Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 599
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 69
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.06.12 10:14. Заголовок: Автор: Галлюцинация. Мини-2


Надеюсь, кто-нибудь улыбнётся

Спасибо: 8 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 9 [только новые]







Сообщение: 600
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 69
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.06.12 10:19. Заголовок: Автор: Галлюцинация ..


Автор: Галлюцинация
Название: Прекрасный рыцарь
Жанр: AU, OOC, Humour, пародия
Рейтинг: почти R
Пейринг: Лена/Виктор
Статус: окончен (в пяти частях)

Огромное спасибо forget-me-not!


Часть первая
Лена заложила пальцем страницу и снова посмотрела на обложку, где явно переборщивший со стероидами полураздетый мужик держал в объятиях томно валяющуюся в полуобмороке красотку. «Ну, Лерка! Вроде и убить бы надо, но какая же она молодец! Я давно так не смеялась». Ещё полчаса назад, когда она только развернула подарок подруги и узрела описанную выше картинку, а уж тем более прочитав на первой странице изящную надпись красным маркером «Просвещайся!» (и дёрнуло тогда ляпнуть вездесущей проныре, что с парнями ещё ни-ни!), вопрос «Убить или спасибо сказать?» даже не стоял. Но оказалось, что нет ничего лучше, чем вволю посмеяться над «шедеврами» любовной прозы, если в свой день рождения ты осталась одна в огромной квартире. Понятно, родители спасают мир (в очередной раз), дед ушёл к другу, думая, что внучка позовёт гостей и закатит пир горой, так что ничего удивительного, что, раз сама решила никого не звать, вечер прошёл в одиночестве. И если бы не Лерка со своим идиотским подарком, то ещё бы непременно в тоске и размышлениях, что она никому не нужна. Поняв, что дальнейшие мысли в подобном направлении ни к чему хорошему не приведут, девушка снова раскрыла книгу и окунулась в чтение, благо, дыхание после последнего приступа истерического смеха она уже восстановила.
Он сжал её в могучих объятиях, заставив судорожно вздохнуть от неимоверной близости, и впился страстным поцелуем в тонкую кожу лебединой шеи… «Это же просто вампир какой-то, а не мужчина!» Полные, как две спелые дыни, груди манили своим мерцанием во мраке безлунной ночи… «А дыни ведь тоже бывают разные! Есть «колхозница», а есть «цыганочка». Товарищ у нас какие предпочитает? И почему они светятся в темноте? Фосфором намазала или просто под излучение какое попала?» Она еле сдерживала сладострастные стоны, видя, как его нефритовый жезл вот-вот погрузится в её волшебную пещеру… Здесь с Леной приключилась настоящая истерика. Она долго размышляла, почему же данная часть мужского организма стала зелёной и, за неимением другим данных, остановилась на версии, что товарищ искупал своё «сокровище» в растворе «зелёнки» в целях дезинфекции.
Отсмеявшись, она взглянула на часы и охнула: стрелки ехидно показывали полтретьего ночи. Ехидно, потому что первым завтра (то есть уже сегодня) должна быть физкультура, а преподавательница, Шубина Виктория Дмитриевна, за малейшее опоздание гоняла потом всё занятие, да ещё на дополнительные оставляла. Не то чтобы Лену это напрягало, она со спортом с детства дружила, но слушать насмешки одноклассников не хотелось. Поэтому она отложила своё занимательное чтение, сунув книжку под подушку (а вдруг ещё дед найдёт? Он, как признанный писатель-фантаст, точно расстроится, если застукает внучку за изучением подобного ширпотреба), и буквально сразу провалилась в сон.
Причём провалилась в прямом смысле: едва веки смежились, как девушка почувствовала, что её тело летит куда-то вниз. Ей никогда не нравились подобные сны, потому что при пробуждении сердце всегда заходилось в бешенном ритме, а по спине неприятно сквозило холодком, однако сегодня ощущения были какие-то другие. Да и само падение закончилось не банальным вскакиванием с постели, а ударом о что-то твёрдое. «Неужели я с кровати умудрилась упасть? Поди ещё и синяк будет…» Лена осторожно пошевелила руками и ногами, потом нехотя открыла глаза и тут же зажмурилась. «Померещится же такое!» Однако, словно в издевательство, к увиденному добавился звук, весьма не характерный для мегаполиса. «А чего я парюсь? – спросила сама себя, прислушиваясь к пению птиц. – Это же сон!» После этой успокаивающей фразы девушка открыла глаза, посматривая по сторонам уже с любопытством, потом поднялась на ноги и решила отряхнуться, как…
- Зашибись! – Громкий возглас вспугнул несколько мелких пернатых с ближайшего куста, но одиннадцатикласснице триста сорок пятой школы города Москвы было уже не до них: девушка с ужасом оглядывала себя. – Ну, Новикова!
Было не совсем понятно, каким боком упомянутая Новикова оказалась причастна к тому, что её подруга Лена Кулёмина оказалась в лесу в шикарном, но изрядно потрёпанном платье с кринолином и корсетом, однако именно её недавняя именинница выбрала в качестве объекта ругательств. А когда она обнаружила, что её волосы неизвестным образом отросли до поясницы и сейчас лежат на спине спутанной гривой, то просто взвыла. «За что мне этот кошмар?!»
- О, красотка! Недалеко же ты убежала!
Лена резко обернулась. Из леса к ней направлялись троё мужчин, все вооруженные длинными и широкими ножами, при этом настрой у них был явно не дружелюбный, хотя обратившийся к ней рыжий парень с мерзким шрамом на всю правую щёку вроде бы улыбался. Хотя как раз от его улыбки и родилось сильное желание превратиться во что-то мелкое и затеряться в листве под ногами. По крайней мере, переживания по поводу собственного внешнего вида испарились.
- Ребят, кажется, вы обознались, - стараясь говорить спокойно, Лена начала осторожно пятиться, держа всех троих в поле зрения. В голове немедленно всплыли занятия по кикбоксингу и уроки самообороны, только вот помогут ли они против трёх мужиков, когда ты в дурацком и жутко тяжёлом платье? Троица разразилась неприятным смехом.
- Да нет, ты-то нам и нужна. Кое-кто тебе ещё «спасибо» не сказал за разбитый нос, - рыжий кивнул на своего товарища, столь же безобразного, как и он сам. Лена пригляделась и действительно увидела сломанный нос. Её явно с кем-то спутали, но она уже прониклась уважением к «подставившей» её незнакомке. Спиной наткнулась на ствол дерева. Отступать было уже некуда. Девушка резко оттолкнулась и чётким движением ударила уже многострадальный нос. Бандит взвыл и упал на землю, временно выйдя из строя. Остальные притормозили. Убегать смысла не было: в этом платье далеко ей не уйти. Лена попыталась занять боевую стойку, но запуталась в складках и чуть не упала. Открыла рот, чтобы выругаться, да так и осталась: слова замерли на губах, когда на полянку, где происходила «дружеская встреча», ворвался огромный белый конь, царственно неся на своей спине седока. Последний, не мешкая, спустился и загородил широкой спиной («Ну, блин, и качок!») якобы испуганную жертву бандитов и властным голосом сообщил, что дама находится под его защитой. Местная шпана при встрече с достойным противником оказалась не храбрее московской, так что через минуту Лена и её спаситель остались одни. Даже дважды переломанный нос уполз.
Убедившись в отсутствии опасности, «принц», как уже окрестила его мысленно Кулёмина (а чего? Конь белый есть!), обернулся. На девушку с волнением смотрели карие глаза, эффектно контрастирующие со светло-русыми волосами. «Странное сочетание. Он же не красится?»
- Леди, с вами всё в порядке?
Отойдя от секундного ступора вследствие такого к ней обращения, Лена авторитетно заявила:
- Да всё ништяк! – Поняв по глазам собеседника, что её слова слегка не подходят, немедленно поправилась: - То есть, я хотела сказать, что со мной всё хорошо. Просто головой стукнулась. Да платье помяла. И волосы запутались… - Она едва не хлопнула себя по губам, что прекратить эту становящуюся бессмысленной речь. «Принц» засуетился.
- Ох, простите! Я должен был и сам заметить. Нам нужно немедленно поехать в мой замок («Ну точно принц!»), там вы сможете привести себя в порядок.
- Это так любезно с вашей стороны, э-м-м…
Спаситель рухнул на одно колено, чем немало напугал и так нервничающую Кулёмину, схватил руку девушки и, представившись лордом Артуром, приложился к ладони поцелуем. Чувствуя себя на грани культурного шока, Лена аккуратно вывернула руку и еле сдержалась, чтобы не вытереть её о платье. К её облегчению, «принц» ничего не заметил, легко поднялся на ноги, но тут же испортил всё впечатление, начав задавать вопросы:
- А как ваше имя? И как вы оказались в этом лесу? Почему вас преследовали бандиты?
«Ох, чувак! Я сама только на первый вопрос ответ знаю!»
- Меня зовут Лен… то есть, Элен…
- О, так вы тоже из Франции, как и мой наставник по фехтованию?!
«Ну, это хотя бы наша реальность, а не какой-нибудь дедушкин мир…»
- Понимаете, я ничего не помню, - Лена проникновенно посмотрела на озадаченного героя. Сейчас он казался ей мальчишкой, хотя выглядел лет на пять старше её. – Ни откуда я, ни как здесь оказалась… Только имя. Я слышала, что такое бывает, если головой удариться.
«Слава сериалам и так любимой ими амнезии!»
Лорд Артур тут же укорил себя, что терзает пострадавшую даму расспросами, тогда как ей необходима помощь, и, возможно, даже лекаря, свистом подозвал коня и предложил немедленно отправиться в его владения. Кулёмина с опаской подошла к смирно стоящему животному и недоверчиво посмотрела на седло. «И когда же я проснусь?..» Тоскливая мысль осталась без ответа, а в следующее мгновение девушка, только пискнув от неожиданности, оказалась наверху, а «принц» пристроился сзади. «Блин, и ведь в нос не дашь за то, что руки распускает!» Больше, кроме мыслей «как бы не свалиться», её голову ничего не посещало вплоть до того момента, пока они не оказались во дворе замка. Там к ним немедленно подскочили люди, Лену спустили на землю, чему она была безумно рада, Артур раздал указания, среди которых промелькнуло сопроводить гостью в комнату, умыть, переодеть, показать лекарю и дать отдохнуть, и вот уже девушка поднимается по лестнице, заботливо поддерживаемая незнакомым седовласым мужчиной.
Комната оказалась просторной и светлой, а широкая кровать под балдахином настойчиво манила прикорнуть минуток на шестьсот. Однако портить хозяйское постельное бельё своим грязным платьем было бы верхом неприличия, поэтому Лена, вздохнув, примостилась на жёстком стуле. Время шло, старик уже ушёл, обещанная служанка не появлялась, а организм настойчиво потребовал удовлетворить некоторые его нужды. Девушка встала и начала ходить из угла в угол, но это не помогло. Наконец, она выглянула в коридор в надежде встретить кого-нибудь, кто указал бы ей направление, но тот, как назло, был пуст. Пришлось выйти и начать поиски местного аналога туалета самостоятельно. Не прошло и пяти минут, как Лена поняла, что зря она это сделала.
«Прекрасно! Я ещё, до кучи, и заблудилась в этом треклятом замке! Не могли сразу экскурсию устроить?!»
- Придурки!
- Мне незнакомо значение этого слова, но, судя по тону, вы явно чем-то недовольны.
Кулёмина резко повернулась в сторону низкого и мягкого, как бархат, голоса и наткнулась на чуть насмешливый взгляд пронзительно-синих глаз.

- Добрый вечер. – Он улыбнулся. Лена встрепенулась и перестала, наконец, пялиться на незнакомого мужчину. А там было на что посмотреть! Высокий, крепкий, со смуглой кожей, с чёткими мужественными чертами лица и волнистыми тёмными волосами. Кулёмина даже приосанилась, но тут же вспомнила, в каком она виде, и снова ссутулилась.
- Мне кажется или вы что-то искали?
- Да, вы правы. Я искала… - она замялась, но мужчина оказался сообразительным.
- Наверное, вы хотели умыться?
«Ха! И чего я удивляюсь? Трудно не догадаться, глядя на меня, что нужно сделать в первую очередь!» Однако спустя секунду девушка готова была провалиться сквозь землю или, учитывая её местоположение, каменный пол.
- Или… вам требуется помощь в более интимном вопросе?
«Вот ведь глазастый какой! А я теперь, наверное, на знак «Стоп» похожа. Причём, очень грязный знак…»
- Если я правильно угадал, то вам стоит вернуться в комнату и посмотреть под кроватью. Там есть предмет, который у нас называется «ночная ваза», хотя на самом деле ею пользуются и днём. И не волнуйтесь, её потом вынесет служанка, которая, я уверен, уже ищет вас по всему замку.
«Капец! Это я теперь опять, как в детском садике, должна в горшок какать?! А этот ведь даже не ухмыльнулся ни разу, смотрит серьёзно и говорит вежливо… А внутри, наверно, ржёт, как сивый мерин! И ведь кто-то про меня уже растрепал! Что за сон дурацкий!..»
С трудом выдавив из себя улыбку, Лена только раскрыла рот, чтобы поблагодарить, как рядом неизвестно откуда оказался Артур.
- Ах, леди Элен, куда же вы пропали? Мы уже с ног сбились, разыскивая вас! – Тут он заметил скромно стоящего в стороне мужчину. – О, Виктор, вы тоже здесь! Вы, наверное, уже познакомились с нашей гостьей? – Синеглазый учтиво поклонился.
- Имел счастье.
«Ну, конечно! Встретить в коридоре оборванку и полчаса объяснять ей, как пользоваться горшком, просто предел мечтаний любого джентльмена!»
- Как замечательно! Элен, - Артур обратился к немедленно сделавшей заинтересованное лицо Кулёминой, - человек, которого вы видите перед собой, лучший фехтовальщик Франции. Мне безумно повезло, что он согласился оставить свою родину и приехать сюда, чтобы обучать меня.
Мужчина и девушка обменялись дружелюбными взглядами, Лена даже решила проявить чудеса политеса и попробовала сделать книксен, но – исключительно из-за отсутствия практики, а не в силу природной неуклюжести! – чуть не упала. Виктор молнией оказался рядом и поддержал пошатнувшуюся блондинку.
- Мне кажется, гостье стоит немного отдохнуть.
- Да, конечно! – Артур снова пришёл в оживление. Эта черта начинала уже порядком бесить Кулёмину. «Поучился бы у своего наставника, что ли! У них разница в возрасте максимум лет семь, а смотрятся рядом как чистокровная овчарка и щенок дворняжки».
- Энн!
На громкий зов хозяина прибежала испуганная маленькая девчушка, немного младше Лены. Как выяснилось, это и была её «потерявшаяся» служанка. Артур поручил Энн выполнять все прихоти «леди», после чего девушки поспешили удалиться. Дойдя до конца коридора, Кулёмина, прежде чем свернуть за угол, не удержалась и оглянулась. Виктор что-то обсуждал с учеником и даже не думал смотреть ей вслед. Почему-то от этого факта настроение, и так не самое радужное, испортилось ещё больше.
Правда, едва девушка погрузилась в тёплую мыльную воду уже подготовленной для неё ванны, любовь к миру и человечеству вернулась. Она расслабилась до такой степени, что даже позволила Энн вымыть ей волосы, однако всё остальное трогать не дала, чем вызвала глубокое изумление у служанки. К сожалению, вода быстро остыла, и пришлось прервать водные процедуру в пользу такого муторного дела, как расчёсывание. Пока Лена сидела на маленьком пуфике, усиленно убеждая себя, что если она посидит чуть-чуть с закрытыми глазами, то не уснет от этого, Энн сражалась с запутанными намертво волосами, попутно восхищаясь их цветом и густотой. Кулёмина иронически усмехалась, вспоминая, как в шестом классе самолично обкорнала эту «красоту» и как в последующие годы ревностно следила, чтобы длина её стрижки не увеличивалась даже на сантиметр. Подремать ей не удалось: служанка, явно не новичок в парикмахерском искусстве, легко справилась с непосильным для самой Лены подвигом, при этом уложив волосы в затейливую причёску. Кулёмина честно пыталась запомнить количество использованных шпилек, но сбилась уже на втором десятке. «Вот по-любому парочку потом забуду и обнаружу это только ночью!»
Дальше всё было ещё страшнее… Лена с ужасом увидела, как из недр огромного шкафа, стоящего рядом с кроватью, появилось платье – ещё пышнее, чем её прежнее. От расшитых бисером рукавов и подола блондинку передёрнуло, а когда служанка начала затягивать корсет, Кулёмина поняла, что, видимо, кого-то сильно обидела в этой жизни. Дышать было возможно только очень неглубоко и очень часто, так что вскоре появилось лёгкое головокружение. «Похоже, Елена Никитична, у вас есть все шансы впервые в жизни грохнуться в обморок!» Однако, наклонив голову, Лена обнаружило одно преимущество своего нового одеяния: у неё реально появилось декольте! А когда девушка взглянула в зеркало, то и вовсе осталась довольна результатом. «Зеленова бы сдохла от зависти!» Сие неожиданное преображение положительно сказалось на её самооценке, поэтому, когда появился уже знакомый ей седой старичок и пригласил на ужин, из комнаты королевской поступью «выплыла» настоящая леди. Правда, через пару десятков шагов платье стало казаться ужасно громоздким и тяжёлым, воздух спёртым (и вообще его было жутко мало!), да и перспектива обедать с прирождёнными вельможами откровенно пугала. «Кулёмина, не дрейфь! Ты же боец!»


Спасибо: 26 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 605
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 69
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.06.12 15:05. Заголовок: Нехитрый аутотренинг..


Нехитрый аутотренинг действовал лишь до того момента, пока перед ней не распахнули двери в огромную залу, которую явно по недоразумению назвали столовой. За длинным столом, уставленным огромными блюдами вперемешку с подсвечниками сидело человек двадцать. Лена остановилась, испуганно обводя взглядом всю эту компанию, и уже собиралась впасть в панику, как с дальнего конца стола к ней ринулся Артур, по пути рассыпаясь в восторженных комплиментах. Только оказавшись на расстоянии вытянутой руки, он притормозил и с видом неимоверно счастливого человека снова приложился губами к её кисти. Кулёмина была так рада знакомому лицу, что согласилась бы отдать ему на «растерзание» и вторую руку, однако, когда заметила, что взгляд молодого человека, пока он вёл её к столу, постоянно съезжает ниже её подбородка, немедленно сменила настрой. «Э, нет, родной! Эти «дыньки» не для тебя! И вообще, фруктово-овощная база закрыта, потому как… не сезон!»
Она рассеянно кивала, пока хозяин замка представлял её гостям и наоборот – гостей ей (естественно, ни одного имени она не запомнила), а потом кратко поведал «горестную историю несчастной девушки». Сама же «несчастная девушка» с вожделением смотрела на поджаренную до золотистой корочки курочку прямо перед ней. И пахла эта вредная птица просто обольстительно! Но Кулёмина была вынуждена признаться самой себе, что ей кусок в горло не полезет под всеми этими сочувствующе-любопытными взглядами. Да ещё прямо напротив сидел этот синеглазый и до ужаса проницательный учитель фехтования. Вот уж кто точно поймёт, что она впервые в жизни видит все эти столовые приборы и не знает, как с ними обращаться. Не будешь же прямо за столом расписывать все ужасы амнезии!
Так и получилось, что Лена за весь обедо-ужин съела только один кусочек хлеба, отщипывая от него по крошке, чтобы растянуть «трапезу». Зато пить вино из бокала можно было, не опасаясь опростоволоситься, так что вскоре ей стало весело, люди вокруг казались до ужаса симпатичными и дружелюбными, а ещё так что-то захотелось поделиться с кем-нибудь своими злоключениями…
- Постарайтесь как можно незаметнее выйти из залы. Я буду ждать вас в коридоре.
Лена подняла голову и подумала, что свечи – не лучший способ освещения: стоящий рядом с ней Виктор выглядел так, будто сошёл с полотна импрессиониста. Не дожидаясь ответа, мужчина выскользнул из столовой, в которой как раз начались какие-то бурные дебаты по поводу несносного поведения отсутствующего здесь вельможи. Девушка горестно вздохнула и подпёрла рукой щёку, уже не особо заботясь о соблюдениях правил этикета. «Эх, синеглазый! И ты такой же… Тоже, небось, на «дыньки» польстился!..» Тем не менее, она встала, удивляясь неровности пола, и медленно направилась к выходу.
Едва дверь за ней захлопнулась, девушка взмыла в воздух, не успев даже вскрикнуть. Через мгновение она поняла, что кто-то держит её на руках и куда-то несёт. Впрочем, догадаться, кто это, не составило труда.
- Не стоит юной леди выпивать целый кувшин вина да ещё на голодный желудок. – Тихий голос где-то над ухом немедленно подтвердил её предположения.
- Угу, - послушно отозвалась Кулёмина, уткнувшись носом в крепкую шею. Именно сейчас вся усталость пережитого дня и градусы алкоголя достигли своего пика, и её жутко потянуло в сон. До её комнаты добрались раза в три быстрее, чем когда она шла в столовую. Виктор уложил свою сладко сопящую ношу на кровать, немного ослабил шнуровку корсета, чтобы девушка хотя бы во сне получала необходимую дозу кислорода, укрыл её одеялом, улыбнувшись, когда блондинка пробормотала, не открывая глаз: «Дед, я только пять минут подремлю», - и вышел, осторожно прикрыв за собой дверь.

