Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Starushencia





Сообщение: 1
Зарегистрирован: 02.02.09
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.02.09 14:42. Заголовок: Автор: Starushencia


Фики:

1. Победители
2. С новым годом! С новым счастьем!
3. "Горела в пламени", или Маленькая месть
4. Мы пойдем другим путём!
5. Сообразим на троих, или Новогодние каникулы
6. Лето
7. Подарочек
8. Народная мудрость
9. Если в сердце живет любовь

* Размещение на других ресурсах возможно только с согласия автора.

В связи с пропажей части текста фика и невозможностью его быстрого восстановления:
http://rusfolder.com/44209173 ссылка на скачку фика "Лето" в ворде

Спасибо: 39 
Профиль
Ответов - 172 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]


Starushencia





Сообщение: 933
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.02.11 23:58. Заголовок: Так как тема началас..


Примечание 1. В этой главе автор малость «ПОШАЛИЛ», и СМЕШАЛ КМВ из фика, КВМ из грустного 4 сезона, ну, и… сами догадаетесь. Как всегда, все придумано, совпадения случайны.
А еще автор подчеркивает, что ВСЕХ героев очень ценит, реально уважает, любит и желает им счастья.

Примечание 2. Спасибо Лене - Файлен за идею оригинального подарка для ВМ.
Он его получил в качестве приложения к двум основным.

Глава 11. (на 2 поста)

Новый год к нам мчится,
Скоро все случится.
(Дискотека Авария)

Сказка – складка, послушать сладко.
(Поговорка)

Сказка – ложь, да в ней намек…
(Народная мудрость)

В каждой сказке есть намек о том, чтоб быль не путали со сказкой. В каждой сказке есть урок, что жизнь мы сами делаем прекрасной ...
(Владимир Борисов.)


Итак, теперь ничто не мешало радостно готовиться к Новому году.
28-го декабря «Ранетки» отлично выступили на новогоднем вечере в школе.
Кулемина стояла на сцене, пела «Лети за мной, лети…» и смотрела в синие глаза Деда Мороза, стоявшего в конце актового зала. Пожалуй, только сейчас Степнов действительно УСЛЫШАЛ эту песню Ранеток.
- Ну что?! – Спросила Лерка, когда «Ранетки» убирали инструменты после концерта. – Кто где в Новый год и на каникулах?!
- Я с родителями. – Откликнулась Наташка.
- Мы Новый год с родителями в кафе встречаем, - просветила подруг Женя, - Коля еще с нами.
- Ленк, а ты?
Она усмехнулась. Специально. Девчонкам надо было врать артистично.
– У меня, как всегда, праздничный ужин с двумя писателями. Дед Степнова к нам позвал. – То, что, писатель будет один, и вовсе не дед, решила не афишировать. - А первого вечером я к родителям улетаю. Соскучилась. Ужасно. – Ну, вот почти всё и правда.
- Понятно, - резюмировала Лерка, - на каникулах тебя не застать.
- Ну, уж извини.
- Да! А у нас эти родственнички явились и когда только съедут!!! – Лерка была слегка расстроена.

29-го декабря Степнов отпросился с работы – у него же еще не было каникул, и они с Ленкой с утра пораньше повезли Петра Никаноровича с вещами в санаторий в Подмосковье. Электричка, потом автобус. Хоть и не совсем удобно добираться без машины – место чудное. Недавно отремонтированный и оснащенный по последнему слову курортного дела санаторий находился в величественном сосновом бору и славился своим лечебным минеральным источником, чутким персоналом… В общем, хороший санаторий.
- Ну вот, дед! – Ленка со Степновым дождались, пока Петр Никанорович вернется от уже взявшего его под контроль и назначившего процедуры врача. – Вещи я разложила. Все в порядке. Будешь теперь водичку пить, ванны принимать. Ты, главное, на Новый год с «не минеральной» водой аккуратно!
- Леночка! Да не волнуйся! Ты же читала объявление. Тут все строго. Что на банкете дадут… Главное ведь атмосфера. Песни, танцы… Степаныч завтра приедет тоже. (Знакомый коллега по писательскому цеху тоже был направлен на отдых.) Наверняка и еще кто здесь встретится.
- Вот, дед, потому и говорю. Не увлекайся с отмечаниями! Гуляй побольше!
- Виктор, Лена! Вы бы тоже пошли погуляли! Я у сестры уже спросил. У меня обед сейчас, там можно и дозаказать на гостей. Пойдемте, пообедаем. А потом погуляете на воздухе-то. Погода-то вон как разошлась. Как у классика: «Мороз и солнце. День чудесный…»
- А что?! – Степнову такая идея была по душе. - Пошли, Ленок!
Их посадили отдельно от Кулемина. Еда была очень вкусной, и Ленка порадовалась за деда. А Петр Никанорович знакомился с соседями по столу.
- Инна Михайловна. Можно просто Инна. – Представилась пожилая дама.
- Петр. Можно и без отчества. - Согласился Петр Никанорович.
- Виктор. – Сообщил свое имя мужчина в возрасте, но крепкий.
- О! Вы как мой соавтор. Приятно познакомиться.
- А вы тоже писатель? – Спросила Инна.
- Да есть такое дело. – Скромно признался Кулемин, но называть свою фамилию не стал. – А где у нас четвертый? - За столиком предполагалось четверо отдыхающих, но пока их было трое.
- Завтра моя жена приедет, - пояснил мужчина. - На работе пока, не вырваться.
- И Вы от Союза писателей? – поинтересовался Петр Никанорович.
- Нет. Сами по себе. Я путевку взял. Надо отдохнуть вдвоем. А здесь и природа, и SPA-процедуры, и банкет, и веселье. В общем, в нашем возрасте как раз для романтического отдыха с любимой женщиной.
Неторопливая речь и уверенная манера поведения сразу внушали доверие к этому человеку. Да и выглядел он весьма представительно. Короткая стрижка удачно скрывала появившиеся у него залысины, а легкий загар говорил, что мужчина следит за собой и за своим здоровьем. В нем Кулемин неким «писательским радаром» за версту чувствовал интересную личность.
- Да. Любовь - это дело такое… - Вздохнул Петр Никанорович. Он бы тоже не отказался от душевного женского общества. - Ни преград не знает, ни расстояний, ни возраста. – Он снова посмотрел на сидящих в другом ряду у входа Ленку со Степновым. Те оживленно о чем-то говорили, потом Ленка переложила Степнову часть гарнира со своей тарелки. Сосед проследил за его взглядом.
- Знакомые?
- Да эта молодежь моя сидит. Привезли меня сегодня. Зазвал их пообедать.
- А это кто? – Снова полюбопытствовала дама. Было непонятно. Для внуков – мужчина староват, для детей - девушка молода. На отца с дочкой тоже не похоже.
- Внучка моя! Спортсменка, красавица, а еще в музыкальной группе играет и поет. Ну и мой соавтор. Надеюсь, Леночкин будущий муж.
- Он же намного ее старше! – Удивилась дама.
- Неважно. Главное любит. Ленка за ним, как за каменной стеной. И мне спокойно. И вообще он отменный мужик.
- А родители как? – Снова задала вопрос дама. (Инна Михайловна писала женские детективные романы, поэтому интересовалась любыми жизненными ситуациями, руководствуясь принципом: «В творчестве всё пригодится».)
- А сын с женой – врачи. За границей работают. Вот ребята к ним на каникулах поедут.
Надеюсь, Никита с Верой примут Витю, поймут, что Леночка любит. Волнуюсь, правда.
- Не переживайте! Все будет хорошо! – Поспешил успокоить Кулемина новый знакомый. - У нас вон тоже разница в возрасте двенадцать лет. А потом - стирается это… Главное, чтобы мужчина здоровьем не подкачал. А у вас он ведь тоже спортсмен, судя по фигуре.
- Да! Учитель физкультуры. Баскетболист. Только здоровый образ жизни ведет.
- Ну вот. Они вообще красивая пара.
- Да. - Подхватила Инна, которая, впрочем, так и думала, - они друг другу, действительно, подходят. Оба высокие. Она блондинка, он брюнет.

Ленка и Степнов совершенно не подозревали, что стали объектом обсуждения старшего поколения. С удовлетворением покончив с обедом, пошли прогуляться по сосновому парку.
- Эх, - вздыхал Степнов, - сюда бы на лыжах! Красота! – Они чинно шли по дорожке. Ленка держала Степнова под руку, а он второй рукой нежно накрывал ее ладонь. Так, казалось, они были еще ближе.
- Да… Неплохо бы было. Но нынче мы без лыж, коньков и санок.
- Но зато у нас Париж. Приедем, в выходные можем покататься. Уже после каникул.
- Ну, в общем, да. - Согласилась Ленка.

После отличной прогулки, выдав взаимно с Петром Никаноровичем друг другу массу советов и наставлений, Ленка со Степновым отправились домой. В электричке Ленка проспала всю дорогу на Степновском плече, да и он сам поклевывал носом.
Поужинали у Кулеминых дома, посмотрели кино, сидя на диване в обнимку. Потом после нежного прощания Степнов все же поспешил уйти. Он обещал Петру Никаноровичу, что не будет ночевать у них кроме 31-го декабря, да и самому держаться в рамках так намного проще.
Тридцатого – разделились. С утра бегали за подарками друг другу. Кулемина сломала голову, придумывая подарок, отражающий изменение их отношений. Подарок учителю и другу – одно, а вот любимому… В итоге пошла в большой спортивный магазин с надеждой, что хоть что-то да приглянется. Степнов тоже долго думал. Вообще, хотелось купить Ленке что-то значимое, как бы подтверждающее серьезность его намерений. И хотя, вроде, и не рекомендовала Яна делать дорогие подарки, он зашел-таки в ювелирный магазин. Долго бродил меж витрин и, наконец, решился.
Во второй половине дня Ленка затеяла уборку, а Виктор Михайлович пришел уже позже – принес две сумки продуктов и снова убежал в магазин. Вечер провели в хозяйственных хлопотах и в украшении квартиры. Елку покупать не стали. Жалко оставлять зеленую красавицу одну на все каникулы, ведь поливать ее некому. Но на окно повесили мигающую гирлянду огоньков. Украсили шторы и дверцы шкафов. Елкой не пахло, но в воздухе царил аромат мандаринов и… праздника.

31-го декабря Степнов пришел днем к Ленке сразу с вещами, так, чтобы первого вечером прямо от Кулеминых стартовать в аэропорт. Вместе, как недавно на юбилей, быстро сделали пару салатиков, приготовили горячее, чтобы оставалось только разогреть.
- Лен, ты сумку уже собрала?
- Да не. Чего там собирать?! Завтра.
- Нет. Давай-ка сегодня. А то завтра будет лень, захочется поспать подольше. – Он отобрал у Ленки из рук мочалку для посуды. - Я домою. Иди, собирайся.
- Вот все бы вам покомандовать, Виктор Михайлович! – Она, шутливо ворча, направилась в комнату. Впрочем, он, конечно, был прав. Потому что сборы неожиданно растянулись на пару часов. Он уже сидел перед телевизором, а она металась по квартире в поисках то заколки для волос, то нужного ремня, то еще чего-нибудь. Когда собралась, обнаружила, что сумка у нее получилась меньше Степновской, а ему ведь не надо брать утюжок для волос, косметику и прочие столь необходимые девушкам вещи.
- Виктор Михайлович, а чего это вы набрали с собой? Сумка у вас большая.
- Так я и сам большой. Одежда большая – много места занимает. - Пояснил он.
Потом он уговорил Ленку прилечь поспать на часок-другой. Разошлись по разным комнатам. Погасили свет. Слышно только соседский телевизор сверху и голоса шумных гостей соседей справа. Она думала, что не уснет. Ну, какой на фиг сон, когда любимый мужчина в соседней комнате лежит на диване! Можно же пойти, обнять, прижаться к теплому боку и… целоваться так, что становится жарко и хочется… А что хочется?! Точнее, известно, что дальше должно хотеться и что должно происходить. С теорией при наличии интернета сейчас никаких проблем. Но это теория. А так – точно по поговорке «И хочется, и колется, и мама, в её случае, дед, не велит». Вроде и хочется, но еще несколько лет назад мама дала ей почитать брошюрку, в итоге в голове «правильной» Лены Кулеминой отложилось, что сексуальные отношения это не только пока неведомое ей удовольствие, но и ответственность и… думать, короче, надо: где, когда, с кем, следить, как бы не забеременеть, ну и… В общем, все эти предстоящие «взрослые» проблемы ее пока как-то слегка напрягали, и то, что Виктор Михайлович на нее не давил, а вместо этого «пылинки с нее сдувал», с этой стороны вполне ее устраивало. И дед был, конечно, прав, убеждая ее, что родителей будет проще уговорить принять их отношения с Виктором Михайловичем, пока между ними ничего не было. Не было… Но можно же потихоньку представлять себе, как это будет… Они будут сначала целоваться… Нет, он пригласит ее танцевать медленный танец. Она наденет ту же черную кофточку, что в ресторане. И вот они будут целоваться. А потом он скользнет рукой в вырез сзади, а она - Ленка - начнет расстегивать пуговицы на голубой рубашке…

Удивительно, но он задремал на часок. Проснулся. Сначала даже не понял, где находится. Вокруг было темно и тихо. Потом сообразил – он у Кулеминых. Посмотрел на часы. Десять вечера! Хорошо, что Новый год не проспали. Заглянул в Ленкину комнату. Она мило посапывала, обнимая диванную подушку. Хорошо-то как! Он пока не будет думать о предстоящей поездке к Кулеминым. Будет наслаждаться встречей Нового года с любимой девушкой. Совсем недавно он даже мечтать о таком не смел. Впрочем, надо шевелить организмом. Пойти принять душ, переодеться, да будить Ленку. Она ведь тоже еще будет наводить марафет. А он пока накроет на стол.

Она проснулась, сама не поняла как. В квартире было тихо. Подскочила на кровати. Проспали?! Уф! Слава богу. На часах только половина одиннадцатого. Успеем. Интересно, а Виктор Михайлович все спит? Она вышла из комнаты и уже в коридоре услышала шум льющейся воды в ванной, заглушаемый достаточно громким «мурлыканьем» без слов. Даже не сразу сообразила, что Степнов напевает мелодию ее «лети» в душе. Ого, Виктор Михайлович! А он там… вообще-то без одежды… За самой обыкновенной дверью, на которой и защелка-то не работает. Она попыталась представить его «без всего»… Ох! И ведь просто… протяни руку, и дверь…
Дверь отворилась и чуть не стукнула по лбу замечтавшуюся Кулемину.
- Ой, Ленок! Уже встала? А я тебя будить собирался. – Он вышел из ванной в новых джинсах и в свежей рубашке, благоухающий чем-то очень приятным.
- Хорошо, что собирались. А то проспали бы Новый год. – Ленка произнесла это немножко ворчливо.
- Ну не проспали же, зато отдохнули! – Он смотрел на нее, такую смешную, милую, домашнюю, разрумянившуюся со сна, с вьющимися кончиками волос. Неожиданно для нее привлек ее к себе и поцеловал в уголок губ. – Леночка моя! – Произнес нежно-нежно. И добавил уже обычным тоном. - Давай, беги, ванна свободна. – И пошел в комнату убирать вещи.
Кулемина, наверное, полминуты стояла, потрясенная этой мимолетной лаской, потом все-таки переступила порог ванной.

Новый год провожали и встречали торжественно. Накрыли в комнате перед телевизором красивый стол. Под бой курантов подняли бокалы с шампанским. Неотрывно глядя на часы и считая удары, оба загадывали про их отношения. Он, чтобы его приняли Ленкины родители, она, чтобы просто у них все было хорошо! Поздравили друг друга сладким поцелуем, кружащим голову не хуже шампанского. В 0.15 сразу позвонили Петру Никаноровичу. Потом ожил городской телефон. Это звонили родители. Ленка, правда, сказала, что отмечает с девчонками. Потом у Ленки активизировались с поздравлениями «Ранетки», а у Степнова – друзья и коллеги. Всё это под новогодний огонек и вкусные салатики. Во втором часу, когда шквал поздравлений чуть утих, Степнов наполнил бокалы шампанским по второму разу.
- Ленок, я хочу поздравить тебя с Новым годом и пожелать самого большого счастья. – Он проникновенно смотрел ей прямо в глаза.
- Спасибо. - Она улыбалась. - У меня уже есть счастье. Ну, может, не самое большое, но все-таки за метр девяносто, - она подняла руку, словно измеряя его рост, дотягиваясь до кудрявой макушки. – Ведь есть?!
- Есть! – У него, как всегда, не хватало слов. - Ленка-а-а!
- Я вас тоже поздравляю. – Она, было, дернулась за подарком, но он удержал ее.
- Я первый. - Полез в карман, вытащив оттуда маленькую коробочку. Ленка замерла. В таких коробочках дарят только…
- Виктор Михайлович, вы с ума сошли! – Ленка зачарованно смотрела на красивые золотые сережки с аккуратным зеленым камешком в обрамлении искрящихся белых.
- Тебе нравится?
- Очень. Только это же, наверное, дорого?! Это ведь настоящие камни?
- Написано было - изумруд и фианиты. Мне кажется, изумруды очень подойдут к твоим красивым глазам. – Степнов поспешил произнести заранее заготовленную фразу. – Ты лучше померяй.
У нее чуть тряслись руки, но она справилась и теперь смотрела на себя в зеркало.
- Ох, Виктор Михайлович! Это все-таки…
- Кулемина, - он обнял ее со спины, касаясь губами как раз мочки уха и обжигая дыханьем, шепнул, – можешь просто сказать «спасибо».
- Спасибо. - Ленка развернулась в его объятиях и подарила поцелуй. Потом опомнилась. – Вам тоже подарок. - Степнов получил из Ленкиных рук немаленький пакет.
Первой из пакета была извлечена футболка в упаковке.
- Лен, спасибо!!!
– Да вы посмотрите сначала. - Ленка сидела в нетерпеливом ожидании его реакции. Он вытащил вещь из пакета. На темно-синем фоне футболки спереди взлетел в прыжке изящный белый баскетболист, а сзади красовалась белая надпись, специально заказанная Ленкой: «любимый тренер».
- Ле-е-н!!!
- А здорово, правда!? Вроде, и не придерешься к словам, и носить можно в школу, но вы-то знаете, какое тут ключевое слово.
- Кулемина!!! – Он чуть оторвал Ленку от пола и чмокнул в щечку.
- Смотрите дальше.
Он вытащил полиэтиленовый пакет, в котором лежало что-то цветов его любимой спортивной команды.
- Это вам, чтобы здесь были, - поспешила откомментировать Ленка, а у него отчего-то застрял комок в горле.
Кулемина подарила ему ДОМАШНИЕ тапочки. Синие с вышитым красным мячом. До этого он ходил в старых шлепанцах Петра Никаноровича.
- Переобувайтесь.
Он быстро сменил тапки, ощутил тепло мягкого ворса, а потом просто притянул любимую к себе и крепко-крепко прижал к груди, уткнувшись губами в светлую макушку. Сказал тихонько.
- Лен, спасибо тебе. – Глубоко вдохнул. Перевел дыхание. - Люблю тебя.
- Я вас тоже очень люблю. – Она подняла голову и заглянула в синие глаза. Ей показалось или они действительно как-то влажно блестели?!
- Девочка моя!

Поцелуй затянулся, но он опомнился и нашел вескую причину притормозить.
- Там еще что-то было в пакете.
- А это, - рассмеялась Ленка, - глядя, как Степнов недоуменно извлекает из пакета странную конструкцию из проволок на ручке, - это в нагрузку дали по акции. Называется массажер для головы «Мурашка. Антистресс». Вот!
- Все равно не понял.
- Тут написано. – Ленка взяла упаковку и начала читать. - Мурашка Антистресс - капиллярный массажер для головы. С древних времен в восточной медицине применяется техника массажа для ослабления болей, называемая Шиатцу. Она основана на приливе энергии «Ци», циркулирующей по каналам-меридианам, основные из которых проходят по голове. Так… – Стала читать выборочно. - При одновременном скольжении по коже головы двенадцати наконечников из натурального латекса Мурашка Антистресс осуществляет поверхностный массаж нервных окончаний. При этом, касаясь кожи головы, волшебные пальчики массажера Мурашка Антистресс вызывают невероятно приятные ощущения от внезапно возникающих и разливающихся приятным теплом по всему телу мурашек… Ну там про удовольствие. Вот. – Она нашла нужные строки. - Массажер необычайно эффективно расслабляет мышцы головы, шеи, а следом и всего тела, уменьшает головную боль, снимает накопившуюся усталость и эмоциональное напряжение, восстанавливает нормальное артериальное давление, укрепляет волосы и способствует их росту и… ну, в общем, полезен. - Ленка не стала озвучивать последнюю строчку: «пробуждает творческий потенциал и задремавшую чувственность».
- Думаешь, мне пора укреплять волосы?!
- Ну, Виктор Михайлович, я же говорю, по акции дали. А что?! Антистресс никому не мешает. Вон, вы как восемь уроков отведете, да еще секцию…
- Ленок, да я же шучу. Давай открывай, показывай тогда, как эта штука действует.
- Ну, вы ровно сядьте. – Ленка посадила Степнова на табурет и стала сзади. Расслабьтесь.
Ощущения были необычные, но приятные. Ленка то поднимала, то опускала массажер ему на голову, держа за ручку. Он действительно действовал. По телу разбежались приятные мурашки, Степнов закрыл глаза, а воображение быстро подкинуло ему картинку полуобнаженной девушки из его снов. Откинувшись на табурете, он ощущал спиной тепло Ленкиного тела. Остро почувствовал аромат ее духов. Голову накрывало невесомой волной блаженства. Жизненная энергия «Ци» опускалась по телу и концентрировалась в известной точке… или нижней чакре… А-а, без разницы… Восток - дело тонкое… Но… хорошо-о-о…
Бабах! – За окном, совсем близко, громыхнул фейерверк, да так, что Степнов тут же пришел в себя, подскочив на табурете.
- О господи! - Ленка тоже вздрогнула.
- Зашибись! Я думала, в окно влетит. Виктор Михайлович, ну как?! – Ленка вглядывалась в его лицо. - Что-то вы порозовели.
- Отлично работает! – Он поспешно вскочил с табуретки и отошел к окну, очень надеясь, что Кулемина не успела опустить глаза ниже и заметить очень существенную «мурашку» на его джинсах. Прижался лбом к холодному стеклу, будто вглядываясь в происходящее за окном, а на самом деле срочно пытаясь охладить воспаленный мозг. Точно!
- Лен, а пошли гулять к торговому центру. Там как раз программа обещана какая-то.
- Пойдемте.
- Давай, тогда одевайся теплее. – Ленка унеслась из комнаты, а он с облегчением выдохнул и с опаской посмотрел на оставленный ей на диване массажер. «Да уж!!! Мурашка! Надо же такое придумать!»


Спасибо: 58 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 934
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.11 00:06. Заголовок: Погуляли знатно. Пов..


Погуляли знатно. Поводили хоровод у елки, скатились несколько раз с установленной специально горки, от души похлопали фольклорному ансамблю – исполнителям веселых частушек, прошлись по своему любимому маршруту в парке и вернулись домой. Горячее после прогулки пошло на ура, точно так же, как и вкусный торт с чаем. Совсем тихо журчал телевизор, на столике горели свечи, а они, разморенные вкусной едой и теплом, сидели на диване, любуясь переливом огоньков мерцающей гирлянды и отражением огней в золотистой мишуре и стеклянных шарах.
- Вот в Новый год кажется, что все волшебное, правда, Виктор Михайлович?
- Да. Как в сказке. - Тихо отозвался он.
- Виктор Михайлович, а расскажите мне сказку! - Ленка забралась с ногами на диван, удобнее устраиваясь в объятиях мужчины.
- Лен, да я же не помню сказок…
- А вы придумайте! Вы же фантаст. – Она чуточку кокетничала. Степнов улыбнулся.
Эх, Ленка! Как же ей, видимо, в детстве не хватало теплой ласки, покоя, маминых сказок. А сейчас… Он будет баловать свою девочку… Как гласит народная мудрость: «Назвался груздем, полезай в кузов!»

- В некотором царстве, в некотором государстве, - начал он, - жила-была принцесса по имени… Елена Прекрасная. Конечно, она была принцесса, потому что она была премудрая, красивая, и у нее была самая очаровательная, нежная улыбка во всем царстве. С детства Елена Прекрасная любила спортивные игры и играла в свой золотой мячик с подружками. А еще больше она любила погонять мячик с обыкновенными дворовыми мальчишками. Так уж вышло, что Елена Прекрасная очень здорово играла в… в футбол и даже стала чемпионкой в межкоролевском турнире, правда, играя с профессиональной девичьей командой. – Степнов, откровенно говоря, нес всё, что приходило в голову, совершенно не представляя, что придумается дальше. Но жизненные реалии решил немного изменять, так, например, заменил баскетбол на футбол. – А еще Елена Прекрасная, как и положено настоящей принцессе, увлекалась музыкой и вместе со своими подружками создала девичью рок-группу. Им было очень интересно вместе, они играли на гитарах и пели красивые песни, но их мало кто знал за пределами царства. И тогда у них появился продюсер. Он был не глупый, искренне желал, чтобы девочки добились успеха. А еще он понимал, что в современном мире успех приходит только тогда, когда о тебе знают много людей, поэтому продюсер решил искать выходы на телевидение. – Продолжал фантазировать Степнов. - Сначала группа записала саундтрек к популярному сериалу про школу юных рыцарей. Телевизионному министру очень понравилась эта песня, да и сериал про рыцарей имел успех, поэтому он решил снять целый сериал уже про юных красавиц-музыкантш. Так наша принцесса попала в кино, а было ей к тому времени лет семнадцать… или девятнадцать… У девушек ведь не принято уточнять возраст. Правда? - Ленка усмехнулась:
- Правда.
- А партнером в сериале для принцессы стал… принц. Только Елена Прекрасная сначала не знала, что он ее принц. Он прибыл в столицу из дальнего тридевятого царства. В молодости он тоже увлекался спортом, в частности, баскетболом, а потом, - Степнов озвучил свою детскую мечту, - а потом стал актером, поскольку очень хотел сниматься в кино. И было принцу уже… за тридцать, в общем. И вот вместе с Еленой Прекрасной…
- А как его звали, принца-то? – Перебила Ленка.
- Звали его… - Степнов снова ушел от реальности, но сохранил первую букву своего имени, - Виталий.
- А как он выглядел?
- Как?! Ну, брюнет высокий, раз баскетболом увлекался, спортивный и…
- С голубыми глазами, - мечтательно завершила фразу Ленка.
- Хорошо.
- И вот Елена Прекрасная, - Степнов продолжил, как в романе с Петром Никаноровичем, переворачивать и перепутывать жизнь и выдумку, - и принц Виталий играли в кино пару. По сценарию он был учителем физкультуры, а она его любимой ученицей. И так здорово у них получалось, да и помогали они друг другу… Виталий, как более опытный актер, поддерживал юную принцессу… И не заметили они, как влюбились друг в друга без памяти и без оглядки. И все у них было хорошо… И собирались они сыграть свадьбу…
- В сказках так не бывает. - Перебила Ленка, почувствовав, что Виктор Михайлович хочет завершить рассказ, - Там сначала всякие испытания… -
Откровенно говоря, что-то Степнову испытания русских сказок не помнились, в голову пришла только телевизионная сказка глубокого детства.
- Да?! Испытания? «Огонь, вода и медные трубы»? Ну ладно. – Степнов начал вспоминать кино и чужой жизненный опыт, а также аккуратно извлекать наружу собственные страхи.
- Расстались Елена и Виталий, не выдержав испытания… огнем, то есть бытом.
- Ничего не поняла. Это как?
- Ну, понимаешь, она была молодая, да еще и принцесса… Дел много разных интересных было, поэтому ей не очень хотелось порядок в тереме наводить, щи варить, хлеб печь в печке… Ну, в печи–то - огонь.
- А-а…
- А он ведь тоже был принц, привык, что вокруг, если надо, мамки-няньки-фрейлины, в общем, ему тоже лень было… - Степнов подумал, что загнул что-то уже явно не про них с Ленкой, но мысленно махнул рукой и продолжил сочинять. - А тут еще и друзья–советчики говорят принцу: «Зачем, мол, тебе такая молодая жена?! Это тебе уже семью, деток хочется, а у нее ветер в голове». А ей подруги-фрейлины говорили: «Зачем тебе такой старый, он тебя запрет в тереме под замком и никуда не выпустит. Будешь только хозяйством заниматься, да еще он и ревновать тебя будет». Поэтому хоть и не забывается настоящая любовь, не ржавеет, но оказались Елена Прекрасная с принцем Виталием в разлуке. Да и вскоре судьба им новое испытание подкинула.
- Водой?!
- Ну, почти. Встретил принц Виталий на морском берегу девушку, словно русалку, с длинными белыми волосами. Играла она ему на морской дудочке, зачаровывала изгибами тела, вот, вроде бы, и все хорошо, а нет-нет, да и вспомнится принцу Елена Прекрасная. То по телевизору ее увидит, то песни ее услышит. А голос у нее особенный. Никакой русалке не сравниться.
А к Елене Прекрасной морской королевич свататься стал. Пригласил в гости в свое королевство. И относится-то он к ней, как к принцессе. Делать ничего ей не надо. Все, что она ни захочет, словно по мановению волшебной палочки появляется. И напитки всякие изысканные, и масло заморское оливковое, и плоды фисташки с деревьев экзотических, булки белые сдобные, а уж икры черной – деликатеса редкого - у морского королевича завались. Гуляет Елена Прекрасная в его владениях по песочку золотистому, ныряет то в синий море-океан, то в бассейн изумрудный, то в ванну пенно-цветочную… Сворачивают ей заботливые прислужницы рушники белоснежные, в виде сердец, да лебедей – птиц верности. – Степнову как-то случалось отдыхать на южном заграничном курорте. – И не забывается принц Виталий. Все видится, как стоит он в куртке нараспашку в далекой Москве заснеженной и говорит: «Приезжай! Жду!» И ей солнышко, что на земле одно для всех - родимая матушка, словно знак подает. Закрывается-затмевается, будто говорит: «Не поддавайся чарам морского королевича, беда будет!» Все-таки Елена Прекрасная была еще и премудрая. Поняла верно знак солнечный, не осталась с морским королевичем, вернулась домой и снова о Принце Виталии думает. Но тут новая напасть. - Степнов посмотрел на Ленку. – Ты еще не спишь?
- Не-е. Виктор Михайлович, вас недаром дед в соавторы взял. Просто супер. А дальше? Медные трубы?
- Дальше… Принц Виталий после того совместного сериала стал известен гораздо больше. Везде он почетный гость, зовут его в разные страны-города в театрах играть да в кино сниматься. Говорят слова красивые, денег много сулят. И не только сулят, но обещания выполняют. Принцессы, королевишны, да и просто симпатичные селянки Виталию улыбаются, голубицами нежными воркуют, на всё теперь для него готовы. И вроде, обрадовался Виталий сначала жизни такой, стал гордо на всех посматривать сверху вниз, но только потом как-то тошно стало. Если на гору забраться, то там одиноко наверху. И не поймешь ведь теперь, тебя ли любит прекрасная девица или полцарства оттяпать норовит.
И у Елены Прекрасной группа в гору пошла. Альбомы выходят, по разным царствам-государствам с концертами девушки колесят. Тысячи человек на концерты приходят, автографы просят, подарки дарят, фотографируют. И хочется любимого увидеть хоть одним глазком, руки его нежные почувствовать, поцеловать в уста сахарные, да некогда. Птица-слава над Еленою кружит. Какая тут может быть жизнь лично-семейная, когда карьера в гору идет. «Музыка важнее всего», - так всех девушек директор их группы поучает. А принцессе Елене еще и дифирамбы поет, что, мол, она самая прекрасная, нежная, да пригожая и телом белая. И слабо сердце девичье, на слова красивые падкое. Да и интересы у них общие, и легко с ним в общении, как никогда. И другие мужчины ей восхищаются, поклонники цветы дарят. Закружилась голова у Елены Прекрасной. Подумала, зачем, мол, себя ограничивать. Молода я пока, хороша собой, надо гулять, чтобы легко и весело. – Степнов на полминуты умолк. Почему он это сказал? Видимо, где-то на периферии сознания он немного боялся. Леночка ведь так молода и талантлива. Захочет жизнь посмотреть, карьеру сделать, себя показать, вдруг захочет и других мужчин узнать?! – Ленка словно почувствовала, что рассказчику стало не по себе. Она и сама распереживалась.
- Виктор Михайлович, а дальше? Они ведь помирились? Если она пошла по мужикам, то дура.
- Лен! Конечно, она не дура. Она же премудрая. Почувствовала принцесса Елена, что музыка – это, конечно, прекрасно, да только творчество - это не только в небесах парение, но и работа тяжелая. И после работы хочется вернуться в дом теплый да уютный, где ждут. Многие ей речи льстивые расточают, многие восхищаются, да на множество кусочков каждый для себя порвать готов. А ей хочется к одному лишь надежному плечу прижаться. И улыбку свою солнечную, волшебную не специально для публики с утра «надевать», а хочется позволить себе поплакать, в объятьях ласковых успокоиться, а потом и улыбаться ему, единственному, принцу Виталию любимому.
- Ну и что?! – Ленка как-то уже расстрогалась и расстроилась…
- Как что?! Поняла Елена Прекрасная, что «не мил и белый свет, когда милого нет», и воспользовалась таким отличным изобретением человечества, как телефон. Позвонила принцу Виталию и предложила встретиться. А он тоже осознал, что «день темен, ночь не светла, коли милая не пришла». И признались они друг другу, что не правы были оба, что скучали очень, что любят еще сильней, чем прежде. Ведь «верная любовь ни в огне не горит, ни в воде не тонет». Вспомнили они мудрость народную, бабулями- нянюшками сказанную: «Деньги – дело нажитое, о них нечего тужить, а любовь – дело другое: ею надо дорожить». А потом они свадьбу сыграли. – Радостно подытожил Степнов.
- Вы там были, мед-пиво пили? – Чуть уставшим голосом спросила Кулемина.
- Нет. У меня усов нет. – Засмеялся Степнов. – Они просто жили долго и счастливо. Ну, и сказка ложь, да в ней намек, добрым… девицам урок. Или. Вот и сказочке конец, а кто слушал – молодец! – Тихонечко поцеловал Ленку в уголок губ. – Давай-ка спать ложиться. А то уже утро. – Он подхватил девушку на руки и понес в её комнату.
- Спасибо. – Ленка нежно смотрела на него и не хотела отпускать его, обнимая за шею, даже приземлившись на диван. Потом все-таки отпустила руки и погладила Степнова по лицу. – Спасибо!
- За что?!
- За новогоднюю ночь. За сказку.
- Ну, вот теперь попробуй мне не усни!
- Спокойной ночи, Виктор Михайлович!
- Спи, солнышко.
Ленка, оставшись в комнате, лениво сбросила с себя вещи и укуталась одеялом. Блаженное состояние счастливого равновесия в организме. Уснула с мыслью:
«Любовью надо дорожить!»
Степнов быстро расстилал диван в гостиной. - Это надо же! Откуда что берется?! – Думал он, вспоминая свой рассказ. Не зря он как-то, будучи вынужденный ждать Уткину для передвижки стеллажей в библиотеке, от нечего делать читал какой-то словарь русского фольклора, пословиц и поговорок.

Чур, сильно не бить. Оценили объем?<\/u><\/a>


Спасибо: 60 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 947
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.03.11 01:03. Заголовок: Примечание: Автор в ..


Примечание:
Автор в Париже не был. Полистал и малость использовал карманный путеводитель Грейс Костон «Париж», 1996 года издания, глянул и использовал парочку ЖЖ.
http://doddy.livejournal.com/136006.html<\/u><\/a>
http://www.panoramix.ru/france/disneyland/<\/u><\/a>
Спасибо их авторам.
К точности географической не стремилась, так что подробных описаний, достоверных фактов, маршрутов и названий кафешек не ждите. Все смешала. Париж просто фон.

Глава 12.

Париж — это праздник, который всегда с тобой.
(Эрнест Хемингуэй)

Воздух Парижа особый. Достаточно взглянуть на пейзаж второстепенного французского художника, чтобы убедиться в этом. Кроме красок, кислорода, азота и других материй в него составной частью еще входит сложная молекула первозданной свободы.
(В. Яновский)

Целовать в уста нет поста.
(Поговорка)


Новый день нового года начался для Кулеминой уже около трех часов. Степнов, конечно, встал уже давно, но не будил Ленку, понимая, что той надо хорошенько поспать. Сидел в гостиной, изучая программу тура, путеводитель по Парижу и пытался запомнить полезную информацию. Вкусный и плотный завтрако-обед, звонок Петру Никаноровичу, и вот уже такси везет их в аэропорт. Даже утомительная процедура прохождения регистрации и таможенного досмотра совсем не действует на нервы. Впереди каникулы в обществе любимого человека в городе влюбленных.


В самолете Кулемина чуть расстроено посмотрела на их места. Степнов понял - «не у окошка».
- Ленок, - он убирал наверх на полку Ленкин рюкзачок и куртки, - не расстраивайся, все равно уже темно и ничего не видно.
- Да не-е… - Она смутилась. - Все нормально.
- Вы хотите к окошку? – Спросил третий пассажир, крепкий лысоватый мужчина за сорок.
- Ну-у… - Протянул Степнов.
- Так садитесь, а я с краешку. – Мужчина легко пересел на крайнее от прохода сиденье.
- Спасибо. Прямо неудобно. – Они поблагодарили его в два голоса.
- Первый раз в Париж?
- Да.
- Ну, будем заходить на посадку, посмотрите в окно. Впечатляет. Париж вообще впечатляет.
- А вы не в первый раз? – Поддержал разговор Виктор.
- Нет.
- Ну и как там? – Степнова на самом деле немного глодала легкая неизвестность и то, что он владеет лишь английским языком, причем с большим трудом.
- Там? ...
Сосед, которого звали Владимир, оказался интересным собеседником, и с удовольствием поведал Степнову и Ленке различные нюансы, полезные начинающему туристу.
В аэропорту их встретили представители туроператора. В их группе оказалось девятнадцать человек, причем, в основном молодежь. Семь восьмиклассников с учительницей, две молодых пары за двадцать-двадцать пять, три подружки, на вид студентки и еще две дамы уже под тридцать. Всех повезли в отель.
- Мда! – Степнов осмотрелся в номере и понял, о чем говорил ему Владимир. Номер был очень маленький. Ни в какое сравнение с номером Кулемина в санатории даже не шел. Дверь открывалась из коридора практически прямо в комнату, в которой стояли лишь две кровати с двумя тумбочками. Встроенный шкаф и телевизор подвешенный на стенке. Санузел тоже был маленький – унитаз, тесная душевая кабинка и маленькая раковина. Владимир как раз и рассказывал, что в Европе-то квадратные метры дорогие - «это вам не российские масштабы».
Впрочем, какая разница, если в номере они собирались только спать, ведь запланированная экскурсионная программа была достаточно насыщенной.


Поскольку время было позднее, а новогодняя ночь все же давала о себе знать, распаковав вещи, сразу стали укладываться. Ленка волновалась. Все-таки хоть у нее и был опыт нескольких ночевок со Степновым в одной квартире, но вот так близко – на ограниченном пространстве – они еще не оставались.
- Лен, давай, умывайся, переодевайся и ложись.
- А вы?
- Я после тебя. А то тут даже в проходе не разойтись, - рассмеялся Степнов. – Давай, а то ведь тебя завтра не поднять будет, а завтрак рано.
- Эх, - вздохнула Ленка, - и на каникулах не выспаться.
- Ничего, на пенсии отоспишься, - пошутил Степнов.
- Ну да. - Согласилась Ленка.
Быстро приняла душ, надела пижаму. Она, в общем-то, специально взяла эту пижаму, слегка напоминавшую спортивный домашний костюм. Длинные брюки, свободная футболка с длинным рукавом, чтобы можно было, не стесняясь, выйти из ванной, и не таскать с собой еще какой-то халат. Тщательно замаскировала снятый бюстик, спрятав его между джинсами и футболкой и, немного нервничая, вышла, неся в руках стопку одежды.
- Я всё.
Он стоял к ней спиной и смотрел в окошко.
- Давай, ложись, - произнес, не оглядываясь.
Не поняла юмора! – Возмутился Ленкин внутренний голос. - Он так и будет меня игнорировать? Но с другой стороны, это дало ей возможность быстренько развесить вещи, спрятать бюстик в пакет в шкафу и залезть под одеяло, не ощущая его пристального взгляда.
- Можете поворачиваться, Виктор Михайлович!
Он стоял у окна и думал, как себя вести. Подошел к её кровати, нагнулся, Ленка сразу же обхватила его шею руками, притягивая к себе. Поцеловал её нежно:
- Спокойной ночи, моя хорошая. – Она не разомкнула рук.
- А сказку? – Он рассмеялся.
- Нам тут три дня будут на экскурсиях сплошь сказки рассказывать, так что, лучше спи давай. - Теперь уже она поцеловала его сама.
- Спокойной ночи, Виктор Михайлович! – Он аккуратно вынырнул из её объятий.
- Я выключаю свет. – Он погасил лампу и, прихватив свои вещи, ушел в ванную.
Ленка собиралась подождать его возвращения, но сон сморил ее раньше, что не удивительно. Степнов намеренно провел в душе достаточно много времени.
Вошел в комнату, осторожно ступая в свете фонарей из окна. По ровному Ленкиному дыханию понял, что спит. Ленка уснула на боку, смешно устроив ладошку под щекой, до самых ушей натянув стандартно короткое одеяло, поэтому из-под него высовывалась наружу белая ножка.
Накатила нежность. Моя! Ну, почти…
Взял свое одеяло и бережно укутал ей ноги. А он, если что, покрывало с кровати накинет. Ему и так жарко. Он не привык спать в футболке и трениках, но пока как-то не мог себе позволить сверкать перед Ленкой голым торсом и трусами.

Утро тоже началось с его поцелуя.
- Ленок, ну вставай! - Он ласково тормошил Ленку. - Кулемина, завтрак и автобус ждать не будут.
Она открыла глаза и, завидев его, такого умытого, одетого, благоухающего гелем для бритья, задала резонный вопрос:
- Вы хоть спали или только что из ванной? – Он расхохотался.
- Спал, Ленок! Спал. Кстати, сам удивился. И только что из ванной. Так что, у тебя двадцать минут и бежим на завтрак.
Он отошел от кровати к окну.
- Все. Я отвернулся, вставай!
Пожалуй, только это и заставило Кулемину встать, чтобы не собирать одежду у него на глазах.
Выпорхнула из ванной комнаты.
- Я готова.
- Тогда пошли. Только…
- Виктор Михайлович! – Она перебила его, и фразы прозвучали одновременно.
- Я вот это… подумала…
- Кстати, Ленок, я тут подумал. – Расхохотались.
- Давайте вы…
- Лен, может, мы на «ты» перейдем?
- Ну, я вот тоже хотела спросить, ничего, если я попробую на «ты» вас называть. Есть, правда, опасность привыкнуть… Потом ведь снова в школу… Только ведь эти… ну, кто с нами в группе, не поймут, наверное, если я… по имени-отчеству…
- Ну, вот я тоже именно об этом подумал. Давай по имени.
Ленка посмотрела на него.
- Ви…ктор Михайлович! Не-е, чего-то не получается.
Он рассмеялся. Подошел к ней, обнял ее и припал к губам в горячем долгом поцелуе. – А теперь?
- Ви-и… На выдохе, -ть! – Она смутилась и уткнулась лицом в теплое плечо.
- Леночка! – Несколько минут они наслаждались тихим единением душ… - Ох! Мы опоздаем! – Он, подхватив ее за талию, потянул к дверям.


Знакомство с Парижем туристы начали с посещения острова Сите, расположенного посреди реки Сены, с того самого места, где зародился город. Посмотрели великолепное здание Консьержери, где теперь находились штаб-квартира французской полиции и Дворец правосудия, полюбовались готической часовней Сент-Шапель, построенной Людовиком святым в 1264 году. Затем группа добралась до известнейшего собора Нотр-Дам. Здесь было чему поразиться. Величественное здание, фундамент которого был заложен в 1163 году, строилось почти 200 лет. Внутри Собора 29 отдельных часовен, расположенных рядами, образовывали главный неф. Надо заметить, с экскурсоводом им повезло. Милая женщина очень интересно рассказывала и о самом соборе, и о драматических событиях, свидетелем которых он являлся.
Затем по мосту Людовика Святого группа перешла на соседний остров, носящий то же имя. Находящийся в центре бурлящего Парижа остров был симпатичен тихими набережными, фешенебельными чайными, а главное, куда поспешили Ленка со Степновым, когда им дали свободное время, кафе-мороженым «Салон Бертильон». Экскурсовод сказал группе, что здесь можно отведать самое вкусное мороженое в Париже и, конечно, все «школьники» не могли остаться равнодушными к данному заведению.
- Лен, хоть горячий кофе пей! Зима все-таки. А мы столько мороженого едим.
- Так есть хочется. А то завтрак такой смешной.
- Давай, вон булочку возьмем.
- Не, мороженое вкуснее.
Положа руку на сердце, Степнов был с Ленкой согласен. Мороженое было вкусным, а завтрак в отеле смешным. Какие-то жалкие булочки, пара кусочков масла, просвечивающие кусочки сыра. Это явно несерьезно.
После продолжения экскурсии их, наконец-то, повели обедать. Увы, выбора блюд особо не было, так как все было заранее заказано турфирмой, но покормили их, в общем-то, сытно и вкусно. Разомлевшую группу школьников погрузили в автобус и повезли в отель, а остальные, кто желал, отправились самостоятельно бродить по городу. У Степнова с Ленкой была дальше запланирована экскурсионная программа, ведь им предстояло увидеть как можно больше всего за 4 дня. Пошли гулять, сверяясь с путеводителем. Немного побродили по Люксембургскому саду, изумленно глядя на зеленеющую, несмотря на январь месяц, траву.
Как же хорошо гулять, держась за руки, не напрягаясь, что встретят знакомых. Степнову казалось, что воздух Парижа какой-то другой. Словно веет свободой. А может, это потому что Кулемина, чуть стесняясь, тихо зовёт его «Витя». И он, Виктор Михайлович Степнов, сам чувствовал себя более молодым и безбашенным. Все время хотелось не выпускать Ленку из рук, все время касаться её. И он то приобнимал её за талию или за плечи, то останавливался и просто целовал. НИЧЕГО нельзя, но целоваться-то можно! Ленка таяла. Улыбка не сходила с лица. Она была счастлива. Пошли уже третьи сутки, как они не разлучались и могли ни с кем не делить общество друг друга.
Поднялись на вершину Монмартрского холма на фуникулере. Базилика Святого Сердца, больше известная как Сакре-Кёр, их не разочаровала. Не зря ее рекомендовалось посетить. Красивая и торжественная изнутри, снаружи она производила совсем другое впечатление. Нет, красоты архитектурных линий никто не отменял, но на огромной лестнице храма происходила непрерывная тусовка. Кто-то показывал кукольный театр, кто-то крутил мячами, жонглируя, кто-то устроил битву брейк-дансеров. И каждый находил своего зрителя и свою монетку, брошенную в шляпу. Степнов с большим удивлением смотрел вокруг, а Ленка с непосредственностью любопытного ребенка тащила его от одной группы к другой. Зависли они у компании, в которой по очереди играли на гитаре и исполняли песни.
- Хочешь спеть? – Степнов уловил Ленкино желание и нерешительность одновременно.
- Хочу, но страшно. – Честно призналась она.
- А чего боишься?! Я здесь. Давай. Потом гордиться будешь, что в Париже пела, - улыбнулся он.- И спросил на английском, - кто последний в очереди?
Ленка пела, аккомпанируя себе на гитаре, свою сольную песню. Хоть и грустная, но проверенная. «Я уйду». Степнов глядел на Ленку, но не принимал эту «грусть» на их счет. Видел, как притихла шумная молодежь, завороженная не столько словами, ведь они их не понимали, сколько удивительным хрипловатым Ленкиным голосом, интонациями и музыкой. Он видел и гордился. Как он ей гордился!!! В вечернем воздухе погас последний звук струны, а зрители разразились громкими искренними аплодисментами. В гитарный чехол со всех сторон посыпались монетки. Ленка смутилась, но ей не дали уйти и заставили спеть еще что-нибудь. Спела Цоевскую «Звезда по имени солнце» и, радостно улыбаясь, поспешила скрыться в объятиях любимого мужчины. А он побыстрее повел девушку подальше от восторженных взглядов молодых французов.
- Ну все, Кулемина! С тобой не пропадешь, - смеялся он, - если потратим все деньги, ты в момент пением заработаешь.
К моменту, когда начало темнеть, поднялись на Монпарнасскую башню, на вертолетную площадку. 59-ый этаж.
Яркие сполохи заката, мириады электрических огней, рассыпанных по всему городу и… немножко страшно.
Скрытый текст


Ленка стояла, прижимаясь спиной к Степнову, а он крепко сжимал кольцо рук. Зрелище погружающегося в вечерний мрак города потрясало. А еще… Не верилось.
Он в ПАРИЖЕ!!! В его объятьях любимая девушка. Ленка! Его губы касаются шелковых волос. Непослушная Кулемина стянула шапку, чтобы фотографироваться, и так ее и не надела.
- Фантастика, правда?! – тихо проговорил он.
- Да… - развернулась в его объятиях и посмотрела в голубые глаза. Все происходящее, действительно, казалось сказочным, а хотелось реального подтверждения. Перевела взгляд на его губы. – Всё…. Поцелуйте… Поцелуй меня!


С Монпарнасской башни их погнал вниз голод. Все-таки обедали уже давно. Ужинать они отправились в кафе по соседству с гостиницей, которое им рекомендовал Владимир, узнав, где они остановятся.
Парижские кафе. Об этом много написано и сказано. В городе влюбленных к мужчине и женщине, пришедшим в кафе вместе, относятся, действительно, по-особенному.
Вспомнив слова Владимира, что французы по исторически сложившейся традиции не очень любят англичан и немцев, а также английский и немецкий языки, Ленка со Степновым поздоровались на французском. Правда, на последующий за приветствием вопрос они, конечно, ответить не смогли и признались, что они из России. И тут же получили «своего» официанта - Поля, смешного лысого пожилого дядьку, который совсем чуть-чуть знал русский. Как им разъяснил тот же Владимир, с официантами во Франции принято общаться. Поэтому все вместе, веселясь над произношением Поля, то жестами, то вставляя слова из разговорника, выбирали блюда на ужин. Поль расточал комплименты Ленке, говорил, как повезло с ней Виктору, и советовал самое вкусное. Сюрприз также ожидал их, когда принесли заказанные блюда. Салаты были красиво оформлены, а горячее на большой тарелке было вообще выложено в виде сердца, эффектно пронзенного стрелой из налитого соуса.
Необычный десерт из четырех сортов шоколада с цитрусовыми в виде четырех сердечек под названием «Шарм счастья» стал эффектной точкой в полученной феерии вкусовых ощущений. После этого Кулемина поняла, что для полного счастья ей осталось добраться до кровати в номере. Она совершенно разомлела от нежности Степнова, от прогулки с раннего утра хоть и по бесснежному, но зимнему Парижу, от обалденно вкусного горячего ужина с бокалом сухого красного вина. Ну, точнее, на один бокал уговорил Степнова Поль, а Ленке разрешили сделать пару глотков.
Пока шли в гостиницу, а потом готовились ко сну, ей казалось, что как только она коснется головой подушки, то вырубится сразу. Но, оказалось, нет. Она даже дождалась выхода Степнова из ванной. Внутри кипели впечатления и эмоции дня. Как и вчера, он снял одеяло со своей кровати и нежно укутал Ленке ноги. Сердце зачастило, Кулемина заволновалась.
- А вы?! А ты?!
- Да мне и так не холодно. – Степнов улегся на кровать.
- Что-то мне не спится. – Пожаловалась Ленка.
- Впечатлений много?!
- Ага.
- Ну, вот закрой глазки и начинай считать овечек.
- А почему овечек?
- А чем тебе не нравится? Милые животные. Белые, пушистые…
- Почему не нравится? Нравится. Правда, если я закрою глаза, у меня, скорее, сердечки будут перед глазами.
- Да. Хорошая кафешка. Здорово нам ее подсказали.
- Виктор Михайлович! Ой! Вить. – На публике Ленка за собой сегодня следила, а наедине сбивалась по привычке. - А расскажи что-нибудь?
- Сказочку?
- Да нет. Из своей жизни. А где ты еще был за границей?
Впрочем, утомленная Ленка быстро уснула под описания красот турецких берегов и Средиземного моря, а Виктор Михайлович удовлетворенно и облегченно вздохнул. Когда Ленка спит, ему легче сдерживаться. Особенно, когда так хочется оказаться с ней рядом на одной тесной кровати, прижимать ее к себе и рассказывать не о Турции, а шептать страстные слова любви.

Утром они чуток проспали. Степнов разбудил Ленку и сказал, что он побежал на завтрак «заначивать» булочки, и будет ждать ее в баре гостиницы, а то вдруг молодые соотечественники, обладающие отменным аппетитом, покусятся на их порции.
Ленка быстро умылась, оделась, причесалась и спустилась вниз. Распахнула дверь и на секунду замешкалась, высматривая Степнова. Увидела. Он сидел один за столиком на двоих. В этот же момент к нему подошла женщина с чашкой кофе в руках. Красивая женщина. И явно спросила разрешения присесть за столик, хотя свободных мест было предостаточно. Ленка замерла. Степнов что-то ответил, и дама отошла. Ленка облегченно вздохнула, проводила взглядом даму и обнаружила, что за «инцидентом» наблюдала масса народа. Все девицы из их группы и другие туристки. Ведь известное дело, путешествуют в основном тетки. Только сейчас Ленка обратила внимание на декольте, короткие юбки, бриджи в облипку и другие изысканные наряды некоторых дам, на тщательно нанесенный макияж и каблуки, а еще… на взгляды, которыми большинство пожирало Степнова. А он сейчас совсем не выглядел тем простым физруком, к которому она привыкла, и на которого в школе, кроме Светочки, никто не покушался. Высокий интересный мужчина с отпадной фигурой, в отлично сидящих на нем джинсах, в светлой рубашке и пуловере притягивал взгляды. Ленка вдруг остро ощутила себя подростком в своих спущенных штанах, футболке и шерстяной с цветными узорами кофте.
Но тут Степнов заметил ее в дверях и радостно замахал ей рукой, вскочив со стула. Откровенно говоря, он сам пожалел, что пришел сюда без Ленки.
- Ну и пофиг, - зло подумала Кулемина, - хоть они и одеты лучше, а он мой. И через секунду она это лихо продемонстрировала всем находящимся в баре. Подошла, привстала на цыпочки, совершенно собственнически притянула его к себе за шею и уверенно поцеловала в губы любимого учителя.
Они уже доедали завтрак, когда он аккуратно спросил:
- Лен, а что это было?
- Когда?
- Ну, перед завтраком.
- А… Нефиг пялиться… - Ленка постаралась за нарочитой грубостью скрыть свои эмоции… Он это понял. Он догадался, что она приревновала, ей было неприятно внимание к нему других женщин. Надо же! Он с трудом сдержался, чтобы не заулыбаться во все "тридцать два", таким приятным было открытие. Потом тихо сказал:
- Ленок, - накрыл рукой её ладонь, - спасибо.
- За что?
- Мне очень приятно и… я тебя очень люблю. – Ленка зарделась, как маков цвет.
- Я тоже, – прозвучало тихое. Казалось, мир вокруг замер.
Но очарование момента было нарушено голосом куратора группы. Он громко объявлял распорядок дня подопечных ему туристов.


Вот.<\/u><\/a>

Спасибо: 62 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 954
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.11 00:22. Заголовок: Примечания. 1. Вним..


Примечания.
1. Внимание! Смена рейтинга.
2. Примечание к прошлой главе по поводу «достоверности» в силе. Про «Багатель» - тут.<\/u><\/a>
3. В проде упоминаются песни Лары Фабиан. Набираешь это имя в яндексе и сразу по первой ссылке можно послушать первую песню «Je T'Aime» или
скачать.<\/u><\/a> Песня независима от текста. Подстрочный и художественный переводы песни.<\/u><\/a>
Вторая «Demain n'existe pas» -
скачать<\/u><\/a> или послушать.<\/u><\/a>
Хорошо включить по тексту фика и читать, не торопясь, на фоне музыки.

Глава 13

Улыбка – поцелуй души.
(Минна АНТРИМ (1861—?), американская писательница)

Гусли - мысли мои, песня – думка моя.
(Поговорка)

Какая жизнь, такие и песни
(Поговорка)

Женщина по-настоящему хорошо одета к выходу лишь тогда, когда ее спутник предпочел бы остаться с ней дома.
(Ольга Чехова)

Молодежь, молодежь, с нею не забудешься: вечером не найдешь, утром не добудишься.
(Народная мудрость)

Вы мертвы, если нацеливаетесь только на детей. Взрослые всё равно являются лишь выросшими детьми… Диснейленд никогда не будет завершён. Он будет продолжать расти столько, насколько хватит воображения в мире.
(Уолт Дисней)


Сегодня с утра гуляли по Елисейским полям. Увидели еще одну панораму Парижа с высоты знаменитой Триумфальной арки, посвященной победам Бонапарта. После достаточно раннего обеда, где туристов накормили настоящим французским луковым супом с сыром, Ленка со Степновым снова оставили группу и отправились в Лувр - в далеком прошлом дворец французских королей, а ныне крупнейший музей мира.
По этому громадному музею они бродили тоже с путеводителем, и как он и предсказал, «как бы вы ни блуждали, все равно придете в зал египетских древностей», так и случилось. Из зала с мумиями и предметами культа попали в Греческую и Римскую комнаты. Нельзя же было не посмотреть на знаменитую Венеру Милосскую, известную, правда, большинству по мультику «Приключения Капитана Врунгеля». Ну и, конечно, картины Лувра… Знаменитая «Мона Лиза», другие произведения Леонардо да Винчи, Рафаэля, Тициана.
Перед «Моной Лизой» было небольшое столпотворение. Когда они перешли в следующий зал, Степнов тихо сказал Ленке.
- Я, наверное, необразованный дурак, но не понимаю я, что все так от нее тащатся. Улыбка и улыбка. У тебя в тысячу раз лучше.

Из музея выбрались, когда уже стемнело. Красивая подсветка придавала волшебное очарование окружающим зданиям. Поскольку было не поздно, а в Лувре они перекусили, пошли по магазинам. В подарок Петру Никаноровичу купили бутылку хорошего ликера. Вере Николаевне в качестве новогоднего подарка приобрели духи. Ленка безошибочно определила знакомый с детства аромат. Она помнила, как ей категорически запрещалось трогать этот красивый пузырек, доставшийся Вере по большому блату. Никите Петровичу Ленка тоже выбрала туалетную воду.
Потом Степнов уговорил Ленку на покупку парфюмерии для нее. Кулемина отбивалась, но против аргумента, что это будет ей от него подарок на Рождество, возразить не смогла. Долго выбирали, что нравится обоим. Точнее, Степнову нравилось почти все. Он вместо того, чтобы дегустировать аромат, целовал Ленкино запястье… В общем, процесс затянулся. В качестве бонуса за покупки и по рекламной акции им вручили небольшой флакон туалетной воды новой молодежной мужской линии. Единодушным решением предназначили его Гуцулову.

Вечер завершился приятным общением с Полем, вкусным ужином и просмотром телевизора в номере. Уже сидя в пижаме и ожидая Степнова, Кулемина, ради любопытства переключавшая местные каналы, обнаружила концерт франкоязычной певицы Лары Фабиан, известной и в России, и уже не могла не смотреть. Напрочь забыла про накопившуюся усталость. Дома, конечно, смотреть телик было лучше, там был один диван, на котором они с Виктором Михайловичем сидели в обнимку. Здесь же были только две узкие кровати. Ленка, как бы шутя, ненавязчиво предложила Степнову присоединиться к ней, но он отшутился, что, кто знает эту субтильную французскую мебель. «Еще не выдержит двоих, не расплатимся…» На самом деле, он не хотел подвергать свою выдержку очередному испытанию и остался лежать перед телевизором на своей кровати.
В завершение почти часового концерта звучала известная «Je T'Aime» - «Я люблю тебя». Кулемина как-то, как раз после истории с боями, нашла ее перевод в интернете. Отдельные строки так были ей близки, что врезались в память …

Капризы все мои переживал спокойно ты.
Почти как мать оберегал меня, даря заботу и тепло.

Я люблю тебя. Люблю, люблю,
Как безумца на войне,
И как героя кинолент.
Я люблю тебя, люблю,
Как шута, как короля.
И жизнь моя, она твоя,
Твоя и на века.

Ленка не могла оторвать глаз от экрана. Чарующий голос пел о любви. И её - Ленкиной любви. Каждое слово, каждая нота чувствовалась сердцем. Пронзительно. Почти до слез.

Je t'aime, je t'aime,
Je t'aime, je t'aime,
Je t'aime, je t'aime
Comme un loup comme un roi
Comme un homme
Que je ne suis pas
Tu vois, je t'aime comme ça…

Видишь, я люблю тебя именно так...

Tu vois, je t'aime comme ça…

Прозвучал последний аккорд. Еще вся в музыке и эмоциях, Ленка щелкнула кнопкой пульта на титрах, чтобы не сбить настрой, и выдохнула, сглотнув комок в горле.
- Виктор… - повернула голову и замолчала. Он спал. Смешно обнимая подушку.
- Умаялся за эти дни. – Подумала с нежностью.
Она смотрела на разгладившиеся во сне морщинки на лбу, на длинные черные пушистые ресницы, на нос с чуть заметной горбинкой, на четко очерченные, кажущиеся жесткими губы, которые дарят осторожную ласку… на сильные руки с заметными венами, на стройное тело…
Тихонько, стараясь не скрипнуть кроватью, встала. Прикрыла оставленным ей одеялом его босые ступни и погасила свет. Замерла. Не разбудила.
И тихо-тихо напела:
- Tu vois, je t'aime comme ça…


На следующий день они вообще решили гулять по своему отдельному маршруту, поэтому на завтрак не торопились и выспались.
Сначала отправились на Эйфелеву башню. Они уже видели ее вечером в очаровательном нарядном убранстве из цветных огней, но днем, вблизи, башня не особо впечатляла, больше напоминая здоровенный башенный кран или какой другой промышленный объект. Но Степнов напомнил, что построена она была аж в 1889 году, поэтому, конечно, Эйфелю стоило отдать должное.
Лифт вознес туристов на второй ярус башни, и оттуда открылась прекрасная панорама Парижа. Специально для желающих на площадке были установлены подзорные трубы. Опустив монетку в два евро, можно было отыскать уже знакомые достопримечательности и еще раз увидеть город с высоты птичьего полета, что Ленка со Степновым не преминули сделать.
Спускаясь пешком, на первом ярусе башни они обнаружили каток с ледяной барной стойкой, кинозал и ресторанчики. После пребывания на пронизывающем ветру согреться чаем с вкуснейшими круассанами было очень кстати. Дальше их путь лежал ко дворцу Шайо на площади Трокадеро. Этот объект был выбран ими не случайно. На сегодняшний день дворец представлял собой громадный бастион культуры, в котором расположилось несколько музеев: музей человека (антропологический), морской музей, музей французской архитектуры. Но Ленка со Степновым стремились в два других. В Салоне музыки они осмотрели коллекцию музыкальных инструментов всех веков. Затем перешли в первый в мире Музей кино. Афиши и сценарии, костюмы любимых героев, первые кинокамеры, макеты декораций… Этот волшебный мир всегда притягивал к себе людей. Виктору, с детства любившему кино, а сейчас ставшему сценаристом, было безумно интересно.
Пообедали они в рекомендованном путеводителем ресторане «Тотем», там же на площади у Дворца, и двинулись пешком по тихим улочкам в сторону знаменитого Булонского леса. Там не было какого-то определенного музея, который они хотели посетить, но в путеводителе значились: «Сады Багатель. Влюбленные издавна встречаются в этом парке. Выражение «faire la bagatelle» означает то же самое, что влюбиться». А вообще, конечно, после дворцов и залов тянуло ближе к природе.

Проникнув вглубь Булонского Леса, они, наконец, достигли кованых ворот и… попали в сказку природы. Они не зря стремились в Багатель. Оказалось, что это часть Парижского Ботанического сада, и парк является чудным воплощением садово-паркового искусства трех последних веков. Даже зимой удивительные декоративные растения, клумбы и газоны поражали красотой и изяществом форм и линий. Здесь был симпатичный пруд, журчащие водопады и ручейки, красивые павильоны разных эпох, оранжерея. Как Ленка со Степновым вычитали на информационном стенде, в парке «Багатель» гармонично сочетались несколько видов садов: французский регулярный, английский пейзажный, итальянский каскадный и другие.
Уже смеркалось, появилась охрана, а нашим туристам ужасно не хотелось покидать это место. Хотелось и в темноте бродить по чудным аллеям, отдыхать на резных скамейках и целоваться, вдыхая удивительный воздух города влюбленных.
По дороге в гостиницу брели, разглядывая яркие витрины магазинов и ресторанчиков.
Зашли, купили несколько сыров, по чуть-чуть, на пробу. Было интересно. «Сыр с плесенью». Неужели вкусно?! На ужин к Полю сегодня не пошли. После шикарного обеда в ресторане решили ограничиться чем попроще. В ближайшем баре взяли пару сосисок с картофелем, а потом пошли в кондитерскую пить чай с пирожными. Устоять против французских лакомств Ленка не могла.

В гостинице узнали, что взрослая часть их группы уговорила куратора сводить их часикам к одиннадцати в какой-нибудь ночной клуб. Им предложили присоединиться.
- Ленок, ты как? – Вообще-то, он с большим бы удовольствием сейчас завалился на кровать, но тут Степнов мысленно себя одернул. Рано еще так «пенсионерски» мыслить.
- Я - «за». – Ответила Ленка и тут же зашептала ему на ухо. – Виктор Михайлович, а вдруг там паспорт потребуют и меня не пустят.
- Ладно, иди в номер, собирайся, я сейчас провентилирую вопрос.
Вопрос был решен положительно. Куратор не видел ничего страшного. Они идут большой тургруппой, парами и вряд ли кто обратит внимание на Лену.
- Ленок, идем! – Он зашел в номер. Только давай ненадолго. А то иначе завтра Диснейленд проспим.
- Хорошо. - Ленка откликнулась из ванной.
Поднявшись в номер, она тут же взялась за дело. Желание провести вечер в расслабляющей атмосфере, потанцевать со Степновым перевесило физическую усталость. Контрастный душ. Вариант как одеться и причесаться был один, но проверенный. В той черной кофте и с убранной челкой она стопудово будет выглядеть старше. Снова вспомнился вчерашний завтрак. Мысль, что надо будет как-то поменять гардероб и добавить в него что-то «взрослое», посетила ее уже не в первый раз. Хорошо хоть она сообразила эту кофту взять и брюки. Виктор Михайлович-то молодец. Теперь она не удивлялась тому факту, что у Степнова была большая сумка. Судя по всему, он взял весь имеющийся гардероб, пояснив, что выглядеть надо прилично, а стирать негде, и, тем более, у него впереди знакомство с Ленкиными родителями.

- Лен, ты готова? – Степнов, уже одетый в джинсы и рубашку на выпуск, сидел на кровати, уткнувшись в путеводитель, чтобы не мешать Ленке собираться.
- Да, все. Последний штрих. – Ленка нанесла новые духи на шею и запястья. - Готова.
Он в который раз залюбовался ей. Так хотелось никуда не ходить, и чтобы Ленка была окутана лишь ароматом терпко-сладких духов, но…
Действительно, фейс-контроль группа прошла без осложнений, а Кулемина еще у автобуса поймала на себе удивленные взгляды одиноких девиц из их группы. «Вот так вот вам!!!»
Клуб был вполне симпатичный и музыка ничего, но надо было заказывать достаточно дорогие спиртные напитки. Степнов попытался выбрать что подешевле, а главное, с меньшим содержанием алкоголя, но это удавалось плохо, так как карта коктейлей и вин была на французском. Наконец, он остановился на двух бокалах шампанского, решив, что уж с них-то им с Ленкой ничего не будет.
Шампанское было вкусное, естественно, качественное, и выпили они его на брудершафт. И вот, если честно, расслабились. Настоящий французский напиток королей сделал свое дело. Комплексы по поводу своего возраста, внешнего вида и неумения танцевать были забыты. Сами себе удивлялись. Оказалось, они танцуют, да еще как. Ленка отдалась зажигательной музыке, и откуда-то всплыли соблазнительные движения бедрами и грудью, манящие движения рук.
- Хочу пить! – материализовавшийся, словно из воздуха, официант кивнул Ленке, когда Степнов только подходил к столику и через минуту доставил им еще два бокала шампанского.
- Лен, ты чего?!
- А он не понял. Я сок хотела. Ну, придется шампанское пить. И Ленка в один глоток выпила полбокала. – Жарко. – Пояснила Степнову. – Пошли обратно? – Она кивнула головой в сторону танцпола.
Он даже обалдел и не знал в первую секунду, что сказать. Кричать и возмущаться тем, как Ленка употребила алкоголь, было поздно. Да и к тому же, не хотелось портить ей настроение.
- Иди, танцуй. Я сейчас. Он подозвал официанта, заказал бутылку минеральной воды, чтобы ситуация больше не повторилась, а сам взялся за бокалы – Ленкину половину и свою долю.

Заиграла медленная музыка. Степнов сразу поднялся с диванчика и направился к Ленке.
Что это?! - Приятно поразилась. Снова Лара Фабиан. Правда, слова не понятны. Ну и ладно. Степнов протянул к ней руки. Она вошла в его объятия. Обняла за шею. Медленные покачивания.
Как хорошо с ним! Спокойно и надежно!
Она. Так близко. Дурманящий аромат духов. Или это шампанское ударило в голову?! А может, воздух Парижа…

Перехватил ее ладони, отошли друг от друга, держась за руки и улыбаясь, приблизились, снова шаг назад, снова вместе. Закружил ее под рукой и снова притянул к себе. Она оказалась еще ближе. Господи, где взять силы! Ленка!
У нее кружится голова. Едет крыша. Устоять можно, только держась за любимого. Закрыть глаза и погрузиться в музыку и сладостные ощущения. Потеряться в другой реальности…
Он, вроде, и не планировал, но объятия все крепче, а пальцы уже скользят по горячей коже в разрезе блузки. Полустон.
- Ленка! Держаться! Нет… – Его губы обжигают шею, рождая желание.
А она только поднимает голову, подставляя губы. Они уже не танцуют, а целуются. Где-то на краю сознания у нее мелькает мысль, что ТАК он еще ее не обнимал. Крепко, впечатывая в свое тело… ТАК не целовал. Страстно, сумасшедше, что невозможно дышать. Ее пальцы терялись в густой шапке волос, хотелось ощущать его еще больше, тоже ласкать в такт музыке. Надрывно… как звучит голос певицы…
Люблю! Люблю!
Музыка сменилась на быструю, и случайно толкнувшая Степнова соседняя пара привела его в чувство. Он, как в тумане, пошел с танцпола, обнимая плохо соображающую Ленку, и успел лишь упасть на диванчик, как она опустилась рядом и начала покрывать лихорадочными поцелуями его глаза, щеки, подбородок, шею, грудь в вороте рубашки. Вернулась к губам.
- Лена! Леночка! – Она не слышала его слов в грохоте музыки - у неё сорвало тормоза.
Он поддался ее порыву, снова нырнул в жаркую пучину наслаждения, позволяя себе терзать мягкие губы, гладить податливое тело и проклинать чертову кофточку, скрывающую Ленкину шею и грудь…
В этот раз «на поверхность» он выплыл сам, отчетливо ощущая, что все-таки надо остановиться, иначе… Попытался выровнять дыхание. Ленке тоже была нужна передышка. Она полулежала на его груди, вздымавшейся словно кузнечные мехи, а он обнял ее успокаивающе, поглаживая одной рукой. Второй плеснул воды в бокал из-под шампанского. Черт! Руки трясутся. Выпил залпом. Стало легче. Налил снова, подавая бокал Кулеминой. Она не взяла. Напоил из своих рук. Вода частично пролилась на черный шелк. Черт! Все, пора домой! Погуляли и хватит.
- Лен, может, пойдем?!
- Не хочу. Давайте посидим! – Она не дала ему подняться. Встать она просто была не в силах.
Дыхание постепенно возвращалось в норму. Ленка сидела в его объятиях тихо, не шевелясь, он тоже молчал, а потом обнаружил, что Ленка благополучно засыпает прямо тут под грохочущую из колонок музыку.
- Ленок, зайка! – Он растормошил ее, поставил на ноги и, обняв, повел в гардероб. Пока в гардеробе Степнов надевал на нее куртку и заматывал на ее шее шарф, Ленка стояла столбом, боясь сделать резкое движение, впервые ощущая некую раскоординированность. А еще очень хотелось спать. Утомленный дневной прогулкой, танцами и всплеском эмоций, стимулированный шампанским организм давал сбой.
Такси стояли у клуба, поэтому через 15 минут они уже были в номере. У Ленки хватило сил стянуть с себя одежду, смыть косметику прямо так, водой с мылом, влезть в пижаму, сказать «спокойной ночи». На этом она отключилась, едва коснулась головой подушки.
Он зашел в ванную. Первое, что бросилось в глаза, это черная кофточка на вешалке для полотенец и черное кружево, доселе успешно скрывавшее молодую упругую грудь. Уже "заведенный", он отреагировал моментально.
- Черт, Ленка!
– А нечего спаивать ребенка, - тут же подала голос совесть.
- Ребенок!!! Как она целовала его сегодня в клубе… Порывисто, неистово.

Он встал под теплые струи душа. Разрядка была необходима, и он дал волю своему воображению… Дурацкой кофточки уже нет. Сквозь черное кружево нагло выпирают и просвечивают темные ореолы сосков… Накрывает губами по очереди, ласкает языком то их, то мягкую плоть по краю кружева, потом щелкает застежкой и с наслаждением отбрасывает мешающий предмет. Теперь ему доступна и нежная шейка, и тонкие ключицы, и полушария, так полновесно и «по руке» ложащиеся в ладонь. Пиршество плоти. И он пирует, покрывая тело жаркими поцелуями, то чуть прихватывая кожу, то зализывая языком, а руки уже, как сегодня вечером, сжимают упругие ягодицы, теснее прижимают ее бедра к восставшему естеству…

Да. Вот так! Пальцы скользят по стройной ноге, гладят и наслаждаются. Он скользит рукой по черному хлопку трусиков от резинки вниз, с удовольствием по мере движения ощущая влажность даже сквозь ткань. Чуть усиливает нажим. Она не закрывается, не сводит ноги, наоборот, подает бедра к его руке, чтобы сильнее ощутить сводящие с ума запретные прикосновения. Хрипло стонет. Жар внизу живота нарастает. Уже хочется избавиться от этой дурацкой преграды. Да! Поцелуи дурманят голову. Наконец, теплые пальцы касаются самой нежной кожи, находя основную чувствительную точку. Еще!!! Где-то звучит музыка. Остро чувствует, как тычется в низ живота ОН… уже ощущала его во время танца. Да, вот сейчас… Сейчас он…

Ленка проснулась и не сразу поняла, где она и что с ней. Жутко хотелось пить. В темной комнате царила полнейшая тишина, нарушаемая лишь посапыванием человека на соседней кровати. Значит, это только сон… Интересно, она стонала вслух? Слава богу, что не разбудила Виктора Михайловича. Вот была бы стыдобища. А впрочем, почему?! В конце концов, они любят друг друга. Что в этом такого?! И она действительно вечером ощущала его желание и сама хотела его прикосновений. Зашибись! И может, что-то и было бы, если бы она не начала засыпать на самом интересном месте. Всё. Больше никакого шампанского. Воды бы! Нет, он все-таки самый лучший на свете. – Ленка обнаружила заботливо оставленную на тумбочке рядом с кроватью бутылку минералки. Жадно глотала воду, потом тихонько прокралась в ванную, включив там свет в последний момент. Наткнулась взглядом на свои вещи на вешалке. Во балда! Так же тихо забрав шмотки, просочилась назад в комнату и юркнула под одеяло. Прислушалась. Спит. Слава богу. И почему у них всё так сложно?! Впрочем, поменяться на «простой» вариант – а ля «Гуцулов-Комаров» она не согласилась бы ни за что.


Пока их везли на автобусе в Диснейленд, свой бурный восторг выражали лишь восьмиклашки, та же часть группы, что «оттянулась» ночью, тихо подремывала. Ленка не была исключением, и как только они сели в автобус, сразу преклонила голову на мужское плечо. Вчерашний вечер не обсуждался. А зачем?! И так все прекрасно.
Впрочем, как только автобус достиг пункта назначения, и в поле зрения оказался известный всем по логотипу диснеевских мультиков замок спящей красавицы со множеством башенок, вся группа оживилась. Получив от куратора билеты и специальные FastPass - билетики, в которых обозначен временной промежуток для прохода к аттракциону без очереди, все разбрелись, кто куда. Вообще, для всех была предусмотрена двухдневная экскурсия, но Ленка со Степновым собирались провести здесь время, что называется, «до победного», так как завтра с утра они уже отбывали в Швейцарию. Они подготовились, заранее изучив путеводитель и интернет, поэтому, первым делом глянув на часы, направились не на аттракционы, а в другой диснеевский парк - Walt Disney Studios. Тема парка - кино и все, с этим связанное – камеры, софиты и даже подобие бульвара звезд. Они стремились попасть на знаменитое живое шоу авто-каскадеров - Moteurs... Action! Stunt Show Spectacular. Его показывали всего лишь два раза в день, а в остальное время механики восстанавливали покалеченные автомобили.
Они успели вовремя, даже удалось удачно занять места на трибуне. Это было нечто! Два спортсмена - любители кино и адреналина - были просто в восторге. Можно сказать, что за полчаса буквально у них на глазах сняли практически следующую серию бондианы. Естественно, с погонями, перестрелками, падениями, взрывами, горящими людьми, и конечно, красивыми прыжками на автомобилях и мотоциклах.
После шоу в том же парке сходили на аттракцион «Rock'n’Roller Coaster starring Aerosmith». Кулемина не могла пройти мимо такого названия. Оказалось, что это горки, по которым летишь в машине в полной темноте под гремящую рок-музыку вверх ногами. На выходе Ленка со Степновым сильно смеялись, увидев на фотографиях, которые предлагалось выкупить, свои испуганно-ошалелые лица. Ничего покупать не стали и отправились в Disneyland Park. Он поделен на несколько частей. Frontierland – переносит посетителей в Америку ковбоев и индейцев, это Дикий Запад и путешествия на пароходе по Миссисипи. Adventureland – для тех, кто любит приключения. Discoveryland – страна для первооткрывателей, любителей Машины времени, космических путешествий и глубоководных исследований.
Вычитав в отзывах в интернете, что самые прикольные аттракционы и, кстати, лучшие рестораны в Adventureland, Ленка со Степновым отправились туда. Кулемина хотела попасть на "Space Mountain Mission 2" - совершенно безбашенный аттракцион, который, по некоторым данным, именно благодаря этому является самым популярным в парижском Диснейленде. Суть была проста: их посадили в тележку, поставили тележку под углом в 32 градуса и катапультировали в пространство с ускорением примерно 14 метров в секунду. Как значилось в описании, в момент старта человек, сидящий в тележке, испытывает перегрузку около 1.3G на протяжении 1.8 секунды. Далее следовали 34 секунды болтанки по всем возможным направлениям на скорости, доходящей до 70 км/ч, и удачное приземление обратно на землю. После такого «начала» все остальные аттракционы были уже нашим героям не страшны. Они прогуляли в парке до закрытия, до десяти вечера, быстренько пообедав в одном из местных ресторанов. Окунувшись в беззаботный мир детства, они накатались на всем, на чем успели, все-таки очереди были даже по системе FastPass. Впрочем, стоять в них было не скучно. Вокруг все время бурлило действо, шли представления, бродили в костюмах сказочные герои, и к тому же всегда можно было «погреться поцелуями». В Adventureland они случайно наткнулись на навороченный тир, и Степнов выиграл Ленке небольшого смешного плюшевого тигра из мультика про Винни-Пуха. Ленка сама его выбрала, смеясь, что Тигра такой же спортивный и эмоциональный, как Виктор Михайлович, и теперь она ходила, спрятав игрушку к себе за пазуху и нежно гладя меховую макушку. Уже на выходе они снова целовались под стенами замка спящей красавицы, и Степнов шептал Ленке: «Моя принцесса!»
Конечно. Сказочная страна грез, сказочная девушка в объятиях, сказочный мужчина рядом, волшебный отдых и… настоящая реальная любовь.

<\/u><\/a>

Снова Оксаночка - Рыбка- Собачка меня балует.
***********
Обсудим?<\/u><\/a>

Спасибо: 55 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 960
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.03.11 00:12. Заголовок: Глава 14 Женский ум..


Глава 14

Женский ум лучше всяких дум.
(Народная мудрость)

Где силой взять нельзя, там надобна уловка.
(Поговорка)

Гни дерево, пока гнется, учи дитятко, пока слушается…
(Народная мудрость)

Малые детки спать не дают, а с большими сам не уснешь.
(Снова на все времена Мудрость.)

Все бобры для своих бобрят добры.
(Скороговорка)


В десять утра поезд «Париж – Женева» уносил их из столицы влюбленных в банковскую столицу мира, и расслабленное, отдыхательное настроение сменилось тревожным. Степнов с Ленкой так и не смогли прийти к «общему знаменателю», вырабатывая политику общения с Кулемиными. Пока родителям было известно только, что Ленина команда в спортивных соревнованиях выиграла путевку в Париж, и дочь приедет к ним на несколько дней, отделившись от группы. Степнов настаивал на том, что он, как мужчина и как взрослый человек, должен проявить инициативу и сам поговорить с Ленкиными родителями. Она, наоборот, считала, что раз это её родители, то она первая и должна поставить их в известность о своей любви. Степнов хотел поговорить с ними сразу, иначе он чувствовал себя обманщиком, входя в чужой дом и втираясь в доверие к людям. А Ленка считала, что наоборот, пусть они на него немножко посмотрят и поймут, какой он хороший. На его идею остановиться в гостинице она заявила категорическое «нет». В итоге, Степнов хотя бы согласился с тем, что он не будет представляться Кулеминым Ленкиным мужчиной прямо на вокзале, где их должны были встречать, а подождет благоприятного момента, когда они окажутся дома.
- Виктор Михайлович! Вы что, хотите прямо на вокзале такие серьезные вопросы решать?! А если скандал?! – Горячилась Ленка.
Он тоже волновался. Скандала он категорически не хотел. Ведь Ленка приехала отдыхать на каникулы, соскучилась по родителям, и быть причиной раздора между ними он желал меньше всего.

- Мама! Папа! – Ленка вылетела из вагона поезда и повисла на маминой шее. Отец тут же обнял их двоих. Первые радостные поцелуи и объятия.
- Дай, хоть я на тебя посмотрю! – Вера отстранила от себя дочь.
- Красавица! Скоро по росту меня догонишь, - рассмеялся Никита.
- Папа!
Тут только Вера обнаружила, что дочь стоит с пустыми руками.
- А где твои вещи?
- Здесь.
К группе сделал осторожный шаг высокий мужчина с дорожной сумкой на одном плече и с чемоданом на колесиках и женским рюкзачком в руках. До этого мужчина, выйдя из вагона, скромно стоял в стороне.
- Здравствуйте. – Он приветствовал Кулеминых.
- Здравствуйте, - Никита протянул мужчине руку для приветствия, – вы - Виктор…
- Михайлович, - поспешил прийти на помощь Степнов, - можно просто Виктор.
- Это наш учитель физкультуры и…
- Соавтор Петра Никаноровича. Помним-помним. – Перебила Ленку мама. - Здравствуйте, Виктор! – Как же вы всю команду бросили?
- Ну… - Замялся Степнов.
- Виктор Михайлович не мог допустить, чтобы я ехала одна в другую страну. Он и дедушке обещал. – Перебила Ленка и тут же сменила тему. – А где мой любимый брательник?
- Он с няней. – Спохватилась Вера. - Конечно, что же мы стоим?! Поехали домой.
- Пойдемте, Виктор! – Никита подхватил Ленкин чемодан, и все двинулись в сторону автомобильной стоянки.
- Может, я в гостиницу… - заикнулся все же Степнов, но был «убит» Ленкиным взглядом, да и Вера Николаевна тут же отреагировала:
– Виктор, да что вы. У нас здесь в Швейцарии большой плюс - громадный дом. На первом этаже гостевая комната, на втором три спальни. Еще чего, за гостиницу платить! А Никита Петрович добавил:
- Мы Вам, Виктор, очень благодарны, что курируете Лену. Отец говорил, что вы им с Леной помогаете. Мы вот даже на юбилей вырваться не смогли. Спасибо.
- Да что вы! Не за что. – Степнов пошел красными пятнами. Знали бы они!
По дороге Ленка забрасывала родителей вопросами о Швейцарии, с любопытством глядела в окно. Степнов тихо сидел на заднем сиденье рядом с ней и помалкивал.
По прибытии Ленка тут же бросилась к братику, прихватив с собой Степнова.
Суматоха, проводы няни… Испуганный поначалу Сережка. Впрочем, он быстро адаптировался и с удовольствием пошел на руки к Ленке.
- Лен, он же тяжелый! – Степнов перехватил малыша у нее из рук.
- Виктор Михайлович! – Но как оказалось, Сережка был совсем не против такой рокировки. Радостно цепляясь то за свитер нового знакомого, то за нитку крестика у него на шее, он, удобно устроившись в больших руках, пускал слюнявые пузыри. Степнов, казалось, этого не замечал. Он держал Сережку и глядел на него ласково, с умилением, и сам словно вмиг помолодел. Вера заметила, забирая Сережку переодеваться:
- Вам очень идут дети.
- Спасибо. – Отозвался Степнов, а Ленка покраснела и подумала, что Виктор Михайлович будет прекрасным отцом.

Кулемина делала всё, чтобы не дать Виктору Михайловичу остаться с родителями наедине и начать «признательный» разговор. Сначала - вручение новогодних подарков и подарков от Петра Никаноровича. Мама поохала над презентами и сообщила Ленке, что они не стали ей ничего покупать. Решили подождать ее приезда, чтобы она сама выбрала, что ей захочется.
Обедо-ужин. Подробный рассказ о пребывании в Париже, естественно, с некоторым умолчанием. Упор делался на экскурсионную программу, исторические факты и восторги от увиденного. Рассказы о книге Петра Никаноровича, о новом предстоящем фильме, о написании сценария, о таланте Виктора Михайловича. Степнов был в шоке. Он не мог припомнить, чтобы Кулемина говорила столько за ограниченный промежуток времени. Расспросы родителей про работу, про лечение Юры… В завершение вечера Ленка выудила из рюкзака флешку, как оказалось, с видеозаписью новогоднего концерта в школе 345 и выступлением «Ранеток».
- Ты когда успела записать-то?! – Удивился Степнов.
- Уметь надо, Виктор Михайлович! - Улыбнулась Ленка. - Южин же снимал, и мне Ритка тридцатого на флешку перекинула. – Она пошла настраивать телик и комп для организации «семейного просмотра».
Шутки Деда Мороза, фокусы Платонова глянули мельком, хотя Лена и выдала секрет, что Дедом Морозом является Виктор Михайлович. Всем важнее было другое. Запись концерта смотрели с большим интересом. Ленка сама глянуть видео не успела, а хотелось увидеть себя со стороны. Степнов еще раз наслаждался песнями в исполнении «Ранеток», точнее, в исполнении любимой девушки. А Кулемины вообще не могли оторвать взгляд от экрана. Никиту переполняла гордость. В этот раз, в отличие от концерта в Лужниках, который Кулемины успели увидеть по телевизору, у их дочери было две сольных песни. Вера с удивлением отметила, как проникновенно, грустно, прочувствованно звучит в устах Лены «Я уйду, оставлю мир для тебя…» С ума сойти. Выросла, совсем выросла, а мы и не заметили. Небось, уже и мальчик есть.
А потом Ленка пела «Лети». Видеооператор держал ее лицо в кадре крупным планом, и на большом экране отчетливо были видны зеленые глаза, в которых плескалось море любви. «Лети за мной, лети, и ты узнаешь, как люблю тебя!» Камера внезапно сменила ракурс, в кадре промелькнул зрительный зал, и на экране оказался крупным планом синеглазый учитель физкультуры, с нежностью глядящий на сцену.
- Блин!!! - Застонала про себя Ленка.
- Убью! – Матернул про себя «умного» одиннадцатиклассника Степнов. Слава богу, момент длился секунду, и камера вновь вернулась к сцене, но именно в этот самый момент Вера поняла, что её смущало целый день с момента приезда дочери. И сразу мысли понеслись с невероятной скоростью, цепляясь одна за другую, подталкивая к единственно возможному выводу. Нежность во взгляде этого Виктора Михайловича. Приезд их вдвоем. Непонятно, где и с кем оставленная остальная часть команды. Уверенность, с которой дочь говорила с учителем и отдавала ему распоряжения, когда разбирали вещи, накрывали на стол. Пару раз чуть не прозвучавшее случайно «ты». Золотые сережки с изумрудами в ушах дочери… Вера заволновалась и приняла решение серьезно поговорить с Леной.
После просмотра стали укладываться спать. На завтра планировался ранний подъем. Вера с Никитой, решив сделать дочери подарок, освободили от работы ближайшие дни, и с завтрашнего утра у них был забронирован коттедж в горах на местном горнолыжном курорте. Хотелось и самим отдохнуть, и с детьми погулять на природе, «и Ленка на лыжах покатается…» - так рассуждал Никита Петрович. - Приезд Ленки с учителем эти планы, в общем-то, сильно не сбил. Коттедж-то большой.

Степнову постелили одному в гостевой комнате на первом этаже, а все остальные ушли наверх.
- Спокойной ночи, Виктор Михайлович! – Пропела Лена. Теперь она не сомневалась, что получится, как она хотела. Подозрение, что мама придет к ней в комнату для разговора после просмотра видео, росло с каждой минутой. А разговор с мамой она уже продумала.
Так оно и вышло.
- Лен, объясни, пожалуйста, я что-то не пойму, что происходит. Почему вы с Виктором, - Вера через паузу добавила, - Михайловичем приехали вдвоем?
- Объясняю. – Ленка села по-турецки на кровати. - В стритбол играют двое. Мы с Гуцулом выиграли путевку в Париж. Гуцул уже собирался в Болгарию, поэтому он отдал путевку мне, и мы поехали с Виктором Михайловичем.
- Лена! Как это, ВЫ поехали? Что, вдвоем? Вы что, жили в одном номере?! – До Веры только сейчас начал доходить весь ужас ситуации.
- Ну да. – Совершенно спокойно ответила дочь. – Мам, между нами ничего не было. ПОКА не было. Потому что Ви… Виктор Михайлович дал слово деду. А он такой порядочный, что его даже если соблазнять, то бесполезно.
- Что???!!!
- Мам, я люблю его. Это серьезно. Он любит меня. Мы встречаемся. И он очень хотел поговорить с вами первый, потому что я типа несовершеннолетняя и за вашей спиной ему неудобно. Он и деду все докладывает. – Вера ошарашено смотрела на дочь, пытаясь переварить услышанное.
- Лена! Ему сколько лет?!
- Мама! Ну, какая разница! Он просто самый лучший. – Ленка продолжила лихо ставить мать перед фактом. – Только у меня есть одна проблема. Большая.
- Ты беременна, больна? – От испуга Вера тут же напрочь забыла всё вышесказанное Ленкой. Для нее «проблема» могла быть только одна.
- Мам, - Ленка засмеялась, - от кого? От святого духа? Говорю тебе, у нас еще ничего не было. Просто в Париже обнаружилось, что у меня не та одежда.
- Какая одежда?! – Вера не могла переключиться.
– Ну, обыкновенная, в которой я хожу. Брюки, свитер… Виктор Михайлович такой красивый, солидный, на него все тетки засматриваются. – Тут Вера не могла не согласиться, она сама еще в машине отметила женским взглядом привлекательность мужчины. - А я, - продолжила Ленка, - в этой кофте, как его дочка, на пятнадцать лет выгляжу. Ты же сказала, что я могу выбрать себе подарок. Вот я хочу, чтобы вместе пойти и купить.
- Лена, подожди. – Вера замотала головой. Проблема с одеждой ее не волновала. – А как вы спали?
- Где?
- В Париже?
- Ну как? В номере. На разных кроватях. Я в пижаме, он в спортивном костюме.- Отрапортовала Ленка.
- И Петр Никанорович тебя отпустил?
- Мам, конечно, отпустил. С Леркой бы не отпустил, а с Виктором Михайловичем он меня куда хочешь отпустит. Ну, я не знаю, как тебе еще объяснить, что Витя очень порядочный, честный, весь такой правильный и положительный.
- Да уж, положительный! И поэтому, будучи учителем, он начал встречаться с 16-летней девочкой.
- Мам, после шестнадцати уже можно все. Какой средний возраст твоих пациентов?!
- Лена! – воскликнула Вера в ужасе.
- Ну вот. А у нас все хорошо. И я сама его спровоцировала. – Ленка помнила слова деда, что общественное мнение сочтет развратником Степнова. – Думаешь легко, когда любимый человек ежедневно сидит у тебя дома, роман с дедом пишет, а на тебя только смотрит. А с юбилеем… Знаешь, как он нам помог?! А когда статью в газете про деда дурацкую напечатали!!! А когда я на соревнованиях упала, он меня на руках домой нес. - И добила контрольным, малость изменив факты, вызывая у мамы чувство вины. - А после тренировок и репетиций меня кто провожает?! Парни сами ходят. Наташку с Анькой родители встречают. К Лерке вообще милиционер приставлен…
Вера молчала.
- Ма-ам! Я его люблю и он тоже.
- Лен, я должна подумать. Я пока не могу тебе ничего сказать.
- Тогда спокойной ночи! – Наивно пожелала матери Ленка, и влезла под одеяло, не сомневаясь, что все будет хорошо.
- Спокойной ночи! – Машинально откликнулась Вера. – Спокойной ночи! Спокойной ночи! Какая, к черту, спокойная ночь, если ты только что узнала, что твоя дочь встречается с мужчиной в два раза ее старше. С другой стороны, профессия и жизненный опыт приучили Веру не терять головы в экстремальных ситуациях, поэтому ей хватило получаса пребывания в душе, чтобы «разложить всё по полочкам» и прийти к выводу, что бывает и хуже. Её дочь могла бы так же, как ее одноклассница, влюбиться в мальчика, больного СПИДом, могла сама чем-нибудь заразиться или забеременеть неизвестно от кого. А тут, влюбилась в учителя физкультуры… Кто по молодости не влюблялся в высоких, сильных и голубоглазых, да еще имеющих авторитет. Конечно, для спортивной девочки тренер стал авторитетом и кумиром. И, конечно, их вина… По-видимому, этот мужчина заменил ее дочери и мать, и отца. И она потянулась к нему. Все, в принципе, происходило, как она поняла, на глазах у свекра… И, похоже, этому Виктору, слава богу, действительно, можно доверять. Ну что ж?! Теперь надо как-то донести эти мысли до мужа, при этом так, чтобы дом и его обитатели остались целы.

Вера уже давно уснула, а Никита Петрович спать не мог. Под давлением жены он разумом тоже воспринял ситуацию. Действительно, всякого нагляделись в этой жизни. Это разумом. Но вот так тянуло спуститься вниз и запендюрить этому мужику. Выставить его из дома к чертовой матери за то, что посмел… Что посмел?! Любить его малышку?!
Черт! Не уснуть. Хоть иди валерьянку пей. А лучше водки. Но с утра за руль. Пива хоть, что ли?! Безалкогольного.
Никита Петрович спустился на первый этаж, вошел на кухню, щелкнул выключателем и вздрогнул. За столом, глядя в окно, сидел одетый Степнов. Тот зажмурился от яркого света.
- Не спится? – Спросил Кулемин.
- Да, – вздохнул Степнов. – Вам тоже?
- Да. Пиво будешь? – Кулемин автоматически перешел на «ты» и полез в холодильник. Гнать надо этого "учителя" в три шеи, а он ему пиво предлагает!
- Нет, спасибо. Я с вами поговорить хотел, если возможно.
- Давай. – Вера рассказала Никите о стремлении Степнова поговорить с ними первым, поэтому Никита Петрович решил сделать вид, что он не в курсе событий и посмотреть, что ему будет втирать этот «козел». Впрочем, положа руку на сердце, как медик, да и вообще, он заметил, что выглядит «козел» очень неважно. Измотался. Нервничает.
- Это очень удачно, что мы можем сейчас поговорить. Если вы решите, что я должен уйти, то давайте лучше я сам, чтобы не портить отношения между вами и Леной. Чего-нибудь придумаю… А у нее все-таки каникулы… Ей отдохнуть надо… - Виктор говорил торопливо и сбивчиво. Слишком много надо было объяснить всего и сразу, до того как Кулемин взорвется, а что взрыв неминуем, Степнов не сомневался. – Я… не просто Ленин учитель, я люблю ее… Так получилось… Если бы она была старше, я бы просил у вас ее руки, но сейчас… Я думаю, вы должны знать, что мы встречаемся… Мы вдвоем были в Париже… Она так по вам скучала… Не ругайте ее… Я уйду, если что…
- Поздно. – Бросил Кулемин.
- Что?! – Не понял Степнов.
- Лена уже поговорила с мамой, и я в курсе происходящего.
- Вот ведь!!! – На лице Степнова отразилась величайшая досада, - говорил же ей… - Расстройство Виктора было таким искренним и неподдельным, что Никита Петрович усмехнулся.
- Лена - она вся в Веру, если что решила…
- Да-а, - тяжко вздохнул Степнов и все-таки с трудом вернулся к своей, заготовленной в голове, речи. - Я хотел сказать. У нас ничего не было. Я понимаю, Лена еще очень молода. Я ее не трону. Поверьте, пожалуйста. Я сделаю все, чтобы она была счастливой. - Кулемин посмотрел на собеседника. Сейчас ему совершенно не хотелось дать учителю в морду. Ему вдруг стало Виктора чисто по-человечески, по-мужски жаль… Он поверил, что вот этот взрослый, здоровый, под два метра мужик, сейчас сидящий перед ним, как провинившийся школьник, действительно любит и оберегает его дочь. Он любит, а вот что придет в голову шестнадцатилетней девчонке? А потом?
- Виктор, - он начал осторожно, - Я верю, что вы любите Лену, и допускаю, что она вас любит… сейчас. И это искренне, вы для нее, увы, и родитель вместо нас, и мужчина в одном лице. Но когда она чуть подрастет, расправит крылья, возможно, ей не захочется быть с вами, захочется не семьи и детей, как вам, а легких свободных равноправных отношений со сверстниками.
- Я это понимаю. - Перебил его Степнов. - Я отпущу ее, если пойму, что она несчастлива со мной или счастлива с другим. Я отпущу. Спокойно. Без скандала. Я ее не обижу. Клянусь вам. Господи, как ему было больно даже думать об этом.
Кулемин словно почувствовал его боль и решил заканчивать этот тяжелый для всех разговор.
- Ладно, не будем о грустном. Чего теперь?! Даже если мы запретим вам видеться здесь, все равно вы встретитесь там. После драки кулаками не машут… - вздохнул Никита Петрович. – Чего, - он криво усмехнулся, - «зять», пить будешь? – Кулемин все-таки полез за бутылкой подарочной водки, присланной Петром Никаноровичем. - Отец как знал прямо, что понадобится…
- Так вам же за руль завтра, - изумился Степнов.
- А-а, - отмахнулся Никита, - Вера поведет. – Он налил две полные рюмки водки и поднял свою. – Давай! За знакомство! И спать!

****************
Ну, вот! А вы боялись...<\/u><\/a>

Спасибо: 72 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 966
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.03.11 23:39. Заголовок: Подарочек


Глава отличается наличием иллюстраций. И здесь не только автор вдохновлял художника, но и наоборот.
Наташенька - VrediNatasha СПАСИБО ТЕБЕ!!!

Глава 15

Дочь – чужое сокровище.
(Народная мудрость)

В семье дружат - живут не тужат.
(Поговорка)

Во всех ты, Душенька, нарядах хороша!
(Богданович И.Ф.)




Утро выдалось суматошным. Степнов проснулся от шума в гостиной и поспешил, приведя себя в порядок, из комнаты.
- Доброе утро! – Начал он скромно. - Вам помочь чем-нибудь? – Несколько встрепанная, перемазанная творожком Вера пыталась в гостиной покормить Сережку, а Никита (помещения были смежными) что-то помешивал в большой кастрюле у плиты на кухне.
- Ну-у, - протянула Вера, внимательно глядя на смущенного мужчину, - докормите, если сможете, это чудовище, - она встала, вытирая руки, - а потом будите Лену. – На этих словах Степнов покраснел вконец, но решил сразу сосредоточиться на полученном задании.
- Я собираться. - Вера удалилась на второй этаж.
Удивительное дело! То ли дядя производил слишком серьезное впечатление, то ли помогла капелька меда, капнутая в творожок с разрешения Никиты Петровича, но полезный продукт был съеден без остатка. Держа малыша на руках, Степнов умывал измазанную мордашку.
- Как вам это удалось? – Спросила Вера Николаевна, появившись на кухне. Степнов открыл ей секрет.
- Удивительно. А с чего вам это пришло в голову? – снова поинтересовалась Вера.
- Так Ленка только с медом творог ест, иначе не заставишь. – Ответил он и переключился на Сережку. - Да!? И мы такие, как сестренка!?
Вера Николаевна слегка обалдела от «логики» данного умозаключения, потом обратила внимание, как уверенно и правильно держит ребенка Степнов, и тут обожгла другая мысль. Что-то Виктор выглядит как опытный папаша. Будучи в шоке от Лениного сообщения, ни она, ни Никита не поинтересовались прошлым физрука. Может, у него бывшая жена и семеро по лавкам?!
- Виктор, скажите, а у вас была жена, есть дети? – Степнов удивленно заморгал, не ожидая такого вопроса, но ответил четко.
- Нет, женат не был, детей нет.
- А с чего вы так умело управляетесь с детьми?!
- А это у нас в физкультурном была группа экспериментальная, с педиатрическим уклоном. Мы на 4 курсе практику в доме ребенка проходили. – Степнов как-то погрустнел. - Там малышня такая… Жалко.
- Понятно, - поспешила сменить тему Вера. – Давайте Лену поднимайте. Завтрак почти готов.
И Степнов счастливо, перепрыгивая через ступеньку, взлетел на второй этаж выполнять вторую – безмерно приятную часть задания.
- Ле-ен! Ленок! - Она проснулась от поцелуя, но хитрила и не открывала глаз, ожидая повторения – Леночка! – Ресницы дрогнули. – Он заметил и среагировал, неожиданно шутливо обхватил руками ее шею. – Кулемина! Я тебя сейчас задушу!
- За что?! – Прозвучало обиженно смешливое.
- За то, что не слушаешься старших и делаешь все по-своему.
- Но ведь все хорошо?! – Она вдруг заволновалась и тут же села на кровати. Остатки сна вмиг улетучились. - Все хорошо???
- Все замечательно. У тебя удивительные родители.
- Ну вот. - Ленка облегченно привалилась к его груди и прикрыла глаза. – А чего они вам, тебе сказали?
- Ну, пока, в общем-то, ничего. Но не выгнали из дома, доверили накормить Сережку и отправили будить тебя. – Кулемина улыбнулась. - Ладно, Лен, я пошел, ты вставай. Сейчас завтрак.
- Ага, хорошо! – Ленка с наслаждением рухнула обратно на постель и потянулась. А вставать-то так неохота, особенно, когда на душе полное блаженство.
- Кулемина! Не вздумай спать дальше. – Ленка натягивала на себя хранящее тепло одеяло. - Слышишь?!
- Слышу-слышу.
Впрочем, конечно, она встала, как только за ним захлопнулась дверь. Надо было быстренько спускаться вниз и всё равно контролировать «международную обстановку». А еще надо было позвонить деду и сказать, что все в порядке. Петр Никанорович, впрочем, уже с утра принял международный звонок от сына, заверив его еще раз, что его соавтор и внучкин кавалер достоин доверия.

Два дня на курорте пронеслись стрелой. Ленка со Степновым находились на лыжах по лесу, накатались с горы на тех же лыжах и на ватрушках.

На ватрушках они уговорили кататься даже Никиту с Верой, когда тем надоело чинно прогуливаться с коляской по лесной дорожке. Съезжали с горы по очереди, кто-то оставался наверху с Сережкой. Потом Степнов учил Ленку кататься на коньках на небольшом открытом катке. Вера Николаевна наблюдала за этим со стороны и услышала фразу, восхищенно брошенную подруге какой-то стоящей рядом фрау: «Какой заботливый мужчина!» Вера ничуть не сомневалась, что это высказывание относилось к Степнову. Она уже заметила, что Виктор, видимо, также в силу профессии, внимательно следит, надела ли дочь шапку, запахнула ли куртку, правильно ли застегнула крепления на лыжах и не надумала ли съехать с горы по непроверенному им, Степновым, маршруту.
В первый день пообедали, разогрев на кухне коттеджа привезенное с собой, а на ужин Степнов пригласил всех в местный ресторан – Рождество все-таки. Никита Петрович как-то замялся в ответ, а потом, отведя Степнова в сторонку, спросил:
- Виктор, а если мы совместный ресторан перенесем на попозже? В городе, когда няню можно позвать. А сейчас вас с Леной попросим за Сережкой посмотреть, а сходим одни?
- Ой! – Степнов чуть не звезданул себя по лбу. – Забыл. Точно, с Сережкой-то могут не пустить. Конечно, мы посидим дома.
- Просто у нас с Верой… Рождество – такой, ну, особый праздник.
- Да, Никита Петрович! Конечно. О чем речь?!
- Только… - Кулемин многозначительно поднял бровь, подразумевая, что в их отсутствие надо смотреть за ребенком, а не устраивать «романтико-эротический вечер».
- Не вопрос. – Правильно интерпретировав его взгляд, отозвался Степнов.

«Не вопрос!» - Вопрос, конечно, был, особенно когда после ужина, угомонив Сережку, они остались вдвоем в тишине коттеджа. Он специально сел в кресло. На одного. Но Ленку это не смутило. Она, теперь полностью довольная жизнью, уселась к нему на колени и стала ласкаться, словно котенок, тормоша кудрявую шевелюру, обнимая, целуя и шепча какие-то милые глупости. Степнов сам разомлел и чуть не сорвался. Хорошо, что Ленка носит футболки в обтяжку, а не кофточки с пуговицами спереди. Футболки снимать сложнее, а вот пуговицы бы точно расстегнул на фиг и мог бы дальше не остановиться. Спас Серега, видимо, из незримой мужской солидарности. Заворочался, захныкал и поднял крик. Повторно уложил Сережку, потом Ленку. Еле уговорил ее, взывая к совести, аргументируя тем, что он тоже хочет хотя бы подремать, а с ней рядом это ему не светит.
- Так иди, ложись, я подежурю. - Предложила она.
- Ленок, тебя из пушки не разбудишь, не то что Сережкиным хныканьем. – Она надула губки.
- Да ладно.
- Солнышко!
Уговорилась:
- Бедненький! Хороший мой! – Поцеловала в последний раз. - Тигра спать хочет. - Ленке очень нравилось присвоенное ей Степнову шутливо-интимное прозвище. И совсем последний поцелуй. – Ладно. Пока.

Вера осторожно тронула дремлющего в кресле мужчину за плечо.
- А! Что?! - Подскочил он.
- Виктор, спасибо. Мы пришли. Спокойной вам ночи.
- А-а-а. Понял. – Степнов поднялся с кресла, потягиваясь и разминая затекшую шею, – Всего хорошего! – И пошел в гостиную, где уже заранее приготовил себе спальное место.

Второй день также пролетел в зимних забавах и прогулках. Ленка не только держала Степнова за руку, но расслабившись и забывшись, пару раз начинала целовать его в поле зрения родителей. Степнов жутко смущался и уворачивался, а Вера делала вид, что ничего не заметила.

На курорте врач Кулемин столкнулся с коллегой из России, тоже работающим в их медцентре.
- Никита Петрович! Приветствую. Отдыхаете?
- Да. С семьей.
- Да уж видел. – Улыбался коллега. – Но, вроде, у тебя раньше была только одна хорошенькая блондинка.
- Вторая в гости приехала. Это дочь.
- До-о-чь?! – Лицо собеседника выражало искреннее изумление. – Ты же говорил, что она школьница.
- Ну да. Одиннадцатый класс.
- Обалдеть!!! Детки нынче растут! Так она, вроде, - коллега замялся, - с мужчиной. Или я путаю?
- Да нет. Все так. Вот, понимаешь, мы уехали, а там, вроде как, будущий зять нарисовался. Учитель её. Папин соавтор. – Коллега аж присвистнул. – Вот, - кивнул Кулемин, - сам от шока еле отошел, но, в принципе, Витя хороший мужик.
- Слушай, так их в России же съедят поедом.
- В смысле?
- Ну, если он ее учитель, то узнают об их отношениях и по головке не погладят. Вылетит он из школы, да еще с такой записью в трудовой, что больше никуда не примут.
- Мда. Что-то я об этом не подумал. Я так понял, они не афишируют отношения.
- А знаешь, такое дело… Один раз достаточно проколоться.
- Да-а-а, тут надо подумать. Что же делать?!
- Па-а-п! - Ленка махала Никите с горы.
- Ладно, я пойду, - заторопился Никита. – А вообще, спасибо за мысль.
- Да не за что. Ну, удачи!
- До встречи. – Откликнулся Никита Петрович и поспешил на гору.

Домой с курорта прибыли поздно. Еще простояли в пробке на въезде в город. Быстро разошлись спать, а утром дамы покинули мужчин, отправившись по «женским делам», то есть по магазинам.
Никита Петрович не ожидал такого подвоха со стороны жены.
- Вить, мне тоже отъехать надо, посидишь с малым или няню вызвать?
- Да что вы! Конечно, посижу. - Откликнулся Степнов. – Мы и погуляем около дома.
- Отлично.
Степнов был рад, что он «пригодился». Он боялся чувствовать себя лишним в семейных отношениях Кулеминых, в чужом все-таки доме, поэтому просьба Никиты Петровича пришлась ему очень по душе.

По магазинам дамы ходили долго, как раз удачно попав в период построждественских распродаж. Ленка обзавелась брючным костюмом, новыми джинсами, черным свитерком с белой отделкой по V-образному вырезу, парой приталенных блузок на пуговицах. Естественно, они эффектно выглядели, когда верхняя пуговица не застегивалась. К гардеробу также добавились два трикотажных платья по цене одного и сапоги на невысоком каблуке, но вполне подходящие к платьям. В середине их похода по магазинам, когда они присели выпить чаю, маме позвонил папа, и Вера минут на сорок по каким-то делам покинула Ленку, оставив ей карточку и посоветовав зайти в отдел нижнего белья, чтобы как минимум купить колготки к платью. Ленка последовала рекомендации и еще завернула в один отдел. Завершающим аккордом стала покупка подходящего и к платьям, и к брюкам демисезонного пальто.

Домой «дамы» ввались около пяти, с шумом, радостные, довольные покупками, и замерли на пороге. В гостиной на диване мирно спали двое. Виктор Михайлович Степнов, все-таки уставший от нервного напряжения последних дней, спал, несмотря на мехового зайца под головой и пластмассовую машинку на груди, мешавших ему. Сережка тоже спал, уткнувшись носом в плечо нового «друга».
Ленка дернулась, было, убрать машинку, но Вера остановила ее.
-Т-с-с. - Она приложила палец к губам и тихонько на цыпочках стала подниматься на второй этаж.

Впрочем, через полчаса спокойный сон был все-таки нарушен приходом Никиты Петровича. Сережку забрали кормить, а Степнов поднялся к Ленке в комнату.
- Тук-тук-тук. Можно?
- Да, секунду подожди! - Кулемина метнулась к шкафу, пряча туда последнюю обновку.
- Ну, как сходили по магазинам? – Степнов соскучился и притянул Ленку к себе.
- Супер! – Она обняла его за шею и чмокнула в щеку.
- А показать обновки?
- А это будет сюрприз. Вот сегодня пойдем в ресторан и надену. – Сегодня они шли в ресторан вчетвером, как предлагал ранее Степнов, но, правда, за счет Кулемина. На этой почве мужчины чуть не поссорились, но Никита настоял на своем. Это был прощальный ужин. Рано утром Ленка со Степновым возвращались в Париж, чтобы вечером сесть на самолет.
- Ох! Я уже предвкушаю. Ты в любом виде красивая. – Он не отпускал ее талию, а сам, шутя, дунул на Ленкину челку. Она рассмеялась.
- Вить! Виктор Михайлович! – Ленка вынырнула из его объятий и подошла к столу. – А это вам, тебе подарок! – Она взяла со стола небольшую прямоугольную коробку и протянула Степнову.
- Мне???!!!
- Ну да! А то ведь все с подарками. У меня вообще обновок куча и духи. А ты без всего.
- У меня есть «лучший мой подарочек – это ты», - процитировал Степнов известную фразу. Но, все же видя Ленкино нетерпение, аккуратно открыл коробочку, на которой серебрилась какая-то надпись, и отвернул папиросную бумагу. Внутри лежал красивый, явно фирменный черный кожаный ремень к брюкам.
- Ле-е-е-н!!
- Носите на здоровье! – Ленка была рада, что подарок понравился. По глазам видела.
Он снова притянул ее к себе. Поцеловал в щечку. – Спасибо. – И не отпуская, шепнул шутливо на ушко. – Вот, Кулемина, будешь плохо себя вести, и ремешок есть.
- Зашибись! Виктор Михайлович! – Ленка типа обиделась и попыталась вырваться из крепких рук, впрочем, ей это не удалось.
- Ленок, - нежно коснулся губами виска. – Я шучу.- Леночка!
- Вот и дари вам подарки! – Ворчливо продолжила Кулемина. - Я специально выбирала, чтобы хороший, чтобы пряжку легко расстегнуть было. – Ленка тут же осеклась и стала бордового цвета, внезапно сообразив, как двусмысленно прозвучала фраза.
- Мхгх. – Слегка подавился воздухом Степнов. Именно этот «второй смысл» и пришел ему в голову – женская ручка, легко справляющаяся с пряжкой ремня. – Лен, правда. Спасибо. Мне очень-очень приятно. – Легонько коснулся нежных губ и сам отошел от нее. – Значит, и у меня теперь обновка! Здорово! Ладно. Я вниз. А то всем уже собираться пора.

Выбритый, надушенный, одетый, разве что еще без пиджака, Степнов поджидал Кулеминых внизу в гостиной. Спустилась Вера и отдавала какие-то указания пришедшей няне. Спустился Никита Петрович и, наконец, появилась Ленка. Он не сразу увидел ее, стоял спиной к лестнице, разговаривая с Кулеминым.
- Ого! – Удивленно громко воскликнул Никита. – Это кто у нас такой красивый?! -
Ленка смутилась, но продолжала улыбаться, ожидая, пока Виктор Михайлович повернется и «остолбенеет». Да! Именно так.


Простенькое серое трикотажное платье в стиле ампир с V -образным вырезом не только великолепно подчеркивало Ленкину грудь, но и будучи длиной выше колена, открывало стройные ножки. Но «фишка» была в том, что любимый учитель физкультуры еще ни разу не лицезрел ее в платье.
И сейчас он смотрел и не верил своим глазам. Ему улыбалась така-а-я взрослая, така-ая сексапильная девушка… Он молчал.
- Виктор Михайлович! Скажите что-нибудь. – Ленка поняла, что надо выводить любимого из прострации.
- Обалдеть! – Выдал он и сразу испугался. – Теперь тебя вообще одну в таком виде никуда нельзя отпускать.
- Почему? И в каком та-а-ком?! – Не поняла Ленка и собралась возмутиться.
Никита Петрович решил прийти на помощь Степнову.
- Украдут такую красавицу, имеет в виду Виктор. Да?
- Да!
- И он прав, - продолжил Никита Петрович и добавил не терпящим возражения тоном, - в такой короткой юбке можешь гулять только с Виктором. Нечего парней провоцировать.
- Чего?! – Ленка как-то растерялась от неожиданности папиного заявления и лишь хлопала ресницами.
- Ничего. - Улыбнулась Вера, подходя к дочери и обнимая ее за плечи. – Папа тоже поражен твоим чудесным видом. Пойдемте одеваться. Уже такси приехало. – Кстати, твое платье по цвету очень гармонирует с костюмом Виктора Михайловича.

Перед десертом Кулемин, переглянувшись с Верой, полез в карман пиджака и вытащил на свет какую-то бумагу.
- В общем, так. Мы тут с мамой подумали. Вот, Виктор, держите. - Он протянул Степнову какую-то бумагу.
- Это что?! – Степнов сходу не понял.
- Это заверенная в консульстве бумага, со всеми положенными печатями, что мы разрешаем вам пожениться.
- Вау! А зачем? – Вопрос вылетел из уст Ленки раньше, чем она успела осознать его нецелесообразность. Но Никита Петрович, как раз так не думал.
- Хороший вопрос. Виктор, эту бумагу мы вам даем на крайний случай, как раз с условием, что вы с ней в ЗАГС не побежите. – Теперь уже и Степнов ничего не понимал. – Это на случай, если в школе станет известно о ваших отношениях и тебе станут грозить увольнением и другими карами, у тебя будет официальный документ, что мы - родители - не против твоих отношений с нашей несовершеннолетней дочерью.
- Ма! Па! – Ленка уже сообразила что к чему и, вылетев из–за стола, подбежала к родителям и обняла их за шею. – Вы супер-супер! Вы самые лучшие! - Она целовала в щеку их по очереди.
- Леночка!
- Ладно, малыш. Садись. – Никита смутился и подтолкнул дочь обратно на противоположный диванчик.
- Никита Петрович! Вера Николаевна! - Теперь уже Степнов почти растрогался и аж охрип от избытка чувств. Потом собрался с мыслью и ответственно произнес. – Спасибо большое. Спасибо за доверие. Оправдаем, не сомневайтесь.
- Папа! Мама! Спасибо. – Присоединилась Ленка.
- Ладно. Хватит петь нам дифирамбы. – Закрыл тему Никита Петрович. - Давайте лучше еще по бокалу, - он потянулся к бокалу с вином, - а потом мороженое.

Ленка со Степновым уезжали рано утром. Кулемин должен был отвезти их на вокзал. Как и три дня назад, Никита Петрович, встав первым, обнаружил на кухне уже одетого Степнова.
- Чего не спится?
- Да не знаю. Боялся проспать, наверное.
- Э-э-э. – Кулемин не знал, как начать разговор. Он сто раз говорил об этом с другими людьми, но тогда речь не шла о его дочери. Но профессионал в нем все же одержал верх, и он произнес заученные фразы.
- Виктор! Я надеюсь, ты понимаешь, что любовь… со всеми вытекающими последствиями, это еще и ответственность за здоровье другого человека, в данном случае ответственность за здоровье и будущее Лены, за наличие и здоровье… - Кулемин не сразу решил, как бы корректно обойти вопрос отцовства, - моих будущих внуков.
- Конечно, я обещаю… - хотел подтвердить Степнов, но Никита не дал ему договорить.
- Виктор! Дослушай. Ты можешь что-то обещать за себя, но, увы, не за мою решительную дочь. Всякое возможно. Я вообще более чем наслушался различных историй, увы, с грустными последствиями. Как медик, я знаю, что долгое воздержание для мужского организма, ну… скажем, не полезно, но как отец… Я прошу. Лене еще шестнадцать. Хотя бы до ближайшего дня рождения… И как медик, я настоятельно прошу, нет, просто требую: «Предохранение и еще раз предохранение». Не прерванный контакт, а аптечная качественная продукция, причем используемая по всем правилам. Господи, Виктор! - Кулемин уже эмоционально делился наболевшим, - если бы вы знали, наско-о-олько было бы больше здоровых людей и детей, сохранившихся браков, если бы мужчины читали инструкцию к презервативам и ее выполняли. Инструкцию к холодильнику почитать, пожалуйста, а тут… Типа мы умные, всё знаем!!!
Степнов был несколько в шоке. Он даже не знал, как реагировать. С одной стороны, снова чувствовал себя школьником перед директором, а с другой, понимал, как по-идиотски сейчас бы прозвучала фраза: «Да, я обещаю прочитать инструкцию и так далее…»
- Никита Петрович! Я все понял. Спасибо.
- Ну, ладно. – Кулемин сообразил, что увлекся. – Наверное, пора Лену будить. Вера-то сейчас спустится.

Нежные проводы. Мамины поцелуи в дверях. Папины объятия на вокзале. И вот уже поезд мчит немножко грустную Ленку и Степнова обратно в Париж. Вроде, только ехали в Швейцарию и тревожились-волновались о предстоящей встрече, а дни пролетели стремительно, и снова разлука с близкими людьми. Ленка положила голову на родное плечо, Степнов обнимал ее успокаивающе. Сидели молча, без слов понимая друг друга, а вскоре задремали.

Париж их удивил. Он встретил их в снежном убранстве. Буквально за ночь деревья, тротуары, зеленая травка - все покрылось пушистым снегом.
- Кулемина, пошли в снежки играть? – Виктор пытался развеселить любимую. – Солнце, ну ты что?!
- Хочу к родителям, Сережке. Не хочу уезжать. – Ленка впала в минор. Она уже скучала. Не хотелось возвращаться в Москву, снова скрываться, снова ходить в школу…
- Ленок, - он обнял ее и прижал к себе, уткнувшись губами в макушку, - я понимаю. Но подумай, сколько было в каникулы хорошего!
- Вот поэтому и не хочу.
- Ленок, а махнули к башне? У нас же есть пара часов. Чего в номере сидеть!
- Махнули! - Внезапно встрепенулась Ленка. Почему-то вдруг стало очень важным еще раз увидеть Эйфелеву башню.
Они снова поднялись наверх. Снова дышали влажным морозным воздухом Парижа, словно вбирая его про запас, обещая себе сохранить в памяти не только удивительную панораму, но и свои ощущения и чувства.
А потом спустились вниз, и в скверике под башней Кулемина, радостно смеясь, запулила снежком в любимого учителя. Попыталась избежать справедливого возмездия, петляя меж нарядных елочек, засыпанных снегом. Но не получилось. Поймал. Подхватил, оторвал от земли, закружил в объятиях и поцеловал.
Под сенью творения знаменитого Эйфеля они прощались с городом влюбленных, городом, подарившим им свободу, так много чудесных мгновений и так много счастья. Прощались радостно. Ведь впереди их ожидало еще много хорошего. А как же иначе?!



Возвращаемся домой?

Спасибо: 46 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 967
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.03.11 23:44. Заголовок: Прозвенел долгожданн..


Примечание. Использована реальная фамилия. Предупреждение: Все события данного фанфика вымышлены. Любые совпадения случайны.

Глава 16.

«Все тайное становится явным».
(Евангелие от Марка)

«Успех – это способность появляться в нужном месте в нужное время».
(Современная народная мудрость)

«Чего хочет женщина, того хочет Бог».
(Французская народная мудрость)


За прощальным обедом в санатории сосед по столу - Виктор спросил Петра Никаноровича:
- Петь, может, с нами на машине поедешь?
- Да нет! Спасибо! Моя молодежь как раз к концу обеда будет. Уже вернулись.
- Ну и как они там? - спросила Инна Михайловна, - а то мы вместе с вами за их судьбу уже все распереживались.
- Да, - поддержала ее жена Виктора, - уже посмотреть на них хочется. Мы с Витей всё свою молодость вспоминали.
- Сейчас приедут. Познакомитесь. Никита вообще молодец, выправил в посольстве бумагу, что они не возражают против их отношений и женитьбы, ну, на случай, если проблемы возникнут.
- Что, сразу брак? – удивилась Инна Михайловна.
- Да нет, конечно! Только встречаться будут под моим присмотром.
- Молодец Ваш сын, - откликнулся Виктор.
- Да, - поддержала его супруга, - для детей, хоть и взрослых, так, оказывается, важна родительская поддержка.
- Ну, вот видите, как всё хорошо разрешилось, - резюмировала Инна.

Они приехали забирать Петра Никаноровича из санатория и ждали его на выходе из столовой.
- Ну, знакомьтесь! – Петр Никанорович подвел к ним своих новых друзей. – Это Виктор и Леночка. Я уже говорил по телефону, мы за вас всем столом переживали.
- Да, - подтвердила Инна Михайловна, - волновались.
- Здравствуйте, молодые люди! Я Виктор Львович! Моя супруга… - он перевел взгляд на жену, но она молчала.
- Здравствуйте, Людмила Федоровна! – на автомате произнес Степнов.
Ленка же стояла в полном ступоре, пытаясь прикинуть масштабы катастрофы и понять, насколько дед «осветил» для Борзовой их с Витей отношения. Инна Михайловна, натура тонко чувствующая, сразу заметила повисшее в воздухе напряжение и спросила:
- Так вы знакомы?
- Да, - ответила Людмила Федоровна, - Лена учится в моей школе, а Виктор Михайлович там работает.
Снова повисла пауза, и все четверо соседей по столу вспомнили, как сетовал Петр Никанорович, что руководство внучкиной школы придерживается старых «строгих правил» и может создать проблемы влюбленным, а Люся успокаивала его.
Молчание затягивалось. У Борзовой в голове почему-то крутилась лишь одна фраза: «Я знала, я ведь знала». Петр Никанорович мучительно вспоминал, что он наговорил, насколько «подставил» Ленку и обидел Люсю.
Первым опомнился и взял ситуацию в руки Виктор Львович.
- Ну, так это же отлично, – он обратился к Ленке со Степновым, - теперь не только Ленины родители, но и руководство школы в лице Людмилы Федоровны в курсе ваших отношений, что, по сути, правильно. Но и предполагает, что в школе вы будете держаться в строгих рамках «учитель-ученица» и, конечно, оправдаете оказанное вам доверие.
- Да, конечно, естественно, – пришел в себя Степнов.
- Правильно, я то же самое говорил… Чтобы в школе «ни-ни», - поддакнул Кулемин.
- Ну и прекрасно, - резюмировал Виктор Львович, - с вашего позволения мы пойдем. Мне еще машину разогревать. До свидания, Инна Михайловна! Приятно было с вами общаться и до встречи.
- До свидания, - попрощалась Людмила Федоровна.
- До свидания, молодые люди, до встречи. Но и с тобой, Петь, мы надолго не прощаемся. Помнишь, в воскресенье у нас, как договаривались. Покажу тебе все материалы.
- Да, конечно!
- До встречи, Петр… Никанорович! – Борзова вспомнила его отчество.
- Ну-у-у, дед!!! – только и смогла вымолвить Ленка, когда они остались втроем.

12 января Кулемина озадачили. В свою очередь, он позвонил Виктору и попросил прийти его из школы вместе с Леной. Деда они застали в сильно взволнованном и взбудораженном состоянии.
- Дед, ты чего?
- Петр Никанорович, что случилось?!
- Морозевича сняли.
- Как это?! – удивился Степнов.
- А вот так. Он перестал устраивать продюсеров.
- И что же теперь с фильмом?!
- Сказали, что фильм будет, но с другим режиссером. Как мне объяснили, какой-то хороший режиссер-постановщик, правда, вроде раньше больше сериалы снимал. Аранов или Арлов какой-то. Звонили со студии, просили приехать познакомиться. Теперь, вроде, и кастинг по новой объявили. Тех, кто Морозевичу понравился, снимать не будут.
- Ну, это, может, и не так плохо, – Степнов вспомнил ту жуткую капризную тетку, которая должна была играть Ленкину роль, - нам-то с вами они тоже не очень понравились.
- Так-то оно так, но кто знает, что этот новый наворотит.
- Так, когда ехать надо?!
- Сейчас и поедем.
- Да мы, - замялся Степнов, - с Ленкой в магазин собирались.
- Так я могу с вами поехать, а на обратном пути в магазин, - легко решила проблему Ленка.

На студии они долго искали хоть кого-то. Продюсера в кабинете не оказалось. Пошли его искать по павильонам. Нашли, наконец, павильон, где должен был идти кастинг к их фильму, но там пока было пусто. Декорации спортивного зала на космическом корабле и все. Потом Петра Никаноровича увидел какой-то мужик и утащил за собой, а Ленка со Степновым остались.
Кулемина углядела золотистый мячик.
- Виктор Михайлович, сыграем?!
- Нельзя, наверное, реквизит портить.
- Да ладно. Мы аккуратно, - Ленка сняла куртку, сбросила ее на стул и легко кинула мяч в кольцо.
- Красавица моя! – Степнов подхватил мячик, сделал бросок и, поймав Ленку, чмокнул её в щечку.
Она тут же увернулась, завладела мячом и стала дразнить Степнова, явно провоцируя на сближение. Несколько попаданий в кольцо. Ленка шутила, поддразнивала и ждала, когда Виктор все-таки плюнет на правила и поймает ее в объятия, чтобы отобрать мячик. Сильно долго ждать не пришлось. Он обхватил ее руками. Мяч выскользнул, но это уже никого не волновало, потому что они, забыв обо всем, с удовольствием целовались впервые за сегодняшний день.

В дверях павильона застыло трое.
- Это они! – уверенно заявил режиссер, – лучше не придумаешь.
- Что «они»?! – переспросил Петр Никанорович.
- Вот они! Актеры будущего фильма. И кастинга никакого не надо. – Сергей Арланов уверенно повернулся к стоящему рядом креативному продюсеру.
- Да, пожалуй! – отозвался тот.
- Так это мой соавтор и внучка. Виктор! – Кулемин громко окликнул Степнова.
Голос Петра Никаноровича в пустом павильоне прозвучал как гром средь ясного неба. Ленка вздрогнула, обнаружив толпу мужчин, и жутко смутилась. Степнов же, не снимая руки с ее талии, направился к ним, ведя за собой Ленку.

Дискуссии продолжались в доме Кулеминых несколько дней.
- Вить, ну почему мы не можем сниматься в кино? Это же твоя мечта. С детства. Роль твоя, с тебя написана.
- Ленок, я не хочу сниматься без тебя. А тебе сейчас нельзя. И Петр Никанорович абсолютно прав, запретив тебе съемки.
- Ничего он не прав.
- Лен, выпускной класс - это не шутки. Аттестат - он один раз и на всю жизнь дается. Надо его получить.
- Получу, куда денусь. Ну, учатся же многие… экстерном сдают.
- Малыш, это не разумно, и Петр Никанорович не позволит. К тому же нужно подписывать контракт, а там сцены есть «взрослые». Он его не подпишет.
- Давай поженимся. У нас же есть разрешение, и тогда ты сможешь подписать за меня контракт.
- Лен, ну что ты предлагаешь?! Ты же понимаешь…
- Понимаю… - Ленка грустно вздохнула.
- Солнышко, - он обнял ее за плечи, - ну жили мы без этого кино… У тебя группа есть, тренировки…
- Вот. У меня группа. А у тебя ничего. Вить, соглашайся.
- Лен, ты сама сначала говорила, что категорически «против» съемок с другой актрисой.
- Я передумала.
- Ничего ты не передумала. Я представляю себе, что бы я чувствовал, если бы тебе пришлось играть любовь с каким-то мужчиной.
- Но ведь это же «играть», это не по-настоящему. Это работа. А любишь ты меня.
- Конечно, я тебя люблю, поэтому давай закончим этот бесполезный разговор.
- Вить, ну ты хоть попробуй…

Ленка, конечно, лукавила. От мысли, что Степнов будет целоваться в кадре с кем-то другим, ей становилось дурно. Но, с другой стороны, получается, что из-за нее, точнее из-за упёртости деда, он отказывается от своей мечты. В Париже, когда они были в музее кино, он так много рассказывал ей об этом. А тут такой шанс…

На втором уроке у него зазвонил мобильный.
- Виктор! Это Сергей Арланов. Я очень рад. Лена передала мне ваше согласие сниматься. Завтра с утра приезжайте на пробы.
- Что?!
- Жду вас завтра в девять в павильоне.

Чуть не поругавшись с Ленкой, он поехал с утра объяснить Арланову, что это ошибка. Арланов где-то бегал, но едва Степнов вошел в дверь, его взяли в оборот ассистенты, отправили на грим, тут же вручили текст… Да, текст-то был ему не нужен. Что он, не знает, как воодушевлять команду перед игрой? Пробовалось еще трое.
По окончании Арланов сказал:
- Виктор. Все. Ты снимаешься. Завтра подбираем тебе партнершу и хватит. Сроки поджимают.
В растрепанных чувствах он приехал к Кулеминым. Начал рассказ о том, как все случилось. Постепенно, сам не заметил, как увлекшись, сменил тон повествования, с огнем в глазах он рассказывал обо всем происходящем в павильоне.
«Я правильно сделала. Я правильно сделала!» – твердила про себя Ленка, слушая его вдохновенный рассказ и пытаясь заглушить голос ревности.

Сегодня Степнову подбирали партнершу по фильму. Ленка об этом знала.
- Зеленова, к тебе как к профессионалу кино вопрос, – окликнула она Полину.
Поведясь на такой комплимент, Зеленова остановилась.
- Ты в курсе, как на пробах подбирают герою партнершу по съемкам?
- А тебе зачем?
- Если не знаешь, так и скажи, – взяла ее на «слабо» Ленка.
- Знаю. Да, как подбирают… Смотря о чем фильм. Если про любовь, то обычно берут постельную сцену из сценария и ее играют. Потому что обычные сцены, там слова произноси просто и всё, - блеснула знаниями Полина, - а когда целуются, обнимаются, сразу видно, есть между героями притяжение, ну, химия. Проскакивает искра или нет. Это на экране просто очень видно.
- Спасибо, – Ленка резко повернулась и быстро пошла в сторону спортивного зала, где точно никого не было. Блин! Ну, зачем она подошла к Зеленовой?! Теперь перед глазами стоял образ Степнова, целующего по очереди толпу обворожительных взрослых теток. И между ним и тетками «проскакивала искра»…
Он позвонил ей после уроков. Говорил что-то ласковое, но Ленка слышала рядом женский голос, нежно звавший Степнова «Витенька» и хотелось удавиться. Как назло, сегодня «Ранетки» должны были играть на годовщине свадьбы Анькиных родителей. А ей больше всего хотелось уйти домой, забиться в угол дивана и реветь в подушку. Как она будет сейчас играть и петь!!!
Неожиданно нашелся выход. Глоток коньяка, казалось, согрел ее, обжег горло и убрал тот мучительный комок, не дававший ей дышать. Вот оно! Значит, она отыграет сегодня. У нее своя роль… У него своя! Черт!
За первым глотком последовал второй…

- Мы с тобой… - несвязно пролепетала Ленка, лежа на диване в подсобке кафе.
- Блин, она в ауте, - констатировала Наташа.
- Что же нам теперь с ней делать? – Анька была в шоке. - Хорошо, что её еще никто не видел.
- Мои родители точно рано или поздно заметят, - подала голос Женька. Дверь с шумом открылась. Алехина вздрогнула.
- Господи, Гуцул, напугал.
- А что у вас тут такого секретного?
Анька жестом показала на почти недвижимое Ленкино тело.
- А-а-а. Понятно, – Анька освободила место, и Гуцул присел рядом с Ленкой на диванчик. - Але, гараж?! Прием! База! – он легонько похлопал Ленку по щекам.
- О! Игорек! Что ты здесь делаешь?! - Ленка вцепилась в ремень Гуцуловской сумки.
- Так. Ясно. Девчонки, давайте валите отсюда, пока родители сюда не пришли. А я её сам через черный ход выведу и домой доставлю.
- Спасибо тебе большое, Игорек, что бы мы без тебя делали?! – поблагодарила Аня.
- Ладно, давайте идите. Они уже собрались там почти.
Девчонки вышли за дверь.
- Игорек! – Ленка за галстук потянула Гуцула к себе, пытаясь прижаться к парню, - Виктор Михайлович… там… искрит…
- Все хорошо, все хорошо, – Гуцул успокаивающе приобнял напарницу и полез в карман за мобильником звонить тренеру.

Степнов примчался в кафе с реактивной скоростью. Он уже вечером чувствовал, что что-то не то, когда Ленка отказалась, чтобы он забрал ее из кафе. Ему показался странным ее голос, но в трубке так шумело, что он списал это на телефонные помехи.
Игорь открыл ему дверь черного хода и провел в пустое кафе.
- Лен, Леночка! – он бросился к ней, но Ленка не реагировала. - Она действительно пьяная?! – Степнов жутко испугался и не мог поверить словам Гуцула.
- Да вон, бутылка стоит, – Гуцул показал на пустую посуду, стоявшую на столе.
- А что случилось?
- Без понятия. Уже к концу вечера она так набралась. Все нормально было. Девчонки отыграли. Все хлопали.
- А говорила что-нибудь?
- Да нет. Невнятное что-то бормотала. Про какую-то химию и пробу. Что вы каких-то женщин пробуете, – Степнова словно полоснуло ножом по сердцу. - Ну, пьяный бред, ясное дело.
- Понятно. Я сейчас такси вызову и её заберу. Игорь, спасибо тебе большое.
- Да не за что, – отмахнулся Гуцулов.

Это не пьяный бред. Ленка хотела, чтобы он осуществил свою мечту, но не справилась с собой. Он бы, наверное, тоже не смог.
Он вез её к себе домой, предварительно позвонив Петру Никаноровичу, предупредив, что Ленка с подругами продолжает вечер «девичником». Её, видимо, растрясло. Когда оказались у него дома, она полупроснулась, и взбунтовавшийся желудок выдал наружу свое содержимое. Ей было плохо. Болела и кружилась голова. Тело покрылось испариной, а Степнов заставлял ее что-то пить, но она чувствовала, что он рядом, и очень хотелось расслабиться и уснуть.
Он раздел ее до белья, надев на нее свою длинную футболку. Сейчас было не до церемоний и желаний. Ленка в его руках была словно тряпичная кукла, тело норовило найти опору или безвольно падало на кровать. Подумав, все-таки снял с нее мокрый от пота лифчик, расстегнув его под футболкой и вытащив по очереди лямки из рукавов. Укутал одеялом. Она уснула тут же.
Положил на стул ее джинсы. Повесил на батарею футболку. Думал ли он, что Ленка окажется раздетой на его диване при таких обстоятельствах?! Нет, конечно. Господи, как же он ее любит! И он не будет больше причинять ей боль, что бы она там не говорила.
Она проснулась от будильника, прозвеневшего у Степнова, попыталась встать и тут же со стоном рухнула обратно.
- Леночка! Послушай меня, – одетый мужчина, поднялся рядом с ней с дивана, сел сам и приподнял её, – на, выпей таблетку, – протянул пилюлю и стакан воды. Жадно выпила воду и простонала жалобно:
- Вить!
- Солнце, послушай. Сейчас поспи. Станет получше. Но я поставлю тебе будильник. Через два часа ты встаешь, приводишь себя в чувство и идешь домой, а то Петр Никанорович будет волноваться. Дверь захлопнешь. Лен, поняла?!
- Вить! – она потянулась к его теплому телу.
- Солнышко мое! – он обнял ее, поглаживая по спине. – Все будет хорошо! Все. Поспи ещё.

Он поехал на студию.
- Сергей, я не буду сниматься.
- Опять двадцать пять…

- Это мое окончательное решение. Мне Лена важнее чего бы то ни было - съемок, кино, романов и так далее.
- Вить, но неужели нельзя сниматься вместе?!
- Петр Никанорович не подпишет контракт. У нее выпускной класс. И я с ним согласен.
- Ну и зря согласен! – рявкнул Арланов, - одевайся, поехали!
- Куда?!
- Петра Никаноровича уговаривать.

Она снова проснулась от будильника. Прислушалась к себе. Голова не болела. Зато вспомнились события вчерашнего дня. Зашибись! Что же она наделала! Сама сорвалась и, видимо, Степнов понял причину… Да еще всё так кошмарно. Ей было плохо. Она раздета им, лежит в его постели и при этом… О-о-о!!! Смутно вспомнились указания Степнова. Надо хоть тут его послушаться, а то дед еще придумает себе чего-нибудь…

Она была уже дома, когда раздался звонок в дверь, и она увидела на пороге Степнова вместе с Арлановым.
- Леночка! Организуй, пожалуйста, чай на кухне, - попросил ее Степнов, явно подразумевая, чтобы она оставила мужчин одних.

- Петр Никанорович! Вы подумайте, лучше и ответственней Виктора и Лены к роли все равно никто не подойдет, - увещевал режиссер сценариста. Вы же знаете, какой объем сцен у героини. Не такой уж и большой. По возможности, будем ставить съемки в не учебное время. Это Виктору придется отпуск за свой счет брать или увольняться. А Лене – нет.
- А что в школе скажут?! – стал сдавать позиции Кулемин.
- А в школе сделают так, как вы захотите. Это ваше право.
- А сцены эротические?!
- Да где они там эротические?! Вы же их писали. Обнимутся-поцелуются. На крайний случай дублеров возьмем.
- Ну, я не знаю…
- Зовите Лену, - скомандовал Арланов.
- Лен, - крикнул Степнов.
- Лен, твой дедушка готов дать согласие на съемки при условии, что ты приложишь все усилия и подготовишься к экзаменам. Свободное посещение школы – это не значит ничегонеделание, это наоборот. Придется в два раза труднее. Никаких развлекаловок, только учеба и работа почти в круглосуточном режиме.
- Я согласна, – тут же уверенно заявила Ленка. Это значит, что они будут со Степновым вместе почти в круглосуточном режиме, а это главное.

На следующий день возникла проблема номер два.
Степнов, Петр Никанорович и Ленка сидели в кабинете Савченко, а тот категорически отказывался отпускать Степнова, да и переводу Кулеминой на свободное обучение противился. Завуч заглянула в кабинет директора очень вовремя.
- О! Людмила Федоровна! Вы кстати. У нас тут такая ситуация, – Савченко изложил Борзовой суть разговора. – Я категорически против.
- Николай Павлович! Я думаю, вопрос вполне решаем, – удивила Борзова директора. – Лена – умная, ответственная девочка. Раз в две недели будет сдавать контрольные по всем предметам. Я лично за этим прослежу. А что касается Виктора Михайловича, то и его, я думаю, мы можем отпустить в отпуск на три месяца.
- А физкультуру кто будет вести? Вести кто будет? Вы, что ли?
- Нет. Ко мне до Нового года обращалась мама Степана Белуты. Она дипломированный учитель физкультуры, хотела поработать в школе, где учится сын, чтобы проконтролировать его в последние месяцы учебы. Если она еще не устроилась на работу, то думаю, она с удовольствием согласится заменить Виктора Михайловича.
- Ну-у-у, - Савченко развел руками, - если согласится, то я подпишу заявление.
- Хорошо, я позвоню ей сейчас же и поставлю вас всех в известность, - сообщила Людмила Федоровна. - А сейчас, я думаю, Лене и Виктору Михайловичу пора на урок.
Кулемины и Степнов вышли из кабинета директора в полном обалдении.
- Не ожидал от Людмилы Федоровны такого, - произнес Степнов.
- Я тоже, - согласилась Ленка.
- Нет, Люся удивительно умная женщина! – произнес Кулемин.
- Дед!!!

- Людмила Федоровна! – Савченко остановил Борзову. – Я никак не ожидал от Вас такого. Думал, Вы меня поддержите, а вы согласились с ними.
- Николай Павлович, вы просто не владеете той информацией, которой владею я.
- Очень интересно. Пожалуйста, просветите тогда директора школы.
- Дело в том, что у Виктора Михайловича и Лены Кулеминой любовь.
- Что?! – Савченко откинулся в кресле, - Людмила Федоровна, опять сплетни! Мы это в прошлом году проходили!
- Нет. Не проходили. Они действительно встречаются. Роман у них.
- Не, ну чтобы Виктор Михайлович…
- Они на каникулах ездили к Лениным родителям, и те им даже дали разрешение на брак.
- Что?! Брак?!!! В нашей школе?! – у Савченко волосы на голове стали дыбом.
- Вот. И я о чем.
- А вы откуда знаете?!
- Так получилось. Мы с Виктором Львовичем отдыхали с Кулеминым в одном санатории на каникулах, но не знали, что он Ленин дедушка. Так что информация абсолютно точная. И в этой ситуации, вы же понимаете, что долго их отношения не утаишь. Пойдут разговоры… И того и гляди, прибежит бабушка Зеленовой, заявит, что у нас тут не школа, а гнездо разврата, где учителя совращают старшеклассниц, и потом начнет писать бумаги в министерство. А так, Степнова почти до выпускного в школе нет. Лена на свободном посещении. Если у них завязались отношения, то тут виновата индустрия кино, а не школа. Играли любовь и заигрались. Целуются на улице – может, репетируют! Мы сняли с себя ответственность.
- Людмила Федоровна! – Савченко, пораженный прозорливостью завуча, с трудом пришел в себя и выдохнул, - вы удивительно умная женщина!

Ну вот и я.


Спасибо: 87 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 972
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.03.11 21:26. Заголовок: Использована песня T..


Глава 17

Все приходит вовремя, если люди умеют ждать.
(Франсуа Рабле)

Терпенье может обернуться страстью.
(Сир Публилий)

Любовь - солома: загорится - не потушишь.
(Пословица)

Если нельзя, но очень хочется, то можно.
(Современная пословица)


Съемочный процесс шел активно. Ленка усиленно снималась, но даже на площадке в свободное время ей приходилось заниматься уроками. Арланов не соврал, когда сказал, что придется вкалывать почти круглосуточно. Примиряли с суровой действительностью поцелуи любимого, его забота и нежность. Ласковые уговоры поучиться, долгие прощания вечерами. Ленке иногда казалось, что существуют две реальности. В одной из них она все же ходит в школу, пишет контрольные, общается с девчонками. А в другой – шепчет «Витя» тому, кому много лет говорила «Виктор Михайлович», и тает в его горячих объятьях.

Впрочем, иногда реальности пересекались. Арланов, узнав, что Ленка поет и играет на гитаре, предоставил ей такую возможность в фильме. Тут же были подтянуты к творчеству «Ранетки», и в кино зазвучала музыка, написанная Наташей.
Сами съемки и для Степнова, и для Ленки не представляли большой проблемы. Они не были профессиональными актерами, но играть, по сути дела, самих себя было намного проще. Ведь не сложно дать наставления команде перед игрой, бросить нежный взгляд на любимого человека или вспомнить, как он попал в беду. Тогда само собой на лице появляется нужное режиссеру выражение.

Когда Арланов обещал Петру Никаноровичу взять на эротические сцены дублеров, он, конечно, несколько исказил реальность. Во-первых, ну какая там эротическая сцена, если герои почти одеты. А во-вторых, какие могут быть дублеры, если там должны быть крупные планы светящихся от любви лиц. Поэтому в тех сценах, что он задумал снять, играть должны были Степнов и Кулемина. Режиссер внимательно следил за реальными отношениями этих двоих. Увы, в процессе съемок слишком много от этого зависело. Не дай бог, поругаются или еще что… Поэтому Сергей усек, что актеры сейчас на той же примерно стадии развития отношений, что и герои, и вот это было очень ему на руку. Про съемки первой интимной сцены актеры специально не были поставлены в известность. Чтобы не волновались и себя не накрутили.
Когда оба днем появились на площадке, то обнаружили существенно меньшее количество персонала. На вопрос: «Что сегодня снимаем?» им никто не ответил, лишь загримировали, одели. Кулемина с удивлением надевала нынешний, приготовленный на съемку костюм. Это был серебристого цвета комбинезон, но части ткани соединялись между собой скрытыми молниями. Куртка не только отделялась от брюк, а более того, за пару движений просто распадалась на части – лоскуты, и Ленка оставалась в одном лифчике. Хотела остаться в своем белье, но костюмерша выдала ей, как она усмехнулась, «космический лифчик». Он тоже был серебристого цвета и походил на спортивный топ, только намного более открытый и на тонких лямках. Никакого поролона и косточек, эластичная ткань просто обтягивала грудь. Кулемина думала о предстоящем в пятницу зачете по алгебре, потому ее сия форма даже не насторожила.
А потом их привели к Арланову, и тот им подробно объяснил суть сцены и их действия. Глаза у Ленки стали по пять копеек, потом она задохнулась от негодования: «Это что, ей перед всеми обнажаться?!» Оба собрались было бурно возмутиться по всем статьям, но после слов Арланова пришлось быстро «выдохнуть». «Вы хотели сниматься вместе, а не с кем-то другим. Контракт подписан. Ребята, надо настроиться и отработать».
И пока актеры не успели зарефлексировать, режиссер дал команду начать репетицию.
Впрочем, была маленькая хитрость, о которой не знали ни Ленка, ни Степнов. Репетицией это было для них, а все операторы должны были снимать всерьез. Арланов подозревал, что первый дубль покажет самую ценную – естественную реакцию, на репетиции непрофи еще не зажмутся от осознания ответственности.
- Репетиция. Проходим по камерам.
По сценарию дело происходило в душевой космического корабля.
Виктор зашел туда, снял сапоги, скинул рубашку, когда дверь отворилась и в помещение проскользнула его «звезда».
- Ты что?! С ума сошла!!! Это же опасно! Тебе нельзя здесь находиться! – в голосе звенело неподдельное волнение.
Она словно и не слышала его слов. Как завороженная, глядела на рельефные мышцы, на обнаженную грудь, на полосу темных волос, скрывающуюся в брюках.
- Лена!!! – его тихий яростный шепот все-таки привел ее в чувство. Сделала несколько шагов к нему навстречу.
- Я не могу без вас. Вы мне нужны, – Ленка решительно потянула молнии своего комбинезона, вмиг оставаясь без куртки, в одном лифчике, и тут же смущенно поспешила скрыться в объятиях больших теплых рук, обнимая Степнова за обнаженную талию. Чтобы он не выгнал ее, она несколько раз быстро поцеловала его в губы, подавляя возможный протест, а потом, как было велено режиссером, начала целовать его обнаженную грудь. Оба потеряли голову от такой сумасшедшей, ранее невозможной близости.
Снова лихорадочные поцелуи в уста и вот уже Степнов покрывает поцелуями шею, округлое плечо, спускается к груди. Синие глаза совсем темнеют от созерцания топорщащихся сквозь серебристую ткань сосков. Оставляя на коже огненный след, мужские пальцы поддевают бретельку лифчика и медленно опускают ее вниз по предплечью, готовя плацдарм для губ… Камера следует за рукой и звучит: «Стоп. Снято!»

Кулемина еще секунду пребывала где-то не здесь, отуманенная сладостными поцелуями, но реальность ворвалась в сознание в лице костюмера тети Кати, укутывающей ее плечи в большой халат, и Ленка вылетела за дверь импровизированной ванны, за стенку, чтобы оказаться по другую сторону от камер, операторов и Степнова. Это все… Она в шоке… Они еще никогда не доходили со Степновым до такой степени откровенности. Он держал слово, данное деду и, возможно, ее родителям, а Ленка не торопилась. Ей было и так комфортно, без «взрослых» заморочек. Словно у спящей красавицы, ее «желание» пока дремало, она даже не знала толком, что это. А вот сейчас его резко разбудили. Её опалило горячим огнем страсти. Пьянящий запах мужского тела. Ласки. Жар и влажность внизу живота, сладко-щемящий комок в горле, боязнь, что все понимают, что с ней происходит, и при этом острое желание снова ощутить его прикосновения… Сейчас ведь будет еще съемка и так несколько дублей…

Арланов еще раз похвалил себя за установку снимать репетицию. Теперь уже в Ленкином взгляде было меньше скромной, слегка испуганной завороженности, а стало больше горячего желания. Еще два дубля и, казалось, температура воздуха в павильоне достигла критического максимума… Снова звучит. «Стоп. Снято! На сегодня всё». И Ленка опять скрывается за декорационной дверью и дальше бежит в гримерку. Пунцовые щеки. Трясет как в лихорадке. В голове не укладываются собственные ощущения. Острое разочарование от того, что прозвучала команда режиссера: «Стоп!»

Степнов тоже сразу резко отошел в угол площадки к импровизированному иллюминатору, повернувшись спиной ко всем. Тесноватые брюки однозначно не могли скрыть степени его возбуждения. Разочарованный организм искал выход накопившейся сексуальной энергии и, как это обычно бывает, она трансформировалась в злость и раздражение. Почему они не могут быть с Ленкой?! Кому нужно это его дурацкое «слово»!!! Сейчас он ненавидел всех, и фраза, произнесенная одним из осветителей: «А какие у Леночки формы-то!» - сорвала все тормоза. Степнов бросился на него с кулаками:
- Ты, гад!!!
Его оттащили. Мужик, поправляя на себе одежду, бросил вслед уходящему Виктору:
- Пусть, вон, лучше тебе даст. Глядишь, успокоишься, – Степнов чуть было не набросился на него снова, но был подхвачен Арлановым и выведен за пределы павильона.

Ленка уже давно переоделась, сняла грим, собралась домой, а Степнов, как обычно он это делал, так и не появился в ее гримерке. Она уже даже относительно успокоилась и привела мозги в порядок, а его все не было. И телефон не отвечал. Пришлось покинуть спасительное убежище и идти искать его по студии.
В их съемочном павильоне было пусто, в мужской гримерке тоже. Натолкнулась на уборщицу, которая постоянно работала с их группой.
- Извините, вы Виктора не видели.
- Как не видеть. Видела, – с некоторым укором произнесла пожилая тетка. – В шестом павильоне отжимается.
- Чего делает?! – Ленка не поняла.
- Отжимается, говорю. Напряжение сбрасывает. Ты бы, девка, давно бы дала ему. Ведь по любви же. А то мучаешь мужика… - и, гремя ведром, тетка отправилась дальше, оставив Кулемину посреди огромного коридора.

Это было «прозрение». Внезапно Ленка увидела всю ситуацию другими глазами. Это ей было легко воздерживаться от близких отношений, поскольку она просто не знала еще этих сводящих с ума ощущений, не знала истинного желания. Не знала, как это в принципе, потому и не особо хотела. А ведь Степнов-то знал. Он же взрослый. И сдерживал свои порывы и не поддавался на Ленкины провокации. Ей, например, безумно нравилось сидеть у него на коленях и просто целоваться, а вот как ему было потом… Фигово, наверное. Ее, вон, саму сегодня так расколбасило, когда дубль прервали…
Решение было принято. Зеленые глаза блестели. Щеки снова алели румянцем.
Виктора она встретила в коридоре по дороге к шестому павильону.
- Солнце, прости! Я сейчас быстро соберусь, - Степнов сообразил, что Ленка давно его дожидается.
- Да, не торопись. Я тебя в машине подожду. Хорошо?
- Да. Уже бегу, – на студии им выделили на двоих машину с водителем. Он привозил Ленку из школы на съемки, развозил их за полночь по домам.
В машине Степнов сел не на заднее сиденье к Ленке, как обычно, а спереди. Впрочем, она прекрасно поняла, в чем дело. Когда водитель остановился в Степновском дворе, Виктор недоуменно посмотрел на него.
- Так, а Лена? – ее обычно завозили домой первой.
- Ты забыл, что я иду сегодня к тебе в гости. Спасибо, Валерий Иванович, – объявила Кулемина, кивнула водителю и выскользнула из машины.
Степнову ничего не оставалось, как, попрощавшись с водителем, последовать за Ленкой.
- Лен, ты чего?!
- Ты не хочешь, чтобы я зашла к тебе в гости?!
- Просто… - Степнов растерялся. До сего момента Ленка как-то не доходила до его холостяцкого жилища. Их встречи проходили или у Кулеминых, или на нейтральной территории. Ему так было гораздо проще держать себя в руках. Сейчас же он с удивлением пытался осмыслить, повлияли ли как-то на Ленку сегодняшние съемки, мучительно вспоминал, не бросил ли где в комнате носки, думал, чем кормить любимую гостью… Короче, был озадачен.
- Лен, - они уже вошли в квартиру, - а Петр Никанорович не будет волноваться, что тебя дома нет. - За окном уже стемнело.
- А я ему сказала, что у тебя останусь ночевать.
- Чего???!!!
Кулемина ласковой кошечкой подошла к нему, обняла за талию, как на сегодняшних съемках, и проговорила внезапно охрипшим голосом.
- Сказала, что у тебя останусь.
- А он?! Разрешил?!
- Я сказала, что ты себя плохо чувствуешь, поэтому я не могу тебя бросить.
- Лен, зачем?! – Степнов еще никак не мог въехать в ситуацию.
- Я просто хочу, чтобы ТЫ чувствовал себя ХОРОШО, - Ленка сделала упор на последнем слове, понимая, что если Степнов будет так тормозить, то еще немного, и она растеряет свою решимость.
- Леночка, ты чего?! – до него, наконец, дошел смысл Ленкиных действий. – Мне и так хорошо с тобой и вообще… куда торопиться?!
Ленка, как всегда, терпение потеряла быстро.
- Зашибись, куда торопиться?! Я тебя в павильоне сегодня впервые без рубашки увидела!!! Может, у нас и «первый раз» будет перед камерами?! Нам, как сегодня, бац и сообщат: «Ребята, у вас сегодня эротическая сцена». И чего?! «Куда торопиться»?!
- Лен, ну, такого в кино не снимают, это же нормальный фильм…
- Ага, – скептически отозвалась Ленка, сжав губы и отвернувшись к окну. Господи, и чего же он у нее такой уперто-правильный?! Он еще и возражает, вместо того чтобы инициативу проявлять.
Он понимал, что Ленка права. Какая же она красивая, даже когда злится! И зеленые глаза мечут молнии… А сегодня, в павильоне, он впервые видел эти глаза, подернутые дымкой страсти, ставшие почти изумрудными…
К черту!!!

- Лен, Леночка!!! – сильные руки развернули к себе любимую, а губы нашли ее губы. Она следовала проторенной днем дорожкой, узнав, какое действие оказывают на него ее поцелуи. Первым делом избавились от его рубашки и ее футболки. Осознание, что «ВСЁ МОЖНО», что никто сейчас не остановит, подливало масло в разгорающийся костер любви. Она задыхалась и тихо стонала от невозможного счастья, от остроты и яркости ощущений. Вот прохладный воздух комнаты коснулся ее обнаженных сосков… Вот она чувствует на них влагу его губ…
- Витя-а!
На ней уже не осталось одежды, он был в одних лишь трусах, когда противно и громко, вторгаясь в их сказочный мир, заиграл мелодией, поставленной на деда, Ленкин мобильник.
- Плевать, - отмахнулась она, категорически не желая возвращаться в реальность. Но Петр Никанорович был настойчив.
Степнов нашарил в ворохе одежды Ленкин телефон и протянул ей трубку.
- Да, дед?! Что случилось?!
- Витя? Как чувствует?! – Степнов выдернул из рук Ленки трубку.
- Петр Никанорович, все нормально. Я хорошо себя чувствую.
- Да, это Ленка разволновалась, – теперь уже Ленка вырвала трубку из рук Степнова.
- Дед. Все нормально. Ты еще что-то хотел?!
- Нет. Мазь нести не надо. Слушай, давай я тебе завтра утром позвоню. Все, не волнуйся. Пока, – Ленка нажала отбой, с негодованием посмотрела на мобильник и внезапно смутилась. Вспомнила, что лежит на диване у Степнова, в чем мать родила, и это уже четвертый за сегодняшний день облом.
- Зашибись!!! – произнесла недовольно и попыталась прикрыться краем диванного покрывала. А Степнов вдруг рассмеялся.
- Сладкая моя, хорошая! – он отнял у нее покрывало, - красивая… - любовался ее наготой, - не закрывайся! - Ленке показалось, что она покраснела с макушки до пяток.
- Вить!
- Расслабься. Всё будет, но не сегодня.
- То есть?!
- Я обещал Никите Петровичу дождаться твоего дня рождения.
- Чего?! Это через две недели.
- Ну вот.
- А сейчас?!
- А сейчас.., я люблю тебя, - он заткнул ей рот нежным поцелуем, а руки принялись по новой осыпать ласками девичье тело.
Звонок Петра Никаноровича сыграл свою роль. Степнов вспомнил про данное слово, и он его, конечно, сдержит, но Ленка права в том, что негоже отношения начинать на площадке. И если им еще предстоит перед камерами лежать в одной постели, то, по крайней мере, «прелюдию» они могут себе позволить. Сколько можно обламываться!? Ленка снова плавилась в его руках и уже плохо соображала, когда чуткие пальцы коснулись ее там, где никто никогда не касался. Впрочем, это было уже неважно. Смущение где-то потерялось. Волны возбуждения накатывали одна за другой, и тело нестерпимо жаждало освобождения.

*****************

Автор тут.

Спасибо: 87 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 976
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.03.11 23:16. Заголовок: Глава 3. После этог..


Глава 18

Как аукнется, так и откликнется.
(Русская пословица)

Не срывай яблока до времени.
(Русская пословица)

Всякое семя знает свое время.
(Русская пословица)

Нет большей мудрости, чем своевременность.

(Френсис Бэкон)


Она проснулась поутру, было жарко, мысли текли медленно и вяло, но Ленка попыталась осмыслить, что произошло. Еще сутки назад они были так далеко друг от друга, ну, в смысле, физически, а сейчас она в одних трусах и Витиной футболке проснулась в его объятьях. С ума сойти! И тот кайф, который она вчера испытала, когда он ласкал её… А еще… А еще он, кажется, возбужден, несмотря на то, что спит, потому что будучи прижата к нему, она чувствует бедром, ну в общем… там, в черных боксерах… Обалдеть!!! Он спит и даже во сне ее – Лену Кулемину - так хочет! Мамочки!!! Она попыталась тихо выдохнуть. Потом в голову пришла бредовая мысль… Не. Страшно. А вдруг она что-то сделает не так. А чего там можно не так?! Или можно? Аккуратно повернулась на спину. Витя не проснулся. Осторожно, ибо обзора под одеялом нет, на ощупь одним пальчиком коснулась предмета, занимающего ее мысли. Казалось, под эластичной тканью он живой. Еле касаясь, чуть погладила ладонью, а сама зажмурилась и перестала дышать. Погладила смелее. Ощутила, как краска заливает лицо. Хоть самой ныряй под одеяло от смущения. Ей кажется или выпуклость увеличилась? Страшно. «Ага, – прокомментировал внутренний голос, который живет в каждом. - Сейчас как выскочит, как набросится!»
Кулемина с трудом подавила в себе смешок. Повторила движение. Степнов, не просыпаясь, простонал «Лена» и обнял ее крепче, уже чуть ли не наваливаясь на нее всем весом. Йе-е-о!!! Теперь Ленкина рука оказалась зажатой между их телами. Доигралась! Попытка вытянуть руку не удалась, но, похоже, доставила Степнову еще больше удовольствия. Впрочем, это отлично! Не все ей удовольствие получать, ведь она же во многом из-за него вчера всё затеяла.

Он проснулся от того, что ему было хорошо. А его любимая Ленка… Ох! Она смелая и любознательная и… спортсменка, одним словом. Короче, скоро ему стало ОЧЕНЬ хорошо. Так, что даже не описать словами.

Вторая и последняя интимная сцена снималась просто в обычной двуспальной кровати. Герои были уже на земле, испытания были позади, а впереди сплошное счастье. Ленка лежала в этой кровати будто бы раздетая, хотя на ней были трусики и низкий топик без лямок, границу которого прикрывало одеяло. Степнов как всегда блистал атлетичным оголенным торсом. Они были правы, что «подготовились». Теперь уже просто нежничать в постели – целоваться, пальчиком провести по обнаженной руке любимой или погладить его грудь не представляло сложности. И хотя «Рубикон» еще не был перейден, было безумно хорошо. Оба вмиг загорались, забывая про камеры, и режиссерское «Стоп» скорее раздражало. А Арланов сиял.

А еще через неделю Кулемина праздновала свое семнадцатилетие. Степнов снял небольшое кафе. В «Муху» решили не обращаться, так как там обязательно были бы родители. А праздновать собирались почти молодежной аудиторией. От Ранеток Ленка со Степновым отношения свои скрывать перестали, на съемочной площадке им это просто не удалось. Соответственно, вторые половины девчонок тоже были в курсе. Впрочем, они уже и не особо рассматривали Степнова как учителя - еще пару месяцев и гудбай, школа. На шумное празднество, кроме Ранеток и нескольких человек со съемок, были приглашены Рита с Южиным и Гуцулов с… (умереть не встать) Зеленовой. Не пригласить своего напарника Ленка не могла, а тот попросил за Полину, сказав, что она теперь другая. Впрочем, Анька с Женей тоже подтвердили, что Зеленову будто подменили. Ленка-то, редко бывая на уроках, несколько отстала от школьной «светской жизни».

После зимних каникул Полине приглянулся загорелый Гуцул. Видно было, что отдыхал парень за границей, приехал он в эффектных шмотках, благоухал французской туалетной водой из последней коллекции. Короче, Полина благосклонно согласилась стать его девушкой, разрешила провожать себя до подъезда, водить в кафе и кино и принимала всяческие знаки ухаживания. Естественно, чем дороже был знак, тем лучше. Гуцул сначала пытался держать марку, а потом залез в долги… Ну, влюбился парень. Написал Полине песню, спел. Очень рассчитывал, что девушка подпустит его ближе. А в ответ услышал: «Ты что, как «Ранетки», в самодеятельность подался?! Тебе не идет. Пойдем лучше в торговый центр, я там такую заколочку присмотрела».
А тут Игорю пришлось помочь Коле Платонову избавиться от Гущиной. Платонова избавил, но загулял с Наденькой сам, внезапно бросив модную красавицу Зеленову. Полина громко возмущалась и поносила Наденьку последними словами, говорила, что двум «дешевкам» вместе самое то, но женское самолюбие было глубоко уязвлено. Негативная энергия искала выхода, Полина злилась, и мишенью становились все одноклассники. Гламурная Лебедева в очередной раз перевелась в другую школу. Короче, когда Полина простудилась и заболела, все облегченно вздохнули, и никому в голову не пришло навестить одноклассницу, позвонить ей или сообщить домашнее задание. Прошла неделя, и истерика у Полины стала набирать обороты. Внезапно до нее дошло, что она осталась совсем одна. У нее нет подруги, у нее нет парня, у нее вообще никого нет. Как назло, окно ее комнаты выходило практически на угол дома, где все сворачивали к школе. И стоя у окна с охрипшим горлом и ухом, в котором больно стреляло, она наблюдала, как проходят мимо веселой толпой девчонки-«ранетки», как Наденька встречает Гуцула у школьных ворот, как, мило воркуя, проходит бывшая подруга вместе с Борькой Южиным. И чего Ритка в нем нашла?! Маленький, худой, разве что умный, а вот идет вся такая счастливая и улыбается. А еще того хуже, однажды вечером в свете фонарей она видела Степнова и Кулемину. Вот скажите, почему этой дылде всё: и главная роль в кино, и сольные песни, и заботливый мужчина, который держит ее за руку, а ей, Полине, умнице и красавице, ну, совсем ничего. Она тут болеет одна… - слезы лились рекой. Выбирала из мусорного ведра выброшенные туда подарки Гуцула и ревела. Нет, но ведь он же ЕЙ это дарил. Улучила момент, когда Игорь с утра шел в школу один, окликнула его, стоя на пороге парадного в тапочках и наспех накинутом пальто. Гуцул все-таки был джентльменом, подошел к ней, даже зашел с ней в подъезд и честно ответил на вопрос «Почему?». «Почему он предпочел ей Гущину?»
- Понимаешь, так невозможно, когда ты - «всё», а тебе – «ничего».
- Что ничего?
- Ничего не дают.
- И что тебе эта деревенская дура дает?
- Ну, знаешь, она хоть и дура, но искренняя. Она… она, к примеру, секс дает.
- А, ну понятно, а я, значит, не дала, так и всё.
- Нет, Полин, - Игорь с жалостью поглядел на девушку, - дело не в сексе. Просто ты думаешь только о себе, и кроме своей персоны тебя ничего не интересует.
- А что, Ранетки лучше? Они вон как теперь выпендриваются, звезды фиговы. В одном кадре мелькнули в кино и возомнили о себе…
- Да, они лучше, - ответил Игорь. - Новикова хоть выделывается, но за Стаса порвет. Липатова – вообще песня, любила парня, несмотря на СПИД. Прокопьева пьяного Белуту перед родаками в Новый год прикрыла, а потом его отца нашла, а он ведь даже не ее парень. Платона не только Женька, еще и ее родители от Надьки отмазывали. А что ты? Для меня Ленка Кулемина больше сделала, когда уговорила Женькину маму меня в кафе взять. А мы с ней тогда знакомы были пару дней. Это просто отношение к людям. Понимаешь, кроме красивой обертки, - Гуцул обвел девушку взглядом, - еще что-то надо. Тепла… что ли. Ну, чтоб по человечески. А у тебя … нифига, ну вот как у куклы или снежной королевы, – и, бросив взгляд на часы, он сменил тон на более жесткий. – Блин! Сейчас опоздаю. Пока, - хлопнула дверь парадного, а Полина все стояла на ступеньках. Как выяснилось, тепла хочется всем. А сейчас ей было холодно, очень холодно.

Глядя на расстроенную внучку, Эмилия Карповна прибежала в школу и закатила скандал сначала Шреку, потом при всем 11-Б Милославскому на предмет, почему никто не побеспокоился о ее дорогой Полиночке, почему никто не приносит ей домашние задания, что они все жестокие, бессердечные хамы, завидующие ее внучке. После чего Рита отправила Полине в аське сухой перечень домашних заданий по всем предметам с единственной приписанной строчкой, что делает она это исключительно ради сильно расстроенного скандалом Мирослава Николаевича. У Полины случилась истерика еще круче. Она рыдала и не могла остановиться. Даже не смогла объяснить бабушке, как та ужасно ее подставила, и что теперь все ее презирают и ненавидят и за ее действия, и за действия бабули.
А еще через три дня Полиночка отмечала свое восемнадцатилетие. По причине усугубившейся после беготни к Гуцулу болезни, выход в ресторан был не реален. С утра Полине позвонили из-за границы родители, поздравила бабушка, а потом телефон замолк. Нет, позвонили пару раз на домашний, то предлагали подключить кабельное телевидение, то проводили соцопрос. В общем, абсолютно никого не волновал и не радовал факт рождения Полины Зеленовой.

Еще через десять дней в школе появилась бледная тень прежней уверенной в себе девушки: без прически, косметики, шикарного маникюра, короткой юбки и каблуков. Она очень не хотела идти в школу, депрессия не отпускала, но под угрозой отконвоирования туда бабулей пошла. Больничный-то закрыт. На тот момент ей было абсолютно все равно, как она выглядит. Семенов не преминул прокомментировать.
- О! Звезда наша появилась. Бабуля за дверью караулит?
- Да, брось, не видишь, что ли, у девушки трагедия, - прервал Семенова Белута, - французская косметика в магазине закончилась, а наша не катит.
- Да, и любимый бутик в ГУМе закрылся. Нет, это у нее, наверное, новая роль в кино…
- Да заткнитесь вы! – осадила парней Аня, заметив заблестевшие в глазах Зеленовой слезы, - не видите, человеку плохо!
- Полин, ты, правда, поправилась? Чего-то ты бледная, - участливо спросила Женька.
- Поправилась. Спасибо, – еле выдавила из себя Полина, с трудом превозмогая застрявший в горле комок, и уткнулась в лежащий на парте учебник.

Через день выяснилось, что Игорь Гуцулов – вор. Мама Алехиной уволила его из кафе. Оказалось, что в течение нескольких месяцев парень утаивал часть выручки. Полина случайно услышала разговор парней в гардеробе.
- Хорошо хоть в ментовку не сдали, - порадовался Белута.
- Господи, да зачем ему воровать-то было? – изумился Южин.
- А кому когда хватало денег? – отпарировал Семенов.
- Не, у Гуцулино увлечения дорогие, - ответил Степа, - скейт, та же Зеленка. Небось, ей на цацки все и спустил. А зарабатывать - только сам. У него предков с баблом нету. Мать одна и то на каком-то заводе за копейки корячится.
Она! Она ведь ничего не знала, с кем живет Игорь, откуда берет ей деньги на подарки…
Разговор парней был прерван появившейся из-за вешалки Полиной:
- А вы знаете, какую Игорь сумму должен?
- Неа, - ляпнул Семенов, - небось, миллион. – Полина побледнела.
- Да пургу не гони, - перебил Мишу Белута и спокойно посоветовал Полине, - у Платона спроси, он наверняка знает.

Даже за ювелирку в ломбарде много не давали. Продавала купленное родителями, с подарками Гуцула она расстаться не смогла. Не потому что дорогие, а потому что от него. Пришлось продать по инету любительницам барахла кожаную куртку, несколько вечерних платьев, эксклюзивный плащ и две пары сапог, несколько модных сумок и туфли. Отдавала почти за бесценок, ибо торопилась собрать побыстрее нужную сумму.

О том, что его вернули на работу благодаря Полине, Гуцулов узнал неделю спустя, совершенно случайно из разговора с охранником. Тот походя поведал ему, что, мол, приходила «твоя бывшая», плакала и деньги вернула.
- Надька, что ли? – с ней Гуцулов «развелся» сразу, ибо Наденька пыталась «повесить» всё на него, но ей это не удалось, и она тоже была уволена.
- Да нет. Такая красивая блондинка. Вид у нее, правда, какой-то был замученный.
- Полина?!
- Ну да. Помнишь, я тебе еще ключи давал, ты с ней оставался песню ей петь.
- Ни финты себе! Спасибо за информацию, - протянул Гуцул, не в силах отойти от шока.

Зеленову он поймал в гардеробе после уроков.
- Полин, - я… это… Спасибо тебе.
- За что?
- Ну, за… «кафе».
- Так ведь это же я виновата. Ты деньги тратил, чтобы… мне понравиться… - Полина опустила глаза. – Спасибо тебе! Правда, спасибо, - проговорила она быстро, но очень искренне, чувствуя, что еще немного, и она не сможет сдержать слез.
- Мне-то за что?! – не менее искренне удивился Гуцул.
- За то, что было, – уже срывающимся голосом пролепетала Полина и поспешила вниз по ступенькам. Очертания предметов становились размытыми, и если бы не хорошая спортивная реакция Гуцула, успевшего догнать девушку и подхватить, то лететь бы ей со ступенек школьного крыльца совершенно душевно.
Успел. Удержал за талию. И бросил как бы невзначай:
- Пошли, провожу, что ли. А то, вон, ты после болезни даже на ногах не стоишь.
Впервые в жизни Зеленова страшно жалела, что ее дом расположен так близко от школы.

Они встречались уже несколько недель. Полина несколько ожила и похорошела. По воскресеньям с удовольствием ездила с Игорем за город. Он катался с горы на скейтборде, а она на ватрушке – на лыжах и на скейте все-таки боялась. Подняла свои старые связи и устроила Игорю на горе шикарную фотосессию для портфолио. Гуцул пытался сопротивляться, но безуспешно. Полина решила, что с его фигурой он вполне может подработать в качестве модели, особенно для рекламы спортивной и молодежной одежды, и оказалась абсолютно права. Не прошло и недели после размещения фоток Игоря в каталоге модельного агентства, а он уже получил два хороших предложения.

День рождения Кулеминой проходил весело. Песни, танцы, конкурсы. Эксклюзивные поздравления имениннице от друзей. Удивил всех спортсмен Гуцулов. Он вышел к микрофону и произнес
- Я хочу подарить всем здесь присутствующим песню. Вообще она посвящена моей любимой девушке, но сегодня, думаю, она для всех влюбленных. Короче, объявляю медленный танец. Из колонок зазвучала музыка.

Брызги света бьют в глаза,
Весенний ливень обжигает.
Небо теплая слеза
Внутри дыхание разрывает.
Закипает в жилах кровь,
Идут секунды в тишине-е-е...
И обнажается любовь...
И наконец, она во мне.

Весна, Весна-а-а-а,
Весна, Весна-а-а-а,
Весна, Весна-а-а-а…

Ленка танцевала со Степновым, почти касаясь губами теплой щеки.
- Вить, так хорошо. Так здорово! Такой праздник… ты, мы вместе, ребята… И, правда, весна, да?
- Конечно, малыш! Так хорошо, что не надо ни от кого скрываться.
- Да уж, – Ленка помолчала. - А Зеленова меня удивила, - Кулемина случайно бросила взгляд на покрасневшую и жутко смущенную блондинку, сидевшую у барной стойки и бросавшую на исполнителя пламенные взгляды.
- Любви, - засмеялся Степнов, - не только все возрасты покорны, но еще и эти… короче, все.

Потом Ленка взяла гитару и спела «Я уйду». Песня была написана Наташкой, но петь её приходилось Кулеминой. Наташа стеснялась. Но необходимо было ответить Игорю, чтобы и тот мог станцевать медленный танец со своей девушкой. А во время танца девушка шепнула ему, что бабушка вообще-то уехала на три дня в санаторий на всякие SPA-процедуры.

Закрыв дверь кафе за рано ушедшими ребятами со съемок, Степнов уже, было, собрался вернуться в зал, когда в гардероб влетел Игорь Гуцулов.
- Виктор Михайлович, вы часом не знаете, здесь аптека поблизости где-то есть? Отскочить надо.
- Не, не знаю. Ты на часы смотрел? Какая аптека, уже одиннадцатый. Кому-то плохо?
- Да, не-е-е, - Игорь смутился. - Никому не плохо. Всем хорошо. Только… ну вы понимаете…
Степнов понял. Он-то как раз, планируя Ленкин день рождения, был более предусмотрителен и затарился впрок. Полез в свою сумку, стоявшую под вешалкой. Вынул коробочку, протянул Гуцулу.
- Держи. Только инструкцию прочитай.
- Да…
- Прочитай обязательно, - рявкнул Степнов и добавил уже более мягко. – Девушек беречь надо.
- Спасибо, Виктор Михайлович! - вконец смущенный Гуцул спрятал коробку в карман куртки под молнию.
- Да ладно. Иди, тебя небось уже потеряли, - Игорь радостно покинул помещение, а Степнов подумал про себя: Обалдеть! Он - учитель - дает ученику… презервативы… А вот такова жизнь…

Наконец, народ разошелся, а Степнов вызвал такси, чтобы увезти домой гору подарков, букетов и остатки упакованной еды. Таксист, толстый дядька, открывая багажник, добродушно спросил:
- Молодожены, что ли?! Свадьба?!
- Ага, – неожиданно для Степнова отозвалась Ленка. – Ей было приятно и немного волнительно думать, что да. Пожалуй, их можно будет назвать молодоженами, ведь у них планируется «первая ночь».
Дядечка отказался очень милым. Дотащил часть вещей до Степновской квартиры.
- Да, я сам, спасибо! – попытался возразить Степнов.
- Да как же сам?! А жену кто в дом на руках вносить будет?!
С охапкой цветов Ленка была подхвачена Степновым на руки и перенесена через порог Витиной квартиры.

Вот. Вместе. Вдвоем. И больше нет преград…
Счастье… Какое же это обыкновенное и необычное счастье – любить и быть любимым.

*********************
Остался эпилог.

Спасибо: 77 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 980
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.04.11 21:59. Заголовок: Глава 4 Лера Новико..


ЭПИЛОГ

Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь.
(Русская пословица)

Из короба не лезет, в короб не идет и короба не отдает.
(Поговорка)

Человек не камень: терпит, терпит, да и треснет.
(Народная мудрость)

Последние шаги перед достижением цели - всегда самые трудные.
(Эрнст Хайне)

Конец – делу венец.
(Русская пословица)


Кулемина лежала в ванной и размышляла. Откровенно говоря, мысленно ее кидало из крайности в крайность: то думала, что все будет хорошо, то, что ничего не выйдет. Сегодня был ее восемнадцатый день рождения и год с того дня, как они со Степновым стали, если можно так выразиться, фактически мужем и женой. Целый год. Правда, за этот год ничего не изменилось. Нет. Что-то, конечно, поменялось. Ленка стала студенткой Снегинки, они с Ранетками даже смотались на гастроли в Америку, но вот в их с Витей отношениях все осталось по-старому.

После окончания съемок фильма еще была его озвучка. Степнов так и не вернулся в школу на этот учебный год, а Ленка все же доучилась нормально. И «встречались» они эпизодически на квартире Вити. Потом выпускной, приехавшие родители, долгожданная премьера фильма. Весь июль они со Степновым и Ранетками колесили по стране, представляя картину, вышедшую на экран. Фильм имел успех. В августе вдвоем на три недели уехали на море, на неделю заехали к Ленкиным родителям, а там уже и первое сентября. Когда мотались по городам и весям, да отдыхали на море, они, естественно, жили с Витей в одном номере, а вот у родителей Степнов категорически отказался заниматься с ней любовью в их доме. Ленка сначала обиделась, потом, подумав, согласилась с его доводами и решила, что она немножко подождет, а по возвращении в Москву Степнов уже никуда не денется, и они будут вместе жить и будут рядом круглосуточно. Но…

Витя не предлагал ей переехать к нему. Как-то высказал мысль, что Петр Никанорович в таком возрасте, что оставлять жить его одного не очень хорошо, и Ленке надо ночевать дома, а ему жить у Кулеминых и любить внучку соавтора, когда тот за стенкой, тоже как-то неудобно. В итоге, получалось, что Ленка бывала на квартире Степнова лишь несколько дней в неделю. В остальное время Виктор обычно встречал ее после занятий у метро, провожал до дома, гостил у них и уходил поздно вечером. Впрочем, часто она заканчивала учиться так поздно, что времени на «гости» уже не оставалось. Он целовал ее у дверей квартиры и уходил.
С этим «встречанием-провожанием», кстати, тоже вышла целая история. В первый же день, когда она появилась в Снегинке, любопытные однокурсницы замучили ее вопросами: каково было сниматься в фильме, действительно ли у этого мужика такая потрясная фигура, как он целуется, где с ним можно познакомиться и так далее. Кто-то наоборот высказывался, что он староват, большинство просило принести его фотки, а одна красотка прямо заявила, что Ленка просто обязана познакомить ее со Степновым, и тогда уж этот мужик точно будет ее.
От такого напора обалдели и Ранетки, и сама Ленка. Наконец, Кулемина прервала всеобщий гвалт и жестко заявила, что никого она знакомить с ним не будет, потому что сама скоро официально выходит за него замуж, и вообще он ее гражданский муж.
После этого инцидента, естественно, когда Витя предложил встретить ее в Снегинке, Ленка категорически запретила ему это делать, подозревая, что тогда ей придется отбивать Степнова еще и от девиц старших курсов. Сама-то она быстро поставила на место всех «поклонников своего таланта», которые увидев Ленку в интимных сценах, сочли ее еще той «горячей штучкой», свободной и доступной. А Степнов расстроился после того разговора, хоть и старался не показывать виду. Неделю Ленка чувствовала, что явно что-то не так, пока Лерка, которая теперь работала в школе вместе со Степновым, в лоб не спросила:
- Лен, ты чего, правда, Степнова стесняешься?
- Ты о чем?
- Да я случайно слышала разговор его с Малаховой. Он сказал, что ты его стесняешься, раз не хочешь, чтобы он тебя встречал. Видимо, из-за разницы в возрасте.
- Во-о дура-а-ак! – взвыла Ленка, чуть не подскочив на месте, - да я его спасаю, чтобы поклонницы не затоптали.
- Ага. Скорее, чтобы у тебя не увели.
- Типун тебе, Новикова, на язык, большой-пребольшой.
- Лен, да я пошутила.
- Ладно, спасибо за информацию. Побегу Степнова успокаивать.
Они все выяснили, и Степнов продолжил встречать ее у метро.

Вот, короче, про брак она так уверенно всем заявила, а потом столько раз об этом пожалела. Как гласит народная мудрость, «не говори «гоп», пока не перепрыгнешь». Степнов не звал ее жить к себе, к ней не переезжал, и на ее безымянном пальце пока не появилось никакого кольца – хотя бы символа помолвки. Пришлось вообще бросить носить кольца в училище, делая вид, что с ними неудобно играть на гитаре. Уже и Женька с Платоновым снимали квартиру, Костя переехал к Наташке, про Гуцула вообще и говорить нечего… Месяц назад у них с Полиной родилась девочка – это ребята «погуляли» на выпускном (видно, инструкцию к презервативам так и не прочитали). Как только Полинка узнала, что беременна, они с Игорем поженились, благо, что обоим уже было восемнадцать. Зеленова пошла против бабушки и родителей, переехала жить к Игорю, даже поладила со свекровью, с ее подачи увлеклась шитьем (творила впрок эксклюзивную детскую одежку из своего старого обширного гардероба) и научилась экономно вести домашнее хозяйство. Через полгода родители с бабушкой поняли, что ребенку быть, прежнюю Полину уже не вернуть, а лишиться единственной дочери и внучки им не хочется. Так что, стали помогать молодой семье. Купили молодым квартиру, подкидывали денег, подарили детскую для еще одной «принцессы». А Полина неожиданно определилась с призванием и теперь собиралась через годик поступить в институт технологии и дизайна на дизайн одежды. В общем, все у всех как у людей, а у Кулеминой как всегда…
Даже у Вити дома на кухне обычно хозяйничал он, говоря, Лен, ну ты, мол, отдыхай, молодая, успеешь еще. Кулемину сначала это вроде как и устраивало, а потом пришла мысль, что, может, просто он ей не доверяет, считает ее неумехой. Ну да, она конечно не суперкулинар, у них готовил чаще дед, но… Короче, последние три месяца она, запретив девчонкам трепаться под страхом «смертной казни», брала уроки кулинарии на дому у Женькиной мамы. И сегодня она собиралась сразить Степнова кулинарными шедеврами. Сегодня был особый день. Ведь единственное, чем она могла объяснить Витино поведение, это своим возрастом. Она все еще была несовершеннолетней, а он - все-таки педагог, работающий в школе… Но сегодня ей стукнет заветные восемнадцать, и, наверное, Степнов теперь-то уж сделает ей долгожданное предложение руки и сердца. С одной стороны, очень хотелось в это верить, а с другой – она тут же пугалась, а вдруг нет. Лерка ее успокаивала.
- Лен, ну Степнов тебя любит, это однозначно. И нет у него в школе никого. Он кроме тебя других вообще не видит.
- Да, только подвижек никаких.
- Ну, наверняка ждет, пока ты подрастешь, тогда и «подвинет».
- Блин!
- Лен, ну ты же знаешь, что Витенька, пардон, малость тормоз. Ну, намекни ему как-нибудь. У вас же годовщина, подари ему какой-нибудь подарок с намеком на совместную жизнь.
- Ага. Какой?! Кольцо, что ли?! Или намекну, милый, давай, пойдем, купим тебе костюм на нашу свадьбу. Как ты себе это представляешь?
- Ладно. Подарки берем на себя. Покажешь Степнову. Да не переживай ты так!

Ни Ленка, ни Лерка не знали, что примерно семь месяцев назад, 29 августа радостный учитель физкультуры Виктор Михайлович Степнов влетел в родную школу. Они только что вернулись с Леночкой с отдыха, с юга и из Швейцарии. Степнов предвкушал, как они заживут теперь с Ленкой… Он так «соскучился» по ней. Впрочем, сам настоял. Был только один вопрос, который он пока не решил.
- Яночка, привет!
- Витя, здравствуй! – они столкнулись в коридоре. – Как дела у звезды отечественного кино?
- Да, ладно тебе. Народ посмотрел и уже забыл.
- Ну, не скажи! Как Лена?
- Дела? Дела – прекрасно. Лена – отлично. Вот мучаюсь сейчас вопросом, где жить. Вроде и Петра Никаноровича с его сердцем одного лучше не оставлять, а вроде и с Ленкой жить с ним рядом неудобно.
- Вить, хочешь совет?
- Конечно.
- Не начинайте жить одним домом с Леной.
- Почему?
- У нее творческий ВУЗ. Новые друзья сейчас будут, новые знакомства, вообще много всякого. Если будете жить вместе, то она через некоторое время начнет чувствовать себя виноватой, что не может уделять тебе много времени, ей будет хотеться идти на тусовку какую, а вроде как надо тебе борщ варить. Поздно возвращается, вроде как опять виновата, ты ее ждал… А чем больше у нее будет свободы и меньше твоей опеки, тем легче, мне кажется, будет сохранить ваши отношения, тем более при вашей разнице в возрасте.
- Спасибо, Ян! Я подумаю.
- Подумай.
Степнов побрел в спортзал. Яна, пожалуй, права. Тогда, в первую встречу, Никита Петрович тоже об этом говорил.

Ленка специально решила, что не будет праздновать день рождения с толпой, как в прошлом году, а будут только они вдвоем. У них дважды праздник. Она специально отправила деда с ночевкой к Василию Даниловичу. И вот пока в духовке на минимальном газу готовилась буженина, Ленка отмокала в ванне и пыталась собраться с мыслями.
Ванна. Кстати, очень значимое для них с Витей помещение. Тогда, год назад, Степнов перенес ее через порог, а сам вернулся за подарками и пакетами. Пока Ленка расставляла цветы по всем подходящим емкостям, он убирал еду в холодильник.
- Ну, вот вроде и все. - Они столкнулись в коридоре, оба вдруг замерли и заволновались.
- Ленок, давай я быстро в душ, а потом ты.- Степнов скрылся за дверью ванной комнаты, а Ленка занервничала еще больше. Со всеми делами, учебой, фильмом, подготовкой ко Дню рождения и прочим она как-то не задумалась, как это будет. Их первая ночь. Она ляжет в постель?! А насколько раздетой? Или одетой? Из-за двери ванны послышался шум воды, и Ленку осенило. Она решительно дернула ручку и вошла в маленькое помещение. Он обернулся.
- Лен?! – Стоя уже без одежды, он настраивал воду в душе.
- Я не могу без вас. Вы мне нужны, - она произнесла «кодовую» фразу из фильма и решительно сбросила блузку, в которой была, оставшись в одном лифчике. Прижалась на секунду щекой к его обнаженной спине, а потом стала осыпать ее поцелуями. Виктор развернулся, поймал Ленку в объятия… Всё, как уже было, но только теперь команда «стоп» не прозвучит стопроцентно. Степнов ласкал ее, нежно «размазывая» по телу ароматный гель для душа. Впрочем, ополоснулись быстро. Степнов вылез из ванны, накинул на себя полотенце, а второе набросил на Ленку, ласково промокая мягкой тканью порозовевшую грудь и ловя губами ускользавшие от полотенца капельки… Наслаждение… Прохладная простыня и… провал в памяти… Его глаза… В губы «Прости!» Секундная боль. И вселенная замерла… Двое сейчас так близко, что ближе не бывает… Еще незнакомое, но такое восхитительное ощущение его в себе. Сначала он двигался медленно, аккуратно, но когда она подалась ему навстречу и попыталась подхватить ритм, тормоза у него все-таки отказали. Любимая, безумно желанная и вот наконец совсем «ЕГО»! – Ленка вспомнила выражение лица Степнова. Да, он все время просто ураган в постели. И сегодня…


А сегодня Степнов опаздывал. Это было просто ужасно. Мало того, что он в принципе не любил задерживаться, так еще в такой день и к Ленке. Как на грех, назначили расширенное выездное заседание спортивного совета районного комитета по образованию, в который входил Степнов, и учителей физкультуры нескольких районов повезли в Московскую область, показывать образцовый спортзал недавно построенной школы. И вот теперь они благополучно стояли в пробке на въезде в город, и не было даже возможности пересесть на метро. А ему надо было еще забежать домой, переодеться, взять Ленкин подарок… И цветы…
Когда Степнов позвонил первый раз, Ленка не очень расстроилась. Ей как раз не хватало полчасика, чтобы навести окончательный лоск и блеск на себя и праздничный стол. Когда стало ясно, что он опаздывает на час, она чуть расстроилась, а когда уже салаты на столе заветрились, и опоздание перевалило за два часа, Ленка металась по квартире разъяренной фурией, проклиная московские пробки, комитеты по образованию и так далее.
Попыталась взять себя в руки и настроить на позитив, а то ожидание было слишком мучительным. Позвонила Полинке, поболтала с ней по телефону. У нее такая классная малышка. Она – Ленка - тоже очень не прочь родить Степнову вот такое голубоглазое чудо. Неважно даже, девочку или мальчика. Она помнила, как Степнов здорово обращается с маленькими детьми. А она… она тоже хочет такую кроху…

Наконец он прибыл. Утонула в его глазах, утонула в букете роз, была счастлива. Степнов ел такие «непростые» приготовленные Ленкой блюда, смотрел на нее изумленно и каждые пять минут высказывал свои восторги. Кулемина млела и сама с удовольствием, наконец, наворачивала салатики. А то сколько ж можно ждать?!
Взаимное вручение подарков Ленка сознательно отложила на «после ужина». «И так все уже давно стоит, холодное - согрелось, горячее - остыло».
Первая вручила Степнову новенькую красивую белую рубашку в тонкую голубую полоску и подарила зонтик.
- Ленок, спасибо, да я ж не сахарный…
- А зонтик особый, - сказала Ленка. Это был зонтик на двоих. Она все-таки прислушалась к Леркиному совету. Приняв все благодарности и поцелуи, тоже неспроста сообщила.
- Кстати, я тебе не похвасталась, что мне девчонки подарили. Вот, - она показала на двуспальный комплект белья, - сказали, приданое. Правда, расцветка красивая?
- Да.
- А еще сковородку тефлоновую, я ее сегодня уже опробовала. Класс!
- Ну, у меня подарки не такие полезные, - засмеялся Степнов и протянул ей подарочный пакет. В нем оказался набор французской парфюмерии – туалетная вода и лосьон для тела.
- Ви-ить, спасибо!
- Но это не всё, – Степнов полез во внутренний карман висевшего на стуле пиджака. – Леночка, любимая, я поздравляю тебя с совершеннолетием! – Он протянул ей на ладони маленькую коробочку. Ленка замерла от счастья.
- Открой!
Открыла. На бархатной подложке сияли бриллиантовым блеском изысканные золотые сережки с уже знакомым ей рисунком. Подвеску на цепочке с таким рисунком она знала, сделанную по индивидуальному заказу, он подарил ей в прошлом году.
- Это в комплект, – пояснил Степнов, поскольку Ленка молчала.
- Вить, спасибо. Очень красивые, – Ленка с некоторым разочарованием захлопнула крышку и спрятала лицо на груди у Степнова. – Я люблю тебя.
- Малыш, я тебя тоже очень люблю… Ну что, чай с тортиком и продолжим вечер… - он игриво поцеловал Ленку в шейку, намекая на предстоящую бурную ночь.

Она все-таки надеялась, что, может, позже… может, в постели… Но время шло к полуночи, а симптомов желаемого события так и не наблюдалось. Поэтому разочарование, усугубившееся трехчасовым нервным ожиданием его прихода и пониманием, что кулинарные старания и намеки не возымели должного эффекта, неумолимо нарастало у нее внутри и грозило вылиться наружу. Долго успокаивала себя в ванне, собралась и, наконец, вышла, но Степнов что-то почувствовал и пристал:
- Лен, что случилось?!
- Ничего, - она скользнула под одеяло, прижимаясь к нему всем телом.
- Как ничего? Ты не заболела? У тебя не процесс?
- Вить, все нормально, – из последних сил душила в себе желание закатить скандал и нашла его губы.
- Лен, давай поговорим, - он сел на диване, прислонившись к стене. – Я же чувствую, что что-то не так.
Вот тут терпение и выдержка Кулеминой, увы, закончились.
- Да неужели?! – Ленка тоже села. – И давно чувствуешь?!
- Вот сейчас.
- А я это уже несколько месяцев чувствую! – констатировала язвительно.
Степнов сначала не понял. Первым делом мелькнула мысль о Ленкиной беременности, тут же взглядом нашел ее абсолютно плоский живот, но на всякий случай аккуратно спросил
- Лен, ты беременна?!
- Нет, я не беременна, - она распалилась и повысила тон, - думаю, до этого уже и не дойдет. -
Он в момент побледнел. Сердце остановилось. Лена его бросает и сообщает, что у них нет будущего и никогда не будет детей.
А она в запале продолжала высказывать наболевшее:
- Женька с Колей живут, Лерка со Стасом, Натаха с Костиком, Анька вообще замуж собралась, а мы… только в гости друг к другу ходим. Я вообще кто для тебя?! Удобная любовница, прибегающая по первому зову, но ни на что не претендующая?! – Она бросила гневный взгляд на Степнова и испугалась его вида.
- Вить, тебе плохо?!
- Я не понял… - Степнов пытался вникнуть в смысл Ленкиных фраз.
- Чего ты не понял?! Я допускаю, что мы не женаты, потому что мне еще не было восемнадцати, хотя у нас есть разрешение, но объясни мне, пожалуйста, почему мы не можем хотя бы жить вместе?!
Крайне изумленный Степнов не смог выдать ничего кроме идиотского вопроса:
- А ты хочешь?!
- Нет! – Ленка завелась снова и уже спустила ноги с дивана, собираясь встать, - я с тобой просто так общаюсь, чтобы было с кем потрахаться. – Нарочитой грубостью фразы она подчеркнула абсурдность его вопроса. - Нет! И жить я с тобой не хочу, и замуж не хочу, - она уже кричала, - и детей не хочу. Дурак!!!
- Ленка-а-а!!! – Благо, сердце Степнова было тренированное - выдерживало полярные перепады от горя к счастью, и реакция у него была спортивная. – Ленка! – он поймал сопротивлявшуюся Кулемину за талию, повалил на диван, прижал к нему всем своим весом и лихорадочно целовал куда попало. – Люблю. Я дурак. Я мечтать не смел. Люблю. Лена! Я боялся. Кастрюли. Быт. Семнадцать. Тебе надо?!
Его реакция была настолько неподдельной, что она тут же поверила его словам и перестала сомневаться в нем и его чувствах.
- Дурак! – уже совершенно миролюбиво и ласково прямо в его губы проговорила Ленка. – НАДО.
- Кулемина!!! – простонал он.

Несколько часов спустя, когда счастливая Ленка сладко спала беспробудным сном, он выбрался из постели и покинул квартиру Кулеминых, но… всего лишь на двадцать минут, которых ему хватило сбегать до своего дома и обратно.
Завтрак вчерашней имениннице подали в постель. Она пила кофе, облокотившись на подушки, а он сидел и с блаженством на лице любовался ей.
- Вить, спасибо!
Он вынырнул из прострации, забрал у нее поднос, присел на край дивана и, ощутимо заволновавшись, начал…
- Лен, я тебя очень люблю… Пожалуйста, ты выйдешь за меня замуж?! – с этими словами он протянул Ленке уже открытую коробочку с кольцом все с тем же красивым рисунком.
Ленка автоматически взяла коробочку, застыла на несколько секунд, а потом произнесла:
- А вот теперь, Виктор Михайлович, пожалуй, мне надо серьезно подумать… - и, видя, как сползает улыбка с его лица, тут же обхватила его за шею. – Я подумала. Я согласна.
- Леночка!!!

Она положила коробочку перед ним и подставила Степнову свою правую руку. Он, волнуясь, чуть неловко вынул колечко и благоговейно надел ей на палец. Ленка снова крепко обняла его. Шквал поцелуев и…
Хорошо, что сегодня выходной, не надо никуда идти, а дед вернется только к вечеру.
- Вить, а откуда ты взял кольцо?
- Я его заказывал вместе с сережками.
- Значит, ты собирался мне его подарить?
- Думаешь, я могу его подарить кому-то еще?
- Нет. Ну, то есть ты хотел еще раньше сделать мне предложение?
- Оно у меня уже год лежит. Только я боялся…
- Ви-ить…!!!
- Ну что, Кулемина, отменишь завтра репетицию?
- В смысле?
- Заявление на смену фамилии пойдем подавать?
Ленка помолчала, а потом, прижавшись к нему, быстро зашептала.
- Вить, я тебя очень люблю и хочу все время с тобой быть, и ребеночка нашего хочу… Ты не сомневайся, слышишь!? Никогда не сомневайся!

И был пир на весь мир. А потом жили они долго и счастливо, ведь «где любовь да совет, там и горя нет». И нарадоваться не могли они друг на дружку, пылинки друг с друга сдували, ибо «кто кого любит, тот того и голубит». Никогда не забывали поддержать друг друга, помня, что «теплое сердечко - ласковое словечко». Старались всегда все делать вместе, по принципу «куда мил дружок, туда и мой сапожок». А как они переживали вынужденные краткосрочные разлуки! Ведь «без милого спать – холодна кровать», а «жить в разлуке – жить в муке». У них же «душа душу знает, а сердце сердцу весть подает». И она хорошая хозяйка. У такой муж «без жены, как без шапки». А он-то какой надежный! За ним как у Христа за пазухой, как за каменной стеной, прямо по поговорке «за мужа завалюсь - ничего не боюсь».
А потом и детки у них появились. Не зря в народе говорят: «Изба детьми весела». Нарадоваться не могли на них, ведь «малые детишки, что чистые звездочки: и светят и радуют в темную ноченьку». И росли они умными, добрыми, талантливыми да пригожими, ибо «каково дерево, таков и клин; каков батька, таков и сын». Виктор их обожал, но был строг, потому что «кто любит, тот не потакает», а Лена просто растворилась в детях, ведь «сердце матери лучше солнца греет», да и «нет лучше дружка, чем родимая матушка».

- Это уже совсем конец истории, - спросите вы?
- Да! Но их любовь продолжается, потому что, как гласит народная мудрость, «у любви, как у кольца, нет конца».


************************
Большое спасибо всем читателям, особенно тем, кто всегда поддерживал автора в отзывах.
Огромное спасибо иллюстраторам Рыбке-Собачке - Оксаночке, и особенно VrediNatasha - Наташеньке!
Отдельная благодарность любимой Бете - Танечке. Ты же знаешь, что без тебя...

Напоследок...


Спасибо: 83 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 993
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.04.11 22:02. Заголовок: Автор продолжает тра..


Автор: Starushencia
Название: Подарочек
Рейтинг: R
Жанр: Angst, Romance
Статус: Окончен.
Пейринг: КВМ
Размер: миди
Бета, вдохновитель, друг и товарищ по творчеству, как всегда – Танечка из Калуги.

Примечание:
Начало действия: с 33 серии 3 сезона – с первого поцелуя.
Персонажей, мне полезных, в декрет и Англию не отправляю.

Подарки от моих любимых читателей.
От Наташеньки -VrediNatasha

и от Оксаночки - Рыбка-собачка


Отзывы.


Прозвенел долгожданный звонок, и Кулёмина, открыв дверь, впустила в квартиру любимого учителя, нет, просто любимого. Теперь она знала это точно.
- Ну, кому тут грустно? На первый - второй, рассчитайсь!
- Первый. – Сказала и сделала решительный шаг, приближаясь к нему, запрокидывая голову и глядя ему в глаза.
Он не ожидал и улыбнулся.
- Лен, ну ты чего?
- А вы разве не знаете?
- Не-ет. Если тебе что-то надо, ты намекни, я мигом.
Усмехнулась его непонятливости.
- Вы мне нужны, - и, притянув его за ворот курки, припала к его губам. Ответил. Но потом:
- Лена, нет! Не надо.
Обняла за талию, прижалась к его груди. Господи! Какое счастье!
- Почему?
Опустил руки, выдавил через силу:
- Я не могу.
- Но никого же нет. И дед в больнице. – Она искренне не понимала, что мешает им говорить о любви и целоваться. Он попытался сначала легко освободиться из её объятий, потом грубо вырвался, скинув её руки.
- Прекрати, это неправильно.
- Но почему? – В её голосе мягкая грусть.
- Я не могу объяснить. - Он с трудом перевел дыхание. - Всё. Закрой за мной.
Дверь закрылась. Рука промазала мимо дверной ручки. А-а-а… Что теперь…

В следующий раз они столкнулись со Степновым у деда в больнице. Он появился, когда Ленка уговаривала деда согласиться отправиться на реабилитацию в санаторий. Кулёмина обрадовалась.
- Виктор Михайлович! Вот объясните ему! Предлагают путевку в санаторий. Везут прямо из больницы на скорой. Там все процедуры, контроль врача и реабилитация, а он отказывается.
- Леночка! Но как же я тебя оставлю?! Это же на четыре недели. И так, глупая моя голова, в больницу опять попал.
- Дед, ну что ты как маленький! Как оставишь?! Да обыкновенно. Что я, не справлюсь, что ли?! Вон, Виктор Михайлович за мной присмотрит. Правда, Виктор Михайлович? – В ответе Степнова Ленка не сомневалась. За здоровье деда он переживает. А его обещание будет ей только на руку.
- Конечно, присмотрю, Петр Никанорович! Не волнуйтесь. Надо ехать, однозначно. Это когда?
- Да вот, ещё неделю здесь, - пояснила Ленка, - а потом отправят с понедельника в Подмосковье. Я тебе вещи все принесу. - Обратилась к деду.
- Эх! – Кулёмин вздохнул. – Ну ладно. Только вот Виктора день рождения, Леночка, а потом твой… А меня нет.
- Дедуль, ничего страшного, твое здоровье важнее.
- Петр Никанорович, действительно, - вторил Ленке Степнов, - вы, главное, поправляйтесь. А пир на весь мир мы закатить успеем. Не убежит. Заранее отмечать нельзя, а после - когда угодно.

Они вышли из больницы. Ленка щурилась на весеннее солнышко, а потом решилась задать так мучающий её вопрос.
- Виктор Михайлович, а почему вы тогда убежали?
- Леночка! Я же говорю. Так нельзя.
- Что нельзя? Вы же теперь не мой учитель, я не ученица. Вы же говорили, что любите меня.
- Я не отказываюсь. – Степнов нервничал. – Просто сейчас всё изменилось.
- Что изменилось?
- Я возвращаюсь в школу.
- Возвращаетесь к нам?! – Ленка была удивлена.
- Да. И я опять буду твоим учителем, а ты моей ученицей… - Ленка чуть отвернулась, не в силах сдержать довольную улыбку. Известие ее не смутило, а обрадовало. Оно означало, что со Степновым они будут теперь видеться ежедневно.
- Ну что ж, понятно. – И, хитро улыбаясь, задала вопрос, словно прикидывая что-то в уме. - А выпускной у нас почти через два месяца?
- Ну да, - подтвердил Степнов, - скоро конец марта, а там - апрель и май.
- И вы перестанете быть моим учителем, верно? – Ленка отчетливо намекала Степнову, что всё в их отношениях впереди.
- Верно, – выдохнул смущенный Степнов. Такая напористая Ленка его пугала, и он поспешил попрощаться. – Извини. У меня дела. – Он стремительно зашагал по дорожке и услышал вслед:
- Вы своё обещание деду не забудьте…

Забудешь тут! Ох! Одно дело тихо мечтать о Ленке, а другое – начать с ней встречаться. Да! Он по-прежнему восхищается ею, и его как магнитом притягивает её нежная улыбка. Она дорога ему, и он, не колеблясь, отдаст свою жизнь за неё, так, как это и было. Но тут… Нужна была смелость другого рода. Ему не верилось. С чего вдруг такие перемены по отношению к нему? А ещё, теперь, когда ему снова позволили заниматься любимым делом, он понимал, что Борзова, да и Николай Павлович ему не спустят просто так даже малейшую оплошность. Он не имеет на неё права.

Теперь в школе он избегал встречи с Ленкой. Впрочем, она тоже не бежала вечерами в спортзал, поскольку была очень занята. Фразу деда про день рождения Степнова она усекла сразу, а выяснить в школе точную дату, в общем-то, не составило большого труда. Вторым делом стал вопрос с подарком. Банальные DVD с записью игр НБА, футболки спортивные или шахматы она отмела сразу. Точнее, не отмела. DVD она купила. Но надо было придумать что-то необычное. Такое, чтобы проломить стену, выстроенную Степновым. В поисках оригинального подарка для любимого мужчины излазила интернет вдоль и поперек. Вариант «вывоза» любимого куда-то далеко на природу ей не подходил. Варианты завернуться голой в целлофан, завязав на себе бантик, или прийти к мужчине в шубе и в одном белье - были явным перебором. Она никогда на такое не решится, их отношения ещё не на той стадии… Она сама ещё побаивается настоящей «взрослой» любви. Уже почти отчаявшись, Ленка, утомившись, вполглаза отсматривала сообщения на очередном форуме, когда обнаружила рассказ о том, как одна компания девчонок поздравляла ребят с 23 февраля.
Вся компания увлекалась бальными танцами, и поэтому подарки девушки придумывали творческие: сочиняли стихи и частушки, делали стенгазету, а главное, ставили танцевальные номера. То устроили попурри под любимые мелодии партнеров, танцуя по куплету под вальс, рок-н-ролл и диско, то изобразили восточный гарем под Таркана, одевшись лишь в купальники, парео и кучу бижутерии, то поставили танец на песню истинно мужской группы «Любэ». Причем, автор описывала, как они сначала веселились с девчонками, когда это всё придумывали и репетировали, давала пару дельных советов, которые Ленка взяла на вооружение. Например, что сначала мужчин надо кормить-поить, чтобы они расслабились, а потом уж показывать творческие номера. Оно, конечно, менее удобно, так как самим девушкам от волнения и для легкости танцев есть невозможно, но мужчины после угощения воспринимают все намного лояльнее и радостнее.
Все идеи девчонок воплотить в одиночку было невозможно, поэтому, с удовольствием читая описания и глядя на фотки и видео, Ленка лишь вздыхала. Правда, среди их задумок попалась одна. Реальная в исполнении, но…

************
Вот так.


Использована песня Toni Braxton «Unbreak My Heart». Послушать можно по первой ссылке, набрав в яндексе название песни.
Перевод песни

Глава 2

Девчонки устроили театр теней. Ленка видела такое не раз по телеку, когда за подсвеченным сзади белым экраном танцует человек, а зрители видят лишь темный силуэт. Вот и здесь пара девчонок по очереди танцевали за простыней легкий стриптиз. Одна снимала кофточку и короткую расклешенную юбку, вторая - бюстик и чулок. Видео было выложено. Под музыку это выглядело красиво и не пошло, даже весело. Из «зала», то есть с дивана, поскольку дело было в комнате, раздавались одобрительные шутливые выкрики парней.
Пару дней Кулёмина размышляла, рискнуть ей и подвигнуться на такое или нет. Она отходила с Новиковой пару лет в детстве в кружок танцев, но на этом и все. А танцевать, когда видна каждая линия тела, надо красиво. Но чем больше она думала, тем более оптимальным представлялся ей этот вариант. Тень - это не так откровенно, с одной стороны, но должно продемонстрировать Степнову, что она уже не ребенок, с другой. Он не увидит ее лица, поэтому не так страшно, и вообще это будет просто танцевальный подарок с легким намеком, что она вполне себе девушка. Вот кто-то стихи пишет в подарок, кто-то песни, а она станцует. Можно было бы, конечно, спеть под гитару, но без девчонок это не круто, к тому же, как показывает практика, Степнов не очень-то «слышит» слова их песен. Приняв решение, взялась за воплощение. Малость ограбила Леркин гардероб на кофточку, короткую юбку с воланами и запахом, держащимся всего на одной пуговице, не забыла и про чулки с кружевной резинкой. Ограбить ограбила, но смогла не расколоться, клятвенно пообещав, что расскажет всё потом. Из школьного артистического реквизита утянула шикарный парик с длинными вьющимися локонами. Увидела, как на другом видео в интернете девушка вынимала шпильку из прически, и водопад длинных волос очень эффектно рассыпался по телу. Сначала репетировала перед зеркалом, слизав движения всё у тех же девчонок. Потом пришлось напрячься. У них-то двое держали простыню, третья подавала свет, а ей - Ленке - пришлось забить гвозди в верхнюю планку косяка, натянуть веревку и прищепками вешать простыню на дверной проем. А еще надо было пристроить источник света - лампочку в коридоре. Впрочем, технические проблемы она решила. Гораздо неудобнее было то, что себя со стороны не оценишь, а ошибки нужно было увидеть и поправить. Поэтому попросила у Борьки Южина на время видеокамеру, установила её в комнате и снимала свои репетиции. Музыку, чтобы не заморачиваться, взяла ту, под которую танцевали девчонки, но когда скачала и послушала чистую аудиозапись, наполовину поняла, наполовину посмотрела перевод слов, то выпала в осадок. Тони Брекстон пела как будто от ее имени.

Не оставляй меня, не причиняй мне боль.
Не оставляй меня одну под дождём.
Вернись ко мне, и я снова буду улыбаться.
Приди и высуши эти слёзы.
Я хочу, чтобы ты меня обнял.
Ночи так жестоки.
Верни те ночи, где мы были в объятиях друг друга.

Не разбивай моё сердце,
Скажи, что снова меня полюбишь.
Излечи эту боль, которую ты причинил мне,
Переступив порог дома
И покинув мою жизнь.
Высуши слёзы,
Которые я проливала столько ночей.
Не разбивай моё сердце,
Моё сердце.

Да, Степнов именно так взял и вышел за порог после её поцелуя. Но… Кто-то ведь из великих говорил, что за свою любовь надо бороться.
Многочасовые репетиции, обдумывание меню… Короче, день X настал быстро. С утра сбежала после двух уроков, отсидев только алгебру, ибо надо было всё подготовить. Вариант «заманивания» Степнова в гости тоже был предусмотрен.
- Алё. Виктор Михайлович, здравствуйте, это Лена Кулёмина. Я, кажется, ключи от квартиры потеряла и… У вас же есть комплект? А вам не очень трудно будет прийти и открыть мне дверь? Просто как-то неуютно будет ночевать в подъезде… Спасибо. Я тогда жду.

- Привет! – Он прибежал взволнованный, но такой красивый в голубой рубашке и пуловере.
- Привет!
- Где ты их могла потерять?!
- Не знаю. Дома, наверное, оставила, а дверь захлопнулась. – Ленке с большим трудом удавалось скрывать довольную улыбку, поэтому она отвернулась от Степнова. Пока всё шло по плану. – Я в последнее время какая-то рассеянная.
Открыл дверь, пропустил её в квартиру. Спросил с порога.
- Ну что, Лен, я ключи тебе оставлю?
- Если только вместе с собой. – Он замер на секунду. Но, тем не менее, прикрыл дверь в квартиру изнутри, повесил связку ключей на вешалку, повернулся и… попал в её объятия.
- Ну, хватит уже от меня бегать, в конце концов. – Нежно глядела в суровое лицо. - Виктор Михайлович, я люблю вас. – Она смотрела ему в глаза. – И я знаю, что вы тоже любите меня, а все эти отмазки «учитель-ученица», ну, это только для школы, а сейчас мы не в школе.
- Лен, ты меня не понимаешь, - начал он мягко, - через два месяца…
- Нет, это вы меня не понимаете, Виктор Михайлович! Два месяца ничего не изменят. Какая разница, буду я учиться в школе или закончу её, вы все равно будете считать меня ребёнком, а на самом деле ребёнок вы, а не я.
- Лен!
- Виктор Михайлович, не спорьте. Вы ведь новорожденный. - Ленка подтолкнула его к дверям гостиной. – С днём рождения, Виктор Михайлович! - Степнов замер. Он никак не ожидал такого. День рождения его никак не радовал, и отмечать он его не собирался, разве что Рассказов обещал ближе к вечеру зайти на рюмку чая и шахматную партию. А тут в нарядно украшенной шариками комнате стоял накрытый праздничный стол.
- Виктор Михайлович, раздевайтесь! Проходите, пожалуйста!
Естественно, отказаться он не мог, да и не хотел. Черт, было все-таки безумно приятно, что Ленка приготовила ему такой сюрприз. А ещё она только что призналась ему в любви, и это надо было тоже переварить. На автопилоте разделся и сел в явно приготовленное для именинника кресло напротив дверей. Ленка радостно и несколько нервно суетилась, бегая из кухни в комнату, доставая из холодильника салатики и сок. Наконец, присела. Взяла со стола пустой бокал.
- Виктор Михайлович, что же вы не наливаете? – Показала взглядом на бутылку хорошего вина, с большим трудом приобретённую в кафе у Женькиной мамы.
Разлили вино. Ленка подняла бокал.
- С днём рождения, Виктор Михайлович! За вас! Я очень рада, что вы есть в моей жизни!
Степнов осушил бокал залпом, от волнения очень хотелось пить. Ленка отпила лишь полглотка и стала накладывать на тарелку Степнова селедку под шубой.
- Лен, Леночка! – Степнов понимал, что им надо поговорить и поэтому не мог расслабиться. – Мне ужасно приятно, что ты мне сделала такой подарок…
- Я ещё только начала, - кокетливо улыбаясь, перебила его Ленка…
- Лен! - Я действительно тебя люблю, но… я не готов к отношениям. Пока. Надо дождаться выпускного.
- Виктор Михайлович, почему? Вы мне не верите?
- Ну-у-у, и это тоже. - С трудом признался Степнов. Ленка присмирела и стала серьезной. Теперь уже она подбирала слова.
- Виктор Михайлович, я понимаю… Я от вас бегала… я боялась. Я уже тогда любила, я и «Лети» написала, но я, правда… Вы ещё пришли такой… сразу после свидания с журналисткой…
- Да не был я ни на каком свидании, - вставил фразу Степнов и снова замолк.
- Мне казалось, что с ровесником проще… Но… Я точно поняла, когда вы на завод пошли, я не могу без вас. Если с вами что-то случится… – Ленка разволновалась и лихорадочно теребила в руках салфетку. - Я люблю вас. Он накрыл её руку теплой ладонью.
- Лен, Леночка! Я тоже тебя люблю. Просто давай немного подождем. Не будем осложнять себе жизнь в школе и вообще. Надо привыкнуть. Ещё и Петр Никанорович в отъезде. Я как… словно за его спиной… Давай дождемся выпускного. Всего пару месяцев.
- Хорошо. – Неожиданно для него согласилась Ленка, и оба облегченно выдохнули.
Она уже поняла, что убеждать Степнова бесполезно, но была уверена, что после её особого «подарка» он первый думать забудет про «два месяца». Тем более, ещё один день в школе, а потом весенние каникулы, которые они смогут провести вместе.

**************
Поговорим или станцуем?


Глава 3.

После этого празднование пошло своим чередом. Степнов расслабился. Ленка говорила ему приятные слова, кормила вкусными салатами и горячим. Он нахваливал ее. Получил в подарок диск. Снова радостно ее благодарил, а Ленка все более нервно поглядывала за окно. Ждала, пока окончательно стемнеет. По мере приближения назначенного ею времени становилось всё страшнее. Вдруг собьется, вдруг что-то пойдет не так! Потели ладони. Резинка чулка, заранее надетого под брюки, казалось, начала покалывать кожу. Ленка уже была наполовину одета. Кофточку прикрывала шерстяная кофта на молнии, оставалось лишь скинуть брюки и надеть юбку.
- Виктор Михайлович! Есть ещё один сюрприз. Только вы пока честно посидите три минутки, закрыв глаза, и в темноте.
- Лен, ты меня пугаешь, - пошутил Степнов, подозревая, что сейчас будет торт со свечами.
- Только честно. Не подглядывать, пока я не скажу.
- Хорошо.
Отработанным движением Ленка закрепила простыню в дверном проеме и включила фонарь. Запутавшись в штанах, скинула их, чуть не рухнув, зацепившись за оставленные в коридоре ботинки Степнова.
- Лен, там всё в порядке? – Раздался голос из комнаты.
- Всё. Глаза не открывайте! – откликнулась она. - Я… я просто дверь входную закрыла, а то мы забыли. – Надевала юбку и натягивала парик, уже заранее собранный в прическу. Так. Всё. Света нет. Остановилась. Собралась. Выдохнула. Нажала кнопку магнитофона, крикнула: «Открывайте глаза» и вступила в полосу света.

Don't leave me in all this pain
Don't leave me out in the rain
Come back and bring back my smile
Come and take these tears away
I need your arms to hold me now
The nights are so unkind
Bring back those nights when I held you beside me

Зазвучала музыка. Степнов открыл глаза. Томный хрипловатый голос пел с придыханием, наверняка о любви. Слов Степнов не понимал. Он с изумлением смотрел, как в дверях появился силуэт грациозной девушки в очень короткой юбке. Она танцевала к нему спиной, мягко и призывно покачивая бедрами, отчего юбка колыхалась, притягивая взгляд к умопомрачительно стройным ногам. Девушка то обнимала себя, то поднимала руки к небу. Волна телом и она тянется всем корпусом к невидимому возлюбленному. Потом её руки нежно поглаживают себя, и вот видно, как игриво сползает с плеча то одна пола кофточки, то другая. Вот, решившись, прелестница сбрасывает с себя кофточку, но так и не поворачивается к нему лицом. Теперь, продолжая двигаться, девушка будто ненароком, дразняще поднимает край и без того короткой юбки, опускает и снова дразнится. Кружится на месте. Раз, и одним движением сбрасывает с себя юбку. Очертания талии, округлых бедер завораживают. Красавица стонет и призывает любимого:

Забери обратно это печальное слово: «Прощай!»
Верни радость в мою жизнь.
Не оставляй меня здесь всю в слезах.
Приди и поцелуем прогони прочь эту боль.
Я не забуду тот день, когда ты ушёл.
Время так жестоко,
И жизнь жестока, если тебя нет рядом со мной.

Девушка телом поворачивается в профиль, хотя лицо, по-прежнему, больше повернуто от него, и танцует. Затем пытается приспустить лямки лифчика, потом щелкает застежкой и отбрасывает ненужный предмет. У него перехватывает дыхание. В профиль видна полная грудь с возбужденными остриями сосков. Танцовщица изгибается и эффектным жестом закидывает ножку с точеным подъемом на предварительно поставленный сбоку стул. Наклоняется к ноге, согнутой в колене, прогибается, ещё больше демонстрируя грудь, чуть выпрямляется и плавным, ласкающим бедро движением начинает скатывать с ноги чулок.

Un-break my heart
Say you'll love me again
Undo this hurt you caused
When you walked out the door
And walked outta my life
Un-cry these tears
I cried so many, many nights
Un-break my heart

Чулок сорван с ноги, и она снова танцует к нему спиной. Вот сейчас она повернется, и он увидит ее лицо, но… Одно неуловимое движение - красавица окутана покрывалом волос и уже покидает его, унося с собой свою манящую тайну.

Не разбивай моё сердце,
Вернись и скажи, что любишь меня.
Не разбивай моё сердце.
Дорогой, любимый,
Я не могу жить без тебя,
Не могу…

Музыка продолжает звучать, из прихожей доносится какой-то шум, а он сидит словно в ступоре, завороженный музыкой и соблазнительными изгибами женского тела. Волна сексуальности, излучаемая танцовщицей, захлестнула его с головой, загипнотизировала.

Уже начала играть другая мелодия. Вспыхнул свет.
- Виктор Михайлович, вам понравилось? – Он с трудом возвращался в реальность. В дверях стояла обычная Кулёмина в джинсах и шерстяной кофте с узорами и снимала с проема простыню. Пару минут он молчал, а потом сформулировал вопрос:
- Лен, что это было?!
- Ну-у-у, - Ленка, смущенно-кокетливо улыбаясь, подошла к столу и присела рядом на диван, - в интернете написано, что лучший подарок мужчине – это стриптиз.
- Кулёмина!!! – Возмутился он. Вот черт бы побрал эти «новые технологии», развращающие молодежь. Потом поспешил сгладить ситуацию, начал мягко:
- Лен…
Она перебила его. - Виктор Михайлович, но вам понравилось???!!! – Второй раз спросила она, с бьющимся сердцем ожидая столь значимого для нее вердикта.
- Если честно, то очень! - Ленка взлетела до небес, а Степнов продолжил. - Лен, но зачем ты так, это же, наверное, дорого…
- Что дорого? - Не поняла она.
- Ну, приглашать на дом стриптизершу, чтобы она станцевала, это дорого. – Пояснил он. – Деда Мороза пригласить и то две-три тысячи стоит, а тут профессиональную стриптизершу…
«На зарядку по порядку, на зарядку по порядку становись!» - у Степнова веселой мелодией зазвонил телефон, и он схватился за трубку.
- Да! Игорь?! Черт! Я забыл. Под дверью стоишь? Да. Я скоро. Извини…
Ленка уже ничего не слышала и плохо соображала. Удушающей черной волной подступала к горлу смертельная обида. Он ее не узнал. Он решил, что она заказала ему стриптизершу. Он говорит, что любит, но даже не видит в ней девушку.
- Ленок, слушай, такое дело… Там у меня Игорь, Игорь Ильич, оказывается, под дверями квартиры стоит. Я забыл про него.
- Конечно, идите. - Очень спокойным голосом отозвалась Ленка и вышла в прихожую, словно предлагая Степнову следовать за ней. Нужно было, чтобы он быстрее ушел, пока она ещё в состоянии из последних сил себя контролировать.
- Леночка! Ты… - Он уже влез в ботинки, накинул куртку и взял ее за руку. - Спасибо тебе. Мне никто ещё таких подарков не делал. Спасибо. – Крепко пожал тонкие ледяные пальцы. – Ленок, ну мы обо всем договорились?!
- Да. – Она захлопнула дверь. Да! На кухне торт с приготовленными свечами полетел в стену. Да! Она топтала дурацкий парик, из-за которого он ее не узнал. Да! Рухнула на диван и заревела в голос.



Подарок для всех от Наташеньки - VrediNatasha!

***************
Главное - спокойствие. Все будет




Спасибо: 80 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 996
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.04.11 22:19. Заголовок: Глава 7 - Это недоп..


Глава 4

Лера Новикова с раннего утра пыталась дозвониться до подруги. У нее была новость, которую срочно нужно было сообщить. Мобильный и городской телефон молчали.
Теперь Лерка настойчиво трезвонила в дверь и уже подумывала, не вызывать ли Лешу, когда дверь распахнулась. От увиденного Новикова содрогнулась и поспешила зайти в квартиру.
- Лен, Ленка? Ты чего?! Что случилось?! – Подруга выглядела так, будто всю ночь пила и плакала. Это, в общем, соответствовало действительности, судя по пустой бутылке вина на столе, неразобранному дивану и Ленкиному опухшему лицу.
После плохо связанного рассказа вперемешку с Ленкиными стонами и жалобами на головную боль суть произошедшего была восстановлена.
- Идиот! - Резюмировала Новикова. - Мужики - они все такие. - Но подруга нуждалась в успокоении. - Ты вот о другом подумай. Витенька тебя любит? Любит! Ну, не узнал. Так это значит, ты очень круто станцевала. Ленка, понимаешь, это значит, что ты просто суперженщина! А он, когда догадается, так локти будет себе кусать, а ты ему: «Ждите два месяца, Виктор Михайлович!» Да он изойдет весь.
- Лер, ну, во-первых, с чего он догадается? А во-вторых, он уперся как баран.
- Хорошо. Даже если не догадается. Ты ему день рождения устроила, подарок подарила. Ты - супер. А теперь динамь. На звонки не отвечай, не улыбайся, разговаривай холодно и только по учебным вопросам. Никаких личных контактов. Хотел учителя – пусть получит! Я тебя уверяю, сразу почувствует разницу, как было на день рождения и как сейчас. Вон, я Стаса после конкурса как отшила, так он сразу как миленький за мной побежал.
- Лер, я устала бегать. Мы так все время. В противофазе. Не хочу динамить. Я не могу. Я хочу, чтобы он просто был рядом.
- Будет! Будет как миленький, - утешала её Лерка, – только надо отдохнуть друг от друга. Этим мы и займемся.
- Чего?!
- Я к тебе чего с утра-то несусь, - радостно сообщила Лерка, - у меня папа взял путевки в дом отдыха МВД на неделю каникул. Он едет и предложил мне ещё кого-нибудь с собой взять, чтобы мне не скучно было. Так что, давай, в душ, уборочку, кидай вещи в сумку и в три часа стартуем.
- Лер, чего, прямо сейчас?
- Давай, Ленка. Оторвемся. Никакой тетки! Природа, погода, лейтенанты милиции… - Новикова была неисправима. - Я побежала в школу, а ты приходи в себя и собирайся. Чтоб к трем была готова!


Последний перед каникулами школьный день подходил к концу, когда два преподавателя, продолжая по дороге начатый разговор, зашли в учительскую. Кроме Малаховой там никого не было.
- Вить, все-таки ты подумай, - убеждал Степнова Игорь Ильич, - мне кажется, что это сама Лена была.
- Игорь. Я тебе уже вчера все сказал. Не может такого быть. Фигура, движения откровенные такие, взрослые, профессиональные. - Откровенно говоря, соблазнительная красавица снилась Степнову всю ночь, и он проснулся с досадным чувством, будто изменял Ленке. - Ну, не может это быть Кулёмина, хоть тресни, тем более волосы длинные.
- А чего Кулёмина? – Вмешалась в разговор Яна Ивановна. Будучи в курсе всех перипетий Степновской любви, она имела на это право.
- Вчера у Вити был день рождения, – начал Рассказов.
- Да?! Поздравляю!
- Уже поздравили. – Усмехнулся Игорь Ильич. – Ему Лена Кулёмина подарила исполнение стриптиза, знаешь так, как в театре теней, силуэтом. Вопрос в том, она сама танцевала или стриптизершу пригласила.
- Да нет тут никакого вопроса. – Огрызнулся Степнов. После убедительных речей Игоря он стал и сам сомневаться.
- Так, - Малахова поднялась из-за стола, – Вить, пошли ко мне в кабинет.

В кабинете она попросила Степнова изложить по порядку, что происходило в течение вечера. По мере его рассказа она мрачнела все больше.
- И ты ушел?
- Да.
- Поцеловал Лену на прощанье?
- Нет, ты что?!
Малахова застонала и закрыла лицо руками. Потом резко подскочила на месте.
- Лена сегодня в школе была?!
- Нет, я не видел. Высматривал ее на перемене, но не видел. Звонил, но недоступна. В школе же надо отключать телефон.
- Сиди здесь. – Рявкнула на Степнова хрупкая Яна Ивановна и пулей вылетела из кабинета, молясь, чтобы её худшие подозрения не оправдались. На ее счастье, в 11-а ещё шел последний урок.
- Извините, Мирослав Николаевич! А Лены Кулеминой нет?
- А ее сегодня вообще не было, - сообщил Игорь Гуцулов, - и трубку не берёт.
- Кто-нибудь знает, что с ней?! – Малахову пробил холодный пот, а желудок, казалось, скрутило узлом.
- Да, ничего. Приболела малость. – Отозвалась Новикова.
- Лера! Извините нас, - Яна кивнула Милославскому, - давай выйдем на минутку из класса.
- Лер, а чем она заболела?
- Да съела вчера что-то не то, пищевое отравление обычное, - успокоила психолога Новикова. – Всю ночь плохо было, теперь отсыпается.
- Ты точно знаешь?
- Точно. – Лерка никак не могла взять в толк, с чего Малахова так суетится, но грамотно прикрывала подругу. – Да живая она, слабость только. Мы с утра с ней виделись, я к ней заходила. А что случилось?
- Да, ничего…- Малахова смутилась. – Я тут... результаты тестов обработала… - попыталась придумать что-то на ходу. – Извини. Спасибо. Иди в класс.

- Ян, что происходит?! - Встревоженный Степнов подскочил на месте, когда Малахова также на всех парах влетела в свой кабинет.
- Что происходит?! Благодари бога, что с Леной все в порядке, что не напилась какой-нибудь дряни и не вышла в окно!!!
- Чего???!!!
- Вить, - Яна устало опустилась на стул и посмотрела на Степнова. - Ты не понимаешь, что ты нанес девочке огромную психологическую травму?! Если бы с ней что-то случилось, я бы себе никогда не простила, что не пресекла это на корню и помогала тебе.
- Да почему травму?! Мы нормально расстались. Лена согласилась подождать.
- Вить, ты тупой. Объясняю. Девочка признается в своих чувствах. Ты уходишь. Она понимает, что ты считаешь её ребенком, ей надо доказать обратное. Она устраивает тебе этот день рождения. Признается в любви. Ты ни в какую. «Подожди!» Чего «подожди»?! Она, наконец, осознала, что любит и перестала сама бояться этого чувства. Ей нужно, чтобы ты просто был рядом, обнимал, целовал, говорил ласковые слова и восхищался ею. Всё!!! Она же тебя не в постель затаскивала. Ей нужно было реальное ощутимое подтверждение твоей любви. Тем более, в такой трудный период, когда дедушка в больнице. Тепла ей нужно было, нежности. А ты заладил «подождем». Конечно, она согласилась, умная она девушка. Поняла, что тебя не убедить словами, но у нее был припасен главный «аргумент». Танец. Думала, ты увидишь и поймешь, что она повзрослела. Это ведь была не открытая эротика. А танец, вполне в рамках. Но с намеком. И это достаточно интимный подарок, на который можно решиться, только если очень любишь. По сути, она снова призналась тебе в любви и безграничном доверии. А ты решаешь, что это не Лена, и уходишь, даже не чмокнув её в щечку. Ты можешь себе представить, насколько ей было обидно?! Насколько ты «убил» в ней женщину?! Её нет в школе. Слава богу, Лера подтвердила, что видела ее сегодня утром. Ты отдаешь себе отчет, что юная девочка-подросток с менее стабильной психикой могла бы и не выдержать такого!? - Только тут до Степнова начал доходить весь ужас ситуации, и почему так стремительно Малахова выбежала из кабинета. Он побледнел, как полотно. А потом растеряно произнес.
- Но Ленка не могла так танцевать.
- Много ты знаешь, что могут влюбленные девушки, - огрызнулась Малахова. Я помню, как ты к журналистке пошел, так Кулёмина тебя сразу приревновала. Такая ревнивая девушка не могла пригласить другую красотку танцевать любимому стриптиз. – Степнов вспомнил, как Ленка ревновала его к Кристине. Уже не веря сам себе, хватаясь за соломинку, озвучил последний оставшийся довод.
- А длинные волосы?
- Парик.
- Не может быть!!! – Степнов запустил руки в волосы и застонал, пытаясь постигнуть масштабы катастрофы. Вскинулся. - А с ней точно всё в порядке?!
- Новикова сказала «точно». Правда, заявила, что Лена отравилась чем-то и теперь отсыпается. Я думаю, что Лена просто переживала всю ночь.
Он подскочил на стуле.
- Так я побежал?!
- Куда?!
- К ней!
- Вить, дай девочке прийти в себя.
- А что же мне теперь делать?! – Степнов смотрел на Яну умоляющими глазами.
- Что делать?! Звони, приходи в гости, дари цветы, целуй, обнимай. Ухаживай.
- Так она же моя ученица!
- Степнов! - Уже не выдержала Яна, - ты когда Лене в любви признавался, об этом помнил?! Уже все мозги закомпостировал! Я что тебе, предлагаю в учительской целоваться?! Всё!!! Сеанс окончен. - Малахова нервно подхватила сумку, ключи от кабинета и поспешила за дверь.
Степнов с виноватым видом последовал за ней.
- Яна, прости, пожалуйста.
- Извиняться будешь не передо мной, - психолог стремительно двигалась по коридору и практически налетела на Елену Петровну, вышедшую из-за угла.
- Ох! Простите, пожалуйста!
- Яночка Ивановна! Я как раз спросить хотела. Помните, вы брали школьные театральные костюмы для постановки, ну… для вашего мужа, для больных деток, с которыми он занимается.
- Да, помню. Мы все вернули в целости и сохранности. А что, что-то пропало?
- Да вот. Проводила инвентаризацию. Парик такой, дорогущий. Локоны такие, аж до талии.
Малахова выразительно посмотрела на Степнова. - Ах, парик! – Да, я прошу прощения, Елена Петровна! Брала. После каникул обязательно принесу. Забыла вас предупредить. Ради бога, простите.
- Ну, слава богу! А то я уж испугалась, что придется из своей зарплаты выкладывать.
- Нет, что вы, что вы!

************
Вот так.


Глава 5

Он промучился ещё пару часов и все же направился к Кулеминым, по дороге забежав домой и прихватив злополучные ключи от Ленкиной квартиры. Слава богу, что вчера их всё-таки забрал обратно. Мобильный телефон сообщал, что его Ленок «вне зоны действия сети», а домашний по-прежнему издавал лишь длинные гудки. Степнов не исключал вариант, что Ленка просто отключила телефон, ибо не хочет с ним разговаривать. Аккуратно открыл дверь ключами. Тихо. Ступая на цыпочках, прошел в её комнату, в надежде увидеть спящую девушку. Но в комнате было пусто. Быстро прошелся по квартире. Никого. Пустой холодильник. Никаких следов вчерашнего празднества, даже мусорное ведро пустое. Разноцветных воздушных шаров нет и в помине. Одиноким свидетельством того, что день рождения ему не приснился, послужила лишь веревка, натянутая над дверным проемом. Хоть вешайся. В душу закрадывался страх, боль и горечь от непоправимой ошибки. На всякий случай заглянул в ванную комнату. Словно издеваясь над ним, на веревке сушился искомый Еленой Петровной парик. Прошел час. Но где же она?! Уехала навестить Петра Никаноровича? Ушла к подругам? – Набрал номер Новиковой. Тоже вне зоны. Алехина, Прокопьева и Липатова ничего сообщить не могли. Он даже Гуцулову позвонил, но и тот был не в курсе Лениного местонахождения. Стемнело. Степнов уже метался по квартире, как раненый зверь. Вспомнил, как сходил с ума, когда решил, что её похитили маклеры. А теперь... Теперь он сам такое устроил! Придется звонить Петру Никаноровичу. Причем он не может спросить напрямую, не знает ли тот, где Лена. Ведь Кулемину нельзя волноваться. А если Ленка пропала… Ведь он обещал за ней присмотреть… Присмотрел!!!
- Але, Петр Никанорович! Добрый вечер! Это Виктор.
- Да, Витя, привет!
- Как ваше самочувствие?
- Да ничего, уже скоро бегать начну.
- Но-но, Петр Никанорович, какое бегать! Вам только отдыхать сейчас надо и не делать резких движений.
- Ну, ты, Виктор, прямо как моя Ленка говоришь. Да, я хорошо себя чувствую. Лена вот сегодня обрадовала, а то всё переживал, что она одна.
- Да, а чем обрадовала? – Степнов затаил дыхание.
- Подружка её, Лера Новикова, с собой на все каникулы в дом отдыха взяла.
- Да-а?! А мне Ленка ничего не сказала. – Произнес Степнов. – Что, девчонки одни поехали? Вы Ленку отпустили?
- Да нет. Они с Лериным отцом. Мне Леночка даже трубку давала, я с Андреем Васильевичем разговаривал.
- А, ну раз с Андреем Васильевичем, тогда отлично. Отдых - это хорошо. – Степнов выдохнул. Значит, с Ленкой все в порядке, какое счастье!

Идти домой Степнов был не в силах. Накопившееся после таких потрясений нервное напряжение, наконец, отпустило, и он тупо сидел на Ленкином диване, не в силах пошевелиться. Узнав, что она жива - здорова, он немного успокоился, но слова Яны продолжали рвать душу в клочья. Как же он так мог! Сейчас вся ситуация в его глазах выглядела совершенно иначе. «Два месяца ничего не изменят», - сказала Ленка, имея в виду его отношение к ней. Да, его чувства уже ничего не изменит. Но изменится другое. За два месяца он просто может её потерять, потерять навсегда, если продолжит в том же духе.
Безумно хотелось увидеть Ленку, прижать к себе, вымолить прощение, но она далеко, а ее мобильник молчит. Он нервно продремал полночи на Ленкином диване. Снились кошмары вперемешку с эротическим танцем. Она! Сказочно красивая и сексуальная! Танцевала и уходила.
Совершенно никакой поплёлся в девять утра в школу на запланированный педсовет.
- Вить, ну что ты такой?! – Рассказов после педсовета пришел в спортивный зал, где тупо глядя в стенку, сидел его друг.
- Игорь, я такой идиот! Я так не могу, а что делать, не знаю…
- Ну, что ты так переживаешь! - Рассказов по характеру был оптимистом. – Всё наладится. Приедет Лена через неделю и поговорите. Извинишься. В конце концов, она не к другому мужику укатила.
- Прости. – Степнов вспомнил про личную ситуацию друга.
- Да не за что.
- Я просто, как подумаю, как представлю, что это Ленка мне танцевала, а я не понял, у меня всё внутри так и переворачивается. Это как же ей было обидно!!! Такое трудно простить.
- Да, ладно. Ерунда. – Отмахнулся Игорь, - ну возьми и ей стриптиз станцуй. Будете квиты.
- Чего-о?!
- Да, ладно. Шучу, конечно. Пошли лучше в столовку, съедим чего-нибудь и домой.

Продолжим.


Автор продолжает традиции "познавательных" глав в своих фиках.

Глава 6.

Странное дело, мысль, в шутку сказанная другом, не выходила у Степнова из головы. Вообще-то, на словах «мужской стриптиз» его передергивало до глубины души. Омерзительное ощущение от гладко-маслянистых мальчиков в стрингах, которым суют купюры в трусы, появлялось тут же. Это же не мужики, а… Даже слова приличного не подобрать! Тем не менее, мысль, что только равноценным поступком он сможет загладить свою вину, его не покидала. Вспоминались слова Малаховой, что это особый интимный подарок, выражение любви и доверия. Поэтому он, собрав всю спортивную силу воли, взял ключи от библиотеки (Светочка не работала в каникулы, а дома компьютера у него не было) и ввел в поисковую строку яндекса эти жуткие слова «мужской стриптиз». Пошел на разведку. А дальше… А дальше он с удивлением обнаружил, что его представления о предмете и реальность достаточно сильно различаются. Посмотрев видео, он понял, что это целые художественно-театральные номера, а главное – обычному мужику они совершенно не под силу. Требовалась недюжинная спортивная подготовка, владение телом, различными группами мышцами, растяжка, координация. Он нашел сайт «Школы мужского стриптиза»*, где были материалы обучения различных групп. Как же коряво первая группа делала обычное «колесо» или кувырок через голову, и как их учитель легко и красиво показывал акробатические трюки. Почитал Степнов статьи про стриптиз и отзывы обычных мужчин, по тем или иным причинам попробовавших такое. Нашел изрядное количество интересных и неожиданных мыслей, а главное, узнал, насколько женщины были в восторге от такого подарка. Писали мужчины про радость реального общения, про обретение уверенности в себе, кто-то после занятий стриптизом начал заниматься бразильским видом единоборств – капойэро, в котором три составляющих: борьба, танцы и акробатика. После дня сидения за компьютером Виктор Михайлович узнал, что есть стриптиз для публики, а есть приватный – для одной единственной женщины.

Решение – «подарку быть» - к концу дня было принято окончательно и бесповоротно, правда, теперь идея нуждалась в тщательной проработке. Подстегивала мысль, что у Лены ведь тоже через две недели день рождения. Библиотека была оккупирована Степновым на все каникулы. Ему очень помогли выводы одного товарища, который сам решился подготовить номер для своей женщины и описал этот процесс:
«Чтобы пойти на обучение стриптизу, надо сначала понять его суть. Мне здорово пригодилось то, что на видеокассетах были как мужские, так и женские номера. Это помогло мне понять отличия мужского и женского стриптиза. Мы, мужики, любим глазами – это всем известно. И стриптизерша танцует так, чтобы простимулировать зрительные потребности мужчин. Она много и красиво двигается, танцует, гладит себя, демонстрирует свои прелести со всех сторон. Короче, то, что нам и надо. Мужской же стриптиз – это, прежде всего, создание образа, атмосферы. Женщинам не так уж важно пялиться на наши “достоинства”. Ее возбуждает сказка, волшебный миг, который вы способны воплотить своим образом. Стриптизеры, которых я видел на кассете, танцевали в образе Демона, Тарзана, Блэка, Ковбоя, бравого Полковника – женщин заводит мужественность. Мужской стриптиз – это, прежде всего, мини-спектакль, продуманная сценка».*

Это все было понятно, но отсматривая различное видео, среди которого нашелся даже краткий урок приватного стриптиза, Виктор Михайлович все отчетливей понимал, что для их с Ленкой ситуации нужно нечто особенное. Он должен выглядеть мужественно, но при этом все же танцевать. Он может снимать с себя только галстук, пиджак, рубашку, короче, без штанов он перед Кулеминой появиться не может. Это все-таки не стриптиз между парой, уже давно живущей вместе. Ему нельзя, как это делалось обычно в приватном стриптизе, касаться девушки, подходить к ней так близко, чтобы она гладила его тело. Да и цель у него не возбудить Ленку… О господи! Извиниться – у него цель. Кроме того, оказалось, что сделать даже несколько движений ужасно трудно. Да, дело было даже не в движениях. Мышцами как раз он отлично владел. Было страшно представить, что ты ЭТО танцуешь на глазах у другого человека. На первых репетициях Степнов жутко смущался сам себя. Едва он становился перед зеркалом, пытаясь продемонстрировать игру мышцами или сделать «волну» телом, не говоря уже о «погладить себя», его начинало ломать и корёжить. Он материл сам себя, но не сдавался.


Неделя каникул пролетела быстро. На второй день отдыха Кулемина включила телефон и обнаружила там штук двадцать пропущенных Степновских звонков, взгрустнула и снова выключила телефон. У нее просто не было моральных сил переживать дальше и разговаривать с любимым. Лерка же не давала подруге грустить. Сразу потащила вечером на дискотеку. «Вот и продемонстрируешь, чему научилась», - брякнула Новикова. И хотя народу там было раз, два и обчелся, девушки произвели фурор. Так что, на следующий день количество мужчин, желающих полюбоваться, как отрываются на танцполе две красавицы-блондинки, резко увеличилось. Мужчины наперебой были готовы угощать девушек коктейлями и шоколадками и приглашали их танцевать в надежде, что кому-то «обломится продолжение банкета». Но… конец недели им «загубил» полковник Новиков, которому в дружеском разговоре днем коллега предложил пойти полюбоваться вечером на «горячих девочек». Андрей Васильевич ПРИШЁЛ… После чего блондинкам ходить на танцы под строгим надзором папы стало не интересно.


В понедельник с утра Степнов нервно мерил шагами школьное крыльцо. Встречать Ленку у зеленой двери подъезда он не решился. Ну, нафиг эту дверь, не счастливая она какая-то.
- Лена, здравствуй! – Он отловил ее на ступеньках крыльца.
- Здравствуйте, Виктор Михайлович. – Абсолютно нейтральный тон.
- Как отдохнула?
- Прекрасно. Спасибо. – Ужасно подмывало ввернуть фразу про количество покоренных ею мужчин, но промолчала.
- Леночка, прости меня, пожалуйста, я был не прав. Э-э-э… про «подождать». Я всю неделю хотел тебе об этом сказать.
- Виктор Михайлович, мне кажется, здесь не лучшее место для разговора. Черт, она уже устала с ним беседовать, ничего хорошего обычно не выходит.
- Мы можем встретиться вечером и сходить в кино, например? – С замиранием сердца он задал этот вопрос.
Ничего себе, Леркина методика действует!!! Неделю не виделись. - Изумилась про себя Кулемина, но вида не подала.
- Я подумаю, Виктор Михайлович. А сейчас, извините, я спешу на урок.

На уроке перед большой переменой Степнову пришла смска: «Я согласна. Только завтра», а на перемене в учительской разгорелся грандиозный скандал. Все учителя были собраны на экстренное совещание.

*********************
* Материал взят отсюда

Ох, что будет...


Глава 7

- Это недопустимо! Это что же такое творится! Как вам не стыдно!!! – Кричала Борзова на плачущую Светлану Михайловну.
- Людмила Федоровна, поясните нам, что случилось?! - Савченко, как всегда, был ещё не в курсе событий.
- Людмила Федоровна, вы не волнуйтесь так, - попробовал успокоить супругу Шинский.
- Случилось то, что некоторые особы используют свое рабочее место и время не по назначению, а для удовлетворения своих низменных пристрастий.
- А поконкретнее? – Попросила разумная Зоя Семеновна.
- Поконкретнее. Пожалуйста. Мы купили компьютер в библиотеку для удовлетворения информационно-образовательных потребностей школьников, а Светлана Михайловна удовлетворяет другие потребности - смотрит там мужской стриптиз. Я зашла проверить почту, а на меня просто посыпалось это непотребство!
- Светлана Михайловна! – Савченко обратился к Уткиной.
- Я не знаю. Я ничего не смотрела. – Всхлипывала та. - Честно.
- А кто же смотрел!? – Язвительно задала вопрос Борзова и неожиданно получила ответ, точнее, два.
- Я. – Два голоса, Степнова и Милославского прозвучали одновременно.
- Вы???!!! - Тут уже глаза всех представительниц педагогического коллектива школы 345 стали «по пять копеек», причем у более молодых появились сомнения в традиционной ориентации коллег.
- Я. – Снова прозвучали два голоса. Причем, оба «провинившихся» в полном недоумении смотрели друг на друга. Степнов не мог понять, когда Милославский успел поучаствовать в просмотре, если он сам безвылазно сидел в интернете. Милославский же сейчас видел в Степнове соперника. Он не подходил к компьютеру, но был уверен, что его любимая Светлана Михайловна могла позволить себе слабость виртуально насладиться накачанными, мускулистыми мужчинами. Поэтому как истинный джентльмен, он решил спасти репутацию дамы.
Первым, сложив два и два, ситуацию «просёк» Рассказов, не зря он все-таки имел научную степень, и поспешил прийти на помощь другу.
- Понимаете, Людмила Федоровна! Мирослав Николаевич обратился к Виктору Михайловичу с просьбой… Ну, как бы это выразиться… Ему хотелось совершенствовать свою фигуру и мускулатуру. За образец были взяты некоторые представители… - Рассказов поправил очки, - мужских танцевальных шоу. И вот они смотрели с Виктором Михайловичем, какие группы мышц надо тренировать. Виктор Михайлович обещал разработать индивидуальный тренировочный комплекс. Правда, Виктор Михайлович?!
- Да. – Степнов ответил и закивал головой. – А Светлана Михайловна тут не причём, ее вообще на каникулах в школе не было.
- Слава богу, разобрались. - Резюмировал Савченко. - Разобрались. Но коллеги, такие вещи надо изучать дома, а не на компьютере учебного заведения. А если уж смотрите, то уничтожайте историю запросов.
- Извините. Я просто не знал как.
- Иван Евгеньевич, - Савченко обратился к учителю информатики, - будьте добры, приведите компьютер в библиотеке в порядок, пока это не видели дети. Светлана Михайловна, извините за такую ситуацию.
- Да, извините, - добавила Борзова.
Светочка кивнула головой, а Николай Павлович резюмировал:
На этом считаю инцидент исчерпанным и прошу всех приступить к работе. Скоро звонок. - Учителя повалили в коридор.
- Игорь! Ты просто гений!!! – Степнов бросился к Рассказову.
- Да уж! Вить, а ты что, серьезно решил танцевать Лене стриптиз?! – С интересом глядя на друга, спросил Игорь Ильич. Степнов смутился.
- Давай не будем об этом. Но спасибо тебе!

Мирослав Николаевич поспешил к заплаканной Уткиной.
- Светлана Михайловна! Можно я вас провожу в библиотеку? – Та была слишком ошарашена и еще не решила, как себя вести с мужчинами, которые ее так подставили… Или это не они… - Короче, она молча согласилась и отправилась с Милославским в библиотеку.
- Мирослав Николаевич?! Вы, правда, это смотрели? – Спросила она у Милославского.
- Честно? - Милославский теребил пуговицу на пиджаке. – Не смотрел. Я компьютер-то включать не умею, вы же знаете, я гуманитарий и предпочитаю традиционные формы носителей информации. Разве можно Пушкина или Брюсова в интернете читать?!
- А почему вы сказали, что смотрели? – Продолжила допрос Светочка.
- Ну-у-у… Я… Я подумал, что вдруг это вы, вам же нравятся спортивные мужчины, - он тяжко вздохнул, - но выносить такие вещи на обсуждение коллектива… Людмила Федоровна не права… Это честь дамы…
- То есть вы спасали мою репутацию?! – В глазах Уткиной засветилась неподдельная радость. Ради нее кто-то готов пожертвовать собой! - А Виктор Михайлович? - Неужели и он готов на подвиг ради нее?! Оле-оле-оле-оле, Спартак - чемпион!
- Ну, если это не вы, - начал Милославский.
- Нет, это не я. - Отрезала Светочка.
- Тогда это точно Виктор Михайлович смотрел. И должен признаться, я действительно подходил к нему с просьбой по поводу занятий… Только не думал, что он так нестандартно подходит к составлению программы обучения.
- Понятно. – Резюмировала Светочка. Значит, герой один Милославский, а Степнов... Нет, Витенька все-таки странный. Эх! Красивый, но…
– Мирослав Николаевич, а может, нам как-то отметить благополучное разрешение этой ситуации сегодня вечером?
- Светлана Михайловна! Я буду счастлив. Театр, кино, кафе, прогулка?

Про себя Ленка тихонечко радовалась. Все-таки приглашение в кино это уже, можно сказать, приглашение на свидание, это уже хоть какая-то конкретика. Тем более, Степнов пытался сказать, что изменил свою позицию. Решил не ждать два месяца. Нет. Все-таки Лерка - гений! Кулемина радовалась, но решила отложить поход на завтра. С одной стороны, что называется, закрепить результат. С другой, хотелось провести день спокойно, в предвкушении свидания и подготовиться к нему. Настроиться что ли... Ну и банально, надо было затарить холодильник, разобрать шмотки после отдыха, постирать, да и уроков уже успели задать.

Конечно, Степнов мог бы пойти к Ленке поговорить сегодня вечером, но теперь он боялся. Раз она сказала «завтра», значит, ей так удобнее. А пока он подготовился. Забежал в кинотеатр, посмотрел репертуар и сеансы. К тому же репетиции «подарка» тоже были ох, как нужны.

*****************
Пусть будет и Мирику счастье.

Спасибо: 76 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 998
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.04.11 22:44. Заголовок: Глава 8 На следующи..


Глава 8

На следующий день после урока физкультуры в 11-А Степнов попросил Ленку зайти к нему за журналом. Уже переодевшись, она постучала в дверь подсобки.
- Да, Лен, входи. – Он снова чувствовал себя как провинившийся школьник и волновался.
Она вошла, но молчала. Ждала.
- Лен, я посмотрел… Есть на семь «Ужас на Манхеттене», на шесть идет очередной мультик «Ледниковый период», на… - он заглянул в бумажку, - на семь пятнадцать мелодрама «Поженимся в пятницу», на восемь «Пираты Карибского моря -3».
Ленка слегка обалдевала. Зашибись просто! Стоят они в школе, посреди бела дня и обсуждают со Степновым, на какое кино пойти! Красота!
- Давайте на «Пиратов». – Тут же спохватилась. - А вы первые два смотрели?
- Нет, не смотрел. Да, неважно. Ты мне расскажешь вкратце?
- Ну, ладно. - Согласилась Ленка.
- Тогда я за тобой зайду в семь.
- Нет, не надо. Давайте прямо там встретимся без пятнадцати.
- Хорошо, договорились. А я заранее выкуплю бронь. - Степнов повеселел. Ленка не посылала его подальше, а общалась с ним достаточно спокойно.
- Виктор Михайлович, журнал давайте, а то звонок скоро, - напомнила Ленка учителю, который на радостях осмелел и «пожирал» Кулемину взглядом. Соскучился.
- А, да! – Степнов протянул ей журнал.
- До свидания. – Вежливо произнесла Кулемина и ретировалась из зала. Со Степновым сложно, но когда он рядом, у нее та-а-к сносит крышу!
Степнов же сделал пару шагов к дверям и теперь провожал Ленку взглядом. Несмотря на неопровержимые доказательства, у него пока плохо совмещался в голове привычный Ленкин образ с той раздетой соблазнительной дивой.

Эскалатор привез Ленку на третий этаж торгового комплекса, где у входа в кинотеатр уже полчаса нервно переминался с ноги на ногу высокий мужчина. Впрочем, она тоже волновалась. Попыталась себя уговорить: «Ну, мол, ты же ходила со Степновым и на концерт, и вдвоем вы бегали - гуляли не один раз». Не помогло.
Она появилась в темных джинсах, в черном пуловере с V- образным вырезом и расстегнутой куртке.
- Добрый вечер! – Долго думала, как с ним поздороваться: официальным «здравствуйте» или панибратским «привет».
- Здравствуй! Лен, ты что?! Без шарфа?! Дует же. - Кулемина резко изменилась в лице.
Не, опять двадцать пять! Она специально не надела шарф, чтобы вырез был виден…
- Воспитывать будете?
Яна права, я мегаидиот! - Леночка. Нет. Просто я за тебя переживаю.
- Спасибо. – Она немного смягчилась. – Пойдемте!
- Лен, только я не знаю, что тут нынче к кино прилагается. Я уже сто лет в кинотеатрах не был, за исключением того… показа. – Степнов вспомнил о провале фильма.
- Виктор Михайлович, да не расстраивайтесь вы так. – Ленка почувствовала его грусть. Сценарий хороший, вы здорово играли, музыка классная, а что режиссер все испортил, вы же не виноваты. Пойдемте попкорн покупать, вы какой любите? Сладкий, соленый?
- А я не знаю. Не пробовал. Ты-то какой любишь?
- Я сладкий. Вы чего, серьезно не ели попкорн?
- Да чего его есть? Вредность. Вот раньше были кукурузные палочки в сахарной пудре, вот это вещь!
- Да ладно. Попкорн вам тоже понравится.

Понравился ли ему попкорн, определиться было сложно. Оба периодически залезали рукой в огромную картонную бадейку. Случайное соприкосновение пальцев и… разряд электрического тока по телу. Хоть Ленка в двух словах перед сеансом пояснила ему предысторию фильма, он не особо вникал в происходящее на экране. Откинувшись на спинку кресла, чтобы Ленка была чуть впереди, он то и дело смотрел на темный профиль и млел.
На выходе из кинотеатра в торговую зону он задержался.
- Лен, подожди меня одну минуту.
- Конечно, я тут подожду. - Ленка настроилась на ожидание, пока мужчина заглянет в известную комнату с человечками на дверях, но Степнов действительно возник перед ней через минуту, держа в руке обалденную ветку белой орхидеи со множеством цветков.
- Лен, это тебе. – Ленка была поражена до глубины души. Это не шло ни в какое сравнение с тем, как он пытался вручить ей розы. Сегодня все совсем иначе. Они ведь вместе.
- Спаси-и-бо! Откуда?
- Да я с охранником договорился, чтобы он цветы покараулил. Я же за тобой не заходил, а в зале неудобно с букетом сидеть.
Кулеминой сейчас почему-то очень захотелось прыгать от счастья и сказать, что с ТАКИМИ цветами ВСЁ очень даже удобно.
- Спасибо, Виктор Михайлович! – Еще раз поблагодарила. – Уткнулась носом в цветок, втянула тонкий аромат. - Они такие красивые. Удивительно.
- Они… Как ты… красивые. – Степнов попытался сформулировать, почему выбрал орхидеи. - Нежные, а сами плотные, как восковые, ну… - он смутился, что запутался в словах, - сильные как бы. – Кулемина уловила мысль и покраснела. Сжала чуть губы, чтобы не расплыться в совершенно идиотской улыбке до самых ушей.
- Пойдемте!
- Да, конечно. А то уже поздновато. Завтра вставать рано.

Сначала шли по отдельности. Он боялся ее трогать. А Ленка помнила, чем заканчиваются инициативы с её стороны. Шли. Он расспрашивал её про отдых на каникулах. Отвечала, концентрируясь на природе, погоде и спортивных развлечениях. Рассказала, как они с Новиковой ходили в местный тир. - Там так здорово! – Вещала с увлечением, так что, не заметила, как оступилась. Подхватил. Предложил локоть.
- Лен, держись за меня!
Взяла цветы в другую руку, с удовольствием положила тонкие пальцы на крепкую опору, ощутила скользко-шелковистую ткань его куртки. И сразу почувствовала: «Мой». Выдохнула. Было хорошо. Конечно, встреть их сейчас кто-то из школы, их вид можно было трактовать однозначно, но, если честно, Ленке было глубоко на это наплевать. Степнов думал о том же...

Проводил до дверей квартиры, заставил открыть дверь, стоя на пороге, велел пройти по квартире, чтобы убедилась, все ли в порядке. Вернулась в прихожую.
- Виктор Михайлович, всё в норме, - отрапортовала, смеясь, - ничего ужасного не обнаружено.
- Вот и хорошо. Лен, я пойду?
Прекратила смеяться. - Спасибо за вечер, Виктор Михайлович! – Опустила глаза.
Взял её за руку:
- Тебе спасибо. – В щечку чмокнуть не осмелился. Обжег тыльную сторону ладони горячим поцелуем. – Спокойной ночи. До завтра? - Тихое.
- Спокойной ночи! Да.

************************
КВМа без "кино" у меня не получается.<\/u><\/a>


Спасибо: 81 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1001
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.04.11 23:13. Заголовок: Глава 9 С утра в ср..


Глава 9

С утра в среду Наташка огорошила всех известием, что в пятницу они выступают на разогреве на концерте ее отца. Поэтому всю среду и четверг «Ранетки» вынуждены были репетировать до вечера. С возвращением Степнова в спортзал туда вернулись и музыкальные инструменты, и шумные «яблочки». По окончании репетиции Лерка быстренько утаскивала «Ранеток» по домам, бросая свои барабаны посреди зала со словами:
- Виктор Михайлович, вы ведь с Ленкой все уберете? Вы еще, небось, и в свой баскетбол играть будете…
- Конечно, Лера, идите. – Степнов был счастлив остаться в тиши спортивного зала наедине с Ленкой, а потом, конечно, её проводить. Поэтому он радостно таскал Новиковские барабаны, он бы и рояль, наверное, тащил так же радостно.
В четверг Ленка ждала Степнова на уже темном школьном крыльце. Ленкина куртка ведь была в школьном гардеробе, а Степнову приспичило еще заскочить в учительскую. Но вместо Степнова на крыльцо из дверей школы вышла Борзова и, естественно, не могла не спросить.
- Кулемина, Лена, ты что так поздно здесь делаешь? – Людмила Федоровна удивилась.
Ленка лихорадочно соображала, что ответить. Соврать, а вдруг сейчас выйдет Степнов? Будет хуже. Вообще-то, Людмила Федоровна в последнее время, после того как Лерка устроила ей встречу с дочерью, а затем в школе появился Шинский, стала более спокойной и адекватной. Она сменила наряды и прическу и к «Ранеткам» теперь относилась положительно. И Кулемина пошла «ва-банк».
- Жду Виктора Михайловича. Он меня проводить обещал после репетиции и тренировки. А то уже поздновато, а у нас лифт сломан, а по черной лестнице идти страшно. Да и вообще как-то не по себе.
- А почему тебя дедушка не встретит?
- Так дед из-за нашей поварихи-аферистки с инфарктом три недели назад слег, сейчас уже в санатории.
- Это ты про кого говоришь? Про Любовь Кирилловну?
- Ну да. Она сначала с дедовским другом познакомилась и его охмуряла. Потом, как узнала, что дед писатель и у него квартира есть, на него переключилась. Блинами кормила. А как узнала, что дедова квартира на меня оформлена, так деда и послала. А он же доверчивый, как ребенок. У него сердце прямо на выходе из её подъезда и прихватило, а они с мужиком, нынешним ее хахалем, даже скорую не вызвали.
- Господи, Лена! Ты не придумываешь?!
- Людмила Федоровна! Да эта… - Ленка чуть не обозвала Гущину «достойным» ее словом, - кому хочешь, мозги запудрит, добренькой прикидываясь, когда надо. Вы Виктора Михайловича спросите. Он, вон, тоже к деду в больницу бегал, лекарства покупал. Повисло молчание.
- Это надо же так! – про себя подумала Борзова. Кулеминой она поверила. Гущина ей не внушала доверия, да и Виктор Львович как-то заметил, что эта повариха - неприятная женщина. А уж он-то разбирается в людях. Был бы он рядом, она наверняка не провела бы столько времени в разлуке с дочерью. Тут Людмила Федоровна спохватилась.
- Лена, а ты с кем живешь? – Вот ведь родители, бросили девочку одну… Дед, как ребенок.
- С кем?! Сейчас. Одна. Чего я, маленькая, что ли?! Вот Виктор Михайлович за мной присматривает. Деду обещал. Представляете, заставляет при нём проверить всю квартиру, будто там маньяк под диваном, и только потом уходит. – Так, словно невзначай, поделилась с Борзовой Ленка.
- Виктор Михайлович всё правильно делает. Действительно, мало ли что. – На этих словах из дверей школы, наконец-то, вышел Степнов.
- Добрый вечер, Людмила Федоровна!
- Добрый вечер! Вы где там застряли? - спросила Борзова, - а то Лена уже вас ждет и ждет. Замерзла, небось. – Степнов непонимающе глянул на Ленку и на всякий случай «включил» учителя:
- Кулемина, а шапка где? Опять в сумке?! Вот простудишься перед концертом или того хуже, перед соревнованиями.
- Да, Леночка, ты бы надела шапку, – произнесла Людмила Федоровна. – И не переживай! Я поговорю с Николаем Павловичем, чтобы школа поискала другого повара. А сейчас иди, Виктор Михайлович тебя догонит.
- До свидания, – Ленка поняла, что Борзова хочет сказать Степнову пару слов наедине и резво поскакала по ступенькам вниз. Кажется, сегодня очень удачный день. Зашибись! Скажи кому-нибудь, что она так подумала после встречи с Терминатором, ни в жизнь не поверят!
У школьных ворот Ленку догнал Степнов и прошипел в спину:
- Пошли быстрее!
Когда они на спринтерской скорости достигли соседнего со школой дома и повернули за угол, Степнов притормозил.
- Виктор Михайлович, вы чего?!
- Решил побыстрее уйти, пока она не передумала.
- Борзова?! Что она вам сказала?!
- Велела за тобой следить. Почаще заходить к тебе в гости, особенно вечером, проверять твое наличие дома и требовать, чтобы ты отзванивалась мне, если я тебя не провожаю. – Степнов взял у Ленки сумку, предложил ей согнутый локоть и заметил. - Ты знаешь, мне очень нравятся указания нашего завуча.
- Ну, вы ж понима-а-ете, Виктор Михайлович, - нарочито пафосно ответила Ленка, - указания завуча – это святое! Надо выполнять! – и они засмеялись вдвоем.
- Лен, как тебе это удалось? Ты ей чего сказала-то?
- Правду, Виктор Михайлович, и ни-че-го кроме правды.

В клуб на концерт Ранетки прибыли с серьезным сопровождением. Парни: Коля, Белута, Стас, два учителя. Отыграли очень достойно. Рассказов отрывался на полную катушку. Степнов же, серьезный, стоял у колонны и не сводил с Ленки глаз. Какая она красивая в этой черной футболке с принтом и гитарой наперевес.

Ведь мы с тобой чемпионы любви,
И мы с тобой в этом мире одни,
Далеко-далеко от других,
Чтоб никто не смог узнать.

Ленка поет и тоже смотрит серьезно. Между ними еще так много не сказано. Хрупкое равновесие. Он осторожно проявляет инициативу, она настороженно принимает ухаживания. Но завтра… Ленкин день рождения.

Он позвонил Петру Никаноровичу и дал ему послушать «в прямом эфире», как здорово играют девчонки, и как хорошо их принимает публика. Тому ведь необходимы положительные эмоции. Кантор поблагодарил Ранеток, и вот уже на сцене его группа. Девчонки спустились в зал. Лерка со Стасом ударились в танцы, Алехина ушла с Платоновым, ей надо домой пораньше. А Кулемина пробралась сквозь толпу к Степнову.
- Виктор Михайлович! А вы чего не танцевали? – обеспокоенно спросила Ленка. Стоящий смирно высокий Степнов выбивался из танцующей толпы.
- На тебя смотрел, – серьезно ответил Степнов.
- И что?!
Степнов смутился. Он не мог словами выразить свои чувства, что век бы глядел на Ленку, а еще лучше держал в объятиях.
- Ленок, пошли, потанцуем, – он протянул ей ладонь. Едва сжал холодные пальчики, аккуратно положил одну руку на ее талию. Ленка чуть прикусила губы. Сейчас, во время этого танца она вдруг ощутила, как он близко. Кажется, горячая рука на её спине прожигает ткань. Уткнулась взглядом в черную нитку крестика, висящего на его шее. Почему-то стеснялась посмотреть ему в лицо. Боб Кантор что-то пел про неразделенную любовь, а двое на танцполе пытались поверить и привыкнуть, что это теперь не про них.
Про них теперь «Чемпионы любви».

Уже стоя на пороге Кулеминской квартиры и собираясь уходить, Степнов спросил:
- Лен, тебя ведь уже можно поздравлять через часок?
- Ну да, – Ленка ответила как-то безрадостно.
- Как отметить хочешь?
Она молчала. Сказать «с вами» - навязчиво. Хотя она подозревала, что Степнов предложит отмечать её день рождения и даже ждала с замиранием сердца.
- Не знаю. С утра школа, а вечером… Звать из класса точно никого не буду. Слишком свежи были впечатления прошлого года.
- Лен, - он остановился и задал вопрос, от которого зависело многое, - можно тебя завтра пригласить в гости?
- К вам?
- Да. Но если хочешь, можем…
Ленка перебила его.
- Хорошо. Я согласна, – заявила решительно.
Как сказала бы Новикова, если парень приглашает тебя в гости к себе домой, то ясно, чем дело кончится. Правда, в случае со Степновым Ленка не ожидала, что Виктор Михайлович потащит её в постель, но что в день её семнадцатилетия что-то изменится, ощущала четко. Было чувство, что этот визит начнет какой-то новый этап в их отношениях, ознаменует новый уровень. ПугАло?! Да! Тем не менее, хотелось какой-то определенности, хотелось сломать барьеры, а не ходить кругами с реверансами и не изображать, как советовала Лерка, «снежную королеву». Для Ленкиной натуры это было сложно. Хотелось сказать «Да» и дальше так, чтоб снесло «башню»…

- Придешь?
- Во сколько?
- Как тебе удобнее, после уроков и вообще…
- Давайте в шесть.
- Договорились. Я буду ждать, – у Степнова с утра уроков не было.

*******************
Избавляемся от отрицательных персонажей.<\/u><\/a>

Спасибо: 79 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1003
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.11 19:57. Заголовок: Глава 10 Ленкино ут..


Глава 10

Ленкино утро началось с телефонных звонков. Её разбудили родители. Не успела отойти от телефона, позвонил дед. Положила трубку. Прошлепала босиком обратно в комнату, плюхнулась на диван. «С днем рождения, Леночка!» - её голос гулко прозвучал в пустой квартире. Захотелось разреветься. Рядом никого. Никто не улыбнется, не обнимет и даже чай пить не позовет. Нет, это, конечно, лучше, чем когда родители в заложниках, а дед в реанимации, но… Грустные мысли были прерваны звонком в дверь. Подруга, а это была Новикова, ввалилась с пакетами и сразу набросилась на Ленку с объятиями.
- Ленусик, поздравляю!
- Лерка-а-а, спасибо! – Ленка даже растрогалась. Сразу так потеплело на душе.
- Подожди! Спасибо ты потом скажешь. Разбирай сумку. У нас сегодня праздничный завтрак. Я надеюсь, ужинать ты будешь не в моем обществе?!
- Ну-у-у, – Ленка покраснела и смутилась. – Он меня в гости пригласил.
- Ну!!! Я ж тебе говорила!!! Тогда мой подарочек тебе как раз кстати, – Лерка протянула ей коробочку с изображением длинноногой блондинки в черных ажурных чулках.
- Это ты мне?!
- Тебе-тебе. Чтобы свои были. Поверь, пригодится. Еще бы черный комплект белья… Я просто не рискнула без тебя покупать… И Виктор Михайлович свое имя забудет, не то, что он твой учитель.
- Лер, спасибо, конечно! Но пока…
- Ладно, - смилостивилась Лерка, - пока, может, и рано его так баловать, но все равно вещь в хозяйстве полезная. Давай, пошли лучше на кухню. Пироги остынут.
- Какие пироги? – Новикова сегодня утром потрясала её все больше. – Ты чего, ещё и пироги пекла?!
- Да нет, конечно. В кулинарию с утра сбегала. Взяла с сыром и ветчиной и с картошкой с грибами. Ну и по пирожному к чаю. Сказала же, праздничный завтрак.
- Лерка, я тебя люблю!!! – утро совсем перестало быть хмурым.
– Ладно, я похозяйничаю на кухне, ты иди, умывайся, а то Борзова даже в днюху за опоздание пару влепить может.
- Кстати, - уже из комнаты кричала Ленка, - а Борзова не такая уж плохая…
Уже за пирогами она поведала Новиковой о разговоре с Людмилой Федоровной на крыльце.
- Вау!!! Если дальше так пойдет, то я Терминатора любить начну. То-то тетка с утра ядом плевалась, прямо исходила вся, какая поганая у нас школа и она туда больше ни ногой, а ее уволили вчера, значит.
- Чего, правда?
- Ага!
- Ну, прямо у меня вдвойне праздник, – Ленка просто засияла.
- Кстати, а «любимый»-то с утра не звонил? – полюбопытствовала Лерка.
- Нет, - осенило, - слушай, у меня ж телефон на зарядке! – Кулемина бросилась в комнату включать мобильник. Первым делом загрузилась смска от Степнова. «Поздравляю с днем рождения самую лучшую девушку в мире!!! Жду встречи».
- Ну, что пишет?
Ленка тупо улыбалась, глядя на экран, и явно не собиралась отвечать на вопрос подруги. Праздничное настроение стремительно набирало высоту.
- Так. Понятно, – констатировала Новикова, – клиент дозрел. Ты давай, собирайся все-таки.

В школе Ленку поздравили остальные девчонки. Набивались на чай. Она не успела им ничего ответить, как Лерка, подмигнув ей, объявила, что Ленка после уроков уезжает к деду в санаторий.

После школы пришла домой. С удовольствием приняла ванну. Примерила Леркин подарочек. Красиво. Но как-то неуютно в них - пока, действительно, рано. Надела свои парадные классические серые джинсы, белую футболку с черно-серым рисунком. По мере приближения часовой стрелки к шести нервничала всё больше. Вышла из дома. Видимо от волнения, квартал отмахала быстро и присела на лавочке подождать до назначенных шести часов. Как-то неудобно раньше приходить.
Она не успела донести руку до звонка, как дверь квартиры распахнулась. Улыбающийся Степнов стоял на пороге. Он был одет в темно-синие джинсы и голубую рубашку в клетку.
- Ленок, заходи! - поухаживал за ней, принял из рук куртку, аккуратно повесил в шкаф. - Вот я тебе приготовил, – положил перед ней на пол новые смешные мохнатые тапки. – А хочешь, так оставайся.
- Да нет. Спасибо, – Ленка все-таки предпочла переобуться.
Осматриваясь по сторонам, была препровождена в одну из двух комнат. Практически минималистическая обстановка. Как и у нее, в комнате был накрыт праздничный стол. Поперек комнаты висела гирлянда «С днем рождения!» Наконец, приготовления были окончены, церемонии соблюдены, и Степнов, явно волнуясь, поднял бокал с шампанским. Другой рукой он прижимал к себе лежащий на диване немаленький пакет, видимо, с подарком.
- Леночка! Я поздравляю тебя с днем рождения! Желаю тебе счастья, радости, успехов в учебе, спорте и музыке!
Ленке почему-то вдруг стало смешно. Её волнение, переживания Степнова… Сразу всплыла в голове сцена из кинофильма «Служебный роман», когда Новосельцев и Людмила Прокофьевна пытались выпить. Поэтому она добавила с улыбкой:
- Давайте еще, чтобы все были здоровы!
- Прекрасный тост! – автоматически отозвался Степнов, потом понял, что где-то он уже это слышал и тут же расхохотался вместе с Ленкой. Неловкость обоих как рукой сняло. Звякнули бокалами, отпили шампанского и настал черед торжественного вручения пакета. Ленка заглянула в него и ахнула!
- Виктор Михайлович!!! – извлекла одну картонную коробку, посмотрела на картинку. – Вы с ума сошли!?
- Нет! Это чтобы ваши выступления фиксировать, – в коробке лежала цифровая видеокамера. – Станете знаменитыми, будет своя видеоистория.
Следом из пакета была извлечена розовая коробочка с туалетной водой «Prada».
- Ты попробуй, - сразу прокомментировал Степнов, - а то вдруг не понравится…
- Да не может мне не понравиться, - заявила Ленка, открывая упаковку. Она была уверена, что аромат, который выбрал для нее Степнов, ей в любом случае придется по вкусу.
- Ой, - вдохнула, - Виктор Михайлович, это супер вообще… - Еще раз втянула носом аромат и зажмурилась от удовольствия.
- Правда, нравится? – беспокоился Степнов.
- Не то слово!!! Лерка умрет от зависти, – Степнов рассмеялся.
- Ну, если Новикова умрет…
- Спасибо! Спасибо большое за подарки! – Ленка смущенно смотрела на Степнова, пытаясь взглядом выразить, что благодарна, но чмокнуть его в гладковыбритую щеку не решилась. – Честно, не стоило так… - подразумевала стоимость подарков.
- Лен, я очень рад, что угодил. И на этом всё! – Степнов закрыл тему. – Давай, лучше скажи, какой салат тебе положить? Мимоза, «гнездо глухаря», овощной, с сельдереем, очень полезный, кстати. Или с бутерброда с икрой начнешь?
- Вы это все сами готовили? – Ленка обозревала разнообразие блюд. – Вам, Виктор Михайлович, надо было на повара идти. Думаете, мы всё это съедим?
Степнов смутился. Он, действительно, наготовил по полной.
- Ну, чего не съедим сегодня, заберешь сухим пайком и можно Петру Никаноровичу отвезти, - нашел он выход. - Ты ведь собиралась завтра к нему?
- Ну да! – подтвердила Ленка.
- Меня с собой возьмешь?
- Конечно, с удовольствием, – улыбнулась она и ехидно добавила, - а то кто же всё это потащит.
- Кулемина!!!
Теперь уже Ленка пробовала творения Степнова и нахваливала повара. Волнение совсем улеглось, может, шампанское сделало свое дело, поэтому разговор не прерывался, Ленке было легко и приятно.

***************
Поддержать автора отзывом можно тут<\/u><\/a>

Спасибо: 73 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1004
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.04.11 22:11. Заголовок: Глава 11 После горя..


Глава 11

После горячего они «передохнули», убрали со стола, накрыли на чай. Хоть Степнов пытался остановить Ленку и делать всё сам, она не могла сидеть и приняла активное участие в процессе. Посмотрели получасовые «Новости спорта». Степнов выключил телевизор и погасил в комнате свет, оставив гореть лишь бра у дивана.
- Лен, ты подожди пять минут, ладно? Просто посиди вот тут, не вставай. Я все приготовлю.
- Хорошо, - Ленка думала, что Степнову хочется с пафосом внести в комнату торт. Ей тогда, в его день рождения, тоже так хотелось.

Странное дело. Степнов скрылся у себя в комнате, а не на кухне. Впрочем, может, специально в комнате всё оставил, ведь на кухню она заходила.
Он крикнул из комнаты:
- Закрой глаза!
Сделала, как просили. Услышала какое-то шевеление у дверей. Вдруг заиграла музыка, и Ленка тут же открыла глаза. Открыла и обалдела. На порог комнаты, где было свободное пространство, ленивой походочкой вышел ковбой в джинсах и все в той же голубой рубашке в клеточку, подпоясанный тяжелым ремнем. Костюм дополняли кожаная коричневая жилетка и коричневые сапожки-казаки. На шее ковбоя красовался ярко-песочный платок, а на голове - фетровый стетсон, надвинутый на глаза так, что лицо почти скрывалось в тени шляпы.
Мужчина ритмично двигался, поворачивался в разные стороны, отклонялся, выдавая «волну» телом, демонстрируя себя и свой наряд. Он то «стрелял» из воображаемого револьвера в противника, то наклонялся, приседая, словно прячась в засаде, снова стрелял и бросал лассо. Ленка сидела, замерев от удивления, пытаясь осознать, что Степнов решил подарить ЕЙ ТАНЕЦ!!! Но вот ковбой, пританцовывая, снял жилетку и отбросил её в сторону. Теперь уже он гипнотизировал Ленку взглядом. В полумраке комнаты и в тени шляпы она не видела его глаз, но ощущала, КАК он смотрит на нее. Следом был медленно и эротично стянут с крепкой шеи тонкий платок. В голове Кулеминой разом столкнулись несколько мыслей. Это не просто танец, это СТРИПТИЗ! МНЕ?! Её УЧИТЕЛЬ Виктор Михайлович Степнов танцует стриптиз ей, ОДИННАДЦАТИКЛАССНИЦЕ!? Он ДОГАДАЛСЯ, что ему тогда танцевала сама ЛЕНКА и… Он что, сейчас РАЗДЕНЕТСЯ СОВСЕМ?! И за этим ПОСЛЕДУЕТ…
Короткое замыкание в мозгах. Шок!
Ковбой сделал пару шагов вперед, к Ленке, расстегивая пуговицы на рубашке, вернулся назад, как бы чуть сгруппировался и на яркий музыкальный акцент в прыжке расставил ноги шире плеч, подав вперед бедра, и распахнул рубашку. Плавная «волна» по телу и бедрам. Запахнул правой рукой одну полу рубахи, выпустил ее из пальцев. Гладя себя, повел ладонью по смуглой коже от левого плеча по диагонали и вниз, к центру, к точке, где терялась в джинсах полоска кудрявых черных волос, этим движением он словно привлекал Ленкино внимание к определенной части тела. Снова подхватил полы рубашки, распахнул широко, показывая крепкие мышцы, при этом повернулся к Ленке спиной. Сделал откровенное круговое движение тазом, демонстрируя обтянутые джинсами ягодицы, и сбросил рубашку. Повернулся к Ленке. Снова колоритная мужская доминирующая поза на чуть расставленных ногах. Лихо под музыку снял шляпу, закрыл ей лицо, опять сделал характерное движение бедрами и отбросил шляпу. Резкая смена ритма и… Раз! От одного касания руки раскрылась пряжка ремня. Степнов под музыку направился к Ленке, опустив руку на пуговицу джинсов, явно намереваясь их снять и продемонстрировать ей свое… Сейчас будет музыкальный акцент и… Кулемина крепко зажмурилась.
- Лен, Леночка! – прозвучал рядом его хрипловатый голос. Она ощутила, как он сел рядом на диван. Медленно, осторожно открыла глаза и увидела… только розы. Степнов, по-прежнему в джинсах, сидел рядом с ней на диване и держал перед ней потрясающий букет из семнадцати белых роз.
- Леночка, поздравляю тебя с днем рождения! – она автоматически взяла букет и тут же, вдыхая аромат, поспешила спрятать пунцовое лицо в нежных бутонах. Он дал ей передышку и продолжил:
- Лен, ты прости меня, пожалуйста, идиота, что я не понял тогда, что это ты танцевала… Я не ожидал. Просто… Это было так здорово и так… сексуально… - Начавшая было снижаться температура её тела зашкалила снова. – Лен…
Она, наконец, нашла в себе силы поднять голову и встретиться с ним взглядом. Опустила букет на колени. Снова, как тогда в её прихожей, её рука сама собой поднялась и коснулась мужского лица, а его пальцы в ответ нежно отвели светлые пряди от горящей щеки. Глаза, губы. Глаза. И нежное томительное горячее слияние пересохших от волнения уст. Будто в первый раз. Щемит сердце. Ужасно жарко… его горячее обнаженное тело под её ладонями… так близко и… невыносимо. Невыносимо для обоих. Он аккуратно прервал поцелуй и отстранился от Ленки.
- Ну что, Ленок, будем пить чай?
- Ага, – голос прозвучал необычно хрипло, – только… вы… оденетесь?
- Конечно! – Степнов быстро поднялся с дивана и пошел к дверям. Щелкнул выключателем, в комнате ярко загорелся свет. Накинул рубашку. Ленка не удержалась и напоследок все же исподтишка глянула на атлетичный торс. Он начал собирать разбросанные по полу вещи, а Ленка, обнаружив замаскированную ранее на полке вазу с водой, поставила в неё цветы. За этими обыденными действиями разум постепенно возвращался в норму, и Ленку пронзила ранее лишь ощущаемая, но только сейчас осознанная мысль. Степнов не просто сделал ей подарок. Он не только извинился. Он… Он!!! Это как же надо к ней относиться, чтобы ему – взрослому мужчине, учителю - решиться танцевать для неё стриптиз?! Он… Самый лучший! Любимый! Родной! Снова окатило жаркой волной, ком застрял в горле… Теперь хотелось… так хотелось… Она подошла и неожиданно для него крепко обняла за талию, прижавшись к его груди.
- Леночка, ты чего?!
- Я люблю вас! - прозвучало тихое. Он - болван! Опять она его опередила! Вещи из рук снова выпали на пол.
- Леночка, Лен! Я тебя очень-очень люблю!
Она подняла голову и посмотрела на него.
Подтвердил, - люблю! - И уже смело припал к нежным устам. Она отвечала. Снова окутана сладким туманом, и уже не держат ноги. Он, видимо, это почувствовал, потому что одним движением, подсмотренным у профессионалов на видео в интернете, подхватил Ленку на руки и, практически не отрываясь от ее губ, сел на диван, держа ее на коленях. Покрывал короткими поцелуями лицо. Шептал: «любимая», «родная», «хорошая», «девочка моя», «солнышко»… Целовал в шею. Повторял на разные лады ее имя: «Лена», «Леночка», «Ленок». Умопомрачительные поцелуи сносили крышу. Кулемина таяла. На деле это оказалось в сто, нет, в миллион раз лучше, чем в ее мечтах. Обнимала крепче. Тянулась к нему губами и выдыхала: «Виктор Миха…» и впервые: «Ви-тя!»

До чая дело все-таки дошло. Перед ней стоял красивый торт с горящими свечами.
- Виктор Михайлович, то есть, - покраснела и смутилась, - Вить! - Так непривычно. – Давай вместе задуем. У вас же, у тебя не было торта.
- Давай, – согласился Степнов. – Загадала? – Ленка кивнула. – Раз. Два. Три! - Семнадцать огоньков пламени взметнулись вверх и, салютуя напоследок струйками белого дыма, погасли.
Свечи погасли, а их любовь будет гореть всегда. Они ведь это загадали.

*****************
Остался эпилог.

Скрытый текст


ссылка<\/u><\/a>

Спасибо: 74 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1008
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.04.11 22:16. Заголовок: Это подарочек от Окс..


Это подарочек от Оксаночки - Рыбки собачки!!!
<\/u><\/a>

******************

Эпилог.
Спустя почти год.

Он лежал на диване и тупо разглядывал побелку на потолке. Ничего не хотелось. Кроме одного… или одной… Но… Увы... Лежал. А чего делать?! Телик, пробежка, домашние дела?! Готовить не для кого. В квартире стерильная чистота. На ковре не лежат, сброшенные, как всегда, Ленкой тапки. Нигде не валяются медиаторы, не увидишь ободка для волос и красивых цепочек. Не висит на стуле ее пиджак, не попадется на глаза сброшенная футболка и уж тем более сорванный им в порыве страсти бюстгальтер. Она где-то там. Далеко, за границей. «Пять яблочек» и звуковик. А он тут. Лежит, тоскливо смотрит в потолок, а ведь у него завтра день рождения. Не верится, что всего лишь год назад Ленка подарила ему стриптиз, они начали встречаться… До выпускного не дотянули. Сорвались на Последнем звонке. Ленка, такая невинная и соблазнительная, ласковая и резкая, тихая нежность и буря страсти… Блин! Ну, вот что он за мазохист?! Что он травит себе душу такими воспоминаниями?! День рождения! Праздник. А зачем он ему… без неё?!
Звонок в дверь. Игорь пришел, как обычно, на шахматы. Да на фиг ему они сдались?! Надоело! С другой стороны, если бы не Рассказов, он бы уже свихнулся за это время одинокими вечерами.

– Иду-иду.
Распахнул дверь.
- Ленка-а-а! – громкий крик огласил парадную девятиэтажки. Подхватил в объятья, сжал до хруста костей. Оторвал от себя. Оглядел неверящим взглядом. – Ленка! Леночка!!! Целовались страстно, «взахлеб», словно в последний раз, забыв об окружающем напрочь. Ее куртка уже валялась на полу, шарф тоже где-то под ногами…
- Виктор Михайлович, может, вы уберете чемодан с дороги и дверь закроете?! – громкий голос соседки, вышедшей из лифта, вернул парочку в реальность.
- Мария Ивановна! Леночка приехала, – радостно возвестил соседке Степнов и занес огромный чемодан в квартиру.
- Здравствуйте, - добавила вежливо Ленка.
- Здрасьте. Да, уж вижу, – с некоторым неудовольствием отозвалась соседка, быстро открыла дверь в свою квартиру и щелкнула замком изнутри. Кончилась ее спокойная жизнь. Так было хорошо. Месяц, даже больше месяца. Тишина. Ни тебе фортепьянных и гитарных концертов вечерами, а главное, никаких «Леночкиных» ночных «серенад» и характерных звуков измученной мебели.
- Ленка!!! – захлопнув дверь, он снова крепко обнял ее, уткнувшись губами в макушку, вдыхая ее аромат, вбирая ее тепло. – Это чудо какое-то. Ты приехала!
- Это не чудо, – Ленка приподняла голову и улыбалась, - это я две недели пахала как папа Карло. Последний экзамен вот сегодня с утра сдала и сразу в самолет.
- Солнышко моё!!! Я и не надеялся. Ты же сказала, что вам там еще неделю мучиться, – Ранетки по «обмену» учились полтора месяца в английском музыкальном колледже.
- Девчонки остались. А я же не могу пропустить твой день рождения.
- Ленка! Леночка! – он нашел ее губы… Опомнился. – Ты же устала с дороги. Душ?! Есть хочешь?!
- Хочу, - Ленка с упоением потерлась щекой о его щеку. - С тобой в душ. Вить, я так соскучилась!!! Думала всё, кранты.

Он лежал на диване. Перед глазами все та же побелка, но, господи, какое счастье его сейчас переполняло!!! Когда стало известно, что Романовский отправляет Ранеток полным составом в Англию, ему хотелось волком выть. Да еще в такое время – февраль-март. Они с Ленкой успели отметить только День святого Валентина, и наутро «Ранетки» сели в самолет. 23 февраля и 8 марта поздравлениями обменивались лишь по скайпу. Вроде, сначала речь шла о месяце, потом к нему прибавились еще две недели… Он уже смирился, что на его день рождения она не приедет, а тут такой сюрприз!!! Леночка! Его девочка мирно сопела рядом, забросив на него коленку и руку. Ей даже не мешал верхний свет, а он боялся встать, чтобы его выключить, дабы не потревожить ее сон. Активная учеба, перелет, совместный душ и дальнейшее «продолжение» вечера. Как в тумане… Набросились друг на друга. Как же хорошо чувствовать ее рядом. Неужели позади те мучительные ночи, когда он, выключая ноутбук, оставался один?!

Она проснулась в томной неге, полежала, не открывая глаз, потом вдруг чуть не подскочила на месте от пришедшей в голову мысли и встретилась с любящим взглядом. Тяжелая мужская рука нежно пригвоздила её к дивану и успокаивающе поглаживая, двинулась в путь по обнаженному телу.
- Малыш, ты чего?!
- Чего?! – она потянулась, словно ласковая кошечка, подставляющая пузико, чтобы ее погладили. - Сегодня же твой день рождения. Я думала, подарок сделать, встать, завтрак в постель…
- Лен, ты же знаешь, что лучший подарок ты мне уже сделала тем, что приехала. А САМЫМ лучшим подарком будет, - тон сменился на игривый, а его губы отправились в путешествие вслед за рукой, - если мы сегодня вообще отсюда не встанем, и ты у меня, – прикусил нежно ее нижнюю губу и отпустил, - будешь на завтрак, обед и ужин.
- А не лопнете, Виктор Михайлович?!
- А ты проверь! У меня было 37-дневное голодание.
Она хихикнула.
- А завороток кишок, сходу-то?!
- Черт, и зачем я тебя так хорошо ОБЖ учил?! – он уже нависал над нею всем телом, и она ощущала мощь его желания.
- Вить, - вздох, - люблю.
- Люблю тебя, девочка моя!!! – в перерывах между поцелуями.

Доброе утро! - Игорь Ильич зашел в учительскую, поздоровался с Борзовой и теперь думал, как ему выполнить возложенную на него вчера смской миссию и прикрыть прогуливающего работу Степнова. – Людмила Федоровна! Я хотел сказать, что Виктора Михайловича сегодня не будет, у него трубу прорвало.
- Ага, - Борзова даже не подняла голову от бумаг, - прорвало! Но не трубу. Просто Лена Кулемина прилетела из Англии на его день рождения на неделю раньше всех.
- О-о-о! – вслух простонал Игорь Ильич. Как же он мог забыть!? Видимо, потому что сам не выспался. (Будучи на 8 месяце беременности, жена Соня спала плохо. Малыш, явно спортсмен, как будущий крестный папа, по ночам играл в футбол.) О-о-о! Он забыл, что приемная дочка Борзовой – Нюта - тоже в Англии с Ранетками. Девочка - из фанатов группы - появилась на одном из концертов Ранеток в кафе. Когда вдруг вышла из строя то ли колонка, то ли микрофон, она лихо, взяв ножик, зачистила какой-то проводок, чего-то прикрутила–вставила, и снова пошел звук. С того момента Нюта Морозова стала звукооператором группы, потом перешла в 345-ую школу, сменила фамилию на Шинскую и вместе с Ранетками училась в музыкальном училище.
- Ладно вам, Игорь Ильич! Я уж неделю как знала о её приезде, - среагировала на его стоны Борзова. - Еще вчера Степнову первые два урока сняла и замещения расписала.
- Людмила Федоровна! - не смог не выказать свое искреннее восхищение Рассказов, - Вы наимудрейшая женщина!!!
- Да, ладно уж, – отмахнулась смущенная Борзова, - завтра уже каникулы.

Голод не тетка, поэтому из постели они все-таки выбрались. Позавтракали тем, что нашли в холодильнике. Ленка рвалась сходить в магазин, но Степнов решил вопрос кардинально. Заказал роллов и суши на дом.
- Вить, сегодня же праздник!
- Ну, конечно, мне больше нравится, когда ты их сама крутишь, но ведь я продуктов не закупал, поэтому закажем и дело с концом. В праздник надо отдыхать, - он снова повалил Ленку на диван, - и вообще, желание именинника – закон! Знаешь, как я соскучился.
- Ну да. Воспитывать было некого.
- Ой, не говори. Поорать не на кого, творог впихнуть не в кого. Беда.
- Естественно. На что я еще гожусь?! – хихикала она.
- Не-е-е, годишься ты на многое, - он снова провокационно провел ладонью по ее бедру.
- Конечно-конечно! – поспешила согласиться Ленка. – А вещи из чемодана и твой подарок достать можно?
- Ну, так и быть. Подарок - можно. Он позволил Ленке встать с дивана, а сам удовлетворенно откинулся обратно на подушки, просто любуясь, как она накидывает футболку и ходит по комнате, выкладывая вещи из чемодана.
Вот она порылась в нем, вытащила большой пакет и двинулась к дивану. Присела рядом.
- Вить, я тебя поздравляю с днем рождения!!!
- Ленок!
- Ты лучше достань и померяй!
В пакете было два свитера. Один - фирменный тренировочный свитер сборной Англии по футболу, приятно мягкий флисовый внутри и гладкий из полиэстера снаружи. На спине была нанесена фамилия «Степнов» в латинской транскрипции и номер. Второй - обыкновенный классический пуловер из отличной английской шерсти, мягкий, теплый, голубого цвета, так идущего к Витиным глазам.
- Ну, супер!!! - Степнов вертелся перед зеркалом, а Ленка расправляла несуществующие складочки на спине.
- Ну, слава богу, не промахнулась с размером! – Ленка удовлетворенно окинула его взглядом в последний раз. – Давай снимай!
- А может ты?! – он поймал Ленку в объятия и чмокнул в губы. – Спасибо за подарок!
Стянула с него свитер, откинув его на стул. Провела ладонями по крепким плечам. Коснулась губами теплой кожи, волосков на груди… Как же она его любит! И на вечер у нее припасен ему еще подарочек...

Он снова не ожидал. Снова оказался совершенно не готов увидеть, как в дверях вместо несущей торт босой Ленки в его футболке, появилась девушка в короткой юбке, кофточке и на каблуках. Только вот в этот раз не было темноты и теней, и она танцевала не только боком и спиной к нему, но и лицом, глядя ему в глаза. Под музыку скинула кофточку, под которой оказался не бюстгальтер, а еще что-то красивое, он не понял что это, пока Ленка быстро не избавилась от юбки. Она осталась… Он такое видел только на видео: корсет, приподнимающий грудь, почти невидимые стринги, черный просвечивающий пояс, чулки… И вот сейчас это всё на его любимой девушке и только для него… Покачивая бедрами, Ленка начала расстегивать корсет спереди, обнажая грудь… Дальше он не выдержал, хотя, может, и испортил ей финал танца. Слишком хотелось самому, своими руками избавить ее от этого великолепия и поскорее ощутить влажность лона и жар ее тела…

Школьные весенние каникулы пролетели, как в сказке, не менее прекрасно, чем летние. Степнов в школу заходил на пару часов с утра, оставшееся время они проводили вместе с Ленкой. В Снегинку она пока не ходила, устроив себе законный отдых, пока не вернулись девчонки. Ездили за город кататься на лыжах – снег еще не весь сошел, ходили в кино, чуть было не занялись любовью прямо там, на местах для поцелуев.

Еще неделя учебы. Жизнь почти вошла для него в привычную колею, но не совсем. Впереди Ленкин день рождения. И как ни крути, за ним ответный ход.
На этот раз в качестве презента была приготовлена какая-то «примочка» для гитары – Нютка помогла выбрать, подарочная карта магазина нижнего белья, флакон так полюбившихся Ленке духов и поход в ресторан, поскольку день рождения удачно попал на воскресенье. Это «утренне-дневные» подарки. А на «вечер» в ящике письменного стола ждала своего часа бархатная коробочка с кольцом. Ведь Ленке исполнилось восемнадцать, и она уже может выйти замуж.
Ну и еще был «подарочек».
Элегантный, правда босой, Джеймс Бонд, не снимая с себя дорогого пиджака, сорвал галстук-бабочку и под музыку расстегнул белоснежную рубашку. Словно позируя невидимому фотографу, застыл на секунду, руки в боки, пальцы легли на ремень чуть приспущенных брюк.
<\/u><\/a>
Избавился от пиджака. Подошел к ней, сидящей на стуле. Скользнул, оглаживая ее, ладонями от плеч по обнаженным рукам, по бедрам. Взял её пальцы. Ток. Напряжение. Обошел стул, встал перед ней, ее ладонью провел по своей обнаженной груди.
Сбросил рубашку, накинул жгут из нее Ленке на шею, приближая ее к себе.
Он так близко, что она чувствует его запах, ее губы почти касаются его живота, ее лицо как раз напротив…
Он качается в такт музыки, опускается перед ней на колени. Играет с ней, целуя то одно ее плечо, то другое. Поймав ее в «ловушку», руками опершись на её стул, словно собираясь от него отжиматься, нависает на ней, вынуждая ее откинуться назад, открыть доступ к нежной шейке и вырезу майки. Ленка уже ласкает ладонями крепкие бицепсы. А он, все так же опираясь на стул, в упоре лежа, под музыку совершает такие движения бедрами, будто любит её, будто «входит в нее», при этом срывая поцелуи с её губ…
Встал, под музыку снова отошел на несколько шагов назад, расстегнул пряжку ремня, ширинку. Теперь Ленка не закрывала глаз. Повернулся к ней спиной. Брюки соскользнули на пол, он переступил через них и оказался в светлосерых «боксерах». В обтяжку, они продемонстрировали Ленке его потрясающие ягодицы, а когда он повернулся лицом, то откровенно подчеркнули солидное мужское достоинство и немалую степень желания Бонда.

Финал номера Степнов и не репетировал. А зачем?! Ясное дело, чем все закончится. Поздно ночью разомлевшая Ленка тихонько прошептала:
- Я тебя люблю, - и еще раз подтвердила, - и хочу быть твоей женой.
- Леночка!!! Любимая!
- Вить, мне так нравится, как ты танцуешь… С ума сойти…

Да. Нестандартный получился подарочек!
Нет. Это не «подарочек».
ЭТО – особый ПОДАРОК!

******************
Примечание:
"Мужской стриптиз. Как танцевать приватный танец"
Для тех, кто хочет лучше представить описанные движения.<\/u><\/a>

Вот.<\/u><\/a>



Спасибо: 56 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1048
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.10.11 21:33. Заголовок: Если в сердце живет любовь


Автор: Starushencia
Название: Если в сердце живет любовь
Рейтинг: R
Жанр: Romance, ANGST, ООС
Статус: окончен.
Пейринг: КВМ

Бета, вдохновитель, друг и товарищ по творчеству, как всегда – Танечка из Калуги.

Права – частично у создателей сериала "Ранетки", частично у Фернандо Гаэтана, компании «Амедиа» и мои немножко. Название – строка из песни Ю. Савичевой.

Примечание 1. Идея последнего новогоднего конкурса - соединение двух фильмов - натолкнула меня на мысль. Короче, взяла я два своих любимых произведения – «Ранетки» (КВМ) и… НРК («Не родись красивой»).
Примечание 2. Старые персонажи - всем известные – не расписываю. События тоже частично известные, но со смещением акцентов и сдвинуты по времени на год.
Примечание 3. Предысторию и 1 главу вы, возможно, уже читали ранее в миниках. А теперь мы продолжаем.

Отзывы тут.

От Оксаночки - Рыбки-собачки к главе 17 и 23.



Снова красота от Оксаны к главе 29.


Спасибо: 39 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1049
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.10.11 21:34. Заголовок: Предыстория. Часть 1..


Предыстория. Часть 1.

Она его любила. Давно. Уже трудно было сказать, когда это случилось. Сейчас это была данность. А вот обстоятельства их знакомства, день, когда она впервые утонула в омуте голубых глаз, она помнила четко.

Тогда Лена Кулемина, еще шестиклашка, только пришла в 345-ую школу. Точнее, было всего лишь 25 августа – шесть дней до начала учебного года. Она с родителями только что вернулась в Москву, они переехали в этот район и вручили директору Савченко Ленкины документы.

На поле около школы пацаны – её ровесники - гоняли мячик. Точнее, как раз собирались играть в «футбик», когда Ленка напросилась играть с ними. Парни сначала скептически отнеслись к её появлению - хоть и с короткой стрижкой, в бейсболке, джинсах и кедах, но она была из презренного племени девчонок. Они посмеялись и послали её, но одного игрока не хватало, и Платон, то есть Коля Платонов, это она узнала уже позже, рассудительно заметил, что раз хочет играть, пусть играет.
- Тогда пусть в Вашей команде, – окрысился Семенов. – Она же в ваш класс идет.
Через полчаса, после того как Ленка забила один мяч и отдала точный голевой пас Борьке Южину, парни «выпали в осадок» и признали ее своей…

25 августа учитель физкультуры 345 школы Виктор Михайлович Степнов, приготовив свои владения к началу учебного года, стоял на школьном крыльце и присматривался к играющим на поле ребятам. Через шесть дней начнется его второй учебный год в качестве преподавателя, и надо посмотреть, кого из малышни стоит «затащить» в футбольный кружок.

Он любил. Любил спорт. Давно. Спорт был его отдушиной в жизни с детства, с того самого момента, как мама отдала его, впрочем, действительно подающего надежды, в спортивную школу-интернат, а сама… А сама отбыла из их провинции с новым мужем в Москву. Нет, он ее не винил. Она не была плохой матерью… Родного отца он не помнил. Тот рано умер. Мама, интеллигентная и в общем-то красивая женщина, выбивалась из сил, стараясь содержать семью на зарплату инженера-технолога. В стране в этот период началась «перестройка», а точнее разруха. Зарплату не платили. Но ей повезло. Она познакомилась с мужчиной. Откуда в те времена он, такой оборотистый и умный, взялся, было неясно, но мама не упустила свой шанс. Оставив сына на педагогов интерната и старую мать прежнего мужа, она подалась в столицу, и на сегодняшний день супруги ГрАновы имели виллу на Рублевке, зарубежную недвижимость и все прочие атрибуты, соответствующие положению людей их круга и материального благосостояния. Пока он учился, мама приезжала на неделю пару раз в год… Смешно… Когда отчим встал на ноги, Маргарита Павловна попыталась устроить сына в Москве, но он отказался. Он – Виктор – победитель и привык всего добиваться сам. Он играл уже в сборной области. Играл успешно. Команда лидировала в Российском чемпионате. Через несколько лет получил приглашение в Москву. Жилье временное предоставили. Перспективы открывались прекрасные. Но через год случилась травма, поставившая крест на его карьере в большом спорте. Пожалуй, тогда впервые он «подпустил» к себе мать и позволил заботиться о себе. Позволил отчиму добавить ему денег и, продав старую квартиру уже покойной бабушки, купил себе скромную однушку на окраине Москвы. Но от предложений «войти» в бизнес и просиживать штаны в офисе отчима отказался. Остался в Москве, чтобы поступить в Российский институт физической культуры. Успешно учился, подрабатывая тренером в спортивном клубе. Снова достиг вершины сам. В итоге стал владельцем нескольких клубов. Отдал отчиму долг. Обзавелся приличной квартирой, машиной, правда, все больше стоявшей в гараже. Все бы было ничего, но его быстро «затошнило» от собственного дела, особенно когда мама стала отправлять к нему всех своих «гламурных» подруг, их дочерей и их «крутых» мужей. Все эти «дамочки», строившие ему и остальному персоналу глазки… атмосфера не здоровой спортивной радости, а эгоизма и самолюбования… Дело хоть и приносило приличный доход, но перестало приносить радость и удовлетворение от свершаемого. Вот тогда он оставил за собой только акции, нанял гендиректора и ушел работать в школу. Мама была в глобальном шоке.
- Ты с ума сошел?! – кричала она. – Будешь подтирать носы сопливым детям?!
Его не понял никто, кроме его старого тренера из спортивной школы.
- Работа с детьми – это благодарная работа. Знаешь, они будут ныть, отлынивать от занятий, кричать «не хочу» и ползать по залу, как «беременные бегемоты»… Но когда ты увидишь их взволнованные взгляды перед первой игрой, когда они перед болельщиками – папами и мамами - будут стараться показать все, чему НАУЧИЛ их ТЫ, когда забьют, когда ощутишь радость от их первой победы – твоей победы, когда встанет ком в горле… Ты поймешь, что сделал правильный выбор.

Он понял и оценил. И вот поэтому сейчас не спешил домой, а стоял на школьном крыльце, наблюдая за игрой. Нового игрока заметил сразу. Виртуозное владение мячом бросалось в глаза.

Она в очередной раз прорывалась к воротам соперника по краю поля, когда Семенов подставил ей ножку. Как она летела!!! Падать она умела, но было безумно досадно приземлиться на гравийное поле, разодрать ладони, колени и, естественно, джинсы. Опять мама будет ругаться!
Над головой раздался громкий мужской голос.
- Семенов! Красная карточка и двойная норма по подтягиваниям!
- Виктор Михайлович, а мы не на уроке.
- Неважно. У меня память хорошая. На первом уроке сдашь.
- За что?! – проныл Семенов.
- За неспортивное поведение.
- Эй, парень, - голос прозвучал ближе, громогласный мужчина подошел и склонился над ней. – Тебя как зовут?! Встать можешь?
Ленка открыла глаза. Первое, что увидела, это отличные адидасовские кроссовки очень большого размера. Стала подниматься и встретилась с серьезным взглядом голубых глаз.
- Лена меня зовут. Стоять могу, – произнесла она уверенно, натягивая на голову свалившуюся во время падения кепку.
- Во номер! – мужчина присел на корточки, аккуратно ощупал оба колена, ей только оставалось сгибать их под его рукой, потом встал и удовлетворенно произнес. – Все нормально. Только промыть надо ссадины и йодом намазать. Пошли в школу. - И он взял её за руку.
Ленка тут же вырвалась и отскочила от мужчины.
Блин, она только что с таким трудом влилась в коллектив, а теперь ЭТОТ хочет увести её, как расклеившуюся фифу!
- Ты чего?! - удивился мужчина. – Йода, что ли, испугалась?!
- Ничего я не испугалась, – зло буркнула она в ответ и уже достаточно доброжелательно обратилась к парням. – Я домой. Спасибо за игру.
- Приходи завтра, – бросил ей вслед один из парней. Это был Игорь. Игорь Гуцулов, ставший ей впоследствии настоящим другом.
Она ушла. А высокий мужчина долго удивленно смотрел вслед долговязой шестиклашке.

Прошло почти полтора года с того дня, когда он обнаружил светловолосую девочку на футбольном поле. Он запомнил этот случай. В школе Лена, её фамилия была Кулемина, училась хорошо, наравне с ребятами ходила два раза в неделю в футбольный кружок, на его уроках всё сдавала на пятерки. В общем, приятно иметь дело с такими учениками!

Недели за три до Нового года он засел в подсобке заполнять журналы. Близился конец четверти. Услышал в зале шаги, потом стук мяча, но вставать и выяснять, кто пришел, было лень, поэтому со стула он поднялся только минут через двадцать и вышел в зал. Зрелище его взору предстало душераздирающее. Ученица 7-а Кулемина Лена усердно набивала мячик, а из глаз её ручьем катились слезы.
- Лена!
Она вздрогнула от неожиданности и отвернулась. Он подошел.
- Лена! Кулемина! Что случилось?! - реакция была нулевая. Нет, Кулемина явно вытирала глаза. Он, как и многие мужчины, не выносил слез, но как любой нормальный человек и педагог тут же забрал у девочки мячик, посадил на скамейку, ласково приобнял и участливо спросил.
- Леночка, что случилось?
Она глотала слезы и молчала, и столько безутешного горя было в зеленых глазах, что он испугался и рявкнул:
- Кулемина, не молчи!!!
- Они уехали, - выдавила она.
- Кто?!
- Мама с папой.
- Ну, как уехали, так и приедут.
- Через четыре года.
- Чего?!
- Через четыре года, - словно эхом отозвалась Лена.
- Это куда так? – спросил ошарашено.
- В Нигерию, – пояснила удрученно.
- К неграм? А зачем?
- Они ученые-медики.
- Лен, - он подыскивал слова, - ну ты не расстраивайся. Ты с кем осталась?
- С дедом.
- Ну вот. С дедом. Ты уже большая. Через несколько лет уже можешь замуж выходить, и папа с мамой не понадобятся, – он пытался пошутить. Она не среагировала.
- Леночка, на вот, платок, – она вытерла слезы и высморкалась. Он прижал к себе девочку чуть крепче, - Лен, я знаю, что расставаться с родителями очень тяжело, но поверь, надо чуть-чуть потерпеть и будет легче.
- Я им не нужна.
- Это неправда. Ты им очень нужна, они тебя любят и думают о твоем будущем. Не в джунглях же тебе учиться. И еще есть такое понятие как долг, и опять же с работой для ученых в стране не очень… Ты не сомневайся, ты для них любимая девочка, и дедушка, наверняка, тебя очень любит.
- Да…
- Ну, вот и хорошо. Пойдем-ка, я тебя домой провожу.
- Не надо, – встрепенулась Ленка. – Она вдруг вспомнила, что Виктор Михайлович все-таки её учитель. - Я сама. Я платок постираю и отдам, – она обнаружила у себя в руке мокрый комок.
- Не надо, – мягко произнёс он. – Точно дойдешь домой?!
- Точно.
- Ну, беги, Кулемина. И не забудь, в среду тренировка.
Она ушла. Он запустил пальцы в волосы, как это случалось с ним в минуты досады. Он слишком хорошо знал, что чувствует сейчас эта девочка.

Через неделю он стал свидетелем разговора в учительской. Людмила Федоровна, завуч, не зря прозванная школьниками «терминатором», влетела в учительскую, пылая гневом.
- Это возмутительно! Что делается?! Конец полугодия!
- Людмила Федоровна, не горячитесь. Что произошло?! Толком скажите, что произошло? – прервал бурные излияния директор школы Николай Павлович.
- Представляете. Кулемина из 7-А. Третья двойка за неделю. Вообще ничего не делает. Я ей говорю: «Родителей вызову!» - А она мне, - вызывайте! И дверью хлопнула! И это в седьмом-то классе! Беспредел!
- Не получится у вас родителей вызвать, Людмила Федоровна! – он решил вмешаться.
- Это еще почему?!
- Родители Лены – ученые-врачи неделю назад уехали по контракту работать в Нигерию на четыре года. У ребенка стресс. Она не может прийти в себя.
В учительской повисла тишина.
- Бедная девочка! – сочувственно сказала Ирина Ренатовна, - молодая учительница химии.
- А вы были не в курсе? – обратилась Людмила Федоровна к директору.
- Нет.
- Какая безответственность! Хоть бы школу предупредили, что оставляют ребенка. А с кем она вообще осталась?
- С дедушкой.
- Девочке было бы лучше с мамой или бабушкой, - снова вставила Ирина Ренатовна.
- Да, еще такой трудный возраст, как раз переходный… А тут… четыре года! – вступила в разговор учитель биологии Зоя Семеновна Кац.
Людмила Федоровна с тоской вспоминала собственную жизнь и собственную дочь, которую она как раз «упустила» в переходном возрасте. Решение, как всегда принял директор.
- Виктор Михайлович! Лена ведь спортом увлекается?
- Да, она у меня в секции.
- Я вас очень попрошу. Девочка вам открылась, значит, вам доверяет. Возьмите Леночку под свою опеку… Поговорите… Чтобы уроки делала… В общем, помогите, ну, если вам не очень трудно…
- Да, не вопрос, - отозвался он.
- Да, - поддержала Савченко завуч, - помогите. А на эти двойки я глаза пока закрою, но надеюсь, что под вашим руководством Лена их исправит.

Физкультура в 7-А сегодня была последним уроком.
- Лена Кулемина, задержись, пожалуйста! – Лена подошла к учителю. Завел её в подсобку. Показал на стул у стола. – Садись!
- Зачем?! – удивилась Лена.
- Затем, что если ты не станешь учить уроки, а будешь получать двойки, я буду вынужден отстранить тебя от занятий в секции и от игр, а мне этого, ну совершенно не хочется. Следовательно, ты сейчас сядешь и будешь учить математику и всё, что там вам ещё задали.
Ленка попыталась увильнуть.
- А меня дед дома будет ждать.
- Я ему позвоню и предупрежу.
- А потом поздно домой возвращаться.
- Ну, во-первых, не так поздно, а во-вторых, я тебя провожу. Мне по пути. Еще возражения есть? – Степнов повысил голос, и Кулемина поняла, что спорить бесполезно. Ну, и к тому же, если честно, Виктора Михайловича она уважала, и быть выкинутой из секции тоже не хотелось. Да и сосредоточиться на домашнем задании здесь, в подсобке, было легче, чем дома, где абсолютно всё напоминало о родителях.
- Сиди, учись. Скоро приду, проверю, – Степнов, взяв журнал, покинул зал. Появился он через какое-то время с пакетом булочек из столовой.
- Ну что, Кулемина?! Осилила математику?!
- Осилила, – улыбнулась Ленка.
- Тогда объявляю большую перемену и будем пить чай с плюшками.
- Вы как Карлсон!
- Ну да! - Степнов смешно раскинул руки, словно сзади у него пропеллер, и закружился. - Я Карлсон, лучший в мире подниматель настроения и укротитель нерадивых семиклассниц. – Ленка смеялась.
- Он еще красивый, умный и в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил! – добавила она и смутилась. А Степнов не смутился.
- А что?! Так и есть. Давай, присоединяйся, - он налил Ленке чаю в большую кружку в цветочек. - Ешь, а потом на русский навалишься.

Оставшиеся две недели учебного полугодия семиклассница Кулемина делала уроки в подсобке спортивного зала. Виктор Михайлович кормил её булочками, несмотря на ее протесты: «Неудобно, вы деньги тратите», а когда она принесла ему показать дневник с проставленными отличными оценками за четверть, он купил ей тортик. И потом ещё заставил Ленку забрать все несъеденное с собой.
Уроки делались легко. И Кулемина даже помогала учителю переносить в журналы оценки из Степновской тетрадочки. Как выяснилось, он ужасно не любил всякую писанину.
- Что на каникулах будешь делать? – надо сказать, Степнов очень ответственно отнесся к поручению Савченко, он переживал за эту девочку и старался помочь ей.
- Не знаю, – отозвалась Ленка грустно. – Дома, наверное, буду.
Степнов уже понял, что сидеть дома Ленке только во вред, поэтому принял другое решение.
- Лен, ты на коньках кататься умеешь? На лыжах-то знаю, что умеешь.
- На коньках? Нет.
- А хочешь научиться?
- А можно? У меня коньков нет.
- Не беда. А плавать умеешь?
- Да. Меня папа учил, когда мы у моря жили, – Ленка загрустила, вспомнив отца.
- Ну, вот и отлично. Значит, первого января будь готова, пойдем на каток, а второго в бассейн.
- Виктор Михайлович, так туда билет нужен.
- Нам не нужен. Знаешь поговорку, «не имей сто рублей, а имей сто друзей».

В итоге, 1 января Степнов действительно привел ее в спортивный комплекс, договорился о постоянном бесплатном прокате коньков и вывел её на лед. С ее упорством и тренированными мышцами она схватывала быстро и почти не падала, но он настоял, чтобы она надевала наколенники и налокотники.
- Виктор Михайлович, вы еще на меня каску наденьте!
- Разговорчики, Кулемина! Надо будет и одену. Кстати, шапку надевай, еще менингит схлопочешь.
Потом он оформил ей абонемент в бассейн. Короче, загрузил девочку на каникулы по полной программе. Он, конечно, не появлялся в спорткомплексе каждый день, но Ленка увлеклась коньками, ее спортивной натуре, как всегда, хотелось добиться высоких результатов, и она почти целый день проводила на льду, катаясь под музыку вместе с радостной толпой веселящегося народа. Здесь, в отличие от унылой квартиры, царила атмосфера праздника. На катке Кулемина наткнулась на Наташу Липатову, свою одноклассницу. До этого они, в общем-то, не общались, но здесь… Наташка была немножко «профи» и с удовольствием принялась учить Ленку всяким выкрутасам. Иногда к ним присоединялась Наташкина подруга, тоже из их класса - Лера Новикова. Вот тогда Ленка узнала, что Наташка живет без отца, а Леркину маму убили бандиты. И девчонки ей стали как-то ближе, до этого она общалась только с парнями, да и отъезд своих родителей стал казаться меньшей трагедией.
Потом снова начались школьные будни. Она привыкла делать уроки в спортзале или просто засиживаться там, наблюдая, как Виктор Михайлович ведет секции в старших классах. Чаепития и заполнения журналов Ленкой стали традицией. Точно так же как стало традицией, что учитель по дороге домой провожал до квартиры и ее – Ленку.
Потом он познакомился с Петром Никаноровичем Кулеминым. Дед первым выразил желание увидеть такого заботливого педагога. А потом выяснилось, что Виктор Михайлович давний фанат дедовских романов. Позже он стал даже соавтором одного из романов, правда, взял псевдоним. Ленка удивлялась.
- Вы же не любите писать, Виктор Михайлович.
- Не люблю. Но идеи-то в голове есть.

Дни летели, складываясь в месяцы и годы, и дружба учителя физкультуры с ученицей Кулеминой в 345-й школе никого не удивляла.


Спасибо: 60 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 1050
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.10.11 21:35. Заголовок: Предыстория. Часть 2..


Предыстория. Часть 2

Он всегда был рядом. Он спасал её. В девятом классе у нее взяли в заложники родителей, дед попал в больницу. Если бы не Виктор Михайлович… В десятом - она ввязалась в кулачные бои за деньги. Степнов вытащил ее, полуживую, с ринга, отработал за нее бои и чуть не убил её сам за то, что скрывала от него такую серьезную ситуацию.
В принципе, он мог расплатиться с этими хмырями деньгами, но знал, как только они поймут, что он заплатит за безопасность девочки любую сумму, а он заплатит, они сделают его дойной коровой, постоянно угрожая Лене. После этой финансовой заморочки он пытался предложить Ленке денег. Естественно, она их не взяла. Ее и так всегда напрягали его покупки для них. «Гордая». Он сам такой. Устроил её, хоть и несовершеннолетнюю, на два раза в неделю в один из своих клубов вести атлетику и степ для скучающих девушек. Ленка, в принципе, рослая и старше выглядит. Она справлялась с работой. А потом стала еще и часы уборщицы прихватывать. Он сначала ругался, но она настояла на своем. Сказала, что хочет гитару, новые шмотки и, естественно, будет зарабатывать сама.
В школе уже со старших классов, когда Ленка стала выше на голову всех одноклассников, он перевел ее в секцию баскетбола. Баскетбол – это его жизнь. Его игра. Тренировал Лену в группе и индивидуально. Вечерами вели баталии один на один. Ему было в удовольствие. Лелеял надежду, что она достигнет больших высот.

Она тоже старалась не оставаться в долгу у учителя. Помогала, как могла. Взяла на себя всю бумажную работу и уборку в подсобке. Выигрывала для него все возможные соревнования, никогда не отказываясь и выкладываясь по максимуму. Когда Савченко приказал учителю создать музыкальную группу, взамен обещая новые маты и козла, Ленка первая взялась за гитару и приложила все усилия, затащив в группу подруг – Наташку с Леркой. Она вообще была готова ради него на все. И это были не пустые слова. Первый раз она, можно сказать, случайно, спасла его от тюрьмы. Услышала его фамилию, проходя мимо кабинета директора клуба, и остановилась. Разговор оказался очень интересным. Стала следить и собирать информацию. На уборщицу, слава богу, никто внимания не обращал, зато доступ к ключам от кабинетов был. Потом доложила все Степнову. У того волосы встали дыбом. Готовилась конкретная подстава. Директор собирался свалить с деньгами, а Степнов бы сел за финансовые и налоговые нарушения.
Во второй раз Ленка спасла ему жизнь в прямом смысле этого слова. В начале 11-го класса её одноклассники вляпались в историю с наркотой, и Наташа Липатова с матерью оказались в заложниках у уже знакомых ему дельцов. Кулеминой было велено остаться дома. Но когда она слушалась?!
Оказалась на месте раньше их и была поймана одним из бандитов. С вооруженным мужиком одной справиться оказалось сложно. Второй как раз заметил на территории мужчин, поэтому бандиты засели в засаде. Наташка с матерью были связаны и с кляпом во рту. Ленке рот заткнуть не успели. Но Иван предупредил: «Пикнешь, убью!» Она стояла под дулом пистолета и понимала, что сейчас Виктор Михайлович и историк Рассказов завернут за угол и напорются на вооруженного бандита. Плевать! Иван на секунду отвернулся, и Ленка свистнула. Так, как учил её Степнов. Когда-то он поведал ей, как они с парнями бегали за территорию спорт-интерната и как предупреждали свистом об опасности.
У него упало сердце. Лена там! Но переживать было некогда, надо было действовать. Дальнейшее происходило, как в плохом кино. Беспорядочные выстрелы, Игорь, раненный в ногу, закрывший собой Наташку… Лежавший мешком на земле Иван… И Андрей, держащий на мушке их с Ленкой.
- Ну что, голубки! Допрыгались!
Он стоял чуть впереди Ленки. А дальше Кулемина совершила нереальное. Она вдруг резко толкнула Степнова под ноги Андрею, принимая выстрел на себя, но этой доли секунды Степнову хватило, чтобы броситься на Андрея и завладеть оружием. Андрей промазал. Тут налетела милиция. Всё, в общем-то, кончилось хорошо.
Когда они остались одни, он кричал. К-а-ак он кричал!!!
- Кулемина! Ты идиотка! Ты зачем туда вообще пошла?! Сумасшедшая! Под пули бросилась!!!
А она ответила так спокойно-спокойно:
- Вас будут убивать, а я в стороне стоять буду?! Не буду, – и отвернулась.
Конечно, она плакала. Он держал её в объятиях и шептал:
- Лена, никогда больше так не делай… Я ТАК за тебя испугался! Я так в жизни никогда и ничего не боялся! Что бы я Петру Никаноровичу сказал… - Она всхлипывала на его груди, он её утешал, и была она в эту минуту безмерно счастлива, потому… Потому ЧТО ЛЮБИЛА.

Еще тогда, после истории с боями, после тех нескольких дней, что провел у нее в квартире Степнов, она написала песню «Лети!», и когда написала, стало окончательно ясно - она любит его давно и всей душой, всем сердцем. Он для нее всё, весь мир, он её бог, кумир, самый прекрасный и самый лучший на свете мужчина. Только, увы, она для него никак не женщина, а лишь любимая ученица, ребенок. Как раз тогда, посланная за журналом в учительскую, случайно услышала разговор их библиотекарши и завуча Борзовой. Светлана Михайловна недоумевала и возмущалась:
- Это аморально! Степнов ночует у ученицы! Бог знает, что они там делают. Я давно замечаю, у них особые отношения…
Эх, если бы домыслы Светланы Михайловны были правдой, - мечтательно вздохнула Кулемина, но следующие слова Борзовой обрубили Ленкины мечты на корню.
- Светлана Михайловна! Не говорите ерунды. Виктор Михайлович опекает девочку с седьмого класса. Естественно, он к ней привязан. А девочка растет, можно сказать, без родителей. Вот вам и «особые» отношения. Отцовский инстинкт у Степнова и ничего более. Ему уж за тридцать и давно пора своими детьми обзавестись. Так что не морочьте мне голову, и еще… Постарайтесь устраивать свою личную жизнь за пределами школы.
Судя по звуку шагов, Борзова направилась к дверям, и Ленка отскочила за угол. Когда Людмила Федоровна скрылась в другой стороне коридора, Ленка снова двинулась за журналом и получила «вторую часть марлезонского балета».
- Мне тоже кажется, что ты неправа, - вещала Ирина Ренатовна. - Ну, где Степнов и где эта Кулемина?! Степнов же он та-а-кой! Только с виду простенький. Шикарный он мужик и женщин он любит нормальных. Уж можно доверять его вкусу. Ну и зачем ему, спрашивается, малолетка-пацанка.
Ленка грустно побрела назад по коридору. Даже то, что Борзова так отбрила Уткину, настроения не поднимало. «Отцовский инстинкт»… «Малолетка-пацанка»…
Ну, если с «отцовским инстинктом» и «малолеткой» ничего не поделать, то с «пацанкой» можно попытаться. Новикова никогда не отказывалась прийти на помощь, если дело касалось шмоток.
И на просьбу помочь сменить имидж на более женственный откликнулась сразу. С вечера Кулемина осталась ночевать у Лерки, предупредив Виктора Михайловича, что на пробежку не придет, ибо Новикова сказала:
- Лен, ты с ума сошла?! Или пробежка, или макияж, – Ленка вздохнула и выбрала макияж.
Новиковские юбочки в силу роста были ей коротковаты. Остановились на другом наряде.
- Вот. Это клево! – Лерка оглядела дело своих рук. - Только туфли нужны на каблуке.
- Каблуки - это без меня.
- Кулемина! Мне, что ли, нужна «женственность»!!!??! В своих бутсах пойдешь? Каблук – это женщина на все «сто»!
- Ладно, уговорила.

- Виктор Михайлович! – Борзова, как всегда, влетела в учительскую и бросилась к нему, так что он чуть не подавился чаем. – Вы Кулемину видели!?
- Нет, а что? – он сразу забеспокоился. Опять драка? Фингал под глазом? Что может быть?!
- А вы пойдите, посмотрите! И немедленно отправьте её домой.
Точно! Заболела! - он, сломя голову, рванул из учительской. Где ее искать по школе во время большой перемены?! Но нашлась она быстро. Ибо окружающие шарахались в стороны и шептались за её спиной.
Это было нечто странное. По коридору жутковатой шаткой походкой, но тем не менее, целенаправленно, в сторону спортивного зала двигалась девушка. Что это Ленка, он сообразил не сразу. На девушке была одета бьющая в глаза серебром туника, чуть прикрывающая пятую точку, прихваченная на талии широким поясом. Зеленые лосины с серебристой отделкой и туфли на шпильке. Он сразу вспомнил начало девяностых, когда дамы любой комплекции ходили в этих самых лосинах. Брр! Обычно прямые светлые Ленкины волосы были закручены короткими локонами и заколоты с двух сторон заколками с большими стразами.
- Лена! – она повернулась на зов.
Мама дорогая! Ленка же никогда так не красилась! Яркие наведенные зеленым карандашом стрелки, красная помада.
Она лишь взглянула в его глаза и сразу прочитала «приговор». Не то! Тут же отвернулась, чтобы скрыть горечь открытия. Он подхватил ее за талию и увлек в зал, нарочито бодрым голосом спросил:
- Ленок, по какому поводу смена имиджа?!
- Без повода, - буркнула Ленка.
- Не, вообще-то, имидж менять - это даже хорошо… - аккуратно начал Степнов, подбирая слова, чтобы утешить любимицу.
- Виктор Михайлович, ну что вы несете! Скажите честно, что ужасно.
- Нет, Ленок. Не скажу. Просто вот если по отдельности, то ничего… А в сумме – такой странноватый эффект получается. Да и в школе неуместно.
- Но Зелёнка-то ходит, – она подразумевала ученицу 10-Б Зеленову Полину.
- Нашла на кого равняться. Твоя Зеленова и пары раз не отожмется. А наряд… Ну, не твое это, что ли…
- Спасибо, Виктор Михайлович, – Ленка с трудом глубоко вдохнула, старясь проглотить комок в горле и сдержать слезы. – За откровенность. Да, видимо, ЕЁ – это спортивные штаны и кеды.
- Ленок, ты не расстраивайся. Только вот Борзова велела тебя домой отправить. Хочешь, посиди у меня.
- Да нет. Спасибо, Виктор Михайлович! Сейчас звонок прозвенит и уйду.

Да! До его «нормальных женщин» ей, как до Луны. А она знала, что они у него, действительно, бывают. Сколько раз она видела, как он, приняв душ в спортзале, доставал из шкафа костюм или свежую рубашку и убегал на свидание, благоухая убойным ароматом от Lacoste.
Правда, следует заметить, по дороге он «забрасывал» Ленку домой, а потом уже отправлялся по своим делам. В 7-9-м классах её это не задевало, а сейчас… было мучительно…

В десятом, ужасно глупо, конечно, она даже тайно набрызгала этой его туалетной водой его носовой платок, что обнаружился, настиранный и наглаженный, в дальнему углу ее шкафа. И когда было совсем одиноко, она вдыхала этот аромат и разрешала себе помечтать.
Тогда же, когда она была в десятом классе, к ним пришел новый учитель истории - Игорь Ильич Рассказов, который сразу крепко подружился со Степновым. Оба были молодые и веселые, оба были немножко авантюристы, оба увлечены своей профессией, оба художественные руководители молодой музыкальной группы «Ранетки». Историк был крут, и как учителя, и как классного руководителя Ленка его очень ценила, но было одно НО… Игорь Ильич был «ходок», как выразилась Новикова. Вместе с ним Степнов зачастил по клубам, легко вступая в необременительные отношения на одну ночь.
Ленка не раз становилась невольной и случайной свидетельницей их разговоров…
- Вить, да пошли! Ты же знаешь, мой интеллект, твоя фигура, и все девушки наши. Ну исторически так сложилось, что ходят они парами… хорошо хоть не с мамками, дуэньями в паре… Пошли. Тебе брюнеточку, как ты любишь, мне блондинку…
И Степнов шел.
Потом были телефонные звонки. И несколько раз, едва взглянув на телефон, Степнов просил Ленку, сидящую тут же в подсобке.
- Ленок, ответь, пожалуйста, и скажи, что Виктор Михайлович подойти не может.
Обычно девушки после этой фразы вешали трубку и больше не звонили. Правда, одна особо наглая поинтересовалась как-то:
- А вы кто?!
- Жена, – отрубила Ленка и тут же испуганно посмотрела на Степнова.
- Молодец, Ленок. Спасибо! Извини, конечно. «Не надо впутывать в свои шашни ребенка», - громко укорял внутренний голос педагога.
- Да, ничего, Виктор Михайлович, - весело отозвалась Ленка. – Обращайтесь.

Ревновала ли она?! И да, и нет. Кто она вообще такая, чтобы его ревновать?! Нету у нее такого права! Вот слышит она эти звонки. Да, это мучительно. Но лучше уж знать правду, хоть это и попахивает мазохизмом… И по крайней мере, она в курсе, что у него еще нет постоянной девушки. Это знание грело душу. Может быть, он не успеет жениться до того момента, как Ленка окончит школу… Может, тогда он посмотрит на нее по-другому… Конечно, это из области несбыточной мечты, но кто сказал, что мечтать запрещено. Теперь уже Ленка приносила Степнову к чаю выпечку собственного изготовления, как-то услышав от завхоза Елены Петровны, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Первый раз Степнов сильно удивился, с удовольствием съел пирожки, да и потом всегда нахваливал ее кулинарные эксперименты, но, увы, в их отношениях ничего не изменилось. Уже после истории на заводе Ленка снова услышала неприятный для себя разговор. Рассказов предложил:
- Вить, поехали, затусим в «Империал».
- Да, мы с Ленкой в бассейн собирались…
- Вить, Лена уже не ребенок, сама прекрасно найдет туда дорогу. А тебе надо с девочками встречаться, невесту искать, – засмеялся Игорь Ильич. Тебя, небось, Маргарита Павловна пилит, что не женат?
- Пилит, - вздохнул Степнов, - и постоянно дочек своих подруг подсовывает. Ну, мама есть мама…

В бассейн Ленка пошла с Гуцулом. С Игорем Гуцуловым они были давние напарники по игре в футбол, баскетбол и стритбол. Давние напарники и друзья. Один Гуцул знал, что Ленка влюблена в Степнова. Находясь на тренировках, на соревнованиях ближе всего к Ленке и учителю, будучи от природы проницательным, он не мог не заметить Ленкиных вздохов и взглядов украдкой. Он знал и без слов поддерживал Ленку морально. Она понимала, ценила такое отношение и тоже знала его тайну. Гуцул давно и безответно страдал по звезде всея 345-ой школы, супермодели, богатенькой «барби» Полине Зеленовой. Гуцулов же никак не мог похвастать ни лицом, ни прикидом, ни материальным положением. Чтобы ухаживать за такой девушкой как Полина, нужны немалые средства. Ленка лишь смогла помочь Гуцулу тем, что уговорила маму Женьки Алехиной – клавишницы их музыкальной группы - взять Игоря в свое кафе работать вечерами барменом.


Спасибо: 59 
Профиль
Ответов - 172 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 358
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия