Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Starushencia





Сообщение: 1
Зарегистрирован: 02.02.09
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.02.09 14:42. Заголовок: Автор: Starushencia


Фики:

1. Победители
2. С новым годом! С новым счастьем!
3. "Горела в пламени", или Маленькая месть
4. Мы пойдем другим путём!
5. Сообразим на троих, или Новогодние каникулы
6. Лето
7. Подарочек
8. Народная мудрость
9. Если в сердце живет любовь

* Размещение на других ресурсах возможно только с согласия автора.

В связи с пропажей части текста фика и невозможностью его быстрого восстановления:
http://rusfolder.com/44209173 ссылка на скачку фика "Лето" в ворде

Спасибо: 39 
Профиль
Ответов - 172 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]


Starushencia





Сообщение: 604
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.01.10 22:08. Заголовок: Сообразим на троих, или Новогодние каникулы


Автор: Starushencia
Название: «Сообразим на троих, или Новогодние каникулы»
Рейтинг: R
Жанр: - Романтика, RPF
Пейринг - КВМ, но в нескольких главах фигурирует и ВАЛТ
Статус: окончен
Бета - Танечка из Калуги
Предупреждение: Все события данного фанфика вымышлены. Любые совпадения с реальными людьми случайны. Автор в угоду сюжету совместил некоторые природные и другие реалии зим 2008-2009 и 2009-2010.
Примечание по жанру и пейрингу: Позитивная реальность. (Никакой фантастики, параллельных миров, чудесных перемещений и т.п.)
Примечание: Фантазия и новогоднее настроение автора чуть-чуть не вместились в рамки миника, поэтому переехала сюда. Сначала у автора возникла идея: «апгрейдить», по выражению одной читательницы, очередной «сериальный косячок», в частности, новогоднюю серию. Потом в процессе возникла еще одна «хулиганская мыслишка».


Общение тут<\/u><\/a>

А это красота - обложечка от Принцессы Ню - Надечки!.
<\/u><\/a>
Надечка! Спасибо!!!
Подарок от VrediNatasha. Наташенька! Спасибо.
<\/u><\/a>



<\/u><\/a>

Это впечатляющий презент от Леночки - ElViK
<\/u><\/a>

Спасибо: 64 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 605
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.01.10 22:12. Заголовок: Глава 1. «Сообразим ..


Глава 1. «Сообразим на троих, или Новый год на новый лад»
Примечание. Кто читал этот миник, пропустите пост. А тем, кто не читал, рекомендую до прочтения или в процессе посмотреть вот это
видео
Фрагмент сериала «Солдаты». Поет и танцует В. Абдулов. Нереально позитивное видео. И будет понятнее, о чем написано.


*************

Ее звали Ленка. Такая девушка пацанского вида. Умная, немного циничная, реалистка. Она наравне с парнями играла в баскет, могла «вмазать» хорошенько и даже дралась на ринге. Было дело. Могла подвигнуться на авантюру и поиск приключений. Она знала вполне достаточно об отношениях с мужчинами и о сексе, правда, в теории, и подумывала, что пора бы переходить и к практике. А еще она никогда не плакала.

Ее звали Леночка. Она любила родителей, маленького братика и «дедулю», очень расстраивалась и переживала, если с ними что-то случалось, сразу немного терялась в такой ситуации и плакала. Она мечтала о любви и романтике, и о том, что кто-нибудь подарит ей цветы, как ... как девушке. Мечтала, но боялась отношений с мужчинами даже в теории. А еще она сочиняла песни. Натура у нее была такая творческая и стремящаяся к прекрасному.

Ее звали Лена. Ее призванием было находить консенсус между крайними позициями Ленки и Леночки. Она старалась подходить ко всему трезво и разумно.
Вся эта троица относительно мирно, а иногда и не очень, уживалась в ученице 11-а класса 345 школы Кулеминой Елене.


После того как ОН уволился из школы, в ее или их стройных рядах начался разброд и шатание. Точнее, пожалуй, разброд и шатание начались раньше, когда осенним утром один красивый черноволосый преподаватель физкультуры, смущенно держа коробку конфет, произнес: «Нравишься ты мне, понимаешь!»
А вот теперь он уволился.
Ленка ужасно злилась и очень хотела запинать в прямом смысле все, что попадется под... ногу. Вот какого... черта он уволился? Какого черта он ударил Гуцула? Какого черта он тогда предложил остаться друзьями, именно тогда, когда она уже почти «победила» эту слезливую скромнягу Леночку? Какого черта он вообще разрушил своим «нравишься» их нормальные дружеские отношения?! Впрочем, отдушина для Ленки нашлась быстро. Приходилось всех желающих посудачить об их романе со Степновым, а их было немало, окидывать многообещающим взглядом, чтобы это желание у товарищей все-таки пропало или, по крайней мере, не возникало в ее присутствии.
Леночка тихо плакала, держа в объятиях оранжевый, подаренный им баскетбольный мячик и упрекала.
- Это он из-за тебя ушел.
- Я, что ли, Гуцула била, - огрызалась Ленка.
- Он ревновал, а ты делала вид, будто не замечала. Доигралась в свой баскетбол. То глазки ему строила, живот голый на физкультуре демонстрировала, а потом то же самое с Гуцулом.
- И нормальный у меня живот. Такой же, как и у тебя, между прочим.
- Он же не железный, вот и сорвался.
- Не там сорвался. Лучше бы сказал, что любит и поцеловал бы хорошенько.
От слова «любит» Леночка временно потеряла нить своих доводов и примолкла.
- Ленка, ну доля истины, может, в твоих словах и есть, но все-таки ты перегибаешь палку. Леночка права. - Вступила в дискуссию Лена. Ну, подумай, ему же тоже было нелегко. Он учитель. Попробуй, вон, поцелуй тебя, а потом статью припаяют.
- Припаяют, только если некоторые начнут кричать и отбиваться. А я лично не собиралась.
- А я, между прочим, - встряла Леночка - тоже не собиралась.
- Ага, только по школе гоняла от него, как угорелая. Я уж решила, что это ты у нас в спортсменки записалась.
- Девочки, не спорьте. Ленка, ну все же. Доля твоей вины есть. Вспомни, он же весь такой правильный, прямой, честный, он в открытую играет. А ты заигралась, запудрила человеку мозги, а он ведь к тебе со всей душой... Что уж, совсем память такая короткая?! Как он тебя на руках выносил с ринга, как ухаживал...
На миг стало тихо. Вся троица погрузилась в воспоминания. Каждая вспомнила «свои» моменты, но все они были сладостны, правда, с налетом кисловатой грустинки.
- Я скучаю, - первой озвучила Лена.
- Я очень-очень скучаю, - со слезами в голосе прошептала Леночка.
- Черт, ну я тоже...- согласилась Ленка.


Новогодний концерт шел своим чередом. Милославский в роли Деда Мороза был очень забавен.
После первой песни Гуцул выбежал на сцену и подарил Кулеминой цветы.
– Романтично, - Леночка обрадовалась и заулыбалась так, что перебила эмоции остальных. - Цветы?! Мне!!!???
- Подумаешь, веник!
- Не, симпатичный букет, только вот... не от НЕГО.


Положила букет. Окликнули.
– С новым годом!
– Спасибо, Мирослав Николаевич! Вас тоже с праздником!
– Это тебе!
– Мне? - С удивлением приняла небольшую коробочку.
- Конечно, тебе! - Она раскрыла подарок. - Кому же еще…
Прочитала:
- Желаю тебе в этом году найти настоящее счастье! Виктор...
- Михалыч?
(а его уже нет)
- Виктор...
Бегом за ним!!!!!!!!!! - орала Ленка застывшим в ступоре Лене и Леночке. Остановить!!!
– Ленка, ну пошли скорее, нас уже там все ждут! - Аня потащила на сцену.
– Ну что, девчонки, какую песню будем играть? - Это Лера за барабанами.


- Лети! - вслух скомандовала Ленка. Решительные действия - ее конек.
Пошло вступление. Он появился в зале, она поймала его взгляд, и как-то само собой вырвалось:
- Я люблю тебя.
Он замер.
Ты же на сцене! - Опомнилась Лена.
- Я люблю тебя... Лети! Я люблю тебя. Лети! - Я люблю тебя! - Заклинала, не отводя глаз.
- Нет пустых эмоций...
Не отпускала, старалась удержать, объяснить, просила прощения, умоляла и настаивала. А в голове проносились картинки. Вот он выносит ее с ринга. Вот она «случайно» ударяет его в челюсть, и он падает на маты. Вот она убегает, чтобы не мыть посуду, а он ловит ее за талию.
На последних аккордах он разорвал их невидимую связь и, повернувшись, вышел за дверь.
Звук ее голоса угас, как и надежда в душе.

Но печаль была временно отодвинута на задний план, ибо быстро сменилась радостью за Наташку. Она хоть еще не говорит, но уже играет на гитаре.
Молодец, Платонов!!!
Одевались, собирались после выступления. Бережно положила коробку в сумку. Вышли из зала.
- С Новым годом, Дедушка Мороз! - Весело кидает Лерка.
Оказывается, он стоит в коридоре, смотрит в темное окно.
- С новым годом, - откликается тот.
- Народ, вы идите, я догоню, забыла одну вещь. - Она снова скрылась за дверью зала. Через две минуты мучительного ожидания голоса в коридоре совсем затихли. Скрипнула дверью, подошла. Не в силах поднять глаз. Видит только его руки, нервно сжимающие дедморозовские рукавицы.
Эти руки, такие большие, а так нежно мазали мазью синяки и укутывали одеялом. - Чего-то даже у Ленки ступор.
- Ленок, эээ… Прости меня, пожалуйста, за всю эту историю. Я не сдержался. Очень глупо. У меня нет оправдания. Только... Только... я люблю тебя.
Ну, вот она это и услышала.
- Страшно?
- Да.
- Почему же так колотится сердце?
- Не молчи. Он сейчас уйдет.
- Я не хочу.
- Я тоже.

- Я... Вам пела...
Больше ничего Кулемина выдавить из себя не в состоянии и даже посмотреть на него тоже не получается.
- Можно я тебя провожу?
- Да. - Черт! - Там народ, Гуцул, Ранетки!
- Нет, не стоит.
Увидела, как опустились ЭТИ руки, упала на пол рукавица.
- Лучше приходите к нам домой через часик. - Не увидела, но почувствовала, как он заулыбался. - Я побегу? Меня ждут, - робкий взгляд из-под челки.
- Конечно, я обязательно приду.

Совсем убитый еще полчаса назад, Дед Мороз сейчас радостно скидывал с себя бороду и парик.

Так, бегом, Степнов, бегом! Она тоже любит?! Не верится! Стоп! Даже не думай сейчас об этом, а то «зависнешь» по дороге. Бегом! Какая радость, что магазины нынче работают долго. Подарок он Лене подарил уже, но нельзя же идти с пустыми руками на Новый год. А кто тебе сказал, что ты там останешься? Пришел, поздравил, пообщался полчасика и гуляй!
Но надежда уже поселилась в сердце. Он купил любимый Ленкин торт, шампанского, икры, ананас, мандаринов и киви.
Цветы? Он видел, что когда они вышли из зала, Ленин букет нес Гуцул. Видимо, она его забыла, а он снова его забрал. Как-то мысль о букете после Гуцулова не грела.
- Мужчина, берите елочку, последняя. Смотрите, какая хорошенькая, маленькая и пушистая. Берите, подешевле отдам.
- В одну руку торт, в другую - елку, а куда все остальное, в зубы, что ли?!
- Да хоть в зубы!
Он слишком счастлив.

Народ быстренько разбежался отмечать Новый год кто куда. Про предложение деда отмечать у нее она даже и не заикнулась. Честная Лена только об этом вспомнила, как Ленка тут же выразительно на нее посмотрела и показала кулак.

Она открыла дверь.
- Дедуль, я дома.
Тишина.
Видимо, ушел уже. Взяла телефонную трубку.
- Але, дедуль, привет! Ты где?
- У друга уже?
- Ну, как ты там? А... Ты остаешься?
- Да у меня все отлично, дедуль. Супер! Представляешь, сегодня Наташка заиграла. Мы вообще счастливы.
- И тебя с праздником! Всю компанию поздравь!
- Ну, пока-пока.

Стрелки часов бегут, и раз на столе все готово, спасибо деду, надо хоть самой поприличнее выглядеть. Кулемина отправилась в душ, но все действия по наведению марафета производила на автомате, потому что в голове шла оживленная дискуссия.
- Он придет, и мы будем вдвоем.
- Это классно!
- Это ужас. - Внутри все как-то нервно сжалось в комок и затрепетало одновременно.
- Можно, конечно, его не оставлять.
- Ага, и отмечать Новый год одной. Зашибись перспективка!
- Что будет... сейчас, после того, как он озвучил свои чувства, а она призналась в своих? - Задавалась вопросом Лена.
- Он же теперь не будет сдерживаться? Он же взрослый. Он наверняка рассчитывает на близкие отношения. И что? - Опасалась Леночка.
- Что-что? Завалит на кровать и изнасилует сходу! Ну что ты, совсем офонарела, что ли?! - Не выдерживала Ленка.
- Правда, мы здесь жили вдвоем и ничего. Прекрасно.
- Но когда это было?
- Ну и что. Он же порядочный человек.
- Да, но это не помешало ему врезать Гуцулу.
- А кто нам тут весь мозг проел, что это я виновата, и он приревновал и не сдержался? Не ты ли случайно.
- Я боюсь.
- Ну и сиди, бойся.
- Леночка, ну что ты нервничаешь? Ну, признайся, тебе же самой хочется сидеть с ним под тихую музыку при свечах. Ну, признайся. - Лена предпочитала уговоры.
- Ну, вот если где-то глубоко внутри, то да. Но страшно.
- Ага. Это по поговорке «и хочется, и колется, и мама не велит».

- Ладно, на повестке дня второй вопрос: Чего одеть?
- Нет, надо что-то такое непафосное, чтобы он не подумал, что из-за него расфуфырилась.
- Джинсы можно те же. Кофту? У нас чего? Кого там год? Быка, - рассуждала Лена.
- Тогда красненькую майку?
- Ленка!
- Ну, шучу.
- Девочки, а давайте изумрудную кофточку. И быку понравится и к глазам подходит.
- Ну, конечно, главное, чтобы быку понравилась...- Ленка закатила глаза. - Там пуговицы наглухо.
- Вот и отлично. Не надо его провоцировать.
- Расстегни две. Я задохнусь.
Лена расстегнула две. Посмотрела в зеркало и застегнула одну. - Ну, на фиг.


Она, может быть, и еще успела бы чего-нибудь, но раздался звонок в дверь.

- Е-е-о-о, клмн... Зашибись!
Она стояла и откровенно рассматривала его. До этого он был в костюме Деда Мороза, а сейчас... черное пальто, голубая рубашка в белую полоску, пуловер. Глаза синие-синие. Кажется, она никогда еще не видела его таким красивым.

- Лен, принимай подарки, а то у меня рук не хватает. - Степнов повернулся стороной с тортом. - У вас есть елка?
Все трое, наконец, оторвались от созерцания и пришли в себя.
- Чего? А? Елка. Ну, видимо, теперь есть. Проходите. Мы вообще с дедом не ставим, чего-то руки не доходят. Так, гирлянды по дому повесили.
- Да я вот тоже без елки обычно. Одному как-то не интересно ее ставить, наряжать... А где Петр Никанорович?
- А он... он, оказывается, к Василь Данилычу ушел. Решил, что я девчонок приведу и ушел.
- Э-э-э. Может, я тогда пойду или...
Кто тебя отпустит! - Проговорил хриплый уверенный голосок.
- Я не хочу, хочу с ним, но... - вступил нежный.

- И я останусь одна в Новый год?
Вот, правильно, Лена, ты молодец, - похвалила Леночка. - Делай вид, что ты его оставляешь не потому, что хочешь, чтобы он остался, а потому, что неприлично в Новый год сидеть одной.

- Проходите. Сейчас будем пристраивать вашу икебану. У нас где-то была специальная подставка. Сейчас поищу.
- И игрушки поищи.

Степнов быстро сориентировался. Что касается хозяйства, то тут все было просто. Оценил приготовленный дедом стол. Отправился на кухню закидывать торт в холодильник, открывать банку с икрой, намазывать бутерброды. Ну и еще сбежал от Кулеминой. Так сказать, привести в порядок мысли. Какая же она все-таки красивая! Стоп. Вот на этом и закончим. Чтобы сидел руки по швам и не двигался. Это тебе сейчас спели «Лети», а до этого сказали «я вас боюсь». Так что сиди, а то полетишь... только с лестницы.

Принес в комнату мисочку с оливками.

Кулемина как раз закрепила елочку в подставке. И установила на столе.
- У тебя игрушки есть елочные?
- Где-то были. Еще не смотрела.
- Давай слазаю. На антресолях, небось. И хорошо бы подставку чем-нибудь прикрыть красивым. Цветной бумагой или блестящим чем-то типа пакета под цветы.
Пакетов от цветов нет? Твое упущение, - подумал Степнов. Ни цветов, ни пакетов в доме. Буду исправляться.
- Фольга пищевая подойдет?
- Отлично, тащи.

Достал с антресолей коробку игрушек. Отобрать надо было немного и размера поменьше, елка-то маленькая.
Она медленно вытаскивала игрушки, завернутые в бумагу каждая в отдельности. Красивый шарик.
- Ой, а вот эту я помню. Мы тогда покупали этих ... три штуки. Я так уговаривала маму купить. А потом один разбился. Она погрустнела.
- Ленок, ты чего? Родителей вспомнила? Как они там?
- Они хорошо. Позвонят, наверное.
- Скучаешь?
- Да, очень.
- Ладно, выше нос. - Хотел по привычке задеть ее кончик носа, но сдержался. Убери руки. Ого, уже одиннадцать. Как время летит.

За полчаса до двенадцати все приготовления были закончены. Чинно уселись за стол, зажгли свечи и гирлянду на окошке, веселым фоном работал телевизор.
- Ну, - Степнов поднял бокал с соком, - будем провожать?
- Ну, да!
- Если подумать, год был не такой уж плохой.
- Хм, - не удержалась Ленка.
- Но ведь главное, что все же закончилось хорошо. Правда?
- В общем, да.
- Ведь с близкими все в порядке, - продолжал Степнов, - братик у тебя родился. Роман вон деда экранизируют.
- И ваш.
- Что?
- И ваш роман, вы же соавторы.
- Ну, да. Вот о творчестве. Группа у вас продолжает развиваться, песни новые появляются. Вон Наташка за гитару взялась, я так понимаю.
- Да, классно.
- Тогда за это и пьем и этот год провожаем. - Степнов стукнул бокалом о Ленкин бокал.
- Тебе какой салатик?
- Мне сначала селедки под шубой. Дед ее классно готовит. Я голодная, жуть. С утра не ела.
- Лен, ну нельзя же так. Я вот, правда, на фуршете был на студии.
- И как там?
- Честно?
- Конечно.
- Честно. Скучно. Только напиваются там. Строят все из себя что-то. Искусственные они. То ли дело в нашей школе...
- Виктор Михайлович... простите.
- Лен, ты чего?
- Ну, из-за меня же, получается, Вы любимую работу потеряли.
- Лен! Это ты меня прости. Давай не будем. Вот пусть все плохое в этом году и останется. А в новый - с новым багажом. Знаешь, все, что ни делается, все к лучшему. А там за этими актерами глаз да глаз нужен, чтобы роман Петра Никаноровича не испортили. Гонору много, а понимания материала никакого! - Он разошелся и говорил громко и эмоционально.
Это так привычно и мило.
- Правда, все хорошо?
- Лен, мы вот сейчас Новый год отмечаем и все отлично! Давай, налегай на салат, а то шампанское пойдет на голодный желудок.

В 12 били куранты. Речь президента, предшествовавшую этому моменту, она не слушала. Лихорадочно думала, что же ей загадать, какое желание.
- Про здоровье или про родителей?
- Про Степнова загадывай!
- А как это сформулировать?
- Чтобы он меня любил? Так он и так говорит, что любит.
- Да, ладно тебе, ты же знаешь, что он не только говорит, но оно так на самом деле. Вот только все скромничает, нет, чтобы поцеловать.
- Ленка!
- А вдруг дедуля будет против. Может, загадаем, чтобы он не был против?
- Да он и так «за».
- Тогда, может, чтобы Степнов вернулся в школу?
- А оно тебе надо?! Станет снова твоим учителем, и Борзова со Светочкой опять начнут пасти. А так, раз он больше не учитель, то все можно.
- Что можно?! У меня инфаркт от твоих «можно».
- Девочки, время поджимает. Давайте сформулируем как-нибудь так, чтобы в наших отношениях со Степновым все было хорошо.


Под бой курантов он хлопнул пробкой шампанского.
- Ну, Ленок, с Новым годом! С новым счастьем!
- С Новым годом, - откликнулась она.
Все же шампанское ударило в голову, сказался бурно проведенный день. В голове приятно кружилось. Она расслабилась.
С интересом смотрели голубой огонек. Комментировали.
На телефоны сыпались поздравительные смс-ки. Отвечали. Потом позвонили Ленкины родители. Ушла говорить в соседнюю комнату. Пришлось соврать родителям, что отмечает с подружками. Ну не может же она сказать правду.

Он ждал, пока она вернется, и пытался возвратить себя с облаков на грешную землю. Тепло, вкусно, шампанское, свечи. Совершенно расслабленная и романтическая атмосфера. Она рядом. Но он понимает. Один неосторожный шаг с его стороны, она испугается и все рухнет. Поэтому усиленно делал вид, что как бы ничего не произошло, не вспоминая о признаниях, оставаясь в рамках дружеских отношений.

Еда уже не лезла.

- Ну, сколько можно так сидеть, - так я и с дедом могла, - возмущалась Ленка.
- Да, действительно, почему он никак не показывает, что вообще-то с любимой девушкой Новый год отмечает? Огоньки гирлянды, отблеск игрушек на елке, снег за окошком, - так романтично...
- Ты же сама не хотела его действий!
- Мало ли, что я не хотела?! Такой приятный аромат его туалетной воды и пуловер мягкий. Так и хочется погладить.
- О, я гляжу, процесс пошел! Осмелела.
- Ну тебя! А рубашечка какая! Глаза кажутся голубыми-голубыми, как летнее небо.
- Слушай, завязывай! И без тебя крыша едет напрочь. Не мог, что ли, прийти в спортивных штанах и футболочке. А нам теперь тут мучайся!
- Да! Элегантный, привлекательный! И выглядит так мужественно и по-взрослому... Леночка, ну не пугайся.
- Да не пугаюсь я.
- Мы ее страх шампанским усыпили. Вот теперь будем знать, как с тобой бороться, - шутит Ленка.
- Нет, серьезно, у меня крыша едет, а у него, похоже, ничего. Сидит, разговаривает.
- Да, вообще-то, влюбленные как-то по-другому должны время проводить.
- О! Неужели ты уже даже знаешь как, - съязвила Ленка.
- Как? Ну, вот потанцевать можно.
- Потанцевать?!
- А что? Очень приличное занятие.


- После такого застолья надо устраивать разгрузочный день, - Степнов ворвался фразой в ее мысли. - Не хочешь гулять пойти?
- Там холодно.
- Пойдет гулять, потом проводит и свалит. Не выпускай из квартиры!
- Но растрясти ужин-то надо.
- Ну, давайте тогда ваши приличные танцы.

- Не, Виктор Михайлович, там холодно. Если чтобы подвигаться, может, давайте танцевать.
- А музыка?
- Вон, телевизор есть. - Ленка пощелкала пультом. Нашла медленную композицию.

- Пожалуй, танцы покатят. Сейчас как прижмусь!!!
- Ленка! - Напоминаю, танцы это приличное занятие, - заистерила Леночка.


Встали. Одну руку положил ей на талию, вторую протянул ей.
– Не, это какой-то немодный вариант.
Она опустила обе руки ему на плечи, ему ничего не оставалось, как закрыть позицию...
Танцуют.
- Леночка, ты мазохистка! Нафига ты придумала эти танцы?! Сидеть рядом намного спокойнее.
Сейчас, когда его дыхание касалось ее щеки, а горячие руки ощущались сквозь блузку, у нее самой начались перебои с дыханием. Внутри все отяжелело. Лена - «здравый смысл» куда то испарилась. Казалось, Кулемина зависла в блаженстве в каком-то безвоздушном пространстве...
Держи себя в руках, держи себя в руках, - как заклинание повторял он.

Их прервал телефонный звонок. Звонил Петр Никанорович.
Пока Ленка разговаривала по телефону, он убрал в холодильник еду, унес тарелки, принес чашки, скипятил чайник.
- Лен, я тут похозяйничал.
- Да. Отлично.
- Петр Никанорович-то домой собирается?
- Нет. Похоже, там теплая компания. Музыка вовсю, песни под гитару.
- Может, ты тоже сыграешь что-нибудь? - Хотелось убедиться, что «Я люблю тебя» ему не приснилось.

- Сыграй ему что-нибудь про любовь! Жаркое...
- Нет! Не надо провоцировать взрослых мужчин, с которыми ты остаешься наедине.
- Да тут еще надо постараться, чтобы спровоцировать!!!
- Ленка! Впрочем, я согласна, «Лети» на сегодня уже хватит. Идея! Караоке!


- Не, я уже не в форме, - она кокетливо засмеялась. - Виктор Михайлович, а давайте караоке петь!
- А где его возьмем?
- А в Новый год всегда по какому-то каналу караоке крутят. - Ленка схватила пульт.
Искомое нашлось быстро. Шла подборка песен о зиме.
Весело спели «У леса на опушке жила зима в избушке...»
Потом:
- Снег кружится, летает, летает,
И позёмкою клубя, - солировал Степнов, -
Заметает зима, заметает.
Всё, что было до тебя...


Затем Ленка затянула «Новогоднюю» «Дискотеки аварии», но Степнов промолчал.
- Какая-то не очень приличная песня.
- Да бросьте, Виктор Михайлович, зато веселая. - Ленка уже была на ногах и приплясывала.
После заиграла «Снежинка» из кинофильма «Чародеи»:
- Когда приходит год молодой,
А старый уходит вдаль,
Снежинку хрупкую спрячь в ладонь,
Желание загадай.
Смотри с надеждой в ночную синь,
Некрепко ладонь сжимай,
И всё, о чём мечталось, проси,
Загадывай и желай.

Ленка пела с удовольствием. Любила она этот фильм, хоть он и не современный. И вот Степнов в роли Ивана ей почему-то легко представлялся. Такой же импульсивный. Вот он стучит волшебной палочкой и требует Аленушку. И он бы прошел сквозь стену. Точняк. Она не сомневалась.

Потом заиграла «Метель» из второй «Иронии судьбы». Они ее пропускали.
- «Чародеи» - классный фильм! - Продолжил ее мысль Степнов. - Мы в армии из него песню инсценировали на новогоднем вечере. «Три белых коня».
- Это как?
- Да вот, нас трое было, и пели по очереди, каждый играл одного коня и определенный месяц. Ну и пытались танцевать что-то под музыку, движения какие-то делать.

Словно кто-то в телевизоре услышал Степнова, и после «Метели» весело и призывно зазвучала труба.
- Виктор Михайлович! Давайте! Как тогда. - Ленка аж подскочила с дивана.
- Ну, запевай! Я - январь! - он быстро стянул с себя пуловер, оставшись в одной рубашке.
- Ой! Ах! - Заши-бись! - откомментировали все трое.

- Остыли реки, и земля остыла,
И чуть нахохлились дома.
Это в городе тепло и сыро,
Это в городе тепло и сыро,
А за городом - зима, зима, зима,

- Степнов пел и изящно ходил, пританцовывая по квадрату.

И уносят меня, и уносят меня
В звенящую светлую даль...

- На припеве он будто сел на коня и стал размахивать шашкой. Если сначала Ленка улыбалась во весь рот, то сейчас почти смеялась. Удерживала только боязнь, что он обидится, и она не увидит продолжения. Поэтому активно пела вместе с ним.
Три белых коня, три белых коня -
Декабрь, и январь, и февраль.

- Он повернулся на шагах, встал к ней боком и на слове «январь» выразительно мотнул головой в ее сторону.
- Супер! - Ободряюще простонала Ленка на проигрыше.

- Зима раскрыла снежные объятья,
И до весны все дремлет тут.
- Он смещался сначала вправо, потом влево, делая руками круговые движения, будто протирал стекла.
- Только елки в треугольных платьях, - он изобразил руками елочку и присел на последнем слове, -Только елки в треугольных платьях, - и в такой позе стал поворачиваться.
Мне навстречу все бегут, бегут, бегут...
Ленка уже рухнула на диван от смеха. Он усиленно держался и пел.
И уносят меня, и уносят меня
В звенящую светлую даль...
- снова «сел на коня».
Три белых коня, три белых коня -
Декабрь, и январь, и февраль.

Третий куплет со смехом допевали вместе на диване. Он притворно возмущался ее хохотом, она отбивалась:
- Остыли реки, и земля остыла,
Но я замерзнуть не боюсь.
Это в городе мне грустно было,
Это в городе мне грустно было,
А за городом - смесь, смеюсь, смеюсь.
- На этих словах, Степнов игриво обнял Ленку и пытался защекотать.
И уносят меня, и уносят меня
В звенящую светлую даль...
Три белых коня, три белых коня -
Декабрь, и январь, и февраль.

Кажется, меня действительно уносит. - она пыталась отдышаться.

- Виктор Михайлович! Это нереально круто!
- Кулемина!
- Правда-правда. Здорово. И вообще, Вы классно поете и танцуете тоже.
- Лен, ты мне льстишь.
- Да ни капельки. Честно. У Вас тембр голоса такой приятный.

В караоке тем временем звучала песня Андрея Губина «Зима, холода». На экран выходили строки:
Холод ночей, одиночество дней -
Все забыто давно и ушло в никуда.
Будет вдвоем нам намного теплей,
Даже если опять за окном холода.


Так, Степнов, ты бы отвлекся чаем, а то сейчас на радостях...
- Лен, ну что? К чаю готова? Калории потратила?
Ленка оглядела стол. Там еще оставалось шампанское.
- Виктор Михайлович, а может, шампанского еще?
Он решился.
- Лен, в общем-то, я больше не твой учитель. Может, перейдем на ты.
- А мы на брудершафт не пили, - это выпалила вслух Ленка, пока остальные, потерявшие бдительность, не опомнились.
- Ты чего несешь?
- Заткнись!

- На брудершафт? - Степнов внимательно посмотрел на Ленку.
Она смело взглянула.
- Да.
- Ну, тогда выпьем. - Он разлил шампанское по бокалам.
Встали. Напряженно перекрестили руки. Выпили.
Оба поспешно отставили бокалы на стол, слишком дрожали пальцы. Он смотрел на нее. Не смогла, потупила взор. Правой рукой легонько коснулся ее щеки, нежно убирая волосы от лица. Она замерла. Он понял: «Ждет!» Положил руку на ее затылок, очень аккуратно, нежно и почти невесомо дотронулся горячими губами до ее губ.
Раз! И... все!!! Окатило волной от макушки до пяток.
Все три Кулемины хором закричали: «Еще!»

Она подчинилась голосу и потянулась к нему сама. Коснулась. Но на этом, как оказалось, лимит смелости был исчерпан даже у Ленки. Впрочем, он уловил ее порыв. Ласкал нежно ее верхнюю губу, прерывая поцелуй, давая ей возможность отыграть назад в любую минуту. Нет! Она против! С закрытыми глазами, только чуть почувствовав его «уход», она тянется к нему снова, и нестерпимо сладостное блаженство продолжается.
Ноги подкашиваются, и она обнимает его за талию. Снова понял. Прервал поцелуй.
Она спрятала лицо у него на груди. Нежно обнял, поддерживая и дыша в белокурую макушку.

- Леночка!
Она поднимает на него глаза.
В зеленом океане плещется любовь, надежда и безудержное счастье.
В лазурном небе разлита любовь, преклонение и страсть.
Они понимают друг друга без слов.

И снова минуты или часы или секунды нежных объятий.
- Леночка, я все-таки пойду, поставлю чайник. - Он бережно размыкает руки и усаживает ее на диван.

* - Кто-нибудь хочет что-то сказать?
* - Нет.
Стоит сказочно-прекрасная упоительная тишина.


Уже под утро, после чая с ее любимым тортом, вкус которого она не ощутит, они будут прощаться:
Он порадует Ленку: - Мы встретимся завтра. Точнее, уже сегодня.
Он успокоит Леночку: - Я понимаю, что я старше и, возможно, ты... боишься, но я обещаю, слышишь, обещаю. Мы не будем торопиться. Все решаешь ты.
Он предложит Лене: - Сходим в кино, кафе, на концерт? А может, за город махнем, на лыжах кататься?!



Спасибо: 126 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 606
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.01.10 22:20. Заголовок: Глава 2. «Сообразим ..


Глава 2. «Сообразим на троих, или А среди дня они проснулись...»

****************
Она закрыла за ним дверь. Ощущение полной нереальности происходящего не покидало ее.
Еще совсем недавно одна лишь смелая Ленка позволяла себе чуть-чуть допустить, что они могут быть вместе, и пыталась представить себя с ним. Совсем недавно... А сегодня они целовались... - У-у-у! Кажется, дым валит из ушей. Она целовалась с ним! Все равно - с учителем, все равно - со взрослым. Несмотря на брудершафт, перейти на «ты» сходу как-то категорически не получалось.
- Ленк, у меня не получается на «ты». Я привыкла, что он учитель, - заныла Леночка.
- Ну, вот и дальше поучит, надеюсь.
- Это ты о чем?!
- Я? Именно о том, о чем ты подумала, - ехидничала Ленка.
- Ты обалдела!
- Правда, девочки, давайте не торопясь. - Как всегда, вступила примирительно Лена. - Киношка там, на лыжах. Он же предложил. А вообще, надо сначала целоваться научиться нормально.
На это Ленке возразить было трудно, она была сильна в теории, поэтому лишь произнесла:
- Ну, так научиться можно только с ним на практике...
Все трио снова погрузилось в сладостный дурман воспоминаний. Хотя все, что происходило после слов про брудершафт, помнилось какими-то отдельными словами, всплесками ощущений и эмоций.


Все было убрано после новогоднего пиршества, поэтому Кулемина, побродив по квартире и посмотрев еще разок на елку, как на реальное подтверждение того, что новогодняя ночь со Степновым ей не привиделась в грезах, отправилась спать.

Он вышел от Ленки на улицу и с удовольствием вдохнул морозный воздух. Но «протрезветь» не очень получалось, да и не очень хотелось.
Он был пьян не шампанским, а вкусом ее нежных невинных губ. Хотя после того «брудершафтного» длительного поцелуя он себе ничего не позволил и держал дистанцию. Это, если честно, нельзя было назвать полноценным поцелуем: она позволяла себя целовать, чувствовалось, что ей не хотелось это прекращать, но он боялся углубить поцелуй. Но даже то, что было, «ударило в голову» так, что он еле удержался от более активных действий и ласк. Только мысли о том, что нельзя напугать ее силой взрослой страсти, что нельзя торопиться, что только пару часов назад она «пошла ему навстречу», останавливали его.

Странно, но придя домой, ему все же удалось уснуть. Правда, ему снилась Кулемина. Она стояла на сцене, почему-то одна и говорила: «Я люблю тебя. Лети», при этом теребя вторую пуговицу на изумрудной блузке. Ему так хотелось расстегнуть ее. Он вдруг оказался рядом с ней, близко. Протянул руку, накрыл Ленкины пальцы своими и вытащил пуговицу из петли. Затем потянулся к третьей пуговице. Есть. Показался край привлекательного полушария, обрамленного черным шелком. Сейчас он...!!! И как ушат холодной воды мысль: «Он же обещал ей, что пока ничего не будет». Проснулся в холодном поту.

Открыв глаза, долго не мог прийти в себя, все вспоминал, что было новогодней ночью, и решал, не приснилось ли ему это. Потом снова были сборы в гости. Вчера, поскольку он домой не заходил, подарок для Петра Никаноровича остался дома. И теперь, вооружившись подарком, он шел за цветами для Ленки. Хотелось что-нибудь такого эдакого, необычного, нестандартного, непохожего на букет Гуцула. Долго выбирал, зашел в четыре ларька, еще не все 1 января и работали.

Ленка проснулась, когда дед уже гремел на кухне посудой.
- С новым годом, дедуля!
- С новым годом! Ну, как отметили, весело погуляли?
- Да, хорошо.
- А что съели так мало?
- Да нас на самом деле немного было. - Ленка решила не скрывать от деда правду. - Девчонки все с родителями и родственниками пошли отмечать, а у нас Виктор Михайлович был.
- Витя! – Удивился и обрадовался Петр Никанорович.
- Ну да. – Ленка потупила взор.
- Так вот откуда цветочки в моей комнате и елка?
- Елка, да. Классная, правда? А цветы мне в школе за выступление подарили.
Разумная Лена вчера настояла на том, чтобы убрать гуцуловские цветочки в комнату деда, дабы не нервировать Степнова. Ленка, правда, пыталась возразить, что, мол, пусть видит, что ее ценят, но Леночка тут же на нее набросилась:
- Не наигралась еще?!
- Наигралась, – тут же капитулировала Ленка.


Днем позвонил Гуцул. Поздравил с Новым годом, звал гулять.
- Извини, у меня на сегодня другие планы.
- А завтра?
- Слушай, я не знаю, возможно, буду занята все каникулы.
- Прямо так и все?
- Ну, я не знаю, нам надо с девчонками встретиться и вообще… В общем, пока не получится.
- Ну, я тогда еще разочек звякну?
- Ну, звони.

Степнов позвонил в дверь, предварительно распаковав тщательно спрятанные от мороза цветы.
Дверь открыла она.
- Привет!
- Здра… привет.
- Это тебе. - Степнов продемонстрировал Кулеминой три потрясающих крупных герберы. – Такой красавице и спортсменке, - протянул темно-бордовую, - такой умнице, - подал желтую, - и такой нежной, - вручил розовую.
К этому моменту Ленка уже сама лицом была, как герберы на стадии перехода от розового к бордовому. К концу фразы Степнов покраснел и сам. Она все же нашла в себе силы взглянуть на него из-под челки, уткнувшись лицом в сердцевины цветов и вдыхая нежный аромат. Потом, немножко подумав, подталкиваемая Ленкой, она привстала на цыпочки и совершенно неожиданно чмокнула Степнова в холодную щеку.
- Спасибо. - И тут же снова спряталась за челкой.
Степнов впал в прострацию.
Положение, можно сказать, спас появившийся в дверях комнаты Петр Никанорович.
- О, Витя! С новым годом!
- С новым годом, Петр Никанорович! - Степнов полез за подарком.
- Вить, проходи, чайку попьем!
Степнов вопросительно посмотрел на Ленку.
- Мы вообще-то гулять собирались!
- А чайку со стариком попить в праздник, посидеть. Конечно, ваше дело молодое.
- Дедуль, не обижайся.
- Петр Никанорович, мы погуляем, а потом вернемся пить чай. Как вам такой вариант?
- Отлично. Я тут еще чего-нибудь из закусочки соображу.

Они вышли на улицу. Значит, он еще придет к нам домой, и прогулкой дело не ограничится. Это хорошо. Задумавшись, Кулемина чуть не поскользнулась на ступеньках. Степнов едва ее поймал.
- Ленок, ты чего? Держись за меня! - И взял ее за руку.
Не сговариваясь, пошли в сторону парка. В этом году зима, наконец, порадовала снежком. Правда, в новом году температура воздуха быстро пошла на потепление. Снег стал мокрым.
Они шли по дорожке и болтали. Сначала о последних событиях в спортивном мире, потом Ленка стала расспрашивать Степнова о том, как снимается кино. Гуляя по парку, натолкнулись на мальчишек, играющих в снежки, потом на молодую мамочку, которая на детской площадке лепила трехлетнему ребенку маленького снеговика.
- Виктор Михайлович, а давайте тоже снеговика слепим, большого!
- А давай!
Оба увлеченно принялись катать снежные шары.
В итоге снеговик получился на славу. Глаза и нос сделали из шишек от ближайшей сосны, из веточки – рот.
- А ничего так получилось! – Кулемина с удовлетворением оглядела их творение.
- Да. Ничего. И детишкам в радость будет. Ну что? Домой?
- Да, пойдемте! – Она протянула ему руку в мокрой варежке, а он взял ее, не успев надеть перчатки.
- Ленк, у тебя ж все варежки мокрые.
- Подумаешь.
Он стянул с нее варежки. – И руки ледяные вон уже. Надевай мои, – стал натягивать на нее свои кожаные перчатки.
- Да ну, Виктор Михайлович, мне не холодно, - попыталась отказаться, - а вы сами?
- Я закаленный. К тому же, - сунул руки в карманы, - хватайся! - Предложил ей взять его под руку.
Домой шли чуть уставшие и притихшие.
Потом сидели мирно на кухне. Петр Никанорович снова приготовил ужин и уговорил Степнова на каплю его наливочки. Мужчины заговорили о романе, а Кулемина сидела, наслаждаясь. Ей просто было хорошо.

Уже перед уходом стали определяться с планами на завтра.
- Может, поедем кататься на лыжах?
- Мы, это... в первой половине дня вообще-то с девчонками договорились встретиться, ну там поздравиться и все такое… - Она произнесла это чуть виновато.
- А во второй половине дня?
- А во второй я свободна.
- Тогда, может, в кино или кафе, а на лыжах послезавтра. Тем более, на лыжах ехать – надо рано вставать, а ты завтра, небось, еще не проснешься. – Степнов умильно глядел на Ленку.
- Ага. – Она чуть кокетливо кивнула. - Я согласна. Только у меня нет лыж.
- Так ерунда. Мы поедем в N***. Там пансионат, пункт проката и лыжня размечена. У меня там раньше в прокате друг работал. Приедем, возьмем лыжи, покатаемся и обратно. Только надо будет паспорт для проката не забыть. А завтра тогда давай, я с утра забегу в кино, гляну, что идет и на каком сеансе, и кину тебе смску. Ты отвечай, и я сразу билеты возьму. Договорились?
- Договорились. – Она снова подняла взгляд на Степнова. Что-то как-то не верилось, что они стоят вдвоем и обсуждают совместные планы.
- Прямо будто не со мной происходит, – высказалась Леночка.
- Ага, будто на себя со стороны смотрю и не верю.
- Да ладно вам. Меньше надо думать. Вот сейчас прощаться будем.
- А как? – замерла Леночка. Что-то внутри резко ухнуло вниз.


- Лен, ну я пошел. До завтра. – Он, уже одевшись, стоял в дверях. Была мысль, что надо как-то попрощаться.
- До свидания. - Она тоже немного потеряно застыла на пороге.
Поцеловать? В губы? В щеку? Он взял ее руку, на секунду задержал в своей ладони, а потом поднес руку к губам и поцеловал.
- Леночка, Спокойной ночи! – И, резко развернувшись, побежал вниз по ступенькам.
ОН целует МОЮ руку???!!! - Некоторое время она ошеломленно стояла в дверях, потрясенная самим фактом: ОН!!! МОЮ!!! Пронзенная с головы до ног, будто молнией, вспышкой тепла.
- Слышали, он ко мне обратился! Леночка! Так нежно…
- Прямо так и к тебе!!! Тогда он целовал МОЮ руку.
- Не, я в нирване…
- Я вот боюсь, что у меня руки после мороза…- Лена переживала. Поднесла руку, правда, другую к своим губам. Попробовала. Черт! Или это губы потрескались? Маникюра нет…
- А я вам сколько талдычу, что надо за собой ухаживать! - Тоже запереживала Леночка. - Крем для рук, бальзам для губ…
- Да, правильно. Пошли крем поищем.

Кулемина еще раз взглянула на свою руку с его «поцелуем» и бережно «понесла» ее в комнату.
- Спокойной ночи он пожелал! – Не могла успокоиться Ленка, уже лежа в кровати с намазанными руками и аж в тряпочных перчатках. (Это был совет знающей Новиковой, как быстро привести руки в порядок.) Было жарко. Во-первых, от перчаток, а во-вторых, волна жара распространялась по телу всякий раз от воспоминания ощущения чуть влажных горячих губ на своей руке.

*************
Автор тут.

Ищу Олечку - Фигли_мигли или специалиста хорошо владеющего фотошопом. Очень надо качественно нестандартно "переодеть" героев. Пока костюмы и головы по отдельности.

Спасибо: 127 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 615
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.01.10 14:46. Заголовок: Глава 3. «Сообразим..


Глава 3. «Сообразим на троих, или Васаби и Все в двух экземплярах»

Проснувшись уже после десяти, Ленка с улыбкой подумала, что Степнов был прав, дав ей спокойно выспаться и понежиться в постели. Не торопясь, она встала, с удовлетворением отметила положительный эффект от экстренных косметических мер, и начала звонить девчонкам.
В итоге все Ранетки в час дня завалили к ней, поскольку квартира большая, а из родных один дед.
Обменялись мелкими презентами.
- О, тебе Гуцул еще цветочки подарил! - Лерка увидела герберы, занявшие почетное место в вазе на Ленкином столе.
- Нет, это не он. – Кулемина смутилась.
- Во, Ленка - молодец, букеты один за одним получает! – Произнесла Анька.
- А что, милые цветочки, - это Женька.
- Нет, слишком простенько, - заявила Лерка. - Вот мне тогда Стас такой букет подарил, закачаешься. Я вообще розы люблю, лилии.
- Что бы ты понимала!!! – Оскорбилась Кулемина.
- Блин, Новикова, сейчас в глаз получишь!
- Между прочим, он прямо каждой по цветочку подарил.

- Главное не какой, а от кого. – Наташка показала девчонкам надпись на доске.
- Вот! Правильно.- Согласилась с ней вслух умница Лена.
- А от кого? – Новикова тут же пошла в наступление.
Ленка решила, что особо запираться смысла нет, да и хотелось хоть чуть-чуть озвучить свое счастье, чтобы больше верилось в его реальность. Правда, все равно решила придать факту максимально невинный вид.
- Степнов подарил на Новый год.
- Виктор Михайлович? – Удивились в один голос Анька и Женька.
- Вы помирились? – Написала Наташка.
- Ну да. Все хорошо. Я и сама рада, – призналась девчонкам.
- А что теперь с Гуцулом? – Спросила Лерка.
- А что с ним? – Удивилась Лена, - он одноклассник.
- А Степнов кто? – Приставала Лерка.
- А Степнов - хороший человек и соавтор деда. Ладно, девчонки, там чайник уже вскипел, пошли на кухню. У нас тортик есть.
- О, тортик! – Громко обрадовалась Анька и потащила всех на кухню.

Девчонки пили чай, а Ленка периодически все поглядывала на телефон. Уже скоро два, Степнов собирался дойти до кинотеатра с утра, а до сих пор от него ни слуху, ни духу.
- Лен, ты звонка ждешь?
- Вот надо было все-таки прибить проницательную Новикову, – прокомментировала Ленка.
- Нет, звонка не жду.
А что, даже и не соврала, между прочим.
Наконец, прозвучал сигнал смски. Она схватила телефон.
- Привет, солнце!
- О! - Ленка сразу засияла улыбкой как указанное светило.
– Есть продолжение мушкетеров, Стиляги и мультик про Федота-стрельца.
- Лучше мультик, - быстро написала ответ.
- Тогда на 18. Идет? – Пришло тут же второе сообщение.
- Да. - Написала и с чувством удовлетворения отложила телефон.

В четыре часа выпроводила девчонок.
Леночка настояла, что надо время, чтобы принять душ, спокойно собраться и накраситься.
- Да не буду я краситься. И так нормально, – ерепенилась Ленка.
- Ты и кремом не хотела руки мазать, – парировала Леночка.
- Ты еще предложи помадой губы накрасить.
- И предложу.
- Ага, а если целоваться, он что, эту химию есть будет!
- А что сразу целоваться!?
- Девочки, - Лена как всегда примиряла конфликтующие стороны, - чуть глаза и фруктовый блеск для губ, что как раз Лерка подарила сегодня. Самое оно будет.


Степнов зашел за ней в 17.30.
Снова:
- Привет!
- Привет!
- Готова?
- Ага.

Вышли из подъезда. Не спрашивая, взял ее за руку. Как-то так уверенно, спокойно, заботливо и… короче, всей троице очень понравилось такое мужское поведение.
- Вот только так с тобой и надо, – шепнула Ленка Леночке. – Не спрашивая. Без церемоний, мешок на голову и через седло.

Степнов в кино не был уже сто лет. Поэтому для него было открытием, что нынешняя молодежь не заходит в зал без пакета попкорна и стакана кока-колы.
Если против попкорна он не возражал, то насчет кока-колы активно воспротивился.
- Лен, ну это же химия, газировка и вообще сплошная вредная гадость.
- Вполне себе такая вкусная гадость.
- Ленок, давай лучше сок возьмем.
- Хорошо, – пошла на мировую Кулемина.

Мультик Ленка оценила. Правда, с первоисточником в печатном виде она, в отличие от Степнова, была не знакома, поэтому удовольствие она получила, можно сказать, двойное.
Особенно понравились ей современные реалии в старой сказке и жена Федота-стрельца – умная и верная Маруся.
Степнов сидел в зале. Одна его половина вроде как смотрела кино. Вторая - любовалась Ленкой и пыталась осознать тот факт, что Кулемина пошла с ним в кино и сейчас сидит совсем рядом. Они уже ходили раньше вдвоем на концерт. Но казалось, что это было как будто совсем в другой жизни. Он слишком привык любить ее на расстоянии, теоретически, платонически, не забывая о том, что она его ученица. Сейчас они пошли в кино уже совсем в другом статусе. Он даже не осмеливался сформулировать для себя этот статус. Все обычные ранее действия – взять за руку, поздороваться, попрощаться и так далее, приобрели вдруг другую окраску, наполнились скрытым смыслом и стали «в новинку».

С отличным настроением вышли из кино.
- Лен, пойдем куда-нибудь поужинаем?
- В «Муху»?
- Может, куда-нибудь в другое место?
- Вы не хотите, чтобы нас видели вместе? – Медленно подбирая слова, аккуратно спросила Ленка.
- Леночка! – Он резко остановился и повернул ее к себе лицом. – Лен, для меня… я очень… Короче, то, что ты согласилась со мной пойти, для меня это очень много значит. И мне абсолютно все равно, что кто-то увидит нас вдвоем. Да хоть весь мир. Но я не уверен, что это нужно тебе. Я и так подставил тебя этим случаем в спортзале. Я и так виноват перед тобой. Я не хочу, чтобы кто-то о тебе сплетничал, поливал грязью и делал тебе больно.
- Да уж, приятного мало, - это Леночка.
- Але, Кулемина, а когда тебя волновало чье-то мнение? – Сразу вскипела Ленка.

- Виктор Михайлович, эээ… мне тоже все равно, но я как раз не уверена, что это нужно вам. Вы ведь когда-нибудь вернетесь в школу…
- Ленок!
- Короче, ну всех к черту, но мы пойдем в другое кафе, – произнесла вслух Ленка. Посмотрела на Степнова, и они одновременно облегченно рассмеялись.
- Куда прикажешь? Какую кухню предпочитаешь? Я, правда, в этом совсем не разбираюсь.
- Виктор Михайлович, а вы любите суши?
- Нет, а это что такое?
- А это как раз очень полезная еда, - заулыбалась Ленка. – Я, правда, всего разок с мамой ходила, и домой мы заказывали. Вкусно.
- Что, неужели и вкусно и полезно? – Поддразнил Ленку Степнов.
- Ага. Рис, овощи, морепродукты, рыба.
- М-да. Похоже, не врешь. Ну, пошли проверять. Веди.

Они пришли в милый японский ресторанчик. В связи с каникулами он был полон народа. Но столик на двоих им все-таки нашелся.
Сначала делали заказ. Долго изучали меню, разглядывали картинки. В итоге, Степнов махнул рукой и заказал ассорти роллов.
- Виктор Михайлович, куда так много? - Лена еще посмотрела на цену.
- Ничего, зато все самое вкусное и интересное попробуем.
Степнову понравилось, что принесли горячие ароматные полотенца – протереть руки.
- Молодцы! О гигиене заботятся.
Ленка рассмеялась. В этом весь Степнов!
Потом принесли огромную доску роллов.
Ленка-зараза подбивала остальных не рассказывать Степнову о коварстве горчицы васаби и посмотреть на эффект, но сознательная Лена и жалостливая Леночка его предупредили, а также объяснили важность имбиря.
Им принесли палочки. Они оба попытались, глядя на народ за соседними столиками, с ними бороться, но получалось плохо.
- Давайте приборы попросим, они дадут.
- Не, Ленок, мы же спортсмены, что мы, с какими-то палками не справимся?
Но, когда несчастный ролл приземлился на стол, Степнов рассудил:
- Нет, тренироваться надо дома. Возьмем с собой палочки, потренируемся, а потом уже будем выходить на соревнование, - и подозвал официанта.
- Виктор Михайлович, - Степнов только что прожевал первый ролл. – А вы знаете, что когда что-то пробуешь в первый раз, надо загадывать желание.
- Правда?
- Да! Ну, по крайней мере, Новикова так утверждает.
- Ну, раз Новикова утверждает, - Степнов сначала прыснул, потом состроил нарочито серьезную физиономию, – значит, будем загадывать, - он закатил глаза к потолку.
- Ну-у, я серьезно. – Ленка обиженно надула губы.
- Понял. – Степнов вмиг стал действительно серьезным и посмотрел на Лену. Подумал секунду. – Все. Загадал.
Ленка была на 100, нет, на 200% уверена, что он загадал что-то про нее или про них.
Естественно, она была права.
Все они, конечно, не доели. Забрали с собой. Степнов сказал, что Петра Никаноровича тоже надо радовать «полезной едой».

Всю дорогу до дома Ленка получала ЦУ (ценные указания) на предмет завтрашней поездки.
- Лен, у тебя теплые спортивные брюки есть?
- Нет.
- Так, понятно.
- А трикотажные лосины спортивные?
- Надо поискать. А зачем, я в них буду кататься, что ли?
- Нет, их под комбез оденешь. Я тебе завтра комбинезон горнолыжный принесу, он пуховый, теплый, легкий, и снег к нему не прилипает.
- А у вас он откуда? – Ленка с подозрением посмотрела на Степнова.
- Да во времена жуткого дефицита увидел импортный классный, купил, не глядя, а он на меня не влез совсем. Тебе должен быть как раз, может, совсем чуток велик. Но для комбеза это не страшно. Значит, так. Продолжаем. Комбез я тебе беру, ты надеваешь свитер, а еще свитер и то, что под него надеть, берешь с собой.
- Зачем?
- Так набегаешься на лыжах, вспотеешь, надо обязательно переодеться во все сухое.
- Обязательно?
- Кулемина! – Он грозным взглядом тренера посмотрел на нее, - это обязательно. Во ВСЕ! Поняла?
- Поняла, - вздохнула Ленка.
- Носки шерстяные две пары.
- Зачем две? У меня только одна.
- Значит, бери обязательно сменные носки, вдруг ноги промочишь, а еще пару шерстяных я тебе прихвачу. На случай, если в прокате твоего размера ботинок лыжных не будет, возьмем побольше, подденешь носки, и теплее получится и ноге мягче.
Ленка поняла, что еще немного, и она начнет истерически ржать:
- Сейчас он скажет про шапку.
- Он же такой милый, о тебе заботится, – напомнила Леночка.
- Он прав, здоровье надо беречь! – Вступила Лена.
- Да?! - Ленка мысленно уже валялась от хохота. – Только синий петушок с белой надписью «спорт» на меня брать не надо.

Значит, Лен, ты в этой меховой шапке поезжай…
Виктор Михайлович, - она рассмеялась, потом усилием воли закусила губу, встретив его полный недоумения взгляд. - Вить, (вырвалось нежное) я все поняла, надо взять еще одну шапку, чтобы кататься на лыжах.
- Молодец, Кулемина! И про варежки не забудь, две пары.

*************
Прием отзывов, хотя бы в одном экземпляре тут

Спасибо: 118 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 621
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.01.10 23:28. Заголовок: Глава 4. «Сообразим ..


Глава 4. «Сообразим на троих, или Лыжи. 10 км.»

Спала она в эту ночь плохо. Под утро все просыпалась, глядела на будильник, боялась проспать.
- Электричка ждать не будет, - сказал Степнов.
В 7.30 уже была готова.
Степнов первым делом внимательно оглядел Ленкину экипировку. Посмотрел с подозрением на маленький рюкзачок.
- Все взяла? Точно?
- Абсолютно. Дед только в одном экземпляре, увы, дома остается. - Отрапортовала Ленка.
- Ку-лемина! Разговорчики!
Она расхохоталась и, подхватив рюкзак, вылетела из квартиры.

А он… А он был все равно счастлив. Пусть улыбается, смеется... даже над ним. Она ведь главное позволила - быть рядом, и сказала, что любит.

В электричке Ленка дремала, пристроив голову на Степновское плечо. А он, между прочим, сам предложил, заметив, что она вовсю зевает и моргает.
- Ленок, ты поспи.
Вот черт, как же он все-таки нам подходит! - Восхитилась Ленка.
Плечо Степнова было как раз на нужном уровне, чтобы положить голову, не ниже, не выше, а очень удобно.
- Внимательный мой! – Восторгалась Леночка.
- Наш! - Поправила Лена, прежде чем погрузиться в сладкую дрему.


Черные ресницы бросали тень на розовые от утреннего морозца щеки.
Она тихонечко ровно дышала, дремала на его плече. А он почти не дышал. Боялся неосторожным движением нарушить ее сон.

Дальше все пошло по намеченному плану. Приехали на место, переоделись. Костюмчик Лене и вправду почти подошел, только пришлось подпоясаться ремнем из джинсов.
Сдали вещи на хранение, взяли лыжи и вышли на лыжню.

- Лен, тут трассы есть на три километра, пять и десять. На какую пойдем?
Трассы начинались у пансионата, какое-то время шли вместе, потом расходились, лыжники уходили каждый на свой круг, а потом снова трасса приводила их к воротам пансионата.
Они пошли на пять.
Смотрели по сторонам, наслаждались красотой зимнего леса. Искрящимся на солнце всеми цветами радуги снегом, пушистыми белыми шапками на елках, плавными очертаниями сугробов, причудливыми узорами, оставленными метелью. Голубое небо, оранжевые сосны, грозди длинных, как с картинки, шишек на верхушках елей. Ленка останавливалась и задирала голову. Степнов пропустил ее вперед, чтобы идти в ее темпе. Кулемина вполне уверенно стояла на беговых лыжах. Без конькового хода, конечно, но пятерка за лыжи в восьмом у нее была абсолютно заслуженная.
И лихо, буквально минут за пятнадцать, они прошли приличную часть трассы до указателя со стрелкой 10.
- Виктор Михайлович! А пошли на десять! А то так скучно, мы ведь быстро пять пройдем.
- Лен, ты уверена?
- Уверена.
Они пошли.
Степнов через некоторое время проклинал себя всеми словами. Стало не до красот природы. Трасса была не просто в три раза длиннее трехкилометровой, которую они с Ленкой легко одолели в начале пути, она была в три раза сложнее. Очень крутые спуски и подъемы елочкой. Лес с петляющей вплотную к деревьям лыжней и поле, где разгулялся сильный ветер.
Степнов испугался за Ленку. Выдержит ли? Вдруг упадет неудачно? Причем повернуть назад было просто нереально, так шла лыжня.
Перед горкой Степнов менялся с Ленкой местами и спускался первым, проверяя лыжню на возможные подвохи. Пару раз Ленка все же навернулась, правда, достаточно удачно, что называется, просто сев на пятую точку. А у него сердце уходило в пятки.
На седьмом километре Ленка уже и сама тихо кляла себя за предложение пойти на десятку. С непривычки к лыжам после долгого перерыва навалилась усталость. Ноги уже еле шевелились.
Но, стиснув зубы, вымучивая из себя улыбку, она шла вперед. Впрочем, альтернативы все равно не было. А заметив обеспокоенность Степнова, особенно когда он подлетел к ней после падения, продолжала ему регулярно сообщать, что все с ней нормально, все в порядке и все О,кей.
- Ленок, держись, еще немножко осталось.
- Да все хорошо, Виктор Михайлович! Дойдем. - Что-то у нее даже заныла ранее травмированная на матче нога. Но она старалась об этом не думать. А думать о том, как хорошо, что Степнов велел взять с собой всю сменную одежду. Потому что когда они приблизились к финишу, казалось, из-под комбеза повалит пар.
Сняли лыжи и тут же пошли в соседнюю дверь, оплачивать прокат в кассу пансионата.
Приветливая кассирша посмотрела на них, и, пробивая сумму, поинтересовалась:
- Вы у нас отдыхаете или так приехали?
- Нет, просто на денечек.
- А не хотите еще остаться? У нас вообще-то на каникулы все плотно занято, а тут, я знакомым номер держала, а они отзвонились, заболели, грипп. Только за питание заплатите, а проживание за 30%. А то номер пропадает. Хороший. Там все для чая, телевизор, тапочки-халаты, фен, все для умывания. Отдохнете после лыж. Вечером у нас дискотека. А завтра снова покатаетесь.
Степнов вопросительно посмотрел на Ленку.
- Ленок, ты как?
Она пребывала в смятении.
- Можно я подумаю?
Она отошла к окну.
- Давай, соглашайся! Ночевать с ним в одном номере!
- А вот если я соглашусь, это не будет означать, что я согласилась на...?
- Слушай, - уже не выдержала даже Лена, - тебе русским языком сказали, что все зависит от тебя. Но вы представьте: горячий душ и обед, и никуда не надо трястись в электричке.

К ней подошел Степнов.
- Ленок, если тебя смущает, что мы будем жить в одном номере, то это абсолютно ничего не значит. Но ты, наверное, все же отдохнуть хочешь? Я бы предпочел взять номер, чтобы ты отдохнула, а то с этой «десяточкой»... Если хочешь, можем просто до вечера остаться, чтобы без ночевки. Решай сама.
- А дед?
Леночка уже сдавала свои позиции.
- Давай позвоним и спросим разрешения. Мне поговорить?
Ленка протянула Степнову телефон, нажав клавишу посыла вызова.
- Петр Никанорович, это Виктор.
- С Леной?
- С Леной все в порядке. Петр Никанорович, если мы тут в пансионате до завтра останемся? Тут путевка свободная есть. Отдохнем, а завтра еще сможем покататься. Как вы на это смотрите?
- Сейчас дам ей трубку.
- Да-да. Еще слушаю.
- Петр Никанорович, ну о чем речь?! Даже не думайте на эту тему. Естественно. Я же вам обещал. Все, даю Ленку.
- Да, дедуль!
- Да, хочу.
- Спасибо. Ну ладно, пока-пока.

- Остаемся! Чур, я первая в душ! - Ленка нажала отбой.
Степнов поспешил к кассе. Тетенька быстро оформила все бумажки и отправила их к администратору за ключами от номера.
Забрав из проката свои вещи, они ввалились в номер. Кассирша не соврала, он был хороший, просторный и очень уютный. Правда, первое, что бросилось в глаза Ленке, это огромная двуспальная кровать, красиво застеленная кремовым покрывалом. Хотя вдоль окна стоял еще и диван.
Скинув ботинки, Степнов плюхнул свои вещи на диван.
- Твоя кровать, мой диван, а то он у окна и под форточкой.
Она облегченно выдохнула и кивнула.
- А здесь ничего! - Теперь она могла спокойно осмотреться.
Столик на колесиках. На нем электрочайник, две чайные пары, бокалы, кувшин с водой. Около кровати тумбочки и светильники. Телевизор, телефон, холодильник.
- Ленок, давай дуй в душ, а то у нас на двоих полчаса до обеда.
Обнаружив одноразовые тряпочные тапочки и длинный белый махровый халат, Ленка удалилась в душ. Выплыла из него минут через 20, но уже даже с высушенной феном головой. Правда, без ее любимого фена-расчески волосы завивались, и Степнов очарованно смотрел на видение ангела в белом, ангела с румяными щечками и обрамляющими лицо белокурыми локонами.
- Виктор Михайлович, - Ленка вывела Степнова из ступора. - Бегите. Я извиняюсь, что так долго.
- Но зато результат, ого! - Он показал Ленке большой палец. Она смутилась.

Степнов ушел в душ, а Ленка полезла в свой рюкзак, в очередной раз мысленно похвалив Степнова за предусмотрительность, а себя за исполнительность. Запасное белье и свитер были как раз кстати.

Степнов, недаром спортсмен, поэтому в столовую, или в «ресторан», они спустились с опозданием всего минут так на семь. Администратор столовой показала им их места. Около колонны стояли два стола, каждый на четыре человека, соединенные вместе в линию. Два места напротив них пустовали, хотя и были накрыты. А за соседним столиком, как стало ясно потом, сидели две семейные пары. Одна лет пятидесяти. Во второй - мужчина высокий, худощавый с бородой выглядел моложе Ленкиного деда. Это уже потом Кулемина узнала, что Вадиму Георгиевичу - 75. Его спутница выглядела лет на 50, хотя на самом деле тоже была старше.
- Здравствуйте, - поздоровался Степнов.
- Приятного аппетита, - вежливо вторила Лена.
Женщина из первой пары мазнула по ним взглядом и отвернулась. Зато ее муж, радостно подмигнув Степнову, ответил:
- Привет! Компанию составишь? - Кивая на початую бутылку пива из бара. Причем сразу стало заметно, что эта бутылка до обеда была далеко не первая.
- Нет, спасибо. Спортивный режим. - Степнов отодвинул стул, усаживая Кулемину.
Ничего себе галантность! - Не могла не отметить Ленка.
- Добрый день. - Спасибо. - Дружелюбно откликнулась вторая пара, а мужчина после слов про «спортивный режим» с интересом посмотрел на Виктора.
Степнов открыл крышку кастрюли на столе. Заглянул.
- Борщ. Тебе сколько поварешек наливать?
- Две, - отозвалась Лена, - но можно мне водички побольше.
- Кулемина, - он произнес это очень нежно и ласково, - овощи надо есть.
- Ну-у, - Ленка чуть сморщила носик.
- Давай, налетай, - он поставил перед ней тарелку, - сейчас после лыж еще и добавки горяченького попросишь.
Он, как всегда, оказался в итоге прав. Ленка моментально выхлебала всю тарелку и даже съела капусту с картошкой. Горячая жидкость приятно падала в желудок и питала обезвоженный организм.
- А вы на лыжах катались? - спросил приветливый бородатый мужчина.
- Да, - отозвался Степнов. - Приехали на денек покататься, а тут нас уговорили остаться на сутки, номер пропадал, кто-то не приехал.
- Вот вечно у них так, - заворчала первая тетка, - сначала «мест нет», «мест нет», путевки за бешеные деньги, а потом пропадает...
Вторая дама поспешила сменить тему:
- На сколько километров ходили?
- На десять, - с гордостью произнесла Ленка. Сейчас, когда мучительные подъемы в горку елочкой и лесенкой остались позади, озвучить эту цифру было очень даже приятно.
- О, молодцы какие! Мы вот по троечке.
- Но на пятерочку мы обязательно сходим. Сходим-сходим! - Откликнулся ее муж.
- Посмотрим! - Мягко ответила женщина, накрывая ладонью его руку и как бы нежно гася мужнин энтузиазм.
- А вы каким спортом занимаетесь? - Мужчина снова обратился к Степнову.
- Я учитель физкультуры. Бывший.
- Ну, бывших спортсменов не бывает, - отозвался бородатый, а его жена, внимательно глядевшая на Ленку, успела заметить тень грусти, скользнувшую по лицу Кулеминой.

Эта милая пара уже закончила обедать, поэтому пожелав всем оставшимся приятного аппетита, они ушли. Вслед за ними удалилась и другая пара. Недовольная тетка почти силой утащила своего мужа, крепко сжимавшего бутылку в руках. Впрочем, недовольство ее было понятно, поглядев на датого мужика, Ленка даже ее пожалела.
Второе они доедали уже одни.
- Ну, как? - Степнов посмотрел на Ленку, которая расслабленно откинулась на стул.
- Я объелась. Теперь не встану. Вкусно.
- Держи апельсин, - Степнов взял апельсин из вазы.
- Лучше с собой возьмем. Сейчас сил нет.

Они вышли из столовой, и Степнов затормозил у импровизированного прилавка. Как всегда в подобных заведениях - пансионатах, санаториях, выездная торговля процветала. Все, что хочешь: косметика, бижутерия, шапочки для душа, дамские романы и одежда.
Степнов обратился к продавщице:
- У вас футболка есть подлиннее, на высокий рост.
- Вам зачем? - полюбопытствовала Ленка.
- Лен, подожди.
- Вам какую? - Продавщица выложила красную, белую и черную.
- Ленок, тебе какая больше нравится?
- Мне? Белая. - Откликнулась Ленка.
- Белую, пожалуйста.
Степнов расплатился и протянул Ленке футболку.
- Держи.
- Это мне?
- Ну, чтобы было в чём спать. - Он смутился и пошел вперед. Услужливое воображение быстренько нарисовало ему Кулемину на двуспальном ложе, когда «в чём спать НЕ БЫЛО»

Лена была поражена, впрочем, в очередной раз, надо признать, поражена приятно.
- Он такой внимательный!!! Учитывает такие мелочи, чтобы нам было комфортно!
- Он тратит на нас кучу денег! - Подала голос Леночка. - Скоро придется расплачиваться.
- Слушай, ты совсем сдурела! - Ленка от негодования аж с трудом подбирала слова. - Это же Виктор Михайлович, свой, родной и вообще!!! Что, от крема для рук мозг атрофировался?
- Да от твоих десяти километров все, что хочешь, атрофируется. Понесло ее!!! «А пошли на десять! А то так скучно!»
- Ничего, неженка, тебе полезно!

Ленка догнала Степнова уже на лестнице.
- Спасибо!
- Да не за что.
Войдя в номер, Ленка плюхнулась на кровать.
- Все, я сейчас не встану.
- Ну, так поспи.
- А на горку на ватрушках когда кататься пойдем? (В том же прокате обнаружились и ватрушки)
- Пойдем. Ты ложись, поспи пару часиков, а то рано ведь встала, а перед ужином погуляем. Ты ложись нормально, разбирай постель. - Степнов направился к дверям.
- А вы?
- А я пойду в холле телик посмотрю. Не буду мешать. Отдыхай! - Он закрыл за собой дверь.

Черт! Как же за многие годы она отвыкла от такой заботы!
Быстро облачившись в подаренную футболку, она откинула край покрывала и одеяла и скользнула в кровать. Раскинулась. Попыталась на миг представить, что на этой кровати они вдвоем. Впрочем, подумать ей не удалось. Организм все силы сконцентрировал на переваривании вкусного обеда, желудок наполняла приятная тяжесть, глаза закрылись сами собой, и она моментально уснула.

Было уже семнадцать часов. Степнов тихонечко вошел в номер. За окном начинало смеркаться, и уже зажглись фонари. Он посмотрел на Ленку. Она мирно сопела, и из-под покрывала и одеяла торчала одна голова. Рука не поднимается ее будить. А не разбудишь, обидится, что не пошли на горку. К тому же выспится, начнет ночью куролесить. А ночью ему уже в холл не сбежать. А он Петру Никаноровичу обещал. Господи, она рядом! Такая привлекательная, такая желанная! Так хотелось просто держать ее за руку или в своих объятиях, нежно целовать, вдыхать аромат ее волос.
Надо будить.

Приблизился.
- Леночка! - Отвел прядь волос от лица. Она шевельнулась. - Леночка, - нежно, почти невесомо поцеловал ее в губы. - Ленок!
- М-м-м, - промурлыкала Ленка.
Кажется, он ее поцеловал, или ей это приснилось? Нет. Его лицо еще близко. Это такое сказочное ощущение - просыпаться от поцелуя!
- Давай просыпайся.
- Не хочу! - Покапризничать иногда тоже приятно.
- Но ты же хотела идти кататься на горку. Как раз покатаемся и на ужин.
- А сколько времени? - Ленка вытащила из-под одеяла одну руку.
- Уже пять. - Он зацепил указательным пальцем, как крючком, ее пальчики и нежно потянул ее на себя. - Давай, солнце, вставай. Я в душ, одеваться.
Лыжные вещи, опять же развешанные хозяйственным Степновым на батарее, уже высохли. На лифчик Ленка плюнула. Опять вспотеет на горке. Решила снять с себя пока верхнюю деталь, натянув свитер прямо так. Влезла снова в комбез.
Ладно, выспится она дома.

**************
Тут можете даже пока не писать, впереди, в следущих главах столько вкусного............


Спасибо: 114 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 633
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.01.10 01:29. Заголовок: Примечание. Добавил..


Примечание. Добавился жанр RPF.
Предупреждение: Все события данного фанфика вымышлены. Любые совпадения с реальными людьми случайны. Автор в угоду сюжету совместил некоторые природные и другие реалии зим 2008-2009 и 2009-2010.

****************
Глава 5. «Сообразим на троих, или Новые знакомства»

Катались на ватрушке. Ленку все несло попробовать скатиться то с одного склона, то с другого, то с третьего. Степнов тогда катился первым и только после проверки разрешал съезжать ей. Один склон был забракован сразу. Впрочем, Ленка слишком испугалась сама. Вроде, казалось, что лес далеко, но после трамплина Степнова с хорошей скоростью понесло прямо на дерево. В последнюю секунду он успел развернуться и впилиться в ствол не головой, а ногами. Ленка застыла на горке, а после этого прекратила поиски «идеального склона», и они катались на одном из уже опробованных.
На ужине «недовольной», как их окрестила Ленка, пары уже не было, соседей напротив тоже, но они поближе познакомились с той второй приятной парой - Вадимом Георгиевичем и Надеждой Викторовной. Они, как выяснилось, приезжают отдыхать сюда не первый год. Ленка в разговоре пару раз себя одергивала и ловила за язык в последний момент, чтобы не произнести после имени Виктора отчество. А то подумают черти что. Пусть считают, что мы пара. А что, так ведь и есть. На мне ведь возраст не написан.
Вадим Георгиевич оказался спортсменом. Вот тут Ленка и узнала его настоящий возраст. Правда, относительно недавно он перенес операцию на сердце, поэтому: «Надечка его все пытается ограничивать, но он же чувствует, что уже все в порядке!»
Услышав про баскетбол, он еще больше оживился, и разговор за ужином пошел совсем весело и с участием всех.
- Значит, вы неожиданно сюда нагрянули?
- Ага, - подтвердила Ленка.
- Леночка, тогда пойдем со мной, поднимешься до моего номера, дело есть. - Позвала Надежда Викторовна. А мужчины, - она махнула рукой и выразительно посмотрела на мужа, как бы передавая ему какую-то мысль, - пусть пока поговорят. Вадик дорвался.

Как только за дамами закрылась дверь, Вадим Георгиевич вдруг прервал фразу на полуслове, и резко меняя тему, спросил:
- Из-за нее из школы ушел?
Вопрос был задан таким жестким тренерско-командным тоном, что Степнов просто ответил:
- Да.
- Ей сколько?
- Одиннадцатый класс.
- Лучшая спортсменка?
- Вообще лучшая.
- И где сам теперь?
- По роману деда Лены сейчас фильм снимают. Ну, вот сижу за него на площадке, контролирую текст. Хорошо, хоть речь о спорте идет.
- Обратно преподавать хочешь?
- Конечно. Штаны просиживать больно тошно.
- Вить, - Вадим Георгиевич достал из кармана бумажку с номером телефона и протянул Степнову. - Позвони мне после праздников. Позвони мне, только обязательно. Хорошо? Что-нибудь придумаем.
- Спасибо.
Оба поднялись из-за стола. Уже по дороге на выход Степнов решился спросить:
- Почему?
- Почему хочу помочь? Надюша надоумила, она у меня умница. А начинали мы также. Ей 22, мне 40.
- Спасибо. - Еще раз произнес Степнов.
- Да пока не за что.

Надежда Викторовна привела недоумевающую Кулемину к себе в номер.
- Сейчас! - Через минуту вышла с пакетом.
- Леночка, тут вам заварка, а то бар уже закрыт, не купите ничего, конфеты, мандаринки.
- Надежда Викторовна, спасибо, не надо.
- Надо-надо. Бери. Чайку попьете. А нам скоро уезжать, а запас провизии такой, что хоть магазин открывай. Ты нас просто очень выручишь.
- Спасибо! - Лене ничего не оставалось, как принять пакет.
- Вот молодец. Красивая вы пара, - произнесла Надежда Викторовна.
Ленка покраснела как маков цвет. Их впервые восприняли как пару, да еще дали такую лестную оценку! Это было... Черт, это было очень приятно.
- Беги, а то тебя Виктор потеряет. Небось, сразу панику поднимет и искать начнет.
- Ну да!
Надежда Викторовна рассмеялась.
- Ну, вот видишь, я по Вадику знаю. До завтрака.
- До свидания. Спасибо.

Ленка, несколько ошеломленная, поднялась на свой этаж к их номеру.
После ужина они отправились просто тихо пройтись по территории. Темно. На главной аллее светили фонари, отбрасывая на снег причудливые тени. Они свернули на темную дорожку и, сами того не ведая, вышли к футбольному полю.
- Ой! - Ленка случайно посмотрела на небо. До этого горизонт закрывали деревья, и небо засвечивали фонари. А над футбольным полем на черном небе раскинулся ковер мерцающих серебристых звезд. Казалось, небо даже побелело, так их было много. Млечный путь лился рекой. Ленка стояла в восторге, задрав голову. Степнов последовал ее примеру.
- Потрясающе, правда?
- Да! В городе такого не увидишь.
- Как думаете, там кто-нибудь живет?
- Конечно, - отозвался Степнов, - они даже в футбол играют. (Намекнул на роман деда.) Вот прикинь, стоят на своем футбольном поле и на нас смотрят.
Ленка рассмеялась и шутливо ткнула Степнова в бок.
- Я серьезно. Вот интересно, все-таки, как там в космосе?
- Да. Интересно.

Они брели по дорожкам, держась за руки, и наслаждались морозной тишиной. Вошли в корпус. Из дальнего коридора доносилась музыка. Дискотека.
- Ленок, хочешь зайдем?
- Да, не знаю.
- Ну, пойдем, посмотрим.
В просторном холле отрывалось достаточно много народа как среднего возраста, так и молодежные компании. Ленка со Степновым, снявшие куртки и шапки еще в коридоре, еще только успели положить их на стулья у стенки, как вдруг веселая компания человек из восьми, цепочкой наяривавшая канкан под Сердючку, схватила Ленку за руку и потащила за собой, прихватывая по дороге другую молодежь. Степнов, конечно, не мог ее так просто отпустить, поэтому поневоле присоединился к ним. Все прыгали и махали ногами.

Новый год восходит на порог,
Новый год в окно уже стучится.
В новый год все может приключиться.
Пусть никто не будет одинок
В этот новый год!
Ла-лалалала лалалалай лалалалалай
Ла-лалалала лалалалай лалалалалай...

Опомнившись, Кулемина нашла взглядом Степнова. Зрелище высоченного Виктора Михайловича, пытающегося подстроится под общий канкан, было впечатляющим. Она рассмеялась, ободряюще улыбнулась только ему и дружно наравне со всеми стала задирать ноги.
Они протанцевали еще пару танцев с этой веселой компанией, и Ленка вышла из круга.
- Лен, ты куда?
- Я до заведения. Охладиться. Жарко в свитере. - Она попыталась оттянуть ворот.
- Хорошо. Я тебя тут жду.

Она зашла в дамскую комнату. В первом помещении около раковин стоял ощутимый сигаретный смог. Открутила кран с холодной водой. Дверь открылась, вошла девушка. Ленка бросила на нее мимолетный взгляд. Почему-то она показалась ей смутно знакомой.
- Извини, сигаретки не будет?
- Нет, не курю.
- Молодец.
Пока Ленка полоскала руки в холодной воде, девушке удалось стрельнуть сигарету у дамы, вышедшей из кабинки. Вслед за той из помещения с кабинками вышла школьница лет 14-ти и вдруг резко встала, как вкопанная, а потом бросилась к курящей.
- Вы Лена Третьякова?! А можно автограф?!
- Нет, вы ошиблись, - произнесла незнакомка вдруг неожиданно пищащим фальцетом, - вон девушка, - она кивнула на Ленку, - тоже на нее похожа, мы под нее косим.
Школьница взглянула на Ленку, произнесла: «Извините» и вышла.
Ленка задрала свитер и попыталась загнать под него холодный воздух. Подняла взгляд и
вдруг обнаружила, глядя в зеркало над раковиной, почему девушка показалась ей знакомой. Они, действительно, были похожи. Незнакомка, правда, была явно на несколько лет старше Кулеминой. У Ленки челка падала на глаза, а у девушки волосы были убраны под ободок, открывая лоб. Модная, видно, что дорогая одежда. Серые джинсы в обтяжку, черный пуловер с белой полосой по V-образному вырезу подчеркивал красивую грудь. Золото на шее, кольца на пальцах. Незнакомка выглядело очень уверенно.
- Извини, - сказала незнакомка снова нормальным, достаточно низким голосом.
- Да за что? - Удивилась Ленка.
- Ну, я вот тобой отмазалась. - Неизвестно почему незнакомка явно прониклась к Лене симпатией.
- А ты, правда, звезда? Ну, ты дура! Нашла что спросить!
Незнакомка рассмеялась грудным хрипловатым смехом.
- Звезды на небе! Не смеши! Просто в одном сериале снялась и все.
- А почему не призналась?
- Да нам нельзя здесь открыто светиться, сразу набежит желтая пресса, да достаточно пары слов в инете от фаната, и никакого отдыха не будет.
- Ты не одна?
- Да, я с любимым человеком. - Последние два слова были произнесены этой Третьяковой очень серьезно. - Просто вдвоем нам вообще прохода не дают.
- Почему?
- Ну, понимаешь, мы вместе снимались в сериале и теперь... совсем вместе.
- И что в этом такого?! - Кулемина периодически читала интернет. – По-моему, романами на съемочной площадке никого не удивишь. Вон один Голливуд чего стоит.
- Да понимаешь, наша пара имела бешеный успех... Ну типа, запретная тема. Он - учитель, она - ученица, а у них любовь! Ну и нас с Виталиком на этой волне достали повышенным вниманием. Как же! Ему 38, а мне 20.
Кулемина уже во все глаза смотрела на говорившую.
- Так вам тогда надо не здесь отдыхать, а за границей, где вас никто не знает. - Ленка иногда думала, еще тогда, после боев, что вот оказаться бы со Степновым где-нибудь, где никого из своих нет.
- Так я и хотела. Мы собирались на Мальдивы. Но Виталик и так только со съемок из Америки прилетел. А я недавно грипп на ногах перенесла, так они с мамочкой как на меня насели: «Перелет, акклиматизация, из зимы в лето, стресс для организма...» Тут еще эти снегопады!!! Можно в аэропорту просидеть вместо отдыха, а у нас каждые сутки на счету. Короче, отговорили. Ну, вот в последний момент Виталик сюда по знакомству путевочку достал. Кстати, мы не познакомились. Ты, наверное, поняла, я Лена.
- Я тоже.
- Мы еще и тезки! Круто!
- Да, супер! - Кулемина улыбалась во весь рот, а потом, боясь, что новая знакомая, уже докурившая сигарету уйдет, спросила. - Лен, а вот как оно, ну, что тебе 20, а ему 38?
Третьякова в ответ, как ей показалось, просветила ее взглядом, словно рентгеном, а потом произнесла:
- Ну, как? Сначала дружили, работали вместе, потом съехали с катушек. Потом тяжело стало. Интересы разные. Ему бы уже семью, а у меня карьера, подруги. И у него карьера. Виделись редко. Расстались. Плохо было, и тогда дошло. Понимаешь, если любишь, это главное, а интересы, возраст, обстоятельства - это все фигня. Вот где-то попалась фраза: Я ждала человека, с которым смогу жить, а встретила - без которого жить не могу. Вот точняк. Час, день его не видишь, уже скучаешь. Он смс пришлет - все!!! Счастье, и есть силы жить дальше, даже когда он далеко. Ну, короче, если любовь, то надо беречь отношения. А что он взрослый, так это классно. Ни один ровесник не будет таким внимательным и заботливым. Да и в постели никакого сравнения с пацаном, тому лишь бы самому вставить и все. А тут - как себя звать забудешь! - Ее лицо будто осветилось мягким светом. Видимо, воспоминания были очень приятными. - Ладно, пойдем! Виталик, наверное, уже рвет и мечет. Мало того, что он не любит, когда я курю, так тут еще и пропала.

***************
Вот теперь, заходите! Но дальше будет еще интересней.



Спасибо: 113 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 640
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.01.10 15:16. Заголовок: Глава 6. Сообразим н..


Глава 6. Сообразим на троих, или Апельсиновый вечер.

Ленка находилась под впечатлением от разговора с новой знакомой. Еще чуть-чуть потусовавшись на танцплощадке и станцевав со Степновым медленный танец, от которого вновь сладко замирало сердце, они вернулись в номер.
Ленка снова отправилась быстренько в душ.
- Вот, я вам говорила, что ничего страшного тут нет. Встречаются и живут вместе люди разного возраста. - Эмоционально начала Ленка.
- Да, но все они наверняка начинали, когда уже были старше. А нам еще 17-ти нет, - возразила Леночка.
- И что теперь?! Давай скажи: «Виктор Михайлович, давайте вы погуляете где-нибудь пару лет, а я пока созрею, чтобы вас любить».
- Я не говорила, что я его не люблю. Просто я пока не готова с ним... ну в постель.
- Ёклмн! Опять - двадцать пять! Завела шарманку. Целоваться она хочет, в постель нет.
- Ну, да. И что в этом такого?!
- А между прочим, - как всегда резонно заметила Лена, - тебя в постель никто и не укладывает. Расслабься. Вон он на диване собрался спать. А мне лично очень понравилась и эта Лена, как она все сказала, и как Надежда Викторовна про «пару» заметила.
- Вот, и я о том же талдычу. - Ленка бросила на Леночку презрительный взгляд, а потом, нарочито громко, растягивая слова, спросила у своей сторонницы. - Ле-е-н, тебе с НИМ хорошо?
- Очень хорошо.
- Вот и мне очень. А некоторым, может, Гуцула пригласить?
У Леночки от такой несправедливости аж слезы на глазах выступили.
- Да ты!!! Да я не о том говорила... Дура!!! Мне тоже очень хорошо.
- Ленк, ну ты уж тоже не передергивай. - Вступилась Лена. - Вон до слез человека довела. Хватит уже намыливаться, чаю хочется.


Степнов поставил чайник. Спасибо Надежде Викторовне. После прогулки и танцев сильно хотелось пить.
Когда Кулемина вернулась из душа, столик уже был накрыт. Чашки, конфеты, мандарины, апельсины с обеда. Она уже, было, собралась сесть на диван, но Леночке вдруг показалось, что для полноты картины романтического вечера не хватает нужного освещения, (Вот ведь пугливая провокаторша!) поэтому Кулемина включила два бра около кровати, а верхний свет погасила. Жалко, не хватает цветных огоньков елочной гирлянды.

Наконец, они расположились на диване, к которому был подвинут столик на колесиках.
Ленка сидела в длинном белом халате, подобрав под себя ноги.

Он был рядом. Просто близко. Но, в общем-то, не ближе, чем в столовой, а ей теперь, когда она знала, каково быть в его объятиях, очень хотелось, чтобы он ее обнял, чтобы поцеловал. Хотелось ощутить этот жар, восторг и еще что-то, когда «сносит крышу».
- Виктор Михайлович, о чем вы думаете?
Он молча прихлебывал чай.
- Я? Да вот думаю, как тебя штрафовать за отчество, - нашелся Степнов.
На самом деле он старательно уговаривал себя не приставать к Кулеминой с обнимашками и поцелуями. Но прикоснуться к ней хотелось. Очень…
- Ну, я просто еще не привыкла. Трудно сразу перестроиться.
- Да, Ленок, не переживай. Я пошутил. Как тебе удобней.
- Может, еще разочек надо на брудершафт выпить?! - Ленка осмелилась озвучить тайное желание, мучившее ее аж с первого января, и это было отнюдь не стремление выпить. В ее мыслях кружились мечты о том, что последует после этого.
Повисла пауза.
- Ну, если это поможет, можно попробовать. - Его голос прозвучал как-то глухо и более хрипло.
Леночка тут же впала в панику: «А когда он будет пробовать, прямо сейчас?»
Смелая Ленка тут же задала вопрос: «А когда?»
- Ну, думаю, когда шампанское будет.
Блин, я бы и чаем могла.

- Ленок, апельсин будешь? - Степнов протянул ей апельсин.
- Не-а. Я их чистить не люблю.
Виктор взял ножик и аккуратно надрезал кожуру, так что она раскрылась вокруг плода и образовала цветок.
- А так будешь?
- Буду, - заулыбалась Ленка, причмокивая в предвкушении.
Он засмеялся и умилился. Она - прелесть!
- Ленка, ты еще такой ребенок!!!
Она взвилась с дивана ракетой. Она тут сидит и думает о... А он!!!
Он даже не понял, что произошло. Только что была милая, домашняя, такая родная Ленка, и вдруг - снежная королева, причем пышущая огненной яростью.
Демонстративно прошла к своей половине кровати, дальней от дивана. Демонстративно, глядя на него в упор, развязала пояс и сбросила халат... На самом деле, Ленка была настолько вне себя, что даже не сообразила, как это может выглядеть в глазах Степнова, и какой эффект произведет.
А задуматься стоило. Белая футболка до середины бедер открывала стройные ноги. Белая ткань мало того, что просвечивала сама по себе, так еще сейчас была подсвечена сзади Ленкиным бра.
Ледяное:
- Спокойной ночи, Виктор Михайлович!
Щелчок по выключателю. Она легла и демонстративно повернулась к нему спиной.
Степнов, потрясенный неожиданным сеансом стриптиза, сначала подумал, что надо было покупать черную футболку, и только потом до него стало доходить, в чем дело.
- Лен, ты что, обиделась, что я тебя ребенком назвал? - Он подошел к ней, чтобы увидеть ее лицо, но она тут же перевернулась на другой бок, снова к нему спиной.
Это было так резко и так... Короче, Степнов рассмеялся, хотя ситуация уже складывалась отнюдь не смешная.
Ну, вот как объяснить ей, что он ее любит, что ему хочется ласкать и баловать ее, как балуют маленьких детей. Что он все равно старше и будет переживать за нее и заботиться о ней... Вот как все это объяснить, когда он сам даже не может внятно сформулировать, облечь в слова переполнявшие его нежность, умиление, восторг, гордость за нее. Как?!
- Леночка, ну ты же для меня все равно маленькая...
Она резко села на кровати, - Да? А я наивно думала, что я ДЛЯ ВАС любимая девушка. - Произнесла эту фразу, глядя ему в глаза, и тут же рухнула обратно, уже накрывшись с головой одеялом.
- Ну, так и есть, - растеряно произнес Степнов.
- Я заметила. - Донеслось скептически, глухо из-под одеяла.
Ленкин запал иссякал. Тут же возникла с мыслью Лена, что уж если быть объективной, а она всегда объективна, то Ленке было очень даже приятно, когда Степнов заботился о ней, как о маленькой.
- Ленк, ты чего разошлась?! Как теперь мириться будем?
Леночка почти плакала. Обидно. Такой вечер испортить!

- Лен, Ленка, - Степнов тронул ее за плечо. - Леночка!
- У вас одна попытка!
Он силой, впрочем, она не так уж сопротивлялась, оторвал ее от кровати, посадил и развернул лицом к себе. И как только его сильные пальцы коснулись ее плеч, она поняла, что сейчас прижмется к нему и... нервное трехдневное ожидание поцелуев выплеснется наружу.
Он не знал, что говорить. Она наклонила голову, скрываясь за челкой, он только увидел задрожавшую вдруг нижнюю губу и... решение пришло само...
Теплые губы коснулись ее губ, успокаивая и принося извинения. Плакать сразу расхотелось.
На смену пришел упоительный восторг. Губы пытались дарить ему ответную ласку, а руки сами собой обвили крепкую шею.

Степнов пришел в себя, когда понял, что пытается посадить Ленку к себе на колени.
Черт! Еще чуть-чуть и ситуация бы вышла из-под контроля. Надо отступать.
- Лен, - он оторвался от ее губ и попытался чуть отсесть от нее на кровати. - Прости. Я, правда, тебя люблю, по всякому, как ...
- Я поняла, - перебила Ленка. - Тоже простите.
Он облегченно улыбнулся.
- Кулемина! Апельсин будешь?
- Буду. Несите. – Она, довольная, уселась в постели, совершенно не задумавшись про сползшее одеяло, и не заметив, что белая трикотажная футболка по полной выдает ее очень даже взрослую реакцию на его поцелуи.
Зато Степнов это, ой, как заметил.
Кулемина! Не ребенок она!!! Резко встал, окончательно разделил апельсин на дольки, сложив их на тарелку, принес ей и суетливо сбежал в ванную под предлогом, что надо вымыть липкие руки.

- Добилась?!
- Да!
- А по-другому никак нельзя было?
- Блин, нет, чтобы спасибо сказать! Вместе отрывались. А они...! - Ленка всегда немножко огрызалась, когда чувствовала некую вину.
- Ладно. Все хорошо, что хорошо кончается. - Это, естественно, Лена. - Хотя, - она покраснела и тихо призналась, потупив взор. - Еще хочется.


- Ладно, Ленок, - Степнов появился из ванной и полез в шкаф за своим халатом. Завтрак тут рано, - он забрал у нее тарелку, - так что ложись и спи. Я в душ и тоже баиньки.
Он отодвинул столик на место, разложил диван и забрал с кровати второе одеяло и подушку. Погасил и свой свет.
Она уже послушно легла и устроилась под одеялом, не сводя с него глаз.
Почувствовал. Подошел, наклонился, чмокнул быстро, куда попал. В щеку.
- Спокойной ночи, - и снова сбежал.

Конечно, она не спала, хотя, по ее мнению, он, наверное, решил помыться на год вперед.
Душ все шумел и шумел. Ну, сколько можно!?
Наконец, все стихло. Дышала ровно, но глаза не закрывала. В темноте он все равно не поймет. Он прошел в комнату. Было понятно, что старается ступать очень аккуратно. Потянул пояс своего халата.
- Ленка, глаза хоть закрой!
- Тебе надо, ты и закрывай, а я посмотреть хочу.
- Не стыдно?!
- Не-а.
- А мне тоже интересно, - убила вдруг остальных Лена неожиданным признанием.

Степнов скинул халат. На фоне окна рисовался правильным треугольником потрясающий мужской силуэт. Широкие плечи, крепкая спина, узкие бедра, стройные ноги. Он остался в одних трусах.
- Супер! - Ахнула Леночка, - он еще и в боксерах, а не в семейках.
- Ну, вот, а ты смотреть не хотела. Блин, чего-то так жарко стало!
- Нет, девочки, нам определенно повезло, - резюмировала Лена, - но, может, на сегодня хватит впечатлений, давайте спать!

Тем более, что Степнов засопел уже через несколько минут.
- Во, дает, - подумала Кулемина.
Правда, она не подозревала о том, что на самом деле это была «военная хитрость». Если Ленка еще не уснула, то поняв, что уснул он, она не решится вести разговоры. Он не был уверен, что его организм и дальше выдержит невинное общение с любимой Ленкой в романтичном мраке ночи.
Кулемина уже почти задремала, как тишину вдруг прорезал звук. Не то крик, не то стон. Она чуть было не разбудила Степнова, чтобы спросить у него, что это. Но звук повторился.
А-а-а-ах! - Громко протяжно стонал женский голос. Кулемина вживую никогда такого не слышала, но тут догадалась.
- Кому-то за стенкой явно очень хорошо!
- Офигеть! - Выразилась и покраснела никогда не выражавшаяся Леночка.
Звук нарастал.
- Не, ну совесть иметь-то надо! Не дома все-таки. - Ленка злилась и тихонько завидовала.- Блин, у нас вон такая кровать пропадает!
- Слушай, угомонись на сегодня уже. - Подала голос Лена. - Это ты в мыслях смелая. Все. Сунула голову под подушку и спи.


Степнов тоже слышал недвусмысленные звуки и молился только о том, чтобы Ленка уже крепко спала. Хотя... очень хотелось, чтобы она... потом... вот так вот громко и откровенно стонала в его объятиях... Она будет биться в его руках, кричать от страсти, сжимать простынь сильными пальцами. А он будет любоваться теми крупными темными вершинами, которые сегодня заметил под футболкой, и, держа ее за бедра, будет входить в нее...
Черт! Весь душ насмарку! Гады!


Обитатели 428-го номера смилостивились над обитателями 427-го и, видимо, придя к сладостному финалу, решили сделать передышку, позволяя своим соседям все-таки уснуть после напряженного дня.

************
Ку-ку.

Спасибо: 119 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 652
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.01.10 01:02. Заголовок: Глава 7. Сообразим н..


Глава 7. Сообразим на троих, или Познавательный завтрак.

Это вам для лучшего представления подарочек от Ирочки - Kris.
Я только выдала ЦУ: «мне надо, чтобы они различались», а она взяла и сотворила такое чудо!!! А главное настолько отражает мысли автора!!!

Ира!

**************

- Ленка, мы проспали завтрак! - Ее разбудил испуганный голос Степнова. - Ленок, давай поднимайся, я умываться.
- А сколько времени?
- 9.30
Завтрак в пансионате был с девяти до десяти.
Впрочем, то, что они проспали, было совсем не удивительно. С этими апельсинами Степнов забыл поставить будильник на телефоне, а позже, вспомнив, поленился встать, понадеявшись на то, что по привычке проснется рано. Но, видимо, прошлый день его всерьез умотал, к тому же любвеобильные соседи за стенкой добавили волнений, а потом еще и Кулемина явилась во сне в белой прозрачной футболке. Как тут не проспать!

Поэтому в столовую прибежали в последний момент. На завтраке был шведский стол. Лена выбрала хлопья с йогуртом (на геркулесовую кашу Степнов ее так и не уговорил), оба взяли по куску пышного омлета с сосисками, еще бутерброды с сыром, еще фрукты (были киви, бананы, яблоки, чернослив и курага), сок, кофе. Все выглядело так аппетитно и вкусно, что хотелось попробовать.
- Давно я так не завтракала. - Кулемина с удовлетворением оглядела кучу тарелок, стоявшую на столе.
- Пожалуй, я тоже. Налетай!
Из соседей уже никого не было. Да и вообще в зале заканчивали завтрак лишь редкие гости.
И тут дверь ресторана распахнулась, и в зал вошла или, скорее, влетела вчерашняя Ленкина знакомая в черных очках. Вслед за ней вошел высокий темноволосый улыбающийся мужчина.
Это и есть ее Виталик, - поняла Кулемина. Мужчина улыбался, до тех пор, пока шел по залу и не заметил за столом их со Степновым. Тут он резко затормозил и изменился в лице. Но Третьякова (Ленка запомнила фамилию) продолжила путь.
- Привет! - Та подошла к столу и, сняв очки, продолжила, обращаясь к Виталику, - Виталь, расслабься. Свои.
- Привет! - Откликнулась Ленка.
Когда пара ушла запасаться завтраком, Степнов спросил:
- Ты их знаешь?
- С ней вчера познакомилась. Они актеры, в кино снимаются и здесь стараются не светиться, чтобы не приставали.
Пара быстро вернулась обратно, тоже набрав вкусностей.
- Знакомьтесь, - произнесла Третьякова, - это моя тезка Лена, а это - Виталик.
- Виктор, - представился Степнов, привставая и протягивая Виталию руку. Тот ответил на рукопожатие, впрочем, пока немного настороженно.
- Проспали? - Хитро и многозначительно подмигнула Третьякова Лене. (Едва взглянув на Степнова, она поняла, чем был вызван вчерашний Ленкин вопрос.)
- Ага. - Произнес ничего не подозревающий Виктор Михайлович, чем вогнал Кулемину в краску.

Степнов с интересом смотрел на пару напротив. Во-первых, пытался вспомнить фамилию актера, он точно видел его по телевизору. А во-вторых, обратил внимание, что обе Лены похожи. Только если его Кулемина такая милая и спокойная (Хм-м, особенно вчера была!), то эта девушка яркая, общительная, бойкая, заметно уверенней в себе.
Ленка тоже рассматривала прибывших. Третьякова ей нравилась. Вот, похоже, она «все знает» и такая... без комплексов, - позавидовала белой завистью Кулемина. Она бы хотела на нее походить, вот только, пожалуй, курить не будет, а то любимый Виктор Михайлович убьет ее сразу. И Виталия она тоже разглядывала украдкой, обратив внимание на его сходство со Степновым. Оба высокие брюнеты с хорошей фигурой. Виталий, правда, был, Ленка это знала, чуть старше Степнова и казался более утонченным, что ли. Опять же, выглядел он посолиднее, одет был побогаче. Актер ведь! Вот из Америки недавно вернулся. А Степнов - простой учитель физкультуры. Но он все равно лучше и наверняка сильнее. Степнов ведь на ринге по-настоящему дрался, а Виталик, наверное, только в кино понарошку.
Сначала выражение лица Виталия казалось несколько высокомерным, но как подумала Ленка, это была защитная маска, потому что по мере продолжения разговора маска спала, лицо разгладилось, на нем появилась улыбка, от чего актер сразу стал казаться моложе.

Степнов, наконец, вспомнил.
- Вы - Виталий Абдулов, да? Я вас видел в сериале «Солдаты». Вы там здорово сыграли.
Нормальненько! А Степнов еще и сериалы смотрит!?
- Спасибо.
- Вот жалко, что не вы в нашем фильме снимаетесь.
- В вашем? А что за фильм?
- Да по книге Лениного дедушки буквально на днях фильм начали снимать. «Любовь и звезды» называется.
- А это про что?
- Фантастика. Про любовь и про футбол в космосе.
- Ну, про футбол это к Ленке. - Абдулов нежно посмотрел на Третьякову. - Она ведь у нас чемпионка России среди юниоров! - Произнес Виталик примерно с той же гордой интонацией, с какой Степнов обычно хвалил Кулемину.
Виктор это оценил.
- Да? Правда?
Третьякова потупилась.
- Ну, было дело. В Чертаново играла. Ты вот тоже за молодежную сборную по баскетболу играл.
О, - оживилась Кулемина, - мы тоже в баскетбол и в стритбол играем.
- Слушайте, - вдруг замер Абдулов, видимо, осененный какой-то мыслью. - А это не по новому роману Петра Кулемина фильм?
- Ну, да!
- А вы? Погодите, - Абдулов видно всматривался в Виктора, - Виктор Сте...
- Степнов, - подсказала Ленка.
- Так вы - соавтор романа, я вас на обложке видел, а Елена, - Виталик с интересом посмотрел на Кулемину, - это, видимо, прототип главной героини.
Нормальненько! А Виталик еще и новинки фантастики читает!?
Ленка покраснела от такого пристального взгляда, Степнов тоже смутился.
- Да, какой соавтор?! Так. Консультант по спортивной части. Я, вообще-то, учитель физкультуры.
- Здорово. - Произнес Виталик. - Вот в этом фильме я бы с удовольствием сыграл. Ленок, и для тебя там роль как раз, можно сказать, написана. Правда, жаль. А Кулеминым я с детства зачитывался. - Виталик еще раз посмотрел на Степнова и уже совсем неформально произнес:
- Действительно, очень рад знакомству. Вы тут надолго?
- Да нет. До сегодняшнего вечера. Мы на лыжах приехали покататься.
- Понятно. Мы вечером тоже отбываем. Хотите, если вы без машины, можем вас прихватить в Москву.
- Ну, там видно будет. Спасибо за предложение. - Дипломатично ответил Степнов. - Мы еще на обеде-то увидимся?
- Да. Только мы попозже приходим, когда народу поменьше. Конспирация у нас: капюшон, темные очки. - Засмеялся Абдулов и, притянув Третьякову к себе, игриво потерся щекой о ее щеку. Она заулыбалась улыбкой довольного чеширского кота и откликнулась неожиданным:
- Слушай, я бананчик еще хочу.
- Обижаешь. Я тебе мало обеспечил гормона счастья?
- Абдулов, от тебя... другие гормоны, - весело спошлила Третьякова.
- Сейчас, солнце! (Кулемина обалдела) Будет тебе серотонинчик! Вам ничего не захватить?
- Нет. Спасибо.
Виталик резво подскочил и пошел к стойке с едой.
«Удивительно, насколько они похожи!» - Думала Кулемина, вспоминая это «солнце», которое так часто слышала в свой адрес..
«Надо же! Хоть актер, а настоящий мужик. И такой простой», - одобрил про себя Степнов.


Две весело болтавшие пары заканчивали завтрак в уже полностью опустевшей столовой. Наконец, сытые и довольные, подошли к лифту.
- Пешком надо. - Это Степнов.
- Да, ладно. Поехали с нами.
- Вы сейчас куда? - Спросила Третьякова.
- Мы на лыжах.
- А-а-а. А мы просто гулять пойдем.
- Ну-у-у, - протянул Виталик, - мо-о-ожет быть, и пойдем. - Обнял свою Ленку и прижался губами к ее шее за ушком, явно обозначая свои непрогулочные намерения.
- Воздухом тоже надо дышать. - Шутливо вырывалась из объятий Третьякова. - Абдулов, совесть имей!!!
(Они все уже ехали в лифте. Кулемина из вежливости старалась не смотреть на игривую парочку, специально опустив глаза, но в результате наткнулась взглядом на руку Абдулова, скользнувшую с Лениной талии по обтягивающим джинсам откровенно ниже.
- Блин, - даже Ленке стало неудобно, хоть и завидно.)
- У меня вся совесть исчерпалась, когда я тебя в тур отпустил. Так что теперь надо наверстывать и впрок запасаться.
Тут покраснела даже Третьякова. Ну чего уж так откровенно при ребятах!
Степнов же с легкой тоской смотрел на эту пару любящих людей, не боящихся показать свои чувства, и мечтал о том времени, когда он сможет так же свободно обнять свою Кулемину, а она с не меньшей радостью ответит ему.

Лифт остановился на четвертом этаже, где, как оказалось, всем надо было выходить.
А вот когда Ленка с Виктором подошли к своей двери, а Виталик с Леной - к своей, тут-то до Кулеминой и дошло, кому ночью было так хорошо. Сразу вспомнилось из разговора: «Да и в постели никакого сравнения с пацаном... Тут - как себя звать забудешь!»
- До встречи.
- Пока.
Смущенная Кулемина сразу заскочила в ванну «почистить зубы» и... перевести дух.

Степнов тоже догадался. Пожалуй, он был рад этому знакомству. И не потому, что люди приятные. А потому, что уже второй день Кулемина могла наблюдать хороший пример отношений людей с большой разницей в возрасте. Ведь она у этих актеров примерно такая же, как у них с Ленкой, но все отлично. Любят друг друга. Да и на него самого, чего греха таить, сей факт оказал положительное воздействие. Эта разница, эта пропасть «учитель - ученица» уже не казалась такой ужасной и труднопреодолимой.
И на волне этих раздумий, когда Кулемина вышла из ванной, он прямо в коридоре, как только что Абдулов в лифте, поймал Ленку за талию, на секунду прижал к себе, чмокнул в щеку и отпустил.
- Ну, что? Собираемся на лыжи?
Кулемина опешила.
- Интересно, а есть другие варианты?!
- Как у соседей!

- Конечно, собираемся! - поспешила произнести вслух Леночка, хотя и ей порыв Степнова был крайне приятен.

Они, естественно, больше не рисковали. Пошли на «пятерочку». Все так же поражал красотой зимний лес, но сейчас Ленка не смотрела по сторонам. Ноги двигались на автомате, а она думала, что же будет у них дальше со Степновым. «У них!» Ощущение, как на аттракционе. И страшно, и в животе щекотно. Она снова не знала, чего ожидать от него. Слишком неожиданным был поцелуй в коридоре.
Задумавшись, не заметила упавшую на лыжню и присыпанную снегом ветку, и внезапно оказалась лежащей на пушистом снегу. Степнов тут же подлетел к ней сзади:
- Ленк, ты чего? Цела?
- Да, ничего, - Ленка села, улыбнулась. - Отдохнуть решила.
- Да? Что-то ты место специфическое выбрала.
Степнов отставил лыжные палки в сторону и подал Ленке руку. Она поднялась. Тоже воткнула упавшие палки в снег. Он стал отряхивать ее комбинезон. Два резких отряхивающих движения, а потом он уже гладит ее по спине, постепенно опускаясь ниже, нежно убирая снег и снова по спине, хотя снега там уже нет. Она повернула голову к нему, и он не смог удержаться, коснулся чуть полуоткрытых нежных губ со вкусом малины. Ее руки уже знакомым путем потянулись к его куртке.
- Лыжню! - Веселый крик ворвался в сознание, разгоняя сладкий туман. - Лыжню!!! -
Повторно раздалось требовательное и залихватское из-за поворота. Кто конкретно просил их освободить дорогу, было еще неясно, но фигуры лыжников уже были заметны сквозь ветки деревьев.
Ленка отпрянула от Степнова. Он поспешно попытался переставить ее вместе с лыжами с лыжни, просто приподняв над землей. От неожиданности она не успела собраться, и в результате оба оказались на снегу, немножко запутавшиеся лыжами и слегка стукнутые упавшими сверху Ленкиными лыжными палками. Испуганно посмотрели друг на друга и начали хохотать.
- Виктор Михайлович! Это не спортивно - целоваться на лыжне.
- Разговорчики! Кулемина! Надо было быстро сгруппироваться, чтобы я тебя переставил!
- Сгруппироваться?! Ох! - Она продолжала веселиться.
- На лыжне ей - не спортивно, - продолжал возмущаться Степнов, - значит, будешь в других местах!
- Да-а-а?!
Оба замерли, внезапно осознав истинный смысл шутливого разговора и испугавшись собственной дерзости.
- Эй, ребята, помощь нужна? - Бодрым горластым лыжником оказался Вадим Георгиевич.
- Да нет, спасибо. - Степнов с Ленкой стали подниматься, разбираясь в лыжах.
- Извините, - подключилась с улыбкой Надежда Викторовна. - Ему бы все пошуметь, да покомандовать, - шутливо-грозно посмотрела на мужа. - Вы на завтраке чего не были?
- А мы проспали, - отозвался Степнов.
- Ну, понятно, - засмеялся Вадим Георгиевич, - дело молодое! Давайте, молодежь, догоняйте! - И, лихо оттолкнувшись палками, стал набирать скорость.
- Вадик, не разгоняйся! - Надежда Викторовна бросилась вслед за мужем.
Удивительно, - отметила Лена, - они ведь старше той же Борзовой, а то, что мы приехали со Степновым вдвоем, живем в одном номере, нормально воспринимают.
- Ага. И даже намекают на то, ЧЕМ мы там в номере занимаемся, - игриво вставила Ленка свои пять копеек.
- А мы там НИЧЕМ не занимаемся, - отозвалась Леночка.
- Да, вот. Увы!
- Но они-то об этом не знают, - рассудительно заключила Лена.


- Давай, Ленок, повернись. - Степнов снова ласковым движением стряхнул с Кулеминой снег. Но теперь и она решила не остаться в долгу. Тоже нежно провела по его спине, но дальше Ленкина смелость закончилась, она смутилась и смахнула снег с пятой точки Степнова лишь пустой варежкой, не касаясь его рукой.
Они снова шли по лыжне, и снова все вокруг и внутри в душе было сказочно. А когда они уже выходили на финишную прямую, за час до обеда, Кулемина с лыжни заметила идущих по дорожке парка Лену с Виталиком. Значит, Ленка все же вытащила его гулять. Он шел чинно, а Ленка весело тормошила его. Потом он хватал ее за руку, желая поддержать, когда она, разбежавшись, катилась по ледяной раскатанной на асфальте дорожке. Она смеялась. А когда он ей что-то сказал, и Третьякова бросилась к нему на шею, Виталик приподнял ее над землей и закружил, как тогда весной в спортзале Степнов Ленку.

****************
Отпускаю двойной позитив в одном флаконе. Претензии по качеству и впечатления от эффекта воздействия средства принимаю тут

Спасибо: 124 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 658
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.01.10 23:24. Заголовок: Глава 8. Сообразим н..


Глава 8. Сообразим на троих, или Сообразим на шестерых.

Примечание. Этой главы не было бы, если бы не моя любимая Бета Танечка. В ответ на мой крик души, что я не знаю о чем им говорить, я получила два абзаца полезных идей, ну а дальше... Герои так разговорились! Ужас! Мы уже устали править по 4 кругу текст, а они все хотели чего-то добавить, уточнить и поменять. Пожалуй, не одну главу мы так не редактировали. Танечка!
Для тех у кого ВАЛТ И КВМ совмещаются с трудом, любуемся на иллюстрацию Ирочки- Kris из предыдущей главы.

*************
На обед они пришли к середине трапезы. Так, чтобы застать и поблагодарить еще раз Вадима Георгиевича и Надежду Викторовну, ну и чтобы дождаться Виталика с Леной.
Степнов решил, что если они еще раз предложат ехать с ними, то они примут приглашение. На машине, конечно, удобнее, чем идти до станции, а потом трястись в электричке. Ну а если не предложат, то хотелось просто с ними попрощаться. Степнову казалось, что благодаря им что-то сдвинулось в их с Ленкой отношениях. Кулемина тоже согласилась на такой вариант. Она была очень даже не против еще раз пообщаться со своей опытной взрослой тезкой.

В итоге, решено было ехать всем вместе часов в пять. Ленка со Степновым после обеда еще раз уже пешком прогулялись по аллеям парка. Кулемина прокатилась по дорожке, по которой каталась Третьякова, и Степнов так же держал ее за руку, желая подстраховать.
Потом собрали свои нехитрые пожитки, съели на дорогу остатки мандаринов и конфет (конфеты, правда, достались в основном Леночке) и спустились вниз к стоянке машин.

Кулемина со Степновым устроились сзади. Третьякова - на переднем сиденье. Но на выезде из дачного поселка в десяти километрах от пансионата случилась неприятность. В машине что-то явно застучало.
- Черт! Что за ерунда.
- Давай посмотрим, – откликнулся Степнов.
- Придется.
Мужчины вылезли из машины.
- Я могу помочь! - Вызвалась Третьякова, уже выходя следом.
- Лен, с тебя и ремонта Милки хватит. Сядь в машину и не мерзни.
- Виталик!
- Лена. - У тебя горло. Я сказал, - прозвучало жестко, - сядь в машину!
- Ну и ладно, мне же лучше, - Третьякова шутливо надула губки и залезла на заднее сиденье к Ленке. Потом снова открыла дверцу и высунулась из машины, - Виталик, куртку застегни, а то вылезу и сама застегну.
Абдулов смиренно застегнул куртку. Степнов, заметив через стекло тревожный взгляд Кулеминой, последовал его примеру. За компанию.
- Грозный! Воспитывает, - поделилась Третьякова, - а сам вечно нараспашку ходит. Пижонит. Типа, нам, привыкшим к сибирским морозам, ваши московские нипочем.
- Мой тоже. - Ответила Кулемина и сама смущенно осеклась. МОЙ!!! И через паузу продолжила. - Только Виктор Миха..., поправилась, - Виктор говорит, что закаленный.
Третьякова снова, как вчера, просветила Ленку взглядом и спросила:
- Недавно встречаетесь?
Ленка замялась.
- Ну, я даже не знаю, от чего считать, то ли год, то ли полгода, то ли полтора месяца, то ли четыре дня.
- Это как? - Удивилась Третьякова. - Такой разброс?!
Стремление поделиться с кем-то, кто может понять ее проблемы и страхи, желание услышать совет пересилило в Кулеминой природную сдержанность, и она в двух словах пересказала Третьяковой их со Степновым историю. Про то, как бегала от него, как испугалась, что про них скажут, как он вынужден был уволиться, ударив Гуцула, и как она все-таки решилась его остановить.
- Да-а-а, круче, чем в нашем сериале! – Поразилась Лена. - Ну, так сейчас-то у вас все хорошо?
- Да, но... - Ленка покраснела.
- Но у вас еще ничего не было, - догадалась Третьякова, - и ты боишься.
- Ну, не то, чтобы боюсь... Ну, типа того... У меня вообще никого не было.
- Значит, тебе повезло! – Неожиданно для Ленки сделала Третьякова категоричный вывод. - Будешь первый раз с любимым и опытным. Лучший вариант. Он, похоже, типа Виталика, отличный мужик. Думаю, он обо всем позаботится, тебя подготовит, все сделает, короче, тебе только довериться мужчине и расслабиться. Ты ему доверяешь?
Доверяет ли она Степнову?! А кому тогда вообще доверять, если не ему.
- Да.
- Ну, вот и все. Не бойся.
- Ты говоришь, «все сделает». – Подала вслух за всех голос Ленка. - Но, он как-то, знаешь, не проявляет особо инициативы. (Она вспомнила вчерашние попытки развести Степнова на поцелуй.)
- А тебе хочется, чтобы проявлял?
- Да! – Это уже вслух, все хором.
- То есть ты, типа, такая недотрога. Что "хочу" - не скажу. Бери сам, но как бы я не разрешала, вообще-то я не против, но не разрешала. Короче, если что - вся ответственность на тебе. Да?
Кулемина улыбнулась и скорчила смущенную рожицу. Третьякова «попала не в бровь, а в глаз».
– Во! Зануды! – Точняк, ваша дурацкая позиция! - Прокомментировала Ленка.
- Ну, да! - Призналась.
- Ну, понятно, - рассмеялась Третьякова, а потом серьезно продолжила. - Лен, в твоей ситуации так не очень получится. Ты его уже оттолкнула раньше сама, поставила барьер, поэтому тебе этот барьер и убирать. Ты боишься просто неизвестности, а он - тоже боится. Боится тебя трогать, потому что страшно тебя обидеть, снова напугать. К тому же, судя по его поступкам, он такой, сильно порядочный мэн и, возможно, для него самого ваша разница в возрасте является сдерживающим фактором. Да еще ваши «учитель-ученица». У него тоже, небось, свои тараканы в голове, свои стопоры, которые надо снимать. Поэтому придется подсказывать и намекать, а если будет притормаживать, - Третьякова улыбнулась, - то в лоб говорить, что он тебе нужен, что ты согласна, и что ты его хочешь. А то он может и не поверить, - Лена по-доброму усмехнулась, - в свое счастье.
- Что, прямо в лоб? - Озадачилась Ленка, но сомнения продолжали мучить ее, и она решилась озвучить свой главный страх. - А вдруг он просто меня не хочет?
- Тебя? - Третьякова разразилась заливистым смехом. - Ты просто не видела со стороны, КАК он на тебя смотрит. Да он, по-моему, всерьез, как в песне, «готов целовать песок, по которому ты ходила». Ленка! Да когда ты в столовой всего лишь рукава на свитере закатала, у него уже крыша поехала. Отвечаю. Не смеши! «Не хочет»! Да он себя сдерживает. Просто не торопится, дает тебе время. Он может, боится, что ты его действия, ну если он тебя трогать начнет, сочтешь неуважением к себе. Он тебе не говорил часом, что «все будет так, как ты захочешь»? Хм, чего-то я сегодня песнями разговариваю.
- Говорил. Сказал: «Мы не будем торопиться. Все решаешь ты». – Подтвердила вслух Леночка.
- Ну, так! Так что плюнь на всяких учителей-одноклассников, на... Кстати, а родители как?
- Родители далеко, в Швейцарии работают, а дед - он только «за».
- Ну, вообще, все супер. Так что забей на все и не бойся. А если действительно готова, то не стесняйся и говори, обоим сразу станет легче. Ну, можешь еще одевать что-нибудь пооткрытей, там, штаны в обтяжку, юбку, топики, пуговицу расстегнуть, декольте. Сразу заметишь, как он тебя, - Третьякова снова рассмеялась, - «не хочет».
- Во! Я вам говорила, что две пуговицы надо расстегивать!
Но, вот чуть не забыла, самое главное – так одевайся, только когда с ним идешь.
- Почему?
- А ты про своего, как там его, ну этого, которому в челюсть досталось, вспомни. Виктор у тебя, во-первых, эмоциональный, во-вторых, ревнивый. А главное, что у мужиков в возрасте комплекс: один взгляд в сторону, вырядилась и ушла куда-то без него, и он тут же решит, что ты ему молодого предпочла.
- У вас так было?
- У нас, - вздохнула Ленка, - как только не было. Я, знаешь, тоже не подарок. Но на публику я теперь так одеваюсь, чтобы ни у кого никаких ненужных мыслей не возникло, в молодежном стиле… Штаны спущенные, кеды, знаешь, так… без демонстрации фигуры... во избежание... Если любишь, надо пытаться понять, пробовать вставать на его место и смотреть, что там, как там. В общем, искать компромисс. Пытаться разговаривать и договариваться, а не копить недомолвки и обиды. До меня тоже, знаешь, все это далеко не сразу дошло. С другой стороны, - она снова вернулась мыслью к одежде, - если мужик любит, то ему без разницы, что на тебе одето. - Игриво улыбнулась. - А лучше, когда вообще ничего.

- М-м-м. – Ленка, раз уж зашел такой разговор, решилась на последний вопрос. - Я слышала, как ты ночью, ну... там стенки тонкие...
- М-да! Вот блин! Сорри.
- Оно действительно, ну... так хорошо?
Третьякова широко заулыбалась во все 32 зуба.
- Ленок, оно клево, супер и сказочно. Вот не боись, распробуешь и оценишь. Только именно со своим Виктором. Знаешь, это нереальное ощущение, когда ты полностью принадлежишь любимому мужчине, соединяешься с ним. Ты - вся его, а он – весь твой. И ты подчиняешься ему, как будто ты, ну не знаю, гитара, на которой играет профи... Короче, когда все случится, ты мне позвонишь и скажешь, что Лена Третьякова была права.
- А номер, куда звонить?
- Пиши.
- И меня набери. Я твой сохраню.

Хлопнула дверца машины.
- Ну, девочки, еще не совсем замерзли? Сейчас поедем.
- И что там было? - Спросила Третьякова.
- Да, слава богу, ерунда, но не сразу сообразили. Я тебе потом дома объясню.
- Виталь, (мужчины в процессе совместной работы перешли на «ты») может, мне на первое сиденье сесть на всякий случай, вдруг чего, чтобы девчонок не дергать? - Спросил Степнов.
- Да, логично. Лен, ничего, если ты сзади останешься?
- Все о`кей, - отозвалась Третьякова.
Они двинулись в путь. Заработала печка. За окном уже совсем стемнело. Ленки, еще немного пошептавшись на заднем сиденье, пригрелись и стали клевать носом. Третьякова взяла сзади две смешные подушки-думочки в виде пушистых белых овечек, одну протянула Ленке.
- Надо пользоваться моментом, а по сугробам и пробкам мы еще долго поползем. Я уже привыкла в дороге спать, - сказала Третьякова и буквально через минуту отключилась.

В салоне совсем тихо играла музыка. Урчал мотор. Горели огоньки на приборной панели. Проплывали за окнами фонари на шоссе и таинственный черно-снежный лес. Светили фары машин. Скоро огни слились в один поток. Неугомонная троица притомилась обсуждать и переваривать полученную от Третьяковой информацию, и Кулемина тоже уснула.

Виталик посмотрел в зеркало и улыбнулся. Кивнул Степнову на заднее сиденье, проговорил очень тихо:
- Уморили мы девушек.
Некоторое время они молчали, чтобы ненароком не разбудить прекрасных Елен, да и было приятно помолчать вместе, чувствовалось какое-то удивительное родство друг с другом.
- Что-то меня самого в сон тянет, - произнес Виталик.
- Сменить за рулем? – Спросил Виктор.
- Да нет, не нужно. Можем тихо поговорить, – и задал тему. - Удивительно похожи. Не знай я, что Третьяковой двадцать, подумал бы, что это ее потерянная сестра-близнец. Твоей восемнадцать-то есть?
- Нет еще. 11-й класс.
- Фигово.
- Да не в возрасте дело.
- А в чем?
- Ну, в окружении, если можно так выразиться, вообще в ситуации. Я в школе работал, Ленку с 5-го класса учил. Сам не заметил, как она из ученицы в любимую девушку превратилась. "Дружбы" с ней мне стало мало. А она на глазах взрослеет, хорошеет, парни начинают на нее заглядываться. Вот тут я и не выдержал, короче, сорвался, из ревности ученика ударил. Ну, пришлось уволиться, хорошо еще, по собственному, а не по статье. Скандал на всю школу, сплетни... Она - в шоке. Испугалась меня. Я уж думал, что все пропало, что сам все испортил. - И помолчав, добавил. - Вот тридцать первого только помирились. Я пока и дышать-то на нее боюсь.
- Да, веселенькая ситуация! Только ты в другую крайность не впадай! Не упусти момент, когда она пойдет тебе навстречу. Это у меня Третьякова смелая, пришла и все сама за меня, тормоза, сказала, но она-то постарше, а твоя - еще во многом ребенок. Она морально созреет, но может промолчать и решительных действий и инициативы будет от тебя ждать, чтобы ей осталось только согласиться. Вот тогда не испугайся сам сделать этот шаг.

Виктор всерьез задумался над словами Виталия.
- Да. Может быть. Спасибо.
- А родители как? Я когда к Ленкиным шел в качестве ее парня, думал, инфаркт будет, это при том, что у нее чудные родители современных взглядов, очень ее любят, и она их обожает.
- У нас как раз все проще. Родители какой год за границей работают. Так что, вопрос с ними пока не стоит. А с Петром Никаноровичем у нас полное взаимопонимание, он только «за».
- Ну, так тогда какие проблемы? Из школы ты уже ушел. Да и вообще, плюнь ты на все это окружение, общественное мнение, имидж. Я, вон, пооглядывался сначала, так чуть Ленку не потерял. Подумаешь, разница в возрасте. Это ваша жизнь и ваша любовь. Ну, - Виталик засмеялся, - могу тебе парочку советов подкинуть, дабы не наступать на те же грабли.
- Давай. Буду рад.
- Во-первых, думаю, сам понимаешь, у них еще периодически в одном месте детство играет. Будь поснисходительней.
- Ну, это ясно.
- Во-вторых, дай ей свободу. По себе знаю. Очень хочется запереть ее в квартире и не выпускать оттуда сутками, а еще лучше из кровати не выпускать. Только они молодые, им жить охота. Не нагулялись ведь. Подружки, развлечения, учеба, мир познать, карьеру сделать, хобби… У твоей есть хобби?
- Спорт и рок-группа у них.
- Рок-группа? Не, может, правда, потерянные близнецы?! Ну, вот, короче, отпускай. Тут как у Пушкина: чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей. Тот же принцип. Больше свободы дашь, так она сама будет назад хотеть. А будешь запрещать, все равно она сделает по-своему, тебе соврет, и ты для нее станешь домашним тираном. Мы и это проходили. Но страхуй, конечно. Там, пошла в клуб с подружками, встречай. Сама звонить начнет: «Витя, забери меня, пожалуйста». Ленка, правда, у меня теперь своей машиной обзавелась, но все равно.
- Понятно.
- Что еще?! Ну, еще не жди, что она станет сразу такой семейной дамой, и у нее будет только одно желание: сидеть дома, готовить тебе обед, рубашки стирать и носки штопать. Ни фи-га!
Это тебе надо, чтобы пришел с работы, тапочки, ужин, она, диван и все. А ей... - я уже говорил… Я в какой-то момент озверел, решил, зачем мне этот детский сад, надоело самому готовить. Потом эти поздние приходы, отговорки, что она, типа, устала. В итоге, все - разбежались. Нашел тетку. Идеал домохозяйки. Только через месяц от этих борщей и блинов мне уже выть хотелось. Тут, короче, чего-то меня сегодня на Пушкина тянет, как в сказке. Одна – ткачиха, вторая повариха, а третья – «я б для батюшки царя родила богатыря». В общем, жить надо с той, от которой ребенка хочешь. Царь был не дурак. А борщи, носки – вторично. Но у тебя, - Абдулов хитро улыбнулся, - есть преимущество.
- Какое?
- Твоя Лена, вроде, такая покладистая, спокойная и пока маленькая. Так что, есть возможность воспитать себе будущую жену так, как тебе надо. Она тебя слушает, авторитет признает, и наверняка, охотно воспримет то, к чему захочешь ее приучить.
- Ну, уж не знаю, - тихо засмеялся Виктор. - У нее спортивный характер. Если чего решила, то упрется, не выбьешь.
- А ты лаской, по шерстке, - так же тихо засмеялся Абдулов.

Они въехали в город, начались пробки, и мужчины снова замолчали, лишь изредка перекидываясь фразами. Виталик сосредоточился на дороге. Он довез их до Ленкиного дома. Девчонки так и продолжали спать. Виталик залез в багажник. Степнов открыл дверцу с Ленкиной стороны и мягко погладил любимую по руке. Зашептал на ухо.
- Лен, Леночка. Приехали.
- А?!
- Приехали уже. Выгружайся.
Ленка быстро пришла в себя и вылезла из машины. Степнов забрал рюкзаки.
- Спасибо Вам большое, - Ленка обратилась к Виталику.
- Да не за что. Приятно пообщаться с хорошими людьми. Вить, мы договорились, если что, звони. И вообще звони. Сходим куда-нибудь на четверых, или в баскет поиграем.
- Хорошо.
- И Лене, пожалуйста, еще спасибо передайте, - Кулемина снова обратилась к Абдулову, ибо Третьякова по-прежнему спала.
- Обязательно передам.
- Ну, с наступающим Рождеством! Счастья вам!
- И вам!
Виталик сел в машину, и прощально мигнул фарами, набирая скорость.

- Я думала, они нас до метро подбросят, а тут аж до дома.
- Я тоже думал. Виталик - мировой мужик! Пойдем, сдам тебя Петру Никаноровичу с рук на руки.

Они поднялись на Ленкин этаж. Степнов уже, было, потянулся нажать кнопку звонка, но Кулемина поймала в воздухе его руку.
- Подождите. - Встала ровно, собралась с духом и поцеловала его в щеку. – Спасибо!
- За что?!
- За поездку. Классно получилось.
- Ну, тогда я рад. Еще что-нибудь придумаем.
- Конечно. - Радостно откликнулась Кулемина.

Петр Никанорович открыл им дверь.
- Принимайте Ваше сокровище!
- Думаешь, мое? – Пошутил Кулемин.
- Ну, я не против, если Вы со мной поделитесь! – Игриво отозвался Степнов.
- Де-е-д! - Ленка смутилась, - ну что вы!
- Вить, может, поужинаешь с нами.
- Да нет. Спасибо. Надо и честь знать. А то я и так в новом году еще практически дома не был.
До свидания.
- До свидания, - Петр Никанорович тактично ушел в комнату.
Степнов подумал секундочку и притянул Ленку к себе. Быстро коснулся уголка губ.
- До свидания! Я позвоню. – И дверь за ним захлопнулась.
- Да, - промолвила Ленка.
*-Чего да?
- А все.

Ближе к ночи перед сном девочки снова открыли дискуссию.
- Интересно, а что он сейчас делает?
- Да, спит уже, наверное, это мы в машине дрыхли.
- А если позвонить или послать смс?
- Первой? - это Леночка.
- Ну и что? Тебе сегодня сколько объясняли по поводу инициативы!? Так и не дошло?!
- Ну ладно, не ори. Дошло. Ну и что ты напишешь? Что тебе не спится без его поцелуя?
- Да. Мне не спится. Вот возьму и так и напишу.
- Хватит вам. Пожелаем ему спокойной ночи.
- И все? Так просто?
- А что? И мило, и нейтрально, и означает, что мы о нем думаем.
- Ну, давай!


Беспокойный сон Степнова нарушила смс.
- Кому там неймется?! Разбудили. Блин!
Ленка?!
«Спокойной ночи, Виктор Михайлович!»
Степнов разулыбался и быстро написал ответ: «Хороших снов тебе, солнце».

Удовлетворенная полученным ответом Кулемина быстро уснула.
Степнов и сам, на удивление, быстро уснул. И сон у него был очень сладкий и хороший.
Он стоял в каком-то красивом зале и обнимал Ленку. И обнимать ее было МОЖНО. А она никуда не убегала, наоборот, ее руки лежали на его плечах. Она гладила иногда лацканы его пиджака и поправляла на нем галстук-бабочку.
Галстук-бабочка! Приснится ведь такое!
Начинался пятый день новогодних каникул.

Вы тоже хотите поговорить? Вам сюда.

Спасибо: 117 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 670
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.02.10 21:59. Заголовок: Глава 9. Сообразим н..


Глава 9. Сообразим на троих, или К чему снится галстук-бабочка.

Спавшего мертвым сном после двухдневных треволнений Степнова разбудил телефонный звонок. Звонил Рассказов.
- Вить, ты мне друг?
- Конечно, - осторожно ответил Степнов.
- И ты, помнится, говорил, что умеешь вальс танцевать.
- Ну, было дело... Учился, но сейчас я вряд ли...
- Вить, спасай, а?! Дело жизни и смерти научной репутации.
- Да что случилось-то?
- Понимаешь, у нас 6 января научная конференция, историческая, по дворянскому быту 19-го века. Реконструкторы собираются. И в рамках конференции вечером будет бал.
- А я тут причем?
- Каждый выступающий с докладом должен прийти с парой и одну привести с собой.
- Вообще-то сегодня уже 5 января.
- Да понимаешь, я думал пойти с Ириной, а она срочно улетела домой к родным, а у моего соавтора по докладу партнер вчера на катке ногу подвернул. И в итоге у нас одна пара вместо двух.
- Игорь, но я не умею танцевать танцы 19 века.
- Да, Вить, там все просто, тем более, вальс ты танцуешь. Мы сегодня позанимаемся, несколько танцев покажем и все.
- Ну, допустим. А с кем я пойду?
- Ну, вот тут, если честно, есть проблема. Может, кого со съемок вашего фильма попросить? Или, может, Светочку. Кстати, идея! Она девушка старомодная, начитанная.
- О, нет! Со Светочкой я категорически никуда не пойду.
- Но ты, в общем-то, не переживай. Нам, главное, привести двух человек, а танцевать... Ты с ней можешь вообще не танцевать.
- Нет, со Светочкой - нет.
- А у тебя какие-то мысли есть?
С кем бы он точно готов куда угодно и в любое время, так это с Ленкой. Но вот вопрос, согласится ли она. Если бы он позвал ее на футбол, точно согласилась бы, а вот на бал 19 века...
- Игорь, я соглашусь, если ты поможешь уговорить Лену Кулемину.
- Лену?! - В голосе Рассказова прозвучало удивление и искренняя радость за друга. - А вы как? Вместе?
- Ну, вроде того. Тьфу, тьфу, тьфу. Боюсь сглазить.
- А как я должен ее уговорить?
- Ну, вначале я с ней поговорю и, надеюсь... Кстати, а где мы будем танцы учить?
- В школе. Я с дядей Петей договорился.
- Ну, вот, до школы я ее, наверное, уговорю пройтись, а вот насчет танцев ты уже сам. Объясняй значимость для науки, обещай пятерку в четверти, не знаю...
- Ладно. Тогда к двенадцати жду вас в школе.
- Игорь, сам не спишь, дай ребенку поспать на каникулах. К часу.
- Хорошо, мы с Сонечкой будем вас к часу ждать.

Ленку полдвенадцатого разбудил телефонный звонок по мобильнику - «ВМ».
Обрадовалась. Заулыбалась. Поудобнее устроилась на постели. Пригладила волосы, будто он мог ее видеть. Интимно проворковала в трубку мягким низким голосом:
- Алло! Доброе утро, Виктор Михайлович!
- Доброе утро, солнце! Леночка, у меня к тебе дело – ну просто очень важное. Я приду через 10 минут?! Это, правда, важно.
- Приходите, конечно.
- Бегу! - Он отключился.

- Не поняла! Это все?
- Через 10 минут!
- Блин, Степнов!

Кулемина подскочила с дивана, бросилась к шкафу за одеждой и на ходу по дороге в ванную крикнула деду, чтобы он открыл Степнову дверь, когда тот придет.
- Нет, вообще, - возмущалась Леночка, - он не думает, что девушке надо нормально, а не за десять минут привести себя в порядок! Я вообще молчу о том, что с любимой девушкой неплохо бы и поговорить. А то «у меня дело... я приду».
- Нет, но если что-то действительно случилось. - Встала на защиту Лена.
- Ладно, шевели организмом лучше. Фиговая из тебя спортсменка.
- Нам и одной тебя хватает выше крыши!
- Нашли время препираться! Где фен?


Когда она появилась, порозовевшая после душа, Степов уже сидел на кухне:
- Привет! Чай будешь!
- Я вообще-то еще даже не завтракала. - Леночка не смогла сдержать свое «фи».
- Ну вот, я как раз в кондитерской булочки со сгущенкой купил, еще теплые были. Хочешь, завтрак приготовлю? - Подкупающе спросил Степнов.
- А хочу. Ну, ты наглая, Кулемина! - Подумала про себя.
- Что хочешь?
- Ну, можно омлет, вкусный, как тогда... - Она вспомнила их проживание после боев. Смягчилась.
- Ладно, я сейчас приду. - Она встала. Леночке хотелось в комнату, надо было подкрасить глаза. - Виктор Михайлович, только учите на будущее, что десять минут для наведения красоты недостаточно.
- А зачем? - Степнов не удержался и сделал то, что ему хотелось с того момента, как он увидел Ленку, а именно, поймал ее за талию, обнял и чмокнул в щеку. - Ты и так самая красивая. И... пахнешь потрясающе. И еще… штрафовать буду, если будешь по отчеству звать…
Кулемина смутилась, раскраснелась и, брякнув, - это шампунь, - поспешно скрылась в дверях.

Недовольство Леночки Степновым растаяло как дым, и она переключилась на Ленку.
- Господи, - стонала Леночка, - учишь ее, учишь! А она простая, что ваш козел в спортзале. «Это шампунь»!!! В девушке... должна быть загадка!


- Виктор Мих… Вить, так что за дело, с которым ты так спешил? - Кулемина с удовольствием ела омлет. Степнов дожидался ее, чтобы вместе пить чай.
- Лен, Игорь Ильич очень просил нас с тобой ему помочь.
- А как?
- Понимаешь, у него научная конференция и ему с собой надо привести еще двоих человек, пару.
- Чтобы слушать доклад, что ли?
- Нет. Там после конференции, она по дворянскому быту 19 века, бал, как бы реконструкция, типа практики после теоретической конференции.
- Бал. И что? Надо прийти посидеть?
- Нет, надо прийти потанцевать.
- Что, танцы 19 века?!!! - Ленка подавилась и закашлялась.
Степнов похлопал ее по спине и подставил водички.
- Так я не умею, - отдышавшись, проговорила она.
Игорь обещал научить. Ну и... - Степнов замялся, не зная, как это Ленке сказать, - там костюмы дадут.
- Это платье, что ли? Не, Виктор Михайлович! Ну, представьте сами, где я, а где платье и танцы 19 века!!!
- Лен, Игорю это очень важно. У них в последний момент вышла из строя пара. Игорь - мой друг, вам он тоже, между прочим, художественный руководитель, который не так мало для вас сделал.
Ленка вздохнула. Степнов прав. А он продолжил. - Ленок, мы же команда, неужели мы не поможем человеку! Тем более, вы, когда «Три сестры» ставили, надевали же платья. Тут то же самое. Давай, по крайней мере, дойдем до школы, послушаем, что скажет Игорь, может, не так уж все и страшно.
- Хорошо. До школы дойдем.
- Вот и умница! - И вспомнив наставления Абдулова про «шерстку», Степнов произнес. - Лен, да всё получится. Чтобы у такой талантливой и целеустремленной как ты, да не получилось? Не верю.
Под пристальным взглядом Леночки Кулемина уже не стала возражать и отнекиваться от комплимента, лишь мило улыбнулась. И даже вовремя вспомнила про имя.
- Вить, дай, пожалуйста, булочку.

Рассказов в волнении ходил по кабинету.
Интересно, как ему уговорить Лену Кулемину? С остальными Ранетками было бы проще. А она - девушка с характером. Говорить, что Ранетки ему чем-то обязаны, неэтично. Обещать пятерку - непедагогично.
- Игорь, да успокойся ты. Придут они. - Подала голос миниатюрная девушка, сидевшая за партой, зарывшись в бумаги. Она в который раз проверяла доклад.
- О, идут! - Рассказов увидел пару, шедшую по школьному двору. Они держались за руки.
А если...? Это вообще-то тоже... хм-м... но... это реальный шанс.

Когда Виктор с Леной зашли в кабинет, они застали там Рассказова, нетерпеливо бегающего из угла в угол, и незнакомую симпатичную хрупкую девушку, которую тот представил, как своего соавтора. Лена успела мимолетно удивиться – настолько эта девушка, которую звали Соней, была не похожа на серьезного ученого. Впрочем, Рассказов тоже никак не тянул на солидного доктора наук. Видно, и подругу себе нашел такую же. Впрочем, эти мысли быстро исчезли под бешеным напором аргументов историка.
Ленка выслушала рассказ Игоря Ильича. Еще раз про конференцию, про Ирину Ренатовну и так далее.
- Игорь Ильич, я могу пойти посидеть в вашем костюме для численности, но танцевать...
- Лен, да там все просто, я тебя научу, мы все танцы разберем, - вмешалась Сонечка.
- Не знаю, я не представляю, чтобы я...
Вот тут Рассказов пошел ва-банк.
- Лен, хорошо. Ты можешь просто посидеть. Хороших партнеров все равно всегда не хватает. Мужики то в буфет сбегают, то покурить, и по танцам они - не спецы. А девушки по стенкам страдают. Вить, мы сейчас тебя научим, тем более, вальс ты умеешь. Рост у тебя - всем партнершам подойдет. И вообще - ты у нас прямо Аполлон, хоть и брюнетистый. Так что, сможешь любую красавицу приглашать, никто не устоит. Только счастлива будет. -
Рассказов с удовлетворением наблюдал, как меняется в лице Кулемина. Это неэтично и непедагогично манипулировать девочкой, к тому же, его ученицей, вызывая ее ревность, но...
Черт, похоже, он перестарался. Кулемина вся в Степнова. Два сапога! Сейчас двинет ему в челюсть, повернется и уйдет.

- Ленка!!! Ленка-а! Спокойно!!! Ленка!!! - Взывала Лена, перекрикивая рыдающую Леночку, которая уже успела представить себя сиротливо и одиноко сидящей у стенки. -
Девочки!!! Спокойно. Все. Идем заниматься.
- Я прибью его сейчас!
- Ленка, слышишь, идем заниматься, а не убиваем Рассказова.
- И Степнова прибью!
- А его-то за что?!
- Чтобы и не думал с другими... Вальс... рост... красавицу приглашать!!!
- Ленк, да он и не думал. И ты не реви! Он и не думал! Все! Достали! Я - заниматься.

- Я пошла в зал. - Кулемина развернулась и вышла за дверь.
- Игорь, ты с ума сошел, - яростно зашептал Степнов, - ты что из меня бабника сделал! Да я Ленку ни на кого не променяю!
- Уфф, - выдохнул Рассказов. - Вить, не кипятись. Зато теперь точно с ней будешь танцевать.

Все четверо перебрались в такой родной и любимый для двоих из них спортивный зал.
Догнав Кулемину, Игорь Ильич открыл ключом дверь.
Лена с испугом посмотрела на Степнова.
Ему же, наверное, больно здесь находиться?
Но Степнов обрадовано огляделся вокруг:
- Ну-с, начнем тренировочку.

Репетировали долго.
Сначала Сонечка станцевала вальс со Степновым и, одобрив его подготовку, начала учить вальсовые повороты с Кулеминой. Игорь, тем временем, начал объяснять Степнову композиции танцев, показывая движения, и схему, расписанную на бумажке. Сонечка принесла с собой распечатки в двух экземплярах.
- Раз-два-три. Шаг, шаг, приставка сзади, шаг, шаг, приставка сзади. - Сонечка гоняла Ленку по прямой, доворачивая вовремя ее корпус. - Это, конечно, не вальс 19-го века, и не спортивный венский вальс, что по шестой позиции. Раз-два-три. Это как раз современная вариация старинного вальса, - объясняла Сонечка. - Она тебе попроще будет, да и Виктор именно ее учил. Раз-два-три, два-два-три. Вот!
Кулемина старалась.
- Он же сказал, что она талантливая.
- Она - спортсменка и будет лучшей!
- И никаких других красавиц!

У нее получалось. Мышцы, привыкшие оперативно следовать велению ума, хорошая координация, вестибулярный аппарат, дыхалка… Сонечка не могла нарадоваться на ученицу. Вскоре она одна отвальсировала целый круг.
- Лен, очень здорово, честно, ты - молодец! Главное, спину держи. Давай, теперь в паре.
Ребят, идите к нам.
Степнов несколько робко подошел к Ленке.
- Вить, стань с ней в позицию.
Ленка тоже засмущалась.
- Вот, - объясняла Сонечка, не замечая возникшей в паре неловкости и напряжения, - твоя рука у нее на лопатке. Допускается на талии, но не ниже, - пошутила Сонечка, вогнав обоих в краску. - Твоя левая рука у него на плече. Отталкиваться от него не надо. Просто держи руку. По правилам там еще и веер держат обычно, но я не привыкла с веером, если честно. Так, эти руки не задирайте, их в 19 веке вообще не поднимали высоко. Стоим на полкорпуса друг от друга. Он - спиной к центру зала, Лена, ты - лицом. Вообще-то в 19-м веке танцевали спиной по линии танца и лицом, но мы так не будем. Поехали.
- Прямо уже?
- Лен, покажи, куда делаешь первый шаг? Нет, не за него, а на него, а он как раз ногу убирает.
И... - Они сделали первые полповорота.
- Теперь, Лена, ты уступаешь, он тебя обходит. Вот. И... раз два-три, два-два-три, три-два-три...
Соня считала все быстрее, а они, странное дело, - подумала Ленка, - успевали. Сосредоточившись на шагах, чтобы не осрамиться и не отдавить Степнову ноги, она перестала робеть и волноваться.
Он старательно вел Ленку в танце, но где-то в глубине сознания радостно бродила мысль:
Насколько же она ему подходит! Когда он в молодости немного занимался танцами, он танцевал с разными партнершами, но ни с одной, даже самой умелой, не было так удобно, как с Ленкой, по росту, по длине ног, по ширине шагов, вообще хорошо!

Вчерне разобравшись с вальсом, стали учить схемы других танцев.
Встали танцевать в две пары. Степнов, уже немного информированный Рассказовым, соображал быстрее и вел Ленку, поворачивая в нужную сторону.
Все оказалось не так сложно.
Па де Грас. - Грациозное движение. Оказалось, там нет вальсовых поворотов, а выучить всего-то надо, по сути, четыре шага.
- Шаг, приставка сзади, плие – присели, то есть, - резюмировала для себя Лена, - шаг, носок - вынести ногу на носок. Как сказала Соня: «позировка».
- Подумаешь, физкультура начальной школы, подскоки, галопы, тянем носочки. Не вопрос.
- Красиво тяни носочек, спину держи, - напоминала любительница эстетики Леночка.


- Вот здесь идем по кругу, на три счета меняясь местами, смотрим друг на друга. На четвертый счет, Лен, ты выносишь ногу на носочек и смотришь на ножку, как ты красиво ее поставила, - продолжала учить Соня. - А ты, Витя, смотришь на самое красивое место у партнерши.
Степнов озадаченно-возмущенно посмотрел на Сонечку: Это на что она предлагает ему смотреть?!
- На ее изящный изгиб шеи, - хихикнула Сонечка, - а ты что подумал?
Снова покраснели оба.

После Па де Граса разбирали «Буланже». Танцевался он на три пары в кругу.
Там вообще были только шаги, по сути. Надо было ходить по кругу на 8 счетов по очереди за ручку, то со своим кавалером, то с чужим. Самое сложное было - не перепутать очередность и какую руку подавать, правую или левую.

Потом разобрали испанский вальс. Тоже оказалось не сильно сложно, но музыка была быстрая.
А так, всего трудностей - 8 тактов вальса в конце.

Вальс Rynka. Тоже скользящие шаги глиссе, и вальс, но еще добавились повороты под рукой
Партнера со сменой мест. У Ленки они получились не сразу.
- Лен, ты иди, он тебя повернет.
- Да не могу я идти, когда четко не знаю - куда.
- Сонь, она грамотная спортсменка! - Гордо заметил Степнов.
Сонечка засмеялась. – Вообще, да. С современными партнерами, я, ребят, вас не имею в виду, надо знать, куда идешь, чтобы пойти правильно. Ну, вот смотри, - еще раз продемонстрировала Ленке поворот.
- Вить, держитесь правыми руками и тогда под правой под мышкой ее и поворачивай, левыми - под левой. А ты, соответственно, в эту сторону и иди.
- А, поняла.

- Ну как, вы еще живы? (Шел третий час занятия.)
- Ленок, мы еще живы?
- Живы! - Отозвалась Ленка. Чем больше танцев она выучит, тем меньше шансов у Степнова пойти... по дамам.
- Вальс герцога Кентского учим?
- А он с переменой партнерш?
Ленка уже выяснила, что есть танцы, которые танцуют одно «проведение» - то есть все фигуры танца от начала до конца, вместе, после чего дамы меняются по кругу, уходя к следующему партнеру и все с начала... Много теток за короткое время - это меньшее из зол.
- Нет, без.
- Учим!
Там тоже оказались не такие уж сложные движения, главное было запомнить, какой парой - первой или второй - ты стоишь в колонне танцующих, когда солируешь - солировали первые пары, а когда пропускаешь одно проведение.

Ну, все. - Сонечка опустилась на скамейку. - Ребят, вы боги! Если бы у меня были все такие ученики... Я вам распечатки танцев оставлю, еще прочитаете перед сном и завтра.
- Обязательно, - откликнулся Степнов. Он уже проникся важностью партнерской миссии - вести партнершу в танце, и не хотел ударить в грязь лицом перед Ленкой, запутав её.
- Виктор Михайлович, давайте еще просто вальсом кружок пройдем! - Ей хотелось еще разок закрепить самое сложное, хотя уже и очень тянуло рухнуть на маты. Ноги гудели.
- Давай. Сонь, включи нам музыку.
Они закружились по спортивному залу. Странно. Они столько раз играли в нем в баскетбол, а вот теперь танцуют вальс. Удивительно. Он вел аккуратно и нежно, на лице играла улыбка.
Она не улыбалась, еще была сосредоточена. Считала про себя: раз-два три, поворот-два три. Так, скоро круг закончится. Она сможет! Он видел, как она старается.
Господи! Ленка! Люблю! - Вдруг остановившись, резко подхватив ее под колени, взял на руки и продолжил кружиться в вальсе под музыку с ней на руках. Она ойкнула от неожиданности и обняла его за шею.
Под бурные аплодисменты Сонечки и Рассказова он опустил раскрасневшуюся Ленку на пол.
- Ребята, вы - гении!
- Кулемина, пожалуй, ты натанцевала на пятерку по истории.
Оба засмущались.
Так, - отошла от эйфории Сонечка. - Часть вторая марлезонского балета. Поехали костюмы подбирать.
- Это куда?
- Ко мне на работу.
Как оказалось, Сонечка работала костюмером на Мосфильме. Там-то и началось ее увлечение сначала танцами, а потом реконструкцией старинных танцев и историей.
Пока ехали в метро, Степнов с Ленкой изучали распечатки танцев, стараясь еще раз мысленно воспроизвести по записям только что выученные движения.
- Игорь, у тебя потрясающие друзья, и они так друг другу подходят! Такая пара удивительная!!! При очень впечатляющем внешнем контрасте ТАКАЯ внутренняя гармония в паре! Большая редкость!!! Потрясающе красиво! - Восхищенно прошептала Сонечка на ухо Рассказову.
Рассказов и сам был под впечатлением.
Они приехали на Сонину работу. Та сначала покинула их чуть ли не на полчаса, а потом вернулась с кучей вешалок на руках. Часть передала Рассказову.
- Игорь, идите в соседнюю комнату, примеряйте. Думаю, что-то должно подойти. Я самый высокий рост взяла. А мы здесь.
Мужчины удалились.
- Лен, снимай свитер, сейчас прикинем, какое тебе платье подойдет.
Ленка обреченно вздохнула.
- Нет, не это, снимай. Давай следующее. Зеркала в этой комнате не было.
- Платье! Мамочки! На мне же платья - это кошмар! (Последнее платье Ленка носила, наверное, лет в восемь.)
- Ничего, надо, так надо! У нас цель есть.
- А я даже и померяю. Интересно. Какая ткань нежная, красивая. Цветочек миленький. Вроде, ничего даже.

Ленка надела платье поверх джинсов и спортивного бюстгальтера-топика. (В спортзале она танцевала в своей баскетбольной футболке от формы, чтобы не париться в свитере.) Сонечка оглядела ее профессиональным взглядом.
- Лен, отлично, значит, платье я тебе привожу вот это. С прической будет вообще отпад.
- А что, еще и прическа?!
- Конечно! Начало в семь. Приедешь полшестого. Я тебе сделаю.
- Интересно, с этим что-то можно сделать? - Ленка запустила руку в свою достаточно короткую стрижку. Она пребывала в шоке.
Сонечка засмеялась. - Еще как можно. Будешь как принцесса.
- О боже! Во что я влипла!
Так, - продолжала Сонечка, на ноги балетки есть, белые?
- Есть.
- Отлично. В своей обуви всегда лучше.
- Хорошо хоть без каблуков.
- Не любишь каблуки? - Соня опять засмеялась. - Зря, с твоими ногами, да в мини, да на каблуках... парни штабелями будут укладываться.
- Ну, мне не надо штабелями, мне...
- В горизонтальном положении нас интересует только один мужчина.
- Ленк, как пошло!
- Леночка, каждый думает в меру своей испорченности! А я про... штабель.
- Девочки!
Мне и так нормально.
- Впрочем, да, пожалуй. Так, ну и белье.
- Что, особенное что-то еще надо?!
- Вообще-то, раньше носили панталончики с чулками или трико телесное.
Ленка поникла.
- Мне пойти сразу застрелиться?!
- Да, ладно, шучу. Лиф, тут в платье есть. Надо колготки капроновые телесные. И лучше стринги. Тут ткань тонкая - иногда к телу в движении льнет, обрисовывает фигуру. Вот, вроде, и все.
- Понятно.
Перспектива идти в магазин за стрингами и капроновыми колготками, которых стопудово надо две пары, потому что одну Ленка точно порвет или зацепит, не радовала.

Появились мужчины, они освободились даже позже, чем дамы. Степнов выглядел еще более ошарашенным, чем Ленка. Соня потащила его дальше в другую комнату решать вопрос с обувью.

Наконец, они вышли на улицу. Рассказов с Соней, еще раз уточнив детали завтрашней встречи, быстро попрощались. Соня загрузив костюмы для всех села в свою машину, ожидавшую ее на служебной парковке, Рассказов побежал на автобус.
Ленка посмотрела по сторонам, потом на Степнова.
- Виктор Михайлович! Ой! Вить!
- Ладно, Лен. Ну, если ты привыкла по отчеству, ну, давай так, не мучайся, это не так важно.
- Хорошо. Я хотела сказать, что если я сейчас что-нибудь не съем, то до бала я не доживу.
- Вот я дурак! Конечно. Мы завтракали в 12, а сейчас седьмой час. Что-то с этими танцами и костюмами голова кругом.
- Ага.
- Куда хочешь?
- Пойдемте в ***дональдс. Вон, через дорогу.
- Лен, но говорят, это ведь вредно.
- Но иногда-то можно. Зато не надо ничего искать. А то будем ходить, потом ждать заказ. А тут картошечка, чизбургер... - она облизнулась, - и сразу.
- Кулемина, что же ты все время меня совращаешь?!
- Я?! Вас?!
- Э-э-э... Ну, в смысле еды.
- А-а-а. Ну, не знаю. - Она сначала смутилась, а потом дерзко глянула на него из-под челки. - Так получается.

Он взял ее за руку, чтобы перевести через дорогу. Внимательно посмотрел налево, потом направо.
Зашли в ***дональдс. Степнов тоскливо взирал на толпу народа перед прилавком, на непонятные надписи типа «***чикен» над головами работников и вздыхал.
- Ты уверена, что хочешь сюда?
- Уверена, уверена, Виктор Михайлович! Не пугайтесь. - Ленка наслаждалась ролью хозяйки положения.
- Ленк, давай ты выбирешь на свой вкус на себя и на меня.
- Хорошо.
- Только холодные напитки не бери, - заметив, как кладут в колу лед, забеспокоился Степнов, - простудишься!
Ленка засмеялась нежным колокольчиком.
Она его обожает. Степнова, в смысле.
Заказала ему картошку по-деревенски, овощной салат, пирожок с вишней, чай и самый большой сэндвич.
- Мужчинам, то есть Вам, нужно больше мяса. - Пояснила Степнову.
Смешная такая! Разве это мясо!? Но он готов чем угодно питаться, лишь бы она вот так улыбалась и мило, по-своему, заботилась о нем.
А оказалось даже ничего. Вкусно.

Дружно макали картошку в коробочку с соусом. Чуть не устроили, столкнувшись в ней, «битву на шпагах» Ленкиной картошкой фри. (Она взяла себе, чтобы он попробовал разную.) Ленка смеялась, глядя, как Степнов с трудом откусывает кусок сэндвича и ловит ртом вишневое варенье из хрупкого хрустящего пирожка.

Идиллию, как всегда, нарушил телефонный звонок.
- Да, дедуль!
- Никуда не пропала. Мы с Виктором Михайловичем в кафе.
- Ну да. Скоро домой.
- Пока.

- Дед забеспокоился. Надо было ему звякнуть раньше.
- Да, и я не сообразил.
- Ну что, двинемся в сторону дома?
- Ага.

Они уже шли от метро к Ленкиному дому.
- Лен, а ты что завтра с утра делаешь до бала?
- У меня дела.
- Помочь?
- Да нет. Справлюсь.
- А все-таки?!
- Я в магазин.
- Так давай, я с тобой! Помогу принести, что надо. (Если бы было возможно, он проводил бы с ней двадцать четыре часа в сутки.)
- Вы со мной в «Орхидею» пойдете?!
- Это за цветами? (Дурак! Мог бы и сам сообразить!) Так легко.
- Нет, Виктор Михайлович, это не за цветами, это за нижним бельем, - не выдержала Кулемина.

- Извини, пожалуйста.
У Степнова был настолько стукнуто-растерянный вид, что она рассмеялась:
- Проехали, - и пояснила, - да к платью этому на бал. Хорошо хоть еще не панталоны с чулками надевать. Удружил Игорь Ильич!
- Ну, это кому как, - вздохнул Степнов.
- А вам надо панталоны?!
- Увидишь. - Степнов грустно усмехнулся. - Но теперь я понимаю, почему они, дворяне в смысле, одевались там с придворными, лакеями и прочей прислугой. Все это надеть одному просто нереально.
- Да, - снова рассмеялась Ленка, - попали мы!!!
- Ничего, Ленок, мы ведь прорвемся, правда, - он крепче сжал ее пальчики в своей ладони.
Она сжала его руку в ответ:
- Конечно.

Прощались уже у нее дома. Он на минуту заскочил в комнату к Петру Никаноровичу. Перемолвился с ним парой слов, что-то написал на листочке и вышел в коридор.
Снова, как вчера, легонько поцеловал ее, правда, в губы и поспешно ретировался. Проводила нежным долгим взглядом в спину. Задумчиво закрыла дверь.
Ей показалось, что он, обнимая ее, произвел какое-то движение за ее спиной. Так и есть.
На тумбочке у двери обнаружилась какая то бумажка. Развернула:
«Лен, это тебе на завтра». И деньги. Полторы тысячи.
- Не поняла!
- А что непонятного?! Он оставил деньги на белье. - Это Лена.
- Зашибись!!! Он теперь мне будет не только футболки, но и трусы покупать?!
У Леночки слов пока не было.
- Девочки, спокойно!!!

Но Ленка не слушала и жала на кнопку вызова на телефоне.
- Виктор Михайлович! Это как понимать?!!! - Грозно гремел ее голос.
- Ленок, - его голос звучал мягко и обволакивающе, - что случилось?
- Я про деньги.
- А что? Это составная часть костюма на бал. Тебя туда кто потащил? Я. Значит, я и спонсирую.
- Виктор Михайлович! – Впрочем, Степнов был убедителен, и Ленкин запал понемногу проходил. - Но ведь неудобно. Ну, правда. Вы уже вон, сколько денег потратили. Новый год, кафе, пансионат, прокат и вот теперь...
- Лен, - повисла пауза, а потом он произнес то, чего она совершенно не ожидала. - Я ведь люблю тебя. Мне приятно самому...
- Виктор Михайлович!
- Ленок, не обижай меня отказом, ладно?!
- Это обидно?
- Ну, просто это означает, что ты не хочешь быть со мной как-то связанной, а значит, я тебе безразличен.
Ленка притихла.
Блин! Что ж так сложно! Конечно, он ей не безразличен! Еще как не безразличен!
- Хорошо, я поняла. М-м-м. Ну, давайте, это... как-то поскромнее, что ли...
У него отлегло от сердца. Уфф!
- Удачных покупок тебе завтра! Спокойной ночи, солнце!
- Спокойной ночи.
Кулемина задумчиво захлопнула раскладушку мобильника.

Уроки танцев даю тут

Спасибо: 109 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 678
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.02.10 18:10. Заголовок: Примечание. В главе ..


Примечание. В главе первые две фотки - так, можно сказать, для создания настроения - без КВМ.
Фотографию КВМ решила выложить в конце главы, чтобы не мучить читателей, хотя сюжетно фото относится к следующей проде. Другие фото еще будут.

Автор чудо-фотки - КВМ в танце - Лора (Lora) из Канады. Это высший пилотаж!!!
Лорочка, СПАСИБО тебе.

*****************
Глава 10. Сообразим на троих, или «Вы поедете на бал?»

            Бал! Это слово заставляет трепетать
            девичьи сердца уже не одно столетие.
            Получить удовольствие от танца,
            увидеть возлюбленного и прикоснуться к нему, а может быть, только встретить свою судьбу...
            (Бета Танечка)

Спала Кулемина плохо. То ей снилось, что она пытается надеть бальное платье, а оно на ней не застегивается, то, что она забыла все фигуры танца, народ толкает ее, а она не знает, куда идти.
- Бр-р. Бред. И на фига мне эта головная боль, в каникулы так отдыхать!
- Ну, ты уж определись, - тут же выступила Лена, - что важнее, он или головная боль.
- Ладно, не зуди. Сама знаю.

Пришла смс-ка. «Доброе утро, королева бала». До королевы ей, конечно, как до Марса, но настроение существенно улучшилось.
Позавтракав, отправилась в «Орхидею» по соседству. Присмотрела две пары колготок, простенькие стринги.
- Блин, эта веревочка сзади!!! Бе-е.
- Девочки, давайте купим что-нибудь еще, тут столько красивого! - Взгляд Леночки восхищенно метался по рядам вешалок.
- Да ну, что впустую деньги тратить, - откликнулась Ленка.
- Нет! - Завелась Леночка, - ну, вы посмотрите! Как на... на близость намекать, она первая, а что для этого неплохо бы белье красивое иметь, так она «впустую тратить»! Спортсменка!!! – Исходя ядом, Леночка намекала на Ленкину ограниченность.
- А что? Тебе ведь сказали, что лучше вообще без всего. И когда любит, ему пофиг.
- Ты дура!
- Сама такая!
- Девочки, не ссорьтесь! Я бы купила вот этот комплектик. - Лена показала на гладкий атласный белый набор. - Простенько и со вкусом.
- А я вот этот хочу, - Леночка ткнула пальцем в розовое кружево, - или вот этот!
- Допрыгаетесь! Куплю трусы в цветочек, причем ему.
- Не посмеешь!
- Не посмею?! Ладно, ему - не посмею.


- Девушка, - ее отвлек голос милой пожилой продавщицы. - Вы будете что-нибудь покупать? Просто, если вы сейчас пробьете чек на полторы тысячи и выше, то вам, как каждому десятому с таким чеком, будет новогодний подарок.
- А что за подарок? - Кулемина не смогла не полюбопытствовать.
- А вон спальный комплект на манекене.
На манекене красовался бордовый атласный гарнитур, состоящий из свободных шортиков, маечки на лямках и короткого халатика с поясом.
- Может, правда, купим! Будет, в чем спать. Красивое что-то.
* Это только Кулемина такая способная! Любимый мужчина ни разу не видел ее в платье, зато все пижамы лицезрел.

- Я еще подумаю минутку.

- Но надо потратить все полторы тысячи! - Ленка довольствовалась малым и была экономна. Бои за деньги она помнила хорошо.
- Ну и что?! Запросто. Как раз один комплектик, - воодушевилась Леночка.
- Зашибись цены, конечно!
- Ленк, ну, а что ты с деньгами будешь делать? - Лена как всегда была разумна и предусмотрительна. - Представь. Ему вернешь? Ведь он дал их на белье. А если мы потом, ну... совсем потом, будем в своем ха-бэ? Или же мы купим и продемонстрируем, ну ПОТОМ, я имею в виду, эту красоту?!
- Ладно, уломали. Короче, тебе стринги с колготками, мне спальный комплект вместо пижамы, а она вон пусть кружева себе покупает.
- Ура! Сейчас я выберу.
Представляете... И вот я, такая красивая, в алых кружевах на черных шелковых простынях...
Ленка загнулась от хохота. Потом, сделав серьезное лицо, спросила:
- Лен, слушай, где она у нас набралась такой пошлости?! У Степнова стопудово нет черных шелковых простыней. Максимум с рисунком из футбольных мячиков.
- Кстати, а это идея. Надо ему на 23 фирменное постельное белье с символикой Спартака подарить.
- Ага. - Тут фыркнула уже оскорбленная до глубины души Леночка. - И будет вам по ночам вместо «Люблю дорогая» «Спартак чемпион»!
- Слушайте, давайте выбирать.
- Только не надо стрингов, ладно? Мне бы поудобнее.
- Хорошо.
- А какой цвет берем? Только без алой пошлости, пожалуйста. Тебе какой нравится?
- Мне? Не хотите красный... Решайте сами, но кружева должны быть.

Пошла в примерочную.
Подобрали подарочный комплект по размеру. Потом продавщица помогла подобрать подходящий по цене и фасону гарнитур.
Кулемина надела и обалдела.
Ленка даже присвистнула от удивления. Из зеркала на нее смотрела такая девица, ну типа как в Леркиных журналах... Вроде, с виду простой классический черный комплект с кружевными вставками, а выглядел на ней очень... очень... короче, сексуально очень.

В итоге Кулемина вышла из магазина, слегка ошалев, оставив там полторы тысячи рублей, но с массой пакетиков и дисконтной картой.
Зашибись!

Дома еще было время вспомнить танцы. Если с ногами проблем было меньше, то про «красивые ручки» Соня вчера напоминала не раз.
Ленка встала перед зеркалом и сделала шаг вперед, поднимая одну руку, стараясь держать ее «округлой», сходясь в танце с воображаемым партнером. Подняла и опустила пораженная.
- Кулемина, это ты? Это ты тут ручки «округлые» делаешь? Не верю.
- Сама себе не верю. Но надо же выглядеть прилично.
- Что-то в голове у меня все это не укладывается.
- А ни у кого не укладывается, но надо.
- Любовь требует жертв, - пафосно произнесла Леночка.


В назначенное время они со Степновым были на месте. Степнов тоже поехал пораньше, вместе с Ленкой, хоть ему и не надо было делать прическу.
- Танцы повторяла?
- Повторяла.
- Я тоже.

Рассказов и Соня их уже встречали. Так что, все сразу разошлись одеваться, Лена с Соней - в дамскую гардеробную, Виктор с Игорем - в мужскую.
Ленка вошла в комнату и изумилась. Она, услышав про научную конференцию, думала, что будут одни солидные тетеньки-дяденьки средних лет и пожилого возраста. Но в дамской комнате кроме солидных и не очень солидных тетенек было много молодежи, лишь чуть старше Кулеминой.
Соня сама уже была с прической и макияжем, поэтому взялась за Ленку. Накрасила совсем чуть-чуть, пока грелась плойка, а потом принялась крутить на гель сильной фиксации кудряшки из Ленкиных волос. Зеркала у Ленки не было. И она с некоторой опаской думала о том, что же натворит в итоге на ее голове Соня. А та уже, закрепив лаком и невидимками пару локонов на самой макушке, лихо подкалывала кудряшки шпильками с жемчужинками. Потом сбоку прикрепила какое-то украшение. Хорошо хоть, что не сделала Ленке такие одиночные кудряшки около висков, придающие прическе старомодный вид. Очень многие дамы были именно с ними.
Весь этот процесс занял приличное количество времени. Потом Ленка переоделась.
Удивительно. Первая пара колготок еще была цела. С помощью Сони нырнула в платье. Та ее застегнула. Потом подала перчатки. Предупредила, что их можно снимать, только если «будешь есть что-то пачкающее». Снимать! - Ленка с трудом их натянула, - а если снять, а потом натягивать снова... Мутотень невероятная!
Получила Ленка также веер и сумочку к платью. Чувствовала себя несколько неловко. Держала спину, ждала, пока оденется Соня, и боялась шевелиться. Очень непривычные ощущения, и декольте, похоже, не слабое.

- Ну что, пошли?! - Соня уже оделась и позвонила Рассказову, сообщив, что они выходят.
На выходе из комнаты специально было поставлено большое зеркало.
- Так, последний взгляд! - Соня мельком оглядела себя в зеркале, а Ленка замерла, как вкопанная. Из зеркала на нее смотрела... не она. Глаза, нос, челка ее, а вот все остальное...
Вся троица молчала, потрясенная до глубины души. В зеркале отражалась высокая красивая девушка в белом струящемся по телу платье с просто «офигительным» декольте. А прическа!!! Опять же, если бы Ленка не знала, что она - это она, в жизни не поверила бы, что из ее волос можно было это сделать. Короче, таких девушек, какая была в зеркале, Ленка видела только в кино.

Соня наслаждалась произведенным эффектом.
- Ну, пойдем, - засмеялась, - надо было, наверное, нашатырь взять.
- Зачем? - На полуавтомате спросила Кулемина, с трудом выходя из ступора.
- А сейчас от такой красоты твой Виктор в обморок упадет.
- Господи, это она с таким декольте сейчас выйдет к Степнову?! Мамочки, - пропищала Леночка.
- Зашибись, однако.
Лена попыталась рационально решить вопрос, можно ли чем-то закрыть вырез или поддернуть платье наверх.

- Лен, ты супер! Не волнуйся. - Успокаивающе проговорила Соня и потащила ее за руку из комнаты в холл перед парадной лестницей.

А нашатырь бы очень пригодился. Причем в двойном количестве.
Ленка увидела Степнова и потеряла дар речи. Он был такой, такой... такой умопомрачительный. Белый мундир с золотыми погонами и аксельбантами сидел на нем как влитой.
Степнов же не только потерял дар речи, он, кажется, забыл, как дышать. Он занес ногу над первой ступенькой лестницы и чуть не упал. Хорошо - Рассказов успел его подхватить.
- Вот, - шепнула Соня. - Штабель уже начал складываться. Лена-а! Прием!

Он был потрясён. Она... казалось, что это не она... Прекрасная принцесса, правда, с милой солнечной улыбкой его Кулеминой. Взгляд метался, пытаясь собрать воедино такой неожиданно эффектный образ его Ленки, но разум еще не успевал осознать детали. Он приблизился к ней и, глядя в широко распахнутые изумрудные глаза, только и смог выдохнуть:
- Ленка-а-а! Ты такая красивая!
Она пришла в себя. Оценила произведенный на Степнова эффект. Раскраснелась и выдала.
- Вы, Виктор Михайлович, тоже отпад.
Стоявший рядом Рассказов просто заржал от такого откровенного сленга 21 века, за что получил в бок толчок от Сони. Но тем двоим было не до них.
Степнов смутился и опустил взгляд, попав точнехонько... О боги!
- Ребят, пойдемте. - Соня взяла Рассказова под ручку. Степнов предложил руку Ленке.
Они поднимались по парадной лестнице. На площадке снова увидели себя в зеркале. Вдвоем. Переливался перламутром жемчуг в прическе, блестела и колыхалась воздушная ткань платья около его бедра. Сверкали золотом аксельбанты. Но ярче всего сияли голубые глаза, глядя в такие же сияющие зеленые. Сердце наполнялось трепетом, предвкушением, радостным ожиданием волшебного чуда. Ведь сегодня - Ночь перед Рождеством.

Перед входом в зал Ленке вручили маленькую картонную книжку с прикрепленным карандашиком.
- Это что?
- Это «агенда» - бальная книжечка. Там перечислены танцы, и туда вписываешь партнеров, которым обещала этот танец.
- Лен, давай сюда. - Степнов забрал у Ленки книжку и стал вписывать напротив каждого танца свои инициалы.
Дядечка, выдававший агенды, чуть не подпрыгнул на месте и закричал:
- Вы что делаете?!
- А что?! - Осведомился Степнов.
- По правилам этикета больше трех танцев с одной дамой нельзя танцевать, а с незамужней девушкой и подавно.
- Не поняла! - Выдала Кулемина. Оба грозно посмотрели на Рассказова, который так... видимо, совсем случайно, забыл упомянуть о такой важной детали.
- А если будет три и больше? - Степнов с наездом посмотрел на Игоря.
- Придется жениться. - Ответил Рассказов.
- Да, - поддакнул дядечка, - надо ехать делать предложение семье девушки.
- Да не вопрос, - уверенно заявил Степнов. - Пошли, Ленок! - и повел Ленку в зал.

Они остановились у стенки.
- Лен, мне наплевать на их правила. - Степнов тронул Ленку за запястье. - В смысле, можно я тебя приглашу на все танцы?
- Конечно. - Откликнулась Кулемина. - Будем играть по своим правилам.
- Правильно. Спортивным. А мы - команда. Пошли, посмотрим, что там такое.
Бал еще не начался, но в центре зала уже играли в игры. Степнов с Ленкой, обиженные на Рассказова, ушли к играющим.

Наконец, всех пригласили на полонез. Поклон перед танцем.

И танец-шествие, которым открывался любой бал начался.

Ленка со Степновым шаг полонеза не учили, но просто пристроились в колонну и торжественно вышагивали под музыку. Ленка шла вместе со всеми, улыбалась Степнову, чинно кланялась соседней, сходящейся с ними в четверку паре, и в тот момент поняла, что ей нравится. Красивая она, красивый Степнов, не чопорный, а искренне улыбающийся народ вокруг.
- Виктор Михайлович, а здесь прикольно!
- Да? Пожалуй, ты права. - Он скорчил Ленке рожицу и спросил в молодежной манере. - Оторвемся?
Она хихикнула. - Еще как!

Один танец, второй…
Она танцевала со Степновым. Ее ощущения сильно отличались от вчерашних. То ли из-за этого декольте, то ли еще почему. Волнительно и как-то будоражуще сладко и, вместе с тем, так спокойно и надежно было в его объятиях. Он ведет в танце, она следует за ним. И еще… Пожалуй, никогда раньше они столько времени не находились вместе, да еще ТАК близко друг к другу.
Третий танец - испанский вальс - танцевали с переменой партнеров. И Ленке снова, как не удивительно, понравилось. Все пришедшие на бал мужчины: старые и молодые, толстые и худые, лысые и кудрявые, высокие и маленького роста - все стремились получить удовольствие от танца, от таких красивых дам рядом. Говорить комплименты на балу считалось признаком хорошего тона. И переходя от одного партнера к другому, Кулемина получила столько комплиментов, сколько не слышала за всю свою жизнь. Леночка была безмерно счастлива, Лене было приятно, и даже Ленка находилась под впечатлением.

Блестел паркет, миллионом огоньков сияла огромная люстра, по залу двигались пары. И Ленка зря боялась, что она не справится с танцами. Народ тоже был не профи, ошибался, терял свою пару, шел не с той ноги и не в ту сторону, ловил подсказки соседей, но было весело. Атмосфера в зале была очень доброжелательной, теплой и приветливой.

Следующим объявили «танец с цветком». Дама садились на стул и держала в руках цветок. К ней подходили два кавалера. Одному она отдавала цветок, и он садился на ее место, со вторым шла танцевать круг вальса. К кавалеру же подходили две дамы, одна уводила кавалера танцевать, а вторая оставалась сидеть с цветком. Тут же образовалось две очереди. Степнов с Ленкой, смекнув систему, стали просчитывать очередь перед собой и пропускать кого-то, чтобы оказаться вместе в паре. К стоявшему Степнову подошел Рассказов.
- Вить, ну, Вить. Ну не сердись. Вы же все равно танцуете, как хотите. Ну, извини. Я не мог сказать, Лена бы тогда могла отказаться.
- Ладно. Закрыли тему. Слушай, а что, правда, надо было жениться?
- Ну да. То есть, если ты три танца протанцевал, считай - скомпрометировал девушку, значит, теперь езжай, делай предложение, иначе - вызов на дуэль от родственников.
- Ну да! - Сказал Степнов, глядя на Ленку. - Еще бы!!!
- Ты чего?
- Я о том, что если они ходили с такими вырезами, то конечно. Три танца и женись!
Рассказов рассмеялся и предостерегающе похлопал Степнова по плечу.
- Вить, она твоя ученица.
- Игорь, она моя любимая девушка. Слушай, давай местами поменяемся. Иди, приглашай.
Вот ведь! Все равно не получается.



****************
Сказать пару слов автору, а также "Спасибо" Лорочке за сей шедевр можно тут.

Спасибо: 97 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 687
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.10 21:19. Заголовок: Примечание о фотогра..


Примечание о фотографиях и костюмах.
Скрытый текст


Обе фотографии КВМ - Потрясающая работа Лоры (Lora) из Канады. Две разные фотки надо было не просто сделать, а привести их «к единому знаменателю».

Фото Рассказова с «левой» дамой - чудесная работа Ирочки -Kris
Девочки, дорогие! СПАСИБО просто НЕРЕАЛЬНОЕ.

******************

Глава 11. Сообразим на троих, или Император и пирожные.

Как только в конце танца Ленку «вернули на свое место» (а кавалер обязан доставить даму с паркета туда, где «взял», или туда, куда пожелает дама), Степнов примчался к ней. Встал рядом. Как-то случайно, будто само собой, взял ее за руку, словно подчеркивая: «Моя. Не отпущу». Ленка промолчала, но ей было приятно.

Рассказов еще накануне вечером инструктировал Степнова, что необходимо говорить дамам комплименты.
- Игорь, ты же знаешь, я не умею.
- А ты придумай что-нибудь заранее. Только не о ее физической форме, и не о том, что она молодчина, если подтягивается больше десяти раз...
- Игорь! - Степнов грозно посмотрел на друга.
- Молчу-молчу. Но ты подумай. И для Лены и вообще. Ей подойдет что-нибудь типа «валькирии»...
- Чего?
- Женщины-воительницы такие были в скандинавской мифологии, очень красивые.

«Самая красивая улыбка школы» - было верхом поэтической мысли Степнова. Он хоть и числился соавтором художественного произведения, но в основном подавал идеи, а литературной обработкой мысли занимался Петр Никанорович. Поэтому вечер Виктор Михайлович провел, подбирая Ленке эпитеты. Она, конечно, милая, родная, красивая, нежная, сильная духом, смелая... Но это все отдельные слова. И ни они, ни его чувства никак не хотели укладываться в красивые фразы.
Ленок, ты грациозна как... лань? Бред. Грациозна как... Майкл Джордан. М-да!!!
Моя белокурая красавица! Ты у меня настоящая валькирия - мечта любого мужчины!
А Ленка поймет?! Про Джордана-то да, а вот про валькирию?
Моя Елена Прекрасная! А я хоть и не... Кто там был? Парис, что ли? Но готов сражаться за тебя со всем миром! Ты – мой главный выигрыш в этой жизни, моя золотая медаль! Опять в спорт понесло!
Ты у меня самая лучшая - и в спорте, и в музыке, и в танцах... Во! Уже хорошо. Уверен, что... и в искусстве доставлять наслаждение своему мужчине тебе не будет равных. Стоп! Это откуда? Ни фига себе шутки подсознания. А все Лена с Виталиком за стенкой - такие... «тихие»!

Короче, ничего умного Степнов так и не придумал, поэтому сейчас он просто тихонько сказал Кулеминой:
- Ленок, ты потрясающе танцуешь. Вот что значит - настоящая спортсменка!
Ленка тонко ответила на комплимент, кокетливо улыбаясь и обмахиваясь веером:
- Ваша школа, Виктор Михайлович!

Они протанцевали еще пару танцев, а перед самым перерывом «на буфет» распорядитель бала выступил с речью.
- Уважаемые дамы и господа! Организационный комитет подвел итоги, так сказать, практической части нашей конференции и единогласно выбрал лучшую пару сегодняшнего бала. Оценивалось танцевальное мастерство, соответствие костюмов эпохе и облик пары в целом.
- Будьте добры, да, вы, - распорядитель подошел к Степнову и Ленке, - прошу вас на середину зала.
Абсолютно ошарашенные они вышли.
- Представьтесь, пожалуйста!
- Виктор.
- Лена.
- Итак! Виктор Победитель и Елена Прекрасная объявляются лучшей парой сегодняшнего бала. Раздались аплодисменты.
- Скажите, чей доклад вы представляете?
- Игоря Рассказова и Софьи Мининой.
Игорь и Соня тоже вышли вперед. Снова раздались аплодисменты.
- Этим двум парам предоставляется право станцевать любой танец - танец победителей.
Только что расслабившаяся Ленка впала в панику. Соня тут же взяла ситуацию в свои руки.
- Значит, танцуем вальс из того, что вы знаете. Из Ринки: два шага-глиссе боком по линии танца и два – против. Руки в положении «лодочка». Потом, Вить, на 4 такта обводишь ее вокруг себя, на колено не вставай. Лен, ты просто бежишь на носочках вокруг него. Потом танцуем из «Кентского» сход-расход со сменой мест. Сообразили?
- Да.
- На последнем такте становитесь в позицию и танцуете вальс. Мы - то же самое, чуть впереди. Подсмотрите, если что. Я пошла музыку заказывать.
- Виктор Михайлович! Я боюсь!
- Ленок, да ты что?! Мы уже на пьедестале. Расслабься. Движения помнишь?
- Кажется.
- Я поведу. Не волнуйся. Ты, главное, улыбайся. У тебя такая лучезарная улыбка, что все будут смотреть только на твое лицо! На ноги никто и внимания не обратит.

Заиграла музыка. Они вступили. Вот тут-то их и запечатлел один из фотографов, работавших на балу.

(Фотографов, надо сказать, было несколько. Они работали не только в зале. Один из них в фойе фотографировал пары на фоне специального «задника».)
Ленка плохо помнила, как они станцевали, она старалась улыбаться. Вчетвером прошли одно проведение, а на втором вальсе стали вступать в круг и остальные пары, поэтому Ленка с Виктором, благополучно смешавшись с толпой, смогли завершить танец.
Степнов взял Ленку под руку и повел в фойе перед залом.
- Уфф.
- Ты - умница.
- Это вы, ты... просто круто!!!
Степнов улыбнулся. К ним вышел Рассказов.
- Слушайте! Поздравляю! Спасибо вам! Вот это успех!

Подтверждая его слова, к ним приблизилась дама в платье типа туники цвета морской волны. Платье, правда, было современным. На самом деле, далеко не всем присутствующим на балу удалось достать соответствующие костюмы.
- Извините, - она обратилась к Степнову, - вы позволите с вами сфотографироваться? Вы так потрясающе выглядите в этом наряде.
Степнов еще не успел ничего сказать, как Рассказов, предупреждая Ленкину ревнивую реакцию, подхватил даму под руку и со словами, - конечно, конечно, с такой прекрасной дамой просто почту за честь, - увлек ее обратно в зал ко второму фотографу и подальше от пары- победительницы.


- Ленок, а пойдем, правда, сфотографируемся. Запечатлим, так сказать, себя для истории.
- Пойдемте.
Ленке потом свое изображение не очень понравилось. Что-то не туда она посмотрела, или ракурс не очень, но Степнов на фотке - просто «умереть - не встать!»



Объявили перерыв. Все потянулись в фойе перед залом, где можно было выпить как прохладительные напитки по рецептам 19 века, так и вполне современный чай, съесть мороженое или пирожное. Кавалеры предупредительно ухаживали за дамами, поднося напитки и сласти.
Она пила лимонад.
- Ленок, пирожное хочешь?
- Хочу. - Кулемина тяжко вздохнула, она уже давно смотрела на симпатичные небольшие корзиночки с кремом и на эклерчики на два укуса. - Хочу, но не могу.
- Почему?
- Надо перчатки снимать, а то испачкаю. А как я потом их обратно натяну?
- Подумаешь, нашла проблему! - Степнов свои перчатки уже давно снял. Поэтому он смело взял с блюда пирожное и поднес к ее губам. - Кусай.
Что-то внутри екнуло, но она постаралась аккуратно откусить кусочек корзинки. Получилось.
- Ой, слушайте, крем - супер!
Степнов нежно скормил Ленке два пирожных. Оба даже не заметили ни умильно-восхищенных (по большей части), ни завистливых (изредка) взглядов окружающих дам. А на третьем пирожном...
Она осторожно забрала из его руки вторую половинку эклера, но при этом слегка выдавился крем. Он уже, было, потянулся за салфеткой, чтобы вытереть пальцы, но Ленка, со словами,
- Это же самое вкусное, - взяла его за запястье, поднесла руку к губам и слизнула крем с пальца.
220 вольт. Зеленые глаза крайне испуганно смотрели в синие, почти черные. Секундное замешательство...
Если бы он умел падать в обморок, то, наверное бы, упал от переизбытка чувств и нахлынувших ощущений. Но он только прохрипел, - я помыть руки, - и сбежал. Вот уже пять минут он метался по туалетной комнате как тигр, поминая «добрым словом» Рассказова, 19 век, а особенно тех гадов, которые выдумали такой дурацкий фасон чертовых панталон или как там они называются!!! Вот, что бы ему достался такой же костюм, как у Рассказова! Нет!!! Естественно. Небось, специально выдумали к декольте. Три танца танцуешь, эффект на лицо, точнее, на штанах. Все! Женись!!! Так. Надо успокоиться и подумать о... Но воспоминание о долесекундном ощущении ее языка на подушечке пальца и... аутотренинг можно было начинать сначала. Потом пришла спасительная мысль. Пока он тут сидит, там, небось, начнутся танцы, и Ленку пригласят. Он видел восхищенные взгляды молодых людей. Эта мысль возвратила Степнова на грешную землю, и он поспешил вернуться в зал.

После бегства Степнова она еще секунд тридцать простояла в трансе, потом машинально выпила лимонада. И тут всех прорвало:
- Мамочки, я в обмороке!
- Ух, что это было?!
- Ленк, ты соображаешь, что ты делаешь?!
- А что я-то?!
Сейчас Ленка, пожалуй, впервые пребывала в растерянности.
- Ну, я это... не подумала.
- А что теперь?
- А ничего. Пойдем, сядем в уголок и не будем отсвечивать.


«Не отсветить» не удалось. Начались танцы, и к Ленке подлетел с приглашением на танец молодой человек приятной наружности.
- Спасибо. Извините, я не танцую, я устала.
Степнов вошел в зал именно в тот момент, когда какой-то парень приглашал Ленку. Внутри все замерло на миг. Она улыбнулась и что-то сказала. И парень отошел. Один!
Леночка! Он был безумно рад, что она отказала.
- Барышня, вы прекрасны. Разрешите пригласить вас на танец! - Степнов словно на крыльях подлетел к Кулеминой.
Она обрадовалась. Он вернулся, и будто не было никакой неловкости.
- С удовольствием!
- Вы не можете пойти танцевать, - вдруг заявила пожилая степенная дама, сидевшая рядом с Ленкой.
- Почему?
- Это «моветон» - дурной тон. Вы только что отказали молодому человеку по причине усталости. Вы должны и сейчас отказать, иначе это дуэль.
- И что, нет исключений? - Поинтересовался Степнов.
- Только для императора.
- Виктор Михайлович, будете императором? - Ленка весело впорхнула в объятия Степнова.
- Легко.
- Какая невоспитанность! - Пробормотала дама им вслед.
Ленка рассмеялась и уже в танце игриво спросила.
- Виктор Михайлович, вы возьмете замуж такую невоспитанную особу?
- Не вопрос, Кулемина. Даже не сомневайся.
* Хорошо, что все-таки на дворе был 21 век. Тот парень радостно кружил в танце милую брюнетку и не помышлял о дуэли.

Начались котильонные танцы - со всякими розыгрышами.
Например, дамы и кавалеры разбирали половинки разрезанных картинок. Надо было найти, у кого вторая половинка картинки и танцевать в этой паре.
- Ну, что Ленок, пойдем рискнем.
- Пойдем.
В этот раз вместо картинок предлагались карточки с известными именами мужских и женских героев и героинь, которые должны были найти друг друга и станцевать. Ромео искал Джульетту, Наполеон - Жозефину и так далее.
- Ленок, у тебя кто?
- Наташа Ростова.
- Ну, это судьба, - засмеялся Степнов, показывая ей карточку с надписью «Андрей Болконский».
- Не хочу такой судьбы, - неожиданно заявила Ленка.
- Это почему?
- Потому что, по логике, я должна пытаться сбежать с Гуцулом, вы погибнете, а я потом выйду замуж за Игоря Ильича. Лично меня такая перспектива не устраивает.
- Ого! Меня тоже.
- Да. И Наташа эта дурака сваляла, и Болконский тоже хорош. Кстати, - подумала Ленка, - ведь у них в романе была, наверное, примерно такая же разница в возрасте. Ей в районе семнадцати, ему за тридцать.
- А он тебе чем не угодил?
- А нечего было уезжать и оставлять любимую девушку невесть на сколько времени.
Степнов взял ее за руку.
- Ленок, не волнуйся! Я тебя точно не оставлю, если ты, конечно, не против.
- Не против, - едва успела ответить она, и нашедшие к тому времени друг друга пары начали движение.

Пропустив следующий танец, они прохлаждались в фойе.
- Там уже вальс-финал объявили, - дружелюбно сообщил им кто-то, вышедший из зала.
- Ну что, Ленок? Финал?
- А давайте тут. (Фотограф уже освободил фойе, а музыка была хорошо слышна.)
- А давай.
Степнов нарочито представительно исполнил поклон. - Разрешите пригласить вас на вальс-финал.
- Разрешаю. - Ленка сделала игривый реверанс.
Он привлек ее к себе очень нежно. Так же нежно она положила руку на его плечо. Его левая рука держала тонкие пальчики в атласной перчатке. Закружились. Легко. Неспешно.
На третьем круге Ленка устала и чуть запуталась в ногах. Рассмеялась. Остановилась. Поймала его взгляд.
- Виктор Михайлович, вы чего?
- Та такая... - смотрел, касаясь одним пальцем ее виска, потом провел по жемчужинкам в прическе, - волшебная!!!
А он... такой... мужественный и ... так близко!
Безмолвный призыв в ее глазах, которому он не мог и не хотел сейчас противиться. Губы накрыли ее губы. Жадно. *Измучился.
Они целовались, а в бальном зале прекрасным апофеозом любви звучал вальс-финал.

Обратно домой они отправились уже в двенадцатом часу. Ведь нужно было еще снять костюмы и переодеться. Кулемина никогда бы не подумала, что будет с сожалением расставаться с платьем. Но нужно было признать, что эффект был потрясающим. Взгляды Степнова, которые тот бросал на нее весь вечер, того стоили. Впрочем, Степнов в мундире произвел на нее не меньшее впечатление, и она бы не отказалась увидеть его в чем-то подобном еще. Виктор тоже был абсолютно счастлив. Кто бы мог подумать, что безумная, на первый взгляд, просьба друга обернется таким чудесным вечером! Кулемина блистала весь бал, и она была с НИМ, она была ЕГО! Его любимой девушкой! Не ученицей! Не маленькой девочкой! Он, наконец, сам полностью понял и принял это! И она все меньше видит в нем учителя, хотя еще по привычке, частенько называет его по отчеству. Но прогресс очевиден!

Виктор поймал такси. Сели на заднее сиденье. Ленка по-хозяйски в изнеможении привалилась к Степнову. (Два дня танцев сняли появившуюся в их отношениях робость перед физическими прикосновениями. Стало так же просто, как раньше на спортивной площадке, даже еще лучше.)
- Устала? - Степнов левой рукой обнял Ленку, перебирая правой ее пальчики, коснулся губами волос на макушке. - Не жалеешь, что пошли?
- Нет! Вы что?! Очень здорово и прикольно.
- Ну, я рад. Хорошо, что сфотографировались, у меня хоть будет фотка с тобой в платье.
- Будете меня шантажировать, что покажете ее Ранеткам и скомпрометируете мое доброе рок-н-рольное имя?
- Ага. Если будешь плохо себя вести.
Получил толчок в бок.
- Шучу. Любоваться я буду.
Помолчав, Кулемина сказала:
- Придется мне у Лерки пару платьев одолжить.
- Только не это! - Шутливо взмолился Степнов, - они у нее такой длины, что мне придется тебя отбивать без конца от кавалеров.
Ленка вспомнила заветы Третьяковой.
- А я только для вас надену. Так сказать, смертельный номер. Эксклюзив.
- Правда? Я буду счастлив. Я уже, - он произнес тихонько, - ОЧЕНЬ счастлив. - И поцеловал ее ладошку, глядя прямо в глаза.
Теплое остро-пряное ощущение пронзило ее от макушки и ушло вниз.

- Вы, может, к нам сейчас поужинать? Ведь уже почти Рождество.
- Ленок, уже скоро полночь, какой ужин?! - Он рассмеялся и чуть сильнее прижал ее к себе. – Не забывай про спортивный режим!
- А я думаю, дед там что-нибудь вкусненькое приготовил.
- Может, я лучше завтра зайду?
- Э-э-э. Виктор Михайлович, Вить, мы завтра с девчонками у Наташки встречаемся. Ее родители звали всех в гости. Ну, сами понимаете, ей надо побольше бывать в обществе.
Черт! Но вовремя вспомнились слова Абдулова про свободу.
- Ленок, конечно! Не вопрос.
- Ну, тогда пошли ужинать. Вы же должны после бала приехать с визитом к нам в дом?
Он рассмеялся.
- Должен. Просто обязан.

Они сидели за праздничным столом. До бала и во время его есть не хотелось, а тут проснулся просто зверский аппетит. Параллельно описывали Петру Никаноровичу в два голоса бал, так живо и ярко, что он тут же загорелся идеей вставить сцену бала в свой роман.
Степнов видел, что Ленка устала. Засиживаться не стал. Она вышла проводить его в коридор. Оделся. Затоптался на пороге.
- До свидания, - сама, уже не торопясь, а с чувством поцеловала в щеку.
Удержал рядом, прошептал на ушко. - Спасибо за чудесный вечер. Ты самая красивая, замечательная и... королева бала.
Поверила. Зарделась румянцем. Поцеловал ее в губы.
- Отдыхай, солнце. Спокойной ночи!

**************
Автор тут

Спасибо: 110 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 691
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.02.10 22:51. Заголовок: Глава 12. Сообразим ..


Глава 12. Сообразим на троих, или Вдвоем-то лучше

С утра Степнов, наконец, занялся давно назревшей уборкой, сходил в магазин, заполняя пустовавший холодильник. Но, занятый важными и нужными делами, он все время скучал по Ленке. Правда, на некоторое время его все же отвлек визит Рассказова.
- Вить, я тут вам подарок принес! Вы меня так выручили.
- Да, Игорь, ну о чем речь!? Какой подарок?! Не надо.
- Надо. Это билеты в театр. Это вечером десятого. Мы с Ириной собирались, а она только прилетит. Сходите с Леной.
- Да уж! - Степнов рассмеялся, - ты нас совсем окультуришь. Вместо футбола - бал, вместо баскетбола - театр.
- А что в этом плохого?!
- Нет, ничего. Игорек, на самом деле, спасибо большое за бал. Знаешь, мне кажется, что мы благодаря ему еще больше сблизились. Я Ленку немного по-другому увидел. Мне кажется, она тоже.
- Ну, вот и славно. Бери билеты. Плохого не предлагаем.
- Спасибо. Ну, давай. А что за спектакль?
- Вам понравится, - Рассказов коварно улыбнулся, - про любовь.

Ранетки собрались за столом у Липатовых. Ольга наготовила кучу вкусной еды, девчонки болтали и объедались.
- Как же все-таки в каникулы классно! - Лерка широко улыбалась. - Отдыхай, красота. Признавайтесь, кто где был?!
- Мы с Колей в театр ходили.
- Я дома с родителями, ну и еще мы со Степкой на каток ходили, ну и так... гуляли, - смущенно призналась Аня.
- С Белутой, что ли?! Ну, ты экстремалка, - высказалась Женька.
- Девчонки, вы его просто не знаете. Он, на самом деле, хороший. Классный парень. Даже стихи пишет.
- Ого.
- Ань, ты молодец. - Написала Наташка.
- Леночка, а что ты молчишь? - Ехидно поинтересовалась Новикова.
- А что говорить? - Ленке не хотелось отчитываться перед подругами.
- Где ты пропадала? - Гуцул Стасу жаловался, что он как тебе не позвонит, тебя дома нет.
- Значит, не надо звонить.
- Ну, так, где была, колись.
- Да со Степновым несколько дней подряд ездили на лыжах кататься. Вы же понимаете. Спортсменов бывших не бывает. Форму надо поддерживать. - Кулемина постаралась придать факту поездки как можно более невинный вид. А вот еще в магазин случайно зашла. Лерка, тебя заинтересует, - ловко сменила тему. - В «Орхидее» дают подарки. Прикинь!
Уловка сработала.

Потом переместились в комнату. Наташка написала новую песню, точнее музыку, и сыграла девчонкам. Сразу стали подбирать аранжировку.
Ближе к вечеру в дверях появился Кантор.
- Привет молодым талантам!!!
- Здравствуйте!
- Ну, скажете тоже!
- А и скажу... Вы, коллеги, не засиделись дома? Как насчет попрыгать в клубе под музыку?
- Так кто нас туда пустит?! - Протянула Лерка, - нам же нет восемнадцати.
- Я пущу. У нас концерт сегодня. Пройдете со мной через служебку. Только, чур, вести себя прилично и не напиваться.
- Дядя Боря!
- А, правда, можно?! - У Аньки уже загорелись глаза. - Надо родителей только предупредить.
- И мне.
- Давайте, собирайтесь.
- Дядь Боря, а можно Стасика взять?
- Да берите, конечно, друзей.
В итоге Ранеткам высвистать удалось только Стасика и Колю. Белута не смог.

В клубе народ разделился. Наташка осталась сидеть в кулисах, наблюдая за музыкантами.
Анька сначала осталась с ней, потом присоединилась к парочкам на танцполе.
Кулемина отошла, села на диванчик. Она чувствовала себя неуютно.
Вот если бы здесь был он!
- Иди, звони!
- А девчонки увидят...
- Ну, нафиг. Им не до нас в этой толпе.

Вышла в гардероб.

- Виктор Михайлович! Вить!
- Привет, солнце! - Стоит ли говорить, что он был безмерно рад этому звонку. - Ты где? - Сразу забеспокоился, - что-то шумно.
- Я в клубе ***. Нас Наташкин папа туда провел. У них концерт. А вы сможете сюда приехать? – В ее голосе неожиданно для нее самой послышались жалобные нотки.
- Что-то случилось? Лен, все в порядке?
- Ничего, все в порядке. Просто... вдвоем-то лучше.
ВДВОЕМ лучше!!! Это она сказала!!!
- Ленок, я мигом. Говори адрес.
Через десять минут Степнов уже ловил машину на проспекте.
Ох! И умный же мужик этот Виталик. Действительно, сама позвала.

Она уже минут пятнадцать торчала в гардеробе, боясь в зале не услышать звонка мобильника.
А вот и он! Влетел! Веселый. Бодрый! На волосах снежинки.
- А какой он в джи-и-нсах!!!
- Зашибись! Супер!

- Ленок, ты что около дверей стоишь, здесь же дует.
- Ничего. А вот вы куртку не застегиваете, а там снег.
- Да я же машину поймал, - он отдавал куртку гардеробщице. Наконец, избавившись от одежды, одернул пуловер, спокойно окинул взглядом Ленку и не удержался. Привлек к себе, приобнял за талию и шепнул на ушко.
- Привет, моя радость. - И не смог не выдать себя. - Я соскучился.
Сердце сделало кульбит и замерло в районе горла. «Радость»!!! Пробормотала куда-то в район его шеи.
- Я тоже.
Губы нашли друг друга как-то сами собой. Но он не стал увлекаться.
- Ленок, пойдем, а то замерзнешь.
Какое замерзнешь! Ее сейчас можно как генератор для отопления подключать.

Она провела его в угол зала подальше от Ранеток. Музыка звучала громко.
- Ну что? Танцевать или посидим? - Прокричал он почти ей в ухо, опаляя кожу жарким дыханием.
- Посидим. - Она ответила так же, близко склоняясь, и даже это было как-то волнительно.
Они сели на диванчик за столик. Степнов заказал Ленке какой-то экзотический, но безалкогольный коктейль. Себе взял сок.
Она тянула напиток в трубочку и, конечно, совершенно «не заметила», как его рука со спинки дивана «ненароком» соскользнула ей на плечо. И так же, будто невзначай, она удобнее устроилась, утопая в мягком диване и его объятиях. И музыка классная. Вот теперь ей хорошо. Просто супер!
Кантор пел о внезапно нахлынувшей любви, которая заставляет улыбаться его сердце.
Степнов сидел счастли-и-ивый! Она позвонила. Сама! Позвала. Сказала, что соскучилась.
Зазвучала медленная композиция. Степнов аккуратно убрал руку. Встал и на вчерашний манер с соответствующим поклоном произнес:
- О прекраснейшая из дам! Не соблаговолите ли подарить мне сей танец, хоть я и без перчаток.
(Без перчаток кавалеры на балы вообще не допускались.)
Ленка рассмеялась.
- Соблаговолю, с большим удовольствием. - Она игриво исполнила вчерашний поклон, потупив глазки.
Они танцевали. Сегодня это было, не сказать, что ближе, ибо и в вальсе Степнов прижимал ее достаточно хорошо, но как-то интимнее. Полумрак. И Ленкины обе руки обвивают его шею. Не надо думать о фигурах. Просто чувствуешь его теплое дыхание, горячие руки на спине и...
Хочется даже для полноты ощущений закрыть глаза и, чтобы ЭТО длилось вечно.

- Слушай, там, по-моему, Кулемина со Степновым. - Сказала Лерка.
- Лер, мне плевать. Ты... - Стас закрыл Лерке ротик страстным глубоким поцелуем, отчего Новикова моментально отключилась от внешнего мира.

ОНА упиралась взглядом в вырез на пуловере, глядя на курчавые волоски на его груди, начинающиеся прямо от кадыка.

Это НЕВЫНОСИМО!!! Подняла голову.
Остановилась на его четко очерченных, на первый взгляд жестких, но таких нежных губах. Поцелуй меня!!! Она сказала это вслух или подумала?! Так или иначе призыв был услышан. Танец замедлился. Объятия стали крепче, и его губы накрыли ее. Она уже чувствовала себя чуть уверенней. Пыталась отвечать. Каждое движение языка, ласка губ пронзала током, разливалась по телу теплой волной, так что подкашивались ноги. И мгновение остановилось. Но танец закончился. Кто-то аплодировал Кантору, кто-то, толкаясь, уходил с танцпола, возвращая их в реальность.
Смутились оба. И очень захотелось из шумного душного клуба выбраться на воздух, где только они и падающий с неба белый пушистый снег. Предложила:
- А пойдем отсюда.
- Домой?!
- Да.
- Как скажешь.
Забрали вещи. Он заботливо подал ей куртку, на секунду задержав руки на ее плечах. Она повернулась к нему лицом.
- Ленок, ты застегивайся.
- Ты тоже. - Несмело запахнула полы его куртки.
Ох!

Они вышли из машины пораньше. Решили пройтись. В свете фонарей кружился снег, и мир вокруг казался волшебным. Деревья, все покрытые инеем, стояли белым хороводом.
- Лен! Чуть не забыл. Нам Рассказов билеты в театр подарил – приз за бал. Так что, вечером десятого… Идем?
Ленка довольно кивнула головой в ответ. Ведь ее ожидал еще один чудесный вечер с НИМ.
- Но это только через два дня? - Всполошилась Леночка. - Мы что, раньше не увидимся?
- Мда! Так что-то не катит.
- В кои веки мы единодушны.

- Значит, десятого мы идем в театр? – Решила начать разговор Лена.
- Да.
- А что мы будем делать завтра?
- Завтра? - Степнов посмотрел на Ленку с виноватым видом. - Ленок, мне завтра надо уехать, но я постараюсь в один день обернуться.
- А куда, если не секрет?
- Да к тетке в Калугу. Это часа три на электричке.
- А зачем?
- Ну, с новым годом поздравить, потом помочь ей надо. Кое-что по мужской части сделать. Пока Сашка в отъезде. И еще она там хотела семейный архив и еще что-то разобрать.
Мало того, что ответственный, так еще хозяйственный и умелец. Ленка восхищенно посмотрела на Степнова.
- А мне нельзя с вами поехать?! - Выпалила и сама испугалась. Там же ТЕТКА!
- Со мной!!!??? - Степнов в очередной раз не верил своему счастью. - Ты не против?
- Да. Слово не воробей. А что дома-то сидеть?!
- Ле-е-енка! - Протянул Степнов и в порыве радости крепко до хруста костей сжал ее в объятиях так, что она ойкнула. - Супер! Тогда я покажу тебе свой любимый музей.
- А что, там есть музей физической культуры?!
- Не умничай, Кулемина! - Пребывая в эйфории, он чмокнул ее в кончик носа. Мы пойдем в музей космонавтики. Тебе же было интересно, как там в космосе.
- Классно!
- Так. Тогда надо ехать на два дня. Вечером Тане позвоню.
- А она, - Ленка спросила с волнением, - не будет против?!
- Да ну. Она мировая тетка. На самом деле, она только по родственным связям тетка, а так... Лет на двенадцать меня старше. А молодежь она вообще любит. Она кандидат наук и преподает в Калужском педагогическом. Так что, она, - Степнов рассмеялся, - как вы говорите, «продвинутая». Я ее поэтому просто по имени и зову. Она мне, скорее, как старшая сестра. Не бойся! Все будет очень здорово! Надо только вот с Петром Никаноровичем переговорить.
- Ну, дед-то меня отпустит. В пансионат же отпустил. Еще как про музей космонавтики услышит, так с нами начнет рваться.
- Тогда пошли быстренько. Поговорим с Петром Никаноровичем, и ты падаешь спать.
- Почему?
- Потому что экспресс в 9.20, и билеты надо взять заранее. - Он рассмеялся, - так и быть, на 7.20 мы не поедем.

Согласие деда было получено быстро, Степнов попрощался уже традиционным поцелуем, а вот у Кулеминой начался мандраж.
- Блин, Ленка, и нафига ты это вякнула, - заныла Леночка. Несмотря на уверения Степнова в продвинутости тетки, ей было страшно. - Она еще и педагог.
- Ну, сказала и сказала. Поехать хотела с ним. Что теперь?! Поздно пить боржоми. Да и, можно подумать, вам не хотелось?!
- Вы бы лучше подумали, в чем ехать, и что с собой брать? А то ведь Степнов сказал, что надо что-то полегче взять переодеться, а то там батареи обжигают, и жара в 26 градусов. - Как всегда, Лена направила дискуссию в конструктивное русло.
- Ну а что? Шорты и майку. - Ленка не заморачивалась.
- Ага! Давай, посверкай перед тетей голым животом и ногами. Она сразу поймет, какая ты положительная, серьезная и скромная девушка. - Возразила Леночка.
- Правда. Давайте лучше спортивные брюки трикотажные и футболку обыкновенную, закрытую.
- Да, и спать в ней будем, - поддержала Леночка.
- Так! Я не поняла. - Ленка уперла руки в боки. - А кто кучу денег потратил на белье?! Вот тот спальный комплект, что нам в подарок достался, и берем.
- Но Виктор Михайлович, может, его и не увидит.
- Ну и что! (Ленка тайно надеялась на обратное.) Я сказала: «Берем!»
- Хорошо. Решили. И брюки давайте нормальные посмотрим, а то в этих выглядим на пятнадцать. - Кулемина отрыла в гардеробе обыкновенные классические джинсы, приложила к себе и покрутила бедрами перед зеркалом. - Вот. Нормально. Кофту цветную шерстяную на себя, чтобы гулять, и все.

Собрав рюкзак уже в первом часу ночи, Ленка рухнула в постель. Но сон не шел. А когда уснула, ей приснилась тетка Степнова, которая сначала улыбалась, а потом вдруг приняла вид Борзовой и грозным голосом вопрошала: «Это он к тебе пристает или ты к нему на шею вешаешься?!»


Простимулировать автора можно тут.

Спасибо: 121 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 698
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.10 23:28. Заголовок: Примечание. Автор с ..


Примечание. Автор с Бетой продолжают традиции фика "Лето".
Внимательные читатели знают, что на новогодние каникулы автор ездил в гости к Бете - Танечке в Калугу. После чего было решено отправить туда и героев фика.
Спасибо дорогой Бете за гостеприимство, соавторство и вообще!!!
Эти главы, особенно в своей описательно-познавательной части написаны Танечкой или по ее материалам.
Фотографии, увы, не наши, найдены на просторах инета.
А вот КВМ в Калуге - это дело рук Наташеньки -VrediNatasha.

********************

Глава 13. Сообразим на троих, или «Москва – Луна, Калуга – Марс!»

Вернувшись домой, Степнов набрал номер тетки. Хоть и поздно уже, но Татьяна точно не спит. Наверняка сидит в интернете.
- Привет!
- Вить, привет. Ну что, ты приезжаешь завтра?
- Да. Только вот... ты не против, если я не один? (С тех пор, как год назад Татьянина дочка укатила учиться в Питер, а муж был в трехмесячной командировке, вторая комната двушки была свободна.)
- С ума сойти! Господь услышал молитвы всех наших родственниц, и ты, наконец, влюбился!
- Тань!
- Правда, влюбился? И какая она?
- Ну да. Правда. А какая... - Степнов решил, что лучше пусть тетка увидит Ленку живьем, - увидишь. Самая лучшая и красивая.
- Ой! Узнаю Степновых. Вить, конечно, приезжайте. Нельзя же в праздники оставлять девушку одну.
- Тань, только у меня к тебе еще одна просьба.
- Легко.
- Не спрашивай меня при Лене о работе.
- Ага. Значит, она Леночка. А ты что, скрыл от нее, что ты учитель, представился крутым бизнесменом?
Степнов усмехнулся. - Нет, просто я как раз больше не учитель, из школы уволился.
- Ты чего сделал?! С ума сошел?!
- Вот я так и думал, что ты при Лене можешь поднять панику. Тань, ну так получилось. Сам виноват, повел себя совсем не так, как ты учишь студентов. Написал по собственному. Все нормально.
- Ничего себе нормально! А где ты теперь?
- Ну, помнишь, говорил про роман с Петром Никаноровичем Кулеминым.
- Естественно, помню. Я его читала.
- Так вот, сейчас кино по роману снимают. Я там. А дальше... видно будет. Ну, короче, я отчитался и договорились?
- Ладно. Поняла. Я не тетя Шура. - Оба рассмеялись, вспомнив общую дальнюю родственницу, воспитывающую и не дающую покоя всей семье. - Про работу не спрашиваю.
- Хорошо. Тогда спокойной ночи. Мы на 9.20 поедем, значит, в первом часу у тебя.
- Отлично. А то я тут, как мои разъехались, скучаю одна. Так что, до завтра. Мне уже не терпится на твою Леночку посмотреть.

Хоть и спала Ленка плохо, но подскочила от волнения с утра пораньше, ожидая, когда за ней зайдет Виктор. С одной стороны, встреча с тетей внушала некоторые опасения. К тому же ее, можно сказать, везут «знакомиться с семьей», а это предполагает ее будущий серьезный статус и налагает ответственность. С другой стороны, волнение было приятным, ведь она едет в другой город с любимым человеком! А там...

Найдя свои места в электричке и пристроив вещи на багажную полку, они некоторое время спорили, кто где сядет. Ленке, естественно, хотелось к окошку, а Степнов боялся, что ее может там продуть. Но уговоры Ленки вкупе с тщательной проверкой, учиненной Виктором, и не обнаружившей и следа сквозняка, позволили ей занять желаемое место. Некоторое время девушка с интересом смотрела в окно. Но скоро леса, изредка прерывающиеся маленькими полустанками и какими-то поселками, ей надоели. Тем более, она вдруг поняла, что почти ничего не знает о своем любимом человеке, который в данный момент сидит рядом с ней и держит ее за руку. В долгий ящик Кулемина никогда ничего не откладывала и решила воспользоваться дорогой, чтобы задать Степнову некоторые волнующие ее вопросы.

- Виктор Михайлович. Мы вот едем к тете, а ваши родители...
Степнов вздохнул.
- Их, Ленок, к сожалению, уже некоторое время нет.
- Ой, извините.
- Ничего, солнце, все нормально. – Он немного помолчал, вспоминая. - У нас есть еще всякие разные неблизкие родственники, но с Татьяной - она мамина сестра, мы как-то ближе всего. Я, когда маленький был, мы еще все вместе жили. Она меня опекала, хотя тогда сама еще девчонкой была. В коляске меня катала, - засмеялся, - за штанишки водила. И очень теперь этим гордится.

Монотонный стук колес постепенно убаюкал Ленку (все же спала она этой ночью маловато). И скоро она сладко посапывала на таком родном и удобном плече. Ведь рядом со Степновым все страхи и волнения обычно отступали.
Он тоже подремал, бережно прижимая к себе свою любимую девочку. Страшно подумать, но еще две недели назад ему казалось, что жизнь кончена, что он лишился всего – работы, любимой… А сейчас будущее впереди вдруг замаячило в радужных красках. Даже появились мысли о доме, семье, любимой жене… Хотя он гнал пока от себя эти мысли, чтобы не «сглазить». Все сейчас было в руках его Ленки, как и его сердце, которое он навсегда отдал ей.

И вот, наконец, они на месте. Проверив, застегнула ли Ленка куртку, и забрав вещи, Виктор повел ее из вагона.
Так уж получилось, что Ленка практически всю свою жизнь прожила в Москве. Нет, конечно, она бывала на юге, у моря. Даже за границей бывала – родители несколько раз брали ее с собой во время каникул. Разок в детстве ездила в Питер. Но другие города России оставались для нее не более чем географическими названиями. Поэтому ей было жутко интересно, тем более, что Степнов пообещал ей показать совсем другой мир.
Она поняла, что Виктор ничуть не преувеличил, как только они вышли из электрички и оказались на привокзальной площади. Небольшое здание вокзала, совсем маленькая площадь… Но дело было даже не в этом. Люди! Где привычная московская суета и беготня?! И Ленка, уже собравшаяся, было, по привычке в темпе ломануться на остановку (или куда там поведет ее Степнов), вдруг почувствовала себя воздушным шариком, из которого выпустили воздух.
Стоя на остановке и ожидая троллейбуса, на котором они должны были поехать, Ленка недоуменно оглядывалась вокруг.
- Что, Ленок? Непривычно? Смотри, здесь люди живут гораздо медленнее, чем в Москве, – с улыбкой сказал Виктор. - Им не нужно так торопиться.

В этот момент к остановке подошли сразу два троллейбуса, в которые практически все, кто приехал на электричке, спокойно сели.
- Сколько сейчас? - Поинтересовался Степнов у кондуктора.
- 8 рублей!
У Ленки от такой цены аж отвисла челюсть.
- Фантастика!
В салоне даже были свободные места, и Виктор заботливо усадил Ленку к окошку. Сам он сел рядом с ней, чтобы выполнять обязанности гида. Троллейбус ехал по одной из центральных улиц города. Кулемина с интересом рассматривала дома, среди которых самые высокие имели не больше пяти этажей. Так что, деревья, которые росли вдоль всей улицы, нередко дотягивались до самых крыш. Ехать, как оказалось, было недалеко. Всего пятнадцать минут – и вот они уже в самом центре города, где жила тетка Виктора. Ленка вышла из троллейбуса, у которого это была конечная остановка, и завертела головой. На площади, которая, как выяснилось, называлась Старый Торг, казалось, встретились две, если не три эпохи. Современное здание областной администрации, перед которым мирно стоял памятник Ленину, соседствовало с архитектурным ансамблем Гостиных рядов и Присутственных мест, построенных в конце 18 века.
Что ее еще поразило, как при взгляде из окна троллейбуса, так и тут, так это количество людей на улице. Их было как-то, на ее взгляд, слишком мало.
- Пойдем, Ленок! Мы с тобой обязательно все посмотрим, благо, идти далеко не надо. Тетка ведь прямо на площади живет. – Виктор показал на трехэтажный дом, на который Ленка поначалу не обратила внимания.

Татьяна открыла им дверь. На пороге стоял улыбающийся Витька и милая, очень смущенная девочка. Она... мысленно ахнула. Правда, тут же взяла себя в руки.
- Привет!
- Привет! С новым годом! С рождеством! - Степнов сразу радостно замахал перед носом хозяйки подарочным пакетом. Надо сказать, Кулемина приложила к подарку Степнова большую коробку конфет.
- Спасибо. Проходите, не стесняйтесь.
- Тань, знакомься, это Леночка.
- Лен, это моя любимая тетя, - засмеялся, - Таня. Татьяна Георгиевна.
- Очень приятно. - Вежливо ответила Ленка.
- Взаимно. Да вы раздевайтесь скорее, а то сваритесь сейчас. Мы тут одеваемся в последнюю минуту. Тропики у нас. Проходите. Вот ваша комната. Разбирайте вещи, переодевайтесь.

Без верхней одежды Лена показалась Татьяне уже не таким ребенком, хотя явно была очень молода. Красивая девочка. Фигуристая. Улыбка удивительная. Но возраст - 11 класс или первый курс. Хотя... Любви все возрасты покорны...
В любви Виктора Татьяна не сомневалась. Степновы - однолюбы. Это у них по мужской линии - семейное. Ну, конечно, у Вити были девушки, ну так, потому что «как у всех», но они проходили где-то на периферии его чувств. Тут же все явно было всерьез. Чтобы это понять, было достаточно одного взгляда. А вот на Леночку еще надо посмотреть...

Ленка первая осталась в комнате переодеваться, Степнов же прошел вслед за Татьяной на кухню.
- Вить, это случайно не та Лена, которая в позапрошлом году выиграла какую-то твою суперспартакиаду?
- Ну да. Лена Кулемина. Внучка Петра Никаноровича.
- И из-за нее ты ушел из школы. - Сделала вывод Татьяна.
- Ушел я по собственной глупости, приревновал ее и сорвался на ученика, что недопустимо. Но так даже лучше. Сейчас мы можем встречаться.
- М-да, Вить. Очень надеюсь, что лучше.
- Не сомневайся.

Ленка появилась на кухне, и Виктор ушел переодеваться. Татьяна Георгиевна Ленке вообще-то понравилась. Высокая, совсем чуть-чуть ниже Ленки, темноволосая, симпатичная, доброжелательная и простая. Слава богу, совсем не «холодная» и не чопорная, как боялась Кулемина. Вот бывают такие «тетки» - сухие, остроносые и злые. Татьяна же была как раз полной противоположностью этому портрету. На взгляд Ленки, она была где-то одного возраста с ее мамой. Правда, короткое каре и домашняя одежда - черные лосины и футболка с яркой надписью «Я люблю рок» - делали ее существенно моложе, и Кулемина как-то сразу забыла, что перед ней солидный преподаватель ВУЗа.
- Лен, садись, не стой, сейчас обедать будем.
- Спасибо.
Кулемина все же была явно напряжена.
- Лен, да ты расслабься, любимых девушек племянника я не ем.
Видимо, при слове «девушек» на лице Кулеминой что-то отразилось, потому что Татьяна, мысленно поставив Ленке «плюсик», добавила. - В смысле, «не ем». С другими девушками меня не знакомили.
- А вы... (Кулемина обычно шла напролом) не против?
О! А мы смелые! Ну, понятно... спортсменка-чемпионка...
- Против чего? Или кого?
- Ну, возраст... - тихо выговорила Ленка.
- А чего мне быть против? Вам жить. У нас вон в юности, такой зав. кафедрой был, в него все аспирантки были влюблены, а мужику уже под пятьдесят было. Так что, не переживай. Если возраст не будет препятствием для тебя, то он не будет проблемой и для других.
- Спасибо.
- Да, не за что. Лен, слушай, там прямо за тобой, в ящике ложки… достань, пожалуйста.

Степнов зашел на кухню. Первым делом посмотрел на Ленку. - Не наговорила ли ей чего Татьяна.

Вот ведь, и этот боится!
- Лен, тебе борща сколько наливать?
- Ей гущи поменьше. - Тут же отозвался Степнов.
- Вить, я уже Лене сказала, что я её не съем. Она уже взрослая дама. Сама и ответит.
На слове «дама» Степнов с Ленкой засмеялись и оставшийся обед в два голоса рассказывали очень заинтересовавшейся Татьяне про бал.

Пообедав, гости заторопились в музей. Приехали-то они уже в середине дня. Татьяна краем глаза наблюдала, как оба, смущенно млея, застегивали друг другу куртки.
О-о-о! Потом видела в окошко, как они вышли из подъезда, и Ленка уже сама взяла Витю за руку. Число Ленкиных «плюсиков» росло.

После жаркой квартиры радостно вышли на улицу. Мороз, хотя и пощипывал слегка щеки и нос, но в безветренную погоду, да еще и с ярким солнышком, совсем не мешал. Кулемина вдохнула воздух – он был чистым, в нем совсем не было того запаха большого города, к которому она привыкла в Москве. Удивительно. Всего три часа от Москвы, а какой контраст во всем.
- Я тебе экскурсию здесь завтра проведу, сейчас мы быстренько на маршрутку и до музея.
- Жалко. Такое солнышко.
- Ничего. Мы там прогуляемся. Там очень красиво.
Государственный музей истории космонавтики имени К.Э.Циолковского располагался в прелестном парке на высоком берегу Яченского водохранилища, в миру именуемого Калужским морем.
Пока шли по парку, Степнов рассказывал Ленке про Циолковского.
- Вообще, он родился не в Калуге, а где-то в Рязанской области, но большую часть жизни провел здесь. Он ведь учителем был - преподавал в женской гимназии физику и математику. Татьянина бабушка, кажется, даже у него училась.
- То есть он простой учитель?!
- Вот. Представляешь. Он конечно, гений, скорее, даже гениальный безумец. Он еще в молодости, после встречи с Николаем Федоровым (был такой тоже немножко безумный философ) загорелся идеей освоения космоса и положил на достижение этой цели всю свою жизнь и жизнь своих близких. Ведь все деньги он тратил на свою мастерскую, макеты самолетов и дирижаблей, в общем, на свои исследования. Его тоже, как всех великих, не признавали. Знаешь, как его в Калуге звали? «Чудак с Коровинской улицы». Относились к нему, как к городскому сумасшедшему. Еще бы! Глухой учитель – а про какой-то космос мечтает!
В этот момент они подошли к заснеженному обрыву. С берега открывалась красивая панорама на заснеженную гладь водохранилища и дальний лесной берег.

- Ух, ты! Как красиво! - Восхитилась Ленка. - И на лыжах было бы круто.
- Еще не накаталась? - Умиленно улыбаясь, спросил Степнов.
- Не-а!
- Ну, так зима еще длинная. Покатаемся обязательно.
Вообще само здание музея было необычным по архитектуре, а кроме того рядышком с музеем стояли ракеты.

Это, - Степнов показал на самую большую ракету с платформой (дальняя на фото), - полноразмерная копия той ракеты «Восток», на которой летал Гагарин. Первые две ступени (они внизу) сгорают во время подъема на орбиту. А в космос попадает кабина с космонавтом - это вот здесь самая верхушка.
- Здорово. То есть только вот эта маленькая часть?
- Да. Это, - он показал на вторую гораздо меньшую по размерам ракету, - советская межконтинентальная баллистическая ракета, аналог американского «Першинга». Без заряда, конечно, и с пробитыми соплами. При Горбачеве по договору с американцами о разоружении их уничтожили. Хотя вот такой штучки хватит, чтобы зараз снести с лица земли немаленький город.
- Обалдеть!!!
- Ну а эти три бело-серебристые, - продолжал экскурсию Степнов, - метеоракеты. Запускаются с различной аппаратурой и потом передают информацию на землю, а нам потом с тобой синоптики прогноз погоды сообщают. Ладно, пошли, там внутри еще интереснее.

Пока они стояли за билетами (да, в дни каникул там была очередь), Степнов рассказал Ленке о музее.
Оказалось, что здесь, в небольшом городе, находится первый в мире и крупнейший в России музей космической тематики, созданный при непосредственном участии Сергея Павловича Королева и Юрия Алексеевича Гагарина. Открыт он был в 1967 году. Часть коллекций - это экспонаты, рассказывающие о жизни и научном творчестве Константина Эдуардовича Циолковского, часть - материалы, связанные с историей освоения космоса. Также в музее представлена большая коллекция космической техники.

В первом зале была новая выставка - «Взгляд из Космоса». Ее и Степнов еще не видел. На выставке была представлена фототехника космонавтов, от самой первой до современной, фотографии различных уголков планеты, сделанные с орбиты. И самый классный экспонат, который им особенно понравился - сделанный прямо на полу иллюминатор с видом Земли. Так, как его видят космонавты с орбиты.

Затем они чуть поднялись по ступенькам, и Степнов с благоговением, подняв голову вверх, сказал: - Смотри! - Указывая на висящий «шарик с рожками». - Это самый первый спутник земли.

- А как первый, если он здесь?- Спросила Кулемина. - Он вернулся или это макет?
- Нет, это не модель, не макет, а самый настоящий спутник. И каждую экскурсию он встречает сигналами, которые тогда шли прямо с орбиты. Это дублер того, что полетел на самом деле.
- У них тоже были дублеры?
- А как же. Космическую технику многую дублировали.
Под звучащие сигналы спутника они поднялись по лестнице и оказались в зале научной биографии Циолковского.
- Вот смотри, так все начиналось. Еще совсем древние китайцы делали пороховые ракеты, потом, видишь, боевые ракеты нового времени, с семнадцатого века использовались для взятия крепостей. Вот фейерверки - это ведь тоже ракеты.

Потом они смотрели сами работы Циолковского. Его макеты реактивных самолетов и макет ракеты – действующий. Экскурсовод, ведущая группу, запустила макет, и можно было видеть фигурки космонавтов внутри. В эффектных черных витринах были представлены страницы из работ Циолковского о ракетных поездах – о трех ступенях, которые позволят не только вывести на орбиту спутники, но и полететь на другие планеты.

Там же висели макеты эфирных городов – огромных орбитальных станций, как их представлял Циолковский. За счет их вращения и образующейся при этом центробежной силы, как считал Циолковский, можно будет побороть невесомость и жить в космосе, как на земле живут обычные люди.
- Это вот на таких станциях герои деда живут?
- Да. Точно.
Виктор, улыбаясь, шепотом дополнил экскурсовода:
- Ты знаешь, я бы обязательно в эту витрину поместил мою любимую фразу из речи Циолковского. Она, как мне кажется, лучше всего передает дух всей эпохи покорения космоса, тех энтузиастов, которые смогли все это воплотить в жизнь.
Ленка вопросительно посмотрела на него.
- «Герои-смельчаки проложат первые трассы: Земля – орбиты Луны, Земля – орбита Марса. И еще далее: Москва – Луна, Калуга – Марс».

Они подошли ко входу в следующий зал и...
Ленка оказалась никак не готова к открывшейся перед ней картине. Это был главный зал, где были представлены образцы космической техники.

- Вау!!! Клево! Слов нет! Это все настоящее?
- Частично макеты, но есть и настоящие экспонаты, действительно побывавшие в космосе, - отозвался Степнов. - Пойдем, все покажу.
Кулемина ловила каждое слово и не знала, чему больше удивляться: потрясающим познаниям Степнова или содержанию его рассказа.
Он говорил о развитии ракетной техники в СССР, о первых полетах собак.
- Так, что, увы, Ленок, их в космосе погибло больше, чем нам было известно.
- Жалко.
- Жалко. - Эхом отозвалась стоявшая рядом женщина.
Оказалось, что к Ленке, захваченной рассказом Степнова, а голос у него - учительский, громкий, уже присоединился ряд слушателей. Женщина с 12-летним сыном, пара молодых людей и пожилые супруги.
- А можно мы немножко с вами походим? - Спросила женщина. - Вы так интересно рассказываете.
Степнов смутился.
- Ну, если хотите...
Дальше он рассказывал про станции серии «Луна», луноходы, с помощью которых была изучена наша ближайшая соседка.

А потом все по очереди смотрели через лупу на микроскопические крупинки лунного грунта на специальной подставке, доставленные с помощью одного из аппаратов этой серии.

- А что это за макет? - Ленка указала на куклу, лежащую в кресле.

- Я уже говорил, что в космос попадает только часть ракеты - кабина с космонавтом. Когда ракета возвращается, она начинает тормозиться, входя в плотные слои атмосферы. А когда опускается пониже, то кресло с космонавтом катапультируется и приземляется отдельно. Так было с первыми космонавтами. Это потом уж сажали всю кабину. Так что, в этом кресле - тренировочный муляж, на котором еще до полета Гагарина отрабатывалось катапультирование. Его называли Иван Иванович. Он летал в космос, а потом катапультировался. А вот рядом - это уже настоящая кабина Востока-5, на одного человека, в ней летал почти пять суток и приземлился космонавт Валерий Быковский.

- С ума сойти. В этом можно выжить пять суток!? - Ленка была поражена маленькими размерами кабины. Там помещался только человек в полусидячем состоянии и какие-то приборы. В лифте места больше.
Степнов рассмеялся.
- Захочешь, выживешь! Вообще тот полет был запланирован на восемь суток, но что-то пошло не так, и посадка была произведена в итоге раньше и не совсем в расчетное место.
А вон здесь, - они перешли в противоположный конец зала, где стояла капсула с красным торцом, - уже кабина «Союза» на нескольких человек. И сейчас космонавты долетают почти в таких же до орбитальной станции, там живут, а потом в них же летят обратно.
- И как они живут?
- Ну вот, смотри. - Он показал на продолговатый схематичный макет орбитальной станции. Она была сделана в виде отсеков, в которых были видны куклы - фигурки космонавтов. -
Вон - кабина управления.
- А почему тут космонавт под потолком?
- Экономия места. Он спортом занимается на велотренажере. В состоянии невесомости ведь все летает, а надо, чтобы мышцы не атрофировались. Сейчас на орбите живут по полгода и больше. Для этого вон еще и беговая дорожка. - Внутри макета, действительно, была кукла космонавта на беговой дорожке. - Еще и костюмы специальные есть. - Они повернулись к другому стенду.

Вот в этом оранжевом, с пружинами внутри, как раз тренируют мышцы. Сейчас такой костюм хорошо работает и на Земле, его в санаториях используются для лечения детей с ДЦП.
Ну а это мой любимый стенд, - они перешли дальше, и Степнов рассмеялся. - Космическая еда.
- А ведь точно все в тюбиках.
- Ну да. Или в тюбиках, или в сухом виде, чтобы разводить водой.
- А это что, хлеб?
- Да. Каждый кусочек на один укус, да еще в своем съедобном мешочке.
- А зачем?
- Так в невесомости все летает. Будет летать крошка, залетит во сне не туда и все.
Ленка рассматривала все экспонаты во все глаза.
- Так здорово!
Степнов улыбнулся. - Я рад, что тебе понравилось.
- Понравилось - не то слово! Нереально круто. Еще бы из тюбика что-то попробовать.
- В Москве есть тоже небольшой музей космонавтики, - я, правда, давно не был, говорят, там можно купить тюбик.
- Надо будет сходить обязательно. - Поправилась. - В смысле в музей, а не из-за еды.
- Сходим, конечно.
Они еще постояли, посмотрели видеоролики на плазменном экране, где были сняты космонавты на орбите. Как они едят, тренируются, ведут исследования, даже бреются.
Ленка бы еще побродила среди этих увлекательных экспонатов, но музей уже закрывался.

Смеркалось. Обратно они пошли пешком. В Калуге удивительно сочетались каменные дома типа хрущевок, современные постройки и тут же деревянные, лишь на каменном фундаменте, с резными наличниками, явно дореволюционных времен.

С интересом глядя по сторонам, Ленка спросила, - а главная улица, современная, ну там с бутиками, ресторанами здесь есть?
- Есть, - улыбнулся Степнов, - мы сейчас на нее вывернем. Улица Кирова. Тут тебе и магазины, и торговый центр как в Москве с бутиками и кинотеатром, Макдоналдс, что хочешь.
- Ну, слава богу, - рассмеялась Ленка.
- Уже соскучилась по цивилизации?
- Да нет. Просто спросила.
- Да ну ее. Цивилизацию. Толпа. Суета.
Они повернули на Кирова, и впервые за весь день Ленка увидела, что в городе все-таки живут люди, и совсем не так мало, как ей казалось до сих пор. Улица сверкала новогодними огнями и
призывным светом витрин. С улицы Кирова они свернули на улицу с красивым названием – Театральная. Часть ее была превращена в пешеходную зону, но и на оставшейся половине машины ездили совсем не часто. В начале улице по обеим сторонам стояли прелестные маленькие каменные двухэтажные особнячки, на первых этажах которых располагались кафе и рестораны. Они просто манили своим уютом. Кулемина подумала, что вот как раз в такие кафешки хочется ходить с любимым человеком. Но сейчас они шли домой. Татьяна ждала их к ужину.

Как вам экскурсия?

Спасибо: 104 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 699
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.02.10 22:37. Заголовок: Глава 14. Сообразим ..


Глава 14. Сообразим на троих, или «Степновская порода», или Ночь в городе детства

На ужин было много всяких вкусностей. Салатики. Куриные грудки и картошка «по-французски», запеченная в духовке под майонезом и сыром.
Степнов так нахваливал эту картошку и просил добавки, что Ленка обстоятельно расспросила Татьяну, как она готовится, мысленно сделав себе заметку, что надо будет ее приготовить как-нибудь для Степнова. Татьяне это явно понравилось.
После ужина Степнов принялся за дела. Надо было переставить Татьяне смеситель, еще он увидел, что и «там надо защелку поправить» и «тут винты подкрутить».
Пока Татьяна организовывала Степнову фронт работ и доставала инструменты мужа, Ленка, оставшись одна на кухне, тихо перемыла всю посуду после ужина.
Ну, неудобно же. Все заняты, а она приехала в гости и сидит, как королева.
Обнаружившая сей факт Татьяна поставила Ленке очередной «плюсик». Если бы девица была эгоистка, и Витя ей был до лампочки, она бы и не почесалась в чужом доме.

Короче, разложив привезенный инструмент и инструмент Татьяниного мужа, Степнов погрузился в дела, предварительно, правда, сгрузив с антресолей две огромных коробки, в свое время привезенных Татьяной из их старого дома.
Ленка с Татьяной сели их разбирать.
Какая-то шкатулка со старинными пуговицами, кусочками пожелтевшего от времени кружева, тесьмой.
- Ой, я ее помню. В моем детстве она у бабушки на комоде стояла. Мне казалось, там сокровища лежат.
Пачка бумаг, свернутых в трубочку и перевязанных лентой. Они развернули.
- Виктор Михайлович! - А это ваши грамоты. - Ленка с удивлением перекладывала чуть пожелтевшие бумаги в пачке. Почти в каждом классе «За спортивные достижения», «За успехи в учебе», «За победу в соревновании...»
- Ну и что. - Степнов смутился. - Что с ними делать. Мариновать?
- Как что?! - возмутилась Ленка, - с собой заберем! - Аккуратно скрутила рулон и отложила в сторону. Детям показывать! Потом, опомнившись и смутившись: «А не слишком ли много она на себя взяла», испуганно посмотрела на Степнова и с надеждой в голосе спросила:
- Ведь заберем?
- Конечно, Ленок. Как скажешь.

Им попалось много всего. Обнаружился сдутый футбольный мяч Вити, подписанный легендой футбола прошлого века. Коллекция спичечных коробков с картинками космоса. Подсвечник с ангелочками... Что-то решали выкидывать, что-то оставляла себе Татьяна. Что-то, после согласования со Степновым, Ленка откладывала на диван рядом с собой.
А вот на свет показалось что-то большое в черном холщовом мешке. Вынули.
Оказалось - огромный, обтянутый бархатом фотоальбом.
- Ой, Вить, я фотоальбом нашла. Я думала, он пропал. Расстраивалась. - Татьяна бережно положила альбом на колени, открыла страницы.
Перед Ленкой протекала история семьи. Черно-белые, нет даже какие-то коричнево-белые, совсем старые фотографии с узорчатыми краями еще из начала 20 века. Черно-белые фото были уже позже.
Карточки с фронта. 1942. 1945. ...
Другая одежда. Другие прически, лица. Впрочем, нет. Одно лицо было очень узнаваемо.
- Они так все похожи, удивительно! - Ленка показала Татьяне фотографию, где были запечатлены дед и отец Виктора. Степнов, даже маленький, на соседней фотке ему было три годика, тоже был практически их копией.
- Да, - засмеялась Татьяна. - Знаменитая Степновская порода!
- А почему «знаменитая»?
Прикинув в уме количество плюсиков, набранных Ленкой, Татьяна решила, что Ленке можно открыть «семейную тайну».
- Ты видишь, они мужики все знатные, красивые. Но кроме внешности из поколения в поколение по мужской линии у них передается еще одна особенность. «Однолюбы» они. Долго могут жену искать, но уж если полюбят, то до гроба. Мне бабушка рассказывала, а той еще ее бабушка, что девицы всех окрестных деревень в семью Степновых стремились попасть. Мне бабуля моя, как сейчас помню, так говорила про них: «Будешь жить, как у Христа за пазухой, как за каменной стеной, в ласке да любви. Руку никогда не поднимет. Даже по пьяному делу. Да и не любят они, Степновы, беленькую. Только уж на святые праздники. Все в дом. На сторону ни в жизнь не посмотрят. А деревенские мужики на Степновских любушек даже глянуть боялись. Ревнивые они дюже. Что есть, то есть». Рассказывают даже, - продолжила Татьяна, - что на кого-то из жен очень давно, еще при крепостном праве, барин внимание обратил. Так Степнов не посмотрел на то, что барин, жену в обиду не дал. Хотя верная смерть ведь светила за такое. Но бог миловал. Барин умный оказался. Так изумился, что ему отпор дали, решил, что грех, мол, такого мужика запороть. Оставил семью. Даже подарок прислал. Вот так. А повезло из нашей семьи Вале моей. Михаил с Валей, - Татьяна тяжело вздохнула, - тоже хорошо жили. Ой, я так Вальке завидовала, пока Сашу не встретила...
Так что, мотай на ус...
В этот момент в коридоре зазвонил телефон, и Татьяна вышла из комнаты.
- Ни финты ж себе сказочка!
- Почему сказочка? - Возразила Лена, - так оно и есть. Заботливый и ревнивый.
- А мне нравится. - Заявила Леночка, - така-а-ая романтическая история!
- А кто сказал, что мне не нравится!? Нам тоже надо тогда мальчика родить. Будет такой же классный. Настоящий спортсмен!
- Почему спортсмен, может, писатель, - возразила Лена.
- Да, или музыкант! - Подхватила Леночка.
- Ну, тогда, - на удивление, в кои-то веки, Ленка первая предложила «мировую», - надо рожать трех мальчиков, чтобы никому не было обидно.
- Логично! - Заключила Лена.


Пока Кулемина плескалась в душе, Татьяна постелила им со Степновым на диване. Две простынки вместо одеял, а то жарко, две подушки.
- Тань, - Степнов замялся, - может, ты это... Лену в свою комнату...
- Счас!!! Ничего. Вам полезно. Я, знаешь ли, уже в возрасте, то бессонницей страдаю, то храплю по ночам... Она посмеивалась про себя. Мне некомфортно с посторонними людьми. А вы поспите. Оргию же устраивать не будете?! Конечно, не будет. Не тот этап. Да и не посмеет в ее квартире. Но пусть вон приласкает девочку. Самое то.
- Нет. Понятное дело. - Степнов, повесив голову, прошел на кухню.
Боялся. Боялся быть так близко к ней. Боялся раздеваться. Боялся не сдержаться.

Ленка облачилась в новый спальный комплект, ощущая, как приятно атлас ласкает кожу.
Проскочила в комнату, заметив свет на кухне, крикнула, что ванна свободна, и стала ждать.
То, что они будут спать вместе, она подозревала еще с утра, увидев в отведенной им комнате всего один диван. И не была против. Не то что бы она была «готова». Скорее, нет. Переход на «взрослую» стадию отношений по-прежнему пугал. Просто ей томительно хотелось быть к нему еще чуть ближе. Ей уже была просто необходима доза сладостных ощущений, которые захватывали ее в его объятиях. И как истинному наркоману, с каждым днем доза требовалась все больше и больше.
Дважды отшумел душ. Хлопнула дверь в комнату Татьяны, а Степнов все не приходил. Отсиживался на кухне.
- Так, я не поняла, что за фигня! А кому костюмчик показывать?! Зачем деньги тратили?! - Ленке осточертело ждать.
- Я ведь тоже сейчас обижусь. - Леночка надула губки, - я уже даже успокоилась, настроилась морально...
- М-да-а-а,- протянула Лена. - Ситуация!
- Все. - Ленка соскочила с дивана. - Я пошла за ним.


- Виктор Михайлович, а вы чего сидите?! - Она будто ни в чем не бывало, хотя этот шаг дался ей с трудом, вошла на кухню. - Кстати, как вам ваш подарок?
- Мой?! - Степнов смотрел на эротическое видение в бордовом и был в шоке.
- Ваш. - Кулемина распахнула одну полу халата, подбоченилась, демонстрируя шортики и маечку словно заправская манекенщица, и прокрутилась на одном месте, добивая жертву окончательно. – По-моему, ничего.
- Да. Очень красиво. - Его голос прозвучал не как обычно, а очень ровно и без энтузиазма, что не прошло незамеченным.
- Это все!!!??? А сказать, какая в нем Ленка длинноногая и сексуальная!
Леночка, как всегда, первая подняла панику: - Ну и где он «хочет»?! Тут уже не рукава свитера, тут почти неглиже!!!
- Может, у него реакция только на спортивную одежду? - Озадаченно проговорила Лена, пытаясь вспомнить, слышала ли она о таких случаях.
- Блин. Спортсмены не сдаются.

- Виктор Михайлович, пойдемте спать. Нечего жечь чужое электричество. - Она потянула его за руку.
Степнову ничего не оставалось, как последовать за ней. В комнате Ленка небрежно скинула халатик, легко скользнула на дальнюю сторону дивана под простыню и вопросительно посмотрела на Степнова. Тот щелкнул выключателем на стенке и аккуратно опустился на диван, как был, в спортивных штанах и футболке.
- Спокойной ночи, Ленок!
Откликнулась на автомате. - Спокойной ночи.
И тишина. Без малейшего движения с той стороны дивана. Прошло минут пять.
И что?! Так и ничего!? - Пожалуй, и Ленка начала впадать в панику. У Леночки по щеке уже скатилась первая слеза.
У Кулеминой вдруг задрожала нижняя губа. Сжала губы, пытаясь сдерживать дыхание.
Он почувствовал повисшее в воздухе напряжение. Забеспокоился.
- Ленк, ты чего?
Ответ-вопрос вырвался сам собой:
- Вы меня не любите? - В словах звучал отголосок Леночкиных слез и отчаянный вызов Ленки.
- Ленка-а, - он тут же повернулся к ней, пытаясь в темноте понять происходящее. - Солнышко, я тебя очень люблю.
- Тогда почему?
- Что?
- Лежишь как неродной, блин! - Ленка успокоилась. *Вот ведь рефлекс. Что Степнов скажет, тому верит.
- Ну... Вот так... Если спросишь: «Как?», укушу!
До Степнова, наконец, дошло.
- Леночка, - он нашел в темноте ее руку, переплетая пальцы. – Ну, ты что?! Чужая квартира. Татьяна за стенкой...
Ленкиному терпению пришел конец, и она, вспомнив совет Третьяковой, уже прямым текстом, нежным, отчего-то хрипловатым голосом озвучила свое тайное желание.
- Но целоваться-то можно?!
Господи! Какой он тормоз!!! Идиот!!! Сексуальный маньяк! А она... Девочка моя!
ОНА. ХОЧЕТ. ЦЕЛОВАТЬСЯ!!!

Тут же навис над ней и прошептал ответ прямо в губы. - Можно!

Блаженство вмиг разлилось по телу. Она отвечает на его поцелуи, сейчас уже отвечает. Старается быть с ним на равных. Темнота придает дополнительную уверенность.
Он откинулся на спину, притягивая ее к себе. Обняла. Ощутила под футболкой теплое тело, вдохнула его запах, и пришло осознание: «Мой! Вот тут. Такой большой, теплый и только МОЙ»
Запускала пальцы в темные кудри, касалась чуть колючей щетины на подбородке, впервые знакомилась с ним ТАК, на осязательном уровне. Он гладил полуобнаженную спину, ощущал грудной клеткой мягкость ее груди, сходил с ума и целовал. Она же хочет! А она осваивалась, так же прикусывала его губу, так же зализывала язычком, тоже бессвязно шептала что-то в ответ на его «Леночка», «хорошая», «солнышко». Снова и снова подобно волне прилива, едва вдохнув раскаленный воздух, начинала сладостный виток.
Сколько так прошло времени? Неизвестно.

Задралась его футболка, и ее ладонь коснулась зарослей волос на животе, на груди. А под ними полыхала кожа. Такое необычное ощущение. Снова провела ладонью.
Будь, что будет. Безумно тянет в паху. Он умрет. Но он позволит себе и ей все, что ЕЙ ХОЧЕТСЯ.
- Лен, подожди. - Мягко отстранил ее. - Стянул с себя футболку, куда-то бросил. - Жарко. - И навис над ней, находя ее губы. - Иди ко мне! - Целует.
Время, кажется, остановилось, или вообще... Она уже ничего не соображает, только чувствует его губы на своих веках, щеках, у виска, на шее, у ключицы, на кромке атласа. Освободите!
- Жарко, - стонет она, и он решается. Медленно ползут вниз бретельки, по рукам и до кончиков пальцев. Сама освобождает руки, чтобы касаться его. Темнота окутывает тайной, снимая стеснительность, а он... стонет, - Ленка-а-а-а! - Благоговейно, пальцами, чуть касаясь сначала основания груди, обводя круг, постепенно по спирали взбирается к вершине. Выгибается ему навстречу, ловит каждое ощущение. Все они внове, и каждое ярче прежнего. Место руки заняли губы. Влажная дорожка поцелуев, касаний и захваченный в плен сосок. Она стонет. Доселе неиспытанное острое возбуждение отключает разум. Низ живота полыхает желанием. Его язык дарит наслаждение, а пальцы ритмично «любят» другую грудь, с каждым движением подводя к пику. Да! да! Да и-и-и......... Мимолетный, но остро-сладкий спазм пробегает по телу, заливает ее жаром от макушки до пят, и нирвана... небесный покой. Сон.
Накинул на нее простынку. Скорее от «себя», чем от ночной прохлады. Минут через тридцать Ленка повернулась на бок и уже конкретно мирно засопела.
Тихонько слез с дивана. Пошел в ванную. Встал под струи теплого душа. Мысленно вернулся на час назад. К ней. Когда ласкал ее и гладил. Очень необходимая и сладостная разрядка не заставила долго ждать.
Побродил по кухне, выпил минералки из холодильника.
Вернулся в комнату. Тихо улегся на краешек дивана и уснул, счастливо улыбаясь, убаюканный ее ровным дыханием.
В эту ночь в городе своего детства Калуге он даже во сне любил девушку своей мечты - Кулемину Ленку. Лену... Леночку...


************
Погрейте замерзающего автора. Холодно.

Спасибо: 114 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 710
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.02.10 22:14. Заголовок: Примечание. В главе..


Примечание. В главе упомянуто коммерческое предприятие - реальный ресторан в г. Калуга. Но автор там не был, поэтому все, кроме названия ресторана и его местоположения, фантазия автора.
Спасибо любимой Бете Танечке за соавторство.
Фотографии не наши - из интернета.

******************

Глава 15. Сообразим на троих, или Самая желанная

Он проснулся рано в состоянии... Ну в каком состоянии еще можно проснуться от таких снов?! Явь, впрочем, была отнюдь не хуже. Полуобнаженная любимая девушка, раскинувшись, едва прикрытая простыней, спала и улыбалась во сне. Если вчера ее наготу скрывал сумрак ночи, то сейчас в утреннем мягком свете взору Степнова предстала великолепной формы белоснежная грудь. Темные пики сосков беззастенчиво топорщились, словно приглашая к ним прикоснуться.
Он тихо, порциями выпустил из груди воздух. Выдохнул. И... от греха подальше «сделал ноги» из комнаты.

Татьяна застала Степнова в той же позе на кухне, что и вечером, за изучением той же газеты.
- Ты хоть спал?
- Да.
- Хорошо?
- Благодаря тебе, плохо, - усмехнулся он.
- Ну, так это же хорошо! - В свою очередь рассмеялась Татьяна. - Даже можешь мне спасибо сказать. Ведь Леночка стала тебе ближе?
- Спасибо.
- Вот, другое дело. А то не понимаете вы, мужики, тонкой женской организации.
Степнов рассмеялся. - Ладно. Тань, правда, спасибо.
- Ну, чем вас кормить на завтрак? Что любит твоя принцесса?
- Омлет любит, блинчики, гречку с творогом - нет.
- О! Тогда я вас жульенами с кальмарами угощу. Немножко похоже на омлет. Я как раз приготовила основу. Вот вкусная штука, но у меня почему-то лишь на Новый год до нее руки доходят.

Кулемина проснулась от красивого перезвона колоколов за окном. Одна. Уже вовсю светило солнце. Вспомнила, что было. Атласная майка, смятая, болтается на талии.
- Ё-ё-о-о-о! Значит, нам это не приснилось?!
Леночка от смущения спряталась с головой под подушку. *Будто поможет!
Ленка вернула лямки на место и теперь гордо возлежала с блаженной улыбкой.
Лена не знала, что делать, и больше всего ее мучил вопрос: сможет ли она посмотреть на Степнова при свете дня и не провалиться ли при этом от стыда на этаж ниже.


Слыша разговор на кухне, проскочила в ванную, умылась, переоделась. Постояла на пороге и, собравшись с силами, вошла.
- С добрым утром!
- Ой, красавица наша встала. - Татьяна накрывала на стол, - Леночка, садись кушать.
Степнов встал. Поцеловал коротко, но в губы.
- Доброе утро!
Странное дело, она не умерла от смущения. Пила, ела и снова выпытывала у Татьяны рецепт жульенов. Но в течение всего завтрака ее мучила некая неопределенность. Ночью - это одно, все казалось проще. А сейчас...

После завтрака решено было собрать вещи и идти гулять.
- Тань, мы в городе поужинаем перед поездом, забежим уже только за вещами.
- Фи, какие! Я вас плохо кормлю, что ли?! Бросают старую тетку одну ужинать.
- Тань! Не кокетничай! Старая она! Ты у нас такая баба-ягодка, что любым молодым сто очков вперед дашь! И не обижайся! Я просто хотел Ленку в «Кукушку» сводить.
- Ну, если в «Кукушку… Вить, я все понимаю. Шучу, конечно. Идите на здоровье.

Кулемина собирала вещи. Хотя, что там собирать? Зубную щетку. Спальный комплект...
Присела на диван. На нем лежало аккуратно сложенное ей стопочкой белье, подушки.
Снова нахлынули воспоминания о прошедшей ночи.
Он вошел в комнату и замер. Она встала и тоже застыла. Он понимал, что должен что-то сказать. Спросил:
- Не жалеешь?
- О чем?
- Обо ВСЕМ. - Смотрел пристально ей в глаза, боясь увидеть в них сомнение, сожаление.
Не увидел. Услышал твердое:
- НЕТ.
Оба сделали шаг вперед. Оказалась в его объятиях, обнимая за талию, прижимаясь к груди.
А он зашептал лихорадочно, невесомо целуя волосы, висок...
- Девочка моя. Сладкая. Самая красивая. Самая нежная. Самая лучшая. Самая желанная...
Подняла голову. Правда? Утонула в синем море. Губы встретились.
Он первый, с трудом, почти со стоном прервал поцелуй.
- Давай собираться на воздух, а то я здесь расплавлюсь. Переодевайся, - и еще раз чмокнув ее в краешек губ, быстро вышел из комнаты.
Она тихо опустилась на край дивана. Ноги не держали.

Как ни странно, первой пришла в себя Леночка. Может, потому что не раз представляла себе эту картинку в мечтах. Но и ее хватило только на фразу:
- Сказочно.
Тихо и спокойно, боясь расплескать свои ощущения, ей ответила Лена. – Умолкни!
А Ленка... молчала. «Сладкая...красивая... желанная» Ни грамма ни сентиментальная, эмоционально стойкая Ленка впервые в жизни была настолько потрясена... Потрясена выражением его лица. Оглушена его словами, окутана с головой, будто облаком, его теплом и затоплена волной его НЕЖНОСТИ. И оказалось, что там, в этом облаке или море, Т-А-А-К хорошо-о-о...


Наконец, они вышли на улицу. Спустившись первым по узким обледеневшим ступенькам крыльца парадной, он подал Ленке руку. Но она не взяла ее. Вместо этого, стоя на последней ступеньке, обняла его за шею и поцеловала. Сама. Первая. Утонул в ее глазах, взял лицо в ладони. Подарил ответный поцелуй. Как припечатал. Словно скрепил окончательно незримый договор двух сердец. И добавил. - Я люблю тебя.
Услышал.
- Я тоже тебя люблю.

- Эй, молодежь, я, конечно, все понимаю, но дайте уж старушке пройти до магазина и не умереть с голоду. - Бойкая соседка со второго этажа, несмотря на свой очень почтенный возраст - 79 лет, не потерявшая чувство юмора, пыталась спуститься с крыльца.
- Извините. - Ленка спрыгнула со ступеньки, а Степнов подал бабушке руку.
- Витька... Степнов... Ты, что ли?!
- Я, баб Нин.
- О! Неужели?!!! А это у нас, значит, новая Степновская любушка, - бабуля с интересом посмотрела на Ленку.
Теперь, когда Кулемина знала семейное предание, данное звание ее не огорчило и не смутило. Она с улыбкой посмотрела на старушку и смело подтвердила:
- Да!
Виктор с удивлением взглянул на Ленку.
- Ух, умеете вы, Степновы, выбирать! - Старушка покачала головой. - Я гляжу, огонь-девка и краса. Ох, держи ее, Витя! В ежовых рукавицах держи.
- Вы все шутите, баба Нина!
- Так какие наши годы. Сейчас вот в магазин схожу, котлет нажарю и полюбовника буду ждать. - Старушка снова рассмеялась. - Давайте, идите уже вон в парк целуйтесь, нечего двери подпирать.
- Здоровья вам, баба Нина, и всего наилучшего!
- И вам не хворать!
- До свидания.
- До свидания, принцесса. Бегите. Бегите.

Степнов с Ленкой вывернули со двора и оказались на площади.
- Ну, вот сейчас я тебе, не торопясь, полноценную экскурсию проведу.
Мы сейчас находимся в старой части Калуги, откуда она когда-то начиналась. - Начал Степнов голосом профессионального гида. Ленка заулыбалась. - Самая первая крепость была построена на месте нынешнего парка, куда мы с тобой потом пойдем. Но зданий 14 века, когда город впервые был упомянут в летописях, конечно, не сохранилось. Самые старые здания - это вторая половина семнадцатого столетия. А уж расцвела Калуга и приобрела свой особый облик уже в конце 18 – начале 19 века, когда стала губернским городом.
- Тогда эти здания и построили?
- Да. Вот лицо города и получилось в стиле ампир. А еще богатые купцы, которых в то время в городе тоже было немало, не жалели денег на церкви.
- Да, я еще вчера заметила, когда мы ехали и гуляли, что часто встречаются купола церквей.
Я утром даже от колокольного звона проснулась.
- Это звонница на кафедральном Троицком соборе. Отреставрирован относительно недавно. Мы с тобой пройдем мимо.


Ленка с Виктором прогулялись по площади, на которой можно было увидеть лишь редких прохожих, поближе посмотрели на Гостиные ряды.

Потом он повел ее смотреть еще одно «калужское архитектурное чудо».
- Это Каменный мост. Представляешь, крупнейший каменный виадук в России, сделанный как у древних римлян. Таких мостов вообще в мире всего три, не считая римского оригинала – в Швейцарии, в Италии и у нас, прикинь, в Калуге.

- Ничего себе!
- Жалко вот, что он сейчас на реставрации, и мы близко с тобой не подойдем. Детали не увидишь. Мы почему вчера в музей на маршрутке и ехали. Так, через мост напрямик, это ведь совсем близко. Но я тебе расскажу. Мост был построен в 1777 году по проекту Петра Никитина. Длина у него около 160 метров, высота 20 метров. Он опирается, видишь, на такие крупные каменные арки. Их 15 штук, а три центральные арки сделаны в два этажа. А еще, нам не видно, перед мостом тогда же была установлена каменная пирамида-обелиск. Обозначала границу Калуги в 17 веке. На обелиске доски с обозначением расстояний от Калуги до всех уездных городов, "чтобы не было спора с ямщиками".
- А мост через что был построен?
- Через Березуевский овраг, который считается памятником природы и истории. Он сохраняет очертания старинного Калужского кремля. По дну оврага протекал ручей Березуйка. С моста еще вид красивый на Оку открывается. Но мы сейчас его все равно увидим.
Они вернулись на площадь и через арку вошли в городской парк. Ленка никогда бы не подумала, что парк может находиться в самом центре города! Старые вековые деревья, огромный Троицкий собор, редкие прогуливающиеся парочки или родители с колясками и спящими в них младенцами… Очищенные от снега деревянные лавочки, лыжня вдоль дорожки. Рядом с собором стояла красивая елка. В стороне играла музыка.
- А там что?
- Там каток. А еще здесь осталось классическое развлечение - неотъемлемая часть парков культуры и отдыха советских времен - тир. Пошли. Ты, небось, такого и не видела ни разу.
Действительно, такие сооружения - открытый деревянный домик, в глубине которого виднелись самые разные мишени, Ленка видела разве что в кино.
- Хочешь пострелять?
- Конечно.
Степнов зарядил Ленке ружье, чтобы ей не снимать перчатки на морозе. Обнял сзади, показывая, как держать ружье и как целиться. - Ну, давай!
Ленка промахнулась совсем чуть- чуть.
- Можно я сама.
- Конечно. Ты же у меня самостоятельная.
У меня... Самая лучшая... Самая желанная... - эти его слова крутились у нее в голове постоянно, вызывая блаженную улыбку на лице.
Ленка еще один раз промахнулась и трижды попала. Степнов веселился, глядя, с каким азартом и старанием она подошла к делу.
- А здорово, да!
- Я рад, что тебе нравится.
- А ты будешь? (После сегодняшней ночи на «ты» общаться стало как-то существенно проще.)
- Нет. Пойдем дальше красоту смотреть.
Когда они подошли к смотровой площадке, Ленка просто задохнулась от восторга – вид на Оку и на заречье, открывавшийся с нее, был великолепен.

Хотелось просто стоять там и смотреть, наслаждаясь тишиной и спокойствием.
Именно так Ленка и сделала. Тем более, Степнов, угадавший ее настроение, подошел и обнял ее сзади, прижав к себе.
- Не замерзла? Может, пойдем в ресторан греться? – наконец, тихо сказал Виктор.
- Нет. Я пока и кушать не хочу. Здесь так красиво.
- Летом, когда река не подо льдом, а деревья зеленые, еще лучше.
- А что там на том берегу?
- Это тоже Калуга. Она на двух берегах Оки.
- И что, и вот лес там и здания вдалеке каменные и деревянные - тоже город?
- Да. Но центр считается здесь.
- Знаешь, так необычно, но в этом какая-то такая, - Ленка подбирала слово, - прелесть.
- Да. И ты у меня прелесть. - Нашел открытое местечко между шарфом и шапкой, коснулся губами.
Развернулась в ого объятьях. Игриво-грозно спросила.
- Виктор Михайлович, а вы почему старших не слушаете?
- Ты о чем?
- Вам баба Нина что велела в парке делать?
- Не беда. Сейчас мигом исправлюсь. - Степнов рассмеялся и накрыл ее губы нежным поцелуем.

Через некоторое время их уединение было нарушено шумной компанией с фотоаппаратом, и они с сожалением отошли от края площадки.
А можно спуститься к реке поближе? – Спросила Ленка.
- Можно, конечно. Пошли.
Они еще немножко прогулялись по парку и, выйдя из боковых ворот, отправились вниз по улицам. Ленка таких улиц и не видела никогда. Одно-двухэтажные домики. Некоторые вообще деревянные. На калитке одного такого дома она даже увидела табличку «Осторожно! Злая собака!», а хриплый лай, раздавшийся из-за забора, подтвердил, что хозяева дома вовсе не шутили. А еще эти улицы так круто шли под горку, что Ленка даже пожалела, что у них не было санок. Она представила, как здорово было бы прокатиться на санках прямо вниз, до самой реки. Ведь на улицах было совсем пустынно, по дороге им попалось от силы человек шесть.
Они спустились к реке. Белая Ока.
По льду уходила на другой берег тропинка. Из-подо льда и снега были видны лишь доски деревянных мостков. Видимо, летом здесь катались на лодках и водных велосипедах. За их спиной на берегу стояла, покосившись, баржа-пристань. Но даже кособокость и ее облезшая краска не портила впечатления. Снег, накрывший все вокруг белым пушистым покрывалом, скрывал недостатки, придавая пейзажу удивительную гармонию и законченность.

В воздухе царила какая-то благостная тишина и покой. Степнов снова, согревая, притянул Ленку к себе. Стояла, прижимаясь к нему спиной. Они смотрели на зимний белый город и лес. Смотрели и молчали. Было просто очень хорошо молчать ВДВОЕМ.

Степнов взглянул на часы.
- Ленок, пойдем. Надо все-таки успеть поесть, чтобы нам потом галопом на электричку не бежать.
- Пойдем. А мы куда?
- В «Кукушку».
- Эта та, что в парке, мы мимо проходили?
- Да. Тебе не нравится?
- Ну, это ресторан. Там, наверное, дорого...
- Лен, мы договорились же. На самом деле, я просто очень хочу отметить наш... приезд именно там. Этой «Кукушке» уже много лет. Ну, хозяева, конечно, менялись. Но в нашей семье там обычно отмечали большие праздники. Мое 18-летие, Серебряную свадьбу родителей...
- Тогда пошли, конечно. Хотя, у меня, наверное, вид не тот для ресторана, - забеспокоилась вслух Леночка.
- У тебя прекрасный вид!

В Кукушке было тепло и уютно. В зале, оформленном в лесном стиле, по стенам висели картины с изображением охоты. Были чучела зверей и эффектные охотничьи ружья. Уютно горел большой камин.
Ленка со Степновым выбрали салатик и шашлык на углях.
- Лен, пить будем?
- Ну, раз это такое «особое место», то давай.
Степнов заказал два глинтвейна и сейчас держал в руках бокал с ароматным напитком.
- Лен, - спросил осторожно, - а тебе Татьяна рассказала вчера про наше... семейное предание?
- Да. Это ведь правда?
Степнов улыбнулся и снова стал серьезным.
- Ну, дедушку я не помню, поэтому могу ручаться только за своего отца и… за себя. - Он помолчал. А потом, глядя на нее в упор, спросил. - Тебя это не пугает?
- А чего пугаться?! Мы еще вчера все решили.
- Слушайте, а может, стоит родить еще и девочку, и пусть особенность передается и по женской линии. - Точняк. Нам ведь не слабо?!
- Нет.

- Нет, не пугает. - Пауза. - Виктор Михайлович. Вить. Я люблю тебя и... всегда буду любить... - Кулемина подняла свой бокал и коснулась им его бокала. Нежным переливом зазвенело стекло.
- За нас. - Произнес он.
- За нас. - Подтвердила она.

В экспрессе им досталось два самых крайних места, у дверей.
Степнов сразу озаботился.
- Лен, куртку не снимай. Дуть будет. На самом сквозняке сидим.
- Да ладно. - Ленка оценила места с другой позиции. Пассажиры слева сидели к ним спиной, двое других - сзади, и их со Степновым никто не мог видеть. - Мы же найдем способ погреться. Да, Виктор Михайлович!? - Теперь в ее исполнении обращение по отчеству приобрело нарочито игривую окраску. Он поддержал начинание.
- Кулемина, ты это что предлагаешь?!
- Виктор Михайлович, я предлагаю что-нибудь спортивное: по вагону побегать, пресс сидя покачать, армрестлингом, наконец, заняться, а вы что подумали? - Ленка уже откровенно смеялась.
- Нет. Я так тебя и понял. Как насчет соревнований, - он зашептал ей на ушко, щекоча носом, - на длительность поцелуя или кто дольше продержится без воздуха?
- Виктор Михайлович, вы так изобретательны...
- Держись, Кулемина!
- И вам успеха!
- На старт. Внимание. Марш...

- Ленка. Нас высадят за неприличное поведение.
- Так никто не видит. - Впрочем, Кулемина уже чуть притомилась. Долгая прогулка по морозу на свежем воздухе и сытный обедо-ужин уже давали о себе знать. - Тогда тайм-аут. -
Она удобно устроилась под его рукой, прижавшись к его боку, и притихла.
- Соня ты моя! Отдыхай!

Ленка пригрелась в его объятиях. Так здорово! Тепло, уютно, надежно… И в ее голову сами собой полезли всякие разные мысли. О том, как много нового она узнала о нем за эти два дня. О том, как ей повезло со Степновым – верным, преданным, заботливым. И о том, что она ни за что не упустит своего счастья! И сделает все, чтобы ОН тоже был счастлив. С ней!

На губах Виктора теплилась улыбка, предназначенная только его Ленке, ей одной. Он был безумно рад той спонтанно возникшей у нее идее поехать с ним в Калугу. Ведь эта поездка сблизила их гораздо больше, чем он мог рассчитывать. И десяти дней не прошло с тех пор, как ОНА позвала его, и он осмелился сказать ей о своих чувствах, подарить первый робкий поцелуй, боясь ее испугать. Поэтому он просто радовался этому вечеру, тому, что держит свою Ленку в объятиях. И он чувствовал, что она, сейчас уютно свернувшаяся у него на груди, скоро совсем перестанет бояться и сделает последний шаг ему навстречу!

За столь приятными размышлениями они и не заметили, что поезд уже отсчитывал последние километры пути. Впереди – Москва, возвращение домой.

*****************
автор тут

Спасибо: 115 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 715
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.02.10 22:27. Заголовок: Жаждущие увидеть тро..


Жаждущие увидеть троицу, посмотрите на обложечку от Принцессы Ню - Надечки!


Примечание.

История создания главы. Скрытый текст


Глава в редакции и с добавлениями Беты - Танечки.
Полное видео спектакля здесь
Перед описанием эпизодов даю кусочки видео на яндексе.
Кто не хочет/не может смотреть все видеофрагменты в процессе чтения, очень рекомендую прочитать текст главы до «Краткого содержания» включительно, посмотреть хотя бы одно вот это видео. Сцена помолвки и прощания героев или вот ссылка для скачки, а потом читать дальше.
*******************

Глава 16. Сообразим на троих, или Великое искусство Мельпомены.
Кулемина проснулась поздно и еще долго лежала с блаженно-отсутствующим видом на диване.
Экспресс пришел в Москву уже в одиннадцать, пока доехали, а потом они еще долго самозабвенно целовались около ее дверей.
Он отпускал. Говорил:
- Иди!
Она отвечала. - Да. Иду, - и каждый раз кто-то из них срывался, и прощальные поцелуи шли на новый виток.
- Даже не верится, что это с нами происходит, - мечтательно заметила Лена.
- Да, скажи мне об этом кто-то месяц назад, ни в жизнь бы не поверила, - поддержала Леночка.
- Да ладно тебе. Кто «Лети» писал?! Мечтала, небось, только ты трусиха.
- Зато ты у нас смелая.
- Да, я такая. Как подумаю, что могла бы сейчас с Гуцулом в кино ходить и с ним целоваться, так бе-е-е. Ужас.
- Да уж. Не, конечно, Гуцул, может, и неплохой парень, но он не ОН.
- Лен, что в театр одевать будем? - Спросила Леночка.
- Да, сейчас, вроде, народ ходит, в чем хочет.
- О! Надо Витю спросить, в чем он идет, в костюме?
- О-о-о! - Застонала Леночка от воспоминаний о Степнове в костюме. - Пусть одевает. Он на нем так смотрится...
- Да. Зашибись!
- Тогда и нам надо не джинсы.
- Бр-р!!! А что?
- Ну, хотя бы просто брюки и блузочку.
- Але! Первое сентября, последний звонок? Белый верх, черный низ?
- Ну, что-то типа того.
- О!!!
- Девочки, девочки, - заверещала Леночка, - я знаю. Помните ту кремовую кофточку с гипюром, спереди, как спортивная, на пуговицах, приталенная, воротник и манжеты острые такие?!
- Опять кружева?!
- Да. Спереди просто, а вся спина кружевная, красиво.
- Подожди, то есть спина просвечивает?! - Дошло до Ленки. - Тогда пойдет.
- Ой, я не подумала, - огорчилась Леночка.
- Зато я подумала. Принято. - Радостно заявила Ленка. - Сама предложила, ну и все.


Степнов появился на пороге ее квартиры действительно в костюме и с букетом розовых роз.
Подавая Ленке куртку, он замер на месте. Запланированный Ленкой эффект кружевной спины произвел должное впечатление.
- Лен, ты в одной кофточке не замерзнешь?
- Да не. - Храбрилась Ленка.

Только когда они вышли из подъезда, до Кулеминой дошло, что она даже не поинтересовалась, на что они идут.
- А мы, собственно, куда и на что идем?
- Мы... В Ленком. На спектакль… называется... сейчас... рок-опера «Юнона и Авось». Рок-опера - рок-музыка, значит, тебе должно понравиться. - Театральная жизнь Москвы, в отличие от спортивной, проходила как-то мимо Степнова.
- Ну ладно. Посмотрим.
- Да. Места у нас, кстати, очень хорошие. Второй ряд партера. Серединка.

Уже на подходе к театру было ясно, что аншлаг. Они разделись в гардеробе, после чего Степнов обнял Ленку за талию, стараясь своей рукой хоть частично прикрыть от посторонних глаз красивую Ленкину спину. Зашли в буфет. Купили по бутерброду с икрой и сок.
Степнов обосновал свой выбор.
- Знаешь, раньше бутерброды с икрой можно было только в театре съесть и то в Москве. Это у меня самое сильное детское впечатление от театра.
Прошли на места. Раскрыли программку, а дальше... ШОК!!!

«Краткое содержание», - гласил красочный листок бумаги.
В основе сюжета оперы — судьба русского графа, камергера Николая Петровича Резанова (1764–1807), отправившегося в 1806 г. на парусниках «Юнона» и «Авось» к берегам Калифорнии. Камергер Резанов, похоронив жену, решил отдать все свои силы служению России. Его предложения о необходимости наладить торговые отношения с Северной Америкой и обеспечить продовольствием Русскую Аляску долго не встречали отклика у властей, но, наконец, ему повелели исполнить желаемое путешествие. Перед отъездом Резанов говорит, что с юных лет его терзает одно обстоятельство, впечатление, которое произвела на него икона Казанской Божьей Матери — с тех пор он относится к Деве Марии скорее как к возлюбленной женщине, нежели как к Матери Божьей.
Под Андреевским флагом к берегам Калифорнии отплывают два корабля, «Юнона» и «Авось». В испанской в то время Калифорнии близится свадьба Кончиты, дочери губернатора, и сеньора Фернандо. Резанов от лица России приветствует Калифорнию, и губернатор приглашает его, как посла императора Александра, на бал в честь шестнадцатилетия своей дочери. На балу Резанов приглашает Кончиту на танец — и это событие становится роковым в их жизнях. Звучит сонет о печальной судьбе двух влюбленных, а 42-летнему Резанову видится в Кончите земное воплощение мучающей его сверхъестественной страсти. Резанов уже не может справиться с охватившим его чувством. Проникнув в спальню к Кончите, он сначала умоляет ее о любви, а потом овладевает ею... В душе Кончиты зарождается любовь, в душе Резанова остается раскаяние.
Счастливая фортуна с этого момента отворачивается от Резанова. Дела Русско-Американской кампании идут плохо. Скандал, вызванный его поступком, заставляет русских срочно покинуть Сан-Франциско. Но Кончита встает на сторону любимого. Совершив тайную помолвку с Кончитой, Резанов пускается в путь, чтобы получить в России согласие на брак с католичкой. В Красноярске он заболевает горячкой и умирает. А Кончита, прождав Резанова 35 лет, постригается в монахини и в келье доминиканского монастыря в Сан-Франциско оканчивает свои дни. Светлым гимном «Алиллуйя любви» звучит финал оперы.


- Сколько ему было лет? 42???!!! А ей 16!!!??

- Ну, Игорь, блин! Выбрал тему. Сказал - про любовь.


Медленно погас свет и смолк зрительный зал. Медленно, словно наступающий на землю туман, разрасталась музыка. На сцене появился человек. Темно. Горели лишь свечи. Человек направил красный луч на земной шарик. Тишина. От резкого удара колокола Ленка вздрогнула. В красном дыму зазвучал монашеский хор ангельскими голосами. Над сценой поднялся корабль с золотым ростром.
Фигуры с факелами в черных капюшонах и жутких масках. Выстрел и грянуло...
«Если есть апостольское число. Для России оно двенадцать...».
Ленка нашла руку Степнова. Он «забрал» ее к себе, и успокаивающе, согревая, накрыл своей.

И вот Резанов... «Да будет судьба России крылата парусами!» - Вот мечта его жизни. Но противный, словно искусственно-электронный голос, вновь и вновь отвечал графу отказом на его прошения об организации экспедиции.
Каждый звук на фоне ангельского пения бил по нервам, как по натянутым струнам.
Но вот раздался легкий гитарный перебор, и Ленка узнала тему. Слышала раньше. Офицеры тихо пели: «Ты меня на рассвете разбудишь, проводить необутая выйдешь...» Вот оно откуда, оказывается, из рок-оперы. «Ты меня никогда не забудешь. Ты меня никогда не увидишь». - Грустно. Простые слова брали за душу.
http://video.yandex.ru/users/azimina35/view/5/
«Я готов приобрести на верфи корабли... и придав им, соответственно, наименования «ЮНОНА» и «АВОСЬ»...» - Резанов произнес это так, что Ленку словно окатило ледяной волной. Побежали мурашки. Чуть успокоилась. И вдруг громкое бьющее: «И ка-а-чнутся бессмысленной высью!!!» Снова бросило в жар и холод одновременно. Смотрела на сцену, не отрывая взгляд от метаний и мучений Резанова.
«Господи, воззвав к тебе, услышь меня» - выстрел, хор, бешеный танец, резкие движения, нарастающее напряжение... И, наконец, взрыв и вырастающая из темноты освещенная божественным сиянием женская фигура с младенцем... Это непередаваемо! - Ленка под впечатлением.

На этой сцене вздрогнул и Виктор. Он ведь с легкостью мог поставить себя на место Резанова. Нет, не мечтой о большом деле, деле всей жизни (хотя и здесь он, в глубине души мечтавший стать тренером профессиональной спортивной команды, мог провести параллели). Гораздо сильнее его «зацепила» мечта Резанова об идеальной женщине, слившейся с образом Богоматери, сопровождавшей его всю жизнь. Он ведь тоже всю жизнь ждал встречи со своей единственной. И ему повезло – она сейчас рядом с ним! Ему не пришлось ждать до сорока, чтобы встретить ее. Но он хорошо помнил свои страхи, которые приходили к нему одинокими ночами - вначале он боялся не встретить ЕЁ, потом пытался избавиться от своего «неправильного» чувства, а приняв его, наконец, чуть все не испортил и не потерял.

Наконец, долгожданное разрешение выйти в море получено. Бьет четким ритмом следующая музыкальная тема: «В море соли и так до черта... Нас вывозит «Авось»...»
http://video.yandex.ru/users/azimina35/view/7/
Желтый диск луны и танец полураздетых матросов на его фоне. Снова отточенная четкость движений. Ленке почему-то в этот момент подумалось, что Степнов очень хорошо и гармонично смотрелся бы в этой сцене рядом с этими мужчинами, от которых будто била током сильная мужская энергетика.
Вздымается к небу под звуки труб белый с синим Андреевский флаг.
И Ленка, никогда не задумывавшаяся о высоких материях, среди переполнявших ее чувств
с удивлением распознала чувство гордости за людей, способных на самоотречение, и за страну, рождающую таких людей.

И вот – Калифорния! Зажигательный испанский танец, под который на сцене появилась Кончита. Красивая, совсем молоденькая (всего шестнадцать – практически ровесница, даже моложе, ведь Кулеминой скоро семнадцать). И уже невеста! Правда, как подумалось Ленке, не очень-то ей хотелось замуж за этого Фернандо. Недаром она пела про привидевшегося ей флотоводца с заморским крестом на мундире. А когда прозвучала строфа:
«Его очи дерзкие синие,
А когда подымает взгляд,
Как играют на клавесине,
У него ресницы звенят», - Ленка аж вздрогнула. - Обалдеть! А Леночкина поэтическая душа просто была в экстазе.

Бал.
http://video.yandex.ru/users/azimina35/view/6/
Нежно заиграла скрипка. И выбежала Кончита… Вся в золотом. Такая порывистая, юная… взгляд сначала дерзкий, а потом кокетливо-нежный. Степнову она сразу напомнила Ленку, хотя внешне совсем была на нее не похожа. А дальше... Взгляды, диадема в подарок и приглашение... «Аль-вальс», - поняли Ленка со Степновым по-испански. «Иностранец вас ангажирует на танец».
Перестали дышать. Так знакомо у обоих замерло и потом бешено забилось сердце. Будто это они там, на сцене, сейчас будут снова танцевать свой первый вальс.
«Белый шиповник, дикий шиповник, краше садовых роз...
Для любви не названа цена.
Лишь только жизнь одна, жизнь одна, жизнь одна-а-а.»
Кончита и Резанов стоят по краям сцены, но Ленка чувствует буквально на ощупь их незримое притяжение.
Танцуют испанские гранды и сеньориты. ПАРА же просто двигается, держась за руки. Но у них, зрителей, душа трепещет только от взглядов и касаний рук.
Второй ряд. Ленка видела любое движение, взгляд, любой порыв души Кончиты. И как будто сама переживала все эти чувства вместе с ней. Робость и долю кокетства, зарождение чувства, тайную радость, волнение, притяжение, испуг, осознание, попытку справиться с собой и смятение...
Поглощенная этими переживаниями, Ленка даже отняла у Степнова свою руку.

А на сцене уже комната Кончиты, в которой та читала вечернюю молитву. И появившийся там обезумевший от своих чувств Резанов...
http://video.yandex.ru/users/azimina35/view/9/
«Я тебе расскажу о России. Я тебя приглашаю в любо-о-овь!!!»
Накал его чувств таков, что она не смогла не ответить... Упало покрывало. Взметнулись вверх руки, и Кончита устремилась к возлюбленному. Ленка в этот момент даже перестала дышать. Заворожена. Кончита отдается ЕМУ на фоне темного неба и луны. Распахивается одеяние, обнажая девичье тело. Сливаются темные силуэты, превращаясь в один. Всю ночь… До самого багряного восхода... Она ласкает его, он - ее - под покровом одеяния... как ночью в Калуге... Она изгибается в его руках. И вот, под бьющий по нервам очередной аккорд - характерные движения двух фигур. Доли секунды обнаженного юного тела, так что виден даже треугольник темных волос, и оба падают... В темноту. В тишину.
Через несколько мучительных мгновений снова звучит аллилуйя, но они... не вместе... и Кончита, уже полностью обнаженная, бросая взгляд в зал, уходит в темноту.

Уже пошла следующая тема. Появились испанцы, мужик со счетами... Ленка сидела, не шевелясь. Потрясенная откровенностью сцены, отдавшаяся вместе с Кончитой, ПЕРЕЖИВШАЯ эмоциональный катарсис, опустошенная.

Разговоры про торговлю, погоня за русскими, вопли губернатора прошли мимо Ленкиного сознания. Лишь когда губернатор потребовал сдать оружие, а Кончита смело вступилась за любимого, споря с отцом, Ленка снова очнулась. Она вновь переживала, когда Фернандо назвал Кончиту распутницей, а та ударила его плеткой... Ленка бы ему тоже вдарила!

Но что это?!! Резанов комкает письмо от Кончиты. Думает о товарах. Как он мог?!!!
Дуэль с Фернандо.
http://video.yandex.ru/users/azimina35/view/10/
Совершенно потрясающая драка на расстоянии!
И Ленка видит глаза Фернандо - глаза любящего человека. Смотрит, как он, поверженный, умоляет Резанова жениться на Кончите, потому что иначе она погибнет, не переживет позора.
Резановское: «Оставьте нас!»
У него ТА-А-КОЕ лицо!!! , особенно когда он перекрестился. Ленка догадалась. Ему же нельзя жениться на католичке. А как Резанов опустился на колени перед Фернандо! В этот момент у Ленки к глазам подступили слезы. А дальше – помолвка…
http://video.yandex.ru/users/azimina35/view/11
«Согласен ли, раб божий Николай?» Падает снег. И Кончита стоит в белой шали, словно русская невеста.

Ты меня на рассвете разбудишь,
Проводить необутая выйдешь.
Ты меня никогда не забудешь,
Ты меня никогда не увидишь.


Нежный голос Кончиты на испанском: «Я знаю, чем скорее уедешь ты, тем мы скорей и вечно будем вместе! Как не хочу, чтоб уезжал! Как я хочу, чтоб ты скорей уехал... Возьми меня, возлюбленный, с собой, я буду тебе парусом в дороге, я буду сердцем бури предвещать... Мне кажется, что я тебя теряю».

Эту речку в мурашках простуды,
Это Адмиралтейство и биржу
Я уже никогда не забуду.
И уже никогда не увижу.


Кончита что-то ответила по-испански, сорвалась на крик. Резанов понял ее без переводчика. У Ленки вдруг дернулась губа, некрасиво открылся рот. Она заплакала.

На сцене Кончита пела:
Заслонивши тебя от простуды,
Я подумаю: Боже Всевышний!
Я тебя никогда не забуду,
Я тебя никогда не увижу.


Резанов закутывает ее по-бабьи в платок, а по Ленкиному лицу ручьем текут слезы.
«И качнутся бессмысленной высью», - они обнялись, запели вдвоем, а у Ленки судорожно
тряслись плечи, она хватала ртом воздух.
И снова повтором мощно вступил хор:
«И качнутся бессмысленной высью
Пара фраз, залетевших отсюда...»
- А у нее в горле стоял комок, она пыталась сдерживать рыдания в голос. Все заволокло туманом слез, она уже почти не видела происходящего на сцене.
Кончита с Резановым прощались. А Ленка вытирала рукой глаза.
Влюбленные встречаются губами, ловят последний раз дыхание друг друга и... приходит страшное осознание-предчувствие.
Он:
- Я тебя никогда не увижу.
Она:
- Я тебя никогда не забуду.
Он:
- Я тебя никогда не забуду.
Она:
- Я тебя никогда не увижу.
Он:
- Я ТЕБЯ НИКОГДА........ не увижу.


«Он мечтал, закусив удила, свесть Америку и Россию. Авантюра не удалась. За попытку спасибо!» - Ленка обнаружила в руке большой клетчатый мужской носовой платок, протянутый ей Виктором. Шел монолог Резанова: «Принесите мне карты открытий...» Тихо всхлипывая и вытирая лицо, Кулемина медленно приходила в себя.
Граф болен, но хочет ехать - быстрее получить согласие на брак с Кончитой. «Господь, помилуй!» - Молится хор, спускается корабль с золотым ростром - символ жизни. Резанов в агонии. Он перекрестился, а богоматерь задула свечу.
http://video.yandex.ru/users/azimina35/view/8/
Медленно появляется Кончита в белом, поющая тихим, звонко дрожащим голосом:

«Десять лет в ожиданье прошло,
Ты в пути, ты все ближе ко мне,
Чтобы в пути тебе было светло,
Я свечу оставляю в окне.

Двадцать лет в ожиданье прошло,
Ты в пути, ты все ближе ко мне,
Ты поборешь всемирное зло,
Я свечу оставляю в окне.

Тридцать лет в ожиданье прошло...»

На глаза снова навернулись слезы, поэтому появление оживленного мужика в белом котелке, бодро рассказывавшего о судьбе Кончиты, которая долго не верила в смерть Резанова и продолжала ждать жениха, вызвало у Кулеминой острое желание врезать по этой радостной роже. Хорошо, что тот сменил тон и спокойным голосом сообщил, что только в 52-летнем возрасте Кончита, узнав подробности смерти Резанова, поверила в это и ушла в монастырь, дав обет молчания на оставшиеся годы.
На словах «Кончита ждала Резанова тридцать пять лет. Спасибо» Кулемина попыталась представить себе силу этой любви, позволившей Кончите ждать и верить целую жизнь...

Степнов, конечно, не плакал. Но чего ему стоило сдержать слезы! Он был поражен и реакцией Ленки и смыслом спектакля. Разворачивавшееся на сцене действие поневоле заставляло его сравнивать себя с Резановым. Нет, он не мог осуждать человека, забывшего обо всех преградах и пошедшего напролом в тот момент, когда встретил свою любовь. Не мог не посочувствовать этому мужчине, заплатившему за несколько мгновений счастья своей смертью. И мог только молиться о том, чтобы цена, которую он - Степнов - заплатит за право быть со своей любимой, была не столь высока. Нет, не из-за него, ведь смерть – это не самое страшное, что может случиться… А вот бедная девочка… Ценой ее короткого счастья стала вся ее жизнь. Стоит ли этого любовь?

Ответом на этот вопрос для него стала финальная тема – «Аллилуйя любви», которую исполнил весь хор:

Аллилуйя возлюбленной паре!
Мы забыли, бранясь и пируя,
Для чего мы на землю попали.
Аллилуйя любви! Аллилуйя любви! Аллилуйя!
Аллилуйя!

Чуть позже к ним присоединились встретившиеся, наконец, Кончита с Резановым. Они сияли таким светом и счастьем! У Ленки снова увлажнились глаза. Счастье! Такое пронзительно-щемящее счастье!

Аллилуйя Кончите с Резановым!
Исповедуя веру живую,
Мы повторим под занавес заповедь:
Аллилуйя любви! Аллилуйя любви! Аллилуйя!

В зале звучали овации. Ленка смотрела на сцену широко открытыми глазами и поначалу даже не хлопала. Не было сил. Потом, когда артисты стали уже по одному и группами выходить на поклон, она аплодировала. ИМ - неистово и громко.
Все. Народ повставал со своих мест. Двинулся к проходу, им со Степновым пришлось идти друг за другом, подчиняясь течению толпы. Вышли из зала и, наконец, остановились.
Ленка посмотрела на Степнова. Он взглянул в яркие изумрудные глаза, на щеки в черных полосках от размазанной туши, на красный нос и прижал ее к себе. Крепко-крепко. И сам чуть не заплакал.
Они стояли долго. Ленка вбирала в себя его тепло и уверенность, что все будет хорошо.
Он, тоже потрясенный спектаклем, чувствовал необходимость держать ее в объятиях и не отпускать. Не отпускать... вечно.

Фойе опустело.
- Ленок! Сходи, умойся. Я тебя в гардеробе жду. Надо вещи забрать.
- Хорошо.
Домой ехали почти в молчании. Он понимал.
У дверей квартиры она вдруг вспомнила.
- Завтра же в школу!
Он грустно улыбнулся. - Ага. И на работу.
- А мы...
Он понял.
- Ленок, у нас завтра рабочий день с утра и до десяти. Я тебе позвоню, хорошо?
- Хорошо. - Ленка погрустнела.
- Солнышко, - он притянул ее к себе и принялся осыпать поцелуями. Она страстно отвечала.
Все, иди! На этот раз Степнов был настойчив. - Иди. Отдыхай. - Он почти втолкнул ее в прихожую, но позвал: - Лен! - Она обернулась. - Я люблю тебя. - И побежал вниз по ступенькам.
- Я тоже. - Донесло до него гулкое эхо.

Дома Ленка сразу рухнула спать. Мыслительные процессы были заторможены. Сил не было ни на что. От пережитого даже заболела голова. Ничего себе, сходила в театр!
Она понимала, что все впечатления надо еще переварить и осмыслить. Но… Завтра! Все завтра!

В 8.00 от Степнова пришла смска с пожеланием доброго утра его любимой девочке.
И сейчас вместо того, чтобы слушать Игоря Ильича, Кулемина смотрела в окно и думала.
Вспоминала вчерашний спектакль.
- Знаете, девочки, я вообще-то в шоке, - начала Леночка.
- Все в шоке. Ты от чего? - Достаточно миролюбиво спросила Ленка.
- Вот она, Кончита, ведь не побоялась сразу же в первую ночь...
- Она полюбила. - Ответила Лена.
- И так сразу это поняла?
- Ну, видимо, у всех по-разному. - Мудро продолжила диалог Лена. - Вот полюбила с первого взгляда, и этой любви не помешало ничего! Ни разница языков и культур, ни разница религий, ни наличие у нее жениха, ни тем более – разница в возрасте!
- Да уж! Это мы, что ли, такие тормоза? - Задумчиво проговорила Ленка. - Все чего-то боялись: то Борзовой, то разговоров, то его. Вот надо сразу так. Она молодец.
- Да, только вспомни, он-то не сразу среагировал, письмо скомкал. - Снова поделилась сомнениями Леночка.
- А он, наверное, как говорит Третьякова, тоже не сразу поверил в свое счастье. - Отозвалась Ленка. - Мол, как это?! Такая молодая, красивая... Еще и религия эта дурацкая - разная.
- Но он так ушел после близости...
- Слушай, чего ты волну гонишь!!! - Разозлилась Ленка. - Степнов же так не уйдет?! Нет! Ну и все!
- Да, уж, - подключилась Лена, - у нас все будет... - она мечтательно вздохнула, - хорошо все будет.
- Но мне так жалко Кончиту. Она ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ лет его ждала...
- Да, какой-то вывод грустный рисуется ...- добавила Ленка.
- Девочки, вы не поняли! Она не просто ждала. Думаете, ей было легко? Она осталась одна, без поддержки, пойдя против родителей, веры... Она боролась, получается, 35 лет боролась за свою любовь! И он стремился быстрей к ней вернуться, вспомните, больной и хотел ехать! Это о том, что если встретил настоящую любовь, то надо, как ты выражаешься, «забить на все и всех», не бояться чувствовать, жить настоящим... Вот у нее же остались ночи их любви. И надо беречь свою любовь и не терять время, ибо жизнь скоротечна, и неизвестно, как повернется судьба. Уф-ф. - Лена сама не ожидала от себя такой длинной пафосной речи. Но подруги, на удивление, молчали. Переваривали.
- Ну, тогда надо идти к Степнову и все... - Ленка сделала ПРОСТОЙ ВЫВОД из сказанного.
- Идти-то идти, - неожиданно согласилась Леночка, - но как?! Ты придешь и в лоб ему скажешь что-то типа «я созрела», «давай будем вместе»? Так, что ли?! Надо как-то с подходом. Может, его в гости пригласить, деда куда сплавить... - У Ленки от таких речей из Леночкиных уст отвисла челюсть. - Или к нему в гости прийти. Но чтобы все красиво было.
- Правильно говоришь. - Поддержала Лена. Надо тактично как-то дать ему понять. Чего там Третьякова говорила про открытые наряды? Мы ему платье обещали. Вот и надо заняться. Сначала платье купить, вечер назначить, ну а дальше, надеюсь, сообразит.
- О,кей. Платье, так платье. Давайте сегодня сходим и купим побыстрее. - Ленка была человеком действия. - А вообще... чего-то я соскучилась, однако.
- Хм, не ты одна. Как вспомню...- Леночка залилась румянцем...

Приятные воспоминания были прерваны звонком с урока.

******************
Как никогда интересны ваши впечатления

Спасибо: 105 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 721
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.02.10 22:53. Заголовок: ОГРОМНОЕ СПАСИБО ИРО..


ОГРОМНОЕ СПАСИБО ИРОЧКЕ - KRIS за красавицу Кулемину в платье.

Глава 17. Сообразим на троих, или Последствия «Великого искусства»

Легко сказать: «купить побыстрее платье». Купить побыстрее джинсы или спортивный костюм – это, пожалуйста. Кулемина размышляла, к кому обратиться за помощью.
- К Лерке? Пристанет: «Зачем».
- К Рите Лужиной? Вроде, как-то неудобно.
- Идея. К Сонечке.

Они в первый же день обменялись координатами, и с Сонечкой было как-то легко. Дискомфорта от разницы в возрасте с ней Ленка практически не чувствовала. Соня согласилась помочь и велела Ленке подъезжать к ее работе часам к пяти.

- Здравствуйте!
- Привет! Лен, мы же, вроде, уже были на «ты».
- Ну да. - Они сидели в машине, пока Соня грела двигатель.
- Сначала рассказывай, что тебе надо, для какого случая платье?
Ленка раскраснелась, будто Соня могла прочитать ее мысли, но все же сказала.
- Для ужина, красивого, с Витей. Но так, чтобы без пафоса. Ну, просто... платье. Ленка не знала, как выразить свои пожелания.
- Понятно. Что на ногах будет? На каблуки так и не подвиглась?
- Нет. Балетки те самые.
- Так. А у тебя какие платья уже есть?
- Вообще никаких.
Соня засмеялась. - Снова понятно. Значит, нам надо что-то чуть выше колена. Раз ничего нет совсем, надо начать с маленького черного платья на все случаи жизни. Грудь у тебя красивая, значит, ее будем подчеркивать. Последний вопрос: тебе надо застежку позамысловатей или чтобы платье побыстрее снять?
Кулемина стала бордового цвета.
- Ясно. Второй вариант. Ну что, цель почти ясна. Двинулись. - Соня завела машину.

К вечеру Ленка стала обладательницей симпатичного платьица. Черное платье в облипку, почти прямое, с юбкой чуть выше колена. Сзади на молнии. Но главным его украшением был верх. Леночка была в экстазе. Черное тянущееся кружево начиналось на груди, а потом уходило к краям плеч широкой полосой, создавая как бы рукавчики и скрадывая Ленкины широкие плечи, - как пояснила Соня. При этом вырез получался обалденный и весьма красноречивый.


Налюбовавшись на себя в зеркале, в отличном настроении она ответила на телефонный звонок.
- Привет!
- Привет, солнце!
- Я думала, ты раньше позвонишь. (Времени был одиннадцатый час.)
- Раньше было никак и тут вообще... я даже не знаю, как сказать...
- Виктор Михайлович! - Заволновавшись, Ленка вернулась к привычной форме обращения. - Что случилось. Ну, говорите.
- Я в командировку уезжаю.
- Это как? А какие в кино командировки?
- Мы уезжаем куда-то в глушь, сначала подбирать места для натурных съемок. Предварительно там уже смотрели, а теперь надо точно определяться. А потом снимать массовку, то есть футбольные матчи в каком-то захолустном городе, ибо там стадион арендовать намного дешевле.
У нее опустилось все внутри. А ее планы?! А платье?!
- И на сколько это дело? - Спросила обреченно.
- Если все будет в порядке, то в следующую субботу вечером должны вернуться.
- То есть не в эту субботу, а в следующую?!
- Да.
- Все. Я расстроилась, - констатировала Ленка.
- Солнышко, ну это ведь меньше двух недель. Время пролетит, не успеешь оглянуться. Завтра уже вторник.
- И когда уезжать?
- Завтра с утра.
- Я тебя провожу.
- Ленок, автобус уже полвосьмого на студии. Куда ты в такую рань?! Поспи.
- Я тебя провожу. - Сказала, как отрезала. Он понял. И обрадовался. Ведь ему безумно хотелось ее видеть. Он так соскучился по ней за целый день.
- Хорошо. Тогда полседьмого встречаемся у входа в метро.
- Я обязательно буду.
- Лен...
- Вить...
- Я так по тебе соскучился. Ты не представляешь. Сижу сегодня с текстом, а перед глазами ты...
- А у меня будет для тебя сюрприз, - не удержалась Ленка.
- Какой?
- Не скажу. Но тебе должно понравиться. - Ленка еще раз посмотрела на висящее на вешалке платье. - Только вот он откладывается до твоего приезда.
- Тогда я буду еще больше стремиться назад, - рассмеялся Степнов, - хотя больше, кажется, невозможно. Расскажи, как уроки? Что нового после каникул...
Далее мирно потек разговор двух влюбленных о проведенном дне, с милыми и важными только любимому человеку мелочами повседневной жизни.

Пока Кулемина говорила со Степновым, она улыбалась. Когда положила трубку, ей показалось, что она сдулась, как сдувается радужный воздушный шарик.
- Блин! Ну, вот почему именно сейчас! - Ленка в сердцах пнула ни в чем не повинный стул.
- Да, очень не кстати. У нас тут планы, понимаешь ли. - Лена недовольно поджала губы.
- А я вообще боюсь, что он уезжает, - Леночка готова была расплакаться.
- Платье в шкаф повесь.
- Блин!!!


Ленка стояла у входа в метро на улице уже в 6.20. Погода была под стать настроению. Темень. Холодно, промозгло. Противно мело в лицо снегом. По радио объявили штормовое предупреждение.
Ты меня на рассвете разбудишь. Проводить необутая выйдешь...- в голове непроизвольно возникали эти строки. - Ты меня никогда не забудешь. Ты меня никогда не увидишь...»
- Слушайте! Перестаньте! Это не про нас, - пыталась урезонить Лена.
Черт, что-то даже Ленке хотелось плакать. Ужас какой! Совсем форму потеряла. Скоро будет нюниться, как Леночка!

Степнов почти прибежал в 6.25. Сразу потащил ее в метро.
- Ленок, ты что на самом ветру?!
«Заслонивши тебя от простуды, я подумаю, Боже всевышний!» Господи!
Потом они целовались. Ленка плохо помнила, как они ехали, где пересаживались. Ей было совершенно фиолетово на толпу людей вокруг. Чувствовала его дыхание, тепло его тела, его руки, губы, слушала его голос.

У проходной стоял автобус и несколько машин. Режиссер с продюсером что-то бурно обсуждали. Народ собирался, рассаживался на места, радуясь возможности укрыться от непогоды. На ветру тусовались только курильщики. Степнов закинул сумку в салон и снова вышел на улицу. К ней.
- Леночка, хорошая моя. Ну, вот зачем ты поехала? Сейчас совсем расстроишься, да и холодно здесь.
- Я хочу тебя проводить.
- Я буду звонить и писать каждый день.
- Не каждый день, а утром, днем и вечером, - безапелляционно заявила Ленка.
- Обещаю.

- Солнышко, радость моя, ну что ты?! - Ленка цеплялась за него, словно утопающая, и прижималась к груди, словно хотела прирасти к нему. Смахнула слезинку.
Поняв, что не помогает, он сменил тактику.
- Так, Кулемина! - Гаркнул так, что даже продюсер с режиссером на них обернулись. - Хватит сырость разводить. И так плохая погода.
Ленка улыбнулась. Он щелкнул ее по носу.
- Ленок, выше нос, - а потом в него же и поцеловал. И снова его губы нашли ее.

Автобус предупреждающе бибикнул, зазывая всех в салон.
- Леночка, ну все! - Они с трудом разрывали объятия. - Все. - Он остался последним.
Он уже двинулся в автобус, когда вдруг резко развернулся, подбежал к ней, еще раз коснулся губ. Краткое: «люблю». И вскочил на подножку отъезжающего автобуса.
Двери закрылись. И ему стало не видно Ленку сквозь замерзшее стекло.
Только сев на свое место, он услышал смешливый гул в автобусе. Народ прикалывался на его счет, впрочем, вполне беззлобно. Он закрыл глаза. Перед его мысленным взором все еще стояла Ленка.

Она, поникши, смотрела вслед отъезжающему автобусу, а в голове так и билось настойчивым рефреном: «И качнуться бессмысленной высью. Пара фраз, залетевших отсюда-а-а...» Побрела к метро, увязая в липком снегу.
- Девочки, пойдемте, убьем Рассказова за билеты на этот спектакль. Я больше не могу.
- Пожалуй, в этот раз я даже не буду тебя останавливать, - заметила Лена.
Леночка лишь молча утирала слезы.


- Я не знаю, что делать, - говорил режиссер. - Мало того, что снимаем без главного героя на выезде, Свистунов, видите ли, занят в театре, так теперь вы говорите, что и Сергеева в главной роли сниматься не будет. «Ушла на Новый год в загул, и так и не вышла». Как через два дня снимать?!
- Будем срочно искать другую, значит.
- Какую другую! Хотя она, конечно, положа руку на сердце, нам не очень подходила. Мне бы девочку, вот типа той у автобуса...
- Ну, так бери.
- В смысле?!
- С кем она стояла?
- Виктор! Степнов! - Повернувшись на сиденье, и высунувшись в проход, режиссер окликнул Степнова, - подойди сюда.
- Слушай, что за девушка с тобой была?
- А что?! - Степнов смотрел с вызовом, готовый дать отпор.
- Да вот, нам бы такую на главную героиню. Не будет Сергеевой. Девочка не сможет?
Степнова осенило.
- Девочка не сможет. Зато есть актриса, они с Ленкой почти близнецы. Третьякова фамилия.
- Третьякова, Третьякова... Что-то слышал, но не помню.
- Она с Виталием Абдуловым снялась в каком-то молодежном сериале про школу. Кстати, Абдулов, - Степнову вроде как-то неудобно было «подсиживать» Свистунова, но судьба фильма была дороже, - мог бы сняться и у нас. Как раз тот типаж.
- Подождите-ка! - Вмешался продюсер. - Это не та ли пара... Они сыграли учителя-ученицу, которые закрутили любовь, в результате чего рейтинг у сериала взлетел до небес.
- Вроде да, это они.
- А у нас тоже пара с разницей в возрасте, - продолжил размышления вслух продюсер. - Слушайте, а что этот Абдулов на кастинге не был?
- А он только что из Америки вернулся, но, между прочим, он роман читал, - сообщил Степнов, и чувствуя, что мысли продюсера текут в нужном направлении, радостно добавил, - а Лена Третьякова играть может без дублерши, она чемпионка России по футболу. Сэкономите.
- Черт! Поувольняю всех кастинг-менеджеров! Пара уже раскрученная, с имиджем на ТВ. Отличненько!!! Так. Я сейчас выхожу, едете без меня. Смотрите места. Я ищу эту сладкую парочку, их агентов и так далее.
- Я могу вам телефон Виталия дать, у меня есть. - Скромно произнес Степнов.

Кулемина скучала. На уроках сидела рассеянная. На девчонок особо не реагировала. Внимательный Рассказов попросил Ирину и Милославского временно «не трогать» Кулемину хотя бы на их уроках. Степнов сообщил ему об отъезде и попросил «присмотреть» за Ленкой.
Она жила от звонка до звонка. Леночка плакала, истерила и предлагала слать Степнову смски каждый час. А вдруг с ним что-то случится, как с Резановым?! Снежные заносы на дорогах, сосульки на крышах. Ленка орала на нее: «не каркай!», и что надо было не тормозить, а то вдруг чего, она так и останется девственницей. Лена просто тосковала, и ничего ее не радовало. Она так привыкла за каникулы к почти круглосуточному его присутствию рядом, так хотелось его поцелуев, так хотелось ощутить его руки на своем теле. И сны им снились, то кошмары, то бурная эротика.

Кулемина просыпалась и думала, что вот он вернется, и они точно будут вместе. Сразу вставал вопрос: «Где?». Понятно, что не у нее дома. Там дед. Тогда у него. Но когда?
Брильянтовая идея осенила троицу в четверг за день до возвращения Степнова. За идею надо было благодарить Новикову.
- Девочки, мы сегодня репетируем? - Спросила Женька, зайдя в их класс.
- Нет, я не могу, - откликнулась Лерка. - У меня папа из командировки сегодня возвращается, надо хоть прибрать и что-то к ужину приготовить, а то с теткой питаться, так ядом отравишься.
Ленка, до этого вяло сидевшая за партой и гипнотизировавшая телефон, вдруг подскочила, обняла Новикову с криком: «Я тебя люблю», и, покидав вещи в сумку, ракетой вылетела из класса.
- Что это было?! – Лерка, да и девчонки остались в полном ошеломлении.

Звонок деду положительного результата не дал. В кабинете Рассказова было пусто. Ленка бросилась в последней надежде в учительскую, молясь, чтобы Рассказов был там и при этом один. Фортуна ей улыбнулась.
- Игорь Ильич!
- Привет, Лен! Ты чего, как на пожар?!
- Игорь Ильич, а у вас случайно нет ключей от квартиры Вити... Виктора Михайловича?
- Есть. А тебе зачем?
Уфф! Слава богу!
- Ну, я подумала, что он из командировки приедет поздно, а дома даже поесть нечего.
- А... Конечно, Лен. Принесу завтра.
Слава богу, Степнов больше не работал в школе, потому педагогическая совесть Рассказова была чиста.

– Значит, так. Все будет, когда он приедет. Мы его встретим. И чтобы, не дай бог, никакого нытья, что ты не готова, - заявила Ленка Леночке.
- Я не против, только давайте, ну, чтобы покрасивее. Ужин, свечи, чистое белье, розовые лепестки.
- Без лепестков перебьешься. Свечки, вон, Лерка дарила, возьмем.
- Слушайте, помолчите, дайте сосредоточиться, - одернула подруг Лена.
- А что?
- А ничего. Вы же не догадаетесь посчитать, какой это день цикла. - Ленка с Леночкой притихли и уважительно ожидали вердикта подруги. - Все нормально. Но презервативы все равно надо. - Лена была истинная дочь медиков.
- Это что?! Ты нам предлагаешь это покупать?! - В ужасе заволновалась Леночка. - Да я умру на том самом месте. Это пусть он.
- Не знаю. Давайте рассуждать логически. Он, может быть, еще не ждет так быстро нашего согласия после того, как кое-кто, - выразительный взгляд на Леночку, - его запугал. И не факт, что у него дома заначка лежит. Поэтому, чтобы не вышло облома, что мы тут расфуфырились, ужин, белье, а ничего нет, надо подумать самой.
- Девочки, я не смогу, - заныла Леночка
- А я не смогу, если мы обломаемся, - отрезала Ленка. – Ничего, на ринг выходили и презервативы купим.


Вечером завернула в аптеку. Бросила взгляд на витрину и обалдела.
– Ни фига себе! И как это выбирать?!
Кулемина встала напротив витрины и усиленно делала вид, что выбирает шампунь, расположенный полкой выше.
- Ну, и что брать?
- Может, вот это. - Указала Леночка на розовую упаковку. Называется «Romantic» cо специальной добавкой с ароматом земляники и апельсина. Или вот это - «Elite - увеличение чувствительности».
- Не знаю, мне кажется, надо «Extra Safe - большая надежность». Или вот «OPIUM» - добавлен спермицид NONOXYNOL-9, - читала аннотацию Лена, - который уменьшает риск возникновения нежелательной беременности. Не рекомендуется использовать для анального секса. О, господи!
- А мне нравятся «Гусарские» или вон «Tornado», - сообщила Ленка. - Какое название классное! Ему подходит. Жаль, «спортивных» нет. Зато вон есть - рельефные.
- Совсем сдурела!
- Девочки, а может, надо «Comfort XL - увеличенный размер»? - Все трое совсем покраснели даже изнутри. Как-то стало чересчур жарко и волнительно.
- А может, он... средне... среднестатистический? - Засомневалась Леночка.
- Сама ты среднестатистическая! - Оскорбилась за Степнова Ленка. - Он лучший во всем!
- Тогда, чтобы уж точно без облома, берем две коробки, - резюмировала Лена, - которые побольше, и который «Classic». Осталось теперь купить. Ленка, ты была смелая.



Она побродила по аптеке в ожидании, когда рассосется очередь у окошка и, молясь, чтобы в эту минуту никто больше не зашел в помещение. Выжидать пришлось минут десять. Наконец, повезло. Скороговоркой произнесла только английские названия. Девушка за окошком отреагировала абсолютно нормально. Быстро взяла с полки нужный товар и пробила по кассе, аккуратно сложив все в пакетик. Малинового цвета Кулемина смела пакет в рюкзак и опрометью бросилась на выход.

****************
кто чего выбрал?

Спасибо: 111 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 723
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.10 21:34. Заголовок: Глава 18. Сообразим ..


Глава 18. Сообразим на троих, или Шаг навстречу.

Итак, в субботу Ленка в волнении переступила порог квартиры. ЕГО квартиры. Опустила на пол огромные сумки. Сбросила верхнюю одежду. Сняла обувь и на цыпочках, медленно, словно кто-то мог застать ее за этим занятием, двинулась на осмотр Витиных владений.
- Мы, конечно, без приглашения, но...
- А что! Такой спартанский стиль.
- Я бы предпочла поуютнее...
- Ну, кто бы сомневался!

В коридоре оборудован спортивный уголок. Турник. Мячики лежат. Большая кухня.
Комнат две - смежные. Первая - гостиная. Гарнитур: диван, журнальный столик, кресло. Стенка с сервантом и баром, телевизор, музыкальный центр, диски. Все как обычно. Дальняя комната с балконом - спальня.
- Однако, Виктор Михайлович!!! В спальне-то такой классический «сексодром», как сказала бы Новикова. (Это потом Ленка узнала, что мебель заказывала Татьяна, а то, как она выразилась: «Витя бы купил себе спортивный мат и был бы доволен».) Рядом прикроватная тумбочка, большой шкаф. Все достаточно гармонично. Простенько, но со вкусом. Нет разбросанных вещей, домашних треников. Ленке даже стало как-то не по себе. Он, что, такой идеальный?! Она вот вечно шмотки бросает на стуле. Кровать застелена темным покрывалом.

Ленка отнесла продукты на кухню. Ну что? Вперед! Она даже прихватила из дома сковородку, а то вдруг у Степнова не будет нужной, чтобы сделать планируемую ей к мясу картошку по-французски. Когда салатик был порезан, а процесс с горячим на кухне шел уже без ее вмешательства, снова ушла в комнаты. Накрыла столик в гостиной. Расставила свечки. Сунула в музыкальный центр заранее приготовленный Леночкой диск с лирическими балладами. В спальне долго мучилась, куда положить с таким трудом приобретенный «товар». В итоге, так и положила полиэтиленовый пакетик на тумбочку. Внутрь запихивать не стала.
Нашла себе полотенце. Уж извините, Виктор Михайлович! Приняла душ, навела красоту. С волнением облачилась в черный комплектик белья. Тот. Его. Пришлось, правда, переставить лямки прозрачные. Потом телесные чулки. Зашибись! На какой-то силиконовой липучке.
Это ее после покупки платья «запинала» и заставила приобрести Соня.
- Слушайте, а если они упадут. Вот будет смеху! - Ленка еще при покупке отнеслась к чулкам скептически.
- А с чего они должны упасть?! - Озадачилась Лена.
- Ну, вдруг отклеятся от ноги.
- Надо попробовать дома.
Попробовала.
- Бр-р-р. Если честно, не по себе. - Скорчила недовольную рожицу Ленка.
- Главное, держатся хорошо.
- А мне ажурный край нравится!
- Ну, естественно!!!
- Между прочим, - бросилась на защиту своих взглядов Леночка, - и выглядит намного эстетичнее. Ты платье снимать собиралась?! Ну вот. А потом, - она покраснела и еле высказала, - остальное снимать... Теперь представь, что на тебе вот это или колготки обычные.
Тут Ленке крыть было однозначно нечем.

Платье и туфли завершили ансамбль.

Как Ленка и просила, Степнов отзвонился ей по возвращении в город, когда автобус подъехал к студии. Договорились, что он позвонит ей позже, из дома.
Он шел по темным улицам.
Черт! Дома, небось, даже хлеба нет. Хотя пачка пельменей в морозилке должна валяться. Проходя мимо Ленкиного дома, посмотрел на окна Кулеминых. Освещены. Так хочется зайти ее поцеловать. Но уже поздно.
Свернул в свой двор. Не понял!!! В окне кухни горел яркий свет, в гостиной колебались какие-то световые блики. Он же выключал все! Так, пятый этаж, третье… четвертое окно от угла. Правильно. Будоража сознание, пронеслась мысль: «Неужели?!» Он припустил бегом, забыв про лифт, по дороге нашаривая ключи. Распахнул дверь.
- Лена!
Его почти сбил с ног маленький белокурый ураган. Она бросилась к нему на шею, покрывая поцелуями холодные от мороза колючие щеки.
- Ленка!!! Любимая!
Кажется, даже зрение отказало. Он сосредоточился только на ощущениях. Её запах, тепло и вкус ее губ, мягкие изгибы тела под ладонями.
С большим трудом отстранил от себя и снова ошалел.
- Ты в платье?!
- Да. Нравится?! - Повернулась на 360 градусов. Я же обещала.
Ноги не держали. С глупейшей улыбкой он опустился прямо на тумбочку в коридоре, продолжая смотреть на Ленку.
- Это чудо! Ты... чудо... Я шел и думал о том, как я хочу тебя видеть... А тут ты меня встречаешь, такая умопомрачительно красивая... Кажется, что так хорошо не бывает.
- Ну... - Ленка собралась духом и намекнула. - Если вы захотите, Виктор Михайлович, то может быть еще лучше... А вообще, жду вас ужинать.
Намек до Степнова не дошел, ибо он учуял вкусные запахи с кухни.
- Ленок, - он встрепенулся, - я мигом. В душ. Две минуты. Надо же соответствовать такой красоте.
Он метнулся в спальню за бельем, рубашкой и брюками. Влетел в ванную. Одним движением сорвал с себя футболку, расстегнул брюки, и пихнул все в стиральную машинку.
Не понял!!! Стиралка была забита постельным бельем, а он точно помнил, что оно было на кровати. Или не точно? Нет, точно. Означает ли это... С такой скоростью Степнов еще не мылся никогда в жизни. Надо было срочно проверить свои подозрения. Почти вбежал в спальню. Отогнул угол покрывала. Да. Не может быть!!! Он опустился на кровать. Означает ли это, что Ленка... Обожгла другая мысль. Если да, а он... не подготовился... Уже сто лет никого... но взгляд по инерции метнулся к тумбочке и... Словно бомбу взял пакет, заглянул. Сомнений не осталось. ОЗНАЧАЕТ!!! Несколько минут приходил в себя. Подошел к балкону, дернул дверь, глубоко вдыхая морозный воздух.
- Ви-и-ть... - позвал хрипловатый голосок из глубины квартиры. Резко попытался взять себя в руки. Если у него такой мандраж, то каково ей!!! Значит, он не должен показать ей свое волнение.
- Иду. - Квадратик из фольги перекочевал из упаковки и пакета на полированную поверхность тумбочки. Поближе.
- Лен, а тебя Петр Никанорович искать не будет?
- Нет. Я ему объяснила, что ты приезжаешь очень поздно. И я останусь у тебя.

Романтический ужин при свечах в гостиной. Есть Степнов, конечно, уже не мог. Аппетит пропал. Но не оценить по достоинству Ленкин труд он тоже не мог. Впихивал в себя по чуть- чуть.
- Вы, ты... почему так мало ешь? - Сама Ленка, впрочем, тоже больше налегала на сок.
- Честно?!
- Да.
- Не могу. Хочется все бросить и тебя целовать.
- А кто тебе мешает? - Она встала с дивана и обошла стол.
Ну, не может же он так просто взять и завести ее в спальню или предлагать ей... Может, все-таки она еще ...
- Лен, давай потанцуем.
- Давай. - Откликнулась. Нажала на кнопку музыкального центра. Ей тоже ТАК как-то проще. Тихо качаются в объятиях друг друга. Ленка начинает первая. Касается поцелуем подбородка, щеки. Встречаются губы... Вдох.
- Лен, ты уверена?
- Блин, была бы не уверена, тут не стояла.
- Действительно, не верит в свое счастье.

- Да, уверена.
- Если что... Ты скажи, в любой момент...
- Спортсмены, - поставила вслух точку Ленка в перерыве на глоток воздуха, - бегают только к финишу.
Он взял ее лицо в ладони и, пристально глядя в глаза, произнес:
- Лен, я люблю тебя. Очень люблю.
- Я знаю. - Ответила Ленка, убеждая его в том, что она полностью доверяет ему и знает, что ВСЕ БУДЕТ хорошо. - Я тоже люблю... тебя.
Он снова коснулся ее губ. Руки прошлись по ткани платья, будто все еще не веря, что в их владениях такое сокровище. Она затрепетала.
Жар его губ на шее, на тонких ключицах. Он подбирается к ложбинке. Какое потрясающее платье! Выгнулась в его руках. Стоять уже почти невозможно. Молния сзади находится легко, и черная ткань под напором ласкающих рук стекает на пол. Воздуха не хватает обоим.
Боже! Явь сказочней, чем все его сны. Восхищенно-потрясенное выражение его лица придает ей уверенности больше, чем возможные слова. И хорошо. Потому что говорить он не в состоянии. Лишь это неземное имя... - Лена... Ленка... Леночка, - вырывается вместе с дыханием.
Из гостиной до кровати через дверь шесть шагов. Они даются с трудом. Не прерывая поцелуя, отбрасывает за спиной край покрывала. До Ленкиного сознания, пробившись сквозь пелену возбуждения, наконец, доходит мысль, что же ее не устраивает. Она не чувствует его. Терпения на последние пуговицы не хватает. Резкий рывок. Прижалась. Ощущение его кожи на своей. Жадные поцелуи... Она проваливается куда-то... Это он увлекает ее на кровать... Сначала нет верхней детали. Уже знакомо.
- Как его губы скучали по этим вершинам.
- Как скучала они по этим рукам!

Пальцы нежно скользят по бедру и изящным икрам, скатывая капроновую преграду.
- Моя красавица!
На место пальцев приходят губы. ТАК разве можно?! ТАК - Господи! Невыносимо хорошо!
Тянет его на себя. Тоже хочется чувствовать его ближе.
- Ле-е-ен! - Поцелуй и отрыв на мгновение - стянуть брюки...
- Леночка! - Поцелуй и тянется к тумбочке...
Он покидает ее на миг, она тут же зовет обратно, гладит его спину, пропуская сквозь пальцы шелковистые волоски.
- Ви-и-ить!
- Я тут. Сладкая моя...
Она снова зацелована. Его рука касается... ТАМ. Дыхание рвется. Стянуты мокрые трусики.
Коснулся горячих лепестков. Непроизвольно сжала бедра, поймав в ловушку его руку. Стонет.
- Девочка моя! - Губы обжигают грудь, живот... бедра. Раскрывается. Позволяя нежным пальцам касаться везде... расклеивать влажные губки, пробираться в сердцевину, скользить глубже, рождая в ее теле остро-жаркую волну...
- Леночка!? - Он снова находит ее губы.
- Да! - Стонет она, отвечая на мысленный вопрос, и подается к нему навстречу.
Секундная боль отрезвляет, но разум тут же туманит мысль. ОН БЛИЗКО. БЛИЖЕ НЕ БЫВАЕТ! Надо прочувствовать. Движение к нему, и ее накрывает с головой энергетика ЕГО возбуждения. Несколько плавных движений, и она сама, своим стоном, своими губами срывает его тормоза. Ускорение! Да! Вот так! Вот! Моя! Да! Страстный полурык. Финиш...
На секунды он потерял сознание. Ощутила тяжесть горячего тела.
Свершилось!!! Ей просто невыразимо хорошо.

Откатился на бок. Без него - словно холодно. Первое слово:
- Любимая!!! - И нежные касания.
Уткнулась лицом в теплую грудь с капельками пота, обхватила рукой за талию. И снова ХОРОШО. Молчание.
- Лен, я люблю тебя.
- И я тебя. - Подняла голову. Нашла на ощупь твердые губы. ...

- Солнышко, хочешь в ванну.
- Наверное.

Он проснулся около пяти утра. И сначала не поверил себе. Да. В его объятиях, обнаженная, сейчас спала его любимая женщина. Совсем ЕГО. Очень ЛЮБИМАЯ. Настоящая ЖЕНЩИНА.
Во время и после «водных процедур» он гладил и целовал ее страстно, нежно и исступленно одновременно. Ведя ее только ласками к пику наслаждения. Она быстро сорвалась в желанную пропасть и уснула под успокаивающий шепот: «Спи, мое счастье, спи!».
Сейчас все снова казалось невероятным. Из области фантастики. Она пришла в его квартиру. Приготовила праздничный ужин. Это платье... Ослепительное кружевное белье... и подарила... СЕБЯ. А он?!
Тихонько выбрался их кровати. Вышел в гостиную. Открыл бар. Вместо бутылок там хранились документы и... ценности. Потом полез в сумку, которая так и осталась забытой в прихожей, когда он бросил ее вчера у дверей. Вернулся в теплую постель. Вообще-то, с него явно причитается романтический завтрак, но он не может и не желает уходить от нее. Он хочет видеть ее глаза, когда она проснется в его объятиях. С этой блаженной мыслью он снова быстро уснул. Но его мечте в это утро не суждено было сбыться. Кулемина проснулась первая. Лежала и смотрела на темные щеки с проступившей щетиной, на черные, большие, как у девочки, ресницы, которые сейчас скрывали «очи, дерзкие синие».
- Мой! Мужчина! Ой, девочки-и-и!! Не верю. - Лена поднесла холодные ладони к вмиг запылавшим щекам.
- Неправильно формулируешь, - заявила Леночка.
- Чего?
- Мы... - и торжественно озвучила, - «женщины». Я - его ЖЕНЩИНА.
- Жен-щи-на. - Произнесла по слогам Лена, пытаясь осознать.
- Я же говорила, что он не Резанов, - будто нехотя вступила в разговор Ленка.
- И я говорила, что все будет прекрасно, - подтвердила Лена.
- Ленк, а ты чего загруженная? - Участливо поинтересовалась Леночка. Этим утром она любила даже Ленку.
- Я.... я тут подумала, что не видела ЕГО.
- Кого?
- ЕГО.
- Ну и что?! - Сообразила Лена. Зато ты ЕГО чувствовала.
- Блин! Ну, ты как скажешь!!! - Тут и до Леночки дошло, ЧТО Ленка имела в виду. - Нашла о чем переживать. Все было красиво и ...
- темно. - Закончила фразу Лена. - Он нас тоже особо не видел.
- Слушай, я тебя не узнаю, - поразилась Леночка. - Как не видел? Он же нас в душ на руках носил. Очень, кстати, романтический способ передвижения.
- М-да. Что-то с головой. Расслабилась.
- Не, а что? Еще увидим. Куда нам торопиться?! - Продолжала Леночка.
- Ну, ты и сказанула! Впрочем, ты у нас известный тормоз.
- Вы хоть в ТАКОЙ день можете не спорить?!
- А мы не спорим, - отозвалась Ленка. Это у нас так... утренняя зарядка. Кстати, можем поспорить про размер. Кто там говорил про среднестатистический?!
- Не буду я с тобой спорить. Ну тебя. - Покраснела от воспоминаний Леночка.
- Ради объективности, - Лена не могла промолчать. - Могу заметить, что ты ведь ЕГО не видела и упаковку не видела.
- Не. Я не поняла? Кто-то тут еще сомневается?!
- Расслабься. Никто. Нас более чем устраивает результат, полученный эээ... эмпирическим путем.
- А попроще?
- А попроще... Надо разбудить его и снова ощутить... на практике.
- Кто «За»?
- Единогласно.

Ее губы коснулись черных ресниц.

- Ле-е-н! - Некоторое время спустя, глядя в ее зеленые глаза, он вспомнил.
- Да, - хрипло-нежно промурлыкала, прижимаясь к теплому телу.
Он чуть отодвинулся, протянул руку к тумбочке и перед ее глазами возник предмет.
- Леночка! - Это тебе.
- Что это?
- Посмотри.
Ленка села, взяла из его рук тяжелую малахитовую шкатулку с золотой отделкой. Оглядела. Ощутила тепло гладкого камня.
- Я долго искал, что бы тебе привезти в подарок, а когда увидел... под цвет твоих глаз... - пояснил Степнов.
- Спасибо. - Ленка потянулась к нему губами.
- Подожди. Открой.
Она открыла крышку. На бархатной подложке лежало очень красивое и явно старинное серебряное кольцо. Оно было широким, с черненым рисунком в виде завитушек, который дублировался мелкими напаянными бусинками. По краям кольца шел мелкий рубчик.
- Это наше семейное кольцо. - Тихо произнес он. - Его дарят невесте.
Ленка тоже притихла, осознав серьезность момента. Потом достала кольцо из шкатулки и протянула Степнову. - Дари, - и подставила правую руку.
Он бережно взял кольцо и надел на тонкий пальчик. Кольцо подошло идеально. Оно всегда подходило идеально. Возможно, потому, что внутри тонкой лентой вилась сделанная Степаном Степновым когда-то, много лет назад, надпись: «Навеки вместе».

************
Остался Эпилог в двух частях.
а я тут

Спасибо: 110 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 731
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.03.10 00:34. Заголовок: ЭПИЛОГ. Сообразим на..


ЭПИЛОГ. Сообразим на троих, или Год спустя. Часть 1

Сегодня было 31 декабря. Витя, правда, днем уехал по делам и должен был вернуться только часам к десяти. Так что, покончив с хозяйственными делами и приготовлениями к празднику, Кулемина, нет, Степнова расслаблялась в ванной и подводила итоги года. А подвести было что. Год назад 31 декабря, когда она спела «Я люблю тебя. Лети», ее судьба сделала такой крутой поворот, что временами даже не верилось. Новогодние каникулы они провели с Витей. Точнее, тогда еще с Виктором Михайловичем. И Ленка окончательно поняла, что он в ее жизни - всё и навсегда.
На весенние каникулы она летала к родителям. Долго мучилась - лететь одной или со Степновым. Полетела в итоге с дедом. И во многом благодаря деду обратно возвращалась с документами, что родители согласны на брак несовершеннолетней дочери. Тогда они c Витей смогли подать заявление в ЗАГС.
Как вспомню... - улыбаясь, протянула Леночка.
Она сразу после уроков бросилась бегом из школы. К сожалению, она даже не успевала переодеться, так как Витя потом должен был сразу ехать на работу. Впрочем, это нисколько не испортило ее радужного настроения.
Вылетая из школы, чуть не сбила с ног Савченко.
- Лена! Кулемина! Ты куда летишь?! - Задал директор риторический вопрос. И не понял, что получил честный ответ.
- В ЗАГС, - бросила на бегу Ленка, будучи уже не в силах держать в тайне свое счастье, и помчалась дальше, перепрыгивая через лужи. А вечером Степнов устроил для нее потрясающий романтический ужин.

Позавчера у них тоже был романтический ужин. Отмечали полгода со дня свадьбы. Ленка вытащила из воды руку и полюбовалось на золотое обручальное кольцо. На свадьбе оно сменило то «семейное». Оно тоже было широкое и с надписью внутри. Они с Витей сделали кольца на заказ. А серебряное трепетно хранилось в малахитовой шкатулочке и ждало новую «Степновскую любушку». Теперь оно понадобится Ленкиным «мальчикам» лет так...

- Что еще было весной?
- Да жесть была, - откликнулась Ленка.

Липатовых спасали из заложников. Степнов, уходя, запер Ленку в своей квартире. Когда она это обнаружила, а она была намерена идти за ним и проконтролировать ситуацию, думала, рехнется. Но не прыгать же с балкона пятого этажа. Потом он позвонил.
- Лен, все в порядке, я в больнице...
Дальше Кулемина уже ничего не слышала. У нее началась истерика. Любимому с трудом удалось довести до ее сведения, что сейчас тут окажут первую помощь Рассказову, он его проводит и приедет домой. Пришел. Ленка набросилась на него с кулаками, кричала, а он в ответ ее целовал.
- Ну, пойми, - шептал он потом тихо, - я не могу сосредоточиться, если буду за тебя переживать. Ну, это же мужское дело.

На самом деле, весной было безумно хорошо и достаточно трудно. – Лена, как всегда, была объективна.
Они со Витей виделись только поздним вечером и ночью. Ленке приходилось жить на два дома. И деда оставлять надолго одного не хотелось, и без Степнова уже не могла. Дело в том, что после возвращения из командировки Витя позвонил Вадиму Георгиевичу. Подходя к назначенному месту встречи, он испытал шок. «Российская Федерация Баскетбола» - гласила табличка на здании. В итоге до лета в качестве испытательного срока Степнов получил тренерство детской баскетбольной команды соседнего района. Получилось так, что их тренер на новогодние праздники неудачно переломался на горных лыжах и по прогнозам должен был вернуться в строй только к лету.
- Вить, поработай так, а там посмотрим по результатам.
- Вадим Георгиевич! Да я уже... Это просто подарок какой-то!!! Спасибо! Я не подведу.
Степнов уже стоял на пороге, когда услышал вопрос:
- Как с Леной-то?
Степнов раскраснелся и, счастливо улыбаясь, выдал.
- Сказочно.
- Ну, я рад. Привет передавай!
- Обязательно.
Минусом данной работы было то, что тренировки Степнова начинались со второй половины дня и заканчивались поздно вечером. И в работу он вкладывался. Ленка даже пыталась помогать ему, правда, «детишки» играли уже круче Ленки. Только теперь, с осени, получив место второго тренера юношеской сборной Москвы, он стал работать в нормальном графике и появлялся домой хотя бы к восьми. Правда, теперь начались трудности у нее самой.

А с фильмом... Витя по очереди с дедом работал на площадке по утрам, но в общем-то, за текстом особо следить было и не надо. Появившиеся на съемках Лена с Виталиком кардинально изменили ситуацию. Абдулов, будучи дедовским фанатом, сам трепетно относился к каждой сцене. Третьякова, прочитав роман, тоже прониклась. Через неделю после выездных съемок Витя привел их к Кулеминым знакомиться с Петром Никаноровичем. Ленка радостно принимала дорогих гостей. На минуту утащив Третьякову в свою комнату, сказала ей спасибо за ценные советы и, жутко покраснев, смущенно призналась: «Ты была во всем права».
Они стали общаться, по-настоящему подружившись, и периодически в редкие выходные две парочки встречались вместе.

Выйдя в ноябре на экраны, фильм имел сумасшедший успех на радость режиссеру, продюсеру, обоим сценаристам и вообще всем. Популярность ВАЛТ, как называли Лену и Виталика поклонники, выросла в разы. От этого страдали, правда, и Степновы. Мало того, что на премьере фильма их представили как прототипов главных героев, и их лица оказались на обложках различных изданий, так зрители еще регулярно в силу внешнего сходства путали их с ВАЛТ и просили на улице автографы.
- А помните, как мы лопухнулись? - спросила Ленка.
- Да ладно. Это же шутка была, причем Третьякова придумала.

Ленка сидела в гримерке Третьяковой и жаловалась на плоды популярности. Две пары как раз собирались сегодня вместе поужинать и сходить в боулинг.
- Короче, я к тебе еле прошла.
- Вот, теперь ты понимаешь, каково мне.
- Да. - Ленка рассмеялась. - А если пойдем вместе, будет вообще не отмазаться.
- Слушай, мы, правда, так похожи? - Третьякова убрала Ленке челку и посмотрела в зеркало. – М-да. Близнецы, как говорит Виталик. Слушай, а давай приколемся?
- В смысле?
- Как думаешь, нас наши узнают, если мы переоденемся?!
- То есть?
- Ну, ты одеваешься, причесываешься и красишься как я, я - как ты. Звоним мужикам, назначаем встречу в разных местах. Допустим, я на улице около стоянки, а ты в зале. А я иду в зал, а ты на улицу. - Третьякова воодушевилась идеей. - Ленк, давай.
- Ну... А как я к Виталику подойду?! - Надо сказать, что к Виталику Ленка относилась с почтением. Хоть и похож на Виктора, но это все-таки не ее родной Степнов. - Я боюсь.
- Да ну! Чего бояться?! Сыграешь. И все.
- Это ты актриса.
- Да ладно тебе. Не поверю, что не справишься.
- Ты же еще куришь? Я не буду.
- А не надо. Я уже почти бросила, можно сказать.

Трижды повторив про себя, что она сможет, Кулемина двинулась к Виталику. Ей повезло, он стоял у машины к ней спиной. Подошла тихонько и закрыла глаза ладонями. Шепнула на ухо.
- Привет!
Виталик на мгновенье замер, оторвал ее ладони от лица и поставил перед собой. Окинул мимолетным взглядом.
- Привет! - И чмокнул ее в щеку.
«Странно, - подумала Ленка, - обычно они вроде более бурно встречаются, хотя, слава богу». - Целоваться с Виталиком ей как-то не очень хотелось.
- Пойдем. Нас ребята ждут.
Они зашли в холл ресторана. Там стоял Виктор и растерянная Третьякова. Видимо, ее актерского таланта на учителя физкультуры не хватило.
- Абдулов глянул на них и расхохотался.
- Ну, что, Вить, махнемся девочками или так останемся?
- Ну-у-у, - протянул Степнов, подыгрывая Виталику, - я даже и не знаю...
- Дурочки! - продолжал смеяться Абдулов. За что тут же получил толчок в бок от Третьяковой.- Думаешь, мы любимых женщин на ощупь не узнаем.
- Что?! - По-женски нелогично возмутилась Третьякова, - на ощупь?! - Абдулов получил второй толчок в бок и вынужден был жестко нейтрализовать буйную Третьякову, крепко прижав ее к себе и закрыв рот поцелуем.
- Вить, - Ленка тихо, смущенно ткнулась головой в родную Степновскую грудь, - прости...
- Глупенькая моя. - Прошептал нежно. - Ну, здравствуй!!! - Нашел ее губы.

Разумеется, на свадьбе Ленки и Степнова Виталик с Третьяковой тоже присутствовали.
В ответ на вопрос: «Когда же они поженятся?» - оба только хитро улыбались. А в этом году они, все-таки, на новогодние праздники улетели к теплому морю. Звали Степновых с собой, но они отказались.
- Не, Лен, спасибо. Мы на лыжах. Витя уже номер забронирован, тот самый.
- Да?! - Засмеялась Третьякова. - Негуманные вы, ребята.
- Почему?
- Так там стенки тонкие. Люди отдыхать приедут, а вы им спать ночами не дадите.
- Кто бы говорил, - Ленка шутливо запустила в Третьякову мягкой игрушечной овцой. (У Третьяковой их была немереная коллекция.) Подруга со смехом поймала игрушку.
- Ну, так вот мы и едем на остров с отдельным бунгало. Ты же учишься на моих ошибках. Так что, прими к сведению.

Свадьба в конце июня... Ух! Гостей на свадьбе было много. Как шутил потом Степнов, можно было совместить с выпускным.
Разумеется, были все Ранетки с парнями и, так получилось, что со своими родителями. Свадьба была в кафе. Алехины продавали его, Шинский с Борзовой покупали.
Ленка краем уха слышала сетования Борзовой, что вот, мол, молодежь нынче ранняя. Одна вон замуж бежит, другие вообще расписались срочно, поскольку невеста в положении.
Впрочем, слова Борзовой Ленку нисколько не огорчили. К тому же, та слишком изменилась после удочерения детдомовской девочки Нюты - их новой барабанщицы.
- А помните, как мы на Борзову напоролись, - спросила Леночка. - Ужас!
- Да, прикольно получилось тогда. - Кивнула Ленка. - Но Борзова молоток! Я даже удивилась.

Борзова стала первой, на ком они с Витей прокололись, засветив в школе свои отношения.
На 23 февраля Ленка пригласила Степнова в школу на концерт. Предварительно переговорила с Ранетками, которые были рады видеть бывшего художественного руководителя. Свои реальные отношения со Степновым Ленка по-прежнему не афишировала, да, откровенно говоря, девчонкам было не до этого.
Весь концерт Ленка сияла и пела только для него одного. Он стоял и с восторгом и восхищением смотрел на нее - такую красивую, яркую, энергичную. И не верил своим глазам. Витя ей потом признался, что он тогда вообще, просыпаясь каждое утро, щипал себя за руку, чтобы убедиться, что она рядом – и это не сон, или если Ленка ночевала дома, она неизменно потом находила рядом с кроватью на тумбочке то свой шампунь, то дезик, и все удивлялась. А это Витя так себя убеждал, что она есть в его жизни.
Так вот, после концерта Ленка, наконец, распрощавшись с Ранетками, вылетела в пустой с виду коридор и за широкой Витиной спиной не заметила Борзову. Оказывается, он стоял с ней и разговаривал.
- Вы, Виктор Михайлович, какими судьбами в школе?
- Да вот. Соскучился. Девчонки пригласили на концерт.
- Да, хороший концерт получился.
В эту секунду Ленка подлетела и почти напрыгнула на Степнова сзади, обняла за талию, чмокнула в щеку: - Вить, пошли скорей домой?! - И тут обнаружила «Терминатора».
Немая сцена.
Смутившись, бросила, - извините. Я жду в гардеробе. - И побежала по ступенькам вниз.
Борзова проводила Ленку взглядом, а потом спросила:
- А Ленины родители знают о вашей связи?
Степнов, немножко опережая события, и посчитав, что дед сойдет за родителей, твердо ответил.
- О наших СЕРЬЕЗНЫХ ОТНОШЕНИЯХ они знают.
- Ну, всего хорошего Вам, Виктор Михайлович.
- Спасибо, Людмила Федоровна.
Ленка потом еще всю следующую неделю ждала, что Борзова вызовет ее на разговор, но этого не произошло. Просто Людмила Федоровна подумала про Ленку: «Вот неудивительно!!! Оставили родители ребенка без опеки и поддержки, так и стал лучшей спортсменке школы самым близким взрослый человек, бывший рядом - учитель физкультуры. Нет, у детей должны быть родители». После этого Борзова окончательно утвердилась в правильности решения удочерить Нюту.

Еще из учителей на свадьбе был Игорь Ильич с Сонечкой. После отъезда Ирины Ренатовны они стали встречаться, и последние полгода они так же не раз общались на две пары. Более того, Сонечка несколько раз вытаскивала чету Степновых на балы, и вот сейчас они снова собирались на Рождество идти танцевать.
- А как красиво было на свадьбе... Платье, зал, шары, музыка и... - вспомнила Леночка.
Когда они со Степновым исполнили традиционный вальс молодоженов, кстати, поставленный им той же Сонечкой, все присутствующие были в шоке. ТАКОГО от Кулеминой никто не ожидал. Ни учителя, ни подружки, никто. Мама и вовсе расплакалась.
Конечно, родители приехали на торжество. Степнов им очень понравился. А мама подружилась с Татьяной, которая, надо сказать, взяла на себя организацию во времени и пространстве остальных степновских родственников и очень помогла со свадьбой. Были и Вадим Георгиевич с Надеждой Викторовной. Вот тогда-то он торжественно и обрадовал Витю новым назначением.

Их с Витей свадьба имела еще одно неожиданное последствие. Два творческих товарища: дед и тамада - мама Милославского, фантаст и сказочница, познакомившись, сразу нашли общий язык и, можно сказать, «слились в экстазе». И короче, теперь среди, можно сказать, родственников Ленка имела еще одного учителя, а супруги Степновы регулярно ходили в гости к деду на потрясающие ужины Варвары Никитичны.
Мирослав Николаевич, поддавшись семейному романтическому настрою и глядя на Витю, уже решительно пошел на штурм крепости по имени Маргарита Дмитриевна - преподавательницы сольфеджио в школе и у Ленки в Снегинке.
Да уж. Куда не повернись, - засмеялась Лена, - вокруг сплошные учителя. Даже Новикова в школе работает.

Медовый месяц они с Витей провели у моря в Болгарии. Это вообще отдельная тема. Если вспоминать, что они там вытворяли и как отдыхали...
А потом в сентябре Ленка пошла учиться.
И... Блин. Началось!!!

**************
Надеюсь, все помнят, что автор пишет только позитив?
Перебрались сюда

Спасибо: 112 
Профиль
Ответов - 172 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 380
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия