Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Starushencia





Сообщение: 1
Зарегистрирован: 02.02.09
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.02.09 14:42. Заголовок: Автор: Starushencia


Фики:

1. Победители
2. С новым годом! С новым счастьем!
3. "Горела в пламени", или Маленькая месть
4. Мы пойдем другим путём!
5. Сообразим на троих, или Новогодние каникулы
6. Лето
7. Подарочек
8. Народная мудрость
9. Если в сердце живет любовь

* Размещение на других ресурсах возможно только с согласия автора.

В связи с пропажей части текста фика и невозможностью его быстрого восстановления:
http://rusfolder.com/44209173 ссылка на скачку фика "Лето" в ворде

Спасибо: 39 
Профиль
Ответов - 172 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]


Starushencia





Сообщение: 844
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.07.10 02:06. Заголовок: Свадебное платье пре..


Обратите внимание, что к предыдущей главе добавились стихи.

**********************************

Глава 46

Ленка засадила Ранеток за учебники на следующий же день по прибытии. Попытки после завтрака сбежать - посмотреть город или еще поспать успехом не увенчались.
- Вы обещали.
- Ну, Ле-е-е-н!
- Даже не обсуждается. Разбирайте книжки. Из номера никто не выйдет.
- Кулемина! Ты монстр! - Пошутила Женька.
- Да.
- Она теперь, как Степнов раньше на физре, нас гонять будет, - улыбнулась Наташка.
- Буду. Ты что-то имеешь против меня или Вити?!
- Что ты, что ты, - замахала руками в шутку Наташка, - слушаем и повинуемся.
Впрочем, девчонки и сами осознавали всю степень ответственности, вылетать из Снегинки никому не хотелось, поэтому, хоть и со скрипом, но все настроились на учебу.
Совершенно обалдевший Вася пару раз пытался похитить Аньку на прогулку, но получил от Ленки отпор.
- Ты лучше сам учись! У тебя что, сессии нет, что ли?!
В итоге, от нечего делать, тоскующий без компании Артемов-младший тоже взялся за учебники. К тому же, марку знающего и опытного музыканта перед первокурсницами, особенно перед одной кареглазой, надо было держать.
Каждый день проходил сеанс связи с Москвой. Сидя за фортепьяно, Виолетта Аристарховна вела занятия. Потом девчонки по очереди подходили к инструменту со своей стороны. Вечером после концертов было немного свободного времени. Вася неизменно утаскивал куда-нибудь Аню. Наташка, если графики передвижения фотовыставки и турне совпадали, уединялась с Костей или шла гулять с фотоаппаратом и Женькой в качестве охраны.
Нюта иногда присоединялась к девчонкам, но чаще оставалась в номере, общаясь по интернету с родителями, занимаясь дополнительно, самостоятельно осваивая гитару, или что-то писала в большую тетрадь в кожаном переплете. Ленка тоже занималась усиленно. У нее была цель не просто сдать экзамены, а по возможности, сдать максимум предметов досрочно, чтобы в зимние школьные каникулы можно было отдохнуть полноценно с Витей, а не сидеть над учебниками.
Гулять в город она выходила мало. По-крайней мере, к часу X она уже сидела напротив ноута. Каждый вечер Витя приходил к деду «увидеться с Ленкой». Рассказывали друг другу, как прошел день.

Что ж это за мучение?! Видеть любимое лицо, слышать голос, говорить слова любви, а прикоснуться никак нельзя!!!
Каждый день Степнов прибегал к Кулеминым в радостном и нетерпеливом ожидании встречи, и каждый раз выходил из комнаты грустный. Петр Никанорович и Виолетта Аристарховна утешали его как могли. Виолетта Аристарховна почти насильно усаживала его за стол ужинать.
- Виолетта Аристарховна, ну неудобно, я дома поем.
- Очень даже удобно. Мне приятно для кого-то готовить и нетрудно. А тебе дома когда?
- Вить, может, ты у нас поживешь, что ты бегаешь туда-сюда?! - Предложил Петр Никанорович.
- Нет, Петр Никанорович, спасибо. Но я все-таки лучше дома. Там цветы наши. Лена поливать велела. А за ужин спасибо, я и так каждый день вас, можно сказать, объедаю.
- Виктор! Чтобы я от тебя больше таких слов не слышал! - Грозно рыкнул Петр Никанорович.- Семья у нас одна! Ешь, садись! - Это было сказано таким тоном, что Степнов даже не осмелился больше возразить.
- Витенька, что ты, правда, - поспешила сгладить ситуацию Виолетта Аристарховна. - Мне Леночка строго наказала за тобой присматривать, а это значит, тебя кормить. Ты же понимаешь, ее ослушаться не могу, - Виолетта Аристарховна улыбалась, - а то она приедет, увидит тебя отощавшего, с меня спросит.
- Скорее бы приехала, - грустно вздохнул Виктор.- Хорошо, Виолетта Аристарховна, у меня завтра шесть уроков, я сразу к вам приду, и мы в супермаркет сходим - затаримся. Вы скажете, какие продукты нужны, а я куплю и принесу.- Давайте так.

В школе Степнов старался держаться. Он же обещал Ленке не срывать свое плохое настроение на учениках. И не педагогично это, и не профессионально. Да, он скучает. Но как посоветовал Рассказов, надо побольше работать в таких ситуациях. И он работал. Усиленно занимался английским, зубря не дающиеся ему времена. Предложил некоторым ребятам дополнительные индивидуальные занятия. И ребятам польза, и он отвлечется, не будет ежесекундно думать о том, как она, что с ней, не будет постоянно смотреть на часы, хоть и зная, что до сеанса связи еще куча времени.

Бомбу под внешнее спокойствие физрука подложил Милославский. Спустя 13 дней с Ленкиного отъезда. Да, Степнов считал дни.
Милославский появился поутру в учительской, радостно размахивая цветным журналом, изъятым у супруги.
- Смотрите, о наших Ранетках в журнале написали!
Сразу вокруг стола с журналом образовалась толпа. Степнов, Шинский, Борзова, Лерка, да всем было интересно.
В статье было написано, что молодая девичья группа имеет успех за рубежом. «Взятая на разогрев знаменитой певицы, группа уже снискала благожелательное отношение поклонников B.S. Многие почитатели ее таланта даже выучили наизусть песни наших «Ранеток» на английском и начинают подпевать. Причем «Ранетки» стали известны не только тинейджерской девчоночьей аудитории. Одна из песен наших соотечественниц «Last Chance» в исполнении прелестной бас-гитаристки группы Елены Кулеминой (на фото в центре) прозвучала в радиоэфире и вызвала волну писем и обращений на радио. Молодые люди завалили радиостанцию вопросами, как выглядит девушка с таким потрясающе сексуальным и проникновенным голосом, и как с этой девушкой можно связаться». Дальше еще писалось о туре B.S. и была фотография пятерых яблочных девчонок.
Про выступление на радио Ленка ему рассказывала, а вот про поклонников... Степнов смотрел на улыбающуюся ему с фото Ленку и мысленно уже видел толпы мужиков, врывающихся в Ленкин гостиничный номер.
Резко развернувшись, он выбежал из учительской.
- Мирослав Николаевич! - Рассказов протирал запотевшие от волнения очки. - Ну что же вы?!
- А что?!
- Не надо было статью приносить. Или вырезали бы кусочек или пересказали бы выборочно своими словами.
- Да, - подключилась Сонечка. - Вон как Виктор Михайлович расстроился.
- Расстроился! - Буркнул Рассказов уже в дверях, - да он сейчас всю школу разнесет!

Школу Степнов пока не разнес, но боксерской груше доставалось конкретно. «Крайне ценное приобретение для школы», - подумал Рассказов, входя в зал.
- Вить!
- Ты говорил, что у нее поклонников не будет! - Степнов набросился на друга.
- Вить, спокойно. У них там хорошая охрана. И продюсер, ты сам говорил, человек серьезный и никого к несовершеннолетним девчонкам не подпустит.
- А если не углядит и вообще!!! - Степнову уже рисовались ужасные сцены.
- Ну, значит, Лена пошлет их куда подальше. - Рассказов помолчал и продолжил, - Вить, ты уже себе из-за какой-то фразы с три короба напридумывал. А там наверняка «завалили радиостанцию» - это одно письмо и два звонка. У нас же всегда для статей преувеличивают, чтобы значимость подчеркнуть. Не стоит так убиваться!
- Я не могу.
- Вить, в конце концов, привыкай потихонечку. Раз любишь девушку-музыканта, то будь готов и к поклонникам ее таланта.
- Да понимаю я. Просто как подумаю, что кто-то с ней рядом, в глазах темнеет. Я должен быть с ней, понимаешь?!
- Ну, так поезжай. Ты же визу себе делал заодно?!
- Да.
- Вот и лети к ней.
- Ага. А кто меня с работы отпустит?!
- Мда. - огорчился Рассказов. - Но ты сходи к Савченко, вдруг разрешит. Попытка не пытка.

- Виктор Михайлович. - Я, конечно, все понимаю, но у нас, извините, учебный план. Не могу я вас отпустить.
- Николай Павлович! Мне очень надо! Ну, могу я заболеть на неделю?!
- Заболеть можешь, но ты же не болен.
- Николай Павлович!
- Все, Виктор. У меня дела. Значит, мое последнее слово: найдешь достойную замену на неделю - поезжай, нет – значит, нет.
- Спасибо, спасибо!
Степнов, окрыленный, вылетел из кабинета. Отменил все тренировки и бросился домой обзванивать знакомых одногруппников. Надежда была, но с каждым звонком она таяла. Все были заняты днем, и никто не мог, а может, и не хотел заменить его на недельку.
Осенила мысль: Виктория Дмитриевна!
Позвонил Борзовой, узнал адрес и бросился по нему даже без звонка.
Дверь долго не открывали, а когда открыли... Степнов понял, что и тут ему не повезло.
Виктория Дмитриевна была сильно беременна.
Они мило поговорили и тепло распрощались. Он медленно спускался по ступенькам.
Вот ведь! Прямо поветрие какое-то. Материнский капитал, что ли, все захотели?! Сначала Ленкины родители, потом Алехины, затем Прокопьевы, и вот на тебе...
Степнов отчаялся. Ноги сами собой повели его к дому друга.

- Вить! Здорово! - Рассказов набросился на него с объятьями, будто они не расстались в школе несколько часов назад.
- Привет, ты чего?!
- Да это он с тобой здоровается, - Игорь Ильич появился из кухни.
- Дмитрий?!
- Да!
Степнов переводил взгляд с одного брата на другого, и ему казалось, что у него двоится в глазах. Игорь ему рассказал тогда потом про ситуацию с братом, но до этого Степнов их видел только по отдельности.
Дима потащил Степнова к столу, заваленному рыбными деликатесами и пивом, а по ходу выдавал информацию.
Они с Ириной прилетели в отпуск. Живут у нее. Они уже встречались все вместе с Ирой и Соней, а сейчас он пришел пообщаться с братом. У них как раз мальчишник.
- Как твои дела?... Лена?! Помню такую... Молодец девчонка! Боевая!... Уехала? Так приедет... Тебе к ней?... Так в чем проблема?!
- Неделя?! Так давай, я заменю.
- Правда, можешь?!
- А что?! Начальство знаю. Учеников тоже частично помню. И вообще, физкультура это не история. Нас в мореходке гоняли будьте нате. У меня разряд и не один.
- Дим! - У Степнова не было слов от восторга, а Дмитрий уже смеялся.
- Вот ведь, мужики, стоит к вам приехать, так в школу попадаю. Впрочем, оно к счастью. Давайте за это и выпьем!
Отказываться было невозможно.
- А где Ира? - поинтересовался Степнов в процессе застолья.
- Так она к подружке - Свете - убежала. Они теперь на равных, им есть о чем поговорить.
- То есть?!
- В положении обе! - радостно просветил Степнова Дмитрий. - Отстаете вы, мужики! Давайте догоняйте! За это следующий тост!

Степнов опоздал на сеанс связи. На целый час опоздал. Но уйти от Рассказовых после того, как Дмитрий согласился его выручить, было сложно. Послал Ленке смс-ку, что задерживается. В ответ получил: «Скучаю. Жду».
Разговор по скайпу получился несколько сумбурным. Степнов был взбудоражен статьей из газеты, событиями дня, пивом и перспективой поездки. При этом надо было сохранить все в тайне. А Ленка сразу, даже по скайпу, почувствовала, что что-то не так.
- Вить, а что с тобой?! Ты какой-то не такой?
- Какой не такой?
- Ну, даже не знаю...
Про возлияния у Рассказова Степнов решил умолчать. Не криминально, но ведь он из-за этого опоздал на час.
- Да вот, статью сегодня про вас прочитал в учительской. - Закинул удочку.
- Про нас?! А что?! Где написали?
- В журнале... название не помню. Там написано, что у тебя после радиоэфира поклонников много, и все молодые люди хотят с тобой познакомиться. - Степнов внимательно следил за Ленкиной реакцией.
Кулемина искренне засмеялась в ответ.
- Витя, какие поклонники!? Это было на радио в Италии, а мы уже две страны за это время сменили. Степнов, - Ленка уже любовалась им, ей было приятно, - ты ревнуешь? Глупенький мой! Я тебя люблю. Ну, вот хочешь, я тебя поцелую.
- Хочу.
Ленка потянулась губами к камере...

В пятницу вечером на связь вместо Вити вышла Виолетта Аристарховна.
- Леночка, Виктор звонил. Он сегодня не сможет прийти. В школе дискотека. Ему там дежурить допоздна придется.
- Понятно.
Сказать, что Ленка расстроилась, значит, ничего не сказать. Пятница. Вечер. Они с Витей обожали это время. Странно, что он не написал смс. Послала смс-ку сама. Подтверждения прочтения не пришло. Плюнула на цену роуминга, набрала номер.
«Телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети». Расстроилась еще больше.
- Лен, ну ты что, - утешала Женька, ее соседка по номеру. - Да просто разрядился телефон. Мы с Платоном все время так накалываемся. То я забуду зарядить... то он... Пошли в бар посидим!
- Нет. Не хочу. Я спать. (Ленка разумно решила, что раз такой облом, то хотя бы выспаться...)
- Ну ладно. А я тогда пошла.

Анька, Вася и Женька сидели в баре гостиницы, пили сок. Алкоголь им в гостинице не продавали.
- Девчонки, а давайте в клуб сходим?! - Как всегда, Василий хотел развлечений, и вообще, у него были большие планы на сегодняшнюю ночь.
- Это на полночи?! Ведь не выспимся. - Разумно заметила Женька. Еще заниматься с утра.
- Не-е, - возразил Вася, - расслабьтесь. - Завтра Ленка точняк про занятия не вспомнит.
- С чего бы это?
- Ее сюрприз сегодня ждет.
- Какой? - Анька уже сгорала от любопытства.
- Да, муж приезжает. Я слышал, он дядьке звонил, спрашивал, в каком мы отеле.
- Круто! - Восхитилась Женька. - Тогда пошли в загул!

Степнов вышел из здания аэропорта. Все-таки хорошо, что он учил язык. В Германии, правда, говорят на немецком, но найти стоянку такси он смог. Показал водителю бумажку с адресом гостиницы и написанной на немецком Рассказовым фразой о том, что до гостиницы его необходимо завести в цветочный магазин. Для верности продублировал текст на английском.
В цветочном магазине купил два букета цветов. Белые розы - Ленке. Она любит такие.
Второй букет красных роз - Алехиной. Коля его уполномочил и открытку просил передать. К сожалению, студентам-медикам не вырваться в период учебы вообще никак.

Долго стучал в дверь номера. Наконец, она распахнулась. С полузакрытыми глазами Ленка щелкнула замком и, пробормотав: «Алехина, слабо ключи брать», двинулась обратно по коридору к кровати.
Его мысль о том, что нельзя, не глядя, открывать дверь неизвестно кому, осталась невысказанной и улетучилась от счастья видеть ее... такую родную, сонную, в пижаме...
Он еще только вдохнул и хотел произнести: «Ленка», как она каким-то шестым чувством ощутила его присутствие, повернулась, распахнула глаза и бросилась к нему на шею. Он едва успел выставить в сторону руку с букетами.
- Витя!!!
- Ленка! Леночка!
Букеты все-таки рухнули на пол. Это было не важно. ЧУВСТВОВАТЬ... СЛИТЬСЯ, раствориться друг в друге... Сумасшедшие поцелуи. Ощущения любимых рук... Этого мало... всего мало!!! СКОРЕЕ... скорее...
В коридоре прозвучали голоса. Мимо прошло несколько человек. Как в тумане до Ленки дошло, что дверь в номер по-прежнему распахнута. Оторвались друг от друга. Чуть не споткнулась о его упавшую сумку. Прислонилась спиной к холодной стене, пристально смотря, как он закрывает двери, поднимает цветы. Это даже не «любуется». Это больше. Приехал!!! На глаза навернулись слезы. Слезы счастья.
- Ленка, это тебе. - Протянул букет. - Ленка, ну ты что!? - Заметил повлажневшие глаза. - Девочка моя! - положил букет на полку, освободил руки.
- Ничего. - Обняла за талию, уткнулась носом в шею. Жалобно. - Я скучала. - И снова несколько слезинок. Ведь без него было так плохо!
- Хорошая моя! - Крепко прижал ее к себе. - Я тоже ужасно-ужасно скучал. Видишь, так скучал, что даже прилетел.
Она заулыбалась.
- Витя-а!!!
- Ленка-а!!!
- Я так счастлива!
- И я. Возьми все-таки цветочки!
- Спасибо. А это что? - Ленка указала на второй букет и пошла ставить оба в имеющуюся в номере вазу.
- Это Платонов Женьке велел от себя вручить.
- Молоток Платон! Вить, ты что хочешь: есть, пить?
Степнов засмеялся. - Ничего. Только вымыть руки и тебя.
Ленка кокетливо улыбнулась и, несмотря на закрытую, немного детскую пижаму, приняла соблазнительную позу.
- Виктор Михайлович! Мне нравятся ваши желания! Только давай, с руками быстрее. А то я на тебя наброшусь.
- Ого! - Степнов улыбался и быстро намыливал руки. Ополоснул, мазнул полотенцем. - Я первый на тебя наброшусь. - На ходу скидывая футболку, он увлек ее на разобранную постель.

Часа в три ночи веселая троица добралась до гостиницы. Женька подошла к дверям номера и тут же отскочила.
- Ребят, а я же туда не могу войти. Там они... Она многозначительно посмотрела на друзей. - И где мне спать?!
- Знаешь, я думаю, ты иди ночевать к Нютке, на Анино место. Сейчас, как ты понимаешь, трудно какие-то глобальные переезды устраивать. А Анечку, - Вася обнял Прокопьеву, - я к себе возьму. У меня номер одноместный, кровать большая, а Анька маленькая. Поместимся.
- Отлично. Анют, спасибо. - Тут же обрадовалась Женька.
Прокопьева даже не успела ничего возразить. А Вася в глубине души возликовал. Такой расклад он запланировал сразу, как узнал о приезде Степнова. А то они с Аней, вроде, и встречались, считались парой, целовались, но близко Анька его не особо подпускала. А сейчас, расслабленная, после приятного вечера, она глядишь, охотнее пойдет на контакт. Скорее всего, у нее до этого «никого не было». Вася был заранее тихо горд. Тогда он не будет настаивать. Пусть «олененок» пока поспит в его объятьях, в его кровати, это уже будет серьезный шаг вперед. Степнов ведь приехал на неделю. И уговорить завтра Аньку помочь друзьям и сэкономить Степнову деньги за номер, после всего того, что сделала семья Степновых – Кулеминых для Ранеток, будет делом ерундовым.

адрес прежний<\/u><\/a>


Глава посвящается Лене - Failen. Во-первых, идея и эпиграф родились в момент чтения её отзыва, а во-вторых, автор проникся озорным настроением её последнего фика.

Примечание. Автор пишет на русском языке, подразумевая, что где это положено по сюжету, мысли героев и диалоги звучат по-английски.

Глава 47.

    «Я царствовал, но вам не изменил,
    меня царицей соблазняли,
    но не поддался я, клянусь».

    к/ф «Иван Васильевич меняет профессию»

Вася не ошибся в своем прогнозе, и утром занятия отменились, причем на все выходные. Степнов устроил «раздачу слонов». Женьке - цветы и открытку. Нютке - переданное родителями письмо от Степы. Наташке - любимую, забытую ей в спешке дома, блузку от мамы. Женька сразу полетела в холл звонить Коле. Нютка - в свой номер читать письмо и плакать.

Выходные проходили волшебно. Все время, когда «Ранетки» не были на саундчеке и не выступали, Ленка проводила с любимым. Бродили по незнакомым улочкам незнакомого города, лакомились пирожными и мороженым, и все вокруг казалось прекрасным, милым и незабываемым. А почему?! Да потому, что он держал ее за руку.

Озадачились подарками для родных. Точнее, «Ранетки» давно были заняты этим вопросом. Виолетте девчонки купили музыкальную шкатулку, а еще готовили для нее электронный фотоальбом, состоящий из лучших Наташиных фотографий - видов городов, где они были, с написанными самими девчонками маленькими музыкальными композициями к ним. Романовскому девчонки купили шикарный коньячный набор - красивые бокалы и графин, ну и разумеется, сам указанный напиток великолепного качества. Деду Ленка сначала тоже думала купить что-то подобное, но потом решили, что «пить алкоголь вредно для здоровья» и для Петра Никаноровича, как раз оказавшись на той неделе в Англии, они купили дорогой особенный чай и шотландский плед. Виолетте Аристарховне совершенно спонтанно купили в подарок шляпку. Да. Зная приверженность ее к экзотическим головным уборам, они не смогли пройти мимо фирменного магазина. Ведь символ классической Англии - Royal Ascot - самые известные в мире скачки. Причем широкому зрителю скачки известны благодаря шляпам, в которых в обязательном порядке приходят дамы. На второй день они прибежали в магазин уже с фотографией Виолетты, и услужливая продавщица помогла выбрать эксклюзивный головной убор. Теперь Ленка с Виктором переживали, чтобы он подошел Виолетте, а еще как бы в целости довезти до Москвы огромную коробку.

С понедельника Ранетки все же продолжили занятия. В такие часы Степнов уходил в разведку по окрестностям, чтобы вечером после концерта устроить Ленке сюрприз и показать что-нибудь интересное и достопримечательное.
В пятницу на входе в гостиницу, возвращаясь с прогулки, он столкнулся с двумя Артемовыми. Мило беседуя, они миновали холл, поднялись на лифте, а на их этаже Степнова остановил солидный мужчина в черном костюме.
- Мистер Степнов?
- Да.
- Следуйте за мной.
- Зачем?
Мужчина начал что-то объяснять, но Степнов еще не настолько воспринимал на слух язык, чтобы уловить суть беглой речи. Зато суть происходящего уловил Артемов-старший. Он и мужчину в костюме знал, и английским владел в совершенстве, и с нравами шоу-бизнеса был знаком, поэтому быстро сделал нужные выводы.
- Вить! Мы же тебя художественным руководителем девчонок представили, ну чтобы тебя в списки внесли и везде пропускали, - зашипел он на ухо Степнову, - а теперь «Сама» хочет с тобой пообщаться. Иди, а то всех нас подведешь. Не перечь ей, со всем соглашайся, а главное, про Лену молчи. Ты не к ней приехал, а ты худрук группы. От тебя зависит музыкальная судьба девочек. - Он стал активно подталкивать Степнова обратно к лифту.
В итоге лифт закрыл двери за мужиком в костюме и Степновым, а Артемов облегченно выдохнул.
Вот ведь... - он употребил нецензурное слово. - Что ей хочется - всё подай! Вот теперь Виктора. И что девки в нем находят?! Ну, высокий. И все...
Вася разделял мнение дяди о Степнове. Спустя полчаса звуковик ввалился в номер к девчонкам.
- Ань, ты скоро?
- Мы еще не все, - сурово отозвалась Ленка.
- Да ладно вам. Хорош учиться! А то пока ты учишься, твоего Витю «Сама» у себя в апартаментах клеит.
- ЧТО???!!!
Вася тут же понял, что сболтнул лишнего, что допустил роковую ошибку. Сейчас Ленка пойдет искать Степнова, найдет, убьет их величество работодательницу и все... Международный скандал... Конец турне. И ноль денег.
- Да нет. Я пошутил. Просто его, как художественного руководителя, мы же его так записали, пригласили на собеседование наверх.
- И давно это было?
- Да минут пятнадцать назад. - Приврал Вася.
Женька, тоже почуявшая, что пахнет скандалом, попыталась успокоить Ленку.
- Лен, так что ты?! Возьми да позвони ему.
Кулемина тут же схватилась за телефон, и в комнате заиграла музыка. Степнов забыл свой телефон на зарядке у розетки.
- Я пошла.
- Куда?! Лен! Да ведь тебя не пустят наверх! - Народ попытался остановить Кулемину, взывая к ее разуму, но после фразы «в апартаментах клеит» это уже был полный бесполезняк, и Ленка решительно вышла за дверь.


Степнов с мужчиной миновали одного охранника у лифта на последнем этаже, свернули за угол, прошли по коридорчику и снова оказались у дверей с охранником. Тот пропустил их, и Степнов оказался в большом холле, в который выходило несколько дверей. Две были явно служебные, а на третью ему показал его сопровождающий и произнес:
- Иди!
Степнов несколько несмело отворил дверь. За ней оказалась большая прихожая и еще одна дверь. Ох! Нет, он не благоговел перед B.S., не трепетал, но боялся, что может неловким ответом как-то случайно подставить Артемова и девчонок.

Она стояла в комнате у окна. Льющийся из окна солнечный свет делал совершенно прозрачным и без того тонкое белое платье. Точнее, платьем это Степнов мог бы назвать с некоторой долей условности, только за счет расклешенной снизу короткой юбки. «Дива» повернулась в профиль, и Степнов резко задумался на предмет, куда себя девать, а главное, куда смотреть. Было жутко неудобно, словно он вломился в женскую раздевалку. От пояса юбки вверх шли две широких бретели. Проходили они лишь по центру груди. Поэтому, что в профиль, что в фас вид открывался совершенно откровенный, но, похоже, хозяйку апартаментов это не смущало.
Решив, что у поп-звезд свои задвиги, и надо попытаться не обращать на это внимания, Степнов вежливо поздоровался. И смог парой фраз ответить на «Привет! Как дела?» Сразу предупредил, что говорит по-английски плохо. Диву это не смутило. В конце концов, она что, разговаривать его позвала!?
Внимание на Степнова обратила ее приближенная-стилист, поведав в женской болтовне, что появился такой спортивный красавчик с голубыми глазами. Затребовав у службы безопасности видео и глянув его, она решила, что такой спортсмен ей вполне подойдет самой.

Пригласила его к столу. Белое вино. Устрицы. Что-то вообще неизвестного происхождения. Но все такое красивое, что притрагиваться страшно. Вежливо, насколько хватило словарного запаса, поблагодарил диву за то, что выбрала из многих других групп «Ранеток». Она в ответ сделала пару комплиментов песням Ранеток. Он ведь, вроде как, художественный руководитель. Как будет «спасибо» по-английски, Степнов знал очень хорошо и постоянно повторял.
Она предложила вино.
- Спасибо, я не пью.
- Я настаиваю. - Фразы он не понял, но обиженно надутые губки были красноречивы.
Велели ведь не перечить.
Пришлось глотнуть. Предложила еду. Он сказал:
- Да. Хорошо. - Но не притронулся. А зря. Так как она сама взяла с блюда какое-то экзотичное канапе и поднесла пальчиками к его губам. Пришлось есть. Чудом не подавился, а она еще пальчиками губ коснулась специально.
Вот тут у него в мозгу замигала красная лампочка. Она потянулась за следующим канапе, явно намереваясь повторить фокус. Но спортивная реакция - великая вещь. Опередил, схватил что-то с тарелки, откусил, начал жевать. Это как в рекламе, «иногда лучше жевать, чем говорить». Правда, схваченное «что-то», оказалось сыром. Ладно бы нормальным, а то с гадским вкусом плесени. Зажевывал его, не глядя, стараясь не смотреть на эту зелень. А хозяйка номера обошла стол, села рядом на диван, причем близко-близко и потянулась бокалом, типа пить на брудершафт «за знакомство», как он понял. Резко стукнул по ее бокалу - чокнулся, быстро кивнул ей головой и махнул вино залпом, как водочку. Типа: все, выпили. Брудершафт не получится!
Засмеялась:
- Мне говорили, что русские мужчины, они такие необычные. - Погладила по щеке. – Ты, как музыкант, оценишь, я тебе спою. - Встала. Запела акапелла и стала танцевать. Танцевать она умела. Двигалась очень сексуально, глядя в упор в голубые глаза.
- Ну как? - Снова подсела к покрасневшему от волнения Степнову.
- Э...э...э... - В голове по-английски остались только спортивные термины, вызубренные особо тщательно. - У вас прекрасная спортивная форма.
- О! - Снова засмеялась. - Я умею делать еще много разных ДРУГИХ движений... Могу показать. - Потянулась пальчиками к его шее.
Увы, он понял и смысл фразы, и даже подтекст. Черт! Нафига учил этот язык вообще!
- Извините, где у вас... Черт! Как его... Ну, не сказать же дамская комната «women room», как его там... руки помыть wash hands.
Она явно обрадовалась повороту событий. Правильно! Дорогое тело - чистыми руками.
Махнула рукой в сторону одной из дверей. Комната немереных размеров. Джакузи. Душ. Все в зеркалах, и море флаконов и баночек.
Передышка на пару минут.
Думай, Степнов! Думай! Как выбираться отсюда? Эх, Игоря нет, он бы сообразил. Надо отказать и слинять, но так, чтобы она не обиделась. Ибо ничего нет страшнее отвергнутой женщины. И откуда в мозгах всплыла эта фраза?! А то отыграется потом на Ранетках. И мобильник, как назло, в номере на зарядке, не сымитировать звонок. Нужна уважительная причина для ухода.
Спустил воду в унитазе. Пустил воду в раковине.
- А что париться? Скажу как есть, что у меня есть невеста, почти жена, я ее люблю, и других женщин для меня не существует.
- Ага, а она сделает вид, что не поняла, или скажет, что ей пофиг. Что, буду насильно вырываться?! Уважительная причина нужна!
- Болезнь.
- Да. На ровном месте? С чего?
- О! Отравился!
- И что? Нет.
- Точно. Вот это! Как это по-английски? Наверное, так и будет, ну, или вроде того.
Так, что тут у нас?

Степнов лихорадочно искал нужное средство. Помада. Нашел. Несколько движений.
Давай, Степнов, ты же даже в кино снимался. Играем с одного дубля. С богом!

Вылетел из ванной комнаты пулей в мнимой панике, нарочито задыхаясь и причитая «allergy», махнул рукой на стол с едой, быстро задрал на секунду рукав пуловера, бегло демонстрируя красную до локтя руку и повторяя «извините», «срочно», «доктор» «аллергия», пятясь, вылетел за дверь. Не снижая скорости, вылетел за вторую дверь в холл.

Обидно-то как! Блин! Думала, спортсмен, а он хлюпик какой-то болезный. Еще заразил бы чем. Бр-р.

Слава богу! Вырвался!
Он еще не пришел в себя, как в холле на него налетел вихрь.


Оставив Ранеток и выйдя из номера, Кулемина решительно направилась к лифту. Что «сама» живет в апартаментах на последнем этаже, это было известно. Выйдя из лифта, натолкнулась на охранника. Произнесла уверенно.
- Извините. Здесь наш художественный руководитель. Он позвонил, просил прийти.
В принципе, стоящий здесь из службы безопасности мужчина «Ранеток» уже знал и даже являлся Ленкиным тайным поклонником. Поэтому, не заподозрив в визите ничего криминального, тем более, после прохода Степнова, пропустил Кулемину на этаж, подтвердил, что Степнов там и сказал, в каком направлении двигаться.
А вот на следующем посту охрана была уже другого уровня. Мистер Вилсон знал о своей хозяйке многое. Не первый год работал. Насмотрелся. И догадывался, почему и зачем голубоглазый русский приглашен в апартаменты. Тем более, получил приказ: «Никого не пускать до особого распоряжения!»
Ленкина фраза про вызов художественного руководителя не возымела действия.
- Я не могу вас пропустить. Туда нельзя.
- Но мне туда надо! - Настаивала Ленка. Даже сказала. - Там мой муж.
- Нельзя.
- Пожалуйста.
- Уходите.
- Я вас очень прошу. - Ленка улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой.
- Нельзя.
Кулемина опустила голову, закрыв глаза челкой, и произнесла тихо и грустно. - Очень жаль, - и уже было повернулась уходить. Охранник расслабился. Ленка на это и рассчитывала. Молниеносным движением она с разворота врезала ему в пах, проскочила за дверь, рванула через холл и... налетала на Степнова.
- Витя! - Стоять! - ее возглас и крик охранника прозвучали одновременно.
Вилсон с трудом затормозил на скользком полу, наткнувшись на девушку в объятиях Степнова.
- Ленка?! - Степнов был в недоумении.
- Извините, мы уходим, - Ленка бегом потащила Степнова в обратном направлении, выкрикивая извинения уже на ходу.
Вилсон, хоть и проворонил Ленкин удар, не ожидая такого от милой блондинки, соображал быстро. Мужик от «самой» ушел. Если их всех засекут в холле, и если поднять шум, то это значит - все поймут, что с работой не справился он - Вилсон. Поэтому он не стал препятствовать, чтобы пара максимально оперативно покинула вверенный ему объект. Снова встал у дверей по стойке смирно. Вздохнул. Слушал, как убегали двое дальше за поворотом по коридору. Слушал и переживал.
Вот ведь, блин, все зло от баб! Одной - подай мужика, а то, что он, оказывается, женат, ее не волнует. Другая - за мужа в драку бросается. Зараза! Больно приложила. Понять ее, конечно, можно, но вот какой геморрой теперь будет у него, чтобы стереть критические для его репутации кадры на камерах слежения отеля. Это сколько придется заплатить местным ребятам за эту услугу и за молчание!? Все зло от баб!

В лифте оба перевели дух.
- Ты как там оказалась?!
- Пришла. Лучше скажи, что ты там делал?
- Что?! На вопросы отвечал. Пару устриц съел. Вина выпил. Неудобно было отказаться.
- Зашибись!!! Еще и устрицы. - Кулемина негодовала. - Она тебя соблазняла?! - Ленка шла напрямик.
- Лен, честно... (Степнов немного слукавил, зная темперамент любимой половины) я сам не понял. Я ей сказал, что плохо говорю по-английски, а она все равно тараторит. Что-то про музыку спрашивала и говорила. Ей же, я так понял, сказали, что я ваш худрук. Вот она и спрашивала про песни. Свое что-то пыталась спеть. Ну, я для приличия посидел, головой покивал, потом сказал, что жду звонка из Москвы, извинился и быстренько ушел.
- Ну ладно. - Они уже шли по коридору на своем этаже. - А то Артемов пришел и сказал, что B.S. тебя клеит.
Вот язык без костей! - Ругнулся про себя Степнов!
- И ты что, побежала убить ее и меня спасти?!
- Естественно. Ты же такой вежливый и к женщинам уважительно относишься. Послать постесняешься.
- Зай! - Он остановил Ленку, поставил ее перед собой и, глядя в глаза, спросил. - Ты поняла, что ты сейчас сказала???!!! Ты сказала, что я из-за стеснения могу тебе изменить!
Она смутилась. - Нет... я не думала... Но...
- Лен, послушай, пожалуйста. Поверь мне, что я в состоянии за себя постоять. Я могу прекратить возможные домогательства, и не буду терпеть недостойного поведения, потому что хоть я и уважительно отношусь к женщинам, тебя я уважаю и люблю неизмеримо больше. Да, в конце концов, я себя уважаю. Поэтому, не обижай меня таким недоверием и не волнуйся.
- Прости. - Ленка пристыжено опустила голову.
- Я люблю тебя. - Он взял ее за подбородок, приблизился и коснулся губ. Ее руки тут же обхватили крепкую шею.
Вывалившиеся из номера Ранетки с Васей облегченно вздохнули, увидев целующуюся посреди коридора парочку. Гроза прошла стороной.

Поздно ночью, когда Ленка уже спала в его объятиях, он вновь прокручивал в голове события дня. Он сказал ей: «Не обижай меня недоверием», а сам вон как молотил грушу в мыслях о Ленкиных поклонниках. Получается у него не ревновать Ленку?! А она... Она такая же, как он... Самая настоящая его половинка! Быстрей бы уже пожениться, будут хоть с обручальными кольцами на руке ходить. Будет видно, что заняты. А кольца будут широкие, но такие красивые... с такой огранкой, чтобы искрили... И вот он оденет ей колечко... а... ... она... ... ... ему.........................
Уснул.

****************
туточки<\/u><\/a>




Спасибо: 82 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 847
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.08.10 01:12. Заголовок: Примечания. 1. В гла..


Глава 48

Степнов уезжал домой с относительно спокойной душой. Во-первых, осталась всего неделя. Во-вторых, на этой самой неделе с Ленкой три дня будут родители. В-третьих, он убедился, что мужики не ломятся в номер к его невесте, а сама любимая думает только об учебе и о нем.
Расставались нежно, тепло, уже без надрыва. Приехал Степнов с легкой сумочкой на плече, а обратно увозил чемодан подарков (еще и Ранетки попросили часть их подарков забрать, чтобы еще неделю не таскать их с собой). У него самого сувениры коллегам, Рассказову, Сонечке, Шинскому с Борзовой и Савченко. Конечно, не забыл Марину – ей вез подарок прямо из Англии, и Дмитрия - за то, что так выручил. Плюс еще огромная коробка со шляпой.

Ленкин багаж к концу гастролей тоже существенно увеличился, даже несмотря на то, что часть купленных вещей Витя уже увез.
Ленку озадачила мама. Вера нашла дочку очень повзрослевшей и похорошевшей, хотя прошло-то всего ничего. Лена несколько округлилась и уже точно не походила на девочку-подростка. Отсутствие нервотрепки из-за деда, регулярная близость, а главное, спокойная семейная жизнь под крылышком у Вити явно шли ей на пользу. Кулемины получали регулярные доклады о том, как живут молодые и от них самих и от старшей пары. И все, что Кулемины слышали, то, как Виктор переживает, как заботится о Лене, только подтверждало правильность принятого ранее решения. Вот уж, действительно, за Витей Леночка как за каменной стеной. Недаром «замужем», по сути, означает «за мужем». Вера радовалась за дочь.
После первого дня бурного семейного общения Вера предложила назавтра сходить по магазинам.
- Мам, ну их нафиг. Что у меня, тряпок мало. Я лучше вот с вами полдня посижу, с Сережкой поиграю.
- Ну, - рассмеялась Вера, такой «тряпки» у тебя еще, вроде, нет. Я вообще-то хотела предложить тебе купить свадебное платье. Я тут уже несколько салонов специально присмотрела. Тебе ведь весной с учебой будет некогда. Мы приедем только-только к дате. -
Ленка настолько не ожидала такого предложения, что некоторое время даже не знала, что и сказать.
- Я... э... как-то еще не думала...
- Зато я думала, - снова улыбнулась Вера. - Ты мне с трех лет не разрешала тебе платья покупать. Я-то мечтала, что девочка родится - буду одевать как куколку, рюшечки-бантики, а ты ни в какую, а теперь вот Сережка. Хоть свадебное платье я могу с дочерью выбрать?!
- Мама! Мамочка! - Ленка подлетала к маме, обняла Веру. Прижалась к ней. - Конечно, пойдем. - И сама засмеялась, хитро глядя на Веру. - Только, чур, без рюшечек.
Перемерено было много. Но вот когда нашлось то «единственное», Ленка замерла у зеркала.
Вот, вроде, она и вроде, не она. Очень романтичный образ. Вера ахнула. В зеркале отражалась не ее дочка-спортсменка, а прекрасная юная женщина.
В итоге, в чемодане Ленка увозила шикарное свадебное платье. Точнее не так. В чемодане Ленка увозила многочисленные новые шмотки Женьки, а платье перекочевало к Алехиной, дабы случайно по возвращении Виктор его не углядел.

И вот московский аэропорт. Встречали их те же, что месяц назад провожали в дальнюю дорогу. Бурные объятия. Поцелуи. Радость. И, наконец, порог дома. Своего. Нет. Их дома. Как же все-таки хорошо возвращаться!
Аромат чего-то вкусного, ощущаемый еще в коридоре. Шикарно накрытый завтрак на двоих.
- Вить, ты что, всю ночь готовил? (Ранетки прилетели рано утром)
- Да нет. Я так. - Он скромничает. - Просто уже решил приготовить и завтрак, и обед, и ужин, чтобы, когда ты приедешь, не отвлекаться.
- Вить, сейчас я быстренько в душ...

Завтрак из любимых блюд оказался сытным, и концу его проведшая ночь по аэропортам Ленка уже клевала носом, хоть и мечтала о страстных объятиях.
- Вить, - она села к нему на колени, уткнулась носом в темные кудри. - Вить. Я так тебя люблю. Он тут же обнял ее и прижал к себе крепче.
- Я тоже тебя люблю. - Прошептал тихо. - Давай-ка ты спать, а я на работу. Уроки отведу и прибегу.
- А...
- Спать, - засмеялся Виктор и, подхватив Ленку, понес ее на кровать.
Вечером Ленка протянула Степнову пухлый конверт.
- Вить, возьми.
- Это что?
- Это наша зарплата за тур.
- Лен, - Он не торопился брать конверт. - Так держи у себя и трать. Тебе надо на косметику, на наряды и вообще...
- Вить, тут на косметику до конца жизни. И почему на себя. У нас бюджет общий? Общий. Ну вот. Положи на счет, пусть полежат пока. Тур - это разовое мероприятие. Еще неизвестно, когда я что-нибудь заработаю, а впереди свадьба, а там, глядишь, и еще расходы будут. А то получается, ты пашешь на всех.
- Лен, но так и должно быть.
- Виктор Михайлович! - Ленка подошла и поцеловала Степнова в подбородок, заглянула в глаза. - Вам так трудно положить деньги на счет? Я же не успею с учебы.
- Нет не трудно.
- Ну, вот и славненько! - Она вложила конверт в карман его домашней куртки и провоцирующе поцеловала в губы.

Оставшиеся дни до Нового года пролетели с сумасшедшей скоростью.
Ленка успешно сдавала досрочно сессию, чем очень радовала Романовского и Виолетту, но правда, пребывала при этом в полном цейтноте. Посему 21 декабря - полгода с заветной даты отметили специфично, но приятно. Выход в свет по причине Ленкиной занятости Степнов не планировал и решил устроить «лето» дома, поэтому пришел с полной сумкой летних фруктов - клубника, персики и тому подобное и букетищем цветов. По причине той же занятости Ленка не стала особо заморачиваться с подарком любимому и воспользовалась идеей, когда-то вычитанной в инете. Пришедший домой мужчина был встречен девушкой, облаченной только в прозрачный полиэтилен с широким подарочным бантом на талии... Фраза «лучший мой подарочек - это ты» была Степновым оценена по достоинству.

Но все же, несмотря на сессионную суматоху, они готовились к встрече главного праздника года. Отмечать решили вдвоем дома. Дед с Виолеттой уходили в какую-то компанию.
Степнов лишь заикнулся вопросом: «Может, хочешь куда-нибудь поехать на Новый год или каникулы?», как тут же получил от любимой ответ, что она наездилась «за глаза и за уши» и хочет быть дома с ним одним. По этой же причине Ленка отказалась встречать Новый год в компании Ранеток и на даче с братьями Рассказовыми и их дамами.
- Игорь, - озвучил ответ Степнов, - спасибо за приглашение, но мы дома посидим вдвоем. А вот потом, может, приедем на лыжах покататься.
Так же категорично Ленка отказалась играть на концерте 31 декабря. На уговоры и призывы Ани, Женьки и Васи не поддалась и стояла на своем намертво. Надо сказать, что по прибытии в Москву Артемов-старший заикнулся о подписании с Ранетками долгосрочного контракта. Но на страже интересов девчонок стояли Романовский с Виолеттой, считающие, что все-таки в первую очередь надо учиться. К ним примкнули родители Женьки. «Еще бы! Дочь и так разрывается на два факультета!» Против контракта выступили и родители Наташи. И не только потому, что Романовский был другом Бориса. Слишком хорошо Наташкины родители знали кухню шоу-бизнеса. Поэтому Артемов получил только согласие на разовые концерты, и то каждый раз условия, место, время, гонорар должны были отдельно оговариваться.

Короче, решив, что «никаких концертов», и праздник посвящен только любимому, Ленка к подготовке отнеслась серьезно. Это был их первый совместный Новый год. Заранее продумали меню, закупили продукты. В воскресенье усиленно выбирали новогоднюю елку. Решили купить все же искусственную. Настоящие жалко. Потом Ленка долго смотрела и выбирала новогодние игрушки. Переходила от одной палатки на новогоднем базаре к другой и ничего не покупала. Таскающий огромную коробку с елкой Степнов уже несколько притомился.
- Лен, что ты паришься?! Давай купим два набора тех шаров разноцветных и пойдем.
- Вить, ты не понимаешь.
- Чего?!
- Так нельзя. - Ответ Ленки прозвучал очень уверенно. - У тебя вот какие детские воспоминания от елки?
- Ну, - Степнов задумался, - игрушки были разные.
- Понимаешь, я тоже помню, что у меня были разные игрушки и каждая особенная. Домик, дед Мороз, попугай, мишка, шишки золотые, шарики разные. Мы же сейчас не на один год покупаем. Сейчас, конечно, модно вон как та, - Ленка кивнула на елку на витрине, - чтобы все в одном стиле, но я хочу, чтобы наш ребенок тоже помнил разные красивые и интересные игрушки.
- Э-э-э. - Степнов от неожиданности аргумента поначалу потерял дар речи, но потом пришел в себя. - Тогда давай выбирать. - И тут же активно подключился к процессу поиска особенных игрушек.
Установили и нарядили елку сразу же после покупки, за три дня до Нового года. Надо же проверить комплектность.
Развешивая игрушки, азартно спорили, какую куда вешать.
- Лен, вешай здесь, а то здесь лысо.
- Не, туда нельзя. Тут два красных шарика рядом получаются. Надо какого-то другого цвета.
Наконец, красавица-елка предстала перед ними во всем великолепии.
- Ну что, все?! - Ленка удовлетворенно оглядела творение своих рук и плюхнулась на диван.
- Нет. - Степнов воткнул елочную гирлянду в розетку и щелкнул выключателем на стене, гася свет. - Теперь все. - Он опустился на диван рядом с ней и обнял ее.
Оба сидели, завороженно глядя, как мигают огоньки, как они посылают цветные всполохи света, и те отражаются в блестящих шариках, как таинственно мерцают и поблескивают найденные Ленкой золотые шишки. Казалось, в комнате поселилось волшебство. В эту минуту у елки как никогда верилось в Деда Мороза и «Новое счастье».
- Ленка! - Прошептал, боясь вспугнуть новогоднее чудо. - Как красиво!
- Ага! - Она положила голову ему на плечо. - Знаешь, я так мечтала вот так сидеть с тобой и смотреть на нашу елку...
Он чуть повернулся, коснулся губами светлой макушки. - Знаешь, а я даже и не мечтал. Это так ...сказочно! С тобой... вдвоем!
Она крепко прижала к себе степновскую руку и тихо спросила. - Вить, а почему ты тогда ушел в Новый год?
- Когда?
- Тогда в школе... год назад. Подарил подарок и ушел.
- Ну...... просто знаешь, больно было. Чувствовал себя будто отрезанным от твоего мира.
- Но я ведь тебе пела «Лети». Хотела тебя остановить!
- Я не понял. Не верил в возможность счастья. Вот такой я у тебя дурак... Но я тебя очень люблю.
- Я так счастлива, что этот Новый год мы будем встречать вместе.
- Кулемина! Неправильно формулируешь! Мы все новые года будем теперь встречать вместе. Ведь правда? - Последние слова он прошептал ей прямо в губы.
- Да! - И она ответила на жаркий поцелуй.

30 декабря вечером Ленка сдала последний теоретический экзамен. Практику по специальности она легко сдаст с девчонками уже после 13 января.
31 декабря проснулись рано и сразу же принялись за дело. Виктор - за уборку, Ленка пошла строгать салатики. По принципу «раньше начнешь, раньше освободишься». К обеду все было готово. Салатики, торт, шампанское в холодильнике. Горячее - только в микроволновку поставить ночью. Перекусив вчерашним супом и «некондицией» праздничного стола, отправились гулять в парк. Просто брели, держась за руки, не спеша, по дорожкам, наслаждаясь тишиной и покоем, любуясь снежным убранством. Благо снега в этом году выпало от души.
- Так здорово, что никуда не надо идти, бежать, торопиться! - Ленка остановилась посреди дорожки и закружилась на месте, подняв голову и подставляя лицо под падающие снежинки.
- Точно. Он подхватил ее и закружился вместе с ней. Когда остановился, продолжил. - А то обычно какие-то празднования на работе, в последний момент закупки, приготовления, поездки в гости, чтобы не опоздать. Такая суета. Очнешься обычно уже полдвенадцатого.
- Не говори.
По дороге домой на елочном базаре купили несколько зеленых веточек, дома поставили их в вазу. Веточки оттаяли, и в комнате волшебно запахло хвоей и настоящим Новым годом.

После прогулки, согревшись горячим чаем, устроились у телика, но Ленка начала задремывать. Еще бы! В таком ритме провести последние две недели, даже можно сказать, полтора месяца! Поэтому Степнов выключил телевизор, предусмотрительно завел будильник, накрыл любимую пледом и сам устроился рядышком. У одних соседей уже играла музыка, у других - надрывался телевизор, у третьих шумели собирающиеся гости. А в их квартире царил благостный покой. Снова казалось, что у них свой особенный мир.

Проснулись без будильника. Ленка резко подскочила на диване.
- Лен, ты чего?
- Мы проспали?! Сколько времени?
- Все нормально. Скоро десять. Я будильник ставил.
- Уф! - Ленка выдохнула и откинулась обратно на подушку. - А я уж испугалась.
- Не волнуйся, - он обнял ее, - отдохнула?
- Ага.
- Ну, вот и отлично. - Степнов, лежа на спине, потянул Ленку на себя. - Как насчет поцеловать любимого мужчину?
- Ну-у-у, - протянула она кокетливо, нависая над ним, - если любимый мужчина очень хочет...
- Хочет, хочет, - прижал ее бедра к себе крепче.
Вытянула губки, он закрыл глаза в предвкушении, а она звонко чмокнула его в лоб. - Пойдет?
- Халтура, Кулемина!
- А так? - Чмок в кончик носа.
- Что-то ты все время мимо кольца мажешь. Расслабилась. Вот что значит тренировки пропускать. - Его руки, пройдя по ее ягодицам, устремились вверх под домашнюю футболку.
- А вы сами покажите класс, Виктор Михайлович. - Тихо смеялась Ленка. - И вообще, «попадать в кольцо» - это ваша специальность, мы больше э-э-э... «с шестом» работаем, - она уже откровенно хохотала.
- Ну, сейчас я тебе устрою тренировочку и с кольцами и с шестом! - Шутливо взревел Степнов, резко перевернулся, увлекая Ленку за собой, уже в процессе начав стаскивать с нее футболку. На миг оторвался, сбросил свою и припал к губам жадным поцелуем, проникая языком в колечко губ.
- Одно очко.
Плавилась под его руками и губами. Остатки одежды стремительно покидали тела.
Прихватил зубами острый сосок, чуть потянул, облизнул... и снова его рот накрывает чувствительную вершину, а пальцы уверенно раздвигают ее ДРУГИЕ влажные губы, пробираясь вглубь.
- Два...
- Отыграюсь, - стонет в ответ и резко, как недавно он, опрокидывает его на спину. Облокачивается боком на его талию, спиной к нему, не давая подняться, при этом занимает удобную позицию для ласки. Светлые пряди щекочут его бедра. ОН уже и так наготове, но от касаний ее языка, губ и рук наливается еще большей мощью. Начинает медленно, дразняще... затем сама задает ритм...
Он стонет. Дотягивается одной рукой до упругих ягодиц. Как хочется ее касаться!
- Лен!
Улавливает его мысленную просьбу. Не прерывая нежных движений, подает бедра ближе к нему, и вот уже и его пальцы ощущают ее горячую влагу...
Он не выдержит более! Снова немая просьба.
- Ленок!
И вот, наконец, полное взаимопроникновение.
- Трехочковый! - Хрипит он ей в губы.
- Да...
Сил почти не осталось. Быстрый темп и... финальный свисток. Ничья. Такая прекрасная ничья!
Тишина, нарушаемая лишь дыханием. Отчетливей слышны звуки от соседей. Сладостное изнеможение. Идиллия... И громкий звонок будильника.
Ленка вздрогнула.
- О, господи!
- Забыл. - Степнов тянется к столу, нажать на кнопку.
- Зашибись. Чуть инфаркт не получила.
- Это еще ничего, представь, что он зазвенел бы несколько раньше...
- Убила бы.
- Кого? - Смеется он.
- Его и, предусмотрительного, тебя. - Смеется она в ответ. Делает шутливую попытку придушить любимого, целует в губы, перелезая через него, встает с дивана.
- Все. Я в душ. Надо уже собираться.

Празднично накрытый стол в комнате, свечи. Весело работает телевизор. Под красавицей елкой, мигающей цветными огоньками, расположились две тщательно упакованные коробки. Сами хозяева нарядные, он - в брюках и голубой рубашке, Ленка - в костюмчике от помолвки, наконец, уселись за праздничный стол.
Провожали мартини с соком. Степнов поднял бокал.
- Я хочу сказать, что это был самый удивительный год в моей жизни. Наверное, самый богатый на события. Я то взлетал, то больно падал, но главное, что провожаем мы его с тобой вдвоем. Я провожаю его с большой благодарностью потому, что он подарил мне тебя.
- А мне тебя, - откликнулась Ленка.
Глаза в глаза. Звон бокалов, пригубленный напиток и сладкий поцелуй с горьковатым привкусом полыни.
- Разрешите поухаживать за прекрасной дамой. - Степнов взял Ленкину тарелку. - Вам чего положить?
- Разрешаю. - Манерно отвечает Ленка и смеется. - Вить, мне с креветками сначала. Так хочу попробовать.
С упоением накинулись на салатики, не переставая нахваливать кулинарные способности друг друга и отвлекаясь на шутки по телевизору.
Без пяти двенадцать настроились. Степнов приготовил шампанское. Кажется, оба внимательно слушали речь президента. На самом деле, формулировали тайное желание, чтобы мысленно произнести под звон курантов. Он загадал, чтобы они были вдвоем и были счастливы, и как частность - чтобы со свадьбой все было в порядке и ничего не сорвалось. Она загадала, чтобы следующий Новый год встречать уже не вдвоем, а втроем - с маленьким внутри.
Пузырьками брызжет шампанское, но еще больше брызжет нежность и радость из влюбленных глаз.
- С Новым годом!
- С новым счастьем!
Она первая отставляет бокал и тянется поцеловать его. «Люблю!» - кричит каждая клеточка. Потом чуть позже отметит для себя, какая же большая разница: поднимать бокал, глядя в глаза любимому человеку и... впрочем, все осталось в старом году...

Вкусности. Теплые объятия под аккомпанемент Новогоднего огонька и беспрерывные телефонные звонки и смс с поздравлениями. Родители, дед с Виолеттой, Рассказовы, Ранетки с родителями и парнями, коллеги Виктора, сокурсники Ленки.
В перерыве между звонками спросил.
- Лен, ты не хочешь заглянуть под елочку?
- А ты?
- Давай вместе тогда.
Извлекли из-под елки два свертка. Так красиво упаковано, что и открывать неудобно.
Но решились. Степнов воскликнул первым, прочитав надпись на упаковке.
- Ленка! - И набросился на нее с радостными объятьями. В коробке на дисках - специальный аудио/видеокурс спортивного английского - словарь, тренинговая программа и чего только нет...
- Вот, будешь теперь умный-умный! - Смеется.
- Открывай свою коробку.
Открыла. В коробке что-то красивое белое и невесомое.
(Степнов шел тогда по незнакомой улице европейского города. Шел, глазел по сторонам на яркие витрины. И вот в одной из них увидел Ленку. Нет, конечно, не ее, просто манекен был похож. Фигура, прическа... А на манекене полупрозрачная сорочка выше колена и длинный до пола белый с кружевом пеньюар. Уже с дачи Ленка привыкла спать или нагишом или в длинных футболках. Его устраивало. А тут... Воображение разыгралось. И он, на удивление решительно, зашел в магазин и купил это белопенное чудо, несмотря на его совсем не маленькую цену.)
Ленка осторожно вытащила первую вещь, расправила на руках и приложила к себе, продолжая пребывать в некотором удивлении...
- Ну-у-у, Виктор Михайлович!!!
- Ну, как? - Степнов нервно закусил губу.
- Неожиданно! - Засмеялась Ленка. - Очень не спортивно, - она подошла к нему, - но обалденно красиво. - Поцеловала в губы. - Спасибо. - Кокетливо и многообещающе. - Я тебе потом продемонстрирую, о,кей?
- Только попробуй этого не сделать. - Он рассмеялся в ответ. - Ну что, пойдем, бахнем парочку петард?
Сейчас на улицах было шумно. Они устроили свой маленький личный фейерверк во дворе.
Взлетали в темное небо яркие огни, расцветали затейливыми цветками, а она вдруг вспомнила тот момент, полгода назад, когда с первым залпом фейерверка, наконец, пришло оглушающее ощущение долгожданного счастья.
- Вить, у нас на свадьбе будет салют?
- Ты хочешь?
- Да. Очень.
Повернул к себе лицом. Заглянул в серьезные зеленые глаза. Все понял. Крепко, как тогда, сжал ладонь в расписной варежке. - Значит будет. Я люблю тебя.
- А я тебя.

Прогулялись до метро, поглазели минут пятнадцать на праздничную программу, смеясь и прикалываясь, станцевали кружок хоровода у елки и отправились домой.
- Ох! Там дома горяченькое мясо с картошечкой будет. - Степнов пребывал в предвкушении.
- Ты уже проголодался?
- Просто хочется горячего с мороза.
- И больше ничего?
- Ничего. Правда, еще очень хочется... одну горячую дивчину. - Обнял, прошептал на ушко.
- Ненасытный вы, Виктор Михайлович! - Шутливо.
- Да, я такой! Слишком дивчина вкусная. - Чмокнул в щечку.
- А я думала, картошечка с мясом. - Она вывернулась из его рук, черпанула снега, бросила в него и побежала к подъезду.
- Кулемина!!! - Подхватив на бегу ответный снежок, он побежал ее догонять.

Горячее, чай с тортиком.
- Ну что, моя - посуда, ты - в душ?
Домывая посуду, слышал, как Ленка вышла из ванной и закрыла дверь в спальню.
Поторопился, быстро нырнул в ванну сам... Она ведь ждет.

Ленка стояла в гостиной в темноте вполоборота к окну и смотрела на огоньки на елке. Надела его подарок, и почему-то было очень волнительно. Как тогда, в первую ночь в Тунисе, когда ожидала его оценки.
Вошел в комнату и замер. Она такая невозможно красивая. Такая юная и такая взрослая. С румянцем на щеках, чуть смущенная и манящая. В белом. Словно снегурочка. Нет, не так, ведь она теплая. Словно невеста. Приблизился. И почему-то, именно в этот миг, так не верилось в это счастье. Ведь она - его ученица, совсем недавняя одиннадцатиклассница, спортсменка в красной майке и баскетбольных штанах с упрямым взглядом из-под длинной челки! И это она - его нежная любимая женщина!
Верю?!

Пальцы скользят от плеч по тонкому шифону, ощущая сквозь него тепло кожи. Выдыхает.
- Ленка! Моя???!!!
Она встречает его взгляд, полный восхищения и любви, и у нее тоже перехватывает дыхание. Разворачивается к нему лицом. Обвивает шею кольцом нежных рук, тянется к губам и отвечает.
- Твоя. Всегда.

************************
Витаминчики в виде позитива принимаю тут.<\/u><\/a>


Только меня похвалили за длинные проды...
Хотела написать главу из трех совсем разных сюжетно частей, но в итоге расписалась и не стала складывать их вместе, поэтому главы средние - на каждый сюжет.


Глава 49

Зимние каникулы пролетели незаметно.
То сами в гости, то принимали гостей у себя.
Первого - к деду, второго - с Ранетками в кафе, третьего - девичник у Лерки. Расслабленная и отдохнувшая Кулемина пришла домой, и любимый ошарашил известием.
- Лен, я на завтра ребят в гости пригласил, а то как-то неудобно - все я к Игорю хожу.
- «Ребят» - это кого конкретно? - Ленка тяжело опустилась на стул.
- Ну, Игоря с Соней и Диму с Ирой.
- За-ши-бись!
Четыре ее бывших учителя и Степнов пятый! Конечно, с Игорем Ильичем как ближайшим Витиным другом она пересекалась частенько в школе, но с Софьей Сергеевной – уже постольку поскольку. Да и одно дело в толпе на помолвке или в школе «здрасьте - до свидания»... А тут... А этот Дмитрий Ильич... А Ренатовна?! Подружка Уткиной. Это же они придут в гости, ожидая от Ленки, как от хозяйки...
Кулемина запаниковала.
- А что "зашибись"? - озадачился Степнов.
- А ничего! Слабо было меня сначала спросить?! - Ленка впервые, сама не заметив в нервном возбуждении, повысила голос на Степнова. - Завтра?!!! А когда продукты покупать?! - Перешла на крик. - А когда я готовить буду?!!! И вообще!!! Блин!!! - Она рванула в спальню, громко хлопнув дверью.
Степнов так и остался стоять в той же позе, как при начале разговора, в полном ступоре. Он не понял, что произошло. В голове не укладывалось. Уходила из дома одна Ленка, пришла совсем другая. Почему кричит?! Пили они, что ли, у Новиковой? Да, вроде, нет. Он целовал ее в прихожей при встрече.
Он так был поражен, что даже не сообразил, что ответить.

Ленка лежала на диване, уткнувшись лицом в подушку. Слезы досады высохли. Появилась спортивная злость. Правильно! Это она за полгода жизни с Витей расслабилась, отвыкла держать удар. Она им всем покажет! Утром сгоняет Степнова в магазин и все приготовит. На Новый год же получилось все очень вкусно и вообще. Надо еще Виолетте позвонить и спросить рецептик чего-нибудь этакого.

Степнов вошел в спальню, присел на диван рядом, не касаясь Ленки.
- Лен, что случилось? - Спросил осторожно. - Ты не заболела? Ты как себя чувствуешь?
- Ничего. Нормально. - Прозвучало глухо в подушку.
- Тогда чего ты кричишь?!
- Уже не кричу. - Ленка ответила с мрачной решимостью и села на диване. Он увидел покрасневшие глаза.
- Лен, я схожу в магазин с утра пораньше и сам все приготовлю.
- Нет. - Прозвучало резко. - Я сама. И пусть эта ей только попробует сказать, что я плохо готовлю.
Степнов снова ничего не понял и аккуратно осведомился: - А «эта ей» это кто?
- Каримова Уткиной.
- Они уже Рассказова и Милославская. - Примирительным тоном поправил Степнов, но вызвал противоположную реакцию.
- Какая разница?! - Ленка снова встала на дыбы. - Не надо меня тыкать носом в то, что мы не женаты, я это и так прекрасно помню. - И снова рухнула на диван.
Степнов совсем потерялся. Логики он не улавливал. Поэтому молча сидел рядом и пытался понять, с чего Ленка вдруг завелась. Прокрутил в голове весь разговор, и до него стало доходить.
Он пригласил друзей посидеть. Ему хотелось побыть в их обществе, потому что именно с ними он мог вести себя естественно. Они принимали его таким, какой он есть, всегда помогали и морально поддерживали, ему было с ними психологически комфортно. А сейчас он хотел еще, чтобы друзья увидели, что их помощь была не напрасной, и теперь Ленка с Виктором живут в любви и согласии. Это он так думал. А вот Ленка, похоже, приход гостей воспринимает как экзамен по домоводству. Мало того, она чувствует себя уязвимой, поскольку они не женаты официально. И вдобавок, все они ему друзья, а для Ленки - бывшие учителя.

- Ле-е-ен. - Он мягко коснулся ее плеча и потянул на себя, заставляя сесть. - Леночка!
Ну, с чего ты решила, что Ира будет тебя с Уткиной обсуждать?! Солнышко, не придумывай ерунды. Они, вообще, все к тебе очень хорошо относятся. Димка тебя очень уважает. Думаешь, он не понимает, что ни Уткина, ни даже его Ирина не пошли бы тогда на завод. Игорь вообще родной человек. А Ирина… Знаешь, как тогда они от Калерии и Борзовой нас прикрывали! А Соня как переживала, как Милославскому помогала, чтобы Светочка к нему ушла.
- А почему «нас» прикрывали?
- Ну, точнее, меня, мое к тебе отношение, чтобы только тебя не тронули.
- Не поняла. Это что, вся школа была в курсе?!
- Ну почему вся?! Только Игорь и, - Степнов замялся, - его девушки.
- Офигеть!!!
- Лен, - Степнов положил ей руку на плечи, - я просто пригласил их в гости. Хотел, чтобы они видели, как у нас с тобой все хорошо, чтобы порадовались. Я конечно, должен был сначала поговорить с тобой, но... Просто так к слову пришлось...
- Понятно. – Ленка, наконец, успокоилась и попыталась конструктивно мыслить. - А Ирина Ренатовна действительно беременная? А чего она ест?
- Ну, она же еще не кормящая мама, думаю, ест как все, но не пьет алкоголь, наверное.
Степнов про себя отметил, что Ленка назвала Ирину по отчеству. Действительно, ей трудно, ведь они для нее все еще учителя. Да и не только для нее. Вон, и Ранетки все, и ставшая учительницей Лерка, даже его, Виктора, тоже всё еще по отчеству зовут, хоть и общаются чуть не каждый день, и столько всего вместе прошли.
- Ленок, - он обнял крепко-крепко. Зашептал на ушко. - Прости. Ты испугалась, что придут злые тетки тебя проверять?
- Никого я не испугалась. Пусть попробуют! - Ленка дернула плечом.
- Солнышко, - он нежно целовал ее в шею, - ты с ними чуть пообщаешься и поймешь, что они классные, и вообще, разница в возрасте быстро стирается. А я завтра пораньше с утра метнусь в магазин, пока ты спишь, а потом тебе помогу.

Стол решили делать рыбный - для скорости, с одной стороны, ну и не тяжелый - а то ведь все уже какой день празднуют. Салатик из креветок, который делали на Новый год. Пару овощных салатов - на терке: свекла с орешками и чесноком, редька зеленая с морковкой. Три банки прислала Виолетта Аристарховна из своих запасов. Маринованные огурчики с помидорками, лечо, баклажаны. На горячее сделали запеченную на противне в духовке красную рыбу, переложенную кусочками между слоями тонких ломтиков картошки с добавлением лука и моркови. Для любителей мяса купили сервелата и ветчинки. На десерт, по совету Виолетты, сделали фруктовый салатик из мандаринов, бананов, яблок, груш, киви. Заправлять заранее салат, правда, не стали. Решили подать с сиропом из варенья и мороженым.

К часу X управились. Гости ввалились все вместе, и квартира сразу наполнилась шумом. Дмитрия представили Ленке сразу, еще в коридоре, пока шел процесс раздевания.
- Дмитрий Ильич, - вы там ближе, - обратилась Ленка, - щелкните, пожалуйста, замком на дверях.
Дмитрий сделал испуганные глаза.
- Ты что?! - Произнес таким тоном, что Кулемина испугалась, что она ляпнула что-то не то. - Какой Дмитрий Ильич?! Я чего, такой старый, что красивые девушки уже по отчеству обращаются?! Дима, Игорь, Соня, Ира и никак иначе, поняла?!
- Да. - Смутилась Ленка.
- Тогда это хозяйке дома. Принимай! - Жестом фокусника Дмитрий извлек из-за спины красивый букет.
- А это хозяину дома! - Игорь достал из сумки бутылку шампанского.
- Спасибо. - Ребят, да что вы?!
- Ничего, а то вы спортсмены, у вас, небось, и выпить нечего. - Смеялся Дмитрий, проходя в комнату. - А вот про отчество я сейчас вам историю расскажу. Был у нас на судне попугай...

Оба братья Рассказовы, как убедилась Ленка, оправдывали свою фамилию на сто процентов, Дмитрий даже на все двести. Веселые байки сыпались из него, как из рога изобилия на протяжении всего застолья. Он увлекался, вскакивал, размахивал руками, изображал в лицах, и только периодическое «Дима!» Ирины Ренатовны и ее нежный взгляд прерывали этот бурный поток речи. Ленке этот взгляд понравился. Круто она так его... одним взглядом!

Перво-наперво гости восхитились елкой и игрушками.
- Ленкина идея, она выбирала. - Похвалился невестой Степнов. Потом он хвастался купленной Ленкой посудой, сервировкой стола, выбранными ей занавесками в спальне, диванным покрывалом, шторкой в ванне и так далее. Гордиться невестой он мог до бесконечности.

Еда шла на ура. Гости ели и нахваливали. Дмитрий с Ириной решили взять на вооружение способ приготовления рыбы, благо рыбы обычно в их доме было навалом, а Сонечке очень понравилась идея оформления салата с креветками.
- Лен, скажи рецептик? Ты что туда кладешь? Огурцы, креветки, что еще?
- Еще яйцо, - Ленка консультировала со знанием дела, - в пост можно заменить тертой вареной картошкой, потом помидоры, чеснок, лук, кипятком ошпаренный. Режешь как можно мельче и заправляешь майонезом. Потом на чипсы кладешь. В оригинале на кукурузные, но мы на новый год обычные взяли, тоже вкусно получается.
<\/u><\/a>
Ели, пили - немного. За встречу, за Новый год, за прекрасных дам.
Перед горячим Игорь призвал всех к тишине и торжественно зачитал надпись на красивом листочке картона, извлеченном Соней из сумочки. «Дорогие Виктор и Лена! Приглашаем вас на церемонию нашего бракосочетания...»
Начались бурные поздравления. Свадьба планировалась 31 января.

Когда заканчивали есть горячее, вдруг во всей квартире мигнул свет, а потом совсем погас.
Мужчины метнулись на лестничную площадку. Оказалось, пьяный сосед на первом этаже решил исправить электричество у себя и наворотил дел - обесточил весь подъезд. Мужчины ушли решать проблему, а дамы остались за столом при свете принесенных Ленкой свечей.
Соня спросила Ленку про тур и про B.S. Ленка с юмором поведала несколько звездных историй с гастролей. Потом повисла пауза, и Ирина еще раз восхитилась елкой.
- Здорово, вы молодцы, что елку поставили, а у нас дома нет.
- Зато у нас на даче есть, - со смехом вмешалась Соня. - Прикинь, Дима с Игорем решили нарядить елку, что у дома.
- Ту, которая у дома?! - Ленка обалдела, ибо представляла ее немалые габариты.
- Да! Нарядили ее, чем только можно. По-моему, что в чулане нашлось, все туда отправилось. Притом уже не снять, будет до лета стоять, бедная, с красными резиновыми сапогами на ветках. - Соня в красках начала излагать, как проходил процесс «украшения» елки. Все трое смеялись.
- Да! - Подключилась Ирина. - Классно получилось, - она перевела дух от смеха, - но я Димку чуть не убила, когда он на верхушку с лестницы полез. Он там наверху куролесит, а мы - Ирина погладила себя по животу, нервничаем.
- А вы уже знаете, кто будет, мальчик или девочка? - спросила Ленка.
- Ой, слава богу, девочка!
- Почему «слава богу»?
- Если мальчик, да еще с Димкиным неугомонным характером... Их с Игорем маме надо памятник поставить. А девочка будет тихая, спокойная. Платьица, бантики...
Ленка рассмеялась.
- Ну-у-у... девочки всякие бывают... - Дамы поняли шутку и засмеялись.
- Не, я все-таки надеюсь на мой вариант. Мне и Димки хватает. - Ирина произнесла это нежно, чувствовалось, что она все же очень любит мужа.
- Вы так его классно... одним взглядом! - Ленка все же выдала Каримовой свое восхищение понравившимся маневром.
- Да ладно, - заулыбалась смутившаяся Ирина, - ты бы видела, как наша маленькая Сонечка этих двух больших дядей на даче воспитывала, - Она принялась рассказывать Ленке историю. Пришел черед смущенно смеяться Соне:
- Ну, хватит уже. Что все обо мне, да обо мне. Вон, еще Лена есть.
- Точно, - резюмировала Ирина, обращаясь к Кулеминой. - Витя старше братьев, а ты его еще в одиннадцатом, если не в десятом классе построила будьте нате. Так что, это еще нам до тебя расти и расти...
Резко покрасневшая от такого замечания Ленка нашла предлог и убежала за соком. А когда пришла, Соня обратилась к ней с вопросом:
- Лен, а ты сможешь у нас на свадьбе свидетельницей быть?
- Я?! - Ленка была искренне изумлена.
- Ну, у меня близкая подруга уехала на ПМЖ за границу. С работы звать кого-то не хочется.
- Мне тяжело уже, - вставила Ирина, - да и неудобно как-то.
- К тому же свидетелем планируется Витя, - продолжила Соня, - а как сказал Игорь, если это будешь не ты, то вариантов развития событий два и оба печальные. Или Витя откажется быть свидетелем, или ты прибьешь свидетельницу.
Ленка чуть не подавилась соком в этот момент.
- Ничего себе, Игорь Ильич обо мне мнения!!!
- А что, он не прав?! - улыбнулась Соня.
- Ну-у-у, - протянула, улыбаясь в ответ Ленка, - может быть.
- Так ты согласна?
- Ну, если Витя согласен, то я да. А кто будет на свадьбе? И что мне надо будет делать?
- Да ничего особенного. Мы еще десять раз договоримся. Вы, кстати, на Рождество на дачу с нами не едете?
- Мы едем завтра, но жить будем в доме у Виолетты Аристарховны.
- Ну вот, а мы послезавтра вдвоем с Игорем приедем.

Вспыхнул яркий свет, и через несколько минут на пороге нарисовалась веселая троица.
- Как тут наши девочки? - Осведомился Дмитрий.
Степнов же, войдя в комнату, сразу нашел Ленку взглядом, пытаясь по лицу прочесть, все ли в порядке. Он все же немножко беспокоился, оставляя ее одну с дамами.

Гостей провожали до лифта. Вот он закрыл двери и уехал вниз. Степнов обнял Ленку за талию и увлек в квартиру.
- Ну, ты как?
- Нормально. Непривычно, конечно, но нормально.
- Привыкнешь. Ты знаешь, что нам еще свидетелями быть на свадьбе?
- Да уж. Я как-то не ожидала. А что делать-то надо, ты не в курсе?
- Да, думаю, ничего особенного. - Степнов засмеялся. - Тебе надо присматривать за невестой, а самое главное, целоваться со свидетелем. - Он потянулся губами к Ленкиной шейке.
- Ну-у! Если только целоваться со свидетелем... - Она игриво прильнула к нему всем телом.
- Я тебе больше скажу. Есть такая примета, чтобы молодые жили счастливо, свидетели должны вместе провести ночь.
Ленка засмеялась.
- Тогда... Рассказовы будут жить очень-очень счастливо!

**************
Принимаю пожелания здоровья.<\/u><\/a>




Спасибо: 71 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 852
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.08.10 00:19. Заголовок: Примечания. В главе..


Глава 50
Скрытый текст



Рождество действительно провели на даче, катаясь на лыжах. Грелись любовью возле теплой печки, жарили шашлык на морозе, отсыпались.
Во время своих студенческих каникул Ранетки дали несколько концертов в Москве и пригородах. На большее Кулемина не согласилась. Она по-прежнему с удовольствием сидела дома, готовила Степнову что-нибудь вкусненькое, а еще, как заметил Степнов, часто сидела в интернете.
- Лен, ты думала по поводу подарка на свадьбу.
- Да. Я там в инете закладки положила. Посмотри в папке «Подарок». - Откликнулась Ленка из кухни.
Степнов влез в мозиллу, пробежался мышкой по папке «Избранное». Стоп! А это что?!
Папка со странным названием из одной буквы «R». А там... «Форум будущих мам», «Как запланировать пол ребенка», «Выбираем имя», «Возможные проблемы при беременности», «Беременность и роды», «Планируем малыша», «Как подготовится к беременности», «Зачатие: просто и сложно».
И это малая толика сложенных в папку ссылок. Степнов сидел в некотором шоке. Ленка давно, с осени, не упоминала о ребенке, а оказывается, она тщательно изучает вопрос. Черт! Ему было не просто безумно приятно от мысли, что Ленка хочет его ребенка. Это даже не описать словами. Какая-то теплая волна накрывала и затапливала с головой. С другой стороны, Ленка... она все же еще такая маленькая. Видимо, всегда она будет для него его любимой девочкой. Но, судя по всему, пора воспринимать Лену по-новому. И не только в качестве жены (этого он как раз ждал с нетерпением), но и в качестве матери его, точнее, ИХ ребенка. Ну, раз так, надо хоть самому почитать, подковаться, что ли. А то статья с названием «проблемы» ему не понравилась.

Перед свадьбой Ленка вынужденно прошлась по магазинам и купила наряд свидетельницы. Хоть все Ранетки и приглашены на свадьбу к Игорю Ильичу, ей, как свидетельнице, надо выглядеть солидно, то есть не в джинсах идти. В итоге был куплен классический костюмчик изумрудного цвета с белой отделкой: прямая выше колена юбка и приталенный пиджак, который одевался прямо на белье.
Степнов увидел Ленку в нем уже только на выкупе, так как вышел из дома раньше Кулеминой. Увидел и остолбенел. Жених и свидетель стремительно проходили все этапы выкупа. Жених стремился увидеть невесту, а свидетель сжать в объятиях и поцеловать красивую свидетельницу. Золотая подвеска на цепочке - его подарок - терялась где-то в ложбинке между манящими полушариями, и взгляд свидетеля регулярно терялся там же.
- Кулемина, ты опасна для общества.
- Это почему?
- Сбиваешь мужчин с ног одним своим видом.
- Это только тебя. - Она смеялась.
Свадьба прошла очень хорошо. Свидетели натанцевались и нацеловались, ну и ночь провели, как положено.

Февраль ознаменовался для Ленки не только праздником влюбленных и днем настоящих мужчин. В начале месяца, как раз только закончились студенческие каникулы, Степнов, вернувшись достаточно поздно домой, прямо с порога, бурно радуясь, сообщил Ленке.
- Лен, я нашел классную подработку. (Виктор уже давно думал, что неплохо бы занять вечерние часы). Представляешь, - он захлебывался от восторга, - мне Изотов позвонил. Здесь недалеко, что ценно, тренировать студенческую команду по баскетболу. Пока временно, но с большой перспективой. Я уже их видел, классно играют. Я согласился. Тренировки три вечера в неделю, и денежка неплохая дополнительная. Ленка! – Он на радостях подхватил ее в объятия и крепко стиснул.
- Вить, я рада.
- Красавица моя! Чем сегодня кормят голодных спортсменов?
- Тем, что успели приготовить голодные музыканты. – Смеялась Ленка.
Уже за ужином он вещал.
- Представляешь, хорошо играют девчонки, я даже не ожидал. Там у них еще какая-то звезда есть – капитан команды, но сейчас она болеет, как мне сказали.
- Какие девчонки? – У Ленки внутри похолодело.
- Ну, команда моя баскетбольная.
- Она что, женская?
- А я тебе что, не сказал? Ну, так вот…
Ленка уже не слышала Степнова. Очнулась на фразе.
- Ну, так ты придешь?
- Куда?
- На тренировку.
- Да, конечно.

Прийти сразу на следующий день у Ленки не получилось, потому терзалась до пятницы нехорошими предчувствиями.
Вошла в женскую раздевалку. Внимания на нее никто особо не обратил, там переодевалось несколько групп с разных секций.
- Ой, Кать! - Девчонки, по виду баскетболистки, накинулись на вновь вошедшую девушку.
- Привет! - Ты как? - Поправилась? - Звучало со всех сторон.
- Да все ничего. - Как у вас дела?
- Ой, у нас такие новости! – Девицы вещали взахлеб. – У нас новый тренер. Такой классный.
Красавчик. Сочетание убойное, черные волосы, голубые глаза, а тело… Надька вон уже вторую тренировку красный топик надевает.
- Да ладно тебе, сама ресницы красила в коридоре. И в среду, - Виктор Михайлович, - передразнила подругу, - а как лучше...
- Короче, такой темпераментный мужчина!
- Ну, сейчас пойдем - заценим вашего мужчину.
Ленка натянула куртку обратно и вышла в зал. Сил играть не было.
- Вить, я что-то неважно себя чувствую.
- Что случилось?
- Да не, все нормально, устала, пожалуй. Я посижу просто так, а то вполсилы заниматься несолидно, а тебе тренировку надо нормальную вести.
- Зай, ты точно в порядке?
- Точно. - Ленка засела в уголке зала и наблюдала за девицами. Да, сначала пытались кокетничать, особенно на построении. Степнов пока со всеми знакомился и старался их запомнить. Обратил внимание на эту Катю. Она и оказалась капитаном. Играли они действительно неплохо, и было видно, какое удоволь

Спасибо: 72 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 853
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.08.10 00:23. Заголовок: Представляю грандиоз..


Свадебное платье представляет супер мастер - Оксаночка - Рыбка- собачка!!!

Глава 53

Перед свадьбой Кулемина переехала к родителям, приехавшим на неделю в Москву. Дед временно, на несколько дней перебрался к Виолетте.
Ночь накануне торжества Ленка провела беспокойно. Вроде бы, что переживать?! Все готово. Родители приехали. Гости знакомы. Жених никуда деться не должен. Он и так названивал ей весь вечер каждые полчаса... Но вот спалось почему-то плохо. Подскочила ни свет ни заря. Вышла на кухню к уже хлопотавшей там маме.
- Леночка, ты чего так рано?! Могла бы еще поспать.
- Да не могу.
- Понятно. - Вера засмеялась. - Волнуешься. Я тоже волновалась.

Еще часок утреннего покоя и... понеслось. Стилист, визажист, девчонки, родные... Круговерть, и в голове лишь одна мысль – как бы чего не забыть.
Вот, наконец, приехали жених и свидетель.
В открытое окно слышен Витин голос - он уже кричит на весь двор снизу:
- Ленка-а-а! Я тебя люблю.
Слышно, как о чем-то спорят свидетель Рассказов и свидетельница Сонечка. Несмотря на «семейные связи», зайти в парадную просто так не получится.
Щебетанье девчонок, бойкий голос подружки невесты Новиковой...
По Ленкиной просьбе Степнова все же долго не мучили и, наконец, распахнули заветную дверь в комнату принцессы.
Она действительно выглядела принцессой. Волосы украшала диадема из мелких цветочков. Стилист поступил неожиданно и убрал столь привычную Ленкину челку, открывая потрясающей красоты выразительно подведенные глаза. А платье! Пышные платья с кринолином Ленка отмела сразу. В узких и длинных со шлейфом было неудобно двигаться. Узкое короткое - мама была категорически против. Но платье все же нашлось. Оно было в стиле ампир. Будто случайно спустившиеся с плеч широкие лямки скрадывали Ленкины плечи. Тонкие пикантные бретельки напоминали об интимном нижнем белье и удерживали лиф, демонстрирующий умопомрачительное декольте. Простой белый чехол - снизу, а сверху, распахиваясь от груди, разлеталась прекрасная тончайшая ткань с вытканным по подолу узором и небрежно раскинутыми по юбке нежнейшими шелковыми розами. Очень красивое и сексуальное, как и его обладательница, не пафосное и не приторно романтичное, нежное, но подходящее только уверенным девушкам. Короче, это было «её» платье.

Степнов застыл на пороге и смотрел во все глаза...
Она тоже замерла. Да, она уже видела его в костюме, и галстук сама подбирала, но была поражена. Он сделал несколько шагов к ней под ее ласкающим взглядом. Выдохнул.
- Леночка-а! - Нашел ее руку. Обнять побоялся. Сразу переплелись пальцы. А она не побоялась. Как тогда, много месяцев назад, нежно провела рукой по щеке, заглянула в глаза, и... Теперь оба, утопая в любви и нежности, потянулись за поцелуем, забыв о тщательно нанесенной помаде.
Помаду потом поправляли и оттирали от нее жениха.
Традиционное шампанское в доме невесты, и кортеж отбыл в ЗАГС.
Пока ждали назначенного времени, их слегка замучил фотограф. Он снимал их то у рояля, то на лестнице, то в кресле, то сидя, то стоя, то вместе, то по отдельности, то предлагал принять серьезно-романтичную позу, то просил подурачиться.
<\/u><\/a>
Потом их позвали выбрать музыку, забрали кольца и паспорта, объяснили, куда идти и где вставать, и оставили на минуту вдвоем.
- Волнуешься? - Спросил он.
- Да. А ты?
- Я, наверное, еще больше, - усмехнулся он.
Зазвучал Бетховен «Ода к радости», и свидетели распахнули перед ними парадные двери. Все гости уже были в зале. Те, кто приехал прямо к регистрации, мысленно ахнули от красоты пары. Счастливая Ленка была обворожительна в свадебном платье и очень гармонично смотрелась с высоким синеглазым брюнетом в светлом костюме.

Регистрация им помнилось урывками. Ободряющее пожатие рук. Его громко-четкое и ее нежно-низкое «Да». Нервная роспись в нужной графе. Не перепутать бы где. Потом «Лишь бы не уронить кольцо» , но с кольцами справились безупречно. Оба широких, алмазной огранки золотых ободка легко скользнули на безымянные пальцы, чтобы остаться там навсегда. И вот: «...объявляю вас мужем и женой. Можете поздравить друг друга». ПОЦЕЛУЙ. Как в первый раз. Действительно в первый...
Поздравления родных. Море цветов. Слезы на глазах у мамы, Виолетты, да и Петр Никанорович тоже вытер увлажнившиеся глаза...

Катались по городу недолго, лишь часок, а то все уже проголодались. Время-то пять. Традиционная встреча молодых хлебом-солью и шампанским. По протекции Шинского пригласили тамаду, который уже как-то работал в его кафе, и все остались им очень довольны. Шутил не пошло, давал гостям поесть, но и закиснуть за столом тоже не позволял. Рассказов, а затем и другие молодые люди с тихой подначки Степнова часто возмущались вкусом напитков: «Горько!». А молодые с НАСЛАЖДЕНИЕМ и полным правом целовались у всех на глазах. Правда, Виктор еле сдерживался, чтобы вдобавок не прильнуть с поцелуями к сводящей с ума зоне декольте невесты. *Нет, неправильно. Молодой жены.

Танец они особо не готовили, некогда было. Просто решили танцевать под Энио Морриконе - «их музыку». Она зазвучала и снова словно отрезала их от всего мира. Глаза в глаза и только вдвоем. Будто перенеслись в ту тунисскую летнюю ночь, когда под эти волшебные звуки впервые по-настоящему полностью и без остатка принадлежали друг другу.
Опытный тамада, сообразив, что, похоже, молодым сейчас будут «все мешать», тут же призвал гостей присоединиться к танцующим, благо гости были почти все парами. У него на этой свадьбе вообще возникла необычная проблема. Есть конкурс, на который приглашаются несколько пар со стажем, и обычно находятся они со скрипом. А тут сразу все захотели участвовать. Он прямо и не знал, что делать, как и выбирать. Вообще классная свадьба! Ему очень понравилось творческое и веселое настроение всех гостей, даже самой пожилой пары. Бабушка, как он отметил, танцевала вообще вовсю.
Забавные конкурсы, вручение подарков, поздравительное выступление Ранеток с Ленкой и без. Попытка свидетеля «украсть» невесту, была решительно пресечена самой невестой, не пожелавшей разлучаться с Витей ни на минуту.

Наконец, ловля букета невесты. Ловили его «Ранетки», Лерка и Маргарита. Ленка честно кидала, не глядя. Белоснежные розочки взмыли к потолку и приземлились аккурат в руки к скромно стоящей сзади всех Нюте, которая тут же покрылась пунцовым румянцем. Правда, еще более бордового цвета стал ее спутник, к которому она под аплодисменты и одобрительные возгласы гостей направилась вместе с букетом.
В светлом выше колена воздушном платье (Да! В платье!) она сегодня была изумительно хороша. Они со Степой вообще практически весь вечер не отходили друг от друга. Она держала его за руку, словно боясь, что он попадет в какую-нибудь историю и снова пропадет. Ловить букет она не рвалась, ибо и так была безмерно счастлива. По сути дела, это был первый праздник в ее новой жизни - настоящий праздник, когда рядом были родители и любимый. Поэтому, в последний момент неохотно покинув Степины объятия, она и оказалась позади девчонок.

А потом все гости высыпали на улицу. Степнов торжественно поднял бутылку шампанского. Хлопок, и вместо пенных струй из бутылки взметнулся сноп ярких огней. Это был сигнал к началу грандиозного фейерверка. Взлетали в небо и расцветали там, играя и переливаясь, разноцветные огненные шары. Крутились, разбрасывая огненные всполохи, золотые вертушки, потом проливаясь блистающим дождем. Били из земли сверкающие фонтаны.
Ленка завороженно стояла в объятиях мужа, заботливо укутанная полами его светлого пиджака. Это был их личный фейерверк!
- Я тебя поздравляю, ЖЕНА! - Шепнул он на ушко и коснулся губами щеки.
- Я тебя поздравляю, МУЖ! - Она ответила тем же.
Сердце наполнялось безудержным восторгом, счастьем и трепетно билось в груди. Она чувствовала, что и его сердце стучит в унисон. В унисон. И так будет всегда.
Темное небо в последний раз озарилось ослепительным огненным цветком, а потом он рассыпался на множество мерцающих серебристых звезд. Они тихо гасли. Так казалось. На самом деле, одна звездочка зажглась на черном бархате небосвода и осталась светить.
Родилась новая семья.

Документ от VrediNatasha
<\/u><\/a>
*****************
Здесь<\/u><\/a> вы можете подкинуть автору сил.


Примечания.
1. В главе описаны реальные места с реальными названиями, иногда чуть-чуть приукрашено. На всякий случай прошу все считать вымыслом.
2. Фото с мыльницы старые сканированные. Сорри за качество.
3. В главе используется песня. Николаев И. «Выпьем за любовь». Настоятельно рекомендуется читать текст главы синхронно - одновременно с музыкой, запустив ее на словах про «проигрыш». Можно
скачать<\/u><\/a>
проиграть<\/u><\/a>.
Для желающих еще одна финальная песня. Алсу «Вместе и навсегда».
Слушаем и качаем
отсюда<\/u><\/a>, выбрав по алфавиту на букву А.

Глава 54
Проведя незабываемую ночь в квартире Степнова, заботливо украшенной Соней в честь молодоженов всякой романтической атрибутикой, днем первого мая уже супруги Степновы сели на поезд «Сапсан» и отбыли в свадебное путешествие. Этот подарок им сделал дед, причем идея целиком и полностью была его.
- Виктор, вы куда после свадьбы-то собираетесь?
- Да не знаю, Петр Никанорович. По Европе Ленке хватило пока. На юга-море, так это мы через месяц в Тунис, лететь куда-то далеко неохота. Может, дома будем.
- Вить, ну скажешь тоже, дома! У вас, молодых, теперь такие возможности для отдыха есть, не то что в наше время. Я вот знаешь, что тебе предложу. Поезжайте-ка вы в санаторий под Ленинградом, Санкт-Петербургом то есть.
- Петр Никанорович, вы что?! Санаторий - это вам, а мы-то что там делать будем?
- Подожди! Ты дослушай сначала. Был я там на слете фантастов. Дивное место. На берегу Финского залива. Море, солнце, песок, сосны – роскошная природа. Место называется «Дюны». А воздух там какой!!! Санаторий - это название. Там просто номера шикарные со всеми удобствами, кормят вкусно - готовить не надо. Ты что, хочешь Ленку к плите в «медовый месяц» на неделю праздников поставить или сам стоять?! А там будете на всем готовом. Опять же полечиться - там массажи всякие, сауны, бассейны. Вот ни тебе, ни Леночке не помешает. К тому же, ты что думаешь, там одни старики отдыхают?! Там спортбаза есть: лыжи, коньки, велосипеды, ролики, бильярд, теннис - все, что душа желает. А на территории вообще гольф-клуб огромный. Чем не для спортсменов?!
- Да я даже не знаю.
- Ну, так слушай. Продолжаю. От города недалеко. Съездите, по Питеру погуляете, посмотрите. И это полезно и интересно.
- Ох, Петр Никанорович! Умеете же вы расписывать. - Степнов уже заинтересовался.
- А то. Я вот тебе в интернете сайт их покажу. И если добро даешь, то это мой вам подарок.
- Петр Никанорович, ну мы сами, ну что вы... За идею спасибо...
- Виктор!!! У меня внучка любимая, ведь сколько лет вдвоем! Ты тоже родной, и я не могу вам подарок сделать?!!!
- Петр Никанорович!
- Нет. Вот только так и не иначе! Не спорь со старшими.
Степнов сдался. Именно поэтому сияющая пара сидела в поезде, держась за руки, и любовалась стремительно проносящимся за окном весенним пейзажем. Весна в этом году пришла еще в апреле, и на майские праздники уже было достаточно тепло, если не сказать жарко. В институте Романовский отпустил Ленку на несколько дней, поэтому они могли отдыхать аж до 11 мая.

На Московском вокзале под звуки «гимна Великому городу» в шесть вечера молодых встречал давний друг деда. Посадил в машину и для начала повез к себе домой: «Заезд у вас, мол, только после восьми, и на ужин вы уже не попадете, а моя Валентина Петровна таких пирогов напекла...» По дороге, пока ехали по незнакомому городу, Ленка активно вертела головой и смотрела по сторонам в окна авто. Дедушкин друг по ходу дела вел экскурсию, а потом инструктировал Степнова, как им самостоятельно добираться из санатория до города. Пироги оказались классными, компания душевной, но понимая, что молодоженам хочется уже добраться до номера, Кирилл Игнатьевич повез их к месту назначения.

Смеркалось. Каменные дома сменились лесом и коттеджно-деревянной застройкой. Миновали город Сестрорецк, оставляя справа гладь озера Разлив, и вскоре машина остановилась перед воротами санатория. Они махнули дежурному по КПП путевкой, и автомобиль въехал на территорию. Широкая подъездная аллея. Чувствуется простор. Правда, уже стемнело, и осмотреться как следует, не получается. Повернули налево и подъехали к внушительному корпусу. На повороте - несколько деревьев, красиво подсвеченные гирляндами огней, как в Новый год. Вышли из машины.
- Красиво здесь.
- А какой воздух!
- Вить, мы гулять пойдем?
- Обязательно. Но думаю, завтра.
Подхватили вещи. Двери на фотоэлементах предусмотрительно распахнулись перед ними сами собой, и Степновы оказались в огромном холле.
Оформление прошло быстро. Молодожены получили ключи в виде магнитных карточек и были препровождены в номер на последнем этаже.
Едва войдя в номер, скинув обувь, Степнов поспешил открыть балконную дверь, распахнул ее и замер.
- Лен, иди сюда!!!
Она подошла к нему. Было уже темно. Но на дорожках, уходящих от корпуса, уютно светили фонари, словно заманивая в темный лес. По характерному шуму волн было понятно, что за деревьями плещется море. Вдалеке, явно уже за заливом и по побережью горели вереницей огоньки.
- Красиво как!
- Ага. Супер. Интересно, а это город, что ли?
- Наверное.
Это потом они узнали, что горящие огоньки - это фонари на дамбе в Финском заливе,
построенной для защиты Санкт-Петербурга от наводнений. Кроме того дамба соединяла город Кронштадт с материком. Огни Кронштадта тоже были видны.
- Ленка-а-а! - Степнов притянул к себе жену и поцеловал. - Я так соскучился. Прав был Петр Никанорович. Вся обстановка в номере и вид за окном располагали к релаксации и романтичному отдыху.
- Тогда пошли, проверим душ и... баеньки. - Игриво произнесла Ленка, явно намекая, что спать, конечно, после совместного душа никто не собирается, тем более на такой шикарной большой кровати. Поцеловала мужа ответно. Еле прервала поцелуй. - Только вещи надо выложить.

Разбудило Степнова солнышко. С вечера он не задернул плотные шторы, и сейчас солнце врывалось в окно и балконную дверь вместе со свежим утренним ветром. Забеспокоившись, что Ленку продует, или солнце не даст поспать утомленной молодой жене, Степнов тихо выбрался из кровати и подошел к окну. Открывшийся взору вид потрясал еще больше, чем вечером. Куда ни глянь, за верхушками зеленых сосен расстилалось море - Финский залив ведь часть Балтийского моря. Видимость с утра была отличная, поэтому был заметен сверкающий купол главного собора в Кронштадте и островки - форты, которые когда-то предполагалось использовать в качестве оборонительных укреплений для защиты города от недругов. Под балконом тоже красота - зеленые сосны и ели, расположившиеся на желтых песчаных горках, щедро усыпанных коричневой хвоей.
Виктора раздирали противоречивые желания. То ли дать отдохнуть любимой, то ли поскорее позвать ее исследовать эти волшебные места, то ли... Из-под одеяла вылезала длинная стройная ножка, соблазнительно мягкое плечико и... В конце концов, у них законный медовый месяц.

На завтрак они пришли достаточно поздно. По просьбе Степнова администратор посадила их поближе к окошку, отдав им седьмой столик, за которым сидели, как она сказала, «почти молодожены».
Степнов с Ленкой подошли к столику и поздоровались. Располагавшаяся за столом пара мило откликнулась, и девушка тут же приветливо сказала, видя, что Степновы пытаются сориентироваться.
- Вы идите, набирайте еды. (Завтрак был в форме шведского стола). Каши есть, мюсли с йогуртом, творог. Там, - она показала рукой в конец зала, - сосиски с омлетом, вкусные, тут - салатики. И фруктов берите... Здесь всегда такой завтрак, что все хочется съесть, в общем, не удержаться никак.
За завтраком Ленка украдкой рассмотрела соседей. Оба были высокого роста. Аня - как представилась соседка, была явно повыше Ленки, хотя у самой Ленки 176. Александр - симпатичный шатен лет сорока был ростом с Витю, то есть под метр девяносто. Возраст соседки Ленка не определила. Это потом она с большим удивлением узнала, что той 37, а так... выглядела она лет на десять моложе, да вдобавок, на футболке у нее красовался логотип молодежного сериала «Старшеклассники».
Как выяснилось в разговоре, пара зимой тоже проводила здесь «медовую» неделю, а вообще очень любила эти места и бывала здесь не раз.
- Я уже лет десять хоть раз в год, да стараюсь приехать в «Дюны». - Просветила Степновых соседка, - так что спрашивайте, могу экскурсию провести, куда идти, где, что.
- Да. - Рассмеялся Александр, нежно глядя на жену, - это точно. Спец по «Дюнам». Обращайтесь.
Степновы не замедлили воспользоваться предложением и к обеду даже получили нарисованный Аней план, в какую сторону и по какой дорожке идти, чтобы посмотреть местные достопримечательности.

Первым делом они, конечно, пошли к заливу. По побережью вдоль воды по песку вела утоптанная дорожка, и Степновы просто побрели по ней, держась за руки, наслаждаясь видом темно-синей воды, голубого неба и зелени леса на берегу, вдыхая свежий морской воздух.
Пройдя пару километров, присели передохнуть на выброшенное на берег бревно. Солнышко припекало, так что Витя даже снял футболку.
- Блин! - Возмутилась Ленка.
- Чего?!
- Так не честно. Ты меня нервируешь. - Ленка провела пальчиком по кубикам пресса.
- Да ну?! - Отозвался Степнов. - А кто-то так не хотел просыпаться и успеть сделать «зарядочку» до завтрака...
- Вить, - Ленка провела губами по подбородку любимого, призывая к поцелую, а пальчиком провокационно погладила терявшийся в зарослях волос сосок.
- Кулемина!
- Я уже Степнова. - С гордостью ответила, ласкаясь нежной кошечкой. - Пошли, сделаем зарядку до обеда.
- Ого! Какие заявления! Так, может, бегом до санатория?!
- Не, не побегу. Лень. Может, ты меня на ручках понесешь?!
- Легко. Лентяйка ты моя. - Степнов подхватил Ленку на руки и радостно закружил, вальсируя по песку. - Леночка-а!
- Вить, да поставь, я пошутила, я же тяжелая... - она попыталась вырваться, но не удалось.
- Ла-ла, ла-ла, ла-ла, ла-лай. - Степнов громко напевал себе мелодию вальса. - Ла-ла, ла-ла, ла-ла, ла-лай. - Ленка уже смеялась и крепко обхватила его за шею. - Вить, ну правда. Сумасшедший! Хорошо. Побежали.
Он опустил ее на землю.
- Да! Я сумасшедший! Потому что одна десятиклассница уже как пару лет назад своей улыбкой свела меня с ума. - Ленка!!! Ты моя жена!!! - В радостном порыве он чуть снова не подхватил ее на руки.
- Твоя. Твоя. - Ленка потянула Степнова в сторону дома. - Ладно, пошли быстренько.
<\/u><\/a>

После обеда устроили себе тихий час, а потом отправились на прогулку по одному из маршрутов, нарисованных Аней. Сначала шли мимо гольф-полей, на которых уже вовсю зеленела ровно стриженая травка, перешли по железному мостику через небольшую речушку и отправились вдоль нее. По другую сторону дороги слева круто вверх уходила горка с елочками и березами. По этой дороге дошли до озерца с родниками. К нему огромным песчаным склоном спускалась гора, что была слева. В озерце отражалось небо и деревца, стоящие на другом берегу.
<\/u><\/a>
У родников, правда, был народ, наполняющий канистры водой. Место пользовалось популярностью, и то и дело подъезжали машины. Как и было указано в плане, обратно Степновы пошли уже поверху, по горе. Песок. Сосновый лес, совсем маленькие, ниже человеческого роста елочки, колючки шиповника. Виктор с Ленкой шли по тропке по краю горы над дорогой и ... Вот тут Ленка поняла, почему Аня наказала им идти именно таким маршрутом. Гора заканчивалась. В окружении белоствольных деревьев тропка сбегала вниз, и справа начиналась чудная березовая роща. Молоденькая нежно-зеленая листва раскрывалась солнышку.
<\/u><\/a> <\/u><\/a>

А если, стоя на этой самой высокой точке, посмотреть не вниз, а вперед - в сторону залива, то кажется, что лазурное небо и весь этот морской простор совсем рядом. Близко. Кажется, что взмахнешь руками и взлетишь с этой горы, белой чайкой кружа над морем.
<\/u><\/a>
Витя уже аккуратно спустился по склону, а Ленка по-прежнему стояла, завороженно глядя вдаль.
- Лен!
- Вить, лови меня! - Она развела руки, словно распахнула крылья, и побежала по крутой тропинке вниз. Нет, она просто слетела в его объятия.
- Вить, там так классно!!!

Потом они побрели дальше по лесу. Лес сменился на лиственный. По обе стороны дорожки то и дело встречались островки из зарослей ландышей, но для них еще было рановато. Зато вовсю радовали глаз неизвестные цветы, называемые в народе подснежниками.
<\/u><\/a>
Нежные белые лепестки, золотая серединка. Степнов собрал маленький букетик и вручил его Ленке.