Сон, больше похожий на трясину, впрочем, весьма уютную, закончился сам собой. Лена потянулась и открыла глаза. Взгляд тут же уткнулся во что-то красное. «Неужто мы с Новиковой всё-таки решились вчера попробовать себя в граффити?..» Однако вскоре на фоне красного цвета обнаружился и золотой, присмотревшись, девушка поняла, что это бахрома, а значит, это не попытка внести свою лепту в современное искусство, а всего лишь балдахин над её кроватью. И что её сон продолжается. «Ну, хотя бы в школу идти не надо». Ещё раз потянувшись, Кулёмина легко соскочила с постели и запоздало удивилась этому факту. Она точно помнила, что вчера довольно много выпила, что для её организма, задействованного во всех возможных спортивных соревнованиях и потому ведущего исключительно здоровый образ жизни, было непривычно, но никаких последствий этого на себе сейчас не ощущала. Никакой головной боли или мучительного желания пообщаться с «ночной вазой». «Вот что значат натуральные ингредиенты!» Повеселев от мысли, что ей не придётся мучиться похмельем, Лена решила посмотреть в зеркало. «Цирк уехал, а клоуны остались…» Сейчас мало что напоминало блистательную леди вчерашнего вечера: платье было измято и сползало с одного плеча, причёска напоминала разворошенное осиное гнездо, при этом из волос торчали полувыпавшие шпильки, что придавало дополнительное сходство с представителями ежовых, а правая щека хранила отпечаток подушки. Кулёмина подмигнула сама себе, мол, неплохо погуляла вчера, потом вытащила шпильки (их оказалось ровно двадцать три), стянула платье, оставшись в длинной нижней рубахе, достававшей ей до колен, и, взяв в руки расчёску, подошла к окну.
Созерцать нежно-голубое небо в лёгких перистых облачках ей быстро надоело, так что она перевела взгляд ниже, судорожно ойкнула и резко отвернулась: во внутреннем дворе замка обнажённый по пояс Виктор сражался на шестах с каким-то незнакомым парнем. Щёки начали заливаться предательским румянцем, однако она тут же себя одёрнула. «Это же МОЙ сон! Что хочу, то и делаю! Или смотрю…» Блондинка бросила щётку и решительно повернулась обратно к окну. Только это было уже не осторожное подглядывание, а полноценное «пяление» лежа животом на подоконнике, так что на территории комнаты оставались лишь голые ноги и обтянутая рубашкой пятая точка.
В такой позе минут через пятнадцать её и застала Энн. Служанка сначала не поняла, что это торчит в окне, потом прикрыла рот ладонью, чтобы не вскрикнуть, и лишь после этого осмелилась заявить о своём присутствии деликатным покашливанием. Лена развернулась и, ничуть не смутившись, радостно поприветствовала знакомую:
- О, Анька! Иди сюда, тут такое «кино» показывают!
Из всей фразы Энн поняла только «иди», осторожно приблизилась и, повинуясь приглашающему жесту госпожи, выглянула в окно. Та же последовательность действий, что и у неё несколькими минутами ранее, развеселила Кулёмину донельзя. Только вот служанка не могла похвастаться тем, что это «её сон», а потому к просмотру «кино» не вернулась, а умчалась вглубь комнату, прихватив при этом и Лену.
- Госпожа Элен, так нельзя! Это, это…
- Ладно, я поняла, - махнула рукой блондинка, скорчив рожицу. – Леди не подобает разглядывать полуодетого мужчину. По крайней мере, если он не является её мужем, так? - Энн неистово закивала. – Как же у вас тут скучно! – Она надулась и уселась перед зеркалом, не забыв скрестить руки на груди в любимой манере. Весь временной промежуток, потраченный служанкой на расчёсывание и создание очередного шедевра парикмахерского искусства на её голове, Лена провела именно в такой позе и в молчании. Так же стоически она вытерпела процедуру зашнуровывания корсета, правда, к её немалому облегчению, сегодня платье было не в пример скромнее. Постепенно испорченное настроение возвращалось к исходной точке, в конце концов, нечего обвинять в ханжестве бедную девчонку, выросшую без интернета и канала MTV.
Раздался стук в дверь, потом в комнату заглянул дворецкий и сообщил, что «леди приглашают на завтрак». Есть ей не хотелось, она и дома почти не завтракала, но отказаться было как-то неприлично, да и кто знает, во сколько у них здесь обед…
Появившись в столовой, до которой она добралась практически без приключений («круг почёта» через библиотеку и маленькую комнату неизвестного предназначения с возвращением в коридор – не в счёт!), Кулёмина снова стала центром внимания находящихся там людей. К счастью, сегодняшнее сборище было не таким многолюдным: Артур, Виктор, какой-то дядька с неприятным лицом, масляно на неё поглядывающий и прячущий хитрую усмешку в «мушкетёрских» усах, и чопорная дама средних лет. Последние вчера на ужине точно отсутствовали, поэтому именно их Лена и разглядывала, пока шествовала к столу и усаживалась на заботливо пододвинутый хозяином замка стул. Тут вдруг дал знать о себе желудок, видимо, вчерашние возлияния сказались на его работе положительно, поэтому блондинка с интересом начала рассматривать предложенные блюда. Приметив весьма соблазнительные булочки, похожие на круассаны, она потянулась, взяла одну и уже положила было её в рот, когда услышала пренебрежительное хмыканье. Подняв голову, она тут же наткнулась на столь же пренебрежительный взгляд льдисто-серых глаз. На заднем плане послышался голос Артура:
- Леди Элен, позвольте вам представить мою гувернантку Мэри. Именно ей я обязан своим образованием и манерами. Надеюсь, вы подружитесь.
- Непременно. – Выражение серых глаз настойчиво говорило об обратном.
«Борзова намбер ту», - мысленно показала ей язык Кулёмина, с торжественной миной засовывая-таки булочку в рот и нарочито вытирая руки о скатерть.
- А это мой дядя, сэр Генри. – Неприятный тип привстал и поклонился, не сводя взгляда с декольте дамы. Настроение Лены испортилось окончательно. «Это уже не цирк, это зоопарк какой-то!» Она с мрачным видом налила себе молоко, находившееся в кувшине прямо перед ней, и принялась еле-еле его цедить. Аппетит пропал начисто, зато появилось огромное желание поскорее покинуть это светское общество, которое не очень-то и нуждалось в её присутствии. Беседа за столом велась оживлённая, а поскольку блондинка была далека от предмета обсуждения (кажется, там говорили что-то об урожае и налогах), поэтому она решила развлечь себя обзором помещения. Данное занятие продлилось до обидного недолго: почти сразу её взгляд «завис» на сильных загорелых мужских руках, размеренно отламывающих от здоровенного ломтя хлеба более маленькие кусочки.
«Его горячие большие ладони начали неспешное движение по её телу, не оставляя без внимания ни единого миллиметра белоснежной, нежной, как бархат, кожи. Она постанывала и вздрагивала от нетерпения, но он, словно упиваясь её жаждой наслаждения, сдерживал свои порывы, продолжая прикасаться к ней лишь кончиками пальцев. Уже остались позади плоский живот, упругие ягодицы, стройные бёдра… Внезапно она почувствовала, как смыкаются сильные пальцы вокруг её лодыжек. Резкий рывок – и она находится в умопомрачительной близости к крепкому телу, от которого так и пышет жаром, обвивает могучий торс своими ногами…"
- Позвольте вам помочь.
- М-м-м? – будучи слегка (ха-ха три раза!) в неадеквате, Лена смогла только приподнять вопросительно бровь в ответ на учтивое обращение к ней Виктора.
- Мне кажется, что ваш напиток закончился, - улыбнулся он ей, берясь за ручку кувшина. Девушка вздрогнула, взглянула на свой бокал, который продолжала прижимать к губам, хотя там не осталось ни капли, и покраснела.
- Спасибо, мне уже не хочется пить. – «Мне бы сейчас холодный душ да треснуться пару раз головой о стену! А ещё лучше – проснуться…» - С вашего позволения. – Она резко встала, заставив присутствующих мужчин вскочить вслед за ней, и решительно направилась к выходу, оставив любезное предложение Артура составить ей компанию без ответа. Очутившись в коридоре она, вопреки своему недавнему желанию, биться головой о стену не стала, а всего лишь прислонилась к ней на пару секунд лбом. Почувствовав приятную прохладу, несколько раз глубоко вдохнула, пришла к выводу, что во всем виновато рассматривание полуголых мужиков с утра пораньше на похмельную голову, и, в целях оздоровления, решила проветриться. Оставалось дело за малым: найти выход из замка!

Это оказалось не так уж и трудно, нужно было лишь пристроиться в «хвост» какой-то служанке, несущей тюк с грязным бельём, – и вот она, долгожданная свобода! Вдохнув полной (насколько позволял корсет) грудью пахнущий сеном воздух, Кулёмина начала с интересом оглядывать задний двор, куда она попала. Здесь, в отличие от замка, находящегося будто в полусне, работа кипела, туда-сюда сновала прислуга, и никто не обращал внимания на незваную гостью. Заметив знакомого паренька (именно с ним Виктор разминался сегодня утром), Лена поправила прическу и, нацепив самую обаятельную из своих улыбок, неспешным шагом направилась в его сторону. Её цель спокойно продолжал точить небольшой кинжал, когда возле него зашуршали юбки, и томный голос произнёс:
- Не желает ли рыцарь помочь леди?
К её удивлению, парень не вскочил и не стал расшаркиваться перед ней, предлагая свою жизнь и все возможные блага, а, нагло ухмыльнувшись, пристроил свою ладонь на её юбке в проекции пятой точки. В следующую секунду предприимчивый товарищ уже стоял на коленях, уткнувшись лицом в землю, и боялся пошевелиться, так как малейшее движение грозило переломом руки, оказавшейся в неожиданно сильном захвате «леди».
- Значит так, мальчик! Сейчас я тебя отпущу, и ты тихо, не совершая лишних телодвижений, снимаешь свою одежду. – Насладившись испуганно-удивлённым видом своей жертвы, блондинка добавила: - Не бойся, посягать на твою честь я не собираюсь. – Парень послушно кивнул, после того, как хватка ослабла, поднялся, и парочка чинно удалилась в какой-то закуток.
Спустя десять минут во дворе появилась довольная донельзя Кулёмина, наряженная в рубашку и брюки незадачливого ухажёра. Такая одежда была ей гораздо привычнее, чем платье, лишь причёска выбивалась из общего образа, впрочем, блондинку это совсем не смущало. Адреналин от удачно исполненной афёры требовал дальнейших действий. Она оглянулась по сторонам и заметила лежащую неподалёку кожаную куртку. Зелёные глаза блеснули азартом. Быстро подобрав нужную вещь, девушка тормознула пробегавшую мимо служанку и, оставив попытки быть вежливой, потребовала принести ей ножницы и нитки с иголкой. Получив необходимое, она принялась за рукоделие, практически впервые в жизни, так как предыдущий опыт – предмет, отдалённо напоминающий прихватку, как результат двухчасового урока труда – был торжественно похоронен в ближайшей урне. Итогом кропотливой работы стал пусть корявый, с торчащими в разные стороны нитками, но мяч. Лена набила его сухой травой, которую «позаимствовала» у лошадей в конюшне, добавив для веса немного песка, полюбовалась полученным результатом и тут же опробовала снаряд в действии.
Всякое движение во дворе немедленно прекратилось, лишь одна странная блондинка, ничуть не смущённая реакцией окружающих, с упоением носилась на каменной площадке и раз за разом посылала самодельный мяч в ворота конюшни, сопровождая свои действия выкриками и пляской. Неизвестно, сколько бы продолжалось это бесплатное представление (наверное, пока Кулёмина не устала бы и не остановилась сама), но тут появилось новое действующее лицо.
Почувствовав резкий рывок за руку, Лена обернулась с чётким желанием высказать этому некто всё, чего он заслуживает, мешая ей играть в футбол, но слова сами собой пропали, когда она увидела знакомый презрительный взгляд. Вырвала руку и поправила испорченную напрочь причёску (как будто это могло чем-то помочь). Мэри скривила рот и тихо, по-змеиному, прошипела:
- Леди непозволительно вести себя подобным образом и в таком виде. Где вы только получали образование?!
- Средняя общеобразовательная школа номер триста сорок пять, - отчеканила блондинка, вовсе не собираясь падать в обморок или как-то иначе проявлять стыд, которого у неё и в помине не было. Мало того, она демонстративно принялась набивать мяч, принимая его то на стопу, то на колено.
- Всегда знала, что от слова «общий» хорошего ждать не приходится. – Гувернантка сощурилась и снова схватила девушку за руку. – Придётся исправлять это недоразумение, раз уж вы, почему-то, так дороги Артуру. – Кулёмина поняла, что под «недоразумением» понимают именно её. – Идёмте, вас уже ждёт учитель изящных искусств.
Лена не успела выразить своё мнение по этому поводу, как её уже потащили обратно в замок. Лишь на пороге она сумела оглянуться, чтобы узнать судьбу своего мяча, и увидела, как его поднял неизвестно откуда взявшийся Виктор и с интересом начал разглядывать. Тяжёлая дубовая дверь захлопнулась, отрезая её от внешнего мира.

Несмотря на предчувствия, всё было не так уж плохо. По крайней мере, сама Лена повеселилась на славу. Чего не скажешь о крайне нервном господине с длинными вьющимися волосами цвета инея, которому не посчастливилось оказаться в этой части света и провести занятие с путешественницей во времени. Правда, оказалось, что у неё вполне приличный слух, но вот голос… Преподаватель пришёл в ужас, когда услышал его - по-мальчишески надломленный, хрипловатый, слишком низкий для девушки. Кулёмина хотела ещё «добавить огоньку», исполнив что-нибудь из репертуара группы «Король и шут», благо, некоторые их тексты удачно вписались бы в окружающую действительность, однако в последний момент, взглянув на подёргивающиеся уши старичка, пожалела его тонкую натуру. Позже выяснилось, что ни одним из имеющихся музыкальных инструментов она не владеет, нот не знает, танцевать не умеет… Лена буквально видела ужас в глазах педагога и внутри покатывалась от смеха, внешне при этом умудряясь сочетать раскаяние за свою «профнепригодность» и наигранную наивность. В конце концов, её оставили в одиночестве, пообещав прислать в ближайшем времени Мэри, так как «пробелы в образовании юной леди не позволяют ей в полной мере окунуться в мир изящного, и для начала надо иметь хоть какую-то основу».
Снова встречаться с «Терминатором», как прозвала противную гувернантку Кулёмина по аналогии с завучем из своей школы, желания не было, поэтому девушка выскользнула в коридор и отправилась по известному с детства маршруту – куда глаза глядят. Даже если и заблудится, то большой беды не будет: её и так уже все явно считают больной на голову, так что её блуждания по замку удивления не вызовут.


Спасибо: 26 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 608
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 69
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.06.12 19:55. Заголовок: Прогулка выдалась п..



Прогулка выдалась познавательной: она запомнила координаты библиотеки, нашла кухню, где угостилась аппетитным яблоком, полюбовалась портретами в картинной галерее, а потом набрела на комнату, содержимое которой заставило её замереть с открытым от восхищения ртом. Все стены огромной залы были увешаны разнообразным холодным оружием. Девушка медленно направилась по периметру, порой останавливаясь перед каким-то особо приглянувшимся экспонатом, парочку даже погладила.
Лёгкое прикосновение к плечу спровоцировало мгновенную реакцию. Лишь спустя секунду она поняла, что наделала, но было уже поздно: прижимая ладонь к переносице, позади неё стоял Виктор. Кулёмина даже почувствовала уважение к мужчине: обычно после её удара, да ещё на чистом рефлексе, мало кто мог устоять на ногах.
- Простите, - слегка гнусаво произнёс брюнет, по-прежнему не отнимая руки от лица, что вызвало у Лены некоторые угрызения совести, - я не хотел вас напугать.
- Да я и не из особо пугливых, - сделав независимое лицо, по привычке отставив ногу и скрестив руки на груди, ляпнула Кулёмина.
- Заметно, - усмехнулся мужчина. Осторожно потёр переносицу, потом взглянул на свою ладонь, после чего перевёл дружелюбный взгляд на девушку. – Кажется, вас заинтересовала коллекция Артура? Если хотите, могу рассказать вам о ней.
- Хочу, - кивнула Лена, - но не этого. – В синих глазах промелькнуло любопытство. – Научите меня фехтовать!

И началось. Едва находилась свободная минутка, Кулёмина неслась в «тренажёрку» - небольшую залу в северном крыле замка, почти под самой крышей, где обосновался Виктор и его обожаемые рапиры. Упорная (или упрямая?) и спортивная Лена оказалась идеальной ученицей, схватывающей всё на лету. Она внимательно следила за движениями преподавателя, а потом отрабатывала все удары и выпады у себя в комнате, чем поначалу доводила впечатлительную Энн до нервного срыва и икоты.
Артур отнёсся к новому занятию своей гостьи с пониманием: стоило девушке опустить глазки в пол и тихим голосом произнести «хочется», как он с удовольствием заверил её, что никаких препятствий к осуществлению её желания не будет. Однако препятствия были, их с неутомимым усердием возводила изо дня в день «железная» Мэри. Сначала Лена решила было дать отпор всем её стремлениям сделать из себя «настоящую леди», но получилось только хуже: ненавистные лекции об этикете и тому подобная, совершенно ей неинтересная ерунда вследствие её попыток саботажа затягивались донельзя и весьма существенно сокращали время тренировок. Поэтому уже через два дня она прилежно, стиснув зубы, разучивала па и правильную сервировку стола, а после удивляла Виктора своей агрессивностью в поединке. Правда, ему легко удавалось буквально парой фраз вернуть ей хорошее расположение духа, так что основная часть занятий проходила в дружелюбной атмосфере.
Кулёмина уже прекрасно освоилась в замке, знала все его закоулки и стала «своим человеком» среди прислуги, так как не шпыняла их по делу и без, да и вообще вполне могла обойтись без их помощи. Даже с Энн у них сложились больше дружеские, чем рабочие отношения. Хотя, им пришлось пережить немало недопониманий. Например, когда Лена категорически отказалась делать замысловатые причёски и потребовала заплетать ей две косички, разделив волосы на прямой пробор. На предложение хотя бы заколоть их наверх она отреагировала так бурно, что служанка предпочла исчезнуть из комнаты и в течение дня боялась попадаться на глаза госпоже, при этом озадаченно размышляя, причём здесь рыжая утка?
В итоге «настоящая леди» Елена Никитична Кулёмина практически постоянно передвигалась по замку с двумя «пионерскими» косичками, в «скоммунизденной» одежонке оруженосца (которую она и не подумала вернуть), с болтающейся на поясе шпагой и была чрезвычайно собой довольна.
Почти так же доволен был хозяин замка, судя по его дифирамбам в адрес своей гостьи. Его абсолютно не смущал её наряд, он даже находил в нём своеобразную прелесть (Лена подозревала, что основная «прелесть» заключалась в том, что штаны практически облегали её ноги, а ведь по этикету даме нельзя было даже туфельку показывать из-под платья, поэтому мужчинам приходилось лишь полагаться на своё воображение). Причёска тоже не вызвала нареканий. Артур вообще восхищался всем и вся, что основательно бесило Кулёмину. «Подготовленная» подарком Новиковой, она постоянно оставалась начеку и все фразы и поступки молодого человека расценивала через эту призму. Опасаясь, что он перейдёт от слов к делу, Лена старалась не оставаться с ним наедине, но Артур как будто специально изыскивал всё новые поводы для «аудиенций». То прогулка верхом, то стремление показать ей окрестности замка, то приглашение на утреннюю рыбалку в пруду неподалёку… Как только Кулёмина ни извращалась, чтобы пресечь любой намёк на интим! В такие моменты она резко начинала любить Мэри, сэра Генри и Виктора и тащила всех их разом или по одиночке за собой, превращая свидания в увеселительное мероприятие. Если Артура это и раздражало, то он никогда не подавал виду, а блондинка переводила дух и молилась, чтобы следующий «форс-мажор» не наступал как можно дольше.

- Вас что-то беспокоит? – Виктор опустил шпагу, прерывая тем самым поединок. Лена глубоко вздохнула, отошла в сторону и уселась на подоконник, подогнув одну ногу под себя.
- Завтра бал.
- Я думал, девушкам нравятся такие мероприятия. - Кулёмина бросила на него короткий взгляд и отвернулась, якобы увлёкшись видом из окна. – А если я открою маленькую тайну? – Положение девушки не изменилось, только нервно забарабанившие по дереву пальцы выдавали её любопытство. – Перед балом будет турнир.
Тут уж блондинка не выдержала: развернулась, дав возможность увидеть светящиеся почти детским восторгом глаза.
- Турнир?
- Да, сначала будут состязания верхом, в подражание рыцарям древности, а затем – на шпагах. Артур предлагал мечи, но впоследствии решил, что не все участники владеют ими в полной мере, поэтому возникнет неравенство, а он не может этого допустить.
- Как интересно! Только… - Лена задумалась. – С чего он вдруг решил организовать всё это?
Виктор усмехнулся.
- Леди Элен, неужели вы не догадываетесь? – Девушка отрицательно покачала головой. – И турнир, и бал будут в вашу честь. – На лице блондинки отразилось искреннее изумление, заставившее мужчину грустно улыбнуться. – Вы не рады?
- Не знаю, - растерянно ответила на вопрос. «Не рада?! Да я в шоке! Весь вечер на арене цирка Кулёмина Елена собственной персоной! Да, спасибо, Артурчик, за такой подарочек!..» - Виктор, простите, но у меня сейчас совершенно нет настроения продолжать занятие.
- Я понимаю, - брюнет поклонился. – Не смею вас задерживать.
Лена присела в неуклюжем реверансе, забыв, что на ней сейчас брюки и подобный жест смотрится весьма странно, и, нахмурившись, вышла из залы. В комнате её уже ждала Энн, чтобы выбрать на завтра платье и помочь с водными процедурами. Весь оставшийся вечер Кулёмина была задумчива и неразговорчива и, отказавшись от ужина, завалилась спать пораньше. Правда, пришлось ещё полчаса через закрытую дверь убеждать Артура, что с ней всё в порядке, что она абсолютно здорова, а от еды отказалась просто потому, что у неё «разгрузочный день». После последней фразы молодой человек прекратил расспросы, видимо, погрузившись в поиски её смысла.
В итоге, утром Лена проснулась полной сил и с убеждением, что не всё так страшно. Впервые её уверенность дала трещину, когда она увидела своё платье, пышностью (и весом) превосходившее все предыдущие раз в пять, да и корсет Энн затягивала с невиданным прежде усердием. Встреча в коридоре с Мэри буквально в двух шагах от её комнаты и известие, что гувернантка будет весь сегодняшний день сопровождать её и «присматривать» и вовсе заставила девушку погрузиться в уныние. Не радовали ни уже поднадоевшие комплименты Артура, ни восхищённые взгляды гостей-мужчин и завистливые – гостей-женщин, ни удивительно вкусная и обильная трапеза, ни разглядывание облачённых в доспехи участников турнира.
Кулёмина сидела в шикарном кресле, больше напоминавшем трон какого-нибудь маленького королевства, на специально оборудованном помосте и безумно хотела испариться. Этому серьёзно мешали её соседи: Мэри, сэр Генри и неизвестно каким ветром занесённый преподаватель изящных искусств. Впрочем, поймав пару взглядов, которыми обменялись учитель и гувернантка, кое-какие предположения по этому поводу в блондинистой голове появились, но даже это не поспособствовало изменению её настроения. С тоской во взгляде девушка смотрела, как Артур, раз за разом, вышибает противников из седла и бросает в её сторону горделивые взгляды. Пару раз она вяло улыбнулась, один раз помахала рукой, от чего молодой человек так впечатлился, что заставил своего коня гарцевать и чуть не свалился на землю. Все сделали вид, что не заметили оплошности лидера, и турнир продолжился.
Объявили начало состязаний на шпагах. Лена несколько оживилась: всё-таки эта тема была ей ближе. Когда появилась первая пара, девушка от нетерпения привстала и закусила губу, отчего сразу получила замечание от Мэри. Настроение снова улетело в трубу. Кулёмина села обратно, нахохлилась и смотрела на продолжающиеся поединки исподлобья. Артур снова лидировал. Было непонятно, действительно ли он так хорош или гости просто ему поддаются, не желая расстраивать хозяина замка? Впрочем, учитывая, кто был его наставником, наиболее вероятен был первый вариант. Вдруг глаза девушки сверкнули. Она бросила беглый взгляд по сторонам, будто опасаясь, что кто-то прочтёт её мысли. Мэри оказалась занята беседой о чрезвычайной важности развития музыкального вкуса у молодого поколения, сэр Генри разглядывал симпатичных дам, и никто, абсолютно никто не обращал внимания на притихшую блондинку, губы которой в этот момент изогнулись в коварной усмешке.

Артур сделал обманный выпад, уколол соперника и улыбнулся. Всё, это был последний поединок, из которого, как и из всего турнира, он вышел безоговорочным победителем. Однако из его груди тут же вырвался удивлённый выдох: на площадке появился ещё один участник, который, он был уверен, не был заявлен ранее. Да и вспомнить его среди гостей Артур не мог, противник казался совсем юным за счёт тонкокостной фигуры, хотя и обладал достаточно высоким ростом. Лицо мешала разглядеть низко надвинутая шляпа, почему-то снизу дополненная тёмной повязкой, которая скрывала подбородок, так что видны были лишь глаза, смотревшие на него с каким-то весёлым вызовом. Идея о том, что он вполне может отказаться, даже не пришла Артуру в голову. Он с готовностью отсалютовал сопернику шпагу и встал в позицию.
Этот поединок запомнился всем: и участникам, и зрителям – своей зрелищностью, мастерством участников и непредсказуемым финалом. Уже в ходе схватки хозяин замка понял, что противник владеет оружием наравне с ним, к тому же обладает большей гибкостью и скоростью. Сам Артур был явно сильнее, но именно в фехтовании это было не так важно, вот если бы они сражались на мечах… Почувствовав целую серию лёгких уколов, а затем ощутив острие шпаги, приставленной к его горлу, он признал своё поражение, подняв обе руки вверх. Разочарование в себе затопило молодого человека, он, стыдливо опустив голову, развернулся к помосту, ожидая увидеть такое же разочарование в зелёных глазах прелестной дамы, однако среднее кресло пустовало. Изумление, граничащее с обидой, вытеснило прежние эмоции. Артур раз за разом обводил растерянным взглядом скамьи с сидящими на них гостями и не находил нужного ему человека, когда позади него раздался знакомый хрипловатый смех. Резко обернувшись, он увидел, как таинственный участник срывает с себя шляпу, обнажая голову. Золотистые волосы рассыпались по плечам, а искомые зелёные глаза смотрели прямо на него с очаровательным лукавством и торжеством. Не помня себя от восторга, мужчина рухнул на оба колена, не заметив, как улыбка сошла с прекрасного лица, сменившись растерянностью, схватил тонкую ладонь в свои руки и прерывающимся от волнения голосом произнёс:
- Леди Элен, вы согласны стать моей женой?

- Почему-то я был уверен, что найду вас именно здесь.
Лена, опять облачившаяся в своё платье и с новой причёской, уложенной умелицей Энн, даже не повернулась в сторону говорившего, продолжая сидеть на подоконнике, обхватив колени руками. «Тренажёрку» постепенно заполняли сумерки, стирая очертания предметов и фигур. Он подошёл ближе.
- Почему я? – хриплый голос разрезал тишину. Не услышав ответа, она развернулась и повторила, уже гораздо громче: - Почему Я?! – Вскочила и от бессилия сжала пальцы в кулаки. – Почему?! Почему из всех женщин он выбрал именно меня?!
- Видимо, посчитал достойной, - спокойный голос произвёл на девушку отрезвляющее впечатление. Она как-то обмякла, ссутулилась.
- Но это невозможно.
- Почему?
- Мы совсем не знаем друг друга… Прошло слишком мало времени… Да и рано мне, в конце концов!
- Осмелюсь спросить: сколько вам лет?
- Семнадцать. – Он грустно усмехнулся.
- Вы уже два года как находитесь в брачном возрасте…
Она смотрела на него по-детски обиженно, будто не ожидала от судьбы такого подвоха. А ведь действительно не ожидала! Кто бы мог подумать, что милый, но слегка надоедливый Артур решится на подобный шаг? И что ей теперь делать? Отказать? И что потом? Разум принялся анализировать ситуацию, несмотря на всю её абсурдность. Куда ей идти, если после её отказа Артур совершенно справедливо укажет ей на дверь? Ведь совершенно неизвестно, сколько ещё она пробудет в этой реальности, уже мало похожей на затянувшийся сон. Здесь у неё нет родни, нет дома, нет денег. Самым разумным было бы принять предложение Артура и остаться хозяйкой в этом замке, по мере возможностей стараясь полюбить доставшегося ей мужа. Однако чувства оказались быстрее рассудка.
- Я не хочу…
И тут она прочитала в синих глазах напротив, едва различимых в наступающей темноте, что-то такое, от чего душа встрепенулась, сердце забилось с немыслимой частотой, а рука сама протянулась вперёд. Тонкие пальцы нежно погладили загорелую кожу щеки и медленно заскользили вниз. Мужчина не стал перехватывать её ладонь или отстраняться, просто выдохнул:
- Нельзя…
Этот хриплый шёпот почему-то наполнил её смелостью и уверенностью в себе. Девушка улыбнулась, схватила его за воротник и притянула к себе.
- Можно!

Они занимались любовью долго, с упоением и… кхм-кхм… разнообразно. В кратковременных перерывах Виктор продолжал гладить и целовать её тело, шепча, какая она удивительная и неповторимая. Лена даже и не думала возражать: кто как не она с уверенностью могла сказать, что она действительно уникальна в этом мире?! Но как он, родившейся и выросший здесь, мог быть таким… таким… Уже под утро, когда даже их натренированные организмы выдохлись и потребовали отдыха, она прижалась крепче к спящему обнаженному мужчине. В голову пришли воспоминания о «нефритовом жезле» и «волшебной пещере». «Глупая книжка!» - её лицо озарила уже сонная улыбка.

Резкий звук заставил белокурую девушку поморщиться, рука начала шарить вокруг и, наткнувшись на будильник, выключила его. «Будильник?!» Кулёмина подскочила, но, запутавшись в одеяле, упала на пол, растерянно оглядывая свою комнату, в которой, казалось, она не была уже пару месяцев. Ничего не изменилось, так же, как и в её внешнем виде – она была в той же пижаме, что и в ночь своего семнадцатилетия. Не понимая, что происходит, Лена встала и взглянула на часы.
- Ох, ты ж!!!
Что бы ни было раньше, сейчас она находилась в Москве и опаздывала в школу! Метнулась к дивану, чтобы собрать постельное бельё. Из-под подушки выпала книжка с заголовком «Прекрасный рыцарь», на обложке которой она с удивлением увидела полуобнажённого Артура и находящуюся в его объятиях Энн. «Теперь хоть ясно, с чего они мне приснились!» Но она же никого, похожего на Виктора, не встречала? Противный будильник, видимо, с неотключенной функцией повтора, вырвал её из плена задумчивости. Со словами «Это ты во всём виновата» книга полетела прямиком под шкаф, а сама Кулёмина рванула в ванную.

- Ты где ходишь? – немедленно зашипела Новикова, как только запыхавшаяся Лена заняла своё место рядом с ней. Весь одиннадцатый «А» уже выстроился в шеренгу, однако, несмотря на уже прозвеневший звонок, учитель отсутствовал. – Твоё счастье, что Шубина опаздывает!
- Во-первых, сегодня я не хожу, а исключительно бегаю, - отдышавшись, начала Кулёмина.- Во-вторых, я тоже рада тебя видеть, Лерочка. А в-третьих, я тебе потом расскажу такое!.. – Вглядевшись в буквально засветившееся любопытством лицо подруги, Лена сбавила обороты: - Может быть…
От допроса её спасло то, что двери спортзала наконец распахнулись, пропуская внутрь директора в сопровождении незнакомого мужчины. Савченко прокашлялся, давая неизбежным пересудам утихнуть, и начал:
- Ребята, с этого дня у вас новый преподаватель физкультуры. Виктория Дмитриевна уволилась по семейным обстоятельствам, а вместо неё к нам в школу пришёл Виктор Михайлович Степнов, - он указал на стоящего рядом с ним улыбающегося синеглазого брюнета. – Прошу любить и жаловать. Виктор Михайлович будет вести у вас не только уроки, но ещё и баскетбольную и волейбольную секции.
На этом директор попрощался, учащиеся с интересом разглядывали нового человека, а Лера повернулась спросить у подруги, как она относится к смене руководства. Но, заметив неестественную бледность и трясущиеся руки Кулёминой, решила оставить расспросы на потом. «Вот уж не думала, что она так трепетно относится к Шубиной!»
- Виктор Михайлович, а вы ещё чем-нибудь кроме баскетбола и волейбола увлекаетесь? – послышался голос Платонова.
- Да, у меня есть разряд по фехтованию. – Лена нервно выдохнула.
- Ого, а я тоже им занимался, - Костя Кривощапов, посетивший от силы два занятия по фехтованию, мнил себя экспертом, что и не замедлил продемонстрировать. – Классический выпад, - снисходительно пояснил он одноклассникам.
- Это испанский выпад, а не классический. – Кулёмина сама не заметила, как произнесла эти слова вслух. – Он более высокий и управляемый, ноги сгибаются меньше, и из него легче вернуться в классическую стойку… - Она осеклась, заметив удивлённо-заинтересованный взгляд до боли знакомых глаз, и покраснела.
- Кажется, у нас есть знаток!
Резко опустила голову, пытаясь скрыть своё смущение длинной чёлкой. «Я убью тебя, Новикова!»


Спасибо: 19 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 611
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 69
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.06.12 20:53. Заголовок: Часть вторая Виктор..


Часть вторая
Виктор Михайлович Степнов работал в триста сорок пятой школе уже два месяца и был доволен. Не всем, конечно, но по большей части его всё устраивало. Во-первых, он преподавал, о чем мечтал ещё с института, хотя все его сокурсники грезили лишь о соревнованиях и об олимпийском золоте. Во-вторых, коллектив встретил его приветливо, он даже подружился с педагогами по истории и информатике, а женская часть многое ему прощала всего лишь за один жалобный взгляд ярко-синих глаз. Да, он понимал, что не стоит этим злоупотреблять, но иногда просто как бес под руку толкал. В-третьих, среди учеников были действительно талантливые ребята, которые с удовольствием занимались не только на уроках, но и посещали секции, а некоторые даже собирались связать со спортом дальнейшую жизнь. Правда, и здесь был повод для определенного если и не недовольства, то беспокойства точно. Ещё на первом занятии в одиннадцатом «А» он приметил Лену Кулёмину как самую многообещающую кандидатуру в спортивную звезду школы, только девушка почему-то никак себя не проявляла. Если на уроках она выполняла все нормативы легко и красиво, то от посещения секций и участия в соревнованиях категорически отказалась (хотя вскоре он выяснил, что внушительное количество наград, хранящихся у него в кабинете, было завоевано как раз благодаря Лене). И вообще, ему казалось, что Кулёмина его боится. Вздрагивает при звуке его голоса, покрывается красными пятнами, не смотрит в глаза и никогда не остается с ним наедине. Даже попытка найти с ней контакт посредством разговора о фехтовании, в котором девушка, несомненно, разбиралась, не увенчалась успехом: она просто сбежала, заявив о срочном и важном деле, хотя позже он увидел её в столовой, скучающей в обществе подруг.
И если с этой проблемой он всё-таки надеялся со временем разобраться, то существовало ещё кое-что, что существенно отравляло его жизнь и от чего он не мог избавиться, - необузданное обожание со стороны школьного библиотекаря Светланы Михайловны Уткиной. Инфантильная особа с полным отсутствием чувства юмора и вкуса преследовала его буквально с первого рабочего дня. Сначала это были лишь томные вздохи да красноречивые взгляд, потом нелепые комплименты, а затем самое тяжелое – кулинарные «шедевры». Видимо, девушка решила следовать незыблемым заветам советских фильмов и пыталась завоевать сердце мужчины через желудок, однако делала это чересчур прямолинейно, да и приготовленные ею блюда вызывали лишь изжогу. Друзья Виктора ему сочувствовали, но придумать тоже ничего не могли, лишь искренне веселились во время незабываемых встреч главных героев этой любовной драмы.
Вот и сегодня неутомимая труженица корешков и брошюрок слёзно попросила его о помощи, похоже, настала следующая стадия «охмурения» - «слабая женщина и супер-герой». Отказаться было невозможно, так как просьба прозвучала при завхозе и буфетчице. Скрепя сердце, он согласился, получив в ответ огромное количество междометий и вздохов от всех присутствующих, и теперь был вынужден тащить неподъёмную хозяйственную сумку, набитую потрёпанными книгами, которые нуждались в починке, и делать вид, что ему ни капельки не тяжело. Хорошо ещё, что довольная Светочка совсем не нуждалась в нём в качестве собеседника и щебетала за двоих. С его стороны требовалось лишь поддакивать время от времени и считать шаги до дома Уткиной, последнее про себя, естественно. Наконец, Светочка остановилась и наигранно вздохнула:
- А вот и мой дом.
Виктор обрадовался, но потом внутренне запаниковал: Уткина ведь не сможет дотащить сумку до квартиры, а значит, ему предстоит познакомиться с жилищем навязчивой дамы. Судя по «загадошному» блеску в глазах, Светочка именно на это и рассчитывала. Однако помощь пришла, откуда не ждали.
- О, Светусик! Ты чего здесь мёрзнешь? – Рядом со стоящей парой остановился здоровый мужик, раза в два больше самого Степнова. Он явно был навеселе. – Опять работу домой таскаешь? Давай помогу! – Мужик легко, даже не поморщившись, подхватил баул и направился в сторону подъезда. Уткина заметалась – ведь её план летел ко всем чертям, - но, в конце концов, всё же побежала следом за помощником, скомкано попрощавшись со Степновым. Тот удивлённо, но с видимым облегчением выдохнул: вот уж не думал, что так легко отделается! Однако только он собрался идти домой, как заметил лежащую на асфальте книжку карманного формата. Наклонился, поднял. На обложке красовалась полуголая парочка, а сверху бросалась в глаза витиеватая надпись «Прекрасный рыцарь». Всё ясно, любовный роман. Тот самый жанр, который он на дух не переносил и никогда не читал. Нетрудно было догадаться, кому принадлежал сей «шедевр», но чтоб уж точно удостовериться, Виктор открыл первую страницу. С профессиональной тщательностью на ней было выведено: «Собственность Светланы Уткиной». Мужчина хмыкнул и с сомнением посмотрел на светящиеся окна. Вполне возможно, что это просто очередной ход, мол, нашёл - пошёл вернуть - остался на чай и так далее. «Нет уж, верну завтра в школе!» Сунув небольшой томик в карман, он, насвистывая, направился в сторону дома.

