Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 74
Зарегистрирован: 22.02.10
Откуда: Россия, Воронеж
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.03.10 18:00. Заголовок: Автор: Феникс. Мини


Мини...

1. Так бывает
2. Dipendera da te (Это будет зависеть от тебя)
3. Без названия
4. Возвращайся домой
5. Непризывной
6. Неспортивный режим





Спасибо: 14 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 6 [только новые]







Сообщение: 75
Зарегистрирован: 22.02.10
Откуда: Россия, Воронеж
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.03.10 18:03. Заголовок: Пункт первый


Автор: Феникс
Название: Так бывает
Рейтинг: PG
Жанр: Angst, Виньетка
Статус: окончен

Все события мини-фика - это плод моей фантазии.

Хочу выразить большую благодарность Аллочке, за помощь при прохождении премодерации



Он, Виктор Степнов, - стильный, красивый брюнет с небесными глазами, волею случая оказавшийся в утренний час-пик в толкучке городского транспорта. День не задался с утра: опрокинул чашку горячего кофе на костюм, расстался с любимой девушкой, дико опаздывал на первое в жизни собеседование.
Она, Елена Кулемина - молодая амбициозная блондинка, знающая себе цену. В очередной раз проспала и опаздывала в институт. Сегодня был очередной серый день ее жизни.
Они случайно столкнулись в переполненной маршрутке. Он неловко наступил ей на ногу. Она одарила неуклюжего попутчика гневным взглядом зеленых глаз. Мужчина не смутился, посмотрел девчонку, как ему показалось, ледяным взглядом голубых озер.
Сердце затрепетало, как птичка, пойманная в сети, пытаясь вырваться из груди. Он - первый кто дал отпор, выдержал взгляд острых зеленых изумрудов. Первый…
Девушка никогда не верила слезливым рассказам о любви с первого взгляда, да и в саму любовь. В ее понятии между мужчиной и женщиной возникает только привязка, привычка, симпатия, но не больше. Остальные чувства придумали изнеженные особы. Наверное, поэтому ее за спиной называли «пацанкой». Всегда широкие джинсы, безразмерные футболки и бессменные кеды. Поток беспорядочных, бессвязных мыслей прервал грубый толчок в спину.
Секунда… и видение пропало, ее оттеснили от голубоглазого идола в другой конец маршрутки
День прошел как во сне, она везде искала взглядом фигуру статного брюнета. Неделя прошла в постоянных размышлениях и раздумьях. Она вглядывалась в лица прохожих везде: на остановках, в парках, в магазинах. Друзья и подруги укоризненно качали головой, не понимая изменения, произошедшие в девушке. А она впервые мечтала, вспоминала цветные сны, летала потому, что влюбилась.
Неделя бессмысленных поисков, семь счастливых дней, когда она радовалась каждому лучику солнца, улыбке ребенка, каждому вздоху. Не нашла. Исчез. Навсегда. Забуду. Ну и пусть. Не суждено.
Забыла, смирилась, не поверила, не стала бороться за миг счастья, за любовь. Пропала.
Обычный день. Капли дождя по тонкому стеклу окна. Хочется быть там, на улице. Промокнуть, подставить разгоряченное лицо под добрые капли дождя и рассказать все небу. Оно поймет, поверит и поможет забыть и снова научиться дышать полной грудью.
Секунда, и решение принято. На улицу, подальше от лживых людей, приторно улыбающихся в лицо и строящих ужасные козни за спиной. Шаг - ты между небом и землей. Миг полной свободы, полного единения с природой. Проворные капельки ищут приют в белокурых волосах, весело скатываются за шиворот. Так приятно и легко сразу стало на душе. Как будто не было двух недель переживаний и раздумий, что-то изменилось в ней самой. Она научилась доверять своим чувствам, научилась жить несмотря ни на что и вопреки всему. Так небо рассудило, так будет.
Весело тряхнула намокшей головой и помчалась по лужам. Хотелось обнять весь мир, рассказать, как счастлива ЖИТЬ.
Озорно улыбаясь угрюмым прохожим, девушка перепрыгивала через лужи. На секунду отвлеклась и со всего размаха на кого-то налетела. Мужчина сквозь зубы выругался и начал отчитывать недальновидного прохожего. Она лишь заливисто смеялась в ответ. Секундный взгляд, и фраза обрывается на полуслове. Она. Та, чей образ не давал спать по ночам, знающая жизнь и берущая от нее самое лучшее. Солнечная девочка, как он ласково называл ее по ночам, малышка. Обнял, глубоко вдохнув запах ее волос.
Я не отдам тебя никому!

Прошло каких-то два месяца. По залитой солнцем аллее, держась крепко за руки, шла пара. Он, брюнет с голубыми глазами, рассказывал какую-то смешную историю. Она, блондинка в коротенькой юбочке и открытой кофточке, влюбленными глазами следила за каждым жестом. Идиллия. Прохожие, не скрывая улыбок, оглядывались на влюбленных. А они не замечали ничего. Теперь их мир – любовь!

Такова жизнь. Кто-то ищет любовь всю жизнь и не находит, а кого-то она находит сама, выбирая по своим приметам. Жизнь - странная штука, но ее стоит прожить и насладиться существованием. Все, что происходит в твоей жизни, - это все мы делаем сами, собственными руками, порой даже не задумываясь. Но жизнь все равно расставит по местам, рано или поздно…


Спасибо: 26 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1400
Настроение: Не пытайся мечтать. Иногда мечты сбываются, а тебе это уже не надо...
Зарегистрирован: 22.02.10
Откуда: Россия, Воронеж
Репутация: 44
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.07.10 19:35. Заголовок: Автор: Феникс Назван..


Автор: Феникс
Название: Dipendera da te (Это будет зависеть от тебя).
Рейтинг: PG
Жанр: Romance, POV, AU, OCC
Пейринг: КВМ
Статус: закончен
Бета: Straus

Спасибо огромное Kristenka и Straus за неоценимую помощь при прохождении премодерации.

Провинциальный городок. Наши дни. Серый двор старой пятиэтажки, расположенной в криминальном районе, именуемом местными жителями «гетто», был залит ярким полуденным солнцем. Обстановка здесь не располагала к непринужденному отдыху: облезлые фасады зданий, старые лавочки с облупившейся краской, стол и огромная куча грязи, огороженная покрышками, гордо называемая местными жителями песочницей. Раньше здесь жила элита города, работающая на шинном заводе, но в лихую пору девяностых предприятие закрыли, а все кто мог покинули этот, богом забытый уголок.
Высокая блондинка спортивного телосложения, одетая не по погоде в футболку и джинсы, прошмыгнула в подъезд. Уже вторую неделю жара испытывала горожан на прочность. Днем температура застывала на критической отметке плюс тридцать шесть по Цельсию, а ночью опускалась до плюс двадцати пяти. Жители каменного города спасались как могли: кто-то выехал в пригород, подальше от мегаполиса, а кто-то продолжал стоически переносить жару.
Блондинка забежала в квартиру, заперев дверь на все замки. Она побаивалась местной шпаны, но страх был потерять ценные вещи, а не получить физические травмы. Девушка могла постоять за себя, но в сражениях один на один, а не против толпы.
Елена Кулемина, зеленоглазая красавица восемнадцати лет, спортсменка, умница и просто хороший человек. Неделю назад она сдала последние экзамены в колледже и в августе получит красный диплом. Это был результат долгой и кропотливой работы. В первую очередь он - заслуга ее матери, которая сделала все, чтобы дочь получила образование. А во вторую - Виктора. Он единственный знал, что после новогодних праздников девушка хотела бросить учебу. Путем просьб и уговоров Степнов смог переубедить упрямицу не делать глупостей, за что Кулемина была ему безмерно благодарна.
Витя. Одно воспоминание о нем отдавалось щемящей болью в груди. Впервые она познакомилась с ним больше года назад на тренировке. Тренер привел в секцию новых ребят и сразу же поставил их в спарринг. Ленке достался голубоглазый заносчивый брюнет.. Он вел себя высокомерно, показывая свое превосходство, за что Кулемина продемонстрировала такой мастер-класс, от которого он впал в ступор. По окончании тренировки баскетболист захотел познакомиться, а она просто ушла. Не хотелось показывать ему свою слабость, но он ей безумно понравился. Парень не оставлял попыток завоевать сердце неприступной красавицы. Ленка сдалась спустя две недели, после того как он во всеуслышание заявил, что безумно любит ее. Их роман был красивым, но недолгим. Нежные слова и сладкие поцелуи, ожидание новогодних праздников, а, как итог - его скорый отъезд в Санкт-Петербург навсегда. Сказке пришел конец, да еще и мама обозлилась на Витю, не давая Ленке проходу. Прощание и обещание ждать. Вот так и живут: она тут, а он за тысячи километров, общаясь лишь посредством Интернета и коротких телефонных звонков.
Дома она проделывала уже ставший традиционным ритуал: прибегала с учебы и сразу же садилась за компьютер: там, в Сети была сосредоточена ее жизнь.
Проверила почту. Так и есть, три новых письма от него. В первом он спрашивал, как дела, во втором был ежедневный рассказ о себе, а третье с пометкой «срочно» содержало приглашение в Борисоглебск.
Девушка радостно улыбнулась. Вот он, шанс снова быть вместе. Набрала ответ, нетерпеливо ожидая ее реакции.
Завибрировал телефон.
- Привет, - выдохнула в трубку.
- Привет, ты почему мои письма проигнорировала? Как ты? Как настроение?
- Это правда? - девушка задала главный вопрос и ждала ответа.
- Да, я сейчас у родственников. Не хотел говорить раньше, боялся, что не получится, но теперь я здесь и с нетерпением жду тебя.
- Вить, я обязательно приеду.
- Люблю тебя.
- Люблю.
В трубке давно стих его голос, но она продолжала удерживать ее у уха. Весело дзынькнув, компьютер возвестил о новом принятом сообщении.
«Отомри», - Ленка рассмеялась, даже на расстоянии он чувствует ее, все ее перепады настроения. Непринужденно общаясь с ним, она забывала о времени и могла сидеть за компьютером часами.

Ленка наконец-то встала из-за стола и пошла на разведку. Необходимо было договориться с мамой о предстоящей поездке.
Вера Николаевна, женщина сорока двух лет, делала все, чтобы жизнь девочки ничем не отличалась от жизней других подростков. Работала на трех работах: санитаркой в больнице, уборщицей в институте и ночным сторожем. Ленка очень переживала за мать, за ее здоровье, боялась остаться одна. Пусть девушка никогда не говорила этого, но она безмерно любила свою маму, любила по-своему.
Кулемина-старшая мыла посуду. Ленка молча села на табуретку, ожидая пока мать обратить на нее внимание.
- Ну что, оторвалась от своего компьютера и решила матери помочь? - блондинка молчала, подпирая рукой щеку. Тоскливый взгляд блуждал по периметру кухонного стола в попытке зацепиться взглядом за что-нибудь и не выдавать тем самым своего волнения. - А я уже все сделала. Лен, ты понимаешь, что с матерью ты всю жизнь жить не будешь. У тебя будет своя семья. Пора уже чему-то учиться.
- Я все умею! - короткий ответ на все вопросы. Она не любила повышенного внимания к себе, ненавидела, когда лезут в душу со своими претензиями.
- Не перебивай, - строго сказала мать, присаживаясь на стул напротив Лены. - Я не хочу краснеть перед чужими людьми, когда ты войдешь в их семью. Не желаю, чтобы говорили, что я ни к чему не приучила свою дочь.
- Зачем тебе мнение толпы? Почему ты все время оглядываешься на всех? Какая разница, кто и что скажет? - злость на себя за несдержанность и обида на мать за несправедливые упреки клокотала в душе, мешая трезво мыслить.
- Лена, свекровь - это не мама. Ты для нее никто, девка с улицы. Зачем показывать свои слабые места? Над ними надо работать. И запомни: мать тебе не враг, я просто хочу тебе помочь. А ты любое мое слово воспринимаешь в штыки. Ладно, закрыли эту тему, все равно каждый останется при своем мнении. Но мне очень хочется уберечь тебя от многих ошибок.
- Я все поняла. - Ленка упрямо вздернула подбородок. - Мам, а можно я поеду завтра в Борисоглебск?
- Зачем? - женщина была взволнована, вглядываясь в светящиеся глаза дочери. Было видно, что она приняла какое-то решение и теперь спрашивает мнение матери только для галочки.
- Мам, меня Витя приглашает на выходные.
- И ты уже согласилась, - с сожалением проговорила женщина. - А ты подумала, зачем он тебя зовет? Продумала, где будешь жить?
- Мам, он там у своих родственников отдыхает. Тем более меня уже ничто не держит, - радостно проговорила Лена, - экзамены я сдала на отлично, диплом получать только в августе. Я же могу всего на два дня съездить отдохнуть?
- Нет, Лен. Вот представь, к нам припрется незнакомый человек «отдохнуть». Я его вижу в первый и последний раз, да я даже на порог этого гостя не пущу. Если он действительно так тебя любит, как ты мне рассказываешь, то почему он не может сам приехать сюда? Только легкодоступные девушки бегут к парням в койку по первому зову. Прояви благоразумие.
- Да что ты такое говоришь? - девушка перешла на крик, пытаясь докричаться до матери. - У него просто не получается приехать сюда. Мы просто пообщаемся, и все. Я уже звонила на автовокзал: билет стоит триста рублей, ехать туда пять часов. Я думаю, что траты в две тысячи наш семейный бюджет перенесет.
- Лен, не в деньгах дело. Если тебе так необходима эта встреча, то я поеду с тобой. Подожду на вокзале, а вы там пообщаетесь.
Ленка опустила голову, признавая поражение, и тихо сказала:
- Я просто хотела узнать твое мнение. Я все поняла.
Девушка молча встала и пошла в комнату.

POV Лена

Заперевшись в комнате, я стала лихорадочно рассуждать. Почему все это происходит со мной? Вот Оксанку отпустили родители на постоянное место жительства в Хабаровск с женихом. Он ей даже не муж, а родители поняли, что без него у нее не будет жизни. Тогда почему мне нельзя уехать всего лишь на двести километров только на два дня? Я искренне не понимала мотивов, толкающих мою мать на такие выводы. Ведь она знает Витю, знакомы мы уже год, а не неделю, как она, наверное, думает.
Больно, очень больно. Вязкий ком непролитых слез стоял в горле, рискуя пролиться водопадом. Я сжимала пальцы в кулачки до боли, чтобы перекрыть боль сердечную физической. Сейчас отчаяние накрыло с головой, не давая вдохнуть полной грудью. Я чертила пальчиком на стекле замысловатые узоры, пытаясь отвлечься. Но почему-то получались только сердечки и буква «В».
Не выдержала, всхлипнула. Маленькая горячая слезинка скатилась по щеке, а за ней мокрыми дорожками побежали другие. Закрыв лицо руками, я содрогалась в безмолвных рыданиях, пытаясь не всхлипывать и проклиная себя за слабохарактерность. Не хватало, чтобы мама проснулась. Я не смогу ей объяснить причину своих слез, потому что сама не знаю. Болит что-то в груди и от этого хочется забиться в угол и пожалеть себя, слишком долго терпела и копила в себе эмоции.
Где мой мокрый платочек? Снова эти слезы. Я не могу остановиться, разорвать наши отношения с Витей, поставить знак препинания, только не знаю, какой. Точку? Нет! Никогда я не смогу отпустить его, без него нет меня. Многоточие? Хватит, это уже продолжается слишком долго, у меня просто нет больше сил так жить, но на что-то решиться и изменить этот стройный порядок не решался пока никто. Запятую? Вряд ли. Мне жизненно важно было продолжить нашу историю любви, прочувствовать ее каждой клеточкой. Но… пока это было невозможно и от этой безысходности опускались руки и хотелось выть волком на луну.
Я вытерла слезки, тем самым прекращая эти безмолвные терзания души. Все равно рыдая в подушку, я никак не влияю на ситуацию, не приближаюсь к ее решению. Теперь надо ставить цели и, несмотря ни на что, идти к их исполнению. Вот этим я и займусь завтра.
Сгорбившись, я удобно устроилась на старом диванчике. Я должна поспать! Закрыла глаза, пытаясь представить себя в другой реальности. Таким способом я научилась засыпать с детства. А что еще может придумать семилетняя девчонка, впервые оставшаяся ночевать одна? Воображение рисовало сказку, и я погружалась в ее пучину, сладко засыпая. Только сегодня этот метод не работал. Проворочавшись без сна и попеременно то закрывая, то открывая глаза, я поняла, что все мои усилия бесполезны.
Встала, включила компьютер, чтобы хоть как-то скоротать время. Вити в сети не было. А жалко. Он не узнает, что я не приеду, будет ждать, волноваться. Любимый! Как же мне плохо без тебя!


Под утро девушка провалилась в легкую полудрему. Но в половине седьмого тишину квартиры разорвал телефонный звонок. Аппарат пел свою песню и ездил по краю стола туда-сюда, пока не сорвался вниз. Упав с грохотом на пол, он не замолчал, а, увеличив громкость, продолжил свою дело.
Девушка, которая мгновение назад расслабленно спала, подняла голову, рассеяно озираясь. Наконец подобрав с пола источник шума, который, опасаясь праведного гнева хозяйки, уполз под диван, она с недовольной гримасой ответила на звонок:
- Алло.
- Доброе утро, принцесса, - от этого голоса становилось не по себе и сразу хотелось нагрубить.
«И почему я вчера телефон не выключила? Все ждала звонка от Вити, но он так и не позвонил. Зато появился этот крокодил», - такие грустные мысли посещали девушку.
- Как спалось? - продолжил свой допрос парень.
Непроизвольно кулаки сжались, а на языке так и вертелась грубая фраза в адрес этого лощеного подонка.
- Прекрасно, - тон разговора, заданный Ленкой, не предвещал ничего хорошего. Ей надоело быть куклой на распродаже, достало улыбаться, когда хочется плакать.
- Любимая, ты чего такая серьезная?
Ленка не пыталась вслушиваться в слова, только слышала монотонные бормотание. За два долгих года общения с этим субъектом у нее выработался иммунитет. Она лишь вставляла свое «угу» в правильном месте.
Игорь Гуцулов, ее одногруппник, относился к золотой молодежи их городка. Темноволосый, коренастый пацан, всегда одетый по моде. Деньги отца и слепая любовь матери сделали из него эгоиста и сердцееда. Он в два счета очаровывал девушек, клялся в вечной любви, а на следующий день у него уже было новое увлечение. Первое время Лена поддалась его обаянию и даже считала, что он в нее влюблен. Но, присмотревшись, поняла, что это его обычная манера поведения. Всей женской части их курса он понаобещал золотые горы и кисельные берега, только дальше слов дело не шло. А просто слушать красивую болтовню - не хотелось.
Когда Витя уехал в Северную столицу, Игорь начал проявлять к ней повышенное внимание, утешал, был рядом. Но Лене не нужен был никто, только Степнов. Она из вежливости отвечала на его звонки, изредка прогуливалась в его компании в парке, но держалась с ним холодно. Она при первой же попытке Гуцула пойти на сближения ясно дала понять, что никаких романтических отношений не будет никогда. Но парень не сдавался.
А у Ленки в мыслях был только ее любимый Витя. Пусть он за тысячи, миллионы километров, она уверена, что они обязательно будут вместе, просто надо подождать.
- Солнышко, а какие у тебя планы на сегодня? - эта фраза заставила задуматься разомлевшее сознание, под его рассказы можно было смело засыпать. Она вскочила на ноги и кинулась в зал. Так и есть. 6:35. Матери уже не было, ушла на дежурство. Игорь продолжал что-то бубнить, рекламируя очередное никому не нужное пафосное мероприятие, а Ленка быстро складывала вещи в сумку. Достав из нижнего ящика стола чистый лист, она размашисто написала маркером: «Прости». Это послание предназначалось маме, и она очень надеялась, что она ее поймет. Она приняла решение и не намерена отступать.
Прервав Гуцула, который пел соловьем о неземной любви, на самом интересном месте, Ленка быстро проговорила, не дав опомниться парню:
- Игорь, большое тебе спасибо. Надеюсь, у тебя все будет хорошо. - Сбросила звонок и сунула телефон в карман.
У нее есть всего сорок минут, чтобы начать превращать мечту в реальность.

Пустая остановка, маршрутка, которая еле ползет. Девушка мысленно подгоняла это чудо автопрома, лихорадочно считая минуты. Нужная остановка. Автовокзал. Здесь всегда людно, кто-то плачет, прощаясь с родными навсегда, кто-то покидает город, не жалея.
Зеленоглазая блондинка пробивалась к кассам, оставалось десять минут до отправления автобуса. Вот оно, заветное окошко. Ленка, запыхавшись, проговорила:
- Билет до Борисоглебска на ближайший рейс. - Дама преклонного возраста, покопавшись в бумажках, узнала требуемую информацию и невозмутимым голосом произнесла:
- Есть свободные места на автобус в 10:30.
- Нет, спасибо. - Опустив голову, девушка понуро зашагала назад. Кто-то придержал за локоть.
- Девушка, вас зовут.
Оглянулась в нерешительности, пытаясь поскорее узнать, кому и зачем она понадобилась.
Высунувшись из своего окошка, работница билетной кассы размахивала руками и призывала жестами подойти.
«Что у них, справки платные?» - раздраженно подумала Лена.
- Девушка, есть один билетик на рейс, который прямо сейчас отправляется, только место неудобное.
Ей было все равно, какое место, главное - это доехать!
Заплатив за заветный талон, она заняла место, уткнувшись лбом в стекло, блаженно закрыв глаза. Теперь она стала немного ближе к нему.
Телефон пропищал в последний раз и выключился. Закончился заряд батарейки. Ни Витя, ни мама теперь не дозвонятся до нее, и оба будут волноваться.
«Надеюсь, меня кто-то будет ждать», - мысль, терзавшая на протяжении всех пяти часов.
Вышла из автобуса самой последней, надеясь на чудо. Лена лихорадочно искала глазами статную фигуру Степнова. Но его не было…
Сердце тревожно забилось, а ладошки вспотели, выдавая волнение. Она одна в чужом городе. Что ж, ее мать была права: она никому здесь не нужна. Осталось купить билет и вернуться домой. Их сказка оказалась красивой иллюзией, которая не выдержала испытания временем.
Медленно побрела к кассам, занимая очередь в конце длинной вереницы людей.
В голове лихорадочно билась одна мысль: «Зачем?».
- Леночка, привет, - Витя появился так неожиданно, что девушка вздрогнула. - А я тебя везде ищу. Думал, что ты не приехала. Ты почему телефон отключила? - парень задавал вопросы с такой скоростью, что девушка, не успев ответить ни на один, сразу же слышала другой. - Ты почему молчишь? Не рада?
- Витя, - девушка выдохнула его имя, обнимая и прижимаясь ближе. Они не виделись полгода, а он тратит драгоценные минуты на слова. Не выдержала, первая потянулась за долгожданным поцелуем, в котором рассказывала, как долго его ждала, как скучала и как рада встрече.
- Любимая моя, как же я скучал по тебе, твоей солнечной улыбке, твоим зеленым глазам, белокурым волосам, мягким губам. Я не вынесу еще одной такой разлуки.
- Тсс, - Ленка приложила палец к его губам, заставляя замолчать и не затрагивать эту тему хотя бы пока.

Целый день влюбленная пара провела наедине. Они гуляли у реки, рассказывая обо всем на свете, поели мороженое в кафе, катались на каруселях, ходили в кино.
Вечером произошло знакомство Лены с родственниками Вити. Под их беседу она сладко уснула в объятьях любимого. Впервые за долго время ее не мучили кошмары. Посовещавшись, семья Степновых решила не тревожить сон девушки. Кулемина спала на диване, заботливо укрытая пледом, а Витя сидел на полу рядом с диваном и охранял сон девушки. Он не спал, смотрел на нее, иногда проводя рукой по волосам и целуя ее пальчики. Ему тяжело давалась разлука с его любимой девочкой, что уж говорить о ней. Он чувствовал тоску в каждой строчке их ежедневной переписки, слышал расстроенный голос по телефону, но она ни разу не призналась ему в том, что ей плохо. Всегда свято верила в их встречу.
- Маленькая моя, - прошептал совсем тихо, боясь разбудить, - мы завтра с тобой снова расстанемся. Ты прости меня за бездействие, но сейчас я ничего не могу сделать. Прости за каждую слезинку, прости за минуты, проведенные вдали от тебя. Я тебя безумно люблю, и мы обязательно будем вместе. Клянусь.
Утро встретило Лену хмурыми тучами за окном и дождиком, словно вся природа плакала вместе с ней. Сегодня она должна вернуться домой. Скупые прощания, признание в любви и автобус, уносящий ее вдаль. Только оставшись одна, девушка дала волю слезам. По стеклу барабанили маленькие капельки дождя, а девушка, всматриваясь в их бег, успокаивалась. В голове возник новый безумный план. Она поедет поступать в Питер. Это единственный способ снова быть вместе.

Уже подходя к подъезду, она увидела фигуру Гуцула, который вальяжно развалился на лавочке. Скривившись, словно от зубной боли, блондинка продолжила свой путь. Парень, увидев ее, поднялся и бросился к ней. Но Ленку сейчас интересовал не этот юноша, а совсем другое: у подъезда была припаркована белоснежная Toyota. Неужто папа этого балбеса раскошелился на новую игрушку? В их дворе точно никто не может быть владельцем этого шикарного автомобиля.
- Леночка, - Игорь сразу кинулся целоваться, - привет, малыш.
Кулемина сделала шаг назад и предостерегающе выставила руку перед собой, напоследок сверкнув зелеными глазами. Не хотелось, чтобы этот субъект нарушал ее личное пространство.
- Без нежностей, пожалуйста. Зачем пожаловал? Твоя тачка? - Кулемина кивнула на белоснежную красавицу.
- Ты чего такая колючая? Нет, не моя, приехал тут какой-то толстосум. Я скучал, между прочим. Ты куда-то пропала на два дня и телефон не берешь.
Ленка проверила карманы. Так и есть - посеяла самую дорогую вещь - свой телефон. Теперь мама расстроится. Да и с Витей теперь долго не поговорит, пока не накопит денег на новый. Растяпа.
- Зачем пришел? - повторила свой вопрос Кулемина.
- Леночка, выходи за меня замуж, - предложил Игорь, доверчиво заглядывая в глаза. Для пущей убедительности он достал из кармана бархатную коробочку, а из-за спины букет роз.
Кулемина с трудом сдержала нервный смешок. Почему-то все признания этого ловеласа вызывали в ней безудержную волну хохота. Но сделать ей предложение - это уже не шуточки.
- Я тебе уже говорила, что у нас не будет никогда никаких отношений.
- Малыш, подумай, я не тороплю. Возьми хотя бы цветы.
Эти фамильярные обращения: «малыш», «солнышко», «любимая» - выбивали почву из под ног, вызывая необоснованный гнев. Девушка взяла пафосный букет с одной только целью: поставить точку в этих странных отношениях.
- Ну, гад, держись. - Она еще помнила, как он подставил Витю, рассказав ее матери разные байки про прошлое ее парня. Именно с того момента Вера Николаевна противилась отношениям дочери со Степновым. Размахнувшись посильнее ярким подарком, Ленка начала лупить Игоря куда придется, приговаривая:
- Это тебе за разбитые сердца девушек, это за ложь, которую ты наплел моей матери, это за мое время, потраченное впустую на тебя.
Почуяв неладное, Гуцул кинулся наутек, пока эта зеленоглазая фурия его не покалечила. В просветленную после побоев голову парня пришла единственная здравая мысль: не попадаться на глаза Кулеминой.
Увидев бегство жертвы, Ленка кинула в него испорченный букет, крикнув напоследок:
- Тоже мне мужик. Увидел первое препятствие и сразу в бега. Смотри штаны не потеряй.

После выплеска негативной энергии к девушке вернулось прекрасное настроение, и она поспешила домой. Мама, небось, ужасно волнуется.
Забежала в квартиру и первое, на что обратила внимание Кулемина, - это непривычная тишина. Сердце кольнуло в тревоге за самого близкого на свете человека. Скинув кеды, кинулась на кухню в попытке развеять свои страшные предположения. Ее мать сидела за столом, а перед ней лежал букет алых роз.
- Привет, - прошептала Ленка, опуская глаза. - Прости меня за побег и за то , что заставила тебя волноваться. Со мной все в порядке. Я больше так не буду.
- Ладно, тебе, Ленка. Я все понимаю, - женщина почему-то не злилась и смотрела на дочь с лукавой улыбкой, - самое главное, что ты вернулась целая и невредимая. Дочь, принеси банку из кладовки, - неожиданно сменила тему она, - цветы нужно в воду поставить.
- Что, этот гад и тебе цветы подарил? Дай их сюда, я на помойку их отнесу. От него мне больше ничего не нужно! Надеюсь, я ему доходчиво объяснила.
- Лен, ну что ты такая категоричная. Он к тебе со всей душой, а ты…
- Мам, даже не уговаривай. Мне никто не нужен. Никто!!! Я лучше в монастырь уйду, чем так жить.
- Доченька, что случилось? - Вера Николаевна смотрела взволнованно на блондинку, которая металась по маленькой кухоньке. - А как же Витя? Что произошло?
- Я без него не живу, а просто существую, вдыхаю этот воздух, а выдох уже не имеет смысла. Мне вся жизнь дается через «не могу», стиснув зубы, просто потому, что это кому-то надо, но не мне. Я просыпаюсь среди ночи потому, что я вижу во сне его голубые глаза, теплые руки, бархатный голос. Я просто хочу быть рядом с ним, знать, что с ним все хорошо. - Вся эта тирада была произнесена Кулеминой на одном дыхании, в попытке хоть чуть-чуть облегчить свои душевные страдания. Теперь она изредка теребила накрахмаленные занавески, повернувшись лицом к окну, скрываясь от пытливого взгляда матери.
Женщина была удивлена такой словоохотливостью скрытной дочери.
- А говоришь, никто тебе не нужен. Маленькая моя, да ты влюбилась. Ты почему раньше мне таких слов не говорила? Ты знай, я совсем не против ваших с Витей отношений, он хороший парень.
- Ладно, неважно это все, - каждое произнесенное слово отдавалось болью с сердце, - мне главное получить образование и устроится на хорошую работу. А любовь - это явление приходящее и уходящее.
Лена закрыла глаза, пытаясь сдержать слезы. Она мысленно заставляла себя поверить сердце в свои же слова, но понимала, что без Вити она никто.
- Карьера, говоришь, главное, - этот голос ей снился ночами, его силуэт она искала на улицах города. - И кем будешь? - продолжил свой допрос собеседник, - Бизнес-леди или поваром-экономистом?
Ленка замерла, слушая лихорадочный стук своего сердца, боялась спугнуть это прекрасное видение. Не поворачивалась, боялась, что это все окажется игрой ее воображения.
- Мам, давай эти дурацкие цветы выкинем. Думаю, что их владелец больше не перешагнет порог нашей квартиры, - Ленка наконец-то осмелилась повернуться, продолжая, - и никогда…
Фраза оборвалась, а девушка ошарашено смотрела на Витю собственной персоной, было не понятно, как он оказался здесь, у нее дома.
- Ты здесь? - прошептала девушка, еще не веря в происходящее. - Но как?
- Мы с отцом на машине приехали. Я, как увидел слезы на твоих глазах, сразу принял решение, а отец поддержал. Мы на машине домчались сюда, а тебе уже предложение делают, - усмехнулся Витя. - Почему же ты отказалась?
- Будешь смеяться, и тебе мало не покажется.
- Строптивица моя любимая, - парень нежно провел рукой, очерчивая контур ее лица. - А в Питер поедешь?! – то ли просьба, то ли утверждение.
- А ты отпустишь? - перевела взгляд на мать, желая поскорее услышать ответ.
- Нет, - сердце пропустило несколько ударов, в глазах потухли яркие искорки счастья. «Неужели снова придется сбегать?» - шальная мысль - как приговор. - Я с тобой поеду.
Эти четыре слова, произнесенные самым родным человеком, никак не хотели укладываться в мыслях девушки в предложение. Продолжая недоверчиво смотреть на мать, Кулемина нащупала рукой ладонь Вити и сжала ее.
Парень обнял ее и прошептал тихо-тихо:
- Ты поедешь?
В одну секунду картинка приобрела четкие очертания и, осознав это, Кулемина ответила тихое «Люблю», поцеловав Степнова.

А дальше только любовь и взаимопонимание. Кулемина ни разу не пожалела о принятом решении. Она сама выбрала свой путь. А разве могло быть иначе???

Иногда у нас не хватает смелости бороться за свои мечты и мы тратим время зря, отдавая его придуманным богам. Но стоит остановиться, оглядеться по сторонам и сделать правильный шаг. Пусть впереди бездна и неизвестность, но у каждого есть ангел-хранитель, который не даст оступиться, совершить ошибку.
Мечтайте, любите и будьте счастливы!..

ЭПИЛОГ

Первая любовь в семнадцать лет
Оставит ли в душе заметный след?
Огромного счастья океан
или горьких слёз солёных обман?
Синего неба, счастливой звезды иль
принесёт она много беды?
Научит любви, стать заставит иной?
Увы, это было, но всё не со мной!

Первая любовь в семнадцать лет -
Это взрослой жизни первый привет.
Это в этой жизни первый раз,
И всё здесь, друзья, зависит от вас.
Удержишь ли счастья синицу в руке
Иль будешь ловить журавлей, но во сне!

          (Не такая)




Спасибо: 26 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1661
Настроение: Влюбилась! Это ж надо додуматься?!
Зарегистрирован: 22.02.10
Откуда: Россия, Воронеж
Репутация: 53
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.12.10 21:17. Заголовок: Автор: Феникс Назван..


Автор: Феникс
Название: Без названия
Рейтинг: PG
Жанр: POV, Angst
Статус: окончен
Бета: Straus, Longview
Скрытый текст


Надя подарила мне вот эту красоту! Просто слов нет
<\/u><\/a>


Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи еще хоть четверть века -
Все будет так. Исхода нет.


(А. А. Блок)

    Именно эти строки в полной мере отражают суть ее жизни теперь. Хотя, что может омрачать беззаботную жизнь девушки в семнадцать лет? Оказывается, один поступок в одночасье перечеркнул все, и она, Лена Кулемина, ученица одиннадцатого класса школы номер триста сорок пять, осталась одна на развалинах своей жизни. О том, как быть дальше девушка не задумывалась, лишь предавалась воспоминаниям о событиях последних месяцев. Будущее пугало, поэтому она всеми силами пыталась оттянуть момент принятия судьбоносного решения. Стараясь заполнить пустоту, которая так неожиданно образовалась в ее жизни неделю назад, Лена попыталась погрузиться в учебу с головой, но эта затея с треском провалилась. В первую очередь мешали мысли о произошедшем, плюс ко всему, в школе напрягали пересуды за спиной и любопытные взгляды. Обычным для нее стало появляться в школе на один-два урока, а потом до глубокой ночи гулять по улицам, наслаждаясь одиночеством.
      Вот и сегодня она, с трудом выдержав урок математики, под аккомпанемент ругательств Борзовой гордо покинула школу. Намного интересней было бродить по пустым улицам, измеряя кроссовками лужи и подставляя пронизывающему ветру душу. Нет смысла снова и снова задавать себе вопросы, как и почему так получилось, все равно на них нет ответа. Она методично изводила себя и его. Вот в один момент он и не выдержал, сорвался. Он — Степнов Виктор Михайлович, ее учитель физической культуры и просто хороший друг. Был. До определенного момента. А потом ушел, отчаянно махнув на прощание рукой. Этот день Лена не забудет никогда. Стоит только закрыть глаза, и она отчетливо слышит его слова и видит его лицо. Тогда они столкнулись в коридоре и он, желая объяснить напоследок свои действия, глухо произнес:
      - Я уволился из школы, по собственному желанию… Потому, что ты очень много для меня значишь.
      И, конечно же, она поступила, как обиженный ребенок. Вместо того чтобы извиниться, произнесла:
      - Между нами ничего не было, но теперь и это закончилось.
        Контрольный в голову. И если он еще надеялся на что-то, то эта фраза стала жирной точкой в их, так и не начавшихся отношениях.
        Теперь уже поздно жалеть о содеянном. Жизнь не перемотаешь назад, как понравившийся момент киноленты.
        Глупая, неужели жизнь так ничему тебя и не научила. Сколько можно было бегать от него и злиться на то, что он проявляет знаки внимания к другим. Да ты ему все нервы истрепала своим вызывающим провокационным поведением. А он не заслуживал такого отношения. Вместо того чтобы ударить Гуцула, мог бы хорошенько встряхнуть ее, Ленку Кулемину, виновницу всех своих бед. Может, тогда бы ей быстрее открылась страшная правда, что жизни без него, Виктора Михайловича, просто нет. Он - ее мир, ее жизнь.
          Зато теперь она слоняется по темным подворотням в поисках выхода из сложившейся ситуации. Ну почему еще то, первое, по-мальчишески неловкое признание не заставило ее задуматься, что грань учитель-ученица уже давно стерлась, не оставляя между ними никаких преград. Неужели в мире еще найдется человек, который будет так самоотверженно помогать чужим людям. Какой дурак будет носиться с дедовым романом или драться за нее на ринге? Может, еще есть супермены, которые с достоинством примут ее решение оставить все как раньше. Дура! Ты никогда не задумывалась ни о ком, кроме себя. Всеми силами оберегала свой мирок, причиняя родному…— да, родному — человеку боль своими поступками. Когда ты стала такой циничной и черствой? А он? Легко ли ему было? Когда самостоятельно взвалил на себя шефство над семьей Кулеминых, когда увольнялся из школы, бросая любимое дело. Он всегда принимал решения за двоих, а она, как непослушный ребенок, лишь множила проблемы и выказывала недовольство. Она никогда не видела сомнения в его глазах, глазах настоящего мужчины, к которому можно обратиться в любое время суток, который обязательно примчится и поможет. Даже сейчас... когда она столько наворотила. И непонятно с какой стороны подойти к решению проблемы. Тупик.
            От злости Ленка пнула консервную банку, попавшуюся ей на пути, подняв множество брызг. Бессилие. Что она может? Придти к нему с повинной? А нужно ли ему это? Она столько шансов упустила, столько раз делала ему больно и осознала это только тогда, когда оказалась в его шкуре. Хотелось просто увидеть его, хотя бы издалека и понять, что у него все хорошо. Только рядом с ним она чувствовала себя спокойно. Не нужно строить из себя железную леди, он защитит и убережет ее от всех бед. Пусть первое время на них обращали бы внимание, но разве это причина? Ее никогда не интересовало общественно мнение, а тут оно стало основополагающим. Неужели теперь, пойдя на поводу у предрассудков, она сделала кого-то счастливым? Тогда какой смысл строить стены там, где им нет места.
              Давило на психику пристальное внимание к ее персоне со стороны учителей и учеников, а дома били по истерзанным нервам виноватые взгляды деда. Партизан. Он встречается, общается с ним, но молчит, зная неадекватную реакцию своей внучки. Лицо на секунду озарила теплая, солнечная улыбка. Дед. Ангел-хранитель их отношений, первый заметил, растолковал, но не уберег от детских страхов внучку. Глупая, его место в твоем сердце никто не сможет занять. И теперь либо идти к нему самой, либо… А другого выхода и нет. Что, Кулемина, слабо? А он ведь считал тебя спортсменкой. Спасуешь перед трудностями? Сделай шаг, и он обязательно поможет... если еще не слишком поздно.
                Девушка остановилась напротив подъезда, несмело подняв глаза на свои окна. Опять она гуляет допоздна. Слава богу, что дед спит и не знает о похождениях горе-внучки. С тех пор, как Виктор Михайлович ушел из школы, она будто с цепи сорвалась. Врала всем направо и налево: учителям - о неотложных делах дома, деду – о бесконечных факультативах и репетициях, а сама бестолково слонялась по улицам. Но сегодня этот номер бы не прошел. Занятая своими мыслями она не заметила, когда начался мелкий моросящий дождь, и сейчас, промокнув и продрогнув насквозь, уже не могла прикрыться внеурочными занятиями. Глядя, во что превратилась ее жизнь, она даже боялась подумать, что сделала с жизнью любимого.
                  Но она обязательно расскажет ему все... Потом. Когда выпадет первый снег. Он запорошит все воспоминания, и они попробуют начать все сначала.


                  ... <\/u><\/a>

                  Спасибо: 21 
                  ПрофильЦитата Ответить





                  Сообщение: 1710
                  Настроение: Прости за все, но я, наверное, так люблю тебя
                  Зарегистрирован: 22.02.10
                  Откуда: Воронеж
                  Репутация: 54
                  Фото:
                  ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.11 20:19. Заголовок: Автор: Феникс Назван..


                  Автор: Феникс
                  Название: Возвращайся домой
                  Рейтинг: PG-13
                  Бета: Straus
                  Пейринг: КВМ
                  Жанр: Romance, POV (Виктор)
                  Статус: окончен

                  Спасибо forget-me-not за помощь и ценные советы

                  Скрытый текст




                  Трель домашнего телефона разрушила предрассветную дымку сна. Я поежился и провел рукой по лицу. Опять вечером забыл окно на кухне закрыть. А на дворе совсем не месяц май, ноябрь на носу. И пусть осень в этом году выдалась солнечной и теплой, ночью очень резко холодало. Телефон разрывался. Уж больно "приятно" начиналось мое воскресенье.
                  - Алло, - хрипло проговорил в трубку, направляясь в кухню с твердым намерением защелкнуть шпингалет. Так и до воспаления легких недалеко.
                  - Виктор, доброе утро, - послышался бодрый голос Петра Никаноровича. – Не разбудил?
                  Я судорожно глянул на будильник. Шесть утра. Вот это да! На автомате включил электрический чайник и приготовился слушать переживания старого фантаста.
                  - Все нормально, Петр Никанорыч. Какие новости?
                  - Вить, тут такое дело, - деликатно начал Кулемин. Я стразу навострил уши. Из-за разлада в отношениях с Леной, я прекратил навещать фантаста. Мало ли, в какие неприятности он мог влипнуть за это время. Доверчивому старику могли навредить грабители, мошенники, да и по хозяйству помощь нужна, годы уже не те. Сегодня же наведаюсь к Кулемину, уж больно радостно звучит его голос. Слушая старика, я методически обыскивал шкафчики и холодильник на предмет хоть какой-то еды. Ничего, словно хозяин этой квартиры провел месяц в отъезде. Хотя, можно считать и так. Я забыл, когда последний раз покупал продукты, питаясь в кафе. - …Леночка прилетает. Я, было, договорился с соседом, чтобы он помог мне встретить мою артистку, но у него что-то не получилось, а может, просто не захотел. А ее самолет через час приземляется. Не в том я возрасте, чтобы на собственном горбу чемоданы таскать, но и Ленку обидеть не хочу. Обещал же. Вить, выручи…
                  Его просьба выбила почву из-под ног, разбив хлипкое равновесие в моей жизни. Эх, Кулемина, Кулемина… Всю душу вымотала своими выкрутасами. Ведь за эти пару недель у меня уже вошло в привычку до пяти часов утра просматривать в интернете видео с заокеанских гастролей Ранеток. А тут, на тебе, уже возвращается. Как заставить сердце не замирать каждый раз при виде довольной Лены в обнимку с гитарой? Ее мечта сбылась, правда, вдалеке от меня. Теперь другой поздравляет ее после концертов, дарит цветы и целует в белокурую макушку. А я остался в далекой Москве, разбивая в кровь костяшки пальцев от бессилия, боясь даже предположить, как далеко могли зайти их отношения. А сегодня мне представляется шанс с ней встретиться и, наконец, расставить все точки над «и».
                  - Я записываю, - оглянувшись вокруг в поисках листика и ручки, расстроено вздохнул. Я и забыл, что после ухода Лены из моей жизни выбросил все записные книжки и блокноты. Да и зачем они мне? Все самые важные телефоны я знал, а бередить душу, глядя на милые безделушки, не хотел. Уж слишком ярки были в памяти воспоминания нашей совместной жизни.
                  - Аэропорт Шереметьево, рейс Торонто-Москва, прибытие в 7:15.

                  Я быстро попрощался с Кулеминым, стараясь не тратить драгоценные минуты на разговоры. Тем более, все самые важные слова уже сказаны. Оставалось действовать, ведь самолет не будет ждать, пока я соизволю определиться, ехать ли мне в аэропорт. Да и о моем решении никто не знает. Ленка просто развернется и уедет домой сама. Ну, или с Васей, но о таком варианте я даже не задумывался, вычеркивая парня из наших с Ленкой жизней. Я, конечно, не могу решать за нее, но сделаю все возможное, чтобы она вернулась ко мне. И пусть я сам сказал ему беречь Ленку, но это было до того, как она улетела за океан. Я не понимал, что здесь, в Москве, она все равно оставалась в зоне моего внимания, и я мог в нужный момент оказаться рядом и помочь. Я виделся с Леркой, у которой жила Кулемина. Мы сталкивались в кафе, пару раз в магазине, я слышал нескончаемые рассказы Гуцула о ее жизни. Таким нехитрым способом я знал все о ней. А тут информационный вакуум! Первый день я стоически держался, не пытаясь даже задумываться, ЧЕГО мне так не хватает. Вечер провел в поисках ее фотографий. В порыве праведного гнева я спрятал альбом наших совместных снимков. Вспоминаю, и самому становится смешно и совестно за наши несбывшиеся мечты. Как пацан малолетний, честное слово. ЕЕ не так просто выдворить из сердца, да я даже не пытался. За два года я свыкся с привычкой просыпаться и засыпать с мыслями о ней. Летом, нашим летом, все было иначе, она была в моих объятиях, я наслаждался ею, нашей жизнью. А потом все разбилось.
                  Я все-таки нашел снимки, на свою голову. Всю ночь предавался воспоминаниям, вглядываясь в любимые черты ее лица. А наутро... решил сделать ремонт в единственной жилой комнате дома, которая была и спальней, и залом, и кабинетом. С остервенением сдирал обои со стен, выкидывал ненужные безделушки и мебель. До тех пор, пока в комнате не остался один диван. Так я решил освободить место для жизни. Пространство появилось, дышать стало легче, мыслей стало больше. Итогом этого несостоявшегося ремонта стало приятное открытие: Лена нужна мне. И я сделаю ВСЕ, чтобы мы снова были счастливы. С грустью вспоминал школу, но не эту новомодную школу-интернат, а свою родную триста сорок пятую. Хотелось снова оказаться там, услышать ворчание дяди Пети, понаблюдать за Борзовой на педсоветах, поговорить с верным другом Рассказовым и побыть рядом с Леной. Но, к сожалению, возврата нет. Я сам ушел из школы, посчитав это правильным. Сам отказался от своей мечты и пытался вынудить мою девочку сделать то же самое.
                  А этот внезапный звонок ее деда всколыхнул мои чувства, которые я пытался забыть. Точнее не так, я просто не давал себе права осознать, что без нее не будет ничего: ни этой осени, которая уже опротивела, ни зимы, ни весны - просто не будет меня. Я делал все как раньше: работа – бесконечные часы за стойкой, отдых – бесцельное времяпрепровождение в Сети, просмотр одних и тех же роликов о Ленке. Я и новости-то забыл когда смотрел последний раз, дни вереницей одинаковых кадров проносились перед глазами. Я теперь на турнике ни разу не подтянусь. Забыты утренние пробежки и вечерние баскетбольные тренировки. Нет больше того спортивного азарта, стимула. А ведь когда-то я кричал своим ученикам, что они нерасторопные бегемоты, а сам превратился за два неполных месяца в развалину. Старую развалину.
                  Ах, как сладки были наши мечты и планы с Ленкой. Она будет учиться в Снегинке и играть в Ранетках, а я стану тренером команды, и моя девушка будет посещать все мои игры. Сказка казалась реальностью, пока первого сентября я не понял, что у Ленки будут лекции, репетиции, концерты. Я ее видел только вечерами, измученную, но довольную. Но я не вынес этого испытания, просто крышу от ревности сорвало. Как идиот следил за ней, подозревал, кричал. Словно бес вселился. Сам собственными руками разломал наше счастье. Теперь я не видел ее неделями, а с монитора компьютера она так задорно улыбалась, но не мне. И в этой улыбке было больше фальши, чем искренности. Неужели я сделал ее такой?!

                  Погруженный в свои размышления не заметил, как оказался на месте. Сверился с часами – семь пятнадцать. Здание аэропорта встретило меня суетой, гамом и очередным точечным ударом по уже изрядно расшатанным нервам: их самолет задерживался. Я старался не накручивать себя, не вспоминать кадры недавних катастроф, - черт меня дернул посмотреть телевизор. Насмотрелся на годы вперед! Только бы все было хорошо. Без дела слонялся по залу ожидания, теребя в руках букетик цветов и слыша вслед лишь недовольное бормотание потревоженных моим хождением граждан. Но разве я мог усидеть на месте?! В очередной раз обеспокоенно бросил взгляд на табло. Все без изменений. Как пережить эти бесконечные минуты ожидания?
                  - Мужчина, да сядьте же вы, наконец! - Бойкая старушка схватила меня за полы пиджака, удерживая на месте. - От того что вы намотаете десять километров по залу, самолет быстрее не прилетит. Не сейте панику среди людей.
                  Я всмотрелся в глаза нарушительницы моего спокойствия. И увидел там только теплоту, жажду помочь и теплоту. А ведь ей уже далеко за семьдесят, и во всем облике видна нервозность, но она мужественно сдерживает себя.
                  Буркнув что-то невразумительное, я бросился к окну, где только что освободилось место.
                  Как часто за эти проклятые два месяца я вспоминал старика Кулемина?! Неужели свои собственные обиды можно поставить превыше спокойствия и счастливого блеска в глазах фантаста. А Петр Никанорович, я уверен в этом, переживал в несколько раз больше меня или Ленки. А в его возрасте ТАКИЕ потрясения ни к чему хорошему не приводят. Он надеялся на счастливое продолжение нашей истории. А вышло… да ничего не вышло. Конечно, винить себя одного глупо, отношения строят двое. Но я взрослый мужик, а дальше своего носа знать не хотел.
                  Увидев свое отражение в стекле, испугался: бешеный взгляд, взъерошенные волосы, мятая футболка, поверх накинут пиджак. Красавец, ничего не скажешь. Немного пригладил волосы и попытался руками разгладить складки на футболке. Упрямая ткань не хотела подчиняться. Чертыхнулся. Сел и уткнулся в кем-то забытую газету. Буквы расплывались перед глазами, прыгали и упорно не хотели складываться в слова, руки дрожали. Отложил печатное издание, оставив попытку спрятаться за ним. Ткнулся блуждающим взглядом в окно, прошелся по взлетной полосе, посчитал самолеты и нашел горизонт, там, где земля касалась неба. «Где-то там моя Ленка. Мы поговорим, нормально, по-человечески, мне ей надо столько сказать. Только пусть она прилетит».

                  А вот и прибытие долгожданного рейса объявили.
                  Я стоял в толпе встречающих, высматривая Ранеток. Наконец я увидел их. Маленькие, худенькие, сонные, сами тащили эти огромные чемоданы и сумки, чуть сдерживая слезы. Ленка шла последней, надвинув на глаза капюшон. Ни фотокорреспондентов, ни толпы поклонников. Ничего. Никто не соизволил встретить возвращение группы.
                  - Физкульт-привет, - сам не понял, как вырвалось это давно забытое приветствие. Они побросали свои сумки и кинулись мне на шею, я обнимал, шепча, что все теперь будет хорошо. Лена стояла недалеко, опустив глаза, но не подходила.
                  Девчонки делились эмоциями от поездки, но как-то скупо, бросали друг другу предостерегающие взгляды. Ладно, сейчас я сделаю вид, что поверил, но это только сегодня.
                  - Виктор Михайлович, мы вас так заболтали, что вы даже забыли цветы подарить, - несмело проговорила Аня.
                  Я уже и не помнил, что в занемевших пальцах держал маленький букетик. Я не был готов к ТАКОЙ встрече. Не ожидал увидеть ТАКИХ девчонок. А главное, Лену - маленькую девочку, потерявшуюся в коридорах славы. Где та спортсменка, которую я знал и любил?
                  Шагнул к Кулеминой, прошептав охрипшим голосом «с возвращением», и протянул цветы. Несмело взяла мой скромный подарок, бережно прижимая к себе. Я сделал следующий шаг – протянул ей раскрытую ладонь. С болью в сердце ожидал ее ответного действия. Она вложила свою холодную ладошку. Несмело улыбнулась.
                  Похудела, под глазами залегли темные круги. Я запоздало заметил, что Ленка дрожит. Принял решение молниеносно - снял пиджак, накинув ей на плечи.
                  Пока собирал чемоданы девчонок, они сбились в кучу и молча наблюдали за моими действиями. Как воробьи. Понимал, что Америка оказала им не особо теплый прием, но не имел права громко выражать свое «фи». Это их выбор и я должен научиться его уважать.
                  На стоянке такси пятнадцать минут втолковывал упрямому мужику, чтобы он, наконец, согласился нас отвезти. Его нелепые доводы о том, что у нас слишком много багажа и его машина просто не выдержит, не слушал. С неба падали холодные капли промозглого осеннего дождя, и это не прибавляло мне оптимизма. Готов был заплатить втридорога, лишь бы этот таксист увез нас отсюда. Я не пытался строить из себя святого, я просто хотел их запоздало защитить. Зачем они полезли в этот шоу-биз. Нет, даже не так, почему я не пытался им помочь, когда они начинали свою карьеру, почему не вникал в Ленкины слова, не интересовался. Я сам загубил все. Куда делись эти жизнерадостные амбициозные «яблочки», когда они успели превратиться в маленьких нахохлившихся воробьев? Еще педагогом назывался.
                  Таксист, судя по всему, решил сжалиться. Пытался разместить в багажнике Волги чемоданы. Девчонки, расположившиеся на заднем сидении, дремали. Не хочется делать поспешных выводов и рубить с плеча, но, кажется, слава не принесла им счастья.
                  По памяти называл адреса Ранеток, это самое малое, что я мог сделать для них. Прощался с каждой из них, сдавая дорогих чад их перепуганным родным.

                  Наконец, машина подъехала к моей блочной пятиэтажке. Еще в аэропорту я решил, что мы поедем ко мне домой. Не хотелось беспокоить Петра Никаноровича. Пусть Кулемина выспится. Как только машина остановилась, Лена выскочила на улицу и, не разбирая дороги, бегом по лужам бросилась в подъезд. Что творит, заболеет ведь, дуреха!
                  Забрал багаж и только сейчас понял, чего не хватает. Нет Ленкиной гитары. Припомнил: ни у кого из девчонок я не видел инструментов, может, их другим рейсом отправили?
                  Поднялся на этаж, Лена водила пальчиком по обивке двери. Почувствовав мое приближение, вздрогнула и отдернула руку. В молчании открыл дверь и жестом ее пригласил войти. Пока я суетился в прихожей, она прошла в комнату. Надо ее предупредить. Бегом кинулся следом. Кулемина с интересом изучала новый интерьер. Разобранный диван, выключенный ноутбук и чашка давно остывшего кофе.
                  Кинулся приводить все в порядок. Руки тряслись, пока застилал диван новым комплектом постельного белья.
                  - Лен, иди ложись, ты уже от усталости на ходу спишь. – Она в это время рассматривала пейзаж за окном. Да что там могло измениться? Все как раньше, только кучу песка привезли. Песочницу, что ли, к зиме собираются сделать, или надеются, что жители домов сами буду посыпать дорожки в гололед?
                  Подошла и села на диван. Я видел, она хочет что-то сказать, но не решается.
                  - Вить, я должна… – Радует, что хоть не «Михайлович». Нет, родная, сначала ты выспишься, а уж потом мы поговорим.
                  - Тс, – приложил палец к ее чуть дрожащим губам. – Спи.
                  Она отвернулась и улеглась, свернувшись калачиком, закрыв дрожащие ресницы. Я прилег рядом, обнимая ее, и почувствовал, как в моих объятиях она расслабилась и устроилась поудобнее. Заснула.
                  Я услышал, как в прихожей пискнул домофон. Осторожно, пытаясь не потревожить ее чуткий сон, встал. Не успел сделать и шага, как Ленка резко села на диване и посмотрела на меня широко распахнутыми зелеными глазами.
                  - Ну, ты чего? - Попытался уложить ее обратно, укрыв пледом, но она продолжала вопрошающе на меня смотреть, ни говоря не слова. – Кто-то пришел. Я посмотрю и вернусь. Ложись. - Похлопал рукой по подушке. Тяжело вздохнув, она легла, с головой накрывшись пледом. Обиделась. Не поверила. Или уже понапридумывала себе, что ко мне пришла любовница. Домофон продолжал монотонно попискивать, и я кинулся к двери. Настойчивый, однако, у меня гость.
                  Широко распахнул дверь, выглядывая на лестничную площадку. По ступенькам поднимался Петр Никанорович. Я бросился к пожилому мужчине, забирая многочисленные сумки из его рук.
                  - Петр Никанорыч… - Не ожидал я этого визита.
                  - Вить, я тут продукты купил, думаю, что у тебя сегодня не было времени по магазинам бегать. И спасибо тебе, что Леночку встретил. – Фантаст протянул руку для рукопожатия.
                  - Петр Никанорович, вы проходите, - я махнул в сторону квартиры.
                  - Вить, вам нужно поговорить, а я лишний… - он замялся. – Я вас буду ждать в гости.
                  Вот, старый хитрец! Как все, однако, вышло. Оказывается, в нашей истории нашелся добрый купидон. Какие еще сюрпризы меня ждут?

                  Лена проснулась вечером, когда я в пятый раз грел чайник. Ужинать без нее не хотелось, вот я и гонял чаи. Она тихо зашла на кухню и устроилась на табуретке. Я оперативно достал еду и разложил по тарелкам. Ленка резала хлеб. Не хотелось начинать сложный разговор во время еды, поэтому трапеза прошла в молчании.
                  Хотел, было, разрядить обстановку, но Кулемина опередила меня:
                  - Мне так много тебе надо сказать, я долго думала и вот к каким выводам пришла. В какой-то момент я превратилась в эгоистку и кроме себя ничего вокруг не замечала. Занималась музыкой, встречалась с Ранетками, засиживалась допоздна, постоянно забывая, что у меня есть семья. Ты ждал меня вечерами, разогревая еду и мучаясь предположениями, где я и что со мной. Ведь я запрещала тебе себя провожать. Дура потому что. Тебе нелегко было пробиться через стену моего упрямства. Да, я боялась появиться с тобой на людях. Надо мной словно висело давнее проклятие «учитель-ученица», мне было сложно осознать, что ты просто любимый мужчина. В какой-то момент поддалась красивым жестам Васи, считала, что я нашла свое счастье. Только у него не было и толики того, что есть у тебя: мудрости, терпения, веры в меня. Ты считал меня взрослой, а на деле все вышло наоборот. А эта поездка… Не надо было вообще туда ехать. Нас там никто не ждал, мы выступали при пустых залах. – Поморщилась, припоминая что-то неприятное. Замолчала.
                  Мне хотелось спросить ее о многом, но я видел, как тяжело ей давался этот рассказ. И все-таки решил уточнить:
                  - А гитара?
                  Увидел боль в ее глазах, я накрыл ее ладошки руками.
                  - Я ее продала, чтобы купить обратный билет. – Видя, что я намерен более подробно расспросить ее о тех днях, взмолилась:
                  - Вить, не надо, я все расскажу… потом. Честно. Знаешь, я очень рада, что ты приехал сегодня, я думала, что этому кошмару не будет и конца. Я так перепугала деда вчера, мне так неловко, но я не могла набрать ТВОЙ номер и попросить о помощи. Когда ты сегодня называл таксисту адреса девчонок, я больше всего на свете боялась услышать адрес деда. А когда такси остановилось напротив твоего подъезда, я сразу же побежала домой. Чтобы ты не передумал. Вить, разреши мне начать все сначала, я хочу снова быть с тобой. Прости за все.
                  Каждое ее слово отдавалось болью в сердце, а одинокая слезинка, которая скатилась по щеке, стала последней каплей. Я притянул Лену к себе и крепко обнял. Мы вместе начнем новую главу нашей истории любви.
                  Тем вечером мы долго сидели с Ленкой молча, слушая стук сердец друг друга. Вдвоем звонили Петру Никаноровичу, и пока Ленка весело щебетала с дедом, я не находил себе места. Не знал, как преподнести старику новость о нашем воссоединении, понимал, что теперь нельзя торопиться. Взял трубку из рук сияющей Ленки и услышал:
                  - Вить, ты только береги ее. Держи и не отпускай. Она вроде осознала. Но она еще девчонка, в чем-то максималистка, потерпи, сынок. Все познается в сравнении. Думаю, что этот урок пойдет вам обоим на пользу.
                  После разговора с Кулеминым-старшим я принял решение – спать будем раздельно. Устроился на полу и долго слушал, как сопела и ворочалась Ленка. Не заметил, как провалился в сон. Утро встретило меня тишиной. Диван был аккуратно заправлен. На кухне меня ждал сюрприз – гречневая каша на плите, а на мониторе ноутбука – яркая картинка от Ленки.
                  Вот так и началась наша новая жизнь.
                  Прошла неделя, мы с Леной учились идти на компромиссы, слушать и слышать друг друга. Она с удовольствием экспериментировала на кухне, я дарил ей каждый день милые безделушки, встречал вечерами. Иногда она приходила в кафе. Просто сидела в уголке или разговаривала с Гуцулом.
                  Вечерами долго засиживались за разговорами, делились всеми событиями, произошедшими за день. Нередко Ленка засыпала, слушая мою болтовню. Я не обижался, знал, что ей тяжело приходилось в последние дни. Разборки с продюсером, возвращение в учебные будни. И пока моя девочка спала рядом, я искал новую работу. На днях Петр Никанорович предлагал стать его соавтором.
                  Каждый день ловил себя на мысли, что следует сделать ремонт в квартире, купить мебель, но текущие проблемы не давали времени обговорить это с Леной.
                  Сегодня вернулся поздно, день выдался слишком сложным. Но все запланированное я выполнил. Прошел собеседование в пяти спорт-школах с разным уклоном и одной общеобразовательной. Теперь выбор за мной, но так хотелось посоветоваться с Ленкой при принятии этого судьбоносного решения. Целый день обрывал телефоны. Ее мобильный был недоступен, а по домашнему были лишь длинные гудки. Старался себя не накручивать, мыслить логично. Просто Ленке срочно нужно было отойти в магазин, а мобильник просто разрядился. Но чем больше я пытался себя успокоить, тем хуже становилось. Еще с улицы заметил, что в окнах квартиры темно, сердце сдавило стальным обручем. Досчитал до десяти и сделал глубокий вдох. Могли отключить электричество или Ленка просто решила пораньше лечь спать. Открыл дверь, включил свет, прошелся по квартире. Пусто. Значит должна где-то быть записка. Обшарил все углы, боясь, что она просто завалилась куда-то. Ничего. Судорожно набрал номер Петра Никаноровича, понимая что, звоня в полдвенадцатого ночи, мог напугать старика, но ситуация требовала скорейшего разрешения.
                  Хлопнула входная дверь, звякнули ключи, брошенные на тумбочку.
                  - Вить, я дома, - послышался голос Лены из прихожей. Я остановился у окна и смотрел прямо перед собой. Обиделся. Кулемина подошла сзади и обняла за талию, уткнувшись носом в спину. От ее присутствия становилось тепло на сердце.
                  - Я сегодня на собеседования ходил. Есть несколько предложений, - замолчал, предоставляя Ленке ответное слово.
                  - Я так рада! А мы сегодня с дедом по строительным магазинам ходили, я столько каталогов принесла. Придумаем с тобой проект нашей квартиры и начнем ремонт. Я к деду наши вещи перевезла, поживем с тобой пока там. - Вот хулиганка! Я, значит, тут волнуюсь за нее, а она... Ну, это я, конечно, вредничал. Мне безумно приятна была Ленкина инициатива.
                  Так начался ремонт в нашей квартире. К Петру Никаноровичу мы, в итоге, не поехали, жили здесь. Я встречал ее у института, и мы вместе шли домой. Работать тренером было ново для меня, и я с удовольствием учился. Как-то быстро в этом году наступила зима, Новый год уже на носу. Я бегал по магазинам в поисках подарков. А сейчас Ленка огорошила - родители приехали! Решение пришло мгновенно. Купил цветы и тортик. Кольцо уже давно хранил во внутреннем кармане у сердца. Вот и случай подходящий подвернулся. Я хотел сделать предложение Лене в новогоднюю ночь, под бой курантов. Улыбаясь и размышляя о счастливом будущем, я подошел к дому Кулеминых. Начинается новый этап в моей жизни. Ни пуха, ни пера.

                  Ну а это моя пыльная темка с комментариями
                  click here
                  Приходите в гости

                  Спасибо: 30 
                  ПрофильЦитата Ответить





                  Сообщение: 1713
                  Настроение: Прости за все, но я, наверное, так люблю тебя
                  Зарегистрирован: 22.02.10
                  Откуда: Воронеж
                  Репутация: 55
                  Фото:
                  ссылка на сообщение  Отправлено: 09.11.11 21:14. Заголовок: Автор: Феникс Назван..


                  Автор: Феникс
                  Название: Непризывной
                  Бета: Straus
                  Пейринг: КВМ
                  Рейтинг: PG-13
                  Жанр: Romance
                  Статус: окончен


                  Спасибо forget-me-not за помощь при прохождении премодерации.




                  - Петр Степанович, скажите, а как вы относитесь к браку? – проговорила Елена Петровна, ставя перед охранником блюдо с румяными пирожками.
                  - А что, сегодня пирожки недопеченные? - он с сомнением покрутил булочку двумя пальцами и принюхался. – Шутница вы, Елена Петровна, но меня не проведешь! Уж я-то толк в пирожках знаю.
                  - Я вам о возвышенном, о чувствах, о любви, о семье, а вы… - расстроенная гражданка Сорокина перевела взгляд с охранника на двор школы.
                  К зданию подрулил бронированный уазик с решетками на окнах. Из машины вышел суровый мужчина при погонах и двинулся к школьному крыльцу.
                  - Мамочка моя, - взвизгнула Елена Петровна и бросилась за спину дяди Пети. «Подозрительный тип», как его уже окрестила испуганная гражданка Сорокина, отдал честь Петру Степановичу, который невозмутимо доедал последнюю булочку, и строго проговорил:
                  - Трапезничаете на рабочем месте. Непорядок, - и двинулся дальше по коридору.
                  - Ну что же вы стоите, сделайте же что-нибудь, - причитала Сорокина, обмахиваясь стопкой газет. – Ох, чует мое сердце, не к добру это, не к добру.


                  В это время в учительской педагогический состав школы делился последними новостями непростых школьных будней.
                  - Женятся Рассказов и Степнов, - гордо произнесла Борзова, но, осознав двусмысленность сказанной фразы, зарделась и решила уточнить. – Рассказов женится на Софье Сергеевне, а Степнов – на Светлане Михайловне.
                  - Отставить! - твердой поступью в учительскую зашел мужчина в военной форме. – Прошу прощения, но вышеуказанные граждане жениться не могут, они в армию идут.
                  В установившейся тишине громко хлопнула дверь, педагоги ошеломленно переглядывались, не замечая вновь прибывшего человека, притаившегося у выхода. Первой в себя пришла Людмила Федоровна, она-то и разоблачила подслушивающую ученицу.
                  - Новикова, ты чего хотела? – Блондинка вздрогнула от грозного окрика завуча. – И почему ты до сих пор не на уроке? - продолжала допрашивать ее Терминатор.
                  - Виктор Михайлович, - Лерка запнулась, вспоминая только что услышанное, - он за журналом меня послал.
                  - Никакой дисциплины, - бормотала Борзова. – И впредь стучи перед тем, как врываться в учительскую. Держи. – Лерка выхватила из рук завуча классный журнал и попыталась быстро ретироваться с места преступления. – И еще попроси Виктора Михайловича сейчас же зайти к директору.
                  - Хорошо.


                  Лерка ворвалась в спортивный зал и под пристальным взглядом педагога встала в строй.
                  - Тебя только за смертью посылать, - раздраженно проговорил Степнов. – Пол-урока прошло.
                  - Вас к директору вызывают, - как бы между прочим заметила Лера.
                  - Та-а-ак, - Степнов обвел грозным взглядом строй, - перекличка отменяется. Три круга по залу, потом легкая разминка. Я быстро вернусь.
                  Одиннадцатиклассники двинулись медленной трусцой по залу.
                  - Кулемина, а ты куда? – Новикова продолжала стоять на месте, грозно уперев кулачки в бока.
                  - Лер, ты разве не слышала, что сказал Виктор Михайлович?
                  - Брось ты, есть дела поважнее. - Ловкая барабанщица потянула упирающуюся Кулемину в сторону скамейки. – Сядь и внимательно слушай.
                  - Лерка, прекращай, пойдем лучше в баскетбол со всеми поиграем. – Девушка попыталась перевести эту ситуацию в шутку, пытаясь обратить все внимание подруги на одноклассников, давно забывших указания педагога и резвившихся с баскетбольным мячом. – Да и что глобального могло случиться за пару минут твоего отсутствия?
                  Новикова выдержала паузу и громким шепотом сообщила:
                  - Степнов женится, и его забирают в армию.
                  Кулемина расхохоталась.
                  - Ну и фантазерка же ты. – Новикова гневно сверкнула глазами, но смолчала. – Ты знаешь сколько ему лет?! Слухи все это. – Легкомысленно махнула рукой и побежала к остальным.


                  Тем временем в кабинете директора бушевал Степнов. Николай Павлович задумчиво отвернулся к окну, а на стуле голосила Светочка. Рассказов и Денисова общими усилиями пытались привести библиотекаршу в чувства.
                  - Я еще в своем уме, - разорялся Виктор Михайлович, - я помню, что проходил службу в армии. А эта повестка - форменный беспредел!
                  - Виктор Михайлович, не устраивайте марш протеста. Не по адресу. По таким вопросам - в военкомат. Представьте, каково мне. На носу выпускные экзамены, а у меня двух лучших преподавателей забирают.
                  Уткина разразилась очередной порцией громких рыданий и бросилась на шею жениху.
                  - Витенька, не оставляйте меня одну, умоляю. Я не переживу этого.
                  - Светлана Михайловна, вы мне прекращайте. – Директор устало снял очки и бросил их на стол. - Хватит слез, хватит. Поспокойнее давайте.
                  Без стука в кабинет ворвалась взволнованная Елена Петровна.
                  - Ну, наконец-то я вас нашла, Виктор Михайлович! Я, значит, в спортзале караулю, а вы тут штаны протираете. Мне, между прочим, инвентаризацию спортинвентаря нужно провести. Вдруг вас завтра на фронт заберут.
                  Пламенная речь Сорокиной произвела эффект на всех присутствующих. Света покрепче вцепилась в шею любимого жениха, который от подобного заявления пошел красными пятнами. Савченко, боясь повторения дебатов, призвал присутствующих к порядку:
                  - Елена Петровна, не накаляйте обстановку. Коллеги, давайте решим так: завтра Виктору Михайловичу и Игорю Ильичу я даю отгул. Вы там, в военкомате, все вопросы решите, а дальше посмотрим.


                  Ленка уже покидала школу, когда стала невольным свидетелем разговора бабы Лиды и Петра Степановича.
                  - Ох, горе-горюшко-то какое, - сетовала баба Лида. - Только у Светки все налаживаться в жизни стало. С Витюшей заявление в ЗАГС подали, планы на будущее строили, а тут на тебе – повестка на фронт. Представляете. В горячую точку направляют. Светка рыдает в три ручья.
                  Кулемина вышла на улицу и попыталась осмыслить услышанное. «Говорила же Лерка, да я ее даже слушать не стала. Нужно спасать Степнова и от армии, и от свадьбы».


                  Вечером того же дня в квартире Кулеминых Ленка суетилась вокруг гостьи, пытаясь задобрить ее. Новикова же тем временем с невозмутимым лицом попивала чай с тортиком и никак не реагировала на намеки подруги.
                  - Лерка, ну давай на сегодня объявим перемирие. С завтрашнего дня можешь с удовольствием на меня обижаться. Ле-е-ер, ну прости меня, негодяйку такую, что не стала тебя слушать. Но я думала, что это просто розыгрыш. Лер, я как представлю, что Уткина будет его женой, хочется остановить все это безобразие. Люблю я его, понимаешь?
                  - Эх, Ленка-Ленка, как же ты умудрилась попасть в такое щекотливое положение. А Степнов-то хоть знает? – не унималась любопытная Новикова. – Хотя, он тоже хорош, тренировки у них, значит, до самой ночи. Вон к чему эти шалости привели. Ну что, что ты так на меня жалобно смотришь. Не знаю, не знаю я что делать, - подвела итог Новикова.
                  - Лерочка, ну придумай, пожалуйста.
                  - Есть у меня одна идейка, которая сразу расставит все точки над «i». Правда твой Отелло может и не оценить, - задумчиво проговорила Лерка, осматривая гардероб Кулеминой.
                  - Я готова рискнуть.


                  Утром следующего дня Рассказов нервно мерил шагами расстояние перед входом в военкомат. Его друг опаздывал. «Неужто за ночь передумал, или невеста переубедила?» - подумал историк, поправляя очки на носу. Отдуваться за двоих не хотелось.
                  Из дверей военного заведения выбежал взъерошенный Степнов и промчался мимо друга.
                  - Вить, - окликнул спортсмена Рассказов.
                  - Ну, наконец, я уж думал, ты сегодня не явишься. Я уже очередь занял на медосмотр, все разузнал, а тебя все нет и нет.
                  - Ты что, тут с вечера кукуешь? - поинтересовался историк.
                  - В шесть пришел. Окольными путями добирался, думал, Света караулить будет. Она мне вчера весь вечер телефон обрывала, рыдала и умоляла в трубку. Черт меня дернул сделать ей предложение. – Рассказов загадочно заулыбался. – Не смешно. Пошли уже.


                  Часом позже, отстояв в очереди, пройдя медосмотр и заполнив бумаги, призывники получили форму. Майора, занимавшегося их оформлением, вызвали по срочному поручению.
                  - Ви-и-ить, - Рассказов попытался отвлечь внимание друга, который с интересом осматривал обновки. - Ну, отвлекись ты хоть на секунду, я не понимаю, чему ты так радуешься?
                  Словно и не слыша историка, Виктор задумчиво произнес:
                  - Как ты думаешь, мне пойдет такой цвет? – Мимолетно взглянул на друга и мечтательно произнес:
                  - Вот как я представлю, что я один где-нибудь в Северном Ледовитом океане на безымянном острове. Красота! Стану новым Робинзоном Крузо…
                  - Между прочим, твоя Пятница еще в школе учится. А за такое и посадить могут. Хотя нет, я все время забываю, что у тебя невеста есть. Она обещала следовать за тобой всегда, - Игорь потешался над другом. - А вот у нас с Софочкой только все налаживаться стало. Так некстати вся эта история.
                  - Разговорчики оставить, - в кабинет вернулся майор. Сверившись с листиком, произнес:
                  - Кто у нас тут Степнов В.М.? Шаг вперед. - Учитель физической культуры, заподозрив неладное, сделал маленький шажок вперед. – Свободен.
                  - А как же, - шокированный Виктор обвел взглядом кабинет, пытаясь подобрать слово, - … служба?
                  - Иди уже. Я твоей жене обещал, что больше задерживать не буду.
                  - Все, Витька, в тартарары полетела твоя конспирация. Света вцепилась в тебя мертвой хваткой. Смирись, друг мой. Совет вам, да любовь. И мое благословение.
                  - Рассказов, я сейчас даже не посмотрю на то, что ты мой друг, и вмажу тебе, - процедил разозленный Степнов. – В могилу меня сведете своими выходками.
                  - И еще, - военный оторвался от заполнения бумажек, - сообщишь потом, как сына назвали. А вырастет малец, тогда повесточку и пришлем.
                  Рассказов зашелся в беззвучном хохоте, глядя на побелевшего друга.
                  - А ты, друг, оказывается, папашей скоро станешь. Что ж ты молчал?
                  Степнов, доведенный до белого каления, вылетел из кабинета, напоследок шандарахнув дверью. Первой мыслью было спастись бегством, но потом решил все-таки напоследок посмотреть в глаза обнаглевшей невесте. Думала все за него решить, да не на того напала. За ним останется последнее слово.
                  Молодой сержантик радостно заулыбался при виде Степнова и махнул рукой в конец коридора. Там царило оживление, но за спинами людей в военной форме он не мог разглядеть свою суженую. Мимо него промчался доктор, смешно размахивая чемоданчиком, склонился над пациенткой и поинтересовался самочувствием.
                  - Все нормально, просто дурно немного стало.
                  В первую секунду Виктор решил, что на фоне испытанного стресса у него начались слуховые галлюцинации. Сделал шаг и обомлел. На стульчике сидела Кулемина. Бледная, с лихорадочным румянцем на щеках. Мало того, что Уткина сюда заявилась, так еще и Ленка тут? Он, взрослый мужик, сам может разрулить свои проблемы, а не прятаться за их юбку. Кулемина выглядела повзрослевшей, невероятно милой и очаровательной. В связи со всей этой катавасией со свадьбой он избегал любого общения со своей спортсменкой. Но сейчас с удовольствием наблюдал за ней, оставаясь невидимым для нее. Лучезарно улыбнувшись, она подняла правую руку поправить растрепавшуюся белокурую челку. В темном коридорчике казенного здания золотым светом блеснуло на пальчике обручальное колечко. Сбитый с толку, Виктор Михайлович проследил, как ученица опустила руку на округлившийся животик.
                  - Твою ж мать, - ругательство прозвучало слишком громко, привлекая внимание к его персоне. Ленка медленно поднялась и взяла его за руку, потянув к выходу. Охваченный противоречивыми чувствами, просто шел за ней. В голове не было ни одного разумного ответа на возникающие вопросы. Опомнился только спустя две остановки. Еще раз окинул Кулемину пристальным взглядом. Она, как ни в чем не бывало, медленно шла рядом, положив руку на животик. Гнев снова поднялся в душе, сбив последние преграды, удерживающие в рамках, чтобы не сорваться.
                  - Что за цирк ты устроила? - Ленка словно и не слышала его слов, продолжала молчать. Не выдержал, схватил за плечи и встряхнул. – Ну? – буравил злым взглядом синих глаз, - дождусь я сегодня хоть слова от тебя.
                  - Возвращайтесь, невеста ждет, - твердо проговорила, мимолетно глянув в глаза. – А это, - резко вытащила подушку и швырнула Степнову, - на долгую память.
                  Виктор Михайлович растерянно поймал пущенный в него предмет и покрутил в руках. Кулемина удалялась. Догнал и, подстроившись под ее торопливый шаг, проговорил:
                  - Знаешь что, Кулемина, а я совсем не против такой перспективы. Можно даже не ждать выпускного.

                  Конец

                  Темка с комментариями


                  Спасибо: 41 
                  ПрофильЦитата Ответить





                  Сообщение: 1718
                  Настроение: Прости за все, но я, наверное, так люблю тебя
                  Зарегистрирован: 22.02.10
                  Откуда: Воронеж
                  Репутация: 55
                  Фото:
                  ссылка на сообщение  Отправлено: 25.11.11 20:25. Заголовок: Автор: Феникс Наз..


                  Автор: Феникс
                  Название: Неспортивный режим
                  Бета: Straus
                  Пейринг: КВМ
                  Рейтинг: PG-13
                  Жанр: Romance
                  Статус: окончен



                  Огромное спасибо forget-me-not за помощь при прохождении премодерации.
                  Пламенный привет заморской птичке Straus и
                  Наташа Longview, этот миник я посвящаю тебе. Выздоравливай. Нас ждут великие дела





                  - Ви-и-ить, ну Вить! - Рассказов застыл перед закрытой дверью подсобки, пытаясь докричаться до спрятавшегося там физрука. – Степнов, я не отстану, - пригрозил он, для большего эффекта постучав костяшками пальцев по косяку. - Если будешь упрямиться, выбью дверь!
                  Из укрытия послышался смех.
                  - Игорь, а ты знаешь, что портить школьное имущество нехорошо?
                  - А подводить друга в самый ответственный момент хорошо? Вся мужская часть педагогического коллектива с удовольствием приняла мое предложение отметить последние денечки моей холостяцкой жизни. Чего ты артачишься?
                  - Рассказов, повторяю еще раз для докторов наук: я не люблю подобных мероприятий. Я не пью. Что мне там делать?
                  - Я специально для тебя выбрал кафе, где на втором этаже есть боулинг. Вить, без тебя мероприятие не состоится, я просто все отменю.
                  Дверь подсобки резко распахнулась.
                  - Решил шантажировать?! Черт с тобой, но только из-за боулинга!

                  Собираясь на вечер, Степнов стал перед дилеммой: в трениках и футболке не пойдешь, а надевать костюм и белую рубашку не хотелось. Уж очень неуютно и сковано чувствовал себя в них учитель общеобразовательной школы. Промучившись полчаса, Виктор Михайлович решил, что костюм все-таки больше подойдет.
                  В связи с длительными сборами Степнов опаздывал уже на полчаса. Такси решил не брать, а добраться до пункта назначения общественным транспортом. Взмыленный и злой мужчина появился у дверей заведения с яркой вывеской «Паб «Три ручья» только в восемь вечера. Рассказова не наблюдалось, видно, уже развлекается внутри, позабыв об опаздывающем друге. Что ж, дал слово – держи. Тяжело вздохнув, Виктор Михайлович толкнул дверь и шагнул в помещение. Громкая музыка оглушила, световые эффекты дезориентировали, мужчина так и остался стоять на месте. Шумная толпа молодежи, заходящая в клуб, впечатала его в стену. Вечер казался окончательно испорченным.
                  - Ну, наконец-то, я думал, ты решил продинамить меня. – Степнов впервые слышал от воспитанного и начитанного историка такие жаргонные выражения. Недоверчиво посмотрел в раскрасневшееся лицо друга. – Ну да, мы отрываемся на всю катушку, решили тебя не дожидаться. Кстати, прикид классный.
                  Виктор тоскливо оценил удобные джинсы и футболку с ярким рисунком, в которые был одет друг. Уже заняв место за столиком, Степнов решил понаблюдать за коллегами, с которыми нечасто проводил время вне школы.
                  Дядя Петя и Рассказов танцевали в самой гуще танцпола, Николай Павлович и Виктор Львович увлеченно беседовали, Милославский с кислым видом озирался вокруг.
                  - Виктор Михайлович, - его шепот оторвал учителя физической культуры от изучения меню. – А Вы Светлану Михайловну у входа не встречали?
                  - Нет. – Односложный ответ не удовлетворил Мирослава Николаевича, а Степнова от одного упоминания имени библиотекарши пронял холодный пот. Слава богу, Светочка образумилась и решила окружить любовью и заботой Милославского. – А что вы так переживаете?
                  - Света просила вести себя прилично, чтобы ей потом было не стыдно смотреть в глаза коллегам.
                  - Господи, расслабьтесь и получайте удовольствие, а то выглядите, как испуганная мышь.
                  Наконец, все удобно расположились за столиком. Тосты вперемешку с напутственными словами, Рассказов сиял, как начищенный самовар. Когда принесли выпивку, Степнов попытался улизнуть на второй этаж, где яркими цветами манила вывеска «Боулинг», но Шинский предложил:
                  - Вить, давай по пять капель, за счастливую семейную жизнь коллеги.
                  Это было последнее четкое воспоминание вечера, остальное потом всплывало в памяти, словно в дымке. А наутро Степнов проснулся в чужой постели.

                  Степнов просыпался медленно, чувствуя нарастающую боль во всем теле, веки налились свинцом и отказывались подниматься. Следующим фактом было то, что он не дома. В этом он был уверен. Его диван был жестким, а этот, словно облако. С трудом разлепил глаза и осмотрелся. Комната казалась удивительно знакомой и родной. Кулеминская. Ощупал себя под одеялом. Так, брюки на месте, рубашка расстегнута. Самой Ленки нигде не наблюдалось.
                  Дверь с оглушительным скрипом открылась. В дверном проеме показалась лукавая мордашка Новиковой.
                  - Дядя Витя! – радостный вопль ученицы отозвался набатом в голове. Степнов машинально помассировал виски, но боль не отступала. Видя мучения педагога, Лера поставила диагноз:
                  - Уууу, на Вас напала похмелюга! Будем лечить!
                  - Где Кулемина? – прохрипел чуть слышно, чувствуя новый приступ головной боли.
                  - В школе. - Этот лаконичный ответ не удовлетворил педагога, и он решил уточнить:
                  - В какой?
                  - В общеобразовательной. – Наблюдая за мучительными потугами мужчины восстановить в памяти ход событий вечера, Новикова улыбалась все шире и шире. – Сегодня же пятница, учебный день. Полдень уже, - как маленькому растолковывала, видя непонимание в глазах учителя. – А я прогуливаю, ради Вас.
                  - Как полдень? - Степнов вскочил, но яркие искры перед глазами и слабость во всем теле заставили спортсмена со стоном опуститься обратно на постель. – Мне же на работу к первому уроку.
                  - Я Вам кофе принесла, - напомнила о себе Лера, протягивая бокал с темной жидкостью. - Должно помочь вернуть вам бодрость духа. Как новенький будете.
                  Степнов опрометчиво сделал большой глоток снадобья, надеясь на мгновенный обезболивающий эффект. Жидкость обожгла небо, а крепкий кофейный вкус стал поперек горла. Единственным желанием было выплюнуть эту бурду и придушить лекаря-самоучку Новикову.
                  - Пейте до дна, так эффект действеннее.
                  - Как я тут оказался? – Степнов обвел взглядом комнату Кулеминой.
                  -Вы, правда, ничего не помните? Везет же вам, а я наутро все в мельчайших подробностях помню. Научите меня, а? – но под свирепым взглядом педагога не стала развивать интересующую ее тему. – Эх, надо было мне видео-оператором к вам на посиделки идти. На память бы осталось, - мечтательно проговорила Лерка, но, видя раздражение Степнова, решила ответить на вопрос:
                  - Вас Игорь Ильич приволок в четыре утра в невменяемом состоянии. Вы в кафе свои ключи где-то посеяли, и он решил вас доставить сюда. - Ученица лукаво улыбнулась, глядя на покрасневшего педагога. – Правда, потом вы ожили и пытались выбить страйк ботинком по видимым только вам кеглям, пели серенаду Кулеминой, подражая нашим «Чемпионам любви», аккомпанируя себе на венике. Напоследок признались в вечной любви Ленке и уснули. Оказывается, вы шалун, Виктор Михайлович!
                  Степнов выслушал рассказ Новиковой и накрылся одеялом с головой. Сам он ничего подобного не помнил, но не могла же так искусно врать Лерка. Нужно было как можно скорее оказаться в своей квартире и лечь спать. А наутро окажется, что это все было лишь дурным сном.
                  Поднялся и застегнул рубашку, пригладив рукой волосы. Покинул квартиру, пока Новикова гремела кастрюлями на кухне.
                  Оказавшись на свежем воздухе, Виктор вдохнул полной грудью. Тошнота и головокружение прекратились, и он медленно побрел в сторону школы. Там в подсобке у него была припрятана запасная связка ключей от квартиры.
                  События прошлого вечера потихоньку стали проясняться. Вот Виктор Львович предложил ему «по пять капель». На голодный желудок спиртное пошло хорошо, ударило в голову и раскрепостило. Уже музыка казалась мелодичной, а дрыганья на танцплощадке не раздражали. Появились силы для подвигов.
                  Со второго этажа привлекла внимание вывеска «Боулинг», и Степнов, недолго думая, отправился туда. Следом увязался Милославский, тоже «принявший на грудь». Он сам вызвался стать партнером по команде, для храбрости приняв еще стопочку. Правила игры Виктор объяснял на пальцах, эмоционально жестикулируя.
                  Соревновались с Милославским не на жизнь, а на смерть, поднимая бокалы за удачные серии бросков. Так незаметно прикончили бутылку водки и дошли до кондиции, когда кегли сбивали руками, головами и ногами. Один раз Мирослав Николаевич, хорошенько разбежавшись, вообразил себя шаром и, эффектно проехав по дорожке, сбил лбом пять кеглей. Степнов в это время пытался жонглировать шарами, но те упорно падали.
                  Пару раз подходил Рассказов и звал горе-спортсменов потанцевать. Виктор противился -спортивный азарт захватил, и не хотелось уходить. Милославский тоже поймал кураж и уже пытался объявить межгалактический турнир, но затея с треском провалилась, так и не дойдя до умов масс. Тогда педагоги, поразмыслив, решили устроить поединок на скорость. Каждый со своей стороны должен был как можно больше пройти дорожек и сбить кеглей. Эта затея завершилась столкновением двух коллег. А дальше темнота. Следующим воспоминанием было уже пробуждение в квартире Кулеминых.

                  Короткими перебежками передвигался по коридорам школы, боясь нарваться на Борзову или других коллег, вчерашние события еще не полностью прояснились в голове, и Степнов испытывал стыд. Благополучно добрался до спортзала и захлопнул дверь за спиной, тяжело переведя дыхание. Сейчас он быстро заберет запасную связку ключей и отправится домой. Ослабленный алкоголем организм требовал сна.
                  На лавочке у входа в подсобку сидела Людмила Федоровна собственной персоной. Спасаться бегством было поздно, главный чтец морали в школе уже заметила его и двигалась ему навстречу.
                  - Здравствуйте. - Степнов понимал, что сейчас его отчитают, как первоклашку, за неявку на работу и уже в уме прикидывал ответную речь.
                  - Вы что пьяны? – Голос завуча зазвучал фальцетом, а она покраснела, как помидор.
                  - Нет, - для большей убедительности Степнов помотал головой. Решение отрицать все пришло мгновенно, и было выбрано как единственное и самое удачное.
                  - Да-а-а! – протянула Борзова, буравя учителя злым взглядом. – От Вас разит за километр. Мало того, что на работу с утра не явились, так еще и надраться за это время успели! Доберусь я до Вас, мало не покажется!
                  Схватив с лавочки классные журналы, Людмила Федоровна стремительно покинула зал, бормоча под нос, что из школы сделали публичный дом. Степнов и шага не успел ступить, как на пороге спортзала появилась Уткина с блюдом, доверху наполненном сырниками.
                  «В могилу решили меня свести», - обреченно подумал Степнов.
                  - Пришли все-таки! А я-то думала, Вы теперь до конца года буде от меня скрываться!
                  - Светлана Михална, я не понимаю... - Степнов растерянно переводил взгляд с тарелки сырников на злое лицо Светочки. Неужто вчера ночью он снова сделал предложение Уткиной?! Но тогда почему проснулся в постели Кулеминой?! - Ничего не понимаю, - вслух произнес Степнов, стараясь восстановить истинную картину событий прошлого вечера. Почему-то эта фраза вызвала еще больший гнев библиотекарши.
                  - А я Вам сейчас расскажу, освежу, так сказать, воспоминания! – От этой фразы Степнова прошиб холодный пот, уж если Светочка все знает, значит уже вся школа в курсе его вчерашнего времяпрепровождения. - Кто напоил Мирослава?! – Уткина взяла румяную лепешку с тарелочки и метко бросила в Степнова. С трудом, но Степнов увернулся, отступая в сторону подсобки. – Кто выставил его полным идиотом перед коллегами?! – Очередной мучной снаряд пролетел в сантиметрах от уха Виктора. – Кто довел его до беспамятства, он меня утром не сразу признал! Кто нанес черепно-мозговую травму моему жениху?! – Каждое восклицание библиотекарши сопровождалось залпом печеной артиллерии. Степнов с замиранием сердца следил, как пустел железный поднос. Он уже представлял, как финальным аккордом мести Светланы Михайловны будет удар блюдом по голове. Уткина подошла вплотную к учителю и, глядя в глаза, произнесла:
                  - Чтобы к Мирославу Николаевичу на пушечный выстрел не подходили! Я прослежу!
                  Закончив свою тираду, Светлана Михайловна торопливо покинула спортзал, боясь гнева Степнова. Она и так слишком много позволила себе.
                  Только после ухода библиотекарши Виктор Михайлович обратил внимание на всхлипы, раздающиеся из подсобки. В уголке снарядной сидела Кулемина, уткнувшись лицом в ладошки. Непрекращающиеся рыдания сотрясали ее тело.
                  Степнова словно парализовало. Случилось что-то страшное, коль Кулемина рыдает. Он не знал, как себя вести в этой ситуации, и продолжал неподвижно стоять на пороге подсобки.
                  - Лен, ну не надо так убиваться, я же рядом, вместе мы… - что «они вместе» Степнов так и не успел придумать. Ленка подняла лицо, озорно блеснули глазки.
                  - В жизни так не смеялась, - проговорила Кулемина и снова засмеялась, глядя на сырники.
                  Такого издевательства Степнов не смог вытерпеть. Тяжело сопя, он искал злополучную связку ключей, чтобы, наконец, попасть в свою квартиру. Она словно сквозь землю провалилась. Вчера лежала в верхнем ящике, а сегодня – нет. Прислонился лбом к холодному бетону стены и застонал.
                  - Вот до чего доводит нарушение спортивного режима, - над ухом раздался поучительный голосок Ленки. - Похмелье, плохое настроение, потеря памяти, проблемы в жизни…
                  Степнов резко повернулся и притянул к себе ученицу. Серьезно глядя в испуганные глаза, произнес:
                  - Мало того, что оставила нянчиться со мной подружку, так еще и в школу отправилась. После вчерашнего признания в любви я не думал, что ты опять сбежишь.
                  - Вы что, помните? – неловко, пряча глаза за длинной челкой.
                  - Все, до последнего слова. Люблю я тебя, Кулемина, понимаешь?! – Спортсменка обняла его руками и положила голову на грудь.
                  - Обещайте, что больше не будете нарушать спортивный режим, - попросила она.
                  - Честное пионерское, Кулемина. Больше я в боулинг ни ногой!
                  - Тогда на пробежку становись! – задорно проговорила Ленка и дунула в свисток. От пронзительного звука Степнов сморщился и помассировал виски.
                  - Товарищ тренер, давайте спорт отложим на завтра, а сегодня только ты и я.

                  Конец.

                  Для желающих высказаться

                  Спасибо: 40 
                  ПрофильЦитата Ответить
                  Ответ:
                  1 2 3 4 5 6 7 8 9
                  видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

                  показывать это сообщение только модераторам
                  не делать ссылки активными
                  Имя, пароль:      зарегистрироваться    
                  Тему читают:
                  - участник сейчас на форуме
                  - участник вне форума
                  Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 555
                  Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
                  аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



                  Создай свой форум на сервисе Borda.ru
                  Форум находится на 97 месте в рейтинге
                  Текстовая версия