После ужина они снова отправились пройтись. Ужин надо было растрясти, а еще Аня активно зазывала их на местную дискотеку.
- Да, приходите, - со смехом поддержал супругу Александр, - а то мы там вечно одни солируем.
Ленка со Степновым на дискотеку не рвались, но прежде чем подняться в номер, все же заглянули в зал. В большом фойе перед кинозалом танцевало не более десятка человек. Правда, за столиками, рядом с баром сидели еще несколько пар. Полумрак был относительным, горели цветные огни, красиво кружился старомодный зеркальный шар, и Ленкина белая футболка вмиг ослепительно засияла в темноте.
- Это что? Дискотека?! - Удивилась Ленка.
- Что бы ты понимала! - Добродушно отозвался Виктор. *Все-таки это больше была дискотека его молодости. Ему, пожалуй, здесь нравилось.
- Хочешь коктейльчик или мороженого возьмем. Посидим?
- Давай. - Откликнулась Ленка. Контингент и всё - отстой, конечно, но посидеть, мороженое съесть можно.
Аню Ленка увидела танцующей практически в центре зала, а Саша, завидев Степновых, приветливо замахал рукой, зазывая их за свой ближайший к танцплощадке столик.
Только они успели присесть, взяв сок и мороженое, как быстрая песня закончилась, и местный диджей - приятный мужчина лет пятидесяти, предварительно похвалив всех танцевавших, объявил в микрофон.
- Сегодня на нашем вечере в «Дюнах» гости из города Москвы. Причем, они не только гости, но еще и молодожены. Виктор и Елена, мы поздравляем вас, желаем вам долгой и счастливой семейной жизни и в честь вас и для вас звучит следующая песня. Выпьем за любовь!
Зазвучал проигрыш песни, и только что присевшая за столик Аня, хитро улыбаясь, сказала смущенным и оторопевшим Степновым.
- Идите танцевать! Мы за вами. Ну!
Виктор повел Ленку в центр фойе. Вслед за ними вышли и другие парочки.

Приятный голос Игоря Николаева звучал в динамиках, и Степнов вдруг осознал, как подходят ему слова этой песни.
Пусть прошлое pаскpошится
Волною о причал,
Мы вспомним всё хорошее,
Забудем про печаль.
Умчалась юность бедная
За даль туманных звёзд.
И за любовь последнюю
Я поднимаю тост.

Ленка ведь у него навсегда и значит точно последняя!

Выпьем за любовь!
Как блестят сейчас твои глаза.
Выпьем за любовь!
Пусть дрожит хрустальная слеза.
Выпьем за любовь,
И уже не надо лишних слов,
Выпьем за любовь, родная,
Выпьем за любовь.

Музыка была не очень медленная, но Ленка плавно покачивалась в объятиях Степнова, и ей было очень хорошо. «Выпьем за любовь!» От этих двух слов стало вдруг безумно радостно на душе.
А Виктор мысленно повторял вслед за певцом.

Прости меня за все цветы,
Что для других срывал.
Прости меня за все мосты,
Что за собой сжигал.
Hо мы построили с тобой
Последний хрупкий мост,
За возвращение любви
Я поднимаю тост.

Он не мог отвести взгляд от лица жены. Чуть порозовевшие от смущения щеки, блестящие, как в песне, изумрудные глаза...

Выпьем за любовь!
Как блестят сейчас твои глаза.
Выпьем за любовь!
Пусть дрожит хрустальная слеза.
Выпьем за любовь
И уже не надо лишних слов,
Выпьем за любовь, родная,
Выпьем за любовь!

- Лен, - он произнес лишь ее имя, но она все поняла и лучезарно улыбнулась так, как улыбалась ему одному. - Люблю. - Проговорил он и нашел ее губы в нежном поцелуе.

Шел проигрыш и повтор припева, а они уже весело танцевали в объятиях друг друга с ярким ощущением праздника, охваченные какой-то невероятной эйфорией...

Выпьем за любовь!
Как блестят сейчас твои глаза.
Выпьем за любовь!
Пусть дрожит хрустальная слеза.
Выпьем за любовь
Нам уже не надо лишних слов,
Выпьем за любовь, родная,
Выпьем за любовь!

Степнов не удержался и в завершение танца, как утром на берегу, подхватил Ленку на руки и закружил.

Выпьем за любовь, родная!

Выпьем за любовь!!!

Со всех сторон раздались громкие аплодисменты. А диджей уже запустил «Rock around the clock», и народ, даже одна очень пожилая пара, не говоря уже о Степнове, Ане и другой «молодежи» пустился в пляс в ритме рок-н-ролла.
Это был отрыв по полной. От души. И безумно искренне. Ленка давно забыла, что дискотека казалась ей пенсионерской. Рок-н-ролл сменила зажигательная латина. Аня, неплохо танцевавшая, заводила весь круг. Медленный танец. Восточные ритмы. Вспомнив уроки Сафии, Ленка показала класс. Киркоров «Я за тебя умру» и Виктор, полушутливо инсценируя песню, хватается за сердце. Народно-залихватская Сердючка, и Ленка, по примеру Ани с Сашей, подхваченная Степновым, уже кружит с ним под руку. «Ой, чита, чита-дрита - танец заводной, ой читу, читу-дриту ты потанцуй со мной». Хлопнули в ладоши, сменили руки и закружились в другую сторону. «Ой, чита, чита-дрита, как хочется любви, ой, чита, чита-дрита, ты вечерком зайди».

Через час беспрерывных танцев Ленка плюхнулась за столик и просто отпила из креманки напрочь растаявшее мороженое.
- Ну как? - Спросила упавшая рядом на стул Аня и, не дожидаясь ответа, продолжила. - Я здесь отрываюсь, как нигде. Мы Славу - диджея - уже много лет знаем, он раньше в пансионате рядом дискотеки вел, мы с подругой туда ходили. Он уже даже наши любимые песни помнит. Вы скажите, что хотите, он поставит.
- Да ладно. Я уже натанцевалась по полной. Наверное, сейчас уже пойдем к себе.
- Да сейчас уже и заканчивают. Все-таки режим санатория. В одиннадцать отбой.
И действительно, Слава объявил последнюю песню. Алсу. «Вместе и навсегда».
Вращался зеркальный шар, кружили по залу, будто в снежном хороводе, зеркальные зайчики, кружили Степновы в медленном танце, вращалась планета Земля, приближая ночь, и заканчивался чудесный вечер, но...
Но все ведь только начиналось...

Ничто не может быть чудесней
Волшебной песни этой,
Что звучит когда,
Когда два сердца бьются вместе...
Вместе и навсегда.

******************
Кто натанцевался
, приходите сюда отдохнуть.<\/u><\/a>




Спасибо: 46 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 859
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.10.10 22:38. Заголовок: Глава 56 Праздничны..


Примечания.
В главе есть некоторые фактические несоответствия реальности, но думаю, закроем на это глаза.
Фото к питерской прогулке КВМ не мои, найдены подходящие в инете, а сайт самого учреждения, увы завирусован. Фото «домика» тоже из интернета.
Фото «подарка» в обработке VrediNatasha. Наташенька! Огромное спасибо!

Ну, и глава своим содержанием во многом обязана приезду любимой Беты Танечки к автору в гости.

Глава 55
Отдыхалось просто чудесно. Комфортный номер, вкусное питание. Один только вид с балкона уже оказывал на организм релаксирующее воздействие, а кроме того...
До завтрака Степнов или, если Ленка просыпалась, на пару с ней ходил плавать в бассейне. Перед самым обедом отправлялись на массаж. Ленка на подводный, а Степнов на обычный. По неозвученному, но совместному решению Виктор на подводный массаж не пошел, ибо сидеть надо было в огромной ванне в одних плавках, а работал в водолечебнице исключительно женский персонал. Разок сходили в сауну, разок в баню с инфракрасным излучением. И полезно для здоровья и приятно. Сама эта баня представляла собой деревянную кабину с лавочкой, куда заходишь и сидишь, прогреваясь от излучателей и слушая приятную музыку. А вообще в помещении еще была шикарная джакузи, можно было выпить чайку, ну и просто помыться в душе. Ленка со Степновым душевно провели там время, им даже двух часов не хватило, пришлось доплачивать.
После обеда устраивали тихий час. Остальное время проводили в прогулках и спортивных развлечениях. Тетенька из проката спортинвентаря, на второй день признав в Степнове родственную душу, перестала брать с них деньги, поэтому все дни отдыха они беспрепятственно играли в бадминтон и теннис, катались на роликах и на велосипедах и даже поиграли в мини-гольф. А еще вечерами заходили в бильярдную.
На велосипедах они объездили все ближние окрестности чуть ли не до поселка Репино. Но особенно было чудесно кататься и гулять по территории соседнего санатория «Белые ночи». Некогда - в советские времена - закрытая элитная здравница обладала огромнейшей ухоженной территорией, граничившей с территорией санатория Дюны. В «Белые ночи» Степнов с Ленкой выбрались опять же по Аниной подсказке. Почти пустынные гравийные и асфальтовые дорожки расходились от корпуса к холмам, прекрасному сосновому лесу и тянулись к пляжу. Лес в дальних уголках был действительно лесом. По рассказам Ани, летом там даже можно было собирать чернику. Ленка со Степновым в той дальней части парка облюбовали себе скамеечку и несколько дней устраивали тихий час прямо на открытом воздухе. В лесу не дул ветер с залива, ласково пригревало майское солнышко. Короче, красота. Степнов сидел, откинувшись на спинку удобной скамейки. Ленка же ложилась вдоль нее, используя вместо подушки бедро мужа. Лежала и наблюдала, как над головой в обрамлении зеленых иголок голубело небо, как проносились по нему пушистые белые облака. Вспоминался летний день, когда они с Витей лежали на лугу.
Еще разок, уже ближе к отъезду, попали на Славину дискотеку и снова напрыгались от души.
Также они посетили «родоновое озеро», спрятавшееся в низинке в глубине леса. По будням там было тихо, глубокое озеро выглядело спокойно-серьезным, если так, конечно, можно сказать об озере.
<\/u><\/a> <\/u><\/a>
Весна уже набрала силу. Все вокруг зеленело и цвело, в воздухе пахло черемухой.
<\/u><\/a> <\/u><\/a>

Вдоволь нагулялись они и по пляжу под мерный шум волн. Прибрежная полоса залива тянулась на многие километры. А залив… он все время был разный. То вдали голубое небо сливалось с безмятежно лазурным морем, то Кронштадт и форты скрывались в серой дымке. А какие они наблюдали закаты!
<\/u><\/a> <\/u><\/a>
Не обошли молодожены своим вниманием и гольф-поля. Вообще-то, по правилам, гулять там было запрещено, но уже под вечер, когда игроков не оставалось, можно было вполне пройтись по кромке поля. На такой прогулке они и обнаружили еще пару живописных уголков Дюн. Так они нашли симпатичные, правда, в мае еще пустынные коттеджи на другом берегу реки, которая в том месте делала поворот и становилась шире и глубже. Домики стояли на живописных террасах на спуске к реке, и вечерами там приветливо горели фонарики.

Ну и «медовый месяц», конечно, проходил своим чередом. 24 часа в сутки не разлучаясь, не отвлекаясь на работу, учебу и домашние хлопоты.
Днем, в один из будних дней, когда в санатории народу заметно поубавилось, а кто остался отдыхать, тот был на процедурах, они отправились загорать в песчаные сопки по соседству с корпусом. В низинке меж песчаными барханами, да еще и за лесом прохладный ветер с залива не ощущался ни капельки, зато солнце уже припекало конкретно.
Загорать Ленка в отличие от Степнова, которому всегда хотелось активных действий, любила. Расслабилась. Вставила в уши плейер. Но уже через 10 минут рядом заворочался Степнов. Потом встал и куда-то отошел. Она чуть задремала, но была разбужена переживавшим мужем.
- Лен, во-первых, перевернись, сгоришь. А во-вторых, открой глазки и посмотри.
Ленка села на покрывале, протерла глаза и заулыбалась. Чуть в сторонке от покрывала на песчаном склоне красовалась выложенная из шишек надпись «Люблю» и сердечко, пронзённое стрелой.
<\/u><\/a>
- Вить! Супер!
- Я заработал поцелуй?
- Не то слово. Иди сюда.
За одним распаляющим страсть поцелуем следовал другой...
- Вить, мы же не в номере, не расходись.
- Ну и что?!
- Что «ну и что»?! Вон, стоит, гуляя по дорожке, голову повернуть и нас видно.
- Ну, так никто не идет по дорожке. - Степнов сам прокладывал дорожку поцелуев от ушка жены к налитой, скрытой лишь купальником груди.
- Вить!
- Я соскучился.
- Вот как выгонят нас отсюда за неприличное поведение... - Ленка, как всегда, таяла под ласками любимых губ и рук, но еще пыталась сохранять остатки разума.
- У нас медовый месяц! Ну что я, не могу чуть-чуть поприставать к законной жене?! – Он, не развязывая лямки купальника, проник под лифчик и нежно затеребил упругий сосок. - А ты лежи и все.
Да. Пожалуй, это все, на что она была сейчас способна, разморенная дремой на солнцепеке. Она расслабилась. Он навис над ней, как хищная птица над сладостной добычей... Верхняя деталь купальника все же покинула хозяйку.
- Сейчас топлесс загорать можно. - Его губы нашли желанное лакомство.
- Ви-и-ть. - Она уже стонала от удовольствия. - А вдруг кто пойдет?!
- Так я незаметно. Разве я что-то делаю? - Он выпрямился, сел рядом, но запустил длинные сильные пальцы под трусики купальника, чуть задевая чувствительную точку и раздвигая мокрые губы. Но долго не выдержал сам. Очень хотелось видеть розовую раковину, да и эластичная ткань ограничивала движения. Решительным жестом стащил с нее плавки. Она уже не протестовала. Непроизвольно открылась ему. Под его взглядом возбуждение захлестывало еще сильнее, она просто истекала. Мокрые губки блестели на ярком солнце. Какую-то секунду он смотрел на нее, лежащую посреди леса, предельно обнаженную и раскрытую. Он сам был на пределе, но продолжил ласки. Смотрел, как теряются его пальцы во влажной глубине, как выгибаются бедра ему навстречу, как бешено бьется жилка пульса на шее, как искажается ее лицо от мучительного наслаждения, которое ДОСТАВЛЯЛ ЕЙ ОН. Доставлял своей жене.
А когда любимая жена пришла в себя, то быстренько вернув купальник на законное место, дабы все-таки не шокировать вышедших на прогулку пенсионеров, аккуратненько под полотенчиком нежной ручкой «отомстила» супругу.


Пару раз они все-таки выбрались из своего тихого «природного заповедника» в Питер. Степнов-то в молодости достаточно часто здесь бывал, а вот для Ленки город был в новинку. В первый день они съездили на обзорную экскурсию на автобусе, погуляли по центру города - Дворцовая площадь, Стрелка Васильевского острова, зашли в Исаакиевский собор. Во второй приезд в субботу 8 мая пошли гулять с другой стороны - мимо собора «Спас на крови» по Марсову полю и через Троицкий мост дошли до Петропавловской крепости. Прогулявшись по знаменитому острову, решили пообедать и двинулись в сторону метро «Горьковская», чтобы найти спокойную кафешку подальше от туристических точек с их необоснованно бешеными ценами. После обеда уже около трех решили пройтись по парку около метро, и тут Ленка обратила внимание:
- Вить, а что тут так детей много? - По аллее в одну и другую сторону куда-то направлялись маленькие дети с родителями.
- Так тут зоопарк рядом, по крайне мере, был раньше.
- Ой, а пошли в зоопарк! - Загорелась вдруг Ленка. В московском зоопарке она, правда, не была уже сто лет, ну хоть в Питере сходить.
- А пошли. - Откликнулся Степнов. - Деточка моя.
- Да, - весело заявила Ленка,- а еще вот хочу сахарной ваты.
- Ну ладно. - Резюмировал супруг, подходя к киоску, - будем впадать в детство по полной. - Две ваты, пожалуйста.
В зоопарк они попали удачно, аккурат в обеденное время. Весна в этом году выдалась достаточно теплой, и ряд животных и птиц уже переехали на «летние квартиры» или были на улице, поэтому Степновым представилась отличная возможность полюбоваться «обедом». Малышня под присмотром родителей могла покормить веселых козочек и гусей тут же продаваемыми яблочками и капустой. Солидный лось, лани, антилопы, винторогие козлы и красавцы жирафы лакомились травой и зелеными ветками. Перед хищными птицами - грифами, орланами и другими лежали немного жутковатые трупики птичек малых. (Увы, так уж устроила природа.) Хищных птиц Ленка с Виктором глянули мельком и направились к вольерам с попугаями. Там было на что посмотреть. Всех размеров - от волнистых до какаду - птицы радовали глаз радужным опереньем: яркие розовые, красные, зеленые, желтые цвета просто поднимали настроение. А как смешно они ели! Ленка развеселилась. Попугай, словно человек, брал веточку в лапку, как в руку, и обгладывал ее клювом. Внимательно читавшие таблички на клетках Степновы обратили внимание на надпись «неразлучники».
- Слушай, надо же, они действительно почти все парами сидят! - Восхитился Степнов.
- Ну, а мы не хуже. - Отозвалась Ленка и чмокнула мужа в щеку, а в обнимку они гуляли и так всю дорогу.
В экзотариуме, где демонстрировали всевозможных рептилий, змей, ящериц, крыс и крокодила, они не задержались. Зато полюбовались на обезьян. Все-таки удивительные они существа. У макак недавно родился детеныш, об этом свидетельствовала надпись на вольере. Он передвигался по клетке, сидя у мамы на загривке. В какой-то момент он покинул ее, чтобы тоже зацепить, больше для игры, конечно, зеленую веточку с молоденькими листочками. Мама терпеливо ждала, пока малыш наиграется и снова заберется по ее спине на загривок для дальнейшего путешествия.
Долго не могли уйти Ленка с Виктором от вольера с белыми медведями. Белый медведь - это символ Ленинградского зоопарка, и уже не первый год, как прочитали Степновы на информационном стенде, медведь Меньшиков и медведица Услада производят потомство. Братья и сестры нынешних двух медвежат, за которыми наблюдали Степновы, уже разъехались по многим зоопаркам мира. Для медведей была построена специальная бетонная скала с площадками в несколько ярусов. Наверху они могли нырнуть вглубь помещения, как в берлогу, уйдя с улицы. А внизу был бассейн для купания. В бассейне еще лежал огромный булыжник, на котором Ленка с Виктором и застали двух медвежат. Один пытался срывать мясо с огромной кости, второй вылавливал в воде «игрушку». Игрушкой служила обыкновенная пластиковая бутылка с желтой пробкой, уже изрядно помятая. Явно не желая купаться, мишка старался, не сходя с камня, лапой вытащить бутылку, при этом зрители наблюдали смешно торчащую на вершине камня только «филейную» мишкину часть. Усилия увенчались успехом, но потом медвежонок все же нырнул с трофеем в бассейн и стал играть там. Попытался достаточно осмысленными движениями просунуть бутылку сквозь решетку, отделяющую от них бассейн папы. (Пока медвежата еще малыши, глава семьи живет отдельно, и Виктор не преминул возмутиться этим фактом). Наигравшись, мишка решил все-таки поесть и присоединился к своему братцу. Правда, за едой пришлось идти в берлогу. Попытка «свистнуть» еду у мамы не удалась. Медведица сначала невозмутимо растерзала огромную рыбину, а потом вынесла целую ощипанную тушку курицы и переходила с ней с места на место, чтобы ребятня не докучала и дала, наконец, спокойно поесть. Еще медведи очень смешно ныряли в бассейне - сначала в воде скрывалась голова, а на поверхности оставалась пятая точка, а потом туловище исчезало, и были видны совершенно очаровательные пятки. Размер пяток папы и мамы более чем впечатлял. Причем, когда медведь погружался в воду, было видно, что шерсть у него мокрая, а стоило ему высунуться из воды, она тут же производила ощущение сухого меха.
<\/u><\/a> <\/u><\/a> <\/u><\/a>

С трудом оторвавшись от созерцания медведей, Степновы направились к хищникам. Лев лежал в углу клетки как-то несколько грустно. Зато тигр показал себя и свои лоснящиеся полоски во всей красе. На следующей клетке было написано «Ягуар», но самого зверя разглядеть удалось не сразу. У него явно был тихий час, и он, развалясь, лежал на толстом суку где-то под потолком клетки. С ветки свешивались только черный хвост и задние лапы.
А вот по соседству с ним (как выяснилось, это тоже был папа) маме поспать не удавалось. Два детеныша лежали на полке радом с мамой и один все время трогал ее лапой за морду. Она ему нежно отвечала своими огромными лапами и лизала в нос. Ленка отметила, что у ягуаров была очень интересная окраска. Папа был черным. Мама – ярко-желтая с черными пятнами, вот как леопард, а малыши на первый взгляд были черными, но когда поднялись и пошли вслед за мамой, то оказалось, что среди этой черноты все же просвечивает характерный мамин рисунок.
<\/u><\/a>
У этой кошачьей семьи Ленка тоже «зависла» надолго, так умильно они смотрелись. Малыши были такими очаровашками, и Ленка подумала, что скоро у нее будет свой малыш.
А Степнов, в свою очередь, умилялся тому, как Ленка восторженно смотрит на зверят. Вспомнилось, как она хороша была с Сережкой на руках. Все-таки, Ленка у него особенная. Она хоть и молодая, а все материнские задатки уже налицо и очень сильны.


Кроме мыслей о прибавлении семьи у Ленки была еще одна глобальная тема для раздумий. Причем, этим вопросом она озаботилась еще до свадьбы. Дело в том, что 15 мая у Вити был день рождения. Когда Ленка была в десятом, они еще так тесно не общались, чтобы ей поздравлять его с праздником, а в прошлом году в это время он как раз собирался жениться на Светочке. Вот и получалось, что это был первый для нее Витин день рождения. Поэтому безумно хотелось сделать праздник для него запоминающимся, а главное, необычным. Романтических ужинов у них было уже достаточно, и вот хотелось чего-нибудь совсем эдакого! Сам именинник сказал, что никакого торжества не надо, они посидят вдвоем за чем-нибудь вкусненьким и уже хорошо, тем более, дата не круглая. Ленка же перешерстила интернет. Чего только не предлагалось - и тайский массаж, и полет на воздушном шаре, даже пилотирование самолета, но как-то все было «не в душу». Она даже зашла к Рассказову и задала ему убийственный вопрос, поинтересовавшись, нет ли в историческом прошлом каких-нибудь неординарных подарков. Игорь задумался и ответил, что в прошлом дарили в основном государства, земли и именья, а также ювелирные изделия и оружие. Такой ответ Ленку тоже не вдохновил.
- Впрочем, - сказал Игорь, - вот знаешь, сейчас вспомнил, был такой подарок, меня он поразил, и я запомнил, хотя ты его тоже не воспроизведешь, но суть интересная.
- Ну, какой?!
- Павел Первый и Мария Федоровна поженились по любви. И вот однажды он уехал, а Мария Федоровна скучала и решила сделать по возвращении супругу сюрприз. Подарила ему «Березовый домик» в Гатчине. Сейчас расскажу, в чем соль.
Ленка потом посмотрела в интернете фотографии и описание и тоже поразилась такому неординарному подарку. Гуляя по парку, подвела императрица мужа к поленнице березовых дров величиной с одноэтажный дом.
<\/u><\/a>
А в поленнице вдруг оказалась дверца. А за той дверцей под покровом сермяжных березовых бревен - изысканнейшей красоты зал, как во дворце: зеркала, позолота, плафон на потолке, роспись. Цветы в вазах благоухают. А в глубине зала, словно в беседке, увитой розами, стоит обтянутый голубым шелком уютный диван. Такая романтическая атмосфера получилась. Как прокомментировал кто-то в инете, «тут не удивительно, что они десять детей сделали».
<\/u><\/a> <\/u><\/a> <\/u><\/a>
Конечно, воплотить такое Ленке было не под силу, но она решила взять на вооружение сам принцип - подарок должен быть неожиданным, чтобы снаружи одно, а внутри другое, и теперь усиленно ломала голову, что подарить, исходя из этого принципа. Разрешение проблемы пришло неожиданно, что называется, откуда не ждали. Когда 4 мая Ленка позвонила домой еще не отбывшим за границу родителям (они уезжали седьмого), те порадовали ее новостью: они покупают дачу.
На майские праздники они всем семейством поехали на дачу Виолетты Аристарховны, ибо начинался сезон, и к Виолетте зашли соседи. Как оказалось, бывший владелец соседней дачи - достаточно известный художник - недавно скончался. Наследники уже давно проживали за границей и были заинтересованы побыстрее, потому не сильно дорого, сбыть с рук дачу и вернуться домой. Кулемины, конечно, совсем не собирались приобретать недвижимость. Но рассудили, что, во-первых, у Виолетты проживать в отпуске и стеснять ее неудобно и неправильно, во-вторых, через несколько лет из-за Сережки все равно придется вернуться в Россию, в-третьих, судя по Ленкиному настрою, и внуков ждать недолго, а в-четвертых, такой шикарный дом за такие деньги надо брать, даже почти подчистую сняв деньги со вклада и взяв кредит. Услышав эту новость, Ленка тут же заявила, что она входит в долю и вполне может вложить заработанные за тур деньги в такое важное, а главное полезное для семьи приобретение. Это ведь они в это лето едут в Тунис, а вот на следующее... Вот тут у нее снова возникли мысли о необычном подарке, поэтому господин Степнов временно оказался в неведении о столь значительных тратах. И уже на следующий же день по прибытии в Москву, после занятий, прихватив для компании и «алиби» Соню Рассказову, Ленка поехала обозревать свои владения.
Снаружи она, естественно, видела дом и раньше, но теперь все виделось совсем в другом свете. Участок у дома был в живописном запустении, но несколько яблонь и сливовых деревьев росли сами по себе, так же как и кусты малины и смородины. А вот дом был в отличном состоянии, чувствовалось, что хозяин вложил в него не только немало средств, но и свой художественный талант. Стильная резная лестница, витражи вместо некоторых стекол, нестандартная планировка пространства. Хорошая обжитая комната была на первом этаже, рядом - кухня, туалет, все удобства. Остальные комнаты были без особой отделки. Осмотрев первый этаж, Ленка в окружении Сонечки и показывавших дом Виолетты и Петра Никаноровича поспешила наверх. Ведь верхний этаж дома, по традиции, их с Витей.

Второй этаж дома и, собственно, крыша состояли как бы из двух частей. С одной стороны - две обыкновенных комнаты под обычной крышей, а вот с другой располагалась большая просторная комната со стеклянным куполом, скорее всего, мастерская. В мастерской было пусто, лежали только какие-то доски, пустынно и неуютно было и во второй комнате. Ленка распахнула дверь в третью и обалдела. Хозяин явно занимался обустройством этой комнаты, об этом свидетельствовали белые почти новенькие обои и лакированные под черное дерево потолочные балки, полки в нишах стены, две тумбочки. Еще в комнате наблюдалась странная конструкция того же черного дерева.
- А это что? - Ленка в недоумении смотрела на лежащую на полу голую деревянную раму и странные столбы.
- Слушай, - Виолетта внимательно вгляделась в сооружение, - а это, видимо, для кровати.
- Да, - подхватила Сонечка, - а сюда, наверное, балдахин вешается или москитная сетка.
Тут Ленка и прониклась. Сразу вспомнилась их «восточная» ночь в номере VIP и то роскошное ложе.
- Это же супер!!! Это же!!! Это как мне повезло. Она тут же деловито глянула на Виолетту Аристарховну. - У вас в хозяйстве есть рулетка?
Вся конструкция была тщательно измерена и описана, еще пару часов ночью Ленка провела в поисках нужной информации по инету, на следующий день сбежала с последней пары и отправилась по нужному адресу. Короче, сил, нервов, времени и денег было потрачено немало, тем более, пришлось переплачивать за срочность заказа, но Ленка уже предвкушала эффект от своего «березового домика».

15 мая в субботу, а она для Степновых была учебно-рабочая, Виктор был благостно разбужен не мерзким звоном будильника, а нежными ласками молодой супруги. Привычную его пробежечку заменила «тунисская зарядка». Как Ленке удалось без будильника проснуться раньше него, осталось для Степнова неразрешимой загадкой. А вот источник появления на столе праздничного завтрака с ветчинкой и бутербродами с икрой, хотя с вечера еще в холодильнике было не густо, он все же разгадал. Ближе к ночи на минутку забегала Новикова, типа за книжкой. После завтрака Ленка торжественно вручила ему подарки, полезные для работы в Тунисе, от себя и от родителей: новый спортивный костюм и отличные швейцарские часы с секундомером. Перед самым выходом на работу раздался телефонный звонок. Тесть и теща от души поздравляли именинника, даже Сережка пролепетал в трубку пару слов любимому «Вике». После работы Степнов вместе с Рассказовыми поехал на дачу. Игорь еще на неделе предложил отметить день рождения Виктора у себя на даче, тем более что и Петр Никанорович с Виолеттой уже были там. «Шашлычок, коньячок», - аргументировал Игорь, - посидим по-семейному и все дела. Степнов согласился. Имениннику Рассказовы подарили большой зонтик «семейный».
Ленка, согласно договоренности, укатила чуть раньше, сразу после своих двух пар, заявив, что «надо подготовиться». Виктор был приятно удивлен уже на подходе к дому. Над забором Рассказовской дачи радостно парили разноцветные шарики с надписью «С днем рождения!»
На празднично накрытом столе уже стояли салатики, а Петр Никанорович колдовал над мангалом. Посидели, действительно, душевно. Когда стемнело, словно из ночи на поляну выплыл белоснежный торт, горящие на нем свечки образовывали цифру 31. Виктор чуть подумал, посмотрел на жену, загадал желание, и свечи погасли. Поели-попили, попели песни под гитару. Да, а еще Ленка подарила ему песню. Песню о них, песню о любви. Ее музыка, ее слова, пропетые таким родным чуть хрипловатым голосом. Степнов чуть не расплакался. Протер глаза, словно заслезились они от дыма костра.
Уже, было, собрались расходиться.
- Лен, мы где ночуем-то сегодня?
- Подожди, спать еще рано. У меня есть еще один сюрприз.
- Лен, да куда уже?! Столько подарков сегодня!
- Ну, вот еще один. Только я тебе глаза завяжу, - Ленка уже нежно накидывала ему на лицо шелковый шарф.
- Может, без шарфа?
- Ты мне не доверяешь? - Она поцеловала мужа в шею. - Я думаю, тебе понравится подарок. Аккуратно только иди за мной. - Обняв мужа за талию, Ленка увлекла его по дорожке.
Степнов подумал, что Ленка ведет его в ту беседку, где они провели сногсшибательную ночь летом. Но вот Ленка на счет «раз-два-три» жестом фокусника сняла с его глаз повязку, и он обнаружил, что они стоят на крыльце какого-то дома. Оглядевшись по сторонам, он понял, что это дом соседа Виолетты.
- Лен, ты ничего не перепутала?
- Нет. - Жена отчего-то просто светилась счастьем. - Это теперь наша дача. Наша с тобой и родителей. Им на майские предложили купить, но у них денег не хватало, а я внесла часть из наших европейских. Правда, супер?! И с Игорем рядом, и с дедушкой! Пошли все покажу, - и Ленка потянула его в дом.
- Лен, подожди! А почему ты мне ничего не сказала? Ну, все-таки такая покупка и на семью... - Степнов как-то был сбит с толку и не мог решить, то ли обидеться, то ли порадоваться.
- Витечка, - Ленка прильнула к нему, - ну я понимаю, что как бы должна была посоветоваться, но родители все равно покупали и кредит хотели брать, а я подумала, что нашему малышу тоже здесь будет хорошо. И я так хотела тебе какой-нибудь грандиозный сюрприз сделать, а тут как раз эта дача. Так здорово получилось.
- Лен!
- Ты не представляешь, мне так было трудно тебе не проговориться. Все время хотелось поделиться.
Ленкины аргументы, ее искренняя радость и явное желание сделать ему приятное победили некую «мужскую гордость», и супруги пошли обозревать владения. Правда, скинули куртки, и Степнов получил еще один подарок - дачные «домашние тапочки».
- Да, что-то тут пока неуютненько, - резюмировал Степнов, уже собираясь спускаться вниз («заветная дверь» была предусмотрительно завешена драным покрывалом), - зато можно все обустроить по своему вкусу. Черт! Вот в Тунис ехать. А то так бы и занялся, уже руки чешутся.
- Да, - согласилась Ленка. - Вить, тебе правда нравится?
Степнов притянул любимую к себе. - Правда. - Поцеловал в кончик носа, потом в губы,- хозяйственная ты моя!!!
- Ага. - Откликнулась Ленка. - Тут еще чуланчик есть, сейчас покажу. Сдернула с косяка покрывало и распахнула перед Степновым дверь. Тот замер в остолбенении, переступив порог, и где-то на периферии сознания услышал. - А вот это мой подарок. С днем рождения, любимый!
<\/u><\/a>
В белоснежной спальне уютно горели лампы и настольные светильники (кстати, подарок Виолетты и деда). В комнате благоухали тюльпаны. Шикарная кровать просто манила в свои объятия, и на память Виктору пришла тунисская кровать с балдахином.
По ошеломленному лицу мужа Ленка поняла, что сюрприз удался. Но и это было еще не все. Поэтому она прошла в комнату, нажала кнопочку на магнитофоне, из него полилась музыка, и Степнов впервые в жизни лицезрел стриптиз в исполнении Елены Степновой, в девичестве Кулеминой, и столбики от кровати пришлись кстати. Первой в сторону изящно улетела футболка, затем с бедер соблазнительно сползли джинсы. С кровати было сдернуто покрывало. Потом хозяйку покинула верхняя деталь белья, и Ленка опустилась на постель, призывно глядя на мужа.
- И долго ты будешь там стоять?!
Второй раз приглашать не пришлось. Выйдя из ступора, Степнов одним движением через голову стянул рубашку, вторым - скинул брюки, третьим преодолел расстояние до кровати.
- Ленка-а-а!!!
- Да, мой повелитель.

Уже позже, умиротворенные, они тихонько лежали в объятиях друг друга. Виктор то невесомо перебирал пряди Ленкиных волос, то рисовал узоры на плечике, то целовал пальчики.
- Вить, тебе действительно понравилось?
- Что? - Рассмеялся Степнов, - дом, спальня или ты? Впрочем, ответ «да» по всем трем пунктам. Кулемина, - в его устах ее фамилия звучала лаской, - ты меня потрясаешь. «Зашибись!», как ты выражаешься. Только ума не приложу, когда ты успела создать такую красоту.
- Когда успела? - Ленка на самом деле ждала этого вопроса и увлеченно стала рассказывать про то, как им повезло с отделкой комнаты, про «березовый домик» и свои усилия. - Здесь классно, правда? И места много, еще и шкаф, и столик, и детская кроватка поместятся.
- Лен, ты уверена? Ну... про детскую кроватку?
Ленка правильно поняла Витин вопрос.
- Ну мы же с тобой говорили тут же, на даче, что после свадьбы... Думаю, что это время наступило.
- А твоя учеба?
- А я уже прикинула, посчитала. Если это случится в Тунисе, то я успею сдать весеннюю сессию за второй курс, а там - лето и можно академку не брать.
- А ты уверена, что все так и получится?
- А почему нет? К врачам мы ходили, все в порядке. Я по весне еще раз ходила. Нормально все.
Тут Ленка сообразила, что она-то для себя все давно решила, а вот Степнов еще ни разу не высказался конкретно, поэтому она осторожно спросила.
- Вить, а ты-то хочешь ребенка?
- Ленка, - Степнов, услышав легкий испуг в ее голосе, тут же приподнялся на локте, заглянул ей в глаза и произнес, - глупенькая моя, конечно, ХОЧУ! Очень! - И в подтверждение своих слов поцеловал Ленку в губы, словно печатью заверил свою речь.
Она облегченно вздохнула, заулыбалась, - НУ, ЗНАЧИТ, БУДЕТ! - Обвила руками шею и уже сама прильнула к его устам в нежном поцелуе.

Ленка уже засыпала.
- Ленок, ты спишь?
- Почти. - Она поудобнее устроилась рядом.
- Я хотел тебе сказать спасибо за такой сказочный день рождения. Меня еще никогда так никто не поздравлял.
- Привыкайте, Виктор Михайлович! - Уже сонно пробормотала Ленка.
- Спасибо тебе, - уже чуть слышно произнес Виктор и прошептал в темноту, - спасибо, что ты есть.
Она погрузилась в сон, жутко довольная, что все ее задумки воплотились в жизнь и осуществятся дальше. Он засыпал с мыслью, что лучшего дня рождения в его жизни еще не было. Но ведь и любимой жены у него раньше не было.

******************
Автор выдал главу побольше и отбывает в отпуск на моря на пару недель. Махните ручкой
тут<\/u><\/a>. До встречи!




Спасибо: 74 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 862
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.10.10 21:49. Заголовок: Примечание. В главе ..


Представляю грандиозный подарок - галерею иллюстраций к фику «Лето» от VrediNatasha. Серия "Лето -это..."
Это шедеврально!
НАТАШЕНЬКА, СПАСИБО!!!


<\/u><\/a>

<\/u><\/a> <\/u><\/a>

<\/u><\/a> <\/u><\/a>
<\/u><\/a> <\/u><\/a>

<\/u><\/a>




Спасибо: 74 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 867
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.10.10 22:56. Заголовок: А это очередной шеде..


Глава 56

Праздничный месяц май подходил к концу, и каждый день календаря теперь уже приближал не радостные события, а разлуку. И хотя работа Вити в Тунисе не свалилась на голову, как Ленкино европейское турне, и все давно было решено-продумано, но было грустно.
Степнов отбывал в Тунис уже 28 мая, благо, желающих сдавать ЕГЭ по физкультуре не нашлось. Ленке же до 20 июня необходимо было еще сдавать сессию. Со всеми празднованиями - свадьбой и днем рождения - о досрочной сдаче речь уже не шла. Тут бы успеть нормально подготовиться.
Молодая жена получила ряд ценных указаний от супруга. Как то - двери посторонним не открывать. Домой приходить не поздно, лучше засветло. Спать побольше. Бегая по занятиям и репетициям, не забывать вовремя кушать, причем есть здоровую пищу и витамины, а не абы что и всухомятку. Он же знает, что на одного готовить обычно лень. Увы, сейчас за Ленкой, как в свое время за Витей, присмотреть было некому, Виолетта Аристарховна уже жила на даче. Но тут просветившийся в свое время Степнов нашел для Ленкиной сознательности железный аргумент.
- Если мы хотим зачать здорового ребенка, то в Тунис ты должна прилететь не замученной и истощенной, а сильной и здоровой. Лен, сама понимаешь... Режим, питание и так далее.
- Вить, не волнуйся, я все знаю. Я же у тебя умница. - Она прижалась щекой к его щеке, а потом чмокнула в губы.
- Конечно, умница. Но я всегда за тебя переживаю.
- Знаю. А я за тебя.
- Ну, за меня-то что переживать?! При тамошнем шведском столе у меня будет одна проблема - это проблема выбора. - Засмеялся Степнов.

Улетал он вечером. Пока он в последний момент убежал по делам, Ленка тщательно проверила наличие и упаковала аккуратненько Витины вещи. Вот ведь как: свои шмотки она обычно быстренько забрасывала в чемодан, а Витины тщательно наглаженные футболки-рубашечки раскладывала полчаса.
Проводила его в аэропорту и вернулась в такую вмиг опустевшую квартиру. Прощаясь, она не плакала, а вот сейчас разревелась. Глядела на Витины домашние штаны, брошенные на стуле, на его любимую кружку с солнышком... Он говорил, что она - Ленка - его солнышко... Сейчас она очень хорошо поняла, каково было Вите в ноябре. Все-таки уезжать легче, чем оставаться. Взяла гитару. Надо готовиться к экзаменам. Только почему-то вместо программного произведения сами собой полились другие звуки. То красивый струнный перебор, то мерный шепот, то плач одинокой струны. Гитара грустила вместе со своей хозяйкой. Рождалась новая песня.
Дождалась звонка о благополучной посадке самолета в Монастире и все же легла спать.
Надо теперь применять Нюткин метод приближения встречи.

С головой окунулась в учебу и репетиции. Побыстрее бы со всем разобраться и к Вите…
Но тут как на грех Артемов заявился с новостями.
- Девчонки, слушайте, как на счет, чтобы в июле поработать на югах? Дядя предлагает. Сочи, Адлер, Крым и так далее. Позагораем и денег подзаработаем.
- Ага! – Усмехнулась Женька, - у твоего дяди мы будем загорать исключительно по автобусам и на саундчеке. Не-е-е.
- Ну, тогда просто подзаработаем на полноценный отдых, чтобы в августе наслаждаться морем и солнцем. Мужиков свистнете – Степку, Костяна, Платона. Загуляем.
- А что?! Мысль хорошая. – Откликнулась Аня.
- Ну, не знаю… У Степы поступление и вообще…
- Думаю, если сначала заработать, а потом гулять, - это можно, - отозвалась Наташа.
- Ладно. Я вам тему закинул, а вы подумайте, решите и тогда будем продвигать. Мы с зайчонком, - он обнял Аньку, - точно «за».
- Ага. Вы-то вдвоем работать будете, а мы-то врозь, - снова возразила Нюта. У Лены Степнов вообще в Тунисе.
- Ладно. Думайте. А сейчас, – Вася понял, что пока-то Ленка молчала, и это хорошо. Девчонки примут его идею и на Ленку нажмут. – Репетировать давайте. Поехали!

Вечером Ленка плакалась Сафие в аське на предмет, что если девчонки решат гастролировать, то она встанет перед выбором: группа или Витя. Девчонок тоже понять можно. Им действительно хочется подзаработать, чтобы у родителей не брать и с парнями оттянуться.
- А что ты выберешь?
- Витю, конечно.
- Да. Ситуация. Лен, ты подожди пока давать ответ. Есть у меня одна идея.
- Какая?
- Получится - скажу.

И… О чудо! Сафия не иначе как была добрым ангелом, посланным семье Степновых.
23 июня пять яблочных девчонок и четверо их парней регистрировались на рейс Москва - Монастир. А дело было так. Сафия показала дяде диск с песнями Ранеток, рассказала про европейское турне с B.S., и Эльмин предложил девчонкам месяцок поработать на анимации в сети его отелей за проживание и питание, тем более что продажи путевок в отели из России резко выросли.
Ленка расписывала подругам преимущества поездки как могла.
- А что? До вечера полная свобода – лежи на пляже, купайся в море. Сеть отелей приличная – как раз по одному выступлению в неделю в каждом отеле. Причем, все находится рядом, только парочка в соседнем Монастире, а не в Сусе. Так это 45 минут езды. Это вам не по всему черноморскому побережью России – Украины болтаться. После 19 часов приехали, звук настроили, в девять выступили на часок и все… свобода! Хочешь гуляй по клубам, хочешь спи… Никакого продюсерского надзора. И ребят можно с собой взять. Степку в помощь Васе на аппаратуру. Он технарь. Платон с Костиком тоже себе дело найдут.
И девчонки загорелись. Во-первых, прикольно – Африка. Во-вторых, условия действительно лучше, чем у Васиного дядьки. Костик загорелся больше Наташки: «Это же можно целую фотовыставку подготовить!» Короче, вариант всех устроил.
И оказалось даже лучше, чем рассказывала Ленка. Не прошло и недели с момента начала выступления Ранеток, а к Эльмину стали поступать тревожные сигналы. Вообще, на территорию каждого отеля допускались отдыхающие всей сети, но это никого не напрягало. Подумаешь, придет человек, прогуляется 10 минут и все. А тут службы безопасности столкнулись с явлением, что на выступление Ранеток стали подтягиваться отдыхающие отелей, где концерт уже прошел. Мест не хватает. Народу толпа. Не то, что сесть, встать неудобно. А девчонки зажигали. Пели на русском и на английском. Спасибо турне. Хоть это была и взрослая анимация, детей было не утащить спать, да и взрослые с удовольствием отрывались под веселые ритмы. Переставали сидеть за столиками и пускались в пляс. Так на дискотеку-то в клуб специально мало кто пойдет, а тут, можно сказать, «с доставкой на дом». Эльмин был бизнесменом. Поговорил с девчонками и рискнул. Развесили на пару дней афиши и устроили за умеренную плату большой концерт на лучшей дискотеке Суса под открытым небом. Успех превзошел все ожидания. Подтянулись не только отдыхающие, но и местное население. На афише – девчонки в восточных костюмах да с гитарами наперевес. Экзотика для мусульманской страны – женская рок-группа! Пребывание в стране продлили еще на две недели до 8 августа. По субботам девчонки собирали лучшие площадки Суса, Монастира и других курортных районов. Эльмин платил девчонкам честно. Отдохнуть тоже дал. Устроили им, конечно, экскурсии в пустыню и по другим достопримечательностям.
В свободное время в середине дня, когда на пляже лежать было жарко, три гитаристки по очереди ходили на часовые занятия к тому профессору, который в первый приезд так поразил Ленку игрой на уде. Первая на это подвиглась Наташка. Совершенно зачарованная возможностями инструмента, она умолила уже пожилого человека давать ей уроки. Парни тоже себя проявили. А то что жить за счет любимых! Платонов настолько профессионально и грамотно оказал кому-то на пляже первую медицинскую помощь, что устроился подработать в местный медпункт. А после того, как фото отеля, выполненные Костиком, увидел Федхи – сын Эльмина, отвечающий за PR и рекламу, то Костя получил заказ на целую серию фотографий для рекламных буклетов отелей.
Короче, отдыхали и работали бурно, успешно и в удовольствие.

Ленка с Виктором жили на той же территории, что и все, но в другом корпусе. В этом была масса плюсов. Во-первых, никто не вбегает в номер каждые пять минут за лаком для волос, за утюгом или поболтать. Во-вторых, у них был свой режим дня. В-третьих, ночное звуковое сопровождение любви слушали не свои, все-таки неудобно , а чужие - незнакомые отдыхающие.

В Тунис Ленка летела просто вся в счастье. Казалось, что она готова лететь впереди самолета. Так здорово все устроила Сафия. Удалось совместить и Витю, и подруг.
Плюс в ее работе и занятиях в Тунисе был еще тот, что Ленка была при деле, иначе ей пришлось бы сильно скучать. Виктор вовсю работал. Ленка, конечно, была готова присутствовать на тренировках, играть и даже просто сидеть любоваться на мужа, но после первого же посещения занятий они с Витей решили, что этого делать не стоит. Естественно, молодые горячие арабские мужчины не смогли не среагировать на красавицу-блондинку и откровенно поедали ее взглядами. Занервничал Виктор. Короче, Ленка ретировалась и теперь только встречала и провожала мужа. Да, встречала и провожала, чтобы подольше побыть вместе: пройтись по набережной, держась за руки, полюбоваться стройными пальмами…
А одевалась при этом несколько на восточный манер… Светлые с узорами туники с длинным рукавом, длинные юбки или широкие брюки. Вместе с Сафией она обновила свой гардеробчик «восточной жены». Ранетки сначала смеялись и прикалывались: «Ой, Ленка, тебя Степнов скоро в паранджу укутает!» - потом, обгорев плечами и коленками, они оценили практичность такой одежды на солнцепеке. А затем к Ленке подошла Нюта и спросила, как найти тот магазинчик, откуда Ленкина туника и юбка, да и платочком не мешало обзавестись, потому что, когда они ходят в город с Женькой на занятия по танцам живота, им не дают прохода, особенно теперь, когда афиши с их изображением висят на всех углах. А «выгуляв» обновки, Нюта призналась Ленке.
- Знаешь, - Степе так понравилось.
Ленка рассмеялась.
– Еще бы ему не понравилось! Белута у тебя тоже еще тот ревнивец.

Степновы вставали рано утром, когда большинство отдыхающих еще видело сны. Шли вместе купаться – насладиться легким незнойным воздухом, безмятежным ласковым морем, тишиной, слиянием с природой. В такие утренние часы казалось, что они одни в целом мире, и море, сверкающее под лучами утреннего солнца – это только их море. Потом они шли завтракать, и Ленка провожала Степнова на работу. Тот работал в утренние и вечерние часы. По традиции, в дневное время по жаре все отдыхали. Проводив Витю, Ленка или шла с Ранетками на пляж, или немножко занималась «домашними» делами, или проводила время с Сафией. К Ленкиной радости, Сафия нынче отдыхала на побережье в дядином отеле, ибо как оказалось, была в положении. Ленка усмотрела в этом очень добрый знак. Ведь они с Витей во многом «следуют по стопам» друзей. Если были занятия с профессором, Ленка освобождалась к часу дня. В другие дни она уже после двенадцати встречала Витю у спортивного центра. Они обедали, ходили купаться, лежали на пляже в тенечке, но это реже. Обычно после моря они уединялись в номере, с удовольствием пытались «реализовать свой семейный жизненный план» и отдыхали после бурной «реализации». К пяти он снова уходил на тренировки и после девяти уже приезжал в тот отель, в котором выступали девчонки. Спать, если можно так выразиться, Степновы тоже ложились рано. Клубное времяпрепровождение Аньки с Васей и Женьки с Колей их не привлекало, они все-таки «молодожены» и у них есть «цель».

В июньском цикле забеременеть не получилось. Кулемина слегка расстроилась, но в общем-то, это было ожидаемо. Она уже и прилетела к Вите в конце месяца. Но когда и в конце июля желанной задержки не случилось, Ленка распереживалась.
Как же так?! Они провели такой волшебный июль! Поначалу «отрывались» после месячной разлуки, а потом пошли сплошные ежедневные годовщины. Год их приезда сюда. Первый день. Второй. Третий. Он впервые коснулся ее груди. Впервые ласкал. Сейчас, вспоминая себя прошлогоднюю, Ленка мысленно удивлялась, и все казалось таким странным и немножко смешным. Как она хотела показаться ему в ночной сорочке, а Степнов бегал от нее на балкон. Как возлежала в позе Данаи, жутко нервничая! Неужели это было!!! Какой контраст с сегодняшним днем!
Годовщина первой настоящей близости. Как и в прошлый раз, Витя заказал в номер вино, пирожные. Скатерть и белоснежное покрывало на кровати, усыпанные лепестками роз. И она, стоя посреди этого великолепия, вдруг заволновалась. Накатила робость. Будто вернулась в прошлое. Муж вошел в комнату с балкона. Такой спокойный, уверенный в себе, в любимой ею голубой, расстегнутой почти до пояса рубашке. Она будто увидела его со стороны.
- Ленок, вино будешь?
Она не откликнулась. Смотрела на Витю, на секунды не веря сама себе. Не веря, что вот этот потрясающий МУЖЧИНА – ЕЁ!!! Её муж.
- Ленок!
- А! Что?
- Вино наливаю?
- Нет. - Она обняла Степнова за шею, на мгновение замерев, вглядываясь в любимое лицо, чувствуя такой родной аромат и тепло его тела.
- Что-то, - рассмеялся нежно Виктор, - ты словно уже пьяная.
- Да. – Выдохнула, - тобой. Витя-а-а! - Чуть смутилась и припала к его губам.

Они снова катались на яхте, ездили в Сиди Бу Саид гулять по чудесному бело-голубому царству. Бродили по улочкам, сидели в кафешке, пили гранатовый чай. Долго стояли на том самом месте, где год назад Витя произнес заветные слова и надел на ее палец первое колечко. На том самом месте, где она, наконец, поверила, что он не считает ее ребенком. И стоя в его объятиях, глядя на блистающее внизу море, она верила, что новая жизнь уже зародилась внутри нее, и вот почему-то опять облом!


***************
Автор соскучился по читателям, но, к сожалению, никак раньше прийти не мог.
Место обитания<\/u><\/a>
Чудесный сюрприз к главе от Наташеньки - VrediNatasha!
<\/u><\/a>


Примечание. В главе явно есть некоторые фактические неточности, но автор жертвует достоверностью сознательно ради сюжета.

ГЛАВА 57

Ленка отрыла на дне чемодана единственную прокладку. Она так надеялась, что они ей больше не понадобятся. Раздражение, досада и обида на судьбу разрастались с каждой минутой. Она рухнула на кровать и изо всей силы врезала по соседней подушке.

Степнов немного удивился, что жена не встречает его и поторопился в отель. Крикнул с порога:
- Ленок, ты дома? – И заметив воткнутую в устройство карту, сразу спросил, - обедать идем?
Ответом ему было молчание. Он тут же прошел в спальню. Ленка в одежде ничком лежала на покрывале.
- Лен, ты чего?! Что случилось?! Заболела? Где болит? – Тут же озабоченно присел на кровать рядом.
- Ничего. – Раздалось глухое.
- Да как же ничего?! Ты лежишь.
- Я сказала ничего, значит ни-че-го. – Рявкнула Ленка. – Критические дни!!!
Степнов немного помолчал, а потом аккуратно, не осмеливаясь произнести фразу до конца, спросил:
- Э-э-э… - то есть это означает…
- Да, означает! – Ленка повернулась к нему лицом. – Означает! – Крикнула она, зло запустила подушку в стену и снова упала ничком.
Виктор притих. Собирался с мыслями. Потом прилег рядом. Обнял, прижал к своему телу.
- Зай, ну, ты что!? Ну, не расстраивайся ты так. Первый месяц. Акклиматизация. Работа… - Он мягко поглаживал ее рукой и легко целовал белую макушку. Все еще будет. – Усмехнулся. – В таких делах, по-моему, сходу получается только у тех, кто совсем этого не планирует. Ленок… - Ленка повернулась в его объятиях, тоже обняла его и теперь спрятала лицо у него на груди. – Девочка моя! – Он мягко и с улыбкой продолжил ее утешать. – Ну, может, мы «старались», - он сделал упор на этом слове, - недостаточно. – Он погладил ее по бедру. - Так теперь будем еще больше стараться. Я обещаю. Ну, Ленок!

Да. Еще поплакавшись Сафии и услышав от нее примерно те же слова, что от Степнова, Кулемина взялась за дело теперь более конкретно. Усиленно «стимулировала» мужа, хотя ему много и не надо. То что-нибудь вкусненькое и «полезное» для мужского организма добавит к позднему ужину в номере, то порадует танцем живота, то завлечет в постель усталого после тренировки мужа по-европейски откровенным бельем, то закажет «на двоих процедурку» в SPA-центре. То встретив мужа днем после работы, сразит на полпути к отелю фразочкой, будучи тщательно закутанной в подаренный в прошлый приезд Сафией хиджаб.
- Вить, блин, я ведь забыла!
- Что?
- Да трусы надеть.
Ошеломленный Степнов окидывает супругу неверяще-удивленным взглядом.
- Кулемина! Ты серьезно?
- А ты проверь. – Смеется она и проводит его ладонью по своему бедру. - Ну, забыла. Память девичья, - и нежно с придыханием хрипловато произносит на ушко, - тебе же будет проще.
Улыбается той особенной улыбкой, которую он помнит еще с момента давней истории с «забытыми» ключами. Надо ли говорить, что скорость, с которой они добирались до номера, увеличивалась после таких заявлений в разы.

Но основные надежды Ленка, естественно, возлагала на девятое число. Овуляция. Но и тут случился облом.
Расстроенная Ленка жаловалась Сафии.
- Ты представляешь! Они уезжают на соревнования седьмого и только девятого днем будут обратно! Это у меня останется всего ничего времени.
- Да. Неприятно. А куда едут?
- Слушай, куда-то в пустыню, в N*, - Ленка с трудом воспроизвела название города. - Тебе это, наверное, больше говорит.
- Да, путь неблизкий. С Виктором не поехать?!
- Ты что? Какое там!? Там целый автобус игроков. Сама понимаешь. Это даже не обсуждается. Да и действительно, неудобно. Работа и все такое… К тому же все наши восьмого уезжают. Надо проводить. (Ранетки действительно отбывали кто в Россию, кто в Европу, планируя в оставшуюся часть каникул навестить родителей и маленьких братьев-сестер.)
- Ну, тогда придется вам девятого и в ночь на десятое усиленными темпами без перерыва, - улыбнулась Сафия.
- Знаешь, - Ленка тоже улыбнулась, немного покраснела и выдала, - у Вити все хорошо, даже более чем, но чтобы «без перерыва»…
- Надо тебе будет тогда порошок принести.
- Ты чего?! – Ленка удивленно уставилась на подругу. – Мы же здорового ребенка хотим зачать.
- Да нет. Ты не поняла. Это не наркотик, это просто молотые листья…, - Сафия произнесла название какого-то растения. – Это без последствий, но в еду добавляешь и эффект ого-го! Сутки напролет.
- Ты уверена, что это безопасно?!
- Лен, ну у нас вся семья медики, забыла?! Естественно, безопасно.
- Ну, ладно. Тогда приноси.

Восьмого вечером, проводив всю компанию на самолет, Ленка вернулась в номер и загрустила. Девчонки улетели. К Сафии Амин приехал из Туниса. Вити нет. Правда, он отзвонился и сообщил, что их команда победила. Завтра рано с утра они выезжают домой. Судя по голосу, он был безумно счастлив. Ленка порадовалась за мужа. Конечно, эти игры – итог его двухмесячных трудов. Планировалось, что работа у Вити почти закончена. Несколько дней осталось. Потом еще недельку они просто отдыхают от всего, а потом тоже летят к Ленкиным родителям в Швейцарию. Ладно! Она не будет хандрить! Завтра приедет Витя! Впереди отдых! И надо не забыть взять у Сафии на всякий случай ее порошок.
Проснулась Ленка поздно. Набрала Степнова. Тетенька на арабском сообщила, что телефон находится вне зоны действия сети. Ну, ладно. Ленка помнила, что со связью в пустыне так себе. Может пропадать. Прибралась в номере, приготовившись к встрече. Сходила в SPA центр. За час до ориентировочного прибытия автобуса снова набрала Витю. Опять «вне зоны». Решила просто пойти к назначенному времени к спортцентру. Видимо, у Вити телефон сел. Надо уже ему или аккумулятор менять или телефон.

Она сидела на скамеечке у спортцентра уже полчаса и терзала мобильник. Автобуса все не было, связи тоже. Где-то внутри начинало расти беспокойство. Потом к спортцентру подошла, можно сказать, толпа – человек 10 мужчин и несколько женщин. Они возбужденно о чем-то переговаривались на арабском. Мужчины куда-то звонили. Когда Ленка увидела, как заплакала одна из пожилых женщин, ее накрыла волна панического ужаса. Что-то явно произошло. Авария!?! Что?! Слава богу, в этот момент к отелю подъехала машина, из нее вышел Эльмин, поспешивший в толпу, и Амин, сразу бросившийся к Ленке.
- Что случилось?!
- Лен, ты только не волнуйся. – Амин усадил Ленку обратно на скамейку. Просто по телевизору в новостях сказали, что в том районе прошел «самум»… как это по-английски… песок и ветер… - Песчаная буря, - наконец сформулировал он.
- И что? – Ленка напряженно ждала ответа.
- Просто там и так со связью плохо, а после такого вообще почти по нулям. В городах есть небольшие разрушения коммуникаций. А ребята просто пока не вышли на связь. Вот и задерживаются. Поэтому здесь сидеть бесполезно. Поехали в отель. – Он повел еще не пришедшую в себя Ленку к машине.
У отеля Ленку уже встречала Сафия. Но на расспросы о песчаной буре, о ее последствиях, что бывает, как она происходит и чем грозит, она отвечала Ленке больше односложно, и было видно, что она расстроена. Амин клятвенно пообещал Ленке, что как только будут какие-то новости, он ей обязательно сообщит, поэтому Ленка решила удалиться в номер, чтобы не нервировать подругу на 8-м месяце и самой разобраться в интернете, что такое песчаная буря и посмотреть местные новости.
Лучше бы она их не смотрела! Текст неясен, но жуткие кадры, когда весь горизонт и все окружающее в считанные мгновения скрывает туча песка, когда потом показывают явно травмированных людей, а остальные ходят в масках… Когда выступают с заявлениями официальные лица… Значит, дело серьезное… А там… ее Витя…
Она свернулась клубочком на кровати. Казалось, что в такой позе болезненно физически ощутимый страх в животе как бы скукоживается и чуть уменьшается. Лежала и молилась. Просто своими словами, как умела, чтобы с Витей все было хорошо. Господи, только бы он не пострадал! Только бы он вернулся целый и невредимый! Пожалуйста, господи! Я очень прошу! За окном быстро стемнело. Стал тише шум прибоя. Вот закончилась вечерняя анимация. В дверь постучали. Ленка подпрыгнула на кровати.
Зашел Амин, правда, только для того чтобы сказать, что пока новостей нет. Стало известно, что автобус выехал с небольшим опозданием из N*, но в Z* не прибывал. Но это не страшно. Если ребята не объявятся, с утра местное «МЧС» начнет поиск.
Ничего себе не страшно!!! Ей казалось, она не спала всю ночь. Но судя по привидевшимся кошмарам, она все же несколько раз проваливалась в сон на какие-то минуты. Ей мерещился заваленный по крышу песком автобус. Витя посреди пустыни, умирающий от жажды и голода. Она сползала с кровати. Выпивала воды, чтобы прогнать страшные видения, и снова мучительно следила за минутной стрелкой часов. Когда рассветет?! Когда начнут поиски? Телефон стабильно выдавал одно и то же ненавистное сообщение. Что же за проклятый месяц этот август?! Опять Вите плохо. Но ее нет рядом. О самом страшном она старалась не думать. Утешала себя мыслью о том, что если бы все было так плохо, она бы почувствовала на расстоянии. Наверняка бы почувствовала!

А все было не так уж плохо, но и совсем не весело.
Отъезд задержался по причине поломки в автобусе. Починились, поехали. Домой в Сус торопился побыстрее приехать не один Степнов. Пара ребят из местных уговорили водителя свернуть с основной трассы и срезать значительный участок пути по пустыне, по дороге, накатанной туристическими джипами. Они не раз возили туда экскурсии. Автобус уверенно двигался вперед, когда кто-то из парней испуганно закричал. Степнов, сидя в кресле, повернулся на крик. Автобус остановился. Сначала даже было непонятно, что происходит. Нарастающий гул. Какой–то туман в заднем стекле, потом резко потемнело. Ударная волна. Автобус развернуло как в повороте, раздались крики и ругательства. А потом тишина. Слышно завывания ветра, автобус периодически потряхивает, но не видно за окном ничего. Пелена песка. Сначала все сидели молча. Потом начали переговариваться на своем арабском.
- Это что? Буря из песка? – спросил Степнов сидевшего рядом с ним врача сборной, араба почтенного возраста.
- Да. – Отозвался тот. И это очень плохо.
- Это надолго?
- Сами бури обычно не очень, а вот что будет с нами дальше…
Встал и предупредил вмиг притихших молодых ребят. У кого есть еда и вода… пока не есть и не пить. Строго экономить. В автобусе, правда, был небольшой запас воды, но… Из подручных средств стали делать себе маски. Стало трудно дышать. Казалось, мельчайшие песчинки проникают в автобус, летают в воздухе… Автобус стоял плотно закупоренный на солнцепеке. На улице за сорок градусов. Мотор был выключен. Соответственно, и кондиционер не работал. Да и гнать-то ему что, если вместо воздуха песок?!
Старались не шевелится. Наконец, через пару часов за окном стало проясняться. Стало возможным открыть окно у водителя. Но увиденное за ним не радовало. Автобус, служивший преградой для песка, был хорошо засыпан снизу. Колеса утопали в песке. Дверь открытию не поддавалась, будучи частично заваленной. Но вариантов не было. Надо было откапываться и открывать двери. Виктор уже было хотел первым сигануть в окно, но врач его задержал: «Ты что?» Откапывать дверь, причем подручными средствами, полезли несколько человек, которые были в кроссовках и в длинных спортивных штанах. Песок, в который они проваливались около автобуса, обжигал.
А когда все получили возможность все-таки выйти из автобуса, стало ясно, что худшее еще впереди. Буря, как назло, застала группу в пустынном месте, и при этом полностью изменила окружающий рельеф. Ориентиры были потеряны. Пыльная завеса мешала видимости. И насколько развернуло автобус с прежнего направления, понять тоже было трудно. Колеса буксовали в песке. Ехать было невозможно. А главное, было неизвестно, куда ехать или даже идти. Попытались отойти от автобуса осмотреться. Не получилось - он слишком быстро терялся из виду. Пришлось возвращаться. Компаса ни у кого не было. Сориентироваться по солнцу?! Степнов был силен и в спортивном ориентировании, но карты у местного водителя тоже не оказалось. Как это бывает в южных широтах, стремительно стемнело. Стало ясно, что пока вариант один – ждать утра и надеяться, что ночной ветерок принесет свежий воздух и улучшит видимость. К тому же, как сказал врач, их наверняка будут искать. Ребята оживились. А он…
- Ленка, - сорвалось с языка. Господи! Она же там одна! В чужой стране, не зная языка... У ребят есть родственники, а Ленка… Что ей сообщили?! Что она думает?! Леночка! Девочка моя! Нынешнюю ночь они планировали провести…
Он вышел из автобуса. Хотелось «убить», если можно так выразиться, этот ненавистный песок. Хотелось «убить». Он заскрипел зубами и упал отжиматься. Пожилой врач тронул его за плечо.
- Виктор! Не надо. Надо экономить силы. Они понадобятся. Надо поспать, пока не так жарко и пить во сне не так хочется.
Степнов вернулся в автобус и молча упал на сиденье.

К утру действительно прояснилось. Стало легче дышать. Группы спортсменов снова разошлись в разные стороны в попытке высмотреть ориентиры цивилизации, но, увы. Пустыня безмолвствовала.

Их искали с утра и весь день. Ленка медленно «умирала» в номере. Попытка Сафии вытащить ее пройтись или покормить успехом не увенчались. Амин был в спортцентре, куда Эльмину сообщали новости. Поиск вели вертолет МЧС и частный вертолет самого Эльмина. Обшаривали всю дорогу и окрестности, но автобус как сквозь землю провалился. Снова начало смеркаться. Все. Отбой. Поиски придется прекратить. Амин сказал: «С утра продолжат».
В наушниках пилота прозвучало: «Возвращайтесь на базу».
И вот уже на обратном пути, совсем в стороне от квадрата поисков в темноте заметили костер посреди пустыни. Снизились.
Нашли!!!
Нашлись! - Понеслось по каналам связи и проводам. Нашлись! Радостной вестью влетело в номер гостиницы "Мархаба Бич". Сил радоваться не было. Страх еще не отступил до конца. А он как?!
В нужный квадрат высылают уже грузовой вертолет, а пока этот может взять только двоих. Команда впихнула в вертолет упирающегося Степнова. Он же, как капитан, должен последним… «Ты гость в стране. И тебя жена ждет. Одна».
На аэродроме городка Z* уже есть мобильная связь.

В темной комнате ожил, заискрил экраном и заиграл лучшей мелодией на свете мобильный телефон.
- Витя!
- Леночка! Солнышко! Я живой-здоровый, со мной все в порядке. Ты как?
Ответом было молчание, а дальше… попытка ответа потонула в рыданиях. Ленка, наконец, ревела в голос, выпуская из себя накопившиеся боль и страх. - Витя-а-а-а! А-а-а! А-а-а-а!
- Лен! Леночка! Перестань!
Она захлебывалась слезами, и даже по телефону на расстоянии он чувствовал набирающую силы Ленкину истерику.
- Кулемина! Прекрати реветь!!! – Резко гаркнул он в трубку. И уже мягче произнес. – Лен, у меня СЕРДЦЕ РАЗРЫВАЕТСЯ.
Возглас произвел эффект ушата холодной воды. Результат был достигнут. Ленка прекратила рыдать и теперь явно пыталась взять себя в руки, тяжело дыша в трубку.
- Лена! Леночка! Скажи мне что-нибудь?! Где Амин? Где Сафия?
- А-а-Амин в спорт, - всхлип, - центре. Он звонил. Сафия у себя. Ей нельзя волноваться… - Ленка вспомнила про положение подруги, и из глаз снова непроизвольно потекли слезы. Они уже в этом месяце явно с Витей опоздали, но сейчас это не главное.
- Ты где?!!
- Я в аэропорту в Z.
- Вить, как ты себя чувствуешь?
- Хорошо.
- А когда приедешь?
- Как только ребят заберет грузовой вертолет, они прибудут сюда, и мы выезжаем. Ночью будем. Лен, ты ела? Спала? – Впрочем, он и так знал ответы на эти вопросы.
Малыш, давай ты сейчас сходишь на ужин и поспишь. Я приеду и бегом домой.
- А что с вами случилось? Ты точно не ранен?
- Да с чего? Точно. Просто заплутали, и автобус в насыпавшемся песке завяз, буксовал. Сидели и тупо ждали, пока нас найдут. – Степнов не собирался рисовать жене реальную картину.
- А вода? Еда? – Продолжала беспокоиться Ленка.
- Да все было! Мы запасливые! Не переживай. Все было, кроме мобильной связи. Я из-за этого больше расстроился. Лен, тут меня зовут. Надо хоть умыться после автобуса. – Степнову усиленно махали рукой. - Солнышко! Отдохни, пожалуйста. Я скоро буду. Целую тебя.
- Целую.
Степнов нажал кнопку отбоя. Через минуту в руке вновь завибрировал телефон.
- Вить, с тобой, правда, все хорошо?!
- Все хорошо, родная! Только вот, боюсь, телефон скоро сядет.
- Все. Я не буду больше звонить. Все-все! - Ленка боялась потерять связь.
Теперь она была не в состоянии лежать, мерила шагами комнату из угла в угол в нетерпеливом ожидании. Хоть и было ясно, что до приезда Вити еще несколько часов, она по-прежнему не могла успокоиться, не могла есть и спать. Через пару часов позвонила Амину узнать, выехала ли группа из Z? - Да. Им предоставили возможность помыться, напоили-накормили и теперь везут в Сус. Но Амин понял Ленкино состояние. Она не сможет ждать в номере. Сафия уже спала. Курортный город жил своей радостной ночной жизнью, а Амин привез Ленку к зданию спортцентра.
Встречающих было не мало. Многие, кто не знал про русского тренера команды, удивленно посматривали на бледную европейскую девушку в сильно помятых шортах и футболке.
Наконец, показался автобус. Толпа заволновалась. Лиц за темными окнами было не разглядеть, но все старались. Дверь открылась.
Он вышел одним из первых и сразу увидел Ленку. Она бросилась к нему. Налетела. С трудом удержался на ногах, поймав ее в объятия. Крепко обняла.
- Витя! – И, видимо, все силы ушли в этот порыв.
- Лена! Леночка! - Степнов вдруг ощутил, что Ленка как-то обмякла и стала сползать по его телу вниз.
- Лена! – Он испугался. – Попытался неловко перехватить ее на руки. Мешала сумка.
К нему на помощь пришел Амин, предвидевший ситуацию. Подхватил по-прежнему пребывающую в обмороке Ленку и понес к машине.

Она пришла в себя на заднем сиденье. Витя брызгал ей в лицо холодной водой.
- Лен! Да что ж такое?!! – В его голосе тоже звучала паника.
Она поняла, что напугала его обмороком. Стало стыдно. Попыталась вяло пошутить.
– Ну, надо же хоть разочек в жизни в обморок упасть! – хотя состояние было не из лучших. Все тело в холодном поту. Губы шевелились с трудом. Начинало знобить.
Она просто прижалась к телу мужа. От него шло тепло и веяло спокойствием.

Амин о чем-то переговорил со Степновым. Доведя воссоединившуюся семью до номера, он куда-то ушел, а когда Ленка после минутного горячего душа, была укутана и уложена в постель, вернулся. Померил давление и, несмотря на слабые Ленкины протесты, вкатил ей укол в вену.
Проваливаясь в сон, Ленка слышала, как о чем-то говорят Степнов с Амином на пороге, и была в силах только пролепетать самое главное:
- Вить, иди ко мне!

- Ничего страшного. Сильный стресс. – Успокоил, если можно так сказать, Степнова Амин. – Немножко - истощение. Почти двое суток не спала, не ела. После укола будет долго спать. Покой и сон - сейчас это самое полезное. Ну, и все. А! С утра или днем, как завтракать -обедать надумаете, позвоните на ресепшен, все доставят в номер. Соответствующие указания уже даны. В ресторан пока ходить не надо. Ну, и на работу разумеется, тоже.
- Спасибо. - Степнов пожимал другу руку, искренне благодаря за заботу о Ленке.
- Не за что. На моем месте ты бы для Сафии сделал то же самое. Я знаю.
Степнов закрыл дверь. Прошел в номер, на ходу гася свет и скидывая футболку. Нырнул под одеяло. Ленка дышала ровно. Уже спала. Впервые за много часов с комфортом вытянулся на кровати, хотел привычно обнять жену, но побоялся тревожить ее сон.
Девочка моя! Как же им плохо друг без друга! Как страшно потерять! Какое счастье, что они вместе! А что пропустили время зачатия, не страшно. Все еще впереди!

********************
Высказываемся
тут.<\/u><\/a> Сильно не бейте.




Спасибо: 86 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 872
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.11.10 23:11. Заголовок: Вот мы и добрались д..


А это очередной шедевр от Наташеньки -VrediNatasha к предыдущей главе и, можно сказать, немножко к этой.
<\/u><\/a>

Глава 58

Ленка медленно выныривала из сладких объятий сна. Ощутила тяжесть мужской руки на теле. Витя! Вмиг вспомнились события прошедших дней, и она поспешила открыть глаза, дабы убедиться в реальности находящегося рядом супруга.
Тут же утонула в голубом озере глаз. Он уже давно не спал, но не решался беспокоить Ленку, которая во сне привычно устроилась на его плече.
- Привет! Как ты? - Улыбнулась в ответ. Блаженно прикрыла глаза и крепко обняла.
Как она? Ленка прислушалась к организму. Она отлично.
- Прекрасно. А ты?
- И я прекрасно.
- Тогда я соскучилась. - Ленка потянулась к мужу за поцелуем, сильнее прижимаясь к накачанному телу.

Они лежали в изнеможении на постели.
Ленка глянула на закрытые шторы.
- Слушай, а сколько времени, что-то так есть хочется.
- Еще бы! Некоторые непослушные девочки не слушают, что им говорят, и не кушают. Времени – шесть.
- Чего?
- Вечера. - Засмеялся Виктор.
- Это ж сколько я проспала?!
- Сколько надо, чтобы организм пришел в себя. Сейчас закажем еду, - Виктор потянулся к телефону.
Через пару минут после заказа в номере раздался звонок. Звонил Амин. Беспокоился.
- Вы как? Как Лена?
- Лена отлично. Вот сейчас кушать будем.
- Ты ей много есть сразу не давай. И лучше сначала йогурт и что-то полегче. Бульон, например.

Ленка действительно с удовольствием набросилась и на то, и на другое. До второго не дошла. Зато Степнов с удовольствием навернул тарелочку мяса с картошкой. Фруктовые десерты, мороженое, пирожные, напитки остались пока не тронутыми.
После еды Ленку снова разморило, и она задремала на часок. Степнов тоже с удовольствием лежал на кровати. В номере было уютно. Раздвинутые шторы позволяли видеть, как на потолке играл свет фонарей с улицы, и слышать, как за окном успокаивающе шумел прибой.
Через часок пришла очередь мороженого. Проснувшаяся Ленка с удовольствием облизывала ложечку. Но съев всего один шарик, она почувствовала на себе Витин откровенно ласкающий взгляд. Ее тело отреагировало моментально. Мороженое было забыто.

К середине ночи Ленка начала подозревать, что дело тут не только в том, что они соскучились. Стоило полакомиться чем-нибудь, и их захватывала страсть. Похоже, Сафия добавила в присланную еду свой заветный порошок, который Ленка забыла у нее забрать, и сейчас они ощущали его действие на себе. Уже утром, пока Витя был в душе, она набрала номер подруги, чтобы проверить свои подозрения.
Сафия в ответ только засмеялась и спросила.
- Понравилось?
- Круто, конечно, но в этом месяце уже не актуально.
- Ничего. После такого стресса полезен хороший релакс. – Заявила та. - Я тебе потом с собой отсыплю.

Степновы провели в номере еще половину следующего дня, отсыпаясь и предаваясь эротическим наслаждениям, а потом все-таки пошли купаться на море. Но и там их было не оторвать друг от друга. Словно случился второй медовый месяц.
Ближе к пяти Степнов просто в свое удовольствие пошел играть в волейбол с другими отдыхающими, а Ленка понежилась на ласковом солнышке еще часок, после чего направилась к воде.
В море уже никого не было. Народ почти весь ушел с пляжа. Она поплыла до буйков. Отдыхала на воде, держась за трос от буйка, когда рядом резко вынырнул муж.
Ленка взвизгнула от неожиданности.
- Витя!!!
- Извини.
- Ты прям подкрадываешься.
- Ага. По воде, - засмеялся Степнов, - это просто некоторые расслабились и совсем не следят, что там делает муж. А вдруг меня уже уводит какая-нибудь красотка?
- Догоню и утоплю.
- Кого?
- Ее, конечно.
- Какая у меня правильная супруга, - Степнов, точно также держась одной рукой за трос, полез к Ленке обниматься, - и я по ней очень соскучился, очень-очень.

Они страстно целовались в воде, потом он просто сдвинул чашечки купальника, лаская поочередно весомые полушария.
- Вить! Обалдел!
- Тебе не нравится?!
- Ты же знаешь, что даже слишком, - простонала-выдохнула Ленка. – Утонем. И люди.
- Да нет никого уже. – Он одной рукой приподнял ее в воде, призывая обхватить ногами его бедра. – Держись!
- Ты маньяк, - выдохнула она, ощущая сквозь тонкую ткань купальника и плавок силу его желания.
- С тобой - да. – Он продолжал уже губами ласкать соски, а одна, остававшаяся свободной рука, продолжила путь ниже по телу любимой. Длинные пальцы сначала гладили шелковистую ткань, очерчивая ягодицу, потом, сместив край бикини до состояния стрингов, отодвинули их, и скользнули вглубь, касаясь нежной плоти.

- Вить! Я хочу! – Он ласкал ее сзади, а спереди мощный ствол ощутимо стимулировал чувствительную точку.
Она смутно помнила, как они преодолели тот десяток метров, чтобы она смогла встать на дно хотя бы по шейку. Было плевать, есть кто-то на берегу или нет. Набросилась на него сама. Одной рукой сдернула вниз его плавки. Еще несколько движений… Нет больше преград, и приходит желанное ощущение наполненности.
- Да!!!
Бурное движение и она первая «отправляется в нирвану». Витя страхует ее на воде, пока она приходит в себя, а потом они меняются ролями.

Выходить из воды было несколько неудобно. Ленка поспешила завернуться в полотенце и надеть черные очки, хотя солнце уже садилось. На пляже, правда, вдалеке еще бродили уборщики, сотрудники закрывали бар. Оно, конечно, все равно не видно, что и как было, но догадаться, чем они занимались, было нетрудно.
Степнов рассмеялся, притянул Ленку к себе и чмокнул в щечку.
- Говорю же, маньяк. – Проворчала Ленка. - Пошли отсюда быстрее.
- Да?! А, по-моему, кто-то сам на меня запрыгнул, – поддразнил ее Степнов и, увернувшись от шутливого шлепка полотенцем, поспешил добавить, - ладно-ладно. Пошли, моя королева!

Виктор еще отработал несколько дней, а потом они уже круглые сутки не разлучались.
Ездили гулять, ходили по сувенирным лавочкам, катались на яхте, подолгу не вылезали из моря.
В последний вечер Степновы пригласили Амина с Сафией в шикарный ресторан. Хотелось провести вечер с друзьями и поблагодарить их за помощь и теплый прием. А еще у Ленки был сюрприз. Когда они ходили к профессору учиться игре на уде, им было дано задание по композиции. У Ленки как-то написалось все само собой, и профессор ее похвалил, сказал, что хорошая вышла бы песня.
- А может кто-нибудь написать слова? - Спросила Ленка.
- А о чем твоя песня, ты знаешь? – В свою очередь поинтересовался профессор.
- Знаю. - Ответила Ленка.
Слова на арабском были написаны. Для Ленки нашлись умельцы, которые записали их русскими буквами. И вот в зале ресторана она попросила инструмент и исполнила на арабском песню. Сафия – это имя означает чистая, нежная, спокойная, а еще - лучшая подруга. Именно таким человеком она стала для Ленки. Стала примером, образцом женской мудрости и терпения. А как она помогала им с Витей. И это была песня о ней и для нее. Сафия растрогалась и расплакалась. Так что, допев песню, Ленка бросилась утешать подругу. А еще Степновы взяли с друзей клятвенное обещание, что когда их ребеночек родится и немного подрастет, они обязательно приедут в гости в Россию.

На этот раз улетали Степновы утром. Потому, расставшись с ребятами (у Сафии режим) и собрав вещи, они решили не ложиться, а снова встретить рассвет на ставшем уже родным морском берегу.
Они сидели, обнявшись, закутавшись вдвоем в один плед.
- Не хочется уезжать?
- Не знаю. Какое-то двойственное чувство. Тут прекрасно, но я уже и по деду соскучилась, и по маме с папой, Сережке.
- Я тоже соскучился.
- Жалко только, что не все получилось, как планировали. – Вздохнула Ленка.
- Малыш, ну ты что?! Все обязательно будет. Человек предполагает, а бог располагает. Главное – что мы вместе.
- Да. Я помню. Ты мне год назад так и сказал, что раз мы вместе, то все будет хорошо, что родители не будут против, мы поженимся… - Впала в воспоминания Ленка.
- Ну, так и не соврал ведь. Так оно и есть. И будет все отлично. – Виктор губами нежно коснулся ее щеки. – МЫ ВМЕСТЕ!!! - И затем увлекся поцелуями.
- Красавица моя…

Неделю в двадцатых числах провели у Ленкиных родителей. Нянчились с Сережкой, ездили на несколько дней в горы, смотрели местные достопримечательности, ходили по магазинам. Короче, вздохнуть было некогда, и неделя пролетела как один миг. По прибытии в Москву день ушел на выполнение заданий родителей: они попросили передать в России в клинику массу бумаг, образцов материалов и прочее. В тот же день вечером рванули на дачу – навестить деда, по которому оба безумно соскучились, и проверить состояние своей недвижимости. Летом Кулемины с Сережкой смогли там пробыть только две недели, так как часть отпуска была потрачена ими на Ленину свадьбу. Годовщина помолвки. Мелкие дачные дела, вывоз в город вместе с Виолеттиной дочкой заготовок, помидоров, картошки… Подготовка к 1 сентября. Оба крутились как белки в колесе.

1 сентября Ранетки должны были в 12 выступать в Снегинке. Многодневная летняя практика позволяла играть даже без репетиций. Степнов же с раннего утра, аж к 7.30 убежал в школу. Еще с вечера Ленка нагладила ему рубашку и приготовила костюмы - обычный и спортивный.

Впервые за долгое время Ленка проснулась одна. Глянула на будильник. 8.50. В квартире была тишина. Можно поваляться в кровати. Еще успеет встать. Мысли текли лениво. Надо же – уже 1 сентября. Как быстро пролетело время! Через 10 минут в родной 345-й школе прозвенит звонок. В этом году на линейке там уже выступают не они, а Леркины ученики. А ведь совсем недавно они шли на линейку ученицами, и она смущенно поглядывала на Степнова. Год. А в прошлом году они отметили первое сентября с родителями, а ночь - такой сладкой любовью на Ленкином стареньком диване. 1 сентября. Столько воспоминаний… 1 сентября… СТОП!!! Ленка чуть не задохнулась от пришедшей в голову мысли. Хотелось вскочить и бежать. Сама уговаривала себя. Спокойно, Лена. Спокойно! Сейчас встаем… Идем к тумбочке. Почему же так трясутся руки?!
Да! ДВЕ!
Ленка ошеломленно опустилась на край ванны, не в силах сходу воспринять и до конца поверить, что столь долгожданное событие произошло. Как же так?! Она и не рассчитывала. А потом в круговерти переездов и дел совсем забыла следить за календарем. Беременна!!! По срокам, как и хотели они с Витей. Как так удалось?! Ленка не могла поверить своему счастью. Это потом она вычитала, что от стрессов и волнений овуляция может задерживаться. Видимо, так и было. А потом они с Витей как раз вели бурную жизнь.
Так, ее не тошнит. Никаких признаков пока нет. Для верности Ленка повторила тест. Тот снова показал заветные две полоски.
В комнате зазвенел поставленный будильник. Надо же в училище не опоздать! Черт! Ох! А еще надо придумать, как сообщить новость Вите… Нет, 1 сентября потрясающий праздник, а учителю физкультуры Виктору Степнову сегодня будет дополнительный подарок.

После выступления на посвящении первокурсников в студенты Ленка не поддалась на уговоры девчонок пойти отметить начало года в кафе.
- Девчонки, пойдемте! – Заныла Женька, - последний же свободный день!
- Нет. – Сразу отрезала Нюта. - Я вообще уже ушла. Надо Степу встретить в институте. У них тоже сегодня посвящение. Так что, девчонки, всем до завтра!
- Лен, а ты чего?! – спросила Анька. – Степнов ведь, небось, в школе зависнет.
- Да. А мне как раз надо подготовиться к встрече. Так что, я тоже пас.
Забежала в торговый центр. Купила продукты для ужина и еще кое-то.

Степнов торопился домой. Сегодня он застрял в школе. За лето накопилась масса дел, а он явился на работу только сегодня. Принять новый инвентарь, оговорить расписание, в очередной раз написать кучу каких-то бумажек…
Вылетел домой уже в шестом часу, предварительно сообщив Ленке, что уже бежит быстрее мысли.

Квартира встретила его вкусными запахами. Ленка что-то делала на кухне и напевала. Обалдеть! Вот такого он не помнил давно.
- Привет! - Заключил жену в объятия. – Нас сегодня кормят, да еще с музыкальным сопровождением, и в таком соблазнительном наряде. – Провел по бедру, приминая шелковистое платье.
- Привет! – Ленка ответила на поцелуй. – Давай переодевайся, мой руки и в комнату проходи.
- У нас сегодня праздник? – Степнов крикнул из спальни, по дороге отметив парадно накрытый стол.
- Да! 1 сентября. День знаний. – Откликнулась Ленка.
- Так мне что, тоже белую рубашку с брюками надевать? – Снова возник поистине мужской вопрос.
- Надевай, - засмеялась Ленка, появляясь в дверях гостиной с дымящимся блюдом. – Важна торжественность момента.
Виктор был заинтригован. Ленка светилась просто необычайно. Может, ей в Снегинке что сказали?
Наконец, стали усаживаться за стол. Степнов осмотрел застолье.
- Лен, вино принести?
- Нет, не надо.
- Ну, как знаешь. - Алкоголь у них всегда шел плохо. Он разлил по бокалам сок. Поднял руку в торжественном тосте.
- С первым сентября!
- Да! С днем новых знаний! – отозвалась она интригующе. Глотнула из бокала и, чувствуя, что больше не в состоянии держать новости при себе, протянула Степнову коробочку в подарочной упаковке, размером однозначно напоминающую футляр от ручки «паркер». – Это тебе подарок.
Степнов сорвал блестящую упаковку и параллельно встал, потянувшись поблагодарить Ленку за подарок.
– Спасибо. Мне как раз очень пригодится в новом учебном году.
Ленка засмеялась.
– Ты сначала посмотри.
Степнов положил коробочку на стол и открыл крышку. Минуту он тупо смотрел на белую бумажную полоску на черном бархате, потом перевел взгляд на Ленку.
- Лена!? Это…?!
- Да!!! - Не выдержала Кулемина и, ликуя, бросилась к нему на шею.
- Ленка!!! - Он подхватил ее, закружил по комнате, сбив стул. – Ленка! – Она смеялась и, кажется, даже плакала.
Опомнившись, он опустил ее на пол. Аккуратно, словно фарфоровую вазу.
– Лен, - большими пальцами смахнул слезинки на ее скулах, нежно держа в руках любимое лицо. Она улыбнулась. – Лен, я так счастлив!!!
Опустил ее и, почувствовав слезы на собственных глазах, спрятал лицо в своих ладонях. Чуть помотал головой. – Не могу поверить! Ленка! Леночка! – Снова бросился к ней, осыпая дождем поцелуев.

Пожалуй, это 1 сентября они запомнят, как никакое другое.

***************
Мы тут.<\/u><\/a>


Вот мы и добрались до эпилога. Он будет в двух частях.

Эпилог посвящается потрясающему человеку, чуткой подруге и замечательной маме - Наташе –Dominique. Спасибо тебе за полезную информацию и СПАСИБО за то, что ты есть!!!

Отдельная благодарность еще одной Наташе – VrediNatasha за сопровождение эпилога чудными иллюстрациями!


****************
Эпилог. Часть первая.

Лето в этом году в Подмосковье выдалось прекрасное. В меру жаркое, в меру дождливое. Вовсю цвели розочки Виолетты Аристарховны, наливались сладким соком малина и смородина у забора, зеленела трава, голубело небо.

Сегодня было тепло. На солнышке припекало. Кто-то стрекотал в траве. Ленка оторвалась от толстенного учебника по истории музыки, который читала, лежа в гамаке, встала, заботливо поправила прозрачный полог и отодвинула коляску в убегающую тень.
В коляске в маечке, трусиках и носочках почивала после дневной трапезы её высочество София Викторовна Степнова. На сегодняшний день – центр, вокруг которого вращалась вся вселенная семейств Степновых-Кулеминых. Это чудо немаленьким ростом в 50 сантиметров и весом в 3400 грамм появилось аккуратно в срок, позволив своей музыкальной маме сдать досрочно весеннюю сессию. А на днях, (Как же быстро летит время!) чуду исполнилось год и два месяца.
София Викторовна была названа по созвучию с Сафией, частично поспособствовавшей ее появлению на свет. Имя да еще в сочетании с отчеством всем очень понравилось.
Но пока для мамы и папы она чаще была Сонечкой и Сонюшкой и по имени, и в том смысле, что хорошо спала.
Как шутил Степнов:
- Тут, Ленка, она, слава богу, вся в тебя.

На дачу Степновы переехали в этом году сразу после сессии. Лена снова постаралась сдать ее досрочно, чтобы побыстрее выехать на природу из душного мегаполиса. А в прошлом году они приехали сюда только к середине лета. Все-таки с маленьким ребенком было вначале попроще в городе. К тому же всякие осмотры врачей, прививки, постановка на учет, регистрация…

Ленка еще раз бросила взгляд на коляску и улеглась обратно в гамак. Повсюду царила благостная тишина. Мама отдыхала в доме вместе с Сережкой. Тихий час. Витя с Рассказовым и отцом уехали в магазин.

О радостном событии, что им придется стать бабушкой с дедушкой, Кулемины были проинформированы только на Новый год, когда приехали в Россию на праздники. Ленка была тогда на пятом месяце. Деда-то с Виолеттой Аристарховной Ленка порадовала почти сразу, но попросила пока родителям не сообщать. Петр Никанорович прослезился от счастливой новости и по традиции внучку не выдал. Помня обещания Вити родителям образца прошлого года, уговоры мамы, Ленка категорически «взяла огонь на себя». Никита Петрович повздыхал немного, а потом отправился принять рюмку за здоровье дочки с будущим прадедушкой и будущим отцом. Вера Николаевна тоже повздыхала, потом отругала дочь за то, что ее не поставили в известность о беременности раньше, и тут же пристроила Ленку наблюдаться к лучшему специалисту.
Родители вернулись в Россию перед родами и пробыли два месяца, помогая молодой семье. Дел хватало: дача с ее обустройством, подрастающий Сережка и, конечно, маленькая голубоглазая принцесса.

Ленка все-таки отложила книжку, заглядевшись в небо. Сейчас, как и прошлым летом, она при поддержке Виолетты Аристарховны осваивала программу впрок, понимая, что в учебном году придется снова нелегко. А над головой шелестела зеленой листвой березка.
Какое же это прекрасное время – лето!!! – Подумалось Ленке.

Вспомнились прошлые года.
Лето с Витей в Тунисе. Все впервые. Волнительно и волшебно. Знакомство с Амином и Сафией. Могло ли Ленке тогда прийти в голову, что они так подружатся. Ребята с сыночком обещали приехать к ним на Новый год. Сафии было интересно посмотреть на настоящую зиму и снег.
А потом фурор, который они произвели с девчонками в Тунисе.
Девчонки! Сейчас они снова на африканском побережье и регулярно звонят по скайпу.
Ленкино место временно заняла выпускница музкласса прошлого года – тоже, кстати, Лена.
В октябре, когда Кулемина уже встала на учет, и существование Сонюшки было реальностью, подтвержденной документально, Ленка пригласила подруг на разговор.

- Девочки, - Ленка волновалась и кусала губы.
- Ты собрала нас, чтобы сообщить пренеприятнейшее известие, – перебила со смехом Женя, - к нам едет ревизор.
- Нет. Ну, а известие… Это кому как… Короче, я беременна. - Ранетки смолкли и сидели оглушенно, переваривая новость. - Вы можете меня заменить, - продолжила Ленка, - но выбор между группой и ребенком стоять не будет. Только ребенок.
Сначала повисло молчание.
- Правильно. - Вдруг первой высказалась Наташка, от которой Ленка этого не ожидала. – Ребенок – это на всю жизнь.
- Да, - подхватила Нютка, - семья - это главное.
- Значит, у тебя будет маленький?! – Резюмировала для себя Аня и бросилась обнимать Кулемину. – Ленка!!!
- Когда намечается событие? – спросила практичная Женька.
Ленка была в приятном шоке. Она почему-то думала, что Ранетки отреагируют на данное известие вовсе не так радостно.
- Девчонки, подождите. - Ленка перевела дух. – Сейчас все расскажу. Значит, мы планируемся к лету. Учиться я буду. Сессию сдам досрочно. Академку брать не хочу.
- Во! Наш человек! – похвалила Женя.
- Я надеюсь, что все будет нормально, и репетировать и выступать здесь в Снегинке я смогу, если вы не против, конечно. Вот только на внешние концерты вам придется замену искать.
- Ну, ничего. – Сказала Нютка. - Вон попросим Лерку подобрать нам кого-нибудь из музкласса. Девочке будет полезно для практики. А тебе, правильно, нельзя по клубам мотаться. А то там накурено вечно.
- Не, девчонки, я не верю! – Анька с восторгом смотрела на Ленку. Наша Ленка будет мамой. Обалдеть! А кто будет еще неизвестно?
- Не, ну ты что? – Вмешалась золотая медалистка и подруга студента-медика Алехина, - еще рано.
- Лен, а ты кого хочешь? – Поинтересовалась Наташка.
- Я хочу мальчика, Витя хочет девочку, а вообще, конечно, неважно. Главное, чтобы здоровенький ребенок был.
- Конечно, будет! Вы вон с Виктором Михайловичем какие спортивные, - Нютка до сих пор звала Степнова по отчеству.
- Ага. Он у них, небось, и родится, уже умея плавать и в баскетбол играть, - пошутила Женька.

В Снегинке девчонки взяли Ленку под опеку. Не позволяли стоять в очереди в буфет, приносили стул на репетициях, гоняли от Ленки курящих одногруппников и стали провожать от дома до училища и обратно. На всякий случай. В принципе, ведь все равно из соседних домов ездили. Под конец Ленка даже слегка устала от этой опеки, ибо и девчонки, и Степнов на нее одну… Это был перебор.

Ленка была стопроцентно уверена, что Степнов будет хорошим отцом, ведь он всегда так заботился о ней, но тут Витя превзошел сам себя, и Кулеминой пришлось даже отстаивать свою свободу и независимость на повышенных тонах.

Ходила Ленка хорошо. Как положено, немножко помучил токсикоз. Степнов приносил ей печенье с молоком в постель, ублажал, как мог, и стопудово, если бы она попросила в январе подснежники, он бы их достал. Ей не позволялось делать ничего по дому. «Это пыльно. Туда не лазай! Утюг обжигает, стиральная машина вибрирует, плита газовая - газовая…»
Дело кончилось тем, что во время очередных пререканий на тему «можно - нельзя», она разревелась от обиды. Ну как он не может понять, что она все-таки хозяйка в доме, и ее обязанности жены никто не отменял. Она и так проводит всю неделю в училище, и он встречает ее ужином. Неужели, даже в выходные, она не может что-либо сделать?! Он вытирал ей слезы, успокаивал поцелуями, но продолжал.
- Леночка! Ну, ведь это вредно для ребенка!
- Ему вредно, когда мама плачет. Я же не буду перенапрягаться.
- Еще чего!
- Что смогу, то буду делать. Можно подумать, о его здоровье я думаю меньше, чем ты.

Следующий инцидент произошел тогда, когда Витя попробовал запретить ей носить сумку и гитару.
- Зашибись! Не, а как я должна заниматься, по-твоему?
- Гитару можно оставлять в училище.
- Интересно, и где я её там оставлю?! Как в школе, повешу на крючок в гардеробе, типа сменка! А дома я на чём играть буду?!
- Купим новую.
- Витя, ну я же не пианино на себе таскаю. Это абсурд!
Когда Виктор пришел с новой гитарой и сообщил, что свою она может оставлять в кабинете или приемной Романовского, он с ним договорился, Ленка только устало опустилась на диван и пробормотала.
- Застрелиться!

Он перечитал кучу книжек на тему беременности и родов. Он замучил вопросами Ленкиного врача, которая вела ее вторую половину беременности. Та терпеливо выносила Степнова только потому, что это был зять ее подруги. Естественно, Степнов ходил на занятия в «школу будущих мам». Он в принципе и рожать хотел с Ленкой, чтобы «проконтролировать процесс». Но тут она была непреклонна. Опасаясь потерять для мужа сексуальную привлекательность (где-то она вычитала эту мысль), да и вообще подумав, Ленка заявила, что рожать она будет с мамой. Что, впрочем, было абсолютно логично при маминой специальности. Степнов согласился.

Еще ей вспомнилось, как они вместе ходили на УЗИ. Им показывали картинку на экране, а потом, наконец, сказали, что у них будет девочка. Ленка думала, что Степнов сейчас запрыгает от счастья прямо в кабинете врача. Но он мужественно дождался пока они вышли на улицу, удержался от нежелательных уже сильно крепких объятий и подкидываний Ленки на руках, но расцеловал её и на радостях скрутил солнышко на турнике детской площадки по соседству.
- Леночка! - Ликовал он, - теперь у меня будет целых две самых красивых любимых девочки.
Она смеялась.
- Ничего, чуток попозже отыграюсь. Я тоже хочу двух любимых мужчин.

Тяжелее было в последние пару месяцев беременности. Тут Ленка уже не ерепенилась. Подготовка к сессии, нервная нагрузка, а еще живот, который налезает на нос, не дает завязать кроссовки, да и спать толком не дает, а спать, наоборот, очень хочется. Она в полной мере ощущала себя тем беременным бегемотом, о которых твердил обычно Витя, хотя стоит заметить, это выражение из тренерского лексикона Степнова сразу же пропало. Витя не замечал ее неуклюжести, массировал ей ступни и поясницу, по десять раз терпеливо перевязывал шнурки, и только под его рукой юная баскетболистка успокаивалась и брала тайм-аут.

Ленка отчетливо помнила тот момент, когда Соня впервые дала о себе знать.
Ленка как раз капризничала за завтраком и вдруг замерла на полуслове. Витя сразу изменился в лице:
- Что?! Тебе плохо?!
- Нет. – Медленно и тихо проговорила она, продолжая прислушиваться к себе и натягивая свободную футболку на животе. И оно повторилось.
- Вить! - Ленка тут же положила его руку к себе на живот. - Слушай!
Соня не разочаровала папу и явно отправила в баскетбольную корзину трехочковый.
- Ле-е-ен… – Витя так и осел, потрясенно, на кухне у ее ног, не отрывая руки. – Ленка!!!
- Видишь, она тоже не хочет кушать твой полезный творог с медом. – Уже пришла в себя будущая мама.
- Девочки мои!!! – Степнов обхватил Ленку за талию, изо всех сил сдерживаясь, чтобы на радостях не сжать руки покрепче.
Нет, творог Ленка, конечно, все же ела. А еще, как ни странно, она стала балдеть от запаха пива. Степнов приносил ей с фабрики свеженькие пивные дрожжи.
<\/u><\/a> <\/u><\/a>

Родила Ленка точно, как планировала. Как раз, сдав сессию, они только как два дня временно переехали с Витей в родительскую квартиру. Степнов беспокоился и хотел, чтобы приехавшая теща все время была рядом с Ленкой. Во время родов досталось Никите Петровичу, который замучился, успокаивая Витю, а после, пока Ленка лежала в роддоме, с его бешеным темпераментом и фанатичной заботливостью познакомилась Вера Николаевна. На всякий случай, Степновы ничего не покупали заранее, поэтому Вере пришлось ходить с зятем по магазинам и усиленно удерживать его от совершенно неоправданных трат, когда новоиспеченный папаша желал скупить все, что теоретически могло бы пригодиться «его девочкам». Правда, перестановку мебели они с Ленкой все же продумали загодя и комод с пеленальным столиком тоже присмотрели.

Из роддома семейство встречала целая делегация. Дед с Виолеттой, мама с папой, Ранетки с парами, супруги Рассказовы, Лерка.
Первой из дверей клиники показалась Лена, как обычно, в брючках и тунике на выпуск, а затем «выплыл» Степнов, крайне бережно и торжественно держа в руках белоснежный сверток с розовой ленточкой.
Ранетки, оказывается, подготовились. В руках у Аньки появилась гитара, Степа подставил Нюте тунисский там-там, и вся молодежная компания грянула песню на известный мотив: «Вот такие мы «ранетки»… Появились у нас детки…».
Роженицы и персонал прильнули к окнам. Степнов уже, было, зашикал на игравших, ибо разбуженная Соня издала рассерженный крик, но та, услышав мелодию, примолкла и с интересом уставилась на папу голубыми глазками.
Как потом выяснилось, Соня переставала капризничать и отлично засыпала под весь репертуар группы «Ранетки» и программные произведения второго курса Снегинки, которых она наслушалась еще в Ленкином животе. А еще вся компания подарила Степновым диск «с плюсом» и «минусом» написанных и аранжированных ими колыбельных. Мол, хочешь - сама исполняй, хочешь - включи фонограмму. Короче, с музыкальным развитием её высочества все было отлично. Ей пела и сама Ленка, качая кроватку, ей играла на фортепьяно и пела Виолетта Аристарховна. А еще Ленка безумно обожала слушать, как поет для Сони Витя. Песни «Ранеток» баритоном – это было забавно, но он старательно воспроизводил любимые дочерью мелодии. А особенно проникновенно звучала в его исполнении песня с подарочного диска – «колыбельная папы». Слова песни написал Степа, а музыка и исполнение были Гуцула. Простые фразы о том, как «папа тебя любит», что «ты его прекрасная маленькая принцесса» и «он сделает все для твоего счастья» неизменно вызывали у Ленки непроизвольную реакцию – на глаза наворачивались слезы.

То лето они провели относительно спокойно. Соня была здоровенькой, много спала. Молока у Ленки было достаточно. Степнов, конечно, не отходил от своих девочек, а потом Ленка заметила, стал выходить во время кормления из комнаты.
- Вить, а ты чего? – поинтересовалась Ленка.
- Лен, не могу. – Честно, хотя и стесняясь, признался Степнов. – Как посмотрю на вас – крыша едет. От желания, от любви, от всего. Такой коктейль в голову бьет.
- Ви-и-ть, - растроганно прошептала она и погладила его по волосам, - ты у нас самый- самый лучший. Я с тобой такая счастливая!

Осень, конечно, принесла в спокойную доселе жизнь существенные перемены. Хорошо, что на третьем курсе уже было много индивидуальных занятий по специальности. Ленка ездила в Снегинку три дня в неделю и иногда по субботам. Кормила Сонечку перед уходом, сцеживалась, оставляя Виолетте бутылочки. Петр Никанорович с удовольствием гулял с правнучкой. Это было полезно им обоим. Девчонки фиксировали Ленке на диктофон общие лекции, и ксерокопировали свои записи. Несколько раз приходилось брать Соню с собой. Но всегда находились желающие с ней посидеть. Девчонки и другие одногруппники уже давно считали Сонечку шестой «ранеткой». Даже возить ее в метро не приходилось. Лерка, год назад севшая за руль автомобиля, и освоившая под руководством Леши даже экстремальное вождение, подвозила их с Соней до училища и обратно, ибо тоже теперь училась там со своими «детками».
А недавно Степновы сами купили машину. Часть накопили, часть – подарок деда. Права Витя имел еще после армии, но будучи холостяком, предпочитал «здоровые» способы передвижения. Вот и сейчас укатил в магазин на велосипеде.

***************
Новая темка<\/u><\/a>




Спасибо: 82 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 873
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.11.10 23:56. Заголовок: Сказочные иллюстраци..


Сказочные иллюстрации – снова дело рук Наташи – VrediNatasha.

<\/u><\/a>

Эпилог. Часть 2

Ленка поражалась Витиной активности, а еще, как ни удивительно это звучало, влюблялась в собственного мужа все больше. Пылкие чувства юной девочки трансформировались в глубокую любовь молодой женщины. Они точно две половинки, предназначенные друг для друга. Он безумно притягивал ее к себе как мужчина. Высокий, стройный, с потрясающим телом, копной смоляных волос, чуть тронутых сединой на висках. Он состоял из контрастов. Вот посмотришь со стороны – сермяжный физрук и все про него ясно. Девчонки считают, что она крутит Витей, как хочет. Ха! Она знала его и другим. В небрежно расстегнутой рубашке, чуть приспущенных джинсах… Загадочный, таящий опасность, словно тигр перед прыжком, даже жестокий и потрясающе сексуальный, так что от одного взгляда тело наполнялось истомой и слабели ноги. Повелитель!
То он был тих и нежен, то взрывался с громким криком. Надежный, как скала, ответственный и серьезный мужчина за тридцать. А в следующее мгновение дурачился как ребенок: мог устроить шутливый бой подушками, защекотать Ленку и, ползая не четвереньках, быть Сониной лошадкой. Вот такой он был её любимый, её муж, ради которого она сделает, что угодно.

Ленка обожала их «выходы в свет» втроем – семьей. Безумно гордилась Витей и дочкой. Сонюшка! Маленькое чудо с Витиными глазами. Ленка чувствовала, как сама изменилась с ее рождением. Огромное счастье и огромная ответственность. Она сама явно стала серьезнее. Часто, воспитывая дочку, «ловила» себя на интонациях «Виктора Михайловича».


Скрипнула калитка. …

Ленка подняла голову. Вити из-за угла дома было не видно, а из-за забора ей махнул рукой Рассказов. Нынче Игорь Ильич с Софьей Сергеевной по осени ожидали пополнения семейства, поэтому вели мирную дачную жизнь, а не колесили по археологическим экспедициям.
Виктор, держа одну руку за спиной, тихонько ступая, подошел к коляске, чуть приоткрыл полог, удовлетворенно посмотрел на спящую дочку и, так же тихо отойдя от нее, подошел к гамаку.
- Привет! – Шепотом.
- Привет! Вы где папу потеряли?
- Он к деду сразу продукты повез.
- Понятно.
- Это тебе. - Перед Ленкой возник букет из ромашек и колокольчиков.
- Ви-и-ть! – Ленка улыбнулась нежно-нежно. Она была тронута этими простыми ромашками больше, чем если бы он принес шикарные розы от Виолетты Аристарховны. – Спасибо!
- Ну-у-у… Есть серьезный повод, - отозвался Степнов. – Просто несколько лет назад жаркой тунисской ночью под музыку Эннио Морриконе одна очень юная девушка преподнесла мне бесценный подарок.
- Вить, - Ленка покраснела и смутилась, - скажешь тоже.
- И скажу. – Он нагнулся и коротко поцеловал ее в губы. - Как вы тут?
- Еще один подарок, - улыбнулась Ленка, - рано уснула. Вот, думаю, уже будить пора. А то ведь если проспит, сам понимаешь, что будет ночью.
- Понятно. Куролесить будет, наше солнышко.
- Ага, третью кровать сломает. – Тихо засмеялась Лена.
Это был их семейный анекдот. Когда Соня не спала, она бодрствовала более чем активно. «Вся в папу», - говорила Ленка. «В космонавты готовится!» – Смеялся Степнов.

Когда ребенок научился стоять на четвереньках, он мог часами егозить, раскачивая кровать. В итоге, в один прекрасный день Ленка обнаружила радостное чадо меж сломанных досок. Потом, научившись стоять, и держась за перила, Соня начала активно приседать и прыгать на месте, напевая себе что-то ритмичное, после чего Степнов полдня ремонтировал вторую кровать, укрепляя нижнюю поперечную балку. Тогда «солнышку» очень понравилось качать пресс. Приняв положение «лежа на спине», она задирала ноги и упиралась в верхнюю горизонтальную перекладину решетки. А чего?! Весело ведь, когда палочки решетки выскакивают из пазов и их можно раздвинуть. В итоге уже была куплена третья кровать с мощной крепкой основой, рассчитанной на десятилетнего ребенка.

Пошла Сонюшка еще до года, причем сразу, сделав подарок маме на день рождения.
Витя поставил ее на ножки и отпустил, а она вдруг пошла, смешно переваливаясь и улыбаясь, навстречу к маме. У Ленки даже слезы навернулись от радости. Вот это сюрприз к празднику! Нахвалила дочку. Отправила обратно идти до папы. Той понравилось. Прошла пару раз туда-сюда, а потом обогнула папу и двинулась дальше. Повысила себе планку! Настоящая спортсменка растет!
И теперь за этой «спортсменкой» нужен был глаз да глаз. Она в хлам уматывала Виолетту за несколько часов, что та с ней сидела, достаточно молодую Веру Николаевну и даже Ленку. Пожалуй, сил хватало только у четырехлетнего дяди, который следил за Соней крайне ответственно, ходил за ней по пятам, нежно оттаскивал от грядок, компостной ямы, разделительной канавы и стоящих на крыльце ведер с водой. Строго говорил: «Нельзя». А еще играл с ней в футбол маленьким мячиком. Племянницу Сережка обожал, всегда готов был прийти на помощь взрослым, принести полотенце или штанишки, подобрать разбросанные Соней игрушки, отыскать в саду скинутые ей где-то сандалии.
Всем запомнилась их первая встреча. Когда Сережка увидел Соню прошлым летом, она мирно спала на кровати. Он остался тихо сидеть рядом. А потом вдруг прибежал на кухню, пораженный увиденным:
- Мама!!! Она глаза открыла!!!


Степнов отодвинул полог и аккуратно взял дочку на руки. Та проснулась, хныкнула пару раз, но быстро перестала. На руках у Вити Соня вмиг превращалась в сущего тихого ангела. «Папина дочка» однозначно.

«Лена!!!» - Витя закричал так, что она испугалась. Влетела в комнату, а Степнов, державший Сонюшку на руках, заявил:
- Лен, она «папа» сказала!!!
- Па–па, - действительно пролепетала Соня.
- Сладкая наша, хорошая умная девочка! – восхищался Степнов.
Неужели, правда, первое слово!!! - Ленка обрадовалась. Попросила:
- Соня, скажи еще раз «папа».
- Па-па, - раздалось улыбчивое, и ребенок полез обниматься к Вите.
- Да, - притворно тяжко, будто обидевшись, вздохнула Ленка, - знает, кто у нас в семье главный.
- А у нас главная – самая красивая и замечательная мама, да, Сонюшка?! – Он подбросил Соню на руках. - Ма-ма, - проговорил Степнов.
- Ма-ма, - вдруг неожиданно раздалось из Сониных уст, и Ленка чуть не расплакалась.

А когда Соня была совсем маленькая, если её клали на взрослую кровать между собой, она моментально перемещалась в сторону отца и засыпала, чуть ли не уткнувшись в него носом. «Конкурентка!» - Смеялась Ленка.


- Девочка наша! Ну, поспали?! А сейчас мы будем кушать. Мама нам ягодок даст.
И морсику попить с печеньем… Да?!
- Печеня. - Радостно откликнулась Соня.
- Ну, конечно, мама даст печенья! – Шутливо ворча, Ленка направилась к дому. - Куда ж она денется?! Нет, чтобы кашу так есть! Вить, вы оденьтесь. Всё на крыльце.
- Хорошо.

Неприятие полезных каш и творожка у Сони, наверное, наследственное. Здесь даже не помогало папино влияние. Ложек было много: «за папу, за маму», далее шло перечисление родственников и всего состава группы «Ранетки» с молодыми людьми, типа «За тетю Нюту» и «дядю Степу».
Не, ну ведь прикольно так! Вроде ешь-ешь, а потом так раз! И белая каша на мебели, на стенах и на папиных черных волосах.


- Пойдем одеваться! – Степнов донес дочку до крыльца, посадил на колени и стал натягивать на Соню футболку. Она крутила головой, но больше нарочно. Это у них с папой была такая игра.
А вот садиться на кухне на свой специальный стул Соне не очень хотелось. У папы на коленях-то лучше. Но мама бросила на папу строгий взгляд, и Соня оказалась в этом «дурацком кресле», откуда выбираться так неудобно, а до ее любимой красненькой сахарницы совсем не дотянуться. Со стулом ее примиряло лишь «печеня» и компания тоже полдничающего «Сежи».
<\/u><\/a>


После полдника две семьи пошли купаться. Сережка бежал по дорожке впереди всех. Он очень любит ходить на озеро. Вода в нем за целый день прогретая солнышком, - это так папа объяснил, - и поэтому теплая-теплая. Лена и мама делают с Соней куличики у воды, а он - Сережка - большой уже. У него есть более серьезное занятие. Настоящий урок плавания с дядей Витей. Дядя Витя – он спортсмен, он может плавать далеко-далеко, он очень высокий и сильный, а еще он кричит громко, но Сережка не пугается. Он знает, что дядя Витя - очень хороший, нет, он самый лучший, после папы, конечно.
На традиционный «вечерний», как говорит мама, (после ужина) чай, когда на улице тепло, накрывают стол на открытой веранде. Вокруг уже темно, а на веранде уютно горит под потолком большая лампа. Приходят из соседнего дома дедушка с бабушкой. Бабушка Виолетта частенько приносит какие-то травки, а мама или Лена кладут их в чайник, отчего чай пахнет цветами. Но ему больше нравится, когда бабушка Виолетта приносит пироги с ягодами. Вку-у-сные!



На первом этаже уже затишье. Сын мирно засопел. Никита отложил книжку про приключения смешариков, поправил легкое одеяло и тихонечко вышел из комнаты, по пути выключив свет. Сережка уже молодец, умеет чуть-чуть читать, но пока ему трудно, и сын очень любит, когда Никита читает ему на ночь перед сном. Сверху еле слышно играет тихая музыка. Это Лена укладывает спать Сонечку. Сережка придумал смешное слово «умузыкивает» вместо «убаюкивает». С ума сойти! У него до сих пор в голове плохо укладывается, что он уже дедушка, а его дочка – милая светловолосая девчушка - больше не бегает в школу, а уже сама мама. Строгая. Даже ругается на них с Верой, что они балуют Сонечку. А как же ее не баловать, не ласкать!!! И дочку хочется баловать и жену… Вера. Вот она уже легла на диване с книжкой. Они рано ложатся. Утром детки поспать не дадут.
Вера подняла на него глаза. – Ты скоро?
- Сейчас.
Конечно, скоро. К такой женщине будешь спешить. Она красивая. Удивительно, с того лета… у дочки случилась любовь, и у них словно второе дыхание в жизни открылось… Причем повально! Вон даже отец женился. Строчит произведения одно лучше другого. Говорит, у меня теперь личная муза есть. Повезло им с Виолеттой Аристарховной, всем повезло. А уж как с Виктором-то повезло! Золотой мужик! Кстати, надо будет на следующий его выходной, пока не уехали в Швейцарию, взять Соню на себя, а молодежь освободить. Пусть погуляют, ночь вне дома проведут, развлекутся.
Никита скользнул под простыню. Вера тут же отложила книжку, погасила свет, опустила подушку и блаженно вытянулась на диване.
- О чем это ты так задумался?
- О второй жизни…
- Ого! Серьезный вопрос. «Если бы у меня была вторая жизнь, то я провела бы ее здесь, в Простоквашино», - тихонько засмеялась Вера, процитировав фразу из известного мультфильма, и уже серьезно добавила. - А знаешь, да. Вот здесь бы и провела. Вот так. Всей семьей.
- Я согласен. - Никита притянул к себе жену. - Правда, насчет второй жизни я не знаю, как получится, но вот насчет второй молодости… - Сорочка с Вериного плеча поползла вниз.
- О! Тут я в тебе не сомневаюсь, - игриво ответила Вера.


- Ну, как? Успешно? – Тихонько шепнул Степнов, вернувшись из бани, где он убирался после Сонечкиного купания и сам принимал душ.
- Да. – Ленка отошла от кровати, и они на цыпочках, оставив дверь открытой, перешли в «мастерскую», которая служила им гостиной.
Ленка сразу включила утюг, по ходу сортируя вещи, снятые Витей с веревки во дворе.
Он было рванулся.
- Лен, давай я поглажу!
- Вить, ну посиди ты уже, отдохни хоть немножко.
- А я с вами не устаю.
- Посиди. У тебя один выходной в неделю и завтра на работу.
Отпуск у Степнова был запланирован на август. Теперь, создав семью, он не позволял себе летом отдыхать больше месяца. Надо было зарабатывать. Хотелось, чтобы его «девочки» себя не ограничивали. По счастью, его работа с вузовской молодежной сборной, да и занятия в школе не остались незамеченными. С прошлого года он стал тренером детской баскетбольной команды одного солидного клуба. И это лето он организовал очень удачно. Месяц июньских сборов ребята провели в детском оздоровительном лагере по соседству с дачным поселком, всего в четырех километрах. Как раз приехали Кулемины, а он занимался со своим «спортотрядом» с утра до вечера, приезжая домой на велосипеде только переночевать. А вот на второй месяц, когда сборы закончились, он остался в лагере просто подработать физруком. Это, конечно, был уже более легкий график. Подумаешь, провести с утра или после полдника пару игр, посудить волейбол, пионербол или футбольный матч. Сейчас он уже гораздо больше времени проводил дома.

Ленка ловко расправилась с детской одёжкой и перешла к его футболкам. Ему казалось, а может, так оно и было, что она гладила их с каким-то особым выражением лица.
Жена. Лена. Какая же она все-таки взрослая. После рождения Сонечки Ленка внешне изменилась мало, только похорошела-расцвела, стала женственней, приятно округлившись в некоторых местах. А вот по характеру стала более серьезной. Глядя на нее, Степнов иногда даже немножко жалел, что Ленка так быстро повзрослела. Ему было жалко, что у нее не было бесшабашного бездумного детства, бурной юности. Отсутствие родителей, забота о больном деде и потом сразу семья. Вот Сонечка немножко подрастет, и Ленке станет чуть полегче. Можно будет путешествовать на машине, ходить в походы, даже просто потанцевать в каком-нибудь клубе, оставив на ночь Соню с родственниками. Можно будет поехать к морю, которое Ленка так любит, а еще в Париж. Он знал тайную мечту Ленки Кулеминой – попасть в Диснейленд.

Она выдернула шнур утюга из розетки.
- Ну, вот и все.
- Иди ко мне! – Тут же позвал Виктор.
Ленка хлопнула по выключателю, гася свет.
Она хотела сесть на диван рядом, но он перехватил ее, усадив к себе на колени.
Летняя ночь вступала в свои права. Сквозь стеклянную крышу были видны луна и звезды.
- Ласточка моя! Устала? – Он тронул губами шелковистые волосы, потом отвел прядь в сторону и подул на нежную шейку.
- Неа, - помотала головой Ленка, сползая по его телу чуть ниже и устраиваясь удобнее так, чтобы их лица оказались на одном уровне. – Я соскучилась. Думала сегодня о нас. – Коснулась губами его свежевыбритой щеки. Ладонью мягко провела по другой щеке, повернула его голову к себе и прильнула в глубоком поцелуе…
- Знаешь, вспоминала наши прекрасные летние дни. Все-таки это самое классное время года!
- Летняя моя… девочка! – Объятия стали жарче. - Солнечная, любимая!
- Это ты мой любимый! – Убедительный поцелуй, и ее пальчики тянут вверх его футболку.

В большом уютном доме царит сонная тишина. Чуть причмокивает во сне Сонюшка. Может, ей снится любимое печенье. Совсем рядом, по привычке закинув на него коленку, ровно дышит любовь всей его жизни - его Ленка, Леночка, Ленок.
Хорошо.
Спокойно.
Ему кажется… Нет, он уверен. Он просто точно знает:
У них впереди еще много счастливых ЛЕТ.


*****************
Дорогие мои читатели!
Финал. Настало время подведения итогов. 16 месяцев писался фик – почти столько же месяцев прожили с нами герои - с выпускного до эпилога, с 1-ой по 61-ую главу. Почти 300 страниц текста, более 700 тыс. знаков, 111 фотографий, 9 обложек, 20 иллюстраций, 6 из которых готовились под заказ, специально для читателей. Несколько видероликов, 16 музыкальных произведений, трейлер к фику и песня-гимн.
Это всё для вас и благодаря вам!!!

Девочки–иллюстраторы: Олечка - Фигли-Мигли, Оксаночка - Рыбка-собачка, Машенька –Morikvendi, Наташенька – VrediNatasha, а также Олечка – Murzik, Юлечка - smile067 – СПАСИБО!!!
Благодарю всех читателей, кто просто читал, кто ставил «Спасибо» и доходил до комментов. Девочки, всех не перечислить, но… Янка, Натуля, Оксаночка, ставшие родными за эти месяцы и приходившие в гости всегда-всегда, после каждой проды...
Ваша всеобщая поддержка очень помогала в творчестве и в жизни. СПАСИБО ВСЕМ!!!


Ну, и отдельное громадное СПАСИБО – моей Бете – Танечке. Не только за то, что правила и даже дописывала текст, подбирала фактический материал, консультировала по разным «умным» вопросам, участвовала в «мозговых атаках», подкидывала идеи-тезисы и ласково «усаживала» автора за написание очередной главы. Спасибо за то, что была рядом все это время, за ежедневную моральную поддержку. Благодаря тебе, так щедро дарившей добро, покой, радость, от души делившейся теплом и оптимизмом, получилось 300 страниц «позитива».

Всегда жду.<\/u><\/a>



Спасибо: 78 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 880
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.11.10 21:16. Заголовок: Народная мудрость


Автор: Starushencia
Название: Народная мудрость
Рейтинг: R (c главы 13).
Жанр: Fluff, Romance
Статус: окончен.
Пейринг: КВМ
Бета, вдохновитель, друг и товарищ по творчеству, как всегда – Танечка из Калуги.

Права – частично у создателей сериала «Ранетки».
И спасибо девочкам, писавшим спойлеры, особенно с диалогами.
Примечание: Очередная корректировка сериальных событий в позитивную сторону. Тоже попала под волну ностальгии по КВМ.
Время начала действия: 2 сезон. После боев, до концерта в Лужниках. История с опровержением в газете уже позади, на встрече с читателями благодаря хитрости Лужиной Степнов был. Правда, у меня Степнов «официально-показательно» еще не «развелся» с Малаховой, и она не беременна.

отзывы

А вот красота от VrediNatasha


А это чудо от Оксаночки - Рыбки-собачки!


Спасибо: 63 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 881
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.11.10 21:41. Заголовок: Глава 1. Кто подсл..


Глава 1.


Правду о себе можно только подслушать.
(Народная мудрость)

Кто подслушивает у двери, услышит то, чего ему не хотелось бы знать.
(Старинная народная мудрость)

Лучше один раз подслушать, чем сто раз услышать.
(Современная народная мудрость)

Подслушанному верят больше, чем услышанному.
(А.Фюрстенберг)


Ленка шла в библиотеку. Надо сказать, что посещение данного заведения давно не доставляло ей удовольствия, если не сказать наоборот. Светлану Михайловну она как-то интуитивно с некоторых пор не переносила. Но книжку по «литре» надо было взять. Кулемина чуть застопорилась перед дверьми, изучая объявление, что библиотека работает до трех, и уже, было, взялась за дверную ручку, но услышанная фраза заставила ее замереть на месте.
- Бедный Степнов! – Громко сокрушалась Светлана Михайловна. – Бедный! А она!!! Какая вероломная!!!
- Свет, да объясни толком, что случилось? – Второй голос принадлежал Ирине Ренатовне.
- Помнишь, Малахова призналась на педсовете, что они со Степновым встречаются и… спят вместе?! - Светлана Михайловна с трудом вымолвила эту фразу.
«Спят!!!» У Кулеминой пол поплыл под ногами. Казалось, не хватает воздуха, очень больно было внутри, словно её внезапно ударили ногой в живот. Вдруг ослабев, тяжело привалилась к косяку, а за дверью продолжался разговор.
- Ну, вот, представляешь! А вчера я потащила Русланчика в театр (Светочке удачно достался нареченный Каримовой), и представляешь, кого я там вижу. Яна Ивановна с каким-то мужчиной… обнимается, щебечет…
- Ну, может, это родственник…
- Ага! Так с родственниками не обнимаются. Степнов ведь такой честный, такой доверчивый, а она – стерва! Запудрила ему мозги своей психологией. Она, наверное, Витеньку гипнотизирует. Всякие методики на нем опробует.
- Знаешь, Свет, сложнее тут все, мне кажется. Вот когда она на педсовете сказала, что спит со Степновым, у меня мелькнула мысль, что она его просто прикрыла.
- То есть?
- Ну, с твоей же подачи его тогда Борзова растерзать была готова, что он у Кулеминой ночует и наверняка её совратил. – Ленка снова чуть не рухнула у дверей. - И попробуй тут докажи, что это не так. Борзова, вспомни, уже хотела Кулемину допрашивать, могла к гинекологу потащить и Степнова уволить. А Яна, она все-таки психолог. Нейтрализовала конфликт. Хотя, я заметила, Степнов что-то действительно зачастил к ней в кабинет.
- Не знаю, - Светлана Михайловна, обретя жениха, готова была всех осчастливить и уже не претендовала на Степнова, - мне кажется, надо Витеньке открыть глаза на коварство Малаховой.
- Подожди, не торопись. Ты вот уже наворотила в прошлый раз. – Остановила Каримова подругу. Надо еще подумать, пожалуй. Ничего не предпринимай. Ладно? – Ой, скоро звонок. Всё, Светуль, я побежала.
Кулемина резко, на каком-то инстинкте, отскочила от двери и рванула по коридору, переведя дух только в женском туалете. Ей было ни до звонка, ни до чего. Мысли теснились в голове, и полученная информация не хотела перевариваться. Организм пребывал в состоянии шока.

Виктор Михайлович и… Малахова! Точно «зачастил» - это Ленка тоже заметила, а на днях видела, как они вместе выходили из школы. Она тогда подумала, что это случайность, не придала этому значения. А оказывается…
Почему же ей так плохо?! Да потому что в глубине души она считала, что Степнов неровно дышит к ней, к Ленке. Вон Лужина же сказала: «Это так заметно... что Степнов к тебе неравнодушен… Об этом уже вся школа трындит». Так кто же она для него? А он для нее?
Да, он ей нравится, как мужчина. Правда, понятно, что он ее учитель, и об отношениях речь не идет. Но ей как-то было очень лестно и приятно, что он выделяет ее, ей было очень хорошо рядом с ним. Он ее лучший друг. А теперь?! Оказывается, этот друг провожает ее домой, а потом идет к Яне Ивановне.
Эта мысль была совершенно нестерпима… Не с ней! Он целует и ласкает другую! - А ты хочешь быть на ее месте? – Наверное, да… Да. Хочу. Дура!!! Сама же ему сказала, что у героев их с дедом книги нет будущего, почему же вдруг стало так больно от мысли, что у них со Степновым этого «будущего» нет?! Получается, она хотела быть со Степновым. Она, не отдавая себе отчет, все-таки об этом мечтала, к примеру, когда писала «Лети». Она что?! Влюбилась в Степнова?! Ревнует?! Нет или да?!
А может, права Каримова?! Оказывается, пока она болела, Степнов не только провел за нее бои, но и, заботясь о них с дедом, чуть не вылетел из школы за аморалку. Виктор Михайлович!!! – На душе чуть потеплело. А потом снова. – Но ведь он ходит к Малаховой.


Кулемина промучилась сутки от подобных мыслей, после чего решила, что надо не мучиться, а любыми путями все выяснить, в противном случае - еще несколько дней и… ей прямая дорога в Кащенко. Надо узнать, о чем Степнов ведет беседы с психологом. Если Яна Ивановна, действительно, пудрит ему мозги, то святая обязанность Ленки, хотя бы как друга, открыть Степнову глаза и поддержать в трудную минуту. Даже если ей самой будет не по себе. А уж что будет, это точно. А потом, может, и Степнов, если она будет все время рядом, посмотрит на нее другими глазами. А если у них нет отношений, и Малахова, действительно, просто помогла ему прикрыть ее - Ленку, то тогда, наверное, надо ее обязательно поблагодарить. То, что они не допустили до нее Борзову… Это просто...

Вставал вопрос, как узнать содержание разговоров в кабинете за закрытыми дверями. Под дверью не встанешь. Быстро кто-нибудь засечет. Попросить у Лерки достать какое-то специальное шпионское оборудование? Не пойдет. И вопросов будет много, да и что-то там и так, в семье Новиковой, не то, к ней опять приставили Леху в качестве охраны. Может, просто спросить у девчонок? Или лучше у Платонова, у него котелок варит. У Комарова, правда, варит еще лучше, но Лерка с ним в ссоре, поэтому лучше не общаться.
- Платон, слушай, дело есть.
- Чего случилось-то?!
- У меня тут дед спросил, а я не придумала. Он задумал очередной роман и надо придумать какое-то средство, реальное, не фантастическое, чтобы подслушать разговор.
- Ну, так есть всякие «жучки» и специальные средства.
- Нет, ты понимаешь, там речь об обычных подростках в обычной школе. Дед почему меня и спросил. Ну откуда у нас эти спецсредства?! Может, какой финт с мобильником есть… Вон, тогда Южин в удаленном доступе Зеленовой же всё видео стер… Может, еще какой вариант есть прослушки?!
- Лен, не знаю я насчет телефона. Знаю только вариант со стаканом или с банкой.
- Это как?!
- Да очень просто.

Все получилось как нельзя лучше. Правда, когда она сорвалась с репетиции вслед за вышедшим из зала Степновым, девчонки ее не поняли, но…
Дубликат ключа от подсобки, примыкающей к кабинету психолога, был сделан днем раньше.
- Господи, Кулемина! И на ЧТО ты идешь?! – Примерная девушка внутри нее пыталась взывать к совести, особенно, когда Ленка врала Елене Петровне и сдавала ключи мастеру. - Так надо! – Отвечал другой голос. – Ради него. Она закрылась на ключ изнутри, приставила стеклянную банку к электрической розетке на стенке, смежной с кабинетом психолога.
– Подслушивать нехорошо! – Снова запротестовал «правильный» внутренний голос.
– Других вариантов нет.

Она села на пол и приложила ухо к дну банки.

- Вить, ну ты как? – В кабинете, видимо, уже обменялись приветствиями. - Задания выполняешь?
- Пытаюсь. - Степнов явно вздохнул, хотя Ленка этого не услышала. - Хожу по улице, как ты велела, смотрю на девушек, пытаюсь в них увидеть что-нибудь привлекательное.
- Ну, правильно. Что отмечаешь?
- Как правильно?! Иду, думаю, вот фигура ничего, но не спортивная, небось, как Ленка, больше 10 раз не отожмется. Иду дальше, вот, думаю, глаза красивые, а у нее, знаешь, как глаза сверкают, как… - Степнов с трудом подобрал сравнение, - изумруды, особенно когда играет азартно. Ну, а улыбка… Тут я вообще молчу….
- Понятно все с тобой. Чувствуется, в моей практике ты – безнадежный случай. - Повисла тишина.
- Вить, может, тогда и не будем ничего делать. Вот журналистка эта - ведь симпатичная девушка, а тебе тоже не понравилась. Значит, это все у тебя всерьез. Переболеть, что ли, надо. Ну, любишь ты Лену. Так потерпи. Она скоро школу закончит. Несколько месяцев осталось.
- Да, люблю. Но что эти месяцы изменят?! Потом только хуже станет. Останутся только воспоминания и сны… Сейчас я её хотя бы в школе каждый день вижу. Рядом могу быть. Понимаешь, мне ведь ничего не надо. Вот только, чтобы она улыбалась в ответ. Я так тебе благодарен за опровержение, и что теперь у нас отношения наладились снова.
- Да ладно тебе.
- Правда, спасибо! И поговорить о ней я только с тобой могу…
- Вить, ты, главное, не делай глупостей.
- Ян, я пытаюсь. Пытаюсь себя не выдать. Я понимаю, что нафига ей мои чувства нужны. Она еще ребенок. Тут сказала на днях, что у героев нашего романа, ну с Петром Никаноровичем который, который как бы с нас с Леной списан, нет будущего. Понимаешь, нет!!! - Степнов явно воскликнул громко. – Нет! Она ко мне, наверняка, хорошо относится, но я для нее старый, учитель и точка. Она, понятное дело, себя только со сверстниками видит. Вон как Новикова или Алехина. Кино, поцелуйчики!
- Да. – Произнесла Яна Ивановна. Причем, зная психологию юношеского возраста, на самом деле как раз не факт, что со сверстником дело ограничится только этим. Что и обидно.
- То есть?! - В голосе Степнова послышались панические нотки.
- Девочки в этом возрасте очень остро нуждаются в подтверждении того, что они красивы и пользуются вниманием у противоположного пола. По большому счету, как раз им кроме, как ты сказал, кино, поцелуев и признания в любви на словах, ничего и не надо. А вот у мальчиков от гормонального взрыва крышу сносит, терпения нет, и они часто шантажируют партнершу, по принципу «Или мы вместе, тогда согласись на секс, или я ухожу к другой». И девчонки-дурочки соглашаются. Вот и обидно, что Лена может не видеть будущего с тобой, потому что наивно предполагает, что тебе от нее будут нужны серьезные взрослые сексуальные отношения. Ей наверняка кажется, что с одноклассником будет иначе. И девочке невдомек, что как раз наоборот. Что взрослому мужчине проще подождать, проще держать себя в руках…
- Ян, да конечно, я… от нее с ума схожу… но ее и пальцем не трону, дышать на нее боюсь, да я…
- Знаю, Вить. Знаю. Если бы не знала, какой ты порядочный, я бы, сам понимаешь… Как школьный психолог, должна была все пресечь на корню. А ты… ты, похоже, на руках носить ее готов.
- Готов. Как ее вижу, сразу хочется… так ее… взять в охапку нежненько, зацеловать и на край света!!!
- Вить, да ты романтик. Недаром тебя взяли в соавторы романа.
- Да уж! – Скептически хмыкнул Степнов.
- Ну, раз все мои рецепты от безответной любви не помогают, действительно, тогда просто приходи поговорить. А то темперамент у тебя вулканический, лучше мне все скажешь.
- Слушай, я не знаю, как тебя за все благодарить…
- Как?! А я тебе скажу. Придумай что-нибудь, чтобы в школе узнали, что мы разошлись.
- Не понял.
- Ну, я тогда на педсовете сказала, что мы вместе, а у меня тут личная жизнь у самой наладилась, да еще как! Надо как-то показать коллегам, что мы с тобой уже расстались, а то получается, что я тебе изменяю.
- Да без проблем. Придумаем что-нибудь. У нас же одному шепнешь, вся школа знает.
Придумаем обязательно.
- Вот и договорились.
- Ладно. Я пойду тогда.
- Чай-то сначала допей.

Уже прошел в спортзал Степнов, уже закрыла кабинет на ключ и ушла домой Малахова, а Ленка все сидела на полу в подсобке, снова и снова прокручивая в голове услышанные фразы.

Он её любит! Сходит с ума! Уже второй день, как только в памяти всплывали слова Степнова, щеки начинали гореть румянцем, мысли путались, как при лихорадке, организм дестабилизировался, и Кулемина выпадала из реальности.
Весь следующий день после сидения в подсобке Ленка старательно скрывалась от Степнова. Почему-то казалось, что он посмотрит ей в глаза и сразу все поймет и догадается, что она подслушала разговор. Хотя умом она понимала, что это нереально, но ничего не могла с собой поделать. Правда, на второй день бежать было некуда. Когда они с девчонками сидели в коридоре, подошел Степнов.
- Девчонки, привет! Чего наши яблочки такие кислые? – Он обвел всех взглядом, но на Ленке особо не задержался.
- Да вот, песню у нас украли.
- Это как?!
Ранетки наперебой принялись рассказывать историю липового продюсера, обманувшего их, продавшего их песню певице Еве...
А сегодня вечером мы идем на встречу с этой Евой. – Закончила Женька.
- Ну, так, может, всё и образуется! – Ободряюще произнес Степнов. - Попадись мне только этот продюсер, я бы из него котлету сделал.
- Да мы бы и сами постарались, - поддержала Лерка, - только он пропал.
- В любом случае, девчонки, не расстраивайтесь! Вы же все такие талантливые! Аня, Наташа, вон как лихо песни пишут! Еще сочините. Даже лестно, что вашу песню известная певица оценила. Хотите, я с вами пойду сегодня? У меня, правда, секция в шестых. Отменю.
- Да не.
- Спасибо, Виктор Михайлович!
- С нами папа мой пойдет. Он эту Еву знает. – Откликнулась Наташка.
- Тогда хорошо. Ну, давайте! Удачи! Буду за вас кулаки держать.

Не поняла!!! Она зря боялась и зря вчера бегала от него?! Виктор Михайлович почти не обратил на нее внимания. Степнов стоял с ними столько времени и ни разу не посмотрел на нее как-то по–особенному. Похвалил Аню с Наташкой. А я?!!! Всех ободрил. Вот разве что предложил пойти с ними. Так всем предложил... Ну, не приснилось же ей про «охапку», «нежненько» и «на край света»!!!

Физкультура была предпоследним уроком. Она направилась, было, в раздевалку, а потом резко повернулась и пошла в другой конец зала к стоявшему там Степнову.
- Виктор Михайлович!
- Да, Лен.
- Можно я сегодня на уроке посижу.
- Что с тобой?! Тебе плохо?! – В синих глазах мелькнул испуг и неподдельное беспокойство.
- Ну, просто посижу… - Ленка обрадовалась и тут же смутилась своей радости.
Степнов же давно привык, что старшеклассницы косят от физры под известным предлогом… Но Ленка-то нарочно косить не будет… Поэтому, видя ее смущение, он почувствовал себя крайне неловко, удержался от дальнейших расспросов и, отвернувшись, бросил через плечо.
- Конечно, можно.

Она присела на скамейку около шведской стенки.
Степнов вел урок. Ему казалось, что он постоянно ощущает на себе взгляд Кулеминой.
Паранойя у тебя уже! – Ругал он себя, - на почве одержимости ей. Веди урок и не придумывай себе бог знает что!!! А главное, не смотри в её сторону.
Чтобы отвлечь себя от этих мыслей, Виктор Михайлович показывал упражнения сам, активно гонял учеников и старательно сосредотачивался на их результатах.

Но паранойи у него не было. Ленка действительно весь урок не сводила с него глаз. Краснела, бледнела, улыбалась, прятала улыбку и была отчасти счастлива, что он на нее не смотрит. Хотя только отчасти. Потому что сначала она искала какую-нибудь зацепку - его слово, его взгляд - свидетельство его любви. Но зацепки не находилось. А потом она просто стала смотреть на него и пытаться представить его рядом. «Примеривала к себе» не учителя Виктора Михайловича, а вот как со стороны – незнакомого мужчину. Изучала, словно открывала заново. Безукоризненная спортивная короткая стрижка. Кажется, что волосы лежат аккуратной черной шапкой. Морщинки на лбу и около губ. Но это потому, что у него мимика такая, а не потому что «старый». Какое «старый»! Это вообще не про Степнова. Щеки и подбородок, чуть потемневшие от щетины. Вспомнилось, как она тогда… в коридоре… коснулась этой щеки. Стало жарко. Закололо кончики пальцев. Степнов показывал парням упражнение на брусьях.
- Виктор Михайлович, а покажите что-нибудь крутое! – Некоторым хотелось оттянуть процесс сдачи упражнения.
В другое время Степнов бы послал товарища куда подальше, но «вдруг, если смотрит…» на глазах у Кулеминой…
Он начал упражнение, и парни тут же восторженно загалдели, привлекая внимание к брусьям.
Маховый поворот в упоре… Вертушка… Мощные обороты под жердями, с подлетом и исключительно через прямые руки…
Ленка смотрела, как бугрятся рельефные мышцы под тонкой футболкой, и как легко Степнов держит вес на своих сильных руках. Она знала эти руки. Он нес ее из такси. А потом эти руки нежно мазали ее мазью и успокаивающе сжимали ее пальцы. И вот представила «в охапку» «нежненько». Хочет ли она?! Да. Уф!!!
Идеальный «уголок». Длинные стройные ноги. У мужчин бывают красивые ноги?! Она попыталась вспомнить Степнова в бассейне в плавках.
Соскок эффектным двойным сальто назад.
- Давай, Герасимов, теперь вы на оценочку.
- У-у-у…
В реальность ее вернул голос Новиковой, заставивший ее покраснеть еще больше.
- Ленка, какой Витенька у тебя крутой!
У меня?!

Здравствуйте снова!<\/u><\/a>

Спасибо: 126 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 887
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.12.10 21:54. Заголовок: Глава 2. Слава при..


Глава 2.

Слава придет и невидного найдет.
(Народная мудрость)

Я не верю в несостоявшихся гениев. Если ты талантлив, то обязательно добьешься успеха.
(Рената Литвинова)

Горе на двоих полгоря, радость на двоих – две радости.
(Народная мудрость)


Встреча с Евой прошла на удивление отлично. Лжепродюсер был высвистан Евой и привлечен к ответственности Наташкиным отцом, а девчонки получили невероятное предложение – выступить на концерте в Лужниках с одной песней. Но ведь это Лужники!!! Савченко даже объявил эту новость по школьному радио! Рассказов со Степновым пришли на репетицию поздравить Ранеток, правда, потом куда-то убежали. И Лерка пропала. Как выяснилось позже, ее взяли в заложники, а Стас ее спас.

В день Х девчонки пребывали в волнении. А учителя даже принарядились, собираясь с подачи Савченко устроить вечеринку.
- Вить, привет! – Малахова столкнулась со Степновым в коридоре, с изумлением рассматривая физрука в элегантном костюме и при галстуке.
- Привет! – Разулыбался Степнов. - Ты уже в курсе, что ты меня оставила, встретив свою давнюю любовь, и мы теперь лишь друзья?
- В курсе, в курсе. – Рассмеялась Малахова. – Ты был прав, в нашем коллективе только скажи пару слов, и все всё знают.
- Да. Я с Петром Степановичем «поделился по секрету».
- Вить, скажи, а ты чего это такой торжественный?!
- Это я для вечеринки, - он поправил костюм, - а что, плохо?
- Да нет, очень даже хорошо. Просто, знаешь, как-то непривычно.
- Да я сам первый день привыкаю. Вчера с Игорем купили. Всё хорошо, только без свистка трудно, тут чуть в галстук не свистнул. – Они засмеялись.
- Вечеринка в честь девчонок?!
- Да.
- Я думала, ты с ними поедешь.
- Не знаю. Не звали, вроде.
- Ну, тогда хорошо отпраздновать!
- А ты?
- Меня как раз «личная жизнь» ждет вечером.

Степнов подошел к «Ранеткам», когда они ждали машину, чтобы ехать в Лужники.
Ленка обомлела. Это он???!!! Вот этот потрясающе красивый и какой-то недосягаемый мужчина - её обыкновенный Степнов?!
- Так! Чего стоим? Кого ждём?
- Машину ждём, инструменты везти. – Откликнулась Лера.
- А почему я не вижу радостных лиц? Победа же!!! Наша взяла!!! Да! Её милый спортсмен.
- Лично я так волнуюсь, что сейчас в обморок упаду! – Выдала Женька.
- Так, Алёхина, оставить обморок, падать будешь по команде отбой!
- Мне тоже как-то не по себе!
- Прокопьева, девчонки! Отставить саботаж! Не вздумайте меня подвести!!! Я ещё сегодня за вашу удачу выпью немножко, хоть это… и нарушение спортивного режима.
- Виктор Михайлович, а куда это Вы такой красивый собрались? - Новикова задала очень интересующий Лену вопрос. Лерка, Спасибо!
- Да. Лично я вас никогда в костюме не видела! А вам идёт! – Добавила Женька.
- Я сам себя никогда такого не видел...- Степнов смутился.
Но Лерка подлила масла в огонь.
- Вы бы почаще так ходили, Виктор Михайлович! Вы такой… прямо «секси»!
- Новикова!!!
- А что?! Я правду говорю. Лен, скажи! – Лера толкнула Ленку в бок, и Степнов замер.
Лерка, убью!
Она густо покраснела, пробурчала, - да, - и поспешно опустила голову, спрятавшись за длинной челкой, опасаясь, что Степнов прочтет в её взгляде те мысли, которые сейчас крутились в голове. Глядя на него, на широкие плечи, подчеркнутые пиджаком, ей вдруг безумно захотелось прижаться к его груди. Нет, у нее явно проблемы с головой!
- Ладно, девчонки.
- А вы нас все вместе в учительской смотреть будете?
- Ну, а где ж ещё? – Степнов искренне удивился.
- Виктор Михайлович, - вмешалась доселе тихо стоявшая Аня, - а может, вы с нами поедете?! Будет не так страшно.
- Да. - Поддержала Аню Наташа.
- Девчо-о-нки!!! – Степнов был приятно поражен. – Конечно, если вы хотите…
- Хотим.
Ленка промолчала, но Степнов уже решил использовать предоставленный шанс.
- Тогда едем. Будем вас с Платоновым и Комаровым поддерживать. Придумаем вам кричалку!
- Это же концерт, а не матч, - засмеялась Лерка.
- Неважно, зато как поднимает боевой дух! Я сейчас мигом, только Николая Павловича предупрежу! – Степнов исчез за поворотом коридора.
- Все-таки клёвые у нас преподы! – Резюмировала Женька.

Потом они ехали в автобусе, и Степнов рассказывал всякие смешные истории про спорт, пытаясь развлечь девчонок. Затем все удрученно сидели и ждали «приговора»: сможет ли Ева петь из-за больного горла, и состоится ли концерт. Ленка сидела на диване рядом со Степновым, и ей просто ужасно хотелось, чтобы он взял ее за руку и не отпускал. Но он был такой же притихший и удрученный и, конечно, не мог взять ее за руку, когда рядом столько учеников. Но все-таки она чувствовала его тепло.
- Так хотелось выступить, - проныла Женька.
- Женька, молчи! – Шикнула Лера.
- Да выступите вы! - Сказала серьезно Ева.
- Конечно, жалко только не сегодня.
- Сегодня и сейчас. Я же сказала, что концерт состоится. Значит, он состоится.
И вы будете петь весь концерт!
- Да ты с ума сошла. Это же невозможно!!! - Директор Евы резко перешел на ультразвук.
- Почему невозможно?! - Тут же возразил Кантор.
- Да! У девчонок уже большой репертуар, на концерт хватит! Замена на поле по состоянию здоровья. Так бывает. - Следом бросился на поддержку Степнов. - Если зрители уже пришли, не выгонять же их. Сами говорили, что оплачено уже все, аренда, аппаратура. - Он поймал благодарный Ленкин взгляд. – Они справятся. Они лучшие!
- Ду-у-рдом!!! Ну, будь что будет! Я умываю руки.
- Да, ладно. Может, девчонки нас как раз спасут. – Снова вступила в разговор Ева.
- Мы постараемся. – Поднялась с дивана Лера.
- Честно-честно.
- Конечно. По полной. – Заявила Ленка.
- Ох, только страшно…
- Давайте-ка, все на сцену.

Все подскочили с мест. Последние метания перед зеркалом, и Ранетки дружно двинулись в сторону сцены, ободряемые всей мужской «группой поддержки». В последнюю минуту к ней еще присоединился Матвей.
Ленка шла в хвосте колонны. Сейчас ей позарез нужен был Степнов. Всегда перед ответственной игрой он был рядом. Напутствовал и успокаивал. Она приотстала и окликнула:
- Виктор Михайлович!
Степнов притормозил.
- Виктор Михайлович! - Она смутилась. – Скажите что-нибудь…
- Ленок! – Он понял ее состояние. Он знал, что Ленка виду-то не показывает, а на самом деле волнуется не меньше остальных. – Все будет отлично! Ты же кто?! Победительница! Порвем зал!!! – Это произнесено было с той же интонацией, как перед обычной игрой! - Давай! И не удержавшись, сделал то, что ей, на самом деле, было так необходимо - коснулся её. Чуть приобнял за плечи и увлек по коридору. - Я в вас верю! Иди.
- Спасибо, Виктор Михайлович! - Она действительно была благодарна.

Концерт начался. Слова Евы. Первые аккорды и … понеслось. Поворачивая голову влево, Ленка неизменно видела стоящего в кулисах Степнова.
Стас с Матвеем убежали за тортом и шампанским, когда в кулисы к Степнову подошел Коля.
- Виктор Михайлович! Слушайте, я тут видел этого лжепродюсера у технических помещений…
- Что?! Этот урод!!!
- Да. Давайте периодически тут ходить за сценой, а то что-то неспокойно.
- Конечно.
Вахту несли не зря. Они засекли парня, когда тот вытащил из пульта какой-то шнур. Платонов побежал за Кантором, а Степнов бросился вдогонку.

Догнал этого гада в коридоре, ближе к выходу.
- Стоять! – Прижал к стене, заблокировал движение рук и вытащил из кармана нужный провод. Парень отбивался. - Ах ты! – Степнов, не жалея, изо всей силы врезал ему по корпусу. Тот согнулся. - Ты, подонок! Только посмей к девчонкам подойти и что-нибудь сделать! – По стенке размажу! Понял?! – И Степнов подкрепил слова еще одним мощным ударом. По коридору уже бежали охранник с Колей…

И вот у Лерки снова работает микрофон.
Раз. Два. Три… «Вчера летели как ракеты… Летели до утра...»
- Ну, Платонов, у тебя и интуиция! – Степнов восхищенно посмотрел на напарника.
- А у вас, Виктор Михайлович, удар! – Коля был восхищен не меньше.
- Да я за Лен… за девчонок, кого хочешь порву.
Платонов как разумный мальчик сделал вид, что не заметил Степновской оговорки.
- Виктор Михайлович! Только давайте не будем девчонкам говорить. Ну, что проблемы были, что этот козел появился, и концерт чуть не сорвался.
- Да, конечно! Я тоже об этом думал. Они и так наволновались.
- Я тогда ребят предупрежу.
- Хорошо, а я Бориса с Евой.

Концерт закончен. Девчонки ввалились дружной толпой в гримерку.
Коля целовал Женьку. К Лерке подлетел и заграбастал в объятия Стас. Матвей поздравлял Аню…
- А теперь всем шампанского!!! – Радостно крича, Кантор открывал бутылку на ходу.- Никогда так не волновался… Наташка, ты меня не подвела, ты доказала, вы офигенная группа!!! Все-таки, какая у меня классная дочь, правда, Ева?!
- Да, классная. Девочки, спасибо вам огромное, вы все очень классные, и я рада, что я в вас не ошиблась. Я знала, что будет здорово, но что классно-классно…
Ленка вдруг подумала, что девчонки с парнями, Наташка с отцом, и если бы Степнов не поехал с ними, она бы сейчас была «как бы одна». И словно в подтверждение ее мыслей он тихонько шепнул ей на ухо:
- Ленка, поздравляю! Вы молодцы! Вы просто супер! А ты… ты была самая красивая!
Что больше сладостно ударяет в голову, шампанское или комплимент, не понятно, а Евин директор уже прокашлялся и неожиданно заголосил: «Ведь мы с тобой чемпионы любви, ведь мы с тобой в этом мире одни… - Подхватили все дружно, - далеко, далеко от других, чтоб никто не смог узнать…
Ведь мы с тобой чемпионы любви… – пел над её ухом Степнов, а в крови, словно шампанское, пенилось и пузырилось счастье.

- Лен, девчонки, вы на тортик давайте сначала налегайте. Он с кремом. А то сейчас как напьетесь на голодный желудок.
- Виктор Михайлович! Вы такой заботливый, - заметила Женька.
- Да с чего тут напиться?! – отозвался Стас.
- Комаров!
- Виктор Михайлович правильно говорит. – Платонов не зря собирался поступать в медицинский. - Жир обволакивает стенки желудка и не дает быстро всасываться алкоголю.
- Коль, ты такой умный! – Платонов получил комплимент от любимой.
- Тогда ПОСЛЕ тортика пить шампанское можно? – Ленка игриво посмотрев на Степнова, отправила ложку с кремовой розочкой в рот, затем демонстративно тщательно ее облизала, нисколько не задумавшись о произведенном эффекте. Ей было хорошо.
- Можно, -м… - Степнов чуть не подавился, - только осторожно, Ленок.

Импровизированное пиршество закончилось. Автобус подан. И вот уже новоявленные звезды расходятся по домам в сопровождении своих кавалеров.
- Всем пока!
- До завтра!
- Счастливо!
Степнов провожает ее. Это как само собой разумеющееся.
И снова мысль. Вот если бы Степнов не поехал с нами, шла бы одна…
Мысль прервал телефонный звонок.
- Да, дедуль.
- Около подъезда уже.
- Ужин?!
- Бегу.
Вообще, на сердце от всего такая эйфория, что хочется прыгать и скакать, несмотря на сумасшедшую нагрузку на концерте.
- Виктор Михайлович! А пойдемте к нам. Дед ужин приготовил. Отпразднуем.
- Лен, да неудобно как-то.
- Неудобно… ну вы сами знаете, про потолок… Пойдемте!
- Хорошо. Лен, только я приду через десять минут.
- Это почему?
- Так надо, Кулемина! - Степнов улыбнулся ей во все тридцать два зуба и мягко подтолкнул ее к дверям. – Беги. А я сейчас буду.

Куда он?! Ленка испугалась. Но, действительно, прошло минут десять, и в квартире раздался звонок. Она распахнула дверь. На пороге стоял Степнов и протягивал ей огромный букет цветов. Сказать, что она была в приятном шоке, это ничего не сказать.
- Лен, держи! Поздравляю с первым серьезным концертом прекрасную гитаристку! – Степнов выпалил эту, явно заготовленную по дороге, фразу.
- Спасибо! – Наконец, вымолвила Ленка, оторвавшись от созерцания цветочного великолепия, и поспешила «алаверды». - Это вам, Виктор Михайлович, спасибо. Вы же группу создали!
- Да что я?! – Перебил Степнов, - талант-то у вас!
- Вы всегда нас поддерживали… - Тут Степнов не возразил.
- Конечно, Лен, ты же знаешь, я … - Она замерла в предвкушении. Он скажет?! – всегда… - Глаза в глаза…
- Виктор, проходи скорей! А то стынет уже все! – Петр Никанорович разрушил их «изумрудно-голубой зачарованный мир».
Степнов засуетился и стал снимать куртку. Ленка убежала ставить цветы.
Вечер продолжался душевно. Позвонили папа с мамой. Поздравили. Ленка со Степновым в два голоса поведали Петру Никаноровичу, как так вышло, что девчонки играли весь концерт.
После сытной еды и горячего чая навалилась приятная усталость. Разморило. Она сидела, откинувшись на диване, улыбалась блаженной улыбкой и даже думать ни о чем не хотела. Вот просто сидеть и смотреть на Виктора Михайловича, уже азартно спорящего с дедом об очередном сюжетном ходе в романе. Вот он сидит здесь, в её кухне и он её… Такой одновременно красивый (он снял пиджак) и далекий, и такой милый и…
- Ленок, ты устала уже. - Степнов спохватился. - Вон, глаза слипаются. Все, Петр Никанорович! – Я побежал. Вам отдыхать! Ленке завтра в школу… - это он произносил уже по дороге в коридор. Спасибо за вкусный ужин!!! И еще раз поздравляю!
Она вышла в коридор следом, прислонилась к стене, скрестив руки на груди. Смотрела, как он ловит рукав пиджака и оперативно зашнуровывает ботинки.
- До свидания, Петр Никанорович! До завтра, Ленок!
И то ли еще не выветрилось шампанское, то ли еще что…
Она ЭТО сделала!!!
Решительный шаг вперед. Рука взметнулась вверх, расправила ворот рубашки, зацепившийся за пиджак, кончики пальцев на миллисекунду ощутили ключицу под шелковистой голубой тканью, скользнули чуть ниже. – У вас воротник! – Пояснила. И эхом. - До завтра.

************
Заходите.<\/u><\/a>

Спасибо: 107 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 890
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.10 00:59. Заголовок: Редкость прод стараю..


Редкость прод стараюсь компенсировать объемом.

Глава 3.

Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей.
(Пушкин А.С.)

Талант сам находит своих почитателей.
(Силован Рамишвили)


«Завтра» принесло новые сюрпризы. Сначала обнаружилась засада у школы. Один концерт в Лужниках, показанный по телевизору, и их уже караулят новоявленные фанаты. В школу «Ранетки» просочились, раздав автографы, а вот чтобы выехать обратно с территории, пришлось вызывать милицейскую машину.
- Ручки доставайте - автографы раздавать. - Остановил всю честную компанию дядя Петя. Степнов лишь провожал «Ранеток» до дверей, ибо пока еще у него были дела в школе.
- Дядя Петь, какие автографы, вы посмотрите, нет никого. – Кивнул Стас, глядя сквозь стеклянную дверь на крыльцо.
- На территории школы находиться посторонним запрещается. – Разъяснил охранник. - Теперь они за воротами тусуются.
- Да ладно! – Удивилась Наташка.
- Их больше стало. Как будто подкрепление подошло. – Продолжал «радовать» дядя Петя. - Так что, смотрите.
- Блин, вот дают!
- Вот засада! - Лерка состроила недовольную гримаску. - Нам же теперь от них не отвертеться.
- Слушайте! Они же и в кафе за нами пойдут, - осенило Аню.
- Давайте я Вас выведу, как телохранитель, - предложил Степнов.
- Виктор Михайлович, вы же один. А они хоть и школьники, но их много. - Платонов был разумен.
- Да, Виктор Михайлович, не стоит. – Сейчас что-нибудь придумаем. – Сказала Ленка, в глубине души радуясь степновскому неравнодушию и отваге.
- Да, - присоединился Стас, - даже если мы вместе пойдем, - он махнул рукой на Колю, все равно не справимся, разве что, может, мы с Платоном их отвлечем?!
- Отвлечь не получится. – Категорично заявил дядя Петя, уже с утра получивший удовольствие от близкого общения с возбужденной молодежью. - Если они почувствуют подвох, растерзают. Я их хорошо знаю, это же фанаты.
- Ну и что теперь делать?!
- Я, кажется, придумала. – Лерка схватилась за телефон. – Пап, нам нужна твоя помощь.

- Хорошо. – Подвел итог Степнов. - Тогда вы уезжайте на машине, а я потом выйду и скажу, что вы ушли через заднюю дверь из спортзала и через стадион, ну… чтобы они расходились.
- Виктор Михайлович, но вы придете в кафе? – Ленка хотела стопроцентных гарантий.
- Конечно. Буду как штык.

Еще днем Аньке позвонили и сообщили, что Ева в благодарность приглашает девчонок с их парнями посидеть в кафе.
- Вот такие новости. – Закончила Анька. – Я уже Матвею позвонила.
- Супер! Стасик, ты пойдешь?
- Конечно, моя принцесса! Как же я без тебя?!
- Круто! У меня мама балдеет от этой Евы. – Женька была в восторге. - Представляю, что она скажет, когда узнает, что мы еще с ней в кафе идем.
- Жень, у меня идея, а давай и твою маму позовём в кафе! – Коле надо было налаживать отношения с родителями любимой.
- Здорово, давай!
Ленка же мучилась. Ей хотелось, чтобы Степнов пошел с ними, но не может ведь она, как девчонки взять и заявить, что приглашает его… Как кого?! Как своего парня?! Помощь пришла с неожиданной стороны.
- Наверное, надо и Степнова позвать, - Коля хорошо помнил вчерашние слова и действия учителя. - А то, как помогать, зовем, а как попраздновать на халяву, так забудем…
- Конечно, - поддержали девчонки. Ленка тут же радостно поддакнула.
- Может, и Игоря Ильича позвать, - предложила Наташа.
- Не, бесполезно, - откликнулась всезнающая (И как это у нее получается?!) Лера. - Они с Ириной Ренатовной заявление подали, и теперь свой праздник гуляют.
- Круто.
- Тогда пошли Витеньку найдем.

Они сидели в кафе. Благодарственные речи лились рекой. Все было вкусно. Но Ленке чего-то не хватало. Точнее, кого-то. Она сидела как на иголках и ждала.
- Смотрите, Витенька идет! – Наташка кивнула в сторону дверей. - Как хорошо, что вы пришли, Виктор Михайлович!
- Правда, - присоединилась Женька.
- А что не веселимся? – Бодро осведомился Степнов, усаживаясь рядом с Ленкой. - Я думал, у вас тут дым коромыслом. А где Ева?!
- Да она у бара курит. - Отозвался Стас. - Мы официальную, так сказать, часть уже закончили.
Зашибись! Она его заждалась. А он о Еве беспокоится!
- Да. Мы уже давно сидим. - Ему показалось или в Ленкином голосе прозвучало недовольство?
- Извините, девчонки. Педсовет был. Я голодный, как зверь. Тут что-нибудь есть, кроме тортика?!
- Вы кушайте, Виктор Михайлович! Не стесняйтесь. – Анька заботливо передвинула поближе к Степнову миску с салатом.
- Да! - Женька принесла с другого конца стола мясную нарезку. – Держите. И еще тортик остался. Тирамису. Правда, мама вкуснее делает.
- Да, без ложной скромности. Это так. – Подтвердила Лиза. - Так что, жду всех в гости на настоящий торт.
- Спасибо. Спасибо, придем.
– Спасибо. И вам спасибо, девчонки! Я вас еще раз от себя и Игоря Ильича, от всей души поздравляю! – Степнов поднял бокал с соком, а потом принялся уписывать салат, явно наслаждаясь едой и праздничной атмосферой кафе.

Нет, а на нее ноль эмоций! Ленку почему-то это задевало. - Эгоистка! – Вещал правильный внутренний голос, - дай хоть поесть человеку.
Стас с Леркой "слиняли", Женька с Колей пошли к барной стойке.
- Виктор Михайлович, - Степнов уже прикончил салатик, – пойдемте, потанцуем.
Степнов оглядел зал – все сидели за столиками, никто не танцевал, потом посмотрел на свои спортивные штаны (забежать переодеться домой он не успел), наткнулся взглядом на Женькину маму и тихонько ответил.
- Ленок, извини. Ну, неудобно как-то. Давай лучше тортик поедим? – Степнов пододвинул ей блюдце и переспросил у Ленки. – Тортик можно?
- Тортик - можно. – Она встала и ушла в дамскую комнату. Что-то настроение не то. Пора сваливать.
Когда она вышла из туалета и посмотрела в зал, то обнаружила, что народу за их столиком снова убавилось. Ева уже попрощалась и удалилась в сопровождении Матвея. Оставались пятеро. Кулемина знаками показала Наташке, что она двигается в гардероб и тоже уходит. Наташка кивнула.
Не успела Ленка отойти от кафе и пятидесяти метров, как ее догнал Виктор Михайлович.
- Ленок, ты чего убежала?! Темно уже. Куда одна?!
- Да ничего. Дойду. - Заметил, что ушла. Догнал. Она ведь этого хотела?! Да. Настроение сразу улучшилось.
- Ленок, ты извини, что танцевать отказался. Ну, просто я в таком виде, - он снова глянул на свои треники, - с красивой девушкой… не соответствую… - Ленка покраснела, и Степнов был тут же мысленно реабилитирован. - Неудобно, да и в толпе не спрятаться.
Конечно, он озвучил ей только одну причину своего отказа. Бог знает, как ему трудно было сказать «нет». Ведь очень хотелось взять ее за руку, а потом качаться в такт медленной мелодии, держа её в объятиях и ощущая её дыхание близко-близко, чувствуя аромат её духов или чего-то там. Но только он не мог себе этого позволить. Боялся не сдержаться. Он не должен выдать своих чувств, не может смутить покой «его девочки». Обстоятельства позволяют ему быть рядом с «Ранетками», и это уже плюс. Ленка не отгораживается от него, не утаивает от него чего-то, как в истории с боями. Он для нее взрослый друг… И на том спасибо.

- Проехали, Виктор Михайлович. - А что было на педсовете? – Она решила сменить тему. Может, опять Борзова атакует?
- Кулемина, - рассмеялся Степнов, - разведываешь военные тайны?!
- Ага. Интересно же.
- Ладно, впрочем, завтра сама узнаешь. Школу по соседству расформировали. Ремонт у них. Часть учителей и учеников к нам придет.
- Новенькие?
- Да.
- Вы не рады?
- Да так. Не особо. Вроде, у нас тут уже все сложилось. Одна надежда, может, у них сильные спортсмены есть. Было бы хорошо. А то ближе к Новому году сплошь соревнования, а нам и выставить некого. Даже ты, вон, больше музыкой сейчас занимаешься.
- Да, Виктор Михайлович, вы же знаете… Только скажите…
- Знаю, Ленок. Знаю. И очень этому рад.
Но, к Ленкиному сожалению, дальше развивать эту тему Степнов не стал, переключился на спортивные события, а доведя Ленку до подъезда, он спокойно попрощался с ней, дождался, пока загорится свет в ее окне и ушел.

Следующий день принес «Ранеткам» очередные фанатские сюрпризы. После чего Борзова выгнала девчонок отмывать стенку школы. А еще через день возникла идея пригласить фанатов на репетицию, чтобы хоть как-то удовлетворить бурных поклонников. В этот же день Ленке нашлась пара для стритбола. Удивительно, но им оказался известный всем «Ранеткам» Гуцул. На физкультуре он неожиданно лихо баскетбольным мячом попал в кольцо. И потом попадал с любой точки, предложенной Виктором Михайловичем, и с угла, и со штрафной, и крюком. Короче, Степнов впечатлился.
- Ну, вот на соревнования нужна была команда. А для Ленки пары не было. Теперь все в сборе. Будете играть в стритбол.
- Почему нет. – Согласился Гуцул.
- С сегодняшнего дня начинаем тренировки.
- Сегодня никак. – Ленка, улыбаясь, поставила Степнова перед фактом.
- Если всё в комплекте, нельзя время терять.
- У нас же репетиция, Виктор Михайлович, – поднялась со скамейки Наташка.
- Репетицию можно перенести, а соревнования нельзя.
- Виктор Михайлович, - встала Лера, - сегодня мы никак не можем отпустить Ленку.
- Почему?
- Можно мы вам потом объясним?
- Ладно. - Степнов дунул в свисток. - Продолжаем игру.
Когда все одноклассники разошлись, девчонки втроем пошли к Степнову.
- Лен, давай, - шепнула ей Лерка, - Витенька тебя послушает…

Степнов был не в духе. Он был не в духе не только потому что Ленка отказалась тренироваться сегодня, но и потому что вчера… Он лоханулся по полной… Может, конечно, это и к лучшему, но… Блин! Это же надо было так попасть!

*****
Они с Петром Никаноровичем обсуждали очередную сцену романа, как раз про отношения капитана с любимой девушкой. Он так рьяно отстаивал свою позицию, что Кулемин, совершенно не придавая значения своим словам, пошутил.
- Виктор, можно подумать, ты сам на месте капитана и любишь Лену.
А он не понял, что это шутка и тут же откровенно повинился.
- Петр Никанорович, мне кажется, нет, я абсолютно уверен. Я, правда, вашу внучку люблю.
- Что?! Кого?! Леночку?! Да как ты посмел! - До Кулемина дошел смысл сказанного, и он судорожно хватал ртом воздух. - Она же ребенок совсем! Да я же тебя задушу, щенок! - Он начал сам задыхаться и хвататься за сердце.
- Петр Никанорович, успокойтесь! Я ничего не делал и не собираюсь делать. – Он пытался успокоить старика. - Я буду ждать. И год, и три, и сколько понадобится.
- Я надеюсь, ты ее и пальцем не тронул.
- Нет, конечно.
- Ой, чуть Кондратий с тобой не схватил! – Стонал Кулемин. - Где мой валокардин?
- Петр Никанорович, я сейчас. – Он побежал за флаконом, про себя кляня все на свете.

- Значит, любишь, – Кулемин отдышался и продолжил допрос, - а она что?
Он глубоко вздохнул, крутя в руках пузырек от лекарства, и честно признался:
- Не знаю... Я ей ничего и не говорил. Ленка не в курсе. Она, мне кажется, пока о чувствах не думает. Рано. Зачем ее смущать. Просто я рядом. Присматриваю за ней. Вы тоже ей ничего не говорите, – попросил он, - пожалуйста!
- Ох, Виктор! – снова застонал Кулемин.
Потом через паузу Степнов рискнул спросить еще. Была - не была!
- А вы-то, Петр Никанорович, как к этому относитесь?
Кулемин тяжело вздохнул:
- Ой, не знаю, Виктор, не готов я тебе ответить на это, ты меня ошарашил. Я не то что бы против... но... Виктор, я к тебе хорошо отношусь, но сейчас я просто не готов... извини.
- Понятно, Пётр Никанорович. - О работе уже речь не шла. Он поставил пузырек на стол, - пойду я.
Он пожал Кулемину руку и ушел. И вот всю ночь терзался, скажет ли Петр Никанорович что-нибудь Ленке, и каков будет его вердикт. А вдруг он вообще разорвет с ним все отношения и велит не подходить к Ленке… Ох, уж эта любовь!

******
Настроение у Степнова соответственно было отвратное. Поэтому сегодня он стремился защитить себя от чар Кулеминой напускной строгостью. Он ведь не знал, что накануне вечером Петр Никанорович провел еще два очень интересных разговора и пришел к положительным для Виктора выводам.

******
Старый фантаст был не лыком шит и имел за плечами большой жизненный опыт, поэтому «расколоть» внучку ему не составило большого труда.
- Дедуль, а Виктор Михайлович ушёл уже? – Ленка торопилась из школы, надеясь застать Степнова у них.
- Ушёл! – Проворчал Петр Никанорович, продолжая печатать текст на ноутбуке. -
Будь он неладен...
Ленка тут же присела на диван и испуганно спросила:
- Вы что... поссорились, что ли?
- Да, сели с ним пятую главу прорабатывать, а он... Он просто тупеет на глазах! И идей у него нет, и по каждому пустяку психует, короче, физкультурник, он и есть физкультурник. Попёрся со свиным рылом в калашный ряд!
Ленка завелась с пол-оборота и бросилась на защиту любимого:
- То есть, если человек занимается спортом, то он тупой, да?!
- Ааа, всё равно разбегаться надо. Зачем мне такой соавтор, у которого идей ноль, да ещё мне будет настроение портить.
Ничего себе! В её планы вовсе не входило, чтобы Виктор Михайлович перестал быть другом их семьи.
- Дедуль, да мало ли что могло у человека случиться, что сразу разбегаться!!!
Сказала и заволновалась. А вдруг и, правда, у Степнова что-то стряслось. Или может… это, что он её…
- У него уже месяц, как случилось, и когда это закончится - не известно. – Выдал недовольный дед.
- Дедуль, Виктор Михайлович хороший, нет, даже самый лучший! Наверное, у него просто тяжелый период в жизни.
Петр Никанорович хитро посмотрел на внучку и, улыбаясь, передразнил, - хороший... лучший... – Ленка смутилась и отвела взгляд. - А если этот период у него затянется, мне что, роман бросать?
Ну, не может же она сказать деду, что намерена в ближайшем будущем улучшить Степнову настроение! Нашла весомый аргумент.
- Между прочим, он тебя не бросил, когда ты в больнице с инфарктом валялся!
- Да... не бросил... – вынужден был согласиться Кулемин.
- Он очень-очень хороший и лучшего соавтора тебе не найти! – Резюмировала Ленка и на правах старшей в доме велела, - и перестань с ним ссориться.
Петр Никанорович улыбнулся. - Ладно, пойдём ужинать. – Кулемин сделал для себя соответствующие выводы. Похоже, если бы Степнов сказал Леночке про свои чувства, они были бы взаимными. Только вот что теперь с этим делать?! Как реагировать самому?! На совет был призван лучший друг.

- Ну? – Василий Данилович расположился на диване. - И чего вызывал? Что за срочность?
- Да понимаешь, поделиться надо... Проблема у меня.
- Так, ну и что случилось?
Петр Никанорович вздохнул:
- Дело, понимаешь, деликатное… Тут в Ленку мою школьный учитель влюбился.
У Василия Даниловича округлились глаза:
- Степнов?!!!
- Да.
- Так... Он влюбился, а она...?
- И она, вроде, его любит, но ведь, сам понимаешь, возраст.
- Да-а-а... - протянул друг, - детки ранние пошли…
- Вот то-то и оно. И Степнов, вроде, хороший парень, я его давно знаю, но... – Кулемин сомневался. Но друг быстро разрешил все сомнения.
- Так, Петр Никанорович, хочешь выслушать моё мнение, слушай. Давай рассуждать… Сейчас кругом одни бандиты, наркоманы... Ну, подумаешь, разница в возрасте, но зато он - человек состоявшийся, так? Вроде, на него положиться можно...
- Так-то оно так, но я теперь не знаю, как себя с ним вести...
- Как-как? Да веди себя с ним, как прежде! Ну, пусть они дружат...
- Ага! Дружат!!!!
- Что тут такого? Он взрослый, рассудительный и, надеюсь, ответственный мужик!
- Да, наверное, ты прав, всё-таки, это лучше, чем если бы она влюбилась в пацана несмышлёного. Да и отношений пока нет. Не разговаривали они. Он, что любит, уже понял. А Леночка еще, похоже, и в себе не разобралась. Это мне, старику, со стороны видно.
- Ну вот. Все в порядке будет. Тем более, под твоим контролем. – Успокоил друг. - Да не волнуйся ты так, Пётр, ну кто в Ленкином возрасте не влюблялся??? Это нормально. Нормально...

*****

Что? - спросил Степнов, не поднимая головы от журнала, чтобы не глядеть на объект своих мучений, особо манящий дерзким изумрудным взглядом и гладким подтянутым животиком.
- А у нас сегодня будет немножко необычная репетиция. – Начала Лера. - Мы своих фанатов позвали.
- Новости начинаются! А вы не думали, что сначала надо было спросить разрешения?!
Хотя бы у меня.
- Вот мы и спрашиваем. - Кулемина кокетливо с видом невинной покорной овечки стрельнула глазами в его сторону.
- Спрашивают они! Да если бы Гуцулов не забил со своей половины мяч в кольцо, вы бы, наверное, и не заговорили… Нет! - Крикнул даже более резко, чем хотел. Как трудно отказывать ей! -Никаких фанатов!
Ленка демонстративно скрестила руки на груди и приняла элегантную позу, демонстрируя неприкрытую топом талию и изгиб бедра. Виктор Михайлович, ну посмотрите… Ну, нам, правда, нужна эта репетиция. Ну, вы же не сможете мне отказать?! Или сможете?
- А если к директору сходить. - Спросила Наташа.
- И что?
- Ну, объяснить ему, и он все разрешит.
- Маловероятно.
- Но Гуцул попал. – Ленка повернулась в сторону Степнова и произнесла эту фразу с таинственной улыбкой, подразумевая удачный бросок Игоря в кольцо во время урока.
- В смысле?!
- Это было тоже маловероятно, но он попал. – Разъяснила нежно-снисходительно, словно малому ребенку, улыбаясь и глядя в глаза.
- Не надо, не… – Степнов даже запутался в словах, - не ходить ни к какому Николай Павловичу. Все равно он не разрешит. А если узнает, то уж точно никакого концерта не будет.
- Так, значит, можно?! - Ленка снова посмотрела на Степнова. Она чувствовала, что он сдается. Он перехватил её взгляд и опустил голову. Соскочил с козла. Рявкнул.
- Полы за собой помойте и не безобразничайте.
Ленка, еле сдерживая радостный смех, проводила Степнова довольным взглядом.
- Мы обещаем. - Кинула вслед Лера.

Ну, вот! - Ленка переживала всю дорогу домой. Она опять подставила Степнова. А как он отвлекал с Игорем Ильичем дядю Петю?! А как стойко не пускал в подсобку Борозову!? Их с девчонками Терминатор выгнала из школы, а педагогов еще оставила – промывать мозги.
Пришла домой, поплакалась деду. Хотелось поделиться.
- Вот даже не знаем, что и делать. – Закончила она рассказ. - Завтра к Савченко пойдем, чтобы он их не наказывал.
- Да! Дела! – Дед выслушал Ленкину историю. - Но, правильно, за свои поступки надо отвечать. Так что, идите к директору. А Виктору я сегодня вечерком позвоню. Уверен, подниму ему настроение.
- Да?! – Обрадовалась Ленка. – А чего такое?! Дедуль, колись!
- Ну-у-у, это по поводу нашего романа, - усмехнулся Кулемин. - Дам добро на тот сюжетный ход, который хотел Виктор.
- Хм. – Хмыкнула Ленка. – Всего-то?!
- Ну, не скажи! Это - всем ходам ход!!! - Продолжал улыбаться дед. – Виктор точно обрадуется.

Честно говоря, к воплям Терминатора Степнов уже привык. И чего бесится! Ну, подумаешь, устроили открытую репетицию. Девчонкам же полезно на публике работать. Но настроение, которое, было, улучшилось - забылся он со всеми хлопотами по устройству репетиции – снова упало ниже плинтуса. Когда раздался звонок Кулемина, Степнов нажал на кнопку мобильника, чувствуя, что вот и всё… Конец!
- Да, Петр Никанорович! Здравствуйте!
- Здравствуй! Ну как, уже выпустил вас из своих лап грозный Терминатор?!
- Выпустил. Ленка рассказала? – На душе почему-то потеплело.
- Да. Поведала о ваших приключениях. Я, Виктор, что сказать-то хотел… Я подумал над нашим вчерашним разговором… - У него остановилось сердце. – Короче, я не против этих отношений… Только ты смотри…
- Петр Никанорович!!! – Степнов был готов прыгать до небес! - Петр Никанорович! - Я обещаю!!! Я же говорил…
- Ладно-ладно! Верю. – Кулемин даже через телефонную трубку чувствовал счастье своего соавтора, ему и самому стало как-то хорошо на душе. - Заходи завтра поутру. А то у меня в шестой главе затык.
- Спасибо, Петр Никанорович! Спасибо! Конечно, приду!!! – Степнов нажал на кнопку отбоя и побежал к своему двору. Побежал. Просто идти он не мог. Хотелось летать и подскакивать на ходу. Но это уж совсем не солидно. Добежал до двора. Скрутил на радостях солнышко на турнике детской площадки, и только соседская такса, с лаем кинувшаяся на него - такого активного - привела его в чувство.
Чему он так радуется?! Ленка по-прежнему видит в нем только учителя. Ну и что! Хоть он вчера и дал маху, проговорившись о своей любви, но его не «отлучили» от Кулеминых, а даже «официально» «дали добро» на его чувства. И вот, что не «отлучили» - это главное.

*****************
Заветная ссылочка<\/u><\/a>

Спасибо: 85 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 900
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.12.10 01:41. Заголовок: Глава 4. Лакома овц..


Глава 4.

Лакома овца до соли, а девушка до любви.
(Народная мудрость.)

Любви удается выжить, только когда существует надежда - пусть - далекая, - что нам удастся покорить того, кого любим. Все прочее - фантазии.
(Пауло Коэльо)

Надежда умирает последней.
(Народная мудрость.)

Я вас любил безмолвно, безнадежно,
То робостью, то ревностью томим;
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам бог любимой быть другим.
(Пушкин А.С.)

Любить - это находить в счастье другого свое собственное счастье.
(Лейбниц Г.)


Начались тренировки по стритболу. Гуцул оказался вполне себе напарником, да и вообще нормальным пацаном. Вон, с Платоном он отношения наладил. И из кафе, которым теперь заведовала Женькина мама, его не уволили. Кстати, с репетициями им пришлось тоже переехать в кафе.
После истории с фанатами они с девчонками поутру набросились на Савченко и всё объяснили. Учителя схлопотали по строгачу, но почему-то, как Ленке показалось, не сильно расстроились. Похоже, они с девчонками даже больше переживали по этому поводу. Ленке же они в тот момент напомнили двух её сверстников. Какие же они все-таки классные!!! А Степнов так вообще…

Но Ленку совершенно убивало, что он никак не показывал свои чувства. Проводил тренировки и все. Ленка уже и топики меняла. И даже начала строить глазки Гуцулу. Ведь если Степнов любит, то он должен ревновать… Когда тут на днях в зал неожиданно заявилась Уткина (жених Каримовой оказался многоженцем), вот она - Ленка - обнаружила, что Светлану Михайловну ей хочется прибить. Какой-то приступ кровожадности напал. А Степнов… Нет, все-таки Ленка ловила пару раз недовольные Степновские взгляды и замечала, как ходят желваки на лице.
К сожалению, в эти дни Степнов ее не провожал, потому что сразу после тренировки они с Гуцулом убегали в кафе, он - на работу, она - на репетицию. Поговорить никак не получалось.
Наконец, обстоятельства сложились удачно. Репетиции не было, и они со Степновым пошли к ним. Он к деду, а она домой. По приходе выяснилось, что дед застрял в очереди в поликлинике, и у нее есть шанс поговорить с Виктором Михайловичем «по душам».
Как же начать разговор?! Как подтолкнуть его, чтобы он признался в своих чувствах?! Она-то, точно, первой не признается. Она уже и так написала «Лети» и пела её на той злополучной репетиции с фанатами, но он, казалось, не обратил внимания…
Они сидели на уютной кухне и уже пили чай.
- Виктор Михайлович, - она решилась. - Вы ведь влюблялись когда-нибудь?!
Степнов чуть не подавился.
- Э-э-э… А с чего, Ленок, такие вопросы?!
- Ну… интересно.
Степнов проанализировал весь свой не супер богатый любовный опыт.
- Ну, да. Было дело. - Выдал он и почувствовал, что краснеет.
Ленка тоже смотрела в стол, а потом, на секунду подняв глаза, осмелилась на следующий вопрос. Он был важен для нее не только как средство «раскрутки» Степнова, но и как средство для «правильного» анализа своих чувств.
- А как вы определяете, что влюбились? Что при этом чувствуешь?!
У него потемнело в глазах. Догадка острой болью пронзила сердце.
Она влюбилась!
В Гуцулова…
Общие интересы, совместные уходы… лихой бармен за стойкой!!!
Ленка!!!
Э-э-эх, Ленка!!!

Он молчал. Не дождавшись ответа, она подняла на него глаза и испугалась. Степнов выглядел тяжело больным. Может, ему плохо, а она, дура, не заметила. С разговорами полезла?!
- Виктор Михайлович! Вы здоровы?! С вами всё нормально?!
- Нормально.
Ну что же… Он - её ВЗРОСЛЫЙ ДРУГ, к которому она обратилась за советом. Он ей скажет… Пусть знает, как отличить дешевку от истинного.
Начал тихо и спокойно, но по мере того, как он говорил, слова звучали все громче, эмоциональней и пронзительней.
- Что чувствуешь, когда любишь?! Что она для тебя – всё. Тебя радует ее смех, вместо солнца - ее улыбка. Беречь, защищать… Её покой – твой покой. Её счастье – твое счастье. Ей плохо – ты умираешь! Её голос, её запах, прядь волос… желанное тело… Тепло… Сладостный туман! - Он чувствовал, как этот туман застилает сознание. - Она рядом и… хочется свернуть горы! Для нее, ради нее… За один только взгляд… Носить на руках… - Закрыл глаза. Представил несбыточное. Агония. – Обнимать. Целовать. Каждый пальчик. Ласкать. Нежно-нежно… …
- Он провел руками по лицу, словно выходя из транса. – Извини, Лен. Я пойду. Мне кажется, я ответил на твой вопрос.

Щелкнул дверной замок, а она по-прежнему сидела, не шевелясь. Неведомая сила пригвоздила ее к стулу. Сила его чувств. Она не испытывала страха, по крайней мере, того обычного животного страха. Было ощущение, что перед ней разверзлась бездна. Она одновременно манит и пугает. Да. Необъятной пропастью. Сделаешь шаг и упадешь?! Нет. Сделаешь шаг и взлетишь!
Бездна завораживала и притягивала.

Она не знала, сколько прошло времени. Хлопнула входная дверь. Дед закричал с порога:
- Лен, ты дома? А где Виктор?
Она пришла в себя и поспешила «отмазать» любимого.
- Дедуль, Виктор Михайлович тебя ждал-ждал. Мы уж и пообедали, и чаю попили… Но потом ему позвонили, и он убежал.
- Вот досада! А я, как назло, в этой поликлинике застрял. Думал - быстро обернусь, а там участковая заболела. Чтобы рецепт выписать, пришлось ко второй сидеть. У нее, естественно, народу вдвое больше и принимает медленно! – Возмущался Петр Никанорович.
- Ладно, дедуль. Я к себе.
Она отбыла в свою комнату и рухнула на диван. В голове продолжали звучать слова Степнова, но теперь она потихоньку, по одному словечку, осторожно прикладывала их к себе.
«Смех. Улыбка»... «Самая красивая улыбка школы». Эта фраза навсегда запала в душу и грела в минуты грусти. «Защищать… Ей плохо – ты умираешь!»… Вспомнилось, как он кричал в запале: «Ты понимаешь, что ты делаешь?! Я же чуть с ума не сошел, когда понял, что тебя дома нет! Ты представляешь, что я себе подумал! Что ты на ринге уже давно в луже крови валяешься!»
«Желанное тело»… «Носить на руках»… Господи! «Целовать. Каждый пальчик». Её???!!! Мамочка! - Зажмурилась. - Слишком сильно! Жарко! С ума сойти!
А впрочем, да.
Его смех, его улыбка… «Беречь»… так хотелось дарить ему тепло и ласку, заботиться… тогда, когда он со сломанным ребром… Он рядом, и она готова сворачивать горы! Тренироваться до седьмого пота. Выигрывать для него все кубки… Только бы он сказал: «Молодец, Кулемина!» или «Ленок, ты умница!» За один только взгляд этих глаз - цвета летнего неба… Его громкий уверенный голос, шапка черных волос… «Обнимать». Коснуться щеки. - Теплая волна захлестывает и… «Целовать» - так хочется отдать ему… всю нежность…
Я тоже люблю вас, Виктор Михайлович.


Он вышел из подъезда. Прохладный воздух отрезвил, привел в чувство. Медленно, словно старик, плелся он к своему дому, а ведь всего пару дней назад так хотелось летать… Оказывается, он все-таки немножко надеялся… Совсем немножко… Безотчетно и неосознанно. Надежда, как известно, умирает последней. Когда шок прошел, голову постепенно стали заполнять другие мысли. Что ж. Видимо, это судьба. Если Лена влюбилась в Гуцулова, то пусть лучше он будет об этом знать. Она же доверилась ему, а он плохого ей не посоветует. Пусть она будет довольна и счастлива. А он… Да! Больно! Но они сохранят дружбу. И … Если вдруг… ей потребуется утешение, то она всегда может рассчитывать на его плечо… Ведь бывает так и в книжках, и в кино… Сначала дружат и встречаются с другими, а потом понимают, что твой друг и есть самое ценное… Ведь бывает?!

На следующий день Гуцулов предупредил Степнова сразу же, что ему нужно сбежать на работу на полчасика пораньше. У Ленки же репетиций как раз не было. Хоть время тренировки и было сокращено, он все-таки не смог вот так сразу выдержать «испытание». Еще слишком больно было видеть их вместе. Давал задание, показывал комбинацию и уходил в подсобку. Но странное дело… Из зала не доносилось обычных криков веселья, дурачества и смешков. Видимо, Ленка была расстроена, что им с Гуцулом сегодня не по пути… Когда он выходил в зал, Ленка была непривычно тиха, сконцентрирована на упражнении и не бросала на Гуцулова нежных взглядов.

- Виктор Михайлович, я пойду. – Спросил Гуцул, поглядывая на часы.
- Беги. – Грустно отозвался Степнов. Ленка с отсутствующим видом набивала мячик об пол. – Лен, ты тоже пойдешь?
Ну и что ему ответить?! Что сказать?!
- Да.
- Тебя проводить?
За окном еще светло, а ей надо в магазин и в аптеку, для деда - лекарства и себе O.b. затариться.
- Спасибо, Виктор Михайлович. Мне еще по делам.
- Ну ладно. До завтра!
Она переоделась и уже «ползла» на выход, когда Степнов окликнул ее и догнал в дверях спортзала.
- Ленок! Ты не грусти! Гуцулов не дурак. Он обязательно оценит такую потрясающую девушку, как ты. Будете вместе. Все хорошо будет! Выше нос! – И привычным жестом нежно щелкнул ее по носу.

Смысл Степновской фразы дошел до нее уже на школьном крыльце. Чего?! Не может быть?! Или может?! Он с дуба рухнул?! Последнее время у Виктора Михайловича новое хобби – вгонять её в шок. Он что решил, что ей нужен Гуцул?! Да с чего?!! – А нефиг было ему глазки строить, - услужливо подсказал внутренний голос. - Не… Но как???!!! Мысль была настолько, по ее мнению, абсурдна, что не укладывалась в голове. Но, похоже, что после вчерашнего ее вопроса Степнов решил, что она влюбилась в Гуцула. Зашибись!!! Редкостный дурдом!!!

Но на следующий день на тренировке Степнов всем своим поведением только подтвердил эту мысль. Более того, он стал ей «помогать завоёвывать» Гуцула. Он по-прежнему не так много находился в зале, но когда находился, то нарочито бодрым тоном кричал:
- Гуцулов! Ну что ты?! Куда пасуешь?! Я тебе такого партнера дал… Ленка – она же лучшая! ...
- Партнера чувствовать надо! Ну! Давай! Вот. Отлично! Из вас хорошая пара выйдет, – внушал он.
- Ты только смотри! Береги ее! Не пускай противника на близкий контакт! Она все же девушка, да такая умница и красавица! – На этих словах его голос теплел и становился более естественным, а Ленка умирала от смущения и тихо мысленно ругалась про себя. Ну, Виктор Михайлович! Зашибись! Блин! Слов нет! Степнов! Ну, хватит уже!!!

Занимались допоздна. Первая игра совсем скоро, репетиции отменились из-за ссоры Ани с Наташей, а у Игоря – выходной.

Вообще-то Игорю Гуцулову вовсе не надо было объяснять, какая Ленка классная. Он уже давно это просек. Он пытался замутить раньше и с Анькой, и с Женькой, но третья Ранетка при ближайшем рассмотрении оказалась намного круче. Спокойная, по- дружески внимательная. У нее не было обычных «бабских» закидонов и заморочек, но при этом были очень даже ничего фигура и улыбка. Ободренный Степновым и совершенно его не стесняясь, по окончании тренировки Гуцул предложил:
- Ленок! (У Степнова кольнуло сердце. «Ленок»! Ему казалось, что так называть её – его привилегия. Ленка внутренне поморщилась. Ей казалось, что это её имя - только для Степнова.) Ленок, давай тебя провожу, темно уже.
Ответ Кулеминой его удивил, впрочем, не только его.
- Спасибо, Гуцул. Меня Виктор Михайлович проводит. Правда ведь, Виктор Михайлович?! Вы ведь не забыли, что вас дед ждет с восьмой главой. Степнов секунду соображал, что к чему, а потом закивал головой, как деревянный болванчик.
- Да не забыл. Да-да. Идем.
- Так что, Игорь, ты не жди. Виктор Михайлович тут пока все уберет-закроет, - протянула Ленка, - пока я переоденусь… - Она направилась в женскую раздевалку, - так что, покедова.

Степнов был удивлен и озабочен. Видимо, что-то случилось. Ленка хочет поговорить без свидетелей, наверное, как раз по поводу Гуцулова. - Мысль о взаимности его чувств и симпатий как-то по-прежнему не приходила ему в голову, поэтому, как только они сошли со школьного крыльца, Степнов забрал у Ленки сумку. Чтоб не убежала. Она может. И спросил:
- Лен, что-нибудь случилось?
Ей ужасно хотелось ответить, что ВЫ у меня случились, Виктор Михайлович! Но произнесла:
- Нет. А с чего вы взяли?
- Я подумал… Ты поговорить хотела… Произошло что… Попросила проводить.
- А если бы я не попросила, вы бы пошли?
- Пошел бы, конечно!
- Ну вот. Значит, у меня был выбор: Гуцул или Вы. Я вас ВЫБРАЛА. – Последнее слово Ленка акцентировала специально. И добавила, чтобы уж до Степнова все-таки окончательно «дошло». – Мне с вами больше нравится.
Господи! Ему как-то вмиг стало жарко. Гуцулов вне игры?! Степнов завис. Ленка милостиво дала ему время «переварить» информацию. Потом, опомнившись, Степнов схватился за проверенную годами тему.
- Жалко, до соревнований уже так мало времени осталось.
Но Ленка не планировала уходить далеко от интересующего её вопроса их отношений.
- Виктор Михайлович! А если мы проиграем…
- Кулемина, - он её перебил, - что за пораженческие настроения?!
- Вы сильно расстроитесь? На меня обидитесь?
- Ленок!!! Да ты что?!!! Как я могу на тебя обидеться?! А вообще, где твой дух победительницы?!
- Ну, вот, я просто спросила…
- Ну, может, расстроюсь немножко, - честно признался Степнов. - И что обижаться?! Надо, значит, будет больше тренироваться. Будем чаще встречаться, - заулыбался он, сделав столь приятный для своего сердца вывод. - Правда, у тебя еще ведь и репетиции, и уроки надо делать, - спохватившись, запереживал он.
- Да, ничего. Это нормально. - Возразила Ленка. – Главное, что дед здоров и дома.
- Это точно. Тебе Петр Никанорович еще не сказал, что фильм хотят по роману снять
- Ух, ты! Круто! Нет, не сказал.
- Вот, в воскресенье приду к вам, будем сценарий смотреть. Петр Никанорович уже начал набрасывать.
- Вы, Виктор Михайлович, на все руки… Теперь еще и сценарист! – Ленка кокетливо сделала ему комплимент и посмотрела на учителя с неприкрытым восхищением.
- Да, ладно… скажешь тоже. Я так… на подхвате…

До дома дошли быстро. Степнов довел Ленку даже до квартиры, а то лестница была уж больно плохо освещена.
- Может, зайдете, чаю попьем. – Предложила Ленка. Надо было как-то реабилитироваться за прошлый «чай».
- Да нет, Ленок, спасибо. У тебя еще уроки, да и Петр Никанорович уже, небось, отдыхает. Если зайду, все равно начнет хлопотать.
- Тогда до завтра… - Ленка протянула руку за сумкой, выжидающе глянула на Степнова, улыбнулась и потупила взор.
- До завтра. – Отозвался он, - и… - через паузу добавил, - спокойной ночи!
- И вам… приятных сновидений! - Ленка снова сверкнула кокетливой улыбкой и, развернувшись, вошла в квартиру. С её стороны это был тонкий намек – подразумевалось, что ему приснится она – Ленка. Он же говорил Яне Ивановне…

Степнов, можно сказать, весь в счастье выпал из Кулеминского подъезда.
- Какой потрясающий вечер! Во-первых, Гуцулов в пролете… Во-вторых, Ленка была так доброжелательно настроена… На чай звала, пожелала приятных сновидений… Приятных… Они большей частью и были такими, даже «очень приятными», только вот переход в реальность после таких сновидений был болезненным. Каждый раз осознавать, что ты держал эту теплую ладошку, целовал нежную шейку, мягкие губы и обнимал свою «девочку» лишь во сне, было мучительно. Но если Ленка не влюбилась в Гуцула, то может… Да нет! Такого, увы, как бы ему не хотелось, не может быть. Он для нее старый. Видимо, так… из интереса про влюбленность… спросила. Своего же опыта у неё нет, а видимо, думает на тему отношений мужчины и женщины. Вон, какую песню написала - «Лети за мной, и ты узнаешь, как люблю тебя». А опереться в творчестве ей, небось, даже особо не на что. Девчонки–ранетки-то все с парнями уже, а она вроде как одна…


*************
С НОВЫМ ГОДОМ, дорогие читатели!!! С НОВЫМ СЧАСТЬЕМ!!!
Я по-прежнему здесь.<\/u><\/a>
Новогодний мини-подарок оставила
ТУТ<\/u><\/a>



Спасибо: 78 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 902
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.01.11 00:15. Заголовок: Глава 5. За что воз..


Глава 5.

За что возьмется, уж конца добьется.
(Поговорка)

Мужество создает победителей.
(Народная мудрость)

Любить — значит желать другому того, что считаешь за благо, и желать притом не ради себя, но ради того, кого любишь, и стараться по возможности доставить ему это благо.
(Аристотель)

Любить — это находить в счастье другого свое собственное счастье. Любовь сильнее всего, святее всего, несказаннее всего.
(Карамзин Н.М.)


В конце следующей тренировки, во время которой Степнов замучил Гуцула и держал своих спортсменов под постоянным наблюдением, Игорь подошел к Ленке, воспользовавшись тем, что в зал зашел Рассказов.
- Лен, давай я сегодня тебя провожу.
- Спасибо, Гуцул, не стоит.
- Лен, ну, правда. Такой прекрасной девушке небезопасно ходить одной. – Гуцул был уверен, что Ленка клюнет на комплимент, тем более что ухажеров рядом с ней не наблюдалось.
Кулемина усмехнулась. Знал бы Гуцул про её удар правой.
- Игорь, я вполне могу за себя постоять, - это раз. Во-вторых, я хожу э-э-э… не одна. И… Гуцул, ты нормальный конкретный парень, но… Мы напарники и давай на этом остановимся… без «прекрасных девушек» и так далее.
- Ты уверена? А, может, передумаешь?
- Уверена на все сто. Лучше настраивайся на завтрашнюю игру.

- Не, я не понял… Девки - они странные. – На следующий день Гуцулов делился с Платоновым наболевшим в мужском туалете. - Я Ленку вчера по-хорошему проводить предложил, а она меня бортанула сразу. Я, понимаю, что в первый раз с ней Степнов попёрся домой к деду ее, а вчера…
- Игорь, ты к Ленке лучше и не лезь.
- Это почему?
- Да потому, что тебе наш Михалыч шею намылит. – Из кабинки появился Семенов. - Он мужик горячий.
- Не понял. С какой стати?
- С той, что он в Ленку Кулемину уже давно влюблен.
- Иди ты!
- Сам ты туда иди. Вся школа уже в курсе. Вы новенькие тут пришли и вообще не в теме. С луны свалились.
- Не может быть.
- Может – не может… Кто знает… - дипломатично заявил Платонов, - но если Лена тебе ответила «нет», значит, ответила.
- Да, ты не парься насчет Кулеминой, - снова вмешался Семенов. – Она у Степнова любимая ученица, он у нее любимый учитель. Короче, они нашли друг друга, а нам - выгодно. Степнов с Рассказовым "Ранеток" и остальные одиннадцатые от Терминатора на раз прикрывают. Кулеминой достаточно сказать «Виктор Михайлович, пожалуйста!» и дело в шляпе. Мы вон тут спектакль подпольно ставили. Ништяк.
- А она-то как к Степнову относится? – Гуцул переключился уже на такой полезный источник информации.
- Она? Ну, на мой взгляд, к ней вообще подкатывать бесполезняк. Не доросла еще. Ей парни пофигу. Вся в баскетболе, «Ранетках», да и дед у нее больной. То готовить, то в больницу… На мой взгляд, один геморрой с такой телкой.
- Семенов!!! – Коля не выдержал и схватил Мишу за рубашку. – Шел бы ты!!! Знаток, блин!!!
- А чего?! Я правду сказал. – Огрызнулся Семенов и поспешил слинять.

Хорошо, что есть такие люди, как Семенов, - думал Гуцул. – Хорош бы он был, если бы стал активно клеиться к Ленке и настроил против себя физрука. И так в новой школе доучиваться, и ЕГЭ по физре сдавать. К тому же, проблемный дедушка тоже не особо радует. Ладно. Напарник, так напарник. К тому же Ленка действительно хорошо играет, и в паре с ней можно продвинуться. В прошлой школе спортивные победы не раз ему засчитывались и спасали от неприятностей. А девушка? Что ж! Посмотрим дальше по сторонам.

Первая игра в чужой школе. Хорошо, что девчонки пришли за них поболеть. Правда, чуть не сорвалось всё, надо было заявить запасного, а у них третьего не было. Ладно, Стас согласился, что его заявят. Ленка уже в форме сидела на скамейке рядом со Степновым. Прозвучал свисток к началу игры. Оба тут же поднялись. Как всегда, он ободряюще коснулся теплой ладонью ее спины, полуобнял и направил на площадку. Он рядом!
Играли напряженно.
- Лети, лети, лети – победа впереди! – Кричат Ранетки. Он всегда нервничает, когда Ленка играет. И теперь не только потому что это его команда, а потому что ОНА играет. Будто предчувствие было. Пас Гуцулу. Ленка с мячом и… Урод!!! Этот урод Ленку нагло толкнул, а она упала.
Бросился к ней, лежащей на полу. Нежно:
- Что, Лен? Колено?
- Даааа, – простонала. Попыталась встать.
- Да куда ты! Лежи!
- Уйдите с площадки!!! – Ленка услышала незнакомый голос, а дальше разъяренный Виктора Михайловича, видимо, обращенный к её обидчику.
- Ты чё, боец!!! Ты чё, думаешь, с этой девочкой можно грубо играть???
Снова незнакомый голос:
- Правила не были нарушены! Это стритбол, а не баскетбол, тут всё грубее!
- Вот я сейчас и буду грубым!!!
- А вас я вообще сниму с соревнования! Выставляйте запасного!

Степнов аккуратно поднял ее вместе с Игорем и довел до скамейки. Пока Стас переодевался, осмотрел колено. Не так страшно, слава богу. Компресс, покой и все нормально будет. Девочка, моя!

Они проигрывали. Гуцул, конечно, один ситуацию не спасет. Стас - никакой игрок.
- Сам не бегай, пасуй Гуцулу, – нервно кричит рядом с ней Степнов. Девчонки, яро за них болевшие, теперь притихли. Вон, Наташка даже вообще вышла из зала.

- Даже девчонки в нас не верят! Виктор Михайлович, сколько до конца?
- Десять минут. Десять минут она продержится. Она встала, хромая.
- Объявляйте замену.
- Куда ты, куда?! С такой ногой?!
- Да ничего. Уже не так болит. У меня спортивная злость. – Она действительно была зла на этого толкнувшего ее козла, а главное, если они проиграют, то не попадут в следующий круг соревнований. Она видела - Виктор Михайлович сомневается. Она ему дороже, чем исход матча - об этом говорили синие глаза.
- Объявляйте. – Заявила уверенно.

Гуцул все-таки отличный парень! - Думал Степнов. - Отомстил за Ленку. Так изящно, ненароком, завалил этого урода. Но время стремительно истекает, а нужно еще хотя бы два очка и будет ничья.
Одна минута. Гуцул пасует Ленке и… Его богиня!!! Она кидает мяч из-за линии. Свисток, но мяч уже в корзине!

- Го-о-о-л!!! Ленка!!! Победа!!! - Ноги сами несут его на площадку, а она уже вся в счастье летит навстречу, в его объятия. – Кулемина!!! – Он подхватывает ее и кружит по залу.
Только успевает остановиться, на них уже нападают с поздравлениями и криками девчонки-ребята, сжимая их троих вместе с Гуцулом в плотное кольцо.

После матча Степнов ждал Ленку. Гуцул, естественно, вышел из раздевалок первым.
- Спасибо за игру! – Крепко пожал ему руку Степнов. – И за того хмыря спасибо!
- Да не за что. – Отмахнулся Гуцулов. – Обращайтесь, если что.
- Ну, давай! До завтра!
- А Ленка?! – Гуцул все же проявил беспокойство.
- Да я уже такси вызвал. Сейчас до дома ее доставим. Холод, потом тепло и полный покой. Она боец! Следующий этап в нашей школе играть будете. У себя и стены помогают.
- До свидания Виктор Михайлович.
- Пока.

На ногу, конечно, наступать теперь было больно вдвойне. Когда действие адреналина прошло, поврежденные связки заныли с новой силой.
- Ленок, - Степнов караулил ее на выходе из раздевалки, сразу забрал вещи и подхватил за талию, предлагая опереться на его плечо. – Такси уже ждет.
- Виктор Михайлович, да что вы! - Она все-таки морщилась при ходьбе. – Что, так не дойдем?!
- Лен, я, конечно, могу нести тебя на руках, - оба вмиг представили эту картину, и она обоим пришлась по душе, - но все же тут далековато.
- Ладно, Виктор Михайлович. Уговорили. – Она перешла на кокетливый тон. -
Я и без куртки-то тяжеловата, а тут еще вещи, рюкзак…
- Лен, да ты как раз пушинка, - Ленка рассмеялась, - Степнов попытался исправиться, - ну, в смысле, для меня легкая. – Ленка рассмеялась еще веселее.
- Ладно, Виктор Михайлович, где там ваше такси?

По прибытии Степнов сразу попытался поставить Ленке компресс, но она отговорилась.
- Виктор Михайлович, ну я сама поставлю. В первый раз, что ли?! Я еще в душ собираюсь. – Степнов смутился.
- Ладно, я тогда пойду. Значит, завтра в школу не идешь, отдыхаешь. Все равно суббота, я Борзову предупрежу. Только, Лен, я тебя умоляю. Не прыгай! Дай ноге покой.
- Поняла-поняла. – Она улыбнулась ему от души. - Вы начальник, я дурак.
- Лен, я начальник, но немножко, а ты…
- «Умница и красавица», - засмеялась Ленка, один в один скопировав Степновскую интонацию.
- Молодец, Кулемина. Все, закрывай дверь и занимайся ногой.
- Хорошо-хорошо.
- До свидания.
- До свидания, Виктор Михайлович!

Все-таки, как приятно, когда за тебя так переживают! Хоть Виктор Михайлович и не говорит ей ничего о чувствах, но она ощущает его нежность и заботу.
В субботу честно отлеживалась, берегла ногу и скучала. Оказывается, не видеть Степнова целый день - уже грустно. Он ведь обещал прийти только в воскресенье, да и то к деду над сценарием работать. Даже уроки все сделала с тоски.
Но вечером ее навестили Лерка с Наташкой. Дед открыл им дверь. Первой в комнату, как всегда, влетела Новикова, за ней спокойно зашла Наташка.
- Ну, ты как? – Лерка переживала. – А то мы вчера толком и не пообщались. Гуцул сказал, что тебя Степнов увез.
- Я нормально. Ну, вот лежу. А вчера Виктор Михайлович такси вызвал.
- Ох, Ленка, вот скажи, кого из учеников преподы на такси домой за свой счет возят? Да и от уроков освобождают? - Ленка покраснела, а Новикова продолжила. – Похоже, Витенька к тебе совсем неровно дышит.
- А кто ему иначе победы на школьных соревнованиях приносить будет? – Начала все-таки отмазываться Ленка. – Нам на следующей неделе у нас в школе играть. А если я не буду в форме, то мы не выиграем и на район не попадем. Так что, все действия ориентированы на конечный результат.
- Да, ладно… - отмахнулась Лерка и пошутила, - это, смотря что является конечным результатом…
- Лер, - ну, хватит тебе Лену смущать, - вступила в разговор Наташка.
- А чего?! Ты вот вчера рано ушла и не видела, как Кулемина со Степновым на радостях обнимались.
- Наташ, - тут же поспешила сменить тему Ленка, - а ты чего ушла-то?!
- Да мы с Анькой поцапались. Я, мол, автограф не вовремя дала. Ну, так попросили.
- Девчонки! Вы как маленькие, честное слово. Нашли повод!
- Да! - Согласилась Лерка.
- Ладно. На репетиции в понедельник помиримся, - отозвалась Наташа. – Лен, ты в понедельник-то в школу придешь?
- Думаю, да.
- А откуда такой красивый букетик? – Продолжила допрос Лерка, ибо не заметить букет роз на Ленкином столе было невозможно. Это был еще тот букет, который Степнов принес ей после концерта в Лужниках. Розы уже почти увяли, но сохраняли все же следы былого великолепия. Каждый вечер Ленка тщательно подрезала и зачищала стебли, затем оставляла на всю ночь цветы мокнуть в ванне с холодной водой, а поутру ставила в вазу с водой и таблеточкой аспирина.
- Это еще с Лужников. Дед подарил, - соврала Ленка.
- Что-то я не очень верю, что Петр Никанорович побежал вечером за цветами… - начала Новикова второй круг расспросов, но в этот момент у нее зазвонил телефон.
- Да! Бегу.
- Девчонки, извините, меня Стасик ждет.
- Да уж, - усмехнулась Ленка. – Ну, беги, а то замерзнет твой Комаров. Натах, хоть ты оставайся, пошли чайку попьем.
- Пошли. – Согласилась Наташа.
Лерка убежала, а девчонки переместились на кухню.
- Лен, это ведь Витенька тебе розы подарил? – Тихо спросила Наташка.
- Ну да. После концерта, когда мы домой уже шли. Сказал, поздравляет с первым серьезным выступлением. – Соврать почему-то не получилось.
- Здорово. Красивые. – Тихо с грустью произнесла Наташка, а потом снова спросила.
- Лен, ты ведь «Лети» Степнову написала?!
- Я… эээ. Не знаю… Ну, просто я о нем думала…
- Ты его любишь?
- Наверное, да. - Ленке показалось, что подруге очень важен ее честный ответ, и вопросы она задает не из праздного любопытства и интереса к чужой личной жизни. - Я… я просто до этого… не любила. – Ленка подразумевала, что ей сложно уверенно заявлять о своих чувствах и утверждать, что именно они называются любовью.
Наташа уловила ее мысль.
- Я вот тоже ничего не понимаю. - Тихо промолвила она. – Как определить, это любовь была или что?!
- А почему была? - Аккуратно спросила Ленка.
- Я от Юры письмо вчера получила… по электронной почте. – Наташка молчала, а Ленка тактично ждала. – Он написал, что он там встретил другую девушку, такую же ВИЧ-инфицированную. Написал, чтобы я его не ждала, что он не хочет давать мне какую-то надежду на будущее. Что я еще встречу нормального парня и буду с ним счастлива.
- Ну, и как ты? – Ленка обеспокоенно глядела на подругу.
- А я не понимаю… Просто так пусто внутри, будто воздух выкачали. Даже не плачется. Сначала Тоха, потом он… Они меня все оставляют! Вот думаю, любил ли он меня?
- Знаешь, Натах, мне тут сказали, что когда любишь, то покой любимого человека – твой покой. Его счастье – твое счастье. Ему плохо – ты умираешь! Мне кажется, Юра тебя любил, но нашел силы от тебя отказаться ради твоего счастья. Ну, и тем более так обстоятельства сложились.
- Знаешь, он признался в письме, что хотел сообщить мне, что он умер. Ну, в смысле, чтобы твои родители сообщили мне в Россию, что он умер, чтобы совсем надежду убить. Но твой папа, как он пишет, вправил ему мозги и сказал, что это трусость… Лен, у меня такая каша в голове.
- Натах, - Ленка обняла подругу, - при ее габаритах, рядом с мелкими девчонками в ней просыпалось материнское желание защитить «крошек». – Ты не расстраивайся.
Он тебя любил. Но так… действительно лучше.
- Да, может быть. Ему с той девушкой, наверное, спокойней. Не надо бояться… - Наташка переборола желание заплакать.
- Наташ, сейчас… надо перетерпеть немножко. Со временем будет легче. Всегда легче. По себе знаю. У меня дед обычно царя Соломона цитирует, - и это, - говорит, - пройдет. И точно. Белая полоса начнется. И ты обязательно встретишь своего «принца». - Ленка улыбнулась. - Какие наши годы!
- Тебе хорошо! Ты принца уже нашла. – Наташка искренне улыбнулась ей в ответ.
- Не знаю… - Ленка призналась, - он мне ничего не говорит о своих чувствах.
- Да, Витенька у нас больше по делам, чем по словам спец. А ты… не боишься… - Наташе было легче переключиться на проблемы подруги.
- Чего?
- Что он такой взрослый.
- Как тебе сказать?! Я думала на эту тему. Вот если начать париться, что ему много лет, то как-то да, не по себе становится. Но на практике, в реальности, понимаешь, мне хорошо рядом с ним. Вот мы идем по улице, видим что-нибудь, я только подумала, а он уже мою мысль произносит… И, знаешь, ко мне никто ТАК не относился… И это… так, - Ленка мечтательно улыбнулась, - башню сносит…
Наташка тоже вовсю сияла ответной улыбкой, искренне разделяя счастье подруги.
- Лен, спасибо тебе. Спасибо, что поговорила.
- Натах, да ты что?! Мы ведь друзья.
- Ну, тогда за чай и печенье спасибо.
- На здоровье.
- Я пойду. Мне, правда, полегчало.
- Давай. - Ленка пошла вслед за Наташей в коридор. – И все будет супер! Мы еще новых песен напишем.

После ухода подруги Ленка задумалась немного. Все-таки родители у нее классные!
Ведь если бы Ленке пришлось сообщать Наташе о мнимой смерти Юры, то что было бы… представить жутко… И что было бы с Натахой. Вот сообщи ей сейчас кто-нибудь, что Степнов… Нет, у нее даже мысленно язык не повернется… Но она не представляет, как бы она жила… нет, она не будет думать о грустном. Лучше подумать, что она проснется завтра утром, а Степнов уже тут.



новая темка<\/u><\/a>

Спасибо: 73 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 906
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.01.11 00:26. Заголовок: Глава 6 Путь к серд..


Глава 6

Путь к сердцу мужчины лежит через желудок.
(Народная мудрость)

Добрый повар сначала в котел душу кладет, а потом уж мясо.
(Народная мудрость)

Кино для нас важнейшее из всех искусств.
(В.И. Ленин)


Он, как и договаривались с Кулеминым, пришел к десяти. В дверь звонить не стал, позвонил ему на мобильный.
- Петр Никанорович, я за дверью, открывайте!
- Виктор, ты чего?! – Кулемин распахнул дверь.
- Да Ленка ведь спит еще, небось. Не хотел будить. – Степнов говорил шепотом.
- Да, точно, спит еще. Проходи в комнату.
Раздевшись, он прошел в гостиную, при этом посмотрев на закрытую дверь в Ленкину комнату. Как бы ему хотелось быть там. Хотя бы просто посмотреть, как безмятежно спит его принцесса. Как разметались светлые волосы на подушке, как вздымается при ровном дыхании красивая грудь под полосатой футболкой. Стоп! С момента его вынужденного проживания у Кулеминых, когда он караулил ее от клубных дельцов, у него словно случилось раздвоение личности. С одной стороны, Ленка была для него по-прежнему ребенком, а с другой… Когда он случайно тогда на кухне поймал ее в объятия, и она оказалась у него на коленях… Неожиданное желание ударило словно электроток… Каким чудом он удержался, чтобы не коснуться ее губ… он даже не знал… Видимо, она что-то почувствовала, так как поспешила отстраниться, а он прикрикнул на нее в попытке замаскировать неловкую ситуацию.
- Виктор! – Кулемин окликнул соавтора уже второй раз. – Садись, говорю. Работать будем.

Она проснулась поздно. Накануне долго не спалось, думала о Юре и Наташке, о Степнове и себе. Глянула на часы. Не слабо! Полдвенадцатого! Значит, Виктор Михайлович уже должен был прийти. Вскочила, открыла дверь в комнату, из гостиной доносились голоса.
Взяла приличную одежду, тихонько проскользнула в ванну, навела марафет.
Он, конечно, раньше видел ее «во всей красе», но сейчас ходить при нем в пижаме для нее было совершенно дико.
В последний раз взглянув в зеркало уже в прихожей, решительно распахнула дверь в гостиную.
- Доброе утро всем!
- Да какое уж утро, - поддел Ленку дед, - уж день на дворе.
- Доброе утро! – поддержал любимую Степнов. Пусть отдыхает девочка, не жалко! – Как нога?!
- Отлично. – Весело отозвалась Ленка. - Уже могу прыгать, - она чуть согнула колени, будто решив продемонстрировать Степнову свою спортивную форму!
- Куда!!! Я тебе попрыгаю! – Он чуть не взлетел с дивана, но она уже смеялась, не собираясь никуда прыгать. Облегченно упал обратно на подушки. – Попытался добавить строгости в голосе. – Лена! Не скакать! До четверга только плавно ходим!
Петр Никанорович внимательно наблюдал за развернувшимся действом.
Сначала внучка зашла в комнату вся такая причепуренная и светящаяся особым светом, свойственным влюбленным, потом они с Виктором улыбались друг другу. Затем внучка явно спровоцировала учителя и осталась крайне довольна его эмоционально бурной реакцией.
- Все! Стою–стою, Виктор Михайлович. – Улыбнулась она и крутанулась на месте в сторону выхода. – Не буду мешать творческому процессу!
Не будет она! Вот теперь жди, когда соавтор вернется с небес на грешную землю… - Усмехнулся про себя Петр Никанорович. - Точнее, наоборот, когда он из этой комнаты перенесется обратно в космические дали.

После своего завтрака решила делать обед. Ведь писателей надо кормить. Хорошо, что продуктами дед холодильник затарил. На первое сварила куриный бульон, заправив его лапшой. Дед потом, правда, похихикал:
- Что, Лен, пересолила супчик-то! – Она стала бордового цвета.
- Да не, - сразу бросился на ее защиту Степнов, - скорее всего, чуть перекипел, у меня часто так бывает. Все равно вкусно.
- Конечно, вкусно. – Согласился дед.
На второе она начистила и сварила картошку, а потом сделала пюре. К нему филе курицы из бульона. Чуть порезала, добавила лучок, морковки, смазала майонезом, посыпала тертым сыром и поставила в духовку.
А к чаю… К чаю сварганила шарлотку. Быстро ведь. Вообще-то, она не очень любила готовить, но если есть стимул… Стимул был большой – метр девяносто два и с голубыми глазами.
Красиво накрыла на стол и появилась в гостиной.
- Господа писатели, обед подан!
Степнов был приятно поражен. Весь обед нахваливал Ленку, а она от души подкладывала любимому учителю добавки.
Чай с шарлоткой сразу не пили. Сил не хватило. Уже около шести притомившиеся творцы выбрались на кухню на «вечерний чай».
За столом речь шла о кино.
- Виктор, а давай-ка ты в «командировку» сходишь! – предложил Кулемин.
- Это как?
- Вон бери Ленку, да сходите в кино на что-нибудь современное. Посмотришь на спецэффекты, проанализируешь язык…
- Да, я… - Степнов не ожидал такого предложения, но был очень рад. – С удовольствием.
- Иди. На сегодня мы уже все равно выдохлись. – Дед решил, что надо сделать внучке и соавтору подарок. Обед был очень вкусным, а Леночка явно изнывала от желания пообщаться с Виктором.
- А нога Ленкина?!
- А что моя нога!? – Тут же взвилась Ленка. Упустить такой шанс неформального общения с влюбленным в нее учителем она не могла. А может, там в кино… - До Центра идти пять минут, пойдем медленно, а там я сидеть буду.
- Ну, тогда одевайся!
- Хорошо, - Ленка сорвалась из-за стола, даже не допив чай. - Дед снова усмехнулся.
- Виктор, только веди себя прилично!
- Петр Никанорович! Даже в мыслях не было…
- Ладно-ладно. Шучу.
Кулемина собралась в рекордные сроки.

Вышли из подъезда. Он предложил:
- Лен, держись за меня, а то скользко, да и нагрузка на ногу поменьше будет. – С удовольствием взяла его под руку, ощутив непривычную, но такую приятную надежную прочность. Она с ним идет в кино… под ручку… как взрослые… всерьез…
Выбрали фильм, Степнов отправился к кассе. Вошли в зал.
У них – «места для поцелуев». – Ленкино сердце зачастило и зашлось в предвкушении предстоящего безумства. Покраснела, вспотели ладони, но Виктор Михайлович этого не заметил. Он удивленно смотрел на сдвоенные кресла.
- Надо же, кресла странные, а впереди нормальные…
- Э-э-э, Виктор Михайлович, а вы какие места в кассе попросили, - осторожно поинтересовалась Ленка, начиная подозревать, что в эйфорию она впала рано.
- Сказал «подальше».
- Понятно. – Внезапно погрустнев, резюмировала тихо Ленка. – Садитесь.
- Сто лет в кино не был. – Степнов оглядывал заполняющийся зал. На их ряд и за ними парочками усаживалась молодежь, и Степнов, наконец, сообразил, куда он взял билеты, но… Как говорится, поздняк метаться.
Свет погас, пошла реклама, а затем и фильм.
Парочка со стороны Степнова увлеченно целовалась взасос. До его слуха доносились постанывания и шуршания. Он старался даже не смотреть в ту сторону, сел полубоком и мог только надеяться, что он хотя бы частично перекрывает Ленке обзор на это непотребство. Как можно себя так вести!!! Не одни же!!!
Слава богу, Кулемина, казалось, погрузилась в происходящее на экране. Резкий долби звук. Внезапное появление монстра. Ленка чуть не подпрыгнула на кресле от неожиданности. – Ох!
- Испугалась?! – Шепнул он, и как-то естественно, даже сам не понял как, успокаивающе взял ее за руку.
- Немножко. – Ответила Ленка, чувствуя, как все тело наполняется теплом, скорее даже, теплым воздухом, потому что захотелось взлететь к потолку, словно воздушный шарик.
- Не бойся! – Он ободряюще сжал ее ладонь.
- С вами не боюсь. – Тихо ответила она и уставилась на экран, радуясь, что темнота скрывает заалевшие щеки.

К концу фильма соседи со стороны Степнова совсем распоясались. Звуки стали громче, и Степнов бросил на них недовольный взгляд. Ё-моё! Девичья рука, в хорошо заметном в темноте белом свитере, явно находилась в брюках парня, а рука того уже буйствовала под юбкой. Партнерша однозначно приближалась к финалу. Степнова на секунду обожгло резким желанием. Только на миг он представил хриплые Ленкины стоны и нежную ручку на своей плоти. Но возбуждение быстро сменилось праведным негодованием. Совсем оборзели!!!

В зале вспыхнул свет. Пара, в секунду оправив одежду, пока народ поднимался с сидений, решила завершить крайне приятственный просмотр кино уже «благодарным» поцелуем и перегородила проход на выход. Тут уже Степнов не сдержался, тем более, на свету оценив возраст соседей.
- Вы совсем уже обалдели!!! – Сделал он замечание. - Мало того, что устроили разврат в общественном месте, так еще…
- Дядь, отвали, - лениво отозвался удовлетворенный парень и пропустил их на выход.
- Обнаглели!!! – Возмущался Степнов, кипя раздражением, когда они с Ленкой уже в толпе вышли на улицу. Правда, Степнов, пожалуй, больше разозлился, потому что его в Ленкином присутствие назвали «дядей», подчеркнув их разницу в возрасте. Он только на минутку поддался иллюзии, что он сидит в кино с любимой девушкой, а не с ученицей. Нет, он, конечно, понимает, что его любовь безответна, но можно же разрешить себе немножко, совсем чуть-чуть расслабиться и помечтать мгновение.
Ленка, видевшая только поцелуй молодежи, тоже разозлилась, но на Степнова и пока «кипела» молча. Что он как старуха Борзова взялся морали читать! Это вместо того, чтобы поцеловать ее – Ленку!!! Наконец, не выдержала. Остановилась и накинулась на ворчащего учителя.
- А может, у них любовь?!
- Но это не значит, что надо устраивать черти что на виду у всех, - отпарировал Степнов. - Им еще и восемнадцати, небось, нет!
Упоминание о возрасте пары произвело на Кулемину эффект, подобный эффекту красной тряпки на разъяренного быка.
- Между прочим, это специальные места для поцелуев! Теперь что, до восемнадцати и целоваться нельзя?! – Она уже орала. - Я для вас тоже ребенок!!!??? – Она отвернулась от Степнова и решительно похромала по дорожке. Степнов опешил.
- Лен, - он догнал ее и легонько тронул за плечо. Она дернулась. – Леночка! - остановил ее, положив обе руки на плечи, и развернул ее к себе. – Не сердись! – Он искал ее взгляд. От этого нежнейшего и такого незнакомого из его уст «Леночка» она вмиг растаяла и все ему простила, но спортивно-природная настойчивость имела место быть.
- Вы не ответили на мой вопрос.
Степнов с трудом воспроизвел в голове последние Ленкины фразы и мягко ответил.
- Нет. Ну, почему нельзя?! Можно. – Очень хотелось добавить «только со мной», но вовремя прикусил язык, лишь глядел нежно-нежно на такое родное лицо! Она была такая юная, искренне порывистая… Прелестная, даже когда злилась, и глаза метали зеленые молнии.
Через паузу напряженного ожидания действий с его стороны Кулемина поняла, что лимит смелости на сегодня у Степнова исчерпан. Он держал ее за руку весь фильм и назвал ласково «Леночкой». Видимо, придется удовлетвориться этим.
- Пойдемте домой. – Уже спокойно произнесла она. – Как-то даже в голову не приходило, что вообще-то его дом совсем в другой стороне, и он ее проводит, а потом уйдет.


Яна Ивановна как молодой специалист и ответственный человек переживала за своего «пациента». Поэтому, как только вышла с больничного и встретила Виктора Михайловича в школьном коридоре, сразу позвала его на чай.
- Вить, как у тебя дела? Как настроение, самочувствие?
- Да, в принципе, ничего. Тут случайно было проговорился Петру Никаноровичу, Ленкиному дедушке, что Лену люблю. Думал, что прибьет он меня. Нет. Потом подумал и даже сказал, что как бы не против. Вчера нас в кино отправил.
- Так это же здорово, - обрадовалась Малахова, - а Лена что? Как реагирует?!
- Ленка. Ничего. Она, по-моему, привыкла к моему обществу. Тут вон даже я думал, она с Гуцуловым домой пойдет, а она проводить попросила. Вчера, правда, после кино чуть не поссорились… - Степнов пересказал Яне вчерашнюю сцену.
- Вить! – Яна Ивановна изумленно смотрела на Степнова, удивляясь, как мужчины могут быть так близоруки в чувствах. - А тебе не приходила в голову мысль, - начала она осторожно, - что твоя симпатия может быть взаимна?
- Чего?!
- Ну, что Лена тоже тебя любит.
- Не, - Степнов, прикрыв глаза, отчаянно помотал головой, словно вытряхивая из головы такую приятную мысль, - не может быть. Это из области фантастики и нашего с Петром Никаноровичем романа. Зачем ей такой старый?!
- Вить, ну какой же ты старый?! Ты молодой красивый мужчина. Она юная девушка, но уже девушка, а не ребенок. Почему бы нет?!
- Да с чего тебе вообще это в голову пришло?! – В глубине души Степнову очень хотелось, чтобы Яна его «уговорила».
- Судя по тому, что ты рассказал, Лена к тебе неравнодушна. Я, конечно, ориентируюсь на твои слова, не видя вас вместе, но мне кажется, все признаки на лицо. -
Он покраснел-побледнел. Стремительно вскочил и заходил по кабинету.
- Вить, хочешь, ну, чтобы не получилось, что я тебя обнадежила так… голословно. Хочешь, я за Леной понаблюдаю.
- Это как?
- Да мне тестирование проводить в одиннадцатых. Надо весь день на уроках просидеть. Выберу день, когда у 11-А физкультура и приду.
- Э-э-э. Хорошо.

Этого дня Степнов ждал с волнением, да и потом изнывал, еле дождавшись последнего урока в Ленкином классе. Но Яна Ивановна начала свои наблюдения существенно раньше.
Зайдя в класс на уроке Рассказова, она объявила, что впереди тестирование, а потом добавила:
- У вас сегодня, возможно, подчеркиваю, возможно, не будет физкультуры. - Класс радостно зашумел, и только Лена Кулемина, изменившись в лице, сразу спросила:
- А что случилось?!
- Виктор Михайлович… - Яна сделала многозначительную паузу и увидела, как мелькнула в зеленых глазах паника.
- Что???!!!
- Виктор Михайлович, возможно, должен будет уехать на методическую встречу в РОНО, но может быть, поедет кто-то другой. - Яна радостно наблюдала, с каким облегчением выдохнула ученица Кулемина.
Физкультура, естественно, была, и занятие шло своим чередом. Только к Яне Ивановне неожиданно присоединился мужчина, которого Яна представила ученикам, как методиста из отдела образования. На самом деле, это будущий муж Малаховой зарулил за ней на работу.
Ленка снова разволновалась. Виктора Михайловича будут проверять. Кто их знает, этих психологов и тем паче методистов. Малахова хоть и дружит с Виктором Михайловичем, но этот методист… Ленке хотелось, чтобы те увидели, какой Степнов хороший педагог. Она блистала спортивными достижениями, увлекая с помощью Гуцула остальных одноклассников. Тянула руку показать упражнение.
И все бы было ничего, если бы не Новикова. Пока весь класс честно работал, Комаров, имея освобождение от урока после простуды, и Лерка, прикрывшись известной причиной, любезничали на скамеечке. Когда дело дошло до поцелуев, сначала на Лерку шикнула сама Лена. Мол, вспомните, где находитесь. Но подруга только отмахнулась.
Потом не смог уже игнорировать ситуацию Степнов и, нервно взглянув на Ленку, гаркнул:
- Комаров, Новикова! Здесь спортзал, а не дом свиданий!
- А завидовать, Виктор Михайлович, нехорошо, - отозвался Комаров, которому, как известно, авторитеты были «пофиг».
- Вот поговори мне еще, и оба будете отжиматься! – На секунду смутившись, рявкнул Степнов так, что влюбленные быстро осознали это «будут» и присмирели.
Яна Ивановна же с удовлетворением наблюдала, как покраснела Лена Кулемина на словах «завидовать» и как бросила «особый» взгляд на учителя физической культуры…

************
Мой домик<\/u><\/a>

Спасибо: 73 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 909
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.01.11 00:20. Заголовок: Глава 7 Невинность ..


Глава 7

Невинность — это пробуждающаяся чувственность, которая еще не понимает себя.
(Геббель Кристиан Фридрих)

Девичье «нет» не отказ.
(Народная мудрость)

Застала зима сватью в летнем платье…
(Пословица)

Хорошо псу да кошке – не надо ни обуви, ни одежки.
(Поговорка)

Одежда лучше новая, а друг старый.
(Старинная народная мудрость)

Подлецу – все к лицу!
(Просто народная мудрость)


Первый признак любви: у мужчин — несмелость, у женщин — смелость.
(Гюго В.)

Не пил бы, не ел, все б на милую глядел
(Присказка)



К сожалению, разговора с Яной Степнову пришлось ждать еще сутки. Будущий муж увел психолога сразу после урока физкультуры, а Степнов остался волноваться и переживать за результаты «тестирования», решавшего его судьбу. Правда, несколько утешил его тот факт, что сразу после урока, когда все покинули зал, к нему подошла Ленка.
- Виктор Михайлович, а что методист сказал? А что это за проверка? Это страшно? Вам что-то за это будет? Лерка - балда.
- Ленок, не волнуйся. Все хорошо. Ничего не будет.
- А зачем тогда этот хмырь здесь сидел?
- Да, не бери в голову. И… Спасибо тебе!
- За что?
- За поддержку на уроке. – Ленка покраснела.
- Да не за что. Я пойду?
- Давай, беги.

На следующий день он еле дождался «окна», чтобы прийти к Малаховой.
- Ян, добрый день!
- Вить, привет! Я как раз тебя ждала…
Он смотрел на нее, ожидая приговора. Малахова начала издалека:
- Вить, то, что я тебе сейчас скажу, я скажу как друг, а не как школьный психолог педагогу. Скажу, потому что доверяю твоей честности и порядочности. Потому что верю, что ты не воспользуешься информацией во вред девочке и не сломаешь ей жизнь.
Да, на мой взгляд, и по моим наблюдениям, и исходя из твоих рассказов, Лена к тебе действительно неравнодушна. Неравнодушна не только, как к учителю или как к хорошему человеку, которого она однозначно уважает, неравнодушна как к мужчине. Она переживает за тебя, ее тянет к тебе, ее интересуют и волнуют ваши отношения. Возможно, она даже догадывается о твоих чувствах. - Тут Степнов немного испугался, но Яна продолжила, - и ищет подтверждения этому в твоем поведении. В общем, суть в том, что она явно думает о тебе как о мужчине, но в отличие от той же Новиковой, она еще не готова к взрослым отношениям. Судя по твоему рассказу о вашей ссоре в кино, она переживает, что ты сочтешь её маленькой и обижается, если ты подчеркиваешь ее возраст. Но на самом деле, мне кажется, что хотя в жизненном плане Лена намного старше и серьезнее своих ровесниц, то в плане отношений личных она не настолько «продвинута». Ну, ты понимаешь, что я хочу сказать. Действительно взрослые сексуальные отношения ей пока не нужны. Кино, нежные поцелуи, держания за ручку, в общем, романтический конфетно-буфетный период. И тебе надо удержаться на этой грани, не напугать ее своим взрослым влечением, но при этом дать ей уверенность, что она любима и желанна. Мне кажется, для Лены это особенно важно, ведь она явно недополучает родительской любви и поддержки. -
Он был в смятении. С одной стороны - счастлив, с другой - жутко напуган.
Потом засомневался.
- Ян, думаешь, Ленка действительно меня любит? Может, это как раз благодарность за поддержку в отсутствие родителей? Ведь я намного её старше.
- Ну, не так чтобы намного. По твоим рассказам, ваши отношения давно вышли за рамки «учитель–ученица», они особые… Вы много пережили вместе, и этот совместный жизненный опыт как раз и делает несущественной разницу в возрасте, а ваши отношения возможными. Думаю, Лена влюблена в тебя, и это серьезно. Она не легкомысленная вертихвостка, поэтому уверена и к чувствам относится, так же как и ты, ответственно. Хотя ты должен понимать, что для нее это первый опыт в таких отношениях. Она становится женщиной и будет пробовать на тебе «свои чары», смотреть, как ты реагируешь на её слова и поступки. Вот ты решил, что она с Игорем Гуцуловым почему?
- Она ему так улыбалась…
- Вот. Это как раз из этой категории. Посмотреть, как ты реагируешь на её улыбки другим, ревнуешь ли ты? Ей хочется понять степень её привлекательности для других мужчин и для тебя соответственно. Может и покапризничать. Может на словах страшно флиртовать и кокетничать, а на деле тут же испугаться и дать задний ход. Я это тебе для чего говорю? Я тебя просто предупреждаю, чтобы ты знал, как адекватно реагировать на такие вещи, делал «скидку» на ее возраст, и чтобы сам был готов морально и не наворотил дел.
- Значит, с одной стороны, показывать, что люблю, а с другой не напугать?
И это как?!
- Знаешь, Вить, я думаю, пусть все идет своим чередом. Сейчас твои встречи с Кулеминым этому очень на руку. Чем больше ты будешь времени проводить с Леной, тем лучше. Оказывай ей знаки внимания именно как девушке. Причем, незначительные знаки… Руку подать, цветы-конфеты подарить… Так, чтобы это её не напрягало, чтобы она не чувствовала себя обязанной. Обойдись пока без громких заявлений о своей любви, и не жди от нее реакции. И вот тогда эта реакция наступит сама по себе.
- Господи! Как все сложно. Получается, как по минному полю, шаг вправо, шаг влево…
- А ты что хотел?! Давай-ка, Вить, еще раз воспроизведи сам все, что я тебе сказала, чтобы точно отложилось в голове.
В заключение Яна добавила.
- И еще одна очень важная вещь. Постарайтесь на первых порах максимально скрыть от окружающих ваши отношения. Подростки все-таки очень подвержены влиянию общественного мнения, а что это мнение будет не в пользу ваших отношений, это однозначно. Взрослые решат, что это аморально и недопустимо, так как она ученица, а школьники просто не поймут, но лишними обсуждениями и сплетнями могут еще неокрепшие Ленины чувства просто погубить. Поэтому я бы рекомендовала, чтобы ваши отношения в школе и ближайших окрестностях были «табу».

От Яны Ивановны Степнов вышел с глупой улыбкой на лице, но в так и не покинувшем его смятении чувств. Неужели, Ленка действительно его любит?! Хотя если подумать, она же говорила, что ей «нравится» быть с ним. Она действительно за него переживает. Вон как на уроке вчера старалась, когда думала, что методист сидит. Ох! Все равно в голове не укладывается! Как хочется сейчас найти Ленку, подхватить ее на руки, закружить и зацеловать… Стоп! Лучше всего сейчас пойти… Хорошо, что у него еще один свободный урок. Пойти и записать все, что сказала ему Яна, чтобы потом не раз прочитать на свежую голову и не допустить ошибок. А главное – все должно идти своим чередом.

Вечером того же дня ему позвонил Петр Никанорович.
- Вить, завтра в пять у нас встреча с продюсером.
- Петр Никанорович, да что я?!
- Как что?! Вместе роман писали и сейчас над сценарием работаем, значит, вместе и пойдем. Надо произвести хорошее впечатление, ибо судьба фильма будет решаться. Наоборот, тебе надо в первую очередь идти, а то посмотрят на меня – решат, что старый пень, где ему фантастику писать для современного кино…
- Да, Петр Никанорович!
- Виктор, не спорь. Сейчас все на молодых ориентируются.
- Хорошо, Петр Никанорович, я буду.
- Значит, завтра в четыре приходи к нам в парадном виде.

Уже в 15.50 он звонил в дверь Кулеминых. Открыла Ленка.
- Проходите Виктор Михайлович! – И замерла. Так он хорош был в своем классическом костюме. От него безумно приятно пахло свежестью морозца и одеколоном.
- Лен, - прервал созерцание прекрасного дед, - ну, ты мне галстук завяжешь?
- Иду. – Ленка скрылась в комнате, из которой через несколько минут вышел в парадном костюме Петр Никанорович.
- Морозевич сказал, что это очень серьезные люди и надо произвести положительное впечатление.
- Да не волнуйтесь вы так, Петр Никанорович!
- Да, дед! Ты уж прямо так нервничаешь... Еще давление подскочит. Вы талантливые, тираж у романа немереный. Выглядите на все сто. Это они вас должны уговаривать. И сразу ничего не подписывайте.
- Молодец, Ленок! – Степнов оценил рассудительность любимой девочки.
- Только вот, - Ленка окинула Степнова взглядом, - у вас, Виктор Михайлович, куртка к костюму не подходит.
- Ну да. Есть немного. – Костюм-то он купил, а зимняя куртка осталась короткой и теперь полы пиджака торчали снизу.
- Подождите. – Ленка еще несколько секунд смотрела на Степнова, словно что-то прикидывая в уме, а потом скрылась в комнате.
- Надевайте. – Она возникла в коридоре снова, держа в руках черное полупальто. - Я думаю, папа был бы не против, - она вопросительно посмотрела на деда.
- Конечно, нет.
- Лен, да неудобно.
- Виктор Михайлович!!! - Ленка стояла перед ним с пальто в руках и явно не собиралась отступать. – Про «неудобно…» вы сами знаете. Лучше же будет. Красивее.
- Правда, Виктор, - присоединился Петр Никанорович, - надевай! Солидней выглядишь.
Пальто высокого Никиты пришлось Степнову впору. А Ленка снова скрылась в комнате и появилась оттуда с красивым кашне. Ловко накинула его на шею Степнову, заправила под пальто и залюбовалась делом своих рук, только потом сообразив, насколько интимным было сие действие. В воздухе зависло «нечто». Степнов стоял, не жив, ни мертв. Хотелось схватить Ленку в охапку и обнять, но под взглядом Петра Никаноровича пришлось ограничиться словами:
- Лен, большое спасибо.
Зазвонивший телефон – это приехало такси - спас Кулемину от смерти из-за смущения.

Писатели явились поздно, но довольные. Ленка уже вся испереживалась.
Бросилась к дверям, едва заслышав звук открываемого замка.
- Ну как?!!!
- Отлично, Ленок! Просто отлично! – И все-таки, не удержавшись, на радостях от избытка чувств, от того, что она так взволнованна из-за них, подхватил её под мышки, оторвал от пола и чуток крутанул. – Фильм будет!!! Ленка-а!!!
- Поздравляю! – Радостно забилось сердце, и снова заалели щеки. Она поспешила переключить внимание на деда. - Дедуль!!!
- Ох, Леночка! Сейчас тебе все расскажем.
А в конце вечера, когда Степнов уже за порогом прощался в дверях, Ленка словно в продолжение темы вечерних разговоров выдала:
- Знаете, Виктор Михайлович, я была не права.
- Ты о чем?!
- Ну, вот когда сказала, что роман у вас не жизненный, что у героев нет будущего.
- Правда? – Степнов не верил своим ушам и изумленно глядел на Ленку.
- Да. Оно есть. – И смутившись сама от столь откровенного намека, поспешила проститься. – До свидания, Виктор Михайлович.

В пятницу очередной круг районных соревнований по баскетболу проходил в 345–ой школе. Снова напряженная игра, но в родных стенах, когда вокруг поддерживают и учителя, и ученики, играть действительно легче. Одноклассники, «Ранетки» и Степнов, нервно следящий за каждым её жестом... Кулемина была в ударе. Просто летала по залу. Точные пасы и броски. А все почему?
А потому что перед игрой Степнов её спросил.
- Ленок, ты завтра или послезавтра не сильно занята?
- Нет, а что? – Она уж не стала сразу сообщать ему, что для него она все время свободна.
- Может быть, - он немного замялся, но произнес, - ты сходишь со мной в торговый центр - пальто или зимнюю куртку мне присмотреть. Надо свою все-таки иметь. А ты… ну… женским взглядом…
- Конечно, пойдемте, Виктор Михайлович! О чем речь.
За это «женским взглядом» она была готова от радости броситься к нему на шею. Обычно за такими покупками ведь ходят с женами и девушками. А он позвал ЕЁ!!!
Они победили с разгромным счетом и пробились в финал.

В субботу после уроков они отправились в торговый центр. Степнов был готов купить первое попавшееся пальто. Ленка, которая тоже не жаловала шопинг и в другое время поступила бы так же, сейчас была настроена серьезно и решительно.
- Виктор Михайлович, так нельзя. Если уже пошли выбирать, то надо искать лучшее.
И правильно. Ей надо оправдать возложенное на неё высокое доверие. Ведь не может же она допустить, чтобы куртка или пальто плохо сидело. Возникнет вопрос: «Где был её этот «женский взгляд»?!» Поэтому они сначала обошли практически все секции верхней одежды, чтобы представить ассортимент, а потом решить, на чем все-таки остановиться. То Ленке не нравилось, как лежит «спинка», то были коротки рукава, то общий вид не удовлетворял самого Степнова. К третьему магазину он смирился и лихо, по-спортивному быстро надевал предложенные Ленкой варианты. Не краснел, когда она поправляла ему ворот, заставляла покрутиться или поднять руки. Кулемина и сама вошла во вкус. Короче, пока они искали пальто/куртку, по ходу дела в одном из магазинов Степнов приобрел на распродаже отлично севшие на него джинсы и серый с голубой искрой пуловер. Когда Ленка увидела это изделие еще на манекене, она уже глаз не могла оторвать. Заставила Степнова померить, а тут уже не устоял от покупки он, видя её восхищенный взгляд.
Правда, наряду с плюсами в виде хороших товаров и скидок Кулемина обнаружила еще и минус в виде хорошеньких продавщиц, обращавших внимание на такого солидного мужчину в костюме. В одной из секций, где как раз выбор верхней одежды большого размера был обширен, девушка-продавец, услышав, что Ленка обращается к Степнову по имени-отчеству, подумала, что Ленка всего лишь секретарша Степнова и решила попытать счастья.
- У нас на вас есть отличные модели. Когда ТАКАЯ КРАСИВАЯ фигура, как у вас, такие широкие мужественные плечи… подбирать одежду - одно удовольствие. – Продавщица стреляла глазами и даже попыталась наладить физический контакт, дотронувшись до Степновского плеча. - Сейчас найдем вам самое лучшее, посолиднее. Вы ведь, наверное, бизнесмен?!
Ленке очень хотелось сказать, что Степнов учитель физкультуры в обычной школе, и посмотреть на лицо девушки. Хотя, еще больше ей хотелось уйти из этого отдела. Но увы, продавщица не врала по поводу отличного ассортимента товара, поэтому скрипя зубами, Ленка решительно, даже несколько грубовато оттёрла плечом девушку от Виктора Михайловича и ледяным тоном заявила:
- Вы повесьте модели тут, а дальше мы сами справимся.
Наконец, именно здесь они нашли «идеальную куртку», и оба, чрезвычайно довольные покупкой, Степнов так прямо в обновке, вышли из отдела.
- Ну, Ленок, я твой должник. Давай, теперь тебе что-нибудь купим.
- Мне???!!! Не-е-е. Мне не надо ничего.
Степнов тут же вспомнил наставления Малаховой, и уже чуть было не расстроился, когда Ленка тут же сама подкинула ему выход из положения.
- Виктор Михайлович, вы лучше посоветуйте, что деду на юбилей дарить.
- А когда он у него?! – Озадачился Степнов.
- Да вот – ровно через неделю.
- А что же он молчит?!
- Да он еще не успел вас пригласить. Он вообще собирается глобально праздновать, с толпой гостей и со всеми вытекающими…
- Родители-то приедут?!
- Нет, увы, - Ленка огорченно помотала головой.
- Это значит, вся нагрузка на тебя? Продукты, готовка… - подумал вслух Степнов и резюмировал. – В общем, Ленок, я в полном твоем распоряжении. Командуй, что сделать, что принести, куда сходить и чем помочь. Забабахаем Петру Никаноровичу праздник.
- Спасибо, - кокетливо отозвалась Ленка, - я обязательно учту ваше предложение.
- Давай-давай.
- А подарок?!
- Может, мы вместе выберем что-нибудь от нас двоих. У тебя были какие-то мысли?

Еще через некоторое время хождения по торговому центру они выдохлись. Дарить что-то сувенирно–непрактичное Ленка не хотела. Пока был присмотрен только шикарный плед.
- Может, что-то из бытовой техники? – Степнов завел Ленку в большой магазин электроники.
- А что? Утюг, холодильник, телик, комп, телефон есть. Фен, - засмеялась Ленка, - деду не нужен. - Они брели меж полок, устало глядя по сторонам.
- Здравствуйте! Проходите, пожалуйста. У нас сегодня акция – мультиварки с 20% скидкой. Отличный подарок вашей девушке, - обратился продавец к Степнову, - меньше стоишь у плиты, больше времени любимому. - Оба, он и Ленка, замерли, не зная, как реагировать на такую оценку их отношений, а обрадованный продавец уже демонстрировал им достоинства чуда-техники. - У нас сегодня дегустация. Вы попробуйте, какая каша, какой бисквит!!! Мультиварка – готовит сама.
- А что, Ленок?! – Продегустировав блюдо и ознакомившись с достоинствами аппарата, Степнов впечатлился. – А давай Петру Никаноровичу подарим! А то он у тебя частенько один на хозяйстве… А тут говорят, что нажал на кнопку и всё. Тем более, еда полезная - на пару или тушеная, но не жареная. Ему с его сердцем за холестерином следить надо. - Еще у Степнова возникла мысль, что если Ленка не уговорится сейчас, то он сам сделает такой подарок. Ведь это и ей на кухне тоже большое подспорье. Но Ленка уже и сама склонялась к такой мысли.
- Да, вот тут неплохо, что таймер есть и автоматический режим перехода на подогрев. А то дед вечно поставит что-то на плиту, потом увлечется идеей - пойдет записывать, и одни угольки в кастрюльке.
- Вот! Отлично! И горячее всегда. Встал - поел. Со всех точек зрения полезный подарок и вполне солидный.
- Но дороговато все-таки… - Ленка не рассчитывала на такую сумму. Плед-то около тысячи, а мультиварка - почти три.
- Короче, решили. Плед покупаешь ты, а мультиварку я. Дарим вместе.
- Виктор Михайлович!!!
- Лена. Все. Без разговоров. Молодой человек, мы берем. Оформляйте. – Степнов полез за бумажником.

- Ну, Ленок, мы сегодня вообще гиганты. Такое большое дело сделали. И куртка, и подарок… Приглашаю тебя ужинать. Надо достойно завершить вечер.
- Э-э. - Ленка немного смутилась. Приглашает!
- Кулемина! Прием! Ужинать идем?!
- А куда?
- А куда хочешь. Я в местном общепите не силен, если честно. Правда, мы с габаритными покупками… Вот тут, вроде, было написано, что на третьем этаже есть кафе.
- Хорошо, пойдемте.
Черт! Ей нравится! Ей так нравится все делать с ним вдвоем, покупать одежду, шутливо спорить, выбирая подарок деду… А теперь еще и ужин …

Их посадили за уютный столик у окна.
- Давай, Ленок, выбирай, что душа желает.
Ленка заказал скромно и традиционно – эскалоп с картошкой. Степнов же, пролистав меню, спросил:
- Креветки любишь? – И заказал Ленке еще салатик из креветок с ананасами – очень вкусный.
За ужином еще раз обсуждали достоинства покупок, а Степнов расспрашивал Ленку о планах по подготовке юбилея.

- Что на десерт будешь?
- Виктор Михайлович, да ничего. Спасибо. И так уже кучу денег потратили сегодня.
- Да ну, Ленок! Гуляем мы. Так что, выбирай – мороженое, пирожное…
- Ага, - Ленка засмеялась и с кокетливой улыбочкой заметила, - выбирай… А потом будете бегемотом называть и по залу гонять, чтобы калории сбрасывала.
- Не, ну какой же ты… бегемот… - Степнов даже покраснел от досады. - Я никогда тебя так не называл. – Горячился он. - Ты же знаешь… У тебя форма супер, фигура отличная…
Йеес! Раскрутила. С этого места поподробней, пожалуйста!
Увы, Степнов уже сообразил, что еще немного, и он выдаст вслух свои мужские представления о Ленкиных бедрах, ногах и талии, поэтому он поспешил обратить разговор в шутку.
- А гонять буду, конечно. Но оно ж для пользы, по-хорошему… - И снова прокололся, - любя… - Он умолк, а Ленка поспешила уткнуться носом в меню и заняться выбором десерта.

Она с удовольствием уплетала пирожное со сливками, а он сидел, млел, любуясь Ленкой. Вера, что несбыточное, заветное возможно, тихонечко, по капельке заполняла душу.
Ленка поймала его взгляд.
- Виктор Михайлович, вы чего?!
Сказал, что думал.
- Красивая ты, Лен.
Она чуть не подавилась чаем, покраснела как рак и поспешила скрыть смущение ответным:
- Спасибо. Вы, Виктор Михайлович, тоже ничего, особенно в новой куртке.

Молча брели до дома, наслаждаясь тихим вечером, порхающими в воздухе снежинками и обществом друг друга.
Уже у дверей квартиры она предложила.
- Виктор Михайлович, давайте я возьму ваши вещи – у нас полежат, а подарки деда вы уж к себе заберите, а то он увидит. Все-то не унести.
- Хорошо. Давай. - Степнов передал Ленке пакет со старой курткой, джинсами и пуловером. Она внимательно ожидающе смотрела на учителя.
- Лен, спасибо тебе за сегодняшний день. Без тебя бы я не справился.
- Да, ладно. – Кулемина опустила голову, - мне не трудно. Даже в удовольствие. Это вам спасибо за подарок, за ужин.
- Да, Лен… – Подняла глаза.
– Вы завтра к нам придете?
- Да, конечно. Сценарий-то горит.
- Тогда до завтра… - Она заглянула в голубые озера. Мелькнула шальная мысль чмокнуть его в щеку, но всё же не рискнула.
- До свидания, Виктор Михайлович, - и скрылась за дверью.

Дома не удержалась, открыла пакеты, вытащила джинсы, пуловер. Нежно погладила мягкий ворс. Потом подумала и пошла в ванную. Мама-врач приучила – всё из магазина надо стирать, прежде чем носить. Пуловер был любовно разложен на сушилке, а джинсы наутро усиленно наглажены…

*************
Ку-ку<\/u><\/a>

Спасибо: 68 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 913
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.01.11 23:06. Заголовок: Глава 8 Чистота - ..


Глава 8

Чистота - залог здоровья.
(Лозунг)

Дом хозяйку ждет, а хозяйка хозяина.
(Народная мудрость.)

Главное в празднике – благополучно пережить его!
(Степан Балакин)

Дни рождения вещь приятная, но в больших количествах смертельная!
(Автор неизвестен)

Настоящую нежность не спутаешь
Ни с чем, и она тиха.
(Анна Ахматова)

Серьёзные отношения - это когда молодой человек начинает выходить из квартиры девушки с мусором.
(Современная народная мудрость)


Уже днем (Ленка, как всегда, спала долго) Степнов заглянул к ней в комнату сообщить тихонько, что подарки аккуратно складированы у него дома и все в порядке.
- Виктор Михайлович, - Ленка протянула ему два пакета. – Тут куртка и джинсы, а пуловер к вечеру досохнет.
- Не понял… А что с ним? – Степнов озадаченно заглянул в пакет с джинсами.
- С ним ничего. Просто купленные вещи, по возможности, надо стирать. Их шили, везли, кто-то мерил. Меня так мама учила.
Степнов изумленно смотрел на Ленку, потом опустил взгляд в пакет с джинсами, отмечая отсутствие бирок и бывших вчера заломов на слежавшейся ткани. Он был в шоке. Мысль, что ОНА старалась для него и заботилась о нем, привела его в состояние жуткого волнения. Видимо, оно отразилось на его лице, потому что Ленка поспешила сообщить:
- Вы не волнуйтесь, Виктор Михайлович, я аккуратно все стирала. Ничего не село и не вытянулось.
- Лен… Лен… - Он не смог продолжить, будто невидимым спазмом сжало горло… Хотелось броситься перед ней на колени, задушить в объятьях, хотелось…
Слава богу, сумки в руках задержали его на секунду. Этого хватило, чтобы все-таки «включить» мозг и не напугать «девочку» своими порывами.
- Леночка, спасибо тебе большое! Прямо неудобно, честное слово. Ты… ты… - он подыскивал подходящее слово, - удивительная!!!
- Да, ладно… - Ленка зарделась. - Машинка же стирала. Не трудно. А вот с юбилеем мне без вашей помощи... – Она не успела договорить, как Степнов перебил её.
- Ленок, не волнуйся, все сделаю, что скажешь. Я же обещал.

На следующей неделе в четверг и пятницу Степнов даже отменил тренировки. Сначала они с Ленкой затаривались продуктами, потом делали уборку, строгали салатики. Пришлось разобрать, а потом собрать в другой комнате большой стол, притащить от соседей несколько табуреток. В субботу Ленка даже не пошла в школу. И хорошо, потому что к обычным хлопотам добавился еще прием журналистов. Продюсеры решили делать рекламу фильма заранее, и всю первую половину дня Кулеминых навещали журналисты то с телевидения, то с радио, то из газет. Хороший информационный повод – юбилей известного фантаста, и тут же можно сообщить, что по последнему роману будет снят фильм.
Во второй половине дня пожаловали гости – Василий Данилович и еще несколько друзей с женами, режиссер тоже пришел. Вместе с Ленкой и Степновым компания собралась совсем не маленькая. Перемена блюд, принести-унести… Короче, когда в одиннадцать юбиляр был уложен спать, а посуда вымыта, Ленка валилась с ног, несмотря на активную помощь Виктора Михайловича.
Плюхнулась, села на диван в своей комнате, он опустился рядом. Без комментариев позволила себе склонить голову ему на плечо. Очень хотелось. Он подвинулся, чтобы ей было удобнее, и обнял. Ленка блаженно прикрыла глаза. Он ее обнимает! Не страстно. Но ведь обнимает. Безумно хорошо! Очень спокойно и чуть волнительно одновременно.
Помолчав, спросила:
- Виктор Михайлович, а почему?.. – Он понял вопрос.
- Я же тебе обещал быть всегда рядом. Очень устала?
- Больше морально. За деда переживала. Он-то волнуется, то этого нет, то Петрович не придет. Как бы с коньяком не переборщил… Еще журналисты эти. За каждым словом надо следить и то неизвестно, что напишут.
- Ну, я думаю, что сейчас за журналистами проследят. Все хорошо будет. - Он тяжело вздохнул. Бедная моя девочка! - Эх, Ленок!
- Чего? – спросила, не открывая глаз.
- Как бы я хотел, чтобы у тебя не было никаких проблем, чтобы увезти тебя куда-нибудь, где море, солнце, сплошные удовольствия и никаких забот.
- Я бы поехала. Может, увезете?
Степнов перестал дышать. Видимо, и ему было много фирменной Кулеминской наливки, раз он затеял такой разговор.
- Так вот я и говорю: «Эх!», что слишком много всяких «но».
- Да уж. - Тоже вздохнула Ленка.
- Но все равно праздник хороший получился.
- Да, спасибо вам. – Она подняла голову и случайно задела губами его щеку. – Колючий. – Констатировала нежно.
- Лен, - он тут же попытался отстраниться, но не смог, она снова опустила голову ему на грудь, вернувшись в приятное исходное положение.
- Виктор Михайлович, у вас плечо не затекло?
- Нет.
- А расскажите, почему вы стали учителем физкультуры?
- Почему? – Степнов решил разрядить ситуацию и пошутить. – Шел я как-то по улице, мне навстречу цыганка. Говорит: «Давай погадаю, милок!» И нагадала. Говорит: «Поступишь в институт физической культуры, а потом будешь учителем. Придешь в школу… - и тут неожиданно для себя самого Степнов добавил. – И встретишь там девушку своей мечты – Леной будут звать».
- Вы серьезно? – Теперь уже Кулемина села ровно и пытливо глядела на Степнова.
- Э-э-э. Про гадалку шучу.
- А про девушку – шутка или всерьез?
- А тебе бы как хотелось? – Аккуратно и тихо спросил Степнов.
- Второе. – Так же тихо ответила Ленка.
- Значит, всерьез. – Резюмировал Степнов и поднялся с дивана. – Ленок, поздно уже, я пойду. Ты устала.
Кулеминой надо было самой переварить его признание, еще раз прокрутить в голове, насладиться каждым словом, но эту мысль опередила другая: «А что дальше?! Он сейчас уйдет». Она выскочила в коридор следом за ним. Он уже выходил с кухни, вынося пакет с мусором.
- Я выкину по дороге.
- Виктор Михайлович, а приходите завтра к обеду. Надо салатики уничтожить.
- Лен, да неудобно как-то. Петру Никаноровичу надо отдохнуть от гостей.
- А причем тут дед?! Я вас приглашаю. – Во время разговора Степнов уже завязал шнурки, оделся и стоял в дверях. Не удержавшись, Ленка хозяйским жестом, отработанным во время покупки куртки, нежно поправила ему воротник. – Придете?! -
Он поймал ее ладонь на своей груди. Быстро коснулся горячими сухими губами мягкой ладошки и, пробормотав: «Приду. Спокойной ночи!» - вылетел за дверь.

В эту ночь Кулеминой снился Виктор Михайлович, и во сне он её целовал.

Степнов появился в четвертом часу, дав возможность хозяевам выспаться и прийти в себя. Кулемин, понимая, что внучка имеет право на отдых после таких трудовых подвигов, не стал озадачивать соавтора творчеством, а принял как факт, что Ленка со Степновым после обеда отправились на прогулку. Они поехали гулять в парк культуры и отдыха – пару остановок на метро. Гуляли под ручку. Несмотря на зиму, покатались на колесе обозрения, наблюдая, как сверкает потоками разноцветных огоньков Москва. Там, на самом верху на миг показалось, что они одни на всем свете. Невысказанные пока чувства витали в морозном воздухе. Потом отправились кататься на качели, затем были карусели, а напоследок - автодром. Ленка решительно таранила Степнова, подрезала и прижимала к бортику, а он усиленно избегал аварийных ситуаций, с трудом со своими длинными ногами помещаясь в маленькой машинке.
- Ну, Кулемина! – Они со смехом выскочили из павильона автодрома, - я сейчас тебе устрою лобовое столкновение с сугробом!
- Сначала догоните! – Ленка вырвалась вперед и рванула по дорожке.
- Догоню. – Он бросился за ней следом. На круглой площадке со скамейками Ленка забежала за одну и оттуда запулила в Степнова снежком.
- Ах ты! – Он ответил ей тем же, она успела пригнуться за скамейку. Еще одна перебежка и она думала, что она в безопасности, но он, не обегая скамейку, лихо перескочил прямо через спинку, и она оказалась прижатой к скамье в плену сильных рук.
- Поймал! – Торжествующе оповестил он и, не удержавшись, коснулся губами кончика носа. – Не убежишь! – И легко, словно случайно задел ее губы.
На секунду спрятала лицо у него на груди, отчетливо слыша, как бешено колотится его сердце. Или это её?
- Не убегу. - Подняла голову, встала на цыпочки и просто коснулась своими губами его губ, давая понять, что она «За». Сразу была взята в сладкий плен. Целовал нежно. Сознание терялось, тело плавилось, воздуха не хватало. Прервал поцелуй и Ленка снова «спряталась в домик» на его груди. Теперь нужны были слова, и он тихо произнес между ухом и меховой шапкой.
- Люблю тебя, Ленка! Как же я тебя люблю...
И через паузу услышал смущенно глухое.
- Я тоже вас… люблю.

Дорога домой им помнилась смутно. Это было взаимное сумасшествие. Останавливались, целовались, немного передвигались и снова останавливались. Он поймал машину, но безумство продолжилось и там, и в Ленкином дворе. Только ночью, к своему ужасу, он сообразил, что целовались они на глазах всего микрорайона, и кто угодно мог их видеть.
С трудом расстались у дверей её квартиры.
- Леночка! Солнышко!
Она больше молчала, но тянулась к нему. Проводила по лицу ладошкой, прижималась щекой к щеке, на ощупь находила горячие губы. Крышу снесло напрочь. Она даже не пыталась вернуться в здравомыслящее состояние. Куда-то двигалась, теряла почву под ногами. Это был полный улет.
Они бы, наверное, так и целовались на лестнице, не в силах разойтись, но открылась дверь на площадке - сосед шел гулять с собакой. Сделав над собой волевое усилие, Степнов затолкал Ленку в квартиру, прощаясь до завтра, и скатился по ступенькам лестницы вниз. Состояние было такое, что впору сунуть голову в первый попавшийся сугроб – охладиться. Пошатываясь, словно пьяный, побрел к своему дому. Да. Он был пьян. От счастья.

Она бросила деду на ходу: «я спать» и заперлась в своей комнате. Все ее мечты оказались блеклой тенью по сравнению с яркими реальными ощущениями. В сознании до сих пор не укладывалось. Они целовались! Да еще как!!! В голове стойким рефреном звучало: «Как же я тебя люблю!». От воспоминаний бросало в жар, и тело наливалось сладкой истомой.


Он проспал!!! Это ужас! Уже под утро, собравшись с мыслями, он сообразил, что они с Ленкой не поговорили, не решили, как себя вести дальше, поэтому хотел встретить ее перед школой. Но сам безбожно проспал, совсем забыв завести будильник.
Она тоже проспала, и, если бы не дед, опоздание было бы куда значительней. Тем не менее, она не стала торопиться, и на всем пути до школы на её лице играла блаженная улыбка. На всевозможные кары за пропущенные уроки ей сейчас было наплевать с высочайшей колокольни.
Он прибежал в школу аккурат к своему второму уроку. Беспокойство за их отношения уже перевесило вчерашнюю эйфорию. Сам искать Ленку по школе не рискнул. Вдруг она бросится к нему на шею прямо посреди школьного коридора. Он, конечно, очень «за», но… А Кулемина в спортзал не спешила. Было просто немного страшно.
В итоге он решил воспользоваться современными техническими достижениями и отправил ей смс-ку: «Приду к вам к 4. Можно?» Получил ответ: «Буду ждать». Сердце радостно забилось.
По дороге купил букет цветов. Ленка, уже успевшая спровадить деда к Василию Даниловичу под предлогом, что придут девчонки, сияя, распахнула дверь. Увидев цветы, еще больше расцвела и стала сама походить на прелестные розовые бутоны букета. Зашел в квартиру. Внимательный взгляд друг другу в глаза. Не приснилось ли?! Не показалось ли?! Не изменилось ли что за сутки?! Облегченный вздох у обоих и столь желанные объятия и прикосновения губ. Нет. Стоп. Он пришел поговорить.
Она поставила цветы в воду и обнаружила его в комнате, стоящим у окна.
- Виктор Михайлович, а вы чего с утра пропали?
- Да проспал я, Ленок, банально проспал. Будильник забыл завести.
- Я тоже чуть не проспала, - обрадованная синхронностью их реакций, радостно сообщила Ленка. - Хорошо, дед разбудил.
- Лен… - Ему трудно было начать разговор. - Нам надо как-то договориться о наших отношениях.
- То есть? - Ленка испуганно посмотрела на него.
- Ну, нам нельзя допустить, чтобы в школе знали про наши отношения. Как ты понимаешь, Людмила Федоровна по головке не погладит. Я вот подумал, может, мне уволиться, тогда я не буду считаться твоим учителем.
- Нет! Это точно нет. – Ленка активно запротестовала, а потом задумалась. Уволиться. Этот вариант она отмела сразу. Но и пришло понимание, что если они запалятся, то хуже всего будет Степнову. Хоть это и не уголовно наказуемо, но уволить его со скандалом с любимой работы могут. – Нет, Виктор Михайлович! Тогда уж лучше я перейду в другую школу.
Он даже не дослушал.
- Ты что?! У тебя выпускной класс!
- Вот именно. Несколько месяцев и все. А вам лучше в родном коллективе работать. Вы же в нашей школе уже столько лет.
- Нет, Лен. У тебя учеба, «Ранетки». Это не вариант. Я на это не согласен.
- А я не согласна на ваше увольнение. Как же я без вас?! – Ленка смотрела на него грустными глазами.
- Ленок, - он тут же заключил ее в объятья.
- Не хочу, не буду без вас! – Полушутя капризно пробормотала она. - Никуда не отпущу. – Обвила руками шею.
- Леночка, счастье мое! – Все здравые мысли снова были вытеснены из головы бурной волной эмоций. – Я же никуда не уйду.

Петр Никанорович от друга вернулся рано и, завидев в коридоре степновские ботинки, сразу смекнул, в чем дело. Решил тактично крикнуть из коридора.
- Витя, Леночка! Я пришел.
Через минуту в коридоре появился сконфуженный Степнов, а Ленка, метнув по ходу «привет» скрылась в ванной – плеснуть в лицо холодной воды.
- Вить, пойдем-ка ко мне поговорим.
- Конечно, Петр Никанорович.
- Я так понимаю, вы с Еленой все решили?
- Да. Нет. То есть она сказала, что меня любит, но что делать, не знаем. Вот, думаю, может, уволиться.
- А зачем? - Петр Никанорович смотрел на Степнова с недоумением.
- Ну, чтобы не быть Лениным учителем и иметь право с ней встречаться.
- Знаешь, Вить, я думаю, такие радикальные меры ни к чему. Просто в школе держите себя в руках. Ну, и тут поблизости от дома не гуляйте. Кстати, вообще держи себя в руках. Ты обещал. Ленке еще и семнадцати нет, да и мне в прадеды рановато.
- Петр Никанорович!
- Вот и держи. А так… мне кажется, что вы общаетесь, и что ты ходишь к нам, да провожаешь Лену, уже все знают, и все привыкли. Поэтому просто поспокойнее, без афиширования ваших отношений. Поговорка такая есть: хочешь спрятать что-нибудь, положи на видное место.

Лена Кулемина сидела на краю ванной, прижимала мокрые холодные ладони к горячим щекам и думала. Она категорически не хотела, чтобы Степнова не было в школе, но и самой уходить – тоже грустный вариант. Черт! А может, обойдется… Встречается же народ втихую. Ритка вон с Южиным замутила, а никто и не в курсе. А так останутся их тренировки с Виктором Михайловичем, провожания до дому… Если не целоваться, как Лерка, на каждом углу школы, то может, и можно утаить их отношения, прикрываясь общим спортивным интересом и активным соавторством Виктора Михайловича с дедом.
Конечно, безумно хочется не скрываться – ходить, держась за руки, обниматься и целоваться, но… видимо, придется ездить гулять в другой район…
С такими мыслями Ленка вышла из ванной комнаты и пошла к себе, где ее уже, снова стоя у окна, дожидался Степнов.
- Виктор Михайлович, я вот что подумала…
- Ленок, тут Петр Никанорович знаешь, что предложил… - они заговорили практически одновременно и тут же рассмеялись.
- Давайте вы сначала, - сказала Ленка.
- Может, ты? – Аккуратно предложил Степнов.
- Ну, ладно, - согласилась она.

Степнов уходил от Кулеминых уже поздно вечером. Петр Никанорович засадил соавтора за работу над сценарием. А тот в свою очередь посадил Ленку за уроки. Что, в общем-то, было правильно, ибо с юбилеем деда и последними событиями на личном фронте учеба полностью вылетела у нее из головы. Но прежде чем уйти, он зашел в ее комнату.
- Я ухожу.
- Уже?! – Это прозвучало достаточно грустно.
- Поздно уже, - с мягкой улыбкой произнес он. Сделал несколько шагов ей навстречу, но помнил свое обещание «держать себя в руках». Аккуратно привлек ее к себе и нежно поцеловал в щеку. – До завтра. Все как договорились?
- Да, - усмехнулась она. – Конспирация и еще раз конспирация. Но пока… - она легко коснулась его губ, провоцируя на поцелуй…
- Спокойной ночи, Ленок. – Все-таки нежно поцеловал ее в губы.
- Спокойной ночи. – Она ластилась словно котенок.
- Ну, я пошел… - Как же трудно разорвать объятия!
- Ага. – Как же не хочется размыкать кольцо рук!
Все-таки «расстались», вышли в коридор. Последние минуты «любования» им, пока он надевает ботинки и накидывает куртку.
- Застегивайтесь, Виктор Михайлович! Там не жарко.
- Нормально. На лестнице застегнусь. – Он уже стоит в дверях.
- Ну ладно, идите. – Слышно, как в комнате шуршит дед и, того гляди, выйдет в прихожую.
На секунду встав на цыпочки, все-таки чмокнула его в щеку. Теперь не страшно.
- До свидания, солнышко! – Ботинки легко и быстро застучали по лестнице, и она захлопнула дверь.
«Солнышко» и «До свидания». Каким оно будет, их следующее свидание?

************
Ссылочка.


Спасибо: 68 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 920
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.02.11 00:41. Заголовок: Примечание. В главе ..


Примечание.
В главе звучит песня. Юрий Антонов "20 лет спустя".
По тексту не раскладывала.
Для желающих послушать или скачать, ссылочка:
http://www.zaycev.net/pages/144/14477.shtml?miniplayer=true
Ленкину кофточку и прическу, надеюсь по описанию опознаете.

Глава 9

Курицу не накормишь, девушку не нарядишь.
(Старинная народная мудрость)

Женский гардероб - это когда надеть нечего, а вешать некуда.
(Современная народная мудрость)

Коса – девичья краса.
(Поговорка)

Чтобы быть любимой, лучше всего быть красивой. Но чтобы быть красивой, нужно быть любимой.
(Франсуаза Саган)

Этот орех так и наводит на грех.
(Поговорка)

Где дружба и совет, там и свет
(Народная мудрость)

В здании человеческого счастья дружба возводит стены, а любовь образует купол.
(Козьма Прутков)


Со «свиданиями» возникла некоторая напряженка. Декабрь месяц. Конец полугодия, тренировки к соревнованиям, репетиции «Ранеток», а главное - написание сценария. Степнов просиживал все свободное время у Кулеминых, только вот не с Ленкой, а с Петром Никаноровичем.
Иногда только молодые люди выбирались гулять уже после десяти вечера. Кулемин ворчал:
- Ну, куда в ночь-то пошли.
- Ничего, Петр Никанорович, прогулки перед сном очень полезны. Кстати, и вам тоже было бы очень полезно как гипертонику.
- Виктор Михайлович, ну вы нашли, что деду сказать, - Ленка заговорила уже на улице. – Вы бы еще его с нами взяли…
- Вообще-то, это действительно очень полезно, особенно пожилым рекомендуется.
- Да не спорю я. – Ленка вздохнула. – Просто мы и так редко вдвоем… - Ленка прижалась теснее к его плечу.
- Да. – Зато почти все время вместе. – По крайней мере, на виду друг у друга… Надеюсь, твои одноклассники в одиннадцать уже не гуляют… - Степнов огляделся по сторонам и сорвал с Ленкиных губ поцелуй.
- Надеюсь, нет. – Она рассмеялась.
Они уходили в парк, правда, гулять долго было не очень комфортно. Зима все-таки.

К Ленке домой Степнов тоже старался приходить не с пустыми руками. «Конфетно-букетный период», - сказала Малахова. Но только носить цветы каждый день не будешь, а сладкое в больших количествах тоже вредно – как спортсменкам, так и их пожилым родственникам. Поэтому, поприносив поначалу тортики-пироженки, конфеты– шоколадки, Степнов переключился на фрукты, овощи и вкусные йогурты.
- Виктор Михайлович, ну неудобно ведь. У нас уже весь холодильник забит.
- Ничего, Ленок. Ешьте витамины. Оно полезно.
А последнее время он вообще стал приносить продукты.
- Виктор Михайлович, вы чего это? – Ленка вынула из пакета филе индейки и недоуменно смотрела на него.
- Чего?! Потушить надо. Вкусное мясо и нежирное, кстати. А то я у вас с этим сценарием уже ежедневно ужинаю, поселился, можно сказать. Надо свою долю вносить.
- Виктор Михайлович! – Ленка сердито посмотрела на Степнова. - Будете считаться, не буду вас кормить. В принципе.
- Вот. – Степнов поймал недовольную Ленку за талию, прижал к себе и чмокнул в щечку. – Будешь считаться, Кулемина… - Договорить ему не удалось. Ленка ловко развернулась в его руках, и вот уже… глаза в глаза… Смешинки сменяет нежность… и встречаются губы…

Наконец, сценарий вчерне был написан. Авторы получили аванс, и Степнов пригласил Ленку в ресторан, предварительно проконсультировавшись у Рассказова о наличии в округе проверенного приличного заведения. Правда, с кем и когда Степнов собирается туда пойти, друг проинформирован не был.
- Лен, как насчет сходить в ресторан?
Кулемина малость обалдела от такого предложения. Ну, там понятно, в кино сходить, в кафешку…
- Э-э-э… А с чего?
- Надо же прекрасную хозяйку, так долго кормившую горе-сценаристов, тоже покормить чем-нибудь вкусненьким в каком-нибудь пафосном месте. Повод-то есть отпраздновать…
- Ну, вы не горе-сценаристы, но… я согласна.
- Тогда в субботу или в воскресенье…
- Давайте в воскресенье.

Уже днем в воскресенье Ленка вдруг озадачилась известным женским вопросом: «Что надеть?» За неимением под рукой других советчиков пришлось обращаться к деду.
- Дедуль, а в ресторан в джинсах никак нельзя?
- Леночка! Сейчас везде, конечно, можно в чем угодно. Но в ресторан девушка обычно ходит в красивом платье…
- Ага! У меня в шкафу сплошные красивые платья… Это у тебя уже тоже пережиток, дед.
- Ну, одень просто черные брюки и кофточку белую.
- Как в школу в первый класс. Белый верх, черный низ… - Ленка явно была недовольна ситуацией…
- Лен, тогда я не знаю... Но твои футболки и джинсы точно не годятся. Позвони Вите и спроси, в чем он идет.
Ленка скривила рожицу. – Уже звонила. Он идет в костюме.
- Тем более.
- Ладно, пойду порою шкаф.
- Верочкино что-нибудь посмотри, - крикнул уже из кухни дед.
Вот засада! И Новиковой не позвонишь, запалишься… Ленка хлопнула дверцей своего шкафа и направилась в спальню родителей, слабо представляя, что ей может подойти. Простые черные брюки, конечно, у нее были, а вот верх…
Но судьба была благосклонна. На вешалке с мамиными нарядами обнаружилась кофточка хоть и не любимого ей спортивного стиля, но зато приемлемая для выхода.
Черная шелковая без рукавов блузка с высоким в сборочку воротником показалась сначала строгой. Но спереди от груди до воротника шла узкая щель выреза, а сзади так вообще… там щель была не маленькая, а во всю спину, что придавало блузке явно «вечерне-парадный» характер.
Ленка стояла в коридоре перед зеркалом. Вроде все то, но чего-то не хватало.
- А что? Хорошо. Красавица! - Появился в дверях дед. – Ты прямо как Верочка в молодости, только косы не хватает. Какая у нее была коса! Это потом пошли ваши челки-химии.
- Хммм.. – Ленка призадумалась, - собрала рукой волосы в хвост, потом попробовала убрать со лба челку…
- Дед! Спасибо за идею. – И унеслась в комнату к своему зеркалу. В итоге сделала себе по бокам две косички, ей как-то попадалась в журнале такая прическа, а челку начесала и убрала назад, открывая лоб. При этом Ленка стала совсем не похожа на себя, но получилась такая взрослая прическа… Как раз то, что надо.

Со Степновым встречались уже на автобусной остановке.
- Лен, ты почему без шапки?!
- Это вместо приветствия?! Ладно-ладно, Виктор Михайлович!!! – Ленка шутя угрожающе нахмурилась.
- Леночка, прости. – Он приобнял ее за талию. – Здравствуй. - И добавил, когда она все же улыбнулась. - Солнышко, ты же знаешь, я за тебя волнуюсь.
- Я в капюшоне.
- В него же поддувает.
- Виктор Михайлович, - Ленкино терпение заканчивалось. – У меня прическа помнется. – Отрубила она и сама не поняла, что нокаутировала любимого.
Он заметил, что челка не скрывает прелестные изумруды глаз, но… «прическа помнется»… Эта фраза звучала бы естественно в устах Каримовой, Новиковой или Зеленовой. Но в речах Кулеминой… Так необычно и, если подумать, очень приятно… Ведь это для него она такая красивая и с прической. Он же тоже брюки отпаривал, рубашку наглаживал, одеколоном прыскался…

Их посадили за заранее забронированный Степновым столик. Он специально заезжал в ресторан на разведку и выбрал столик в глубине зала, самый дальний от входа, чтобы не быть на виду. Правда, столики и так делились между собой скамейками с очень высокими спинками. По выходным в зале играла живая музыка, но с восьми часов. Ленка со Степновым прибыли раньше.
Еще в гардеробе Кулемина сняла шерстяную кофту, мельком продемонстрировав Степнову в разрезе чуть оголенную молочно-белую спину и черное кружево бюстика. Расправила оборку на плече, поправила прическу, глядя в огромное зеркало.
- Я готова.
Как оказалось, к столько убийственному зрелищу не был готов он. Ленка! Красавица! С ума сойти! Наконец, произнес:
- Лен, ты потрясающе выглядишь! – Комплимент, по сути, простой и банальный, но в нем она услышала столько искреннего восхищения, что даже засмущалась.
– Пойдемте.
- Конечно, а то тут дует от дверей.

Они пришли к семи, а в 7.20, пока они ожидали заказ, Степнову позвонили, он вышел в гардероб и вновь появился у стола с красивым букетом белых роз. Это он специально заказал цветы в магазине по соседству, чтобы не вручать их на морозе на автобусной остановке.
- Ленок, это тебе!
- Спасибо. – Она приняла цветы и уткнулась пунцовым лицом в белые бутоны. Сердце частило. Нет, когда тебе ТАК дарят цветы… не по случаю концерта или с шоколадкой… К слову, обертку от подаренной им первой шоколадки «Аленка» она не выбросила. Аккуратно расправленная, она лежала на дне ящика письменного стола.
Атмосфера в ресторане была праздничная, отчасти потому что предновогодняя. Но Ленке сегодня все и так казалось волшебным. Мягкий свет бра около их столика и маленький огонек свечки на столе. Белая скатерть и ЕЁ белые розы в принесенной официантом изящной стеклянной вазе. Живая музыка. И сама она - Ленка - такая красивая, взрослая и счастливая….
За ужином строили планы на предстоящие школьные каникулы. Ибо на днях решилось, что проведут они их вдвоем. Точнее…
Петру Никаноровичу в честь юбилея от Союза писателей предложили путевку в санаторий на новогодние каникулы с 29 декабря по 10 января.
Степнов узнал об этом случайно, услышал телефонный разговор, причем тогда, когда Петр Никанорович сообщил собеседнику, что вряд ли он куда поедет.
- Петр Никанорович, вы чего, от бесплатного санатория отказываетесь?
- Ну, да.
- Да вы что?! Отдохнете на природе, воздухом подышите. Самое то.
- А Леночку я на праздники как оставлю?
- Петр Никанорович, а я на что? Проконтролирую. Ежедневно. Хотите, ночевать у вас могу. Ну… не в смысле…
- Я понял. Нет. Ночевать не надо, да и вообще… - Петр Никанорович, если уж быть откровенными, как раз волновался на предмет так быстро идущего «сближения» внучки и Степнова. Любовь - это хорошо, но… волновался… - Я лучше дома.
Степнов подумал и решился.
- Петр Никанорович, вы на меня только не обижайтесь, пожалуйста. И ради бога, поверьте, что я не в своих интересах вам это говорю… Мне кажется, Лене надо отдохнуть на каникулах. С девчонками, на каток, по магазинам, на дискотеку, наконец… что ли… Сейчас она все равно волнуется за вас, домой бежит, обед готовит, про таблетки напоминает… А если она будет знать, что вы там под медицинским круглосуточным контролем, гуляете, кушаете хорошо, то и ей будет спокойнее, мне кажется.
В глубине души Кулемин понимал, что Виктор прав. На девочку и так за полгода много чего свалилось. Чего только одни бои эти стоят … из-за него… И конечно, лишили они с Никитой и Верочкой Ленку беззаботного детства…
- Хорошо, Виктор. Я подумаю.

В общем, Кулемин ехал в санаторий.

- Ну что, Ленок, десерт закажем? – Горячее было съедено. Они сидели, счастливо улыбаясь, друг напротив друга. Ленкина рука лежала на столе, её накрывала большая теплая ладонь.
- Ага. Только давайте чуть передохнем. Сразу не влезет.
Он рассмеялся.
На часах было около девяти, и пара человек, уже «дошедших до кондиции», двигалась на пятачке напротив весело наяривающих музыкантов.
- Может, пойдем потанцуем? – Предложил он. Ленка выглянула из-за высокой скамейки в зал:
- Не, что-то пока не очень хочется.
Но дядечка на эстраде, словно услышав их мысли, объявил… - Для всех прекрасных дам в этот вечер медленный танец.
- Ну, теперь точно пойдем. – Он потянул ее за руку, - а то за мной долг, - улыбнулся Степнов.
- Да, - рассмеялась Ленка, - теперь вы в костюме, не отмажетесь.
- И не подумаю.
Из колонок полилась песня Юрия Антонова:

Я прошу тебя, сумей забыть
Все тревоги дня,
Пусть они уйдут и, может быть,
Ты поймешь меня…


- Степнов улыбнулся… Хорошая песня!

Всё, что я скажу, не знаешь ты.
Только ты тому вина…
Понял я, что мне нужна,
Нужна одна лишь ты,
Лишь ты одна…


Они танцевали. Сначала немножко робко. На расстоянии. Чуть переминаясь с ноги на ногу под достаточно медленную музыку. Ленка чувствовала себя скованно. У нее в активе всего несколько танцев с одноклассниками и то невесть когда.
- Лен, - Степнов улыбнулся, - расслабься. Здесь не соревнования по танцам. – Правда, сам Ленку он к себе сильно не прижимал. Боялся. У него неизвестно на какой срок четкая установка «держать себя в руках», а это достаточно сложно, когда рядом любимая девушка с пунцовыми щечками, сияющими зелеными глазами и разрезом на спине кофточки, куда так стремятся нырнуть его пальцы, хотя этого категорически нельзя допустить.

Этот день нам вспомнится не раз,
Я его так ждал!
Как мне хорошо с тобой сейчас!
Жаль, что вечер мал…


Она, действительно, выдохнула, чуть расслабилась, и теперь уже её захватило волнение другого рода. Она покачивалась под музыку, остро ощущая тяжесть его рук на талии и теплое дыхание на виске. Подняла глаза. Встретилась с его нежным взглядом.

Хочу, чтоб годам вопреки,
Так же были мы близки,
Так же были мы близки
Двадцать лет спустя…


Сказал тихонечко:
- Ленка-а! Ты така-а-я… необыкновенная!
Смутилась, но непроизвольно её ладони скользнули с широких плеч к крепкой шее - в стремлении обнять и быть ближе.

Не мечтал о счастье я таком,
Я о нем не знал.
Даже целый век с тобой вдвоем
Мне, наверно, мал…
Благодарен я судьбе своей
За любовь, что нам дана.
Знаю, будешь мне нужна
Всегда одна лишь ты,
Лишь ты одна…


- «Лишь ты одна» - повторил вслед за певцом ей на ушко, опаляя горячим дыханием…


Игорь Ильич с Ириной Ренатовной отмечали сегодня месяц своих отношений. Правда, в ресторан выбрались уже поздновато. Они ждали заказ, когда Рассказов, сидящий лицом к залу и от нечего делать рассматривающий посетителей и танцующих, радостно воскликнул:
- Ой, Витя! Я ему как раз ресторан сове...товал. – Игорь Ильич осекся на полуслове, потому что в этот момент в танце пара повернулась боком, и Рассказов обнаружил, что в объятиях друга танцует ученица, классным руководителем которой он вообще-то является.
- Где? Кто? – Ирина Ренатовна не сразу повернулась к залу и увидела уже только спину какой-то блондинки, на которую с явным обожанием сверху вниз смотрел Степнов. Первым делом заценила кофточку.
- Ир, отвернись! Нельзя так откровенно смотреть. Невежливо. – Поспешил сказать Игорь. Каримовой, которая сидела аккурат спиной к танцплощадке, ничего не оставалось, как со вздохом повернуться к своему спутнику.
- А с кем он?
- Не знаю. Девушка какая-то. Я, впрочем, рад за Степнова, а еще больше рад за нас, по этому поводу, - Игорь как раз увидел, что официант несет им напитки, - мы сейчас и выпьем.

Три медленных мелодии снова сменила быстрая музыка, и Ленка со Степновым вернулись за свой столик.

- Ну, выбрала?
Кулемина изучала десертное меню. Степнов, проследив за ее взглядом, догадался, в чем проблема. Мороженое с горой сливок, вафельками, орешками и шоколадом, что так любила Ленка, подавалось с фейерверком из бенгальских огней и стояло в разделе «детское меню».
- Не знаю…
- Давай два «Фейерверка» возьмем, - предложил он сам.
- Они же детские…
- Ерунда. Зато вкусные. Или ты хочешь скучный чиз-кейк?
- Неа.
- Ну, вот и решили. Будьте добры, - Степнов подозвал официанта.

Рассказов был рад, что друг покинул площадку и сидит в самом конце зала, где их не видно. Все-таки, женщины любят поболтать, а Ирина дружит со Светланой Михайловной. От которой Степнову, как показала практика, хорошего ждать не приходится. Игорь видел, как пронесли по залу за дальний столик сверкающие огнями веселые десерты. Отлично, значит, Степнов скоро уйдет.
Но… Ирина Ренатовна решила отлучиться в дамскую комнату, а довольная и сытая парочка как раз двинулась на выход.

В гардеробе Ленка дурачилась. Сначала не хотела надевать кофту, и Степнов смешно, как ребенку, засовывал ей руки в рукава. Потом он по-джентельменски подал ей куртку. В рукава она нырнула, но тут же привалилась к нему спиной. Он засмеялся. Обнимая, стал застегивать ей молнию на куртке, закончив, чмокнул Ленку в щечку, и вот именно этот дивный момент и увидела Каримова, вышедшая на них прямо из дамской комнаты.
- Добрый вечер, Ирина Ренатовна! – Первой пришла в себя Ленка, освобождаясь из рук Степнова и начиная резко излагать «официальную версию». – А мы тут отмечали написание сценария деда с Виктором Михайловичем.
- Добрый вечер, - Каримова смогла пока выдать только эту фразу, удивленно глядя то на прическу Кулеминой, то на шикарный букет белых роз на стойке гардеробщика.
- Да! Нас, сценаристов, Кулемина две недели ужинами кормила, теперь наша очередь.
- Добавил Степнов. – Вы с Игорем?
- Да. Он в зале.
- Ну, всего хорошего вам! Игорю привет!
- Приятного аппетита! – Парочка поспешила скрыться за входной дверью.
- Спасибо. – Слегка обалдело произнесла Каримова и двинулась в зал.
Выйдя на улицу, они поначалу расхохотались.
- У нее такое лицо было!!! – Заметила Ленка.
- Да! – Откликнулся Степнов, но тут же стал серьезным. – Но лучше бы его не было вообще.
- Что теперь? – Спросила Ленка.
- Сейчас смс Игорю кину, чтобы попросил ее не болтать. Ну, на всякий случай.
- Давайте. Я пока цветы заверну. – Ленка переживала за свои красивые розы.

Рассказов по Ирининому лицу сразу все понял. И не успела она еще поведать о встрече в гардеробе, как в кармане запищал смской телефон.
- Знаешь, с кем был Витенька?
- Знаю. – Усмехнулся он. - Видел, когда они выходили.
- Сказал, что отмечали написание сценария, что Кулемина их ужинами кормила.
- Молодец! – Мысленно Рассказов похвалил друга за находчивость. - Ну, значит, так оно и есть. Я уже третью неделю его жду в шахматы сыграть, а он у Кулемина каждый вечер сценарий пишет.
- Думаешь, у Кулемина пишет? – Ирина Ренатовна интонацией выделила фамилию.
- Не, Ир, это однозначно. И естественно, у них с Леной уже не официальные отношения «учитель-ученица», если он почти член семьи. Он то с кулеминскими романами по издательствам, то за лекарствами, то в больницу еще с прошлого года бегал… Слушай, у меня только к тебе просьба будет.
- Для тебя – что захочешь… - кокетливо улыбнулась Каримова.
- Слушай, не говори никому, особенно Светочке, что мы их видели. А то ведь ей скажешь, что ужинали в ресторане, а она Борзовой наплетет, что… - Игорь попытался придумать что-то запредельное, - что Кулемина… стриптиз Степнову танцевала… - Игорь рассмеялся.
- Да, - Ирина тоже рассмеялась. - Это она может. Понятно, молчу, как рыба. - И сменила тон. - А что это вы, Игорь Ильич, о стриптизе вспомнили?!
- А это, наверное, Ирина Ренатовна, подсознание…
- Да-а-а?!
- А хотите, расскажу вам исторические корни сего действа?
- Это ты с намеком, чтобы мы от лекции потом к практическому занятию перешли?
- Вы, мало того, что красивая, вы удивительно умная женщина, Ирина Ренатовна!


- Расстроилась?! – Степнов опустил мобильник в карман и посмотрел на Ленку.
- Неа. – Если честно, эта встреча совсем не испортила Ленке праздничного настроения. - Подумаешь, на Каримову наткнулись. Не на Борзову же.
- Да уж.
- Так здорово посидели. Вечер суперский! Спасибо, Виктор Михайлович!
- Лен, да ты что?! Это тебе спасибо, что ты согласилась. – Ленка тепло улыбнулась в ответ. - Ну что, ловим машину или ждем автобуса?!
- А пошли пешком! Прогулки перед сном полезны, ведь так?! - Ленка подхватила Степнова под руку. Ей совершенно не хотелось, чтобы вечер быстро заканчивался.
- А пошли. - Согласился Степнов. - Ну, если вдруг замерзнешь, запрыгнем по ходу на автобус.
- Хорошо.
Они возвращались домой. В одной руке Ленка радостно несла упакованные розы, а другой держалась за Степнова. А в скверике, на раскатанных ледовых дорожках, они разбегались, и она катилась полтора - два метра, поддерживаемая его рукой. После каждой дорожки они смотрели друг на друга и смеялись счастливым смехом двух истинно влюбленных людей.
А в памяти непроизвольно возникали строки «их первой песни»:

Хочу, чтоб годам вопреки,
Так же были мы близки,
Так же были мы близки
Двадцать лет спустя…

********************

А вот это чудо от Оксаночки - Рыбки-собачки!

*********************
Продолжаем петь тут

Спасибо: 57 
Профиль
Starushencia





Сообщение: 929
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.02.11 00:23. Заголовок: Кто не видел чуть вы..


Кто не видел чуть выше чудную иллюстрацию к предыдущей главе, покрутите колесико мыши.

Глава 10

По заслугам и награда.
(Пословица)

- Я опять хочу в Париж.
- А что, вы там уже были?
- Нет, я уже хотел.
(Анекдот)

Не горячись. Простынешь – пожалеешь.
(Народная мудрость)


До зимних каникул оставалось совсем немного. Ленка «летала» и объясняла подругам свое отличное настроение хорошим самочувствием деда и приближающимися праздниками. Дел, правда было невпроворот, поэтому она так радовалась каждой возможности побыть с Виктором наедине, а потом вспоминала каждую встречу, перебирая каждое ее мгновение. В «шкатулке» Ленкиной памяти поход в ресторан занял почетное место. К счастью, он не был омрачен никакими сплетнями и разговорами – Каримова сдержала свое слово, и никому ничего не рассказала, а в Рассказове – лучшем друге Степнова – Кулемина и не сомневалась.

Сегодня была последняя финальная игра по стритболу. Финальная! В чужой школе – на кубок района. Жутко волновались все трое: и Степнов, и Ленка, и Гуцул, тем более что были без группы поддержки. Игра была назначена на три часа, а одноклассники в это время остались на факультативе по алгебре. Взяли с собой еще только запасного – Дмитриева из 10-А. Он быстренько свалил по своим делам, как только игра закончилась, даже на награждение не остался. А зря. Потому что награждали их школу. Потому что они победили! Да! Выиграли!!! У двух амбалов. Ценой невероятных усилий, Гуцуловской хитростью, Ленкиной меткостью и волей к победе.
- Ура!!! - Как только прозвучал финальный свисток, Ленка бросилась на шею к Степнову. Он даже чуть отстранился и тут же поспешил приобнять Гуцулова, чтобы окружающие не подумали чего:
- Игорь! Ленка! – Ну, гении! Ну, молодцы!!!
А на награждении их ждал сюрприз.
Тетенька из РОНО, хоть и несколько смутилась, ибо ожидала, что в команде по стритболу играют однополые игроки, но деваться ей было некуда, и вслед за вручением диплома она огласила «приз команде-победителю». Это был сертификат на путевку на двух человек на зимние каникулы в Париж, в основном, с целью экскурсионно-познавательной, но в то же время и развлекательно-экстремальной с посещением на целый день парижского Диснейленда.
Сертификат на путевку вручили Гуцулову, и все трое, несколько ошарашенные, разошлись в разные стороны. Гуцулов с Ленкой - переодеваться по разным раздевалкам, а Степнов пошел в гардероб.
В голове его лихорадочно метались мысли: Что делать? Ленку с Гуцуловым в Париж? Это только через его труп. Лишить Ленку поездки? Он не вправе. К тому же Франция так близко от Швейцарии и Ленкиных родителей… Уговорить Гуцула не ехать? А как?
В это же время в голове практичного Игоря Гуцулова созрел отличный план.
Париж ему был нафиг не нужен. А вот, чтобы поехать кататься на сноуборде в Болгарию вместе со своей скейтерской компанией, денег как раз не хватало. И последние недели Гуцул лихорадочно думал, у кого бы одолжить недостающую сумму.
Степнов к Ленке неравнодушен, это однозначно. Вот пусть и катят вместе в Париж, а ему выигранную долю дадут деньгами. Гуцулов внимательно изучал сертификат. Посмотрел на сумму. Присвистнул. Прикинул. Пожалуй, у физрука половины стоимости может и не быть. Откуда?! Учитель… Предлагать Степнову выкупить у него приз наличными вообще несколько стрёмно. Еще и Кулемина неизвестно, как отреагирует. Тогда сделка может сорваться вообще. Сойдемся на трети. Глядишь, прокатит. В конце концов, если бы не Степнов, фиг бы они выиграли. А ему как раз хватит оттянуться в Болгарии… - С этой мыслью, радостно улыбаясь, Игорь вышел из раздевалки, держа в руках сертификат.

- Виктор Михайлович, у меня к вам… эээ… деловое предложение. – Он решил сразу брать быка за рога. – Я в Париж не хочу, у меня другие планы на каникулы. Мы с ребятами в Болгарию собирались, в горы кататься, только вот денег не хватает… Я тут подумал… Может, мы с вами сговоримся… - и, сунув Степнову в руки сертификат, быстро продолжил мысль. - Может, вы в Париж хотите… Мы бы без вас и вашего руководства не выиграли. А если путевку на троих… ну, и мне долю… - Он замялся, но Степнов уже уловил мысль…
- Гуцулов, ты я гляжу, не только в спорте соображаешь… С тобой приятно иметь дело! –
И даже не глядя в сертификат, Степнов протянул Игорю руку. – По рукам!
- Треть?! – Уточнил Гуцулов.
- Хорошо! Завтра будут. – Если честно, Степнова сумма не волновала… Ради исполнения мечты увезти Ленку отдохнуть…
- По рукам. – Гуцулов крепко пожал Степнову руку.
- Только… - Степнов замялся и руку не отпустил, а Игорь сразу испугался. – Но это между нами. ДВУМЯ. Степнов выделил голосом последнее слово. – Только между нами и все!
Гуцулов облегченно выдохнул. Степнов не хочет, чтобы об этом даже Ленка знала. Ну, так еще и лучше. Он будет выглядеть героем, безвозмездно пожертвовавшим путевку. Степнов будет молчать про деньги, а он про отношения Ленки со Степновым. Всегда бы за молчание столько платили!
- Да не вопрос, Виктор Михайлович. Договорились. Только между нами.
- Ну, тогда… Спасибо за победу, - улыбнулся Степнов, - вы, правда, молодцы!
- И вам спасибо. Ладно, я пойду, у меня смена… - Поспешил попрощаться Игорь, пока физрук не передумал.
- Давай! Счастливо! До завтра.

Ленка, наконец, появилась в гардеробе. Сверкнула стоваттной улыбкой одиноко стоящему с её курткой Степнову. Теперь, когда она не просто шла с игры, а сразу попадала на свидание к любимому мужчине, процесс «наведения красоты» существенно увеличился по времени. Впрочем, Степнов не возражал.
Подал ей куртку, нежно поправил шарф и шепнул:
- Прекрасная, - и втянув носом воздух, добавил, - и вкусная.
Она мысленно поблагодарила Новикову за рекомендацию парфюма и покраснела. Впрочем, Степнов тут же смутился сам.
Вышли на крыльцо школы, он забрал у нее сумку, а когда свернули за соседний дом, вне видимости школьных окон, он взял ее за руку. Ей очень нравилось так идти. Он держал ее так, что она остро ощущала себя ЕГО девушкой, правда, сегодня еще хотелось прыгать и скакать от радости победы.
- Виктор Михайлович, что с путевкой-то делать?! – Ленка тоже была очень озадачена.
- Чего делать?! Гуцулов отказался в твою пользу. Так что, можешь ехать на заслуженный отдых. Хочешь, Лерку возьми, хочешь Наташу. Там ведь от Франции и до родителей рукой подать. Может, Петра Никаноровича возьмешь?!
Приехали!
- Виктор Михайлович, - Ленка остановила Степнова, забежав вперед и встав у него на пути. – А слабо перестать нести ерунду?!
- То есть?!
- Вот я сейчас как обижусь. – Ленка надула губки. Она только-только открывала для себя, какую власть имеет над Степновым, и теперь с удовольствием пускала в ход женские уловки.
- Ленок, ты чего?! – Степнов тут же испугался. Но Кулемина уже встала в любимую позу, скрестив руки на груди.
- Какая Лера?! Какой дед!? Я думала, вы со мной поедете… Но вы, наверное, не хотите… - Она демонстративно отвернулась от Степнова и принялась изучать балконы на соседнем доме, ожидая, когда сильные руки обнимут ее за плечи, а нежные губы обожгут щеку извиняющим поцелуем. Ждать пришлось недолго. Степнов тут же привлек её к себе.
- Леночка, ты же знаешь, что я с удовольствием поеду с тобой хоть в Париж, хоть на край света, если ТЫ этого хочешь…
- Хочу, конечно.

- Дед, мы пришли! – Оба соавтора отметили это «Мы». - Представляешь, - Ленке не терпелось поделиться радостью. - Мы поедем в Париж. Мы победили и путевку выиграли!
- Мы это кто?
- Мы с Виктором Михайловичем. Ты все переживал, что ты в санаторий, а мы остаемся. А вот как раз теперь загуляем…
- И кто это решил? – Грозно поинтересовался Кулемин. Повисла тишина.
- Елена, выйди-ка пока из комнаты, погуляй, нам с Виктором поговорить надо.
Ленка тут же просекла, что Петр Никанорович вовсе не в восторге от поездки и бросилась в атаку:
- Это почему?! Как проблемы решать, так я большая, - уколола Ленка деда историей с боями, - а теперь – Лена, выйди, мол, когда взрослые разговаривают.
- Лен, - мягко, примиряюще произнес Виктор, - пожалуйста.
Ленка вышла за дверь, но прикрыв её, осталась стоять рядом и, естественно, ей был вполне слышен происходящий разговор.
- Виктор! Это что за совместные Парижи?!
- Петр Никанорович, Ленка с Гуцулом действительно выиграли в стритбол путевку в Париж на двоих. Там экскурсии, Диснейленд, аттракционы, адреналин. Понимаете, организаторы не учли, что в паре могут быть разнополые игроки. Обычно же играют два мальчика. Ну, а Гуцулов уже уезжает в Болгарию, поэтому он путевку Лене отдал. Я предложил ей поехать с девчонками или с вами… Но у вас все-таки санаторий. А с девчонками, это ж и вы, и я с ума сойдем, как они там одни. Поэтому я и подумал, что лучше, может, мы вдвоем поедем. Ленке ведь отдохнуть надо. Там… впечатления новые...
- Да. Не спорю. Но жить-то вы будете в одном номере!
- Петр Никанорович, я же вам обещал. Я Ленку и пальцем не трону. Дальше поцелуев дело не зайдет! - Вот тут внутри у неё словно внезапно взорвалась бомба. - Дальнейшего разговора она уже этого не слышала.

Да, как он!!! Влетела в свою комнату, просто кипя от негодования, и даже не заметила, что выдала себя с головой, когда Степнов после разговора с дедом зашел к ней.
- Ленок, ну, все в порядке. Завтра можем ехать в турфирму.
- Я рада. - Произнесла Ленка тоном, от которого температура в комнате снизилась градусов на двадцать.
- Леночка…
- Я уже 16 лет Леночка! Просто, может, хватит обсуждать нашу личную жизнь с посторонними людьми. То с Малаховой, то с дедом. Вы ему часом не докладываете, сколько раз мы поцеловались?! – Она перешла на крик. - Нет?! А зря. Или, может, план составим - за ручку подержаться в декабре, обняться в январе, поцеловаться в апреле - и у деда завизируем?!
- Лен! Ну, что ты говоришь?!
- Что я говорю?! Уже ничего!!! Сейчас позвоню всем Ранеткам по очереди и буду рассказывать, как вы целуетесь… А то я, дура, все молчу, молчу!!! А вы валите, вон, общайтесь с дедом дальше.
Как назло из коридора донесся голос:
- Вить, я тебе главы на флешку перекинул, можешь забирать.
- Идите-идите! – Кулемина метала молнии.
- Да, Петр Никанорович, - помолчав, откликнулся Степнов и аккуратно прикрыл снаружи дверь в Ленкину комнату.

Она, еле сдерживая злые слезы, плюхнулась на диван. Через несколько минут услышала, как хлопнула входная дверь. Теперь слезы все-таки покатились из глаз. А ведь какой сегодня был хороший вечер! Стало вдвойне, нет, в десять раз обиднее. Обняла любимый, подаренный им мячик, и уткнулась в него лицом. Лишь шмыгала носом, и вздрагивали плечи.

Дверь в комнату тихонько отворилась. Дед медленно опустился рядышком на диван.
Положил руку Ленке на плечо, но она её сбросила.
- Леночка, ты не сердись, пожалуйста, но послушай меня, старика. Я совсем не против твоих отношений с Виктором, наоборот. Но я должен был с ним поговорить. Пойми, в вашей ситуации всю ответственность за ваши отношения несет Виктор. Вот так это выглядит со стороны, так будет считать «общественное мнение». Ведь узнай про ваши отношения в школе – он будет в первую очередь виноват, его уволят. Ты же сама об этом говорила. Скажут, что он - взрослый развратник - вскружил голову молодой глупенькой девочке. Тебя общество оправдает, а его будет порицать. Вот поэтому ему тяжелее, но он не боится. Он старается быть честным. Это, знаешь, какое мужество надо иметь! Как ты думаешь, легко взрослому мужику за тридцать у какого-то старика разрешения сходить с внучкой в кино спрашивать?! Ведь намного легче вскружить тебе голову да, прости господи, затащить в постель. Сколько таких случаев?!
Ленка вспомнила, как переживала в прошлом году Новикова, связавшись с женатиком. Петр Никанорович продолжал.
- А еще проще найти себе ровесницу, и никаких проблем… что называется, «ни в чем себе не отказывай». – У Ленки сердце вмиг ухнуло вниз.
- Этот разговор - лишнее напоминание ему. Пойми. Мне лично не надо его обещаний. Я ему верю, но и понимаю, что чувства могут зашкалить, когда их сдерживать будет тяжело, и вот тут данное мне им слово ему же и поможет. Понимаешь, это необходимо, потому что… сдержаться пока надо. Потому что рядом буду не я, а противное общественное мнение. Виктор должен иметь возможность смело смотреть в глаза твоим родителям, как раньше мне. И он будет сам счастлив, если сможет сдержать слово. - Петр Никанорович поднялся с дивана, и уже в дверях добавил. – Леночка, подумай об этом. Ты же умная девочка!

Умная!!!!!! Да дура она!!! Полная дура! Только идиотка могла закатить на ровном месте сцену, испортить себе и ему двойной праздник, а затем сидеть и реветь. Потому что дед, конечно, прав. И Виктор Михайлович - лучший, святой и вообще… А она эгоистичная дура… И естественно, эта дура толком не спала ночь, и жуткие круги под глазами не замазать никаким тональником…

Он ушел от Кулеминых в растрепанных чувствах. Объясняться с Леной на повышенных тонах… А он бы тоже перешел на крик… Приводить ее в чувство поцелуями?! И то, и другое при Петре Никаноровиче было нереально. Да и что он мог сказать?! Дурацкая ситуация получилась! Впрочем, где-то в глубине души почему-то была уверенность, что все будет хорошо. Завтра они спокойно поговорят с Леной. Правда, все равно полночи проворочался, на пробежку проспал, но решил выйти из дома пораньше, чтобы зайти за Ленкой с утра и поговорить.
Распахнул дверь своей квартиры и увидел ее, подскочившую с бетонных ступенек лестницы.
- Лен! Что случилось?! – Он испугался.
Она стояла перед ним и явно собиралась с силами.
- Лен, ты чего?! Говори! – Он совсем разволновался.
- Виктор Михайлович, простите, пожалуйста, я вчера столько ерунды наговорила…
- Ленок! – В его голосе было столько нежности. Шагнули друг другу навстречу. - Девочка моя, хорошая! - Оплела руками его талию, спрятала лицо на груди в своей любимой позе. - Это ты меня прости. – Крепко прижал к себе.
- Нет, это я виновата, - пробормотала Ленка, а сама уже расплывалась в блаженной улыбке, чувствуя легкие прикосновения его губ к волосам. - Мы поедем сегодня в турфирму?
- Как скажешь, солнце.
- Скажу, поедем.
- Ленок, - он шутливо чмокнул ее в носик, - а как я целуюсь? Ты что девчонкам собиралась рассказывать?
- Как?! - Ленка напустила на себя задумчивый вид. – Ой, Виктор Михайлович, забыла. Память девичья. Надо освежить впечатления. - За соседней дверью на площадке загрохотал замок, и Степнов, опомнившись, втянул Ленку в квартиру и «впечатления освежил».
- Сказочно! – С трудом оторвались друг от друга.
- Ну что в школу?
- А мне еще рано.
- Это почему?
- Холера же свалила. И у нас географии нет пока. Савченко сказал, что новый учитель только после каникул придет.
- Ясно. Чаю хочешь?
- Да. Очень. Если честно, я не завтракала.

- Кулемина! Слов нет… - ворчал он, ловко нарезая сыр и колбасу и красиво укладывая их на бутерброд, - завтрак пропускаешь, на бетонной лестнице сидишь…
- Я на сумке сидела.
- Все равно. Вот что с тобой делать?!
- Ну, вы уж придумайте, Виктор Михайлович, ЧТО со мной делать… Я на вас рассчитываю. – Ленка вовсю улыбалась и явно провоцировала Степнова. Ей безумно нравился такой легкий словесный флирт.
- Вот как придумаю… - он нарочно сделал грозное лицо, - три круга по стадиону…
- Фи! Виктор Михайлович! Как не романтично…
- Ты лучше кушай, Леночка, кушай! А то сейчас уже выходить пора. Проболтаешь и будешь без завтрака. Вот держи, - он протянул ей булку с кусочком колбасы и сыра,- по-моему, очень романтичный бутерброд.
- Супер! Виктор Михайлович! Спасибо.
- На здоровье, дорогая! На здоровье.

После уроков, взяв все документы, благо, загранпаспорта в наличии были, поехали в турфирму оформлять бумаги.
Тетенька-агент удивленно посмотрела на них, на сертификат, потом снова на них.
- Я тренер выигравшей команды. – Произнес Степнов.
- Да как скажете. Изменения в путевку будут?
- Какие?
- Кровать семейная или две односпальные оставим? – Кулемину бросило в краску.
- Оставим, как было. – Произнес четко Степнов. – Вы знаете, у нас другой вопрос.
Путевка на 9 дней, а мы сможем только первые дни походить на экскурсии, а потом в Швейцарию уехать?
- В принципе, дело ваше. – Откликнулась тетенька. – За свой счет, разумеется. Принимающую сторону предупредить надо будет. Ну, и обратно к самолету надо быть.
- Это, конечно.

Ну вот, - Степнов удовлетворенно убрал бумаги во внутренний карман куртки. Они с Ленкой вышли на улицу. - Еще несколько дней и - каникулы, Новый год, Париж и Швейцария! Рада? – Он обнял Ленку за талию. Подняла голову и чмокнула его в подбородок.
- Очень. Надо родителям позвонить.
- Да, конечно. Только что ты им скажешь?!
- Я уже думала на эту тему. Я пока не буду говорить, что мы вместе приедем. Ну, по телефону не хочется.
- Естественно. Так плохо.
- Поэтому я просто скажу как есть, что команда выиграла путевку, мы будем в Париже и… какого там числа написано? Ну, после Диснейленда я на следующий день приеду в Швейцарию.
- Ну, давай так. Только надо, конечно, еще все обдумать по поводу твоих родителей. И подарки новогодние надо. - Степнов отдавал себе отчет, что так просто заявиться с Ленкой в дом Кулеминых и объявить об их отношениях не получится.- Да, еще успеем, конечно. Время есть. – Ленке наоборот не хотелось сейчас думать о возможных проблемах. - Виктор Михайлович, лучше скажите, какой салатик вы хотите на Новый год?

**************
Продолжение фика здесь<\/u><\/a>


Спасибо: 58 
Профиль
Ответов - 172 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 360
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 90 месте в рейтинге
Текстовая версия