«Нет, это просто невыносимо!» - Виктор вытер бегущие из глаз слёзы и покосился на лежащую рядом книжку. И дёрнуло же его впервые в жизни поинтересоваться, что именно пишут в женских любовных романах! Зато давно он так не смеялся. Он снова хмыкнул и открыл книгу наугад.
Она вот уже двадцать минут мелко дрожала… «Она что, холодильник?! В сеть включили, она и задрожала?..» Капелька пота стекла по шее и нырнула в шикарное декольте… «Умереть – не встать! Потеющий холодильник?!..» Он приподнял её, прижав к стене и забросив ноги за спину… «Это он свои ноги забросил ей за спину? И при этом удерживал её? Чудеса акробатики!» Она билась в конвульсиях… «Бедняжка! Хоть бы кто «скорую» вызвал…»
«Ох, ты ж!» - он взглянул на часы. – «Весело, конечно, но пора спать. Утром ещё на пробежку вставать»
Бросив книжку на прикроватную тумбочку, с наслаждением потянулся, выключил свет и укрылся одеялом. Сон пришёл мгновенно.

Левый бок нещадно кололо. Повернулся, но легче не стало. Теперь в правый бок упиралось что-то твёрдое. И откуда это в его постели? Придётся открыть глаза, чтобы понять, что ему мешает, и убрать это. Увиденное настолько его впечатлило, что мужчина немедленно вскочил. Он был в густом лесу, а мешали ему корни дуба, под которым он сейчас стоял, а чуть ранее – лежал. И шелест листвы, и пение птиц, и ощущения от лёгкого ветерка – всё было до того реальным, что по спине пробежал холодок. «Я ведь сплю?..»
Откуда-то сбоку раздался пронзительный женский визг. Сон или не сон, но он должен был узнать, в чём дело!
На проселочной дороге, всего в паре десятков шагов от места его пробуждения, стояла карета, которую осаждало трое мужчин самого разбойного вида. Снова визг. В окне промелькнула рыжая голова. «Их всего трое…» Разве это много для человека, прошедшего армейку в десантных войсках?
Виктор ринулся в самую гущу событий, ударом в основание шеи вырубил одного нападающего, отобрал его кинжал и смог защититься от выпадов остальных. Конечно, фехтовать длинным кинжалом было не столь удобно, как рапирой, но результат всё равно его порадовал: вскоре все трое валялись у его ног без сознания, а сам он галантно открыл дверцу и протянул руку. В следующую секунду он едва не отпрянул в ужасе: на него с безмерным восхищением в глазах смотрела… Уткина.

- О, доблестный рыцарь, благодарю вас за спасение моей жизни и, - многозначительный взгляд и томный вздох, - чести!
Зря говорят, что спортсмены не отличаются умом, ведь практически во всех видах спорта требуется как раз быстро и качественно соображать, поэтому Степнов мгновенно сделал вывод, что Светочка его не узнаёт, и выбрал стратегию поведения. Он лучезарно улыбнулся, вызвав шквальный ветер от хлопающих ресниц, и помог спасённой выбраться из кареты. Девушка грациозно вывалилась наружу и начала кокетливо отряхивать кошмарное платье, напоминающее огромный свадебный торт как формой, так и цветом.
- Не стоит благодарностей, это долг каждого мужчины.
- А могу я узнать имя моего спасителя?
- Виктор.
- Виктор? – тут же переиначила Уткина на свой манер. – Какое мужественное имя! А меня называют Светиной. - Ещё один томный взгляд. – А как вы оказались в наших краях?
- Э-м-м…
- О, наверное, это какая-нибудь тайна, связанная с запретной любовью, страстью, смертью и местью! – Богатая фантазия старой-новой знакомой его впечатлила и дала прекрасную «легенду», которую даже не нужно было подтверждать словами, достаточно было сделать загадочное лицо и отвести взгляд. Светина прикрыла рот затянутой в перчатку ладонью и вздохнула так, что какая-то маленькая птичка от поднявшегося сквозняка свалилась с ветки.
- Надеюсь, вы не откажетесь хоть на несколько дней найти скромный приют в моём замке?
И снова быстрый просчёт возможных вариантов, исходя из имеющихся фактов: один, в лесу, в неизвестной местности, без еды и денег…
- Не могу отказать…
Найденный в ближайших кустах усиленно находящийся без сознания кучер был возвращен обратно в этот мир и занял своё место. Светина пригласила «рыцаря» составить ей компанию в карете, но мужчина отказался, мотивируя это возможностью скомпрометировать даму, чего он ни в коем случае не желает (как и находиться вместе с ней в тесном замкнутом пространстве!), и также уселся на козлы.
Замок оказался недалеко. Проявив чудеса джентльменства, Виктор соскочил на землю, открыл дверцу и протянул руку. Явно представляющая себя изящной феей, псевдо-Уткина навалилась всей массой на его ладонь. Похоже, если бы не правила приличия, она с удовольствием кинулась бы ему на шею с визгом «Е-е-е-е-е-е-е! Нашла!!!». В этом она была абсолютно идентична своему прототипу из XXI века. Степнов кожей чувствовал косые взгляды присутствующей во дворе прислуге, часть из которых явно выражала сочувствие. Сбросить Светочку с руки не получилось, пришлось тащить её за собой. Виктор невольно ускорил шаг, как будто это могло помочь ему избавиться от дамы, поэтому влетел в раскрытую дверь первым.
В ту же секунду в лицо мужчине полетели целые пригоршни розовых лепестков, и чувственный, чуть подвывающий голос произнёс:
- О, прекрасная Светина!
Ты прелестна, как картина,
Что пишу я поутру
На зелёном на лугу.
Степнов вытер лицо от росы, отряхнулся и протянул:
- Приятно. Хоть и неожиданно.
Рядом вздохнула Уткина.
- Виктор, простите. Это всё Миро, наш бард. Он из цыган, поэтому иногда бывает несколько… экзотичен.
Полный и рыхлотелый бард, как две капли воды похожий на их школьного литератора Милославского, ничем не напоминал цыгана, но Степнов оспаривать это заявление не стал. Кто их знает, может, у них здесь именно так они и выглядят. Сам Миро на своё представление отреагировал поклоном и извинениями, что спутал гостя с прекрасной, как выращенная на альпийском лугу фиалка, хозяйкой замка, не забыв при этом смерить высокого статного брюнета ревнивым взглядом. Виктор слабо представлял, как выглядит альпийская фиалка, но предпочёл согласиться. Светина кокетливо поправила локон.
- Ах, оставьте комплименты! – произнесла девушка таким тоном, что любой мог понять - эта фраза означала: «Продолжайте! Продолжайте!»
- А кто наш гость? – осведомился бард. Уткина насупилась – ей явно не понравилось столь быстрое исполнение её приказа – и произнесла, снова повиснув на руке Степнова:
- О, это бесстрашный, сильнейший, честнейший рыцарь, готовый пожертвовать своей бесценной жизнью ради спасения дамы!
Миро совсем помрачнел, засопел, но, тем не менее, поспешил высказать свою признательность столь выдающейся личности за совершённый подвиг. Виктор почувствовал себя неуютно, поэтому, немного смущаясь, поинтересовался, где бы он мог привести себя в порядок.
- О, конечно! – Светина пришла в ажиотаж, желая помочь своему спасителю. – Сейчас я позову служанку, и она вас проводит в гостевую комнату. Элли! – На зов никто не явился. Уткина нахмурилась и закричала во весь свой диапазон, заставив стекла в окнах жалобно зазвенеть. – ЭЛЛИ! Где эта несносная девчонка?! Вечно где-то пропадает! Давно надо было её выгнать! ЭЛЛИ!!!
- Если госпожа соизволит обернуться, то она заметит, что я уже пару минут нахожусь в комнате и жду её указаний.
Знакомый хрипловатый голос с нескрываемыми нотками ехидства и презрения заставил Степнова резко обернуться. На ум тут же пришла фраза из старой рекламы: «Шок – это по-нашему!» По голосу он уже догадался, кого увидит, но что в таком виде?!..
Светина уже отчитывала нагловатую служанку, а он всё разглядывал высокую и сутулую фигуру скептически ухмыляющейся блондинки. Конечно, ткань была грубой, неприятного и непонятного серого цвета, фасон ужасный, но сам факт – затесавшаяся в его сон Кулёмина была в платье!!! Из шокового состояния его вывел пронзительный вопль хозяйки замка:
- … и возвращайся на кухню!
- Будет сделано, госпожа! – Интересно, он никогда раньше не думал, что поклон может быть настолько язвительным. – Сэр? – обратилась Ленка, вернее, Элли к Степнову.
Тот поспешно кивнул и, простившись на неопределённое время со Светиной и Миро, последовал за служанкой, поймав себя на мысли, что, пожалуй, даже рад такому повороту событий. Хоть один адекватный человек будет рядом. А в том, что Кулёмина и здесь осталась адекватной, он не сомневался. Она же нисколько не изменилась, несмотря на платье! Даже походка осталась прежней.

Замок оказался довольно уютным, если бы ещё не раздражали повсеместные безделушки, подушечки и «милые» картинки с изображением довольных жизнью пастушков и пастушек. Правда, рассматривать интерьер было особо некогда: Кулёмина что в прежней жизни, что в этой передвигалась достаточно быстро, а если учесть, что ориентировалась она гораздо лучше…
- Вот, ваши апартаменты, сэр! – Похоже, издёвка в голосе ему послышалась, так как зелёные глаза, в этом мире не скрывающиеся за завесой чёлки, излучали кротость и послушание. Он мельком взглянул на комнату, отведённую ему. Пусть он и не бывал в номере-люкс пятизвёздочного отеля, но что-то ему подсказывало, что обстановка там была примерно такой же, если не хуже.
- Лен… - он осёкся, увидев удивлённо приподнятые брови, - в смысле, Элли, - с абсолютно невинным видом продолжил Виктор: - спасибо.
За эту реплику он заработал ещё один взгляд – теперь уже настороженный, и сообразил, что слуг вообще-то благодарить не принято. Мысленно пообещал себе больше молчать, кивнул девушке и зашёл в комнату. Только плотно прикрыв дверь, он расслабился и облегчённо выдохнул. Пару часов в этом странном сне оказалось гораздо труднее вынести, чем соревнования по триатлону. До смерти захотелось умыться. Даже беглое знакомство с комнатой дало понять, что ни душевой кабины, ни ванны, ни хотя бы умывальника здесь нет. Ну и как он может привести себя в порядок?!
Помянув недобрым словом женскую логику, отправившую его в шикарную, но абсолютно бесполезную спальню, он вышел в коридор. Естественно, Элли уже и след простыл. Пришлось отправляться на поиски воды и мыла самостоятельно. Пройдя пару десятков коридоров и так и не встретив ни одной живой души, он уже был готов вернуться обратно и терпеливо ждать, пока о нём не вспомнят, как из одной двери прямо перед ним выскочил взъерошенный паренёк с подносом в руках и почти бегом направился куда-то.
- Стой! – испугавшись, что сейчас он снова останется в одиночестве в этом огромном и как будто заброшенном замке, Степнов заорал так, что парень вздрогнул и уронил поднос. Зато остановился. Опасливо обернулся.
- Ну, мужик, ты и здоров на глотку!
Гость проглотил уже готовую сорваться с языка фразу, включающую в себя «нельзя так разговаривать с преподавателем», так как мальчишка был точной копией его ученика Игоря Гуцулова, и лишь пожал плечами.
- Чего хотел? – парень смотрел на него вполне дружелюбно и обращался на «ты», видимо, принял его за такого же слугу, как он сам. И правда, вид Виктора оставлял желать лучшего. Впрочем, такое панибратское отношение его устраивало, так было больше шансов узнать всё, что его интересовало.
- Умыться бы мне…
- Новенький, что ли? – Парень ухмыльнулся. – Да, повезло, нечего сказать – к мадемуазель Светине загремел! Лучше бы сидел где-нибудь у себя в деревне. Она ведь таких, как ты, любит. Близко, конечно, не подпустит, но работой загрузит – будь здоров, лишь бы ты побольше потел и без рубахи разгуливал.
Степнов оторопел от такой откровенности, а тот продолжал.
- Ладно, раз уж попал к нам – в беде не бросим! Пошли со мной. – Он подхватил поднос и пошёл в прежнем направлении. Виктор двинулся за ним. – Кстати, меня Гарриет зовут, можно просто Гарри. А тебя?
- Вик… - Степнов задумался, какой вариант своего имени озвучить: свой или более привычный для здешних, который «подарила» ему Светина. Однако его новому знакомому произнесённого было достаточно.
- Добро пожаловать, Вик! – К тому времени они успели спуститься по крутой лестнице, и Гарри распахнул перед ним огромную дубовую дверь. Мужчина ошарашено замер на пороге. Вымерший, казалось бы, замок на самом деле был полон народу. Воздух тут же заполнился гулом, стуком, хлопаньем и тому подобными звуками присутствия большого количества людей. Судя по всему, он попал на кухню, о чём свидетельствовали две громадные печи, многочисленные столы и невообразимое количество утвари. На него никто не обращал внимания, даже Гарри куда-то делся. Так бы он и изображал столб, но тут «пропажа» вернулась. Уже без подноса, но зато с большим полотенцем и ещё какой-то тряпкой в руках.
- Не робей, привыкнешь! – И потащил его за собой. Лавируя между сновавшими туда-сюда поварами и поварятами, они добрались до небольшого закутка, где Виктор с радостью увидел таз с водой и чем-то, напоминающим хозяйственное мыло, на краю. Парень протянул ему полотенце и тряпку, оказавшуюся чистой рубахой.
- Ну вот, можешь умываться, а я пойду. Захочешь присоединиться – я во дворе буду.
Гарри исчез. Степнов с непередаваемым удовольствием разделся до пояса и с головой окунулся в таз. Вынырнув, на ощупь нашёл мыло, намылился, не забыв и голову, и совершил повторный «заплыв». Потом смочил край полотенца и обтёр торс. Хотя и нельзя было это сравнить с полноценным мытьём, но дышать явно стало легче. Натянул рубаху, любезно предоставленную Гарри, огляделся, думая, куда деть испорченную воду, но, не найдя решения этой проблемы, просто вышел обратно в кухню с крайне независимым видом. Поймал поварёнка помельче и спросил, как выйти во двор. Мальчонка смерил его красноречивым взглядом, но связываться со взрослым и сильным мужчиной поостерёгся, поэтому оставил язвительные замечания при себе и просто махнул рукой в сторону выхода. Виктор немедленно двинулся в том направлении и вскоре уже вдыхал запах свежего сена и навоза. Двор был тоже полон людей, и все чем-то занимались. Знакомой каштановой макушки нигде не наблюдалось, поэтому Степнов решил просто понаблюдать.
Однако долго его деятельная натура находиться без движения не смогла: заприметив кусок кожи, висящий на заборе, он кое-что прикинул и вороватым движением умыкнул находку, а чуть позже начинающий клептоман стал обладателем очень крепких ниток и шила, оставленных прежним хозяином, латавшим какие-то лохмотья на лавке, без присмотра. Дурное дело не хитрое и не долгое. Вскоре путешественник во времени с гордостью создателя взирал на собственноручно скроенный мяч, набитый, за неимением лучшего, силосом. «На баскетбольный, конечно, не потянет, но погонять можно…» Вернув нитки и шило на место, Виктор оглянулся, выбрал уголок понеприметнее, коим оказался небольшой участок у самой конюшни, и направился туда. Через секунду раздался глухой удар о дерево. Потом ещё и ещё. Степнов явно увлёкся, посылая раз за разом мяч в перегородку, его привёл в чувство только довольно крепкий хлопок по плечу. Он обернулся: рядом стоял широко улыбающийся Гарри.
- Друг, ты чего делаешь?
- В футбол играю, - как нечто само собой разумеющееся, ответил Виктор.
- А что это за игра? Никогда о такой не слышал, - заинтересовался парень.
Минут десять ушло на объяснение простейших правил, правда, Гарри так и не понял, почему должно быть такое большое количество игроков, а потом Степнов предложил сыграть. Его собеседник немедленно согласился, совершенно забыв про дела, и они начали гонять мяч вдвоём. Двойник Гуцулова и здесь оказался талантливым спортсменом, схватывая всё на лету. Игру прервал громкий возглас:
- Гарри, догадайся, кого сейчас ищет наша хозяйка?
Парень остановился, хлопнув себя по лбу.
- Вот чёрт! Я же совсем забыл!
- А вот она не забыла, - ухмыляясь, девушка подошла ближе. – И чем ты тут занимаешься?
- Элли, это здорово! – В глазах юноши плескалось восхищение. – Вик научил меня играть в футбол!
- Кто научил? – переспросила блондинка, бросив короткий взгляд на притворяющегося ветошью Степнова.
- Вик, - Гарри кивнул в сторону нового друга. – А-а, ты, наверное, ещё его не знаешь! Он же новенький!
- Ты даже не представляешь, насколько. – Девушка подхватила парня под руку и отвела в сторонку, наклоняясь к его уху. Виктор никогда не жаловался на слух, поэтому он расслышал всё, что было сказано:
- Между прочим, это тот самый «прекрасный рыцарь», который «бесстрашно и героически» спас нашу дражайшую мадемуазель!
Глаза Гарри тут же приобрели форму шара, потом он задумался и выдал:
- Да нормальный он мужик! Наверное, у него это случайно получилось. Эл, давай лучше с нами!
- Играть? – Теперь разговор вёлся обычным тоном, поэтому Степнов, уже не скрываясь, смотрел на обоих. – В таком виде? – Девушка красноречиво приподняла длинную юбку. Парень разочарованно вздохнул.
- А ты вполне можешь встать на ворота, - коротко заметил Виктор. На него уставилось два вопросительных взгляда. Пришлось продолжить лекцию об азах футбола. В итоге, заинтригованная Элли встала у перегородки, а мужская часть «команды», отдавая друг другу пасы, пыталась пробить мяч. Помимо воли, уже через пару минут Степнов начал гордиться блондинкой: она не дала им забить ни одного гола, при этом ещё умудряясь высказаться по поводу их способностей. Веселье кончилось, когда со стороны кухонной двери раздался вопль:
- Элли! Гарри! Где эти бездельники?! Или их ведьма утащила?!
- Да нет, ведьма как раз только что появилась, - буркнула девушка, умело поймав мяч и прижав его к бедру рукой.
Виктор проследил за её взглядом: к ним, похожая на увеличенную куклу, неслась Светочка. Гарри подскочил к Элли и встал с ней рядом, вытянувшись в струнку. Лишь карие глаза блестели, выдавая усмешку.
- Что здесь происходит?! Чем вы занимаетесь?!
- Играем в футбол. – Дружный ответ.
- Что-о-о-о-о?! – Крик перешёл в ультразвуковой диапазон.
- Футбол, - невозмутимо выступил вперёд Степнов. – Это я предложил.
- Ах, Виктор, - Светина тут же будто сдулась, даже отступила на пару шагов назад. Рука автоматически взметнулась вверх, рыжий локон немедленно начал накручиваться на пухленький палец. – Наверное, это просто изумительная игра! Могу я принять в ней участие? – За вопросом последовал томный вздох. Мужчина поперхнулся, вовсе не из-за попыток «Уткиной» привлечь его внимание, а из-за возникшей перед глазами картинки играющей в футбол «Мисс неуклюжесть», да ещё в таком наряде. Видимо, подобное представил не только он, так как сзади послышался тихий смешок, а потом предельно серьёзная Элли опустила мяч на землю и аккуратно пнула его в сторону хозяйки. Степнову ничего не оставалось, как ввести Светину в курс дела, насколько это было возможно, хотя его не оставляло подозрение, что она его не слушает, а просто смотрит, как двигаются его губы.
Наконец, дама нетерпеливо дёрнула плечиком и, немного разбежавшись, попыталась ударить по мячу. Естественно, она промахнулась и, не рассчитав замах, хлопнулась на землю, при этом угодив прямиком в свежую «лепёшку» навоза. Все во дворе превратились в статуи.
- А что, хорошая посадка: и тепло, и мягко, - негромко, но так, что все услышали, прозвучал хрипловатый голос.
- Элли! Принеси хворосту, а то на кухне кончился, - Гарри сам начал подталкивать подругу к воротам, пока госпожа не пришла в себя и наглая служанка не получила по заслугам. Девушка не особо и сопротивлялась, наоборот, она практически выбежала со двора, кусая губы, чтобы не расхохотаться. Виктор последовал за ней. Не отправлять же её одну в лес! Да и оставаться со Светиной не было никакого желания: она явно была сейчас не в духе. И пахло от неё не очень…


Спасибо: 19 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 612
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 69
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.06.12 21:17. Заголовок: - И почему вы за мно..


- И почему вы за мной следите?
Степнов, уже считавший себя гением сыска, разочарованно вздохнул и вышел из-за дерева, за которым нашёл временное убежище пару секунд назад. Элли стояла, поигрывая толстым суком. Он понимал, что всё это не больше, чем спектакль, и бить его она не собирается, но от этого зрелища неудержимо тянуло улыбнуться. Что он и сделал.
- Охраняю одну очень непростую особу на очень непростом задании.
- На котором, вероятно, её подстерегают неведомые, но жуткие опасности, - в тон ответила девушка, бросая сук ему. Видимо, в качестве оружия.
- Иначе меня бы тут не было.
Она ничего не ответила, просто пошла вглубь леса. Виктор решил кое-что уточнить:
- То есть ты не против, если я пойду с тобой.
Хитрый взгляд через плечо.
- Я же не могу вам запретить…

Как-то само так вышло, что весь собранный хворост нёс Степнов, а Элли просто кружила вокруг него, то и дело поднимая какую-нибудь особо приглянувшуюся ей ветку и добавляя в общей куче, так что скоро мужчине стало очень проблематично видеть дорогу впереди себя, поэтому он дипломатично предложил присесть отдохнуть. Девушка согласилась, но в свою очередь предложила сделать ещё несколько десятков шагов, так как скоро должна быть речка с удобным для привала местом. И действительно, буквально через минуту они вышли на пологий берег небольшой речушки, больше напоминающей ручей, на берегу которой лежало сухое дерево, видимо, рухнувшее после удара молнии, так как кора на нём был как после пожара. Виктор бросил свою вязанку и пошёл умыться, а Элли забралась на дерево и сейчас напоминала очень симпатичную родственницу Маугли. Мужчина поймал себя на том, что снова улыбается, глядя на свою спутницу. «Это всё избыток кислорода на меня действует!» - и поспешил окунуть в прохладные струи руки, чтобы затем с шумом и фырканьем плеснуть себе в лицо целую пригоршню воды. Послышался приглушённый смех. Он развернулся. Спустя минуту пристального разглядывания девушка заёрзала.
- Что?
- Да я вот думаю, как ты с таким явным отсутствием субординации, - она нахмурилась, не понимая значения этого слова, так что ему пришлось вспомнить что-нибудь похожее, но попроще: - отсутствием уважения и трепета по отношению к госпоже, - блондинка ехидно усмехнулась, - до сих пор «при дворе».
- Так я всего два месяца, как перебралась в замок! До этого жила в деревне, вместе с дедом. Он у меня был оруженосцем у прадеда нашей Светины, поэтому меня и взяли. По протекции. Но там такая скука! То не делай, туда не ходи, это не носи! Эти платья дурацкие мне уже поперёк горла!
- А в чём ты раньше ходила? – удивился Степнов.
- Как и вы, в штанах. Меня в деревне все знали и привыкли, а здесь попробуй так появиться – сожгут, как ведьму! Если бы не Гарриет, с тоски сдохнуть можно!
- А вы, видимо, много времени вместе проводите, да? – Он ощутил какой-то неприятный укол внутри, но даже сам не понял, в чём дело.
- Если бы! У нас есть некоторые очень активные личности, которые просто не переносят, когда кто-то рядом радуется жизни, а не носится сломя голову на благо этих самых личностей.
- Какое глубокомысленное объяснение!
- Я читать умею, - девушка показала ему язык.
- И чем бы вы занимались с Гарри? – сам не смог бы объяснить, почему эта тема так его очень заинтересовала.
- Наверное, большую часть мы провели бы в тесном физическом контакте… - Лицо Виктора вытянулось, приобретя выражение обиженного ребенка. Абсолютно непроизвольно, конечно. – Он давно просит меня научить его фехтовать.
Степнов почувствовал, что краснеет, хотя вроде и не за что, поэтому быстро задал следующий вопрос:
- Ты умеешь фехтовать?
- Есть немного. Дед научил.
Мужчина хитро взглянул на неё, выбрал из кучи хвороста две палки попрямее и одну бросил в сторону Элли. Та легко поймала её и выразительно приподняла брови.
- Покажешь?
Девушка смерила его оценивающим взглядом, потом легко спрыгнула на землю и заняла стойку. Виктор последовал её примеру. Последовала недолгая дуэль взглядами, перешедшая в дуэль настоящую. Сначала он был намерен поддаваться, но с удивлением обнаружил, что встретился с довольно сильным противником. Быстрые и смелые выпады шли одним за другим, ему приходилось туго ещё и потому, что блондинка была намного гибче его и легко уходила от ответных ударов. Азарт захватил всё его существо, захотелось победить, и, сделав очередную комбинацию, он не рассчитал силу. Элли, немного помахав руками, всё же не смогла удержать равновесие и рухнула в воду. Поднялся целый фонтан брызг. Степнов охнул и ринулся было вытаскивать пострадавшую из воды, уже приготовившись вымаливать прощение, когда услышал заливистый смех. Девушка, вместо того чтобы бурно выражать своё негодование, сидела на мелководье и хохотала. Виктор тоже улыбнулся.
- Я согласен на ничью.
Она не ответила, только неуклюже поднялась и, придерживая платье руками, пошлёпала к берегу. Он старательно сдерживал смех, а потом ему в голову пришла одна мысль. Мужчина заволновался.
- Тебе не холодно?
- Да есть немного, - Элли поёжилась. Всё-таки вода была слишком прохладной, а на ветру, хоть и не сильном, это стало особенно заметно.
- Тебе срочно нужно переодеться!
- И во что? – Девушка скептически хмыкнула. – Или вы сбегаете в замок и принесёте мне что-нибудь из гардероба госпожи Светины?
- У меня есть вариант получше, - подмигнул и в один миг стянул с себя рубаху. – Надень, а твоя одежда быстро на солнце высохнет.
Немного удивлённый взгляд и быстрые движения, так что он едва успел отвернуться, чтобы не смущать её при переодевании. Или самому не смущаться. Из-за спины мимо него пролетело и приземлилось на траву сначала серое платье, затем тоже серая тряпочка, лишь немногим светлее предыдущей, похожая на комбинацию (только не соблазнительно-женственную, а грубовато-простонародную), а сверху аккуратно легли гольфы и белые панталончики. Нет, он вовсе не разглядывал нехитрое одеяние своей спутницы, просто траектория полёта её вещей была такая, что его взгляд непроизвольно всё фиксировал. От последней детали туалета почему-то стало жарко, и он решил развернуться. И с чего он подумал, что так будет легче?!
Элли, уже облачённая в его светлую рубаху, доходившую ей до колен, независимо прошла мимо, подняла свои вещи и принялась их развешивать на ветках поваленного дерева, а он всё стоял столбом и не отрывал от неё взгляда.
«И кто бы мог подумать, что в таком наряде можно выглядеть так сексуально?»
«Что?! Какое «сексуально»! Она же ещё ребёнок!»
«Да? А я думал, ты на зрение не жалуешься…»
«Не жалуюсь! И вижу, что она… Чёрт! Ну зачем так высоко руки поднимать?! Как будто не знает, что от этого рубашка вверх поползёт!»
«А тебя всегда смущает, когда дети руки вверх поднимают?»
«Не язви!»
«Да ни Боже мой!.. Кстати, ты заметил, что рубаха на свету просвечивает?..»
Он едва не застонал в голос, пришлось срочно найти себе занятие, чтобы не пялиться неподобающе на девушку, до боли напоминающую ему его ученицу. Увидев в траве что-то красное, Степнов наклонился и с радостным недоумением увидел кустик земляники. Решение пришло мгновенно: пусть Ленка, тьфу ты, Элли спокойно приведёт себя и свои вещи в порядок, а он пока насобирает им ягод.
«Угу, а она потом будет сидеть у тебя на коленях и есть, подхватывая губами землянику прямо у тебя с ладони…»
«Отстань, извращенец!»
Недалёко от первого кустика оказался второй, ещё чуть дальше – третий, а там и четвёртый виднелся… Он так увлёкся, что не сразу сообразил, что около последнего куста что-то лежало. Вернее, кто-то, кого он потревожил своим резким движением. Взметнулась острая головка, и мужчина почувствовал укол в области левого плеча. Выронив все ягоды, он, так и стоя на коленях, остекленевшим взглядом наблюдал, как скрывается из виду длинное гибкое тело. Рядом незаметно оказалась беззаботно улыбающаяся Элли.
- Вы куда пропали? – Не получив ответной реакции, она встревожилась. – Эй! Что с вами?
- Меня, кажется, змея укусила. – Фраза была произнесена ровным тоном, что совсем не соответствовало его внутреннему состоянию.
- Какая? – Он указал рукой. Девушка посмотрела в ту сторону, успев разглядеть хвост, и развернулась к нему – бледная и взволнованная. – Она же ядовитая!
Почему-то он совсем не удивился, предчувствуя такой поворот событий и практически смирившись с ним. Глупо, конечно, было бы погибнуть так, но если… Высокие размышления были бесцеремонно прерваны прикосновением тонких пальцев к его плечу и чересчур приблизившимися зелёными глазами.
- Что ты делаешь? – Голос охрип по неузнаваемости, воздух стал спёртым и абсолютно не пригодным для дыхания. Наверное, яд уже действовал.
- Прошло совсем мало времени. Можно попробовать… - Она не договорила, а в следующую секунду на место укуса легли мягкие и обжигающе-горячие губы. Тряхнуло как от двухсот двадцати вольт. Пожалуй, теперь он знал, что испытывают жертвы вампиров из фантастических книг и фильмов, и был вполне готов отдать всю свою кровь, лишь бы это продолжалось как можно дольше.
«А какой вырез глубокий, когда она наклоняется… Какие виды!..»
Он вздрогнул, но девушка не заметила, так как мгновением раньше отстранилась и сейчас смотрела на него с таким невинным видом, что за предыдущие мысли стало безумно стыдно. Ну, и другое чувство тоже присутствовало… Взгляд задержался на маленькой капле крови на нижней припухшей губе. Близко. Слишком близко. Глаза расширились, сердце зашлось в бешеном ритме, а ноги зажили собственной жизнью. Виктор вскочил, чуть не опрокинув Элли на траву, и помчался к воде.
- Мне надо руки от ягод отмыть! – Красноречивое хмыканье он уже не услышал.

Одежда действительно высохла очень быстро. Обратно возвращались практически в молчании, Степнов делал вид, что ему тяжело разговаривать из-за огромной кучи хвороста, которую он нёс сам, не доверив девушке ни единого сучка. А Элли по-прежнему лавировала между деревьями, оказываясь то справа, то слева, тем самым немало нервируя мужчину. И он мог хоть сколько убеждать себя, что это просто из-за ненужного мельтешения перед глазами, но на самом деле он то и дело ловил себя на мысли, что под этим платьем… И он это видел… В конце концов его колебания в подсознательном привели к тому, что блондинка очень серьезно обеспокоилась его здоровьем, утверждая, что Виктор получил солнечный удар: уж слишком нездоровым был цвет его лица. Буркнув, что никого здоровее свет ещё не видывал, он, будто в доказательство, максимально ускорил шаг и вскоре буквально влетел во двор замка.
Тут его мучения прекратились, так как подоспевшую Элли немедленно уволок за собой Гарри, по дороге рассказывая, какой жуткий скандал устроила Светина, как она обещалась наказать всех присутствующих и - особенно подробно – как «мадам» поднимали и, не удержав, снова уронили на то же место, в ту же самую «лепёшку». От неугомонной парочки остался лишь задорный смех, а Степнов так и продолжал стоять с охапкой хвороста и чувствовал себя полным идиотом. Это ощущение лишь усилилось, когда во дворе появился Миро. Сначала цыган замер в недоумении, потом расплылся в довольной улыбке, подошёл поближе и начал неспешно ходить вокруг Виктора. И ни слова не говорил! Однако по лицу Миро Степнов мог прочитать все невысказанные тем мысли на свой счёт. Он честно терпел это – секунд тридцать, а потом «нежно» уронил хворост на ноги нахальному барду и, не слушая причитаний об испорченном костюме и «невежественном варваре», удалился в замок.
Свою комнату физрук нашёл на удивление быстро, видимо, сказался пережитый в лесу стресс. На кровати, с которой он так и не успел познакомиться поближе (и к лучшему, учитывая неестественно-розовый цвет покоящегося на ней покрывала, вызывавшего неизбежные ассоциации с хозяйкой всего этого безобразия… тьфу, ты!.. великолепия), лежала одежда. Виктор внимательно осмотрел все предметы туалета, который кто-то возжелал увидеть именно на нём, и решил, что не наденет ЭТО даже под страхом смертной казни. Если рубашку с неисчислимым множеством бантов и рюшей ещё можно было надеть – с закрытыми глазами, то натягивать на себя нечто, до боли напоминающее женские колготки и делать вид, что это брюки…
В дверь постучали. После разрешения войти на пороге появился незнакомый толстячок примерно в том же наряде, который Степнов только что отверг (и сейчас уверился на сто процентов в правильности своего решения!), и сообщил, что гостя ждут в бальной зале, так как приём в его честь уже начался. Мужчина машинально кивнул, одновременно пытаясь сообразить, куда бы спрятаться, но настырный толстячок уведомил, что прислан специально, дабы проводить «рыцаря», и что он готов подождать, пока его светлость переоденется. Ехидно хмыкнув, мол, долго же ждать придётся, Виктор заявил, что уже вполне готов. На лице слуги явственно отразилось недоумение, но возразить он не посмел и лишь предложил следовать за ним.

Бальная зала поражала своими размерами, роскошью и безвкусием. Пожалуй, всё, что Степнов никогда не хотел бы видеть в своём доме, находилось здесь. И в центре этого «великолепия», на огромном золочёном стуле, восседала Светина, теперь уж точно ничем не отличающаяся от шедевра сошедших с ума кулинаров. Вокруг была целая толпа почти также разодетых мужчин и женщин, которые вполголоса переговаривались между собой. Когда появился Виктор, разговоры смолкли, а через пару секунд возобновились с новой силой. Пока он шёл к хозяйке замка, дабы запечатлеть поцелуй на её пухленькой ручке (на этом его знания об этикете обрывались), он успел услышать о себе множество мнений, среди которых превалировали «прелесть, какой варвар» (преимущественно от женщин) и «а рожа-то у него бандитская» (соответственно, от мужчин). Сама же Светина пожирала его таким взглядом, что ему – тридцатилетнему мужику из XXI века - стало неловко! И сразу вспомнилось, что рубаха его просвечивает, и безумно захотелось прикрыться. Усилием воли прогнав эти сумасбродные мысли из головы, Степнов склонился в почтительном поклоне, взял правую кисть рыжеволосой мадемуазель, которая подозрительно подрагивала, и прикоснулся к ней губами. По зале разнёсся исторгнутый Светиной вздох, заставивший мужчин покраснеть, а женщин завистливо поджать губы. Сам же Виктор с удовольствием отскочил бы, но девушка с неожиданной силой вцепилась в его руку и теперь смотрела ему прямо в глаза, при этом неистово сопя (наверное, она считала, что так лучше даёт понять о всей страстности своей натуры).
Помощь пришла с неожиданной стороны: мучимый ревностью бард Миро решил вспомнить о роде своей деятельности и загундосил балладу, воспевающую немыслимые прелести «загадочной» дамы «с волосами цвета утренней зари». Светина несколько отвлеклась, и Степнову удалось потихоньку, буквально по миллиметру, высвободить кисть. Не успел он вздохнуть с облегчением и отойти на безопасное расстояние, как дама заметила потерю и громко возвестила о том, что желает танцевать, оборвав бедного цыгана на полуслове. Неизвестно откуда взявшиеся музыканты тут же заиграли, а Виктор оказался в самом центре залы в объятиях Светины, которая прижималась настолько сильно, насколько позволяли ей пышные нижние юбки. Зато ничто не мешало ей демонстрировать своё декольте, ничуть не скрываемое корсетом. И снова пылко сопеть, одновременно умудряясь вести в танце, движений которого мужчина не знал. С ужасом понимая, что ещё немного – и он подвергнется насилию прямо здесь, на глазах у всех (а может, и при их участии, так как некоторые дамы мало чем отличались от неадекватной хозяйки), Степнов решил бежать. Пусть кто-то скажет, что это недостойно мужчины, но другого выхода он не видел!
Он мигом взял «управление» в свои руки, после секундного изучения местности сменил курс и вскоре уже аккуратно ронял Светину на руки обиженного Миро. Тот драгоценную ношу не удержал, и дама распласталась на полу. Поднялась суматоха, в пылу которой Виктор благополучно смог выскользнуть в коридор. Там он припустил со скоростью бешеного сайгака. Он был так занят собственным спасением, что едва не сбил с ног Гарри, благо, что тот успел отпрыгнуть в сторону.
- Ты куда так мчишься? – Даже введенный в курс дела Элли, встрепанный ещё больше, чем пару часов назад, парень продолжал общаться с ним на равных.
- Куда глаза глядят, - честно поделился Степнов своим маршрутом.
- Тогда может они посмотрят туда же, куда и мои? У нас там свой небольшой «приём». Присоединишься?
«У нас… Значит, она тоже…» - додумывать он побоялся, поэтому просто кивнул и двинулся следом за прекрасно ориентирующимся даже в наступающей темноте Гарри. Шли они недолго, скоро впереди появился отсвет множества огней, и они оказались на кухне, сейчас преобразившейся в достойный описания художником пиршественный зал. Правда, никого из прислуги не было, да и они не стали здесь задерживаться, а направились к выходу во двор. Там-то и царило оживление, звучала задорная музыка (Виктор повернул голову и увидел пятерых крестьян, с жаром наяривающих на своих примитивных инструментах не хуже рок-звёзд), а «обслуживающий персонал» веселился гораздо активнее, чем их «работодатели». Гарри мгновенно куда-то исчез, а Степнов занялся полезным делом: благодаря своему немалому росту он начал высматривать поверх голов знакомую светлую макушку. Однако, искомая особа нашлась значительно раньше, просто-напросто врезавшись в неподвижно стоящего в толпе танцующих людей мужчину. Её партнёр, плотно сбитый веснушчатый парень, выпустил девушку из рук и тут же оказался в объятиях другой дамы – весьма аппетитной женщины в поварском колпаке. Слегка запыхавшаяся Элли осталась рядом с Виктором и сейчас лучезарно улыбалась.
- Заблудились?
- А может, я там, где должен быть? – Вопросом ответил мужчина и чуть слышно добавил: - И хочу.
- Эл! – Как чёртик из табакерки, появился Гарри, и девушка последние слова Степнова не услышала. Вроде бы. – У нас вино кончилось. Где, ты говорила, оно спрятано?
- Долго объяснять, я лучше сама принесу, - махнула рукой блондинка. – А ты возвращайся, иначе уведут. – Она кивнула в сторону фигуристой шатенки, около которой уже увивался её давешний партнёр по танцу. Гарри рванул обратно, а Элли направилась в замок. Неслышной тенью Виктор последовал за ней.

Они прошли кухню, узкий коридор и свернули, оказавшись в небольшой комнатке. Девушка зажгла припасённую свечу, в отсвете которой стали видны очертания множества полок, но мужчина не стал оглядываться по сторонам, а, не отрываясь, следил за Элли. Сейчас она выглядела иначе, чем у реки, но ощущения в организме почему-то были такими же.
- Ты очень красивая…
Неожиданные для него самого слова вызвали столь же неожиданную реакцию: девушка отставила свечу и хитро улыбнулась. Зелёные глаза сверкнули в отсвете взметнувшегося вверх на сквозняке пламени.
- А хотите, я открою вам страшную тайну?
- Хочу… - Ещё более хрипло. И хоть убей, он не смог бы с уверенностью сказать, что это относилось только к её вопросу.
- Та змея не была ядовитой…

Резко шагнул вперёд. Поцелуй получился излишне грубым и нетерпеливым, но никакого недовольства другой стороны не было. Он чуть не сошёл с ума (вернее, с его остатков), когда почувствовал, что кто-то (интересно, а какие могли быть версии?) начал исследовать его спину под рубахой. Жадные губы, расцеловав всё лицо блондинки, переместились на её шею, руки лихорадочно шарили по телу девушки в поисках запропастившейся застёжки платья, а мозг в срочном порядке просчитывал варианты, куда бы им примоститься…
- Дз-з-з-з-и-и-и-и-и-нь! Дз-з-з-з-и-и-и-и-и-нь!! Дз-з-з-з-и-и-и-и-и-нь!!!
Мужчина подскочил как ошпаренный, безумным взглядом обводя всю нехитрую обстановку своей спальни. Спустя довольно непродолжительное время он понял, где находится, что произошло и как он теперь выглядит благодаря столь красочному, но очень не вовремя закончившемуся сну, и рванул в ванную. Там, после тёплого расслабляющего душа (кондиция уже не позволяла обойтись лишь прохладным обливанием), ему удалось привести в порядок тело и мысли. Вернулся в комнату и заметил скромно лежащую на прикроватной тумбочке книжку. Взяв в руки небольшой томик с броской обложкой, прорычал «Это ты во всем виновата!» и одним движением удвоил количество экземпляров. Воспоминания об «осиротевшей» Светочке угрызений совести не вызвали: нечего было разбрасываться!
Всё ещё взвинченный, Виктор решил прогуляться перед работой по скверу. Свежий воздух оказал целебное воздействие, убедив мужчину, что сон – всего лишь игра разыгравшегося после чтения любовного романа воображения. И то, что объектом некоторых чувств и стремлений стала девушка, похожая на его ученицу, - просто недоразумение. Вот сейчас он придёт в школу и увидит обычную Ленку Кулёмину, в обычным джинсах и футболке или обычном же спортивном костюме. Всего лишь обычную семнадцатилетнюю девочку.
Кулёмина не подвела: просторный спортивный костюм и широкая футболка, рваная стрижка, хриплый смех и разговор о баскетболе с Игорем Гуцуловым быстро подтвердили предположения Степнова. Он успокоился и начал урок в своей обычной манере. Однако минут через пять кто-то из учеников, отрабатывая бросок, запустил мяч так, что тот застрял между кольцом и щитом. Класс недовольно загудел, но Гуцулов немедленно нашёл выход из положения, предложив Виктору поднять Лену, чтобы она выбила мяч рукой. Не подозревающий ничего плохого, Степнов легко согласился, наклонился, обнимая девушку под коленями, и выпрямился. Организм тут же встрепенулся, будто ощутил что-то знакомое, а уж когда из-под длинной чёлки на него взглянули испуганные зелёные глаза… Да ещё этот мгновенно окрасивший нежные щёчки румянец! Всё встало на свои места, как и сама Кулёмина, быстро ретировавшаяся за спину Игоря. В связи с «освобождением» мяча занятие продолжилось.
Всё оставшееся время до конца урока Виктор следил за Леной и с каждым её мельком брошенным на него и тут же отведённым взглядом убеждался в своей правоте. За пять минут до звонка он отпустил класс переодеваться, бросив напоследок сакраментальное:
- Кулёмина, задержись!
Девушка, с тоской посмотрев вслед убежавшим одноклассникам, осталась и ссутулилась в ожидании его слов. Степнов не спеша приблизился.
- Я разговаривал с директором и знаю, что ты весьма дружна со спортом, особенно с баскетболом. Почему ты не ходишь на тренировки?
- Некогда.
- Тогда, может быть, ты сейчас покажешь, что ты умеешь?
- А в другой день нельзя?
- Есть какие-то объективные причины, по которым ты не можешь именно сейчас сделать трёхочковый?
- Нет. – Он явно задел её за живое.
- Тогда прошу, - приглашающим жестом указал на площадку. Лена, весь разговор прятавшая взгляд за чёлкой, на мгновение дала заглянуть в своё «зеркало души», сейчас наполненное возмущением, и, взяв мяч, встала у линии броска.
- Нет, ну как ты стоишь! Да и руки держишь неправильно! Ты же даже до щита не добросишь! А ещё спортсменка!
- Да пош… - Она развернулась, чтобы высказать своё несогласие с его высказываниями, но осеклась. Потому что он был близко. Слишком близко. Мяч выпал из ослабевших рук. Нежный шёпот: «Нельзя так разговаривать с учителем», - и время остановилось.

В коротких перерывах между поцелуями, когда они отрывались друг от друга, чтобы вдохнуть хоть немного кислорода, состоялась важная беседа.
- Нам ведь нельзя!..
- Ага…
- Надо потерпеть до выпускного…
- Продержимся…
- Мы ведь спортсмены…
- Надо продержаться…
Наконец, то ли разум возобладал, то ли звонок с урока и шум в коридоре подействовали отрезвляюще, тесные объятия распались. Девушка, поправив футболку и украдкой касаясь припухших губ, немного пошатываясь, направилась в раздевалку.
- Кулёмина, помни: держимся до выпускного!
Она кивнула и исчезла за дверью. Через секунду показалась светлая макушка и очень ехидный голос произнёс:
- А я ромашки люблю!
Он не успел ответить, как дверь снова захлопнулась. Погрозив кулаком воздуху, Виктор улыбнулся и достал телефон.
- Макс, привет! Ты не знаешь, где можно ромашки купить?..

Конец!



Спасибо: 19 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 613
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 69
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.06.12 21:20. Заголовок: Вот теперь можно опя..


Скрытый текст


Автор: Галлюцинация
Название: Мелочь
Жанр: AU, OOC, Romance
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Виктор/Лена
Статус: окончен


- Степнов, встречай! Опять твою привезли.
Темноволосый мужчина с трехдневной щетиной оторвался от бумаг, устало протер глаза и взглянул на часы. Похоже, домой он сегодня не попадет. Стрелки нагло указывали на половину одиннадцатого, документы лежали на столе внушительной стопкой, а если в «предбаннике» та, о ком он подумал…
Предчувствия не обманули: худенькая фигурка сгорбилась на скамейке, поджав колени и обхватив их руками. Дежурный разговаривал по телефону, что-то записывая, и совсем не обращал на нее внимания.
- Это опять ты? – вздохнул, подходя ближе. – Привет, мелочь!
Девушка гневно взглянула на мужчину из-под длинной светлой челки, но не проронила ни слова.
- Ноги со скамьи убери! – Она также молча подчинилась. – И что на этот раз? – Ответа от блондинки он не дождался, зато дежурный, закончивший разговор, поделился информацией:
- Задержали на улице, участвовала в драке. Остальные сбежали.
- Спасибо, - Степнов кивнул коллеге. Девушка продолжала разглядывать свои потрепанные кроссовки. – Есть хочешь? – Снова насыщенный эмоциями взгляд, на этот раз пренебрежительно-снисходительный, и впервые прозвучал хрипловатый голос.
- Благодарствую, я не голодна.
Мужчина хмыкнул.
- Я так и подумал. Вставай и иди за мной.
Он пошел обратно в свой кабинет, ничуть не сомневаясь, что девушка следует за ним. Так и было: аккуратно прикрыв за собой дверь, она присела на старый диван, который жалобно скрипнул даже под ее невеликим весом. Сам же Степнов начал неторопливо накрывать на стол: появился чайник, тарелка с пирожками, сахарница…
- Я же сказала, что не хочу есть.
- А это не тебе. Я, между прочим, еще не ужинал.
Снова косой взгляд из-под челки. Степенно налил себе чай, взял пирожок порумяней и почти половину откусил. С трудом начал жевать, стараясь не выронить ни кусочка. Зрелище, видимо, вышло презабавное, так как с дивана раздалось приглушенное хихиканье. Оно стало чуть громче, когда мужчина, осилив наконец пирог, смачно швыркнул чаем. Еще один пирожок – и она встала, достала себе кружку, налила кипятку и села за стол. Взяла пирог, повертела в руках.
- Опять, небось, Светлана Михайловна постаралась?
Усмехнулся, тем самым подтверждая ее правоту. Секретарь начальника их отдела питала нездоровую страсть ко всем представителям охраны правопорядка, но почему-то средоточием ее устремлений стал именно Степнов Виктор Михайлович. Именно ему приносились пирожки и пышки собственного приготовления, именно он всякий раз избирался в роли грузчика и перестановщика, именно он должен был отслеживать любые изменения во внешнем виде гражданки Уткиной и всячески ими восторгаться. Если с первыми двумя задачами мужчина еще справлялся, то выполнение последней лежало за пределами его возможностей. Дама обижалась, и только это спасало желудок и печень Виктора от чрезмерного поглощения мучного. Правда, Уткина никогда не разочаровывалась настолько, чтобы полностью прекратить свои домогательства, что Степнова искренне расстраивало. А высказать свое отношение прямо не позволяло заученное с детства пресловутое «девочек обижать нельзя».
Он вырвался из воспоминаний о пухловатой рыжеволосой претендентки на его руку и сердце и посмотрел на блондинку. Та уже, совершенно не стесняясь, держала по пирожку в обеих руках и поочередно откусывала от каждого, довольно жмурясь.
- И это называется «я не голодна»…
Она покачала головой и с трудом произнесла, немыслимо коверкая слова из-за набитого рта:
- Я чисто за компанию.
А вот ему есть расхотелось. Подпер щеку рукой, продолжая разглядывать девичье лицо. Такое внимание не осталось незамеченным. Темп жевания замедлился, девушка смотрела на него теперь вопросительно-настороженно.
- Лена, почему ты опять сбежала?
Насупилась, отложила недоеденный пирожок, демонстративно вытерла руки.
- Я не сбежала. Просто задержалась, а меня ваши загребли.
- Наверное, было за что?
- Нет.
- Ангел, да?
- Именно.
Немой поединок взглядов закончился ее поражением: не выдержав натиска синих глаз, снова спряталась за челкой.
- Ладно, уже поздно. Ложись, я завтра тебя отвезу. Директора предупрежу.
Она встала, собираясь выйти в коридор.
- Здесь ложись. – Покосилась на диван, потом на него. – Я все равно сегодня не лягу, работы много.
Если девушке такое предложение и не понравилось, то она не показала виду. Помогла ему расстелить постельное белье, которое всегда хранилось в шкафу на случай непредвиденной ночевки на рабочем месте, а после, пожелав спокойной ночи, улеглась, повернувшись лицом к спинке.
Степнов выключил верхний свет, удовольствовавшись настольной лампой, и взялся за бумаги. Через десять минут понял, что читает одно и то же предложение уже раз в тридцатый и все равно не понимает его смысла. Покосился на мирно сопящую блондинку. Елена Кулемина. Воспитанница детского дома номер четыре. Весьма непослушная воспитанница. Впервые они встретились почти одиннадцать лет назад, когда наряд привез похожую на ангелочка, но очень угрюмую девочку в детскую комнату милиции, где он тогда работал. Ему единственному удалось разговорить «мелочь» и выяснить, что она сбежала из детдома, куда ее определили буквально утром. Позвонили директору, та подтвердила информацию и рассказала, что у девочки в авиакатастрофе погибли оба родителя, а других родственников не нашли. Лично отвез девочку по адресу – все равно его дежурство закончилось, и он собирался домой, - но через пару дней ее снова задержали на улице. Так и продолжалось до тех пор, пока он не перевелся в нынешний отдел. Зеленоглазая «мелочь» быстро забылась, но, тем не менее, по прошествии десяти лет он узнал ее сразу же, едва увидел в коридоре дежурной части, куда заскочил перекинуться парой слов с дежурным. И она его тоже. Кивнула и поздоровалась, как со старым приятелем, вызвав шквал вопросов со стороны сотрудников, на которые ему пришлось-таки ответить. Неизвестно чем руководствовались собратья по оружию, но с тех пор строптивую блондинку всегда привозили к нему. Виктор попытался пару раз провести с «подопечной» воспитательную беседу, но, наткнувшись на холодное безразличие, грозящее перейти в отчужденность, прекратил это занятие. Просто встретились в очередной раз старые знакомые, поели, поговорили ни о чем и разошлись. В последний раз они виделись месяца три назад, когда девушку задержали в компании трех молодых людей в состоянии «алкогольного опьянения средней степени тяжести». Сама она была трезва, как стеклышко, и демонстративно ухмылялась, когда он заставил ее закатать рукава, чтобы проверить вены. И вот сегодня эта драка. Доставивший ее наряд должен был снять показания, его это дело никаким боком не касалось, но на душе было тревожно. Лена заворочалась и натянула одеяло на голову. Выключил лампу и осторожно, на ощупь, выбрался из кабинета.
Ночь прошла в мирной беседе с дежурным, а утром разбудил Кулемину, наскоро покормил и быстро, стараясь не опоздать к началу рабочего дня, отвез в детдом. Но пришлось задержаться: бессменный директор Соловьева Анастасия Павловна принялась благодарить, сетовать на нынешних детей и приглашать на чай одновременно, да так настойчиво, что на уговоры «как-нибудь в другой раз» пришлось потратить не менее получаса. На совещание у начальника, естественно, опоздал, получил замечание, сорвался на пытавшейся посочувствовать Уткиной и, злой на весь свет, уехал в другой отдел. «Делиться опытом», а говоря простым языком, пожаловаться на несправедливость этого мира лучшему другу Игорю Рассказову.

Прошел месяц, в течение которого их отдел вплотную занимался «разработкой» сети подпольных клубов по боям без правил. Тут уж не до беспризорников. На сегодня был назначен рейд по выявленным в ходе расследования точкам, поэтому с утра организм пребывал в состоянии предбоевого напряжения. Но едва Степнов вместе с коллегами и бойцами ОМОНа влетел в полуподвальное помещение, весь азарт сменился ужасом узнавания и злобой бессилия, когда в бившейся на ринге полуобнаженной, покрытой синяками и запекшейся кровью девушке он узнал Лену. В следующее мгновение Кулемина покачнулась и упала, словно только и дожидалась команды «Всем на пол!», прозвучавшей из уст кого-то из омоновцев. Подскочил к ней, определил, что в сознании, и зло прошептал:
- Ну и дура ты, мелочь!
Пока проводилась проверка документов и аресты, под шумок вытащил девушку с ринга и через задний ход покинул здание. Позаимствовал одну из машин и, включив сирену, рванул в сторону ближайшей больницы. Там, после полного обследования, его заверили, что кроме многочисленных ушибов и ссадин, да трещины в ребре ничего серьезного нет, и отпустили, дав рекомендации. Вернувшись за руль, с минуту раздумывал, то и дело ловя в зеркале заднего вида виноватый взгляд, сегодня хорошо видимый, потому что длинная челка приподнялась, закурчавившись от пота и крови. Стукнул по щитку, заставив девушку вздрогнуть, и решительно надавил на газ.
Остановились в неприметном дворе, каких в Москве тысячи, молча покинули салон автомобиля, Виктор привычно шел впереди, а она семенила следом, не смея даже пожаловаться, что он идет слишком быстро. Крайний подъезд, лифт, затем квартира, которую Степнов открыл своим ключом, и только сейчас он наконец-то заговорил:
- Сиди здесь и не высовывайся. Вернусь поздно.
Ушел, закрыв ее снаружи, бегом вернулся к машине и помчался обратно. Получив уже не замечание, а выговор с занесением в личное дело и лишением премий на полгода, лишь усмехнулся, а вечером, возвращаясь домой, завернул в супермаркет, так как его привычный рацион вряд ли подходил для «растущего организма».

Она жила у него неделю. Вернее, сосуществовала, так как виделись они лишь по вечерам, да и то не ежедневно, потому что пару раз он напрашивался ночевать к Рассказову. Еще в первый день Степнов позвонил в детдом и сказал директору, что Лена спасла дочь его сослуживца от хулиганов и тот в благодарность отправил обеих девчонок за город отдохнуть. Сам понимал, что эта ложь абсолютно неправдоподобна, но Анастасия Павловна свято ему верила, потому и не кинулась на поиски воспитанницы. С Кулеминой же он не разговаривал. Не спрашивал ни о самочувствии, ни о причинах, побудивших ее заняться столь сомнительным делом, ни об ее намерениях жить дальше. Просто однажды, придя домой, нашел записку на кухонном столе: «Я точно дура. Спасибо. Ваша мелочь»

- Вить, а где та папка, с делом банкира?
- В шкафу.
- Понятно, что в шкафу, а где именно?
- На третьей полке!
- Да я уже смотрел там, нет ничего.
Мужчина резко поднялся со стула, подошел к шкафу, рывком достал нужную папку и с такой силой опустил ее в руки спрашивающего, что тот покачнулся.
- Степнов, ты чего такой нервный?
- Не выспался, - пробурчал сквозь зубы и вернулся за стол. На какое-то время воцарилась тишина, а потом словоохотливый коллега снова заговорил:
- Слушай, а что-то давно Кулеминой не видно… Утихомирилась, наконец, или нашла себе настоящие неприят…
Громко хлопнула дверь, заставив его прервать свою речь на полуслове.

Он сидел в машине перед воротами детдома уже целый час, но так и не решился выйти. С тех пор как она покинула его квартиру, прошло полгода. Полгода он ничего о ней не знал, с каждым днем становясь все более нервным и все чаще мучаясь бессонницей. В который раз обозвав себя тюфяком и тряпкой, рванул дверцу …
- Виктор Михайлович, я очень ценю вас и ваше отношение к вашему делу и нашим детям, но я не могу сказать, где сейчас Лена Кулемина. Понимаете, пять месяцев назад нашелся ее троюродный дедушка: он писатель, много лет прожил в сибирской глубинке, печатая свои романы на машинке, а недавно его труды получили признание, его пригласили в Москву, и здесь он узнал, что у него есть такая вот родственница. Он забрал Лену, оформив опеку.
- Значит, адрес вы мне не дадите?
- Я не могу. Вы же понимаете.
- Понимаю, - скривился, как от зубной боли, сухо попрощался и повернулся к выходу.
- Могу только сказать, что теперь она учится в триста сорок пятой школе…

Нервно взглянул на часы: у старшеклассников пять минут назад должен был закончиться седьмой урок. Вышел из машины и встал, опершись пятой точкой о капот. Из дверей школы веселой толпой хлынули ученики. Натренированный взгляд мигом выловил знакомую светлую макушку. Поджал губы: еще март, а она уже без шапки щеголяет! Не отрываясь, гипнотизировал высокую фигуру. Видимо, почувствовала, начала искать глазами, а когда нашла, удивленно охнула. Быстро пришла в себя, сказала что-то сопровождавшим ее девушкам и решительно направилась в его сторону. Остановилась напротив, засунув руки в карманы потертых джинсов, склонив голову набок и рассматривая мужчину из-под челки.
- Ну, здравствуй, мелочь!
- И вам не хворать, Виктор Михайлович! Какими судьбами?
- Проезжал мимо, заметил знакомую фигуру, решил поздороваться.
- А врать вы так и не умеете, - резко шагнула к нему, привстала на цыпочки и легко поцеловала его в уголок губ. Он ошалел, а девушка отбежала на несколько шагов и крикнула:
- Улица Солнечная, тридцать пять, пятьдесят восемь! Приходите, завтра пирожки к чаю будут. С вишней!
Она умчалась догонять подруг, а Виктор дотронулся пальцами до того места, где прикоснулись девичьи губы. Мелочь, а приятно. Хотя… А мелочь ли?

Конец


Спасибо: 30 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 615
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 69
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.07.12 17:46. Заголовок: Автор: Галлюцинация..


Автор: Галлюцинация
Название: После
Жанр: OOC, Angst
Рейтинг: PG-13
Статус: окончен
Муза: творчество Юты


Отдельное спасибо forget-me-not

Рядом с тобою до слез… Возле ли…
Перед ответом вопрос…После ли…


- Нет!
Незаданный вопрос так и не сорвался с губ, которые после этого короткого слова скривились в усмешке боли. Зеленые глаза стали зеркальными, равнодушно отражая все, что происходило вокруг, но никого не пуская внутрь. Ссутулилась, нет, даже сгорбилась и медленно побрела к выходу с территории школы. Он устало потер ноющие виски. Ну почему каждый год находится какая-нибудь дурочка, которая решает, что именно он ее принц на белом коне?! И эта туда же, а ведь вроде нормальная девчонка была, спортом занималась, серьезная такая, оценки приличные… Оглянулся. Худенькая фигурка уже пропала в сгустившихся сумерках. Посмотрел на толпу веселящихся вчерашних школьников. Настроение было испорчено несостоявшимся признанием, и оттого присутствовать на этом «празднике жизни» расхотелось напрочь, но порученное дежурство спихнуть было не на кого. Пришлось приглядывать за пьяной молодежью до утра, кое-кому даже оказывать первую противоалкогольную помощь, а потом – раздраженным донельзя – возвращаться в свою пустую квартиру. Уже закрывая глаза, будто воочию увидел согбенный силуэт, успел подумать «Ну какая же все-таки дура!» - и провалился в болото сна.

Как же он ее ненавидел! Ее длинную светлую челку, вечно скрывающую половину лица. Ее глаза, казалось, замечающие в нем то, чего он никогда и не подозревал в себе. Ее длинные тонкие пальцы, каждый раз при их встрече начинающие жить своей жизнью, что-то непременно теребя. Ее нескладную угловатую фигуру, которую он постоянно видел где-то поблизости. Она всегда была рядом. И утром, когда он, по старой привычке отправляясь на пробежку, сталкивался с ней в парке. И в магазине, куда он заскакивал, чтобы купить очередную пачку пельменей. И даже в его собственном подъезде, хотя сама она жила в другом квартале. И ведь молчала. Даже не здоровалась. Просто смотрела так, словно это последний день в ее жизни, словно пыталась разглядеть и запомнить каждую новую морщинку на его лице. И это бесило его больше всего. Пару раз уже был на грани того, чтобы схватить ее за шею и вытрясти наконец всю дурь из ее больной головы. Спасало только то, что виделись они всегда при свидетелях. Скрип зубов, сжатые кулаки, пара часов головной боли, но никаких телесных повреждений. У нее. А вот у него костяшки не заживали, вновь и вновь встречаясь с жесткими поверхностями – стена, зеркало, шкаф… Как же он ее не ненавидел!

Однажды вечером возвращался из клуба, где «отвел душу». Алкоголь в его крови, наверное, намного превышал процент крови, а в таком состоянии и море по колено. Поэтому не самая дружелюбная компания, преградившая путь уже на подходе к дому, была воспринята положительно. Даже не ответив на избитое «закурить есть?», сразу полез в драку. Только вот изрядно проспиртованный организм утратил былую сосредоточенность и ловкость, хотя и плюсы были – он практически не чувствовал боли от сыпавшихся на него ударов, отвечая тем же, выплескивая всю накопившуюся злость, раздражение, ненависть. Один из нападавших замахнулся обломком трубы…
Откуда она появилась? Он не видел. Заметил лишь мелькнувшую тень, вставшую между ними. Короткий вскрик. Она упала, а шпана рванула врассыпную. Подошел. Она сидела на асфальте, потирая ушибленную руку. Из разбитой в результате падения коленки сочилась кровь. Взглянула ему в глаза и отвернулась.
- Еще раз увижу – убью! – и похромал домой.

Тяжелый аромат приторно-сладких духов раздражал, фальшивый смех и жеманные жесты вызывали презрение, но он все равно продолжал делать вид, что очарован своей новой знакомой. Можно и потерпеть, ведь продолжения у этой ночи явно не будет. Его бокал с вином так и остался нетронутым, а вот дама явно захмелела. Игриво поднялась с кресла, слегка пошатываясь, приблизилась к нему, заставила его встать и прижалась всем телом.
- Потанцуем?
Он усмехнулся, опуская ладони гораздо ниже талии, и сделал пару поворотов. Взгляд, случайно брошенный в окно, выцепил знакомую фигуру, неподвижно сидящую на скамейке во дворе. Ее неосознанно выдохнутое имя спровоцировало звонкую пощечину, громкий стук каблуков и хлопанье входной двери, но его это не задело. Он был так же неподвижен, как и она, лишь чувствовал, как внутри закипает бесконтрольное бешенство. Несколько секунд – и он ринулся вон из квартиры.
Выскочил на улицу, одним махом оказался около скамейки, схватил ее за руку и потянул за собой. Молча, лишь временами громко выдыхая такой разреженный воздух. В прихожей толкнул ее так, что от удара о стену задрожало зеркало. Поморщилась, но продолжала прямо смотреть ему в лицо. Рванул на себя, чуть не задушив скомканной в кулаке футболкой.
- Ты ведь этого добивалась?! – Жесткий поцелуй на мгновение обжег губы, а потом затрещала майка под нетерпеливыми пальцами, оставляющими на нежной коже красные следы. – Ты же этого хотела?! – Толкнул в комнату, где повалил на диван и начал срывать джинсы. – Довольна?! – Накрыл ее своим телом, продолжая причинять боль грубыми прикосновениями. Тонкие руки взметнулись вверх, обхватывая его за шею, лицом уткнулась прямо в бешено пульсирующую артерию сразу над ключицей. Будто под дых ударила.
Отпустил, подорвался с дивана и заметался по комнате.
- Мне уйти?
Резко повернул голову. Она уже сидела, совершенно не стесняясь своей наготы, спустив ноги на пол, опираясь лишь на пальчики. Острые коленки были сдвинуты друг к другу и трогательно белели в полумраке. Ни упрека. Ни страха. Ни сомнения.
Вернулся, присев на корточки рядом, поцеловал едва видимую ссадину на правом колене, потом нетронутое левое, а после уткнулся в них лицом, обхватив руками голени.
- Нет…

Конец


Спасибо: 31 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 618
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 69
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.07.12 19:09. Заголовок: Автор: Галлюцинация ..


Автор: Галлюцинация
Название: Это не я!
Жанр: OOC, Fantasy, Humour
Рейтинг: PG-13
Пейринг: КВМ+
Статус: окончен


forget-me-not, Катя, спасибо!

Урок физкультуры у одиннадцатого «А» был в самом разгаре. Преподаватель, молодой и амбициозный мужчина, следил за учениками, которые в данный момент играли в баскетбол, и изо всех сил старался не задерживать взгляд на одной особе дольше положенного. Получалось у него это с переменным успехом, однако сдаваться без боя он не собирался.
- А она миленькая, - раздался вдруг незнакомый голос откуда-то сбоку, прямо возле уха. Физрук вздрогнул и обернулся, однако никого поблизости не было. Голос же, абсолютно игнорируя тот факт, что идти ему было неоткуда, продолжал: – Конечно, не совсем в моём вкусе, но если приглядеться… Очень даже ничего.
Мужчина заметался взглядом по спортзалу, пытаясь определить, слышит ли кто-то ещё эти разговоры.
- Да ладно тебе, Витёк, - панибратски обратился голос уже лично к нему. – Не парься! Меня слышишь только ты, а если будешь повнимательнее, то и увидишь. Например, если аккуратно повернёшь голову налево и посмотришь на своё плечо. И, для справки, ты не сошёл с ума. – И очень обнадёживающе завершил свою речь: - Пока.
Не в силах устоять перед искушением и желанием разобраться, что же с ним происходит, Виктор выполнил указания неведомого собеседника и очень усомнился в его последнем утверждении. На его левом плече, положив ногу на ногу, тожественно восседало нечто. На первый взгляд оно было похоже на человека, только уменьшенного до размеров лилипута из сказки, но расцветкой сильно напоминало зебру. Неравномерно покрашенные в чёрный и белый цвета прядки волос торчали в разные стороны, рубашка, как и брюки, также походила на шахматную доску, попавшую в какую-то искажённую реальность, а довершали картину разноцветные ботинки, причём правый был иссиня-чёрным, а левый – ослепительно белым. Нечто ухмылялось и, подперев щёку ладонью, смотрело на разглядывающего его мужчину вроде приветливо, но с изрядной долей ехидства.
- А ты кто? – решив, что если эта галлюцинация ему ещё и ответит, то после урока он немедленно идёт к психиатру, физрук не удержался от вопроса. Существо расплылось в улыбке и охотно заявило:
-Я – персональный ангес Степнова Виктора Михайловича. Знаком тебе такой персонаж?
- Это мой, что ли? – изумился Виктор. Существо важно кивнуло. – А «ангес» это кто? – И мысленно добавил: «И как это лечится?»
- Никак. – Почему-то существо решило ответить сначала на незаданный вслух вопрос, чем ввергло Степнова в ещё больший шок, а потом пустилось в объяснения: - Как можно догадаться, термин состоит из двух частей: «ангел» и «бес». Издавна известно, что каждого человека сопровождают по жизни ангел, сидящий на правом плече и направляющий хозяина на истинный путь добра и веры, и бес, занимающий, соответственно, левое плечо и отвечающий за совершенно противоположное направление. А «ангес» заключает в себе обе эти сущности.
- Почему?
- А чего ты хочешь? У нас тоже кризис, - совершенно по-человечески пригорюнилось существо. – Сокращения, безработица… Чтобы как-то выжить, приходится приспосабливаться, работать на две ставки. Знаешь, как мне тяжело? Я ведь даже не знаю, какая часть когда возьмёт верх! Только захочешь сделать что-нибудь хорошее, смотришь, а вместо этого уже надо думать, как хозяина из какой-то собственноручно подстроенной гадости вытаскивать.
- И давно ты этим занимаешься?
- Ты у меня третий, - последовал гордый ответ. – Только должен предупредить тебя заранее, что до тебя я работал в ипостаси беса, так что меня иногда заносит… - Существо начало виновато теребить прядку.
- А где ты раньше был? Я ведь тебя не видел. Или тебя не было?
- Ну почему же, был. Или ты забыл пятое мая прошлого года? – Виктор немедленно вспомнил, как тем вечером с помощью гвоздя «украсил» машину соседа по подъезду, постоянно включающего автомагнитолу по ночам на полную громкость, и покраснел. – Вряд ли ты сам на такое решился бы, а мне этот ор хроническую бессонницу спровоцировал! Я потом ещё месяца два восстанавливался.
- А почему ты сейчас решил проявиться?
- Да это от меня не зависит. Это ты у нас терзаешься «глобальной нравственной проблемой», разрешить которую самостоятельно не можешь и старательно насилуешь свой мозг и душу. Если так и дальше пойдёт, мне больше не за кем присматривать будет. Поэтому я и проявился: чтобы помочь в меру своих возможностей, пока не поздно.
- И чем ты можешь помочь? – вздохнул Степнов, бросая беглый взгляд на всё ту же особу.
- Например, дать тебе возможность посмотреть на ситуацию с разных сторон.
- Это с каких же?
- Ну, это разговор долгий, а у тебя уже урок закончился. – Виктор встрепенулся и понял, что новый знакомый (кстати, а как к нему обращаться-то?) прав: весь одиннадцатый «А» уже собрался перед ним и недоумевал, почему до сих пор не отдан приказ покинуть спортзал.
- Урок окончен, можете переодеваться. – Учеников как ветром сдуло, лишь одна задержалась, взглянула обеспокоенно из-под длинной чёлки и хрипловатым голосом спросила:
- Виктор Михайлович, с вами всё в порядке?
- Конечно, Лен, - он придал своему голосу неестественную бодрость. – А разве что-то не так?
- Это вы мне скажите!
- Так, Кулёмина! Раз я сказал, что всё нормально, значит, всё нормально! А ты, если будешь задавать глупые вопросы, на следующий урок опоздаешь!
Девушка с видом «ну и пожалуйста» развернулась и пошла к раздевалке, а ангес присвистнул:
- Оригинальный способ завоевать любовь прекрасной дамы!
- А кто тут говорил о любви?!
- Да ладно тебе, Витёк! Уж мне-то лапшу на уши вешать не надо! Ну что, какие у нас дальнейшие планы?
- У нас? Кстати, как тебя звать-то? Или вам имена не положены?
- Полное моё имя Афогорениус, но советую обращаться Горь или Горя. И тебе проще запомнить, и меня не так бесит.
- Горь, так Горь, - согласился Степнов, закрывая спортзал. – Я тут хотел к другу зайти…
- Ну и зачем тебе эта блондинка сдалась? – немедленно среагировал ангес, опять без спроса прочитав его мысли. – Думаешь, после беседы с тобой Яночка не вызовет милых мальчиков в халатиках из одного известного народу заведения? А нам прохлаждаться в комнатках с мягкими стенами нельзя! Уведут ведь Ленку, как пить дать, уведут! Или сам не видел, как тот черноглазый на неё смотрит?
Виктор вспомнил масленые взгляды Гуцулова в сторону лучшей спортсменки триста сорок пятой школы, резко развернулся и решительно зашагал прочь от кабинета Малаховой.

- А мне не нравится!
Степнов взглянул в зеркало, даже повернулся, чтобы оценить вид сзади, и не нашёл никаких изъянов. Поэтому он решил уточнить:
- Что-то не так?
- Ну, если бы я был привлекательной интересной девушкой, то подумал бы, что ты унылый зануда с полным отсутствием чувства вкуса.
- Разве? – Виктор ещё раз оглядел неизменное спортивное трико и белую футболку. – По-моему, очень даже…
- Угу, вот именно, очень… и даже… - Ангес произнёс эти слова с такой интонацией, что даже трудовик бы понял, не то что физрук.
- Значит, переодеться? – неуверенно уточнил Степнов.
- И немедленно! – безаппеляционно высказал своё мнение Горь.

- Ты уверен? – Виктор с сомнением смотрел на своё отражение спустя десять минут после предыдущего диалога и последующей ревизии его запасов одежды.
- Стопроцентно! – ангес самодовольно кивнул. – Твоя Кулёмина в отпаде будет!
- Во-первых, не моя. Пока. А во-вторых, боюсь, не только она…
- А ты не бойся! Ты должен быть решительным, напористым и смелым! А красивым я тебя уже сделал.
- Но эти брюки я ещё в студенчестве…
- Молчать! Кругом! Шагом марш в школу!!! – Выработанная за годы службы в армии внутренняя установка подчиняться приказам сыграла на руку Афогорениусу и подвела самого Степнова. Ещё на улице он понял, что его сомнения были небезосновательны, старательно делая вид, что не замечает удивлённых взглядов прохожих, а общее впечатление от смены имиджа преподавателя физической культуры в старших классах высказал встреченный около школы Рассказов.
- Охре… Ох, решительно сегодня необычный день! – Игорь Ильич всегда отличался интеллигентностью. – Ты так выглядишь! – Виктор лишь вздохнул и бросил тоскливый взгляд на стеклянную дверь, где он отражался во всей красе. По крайней мере, красой это называл Горь, а вот самого Степнова наряд из узких (особенно с учётом того, что после института он поднабрал мышечной массы) кожаных штанов и цветастой рубахи навыпуск как-то не вдохновлял. Видимо, он оказался в этом не одинок.
- Да слушай ты его больше! Он просто тебе завидует, - тут же раздался шёпот в левое ухо. Виктор скосил глаза и увидел кивающего со знанием дела ангеса. Немедленно появилось желание придушить сверхъестественное существо, только вот неясно было, получится ли, поэтому мужчина решил переключиться на более насущную проблему.
- Не говори ничего. Лучше проведи меня в спортзал, у меня там запасной спортивный костюм есть. Если Борзова меня увидит…
- Не вопрос, - с готовностью согласился Игорь. – Только зачем ты так вырядился, если самому не нравится?
- Это не я! – с праведным негодованием воскликнул Степнов и, поймав изумлённый взгляд друга, поправился: - Просто знакомый один, - Горь независимо засвистел, - посоветовал чуть-чуть изменить свой повседневный образ.
- И ты со свойственным всем спортсменам стремлением к рекордам решил не останавливаться на полпути?
- Можно и так сказать, - криво ухмыльнулся Виктор. Они уже зашли в школу, и сейчас он интенсивно молился, чтобы не встретить завуча, директора или, не дай Бог, Кулёмину. Его молитвы были услышаны, ни один из указанных людей ему не встретился, зато судьба «порадовала» другим сюрпризом.
- А-а-а-а-ах! – Громкий вздох с другого конца коридора заставил друзей вздрогнуть, замереть на секунду, словно преступники, а потом осторожно развернуться.
- О-о-о-о-о-о!
В отличие от привычной способности выдавать тысячу слов в минуту, сегодня библиотекарь Светлана Уткина казалась крайне немногословной. Правда, её практически молчаливость с лихвой компенсировало выражение лица и особенно размер и форма глаз. Степнов, заметив, куда устремлён взгляд девушку, и понимая, насколько штаны обтягивают нижнюю часть его тела, инстинктивно захотел прикрыться. Так как под рукой оказался только растерянный Рассказов, он прикрылся им. На плече хохотнул ангес.
- Я же говорил тебе, что эффект будет, а ты не верил.
- Игорь, уведи меня отсюда, - умоляюще прошептал Виктор, с ужасом глядя, как утяжеляется дыхание Светочки, уже чуть было не облизывающейся.
-Отступаем, - не стал с ним спорить историк, также не спускавший глаз с Уткиной. – Медленно. Не делая резких движений …
Так и было, примерно пару шагов, а затем мужчины, не выдержав напряжения, повернулись спиной к «врагу» и припустили бегом. Лишь захлопнув за собой дверь спортзала, они почувствовали себя в безопасности.
- Я думал, она тебя живьём сожрёт. Ну и меня, за компанию. – Игорь вытер выступившую на лбу испарину. – Не знал, что кожаные штаны так возбуждающе на женщин действуют.
- По мне, так и век бы не знать!
- Ладно, всё обошлось. Ты давай, переодевайся скорее, а я в учительскую. – Ободряюще сжав плечо друга, Рассказов покинул спортзал. Виктор обессилено сполз по двери на пол.
- Ну и что ты тут истерику устраиваешь? – немедленно «прорезался» Горь. – Всё очень даже неплохо получилось. Если так на гражданку Уткину подействовало, то представь, как Ленка твоя отреагирует! Да вам сразу в ЗАГС бежать можно будет.
- Ну уж нет, - слабо возмутился физрук. – Кулёмина меня в таком точно не увидит!
Поднявшись с пола, он решительно направился в подсобку, где не менее решительно расстегнул брюки и дёрнул их вниз. Материал жалобно заскрипел, но не двинулся с места. Последующие попытки избавиться от плотно облегающей его тело одежды также не увенчались успехом. Уже порядком взмокший, Степнов схватился за телефон.
- Игорь, - жалобно просипел он в трубку, когда состоялось соединение, - я застрял.
- Где? – деловито поинтересовался Рассказов, занятый изучением успеваемости одиннадцатого «А», так как вскоре ему предстояло встретиться с родителями своих подопечных.
- В брюках.
- Это далёко? – столь же отстранённо спросил историк, но тут сообразил, что к чему, и зажал рот ладонью.
- Ты там смеёшься? – подозрительно прислушался Виктор к внезапно появившемуся шуму.
- Нет, что ты! Это просто помехи, - похихикав в сторону и придав голосу максимальную серьёзность, заверил его Игорь.
- Спасай!
- Сейчас буду. – С лёгкостью преодолев разделяющее их расстояние, Рассказов предстал пред очи жаждущего освобождения физрука. – По-моему, мне уже стоит приобрести плащ супермена. – Поправив очки, он приступил к спасательной операции, однако коварная деталь гардероба не торопилась сдавать свои позиции. Оба мужчины раскраснелись, глубоко и часто вздыхали и то и дело вытирали пот.
- Степнов, ну ты и задницу себе отрастил!
- Виктор Михайлович! – Дверь подсобки загрохотала, встретившись со стеной, а ворвавшаяся внутрь Уткина замерла, ошарашено разглядывая скульптурную композицию из двух обнимающихся мужчин, один из которых пристроил свои ладони не где-нибудь, а на ягодицах другого. – Игорь Ильич?!..
- Да, Светлана Михайловна? – вопросительно ответил не изменивший своего положения ни на миллиметр Рассказов.
- А вы… А я… - бедная женщина второй раз за час потеряла дар речи.
- Возможно, - важно кивнул Игорь, при этом чуть не потеряв очки, которые опасно скользнули по влажному носу. Степнов же не проявлял никакой инициативы, будто и впрямь превратившись в статую.
Уткина всхлипнула один раз, потом другой, затем разрыдалась в голос и выскочила. Уже практически из коридора донёсся её душераздирающий вопль: «Елена Петровна!!!»
- Это конец.
- С чего такие мрачные мысли? – оторвавшись, наконец, от друга поинтересовался Рассказов, не выказывая никакого волнения.
- А ты не понимаешь, что она подумала и сейчас наговорит всей школе?! – Виктор не разделял его позиции и заметался по небольшому помещению, так что ангесу, с любопытством наблюдающему за разворачивающимися событиями, пришлось схватиться за воротник рубашки, чтобы не спикировать на пол.
- Ну и что? – историк определённо был настроен сегодня на философский лад. – Поговорят и перестанут. Главное, ты знаешь, что это неправда. Я знаю, что это неправда. Что ещё нужно? Хотя… Ты иногда бываешь таким милашкой, - игриво потрепав остолбеневшего физрука по подбородку и подмигнув ему, Игорь вышел из подсобки. Громкий смех товарища вывел Степнова из ступора. Мужчина встряхнулся, словно собака, выбравшаяся из воды, и воскликнул:
- А брюки?..

- А я… А они… - занимательный рассказ Светланы Михайловны вновь был прерван каскадом всхлипов и судорожным иканием. Благодарные слушательницы, представленные тётей Лидой и Еленой Петровной, понимающе закивали, а неблагодарные – в лице Ирины Ренатовны Каримовой – лишь хмыкнули, закатив глаза.
- А я всегда подозревала, что Витька твой этот… би… би… биатлонист!
Три пары донельзя удивлённых взглядов сконцентрировались на уплетающей печенье уборщице. Та прожевала последний кусочек и пояснила:
- Ну, тот, который и нашим, и вашим!
- Бисексуал, что ли? – уточнила Каримова.
- О, точно! Он самый!
- Так нашим-то и не было… - вновь ударилась в причитания Уткина.
Две постоянные наперсницы ненашедшей счастья в любви библиотекарши синхронно и крайне сочувствующе швыркнули чаем. Ирина вздохнула.
- Да пошутили они! – Теперь преподавательница химии стала объектом внимания, даже чай и печенье оказались забыты. – Решили разнообразить школьную рутину парочкой новых слухов и не смогли придумать ничего умнее, а ты и купилась!
- Я… А они?.. А-а-а-а-а-а-а… - обиженно заревела Светлана Михайловна.
- Вот охальники! – проворчала тётя Лида, заботливо убирая остатки сдобы, чтобы не промокли.
- А я сразу не поверила, что Степнов может быть таким, - авторитетно взмахнула кудряшками завхоз. – Не стал бы мой Петенька с таким даже здороваться, не то что кроссворды разгадывать.
- Они… они… А я?!..
Дав новое направление беседе, Каримова незаметно выскользнула из библиотеки в коридор, где её уже нетерпеливо поджидали.
- Ну как? – молниеносно оказался рядом с женщиной Рассказов, до этого прятавшийся за выступом стены.
- Всё отлично. Проглотили и не поперхнулись. Они даже не спросили, как вы смогли предугадать появление Светочки. С тебя ресторан.
- Не вопрос, - Игорь эффектно поиграл бровями и галантно предложил даме руку. – Должен же я доказать, что все эти слухи не имеют под собой никого основания.
- А как Степнов всё-таки избавился от брюк? Я его видела уже в спортивном костюме.
- Сия тайна осталась скрыта от меня, но ради вас, прекрасная спасительница, я попытаюсь выведать её, пусть даже с риском для собственной жизни…



Спасибо: 23 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 619
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 69
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.07.12 19:36. Заголовок: На самом деле ничего..


На самом деле ничего особо тайного и магического в освобождении страдальца-физрука из пут коварного одеяния не было: он просто-напросто разрезал штанины ножницами. Естественно, весь процесс сопровождался горестными воплями ангеса. Лишь угроза отправить его самого вслед за кожаными кусочками в мусорное ведро смогла утихомирить новоявленного поборника стиля. Пока подопечный переодевался и радостно ощупывал своё облачённое в обычный спортивный костюм тело, Афогорениус оскорблёно молчал.
Тишина царила и на занятиях, так что Виктор даже забыл про «сопровождающего» и с удовольствием занимался привычным делом. Однако на большой перемене, когда преподаватель физкультуры задумал подкрепиться в столовой и, заметив на пути следования Светлану Уткину, решил отказаться от первоначального намерения, ангес подал голос:
- О, какая удача! Она-то нам и нужна!
- Мне – точно нет! – поспешил откреститься от сомнительного счастья ещё одной встречи со Светочкой Виктор.
- Ничего-то ты не понимаешь! Раз именно она стала свидетельницей одной не очень лицеприятной сцены, то и доказать, что ты настоящий мужчина, ты должен в первую очередь ей.
- И как? – с тайной дрожью в голосе спросил Степнов, у которого понятие «настоящего мужчины» ассоциировалось с определённым набором поступков, среди прочего включающего и интимные отношения. А рассматривать в качестве объекта подобных отношений гражданку Уткину он не мог даже гипотетически. Даже совсем-совсем гипотетически.
- Для начала сделаем вид, что ты джентльмен. Видишь, у дамы в руках пакет? Любезно предложи свою помощь и донеси его до места назначения.
- Да там и нет ничего! Небось, опять какой-нибудь роман любовный в обложке из-под классики! (Псевдоувлечённость Светланы Михайловны шедеврами классической литературы была раскрыта Мишей Семёновым ещё в восьмом классе, но весь преподавательский состав продолжал исправно восхищаться тонким вкусом школьного библиотекаря).
-Не суть, - не внял чаяниям мужчины Горь. – Зато у тебя в активе будет доброе дело. Это я тебе как существо, наполовину состоящее из ангельской сущности, заявляю.
В уме Степнова тут же пронеслась знакомая каждому строчка «Хорошими делами прославиться нельзя», но ноги уже сами несли его к объекту его подвига.
- Светочка, давайте я вам помогу.
Его вкрадчивый голос привёл к практически катастрофическим последствиям: девушка шарахнулась в сторону, стукнулась о стену, сорвав тем самым любовно прикреплённый завучем плакат «Они позорят нашу школу!», дёрнулась в другую сторону и толкнула кашпо с обожаемым тётей Лидой цветком, в результате чего тот оказался на полу, а в довершении натюрморта из плаката, земли, разбитого горшка и нежно-зелёных листьев сверху спикировал пресловутый пакет. Все присутствующие в коридоре застыли.
- Это что же такое здесь делается?! – Возвещающий начало армагеддона крик отразился от стен, многократно усиливаясь. Невольных свидетелей и любопытствующих как ветром сдуло, пока разгневанная уборщица добиралась до места трагедии.
- Это не я, - слабо пискнул Виктор, делая осторожные, буквально в несколько миллиметров, шаги в сторону, открывая вид на вжавшуюся в стену Светочку.
- Текаем!
На этот раз Степнов не стал сомневаться в правильности совета ангеса и, всё такими же маневрами оказавшись за спиной тёти Лиды, припустил обратно в спортзал со скоростью, явно совсем на чуть-чуть уступающей первой космической. Чем закончится встреча любительницы чистоты и любительницы чтения, он решил узнать как-нибудь позже. И, желательно, от совершенно незаинтересованных лиц и на абсолютно безопасной территории. Однако на пути к спасительному оазису оказалось неожиданное препятствие. Виктор резко затормозил, увидев нижнюю часть до боли знакомого женского организма, который занимался чем-то, скрытым от глаз, на подоконнике, выпятив указанную часть довольно-таки призывно.
- Мяу-мяу! – немедленно среагировал на это зрелище Горь, а в следующую секунду Степнов как будто со стороны наблюдал, как его собственная рука вытянулась и звонко хлопнула столь привлекательную аппетитность. Девушка ойкнула, развернулась, готовая ударить нахала, и замерла, увидев перед собой преподавателя физкультуры. Повисла многозначительная пауза.

Прошло то ли несколько секунд, то ли вся жизнь, пока наконец Кулёмина не прищурила глаза и не произнесла подозрительно:
- Виктор Михайлович?
- Да? – удивился физрук, будто сам не верил, что это он.
- Это вы сейчас?..
- Что? – продолжал удивляться мужчина.
- Ну, это… - девушка попыталась показать «на пальцах».
- Разве?
- А нет?
Разговор явно зашёл в тупик. Однако рано Степнов почувствовал облегчение, следующая фраза застигла его врасплох.
- А давайте проведём следственный эксперимент!
- То есть? – осторожно осведомился Виктор, в то время как ангес на его плече уже исполнял джигу и вопил, чтобы тот не вздумал отказываться.
- Я повернусь обратно, а вы…
- Нет! – испуганно перебил Лену мужчина. Та нахмурилась.
- Почему? Ведь если не вы в первый раз, то я это точно почувствую! – Блондинка пристально смотрела на нервничающего все больше преподавателя.
- Это как-то… непедагогично! – с трудом, но нашел нужное слово Степнов, после чего резко развернулся и умчался прочь по коридору, забыв, что до этого направлялся в спортзал. Спустя секунды две до оставшейся недвижимой девушки донеслись обличающие вопли Уткиной и угрожающие причитания тёти Лиды, среди которых слабо различались невнятные извинения физрука, непонятно кому из двоих адресованные. Лена покачала головой и запрыгнула на подоконник, поставив ноги на батарею, устроив локти на колени и опершись подбородком на скрещенные кисти.
- Сорвался-таки! – сокрушённо пробормотала она. А ведь как все продумано было! И сколько усилий затрачено! Да у нее спина затекла – постой-ка в такой позе полчаса! А рука устала раздавать пощечины всем посягавшим на святое до Степнова. А что в итоге? Нет, ощущения от взаимодействия его руки и… определенной части ее организма были, конечно, приятными, но… маловато как-то!
- А я тебе говорила, что с этими мужиками надо действовать жёстче! – Блондинка скосила глаза на свое левое плечо и встретилась взглядом с глубокими черными глазами, которые смотрели на нее с сочувствием, но не без укоризны.
- Да знаю я, Фронь, но так надеялась, что хоть он не такой! – Точная копия Афогорениуса, только женского пола, скептически хмыкнула. – Значит, переходим к варианту «Б»?
- Я бы даже сказала, варианту «Гу», - усмехнулась Ифрониана, исключительно по доброте душевной позволившая называть себя Фроней.
Кулемина соскочила с подоконника, решительно встряхнула головой, сверкнула зелеными глазами и произнесла:
- Ну что ж, посмотрим, что вы теперь делать будете, Виктор Михайлович!

А Виктор Михайлович мыл пол. В его активе уже числился вычищенный до скрипа актовый зал, протертая до зеркального блеска столовая, да и большая часть коридора сияла первозданной чистотой. Однако мужчина, таким образом добивающийся милостивого прощения тёти Лиды, был готов повторить сей трудовой подвиг снова, лишь бы отсрочить момент искупления вины перед библиотекаршей. Пока он оттирал грязные плинтуса, перед его мысленным взором то и дело мелькала зловеще хохочущая Светочка, протягивающая к нему свои цепкие ручки с пухленькими пальчиками и произносящая загробным голосом: «Теперь ты мой! На веки вечные!» В реальности же была всего лишь фраза «Я вас прощу, если вы поможете мне в библиотеке. Так, по мелочи. А потом мы с вами чаю попьём….»,- но взбудораженный всеми событиями этого нелегкого дня разум отказывался воспринимать происходящее адекватно. Решив протереть данный отрезок коридора в последний, пятый раз, Степнов наклонился над ведром.
- Игорь, а ты действительно умеешь целоваться «по-французски»? – Знакомый голос с недопустимо игривыми интонациями подействовал на мужчину как разряд тока.
- Ленок, для тебя я готов научиться и по-французски, и по-немецки, и по-шведски.
Тряпка не выдержала натиска и с противным чавканьем превратилась в два малопривлекательных обрывка.
- А я тебе говорил, что уведут, - с назойливостью августовской мухи начал свою партию Горь, до этого обиженно – за отказ от «следственного эксперимента» - молчавший.
Ошмётки трудового инвентаря тёти Лиды приземлились на пол, а ведро, до сего момента мирно стоящее посреди коридора, благодаря сильному пинку отправилось в вынужденный полёт. Звучный стук о всё тот же пол, возвестивший об удачной посадке, сменился шумом расплескивающейся воды и возмущённо-растерянным:
- Что за…?!
Виктор заглянул за угол. Успевший отскочить Гуцулов нерешительно мялся на краю внушительной лужи, прямо посреди которой красовалась Кулёмина, неверяще оглядывающая свои промокшие и в живописно-грязных разводах джинсы и кроссовки. Девушка подняла голову и, не успевшим принять долженствующий гневный оттенок, голосом вопросила:
- Как я теперь домой пойду?
- Не пойдешь, - с неожиданным спокойствием возвестил Степнов, после чего – ни на секунду не усомнившись – смело зашел в лужу, «загрузил» продолжающую пребывать в шоковом состоянии блондинку на плечо, довольно по-хозяйски пристроив ладонь поверх задних карманов джинсов (разумеется, только ради удобства транспортировки!), бросил ошарашенному Игорю небрежное: «Прибери здесь» - и гордо понёс свою добычу в логово… тьфу, спортзал. Впечатлённый ангес только присвистнул:
- Ну, мужик, ты силен!

Виктор со знанием дела и немалым удовольствием растирал стройные девичьи ноги, практически не смущаясь тем, что данные ноги уже давно сухие и очень даже тёплые. Впрочем, растираемая никаких претензий не предъявляла, а лишь плотнее куталась в объёмную олимпийку преподавателя физической культуры, временно заменявшую ей верхнюю одежду, и умиротворённо жмурилась. Пострадавшие джинсы висели на батарее и сушились, в общем, вся обстановка дышала спокойствием и уютом.
- Неужели получилось?! – Афогорениус картинно вытер со лба несуществующий пот.
- Думаешь, получилось? – скептически отозвалась Ифрониана, задумчиво накручивая на палец иссиня-чёрный локон.
- Да ты глянь на них, хоть сейчас в ЗАГС!
- Ну да, ну да, - однако скептицизма в голосе практически не убавилось.
- А ведь всего пару дней перед ними покрасовались – и какой результат! Я уже давно говорил, что надо работать в открытую, а не прятаться, как тараканам, по разным углам!
- Так какая же это «открытая», если нам приходится «легенду» себе выдумывать?
- Ох, Фронька, как была ты занудой, так и осталась! Я уже давно сомневаюсь в нашем родстве… как будто сама не знаешь, что случается, если люди узнают правду?! «Как, настоящие купидоны?! А можно потрогать? А можно в меня олигарх влюбится и замуж позовёт? И чтоб посимпатичнее был и не старый! А можно мне не тёмненькую с формами, а блондинку-модель, да чтоб поглупее! Не-не, мне не этого, а вон того! И чтоб души во мне не чаял, и чтоб подарками осыпал, и самолёт личный…» Тьфу, уж лучше ангесом притворяться! Так и побаловаться немного можно: какой же спрос с беса?
- Тебе лишь бы побаловаться! А о судьбах людских ты подумал? Это же не просто так, мы же две половинки в единое целое сводим!
- Ой, сестрёнка, поменьше пафоса! Все эти половинки, яблоки, «долго и счастливо»… На зубах уже вязнет! Неужто сама не видишь, как люди на самом деле друг к другу относятся? Да таких, как эти двое, почти уже и не осталось. Да и они ой как любят себе и другим голову поморочить!
Не успел Афогеринус закончить последнюю фразу, как из подсобки, где они с Ифронианой оставили Степнова и Кулёмину дабы не подглядывать за единением двух душ, вылетела взъерошенная Лена, на ходу подтягивая не застёгнутые, ещё влажные джинсы. Развязанные шнурки кроссовок взметались при каждом движении. Тут же, как и следовало ожидать, выскочил Виктор.
- Это не я! Она сама!
- Виктор Михайлович, да идите вы… В библиотеку! Вас же там САМА ждёт!!!
- Кул-л-л-лёмина!!!
Под ошарашёнными взглядами обоих «ангесов», а вернее, скрывающихся под их личинами купидонов, парочка промчалась по спортзалу и выскочила в коридор. Судя по доносившимся из-за неплотно прикрытой двери звукам, девушку физрук догнать не смог: помешали пришедшие на репетицию театрального кружка ученики.
- Они меня достали!!! – Через несколько секунд осмысления происходящего взвыл Горь. Ифрониана лишь вздохнула, мол, я это предчувствовала. – Ну что опять стряслось?! Всё же хорошо было!!!
- Было – не было, теперь уже значения не имеет. Отдохнули, пора вновь за дело браться. Так, тебе – напугать хорошенько Степнова Светочкой…
- Да куда уж больше?!
- Туда! Чтоб он даже глядеть в её сторону не смел! А я с Кулёминой поговорю.
- Как будто это что-то даст! Она же упрямая, как стадо ослов.
- Эх, ты, молодежь! Не знаешь, как с девушками влюблёнными разговаривать? Тут же просто всё: чем больше ты на предмет обожания наговариваешь, тем сильнее она его защищать станет, и тем больше у неё к нему привязанность будет! Вот увидишь, как Ленка завтра вокруг Витеньки своего увиваться станет. – Ифрониана исчезла.
- Молодежь, молодежь… Да я всего на две минуты пятнадцать секунд позже родился! Ну, Степнов, держись! Этот день ты у меня надолго запомнишь!..

***

И жили они долго и счастливо! Даже Уткина)))

Конец


Спасибо: 27 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 535
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия