая проходила в метрах 30 от основного тракта, как им сказали, утонула. Вдалеке темнеют горы.
<\/u><\/a> <\/u><\/a>

Удивительное дело, но рассвело гораздо раньше, чем они увидели солнце. И до восхода было не темно. Но вот сначала горизонт просто зарозовел, и буквально за 3-4 минуты из-за гор выплыл огненно-красный с ярко-желтой аурой диск солнца. Оно слепило глаза, а вокруг будто сгустились легкие сумерки. Они стояли и не могли оторвать взгляд от этого фантастического зрелища.
Обнимая Ленку со спины, он шепнул на ушко.
- Наш первый восход!
- Не последний. (Развернулась в его руках и прильнула к губам.)
<\/u><\/a> <\/u><\/a>
<\/u><\/a> <\/u><\/a>

После встречи восхода поехали в горный оазис. Туда можно было добраться только на джипах. Поэтому автобус довез туристов до стоянки джипов в Тозере, и там всех рассадили по машинам. В джипе, крузере старой модели Ленке со Степновым опять достались места сзади, что было «весело». Степнов сходил с ума от волнения за их жизни и несколько раз возмущенно обращался к водителю, ибо ехать приходилось по серпантину, дорога узкая, а этот шумахер даже скорость не сбрасывал.

Горный оазис назывался Шебика. Сначала группу повели сквозь щель между двумя скалами.
- Надо пройти, загадать желание, и оно обязательно сбудется.
Желание? Чтобы папа с мамой поняли и приняли наши отношения. Так не хочется скрываться или ругаться.
Желание? Чтобы Ленкины родители приняли наши отношения. Чтобы Ленке не было больно.
Прошли между скал, спустились вниз по горной тропе к озеру. Вода в озере очень голубая. Такого насыщенного цвета, что отдает местами синевой. Это за счет большого содержания медного купороса. Озеро питает источник, само озеро сквозное, из него вытекает водопад и формирует более мелкое озеро внизу. Финиковые пальмы растут прямо в ущельях на каменистой почве. Панорамный вид сверху потрясающий.
Ленка не выпускала из рук фотик, охотясь за интересными и красивыми кадрами.

После оазиса поехали смотреть Большой каньон Атласских гор. «Здесь снимался фильм «Английский пациент» - сообщил туристам гид с особой гордостью.
Каньон конечно очень впечатлял. Высота приличная. К краю подходить страшно.
<\/u><\/a> <\/u><\/a>
<\/u><\/a>
- Молодой человек, сфотографируйте нас, пожалуйста.
К Степнову обратились две дамы из их группы. Пока они вспомнили, что надо открыть объектив, пока сняли шляпки, поправили прически и настроились, потом моргали, прошло минут пять. Когда Степнов отошел от них, то не увидел нигде Ленку. Еще раз обежал глазами толпу. Нет!
А потом он ее увидел! Ниже обрыва на полметра была маленькая - полтора на полтора площадка. Вот на ней и стояла Ленка, и стояла на самом краю, наклонившись над ущельем, и делая снимок, что называется «в фас». Звук ее имени застрял в горле. Какие то доли секунды он странным образом слышал, как шурша обваливается земля под ее ногой.
Она выпрямилась. Отошла от края и залезла наверх.

- Вить, я такой кадр сделала!
- Дай сюда фотоаппарат?
- Зачем?
(с тихой яростью)
- Выброшу к чертовой матери, чтобы ты больше никуда не лазала.
(Повысила голос)
- Ты обалдел?
- Ты соображаешь, что делаешь? (Он завелся. Народ стал оглядываться)
- Да, что такого?!
- А если бы ты верзанулась оттуда?!
- Что ты орешь?! Все нормально.
- Что ору?! Ты... как ребенок, нельзя на минуту без присмотра оставить. О чем ты думала?!
- Не смей на меня кричать... при всех!
- Лена, я испугался...
Она уже повернулась и пошла в сторону джипов. Глаза набухли от слез. Чего он?! Чего пугаться то? Ну да. Даже в объектив дух захватывает. Ну, может, не стоило ей лезть... Но чего кричать то?! Он всегда кричит.

Идиот! При всех про «ребенка». Но как же он испугался!!!
- Лена, Леночка!
Догнал, крепко прижал к себе, чтобы ощутить всем телом. Она не сопротивлялась. Зашептал лихорадочно.
- Прости меня, прости. Я так за тебя испугался. Ведь чуть закружись голова... Лен, что бы я твоим родителям, деду сказал... что ты творишь то?!
- Прости. Я не подумала.
- Ленка...
(Он всматривался в любимое лицо, держа в его ладонях. Бои, дуло пистолета...)
Кулемина! Я ЖЕ УМРУ БЕЗ ТЕБЯ.

Она поверила. Она давала себе зарок - больше никогда...
Он убеждал себя поцелуем, что она жива... он ДЕРЖАЛ ее... пока он ее целует, с ней ничего не случится...
Она просила прощения поцелуем, успокаивая и обещая долгую жизнь и любовь...
Они целовались так, что все, привлеченные криком и с интересом наблюдавшие скандал экскурсанты, отвернулись и предпочли еще раз полюбоваться Большим каньоном Атласских гор, чья вызывающая трепет глубина, была несоизмерима с глубиной чувств.


Рядом с каньоном был водопад, довольно высокий, вода пресная, холодная... Народ дружно умывался и мочил ножки. Притихшие, держась за руки, они тоже подошли умываться. Плеснули каждый в лицо холодной водой, и тут же снова крепко переплели пальцы.
Потом была остановка на кофе и последний пункт экскурсии - город Кайруан. Кайруан, что значит «караван», некогда был столицей Туниса. И до сих пор это самый святой город для мусульман Северной Африки и четвёртый по святости город Ислама после Мекки, Медины и Иерусалима.

Правда, туристов поначалу завезли на фабрику по производству ковров. В первом помещении бабушка ткала на станке ковер вручную, во втором было множество готовых ковров. Сначала про них рассказывали, потом предлагали на продажу. Ковры вызывали восхищение. Особенно маленькие коврики для молитвы - ручная работа. Но и цены были соответствующие. Впрочем, Ленке со Степновым уже, если честно, на ковры было фиолетово. Организмы за двое суток устали от впечатлений и эмоций и хотели спать.

Но потом их повели смотрели мечеть Джами сиди Окба. Тут - хочешь - не хочешь, но от такого зрелища проснешься. Одна из главных мусульманских святынь была заложена вместе с городом в 670 году. Нынешнее здание более напоминает крепость с 35-метровым минаретом. Материалы для строительства мечети были привезены из разрушенного арабами Эль-Джема, в их числе — 414 античных колонн. Есть даже присказка о том, что тот, кто пересчитает все колонны, ослепнет тут же. Сама мечеть в праздник Маулид (День поминовения Пророка Мухаммеда) становится местом паломничества десятков тысяч верующих. Вообще туристов в мечеть не пускают, но в соседнем доме налажен отличный бизнес. За отдельную плату с крыши дома можно все посмотреть и пофоткать, а внизу на первом этаже располагается сувенирная лавка с отличными ценами.
<\/u><\/a> <\/u><\/a>
Наконец, домой!
По дороге до Суса вдруг начал накрапывать дождик. Посерело, подул ветер, лихо закручивая песок. Но песчаной бури не случилось. А в автобусе было тепло и уютно. Ленка, сидя в объятиях Степнова, положила ему голову на плечо. Оба чуть-чуть пытались дремать.

Сус встретил их на удивление отличной погодой.
И как же было хорошо, наконец, выйти из автобуса около, ставшего им родным, отеля.
Еще лучше было окунуться в море. Вроде день без него, а так соскучились...
Вдоволь накупавшись и проведя часок на пляже, Ленка со Степновым отправились в номер, приводить себя в порядок перед ужином. Правда, сил уже даже особо не было, а кушать хотелось ужасно.
После ужина, сидя в ресторане, Ленка предложила:
- Вить, давай пирожные в номер закажем и дома с чаем попьем.
(*Это была засада - вечером в отеле чай на ужине не предлагали даже за деньги, что для русского человека, любителя попить чайку вечерком, особенно когда есть пирожные, просто трагедия)
- Давай.

Степнов принес из ванной, где кипятил воду, две кружки.
- Ленок, зава...
Ленка уже спала. Только прилегла на кровать на минутку и уснула. Хорошо, успела переодеться в сорочку и халатик.
Он аккуратно развязал пояс халатика, чтобы узел не мешал. Снимать не стал, чтобы не разбудить. Накрыл ее простынкой. Погасил в номере свет. Вышел на балкон.

Вот и еще один день пролетел.
День их сказочного лета.


***********
Как всегда рада видеть тут.<\/u><\/a>




Спасибо: 106 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 775
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.04.10 23:38. Заголовок: В главе приветы Лене..


ПРИМЕЧАНИЕ ВАЖНОЕ.
С этой главы и далее в фике автор вступает на зыбкую почву межконфессиональных и межнациональных отношений.
И хотя я буду стремится к фактической достоверности и соответствию текста и поведения персонажей реальности, но иногда, возможно просто по незнанию автора, эта достоверность может быть нарушена в угоду сюжету фика. Это все-таки просто фанфик. И он придуман. Поэтому заранее уверяю, в том, что не хотела и не намереваюсь оскорбить ничьих верований некоторыми несоответствиями.

**********************
День девятый.

Степнов проснулся бодрым и выспавшимся, а всего то шесть. На пробежечку, что ли?
Тихонько выскользнул из номера, оставив Ленке записку. Успел пробежаться, искупаться в море и принять душ. Соня Ленка еще спала. Прилег рядом. Нежно отвел упавшую на глаза челку. Коснулся щеки. Она улыбнулась и открыла глаза.
- Привет!
- Привет, Сонечка.
- Что я проспала на этот раз?
- Я уже купнулся. Пробежечку проспала, зарядочку.
Ленка потянулась к Степнову, обняла.
- А чего ты меня не разбудил?
- Могу тебе провести индивидуальную зарядочку. (гладит рукой ее бедро)
- Да ты что?! И солнце тебя не смущает? (Она целует его в шею, в подбородок, и перемещается на него)
- Да нет. (Крепко поцеловав, он сместил ее обратно на кровать.) Ну, одевайся. Пошли на зарядку!
На ее лице отразилось полнейшее разочарование.
- Ты что, серьезно?! А я то подумала…
- Явно не тому я тебя столько лет учил. Кулемина, я про зарядку...
Ленка потянулась и начала послушно вставать, когда он потянул ее за руку, повалил на кровать и принялся покрывать поцелуями лицо и шею, спускаясь ниже.
- Шутка. Я тоже подумал…
- Ах, ты! (Ленка шутливо врезала ему кулачком в бок.)
- Так, не травмируй тренера!
Заведя ее руки за голову и удерживая, пригвоздил своим телом к кровати.

Зарядка прошла качественно и эффективно.

Завтрак, пляж, обед… В 15.30 в холле их ждал Федхи, чтобы отвезти на игру.
Играли на приличной спортплощадке. По краям стояли небольшие трибуны, заполненные народом. Степнов сменил свою футболку на командную и отдал Ленке вещи.
Прижалась к нему и поцеловала:
- На удачу!
Она уже собралась, было, присесть и выискивала взглядом место, когда в толпе парней и мужчин увидела их соседку по столу – ту арабскую девушку. Она приветливо махала ей рукой, показывая на место на скамейке рядом. Ну, надо же!
Ленка поднялась на самый верх трибуны. Оказалось, что скамейка была как бы огорожена и свободна. Ленке снова стало неудобно, но девушка еще раз позвала к себе.
- Do you speak English? – обратилась девушка.
- Yes! – радостно подтвердила Ленка.
(далее все разговоры в переводе с английского и арабского на русский.)
- Садись!
- Спасибо.
- Твой муж играет сегодня?
- Да.
- Мой тоже.
Только сейчас Ленка увидела в команде Степнова знакомого араба.
- О! За одну команду!
Девушка улыбнулась.
- Я Сафия. А муж – Амин.
- Лена. И Виктор. (Смутилась.) Только он пока не муж.
- Почему?
- Ну, мне еще нет 18 лет. По нашим законам еще рано.
Сафия скорчила смешную рожицу.
- Неправильные законы. А почему вы за эту команду играете? Вы ведь русские?
- Витю попросили сыграть. Он здорово играет. (сказала с гордостью) Он спортсмен и в Москве учитель физической культуры.
- Учитель - это здорово.
- А вы почему играете?
- Да дядя попросил Амина сыграть, пока мы тут в Сусе отдыхаем. Амин в прошлом тоже спортсмен, а вообще сейчас он доктор спортивной медицины.
- А кто у вас дядя?
- Ну, это дядина сеть отелей. Вы с Федхи пришли? Это мой двоюродный брат. А дядя – вон сидит.
«Дядя» демократично сидел внизу вместе с парой запасных игроков.

Тем временем прозвучал свисток, и игра началась.
Первая партия с небольшим перевесом закончилась в пользу команды Степнова.
Ленка, было, хотела сбегать вниз, но Сафия ее остановила.
- Не надо. Там мужчины.
- И что?
- Ну, это не очень принято.
Ленка посмотрела и решилась спросить.
- А можно я спрошу, только ты не обижайся.
- Спрашивай.
- А почему ты так одеваешься? Жарко ведь. Муж заставляет?
Сафия рассмеялась.
- Эта одежда и поведение – это называется в целом «хиджаб». Это верующим женщинам-мусульманкам положено на людях носить закрытую одежду, чтобы не видно было ни ног, ни рук, ни волос. Это вера. В исламе считается, что женщина должна быть притягательной только для мужа, а для посторонних мужчин подчеркивать и показывать красоту не надо. То есть я только - для мужа.
- А муж?
- То же самое. Он тоже только мой.
«Везет!», - подумала Ленка, вспомнив ту дискотечную тетку.
- То есть тебя никто не заставляет так одеваться?
- Нет, что ты. Ну, на самом деле я тоже не максимально строго все соблюдаю. У меня есть одежда, хоть и закрытая, но которая подчеркивает фигуру. Бываю с Амином много где. Вот сюда, например, пришла. А вообще в Тунисе достаточно либеральный ислам, не то, что, к примеру, в Арабских Эмиратах. А в одежде на самом деле совсем не жарко, если ткани качественные. Наоборот. На солнце не сгоришь, плечи, голова закрыты.
- А откуда ты знаешь английский?
- Дома учила, в школе, в университете.
- А у вас девушкам можно учиться в университете?
Сафия снова рассмеялась.
- Лена, ты, видимо, читала только страшные сказки про ислам.
Конечно, можно. Никто не запрещает образование. Наоборот. Как ты будешь воспитывать детей, если не будешь образованной.
- А на кого ты учишься?
- Тоже на врача. Только обычного. По зрению. У меня отец известный врач, доктор наук и профессор медицины, он во Франции учился и много работал.
- У меня мама с папой тоже врачи. Раньше в Нигерии работали, сейчас в Швейцарии.
Девчонки не сговариваясь, рассмеялись. У них так много совпадений в биографии.

В следующем перерыве между партиями, которую, кстати говоря, их команда продула, они послали любимым пламенные взгляды, и Ленка осмелела и озвучила следующий вопрос.
-

Спасибо: 101 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 786
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.04.10 21:41. Заголовок: Примечание: Фик «Лет..


Примечание. Данная прода состоит из трех частей.
Часть 1. «Хамам» - спасибо Miss Alex за материал к этой части.
Часть 2. "Песни". К сожалению, я не смогла найти классических арабских песен в том исполнении, в котором я слушала сама. Есть только фотография исполнителя. Но свои впечатления я отразила. Чтобы было хоть немного понятно, о чем идет речь, то прямо в тексте фика привожу просто ссылки на арабскую музыку. Кому интересно, можете послушать.
Женщина - известнейшая в арабском мире исполнительница классических арабских песен Фейруз. Хотя вторая песня явно не классика, но супер!
Перевод текста песни - наглая вольная вариация вот отсюда<\/u><\/a>
Часть 3. "Гурия". Для чтения настоятельно рекомендую заранее скачать
вот с этого диска<\/u><\/a> Мелодия № 8 и включить в нужный момент.

Части № 3 не было бы, если бы не усиленно убеждавшая меня Бета-Танечка и Олечка - Фигли-Мигли. Оля сделала иллюстрацию и позволила мне представить то, что у меня никак не получалось вообразить. Это такой труд: выражение лица, костюм, интерьер. Наслаждайтесь! Оля!!! Это шедевр!!!
Девочки, спасибо вам за огромную помощь и поддержку!!!


*********************
День одиннадцатый

После пробежечки, пляжа, завтрака и снова пляжа Степнов обрадовал Ленку новостью о посещении хамама.
- У меня тебе сюрприз.
- Какой?
- Мы идем в баню.
- Очень смешно.
- Лен, я серьезно. Там всякие процедуры приятные - обертывания водорослями, массаж, маски для красоты - тебе понравится. Опять же местная экзотика.
- Правда? Это нам по вип-карточке?
- Да.
- Хорошо. А ты пойдешь?
- Ну, я в мужское отделение. Там программа покороче. Тебя потом подожду.
Часа в четыре за ними опять зашел сопровождающий и проводил их до другого отеля, где был огромный SPA-центр.

Сначала Ленка сидела в сауне в облаках пара... даже видно плохо, туман перед глазами. Потом ее обмазали какой-то странной серой мазью, на волосы тоже нанесли маску,
и снова оставили посидеть. Она расслабилась, стало тянуть в сон. Потом она пошла в соседний зал с душевыми, где все это смыла. Затем ее положили на каменный полог, и совершенно неожиданно для нее тетенька, такой деревенской закваски, стала орудовать по ее телу варежкой из какого-то прорезиненного материала. Ленка думала, что тетенька снимет с нее всю кожу, зато какой был кайф, когда после этой экзекуции ее окатили холодной водой!
Затем в другой комнате ее уложили на топчан, обернули водорослями и закутали, наложили маску на лицо, шею, сделали маникюр. Ленка все еще лежала в водорослях, когда после маски ей сделали массаж лица и шеи. Было так приятно, что она снова чуть не уснула.
Затем она все смыла и отправилась на заключительную стадию - массаж тела с аромамаслами. Массаж расслабляющий. Не лечебный. Минут 15-20. Тихо играла восточная музыка, пахло благовониями... А руки, которые разминали мышцы и нежно скользили по коже, дарили безумно приятные ощущения.

Степнов справился, как и предполагал, раньше. От этапа водорослей и массажа он отказался, поэтому сидел в общем холле SPA-центра и наслаждался холодной минералочкой.
Сидеть было скучно, поэтому, пролистав какой-то журнальчик, он невольно прислушался к разговору двух русских теток. Дамы за сорок, ухоженные, они уже явно прошли полный круг релакса и сейчас болтали на диванчике. Интересно, не прогадал ли он с сюрпризом, действительно ли женщины в восторге от этого?
- Ну вот. А после маски с меня это все смыли и повели на массаж с аромамаслами. Я улетела. Там массажист - мальчик... Какие у него руки! Представляешь, ты лежишь под одним полотенцем, а он массирует везде...
Степнова подорвало в кресле.
- Массажист - мальчик?
- Ну да. - Отозвалсь тетка и, проводив взглядом странного убегающего мужчину, продолжила, повернувшись к приятельнице. - Ну, так вот, когда мы были в этой специфической турецкой бане...
Но Степнов этого уже не слышал. Он рывком дернул на себя дверь женского отделения. За ним бросилась выскочившая из-за стойки девушка-администратор.
- Вы куда? Нельзя!
Он летел по помещениям с криком «Лена» и судорожным «извините», под возмущенный визг голых дам, увидевших тут невменяемого мужчину, вопли администратора и персонала на арабском, шутки молодежной девичьей компании: «Мужчина, останьтесь с нами».
Та мощная тетка с варежкой, пытавшаяся загородить дверь, была просто переставлена от двери словно стул. Наконец, он оказался в коридоре, откуда вело несколько дверей, и замер, не зная, в какую ломиться.
- Лена!
Догнавшая его девушка администратор, уже поняв, что товарищ больной и явно что-то случилось, решила, что лучше помочь ему найти эту Лену, тем более, что это клиенты с вип-карточкой. Она, запыхавшись, распахнула перед ним дверь.

Ленка улетала. Ей было потрясающе хорошо, когда ей послышался Витин голос. Да не может быть! Но тут дверь распахнулась, Ленка поняла это по струе прохладного воздуха, и она услышала:
- Лена!

Рядом с Ленкой стояла милая девушка в белом халатике, похожая на школьную медсестру, и разминала ей икроножные мышцы. Сама Ленка, укрытая практически полностью простыней, лежала на топчане с сонно-блаженным видом.
Впрочем, услышав его голос, она тут же встрепенулась и испуганно спросила:
- Чего случилось?
Девушка-администратор, вызвав вторую в коридор, прикрыла дверь снаружи.


Спасибо: 102 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 791
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.05.10 13:48. Заголовок: Продолжим Глава 41 ..


Примечание: Бета велела выложить проду, дабы поднять настроение перед очередной антиКВМной 6 серией, которая уже, кстати, лежит на ютубе.

И еще. Часть проды снова написана лучшим специалистом по разговорам по душам - моей Бетой - Танечкой. СПАСИБО!

***************
День тринадцатый. (Он с 12 ночи начинается.)

Полтора часа дороги до Суса они, обнявшись, счастливо дремали, утомленные многочасовой прогулкой, обилием впечатлений и эмоций.
Добравшись до номера, сонная Ленка предложила:
- Вить, давай сейчас еще поспим, а потом в двенадцать встанем и на дискотеку. А то ведь обидно, последняя ночь, и нам есть что отмечать!
- Давай. Сам хотел предложить.
Такой расклад устраивал Степнова как нельзя лучше, потому что на эту ночь у него был предусмотрен очередной сюрприз.
Ленка скинула туфли и взялась за край шарфа.
- Подожди.
- Чего?
- Я хочу сам это снять.
Размо

Спасибо: 99 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 794
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.05.10 21:49. Заголовок: Глава 42 Дни пролет..


Прода №16

Они сидели за обедом. Все впятером. Даже Сережка был тут на детском стульчике.
Но было тихо и «холодно». Дочь не поднимала головы от тарелки. Петр Никанорович принципиально молчал.
- Лена!
Ленка посмотрела на отца. Во взгляде читалась решимость - не уступать.
- Лен, извини меня. Я... я, возможно, был не прав, что судил о человеке, будучи с ним не знакомым.
Ленка боялась поверить своим ушам.
- Я думаю, нам надо поговорить, раз ты... вы... Короче, если мама не против, может, ты пригласишь его к ужину.
- Я не против, - тут же отозвалась Вера, приходя на помощь мужу, - если кто-нибудь картошки начистит.
- Я почищу, - тут же отозвался Петр Никанорович.
- Я могу, - обрела дар речи Ленка. Потом снова посмотрела на отца.
- Правда, можно?
- Ну да.
Она засияла ярче солнышка за окном и подскочила.
- Спасибо. Я позвоню?
И не дожидаясь ответа, выскочила из-за стола и убежала в комнату.

Степнова трясло. Ох, как его трясло! Ленкин звонок застал его врасплох.
Так, срочно бриться, погладить рубашку к костюму, в душ. В магазин. Шампанское? Нет. Не надо. Рано. Торт? Можно. Ох, неизвестно еще, зачем его позвали. Как спустят с лестницы вместе с тортом. Хуже всего, что из фотографий ясно было, что они с Ленкой уже живут вместе. Петр Никанорович-то дал добро на их отношения «до».
Что еще? Цветы. Да! Вере Николаевне и Ленке.
Господи, что же так страшно. Он, конечно, точно знает, что хочет сказать, он давно настраивался, но...
И в костюме как-то не по себе, хотя Ленка говорила, что он в нем «отпадно» выглядит.


Черт! И как нажать кнопку звонка, если в одной руке торт, а в другой два букета.
Словно в ответ на его мысль, щелкнул замок и дверь распахнулась.
- Вить!
Дверь открыла Ленка.
- Привет! Возьми цветочки. Твои - гладиолусы.
- Мои любимые.
Из кухни вышла Вера Николаевна.
- Добрый вечер! Это вам. - Степнов несколько неловко протянул Вере букет кремовых роз.
- Здравствуйте! Спасибо.
- Это тортик к чаю.
- Спасибо. Проходите. Лен, и мои поставь в воду, - сказала Вера Николаевна, передавая Ленке цветы.
В этот момент в коридор, услышав знакомый голос, притопал Сережка!
- Ви...ка! - и тут же протянул ручки.
Ну вот! Сдал с потрохами своего Вику! Но проигнорировать ребенка и сделать вид, что с ним не знаком и с Ленкой не гулял, Виктор не мог. Когда на тебя ТАК смотрят...
- Привет, спортсмен!
"Спортсмен" тут же принял любимую позу на любимой «лошадке».

Из комнаты появился Петр Никанорович.
- Здравствуй, Виктор! Рад тебя видеть.
- Здравствуйте, Петр Никанорович! Как ваше самочувствие?
- Ничего, помаленьку. Теперь вот вообще отлично.
- Виктор, мы с мужем хотели бы с вами сначала поговорить.
Никита Петрович тоже появился в дверях.
- Да, конечно. - Степнов рассеянно огляделся.
- Сергунь, иди к дедушке!
Степнов хотел, было, передать ребенка с рук на руки, но Сережка издал известный всем громкий вопль протеста и еще крепче вцепился в ворот пиджака.
- Да пойдемте уж!
Он так и зашел в комнату с Сережкой на руках.
- Добрый вечер.
- Здравствуйте. Вы садитесь.
- Спасибо.
В комнате за прикрытой дверью осталось трое взрослых и Сережка.

- Хм, - хмыкнул Никита Петрович, - вы прямо сразу с главным аргументом «за» в свою пользу на руках. Говорят, дети - самые чуткие, в отличие от нас, взрослых.
Степнов смутился и заметно покраснел.
- Ну, просто мы вместе много куличиков сделали. - Уж не стал скрывать он.
Сережка радостно пускал пузыри и теребил, кажется, липкими пальчиками, лацкан шикарного пиджака. Степнов этого не замечал.
- Виктор, я хотел извиниться, что сразу вам такого наговорил, не разобравшись...
- Да, что вы, Никита Петрович! Я представляю, как это выглядит со стороны. Я уже сталкивался с этим не раз. Сам был в шоке, когда осознал, что я, 30-летний педагог испытываю серьезные чувства к своей, тогда еще, ученице. Да, мне 30. Ну, чтобы вы знали точную цифру. Но я действительно люблю Лену. И я очень рад, что вы согласились на этот разговор. Лена очень переживала.
- Как давно вы с ней встречаетесь?
- Ну, мы как-то незаметно подружились еще с 10-го класса. Потом я стал с Петром Никаноровичем роман писать. А он, роман, вообще-то обо мне и Ленке. Ну, как прототипы.
Часто приходил...
- Вы помогали Лене, когда отец был в больнице?
- Да, было такое. Я, правда, старался в квартире не ночевать, ну... пару раз только, когда совсем плохо было... Руководителем Ранеток я также был. Часто с девчонками. Так что, как-то постепенно все... А официально мы стали встречаться с выпускного.
- И практически сразу уехали вместе отдыхать? - вступила Вера Николаевна.
- Меня это тоже смущало, но Лена сама предложила. И ей действительно надо было отдохнуть. А отпустить ее одну или с девчонками... Хоть Лена из них самая взрослая и разумная, но когда они вместе ... И я насмотрелся... - он заговорил эмоциональнее, - молодые арабы одиноким девушкам без мужчины проходу не дают. Это ж вообще! А уж таким красивым, да блондинкам. Да я бы тут с ума сошел!!!
«Да, он прав!», - подумал Никита.

Сережке надоело сидеть на руках, когда на него не обращают внимание. Он сполз с Виктора и добрался до мамы, которая тут же выставила его за дверь.

- Какие у вас планы? - спросила Вера.
- Планы? Я люблю Лену и, если честно, уже сделал ей предложение. Она согласилась. Хотя, конечно, мы оба понимаем, что надо ждать до 18-ти, и естественно, без вашего одобрения...
И я... я официально прошу у вас руки вашей дочери... Чтобы вы знали, эээ... всю серьезность моих намерений. Но я понимаю, что вы вряд ли сможете мне сейчас ответить.
- Да уж.
- Я понимаю, что, наверное, вам надо больше со мной пообщаться... Трудно так сразу кому-то доверять. Еще я понимаю, что Лене надо учиться. Она талантлива. Группа у них в гору пошла. Конечно, неразумно приковывать ее сейчас к кастрюлям или... к ребенку. Это я тоже осознаю.
- Да, я тоже надеюсь, Виктор, что вы это ОЧЕНЬ ХОРОШО понимаете, про ребенка? - это снова Вера Николаевна.
- Безусловно. Конечно, я хочу детей, детей от Лены... (Так, что-то пора уходить с этой темы, а то Никита Петрович опять мрачнеет.) Но, разумеется, как взрослый человек, я сделаю все от меня зависящее, чтобы Лена спокойно получила образование, и несу полную ответственность...
- Так, Лена сама еще ребенок и давайте сейчас не будем говорить о таких вещах. - Перебил Виктора Никита. - Вы пока встречаетесь. Подчеркиваю. Встречаетесь. На этом и остановимся.
Он также выразительно посмотрел на жену. Принять очевидное, что дочь может иметь близкие отношения с этим 30-летним мужчиной, Кулемин пока был не в состоянии и просто не хотел даже об этом думать, не то, что говорить.
- Договорились?
- Конечно, - ответил Степнов. - Спасибо.
- Тогда, может, к столу? - Вера посмотрела на мужа.
- Да, пойдемте. - Кулемин поднялся. Вслед за ним все остальные.

Вообще Ленка подслушивала под дверью. Да, она знала, что это неприлично, но сейчас решалась ее судьба. Ее просто трясло от волнения. Ждать, пока ее поставят в известность о разговоре, она была не в состоянии.
Услышав последнюю фразу, отлетела от дверей в кухню. Трясущимися руками ухватилась за подоконник. Так. Спокойно. Все хорошо! Хорошо!!! Вообще-то, сейчас ей больше всего хотелось броситься Вите на шею и ощутить его объятия, но она понимала, что излишние проявления чувств сейчас только во вред... И крепче стискивала подоконник.
Когда они уже сидели за ужином, не удержалась и, улучив момент, коснулась под столом его руки. Он вмиг сжал ее ладонь, и оба замерли. Охватило неудержимое счастье. Как тогда, когда он коснулся ее руки на выпускном.
*- Можно только через ладонь передать другому все: облегчение, счастье, безумную радость, нежность, любовь?
- Можно.

Петр Никанорович крякнул про себя и поспешил привлечь внимание Никиты к своей персоне. Они такие милые, такие смешные, и совершенно не умеют ничего скрывать. На лицах так все и написано крупными буквами.

Проводить Виктора в коридор вышли все, чем зарубили Ленке последнюю возможность побыть с ним наедине и сорвать хоть малюсенький поцелуй.
Дверь за ним захлопнулась, когда Ленка, словно опомнившись, схватила в своей комнате первый попавшийся CD-диск и кинулась по лестнице вдогонку с криком:
- Вить, ты диск забыл!
Она поймала его уже на втором этаже, или он поймал ее, слетавшую по ступенькам, в свои объятия.
- Ты чего? Какой ди...
А Ленка уже прильнула к его губам, крепко обнимая за шею.
- Витечка! Мой! Витя-я-а, - шептала как в бреду, пьяная от счастья, и покрывала его лицо поцелуями.
- Ленка! - Между их телами не было и миллиметра.
Внизу хлопнула входная дверь, и кто-то вызвал лифт. Если бы не этот несколько отрезвляющий шум, он бы на радостях занялся с ней любовью прямо тут, на ступеньках, только прислонившись к стенке.
- Ленка, господи! - Он сделал шаг вниз и теперь стоял еще ступенькой ниже, уткнувшись лицом в ее грудь и тяжело дыша.
Она тоже еле переводила дыхание.
- Вить, я так счастлива! Но я подумала: «Умру, если тебя не поцелую».
- Находчивая ты моя. Иди. Там папа нервничает. Иди.
- Не могу.
Она и вправду не могла. В голове туман. Ноги словно ватные.
Сжав зубы, он поднялся и вызвал лифт. Кратко коснулся губ.
- Люблю тебя, иди.
- Витя! Любимый! - Она тянулась к нему.
- Солнышко, до завтра!
В последнюю секунду выхватил из рук диск, который она по инерции продолжала сжимать в руке.
- Вить!
- Леночка, любимая, поезжай. Папа...
Со стоном нажал кнопку ее этажа, двери закрылись, а он привалился к дверям лифтовой шахты. Потом медленно, с трудом, держась за перила, спустился вниз и сел на скамейку около подъезда. Ту, его скамейку! Все его существо, сердце, душа, тело рвалось туда - на пятый этаж. Вспомнилась строки «Моя любовь на пятом этаже, почти где луна». И все-таки, даже сидя на этой скамейке под ее окнами, он был счастлив. Самое сложное было позади! А впереди - еще несколько недель лета с ней. Открыто. Не таясь.

Открывая на ночь форточку в спальне, Вера Николаевна увидела мужскую фигуру на скамейке у подъезда. Пригляделась и... позавидовала. Дочери.
Да! Никита лазал к ней в окно, но как давно это было. Правда, сегодня по телефону... он ее удивил... Видимо, так же как и она, так близко соприкоснувшись с таким ярким чувством, что-то вспомнил.

************
Порадоваться за героев можно здесь<\/u><\/a>


Примечание1. Жанр данного фика можно определить как «реальная сказка». Проблемы реальные, их решение - почти сказочное, «намек» и «урок» тоже есть. Тема проды специфическая, но по традиции, с полезно-познавательным уклоном. А вообще - это о любви.
Примечание 2.
Скрытый текст


Прода № 17

В обычное для прогулок время Степнов звонил в дверь квартиры Кулеминых.
- Доброе утро!
- Доброе утро, Виктор!
- Молодежь гулять идет?
- Идет-идет. Лен, ты ему синие штанишки одень.
- Хорошо.
Ленка появилась из комнаты с Сережкой на руках.
- Лен, - Степнов тут же взял ребенка, попутно успев чмокнуть Ленку в щечку. - Ты что? Он же тяжелый.
- Да ладно тебе. Мам, мы пошли.
- Вы до двух?
- Да.

- Ленка!!!
Они вышли из подъезда, второй свободной рукой он притянул ее к себе за талию и даже попытался закружиться.
- С ума сошел!
- Я так счастлив!
Она остановилась. Посмотрела в сияющие ярче голубого неба глаза.
- Я тоже.
Поцеловала.
Сережка, решив, что хватит уже нежничать, заерзал на руках у Степнова.
- Ладно. Пошли.

Где-то полвторого в парке появилась Вера Николаевна.
- Всем привет!
- Мам, ты чего?
- Мне надо с вами поговорить. Лен, ты пойди погуляй пока, я с Виктором пообщаюсь, а потом с тобой.
- Ну, ладно.

- Виктор! Я знаю, что мой муж даже не хочет пока об этом слышать в принципе, но мы, женщины, так сказать, более практичны. И кроме того, что я женщина, мать, я еще врач. И как врач, я отдаю себе отчет, что вы с Леной уже состоите в близких отношениях. И я хочу быть спокойна за свою дочь. Думаю, здоровье Лены и ее будущих детей, ваших детей, как вы вчера сказали, вам не безразлично.
- Конечно. Это вы к чему?
- Я хочу, чтобы вы сходили к врачу и сдали все анализы на вензаболевания и скрытые инфекции.
- Вера Николаевна, я здоров как бык. Я же спортсмен. И на вензаболевания... У нас же медкомиссия. В школе же работаю.
- Виктор, ну в общем, да. По поводу вензаболеваний у вас, скорее всего, все нормально. Но то, что вы здоровы, это свидетельство вашего хорошего иммунитета и закалки. А скрытые инфекции, они потому и называются скрытыми, что при нормальном иммунитете они практически не проявляются. Но вы же вели раньше сексуальную жизнь и, наверняка, не с одной партнершей, в баню ходили, могли попользоваться чужим полотенцем. Вы можете просто быть носителем инфекции, ничего не подозревая. А вот если вы передадите ее девушке с более слабым иммунитетом, то у нее могут быть проблемы. В далекой перспективе и без лечения - вплоть до бесплодия.
- Вера Николаевна, не пугайте меня, а.
- Виктор, я вас не пугаю, я просто объясняю вам, что это такое, потому что в нашей стране большинство пар с этим не сталкивалось, и культуры половых отношений, элементарной грамотности нет. Инфекции - это воспалительный процесс. Воспалительный процесс - это негативные последствия для обоих партнеров. Поэтому лучше провериться, если что есть пролечиться и жить спокойно. Ну, и конечно, без случайных незащищенных связей.
- Вера Николаевна! Да вы что! Какие...
- Так вы согласны провериться? Не сочтете это унизительным?
- Я, безусловно, согласен. Сделаю, как вы скажите. А Лена?
- Я правильно понимаю, что вы всегда пользовались средствами защиты?
- Да.
- Надеюсь, Вы у Лены первый мужчина?
- Да.
- Я думаю, ей достаточно будет посетить врача, сдать несколько мазков и кровь. А вот с вами будет чуть сложнее.
- Это как?
- Сегодня во второй половине дня вы поедете в клинику при нашем институте. Вот адрес. На прием вы записаны к доктору Фролову. Он вас посмотрит. Выдаст дальнейшие направления и сделает укол гоновакциной. В два этапа: сначала - пол ампулы, через день - целую, а потом пойдете к Фролову уже сдавать анализы. Это называется провокацией. Мы активизируем таким образом инфекцию. Если она есть, она вылезет в анализах. Правда, после укола может быть некоторый дискомфорт, температура может подняться, ну и сам процесс сдачи, конечно, не из приятных, но это мое, если хотите, категорическое условие вашего общения с Леной.
- Да, Вера Николаевна, я не отказываюсь.
Он не отказывался, конечно, но пригорюнился про себя конкретно. Все внутри восставало против. Он, в принципе, с трудом переносил больницы и прочие подобные заведения. Когда он там оказывался, ему становилось дурно... Он здоров! Ощущать себя слабым, больным и зависящим от врача... Он против! Он очень против. Но есть такое слово: «Надо!»
- Я Лену записала тоже на сегодня к врачу, правда пораньше. Хотите - вместе поезжайте, хотите - по отдельности.
- Хорошо. Мы решим.

В итоге они поехали вместе. Ибо на самом деле было страшно. Точнее, даже не то чтобы страшно, а неудобно. Когда они оказались в коридоре клиники, Виктор еще раз мысленно порадовался, что они вдвоем, потому что в коридоре сидели в основном женщины, причем большая часть - беременных, и чувство какого-то не то неудобства, не то стыда усилилось. Ленка тоже была не в своей тарелке. Сначала этот разговор с мамой. Она представила, что в клинике вокруг сидят взрослые тетки и с осуждением смотрят на нее. На ней хоть и не написано, но она-то знала, что ей всего семнадцать. А с Витей она будет выглядеть все-таки старше, уже как пара.
Сидели в Ленкиной очереди. Молчали, держась за руки. Удивительно дело! Ленке показалось, что на нее смотрят с завистью, что она не одна. Слава богу, ждать пришлось недолго.
Приятная женщина лет 36, представившаяся Натальей Александровной, вежливо и корректно задала ряд вопросов, заполнила карточку и провела осмотр.
- Леночка, ну на первый взгляд все в порядке. Мазки я взяла. Кровь можешь сдать завтра натощак. Результаты потом на следующей неделе заберешь у меня. Запишись на удобное время в регистратуре. А вообще, на будущее, если никаких проблем не будет, желательно все же раз в полгода-год у меня появляться. Ну, а если уж что не так, то лучше прибегай сразу. Не тяни. Договорились?
- Хорошо.
Врач Ленке понравилась.

- Ну что?
- Да ничего пока. Вроде, нормально. - Она покраснела. - Надо пойти в регистратуре по квиточку оплатить.
Они подошли к стойке.
- Лен, деньги убери.
- Да мне мама дала.
- Лена!
- Ну, скидочную карточку тогда возьми, специально - для сотрудников.
- Карточку давай.

Они вышли из клиники и уже ехали домой в маршрутке.
Степнов как-то примолк и даже по обыкновению не «приставал» к Ленке.
- Вить, ты чего?
- Да что-то как то не по себе. Вера Николаевна говорила, что после укола возможна реакция.
К моменту, когда они вышли из маршрутки, он был какой-то неестественно румяный и тяжеловато дышал, будто не хватало воздуха.
- Ленок, никуда не пойдем, ладно? Я тебя провожу и домой.
- Да?! Это я тебя сейчас провожу. Пошли.
Ленка взяла его за руку. Рука была горячая.
- Слушай, - дотронулась до лба, - у тебя температура.
- Да, предупредили, что может быть небольшая.
- Какая небольшая? По-моему, все 39.
Постарались побыстрее дойти до квартиры. Степнову становилось хуже с каждой минутой. Его пошатывало, тошнило и начал бить озноб. Причем откровенно. Так, что стучат зубы и невозможно даже силой воли с этим ощущением справиться.
Уложила в постель. Точнее, он просто туда рухнул. Накрыла всеми имеющимися одеялами. Сунула градусник.
- Мам!
- Да, Лен, вы где?
- Мам, у Вити температура после вашего укола 38.5, его трясет и вообще ужас. Мы еле домой дошли.
- Ну, бывает. Возможно, прямо в сосуд иголкой попали или просто такая реакция.
- И что делать?
- Ничего не делать. Жаропонижающими температуру сбивать нельзя. Обильное питье. Холодный компресс. К утру сама упадет.
- Я останусь у него?
- Ммм. - Маме явно такой расклад не очень нравился. - Лен, но чтобы без глупостей. Впрочем, надеюсь, Виктор сейчас не в том состоянии. У тебя из девочек сейчас кто в городе?
- Аня, Женька.
- Скажу папе, что ты ночевала у Ани. Но это в виде исключения. Поняла? Если что, звони.
- Поняла. Мамуль, спасибо.
Промучились полночи. Она приносила водички. Его сначала жутко трясло даже под одеялами. От резкого перепада температуры сильно разболелась голова. Он впадал в беспокойный сон. Потел, так что пришлось два раза менять и простыни и одежду.
Ленка прилегла на диване рядом.
Измученный сам, он посмотрел на нее, уставшую.
- Ленок, ну ты прости. Ты поспи. Надо было тебе все-таки домой уйти.
- Ты бы ушел?
- Нет.
- Ну вот.
- А Никита Петрович?
- Нас мама прикрыла. По легенде - я у Аньки.
Степнов с трудом, но улыбнулся.
- Блин, так расклеился из-за какого-то укольчика. Мужик!!! Ну, это ж надо!
Ленка ласково посмотрела на него.
- Вить, знаешь, что мне сегодня сказала мама? Мужик - это не бутылку водки выпить и ничего. Это не морду набить. И даже не денег дать и в ресторан сводить. Это все просто.
А вот позаботиться о здоровье любимой женщины и здоровье будущих детей - это нелегко. Вот это настоящий мужской поступок.

************
Ну-с, я в домике...<\/u><\/a>


Прода № 18

Он проснулся и сразу встретился с обеспокоенным взглядом зеленых глаз. Она присела на диван рядом с ним.
- Вить, ты как?
- Вроде, получше.
Действительно, температуры уже не было, но была слабость, и голова тяжеловата.
- Ну, слава богу. А то я так перепугалась вчера. Так резко тебе поплохело.
- Лен, сколько времени?
- Одиннадцать. Я тебе сварила кашу, завернула в подушки. Обязательно поешь.
- Тебе ведь домой надо?
- Ну да!
- Лен. - Он потянулся к ней.
Ленка наклонилась, поцеловала нежно.
- Вить, хороший мой. Мне надо идти с Сережкой гулять. Мама уже звонила.
Он прижал ее ладони к своим щекам, потом поцеловал ладошку.
- Как же я соскучился по тебе.
- Вить. Ну, надо.
- Я приду на вечернюю прогулку.
- Не хорохорься, пожалуйста, посмотри по самочувствию.
- Ладно.

После ухода Ленки стало грустно. Поэтому когда зазвонил телефон, и на дисплее высветилось «Игорь», он обрадовался.
- Привет!
- Привет!
- Ну, как ваш Тунис?
- Отлично.
- Больше никуда не собираетесь?
- Нет.
- Слушай, у меня к тебе дело, я забегу?
- Давай. Я как раз дома валяюсь.

Рассказов нарисовался быстро.
- Слушай, Вить, такое дело. Выручай.
- Чего?
- Поживи месяцок у меня на даче.
- Это где мы весной были? Которая от дяди осталась?
- Ну да. Не хочется там все оставлять. Соня там хоть и посадила по минимуму, надо парничок пооткрывать - позакрывать. И вообще, дом помнишь, крайний к лесу, лучше, когда там кто-то бывает. Слишком шикарная дачка. Может потянуть кого-нибудь залезть.
- А соседи?
- Да ты же помнишь этих бабушек-одуванчиков.
- А вы куда?
- Мы с Соней сначала на море, а потом на раскопки.

- Слушай, я все понимаю, но никак не могу.
- Почему?
- К Ленке приехали родители. И только позавчера меня, что называется, «пустили в дом». До этого был неслабый скандал. Я не могу сейчас уехать и оставить Лену. Уехать с ней - так Никита Петрович меня сразу и убьет. Мне с ней только встречаться разрешили и то, похоже, «не наедине». Прямо как в Тунисе. Короче, мне надо быть тут и налаживать контакт с родителями.
- М-да! Ситуация. Мне с Сонечкиными повезло больше. Слушай! Идея! У Ленки ведь брат маленький?
- Ну да.
- И Петр Никанорович здесь.
- Да.
- И родители в отпуске.
- И что?
- Так поезжайте на дачу все вместе. Петру Никаноровичу с его сердцем полезно, ребенку мелкому полезно. Родители отдохнут. Ты выглядишь крутым, поскольку организуешь им отдых, а главное, ты за хозяина. То есть они на твоей территории, а не наоборот... Грибы, ягоды, рыбалка, озеро.
С каждым словом Степнов загорался.
- И с Ленкой мы будем ночевать под одной крышей. А там... Игорь, ты гений! Просто ГЕНИЙ!

Первым делом Степнов позвонил Петру Никаноровичу. Тот идею оценил и велел подождать с разговором до вечера. Он сегодня как раз к врачу идет, вот и скажет, что ему рекомендовано на природу ехать.
Удивительно, но затея с дачей была практически сразу одобрена Кулемиными.
Никита Петрович, было, заикнулся про работу, а потом, будто что-то вспомнив, сказал, что действительно, это хорошо для всей семьи и всем полезно для здоровья. Все лучше, чем сидеть в городе.
День ушел на сборы.
И уже на следующий день, сдав, наконец, с утра эти «мучительные» анализы, Степнов мчался на вокзал.
Было решено, что они с Ленкой едут на электричке на дачу пораньше и делают там уборку, а остальные с вещами на машине (Кулемин договорился с каким-то другом) прибудут после обеда.
К сожалению, на ту электричку, на которой планировали ехать, они опоздали.

От станции, не сговариваясь, шли в быстром темпе. Они торопились. Еще бы! Был шанс, пока не приедут остальные, побыть вдвоем. Последний раз вместе они были в Тунисе.
Ну вот, наконец, замок открыт.
Степнов влетел в дом.
- Наши комнаты на втором этаже.
- Почему?
- Там их всего две.
- Идем.
- Ленка!
- Вить!
Он скидывал с себя футболку, она не отставала. Бешено целуясь, двигались к кровати. Не замечая ничего вокруг.
- Эй! Кто здесь? Кто в доме? Выходи!!! - Раздался снизу хриплый женский голос.
Степнов застонал.
- Соседка! Я быстро. Подожди. Продолжим.

Антонина Васильевна - одинокая пожилая женщина под шестьдесят - проживала от Рассказова слева.
Боевая, в молодости спортсменка, редкостный трудоголик, она продолжала работать инженером в городе, а все выходные и отпуск проводила на даче. Сама строила, сама копала, и вот сейчас стояла на первом этаже с топором в руках.
- Антонина Васильевна, здравствуйте. Вы меня не помните? Я друг Игоря, мы по весне тут два выходных все разбирали.
- А! Витя, кажется.
- Да!
- А Игорь где?
Пока Степнов излагал, где Игорь, что он сам делает тут, и кто еще и на каком основании сюда приедет, он все время мучительно думал, что наверху его ждет обнаженная и такая желанная Ленка, а он вынужден объясняться с бдительной соседкой.
- Вы извините. У меня дела. Вы дверь прикройте.
Перепрыгивая через ступеньки, он помчался наверх.
Ленка лежала, раздевшись, в позе Данаи. Все!
Окинул жадным взглядом, на ходу скидывая джинсы. Она тут же потеснилась на кровати.
- Лен!
- Вить, давай!
Руки лихорадочно бродили по телу. Хотелось охватить и чувствовать ее всю сразу. Целовать сразу везде.
- Скажите, пожалуйста, здесь есть кто-нибудь? А то я сейчас милицию вызову. Слышите! -
Тонкий пронзительный голос снизу ворвался в только что затуманившееся сознание.
- Черт!!!
- Ты не мог дверь закрыть?!
- Черт! Виолетта Аристарховна, я сейчас спущусь. - Степнов завернулся в покрывало.
- Вы извините, - он показался на лестнице со второго этажа, - я как раз переодеваюсь. Вы меня помните...
- Ох, Виктор, извините, пожалуйста. - Виолетта Аристарховна - пожилая дама, нежная и чувствительная - смутилась и в волнении поправила соломенную шляпку. - Я просто так заволновалась, что кто-то появился, а Игорька нет.
- Виолетта Аристарховна, вот через часок-другой я вас со всеми познакомлю. Хорошо? А сейчас...
- Конечно, конечно...
Дама поспешила удалиться. Степнов, кляня в душе бдительных старушек, в два прыжка преодолел лестницу, закрыл дверь на засов и рванул наверх.
- Надеюсь, больше никто не придет!!!
- Иди ко мне...
- Солнышко!
- Да... Люблю...
«Пусть мама услышит, пусть мама придет, пусть мама меня непременно найдет», - надрывался Ленкин мобильник. Слава богу, что достаточно было протянуть руку.
- Да!
- А ты где?
- Па, ну где я могу быть?!! На даче.
- А что делаешь? - (с подозрением в голосе)
- Пол мою! - Рявкнула Ленка.
- А что дышишь так?
Ленка закатила глаза. Степнов, лежащий на ней, старался не шевелиться.
- А ты поползай под столами!
- Ну, тогда Виктора позови.
- Сейчас.
Теперь злость, что прервали, ушла, и Ленку стал разбирать смех.
- Вить, - крикнула она погромче и, зажав трубку рукой, передала ее обреченно вздохнувшему Степнову. Тот перекатился на спину.
- Да, Никита Петрович! После переезда... свернуть налево, дальше ехать по шоссе до поста ГАИ, а там по указателю направо.
В этот момент Ленка провела язычком по его груди направо.
- Да, налево.
Ленка, словно подчиняясь его словам, тоже двинулась налево.
- Чего делаю? - Ответил с трудом. - Да, вон, воду Ленке таскаю. Тут пока найдешь чего, ведра, тряпки... Да, хорошо.
Степнов захлопнул Ленкину раскладушку.
- Где они?
- Только выехали из города. Ты чего творишь-то?!
- Я надеюсь, мы все-таки успеем?
- Мы успеем. Ммм - значит, ты моешь полы? (Он прикусил мочку уха, руки ласкали бедра.)
- А ты мне воду носишь?
- Да!!! И ты у меня уже такая... (она прогнулась навстречу его пальцам) влажная...
- Ви-и-ить......

Они успели.
Правда, убираться потом пришлось как «электровеникам» в прямом смысле этого слова. Все равно, дел еще осталась куча.

************
Они ехали на машине. Петр Никанорович на переднем сиденье. Вера с Никитой и Сережкой на заднем. Не желающий сидеть спокойно Сережка егозил по отцу. И что удивительно, тот был абсолютно спокоен, терпелив и улыбался. Вера вообще недоумевала, что произошло с мужем в тот день, когда он ходил в парк. Признался ей в любви, разрешил Лене встречаться с Виктором, а ночью, вместо того, чтобы, по обыкновению, уткнуться в журнал, сначала затеял обсуждение Виктора, а потом спросил серьезно: «Вер, а ты меня любишь?»
Впрочем, происходящее ей очень даже нравилось. В ту ночь они занимались любовью. Она уже давно не помнила, чтобы это было ТАК, не дежурно, а с чувством. С утра, решив в клинике вопрос с врачами, после обеда она понеслась в салон. Ну, так, не кардинально. Чуть оживить причесочку, педикюр, маникюр, маска. Получила от мужа и свекра комплиментов. Пока она была в салоне, а Ленка у врача, муж пошел гулять с Сережкой. Придя домой, рассказал за ужином, что его чуть не обвинили в воровстве ребенка. Милая бабушка накинулась на него коршуном и собиралась звать милицию. Ему стоило больших трудов, показав паспорт, убедить ее, что Сережка вообще-то его сын, а до этого с ним гуляла его дочка со своим молодым человеком.
Наутро, пока Виктор приходил в себя, Никита вызвался идти на прогулку уже за компанию с Леной. Лена уходила настороженная, но домой они вернулись в отличном настроении. И вот после этого Никита согласился ехать на дачу. Правда, по ноутбуку для работы Кулемины, отец и сын, на природу все-таки прихватили.

************
скучаю<\/u><\/a>




Спасибо: 97 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 801
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.05.10 21:47. Заголовок: Глава 43 Еще один м..


Прода № 19
Примечание. На Ленкиной песне - плагиачу себя из фика «Горела в пламени». В этой проде много музыки. Это вообще не чисто сюжетная прода. Скорее прода - «атмосфера», «настроение». Специально даю ссылки так, чтобы слушать сразу прямо в тексте. Для нужного настроя особо советую, те песни, что я отметила тремя звездочками читать и слушать одновременно, а где пять звездочек - одновременно просто обязательно.
Посвящение:
Скрытый текст


***************

В восемь рук, не считая Петра Никаноровича, уборка была быстро завершена, посуда намыта, вещи распакованы, белье постелено.
Вообще дом был приспособлен для зимнего проживания, проведена вода, газ. Удобства были как во дворе, так и внутри. Кроме того, во дворе стояла банька и летний душ.
- Ну, сегодня я вам по-быстрому что-нибудь сварю, а завтра надо будет в магазин идти и на станцию за картошкой.
- Вера Николаевна, не надо. У нас сегодня праздничный ужин с шашлыком. Я надеюсь, Петр Никанорович пакет, который я оставил, взял?
- Взял, взял.
- Шашлычки?! - Обрадовался Никита Петрович, - Вер, я даже не помню, когда мы последний раз с тобой были на шашлыках. Сколько лет прошло!!!
- Ну вот.

- Вить, ты гений! - Ленка шепнула ему это на ушко.
Он нежно улыбнулся и привычно легонько щелкнул ее по

Спасибо: 75 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 802
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.05.10 00:16. Заголовок: Глава 44 В конце ок..


Прода №23

Утреннюю тишину дачного поселка огласил женский визг. Встрепенулась на своем участке Антонина Васильевна. Подскочил в кресле сидящий в кустах в засаде, поближе к забору слева, Кулемин-старший. Оба бросились к дому напротив.
- Моя Лолита, - причитала Виолетта Аристарховна, - моя Лолиточка, моя девочка, любимая!
- Вет, чего случилось-то?
- Оборвали, мою лучшую, коллекционную девочку оборвали. Ну, хоть бы какую другую, ну полный сад роз, а они Лолиточку.
Петр Никанорович секунду смотрел на следы разрушения на клумбе, на отпечаток подошвы 45 размера.
- Лолита, говорите? - И согнулся, сотрясаясь от хохота.
- Вы, вы, вы!!! - Виолетта Аристарховна в негодовании не могла вымолвить ни слова, глядя на хохочущего над ее горем Кулемина. - Бездушный человек!
- По-моему, вообще нездоровый! - Тихо и сухо, с укоризной произнесла Антонина Васильевна. (Она отличалась редким равновесием и удержалась от более яркого эпитета.) - Садовый маньяк! Вчера у меня, сегодня - тут. Вам не стыдно?! Ведь уже пожилой человек, писатель! - И обняв за плечи соседку, повела ее в дом, приговаривая что-то успокаивающее.
Петр Никанорович прекратил смеяться и посмотрел им вслед.
Да что же за невезение такое! Придется идти вымаливать прощение и объяснять весь юмор ситуации. Он-то слышал бессонной ночью шаги в доме, за окном и снова в доме.

Ленка проснулась от солнечного луча, пробившегося сквозь занавеску. Ей снились ЕГО поцелуи.
Хорошо как! Стоп! Что за черт! Они же договаривались... А уже утро! Он проспал?! Или вообще проигнорировал?! Он... Он... самый внимательный, нежный и лучший!!!
Рядом с кроватью в обрезанной наспех пластиковой бутылке стоял букет роз. Элегантных, пушистых, нежно оранжево-абрикосовых<\/u><\/a> с розовой кромкой по краю лепестков. И записка: «Сладких снов моей любимой девочке!»
Ленка окунула лицо в ароматное чудо. Зашибись! Сказочно! Откинулась на подушки с блаженной улыбкой на лице. Она тоже обязательно придумает Степнову какой-нибудь приятный ответный сюрприз.

- Лена, Виктор! Вы на пробежку сегодня идете? - Степнова снова разбудил голос Никиты Петровича из-за двери.
- Да, идем, - высунул лохматую голову в дверной проем. - Я сейчас.
- Леночка!
- Да, пап, сейчас спущусь.
Они встретились перед лестницей и минуты три жадно целовались.
- Вить, ты...
- Не смог тебя разбудить, рука не поднялась.
- Спасибо за цветы. Такие красивые.
- Это ты красивая.
- Люблю тебя.
- И я.
- Вы идете? - Никита Петрович вернулся в дом.
На этот раз пробежечка уложилась в 30 минут.

Перед завтраком Петр Никанорович обратился к Степнову.
- Вить, пойдем, разговор есть.
...
- Петр Никанорович, да я понимаю, но не мог же я ночью разрешения спрашивать. Хотел сегодня зайти извиниться, деньги отдать.
- Ну, ты отмочил, надо сказать! Деньгами тут не отделаешься. Повезло тебе, что она поклонница нашего творчества и вашей с Леночкой пары, и что чувство юмора у нее есть. Ведь умудрился же из всех роз именно этот куст ободрать. Знаешь, какой это сорт?
- Нет, конечно. Я даже цвет-то в темноте не видел.
- «Lolita» он называется.

После завтрака Степнов отправился вымаливать прощение у Виолетты Аристарховны. Прощение было получено. Даже было получено разрешение срезать при необходимости определенные цветы. Но только с определенных кустов. И кроме того:
- Виолетта Аристарховна! Ну, скажите, пожалуйста, что я могу для вас сделать? Как-то компенсировать ущерб мужской работой?
- Да ладно вам, Виктор!
- Ну, все же?
- Ну, если вы настаиваете, то пойдемте.
Она повела Степнова к дальнему углу сада, туда, где за забором уже с двух сторон начинался лес.
- Вот тут было что-то типа летней кухни или беседки. Зять-то у меня, видите, весь верх и стенки заменил, а вот пол и электропроводку не успел. Уехал в командировку на три месяца. А доски лежат, и хочется доделать, чтобы не гнили зимой. Сможете?
- Конечно. - Степнов оглядел фронт работ.
Это была довольно большая крытая беседка восьмиугольной формы. Красивая, со стеклянным цветным витражом дверь. От пола примерно до середины высоты шла деревянная стенка. Оставшаяся до крыши часть состояла из вставных рам со стеклами. То есть можно было рамы вынуть, получалась беседка уличная, правда, все равно в ней царил полумрак, потому что снаружи вся беседка была увита всевозможной растительностью.
- Я вот сарай у Игоря закончу, а сразу к вам.

- Вить, давай я буду тебе помогать? - Ленка окунулась в сумрак сарая. - Одному же неудобно.
Подержать же, может, чего надо. - Она коснулась обнаженного плеча. (Он работал в майке-тельняшке.)
- Подержать? Разве что меня. (Привлек Ленку к себе, она тут же обвила его талию руками.) Это всегда пожалуйста. Еще можно подарить поцелуй усталому работнику... (Нашел ее губы.)
- Ты, главное, не сильно уставай! У нас на ночь большие ПЛАНЫ. (Рисовала пальчиком узоры на груди.)
- Ну, это еще вопрос, кто первый выдохнется... (Его ладони путешествуют под ее футболкой.)
- Да!? Энерджайзер ты мой!
- Леночка...

Одурманивающий разум бесконечный поцелуй был прерван криком Никиты Петровича.
- Лена! Лен, ты где? Лена...
- О!!! - Ленка закатила глаза. Подошла к дверному проему. - Я тут.
- И что ты тут делаешь?
- Вот Вите помогаю, надо и доски, и рубероид подержать, чтобы все прибилось ровно.
- Виктор! Так давайте я вам помогу. (Нечего тут, в сарае, его дочери делать... Наедине... в сарае...) Что надо держать или приколачивать?
Ленка за спиной отца изобразила, что она стреляет себе в висок и падает. Степнов улыбнулся.
- Ну, если Вам, Никита Петрович, не трудно...
- Я, правда, в руках чаще скальпель держу, но... чего не сделаешь ради дочки!

Справившись с углом внутри сарая, (Никита Петрович был на подхвате), мужчины перешли на крышу. Стоя, один - на стремянке, другой - на приставной высокой лестнице, сняли старый рубероид, размотали рулон нового. Теперь надо было закрепить его, прибив гвоздями сверху тонкие металлические полоски.
Выбравшись на улицу, Степнов снял тельняшку, и теперь у Ленки, устроившейся тут на лавочке, была великолепная возможность любоваться накачанным торсом её роскошного мужчины. Чем она, собственно, и занималась.
Никита Петрович усердно прикладывал металлическую полоску к рубероиду. Ему, при его достаточно плотном, могучем телосложении было очень жарко. Стремянка под ним при каждом движении угрожающе скрипела и покачивалась.
- Пап, давай, может, я наверх залезу, - еще 20 минут назад предложила дочь. Так, нет, он, дурак, отказался! Черт!
- Никита Петрович, ну давайте, прибивайте со своей стороны, - скомандовал Степнов.
Каждый гвоздик надо было еще прибивать через резиночку, чтобы в месте дырочки потом не протекала вода.
Никита попытался проткнуть гвоздиком резиночку, та соскочила и отлетела вниз в траву. Он взял следующую. С ней справиться удалось. Нацелился на гвоздик, попал слегка по пальцу, взмахнул рукой. Шаткое равновесие стремянки нарушилось, и словно в замедленной съемке, цепляясь за воздух, Никита Петрович спланировал на мягкую, но заросшую крапивой грядку.
- К нему подлетела Ленка.
- Па! Ты как? Сильно ушибся?!
- Никита Петрович, вы как? - спускался вниз Степнов.
- Нормально, - пробурчал Никита Петрович, матерясь про себя всеми известными словами и потирая обожженные крапивой руки и пятую точку, пошел в дом, оставив, наконец, влюбленных одних.

Петр Никанорович же мучительно думал, как ему самому замаливать свои «садовые» грехи.
Он, конечно, пошел за дамами и рассказал Виолетте про Виктора и Лену, и та всё поняла и оценила юмор ситуации, но Антонина Васильевна... Тонечка, как ему очень хотелось ее называть, его просто игнорировала.
В итоге после некоторых раздумий, он направился к станции на маленький рыночек и вернулся к обеду с огромными букетами кинзы, петрушки и укропа.
За обедом Степнов поведал ему, что он прощен Виолеттой Аристарховной, и та даже согласилась сама давать ему цветы.
О! Правильная мысль!
- Виолетта Аристарховна, я тут подумал... Тут такое дело... Можно мне у вас цветочков попросить. Букетик. Я тут на Леночкин букет глянул. Он так украшает интерьер. Такие красивые цветы, прямо как вы.
Виолетта Аристарховна тут же зарделась от такого комплимента. Он будет смотреть на цветы и думать о ней.
- Ну что вы, право, Петр Никанорович!
- А я правду говорю. Вы прямо фея цветов.
- Ну, скажете... фея! Для Вас, Петр Никанорович, пожалуйста. Выбирайте.
Через 15 минут Кулемин-старший покинул участок соседки, унося шикарный букет белых роз.
А еще через 10 минут, проникнув через ограду из кустов, он стучался в дверь соседки слева, утопая в букетах из зелени и цветов.
- Антонина Васильевна! Извините меня, дурака. Пожалуйста. Замечтался я за косой. Я могу хоть как-то компенсировать ущерб? Вот это вам - на соленья, маринады. Мне еще днем Верочка и у нас показала грядку зелени, так вы приходите, не стесняйтесь. Нам все равно мариновать нечего. А вам нужнее.
- Ну, ладно. - Антонина Васильевна была тронута.
- А это вам. Просто так. Потому что вы удивительная женщина! - Кулемин протянул Антонине Васильевне букет роз.
- Да ну, что вы? Не надо.
- Очень даже надо. А то, что за дела? Не все Леночке букеты получать. Есть другие достойные дамы.
«Дама», в старой зеленой футболке с яхтами, в шортах и драных кроссовках, смутилась вконец.
- Эту гору теперь надо перерабатывать, - она вернулась на знакомую почву, глядя на заваленный зеленью стол.
- Так что надо делать, вы скажите.
- Ну, придется делать то, что вчера делали - резать. Помоем, нарежем, перемешаем с солью и в морозилку.
- Я готов. Как пионер.
- Да, только вот теперь пионеров нет. И много чего нет.
За нарезкой зелени и разговором об истории, политике и судьбе России время пролетело незаметно.

Остальное семейство по традиции рвануло после обеда на пляж к озеру. Сегодня, правда, на остров никто сбегать не решился, тем более, что Степнов взял с собой волейбольный мячик.
Правда, почему-то на берегу к ним присоединиться никто не спешил. Будний день. Не тот контингент. Бабушки-мамы, отдыхающие в садоводстве с детьми.
Сначала Виктору, Ленке и Никите составил пару один парень. Но вскоре компания, подрулившая на великах, куда-то забрала его с собой.
- Вер, иди к нам.
- Ага. А Сережку куда?
- Ну, вон посади его тут под кустом.
- Мам, а ты умеешь играть в волейбол?
- Мама твоя многое умеет, да еще как! -отозвался Никита.
- Ну что? Пара на пару?
- Нет. Наверное, силы неравные. - Степнов был профи и уважал честную игру.
- Лен, давай, ты играй с папой, а я с Верой Николаевной.

- Ого! - Произнес Степнов, после того как Вера Николаевна закрутила подачу. - Теперь я понимаю. В Никиту Петровича Ленка музыкант, а в вас - спортсменка.
Игра разгорелась не на шутку. Мужчины старались беречь женщин, но спортсменки Кулемины - особенно Ленка, азартно носились по площадке. Ленка пыталась брать мяч почти в безнадежных ситуациях.
Проехалась ладонью по земле. Степнов вмиг оказался рядом. Родители даже не успели сдвинуться с места.
- Покажи, чего с рукой?
- Да, ерунда. Ничего абсолютно.
- Лена!
- На, смотри. Ни-че-го. - Ленка показала Степнову зеленую от травы ладошку.
Взял в свои руки. Внимательно посмотрел. Пощупал.
- Ничего не выбила?
- Вить!
Заглянул в глаза. Провел большим пальцем по центру ладони. Ей вмиг стало жарко.
- Лен, давай поспокойней и поаккуратней.
Вырвала ладошку. Еще и родители сверлят взглядами.
- Хорошо, Виктор Михайлович!

Доиграть всем не дал Сережка, потребовавший к себе внимания. Поэтому, сошлись на том, что "победила дружба".

Вечером решили топить баню. Сказано-сделано. Потом парились и мылись в два захода. Мужчины отдельно. Ленка с Верой и Сережкой отдельно.
Горячей воды осталось много. Звали соседок, но обе отказались.
Дружно сидели в гостиной за чаем. Настроение у всех было благодушное. Петр Никанорович порадовал домашних известием, что Антонина Васильевна согласна взять с собой всех четверых завтра за черникой: «Покажет вам заветные места». Поскольку пользу свежей черники понимали все, то возражений не возникло. Поэтому отправились спать пораньше.

- Вить, ну ты меня все же разбудишь? Там баня теплая.
- Конечно. Разбужу.

Никита, было, собрался «поприставать» к жене, но...
Черт, в доме никаких условий. И диван этот дурацкий!!!
- Вер, я не могу. Хоть из дома уходи.
- А куда ты уйдешь?
- Может, в баню?
- Она закрыта.
- Ну, попроси завтра у Виктора ключи.
- А чего я?
- Ты предлагаешь мне? Мол, извини, я тут с женой хочу побыть, открой нам баню. Да?
- Ну ладно. Я попрошу, чтобы не закрывал баню, а то мне надо детские вещи стирать все время и Сережку мыть.
- Вот, правильно.

В третьем часу, когда все крепко спали, двое тихо вылезли из окна, спустились по деревянной лестнице и проникли в заветный домик.
- Вить, надо окошко в предбаннике чем-то плотным прикрыть, а то свет.
- Да, точно.
Занавесив окно и закрыв дверь на засов, оба замерли в ожидании.
Ну вот, они здесь. Что теперь?
Ленка нерешительно взялась за край своей футболки.
- Подожди. Давай я.
Привлек ее к себе. Поцеловал крепко. Сладко. Стянул через голову футболку. Она - с него. Завозился с тугой пуговицей на джинсах. Ей было проще. На спортивных штанах только завязки. Дерни за веревочку и...
- Пошли, я тебя помою. - Увлек за собой ее в баню.
- Ты считаешь, я все еще не отмылась?
- Так, да! Мне так хотелось сегодня быть здесь с тобой. - Навел в шайке теплой воды и плеснул на ладони гель для душа.
- Мне тоже.
Она следила за его действиями в томном ожидании. Уже само предвкушение накаляло атмосферу и возбуждало. Намыленные ладони легко скользят по ее телу, не спеша, захватывая каждый миллиметр...
Ей уже хочется чувствовать его там. А он за ее спиной не спешит, дразнит головкой в преддверии. Специально, водит размеренно...
- Ви-и-ить!!! (жалобно) Ну, Витя!!! (требовательно).
Пошел на встречу. ДА! Прогибается в пояснице и активно подхватывает его движения.
Нынче это изнурительный марафон. Чтобы подольше не финишировать. Смена позиции.
- Вить!
- Леночка!
- Да!
- Так!
- Не могу!
- А-А-А
- Ленка-а-а-а...

Окатившись теплой водой, выползли в предбанник за свежим прохладным воздухом и морсом.
Замоталась в полотенце, устроилась на его коленях, положила голову на плечо.
- Мне сумасшедше хорошо!
- Ленка, ты такое чудо!!!
Вдруг засмеялась.
- Ты чего?
- Да вот почему-то Людмилу Федоровну вспомнила. Её «он к тебе пристает или ты ему на шею вешаешься?». Сейчас это таким абсурдом воспринимается.
- Да уж. А ведь с выпускного двух месяцев не прошло. А уже кажется, что это было в какой-то другой жизни.
- Ага. Ну что? - Ленка с вызовом посмотрела на Степнова. – Пойдем, тебя попарю веничком или ты (многозначительно) УСТАЛ?
Смеется.
- Ты же знаешь, чем больше тренируешься, тем меньше устаешь.
- Ну, давайте, Виктор Михайлович, проверим Вас на выносливость.
От еще не остывших камней поднимается пар. Сначала березовый веничек, потом ее нежные руки и губы. Он садится на лавке, тянет ее на себя.
- Нет. - Она протестует. Эстафетная палочка пока у нее.
Покрывает поцелуями лицо, шею, плечи, грудь. Совсем опускается на колени.
- Лен, ты...
- Я хочу.
Целует. Осторожно пробует...
Распробовала... Увлекается...
Истекает сама.
- Лена-а-а, - он стонет. Пальцы, сводимые судорогой, лихорадочно отводят от ее лица влажные пряди волос. Рука не удерживается, ложится на светлую макушку, усиливая последние движения и...
Он ее... Весь... Вкусный...
А когда-нибудь у них будут дети.


*************
а я нынче тут<\/u><\/a>


Прода № 24

Поутру их снова разбудил голос Никиты Петровича. Точнее, только его, Виктора. Оделся. Зашел к Ленке. Та продолжала спать.
- Ленок, давай просыпайся, папа уже приходил.
- Не-а! - и спрятала голову под одеяло.
Ласково стащил его обратно.
- Леночка, если ты сейчас не встанешь, у твоих родителей точно возникнут вопросы, чем ты занималась ночью, учитывая, что все легли рано.
- Ммм.
- Так, значит, больше никаких бань!
- Что?! - Ленка от возмущения даже сразу проснулась и открыла глаза.
Он рассмеялся.
- Вот. Давно бы так.
Поцеловал в губы легким поцелуем.
- Доброе утро!
- Доброе.
- Давай быстренько, а то всех Антонина Васильевна ждать будет. А папа сейчас сюда придет.

Ленка, все еще сонная, тащилась по лестнице вниз.
Вера Николаевна еще только открыла рот, как Степнов, выразительно глядя на Ленкины шорты и футболку, уже произнес:
- Ленок, а ты куда собралась?
- Чего «куда»? За ягодами.
- Кто ж так одевается?! Надо спортивные штаны, длинный рукав, ворот закрытый. Искусают ведь комары, или клеща, не дай бог, поймаешь. Еще и платок надо на голову или шапку. Иди, переодевайся!
- Это я буду как пугало?!
- Лена!
Когда Степнов таким тоном произносил «Лена», она знала - дискуссии бессмысленны.
- У меня все футболки открытые.
- Ладно, - он поднялся из-за стола, - пошли, поделюсь с тобой рубашкой.
- Так они же у тебя приличные.
- Ага, - он увлек ее за талию вверх по лестнице, - сделаешь неприличной, измажешь в чернике, будешь стирать. - И смеется.
- Вить!
- Ленок, ну что мне, рубашки, что ли, жалко ради твоего здоровья! - Раздалось уже сверху.

- Что это было? - Имея в виду только что развернувшееся действо, обратился к Вере Никита.
- Думаю, сие означает, что этот, как ты любишь говорить, «взрослый мужик» заботится о нашей дочке лучше, чем мы, и уж однозначно лучше, чем заботился бы ее ровесник.

Степнов легко сбежал вниз по ступенькам.
- Сейчас она придет.

Выпив чаю-кофе с бутербродами, выбрались из дома. Антонина Васильевна уже поджидала их около калитки.
- От комаров-то намазались?
- Нет.
- Ну, я так и думала. Держите, - протянула тюбик крема, - намазывайтесь, на несколько часов хватит.

Ленка со Степновым замыкали процессию. Ленка шла, опустив голову и болтая бидоном под ягоды. Весь ее вид выражал крайнюю степень недовольства.
- Ленок, ну, ты чего? Не выспалась? - C явной шуткой в голосе спросил Степнов.
- И это тоже, - буркнула Ленка.
- Зая, ты что? Что случилось?
- А чё, я как дура в этих сапогах (Её еще заставили надеть резиновые сапоги!!!) и платке?!
- Ленк, я тебя не узнаю, - засмеялся Степнов, - ты прямо как Зеленова в школьные годы. «Я не могу в этом идти», - пропищал он, передразнивая Полину.
- Ну, мне было относительно пофиг, в чем ходить, когда не было тебя. А сейчас ты есть. И я такая в этом платочке... Кулема! - с обидой проговорила Ленка и через паузу сама рассмеялась. Уж больно смешно прозвучала фраза при её-то фамилии.
Степнов тоже улыбнулся и обнял Ленку за плечи, притягивая к себе.
- Ленок, ну мне - главное, что ты рядом. И на самом деле все равно. Мне нравится все, что на тебе одето, хотя еще больше нравится, - прошептал на ушко, вгоняя ее в краску, - когда на тебе НИЧЕГО не одето.
Антонина Васильевна привела их в лес. Указала квадрат, где есть черничник, ориентиры:
«Вот лесная дорога, с другой стороны, справа, будет просека и линия электропередач. Слева будет железная дорога, но до нее прилично.»
- Вы здесь собирайте, а я подальше пройду. На обратном пути вас покричу.

- Лен, далеко не уходи, чтобы не потеряться. - Тут же среагировал Никита.
- Угу.
Все сошли с дорожки в лес. Ленка, сразу схватив Степнова за рукав, потащила его вглубь.
- Лена! Ты меня не слышала?
- Не, ну ты что предлагаешь, вчетвером сидеть на пятачке в три метра у дороги? - Она решительно двинулась дальше.

<\/u><\/a>
Чернику собирать даже приятно, когда она есть. Им повезло. Она была, крупная черная, густо осыпавшая зеленые веточки. Стоило присесть, как вокруг начинало рябить в глазах, и было не понятно, в какую сторону бросаться.
- Вить, смотри какая полянка, иди сюда!
- Да у меня тут тоже ничего!
- Ну, смотри какой куст! - Ленка быстро собирала особо крупные ягоды. - На,- протянула ему, - съешь!
- Зая, съешь сама!
- Нет, это тебе! - поднесла ладошку к его губам, - открой рот! - Засыпала ягоды в рот, он причмокнул и, мягко взяв губами последние прилипшие ягодки, поцеловал теплую ладонь.
- Спасибо, - потом, помолчав, добавил. - Я тебя так люблю!
Ответ в виде поцелуя не заставил себя долго ждать. Наконец, он оторвался от ее губ.
- Леночка, я так могу стоять бесконечно, но давай, сначала план по ягодам выполним.
- Ну, давай! - Ленка быстро присела на корточки над черничным кустом.
Чем скорее наберет бидончик, тем больше останется времени...

Вера тоже утянула Никиту вглубь леса и в сторону.
Они споро собирали ягоды, периодически отмахиваясь от комаров, и постепенно черничник уводил их все дальше от Ленки со Степновым. Корзинки были уже почти полнехоньки.
- Вер, ты Лену видишь?
- Нет!
- Ле-ена-а! Викто-о-р!
Ему ответило только лесное эхо.
- Лена-а-а!
- Никит, ну что ты кричишь? Она с Виктором и никуда не денется. Соберут ягоды и выйдут на дорогу.
- Ну, она же с ним вдвоем.
- Ну и что?! Никит, это уже смешно. Они на пару две недели отдыхали в Тунисе. А сейчас? Ну, что с ней будет в лесу? Ну, поцелуются пару раз. Больше здесь ничем не займешься, комары съедят. - Вера Николаевна игриво посмотрела на мужа. - А жаль, что не займешься.
- Вера, как ты можешь!!! - С укоризной произнес Никита, еще не глядя на жену. Но потом, повернув голову, заметил ее игривое настроение.
- О, даже так!?
- Даже так!
- Хм, - Никита Петрович отставил корзинку и облокотился пятой точкой на поваленную, видимо, ветром уже чуть трухлявую сосну. - Иди ко мне.
Вера подошла, обняла мужа за шею, стоя между его коленей и тесно прижимаясь к груди.

- Ленок, наверное, все же пора! - Степнов с трудом прервал поцелуй.
Они уже собрали два полных бидона, наелись сами и теперь целовались чернильными губами.
- Пошли потихонечку выходить на дорогу, а то, небось, Никита Петрович там уже рвет и мечет!
Они двинулись в обратном направлении, по пути закидывая в рот горсточки освежающих ягод.
Продрались сквозь светившееся на ветках марево паутины, обошли стенку небольших елочек и замерли.
На поляне, около поваленной сосны, страстно обнимались Ленкины родители. Вера Николаевна стояла к ним спиной, в явно расстегнутой рубашке, и в данный момент, судя по всему, лихорадочно боролась с пряжкой мужниного ремня.
Виктор первым их заметил и тут же прикрыл рукой Ленке глаза, шепнул: «Молчи!» - и тихо попятился, отводя её назад за ёлки.
- Что там было? - шепнула она.
- Там твои... целуются.
Как заправские шпионы, на цыпочках, чтобы не хрустнуть веткой, они молча двинулись в сторону и отошли на несколько метров, когда тишину леса огласил громкий «рев» Никиты Петровича.
- Ого! - не удержался от тихого комментария Степнов. В голосе прозвучала скрытая зависть.
- Никита?! - это голос Веры Николаевны.
- Да муравей, блин!!! В штаны... укусил... - разнеслось по лесу бурное негодование Кулемина.
Тут не выдержала Ленка и, глянув на Степнова, согнулась в приступе беззвучного хохота.
С трудом сдерживая прорывающийся смех, оба ломанулись в сторону дороги.

Виолетта Аристарховна переделав все утренние дела, обнаружила, что из соседей на даче, видимо, остался только ее кумир. Поэтому тут же навела марафет и поспешила приглашать соседа на чай.
- Доброе утро!
- Доброе!
- Я гляжу, ваша молодежь опять сбежала поутру.
- Да их Тоня в лес повела за черникой. Остались мы вдвоем с Сережкой - старый да малый.
«Тоня» неприятно резануло слух Виолетте Аристарховне, но она отмахнулась от этой мысли.
- Петр Никанорович, да какой вы старый! Вы еще многим молодым фору дадите. А за вашим писательским талантом им вообще не угнаться.
- Виолетта Аристарховна, Вы мне льстите.
- Вета.
- Что?
- Называйте меня просто Виолетта или Вета.
- Хорошо. Тогда я тоже без отчества.
- Прекрасно. Я хотела пригласить Вас к себе завтракать. У меня чай вкусный, цветочный.
- Спасибо, но я тут к Сережке привязан.
- А давайте я схожу за чаем и заварю у вас по особому рецепту?
- Ну что ж! Я с удовольствием. Если Вас не затруднит...

Они пили чай и мило болтали. Виолетта Аристарховна живо интересовалась Кулеминским творчеством.
- А покажите, где ваш кабинет? Где живет муза?
- Ну что вы? Какой кабинет? Я вон просто здесь в комнате за ноутбуком сижу.
- Но все-таки? Потом Игорьку скажу, что ВЫ здесь творили.
- Да право, ну что вы. - Кулемин распахнул дверь в свою комнату.
Виолетта Аристарховна оглядела комнату, и ее живость и энтузиазм резко уменьшились.
Нигде не было видно букета ее красивейших белых роз. Но, может, где-то в другом месте стоят.
За разговором время пролетело незаметно, и когда на дорожке показались сборщики ягод, Виолетта Аристарховна с внутренним сожалением быстро откланялась и, завидев на крылечке дома Антонину, направилась к ней.

*************
Поддержать хандрящего автора
можно тут<\/u><\/a>


Поздравляю всех! А у нас тут позитивчик и не прекращался. Продолжим. Отметим внеплановой продой.
Отдельное спасибо Бете-Танечке, за то удовольствие, которое я получила придумывая вместе с ней диалоги к этой проде и вообще, за ВСЁ!

ПРОДА 25
******************

За разговором время пролетело незаметно, и когда на дорожке показались сборщики ягод, Виолетта Аристарховна с внутренним сожалением быстро откланялась и, завидев на крылечке дома Антонину, направилась к ней.
- Ну, как урожай?! Как сходили?
- Я - отлично.
- И как ты только одна не боишься по лесу?
- А чего бояться? Сплошное удовольствие. Ягод много. Надо было побольше тару брать. Проходи в дом, отсыплю.
- Да что ты?
- Да заходи! Свеженькие. Полезно для глаз.

Взяв на веранде маленькую корзинку, Антонина Васильевна прошла в дом и принялась пересыпать в нее ягоды из большой. Виолетта Аристарховна вступила на порог комнаты и замерла. На столе в вазе стояли ЕЁ розы.
- Значит, вот Вы как, Антонина Васильевна? - Виолетта Аристарховна в душевном волнении всегда была крайне вежлива. Сказывались детское воспитание и замужество в профессорских семьях.
- Ты чего? - Антонина Васильевна протягивала соседке корзину.
- А Вы не знаете?
- Вет, не говори загадками...
- Я Вам, значит, как лучшей подруге рассказываю, что я без ума от этого мужчины... Вы говорите, что в нем «ничего особенного», а теперь Вы уже у него «Тоня», и он Вам мои, МОИ розы дарит...
- Да это...
- Молчите! Вы, вы... вероломная!!! Демимонденка*!!! - и оттолкнув протянутую корзинку, Виолетта Аристарховна устремилась прочь из дома коварной, но увы, успешной соперницы.

(* устар. Женщина легкого поведения. )

Антонина Васильевна некоторое время пребывала в легком ступоре и недоумении, не сразу даже поняв, чем вызвана такая тирада, и каким словом ее обозвали, а главное, за что.
Господи, это из-за цветов, которые принес сосед? Да они ей вообще не нужны. Она цветы, как это ни парадоксально, не любила. Всегда считала пустой тратой денег, а в Ветином случае - времени. Да и Петр Никанорович этот ей совсем не нужен. Ну, вежливый, конечно, но эти творческие натуры... Вот Вете он как раз, похож на ее покойного мужа. Тоже богема. И приняв правильное (других она просто не принимала) решение игнорировать соседа в пользу Веты и попозже сходить все той объяснить, Антонина Васильевна спокойно занялась переработкой ягод.

После обеда, когда все остальное семейство опять ушло на озеро, Кулемин-старший решил повторить свой вчерашний, как он считал, успех и снова постучался в дверь соседки слева.
- Антонина Васильевна! Спасибо Вам большое за моих. Столько ягод набрали!!!
- Пожалуйста, - прозвучал сухой ответ.
В дом его не пригласили.
- Тонечка…
- Мы с Вами, кажется, на брудершафт не пили...
- Ну, так вот как раз давайте выпьем. - Петр Никанорович обрадовался. - Я как раз хотел вас пригласить сегодня к нам, так сказать, с ответным визитом.
На самом деле, коньячок, лимон, конфеты, и даже ваза с цветами из Ленкиной комнаты уже были красиво расставлены на столе.
- Спасибо. Я не пью. - Взгляд и тон Антонины Васильевны выражал крайнюю степень неодобрения. - И Вам не советую. Если у вас всё, то извините, у меня дела.
- Антонина Васильевна! Да что случилось? Чем я провинился?
Дипломатия никогда не была ее сильной стороной. Женские словесные тонкости были ей глубоко чужды. Поэтому, попытавшись как-то сформулировать свой ответ, она, наконец, решительно мысленно плюнув на все, просто сказала.
- Ничем. Просто мне этого от Вас не надо, ни цветов, ничего... Знаете что, идите Вы ... к Вете. Она обрадуется. - И спокойно закрыла дверь перед носом Кулемина.

Петр Никанорович вернулся в дом. Загадочная Антонина была уж слишком загадочной и стала напоминать далекий и таинственный Плутон, застывший в вечном холоде, близком к температуре абсолютного нуля. Посмотрел на накрытый стол. А вот Виолетта, как раз, скорее, напоминает Венеру. Не богиню, а тоже планету. Живая, теплая. Там на поверхности около 500 градусов, горячее, чем на Меркурии. Пойти, что ли, ее пригласить к столу? Не пропадать же такой красоте.

Спустя несколько минут Петр Никанорович стучался в дверь соседки напротив.
Дверь открылась. Вид у соседки был какой-то странный. Похоже, расстроенный.
- Что Вы хотели, сударь? - Виолетта Аристарховна второй раз за день перешла на высокопарный слог.
- Вета, я хотел... Вас пригласить на рюмочку коньяку.
- Вы... Вы, пожалуйста, пригласите ту, которой Вы преподнесли мои розы, и будьте так любезны, покиньте мой дом.
- Может, Вы мне так же вежливо соблаговолите объяснить, что произошло? - Включился в диалог Петр Никанорович.
- А Вы, милостивый государь, не понимаете? Вы мне тут дифирамбы поете, феей называете, а потом с моими розами идете в дом напротив...
- Да просто я...
- Да просто Вы возгордились. Думаете, что вы – мэтр литературы, и вам все дозволено?! Любострастный ловелас!
- Да что Вы меня оскорбляете?
- Я думала, ВЫ..., а вы... - И вконец расстроенная хозяйка совершенно невежливо громко захлопнула дверь перед незадачливым визитером.

Употребляя в одиночестве коньячок, и анализируя ситуацию, Петр Никанорович пришел к выводу, что действительно, не очень хорошо получилось. Виолетта к нему со всей душой... Впрочем, он тоже в своих комплиментах был искренен. Но вот женщины, натуры тонкие... и розы, подаренные другой, ее задели. Придется завтра идти извиняться. Черт! Что-то он здесь только четыре дня, а только и делает, что получает стресс и извиняется. Называется, приехал отдохнуть, на природе поправить здоровье. Да уж! - Подумал Кулемин и налил себе еще коньяка.


В третьем часу ночи Степнов, можно сказать, уже по традиции пошел будить спящую Ленку для перемещения до бани. Тихо выбрались из окна по лестнице и, обнявшись, двинулись по дорожке. Завернули за угол дома и замерли. По этой же дорожке им навстречу, явно из заветного домика, шли Вера Николаевна в одном коротком халатике и обнимающий ее Никита Петрович, имеющий на себе из одежды только семейные трусы.
* Немая сцена.
- А вы куда?! - Первым пришел в себя поначалу смутившийся Никита, вспомнив, что лучшая защита - это нападение.
- А мы вообще то... э-э-э домой шли, - с трудом сформулировал Степнов.
- А где были?
Степнов посмотрел на Ленку.
- А мы... к Виолетте Аристарховне ходили. У нее там... редкий сорт розы, она раскрывается и необыкновенно пахнет только по ночам,.. около двух. - Вдохновенно импровизировала Ленка, тайно надеясь, что папа в одних трусах не попрётся на чужой участок проверять сей факт. - Она Вите ее вчера показала и пригласила приходить посмотреть.
- Да, - подхватил Степнов, - а сейчас обратно шли, показалось, что свет в бане горел, думал зайти выключить, а то неэкономно.
Никита оглядел парочку. Одеты как обычно, в штанах, футболках. Версия выглядела убедительно.
- Понятно.
- Ну, мы тогда спать. Спокойной ночи! - Произнес Степнов, увлекая Ленку по дорожке в сторону дома. В последнюю секунду ощутимым толчком в бок Ленке удалось откорректировать направление движение Степнова в сторону официального входа в дом, а не в сторону приставной лестницы, куда он двинулся по инерции.
Никита Петрович проводил пару взглядом и обратил внимание на жену. Та беззвучно смеялась, а когда молодежь скрылась в доме, стала смеяться в голос.
- Вер, ты чего?
Вера в ответ только мотала головой, держалась за живот и не могла остановиться. Она, сходу поняв ситуацию, сначала смутилась, а потом развеселилась, ни на йоту, в отличие от мужа, не поверив сказочке про розу.
- Ну что ты смеешься? - Раздраженно спросил Никита. Ему было все-таки не по себе, что его застали в таком виде. И Степнов ведь не дурак, сообразит, зачем его днем попросили не закрывать баню.
- Ты такой был грозный... - выдавила Вера, - в этих трусах... и засмеялась снова.
- Да ну тебя! - Никита Петрович пошел к дому. - Все. Завтра еду в город за нормальной кроватью, матрасом, короче, чем-нибудь.

Ленка со Степновым в полной тишине проскочили к себе на второй этаж и только тут, взглянув друг на друга, облегченно рассмеялись.
- Ленок, ты гений. Это я про розу.
- Сама не ожидала. Думаешь, поверили?
- Ну, Никита Петрович-то точно.
- Вообще, приди мы чуть раньше...
- Мы бы рискнули постоять перед закрытой изнутри дверью, - засмеялся Степнов.
- М-да! Ситуация. Что теперь делать-то будем?
- Ну, пока спать, а завтра что-нибудь придумаем.
Еще минуту они усиленно прощались поцелуями, но звук отворившейся входной двери заставил их все-таки разойтись по комнатам.

Забегайте поздравляться.<\/u><\/a>




Спасибо: 81 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 809
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.05.10 23:26. Заголовок: Глава 45 Две недели..


Прода 26

Почему-то этим утром никто не поднял их с постели. Но годами выработанная привычка вставать рано дала о себе знать, и Степнов спустился вниз в начале девятого.
На кухне хлопотала Вера Николаевна.
- Виктор, мы сейчас уезжаем в город, к ужину вернемся. У Никиты Петровича в городе дела, мне тоже надо в клинику заехать. Чем кормить Сережку, я Петру Никаноровичу объяснила, да и Лена знает. На ужин я курицу выложила из морозилки, приготовьте, пакет с рисом на гарнир в шкафчике. Я Лене записку написала, что с нее ужин. Вот.
- Да хорошо. Все понял.
- На завтрак вам кашу гречневую сварила, завернула в одеяло.
- Ленка не переносит гречневую ка... - начал и осекся Степнов. Идиот! Нашел, что сказать ее маме!
Вера Николаевна внимательно посмотрела на Степнова.
- Вера Николаевна, извините, я...
- Виктор, Витя, все нормально. Правда. Я, увы, действительно, уже за годы...
- Вера Николаевна!
- Ладно. Как говорится у молодежи, «замяли тему». Вы-то хоть ее едите?
- Да, мы с Петром Никаноровичем за милую душу. Спасибо.
- Ну и то ладно.

Степнов с Петром Никаноровичем проводили родителей. На прощанье Виктор получил выразительный взгляд Никиты Петровича, напоминавший, что даже в его отсутствие следует вести себя прилично.
- Ну, что, Виктор, свобода? - засмеялся фантаст, когда супруги скрылись за калиткой.
- Вы о чем?
- Да ладно, я тоже был молодым. Ты на Никиту не обижайся. Ну, вот заклинило его малость, скоро пройдет.
- Петр Никанорович, да как я могу?!
- Ладно. На меня внимания не обращайте. Мы сейчас с Сережкой поедим и на прогулку. Да и поспать он днем на улице может. Дом в вашем распоряжении.
- Петр Никанорович, вы наш добрый гений!

Степнов в душе взлетел до небес. Так. Сейчас полдевятого. Ленка раньше, чем через час, не встанет. К этому времени блинчики со свежей черникой лежали на подносе. Еще налить чашку крепкого чая. (Кофе они по утрам не пили.) Чего-то не хватает. Точно.
Метнулся к «фее» в дом напротив. И на подносе появился стакан с красной розочкой.
- Лен, Леночка, открой глазки, - поцеловал сомкнутые веки и темные ресницы.
- Вить, - Ленка не шевельнулась и не открыла глаз, - ты сказки читал?
- Какие?
- Как надо целовать принцесс, чтобы они проснулись.
Действительно, настоящие спящие красавицы просыпаются ведь от жаркого поцелуя в губы!
- Да не вопрос.
Ленка распахнула глаза.
- Доброе утро!
- Ты еще даже не представляешь, насколько доброе!
- Что я пропустила?
- Ваш завтрак, принцесса! - Степнов поставил перед Ленкой поднос.
- Ви-и-ть!- Только и выдохнула она потрясенно.
- А еще родители уехали в город и будут только к вечеру, а Петр Никанорович с Сережкой в коляске отправились гулять.
- Правда? - Ленка подскочила в кровати, чуть было не свернув поднос. - С ума сойти. Ви-и-ить, - в ее глазах Степнов уловил уже знакомый огонек предвкушения.
- Зай, может, поешь сначала, пока горячее.
- А ты?
- Да, Вера Николаевна гречневую кашу варила.
- Тогда поешь со мной. - Ленка взяла с тарелки блинчик и поднесла к его губам.
Он откусил. Принимая игру, взял с тарелки второй и предложил ей.
Кормили друг друга блинчиками, веселились, а после слизывали друг у друга с губ черничный сок.
Нежно вытер ее щечки и ладошки влажными салфетками, предусмотрительно позаимствованными у Сережки.
- Чем займемся?
- Странный вопрос. Я вообще-то рассчитывала, что ты ко мне присоединишься. - Ленка подвинулась на кровати, освобождая место, и гостеприимно откинула одеяло.
Странное дело, Степнов почему-то смутился. То ли потому, что день за окном, то ли еще почему...Но двумя движениями сбросил штаны с футболкой и занял предлагаемую площадь.
Ленка тут же блаженно вытянулась вдоль его тела, устроилась головой на его руке и обняла.
Зажмурилась от удовольствия, как котенок. Чуть не замурлыкала.
- Вить, я так соскучилась! Просто хочу вот так лежать, и чтобы никто не беспокоил, засыпать и просыпаться рядом. - Прижалась щекой к теплой груди.
- Леночка! Котенок, маленькая моя, - взял ее ладошку и целует пальчики, - я тоже ужасно соскучился.

Петр Ника

Спасибо: 87 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 816
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.06.10 22:47. Заголовок: Обратите, внимание, ..


Прода №30

С утра за завтраком Петр Никанорович громко объявил.
- Виктор! Мы сегодня с тобой приглашены на торжественный ужин.
- То есть? Куда? - Заинтересованно спросил Степнов.
- Виолетта Аристарховна приглашает нас к восьми на ужин.
- А почему только вас? - Поинтересовался Никита.
- Потому что это ужин литературный. Поскольку она поклонница моего творчества, а с Витей мы вдвоем писали последний роман, поэтому пригласили тоже нас двоих.
- А Ленка? - Заволновался Степнов.
- Леночка тоже приглашена, как прототип литературной героини. Лен, - дед с улыбкой посмотрел на Ленку, - Виолетта Аристарховна с тобой говорила?
- Да. Я еще обещала помочь ей с готовкой и сервировкой, поэтому уйду раньше.
- Ну, вы недолго в гостях будете?
- Никит, да какая разница: долго, недолго. Как пойдет. Мы же на даче, на отдыхе. До дома на метро ведь ехать не надо, взял да просто дорогу перешел. Да хоть до двенадцати, хоть до часу, тебе-то что? А-а-а! - Вдруг хитро заулыбался Петр Никанорович и заговорщически подмигнул сыну. - Я понял. Ложитесь, нас не ждите. Мы тебе гарантируем, что раньше часа не вернемся. Так что вы свободны в своих действиях. А то вечно мы тут толпой в доме мешаемся.
Никита смутился. Блин, папа!!!

Ленка от деда просто балдела. Мало того, что он обеспечил им алиби, так еще и отца обезоружил совсем.
- Так что, Виктор, вечером будь готов, при параде.
- Есть быть готовым.
Надо деда поблагодарить. Только как? А, вот идея. Она отдаст Леркину бутылку хорошего вина деду. Они со Степновым все равно столько не выпьют, только зря открывать. У них крыша друг от друга и так хорошо едет. А вот Петр Никанорович пойдет на ужин не с пустыми руками, а как положено мужчине.

Сегодня пошли на озеро после завтрака. Пообедали позже, и Ленка ускакала в Виолетте Аристарховне. Дел было море.
Надо было для начала украсить беседку. Разбирая со Степновым сарай, они нашли коробку с елочными игрушками. Позаимствовав из коробки гирлянду фонариков, Ленка закрепила ее по беседке. Будет в темноте много маленьких цветных огоньков.
Ужин готовила, учитывая ценные указания Виолетты.
Салатик решили сделать «греческий» - летний. Благо огурцы, помидоры, сладкий перец и лук росли у Антонины Васильевны прямо на грядке. Ленка все кубиками порезала, достаточно крупно, кроме лука. Затем в салат пошли доставленные из города оливки. Сделала заливку - смешала пополам оливковое масло с лимонным соком. Затем перемешала уже все вместе. Солили аккуратно. Обе тщательно контролировали процесс. Ну а сверху, на красно-зеленое великолепие, красиво легли белые кубики брынзы.
На горячее собиралась сделать курицу с рисом. Да! С рисом! Ей же надо реабилитироваться.
- Естественно, много риса в кастрюлю не сыпать, - учила Виолетта Аристарховна, - ты же помнишь, что он будет разбухать и сильно. Поэтому я риса кладу не больше четверти от высоты кастрюли, даже поменьше.
- Прежде всего, рис надо промыть. Долго, не меньше пяти раз, чтобы вода уже чистая была.
- Так. Теперь заливаешь водой.
- Сколько?
- Ну, примерно на два пальца выше уровня риса и ставишь на огонь.
- Вот так?
- Да, нормально. Теперь соль, кусочек маргарина или масла и вот еще. - Виолетта Аристарховна полезла в шкафчик и достала какой-то желтый порошок.
- Это что?
- Это шафран или, по-другому, куркума. Кидай щепоточку.
- А зачем?
- Он рису придает красивый желтый оттенок. Вот увидишь. И дополнительный вкус появляется...
Ну, все. Молодец. Теперь, когда закипит, только газ убавить до минимума и пусть варится, пока вся вода не выпарится под крышкой.
- Совсем, что ли, больше ничего не делать?
- Не делать. Кстати, и мешать его ни в коем случае нельзя. Как заложишь с начала, так и должно быть.

Взялись за курицу. Филе хорошее. Лерка прислала.
- Надо отбить.
- А чем?
- Ну, вообще, можно специальным топориком, но мне бутылкой нравится.
- Бутылкой, это как?
- А вот так. - Виолетта Аристарховна взяла обыкновенную бутылку из-под пива и стала горлышком стучать по кускам курицы. Они вмиг становились тонкими и увеличивались в размере. Виолетта Аристарховна передала бутылку Ленке. Когда перед ней лежала уже груда тонких кусочков, наступил следующий этап. Кусочки нужно было обжарить на сковородке.
- Ну, вот так, чуть-чуть, чтобы корочкой взялось. Посоли, поперчи.
- Теперь добавляй немного масла. Обмазывай майонезом сверху.
- Ты сыр натерла?
- Да.
- Ну вот, чуть насыпать сверху сыра и тушить под крышкой на маленьком огне. Через 15 минут будет блюдо. Пальчики оближешь! В таком варианте не сухо, как часто филе получается, а очень сочно и вкусно.

К 19.30 почти все было готово. Ленка даже успела принять душ и переоделась в тот белый тунисский сарафанчик.
- Лен, а вы что пить будете? Морс ты унесла?
- Да.
- А алкогольное что-то?
- Да мы обойдемся. У нас только перевод алкоголя. Откроем бутылку, а не выпиваем.
- Так, давай я тогда вам по бокалу домашнего вина из черной смородины налью. У меня вкусное получается.
- Да что Вы!
- Давай, давай. Мне-то оно уже немножко надоело, а вам в самый раз. Терпкое, легкое, как компотик.

Ровно в восемь на крыльце дома стояли двое импозантных мужчин, каждый с букетом цветов для своей дамы, один еще и с бутылкой под мышкой.
- Добрый вечер! - Дверь открыла Виолетта Аристарховна. - Петр Никанорович, проходите!
Кулемин шагнул через порог и протянул цветы Виолетте.
- Виктор, а Вам не сюда.
- То есть? - Степнов опешил.
- Вы до беседки прогуляйтесь, - улыбнулась Виолетта Аристарховна и ловко захлопнула перед носом Степнова дверь.
Уже подходя к беседке, он заметил разноцветные огоньки. Распахнул дверь и замер на пороге.
Приятный полумрак разгоняли огоньки гирлянды и свечей. Пол беседки занимал матрас-кровать с парой подушек и шелковым темно-изумрудным бельем. (*Новикова отличилась.) Матрас, похожий на тот, какой привез Никита Петрович, но другого цвета. У кровати, занимая еще четверть площади, стоял небольшой стол типа журнального, покрытый, как в Тунисе, белой скатертью с узором из розовых лепестков. На столе красиво расставлена еда, бокалы с вином и соком.
А около двери стоит ОНА в белом платье. Чуть сжимает подол. Волнуется.
- Ленка-а-а! Я в шоке. - Он прислонился к дверному косяку. - Ничего себе, литературный ужин!
- Ну, литературный ужин - это у деда. А у нас с тобой, - подошла, обняла за талию, - романтический. Проходи.
- Это тебе! - Он протянул ей цветы. Обычные, но тщательно собранные полевые цветы.
- Спасибо.
В беседке по кругу тянулся не то своеобразный подоконник, не то полки. Оттуда Ленка сняла приготовленную с подачи Виолетты Аристарховны вазочку.
- Ну, проходи, садись. Ты чего стоишь?
- Так все здорово, что даже страшно красоту нарушать. Откуда матрас?
- Лерка переправила. Ведь им, когда Гущины въехали, пришлось с Андреем Васильевичем в одной комнате тесниться. А я, когда у родителей увидела, сразу про нее вспомнила.
- Ну, ты - гений! - Он притянул Ленку к себе и чмокнул в щечку. А то я собирался уже в город ехать за таким.
- Спасибо дочке Виолетты Аристарховны – это она все сюда доставила.
- Нет, что Петр Никанорович, что Виолетта Аристарховна - просто феи какие-то.
- Давай, садись, а то горячее остынет.
- Сама готовила? - Он потянулся к салату, накладывая себе и ей на тарелку.
- Да. - Смутилась, закусила губу, но смотрела внимательно.
Отправил в рот содержимое первой вилки.
Почувствовал ее пристальный взгляд.
- Вкусно-о-о!
- Правда? Только честно.
- Ленок, правда, очень вкусно. Так ты сама попробуй, а то я вмиг тут все уговорю.
- Ой, забыла. Пить будем? - Ленка отложила вилку.
- Что пьем?
- Домашнее смородиновое вино.
- Отлично. Тогда у меня тост. - Он поднял бокал - За прекрасную во всех смыслах «ХОЗЯЙКУ» сегодняшнего вечера.
Она улыбалась. Чокнулись.
- Ленка, я тебя обожаю. - Потянулся за поцелуем. Она увильнула.
Засмеялась.
- Подожди. До десерта еще горячее.

- Ого! - Он посмотрел на золотистый рассыпчатый рис. - Нет, Ленок, тебе в спорте цены бы не было.
- Ты это с чего?
- Я про твою волю к победе.

С горячим было покончено. Видимо, не только у них. Из дома донеслись звуки фортепьяно. Это Виолетта Аристарховна играла Петру Никаноровичу Шопена.
- А у нас музыка будет?
- У нас? Будет, но электронная. Она пощелкала на оказавшемся тут же дедовом ноуте.
- Зазвучала музыка. Боб Кантор.
- Помнишь?
- Ленка!!!
- За Вами долг по танцам, Виктор Михайлович!
- Не то слово. Прости. Я тогда таким дураком был.
- Ну, давай, - она шутила, обвивая его руками за шею, - искупай свою вину.
Они переминались на маленьком пространстве. Впрочем, большого было и не нужно. Слишком велико стремление обоих быть ближе друг к другу.
Закончилась эта мелодия, полилась другая. Та. Тунисская. Их ПЕРВОЙ настоящей ночи.
И как в прошлый раз, мелодия увлекла их за собой в особый прекрасный мир. Мир любви.


- Матрасик - просто прелесть!
- Я думала, прелесть - это я.
- Ты вне конкуренции. -Взял в руку ее сомкнутый кулачок, провел губами по пальчикам, запястью.
- В душ пойдем?
Летний душ - три стенки и шторка вместо двери, а наверху на двух досках бочка с нагретой за день солнцем водой. Он располагался буквально в нескольких метрах от беседки.
- Там ведь темно.
- Боишься?
- Нет.
- Ну, пошли?
- Что, прямо так? - Они были в костюмах Адама и Евы.
- А полотенце есть?
- Есть.
- Пошли, - он накинул на неё полотенце, - проскочим.
Ленка сделала несколько шагов по тропинке и ... взвизгнула, отступив назад.
- Чего? - Поймал в объятия Степнов.
- Там кто-то был.
- Где?
- Справа на тропинке.
- Он опустил руку со свечкой вправо. Рассмеялся.
- Ленк, это лягушка.
- Уффф! Она так прыгнула!!
- Ладно, двигайся, не бойся, а то ты хоть в полотенце, а я совсем неглиже.
Заскочили в душ вдвоем, оставив обувь и полотенце снаружи. Степнов пустил воду тонкой струйкой, все-таки уже вечер и вода прохладная. Ленка подставила руки под струю, набрала в ладоши воду и... плеснула на Степнова. Рассмеялась.
- Ах ты, - он схватил Ленку в объятия, чтобы она не рыпалась, и подставил под воду. Тонкая прохладная струйка коснулась разгоряченной спины, и Ленка снова взвизгнула, вырываясь.
- Кулемина, хватит визжать. Папа услышит. - Тут же заткнул ей рот поцелуем, впрочем, теперь уже сам вставая под струю воды.
Ее руки скользили по мощной гладкой от воды спине. Поцелуй не прерывался. Его ладони с талии спустились на ягодицы, крепче прижимая ее. Разгорался пожар. Ощущала, как стремительно растет его желание.
Закинула ногу на его бедро. Хотелось, хотелось...
- Ленка, - он разочарованно застонал, пытаясь отстраниться.
Уловила его мысль и встрепенулась. Не дает отстраниться. Прильнула и покусывает вперемешку с поцелуями шею.
- Сейчас ты поймешь, какая я у тебя предусмотрительная.
Протянула руку и взяла с подставки для мыльницы квадратик фольги.
- Ну, ты даешь!!! - Потянулся.
- Можно я?
В полутьме плохо видно выражение ее лица, но он и без этого сейчас тихо погибнет от одной мысли, что она снова делает еще ШАГ навстречу в их отношениях. Начала. Несколько неуверенно. Эти чуть боязливые, потому медленные движения ее пальцев невыносимы. Не стерпел. Повел ее руку своей, вмиг раскатывая латекс по всей длине. Впился в ее губы жарким поцелуем. Она проверила результат. Провела всей ладонью от кончика до основания.
- Ленка-а-а!
- Ви-и-ить! - Уже так хочется ощутить его внутри. Снова закинула ногу на него. Подхватил. Вошел!
Темно. Жарко. Неистово. Страстно. Резко и даже чуть яростно. Но ей так нравится, и она отвечает так же, не уступая, словно оба сошли с ума... Спираль болезненного наслаждения закручивается крайне стремительно и поднимает их вверх.
Стоны, хрипы, и она кричит хриплым глубоким голосом...
Хорошо, что Виолетта Аристарховна так любит музыку. В ее исполнении для Петра Никаноровича после чая с пирогом звучит очередной романс.

Когда они, наконец, вернулись в беседку, Ленка озаботилась.
- Ой, я про десерт забыла.
- Ничего себе забыла!!! - Степнов вальяжно раскинулся на матрасе, прикрывшись простынкой. Иди ко мне.
- Будешь мороженое с черникой?
- Да нет. Лучше иди сюда, - сел, облокотившись на стенку, - я тебя покормлю.
Она взяла вазочку, и забралась к нему.
- Ленк, ну какое мороженое, вон ноги ледяные.
- Я сейчас о тебя погреюсь. Ты как печка. - Пристроила стопы к его горячим икрам. - Теперь корми, - открыла ротик.

Домой вернулись под утро. Ленка предусмотрительно поставила с вечера лестницу к его окну.
Долго прощались.
- Ну все, малыш, иди поспи.
- Я люблю тебя.
- Я тебя больше.

*************
Переместилась сюда<\/u><\/a>


Выложила всю проду целиком. Теоретически на этом можно было и поставить точку. Но пока не хочется. Идея второго Ленкиного решения и некоторые строки этой главы принадлежат моей Бете - Танечке.

Прода №31

Разумеется, этим утром проспали все. Даже Никита Петрович встал позже обычного, ибо время до часу ночи тоже провел весьма продуктивно.
После позднего завтрака Ленка со Степновым отправились к Виолетте Аристарховне приводить в порядок беседку. А потом Вера Николаевна сообщила, что, по-хорошему, надо бы прогуляться еще разок до магазина.
Ленка со Степновым тут же выдвинули свои кандидатуры, но Никита Петрович, присутствовавший на этот раз при разговоре, сообщил, что ему тоже необходимо пойти.
- Никита Петрович, да не волнуйтесь, мы с Ленкой все донесем.
- Я не волнуюсь. - Кулемин стоял на своем. - У меня вон, шлепанцы того и гляди развалятся. Надо новые купить, а их мерить надо.
На самом деле Никита преследовал две цели. Первую - не дать дочери в очередной раз пропасть в неизвестном направлении, и вторую - ему хотелось присмотреть какой-нибудь презентик для жены. Ну, хоть коробку конфет.
Таким образом, в сельском магазине у станции они оказались втроем.

Было жарко. Поскольку одна продавщица отпускала все товары - и промтоварные, и весь ассортимент продовольственных, очередь двигалась медленно и печально. Когда до них остался один человек...
- Танька! Да-вай! Слышь, ты! Две поллитры, - здоровый пьяный мужик ввалился в магазин и нагло отодвинул пожилую женщину в очереди, затребовав продавщицу.
- Мужчина, куда вы лезете, здесь очередь.
В ответ мужик разразился площадной бранью и вдарил кулаком по прилавку, - Танька!
Иё-о-о-о-о-! - Это Степнов больно заломил мужику руку, так что тот согнулся в три погибели. Не отпуская руку, Степнов доволок матерящегося и сопротивляющегося мужика до выхода и отпустил, придав ускорение: «Пошел вон!».
Под благодарности женщины, аккомпанемент очереди о пьянстве, хулиганстве, «распустились», «совести у них нет» и тому подобное Ленка со Степновым затарились по маминому списку. Она задержалась с отцом, чтобы выбрать конфеты, а Степнов, подхватив сумки, поспешил из душного магазина на свежий воздух.

Все произошло настолько быстро, что Никита даже не успел среагировать. Выйдя вслед за дочерью, он только увидел одного мужика, падающего на землю, другого - поднимающегося на ноги, и еще двоих в «близком контакте» со Степновым. Первый, нападавший со спины, отлетел от удара, второй - снова бросился на Виктора спереди. Далее все происходило, как в замедленной съемке. Дочь, сорвавшись с крыльца, с разворота сильным ударом ноги и вторым ударом по почкам вырубила поднимающегося на ноги алконавта. Бросилась к Степнову на помощь, и в этот миг за его спиной в воздухе блеснул металл.
- Витя-я-а-а!!!!
Степнов развернулся на крик, Ленка всем телом сбила мужика с ног, нож полетел на землю, но все-таки доли секунды хватило... чтобы...
Из магазина выбегал народ. Очнувшийся Кулемин поспешил на помощь дочери и Степнову. От здания железнодорожной станции несся дежурный милиционер. От стоянки автомобилей спешили двое мужчин. Все последующие события Ленка воспринимала, как сквозь какую-то пелену. Пьяных мужиков быстро «уложили» и потом скрутили скотчем в ожидании милицейской машины. На «того» надели наручники. Папа осматривал Витю. Слава богу, лезвие прошло по касательной, удар был в момент поворота, и рана оказалась на правом плече. Из машины притащили аптечку. Составляли протокол. Опрашивали свидетелей. Ленка тоже что-то отвечала, ни на минуты не отпуская Витину руку. Один из мужчин с машиной предложил довезти их домой. Кулемин согласился. Сел на переднее сиденье. Ленка со Степновым на заднее.

Машину сильно тряхнуло на колдобине, коробка водителя на заднем сиденье впилась ей в бок и... пелена спала...
Она вдруг отчетливо поняла, что МОГЛА НЕ УСПЕТЬ... Как будто вспышкой. Витя, лежащий на желтом песке. Его голубая рубашка. Красное расплывающееся пятно.
В ужасе повернулась к нему и... прорвало... Слезы градом. Судорожные рыдания.
- Лена! Леночка! - Степнов обнимал ее двумя руками. Плевать, что больно. Она цеплялась за него, пытаясь кончиками пальцев, всем телом убедиться, что он живой, и выла. В голос. По-бабьи.
- Леночка, все хорошо!
- Тебя могли-и-и-ы -ы-ы уби-ии-ы. Ы-ы-ы
- Леночка!!!
- Ы-ы-ы-ы, - продолжала тянуть на одной ноте, свалившись в истерику.
Никита сжал кулаки. Горло свело судорогой. Было больно. Он чувствовал ее боль. Нестерпимо. Ногти впились в ладонь. Отрезвило.
- Остановите, пожалуйста. И багажник... можно?
Водитель остановил машину. Никита влез в багажник, открыл заднюю дверцу, взглядом попросил Степнова вылезти. Получилось с трудом. Ленка не желала его отпускать, судорожно хватаясь за рубашку. Оба, наконец, вылезли, и на Ленку обрушились 5 литров холодной родниковой воды «Росинка», купленной для Сережкиных обедов. Рыдания прекратились.
Сейчас она была похожа на мокрого обиженного цыпленка. Степнов тут же прижал ее к себе.
- Ну, все, все, хорошая моя. Все. - Теперь она только тихо всхлипывала и икала. Водитель понимающе достал из бардачка стакан. Никита налил остатки воды.
- Леночка, ну давай. Ну, все. Успокаивайся. Ну, нельзя же домой так. Маму напугаешь, дедушку. У него сердце больное. Заинька. Ну, все же хорошо. - Продолжал приговаривать Степнов.

Вера Николаевна не находила себе места от волнения. Всех долго не было. А потом Антонина Васильевна отозвала ее к забору. (Её соседка с другой стороны участка вернулась от станции.)
- Верочка Николаевна! Вы только не волнуйтесь, но ваши задерживаются. Все в порядке, просто там какая-то драка в магазине произошла и...
- И Никита медицинскую помощь оказывает, да? - Перебила Вера.
- Да. - Антонина решила не уточнять детали. - Там милицию ждут, пока свидетельские показания снимут... Вы не волнуйтесь.
- Спасибо, а то я уже испереживалась. Вы Петру Никаноровичу не говорите ничего про драку, а то он у нас человек творческий, впечатлительный, а у него сердце.
- Конечно. Конечно.
- Спасибо, что предупредили. Пойду все же обед разогревать.
Слава богу, что Петр Никанорович сейчас как раз упоенно стучал по клавиатуре, и рядом с ним можно было хоть из пушки палить. Оторвать его от творчества возможно было только ради обеда, да и то не сразу.

Наконец, они появились. У дома остановилась чужая машина. Из машины вылез Никита, мрачнее тучи. Открыл заднюю дверцу. Показался Степнов. Взгляд медика сразу ухватил оторванный рукав рубашки, вместо него белый бинт на плече с проступающим красным пятном. Заплаканное лицо дочери.
- Господи! Никита, Леночка, Витя! - Бросилась к ним.
- Да все в порядке, Вера Николаевна, - ободряюще улыбнулся Степнов.
Никита выгружал сумки и благодарил водителя.
- Что случилось?
- Да пьяные придурки попались. Все хорошо. - Виктор повел Ленку к дому.
- Ленусь, пошли, надо переодеться, посушиться! - Степнов двинулся с Ленкой по лестнице.
- Леночка, ты иди! - Вмешался Никита Петрович. - Вить, а ты садись на табуретку. - Еще там, на станции, он незаметно перешел на «ты». - Надо плечо нормально обработать, швы наложить и перевязать. Переодеваться потом пойдешь.
Вера уже спешила из комнаты с супераптечкой врачей Кулеминых.

- Ну вот, - приговаривала Вера Николаевна, как с маленьким Сережкой, обрабатывая рану. - Ну, потерпи, сейчас пощиплет немножко, а потом будешь как новенький. Шовчик наложим. До свадьбы заживет.
- Надеюсь. - Степнов, грустно улыбнувшись, посмотрел на Веру Николаевну.
Вера не сразу сообразила, что ляпнула.
- Заживет, - поспешила исправиться, - еще до нашего отъезда. А свадьба ведь не раньше Леночкиного восемнадцатилетия. А заживет быстро, только вот купаться нельзя.
- Ох, черт! Обидно в такую жару.
- Виктор, да радоваться надо, что так легко отделались, - и, помолчав, добавила, - Вы... ты... береги себя, пожалуйста... А то вон Лена как расстроилась.

Ленка переоделась быстро, разок провела расческой по волосам и слетела вниз. Она должна была его видеть постоянно, ежесекундно! Убедившись, что Степнов сидит на табуретке, а рядом над его рукой колдует мама, заскочила в ванную умыть лицо и снова бегом на кухню.

- Ну, все, садитесь обедать. Всем надо силы восстанавливать. Петр Никанорович, ау! Мы вообще-то обедаем.
- Да, - Петр Никанорович показался из комнаты, - чего-то я действительно проголодался. Виктор, а что у тебя с рукой?
- Да на ступеньках магазина споткнулся, а там гвоздь в перилах торчал, зацепился. Ерунда. В вашей семье без медицинской помощи не останешься.
- Да, - довольно заулыбался Петр Никанорович, - у нас так. Но ты аккуратнее.
- Да, конечно.

Степнов хоть и хорохорился, но ел мало. Болело плечо, голова, да и все-таки стресс. Никита ему еще вколол какой-то укол.
Ленка смогла съесть только первое, благо сегодня был суп-пюре, который надо было просто глотать. Жевать сил не было.
- Вера Николаевна! Спасибо, очень вкусно! Я пойду, полежу.
- Конечно, иди.
- Мам, спасибо. Я все. - Ленка поднялась из-за стола следом за Степновым.
Никита Петрович провожал дочь взглядом, пока за ней не захлопнулась дверь в комнату Степнова.
- Вер, пошли на озеро!
- А посуда?
- Плевать, пошли.

Ленка зашла в комнату следом за ним. Влезла в шкаф, деловито вытащила оттуда матрас.
- Лен, ты чего?
- Ну, ты же не будешь с больной рукой лежать на этой продавленной полуторке, когда есть удобная кровать. - Она деловито включила надув.
- А родители? А конспирация?
- К черту!!! - Это было произнесено так, что Степнов только молча присел на старую постель.

- Пап, крикни наверх, что мы ушли на озеро. - Никита заглянул в комнату к отцу. - И сам сходил бы ты к Виолетте Аристарховне.
- Не понял.
- Чего ты не понял?! Не сиди ДОМА, говорю. Пойди, погуляй, чаю попей у Виолетты.

- Лен, может, тоже поспишь. - Ленка устроилась рядом с ним на матрасе, как всего 14 часов назад. Кажется, это было в другой жизни. Вдруг привстала.
- Вить, Витечка! - Заглянула в синие глаза и вдруг начала лихорадочно покрывать поцелуями его лицо. Резко замерла. - Я не смогу без тебя.
- Леночек. Ну что ты?! Я же здесь, с тобой и никуда не делся. И ты меня спасла. Мы же и не в таких переделках бывали. Мы же вдвоем команда, а значит, сила. И никто нам не страшен. Не переживай. Солнышко! Давай, отдохнем.
- Отдыхай, конечно. - Ленка опустилась рядом.
Ей не спалось. В голове, наскакивая друг на друга, метались образы и мысли. Она ощущала себя попрыгуньей-стрекозой, которая счастливо и бездумно жила все это лето, и вдруг оказалась лицом к лицу с жестоким миром, вырвавшим ее из неги и эйфории, показавшим всю хрупкость ее счастья.

Они сидели втроем на озере. Сережка играл в песочек. Никита смотрел на сына, но грустно, без улыбки. Видимо, мысли его одолевали невеселые.
- Никуш,- Вера накрыла своей ладонью его ладонь, - все было так плохо?
- Да нет, дело не в этом. Я о другом думаю.
- О чем?
- О Викторе.
- И что?
- Что?! Любит его она, знаешь, очень любит. А он... Понимаешь, он потрясающий. Всем помогает, вот за женщину в магазине вступился... А знаешь, как Лена дралась профессионально!
- Леночка?
- Да, я еще и охнуть не успел, как она уже одного уложила. А ведь это наверняка его «школа». Впрочем, это его и спасло. Если бы не Ленкина мгновенная реакция, страшно подумать, что бы было. Но получается, ОН ее научил, как за себя постоять. И что со спортом Лена дружит - опять он. И как выясняется, в музыкальную группу он ее пристроил, а теперь она в лучший музыкальный ВУЗ страны поступила. Представляешь, он ей в машине говорит: «Леночка, не плачь! У дедушки сердце, его нельзя расстраивать!» Это он, понимаешь, он - первым о МОЕМ отце подумал!
- ДА-а-а, - вздохнула Вера, - и шапку на Ленку одевает, и какую кашу любит - знает...
- Вот, понимаешь, он ей как... отец, а я...
- А ты... можешь почувствовать себя отцом только, когда ей что-то запрещаешь, - задумчиво произнесла Вера Николаевна.
Никита покраснел и виновато взглянул на жену:
- Да.
Вера смотрела на гладь озера.
- Ну, знаешь, мы, конечно, пропустили Ленино воспитание, но сейчас... Я тоже много думала... Мы, наверное, только должны дать ей понять, что любим ее и поддержим всегда, что бы ни случилось. Да, она может в чем-то ошибаться. Но это ее жизнь, ее ошибки, ее любовь. Она сама набирается опыта, а мы можем ей только сказать, что она все равно для нас останется нашей любимой дочкой. А где мы можем, то должны помочь, подстраховать, что ли. Знаешь, такая смешная. Пришла на днях, хочет тайно от Виктора учиться готовить. Так старается!
Никита Петрович по-доброму усмехнулся:
- Не может не быть лучшей?!
- Да. - Вера Николаевна погладила мужа по щеке. - В этом она вся в тебя.


Виктор дремал. Несмотря на то, что Ленка лежала рядом с любимым, уткнувшись носом в его здоровый бок, ей было страшно. Нет, не страшно, но нервное напряжение так до конца и не отпустило. Казалось, весь окружающий мир представляет угрозу её счастью, хочет лишить её Вити, и оторваться сейчас от него было немыслимо. Она и не отрывалась. Прижимала ладошку к его груди.
А мысли, кружившиеся у нее в голове, казалось, замедлили свое вращение, и вдруг все стало на свои места. Она будто разом повзрослела, и выкристаллизовалось: Быть рядом с НИМ. Поддерживать и помогать ЕМУ во всем, заботиться о Нем. Беречь. И... не дать Ему уйти бесследно из этого мира…
Теперь она знала, чего хочет. Лена слышала, как вернулись родители, как что-то говорил папа, как на кухне звенела посуда, и внутри зарождался протест.
Снизу позвали ужинать. Разбудили Витю.
- Давай, не пойдем.
- Ленок, - Степнов, проснувшись, почувствовал, что Ленке плохо, но не знал, что делать. - Ну, вообще-то, я ужинать хочу. - Он нарочно встал и начал одеваться. Ленка была вынуждена последовать его примеру.
- Все! - Она вдруг швырнула кофту об пол и выдала свое первое решение. - Я им скажу, что мы будем жить вместе. Хватит.
- Ленок!
- А если их что-то не устраивает, мы вообще к тебе уедем и все.
Степнов даже не знал, что сказать. Он уже уяснил, что Ленка - обычно спокойная, терпеливая и доброжелательная, но когда наступает некий критический предел, она не отступает. Это явно семейное у всех Кулеминых. Упрётся и будет идти напролом, снося все на пути.
Они спустились вниз. Все уже сидели за столом. Степнов опустился на табурет, а Ленка так и осталась стоять.
- Значит, так. - Обвела взглядом собравшихся.
- Лена, - Степнов предпринял последнюю попытку предотвратить бурю.
- Я решила, - заявлено четко и воинственно. - Мы будем жить в одной комнате!!! - И уставилась на отца в ожидании бурной реакции. НУ!!!
Никита Петрович помешал вилкой горячую картошку и поднял глаза от тарелки:
- Да ради бога! - И добавил, так спокойненько, обращаясь к Степнову, - Вить, ты вечером зайди к нам за матрасом, а то наверху, по-моему, мебель еще хуже, чем у нас.
Ленка открыла рот. Но сказать ничего не получилось. Из глаз снова брызнули слезы, и она вылетела за дверь. (* Накопившемуся напряжению не удалось вылиться в бурной ссоре, и от этого внутреннего облома нервная система сдала вконец.)
Степнов вскочил на ноги, но был остановлен Никитой.
- Не надо. Я сам. - Он вышел за дверь.
Ленка плакала на крыльце. Черт, да что же она какой день плачет на этой даче!
На плечи опустились теплые руки и притянули в широкой уютной груди. Ощутила такой знакомый с далекого детства запах геля для бритья, медикаментов и чего-то еще. Папа.
- Леночка, малыш! - Его рука, как в детстве, успокаивающе гладила ее по макушке. - Ты прости меня, пожалуйста. Ну, я просто очень-очень тебя люблю и за тебя переживаю. А ты так быстро выросла. Я и не заметил, не понял... И за это прости.
Она уже не всхлипывала, а просто тихо стояла, прижавшись к отцу.
- А Виктор твой замечательный. Я даже ему завидую, ну, и ревную тебя немножко...
- Папочка!
- Ты знай, что мы с мамой тебя поддержим. Что бы ни случилось, мы будем всегда на твоей стороне. Мы хотим, чтобы ты была счастлива. Ты знай. Хорошо? - Он нежно взял Ленку за подбородок, приподнял ее голову, заглядывая в глаза.
- Хорошо.
- Ну, пошли, что ли, ужинать.
Никита взялся уже за ручку двери.
- Па-ап, - Ленка смотрела на него с надеждой. - Ты только не сердись, но... нам не нужен матрас. У нас есть... Нам Лерка через дочку Виолетты Аристарховны переправила.
Никита вспыхнул. Взглянул на нежно-виноватую улыбку дочери. С Верой - одно лицо.
- М-да! - Он улыбнулся ей в ответ. - Ну, женщины!!! Пойдем, - обнял за плечи, - ужин остынет.

Петр Никанорович уснул счастливым. Что-то такое целый день витало в воздухе, но зато теперь все прекрасно. Перемена сына и невестки в отношении Виктора и Леночки была более чем заметна. Мирно уснул нагулявшийся за день Сережка. Вера Николаевна блаженно устроилась на подушке, вспоминая вечер после ужина. У всех любимых ею людей все было хорошо.

Степнов потянулся с матраса к выключателю торшера.
- Вить, подожди. - Ленка села рядом с ним на матрасе. Облизнула губы. Все-таки нелегко было озвучить второе, гораздо более серьезное решение, принятое ей. - Вить, я поняла, я хочу ребенка. Твоего ребенка.
- Лен, э-э-э...
- Подожди, послушай. Я сегодня так испугалась за тебя. Я как представила, что могу тебя потерять. Чего мы ждем?! Я хочу твоего ребенка.
- Леночка! Э-э-э, - Степнов старательно подбирал слова. Я тоже очень хочу от тебя детей: очаровательную зеленоглазую девочку, или мальчика, который будет играть в футбол.
- Девочка тоже будет. Извини. Продолжай.
- Но тебе не кажется, что это… ну, не совсем правильно заводить ребенка только по причине того… ну, что ты как бы боишься, что со мной что-то случится.
- Вить! Я хочу ребенка, не потому что чего-то боюсь. Я его хочу, потому что люблю тебя. И какая разница, когда это произойдет, сейчас или позже, если мы вместе и любим друг друга?
Степнов смотрел на Ленку и понимал – она приняла Решение! Вспомнился выпускной. Когда она так же смело взяла и высказала свои мысли. Переубедить не получится. Но ведь она еще очень молода. Сама, можно сказать, ребенок. Хотя, положа руку на сердце, ему не очень-то и хотелось ее отговаривать. Внутренний голос радостно пел и ликовал: «Она любит меня! Она не просто согласилась выйти за меня замуж. Она сама, САМА заговорила о ребенке!
Но, надо было мыслить трезво, и, памятуя о своем обещании, он все же должен был попытаться хоть немного приглушить ее энтузиазм.
- Лен, мы ведь даже не женаты.
- Ну, вот я забеременею, и нас сразу распишут, не дожидаясь восемнадцати.
- Лен, а как я буду при этом выглядеть? Я говорил твоим родителям, что ты спокойно получишь образование. Я говорил, что ты талантлива и тебе необходимо учиться. Я им слово давал. И что?! Я, наконец, может, хочу свадьбу, медовый месяц, а потом ребенка... чтобы все было по правилам.
Ленка подперла голову рукой. – Проговорила задумчиво-нежно. - Господи, и что же ты у меня такой правильный-то!? А по поводу образования... Я уже давно поняла, что любовь, семья, дети важнее всяких образований, работ и карьер.
- Ну, с этим я спорить не буду, я согласен. Но мать, зрелая, состоявшаяся как личность, может дать ребенку намного больше.
- Вить, в первую очередь, она должна дать любовь.
- Хорошо. Тоже согласен. Ленок, но вот спроси маму, как медика, или поговори с другим врачом. Тебе все скажут, что оптимальный возраст для первых родов 20-22. Когда организм уже готов и находится в расцвете физической формы. Сейчас тебе только семнадцать. Ты, говоришь, что боишься за меня, а я - я за тебя боюсь.
Она промолчала.
- Леночка, давай не будем все же форсировать события. Ты пойдешь учиться, я буду решать вопрос с дополнительной работой. Будем жить вместе. Поженимся, а уж потом… А что я правильный... Ну... какой есть.
- Ладно, - она прижалась щекой к его плечу, а потом коснулась губами подбородка. - Уговорил. - Улыбнулась. - По крайней мере, до свадьбы. А за «правильность» я тебя, наверное, и люблю.
Нет. Я тебя просто очень сильно люблю.
Она протянула руку и погасила свет.

- Вер, а Вер! - Никита разбудил, целуя в плечо, уже задремавшую жену. - Спишь?
- Уже нет.
- Я тут... это... чего подумал... Может, мы еще дочку родим?! Ну, чтобы маленькая была...
- Кулемин, ты перегрелся?
- Нет. Я серьезно. У тебя такие прекрасные девочки получаются.


Признайтесь! Не ожидали?<\/u><\/a>



Спасибо: 85 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 819
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.06.10 21:35. Заголовок: Глава посвящается Ле..


Примечание. Дорогие читатели! Фик пока не заканчивается, но автор берет небольшой отпуск, ибо массу дел реала требуется закончить в этом году, а еще и отдохнуть на новогодних каникулах тоже хочется. Но новогодний презентик в миниках обязательно будет. А может и на проду время найдется. Я буду очень стараться, но пока гарантировать не могу.

Прода 32

Проснулась от того, что было жарко. Они переехали с матрасом в Ленкину комнату, чтобы не быть «над головой» у родителей. Но на этой стороне в окошко шпарило солнышко, а она спала под горячим Витиным боком.
Улыбнулась. Как все-таки хорошо просыпаться вместе! Аккуратно повернулась на бок, чтобы видеть его лицо. Взгляд упал на бинт на руке. Бедненький, хороший мой, любимый!
Ее переполняла нежность. Видимо, он что-то почувствовал, так как черные длинные, как у девочки, ресницы дрогнули, и она утонула в сияющем голубом море. Как все-таки хорошо просыпаться вместе!
- Привет! - Он полушепотом.
- Привет! - Так же тихо.
- Ты как?
- Люблю тебя. Как рука?
- Нормально. Ты меня поцелуешь, и станет совсем хорошо.
- Да сколько угодно! - Тут же стала покрывать поцелуями его лицо. - Витечка!!!
Остановилась. Внимательно посмотрела на него.
- Как насчет тунисской зарядки?
- Тунисской? Это теперь так называется? Я - за! - Он здоровой рукой попытался притянуть к себе Ленку, но она высвободилась и быстрым движением избавилась от футболки, в которой спала. Вслед за футболкой последовали трусики. Откинула с него одеяло.
- Ты лежи, ничего не делай! - Прильнула к губам страстно, приглашающе. Снова обрушила не него дождик поцелуев.
- Что, совсем-совсем ничего? Даже так? - Он поймал в ладонь мягкое яблоко груди.
- Степнов!!! - Ей хотелось сейчас играть первую скрипку. - Ты у нас сегодня «султан». Лежи, отдыхай! - Засмеялась. А мы, бедные гаремные девушки... - ласкает его грудь и спускается к животу...
И когда она успела стать такой нескромной! Она стягивала с него белье. Солнце ведь в окна. А она откровенно любуется открывающимся видом. Каждый раз наглядное свидетельство эффекта ее действий, свидетельство ее желанности оказывало сильное возбуждающее действие на нее саму...
Сегодня процесс «одевания» прошел увереннее.
Из знойной мягкой подобострастной гурии превратилась в лихую амазонку...
Звуковой эффект все же старались глушить. Папа, конечно, предлагал матрас, но будить его страстными криками в семь утра не очень разумно.

Утомленные, снова задремали. Потом Ленкина совесть вспомнила, что надо подумать о завтраке для любимого, и она, уговаривая Степнова еще полежать, ибо больной, сбежала вниз, в душ и на кухню.
Но на кухне делать было нечего. Мама объявила, что завтрак через 20 минут. Зато Степнов спустился и тоже собрался в душ.
Они тихо спорили перед его дверью.
- Вить, как будешь мыться, если тебе повязку мочить нельзя и руку задирать тоже.
- Но я хоть обольюсь чуток.
- Пошли, я с тобой, помогу!
- С ума сошла! А Никита Петрович!?
- Ну, я же одета. И вообще...
- Лена!
- Виктор Михайлович!
Он сдался.
Проводила мочалкой по его спине, поливала сверху душиком прицельно, чтобы не на повязку и чуть ворчала:
- Ну, ты как маленький... Повернись.
Любовался румянцем на ее щеках и серьезным подходом к вопросу. Заботливая!
- Все, Лен. Дальше я сам. Я не инвалид, в конце концов. И рука у меня двигается.
- Ну, если не хочешь...- обиженно надула губки.
Притянул к себе здоровой рукой, поцеловал. - В том-то и дело, что ХОЧУ, даже слишком. - Отстранил и повернул спиной от себя. - Постой так минуточку. Пожалуйста. А то я иначе от твоих взглядов отсюда еще долго выйти не смогу.
Притворно возмущенно фыркнула:
- Маньяк! Я ведь серьезно!
- И я серьезно.
Даже не глядя на него, чувствует, что он улыбается.
Помогла вытереться полотенцем и нырнуть в тельняшку без рукавов. С рукавами было неудобно. Вышли из дверей.
Окинула его оценивающим взглядом и расхохоталась.
- Ты сейчас на волка из «Ну, погоди» похож. У тебя где расческа?
- В комнате. Я еще и небритый.
- Иди, я сейчас, - стрелой метнулась наверх.
Он сел в комнате на диван, она прибежала с расческой. Нежно вела по черным кудрям. Всплыло в голове, как в Тунисе сушила его феном. Хороший! Мой!
- Ну, все! - полюбовалась результатом своей работы. Бриться будем потом, а то на завтрак опоздаем.

Вошли. Оба светящиеся. Петр Никанорович в очередной раз аж крякнул про себя. У внучки было такое гордо-счастливое выражение лица: если раньше она как-то старалась не афишировать свои отношения с Виктором, то сейчас весь ее вид, казалось, говорил: «Вот! Посмотрите, какой он у меня! Самый лучший!»
Вера спрятала умильную улыбку Смешная. Влюбленная! А также успела наступить на ногу Никите, чем удержала его от комментария.
- Доброе утро всем!
- Доброе! Давайте садитесь! - Вера взяла лопатку и принялась раскладывать омлет по тарелкам.

После завтрака у Степнова была «плановая перевязка», а потом к нему обратился Петр Никанорович.
- Вить, слушай, тебе все равно активно делать рукой ничего нельзя. Может, ты кое-что из написанного почитаешь? Обсудим, а то у меня там есть вопросы и спорные моменты. А в две головы всяко лучше. А то у меня уже и восприятие замылилось.
- Конечно, Петр Никанорович, о чем речь! - Согласился Виктор.
Ленка уже, было, подумала обидеться, что ее лишили Степнова, но потом рассудила, что если бы не дед... А она вон, пойдет с Сережкой погуляет.
Но оказалось, что с Сережкой уже ушли гулять родители. Нормально! Хоть садись в дедовой комнате и, как в девятнадцатом веке, сиди, вышивай при мужчинах, пока те ведут важные разговоры. Зашибись! Представила себя. Стало очень смешно. Это вот Наташка любит вышивать. Наташка. Группа. Кстати! Она сто лет не брала в руки гитару. А скоро вообще-то в Снегинку. Хорошо, правда, что им на учебу лишь с 7 сентября. Успеет спокойно проводить родителей.
Отправилась в гостиную, сняла со стены гитару и пошла на улицу в тень яблони.

Сидела, перебирала струны, пальцы вспоминали аккорды. Виолетта Аристарховна вышла от Антонины, но постояв минутку, пошла не к себе, а двинулась через кустарник на Ленкин участок.
- Здравствуйте! - Ленка приветливо улыбалась. - А дед с Витей закрылись и над романом работают.
- Вот и славно, а я к тебе.
- Ко мне?
- Услышала, как ты играешь. Можно послушать?
- Ну, Виолетта Аристарховна, да чего я там играю. Мне еще учиться и учиться надо. Вот только в сентябре в Снегинку пойдем.
- В Снегинку? Ты серьезно?
- А что такого?! - Виолетта Аристарховна выглядела слишком, на взгляд Ленки, удивленной.
- Ну, просто совпадение такое. Дело в том, что мы с Илюшей - Ильей Александровичем там работали. Он, правда, по совместительству, а я вот постоянно.
- А сейчас?
- Сейчас? Нет. Когда его не стало, я как-то не смогла там быть. Как раз время пенсии подошло, ну я и ушла. Ну, ты лучше расскажи подробнее, как поступала, на какое отделение?
- Ну, у нас есть школьная рок-группа, «Ранетки» называется. А у Наташки - это наша соло-гитаристка, отец Боб Кантор.
- Борис, что ли?
- Ну да! А вы его знаете?
- Его не очень, но слышала.
- И вот на его концерте мы на разогреве выступали, а там нас Юрий Аркадьевич услышал и потом пригласил без экзаменов в Снегинку всей группой.
- Это Юрочка, что ли, Романовский?
- Да. А вы и его знаете?
- Ну, его-то я прекрасно знаю. Вырос, можно сказать, у меня на глазах. Он как раз у Илюши учился. А потом уже сам у нас в Снегинке преподавать начал. Вообще у него дар - открывать таланты. Значит, говоришь, он вас пригласил?
- Да. Только вот меня смущает, что у нас музыкальное образование только у Женьки - она на клавишах и Ани. Я вот чего-то начала переживать, что как пойду на лекцию, да не пойму ничего.
- Не бойся. Если заниматься, то все нагоните. Хочешь, я с тобой основами позанимаюсь, ну чтобы на первых порах хоть нот и основных терминов не пугаться.
- Виолетта Аристарховна!!! А, правда, можно?
- Конечно. Мне, если честно, даже в удовольствие.
- Виолетта Аристарховна, у меня слов нет...
- Ну, пошли ко мне.
Ленка подхватила гитару, и они отправились к Виолетте.
- А кто у вас песни пишет? На чем ты играешь? - Завалила та Ленку вопросами.

Степнов потерял любимую Леночку. Вера Николаевна уже вовсю готовила обед, когда Степнов вырвался от Петра Никаноровича.
- Вера Николаевна, а вы Лену не видели?
- Не видела. А наверху нет?
- Смотрел. Пусто.
- Ну, может, она к Виолетте Аристарховне пошла?

Степнов только спустился с крыльца, как в калитку в прямом смысле влетела Ленка и радостно бросилась к нему на шею.
- Витя-я-а-а!!!
Подхватил одной рукой, чуть закружил.
- Что, солнце? Я тебя потерял.
- Ой, - опомнилась, - как рука?
- Нормально. Что случилось?
- Я была у Виолетты Аристарховны. Представляешь, она - музыкант и в Снегинке раньше преподавала, и она будет со мной заниматься.
- Ну, я очень за тебя рад. - Чмокнул в щечку и прижал к себе. - Ох, чувствую, Ленка, не учить мне тебя больше в мячик играть. - Скорчил грустно-смешную рожицу. - Другие у тебя учителя.
- Вить, ну ты что? - Заглянула в глаза.
- Ну, вот раньше в школу пришел, а там ты улыбаешься. А теперь приду и никого...
- Зато ты теперь домой придешь, а там я тебе улыбаюсь. И заметь, не один урок с тренировкой, а весь вечер и всю ночь.
- Хм, логично! Ловлю на слове. - Степнов развеселился. - Ну, пошли родителей радовать.
- Кстати, теперь тебе в школе Лерка будет улыбаться.
- Это как?
- А ее Романовский уговорил вокал в музыкальном классе преподавать, так что теперь твоя коллега будет.
- Ничего себе! Новикова - учительница?! Зашибись!

После обеда отправились на озеро.
- Вить, тебе же нельзя купаться. Что только расстраиваться и завидовать?
- Ну, ты же можешь?
- Я за компанию могу с тобой не ходить.
- Ну, я войду в воду с поднятой рукой. Окунусь. Ты поплаваешь. А потом можем пойти погулять, просто побродить. Мы вон еще по левой дорожке от развилки не ходили.
- Ну, если ты так настаиваешь...

Сказано - сделано. Правда, смотрелся Степнов с поднятой рукой, стоя по грудь в воде очень забавно. Ленка навернула несколько кругов вокруг него и пошла к берегу.
- Ты чего?
- Пошли уже гулять.
Идти по лесу неизвестно куда всегда интересно. Потому что неизвестно, что ждет там, впереди. Да и по обеим сторонам дорожки открываются все время различные пейзажи. То сплошь листва деревьев, то поваленная, будто великаном вытащенная с корнем ель, то оранжевоствольный соснячок. Отойдешь на метр от дороги, можно найти и полакомиться одиноко висящей на кусте малинкой. Хотя поздновато уже для малины-то. Или собрать горсточку черники. Здесь черничника, правда, было мало.
- Лен, на! - Он протягивал ей на ладони две красных крупных малинины. - Открой ротик!
Не открыла. Вместо этого аккуратно взяла губами с ладони одну ягоду, съела. Он продолжал держать руку.
- А вторую?
Взяла губами вторую, чуть-чуть только прихватив, и потянулась к его губам. Понял.
Вкус спелой малины и ее губ. Что слаще?!

А лес неожиданно закончился. Дорожка вывела к полю. Видимо, раньше луг был совхозный или чей-то там, короче, государственный. Но и сейчас какая-то деятельность тут была, правда не того масштаба. В нескольких местах на поле стояли убранные копны сена. А справа от дороги стояло странное деревянное, заметно потрепанное временем сооружение. По виду огромная прямоугольная деревянная коробка, только передняя стенка у нее есть только на одну треть.
- Интересно, это для чего?
- А это, я думаю, для сена. Ну да. - Степнов подпрыгнул, ибо даже на одну треть стенка была как раз под его рост. - Типа сушилки. У нас, когда я в деревне отдыхал как-то, было что-то подобное. Из сена тюки прессовали и сюда забрасывали.
- Все-то ты у меня знаешь! А сейчас там что? - Ленка тоже подпрыгнула, хотелось рассмотреть.
- А сейчас там тоже сено. Но вот даже не тюком, а просто так. Ладно, Ленок, пошли-ка назад. А то там родители, наверное, волнуются. А то мы больше часа только в эту сторону шли.

После ужина теперь уже Никита с Верой пошли играть в бадминтон, а Ленка со Степновым присматривали за Сережкой. Впрочем, присматривали - это громко сказано.
Степнов сидел верхом на лавочке, сомкнув руки на Ленкиной талии. Ленка перед ним, откинувшись на него спиной. Наблюдали за усиленно копошащимся в песке со своими машинками Сережкой и смотрели, как летает воланчик в предзакатном розово-голубом небе.
Абсолютную идиллию, правда, несколько портили комары. Но... увы, издержки отдыха на природе...

Когда стемнело, пошли в дом, пить чай. А Сережка - укладываться спать.
Степнов направился в ванную.
- Ты куда?
- Ну, вообще-то, побриться хотел. А то и так весь день не в своей тарелке.
- Один? Левой рукой?
- Ну, я не станком, электробритвой - это проще. Хотя, конечно, результат похуже.
- Может, я?
Вообще-то, Ленка имела смутное представление о процессе. Но, в конце концов, и не с таким справлялись.
Бритва, как пояснил Витя, у него была хорошая. С «сухим и влажным бритьем». Это раньше можно было электробритвой бриться только на сухую кожу, а на влажную можно было использовать только станок с кремом для бритья. Теперь стали делать бритвы, которые не боятся воды.
- Ну, давай, может, я.
- Ну, попробуй, - он передал ей бритву, - только не зарежь меня, пожалуйста.
Ленка тут же испуганно отдернула руку с бритвой от его лица: - Что, серьезно? Можно порезать?
Степнов расхохотался.
- Шутка. Нельзя.
- Ты!!! - Ленка шутливо замахнулась. - Вот останешься небритым. Или половину лица побрею, а вторую не буду. Так и ходи потом.
- Все, молчу - молчу. – Степнов, перестав смеяться, смирно уселся на край ванной.

Старательно водила круговыми движениями по лицу.
Сначала было страшно. Казалось, в руке что-то живое трепыхается.
- Лен, ты держи бритву под прямым углом. Смелее веди...
Наконец, процесс был завершен. Степнов сполоснул лицо холодной водой. Дальше Ленка проявила инициативу, она видела этот момент и раньше. Открыла бутылочку с лосьоном после бритья, плеснула на ладонь и приложила к Витиной щеке, потом ко второй.
Удовлетворенно оглядела результат своих трудов.
Витя тут же потянул ее к себе на колени.
- Вот, теперь могу с тобой целоваться. - Нежно прижался щекой к ее лицу, чуть потерся, коснулся кончиком носа ее кончика. - Спасибо! - Губы нашли ее губы.
Дверь резко распахнулась...
- Э-э-э. Извиняюсь. - Петр Никанорович испуганно-смущенно закрыл дверь с наружной стороны.
- Дедуль, мы просто брились. - Ленка открыла дверь, тут же схватила Степнова за руку и стремительно потащила вверх пор лестнице.
- Понятно.
Они убегали, еле сдерживая прорывающийся смех, как напроказившие школьники. И окончательно расхохотались наверху у себя в комнате, плашмя рухнув на матрас.
- Ой! - Она простонала, смеясь.
- Мы просто брились, - тоненьким голоском передразнил Ленку Степнов.
- Ну да. А что?! - Ленка, наконец, слегка отдышалась от смеха и бега.
- А то, что сейчас, - он, резко повернувшись, накрыл ее всем телом, придавил к матрасу и коснулся губами чувствительного места около ушка, - будем НЕ «просто бриться»!


Я буду скучать по вам тут<\/u><\/a>


Немножечко Лета среди зимы. Спасибо всем, кто терпеливо ждет и пока читает "Сообразим на троих".

Прода 33
В это утро солнышко спряталось за облака, поэтому их не разбудило. Степнов проснулся от того, что неловко повернулся на больную руку. Приоткрыл глаза. Взгляд упал на будильник.
Можно бы и встать. Посмотрел на мирно спящую рядом Ленку. Такое пронзительное ощущение переполняющей нежности. Попытался аккуратно выбраться из-под ее руки. Но она тут же проснулась.
- Чего?
- Извини, не хотел тебя будить.
- Сколько времени?
- Девять. Десятый.
- Ой, ну тогда вставать надо.
- Поспала бы. Еще навстаешься. Каникулы-то заканчиваются.
- Что-то так не хочется. Хотя... я по девчонкам немножко соскучилась.
- Скоро увидитесь.
- Вить, - Степнов в это время надевал футболку, - ты ничего не забыл? - Ленка кокетливо посмотрела на него.
- Нет. Я не мог забыть, я просто отвлекся. - Он сел на матрас, наклонился и поцеловал ее в губы. - Доброе утро.
- И тебе, - прошептала она, с трудом отрываясь от его губ и гладя спину.

После завтрака опять разошлись по вчерашней схеме: Степнов к Петру Никаноровичу, Ленка к Виолетте Аристарховне.
- Иди, учись, - проводил он Ленку на крыльце напутственным поцелуем.
После занятий Ленка подключилась к приготовлению обеда, а потом они собрались гулять. Купаться не хотелось - было уже не так жарко. В обнимку спустились с крыльца и направились по дорожке на выход, и в этот момент в калитку робко вошла незнакомая женщина лет сорока.
- Здравствуйте! Извините, со Степновым Виктором Михайловичем я могу поговорить?
- Да. Это я. Проходите. - Степнов махнул рукой в сторону садового столика с лавками. Сел сам. Предложил женщине, - садитесь!
Ленка встала за его спиной, мягко положив руку на его плечо. Интуитивно ей сразу не понравился этот визит.
А женщина не села, а вдруг стала тяжело опускаться на колени. - Пожалуйста, я вас очень прошу...
Степнов тут же подскочил и стал ее поднимать. - Что вы?! Что вы?! Встаньте. Он усадил женщину на скамейку. - Объясните, пожалуйста, что такое?
Женщина, утирая слезы начала, - я жена Максима Смирнова. Ну, он... вас... - она не договорила.
Степнов потемнел лицом и почувствовал, как напряглась за его спиной Ленка.
- Я прошу вас, пожалуйста, - она нервно стала доставать из сумочки паспорт, - заберите заявление, пожалуйста. Только вы можете его спасти. Понимаете, он не хотел. Он вообще не такой. Связался здесь с этой компанией. Он вообще не пьет, а тут из-за кризиса уволили его, а у нас детей трое. Мне в милиции сказали, что ему годы тюрьмы светят. Пожалуйста. Он и сам убивается. Сорвался по глупости, по злости в пьяном виде. Пожалуйста, не лишайте детей отца! - Слезы снова потекли по ее лицу. - Она начала подсовывать Степнову открытый паспорт. Перед Ленкой снова возник образ этого Смирнова. Это был не тот человек, который вломился в магазин. Другой. Среднего роста, худощавый. Степнов оглянулся на Ленку, прочитал в ее глазах подтверждение принятого им решения.
- Я заберу заявление по поводу нападения с ножом. Но через неделю. За хулиганство положено 15 суток. Вот пусть их и отсидит. Но это исключительно ради ваших детей.
- Спасибо, спасибо, - запричитала женщина, лихорадочно засобиравшись, будто боясь, что Степнов передумает. - Простите нас. Простите. - Она бросила извиняющий взгляд на Ленку.

Калитка за женщиной захлопнулась. Ленка тяжело опустилась на скамейку рядом с Витей. Взяла его за руку.
- Вить, обещай мне, что не будешь пить, что бы ни случилось...
- Ленусь,
- Просто обещай.
- Конечно. Обещаю. - Он накрыл Ленкины холодные ладони рукой и, заглянув в глаза, повторил. - Обещаю...
Ну, пойдем гулять?!
- Не знаю. Что-то так настроение упало.
- Вот и пошли. Будем его поднимать.
Они пошли к озеру по лесной дороге.
- Прямо хочется куда-нибудь сбежать от цивилизации, чтобы остаться с тобой только вдвоем, - задумчиво проговорила Ленка.
- Предлагаешь совсем уйти в лес? Не боишься?
- Кого? Волков, медведей? Не боюсь.
- Ну, пошли, проверим! - Степнов со смехом потянул Ленку с дорожки вглубь леса. - Пошли, Красная шапочка!
Ленка, наконец-то, впервые за прогулку рассмеялась. Она упиралась, Степнов шутливо пытался ее тащить и при этом щекотал.
- Вить, ну Вить!
- Я тебе сегодня говорил, что я тебя обожаю?
- Нет.
- Ну, вот исправляюсь. Пошли ягодок поищем.
- Ты ягод хочешь?
Ленка озаботилась. Ягоды свежие - это ведь витамины и для здоровья всегда полезно.

Они прошли от озера минут пятнадцать по неизведанной ранее дороге и неожиданно оказались на том самом поле с сеном, на которое так долго шли вчера, видимо, в обход.
- О! Так это мы по кругу гуляем. Значит, со стороны озера здесь все очень близко, - задумчиво отметил Виктор, обдумывая вдруг мелькнувшую мысль.

На ужин сегодня была приглашена Виолетта Аристарховна. Ленкины родители хотели с ней поговорить и просто поблагодарить за занятия с дочерью. Брать деньги она категорически отказалась. Виолетта Аристарховна пришла с букетом цветов для хозяйки дома и сама выглядела, как прекрасный цветок. Изящное вечернее платье украшала живая роза. Ленка даже подумала, что надо было и ей приодеться к ужину, а то в джинсах даже как-то неудобно.
Петр Никанорович надел галстук и вообще был при параде. Ужин проходил в теплой чудесной атмосфере. Теперь за столом светилась не только Ленка, но и Петр Никанорович в присутствии дамы сердца.
Во время ужина Виолетта Аристарховна пожаловалась.
- Все! Кончились мои спокойные ночи.
- Это почему? - поинтересовался Никита, удивленно переводя многозначительный взгляд на отца.
- Да сегодня последняя теплая ночь. Все. Дальше по прогнозу обещают похолодание. Моих девочек надо будет беречь.
- А-а-а, - протянул Никита и получил под столом пинок от супруги.

После ужина Степнов обратился к Никите.
- Никита Петрович! Можно вас на минуточку.
- Да, Вить. Пошли. - Кулемин прикрыл дверь в комнату.
- Вы уже, наверное, в курсе того, что сегодня было. Ну, приходила женщина...
- Да. В курсе.
- Ленка расстроилась. Я тут подумал. Хотел небольшой пикник ей устроить деревенский. Посидим у костра у озера, а потом, там, видимо, совхозный сеновал есть. - Он замялся, - мы бы там переночевали. Ну, экзотика деревенская. Настроение ей поднять.
- Хорошо, Вить. Я понял. Идите, конечно. Только объясните, где вы будете, на всякий случай, и телефон с собой возьмите мобильный.
- Хорошо. Я вам сейчас нарисую. Вот от озера дорожка идет...

- Вить, ты чего задумал?! - Ленка поймала за талию Виктора, вышедшего из комнаты.
- Да вот, думаю тебя похитить. Ты же хотела в темный лес. Вот и пойдем.
- Что, серьезно?
- Кулемина, я тебя когда-нибудь обманывал? Нет. Значит, одевайся в спортивный костюм и вообще теплее. На улице ночуем.
- Ого! И это все, что ты мне скажешь?!
- Да. Все остальное - сюрприз.

Они сидели у костра на берегу озера. Их окутывала тишина и темнота. Плескалась в озере рыба. В камышах шуршали, видимо, утки. Где-то вдалеке проходили поезда. Над озером поднимался туман.
- И что у нас в программе? - Поинтересовалась Ленка.
- У нас? Праздник живота на природе. Будем жарить хлеб на костре, печь картошку и заедать ее ворованными огурцами.
- Что?!!!
- Это такое деревенское развлечение. Пройтись по соседским огородам. Знаешь, огурчики какие сладкие, когда прямо с грядки!
- Витя, ты?!
- А что ты думаешь?! Я в детстве в деревне отдыхал, и пару раз мы так ходили с ребятами. В деревне спать-то рано ложатся. Только молодежь гуляет до ночи. Сам от себя был в шоке. Но чуть-чуть-то можно. Зато как вкусно! Налетай! - Он вытащил из рюкзака пупырчатые огурчики.
- А сейчас откуда??!!!
- У Антонины Васильевны из парника своровал, - рассмеялся Степнов, - с ее разрешения. И помидорку тоже держи.
Действительно, было сладко и вкусно. И вообще здорово. Ленка не была избалована походной жизнью. А сейчас был кайф в том, чтобы, обжигаясь, пытаться очистить печеную картошку, потом чуть обмакнуть ее в крупную соль, захваченную Степновым в бумажке, и заедать ее, обжигающую, холодным хрустящим огурцом. Здорово вдвоем жарить хлеб на веточке, очищенной им от коры, когда его ладонь накрывает твою. Хорошо смотреть на лицо любимого мужчины, озаряемое светом пламени. Наверное, первобытные люди... какая-нибудь девушка в звериной шкуре тоже так же сидела у костра. И, наверное, тоже так думала и... любила.
- Вить, а где мы будем ночевать? Прямо тут?!
- Нет, на очереди очередной деревенский изыск.
- Под елкой будем спать?
- А ты против?
- С тобой - мне без разницы.
- Нет, намного лучше, чем под елкой.
Они потушили костер. Степнов залил его озерной водой из бутылки. Черно-красные угли зашипели, пошел дымок, и стало темно. Только луна на небе и звезды. Но у озера на открытом пространстве светлее, а вот в лесу...
- Что-то мне не хочется в лес.
- Ленка, не бойся. - Он обнял ее и включил фонарик. - У нас есть достижения цивилизации.
Пришли на поле.
- Ага, то есть мы будем ночевать на сеновале?! - В голосе Ленки уже слышался ранее пропавший энтузиазм.
- Да.
- А как мы туда заберемся?
- А вот здесь есть типа лесенки. - Степнов залез первым и спрыгнул вниз в сено с другой стороны. Потом поймал Ленку.
Ой! - Сено пружинило под ногами, но не проваливалось.
Затем Степнов, подтянувшись на руках, снова залез на этот своеобразный забор. Подтянул лестницу и перекинул ее к ним уже с внутренней стороны.
- Вот полный комфорт.
Ленка поподпрыгивала на сене как на батуте. - Класс!
- Подожди. Давай гнездо устроим.
- То есть.
- Ну, ты же не будешь спать на верхушке горы. Ведь съедешь. Надо ямку выкопать... - Степнов обустраивал спальное ложе. - Сейчас покрывало расстелю. И теплее будет...
- Ленка рассмеялась. Ямку выкопать! Смешной! Теплее! Она сделала пару шагов и обняла его, забираясь руками под рубашку. Прикусила зубками мочку его уха и прошептала, обдавая теплым дыханьем. - А мне уже жарко!
- Ленка, подожди! Ленка! - Она, в ответ, смеясь, всем весом толкнула его на мягкое сено и опустилась на него сверху, покрывая лицо нетерпеливыми поцелуями.
- Мне уже нравится на сеновале. - Сидела на нем и расстегивала его рубашку, уже избавившись от своей куртки с футболкой, маня в темноте белизной незагорелой груди.
- Ну, это только начало, - многозначительно поддержал он ее игру.
- Зато какое начало! - она справилась с молнией на его джинсах и освободила ЕГО из тесного плена жесткой ткани. Ласково и сильно погладила.
В ответ раздался не то рык, не то хриплый стон.
- Ленка, я за себя не ручаюсь.
- А и не надо!
- Сама напросилась. Оказалась вмиг лежащей на спине. Соломинки кололи спину, она этого не чувствовала. Остатки одежды стремительно слетали с разгоряченных страстью тел. Он остался только в рубашке.
- Леночка!!!
- Да! Хочу! - Подается к нему на встречу. Его яростные толчки и ее не менее яростный ответ...
Пальцы сжимают какие-то сухие стебли. Тело выгибается дугой. Раскрывается. Отдает себя ему. Принимает его. С наслаждением. До конца.
Пьет ее соки, ее любовь. С наслаждением. До дна.

В изнеможении лежали, не в силах пошевелиться. Но он все же притянул ее к себе и накинул на нее сверху первое, что попалось в темноте под руку - свою куртку.
- Замерзнешь же!
- Не-а, - тихо пролепетала она и засмеялась нежно. - Ты у меня такой горячий. - Потом озабоченно спросила, - Вить, как повязка?
Степнов рассмеялся. - Заботливая ты моя. - Нормально. Повязка под рубашкой. Помолчали.
- Вить, я тебя люблю.
- Ленок, я тебя тоже. Очень. Люблю.
Ленка повернулась поудобнее и ухватила взглядом ночное небо, прямоугольник которого был виден под крышей сушилки.
Август. Время, когда падают звезды.
- Ух, как красиво!
- Ага.
- А это?
- Это самолет.
- Смотри, и там точка движется.
- Ну, наверное, тоже самолет, только выше или спутник.
- А...
- Успела загадать желание?
- А ты?
- Да.
- И я успела. Значит, точно сбудется. (Ленка не сомневалась, что они загадали одно и то же.)

Степнов все-таки обустроил желанное «гнездо» в теплом душистом сене, но, правда, его идеальные контуры были вмиг разрушены второй волной разгоревшейся страсти.

Ленка проснулась рано. От утренней прохлады. Тут не спасло ни сено, ни объятия Степнова. Замерз, смешно сказать, кончик носа. Села. Было тихо. Лишь заливались птицы. Солнце только-только встало. Чуть позолотило верхушки деревьев, прогоняя ночные тени. Над полем клубами по самой земле стелился белый туман, придавая картине космическую нереальность.
Напоенный ароматом трав воздух бодрил. Было свежо.
Но было ясно, что лето подарит сегодня еще один сказочный теплый денек.

Приходите погреть автора<\/u><\/a>



Спасибо: 90 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 822
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.06.10 22:41. Заголовок: Глава 48 Степнов уе..


Глава 34

Она снова легла рядом с Витей, попытавшись спрятать даже замерзший нос. Он зашевелился и проснулся.
- Ленок, чего? Замерзла?
- Чуть-чуть. Нос замерз.
- Сейчас согреем, - он чмокнул ее в кончик носа и стал покрывать лицо поцелуями.
Сразу стало теплее. Прижалась к нему.
Целовались упоительно и долго, до тех пор, пока жар страсти не захватил тела, и одежда не стала казаться лишней.
Еще чуть сладкой дремы и двинулись в обратный путь.
- Ленк, а не хочешь искупаться?
- Так у меня купальника нет.
- Ну и что?! Здесь и народу в такую рань сейчас нет.
- Как тогда, в Тунисе?
- Да!
- А давай! Подожди, а ты? Тебе же нельзя.
- А я тебя покараулю. - Он засмеялся. - Ножки помочу.
Она скинула одежду, и в лучах утреннего солнца пошла в воду. Он замер. Господи, она была так прекрасна!
Безмятежное утреннее спокойствие озерной глади было нарушено бурными всплесками. Поплыла. Легла на воду. И снова тишина. Кажется, что во всем мире только они вдвоем и птицы.

Вернулись как раз к завтраку.
Степнов стал переодевать футболку.
- Вить, это что?! У тебя рука болит?! - Ленка заметила на повязке свежую кровь. - Ты что молчишь?
- Да ерунда. - Степнов поморщился. - Забылся, подтянулся на руках на сеновале.
- Блин!!! Я идиотка!!! - Ленка готова была биться головой о стенку. - И я забыла. Еще и к тебе на руки спрыгнула!!! Ладно, хоть не купался. Блин!!! Пошли к маме.
- Да ничего страшного! Ну что ты переживаешь!?
- Виктор Михайлович!!! ПОШЛИ к маме!!!
Вера Николаевна малость поругалась, сменила повязку и заявила, что намочить повязку-то не так страшно, а вот мышечных усилий Степнову делать не надо. Руку вверх не задирать, активно ей не двигать и, тем более, тяжести не носить.
- Это что я, как инвалид прямо!
- Витя! Что ты как маленький?! Потерпеть надо. Болеющие мужчины, - Вера Николаевна обратилась к Ленке, закатив глаза к небу, - это нечто.

После позднего завтрака Ленка отправилась на занятия, а Никита Петрович пригласил Виктора поговорить.
- Виктор, мы с Верой вот что подумали... Ты ведь в школе работаешь?
- Ну да.
- И я так понимаю, что вы с Леной планируете жить вместе до свадьбы?
- Э-э-э... - Степнов не сразу нашелся, что ответить, а Никита Петрович продолжил.
- Надо, я думаю, пока мы с Верой здесь, устроить вам официальную помолвку. Праздник в кафе. Во-первых, ты предложение сделал, но мы это никак не отмечали. Во-вторых, надо пригласить твоих коллег из школы, чтобы не было разговоров, что, мол, учитель, а живет с несовершеннолетней бывшей ученицей. Пусть видят, что все официально и с нашего одобрения.
- Никита Петрович, да...
- Тебе не нравится идея?
- Что вы, я только «за». Лена, я тоже думаю, будет очень рада. Я согласен, хочется придать нашим отношениям хоть какой-то официальный статус, прежде всего ради нее.
- Ну, вот и отлично. Теперь надо решить, как и где отмечать?
- Я думаю, можно в кафе недалеко от дома. Там хозяевами были родители Жени Алехиной, а сейчас его купил наш учитель Шинский Виктор Львович. Они с нашим завучем как раз родители Нюты, которая тоже в Ленкиной группе на ударных.
- Ну, тогда отлично все складывается. Позвони, узнай, свободно ли у них 30 число. Это воскресенье. Думаю, оптимальный день. И по деньгам узнай, мы потянем, думаю.
- Никита Петрович, ну что вы, я сам...
- Сам!!! У меня дочь единственная.
- Никита Петрович!
- Ну, две трети наши и далее не обсуждается.
- Хорошо. Я позвоню.
- Вот, тогда сразу будем и гостей звать. А то сегодня двадцать пятое. И еще. Вить, ты не очень против, если мы тебя попросим в нашей квартире жить? Боюсь я отца одного оставлять. Прихватит вдруг ночью сердце или давление, а никто и не заметит.
- Конечно. Мы с Леной об этом как раз думали.
- О чем разговор? - в комнату вошел Петр Никанорович.
- Да вот решили устроить помолвку, - ответил Никита,- ну и думаем, что молодые у нас поживут с тобой. И к метро удобнее, и к школе. Ты не против, надеюсь? - Истинную причину Никита Петрович, естественно, озвучивать не собирался.
- Я? - Петр Никанорович сел на стул, - очень даже против.
Не ожидавшие такой реакции Никита и Степнов аж рты раскрыли от удивления.
- А собственно, почему? - Рискнул поинтересоваться Никита.
- У всех должна быть своя личная жизнь. - Заявил Петр Никанорович. - У них - своя. Чтобы я по квартире не болтался. У меня - своя. Я могу к себе обратно переехать.
- Па, ну зачем переезжать, если ты свою квартиру сдаешь?
- Зачем? А я, по-твоему, где должен личную жизнь устраивать?! У меня, может быть, тоже помолвка намечается.
- Папа... - Никита потрясенный рухнул на стул. - Ничего себе. Мы тут чуть больше десяти дней, а ты уже жениться собрался.
- Так это у вас, молодых, времени много, а у нас деньки на счету. Я тебе говорю, мы с Виолеттой уедем ко мне.
- Петр Никанорович, да зачем же? - Вмешался Виктор. - Мы с Ленкой у меня прекрасно поживем, а вы на той квартире останетесь, если, конечно Никита Петрович не против.
- Ну, да. Я просто... как-то не ожидал. Конечно, нет смысла жильцов сдергивать, а потом другую квартиру сдавать. А так вам денежка будет идти.
- Но половина денег - Ленина, - уточнил Петр Никанорович.
- Как скажешь, пап.

После обеда Ленка уговорила Степнова устроить тихий час, мотивируя это его больной рукой, и тем, что ему надо больше отдыхать, а сама сказала, что ей надо снова к Виолетте Аристарховне.
На самом деле, план у нее был другой. Хорошо, что мама согласилась составить ей компанию.
Оставив все мужское от мала до велика «сонное царство», женщины пошли за ягодами.
Ленка собирала чернику, не покладая рук и не отвлекаясь даже на то, чтобы поесть самой.
Витамины для дедули, отца, братика и, главное, для ЛЮБИМОГО!!! Представлялось, как она принесет много ягод и поставит перед Витей полную миску черники с мороженым.
А еще мысли крутились вокруг новости, которую она узнала за обедом. Помолвка! Надо будет пригласить девчонок с парнями, Гуцула с Полинкой. Новиковой она позвонила сразу же. Та заверещала и велела приезжать побыстрее, чтобы купить с Ленкой платье на помолвку.

- Лен, - они с мамой, не спеша, с полными бидонами шли по лесной дороге, - я хотела с тобой поговорить. Я еще раз хочу тебя спросить, ты не торопишься с совместным проживанием?
Отдыхать вместе - это одно. А когда первая эйфория проходит, начинается еще и быт. Ты уверена, что ты этого хочешь? Может, все-таки тебе пожить дома? Я уверена, Виктор поймет.
- Нет, мам, я хочу вместе. Ну, как я буду без него...
Вера вздохнула.
- Ну, тогда запомни самое главное. Надо учиться идти друг другу навстречу и искать компромиссы. И это не просто слова. Начнутся бытовые проблемы, обнаружатся разные привычки. И ты должна понять, что пытаться переделать другого человека - это бесполезно. Тем более что Виктор уже взрослый состоявшийся мужчина. Надо будет что-то принимать, на что-то закрывать глаза, в чем-то уступать. Пытаться в сложной ситуации поставить себя на его место. Учиться сдерживать себя.
- Мам, ну у нас все хорошо.
- Ну, дай бог, чтобы так и оставалось, и вот как раз, чтобы оставалось, ты помни, о чем я тебе сказала. И еще. Леночка, я, конечно, вижу, что Виктор о тебе очень заботится, опекает, даже балует, как маленького ребенка. Но ты учти, что совместная жизнь - это процесс двусторонний. И тебе тоже надо о нем думать. Это я просто к тому, чтобы ты, увлекшись своей новой жизнью, музыкой, учебой, не забыла, что Вите надо уделять внимание. До этого вы были в школе и вдвоем. Сейчас будет сложнее. И ты пойми, что придется чем-то жертвовать в любом случае, развлечениями ли, репетициями ли, тусовками, как вы говорите, ради семейной жизни. Если ты хочешь жить именно семьей.
- А у вас с папой так же сложно было?
- Ну, нам было несколько легче, поскольку мы учились вместе, и интересы, компания и работа у нас были одни. И самое главное. Лен, я тебя очень прошу. Предохраняйтесь. Я понимаю, Виктор ответственный, но и у него может снести крышу. Не забывай об этом сама. Ребенок сейчас, когда у тебя все только начинается, учеба, карьера - это безумие.
- Мам, почему безумие?!
- Ну, когда? На части, что ли, разорвешься? Это трудно. Очень тяжело учиться с маленьким ребенком. Столько забот. Поверь, я знаю, что говорю. И то мы тогда уже в интернатуре учились.
- Знаешь, я не считаю это безумием.
- Лена!
- Что, Лена?! Я имею представление о маленьких детях. И в прошлом году нянчилась с Сережкой все лето. Трудно. Но другие ведь справляются. И я справлюсь. Я же не одна. И дед тут. Я не хочу тянуть. Я уже Вите сказала.
- А он что?
- Он убеждает, что надо подождать как минимум до свадьбы и что, мол, рано рожать в восемнадцать.
- Ну, так вот и послушай любимого мужчину. Господи, чем она заслужила такого сказочного будущего зятя!
- Ну, я до свадьбы согласилась подождать. - Вера тихо облегченно выдохнула, - но я люблю Витю и хочу от него ребенка. Ведь иначе и замуж нет смысла выходить! Семья ведь нужна, чтобы в ней дети были. А иначе - можно и так жить! Витя, он хоть и отговаривает, но я же чувствую, сам стопудово об этом мечтает. Вон как он с Сережкой носится. В конце концов, это мне семнадцать. А у его ровесников уже дети в школу пошли. И что ему теперь, жди и жди?! Наоборот, пока мы молодые и есть силы, надо рожать. Я справлюсь.
- Ох, Лен! Ну, не беги впереди паровоза. Потерпи пока. Поживите до свадьбы, а там время покажет.
- Ну, так и будет. Мам, не переживай. - Ленка заметила огорченное мамино лицо. - Ну, все хорошо будет. И мы будем пока предохраняться. Ну что ты?!
Вера улыбнулась краешком губ.
- С ума сойти! О чем я с тобой разговариваю?! Недавно только еле ходила, как Сережка, и я тебе разбитые коленки зеленкой мазала...
- Ну, мам... - Ленка остановилась и ткнулась лбом в мамино плечо.
Вера обняла дочь.
- Леночка, будь умницей, и если что, обязательно звони мне. Обещаешь?
- Обещаю.

Проснувшиеся мужчины не обнаружили женщин дома и забеспокоились. Впрочем, утешало то, что «пропали» они вместе. Пропавшие объявились как раз к чаю.
- А мы вам полдник несем! - Вера поставила бидон, полный ягод, на кухонный стол.
- Витамины, - добавила Ленка и выставила второй бидон.
- Какие они у нас умницы и красавицы! - Восхитился Петр Никанорович. - Мы спим, а они нам ягодок приносят.
- Вера Николаевна, Лен, - ну что вы не сказали, правда?! - Я бы с вами пошел. - Степнов уже левой рукой обнимал Ленку за талию.
- Ага. Тебе с твоей рукой, как раз.
- Девочки, правда, ушли одни в лес. Без сопровождения. Вер, я понимаю, Лена, но ты-то могла предупредить. Мы беспокоились уже, куда вы пропали.
- А мы хотели сделать сюрприз! - Заявила Ленка. - Вы лучше миски доставайте и мороженое. Мы сейчас переоденемся и придем.

Вечером Никита предложил топить баню.
- А давайте баньку! Так попариться хочется.
- Давайте, - обрадовался Степнов. - Веничком похлестаться.
- Вить, какой тебе веничком! У тебя рука, - возразила Ленка.
- Вот ведь!!! - Степнов огорчился. - Так помыться хотелось.
Вера Николаевна посмотрела на мужа, а потом сказала.
- Ну... в принципе... помыться-то можно... полиэтилен на повязку, и специально на руку воду не лить. Будет влажная повязка - поменяете. Тебе важно рукой не двигать. Шайки не таскать, ковшиком не махать, вообще руку лучше не поднимать, ну и не сидеть в парилке долго все-таки. А помылся и вышел.
Степнов еще ничего не успел ответить. Ленка подошла к нему, сидящему, обняла за шею, утыкаясь подбородком в его макушку, и заявила.
- Все. Ты попал. Обездвижу тебя и устрою головомойку.
Степнов жутко покраснел. Никита Петрович хмыкнул и вышел из комнаты, бросив на ходу.
- Я пошел налаживать процесс.

В этот раз банный расклад был другой. Исконно русский. Семейный. Петр Никанорович в баню не пошел. Померив давление, ему запретил Никита. Никита и Вера Николаевна взяли мыться с собой Сережку, но его Ленка быстро забрала у мамы укладываться спать, а родители остались париться в свое удовольствие. И уже поздно вечером, собрав вещи, вдвоем, открыто в баню направились Ленка со Степновым.
Первым делом начала аккуратно снимать с него рубашку. Повязку они прикрыли еще дома.
- Лен, ну что я, маленький?! Я сам.
Она закрыла ему рот поцелуем, а потом продолжила начатое.
- Будем считать, что ты маленький. И не шевели рукой.
Он подчинился. Лихо спустила с него брюки вместе с бельем, опускаясь на колени, заставила переступить. Заметила его реакцию, тело откликнулось само, но разум заставил ее следовать намеченному плану.
- Иди, грейся.
Сбросив свою одежду, следом вошла в баню. Принялась лихо орудовать ковшом и шайками, наводя теплую воду.
- Вить, ты сядь или встань, как тебе удобнее, и голову наклони, чтобы я тебе на руку не лила.
Он подчинялся молча. Все силы уходили на то, чтобы сдерживать желание, а не плюнуть на все: на руку, на повязку, на банные процедуры, и наброситься на любимую.
А та была серьезна и ответственна. От ее аккуратных действий зависело ЕГО здоровье.
Наклонился. Голова оказалась на уровне ее бедер. Закрыл глаза. Не от шампуня. Взбила белую пену на черных кудрях. Мягко массировала голову. Он застонал.
- Что, рука?
- Смывай, а?!
- Мыло в глаза? На. - Стала активно поливать водой, мягко гладя по лицу и волосам.
После головы взяла мочалку и стала его деловито надраивать. Шею. Грудь. Левое плечо. Спина. Ниже. Крепкие ноги. Было безумно жарко. Ужасно не хотелось его мыть, резко двигая мочалкой, хотелось очень нежно гладить и целовать. Держалась с трудом, но держалась. Он повиновался, поворачивался куда велено, старался думать об отвлеченном и дышать ровнее, правда, баня не то место, где можно скрыть свою реакцию на обнаженную любимую женщину. На этой-то реакции сама Ленка и сломалась.
Застонала.
- Витя-а-а, и коснулась ЕГО рукой.
Сдерживаемая страсть прорвалась и накрыла внезапно. Потемнело в глазах. Схватил ее левой рукой и потащил в предбанник. Куда-то улетело выскользнувшее мыло и упавший из ее рук ковш...
Глоток нежаркого воздуха и он входит в нее сзади без всякого предупреждения, без ласк, с яростным рыком, мощно и энергично. Под руками у нее оказывается спасительный крепкий стол, иначе ей не устоять под бешеным напором. Но она не уступает. Прогибается в пояснице, подает бедра. На. Бери! Берет. Как никогда. Остервенело. Словно вколачивая свою любовь. Его ладони терзают влажное тело: грудь, бедра, раздавливая их мягкую округлость. Хрипы, стоны и звонкий звук ритмичных шлепков от соприкосновения с мокрыми ягодицами...
Она кричит первая гортанным криком освобождения. Он вторит ей, выскальзывая, орошая ее любовью и опускается на колени на пол. Ленка чувствует щекой прохладу клеенки стола, но шевельнуться не может.
Тишина.

С трудом приняла вертикальное положение, развернулась и облокотилась на стол. Ей хотелось сказать... Сказать... было невозможно описать словами то, что она испытала. Даже «я тебя люблю» не вмещало ее благодарности за испытанный экстаз...

Эйфория покидала тело, возвращая к жестокой реальности. Он застонал и закрыл лицо руками.
Она испугалась.
- Вить?! Ты чего?! Рука?!
- Я идиот!!
- Господи! - Она тут же опустилась на тканую дорожку рядом с ним. - Вить, что?!
- Мы не предохранялись.
- Господи! Что ты так меня пугаешь! Ну и что?!
- Как ну и что?! Набросился на тебя... - раздалось глухое.
Она отняла руки от его лица.
- Посмотри на меня! - Он поднял виноватые глаза. - Да! Ты идиот! Ты трижды, нет четырежды идиот! - Она завелась. - Во-первых, сейчас безопасно. Во-вторых, ты вышел. В-третьих, я хочу ребенка и ты, я знаю, тоже. А в-четвертых, если ты сейчас еще попросишь прощения за то, что... я... короче, еще никогда так хорошо... это было... - Она не могла подобрать слов, лишь выдохнула, но он увидел эмоции в ее глазах. – Короче, я тебя прибью или смертельно обижусь. Понял!?
- Лен! - Коснулся ее щеки, теперь в его глазах было больше чем обожание.
Они смогли передать свои чувства только губами. Нежно целовались, сидя на полу. Затем Ленка склонила голову на его здоровое плечо. Потом тихо рассмеялась.
- Ты чего?
- Да вот, мы, вроде, помыться собирались, а вместо этого чёрти какие сидим на полу. А так хорошо...
- Блин! Я, все-таки, дурак. Не сиди на полу. - Он поднялся на ноги и поднял ее.
- Ага. Мой «любимый» дурак. Пойдем. Домоем тебя, и может, ты меня левой рукой веничком похлещешь? - Она смеялась и потащила его в баню. - А я попробую на тебя не наброситься.

Она вытянулась на лавке. Он хлестал веничком по спине, ягодицам, ногам. Кожа розовела, и к ней приклеивались березовые листочки.
Черт, он снова ее хотел! А она постанывала от удовольствия. От двойного удовольствия. От парилки и от его взгляда. Чувствовала, да и заметила, когда чуть приоткрыла глаза. Перевернулась на спину.
- И спереди по ногам.
Он послушно смочил веник.
Лежать вот так перед ним, открыто, чуть раздвинув ноги, очень возбуждало. Чувствовала свою влагу.
Жара. Клубы пара.
Она снова его хочет!
Встала с лавки и молча потянула его в предбанник.
- Лен, тебе душно?!
- Нет, просто не получилось.
- Что?
- На тебя не наброситься. - Она прижалась губами к его губам.
Правда, в этот раз он успел слазить в карман брюк, и все было неспешно и ласково.

Все-таки ополоснув Степнова и выгнав его из бани, Ленка домылась сама. Он сидел в предбаннике уже в брюках. Она быстро оделась и поспешила сделать ему перевязку, как показала мама.
Очень старалась. Наложила мазь. Бинтовала.
- Не туго?
- Хорошо.
Завязала бантик. Чмокнула любимого в нос.
- Все!
- Тогда давай пить чай. - Он уже налил ей чашку.
- Ага. Ужасно хочется.
На дворе стояла глубокая ночь, а они пили чай с печеньем и черникой.

Ёжась от ночной прохлады, с тихим смехом пробежали по двору. Поднялись к себе. Спали как убитые. Русская баня, однако!

***************
Однако...<\/u><\/a>


Глава 35

Утром их разбудил дождь, шумящий за окном. Ленка заворочалась, разлепила веки и попала в плен любимых глаз. Из плена рук он ее и так не отпускал всю ночь. Вот точно поется в песне: «Важней всего погода в доме». За окном было серо, лил дождь, а она любовалась своим личным голубым небом. Тихим, безоблачным.
- Привет!
- Доброе утро! - И поцелуй.
В комнате было прохладно, и вылезать из-под одеяла и от теплого бока любимого совершенно не хотелось.
- Вить, сколько времени?
- Десять.
- Может, еще поспим? - Она снова «нырнула вглубь», спрятав нос между ним и подушкой.
- Поспи. Я тебя покараулю. - Он повернулся поудобнее. Но по «закону подлости» у нее, конечно, сон пропал. Минут десять честно пыталась поймать остатки дремы, но мозг уже проснулся и озаботился насущными делами.
- Вить, а что делают на помолвку?
- Ленок, честно? Без понятия. Ну, со свадьбой там понятнее - регистрация, гуляние, банкет. На банкете тоже все расписано, а с помолвкой, правда, не знаю.
- Значит, надо идти смотреть в интернете, может, там что есть.
- Ленка-а-а, - протянул он тихонечко, - я так счастлив!!! Леночка!!!
- И я. - Взглянула на него и закрыла глаза. Блаженство просто переполняло.
Потом обняла и попробовала прилечь на него сверху. У него заурчало в животе. Степнов смутился, Ленка рассмеялась. Откатилась обратно и села на матрасе.
- Я поняла. Надо идти готовить завтрак.
- Ну-у-у. В о-о-общем-то... - Он промурлыкал шутливо, - чая с печеньем недостаточно для восполнения израсходованных калорий.
- Неужели?! Это на что это ты так потратился?! - Ленка откровенно смеялась.
- Тебе продемонстрировать? - Он потянул Ленку обратно на себя.
Она шутливо отбилась, кинув на него сверху подушку, и соскользнула с матраса.
- Ладно. Пошла посмотрю, что на кухне. - Она быстренько под обожающим взглядом Степнова надела белье, футболку и шорты. - Ты мне еще живой нужен.
- Да что ты говоришь?!
- Все. - Поцеловала его на расстоянии, чмокнув губами воздух, и скрылась за дверью.

Он расслабленно вытянулся на матрасе и в который раз подумал, что с ума можно сойти, как он счастлив. Три месяца назад он собирался жениться на Светочке. Ух! Передергивает от одной мысли. Чуть больше двух месяцев назад был выпускной, и они с Кулеминой помирились. Немногим больше месяца, как Ленка стала ЕГО. Он вспомнил, как тогда, в Сиди Бу Саиде, мечтал о семье и боялся делать Ленке предложение, сомневаясь в ее готовности к серьезной совместной жизни. Еще двадцать дней назад Никита Петрович метал громы и молнии по поводу их с Ленкой отношений. А сейчас... Тут было отчего сходить с ума. Ленка хочет ИХ ребенка, а Никита Петрович с Верой предлагают отметить помолвку... Наверное, он даже должен быть благодарен в чем-то этим мужикам, полезшим в драку. Судьба у него счастливая, в этом он нисколько теперь не сомневался, она сделала поворот и ... сейчас...
Впрочем, надо тоже вставать.


После завтрака полезли в интернет.
Помолвка или обручение.
«Непременное условие помолвки - первыми о ней должны узнать родители жениха и невесты. По традиции будущий муж просит руки своей суженой у ее отца». Это они уже прошли. «Встреча родителей сторон». Им это, к сожалению, не подходит.
«В этот день пара объявляет о своем намерении пожениться родным и друзьям. Жених при гостях торжественно вручает невесте кольцо и при свидетелях спрашивает, согласна ли она стать его женой. Принять подарок означает ответить согласием, отказ от кольца лишает претендента шансов на женитьбу».
- Ага! Значит, с меня колечко.
- Вить, ты чего?! Ты мне уже его подарил в Тунисе.
- Но ведь надо при всех дарить, получается.
- Ну, вот его и подаришь еще разок.
- Но ведь неудобно как-то – оно уже не новое.
- Почему неудобно?! Оно ведь действительно наше «помолвочное», настоящее. Лично мне другого не надо.
Она так серьезно возражала и была в этот момент так прекрасна, что Степнов не удержался и чмокнул Ленку в щеку.
- Люблю тебя.
- Вить. Я же серьезно!
- И я серьезно. Как скажешь, так и будет.

С занятий от Виолетты Аристарховны Ленка вернулась с приглашением всему семейству на завтра на ужин. Завтра приезжала дочка Виолетты, и ужин был явно задуман с целью познакомить дочь с Петром Никаноровичем и остальными.
День прошел спокойно. Степнов, чтобы не маяться от безделья во время Ленкиных занятий, опять помогал Петру Никаноровичу. Потом они с Ленкой звонили всем приглашенным на торжество. Выбраться на прогулку удалось только после четырех, когда дождик уже подустал и стих.
- Лен, зонтик возьмите на всякий случай!
- Да, не надо. Мы не сахарные, не растаем.
- Чего таскать?! Мы не надолго.
Они брели по размокшей дороге к озеру, наслаждаясь чистым влажным воздухом. Пахло мокрыми сосновыми иголками и грибами. Хотя искать их в чащу с дорожки они не пошли.
Лес словно принял душ, и впервые стали заметны на деревьях одиночные желтые листочки. На озере было пусто. Не слышно привычных громких криков молодежи, гомона малышей, не было купальщиков.
- Жалко так уезжать отсюда. Здесь так здорово! - Ленка смотрела на озерную гладь и остров «любви».
- Да, жалко.
- И лето заканчивается через несколько дней. Грустно.
- Ленок, ну ты что!? Чего грустить-то?! Впереди столько всего хорошего. И лето, оно ведь только по календарю заканчивается, а главное, чтобы вот здесь, - он приложил ее ладошку к своей груди, - тепло было. А мне тепло, - он отвел прядь волос от ее лица, - потому что ты со мной. Солнышко мое.
- Вить, - Ленка вздохнула, обняла его за талию и прижалась щекой к тому месту, где только что была ее ладошка. Его руки тут же нежно легли на ее спину. Действительно, так сразу тепло и хорошо, и не чувствуется прохладный с привкусом осени ветерок. Подняла голову.
- А ты - мое небо. Голубое-голубое. Высо-о-окое, - она засмеялась и привстала на цыпочки, потянувшись к его губам, - и прекрасное.

По поводу смотрин пожилой фантаст начал волноваться с вечера. Никите пришлось принудительно напоить его лекарствами и торжественно обещать отцу, что будет вести себя прилично.
Верочка нежно уговаривала.
- Петр Никанорович, да расслабьтесь вы и поспите.
Присоединились и Ленка со Степновым.
- Дед, ну видела я эту Ирину. Нормальная тетка.
- Да. Она нам вон тогда как помогла.
- Ну, что ты переживаешь? Хочешь, я платье одену, буду выглядеть примерной внучкой?
- Хочу.
- Все. Витя, вот лучше почитайте что-нибудь, а я пойду, платье простирну, а завтра поглажу. Вить, тебе, может, тоже надо рубашку белую?
- Лен, да я сам.
- Ага. С твоей рукой... Или вон в шахматы сыграйте.

В доме напротив Антонина тоже успокаивала подругу. А виновница переполоха Ирина покупала заказанные мамой продукты и ни о чем не подозревала. Правда, в предыдущий приезд она отметила, что мама как-то изменилась. И эти изменения Ирину радовали. Пожалуй, впервые после смерти отца маму интересовало еще что-то кроме цветочков. Она с таким увлечением рассказывала о Лене и Викторе - героях одного из любимых ею фантастических романов. А тут по телефону еще и сообщила, что занимается с Леной музыкой. Музыкой! Которая из-за ухода отца для мамы на какое-то время стала невыносимой. В глубине души Ирина переживала еще и по другому поводу. У них с мужем не было детей. Это и для нее самой была травма. А тут еще и мама. Были бы внуки, так эмоциональной маме было бы на кого отвлечься, на кого излить свою любовь.

Следующие полдня прошли у Кулеминых в заботах. Виктор с Петром Никаноровичем отправились на станцию за цветами и конфетами, чтобы идти в гости не с пустыми руками. Остальные делали генеральную уборку в доме, так как завтра они уже покидали гостеприимную дачу, и надо было все оставить в полном порядке. А еще к вечеру надо было навести красоту и самим.

Приехав к матери, Ирина узнала, что на ужин приглашены соседи, но не придала сему факту судьбоносного значения.
И вот без пяти шесть с крыльца дома напротив выступило трое мужчин в рубашках и при галстуках. С пиджаками был, конечно, напряг. Но бог с ними. Лето. С галстуками повезло. В шкафу хозяев дачи их нашлось великое множество, и сейчас все трое, ведь Петр Никанорович так настаивал на этом предмете туалета, изнывали от них, но мужественно терпели. Нет. Изнывали даже четверо мужчин. По велению деда даже на Сережку надели черную бабочку, которую на скорую руку смастерила Вера. Дамы оделись в платья. И с букетами наперевес вся компания двинулась через дорогу.
Дверь распахнула Ирина и, что называется, «выпала в осадок». Компания «в галстуках» произвела на нее, одетую простенько - в чистую футболку и джинсы, неизгладимое впечатление. Вторым по силе впечатлением, а может, и первым, было наличие такого числа представительных мужчин на их крыльце.
Тем не менее, ритуал знакомства был успешно пройден. Ирина разобралась, кто кому кем приходится. И хозяйки дома разобрали букеты цветов, которыми их завалили гости.
Все расселись. Виолетта Аристарховна волновалась. Щеки горели пунцовым румянцем. Она то и дело пыталась вскочить, спохватываясь, что забыла что-то принести, но надежная и спокойная Антонина ее останавливала. Приносила нужную вещь сама. Разговор шел на общие темы. Кулемины рассказывали, кто из них чем занимается. Но волнение «молодых» витало в воздухе и нервировало окружающих. Ирина ничего не понимала. По счастью, после салатиков у нее зазвонил мобильный телефон, и она вышла на улицу, где связь был намного лучше.
- Ой, извините, мне тоже надо позвонить. Совсем забыл. - Никита Петрович поднялся из-за стола и вышел на крыльцо.
- Ирина, вы извините, - Никита поймал ее в саду по окончании разговора. - Это, конечно, немножко странно. Знаете, есть обычай, когда одни родители сватают у других невесту для сына. - Ирина захлопала глазами, пытаясь понять, о чем говорит сосед. Странно, вроде, не пил много.
- Ну а тут, короче, я хочу попросить «руки» Виолетты Аристарховны для своего отца. Я понимаю, что это для вас неожиданность. Но они так боятся вам об этом сказать, а в их возрасте волноваться настолько уже вредно… Я просто уже не могу сидеть за этим столом в такой напряженной обстановке. Вы сейчас переварите новость. Если вы категорически против, то, хотя бы ради здоровья вашей мамы, остыньте тут пока и не устраивайте скандала.
- Я... а как... - Ирина продолжала пребывать в шоке.
- Ну, а если вы не против их отношений и общения, то мы будем очень рады. Я, конечно, был сам удивлен, но мне кажется, как натуры творческие, они очень друг другу подходят.
До Ирины, наконец, дошел смысл происходящего и цель всего ужина.
- Вы специально галстук надели?
- Ну да. Отец велел. Переживал очень. - Никита нервно подергал узел. А Ирина вдруг расхохоталась. И, смеясь, проговорила.
- А я-то уж не знала, что и думать. Вроде, соседи по даче на ужин пришли... а при галстуках, чинные такие.
- Это мы-то чинные? - Тут уже рассмеялся Кулемин. С нашей молодежью...
- Вам хорошо, - в глазах Ирины на долю секунды мелькнула затаенная боль, но Никита опытным взглядом профессионала это заметил, - с вашей молодежью как раз весело. Вон, Леночка у вас уже красавица-невеста.
- Да. - Никита решил вернуть разговор в нужное русло. - Мы тут прилетели на месяц и никак не думали, что такие матримониальные планы на нас обрушаться. Так что, в воскресенье Ленину с Витей помолвку отмечаем. Вот отец туда же... Так вы не против?
- А почему я должна быть против? Неожиданно, конечно. Но я рада, что мама будет не одна. После смерти отца ей было одиноко. А мы с Сашей в командировках частенько.
- Ну, тогда пойдемте, обрадуем «молодых», а то боюсь я за их давление.

Ирина с Никитой вошли в дом, прервав оживленную беседу. Пока Ирины не было, народ расслабился. Ирина обвела всех улыбчивым взглядом, подошла к матери, положила руки ей на плечи и объявила.
- Петр Никанорович, мама, я очень за вас рада. И склонилась к матери, целуя ее в щеку. Громко ахнул Петр Никанорович, что-то говорил Вере Никита, радовались Ленка со Степновым, прослезившаяся Виолетта Аристарховна вытирала глаза, с двух сторон ее успокаивали Антонина с дочерью, а Сережка под шумок стащил полблюда дорогущего сервелата и усиленно, аж двумя руками, мусолил с десяток тонких кусочков сразу, пытаясь оптом отправить их все в рот.
- Сережа!!! - Первой опомнилась Ленка.
Далее ужин протекал в неформальной обстановке. Галстуки были сняты. Чуть позднее пошла культурная программа. Петр Никанорович читал стихи, посвященные своей даме. Дама музицировала на фортепьяно. Как в первый вечер на даче, так и в этот, последний, Ленка с отцом по очереди сыграли на гитаре. Ирина с Верой и Антониной подпевали. Короче, вечер более чем удался. И все присутствующие получили приглашение на помолвку в воскресенье.

Уложив спящего Сережку в кроватку, а на диване рядом новоиспеченного жениха, Никита с Верой решили последовать примеру дочери и Виктора, которые сбежали чуть раньше прогуляться напоследок перед отъездом, подышать свежим дачным ночным воздухом. Молодежь ушла в сторону станции, обещав гулять на территории садоводства и скоро вернуться, поэтому Никита смело повел жену в противоположную сторону. Ночь стояла хоть и прохладная, но сухая. Были видны и луна, и звезды. Вера держала мужа под руку, и они спокойно шли по знакомой дорожке в сторону озера.
- Уму непостижимо, какой у нас получился нынче отпуск.
- Да, никогда бы не подумала. Хорошо, что все-таки вырвались домой. А здесь на даче так вообще чудесно.
- Ну да. Особенно после покупки матраса.
- Никуш, - Вера шутливо смущенно ткнула мужа в бок, а потом прижалась к нему теснее.
- А что? Я ничего. - Он опустил руку на талию жены, и дальше они шли в обнимку.
На берегу остановились. Присели на поваленное дерево. Вера на колени к мужу. Смотрели на озеро и молчали. В темном озере отражались звезды.

Я бы сказал тебе
Много хорошего
В тихую лунную
Ночь у костра.
В зеркале озера
Звездное крошево
Я подарю тебе
Вместо венца. - Пропел тихо только для жены Никита.
- Никуш, - она погладила его руки, сцепленные в замок на ее талии. Знаешь, так жалко, лето заканчивается, уезжать не хочется. Я здесь будто помолодела даже, - призналась Вера.
- А я-то как помолодел! - Никита игриво, но крепко сжал жену в объятиях, так что она ойкнула, и поцеловал в шею. - Подумаешь, лето или зима. Верчи-и-ик! Мы с тобой...
- Никуш, ты что разошелся?
- Чего уже, и к законной жене нельзя поприставать?! - Никита продолжил целовать жену за ушком.
- Поприставать-то можно, а потом домой побежим?
- А зачем домой?! - Засмеялся Никита. - Я тебе тут курточку постелю.
- Хочешь совсем впасть в туристическую молодость? - Шутливо шептала Вера, отвечая на поцелуи.
- Слушай, пойдем!!! - Никита вдруг сорвался с дерева и потянул за собой недоумевающую жену.
Вера хоть и знала, что у мужа хорошая зрительная память, но не подозревала, что в мозгу Никиты крепко отпечаталась нарисованная Виктором пару дней назад карта местности с указанным на ней сарайчиком с сеном, ложем ЛЕТНЕЙ ЛЮБВИ.

***************
спойте чего-нибудь<\/u><\/a>




Спасибо: 87 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 826
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.06.10 22:46. Заголовок: Только меня похвалил..


Кто еще не видел новую обложечку к дачной части.
Это от Оксаночки - Рыбки-собачки. Спасибо!

<\/u><\/a>

Глава 36

Просыпаться ужасно не хотелось, но альтернативы не было. Снизу уже было слышно активное движение. Готовили завтрак, собирали вещи...
Выезжали с дачи почти по той же схеме, что въезжали, но не совсем.
Петр Никанорович с частью вещей перебирался в дом напротив. Они с Виолеттой Аристарховной собирались ехать в город только в день помолвки. Никиту с Верой, Сережку и вещи вызвалась довезти на машине Ирина. А Ленка с Витей, как и в прошлый раз, отправились налегке на электричку.
Впрочем, настроение было бодрое. Хотя и было немного жаль уезжать из этого летнего рая и возвращаться в загазованный суетный город.

По возвращении тут же началась хозяйственная круговерть. Надо было привести в порядок квартиру и разобрать - постирать дачные вещи. Ленка крутилась вдвоем с мамой. Степнов с Никитой были на подхвате, Витя еще и с Сережкой погулял, а вечером мужчины отправились в кафе к Шинскому - внести предоплату и решить организационные вопросы. Ночевать Степнов ушел к себе. И по телефону еще полчаса шептал Ленке в трубку всякие нежности. Он даже, когда она была рядом, не говорил ей такого.

С утра позвонила Новикова и потащила Ленку за нарядом. Мама согласилась положиться на Лерин вкус и не стала сопровождать девчонок, так как самой ей было некогда. Отпуск в России заканчивался, а были еще некоторые дела по работе, которые надо было успеть завершить.
Они мерили одно светлое платье за другим, и все было не то. Они напоминали платье с выпускного, а девчонки сошлись во мнении, что раз помолвка устраивается еще и с целью произвести впечатление на учителей, то Ленка должна выглядеть более взросло. Уже в середине дня, когда Ленка озверела вконец, они зашли в очередной магазин вечерних нарядов, и милая продавщица предложила им померить брючный костюм. И оказалось, что это было именно тем вариантом, который они искали. Атласный костюм серебристого цвета. Расклешенные книзу брюки делали наряд вечерним. Приталенный пиджак застегивался на одну пуговицу под грудью. Под него одевался кружевной открытый топик в тон.
- Вырез супер! - Прокомментировала Лерка. - Степнов замучается ночи ждать.
Кулемина покраснела. Но сама видела, что в этом наряде она, действительно, смотрится старше.

В 16.00 30 августа встречали гостей.
Впрочем, часть гостей явилась раньше хозяев праздника.
На месте были Шинский с Людмилой Федоровной. Нюта с Ранетками, Лерка и Платонов помогали украшать зал. Позже появилась молодая семья Гуцуловых. Удивив Степнова, Ленка настояла на приглашении Полины. Игорь на сегодня взял выходной, и они намерены были сегодня с женой веселиться в кафе как гости. Хотя Полинино положение уже было откровенно заметно. Кроме того, Ленка пригласила Риту Лужину. Та пришла с Южиным, и Виктор стал подозревать, что сегодня гуляют второй выпускной. К Наташке присоединился Костик. Приглашенные Степновым, появились Наташкины родители - Борис с Ольгой, и Зоя Семеновна с Леркиным отцом. Чинно, чуть заранее прибыли Петр Никанорович с Виолеттой, Антониной и Ириной с супругом. Ровно в 16.00 появился Савченко. Понятно, что дел в школе перед первым сентября хоть отбавляй. А из школы он притащил гостя, хоть и незваного изначально, но которому все очень обрадовались - Романовского. Тот и сам был в шоке, увидев на празднике такое количество знакомых лиц. А когда уж он обнаружил Виолетту Аристарховну... Опоздали, но главное, приехали Рассказов с Сонечкой. Они, что называется, рванули сразу с корабля на бал. Степнову удалось дозвониться до Игоря, и ребята, поменяв билеты, вернулись с раскопок на день раньше ради помолвки друга.
Когда все расселись за столом, Степнов встал. Видно было, что он очень волнуется. Ленка тут же поднялась со стула рядом с ним и успокаивающе коснулась его руки. Хотя у самой румянец полыхал во всю щеку.
- Мы собрались здесь сегодня... Я очень рад, что вы пришли... - Виктор, глядя на гостей, забыл тщательно отрепетированную речь. В поисках спасения повернулся к Ленке и, глядя в зеленые глаза, сразу вспомнил ГЛАВНЫЙ текст.
- Лена... Ленок... Сегодня здесь собрались близкие нам люди, и при всех я хочу спросить... Нет, вначале сказать, а потом спросить. Ты знаешь, что ты для меня всегда была, есть и будешь единственной. Я люблю тебя! Клянусь, что буду всегда заботиться о тебе, оберегать тебя, буду рядом и сделаю все, чтобы ты была счастлива. Согласна ли ты выйти за меня замуж? - Коробочка с тунисским кольцом так дрожала в его руках, будто он и вправду не знал Ленкиного ответа.
У нее в глазах предательски защипало. Ей тоже так много хотелось сказать ему. Но сейчас тянуть было нельзя, ведь Витя так волновался…
- Конечно. Согласна. - Поспешила громко сообщить всем Ленка и подставила пальчик, который уже час скучал без привычного кольца. При этом она пообещала себе непременно ответить Степнову подробнее, но позже, наедине.
Повисла пауза, которую поспешила заполнить Лерка, громогласно возвестившая:
- С этого момента вы официально считаетесь женихом и невестой. Жених, можете поцеловать невесту.
Молодые скромно поцеловались, народ сразу зашумел, захлопал в ладоши и потянулся за бокалами.
Вторым взял слово Никита Петрович.
- Дорогие гости! К сожалению, мы с женой редко видим не только всех вас, но и нашу любимую дочь. Признаюсь честно, что мы не сразу поняли и приняли отношения Лены с Витей. Видимо, нам совсем не хотелось признавать, что наша дочь уже совсем не маленькая девочка, что она уже взрослая. И еще мы не знали Виктора. А сегодня я хочу сказать, что мы с Верой очень рады, что он станет частью нашей семьи. Нам очень повезло, что такой надежный, порядочный и любящий мужчина будет с нашей дочерью. Мы уезжаем, да, к сожалению, снова... Но мы спокойны. И мы будем с нетерпением ждать новой встречи со всеми вами уже на следующий год на свадьбе Вити и Леночки. – И, не зная, что сказать дальше, Никита поднял бокал и крикнул, - горько!

На третий тост снова поднялся Виктор. Ленка с удивлением посмотрела на него. А он сказал.
- К сожалению, здесь нет моих родителей, поэтому я хочу сказать сам. Сказать о человеке, который стал для меня родным. Который помогал мне советом и делом, который вселял в меня надежду, когда казалось, что все кончено. Самый мудрый и самый добрый. Петр Никанорович, это, конечно, Вы. - Он смотрел на Кулемина. - Я осознаю, что если бы не Вы, возможно, мы с Леной и не были бы сейчас так счастливы. Спасибо Вам за то, что поверили мне, поверили в меня, поверили в искренность моих чувств. Спасибо Вам за все!!!
- Витя! - У старого фантаста, растроганного такой речью, на глаза навернулись слезы, и они со Степновым, опустив бокалы, поспешили сделать несколько шагов, чтобы сжать друг друга в объятиях.
Застолье шло своим чередом. Сыграли поздравительную песню Ранетки с Леркой. Выступил Рассказов. После него слово взял Петр Никанорович.
- Я здесь из самых... ну, скажем так, поживших! И хочу сказать всем вам, молодым, что наша жизнь - это не жизнь, если в ней нет настоящей дружбы и настоящей любви. А у вас это есть. Я смотрю на вас на всех и очень рад, что так чудесно все складывается. Вы любите и любимы, вы дружите и творите вместе, и это прекрасно. И еще. Вам покажется это странным, но я хочу сегодня поблагодарить друга Виктора - Игорь Ильич, Вас!!! Потому что, благодаря Вам я тоже, когда уж совсем не чаял, встретил свое счастье. - Он положил руку на плечо Виолетты Аристарховны и посмотрел на нее с обожанием. - И вот мой тост - За любовь! За дружбу! За жизнь!!!
Веселье набирало обороты. Ранетки играли уже вместе с Ленкой. Гости пускались в пляс. Лерка специализировалась на медленных композициях, и тогда Степнов мог сжимать в объятиях свою «невесту». Какое прекрасное слово!
Романовский сначала подошел к Ирине.
- Юрочка, привет!
- Привет. Слушай, я правильно понял, что Виолетта Аристарховна с этим вот... Кулеминым.
- Да. Правильно.
- И ты так спокойно об этом говоришь? А Илья Анатольевич?
- Юр... Ну, уже несколько лет прошло. Да я только рада, что мама, наконец, из своей скорлупы вылезла. Представляешь, она даже с Леной музыкой стала заниматься.
- С Леной? Кулеминой? Музыкой?!!
- Ну да!
- Слушай!!! Вот это приятная новость! Может, она в Снегинку...
- Юр, не торопись. Нагрузки у вас в Снегинке очень уж большие. А вот репетиторствовать по чуть-чуть, думаю, она сможет вполне.
- Слушай, ну тогда я рад. Пойду с ней поговорю.

- Виолетта Аристарховна!!! - Романовский приложился к ручке. - Вы все хорошеете и цветете лучше ваших роз.
- Юрка! Вот ведь. Очень рада тебя видеть. Видишь, как жизнь сплетается? Илюша тебя учил. А теперь ты, вот, девочек учить будешь.
- Я, так понимаю, вас можно поздравить тоже... так сказать, с личной жизнью?
- Меня-то можно. А ты мне скажи лучше, когда я тебя, красавца, поздравлять буду?! Уж давно пора своих детей учить.
- Да... Виолетта Аристарховна... - Романовский смутился.
- Ну, хоть на примете есть кто? Встречаетесь?
- Есть. Маргарита.
- И кто она? Я ее знаю?
- Может, не помните. Чернявская Рита. Она у нас училась, сейчас немножко часов ведет и муззавучем теперь в школе будет. Уже поняли, наверное, что мы в Лениной школе с Николаем Павловичем музыкальный класс открываем.
- Поняла. Ну, так и что ты теряешься?
- Так боюсь, старый я для нее.
- Юрочка, ты на Витю с Леной посмотри и не сомневайся.
- Думаете?
- Уверена.

Молодым надарили подарков, как на свадьбе. Девчонки дарили косметику, постельное белье. Старшее поколение презентовало посуду и книги - по музыке, кулинарии и домоводству. Ленка очень смутилась, когда с подарком к ней подошла бывший грозный завуч.
Надо сказать, покупке подарка предшествовал разговор на кухне у Шинских.
- Я так и знала, что этим дело кончится. - Узнав о помолвке, говорила Людмила Федоровна. - Еще с десятого класса про них разговоры ходили.
- Ну, так, Люсечка, и что? Помолвка - ведь это отлично.
- Как тебе сказать? Это что же у нас в школе за атмосфера, если одни выпускники уже прибавления ждут, а другая за учителя замуж собирается?!
- Люсь, замечательная у нас атмосфера. Ведь же без криминала, все по любви.
- По любви!!! - Хмыкнула Борзова.- Что дарить-то на помолвку будем?
- Думаю, надо что-нибудь полезное молодой хозяйке - сковороду непригораемую, например, - сразу предложил Шинский.
- Это зачем? Лена что, хозяйство вести собирается?
- А как вместе-то жить?
- Они еще и до свадьбы жить вместе будут?!
- Люсь, - Шинский успокаивающе обнял супругу, - ну, конечно, будут. Когда любишь, - он коснулся губами ее шеи, - ты же знаешь, так трудно сдержаться. И сковорода нужна непригораемая. А то столько, знаешь ли, отвлекающих факторов...

Ближе к вечеру очередь тостовать дошла и до Савченко. Поглощенный разговором с Антониной (а их, как двух одиночек, посадили рядышком и, как оказалось, не зря), он не сразу сориентировался. Но потом встал и произнес речь, словно в ответ на недавние мысли Людмилы Федоровны.
- Я хочу сказать, что у нас в школе чудесная атмосфера. Атмосфера любви, а значит, атмосфера понимания. У нас работают прекрасные люди и замечательные пары - Виктор Львович и Людмила Федоровна, Игорь Ильич и Софья Сергеевна. Пары замечательные! У нас отличные выпускники, которые идут нам на смену. Вот Валерия Андреевна пришла в школу. Девчонки-Ранетки - вон какие умницы и талантливые. У нас находят любовь, у нас находят детей и родителей. - Все поняли, что Савченко имел в виду Нюту. - Открою вам секрет, у нас в школе за лето еще две пары сочетались законным браком. Две! Наш завхоз Елена Петровна с охранником Петром Степановичем и учитель литературы Мирослав Николаевич с библиотекарем Светланой Михайловной. Последние тоже, - Савченко посмотрел на Гуцуловых, - ждут пополнения, и Светочка у нас в этом году работать не будет, а вместо нее будет мама Мирослава Николаевича. Так что, я присоединяюсь к тосту Петра Никаноровича. За любовь! За жизнь! И добавлю: за наше будущее - за наших детей!!!
Снова зазвенели бокалы. В глазах женщин-матерей блеснули слезы. Ленка смотрела в глаза жениха и мысленно уже видела себя мамой синеглазых малышей, которых за руку поведет первого сентября в родную школу. Он прочитал ее мысли и коснулся губами ее губ. Сегодня можно было целоваться открыто. Сегодня их помолвка.

Загрузив подарки в такси, молодые отправились ночевать к Степнову. Переехать Ленка еще не успела, но это было неважно.
Виктор открыл дверь и успел притормозить Ленку.
- Подожди.
Подхватил на руки и перенес через порог.
- Вить, так я же еще не жена.
- Неважно. Штамп в паспорте - это формальность. У меня после сегодняшней помолвки ощущение, что у нас свадьба была.
- Ну, в общем, да.
Ленка прошла в комнату, на ходу скидывая пиджак. Степнов занес в квартиру подарочные свертки.
- Лен, чего-нибудь хочешь? Есть, пить?
- Хочу. - Ленка сделала то, что пообещала себе в самом начале праздника, - поймала и притянула Степнова за галстук. – Любимого… Самого любимого… Моего единственного… Моего жениха.
- Ну, так это мы мигом. - Он нашел ее губы и лихо спустил с плеч тонкие лямочки топа.

Она уже уснула, а к нему сон не шел. Привычные звуки его двушки. Настенные часы. Холодильник на кухне. А он лежал, прислушивался к ее дыханию и не верил. ОНА! У него! ДОМА!!! Рядом с ним. Столько ночей он провел без сна, ворочаясь на этом диване, отчаянно желая, то, чтобы она пришла к нему хотя бы во сне, то, чтобы не мучила его больше своим появлением. Как скрипел зубами и бил кулаком подушку, представляя ее с другим, и как блаженна была хотя бы мечта о том, что она его любит.


Ленка проснулась под утро. Было еще темно. За окном, нарушая утреннюю тишь, что-то бахало и скрежетало. Видно, забирали мусор. Под самым окном, невидимая среди все еще зеленой листвы, что-то насвистывала одинокая птица. В глубине квартиры на кухне мерно урчал холодильник. Рядом на диване, обнимая ее, ровно дышал жених. Еле слышно двигалась стрелка настенных часов. Она впервые ночевала в его квартире, да и бывала здесь до этого лишь пару раз. Другой дом. Нет, не так. Ее новый дом. Ее новая жизнь. ИХ новая совместная жизнь. Завтра уже 1 сентября. Скажи ей кто-нибудь год назад, что она через год проснется в постели жениха - учителя физкультуры их 11-а Степнова Виктора Михайловича, она бы ни в жизнь не поверила. А сейчас... Да, завтра уже первый день осени, но это неважно, ведь у нее на душе Лето.

***************
Это еще не финал. Вы не думайте.
Здесь можно<\/u><\/a> порадоваться вместе с автором, что Светочки, ненавистных Калерии и (по умолчанию) Гущиной не будет.


В соавторстве с любимой Бетой Танечкой
Глава 37

В мечтах о том, как хорошо и сказочно они будут жить, Ленка снова уснула. Реальность ворвалась в блаженные сны громким звоном будильника. Степнову надо было на работу в школу.
Виктор поспешил заткнуть голосящего монстра и аккуратно встать с дивана, приговаривая.
- Ты поспи, солнышко!
Но как же она может спать, если жених, ну можно сказать, почти муж, будем считать, МУЖ (пусть и гражданский) собирается на работу?! А завтрак?! А ее обязанности жены?! Эта мысль моментально вытащила соню-Ленку из сладких объятий Морфея, заставила быстренько подскочить и рвануть на кухню, пока МУЖ ушел в ванную.
Черт, а что же делать? Она как-то была не готова сходу. Незнакомая кухня. А что есть в холодильнике? А на полочках кухонного шкафа?
Наличие яиц, сыра, сосисок и помидоров в холодильнике крайне ее порадовало.
Сковорода тоже нашлась достаточно быстро. К моменту, когда Степнов вышел из ванной, на сковороде шкворчали и подпрыгивали кругляши сосок и помидоров, а Ленка очень старательно с крайне сосредоточенным выражением лица взбивала яйца в большой кружке.
Виктор замер, пораженный этой картиной. ОНА. ГОТОВИТ. ЕМУ. ЗАВТРАК. Как-то неожиданно зашлось сердце. Вдруг замерло. А потом застучало стремительно, накрывая волной оглушающего счастья, всеобъемлющей нежности и благодарности. Прислонился к косяку, чтобы не упасть от нахлынувших чувств.
Она отставила кружку и стала переворачивать вилкой помидоры, а потом поджаренные сосиски и тут почувствовала его присутствие.
- Доброе утро. Ты пока собирайся, через пять минут все будет готово.
Он сделал несколько шагов по кухне. Произнес напряженно:
- Лен, вилку положи.
Испуганно и аккуратно положила вилку. Она что, что-то не так сделала?!
- Ленка-а-а!!! - Он схватил ее за талию, так крепко, что она ойкнула, оторвал от пола, закружил, поставил и начал лихорадочно покрывать лицо поцелуями, хрипло бормоча. - Любимая, хорошая, солнышко...
Нашла в ответ его губы. Растворилась в поцелуе со вкусом мятной зубной пасты...

Запах гари привел в чувство.
- Вить!!! Горит! - Она бросилась спасать те кругляши сосисок, которым не посчастливилось быть перевернутыми, и поспешно залила все жидкостью из кружки. Закрыла крышкой, убавила газ и потом повернулась ко все так же стоящему за ее спиной Степнову.
- Вить, - обвила руками его талию, прижалась к груди щекой, произнесла мягко, воркующе. – Ну, ты что творишь-то?! Чуть завтрак не сожгли. - Подняла на него счастливые глаза, и он снова нашел ее губы.
- Люблю тебя, Ленка-а-а! Как же я тебя люблю!!! Как же я счастлив!!!
- Я тоже тебя люблю. Сильно-сильно!!!
На сковороде под крышкой пискнул омлет. * Иногда еда под крышкой издает интересные звуки.
Степнов радостно засмеялся и сказал.
- Молодцы Шинские. Знают, что подарить. Непригораемая сковорода нам будет очень кстати.
Ленка покраснела, поняв «тонкий» намек, и шутливо толкнула Виктора в бок от себя.
- Иди уже и не мешай.
- Слушаюсь и повинуюсь, моя госпожа.

За завтраком разговор зашел о планах на день.
- Вить, а что ты сегодня на работе делать будешь?
- В десять педсовет, Савченко сказал. А потом надо в зале посмотреть... все в порядок привести.
- Так мы же до отъезда еще все в подсобке разобрали.
- Ну, надо пыль вытереть, мячики накачать. Потом всю документацию посмотреть. Хотя каждый год одно и то же, все равно потребуется, как всегда, план работы, всякая методическая ерунда и сдать ее, небось, надо до десятого числа.
- А можно я с тобой пойду, помогу тебе, а то как ты со своей рукой? Да и что мне тут одной делать? Виолетта Аристарховна с дедулей уже сегодня вечером обратно на дачу свалят.
- А что, Петр Никанорович твоих провожать не будет?
- Не, он решил сегодня с Сережкой еще посидеть, потом с ними попрощаться и, как он выразился, не мешаться под ногами. Они еще несколько недель на даче поживут. Надо всё на зиму закрывать.
- Ох, слушай, хорошо - напомнила. Надо ключи от дачи взять, не забыть - Игорю отдать.
- Ну, так я с тобой?
- Пошли, конечно. Побудешь одна, пока я буду штаны на педсовете просиживать?
- Да не вопрос.

Уже подходя к школе, Ленка как-то задумчиво произнесла.
- Знаешь, так странно, что не надо будет сюда ходить каждый день. Как-то даже не по себе.
- Ну, ничего. Думаю, Савченко и Лерка вас сюда часто зазывать будут. Вон, вам уже завтра после линейки выступать. Так сказать, давать старт новой музыкальной молодежи.
- Да. Юрий Аркадьевич нам так вчера и сказал. Мол, в десять старт дадите, а потом бегом к двенадцати в училище на посвящение в студенты.
- Странно у вас как-то. Посвящение первого сентября, а учеба только седьмого начинается.
- Ну, им виднее. Значит, какие-то причины есть. А нам так только лучше. У меня еще шесть дней каникул. Как раз вещи собрать-перевезти, родителей проводить, у нас все обустроить. Кстати, мы вечером еще за моими вещами сходим? Мне надо взять, в чем выступать. (До этого Ленка забросила к Степнову только пару футболок и джинсы с кедами, на которые сейчас и сменила брючный костюм.)
- Конечно. Без проблем. Я не думаю, что мы в школе прямо уж так задержимся.

За разговорами не заметили, как дошли до школы, которая встретила их гулкой пустотой вестибюля – шумно здесь станет только завтра. Поздоровавшись с дядей Петей и взяв у него ключи от спортзала, Виктор проводил Ленку и, сорвав с ее губ быстрый поцелуй, убежал на педсовет – время уже поджимало.
А Ленка со странным чувством медленно обходила известный ей до последней выбоинки в полу зал, смотрела на козлов и груду матов, и правда, слегка запылившихся за лето, вдыхала так хорошо знакомый запах этого места. Но вместо того чтобы тут же взяться за тряпку, медленно подошла и присела на до боли знакомую скамейку. И в этот момент потоком хлынули воспоминания.

Вот она еще совсем девчонка, и с радостью бежит на уроки физкультуры. Она готова бесконечно бегать, прыгать, лазать по канату, играть с мячом… Она с гордостью получает свои заслуженные «пятерки», но еще больше ее греет похвала, которую она так часто получает от своего учителя…

Вот она становится старше. Но радость от любимых уроков не проходит. И теперь она уже все чаще участвует в соревнованиях, защищает честь своей школы, принося ей кубки и грамоты… И все так же дорога ей похвала ее любимого учителя, который может быть резким, несдержанным, но когда он смотрит на нее, его взгляд всегда теплеет.

А вот и десятый класс. Кто бы мог подумать, во что выльется распоряжение Савченко срочно создать музыкальную группу для выступления перед комиссией из Министерства! И как здорово, что Степнов, которому поручили эту группу организовать, первым делом вспомнил про нее, его любимую спортсменку, его палочку-выручалочку! Ведь именно тогда все и началось! Она и сейчас помнит каждое мгновение их первого разговора, состоявшегося именно на этой скамейке, на которой она в данный момент предается воспоминаниям. Он тогда впервые поговорил с ней не о спорте и соревнованиях, а о ней самой, ее родителях, дедушке… А потом были провожания после репетиций и тренировок, помощь с изданием книги деда… Захват родителей в заложники, бои… Он всегда оказывался рядом, когда у нее что-то случалось, и одним своим присутствием успокаивал ее и внушал уверенность в благополучный исход любых проблем.

Она долго не отдавала себе отчет в своих чувствах к нему. Считала их отношения простой дружбой, хотя и тогда у нее что-то екало внутри и начинало сладко щемить в груди от некоторых его взглядов (не всегда Степнову удавалось контролировать себя). Гнала прочь развратные, как она считала мысли, все чаще посещавшие ее по ночам. Но при этом стремилась проводить с ним все больше времени, и поэтому этот зал стал местом, куда она приходила практически ежедневно.

А потом… чего она испугалась?! Зачем она стала отталкивать Виктора?! Зачем начала дружить с Гуцулом? А потом этот кошмар, когда Витя ударил Игоря?! А она бросила ему ту фразу, за которую ей и сейчас стыдно?! Ведь мучилась сама, жутко ревновала его – к журналистке, к Кристине. А как же было больно, когда Степнов собрался жениться на этом рыжем недоразумении - Светочке! И это после того, как она, наконец, решилась признаться в своих чувствах себе и ему…


Ленка решительно пресекла свои ставшие грустными воспоминания о прошедшей тяжелой весне, переключившись на сладостные летние моменты, когда они уже после своего примирения дружно приводили в порядок этот зал перед поездкой в Тунис. Поймав эту мажорную ноту, Кулемина решительно взялась за тряпку. Так что, когда Виктор появился в зале, вся пыль уже была вытерта, и они быстро доделали оставшуюся работу, периодически прерываясь на жаркие поцелуи. Часть бумажной работы Виктор забрал домой.

Вечером у деда (Кулемина стала уже привыкать считать домом квартиру Степнова) Ленка паковала чемодан. Заберет сейчас вещи на первое время. Глядя на «друга» на колесиках, сразу вспомнился Тунис. И тут ее осенило. Как же она могла забыть!!! Ну, точно. Тогда сразу приехали родители, и потом все закрутилось. Вот хорошо, что вспомнила!!!
Еще позднее Степнов с радостью освобождал полки своего, в общем-то, и так полупустого шкафа, а Ленка развешивала на вешалках майки и футболки. Когда все было закончено, и Ленкины вещи заняли предоставленное место, оба с удовлетворением оглядели теперь уже ИХ общий шкаф, который отныне просто радовал глаз разноцветным содержимым.
- Вить, у меня для тебя подарок, - Ленка протянула Степнову немаленький по объему сверток.
- Что это? - Он был очень удивлен. Когда Ленка успела приобрести подарок, если они круглосуточно вместе?!
- Это на помолвку. Открой и посмотри.
Степнов бережно вынул из пакета бумажный сверток и поспешил развернуть бумагу. Старался аккуратно, но не получалось.
- Да порви ее просто. - Сказала Ленка.
Он так и сделал. Из пакета выпала и заструилась темно-синяя ткань. Он замер в нерешительности. Ленка уже не могла терпеть.
- Вить, ну померь! Она взяла из его рук домашнюю куртку. (Это была та самая куртка, которую она купила в Тунисе втайне от Вити.) Помогла одеть ее, особенно на больную руку, любовно завязала пояс, и подвела его к зеркалу.
Куртка села идеально, подчеркнув синеву глаз.
- Лен, такая роскошь! Как я буду в этом ходить? Жалко.
- Вот так и будешь. Только, наверное, ближе к зиме. Будешь ходить дома такой красивый.
- Лен, - он притянул ее к себе и поцеловал. - Спасибо. А вот я не догадался тебе подарок купить.
- Как не догадался?! А это что?! - Ленка подняла руку с кольцом. - Ты ведь его с Амином в Сиди Бу Саиде покупал?
- Да.
- Ну и я куртку тогда же с Сафией. Так что, один-один. И она прекратила разговор, коснувшись его губ.


**************
вредный автор туточки<\/u><\/a>
Вредный потому, что написал большую главу, а потом поделил ее на две части и вторую сладенькую пока заначил.


Глава 38

1 сентября Ленка проснулась от будильника и, причем, сразу. Сказывалось волнение. И сразу взгляд за окно. Только бы не было дождя!
- Ленок, я завтрак приготовлю, ты иди марафет наводи. Тебе же надо перед выступлением.
- Ну да.
На его взгляд, Ленка и так была лучше всех, но Ранетки обычно как-то наряжались и готовились к концерту.

- Вить, а ты в чем в школу собираешься?
- В смысле? Как обычно, в спортивном костюме.
- Может, ты как раз в нормальном костюме пойдешь, а в спортивный уже там переоденешься? Можно просто брюки с рубашкой одеть и куртку сверху.
- Да. Ты права. - Он посмотрел на Ленку. - Придется соответствовать такой красивой девушке. Сейчас, только рубашку найду.
Ленка чертыхнулась про себя. Вот балда! Надо было вчера об этом подумать и рубашку ему приготовить. Дура!
- Нашел. - Раздалось радостное из комнаты.
- Вить, я вот буду дома, я обязательно-обязательно все постираю.
- Ленок. Да я сам могу. Ну, ты что?! Просто, сама понимаешь, мы тут закрутились пока. Ну как, пойдет? - сказал он, застегивая рубашку, и добавил жалобно, просительно: - Можно галстук не надевать?
- Отлично. - Ленка засмеялась. - Как раз к моей белой футболке. Можно не надевать.
- Спасибо, любимая! - Он на ходу чмокнул ее в щеку. - Ммм, мои любимые духи...

Нарядные и торжественные, каждый гордясь своей второй половинкой, они вышли из подъезда и направились к школе, держась за руки.
Ранние пташки из учеников, особенно старшеклассников, с удивлением увидели своего физрука за руку с... бывшей выпускницей Кулеминой. На их глазах парочка нежно поцеловалась, и Кулемина поспешила к уже стоящим в отдалении Ранеткам, а Виктор к подзывавшему его Савченко.

- Во как Ленка светится!!! - Отметила Женька.
- И Виктор Михайлович такой красавчик, - добавила Аня.
- Физкульт-привет! Какие новости? Что обсуждаем? - Ленка подошла к подругам.
- Да вот, обсуждаем, как хорошо помолвка сказывается на внешнем виде. Идут такие деловые... - Женька смешно передразнила парочку.
- Да ладно. - Ленка дружелюбно рассмеялась. - Завидуете? А впрочем, я сама себе завидую.
- Может, мне тоже с Колей помолвку устроить?
- А родители разрешат? - Поинтересовалась Наташка.
- Эх, - вздохнула Нюта, - я бы со Степкой очень хотела быть.
Ленка ободряюще обняла ее за плечи.
- Нют, ну все так и будет. Подождать только немножко надо. Я же вон тоже по полной программе получила, когда думала, что Витя на Светочке женится.
- Ну да. - Откликнулась Наташка.
К девчонкам подошла Лерка.
- Привет!
- Ну, привет, училка!
- Лен! - Наташа произнесла с укоризной.
- Так я ж любя. - Обратилась к Лерке. - Волнуешься?
- Не то слово.
- Новикова, да ты любого заговоришь. Это вообще без вариантов. Поэтому расслабься. - Ленка шутила над подругой, действительно, любя.
- Тем более, ты такая солидная и красивая, - добавила Женька, - что все ученики упадут у твоих ног и замолкнут.
- Да ладно вам, девчонки. Знаете, так прикольно вчера было на педсовете сидеть и понимать, что полгода назад тебя могли на нем обсуждать, как ученицу, а тут сидишь среди учителей и, типа, своя.
- Да, прикольно. А это кто? - Ленка показала в сторону трех молодых людей - двух эффектных дам и мужчины, стоявших на ступеньках. Что-то только сейчас до Ленки дошло, что Светочки-то в школе не стало, но красавец Степнов вполне мог привлечь внимание кого-то из новеньких. Блин, что, Савченко не может учителей постарше набирать. С опытом работы!!!
- Мужчина - это Зайцев Глеб Сергеевич. Композицию у музкласса будет преподавать. Кстати, он у вас и в Снегинке будет, и Рита тоже.
- Кто такая Рита?
- Вот эта черненькая - Маргарита Дмитриевна. Наш муззавуч. Она классная. И кажется, - Лерка понизила голос, - у нее роман с Романовским.
- Ха! - Отозвалась Анька. - Смешно звучит.
- Ну, по крайней мере Юрий Аркадьич к ней явно неравнодушен.
- Лерка, вот все-то ты уже знаешь. - Поразилась Наташка.
- А третья кто? - Ленка рассматривала высокую симпатичную стройную блондинку. Ей показалось издали, или та, действительно, проводила Степнова несшего микрофонную стойку, внимательным взглядом?
- А это англичанка новая. Марина... Марина Викторовна, кажется.
- Понятно.
- Пойдемте, что ли. - Обратилась к девчонкам Аня. – Вон, нам Игорь Ильич машет.

Ранетки выступили, как всегда, блестяще. Родная школа есть родная школа. Ленка расстраивалась, что Витя не может поехать с ней на посвящение в студенты, но увы, у него уже начался рабочий день.
Подъехав к Снегинке, Ленка с удивлением обнаружила в толпе народа родителей с Сережкой.
- Вы как тут?
- Ну, мы ведь у тебя на выпускном не были, так хоть на посвящение в студентки нашей взрослой дочери посмотрим, - откликнулся Никита.
- Да. Леночка! Ты такая! - Мама смотрела на Ленку и, кажется, глаза у нее повлажнели.
Впрочем, Ленка была рада. Да и не одна она обнаружила в шумной толпе родителей. Приехали и Женькины, и Наташкины, и даже Людмила Федоровна, воспользовавшись служебным положением завуча, оказалась тут.
Торжественные речи, выступление музыкантов, вручение студенческих билетов. Вот они в руках - корочки, знаменующие начало новой взрослой жизни.

После мероприятия Никита с Верой предложили продолжить праздник дома.
- А Витя?
- Так я ему звонил, он в час должен был освободиться, у него и уроков то сегодня всего два, как раз, увы, с одиннадцати. А мы еще пока доедем.
Ничего себе! Папа уже позвонил Вите раньше меня.
- Ну, тогда поехали.
- Там Виолетта Аристарховна вчера наготовила вкусностей. Для тебя старалась. Как раз отметим.
- Жалко, что дед с ней уехал вчера. - Сказала Ленка.
- Ну, видишь, им так удобнее. И Ирина их могла отвезти только вчера.

Степнов в который раз за день порадовался мудрости невесты, предложившей переодеться в школе. Хорош бы он был сейчас на празднике у будущего тестя с тещей в спортивном костюме.
Примчался с букетом цветов. Сообразил купить в последний момент перед домом.
Дверь открыла Вера Николаевна.
- Ну, где наша студентка?!
- Вить, - Ленка выбежала из кухни и повисла на шее у Степнова, только сейчас осознав, насколько уже соскучилась. Он успел только отставить руку с букетом в сторону.
- Ленок, поздравляю! - После бурной встречи он протянул ей пестрые астры. - Показывай студенческий!
- Спасибо. Сейчас. Она убежала в комнату ставить цветы, а он разделся и пошел мыть руки.

Сидели хорошо, тихо и по-семейному. Сережка как раз спал, умаявшись после поездки. С трех сторон на Ленку будто лилась энергия любви, и все трое очень гордились ею. Ленка была счастлива. Рядом ее самые любимые близкие люди, и они все вместе.
Уже ближе к вечеру Ленка с Витей пошли гулять с Сережкой на знакомую детскую площадку к фонтану, давая родителям, улетавшим рано утром, собрать вещи. Степнов с Ленкой собирались ехать провожать их в аэропорт.
Доставив Сережку домой, молодые, было, собирались откланяться.
- Вить, оставайтесь ночевать в Лениной комнате. Что вы будете туда-сюда бегать. Мы на 5.30 уже такси заказали. - Обратилась Вера Николаевна.
- Правда, нелогично. - Вступил Никита Петрович.
- Ну... - Степнову уже приходили в голову плюсы такого варианта, но не мог же он пригласить сам себя остаться в квартире Ленкиных родителей. - Да, лучше остаться. Спасибо.
- Ну, вот и заходите. Вы завтра еще все доешьте, а что останется, с собой заберите. А то пропадет. Петр Никанорович еще когда приедет...


Пока Степнов после нее был в душе, Ленка стелила диван и не верила себе. Не верила, угорала над ситуацией и томилась сладким предвкушением. Она столько мечтала на этом диване о Степнове! Она грезила им каждую ночь, плакала не раз. Вспомнилось, как лежала после боев, а он ухаживал за ней. А тут еще и пижаму пришлось надеть старую. Ту самую, в полоску. (Новые вещи уже перекочевали на новое местожительство.)
Села на диване, оставив только ночник. Слышала, как он тихонько, стараясь не шуметь, прошел по коридору в комнату. Увидел ее в знакомом наряде и… будто перенесся на год назад. Замер.
- Ле-е-н! - Выдохнул. Даже еще не понял, что хотел сказать.
- Иди, ложись. Я свет гашу. - Она хлопнула по одеялу рядом и опустилась на подушки.
- Ленка-а-а! - Он лег рядом, вытянулся вдоль ее тела и привлек любимую к себе. - Я схожу с ума...
- На предмет?
- Ты в этом наряде... словно в прошлом году... Как я хотел тебя любить, а нельзя было даже показать тебе свои чувства.
Она улыбнулась в темноте и провокационно обняла его в ответ. Коснулась язычком ушной раковины и прошептала.
- Зато теперь очень даже можно... Виктор... Михайлович!
- Лен, ну родители в той комнате. Неудобно.
- Плевать. Вить! - И продолжила на ушко жарко и эмоционально. - Знаешь, как я мечтала на этом диване, что ты будешь меня любить. Вот целовать будешь и разденешь... Я тебя представляла. - Руки жадно гладили мужское тело. И интуитивно почувствовав, катализировала реакцию - поменяла обращение. - Я вас представляла, что вот возьмете и коснетесь груди, - задрав футболку, положила его ладонь на свою обнаженную левую грудь.
- Вот так. Чувствуете, как сердце стучит?
Он застонал. - Ленка-а-а!!!
Сейчас она - ученица - соблазняла его - учителя. Запретно. Греховно. И поэтому запредельно желанно. Но сейчас он МОЖЕТ поддаться так долго мучившему его соблазну - выпустить дьявола...
- А потом пижамные штаны сдернете и будете колени целовать... - Он как в тумане, словно под набирающим силу гипнозом выполнял требуемое, а она продолжала, задыхаясь. - И рискнете, и руку сюда положите, - она опустила его руку поверх уже мокрых трусиков, - а потом и под них залезете, - направила его пальцы...
Больше сказать у нее ничего не получилось, да и не смогла бы. Старалась не кричать, вовремя вцепившись зубами в угол одеяла. С каким-то хрипом он словно набросился на нее. Ласкал страстно, сумасшедше, отчаянно, а затем вошел в нее. Сладкий удар следовал за ударом. Она, смело поменяв позицию и оказавшись уже сверху, наслаждалась головокружительным движением, дразнила его колыханием юной груди, опускалась на сильные бедра с хлюпающим звуком, вбирая его в себя... Она - ученица - оседлала учителя.
А что вы хотите?! Ведь надо же достойно отметить 1 сентября.


******************
Порадовать автора можно тут.<\/u><\/a>




Спасибо: 86 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 831
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.07.10 22:06. Заголовок: Глава 50 Почти юбиле..


В главе приветы Лене -Failen.
Глава 39

Около пяти утра все уже были на ногах. Спал только Сережка. А все остальные упаковывали последние мелочи и выносили вещи.
- Витя! - Ленка бросилась к Степнову, заметив, как он буквально на долю секунды поморщился, и попыталась перехватить у него из рук чемодан, - тебе же нельзя тяжести таскать!
- Лен, да нормально все.
- Виктор, он на колесиках, Лена права. Надо, чтобы рука все же зажила окончательно. Недельку еще потерпите без нагрузки.
Вызвали два такси. В одно погрузились Кулемины с Сережкой, в другое Виктор с Ленкой и вещами. До аэропорта в такую рань доехали без пробок, поэтому быстро. На регистрацию стояла очередь. Никита держал на руках спящего сына, остальные трое «боролись» с вещами.
Очередь приближалась.
- Ну, давайте прощаться!
- Почему прощаться, - возразил Виктор. - До свидания.
- Леночка, - Вера обняла дочь, - ну все. Будь умницей. Помни, о чем мы с тобой говорили. Если что, звони. И... слушайся Витю.
- Мамуль!
- Да, - присоединился Никита Петрович. - Слушайся Витю. Виктор, а ты с ней - построже, - Никита замялся, дружески обнял Степнова и шепнул. - Береги ее. И за отцом, пожалуйста...
- Никита Петрович! Не сомневайтесь. - Серьезно перебил Степнов, а потом уже веселее добавил. - Да не волнуйтесь вы. Все будет хорошо. Мы тут все вчетвером взаимно будем друг за другом присматривать.
- Да уж, - сказала Вера, - остается тут

Спасибо: 93 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 834
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.07.10 23:22. Заголовок: Дорогие читатели! По..


Глава 42

Дни пролетали с невероятной скоростью, складываясь в недели. Занятия в Снегинке, репетиции в школе, и, конечно же, Витя. Утром. Вечером. Ночью.
Он, как и обещал тогда на Тунисском берегу, старался хозяйственные хлопоты максимально взять на себя. Но Ленке все же хотелось чувствовать себя в его квартире не гостьей-белоручкой, а полноценной хозяйкой. К тому же Степнов каждый раз так нахваливал даже самые простые пробы ее «кулинарного пера», что стимулировал ее на новые подвиги.
По утрам он вставал раньше. Если честно, при бурных ночах сил на утренние пробежки у Ленки не хватало, Степнов бегал один. Прибежав, ставил на плиту воду на овсянку и уходил в душ. Потом будил Ленку нежным поцелуем. Это был самый «опасный» момент поутру. Нужно было не увлечься и сдержаться силой воли. В противном случае, они опоздали бы на учебу и работу. Один раз так и произошло. Степнов, жутко краснея, оправдывался потом перед Савченко, вещая что-то про сорваный кран с холодной водой.
Завтрак. Выход из дома и мучительное расставание в «точке», где они были вынуждены расходиться в разные стороны.

Репетиции в школе проходили успешно и без напряга. На следующий же день после переговоров у Савченко Вася нашел Ленку в Снегинке. Улучив момент, когда она была одна, подошел.
- Лен, ты это... Извини, что я так пошутил при первой встрече по поводу этого Виктора твоего. Я не знал.
- Ладно. Проехали. - Ленка понимала, что им еще вместе работать, причем на результат. - Ты тоже извини. Я расстроилась, что нас не отпустили с пары, и Витя один уехал.
- Значит, мир! - Вася протянул Ленке руку.
- Мир! - Кулемина пожала протянутую ладонь. Вася такого крепкого пожатия явно не ожидал. Вот ведь, красотка!

На выходные пару раз Ленка со Степновым и Рассказовым с Сонечкой ездили на дачу. Во-первых, отдохнуть с друзьями, а во-вторых, проведать Петра Никаноровича с Виолеттой и помочь им по хозяйству - надо было постепенно готовить участок и дом к зиме. Ленка радовалась, видя деда еще более светящимся, чем прежде, вдохновенно строчившим новый роман. Виолетта Аристарховна с большим интересом слушала рассказы про Снегинку и обещала по возвращении в город еще позаниматься с Ленкой.
Ночевали они, правда, в доме у Рассказова, несмотря на предложение Виолетты остановиться у нее.
В первый вечер, поднявшись на ставший родным второй этаж, Ленка загрустила.
- Зай, что случилось? - Степнов вмиг почувствовал смену ее настроения.
- Я по папе с мамой уже соскучилась, - констатировала Ленка. - Знаешь, я с ними никогда до этого так хорошо не отдыхала.
Господи, все-таки она еще в чем-то такой ребенок, и так заметно, что ей всю жизнь не хватало родительского тепла.
- Ленок, солнышко! Конечно, ты скучаешь, и они тоже. - Рассмеялся, пытаясь сменить тему. - Даже я скучаю по Никите Петровичу. Как вспомню, что в этом шкафу сидел... А как мы их в бане чуть не застукали! И передразнил тонким голоском Ленку: «У Виолетты Аристарховны... редкий сорт розы, она раскрывается и необыкновенно пахнет только по ночам...» Ленка тогда рассмеялась, а настроение вернулось к норме.

Рассказов, оказавшийся любителем не только истории, но и рыбной ловли, ни свет ни заря тащил всех на рыбалку. Правда, сидя на берегу, Ленка со Степновым не очень обращали внимание на удочки, поклевку, и что на крючке давно нет ни червя, ни катышка теста. Степнов грел Ленку в объятиях, заботливо пытаясь уберечь ее от утренней осенней прохлады, и они упоенно целовались.

Короче, все было прекрасно. Правда, без проблем не обошлось. И «беда» эта, если можно так выразиться, «подкралась» к Ленке незаметно.
Однажды, еще в середине сентября, Степнов встретил ее дома с таинственным видом и явно пребывал в радостно-возбужденном состоянии.
- Вить, что случилось-то?
- Лен, ты не представляешь! Все так удачно складывается! Я с Мариночкой, точнее, с Мариной Викторовной договорился английским заниматься.
- Чего?
- Ну, я с нашей новой англичанкой договорился заниматься. У нас окна в расписании совпадают, и она согласилась меня поднатаскать. Ведь если мы летом все-таки поедем в Тунис, то для работы мне язык нужен. (Надо сказать, что с Амином и Сафией ребята продолжали общаться по интернету.)
- А зачем тебе с кем-то заниматься? Я бы сама могла тебя поучить.
- Ленок, - Степнов притянул к себе невесту, - ты у меня, конечно, умница, но когда?!
У тебя у самой занятия, репетиции, да еще скоро будут дополнительные с Виолеттой Аристарховной. Мы с тобой в свободное время лучше чем другим займемся. - Он игриво чуть прикусил мочку Ленкиного уха. - А тут удобно и стоимость минимальная.
- А почему стоимость минимальная? Так, не зря она тогда на первое сентября эту мымру блондинистую отметила. Интуиция, однако. Значит, точно она тогда на Степнова смотрела.
- Ну, как Марина объяснила, ей же не надо никуда ходить, да и в школе она все равно сидит. Время-то оплаченное.
- Понятно. Настроение у Ленки испортилось, но она постаралась Степнову этого не показать. Впрочем, и сама в тот вечер быстро развеялась, поскольку они смотрели со Степновым футбольный матч, а потом «отметили» победу любимой команды.

На следующее утро Ленке показалось, что Степнов одевается особенно тщательно.
Как бы невзначай спросила:
- Какие планы на сегодня? Как там 8-Б поживает? (8-Б был ужасно неспортивным классом.)
- 8-Б - бегемоты, как всегда. А сегодня сначала три урока, потом - два. Посередине окно. Будем с Мариночкой заниматься.
Вечером перед репетицией Ленка забежала домой и не обнаружила там Степнова.
Набрала номер.
- Вить, ты где? - В телефоне отчетливо слышался шум и, похоже, женский голос.
- Ленок, я тут к Марине за учебником зашел и за книжкой для домашнего чтения. Она обещала подобрать. А у нее замок заело. Сейчас починю и приду.
От полной ликвидации мобильник спасло только случайное приземление на мягкий диван.
Замок заело! Ну, зараза! У Светочки были стеллажи и книжки, у этой замок! Когда же это кончится?! Почему им нельзя было пожениться сразу?! Глядишь, на мужика с кольцом, может, так и не кидались бы!
На репетицию Ленка пришла не в себе. Била по струнам. Вася вывел вдруг один ее бас. Резкий фальшивый звук - и все затихло.

- Ты что, как с цепи сорвалась?! Нам репетировать разрешили, радоваться надо.
- У меня гитара расстроена. - Ленка села на край сцены.
- Это ты расстроена, а не гитара! Давай колись, что у тебя?!
- Это личное.
- Знаем мы твое личное. Ничего криминального. Все как у всех.
- Много ты понимаешь! И вообще, моя личная жизнь не должна тебя касаться. Понял?!
- Да, понял-понял. Только мне кажется, зря ты так переживаешь, Лен. Подумаешь, поссорились. Помиритесь еще сто раз. У таких девушек, как ты... иначе не бывает.
- У каких это таких?
- У красивых.
- А ты чего это, приударить за мной решил?
- Может, и решил...
- Так бесполезно, - перебила Ленка.
- Поначалу, - продолжил фразу Вася. - Только не в моих правилах у других мужиков девчонок уводить. Видел я, как вы друг на друга смотрите. Насколько я понял, у вас там все серьезно.
- Да. У НАС, - подчеркнула Ленка, - все серьезно.
- Ну, раз так, значит, все нормально будет. - Резюмировал Артемов, - а пока мой тебе совет: Лен, ты не зацикливайся на своих проблемах, помни, ради чего мы здесь собрались. Окей?
- Окей! Странное дело. Стало легче. Во-первых, выпустила пар. Во-вторых, комплимент все же был приятен. Значит, не один Степнов видит ее привлекательность, а, следовательно, она может конкурировать с другими тетками и с этой Мариночкой, в частности. В-третьих, действительно, что она нервничает?! Они же с Витей любят друг друга. Витя ее любит. Ну и, в-четвертых, Артемов прав, не стоит срывать репетицию. Мало ли у кого какие проблемы. Сейчас задача - музыка.
- Ну, тогда давайте попробуем еще раз.
Зазвучало уверенно: «Нет мира без тебя. Нет жизни без тебя. Нет солнца без тебя и неба без тебя...»

К концу репетиции, как обычно, подошел Степнов. Глядя на него, по тому, как он бросился к ней, еле дождавшись, когда она уберет гитару, Ленка снова подумала, что зря, наверное, она себя накручивает. Но решила ситуацию прояснить. Пока Степнов вечером был в душе, набрала Новикову.
- Лер, привет! Извини, что поздно.
- Привет, подруга. Это разве поздно? Что случилось?
- Слушай, я хотела спросить, что за дамочка эта ваша новая англичанка? Марина Викторовна.
- В смысле? Да, вроде, ничего такая.
- Слушай, она замужем?
- М-м-м.- Лерка вспоминала. Кольцо на пальце у нее есть, но вот чтобы она говорила про мужа, не припоминаю. Мы с ней мало пересекаемся. А ты чего интересуешься?
- Да, Витя с ней договорился задешево английским заниматься между уроками. Ну, ты же знаешь Степнова... Он же, как ребенок, доверчивый. А меня вот смущает, как бы не прицепилась она, как Светочка.
- Лен, да я не думаю, что Виктор Михайлович...
- Лер, про Витю... я тоже стараюсь не думать... А вот она...
- Ну, хочешь, я попробую провентилировать вопрос?
- Хочу. И еще... Если можно... Ну, может, заглянешь пару раз во время их занятий... так, случайно...
- Ленк, мне кажется, ты зря волнуешься. Но хорошо, загляну и отчитаюсь.
- Лерка, ты настоящий друг. Спасибо.

Степнов вечерами тщательно выполнял домашнее задание по английскому. Было заметно, что справляется он с трудом, но старается по максимуму. Ленка пару раз предложила свою помощь. Он отказался. Все-таки, он привык быть для нее учителем, не хотелось, чтобы она указывала ему на его промахи и ошибки.

Разведка донесла, что Марина замужем, детей нет. Но ничего кроме этих фактов установить не удалось. Заходы Новиковой в кабинет английского во время занятий то за журналом 11-го класса, то за мелом, то просто в поисках Степнова - передвинуть пианино, результата не принесли. В смысле, слава богу, что не принесли. Парочка классически сидела за учительским столом и первой партой. Степнову задавали вопросы, а он на них, морща лоб, отвечал. Почему он так старается? - Задавалась вопросом Ленка, сидя в метро по дороге из Снегинки. Когда она была с Витей, все сомнения уходили - испарялись. А вот когда его не видела - начинала волноваться.

Был и еще один повод для волнений, правда, более приятный. Ленка хотела сделать Степнову сюрприз. Он, понятное дело, не вспомнит. Мужчины вообще даты не помнят. А 21 сентября будет три месяца с выпускного, то есть три месяца с момента, когда они стали официально встречаться. Три месяца с начала счастья.
О том, чтобы 21 сентября на нее не рассчитывали, и что на репетиции, а может, и на занятиях ее не будет, Ранеток Ленка предупредила заранее.
Сначала думала пригласить Степнова в кафе, но обломалась. Девочка-официантка, а Шинский набрал новый персонал, оставив только барменов, сообщила Ленке, что их с Витей любимый столик забронирован самим Шинским: «вот смотрите, его рукой написано» именно на 21 сентября на 16.00. и именно вот этот столик.
Кто бы мог подумать, что на понедельник будет бронь!!! Потом Ленка решила, что, пожалуй, оно и к лучшему. Главное - десерт. Точнее, несъедобный десерт. Сафия как раз пытала ее по скайпу, танцевала ли она еще Вите танец живота. Вот как раз и будет подарок. А еще можно что-нибудь такое восточное приготовить... Короче, первоначальная идея быстро принимала конкретные формы, и вырисовывался вечер на двоих в восточном стиле. Сафия выступила и консультантом по кулинарным вопросам.
Были в подготовке некоторые сложности, связанные с тем, что надо было все скрывать от Степнова. Пришлось раза три соврать, что она задерживается в Снегинке, что им поставили дополнительные занятия. В это время она шла на пустую родительскую квартиру.
Во-первых, надо было освежить костюм, измятый в чемодане. А не будешь же его сушить в собственной ванне на глазах у Вити. Во-вторых, Ленка нашла в интернете пару видеолекций по танцу живота, и надо было потренироваться немножко, музыку подобрать... Короче, теперь экспромт уже не прокатит! Ленка серьезно готовила подарок.
На третий раз отсутствия она чуть не прокололась. Ну, кто мог знать, что Нюта забудет ключи, пойдет в школу к Борзовой и встретит там Витю!
Нютка, конечно, умная девочка, быстро сориентировалась и в ответ на недоуменное: «А у вас разве не дополнительные занятия по сольфеджио?!», сказала, что она срочно убежала с занятий, так как ей должен был звонить Степин адвокат, но потом парой часов позже дозвонилась Ленке и, явно не одобряя Ленкино вранье, поставила ее в известность о произошедшем. Пришлось Кулеминой на следующий день рассказать Нюте всю правду.
- Ну, ладно! Слава богу! - Выдохнула подруга. - А то я уже расстроилась за вас, если честно. Ты бы сразу сказала. Мы тебя и в понедельник в училище прикроем.

Накануне праздника, вечером, закупив нужные продукты и забросив их на ту квартиру, Ленка вернулась домой. Дверь открыла тихонько и услышала Витин голос.
Он говорил с кем-то по телефону.
- Да! Отлично. - Он довольно засмеялся и показался в дверях комнаты. Завидев Ленку, он на секунду замер в дверях и, кивнув ей, прошел с мобильником в ванную. До Ленки донеслось только, - …я вот еще что хотел попросить... Далее шум душа не позволил Ленке услышать фразу.
Блин! Неужели эта коза!

Через пару минут Степнов появился из ванной и бросился к Ленке с традиционными встречающими нежностями.
- Кто звонил? - Холодно осведомилась Ленка, отстраняясь от Вити.
- Да по работе. Не важно.
- Не важно?! Видимо, так неважно, что ты игнорируешь меня, а потом еще и душ включаешь.
- Леночка, солнышко, радость моя! - Прости, пожалуйста!!!! Я... мне... у меня... рука была липкая, надо было сполоснуть. Ну, к тому же, не могу я сразу трубку бросить. Зая моя! - Как всегда, все дурные мысли разбежались, не устояв перед лазурной синью его глаз и под градом таких желанных ласк.

************
Порадовать автора можно тут<\/u><\/a>


Глава 43

Еще один момент был уже утром двадцать первого, когда Степнов надел наглаженную рубашку и костюм. Пояснил. - Савченко грозился сегодня какой-то комиссией. То ли будет, то ли нет - пока неясно...
Комиссия?! Ой, ли?! Нет! Все равно она сделает эту Мариночку. К-а-ак станцует сегодня! И вообще... Ленка отогнала от себя плохие мысли. Сегодня праздник.
Оставалось решить главный вопрос.
- Вить, ты во сколько сегодня придешь?
- Не знаю пока. Или в три или в пять. Я хотел провести отборочные в секцию в седьмых, но если Агнесса Юрьевна все еще не выйдет, тогда я их на замещении возьму. А ты? У вас нет изменений в расписании?
- Ну, я уже в три должна быть дома.
- Отлично. Тогда созвонимся.

Как всегда, они с трудом распрощались, и Ленка двинулась в сторону метро. Через пять минут, дождавшись, когда Витя скроется за поворотом, она повернула в сторону родительской квартиры, чтобы забрать все необходимое для «сюрприза». Рюкзак за плечами и сумки в руках. Продукты и подушки. Расписные вышитые подушечки она стрельнула у Аньки. Так сказать, для колорита, чтобы было, что раскинуть по ковру.
С «горячим» она решила не очень заморачиваться, ибо, как показывала практика, они с Витей недолго высиживали за столом, увлекаясь друг другом. Возникла идея сделать так любимую Виктором шаверму. Восточная кухня. Только не ту шаверму, что продают в ларьках, а так, чтобы вкусно, чтобы мяса побольше. Специально
мариновала мясо<\/u><\/a>, как велела Сафия с использованием привезенных из Туниса специй.
А на десерт, опять же по совету Сафии, сотворила следующее.
«Конфеты любви», - как написала Сафия. – Вообще, это французское лакомство, но Тунис долгое время был французской колонией... Меня мама ему научила. Там все легко.
- А почему любви?
- Потому что там афродизиаки - миндаль, шоколад. Это старинный рецепт. Он даже в книжках есть, а там написано: «вкушать конфеты совместно, дабы крепла любовь и множилась страсть».
Действительно, оказалось, что готовятся «конфеты»
легко.<\/u><\/a> Сначала надо было вымыть курагу - 12 штук, причем выбрать самую крупную. Растопить шоколад на водяной бане и окунуть в него миндаль. Выложить орехи на деревянную влажную доску и подождать, когда они высохнут. Затем миндаль вставлялся внутрь кураги, и та обваливалась в сахарной пудре. Всю эту вкусность надо было обязательно положить на тарелку с розочками. Тарелку с розочками пришлось позаимствовать у Алехиных. Положа руку на сердце, Ленка абсолютно не понимала смысла этих «розочек», но это было обязательным условием рецепта. Там еще значилось, что кто больше съест, тот больше будет любить, поэтому Ленка решила, что съедят они поровну.
К трем часам все было готово - и она, и интерьер, и восточные кушанья. Вдруг Степнов придет к трем! Но Витя позвонил и сказал, что будет к пяти. Ленка расстроилась чуть-чуть, но не сильно. У нее есть фора во времени. Можно и танец репетнуть.
В 15.15 раздался телефонный звонок. Кулемина в недоумении посмотрела на телефон. Звонил Шинский.
- Лена, пожалуйста, я вас очень прошу. У меня сегодня VIP клиент в кафе, а с музыкой получилась накладка. Я уже всем позвонил, тебе последней. Надо выступить.
- Виктор Львович! Я не могу.
- Лен, это недолго. Надо просто прийти в парадном виде к четырем часам, сыграть пару песен. Так сказать, показать товар лицом и все.
- Но...
- Лен, пожалуйста!
Конечно, отказать Шинскому было нереально.
В принципе, если пару песен, то она успеет к пяти домой. Развернется и при любых обстоятельствах в 16.30 уйдет. Парадный вид? Жаль, не спросила, что за клиент. Наверное, в кедах не пойдет. Что-то нейтральное надо. Черт! Рубашка не глажена. Уже некогда.
Надела брюки, туфли закрытые. К брюкам подошла приготовленная белая туника, та, что была куплена в Тунисе. В кафе влетела в 15.55. Первое, что бросилось в глаза, это пара цветных ширм, отделяющих их любимый с Витей угловой столик от основного зала. Точно VIP! А где девчонки? Додумать эту мысль она не успела, так как увлеченная под руку Шинским, оказалась за этой самой ширмой.

Низкий диван с расписными подушками. Низкий столик. На белоснежной скатерти рассыпаны лепестки. Зазвучавшая вдруг ненавязчиво восточная мелодия и Степнов, протягивающий ей огромный букет красных роз...
- С праздником, любимая!
Первоначальное ошеломление сменилось бурным весельем. Автоматически взяв букет из рук Степнова, Ленка рухнула на диванчик и захохотала.
Ну, надо же! И он устроил ей вечеринку в восточном стиле! Зашибись! Это просто... невероятно!!! Впрочем, надо не раскрывать свои карты. Начнем праздновать здесь, шаверма не пропадет, а свой подарок вручить сюрпризом ей чуть позже ничего не мешает.
Степнов в недоумении смотрел на смеющуюся Ленку, но она быстро опомнилась и бросилась к нему на шею.
- Вить!!!
Наконец, оказались чинно сидящими за столиком. Салаты, шашлык. Степнов поднял бокал.
- Лен, знаешь, я хочу сказать. Сегодня три месяца, как мы вместе. И каждый день из этих трех месяцев, каждую минуту, каждую секунду я счастлив, как никогда в жизни, потому что ты рядом. Я люблю тебя. Я очень тебя люблю!!!
- Я тоже тебя люблю. Очень-очень!!! - Они то ли пили на брудершафт, то ли просто пили терпкое вино и постоянно целовались.
- Вчера, ну тот телефонный звонок был... Это по поводу праздника? - Догадалась Ленка.
- Да. Это Шинский звонил. Про подушки докладывал. А ты что подумала?
- Ну, я...
- Кулемина! - Он шутливо грозно рявкнул на нее, - признавайся.
- Я подумала, что это... твоя англичанка.
- Ленка!!! Господи! Да она мужа любит, а мне кроме тебя... ты же знаешь!!!
- Вроде знаю, - она ответила кокетливо и сорвала с его губ поцелуй, - Вить, давай пойдем, прогуляемся, а десерт устроим дома? Надо было, пожалуй, растрясти вкусности. А то так она и станцевать не сможет. Будет танец набитого живота.
- Давай. Пойдем. Только, Лен, сейчас вручу... у меня еще подарок. - Степнов жестом фокусника выудил откуда-то из-за дивана красную картонную коробочку.
- Что это?
- Посмотри!
Ленка открыла коробку. Из нее выпала какая-то бумажка. Ленка читала написанное, и с каждым словом улыбалась все шире.
- Витя-я!!!
- Угадал?
- Классно!!!
- Я вот тоже подумал, раз у нас восточный вечер, то вспомним Тунис, море... А где у нас можно купаться и вечное лето?
- В аквапарке! Вить, ты самый умный. - Ленка поцеловала Степнова в губы. - Значит, в выходные идем в аквапарк на целый день!
- Да, и ты будешь в купальнике, - игриво проговорил он ей на ухо, чуть прихватывая мочку губами.
- Пойдем отсюда, - прошептала Ленка в ответ, а то ведь я сейчас решу, что ширма нас достаточно отделяет от основного зала и... - она соблазнительно улыбнулась, - Шинский будет в шоке.

После прогулки счастливые влюбленные, наконец, вернулись домой.
Она остановила Степнова в прихожей.
- Вить, пойди на кухню и посиди там пять минут, пока я не крикну. Пожалуйста.
- А что?
- Думаешь, ты ОДИН готовил сюрприз?!
- Ленка!!! (он действительно так думал)
- Подожди.
- Сижу-сижу! - Он сидел в радостном ожидании.
- Вить, - позвала она из глубины квартиры, - зайди в комнату и садись.
Он с опаской вошел в пустую гостиную, и спустя несколько секунд квартира огласилась громким смехом.
- Ле-енка!!! Ой!!!
Она отозвалась из-за прикрытой двери в спальню. - Теперь понимаешь, почему я так смеялась?!
- Ну да! Господи! Иди уже ко мне!
- Минуточку. Ты на ковер сел?
- Да. - Он сбросил пиджак и опустился на ковер прямо в костюмных брюках.
Минута тишины. И зазвучала музыка. И снова перед ним возникла самая прекрасная из гурий! Видение. Заманивает, показывая стройную ножку. Соблазняет плавным колыханием бедер. Дразнит волшебным покрывалом. Волнует приоткрытой полной грудью. Дурманит одной улыбкой. Околдовывает изумрудным взглядом... Юбка распахивается на миг во время эффектного па, и он понимает, что ПОД тонким шифоном НИЧЕГО нет. Усидеть на месте нереально. Он вскакивает на ноги. Она, продолжая двигаться, подходит к нему, танцуя, расстегивает его рубашку, тянется к ремню... Его трясет. Невероятным усилием воли он сдерживает себя, сжимая руки в кулаки, чтобы не набросится на нее, на ТАКУЮ...
На нем уже нет одежды, а музыка все звучит. Гурия отдаляется от него на пару метров. Снова дразнит, потом сбрасывает свои сказочно мерцающие покровы. Обнаженная, танцует почти у дверей. Потом подхватывает покрывало, вмиг оказывается... Нет, не за дверью, а перед ним. Тонкий шифон скользит по телу, задевая восставшую плоть, и падает к его ногам. И вслед за ним пред своим повелителем трепетно и покорно опускается на колени В ПОКЛОНЕ ЛЮБВИ прекрасная наложница.

«Конфеты любви» были съедены. Правда, они их поделили не по шесть, но поровну. Все двенадцать съели пополам - из любимых губ.

В аквапарк* они сходили, хоть и не в ближайшее воскресенье, как собирались, а позже. Срок у подарочного сертификата большой. Но оно и лучше. Когда на улице дождик и противный осенний ветер, плавать в теплом бассейне вдвойне приятнее. Горки были опробованы все: и вдвоем и поодиночке, но поднимались они на них и ждали своей очереди все равно вместе. Бдили оба, так как красивые подтянутые тела с еще сохранившимся тунисским загаром как магнитом притягивали взгляды представителей противоположного пола. Вдоволь накатавшись, пошли расслабиться в отдельную кабинку с сауной и джакузи. Мокрый купальник и плавки слетели вмиг, и влюбленных окутал расслабляющий теплый воздух и возбуждающий жар друг друга.
Вкусный обед сменился вторым кругом водных и неводных развлечений.
Из здания аквапарка оба, можно сказать, выползли и, довольные, плюхнулись на заднее сиденье такси. Сил добираться своим ходом уже не было. - Вот это отдохнули! - устало-восхищенно резюмировала Ленка и, устроившись поудобнее в Витиных объятиях, положила голову ему плечо.

А проблема с Мариной окончательно разрешилась неожиданным образом в октябре, почти через месяц Ленкиных волнений. Как-то в воскресенье они с Витей отправились в торговый центр - за покупками. Этому походу, правда, предшествовала ссора. Точнее, они поспорили. Ленка говорила, что надо купить осеннюю теплую кожаную куртку ему. А он говорил, что ему не надо. До школы бегать ему и старая годится. А вот ей - мотаться по городу - куртка нужна.
- Вить, ну не нужна она мне. У меня же есть вот эта пестрая, она как на меху - с ворсом.
- Лен, да она тряпочная. Попадешь под дождь и все. Ты же еще и зонтик не носишь.
- Ну, попаду и не растаю. А вот твоя серая в таком случае не лучше. У меня хоть с ворсом, а у тебя вообще голая тряпочка. К тому же и кожаная у меня есть, та, черная с молниями.
- Твоя черная с молниями, считай, на лето! И обе куртки у тебя короткие. У вас, молодежи...
- Зашибись! Я не поняла, что это за «у вас»!!!
- Ленок, ну не сердись. Ну, мода у вас такая на джинсы спущенные и короткую куртку. Лен, это очень опасное сочетание для молодой девушки.
- И чем оно «опасное»?! - Ленка тяжело вздохнула и посмотрела на Степнова с выражением лица, с каким старшеклассники смотрели на Борзову, когда та читала нотации. Мол, говори-говори. Что бы ты понимал в молодежной моде!
- Чем-чем?! - Он уже тоже завелся. - Чуть села, спина голая. Застудить все: и почки, и придатки, и все остальное - раз плюнуть. А тебе рожать еще потом... - Степнов осекся, видя, как Ленка резко изменилась в лице. - Леночка! - Он бросился к ней, обнимая ее, и прижимая к себе, зашептал. - Я же хочу, чтобы ты у меня здоровенькая была.
Она заговорила в ответ. В голосе звенели сдерживаемые слезы.
- Я же тоже хочу о тебе заботиться. Куртку тебе... Чтобы ты красивый ходил, чтобы было видно... (Тут Ленка выдала свою тайную мысль, с которой она наглаживала ему рубашки и даже футболки), что ты не сам по себе, а что у тебя... жена (испугалась) то есть, Я есть.
- Леночка! - Он неистово целовал ее лицо, - Ленка-а-а!
Мирились они страстно и нежно. После он предложил.
- Заинька! Давай с этой зарплаты куртку поищем тебе, а потом уже мне.
- Хорошо. - Она согласилась, уткнувшись лицом ему в плечо. - Дед через месяц денег за квартиру подкинет.
- Лен, да не надо...
- Молчи и не спорь. - Ленка заткнула ему рот поцелуем.

В общем, они с Витей отправились в торговый центр. Выбирали долго, но результат удовлетворил обоих. С удовольствием устроились отдохнуть в «Шоколаднице» на втором этаже центра. Ленка только приступила к десерту, когда Степнов вдруг замахал кому-то рукой.
- Там Марина!
К их столику подошла известная Ленке блондинка с лысоватым пухленьким мужчиной одного с ней роста.
- Это Виктор, - улыбнулась Марина, представляя Степнова мужчине, - ты с ним заочно знаком.
- Это Миша, мой муж, - посмотрела на мужа с нежностью. Этого Ленка, пристально следившая за ней, не могла не отметить.
- Приятно. - Мужчины пожали друг другу руки.
- Лена, - моя невеста. - Степнов обнял Ленку за плечи. - Марина, - представил Ленке блондинку Степнов, - самый лучший и терпеливый учитель английского.
- Да ладно тебе, Вить! - Марина смущенно засмеялась, а Ленку больно резануло это «тебе».
- Присаживайтесь к нам, - предложил Степнов, снимая пакет с соседнего стула.
- А с удовольствием. - Неожиданно радостно отозвался мужчина. - Садись, солнышко, - он нежно усадил Марину, - что тебе взять?
- Десерт с клубникой и кофе.
- Может, лучше чай? - Мужчина пристально посмотрел на жену.
- Ну, хорошо, - она неожиданно мягко улыбнулась мужу, - зеленый.
На минуту за столиком воцарилась тишина, затем Марина обратилась к Ленке.
- Рада с Вами познакомиться. А то я Вас видела только на сцене первого сентября, а уже потом стала сильно «наслышана».
- Это от кого? - Поинтересовалась Ленка.
- Ну, Витя только о Вас и говорит. - Потом Марина поинтересовалась, указывая на сверток.
- Вас можно поздравить с покупкой?
- Да. - Радостно и гордо отозвался Степнов. - Купили Ленке куртку. Краси-и-вую, теплую, - и далее он пустился в подробный рассказ о выборе и приобретении сего предмета.
За столик вернулся «сияющий», как его про себя окрестила Ленка, мужчина, и разговор потек на общие темы. Марина с Мишей, ходившие в кино здесь же, в торговом центре, поделились впечатлениями.
- Вить, можно на «ты»? - обратился к Степнову Миша.
- Да, конечно.
- Я тебе спасибо большое хотел сказать за замок. А то я уж и не знал, что делать. С дежурства не уйти. А Маринке ночевать с открытой дверью.
- Да не за что. Ерунда. - Отмахнулся Степнов.
- Извините, - Марина вдруг встала из-за стола. - Я на минутку. - И торопливо пошла в сторону ресторанного дворика, располагавшегося на этом же этаже.
Миша бросился за ней, остановил на полдороги. Она ему что-то ответила, и он, успокоенный, вернулся за столик.
- Извините. - Произнес он, но при этом по-прежнему продолжал явно чему-то радоваться. Неведомое счастье, казалось, распирало его и без того пухлую фигуру. Ленка подумала в шутку, что он или лопнет или взлетит, словно воздушный шарик.
Просто... - Миша не выдержал. Выпалил. - У нас ребенок будет. Вчера узнали. Мы семь лет ждали. Так ждали!!!
- Поздравляем! - Степнов был несколько ошеломлен.
- Да, поздравляем! - Тут же поддержала его Ленка.
- Мы ведь и жука в Карнаке в Луксоре обходили, и у мальчика Франтика в Чехии были, - не мог остановиться счастливый будущий отец, - и вот уже 6 недель! Представляете! - Он глотнул чаю и продолжил, обращаясь к Степнову. - Вить, я тебя очень прошу. - Ты там в школе, если что, присмотри за ней. А то Маринка она такая, любит то мебель, то цветы подвигать. Самостоятельная очень. Никого ведь не позовет.
- Да, конечно. Не вопрос.
- Я ей велел на переменах по коридору не ходить. - Миша продолжал переживать. - Вдруг толкнет кто-то. Школьники же бегают, сломя голову.
- Это правильно. - Откликнулся Степнов.
- Лена, - Миша просительно посмотрел на Ленку, - это, конечно, неудобно, но Вы не сходите в дамскую комнату, а то она ушла, а я волнуюсь. Вдруг чего надо.
- Конечно. - Ленка поднялась и стремительно двинулась к цели.
Марина стояла в дамской комнате у зеркала, вытирала руки и улыбалась своему отражению.
- У Вас все в порядке? - Сейчас Ленке совсем не хотелось «прибить» блондинку, наоборот. Даже хотелось ее как-то поддержать, защитить, что ли.
- Да. Нормально. - Она снова блаженно улыбнулась. - Небось, Мишка волнуется.
- Да. - Ответила Лена. - Вас можно поздравить?
Марина засмеялась.
- Ну, понятно. Мишка не выдержал. Да. Он меня теперь готов в кокон из ваты обернуть и так на все восемь месяцев оставить. - Поделилась она, но чувствовалось, что она очень довольна вниманием мужа. - Виктор у Вас тоже заботливый и Вас любит. - Марина, видимо, решила, что неловко так перед Ленкой похваляться своим счастьем, и поспешила ее успокоить. - И он так старается с языком, хотя, положа руку на сердце, язык - это не его. Я спрашиваю его: «Зачем так мучиться?» А он отвечает, что его цель - хорошо заработать на семью, на будущего ребенка и что, мол, неужели ради этого он, спортсмен, какой-то дурацкий язык не одолеет.
- Да уж. - Только и смогла произнести Ленка.
- Ладно, - спохватилась Марина, - пойдемте, а то мой Мишенька сам сюда ворвется.

- Хорошие они ребята, - резюмировал Степнов, когда они с Ленкой возвращались домой.
- Да. - Искренне согласилась Ленка.
Оставшиеся полчаса общения за столиком она завидовала Марине. Нет, ждать 7 лет, это, конечно, застрелиться! Но результат-то уже есть. А ей, Ленке, еще до свадьбы ждать больше полугода. Правда, она рассчитывала, что ждать ребенка потом ей придется не так долго, как Марине.

*****************
* аквапарк выдуманный. Что из себя представляет аквапарк в Москве, автор не в курсе.

Автор тут.<\/u><\/a>
Для тех, кто не пролистывает шапку, хвастаюсь:
Это от Оксаночки - Рыбки-собачки к третьей части Лета.
<\/u><\/a> Все куртки есть на фото.

А вот это чудо "Три в одном" от Машеньки -Morikvendi. Ужасно благодарна.
<\/u><\/a>




Спасибо: 90 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 836
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.07.10 22:02. Заголовок: Не серчайте на автор..


Глава 44

В конце октября пришедший на репетицию Вася сообщил девчонкам.
- У меня две новости. Начну с хорошей. Помните, мой дядька на нашем концерте был?
- Ну да.
- Короче, он вместе с заявками на свои две группы, которые он продюсирует, отправил и нашу.
- Какие заявки?
- Куда отправил?
- Артемов, объясни по-человечески!
- Имя B.S. вам что-нибудь говорит?
- Ну, естественно.
- Она для тура по России, Украине и Европе искала группу из девчонок на разогрев. Дядя послал заявку с демозаписью и на вас, и она выбрала «Ранеток»!
- Зашибись!
- Отпад! - Девчонки были ошеломлены.
- Ну, так это же супер! - Первая пришла в себя Аня. - У меня родители в Европе, у Ленки вон тоже.
- А вторая какая новость? - Тихо спросила, как всегда разумная, Наташка.
- Ну, тур - месяц, с середины ноября, а Юрий Аркадьевич на днях даже «Инфанту» на гастроли с учебы не отпустил, хотя они уже на четвертом курсе.
- Да-а-а! - Протянула Женька. - Мы на первом, еще даже сессию не сдавали.
- Если уж «Инфанте» не разрешили, то нас точно не пустят... - сказала Нюта.
Девчонки повесили носы. Каждый думал о своем. Анька ужасно хотела ехать - повидаться с родителями. Нюта переживала, что если она уедет, а вдруг в это время как раз выпустят Степу... Наташка думала, что тур был бы идеальным решением, так как Костя тоже собирался по Европе со своей фотовыставкой, а расставаться надолго совсем не хотелось. Ленка уже соскучилась по родителям, но поехать означает - месяц не видеться с Витей. Впрочем, если Романовский их не отпустит, а видимо, так оно и будет, то, что переживать?!
- Ну, что делать будем? - Озвучила вопрос Анька.
- Надо в любом случае к Романовскому идти,- отозвалась Женька.
- Я... это... вот что подумал... - Вася с опаской посмотрел на Ленку, не зная, как она отреагирует на его мысль.
- Ну, говори же! - Дернула его Аня.
- Вы же сейчас у Бархатовой занимаетесь?
- Ну, да. - Отозвалась Нюта. (Виолетта Аристарховна уже две недели как приехала с дачи и взялась опекать не только Ленку, но и девчонок. Правда, те все-таки за занятия платили.)
- Если Лене она, вы вроде как говорили, почти бабушка, то, может, она попросит Романовского за нас. Он же, вроде, был любимым учеником у Бархатова.
- Нет. - Отозвалась Ленка. - Как вы себе это представляете!? Неудобно ее просить!
- Зато это шанс. - Возразил Вася. - Реальный.
- Лен, правда, - жалобно подключилась к уговорам Анька, - вон, Вася дядю на концерт привел. Ему было удобно!? Ну, ведь и в тур хочется, и с родителями увидеться.
- Лен, правда. Её и не надо сразу в лоб просить. - Женька не зря училась на продюсерском. - Пошли, скажем ей, что мы посоветоваться... Она же ситуацию изнутри знает, и что нам к сессии предстоит освоить, ну и вообще...
- Лен, Женька права. Пойдемте, поговорим, попросим совета. Это же всей группе надо. - Подключилась Наташка.
- Ладно. - Ленка сдалась под общим напором. - Пошли. Только я просить у нее ничего не буду.
- Отлично. Просто поговорим. - Обрадовалась Женька.
Репетиция была на этом закончена, не начавшись, и народ отправился на квартиру к Кулеминым.

Виолетта Аристарховна сразу прониклась ситуацией.
- Да!!! Занятия вам прерывать сейчас нельзя. Но тур по Европе... такого уровня... в таких залах... Это, конечно, колоссальный опыт. У многих музыкантов такого в принципе в жизни не случается. А разогрев большой незнакомой аудитории это сложно, но вам потом будет все нипочем...
- Вот и мы о том же, - поддакнула Женька, - разве это сравнится со школой или кафе, но ведь Юрий Аркадьевич нас не отпустит.
- Да. Он даже «Инфанту» не отпустил. - Жалобно сказала Нюта.
- М-да. Вот ситуация! - Виолетта Аристарховна размышляла. - У вас есть с собой ваше расписание на семестр, и что вам сдавать в сессию?
- Да, конечно! - Наташка споро вытащила блокнот из сумки. - Вот здесь расписание, а вот что тут, - перевернула листок, - это зачетами, это экзамены.
Виолетта Аристарховна углубилась в изучение листочков. Девчонки сидели, молча ожидая решения своей участи.
- Ну, в общем так. Вариант решения проблемы только один, если вы хотите ехать...
- Хотим, конечно, хотим, - отозвалась за всех Анька.
- Несмотря на отсутствие на занятиях, вы должны на 100, нет, на 200% самостоятельно подготовиться к сессии. Это тяжело. Это значит, что вам в туре вместо развлечений и клубов придется после работы, во время переездов сидеть и учить теорию. А гастроли это еще и физически очень выматывает. Самолеты, автобусы. Спать-то будет некогда.
- Мы справимся. - Ответила за всех Женька.
- Не, ну там с историей музыки, литературой и общими предметами понятно. - Вступила Ленка. - А со спецпредметами как быть?! Мы и так музыкалку не кончали.
- Ну, на самом деле, на первом курсе как раз вас отпустить-то легче, чем на четвертом, где одна специальность, как у вашей «Инфанты». Я могу попробовать с вами заниматься дистанционно по спецпредметам, как... Лен, как эта штука называется, ну вот ты с родителями говоришь и их видишь?
- По скайпу?
- Ну, тебе виднее.
- Точно, по скайпу можно. Вебкамеру поприличней поставить, и мы сможем все заниматься! - обрадовалась Женька.
- Круто! - выдохнула Анька.
- Виолетта Аристарховна! - У Наташи не было слов.
- И Василий сможет что-то вам показать-подсказать. Вы же, вроде, на третьем уже курсе? - Она обратилась к Артемову.
- Да. На заочке.
- Ну вот. Но только вы уж меня не подведите. Я за вас перед Юрой ручаться буду.
- Мы не подведем.
- Мы точно-точно будем заниматься.
- Да, мы стараться будем!
- Тогда завтра на большой перемене я жду вас в холле, пойдем разговаривать.
- Виолетта Аристарховна, вы наш добрый гений!
- Подождите еще радоваться! И, Василий... ты завтра принеси от дяди контракт, чтобы мы с Юрой посмотрели.
- Да, конечно.
Радостно бормоча на все лады слова благодарности, компания двинулась к выходу.
- Леночка, ты останешься?!
- Да, сейчас девочек провожу только, - откликнулась Ленка.
Всей толпой вывалили на лестничную площадку. Ленка обвела всех взглядом. – Значит, так. Если нас отпустят... Кто не будет заниматься... а то начнется... родители, Костя и т.д... просто закопаю. Это серьезно.
Девчонки поняли. Действительно, закопает. Получается, что Ленка несет за них некую моральную ответственность перед Виолеттой.

Ленка вернулась в квартиру. Устало опустилась за стол на кухне.
- Леночка, ну, что приуныла! Я Юрочку уговорю, даже не сомневайся.
- Да я не сомневаюсь, - отозвалась Ленка.
- А что? - Виолетта Аристарховна внимательно посмотрела на нее, - ты ехать, что ли, не хочешь?!
- Я не знаю. - Ленка рада была поделиться переживаниями. - Это так все свалилось, как снег на голову. Я, с одной стороны, очень-очень хочу. Это такой тур! Это очень круто! И Сережку, маму, папу увижу. А с другой... Витя же здесь один останется. И я...
- Леночка, ну не переживай. Это реальность. И если ты свою жизнь с музыкой связала, то будь готова и к разлукам. Это, надеюсь, не последние гастроли. Зато встречаться, знаешь, как будет сладко!!!
- Я понимаю.
- Ну вот. Не грусти! Давай, кушай супчик. - Виолетта Аристарховна хлопотала вокруг Ленки. - А мы за Витей присмотрим. Он тоже будет с тобой по этой штуке общаться.
Да уж! По скайпу! Она сейчас уже и не могла себе представить, как это, не чувствовать его рук, тепла его тела...

По дороге домой решила пока ему ничего не говорить. Пока Романовский решение не принял. Зачем зря расстраивать его. А с другой стороны, получится, что она Витю перед фактом поставит?! Так, мол, и так. Уезжаю. Тоже нехорошо.
Так ничего и не решив, вошла в квартиру.
- Привет, солнце! - Радостный Степнов встретил Ленку у порога.
- Привет! - Ленка еще перед входом надела лучезарную улыбку, но, как оказалось, зря.
- Лен, - Витя внимательно посмотрел не Ленку, - что-то случилось?
- Нет. Да. Не знаю.
- Ты цела? - Он испугался, - кто обидел? Петр Никанорович?!
- Да нет. Вить, все в порядке. Я цела. Меня никто не обидел. Дед цветет и пахнет и передает тебе привет. А Виолетта Аристарховна передает тебе еще и пирожки. - Ленка вытащила из сумки пакет и сунула Вите в руки.
- Но что-то случилось. Я же чувствую.
В ответ она только вздохнула.
- Так. Пошли разбираться. - Едва Ленка успела снять обувь, Витя стащил с нее куртку и
увлек в комнату, сажая на диван. - Рассказывай!

Ленка выдала ему всю историю сегодняшней «репетиции».
Степнов слушал. С каждым Ленкиным словом его лицо темнело. Казалось, в комнате сгущались черные грозовые тучи. Потом он встал, отошел к окну.
- Вить, - Ленка чуть не плача смотрела в напряженную спину, - Вить, может, мне не ехать?
- Лен, ну что ты такое говоришь?! - Резко повернулся он. Раздраженно бросил. - У вас же группа!
- А ты? А мы? - У нее на глазах появились слезы.
- Леночка! - Не успев сам толком «переварить трагедию», он подавил возрастающее негодование на судьбу и, как всегда, первым делом бросился успокаивать расстроенную любимую. Крепкие объятия и нежные слова. - Заинька моя! Ну, - тяжелый вздох, - мы ведь не станем друг друга меньше любить. А у вас же группа. Это, считай, команда. Ты же не можешь всех подвести. Я понимаю. Это как если бы мне надо было ехать на игру... Я бы тоже не смог не ехать. - Он снова вздохнул. - Давай искать в этом плюсы. Знаешь же, все что ни делается, все к лучшему.
- Знаю.
- Ну вот! - Он как в старые добрые времена щелкнул ее по носу. - Выше нос, Кулемина!
С родителями повидаешься! Звездой крутой станешь!
- Не хочу звездой! - Ленка, крепко его обнимая, уткнулась губами в теплую шею, - с тобой хочу...
- Девочка моя! Хорошая!

В эту ночь они любили друг друга нежно и отчаянно. Так, словно разлука предстояла уже завтра...

Где-то в глубине души, тихонечко так, стыдясь себя - эгоиста, он мечтал, что миссия Виолетты не приведет к успеху. Увы. Ленка позвонила в три (Они договорились, что она сразу же сообщит) и сказала, что Романовский сдался. Даже внимательно изучив контракт, по согласованию с продюсером, внес туда пункт о том, что девчонкам будет предоставляться время и условия для занятий.

Рассказов застал друга в спортзале, яростно с хрипом и рычанием избивающим новенькую боксерскую грушу.
- Привет, чего деремся?
Степнов не прореагировал, а только сильнее врезал по кожаному боку. Удары сыпались один за другим. Игорь испугался. Таким неистовым Виктор последний раз выглядел, когда ударил Гуцула, да и то не так. Казалось, что он молотит бедную грушу, стараясь перенести на нее всю ненависть к неведомому врагу.
- Витя, Витя! Что случилось?! - Рассказов решился подойти поближе и положил руку Степнову на плечо. Тот как-то вмиг сдулся, словно воздушный шарик, и тяжело опустился на лежащие рядом маты.
- Витя! Да что такое?!
- Ленка уезжает.
- Как???!!! - В сознании Рассказова «уезжает» стойко ассоциировалось с отъездом Ирины. Хотя уже все было в прошлом, он был счастлив с Сонечкой и поддерживал с той парой нормальные дружеские отношения, но боль от того Ирининого поступка он помнил хорошо. - Куда уезжает? С кем? - голос Игоря звучал все тише и грустнее.
- На гастроли они уезжают, в тур по Европе на месяц.
- Господи! Витя!!! Ну, нельзя же так пугать!!! Мне аж дурно стало. Я уж, было, подумал, что она, как Ирина, к другому ушла, а тут всего лишь гастроли. Поиграет и обратно. Ты чего?!
- Не могу!!! Не хочу ее отпускать!!!
- Вить, ну ты же взрослый человек. Она учится музыке, и гастроли - часть ее работы. Был бы ты тренером не в школе, сам бы ездил на сборы и соревнования.
- Понимаю все. - Выдохнул Степнов. - Понимаю. Но не хочу! Сам ее вчера успокаивал, уговаривал, а где-то внутри такая злость на продюсера на этого, на судьбу, что ей надо уехать. Понимаю, что это важно и для нее, и для группы, и чтобы расти как профессионалу. Виолетта, вон, их даже у Романовского отпросила. Но не могу. Плохо мне!
- Степнов замолк. Пока Ленка была с ним, окружающий мир представал для него во всех цветах радуги. Мысль о том, что ее не будет рядом, бросала в черную пучину отчаяния. Сразу пришли воспоминания о том, как он был без нее...
Воспоминания рождали в душе сомнения, беспокойство за Ленку и даже разбудили мирно спавшую ревность. На целый месяц. Одна. А вокруг, небось, будет куча мужиков из техперсонала этой дивы. Все будут вместе тусовать, переезжать из города в город, есть, развлекаться... про «спать» он старался не думать. Поклонники опять же появятся. Шутка ли, такая слава на неокрепшую девчоночью психику.
- Вить, подожди. От чего тебе плохо?
- От всего! - Мрачно отозвался Степнов.
- Нет. Ты разбери по полочкам, что тебя беспокоит больше. Разбей на составляющие.
Давай говори.
Степнов озвучил свои мысли.
- Ну, Вить, ты даешь! - Изумился Рассказов. - Беспокоиться за Лену не надо. Ты сам подумай, за них там будет беспокоиться продюсер, которому точно не с руки, чтобы они попали в какую-то историю и не смогли работать. Поэтому, я уверен, он их там будет, как нянька пасти, кормить, репетировать по графику и никуда не отпускать. А то если народ гуляет, то сил на работу потом не останется. Ему не выгодно. Так что, ты зря волнуешься. Ну, если ты так переживаешь, поговори с ним сам.
- Поговорю. Это мысль.
- Второе. С чего ты решил, что Лена будет смотреть на каких-то мужчин?! Сколько я наблюдал вас вместе, она даже головы ни в чью сторону не поворачивала и смотреть не смотрела.
- Так это, когда мы вместе.
- Вить, ты когда один, много на других теток смотришь?
- Вообще не смотрю. Мне никто не нужен.
- Ну вот. Лена тебя любит и точно так же ей никто не нужен. Понятно, что ты ревнуешь ее и к фонарному столбу, это темперамент у тебя такой, но держи себя в руках. Не вали на нее свой негатив. Нельзя оскорблять ее своим недоверием, тем более что она тебе повода не дает.
- А Ленка меня тоже ревнует. - Вдруг выдал Степнов. - Знаешь, к Маринке ревновала.
- Ну вот! Она, может, тоже думать начнет, что ты тут в ее отсутствие загуляешь. Это как вы можете оба накрутиться! Зачем!!!??? Кому оно надо???!!! Дальше едем. Поклонники? Они будут переезжать из города в город. Какие поклонники? Это у этой звезды поклонники, а у «Ранеток»?! Их там никто не знает. Тем более, языковой барьер. Господь с тобой! Вдобавок даже у звезды этой поклонники в основном девочки. От чего там голову терять? Тем более, Лене. Она самая разумная и взрослая из всех Ранеток. А вы будете общаться по интернету, созваниваться. Это тебе не то, что в девятнадцатом веке, уехал и с концами. С родителями она встретится, я так понимаю. Так что, ты брось всякую ерунду придумывать!
- Игорь. Спасибо. Правда, полегчало.
- Ну, я же говорил, когда разложишь, проще.
- Спасибо.
- Да не за что. Мы ж друзья. Ты лучше переоденься и пошли за тортиком.
- Куда? Зачем?
- У Ранеток репетиция сегодня есть?
- Да, в шесть.
- Ну, вот и надо их поздравить. Вышли наши подопечные, кто бы мог подумать, на международный уровень. И пусть Ранетки видят, что ты за них рад. А то вот представь, не отпускал бы ты Ленку, и она бы меж двух огней оказалась, и девчонки бы против тебя ополчились... Нет, такое нам не надо. Так что, пошли за тортиком к чаю.
- Вот умный ты, Рассказов!!! Не зря тебе доктора дали.
- А то!

**************
отзывов все меньше<\/u><\/a>,
зато обложечек больше.
Еще одна от Машеньки - Morikvendi. Спасибо!
<\/u><\/a>


Глава 45

Две недели до отъезда пролетели в полном цейтноте. Ежедневная учеба в Снегинке. Подготовка к отъезду. Надо было взять все нужные учебники и задания. Встал также вопрос, что неплохо хотя бы часть песен петь на английском.
Тут «Ранеткам» опять же помог Степнов. Услышав у Ленки про эту ситуацию, переговорил и привел на репетицию Марину. Оказалось, что она и сама пишет стихи, поэтому перевод песен на английский у нее получился очень здорово. Репетировали девчонки каждый вечер. В начале месяца в школе были осенние каникулы, и свободный от работы Степнов, еще пообщавшись с продюсером, помогал оформлять все документы, выстаивая в очередях по всяким инстанциям.

- Лен, тебе, наверное, денег надо.
- Зачем?!
- Как зачем?! Надо ведь гардероб концертный купить.
- Вить, ты смешной. Так говоришь, будто мне надо вечерние платья с боа покупать. Нам аванс дадут сразу после выступления в Москве, так пару джинсов и футболки мы там лучше купим. И дешевле и качественнее.
- Ну, логично, конечно, но ты, пожалуйста, деньги с собой возьми. Мало ли что. Я положил там в ящике. Давай тогда их на евро обменяю.
- Вить!

В такие минуты ей становилось не по себе. Точнее, это даже сложно выразить... Он так о ней заботился... Встречал, кормил ужинами в связи с поздним возвращением, бегал с документами, переживал, а она...?! Как вот ей достойно ответить ему?! Вместо этого она уезжает на целый месяц...
Старалась «отдавать» любовью и лаской. Впрочем, «старалась» не то, неправильное слово. Теперь, уже перестав чувствовать себя школьницей, вполне ощущая себя его женщиной, она просто фонтанировала нежностью. Если в сентябре «хватательный» рефлекс был у Вити, то сейчас, эти две недели перед поездкой уже она старалась находиться рядом с ним в любую свободную минуту. Словно кошечка, она тянулась и ластилась к нему. Подойти, обнять за шею, обвить руками талию, прижаться лицом к теплой спине, погладить по колючей щеке, поцеловать, доставить Вите наслаждение...
Чувствовать гордую радость, ощущая, как ОН наливается силой, пульсирует и извергается в ее губах. Улетать от неземной музыки хриплых стонов и бессвязных «хорошая», «Леночка», «любимая». И быть безмерно счастливой, видя, как искажается лицо любимого на пике страсти, как потом от полного удовлетворения он не может шевельнуться, как обессиленно смеживаются его веки, пряча от нее темно-синее штормовое море, которое, она знает, скоро сменится гладью лазурного озера. И вот в этот самый момент прошептать: «Люблю», - и запечатлеть на его губах нежнейший почти невесомый поцелуй.

Она утаскивала его с кухни в спальню, невзирая на необходимые хозяйственные хлопоты. Он даже удивлялся. Она чуть смущенно смеялась и отшучивалась:
- Нам надо «про запас».
- Запасливая ты моя!!! Ну, пойдем запасаться! - И тоже был неистов в своей любви.

Еще Ленка волновалась. Как и у Степнова, в голове у нее царил некий хаос страхов и переживаний. Просьбу-наказ присматривать за любимым получили от Ленки все, кто только мог: Виолетта с дедом, Лерка, Сонечка и Марина. Даже Людмила Федоровна на одном из последних собраний с продюсером уже перед отъездом не выдержала Ленкиного удрученного вида и подошла к ней с Шинским.
- Лена! Ты как-то неважно выглядишь. Ты себя хорошо чувствуешь? - Борзова грешным делом подумала об «интересном положении».
- Спасибо, Людмила Федоровна. Нормально. Только вот Витя на месяц один остается.
- А, ну конечно, это серьезно, - пошутил Шинский, - он за тридцать лет ни разу еще один не оставался.
Ленка вспыхнула, а Борзова одернула мужа, - Виктор!
- Да нет, Леночка, извини, я не хотел тебя обидеть. На самом деле, все будет хорошо. Поверь мне, уж я-то знаю, что такое разлука, - он нежно обнял жену за талию, - месяц - это совсем ничего.
- Леночка, конечно, не волнуйся, - подключилась Людмила Федоровна, - мы за Виктором Михайловичем присмотрим.
После этого заявления Ленка несколько успокоилась. Уж если сам «терминатор» присмотрит!

Московский концерт Степнов один провел за кулисами. Все свои - Сонечка с Игорем, Нюткины, Наташкины и Женькины родители, Виолетта, Романовский, Лерка, Гуцул, Платонов - все в зале.
5-10 минут до выхода.
Анькины глаза, которые и так на пол-лица, сейчас, кажется, увеличились вдвое. Бледная Нютка, похоже, сейчас разревется от страха. Алехину, которой поручено заводить публику, трясет крупной нервной дрожью. Наташка застыла и молча смотрит в одну точку. Ленка - внешне спокойна, но он-то знает, что внутри она словно натянутая струна.
- Девчонки! Ранетки!
Тишина. Ноль реакции.
Подошел к трясущейся Женьке, выставил перед собой ладони.
- Бей!
- Че-чего?
- Бей, давай, по ладоням.
- Зачем?!
- Алехина! - Прикрикнул «фирменным» тоном физрука, который заставлял «строиться» всех школьников. - Я сказал, бей!
Сначала несмело, потом сильнее, а потом со всей дури Женька бьет по ладоням и... О чудо! Дрожь отступает. С каждым ударом выплескивается лишний адреналин, и волнение уходит. Остальные "Ранетки" уже с интересом наблюдают за происходящим. Наконец, Женька отступает и присвистывает понимающе:
- Виктор Михайлович, круто! Мне полегчало. Спасибо!
- Виктор Михайлович, а можно я тоже? - Это просит Анька.
- Давай, - смеется Степнов.
Миниатюрная Анька делает несколько ударов. Рядом с высоким Степновым она смотрится настолько комично, что девчонки уже заливаются смехом.
Напряжение спадает.
Ленка шутит, приближаясь к Степнову:
- Мне тоже тебя побить?
- Нет. - Он притягивает ее к себе в объятья.
- Ранетки! - Раздается оклик за сценой, и тут же слышен громкий электронный голос:
«До начала концерта осталось две минуты!» Начинает звучать таймер обратного отсчета времени.
Девчонки в темноте уходят к своим инструментам - Женька с Наташей и Аней на свою левую сторону сцены, Нюта на центр.
Ленка остается. Просто прижимается к его груди, обнимает. Он чувствует даже сквозь рубашку лед ее пальцев. Его тело словно поглощает, вбирает в себя весь ее мандраж и волнение, отдавая взамен уверенность и наполняя ее живительным теплом.
Уже минута. Легонько целует в губы и шепчет:
- Ленок! Ты справишься. Я рядом.

Он действительно весь концерт стоит в правой кулисе. Она поет и играет.
Специалист из команды «дивы» потом сделает ей замечание, что, мол, «во время концерта, когда поешь, надо смотреть в зал, а вас, Хелен, все время куда-то тянуло в сторону».
Она лишь смущенно пообещает, что учтет замечание.

Принимали их хорошо. Несмотря на то, что публика понимала, что это лишь «разогрев», она не могла не откликнуться на зажигательный, а главное, искренний энергетический посыл, который шел со сцены. Последний аккорд. Прощальные слова Женьки в зал. Так же в темноте они покидают сцену Олимпийского, и Ленка снова попадает в родные объятья. Она еще не пришла в себя, а он подхватывает ее и кружит. Но под воздействием грозных администраторов «дивы» все быстро вынуждены выплеск своих эмоций перенести куда-то подальше от сцены. Некоторое время в гримерке, куда теперь уже прибежали все мамы-папы, стоит шум и гвалт, поздравления, слова восхищения, радостные обнимашки.
Артемов-старший прерывает бурное веселье официальными поздравлениями. Все несколько успокаиваются, и начинается последний инструктаж. Еще ночь девчонки пробудут дома, а с утра они уже должны быть в аэропорту.
На концерт «дивы» родные не остаются. Все стремятся перед расставанием провести вместе последние часы.

Вещи, учебники, ноут, билеты, документы, деньги - все уже собрано заранее и ждет у входа. Заведен будильник. Даже два. Неважно, что они не будут спать.
Она специально собралась, чтобы остаток ночи провести с Витей, ни о чем не думая.
Но не думать не получилось. Наоборот. Страсть, сжигавшая их две недели, сменилась ровным теплом. Лежали обнаженные в крепких объятиях друг друга. Лежали и пытались запечатлеть в памяти, словно упаковать в чемодан, это ощущение тепла и близости любимого. Тихонечко говорили о разном: Чтобы она не ходила в расстегнутой куртке. Чтобы он поливал цветы и не очень гонял 8-б и 11-й музыкальный. Чтобы она не волновалась, что их обязательно ждет успех, а по-другому у таких умниц и красавиц быть не может. Что как здорово будет увидеть родных, и как уже радуются в предвкушении встречи мама и папа. Чтобы он готовил себе обед... «А то ведь я знаю, без меня тебе будет лень...» А самое главное, выходил на связь по скайпу. Чтобы она не ходила гулять вечерами одна и по ночным клубам: «там маньяки и наркотики». Она смеялась, но обещала не ходить.

И только за 10 минут до выхода, уже «присев на дорожку», она вдруг разревелась, как маленькая. Но он успокаивал ее поцелуями, как «большую».
- Леночка, давай здесь попрощаемся.
- Витечка!
- Солнышко мое, любимая, ну это всего месяц, - уговаривал себя и ее.
- Я тебя люблю. Я уже скучаю, - раздавалось в ответ.
- Ты сразу же позвони, как прилетите! - Вперемешку с поцелуями.
- Конечно, позвоню. - И снова поцелуй, такой, что не хватает воздуха. Но хочется протянуть его, еще чуть-чуть. Не насмотреться. Не надышаться.
Безжалостный звонок мобильного бьет по нервам. Такси у подъезда. И так волнами до аэропорта - поцелуи, нежная передышка и поцелуи.

Ожидание начала регистрации и прочих формальностей. (Все должны были лететь одним самолетом, «дива» с ближайшим окружением - в VIP-салоне, остальные - в обыкновенном).
Пока вместе. Тихо стоят у колонны, обнявшись.
- Лена! - Окликает Артемов-старший. - Пора. Протягивает руку для пожатия Степнову. - Виктор, спасибо за все. Увидимся.
Степнов пожимает протянутую руку и произносит лишь, - пожалуйста,... - дальше не продолжает, Артемов-старший, помня серьезный разговор двухнедельной давности, понимает его без слов. Тогда, две недели назад, Виктор пришел к нему по совету Игоря. Ему нужно было лично посмотреть на человека, которому он доверит свою любимую на целый месяц. Разговор его успокоил (относительно, конечно). Продюсер был очень убедителен, когда говорил, что ему не нужны никакие неприятности в туре, что он будет жестко контролировать девочек, их режим дня. Да и времени у них на всякие глупости не будет – мало того, что постоянные переезды, концерты и подготовка к ним, так еще и заниматься они должны. На сон бы времени хватило! Тем не менее, Степнов очень убедительно попросил Артемова повнимательнее быть к девчонкам. А то ведь могут в какую-нибудь историю попасть даже не зла, не специально, а просто в силу молодости и незнания жизни. Ведь им еще и восемнадцати нет.
В принципе, оба – и Степнов, и Артемов – остались довольны разговором, обменялись телефонами, и потом Артемов по достоинству оценил Витину помощь в разных оргвопросах.

- Да не волнуйся, - успокаивающе хлопает Виктора по плечу продюсер, - вернем твою красавицу через месяц в лучшем виде, богатую и знаменитую. Все хорошо будет.
Артемов-старший отходит. Взявшаяся уже за ручку чемодана Ленка, бросает его, порывисто прижимается к Вите. Последний поцелуй.
- Иди!
- Иди!

Они дали друг другу слово, что развернутся, разойдутся и не будут оглядываться, глядя друг другу вслед. Так легче. Он сдержал слово. Почти. Оглянулся. Но ее уже поглотил людской поток, и она скрылась за перегородкой.

В самолете она закрыла глаза. Так ничто не отвлекает и можно думать о Вите. Конечно, после концерта и долгой ночи ее быстро сморил сон.
Во сне она улыбалась. Ей снилось, что Витя рядом.

Людмила Федоровна с Шинским подвезли Степнова до дома.
- Виктор Михайлович! Вы не выходите сегодня на работу. Ведь, небось, ночь не спали.
- Не спал. Но как же?
- Я переставлю в расписании пару занятий. Не волнуйтесь.
- Спасибо.
Квартира встретила гулкой тишиной и разобранной постелью, на которой еще несколько часов назад лежала ОНА. С тоской посмотрел на календарь. Там по-прежнему было 15 ноября. На автомате сбросил с себя одежду и рухнул на диван. Устало обнял подушку, еще хранившую ее нежный аромат. Так и уснул.
Во сне он улыбался. Ему снилось, что Ленка рядом.


****************
Это к этой главе стихи от manechka - Маши.
manechka пишет:

 цитата:
Вообщем мои чувства вылились в стихотворение... Строго не суди, оно на эмоциях и как-то само собой родилось... Здесь как бы от лица Лены...

Её слова... Его любовь...

И вроде бы всё очень просто:
Гастроли, турне и песни...
И только мысль одна бьётся:
Не вместе...Не вместе...Не вместе...

Ты будешь скучать...Я знаю..
Я тоже любимый..., я тоже...
Не будешь ты спать ночами...-
Как в этом с тобой мы похожи...

Ты будешь звонить каждодневно,
Чтоб голосом насладиться...
А после считать украдкой,
Когда наша встреча случиться...

И в этой разлуке нам данной
Тебе я сказать хочу:
Люблю тебя... Сильно-сильно...
Родной мой... Хороший... Люблю...



****************
Расставание... Погрустим
тут?<\/u><\/a>




Спасибо: 86 
Профиль
Ответов - 172 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 353
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия