Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Starushencia





Сообщение: 1
Зарегистрирован: 02.02.09
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.02.09 14:42. Заголовок: Автор: Starushencia


Фики:

1. Победители
2. С новым годом! С новым счастьем!
3. "Горела в пламени", или Маленькая месть
4. Мы пойдем другим путём!
5. Сообразим на троих, или Новогодние каникулы
6. Лето
7. Подарочек
8. Народная мудрость
9. Если в сердце живет любовь

* Размещение на других ресурсах возможно только с согласия автора.

В связи с пропажей части текста фика и невозможностью его быстрого восстановления:
http://rusfolder.com/44209173 ссылка на скачку фика "Лето" в ворде

Спасибо: 39 
Профиль
Ответов - 172 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]


Starushencia





Сообщение: 1051
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.10.11 21:37. Заголовок: Для достижения макси..


Для достижения максимального эмоционального эффекта настоятельно рекомендую читать с музыкой. Ссылки на песни содержаться прямо в тексте. Текст разложен по музыке, поэтому рекомендую включить музыку и сразу с этого места от ссылки читать далее, не прерываясь.

*************

Глава 1

До Нового года оставалось три недели, и декабрьский субботний вечер не предвещал никаких неожиданностей ни ученице 11-а класса Кулеминой, ни её любимому учителю…

Как всегда, завела всех неугомонная Лерка Новикова. «Ранетки» тусовались на большой перемене на своей «репетиционной базе», то есть в спортивном зале.
- Девчонки, пойдемте в караоке-клуб. Суббота сегодня. Там такая программа классная. Оторвемся!
- А пойдемте, - откликнулась Анька Прокопьева – соло-гитаристка их музыкальной группы.
- Ну, можно… - вяло согласилась Липатова.
- Кто вас туда пустит?! – вступил в разговор Степнов, который одним ухом слушал забежавшего к нему Рассказова, а вторым – прислушивался к девичьей болтовне, ибо усвоил, что эта веселая компания обладает потрясающим талантом влипать в неприятности.
- А почему не пустят? – озадачилась Алехина.
- Маленькие еще, – на этих словах Лена Кулемина грустно вздохнула. Уже выпускной через полгода, а он всё «маленькие».
- Мы же не на ночную программу пойдем, что в двенадцать, - возразила Лерка, - а на вечернюю – в девять. Пустят. Я уже ходила. – Но решив подстраховаться, тут же предложила, - Виктор Михайлович, Игорь Ильич, а пойдемте с нами. Попоем, потанцуем, весело будет.
- Ну, в принципе, почему бы нет, – отозвался Рассказов, который всегда был не прочь потусить.
- Хорошо, – согласился Степнов. Действительно, почему бы не провести приятно время, а заодно и за «детским садом» присмотреть.
- Значит, встречаемся в семь на выходе из метро ***, - резюмировала Новикова.

В семь пятнадцать на выходе из метро стояли двое: Виктор Михайлович Степнов и Лена Кулемина. Женю не пустили родители, к Аньке приехал дядя, Наташке было лень идти из дома. Последней, пять минут назад позвонила Новикова и сказала, что у нее свободная квартира, и такой шанс они со Стасиком упускать не могут. Правда, у Новиковой было еще одно «тайное» соображение. Поняв, что Ленка из девчонок будет одна, она решила, что подруге вовсе не помешает провести вечер в компании Витеньки «тет-а-тет» в романтическом полумраке ночного клуба. В том, что Игорь Ильич быстро свалит, найдя себе пару, она не сомневалась, а вот Виктор Михайлович Кулемину, естественно, не бросит.
Рассказов не свалил, он просто не доехал. По дороге из школы он вдруг разговорился «за жизнь» с химичкой Ириной Ренатовной, и оба решили продолжить приятную беседу за субботним ужином.
- Ну что, Ленок, пошли, что ли, тусить вдвоем, раз уж приехали.
В глубине души она была счастлива. Через 15 минут они входили в полутемный зал караоке-клуба. Степнов сразу потянул ее на уютный диванчик за столиком. Рядом тут же нарисовался официант.
- Что будете пить?
- Два сока, пожалуйста.
- Э-э-э, - официант замялся.
- Что не так?! – Степнов тут же смерил его грозным взглядом.
- Понимаете, - пробормотал испуганно мальчик, - ну, у нас занимают столик, когда спиртное заказывают.
- Понятно! – усмехнулся Степнов. – Никакого тебе здорового образа жизни.
- Ну что, Ленка, придется пить. Порцию виски и… - он быстро перелистал алкогольное меню, - и Пина-коладу. – Официант радостно дематериализовался.
- И что вы мне заказали? – полюбопытствовала Ленка.
- Коктейль. Он не крепкий, чуть рома, но больше сливок.
- Сливки - это вкусно, - облизнулась Ленка.
- Да, я уж знаю, - улыбнулся он, вспомнив, как уплетала Ленка тортик со сливками в его подсобке.

Народу прибавлялось. Молодежь танцевала. Они тоже пошли – подвигались пару быстрых танцев, оба немного смущаясь, и одновременно подбадривая друг друга. Потом был медленный танец.
- Пошли, Кулемина, потанцуем.
Не очень, конечно, галантно-романтическое приглашение, но…
Он ей говорил что-то, комментировал окружающее. Откровенно говоря, она ничего не слышала. Только ощущала тепло его рук на талии и горячее дыхание на щеке, когда он наклонялся к ее уху. Господи! Благослови Новикову за то, что она попала со Степновым в этот рай. То ли благодаря атмосфере, то ли выпитому коктейлю, сегодня она ощущала себя красивой. На ней были прямые черные джинсы с заниженной талией, белого цвета приталенная блузка. (Больше с десятого класса она со сменой стиля не экспериментировала, правда, искусству макияжа благодаря «Ранеткам» научилась.)
Музыка закончилась, и из колонок донесся бодрый мужской голос.
- Добрый вечер! – дядечка в белом в полоску пиджаке нарисовался на сцене, и все повернулись в его сторону. – Добрый вечер! Как поживаете? Хорошо? Я тоже. Надеюсь, все любят караоке?! – Ответом ему был одобрительный гул и бурные аплодисменты в зале.
- Сейчас здесь начнется какая-то программа, Новикова говорила же, – сказала Ленка.
- Ну, посмотрим.
- Итак, клуб «Планета-Омега» представляет самый любимый, желанный и популярный конкурс - «Час любви»!
- Ого! – откомментировала Ленка.
- Смешно. Звездно-фантастические названия нас преследуют, - заметил он.
- Да уж, - засмеялась она.
- Все очень просто, - продолжил ведущий, - мы будем признаваться в любви при помощи песен.
Я вас любил, любовь еще быть может
в моей душе угасла не совсем, - ведущий приобнял стоящую у сцены девушку, -
Но пусть она вас больше не тревожит,
Я не хочу печалить вас ничем…
Ну, похлопайте мне кто-нибудь! – он обратился к залу.
- А теперь нам предстоит выбрать пары, которые будут участвовать в конкурсе. Три пары. Три мужественных кавалера, – приговаривал ведущий, вытаскивая на сцену молодого парня и его девушку, - и три прекрасных леди. - На сцене оказалась еще одна пара, очевидно, супруги в возрасте за 40 . – Смелее, друзья, смелее. Вы же знаете девиз караоке: «лучше петь, чем слушать».
Степнов, было, собрался вернуться за столик, но ведущий уже подхватил Ленку за руку и вытянул на сцену. – А вот и наша третья чудная пара!
- Мы не можем, - попытался утянуть Ленку обратно Степнов.
- Дамы и господа, поддержим влюбленных! – ведущий тут же организовал бурные аплодисменты. - Вы не переживайте, - обратился к Виктору ведущий, - надо всего-то – спеть и выиграть наш отличный приз – бутылку благородного французского шам-пан-ского!!!
– О-о-о! – радостно зашумел зал.
- Давайте знакомиться с нашими конкурсантами…
- Вот попали! – шепнул Степнов. – Я петь не умею.
- Да, ладно, Виктор Михайлович. Не прибедняйтесь, – Ленка как-то раз застала Степнова за перебором струн на Анькиной гитаре и знала, что голос у него тоже есть. – Мы же команда победителей.
- А впрочем, да! – Степнов подумал, что надо отнестись к ситуации с юмором. Не объяснять же со сцены, что Ленка его ученица, и им «неудобно» быть парой. А спортивный азарт в нем присутствовал всегда.
- Так. У нас первая пара - Максим и… - ведущий поднес микрофон гламурной красавице в короткой юбке.
- Кэт, - представилась девушка.
- Катерина, то есть. Вторая пара –
- Иван, Альбина, - представились супруги.
- И наша третья конкурсная пара…
- Лена. Виктор.
- Отлично, друзья! Теперь условия конкурса. Пары поют в порядке очередности. Девушки имеют возможность выбрать песню, ну а их верным рыцарям такого права не дано. Пара, набравшая больше баллов и сорвавшая как можно больше зрительских аплодисментов, выигрывает. Итак, пока девушки выбирают песни, мы поддержим наших конкурсантов бурными овациями!

Кэт пела. И пела, надо сказать, неплохо. Только вот, видимо, кто-то сказал ей, причем зря, что она хорошая актриса. Наверное, по этой причине девушка пыталась мимикой и жестами инсценировать каждое слово песни: хваталась за сердце, тянула к Максиму руки, ну, в общем, переигрывала страшно. Максиму было предложено исполнить песню, где упоминалось имя его любимой. Пел он фальшивенько, но старательно. Хотя русское обращение «Катя, Катерина – ягода-малина» у его шикарной партнерши, одетой во все импортное, радости явно не вызывало.
Интересно, какую песню дадут мужу Альбины, - подумал Степнов, - да и с именем «Ленка» в голову песен тоже не приходило. Супружеская пара пела мило. Правда, тут со слухом и голосом больше повезло мужу. Ему досталась песня без «имени любимой», но быстрая по темпу - бойкая и заводная Малинина «Если бы не ты, я не был бы так счастлив».

Пока ждали своей очереди, Ленка оценивала соперников и думала… Точнее, в голове лихорадочно метались обрывки разных мыслей… Испуг и одновременно радость от того, что она здесь стоит с Виктором Михайловичем, что их воспринимают как пару. Пусть это и не соответствует действительности, но ведь можно немножко «обмануть» других и обмануться самой.
И вот пришел их черед. Выбор песен был небольшой. Жаль, что песни Ранеток в караоке еще не исполняют, - она усмехнулась про себя и выбрала http://video.yandex.ru/users/azimina35/view/14/ песню посовременней, слова которой знала.

Подошла к микрофону. Практически не глядя на экран со словами, начала:

Собираю наши встречи,
Наши дни, как на нитку –
Это так долго.
Я пытаюсь позабыть,
Но новая попытка колет иголкой.

Расставляю все мечты по местам.
Крепче нервы, меньше веры
День за днем…
Да гори оно огнем!
Только мысли все о нём и о нём… О нём и о нём…

Я к нему поднимусь в небо,
Я за ним упаду в пропасть,
Я за ним – извини, гордость,
Я за ним одним, я к нему одному…

Ленкин голос звучал с нежной хрипотцой. Она упустила момент, когда перестала «стараться» петь, когда слова полились сами собой, вместе с болью измученного безответным чувством сердца.

Понимаю,
Что для вида я друзьям улыбаюсь –
Это не просто.
Я поставила бы точку, но опять запятая –
Это серьезно.

Разлетаюсь от тоски на куски, на осколки,
Все без толку
День за днем…
Да гори оно огнем,
Только мысли все о нём и о нём… О нём и о нём…

Диджей забыл обрубить фонограмму. Зал замер зачарованный. Десятки глаз были устремлены на сцену. Она не видела ничего и никого. Сейчас существовала только музыка и… её любовь.

Я к нему поднимусь в небо,
Я за ним упаду в пропасть,
Я за ним – извини, гордость,
Я за ним одним, я к нему одному…

Пошел проигрыш. Степнов смотрел на Ленку и не узнавал ее. Он поморгал. Перед ним была не привычная Кулемина из 11-А. С микрофоном стояла высокая стройная девушка, какая-то далекая и невыразимо прекрасная в своей грусти. Словно кадры видеоклипа, перед мысленным взором проносились сцены: Ленка улыбается ему и переносит оценки в журнал, кормит его куриным бульоном с ложечки, она, взволнованная, сообщает ему о махинациях в клубе, сцена на заводе – дуло пистолета…

Я к нему поднимусь в небо,
Я за ним упаду в пропасть,
Я за ним – извини, гордость,
Я за ним одним, я к нему одному…

Она повернулась к Степнову и спела, глядя в голубые глаза…

Я к нему поднимусь в небо,
Я за ним упаду в пропасть,
Я за ним – извини, гордость,
Я за ним одним, я к нему одному……

Прозвучал последний аккорд, секундная тишина и зал взорвался аплодисментами.
Видение исчезло. Он тоже захлопал. Какая же все-таки умница Кулемина! Как поет!
- Молодец, Ленок! Супер!
Она растеряно смотрела на учителя, с трудом возвращаясь в эту реальность.
А ему уже выдали слова песни.
http://video.yandex.ru/users/azimina35/view/15/
Заиграла музыка. Надо же. Оказывается, есть песня про Лену. Про Алёнушку, если быть более точным. Как он сам не вспомнил!? Он ведь слышал ее по молодости.
Пошутил, улыбаясь Ленке, пока шел проигрыш.
- Счас спою! – и тише добавил, – надо закрепить твою победу.

Помнишь, Аленушка жила?
В сказку она меня звала.
Сколько с тех пор минуло дней,
И вот я вернулся к ней.

Я тебя своей Аленушкой зову.
Как прекрасна эта сказка наяву!
Как я счастлив, что могу признаться вновь и вновь,
Что вечной сказкой стала нам любовь.

Сколько тебя я лет искал,
Годы, как будто дни, считал.
Счастье спешит навстречу к нам,
Поверь лишь моим словам.

Где-то на заднем плане мелькнула мысль, ему уже столько лет, а он так и не встретил настоящей любви. Но сосредоточился. Попадать в музыку было трудно. Мелодия сложная, да и высоко. Он внимательно смотрел на экран. Но на первых куплетах он освоился и сейчас уверенно запел дальше. Вспомнил про зрительскую оценку «за артистизм» и нежно глядел на Ленку.

Знай, что ты красивей всех. Да!
Песней звучит во мне твой смех, - он увлекся.
Снова, как будто в первый раз,
Та сказка чарует нас.

Я…
На последнем припеве она подключилась к нему вторым голосом и запела без слов, взяв выше.
Как прекрасна эта сказка наяву!
Как я счастлив, что могу признаться вновь и вновь,
Что вечной сказкой стала нам ЛЮБОВЬ…

Последнюю строчку они исполнили вместе.
Когда он пел, Ленке на миг показалось, что это правда, что она «красивей всех», что он любит её, но наверное, показалось… Просто хотелось верить в «сказку».
Зал снова отреагировал бурными аплодисментами. Даже без подсчета очков было ясно, кто выиграл этот конкурс, но ведущий не спешил выдавать приз.
- Друзья! – обратился он к залу. - Редко, когда встретишь ТАКУЮ искренность!
Елена, Виктор, для Вас финальная часть нашего конкурса – поцелуй!
Раздались бурные аплодисменты и крики из зала. Ленка покраснела и готова была сбежать со сцены тут же. Он тоже не был готов целовать ученицу.
- Простите, но нет.
- Да! Да! Просим, просим! - закричал ведущий, будоража зал. - Неужели вы стесняетесь?! Это же так естественно! Или вы не хотите целовать свою любимую девушку?!
Она понимала отказ Степнова. И вместе с тем, сердце забилось сильнее в предвкушении «А вдруг! Её мечта… Хоть и не по-настоящему, а лишь для конкурса».
- Лен, ну раз мы уже лидируем… Обидно будет… - Степнов объяснил себе и ей необходимость данного действия. Она покраснела, побледнела и застыла.

Он хотел просто чмокнуть Ленку, знал ведь, что у нее не было парня… Но когда он нежно и аккуратно притянул ее к себе ближе, когда коснулся… Произошло необъяснимое... Мягкие, теплые, без противной помады губы разомкнулись и сразу ответили на ласку. Он почувствовал вкус рома… ЕЁ вкус… её любовь... Острая волна возбуждения в долю секунды заблокировала мозг, руки сами по себе крепко обняли податливое тело и… Они не оторвались друг от друга, пока не кончился запас кислорода.
Зал уже ревел «Браво», все хлопали, мужики свистели, а они стояли совершенно оглушенные и потерянные в свете софитов.
- Итак, наш приз вручается Лене и Виктору, самой красивой, отлично поющей и ТАКОЙ, - ведущий сделал акцент, - чувственной паре! На этих словах в зале снова радостно завопили, и ведущий сунул Степнову бутылку шампанского в руки.
Они спустились со сцены и, не сговариваясь, вышли из зала.
- Я сейчас… - Ленка лишь мотнула головой в сторону дамской комнаты.
- Жду на улице! - поспешно бросил он в ответ.
Срочно требовалось переварить ощущения, причем по отдельности друг от друга.
Зайдя в дамскую комнату, Ленка прислонилась к холодной кафельной стенке рядом с умывальниками и прижала ладони к щекам. Она догадывалась, что Степнов хорошо целуется. Она мечтала об этом поцелуе… Но, что это будет так… сказочно… крышесносно… не описать словами… Теперь у нее в уголке памяти, где хранятся самые прекрасные, самые заветные воспоминания, будет вот это… счастье…

Ему надо было охладиться, причем срочно. Выхватил куртку из рук гардеробщика и, едва накинув её, вылетел на улицу. Что это было?! Он целовал и был ГОТОВ тут же на сцене ЛЮБИТЬ и дальше… И кого?! Лену Кулемину. Его ученицу. Ленку, которой он столько раз мазал йодом коленки, у которой проверял уроки и учил кидать мячик в кольцо. Это умопомрачение. Это точно от виски. Видимо, хороший виски! А еще у него давно не было женщины. Конец четверти, соревнования, годовая отчетность в клубе. Замотался малость. Так. Все. Завтра же ноги в руки и бегом… Да. Видимо, это всё объясняет. Атмосфера, песни, алкоголь, неудовлетворенное желание. Завтра все будет нормально.
Он немного успокоился, и стало полегче. Позвонил с мобильника, вызвал такси. Машина подъехала быстро. Ленка как раз вышла из клуба. Её посадил на заднее сиденье, сам устроился рядом с водителем. Минимум слов по дороге. Так же молча проводил до квартиры и вручил ей выигранную бутылку шампанского.
- Держи, Ленок!
- А вы? Мы же вместе выиграли.
- Вот у тебя скоро день рождения, там и выпьем за твои восемнадцать.
- Хорошо, – обрадовалась Ленка. Она уж было испугалась, что Степнов теперь вообще перестанет с ней общаться. – До свиданья, Виктор Михайлович! Спасибо за вечер.
- До свидания! – попрощался на автомате, а в голове крутилась мысль. Восемнадцать. (Из-за родителей Ленка пропустила год учебы.) Восемнадцать! Она уже вообще-то давно перестала быть ребенком, а он и не заметил… А как она пела. Как смотрела! Как ответила на поцелуй… Воспоминания о нежных губах со сливочным привкусом снова спровоцировали «цунами» возбуждения… Так, стоп! Сейчас домой. Быстрее спать. Завтра он проснется и все будет в порядке. Как обычно. – так думал 35-летний учитель физкультуры 345-й школы города Москвы. ОН ЕЩЕ НЕ ЗНАЛ, КАК СИЛЬНО ОН ЗАБЛУЖДАЕТСЯ.
А совсем рядом, в доме на соседней улице не спала его 17-летняя ученица. Лежа на диване, она мечтательно глядела в потолок и снова и снова проживала свой ПЕРВЫЙ ПОЦЕЛУЙ с ЛЮБИМЫМ МУЖЧИНОЙ.

*****************
Обложка, от Наташеньки - VrediNatasha
Это талант, так "попасть в точку" и передать эмоцию, не читая текста! Она поет - ему, он -ей.



Спасибо: 56 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1052
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.10.11 21:41. Заголовок: Глава 2 Спал Степно..


Глава 2

Спал Степнов, к большому его сожалению, очень плохо. Под утро снилась Кулемина, он ее очень хотел, чувствовал тяжесть податливого тела, тепло губ, целовал, страстно ласкал, чувствовал как «встает», и вдруг Ленка стала ускользать, а вместо нее появилась Борзова. «Это разврат!» - кричала она, переходя на ультразвук, вопя в режиме автомобильной сигнализации.
- Черт! – он проснулся в полной «боевой готовности». За окном, действительно, на весь двор вопила сигнализация на какой-то тачке.

Утром первым делом позвонил Рассказову и предложил сходить вечерком в клуб «за девочками». Игорь, хоть и не отошел еще от приятно проведенной ночи в обществе Каримовой, но тут же согласился.
Виски для настроя и… вперед. Подходящие по вкусу дамы нашлись быстро. Стандарт: пара дежурных комплиментов, угощение коктейлями, танцы. Лидочка была очень даже хороша. Яркая симпатичная брюнетка, вполне знающая себе цену и принимающая «правила игры». Никакой ложной скромности, что приятно.
К третьему танцу рука Степнова спустилась ниже талии партнерши, а Лида, обвивая руками его шею, при каждом «па» тесно прижималась к нему бедрами, давая понять что она «его» чувствует и ей это очень нравится. Степнов расслабился, закрыл глаза и наслаждался, предвкушая продолжение. Тонул в аромате терпких духов, целовал нежную шею и лихорадочно решал, поймать такси и дотерпеть до дома или взять «приват» в клубе. Он уже склонялся к последнему, когда Лида, чуть повернув голову, впилась в его губы.
Он не понял, что произошло. Только вдруг что-то замкнуло в голове. Не то! Противный приторно-сладкий вкус химии, агрессивный «захват»… Он в недоумении открыл глаза и даже не сразу сообразил, где он и с кем целуется. Уже позже он понял, что в мыслях он танцевал не с Лидочкой, а с Ленкой. А сейчас он смотрел на женщину рядом с собой и ничего не понимал. Лидочка уже за руку вытянула его в коридор и снова припала к его губам. Он опять закрыл глаза, попытался поймать ускользающую волну возбуждения, но желание исчезло, словно Степнова окатили ледяной водой.
- Витенька, пошли!!!
Он отстранился, тяжело дыша.
- Лид, ты извини, я сейчас вернусь, мне на улицу, перекурить надо, – Степнов, с силой расцепив сомкнутые на его шее женские руки, решительным шагом направился в сторону гардероба.
- Ты придешь? – услышал вслед.
- Да. Конечно.

Уже на улице быстро набрал Рассказову смс: «Извини, я ушел». Не успел поймать машину, как услышал оклик друга.
- Вить! - запыхавшийся Игорь притормозил рядом. – Случилось чего?! Помочь?!
- Нет. Ничего.
- Никто не звонил, с мамой все в порядке? – уточнил Игорь, не в силах понять, что вдруг заставило уйти друга из клуба, когда он так туда стремился.
- Нет, Игорь, спасибо, ничего.
- А чего ты тогда такую девушку оставил?!
- Не знаю. Не могу.
Рассказов весело засмеялся.
- У тебя изменились вкусы? И ты теперь любишь блондинок?
Друг переменился в лице.
- Вить, ты чего?! Я чего-то не знаю?! Ты с Ранетками пел в караоке и встретил большую любовь? – увидев, как покраснел друг даже при его смуглой коже, Рассказов не выдержал, - Вить, да не молчи!!!
- Я не пел с Ранетками. Точнее пел, только с Леной, остальные не пришли.
- Как не пришли?
- Как и ты. Образовались всякие дела, и мы пошли с Леной в клуб вдвоем.
- И что?
- Я ее поцеловал.
- Кого?
- Да, Кулемину. Понимаешь, там конкурс был, - нервно-торопливо излагал Степнов, - надо было спеть типа признания в любви вместе, и нас вытащили. Я же не знал, что вторая часть конкурса – это поцелуй.
- Подожди! Ну, ладно, чмокнул ты Кулемину, надеюсь, она поняла, что ради конкурса. Плохо, конечно, она ведь ученица, но чего теперь убиваться!? Вы же друзья или кто она тебе?! Как сестренка или дочка…
- А-ы! – Степнов издал нечленораздельный стонуще-рычащий звук. - В том-то и дело, что я ее не чмокнул, а так… конкретно… Игорь, это какое-то наваждение. Я всю ночь не спал. Понимаешь, крышу снесло нафиг. Хочу её, не могу.
- Кого?
- Да Кулемину же! – прокричал Степнов, разозленный непонятливостью друга, и тут же уже более спокойно продолжил объяснять. - При этом понимаю разумом, что это Ленка, моя ученица, а как будто мне картинку другую показали. Я ее по-другому вижу.
- Вить, не горячись. У тебя просто давно никого не было.
- Я тоже так подумал. Вот пошел сегодня, а не могу. Это… неконтакт…
- Что?! Совсем?!
- Да, – рявкнул Степнов. – Я уж не стал проверять до конца, чтобы совсем идиотом не выглядеть и не позориться.
- Да-а-а, дела! – протянул Рассказов. Потом, подумав, резюмировал. – Знаешь, ты, наверное, поторопился. Надо в клуб наведаться через денек-другой. Мозги немножко остынут. А про Кулемину ты, конечно, из головы выбрось. Это хоть и не подсудное дело, но поймают с ученицей, скандала не оберешься. Сам понимаешь, твоей семье это не надо. К тому же, Вить, ты же нормальный мужик. Зачем тебе какая-то нимфетка, Лолита недоделанная вдвое тебя младше?
- Она не нимфетка, - тут же вскинулся Степнов, - Ленка – она…
- Ладно-ладно, - тут же примирительно произнес Игорь, - но в любом случае, Витя, мы не на востоке, не в Африке, - друг не стал углубляться в народные традиции, - а в России. Ей семнадцать, тебе – тридцать пять, ты учитель, она ученица. Так что забудь!!! Это табу. Пошли куда-нибудь, хоть выпьем чего. А то на морозе стоим.
- Понятно, – промямлил удрученно Степнов, - ну пошли.

Лена Кулемина тоже провела воскресенье плодотворно, в раздумьях, и пришла к следующему выводу. Это для нее их поцелуй – событие вселенского масштаба, а для Степнова он ничего не значит. Тысячный поцелуй, очередная победа, пусть не над девушкой, но в конкурсе. А что целовал он ее так, что Ленка вообще себя забыла, так Виктор Михайлович все делает суперкачественно. Это у него по жизни. Поэтому ей надо вести себя так, будто ничего не произошло. Ведь Степнов уже стопудово и думать забыл об этом незначительном эпизоде.
Поэтому в понедельник утром Степнов застал ученицу в спортзале, как ни в чем не бывало покидывающую мячик в кольцо.
- Доброе утро, Виктор Михайлович!
- Кому как, – буркнул в ответ Степнов. Вообще-то, он проспал, и после вчерашней заметно большей, чем он привык, дозы спиртного болела голова.
- Не выспались?! – участливо поинтересовалась Ленка.
- Да, – отрезал он. Как ему было выспаться, если Кулемина снова нахально явилась в его сон, и то, что они там вытворяли, точно было из категории «после восемнадцати». Видимо, надо было выпить больше. Он поморщился. Так и до алкоголизма недалеко. Докатился!!!
- Вам кофе заварить? – вместе с вопросом Ленка кинула в очередной раз мяч в кольцо, при этом задралась ее коричневая рубашка, обнажая полоску кожу над спущенными джинсами. Степнов сглотнул и сорвался.
- Кулемина! Тебе сколько раз надо повторить, что в таких штанах почки застудишь. Мозги включи!
- Ну, все же ходят – отозвалась Ленка.
- А ты не все. Не будь дурой, – более резко, чем собирался, выдал Степнов.
«Все-таки он о ней заботится, пусть как о неразумном дите, но заботится», - подумала Ленка и поспешила в подсобку.
- Виктор Михайлович, вы посидите. Еще десять минут до звонка. Сейчас кофе будет, - она схватила чайник и побежала в сторону душевой за водой. Степнов тяжело опустился на стол и сжал голову ладонями. Он маньяк!

Неделю он старался поменьше видеть Ленку. Впрочем, она, видимо, тоже ощутила какие-то энергетические волны и смутное недовольство Степнова жизнью и реже, чем обычно, находилась в спортзале. Ленка списала нервозность любимого на обычную для конца года запарку и «зимнее обострение» у некоторых в мозгах. Под некоторыми она подразумевала библиотекаршу Уткину, которая снова активно начала преследовать Степнова, а также Людмилу Федоровну Борзову. Та не имела к Степнову личного интереса, но компания появившейся в 345 школе учительницы географии Калерии Викторовны, по прозвищу «Холера», явно плохо на нее влияла. Так что от Терминатора стонали больше, чем обычно, не только ученики, но и большая часть педсостава.
А Степнов всю неделю усиленно пытался думать о Кулеминой не как о женщине, а как об ученице. Даже специально пролистал свой домашний фотоальбом. Вот же она. Мелкая, в бейсболке, в кедах. Вот победившая футбольная сборная седьмых классов. Вот баскетбольный турнир в восьмом. Ленка тогда подвернула ногу. Он ей вправлял вывих. Она сжала зубы, покраснела, но не плакала, а потом, несмотря на его запрет, выбежала на поле, и ему пришлось объявлять замену, потому что не мог же он на глазах всего зала схватить упертую девчонку в охапку и унести на руках. А зря. Надо было. Теперь эта травма иногда дает о себе знать. Вот кубок района в восьмом. Ленка… такая милая, а ножки у нее всегда были стройные… Вот если бы этими ножками… Черт!!! Черт!!! Черт!!!

К концу недели он решил испробовать способ «от противного». Если до этого он старался не видеть Ленку, то тут подумал, что может, он сам себя накрутил, идеализируя Кулемину и возводя ее в ранг секс-символа. Может, надо просто посмотреть на нее поближе и подольше, и реальность окажется совсем не так хороша, как представлялось. Он взглянет и увидит, что это его ученица, привычная Ленка Кулемина… Где проще всего посмотреть на Ленку так, чтобы никто не мешал? В бассейне. Он сам сделал абонемент на его еженедельное посещение своим лучшим спортсменам - Ленке, Гуцулову, Еременко, ну и себе, разумеется. А что?! Он разденется, но в воду не пойдет, присядет в сторонке, ближе к трибунам, где его не видно, и посмотрит.

На предстоящий день рождения Ленка уже сделала себе первый подарок. Купальник. Черный с изумрудной искрой и отделкой блестками, раздельный и безумно дорогой. На эту мысль ее навел разговор каких-то девиц в раздевалке. Одна хвалилась другой, что как только она сменила купальник, какой-то Миша сразу обратил на нее внимание. Кулемина, конечно, десять раз предупредила себя, что на подобный эффект со Степновым ей рассчитывать нечего, что у него теток вполне хватает, причем в роскошном нижнем белье и без оного, но все же решила купальничек сменить, тем более что старый стал малость тесен в груди. Привлекла Новикову, потом в процессе об этом тридцать раз пожалела, но уже вечером, стоя у зеркала, не могла не признаться себе, что Лерка знает толк в одежде.

Мужская часть заплыва на 16.00 стала появляться в бассейне, естественно, раньше женской. Девушки всегда копаются. Степнов увидел Гуцулова. Значит, скоро появится Ленка. Он внимательно следил за дверью в женскую душевую, точнее, со своего места он видел уже спины выходящих, которые шли на противоположную сторону бассейна к лесенке. Это не Ленка. Это какая-то мамаша с дочкой. Это две подружки, он знал их, студентки из МГИМО, они не раз пытались строить ему глазки. Это Валентина Федоровна. Мировая бабка. Ей уже за семьдесят, а она вовсю плавает. О! Кто-то новенький. Степнов в восхищении проводил взглядом высокую женскую фигурку в эффектном черно-изумрудном купальнике и зеленой купальной шапочке. Впрочем, с его места ему были видны лишь стройные ножки, которые благодаря фасону плавок выглядели еще длиннее, и накачанная попка. Прям, русалка!!! Он снова перевел взгляд на дверь: «Где же Кулемина?!»
Но тут его осенила радостная мысль: «Он обратил внимание на новенькую девушку!!! Значит, он еще не окончательно потерян для женского общества. Yes!!!»
Он тут же отвернулся от двери, посмотрел на противоположную сторону бассейна и… мысленно застонал: «Нет. Не может быть!!! Увы…»
Сексуальная «русалка» подошла к Гуцулову, тот показал большой палец в знак того, что девушка выглядит потрясающе, она повернулась в фас, и Степнов узнал Ленку.
Блин! Она издевается над ним?! Зараза!!! Нет, ну не могла же она догадаться, что Степнов придет сегодня в бассейн в надежде увидеть чуть сутулую девчоночью фигурку с утянутой старым слитным синим купальником грудью.
Ленка тем временем забралась на тумбочку для прыжков в воду, подняла руки и Степнов заметил, что не он один, можно сказать, пуская слюни, пялится на эффектную упругую девичью грудь, которая, казалось, хотела выскочить из черных чашечек-треугольничков. Как минимум еще трое: Гуцулов, мужик с пузом и друг одной из МГИМО – Миша, наслаждались этим зрелищем. Степнов пришел в ярость.
«Блин! Весь план летел к чертям!» - он заскрежетал зубами от злости. – «Еще и эти тут…» - Он тихо матерился про себя, но не мог отвести взгляда от Кулеминой. А она, казалось, ничего не замечала. Как обычно, проплыла для разминки положенную норму. Пошла с Гуцуловым прыгать с вышки. Играла с ним в воде в догонялки. Блин!!! Степнов никогда не замечал, чтобы его раздражал Игорь. А вот сегодня…
Наконец сеанс мучений был закончен. Прозвучала сирена, оповещающая, что заходу пора выходить из воды, и пловцы потянулись на выход. Степнов спустился вниз к бассейну. Гуцулов уже скрылся в душевой. Ленка, стягивая шапочку, не спеша брела по кромке бассейна, когда мимо с хохотом пронеслись два пацана лет тринадцати. Они, видимо, еще не закончили играть в пятнашки. Один пробежал, а второй, поскользнувшись на мокром полу, с разбегу врезался в Ленку и, падая, потянул ее за собой. Пока Степнов с воплем летел к Ленке, пацан, испугавшись, подскочил и юркнул в мужскую раздевалку, а Кулемина осталась сидеть на полу, неловко подвернув ногу.
- Лена?! Опять?! Вывих?!
Ленка кивнула и попыталась, морщась, встать. Он тут же подхватил ее на руки и оглянулся в поисках места, где можно было усадить пострадавшую. В женскую раздевалку нельзя ему, в мужскую ей, поэтому он открыл ногой дверь в ближайшее помещение, именуемое тренерской, и внес Кулемину туда. В комнате никого не было. У стены стоял письменный стол, за ним компьютерное кресло, куда он и посадил Ленку. Она пыталась было рыпнуться, что мол, она намочит кресло…
- Плевать. Ногу показывай, – он, присев рядом на корточках, уверенными движениями ощупал щиколотку.
- Лен!? – вопросительно-извинительное.
Она знала, он просит прощения и предупреждает, что сейчас ей будет больно.
- Мг-м, - кивнула, сжав зубы. Резкое движение сильных рук. Острая боль. Чуть слышный только ему намек на стон. И облегчение. Она закрыла глаза. Всё-ё-о…
- Ну, всё-всё, – он привычными движениями гладил ее ногу, расслабляя мышцы и прогоняя остатки боли. Сам не заметил, как мысли сменили направление. Такая нежная кожа. Так не хочется убирать руку.
И в этот момент Ленка вдруг осознала, что они сейчас здесь вдвоем, раздетые, она в купальнике, он в плавках, и горячая ладонь Степнова гладит ее по обнаженной ноге. Дыхание остановилось. Она открыла глаза, попыталась глотнуть воздуха. Резко вдохнула, тяжело выдохнула. Обтянутая черной тканью грудь с блестящими провокационными цветочками аккурат на сосках колыхнулась прямо под носом Степнова. Желание ударило током. Еще сохраняя остатки разума, он попытался резко подняться и одновременно сделать шаг назад, но запнувшись в своих же собственных шлепанцах для бассейна, чуть не упал. Он бы и упал, если бы Ленка не подскочила на кресле и, крепко обхватив его за талию, не удержала его, позволив сохранить и восстановить равновесие. Зеленые глаза встретились с потемневшими синими. Кулемина от волнения облизнула пересохшие губы, и Степнов сорвался с тормозов. Захватив в сладкий плен желанную добычу, почувствовал, что Ленка робко ответила на его поцелуй. Остатки разума где-то потерялись, снесенные мощной волной желания.

Это было гораздо лучше, чем в ее фантазиях. Она иногда позволяла себе об этом мечтать. Поэтому не страшно, а жарко, умопомрачительно и намного КРУЧЕ. Ноги не держали. Степнов придавил Ленку к стене. От его поцелуев она уже не соображала ничего. Его руки шарили по всему телу, словно он стремился пальцами вобрать ее всю в себя разом, крепче прижимая к себе. Сквозь тонкую ткань купальника и плавок ощутила мощь его желания. Не испугалась. Крыша улетела напрочь…

- Василий Петро… Ой!!! – на пороге комнаты прозвучал звонкий детский голосок, и дверь с грохотом захлопнулась.
Степнов резко пришел в себя.
- О господи!!! - у него хватило силы лишь на то, чтобы убрать руки, отпустить Ленкину ногу, закинутую на его бедро, сдвинуться с Ленки вправо и, прислонившись к стене, уткнуться в нее лицом. Кулемина тоже с трудом возвращалась в реальность. В недоумении огляделась по сторонам, словно не в силах понять, как она здесь оказалась и что делает. Взгляд упал на зеркало у противоположной стены.
- Бли-и-ин! - там отражалась растрепанная девушка с голой грудью. Треугольники купальника были безжалостно сдвинуты мужской рукой.
- Сейчас же кто-нибудь сюда придет!!! - Ленка, на ходу поправляя купальник, вылетела из тренерской, уже у дверей душевой услышав всплеск - кто-то с разбегу прыгнул в бассейн.
Как она мылась, одевалась, сушила волосы, собирала вещи, она не помнила абсолютно. Все действия совершались автоматически. В голове билась мысль: «Не может быть!!! Не может быть!!! Но было же!!! Ничего себе эффект от купальника!!!» Губы непроизвольно расплывались в идиотской улыбке: «Не может быть!!!»
- Лена!!! Лена??? Кто здесь Лена?! – детский голос снова ворвался в затуманенное сознание Кулеминой. Девочка лет семи стояла посреди раздевалки. – Ты Лена?!
- Да.
- Тебя там какой-то дяденька спрашивает, говорит, ждет.
Ленка покраснела-побледнела, бросила взгляд в зеркало. Совершенно сумасшедший вид!!! Подхватив сумку, пошла на выход…

*****************
Открыто.


Спасибо: 66 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1054
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.10.11 22:15. Заголовок: Глава 3 Практически..


Глава 3

Практически перестав дышать, отворила дверь в холл и наткнулась на… Гуцулова.
- Ленка, ну сколько можно тебя ждать?! Ты что там, в душе пять раз мылась?!
Кулемина оглядела полупустой холл и спросила:
- Так это ты девочку послал?
- Нет, Пушкин. А как тебя еще высвистывать, если мобильник в камере хранения, а ты застряла.
- А-а-а, - протянула Ленка, - ну пошли, - и двинулась к дверям на улицу.
- Кулемина! Прием! – Гуцулов пощелкал пальцами у нее перед носом, - в камере хранения вещи возьми.
- Ах да, - спохватилась Ленка.

На улице Игорь оставил попытки расшевелить подругу, глядя на ее рассеянный вид вкупе со странной улыбкой на лице. Лишь спросил наугад, впрочем, попав в точку.
- Ты что, на Степнова наткнулась в новом прикиде, и он его заценил?
Кулемина покраснела и лишь мягко произнесла:
- Давай, не будем…
- Понятно… - Игорь сделал вывод, что, видимо, он угадал и оставил подругу в покое, правда, внимательно глядел по сторонам и придерживал Ленку за локоть, чтобы она в своем невменяемом состоянии не вышла на проезжую часть на красный, не упала в открытый люк и не столкнулась с фонарным столбом. Эх! Ему вот новые плавки не помогут. Во-первых, Полина не ходит в бассейн, во-вторых, фигуры и мышц для его любимой совсем недостаточно, ей нужны деньги. Много денег и желательно зеленых. Фамилия у нее такая.

Степнов готов был от отчаяния выдрать на себе волосы. Прохладная вода бассейна быстро остудила его «пыл», и с каждой минутой совесть «вещала» все громче. Он… Он!!! Страшно подумать!!! Оказывал девочке медицинскую помощь, а потом просто набросился как маньяк, иначе не назовешь! Да, Кулемина ответила на поцелуй. Может, просто от неожиданности, как тогда в клубе. Она его не оттолкнула, потому что доверяла ему… они столько прошли вместе… Она не сопротивлялась. А он… он обманул ее доверие… Да если бы не этот ребенок, заскочивший в тренерскую, Степнов бы поимел свою ученицу прямо там, на тренерском столе и не остановился бы. Скотина! Животное! А Ленка?! Она. Она, как всегда, наверное, терпела. О господи!!! У нее же спортивная выдержка и терпение… Насколько он ее напугал?! Может, она сейчас где-то бьется в истерике. Но, черт!!! Он же теперь даже не может набрать ее номер…

Выйдя из здания, он смотрел, как двигается минутная стрелка его часов, размышляя, когда можно будет позвонить Кулемину и окольным путем выяснить, как там Лена. Рано звонить было нельзя, а очень хотелось, хотя и было очень страшно услышать в трубке что-нибудь типа: «Чтобы я тебя никогда больше рядом с Леной не видел!» А если еще самому Кулемину станет плохо, с его-то слабым сердцем?!
От таких размышлений Степнову чуть не стало плохо самому. Наконец, можно было предположить, что Лена уже добралась до дома и какое-то время пребывает там, и он набрал мобильный Кулемина.
- Петр Никанорович, добрый вечер!
- А… Виктор, привет!
- Э-э-э. А Лена уже дома?!
- Да. Тебе ее позвать?!
- Нет. Пожалуйста, не надо. Я просто уточнить хотел, вы не видели, в каком она настроении, самочувствии пришла?
- Да вроде ничего, а что случилось, - забеспокоился Кулемин.
- Да, она снова ногу подвернула. Я вправил, но… Вы же знаете, она не признается, что больно. И опять будет недовольна, что я ее контролирую. Вы не посмотрите тихонечко, как она там? Не плачет ли, не морщится? А ей не говорите, что я звонил.
- Конечно, Витя, конечно. Подожди на телефоне. Сейчас схожу, разведаю.
Эти несколько минут ожидания показались Степнову вечностью. Наконец, в трубке зашуршало, и он услышал голос Кулемина.
- Вить, не волнуйся. Все нормально. Лена лежит на диване в наушниках и улыбается.
Раз музыку слушает и улыбается, значит все в порядке.
- Спасибо, Петр Никанорович!!! – от всей души поблагодарил старика Степнов и вздохнул с облегчением, - спасибо! Только вы ей не проговоритесь.
- Обижаешь!
- Ну, до свидания! Всего хорошего, – Степнов спешил распрощаться.
- До свидания. Ты звони, не пропадай.

Ленка лежала и в сотый раз воспроизводила в голове подробности случившегося. И никак не могла взять в толк, как так получилось, что Степнов страстно целовал ее, шептал «Леночка!» и… ну и далее… Интересно, на него все раздетые тетки так действуют? «Нет», - возразил внутренний голос, - «ведь раньше вы тоже оказывались в подобных ситуациях, но он тебя не трогал». Неужели достаточно было купальника, чтобы он разглядел в ней девушку, а не бесполого спортсмена?! Фантастика какая-то!!! Но как сказочно!
И… даже закурить захотелось. Нет, Ленка не курила. Просто курение где-то в подкорке связывалось со взрослой, уверенной в себе, даже немного развратной женщиной, вот слегка развратной Ленка себя и ощущала. А еще по-прежнему плохо верила в то, что было. Это такое специфическое ощущение, когда ты мечтал о чем-то в подробностях, представлял себе это еще утром, но точно знал, что это несбыточно. И вдруг «это» сбывается всего через несколько часов, ярко и феерично. Есть от чего потерять голову… Пока она даже не думала об ощущениях и мыслях Степнова. В себя бы прийти.

Степнов после звонка Кулемину убивался уже меньше, но ненамного. Ругал себя последними словами. И понимал, что ему придется говорить с Леной. Он должен извиниться, объясниться… Господи! Как?! В каких словах?! «Ленок, типа извини, что я на тебя набросился, у меня женщины давно не было». Так, что ли?! Животное! Чудовище! Да он ей в глаза-то посмотреть не сможет, умрет от стыда на месте. Просто счастье, что завтра в 11-а нет урока физкультуры. Он должен с Ленкой поговорить, но не в школе же. А увидеть ее до разговора… Нет, он просидит весь день в учительской. Ленка туда точно не придет.

Часов с шести он ждал Ленку у подъезда. Дома ее явно не было, свет в ее комнате не горел. Как дурак, мерз на холоде. Идиот, надо было машину взять. Но кто же знал, что Кулемина где-то задержится. В центре у него она сегодня не работала. Репетиций и тренировок не было. Через час, случайно выглянув в окно, его увидел Петр Никанорович, позвонил и предложил зайти. Отругал соавтора, что тот не пришел раньше: «Если надо с Леночкой поговорить, так подождал бы здесь», и заставил «греться» изнутри. Мысль показалась Степнову светлой. Он и так плохо соображал, что скажет Ленке, а тут еще все мозги замерзли, так что для смелости можно было выпить.

Ранетки после школы, перекусив в кафе Женькиной мамы, поехали в гости к… Как выяснилось, к дочери Борзовой Людмилы Федоровны. Повезла знакомиться всех Лерка. Вечер проходил суперски. В восемь (ее контрольное время) Ленка позвонила деду домой и узнала, что вообще-то у них сидит Степнов, и они ее ждут. Кулемина засобиралась домой, но одной-то из пригорода не уедешь. Муж Октябрины посадил их в машину, собираясь добросить до метро, но из-за аварии на трассе все застряли в пробке. Потом еще добирались на метро с пересадкой. Ленка вся извелась. На часах половина десятого. Вот, наконец, родная дверь. Она осторожно открыла дверь. В квартире было тихо, только на кухне горел свет. У дверей кроссовки Степнова, на вешалке его куртка.
Быстро разделась и с бьющимся где-то в районе горла сердцем зашла на кухню.
За столом, уронив голову на руки, сидел Степнов. Вся его поза выражала глубокое отчаянье. Ленка испугалась.
- Виктор Михайлович?! Что случилось?! А где дед?!
- Спит. Лен, ты извини…
Только сейчас, когда он поднял голову, и она услышала необычно протяжный голос Степнова, Ленка обратила внимание на пустую бутылку из-под дедовой наливки, стоявшую посреди стола.
- Зашибись!!!
- Леночка! Ты прости! Я хотел поговорить! Ты прости… - язык Степнова ворочался с трудом. Он был конкретно пьян. – Я хотел встретить… но дверь… ключи…
Ленка поняла, что он хотел ее встретить у подъезда, но без ключей двери было не закрыть, а рыться в карманах Кулемина он не стал.
Когда Ленка подошла к столу, он поймал ее за руку, удерживая рядом.
- Леночка! – Степнов совсем повесил голову.
Черт! Ну как она может на него сердиться!!! Вот сейчас она стоит над ним словно с карающим мечом, а он сидит, склонив голову, держит ее за руку и покорно ждет решения своей участи. В эту секунду Ленке больше всего хотелось успокаивающе провести свободной рукой по темным кудрям, но она сдержалась.
- Ладно, Виктор Михайлович! Все в порядке, - Ленка осторожно высвободила руку.
- Я тогда пойду, – Степнов поднялся, тут же пошатнулся и вынужден был опереться рукой о стенку.
- Ага! Далеко собрались?!
- Домой.
- И я вас тогда провожать пойду.
- Лен! Ты что?!! Мне домой. Не буду мешать, – Степнов, с трудом обойдя Ленку, дошел до прихожей. – В пьяном состоянии его упрямство только увеличивалось. Это Ленка сообразила быстро. К тому же опыт общения с дедом у нее был достаточный. Поэтому произнесла ласково, уговаривая.
- Давайте, вы немножко полежите, полчасика. Вам станет получше, а потом домой пойдете сами. И я тогда не буду вас провожать и волноваться.
- Полчасика… - Степнов раздумывал, а Ленка уже подталкивала его в сторону своей комнаты.
- Да, полежите полчасика, и все пройдет, - она быстро достала из тумбочки для белья подушку и положила ее на диван. – Давайте!
- Я нем-ножко… - Степнов опять извинялся, но тело уже принимало горизонтальное положение.
- Конечно, немножко.
- Ле-е-н! - голубые глаза закрылись, и через несколько минут Степнов засопел.

«Приплыли!!!» – Ленка сидела в кресле и созерцала любимого на своем диване.
Потом встала, достала из тумбочки плед и укрыла им Степнова. Защемило сердце. Черт! Она бы все отдала за возможность иметь право вот так нежно укрывать пледом этого мужчину. Все равно самый лучший! Любимый! До боли любимый!

Ликвидировала на кухне следы пирушки, сходила в душ, переоделась в домашние трикотажные штаны и футболку. Теперь вставал вопрос, где спать? В кресле? На полу? Или… Узкая полоска дивана рядом со Степновым просто манила к себе. Сдалась. Положила еще подушку рядом. Прихватила одеяло. Дедовская наливка атомная. Виктор Михайлович теперь проспит до утра. А у нее есть возможность просто лежать рядом, слушать его дыхание, вглядываться в мужской профиль при скудном свете фонаря из окна и мечтать… Ведь сейчас так легко представить, что он ее муж и просто спит рядом. Это, конечно, из категории запредельного, но, с другой стороны, кто-то сказал, что если очень сильно захотеть чего-то, то оно может сбыться. Вот она, Ленка, мечтала о поцелуе Степнова и тоже считала это запредельным, а ведь сбылось. Да еще как!!! Он, наконец, разглядел в ней девушку. Теперь ей главное ничего не испортить. Правда, что делать и говорить, она пока понимала плохо. Разве что точно знала, что Степнов очень не любит выяснения отношений. Точнее, она слышала, как он говорил Рассказову, что сразу «прощается» с девушкой, когда она решает, что у них «отношения» и начинает допрашивать, как он к ней относится, что-то требовать и предъявлять претензии. Рассказов тогда смеялся и сказал, что он думает точно так же.

Попыталась максимально осторожно, чтобы не потревожить Степнова, повернуться на другой бок, а то от неудобного положения уже затекла рука. Но все же не удалось. То ли из-за нее, то ли сам по себе Степнов заворочался. Сначала, правда, освободил часть дивана, которую Кулемина радостно тут же заняла, а потом повернулся обратно на бок и пригвоздил Ленку к дивану тяжелой рукой, крепко обняв ее во сне. Господи! Только бы он не проснулся раньше нее. Иначе она умрет от стыда. Ведь она сама, можно сказать, залезла к нему в постель. Может, вчера у него было временное помешательство, а тут он как проснется протрезвевший и поймет, что Ленка его совсем не привлекает, а наоборот.
Она поспешила отогнать от себя эту мысль и вернуться к мечтам. А то иначе не уснуть, а поспать надо, и главное - проснуться раньше.

**************
Скрытый текст

ссылка

Спасибо: 61 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1057
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.10.11 22:39. Заголовок: Она поспешила отогна..


Она поспешила отогнать от себя эту мысль и вернуться к мечтам. А то иначе не уснуть, а поспать надо, и главное - проснуться раньше.

Глава 4

Получилось.
Мобильник, лежащий в кармане и поставленный на виброзвонок, хоть и мешал спать, но сделал свое дело, разбудив ее. Сейчас Степнов, к сожалению или к счастью, уже не обнимал ее, и она смогла спокойно соскользнуть с дивана и выйти из комнаты.

Сварила овсянку, приготовила бутерброды, согрела чайник. Пора было будить Степнова.
- Виктор Михайлович! Виктор Михайлович! – легонько тронула Степнова за плечо.
- А?! Что?! – он спросонья не мог сообразить, где он. Увидел Кулемину. – Лен, что случилось?!
Ласково усмехнулась в ответ.
- Ничего. Просто вставать пора и завтракать, иначе на работу опоздаете, - и вышла из комнаты, давая ему прийти в себя.
- Йё-ё-о-о! – Степнов застонал и на минуту рухнул обратно на подушку.
Это ведь он пришел к Лене поговорить и извиниться, в итоге напился и проспал всю ночь у Кулеминых, да еще Ленка подает ему завтрак. «О господи! Так, очень надеюсь, что вчера не дебоширил. Что делал?! Загадка, покрытая мраком». Ленка пришла. Это он помнил. Помнил, как держал ее за руку. А потом – провал в памяти. Судя по подушке рядом, чуть пахнущей чем-то цитрусово -ванильным, они с Кулеминой спали на одном диване. А где, собственно, спать девочке, если он занял ее диван. Не на полу же. «Господи! Надеюсь, я к ней не приставал! Она просто спала рядом?!»
Степнов оглядел себя, убедился, что одет по полной программе – застегнутые, хоть и мятые брюки и рубашка и выдохнул. Значит, просто спала рядом. Счастье, что сегодня его не мучили эротические сны. Видимо, точно, много выпить помогает, но лишь отчасти. Прямо беда. Есть перестал, спать перестал, пить начал.

Он поспешил в ванную, а затем на кухню. Окинул взглядом накрытый стол. Робко приземлился на диванчик.
- Лен, я…
- Вы стали очередной жертвой дедовой наливки, - перебила его Ленка, - даже удивительно, что впервые, хотя вы уже так давно с ним знакомы.
- Лен, я хотел поговорить… - с трудом выдавил из себя Степнов.
- Виктор Михайлович! А вы уверены, что в состоянии? К тому же поутру вести серьезные разговоры вредно для здоровья. Давайте, вечером поговорим. К тому же сейчас вам надо быстро поесть и домой идти переодеваться, а то к первому уроку не успеете.
«Кулемина просто ангел», - подумал он, - «ангел во плоти». Любая другая на ее месте уже не раз закатила бы скандал и устроила разборку, а она переживает, чтобы он поел и на работу не опоздал.
- Лен, хорошо. Спасибо тебе за завтрак. Если ты не против, я буду на машине ждать тебя на остановке у пятого дома в шесть вечера?
- Ладно, – Ленка согласилась и тут же заволновалась, смущенная перспективой предстоящего разговора. Теперь, что разговор состоится, она не сомневалась. Чтобы скрыть волнение, засуетилась:
- Виктор Михайлович, вы чай обязательно с лимоном выпейте, он кислый. А то в доме ничего «такого» нет. Ни рассола, ничего. Я даже кофе не покупаю, оно деду вредно, давление повышает.
- Лен, да не надо, спасибо, и так…
- В общем, ешьте-пейте, я пошла собираться в школу, – она предпочла слинять с кухни, чтобы не смущаться самой и не смущать Степнова.

Час «ИКС», столь волнительный для обоих, настал быстро. Степнов во время уроков пришел в себя, сто раз отругав за то, что позволил себе так распуститься, и сейчас сидел на водительском сиденье в строгом деловом костюме, рубашке, застегнутой на все пуговицы, и при галстуке. Ужасно хотелось стянуть эту удавку с шеи, но он себе этого не позволял, решив, что галстук – лишнее напоминание ему, что надо держать себя в руках. Он ждал Ленку на остановке общественного транспорта, несколько в стороне от школы. Так было больше гарантии, что никто не увидит, что она садится к нему в машину.
Кулемина запрыгнула в нагретую машину, румяная с мороза, и тут же стянула с головы меховую шапку, стала разматывать шарф и расстегивать куртку.
– Добрый день еще раз, - поздоровалась и улыбнулась.
Вместе с нею в машину ворвался какой-то неуловимый ванильный аромат и… он не стал додумывать эту мысль.
- Пристегнись, пожалуйста.
- Да, конечно, – Ленка послушно вытянула сбоку ремень и закрепила в устройстве. Степнов проследил за ее движениями. Лучше бы он этого не делал. Ремень аккуратно лег меж полных грудей, а он, Степнов, заметил почему-то именно это. Матернул сам себя и нажал на педаль.
Ехали минут пятнадцать. Просто переехали в другой район. Дорога прошла в молчании, лишь музыка какой-то радиостанции била по натянутым нервам. Остановились на обочине, около какого-то парка. Степнов снял руки с руля, сжал ладонь в кулак и… начал, не глядя на Ленку:
- Лена! Я хотел извиниться. Я очень перед тобой виноват. То, что произошло позавчера, это недопустимо ни с какой точки зрения. Прости меня, пожалуйста, за то, что я не смог сдержать свои животные инстинкты… ну и вообще… Ты очень… - Степнов на долю секунды задумался, подбирая слово, - привлекательная девушка, но я твой учитель, ты моя ученица… - он снова замолк, и Ленка воспользовалась паузой. Она тоже не смотрела на учителя, а сидела, опустив голову, покрасневшая от смущения.
- Но это же не навсегда, – выдала робко свою мысль, но Степнов, казалось, ее не услышал.
- Я просто чудовище какое-то, - продолжил он, постепенно переходя на привычный неофициальный тон общения с Леной и, как всегда, доверительно поведал. – Я не знаю, что случилось после этого дурацкого караоке, но я… крышу снесло… Так… хотел… - Степнов произнес это слово и сам смутился. Идиот! - Я так на тебя набросился. Лен, ты прости.
- Виктор Михайлович, а вам не приходило в голову, что если бы я… - Ленка осторожно подбирала слова, - была против, я бы врезала вам хорошенько.
Ленкины слова произвели на Степнова ошеломляющий эффект. Словно он куда-то бежал и со всего маху натолкнулся на стену. Но он быстро пришел в себя и убежденно продолжил.
– Лен, ну, во-первых, не врезала бы. Мы просто через многое вместе прошли, и ты ко мне привыкла и поэтому не сопротивлялась. Я также понимаю, что для тебя отношения с противоположным полом в новинку, ты растерялась и, возможно, тебе просто было любопытно. Ты пошла у меня на поводу. Ты ни в чем не виновата. А я, являясь твоим учителем, будучи в два раза старше тебя, вел себя недопустимо. И какие-либо отношения между нами категорически невозможны. Просто счастье, что нас никто не застал вместе. Забежавший ребенок не в счет. Но если бы нас увидели, последствия могли бы быть ужасными. Катастрофическими и для твоей жизни, и для моей.
- Да, - тихо согласилась Ленка, - я понимаю, вас могли бы уволить из школы, запретить работать. – Поскольку Степнов не говорил о своих чувствах, она не стала спешить и разубеждать его относительно мотивов своего поведения.
- Вот-вот, - согласился он. - Еще бы и в желтой прессе пропечатали. Сейчас любят такие темы… маньяк и… - он не озвучил слово «педофил», - тому подобное. Так что, Лен, прости, пожалуйста, и возможно… нам сейчас не следует общаться так тесно, как это происходило раньше. – Степнов заранее продумал, что скажет именно эту фразу, так как не был уверен в своей силе воли, а удерживаться от соблазна, когда он постоянно перед носом, очень сложно.
- То есть мне не приходить к вам в подсобку и на индивидуальные занятия? – огорченно уточнила Ленка.
- Да. Мне кажется, так будет лучше. А то еще кто-нибудь что-нибудь заметит… -
Он сам не понял, что проговорился… Ему казалось, что его нынешнее сумасшествие, взгляды, которые он бросает на Ленку, могут быть заметны окружающим, но что он всерьез «съехал с катушек», Кулеминой знать не полагалось.
Ленка же решила, что раз Степнов боится, что их отношения заметят, значит, есть что замечать. Значит, все-таки есть шанс, что когда через несколько месяцев она закончит школу, они смогут общаться. Хотя очень грустно.
– В общем, лучше так, - резюмировал он, и добавил, отрезая себе пути к отступлению, - я и к Петру Никаноровичу стану реже заходить и… в бассейне, - он с трудом произнес это слово, - перейду в другую группу.
- Ты не обидишься? – продолжил он, видя расстроенное Ленкино лицо.
- Нет. Я всё поняла, - еле сдерживаясь, чтобы не сорвался голос, тихо сказала Ленка, - полгода до выпускного я вас вижу только на уроках и тренировках, если вы не против, чтобы я была в секции, конечно.
- Лен! – он чувствовал себя последней сволочью. – Да ты что?!
Она вдруг повернулась к нему, сверкнула зелеными глазами и, глядя на него в упор, охрипшим от волнения голосом произнесла.
- Виктор Михайлович!
- Что?!
- Только… - она не решалась, но пересилила себя, - на прощание… Пожалуйста, можно я вас поцелую?! – тут же опустила глаза на свои дрожавшие руки, ожидая приговора.
Он не понял. Почему-то сердце рвануло из груди от одного взгляда на Кулемину. Не выдержал, ослабил галстук. Слова здравого смысла канули в никуда от громких и радостных криков «на прощание», «на прощание». «Да!» «На прощание можно!»
Его правая рука сама собой нашла дрожавшую Ленкину. Пальцы переплелись. Вторая рука легла на нежную шею, и он привлек Ленку к себе, поцеловал в светлую челку. Своей второй рукой она тоже накрыла его пальцы, словно пытаясь удержать его ближе, а его губы уже нашли ее. И не осталось ничего, кроме этих сладких теплых губ и двух заходящихся в бешеном стуке сердец. «На прощание…» Его руки уже лихорадочно пытались прорваться под Ленкину куртку, дыхание прерывалось…

Как громом с небес в сознание ворвался громкий стук в лобовое стекло. Машину спереди окружала компания молодых парней с бутылками пива в руках.
- Ништяк. Эротика.
- Пойдем посмотрим?!
- Чего творят.
- Прямо реалити-шоу за лобовым стеклом. Ну-ка, Гена, сделай погромче, - один из парней хлопнул по плечу товарища, и тот сделал вид, словно увеличивает громкость на пульте телевизора.
- Чего, дяденька, на девочек потянуло?
- Давай, мы посмотрим!
- Виктор Михайлович, поедемте отсюда, пожалуйста. Поедемте! – зная горячий Степновский нрав, Ленка не хотела, чтобы любимый пострадал.
Степнов был в ярости. Все то, что накопилось в душе за эту неделю, он бы сейчас с удовольствием вылил на этих так кстати подвернувшихся подонков. Он отпустил Ленку и потянулся к кнопке разблокировки дверей.
- Сейчас кто-то получит…
- Виктор Михайлович! – Ленка ухватила его за руку.
- Лена! – два упрямых взгляда скрестились в непримиримой борьбе.
- Вы же знаете, что я тоже выйду и в машине сидеть не буду.
- Кулемина!!!
- Да?! - уверенный взгляд зеленых глаз.
Он знал. Она выйдет. Резким движением повернул ключ в замке и нажал на газ, так что парни еле–еле успели отскочить из-под колес. Они орали им вслед что-то непристойное, а Степнов, сжав зубы, гнал автомобиль в сторону Кулеминского дома. В голове крутилась фраза, брошенная этой гопотой: «Чего, дяденька, на девочек потянуло?».
Он молча притормозил на той же остановке.
- До свидания! - Ленка взглянула на него.
- До свидания, – буркнул в ответ. – Ленка секунду подождала, давая ему время еще что-нибудь сказать или сделать, но так и не дождавшись слов или действий, отстегнула ремень безопасности и вышла из машины.
- Черт!!!!! – Степнов ударил по рулю. И за что ему это всё?! Вдобавок он теперь будет мучиться, благополучно ли дошла Кулемина от остановки до дому.
Всё. Надо завязывать. Надо срочно найти ровесницу и с ней загулять или… или даже жениться, а то мама уже замучила его разговорами о невестке и внуках.

Пока так.

Спасибо: 59 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1061
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.11.11 22:56. Заголовок: Глава 5 Для Степнов..


Глава 5

Для Степнова следующая трудовая неделя, последняя перед зимними каникулами, тянулась медленно, хотя хлопот было немало. Первое и самое важное – не думать о Лене, не вспоминать ее голос, теплую улыбку и вкус ее губ… Это дело требовало концентрации внимания, стараний и усилий. Плюс работа в школе и в клубе. Еще он дал согласие маме на новогодние праздники отправиться с ней, отчимом и Кристиной в Куршавель. Популярнейший горнолыжный курорт во французских Альпах ежегодно привлекал к себе массу богачей и знаменитостей со всей планеты. Степнов старался не думать о пафосности и гламурности сего модного курорта. В конце концов, он будет с мамой, ведь Новый год – семейный праздник. Он в удовольствие покатается на лыжах. Ну, и Кристи…
С Кристиной он был знаком давно. Она была дочерью друга и делового партнера Степновского отчима. Когда девушке было восемнадцать, ее родители трагически погибли в автокатастрофе. С того момента семья Грановых взяла ее под свое крыло, мать Виктора относилась к Кристине, как к родной дочери, и естественно, не видела для сына лучшей партии, чем Кристиночка. Степнов же не обращал на молодую девушку никакого внимания, у него в то время была куча дел: надо было после травмы встать на ноги, учиться и строить бизнес. Кристина, став постарше, вышла замуж, правда, через несколько лет развелась. Тогда-то Степнов и пошел у мамы на поводу, пригласив Кристину на свидание. Они «провстречались» три недели, оказались в одной постели, и Кристина тут же решила, что теперь у нее есть право распоряжаться в его, Виктора, жизни. Тут же пошли разговоры о том, что не нужна ему эта школа с малолетками, которым надо подтирать носы – все происходило в первый год работы Степнова. Степнов долго не колебался и быстро расставил все точки над «i», расставшись с девушкой. Впрочем, разошлись относительно мирно, потому что никто из них не хотел сильно расстраивать Маргариту.

Для Кулеминой, в отличие от Виктора, неделя летела быстро. Но девушка мучилась одним глобальным вопросом. Придет ли Степнов в свете происходящих событий на ее день рождения, точнее даже не так. Поздравит ли ее Степнов после того разговора в машине и, если поздравит, то как?! Конечно, он говорил о том, чтобы прекратить личное общение, но неужели он не скажет ей даже пары слов на её ВОСЕМНАДЦАТИЛЕТИЕ!? Это после того как не один год всегда поздравлял Ленку, приносил любимой ученице тортик и дарил спортинвентарь. У Ленки не укладывалось это в голове. Неужели не поздравит?! Если честно, то не верилось. Ну, а в глубине души, конечно, мечталось получить самый главный и прекрасный подарок в жизни – его любовь. Отмечать день рождения Ленка не планировала. Она надеялась, что сможет поговорить со Степновым и каким-либо образом договориться о встрече. Именно с такими мыслями она подходила в пятницу к школе, но ее планам не суждено было сбыться. Ранетки встретили ее на крыльце букетом из воздушных шариков, а Лерка тут же радостно сообщила, что им звонил Петр Никанорович, и они, конечно, в пять часов будут у Ленки в гостях. Кулемина расстроилась, но внешне ничего не показала, тем более надеясь, что не всё ещё потеряно, и она увидит Степнова.

Виктор Михайлович по уже двухнедельной традиции скрывался в учительской, когда к концу второй перемены в дверь постучались Прокопьева и Алехина. Дружно поздоровались с учителями и обратились к Степнову.
- Виктор Михайлович, – спросила Аня, - можно нам будет из подсобки на денек мою гитару забрать?
- Да, мы Ленку вечером поздравлять хотим. Уже песенку придумали…
Степнов изменился в лице. Каким чудом он не матернулся вслух, он не знал. ЗАБЫЛ!
ЗАБЫЛ про Ленин день рождения!!!
- Виктор Михайлович!? Так можно?!
- С вами все в порядке? – переспросила Аня, заметив ошарашено-загнанный взгляд учителя.
- Да, - промямлил он.
- Да, конечно, берите. Зайдёте в зал попозже, - пришел на выручку другу присутствующий тут же Игорь Ильич, - и бегите быстрей в класс, сейчас звонок будет, - он быстро спровадил девчонок. Звонок действительно прозвучал, и в учительской остались они вдвоем.
- Вить, ты чего такой?! – теперь уже Игорь поинтересовался сам.
- Я забыл! Про Ленин день рождения забыл! - Степнов был в шоке.
- Подумаешь, - отмахнулся Игорь, - это даже и хорошо. Мы же не должны помнить дни рождения всех своих учеников. Раз ты забыл про Кулемину, значит твое недавнее наваждение прошло.
- Да нет же!!! – Степнов был выбит из колеи произошедшим и в сердцах поделился с другом, - в том-то и дело, что все стало намного хуже. И я так старался не думать об этом, что даже забыл, что сегодня двадцать пятое и это Ленин день рождения.
- Так, стоп! Что значит, намного хуже?! – теперь уже заволновался Игорь.
- М-м-м, - застонал Степнов, закрывая лицо руками, потом резко отвел руки и выпалил, - я очень ее хочу и один раз уже чуть не сорвался. Повезло, что нас прервали…
- Прервали?! Вить, ты в своем уме?! – взорвался Рассказов. - Она еще девчонка, ученица и, небось, девственница. Ты в два раза старше, ты ее учитель. Ты понимаешь, чем это может обернуться, каким грандиозным скандалом?! Чуть только тема возникнет, Борзова с Калерией припишут тебе, что ты спал с Леной и еще с десятком других детей класса с седьмого. Еще скажут, что и в школу из-за этого пришел, а то мол, зачем бизнесмену тут корячиться. Сейчас и так, какую газету не открой, обсуждают тему педофилов и ратуют за химическую кастрацию. Ужас! – Рассказова даже передернуло. – Кстати, а что Лена?
- Что?
- Как она отнеслась к твоим приставаниям?
Степнов уже жалел, что поддался минутной слабости и выложил все другу.
- Нормально, – буркнул он, - она не была против.
- Ну и то ладно. Считай, тебе повезло. У старшеклассников пубертатный период, гормоны играют, любопытно попробовать взрослых отношений. Хорошо, что она не побежала на тебя жаловаться никому. Просто счастье! – подытожил Рассказов.
- Не знаю. Я забыл про ее день рождения… - вернулся к теме своих переживаний Степнов.
- Ну и ладно.
- Как ладно?! Я же всегда Лену поздравлял!
- Ну, тогда иди, поздравь быстренько или вон, еще лучше деду ее подарок передай.
Мысль передать подарок Петру Никаноровичу, не встречаться с Ленкой и не испытывать свою выдержку желанием поцеловать именинницу показалась Степнову здравой. Но это означало, что надо было успеть до возвращения Кулеминой домой. А подарка-то у него еще нет.
- Черт! Так говорю, что я забыл, и подарка пока нет. А сейчас даже в магазин идти некогда. Может, ты меня подменишь, у тебя ведь два «окна», а я в торговый центр сбегаю.
- Ну, нет! – отказался Рассказов. Если Борзова снова усечет, что я тебя подменяю…
- Да уж, – они с Рассказовым уже как-то раз попались на этом трюке и получили от завуча большой «втык».
- Ладно. Пойду что-нибудь посмотрю в качестве подарка вместо тебя.
- Игорь, ты настоящий друг! Но только что-нибудь такое… серьезное.
- Серьезное дарят любимым девушкам, а не любимым ученицам, - перебил Рассказов. – Ладно, я пошел, на месте сориентируюсь.

Друг появился после четвертого урока, держа в руке скромный одноцветный подарочный пакет.
- Ну что там?! - Степнов умирал от любопытства. Рассказов был явно доволен подарком.
- С тебя денежка по чеку и признание, что я гений!
- Ну, показывай!
Рассказов сунул руку в пакет и тут же выдернул, будто что-то там в пакете укусило его за палец.
- Ты чего?! – Степнов испугался и выхватил из рук Игоря пакет.
- Да, ладно. Шутка, – Степнов уже доставал из пакета прозрачную с одной стороны коробку. – Смотри! - горделиво продолжил Рассказов. - И подарок ощутимый, и не мягкая игрушка, что обычно девушкам дарят. И как раз подчеркивает, что ты видишь в ней не женщину, а школьницу. Слышишь, Виктор, школьницу!!! Кстати, прикольная и, правда, на Кулемину похожа. – Степнов уже вынул из коробки и держал в руках куклу. С изумлением глядел на стройную фигурку в спортивном костюме и с мячиком в руках.


- Спасибо, - произнес автоматически.
- Все, я побежал, – Рассказов быстро вышел из подсобки, а Степнов так и стоял с игрушкой. Кукла напоминала маленькую Ленку-шестиклассницу. «Ты видишь в ней не женщину, а школьницу», - он, словно опомнившись, внезапно чуть разжал пальцы, словно кукла была живая, и ей могло быть неприятно, что он держит ее недостаточно нежно. Поправил на кукле курточку, пристально посмотрел в серо-зеленые глазки. Тяжело вздохнул, прошептал:
- Эх, Ленка-а… - и коснулся губами винилового лобика. - С ума сойти!!! Даже кукла нежно пахла ванилью! - Смутился сам себя и поспешил убрать подарок в коробку.

На протяжении четвертого урока он ругал себя за то, что стал совсем невменяемым и плохо соображает. Надо было все-таки сказать Рассказову, что конкретно покупать. Кукла Ленка была, безусловно, потрясающа, но все-таки совершеннолетие - это глобальный праздник. В конце концов, он на свой страх и риск отпустил 9 «Б» с последнего для них урока физкультуры и побежал в магазин сам. Причем побежал в прямом смысле слова, ведь надо было успеть еще занести подарок Петру Никаноровичу.
Поскольку возможности придумать что-то оригинальное уже не было, Степнов пошел традиционным путем и сразу заглянул в ювелирный. Ведь если бы даже он и не воспылал ни с того ни с сего безумной страстью к Кулеминой, он наверняка на 18-летие подарил бы ей что-то такое. Мама и отчим все время дарили Кристине на праздники то сережки, то кулоны, то кольца. Правда, времени для тщательного выбора не оставалось, потому он ткнул пальцем в достаточно скромную ( Ленка же скромная…) золотую подвеску абстрактной формы и попросил продавщицу быстро подобрать к ней цепочку. Коробку от подвески он сунул в карман, а изделие тут же в магазине с помощью продавщицы аккуратно накрутил кукле на шею.

Ленка бежала домой, раздираемая противоречиями. Ей не удалось увидеть Степнова в школе. Он не позвонил, не подошел, не поздравил. Весь организм: и разум, и чувства - отказывались верить, что такое возможно. Поэтому она очень надеялась на сюрприз, на чудо. А вдруг!?
Чудо свершилось. Почти. Дед сказал, что заходил Степнов, что ему надо сегодня куда-то уехать, но он оставил подарок. На кровати был обнаружен пакет, а в нем… Она сама, что ли?! А еще красивая золотая подвеска, которая тут же перекочевала с шеи игрушечной красавицы на шею настоящей. Ленка радостно застегнула подвеску, потом прижала ее рукой к груди и тихо опустилась на диван. Все же было горько. Почему Виктор Михайлович пришел в ее отсутствие?! Почему не вручил ей подарок сам?!
- Ты вот чего молчишь? – обратилась она к своей миниблизняшке. – Почему он не пришел?! Чего же ты его не уговорила? - Надо позвонить, поблагодарить… Но если он куда-то поехал, то он может быть за рулем, и тогда лучше звонить позже…
- Лен, давай, помогай, - раздался из кухни голос деда, а то скоро гости придут…
Она поднялась и со вздохом направилась на кухню. Никаких гостей ей было не надо.
Но гости об этом не догадывались. Поэтому ввалились в прихожую радостной громкоголосой толпой и с удовольствием набросились на еду.
- Ленк, Петр Никанорович такую селедку под шубой делает, просто супер! – сказал Гуцул, накладывая себе добавки. - А ты чего не ешь?! – До этого за подругой не замечалось отсутствия аппетита.
- Да так. Не очень хочется. Я уже напробовалась, - отмазалась Ленка.

- Дед, - через пару минут Лена ворвалась на кухню, - а что, сока только один пакет?!
- Ох, голова моя садовая, - схватился за голову Петр Никанорович, - а я все вспоминал, про что я забыл.
- Ладно, сейчас Гуцул сгоняет.
- Нет-нет! Я сам схожу. Гости пусть сидят, – и, невзирая на Ленкины протесты, Петр Никанорович стал быстро одеваться.

После того как Степнов вышел из квартиры Кулеминых, он уже не вернулся в школу. Пошел на стоянку, завел машину и поехал… Куда?! А никуда. Подобрал одного голосующего прохожего, потом подвез какую-то тетку с ребенком, затем мужика на вокзал. Слушая болтовню попутчиков, отвлекался от собственных мыслей… От мыслей, как уютно было в гостиной Кулеминых, когда посередине стоял праздничный стол… Как он мог бы сидеть за этим столом рядом с именинницей, если бы в нем не проснулась эта животная страсть… эта мания… Рассказов прав. Он не в своем уме.

Он не знал, как очутился во дворе Кулеминых. Просто почему-то машина въехала во двор и остановилась. Во всех окнах квартиры горел свет, мелькали тени. Степнов тяжело вздохнул и опустил голову на руки, лежащие на руле.

В стекло машины раздался стук. Он поднял голову и тут же опустил стекло.
- Виктор! Ты чего тут сидишь?! Что случилось?! - Петр Никанорович встревожено глядел на соавтора. - Ты же говорил, что тебе за город ехать позарез надо.
- Да так… Отменилось всё, - попытался отговориться Степнов.
- Так, а что тогда здесь сидишь?! Пошли к нам.
- Ну, что я буду молодежи мешать. Вы подарок передали?
- Передал-передал. Леночка уже цепочку на шею надела. Скажешь тоже: «мешать»! Я вот один, мне даже выпить за здоровье внучки не с кем. Давай-давай, пошли! - Кулемин умел настаивать на своем, поэтому через несколько минут Степнов уже переступал порог квартиры.

- Лен, бери сок и встречай еще одного гостя!
Ленка вышла в коридор, столкнулась со взглядом голубых глаз и встала в ступоре.
- Лен, давай помо… - из дверей комнаты вылетел Гуцул и наткнулся на стоящую молча парочку.
- Петр Никанорович, - быстро сориентировался он и прошмыгнул на кухню, - давайте я вам помогу.

- С днем рождения! – Степнов выплыл из кружащего голову сладкого тумана и с трудом надел на себя маску «веселого учителя».
- Спасибо, Виктор Михайлович! Спасибо за подарок!
- Да не за что, - он быстро скинул ботинки и куртку под нежным Ленкиным взглядом и поспешил ретироваться, - ладно, я вот к Петру Никаноровичу, мы с ним на кухне посидим, не будем вам мешать…

Ленка вернулась в комнату вместе с Игорем, но друг быстро усек, что именинницу совсем не радуют шумные спорящие подружки, что она часто посматривает на дверь и на часы.
- Парни, есть предложение, - он отозвал Стаса, Платонова и Белуту в сторонку. - Ленку поздравили?! Поздравили. У меня хата свободна. Поэтому давайте, забирайте девчонок и двинем. А то тут не расслабишься…
- Да уж, - поддакнул Степа, - тут тебе и дед, и учитель рядом…
- Вот и я о том же.
- А комната свободная найдется? - спросил Комаров.
- Да, – подтвердил Игорь.
- О,кей, снимаемся, – Комаров поспешил к Лерке и зашептал ей что-то на ушко.
Расчет Игоря был стопроцентно верным. Стас с Новиковой клюнут на комнату, а Новикова в пять минут сможет организовать остальных «ранеток» на что угодно.
Поэтому совсем скоро теплая компания покидала гостеприимный дом.
- Ленк, может, ты с нами?! – еще раз спросила Наташа.
- Не, девчонки, спасибо. Мне еще родители звонить должны, - Ленка за спиной скрестила пальцы, - да и деда в «отмечающем» состоянии одного оставлять не хочется. Большое спасибо за поздравления и подарки!
- Ну, как знаешь.
- Ладненько, мы побежали!
- До завтра.
Кулемина закрыла дверь и в изнеможении привалилась спиной к прохладной поверхности. -
Вот теперь самое сложное…


**************
Куколка - творение неизвестного нам мастера, причесана и экипирована Оксаночкой - Рыбкой-собачкой. Это шедевр! Безумно сама хочу такую куклу Ленку. Оксана!


Все будет хорошо, я точно знаю.


Спасибо: 54 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1064
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.11.11 23:06. Заголовок: Глава 6 Тянет ли е..


Глава 6

Тянет ли его ко мне как к женщине? Похоже, да. Любит ли он?! Я вот люблю его и, наверное, испытываю к нему то, что называется… желанием.
- Не-е-е, - отозвалась незримая собеседница, - когда любишь, хочется человека обнять, поцеловать… дарить ему свое тепло, нежность. Нет, просто быть к нему близко, крепко прижаться к нему и никуда не отпускать. – Она крепко зажмурилась, на миг представив это. - А он ведет себя совсем иначе…

Ее размышления прервал телефонный звонок. Она поспешила к телефону, но оказалось, что зовут деда. Петр Никанорович вышел в коридор, а Ленка зашла на кухню. На столе стояли две уже пустые тарелки, но рюмка была одна, Степнов, будучи за рулем, пил сок.
- Лен, а ты чего?! – удивился Степнов, - ребята уже ушли?
- Да.
- Жалко.
- Нет. Я хотела с вами и с дедом отпраздновать, – Ленка взяла с полки чистый бокал, налила сок и опустилась на свободную табуретку. – Может, что-нибудь скажете, Виктор Михайлович!?
- Ну, что? – Степнов поднял бокал, и поскольку сходу красноречием никогда не блистал, произнес стандартный набор фраз. – Я поздравляю тебя с днем рождения! Желаю тебе крепкого здоровья, успехов в учебе, ну и исполнения всех желаний.
- Спасибо, Виктор Михайлович! – улыбнулась Ленка, чокнулась с ним бокалом, отпила сок и продолжила, - только это не от меня зависит.
- Что?
- Исполнение желаний, – пояснила она.
- О чем разговор?! – на кухню вернулся Петр Никанорович.
- Об исполнении желаний, - отозвалась Ленка.
- Понятно, - сказал дед и добавил, - желания именинницы – это, точно, закон. Ты, Леночка, что хотела?
Кулемина готова была тут же расцеловать деда за то, что он неосознанно, но так в тему ей подыграл, но сдержалась и сообщила мужчинам.
- Я бы хотела с Вами, Виктор Михайлович, в ночной клуб сходить. А то наши все ещё маленькие, - она подразумевала, что друзьям нет еще восемнадцати, - а одной как-то не по себе.
- Вить, - Петр Никанорович вопросительно посмотрел на соавтора, и тот понял, что отказать Кулемину ему не удастся, - может, правда, вы вместе сходите… С тобой к ней никто и не пристанет, и я беспокоиться не буду. Лягу спать спокойно. Если это, конечно, не обременительно…
- Да что вы такое говорите! – возмутился Степнов. – Конечно, сходим. Ведь желания именинницы – закон. А то, что завтра еще в школу идти… - теперь он вопросительно посмотрел на Ленку. Кулемина чуть поморщилась и отмахнулась.
- Да, чего там. Все равно последний день перед каникулами. Разве что одна алгебра. Продержусь.
- Ну, тогда собирайся.
- Ленка тут же подскочила с табурета.
- Я мигом!
- Жду внизу. Машину прогрею, – крикнул ей вслед Степнов.

Она действительно собралась мигом, ибо все было продумано заранее. Ведь мечтала, а вдруг… получится!!! Переоделась. Лихорадочно трясущимися руками кинула в рюкзачок последние мелочи. На секунду присела на кровать и телепатировала кукле-близняшке: «Когда-то я слышала, если в день рождения загадать желание, самое дорогое, самое заветное, оно обязательно сбудется!!!» Ленка снова крепко зажмурилась и загадала: «Сбудется!»
Еще раз кивнула кукле, словно та ее молча поддерживала в принятом решении, и полетела в коридор одеваться.

Степнов повернул ключ в замке зажигания. Мда, все складывалось не так, как он хотел… Или наоборот… Ведь в глубине души он хотел видеть Ленку рядом, провести с ней этот вечер и касаться ее, целовать… Стоп! Ладно, хоть Кулемина попросилась в клуб. Там толпа народа… И это хорошо.
Ленка влезла на переднее сиденье, поставив на колени рюкзачок.
- Лен, - удивился Степнов, - ты чего туда запихала? Зачем тебе в клубе рюкзак? С ним же неудобно танцевать.
- Виктор Михайлович! – Ленка глубоко вздохнула и, собравшись с силами, продолжила, не глядя на Степнова, - я сказала неправду, точнее не совсем. Я не хочу в клуб, там громкая музыка, толпа народа, накурено и так далее. Я просто хотела провести этот вечер с вами. Я не знаю, что бы со мной было, если бы вас не было в моей жизни в последние годы… Может, я бы даже уже и не отмечала день рождения. Может, меня бы…
- Лен, - Степнов остановил её, чуть коснувшись руки.
Она подняла на него глаза и продолжила:
– Я вот взяла, - она чуть хлопнула по рюкзаку, ту, ну, выигранную бутылку шампанского и мандаринов… Вы же сказали, что мы вместе ее выпьем!
Степнов чувствовал себя подонком. На него доверчиво, словно та кукла днем, своими зелеными глазами смотрела Ленка. «Вечер с вами». Шампанское в рюкзаке. Мандарины. Смешной, наивный ребенок, полный благодарности. А он, он - Степнов - в своих черных мыслях «имеет» этого ребенка по полной программе. Он помотал головой, приходя в себя.
- Лен, спасибо, конечно. Но я за рулем, и шампанское пить не могу.
- А тогда, давайте, поехали к вам… Вы поставите машину…
- Нет, – резко оборвал её фразу Степнов. – Исключено.
И увидев, как тут же сникла Ленка, поспешил оправдаться.
– Ты понимаешь, - он сказал полуправду, - у меня в подъезде консьержка… очень болтливая… - Степнов обитал в приличном жилом комплексе. - Она знакома с моей мамой и частенько докладывает ей, что да кто ко мне приходит. Если мы с тобой заявимся на ночь глядя…
- Понятно… - вздохнула Ленка.
- Ну, поехали в какое-нибудь кафе, посидим. Там, правда, нельзя будет шампанское пить даже тебе, так как принесенное, но просто посидим.
- Хорошо, - согласилась Ленка. Хоть что-то. Главное, что она будет с ним вдвоем.

Полчаса в каком-то небольшом, первым попавшимся кафе не их микрорайона показались Степнову пыткой. Сначала ему мерещилось, что все смотрят на них с Ленкой. Кулемина в своих джинсах и яркой футболке рядом с ним, мужчиной в солидном дорогом костюме, выглядела совсем девчонкой, и ему казалось, что все обращают внимание на их разницу в возрасте. Потом Ленка радостно ела мороженое с фруктами и взбитыми сливками, а он старался не смотреть на нее в момент, когда она облизывала ложечку.
А потом заиграла красивая мелодия. Пара за соседним столиком поднялась, задвигалась в танце, и Ленка сказала, вставая:
- Виктор Михайлович, а пойдемте танцевать!?
Он не мог отказать имениннице.
Ванильный аромат окутывал сознание. Начав танец с «пионерского» расстояния, он сам не заметил, как сократил его до минимума. Хотелось прижать к себе женское тело как можно крепче, чтобы она ощутила, как он её хочет… Схватить на руки! Унести от всех. Зацеловать до полусмерти! Его затрясло. О Господи!

- Виктор Михайлович, что с вами?
- Лен, со мной что-то не так, – он поспешил отодвинуться и дернул ворот рубашки. - Душно. Душно здесь как-то. Погода, что ли, меняется.
Ленка удивленно посмотрела на Степнова.
- Может вам присесть?
- Народу здесь... Музыка очень громко играет… - И, не успев подумать, он уже сформулировал вслух ту мысль, которая была так желанна, но которую он так долго гнал от себя, хотя, как выяснилось, бесполезно. – Может, нам пойти куда-нибудь, где тихо и никого нет?
- Где никого нет? – уточнила Ленка.
- Э-э-э…
Почувствовав, что Степнов сейчас отыграет назад, она поспешила произнести:
– Конечно, поехали, - и добавила нарочито спокойным тоном, хотя внутри от волнения все ходило ходуном, - я же сразу предлагала.

Господи! Что он творит?! Она просто захотела побыть с ним. Выпить шампанского и съесть мандаринку. А он?! «Маньяк!» - кричал разум. «А может, надо поддаться нам?! – хитрили эмоции. – Всё случится, и наваждение спадет». «А Лена? У нее же никого не было?» - подключалась совесть. «Ну, так пусть лучше это будет он, опытный мужик… - тут же находило аргумент желание, - в комфортных условиях… Не с каким-то сопливым пацаном черт знает где, на заднем сиденье папиной машины. Кулемина определенно достойна лучшего. – А если она не захочет? – Но ведь она согласилась…»

В машине ехали молча. Ленка чуть улыбалась своим мыслям. Похоже, сегодня фортуна благоволила к ней, и все шло по плану. Сама бы она, конечно, не решилась настаивать на общении наедине… Слава богу, Степнов выпалил нужную фразу. Правда, еще было ужасно страшно. Но…

Просто удивительно, как при том, что он толком не смотрел на дорогу, они без происшествий добрались до места назначения. Машина притормозила у высокого расцвеченного огнями здания. Место было не похожим на Степновский двор, и Ленка внимательно посмотрела сквозь боковое стекло.
- Гостиница, – прочитала вслух на фронтоне здания. - Мы приехали в гостиницу? –
в голосе сквозило удивление и вопрос.
«Он идиот! – он прижал руку ко рту. – Как он мог даже подумать привезти свою ученицу, чистую девочку… в гостиницу!!!»
А она продолжила:
- Зачем?
- Лен, прости! Конечно, давай я отвезу тебя домой.
- Домой? Нет. Домой она не хочет.
- Глупость какая – гостиница!!! - он попытался нарочито усмехнуться. - Конечно, домой.
Повисла секундная пауза, и оба заговорили одновременно:
- А я подумал…
- Я хотела…
- Что?! Говорите лучше вы…
- Говори ты… – оба посмотрели друг на друга и тут же отвернулись в разные стороны.
Ленка разрешила ситуацию, трясущимися руками открыв дверцу автомобиля и почти выпав наружу. Свежий воздух как-то сразу успокоил нервы и привел её в чувство. Все правильно! Она же хотела именно этого. Она решительно захлопнула дверцу машины. Вслед за ней вылез Степнов, уже на ходу щелкнув сигнализацией.

Пока Степнов общался на стойке ресепшена, Ленка сидела, утопая в мягком кожаном кресле, осматривая шикарный холл, и настроение у нее стремительно падало вниз. Было очень не по себе.
Затем подошел Степнов, решительно взял Ленку за руку, и они двинулись вслед за красивой девицей в мини-юбке, которая непрерывно говорила, приторно улыбаясь одному Степнову и с легким пренебрежением поглядывая на Ленку.
- Мини-бар, спутниковое телевидение, гидромассажная ванна… - Ленке очень захотелось врезать этой тетке. - Кстати, у нас замечательный шеф-повар. Нажмете на кнопочку и принесут все, что вам угодно. – Идя в своих кедах по толстым мягким коврам, глядя на великолепную мебель, Кулемина еще больше сникла. Внезапно пронзила мысль, что Степнов не просто мужчина, он еще и богатый мужчина, привыкший к шикарным дорогим вещам и, естественно, к шикарным ухоженным женщинам. Зачем ему она, Лена Кулемина?! Стало страшно.
- Пройдемте за мной! – продолжала пищать девица. - Телефон прямой городской, - они поднимались на второй этаж, и Ленка наверняка бы полетела вниз, запнувшись на ступеньках, если бы Степнов крепко не сжимал ее руку.
- В ванной халаты, шампуни, гели для душа… Располагайтесь! Надеемся, вам у нас понравится! А из вашего номера открывается замечательный вид… -
Они вдвоем застыли в дверях спальни, глядя на узор салатного покрывала на огромной двуспальной кровати и не решаясь перешагнуть через порог.
Наконец, они сделали это.
- Рядом с кроватью находится выключатель, если захотите выключить свет во всем номере сразу.
Ленке, да и Степнову, уже очень хотелось, чтобы приторно вежливая девица дематериализовалась из номера куда подальше. Та постояла еще секунду в попытке привлечь внимание Степнова. Ей это не удалось.
- Что ж, приятного отдыха вам, господа… - она заглянула в свою книжечку, - господа Зимины.
Ленка удивилась про себя. Степнов записал их как супругов?!
- Да. Зимины, - подтвердил Степнов, помнящий о конспирации. – Спасибо!
Оба дождались, пока за теткой закроется дверь, и тут же между ними повисла напряженная пауза. Степнов, в шикарных интерьерах вспомнивший, что он вроде как воспитанный джентльмен, помог снять Ленке куртку. На долю секунды она ощутила его руки на своих плечах, его дыхание на шее и…
- Надо шампанское из рюкзака достать, – она поспешила чем-то себя занять, чтобы не было заметно, как она смутилась. Атмосфера уединенной спальни давила на психику. – Наверное, согрелось.
- Да не должно. На улице холодно, – он тоже был рад отвлечь себя от переживаний конкретным действием, поэтому поспешно взял из ее рук бутылку и тут же принялся сдирать золотую обертку и откручивать пробку.
Кулемина в волнении, с трудом дыша, смотрела, как пенится шампанское, которое Степнов разливал в найденные в номере бокалы. Она уже очистила пару мандаринов, разломила на дольки и сейчас они оранжевым цветком лежали на столе.
- Ну вот, Кулемина! Дожили! Тебе теперь и пить официально можно, - он со смешком, пытаясь забыть о неутоленном желании и вести себя естественно, подал ей бокал.
- Да. Вот так вот, – Ленка взяла напиток.
- Ну, с днем рождения, Ленок! За тебя! – он, как недавно соком, «чокнулся» с её бокалом, встретился со взглядом зелёных глаз и поспешно опрокинул бокал в себя залпом. Просто в горле очень пересохло.
- Спасибо, Виктор Михайлович, - ответила нежно и убедительно. - И за вас! - приподняла чуть бокал, словно приветствуя Степнова, и сделала пару аккуратных глотков. Вспомнила о своих планах завоевания любимого. Пора воплощать их в жизнь, как бы ей не было страшно и трудно. Степнов наливал себе вторую порцию шампанского.
- Да, – она глядела на него в упор и, пытаясь сама не смутиться, охрипшим голосом произнесла полную на ее взгляд двусмысленности откровенно-намекающую фразу. Мне теперь не только пить можно, мне теперь ВСЁ МОЖНО.
Степнов замер, не замечая, как шампанское уже перелилось через край бокала. Автоматически отставил бутылку. А Ленка элегантно, как ей казалось, поставила бокал на стол, взяла дольку мандарина и жестом соблазнительницы протянула руку к губам учителя.
- Виктор Михайлович, хотите мандаринку?!
- Блин!!! – она протянула руку и полой расстегнутой теплой кофты задела поставленный бокал, так что в итоге шампанское оказалось на ее джинсах.
- Лен! - Степнов тут же пришел в себя. - Да ничего страшного. Подумаешь. Будешь считать, что в день рождения у тебя была ванна из шампанского.
- Да уж! - Ленка выдавила из себя улыбку, - очень смешно. Зашибись!
- Ну, не смертельно. Иди, переоденься. Что в мокром ходить?! Халат там есть, - как всегда в подобной ситуации, по многолетней привычке решительно распорядился Степнов.
- Хорошо, – она скрылась за дверями ванной.

Степнов окинул взглядом номер, и снова его взгляд упал на кровать. Что происходит?! Он привез Кулемину в гостиницу. Он пьет с Ленкой шампанское. Она намекает, что все можно… Господи! Он снова чувствовал себя ужасно. Противоречивые чувства раздирали его на части. В эту секунду раздался звонок мобильного. Звонил Рассказов.
- Вить, привет! Что делаешь?
- Игорь! Игорь… я не знаю…
- Чего ты не знаешь?!
- Ничего! Я привез Лену в отель.
- Чего?! Какую Лену?!
- Кулемину привез в гостиницу. Я не могу больше. Скажи, что я с ума сошел.
- Степнов, ты с ума сошел!!! – друг почти закричал. – Она школьница, твоя ученица.
- Да, я знаю. Но я хочу ее и ничего не могу с этим поделать! Игорь, может, если… - он не решился произнести обычный для таких случаев термин «переспать», - если всё будет, то наваждение пройдет?!
- Степнов! Когда тебя обвинят в педофилии, у тебя точно всё пройдет.
- Да кто обвинит?! Ей сегодня восемнадцать исполнилось, – теперь уже разозлился Степнов, и в его голосе зазвучало скрытое бешенство.
- Так, Вить, это уже истерика, – понял по голосу друг. - Возьми монетку. Если орел, значит остаешься. Решка – везешь её домой!

Ленка тупо сидела на краю ванны и плескала водой в зеркало над раковиной. Струйки воды одна за другой скатывались вниз, а она все не могла уговорить себя не нервничать. Что же ее так колбасит?! Соблазнительница хренова. Она предполагала, что будет непринужденно пить шампанское и есть мандарины в качестве прелюдии к обольщению Степнова… Как же, «непринужденно»!!! Выставила себя полной косорукой идиоткой. Куда ей тягаться со Степновскими женщинами!

Степнов спешно шарил по всем карманам пиджака, вывернул карманы брюк. Монета не находилась, а казалось, сейчас от этого зависит вся его дальнейшая жизнь. Он порылся в бумажнике, проверил карманы пальто. Пусто! Аккуратно тряхнул Ленкину куртку. В карманах что-то зазвенело. Он с радостным облегчением достал из Ленкиного кармана монетку, положил ее на большой палец и подкинул.
- Вот сейчас!!!
- Ладно. Будь, что будет! – решила Кулемина. Чувствуя себя слишком раздетой, запахнула глубже ворот халата и отворила дверь в спальню.


**********************************
Продолжаем праздновать

Спасибо: 56 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1068
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.11.11 23:35. Заголовок: Глава 7 Он повернул..


Глава 7

Он повернулся на звук открываемой двери и замер. Он никогда еще не видел такую Кулемину. В мягком махровом белом халате до пят, перетянутом на талии поясом, она казалась принцессой в белом бальном платье. Безумно женственной, ранимой и соблазнительной. Ворот шалью, переходящий в полу халата, подчеркивал нежную шею и норовил распахнуться, дразня скрытой ложбинкой полной груди и сладкой тайной. В горле пересохло. Он только прохрипел: «Лена», и словно под гипнозом шагнул ей навстречу.

Она вышла. Было страшно. Но увидев, как отреагировал Степнов на ее появление, заметив уже знакомый синий огонь желания в его глазах, что-то внутри словно вспорхнуло, расправило крылышки, и она взлетела. Уже не страшно. Да! Она любит его и безумно хочет быть с ним! Взгляд глаза в глаза, она повторяет свое давнее движение – касается его щеки, пальцы скользят к его губам. Он перехватывает ее руку и накрывает ее рот поцелуем.

Они уже почти лежали на кровати, когда он, избавившись от пиджака и застряв рукой в рукаве рубашки, на миг оторвался от Ленкиных губ, словно очнулся и застонал.
- Я не могу, - он сел на постели, уронив голову на руки.
- Почему? – тихо спросила Ленка.
- Я не должен. Ты… - он замолчал. Она поднялась и присела рядом, правильно поняв его многоточие. Аккуратно, несмело обняла его за плечи.
- А если я хочу быть именно с вами?!
- Это неправильно. Я твой учитель.
- Вы мужчина, и я вам доверяю. Правда, - ее голос стих, и она убрала от него руки, - если… я вам не нравлюсь… вы привыкли к другим…
- Кулемина! Дурочка! – он бурно среагировал, тут же повернувшись к ней. - Ты не представляешь, что ты со мной делаешь! – он коснулся ее сам и тотчас снова оказался в ее власти.
- Виктор Михайлович, вы сами сказали: «Желание именинницы - закон».
«ЖЕЛАНИЕ - ЗАКОН, желание - закон, ЖЕЛАНИЕ…» - фраза стучала в голове рефреном, теперь уже окончательно заглушив слова разума. Кнопка выключения света около кровати оказалась очень кстати.
Заискрило сразу, с одного касания. Еще более ослепительным фейерверком, чем тогда в бассейне. Ведь оба сказали желанию «да» и окунулись с головой в сладкий омут. Она наслаждалась его прикосновениями, улетала и пыталась отвечать лаской со всей искренностью и силой своего чувства. Степнов молил богов, чтобы ему хватило сил продержаться и не наброситься на нее сразу. Впрочем, Ленка под напором обрушившихся на нее возбуждающих касаний и поцелуев очень быстро оказалась готовой принять его. Мучительная для обоих задержка «на безопасность» и Кулемина сама тянет его на себя. Вот. Да! … Такая влажная, жаркая, словно созданная для него… После нескольких движений он сорвался и уже не мог себя контролировать. Желание затмило все. Он брал ее, и в каждом движении звучало яростно-торжествующее, первобытно-мужское: «Моя!» Она отдавала и отчаянно подтверждала: «Твоя, только твоя!»
На какие-то доли секунды он потерял сознание и рухнул на Ленку всем своим весом. Потом скатился с нее. На большее сил не хватило. Все тело наполняло неимоверное сумасшедшее блаженство. В голове была прекрасная пустота, и шевельнуть хоть одной мышцей было не реально.
Минут через пять Ленка села на кровати, накидывая на плечи оказавшийся под нею халат.
- Ле-е-н! – он сам не знал, что хотел сказать.
- Да?! – почему-то сейчас назвать его по имени-отчеству язык не повернулся.
Какие слова она должна сейчас произнести?! «Я вас люблю. Вы супер?!» Все слова казались пошлостью и не отражали ни ее мыслей, ни чувств, которые она испытала сейчас, лежа на этой кровати. Счастье! Теперь он по-настоящему её! Её любимый! Её мужчина! Она - его женщина! Да, пока еще неопытная, неумелая, но ЕГО женщина.
Когда он вошел в нее, пелена возбуждения спала, она ощутила легкий дискомфорт, но эйфория от мысли, что сейчас он внутри нее, и они близки так, что ближе не бывает, перекрыла физические ощущения. Вот он стонет, рычит, и черты его лица искажаются, потому что он с ней – Ленкой. И она, как хорошая ученица, старалась подстроиться под его движения. А сейчас…
- Я сейчас вернусь. Быстро, – она соскользнула с кровати и скрылась за дверью ванной.
Совсем быстро не получилось, хотя Ленка торопилась. Надо было принять душ и восстановить белизну так удачно оказавшегося под ней халата. На себя пришлось надеть второй – неиспользованный Степнова. Она видела себя в огромном зеркале и сама смущалась своего безумно-счастливого вида. Сбылось! Она торопилась, словно Золушка, знающая, что в полночь карета превратится в тыкву, а платье в лохмотья. Будет ли у нее возможность снова оказаться с любимым наедине?! Когда?! А если нет?! В конкурентной борьбе за этого мужчину у всех других женщин было огромное преимущество - их уже готовое для занятий любовью тело и их опыт. Она же стартовала с минусовых позиций. Пока не кончилась эта волшебная ночь, пока белые снежинки рассекают тьму за окном, пока судьба на ее стороне, она должна стать для него если не лучшей, то хотя бы… чтобы не забыл.

Это было сумасшествие! Но какое прекрасное! Реальность оказалась лучше его снов. Он сел на кровати, медленно спустил ноги на пол. Почувствовал под ногой что-то холодное. Посмотрел. Среди разбросанных на полу предметов одежды, в серебристом свете, проникающем в комнату сквозь ажурные шторы, блестела монетка. Его судьба. Он поднял металлический кружок. «Решка!» Судьба посмеялась над ним жестоко. Все свершилось, а наваждение не ушло. Он обманулся. Он был с Леной и теперь хочет ее снова и во много раз сильнее. И фантазия заводит его все дальше и дальше. Сейчас она вернется… Так. Стоп. Он маньяк!
Не включая свет, слегка оделся, разобрал нормально кровать, сложил и повесил раскиданную по полу одежду. Усилием воли отвлек себя от мыслей, возникших при созерцании простого Ленкиного бюстгальтера. Нет, он определенно сбрендил. Интересно, какой-нибудь врач от этого лечит?! Раньше даже прозрачное, расшитое кружевом белье его партнерш не заводило его настолько. Стоп! Стоп! Надо вернуться к прозе жизни. Очень хотелось пить. Нашел в минибаре пару бутылок воды, а шампанское убрал.
Когда скрипнула дверь ванной, он столкнулся с Ленкой на пороге.
- Ты как? - все-таки он волновался.
- Хорошо, – смущенная Кулемина поспешила уйти из полосы света, льющегося из ванной.
- Ты ложись. Я постель разобрал. На столе вода есть.
- Спасибо. Я… - (Твой или Ваш?) – Я… халат взяла…
- Не вопрос. Ложись, – и он поспешил закрыть за собой дверь.

Ленка уже и мандарин съела, и воды попила, и согрела обнаженным телом шелковые простыни, а душ все шумел… Сколько можно мыться! В комнате пахнет мандаринами, шампанским, а подушка чуть-чуть его туалетной водой, той самой, от Lacoste. Вот сейчас он выйдет, скользнет под одеяло, обнимет ее, Ленку, она снова ощутит его крепкие мышцы, гладкую кожу, волоски на руках, груди… Он будет ее целовать, они снова будут любить друг друга, а потом она уснет в его объятьях. Ведь до рассвета еще есть время…

Степнов тихонечко отворил дверь в комнату. Он очень надеялся, что утомленная сегодняшним днем Ленка уснет до его возвращения, иначе нет никакой гарантии, что он устоит перед искушением и не пристанет к ней по новой. А по второму кругу в первый раз… Наверное, не надо. Да, она, слава богу, спала. Дышала глубоко и ровно, но… Черт! Кто ей сказал, что надо ложиться в постель раздетой?! Хоть снова иди в душ, уже холодный. Он завел будильник на телефоне, аккуратно скользнул под одеяло, лег на противоположный от Ленки краешек кровати и повернулся на бок, лицом к окну так, чтобы даже не видеть, как выглядывает из-под одеяла соблазнительная грудь и голая коленка. Он устал. Он устал бороться с собой. Он вообще устал. Надо не думать ни о чем. Не думать. Просто дышать, как Ленка. С ней в унисон. Глубоко и ровно. И поспать. Ведь до рассвета еще есть время…

В комнате пахнет мандаринами, шампанским, а подушка чуть-чуть Ленкиным ванильным ароматом. А за окном умиротворенно кружат белые снежинки. И каждая словно несет частичку счастья и веры, что всё желаемое сбудется. Все проблемы растают как дым, всё неприглядное укроет белоснежным покровом, темноту расцветят задорные огоньки, и придет пора волшебства. Воцарится гармония и любовь. Скоро Новый год!



***************
Вот так

Спасибо: 58 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1072
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.11.11 23:23. Заголовок: Есть музыка, в текст..


Есть музыка, в тексте по ссылочке.

Глава 8

Ей было жарко. Словно на нее положили грелку. Она попыталась ее отбросить. Не удалось. Проснулась. Где? Что? Господи! Она лежала на своей половине кровати, крепко прижатая к мужскому телу сильной рукой. События предыдущих часов пронеслись в памяти. Она ждала, пока Степнов выйдет из ванны, и уснула. Сколько времени?! За окном по-прежнему темно. О! Электронные часы на панели телика показывают шестой час. Скоро утро, а это значит, скоро все закончится. В голове всплыли слова одной из её любимых медленных музыкальных композиций Rednex:

«Hold, hold me for a while
I know this won't last forever
So hold, hold me tonight
Before the morning takes you away

Обними меня, обними меня хоть ненадолго,
Я знаю, это не будет длиться вечно,
Поэтому обними меня, обними меня сегодня
Перед тем, как утро заберет тебя…»


Но сейчас он здесь с ней, и надо насладиться этим мгновением. Сейчас, пока он на нее не смотрит, и она совсем не смущается… Ленка осторожно провела пальчиками по его обнаженной руке от плеча вниз…

Ему снился ставший обычным за последнее время сон, в котором обнаженная Кулемина лежала рядом и нежно целовала его в губы, в шею. Поцелуи спускались к груди, а девичья ладонь касалась его самого сокровенного, заставляя наливаться его член все большей мощью. «Да! Вот так! Хорошо! Только не останавливайся! - он молил эту эфемерную Ленку! - Вот так вот!» Схватить ее, ускользающую! Почувствовать ладонями упругость ее ягодиц, крепко прижать к себе! «Не уходи!!!»

Сон не ушел. Напротив. Он был наяву. Теплые женские губы скользили по его лицу, а женская рука гладила существенную выпуклость в его боксерах и, похоже, намеревалась нырнуть под их резинку.
- Ленка?!
- Да?! – хриплый томный шепот опалил его ухо. - Да-а!!! - И нежное, - пожалуйста!
Теперь нет сдерживающих факторов. Один лишь звук ее голоса напрочь сорвал тормоза. Это походило на бешеное соревнование, где ни один не хотел уступить другому в активности ласк, в стремлении обладать другим, в желании заставить стонать другого от блаженства. Все же Ленка в силу неопытности сдалась раньше. Она, нагая, металась под ним по постели, сбивая шелковые простыни, а он упивался этим зрелищем, судорожно глотая воздух открытым ртом, и все убыстрял темп.
Ванильный аромат смешивался с пряным запахом страсти…

По потолку бродили тени от фар появившихся за окном машин. Зашаркала лопата дворника. Но все это происходило где-то на периферии сознания, в ином мире, куда так не хотелось возвращаться. А тут… слышно только дыхание… Дыхание человека, лежащего рядом. Пережитый только что на двоих экстаз. Сладкая тяжесть в теле. И глаза закрываются сами собой. Но…
Резкий звук бодрого марша, словно бомба, разорвал тишину. Кулемина недовольно застонала и потянула на себя одеяло, пытаясь закрыться с головой, чтобы противный звук не лез в уши, а Степнов, чертыхаясь, поспешил выключить будильник на телефоне.
Он встал, взял свою одежду и медленно побрел в ванную. В дверях остановился.
- Лен! – ноль реакции.
- Лен, надо вставать и ехать! А то Петр Никанорович будет волноваться, – он вспомнил о соавторе, который так доверчиво позволил провести ему ночь со своей юной внучкой, всецело полагаясь на его, Степнова, порядочность, и резко помрачнел. Он просто «суперпорядочный!!!»
Нажал на кнопку выключателя. В комнате вспыхнул яркий свет, а сам Степнов хлопнул дверью ванны.

Свет ослепил Ленку. В этом противном достижении прогресса исчезло ночное волшебство, но… Всё равно никто уже не отнимет у нее её счастье. Золушка уже станцевала на балу с принцем, и, может быть, ну можно же поверить на секундочку, принц в нее хоть чуть-чуть влюблен. Ленка села на край кровати и потянулась за одеждой. Она пока не пойдет в душ. Тело еще живо помнит следы прикосновений любимого. Но еще, если честно, шевелится не просто «в лом», а катастрофически «в лом». Мышцы двигаться не желали, и организм требовал сна.

- Готова? – он вышел из ванны. Ленка, уже одетая, сидела на краю кровати. Хоть и очень сонная, улыбнулась ему:
- Готова.
Степновская совесть снова дала о себе знать острым уколом: «Замучил девочку!»
Помог надеть ей куртку. Подхватил её рюкзачок и, так же как по дороге в номер, взял ее за руку. Быстро спустились вниз. Кинул на стойку регистрации магнитную карточку- ключ, и они поспешили к машине. Молчали. Ленке не хотелось говорить. Во-первых, почти не было сил, а во-вторых, боялась неосторожным словом разрушить внутри себя атмосферу блаженства.
- Поспи пока, – привычно скомандовал он, поворачивая ключ в замке зажигания. - Еще пока прогреемся…
- Хорошо, – Ленка снова улыбнулась ему. Заботливый!
Он вел машину по темным улицам… Если раньше совесть терзала его лишь за преступные намерения, то теперь налицо был свершившийся факт. Он - учитель - провел ночь со своей ученицей. Ему доверили сопровождать девочку, чтобы он оградил ее от грязных приставаний в клубе, а он… Узнай Кулемин правду, у старика точно был бы очередной инфаркт. А этот ангел… этот безумно соблазнительный ангел, эта, - он вспомнил пылкость Ленкиных ласк, - эта «развратная невинность» мирно сопит на сиденье рядом. А ему снова и снова хочется ее касаться. За что ему этот персональный ад?!
- Лен, - он мягко тронул ее за плечо. – Лен, - провел пальцами по бархатистой щеке.
Она распахнула глаза и тут же прижалась щекой к большой ладони. - Приехали.
- Уже? Так быстро?
- Уже много времени.
- Э-э-э, – она думала, назвать ли его по имени-отчеству, но так и не решилась. - Я хотела сказать… У меня никогда не было такого дня рождения. Этот самый лучший и самая лучшая ночь!
- Лен, не говори ничего, пожалуйста, не надо, - остановил он её.
- Ладно.
- Пошли, провожу до квартиры.
Уже у дверей он, замявшись и заметно нервничая, спросил:
- Лен, ты понимаешь, то, что было… Это… Мы в школе… ты учишься, я работаю…
- Я понимаю, - сказала Ленка спокойно. – Я помню наш разговор в машине. – И радостно-успокаивающим тоном, каким обычно обещала тренеру выполнить все его заветы перед игрой, добавила. – Все в порядке. Не волнуйтесь, Виктор Михайлович.

В квартире царила сонная тишина, нарушаемая лишь похрапыванием деда.
На ее диване сегодня возлежала кукла Ленка, замещавшая хозяйку.
- Это был не сон? – спросила Ленка-маленькая.
- Ш-ш! – большая прижала палец к губам. - Это было на самом деле. И пусть… - хозяйка убеждающе посмотрела на куклу. - Пусть это даже не навсегда… Даже если я завтра проснусь и пойму, что все закончилось, - Ленка нежно пригладила на близняшке курточку, - это было самое большое счастье в моей жизни! Я его люблю.
- Теперь ты любишь его еще больше?
- Да.
- А он?
- Не знаю… Мне хочется в это верить.

*****
- Нет. Это никуда не годится! – возмущалась Людмила Федоровна в учительской. - Одиннадцатые совсем не хотят учиться. Ну и что, что последний день! Об экзаменах совсем не думают. Вот, все плоды ваших игр в демократию, - она повернулась к Рассказову. - Сегодня Кулеминой двойку поставила. Вышла к доске и стоит столбом. Смотрит, словно в первый раз уравнение видит. На место села и снова где-то в облаках.
- Ну, просто не подготовилась. У нее день рождения вчера был. Восемнадцать лет, – встал на защиту то ли своих педагогических методов, то ли Ленки классный руководитель.
- Вот! Все понятно, – тут же встряла Калерия, - небось, гуляли-пили. Не удивлюсь, если крепкие напитки.
- Да не пили они ничего такого, - вмешался Степнов.
- А откуда вы знаете? - тут же продолжила допрос Разина.
- Потому что я был на дне рождения. Меня Петр Никанорович пригласил.
- А почему Кулемина не готова тогда? – поинтересовалась Людмила Федоровна.
- Ну… - Степнов подумал, и его осенило, – ну, может, расстроилась. Праздник, а родителей снова нет. В прошлом году их в заложники в Нигерии взяли прямо в Ленин день рождения, в этом – они снова в другой стране.
- А вы, я гляжу, - снова встряла Калерия, - ей и за папу, и за маму.
- Если надо будет, - Степнов готов был уже сорваться (он и так был зол на весь мир, а на этих мымр в особенности), - и за них, и за брата, и за кума, и за свата, даже за мужа.
При слове «мужа» Рассказов чуть не схватился за голову, но в пылу полемики дамы восприняли это за словесный оборот. А Степнов продолжал, тихо ненавидя себя за лицемерие:
- Каждому человеку, а тем более в юном возрасте, нужна поддержка близких и родных, даже если кажется, что внешне они вполне самостоятельны. Да уж, сам-то он как «поддержал» девочку.
- А вы прямо близкий? - снова съязвила Калерия, попав в точку.
Степнов совсем помрачнел, но тут Борзова глянула на Разину убийственным взглядом и неожиданно для всех мягко произнесла:
- А вы правы, Виктор Михайлович. Правы. (Людмила Федоровна совсем недавно переосмыслила свои отношения с дочерью.)
Прозвенел звонок. Участники дискуссии засобирались на уроки.
- Виктор Михайлович! – обратилась к Степнову Людмила Федоровна, - вы Лену сегодня увидите?
- Да, у меня у них шестой урок.
- Передайте ей, пожалуйста, что я пока двойку оставлю в своем кондуите, а в журнал, как обещала, ставить не буду. Но после каникул на первом же уроке обязательно спрошу её по материалу.
- Хорошо, Людмила Федоровна. Обязательно передам.

Степнов поспешил из учительской, пока друг Рассказов не надумал откомментировать его действия.

Кулемина с замиранием сердца шла на шестой урок. Двойка по алгебре благополучно прошла мимо Ленкиного сознания. Что значит какая-то оценка по сравнению с самым главным событием в твоей жизни?!
Степнов стоял у подсобки и наблюдал за входной дверью в зал, ожидая Ленку. Она, как всегда, появилась одной из первых.
- Лена, Кулемина! Зайди на минутку.
У Ленки зашкалил пульс. Что он ей сейчас скажет?!
- Лен, Людмила Федоровна просила передать, что не поставит двойку в журнал, но после каникул сразу обязательно тебя спросит.
- С чего вдруг такая доброта?! – Ленка с подозрением посмотрела на Степнова. Степнов что, после их ночи теперь будет ей так «содействовать» в учебе?! - Вы ей что-то сказали?
- Ей Игорь Ильич сказал про твой день рождения.
- А-а-а.
- Лен, - Степнов замялся (неудобно спрашивать у ученицы, как она себя чувствует и может ли заниматься на уроке физкультуры, после того как ночью она занималась с тобой сексом), а потом спросил с надеждой, - может, ты домой пойдешь?!
- В смысле? – Ленка не поняла.
- Ну, не пойдешь на физкультуру.
Кулемина смотрела на Степнова во все глаза. Он что, не хочет ее больше видеть?! Что? Теперь все?! Она больше не его лучшая и любимая ученица?
- Почему?! Вы меня выгоняете? – сердце словно зажали в ледяные тиски.
- Ленок, ну ты что?! – Степнов в попытке ее успокоить непроизвольно взял ее ладони в свои. - Просто… - Ну как ей сказать, что он не может на нее спокойно смотреть. Это и муки совести, и искушение. А перед глазами тут же начинают мелькать картинки прошлой ночи с Кулеминой в соблазнительном виде и позах. - Просто… Просто мы сегодня прыгаем в высоту. Это значит - предельная концентрация внимания. А невыспавшейся прыгать в высоту вредно. Тем более, норматив за одиннадцатый класс ты сдала еще в девятом.
На душе у Ленки тут же потеплело. Надо же, он помнит все ее рекорды!
А Степнов уже уверенно продолжил:
- Зачем тебе в таком состоянии терять авторитет перед одноклассниками. Лучше иди домой, ложись спать.
Внимательный!!! Какой же он… Любимый! И, окончательно растаяв, она с нежностью в голосе спросила:
- А, – побоялась озвучить свой вопрос о дальнейших планах Степнова на её персону, - а вы?
- А что я?! – не понял Степнов. – Сейчас отведу урок, соберу вещи и на самолет.
- Как на самолет?! – такого Ленка не ожидала. За пять уроков она уже успела намечтать себе сказочные новогодние каникулы в обществе любимого человека.
- Я с мамой и отчимом в Куршавель на лыжах кататься, – Степнов поймал себя на мысли, что он оправдывается, и отчего-то разозлился. – Новый год – семейный праздник, - тут же брякнул, не подумав. – Ой, Лен, извини.
- Да что Вы, Виктор Михайлович!!! – это абсолютно правильно. – Ленка наоборот воспрянула духом, не обратив внимания на бестактность Степнова. Он едет с родителями, а не с какой-то теткой, как обычно ездят на отдых мужчины его возраста. - Тогда с наступающим Вас Новым годом! Хорошо вам отметить и погулять!
- И тебя так же, и Петра Никаноровича! – Степнов уже очень хотел прервать затянувшуюся беседу. - Иди, Лен, пока звонка не было, чтобы меня не спрашивали, почему я тебя отпустил. Иди.
- До свидания! – Ленка снова окинула Степнова нежным взглядом, от которого его бросило в жар, и покинула подсобку.

Впрочем, мучения Степнова на сегодня еще не закончились. Едва прозвенел звонок с урока, в зал зашел друг и заявил, что он, пожалуй, проводит Степнова до дому.
- Может, не надо, я тороплюсь, – попытался отмазаться от разговора Степнов.
- Надо, Витя, надо.

Когда они покинули школьный двор, Рассказов тут же спросил.
- Судя по двойке Кулеминой, выпал «орел»?
- Нет, «решка».
- Ну так, слава богу! – обрадовался друг.
- Нет. Все наоборот. Я думал, наваждение пройдет, а стало еще хуже. Видеть ее не могу. С урока отпустил… - Степнов тяжело вздохнул.
Рассказов смотрел на него с укором, и в его взгляде отчетливо читалась мысль, что он совсем не уверен во вменяемости друга.
- Что за бред! Может, она тебя чем опоила, наколдовала какую-то хрень?!
- Игорь, ты доктор наук, чего ты несешь?!
- Чего я несу?! Да я не понимаю, что Кулемина такое делает, что у тебя крыша едет?! Опыта, как я понимаю, ноль, а ты после ночи с ней - невменяемый. Ни в жизнь не поверю, что она торнадо в постели.
- Игорь!!! – в голосе Степнова появились угрожающие нотки.
- А чего «Игорь»?! Нет, ты мне объясни, - горячился Рассказов.
- Ну… Я не знаю как… Это… была ночь с девушкой… Понимаешь, она не видела во мне ни денежного мешка, ни секс-машины, ни выгодной партии... Да, возможно, из любопытства, возможно, из желания стать взрослой. Но она стала моей, потому что мне доверяла. То есть, потому что я – это я... И я это чувствовал. Если бы ты видел, какая она вышла из душа... она смотрела на меня так, как будто просила о помощи... А по поводу «торнадо», знаешь, она, как всегда, лучшая ученица… - Степнов увлекся, ибо всегда гордился Ленкой, - немного тренировки и…

- Ну, давай, ты теперь и тут ее потренируешь!!! - взвился Рассказов, всё более приходя в ужас от слов Степнова. - Будешь регулярно с ней спать!!! – он уже кричал. - Совсем больной?!
- Нет, – Степнов уже совсем приуныл и повесил голову. - Но со мной никогда еще такого не было. Я не испытывал такого.
- А-а-а, - вдруг облегченно рассмеялся Рассказов. - А у тебя девственницы были?!
- Нет.
- Ну, Вить. Ты меня напугал, – Рассказов был доволен, что нашел ключ к разгадке. - Я понял, почему ты под впечатлением. Во-первых, с твоим патологическим чувством ответственности тебе понравилось брать всё на себя. А с девицей только так и получится. Во-вторых, ты привык заботиться о Лене, учить ее всему, вставать на ее защиту. И ты ответственно решил в очередной раз спасти её от грязных лап какого-нибудь пацана, сам с ней переспав. И в этом ты нашел моральное удовлетворение. Можно сказать, выполнил долг. А еще ты был первым, что тоже может быть приятно мужскому самолюбию. Вот тебе и всё твое «никогда не было». Короче, пишите рецепт от доктора Рассказова: найди кого постарше, хрен с тобой, даже женись. Вон чем тебе Кристина не подходит?! И рожайте сразу двойню. Или еще вариант: найди себе еще одну девственницу, - готов даже попытаться помочь в меру сил, - пошутил Рассказов, - но только, слышишь, Вить, - его тон снова стал серьезным, - чтобы за пределами нашей школы. Кстати, Вы хоть предохранялись?
- Обижаешь, – буркнул Степнов.
- И то хорошо. Если узнают, что у вас с Леной что-то было, будет грандиозный скандал. В конце концов, если ты такой ответственный, то не порти девочке жизнь, держись от нее подальше. И сам целее будешь.
- Да я всё понимаю, – устало отозвался Степнов.

Устал. Устал. Он откинулся в кресле самолета и прикрыл глаза. Вот сейчас отдохну, покатаюсь на лыжах. Не буду её видеть. И всё войдет в привычную колею. Вот Кристина сидит рядом. Красивая женщина. Как ему нравилось всегда, стильная, ухоженная с головы до пят. Супер! Идеальная фигура, макияж, маникюр, педикюр… А у Ленки руки в цыпках… Вечно без перчаток ходит. Учишь её, учишь! И губы обветренные, без помады на холоде трескаются, потому что она их облизывает от волнения… Как проведет язычком…
Ленкины губы… Такие нежные и умопомрачительно сладкие…


******************
по-прежнему тут.

Спасибо: 60 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1075
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.12.11 22:04. Заголовок: Глава 9 Вот снова ..


Глава 9

Вот снова самолет. Теперь уже домой. Степнов расслабился в кресле и прикрыл глаза. И сегодня он увидит Ленку. Вообще, он поначалу не очень-то этого и хотел. Он катался на лыжах, коньках, ходил в сауну, бассейн, тренажерный зал, на крытый теннисный корт. Короче, принимал все меры, чтобы умотаться физически и спать без сновидений. И первые дни ему это удавалось. Днем он мило общался с Кристиной, пока по-дружески, разумеется, был приветлив и галантен. Она вполне отвлекала его болтовней. Правда, пару раз, обучая Кристи кататься на лыжах, он подумал, что лучше бы это была Ленка. Писка и визга было бы существенно меньше, а результатов точно больше. Но... У него также было время пообщаться с мамой, поговорить с отчимом, сыграть с ним в шахматы. Потом наступил Новый год. Ночью, уже ближе к четырем утра, когда они с Кристиной возвращались с банкета, через заполненный эфир к нему пробилась смска от Ленки.
«Дорогой Виктор Михайлович! Мы с дедом поздравляем вас с Новым годом! Желаем вам успеха, счастья и чтобы исполнялись ваши желания!»
И вот она уже снова ворвалась в его смутный утренне-дневной сон 1 января.
Черт! Не надо, чтобы исполнялись мои желания! Ой, не надо, Лена! Может, попробовать все-таки с Кристиной… Он заметил, та была не прочь пообщаться с ним не только днем. Но когда она касалась его, чмокала в щеку утренним, типа родственным, поцелуем за завтраком, шла с ним под руку или обнимала за талию, позируя на общей фотографии, у него не возникало того бешеного желания, как при общении с Ленкой. Особенно поначалу. Ему сильно не нравились Кристинины духи. Решил подарить ей другие. Специально пошел в парфюмерный магазин, долго выбирал. Выбрал и понял, что отдал предпочтение ванильному аромату – Ленкиному. Подумал и решил, что пусть лучше Кристина пахнет для него приятно, глядишь, его больше к ней потянет. Подарил. Дня три ему казалось, что всё налаживается. Кристи была лапочкой. Они ходили на танцы, где он держал её в объятьях. Потом она затащила его «под омелу» (под этим растением в Европе принято целоваться, и даже вроде как сей жест гарантирует вечную любовь). Поцеловала первой. Он ответил, даже увлекся и, забывшись, припав к нежной шейке, назвал Кристину Леночкой.
- Что?! – переспросила Кристина.
- Извини, – он отпустил женщину и резко зашагал на выход.
Сообразившая, что ее назвали другим именем, Кристина догнала его уже на улице.
- Вить!!! – она взяла его под руку, - ну, что ты убежал?! Ну, ладно, теперь я знаю, что твою последнюю звали Еленой, ну и что?! В конце концов, я же знаю, что ты не монахом живешь. Оговорился. С кем не бывает?!
Степнов расслабился. Поистине, Кристина с возрастом стала мудрее и не стремится устраивать «разборки» по любому поводу.
- Все равно, извини.
- Замяли тему. Вить, а давай съездим куда-нибудь вдвоем. Мне уже надоело здесь сидеть. Вон Швейцария рядом. Погуляем, достопримечательности посмотрим.
Швейцария! Там же Ленкины родители! Родившаяся в мозгу при названии страны идея сразу захватила его полностью. Как он раньше не догадался! Петр Никанорович при последней встрече посетовал, что Кулемины сами хотели приехать на Ленкин день рождения, приготовили ей подарки, но так и не смогли выбраться. А по почте теперь их не отправишь, и оказии пока нет. Отличная мысль - он позвонит Ленкиным родителям, все их телефоны, на крайний случай, он имел давно, и заберет Ленкины подарки. Вот Ленок обрадуется.
- Вить, ты меня слышишь? – Кристина дернула его за рукав.
- Слышу. Мне нравится эта идея. Правда, у меня там еще дело одно будет. Но это по ходу…
- Какое дело?!
- Там у моего соавтора сын с женой работают. Так вот позвоню им. Может, захотят родным подарки передать в Москву. Петру Никаноровичу и его внучке приятно будет.
- Петр Никанорович, это тот старый писатель?! Я читала ваш роман.
- Ну, да. Он, – имя Ленки Степнов догадался пока не произносить.
- Вить, ты прямо такой благородный и внимательный! – Кристина окинула его восхищенным взглядом, - вот не зря Маргарита говорит, что ты сокровище.
- Ага, – скептически хмыкнул Степнов.
- Да. И не спорь, – Кристина ускорила шаг. – Тогда пошли быстрее! Мне еще надо собраться, раз мы завтра едем.
- О! Женщины! – закатил глаза Степнов. – Кристин, только давай не два чемодана!
- Ладно, – смилостивилась та, - но ты же понимаешь, что вещи надо брать на все случаи жизни: на экскурсию, на прогулку, на завтрак одно, на ужин вечернее платье. Рядом с таким шикарным мужчиной, - польстила она Степнову, - я должна выглядеть прилично. Опять же и на ночь что-то надо. Вдруг, кто в гости придет, - она кокетливо-приглашающе глянула не Виктора.
- Понятно, – резюмировал Степнов и тоже ускорил шаг. Почему-то вспомнилось: «Я мигом!» и рюкзачок с мандаринами.

Потом они ездили в Швейцарию. Кулемины, действительно, очень обрадовались, усиленно приглашали их остаться обедать, но он побоялся сказать или услышать что-то не то, да и Кристине нечего было слушать про Ленку. Вдруг какие подозрения в голову придут. И так Никита Петрович вовсю благодарил его за то, что он присматривает за его отцом и дочкой. А ему хотелось провалиться сквозь землю. Знал бы Кулемин, как он, Степнов, «присматривает», не то что бы благодарил, небось, оторвал бы голову и другие важные части тела за совращенную юную дочь. По крайней мере, Степнов на его месте сделал бы именно так. Родители передали Ленке красивые золотые сережки и навороченный нетбук, а также новогодние подарки ей и Петру Никаноровичу. Глядя на тщательно оформленные коробки, он подумал, что сам тоже должен что-то привезти из Франции в качестве новогоднего сувенира. Выбрал бутылку хорошего шампанского Кулемину и коробку красиво оформленных в новогоднем стиле конфет для Ленки.
Приглашения Кристины стать «ночным гостем» он не принял, хотя днем и обнимал ее. Просто побоялся снова оговориться в пылу страсти. Зато его «ночной гостьей» снова стала Ленка. Он ругал себя за эту идею с подарками, за то, что решил потакать своему желанию ее видеть, тут же оправдываясь, что девочке очень нужно ощутить тепло и любовь родных, и что он сделал бы это независимо от своей страсти.
Так или иначе, прилетев поутру в Москву, он уже вечером звонил в квартиру Кулеминых.

Что Виктор Михайлович везет ей подарки от родителей, Ленка знала заранее. Мама сообщила ей об этом по телефону. Радостно расписывала, какой Степнов внимательный. Правда, сообщила, что он был не один. А на вопрос Ленки: «С кем был Степнов?» - честно ответила, что не знает ничего, кроме имени женщины. «Кристина. Видимо, какая-то знакомая». Ленка мучилась ревностью. Правда, дискуссии с близняшкой всегда приводили к одному итогу. Если бы Степнову она, Ленка, была «до лампочки», если бы он о ней не думал, то не стал бы звонить родителям в Швейцарию. А раз позвонил, значит, не забыл, и у нее есть шанс, несмотря на всяких Кристин. Мало ли народ заводит знакомых на отдыхе и в путешествиях.
Правда, день прилета любимого она не угадала, и Степнов застал Кулеминых врасплох.

Петр Никанорович сразу засуетился. Степнов разделся и начал в гостиной «выдачу слонов». Охи-ахи. Радостные возгласы и «спасибо». Наконец, Кулемин «побежал» на кухню накрывать стол, а в комнате внезапно повисла напряженная тишина. Ленка смотрела на него с радостью, восхищением и нежностью, словно ласкала его взглядом, он чувствовал это. А вот он, «козел», первым делом заметил, что под широкой домашней футболкой у Кулеминой нет лифчика. Надежды, что за две недели его отсутствия Ленка подурнела, и он не найдет ее сексуально притягательной, не оправдались ни на йоту. Наоборот. А она подошла к нему, чуть коснулась прохладной ладошкой талии и со словами: «Большое спасибо Вам, Виктор Михайлович!» - поцеловала его в щеку. «Хватательный» рефлекс сработал у Степнова независимо от сознания, он вдохнул ее аромат, мягкая грудь коснулась его торса, и он только простонал: «Лен!»
- Да?! – прозвучало хриплое в ответ, и он снова услышал в нем согласие на всё.
Не удержался, выдал себя:
- Что ты со мной делаешь?!
- Может, уедем? – тут же спокойно и как бы невзначай предложила Ленка, хотя сердце, наверное, качало кровь в два раза быстрее.
- Через полчаса на остановке.
- О,кей! – сказала Ленка, отстранившись, чтобы взглянуть на часы, и, подхватив подарки, поспешила из комнаты.
Только тогда до него дошло, что он сказал. Нет, может, прав Игорь, колдовство какое-то. Рядом с Кулеминой мозг у него просто отказывается работать.

Ленка присела на диване, грудой свалив рядом полученные подарки. Надо выдохнуть. Её слишком трясло. Сейчас. Три минуты, чтобы перестать колбаситься и нервничать, успокоиться, осмыслить свое счастье и действовать. Хорошо, что днем повалялась в ванне. Одеться так, чтобы дед не заподозрил, что она куда-то намылилась, собраться в три минуты, ибо Петр Никанорович уже зовет всех на кухню.
Минут через двадцать она вышла на секунду в комнату и набрала на мобильном номер Степнова.
Стараясь говорить хриплым голосом, сразу произнесла в трубку:
- Вить, это Игорь. Ты занят? Прийти сможешь?
Степнов сообразил, что к чему, и поддержал её ход.
- Да, Игорь, привет.
- …
- Тебе срочно?!
- …
- Ладно, хорошо. Скоро буду.
- Петр Никанорович, я очень извиняюсь! Но вот только прилетел, и все сразу звонят. Надо идти.
- Вить, да конечно! Спасибо тебе. Ты приходи в любое время. Мы с тобой спокойно посидим, – Кулемин провожал гостя в коридоре.
- До свидания, Виктор Михайлович.
Через пять минут Ленка возникла перед дедом.
- Дед, раз гости ушли, я пойду к Лерке. Подарками похвастаюсь.
- Иди, конечно. Но, Лен, давай, чтобы не поздно возвращаться.
- Да, дедуль, ты не волнуйся. Я позвоню. Ты же знаешь, что меня никто не тронет, – Ленка уже заматывала шарф на шее.
- Ну, беги-беги! – Кулемин проводил радостную внучку довольным взглядом.
Ох, как повезло им с Виктором. Вон сколько счастья девочке доставил!

Степнов, только сидя в машине, задумался, куда везти Ленку. Своя квартира по-прежнему категорически исключалась. Ехать в ту же гостиницу… Не стоило. Слишком пафосная, и они там были заметны. Слишком велик был контраст между ним - солидным мужчиной и Ленкой в подростковом прикиде. Надо что-то попроще. Набрал справочную мобильного оператора и запросил данные на гостиницу, чтобы не в их районе, но и не на другом конце Москвы. Ответ пришел через пять минут: частный мини-отель «Ева» и еще с советских времен, но отреставрированная, большая гостиница «Полет». Остановился на втором варианте. Чем больше народу, тем незаметней их присутствие.
«Господи! Что он опять творит!? Но увлечься в очередной раз самобичеванием ему помешал приход Ленки. Она скользнула на сиденье, и он сразу отъехал от остановки.

- Как каникулы? Что делала? – спросил он, чтобы сосредоточиться на дороге и нейтральном Ленкином ответе и отвлечься от мыслей предвкушения.
- Да, так… - спокойно ответила Ленка. – На каток с девчонками ходили, репетировали пару раз. – Анька новые стихи принесла. Вот музыку подбирали.
- Молодцы вы! – одобрил Степнов.
- В бассейн с Гуцулом ходили. Там такой праздник классный устроили! – Ленка начала рассказывать Степнову, какой интересный новогодний праздник с веселыми шутками и спортивными конкурсами организовали Степновские коллеги. - Мы с Гуцулом, кстати, в водное поло попробовали играть. Прикольно.
- И как сыграли?!
- Классно. Победили. Гуцул - супер.
Степнов несколько помрачнел. Прозвучавшее за одну минуту три раза имя Игоря навело его на мысль, что давний Ленкин напарник и кореш тоже мог оценить внезапно похорошевшую Кулемину в новом купальнике и захотеть от Ленки не только дружеских отношений. Но в эту минуту раздался сигнал навигатора, что надо поворачивать, и они почти уже на месте. Поэтому Степнов сосредоточился на парковке.

Гостиничный холл не подавлял великолепием, как предыдущий, и обыкновенный ключ от номера достался Степнову существенно быстрее. Сами, без провожатых, поднялись на лифте на шестой этаж. Оба молча стояли и смотрели, как загораются огоньком номера этажей. Ленка от волнения облизывала внезапно пересохшие губы. Степнов думал о том, что надо держаться спокойнее и не набрасываться на Ленку сразу.
Обычный номер с удобствами. Маленький коридорчик со встроенным стенным шкафом и дверь в ванную комнату с туалетом и душевой кабиной. Степнов повернул ключ в замке изнутри и стал как можно медленнее снимать с себя куртку. Спокойней, Витя! Спокойнее. Ленка же наоборот быстро избавилась от теплых вещей, оставшись в джинсах и топе на узких лямках, и осторожно глянула на Степнова. Решила разрядить обстановку вопросом:
- А вы как отдохнули?
- Как? – переспросил он, и ответил. – Честно? Не очень.
- Почему? – спросила удивленно-грустно Ленка. Она уже расстроилась за него.
- Да некоторые блондинки спать мешали, - Степнов притянул Ленку к себе, с наслаждением вдыхая ее аромат и касаясь губами шеи.
- Не поняла, – Кулемина попыталась вырваться из его объятий, но он держал крепко.
- Да снились вот некоторые, – продолжил он, целуя ее плечо, - в таких вот, - сдвинул вниз лямки топа и бюстика, - майках.

После этого заявления Ленка морально «ушла в астрал» и так бурно откликнулась на его порыв, что одежда слетела с них моментально, покрывало с постели было еле откинуто, а дальше она уже плохо помнила. Степнов еще попытался сохранить остатки разума, чтобы надеть изделие, и чтобы хоть как-то продлить удовольствие, но тоже потерял голову. Всё случилось стремительно и феерично.
«Блин! Как пацан какой-то, – ругал он себя мысленно, - надо срочно реабилитироваться».
- Лен! Леночка! – позвал ее и начал с поцелуев. Упоительно ласкал грудь, целовал и гладил плоский живот. Когда стал покрывать поцелуями длинные ноги от щиколотки, Кулемина явно застеснялась, но он продолжал, упоенно бормоча какие-то слова. Слыша от него «сладкая», «красивая», она снова млела от наслаждения. Целовал внутреннюю сторону стройных бедер. У самого уже ехала крыша, но он все оттягивал удовольствие по принципу «самое вкусное – на десерт». Когда он коснулся губами ее губ, когда тронул языком набухшую горошину, Ленка уже умирала от возбуждения от одной лишь мысли, что ОН ласкает ее ТАМ. Он и сам, погружая лицо в горячее влажное лоно, сходил с ума от того, что никто кроме него не касался ее там, не проникал так глубоко, никто не пил из этого источника, никто не слышал ее стонов, звучавших божественной музыкой в его ушах.

Третий раунд был за ней. После чего полностью удовлетворенный мужчина, пробормотав: «Лен, я сейчас, на минуточку», благополучно отключился на пару часов.
Сказалась предыдущая бессонная ночь, когда самолет, который должен был улететь из Парижа в три ночи, вылетел по метеоусловиям только в шесть утра.

Свет они так и не включали. Часов на стенке было не видно. Ленка лежала счастливая и снова наблюдала за тенями на потолке. В тишине номера было слышно, как в сумке уже два раза подолгу дребезжал поставленный на виброзвонок телефон. Но ей не хотелось вставать, не хотелось возвращаться в реальность, не хотелось тревожить сон любимого.

Звонок зазвучал снова, и Кулемина все-таки аккуратно сползла с кровати, на цыпочках выбралась в коридор и, забрав сумку, зашла в ванную, плотно прикрыв дверь.
- Да.
В трубке сразу зазвучал обеспокоенный голос деда.
- Леночка, ты где?
- Дед, не волнуйся, все в порядке.
- Так уже двенадцатый час.
- Ну и что?!
- Я Лере звоню, никто трубку не берет, – Ленка знала, что Лерка давно отключила домашний телефон, и Новиковы пользуются только мобильными.
- Дед, Андрей Васильевич спит, поэтому телефон отключили. А мы с Леркой заболтались просто. Не волнуйся, я скоро буду.

Закончив разговор, она тихо собрала свои вещи, вернулась в ванную комнату, быстро сполоснулась в душе и оделась. Не хочется будить Степнова. Он так сладко спит. Устал после перелета, да и, как выяснилось, Ленка ему снилась. Она прижала ладони к горячим щекам. Господи, ей, наверное, самой всё это снится. Пусть он отдыхает. Она сейчас вызовет такси и доедет домой. Деньги у нее с собой есть.
Она вышла из ванной, аккуратно прикрыв дверь, и потянулась за курткой, висящей на вешалке. Вздрогнула от прозвучавшего в тишине сонного голоса:
- Ле-е-н!
- Да.
- Сколько времени?
- Полдвенадцатого.
- Иё-о, клмн! – Степнов еле сдержался, чтобы не высказаться круче. - А чего ты меня не разбудила?! – Он сел на кровати и зажег бра, висящее рядом. Тусклый свет озарил комнату.
- Жалко было, – честно ответила Ленка.
- Ну, ты даешь. Тебе давно надо быть дома!
Кулемина усмехнулась. Почему-то вспомнился пошлый анекдот: «Во сколько девушка должна ложиться в постель, чтобы в одиннадцать быть дома?»
Степнов нашарил свои брюки и сейчас, стоя на одной ноге, торопливо пытался попасть второй в брючину, а Ленка стояла, прислонившись к дверному косяку, и наслаждалась зрелищем любимого учителя и мужчины в одних трусах. И мысли у нее в этот момент были отнюдь не невинные.
Степнов поймал ее взгляд, смутился и возмущенно рявкнул:
- Кулемина!
- Что?! – мягко с полусмешком ответила Ленка и приблизилась к Степнову. Тот уже застегивал пуговицы на рубашке, второпях, начав с первой пуговицы и второй петли. Ленка подошла, расстегнула его рубашку и собиралась застегнуть правильно.
- Лена! Не-ет! Отойди, пожалуйста, – он решительно убрал ее руки и сделал шаг назад от нее.
Приплыли! Она ему уже приелась. Кулемина повернулась и, как-то сразу ссутулившись, двинулась в коридор. Её остановил его мягкий голос.
- Лен, мы иначе отсюда не уйдем! Уже времени – скоро двенадцать.
Ленка расправила плечи. Степнов нагнал ее в коридорчике и стал быстро завязывать шнурки на ботинках. Накинул куртку, проверил в кармане ключи от машины и бумажник, окинул взглядом Кулемину, уже замотавшуюся шарфом, с сумкой в руке, резко притянул ее к себе, впился в губы поцелуем, так же резко отпустил ее и, не оставляя себе времени на раздумья, решительно повернул ключ и распахнул дверь номера.

Машину остановил в соседнем с Ленкиным дворе. Её отправил вперед. Сам на расстоянии за ней. Нельзя, чтобы их видели вместе. А тут куча народу живет в соседних домах: и школьники, и учителя. Дождался, когда в ее комнате вспыхнет свет, и только потом пошел к машине. Ленка ушла, и колдовские чары перестали действовать. Включил свой мобильник. Куча пропущенных вызовов: от мамы, от Кристины, от Рассказова. Да, блин! Всех он видел с утра. Игорь встречал его в аэропорту. Что им всем от него надо?! «Что ты злишься?! – спросил внутренний голос. - На кого?»
«На себя. Он снова сорвался, хоть и давал себе зарок. Но черт! Как же ему было хорошо в этом гостиничном номере!»

ссылка

Спасибо: 60 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1078
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.11 23:11. Заголовок: Глава 10 Рассказов ..


Глава 10

Рассказов появился в подсобке у друга к концу учебного дня.
- Я тебе, между прочим, вчера звонил.
- Я видел. Я в это время спал.
- Ага. Только почему-то Кулемина сегодня опять в прострации, – Степнов пошел красными пятнами, и Игорь понял, что прав в своих предположениях. - Не иначе как, пардон, спал ты с ней. Витя, очнись! Я ей сегодня двойку не поставил только потому, что подозревал, кто в этом виноват. Другие не будут столь гуманны. У девочки выпускной класс. Ей учиться надо, причем по школьным предметам, а не уроками секса увлекаться. Я, между прочим, ее классный руководитель. И если я вижу, что с ученицей что-то не то происходит, я должен принимать меры, ставить в известность директора, родителей, Петра Никаноровича в данном случае.
- Хорошо, Игорь я все понял. Больше этого не повторится.

Оно повторилось. Спустя две недели. Старшеклассники быстро разбежались домой после секции по баскетболу. Было уже семь вечера. Степнов переоделся, надел куртку и, как всегда перед уходом, пошел проверить выключен ли свет и вода в раздевалках.
В мужской все было в порядке. Он толкнул дверь в женскую раздевалку и замер. Согнувшись пополам, в джинсах и одном спортивном лифе, посреди раздевалки стояла Кулемина.
- Лен, что случилось? – он поначалу даже испугался.
- Да ничего, – Ленка выпрямилась и улыбнулась ему. Он с трудом отвел взгляд от груди, обтянутой лифом. – Я сережку потеряла. Ту, что вы привезли от родителей. Снимала футболку через голову, зацепила замок. Сережка отлетела и вот теперь не могу найти. Я уже все тут исползала. - Она снова наклонилась спиной к Степнову, и он в очередной раз оценил прелесть джинсов с заниженной талией. Наконец, оторвавшись от созерцания Ленкиной соблазнительной пятой точки, он посмотрел себе под ноги и в радиусе полуметра.
- Лен, так вот же она! – он поднял с порога украшение и протянул Кулеминой.
- Понятно, – обрадовано возвестила Ленка. Она, видимо, под дверь упала, и пока вы не зашли, я ее не видела. Спасибо.
«Степнов, сделал доброе дело и вали из женской раздевалки!» - подавал настойчивые сигналы мозг. Но он почему-то стоял и смотрел, как Кулемина сполоснула сережку под краном в душевой, вернулась и начала вставлять ее в ухо.

Ленка ощущала его раздевающий взгляд. Алели щеки и сразу затопорщились соски под тонкой тканью лифа. В принципе, она и добивалась этого взгляда. И чтобы он видел ее реакцию. Две недели лицезреть любимого «на расстоянии» это было слишком, поэтому, не дождавшись инициативы от Степнова, пришлось принимать меры самой и идти на некоторый риск. Но осечки быть не должно. Горизонт чист. Гуцул ушел раньше на смену в бар, ждать ее некому. Рассказов, часто заходивший в спортзал, еще днем уехал на какой-то учительский съезд, у них не было его урока. Еще одна любительница наведаться к Степнову без приглашения с какой-нибудь просьбой - Светочка - ушла с Милославским в театр. Борзова, считавшая своим долгом «зависнуть» в школе допоздна, свалила домой, Ленка видела лично. Баба Лида убирала спортзал после тренировок по утрам, и уже тоже отбыла. Петр Степанович со своего поста и не двинется никуда.
Поэтому она стояла лицом к Степнову в одном лифе и старательно и медленно вдевала в ухо золотой ободок.
Ему казалось, что он сейчас от желания рассыплется на составные части, как пораженные роботы в фантастических фильмах.
- Вы тогда подождите, Виктор Михайлович! Я сейчас переоденусь, – она вставила сережку и взялась за край топа. – Только дверь прикройте.
То есть она сделала вид, что типа ей пофигу, что, мол, Степнов уже и так всё видел, а фразу про дверь можно понять по-разному. Она же не уточняла, с какой стороны ее закрыть.
Одним движением Степнов задвинул защелку на двери, параллельно скидывая теплую куртку. Вторым зараз снял с себя свитер и футболку. Сделал пару шагов вперед, Ленка отступила к стене, но он не видел испуга в ее глазах. Тем же движением, что и он, скинула с себя лиф, и он сразу прижал ее к стенке. Её прохладные ладони сразу легли на его плечи и продолжили путь вниз к талии и завязкам спортивных штанов. В этот же момент и он сдернул с нее штаны вместе с бельем. Она еще только погладила сквозь ткань, а он уже был в полной готовности. Жадный поцелуй и одно сумасшествие на двоих. Запретность места только разжигала желание. Стиснутые зубы, чтобы «не громко». Засосы на шее, красный след на его плече и его резкие толчки внутри нее. Повернул ее лицом к стене и продолжил. Брал остервенело. Слишком соскучился.

Пока она принимала душ, кое-как натянул на себя вещи и выполз в зал. В голове начало проясняться. Надо быть реалистом. Он болен! Он одержим! Он не контролирует себя настолько, что ЭТО уже было в стенах школы. Он обещал Игорю, что это больше не повторится. Но он не сможет сдержать слово. Выход?! Выход - попытаться минимизировать потери. Разрешить себе иногда, к примеру, раз в месяц встречаться с Кулеминой в «Полете» и снимать напряжение, чтобы больше не набрасываться на неё в школе. В конце концов, до того как Кулемина покинет стены учебного заведения, где-то четыре месяца. Четыре раза – это не так много.
Поэтому, перед тем как разойтись в разные стороны, каждый к своему дому, он выдавил из себя, нарушив долгое молчание:
- Лен, я кину смс, если… если что.
- Да, так будет лучше, - согласилась она.

Ленка была в некотором ошеломлении. Она и не представляла, что ЭТО может быть так.
Сильно, яростно, жестко и одновременно настолько возбуждающе, что крышу снесло совсем. Кажется, ворвись в тот момент в раздевалку Борзова, они со Степновым все равно не смогли бы остановиться. Она снова узнала нечто новое. И судя по словам Степнова про смс, у нее будет возможность и дальше получать этот опыт и использовать его опять же для привлечения любимого.

Месяц Степнов не продержался. Меньше чем через две недели он сдался в борьбе со своим организмом и послал Ленке смс: «В семь на остановке». Потом срок сократился до недели. Суббота, вечер. Это было какое-то блаженное безумие, в которое он нырял с головой, едва нажав на мобильнике кнопку «отправить». Она садилась в машину, по дороге они почти не разговаривали или говорили о каких-то пустяках, и едва захлопывалась за ними дверь номера, он начинал срывать с нее одежду.

Ты счастлива? – спросила хозяйку близняшка, когда та в очередной раз, обессиленная, вернулась около полуночи.
- Да.
- Точно? Ты почему-то выглядишь грустной.
- В среду день всех влюбленных.
- И что?!
- Я очень хочу сказать ему, что я его люблю, подарить ему что-то в подарок, но боюсь. Ты же знаешь, что он может воспринять это, как попытку на него претендовать, и меня бросит. Я помню, что он говорил Рассказову. Я и так вижу, как его колбасит, оттого что мы встречаемся тайно. Сегодня у остановки чуть на Белуту с какой-то гопой не наткнулись. Слава богу, он на нас внимания не обратил. Витя аж белый стал. Он же всегда такой прямолинейный, честный. Ему трудно скрываться.
- Но тебе ведь тоже трудно.
- Ну да. Есть немного. Лерка вон тут расписывала, как они со Стасом три месяца их отношений отмечали. Стас деньги на ресторан копил. Принес ей букет цветов огромный, а потом они сидели в ресторане, там живая музыка была. Они танцевали. Лерка говорит, так шикарно все было…
- Завидуешь?
- Нет. Но мне грустно, что мы не можем так вот открыто встречаться. Обниматься, держаться за руки. Взять хоть сегодняшний день, хотелось есть, я же сразу после репетиции, в какой-то бар заехали. Там и так-то темно, и хуже чем в Мухе, так Витя и то озирался по сторонам.
- Ну, потерпи до выпускного. Школа будет позади, и можно будет не прятаться. Тогда всё будет… и цветы, и рестораны, и далее по программе.
- Ты уверена?
- Ну, не сто процентов, конечно, но… Ты же загадывала…
- Я уж думала, может, попытаться экстерном что-то сдать, чтобы побыстрее со школой разделаться…
- Подожди, а что с четырнадцатым-то решила?!
- А ничего и не пришлось решать. Он с дедом на два дня уезжает в Питер на какую-то книжную ярмарку, где будут продавать очередной тираж их романа, встречи с читателями и так далее.
- Понятно…

- Кристиночка, солнышко. Ты что-то не ешь ничего?! Случилось что?! Ты не заболела?! – Маргарита Павловна Гранова угощала свою любимую девочку в модном ресторанчике на Тверской.
- Нет. Спасибо, Маргарита. Все в порядке. Я просто не голодна.
- Как ваши дела с Витей? Вы видитесь?
- Ну-у-у, в общем да. Только я никак не пойму… Я несколько раз приглашала его в гости, а он… или находит какую-то причину, чтобы уйти или… Короче, - Кристина совсем смутилась, - у нас не доходит до близости. Он раньше таким не был. И я не могу понять, то ли у него кто-то есть… Тогда зачем он встречается со мной? То ли причина во мне… Я запуталась.
- Ну, насколько я знаю своего сына, он точно не стал бы встречаться с двумя девушками одновременно. А с тобой, я уверена, что все хорошо.
- Но знаете, что странно, он все время пропадает по субботам. У него недоступен телефон, и дома его тоже нет.
- Ну, мало ли какие дела. А что нет пока близости… Возможно, он не хочет торопить события. Он все-таки скромный мальчик.
- Но мы же раньше с ним уже встречались.
- Сейчас все по-другому. Возможно, он тебя уже рассматривает не в качестве подружки на одну ночь, а в качестве спутницы жизни, поэтому и отношение другое. Уважительное. Но если ты считаешь, что пора переходить на новую стадию отношений, покажи ему это. Устрой ему сюрприз, – Гранова порылась в сумочке и извлекла связку ключей. - Держи. Я уверена, что все будет отлично, особенно после того, как мы пройдемся по магазинам. Суббота уже скоро.

Он еще днем послал Кулеминой смс и сейчас, задержавшись в школе, торопливым шагом направлялся на стоянку около дома за машиной.
- Не понял! Что за черт!? – в окнах его квартиры ярко горел свет. Степнов поморгал для верности и пересчитал этажи. – Нет. Без сомнения. Свет горел в его квартире.
Он открыл дверь ключом.
- Мама?! Кто здесь?! - из спальни были слышны звуки музыки, и он отправился туда.
- Милый! Сюрпра-а-йз!!! - на кровати возлежала полуобнаженная Кристина. Эффектный красный корсет подчеркивал выпирающую из него грудь брюнетки. Невидимые стринги, кружевной пояс, черные чулки сеточкой… черные лаковые босоножки на огромном каблуке.
- Э-э-э… - Степнов растерялся.
Женщина, обрадовавшись, что произвела на Виктора неизгладимое, как ей показалось, впечатление, грациозной пантерой соскользнула с ложа, прижимаясь к нему, стянула с него пальто, вытащила из кармана мобильник, со словами: «Дела подождут. А вечер только наш!», отключила его, отбросила в сторону и прильнула к Степнову в жадном поцелуе.

Ленка простояла на остановке минут пятнадцать. Через пятнадцать минут она не только замерзла, но уже изрядно начала волноваться. Степнов никогда не опаздывал в принципе, а уж на их встречи подъезжал заранее. Значит, что-то случилось. Вдруг авария или еще что? Быстрым шагом направилась по улице в сторону его дома, по пути, по которому должен был ехать он. Машина ей по дороге не встретилась, она обнаружила ее на стоянке, но в окнах Степновской квартиры (она хоть там ни разу не была, но окна были вычислены давно) горел свет. Она посмотрела на часы. Если бы Степнов не мог прийти, он бы ей позвонил. А раз не звонил, а свет горит, значит, случилось что-то совсем из ряда вон выходящее. Для проверки набрала номер Степнова. «Абонент временно недоступен», - сообщил электронный голос. Ленка решительно направилась к подъезду.

- Девочка! Ты куда?! – путь ей преградила полная дама, достаточно прыткая, как оказалось, несмотря на возраст.
- Я… Я к Степнову Виктору Михайловичу, – отбарабанила Ленка. – Он же здесь живет?!
- Ну, допустим. А ты кто такая?
- Я из школы. Я учусь у него. Он мне велел за методичкой к нему зайти.
- Извини, девонька, - смягчилась консьержка, - сегодня не получится.
- Как не получится?! Его дома нет?!
- Дома-то он есть, но я тебя не пущу к нему.
- Почему?! Мне же двойку потом поставят, – уверенно вела свою роль Ленка. - Он сам велел зайти.
- Это когда он тебе велел?
- Сегодня днем.
- Вот! Днем! А сейчас у него планы изменились. Гостья у него, понимаешь! Сюрприз ему устроили. Личного, так сказать характера. Так что, твой приход его не порадует. Наоборот, помешает.
Ленка опустила голову и случайно зацепила взглядом последнюю запись в журнале консьержки: «кв. 141, 18.30 Воротаева Кристина».
- Ты иди, - консьержка напирала на Ленку, оттесняя ее к выходу, - а в понедельник скажешь Виктору Михайловичу, что мол, заходила, а Анна Степановна меня не пустила. – Консьержка рассчитывала на благодарность Виктора (в дензнаках) за необломанный кайф. – Иди, деточка, иди.

Она вышла и побежала. Бежала долго. Потом, начав задыхаться, перешла на шаг. И уже медленно куда-то пошла. Куда, помнила плохо. Просто шла. Мороз за десять градусов легко пробирался под куртку к телу. Теплую кофту она не надела, чтобы Степнову было легче ее раздеть. Её?! Нет. Похоже, он раздевает кого-то другого. Холод не ощущался, слишком все замерзло в душе.

Как он избавлялся от Кристины, так, чтобы при этом не оскорбить ее женское достоинство, это отдельная песня. «Архиважные и архисрочные дела», «жизненная необходимость» и так далее, и обещание заехать к ней позже. Он бы был даже горд собой, что проявил такие чудеса дипломатии, если бы не мысль о стоящей на остановке Кулеминой. Поэтому через пять минут, как только за женщиной захлопнулась дверь, он поспешил вниз, по дороге пытаясь набирать Ленкин номер.
- Виктор Михайлович, что же вы так? Случилось что? – поинтересовалась Анна Степановна, пока он на ходу пытался застегивать пальто, одновременно ища в кармане ключи от машины.
- С чего вы взяли?! – он торопился и подчеркивал это всем своим видом.
- Да вот, девушка эта какая-то расстроенная от вас вышла. Вы вот следом бежите. С вашей мамой все в порядке?! А ведь вечер намечался… Я даже вашу ученицу домой отправила.
- Какую ученицу?! - Степнов резко затормозил.
- Да заходила такая высокая, беленькая. Сказала - за методичкой. Я и не пустила. Сказала, заняты вы.
- А что еще вы сказали? – спросил Степнов, еле сдерживаясь, чтобы не закричать от ярости.
- Сказала, что у вас гостья. Сюрпризом. И вы заняты. Вот и всё. Вы уж ей двойку-то не ставьте.
- Хорошо, не поставлю, – он стремительно вылетел за дверь.
Снова первым делом набрал номер Ленки. По-прежнему шли длинные гудки. Он отвел трубку от уха, и ему показалось, что где-то звучит знакомая ему мелодия Ленкиного телефона. Не вешая трубку, попытался определить источник звука. Нашел. Трубка, уже чуть припорошенная снегом, лежала в пяти метрах от поворота к его подъезду. Самой же Ленки не было.
Накатили нехорошие мысли. На всякий случай добежал до остановки, оттуда сразу же отправился к Кулеминым. Петр Никанорович сообщил, что Лена у Леры и вернется поздно. Понятно, Кулемин знал только постоянную Ленкину легенду.
С трудом отказался от приглашения на чай. Не мог он сидеть спокойно в тепле, пока Ленка где-то была в темноте одна и без телефона. Надо было действовать. Но куда бежать?! В итоге он остался накручивать круги по Ленкиному двору.

**************
По-прежнему тут.

Спасибо: 60 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1082
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.12.11 22:37. Заголовок: Примечание: Для жела..


Примечание: Для желающих, для настроения кидаю фрагмент видео из НРК. Его посмотреть лучше в середине главы, до приезда героев в гостиницу. Рекомендую.
http://video.yandex.ru/users/azimina35/view/19/#

Глава 11

Она заметила его сразу, издали и тут же, повинуясь какому-то инстинкту, спряталась обратно за угол дома.
Застывшее сердце обожгло радостью. Он здесь. Под ее окнами, а не в постели с «сюрпризом». Она не зря себя уговаривала, что Степнов не виноват. Мало ли кто на него вешается. Он ведь пришел к ней – Ленке… Но… Она не может сейчас с ним говорить. Она не выдержит. Она просто сорвется. Будет реветь или ударит его… она не знала… А Степнов не выносит женских скандалов… Нет. В любом случае, всё завтра, послезавтра, но только не сегодня!!! Нет сил. Но как попасть домой, минуя Степнова?!
Только если идти с кем-то, при ком Степнов не будет демонстрировать их неофициальные отношения. Еще один повод для расстройства – потерянный телефон…


На этом, видимо, полоса неудач на сегодня закончилась, Гуцулов был дома и без лишних разговоров согласился проводить Ленку.
- Там у подъезда какие-то бомжи тусуются, я не хочу одна идти.
- Конечно, пошли.
Перед поворотом она взяла Игоря под руку.
- Ты чего? - удивился Гуцулов.
- Чтобы было видно, что мы вместе, – нашлась Ленка.

- Лена! - бросился к ней Степнов и притормозил, поняв, что она держит под руку Гуцула.
- Здравствуйте, Виктор Михайлович! – первым поздоровался с учителем Игорь.
- Добрый вечер, Виктор Михайлович! – Кулемина была вежлива. – Вы, наверное, от деда идете?! Это хорошо. Он как раз про вас спрашивал. До свидания, мы пойдем, а то холодно как-то сегодня. – Ленка потянула Игоря в подъезд.
- Лена, ты, кажется, телефон потеряла?! - Степнов протянул ей мобильник.
- Ой, я думала с концами, а вы нашли… Большое спасибо, – Ленка, стараясь не коснуться его руки, взяла телефон и кинулась в подъезд, так что Гуцулу ничего не оставалось, как догонять подругу.
Дверь подъезда захлопнулась.
Степнов не чувствовал холода, потому что был в ярости. На Кристину, на себя, на Гуцулова… Какого черта Кристина приперлась к нему без звонка?! «Ну, а нефиг пудрить женщине мозг», – парировал внутренний голос. Если она считает себя без пяти минут твоей невестой, то вполне понятно, что она может сделать любимому подобный сюрприз. И нормальные люди такому радуются. А всякие маньяки типа него, сбрендившие на малолетках, почему-то от этого бесятся. Нет, понятно, что получилось нехорошо, и он должен извиниться перед Ленкой и все ей объяснить. Сам назначил встречу и сам не пришел. Он бы и объяснил ей всё, если бы не Гуцулов рядом. Черт! И откуда он только взялся, этот Гуцул?! Она еще его и под руку держала!!! Степнов медленно побрел домой. При Кулемине дома с Леной тоже говорить не будешь. Разговор – явно не телефонный. Теперь шанс оправдаться перед ней откладывался до понедельника. До понедельника… А он ведь уже так настроился на… Это не Кулемина, это наркотик какой-то. Так нельзя. А чего нельзя?! Как говорится, если очень хочется, то можно. Вот еще немного, ведь Ленка не против, ей тоже вроде хорошо. Нет. Надо как-то «слезть с иглы». Блин! И тут пошлые мысли в голову лезут, как представил… Надо что-то придумать. Кристина! Её-ё-о! Еще надо дозвониться Кристине и объяснить, что у него так болит голова, что он не в состоянии никуда приехать. Вот интересно, она верит, что мужик-спортсмен внезапно так ослаб здоровьем?! К черту! Ему сейчас лучше прийти, выпить для сугрева стакан чего покрепче и забыться. Забыться сном.

- Это твои бомжи?! – поинтересовался Игорь, когда догнал Ленку уже на третьем этаже.
- Игорь! – по виду подруги было понятно, что она не в силах вести разговор на эту тему.
- Ладно. Я сегодня добрый, особенно если ты меня покормишь.
- Игорь, мне надо в ванну отогреться. Давай ты сам на кухне похозяйничаешь, или дед тебя покормит, – Игорь уже четыре года был достаточно частым гостем в квартире Кулеминых, и на кухне ориентировался хорошо. Он жил с матерью, которая регулярно уезжала в командировки, хороший подростковый аппетит давал о себе знать, и Кулемин периодически кормил обедами и внучку, и её напарника по спортивным играм. Только последний год Игорь стал появляться в их доме реже.
- Заметано. Договорились.

Гуцул был отличным другом. Сам перекусил. Напоил выползшую из ванны Ленку свежезаваренным горячим чаем. В душу не лез. Поняв, что подруга не в состоянии вести беседы, свалил по-быстрому.
«Кристина Воротаева» - набрала Ленка в строке поиска «Вконтакте», не сильно надеясь на результат. Но он был. Кристина оказалась стройной красавицей-брюнеткой. И первое, что бросилось Ленке в глаза, это фотографии из Куршавеля, на которых молодая женщина в явно дорогом горнолыжном костюме стояла в обнимку со Степновым. Ну, это еще ничего не значит… Но следующая фотография повергла ее в шок. «Моя семья» - гласила надпись под фото, на котором были отмечены «Виктор Степнов», «Павел Гранов», «Маргарита Гранова». В вечерних нарядах все четверо вместе с Кристиной были сняты у шикарной новогодней елки в каком-то зале с камином. Ленка тупо смотрела на фото и никак не могла понять, кем же является Кристина по отношению к Степнову и его матери с отчимом. Фамилию их она знала и раньше, но никогда их не видела. Может, она родственница?! Ну не жена же Степнову?! Нет, конечно. Не может быть! И статус у нее «свободна». Но почему она так прижимается к Вите, почему пришла в гости?!

- Это невозможно. Я устала. И хочу плакать, – она посмотрела на куклу в поисках сочувствия, а потом прижала к себе любимую девочку.
- Ничего. Все образуется… Ложись спать.

Степнов очень надеялся поймать Ленку после уроков, но…
- Одиннадцатые сегодня в час уехали с Агнессой Юрьевной в музей. У них выездной урок МХК, - проинформировала учителей Борзова.
- А куда? – тут же поинтересовался Степнов.
Как хорошо, что он, ночуя в прошлую ночь за городом у мамы, утром приехал на машине прямо в школу…

Он быстро шел по залам музея…
Одиннадцатые разделились на две группы, но не по классам, а по симпатиям, поэтому Ленку он увидел в окружении всего состава Ранеток.
- О! И Вы, Виктор Михайлович, пожаловали к нам на огонек! – Агнесса Юрьевна увидела коллегу. – Это просто замечательно.
- Да, я подумал, что лучше приглядеть за нашими учениками, чтобы экспонаты остались в целости и сохранности после их ухода, – ученики недовольно загалдели.
- У кого есть вопросы? - перебила всех Агнесса Юрьевна.
Ленка стояла и очень остро ощущала близкое присутствие Степнова, вставшего почти за её спиной.
- Вот натюрморты и пейзажи - это все понятно, – начала Лерка. - А где же любовь?
Старшеклассники одобрительно загудели, Семенов засвистел, раздались смешки.
- Тема любви, страсти и человеческих взаимоотношений присутствует в работах любого художника, просто в разной форме, - начала Агнесса Юрьевна. - Вот, например, одна из моих любимых картин - «Сон» Петрова–Водкина.
- Это он под водкой рисовал, что ли?! – снова ляпнул Семенов, и парни заржали.
- Семенов!!! – гаркнул на ученика Степнов.
- Некоторые, - продолжала Агнесса Юрьевна, - видят в этой картине исключительно аллегорию, но лично мне кажется, что она наполнена не только отвлеченным смыслом, но и какими-то очень простыми человеческими взаимоотношениями.
- Да?! – переспросила Зеленова тоном, из которого следовало, что ни она, ни другие ребята не представляют, о чем идет речь.
- Полиночка, дело в том, что на картине изображен спящий юноша, около которого стоят две девушки. Эти две девушки символизируют две противоположности. Прекрасное и безобразное. Перед юношей, как ни странно, стоит очень трудная задача, ему нужно выбрать между прекрасным и безобразным…
«И конечно, он выберет прекрасную… - думала про себя Кулемина, - соответствующую ему по статусу, а не какую-то девочку…» Ленке было неспокойно, грустно, и поэтому она немного злилась на всё. Все-таки хотелось устроить Степнову сцену…
- Да, как говорил Пикассо, выбирая одну женщину, в какой-то степени убиваешь другую, – вдруг громко и с выражением выдала Алехина, при этом бросив очень выразительный взгляд на Колю Платонова, к которому в последнее время проявляла интерес Леркина двоюродная сестрица, приехавшая с периферии.
- Запишу, – заявила Новикова и тоже, на всякий случай, выразительно глянула на Комарова.
- Совершенно верно, - обрадовалась Агнесса Юрьевна, - Женечка, браво!!!
«Выбирая одну женщину, в какой-то степени убиваешь другую…» Блин, он идиот! Вот насколько же Ленке обидно, если она думает, что он, назначив свидание ей, принимал в гостях другую женщину. Черт бы побрал Анну Степановну за ее длинный язык!

Народ расползся по залу.
- Лен, прости, что отвлекаю! - Степнов подошел сзади к Ленке, стоявшей перед какой-то картиной. - Я здесь не из-за выставки, а чтобы с тобой поговорить.
- Что, прямо здесь?! - Ленка не удержалась, и в ее тоне проскользнули язвительные нотки. К паре приблизилась Наташа, и они временно прекратили разговор.
- Лен, Леночка! – снова начал Степнов, как только Наташа отошла. - Я хочу попросить у тебя прощения. - Ленка усиленно разглядывала картину и старалась не выдать своих эмоций.
- За что? – перешла к следующему полотну.
- За то, что так получилось в субботу. Посмотри на меня, пожалуйста, Лен!
Она не в силах была повернуться к нему.
– Ну, посмотри на меня, ну, пожалуйста.
Ленка с трудом подняла на него глаза.
- Давай выясним все прямо здесь и сейчас.
- Вы правы, самое лучшее место для выяснений! – сыронизировала она, скрестив руки на груди.
- Я хочу извиниться перед тобой.
- Мне не нужны извинения.
- Что ты такое говоришь. Мне просто необходимо объясниться.
- Ни к чему. Простите Виктор Михайлович. Я пойду. Неудобно перед …
- Лен, прости. Я не хочу. Да что там не хочу. Просто не могу оставить всё так.
Она сдалась. Он это понял по ее лицу, поэтому предложил:
- Мы можем куда-нибудь отъехать, поговорить?!
- Если мы куда-нибудь отъедем вместе, это могут заметить.
- Я могу исчезнуть прямо сейчас и ждать тебя в машине, а ты выйдешь чуть позже.
Хорошо?
Ленка заколебалась. Почему-то хотелось убежать.
- Лен, хорошо? – он остановил ее, взяв за руку.
Она выдрала руку.
- Хорошо, минут через десять.

Подошла к Наташке, сказала, что ей звонил дед и просил подойти, а то он вышел в магазин и забыл дома ключи. Попросила предупредить Агнессу Юрьевну.

Она села на сиденье, и он сразу завел мотор.
- Куда мы едем?!
- В «Полет».
- Я не хочу в «Полет»! – внезапно даже для себя резко произнесла Ленка. Ведь как бы она не хотела казаться спокойной и равнодушной, ей очень нужно было знать, что же произошло субботним вечером, кто такая Кристина и так далее. А в «Полете» у них разговора точно не получится.
Степнов перестроился в правый ряд и через пару минут остановил машину.
- Лен! Я шел за машиной, чтобы ехать к тебе. Заметил в окнах свет. Рванул домой. Оказалось, у меня гости.
- Кристина? – спросила Ленка.
- Да?! Откуда ты знаешь? Впрочем, неважно. Ей мама дала ключи от моей квартиры, и она приехала.
- А она вообще вам кто?!
- Э-э-э… - замялся Степнов, - как бы объяснить?! У моего отчима был деловой партнер, с которым они строили бизнес. Этот партнер с женой погибли лет десять назад в автомобильной аварии. Кристина – это его дочь, осталась одна. Ей было всего восемнадцать.
- И поэтому ваши родители ее как бы удочерили?
- Да.
Ленка прониклась внезапным сочувствием к этой Кристине. Вон как ей, Ленке, было плохо, когда у нее родителей взяли в заложники. А тут… Понятно, что та пишет под фото «моя семья».
- Короче, она заехала, привезла ужин… - Степнов не хотел вдаваться в подробности. - Я ее побыстрее, как смог, выпроводил и помчался к тебе, а мне Анна Степановна говорит, что ты заходила… Вот. Телефон твой нашел. – Степнов выдохнул с облегчением. Высказался.
- Спасибо, Виктор Михайлович, – сказала Ленка уже совсем своим, обычным тоном. Степнов с радостью ощутил знакомое тепло в ее голосе. Простое «спасибо», а он уже сходит с ума от ее сексуальной хрипотцы.
- Ле-ен! Может, мы за субботу… - он не договорил…
- Я не знаю… - Ленка вдруг засмущалась. Он впервые открыто ждал решения от нее. Ведь до этого пару раз она просто молча садилась в машину, и всё было ясно. Она взглянула за окно. - Еще только три часа. День на дворе.
- Ну и что?! – Степнов как-то не очень понимал, в чем дело. Ему не приходило в голову, что для Ленки их вечерние встречи, проходящие в полумраке, в свете мерцающих огней из окна были некой волшебной сказкой. Вечер или ночь. Под их покровом можно позволить себе многое. А вот безжалостный дневной свет, который открывает взору зачастую не столь красивую реальность… Ленка закомплексовала…
- Нет. Ничего… - она вздохнула.
- Ты хочешь, чтобы я отвез тебя домой?! - он спросил чуть резче, чем хотел, ибо как-то уже не терпелось…
- Домой?! Я… - Ленка колебалась. – Нет. Не надо домой.
- В «Полет?» - спросил Степнов, заводя машину.
- Хорошо.

В прихожей, в уже знакомой обстановке стандартного номера Ленка снова заволновалась. А тут еще раздался телефонный звонок от деда. Пришлось врать, что она на экскурсии с классом, а потом она вернется в школу на тренировку. Как же надоело врать и скрываться! Ленка разматывала шарф и сейчас притормозила.
В эту секунду зазвонил мобильник у Степнова.
- Да, Игорь!
- …
- А какая тебе разница?!
- …
- Нет, я уехал из музея.
- …
- Я тебе позже перезвоню. Пока, – Степнов выключил мобильник.
- Это Игорь Ильич? – спросила Ленка.
- Да.
- А он… - Ленка почему-то вдруг вспомнила, какие странные взгляды последнее время бросает на нее Рассказов, и решила уточнить, - он про… про нас ничего не знает?!
- Лен, ты что?! Нет, конечно, – Степнов соврал, скрепя сердце.
Ленка снова посмотрела вглубь номера. Из окна на двуспальную кровать лился сероватый дневной свет.
- Лен, ты чего?! – Степнов почувствовал, что сегодня что-то происходит не так.
- Свет в окно, – задумчиво сказала Ленка.
- Лен, - он усмехнулся с нежностью, - глупенькая! – Он, дурак, сам не догадался, что она вдруг может засмущаться. – Не проблема, - он прошел к окну, запахнул плотные шторы и в комнате сразу настали сумерки. – Так лучше?!
- Да, – она по-прежнему в нерешительности стояла в куртке, держа шарф в руках.
- Ленок, я тебя не узнаю сегодня, – он подошел к ней и, забрав шарф из рук, бросил его на полку. – Что-то случилось?!
- Не знаю… - Ленка действительно не знала. Вроде должна чувствовать эйфорию от того, что он хочет ее в любое время суток, привез её сюда… А как-то было не по себе. Сказала то, в чем была стопроцентно уверена, – я устала от вранья деду. Устала…
- Ле-е-ен! – ему вдруг показалось, что сейчас всё кончится. Что она уйдет, и он больше никогда не ощутит сладкий вкус ее губ, ее руки не подарят ему интимную ласку, он не почувствует, как она в танце страсти искренне отдает ему себя. Эта мысль была нестерпима.
- Из-за этого ты прекратишь все наши отношения, да, Лен?! Давай, я помогу… - снял с нее куртку, но она почему-то не выпустила ее из рук.
- Нет, просто…
- Да… Да… - он на секунду растерялся, не зная, что сказать, чувствуя, что она ускользает от него. – Да никуда я тебя не отпущу! – Выдал решительно. Давай сюда куртку. – Он забрал у нее вещь, бросил на вешалку и тут же взял ее руки в свои.
- А… - Ленка вдруг забилась перепуганной пташкой. Еще никогда Степнов не вел себя так… Так, словно она очень ему дорога.
- Лен! – он коснулся рукой ее щеки, и она сделала то, о чем так давно мечтала. Просто прижалась к его груди и услышала, как бьется его сердце. Он тут же обнял ее. Чувствовала тепло в его крепких объятиях - это придавало сил, и впервые произнесла: «Вить!»
- Лен, - отвел челку со лба, нежно держал ее лицо в больших ладонях и всматривался в зеленые глаза, а потом медленно, словно благоговея, нашел губами ее губы. Целовал в лоб, в щеки, в подбородок, снова крепко обнял. Ленка уже сама потянулась к нему, обхватила руками шею, не прерывая поцелуев. Быть ближе! Любимый! Подхватил на руки, понес к кровати. Цеплялись друг за друга отчаянно. Целовались щемяще, долго, нежно… Дрожащими руками расстегивал молнию на Ленкиной кофте…

Старая, старая сказка
О бесконечной любви…
На красивой на открытке нарисую я улыбку
И пошлю тебе - «Лови!»

Как твои дела?
Веришь ли мечтам?
Носишь майку с Че?
Кто вместо меня
Засыпает там,
На твоем плече?

Как твои дела?
Все равно, знаешь,
Это моя лучшая зима!


************
Пинаем Степнова или как?

Спасибо: 54 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1084
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.12.11 23:42. Заголовок: В конце главы ссылка..


В конце главы ссылка на музыку прямо в тексте фика.
Очень рекомендую включить.

Глава 12

23 февраля Ленка ждала с нетерпением. Подарок Степнову – фирменная футболка с фамилией любимого футбольного игрока и кружка с логотипом команды, сделанные на заказ, уже дожидались своего часа. Она понимала, что вручать подарок ей наверняка придется в школе двадцать второго. Ведь двадцать третье – это выходной.
Ранетки, жаждущие поздравить своих художественных руководителей, не найдя Степнова в спортзале, обнаружили его и Рассказова в кабинете истории. Торжественно вручали Виктору Михайловичу новый свисток, а Игорю Ильичу портативные шахматы. Историк очень уважал эту игру.
- Это, чтобы Вам в экспедициях играть, - пояснила Наташа.
Пока все предавались бурным восторгам, Ленка неожиданно попросила Степнова:
- Виктор Михайлович, а можно мне ключи от зала, я хотела форму баскетбольную забрать.
- Конечно, держи, – Степнов протянул Ленке связку ключей.
Минуты через три после Ленкиного ухода Степнов поднялся со стула.
- Я, пожалуй, пойду…
- Виктор Михайлович, - остановил его Рассказов, - а может, мы как художественные руководители, имеем право заказать любимые песни для исполнения на ближайшем концерте? - Концерт в 345 школе планировался ближе к 8 марта, так как предполагалось совместить женский и мужской праздник. – Вы, девушки, как считаете? – Рассказов, как мог, удерживал Степнова в кабинете. – А у вас, Виктор Михайлович, какая любимая песня?

Кулемина зашла в зал и быстро открыла знакомую дверь подсобки. Положила свой подарок на стол. Писать ничего не стала. Постояла минут десять в надежде, что Степнов все-таки подойдет, но…
С сожалением закрыла дверь и поплелась обратно в кабинет истории. Возвращая ключи, Ленка заметила, что Игорь Ильич бросил на нее какой-то странный взгляд, но смс со словами: «Леночка, спасибо большое за подарок», поступила на ее телефон через двадцать минут и грела душу всё 23-е число.

24 февраля, выйдя из школьной столовой, Кулемина в очередной раз мысленно отругала сама себя. Хотя после их с Витей визита в «Полет» прошло уже несколько дней, Ленка до сих пор не могла окончательно прийти в себя, ведь это было так сказочно. Он был такой нежный… Они не говорили о любви, но Ленка видела её в его глазах… Очередной приступ мечтательной задумчивости привел к тому, что она забыла в кабинете истории пакет со спортивной формой для вечерней тренировки. Уроки у них уже закончились, девчонки перехватили по бутеру перед репетицией, и вот теперь Ленка сообразила, что она Маша-растеряша. В школьном коридоре царила тишина. У кого-то началась вторая смена, у кого-то был еще седьмой урок. Ленка подошла к кабинету истории, но не стала туда врываться. Вдруг там Рассказов ведет занятия.

Голос Игоря Ильича был однозначно слышен. Ленка приложила ухо к двери, чтобы разобрать слова.
- Ну что, как прошел праздник?! Как наша божественная Кристина? Ты позволил ей подарить себя?! – спросил у кого-то Игорь Ильич.
- Как-как?! – Ленка услышала голос любимого, и сердце забилось быстрее. – Ну, посидели с ней в «Лиссабоне»… - Степнов назвал один из крутых ресторанов Москвы. (Зеленова, помнится, как-то исхвасталась, что она там отмечала свой день рождения) – это Ленка отметила на автомате, с нетерпением ожидая продолжения разговора.
- И что?!
- Ну, они с мамой уже, по-моему, свадебное платье выбирают и банкет планируют.
- Вить, ну чего ты так безрадостно?! Женишься на нормальной женщине, поедете в свадебное путешествие… Расслабишься. И Кристина тебя вмиг излечит от сексуального задвига по фамилии Кулемина. А то, что за дела?! Гостиницы, какая-то пацанка без вкуса и стиля, да еще твоя ученица. Ты совсем голову потерял, а Кристина вернет тебе её на место.
- Да, - тяжело вздохнул Степнов, - наверное, ты прав.

Она не помнила, что было дальше. Сердце сковала невыносимая боль. Мысли одна ужаснее другой теснились, разрывая мозг. Он женится… На другой... Вот на этой самой красотке - Кристине… А она, Ленка – пацанка, не женщина - средний род. Она – сексуальный задвиг, от которого надо избавиться. Он предал ее, он солгал, что Рассказов не знает об их отношениях… Интересно, они обсуждали, как ведет себя Ленка в постели?! А её мечты… Их любовь… Свадьба после выпускного… Господи!

Игорь Гуцулов стоял на крыльце школы и ждал, пока Полина Зеленова закончит треп с Лебедевой и двинется в сторону дома, чтобы как всегда быть ее безмолвным провожатым. Сам Гуцулов жил в доме прямо напротив школы. Зеленова же стояла в тепле рекреации и через стекло двери поглядывала, сколько продержится Гуцулов. На улице было минус пятнадцать и мела метель.

Дверь хлопнула. Гуцулов обернулся на звук и увидел Кулемину. Игорь хотел к ней обратиться, но она посмотрела словно сквозь него и, как была в сменных кедах и футболке, пошла с крыльца по сугробам в снежную кутерьму.
Игорь понял, случилось что-то страшное.
- Лена! Лена! – она не реагировала, просто продолжала двигаться в направлении школьных ворот. Игорь догнал Ленку, на ходу срывая с себя куртку. Накинул ее на плечи Ленке и, подхватив девушку за талию, потянул в сторону своего подъезда. Кулемина не сопротивлялась. Она не чувствовала холода, идя в одной футболке и моментально промокших кедах. Она вообще ничего не чувствовала.
Гуцул завел Ленку в квартиру. Ей бы надо в горячую ванну, но отпускать ее Игорь побоялся. Толкнул на диван, она села. Сорвал с ног мокрые кеды и надел ей на ноги свои шерстяные носки. Она была абсолютно безучастна к происходящему, словно все это происходило не с ней.
- Лен, ложись, - он положил на диван подушку, и Ленка безропотно легла. Игорь тут же накрыл ее одеялом и поспешил в спальню матери за вторым. Кулемина закрыла глаза и лежала такая же белая, как полотно наволочки на подушке.
Игорь испугался, но все-таки не зря он работал барменом. Хорошо, что в доме был коньяк, оставшийся после Нового года от маминых гостей. Налил рюмку.
- Пей, Кулемина! – она сделала глоток и закашлялась, из глаз брызнули слезы. А потом… Потом она ревела белугой, и Гуцул был счастлив.
- Ленка, ты плачь, плачь! – приговаривал он, кутая ее в одеяла. А ее трясло. Было холодно. Очень холодно.
Потом она говорила, он слушал и отпаивал ее горячим чаем с тем же коньяком. Наконец, она уснула. Игорь аккуратно прикрыл дверь в комнату и отправился на кухню.

Мать, слава богу, была в очередной командировке. Жесть! Просто жесть! Ну, Степнов! Учитель, блин! Козел! Гуцулов пристроил Ленкины кеды на батарее. В коридоре раздался посторонний звук. Игорь сначала не сообразил, что это. Оказалось, в Ленкиной сумке трезвонит поставленный на виброрежим телефон. На экране светилось «В.М.». Гуцул сбросил вызов и выключил телефон. Так. А вот Петру Никаноровичу надо бы позвонить, а то он будет волноваться. Он набрал Ленкин домашний номер.
- Петр Никанорович, здравствуйте! Это Игорь.
- Здравствуй, Игорек. А Лены нет.
- Так я знаю. Поэтому и звоню. Мы тут с Ленкой алгебру делали, а у нее живот прихватило. Видимо, в нашей столовке днем что-то съела. Марганцовки она напилась, таблетку съела, сейчас спит. Сами, понимаете, слабость.
- Да, конечно. Но с Леночкой точно все в порядке? Может, врача позвать?!
- Да нет. Все нормально будет. Я просто звоню вас предупредить, чтобы вы не волновались. Она у меня переночует, а завтра в школу.
- Хорошо, Игорек. Спасибо.

Что-то произошло. Сначала в спортзал в поисках Кулеминой прибежала Новикова. Потом ни Лена, ни Гуцулов не пришли на тренировку. И вообще на душе было на редкость паршиво, особенно после разговора с Игорем. Он набирал Ленкин номер долго. Сначала никто не отвечал, потом вообще телефон отключился. Степнов позвонил Петру Никаноровичу, а тот только кратко сказал, что Лена у Гуцулова. Ни фига себе!!! Он ощутил укол в сердце. А что она там, собственно, делает?! И почему они не явились на тренировку?! Мобильный Гуцулова тоже не отвечал.

На следующий день в школу Ленка так и не пошла. Не смогла. Да и домой идти сил не было, ведь Степнов мог и к ним зайти, а она была пока совсем не готова его видеть. Да, сама виновата, намечтала себе с три короба, но… Но как же больно… Попросилась остаться у Игоря еще на денек, отзвонилась деду, продлив легенду про отравление.

Степнов с утра проснулся в отвратительном настроении. Почему? Он вчера не видел и не слышал Лену. Но ничего, физкультура первым уроком. Но и на уроке она не появилась.
- Гуцулов, - он остановил Игоря в дверях спортзала, когда 11-а уходил, а «бешки» наоборот шли в раздевалки.
- Да.
- Ты не знаешь, где Кулемина?
- Знаю, – с неохотой ответил Игорь.
- Ну и где? - Виктор Михайлович заметно нервничал.
- У меня дома.
- И что она там делает?! – Степнов внезапно был поражен мыслью… Лена и Гуцул…
- Отдыхает, – бросил Игорь и тут же добавил, - извините, мне пора.
- Гуцулов, стой! Стой, кому говорю! – но Игорь проигнорировал вопли учителя физкультуры и уже исчез за поворотом школьного коридора.


- Лен, Ленка! Слушай, я знаю, как отомстить Степнову, – Игорь возбужденно влетел в комнату.
- Игорь, - Ленка сидела на диване, тупо переключая телевизионные каналы, - я не хочу никому мстить. Это не его вина, что он меня не любит.
- Ну да! Мог бы тогда с тобой и не спать. Сорри.
- Я сама напросилась.
- Ну, тогда мог бы не трепаться и не жениться или честно всё тебе сказать… Короче. Ты бы видела его лицо, когда я сказал, что ты у меня дома. (Проницательный Гуцул заметил, как изменился в лице Степнов, но не обратил внимания на изменения в лице одной белокурой барышни, в тот миг входившей в зал на физкультуру.) Он тебя ревнует.
- Тебе показалось. Если ревнуют, значит любят.
- Ну, насчет «любят» не знаю, а что ревнует Степнов, то стопудово. Если мы с тобой изобразим пару… Может, он еще локти кусать будет, что тебя на какую-то Кристину променял.
- Игорь. Это бессмысленно. Я не знаю. Я не смогу.

Ленкин телефон по-прежнему не отвечал, а Кулемин снова сообщил, что «Леночка у Игорька». Надо же, «у Игорька»! Почему ему раньше в голову не приходило, что Гуцулов может быть опасен. Нет, у него, помнится, мелькнула мысль, когда Ленка рассказывал про бассейн на Новый год. Блин! «У Игорька»! Он чуть было не наехал на соавтора, какого черта тот позволяет внучке проводить время у какого-то парня, но вовремя прикусил себе язык. Петр Никанорович, видимо, по-прежнему считает, что Ленка - невинная девочка и просто «дружит». А он… он уже готов идти к Гуцулову домой, чтобы выяснить, правда ли Ленка болеет, как сказала деду, или… От этих мыслей глаза застилал красный туман. Представить, что кто-то другой касается Ленкиной груди, что она хрипло стонет в объятиях Гуцулова... Что она целует кого-то другого, как его, ласкает… НЕТ!!! Он очнулся от резкой боли. Стакан с виски, который он сжимал в руке, лопнул. Коричневая жидкость текла по ладони и смешивалась с красной. Черт!!! Отправился в ванну - мыть, обрабатывать антисептиком и заклеивать пластырем порезанную ладонь.
Нет. Лена не могла. Она не такая. Она только что сделала ему такой классный подарок. Завтра она придет в школу, и все разъяснится. Она снова улыбнется ему, и всё будет хорошо.

Он караулил ее с утра на школьном крыльце и не мог не видеть, как двое вышли из подъезда Гуцулова. Когда до крыльца оставалось меньше ста метров, Ленка увидела Степнова и остановилась.
- Игорь, я не могу.
Гуцул забежал вперед и встал перед Ленкой.
- Лен, посмотри на меня, – он отвел челку с ее лба. – Лен, ты справишься! Ну! – он взял Ленку за руку и крепко сжал ее ледяную ладонь.
- Хорошо. Пошли.
Со стороны эта сцена выглядела очень интимно. Когда Гуцулов коснулся Ленкиного лица, у Степнова потемнело в глазах. Значит, правда???!!!
- Здравствуйте, Виктор Михайлович! – Лена, спокойно поздоровавшись, быстро прошла мимо и скрылась за дверью.
А что он хотел?! Он сам настаивал, чтобы никакого, ни малейшего намека в школе на их отношения. Вон, какая толпа вокруг! Противная Зеленова еще зачем-то на крыльце зависла.

Полина переживала и завидовала. Как же так!? Мало того, что с этой Кулеминой столько лет, как курица с яйцом, носился физрук, так теперь и Гуцулов туда же. Леночка типа больна и оба тут переживают. Вон, Степнов стоит, белый от ярости. Вчера как услышал, что Кулемина у Гуцулова ночевала, так заорал на весь коридор. Видимо, ревнует. Впрочем, она тоже ревнует. Нет. Ревнуют, когда любят, а ей неприятно. Оскорбленное самолюбие. Она, конечно, всегда выбрасывала дешевые безделушки, которые ей на всякие праздники, жутко смущаясь, уже несколько лет дарил Гуцул, но… Что за фигня?! У нее - такой красавицы - нет парня, а за дылдой Кулеминой сразу двое бегают. Вон как Гуцул ее за ручку держал. Гад! А как же она – Полина?!

Поймать Ленку в конце учебного дня Степнову не удалось, у нее уроков было меньше, чем у него. Решил зайти к Кулеминым. Правда, предварительно позвонил. Оказалось, идти бессмысленно. По словам Петра Никаноровича, Кулемина с Лерой собирались по магазинам и будут поздно. Знает он это «к Лере» и «поздно»! Ну, не караулить же ему Ленку во дворе весь вечер. Мобильный телефон у нее почему-то был выключен.

Она не могла находиться дома. Там все напоминало о нем. Подаренные кукла, мячик. Диван, на котором он спал. Кухня, где он готовил… Она просидела весь вечер за крайним столиком в ресторанном дворике торгового центра. То смотрела в окно, то на плазменную панель, на которой крутились рекламные ролики. Старалась не думать. Ни о чем не думать. Уговаривала себя, что надо просто «пережить», «переждать» этот вечер. По горькому опыту, когда родителей взяли в заложники, знала, что со временем она сможет сделать вдох, станет чуть легче. Должно стать. А сейчас…

Расставляю все мечты по местам.
Крепче нервы, меньше веры
День за днем…
Да гори оно огнем!
Только мысли все о нём и о нём… О нём и о нём…

Следующее утро напоминало предыдущее. Точнее, она, было, собиралась сказаться больной и не ходить в школу, ибо сегодня в расписании и физкультура, и история, но за ней зашел Гуцул, и они снова, держась за руки, прошествовали в школу под пристальным взглядом Степнова. Историю и физкультуру она все-таки прогуляла. На истории отсиделась в туалете. Девчонкам сказала, что ей плохо было. А во время физкультуры они с Гуцулом, который тоже как-то не пожелал видеть Степнова, отсиделись, страшно сказать где. В библиотеке. Сообщив Светочке, что им надо по физкультуре писать реферат, а мол, практическую часть они давно сдали, засели в интернете. Гуцул смотрел что-то по скейтам, регулярно дергая Ленку. А она просто сидела, тупо пялясь на монитор, иногда обновляя новости в яндексе.

После физкультуры пришла смс: «Лена, очень надо поговорить. Жду в 7 на остановке».
О чем?! Надежда в душе чуть встрепенулась и попыталась загореться хоть маленьким огоньком, но холодный и мокрый ветер рассудка быстро погасил этот порыв. Ну, что же! Она пойдет и скажет ему, что между ними все кончено. Точнее, это для нее «что-то было» и есть чему заканчиваться. Но надо расставить все точки над «i», чтобы он больше ей не звонил и не слал смс.

- Игорь! Гуцулов! – Зеленова окликнула Игоря в раздевалке. Надо восстанавливать свои позиции.
- Да, Полин! – парень тут же оказался рядом.
- Если хочешь, можешь проводить меня сегодня на кастинг. Я на телевидение еду, – произнесла девушка царственно.
- Конечно. С удовольствием, – Гуцулов просиял от такого внезапно свалившегося на голову счастья.
- Зайдешь за мной в три, – велела принцесса и удалилась.

Лена села в машину. Степнов тронул ключ зажигания, но она тут же его остановила.
- Не надо никуда ехать, Виктор Михайлович. Вы хотели поговорить. Говорите.
- Лен, что происходит?!
- А что происходит?! По-моему, все как обычно.
- Почему тебя сегодня с Гуцуловым не было на физкультуре?
- Мне кажется, Виктор Михайлович, этот вопрос уместен в стенах школы, а не сейчас.
Но вообще, мы писали реферат по биологии. Не успели вчера.
На Степнова это «мы» произвело такое же впечатление, как красная тряпка на быка. Он тут же завелся.
- И чем это, интересно, вы вчера занимались?! Почему ты у него ночуешь? Что у тебя с ним?!
- Ничего, – спокойным тоном ответила Ленка, глядя перед собой во тьму через лобовое стекло. Этот тон взбесил его еще более.
- Я не потерплю, - он перешел на крик, - чтобы ты и со мной, и с Гуцуловым одновременно… - он осекся.
- Что?! Спала?! – её голос звучал чуть язвительно, но хрипло и тихо. Слишком было больно. – Не волнуйтесь, Виктор Михайлович. Можете быть спокойны. Одновременно точно не буду, потому… Потому что у нас с вами… - ее голос упал почти до шепота, - всё кончено.
- Что?! – Степнову показалось, что он ослышался, а Ленка, уже взяв себя в руки, снова спокойно, словно замёрзший зомби, без интонаций продолжила:
- Вы были правы, Виктор Михайлович! Это неправильно. Это недопустимо ни с какой точки зрения. Вы - учитель. Я - ученица.
- Лен! Лена! – он был ошарашен и потому снова вернулся к нормальному тону. – Но…
Лен! Что произошло?! Я же чувствую, что-то произошло…
- Какая проницательность, - с трудом вымолвила она, еле сдерживая слезы, по- прежнему не отрывая взгляда от пейзажа за окном.
Когда он так говорил, хотелось плакать, броситься к нему на шею, прижаться к груди и услышать ласковое «Леночка». Но нельзя.
- Скажи, что случилось?! В чем я провинился?! – он протянул руку и попытался притянуть Ленку к себе. Она вырвалась. - Ты избегаешь меня. Везде и во всем я чувствую присутствие Гуцулова. Почему?! – теперь он крепко схватил Ленку за руку, ощущая, что она ускользает от него.
- Пустите меня. Мне больно! – он чуть ослабил хватку.
- Лена, послушай, я не могу тебя отпустить.
- Руки. Руки уберите!!! - она пыталась вырваться из плена.
- Объясни, почему «всё кончено»?!
- Не трогайте! Отпусти меня! – Ленка уже почти молила с болезненной гримасой на лице и, услышав «ты», он аккуратно убрал руки. Она чуть встрепенулась, но…
- Лена, ты не можешь так со мной поступить! – он вдруг, внезапно развернувшись, резко наклонился и впился поцелуем в ее губы. Она сопротивлялась. Сначала. Боль. Отчаяние. Нежность. На прощанье… Последний раз.
Отпустил. Без сил.
- Не мучьте меня!!! Всё! – Ленка нажала на дверную ручку и, выскочив из машины, быстро пошла прочь от остановки.
- Лена!!! Он – идиот! Забыл заблокировать дверцы.

Периодически шуршали по мокрому стеклу дворники, а из колонок так кстати или некстати?! прозвучало: "Дуэт [url=http://music.yandex.ru/#!/track/818139/album/91549]НЕПАРА"[/url] Непара. НЕ пара…

Просто так возникли мысли,
Взлетели высоко, разбились об асфальт.
Ветер подхватил и, не жалея сил,
Остатки впечатлений унес, не спросил.

Просто так волной воспоминаний
Унесет меня, не желая знать признаний
В тихом городе, в тихом омуте,
Где капканами раскинуты чужие похоти.

Песня о любви, которой не было,
О любви, в которой было бы
Всё, о чем давно мечтаешь ты,
Чего бы так хотела ты…



*****************
Простите, что самый АНГСТ попал на праздник.

Спасибо вам дорогие и любимые читатели!!!
Поздравляю всех с волшебным праздником!
Пусть Новый год несет вам счастье.
Любите и будьте любимыми!!!


Спасибо: 52 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1095
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.01.12 23:00. Заголовок: Глава 13 У него не ..


Глава 13

У него не укладывалось в голове. Точнее нет. В голове как раз все укладывалось. Набравшись опыта, Лена решила, что проще и безопасней общаться со сверстником, чем состоять в связи с учителем, и дала ему отставку. Все понятно и правильно. Только вот душа, тело и… еще что-то отказывались принимать этот ее поступок. Как она могла его бросить?! Как она может целовать другого?! Его корежило. Да. Видимо, так чувствует себя наркоман во время ломки. Кулемина!!! Невозможно. Невозможно думать!
Он снова залил думы виски. Помогало, однако.
Новый день не принес ни радости, ни успокоения. Кое-как отсиделся в спортзале с больной головой, не показываясь никому на глаза. Ненавидел. Себя. Всех.
- К черту! Сейчас он пойдет в бар, посидит там и легко снимет какую-нибудь девицу.

- Лен, ты как? – сегодня они с Игорем встретились уже в школе.
- Никак, – отозвалась Ленка, - давай, не будем.
- Окей, – он замялся. - Слушай, а можно тебя попросить? – Гуцулу было несколько неудобно, но выбора не было. – Я на смену убегаю сразу после факультатива и никуда не успею. Можешь выбрать и купить красивый букет розовых роз и мне в кафе закинуть?
- Ого! – Ленка даже чуть улыбнулась. – Кому такое счастье?!
- Ну, ты же знаешь, - торопливо ответил Игорь, понижая голос, – мы вчера на кастинг ходили…
- Игорь… - Ленка, конечно, не одобряла выбора Гуцула, и это отразилось на ее выражении лица, но как говорится, «чья бы корова мычала», поэтому продолжила. – Не волнуйся. Все куплю. Тебе сколько?
- На все. И чтобы красиво оформлено было, – Гуцул протянул Ленке тысячу.
- Ладно. Сделаю в лучшем виде.

Степнов «заливался» в баре часов с четырех, но так и не смог выполнить намеченное. Женщины делились на две группы - страшные или похожие на Ленку. И это тоже было мучительно. Лучше домой! Слегка пошатываясь, он шел по улице, машинально, не фокусируясь, глядя по сторонам на витрины магазинов, сугробы и прохожих. В высоких девушках в коротких куртках и меховых шапках мерещилась Кулемина. Он бросил взгляд на очередное стекло. Ленка?! Нет. Видимо, очередной глюк. Нет. Не глюк.

Он стоял перед кафе «Под мухой», и из темноты в освещенное окно было видно, как Кулемина сидит у барной стойки, на которой лежит красивый букет цветов, а из-за стойки ей во все тридцать два лыбится Гуцулов. «Игорек»! Цветочки, значит! Все темное - запертые, сконцентрированные внутри тревоги и переживания последних месяцев, бродившие в нем, поднимались изнутри, подступали к горлу и требовали выхода.

Вот Гуцулов снова улыбнулся Ленке, взял вазу и вышел из зала, видимо, пошел за водой в туалетную комнату у входа в кафе. Степнов дернул ручку входной двери на себя.
- Гуцулов, выйди, разговор есть.

- Ну! – Игорь оставил вазу на стойке гардероба и вышел за дверь на улицу.
- Отстань от Лены! Слышишь!
- И не подумаю! С какой стати?! – Игорь наслаждался своим «правильным» планом и местью за Ленку. Работает!
- Предупреждаю. Еще раз тебя с ней увижу…
- Что?! Что вы со мной сделаете?! – Гуцул нагло ухмылялся ему в лицо. – Сами от нее отстаньте! Или ревнуете?!
- Да, ты сопляк!
- А вы для нее староваты. Не справляетесь! – зло бросил Гуцул.
Он ударил, ударил наотмашь, не думая. Темная сила вырвалась из-под контроля и била бурным потоком. Парень упал, тут же вскочил на ноги и бросился на него. Он значительно проигрывал по комплекции, но Степнов был пьян.
- Ты - козел вонючий!!!
- Убью, гад! Он посмел, он посмел касаться Леночки! ЕГО Леночки! Только его!!!

Новикова (а Ранетки вместе с Колей Платоновым сидели в той же «Мухе» за столиком у окна), привлеченная криком, приложила ладони к лицу и прильнула к темному окну. Тут же вскочила.
- Там Гуцул со Степновым дерутся!
Ленка, до сих пор сидевшая у бара, вылетела на улицу первой.

Молодой парнишка - охранник из кафе - попытался оттащить Степнова от Игоря, но физрук в порыве ярости легко скинул его с себя и отшвырнул в сугроб.
- Все равно старый козел!!! – Гуцул уже поднялся на ноги и снова попытался нанести удар.
- Ты - щенок!

Боль. Острая боль в сердце и в ладони, которой она только что, со всей силы, ударила его по лицу.
Звук. Звонкий звук хлесткой пощёчины привел его в чувство больше, чем само действие. А еще глаза… Её зеленые глаза, в которых раньше он всегда видел уважение, восхищение, благодарность, нежность. А сейчас…
- Уходи! – её трясло, и губы дрожали. - Уходи сейчас же!
Он, словно окаменев, стоял и смотрел, как она обнимает Игоря и ведет его в кафе, как бросая на него недоумевающие и неодобрительные взгляды, переговариваясь, скрываются в кафе возмущенные Ранетки. Пронзительно гулко и бьюще по нервам, хлопнула железная дверь, словно навсегда, теперь навсегда, отрезая ему путь в тот другой, счастливый мир. Мир, где была она.

Всей толпой завалились в подсобку. Женька бухтела, но тут же по совету Коли достала аптечку, протянув Ленке перекись и вату. Анька громко возмущалась. Наташка задавалась вопросами.
- Ну, как же так?!
– Степнов озверел.
- Да он пьяный был.
- Разило за километр.
- С ума сойти?! Игорь, что ты ему сделал?!
- Так, - как всегда, взяла на себя руководство ситуацией сообразительная и решительная Лера. Для нее «два» и «два» четко складывались в «четыре». «Летавшая» всю зиму Кулемина, убитая пару последних дней… «Козел» Гуцулова и Ленкино «уходи»… А сейчас она видела Ленкины дрожащие пальцы, когда та прикасалась ватой к лицу Игоря. – Значит, так. Девочки! Мы сейчас отсюда уходим. Уходим через черный ход. И никто из нас завтра в школе не произнесет на эту тему ни слова.
- Почему это?! - возмутилась Аня.
- Потому что Степнов наш художественный руководитель, и если Степнова выгонят из школы, а его обязательно выгонят, если узнают что произошло, то «Ранеткам» хана. Борзова закрутит гайки и все. Мы это уже проходили.
- Пожалуй, да, – согласилась Наташа.
- Ну, в конце концов, пьяный был… а он нас никогда не выдавал. Короче, молчим, – резюмировала Лера и обратилась к Платонову. - Коль, ты за Игоря смену доработаешь?
- Да не вопрос. Легко.
- Тогда пошли за куртками и уходим. Ты нас выпустишь? - она кивнула Платонову.

Через несколько минут Ленка с Игорем остались в подсобке вдвоем.
- Игорь, ты с ума сошел? – она помогала натягивать Гуцулову куртку на ноющую руку. Он же мог тебя покалечить?! Может, в травму?
- Да ты чего?! Ничего, не страшно, как видишь, – Игорь храбрился. – Вообще он первый меня ударил.
- Первый?! Что ты ему сказал?!
- Э-э-э… Ну, он требовал, чтобы я оставил тебя в покое, а я сказал, чтобы он сам катился к черту. Он обозвал меня сопляком, а я сказал, что он для тебя стар…
- Господи!!! – Ленка уронила голову и закрыла лицо руками. - Господи!!!
- Значит, он тебя ревнует.
- Игорь! Какое ревнует. Это самолюбие… Если бы ты мне сказал, что я для него молода, я бы тоже вышла из себя.
- Это потому что ты любишь, а было бы пофигу, так и внимания не обратила бы. Значит, и ты ему не безразлична.
- Ага. Настолько, что он женится.
- Ну, не знаю. Слушай, пойдем отсюда, а то Женькина мама с кухни придет еще…
- Да, конечно.
Она шла рядом с прихрамывающим Игорем, пытаясь сдерживать слезы.
- Я тебя провожу.
- Ага! – согласился Гуцулов, - а потом я тебя пойду провожать.
- Ты что?! Дед если увидит тебя, испугается.
- Ну, тогда просто ко мне. Ма еще не вернулась.


Он сидел на детской карусельке во дворе какого-то дома. Он плохо помнил, как ушел от кафе, хотя успел существенно протрезветь.
- Идиот!!! – это было высказано вслух в темноту ночи. - Сумасшедший!!! С кем ты дрался сегодня? И вообще, что происходит?!
Увы, ответа не прозвучало. В голове вертелось Гуцуловское «ревнуете?» Он откинулся назад и уже лежал на карусели, адресуя небесам вопрос:
- Ты что, вправду ее ревнуешь, что ли?!
Как-то сам собой пришел и ответ:
- Да, Степнов, ты ее ревнуешь! И боже! Как же ты ее ревнуешь!!!

В кармане зазвонил телефон. Мелькнула шальная мысль – «Ленка». Подскочив с карусели, он торопливо пытался вытащить телефон из кармана, боясь, что сейчас музыка оборвется. Не глядя:
- Да!!!
- Милый, а ты где?
Он разочарованно рухнул обратно.
- А какая разница?! Я что, должен докладывать? – внезапно заорал он в трубку…
- Вить, ну что ты, я же просто волнуюсь, – голос девушки зазвучал так расстроено, что Степнов ответил:
- Извини. Я гуляю.
- А почему ты меня не пригласил? Я бы тоже с удовольствием.
- У меня… пробежка. Вечерняя, – отрезал он. – Что-то еще?!
- Я думала, может, ты в гости заедешь?
- Нет. Я не могу сейчас разговаривать, – он сбросил вызов.

Он бы все сейчас отдал, если бы на телефоне высветилась надпись «Ленок». Если бы она, а не Кристина попросила прийти в гости, если бы она волновалась, где он и что с ним… Но после его сегодняшней выходки…


Ленка, видимо, плакала, но когда Игорь вернулся из ванной, она встретила его чаем и уже решительным:
- Я должна куда-то уехать.
- В смысле?
- Я не могу… Я не могу его видеть… Эти разборки сегодня… Это кошмар. Я уеду, и пусть он себе спокойно женится на своей Кристине.
- Лен, а куда ты поедешь?!
- У тебя есть деньги?!
- Лен, даже если мы сложимся, куда ты уедешь? Снимешь квартиру или гостиницу в другом городе? Денег хватит на неделю. А еще и есть что-то надо. К родителям?!
- У меня загранпаспорт закончился. А новый месяц делать.
- Родственники какие-нибудь у вас есть? Ну, типа как у Лерки в Сызрани.
- Нет, нету. Точнее есть, наверное, но я их даже не знаю.
- Вот и у меня нет.
- Но я должна куда-то уехать. Может, у Лерки спросить?
- Не думаю, что вариант. К тому же, как ты экзамены собираешься сдавать?
- Это последнее, о чем я сейчас думаю, – Ленка нервно металась по кухне. - Уехать, куда угодно.
- Слушай! - вдруг Игоря словно подбросило на табурете. – Я знаю! Если повезет, если очень повезет, то ты сможешь свалить месяца на полтора, и у тебя будет и стол, и крыша над головой, да еще по высшему разряду.
- Это как?! – Ленка уставилась на Гуцула.
- Тебе надо пройти кастинг на «Model–шоу»*.
- Чего?!
- Слушай, - Гуцул заговорил возбужденно. – Я вчера с Полиной, я тебе говорил, ходил на кастинг на телевидение. Там отбирали девушек на новое шоу. Их отбирают тринадцать. Потом полтора месяца они учатся там всякому - ходить по-модельному и так далее, их снимают, всякие конкурсы между ними проходят. А потом отбирают по итогам конкурсов шесть финалисток и тогда шоу запускают в эфире. Финал в Париже и одна из шести каждую неделю выбывает. Но если попасть хотя бы в эти тринадцать, то у тебя полтора месяца есть, где жить.
- Игорь, - мягко начала Ленка, - я понимаю, что тебя сегодня били по голове, но где я и где модели?! Это абсурд.
- Ничего подобного. Там знаешь, какие приходили. Всякие разные. Мы пока в этой очереди тусовались, я насмотрелся. У тебя рост высокий есть? – Есть. Ты не толстая? - Нет. Ну, значит, надо попробовать.
- Не представляю. Да меня не возьмут. Полину взяли?
- Нет.
- Ну вот.
- Её не взяли, поскольку ей на момент кастинга восемнадцати нет. А тебе уже есть.
В конце концов, Кулемина, мне, что ли, надо уехать?! Я тут перед ней распинаюсь, уговариваю…
- Игорь, прости.
- Забыли. Короче, сейчас надо спать, а завтра вместо школы ты идешь домой, наводишь марафет, и мы едем на телевидение. Тем более у меня там, в охране, знакомый по скейт-парку оказался.

«А кастинг уже закончился», - сообщил им знакомый Гуцула, когда на следующий день они прибыли в телецентр.
- Ну, вот видишь, - Ленка тут же опустила голову. – Я говорила, что зря…
- Подожди! Слушай, а там из начальства кто-то есть?! – Гуцул обратился к знакомому, - ну, кто в жюри сидел вчера.
- Есть вроде. Только они на обед ушли. Ксения Ивашева, по крайней мере, - охранник назвал имя модной телевизионной ведущей, - с еще какой-то красоткой выходили недавно.
- Слушай, пропусти нас. Мы их дождемся у студии, спросим, вдруг примут…
- Э-э-э, – парень сомневался.
- Игорь, это бесполезно…
- Мы посидим тихо и смирно на стульчиках перед входом в павильон. И всё.
- Ладно. Идите быстро, – записав в журнал их фамилии, охранник пропустил друзей через турникет.
Ленка смирно, почти обреченно сидела на стуле перед закрытой дверью какого-то павильона. Гуцул наоборот метался по коридору. Обед вроде уже должен был закончиться, а никто так в павильоне и не появился. Когда в коридоре показался высокий красивый мужчина и, подойдя к дверям павильона, подергал за ручку, Игорь бросился к нему.
- Скажите, пожалуйста, а жюри на «Model–шоу» здесь собирается?!
- Видимо, не здесь, – ответил мужчина, поняв, что дверь заперта.
- А где?
- Значит, в 213-ой, в редакции, а вам чего?!
- Да, понимаете, девушка на кастинг вчера не смогла прийти. Мечтала-мечтала столько месяцев, а вчера финал районного чемпионата по баскету был, а Ленка – капитан команды… - Гуцул сразу решил подчеркнуть спортивные достижения Ленки, а значит ее физическую форму, волю к победе и прочие полезные модели качества. К тому же он и не сильно врал, только дату поменял. - Ну, не могла же она команду и всю школу подвести.
- И как сыграли? – спросил мужчина, заинтересованно взглянув на сидящую девушку.
- Выиграли, – радостно отрапортовал Игорь.
- Ну, вообще-то мы уже отобрали всех участниц.
- Видишь, Игорь! – девушка встала, а мужчину поразил ее хрипловатый голос, в котором звучала какая-то скрытая боль, - пойдем! – Обратилась к мужчине. - Спасибо за информацию.
- Ну, а что вам стоит, - Игорь сообразил, что перед ним один из членов жюри, - еще одну девушку вдобавок к сотне посмотреть?! Пожалуйста!
Девушка бросила на друга укоряющий взгляд. Мужчина его заметил. Еще раз оглядел Ленку с головы до ног и бросил:
- Хорошо! Пойдемте со мной.

********************
Автор насмотрелся шоу "Топ-модель по-американски" и случайно увидел пару выпусков "Топ-модель по-русски". Естественно, всякие авторские права за ними. Но кое-что буду использовать. И не забудем про НРК.
адрес старый


Спасибо: 55 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1097
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.01.12 23:54. Заголовок: Глава 14 - Вот. Теп..


Глава 14

- Вот. Теперь, главное, ты уверенно говори о себе, как мы репетировали. И не сутулься, - шептал Гуцул на бегу по коридору. Всю дорогу до телецентра он наставлял Ленку, как надо себя вести, что говорить судьям, поскольку вчера наслушался на кастинге различных историй о девушках и реакции жюри на них.

Михаил Фотейнов был не последним человеком в мире большой моды. В России не нашлось бы ни одной модели, не мечтающий получить в свое портфолио снимок от Фотейнова. А для тридцатичетырехлетнего фотографа это потрясающий успех. Чуть меньшее, но не намного, количество девушек мечтали стать его «музой», любовью или наконец, хотя бы с ним переспать. Спортивного телосложения, ростом за метр девяносто, светлый шатен с зелеными глазами, учась в ВУЗЕ на профессионального фотографа, подрабатывал моделью. Так он, собственно, и пришел в эту сферу. К окончанию ВУЗА он точно знал, что и как надо снимать, знал нужных людей, имена и фамилии мира моды, правила игры в этой сфере и еще много чего… А еще была потрясающая работоспособность, уверенность в себе и талант.

В «Model-шоу» его пригласили быть членом жюри, и он был готов сделать несколько фотосессий с конкурсантками.
Зачем он сказал этим ребятам: «Пойдем», он сам толком не знал. Просто его чем-то привлекла эта хмурая, чуть пацанского вида девушка. Он не мог понять, что в ней такое, но каким-то шестым чувством, благодаря опыту и интуиции, чувствовал в ней какой-то сюрприз, тайну, которую хотелось разгадать. И будет обидно, если девушка уйдет и унесет эту тайну с собой.

Он оставил Ленку с Гуцулом в коридоре, скрылся на пару минут за дверью какой-то комнаты и потом открыл дверь, приглашая Ленку войти.
За двумя столами за компьютерами сидели двое – толстый солидный мужчина и Ивашева. Ленка видела ее по телику. На диване восседала очень красивая женщина, видимо, бывшая топ-модель, рядом с ней расположилась небольшого росточка дамочка в очках и с короткой стрижкой. К ним же присоединился и пригласивший ее мужчина.

- Здравствуйте! Меня зовут Лена. Мне 18 лет. Я увлекаюсь спортом, - на этих словах голос девушки немножко дрогнул, - занималась баскетболом. Еще я играю в молодежной рок-группе на гитаре и немного пою. Хочу стать моделью, так как думаю, что это очень интересно. Я хочу попробовать себя в новой сфере и уверена, что у меня, как всегда, всё получится, тем более, под руководством таких профессионалов, как все здесь сидящие члены жюри. - Ленка выдала эту заученную речь ровно, без эмоций и оглядела собравшихся.
Толстый мужчина, как и модель, явно скучал, остальные же смотрели на нее внимательно.
- Хм, - усмехнулась дамочка в очках, - почти все сказала… - Лена, а поясни, пожалуйста, почему ты считаешь, что у тебя все получится?
- Ну, в спорте я привыкла много заниматься, внимательно слушать указания тренера и достигать поставленной цели, добиваться нужных результатов.

Фотейнов чувствовал, что что-то не так. Девушка стояла, словно отгороженная от жюри какой-то стеклянной стеной, словно ей и не надо было попасть в это шоу. До этого конкурсантки были более напористыми и активными. Чего они только не видели на кастингах. Девицы плясали, пели, по-разному ходили, одна даже на колени бухнулась в мольбе, а другая на голову встала. А тут девочка «вся в себе», и если он сейчас не сломает эту стену, то ее быстренько отправят домой, и сюрприз обломится.
- Лена, скажи, пожалуйста, ты хорошо провела прошлое лето?! - Есть!
Девушка посмотрела на него с недоумением – в стене появилась трещина.
- Да, хорошо, а что?
- Расскажи, пожалуйста, что было самое хорошее?
И… И вот тут-то оно и случилось. То чудо, которого он ждал. Девушка улыбнулась, улыбнулась так, что показалось, в редакционной комнате добавили света и произнесла:
- У меня братик родился. Сережка! Такой милый!
Вот оно!!! Эту ослепительную улыбку не могли не заметить и остальные судьи. А Ивашева вдруг спросила:
- Лена, скажите, а могла я вас видеть раньше на телевидении?
- В смысле по телевизору? Нас с девчонками только один раз показали в Лужниках случайно, когда Ева – это певица, - пояснила Ленка, - заболела, и мы концерт за нее играли.
- Понятно. Точно. Видела, – сказала Ивашева. Михаилу же очень хотелось, чтобы девушка улыбнулась снова, поэтому он подхватил:
- Да. Я тоже видел. Еще подумал, какая у нас молодежь пошла! Молодцы девчонки! -
И она снова улыбнулась. Ему показалось, что она смотрит именно ему в глаза, что улыбается лично ему, и это было потрясающее ощущение. Он сам сразу невольно разулыбался ей в ответ.
- Спасибо, Лена! Подождите, пожалуйста, за дверью.

Как только за Ленкой закрылась дверь, Ивашева произнесла:
- Однако!!!
- Вы это видели?! – спросил Михаил. – Если мы не берем ее в шоу, я забираю девочку себе, делаю снимки, и это будет «бомба»!
- Да, потенциал-то отличный!
- Мы же не видели ее в купальнике и как ходит, – перебил толстяк.
- Да неважно. Ходит, думаю, плохо, особенно на каблуках, - сказала тетечка – редактор модного журнала, - но научится. Спортсменка. Зато, какие должны быть снимки с такими глазами, с такой улыбкой?! Мечта… Думаю, Всеволод Георгиевич, мы не должны упускать такую находку.
- Интересно, это как, - спросил толстяк, у нас уже все 13 претенденток отобраны и извещены об этом.
- Ну, а что?! – перебил его Фотейнов, - трудно, что ли, взять четырнадцатую? Все равно финал будет на 6 человек. А так, лишнюю кровать поставить?!
- Да?! А обучение, а конкурсы, а одежда, - я за каждую плачу. – Толстяк был продюсером.
- Могу заплатить я, – пошел ва-банк Фотейнов, - только тогда не смогу быть членом жюри. Он знал, что от его услуг не откажутся.
- Хорошо, - вздохнул толстяк.

Через десять минут мучительного ожидания дверь отворилась, и из нее вышел Фотейнов.
- Что же, Лена? Я вас поздравляю! Вы прошли кастинг. Завтра приезжаете сюда с паспортом и идете в комнату 451, там финансовый отдел. Подпишете договор.
- Что, надо деньги платить? – Ленка испугалась.
- Нет. Чтобы на ваше участие в шоу выделили средства, и чтобы вы подтвердили свою готовность сниматься. Это стандартная процедура.
- А показывать по телику это когда будут?
- Еще не скоро, - рассмеялся Фотейнов. – Когда до финала дойдем… - На, вот еще держи, - он протянул Лене еще один листок, - это список вещей, которые должны быть при себе обязательно. Учти, на время конкурса вы почти выпадаете из общения со своим окружением. Домой уехать нельзя, хоть ты и москвичка.
- Ладно, - Ленка уже снова улыбалась.
- Значит, там все написано, что взять, где и когда общий сбор и старт.
- Хорошо, – Ленка улыбнулась, видимо, этот мужчина тоже не чужд спортивной терминологии. Наверное, поэтому он и сделал исключение и устроил ей кастинг. - Буду. Спасибо Вам большое. – Слова девушки прозвучали очень искренне и с большой теплотой.
- Удачи в конкурсе, спортсменка! – Фотейнов улыбнулся в ответ и скрылся за редакционной дверью.

Ленка проводила его взглядом, она до сих пор не могла поверить, что безумная авантюра Гуцула удалась.
- Гуцул!
- Ленка!
Они закружились вдвоем в холле, словно после своего победного матча.
- Я не верю!
- Я же говорил, что надо пробовать. Скажи, что я гений!
- Игорь, ты гений!
- А чего у тебя за бумажки?
- Список того, что надо иметь при себе.
- О! – Гуцул выхватил листок у нее из рук, – дай посмотреть! – И через пару секунд он засмеялся.
- Ты чего?
- Да вот тут почти первым пунктом значатся классические туфли на шпильке высотой не менее семи сантиметров.
- Гуцу-у-л! – застонала Ленка.
- А ты думала, тебя просто так, на халяву пожить на проект возьмут?!
- Ладно. Пошли, – Ленка забрала у него лист и заглянула. - Придется тогда еще по магазинам переться. – Если трико спортивное и купальник у меня есть, то вот туфель точно нет.

- Привет! Чего сидим в подсобке? От кого скрываемся? - Рассказов зашел к другу.
- Ничего, – буркнул в ответ Степнов, не поднимая головы, но Игорь все-таки увидел ссадину на лице.
- О-о! Понятно, чего скрываемся. Вчера был бурный вечер?! Ты спасал прекрасную даму, или божественная Кристина приложила тебя сковородкой за твою неспешность? Когда у нас, кстати, мальчишник?!
- Какой?!
- Ну как, какой?! Перед твоей свадьбой.
- А с чего ты вообще взял, что она будет?!
- Ты же говорил.
- Да ничего я не говорил. Я и предложения не делал.
- А чего ты ждешь?! Или тебя опять отвлекает наша угловатая спортсменка?!
Степнов вздернулся.
– Игорь, ты мне друг, но выбирай выражения!
- Хорошо. Только держите себя в руках, больной, – Рассказов продолжал в шутливом тоне. - Тебя отвлекает просто спортсменка?
- Слушай, я не хочу на эту тему. Всё уже! Бросила она меня и встречается с Гуцуловым.
- Ай, молодец! Какая умница! Слава богу, хватило мозгов. Даже не буду ругать их за сегодняшний прогул.
- Их так и нет в школе?! – Степнов с утра все же заглядывал в 11-а.
- Нет, – Рассказов заметил, как помрачнел Виктор. – Так, Степнов, что грустим?! Радоваться надо!
- Да не могу я радоваться, - сорвался на крик Степнов, - как подумаю, что она там с ним…
- О! Больной, у вас нехорошие симптомы. Ревность и задетое самолюбие. Ничего. Это пройдет. Всё, что ни делается, все к лучшему. Доктор Рассказов вас вылечит. Я к тебе, что, собственно шел. Ты на концерт Лектора со мной пойдешь завтра?! Пойдем. Тусанем. Пиво. Девочки.
- Не знаю.
- Ну, ты определись как-нибудь до вечера.

Какой концерт?! У него голова раскалывается на части от мысли, что ему необходимо увидеть Лену, извиниться и поговорить, и одновременно жутко стыдно показываться ей на глаза. Но он все-таки с ней поговорит, даже если весь день или всю ночь придется караулить около ее подъезда.

Весь день ждать не пришлось. Он сбежал из школы практически сразу, отменив секции, и где-то через полчаса увидел Ленку, входившую во двор с какими-то пакетами в руках. Сразу занял позицию перед дверью, чтобы пройти мимо него она не смогла.

Едва завидела высокую фигуру у дверей, и сердце сразу упало куда-то вниз. Боже! Это невыносимо. Как хорошо, что она уезжает! Она согласна научиться даже бегать на этих пыточных каблуках.
- Лен!
- Виктор Михайлович, дайте, пожалуйста, пройти.
- Лен, прости меня!
- Вам не кажется, что прощения надо просить не только у меня.
- Кажется. Лен, я схожу с ума. Я запутался. Я не понимаю, что происходит?!
- Что происходит?! У вас отняли игрушку, и вы бросились в драку. Только я не игрушка, я живой человек и мне больно.
Громкой мелодией у Степнова запел телефон. Он попытался его игнорировать.
- Я не понимаю. Лен, почему всё так?! – телефон продолжал настойчиво звонить.
- Возьмите трубку, вдруг это что-то важное.
Степнов выхватил телефон и, в стремлении то ли побыстрее ответить, то ли сбросить вызов, случайно нажал на громкую связь. Из трубки тут же раздался голос мамы.
- Витя, Кристина с тобой?! – Степнов лихорадочно и зло тыкал на кнопки, пытаясь отключить громкую связь, в этот момент из парадной вышел мужчина, и Ленка, воспользовавшись тем, что Степнов отошел от двери, тут же просочилась в подъезд.
- Вот вам и ответ, Виктор Михайлович, – прозвучало тихое.
И Кулемина побежала вверх по ступенькам. Кристина! Что и требовалось доказать.
- Лена! Мама, я потом перезвоню…
- Витя, с Сашей плохо, – едва произнеся эту фразу, Маргарита Павловна сорвалась на плач.
- Что?! – он замер на пороге подъезда. – Что?! Мама! Успокойся. Что случилось?!
- Саша… Он в командировке, в Петербурге. Они позвонили. Сказали, что он упал, то ли сердце, то ли инсульт, и его увезли в больницу. Телефон его не отвечает. Витя-а-а!
- Мама! Значит так. Собираешь минимум своих вещей. Быстро. Вызываешь такси. Встречаемся на Ленинградском вокзале. Берем билеты на Сапсан. Несколько часов и мы будем в Питере. Не волнуйся.
- Надо Кристине сообщить.
- Мам, не думай об этом. Я сам ей позвоню. Собирайся.
Почти бегом он поспешил домой, чтобы переодеться, взять карточки, деньги. Не поедешь же в другой город в спортивном костюме. И совсем неизвестно, что там случилось с отчимом… Черт!!! Он не смог поговорить с Леной, и теперь этот разговор откладывается…

*********
Э-э-х!

Спасибо: 54 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1101
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.01.12 23:42. Заголовок: Глава 15 Пока ехал ..


Глава 15

Пока ехал в такси, отзвонился Игорю, чтобы тот предупредил Савченко, а затем набрал Кристину.
Девушка сначала тоже чуть не расплакалась, но быстро взяла себя в руки.
- Кристин, садись на телефон. Узнай, с кем он сегодня должен был встречаться в Питере, их телефоны, кто его проводил в больницу, куда увезли, где его гостиница. Как добраться до больницы. Туда позвони в справочное… В общем, всё.
- Конечно. Я узнаю и тоже на вокзал.
- Кристин, нет. Без моего звонка никуда не срывайся. Сначала надо все выяснить. И к тому же кто-то должен быть в Москве.
Кристина, хоть и не была в тот момент на работе, но будучи директором по рекламе и PR их с Грановым фирмы, выяснила все достаточно быстро. Гипертонический криз или инсульт. Пока не сделали томографию, не ясно. Томографию сделают через час. Александр Владимирович сейчас в сознании, правда, был момент, когда он ничего не помнил из того, что с ним происходило. В больнице пока дежурит один из сотрудников фирмы, с которой Гранов проводил переговоры. За все, что можно заплатить, чтобы врачи оказали экстренную помощь и максимум внимания, было уже заплачено.

Он сидел рядом с мамой в вагоне Сапсана и держал ее за руку. Маргарита то утирала набегающие слезы, то просто сидела, тупо глядя в окно. Уговоры сына - попытаться расслабиться, подремать и поберечь силы - на нее не действовали.
- Витя, ну как я могу спать! Вот я чувствовала, что надо ехать с ним, осталась из-за этой дурацкой мебели (Грановы заказали новую мебель в гостиную), будь она проклята.
- Мам, мебель не причем. Он не жаловался последнее время? Может, голова у него болела, нагрузка нервная была большая?!
- Да нет. Как обычно. Но надо знать Сашу, он никогда не жалуется… У него всегда: «Риточка, все хорошо». Он же все скрывает, чтобы меня не волновать. Вить, он такой… - из глаз Маргариты снова полились слезы.
- Мамуль, ну перестань! Все будет в порядке!
- Он такой, самый лучший, самый внимательный… Если что… я не переживу… Я не смогу… - она всхлипнула. Степнов обнял ее за плечи.
- Ну, ма-ам! Даже не думай о плохом.
- Знаешь, - Маргариту вдруг потянуло на откровенность, - я ведь, когда двадцать пять лет назад с ним уезжала, его не любила. Это он вокруг меня скакал. А я сказала себе, что это шанс вылезти из нашей провинциальной дыры. Я только потом по-настоящему поняла, что он за человек. И сама полюбила… не за тряпки и украшения… Сашенька, мой… - она снова вытянула из сумки очередную бумажную салфетку.
- Мамуль, вот и перестань плакать. У тебя уже вся тушь смылась. Он увидит тебя в таком виде и тоже расстроится. Все. Давай, успокаивайся. Я сейчас чаю тебе принесу. Да и приедем скоро.

На территорию больницы пришлось пробиваться с боем, ибо время было позднее. Потом ждали результатов томографии, к больному их пока не пускали. Сидели в коридоре на железных стульях. Ожидание было мучительным. Степнов вспомнил, как последний раз был в больнице, когда там лежал Петр Никанорович. Тоже было очень тяжело. Впрочем, больничный коридор на любого, даже здорового и случайно попавшего туда человека, всегда нагоняет тоску, а уж если сидеть и ждать «приговора судьбы»…
Наконец появился врач.
- Всё хорошо. Инсульта нет.
- А что же было?!
- Предынсультное состояние. Транзиторная ишемическая атака, – врач сыпал медицинскими терминами, но Степнов всё же его понимал, ибо в институте учился хорошо.
- Сейчас поколем сосудистые препараты; почки, зрение, сердце обследуем; полежит пару недель. Потом аккуратно, не самолетом, домой и в санаторий какой отдыхать. Можно и у нас в курортной зоне… Диета, прогулки… Не волнуйтесь сами и его не нервируйте. Все будет в порядке.
- Я могу его увидеть?
- Если не спит. Конечно. Его в отдельную палату положили.

Они тихонько на цыпочках открыли дверь в палату, похожую на малый гостиничный номер. Мужчина лежал под капельницей с закрытыми глазами, но сразу же приоткрыл их на звук шагов и с трудом улыбнулся.
- Рита-а!
- Сашенька, - Маргарита устремилась к кровати, потом чуть присела аккуратно на краешек, взяла мужа за руку и снова из ее глаз брызнули слезы.
- Ритуль, ну ты что?! – теперь уже мужчина успокаивающе накрыл ее руки своей ладонью. Всё же хорошо. Ты приехала. Я рад. Я соскучился. Тебе привезли этот диван?! – Он явно пытался отвлечь жену от переживаний, хотя самому было плохо.
- Саша! - Маргарита в явном возмущении посмотрела на мужа. – Какой диван?!
Ты о чем?!
- Тот белый кожаный, который тебе так понравился.
- Саша!
- Вот, смотри, ты уже и не плачешь.
- Да я… Врач сказал, что все будет хорошо. Инсульта нет.
- Ну, вот видишь. Это все погода питерская, давление у них меняется. Не поеду сюда больше.
- Я испугалась. Я так испугалась.
- Да что со мной случится?! У нас впереди еще юбилей фирмы и серебряная свадьба.
Ты мне еще танго обещала, помнится.
- Са-а-ш.

Степнов стоял в дверях палаты и наблюдал эту сцену. Но двое уже немолодых людей сейчас видели только друг друга. Убедившись, что с мужем все хорошо, Маргарита засуетилась. Она прихватила из дома пару домашних вещей мужа и тапочки. Что-то доставала, убирала брошенный тут же костюм. Телефон, оказавшийся разряженным.
- Ты, наверное, есть хочешь, пить?!
- Только водички.
Она побежала на пост раздобыть кипяток.
- Хорошо, что ты приехал, – мужчина перестал улыбаться и обратился к Виктору.
- Вы как?
- Уже терпимо. Спасибо, что ее привез. Я очень, ОЧЕНЬ хотел ее увидеть. Береги ее, - он вздохнул, - и Кристи…
- Конечно. Только, что это за разговоры в минорном тоне?! «Хотел увидеть…» Словно прощаетесь. Да через несколько дней вы уже прыгать будете. Врач сказал: диета, прогулки, санаторий и всё в ажуре.
- Да. И 80% рецидива в течение года, - мрачно отозвался мужчина.
- Да знаю я про эти проценты лучше вашего, это если ничего не делать, продолжать курить и так далее. Но вы же не будете.
- Не буду.
- Ну, вот и всё.
- Ладно, это я так… рассиропился немного, – Гранов устало прикрыл глаза и, не открывая, произнес:
- Ключ от номера в пиджаке возьми. Знаешь, где?
- Да, знаю. Кристина уже все сообщила. Утром вам вещи привезу.

Маргарита осталась ночевать на второй, предназначенной как раз для сиделки, кровати, а Степнов, отзвонившись Кристине, поехал в гостиницу.
Поговорил на ресепшене. Уточнил, есть ли в люксе, занимаемом Грановым, дополнительное спальное место, попросил комплект белья. Продлил номер. Мама ведь, наверняка, не будет все время ночевать в больнице, да и принять душ, переодеться ей тоже захочется.
Услужливая девица проводила его наверх, рассказала про мини-бар, предложила сделать заказ из ресторана, проверила наличие белья и удалилась.

Он устало опустился на диван в гостиной. После этого тяжелого, наполненного сплошными негативными переживаниями дня, даже выпить не хотелось. Не было сил. Отчетливо вспомнилось, как они были в похожем номере с Ленкой. Господи! Кажется, в другой жизни… Она смеялась, они пили шампанское, а потом… а потом она подарила ему себя. Как же ему сейчас хотелось, чтобы она оказалась рядом. Видеть ее улыбку, чувствовать ее аромат… Просто, чтобы была рядом, чтобы обнять, уткнуться лицом в теплый живот или мягкую грудь… - он так явственно представил себе это, - и тогда все точно будет хорошо…
Но ее нет. И ничего не будет хорошо. Всё плохо. Её последний укоряющий взгляд. Господи, почему ему так больно?! Нет. Не думать. А о чем думать?! О больнице?! Петр Никанорович и то тогда выкарабкался, а уж отчим - он и моложе, и здоровее. Мама быстро поднимет его на ноги и будет так дотошно следить за диетой и режимом дня, что Александру Владимировичу не позавидуешь. Мама. А вот если бы он внезапно заболел, вот так, как отчим сегодня, испугался, что умрет, кого бы он хотел видеть?! Не маму и не Кристину. Ответ однозначный. Ученицу 11-а класса Кулемину Елену и только её. Слышать ее голос с хрипотцой, чувствовать ее не по-девичьи сильные, но нежные руки. Лена. Означает ли это?.. Он никогда не любил раньше… Мама сказала: «если что, я не переживу, не смогу». Вот так вот представить, если бы тогда на заводе этот гад попал в Ленку. Он, Степнов, тоже бы не пережил. Даже сейчас, от одного воспоминания становится жутко и колет сердце... Любит?! Как так?! Ведь он совсем недавно мазал Кулеминой йодом коленки, кормил пирожками и проверял уроки… Как он может любить?! Но ведь меньше месяца назад он уже целовал эти коленки и учил ее запретным ласкам. Может. Ленка - такая соблазнительная, такая желанная и неважно, что на ней надето… Странно, ведь если подумать, что последнее время было в его жизни? Дом - работа в школе - присмотр за клубом. И то ему Ленка бизнес спасла. С прошлого года тусовки с Игорем, череда девиц, которых он и не помнит. Что помнит?! Победы Кулеминой на соревнованиях. Свою радость и гордость. Ринг, девочку в крови и страх. Страх за нее. Творческий процесс и споры с Петром Никаноровичем. Она была некой константой в его жизни и в то же время источником постоянных переживаний. Тронуло его, когда Кривощапов ногу сломал? Да нисколько. Сам, бегемот, виноват. А когда что-то случалось с Кулеминой… Палец она струной порезала…
А сейчас?! Почему она ушла?! Об этом даже думать невыносимо, думать, что она с другим… Как же он ревнует ее к Гуцулову! Любит и ревнует. А она? Почему он никогда не задавался вопросом, как Ленка к нему относится?! Если бы его спросили об этом раньше, он бы, не задумываясь, ответил: «Хорошо». А «хорошо» - это как? Уважала? Безусловно. Она тогда сказала: «Вас будут убивать, а я в стороне стоять буду?!» Любила? Как кого? Как друга, как старшего брата, как отца? Но с отцами не ложатся в постель… Почему он не подумал об этом раньше?! Почему не спросил ее? «Да потому что вы вообще не говорили. Потому что ты думать не мог. Тащил ее в постель без разговоров, а самоконтроля хватало, да и то с трудом, только чтобы презерватив надеть», – мрачно сыронизировал внутренний голос.
Ну, допустим, ну совсем на секунду допустим, что она тоже любила. Хорошо. Была влюблена… Ведь тогда в гостинице она хотела быть с ним. Такое нельзя сыграть. Нереально.
Почему она вдруг так резко переменилась? Что привлекло ее в этом сопляке?! Возможность не скрывать отношения? Но они бы тоже со временем перестали их скрывать, она бы закончила школу… «Ха! А ты ей об этом говорил?!» – снова ехидно поинтересовался внутренний голос. Черт! Черт! Черт! Они ни о чем не говорили. Он зациклился на своей сексуальной одержимости и панической боязни, что их застукают вдвоем. Он не думал ни о чем, ни о своих чувствах, ни о ее чувствах вообще… Сейчас это казалось диким и не укладывалось в голове. Как так получилось?!
Хорошо. Что теперь делать?! Получается, надо первым делом идти исправлять основную свою ошибку – поговорить с Леной.
«Вот так придешь и скажешь «люблю»?» А она: «Да катитесь вы к черту, Виктор Михайлович», и будет права. А если она, как он ранее, едва заслышав о чувствах, пошлет его, вычеркнет его из своей жизни, из памяти, из записной книжки телефона, как он вычеркивал различных девиц?!


Ночь была длинная. Под утро он все-таки уснул с робкой надеждой в душе, что когда будущий разговор с Леной состоится, она его поймет. Всегда же понимала… Простит?!
Даст шанс?! Ему хотя бы одну попытку…

***********
тут

Спасибо: 52 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1105
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.02.12 23:44. Заголовок: Глава 16 Все подпис..


Глава 16

Все подписано. Назад дороги нет.
Разговор с Лерой.
- Лер, я понимаю, что подвожу вас с группой, но… я не могу… мне надо уехать. Прости.
- Ничего, – Лера знает, что такое «больно». - Прорвемся. Придется на концерте Платона на бас поставить. Ты приезжай быстрее обратно.
- Скажешь девчонкам?!
- Не волнуйся.
- Спасибо, – она искренне обняла Новикову, – спасибо тебе!

Разговор с Гуцулом.
- Ну как? Подписала?
- Да.
- Что теперь?!
- Завтра отправляюсь… Да, вот заявление на экстернат. Отдашь завтра Савченко?
- А сама?!
- Смеешься?! Я же от него живой не выйду, пока не добьется, куда, что и почему, не отпустит и заявление не подпишет.
- Ну да. Логично.
- Ты мне в личку на форуме задания кидай, - Ленка была зарегистрирована на форуме скейтеров, где обычно проводил время в интернете Игорь. – Я больше никуда заходить не буду. И… если что, мой новый номер мобильника только у тебя. За дедом присмотришь?
- Заметано. А ты смотри там… чтобы быть первой!
- Да какое «первой»?! Я падаю с этих каблуков. И, - Ленка замялась, - я хотела сказать… Гуцул! Ты настоящий друг! Спасибо тебе! Без тебя бы…
- Да ладно… - смутился парень. – Чего там. Короче, будем на связи.
- И вот еще, – Ленка протянула Игорю конверт.
- А это что?!
- Ну, ты ведь Зеленовой цветы так тогда и не подарил из-за драки. А впереди восьмое марта… Да и до него время есть.
- Да что я, сам не могу…
- Игорь, забирай. Во-первых, тот букет пропал из-за меня. И вообще, считай, я Зеленовой обязана. Не потащи она тебя на кастинг…
- Ну, что-то в этом есть, конечно, но…
- Всё. Закрыли тему. Там, кстати, в конверте еще одна бумажка, вдруг тебе пригодится, с открытой датой.
- О! А вот это клево! Освобождение от физры! Не жажду я как-то с «любимым» учителем общаться. Откуда?
- Маминой знакомой позвонила.
- Понятно. Ты Петру Никаноровичу-то уже сказала?!
- Нет. Это еще впереди, – Ленка вздохнула. – Что-нибудь придумаю.
- То есть реально, где ты, знаю только я?!
- Ну, типа да. Правда, и ты точно не знаешь, ведь неизвестно, где будет эта тренировочная база - «дом моделей»… Ладно. Я пошла.
- Удачи! – молодые люди обнялись, как обычно после хорошей игры. Разве что, на минутку дольше и чуть крепче Игорь держал Ленку, словно хотел передать ей свои силы.
- Спасибо, – Ленка еще секунду раздумывала, потом чмокнула Игоря в щеку.
- Покедова! – Гуцул махнул рукой, и ребята разошлись от школьных ворот каждый в свою сторону.

«Хорошо, что Витя этого не видел», – думал Игорь Ильич, глядя в окно учительской.
«Вот гад! Стоило остаться переписывать контрольную у Борзовой, чтоб её!!! Он опять с этой шмарой!» – вздохнула манерная блондинка, глядя в окно кабинета математики.

Еще немного. Найти еще немного сил. Объясниться с дедом и уехать.
Где же их взять, эти силы?!


- Дедуль, - Ленка вошла в комнату деда, - у меня к тебе разговор.
- Да, Леночка. Случилось что?!
Она присела рядом с ним на диван.
- Нет. Ничего. Просто мне надо ненадолго уехать.
- Куда уехать?! Как?! – фантаст ошарашено смотрел на внучку.
- Дедуль, не волнуйся. Я просто месяц поживу не дома.
- Лена! Лена, скажи, что случилось?! Куда и на что ты подписалась?! - Петр Никанорович схватился за сердце. – Тебе нужны деньги?!
- Дедуль, все хорошо. Деньги мне не нужны. Просто я выиграла конкурс на участие в одном интересном проекте и подумала, что хорошо бы сменить обстановку.
- Какой проект, Лена? Спортивный?
- Да.
- А Виктор знает.
- Нет, – тут уже Ленка изменилась в лице, и в ее голосе зазвучало напряжение. – Он не знает и не узнает, потому что ты ему ничего не скажешь!
- Как не узнает?! А школа?!
- В школе я написала заявление на экстернат.
- Я тебя не отпущу.
- Мне восемнадцать лет и я могу делать все, что считаю нужным. Я даже могла бы тебе ничего не говорить, а просто уехать.
- Так, я сейчас же звоню родителям. Пусть они приезжают и с тобой разбираются.
- Нет. Ты никуда не звонишь. А я уезжаю.
- Нет, это ты никуда не поедешь!!! Где это видано, в выпускном классе… - Петр Никанорович снова схватился за сердце, - принеси мне капли!
Через минуту Лена поставила перед ним пузырек с каплями и стакан.
- Дед, ну пойми, - в её голосе зазвенело отчаяние, - я не могу, мне надо уехать… Очень надо…
- Лена, пока ты не объяснишь, что случилось… Я заметил, ты уже несколько дней сама не своя. Я боюсь и думаю самое ужасное.
- Дедуль, ну пожалуйста, ну поверь, что со мной все будет хо-ро-шо! Я уеду, но я вернусь… Я тебе буду звонить… каждый день… но отпусти меня… - еще немного и она расплачется… - Я не могу…
- Лен, тебя кто-то обидел?!
- Никто, – но Кулемин нутром чуял, что это не так…
- Это личное?! – Ленка в мучительном изнеможении закрыла глаза. Чтобы ничего нельзя было по ним прочитать, чтобы из глаз не покатились слезы.
- Леночка!
- Дедуль, не мучай меня! Я завтра уезжаю. Я никуда не денусь ни из этой страны, ни из этого города, просто я немного поживу вне дома. Я буду тебе звонить сама. Если что, звони Игорю, он сразу со мной свяжется.
- Игорек знает, где ты?
- Да, знает. Дедуль, всё! Мне еще вещи собрать надо, – Ленка вышла из комнаты деда.

Ей снился он. Он был нежным и ласковым. А потом стало холодно. Больно… Возникла Кристина в коротком белом свадебном платье, белых чулках и туфлях на высоком каблуке, которая зло смеялась и тянула Степнова на себя, приговаривая: «Он мой!» А тот почему-то замахнулся, и Лена поняла, что он сейчас ударит ее, а не Игоря… Не может быть… «Витя-а-а!» – Ленка проснулась вся в слезах.

Разлетаюсь от тоски на куски, на осколки,
Все без толку
День за днем…
Да гори оно огнем,
Только мысли все о нём и о нём… О нём и о нём…


Темная ночь. Она одна. Рядом на подушке кукла. И через несколько часов она – Лена - покинет дом, оставит любимого деда, подруг и окажется в чужом враждебном мире, где тринадцать девиц а ля Зеленова будут бороться за себя против нее… Почему?! Почему все так плохо?! Но видеть Степнова, Рассказова… Ленка уже не могла сдерживать рыданий. В конце концов, на шоу уже не поплачешь. Тихонечко завыла, кусками выпуская боль, закусывая уголок подушки и закрываясь с головой одеялом.
- Леночка! - Петр Никанорович не мог спать, по дороге из кухни подошел к Ленкиной двери и понял по звуку, что дело плохо. Заныло сердце. Нет. Сейчас он должен быть сильным. Он потер грудь и зашел в комнату. - Леночка! Внученька! – Обнял Ленку, как давно не обнимал, как обнимал её еще маленькую. – Леночка, ну куда же ты едешь, - он гладил ее по спине, - ну ты же не хочешь ехать. Тебя это мучает? Зачем?!
- Дедуль. Я должна уехать, – она всхлипывала, - мне тяжело, я не могу здесь. Я не могу его видеть. – Кулемин уловил это «его». Значит, он был прав, что-то на личном фронте.
- Ты влюбилась?! Но ведь это прекрасно.
Ленка издала стон.
– Он скоро женится на своей Кристине. А я… Я не могу на это смотреть. Сейчас не могу…
- Лена, он тебя обидел? Вы… с ним… ?! Он тебя?! – у Кулемина язык не поворачивался озвучить эту мысль, она даже в голове у него не укладывалась.
- Нет. Он просто меня не любит. Понимаешь, не любит, – у нее сорвался голос. –
Я уеду, и так будет легче. Ну, неужели ты не можешь понять!!!
- Всё-всё, я понял, – Кулемин снова успокаивающе погладил внучку по плечу. – Только что за место, куда ты едешь? Где это? Что это за проект?!
- Дедуль, я не могу об этом пока говорить, но я тебе клянусь. Я всем, чем угодно клянусь, что всё законно, и со мной всё будет в порядке. Просто поверь!
- Хорошо, хорошо, – Кулемин тяжело вздохнул. - Тебе во сколько завтра вставать?
- В восемь.
- Давай, тогда спи. Я тебе завтрак сделаю.
- Дедуль, ты у меня самый лучший, - глаза снова наполнились слезами.
- Ладно-ладно…

«Маленькие детки - маленькие бедки, большие детки - …» Вот и к внучке пришла любовь… - Кулемин почувствовал себя старым и очень уставшим. Как Лена сказала? «Не могу на это смотреть! Не могу его видеть!» Значит, виделись постоянно. Значит, кто-то из школы. Попытать Игорька?! Хотя… Нет. Одноклассники не могут «жениться скоро». Малы еще. Взрослый человек?! С кем виделась… Неужели?! Не может быть?! Или может?! О, господи! В который раз за вечер он пьет лекарство?! Нет. Надо пока об этом не думать. Леночку он пытать не будет. Он просто у него спросит при встрече.

***
- Виктор Михайлович, - в зал в конце седьмого урока заглянула Елена Петровна, - вас Савченко просил зайти сразу же на перемене. - Не удивительно. Он и сам собирался идти, задним числом подписать заявление за отгул. Хоть и один день всего прогулял, но все же… Утром прямо с поезда рванул на урок, еле успел.

Здравствуйте, Николай Павлович! Я заявление… - Степнов осекся, заметив в кабинете еще и Рассказова.
- Проходите, Виктор Михайлович! Садитесь.
- Я заявление на отгул…
- С этим потом, - отмахнулся Савченко и внимательно посмотрел на мужчин.
- Игорь Ильич, вы ничего не хотите мне сказать?
- Не-ет, - Рассказов нервно поправил очки.
- Тогда потрудитесь мне объяснить как классный руководитель, почему сегодня ко мне приходит ученик 11-а Игорь Гуцулов и передает вот это… - Савченко помахал в воздухе листами бумаги. Нехорошее предчувствие, возникшее у Степнова, как только он вошел в кабинет, трансформировалось в страх. Сегодня Лены опять не было в школе.
- Что это?!
- Это заявление о переводе на экстернат ученицы 11-а Кулеминой Елены, заявление с просьбой о переводе в 11-б самого Гуцулова и освобождение Гуцулова от физкультуры. И почему?! Я у вас спрашиваю?! И вас, Виктор Михайлович, спрашиваю – это ваши лучшие спортсмены и подопечные. Где сама Кулемина?! А мне Гуцулов говорит – нету её и не будет. Уехала!!! У самого синяк под глазом… - Рассказов взглянул на друга. Если словами убивают, то Степнов был уже труп. Савченко продолжал, - что вообще происходит?! Игорь Ильич, вы когда Кулемину в последний раз видели…
- Э-э-э… Да, виноват, Николай Павлович. Я заметил, что Лена пару раз пропускала уроки в последние дни, но не поинтересовался причиной, а как классный руководитель был обязан.
- Вот. Обязан! Вы, Виктор Михайлович, вы ведь близко знакомы с самим Кулеминым. Он вам что-то говорил?
- Нет, Николай Павлович. Она точно уехала?! Не может быть.
- Так сказал Гуцулов. А насколько точно…
- Мы сейчас же пойдем и разберемся. – Степнов подскочил на стуле.
- Конечно, - тут же подхватил Рассказов, - сейчас сходим и к Гуцулову, и к Кулеминым.
Я вот еще что сказать хотел. Ну, освобождение от физкультуры Гуцулов, наверное, принес, потому что, видимо, травмировал еще что-то, раз синяк под глазом. Он же скейтом увлекается. Упал наверняка. А по поводу перевода в 11-б, могу только предположить…
- Ну, предположите.
- Ребята говорят, ему Полина Зеленова из «Б» нравится. Он с Леной дружил, но Лена ушла, вот он и решил, что теперь можно и в «Б», там, мол, ему будет лучше.
- Ну, допустим. Но почему Кулемина ушла?!
- Выясним. Может, к родителям заграницу собралась…
- Вот и идите. Выясняйте.

- Встретимся у выхода через пять минут, ладно? – сказал Рассказов.
- Через три, – ответил Степнов.

Начали разговор, едва спустившись со школьного крыльца.
- Она из-за меня решила уйти. Я очень виноват перед ней. Я хотел поговорить, но до отъезда не получилось.
- Чего это ты виноват?
- Синяк Гуцулову я поставил.
- Ты?!
- Я к Лене приревновал.
- Час от часу не легче, - историк был озабочен. - Ладно. Сейчас узнаем у Гуцулова, в чем дело. Сто пятьдесят первая квартира.

На их счастье, в домофон звонить не пришлось. Из парадной вышла бабушка, и друзья зашли в подъезд. Позвонили в дверь на пятом этаже.
Гуцулов открыл, но так и остался стоять в дверях.
- Игорь, добрый день, - вежливо начал Рассказов, - мы бы хотели с тобой поговорить, можно пройти?
- Нет, нельзя, - Гуцул зло усмехнулся. – Слишком много чести. Что?! – Обратился он к Степнову, - пришли мне второй синяк поставить?! Так не поможет, всё равно вы - козёл и друг ваш не лучше. - Гуцулов окинул презрительным взглядом классного руководителя. Рассказов открыл от изумления рот и так и не смог сходу ничего сказать.
- Игорь, - пытаясь держать себя в руках, начал Степнов. – Извини меня, пожалуйста, за драку. Я не должен был… Только скажи, где Лена?! Что с ней?!
- А вам зачем?! Еще не наигрались?! К невесте своей идите, вот она пусть вас и удовлетворяет. А «сексуальный задвиг по фамилии Кулемина», как вы изящно выразились, Игорь Ильич, - голос Гуцулова сочился ядом и ненавистью, - исчез. Вам больше ничего не мешает, Виктор Михайлович, женитесь на здоровье! – И Гуцулов резко захлопнул дверь перед носом оторопевших педагогов.
Оба машинально и медленно спустились по лестнице, переваривая полученную информацию.
- Ты такое говорил? – спросил Степнов, уже стоя на площадке первого этажа.
- Ну, может… Да, наверное. Пошутил. Помнишь, мы тогда у меня в кабинете сидели?
- Не помню. Я, наверное, о чем-то задумался. О чем мы говорили?!
- Да ты сказал что-то про Кристину. Да! Это было после 23 февраля, и ты сказал, что ходили в ресторан семьей, и мама с ней уже планируют свадьбу. А я сказал, что и хорошо, что нормальная семейная жизнь тебя избавит от этого наваждения. Ты ответил: «да».
- Я сказал «да»?! О, господи! - простонал Степнов. – Значит, Лена всё это слышала. Поняла, что ты знаешь о наших отношениях… Что я… Поэтому она и сказала, что все кончено… Я… - Он повернулся и бегом бросился вверх по ступенькам.

Он лихорадочно давил на кнопку звонка. Дверь отворилась.
- Ну?!
- Игорь, я умоляю, скажи, где Лена?! Я должен с ней поговорить. Она все неправильно поняла. У меня нет никакой невесты. Я ее люблю!
- Да ну!? Очень интересно вы «любите». Лишь бы потрахаться… - Гуцул завёлся, и его голос разносился громким эхом по этажам. - А Ленка… Да она уже года два по вам сохла! «Виктор Михайлович то, Виктор Михайлович это… Ради него мы должны выиграть…» Потом ходила такая вся счастливая… А вы?! Вы о чем думали?! Да она еле пережила… А теперь всё. У нее другая жизнь. И не лезьте! Педагоги, блин!!! – Гуцулов завернул матерную фразу.
- Игорь?!
- Да, пошли вы! – Гуцул снова захлопнул дверь.
Обратно по лестнице Степнов спускался еще медленнее, чем в первый раз. Ленка его любила… Давно… Как он не понял, как не почувствовал?! Нет, он чувствовал ее любовь, потому что ни с кем ему не было так хорошо, но он не понял… Не подумал, что Лена не из тех девушек, которые лягут в постель с мужчиной ради любопытства… Господи! А потом она услышала ЭТО…
Степнов выпал из подъезда, в предусмотрительно распахнутую Рассказовым дверь, рухнул на стоящую рядом скамейку и закрыл лицо руками. Хотелось выть в голос. Если раньше было просто больно от того, что она ушла, то сейчас вместе с пониманием, что она ощущала, пришла еще и её боль … словно предательски ударили со всей силы ногой в живот… Ужасно! Невыносимо! Он всё сам… своими руками…
- Вить, - Рассказов тронул его за плечо
- Уйди! – прорычал Степнов, - уйди, пожалуйста!!!

Игорь Ильич Рассказов побрел к своему дому. Мысли теснились в его голове, но в основном безрадостные. Сейчас вся картина отношений друга с ученицей предстала совсем в другом свете. И он, Рассказов, на этой картине выглядел отнюдь не лучшим образом. «Педагоги!» - презрительно бросил Гуцул. Вот и причина перехода в другой класс и освобождения от физры. Презрение. Заслуженное. А ведь он так гордился любовью учеников, гордился своим званием «учитель года», считал себя докой в психологии… Он же вообще… о-го-го! Доктор наук. Девочка – ученица… Любила. Попользовались и выкинули. Могла ведь и руки на себя наложить… Надо Кулемину все-таки позвонить вечером. Не может же он не знать, где Лена. .

Степнов тупо, не шевелясь, сидел на скамейке, пока от неподвижности острой судорогой не свело ногу. Встал. Куда идти?! Он осмотрелся по сторонам, словно впервые видел окружающий пейзаж. В поле его зрения оказалась школа. Школа. Савченко. Кулемин!? Точно! Он бегом, слегка прихрамывая, бросился по улице, молясь, чтобы фантаст оказался дома. На его счастье дверь открылась.
- Виктор?!
- Петр Никанорович, скажите, где Лена?! Ее нет?! Куда она уехала?! К родителям?! – выпалил он, даже не поздоровавшись. Фантаст, как и Гуцулов, тоже стоял в дверях.
- Я не знаю, куда она уехала, – произнес он. – Виктор, скажи, пожалуйста, только не ври, вы с Леной наедине… встречались?! – Кулемин прочитал ответ по лицу соавтора еще раньше, чем тот открыл рот. – Ты скоро женишься на некой Кристине?! – тут же скорее констатировал факт, чем задал второй вопрос.
- Да не женюсь я, Лена неправильно поняла, я…
- Уходи! – голос пожилого человека звучал устало, но очень решительно. - Уходи!
- Петр Никанорович!
- Виктор! Я уважал тебя… Но… Уходи от греха, – Кулемин повысил голос и уже держался за сердце. – Уходи! И больше никогда не появляйся.

****************
ссылка

Спасибо: 55 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1108
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.02.12 00:37. Заголовок: Дорогие девочки, пар..


Дорогие девочки, параллелей поведения, внешности, короче, никаких параллелей тут нет.
Я не стала долго думать, а просто взяла и использовала имена и города любимых читателей. Я вас люблю.


Глава 17.

Четырнадцать девушек с чемоданами собрались в холле. Ленка глянула на свою спортивную сумку. Похоже, она взяла намного меньше вещей, чем все остальные. Конкурсантки пока особо не болтали. Было заметно, что все присматривались друг к другу. Девушки, на удивление Кулеминой, были разные, и вовсе не походили, как одна, на Лебедеву с Зеленовой. Какие-то, на взгляд Ленки, были красотками, а какие-то - ничего особенного. Затем чемоданы погрузили в автобус, и все прошли наверх в съемочный павильон, где состоялось представление участниц конкурса. Перед всеми на камеру надо было назвать свое имя, возраст, откуда приехала. Оказалось, что москвичек всего четверо, а остальные девочки из разных уголков страны, причем все были старше Ленки. Были представлены и судьи. Среди них Ленка опознала и тех, кто ее принял. Известная модель, редактор модного журнала, а мужчина, который ее привел, оказался известным фотографом, который будет с ними работать. Потом Ивашева рассказала всем еще раз, как будет проходить конкурс, каковы условия и ограничения, и, наконец, их повезли в «Дом».

По дороге завязался общий разговор.
- Я до последнего думала, что мы будем как в прошлом сезоне и как в «Топ-модели по- американски на вылет соревноваться, что каждую неделю будет кто-то уходить, - начала беседу Люба из Красноярска.
- Так намного лучше.
- Без вылета, конечно.
- Так у судей есть возможность всех посмотреть, не у каждого же все способности сразу проявляются.
- Кто бы спорил.
- Уходить-то сразу обидно.
- А так по итогам всех конкурсов по баллам и финалистов отберут.
- Эх, как я хочу в Париж! – Оксана, тоже приехавшая откуда-то издалека, мечтательно закатила глаза.
- А я туда поеду. – Уверенно заявила одна из москвичек с редким именем Изольда. (Ленке она сразу не понравилась.) Девчонки кто промолчал, кто насмешливо фыркнул.
- Это мы еще посмотрим, - так же уверенно, глядя заносчивой особе прямо в глаза, ответила Янка из Перми.
- Девочки, не спорьте, – миролюбиво произнесла Наташа. Ленка сразу запомнила её имя, потому что она оказалась старше всех, и она была единственной моделью, как сказала Ивашева, «размера Плюс». То есть при идеальной фигуре и очень эффектной внешности, это была девушка с хорошими формами.
- Да никто и не спорит.
- Слушайте, а нас когда по телевизору покажут?
- Я так поняла, что уже, когда финал будет, – Ленка вспомнила ответ Фотейнова и решила вставить свои «пять копеек» в разговор.
- Объясняю, - снова заносчиво, будто все вокруг тупые, сказала Изольда. - Они будут снимать все конкурсы и всё, что будет в Доме. Потом сделают обзорный дайджест из самых интересных моментов и покажут отбор на финал. Это на две-три серии. А финал уже пойдет в эфире полностью, все соревнования от и до.
- А ты откуда знаешь?
- Я?! Я знаю.
- А что, у нас, правда, телекамеры везде стоять будут, даже в туалете?!
- Да нет, конечно.
- В договоре же прописано, они в гостиной, в прихожей и, где есть будем. В спальнях только днем будут работать, – пояснила Ленка. Она внимательно читала этот пункт, ибо светить на всю страну нижним бельем не хотелось.
- Ой, девочки, я даже не могу представить, какой он будет, наш «Дом».
- Ну, я думаю, попроще, чем у Тайры Бенкс на её шоу. В прошлом сезоне был точно проще. Это там в Америке и джакузи, и бассейн, и черт в ступе.
- Да, - пошутила Оксана, - как окажется, что одна душевая кабинка на всех, будем очередь занимать и по графику мыться.
- Да, не… - отозвалась Наташа. - Не может быть. А вот график уборки и, возможно, готовки составлять придется. Я так поняла, что набор продуктов будет, а готовить нам самим.
- Вот еще! Я не буду, – тут же снова возникла Изольда.
- Конечно, не царское это дело… - со смешком отозвалась Оксана.
- Они же обещали привозить за наши деньги все, что надо. Я буду еду заказывать.
Несколько девчонок переглянулись между собой. Было ясно, что от общения с Изольдой все ещё будут иметь массу удовольствия.

«Дом» оказался виллой в элитном пригороде Москвы. Этот вывод Ленка сделала из созерцания высоких заборов и башенок коттеджей, из-за этих заборов видных. Автобус въехал через ворота во двор, и девчонки принялись вытаскивать вещи.
Большая прихожая, огромный холл-гостиная с камином. Но через нее тянулся подиум.
Предполагалось, что девушки в гостиной будут не только отдыхать, но и заниматься. На цокольном этаже оказался тренажерный зал, сауна и немаленький бассейн. На третьем этаже, как выяснилось позже, была крытая застекленная терраса с зимним садом. Спальни были на втором этаже, и наиболее прыткие сразу побежали занимать лучшие спальные места. Ленка задержалась у бассейна. Поневоле нахлынули воспоминания. Его первые жаркие объятия… Голубой цвет воды… словно его глаза…
Я к нему поднимусь в небо
Я за ним упаду в пропасть
Я за ним... извини, гордость...
Я за ним одним,
Я к нему одному.


«Не надо. Хватит», – Ленка выбежала из помещения и припустила по лестнице вверх. А на втором этаже уже разгорался скандал. Спален девушки обнаружили три. Совершенно шикарные, каждая оформленная в своей манере. Одна демонстрировала гламурную роскошь, другая была отделана минималистическими стеклом и металлом, в третьей господствовал деревенский стиль. Но в каждой спальне стояло четыре кровати. Изольда, которая, пыхтя и стеная, дольше всех поднимала свой, в три раза больший ее чемодан, оказалась без места. И сейчас она кричала, что имеет право на кровать в гламурной спальне, потому что ее первую отобрали в шоу, вызывая у всех девчонок мысли, что, похоже, Изольда попала сюда по большому блату.
- Не, ну не может же не хватать кроватей, - разумная Яна оглядывалась по сторонам. Она завернула за угол коридора и, завидев три ступеньки и за ними небольшую дверь, толкнула ее.
- Девочки, вот еще спальня! – это была обычная маленькая комната с низким потолком, не оформленная никак. Видимо, её приготовили в последний момент.
- Точно, - подумала Ленка, - меня-то взяли на шоу, так сказать, дополнительно. Может, и еще кого так добавили.
- Я не буду спать в этой конуре!!! – Изольда развернулась и, влетев в гламурную спальню, плюхнулась на кровать, где уже лежали чьи-то вещи. - Я буду спать тут.
- А кто еще без места? – спросила Наташа.
- Я, – отозвалась Ленка, бросила сумку на пол и, усевшись на одну из двух кроватей, добавила, - меня вполне устраивает.
- Отлично, тогда я к тебе, – тут же сориентировалась Наташа. - Не против?
- За.
Наташа торопливо направилась в роскошную спальню за своим чемоданом, чтобы никто из девчонок ее не опередил. Инцидент был исчерпан. Девушки убежали разбирать вещи.
- Фу! – Наталья втащила свой чемодан по дополнительным ступенькам и закрыла дверь в комнату. – Лучше держаться подальше от этой истерички. Ужас ужасный!
- Не говори! – усмехнулась Ленка, - ее надо вообще на цокольный этаж, и серпентарий там оборудовать вместо сауны. Ой, - Ленка осеклась, вспомнив про видеокамеры, и тут же стала оглядываться по сторонам. Наташа последовала ее примеру и радостно воскликнула.
- Супер! А их здесь нет!
- Как нет?! Может, спрятали?
- Да где их тут прятать?! Там в спальне камеры висят на видном месте. А сюда просто не поставили. Может, они рассчитывали на двенадцать девушек, а получилось больше, так они не стали заморачиваться, чего деньги тратить. И так горяченького материала хватит выше крыши.
- Да, наверное, – Ленка обрадовалась и радостно подпрыгнула, сидя на постели. - Живем!
- Ура! – Наталья последовала ее примеру, и девушки рассмеялись.

Вечером, улегшись в постель, Наталья, взбив подушки и с удовлетворением откинувшись на них, бодро провозгласила.
- Ну что?! На новом месте приснись жених невесте.
- М-м, – глухо отозвалась Ленка, радуясь, что свет уже погашен и не видно ее лица. – Нет, не надо, не надо ей снов! Никаких! Тем более с женихами. Особенно с чужими женихами. Не приходи!!! …
Но когда Степнов её слушал?!

- Вить, привет! – Рассказов очень боялся, что вообще не увидит сегодня друга в школе, и был рад обнаружить его в подсобке, хотя тот только кивнул головой в ответ на приветствие. – Ты к Кулемину заходил вчера?
- Да. Он меня не пустил. Он знает, что мы встречались с Леной.
- Японский городовой! Ладно. Хорошо, хоть я до него дозвонился.
- И что?! - Степнов встрепенулся.
- Ты знаешь, практически ничего. Я представился, сказал, что Савченко получил заявление на экстернат и просил узнать, что случилось и где Лена.
- А он?
- А он ответил, что знает, что Лена написала заявление, но ей уже 18 и она может делать, что угодно. Да, она уехала, он надеется, что это не очень надолго.
Я еще раз спросил: «куда?» Он сказал, что сам точно не знает, но Лена обещала ему звонить, и Игорек – это Гуцулов, как я понимаю, - с ней на связи.
- Да, ее старый номер телефона заблокирован.
- Мда… - Рассказов вздохнул. - Вить, я могу помочь?
- Отведи завтра мои уроки. Я в Швейцарию. Я уверен, она там. Я должен ей всё объяснить.
- Хорошо. Скажу Савченко, что ты опять в Питер. Как, кстати там?
- Все хорошо. Уже думают в какой санаторий ехать.

Занятий было много. Спортивные тренировки, танцы, модельный шаг, история моды и еще море всего. После каждого занятия проверки и конкурсы. Раз в неделю демонстрация, чему научились, под строгим оком судей. Напряг на психику еще тот. У Борзовой на алгебре легче - судьи в критике не стеснялись. А у нее еще и уроки. Она все-таки старалась каждый день делать домашку по основным предметам. А это было не так просто. Просиживала ночами, читала учебники даже по дороге в автобусе, когда остальные спали или болтали. Но она была даже рада, что свободного времени не оставалось, что все время не одна. Зато почти получалось не думать. Рухнула в постель и тут же отрубилась без сновидений. То, что надо. Не вспоминать, не думать о нем и уж точно не мечтать.
Любит?! Да. По-прежнему. Только нельзя было увлекаться и строить розовые воздушные замки. Высоко взлетела - больно падать. Ведь Витя ей ничего не обещал, в любви не клялся. Она понадеялась, но… Не получилось… Не получилось удержать… Может, надо было сказать ему о своих чувствах… Но… что теперь… Гуцул почему-то уверен, что Степнов ее любит, и пытался ей что-то написать в первом письме, но Ленка тут же оборвала переписку и снова подтвердила свое категорическое требование: «Ни слова о Степнове». Разве можно любить, а жениться на другой?! Да, она оказалась достаточно привлекательной и сексуальной для него, но… Видимо, это у нее в юных мозгах секс с любовью и замужеством никак неразделимы, а у взрослых секс отдельно, чувства отдельно. В отличие от своих предшественниц, она продержалась долго, но Степнов, видимо, хотел в жены красивую, ухоженную, взрослую женщину себе под стать.
Так, хватит. Не думать! Забыть! Впрочем… А впрочем, - шептало подсознание - у тебя есть шанс такой стать…
Да, можно было забить на всю эту модельную лабуду и не особо стараться, ведь ей не надо выигрывать это соревнование, но… подсознание выдавало видение элегантной Кристины, в ушах звучало «пацанка, без вкуса и стиля»… Да и привычка добиваться поставленной цели и побеждать, выработанная спортом, никуда не делась… И приходил ответ, зрело твердое решение, юркой змейкой вползала в голову мысль: «Я докажу…», «Вы еще увидите…»


В занятиях со специалистами оказалось много полезного. В один из первых дней к девчонкам пришла стилист и повыкидывала часть гардероба каждой. Дала советы, чего в нем не хватает. Подсказала, как одеждой скрыть недостатки и подчеркнуть достоинства, что надо изменить в своем облике. А потом был конкурс - надо было в магазине за десять минут подобрать одежду и аксессуары для выхода в свет. Ленка, правда, этот конкурс не выиграла, его выиграла, на удивление всем, Наташа, и получила приличную сумму денег на приобретение одежды. Вполовину меньшая сумма досталась той, кого Наташа назвала своей подругой, - Ленке. Кулемина глядела в зеркало и не узнавала себя в этой девушке в платье и сапогах на шпильке. И теперь было более чем понятно, какой безумной и смешной выглядела её попытка в десятом классе с помощью мини и зеленых лосин выглядеть лучше. Всё то же касалось и макияжа… Дневной, вечерний… Научилась. Хоть модель и работает обычно с визажистами, она должна уметь быстро накраситься, да так, чтобы выглядеть наиболее выигрышно.
А с другой стороны, и Ленку это вполне устраивало, выяснилось, что образ модели далек от образа Зеленовой. Как раз в повседневной жизни модель должна одеваться по фигуре, но просто – джинсы и топы вполне подходят, макияжа – минимум, ногти – просто аккуратные. «Вы должны быть чистым листом», - говорила им Анна – известная топ-модель и судья на шоу.
Всех девушек сводили в салон, и многим кардинально изменили внешность, коротко подстригли или нарастили волосы, перекрасили их в другой цвет. Ленка, если честно, очень волновалась на сей предмет, но ей повезло. Стилист лишь подстриг ее, придав прическе форму, и ее покрасили в «свой» цвет, отчего светлые волосы стали лишь выглядеть ярче.

Ходить по подиуму на каблуках Ленка научилась достаточно быстро, хотя и пришлось заниматься до одури - спасибо тренированным мышцам и координации… После первого прохода на каблуках тренер ее раскритиковал довольно жестко и сказал, что она худшая. «Ужас. Сутулишься, ноги волочишь!» Выслушивать такое при всех девчонках, да при записи на камеру, да особенно, когда привыкла, что ты победительница… Короче, пришлось ходить с книжкой на голове, на этих шпильках разве что не спать, но результат превзошел все ее ожидания. На одной из встреч с судьями девушкам выдали жутко неудобную обувь, на два размера меньше, на безумной платформе и сумасшедшей шпильке. В этих туфлях стоять-то было трудно. А надо было пройти и идеально сохранять равновесие, иначе ноги тут же предательски подворачивалась. Трое из девушек упали, одна даже получила растяжение, а Ленка… Она выиграла этот конкурс и получила одобрительные улыбки всех судей.

Через неделю, сразу после посещения салона у конкурсанток состоялась первая фотосессия. Фотейнов был в большом расстройстве. Лена, которая так привлекала его, перед камерой то ли впала в ступор, то ли думала непонятно о чем, короче, выглядела на снимках совершенно безжизненно, что остальные судьи во время судейства, когда смотрели фотографии конкурсанток, не преминули отметить. «Ты тут как снулая рыба», - резко заявила при всех редакторша и была права. А Михаил увидел, как еще больше помрачнела Лена. Черт! Он очень хотел с ней поговорить, объяснить, что надо делать, расшевелить ее, в конце концов, но не мог же он заниматься с ней индивидуально…
Решение нашлось само собой. Сломал ногу арт-директор проекта, который должен был работать с девочками на фотосессиях, и Фотейнов радостно согласился его заменить. Первым же делом предложил, что он сначала проведет с девушками мастер-класс -
объяснит про свет, ракурсы и позы, покажет, как видит модель фотограф.

«Вы должны научиться улыбаться глазами», «надо тренироваться перед зеркалом», «ищите свет» - ох как много им рассказывал сегодня Фотейнов.
Ленка не ожидала, что сегодняшнее занятие окажется таким интересным. Правда, ей больше даже понравилось фотографировать самой, и она с интересом выпытывала у Михаила нюансы, хотя поначалу пришла на занятие без всякого рвения. С одеждой и косметикой понятно, но зачем ей эти снимки. А Михаил достал пачку фотографий, и все вместе принялись их анализировать. Где у модели не видно шеи, где поза, словно руки иль ноги нет и так далее. А потом он показал еще снимки. Они излучали тепло и свет, они приковывали взгляды. Глядя на этих девушек на фото, возникала только одна мысль: «Боже! Бывает же такая красота!» Фотейнов тут же это озвучил.
- Вы, наверное, думаете, что они от природы такие красивые.
- Ну да, - отозвался кто-то из девчонок.
- Уверяю вас, вы ничуть не хуже. Но только надо знать, как повернуться при съемке, надо очень хорошо изучить свое лицо и тело. Это большой труд - работа над собой, но работа внутренняя, дома - за кадром. На площадке не надо мучительно анализировать, как мне встать, как повернуться. Вы должны быть естественными и открытыми. На фото должны быть видны ваши эмоции, ваши глаза. Если у вас задание - передать гнев или радость, вы должны не показывать эти эмоции, не наигрывать, не изображать, вы должны их чувствовать… У вас еще будут уроки актерского мастерства… И вот когда всё складывается: красота модели, ее мастерство, ее искренность, получаются вот такие фотографии, от которых не оторвать глаз… Потому что и фотограф вдохновляется от модели. Тогда девушку все зовут работать. Тогда товар, который рекламируют эта модель, хочется покупать. Это цель вашей работы. Люди верят: «я куплю этот крем и стану вот такой же красоткой!» А еще о девушках с таких фото мечтают все мужчины, потому что они поражают твое воображение… И ты идешь по улице, натыкаешься взглядом на рекламный щит и встаешь как вкопанный.
И вы все здесь очень красивые, во всех вас судьи видят потенциал, иначе вас бы здесь не было. Приложите свои усилия, и на этих рекламных щитах по всей стране может висеть ваше прекрасное изображение, потому что многие наши фотосессии будут реальной работой.
Слыша эти слова, Ленка не могла не представить, как Степнов идет по улице под руку с Кристиной и видит огромный щит, с которого лучезарно улыбается она – Ленка - самая красивая девушка Москвы… Он ведь пожалеет… Ох, как пожалеет…
- Кулемина, ты опять! Не думай!
- Не буду, не буду. Но просто Фотейнов сказал, что потенциал есть, а усилия… усилия она приложит. И станет такой. Не для мужчин, а для себя.


************
Интересно Ваше мнение.

Спасибо: 55 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1111
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.02.12 23:11. Заголовок: Это подарочек от Окс..


Это подарочек от Оксаночки - Рыбки-собачки к предыдущей главе.




Глава 18

С каждым днем, с каждым новым уроком и конкурсным заданием Ленка понимала, насколько сильно заблуждалась, думая, что модели – это тупые куклы. И с каждым днем прибавляла, жадно вбирая в себя новое, терпеливо отрабатывая нужные навыки. Через три недели по баллам она уже вошла в тройку лучших. Судьи хвалили и называли красивой. Правда, некоторые конкурсантки тут же стали относиться к ней настороженно, почувствовав исходящую угрозу. На самом деле, мирно сосуществовать в замкнутом пространстве четырнадцати девушкам, вынужденным жить и готовить вместе, будучи при этом соперницами и ведя конкурентную борьбу… Это было очень большой психологической нагрузкой. Девчонки срывались. Нередки бывали ссоры и скандалы. Впрочем, Ленка старалась оставаться от них в стороне. Прилежно готовила в свою очередь, убирала. Готова была помочь. Щедро делилась йогуртами и вкусненьким, когда у иногородних девчонок начались проблемы с деньгами. Короче, жить было можно, особенно в комнате на двоих – тише и спокойнее.

Сегодня она проснулась в ужасном настроении. Вчера было 8 марта, и девушки отдыхали от занятий. Легла рано, думала - отоспится. Около часу ночи ее разбудила Наташа, потому что Ленка кричала и плакала во сне. А ей снился Он. И как-то ужасно. Степнов с кем-то дрался, она никак не могла понять с кем, причем он был один, а их - трое или четверо. Потом он лежал на грязной подтаявшей земле и стонал: «Лена!» Она долго не могла успокоиться. Полночи бродила по Дому, пытаясь отогнать от себя жуткое мысленное видение. Даже взялась за телефон. Может, набрать его номер? Просто, чтобы удостовериться, что он жив, что все в порядке…
«Ага», - прокомментировал внутренний голос, - «чтобы в три часа ночи, лежа в кровати, он снял трубку, и ты услышала рядом голос Кристины: «Милый, ну кто там?!»». Короче, заснула она только под утро, когда на сон осталось каких-то три часа, так как в девять за девушками уже пришел автобус, который всегда возил их компанию на судейство, все занятия и конкурсы. Они никогда не знали, куда они едут, и что их ждет. Фотосессия, учеба ли, тренировка, это всегда оставалось сюрпризом, они лишь получали от Ивашевой записочки, где было указано время, к которому они должны быть готовы.
У Ленки болела голова, поэтому по дороге она дремала, не пытаясь читать или смотреть в окно. Наконец, прибыли. Сегодня автобус привез их куда-то в незнакомый район, который точно был не в центре города. По вывеске девушки поняли, что привезли их в какой-то ночной клуб, но завели их в него со двора, со служебного входа.
Парень-шкафчик, видимо, охранник, хмуро - похоже, он был с ночной смены - проверил у всех наличие паспорта и нехотя объявил, что сегодня они будут принимать участие в шоу, которое будет в клубе, а поскольку шоу - авторская разработка, и пока о его содержании нельзя распространяться, девушки должны быстренько подписать об этом договор, прежде чем пойти наверх. Раздал девушкам по два скрепленных степлером листа текста, набранного мелким шрифтом, и выдал одну ручку.
Девчонки быстренько по очереди ставили подписи. Кто-то нашел ручку и у себя.
Ленка усиленно в полумраке помещения вглядывалась в строчки, пытаясь сфокусироваться на тексте. Да ладно. Это же не маклеры. Можно не проверять.
- Побыстрее можно?! - торопил охранник, которому, судя по его поведению, хотелось оперативно избавиться от шумного скопища девиц, - вас там уже ждут на всякие прически-покраски.
Кулемина уже взялась за ручку, но все-таки бегло читала, когда глаз зацепил на последней странице фразу «возместить свои имуществом…» «контракт продлевается…» «внутренние органы».
Господи!
- Ну, давай, ты последняя, - «шкафчик» навис над Ленкой, держа пачку договоров в руке. Решение было молниеносным.
Изо всей силы ударила ногой по его голени, потом по корпусу, кулаком по лицу. Охранник не ожидал, в первую секунду скрючился от боли, именно на это Ленка и рассчитывала. Выхватила из рук договора, рванула толстую кипу бумаги…
- Уходим, быстро! - толкнула в сторону дверей стоявших рядом Янку с Изольдой, впихивая Янке договора, - рви!
Видимо, что-то было в Ленкином голосе, что все девицы тут же рванули на выход.
- Ах ты, тварь! – охранник разогнулся и двинулся на Ленку. Она приняла боевую стойку, давая девчонкам время уйти. Черт!
- Стойте! – по лестнице, крича, сбегал вниз какой-то мужчина, «шкаф» оглянулся на его голос, и Ленка, воспользовавшись моментом, последней вылетела на улицу.
Девчонки испуганной стайкой стояли у закрытых дверей автобуса и тут же бросились к Лене.
- Договора порвали?!
- Да! А что случилось-то?! Ты с ума сошла?!
- Лена! Кулемина! Девочки! – из здания выбежала Ивашева, за ней какая-то дама в форменной одежде, последним спешил оператор с камерой. – Девочки, стойте, все в порядке! – Ивашева пыталась отдышаться.
- Полковник юстиции Сергеева, - представилась дама в форме.
- Ваше удостоверение можно посмотреть, - всё же спросила Ленка. Стресс отступал. И в голову тут же пришла трезвая мысль: «Ну не могла же Ивашева и все остальные их так подставить!»
- Да, пожалуйста, – дама тут же предъявила ей удостоверение.
- Девочки! - Ивашева наконец-то отдышалась и смогла говорить. - Мы задумали занятие. Мы предполагали, что вы под давлением, не глядя, подпишите договора. Там в них вообще-то написано, что вы становитесь собственностью программы, должны в случае чего отвечать всем своим имуществом и, если не хватит денег, продать свои внутренние органы. – Девчонки дружно охнули. - Это должно было стать вам уроком, что никогда нельзя ничего подписывать, не читая. Красивые девушки вот так и оказываются в ловушке и вместо сказочно-расписанного модельного рая попадают в дешевые проститутки. Галина Петровна, - она кивнула на даму, - полковник юстиции и должна была провести для вас юридический ликбез. Но… - по мере того, как Ивашева произносила свою речь, Ленке все больше хотелось провалиться под землю от стыда. Во дура! Это всего лишь конкурс, а она подняла панику! Ударила охранника… Ё-к-л-м-нэ!
Она ощутила, как все повернулись и смотрят в ее сторону. Ленка опустила голову.
- Но, - перебила Ивашеву полковник, - среди вас оказалась не только умная, но и решительная, смелая и, не побоюсь этого слова, благородная девушка. У вас здесь конкурс и каждый сам за себя. Елена, я так понимаю, - она кивнула на Кулемину, - поняв, что договор кабальный, могла не подписывать его сама и просто уйти. Вы представьте, что это реальная жизненная ситуация. Увы, в моей практике их море, я вам потом расскажу. Но она вытащила из этой переделки всех вас, вытащила, рискуя своим здоровьем и жизнью. Она не только забрала договора, она осталась прикрывать ваш уход, - Ленка уже была бордового цвета, - и будь это реальные бандиты, её размазали бы по стенке… Я просто… - полковник явно подбирала слова, - я просто в приятном шоке. – Она сделала шаг вперед и протянула Ленке руку. – Уважаю. Очень уважаю. Спасибо. – Ленка все еще не поднимая глаз, пожала прохладную и сильную ладонь, и тут же грянули аплодисменты. – Вас бы, с такими данными, к нам, в академию МВД, – продолжила Галина Петровна.

Наконец, все успокоились и мирно прошествовали в зал, где Сергеева и провела обещанное занятие. На обратном пути девчонки все же не дали Ленке покоя, переваривая впечатления:
- Как ты ему! Круто!
- Лен, а где ты так драться научилась?
- Ну, ва-а-аще!!
- Спасибо тебе!
- Я балда, подписала, а ведь на юридическом учусь…

Фотейнов зашел в редакционную комнату.
- Привет! Что у нас нового?!
- О!!! У нас сегодня бомба! – ответила Ивашева, отвлекаясь от компьютера.
- Девицы не поделили чипсы и устроили драку? – иронично спросил Михаил.
- Не-е, у нас просто занятие было с юристом, по договорам.
- И что?
- Не буду тебе рассказывать, пойди к ребятам в монтажку, посмотри. Там все наши мужики собрались и тащатся, по-моему, уже по десятому кругу. По крайней мере, Серега, - она назвала своего ассистента, - как ушел, так и не вернулся.

Ксения оказалась права. Сделав себе копию записи, он просматривал ее уже второй десяток раз, а буря чувств в душе так и не утихала. Уважение. Восторг. Восхищение. Восхищение смелостью, Поступком, красотой. Да, красотой ее движений… И мучающее любопытство: почему догадалась? Откуда такие бойцовские навыки? А отчаянная решимость, ненависть и боль в глазах в тот момент, когда приготовилась к схватке… Самая юная из всех и самая мудрая. Его девушка-сюрприз, девушка-тайна. Хотелось разгадать. А еще хотелось оказаться в том клубе и закрыть собой эту хрупкую фигурку. И обнять ее, покрасневшую от смущения… Он «запал». Это он понял уже давно. Он, которому за тридцатник, и в окружении которого были лишь красивые и очень красивые девушки, «запал» на обыкновенную, на первый взгляд, школьницу. Вспомнилось, как удивился, что Лена еще учится в школе.
Уже готовая для съемки, с прической и макияжем, она тогда сидела с книжкой. Еще утром заметил темные круги у нее под глазами.
- Лена, ты что такое читаешь? И ночами не спишь, вон, еле глаза замазали.
Ленка оторвалась от чтения и продемонстрировала обложку учебника истории. Смущенно сказала, - ну я так… у меня экзамены.
- Какие?
- Выпускные.
- Где? – по-прежнему не понимал он.
- В школе, - улыбнулась она и пошутила, - эти ужасные ЕГЭ.
- А ты что, в школе учишься? – к тому моменту он уже отдавал себе отчет, что его тянет к этой девушке и потому сильно удивился.
- Ну да, – ответила Лена, – в одиннадцатом классе.

Кулемина вошла во вкус. Ей нравилось побеждать и делиться с девочками своими призами, выбирая по условиям конкурса нескольких из четырнадцати. То это была сумма денег на поход в обувной магазин, то ужин в шикарном ресторане, то поход в SPA и даже покупка ювелирных украшений.
Она легко, благодаря спортивной сноровке, победила в соревновании с лазерными лучами, когда надо было хоть ползком, хоть перешагивая, но главное, не задев лучи и, при этом принимая красивые позы для съемки, пересечь зал. Ее фото признали лучшим и в фотосессии на батуте. На самом деле, не так легко изображать элегантные позы в воздухе, держа в руке банку рекламируемого напитка, да еще сохраняя при этом улыбку на лице. Лучшей назвал ее и известный актер, с участием которого у них тоже был конкурс. Правда, никто не знал, чего ей это стоило. Оказалось, что модели надо и говорить хорошо, и уметь сыграть в рекламном ролике. В первый день занятий Феоктистов давал им разные упражнения. Протянул каждой по чистому листу бумаги и сказал: «Представьте, что это письмо, в котором вы прочитали, что вам надо навсегда расстаться с любимыми людьми. Представьте, почувствуйте!!!»
Она ревела в голос над чистым листом бумаги и не могла остановиться, Наталья даже за водой побежала. А актер стоял над ней и приговаривал: «Хочешь, кричи! Давай, кричи! Громче!» И она кричала.
«Очень хорошо!» – резюмировал мужчина, когда Ленка успокоилась. – «Вы открыты, вы не боитесь чувствовать, вы можете пропускать заданные эмоции через себя, вы можете их выражать…»
А потом, когда камеры уже были убраны, перед уходом тихонько спросил Ленку: «Тебе легче?» «Да, спасибо!» - ответила она.
Ей и, правда, стало намного легче, словно с этими рыданиями, с этим криком она, наконец, вытолкнула засевший в груди ком боли. Как-то расслабилась и даже хорошо спала. Проснулась на рассвете, когда все в Доме еще спали. Поднялась в зимний сад. Полила цветы, нежно погладила листья пальмы, окинула взглядом линию горизонта - первый луч солнца лишь зацепил темный лесок вдалеке. И вдруг вспомнилось, что уже весна. Впервые спокойно, без мучительного надрыва, подумалось, что Степнов все же был с ней, и это было сказочно. А еще в голове крутились какие-то фразы, и впервые за долгое время захотелось взять в руки гитару.

Она вскоре осуществила это желание. Днем, прямо на крыше, под открытым небом была фотосессия «Музыкальные стили». Кому досталось изображать кантри, кому - рок, кому - джаз… Съемка затянулась, и инструменты остались лежать неубранными в зимнем саду. Ленка долго стояла около них, потом взяла гитару и тронула струны.
Сначала пальцы вспоминали, звук рвался… Тихо напевала какие-то фразы и подбирала аккорды. Потом запела. Слова лились, как будто прямо из души, и вместе с ними уходила печаль.
Отзвенела струна, Ленка подняла голову и…
На нее заворожено смотрели девчонки, оказавшиеся рядом, откуда ни возьмись.
- Лен, спой еще что-нибудь.
- Сыграй, а…
- Пожалуйста…
И понеслось. Её любимые – из «Ранеток», «Ночные снайперы», «Звери»… То грустные, то веселые… Все смеялись и подпевали…
- Ну все! - Ленка попыталась отложить гитару.
- Лен, последнюю...
- А сыграй ту, которую самую первую пела…
- Да, мы не слышали…
- Мы в конце пришли.
Ленка снова взяла инструмент.

Один воздух разбавляет дым сигарет, и мир наполнен светом.
Одно небо засмеялось громче всех, запело: "Что с рассветом".
И сигареты между делом нарушат сон, в котором тебя нету.
И только тело забывает обо всем, но помнит, что с рассветом...

Ни вчера, ни сейчас и не завтра…
Знаешь, я уйду,
Оставлю мир для тебя
И просто мылом вымою любовь свою.
Я уйду,
Оставлю мир для тебя
И просто мылом вымою...


Звук ее голоса затих. Но грустная тишина по-прежнему, будто облаком, висела в зимнем саду. А Наталья вдруг обняла Ленку и крепко-крепко, словно мама, прижала к своей мягкой груди, успокаивающе поглаживая по худенькой спине, словно убаюкивая растревоженное сердце…

Михаил в который раз нажимал кнопку «Play». С экрана сияли грустные зеленые глаза, из колонок рвался хрипловатый девичий голос: «Я уйду, оставлю мир для тебя…» и рвал его душу на части… Сейчас еще больше, чем в прошлый раз, хотелось быть с ней рядом. Обнять, зацеловать, чтобы она счастливо улыбалась ему. Но… Рядом валялась пачка отснятых сегодня фотографий… Потрясающих фотографий…
Сегодня девушки фотографировались для рекламного каталога нижнего белья. Михаил сначала порадовался, что он сегодня не будет снимать сам, а то запорол бы Ленины кадры. Ведь, с одной стороны, он должен был давать советы, чтобы она выглядела в кадре наиболее сексуально, но с другой – хотелось, чтобы она не снимала халат, чтобы никто на нее не пялился, ибо после случая с договорами Ленина персона была объектом повышенного внимания. Она явно стала фавориткой мужской части съемочной группы. Ну и, в-третьих, он боялся видеть очень желанную для него девушку полуобнаженной… Как оказалось, не зря…

Поняв, что им придется сниматься в одном белье, Кулемина просто впала в ступор и шепнула Наталье: «Я не хочу!»
- Лен, ты чего, обалдела, что ли?!
- Я снимусь, а потом этот каталог по школе гулять будет.
- Лен, с ума сошла?! Плюнь на школу, тебе месяц-два остался. Ты лучше снимись так, как Михаил учил, чтобы девчонки умерли от зависти, а парни истекли слюной, при этом эротично, но не пошло. Белье-то вон, какое суперское, а нам его потом отдадут. Да за одни эти трусы ползарплаты надо выложить. Так что, пошли краситься. Не-е-е… сумасшедшая! - и Наташа потащила Ленку к гримерам.
Но на этом трудности не закончились. Оказалось, работать надо было в паре с моделью-парнем. Красивый накачанный молодой человек, как ни в чем не бывало, стоял перед камерой в одних боксерах и по очереди обнимал конкурсанток. А те, кто ногу ему на бедро закидывал, кто грудью прижимался, кто почти целовал, кто засовывал парню в ухо язычок…
Ленка смотрела на девчонок, и в голове крутилась только одна мысль: «Я не смогу».
В том же состоянии анабиоза она последней вышла на площадку. Через пару кадров фотограф остановился.
- Лена! Кирилл не кусается. Что ты стоишь столбом. Расслабься! Обними его, прикоснись!
Ленка попробовала принять какую-то позу, но ничего не вышло. Она пробовала сказать себе, что это непрофессионально, но не помогло. Чужой! Табу! Кирилл тоже как-то неловко топтался рядом.
- Вообще-то, нам этот каталог в печать сдавать! Мы работаем! А у вас не эротика, а два пионера семидесятых, – кипятился фотограф. Но Фотейнов видел, что от его слов Ленка сникала все больше, да и Кирилл, уже устав к четырнадцатой съемке, лишь раздраженно смотрел на девушку.
– Так, пять минут перерыва, и чтоб потом всё было!
Ленка, накинув халат, отошла в сторону. Михаил подошел к ней.
- Лен, что с тобой сегодня?

Усталые и голодные девушки ждали окончания съемок.
- Какая сексуальность! – визгливый голос Изольды, для которой Ленка стала врагом номер один, был слышен на весь павильон. – У нее, наверное, и парня-то не было! Кому такая нужна!
И Михаил, и Ленка замерли на полуслове. В зеленых глазах промелькнула боль. Внезапно, словно что-то для себя решив, Михаил резко отошел от Кулеминой.
- Так, перерыв закончен. Работаем! – Фотейнов отошел к своему стулу, скинул кроссовки с носками, одним движением сорвал с себя футболку, оставшись в одних фирменных джинсах, и вышел на площадку к стоявшей там Ленке.
Девицы замерли с открытыми ртами, пожирая взглядами красавца-судью. Все и так были к нему неравнодушны и находили его «суперсекси», а тут… когда он еще расстегнул пуговицу…
- Мамочки!
– Умереть, не встать! – еле слышно выдохнула Оксана.

- Лен, расслабься, - шепнул он, встав за спиной девушки и обняв ее за талию. – Руку сюда, - он поместил Ленкину руку на свою. – На меня откинься! Вот.
Она понимала, что он её спасает, принимая вместе с ней сексуальные позы одну за другой, а еще аромат… аромат туалетной воды от Lacoste и горячие мужские руки на ее теле… Позволила вспомнить. Вдохнула, чуть прикрыла глаза, сознание уплывало от этих ощущений... «Да, вот так!» - ответила. И вместе с последним щелчком камеры выдохнула в чуть приоткрытые губы партнера: «Ви-ить…»

Этот тихий полустон оглушил его. Тут же павильон сотрясся от бурных оваций и криков. Все, кто только что, затаив дыхание, смотрели на разворачивающееся действие, словно сошли с ума. Девчонки хлопали и визжали, не менее бурно выражали свой восторг остальные члены команды, заказчик рекламы, стилисты и визажисты.
Ленка покраснев, схватила халат и убежала за ширму.
Фотейнов, словно очнувшись, вышел с площадки и, лихорадочно одеваясь, вынужден был выслушивать беспрерывные комплименты: «Ну, ты профи!», «Ничего себе мастер-класс! Спасибо!» – это Кирилл. «Старик, да тебя нельзя выпускать к молодым девочкам!» - оператор. «Михаил, вы потрясающий!», «Вы та-а-акой!!!» - восторженные девицы.
Больше всего ему сейчас хотелось остаться одному. Нет, вдвоем с Леной. Посмотреть в её глаза и понять…

Он боялся не зря. Он смотрел их с Леной снимки и видел любовь. В каждом жесте, в каждой клеточке тел. Они не играли, это не было актерским мастерством, они любили. Только вот он любил Лену, а она - неведомого ему Виктора. Видимо, этот невидимый соперник не позволил ей сыграть с Кириллом, а он – Михаил, чем-то напомнил его Лене. Виктор! Теперь ему известно это имя, значит, оно стоит за грустинкой Лениных глаз, за ее песнями… Он разгадал тайну. Она любит. Любит мужчину. Другого мужчину.
Почему-то он был уверен, что это не какой-то пацан.

Она забилась в самый дальний угол автобуса, чтобы не слышать и не участвовать в жарких дебатах.
- Он бог!
- Это нечестно!
- С ним бы у всех получились шикарные кадры!
- Лена не виновата, что он вышел!
- Как не виновата, если стояла столбом, у всех уже терпение кончилось.
- Да, нельзя же срывать работу.
- Это несправедливо!
- Как теперь они будут судить эту фотосессию?!
- Конечно, все судьи скажут, что это лучший снимок!
- Лена, ну скажи хоть что-нибудь?! – Наташа, яростно защищавшая подругу, обратилась к Лене.
- А?
- Что ты думаешь?!
- Мне всё равно, – устало выдохнула Ленка. – Ей действительно было всё равно. Хотелось как можно быстрее остаться одной и подумать. Она предала Степнова? Она почувствовала желание к другому мужчине? Нет, ведь она представила Витю. Господи!

*************
Отдохнули от ангста?

Спасибо: 53 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1113
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.12 23:54. Заголовок: Глава 19 39 дней. ..


Глава 19

39 дней. 38 попугаев, 40 дней… 3 раза по 13… Господи, какая чушь лезет в голову! 39 дней, как она пропала. 39 дней, как он ее не нашел.
Он не нашел Лену в Швейцарии. Он, конечно, не вломился в дом Кулеминых, а наблюдал. Когда те ушли на работу, позвонил в дверь. Открыла Сережкина няня. Он плел ей какую-то ерунду, а сам осматривал комнату. Итог был неутешительным. И по словам няни, и по полному отсутствию признаков приезда девушки было ясно, что Лены здесь нет. И если по дороге туда он был относительно спокоен, если можно так выразиться, то обратный перелет показался ему вечностью.
Рассказов пробовал поговорить с Ранетками, но они не могли сказать ничего, кроме фразы: «Лена уехала». Воспользовался связями Грановых, но проверка показала, что за несколько последних дней Кулемина Елена Никитична никуда билетов не приобретала: ни на самолет, ни на поезд, ни на междугородний автобус. То есть она была где-то здесь, в Москве или Подмосковье, но вот где...
Сам пытался поговорить с Лерой. Та обдала холодным презрением, и Ранетки из спортивного зала переехали репетировать в актовый.
Оставил Лене сообщения в «контакте», написал письмо на почту, в аську… Несколько дней с бьющимся в горле сердцем и трясущимися руками с надеждой проверял почту… Потом понял: «Бесполезно».

Восьмого марта позвонил маме в Питер, Кристину тоже набрал, но поздравил формально. Еще несколько дней назад расставил в их отношениях все точки над «i», признался, что давно любит другую, и с Кристиной возможны только дружеско-родственные отношения. Отследил, как Гуцулов с шикарным букетом цветов встретился в торговом центре с… Зеленовой, и они отправились по магазинам. Крохотная надежда, что Игорь выведет его на Ленку, развеялась как дым. Вокруг одни счастливые пары и влюбленные лица. Весь вечер смотрел, не видя, спортивный канал. Почему-то вдруг так захотелось вспомнить… Пошел в клуб. Тот самый, «караоке».

Я к нему поднимусь в небо,
Я за ним упаду в пропасть…

Глухой, слепой, идиот! Не понял, не увидел, не услышал…

Что и сколько пил, не помнил. Только вдруг показалось: в объятиях какого-то парня Она. Бросился, не разбирая дороги, толкая людей, схватил девушку за плечо и… получил в челюсть. И словно перенесся машиной времени: он бьется за нее на ринге… Бросился на нападавшего… Его попытались «завалить». Было больно – в кровь разбили лицо, пара ребер, кажется, треснула, когда его били ногами, костяшки на руках отбил сам. Но эту физическую боль он принимал почти с радостью – она заглушала душевную боль, которая мучила его, не переставая. Он виноват, он так виноват перед Ленкой… И пусть будет больно! Он заслужил. Сыпавшиеся со всех сторон удары несли забвение… Подхватив за руки – за ноги, озверевшая охрана наконец выволокла его на улицу, бросила в подтаявший сугроб: «Охладись, козел!»
Темно. Ледяная корка царапает лицо. Холод забирается под окровавленную рубашку. Холодно. Пусть… Может, он перестанет чувствовать. Так даже лучше…
- Лена! – кажется, его касаются женские руки… - Леночка!...

«Господи, Витя?!»
По телефону:
- Игорь, извините, это Кристина! Да, мы виделись, когда вы Витю встречали в аэропорту. С Витей беда. Вы можете приехать? Я довезу его до дома, но там…

- Игорь, я не могу идти в таком виде в школу.
- Да уж, конечно. Я вызвал врача. Посидишь на больничном.

- Степнов, ты офигел!!! Больничный не для того, чтобы пить целыми днями. Витя! Ты же спортсмен! Очнись!
Хихикал, цитируя сам себя:
- Ага, «спорт - это жизнь!» Хрен тебе! Жизнь – это…

*****

- Вы только послушайте! Ужас! - Людмила Федоровна Борзова оторвалась от газеты, которую читала, и обвела возмущенным взглядом коллег, сидевших в учительской: Милославского, Кац, Каримову и Агнессу Юрьевну.
- Что случилось?!
- Да вот пишут. Просто ужас. Два студента-медика организовали подпольную клинику, где по дешевке делали школьницам аборты. Всё это вскрылось, когда трое скончались дома или уже в больнице. Кто от потери крови, кто от сепсиса…
- Господи! Кошмар! – всплеснула руками Агнесса Юрьевна. Милославский пошел красными пятнами.
- Убила бы! – резко высказалась Ирина Ренатовна.
- Зоя Семеновна! Я вас очень попрошу, - Борзова положила газету на стол, - вы ведете соответствующие занятия в старших классах, поговорите с ребятами, расскажите про эту статью, объясните, что нельзя так рисковать своим здоровьем. Есть и специальные клиники для подростков, где все бесплатно… Это ведь их вся дальнейшая жизнь…
- Конечно, Людмила Федоровна! У меня как раз урок, – Кац пробежала взглядом статью и отбросила газету. - Какая гадость, а ведь еще на врачей учились!!!

Степнов старался бывать в учительской пореже. Последнее время коллеги косились на него. Когда все живут в одном микрорайоне, трудно что-то утаить. И недельный запой тоже не остался втайне. Никто не мог утверждать ничего точно, но все слышали какие-то сплетни, подозревали, сомневались. После уроков он зашел за журналами, чтобы внести в них оценки из своей тетради. Взгляд случайно упал на лежавшую на столе газету. «Старшеклассницы погибли от любви?» - гласил заголовок, и Степнов схватил цветные страницы.
Страх! Жуткий страх охватил его. Он всегда был осторожен, но ничто не дает стопроцентной гарантии. Через пять минут Степнов, как был, без куртки, в одной футболке бежал к дому Гуцулова.
Игорь только пришел домой, как в дверь раздался звонок. Кто-то жал на кнопку и не желал ее отпускать.
- Господи! – Игорь не видел учителя несколько недель и сейчас был потрясен. Тот был какой-то даже не «серо-зеленый», а «черно-белый». Степнов явно похудел, потемнел лицом, под глазами – черные круги, но сейчас он тяжело дышал и был бледен.
- Игорь, я тебя умоляю, скажи… с Леной всё в порядке? Она не беременна? Она не собиралась на аборт?! – от неожиданности Гуцулов хлопал ресницами и даже не решился съязвить, типа: «У кого вы спрашиваете?» Казалось, Степнов сейчас рухнет перед ним на колени. – Скажи, почему она уехала, ты только скажи! Ей нужна помощь?! Игорь, скажи правду?! – Степнов уже схватил его за полы куртки и тряс как грушу.
- Виктор Михайлович! Виктор Михайлович! – Гуцулов повысил голос, наконец, смог освободиться из рук учителя и отодвинулся вглубь квартиры. – Вы с ума сошли?! – Потом вдруг его озарило. - Вы чего, тоже статью в газете прочитали?! Нам сегодня на уроке рассказывали… Про подпольные аборты, что ли?!
- Да, – выдохнул Степнов, - и если Лена по моей вине попала в беду, если…
- Виктор Михайлович, успокойтесь, - Игорь устало прислонился к косяку и сочувственно поглядел на учителя. – Все с Ленкой в порядке. По крайней мере, когда она уезжала, ни о какой беременности речи не шло, да и потом тоже.
- Игорь, это правда?! – из глаз Степнова постепенно исчезал панический ужас.
- Правда.
- Ты уверен?!
- Да, точно.
- Скажи, что с ней?! Как она!?
- Нормально.
- Игорь, мне надо с ней поговорить, умоляю, скажи Лене, что я должен ей все объяснить.
- Извините. Не могу. Ленка запретила упоминать ваше имя. А если я нарушу запрет, она может обидеться и перестанет общаться.
Степнов на этих словах как-то совсем сник, словно из него выкачали весь воздух.
- Понятно… - он развернулся и, ссутулившись, словно на его плечах лежала огромная каменная глыба, медленно, держась за перила, стал спускаться по ступенькам.
- Вы не переживайте, - Гуцулов не собирался, но слова вырвались сами собой, - с ней, правда, всё нормально, скоро приедет обратно, тогда и разберетесь!
- Спасибо, - прозвучало тихое, и Степнов продолжил свое движение вниз.

Две недели он выходил из школы, и ноги сами несли его к Ленкиному подъезду. Тупо сидел на скамейке до позднего вечера. Просто ждал. «А вдруг!»
Пока не вышел Кулемин:
- Виктор! Хватит тут сидеть! Прям в окно не могу смотреть. У меня и так сердце шалит…
- Петр Никанорович! Я виноват, но… Я люблю Лену. Она неправильно поняла, не собираюсь я жениться и... Я должен с ней поговорить, объяснить…
- Не надо! – Кулемин прервал его и уже мягче добавил. – Не сиди здесь, простудишься. Леночки все равно нет.
- Скажите, где она? Скажите просто, что с ней все в порядке! – ему жизненно необходимо было слышать это снова и снова. В голосе мужчины звучало столько отчаяния и боли, что фантаст сдался.
- Виктор! Честно. Где она, не знаю. Не сказала. Сказала, что ей надо уехать на некоторое время, потому что не может тебя видеть. Даже номер телефона не оставила. Но сама звонит. Голос нормальный, бодрый. Вчера вот звонила. Это всё, что я могу тебе сообщить.
- Спасибо!!!
- Не сиди. Приедет, всё равно в школу придет.

Еще раз попытался поговорить с Новиковой. Ну, не может же Лера не знать хотя бы Ленкиного телефона. Результат был тоже нулевой. Новикова сначала поерепенилась, высказалась, что «думать надо было раньше», но потом, все же, видимо, сжалившись над бывшим худруком, поклялась, что не знает, где пропадает подруга.

*****

- Лена, вот твоя лучшая фотография! – снимок возник на огромном экране, и по залу пронесся вздох восхищения. Ленка и сама не могла оторвать от него глаз. Они с Фотейновым смотрелись потрясающе красиво, сексуально, а еще казалось… Казалось, что они любят друг друга.
- Снимок, конечно, удивительный, - редакторша не могла отвести от него взгляд, - и ты, Лена, здесь очень красивая, притягательная и женственная.
- Какая фигура, поза, длинные ноги!!! Я почти завидую, - шутливо сообщила модель, - из всех твоих снимков, тоже хороших, этот - самый эффектный.
- Это не просто снимок для каталога, это, скорее, художественное произведение, - восхитился приглашенный член жюри, дизайнер того самого нижнего белья.
- Но у нас есть проблема, - начала Ивашева.
- Извините, можно сказать? – Ленка перебила ее. – Я прошу не засчитывать мне этот снимок, потому что он получился только благодаря Михаилу. Я никак не могла собраться на площадке и принять нужную позу.
Черт! Кажется, что уже невозможно уважать и восхищаться ей больше, чем это делает он, но она опять преподносит сюрприз. Честная!
Посовещавшись, судьи начислили Ленке половину максимального балла, посчитав, что все-таки половину этой чудесной работы сделала она.

А сегодня было последнее испытание, последняя фотосессия перед отбором на финал.
- Девочки! Мы снимаем большую рекламу для фирмы, которая занимается цветами. И вы сегодня все будете прекрасными цветочками, кто экзотическими, кто полевыми, – объявил Фотейнов, и девчонки расплылись в довольных улыбках. - Только… -
«Только» на шоу было всегда. После многозначительной паузы обычно конкурсанткам объясняли всю сложность и каверзность задания. «Мы снимаем рекламу брильянтов, только на вас будет сидеть живой тарантул», «Вы будете в красивых платьях, только съемки будут подводные». Ну и сейчас… - Только позировать вы будете обнаженными. Вашей одеждой будет специальная краска. А теперь… прически, макияж и вперед!
Девушки загалдели и, бурно обсуждая задание, двинулись в гримерную. Оператор с камерой последовал за ними. Лишь одна Лена осталась стоять перед Михаилом. Он, на самом деле, хотел, чтобы она осталась. В глубине души он очень надеялся услышать от нее определённые слова, и она его не разочаровала.
- Я не буду сниматься обнаженной.
- Ты уверена?
- Да.
- Но это просто часть работы модели.
- Я понимаю.
- Ты получишь ноль баллов и тогда можешь не попасть в финал, – сказал, потому что должен был это сказать как арт-директор, но не мог сдержать радости как влюбленный мужчина. Стилисты, гримеры, фотограф и прочая толпа не будут смотреть на Лену.
- Это не главное.
Она снова его удивила. Попытался поймать её взгляд, но она «скрылась» за челкой. Ленке было стыдно разочаровывать человека, который поверил в нее, который всегда ей помогал, который при каждой встрече заставлял её поверить в собственную красоту, уникальность и неотразимость.
- Я тогда позвоню, чтобы тебя отвезли домой.
- Большое спасибо, – она все же подняла глаза и искренне улыбнулась ему.
- Ты отдохни, поспи хоть, – он получил еще одну ослепительную улыбку и проводил девушку нежным взглядом.

Четырнадцать девушек снова стоят в судейском зале. Сейчас судьи посовещаются и потом назовут имена шести финалисток. Ленка уже посчитала. Независимо от оценок, которые сейчас получат девчонки, даже без последней фотосессии, она всё равно попадает в шестерку, только…
- Извините, пожалуйста, можно сказать?
- Да, Лена!
- Я прошу не рассматривать мою кандидатуру на финал. Я хочу уйти из проекта, - вздох удивления пронесся по залу. В шоке замерли и девчонки, и судьи, и съемочная группа. – Я безмерно благодарна, что вы позволили мне здесь находиться, я очень многое узнала, многому научилась и многое открыла для себя. Большое спасибо вам за критику, за веру в меня. Но я не могу лететь во Францию, зато кто-то из девушек будет счастлив занять это место.
Ивашева, как и положено хорошей ведущей, первая оправилась от шока, вспомнила о работающих камерах и произнесла стандартное: «Девушки, вы можете идти. Скоро мы пригласим вас и объявим результаты».

- Кулемина! Ты больная на всю голову! – Наташа не могла сдержать эмоций.
- Наташ, - Ленка взяла ее за руку, - всё хорошо. Так надо. Я должна вернуться домой. Зато, может, ты, я очень хочу этого, попадешь в шестерку.
- Ле-е-н, нет. Ты точно больная, но я тебя люблю. Наташа обняла ее, и девушки рассмеялись.
Кстати, случилось так, как и желала Кулемина.

И вот Ленка снова стоит около здания телевизионного канала, только теперь у нее не одна спортивная сумка, а еще огромный чемодан на колесиках, набитый выигранной одеждой, обувью, аксессуарами. Она свободна. Она красива. Она знает, как держаться в «высшем обществе». Она теперь ни в чем не уступает Кристине, даже ее превосходит, потому что она, Ленка, молода и всё у нее впереди. Кристина. Степнов. Она соскучилась? Да, очень. Несмотря на боль, обиду и разбитые мечты. Глупое сердце стремится к нему. Ну что ж. Даже если он еще не женился, она сможет вести себя спокойно в его обществе. А он – он пусть будет счастлив! А она… она… А ей надо учиться. Поступить в ВУЗ. Надо заботиться о деде. Показать девчонкам две новые песни… И в теплом воздухе разлита весна.
- Прекрасная фея, вы позволите подвезти вас? – со стоянки вырулила иномарка и остановилась напротив Ленки.
- Нет, прекрасная фея едет со мной, – Кулемина не успела ничего ответить, как сзади раздался голос Михаила Фотейнова. Машина отъехала, а Ленка обернулась, с удивлением глядя на судью.
- Лена, ты позволишь тебя подвезти?! Я не хотел, чтобы ты садилась в машину к незнакомцу.
- Да нет. Я сама… на метро… - Фотейнов рассмеялся.
- В метро ты рискуешь еще больше. Там будет толпа желающих помочь тебе с чемоданом. Я, конечно, знаю, что ты сможешь за себя постоять, но рекомендую не отказываться от моего предложения, тем более что я хотел с тобой поговорить.
- Ладно, – согласилась Ленка.
Фотейнов лихо закинул ее вещи в багажник шикарного спортивного автомобиля и со всеми церемониями усадил ее на переднее сиденье. Точнее, Ленка хотела сесть сама, но была остановлена укоряющим взглядом. Пошутила.
- Баллы не снимете? – рассмеялся.
- Я подумаю. Лен, я хотел бы с тобой поговорить о деле, а за рулем неудобно. Давай заедем куда-нибудь пообедать. Я очень проголодался.
- Хорошо, – согласилась Ленка.

Они сидели в милом кафе. Когда они появились, администратор рассыпался в любезностях и предоставил им лучший столик.
- Лен, - начал Фотейнов, когда за легкой болтовней с основным блюдом было покончено, - знаешь, я, с одной стороны, очень огорчен, что ты отказалась от участия в шоу. Ведь ты могла бы сделать отличную модельную карьеру, но с другой стороны, я рад, так как теперь, перестав быть для тебя судьей, я могу сделать тебе деловое предложение. У меня есть большой рекламный заказ, и я хотел бы поработать с тобой. В принципе, ты уже и сейчас, особенно, когда пройдет в эфире вторая серия, можешь спокойно идти в агентство, с тобой заключат контракт, и уверен, что будет много предложений.
- Михаил, мне сейчас не до контракта, мне бы со школой разобраться, но я согласна работать с вами. Это и большая честь, и… Все-таки, благодаря вам я попала на шоу.
- Ну, не стоит. Ладно тебе, – Фотейнов даже чуть покраснел. – Я, может, действовал в корыстных целях, - отшутился он, - понял, что нельзя упускать такую красоту.
- Скажете тоже! – теперь уже смутилась Ленка.
- И скажу. У тебя удивительно солнечная улыбка, выразительные черты лица, глаза, в которых отражается твоя прекрасная душа.
- Ой!
- Ничего, Лен, привыкай к комплиментам. Я даже удивлен, что на конкурсе мы не видели массу желающих быть с тобой вместе. У кого-то из девочек, вроде, были парни, а ты никому не звонила, – Фотейнов решил провести разведку, - или твой вот тот, с которым ты на телевидение приходила? – Ленка погрустнела, и он это заметил.
- Нет. Мне некому было звонить. Приходила я с Игорем, это просто мой друг и напарник в команде.
- Похоже, он действительно, хороший друг, вспоминаю, как он меня уговаривал.
- Да! – Ленка снова ему улыбнулась.
- И еще, Лен, кроме делового предложения у меня к тебе еще личная просьба, – Ленка слегка напряглась. – Я готовлю выставку. Большую серьезную выставку своих работ. И я хотел бы тебя поснимать.
- Ну-у, я согласна, конечно, только если… - он понял её сразу и перебил.
- Все в рамках приличия. Даже не сомневайся.
- Тогда хорошо. Только если меня опять возьмут в школу…
- Не волнуйся. Я подстрою время под тебя.
- А как же конкурс?
- Арт-директор больше не я, а на судейство слетаю в воскресенье. Может, чтобы мы решили вопрос с рекламой, ты еще сможешь уделить мне несколько дней. Если ты больше месяца пропустила, то два-три дня погоды уже не делают. Зато заработанная сумма, думаю, тебе понравится. Решим вопрос с продюсером, а то он, если честно, уже торопит, а я хотел именно тебя снимать. А потом уже в свободное время можно будет и на себя поработать.
- Хорошо. Я согласна, – Ленка подумала, что деньги точно лишними не будут, а про «пару дней» Фотейнов прав, да и если честно, было чуть страшновато возвращаться в тот «старый школьный мир».
- Тогда у меня к тебе последнее предложение. Может, перейдем на «ты». А то я себя ощущаю старым пнем, - Ленка рассмеялась.
- Слышали бы девчонки вашу фразу. Они все бросились бы уверять вас в обратном.
- А ты?
- Ну, я тоже, – Ленка ответила тихо, вроде, неудобно было говорить взрослому мужику, что он хорош собой.
- Так договорились? По рукам? – он подставил Ленке ладонь, и она весело хлопнула по ней своей ладошкой.
- По рукам.
Михаил уверился в своих подозрениях по поводу Ленкиной странной личной жизни. Девушка любит, но какая-то проблема там есть, а это значит, что Лена может остаться одна, и тогда у него есть шанс привлечь ее внимание. Пока присмотрится, будет держать ситуацию под контролем, побудет другом. А там, глядишь…

************
Жалеть Степнова будем? Или...


Спасибо: 56 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1120
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.03.12 23:20. Заголовок: Огромное спасибо все..


Огромное спасибо всем авторам отзывов, они позволили мне быть "точнее" и повлияли на текст этой главы.


Глава 20

Степнов никогда не думал, что будет так признателен Полине Зеленовой. Войдя утром в школу, он застал в холле толпу учеников, тесным кольцом окружившую кого-то. Драка!
Он уже хотел было раздраженно рявкнуть, как его слух уловил знакомую фамилию. Он протиснулся ближе…
Полина Зеленова, возбужденно махавшая руками, кричала на весь холл на робко пытавшегося прервать ее Гуцулова.
- Ты гад! Как ты мог?! Я тебя с собой взяла, а ты свою Кулемину туда пропихнул. Ненавижу тебя! – огромный букет гербер, видимо, только что подаренный ей Игорем, опустился в очередной раз на голову Гуцула, отчего цветные лепестки полетели в разные стороны.
– Поль, ну Полечка, ну послушай! - девушка не слушала, а продолжала букетом, словно веником, охаживать уворачивающегося парня.
- Пусть тебя твоя Кулемина слушает! И больше не подходи ко мне! И… - окончательно сломанный букет полетел в Игоря, но Гуцулов увернулся и, успешно проведя обманный маневр, резко схватил Полину в охапку, прижал к себе и заткнул ей рот поцелуем. Под бурные аплодисменты, свист и улюлюканье школьников она еще пару раз дернулась в крепких объятиях лучшего спортсмена школы, но потом ее руки сами собой обвили шею парня, и она ответила на поцелуй.
- Что происходит?! Где Кулемина? – Степнов задал вопрос в пустоту, но стоявшая рядом Рита Лужина ответила на него.
- Полинка вместе с Гуцулом ходила на кастинг на телевизионное шоу «Топ-модель». Её не взяли, а Гуцул туда потом Лену Кулемину отвел. А ее взяли. Вчера первый выпуск по телику показали. Там Ленка лучше всех, и она явно первое место займет.
- Что?! – Степнов никак не мог осмыслить. – Телевизионное шоу?! А по какой программе?
- По молодежному каналу, – Рита терпеливо просвещала учителя, – называется «Model-шоу». – Можно и в интернете посмотреть. – Там набрали четырнадцать девушек со всей страны и готовят их быть моделями. Они полтора месяца живут отдельно в специальном Доме, тренируются, учатся на моделей и участвуют в конкурсах, набирая баллы. Шестеро лучших поедут на финал в Париж.
- Так, а где этот дом?!
- Ну, вы спросите, Виктор Михайлович! Вам этого никто не скажет. Съемки специально проходят в закрытом режиме, чтобы никто не мешал.
- Значит, в интернете есть?
- Да.

Рита Лужина не сильно удивилась, что на первом уроке, у 11-Б это была физкультура, класс, переодевшись в форму, построился со звонком, а учителя Виктора Михайловича Степнова в зале не оказалось. Впрочем, старшеклассники не сильно расстроились. Кто сел списывать домашку, кто бурно обсуждал утренний «концерт» Гуцулова с Зеленовой, а кто неожиданно успешный дебют в качестве модели пропавшей ранее Ленки Кулеминой.

Он опомнился только к третьему уроку, да и то, когда Светлана Михайловна настойчиво постучала ему по плечу и заявила, что ей надо в книжный магазин, а ему, Степнову, наверное, надо на уроки.
Господи! У него в голове был полный кавардак и в душе полное смятение чувств. Радость от того, что Лена нашлась, и от того, что с ней действительно все в порядке. Она на экране - такая красивая, взрослая и… Какая-то далекая. Когда на нее бросился охранник, он, Степнов, чуть не снес монитор в библиотеке, но оказалось… Черт! Он не имеет права ей гордиться, а он был горд. И еще… в глубине души бурлила какая-то сила, надо было срочно найти этот Дом, куда-то бежать, объясниться с Леной… Но разум сообщал, что раз в программе сказали, что вторую серию полуфинала покажут на днях, а финалистки уже отбыли во Францию, значит, и Лена там. Она запретила Гуцулову упоминать его, Степнова, имя, значит, он должен не мешать ей победить на конкурсе, как бы ему безумно не хотелось поднять все связи Грановых в мире моды и лететь в Париж.

Фотосессии для новой рекламной кампании с Фотейновым Ленка отработала на ура, хоть они и затянулись почти на всю неделю. Работать с таким профессионалом было легко и ответственно одновременно, и Ленка очень старалась, чтобы не подвести мужчину. Да и попробуй не постараться, если твои фото в совершенно разных образах с рекламой известного производителя фототехники будут висеть на огромных щитах по всей стране. Михаил заезжал за ней утром домой, целый день проходил в работе, вечером он вез ее куда-нибудь ужинать, аргументируя тем, что он холостяк и дома ему готовить лень и сил нет, а ужинать одному скучно, а затем отвозил Ленку домой. Оба работали вдохновенно. Ленка забыла про строгого судью и была перед камерой совершенно естественной - то грустной и романтичной особой, то дурашливой озорницей, то сексуальной дивой, то уверенной спортсменкой, то моделью в странном наряде, то обычной девчонкой-студенткой из соседнего двора. Фотосессия проходила под девизом «Не упусти момент». Фотейнов был влюблен в свою модель, и его камера тоже любила Ленку. Щелкал затвор, и рождалось чудо.
Заказчики были в восторге. Кроме положенного щедрого вознаграждения Ленка получила в подарок отличный фотоаппарат и видеокамеру.
Наконец, работа была закончена и сегодня… Сегодня ей предстояло отправиться в школу и предстать пред очи Савченко.

Пошла туда к двенадцати, заранее узнав у Игоря, что у директора с утра занятия. Проскользнула по тихим коридорам во время урока. Почему-то было страшно кого-то встретить.
Николай Павлович сначала удивился, что Лена не в Париже – про шоу он уже был в курсе, потом отругал Ленку за самовольный уход из школы, потом по Ленкиному настоянию посадил ее решать задачки по физике, потом пригласил Борзову для краткого экзамена по алгебре. Обоих подкупило то, что Лена отказалась от финала популярного шоу и больших денег ради выпускных экзаменов, да вдобавок еще и занималась самостоятельно. В конечном итоге ее приняли в 11-А. Надо сказать, что и Гуцулу Савченко тогда отказал в переводе в «Б» Ладно. В конце концов, учиться осталось всего месяц с хвостом, так что потерпит она Рассказова, а освобождение от физкультуры у нее есть.
- Значит, Лена, завтра с утра приходишь на уроки и чтобы без сюрпризов, - резюмировал Савченко.
– Хорошо, Николай Павлович. Спасибо вам большое.

- Коллеги! – начал Савченко свою речь, собрав учителей после уроков. – Во-первых, хочу вам сообщить, что к нам вернулась учиться Лена Кулемина.
- Как?! Надо же! – посыпались возгласы со всех сторон. Степнов замер, пригвожденный к стулу.
- Лена занималась самостоятельно во время участия в шоу, и мы с Людмилой Федоровной уже проверили ее знания по своим предметам. Она не отстала от одноклассников. Думаю, каждый из вас в ближайшее время также проверит ее знания, и мы сможем аттестовать ее и допустить до экзаменов. Так! Теперь второй вопрос…
- Виктор Михайлович, а вы куда? – Степнов встал и молча направился к двери.
- Сейчас вернется… - поспешил ответить Рассказов за друга, уже покинувшего учительскую. – Он… это… ему должны сейчас позвонить из 330-ой школы по поводу соревнований…

Степнов вопроса директора уже не слышал. Он не помнил, как оделся и как дошел до Ленкиного дома. Будучи всеми мыслями в предстоящем разговоре, он не заметил, как у Ленкиного подъезда налетел на какого-то мужчину.
- Эй, поаккуратнее! – Степнов ощутил толчок локтем в бок и внезапно стали слышны все звуки и видны все краски мира. – Лен, да я уже около подъезда. Сейчас поднимусь. - Высокий мужчина одной рукой держал у уха трубку мобильника, второй удерживал грандиозный букет орхидей. – Степнов остановился и смотрел, как тот щелкает сигнализацией на дорогой машине, как набирает знакомый ему код на дверях подъезда… Он узнал его. Это был судья с «Model-шоу», арт-директор и, как представляла его ведущая (а программу Степнов пересмотрел множество раз), «один из известнейших фотографов в мире моды, наш суперсексуальный Михаил Фотейнов». Все еще цепляясь за призрачную надежду, Виктор отошел вглубь двора.

Минут через двадцать вышел Михаил и с ним… На долю секунды у Степнова отлегло от сердца: «Не Ленка», но всего лишь на долю секунды… Высокая блондинка в светлом коротком пальто и на высоких каблуках прошествовала с Михаилом к машине. Теплый весенний ветерок играл золотистыми прядями волос, ее изумрудным шарфиком, и казалось, девушка сейчас взлетит. Одним нажатием кнопки Фотейнов эффектно опустил верх своего кабриолета. Ленка рассмеялась и явно была впечатлена. Фотейнов усадил девушку в низкую машину, что дало ему прекрасную возможность полюбоваться на ее стройные ноги, получил ослепительную улыбку и с довольным видом уселся на водительское сиденье. Лихо газанув, машина выехала со двора, унося Ленку и надежду Степнова на счастье.

Увидев Фотейнова с букетом, Ленка сильно удивилась. Но он вручил его со словами:
- Поздравляю настоящую топ-модель. Первый выпуск был в эфире, и в интернет-голосовании среди зрителей ты - бесспорный лидер. Начальство даже боится сегодня в эфир вторую часть давать. Мол, зрители поймут, что ты не в финале, и рейтинг упадет.
- Да, ладно, упадет, – Ленка приняла цветы. – Спасибо, очень красивые!
- Как ты.
- Да там девчонки есть не хуже меня, - рассмеялась Ленка, - только они морду никому не били. – Тут уже рассмеялся Фотейнов.
- А как ты пела здорово… Может, как-нибудь споешь для меня или на концерт позовешь… - Михаил усиленно пытался стать частью Ленкиной жизни.
- Ну, может… Как у нас с девчонками будет концерт, позову.
- Ты уже готова, - Михаил одобрительно оглядел Ленкин наряд и поправил изумрудный шарф.
- Да. А мы сегодня где работаем?
- Сегодня мы едем ко мне, я тебе покажу то, что уже сделано для выставки, чтобы ты прониклась идеей. А потом, думаю, праздничный ужин по поводу твоего теледебюта, отлично выполненного заказа, и вообще за то, что все так хорошо складывается.
Одобряешь?
- Ну, как скажешь.
- Тогда вперед!

В полной прострации Виктор сидел на лавочке в Ленкином дворе, пока не заиграла мелодия в телефоне – сработала «напоминалка», сообщавшая, что через полчаса начнется второй эфир «Model-шоу». Степнов понимал, что ждать Лену бесполезно. Она, наверняка, приедет поздно, и ее проводят до квартиры. О том, что она может и не ночевать дома, он предпочел не думать. Может, они отправились на какое-то мероприятие по делу. Может, это такой приз – встреча с судьей… надо сейчас пойти и посмотреть вторую часть шоу. Да, он будет так думать, иначе рассыплется тут на куски, иначе разорвется сердце… А с Леной он обязательно поговорит завтра. – разум блокировал разрушающие организм эмоции.

Просмотр второй части шоу понимания ситуации не улучшил. Лена отказалась от участия в финале, слава богу, отказалась сниматься обнаженной, зато… Зато несколько секунд показали ее на экране в объятиях Фотейнова, правда, с комментарием, что девушка на могла справиться с заданием, и арт-директору пришлось выйти на площадку самому. Утром до занятий Лену поймать не удалось, она пришла перед самым звонком, да и не минутный у них разговор, а после уроков… Кабриолет уже поджидал ее за воротами школы, притягивая любопытные взгляды всех мимопроходящих. К машине Ленка подошла с Полиной и Гуцулом, наверняка Зеленова напросилась на знакомство с судьей, а потом была снова усажена в машину, и автомобиль стартанул, провожаемый восхищенными взглядами.

- Вить, - Рассказов аккуратно тронул друга за плечо, - вы не поговорили?
- Нет, как видишь. Она и вчера с ним из дома уехала.
- Она тебя видела?
- Нет. Алехина только липовую справку принесла, – Степнов еле вздохнул. Казалось, даже дышать ему было тяжело.
- Вить…
- Не надо, Игорь. Все в порядке. Не волнуйся.

Он все же был благодарен Рассказову. После того как он, Степнов, сорвался в караоке-клубе, Игорь активно караулил друга, не давая запить, внушая надежду. Приходил вечерами и заставлял играть в шахматы. Принуждал ходить на работу и не забывать о бизнесе – о спортивном клубе. Он даже установил на мобильник системку, чтобы отслеживать координаты местонахождения друга. Мало ли… Первое время он готовил еду или заказывал пиццу и впихивал ее в Степнова. Несколько раз с ужином на троих приезжала Кристина, и эта неожиданно подружившаяся парочка вытаскивала Степнова пару раз в ресторан. Никогда бы не подумал. Игорь и Кристина. Ему даже пришлось предупредить Игоря, чтобы он не вздумал «играть» с Кристиной, а той попытался «по-братски» открыть глаза на отношение друга к женщинам. Но оба заявили, что они взрослые люди, а Рассказов поразил признанием, что Кристина – первая, с кем ему просто интересно общаться.

С Ленкой ему тоже было всегда интересно общаться. Вот только, где с ней поговорить?!
На улице – неудобно, дома – выгонит, да и Петр Никанорович там, и она не одна все время. Остается школа… Хм, - он горестно усмехнулся, - значит, школа. Ему уже все равно. Лишь бы сказать ей правду, даже если уже ничего не вернуть.

- У вас какой был сейчас урок?! – Мирослав Николаевич обратился к ученикам.
- Физкультура.
- Понятно. Лена Кулемина, сходи в спортзал за журналом.
- Давайте я, - Игорь Гуцулов вскочил с места и уже направился к двери.
- А давайте вспомним, кто здесь учитель, - неожиданно резко отозвался литератор, - Кулемина за журналом, а Гуцулов, раз уж вышел, то будешь отвечать.

Она боялась, безумно боялась увидеть его и вместе с тем очень хотела. Подошла к дверям спортзала. Там было тихо. Осторожно постучала и зашла. В зале было пусто, видимо, Степнов был в подсобке. Она направилась туда и почти дошла, когда позади себя услышала звук запираемой на ключ двери. Резко обернулась.
- Ви… – слова застряли где-то в горле. Он выглядел ужасно. Похудевший, какой-то почерневший, казалось, он постарел, даже, вроде, появилась седина на висках. Или она раньше просто не замечала.
- Лена, не пугайся, пожалуйста, – испуг в Ленкиных глазах Степнов трактовал по- своему. - Я тебя не трону, я просто хочу с тобой поговорить и чтобы нам не мешали.
- Журнал будут искать, – она не нашла ничего умнее, чем сказать эту фразу.
- Не будут, – он произнес это так уверенно, что Ленке снова стало не по себе.
- Выпусти меня. Пожалуйста.
- Извини. Не могу. Я просто хочу, чтобы ты меня выслушала, – Ленка обреченно прислонилась спиной к стене.

- Лен, - начал он, - мы были знакомы уже много лет, когда пошли в этот караоке-клуб. А там… Ты знаешь… Мы поцеловались, и я испугался. Я катастрофически испугался, потому что ощутил желание к тебе – к тебе, моей ученице, к той девочке, которой мазал йодом коленки, к тебе, которая в два раза меня младше, к тебе, которой по возрасту могу быть отцом. А я неожиданно стал видеть в тебе девушку, сексуальную девушку, и это сводило меня с ума. За мной не водилось патологических наклонностей, а тут… Я был в таком шоке… Я должен был хоть с кем-то поделиться… Поэтому Игорь, Рассказов, я имею в виду, знал о том первом поцелуе и о моей реакции на тебя. А дальше… Трудно было уже что-то скрыть… Он честно пытался наставить меня, по его мнению, на истинный путь, что нельзя хотеть ученицу, он убеждал, что при малейшей огласке я разрушу жизнь тебе и себе, что тебе надо в выпускном классе учиться… И по-своему он был прав. Виноват во всем я. Кругом. Я потерял голову и не мог отказаться от наших встреч. Я не мог себя контролировать. Я боролся со своим желанием, но не мог перед тобой устоять. И я был так поглощен этой борьбой, борьбой между чувствами и долгом учителя, что не думал. Я ни о чем не думал! Точнее нет. Я эгоистично думал только о себе, только о своих желаниях, ни разу не задумавшись о тебе. А что чувствуешь, что думаешь ты? Почему ты со мной? Я, не задумавшись, по привычке, поставил тебя на одну ступеньку со всеми, кому нужен был от меня качественный секс. Я жестоко ошибался. Страсть затмила всё, даже нашу дружбу, а ведь она у нас была. Мы перестали разговаривать. Перестали доверять друг другу. Я… - у него сорвался голос, - я, как пещерный человек, тебя хватал… Ничего не слышал и не видел, лишь бы побыстрее почувствовать тебя рядом. Я соврал тебе про Игоря. Я безумно боялся тебя потерять…
Я еще больше ошибался, предполагая, что другая женщина сможет отвлечь меня от одержимости тобой. Была мысль, что я смогу все вернуть, снова стать нормальным человеком, нормальным учителем физкультуры и тренером, который не сходит с ума от голых ног девочки-спортсменки. Я попытался чуть больше проводить времени в обществе другой женщины. Кристины. Ты знаешь, я не смог. Я не мог быть ни с кем кроме тебя. Я даже поцеловать ее не мог, и я не делал ей предложения, я не собирался на ней жениться, а тот разговор… Который ты, как я понимаю слышала, это случайность… Игорь, как всегда, молол языком, а я поддакнул, даже не слыша, о чем он говорил, будучи в своих мыслях и соглашаясь с ним в оценке ситуации в целом, что мы не должны встречаться. Поверь мне, пожалуйста, – он бросил взгляд на Ленку, но она молчала и он продолжил. - Я эгоист. Я не думал о тебе, я даже не понял себя. Я не понял тогда, что… - Степнов на секунду замолк, - что люблю тебя, что для меня нет никого дороже тебя. Я осознал это слишком поздно. Ты уже уехала. Мое желание… ревность… Я не любил раньше, я не мог предположить, что то чувство, что я испытываю к своей ученице, это любовь. Я запутался, а когда разобрался в себе… - Он снова умолк. - Лен, Леночка! – девушка стояла, опустив голову, и ему безумно хотелось коснуться светлых прядей, отвести челку от ее лица, дотронуться до нее, но он не решился, - прости меня! Прости за всё. Я… я люблю тебя! Я… - его голос опустился до шепота, – я жить без тебя не могу… - Ей казалось, что это не с ней происходит, что она смотрит какое-то кино... или, скорее, снова просматривает картинки своей мечты, где он говорит: «Я люблю тебя!» С ума сойти! Это правда?! Ленка по-прежнему молчала и оставалась недвижима. Повисла пауза.
- Ленок, скажи что-нибудь… Скажи, что простила, ведь ты любила меня, а я, дурак, только потом понял это. Но я все надеялся, что еще не поздно все исправить… Или… или скажи, что я идиот, что ненавидишь меня, что встречаешься с этим судьей! - Пусть лучше сразу – одним ударом!
- Это правда?! – ее сознание зацепило лишь последние слова: «с этим судьей». - А может, он все это придумал?! Он увидел её с Михаилом и снова его это задело. Крутого Степнова бросили. Тем более, она теперь красивая, стильная, не хуже Кристины… Или все-таки…
- Дверь открой. Пожалуйста! – три слова она выдавила из себя с трудом и на подгибающихся ногах отправилась к выходу.
Он понял, что проиграл. Он сказал ей всё, что мог. Она приняла решение уйти. С трудом, дрожащей рукой повернул ключ в замке.
Ну, быстрей!!! - в полном смятении чувств и мыслей Ленка выбежала из спортзала. Сейчас невозможно было находиться рядом с ним. Надо было все как-то осмыслить, а когда он рядом…
Он медленно сполз на пол по дверному косяку. В голове почему-то была лишь мысль, что зря он затеял разговор в школе, скоро придет 8-б, а он не уверен, что может встать.

********************

Всех с наступающим женским праздником!!! Здоровья, счастья и взаимной любви!
Сорри, временный тайм-аут в продах, пропущу как минимум недельку.
В конечном итоге всё будет хорошо.


Спасибо: 56 
Профиль
Ответов - 172 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 355
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия